Стерлинг ЛАНЬЕ
ИЕРО 1-2

ИЕРО НЕ ДАЮТ ПОКОЯ
ПУТЕШЕСТВИЕ ИЕРО




                              Стерлинг ЛАНЬЕ

                            ИЕРО НЕ ДАЮТ ПОКОЯ




                           ПРОЛОГ. НОВАЯ МИССИЯ

     За пять тысячелетий, прошедших после Смерти,  мир  сильно  изменился:
густые дремучие леса и обширные  пустоши  покрыли  выжженный  американский
континент. Великие озера слились и образовали  огромное  Внутреннее  море,
климат потеплел, потому  что  Земля  находилась  теперь  в  начале  нового
межледникового периода. Одни виды  растений  и  животных  вымерли,  другие
изменились и  приняли  весьма  странные  формы,  нередко  -  чудовищные  и
опасные.
     Ученые-священники Аббатств образовавшейся на западе Канады республики
Метс  предпринимали  неимоверные  усилия,  стараясь  остановить  медленное
угасание человеческой цивилизации и вернуть утраченные знания. Но с каждым
годом они все  больше  проигрывали  в  этом  состязании  Нечистому  и  его
Братству, адепты которого  заставили  даже  непоколебимые  законы  природы
служить своим темным целям. Ментальные силы, которыми  владели  священники
Аббатств, уже не были надежной защитой от нападений сторонников  Нечистого
и  их  внушающих  ужас  смут-лемутов,  выдрессированных  злыми   колдунами
полуразумных зверей-мутантов.
     Аббат Демеро, один из членов Совета Аббатств,  был  уверен,  что  все
сведения, необходимые для победы над  Нечистым,  уже  хранятся  в  главной
библиотеке страны, но разобрать и обработать гигантскую  массу  информации
оказалось выше человеческих сил. Однако он знал, что до Смерти с подобными
проблемами успешно справлялись устройства, называемые компьютерами, и  что
где-то далеко на юге, в древних  разрушенных  городах,  могло  сохраниться
несколько этих замечательных машин.
     Но путешествие  на  юг  -  как  и  попытка  доставить  обратно  целый
компьютер или  руководство  по  его  конструированию  -  являлось  сложной
задачей:  малоизученные  и  таящие  всевозможные  опасности  южные  районы
континента  находились  под  контролем  колдунов  Темного  Братства.   Для
выполнения этой ответственной миссии Демеро выбрал своего бывшего  ученика
- пера Иеро Дистина, священника-заклинателя второй степени, Стража Границы
и опытного бойца-киллмена.
     Иеро, собрав необходимое снаряжение и оседлав своего верного  скакуна
- лорса по кличке Клуц, -  тронулся  в  путь.  Лорсы,  верховые  животные,
выведенные из мутировавших потомков древних лосей,  являлись  незаменимыми
спутниками  в  подобного  рода  путешествиях;  их  действиями  можно  было
управлять телепатически,  а  огромная  сила  и  свирепость  рогатых  быков
служили надежной защитой от многих опасностей. Вскоре  к  путешественникам
присоединился Горм - молодой  медведь,  которого  старейшины  его  племени
послали изучать  мир  людей.  Горм  сообщил  Иеро,  что  один  из  адептов
Нечистого готовит  ему  ловушку.  С  помощью  медведя  священнику  удалось
победить темного колдуна, но вдогонку за ним ринулась целая стая лемутов.
     Уходя от преследования, Иеро отбил у племени дикарей юную  чернокожую
девушку, которую те собирались принести в жертву. Лучар -  так  звали  его
новую  спутницу  -   оказалась   единственной   дочерью   короля   Д'Алва,
государства,  расположенного  на  берегу  Лантического   океана.   Девушка
поведала священнику, что рассталась с домом, не желая  выходить  замуж  за
властителя соседней страны - жестокого короля  Чеспека;  однако  скоро  ее
поймали работорговцы, из рук  которых  она  попала  к  дикарям.  Иеро  был
поражен необычной внешностью Лучар:  ее  кожа  отливала  темной  медью,  а
черные волосы вились. Метсы - его родной  народ,  произошедший  от  живших
некогда в Канаде метисов, - имели прямые волосы и бронзово-красную кожу.
     Вскоре адептам Нечистого, использовавшим хитроумную  уловку,  удалось
захватить Иеро в плен. Его доставили в одну из  тайных  крепостей  Темного
Братства, которая располагалась на острове, лежащем  в  водах  Внутреннего
моря; там ментальные способности  священника  были  полностью  блокированы
специальными механическими устройствами. Находясь в безвыходном положении,
Иеро попытался использовать другие диапазоны излучения своего  мозга  и  в
результате, поработив сознание атаковавшего его с помощью машины  колдуна,
совершил побег со страшного острова.
     Воссоединившись со своими спутниками, он продолжил исследование своей
новой ментальной силы  и  одновременно  обучал  Лучар  основам  телепатии.
Путешественники двигались все дальше  на  восток,  но  слуги  Нечистого  с
ордами лемутов постоянно преследовали их. Наконец врагам  удалось  загнать
маленький отряд Иеро в ловушку  среди  развалин  полузатонувшего  древнего
города, и только появление нового союзника - чернокожего эливенера Альдо -
спасло их от неминуемой гибели. Брат Альдо  -  член  общества  эливенеров,
называемой также Братством Одиннадцатой Заповеди,  -  владел  удивительной
властью над животными; он вызвал из темных морских глубин чудовищную рыбу,
которая уничтожила преследовавший беглецов  корабль  Нечистого.  Предложив
священнику свою помощь, брат  Альдо  договорился  с  вольными  торговцами,
чтобы те перевезли их через Внутреннее море на своем судне.
     Адепты Нечистого  продолжили  погоню  и  потопили  корабль  у  южного
побережья. Иеро со спутниками, вместе с капитаном Гимпом и  его  командой,
углубляется в неизведанные южные леса; тут лежит их  единственный  путь  к
спасению, тут, в развалинах древних городов, таятся сказочные  устройства,
за которыми его послали.
     Преодолев опасности, подстерегавшие их в  темных  зарослях  джунглей,
миновав  владения  странного,  обитающего  на  деревьях  лесного   народа,
путешественники наконец добрались  до  территории,  помеченной  на  старой
карте,  которую  аббат  Демеро  вручил  своему  ученику.  Не  без   помощи
сообразительного медведя Иеро находит потайной  ход,  ведущий  в  огромный
подземный ракетный комплекс, где  хранится  удивительная  техника  древних
времен.
     Но прежде чем поиски  священника  увенчались  успехом,  в  подземелье
вступили отряды Нечистого.  Запустив  устройство  полного  самоуничтожения
комплекса, путешественники быстро покинули его; с  безопасного  расстояния
они наблюдали за тем, как гигантская масса земли  после  страшного  взрыва
погребла Темных Колдунов и их воинство. Однако компьютеры, находившиеся на
подземной базе, были теперь навсегда потеряны для Аббатств Метса.
     И тут брат  Альдо  вручил  Иеро  старинные  книги,  которые  нашла  в
подземелье  Лучар,  пока  мужчины  рассматривали  покрытую  пылью  древнюю
технику. Священник бросил взгляд на обложку первого  томика,  и  радостная
улыбка  появилась  на  его  губах:   перед   ним   было   руководство   по
проектированию компьютеров! Получив эти книги, Аббатства наверняка  смогут
создать собственные вычислительные  машины.  Миссия  Иеро  завершена;  ему
остается только отправиться  обратно  на  север  и  доставить  драгоценную
находку аббату Демеро.
     Но старый эливенер уготовил ему иную судьбу.


     На унылой, залитой ночной тьмой равнине горели два небольших  костра.
Вокруг одного из них грелась компания морских бродяг,  у  другого  высокий
темнокожий старик что-то негромко объяснял своим молодым спутникам.
     - Я должен немедленно отправляться на север, - произнес  брат  Альдо,
задумчиво уставившись в пламя костра, - посоветоваться с братьями. Сейчас,
когда всем нам грозит гибель, мы уже не можем  бездействовать  и  пассивно
наблюдать за врагом. Я думаю, что  теперь  Братство  всеми  силами  должно
противостоять надвигающейся на нас угрозе. - Глубокие  морщины  проступили
на лице эливенера, сразу выдав его преклонный возраст.
     Иеро сидел молча, наслаждаясь  живительным  теплом.  По  сравнению  с
темной кожей спутников, его бронзово-красная кожа казалась совсем  светлой
в мерцающих  отблесках  пламени.  Прямые  черные  волосы  священника  были
коротко острижены, а ястребиный нос и гибкое, жилистое  тело  наводили  на
мысль о  чисто  индейском  происхождении;  однако  на  верхней  губе  Иеро
красовались пышные, слегка закрученные вверх усы.
     Лучар дремала, положив голову ему на плечо, и он, нежно  улыбнувшись,
покрепче обнял ее за  талию.  Метс  взглянул  в  сторону  второго  костра:
капитан Гимп о чем-то оживленно совещался с командой. Священник  рассеянно
перевел глаза на темную опушку леса неподалеку. Интересно, чем  занимаются
сейчас Вайлэ-ри и ее странный народ? И увидятся ли  они  еще?  Брат  Альдо
снова заговорил, и Иеро с некоторым усилием вернулся к  ночной  равнине  и
горевшему на ней костру.
     - Мы  хорошо  поработали  -  изрядно  пощекотали  Нечистому  пятки  и
уничтожили немало его людей; более того - у нас теперь  есть  вот  это.  -
Жилистая рука эливенера потянулась к свертку  с  книгами.  -  Твоя  миссия
успешно завершена, пер Иеро Дистин. Но это вовсе не значит, что для такого
опытного воина больше не осталось  работы.  На  юге  зло  вновь  поднимает
голову, именно туда тебе и предстоит отправиться. Тебе и Лучар.
     - А как же книги? - запротестовал удивленный священник.  -  Я  должен
как можно скорее доставить их в Аббатства! К тому же я совершенно незнаком
с южными  территориями...  даже  сюда  мне  удалось  добраться  по  чистой
случайности!
     Эливенер загадочно улыбнулся:
     - Не волнуйся, сынок. Аббат Демеро получит эти  книги.  Завтра  утром
они отправятся на север вместе со мной. Я знаю  твоего  наставника  очень,
очень давно... - Глаза старика насмешливо блеснули. - Как ты думаешь,  кто
попросил меня приглядеть за одним шустрым парнем? И почему  я  так  быстро
пришел на помощь тебе и Лучар, когда вы угодили в  ловушку  в  затопленном
городе, а?
     Возглас удивления застыл на губах  Иеро.  Теперь,  однако,  для  него
многое становилось ясным: значит, то было не совпадение и уж тем более  не
счастливое стечение обстоятельств - эливенер твердо знал, кого и когда  он
должен вытащить из смертельной западни. Стоило поразмышлять над тем,  кому
еще могли поручить приглядеть за ним.
     По лицу молодого священника скользнула печальная усмешка:
     - Мне следовало раньше догадаться... Значит,  отец  Демеро  прятал  в
рукаве козырные карты, о которых не собирался говорить мне...
     Брат Альдо довольно рассмеялся,  но,  мгновением  позже,  вновь  стал
серьезным:
     - Итак, завтра на рассвете я ухожу на север. Гимпа и его людей возьму
с собой; возможно, удастся подыскать для них другое судно... Горм вернется
в леса Тайга. Кстати, позови-ка его.
     Иеро послал медведю импульс  на  его  ментальной  частоте,  и  вскоре
мягкий бок Горма прижался к спине метса.
     - Что, никто так и не  смог  заснуть?  -  мысленно  спросил  медведь,
поудобнее устраиваясь рядом с людьми и складывая передние лапы на брюхе.
     Иеро неожиданно расхохотался:
     - Зато  ты,  приятель,  засыпаешь  сразу,  как  только  наклевывается
серьезное дело!
     Он взглянул на Горма, в сотый  раз  поражаясь,  как  могли  Аббатства
проморгать это загадочное лесное племя. Теперь он многое знал о Горме и не
сомневался, что тот соображал не хуже  человека.  Видимо,  медвежий  народ
предпочитал оставаться в тени, не слишком доверяя людям. Смерть чаще всего
вызывала у животных странные или просто страшные  мутации,  но  порой  она
творила и чудеса... Несомненно, одним из таких чудес  Промысла  Божьего  и
было племя Горма.
     - Ты хочешь, чтобы я отправился на север вместе с вашим Старейшим?  -
пришла его мысль. Медведь  уселся  у  костра  с  безмятежным  видом;  Иеро
чувствовал, что его ментальный тон был спокойным и не искажался  примесями
отрицательных эмоций.
     - Я совсем не хочу расставаться  с  тобой,  -  вслух  произнес  метс.
Внезапно он  понял,  что  успел  привязаться  к  мохнатому  другу;  печаль
омрачила его лицо. - Но брат Альдо считает, что тебе надо  идти  с  ним  -
дать отчет Старейшим.
     И тут, к удивлению священника, Альдо мысленно обратился сразу  к  ним
обоим:
     - Послушайте-ка, дорогие мои. Ожесточенная борьба идет  сейчас  между
силами зла и тем, что благословлено Богом  и  дорого  каждому  из  нас.  К
сожалению, нам неизвестно,  о  чем  толкуют  колдуны  Нечистого  на  своих
советах, но мое Братство наблюдает за его слугами многие века, так что  мы
разгадали их главную цель - Нечистый стремится овладеть всей планетой!  И,
сделав это, он вновь воскресит древнее зло - то зло, из-за которого в  наш
мир пришла Смерть!
     И поэтому все не отравленные злом разумные существа - неважно, какого
они племени, - должны вместе противостоять надвигающейся угрозе и бороться
с адептами Нечистого, где бы те  ни  появлялись.  Сейчас  тяжело  придется
небольшим  королевствам  на  побережье  Лантика:  власть  темных  сил  там
особенно велика. Потому-то я и прошу, чтобы ты, Иеро, отправился вместе  с
Лучар в Д'Алва и  помог  ее  народу  бороться  с  Нечистым,  А  ты,  Горм,
двинешься вместе со мной на север и расскажешь своим Старейшим  обо  всем,
что увидел и узнал. Ну как, устраивает это тебя?
     Медведь ответил не сразу.
     - Наверно, я просто обязан это сделать, - пришла наконец его мысль. -
И кое-что понял из твоих слов... да, я должен вернуться,  ведь  именно  за
этим знанием Старейшие послали меня в ваш мир. Но я уже не засну.
     Горм тяжело поднялся и,  расстроенный,  заковылял  прочь  от  костра.
Скоро, опровергая  его  последние  снова,  из  темноты  снова  послышалось
негромкое посапывание.
     -  Ну  вот,  -  усмехнулся  брат  Альдо,  -  теперь  мы  снова  можем
разговаривать вслух. Мысленная речь быстро утомляет, верно?
     Иеро, напротив, не находил тут ничего забавного.
     - Предположим, аббат Демеро отпустит меня... Но что, черт возьми, мне
делать на юге? Какую пользу я могу принести в  стране,  о  которой  ровным
счетом ничего не знаю? Среди  неведомого  народа,  без  друзей...  ну,  за
исключением, пожалуй, этой вот красавицы? - Он ласково  прижался  щекой  к
темным кудрям, рассыпавшимся у него на плече.
     Лучар широко раскрыла глаза, и священник внезапно  заметил,  что  сон
уже не гостит в них.
     - "Среди неведомого народа, без друзей..." - насмешливо  передразнила
она. - Послушай, пер Иеро Дистин,  разве  ты  забыл,  кто  я  такая?  Я  -
единственная дочь короля Д'Алва! А ты -  мой  муж!  Ты  будешь  принцем  с
далекого севера. Так что не беспокойся, тебя примут с восторгом и должными
почестями. - Девушка лукаво  глянула  на  Альдо.  -  К  тому  же  в  нашем
королевстве много  эливенеров,  правда?  Я  сама  часто  видела,  как  они
помогают крестьянам... Значит, без друзей мы не останемся. И  у  нас  есть
Клуц.
     Лучар тихонько свистнула, и массивная фигура немедленно выросла у нее
за спиной. Мелкие камушки негромко похрустывали  под  огромными  копытами.
Большая голова Клуца низко опустилась, широкий мягкий нос словно мимоходом
погрузился в темные волосы девушки. Убедившись, что вокруг все в  порядке,
лорс замер, ожидая объяснений. Зачем это он понадобился людям?
     После  Смерти,  когда   человечество   начало   приходить   в   себя,
обнаружилось, что все лошади, не сумев приспособиться к повышенному уровню
радиации, вымерли. Острая нужда в новой породе верховых животных заставила
Аббатства начать широкие генетические  эксперименты.  Наконец  выяснилось,
что лучшая  замена  исчезнувшим  лошадям  -  потомки  диких  лосей.  Выбор
оказался на редкость удачным: лорсы прекрасно уживались с людьми, несмотря
на  несколько  капризный  нрав  зверей.  С  тех  пор  как  Иеро   и   Клуц
познакомились на церемонии раздачи телят, они больше не расставались.
     - Интересно, как ему понравится  на  юге?  -  вздохнул  священник.  -
Кажется, там нет животных, похожих на Клуца. Не будут ли люди бояться его?
     - Ну вот еще! - Лучар похлопала лорса по ноге. - Наоборот, им  станут
восхищаться, и почтение к тебе только возрастет!
     Поднявшись,   священник   принялся   легонько   почесывать   огромные
разлапистые рога Клуца, отделяя шелушащуюся нежную кожицу. В  тех  местах,
где это мощное  оружие  еще  недостаточно  затвердело,  под  его  пальцами
пульсировали  кровеносные  сосуды.  Лорс,  обожавший  подобные  процедуры,
подался к Иеро и прикрыл от удовольствия глаза.
     Брат  Альдо  воспользовался  внезапной  паузой  и  снова  перешел   в
наступление, выложив последний, неотразимый довод:
     - Вспомни-ка, что тебе уже удалось сделать  в  совершенно  незнакомой
стране и с помощью только тех с друзей, которые встретились  по  пути:  ты
спас принцессу Д'Алва,  переплыл  Внутреннее  море  и  уничтожил  не  один
десяток наших злейших врагов. Ну, а кроме того, успешно выполнил задание -
необычайно трудное, если не сказать, безнадежное.
     - Ты сделал то, что до сих пор никому не удавалось, - вступила Лучар,
как только Альдо умолк, чтобы перевести  дух,  -  победил  этого  ужасного
С'дану, главаря их Голубого Круга. Теперь можешь спокойно  отправиться  на
юг и помочь людям моего королевства биться с Нечистым.
     Иеро  погрузился  в  глаза  любимой,  и  сердце  сладко  защемило  от
переполнявшей его нежности. И все же - одобрил бы аббат Демеро  этот  шаг?
Перед  мысленным  взором  священника  возникло  усталое,  покрытое   сетью
морщинок лицо наставника. И вдруг он понял, что это лицо, обычно мрачное и
озабоченное, приветливо улыбается ему. Вещий знак?  Бред!  Но  все-таки...
Что, если он принял неясный отголосок  прилетевшей  издалека  мысли?  Иеро
поднял голову и улыбнулся сгорбившемуся у костра эливенеру  -  еще  одному
мудрому учителю, которому пришлось выйти на тропу войны только потому, что
он слишком любил мир.
     - Ну что ж, - медленно произнес он,  -  ты  говоришь,  что  знаком  с
аббатом Демеро? Тогда замолви за меня словечко;  совсем  не  хочется  быть
публично проклятым и отлученным от  церкви  за  своеволие.  -  Иеро  пожал
плечами. - А теперь, думаю, нам стоит присоединиться  к  Горму  и  немного
поспать - ведь Лучар, Клуцу и мне завтра предстоит нелегкое путешествие.



                          1. КОРОЛЕВСТВО ВОСТОКА

     Золотые лучи восходящего солнца лились в узкие окна дворцовых покоев.
Где-то далеко задорный гонг возвестил,  что  в  великом  и  могущественном
королевстве  Д'Алва  снова  наступил  день.  Постепенно  воздух   зазвенел
звуками: стражи на стенах дворца, мостах и крытых подвесных дорогах, вторя
главному гонгу, ударили в свои небольшие  металлические  диски.  И  теперь
казалось, что в огромном городе содрогается,  звучит  и  вибрирует  каждая
улочка, каждый дом, каждый камень. Иеро сел в постели,  широко  зевнул  и,
чуть слышно выругавшись, заткнул уши,  чтобы  хоть  как-то  защититься  от
сумасшедшего гула.
     - Ты делаешь так каждое утро, - послышался из-за спины голос Лучар. -
А я думала, мы прожили здесь достаточно, чтобы привыкнуть к гонгу.
     Он протер глаза и обернулся. Принцесса, уже успевшая принять ванну  и
облачиться в  один  из  своих  повседневных  нарядов,  сидела  у  зеркала,
покрывая губы и брови какой-то блестящей синеватой пастой - дань дворцовой
моде.  Иеро  мрачно  скривил  рот  и  вдруг,  не  удержавшись,  громко   и
презрительно фыркнул.
     Она поймала его недовольный взгляд и расхохоталась:
     - Ну, не будь же таким занудой, дорогой!  Просто,  когда  развлекаешь
придворных дам за завтраком, нужно и выглядеть подобающим образом. Кстати,
а что так задержало  тебя  прошлой  ночью?  Опять  беседовал  с  верховным
жрецом?
     - Уг-м-м... - Обнаружив на подносе рядом с кроватью завтрак, Иеро, не
теряя времени, принялся за еду. - Старый Маркама вполне подходит для  этой
должности, но, Боже мой, что произошло  с  церковью  и  религией  в  вашей
стране? _Ц_е_л_и_б_а_т_ священников! А чего стоят одни эти так  называемые
монастыри, куда  благородные  дворяне  посылают  своих  незаконнорожденных
отпрысков, чтобы те провели всю жизнь в молитвах или, на худой  конец,  за
рисованием    каких-то   дурацких    картинок,    но   опять-таки    -   в
ц_е_л_о_м_у_д_р_и_и_! У меня такое впечатление,  что  Нечистый  здесь  уже
добился своей цели - свел людей с ума. - Лицо его  внезапно  стало  совсем
серьезным. - И, что хуже всего, это может на самом деле оказаться правдой.
     - Милый! - Лучар встревоженно вглядывалась в его лицо. - Я  знаю,  ты
твердо уверен, что Нечистый обосновался  в  моей  стране...  даже  в  этом
городе... Возможно, что ты и прав. Но пока ты  не  обнаружил  ни  малейших
доказательств - только несколько людей, разум которых для тебя закрыт.  Но
ведь ты же говорил мне, что многих сама природа наградила  даром  скрывать
мысли за ментальным щитом, причем они могут даже и не подозревать о  своих
способностях.
     Иеро вздохнул и  сменил  тему  разговора.  Они  немного  поболтали  о
большом королевском бале, который должен был состояться  сегодня  вечером.
Затем Лучар отбыла исполнять придворные  обязанности,  а  Иеро,  кряхтя  и
вздыхая, вылез из постели и, натянув какую-то  одежду,  спустился  в  сад,
окружающий обширное крыло дворца.
     Хотя у  Иеро  действительно  не  было  никаких  ощутимых  причин  для
беспокойства, он все время чувствовал, что  во  дворце  замышляется  нечто
ужасное и отвратительное. Отсюда бил мощный поток злобы и ненависти, какой
не скроешь от человека, не раз общавшегося со слугами Нечистого.
     И все же обошлись здесь с ним очень хорошо. Когда они с Лучар  верхом
на  Клуце  показались   перед   главными   воротами   города,   стражники,
отсалютовав, сразу впустили их, а часом позже его уже представляли  самому
Даниэлю Девятому - мудрому и справедливому властителю королевства Д'Алва.
     К своему удивлению,  священник  скоро  обнаружил,  что  ему,  как  ни
странно, нравится этот Даниэль Девятый, а  последний,  словно  угадав  его
расположение, тоже не скрывал, что доволен выбором дочери.
     Крупное, мускулистое тело  короля  кое-где  уже  начинало  наливаться
жирком - ведь его величеству недавно стукнуло  пятьдесят,  -  но  все  еще
вызывало ощущение красоты и  силы.  Его  темные  вьющиеся  волосы  плотной
шапочкой прилегали к голове, а на симпатичном, открытом  лице  курчавились
внушительных размеров усы и борода. Облаченный в умопомрачительные  одежды
ярчайших расцветок и с ног до головы увешанный драгоценностями, король тем
не менее не расставался с огромным двуручным мечом  с  абсолютно  гладкой,
лишенной украшений рукояткой.  Как  Иеро  и  ожидал,  рукопожатие  монарха
оказалось сильным и твердым.
     Неужели за этой благообразной внешностью таился коварный  и  жестокий
правитель, чья единственная дочь предпочла скрываться в джунглях, лишь  бы
избежать того блестящего будущего, которое готовил  для  нее  честолюбивый
папаша ради политических выгод?
     Однако Иеро недолго терзался такими мыслями - при  первом  же  личном
разговоре с глазу на глаз король сам поспешил с  объяснениями.  Присев  на
край гранитного парапета, обрамляющего одну из террас дворца, они  грелись
на солнышке и негромко беседовали. Где-то в тени, достаточно далеко, чтобы
не услышать их тихий разговор,  стояли  вездесущие  охранники,  пристально
наблюдая за королем и своим новым принцем.
     - Послушай, Иеро, - Даниэль нахмурился, -  я,  конечно,  представляю,
что тебе рассказала  Лучар  об  этом  злополучном  браке  с  Эфремом,  но,
понимаешь, весь мой Совет, включая высших жрецов, требовал его заключения.
И что же мне, по-твоему, оставалось делать? Видит Бог,  государству  нужны
надежные союзники, а Чеспек... ну... это Чеспек. Эфрем боится  меня,  и  я
надеялся, что он не посмеет  причинить  девочке  вреда.  Однако  репутация
этого подонка всем хорошо  известна,  Лучар  в  том  числе,  черт  возьми!
Естественно, мне не хотелось отдавать дочь в  такие  руки;  что  ж,  порой
оказывается, что быть королем не слишком приятно. Тем  более,  когда  твой
единственный сын и наследник мертв... - Король бросил  на  Иеро  печальный
взгляд и тяжело вздохнул.
     - Понимаю, - тихо отозвался священник, - королевство прежде всего.  -
Сейчас он невольно восхищался мужеством властителя Д'Алва. Да, этот король
действительно обладал мужеством, если нашел  в  себе  силы  извиниться  за
поступок,   продиктованный   интересами,   пусть   даже   очень   важными,
политической игры.
     Иеро понимал Даниэля - и разумом, и сердцем. В этой  стране  у  метса
пока не возникало трудностей в общении, в том числе связанных с языком. Он
обладал врожденной восприимчивостью к чужой речи и, путешествуя  с  Лучар,
успел перенять ее родной говор.
     - И что же теперь сделает Эфрем? -  Иеро  пришлось-таки  задать  этот
вопрос. Жрецы Д'Алва, восхищенные его ментальными способностями и  знанием
древней истории, успели рассказать многое, а еще больше открыло  мысленное
зондирование, но ему казалось неприличным вторгаться в мозг короля. Однако
Иеро нужно было скорее разобраться в замыслах этого человека. Обладает  ли
он достаточными способностями и властью? Поможет ли Иеро в новой миссии?
     - О, не беспокойся о нем! - В голосе Даниэля звучала  уверенность.  -
Сначала он, конечно, побушует, но потом  утихомирится  и  подчинится  воле
жрецов, когда придет время замаливать грехи. А это случится, как только он
замучает еще одну молодую рабыню. - Король испытующе поглядел на  Иеро.  -
Ведь ты, мальчик мой, тоже связан с Универсальной Церковью, да? Интересно,
вашим дворянам удается держать священнослужителей в узде? Или там все  так
же, как и здесь? Ведь моя главная задача всегда заключалась в  том,  чтобы
не выпустить власть, не отдать бразды правления в их руки... Думаю, в этом
деле ты можешь оказаться мне очень полезным.
     Что  ж,  достойное  предложение...  Иеро  вновь  задумался.   Король,
по-видимому, и в самом деле не ловкач,  не  интриган  -  просто  прямой  и
честный старый солдат, который, сев на трон, вдруг обнаружил, что окружают
его льстецы и подхалимы.
     - Мы почти не  сталкиваемся  с  подобными  сложностями.  -  Священник
предпочел  пока  уклониться  от  прямого  ответа.  -  Большинство   дворян
занимается не склоками, а охраной границ от орд Нечистого, а каста жрецов,
наряду с благородным сословием, признана  вторым  столпом,  поддерживающим
все государственное здание. Ведь в  наш  Высший  Совет  входят  не  только
знатные вельможи, но и наиболее уважаемые представители духовенства. - Это
было  ложью   только   наполовину,   поскольку   Высший   Совет   Аббатств
действительно существовал. Другое дело, король вряд ли переварит тот факт,
что в Республике Метс вообще нет вельмож.
     - Ну ладно. - На полных губах Даниэля заиграла едва заметная  улыбка.
- Я, правда, все равно не верю, что вы не имеете каких-то  своих  секретов
управления, но суть не в том. Просто я чертовски доволен появлением нового
родственника, неважно - принц он или нет. Наверное, это прозвучит странно,
но я очень люблю свою дочь и радуюсь ее счастью. Более того, - он нагнулся
и легонько потрепал Иеро по колену,  -  мне  думается,  ты  еще  прекрасно
послужишь и старому королю Даниэлю, и всему Д'Алва.
     Король поднялся и, на прощание хлопнув Иеро по плечу,  заспешил  вниз
по террасе. После этого разговора священнику  пришлось  признать,  что  он
немного ошибся в своей оценке: лукавый монарх был совсем не так прост, как
могло показаться на первый взгляд.
     За  беседой  последовали  встречи   с   другими   виднейшими   людьми
королевства.  Маркама  -  верховный  жрец  Д'Алва  -  произвел   на   Иеро
впечатление весьма порядочного и достойного человека, который  вполне  мог
бы обладать властью поистине безграничной, имей он к этому  хоть  какую-то
тягу. К сожалению, святой отец чтил в обрядах  жрецов  только  их  внешнюю
сторону, а посему не слишком поощрял занятия чистой наукой. Тем  не  менее
его ни в коем случае нельзя было  считать  врагом;  наоборот,  Маркаму  до
глубины души восхищали обширные познания Иеро -  как  по  части  церковных
обычаев, так и относительно Нечистого и его слуг, которых почетный пастырь
действительно боялся и ненавидел.
     Большинство административных  дел  находилось  в  ведении  Джозато  -
жреца, по рангу уступающего только Маркаме, тощего, бесцветного, постоянно
с рассеянным видом таскавшего с собой огромные кипы каких-то свитков. Иеро
не нашел в нем ничего  необыкновенного  за  исключением  того,  что  разум
Джозато был скрыт непроницаемым ментальным щитом,  а  с  этим  приходилось
считаться. Возможно, под пышными одеяниями главного счетовода  королевства
скрывается маленький медальон из  голубоватого  металла.  Конечно,  как  и
предполагала Лучар, существование экрана  может  иметь  и  более  невинное
объяснение - врожденные способности, например, или длительные  тренировки,
техника которых не была здесь окончательно утеряна. Иеро оставалось только
гадать, какова природа столь  прочного  ментального  щита,  и  внимательно
следить за жрецом. Не мог же он попросить его раздеться?
     Устав от тяжких раздумий и бесцельного шатания по  садовым  дорожкам,
Иеро направился к королевским конюшням. В этом  городе  оказалось  слишком
много людей, разум которых не поддавался  его  вмешательству;  значит,  за
ними тоже нужно пристально наблюдать. Взять хотя бы молодого графа  Камила
Гифтаха. Обходителен, учтив,  знатен  и  богат.  Будучи  одним  из  лучших
полководцев королевства, несколько раз предлагал Лучар руку и  сердце,  но
получал отказ. Граф вел себя вполне дружелюбно, но взгляд его  беспокойных
глаз  столь  часто  останавливался  на  новоиспеченном  принце,  что   это
заставляло того нервничать.
     И все-таки Иеро удалось  отыскать  настоящего  друга.  Глава  здешних
эливенеров, заранее извещенный о его появлении по каким-то известным  лишь
брату Альдо каналам, сам быстро наладил контакт с новым союзником. То, что
Митраш оказался вдобавок еще и лейтенантом дворцовой стражи, пошло  только
на пользу делу: днем и ночью он мог находиться  в  любых,  самых  потайных
помещениях дворца, не вызывая подозрений. Хотя эливенер был уже в летах  и
начал лысеть, его атлетическая фигура излучала силу и уверенность.
     Однако после недолгого общения с лейтенантом Иеро убедился,  что  тот
мало чем сможет ему помочь - Митраш не  обладал  ментальной  силой  Альдо.
Простой солдат,  честный,  исполнительный,  выбранный  Братством  на  роль
наблюдателя во дворце, он был обеспокоен разложением, незаметно охватившим
всю страну, искренне стремился помочь Иеро и действительно помогал по мере
своих  скромных  возможностей.  К  счастью,  Митраш  имел  много  полезных
знакомств в городе и мог, если потребуется, связаться  с  другими  членами
Братства, хотя на это требовалось время, и подчас  немалое.  У  него  тоже
оказался  защищенный  разум,  что,  впрочем,  пришлось  весьма  кстати.  К
сожалению, Иеро пока  не  удалось  сделать  его  командиром  своей  личной
охраны; тем не менее Митраш старался держаться поблизости и в случае  чего
сумел бы защитить Лучар, если с ее супругом вдруг что-то произойдет.
     Впереди показались конюшни, и Иеро  невольно  прибавил  шаг  -  нужно
проведать Клуца и своего нового скакуна, хоппера-попрыгунчика Сеги.
     Огромный лорс обрадованно потерся о хозяина носом, когда  восхищенные
конюхи медленно и осторожно вывели зверя из стойла. Никто в Д'Алва  не  то
что не видел - даже  не  слышал  о  могучем  рогатом  животном,  один  вид
которого внушал страх и благоговение,  невольно  распространявшиеся  и  на
всадника. Сознавая это, Иеро не  упускал  случая  покрасоваться  на  спине
великолепного скакуна  перед  толпой,  обязательно  собиравшейся  при  его
появлении на улицах города.
     Вслед за лорсом вывели Сеги, которого  Клуц  встретил  ревом  ярости.
Если бы огромному быку удалось как-нибудь оказаться с хоппером наедине, он
бы непременно стер беднягу в порошок;  видеть  хозяина  на  спине  другого
скакуна было нестерпимо для его самолюбия. Сеги, казалось, понимал,  какие
чувства питает к  нему  Клуц,  и  старался  держаться  подальше  от  легко
впадающего в бешенство компаньона.
     Прыгуны - еще одна удачная находка взбесившейся эволюции - ходили под
седлом  в  королевской  гвардии.  Смышленые  и  дружелюбные,  они  отлично
заменили исчезнувших лошадей.
     Сеги, усевшись на  мускулистые  задние  лапы  и  похожий  на  подушку
короткий пушистый хвост, принялся охорашиваться.  Его  маленькие  передние
лапки усердно приглаживали густой мех на грудке и на животе,  а  огромные,
вытянутые уши забавно поворачивались то  в  одну,  то  в  другую  сторону.
Наконец он остался доволен  своим  внешним  видом,  последний  раз  провел
лапами по белому  брюшку  и  выпрямился  во  весь  рост  -  лучший  скакун
королевства, свадебный подарок короля Даниэля своему зятю.
     Иеро не знал,  от  кого  вели  свое  происхождение  хопперы,  но  это
нисколько не  мешало  ему  наслаждаться  невообразимым  ощущением  полета,
возникающем при скачках на этом животном.  Он  с  жаром  принялся  изучать
приемы езды на прыгунах, которые являли собой фантастическое  зрелище  для
любого хоть сколько-нибудь сведущего в верховой езде человека. Сбруя  Сеги
состояла из тяжелого седла  почти  прямоугольной  формы,  крепившегося  на
спине с помощью широкого ремня и уздечки. Вместо привычных стремян всадник
вставлял ноги в жесткие  кожаные  футляры,  свисающие  по  бокам  седла  и
стянутые еще одним ремнем поменьше, который, очевидно,  заменял  подпругу.
Поначалу Иеро с трудом удавалось  высвобождаться  изо  всей  этой  кожаной
упряжи, но, после нескольких недель серьезных упражнений, он смог в полной
мере оценить эти неудобные на  первый  взгляд  футляры  и  высокую  спинку
седла.
     Все дело в том, что самый обычный хоппер - а Сеги был-таки на  лучших
- за один прыжок покрывал не менее пятнадцати ярдов, и экипировка помогала
удержаться у него на спине. Искусные наездники управляли не только длиной,
но и высотой прыжка; при этом хвост хоппера  служил  отличным  рулем.  При
скачке "в полный мах" длинноухий зверь двигался гигантскими прыжками  и  с
головокружительной скоростью. Священник не раз, затаив  дыхание,  наблюдал
за выездкой эскадрона королевских кавалеристов. Двигаясь  слаженно,  будто
часовой механизм, всадники взлетали вверх, перегруппировывались в  воздухе
и опускались на землю все в том же идеальном  порядке,  нигде  не  нарушив
рядов и не поломав строя. А потом - снова вверх,  не  задерживаясь  ни  на
секунду, пока маленький медный рожок не протрубит  остановку.  Кавалеристы
то легко покачивали грозными  пиками  в  салюте,  то  стремительно,  одним
плавным движением, брали их на изготовку. Иеро, сам превосходный воин,  не
мог не восхищаться искусством езды и слаженностью маневров солдат Даниэля.
Да, с такой легкой кавалерией и батальоном поддержки из опытных  киллменов
на огромных лорсах можно без опаски лезть в любые джунгли!
     Иеро с радостью пропадал бы целыми днями в конюшнях, не будь  у  него
множества других забот. Но пару часов в день он  обязательно  проводил  на
плацу,  оттачивая  свое  искусство  под  руководством  опытного  сержанта.
Правда, этим занятиям зачастую мешал Клуц - его бесило зрелище  того,  как
хозяин, устроившись на спине Сеги, демонстрирует чудеса ловкости.
     То, как скоро принц приноровился к  своему  скакуну,  одновременно  и
удивляло, и радовало его наставников. Конечно, они  не  догадывались,  что
бесконечные часы утомительной выездки ему заменяет прочный  телепатический
контроль над животным - Сеги, как  и  предполагал  Иеро,  оказался  весьма
смышленым и прекрасно реагировал на мысленные команды. Однако он не  сразу
притерпелся к малоопытному седоку.
     Покончив с занятиями,  Иеро  обычно  выезжал  куда-нибудь  верхом  на
Клуце, пользуясь случаем погарцевать на улицах  города.  Задавая  огромное
количество  вопросов   и   чутко   прислушиваясь   к   мысленной   реакции
собеседников, он ухитрился собрать массу полезных  сведений  о  стране,  в
которой ему предстояло жить. Он также предпринял небольшое путешествие  на
побережье,  чтобы  насладиться   незабываемым   зрелищем   пенистых   волн
Лантического океана; тихо  шурша,  они  накатывались  на  пустынный  пляж,
окаймленный невысокими зеленеющими холмами.  Что,  если  он  первый,  кому
довелось увидеть и великий океан востока, и  необъятный  западный?  Где-то
там, за этой беспредельной водной  гладью,  лежала  легендарная  Европа  -
колыбель человеческой цивилизации и родина истинной церкви, уже  несколько
тысячелетий оторванная от своих детей, обитающих на  далеком  американском
континенте.
     Иеро  ритмично  покачивался  на  широкой  спине  Клуца.  Его  скакун,
несмотря  на  эскорт  из  четверых  охранников  на  прыгунах,   с   трудом
прокладывал себе путь по запруженной народом улице. Завидев  принца,  люди
стаскивали головные уборы и почтительно кланялись. Да он и  в  самом  деле
выглядел принцем - разодетый в багряно-красный шелковый жилет и такого  же
цвета кильт с золотым шитьем, обутый в мягкие кожаные сапожки и  теребящий
в руках изящного покроя перчатки для верховой езды. Любимый  короткий  меч
Иеро, как обычно, висел у него за спиной, но только теперь уже на отличном
кожаном  ремне  с  огромной  золотой  пряжкой.  И  довершала   весь   этот
великолепный  наряд  небольшая  золотая  корона,  которая  сидела   поверх
щегольской  шапочки  с   белоснежным   пером   дикой   цапли,   приколотым
бриллиантовой брошью редкостной  красоты.  Жителям  королевства  нравились
яркие цвета его одежд, а в особенности - слухи о невероятных  приключениях
принца на севере, уже давно ходившие по всему городу.
     Галантно раскланиваясь в ответ на приветствия толпы, Иеро  зондировал
ментальное поле, пытаясь определить, что скрывается за белозубыми улыбками
и восторженными воплями горожан, толпящихся на балконах, которые  угрожали
рухнуть, и выглядывающих из распахнутых настежь окон. Священник  нисколько
не сомневался в том, что смертельные недуги прячутся где-то здесь, опасные
своей неуловимостью. Легонько пробежавшись по мыслям окружающих его людей,
Иеро не  заметил  и  тени  недовольства  своей  персоной,  за  исключением
мыслишек  уличных  попрошаек  и  некоторых   представителей   благородного
сословия. Ну что ж, все так и должно быть.
     - Куда же они подевались, малыш? - обратился он  к  Клуцу,  осторожно
переступавшему по булыжникам древней мостовой, скользкой от грязи. -  Ведь
они здесь, приятель, это уж наверняка! Как найти их, как выкурить из  нор,
пока они не окрепли и не добрались до нас первыми?
     Хохочущая, едва одетая девица выкрикнула соленую шутку насчет скорого
появления наследника трона, и Иеро, остановив  скакуна,  беспомощно  пожал
плечами. Люди вокруг просто ревели от хохота. И все-таки даже в обстановке
общего благополучия он ни на секунду не давал себе спуску. Да, враг  умен,
но все совершают ошибки. И если внимательно наблюдать за происходящим и не
расслабляться, если не подведет Лучар, рано или поздно противник обнаружит
себя. Возможно, именно так все и кончится.
     А наблюдать, вообще говоря, было  за  чем.  Иеро  перевел  взгляд  на
пересекавшую  площадь  группу  мужчин  в  белоснежных  одеждах  и  зеленых
приплюснутых шапочках. Му'аманы... Метс знал только, что  они  поклоняются
какому-то другому богу, не Иисусу Христу, а также  весьма  почитают  Луну.
Жили они в юго-западной части королевства и в столице показывались  редко,
предпочитая тихо и мирно пасти свои стада, славившиеся по всему побережью.
Му'аманы почему-то презирали длинноухих попрыгунчиков,  и  никого  из  них
никак не  удавалось  посадить  на  этих  добродушных  животных.  Зато  они
превосходно бегали, стреляли из лука и отлично  владели  мечом  -  недаром
лучшие  полки  легкой  пехоты  королевства  всегда  набирались  именно  из
му'аманов. Подоткнув белые хламиды, они могли бежать  за  своими  коровами
хоть целые сутки.
     Несмотря на обособленный образ жизни, лояльность  кочевников  никогда
не подвергалась сомнению. Если не принимать во внимание  странную  одежду,
му'аманы выглядели  так  же,  как  все  жители  Д'Алва,  -  темнокожие,  с
шапочками курчавых, плотно прилегающих к голове волос. Они  приветствовали
принца,  когда   он   подъехал   поближе,   уважительно,   но   без   тени
низкопоклонства; их черные глаза внимательно оглядывали необычного скакуна
и  вооружение,  почти  не  задерживаясь  на  красивой  одежде  и   золотых
побрякушках.
     Вслед  за  му'аманами  навстречу  Иеро  двигалась  длинная  процессия
крикливо  разодетых  торговцев,  видимо  только  что  прибывших  из  южных
областей страны; на их лицах и просторных халатах ярких расцветок  толстым
слоем осела дорожная пыль, а кое-где проступали и кровавые пятна - признак
того, что путешествие прошло не совсем гладко.  Священник  воздержался  от
зондирования их мыслей -  не  стоит  труда.  Как  и  все  путешественники,
проходящие через город,  купцы  обязательно  предстанут  перед  придворным
летописцем, следящим за событиями в королевстве.  На  пропыленных  одеждах
Иеро заметил шестиконечную звезду  -  знак  давидов,  еще  одной  странной
религиозной секты Д'Алва. Давиды жили и в самом городе;  как  и  му'аманы,
они почти не отличались внешне от остальных его обитателей  и  встречались
на всех ступеньках социальной лестницы - от нищих и  бедняков  до  богатых
торговцев и дворян. И верили они вроде бы в того же самого бога, только не
признавали ни его мессию, ни пророков, а их священники вели свои службы по
каким-то  таинственным  книгам,  глядеть  на  которые   позволялось   лишь
единоверцам. Хотя многие семейства му'аманов и  давидов  уже  долгие  годы
состояли при дворе, они отличались замкнутостью, и их юноши  весьма  редко
женились на девушках-христианках. Все же Лучар и король Даниэль верили  им
безоговорочно. "Хотел бы я доверять своим собратьям во Христе так же,  как
я  доверяю  им",  -  частенько  говаривал  король.  Когда   Иеро   поближе
познакомился  с  делами  государства,  его  совсем  не  удивило,   что   в
королевской гвардии и среди стражников вдруг  оказалось  необычайно  много
представителей этих сект.
     Улица впереди сужалась, и в просвете между домами показался  один  из
столь часто встречавшихся в  городе  мостов,  защищенный  с  обеих  сторон
толстыми  каменными  стенками.  Такие  мосты   перекидывали   через   воды
многочисленных каналов, струившиеся вдоль городских улиц, чтобы слиться  в
дюжину сонных речушек, текущих к Лантическому  океану.  Подъехав  поближе,
Иеро  в  очередной  раз  убедился,  что   внушительные   каменные   стены,
прикрывавшие  мост  и  прилегающий  к  нему  участок  канала,  отнюдь   не
бесполезное  украшение.  На  один   из   толстых   металлических   штырей,
вмурованных  в  каменное  ограждение  моста,  была   наколота   уродливая,
забрызганная кровью голова какой-то рептилии, оскалившей в агонии два ряда
огромных, заостренных, словно лезвия, зубов. Увидев ее, Клуц  всхрапнул  и
неуверенно переступил копытами по окровавленным булыжникам мостовой.
     - Это грантер, ваша светлость. - Заметив его замешательство, один  из
охранников мгновенно оказался рядом. - И здоровый, надо  сказать.  Я  пару
раз слышал, как они  ревут  на  болотах,  -  от  их  воплей  можно  просто
оглохнуть! Вообще-то, лет десять-пятнадцать назад их было совсем  немного;
но если дело пойдет так дальше, боюсь, нам скоро  придется  строить  новые
стены.
     - Они годятся на что-нибудь? - поинтересовался Иеро. - Вид-то у него,
прямо скажем, не слишком аппетитный.
     - Ну, мясо неплохое на вкус, хотя его приходится долго отмачивать,  а
из шкуры получаются отличные щиты. Не знаю,  правда,  что  с  ними  делают
крестьяне - наверное, просто уничтожают, ведь даже  небольшой  грантер,  в
три раза меньше этого страшилища, может запросто утащить ребенка. А уж как
они расправляются со скотом - костей не соберешь! Так что если  в  деревне
нет колодца, вода становится серьезной проблемой. - Охранник поморщился. -
Я сам когда-то потерял маленького племянника. Мы плыли на барже;  парнишка
утром открыл люк и высунулся наружу, тут грантер его и схватил.  А  теперь
эти твари уже и в городе кишат, и с каждым годом  становится  все  хуже  и
хуже.
     Задержав взгляд на выпучившей  остекленелые  глаза  голове  рептилии,
Иеро  глубоко  задумался.   Очевидно,   рассказанное   охранником   только
следствие.  А  где  кроются  _п_р_и_ч_и_н_ы_?  Ведь   из-за   участившихся
нападений грантеров и прочих не менее смертоносных водяных хищников  посты
охраны на мостах и вдоль каналов  совсем  недавно  пришлось  удвоить.  Нет
сомнений, что колдуны Нечистого насылают  на  столицу  Д'Алва  целые  орды
голодных тварей вроде грантеров или еще похуже. Это как раз в их  стиле  -
незаметная,  но  приносящая  ощутимый  вред   акция,   прекрасный   способ
потихоньку ослабить государство. А зачем? Затем,  что  тогда  легче  будет
развязать в нем настоящую войну... Да, над этим стоит поразмыслить.
     Вместе со своей маленькой  свитой  Иеро  пересек  мост  и  отправился
дальше, кружа и петляя по  городским  улочкам.  После  обеда  нужно  будет
проверить посты охранников; оставались еще эти бродячие  торговцы  с  юга.
Королю Даниэлю пришелся весьма по вкусу искренний  интерес  зятя  ко  всем
государственным делам, и теперь он старался любое решение обсудить с Иеро.
Священник покачал головой - как он мог  забыть!  -  ведь  сегодня  вечером
состоится большой королевский бал, на котором Даниэль наверняка представит
нового принца всему высшему сословию страны.
     Тонкие губы Иеро изогнулись  в  ухмылке,  -  подумать  только,  Лучар
заставила его брать уроки танцев! К счастью, врожденное  чувство  ритма  и
зачатки  музыкального  образования,  полученного   еще   дома,   облегчили
знакомство с местными плясками, тем более что огорчать свою милую  женушку
ему не хотелось.
     Он выехал на площадь, постоянно кивая и прикладывая руку к шапочке  в
ответ на звучащие отовсюду приветствия. Иеро повернул  голову  направо,  и
широкая улыбка заиграла на его лице -  с  другой  стороны  площади  бешено
мчался хоппер, на спине которого с  небрежной  грацией  восседала  гибкая,
тонкая фигурка в ярком  развевающемся  одеянии.  Прыгун  в  последний  раз
взлетел над головами перепуганных крестьян и, тяжело дыша,  приземлился  в
футе от флегматичной морды Клуца.
     - Мой привет достойнейшему принцу из далекой страны ледяных драконов!
- Под алым тюрбаном сияло веселое лицо молодого наездника.
     Герцог Амибал Аэо,  доводившийся  Лучар  троюродным  братом  и  всего
неделю назад прибывший в  столицу  королевства  Д'Алва,  успел  уже  стать
любимцем Иеро, - впрочем, как и всего города. Сын покойного кузена  короля
в  свои  неполные  восемнадцать  лет  предпочитал  вести  веселую   жизнь,
беззаботно принимая знаки внимания, подобающие его высокому титулу. И хотя
мягкую, нежную поросль на верхней  губе  Амибала  еще  никак  нельзя  было
назвать настоящими усами, мальчишка отнюдь не считался молокососом.  Когда
ему надоедало  со  страшной  скоростью  гонять  на  хоппере  по  лабиринту
дворцового парка,  он  отправлялся  на  реку  -  поохотиться  на  тамошних
обитателей в маленьком одноместном каноэ. Несмотря на столь юный  возраст,
за герцогом тянулась длинная цепочка разбитых девичьих сердец, а по  части
употребления  крепких  напитков  он  легко  мог  заткнуть  за  пояс   даже
поседевших в боях армейских ветеранов. Иеро быстро понял, что за кажущимся
легкомыслием Амибала скрывается нечто большее: в его весело поблескивающих
глазах светился недюжинный ум, а черты лица, еще по-детски округлого,  уже
приобретали резкость и силу.  Без  умолку  болтая,  Амибал  пустил  своего
скакуна рядом с Клуцем,  и  они  вместе  двинулись  через  площадь.  Наряд
молодого герцога был прост - широкий алый  кильт  и  короткие  сапожки,  а
тонкий изогнутый меч и кинжал, прицепленные к  поясу,  ничуть  не  умаляли
впечатления радостной беззаботности.
     - Ну что, все уже готово к большому балу, а, Иеро? -  Амибала  просто
распирало от удовольствия. - Погоди, погоди, ты еще увидишь, какой  костюм
я себе приготовил! Я покажу этим стареющим  придворным  бездельникам,  как
должен выглядеть настоящий принц крови! Надеюсь, что и вы с Лучар наденете
что-нибудь этакое... чтобы у них глаза на лоб вылезли! Хотя за нее-то я не
беспокоюсь -  я  пекусь  о  тебе,  неряха-северянин.  Говорят,  гвардейцам
пришлось немало потрудиться, чтобы вытащить  тебя  из  тех  отвратительных
кожаных доспехов, в которых ты здесь появился.
     - Мы оденемся, как это принято в моей стране, - вымолвил Иеро,  глядя
прямо перед собой. - Белые  льняные  туники  без  всяких  украшений  -  по
приметам, это отпугивает злых духов.
     Надувшись,  Амибал  слегка  повернул  прыгуна,  чтобы  поймать  букет
цветов, который бросила ему с балкона симпатичная смеющаяся девушка.  Один
цветок он пристроил за ухом, а все остальные зарыл в пушистый  мех  своего
скакуна. Широкая ухмылка священника мигом согнала  озабоченность  с  юного
лица.  Герцог  разразился  потоком  беззлобных  проклятий,  но  потом,  не
удержавшись, расхохотался.
     - Черт бы тебя побрал! С этим  каменным  выражением  лица  ты  можешь
одурачить кого угодно. Но все-таки скажи, что вы наденете? Ты ведь знаешь,
это будет бал-маскарад в традициях тех времен, когда вельможи надевали  на
бал маски, опасаясь наемных убийц. Ну,  давай  же,  -  Амибал  нетерпеливо
заерзал в седле, - я никому не проболтаюсь, честное слово!
     - Еще не знаю. Лучар  сказала,  что  я  обязан  поразить  всех  своим
нарядом, но к тебе, видимо, это не относится. Пожалуй, я  буду  в  костюме
Синего - шелковом с золотой полоской... Будь  я  проклят,  если  соглашусь
надеть что-нибудь более хитрое! А Лучар ни за  что  не  покажет  мне  свое
карнавальное платье.  У  вас,  болотных  жителей,  просто  какая-то  мания
наряжаться. Создается впечатление, что любой скорее согласится голодать  и
жить под  дырявой  крышей,  чем  выйти  на  улицу  без  кружевных  штанов,
расшитого золотом плаща или чего-то в том же духе.
     Молодой герцог и не пытался возражать:
     - В нас просто говорит горячая южная кровь. Боюсь, что  вы,  холодные
северяне, никогда не сумеете этого понять... - Впереди показались  главные
ворота дворца, рядом с которыми маячили крохотные  фигурки  охранников.  -
Значит, Синий. Странный народец из пустынь Смерти... Ну что ж,  прекрасный
выбор. Говорят, они обязаны синим цветом  кожи  зловещему  сиянию  мертвых
песков. А  еще  ходят  слухи,  что  Синие  могут  чувствовать  присутствие
невидимой Смерти и заблаговременно обходят те места, где она еще царит.
     Иеро отсалютовал стражникам и перевел Клуца с  легкой  рыси  на  шаг.
Что-то подсказало ему, что пока не стоит хвастаться  перед  юным  Амибалом
своей способностью избегать опасных мест. Он снова осторожно прощупал мозг
юноши и убедился, что его ментальный  щит  все  так  же  непроницаем.  Да,
мысленный экран у парнишки ничуть не хуже, чем у  него  самого.  Не  стоит
забывать, конечно, что  в  монастырских  школах  еще  преподавали  молодым
дворянам искусство ментальной защиты, однако с  годами  практика  обучения
все ухудшалась и ухудшалась, потому что  большинство  церковников  считало
подобные занятия совершенно бесполезными.
     Иеро тепло попрощался с Амибалом и тут же  забыл  о  нем.  Пока  метс
шагал к своим покоям,  в  голове  билась  мысль,  которую  он  только  что
отчетливо осознал. Значит, ментальные тренировки считаются  теперь  пустой
тратой времени... Да, процесс гниения в этой стране зашел  уже  достаточно
далеко! И сколько  еще  усилий  понадобится  приложить,  чтобы  наверстать
упущенное, вновь  преодолеть  людскую  подозрительность...  особенно  если
учесть, что мастера Нечистого тоже не будут сидеть сложа руки. Погруженный
в тяжкие раздумья, священник молча прошел в свою опочивальню, и стражник в
коридоре, заметив выражение его лица, даже не осмелился отдать салют.
     - Наконец-то, - Лучар приветствовала его с порога. - Я  почувствовала
твое приближение: облако мрачных мыслей летело впереди, пока ты поднимался
по лестнице. Так что же на этот раз  расстроило  непобедимого  воителя  из
великой северной державы?
     - Ужасная трясина темных  вражьих  помыслов  засосала  меня.  -  Иеро
непроизвольно улыбнулся, когда она встала  на  цыпочки,  чтобы  поцеловать
его. - Но на этом  мои  огорчения  не  кончаются,  потому  что  дурость  и
тупоголовость твоих... - Тут маленькая ладошка закрыла его рот.
     - Знаю, знаю, не нужно даже напоминать. Жрецы непроходимо глупы и  не
способны смотреть в лицо фактам, духовное и физическое разложение  высшего
сословия достигло небывалых размеров, все заняты только собой, и, конечно,
никто не замечает, как вольготно чувствует себя в  стране  Нечистый.  Все,
или я что-то забыла?
     - Нет, моя радость, ты ничего не забыла, но  я  как-то  не  собирался
докучать тебе подобными разговорами в карнавальную ночь. Кстати, это  твое
праздничное  платье?  -  На  его  лице  появилось   выражение   безмерного
восхищения полупрозрачным, тонким одеянием, под которым, похоже, ничего не
было.
     - Болван! Это ночная рубашка! И как меня только угораздило  связаться
с этаким неотесанным дикарем,  который  не  в  состоянии  отличить  жалкую
тряпку от бального платья!
     - Ну что ж, когда мы впервые повстречались,  на  тебе  не  было  даже
тряпки, - примирительно заметил Иеро. -  Однако  я  сказал  Клуцу:  "Клуц,
дружище, неужели ты думаешь, что ей нужна  одежда?"  Можешь  сама  у  него
спросить, если не веришь.
     Он упал в огромное мягкое кресло, и Лучар тут же уселась  к  нему  на
колени и ласково обняла за шею.
     - Что-то беспокоит тебя, милый? - спросила она после минутной паузы.
     - Ничего конкретного. - Иеро выбрался из кресла и, подойдя  к  узкому
оконцу, устремил взгляд на город  внизу.  Оглушительный  многоголосый  шум
улиц просачивался в башню далеким невнятным бормотанием. - Просто я увидел
сегодня голову одного из ваших речных чудовищ. Охранник сказал мне, что за
последние годы мерзкие твари расплодились. Вполне возможно, за  всем  этим
тоже стоит Нечистый - колдуны и не такое могут...  Но  больше  всего  меня
беспокоит предчувствие, что прямо здесь, под нашим носом,  зреет  какой-то
ужасный заговор. Даже невинные  шутки  юного  Амибала  порой  кажутся  мне
подозрительными. И наконец, самое худшее, - несмотря на все свое умение, я
никак не могу разобраться в том, что же должно произойти.
     - А по-моему, все эти страхи - реакция на незнакомое окружение.  Тебя
изматывают королевские  приемы,  необходимость  носить  какие-то,  как  ты
считаешь, глупые наряды, все время быть на виду. Нервы, нервы  и  еще  раз
нервы. Хотя знаешь, - она  покачала  головой,  -  твои  подозрения  насчет
Амибала могут оказаться  вполне  обоснованными.  Он,  конечно,  порядочное
дерьмо, и многие об этом знают, но не стоит забывать, что его  титул  лишь
чуть пониже моего, и отец возлагает особые надежды  на  молодого  герцога.
Спасибо хоть, он не уродился совсем в свою мамочку;  его  папаша  -  кузен
Каримбал - был просто немного глуповат, но Фуала - ох!
     - А что же было не в порядке с Фуалой? - вяло  поинтересовался  Иеро,
не отводя глаз от  запруженных  народом  городских  улиц.  -  Насколько  я
понимаю, она мертва... так же, как и ее муж.
     -  Совершенно  верно,  -  сухо  ответила   принцесса.   -   Один   из
многочисленных любовников зарезал ее прямо в постели. Его потом  привязали
между двумя взбесившимися хопперами, и те разорвали беднягу пополам.  Надо
сказать, ее смерть принесла отцу только облегчение.  Она  вообще-то  редко
появлялась при дворе, но я хорошо ее помню, и это совсем не удивительно, -
видит Бог, никогда  не  встречала  столь  ослепительно  красивой  женщины.
Только вот было в ней  что-то  дьявольское...  Фуала  постоянно  пропадала
где-то в южных лесах. Она отправлялась туда в одиночестве, и нередко брала
с собою Амибала - на неделю и больше. Возможно, я  сгущаю  краски,  и  это
была просто грязная шлюха, но ни я, ни отец никогда не доверяли  ей.  Отец
всегда считал,  что  у  этой  женщины  какие-то  неумеренные  политические
амбиции - она вертела своим мужем как хотела, а он - дурак! - шел на  все,
что угодно, истязал рабов... сплошное изуверство! Нет, я не могу сказать о
ней ничего хорошего. И Амибалу, конечно, тоже повезло, что  она  умерла...
если она действительно умерла.
     - Но ведь ты только что сказала, что ее зарезали. Как же понять  твое
последнее замечание?
     Лучар ненадолго умолкла, и Иеро вдруг осознал, что она смущена.
     - Ты знаешь, - она повернулась в кресле, чтобы увидеть его  глаза,  -
многие люди считали ее ведьмой, а с  ведьмой  так  не  покончишь.  Хотя...
хотя, конечно, она  мертва...  просто  она  всегда  пугала  меня.  От  нее
проистекала настолько сильная эманация  зла,  что  даже  сейчас  от  одних
только мыслей о ней мне становится не но себе. Каримбал умер  через  месяц
после ее смерти. Говорят, от какой-то редкой болезни...
     - Ну что же, - примирительно произнес Иеро, - всегда существуют люди,
которые нам не нравятся.  Кстати,  этим  торговцам-южанам  тоже  очень  не
понравится, если я не смогу хорошенько поприветствовать их из-за того, что
опоздаю на королевскую аудиенцию. - Он отошел  от  окна  и  быстрым  шагом
направился к двери. -  Надеюсь  в  следующий  раз  увидеть  тебя  в  более
подобающем высокому титулу платье.
     Лучар швырнула ему вслед подушку, но промахнулась.


     Большой королевский бал оправдывал  свое  громкое  название.  Иеро  и
представить не мог столь великолепного зрелища: в освещенном разноцветными
фонариками  огромном  зале  беззаботно  кружились  тысячи  законопослушных
королевских подданных, разодетых в необычайные  костюмы.  Его  собственный
наряд  из  лилового  и  золотого  шелка  выглядел  гораздо  скромнее,  чем
облачения большинства присутствующих на  празднике.  Король,  восседая  на
троне в пышном пурпурном одеянии, с широкой, расшитой драгоценными камнями
лентой через плечо, весело приветствовал гостей. Рядом с ним стояла  Лучар
в  изумрудно-зеленом  платье  фантастического  покроя.  Из  украшений   на
принцессе был только массивный браслет - подарок Вайлэ-ри, -  ослепительно
сверкавший на  темной  руке,  а  милое  личико  скрывала  тонкая  шелковая
полумаска.  По  залу  важно  вышагивали  священники  в   длинных,   богато
изукрашенных мантиях. Они оказались здесь не  случайно:  событие  подобной
значимости  требовало  обязательного  публичного  благословения.  А   цвет
дворянства Д'Алва в нарядах,  отягощенных  грузом  драгоценностей,  весело
приплясывал  под  рожки  и  барабаны,  выводящие  какой-то   экзотический,
варварский  мотив,  причем  мужчины   пышностью   костюмов   не   уступали
прекрасному полу.
     У метсианского священника от  буйства  красок  мгновенно  разбежались
глаза,  и  ему  пришлось   удовольствоваться   лишь   общим   впечатлением
гигантского праздника. Он,  словно  в  полусне,  пробирался  между  рядами
танцоров, похожих на  какие-то  невиданные  цветы,  когда  слуга  легонько
коснулся его руки.
     - Срочное послание, ваше высочество.  Его  принес  человек  из  вашей
личной охраны. Пойдемте, он ждет в малом зале.
     Удивленный Иеро поспешил за слугой, чье лицо показалось  ему  странно
знакомым. Уже покидая зал, он послал Лучар мысленную весточку:
     - Какое-то срочное послание, милая. Постараюсь не задерживаться.
     Принцесса в этот момент не  спеша  прогуливалась  по  крытой  галерее
дворца,  усердно   развлекая   расфуфыренного   аристократа,   чья   семья
контролировала что-то очень важное. Ее шутливый ответ был наполнен  теплом
и нежностью:
     - Поторопись, любовь моя, ведь тебя дожидаются еще как  минимум  пять
толстых дам, с которыми ты должен потанцевать, прежде чем сможешь  сбежать
отсюда.
     Иеро ухмыльнулся  и  вслед  за  слугой  нырнул  в  маленькую  боковую
комнатку, примыкающую к бальному залу. Мыслями он еще был с  Лучар,  когда
почувствовал  стремительное  движение  за  спиной,  но  так  и  не   успел
обернуться. Страшный удар обрушился на него, и все вокруг  погрузилось  во
тьму.



                                  2. ОДИН

     Довольно  долго  он  пролежал  без  сознания,  но  в  этом  кошмарном
полусне-полубреду перед ним проплывали образы, которые,  как  он  понимал,
были не просто плодом  агонизирующего  воображения.  Сначала  метс  увидел
склонившееся над ним лицо  Джозато,  только  теперь  на  него  смотрен  не
уставший от канцелярских забот чиновник-жрец, а обдающий ледяным  молодом,
зловещий старец, чьи проницательные, острые  глаза  сверкали  насмешкой  и
триумфом. Где-то в дальнем уголке сознания Иеро автоматически отметил, что
никогда до сих пор не глядел Джозато прямо в глаза. Как жаль,  что  он  не
додумался до этого раньше, - у незаметного, вечно прячущего свое  лицо  за
кипой свитков жреца оказался взгляд Нечистого!
     Иеро попытался пошевелиться, но его руки и ноги были крепко привязаны
к  деревянной  скамье.  Он  внезапно  осознал,  что  находится,  по   всей
видимости, где-то в подземельях,  уходящих,  подобно  лабиринту  кроличьих
нор, в  глубь  холма,  на  котором  располагайся  королевский  дворец.  Он
дернулся еще раз, и перед ним появилось еще одно лицо. Челюсти  священника
свело от ужаса: на него смотрел  Амибал  Аэо,  его  пухлые  губы  исказила
усмешка   злобного   торжества,   а   в   глазах   светилась   абсолютная,
всепоглощающая ненависть и, как почудилось метсу, что-то еще,  похожее  на
темное, животное безумие. "Многие считали ее ведьмой",  -  промелькнуло  в
раскалывающейся от боли, звенящей голове Иеро. "Она часто брала мальчика с
собой, когда отправлялась в южные леса", - невзирая  на  боль,  продолжала
подсказывать память.
     Что-то сильно укололо его у правого локтя, и через несколько секунд в
руках Джозато оказалась опорожненная стеклянная ампула с длинной, покрытой
свежей кровью иглой.
     - Мы сможем убить его позже, - послышался тихий шепот.  -  Только  не
сейчас. Говорят,  что  проклятый  северянин  научил  принцессу  передавать
мысли, и она может почувствовать его смерть. Пусть молчит  -  мы  выиграем
драгоценное время. Нельзя дать ей повод действовать... мы пока не готовы к
такому повороту событий. Мне сказали, что  наркотик  подавляет  ментальные
силы, но нам все равно придется поторопиться: этот  человек  очень,  очень
опасен. Конечно, мы убьем его, но не здесь, а где-нибудь подальше. Большое
расстояние мешает обмену мыслями, и даже  он  не  сможет  пробиться  к  ее
разуму за многие мили. Итак, он должен постоянно оставаться под  действием
снадобья. Тогда прикончить его  не  составит  никакого  труда.  Ты  хорошо
понял?
     - О да, прекрасно, - Молодой герцог состроил гримасу. - Возвращайся в
зал, нам обоим нельзя долго отсутствовать. А я позабочусь о нем  и  догоню
тебя. Один из моих караванов на рассвете уходит на запад и...
     Боль стала  невыносимой,  и  Иеро,  не  сумев  перебороть  ее,  вновь
провалился в беспамятство.
     Потом он еще несколько раз приходил в сознание, ощущая то невыносимый
жар во всем теле,  то,  наоборот,  какой-то  ненатуральный  холод.  Крепко
связанный грязными веревками, он лежал в вонючем и противно поскрипывающем
кожаном мешке, который к тому же все время мотало из  стороны  в  сторону.
Иеро подумал, что, должно быть, находится на корабле, но это предположение
почему-то оставило его равнодушным. Он попробовал мысленно  просканировать
окружающее  пространство,  но  тщетно  -  он   утратил   главное   оружие.
Волей-неволей священнику пришлось смириться с тем,  что  слугам  Нечистого
удалось легко победить его - и ментально, и физически. Чувства направления
и времени тоже исчезли. Он не представлял, где находится  и  какой  сейчас
день. Скорчившись в мешке, метс смутно припоминал, что  время  от  времени
его кормили какой-то гадостью, напичканной наркотиками, и он, не  в  силах
сопротивляться, глотал студенистые комья. Странные, уродливые лица, иногда
проскальзывавшие перед помутневшим взором, значили для него не более,  чем
любые другие фантомы непрекращающегося кошмара. Иногда в темное и  вонючее
убежище Иеро проникал солнечный луч, но это тоже уже  казалось  совершенно
неважным.
     Внезапно унылое полубодрствование -полусон  было  прервано  -  воздух
вокруг наполнился бессмысленными воплями, яростным ревом и стонами.  Мешок
опрокинулся,  и  какая-то  тяжелая  туша  рухнула  на  него  сверху.  Туша
конвульсивно дернулась,  и  часть  связывавших  Иеро  веревок  лопнула  от
резкого движения. Ноги священника защемило чем-то невероятно тяжелым,  но,
подчиняясь инстинкту, он яростно дернулся всем  телом  вперед  и  вверх  и
почувствовал, что на ступни  уже  ничего  не  давит.  Руки  все  еще  были
связаны, но теперь Иеро мог легко освободиться от ослабевших пут...
     "Нет! Ни в коем случае не делай этого! - подсказал инстинкт.  -  Лежи
тихо. Двигаться сейчас смертельно опасно".
     Рядом послышались быстрые крадущиеся  шаги,  потом  донеслось  легкое
царапанье металла о металл и  скрип  кожаных  ремней.  Перекличка  хриплых
голосов, тяжелый топот вьючных животных  -  все  дальше  и  дальше,  -  и,
наконец, тишина. Иеро продолжал лежать неподвижно.  Его  ослабевший  разум
изнемог лишь от того, что заставлял непослушное  тело  уподобиться  камню.
Постепенно, сам того не замечая, он провалился в глубокий, тяжелый сон.
     Он  пробудился,  ощущая  чудовищный   голод   и   жажду.   Ноги   его
действительно оказались свободными, чего нельзя было  сказать  о  руках  и
глазах, которые еще закрывала какая-то грязная тряпка.  Связанными  руками
Иеро стянул с лица надоевшую повязку и принялся осматриваться,  болезненно
щурясь и моргая от яркого  солнца.  Вскоре  выяснилось,  что  он  лежит  в
небольшой, заросшей колючим кустарником ложбинке, а в  бок  ему  упирается
что-то огромное, перекрывающее и  так  не  слишком  удачный  обзор.  Смрад
разлагающейся плоти явственно указывал, что это труп животного.  Метс  все
еще не выбрался из грязных шкур, запах которых нисколько не стал лучше.
     Иеро прислушался. В колючках над его головой шелестел легкий ветерок;
только  этот  шелест  да  резкие  крики  дерущихся  стервятников  нарушали
безмолвие.
     Мозг постепенно  освобождался  от  дурмана.  Иеро  бросил  взгляд  на
запястья и, к своему удовлетворению, убедился, что связаны они не крепкими
кожаными ремнями, а все теми же грязными тряпками. Очевидно, его тюремщики
не помышляли о том, что он попытается убежать.
     Освободившись, Иеро осторожно приподнялся.
     Пять мертвых серых кау, вьючных животных, широко используемых  как  в
самом Д'Алва, так и в других южных государствах, лежали на лесной полянке.
Он же выглядывал из-за трупа шестого. Обломок стрелы, торчащий из  толстой
шеи быка, не оставлял сомнений в том, что послужило причиной  его  смерти.
Вперемежку с кау валялись скрючившиеся в неестественных позах тела  людей,
причем и те, и другие были обобраны дочиста.  Исключение  составляла  лишь
жалкая упряжь животного, на  котором  везли  Иеро,  -  она  не  прельстила
бандитов.
     Стайка зверьков с голыми лоснящимися мордами  увлеченно  копалась  во
внутренностях одного из покойников. Завидев голову Иеро, они  благоразумно
предпочли скрыться в ближайших  кустах.  Когда  последнее  существо  ловко
нырнуло в спутанную, густую поросль, на  поляне  не  осталось  уже  ничего
движущегося. По-видимому, за тушами мертвых кау пировали крылатые любители
падали, потому что их режущие ухо вопли не смолкали ни на секунду.
     Подстегивая едва проснувшийся мозг, Иеро попытался  представить,  что
же здесь произошло.
     Итак, четверо незнакомцев везли  его  через  лес  на  спине  вьючного
животного. И на этой поляне, возможно, когда уже стемнело, они  наткнулись
на засаду. Зверь, на котором ехал метс, был  убит  почти  мгновенно  и,  к
счастью, не придавил пленника при падении. Бандиты  не  заметили  его  при
торопливом обыске, потому что кожаный  мешок  оказался  заваленным  рваной
упряжью, да и тело упавшего быка почти полностью загораживало его. Сняв  с
мертвых все приглянувшееся добро и забрав  с  собой  оставшихся  животных,
бандиты быстро отступили в лес, - по-видимому, опасались погони.
     На подгибавшихся от слабости ногах Иеро потихоньку заковылял к центру
поляны. Крики стервятников стали  громче,  но,  даже  заметив  священника,
птицы не пожелали прервать трапезу.
     Священник  внимательно  осмотрел  трупы   пленивших   его   людей   и
нахмурился. Никогда раньше он не встречал представителей этой расы, и  сам
их вид - маленькие скрюченные тела, изжелта-белый, нездоровый цвет кожи  и
такие же белые ломкие волосы - произвел  на  него  тягостное  впечатление.
Узкоглазые, с массивными  выступающими  челюстями  лица  вопреки  ожиданию
оказались чисто выбритыми. Да, весьма интересно  будет  узнать,  откуда  у
юного Амибала такие знакомые.
     Бессмысленно уставившись на заросли  колючих  кустов,  Иеро  пытался,
несмотря на слабость и головокружение, пробудить  в  мозгу  все  навыки  и
знания, необходимые для выживания в этом странном месте. Потом медленно  и
осторожно он принялся обшаривать поляну в поисках чего-нибудь,  что  могло
бы пригодиться, однако бандиты даже в  спешке  потрудились  на  совесть  и
уволокли абсолютно все полезные  вещи.  Из  оружия,  например,  на  поляне
остался только тот обломок стрелы, что торчал из шеи тащившего Иеро  быка.
К сожалению, запоздалый осмотр ничего не подсказал ему ни о  караванщиках,
ни о тех, кто расправился с ними. Оставалось признать, что, кроме  кожаных
штанов и сандалий, он  не  располагает  ни  одним  по-настоящему  полезным
предметом.
     Тогда Иеро занялся изучением следов,  испещрявших  поляну,  и  быстро
отыскал ведущие в лес отпечатки грубых башмаков и, рядом с  ними,  широких
копыт кау. Он как раз остановился у края поляны, чтобы  немного  подумать,
когда стервятники внезапно замолкли и, оторвавшись от еды, вытянули шеи  -
где-то далеко на востоке чуть слышно трубил рог.
     Одна  за  другой  тяжелые  птицы  поднимались  в  воздух.   Священник
недовольно поморщился: тот, кто производил эти  звуки,  наверняка  заметил
взмывшую в небо стаю, а здесь, скорее всего,  он  может  встретить  только
недругов.
     Рог протрубил снова,  и  на  этот  раз  одинокий  призыв  не  остался
безответным: южнее и севернее  его  подхватили  другие  рога.  Всего  Иеро
насчитал  четыре  сигнала.  Значит,  далеко  на  востоке  какой-то  отряд,
развернувшись длинной цепью, прочесывал лес. Интересно, что же  тут  можно
искать, кроме его благородной персоны?
     Еще даже не осознав, что делает,  священник  отломал  ветку  колючего
кустарника и начал методично уничтожать следы своего пребывания на поляне.
Покончив с этим делом, он повернулся и побежал на запад, стараясь  ступать
по твердой земле, а там, где это не удавалось, пускал в ход колючую ветку.
     Иеро бежал уже с полчаса, медленно и осторожно, часто поглядывая  под
ноги. За спиной по-прежнему перекликались рога, и  по  их  звукам  он  мог
примерно определить,  что  расстояние  между  ним  и  преследователями  не
уменьшается.
     Зашло солнце. В его умирающем  свете  Иеро  показалось,  что  колючие
заросли сильно поредели. Да и под ногами  все  чаще  попадался  песок  или
мелкие камушки, трава, всякие ползучие  растеньица  совсем  пропали.  Даже
цвет почвы из желто-коричневого стал голубовато-серым.
     Внезапно звук рогов изменился;  сразу  два  из  них  выдули  короткую
требовательную   последовательность   нот.   Единственно   разумным   было
предположить, что, обнаружив место побоища, они трубят  общий  сбор.  Иеро
хмуро устремился вперед. Было мучительно  больно  представлять,  что  это,
возможно, отряд, посланный Лучар на поиски, и он сейчас убегает все дальше
и дальше от друзей, однако шансов на такой исход оставалось мало. Конечно,
метс не знал, куда направлялся странный караван  и,  стало  быть,  где  он
теперь очутился,  но  понимал  одно:  везли  его  очень  быстро  и  успели
забраться весьма далеко. Вряд ли люди принцессы  смогли  немедленно  взять
нужный  след  и  примчаться  сюда.  К  тому  же  все  более  усиливающийся
голубоватый  оттенок  почвы  и  исчезновение   растительности   однозначно
говорили о том, что ему вскоре предстоит встретиться с новыми  опасностями
и неожиданностями. Иеро уже вдоволь насмотрелся на такие места у  себя  на
севере. Подобная смена пейзажа означала, что он приближается к пустыне,  а
на широте Д'Алва на картах был отмечен только один вид пустынь  -  Пустыни
Смерти.
     Совсем  скоро  метсу  пришлось  убедиться  в   обоснованности   своих
подозрений. Последние кусты расступились, и перед ним до самого  горизонта
засверкали голубоватые пески. Позади  по-прежнему  уверенно  перекликались
рога, - значит, погоня продолжается.
     И вот, оставшись без воды, без еды и без оружия, Иеро, после коротких
раздумий, углубился в сияющие пески лишь бы не попасть в руки врагов. Да и
мог ли он колебаться? Хуже, чем в плену, ему уже не будет.
     С  приходом  ночи  рога  замолкли,  но  священник  продолжал   упорно
двигаться  вперед,  придерживаясь  западного  направления.  Спотыкаясь  от
усталости, он медленно переставлял ноги, чтобы не  упасть.  Один  раз,  не
удержав равновесия, метс опустился на колени, а потом едва встал.
     Кое-как он дотащился до пересохшего русла маленькой  речушки.  Брести
по ее каменистому дну было гораздо удобнее, чем по осыпающемуся под ногами
голубому песку. Здесь Иеро  устроил  себе  кратковременный  привал,  чтобы
перевести дух и  заодно  пососать  небольшой  округлый  камешек.  Без  еды
тренированное тело могло протянуть достаточно долго, а вот жажда, по  всей
видимости, вскоре примется за него.
     Он  поднял  голову,  обозревая   безрадостный   пустынный   ландшафт,
освещенный призрачным лунным  светом.  На  юг,  насколько  хватал  взгляд,
тянулись   обширные    полосы    поблескивающего    песка,    перемежаемые
нагромождениями источенных ветром валунов.  На  севере  и  востоке  пейзаж
казался примерно таким  же,  а  вот  на  западе  какие-то  темные  вершины
закрывали низко повисшие над линией горизонта звезды.  Возможно,  то  была
цепь невысоких утесов или что-то в этом роде.
     Невероятным усилием воли  священник  заставил  себя  подняться.  Если
где-то здесь и существовало  относительно  безопасное  место,  то,  скорее
всего,  его  следовало  искать  у  западных  скал.  Там  наверняка  должны
отыскаться какие-нибудь пещеры или, на  худой  конец,  расселины,  где  он
сможет укрыться от полуденного зноя. Если повезет, ему удастся  обнаружить
там воду и пищу, что, вообще-то, было бы очень кстати.
     Он уже сделал несколько неуверенных шагов  в  выбранном  направлении,
когда до ушей долетел неясный звук. Застыв, Иеро напряженно вслушивался  в
тишину, в тысячный раз пытаясь собрать ментальные силы и разорвать  завесу
мысленной слепоты. И в тысячный раз пришлось сдаться, хотя было так тяжело
поверить, что все его  способности,  огромный  талант  утрачены  навсегда,
выхолощены наркотиками, и теперь он, лишенный последнего оружия и  защиты,
вынужден прозябать в этом безжизненном  месте.  Подавив  невольный  вздох,
метс осенил себя крестом и пробормотал короткую благодарственную  молитву.
К сожалению, в последнее время он часто пренебрегал своим долгом. Ведь,  в
конце концов, он не только принц, но и священник. И  -  хвала  Господу!  -
пока еще живой священник.
     Прихрамывая, Иеро поспешил к  постепенно  проступающим  на  горизонте
холмам. Он старался не обращать внимания на жажду и  непрерывное  голодное
урчание в живете, внимательно вслушивался  в  голубоватое  безмолвие,  но,
казалось, единственным звуком здесь оставалось мерное поскрипывание  песка
под подошвами сандалий. Однако обманчивая тишина уже не могла сбить его  с
толку - пусть он потерял ментальные способности, но где-то в глубине мозга
все еще трепетал клубок оборванных  и  почти  бесполезных  теперь  нервных
связей, выжженный центр телепатических способностей, которые раньше всегда
предупреждали его об опасности. Полуинтуитивно он ощущал,  что  в  темноте
ночи спряталось зло - в этом не могло быть никаких сомнений,  и  внезапное
затишье подтверждало его подозрения красноречивее всяких слов. Кто-то  или
что-то охотится на него, и, пока нет сил оказать преследователю  достойное
сопротивление,  придется  бежать.  Бежать   и   скрываться.   Метс   снова
сосредоточился на ходьбе, заставляя двигаться усталые ноги.  Он  не  питал
иллюзий; пустыня Смерти - это совсем не то  место,  где  можно  радоваться
жизни.
     Тысячи лет назад огромные пространства суши  были  полностью  выжжены
ядерными бомбами. Некоторые из них до сих пор сияют  по  ночам  мертвенным
голубоватым светом и по-прежнему смертельно опасны для  всего  живого.  Та
пустыня, в которой оказался Иеро, была еще не самым худшим местом, да и  к
тому же, как и все северяне, он мог внутренним чутьем распознать источники
сильной радиации и обладал  определенной  нечувствительностью  к  ней.  Он
ощущал, что  сверкающие  голубые  пески  уже  давным-давно  истощили  свой
смертоносный заряд, однако это совсем  не  означало,  что  ему  не  грозит
медленная  гибель  от  лучевой  болезни.   Возможно,   она   только   лишь
откладывается.
     Несмотря на отсутствие голубоватых огней  на  гребнях  песчаных  дюн,
местность продолжала оставаться совершенно безжизненной,  и,  главное,  не
было никаких признаков того, что здесь вообще есть вода. До сих пор ему не
встретилось ни одного растения,  даже  лишайники  не  росли  в  пересохшем
речном русле, на которое  Иеро  наткнулся  в  ночной  темноте.  И  все  же
радиация оставила здесь след жизни, чудовищно искореженный мутацией.  Хотя
пейзаж и казался пустынным, Иеро чувствовал, что где-то совсем рядом с ним
затаились живые существа; он ощущал это,  несмотря  на  потерю  ментальной
силы. Чувство  немой  угрозы  постоянно  давило  на  мозг.  Но  он  упорно
продолжал брести к встававшим на западном горизонте холмам, надеясь на то,
что Господь не оставит его в беде.
     Снова пришлось остановиться, чтобы  перевести  дух,  но  теперь  Иеро
опустился только на одно колено, опасаясь, что, усевшись, он уже не сможет
встать. И тут откуда-то  с  юга  послышался  странный  звук  -  непонятный
вибрирующий вопль, как будто где-то далеко в  ночи  на  немыслимо  высокой
ноте проблеяла гигантская овца. Несмотря  на  всю  мыслимую  и  немыслимую
тренировку, лоб Иеро покрылся холодным потом.  Что  бы  там  ни  вопило  в
темноте, ему хотелось бы избежать знакомства с обладателем  этого  голоса.
Он вновь перекрестился и, кое-как поднявшись на ноги, устремился на запад.
Тело молило об отдыхе, но метс все равно продолжал путь.  Потому  что  эта
визгливая тварь окотилась, и охотилась она, несомненно, за  его  персоной.
Он не забивал себе голову вопросами, почему она вышла  на  след  и  откуда
вообще взялась в мертвых голубых песках; он просто знал, что  это  так  и,
стало быть, следует пошевеливаться.
     Подняв голову, Иеро вдруг  заметил,  что  темные  гребни  холмов,  за
последние часы ставшие значительно выше, поднимаются уже по обеим сторонам
от него. Слева из разлома в почве торчала какая-то странная  остроконечная
штуковина, которая при внимательном изучении оказалась чем-то  похожим  на
кактус,  только  отвратительной,  искривленной  формы.  Да,  возможно,  он
обнаружит здесь воду,  если  очень  постарается.  Путник  ковылял  дальше,
выжимая из своего тела последние силы и жадно хватая ртом  колючий  ночной
воздух.
     Позади него пространство заполнилось отвратительным, злобным  воплем,
оглушающим и каким-то совсем чужим, даже в этой неприветливой и  пустынной
местности. Взлетая на  неимоверно  высокой  ноте,  он  вызывающим  тошноту
звоном отдавался в голове священника, которая раскалывалась  от  боли.  На
этот раз Иеро даже не стая останавливаться, сконцентрировав последние силы
на том, чтобы перевалить через небольшую песчаную дюну, вставшую на пути.
     Если бы ночь не оказалась такой светлой, он,  принужденный  двигаться
чуть ли не ползком, был бы  совершенно  беспомощным  перед  лицом  грозной
опасности. Но, по счастью, молодая луна высоко плыла в ночном  небе,  ярко
освещая узкий каменный каньон, мрачный  и  неприветливый,  -  единственное
надежное убежище в этой пустынной местности. Только бы у него хватило  сил
добраться туда!
     Он пересек  горловину  ущелья  и,  напрягая  каждый  мускул,  потащил
непослушное тело дальше, под спасительную крышу каменистых сводов.  Лунный
свет уже почти не попадал сюда, но Иеро видел достаточно для  того,  чтобы
уверенно идти вперед. Ноги заскользили на отполированных временем  камнях,
но тут в самой глубине открывавшейся перед ним лощины он  заметил  неясное
темное пятно. Удвоив усилия, священник устремился в ту сторону. За  спиной
не раздавалось ни звука, однако внезапное наступление тишины уже не  могло
сбить с толку: преследователь совсем близко и, если в  течение  нескольких
минут не удастся отыскать надежное укрытие, он наверняка погибнет.
     На какое-то  мгновение  нежное  лицо  Лучар  всплыло  перед  глазами.
Неужели именно здесь ему суждено умереть? Неужели  он  больше  никогда  не
увидит ласковую улыбку любимой? Стиснув зубы, Иеро  продолжал  карабкаться
вверх по сужавшемуся проходу, глаза его  без  устали  обшаривали  каменные
стены в поисках любого укрытия, из которого он сможет  сражаться  за  свою
жизнь. Но ни одной подходящей  трещины  не  оказалось  на  гладких  стенах
ущелья, смыкавшихся все ближе и ближе, так  что  вскоре,  вытянув  руки  в
стороны, он нащупал с обеих сторон  только  холодный  камень.  В  отчаянии
священник запрокинул голову, и вдруг взгляду открылось то,  что  он  столь
безуспешно разыскивал.
     Впереди узкий проход резко изгибался налево и вверх, обходя небольшую
скальную подпорку,  примыкающую  к  южной  стороне  ущелья  и  похожую  на
покосившуюся крепостную башенку. Но самое главное, пик  этой  естественной
колонны был обломан почти параллельно поверхности  почвы,  из-за  чего  на
вершине  башенки  образовалась  небольшая,  неправильной  формы  площадка.
Опытному верхолазу не потребовалось бы особых усилий, чтобы  вскарабкаться
на самый верх этого странного образования. Почувствовав прилив  надежды  и
жизненной энергии, Иеро немедленно приступил к штурму каменной цитадели.
     По высоте каменный столб оказался  едва  ли  не  впятеро  больше  его
роста, так что вскоре с невольным вздохом облегчения Иеро  перекинул  тело
через его верхний край и бессильно распластался на макушке.
     Однако отдыхать ему придется не скоро: кто  знает,  на  что  способна
тварь, идущая за ним по пятам? Если она умеет  лазать  по  скалам,  то  он
загнал  себя  в  смертельную  ловушку!  Обеспокоенный  этой  мыслью,  Иеро
принялся лихорадочно оглядываться по сторонам и  на  расстоянии  вытянутой
руки  обнаружил  несколько  увесистых  булыжников,  полузанесенных  мелким
песком и каменной крошкой.  Закусив  губу,  беглец  с  неимоверным  трудом
подтащил к себе пару  камней  покрупнее  и  только  после  этого  позволил
изнуренному телу немного расслабиться. Повернувшись ко входу в ущелье,  он
прижался к шершавой макушке  скалы  и  постарался  полностью  использовать
последние отпущенные ему минуты отдыха.
     Вскоре священник услышал его. Сначала это был просто неясный шум, как
будто нечто очень массивное пробиралось вверх по  тропинке,  которой  метс
прошел всего несколько минут назад. Оно старалось двигаться как можно тише
и незаметней. Иеро заскрипел зубами от ярости. Похоже эта  тварь  надеется
застать его врасплох! Ну уж нет! Метсианский  киллмен  не  даст  затравить
себя, подобно загнанному оленю, если уж  после  многих  дней  плена  опять
представилась возможность действовать.
     Звуки приблизились. Один  раз  до  Иеро  донеслось  слабое  шуршание,
словно чья-то огромная лапа случайно задела обломок камня. Теперь  он  мог
слышать дыхание - глубокое и хриплое. Устремив взгляд в  темноту  прохода,
священник терпеливо ждал появления ночного преследователя.
     Когда это произошло, ему не удалось подавить невольный ужас при  виде
жаждавшего его крови существа, которое извергли из  своего  чрева  голубые
пески южных пустынь.
     В неясном свете луны он с трудом разглядел словно вышедшее из ночного
кошмара извивающееся туловище странного голубоватого  оттенка,  как  будто
отмеченное  смертоносными  огнями  отравленной  пустыни.  Мощное,  как   у
сильного ездового быка, бесхвостое тело  твари  было  посажено  на  четыре
лапы-колонны, заканчивающиеся огромными расщепленными и  слегка  загнутыми
внутрь роговыми выростами, похожими скорее на когти,  чем  на  копыта.  На
длинной, отливающей голубизной шее металась уродливая голова  с  торчащими
из-под отвислых губ  бивнями.  На  макушке  вместо  ушей  поднимались  два
костяных шипа, острые, как наконечники копий.
     Но самыми пугающими в отвратительной наружности монстра  были  глаза.
Подобные искрящимся стеклянным шарам, они были лишены зрачков и  светились
холодным мертвенным пламенем.  И  застывший  на  вершине  каменного  утеса
человек теперь понял, кто охотится на него.
     Он несколько раз натыкался на упоминания об Оленях Смерти  в  древних
рукописях Д'Алва. Много веков назад эти  чудовища  терроризировали  и  без
того немногочисленные южные племена, целыми стаями  вырываясь  из  голубых
песков и уничтожая все живое на своем пути. Но  вот  уже  какое  поколение
людей считало этих тварей легендой.
     Однако сейчас, разглядывая  приспособленные  отнюдь  не  для  жевания
травы челюсти "оленя", Иеро был склонен считать,  что  люди  слишком  рано
поставили крест на их существовании. Даже беглый взгляд на  это  создание,
размерами лишь немного уступающее Клуцу, не оставлял сомнений: его челюсти
были приспособлены для того, чтобы  крушить  кости  и  терзать  трепещущую
плоть.
     Пока   Иеро,   затаив   дыхание,   рассматривал   живое   ископаемое,
сохранившееся непонятным образом, оно, приподняв рогатую голову,  заметило
священника, и ночной воздух огласился еще одним невероятной  силы  воплем,
от которого у зарывшегося в холодный песок человека заломило все кости. На
секунду метс опустил веки, чтобы справиться с  охватившей  его  слабостью.
Как только последние отголоски  кошмарного  боевого  клича  замерли  среди
скал, он снова открыл глаза - как раз вовремя, чтобы увидеть, как существо
распахнуло пасть, демонстрируя не только бивни, но и торчащие  за  ними  в
несколько рядов огромные клыки. Затем оно бросилось на каменный столб.
     Хотя Иеро приготовился к атаке, чудовище, двигавшееся с поразительной
скоростью, чуть было не застигло его врасплох. Мощные лапы  с  невероятной
силой  подбросили  тяжелое  туловище  почти  до  самой  макушки  каменного
постамента. Несколько очень неприятных мгновений  священник  с  расстояния
вытянутой руки глядел прямо в бездонные маслянистые глаза, в то время  как
горячая волна зловонного дыхания демона пустыни швырнула  пригоршню  песка
ему в лицо. Потом рогатый череп куда-то исчез, и снизу  послышался  гулкий
звук удара.
     С замирающим сердцем Иеро выглянул из-за края  скального  монолита  в
надежде увидеть внизу корчившуюся в предсмертных судорогах  тварь;  однако
она, нисколько не пострадав от ужасного  удара,  плотоядно  воззрилась  на
него страшными глазами и неспешно готовилась к  новому  прыжку.  Очевидно,
неудачная  попытка  отнюдь  не  привела  монстра  в  замешательство.  Иеро
припомнил, что  в  старых  свитках  не  раз  упоминалось  о  почти  полной
неуязвимости этих созданий,  которые  даже  умудрялись  прошибать,  словно
соломенные циновки, высокие каменные  стены,  ограждавшие  деревни.  Итак,
если собственные действия чудища не могут причинить ему вреда, то, как  ни
крути, именно человеку придется позаботиться о том, чтобы оно благополучно
отправилось в мир иной. Непонятно  только,  существует  ли  хоть  малейшая
надежда на подобный исход.
     Монстр снова встал  на  задние  лапы,  но  на  этот  раз  медленно  и
неторопливо; его длинные передние конечности вытянулись  вперед  почти  до
предела. Острые когти-копыта, коснувшись камня, тут же вонзились  в  него,
словно  абордажные  крючья;  похожие  на  стальную   проволоку   сухожилия
напряглись и захрустели. Немигающие глаза "оленя" уставились прямо в  лицо
священнику, и за шумом его дыхания  Иеро  разобрал,  как  где-то  под  ним
крушат горную породу две огромные  задние  ноги.  Потом  он  с  удивлением
заметил, что массивное туловище твари  потихоньку  ползет  вверх.  Видимо,
закрепившись  на  почти  отвесной  стене  монолита,  могучий  зверь  начал
подтягиваться на передних  лапах.  Теперь  все  понятно:  через  несколько
мгновений он опять вытянет свои лапищи и сможет дотянуться до сидящего  на
верхушке каменного столпа человека.  На  этом,  как  услужливо  подсказала
самая хладнокровная часть сознания Иеро, все его злоключения закончатся.
     Завороженный светом призрачных глаз, метс наклонился над краем  скалы
и, словно во сне, наблюдал за тем, как правая передняя  лапа,  отцепившись
от крошащейся каменной стены, медленно, но неотвратимо  потянулась  в  его
сторону.
     Вдруг, последним усилием воли скинув с  себя  сонное  оцепенение,  он
вскочил на ноги и занес над головой зазубренный каменный обломок.
     Приникшая к стене тварь разинула утыканную клыками огромную пасть, со
свистом засасывая воздух для последнего победного крика. И в  тот  же  миг
Иеро обрушил свое единственное  оружие  на  уродливую  морду,  вложив  все
оставшиеся силы в удар. Тяжелый  камень  миновал  истекающие  слюной  губы
зверя и устремился вниз,  в  темную  глотку,  с  силой  и  неотвратимостью
снежной лавины и где-то глубоко внутри, словно гигантский мясницкий топор,
воткнулся в живую плоть. Страшный, леденящий кровь, полупридушенный  вопль
разнесся  над  равнодушными  скалами.  Потом  снова  на  землю  обрушилось
массивное  тело,  только  теперь   гулкий   звук   падения   сопровождался
непрекращающимся скрежетом и хрипом: чудовище, захлебываясь кровью, бешено
молотило лапами по камням.  Наконец  наступила  тишина,  и  Иеро  внезапно
ощутил, как слабый ночной ветерок легонько играет волосами.
     Постанывая от боли, метс согнулся над краем утеса и  всматривался  во
тьму. Он чувствовал, что сейчас потеряет сознание, и  необоримый  инстинкт
требовал хотя бы разок взглянуть на монстра и убедиться, что тот больше не
сможет причинить вреда.
     Одного взгляда как раз и хватило. Было абсолютно ясно, что жизнь  уже
покинула  огромное  тело.  Длинная  голубоватая  шея   "оленя"   оказалась
вывернутой под неестественным углом,  а  из  проломленного  черепа  мутным
черным потоком изливалась кровь.  По  всей  видимости,  каменный  обломок,
проткнув небо, вошел в головной мозг и  превратил  его  в  кашу.  Грозного
демона пустыни победила обычная сила гравитации.
     Человек наверху попытался выдавить  слова  молитвы,  но  лишь  хрипло
прошептал что-то и в беспамятстве повалился на холодное каменное ложе. Это
был даже не сон, а реакция изможденного организма на полнейшее моральное и
физическое истощение, состояние, похожее на транс, в который не раз впадал
Иеро, занимаясь ясновидением; он чувствовал, что не спит, но тем не  менее
был не способен на сознательные усилия. И только спустя несколько минут он
наконец-то забылся настоящим сном без видений.


     Пробуждение было  внезапным,  как  будто  что-то  вытолкнуло  его  из
глубины сна на поверхность. Все тело священника горело, язык казался сухой
щепкой, а спекшиеся губы никак не удавалось разлепить.
     Взглянув вверх, на неистово пылающее  в  небесах  светило,  он  вдруг
осознал, что пролежал здесь, должно быть, уже много часов. Когда  каменный
обломок наповал сразил Оленя Смерти, едва минула половина ночи, а  сейчас,
судя по солнцу, наступил  полдень.  Превозмогая  слабость,  Иеро  принялся
массировать затекшие мышцы, одновременно загрузив работой и  голову,  хотя
для того чтобы думать, приходилось прикладывать почти  физические  усилия.
Вода! Вода и какое-нибудь укрытие от солнца. Иначе он недолго  протянет  в
этой негостеприимной местности. И начинать поиски нужно  немедленно,  пока
жизненная энергия еще теплится в мускулах.
     Отвратительное зловоние вынудило его взглянуть вниз, где  у  подножия
утеса  валялся  полуобглоданный   скелет   ночного   преследователя;   еще
остававшееся  на  костях  мясо  и  внутренности  продолжали   исчезать   с
удивительной скоростью. Присмотревшись, Иеро заметил целую стаю  проворных
зверьков, суетившихся у огромного тела поверженной твари. Напрягая  глаза,
он смог различить заостренные головки  с  блестящими  глазами-бусинками  и
короткие тоненькие лапки. Зверюшки, как ему показалось, представляли собой
какую-то дикую помесь крысы и ящерицы, совершенно чуждую, как  и  погибший
монстр, нормальной жизни, но отлично приспособившуюся  к  существованию  в
бесплодных землях...
     Оглядевшись по сторонам, Иеро внезапно наткнулся на каменный обломок,
который так и не  использовал  ночью.  По  форме  этот  похожий  на  кусок
сталактита камень напоминал лезвие, и священник  решил  прихватить  его  с
собой на  тот  случай,  если  существа  внизу  окажутся  не  просто  стаей
пожирателей падали. Хочешь не хочешь, а надо  спускаться:  воды  на  голом
утесе нет, да и от палящих солнечных лучей здесь не укроешься.
     Он заткнул импровизированный каменный  нож  за  пояс,  поддерживавший
драные кожаные штаны, и принялся осторожно  спускаться  со  скалы,  бросая
опасливые взгляды на копошащихся внизу зверьков.
     Когда Иеро одолел уже больше половины пути, они наконец заметили его.
Подвижные тельца на  коротеньких  лапках  моментально  застыли,  и  только
остроконечные мордочки медленно поворачивались, красноватые горящие  глаза
следили  за  приближением  человека.  Размерами  зверьки  не  превосходили
домашних кошек,  но  их  набралось  достаточно,  чтобы  стая  представляла
реальную опасность для изможденного и  почти  безоружного  человека.  Иеро
остановился на минуту, прикидывал, могут ли эти малюсенькие клыки и  когти
оказаться ядовитыми. Почему бы и нет? Еще один штрих  к  картине  жизни  в
этом чертовом пекле. Впрочем, какая разница?  Так  или  иначе,  он  должен
слезть с утеса. И священник, вздохнув, продолжим спуск,  готовый  в  любой
момент выхватить каменный обломок.
     Однако стоило ногам коснуться земли, как  он  внезапно  почувствовал,
что волна ненависти  пронеслась  через  разум.  А  мгновением  позже  стая
зверьков уже исчезла; брызнувшей во все стороны зеленоватой  вспышкой  они
растворились в окружающем ландшафте. Иеро, глубоко и облегченно  выдохнув,
прислонился к каменной стене. По всей видимости, эти  существа  сочли  его
настолько же инородным, насколько он сам считал их чужими, и не отважились
напасть, поскольку не были уверены в собственных силах.
     Задыхаясь   от   невыносимого   зловония,   которое    исходило    от
полуразложившегося "оленьего" трупа, он торопливо заковылял вдоль  ущелья.
За поворотом воздух стал чище, зато кончилась спасительная  тень,  и  Иеро
почувствовал себя так, словно его поджаривали на сковородке. Подобная жара
могла убить с той же легкостью, что и клыки проголодавшегося хищника.  Так
что, возможно, противные крысы-ящерицы еще успеют полакомиться его плотью.
Через час он снова выбился из сил, успев, правда, выползти из  приютившего
его на ночь каньона. Теперь перед ним простиралось низкое плато,  довольно
круто обрывавшееся на севере. Зато на юге, насколько хватал глаз, тянулась
бесконечная цепь невысоких, обглоданных ветром каменных пиков, резкие тени
между которыми выдавали присутствие  многочисленных  оврагов  и  расщелин,
подобных той, из которой он только что выбрался.  В  ослепительно  голубых
небесах по-прежнему яростно сияло солнце,  обрушивая  обжигающие  лучи  на
проклятую богами землю.
     Священник поглядел на юго-запад - на цепь пологих, почти сравнявшихся
с поверхностью холмов, примерно  в  миле  от  него.  Напрягая  зрение,  он
заметил далеко впереди тоненькую темную  полоску,  выделявшуюся  на  сером
фоне пустыни. Неужели это великий южный лес?  Иеро  тяжело  вздохнул.  Все
равно через пару часов он будет  совершенно  беспомощен,  если  не  сумеет
отыскать воду и убежище.
     Он принялся внимательно обозревать  ближайшие  окрестности,  и  через
несколько минут слабая надежда затеплилась в сердце. Справа от  себя  метс
заметил низкий каменистый гребень, над волнистым краем которого при полном
отсутствии ветра едва заметно клубился туман. Значит, если уставшие  глаза
не сыграли с ним злую шутку, там может быть влага!
     По-прежнему  хромая,  он  заковылял  к  цели.  "Надеяться,   пожалуй,
особенно не на что", - размышлял метс на  ходу.  Если  там  и  обнаружится
какая-нибудь лужа, вряд ли это настоящая вода, и он отравится, сделав пару
глотков. Там вполне мог  оказаться  кипящий  соляной  раствор  или  озерцо
расплавленного  металла,  одни  ядовитые  испарения  которого  моментально
отправят его на тот свет. О существовании подобных вещей он узнал даже  не
из древних  хроник  Д'Алва,  а  еще  в  бытность  свою  учеником  в  школе
Аббатства.
     Вскоре он добрался уже до гребня, над  которым  наблюдал  непривычное
для пустыни атмосферное явление.  Склон  был  довольно  пологим,  но  Иеро
поднимался с чрезвычайной  осторожностью.  Он  чувствовал  себя  настолько
слабым, что удивлялся, как еще кости не рассыпались в порошок и до сих пор
ухитряются выдерживать вес непослушного тела. Лишь невероятное усилие воли
не позволяло ему свалиться в темную пропасть подступающего безумия.
     Медленно он  взобрался  на  макушку  гребня  и  замер,  осматриваясь.
Холодок радостного возбуждения пробежал по обожженной  солнцем  спине,  но
путник не двинулся с места, продолжая наблюдать.
     Внизу оказалась небольшая яма или кратер, чьи стенки когда-то,  очень
давно, были крутыми и гладкими, но с тех пор глубокие  разломы  и  трещины
избороздили их, а верхние зубцы просели и осыпались,  оставив  после  себя
кучи камней и щебня. Дно ямы, присыпанное вездесущим песком, кое-где  было
довольно ровным, а в иных местах,  наоборот,  ощетинилось  кусками  горной
породы. На склонах, то здесь, то  там,  виднелись  темные  дыры,  входы  в
пещеры и неглубокие скальные ниши, под ними - обточенные  ветром  скальные
карнизы. И главное, здесь была жизнь!
     В самом низу,  на  ровном  участке  почвы,  торчали  плотные  заросли
кустов. Иеро не встречал ничего подобного и лишь примерно  смог  разделить
представителей здешней флоры  на  несколько  видов.  Одни  показались  ему
похожими  на  неимоверно  раздувшиеся  пивные  бочонки  красно-коричневого
цвета: длинные узкие листья росли на самой верхушке,  свисая  до  земли  и
безжизненно распластываясь по ней.  Другие  растения  напоминали  огромных
морских звезд, взгромоздившихся на мясистые  толстые  стебли.  Куст  можно
было сравнить разве что с сооружением из  ободранных  зонтиков,  воткнутых
каким-то безумцем ручками в землю. Кроме того, во многих местах  из  земли
торчали пучки изжелта-зеленой  высокой  травы  с  заостренными  кончиками.
Однако, за исключением растений, дно ямы казалось совершенно безжизненным.
К тому же нигде пока не наблюдалось признаков водоема.
     Но  вода  здесь  была.  Тренированное   тело   чувствовало   близость
живительной влаги и тянулось туда, вниз. Неважно, что  он  не  может  пока
увидеть ее; она тут, рядом - свежая, прозрачная, спасительная вода!
     Иеро еще раз внимательно обозрел дно  ямы.  Несмотря  на  нестерпимую
жажду, суровая выучка школьных времен удерживала его: если в кратере  есть
вода и эти странные растения, значит, почти  наверняка  там  существует  и
другая жизнь, а это всегда опасность. Как раз рядом с  подобными  оазисами
хищники обычно поджидают добычу... Путник снова и снова оглядывал впадину,
стараясь угадать, что может таиться в темноте пещер и глубоких расселинах.
Но все оставалось до странности неподвижным и застывшим.
     Наконец он не выдержал и осторожно, шаг за шагом, принялся спускаться
вниз, стараясь держаться поближе к высокой глиняной насыпи, начинающейся у
верхнего края ямы и сбегающей до самого дна, и ни на мгновение не выпуская
из  виду  странные  растения.  Почти  преодолев  уклон,  священник   вновь
остановился, и стал внимательно оглядываться в поисках того,  что  он  мог
упустить. Ведь даже в таком неуютном месте кроме непонятных  "бочонков"  и
"зонтиков" должны обитать другие  живые  существа,  насекомые  например...
хотя, стоп! Да, что-то такое тут есть!
     Прямо перед  ним  поднимался  невысокий  земляной  холмик  с  сотнями
крохотных ходов и выходов, проделанных в его склонах; вокруг него  сновали
крохотные букашки. Впервые за много часов Иеро позволил  себе  улыбнуться.
Этот  непонятным  образом  оказавшийся  здесь  муравейник  был  первой   и
единственной пока ниточкой, которая связывала  его  с  родным  миром.  Как
завороженный священник наблюдал за цепочкой маленьких, но отчаянно  смелых
козявок,  уверенно  марширующих  по  песку  куда-то  прочь  от  дома.   Он
машинально отметил, что все муравьиные тропы почему-то проложены как можно
дальше от растений.
     Объяснялось  это  весьма  просто.  Стоило  только  колонне   муравьев
миновать невидимый барьер, отделяющий  ее  от  ближайшего  "бочонка",  как
безжизненно  висевший  лист  метнулся  вперед  атакующей  гадюкой.   Конец
муравьиного построения слизнуло, будто языком, а лист свернулся в трубку и
склонился к появившемуся на вершине бочонка отверстию. Пасть растительного
хищника  смачно  сглотнула,  и  очищенный  красно-коричневый  хлыст  вновь
бессильно опустился на песок.
     Иеро озадаченно уставился на "бочонок". По высоте он не  доходил  ему
даже  до  колена,  но  дальше  в  яме  росли  настоящие   великаны,   выше
человеческого роста, с толстенными стволами. Он снова устремил  взгляд  на
спешащих куда-то муравьев, которые, казалось, совершенно не заметили того,
что добрая четверть марширующей колонны внезапно  исчезла.  Понаблюдав  за
ними,  священник  окончательно  убедился,  что   насекомые   действительно
стараются избегать любой растительности, вне  зависимости  от  ее  вида  и
высоты. Несомненно, у них есть на то серьезные причины.
     Он поставил одну ногу на дно ямы, потом другую,  и  огляделся.  Внизу
жара уже не так сильно донимала измученное тело,  а  воздух  казался  даже
немного влажным. Но где же, черт возьми, вода?
     Это маленькое  богохульство  позволило  ему  перебороть  подступающую
слабость и собраться с силами. Опустившись на колени и  очистив  разум  от
мыслей, он позволил интуиции указать дорогу к цели. После минутного транса
Иеро увидел, что его руки вытянуты куда-то  на  северо-восток.  Встав,  он
побрел в этом направлении,  тщательно  огибая  все  попадавшиеся  на  пути
растения.
     Метс был настолько измучен, что телом управляло  скорее  подсознание,
чем разум; впрочем, Иеро мог доверять инстинктам, уводившим его из опасной
зоны, когда куст-бочонок  начинал  зловеще  изгибаться  или  остроконечная
трава с тихим шипением хищно устремляла стебли в его сторону. Так,  словно
хранимый волшебством, Иеро ковылял от одной ловушки к  другой,  сворачивая
чуть ли не на самом краю и в то  же  время  твердо  выдерживая  намеченный
маршрут.
     Очень скоро он очутился в тени одного из утесов, подобно гнилым зубам
торчавших по краям ямы. Возможно, кому-то жара здесь показалась бы  просто
невыносимой; ему же, ушедшему наконец из-под палящего покрывала  солнечных
лучей, почудилось, что из раскаленной духовки он попал под своды  ледяного
дворца; по всей видимости, именно это и  привело  его  в  чувство.  Однако
нельзя сказать, что Иеро почувствовал себя лучше, - теперь  он  дрожал  от
колода; к тому же  огромный  утес  загораживал  солнечный  свет,  так  что
разглядеть что-либо у  его  основания  не  удавалось.  Священник,  вытянув
вперед руки, попытался прогнать застилающую глаза темную  пелену  и  вдруг
понял, что стоит на краю обширной лужи с прозрачной чистой водой.
     Она простиралась в обе стороны, насколько хватало глаз, а дальний  ее
конец скрывался  где-то  в  тени.  Камень  под  ногой  священника  отдавал
приятным холодком. Отбросив осторожность, Иеро со стоном повалился в лужу.
     Только железная самодисциплина спасла странника от немедленной гибели
- он позволил пересохшим губам  сделать  лишь  один  осторожный  глоток  и
перевернулся на спину, чтобы  благословенная  влага  постепенно  пропитала
воспаленную кожу. Многие на его месте  поглотили  бы  огромное  количество
воды  и  очень  скоро  отправились  бы  на  тот  свет  -  от   внутреннего
переохлаждения или разрыва желудка, - но Иеро опять  выручил  выработанный
годами инстинкт самосохранения. Он подсказал, что сейчас смерть близка как
никогда. Стиснув  зубы,  священник  справился  с  желанием  осушить  одним
глотком все озерцо.
     Он  пролежал  в  луже  несколько  часов,  выпивая  небольшие,  строго
отмеренные порции влаги через определенные промежутки времени.  Вода  была
немного кисловата на вкус, зато абсолютно без вредных примесей. Иначе  его
чувства, натренированные в распознавании всевозможных ядов,  не  замедлили
сообщить об этом. Но нет - это была всего лишь  обыкновенная  вода,  разве
что с небольшой примесью соли. И Иеро, зажмурившись, блаженствовал в  ней,
с удовольствием ощущал, как она пропитывает высохшие мускулы.
     Постепенно разум возвращался к нему, и одновременно просыпалась новая
потребность, которую тоже следовало немедленно утолить, -  он  чувствовал,
что просто умирает от голода и готов съесть все, что только попадется  под
руку.
     Священник бросил внимательный взгляд вверх, на каменный  утес,  затем
вниз - на гранитное ложе озерца. Очевидно, каменная  чаша  выполняла  роль
своеобразного  резервуара,  где  накапливалась  столь  редкая  в   пустыне
дождевая вода. Да, просто здорово, что он таки  добрел  до  нее!  Или  был
завлечен  сюда  хитростью.  Некоторое  время  Иеро  обдумывал  эту  мысль,
неожиданно пришедшую ему в голову, затем отбросил ее. С потерей ментальных
способностей метс стал больше рассчитывать на интуицию, а она пока что  не
подавала тревожных сигналов.
     Наконец он впитал в себя  столько  жидкости,  сколько  мог  удержать;
покрывшаяся мурашками кожа и постепенно усиливающееся онемение конечностей
вовремя подсказали ему,  что  пора  выбираться  из  холодной  ванны.  Иеро
послушно вылез из  лужи  и  уселся  у  ее  края,  прислонившись  спиной  к
массивному валуну. Небо вдали потемнело, и священник удивленно отметил про
себя, что он,  по  всей  видимости,  провалялся  здесь  почти  весь  день.
Несмотря на стремительно выраставшие тени, солнце все  еще  дарило  тепло,
так что он вскоре согрелся и перестал дрожать.
     Теперь, порядком восстановив силы, Иеро принялся  наблюдать  за  тем,
как готовится ко сну населяющая  кратер  растительность,  и  на  этот  раз
отметил гораздо больше  интересных  подробностей.  Воздух  был  совершенно
неподвижным, однако казалось, что свежий ветерок легонько колышет стволы и
листья  засыпающих  растений.  Красноватые   "бочонки",   скатав   длинные
листья-хлысты в спираль,  бережно  пристроили  их  у  себя  на  макушке  и
моментально стали похожими на головы  дородных  матрон  в  накрученных  на
бигуди локонах. Столь  агрессивная  днем  высокая  трава  почти  полностью
втянулась в  землю,  оставив  на  поверхности  только  острые  кончики,  а
"морские звезды"  каким-то  образом  забрались  внутрь  мясистых  стеблей,
наверху теперь качались лишь небольшие забавные хохолки. Странный мирок  в
кратере словно по волшебству преобразился, став  еще  более  загадочным  и
непонятным.
     Уже давно на притихшую впадину  легким  облачком  упала  темнота,  но
Иеро,  замерев  за  облюбованным  им   камнем,   по-прежнему   внимательно
всматривался и вслушивался,  сжимая  в  руке  острый  обломок  сталактита,
найденный им на вершине скалы-башенки. И вскоре в ночной тишине  раздались
осторожные, едва различимые звуки - те  самые,  которые  он  так  надеялся
услышать.
     Кто-то тихонько попискивал и  скребся  неподалеку  от  его  каменного
убежища. Привыкшие к темноте глаза священника различали какие-то маленькие
тени, быстро шныряющие туда-сюда по остывшему песку. И вот, совсем рядом с
ним, внезапно появилось небольшое, похожее на комнатную собачку  существо.
Оно вперевалочку потрусило к одному из мясистых стеблей,  внутрь  которого
спряталась  "морская  звезда",  и,  подрагивая  хвостом,  принялось  сочно
похрустывать мякотью. Иеро отметил, что в дневное время  ничего  подобного
не случалось. Значит, ночью впадающие в спячку растения-хищники становятся
совершенно  беззащитными.  И  теперь  он   мог   убедиться,   что   многие
безнаказанно пользуются этим.
     Самозабвенно набивающая желудок зверюшка, казалось, забыла обо всякой
осторожности, и священник, долго ожидавший подходящего момента, ударил как
молния. Маленький  череп,  хрустнув,  раскололся,  и  еще  подергивающееся
тельце упало к его ногам.
     Подобрав добычу, Иеро внимательно осмотрел ее.  Мертвый  зверек  имел
вполне нормальный вид, его зубы напоминали резцы грызуна, а цепкий  хвост,
свернутый кольцом, смешно укладывался прямо на спину. Ушные отверстия были
совсем скрыты в толще меха, а небольшие круглые глаза -  глубоко  посажены
на заостренной мордочке.
     Иеро сразу определил, что убитое животное, несомненно, млекопитающее;
его теплая кровь, вытекавшая из раны, на вкус оказалась  почти  такой  же,
как у него самого. Короче говоря, ужин находился у него в руках, и  теперь
оставалось лишь съесть его.
     Почти наверняка знатоки придворного этикета сейчас ужаснулись бы  при
виде теш, что вытворяет их  принц,  но  Иеро,  проведя  немало  лет  среди
Стражей Границы, в условиях, которые позволяли выжить только самым крепким
и приспособленным, умел вовремя отказаться от цивилизованных привычек.  И,
когда очень хотелось есть, он ел. Ел то, что попадалось под руку. Если  не
было огня, чтобы приготовить мясо, он ел его сырым.
     Одним рывком содрав  со  спинки  животного  шкуру,  священник  вонзил
крепкие зубы в загривок. Прожевать жесткое мясо было довольно  трудно,  но
это его ничуть не тревожило. Главное - есть чем набить желудок, и, по всей
видимости, еще не один раз. Проглотив несколько кусков,  Иеро  пробормотал
короткую благодарственную молитву и затем снова начал работать  челюстями.
Куски жилистого и не слишком вкусного  мяса  тем  не  менее  скользили  по
пищеводу с удивительной легкостью. Если бы оно оказалось  непригодным  для
еды, неприятная тяжесть в животе уже давно известила бы об этом,  и  тогда
пришлось бы как можно скорее отправить его обратно.  Однако  желудок  Иеро
блаженствовал, и вскоре  он  ощутил,  как  возвращаются  утраченные  силы.
Завернув остатки трапезы в содранную шкурку, он поднялся на  ноги  и  стал
придирчиво  осматривать  близлежащие  склоны  в  поисках  подходящего  для
ночлега убежища. Он наелся и утолил жажду. И теперь  у  него  было  только
одно желание - забиться в безопасную нору и поспать.
     Его глаза обежали залитую лунным светом  чашу  кратера,  где  одиноко
темнели силуэты спящих растений, и отыскали справа, в бледном лунном свете
несколько зияющих отверстий. По песчаному  дну  все  еще  изредка  сновали
маленькие юркие тени,  -  видимо,  гибель  одного  из  ночных  пожирателей
растений осталась незамеченной. Несомненно, в темноте вокруг скрывались  и
другие охотники за теплым мясом,  и  ему  придется  вести  себя  предельно
осторожно. Закинув за плечо окровавленную шкурку и поудобнее  пристроив  в
руке  каменный  обломок,  Иеро  бесшумно  зашагал  к   чернеющим   впереди
отверстиям. Через несколько десятков ярдов лужа по правую руку  кончилась,
и одновременно  истончился,  слившись  с  верхним  краем  кратера,  карниз
огромного утеса, закрывавший небольшое водохранилище от  солнечных  лучей.
Священник глубоко вдыхал свежий ночной воздух, прислушиваясь к наполняющим
его шорохам. Очевидно, обитатели тихого оазиса еще не  почувствовали,  что
их компания пополнилась новым членом, причем гораздо  более  опасным,  чем
все остальные вместе взятые.
     А этот  последний  ощущал  себя  чуточку  утомленным,  хотя  вот  уже
несколько  часов   его   не   покидало   непривычное   чувство   душевного
умиротворения. Впервые за много дней на  него  никто  не  охотился,  и  он
наконец перестал быть пленником или загнанной дичью для  идущих  по  следу
врагов, с которыми не мог бороться на равных. Метс сам победил  пустынного
демона, сам нашел воду и  пищу  и  уже  совсем  скоро  обретет  подходящее
укрытие. Он выжил. Господь не отвернулся  от  своего  слуги,  за  что  тот
бесконечно благодарен Ему. Однако глубоко в  душе  Иеро  испытывал  вполне
законное чувство гордости. Наставники в Аббатстве не могли, подобно  Богу,
сотворить человека из глины. Зато они умели подобрать нужного  человека  и
научить его справляться с любой бедой. А этого как  раз  и  желают  Бог  и
Церковь - научить людей бороться до конца и не  поворачивать  на  полпути.
Очень  простое  желание  и,  как  большинство  подобных  желаний,   весьма
трудновыполнимое.
     Иеро  остановился  перед  первым  углублением  и  осторожно  заглянул
внутрь. Слишком мелкое - даже не пещера, а, скорее, каменная ниша.  Второе
и третье оказались всего-навсего узкими разломами в скальной  поверхности,
а вот  четвертое  уже  почти  удовлетворяло  его  требованиям.  Достаточно
широкий ход вел в закругленной формы  пещерку,  где  путник  мог  свободно
вытянуться во весь рост; в то же время входное  отверстие  было  настолько
мало, что не составляло  труда  надежно  забаррикадировать  его  в  случае
необходимости. Дальний угол  пещеры  был  завален  грудой  мусора:  сухими
ветками, булыжниками и костями. По всей  видимости,  раньше  здесь  обитал
какой-то хищник, но, судя по запаху, бывший  хозяин  давно  оставил  нору.
Иеро старательно  заложил  вход  валявшимися  на  полу  ветками,  так  что
осталась только маленькая дыра для поступления свежего воздуха. Выбрав  из
мусорной кучи веточки помягче и обрывки шкур, он соорудил себе нечто вроде
изголовья, выкопал в песке удобные углубления для туловища и ног и наконец
предался долгожданному отдыху. Чувства его оставались постоянно настороже,
и священник полагал, что  проснется  вовремя,  если  какой-нибудь  слишком
ретивый хищник вдруг захочет свести с ним знакомство.
     Впервые  за  многие  дни  тело  расслабилось,   мышцы   и   сухожилия
освободились от непосильной нагрузки, но сон  почему-то  не  шел  к  нему.
Впрочем, метс даже не пытался приблизить  дремоту:  любой  отдых,  даже  с
открытыми глазами, был благом для измученного  организма.  Хотя  тело  его
оставалось еще истощенным и усталым, но  мозг  и  нервная  система  сумели
восстановиться быстрее. В таком случае, решил Иеро, он может отважиться на
несколько небольших экспериментов,  потому  что  в  его  положении  нельзя
пренебрегать  даже  малейшим,  самым  крохотным  преимуществом.   И   если
подвернулось время, чтобы попробовать восстановить  хоть  какой-нибудь  из
утраченных талантов, этим, несомненно, стоит заняться.
     Сначала он попытался медленно  и  осторожно  высвободить  сознание  и
выйти за пределы приютившей его тесной пещерки. Стараясь  собрать  воедино
крупицы былой мощи, священник снова и снова пробовал установить ментальный
контакт с крохотными аурами населяющих дно кратера зверюшек,  прочесть  их
несложные  мысли,  нащупать  в  кромешной  мгле  едва  различимые  искорки
индивидуальностей, отличающие живое от неживого.
     Возможно, в конце концов ему удастся восстановить  все  или  мстя  бы
часть прежних  способностей.  Интересно,  вернется  ли  боевое  ментальное
искусство, нажитое тяжким трудом? Не выдадут ли эти  неосторожные  попытки
его убежища? Что, если Нечистый снова обнаружит его?  Сумеет  ли  он  себя
защитить? К сожалению,  ответов  на  подобные  вопросы  у  него  не  было,
впрочем, как и выбора,  -  во  что  бы  то  ни  стало  он  должен  вернуть
потерянное мастерство.
     Но через некоторое  время  все  же  пришлось  остановиться,  признать
тщетность попыток. Иеро мог видеть и слышать, ощущать вкус пищи и  запахи,
но врожденная способность к телепатии, развитая годами  обучения,  похоже,
ушла навсегда, а с ней  -  навыки,  которые  он  приобрел  самостоятельно,
искусство, позволившее ему победить не одного адепта Темного Братства,  не
одного могучего врага. Иеро не удалось сдержать вырвавшийся из груди стон.
Как это несправедливо! Нечестно отобрать у человека самое  мощное  оружие,
загнать его в ловушку и оставить  без  сил,  так  что  он  не  может  даже
защищаться! Будь ты проклят, Нечистый, вместе со всей дьявольской наукой!
     Но вдруг, словно очнувшись, метс прекратил оплакивать свою несчастную
судьбу. И что это на него нашло? Пусть утрачены ментальные способности, но
все остальное осталось! Разве аббат Демеро давным-давно  не  предупреждал,
что великий  грех  считать  себя  объектом  особой  божьей  милости.  Иеро
вспомнил строгое лицо наставника, и мимолетная  улыбка  тронула  опаленные
солнцем губы. "Да, учитель, - благодарно подумал он, - я снова человек".
     Пусть способности, заработанные  дорогой  ценой,  исчезли,  но  разве
можно сбрасывать со счетов  необычайное,  просто  фантастическое  везение!
Одурманенный,  связанный  и  совершенно  беспомощный,  он  тем  не   менее
умудрился вырваться из рук врагов. Мозг,  пусть  и  не  обладающий  больше
телепатическими возможностями, чист  и  ясен;  ничто  и  никто  не  мешает
безбоязненно строить планы на завтрашний день. И самое главное -  ничто  и
никто больше не мешает отомстить! Его пылающие гневом глаза превратились в
узенькие щелки. Кое-кто еще заплатит сполна! Заплатит дорогую цену!
     Незаметно Иеро заснул, и видения последних страшных  дней  милосердно
не тревожили его.
     В маленьком оазисе, приютившем странника, текла обычная ночная жизнь:
дурманяще благоухали растения, а под ними  разыгрывались  старые  драмы  с
участием все тех же актеров - охотников и жертв. На  какой-то  миг  что-то
очень большое и темное закрыло звезды далеко  на  севере.  Но  царица-ночь
спрятала крохотную пещерку под  фиолетово-черным  плащом,  и  проносящимся
мимо кошмарам так и не удалось вторгнуться в сон измученного беглеца.



                       3. ВЫЗВАННЫЙ И ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ

     Отразившись от гладкой каменной стены, тонкий солнечный лучик  проник
в полутемную пещеру и упал на заросшее щетиной лицо  спящего  человека.  С
легким вздохом Иеро пробудился  и,  зевнув,  выглянул  из  своего  убежища
сквозь дырочку в куче хвороста, закрывавшей лаз.
     Глазам открылась примерно та же картина, что и днем раньше:  странные
травы и кусты уже развернулись и с наслаждением подставляли листья теплому
утреннему  ветерку.  Некоторые  из  них  выглядели  немного   помятыми   и
обкусанными, но ни одно не казалось умирающим. Однако сейчас Иеро  гораздо
больше заботили собственные нужды. Он быстро обследовал остатки вчерашнего
ужина и без особого удовольствия принялся жевать холодное и жесткое  сырое
мясо. Вкусовые достоинства пищи его не волновали; надо было задать  работу
урчавшему от голода желудку.
     Закончив есть и завернув последние  кусочки  мяса  в  шкурку,  путник
отправился к луже, где смог вдоволь напиться и смыть с тела приставший  за
ночь песок. Здесь же, присев на корточки, он внимательно осмотрел  остатки
своей вчерашней трапезы - прожорливые муравьи за ночь отскоблили брошенные
у лужи куски шкуры и кости дочиста. Выбрав из  этой  кучки  все  полезное,
Иеро занялся исследованием валявшихся поблизости камней и вскоре  подобрал
несколько отличных обломков  кремня.  Примерно  через  час  он  был  готов
покинуть приютивший его оазис, но только уже гораздо лучше  экипированным,
чем в тот момент, когда полубесчувственные ноги привели его  к  курящемуся
кратеру.
     На голове теперь красовалась  широкая  круглая  шляпа,  сделанная  из
обглоданных муравьями ребер, которые Иеро переплел  листьями,  а  с  плеча
свешивались два кожаных бурдюка: один -  с  водой  из  лужи,  второй  -  с
остатками мяса, костяными иголками и тяжелыми кремневыми лезвиями. Он даже
умудрился кое-как побриться наиболее острым каменным  осколком.  Но  самое
главное, в заветном бурдючке  лежал  увесистый  кусок  минерала,  который,
ударяясь о кремень, высекал обильные искры. Значит, если удастся  отыскать
топливо, у него будет огонь.
     Остановившись на обращенном к западу  крае  кратерного  гребня,  Иеро
обернулся,  чтобы  посмотреть  вниз,   и   вдруг   почувствовал   странную
признательность к этому небольшому клочку  земли.  Когда  он,  страждущий,
пришел сюда, оазис дал  ему  пищу,  воду  и  надежное  убежище.  Священник
склонил голову в  благодарственной  молитве  и,  повернувшись,  перешагнул
через верхушку гребня. Сбежав вниз по пологому откосу, он  волчьим  скоком
устремился прочь от гостеприимной впадины. Правая  рука  сжимала  каменный
клинок,  толстый  конец  которого  был  превращен  в  удобную  рукоять.  К
сожалению, несмотря на устрашающий вид  оружия,  им  можно  было  наносить
только колющие удары.
     Пройдя несколько шагов, Иеро обнаружил, что снова угодил  в  духовку.
Яркие лучи солнца,  отражаясь  от  камней  и  искрящегося  песка,  слепили
привыкшие к тени глаза. Тем не  менее  весь  вид  протянувшейся  на  запад
пустыни обнадеживал  одиноко  бредущего  путника.  То  там,  то  здесь  из
многочисленных трещин торчали древесные  побеги,  в  основном  высохшие  и
бесплодные, но кое-где и зеленые. Стали появляться разнообразные  кактусы,
под колючей оболочкой которых  таилась  сочная  мякоть.  Так  что  пустыня
впереди определенно оживала. Иеро строго следовал выбранному  направлению,
пытаясь одновременно припомнить детали карт этого района.
     Положение звезд, которое путник наблюдал вчера  ночью,  лишь  немного
отличалось от виденного им в Д'Алва. Вполне возможно, что он находится  на
той же широте. Однако ему пришлось проделать большой путь с  похитителями,
ведь Джозато  намеревался  отослать  врага  как  можно  дальше  от  границ
королевства. А потом вновь напичкать наркотиками и перерезать глотку!  Они
знают, что о его физическом уничтожении мгновенно станет известно  близким
людям, например Лучар. А если Иеро просто  исчезнет,  те  будут  удивлены,
напуганы, но сохранят надежду и, возможно, не предпримут пока  решительных
действий... Ну ладно, хватит об этом! Важнее другое: где он теперь?
     Запад.  Ею  везли  почти  строго  на  запад,   подальше   от   границ
королевства. Иеро снова представил себе карту местности: судя по  звездам,
если караван и отклонился на юг, то очень незначительно. Поэтому, повернув
сейчас на север, он должен вскоре выйти на равнину. Там могут  встретиться
люди, возможно - дружелюбные, а может - нет. Значит,  путь  на  север  для
него закрыт: слишком велика вероятность, что там ждет новая засада.
     Оставалось признать, что Амибал,  Джозато  и  колдуны  Нечистого,  их
возможные советчики, разработали превосходный план. И, поскольку люди  они
серьезные и предусмотрительные, совершенно неясно, что будет  предпринято,
когда от конвоировавших пленника бледнокожих гномов не  придет  ни  одного
сообщения.  Вполне  вероятно,  что  у  врагов  возникнут  сомнения.   Ведь
трубившие в рога люди так и не нашли его труп. И прямо  сейчас,  возможно,
по цепи вражеских  гонцов  летят  новые  сообщения,  новые  приказы  взять
след... если, конечно, это уже не сделано.
     Хорошо... Где же они начнут искать? Естественно, на севере: оттуда он
появился, туда в случае чего отправится за помощью. Не пойдет же на  юг  -
прямо в лапы Нечистого и его приспешников? Судя по всему, выбор не велик.
     Что ж, он, конечно, пойдет на север, но не сразу и не той дорогой, на
которой будут ждать. Надо отклониться далеко на запад, в те  области,  что
еще не отмечены на картах, и уже потом,  оторвавшись  от  преследователей,
повернуть на север и встретить  врагов  там,  где  они  меньше  всего  его
ожидают.
     Придется, видимо, расстаться пока  с  надеждой  увидеть  Лучар,  хотя
больно от одной только мысли об этом. Несмотря на потерю ментальной  силы,
Иеро был уверен, что его возлюбленная жива. Их  связь  прочна,  и  стучись
что, он бы наверняка почувствовал. Нет, Лучар определенно жива, и пока  ей
ничто не угрожает. Рядом верный Митраш, а в случае чего придут  на  помощь
эливенеры. Да и Клуц,  раз  хозяина  нет  рядом,  будет  ее  слушаться.  А
венценосный отец? Ему Иеро успей рассказать достаточно, чтобы тот держался
настороже. При любом раскладе и молодому принцу крови, и продажному  жрецу
предстоит еще немало потрудиться, чтобы уничтожить королевский дом Д'Алва.
     Но беда придет на побережье - если  она  уже  не  там.  Как  принц  и
престолонаследник, Иеро пытался поднять королевство  против  Нечистого,  и
теперь все его начинания пошли прахом. Однако не следует забывать, что  он
еще и эмиссар далекой северной республики  в  этих  странных  государствах
полуденного юга. Поэтому его первейшей  обязанностью  остается  неустанная
борьба с врагом; нельзя складывать оружия ни на секунду. И если ментальные
силы не возвратятся... что ж, придется обойтись без них и отыскать  что-то
другое. Пока кровь течет в жилах, надо идти вперед, жертвуя всем ради  той
миссии, которую возложили на него Отцы Церкви и брат Альдо.
     И бронзовокожий человек неспешной рысцой преодолевал милю  за  милей,
опаляемый  беспощадным  огнем,  который  лился  с  небес.   Острые   глаза
священника  не  упускали  ни  одной,  даже  самой  незначительной   детали
ландшафта. Появились маленькие бурые птички, следившие за  ним  с  высоких
каменных глыб, а кактусов и кустарников стало еще больше. Медленно,  почти
незаметно  синеватый  оттенок  почвы  сменялся  обычным,  серовато-желтым.
Семейство каких-то зверьков озадаченно уставилось на  него  из  вырытых  в
пологом склоне холма нор, но, казалось, присутствие человека  не  особенно
встревожило крохотных грызунов. Оглянувшись, Иеро  увидел,  что  зверюшки,
позабыв  о  нем,  возвратились  к  прерванным  занятиям.  Это   наблюдение
чрезвычайно его обрадовало: раз человека не  боятся,  значит,  люди  здесь
встречаются очень редко.
     А единственное, что сейчас необходимо, - это остаться незамеченным. И
каждая пройденная  миля  уводит  все  дальше  и  дальше  туда,  где  легко
затеряться в бескрайних степях, в безбрежных джунглях и, наконец, пропасть
из поля зрения врагов. Поиски союзников можно отложить на будущее; главное
- спрятаться,  исчезнуть,  раствориться  в  воздухе,  не  оставив  никаких
следов.
     Когда день  начал  клониться  к  закату,  Иеро  принялся  подыскивать
убежище на ночь. Пища больше  не  заботила  его:  в  кожаном  мешке  кроме
вчерашнего мяса лежало несколько плодов кактуса с  тщательно  отскобленной
колючей кожурой. Подобные кактусы встречались далеко на  севере,  в  лесах
Канды, и метс хорошо знал, что  растущие  на  них  колючие  шарики  весьма
питательны и вдобавок еще  недурны  на  вкус.  Вскоре  после  полудня  ему
посчастливилось наткнуться на гнездо не то птицы, не то ящерицы. Путник  с
удовольствием  полакомился  крупными,   похожими   на   куриные,   яйцами.
Метсианские Стражи Границы могли выжить почти в любой местности, и сейчас,
когда перед ним простиралась земля, которая намного плодороднее только что
пройденной пустыни, Иеро уже не боялся умереть от голода и жажды.  Но  раз
тут есть жизнь, значит, есть и хищники. Стало быть, с приходом ночи  нужно
подыскать подходящее убежище, чтобы случайно  не  попасть  кому-нибудь  на
ужин.
     Часом позже ему повезло и  в  этом  -  удалось  обнаружить  невысокий
каменный холмик, одна из сторон которого уходила вверх  почти  под  прямым
углом.  И  на  этой  практически  отвесной  стене  имелся  выступ,  совсем
маленький, но не настолько, чтобы  священник  не  сумел  улечься  на  нем,
спрятавшись поп нависавшим сверху карнизом. Забившись в узкую щель, он тут
же обнаружил, что выступ изогнут наподобие чайной ложки и  это  углубление
наполнено старым пеплом и полусгоревшими сучьями. Скрючившись  под  низкой
каменной крышей, Иеро разжег маленький костер, подкармливая пламя  наскоро
собранными сухими ветками.  По  крайней  мере,  в  таком  убежище  он  мог
позволить себе запалить огонь: только с юга,  и  то  с  довольно  близкого
расстояния, можно было разглядеть чуть заметное мерцание пламени.
     Если  бы  не  пышные  усы,  его  сейчас  можно  было  бы  принять  за
индейца-охотника, устроившегося на ночлег, как и много тысяч лет назад, на
каменном столбе где-то  посреди  необъятной  прерии.  Священник  проглотил
скудный ужин, состоявший из обжаренного на костре мяса и плодов  кактусов,
но так и не притронулся к бурдюку с водой. Пока он не особенно страдал  от
жажды, я стоило поберечь ту довольно неприятную на вкус жидкость,  которая
все равно оставалась водой - величайшей  ценностью  в  засушливых  степях.
Перед ним на краю выступа лежали стебли кактуса. Брошенные в  костер,  они
могли послужить надежной защитой от  любого  хищника,  который  в  поисках
добычи рискнул бы забраться под манящую каменную крышу.
     Повернувшись  за  ветками,   священник   внезапно   заметил   кое-что
пропущенное им при первоначальном,  кратком  осмотре.  В  слабых  отсветах
костра на потолке и стенах  ниши  виднелись  странные  рисунки,  настолько
блеклые, что при всем старании он ничего не сумел различить. Еле  заметные
черточки на камне смутно напоминали фигурки людей  и  животных,  но  каких
животных и каких людей? Столь неожиданно обнаружив,  что  не  ему  первому
пришло в  голову  использовать  это  место  для  ночлега,  Иеро  почему-то
приободрился.
     Он оглядел раскинувшуюся перед  ним  равнину,  залитую  ярким  лунным
светом;  где-то  вдали  ее  поверхность  скрадывала  повисшая  над  землей
туманная дымка. В небе безмятежно  сияли  звезды,  а  застывший  под  ними
черно-серебристый  "карандашный"  пейзаж,  изобилующий  резко  очерченными
контурами,  казался  священнику  искаженным  зеркальным  отражением   того
красочного мира, по которому он путешествовал днем.
     Неподалеку завыл волк,  и  его  зов  был  мгновенно  подхвачен  целой
дюжиной глоток. Иеро с минуту напряженно  вслушивался  в  ночной  концерт,
пока не стало ясно, что серые охотники идут не по его  следам.  Взлаивания
здешних волков совсем не походили на жуткий вой их северных собратьев,  но
стая была многочисленной. Наконец  Иеро  облегченно  улыбнулся:  они  явно
гнали какого-то зверя, причем далеко в сторону от его убежища. Когда звуки
погони окончательно стихли, он притушил костер, оставив лишь тлеющие угли,
и устало откинулся на подстилку из веток. Он знал, что проснется  вовремя,
чтобы поддержать угасающий огонь.
     Тихо лежа в темноте, священник некоторое время  пытался  предугадать,
что ждет впереди, прекрасно сознавая всю  тщетность  этих  попыток.  Сорок
Символов и сопутствующий им кристальный шар остались там, в Д'Алва.  Да  и
чего бы он добился с их помощью, потеряв талант? Нет, теперь для него  это
просто груда бесполезного хлама. Нужно свыкнуться с  тем,  что  завтрашний
день, как у большинства живущих на Земле людей, полон  неопределенности...
он должен  с  благодарностью  принимать  те  испытания,  которые  посылает
Господь...  Наконец  путник  задремал  вполглаза,  оставаясь   по-прежнему
настороже. Сначала никакие видения не тревожили его  сон,  но  вот  пальцы
священника судорожно сжались, а на скулах заиграли желваки. Однако это  не
разбудило его - грудь Иеро продолжала мерно вздыматься, а глаза так  и  не
открылись. Казалось, все замерло на искрящейся в лунном свете  равнине,  и
ни один угрожающий крик не разорвал прозрачный ночной воздух.
     И все же где-то глубоко в подсознании мирно  спящего  воина  замерцал
сигнал   тревоги.   Возможно,   его   ментальные   способности   оказались
подавленными лишь частично, и  теперь  оборванные  нервные  окончания  еще
недавно прекрасно отлаженной системы встревоженно бились, пытаясь о чем-то
предупредить оглохший и ослепший разум.  Иеро  видел  сон.  Он  летел  над
удивительной, странной долиной. Там было  множество  холмов  -  пурпурных,
курящихся туманом, что вставал из зеленых ложбин, зажатых  между  пологими
склонами.  Округлые,  причудливой  формы  вершины  поросли  густым  лесом.
Странные курганы, ничего общего со столь часто  виденными  им  каменистыми
холмами родного севера... Священник вздохнул во сне и  пошевелил  затекшей
рукой. Непонятное сновидение потихоньку ускользало из дремлющего сознания,
но почему-то он был теперь твердо уверен, что еще увидит пурпурные  холмы.
Они казались очень красивыми.
     Иеро встал задолго перед восходом солнца и без промедления отправился
добывать пропитание. Ночной  холодок  все  еще  давал  о  себе  знать,  но
священник быстро согрелся, разыскивая следы. Наконец на небольшой полянке,
затененной кронами невысоких деревьев, он  обнаружил  -  еще  один  добрый
знак! - отчетливые  отпечатки  маленьких  копыт.  Следы  оказались  совсем
свежими, и, принюхавшись, Иеро смог даже уловить  слабый  мускусный  запах
там, где зверь потерся боком о шершавый ствол.  Он  бесшумно  двинулся  по
следу, отметив, что, по всей  видимости,  маленькое  копытное  чувствовало
себя здесь вольготно: то и дело зверь останавливался,  чтобы  полакомиться
свежими зелеными листочками.  Священник  прибавил  шагу  и  вскоре  увидел
животное - небольшую антилопу с  забавно  торчащими  рожками  и  полосатой
спинкой.
     "Что ж, - решил он,  -  настало  время  проверить  в  действии  новое
оружие".  Иеро  начал  мастерить  его,  как  только   вступил   в   полосу
кустарников, но закончить работу удалось только к вечеру,  как  раз  перед
тем, как он устроился на ночлег на каменном  уступе.  Для  священника  это
оружие было действительно новым  и  непривычным,  хотя,  по  свидетельству
летописей Аббатства, человечество пользовалось им еще  десятки  тысяч  лет
назад. Широкий кожаный ремень, висевший у него на плече,  с  обоих  концов
разделяйся на три  короткие  полоски,  к  каждой  из  которых  был  прочно
привязан  округлый  камень.  Пробираясь  вперед   сквозь   заросли,   Иеро
нетерпеливо теребил ремешки бело, в какой уже раз стараясь убедиться,  что
камни закреплены надежно и не выпадут из узла в самый неподходящий момент.
     Итак, подкравшись к жертве как можно  ближе,  он  с  криком  выскочил
из-за куста и, раскрутив кожаную полосу над головой, мощным рывком  метнул
ее под ноги остолбеневшему от удивления животному.
     Когда же антилопа наконец сообразила, что  пора  спасаться  бегством,
ремень прочно обвил ее передние ноги, и бедный зверь, не  успев  закончить
прыжка, повалился в затрещавшие заросли  кустарника.  Священнику  осталось
лишь  сделать  несколько  шагов  и  добить  его  ударом  каменного   меча.
Разделывая добычу, он не раз бросал уважительные взгляды на лежащий  рядом
кожаный ремень.
     Через несколько минут он уже шагал  обратно  к  убежищу,  вскинув  на
плечо завернутые в шкуру куски мяса. Правда, пришлось немного повозиться и
закопать внутренности животного, чтобы не привлекать любителей  падали  со
всей округи, хотя метс и не особенно опасался здешних хищников, охотящихся
при дневном свете.
     Снова устроившись в расщелине, священник развел небольшой костерок и,
нарезан мясо тонкими полосками, принялся коптить его над огнем. Покончив с
этим, Иеро отделил от  черепа  антилопы  маленькие  изогнутые  рога.  Хотя
каждый из них оказался не длиннее его предплечья, он  не  сомневался,  что
сумеет найти им применение. Наконец, уложив  все  запасы  в  новый,  более
вместительный кожаный мешок, он старательно  уничтожил  все  следы  своего
пребывания. Заодно, воспользовавшись передышкой, путник тщательно осмотрел
сандалии; потертые и поношенные, они, однако, еще имели  вполне  приличный
вид и не требовали серьезной починки. Вскоре он уже бодро шагал на  запад,
продираясь сквозь заросли низких деревьев и буйно разросшихся кустарников.
     Так  пролетело  четыре  дня.  Колючие,  лишенные  листьев  кустарники
постепенно  уступали  место  рощицам  зеленых  деревьев,  и  раскинувшаяся
впереди равнина, все еще такая же  открытая  и  плоская,  теперь  походила
скорее на прерию, чем на выжженную солнцем, почти бесплодную  полупустыню.
Появилась вода  -  сначала  редкие  грязные  лужи,  потом  мелкие,  быстро
несущиеся по песчаному руслу мутноватые потоки.  Путь,  пролагаемый  Иеро,
теперь пошел на подъем - незаметно, зато неуклонно.
     По  дороге  Иеро  больше  ни  разу  не  заметил  следов,  оставленных
человеком. Казалось, кострище под  скалистым  карнизом  было  единственным
подтверждением того, что люди посещали эти места. Припоминая уроки в школе
Аббатства, Иеро с трудом мог поверить, что несколько тысяч лет назад здесь
обитало столько людей, что его народ остался бы  незамеченным  среди  этой
огромной массы. И в очередной раз  он  ужаснулся  тому,  какие  чудовищные
изменения принесла в мир Смерть. Однако, что бы ни  случилось  в  прошлом,
поздно сокрушаться  о  старых  грехах,  тем  более  что  человечество  уже
заплатило за них чудовищную  цену.  И  в  эту  бездну  Нечистый  и  Темное
Братство хотят снова ввергнуть Землю! Губы священника упрямо сжались. Чего
бы то ни стоило, он расстроит черные козни.
     Жизнь в  этих  безлюдных  местах  била  ключом.  Странник  мог  легко
раздобыть свежее мясо на обед и несколько раз сам чуть  было  не  послужил
обедом, если бы не его постоянная бдительность и осторожность.
     Антилопы здесь бегали целыми табунами, причем настолько большими, что
Иеро предпочитал порой благоразумно уклоняться от встречи с  лесом  острых
рогов. Попадались и олени, в основном  -  безрогие  самцы,  которые  также
сбивались в группы в это время года.
     Порой священник замечал совершенно незнакомых зверей, как  правило  -
небольших, но иногда встречались гиганты, которых он,  не  жалея  времени,
обходил стороной. Некоторые из загадочных исполинов  отдаленно  напоминали
то ночное чудище, что несколько месяцев назад, еще  во  время  путешествия
Иеро на юг, с шумом и грохотом вломилось в их лагерь. На мордах  страшилищ
торчали длинные трубообразные отростки, толстые ноги оканчивались широкими
разлапистыми ступнями, а изо рта выглядывали внушительных размеров бивни -
изжелта-серые, хищно  загнутые  вниз.  У  берегов  все  более  полноводных
потоков путник несколько раз видел стада животных, размерами не уступающих
хоботным, но более приземистых, с огромной головой и пастью, полной кривых
зубов. Несмотря на то что  эти  существа  казались  довольно  миролюбивыми
пожирателями водорослей, метс старался  все  же  не  раздражать  их  своим
присутствием. Однажды он  наблюдал  издалека  небольшое  стадо  диковинных
длинноногих тварей, передвигавшихся,  как  и  хопперы,  огромными  мощными
прыжками,  и  счел  их  дальними  родственниками  пушистым  скакунов.  Эта
неожиданная встреча навеяла воспоминания. Он печально  подумал  о  Сеги  с
Клуцем, им сильных ногах и  широких  спинах,  затем  его  мысли  незаметно
обратились к Лучар, и пришлось собрать  все  мужество,  чтобы  по-прежнему
идти вперед, удаляясь от нее с каждым шагом.
     Поскольку  на  травоядных  обитателей  равнины  постоянно   охотились
всевозможные хищники, ночи Иеро предпочитал проводить на высоких деревьях,
хотя однажды похожая на кота-переростка тварь добралась  до  него  и  там.
Удар увесистым каменным обломком по голове заставил ее злобно корчиться на
земле; немного очухавшись, древесная кошка со злобным рычанием  удалилась,
по-видимому, на поиски более легкой добычи.
     Пожалуй, судьба хранила  Иеро  от  встреч  с  действительно  опасными
хищниками. Ведь здесь водились кошачьи и покрупнее, например  царственного
вида полосатый  красавец  с  коротким  пушистым  хвостом  и  заостренными,
похожими на саблю, клыками, украшающими массивную нижнюю челюсть.  Размеры
его были настолько велики,  что  он  мог  охотиться  на  любых  травоядных
животных, за исключением разве что самых огромных. Заметив, что саблезубые
исполины любят устраивать засады у водопоя, Иеро стал долго осматриваться,
прежде чем войти в озерцо или  речушку  и  наполнить  водой  кожаный  мех.
Попадались также и волки -  крупные  звери,  довольно  похожие  на  хорошо
знакомых ему северных волков, только чуть пониже в холке и с менее  густым
мехом, немного непривычного для его глаза рыжеватого оттенка.  И  наконец,
здесь целыми стаями  бродили  маленькие  шакалоподобные  хищники,  которые
всегда настолько громко выли и лаяли, что Иеро обязательно успевал задолго
до их появления забраться на дерево.
     Конечно, он мог теперь позволить  себе  прервать  путь  на  несколько
пней, чтобы передохнуть и изготовить лучшее оружие, но ему  совершенно  не
хотелось  останавливаться.  Чья-то   чужая   воля,   медленно,   незаметно
подчиняющая себе мозг священника, заставляла его без  передышки  двигаться
вперед, делая привалы лишь в случаях крайней необходимости. Он охотился на
мелких зверюшек, встречавшихся по пути, а по ночам,  если  не  приходилось
прятаться на дереве, жег маленькие костерки,  провяливая  мясо  в  дорогу.
Однажды утром, взглянув на солнце, Иеро автоматически отметил, что, должно
быть,  отклонился  к  югу  несколько  больше,  чем  рассчитывал,  но   это
наблюдение почему-то нисколько  не  взволновало  его.  Кто-то  или  что-то
ненавязчиво, чуть заметно направляло и контролировало все его  действия  и
помыслы, однако это неощутимое влияние нисколько не  затрагивало  жизненно
важных рефлексов, и поэтому, продолжая  стремиться  вперед,  он  оставался
по-прежнему бдителен и осторожен.
     На шестой день после ночевки на выступе скалы, где он нашел кострище,
Иеро выбрался на гребень небольшой возвышенности, откуда, напрягая  глаза,
смог различить где-то на юго-западе узкую синюю полоску. Мысль о том,  что
столь часто являвшаяся в сновидениях цель  уже  совсем  близка,  заставила
сильнее забиться сердце. Да, скоро он увидит прекрасные холмы, побродит по
их отлогим склонам и лесистым вершинам. Это странное желание, безраздельно
завладевшее всем его существом, по-видимому, вообще не имело ничего общего
с первоначальными планами священника. А любые мысли  о  том,  что  он  все
больше и больше отклоняется от своего маршрута, просто не вызывали никакой
тревоги.  Таинственный  рыболов  умело  забросил  удочку,  и   ничего   не
подозревающая рыбка крепко попалась на крючок.
     А может, гораздо более важным оказалось внезапно  обеспокоившее  Иеро
открытие - он обнаружил слежку!
     Несколько раз по дороге путник замечал странные вещи. Вот и сейчас  -
солнце уже клонится к закату, день миновал, но  почему-то  снова  накатило
странное напряжение. Сегодня дважды птицы целыми стаями - ни с того, ни  с
сего! - срывались с веток за  его  спиной,  и  только  глупец  мог  бы  не
заметить их тревогу. Да, он не видел и не слышал ровным счетом ничего, что
помогло бы облечь подозрения в осязаемую форму, но постоянно ощущал чье-то
присутствие за спиной. Пусть верно служившая ему  раньше  ментальная  мощь
иссякла, но чутье охотника предостерегало - так любое  животное  узнает  о
том, что его преследуют.
     Священник склонялся к предположению, что за ним увязался  здоровенный
степной волк; кошачьи, насколько он знал, никогда не охотились по  запаху.
Однако не стоило исключать и того, что за  ним  шел  по  пятам  совершенно
незнакомый, опасный  зверь;  необъятные  просторы  материка,  в  древности
называвшегося Северной Америкой, теперь кишели  бесконечно  разнообразными
жизненными формами.
     И все же Иеро пребывал в недоумении: порою  преследователь  вел  себя
странно. Кто бы то ни был, он явно не спешил нападать, и  порой  священник
чувствовал его присутствие совсем слабо, как будто тот останавливался  или
вообще начинал удаляться. Но потом инстинкты  опять  принимались  отчаянно
бить тревогу, словно  охотящееся  за  ним  существо  снова  брало  след  и
пускалось в погоню, двигаясь с  удивительной  скоростью.  Такое  поведение
было совершенно не свойственно волку или любому похожему  на  него  зверю.
Значит, еще один человек? Но он не видел ни струйки  дыма,  ни  проблесков
далекого пламени во мраке ночи, что само по себе еще  ничего  не  значило:
преследователь мог обращаться с огнем так же аккуратно, как и жертва.
     Наконец Иеро пришел к выводу, что время решительных действий  еще  не
настало, пока  надо  вести  себя  осмотрительнее  и  подстерегать  удачный
случай. Ведь тот, кто идет за ним, рано или  поздно  непременно  обнаружит
себя, лучше поглядеть на преследователя  из  надежного  укрытия.  Поэтому,
продолжая шагать  к  постепенно  вырастающим  на  горизонте  холмам,  Иеро
постоянно высматривал подходящее для засады место.
     Большую  часть  ночи  священник  провел  на  дереве,  вслушиваясь   и
вглядываясь, но, к его удивлению, в звуках ночной саванны не  было  ничего
необычного. Крики охотников и жертв, далекий топот копыт,  шорох  травы  -
все это он слышал прошлой и позапрошлой ночью. Стадо толстокожих  хоботных
пронеслось мимо, и Иеро, стараясь не  дышать,  приник  к  ветке.  Хотя  он
всегда выбирал для ночлега наиболее толстые деревья и сегодня  не  изменил
этому правилу, ему совсем не хотелось  проверять,  сможет  ли  разъяренный
зверь  повалить  гигантский  ствол.  Через  некоторое   время   священника
насторожил страшный рев, весьма отдаленный, но тем  не  менее  заставивший
дрожать и сотрясаться землю. Он моментально представил себе, как  огромный
саблезубый кот сцепился с одним из тех животных, что недавно пробежали под
деревом. После этого ничто больше не беспокоило священника, и  под  конец,
крепко привязав себя к ветке, он заснул и  проспал  так  почти  до  самого
утра.
     Рассвет застал его уже на ногах; посматривая по  сторонам  -  нет  ли
признаков погони? - Иеро бодро шагал к заветным холмам, стараясь держаться
поближе к высоким деревьям и термитникам. Последние начали появляться  все
чаще и чаще, причем священник сразу оценил, какие это надежные укрытия для
засады или наблюдений.
     Ближе к полудню он все-таки не удержался и забрался на одно  из  этих
причудливых сооружений, чтобы  осмотреться  и  заодно  перекусить  вяленым
мясом и ягодами.
     Стайка птиц с испуганным писком взметнулась  в  воздух  там,  где  он
прошел совсем недавно. Путник отложил недоеденный кусок. Аккуратно спрятав
мясо обратно в мешок, Иеро пристроился за одним из бугристых  наростов  на
макушке термитника. Похоже, таинственный преследователь  наконец-то  решил
познакомиться с ним поближе. Священник бросил еще один быстрый  взгляд  за
спину - пара высоких деревьев неподалеку послужит  прекрасным  местом  для
отступления, если придется сменить позицию.
     Заросли кустарника  впереди  заколыхались,  словно  чье-то  массивное
туловище  осторожно  раздвигало  колючие  ветки.   Сидящий   на   верхушке
термитника Иеро заранее напряг мускулы, готовясь к прыжку  и  немедленному
отступлению, если выяснится, что со зверем не совладать. Судя по треску  и
шорохам, которые производило чудище, продираясь сквозь кусты,  габариты  у
него были солидные.
     Вдруг яркий солнечный луч ударил в лицо Иеро, отразившись от  чего-то
блестящего, и в тот  же  миг  треск  веток  оборвался,  и  существо  робко
выступило из зарослей. Иеро, не веря своим глазам, в  изумлении  уставился
на незадачливого пришельца; наконец  счастливая  улыбка  заиграла  на  его
губах. Он едва сдержал крик радости.
     По песчаной насыпи неспешно,  словно  направляясь  после  прогулки  в
уютное стойло, прыгал его пушистый скакун. На  спине  животного  болталось
высокое седло, с боков свисали кожаные поножи. К  седлу  были  приторочены
весьма объемистые баулы, из которых торчали острые и  блестящие  предметы,
столь неожиданно привлекшие внимание  Иеро.  Попрыгунчик  Сеги  наконец-то
нашел хозяина!
     Впрочем, даже если бы тот - что было бы странно  -  не  узнал  своего
скакуна, вид заветного копья, которое когда-то составляло часть снаряжения
Клуца, а теперь красовалось у седла хоппера, мог развеять любые сомнения.
     Иеро слез с термитника и медленно двинулся вперед по насыпи, тихонько
подзывая прыгуна. Услышав свое имя, Сеги удивленно  заложил  одно  ухо  за
спину, но  остался  на  месте,  не  выказывая  признаков  беспокойства  и,
по-видимому, не собираясь удирать от  приближавшегося  к  нему  загорелого
человека в  грязных  отрепьях.  Когда  священник  подошел  совсем  близко,
попрыгунчик   наклонил   голову   и   тщательно   обнюхал   его.    Потом,
удовлетворенный осмотром, он столбиком уселся  на  пушистый  хвост,  глядя
решительно  и  гордо,  словно  говоря:  "Ну  вот,  моя  работа   окончена.
Посмотрим, что теперь ты сделаешь".
     Довольно долгое время Иеро простоял молча, уткнувшись лицом в  мягкое
плечо скакуна. За подобную удачу  стоило  помолиться  еще  раз  -  Господь
послал ему царский подарок в бесплодной пустыне! Помахивая длинными ушами,
Сеги  терпеливо  ждал,  пока  его  хозяин  справится  с  волной   внезапно
нахлынувших чувств и прикажет, что делать дальше.
     Наконец, словно проснувшись, священник ласково потрепал пушистый  бок
хоппера и принялся разбирать его ношу.
     Вначале он вытащил из мешка копье с тяжелым  плоским  наконечником  и
крестообразной распоркой, закрепленной  позади  лезвия,  -  похожие  копья
когда-то изготовлялись в средневековой Европе. Иеро  аккуратно  высвободил
оружие из чехла и положил на траву. Развернув  следующий  пакет,  он  даже
присвистнул от восторга: здесь находилось все его военное снаряжение!  Там
был даже старый короткий меч с  клеймом  древнего,  уже  давно  позабытого
государства, подаренный ему на окончание академии. Перекинув  через  плечо
широкий кожаный ремень и ощутив за спиной  приятную  тяжесть,  Иеро  вновь
почувствовал себя счастливым и полным сил.
     Итак,  копье,  меч  и  кинжал,  отличный   шестидюймовый   кинжал   с
обоюдоострым лезвием и рукояткой из оленьего рога! Затем рядом  с  оружием
на траве оказались  кожаный  пояс  и  небольшая,  но  удивительно  тяжелая
коробочка из дубленой кожи,  открыв  которую,  Иеро  обнаружил  магический
кристалл и гадательные  символы.  Последними  из  мешка  были  вынуты  два
увесистых пакета с сушеным мясом,  специально  приготовленным  для  долгих
путешествий. Теперь он не сомневался, кто послал ему все это!
     Но где же ее письмо? Проворные пальцы метса принялись дюйм за  дюймом
исследовать сбрую хоппера. Однако после беглого осмотра удалось обнаружить
лишь небольшую фляжку -  очень  полезный  предмет  для  путешествий.  Черт
возьми, да где же оно? Иеро был убежден, что послание должно  быть  где-то
здесь, совсем рядом!
     Стоп! Иеро заложил руки за спину и  попытался  рассуждать  логически.
"Пошевели мозгами, дубина! - убеждал он себя.  -  Сеги  могли  убить...  -
Попрыгунчик засунул холодный нос прямо в волосы  священника  и  возмущенно
фыркнул. - Как бы ты поступил на ее  месте,  зная  это?  Неужели  приколол
чертово письмо к  левому  уху  хоппера,  чтобы  кто  угодно  мог  найти  и
прочитать его?"
     После  долгих  поисков  он   нашел-таки   под   седельной   покрышкой
вожделенное послание -  клочок  бумаги,  припрятанный  в  малюсенький,  не
больше ногтя, мешочек из хорошо промасленной кожи.
     Дрожащими руками священник развернул бумажку и, не  обращая  внимания
на нещадно палящее светило, погрузился в чтение. Над его  головой  в  такт
дыханию трепетали розовые ноздри  прыгуна,  вбирая  разнообразные  запахи,
которые нес легкий ветерок.  Однако  в  них  не  таилось  угрозы,  поэтому
голенастые ноги Сеги оставались по-прежнему расслабленными. А  его  хозяин
снова и снова перечитывал  несколько  строчек,  торопливо  набросанных  на
смятом листке бумаги:

     "Дорогой мой! Я знаю, что ты жив. Не знаю только, где ты и что они  с
тобой сделали. Кто виноват во всем этом, мне, конечно, понятно. Раз ты  не
умер, а я никак не  могу  прикоснуться  к  твоему  сознанию,  значит,  без
Нечистого здесь не обошлось. Я бы с радостью послала к тебе Клуца,  но  он
убежал той же ночью. Конюх говорит, что он страшно бился и ревел  в  своем
стойле, а когда его попытались успокоить, сломал ворота и мгновенно  исчез
в темноте. Стражники утверждают,  что  незадолго  перед  рассветом  видели
животное на северной дороге. Наверно, он последовал за тобой, так что будь
готов к встрече. На балу один из гостей пытался убить короля. Этот человек
так и не заговорил. Даниэль ранен серьезно, но выживет. Мой  кузен  Амибал
куда-то подевался, и никто не может сказать, где он теперь.  Джозато  тоже
исчез. Даже верховный жрец ничего не знает о  нем.  В  казармах  пока  все
спокойно, а Митраш теперь постоянно со мной. Он просил передать тебе,  что
уже разослал людей на поиски и сообщил обо всем друзьям.  Да  хранит  тебя
Господь, любимый! Я оставила в мозгу Сеги еще одно сообщение. Если  хоппер
сможет тебя найти, он это сделает. Возвращайся скорей ко мне! Твоя Л."

     Иеро был рад, что никто, кроме Сеги, не видит его сейчас. Кто бы  мог
представить, что  опытнейший  киллмен,  один  из  самых  отчаянных  лесных
рейнджеров севера, будет плакать в три ручья над письмом любимой женщины.
     Вытирая слезы, он еще раз поблагодарил Бога за то, что у  него  такая
жена. Она ведь еще совсем ребенок! Но какое самообладание! Раз  Иеро  жив,
значит, надо попытаться помочь ему. Сбежал Клуц - пошлем второго  скакуна,
пусть и лучшего из хопперов королевства. Иеро восхищенно покачал  головой.
Он мог поспорить, что охрана во дворце уже удвоена и все войска  приведены
в боевую  готовность.  И  как  проницательно  она  подметила  исчезновение
молодого герцога и главы канцелярии верховного жреца!  А  главное,  теперь
совершенно ясно, что заговорщикам будет непросто добраться до нее.  Митраш
ведь разослал сообщения, так? Очень хорошо! Иеро не сомневался, что  совет
эливенеров уже знает обо всех последних событиях. Стало быть, прямо сейчас
брат Альдо и его соратники могут,  правильно  оценив  обстановку,  сделать
ответный ход. Да, прочитав письмо, священник почувствовал, что у него гора
свалилась с плеч. Даниэль и Лучар теперь в безопасности, а все королевство
- настороже. Метс получил ту помощь, которую она могла ему оказать, и  все
остальное уже зависит только от него самого. Правда, судьба Клуца  немного
его беспокоила. Куда мог подеваться лорс? Иеро еще раз погладил Сеги. Этот
попрыгунчик действительно сотворил чудо.  Обремененный  тяжелым  седлом  и
поклажей, он одолел сотни миль, терпеливо следуя за пропавшим хозяином. И,
что совсем удивительно, выглядел просто  отлично.  Даже  если  принять  во
внимание все то, что Иеро слышал о  силе  и  выносливости  этих  животных,
способности Сеги поражали воображение. Ведь он, должно быть, тоже  пересек
голубую пустыню, несколько дней обходился без воды, а потом  вынужден  был
скрываться  от  многочисленных  хищников  саванны.   И   так,   почти   не
останавливаясь,  он  продвигался  вперед  и  вперед,  пока   наконец   его
нерасторопный хозяин не отыскался. Не всякий человек способен на подобное.
Чем же он, Иеро Дистин, заслужил столь безграничную преданность?
     Ему потребовалось несколько  секунд,  чтобы  вновь  вскарабкаться  на
термитник и обозреть окрестности. Затем Иеро ослабил ремень,  удерживающий
стремена-футляры, уселся в седло и, ласково потрепав шею  хоппера,  послал
его вперед.  Сеги  передернул  ушами  и,  все  ускоряя  бег,  припустил  к
встававшей на горизонте цепи холмов. Странные курганы  по-прежнему  манили
священника в свои объятья. И потому он бездумно гнал скакуна на юго-запад,
навстречу тому, что лежало за лесистыми склонами.



                     4. ТЕМНЫЕ УГРОЗЫ, ТЕМНЫЕ СОВЕТЫ

     Где-то глубоко под землей, в мрачном помещении  с  мощными  каменными
стенами, россыпью разноцветных огней загадочно  мерцал  гигантский  экран.
Светящиеся  стеклянные  плафоны,  вделанные  в  холодный  камень,  бросали
тусклые отблески на идеально отполированную поверхность большого  круглого
стола, сложенного из черных мраморных  плит.  Вокруг  стола  на  небольших
возвышениях - так чтобы хорошо был  виден  сияющий  экран-карта  -  стояли
четыре черных кресла  с  причудливо  изогнутыми  ножками.  На  их  широких
спинках и подлокотниках  было  вырезано  множество  непонятных  значков  и
символов. Немного поодаль стояло еще одно черное кресло побольше, особенно
богато изукрашенное. Оно до сих пор пустовало.
     В  остальных  креслах  развалились  четыре  длинные  фигуры  в  серых
балахонах. На первый взгляд можно было принять их за близнецов,  настолько
похожими друг на друга казались эти люди. Все - абсолютно  безволосые  или
выбритые настолько чисто, что на черепах не оставалось ни малейших  следов
растительности. Молочно-белая  кожа,  словно  никогда  не  видела  солнца.
Заглянув в их глаза, любой человек вскрикнул бы от  ужаса:  эти  бездонные
серые омуты, в которых пылал  лишь  холодный  огонь  ненависти,  могли  бы
принадлежать случайно ожившим мертвецам.  Бледные,  болезненно-белые  лица
оставались  совершенно  бесстрастными;  их  расплывчатые  черты  с  трудом
позволяли судить о возрасте участников совещания и вместе с  тем  наводили
на мысль о  чем-то  бесконечно  древнем  и  давно  забывшем  само  понятие
"возраст". Только помаргивание ужасных глаз и едва заметные движения  рук,
касавшихся гладкой поверхности стола, обнаруживали, что жизнь  теплится  в
этих застывших восковых  манекенах.  Все  их  внимание  было  приковано  к
мерцающему экрану, и только изредка то один, то другой наклонялся и шептал
что-то соседу или, едва  шевеля  пальцами,  царапая  какие-то  пометки  на
лежавших  перед  ним  клочках  бумаги.  Высший  Совет  адептов   Нечистого
напряженно работал.
     Хотя сначала казалось, что Темные Мастера имеют совершенно одинаковую
внешность, присмотревшись, можно было заметить и кое-какие различия. Кроме
того, у каждого на груди висел цветной  медальон  -  немыслимое  сплетение
застывших нитей из какого-то странного, холодно поблескивающего  вещества.
Красный, желтый, голубой и зеленый  -  почему-то  ни  один  из  цветов  не
радовал глаз; медальоны  неуловимо  переливались  в  неярком  свете  ламп,
словно жадные и хищные глаза неведомых чудовищ. Зеленый  казался  наиболее
отвратительным; он выглядел мерзкой пародией на свежий и  насыщенный  цвет
весенней листвы. Вряд ли можно было ожидать иного  -  в  том  мире,  какой
собирались устроить на  Земле  собравшиеся  здесь  люди,  свежей  весенней
листве не отводилось места.
     Висевший над головами адептов экран походил на  паутину  разноцветных
проводков,  изгибающихся  под  неимоверными  ушами;  их  прихотливый  узор
постоянно менялся, и казалось, что эта сеть, полная  какой-то  странной  и
отвратительной  жизни,  выплескивает  в  пространство  эманацию  зла.   На
судорожно корчившихся нитях беспорядочно вспыхивали маленькие огоньки,  ни
секунды не остававшиеся на месте. Не составляло труда понять -  четверо  в
креслах прекрасно  разбираются  в  том,  что  творится  на  экране,  читая
появлявшуюся на нем информацию с  той  же  легкостью,  с  которой  обычный
человек пробегает глазами печатный текст. Никто, кроме особо избранных, не
знал языка Великого Экрана, на котором отражались все секреты и  начинания
Темного Братства, его  сокровенные  планы.  Невероятно  долго  собравшимся
здесь адептам приходилось изучать язык зла, постигать его тайные глубины -
всей жизни простого смертного едва хватило бы для  этого.  Но  теперь  они
были Мастерами, первыми в своих Кругах, и Великий Экран - уста Нечистого -
говорил им, что и как делать.
     Наконец обладатель зеленого медальона отвернулся от светящейся панели
и внимательно оглядел соседей. Если владелец  голубого  медальона  казался
наиболее молодым из собравшихся, то закутанный  в  серую  робу  повелитель
Зеленого Круга выглядел самым старым - хотя было бы нелегко объяснить,  на
чем основывается это впечатление.
     - Я собрал вас здесь, следуя  заповедям  Высшего  Совета,  где  любая
мысль имеет свой вес, а любое знание - свою цену.
     Эта традиционная фраза  походила  на  ритуальное  приветствие,  некую
формальность, открывающую заседание, что подчеркивал голос  говорившего  -
тонкий,    вибрирующий,    лишенный    всякой    эмоциональной    окраски.
Нечеловеческий, неестественный холод слышался  в  этом  голосе,  звенящем,
словно мчащаяся под откос глыба льда.
     - Итак, как самый старший среди нас,  я  обращаюсь  к  брату  С'дане,
предводителю Голубого Круга нашего ордена. Те события,  о  которых  сейчас
пойдет речь, разворачивались в основном  на  подотчетной  ему  территории,
поэтому  он  и  его  ближайшие  помощники  целиком   и   полностью   несут
ответственность за все, что там произошло. Прошу заметить, что я  упоминаю
об этом совсем не с целью обвинить брата С'дану в нерешительных  действиях
и ошибочной оценке сложившейся ситуации. Мое первоначальное заявление,  по
существу,  является  лишь  констатацией  факта;  я  также  имею   на   это
соответствующий приказ, - добавил человек с  зеленым  медальоном,  заметив
нетерпеливое движение вождя Голубого Круга.
     Глаза сидевших за столом загорелись  интересом,  и  адепт  с  зеленым
медальоном, потерев бровь, мотнул головой  в  сторону  пустого  кресла  на
возвышении.
     - Да, - продолжал он, - мне, С'лорну, первому среди мастеров Зеленого
Круга,  в  мою  южную  твердыню  было  доставлено  послание.  Послание  от
Безымянной Силы, от того, кого сейчас  нет  с  нами,  но  кто  существовал
всегда и будет существовать вечно. Любой из нас мог получить  его,  и  мне
остается только догадываться, почему для исполнения своей воли  он  выбрал
именно меня. Думаю - а я  долго  размышлял  над  этим  вопросом  во  время
путешествия, - что данное поручение было возложено на  меня,  поскольку  я
живу в наибольшем удалении от места нашей встречи. В течение  жизни  много
поколений мы, да и те, кто воспитал и выучил нас, не  считали  необходимым
проводить  подобные  встречи  во   плоти.   Сейчас   же,   видимо,   такая
необходимость назрела, раз уж мне пришлось заставить вас  добираться  сюда
столь  неудобным  способом.  Наш  Безымянный  Властитель,   Избранный   из
Избранных,  владеет  многими  секретами.  Возможно,  у  него  есть   более
исчерпывающее объяснение, но нам до поры придется удовлетвориться тем, что
было сказано выше. - С'лорн потер бледные ладони. - Ну что ж,  пусть  брат
С'дана введет нас в курс дела.
     Предводитель Голубого Круга  внешне  выглядел  совершенно  спокойным.
Пока что суд над ним еще не объявлен; остальные  могут  лишь  наблюдать  и
делать для себя выводы. Это совет равных - именно в таком качестве он  был
учрежден, чтобы избежать междоусобиц,  постоянно  затеваемых  сторонниками
Нечистого и подчас сводивших на нет хитроумные планы. Да, все они равны по
положению,  но  на  бескорыстную  помощь  рассчитывать  нечего  -  их  так
воспитывали с самого детства. Это правильно. Каждый должен справляться  со
своими  проблемами  самостоятельно.  И  хотя  последние  события  серьезно
пошатнули авторитет С'даны, другие мастера не питают к нему  вражды  из-за
постигших Голубой Круг неудач. Другое дело, если он проявит хоть  малейшие
признаки слабости или сомнения...
     Кроме того, внушали опасение загадочные инструкции, поступившие якобы
от  самого  Безымянного.  Не  ожидает  ли  его  наказание   за   бездарное
руководство  той  злополучной  карательной  операцией?  Неуловимая   дрожь
пробежала по спине Верховного Мастера Голубого Круга.
     - Первым событием, к которому я хотел бы привлечь  ваше  внимание,  -
начал он, - была  странная  смерть  Мастера  С'нерга  из  Красного  Круга.
Довольно долго его тело не могли отыскать, хотя мы уже знали, что он  либо
убит, либо взят в плен, потому что его искатель  по-прежнему  двигался  по
карте. Вскоре после этого мы понесли новые потери, в основном - животными.
Все они тоже были убиты.  Это  послужило  нам  повторным  предупреждением,
если, конечно, считать, что гибели одного  из  высоких  братьев  оказалось
недостаточно, чтобы вызвать тревогу.
     Никто не шевельнулся и не попросил слова, однако нужные акценты  были
расставлены: все поняли, что Голубой Круг отнюдь не первым принял на  себя
удар противника.
     - Потом это существо - или  существа  -  надолго  исчезло  в  трясине
Пайлуда, где даже мы не осмеливаемся появляться. И все же мы навели на его
след обитающее в тех местах  создание,  которое  сами  не  слишком  хорошо
понимаем и которого опасаемся, хотя иногда и  используем  в  своих  целях.
Насколько мне известно, пришелец убил и его. - Пауза. Прозвучала еще  одна
ключевая мысль. - Тогда мы начали уже серьезно беспокоиться.
     Каким-то образом преодолев болото,  существо  быстро  приближалось  к
границам  моего  Круга.  Теперь   мне   уже   приходилось   самостоятельно
рассчитывать его вероятный маршрут, потому  что  оно  уничтожило  искатель
С'нерга, по-видимому догадавшись о его функциях. Так или иначе, я  устроил
на него ловушку и захлопнул ее.
     Но тут нам был преподнесен сюрприз! Мы поймали  всего-навсего  одного
из этих размалеванных  священников  северных  Аббатств,  грязного  лесного
бродягу - наполовину солдата, наполовину  охотника.  Обычно  именно  таких
головорезов они и посылают куда-нибудь со  своими  дурацкими  поручениями.
Его спутников - двух  животных  и  девчонку-рабыню,  которую  он  отбил  у
местного племени каннибалов как раз в тот момент, когда они собирались  ее
съесть, - мы даже не стали преследовать. Было трудно представить, что  эта
разношерстная компания могла так переполошить всех наших людей!
     С'дана поочередно оглядел  сидящих  перед  ним  мастеров,  как  будто
взвешивая очередную фразу, прежде чем произнести ее вслух.
     - И вот здесь, признаю, я допустил ошибку. Если наш Великий План хоть
как-то пострадал по моей вине, я готов нести любую ответственность за этот
просчет. Потому что просто не мог поверить, что захваченный  нами  дикарь,
пусть даже весьма смелый и опытный воин, окажется сильным  противником.  Я
решил тогда, что Аббатства - или сам этот священник - обнаружили в Городах
Смерти какое-то новое знание - машину или странный  наркотик,  позволяющий
усиливать ментальные способности. Поэтому пленник был отправлен в твердыню
на острове Манун, где мы собирались не спеша вытянуть из него все секреты.
     Свет ламп отразился от  блестящего  черепа  мастера  Голубого  Круга,
когда он недовольно покачал головой.
     - Мы ошиблись снова. Этот человек обладал врожденными телепатическими
способностями, причем настолько мощными, что  со  временем  они  могли  бы
привести его сюда, в эту комнату -  как  и  всех  нас.  И  основным  нашим
промахом является то, что мы недооценили силу и изобретательность  жалкого
служителя культа какого-то всеми давно забытого божка!
     Неподдельная страсть, прозвучавшая в  голосе  говорившего,  заставила
С'лорна зашипеть от ненависти, но он моментально взял себя в руки, увидев,
что мастера Красного и Желтого Кругов согласно кивнули.
     - То, что случилось потом, вам  тоже  хорошо  известно,  -  продолжил
С'дана. - Он бежал! Бежал с Острова Смерти, захватив свое  оружие  и  убив
еще  одного  брата!  Предводитель  моих  Ревунов-телохранителей   каким-то
образом почувствовал тревогу и бросился за ним, но тоже был зарезан,  хотя
я лично обучал и натаскивал его не один год. А теперь вдумайтесь,  братья!
Мы до сих  пор  не  знаем,  как  все  это  проделано!  Наши  знания,  наши
информарии не дают ответа! Да, несомненно, во время  побега  этот  человек
воспользовался ментальными способностями. С их помощью он убил  одного  из
братьев - это ясно. Но без помощи наших машин - да и с их помощью  тоже  -
способны ли мы сделать нечто подобное? Вы прекрасно знаете ответ.
     Что же дальше? Опираясь больше на догадки и предположения,  мы  снова
выследили убийцу-священника, этого пера Иеро  Дистина,  о  котором  теперь
знаем так много. Оказывается, он отыскал  девчонку-оборванку  и  животных,
использовав направленный мысленный сигнал. Как ему удалось сделать это, не
разрушив собственный мозг, опять-таки  неизвестно.  Что  же  потом?  Потом
целый отряд наших слуг,  посланный  вдогонку  за  беглецами  на  одном  из
новейших кораблей,  которые  приводятся  в  движение  силами  Смерти,  вся
корабельная команда и один  из  наших  высших  братьев,  С'карн,  командир
отряда и достойный противник для кого угодно, исчезли. Все, повторяю,  все
исчезли!
     Теперь пауза  длилась  дольше:  С'дана  никак  не  мог  справиться  с
охватившей его яростью. На  лицах  остальных  мастеров  застыло  выражение
озабоченности. Казалось, даже глава Зеленого Круга С'лорн глубоко потрясен
последними словами.
     - Мы делали все, что могли. Выпускали столько  персональных  защитных
экранов, сколько успевали выдавать наши мастерские. В  районе  Внутреннего
моря подняли  на  ноги  всех  своих  людей,  все  посты.  Предупредили  об
опасности наших  братьев  из  Желтого  Круга,  и  в  конце  концов  я  сам
отправился к южной границе наших территорий. Ибо к тому времени уже понял,
какую угрозу несет нам этот человек,  играющий  ментальной  силой,  словно
разрядами молний. Да, тогда я уже понял это!
     То,  что  произошло  дальше,  известно  нам  уже  из  менее  надежных
источников.  Случилось  примерно  следующее:  каким-то  образом  священник
умудрился  пересечь  Внутреннее  море.  При  этом  ему  еще  раз  пришлось
сражаться; его судно - непонятно, где и каким образом он его  раздобыл,  -
догнал пиратский корабль, команду которого мы давно контролировали. Вызвав
на поединок капитана пиратов, он зарубил его, а кроме того, еще и глита  -
а ведь эту породу мы считали одной  самых  перспективных!  После  поединка
команда  нашего  корабля  немедленно  сдалась.  Даже  страх  перед  Темным
Братством не заставил их нарушить  неписаный  морской  закон,  запрещающий
причинять вред победившему в схватке.
     По возмущениям ментального  поля  мы  снова  вычислили  их  вероятный
маршрут и выслали на перехват еще один корабль  с  тайной  базы  на  южном
побережье. Он настиг  и  уничтожил  судно  священника,  но,  к  сожалению,
слишком поздно. Нам досталась лишь груда дымящихся обломков, застрявших на
рифах, а вся команда парусника успела сойти  на  берег  и  растворилась  в
дремучем лесу, который мы никогда раньше не посещали. Но это еще  не  все,
братья.
     Голос  С'даны,  который  и   так   нельзя   было   назвать   особенно
благозвучным, теперь стал похож на шипение приготовившейся к броску кобры.
     - Вместе с  ним  на  корабле  находился  эливенер!  С  каких  пор,  я
спрашиваю, эти презренные обожатели букашек, эти глупцы, которые  копаются
в грязи и нянчатся со всеми тварями, что  ходят,  летают  и  ползают,  эти
доброхоты, утешающие слабых и кормящие голодных, - аг-г-г-р-р! -  с  каких
пор эти мерзавцы стали совать нос в наши дела?!
     Животная ярость огненно-красной волной захлестнула его  сознание,  но
отчаянным усилием воли  Верховный  мастер  Голубого  Круга  вновь  овладей
собой.
     - Так вот, одного  из  них  видели  на  корабле  вместе  со  зверьми,
женщиной и  священником.  Это  был  старик,  вероятно,  обладатель  весьма
высокого ранга в их иерархии, потому что он мог управлять  даже  огромными
морскими животными.  Вполне  возможно,  что  именно  он  приложил  руку  к
исчезновению нашего корабля на севере.
     Затем я отправился в Ниану, чтобы попросить у сидящего рядом со  мной
брата С'райта из Желтого Круга совета и помощи. И поскольку после этого  я
полностью  передал  ему  контроль  за  проведением  операций,   пусть   он
расскажет, что мы задумали и что из этого получилось.
     Довольный тем, что отчет завершен,  С'дана  облегченно  откинулся  на
спинку кресла. По  его  высокому  мертвенно-белому  лбу  медленно  стекали
струйки пота.
     С'райт, находившийся слева от С'даны, некоторое  время  сидел  молча,
размышляя, с какого  места  продолжить  рассказ,  затем  поднял  голову  и
заговорил:
     - То, что мы попробовали предпринять,  насколько  я  теперь  понимаю,
нужно было сделать гораздо раньше. -  Глаза  Темного  Мастера  недоверчиво
обежали лица коллег, как будто он ждал какого-то вызова с их стороны. - Мы
рассуждали следующим образом: почему этот священник вдруг ни с того  ни  с
сего оказался столь далеко на юге и сам  ли  решился  на  такое  отчаянное
путешествие или его кто-то послал? Не скрою, С'дана  сумел  убедить  меня,
что это отнюдь не ложная тревога и что теперь нашим великим планам  грозит
серьезная опасность. И, наконец, даже если его никто сюда не  посылал,  то
что он здесь ищет? Примите во внимание - тогда мы еще не  знали,  что  его
сопровождает эливенер. Эти сведения поступили намного позже.
     Итак, выделив три главных вопроса, мы приступили к обработке  данных.
Как нам стало  известно,  пришелец  захватил  все  имевшиеся  у  погибшего
С'нерга карты. На них были помечены те места, по  которым  Смерть  ударила
особенно сильно, - центры древней цивилизации. Не  ищет  ли,  он  одно  из
таких мест? В свете той скудной информации, которой мы тогда  располагали,
эта мысль показалась нам весьма вероятной. Разведчики Голубого и  Красного
Кругов обшарили весь север, но им, к сожалению,  требовалось  определенное
время, чтобы  составить  полные  отчеты,  а  временем  мы  как  раз  и  не
располагали.  Поэтому  пришлось  в  какой-то  мере  действовать  наугад...
правда, мы стянули свои подразделения - людей и всех имевшихся  под  рукой
рабов-животных - поистине с удивительной скоростью. К тому моменту,  когда
священник снова дал о себе знать,  мы  собрали  уже  порядочные  силы  под
командованием полудюжины высоких  братьев.  В  полученном  нами  донесении
сообщалось, что интересующие нас люди  сошлись  в  ментальном  поединке  с
какой-то странной жизнью, обитающей в том районе. Что это была за жизнь  и
с чем еще придется столкнуться нашим отрядам, мы не знали.  Слишком  много
отличных  разведчиков  бесследно  исчезло  в  этих   лесах,   и   качество
поступающей информации оставляло желать лучшего.
     Мы внимательно изучили карты южных территорий и на одной из них нашли
весьма любопытную пометку - вход в подземное хранилище, построенное людьми
во времена до Смерти. Из многих сотен  подобных  сооружений,  обнаруженных
разведчиками и дожидающихся  пристального  изучения,  только  этот  объект
находился в пределах интересующей нас области.
     С'райт с некоторым вызовом оглядел присутствующих.
     - Да, ни С'дана, ни я не присоединились к нашей армии. Возможно, если
рассматривать сложившуюся ситуацию с нынешних позиций,  нам  обоим  стоило
сделать это. Но тем не менее я не собираюсь ни перед кем оправдывать  свое
решение. В самом деле, зачем тогда подбирать и учить  помощников?  И  если
сейчас кто-то усомнился в нашей преданности Плану, я прошу незамедлительно
заявить об этом!
     Никто не двинулся с места, и, слегка понизив  голос,  мастер  Желтого
Круга продолжил:
     - Нашему отряду было нанесено самое сокрушительное поражение  за  всю
историю  Темного  Братства.  Последние  ментальные  сообщения  от  братьев
говорили о том, что они обнаружили указанное на карте место  и  спускаются
внутрь. Больше посланий от них не поступало.
     Много дней спустя один из разведчиков со всей осторожностью  осмотрел
это место. Растительность там либо захирела, либо погибла, а из чудовищных
разломов в почве  вытекала  горячая  слизь  и  поднималось  отвратительное
зловоние. Непохоже, что такие разрушения могли быть вызваны силами Смерти,
потому что  мы  умеем  определять  некоторые  последствия  их  применения.
Очевидно, враг использовал какой-то из еще более древних секретов погибшей
расы. На этом моя история кончается.
     С'райт замолчал и бесстрастно уставился на  полированную  поверхность
стола.  Его  соседи  тоже  безмолвствовали.  Несмотря  на  то,   что   они
практически  не  услышали  ничего  нового,  столь   подробное   и   точное
повествование об их величайшей неудаче угнетающе подействовало на всех. Но
вот чей-то голос нарушил затянувшееся молчание:
     - Зато я, братья, могу продолжить  эту  историю.  -  Мастер  Зеленого
Круга С'лорн улыбался,  если  так  можно  было  назвать  мерзкую  ухмылку,
перекосившую его лицо (это, впрочем, совсем  не  означало,  что  Верховный
Мастер собирается пошутить - подобные ухмылки не  имеют  ничего  общего  с
чувством юмора). - Не сочтите за труд выслушать последние новости из  моих
южных владений. Кстати, многие  из  них  были  доставлены  только  сегодня
специальным нарочным. Не скрою, они немного поднимут ваше настроение.
     Сообщив это, С'лорн возбужденно подался вперед,  пальцы  его  длинных
белых рук соприкоснулись друг с другом на полированном мраморе столешницы.
     - Вы все, должно быть, знаете, что вскоре  после  уничтожения  нашего
отряда  священник  объявился  в  Д'Алва,  пустив  прахом   несколько   лет
кропотливой работы слуг  и  союзников  Братства.  Более  того,  оборванная
девчонка, маленькая лесная крыса, которую он подобрал где-то на севере, на
самом деле оказалась единственной дочерью короля этой дикарской страны  и,
стало  быть,  _з_а_к_о_н_н_о_й_  наследницей  престола!  Такого   поворота
событий   никто   не   мог   предугадать!   А   пройдоха-священник   сумел
предусмотрительно охмурять девку и  первым  делом  женился  на  ней,  став
ф_а_к_т_и_ч_е_с_к_и_  полновластным  правителем  королевства!  По  большей
части успехи  шустрого  северянина  объясняются  либо  невероятно  удачным
стечением  обстоятельств,  либо,  как  мне  ни  прискорбно  говорить  это,
серьезными просчетами наших собратьев.
     С'лорн внимательно оглядел мастеров, следя  за  реакцией  каждого  на
только что сказанные слова.
     - Я заранее приношу извинения тем из вас, кого я мог обидеть подобным
заявлением. Но в свете последних  событий  мое  мнение  о  ловкости  этого
потрясателя основ и гения ментальной  защиты,  этого  пера  Иеро  Дистина,
несколько изменилось. Прежде всего я задумался над тем, кто же  он  такой.
Насколько мне известно - причем с ваших слов, - он  состоит  на  службе  у
северных Аббатств, а ведь я очень мало знаю о том, что это за Аббатства  и
чего они добиваются. Поэтому я решил, что наиболее разумным будет  считать
его некой  естественной  флюктуацией,  странным  телепатическим  мутантом,
которые еще изредка появляются то там, то тут. И как только наш  священник
подпал под одно из определений строгой классификации,  сразу  стало  ясно,
как его одолеть.
     Я собрал братьев Зеленого Круга  и  вместе  с  ними  разработал  свой
собственный план. Вы знаете, что у нас есть весьма могущественные союзники
в Д'Алва, даже королевской крови, не говоря уже о том, что  все  их  храмы
просто нашпигованы  соглядатаями  Братства,  занимающими  там  большинство
ключевых постов. Нужно также отметить, что как раз к тому времени  в  моих
секретных  лабораториях  были  завершены   последние   испытания   некоего
наркотического   вещества,   которое   обладает   способностью   подавлять
ментальную активность мозга, даже весьма тренированного, -  видите  ли,  у
нас была возможность провести и такие эксперименты...
     Остальные трое прекрасно представляли, сколько братьев, не  угодивших
Верховному  Мастеру,  стали  жертвами  подобных  опытов,   но   никто   не
протестовал: подобные мелочи ничего не значили, если  требовалось  вырвать
инициативу из рук противника.
     - Я встретился с союзниками из Д'Алва как  можно  дальше  от  столицы
государства, - продолжал Мастер Зеленого Круга,  -  чтобы  предмет  нашего
интереса не ощущал около себя ни малейшего следа ментальной активности.  Я
хотел, чтобы никто из окружающих не возбудил его подозрений  -  и  он  так
ничего и не обнаружил! А теперь слушайте внимательно,  братья.  Сегодня  я
могу с полной уверенностью сообщить вам следующее: пер Иеро  Дистин,  этот
лжепринц и возмутитель спокойствия, мертв!
     Кто-то из Мастеров не сумел подавить вздоха  облегчения.  Однако  это
был явно не С'дана, на холодном лице которого не дрогнул ни один мускул.
     -  Этого  ментального  монстра  просто-напросто  оглушили  ударом  по
голове, вкатили ему огромную дозу нового наркотика и под надежной  охраной
отправили подальше из города. Священника убили не сразу, иначе  его  жена,
эта высокородная шлюха, почувствовала бы, что он мертв, и приступила бы  к
решительным действиям. Тогда большинству наших людей в стране пришлось  бы
туго... Но теперь уже  не  остается  никаких  сомнений:  пер  Иеро  мертв,
совершенно, абсолютно, целиком и полностью мертв! Все! Его фигура сошла  с
игральной доски, и мы можем, как прежде, свободно планировать  наши  дела,
не опасаясь того, что он снова сумеет нам помешать.
     На этот раз тишина не затянулась: вкрадчивый голос С'даны моментально
оборвал наступившее молчание, но в нем не было и тени  радости,  а  только
ледяной холод:
     - Прежде чем мы окончательно удостоверимся в твоей  правоте,  старший
брат, я, как единственный из вас лично видевший этого  человека,  смиренно
прошу дать ответ на некоторые  возникшие  у  меня  вопросы.  Где  и  каким
образом он был убит? Кто опознал труп? Могут  ли  ваши  союзники  показать
тело? И если труп действительно у них, то что они собираются с ним делать?
Услышав ответы на эти простенькие вопросы, я, вне всяких  сомнений,  сочту
себя удовлетворенным.
     Слабый  румянец  выступил  на  мертвенно-бледных   щеках   обладателя
зеленого талисмана. Было совершенно ясно, что подобная просьба застала его
врасплох, и поэтому Верховный Мастер сейчас всеми силами пытается подавить
новый всплеск раздражения. Наконец,  собрав  всю  волю,  С'лорн  заговорил
заметно дребезжащим голосом:
     - Предводитель наших союзников в Д'Алва воспитывался мной с  детства.
Его доверенные люди  увезли  одурманенного  священника  далеко  на  запад,
пользуясь тайными тропами, не известными никому, кроме них. Он отправил  с
пленником самых преданных  слуг,  причем  двигались  они  двумя  партиями:
первая везла священника, а вторая следовала за ней в  некотором  удалении.
Это оказалось совсем не лишней предосторожностью, потому что вторая партия
наткнулась на изрубленные тела первой. Все, повторяю, все были убиты, и  я
не вижу оснований сомневаться в словак тех людей,  что  принесли  мне  эту
весть. Пока неясно, кто именно их убил, но, по всей видимости,  это  могли
сделать  бандиты,  скрывающиеся  в  западных  пустошах.  Ну?   Теперь   вы
удовлетворены моим ответом?
     - Да, я удовлетворен, - медленно произнес Судана.  -  Но  я  еще  раз
предупреждаю вас всех -  и  да  простит  старший  брат  мою,  быть  может,
неуместную настойчивость, - что этого человека неимоверно трудно убить.  И
я окончательно поверю в его смерть,  когда  услышу,  что  один  из  высших
братьев самолично осмотрел тело и признал его мертвым. Скажу  честно,  мне
не очень нравится то, что я  услышал...  хотя,  возможно,  я  и  ошибаюсь.
Можете поверить, я, как  и  вы,  от  всей  души  надеюсь,  что  подозрения
неосновательны.
     - Если сообщенное  мной  не  подтвердится,  -  отрубил  С'лорн,  явно
раздраженный тем, что кто-то пытается приуменьшить его триумф, -  я  готов
нести ответственность. Сейчас же надо думать о другом: действия северянина
являлись деталью какого-то плана. Итак, налицо  целая  организация,  целая
страна, открыто бросающая вызов нам, чьи деяния и имена всегда были скрыты
от врагов. Никто не подозревал о нашем существовании, за исключением разве
что эливенеров...  Но  сам  смехотворный  девиз  этого  ордена  -  "Да  не
уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней" - служил для нас  надежной
защитой от любых посягательств. Так мы думали,  зная  об  их  пассивности.
Ничего, пусть они  пока  болтаются  под  ногами,  рассуждали  мы  в  своей
гордыне, а потом, когда Великий План начнет действовать, мы  сотрем  их  с
лица земли вместе со всеми остальными бесполезными людишками!
     Но теперь, - голос Верховного  Мастера  дрогнул,  -  что  мы  узнаем?
Оказывается, они отбросили все свои ложные  заповеди  и  активно  помогают
нашим врагам! Хуже некуда! Только то, что эливенеры всегда казались такими
беспомощными и убогими, сдерживало в прошлом нашу карающую длань!  А  они,
ловко изображая слабых и немощных,  изучали  нас!  Изучали  внимательно  и
вдумчиво и, должно быть, намного дольше, чем мы можем себе представить.  И
это знание, отданное ими в руки тех, кто умеет  ненавидеть  по-настоящему,
будет опасным оружием против нас!
     Сделав небольшую паузу, С'лорн продолжал:
     - Да, священник мертв. Но те, кто  послал  его,  живы.  Вы  говорите,
братья, что он пришел с севера, из этих Аббатств, которые якобы  находятся
под неусыпным контролем. А на самом деле объединенные под властью Аббатств
северные государства - Республика Метс и Отвианский  Союз  -  представляют
собой серьезную угрозу для наших планов. Конечно! Где гарантия, что оттуда
не хлынет орда убийц? Значит, нам самим нужно теперь действовать быстро  и
слаженно. Угроза с  севера  должна  быть  немедленно  устранена  -  раз  и
навсегда! Чувствую, что именно поэтому мне и  было  предложено  возглавить
совет.
     И остальные трое, склонив головы,  стали  внимательно  слушать  новый
план владыки Зеленого Круга.


     Далеко-далеко от мрачных  подземелий  слуг  Нечистого  колыхалась  на
ветру роща могучих сосен или очень похожих на них деревьев. Кора огромных,
таранящих небо стволов была иссечена трещинами и покрыта наростами  седого
лишайника. В самом центре рощи находилась поляна  почти  идеально  круглой
формы, покрытая толстым ковром опавших сосновых игл. В  серебристом  свете
луны ее поверхность казалась совершенно шлей, потому что ничего  не  росло
на этом ковре из иголок, хотя он выглядел необычайно свежим и чистым.
     Ни один звук не нарушал  тишину  опустившейся  ночи,  за  исключением
отдаленного уханья вылетевшей на охоту  совы  и  слабого  шелеста  ветвей,
колеблемых шаловливым ветерком. И все же усыпанная сосновыми иглами поляна
отнюдь не была пустой. Здесь  тоже  проходил  своеобразный  высший  совет.
Бесформенные туши,  буро-коричневые,  мохнатые,  вольготно  разлеглись  на
колючем ковре, и только горящие в темноте глаза отличали  их  от  замшелых
каменных валунов. Только незаметно,  в  такт  дыханию,  вздымались  крутые
медвежьи  бока,  пока  старейшины  племени  выслушивали  мысленный   отчет
застывшего в центре круга разведчика.
     Глубокие мысли, едва  ли  доступные  живым  существам  иной  природы,
неторопливо  кружились  в  мохнатых  головах.  Терпеливо   и   внимательно
старейшины изучали доставленную информацию. Уже очень долго они скрывались
ото всех остальных разумных обитателей этого  мира.  И  теперь,  когда  от
одного решения зависело все будущее, они  совсем  не  торопились  выносить
его.
     Ночь  медленно  истончалась,   пока   мысленные   импульсы   неспешно
перетекали от одного подключенного в цепь разума к другому. Луна  скрылась
за облаком. Когда она появилась  на  небосводе  снова,  маленькая  фигурка
Горма исчезла из центра круга, но кольцо огромных бурых  тел  осталось  на
месте. Их крутые бока по-прежнему мерно вздымались.


     В самом сердце непроходимых  джунглей,  столь  же  далеко  от  поляны
медвежьего совета и подземелий Нечистого, как эти места находились друг от
друга, раскинулось тихое озерцо. По отлогим  берегам  прихотливо  изгибали
ветви зеленые великаны, по сравнению с которыми гигантские северные  сосны
казались  лилипутами.  Толстые  канаты  лиан  и  прочих  лесных  паразитов
застывшим дождем свешивались с могучих боков  древесных  башен.  В  сонном
мареве  горячего  полудня  заунывно  жужжали   тучи   насекомых,   изредка
раздавались звонкие трели суетящихся на ветвях птиц.
     По проторенной тропе к  озерцу  осторожно  подходил  огромный  черный
зверь. Остановившись в густых кустах, он принялся  внимательно  обозревать
пустынные берега, в то  время  как  его  широкие  влажные  ноздри  глубоко
втягивали сырой озерный  воздух.  На  бугрящемся  могучими  мышцами  плече
животного краснели кровоточащие рубцы - след свирепой  схватки.  Венчающие
голову тяжелые разлапистые рога были выпачканы еще не запекшейся кровью. И
все же зверь не выглядел испуганным - просто казалось, что он  от  природы
осторожен.
     Наконец, решив, что под темным покрывалом воды не  таится  опасность,
зверь  бесшумно  вошел  в  озерцо  и  поплыл  к  противоположному  берегу,
продолжая ловить широко расставленными ушами каждый подозрительный звук.
     Выбравшись из озера, Клуц встряхнулся, разбрасывая брызги, и все  так
же бесшумно затрусил вперед по тропе - на север.


     Иеро пробудился на рассвете и, широко раскрыв глаза,  с  наслаждением
потянулся и  зевнул.  Вот  и  еще  одна  ночь  позади.  Сверху  открывался
прекрасный вид на саванну, только кое-где обзор закрывали  купы  деревьев,
на одном  из  которых  он  и  заночевал.  Метс  забирался  все  дальше  на
возвышенность. С каждой пройденной  милей  стволы  деревьев  прибавляли  в
обхвате, хотя оазисы буйной растительности встречались по-прежнему  редко.
Присев  на  "ложе",  Иеро  мог  любоваться  кочующими  по  степи  табунами
маленьких грациозных животных, похожих на антилоп. С восходом  солнца  они
спешили укрыться в колючих зарослях, спасаясь от назойливых  кровососов  и
вездесущих  хищников,  подстерегающих  жертву   среди   бескрайнего   моря
пожелтевшей травы. Стада животных покрупнее возвращались на пастбища после
ночного водопоя.
     Священник  склонился  над  просветом  в  ветвях  и  издал   протяжный
вибрирующий крик.
     Моментально из зарослей  колючего  кустарника  показалась  длинноухая
голова, и вскоре попрыгунчик,  такой  бодрый,  словно  он  провел  ночь  в
устланном мягкой соломой стойле, уже стоял под деревом.
     Человек спустился вниз и, разбросав кучу веток, вытащил из норы между
корнями седло и всю прочую амуницию, спрятанную там с вечера. Каждое  утро
он испытывал необычайное облегчение при виде живого и здорового Сеги.
     - Беда с тобой, парень! -  вздохнул  Иеро,  почесывая  хоппера  между
ушей. - Куда спокойнее было бы отослать тебя подальше  отсюда.  Не  правда
ли, хорошая благодарность за службу?
     Шершавый  розовый  язык  прошелся   по   его   лицу,   и   священник,
отплевываясь, расхохотался.
     Однако  безопасность  Сеги  не  на  шутку  беспокоила   хозяина,   не
находящего способа защитить животное. Если человек ночью мог забраться  на
дерево, то  попрыгунчик  оставался  совершенно  беспомощным.  Выросший  на
открытой равнине, он еще мог спастись бегством на  открытом  пространстве,
но по мере приближения к холмам саванна постепенно переходила в лес.  А  в
чаще Сеги будет все труднее ускользнуть от  кровожадных  ночных  хищников.
Конечно, огромные задние лапы хоппера - грозное оружие, но для того  чтобы
размахивать ими, прыгать и уворачиваться, нужно место. А на  это  как  раз
рассчитывать не приходилось.
     Единственное, что мог сделать Иеро, - каждый  раз  при  остановке  на
ночлег снимать с Сего  всю  упряжь,  чтобы  хоть  как-то  облегчить  зверю
свободу передвижений. Не раз он  просыпался  в  надежде,  что  попрыгунчик
ушел, отправился обратно к далекому  дому  и  относительной  безопасности.
Если уж Сеги смог  догнать  хозяина,  обремененный  грузом,  то,  двигаясь
налегке, он имел куда больше  шансов  благополучно  закончить  рискованное
путешествие.
     Но хоппер не уходил. Приказы, заложенные Лучар в бесхитростный  мозг,
и привязанность к Иеро не отпускали Сеги. Он нашел хозяина и  теперь  явно
предпочитал оставаться с ним вопреки уговорам и понуканиям.
     Однажды ночью Иеро,  рискуя  сломать  шею,  спустился  с  дерева,  на
котором  спал,  и  попробовал   незаметно   убраться   подальше.   Однако,
прислушавшись, он обнаружил, что лопоухий скакун как ни в  чем  не  бывало
шлепает за ним по тропинке, подвергая себя еще  большей  опасности.  После
этого происшествия Иеро прекратил все попытки избавиться  от  привязчивого
Сеги. Раньше  с  помощью  телепатического  внушения  он  бы  в  два  счета
справился с ним. Но теперь...
     Иеро вздохнул и рассеянно почесал теплый бок животного; за  последние
дни он здорово привязался к пушистому спутнику. Там, в  Д'Алва,  Сеги  был
для него лишь занятной игрушкой, не более. Теперь же между  ними  возникла
прочная привязанность. Конечно, мозг  попрыгунчика  сильно  проигрывал  по
сравнению с мозгом Клуца; к тому же Иеро  воспитывал  лорса  много  лет...
однако он начинал испытывать к Сеги столь же теплые чувства.
     Путник достал еду и принялся завтракать. Интересно, где теперь  Клуц?
И жив ли он? Следующая мысль, непроизвольно всплывшая в его сознании, была
тут же подавлена - нет, сейчас совсем не время терзать себя воспоминаниями
о далекой возлюбленной.


     Несколькими часами позже Иеро остановил  Сеги  и,  прикрывая  ладонью
глаза, стал всматриваться в открывающийся пейзаж. Далеко впереди  сплошной
стеной вставал лес. Насколько путник мог понять, перед ним лежала западная
оконечность великих джунглей  юга.  И  те  деревья,  которые  до  сих  пор
встречались по пути и на севере считались бы просто  огромными,  на  самом
деле были всего-навсего жалким подлеском, возвещающим о  близости  царства
зеленых гигантов - самых дремучих и самых опасных дебрей на всей  планете.
Порожденная  Смертью  радиация  почему-то  необычайно   подстегнула   рост
богатейшей флоры южных лесов. Незаметные прежде растения приняли  поистине
чудовищные формы и размеры. Возможно, сказалось и то, что древние называли
парниковым эффектом. Так или иначе, южную оконечность  североамериканского
материка  теперь  покрывали  непроходимые  тропические   чащи   невиданной
пышности и разнообразия.
     "И  за  этими  деревьями,  -  возбужденно  думал  Иеро,  -  всего  на
расстоянии одного дневного перехода, лежат пурпурные  холмы".  Как  бы  он
хотел  сейчас  прогуляться  по  их  живописным  склонам,  курящимся  синим
туманом; только прирожденная доброта к животным  не  позволяла  ему  гнать
бедного  попрыгунчика  во  весь   опор,   вперед   и   вперед,   навстречу
пурпурно-синей мечте.
     Сохрани Иеро хотя бы четверть  ментальных  способностей,  он  бы  без
труда понял, что действует не по своей воле и что навязчивая идея, уже  не
первый день отклоняющая его на юго-запад от выбранного маршрута,  внедрена
в  сознание  весьма  умело  и  деликатно.  Но  Иеро  безвозвратно  утратил
телепатические навыки: дар чтения мыслей, защитный  экран,  ясновидение  и
способность к мысленным битвам. Тщетно пытался он восстановить  потерянный
талант. Наркотик Джозато поработал на славу, сведя его ментальную  мощь  к
возможностям новорожденного младенца.
     Итак, слепота разума заставила Иеро полагать, что и для всего мира он
- "пустышка", но  это  была  ошибка.  Дьявольское  снадобье  действительно
вытравило былые способности, и для  большинства  живых  созданий,  включая
слуг Нечистого, Иеро стал "ментальным  нулем".  Даже  Лучар,  нерасторжимо
связанная с  ним,  не  смогла  обнаружить  мысленную  ауру  возлюбленного.
Попрыгунчику помогло прекрасное обоняние; он  шел  по  следу,  как  хорошо
натасканная собака-ищейка.
     Но кроме слуг Нечистого  существовали  и  другие  порождения  Смерти,
обладавшие способностями к телепатии. Иеро убедился в этом на  собственном
опыте, но не догадывался, что одно из  таких  созданий  проникло  в  самый
глубокий, неповрежденный слой его мозга.
     Весь  день  священник  верхом  на  скакуне  медленно,  но   неуклонно
продвигался к лесу, стараясь по возможности огибать кучи опавшей листвы  и
завалы из сухих веток. С каждой пройденной милей  делать  это  становилось
все труднее и труднее. На пути стали попадаться промоины - сначала мелкие,
а потом все глубже и шире. Пока что эти рытвины не  составляли  серьезного
препятствия для прыгуна, но  они  грозили  перерасти  в  обширные  овраги,
вымытые на склонах холмов дождевыми потоками.
     С приходом ночи Иеро разбил лагерь в одной из таких промоин,  по  дну
которой лениво струилась маленькая  речушка.  В  склоне  оврага,  довольно
высоко над уровнем воды, он обнаружил  вместительную  каменную  нишу,  где
удалось устроить даже хоппера. Загнав Сеги внутрь, священник завалил  вход
кучей хвороста.
     Пушистый скакун прекрасно чувствовал себя в убежище; закусив травой и
сползающими по каменным стенкам лианами,  он  улегся  в  углу  и  принялся
флегматично перемалывать жвачку.
     Луна этой ночью не взошла, но звезды  светили  ярко.  Иеро  почти  не
сомкнул глаз, изучая  темную  изломанную  линию  высившихся  на  горизонте
холмов. "Это, должно быть, очень  старые  горы,  -  решил  он  наконец,  -
одряхлевшие и прилизанные  ветром".  По  крайней  мере,  молодые  северные
хребты сильно отличались от того, что предстало его глазам. Там, где ветер
нанес достаточно почвы, склоны холмов щетинились лесом. Впрочем,  несмотря
на почтенный возраст горных вершин, добраться к ним было отнюдь не просто:
среди макушек деревьев, словно клыки дракона, поднимались  голые  каменные
утесы,  преграждающие   дорогу   наверх.   Мысли   Иеро   возвратились   к
попрыгунчику. Как  заставить  Сеги  уйти  домой?  Ведь  в  этой  гористой,
заросшей лесом местности хоппер лишится основного преимущества - скорости;
тут быстрые ноги не спасут  его.  Значит,  хозяину  придется  работать  за
двоих, а это уменьшит и без того скромные шансы выбраться отсюда живыми.
     Дважды за ночь негостеприимные обитатели джунглей пытались  добраться
до убежища. В первый раз чей-то гневный рык заставил  прыгуна,  вращавшего
глазами от страха, прижаться к дальней стене пещерки. К чести Сеги, тот не
запаниковал и целиком положился на воинское искусство  хозяина.  Начни  он
метаться по крошечному пятачку земли или попробуй  выбраться  наружу,  все
могло бы кончиться печально.
     Иеро же, пригнувшись и взяв  оружие  наизготовку,  застыл  у  завала.
Внезапно и  абсолютно  бесшумно  из-за  кучи  веток  протянулась  огромная
когтистая  лапа,  покрытая  редкими  пучками  ярко-алого  меха.  Священник
посчитал это достаточным,  чтобы  подхватить  широким  наконечником  копья
несколько пылающих углей из костра и  ловко  высыпать  их  на  конечность,
неожиданно вторгнувшуюся в убежище. Наступило  секундное  молчание.  Затем
лапа  исчезла,  и  снаружи  донесся  оглушительный  вопль,  сопровождаемый
треском сухих веток, которые в  ярости  топтал  обладатель  громоподобного
голоса. Вскоре вопли и взвизгивания затихли в ночи, и Иеро  позволил  себе
облегченно улыбнуться. По-видимому, неосторожный ночной гость отправился к
речке залечивать ожоги.
     Потом священник несколько часов дремал, привалившись к  теплому  боку
попрыгунчика, и просыпался только для того, чтобы  подбросить  хвороста  в
огонь. Ночь вокруг звенела криками и шорохами;  когда  чуть  слышные  шаги
огромных лап раздавались рядом с укрытием, Иеро сразу  же  пробуждался  от
дремы и нашаривал в темноте копье. Хищники, однако, не  решались  ломиться
сквозь преграду из веток и предпочитали бродить вокруг - их явно отпугивал
огонь, а также незнакомые запахи человека и скакуна.
     Иеро так и не удалось уснуть  толком  -  к  счастью,  как  оказалось.
Забудься  он  хоть  на  минуту,  вторая  вылазка  хищников  вполне   могла
увенчаться успехом.
     Сквозь  дремоту  священник  уловил  странный  звук,  то   заглушавший
журчание речки, то замиравший  вдали.  Он  доносился  откуда-то  сверху  и
походил на негромкие хлопки  паруса,  повторяющиеся  необычайно  быстро  и
ритмично. Вкрадчивый размеренный шум почти сливался с несмолкающим рокотом
джунглей, так что Иеро удавалось различать его только  в  минуты  затишья.
Попрыгунчик же, если и заметил странный звук, определенно не встревожился.
Забившись в угол, он сонно таращился на огонь и, не переставая, жевал.
     Перед самым рассветом Иеро вдруг услышал хлопки совсем рядом и  почтя
инстинктивно подбросил несколько веток в догорающий костер.
     Звук неожиданно превратился в оглушающий  рокот,  и  биение  огромных
крыльев подняло небольшой ураган на маленьком клочке земли, где скорчились
человек  и  попрыгунчик.  В  ярком  свете  разгоревшегося   пламени   Иеро
наконец-то разглядел, кто на этот раз  вторгся  в  убежище,  и  глаза  его
расширились от ужаса.
     Прямо над ним нависло искаженное, демоническое  лицо:  острые  клыки,
светящиеся глаза, поросячье  рыло  и  треугольные,  словно  вырезанные  из
жесткой лоснящейся кожи, уши-локаторы.  Сморщенное  голое  тельце  ночного
призрака поддерживала в воздухе пара огромных кожистых крыльев.  Словно  в
насмешку, голова  чудовища,  размерами  и  формой  напоминавшая  небольшой
винный бочонок, была посажена на маленькое и костлявое туловище.
     Острые  челюсти  щелкнули  перед  лицом  Иеро,  и  тот,   моментально
отпрянув, поднял копье. Летучая тварь рванулась наперерез, ветер, поднятый
гигантскими  крыльями,  заставил  пламя  костра  взметнуться   еще   выше.
Обезумевший от страха попрыгунчик  жалобно  пищал  в  углу.  Но  метс  был
начеку.
     Копье  описало   короткую   стремительную   дугу   и,   несмотря   на
поразительную увертливость монстра, впилось глубоко  в  плечо,  туда,  где
крыло соединялось с уродливым телом. Вскрикнув на невероятно высокой ноте,
творение мрака конвульсивно забило крыльями и через  мгновение  сгинуло  в
темноте. Поглядев на  восток,  Иеро  заметил  на  небе  тоненькую  светлую
полоску - длинная ночь закончилась.
     Опираясь   на   копье,   священник   преклонил   колени   и    вознес
благодарственную молитву за спасение от сил тьмы.  Он  молился  о  будущем
всех достойных людей, каждой наделенной разумом и добротой  твари  Божьей,
славил красоту и свежесть  благословленной  Господом  земли,  просил  Бога
укрепить его дух для новых испытаний и не оставить милостью тек,  кто  ему
так  дорог.  Наконец,  осенив  себя  последним  крестным  знамением,  Иеро
устроился на холодном камне и уснул, как только голова коснулась земли.
     Сеги, с первыми лучами  солнца  забывший  ночные  страхи,  насторожил
длинные уши и потянулся к свисавшим  со  стены  молодым  зеленым  побегам.
Пришла его очередь нести караул.



                             5. ТКАЧ И ПАУТИНА

     Иеро  проснулся  с  головной  болью.  Нет,  он  не  чувствовал   себя
нездоровым, а только немного разбитым и  заторможенным.  Некоторое  время,
сидя под накрапывающим мелким дождем, он размышлял,  не  сырая  ли  погода
вызвала мигрень, и наконец решил, что дождь тут не при чем; день был вовсе
не холодный, скорее наоборот. Вообще-то раньше ему доводилось  ночевать  и
под ливнями,  и  ничего  подобного  он  не  ощущал.  Возможно,  гнилостные
испарения поднялись утром  над  речкой  и  отравили  сон.  Невероятно!  За
тридцать с лишним прожитых лет Иеро привык не тревожиться о  здоровье.  По
сравнению с древними, обитатели  мира,  возникшего  после  Смерти,  вообще
болели сравнительно мало. Конечно,  кое-где  сохранились  очаги  заразы  -
следы  применения  бактериологического  оружия,  -  но  посещать  их  было
строжайше запрещено, да туда никто и не рвался;  наоборот,  все  старались
избегать  подобных  мест.  За  всю  жизнь  Иеро,  может  быть,  пару   раз
подхватывал простуду, и только. А  сейчас  виски  словно  сжимал  обруч...
Непостижимо!
     Священник раздраженно помотал головой, словно пытаясь вытрясти из нее
внезапно накатившую немочь. В висках по-прежнему ныло. И хотя это была  не
серьезная хворь,  а  так,  легкое  недомогание,  с  непривычки  он  слегка
расстроился. Ну вот, теперь даже  собственный  организм  ополчился  против
него! Если ломота не пройдет сама собой, наверно, придется что-то  делать.
Ему не могло прийти в голову, что боль  вызвана  внешней  причиной  -  той
силой, что на протяжении многих дней упорно тащила его сюда.
     С трудом запихивая в себя завтрак, Иеро мрачно размышлял  о  событиях
прошлой ночи и о том, куда в следующий раз пристроить Сеги. Можно считать,
сегодня повезло. Но кто знает, что будет завтрашней ночью? Попробовать что
ли путешествовать в темное время суток? Хоппер, безусловно,  выдержит,  но
подобные прогулки по незнакомой местности, кишащей хищниками, могут стоить
жизни. Священник вспомнил о летающем кошмаре,  навестившем  прошлой  ночью
его убежище, и задумался. Если не принимать в расчет  гигантских  птиц,  у
которых он в свое время отбил Лучар, никто и  никогда  раньше  не  пытался
атаковать его с воздуха. Но тех, скорее всего наслал шаман племени, а  эта
тварь действовала явно по собственной воле. Да, придется поостеречься!
     Седлая прыгуна, Иеро искоса поглядывал на лежащий впереди  узкий  зев
оврага, но кроме пичужек, гонявшихся за насекомыми в  мутноватом  утреннем
тумане, не увидел ровным счетом ничего. Хор ночных голосов давно  утих,  и
только изредка далекий вопль или  рык  напоминал  о  том,  что  обладатели
голодных желудков никуда не исчезли - просто попрятались в берлоги. Но  по
большей части только щебет  птиц  и  шум  льющейся  воды  нарушали  тишину
ущелья.
     Однако, разобрав завал и  выпустив  Сеги  наружу,  Иеро  настороженно
огляделся  по  сторонам.  Сейчас  только  вывороченные  с   корнем   кусты
напоминали о  летающем  чудище,  решившем  полакомиться  всадником  и  его
скакуном. Иеро уселся в седло,  и  прыгун  послушно  припустил  вперед  по
сужавшемуся оврагу. В конце его виднелись высокие деревья,  и  можно  было
надеяться, что склон там пологий и удобный для восхождения.
     Много часов спустя Иеро уже настолько углубился в  лабиринт  оврагов,
что совершенно потерял ориентацию и продолжал  двигаться  наобум.  Боль  в
голове постепенно усиливалась, но он не обращал на это  особого  внимания.
Постороннему наблюдателю могло показаться, что всадник выглядит  несколько
странно;   отсутствующее   выражение   глаз    говорило    о    предельной
сосредоточенности, словно он отчаянно пытался объяснить - или внушить себе
- некую мысль.
     Зато скакун явно  проявлял  признаки  беспокойства.  Птицы  в  вышине
замерли.  Дождь  перестал   идти,   зато   густой   туман   обволок   тела
путешественников сплошной серовато-белой массой, и  двигаться  приходилось
почти ощупью. Огромные замшелые  валуны  важно  выплывали  из  белесоватой
дымки и проваливались в нее, когда попрыгунчик  проносился  мимо.  Деревья
сменились   гигантскими   зарослями   похожих   на   лопухи   растений   и
папоротниками, чьи макушки терялись в тумане  высоко  над  головой.  Почва
стала зыбкой и негромко хлюпала под лапами Сеги. Несчастный хоппер извелся
от страха; его большие глаза непрерывно вращались, а  длинные  уши  нервно
подергивались.
     Впрочем,   любое   нормальное   существо,   обладающее    ментальными
способностями или нет, чувствовало бы себя  здесь  неуютно.  Однако  Иеро,
казалось, впал в  транс.  В  то  же  время  какая-то  часть  его  сознания
хладнокровно регистрировала все. Например, сейчас они  находились  на  дне
довольно глубокого  каньона,  который  вел  куда-то  вверх.  Весь  трагизм
происходящего  заключался  в   том,   что   подобные   наблюдения   только
записывались в памяти, но не осмысливались - "обратная связь"  оборвалась.
Любые  попытки   попрыгунчика   заартачиться   ласково,   но   непреклонно
подавлялись, и дрожащий, но по-прежнему  послушный  зверь  двигался  туда,
куда направлял его человек. Преданность хозяину и  годы  выучки  пока  что
превозмогали животные инстинкты, вопиющие об опасности.
     Через несколько часов тропа - если можно  назвать  тропой  месиво  из
раскисшего мха и грязи - пошла под уклон, и мутные  потоки  дождевой  воды
побежали наперегонки с путниками.
     Тишина давила. Даже шум дыхания, убаюкивающий скрип кожаного седла  и
хлюпанье почвы под лапами  попрыгунчика  не  могли  стряхнуть  оцепенения.
Туман поглощал все звуки.  Только  изредка  гулкие  шлепки  срывающихся  с
листьев  крупных  капель  достигали  ушей  священника.  Казалось,  путники
навсегда  затерялись  в  безмолвном,  затянутом  молочной   дымкой   мире,
неподвижном, навеки отданном во власть туманов и гигантских сырых лопухов.
И само движение здесь выглядело неким вызовом, а уж  о  громких  звуках  и
говорить  не  приходилось.  Только  заросшие   мхом   валуны-лежебоки   да
глядящиеся  в  сонные  лужи  огромные  хвощи  и  папоротники  имели  право
существовать в этом не знающем солнца мирке. И все же  путники  продолжали
идти вперед по топкой тропинке,  петляющей  между  отполированных  водными
потоками каменных стен, на которых неприхотливый мох не смог  найти  опору
для корней. Густой туман клубился вокруг  путешественников,  глуша  звуки,
словно укутывал их толстым ватным одеялом.
     Но вот Иеро инстинктивно определил,  что  они  выезжают  на  открытое
место. Пелена тумана нисколько не поредела, но чутье убеждало, что  каньон
вывел их в огромную котловину - прямо в  сердце  страны  холмов.  И  здесь
кто-то давно поджидает его, как поджидал  многих  других,  пришедших  сюда
раньше. Они одолели десятки миль,  чтобы  попасть  в  это  место  по  воле
властелина державы туманов. Иеро заставил  Сеги  остановиться  и  бездумно
оглянулся вокруг. Туманная завеса медленно поднялась, и он увидел воду.
     Прямо перед ним раскинулось небольшое горное озеро, и мгла,  клубясь,
отступала к его дальнему  берегу.  Оказалось,  что  пришельцы  забрели  на
низкую косу, глубоко вдававшуюся в неподвижную водную  гладь.  Под  ногами
уже не хлюпала каша из грязи и мха, а похрустывало что-то плотное, хотя  и
не такое твердое, как камень.  Священник  поглядел  вниз.  Какое  странное
нагромождение чего-то белого, округлых и изломанных  очертаний,  помельче,
покрупнее - с человеческую руку  или  даже  со  ствол  дерева!  Неожиданно
что-то сдвинулось в голове, и он, на секунду прикрыв от напряжения  глаза,
раскрыл их снова. Кости! Вот это  что  такое!  Перед  ним,  от  берега  до
берега, простиралось огромное кладбище!
     Сколько поколений живых существ  из  внешнего  мира  внесло  лепту  в
создание этого чудовищного по размерам могильника, не мог сказать никто  -
даже, пожалуй, сам обитатель горного озера.
     С первого взгляда становилось ясно, что таинственное существо не было
разборчиво  в  пище:  массивные  выпуклые  черепа  с  метровыми   бивнями,
принадлежавшие травоядным исполинам,  валялись  вперемешку  с  плоскими  и
вытянутыми  черепами  антилоп.  Торчавшие  из-под  мха  челюсти  хищников,
оскалившиеся рядами острых, как кинжалы, клыков, подтверждали, что  и  они
нередко фигурировали в меню хозяина озера. Гигантские каркасы из  ребер  и
позвонков, чудовищные берцовые и бедренные  кости  крупных  животных  были
покрыты толстым ковром маленьких косточек, черепов и  их  обломков.  Здесь
покоились останки рептилий, земноводных и млекопитающих,  принявших  общую
смерть и соединившихся в вечном сне. Единственным  свидетелем  посмертного
союза была разъедающая их плесень, а единственной эпитафией - молчание.
     Человек и прыгун тоже молчали. Сеги перестал дрожать и  погрузился  в
странную апатию. Иеро же просто сидел и ждал - бронзовая статуя наездника.
Две пары глаз зачарованно уставились в черную  воду.  Человек  и  животное
словно заранее согласились ждать, сколько  потребуется.  Ждать  терпеливо,
совсем как те холмы, что заманили их сюда  мечтой  о  вечном  спокойствии.
Туман мелкими каплями оседал на кожаной головной повязке Иеро, в то  время
как его зрачки не отрывались от озерной глади, и даже проблеск сомнения не
мелькал в их темной глубине. Слуга покорно ждал послания от  господина.  И
когда оно наконец  пришло,  мускулистое  тело  сотрясла  дрожь  удивления.
Потому что слова зазвучали в мозгу:
     - Привет тебе,  Двуногий!  Ты  слишком  долго  добирался  сюда,  если
считать  в  тех  интервалах,  в  которых  тебе  подобные  измеряют  время.
Создание, на котором ты  сидишь,  помогло  приблизить  встречу.  А  теперь
оставь животное. Оно уже отслужило свое и теперь бесполезно. Иди по берегу
направо, там можно спокойно отдохнуть. Нам предстоит еще многое обсудить.
     Как только беззвучный голос проник в сознание, Иеро испытал внезапный
шок; казалось,  отравленные  наркотиком  нервные  окончания  в  ментальном
центре мозга ожили, затрепетали, вновь готовые чувствовать и воспринимать.
Пока что они еще не поддавались сознательному контролю, но уже не молчали!
Священник снова мог ощущать ментальную ауру говорившего  с  ним  существа,
хладнокровно оценить понесенные потери. Он чувствовал, что разум  вырвался
из гнетущего плена; пришел конец заточению мысли в темнице черепа.  И  все
же он должен был подчиниться.
     Иеро спешился.  Прыгун  продолжал  неподвижно  сидеть  на  корточках,
словно  большая  пушистая   кукла.   Широко   распахнутые   добрые   глаза
бессмысленно уставились в одну точку, как будто он не  видел  перед  собой
ничего. Метс медленно побрел вдоль  берега,  лавируя  между  кучами  особо
крупных  костей.  Проснувшийся   мозг   напряженно   работал,   сравнивая,
анализируя, отбирая.
     Очевидно, голос, воззвавший к нему, не принадлежит  человеку.  В  нем
слышался холод и  ощущение  вечности,  как  в  голосе  Дома.  Но  тот  был
средоточием кипящей ярости, ненависти ко всему инородному, противостоящему
желанию океаном разумных спор затопить  мироздание.  А  загадочный  разум,
наоборот, спокоен и безмятежен, как горное озеро, что  раскинулось  сейчас
перед Иеро.  Голос  звучал  отстраненно,  словно  его  обладатель,  чуждый
зависти и презрения, отринул суету жизни, не желая тратить силы  на  такую
мелочь, как чувства, или запрятав их поглубже.
     Не оставляя попыток разгадать  природу  таинственного  собеседника  и
пытаясь унять  лихорадку  мысли,  Иеро  продолжал  карабкаться  по  грудам
костей, поросших скользким мхом. Наконец он очутился на  небольшом  уютном
каменистом пляже и подошел к берегу. Над озером продолжал куриться  туман,
и лучи появившегося из-за туч светила окрашивали призрачную дымку  во  все
цвета радуги.
     Иеро присел на покрытую мхом кочку и задумчиво  вперился  взглядом  в
гряду мокрых темных камней. Сейчас хозяин озера молчал, и мозг Иеро ощущал
только гулкую пустоту; впрочем, было ясно,  что  владыка  туманной  страны
рядом. Одно неверное движение - и разум человека вновь ощутит его  власть.
С той  стороны,  откуда  только  что  пришел  священник,  донесся  тяжелый
всплеск, но и только. Иеро оставалось гадать, что там  произошло.  Но  вот
знакомый голос снова зазвучал в сознании пораженного священника:
     - Ну что ж, Двуногий, я читаю в твоих мыслях, что ты не голоден и  не
хочешь пить. Хорошо. Очень хорошо. Теперь мы можем спокойно побеседовать.
     Странный голос вещал не словами, а  скорее,  непрерывно  сменяющимися
образами, что было совсем непохоже на ту прямую  мысленную  речь,  которую
Иеро всегда  использовал  при  общении  с  Гормом,  например.  Создавалось
впечатление, что  непонятное  существо  овладело  мысленной  речью  совсем
недавно и не  успело  еще  достаточно  попрактиковаться;  однако,  в  силу
исключительных  возможностей  мозга,  оно  каким-то   образом   умудрилось
моментально наладить взаимопонимание с человеком.
     - Ты тоже можешь говорить со  мной,  Двуногий.  Конечно,  мысленно  -
только так и только со мной. Здесь нет никого, с кем  можно  разговаривать
звуками, как делают существа  твоего  вида.  Поэтому  ты  будешь  говорить
только со мной и ни с кем больше.
     Мозг  Иеро  дрожал  от  напряжения.  Очень  осторожно  он   попытался
использовать  мысленную  речь,  одновременно  стараясь   установить   хоть
какое-то подобие ментального экрана, чтобы собеседник не смог проникнуть в
самые глубины разума.
     - Кто ты, - спросил он, - и  чего  хочешь?  Почему  я  не  могу  тебя
увидеть? И что это за место?
     Он мог бы поклясться, что ощутил ту смесь иронии и удивления, которую
вызвал у собеседника град вопросов.  Человек  также  понял,  что  сознание
хозяина озера не таило угрозы, не излучало ауры  враждебности,  отличающей
слуг Нечистого. Но все это он отметил мимоходом, сосредоточившись на  том,
что пыталось сообщить неизвестное существо.  Священник  действительно  мог
говорить пока только с ним. Ментальные способности восстановились в одном,
достаточно узком диапазоне. И вне его Иеро был по-прежнему глух и слеп  ко
всем телепатическим излучениям внешнего мира.
     - Много, слишком много вопросов, - зазвучал голос. - Нельзя  охватить
всего сразу, поэтому я попытаюсь отвечать на них по очереди. Во-первых,  в
свое время мы, конечно, увидимся.  Поверь,  есть  серьезные  основания  не
показываться  тебе  сразу...  хотя  ты  очень  нетерпелив,  как,   видимо,
большинство из вас. - Не дожидаясь ответа, существо продолжало: - Это  мое
место, и, кроме него, я не знаю другого. Возможно, никогда и не  узнаю.  Я
привел тебя сюда, медленно и  постепенно  притягивая  твой  разум,  каждую
минуту едва заметно наращивая силу  призыва.  И  сделал  это  потому,  что
увидел, как  непохож  твой  разум  на  те,  с  которыми  мне  до  сих  пор
приходилось иметь дело. Много восходов и заходов луны минуло с тех времен,
когда первый из подобных тебе двуногих появился здесь. Это  случилось  так
давно, что я уже сбился со счета. Но это неважно; очень  многие  из  твоих
соплеменников  приходили  сюда,  но  их  крохотные  разумы  были  темны  и
наполнены страхом. В конце концов, так и не сумев установить  контакта,  я
дал им мир. Их мысли сочились кровью, страхом и жестокостью - как у  диких
зверей. Поэтому, подобно остальным, они прошли.
     Священник невольно взглянул на груды  костей,  и  неприятный  холодок
пробежал у него по спине. Интересно, что означают эти выражения:  "дал  им
мир" и "прошли"? Куда же они "прошли", а?
     Однако наблюдающее за  ним  существо  моментально  уловило  страх,  и
удивленный человек понял, что никакие ментальные щиты не  помогают  против
разума такой колоссальной силы.
     - О нет, не бойся! - произнес голос сочувственно. - Ты не сможешь мне
помочь, если будешь напуган, как твои предшественники. Я не  причиню  тебе
вреда. Почувствовав всю силу твоей мысли, пусть заглушенной и подавленной,
я постарался привести тебя сюда. А ведь ты был очень далеко, Двуногий, так
далеко, что я едва сумел отыскать тебя. И, чтобы заставить тебя свернуть с
пути, пришлось немало  постараться.  Знаешь,  я  даже  слегка  утомился...
подобного еще никогда не случалось. Итак, я обнаружил твой мозг,  и  сразу
же выяснилось, что он заперт, заблокирован дня любого контакта и даже я не
могу установить связь отсюда. - Наступила пауза. Казалось, собеседник Иеро
старательно подбирает слова и образы, чтобы объяснить  непривычное.  -  Но
тот, кто запер твой мозг, - а это явно было сделано без твоего согласия  -
видимо, не учитывал, что на свете существую  я!  -  Теперь  Иеро  различил
некий оттенок гордости в беззвучном голосе. - И нашел место,  не  закрытое
барьером. Как вы говорите - маленькую дырочку. И сквозь нее послал  мысль,
призывая  тебя  сюда.  Пришлось  потратить  массу  энергии,  и  я   сильно
проголодался. Даже сейчас, после  приема  пищи,  голод  не  утолен.  Нужно
поискать еще еды, прежде чем беседовать снова. Ты тоже можешь отдохнуть  и
поесть. Иди туда, где оставил животное, и забери все  нужные  вещи.  Потом
возвращайся на это же место и отдыхай. Поговорим чуть позже.  И  не  бойся
ничего. Ни один хищный зверь не появится у озера, если  я  не  пожелаю.  И
никто не сумеет уйти отсюда, пока я не разрешу.
     Все. В сознании человека  опять  воцарилась  тишина.  Иеро  припомнил
последние слова невидимого собеседника и невольно  содрогнулся.  Никто  не
сумеет уйти отсюда, пока я не разрешу. Неужели и ему суждено погибнуть  на
берегу безымянного озера в пасти безымянной твари - если у  нее,  конечно,
есть пасть, - не выполнив своего предназначения, так и  не  увидев  Лучар?
Священник медленно осенил себя крестным знамением. Еще никогда он  так  не
нуждался в  Божьей  помощи.  Но  не  близость  смерти  и  даже  не  горечь
одиночества терзали душу. Мучило другое:  для  чего  он  боролся,  выносил
тяготы пути - неужели только  затем,  чтобы  встретить  здесь  позорный  и
глупый конец?
     Внезапно мысли его возвратились к событиям  прошлого  -  недавнего  и
далекого, - и почему-то это принесло утешение и вновь  вселило  надежду  в
сердце.  Он  вспомнил  родину,  оставшуюся  далеко   на   севере,   начало
путешествия, перебрал в памяти удачи и промахи, вызвал образы  побежденных
врагов и обретенных друзей и наконец представил ту  единственную  женщину,
которую вырвал у смерти и полюбил. Этого оказалось достаточно,  чтобы  дух
Иеро воспрял. Пока жизнь не отлетела, глупо  считать  себя  приговоренным.
Настоящий воин знает, когда сражаться, а когда - выжидать.  И  сейчас  как
раз необходимо потянуть время. Странное  существо  еще  не  причинило  ему
вреда - наоборот, предлагает поесть  и  отдохнуть.  Что  ж,  он  последует
совету.
     Иеро повернулся и зашагал туда, где остался  прыгун  и  вся  поклажа.
Дождь совсем прекратился, и рассеянного света стало немного больше; однако
карабкаться по нагромождениям расколотых и скользких от влаги костей  было
по-прежнему неудобно.
     Наконец Иеро увидел в тумане знакомый  силуэт:  похоже,  уставший  от
долгого ожидания попрыгунчик прилег на землю. Вот только  куда  подевались
длинные  задние  лапы?  Странно...  Ужасное  предчувствие  холодной  иглой
кольнуло  сердце.  Иеро  со  всех  ног  ринулся  к  туманной  фигуре,  уже
совершенно не замечая, чьи кости и черепа  топчет.  Добежав  до  сероватой
кучи камней, которую он принял по ошибке  за  скакуна,  священник,  тяжело
дыша, опустился на усеянную костями землю. Прямо у его ног  лежали  седло,
упряжь, копье и все остальное  снаряжение.  Только  от  Сеги  не  осталось
ровным счетом ничего! Добрый пушистый скакун исчез, растворился в воздухе,
непонятно каким образом сняв с себя  всю  хитрую  и  надежно  закрепленную
амуницию. На ней почему-то остался тонкий слой прозрачной, лишенной запаха
слизи.
     Иеро выхватил из ножен меч и отчаянно махнул им в сторону безмолвного
озера. Теперь он понял, что было причиной всплеска. Так  вот  кто  оставил
липкие следы!
     - Будь ты проклят! - закричал священник на единственно доступной  ему
ментальной частоте. - Хватит прятаться! А ну,  вылезай  из  своей  грязной
лужи и попробуй справиться со мной, а не с  бедным  беззащитным  животным!
Ну, давай же, иди сюда, безмозглый моллюск! Выходи, я жду тебя!
     Сам того не замечая, последние слова  он  выкрикивал  уже  вслух.  От
бессильной ярости из  глаз  брызнули  слезы.  Надо  же,  так  подло  убить
беззащитного попрыгунчика! В том, что у Сеги не было  ни  малейшего  шанса
спастись, что гибель была неминуема, Иеро уже не сомневался.
     Никакого ответа не последовало.  Темное  озеро  оставалось  таким  же
спокойным,  над  зеркальной  поверхностью  по-прежнему  курился  мерцающий
туман, и ничто  не  нарушало  царившую  у  берегов  тишину.  Дальний  край
обширного водоема, как и прежде, скрывала переливчатая завеса.  Ни  звука,
ни движения - только капли влаги суетливо стекали по наростам мха.
     Иеро все еще дрожал  от  ярости.  Это  его  вина:  он  слушал  пустую
болтовню, в то время как единственного друга хладнокровно  убило  и  съело
бог знает какое чудовище. Но  скоро  гнев  сменился  холодной  решимостью.
Ладно, что сделано, то сделано. Он еще  доберется  до  хвастливой  водяной
твари! Бедный скакун доверял хозяину до самого конца... а тот привел его в
пасть  к  смерти...  Теперь,  когда   мозг   священника   освободился   от
постороннего внушения, он с легкостью вспомнил, сколько раз  Сеги  пытался
предупредить о таившейся впереди опасности, как хотел свернуть с  рокового
пути... Но нет, обманутый и одураченный, Иеро, словно  марионетка,  только
погонял скакуна, желая любой ценой добраться до пурпурных холмов... И  вот
что из этого вышло!
     Пожалуй, действительно стоит воспользоваться приглашением и  спокойно
поесть и отдохнуть.  Иеро  вытащил  из  седельных  сумок  сушеное  мясо  и
съедобные коренья и принялся медленно жевать, глядя на черную  поверхность
воды перед собой. Скорее всего,  чудовище  появится  на  том  берегу,  что
усыпан костями. К сожалению, не в его власти  выманить  монстра  из  воды,
поэтому остается готовиться и ждать.  Ждать,  пока  сожравшая  Сеги  тварь
проголодается и  вылезет  на  берег.  В  том,  что  это  рано  или  поздно
произойдет, священник не сомневался: судя по размерам кладбища  аппетит  у
подводного жителя был отменный.
     Потоптавшись на мягком ковре  мха,  Иеро  выбрал  местечко  посуше  и
растянулся на нем, положив копье на грудь, а меч - под правую руку.  Когда
гнев остыл, он почувствовал, что от оружия будет  мало  толку.  Оно  стало
просто символом готовности к схватке, знаком того, что он не отступил и не
сдался.   Уже   засыпая,   священник   поднял   перед   собой   копье    с
распоркой-крестом и пробормотал благодарственную молитву, еще раз  помянув
добрым словом столь преданно служившего зверя.
     Из  глубин  озера  кто-то  внимательно  прислушивался  к   отлетающей
молитве, кто-то чужой, но, как и  любой  из  сынов  Господних,  невероятно
уставший от одиночества.
     Когда Иеро пробудился, чувство времени подсказало ему, что уже  давно
рассвело. Мгла над озером заметно  поредела,  и  усыпанный  костями  берег
просматривался значительно лучше.  Неба  по-прежнему  не  было  видно,  но
сквозь низкую завесу облаков просачивался золотистый свет.
     Священник беззаботно потянулся и зевнул, но при воспоминании  о  том,
что произошло вчера вечером, холодная ярость вновь охватила его. Присев на
корточки и удобно пристроив на сгибе локтя древко  копья,  Иеро  враждебно
посмотрел на воду, серую в разгорающемся сиянии утра. И к  его  безмерному
удивлению, на  первый  же  ментальный  окрик  последовал  незамедлительный
ответ:
     - И понял, что каким-то образом причинил тебе  боль,  -  зазвучало  в
голове путника. -  Я  прочел  ее  в  твоих  мыслях,  пока  ты  отдыхал.  К
сожалению, это гораздо труднее сделать во время сна,  но,  несомненно,  ты
очень сердишься. Да, я убил то животное, что  принесло  тебя  сюда  Но  не
предполагал, что это так тебя расстроит. Похоже, что вы непонятным образом
были связаны друг с другом. Однако это  существо  совсем  не  походило  на
тебя, и вы никак не могли быть с ним на равных. Наоборот, оно несло  тебя,
как груз, и наверняка  делало  это  не  по  собственной  воле...  нет,  ты
использовал его, как мелкое животное использует более крупное и сильное. И
твоя жизнь совершенно не зависела от его существования.  Просто  небольшое
преимущество в скорости передвижения.  -  Наступила  короткая  пауза,  как
будто обитатель озера пытался облечь  в  слова  некую  новую  мысль.  -  И
поэтому я не понимаю причины твоего  гнева,  однако  постараюсь  загладить
вину, если пойму в чем же она состоит.
     Раздражение  Иеро  моментально  испарилось:  он  _з_н_а_л_,  что  его
собеседник говорит совершенно искренне. Восприимчивый мозг телепата  легко
отличал истину от лжи. Да, невидимка не кривит душой. Все сказанное, с его
точки зрения, абсолютно правильно и неоспоримо. Владыка озера  и  в  самом
деле удивлен и расстроен необъяснимым  поведением  человека;  связь  между
скакуном и  всадником  -  загадка  для  него.  Древний  и  холодный  разум
по-настоящему недоумевал. Иеро, задумавшись, уронил копье в мягкий мох.
     А потом он увидел, что  недалеко  от  берега  темная  вода  пришла  в
движение. Похоже,  сейчас  невидимка  явится  во  плоти,  следуя  обещанию
показаться на свет Божий.
     Что-то бурое и блестящее  внезапно  выросло  над  поверхностью  воды.
Увидев  два  огромных  круглых  глаза  с  желтыми  ободками  и  коричневой
радужкой, удивленный священник понял, что эта  громадина  -  всего-навсего
голова гиганта. Прямо над глазами медленно вытянулась пара мягких, похожих
на рожки усиков. Ни носа, ни ушей с первого взгляда заметно не было;  Иеро
различил только длинную и узкую щель рта.
     Как только огромные глаза заметили потрясенного человека, голова  тут
же начала быстро подниматься вверх  на  мощной  шее-колонне.  Наконец  она
застыла на такой высоте, что Иеро, не  отрывавшему  взгляда  от  странного
существа, пришлось  запрокинуть  голову.  Достигнув  берега,  колосс  стал
медленно и плавно выползать на посыпанный костяной крошкой песок, но  лишь
наполовину вытащил из воды чудовищное тело. Ручейки  мутной  озерной  воды
торопливо стекали по темно-коричневым бокам застывшего монстра.
     - Ну вот, теперь ты видишь меня, Двуногий. Но не в пример  многим  из
побывавших здесь не боишься.
     Задирая голову так, что  заломило  шею,  Иеро  разглядывал  замершего
перед ним титана. Даже если не принимать во внимание ментальную  мощь,  он
может раздавить огромного самца-бафера, словно муравья. И кто  знает,  что
еще скрывается под водой? Быть может, озерный житель  показал  лишь  малую
часть туловища? Кроме торчавших  над  глазами  подвижных  усиков,  никаких
других выростов или подобия конечностей на теле  гигантского  моллюска  не
оказалось.
     Наконец, прикрыв глаза, чтобы хоть как-то переварить увиденное,  Иеро
решился снова заговорить. Правда,  теперь  его  мысленный  "голос"  звучал
немного сконфуженно.
     - Так кто же ты? И как тебя зовут? Существо, которое  ты  убил,  было
моим другом. Оно доверяло мне и пошло сюда по моему настоянию, хотя  и  не
хотело этого делать. Ты знаешь, что такое друг?
     - Опять слишком много вопросов, Двуногий.
     Теперь, когда Иеро мог видеть собеседника, ему казалось,  что  мощный
ментальный голос моллюска долгим эхом отзывается в его голове,  хотя  это,
конечно, была только иллюзия.
     - Знаешь, никогда не задумывался над тем, кто я  такой,  -  продолжал
гигант. - Сколько себя помню, и всегда бьем один. Что до имени,  то  имена
нужны, чтобы различать существа одного вида. Но таких, как я, больше  нет.
Поэтому можешь звать меня,  как  тебе  удобно.  -  Существо  на  мгновение
задумалось. -  И  о  своем  происхождении  тоже  не  могу  сказать  ничего
определенного. Моя память уходит корнями в далекое прошлое, Двуногий, в те
времена, когда я - просто трудно даже  представить!  -  еще  не  думал,  а
только чувствовал и, стало быть, ничем не отличался от тех лишенных разума
существ, которые теперь служат мне  пищей  и  чьи  кости  покрывают  землю
вокруг.
     Иеро невольно попытался  прикинуть,  сколько  же  могло  понадобиться
времени для того, чтобы здесь выросли чудовищные горы скелетов.
     Обитатель озера моментально уловил его мысль.
     - О, больше, чем ты можешь представить! Ведь те кости, что ты  сейчас
видишь, еще совсем свежие. Тут весь берег и все, что спрятано под травой и
мхом, состоит из костей. Когда я еще  только  начинал  расти  и  кормиться
по-настоящему, здесь не было ничего, кроме голого камня.
     Пораженный священник окинул взглядом мутноватые воды  озера.  Сколько
же времени должно было пройти, чтобы эту котловину опоясали валы костей  -
остатки трапез гигантского моллюска?
     - Так много, - продолжил тот, снова безо всякого  труда  читая  мысли
Иеро, - что даже мне трудно сказать точно.  Хотя  я  как-то  не  испытываю
особой потребности отсчитывать время,  зато  могу  кое-что  припомнить.  И
главное, что запомнилось, - это страх! Даже я  когда-то  познал  страх.  В
небе вспыхнула огромная молния, за ней - несколько молний поменьше.  Земля
дрожала, и горы рушились... А потом пришла большая жара,  очень  странная,
совсем не похожая на ту, что обычно  наступает  после  дождя.  Воды  озера
вскипели, так  что  пришлось  искать  убежище  под  скалами.  Когда  же  я
отважился высунуться наружу, оказалось, что  жара  спала  и  озерная  вода
по-прежнему холодна и приятна на вкус. Однако все это помнит  тело,  а  не
мозг. Ты понимаешь, Двуногий? И как раз  тогда  пришла  первая  мысль:  "Я
есть, я существую!" Я был тогда не больше тебя и  носил  на  себе  кое-что
защищающее от врагов. Как давно это было! Я научился находить много еды  и
рос так быстро, что вскоре эта вещь стала мне мала, но все же  я  сохранил
ее: это единственное, что напоминает о тех временах. Она и сейчас со мной.
Смотри! Может, догадаешься, кем я был.
     По гигантской шее моллюска пробежала легкая дрожь, и священнику вдруг
показалось, что  вверх  по  широкой  бурой  спине  ползет  бугорок.  Когда
выпуклость оказалась примерно на уровне глаз Иеро,  покрывающая  ее  плоть
разошлась и обнажила  спираль  раковины,  золотящейся  в  лучах  утреннего
солнца. Края складки снова зашевелились  и  сомкнулись,  чтобы  скрыть  от
чужого взора бесценное сокровище. Иеро с трудом удержался от улыбки. И  он
бы от души посмеялся, если бы не  был  так  потрясен.  Улитка!  Властитель
пурпурных  холмов,  могучий  титан,  старый,  как  сама  Смерть,  оказался
обыкновенной улиткой!
     Священник быстро одернул себя. Как бы ни была примитивна первооснова,
обитатель горного озера  отнюдь  не  заслуживает  презрения.  Он  обладает
мудростью тысячелетий! Иеро не сомневался в том, что молнии, землетрясение
и  странный  зной,  которые  смутно  запомнил  собеседник,  -  последствия
ядерного взрыва. Итак, со времен  Смерти  это  существо  спокойно  обитало
здесь, росло, набиралось знаний и  опыта,  постоянно  шлифуя  и  оттачивая
разум. И оно было страшно одиноким!  Каково  это  -  прожить  столько  лет
одному? Внезапно  Иеро  ощутил  острую  жалость  к  застывшему  перед  ним
моллюску. Вот оно -  живое  доказательство  правоты  брата  Альдо  и  всех
эливенеров. Да, любая жизнь имеет смысл. Но в чем смысл этой жизни?
     Пока он размышлял, лишенные век, желтые глаза пристально изучали  его
фигуру. Когда гигант заговорил, его голос по-прежнему звучал бесстрастно:
     - Итак, Двуногий, теперь ты знаешь, кем я был Но между нами  все  еще
стоит существо, принесшее тебя на спине. Да, я использовал его в  качестве
еды. Сначала снял все вещи, которые могли пригодиться тебе, потом заставил
зайти в воду. Оно просто заснуло и, поверь, не почувствовало никакой боли.
Тогда я поел Всегда делал так, с той поры как сознаю  себя.  У  меня  и  в
мыслях не было, да и сейчас нет, причинять тебе  вред.  Жаль,  что  нельзя
вернуть животное к жизни!.. Думаю, ты уже  мог  убедиться  в  моих  добрых
намерениях, но повторю еще раз: мною двигало  только  желание  вступить  в
контакт с иным разумом.
     Не без внутреннего сопротивления  Иеро  отказался  от  мести.  Смерть
бедного попрыгунчика действительно была недоразумением. Гигантский моллюск
не лгал. Чуждый человеческих  страстей,  холодный  разум  просто  не  умел
лгать, да если бы и умел, что  ему  скрывать?  Все  рассказанное  казалось
весьма правдоподобным. Если создание Смерти и не сошло с ума от  скуки  за
несколько тысяч лет полного  одиночества,  то  лишь  потому,  что  спасала
неутолимая тяга к знаниям, в том числе и к  знаниям  об  окружающем  мире,
который  почти  не  соприкасался  с  маленькой,  затерянной  среди  холмов
котловиной. Иеро, сам алчущий знаний,  мог  только  сочувствовать  желанию
первого ученого-моллюска  пообщаться  с  человеком.  Подобная  цель  могла
оправдать даже то, что подходящего собеседника помимо воли заманили на сии
туманные берега.
     - Ты говоришь, что случайно убил зверя,  который  был  дорог  мне,  -
мысли быстро мелькали в голове священника. - Что ж, верю. Но беда  в  том,
что, когда ты обнаружил меня, я направлялся на север по весьма  важному  и
неотложному делу. И если не удастся воздействовать на ход событий, то  мои
враги - да и твои тоже,  ибо  эти  люди  ненавидят  все  живое,  -  смогут
беспрепятственно осуществить свои планы. То, что я сбился с пути и лишился
скакуна, чревато печальными последствиями для того внешнего мира,  который
ты собираешься изучать. И раз уж нельзя  воскресить  бедного  прыгуна,  ты
должен попытаться как-то загладить вину.
     - Мне нечего возразить на это, - последовал немедленный ответ,  -  но
тем не менее я сказал правду, кажется. Как отличишь истину от лжи?  Может,
ты знаешь? Сейчас я скажу кое-что важное. Слушай внимательно!
     Голос оборвался, но Иеро уже привык к  недолгим  паузам,  необходимым
для того, чтобы существо привело мысли в порядок  и  потом  без  остановки
выдало следующую порцию. А он,  оказывается,  не  любит  беспорядка,  этот
одинокий разум! "Солайтер!" [Солайтер - отшельник, любитель  уединения]  -
это имя невольно сорвалось с внезапно дрогнувших в улыбке губ священника.
     Холодный голос гигантского моллюска снова загрохотал у него голове:
     - Ну вот, ты уже дал мне имя. И тот, кто никогда не нуждался в имени,
принимает его! Итак, отныне я буду называться Солайтером!
     К изумлению человека, это имя возникло перед  его  мысленным  взором,
написанное буквами родного алфавита!
     - Я научился от тебя многому, очень многому, - продолжал титан.  -  И
подробно исследовал твой мозг, пока ты спал, и чувствую - что уже само  по
себе  необычно,  -   что  ты  понимаешь,  насколько  мне  _н_р_а_в_и_т_с_я
узнавать новое!
     Этот взрыв энтузиазма эхом прокатился в голове священника.
     -  А  теперь  послушай  внимательно,  Иеро.  -  И   снова   в   мозгу
ошеломленного человека загорелись буквы. - Конечно, есть риск, но, поверь,
он очень мал. И если ты по-прежнему веришь мне и не ждешь  подвоха,  можно
сделать кое-что... исправить твой мозг.
     Иеро пришлось  присесть  на  мягкую  подушку  мха,  потому  что  ноги
внезапно перестали держать его.
     - Исправить мой мозг? - Мысли священника понеслись галопом. - Но  все
способности исчезли! Слуги Нечистого уничтожили их  с  помощью  наркотика.
Именно поэтому я и сижу здесь, вместо того чтобы вести людей в битву! И ты
ведь сам сказал, что с большим трудом обнаружил лишь маленькую щелку в той
куче мусора, в которую превратило мой мозг проклятое снадобье. Что  же  ты
имеешь в виду?
     Но уверенный голос Солайтера успокоил его:
     - И тем не менее я знаю, что говорю, мой... - здесь он заколебался, -
...друг. С тех пор, как  небесные  огни,  которые  люди  именуют  Смертью,
пробудили сознание в моем теле, прошло достаточно времени,  чтобы  многому
научиться. Понимаешь, я  не  только  бездумно  пожирал  животных,  которых
удавалось сюда заманить, но и проделывал с  ними,  а  также  с  некоторыми
растениями, кое-что. И их исследовал!
     В мозгу Иеро вспыхнуло еще несколько сверкающих букв.
     - Твоя плоть и горячая кровь не слишком сильно отличаются, скажем, от
плоти и крови зверя,  что  привез  тебя  сюда.  А  я  _и_с_с_л_е_д_о_в_а_л
многие тысячи таких животных. И заглядывал в их мозг и узнавал, что  хотел
И научился управлять своим телом. Когда  огни  Смерти  отгорели,  у  озера
появилось множество огромных тварей, которые  охотились  на  приманиваемых
мною зверей и могли напасть и на меня, хотя  я  носил  на  спине  убежище.
Слишком маленький, чтобы сражаться в открытую, я  прятался  и  страдал  от
голода. И вот, чтобы остаться в  живых,  стал  изучать  возможности  тела,
научился многим весьма  полезным  вещам  и,  главное,  научился  создавать
мельчайшие частички жизни, те, которые вы называете клетками!
     Открыв от удивления рот, Иеро наблюдал за чудесами, которые ему и  не
снились.
     Сначала на могучей шее Солайтера - если только эту колонну  из  плоти
можно было назвать шеей - вздулся бугорок, весьма похожий на  тот,  внутри
которого таилась золотистая раковина. Потом бугорок стал  быстро  расти  и
вытягиваться, и  вот  уже  огромное,  толщиной  со  ствол  дерева,  гибкое
щупальце покачивалось перед лицом изумленного священника, и  свет  заиграл
радугой в туче брызг, слетевших с заостренного кончика.
     С головокружительной скоростью щупальце метнулось вниз, и, едва успев
ощутить  холодное  объятие,  Иеро  уже  повис  высоко  над  землей,  мягко
поддерживаемый необычайной живой стрелой. Мгновением позже он снова  сидел
на зеленой моховой подушке.
     Затем гигантская "рука" протянулась в сторону  берега  и  моментально
обвила внушительных размеров череп какого-то животного.  Одним  неуловимым
движением  щупальце  распрямилось,  метнув   костяной   снаряд   с   силой
колоссальной   катапульты.   И   только   спустя   несколько   секунд    с
противоположного края котловины прилетело замирающее эхо сильного удара.
     - Ну что ж, - Иеро  мог  бы  поклясться,  что  в  голосе  гигантского
моллюска прозвучало веселье, - ты видишь теперь, что кроме силы разума,  я
владею и другим оружием. А теперь смотри внимательно!
     Коричневое щупальце остановилось прямо  перед  орлиным  носом  метса.
Медленно-медленно заостренный кончик начал утончаться, менять  форму,  все
более уподобляясь хирургическому  ножу,  по  сравнению  с  которым  лучшие
ланцеты и скальпели, применяемые в  Аббатствах,  выглядели  не  более  чем
грубыми поделками.
     Однако и этот совершеннейший, на взгляд Иеро, медицинский инструмент,
продолжал уменьшаться, пока не  приобрел  вид  длинной,  слегка  изогнутой
иглы, чей кончик был  столь  тонок,  что  священнику  с  трудом  удавалось
фокусировать на нем взгляд. И вдруг из этого тончайшего кончика  высунулся
пучок  щупиков-паутинок,  которые  беспорядочно  заколыхались  в   потоках
теплого  воздуха.  Сумасшедшая  идея,  исподволь  зревшая  в  мозгу  Иеро,
внезапно обрела ясные очертания. Испуганный, он  тут  же  отбросил  мысль,
пока она еще не успела полностью завладеть сознанием. Однако огромный мозг
Солайтера подтвердил догадку:
     - Похоже, ты уяснил, в чем дело. За многие годы  я  научился  делать,
точнее, выращивать подобные инструменты. Обучение заняло бездну времени  -
впрочем, не буду  утомлять  тебя  подсчетами.  Шаг  за  шагом  я  осваивал
инструменты, созданные из плоти. А теперь смотри дальше!
     Иеро показалось, что колышущиеся перед лицом волоски исчезли,  однако
на их месте осталась едва заметная рябь,  которую  нельзя  было  объяснить
просто колебаниями восходящих воздушных потоков.
     - Ты не можешь их видеть, - объяснил  Солайтер.  -  Но  они  все  еще
здесь, и я по-прежнему  контролирую  каждое  их  движение.  Они  сделались
такими тонкими, что не могут проникнуть только в самые твердые камни.
     Иеро молча ждал, готовый к тому, что произойдет дальше.
     - Через маленькие отверстия в коже они пройдут с легкостью. И  тогда,
мой друг, я исследую твой мозг и,  возможно,  исправлю  кое-что  сделанное
людьми.
     Иеро уловил налет чувства в последней мысли,  переданной  Солайтером.
Похоже, холодный мозг гигантского моллюска был искренне возмущен тем,  что
кто-то посмел посягнуть на неприкосновенность и целостность чужого разума!
Многие века он ждал появления достойного собеседника;  и  вот,  когда  это
произошло, выясняется, что мозг того  почти  безнадежно  испорчен,  причем
испорчен намеренно, со  всей  изобретательностью  и  жестокостью,  которую
только можно представить! Пожалуй, сейчас Солайтера обуревали  глубочайшая
обида и ярость. Ярость по отношению к тем, кто сотворил такое с его первым
и пока единственным другом.
     Почувствовав, как в мозгу титана тяжелой волной поднимается  холодный
гнев, Иеро поспешил успокоить внезапно обретенного товарища:
     - Ты посулил мне чудо. Не верю собственным глазам. Мне бы и в  голову
не пришло, что подобное возможно. Но, -  в  голосе  священника  прозвучала
неуверенность, - есть несколько вопросов. Конечно, я больше не  сомневаюсь
в чистоте твоих намерений, но хотел бы знать, чем  рискую,  соглашаясь  на
операцию. Не лучше ли остаться  ментальным  слепцом,  чем  потерять  разум
из-за глупой случайности?
     - Думаю, ты не рискуешь  абсолютно  ничем,  -  последовал  лаконичный
ответ. - Возможно, несмотря на многолетнюю практику, я не сумею  исправить
мозг или восстановлю далеко не все его функции. Но готов  поручиться,  что
не усугублю вреда. Обещаю! - Солайтеру  так  понравилось  это  слово,  что
великан несколько раз большими буквами запечатлел его в мозгу  священника.
- Ладно, что еще?
     - Ты завлек меня сюда, чтобы получить знания. Но скажи,  в  обмен  на
услугу не потребуешь ли чего-то еще?
     - О нет! Ничего! (Иеро с удивлением отметил,  что  мысленное  общение
дается им обоим все проще.) Правда,  есть  несколько  предложений,  но  ты
волен отказаться. Ну и пара вопросов. Получив  ответ,  я  буду  более  чем
вознагражден!
     - Конечно, я отвечу на все вопросы, - послал мысль Иеро. - И раз  нет
особых  просьб,  то  можешь  начинать.   Постараюсь   удовлетворить   твое
любопытство, если только вопросы не окажутся слишком трудными.  Кстати,  о
чем пойдет речь?
     - И хочу знать все о человеческих отношениях,  -  отозвался  глубокий
голос Солайтера, - досконально изучить историю твоей расы, ее материальные
и духовные достижения, разобраться в  твоих  ментальных  способностях,  их
происхождении. Меня интересуют существа, с которыми ты вступал в мысленное
общение, - и люди, и подобно мне творения Смерти. Расскажи, откуда  пришла
Смерть и что она принесла в мир. Поведай мне о той войне, которую  ведешь,
о своих врагах - тех, кого называешь слугами Нечистого, - и  союзниках,  о
тех местах, где  побывал,  о  стране,  где  ты  вырос.  Кроме  того,  я  с
благодарностью приму все, что ты сочтешь нужным  сообщить.  И  наконец,  я
хочу знать все о самом главном.
     Озадаченный человек довольно долго размышлял  над  последней  фразой,
прежде чем осторожно поинтересовался:
     - А что же ты считаешь самым главным?
     - Перед тем как заснуть, ты делал нечто странное. Нечто, до  сих  пор
непонятое мною. И поэтому  я  хочу  знать  все  о  той  силе,  которую  ты
называешь "Бог".
     - Ах, вот оно что... - протянул Иеро вслух. - Да, пожалуй, мне  давно
уже стоило приготовиться к подобному вопросу.
     - А потом, - добавил Солайтер, - когда я закончу работать  с  мозгом,
ты сможешь уйти. То, что отложено, надо завершить, иначе в мире  воцарится
Хаос.



                          6. БЕГУЩИЕ СКВОЗЬ НОЧЬ

     Прошла неделя. Иеро день за днем шел  на  север,  удаляясь  от  озера
Солайтера. Путешествие проходило спокойно. Он сумел  не  только  выжить  в
глухих и диких местах, но даже окреп и поздоровел.
     Однажды  утром,  опершись  на  копье,  священник  разглядывал  долгий
пологий подъем, который он только что одолел. Пестрые пичужки  щебетали  в
густых зарослях кустарника; огромный  ястреб  -  величиной  с  орла  былых
времен - подозрительно  выглядывал  из  гнезда,  упрятанного  в  расщелине
скалы; ящерки и похожие на тушканчиков грызуны сновали в траве.  Никто  из
них не представлял опасности, и  на  много  миль  окрест  не  было  других
животных.
     Иеро _з_н_а_л_ это. Его разум прозрел, вернулись утраченные силы.  Он
снова мог проникнуть в сознание суетившихся вокруг Божьих  тварей,  видеть
их глазами, читать нехитрые мысли.
     Путник  задумчиво  провел  ладонью  по  гладкой,   нагретой   солнцем
поверхности щита, свисавшего с плеча. Теплое чувство охватило его; то  был
дар нового друга, которого он обрел недавно и с которым расстался  не  без
сожаления.
     - И даю тебе это, Иеро, - сказал  Солайтер.  -  И  извлек  из  твоего
разума картины битв - ты  пользовался  подобными  вещами.  В  незапамятные
времена - возможно, когда люди правили миром -  в  озеро  попала  пластина
странного, очень плотного материала. Я нашел ее - тоже  очень  давно  -  и
хранил до сих пор. Не знаю, что это такое, но думаю, тебе  она  нужнее.  И
пока ты спал, я поработал над ней, придав нужную форму. Возьми эту вещь, и
пусть она защищает тебя, как защищал мое тело панцирь в те дни, когда  мир
был моложе и яростный огонь еще не опалил землю.
     Взгляд священника скользнул по небольшому круглому щиту. Он был около
двух   футов   в   поперечнике,   гладкий   и   очень   легкий.    Тусклая
серовато-коричневая поверхность почти не отражала  света.  Иеро  случалось
находить в земле  куски  пластика  и  вещи  из  пластмассы;  как  правило,
попадались  сломанные  и  бесполезные  предметы,  но  иногда  отыскивалось
кое-что стоящее. У покойной матери Иеро была тарелка, украшенная  забавным
изображением:  птица  с  плоским  клювом  щеголяла  в  штанах  и  шапке  с
ленточками [Утенок Дональд в матросском костюме (прим. перев.)].
     Но даже в  легендарной  древности  мало  кому  удалось  видеть  такой
плотный и крепкий  пластик.  Он  попал  в  озеро  из  руин  давно  забытой
лаборатории и теперь нашел применение, о котором и подумать не  могли  его
создатели. Солайтер  даже  снабдил  свое  изделие  специальными  пазами  с
тыльной стороны, в которые Иеро мог продеть  кожаный  ремень  для  рук.  В
центр щита моллюск вделал темный, искрящийся кристалл.
     - Это самое прочное  вещество,  с  которым  я  знаком,  -  заявил  он
человеку. - Будь таким твой череп, вряд ли удалось бы проникнуть в мозг  и
вернуть ему прежнюю мощь!
     Иеро если и видел алмазы, то лишь ограненными, сверкающими в  волосах
женщин, на их пальцах или запястьях. И ему, конечно, никогда не  попадался
большой искусственный кристалл, предназначенный для сверл и буров. Тем  не
менее священник с благодарностью принял дар хозяина озера вместе с другим,
еще более ценным - прозрением.
     К сожалению, восстановить силы разума  полностью  не  удалось.  Когда
Иеро пробудился после операции,  он  почувствовал,  что  гигант  смущен  и
недоволен  собой.  Необычный  лекарь  прервал   восторженные   восклицания
священника и сокрушенно заметил:
     - Твой мозг  очень  сложен...  Я  не  сумел  понять  назначение  всех
связей... разобраться с каждой  и  охватить  их  в  целом.  И  не  рискнул
вмешиваться  туда,  где  оставалось  непонятное...  К  сожалению,  сделано
меньше, чем я обещал...
     Иеро ничем не мог утешить  огромного  моллюска.  Хорошо  представляя,
насколько сложной была операция, сам он остался доволен тем, что получил.
     Прошлым вечером Солайтер погрузил его в глубокий сон. Огромные  глаза
моллюска обладали гипнотической силой, которой священник не мог и не хотел
сопротивляться. Всю ночь, от заката до восхода солнца,  прилежно  трудился
странный хирург, выращивая инструменты из собственного  тела.  Он  работал
час за часом, соединяя, сращивая, исправляя, залечивая; он не  пользовался
зрением - лишь памятью и тончайшим осязанием. Наконец, убедившись, что все
возможное сделано, и не решаясь на большее, титан разбудил Иеро.
     Уже  через  несколько  минут  человек  с   облегчением   понял,   что
телепатические силы восстановились. Пелена спала; он  снова  ощущал  чужое
сознание, мог  вступать  с  ним  в  контакт.  Правда,  это  имело  и  свои
отрицательные стороны. Когда Солайтер начал  приманивать  молодого  оленя,
который  пасся  неподалеку  от  берега,   священник   сразу   почувствовал
гипнотический зов огромного моллюска. Миг - и разум его слился с рассудком
смертельно испуганного  животного;  теперь  даже  мысль  о  том,  что  это
создание  может  погибнуть,  ужасала  Иеро.  Ощутив  его  страх,  Солайтер
выпустил олененка из мысленных тисков и с некоторым  недоумением  заметил,
что голоден и должен съесть хоть что-нибудь. Священник  опустил  голову  и
побрел прочь по  береговому  склону;  перевалив  косогор,  он  подождал  с
полчаса, стараясь не поворачиваться к озеру лицом.  Он  так  и  не  узнал,
какой зверь пал  жертвой  Солайтера,  но  надеялся,  что  это  тварь  была
достаточно крупной и не столь безобидной, чтобы приходилось сожалеть о  ее
гибели.
     Он  вернулся,  когда  моллюск  уже  покончил  с  завтраком.  Впрочем,
настроение гиганта не улучшилось; тот все еще корил себя  за  то,  что  не
смог вернуть человеку  искусство,  обретенное  в  жестоких  телепатических
поединках, - умение захватить контроль над чужим  разумом,  подчинить  его
своей воле. Иеро  вновь  обладал  ментальным  видением  и  способностью  к
мысленной связи - столь же утонченными, как в прошлом, а возможно, и более
сильными. Однако слуги Нечистого так основательно поработали  над  главным
его оружием, что даже Солайтеру не удалось спаять осколки.
     Затем наступило время  вопросов  и  ответов;  Иеро  пришлось  изрядно
попотеть, удовлетворяя неистощимую любознательность гиганта. Казалось, тот
задался  целью  вычерпать  до  дна  метафизические  познания   священника,
полученные в школе Аббатства. Зачем существует мир  и  почему  он  устроен
так, а не иначе - вот что  желал  знать  Солайтер,  невероятное  создание,
одаренное разумом в результате странной мутации. Философская беседа с  ним
отняла у Иеро бездну энергии. Интересно, как оценили бы  отцы  Церкви  его
потуги объяснить чудовищной улитке цели Всемогущего?  Впрочем,  успокаивал
он свою гордость, самый искушенный богослов поломал бы  голову  над  такой
задачей.
     Тем не менее скоро дело пошло на лад. Огромный мозг, потративший пять
тысяч лет на познание и размышления о сущности Вселенной, умел разматывать
клубок загадок сразу с дюжины концов. Когда собеседники  начали  обсуждать
природу Нечистого, или Другого Разума, как называл его Солайтер,  они  уже
достигли полного взаимопонимания.
     - Я не часто ловлю Его послания, - заметил моллюск. - Или он  не  так
древен, как я, или мне удалось услышать Его только недавно).
     Иеро  потребовал  объяснений.  Названный  Солайтером  срок   равнялся
тысячелетию или около того; гиганту было трудно воспринять хронологические
масштабы человеческой жизни.
     - Похоже. Он постепенно  изменяется,  хотя  это  требует  времени,  -
конечно, с точки зрения таких существ, как ты. Но как бы  Он  ни  менялся,
суть остается все той же.
     Солайтер не мог растолковать смысл последнего  замечания,  но  прочие
особенности странной силы описал довольно подробно.
     - Ощутив Его присутствие, я стараюсь не обнаружить себя; что-то в Нем
внушает страх. Теперь, узнав, что такое Зло, я понял, чего  боюсь.  В  Его
мыслях злоба - черная злоба против всех и вся! И Он становится сильнее! Ты
много рассказывал о своих врагах, слугах Нечистого... Он похож на  них,  я
чувствую, но гораздо,  гораздо  могущественнее!  Может  быть,  между  ними
существует связь...  Кажется,  я  ощутил  нечто  подобное  последний  раз,
незадолго перед тем, как ты пришел по моему зову. Это  промелькнуло  очень
быстро, словно огненная  стрела,  рассекающая  небо  во  время  бури...  Я
сожалею, что не сумел возвратить твоему  разуму  силу,  которая  позволяет
сражаться и убивать. Это искусство пригодилось бы. -  В  мысленном  голосе
моллюска звучало беспокойство.
     Кое-какие  стороны  человеческих  отношений   вызвали   у   Солайтера
изумление. Иеро выяснил,  что  гигант,  подобно  большинству  улиток,  был
двуполым;  он  выработал  одновременно  и  сперму,  и  яйцеклетки.  Отсюда
следовало, что моллюск мог иметь потомство  -  хотя  бы  для  того,  чтобы
избавиться от одиночества. Человеку подобная мысль казалась  естественной,
и, несомненно, для Солайтера с его поразительной властью над живой  плотью
размножение не составило бы труда.
     Однако эта мысль вызвала у моллюска нечто похожее на раздражение:
     - Нет, так нельзя... Это было бы неправильно... неприлично!
     Титанический повелитель холмов жеманился,  словно  невинная  девушка!
"Чем больше узнаешь жизнь, тем больше удивляешься", -  заключил  про  себя
Иеро.
     Последнее послание от Солайтера настигло  священника  уже  далеко  от
озера, воды которого скрыли огромного моллюска.
     - Прощай, Иеро, мой новый друг! Не сбейся с пути, что ведет к  людям,
- дорога запечатлена в твоем сознании. И не могу сам достичь их, но  знаю,
где обитает твой род. Иногда я ощущаю их присутствие, хотя  они  не  столь
искусны в передаче мыслей, как ты... Будь осторожен!
     И помни о Нем, о Другом Разуме! Он где-то далеко на юге, на  огромном
расстоянии от нас. Раньше я не понимал, что это такое. Но постиг многое...
многому научился... и теперь знаю: это - чудовищный разум, огромный  мозг,
больше моего. И - Зло! Страшное Зло! Остерегайся!
     Прощай, и пусть будет легким твой путы А мне - мне надо  поразмышлять
обо всем, что узнал. Возможно, мы встретимся опять, и скорее, чем думаем в
эту минуту... Я предвижу это!
     Затем связь распалась. Иеро снова был один. Но  разум  его  оставался
бдительным и настороженным, оружие - готовым к бою. Так прошла неделя.


     Отдохнув, он снова  тронулся  к  северу.  В  такт  размеренному  бегу
покачивалось на плече копье;  щит,  закрепленный  поверх  ножен  с  мечом,
иногда клепал по спине, у пояса колыхались кожаная фляга с  водой  и  нож.
Кроме оружия, Иеро нес сумку, в которой лежали огниво, магический кристалл
и коробочка с Сорока Символами; там же - на крайний случай - был небольшой
запас сушеного мяса и  кореньев.  Дичи  хватало,  и  путник  не  испытывал
голода. Короткие кожаные штаны, сандалии и лента,  стягивающая  волосы,  -
вот и все, что на нем было.
     Метс  бежал  вперед,  широкая  грудь  мерно  вздымалась   и   опадала
соразмерно стремительным движениям. Миля за милей  оставались  позади,  но
тут в голове промелькнула мысль, что неплохо бы разведать местность.  Иеро
свернул в сторону - туда, где высились  холмы,  -  и  быстро  поднялся  по
склону. Перед ним раскинулась бескрайняя саванна. То здесь, то  там  среди
моря высокой травы зеленели густые рощи; желтоватые полосы  растительности
обрамляли рваные  заплатки  болот.  Он  догадывался,  что  где-то  впереди
неспешно струились тихие реки,  пересекавшие  эту  местность  из  конца  в
конец. "Вероятно, ни одна из них не будет серьезным препятствием", - решил
метс, вытирая вспотевший лоб.  Тень  от  нависавшей  сзади  вершины  холма
умеряла полуденный зной.
     Животные казались здесь более упитанными, чем в восточных землях,  по
которым он путешествовал неделями раньше. Тут  водились  большие  волки  с
рыжей шкурой и пятнистые  кошки  любых  размеров,  охотился  саблезубый  -
огромный, стремительный, с темной полосой вдоль хребта; его  громовой  рев
перекрывал рычание леопардов и визг камышовых  котов.  Крупные  травоядные
встречались на каждом шагу: могучие быки, тьма-тьмущая  антилоп  и  оленей
всех пород; на их описание ушла бы целая жизнь. Все новые и новые существа
попадались Иеро,  и  в  его  мозгу,  приученном  запоминать  и  описывать,
постепенно формировался гигантский каталог.
     В саванне бродили стада чудовищных, покрытых  панцирем  животных;  их
бронированные спины высились над огромными головами  словно  бурые  скалы.
Они, однако, не имели отношения к  древним  ящерам  -  их  жилы  наполняла
теплая кровь, а копыта состояли из трех рудиментарных пальцев. Иеро  ловил
их мысли - тупые, ленивые. Эти твари были лишь горами медлительной  плоти,
пожирающей траву и молодые ветви. Человек не представлял для  них  угрозы,
как, впрочем,  и  любое  другое  существо  столь  же  ничтожных  размеров.
Однажды, из чистого озорства, он пробежался по  спинам  целого  стада,  то
перепрыгивая с одного  хребта  на  другой,  то  взбираясь  по  складкам  и
трещинам в панцирях. Травоядные монстры даже не заметили его.
     Тысячи птиц носились над деревьями и травой, пели, щелкали, свистели.
Многие целыми стаями сопровождали  крупных  животных;  одни  охотились  на
жалящих насекомых, другие, восседая на спинах  жвачных,  искали  клещей  и
блох. Но не все пернатые были столь безвредными.
     Первая встреча с птицей иного сорта едва  не  закончилась  трагедией.
Та, должно быть, некоторое время  следила  за  человеком  и,  стремительно
выскочив из высоких зарослей кустарника, захватила  Иеро  врасплох.  Птица
была вдвое выше его, с чудовищным крючковатым  клювом,  голову  ее  венчал
плюмаж из пурпурных перьев. Растопырив крохотные бесполезные  крылья,  эта
фурия неслась по степи со  скоростью  антилопы,  топча  траву  голенастыми
когтистыми ногами. Иеро парировал  яростный  удар  клюва  щитом,  поспешно
переброшенным со спины на руку, затем, петляя,  словно  заяц,  бросился  к
ближайшей роще высоких раскидистых деревьев. Птица преследовала добычу  по
пятам с возмущенным криком.
     К счастью, деревья были неподалеку и стволы  их  обвивали  лианы,  по
которым метс вскарабкался наверх со скоростью, внушившей  бы  зависть  его
обезьяноподобным предкам. И вовремя! Огромный клюв  врезался  в  ствол  на
расстоянии пальца от его сандалии.
     Тяжело дыша, Иеро наблюдал за чудищем, беснующимся у подножия дерева.
Лишь удача спасла путника от гибели, и он дал себе слово, что впредь будет
осторожнее. Частота волн, излучаемых мозгом гигантской птицы,  была  иной,
чем у млекопитающих, от нападения которых священник привык  защищаться.  И
это едва не  сделало  его  жертвой  пернатой  бестии.  Иеро  решил  впредь
улавливать все волны - не только принадлежащие теплокровным животным, но и
те, которые испускали птицы и рептилии. В  мире,  кишащем  мутантами,  чье
происхождение трудно или невозможно установить,  никакие  предосторожности
не лишни. Он слишком хорошо помнил этот смертный ужас - Бродящего в Тумане
- и способ, которым болотный монстр поддерживал свое существование.
     После долгого ожидания, во время которого Иеро терпеливо  представлял
себя  веткой  дерева,  высохшей  и  несъедобной,  птица  удалилась.  Когда
ментальная проверка подтвердила, что  голенастое  чудище  уже  далеко,  он
спустился на землю и продолжил путь. Других происшествий в  этот  день  не
было, но странник старался держаться поближе к деревьям и высоким  конусам
термитников. Это тактика тоже страдала изъянами: на границе  леса  таились
свои опасности. Разум Иеро, однако,  стоял  на  страже,  позволяя  вовремя
обнаруживать и обходить  гиблые  места.  Еще  до  того,  как  ночная  тьма
наводнила степь  сонмом  хищников,  он  устроился  на  раскидистых  ветвях
лесного гиганта, тщательно замаскировав свое  убежище.  Священник  заснул,
убежденный, что, не вернись к нему ментальные  способности,  он  сумел  бы
пересечь эти земли лишь в сопровождении целой армии.
     Проходили дни, солнечные и  ясные,  с  изредка  налетавшими  грозами.
Мысли Иеро все чаще и чаще уносились к северу. Там, как полагал  Солайтер,
обитали человеческие существа неведомого  рода  и  племени,  непохожие  на
метсов; это было все, что гигант мог о них сказать. Теперь  каждый  вечер,
сотворив молитву, Иеро сосредоточивался на северном направлении в  поисках
контакта. Он действовал очень осторожно. Пока еще путник не знал,  кого  -
или что - ищет, но отнюдь не жаждал внезапно столкнуться с Нечистым.
     Не раз Иеро подумывал о том, чтобы использовать  кристалл  и  окинуть
лежащий  впереди  путь  глазами  какого-нибудь  существа.  Всматриваясь  в
магические глубины, он мог проникнуть в  мозг  птицы,  парящей  в  голубых
небесах  в  многих  милях  отсюда,  и  использовать  ее   как   воздушного
разведчика. Но в этих земляк, населенных странными тварями, метс не  хотел
рисковать. Дальновидение не  поддавалось  сознательному  контролю,  и  кто
знает, с чьим мозгом он мог случайно  вступить  в  контакт?  Один  раз  на
севере, незадолго до встречи с Лучар, волшебный  камень  подключил  его  к
сознанию слуги Нечистого, парившего в небе на крылатой машине. Иеро вполне
хватило этого; больше он рисковать не собирался.
     Оставались еще Сорок Символов - деревянные фигурки размером с  сустав
мизинца. Хотя Иеро не использовал их много месяцев,  считая,  что  лишился
дара предвидения, они не раз  помогали  ему  в  прошлом.  Законы,  которым
подчинялись  крохотные  знаки,   оставались   непонятными   самым   ученым
служителям Господа; их происхождение терялось в глубине тысячелетий.  Лишь
немногие обладали редкой способностью к предсказанию будущего  и  могли  с
уверенностью использовать символы. Дар Иеро был более чем скромным, однако
попытка провертеть дырочку в завесе, скрывающей завтрашний день,  явно  не
сулила никакого вреда.
     Однажды вечером, спустя неделю  после  того,  как  он  покинул  южные
холмы, священник сложил маленькие деревянные  фигурки  в  кучку  на  куске
коры, лежащем на коленях. Перед тем  он  прочно  привязал  себя  лианой  к
могучей ветви дерева-великана, чтобы не упасть вниз во время транса.
     Иеро не прикасался к священническому облачению уже несколько месяцев;
впрочем, это был внешний, несущественный  элемент  обряда.  Метс  сотворил
молитву, прося у Всевышнего руководства и  помощи  в  прозрении  будущего,
затем,  под  воздействием  самогипноза,  погрузился  в  каталепсию,   став
безразличным  и  нечувствительным  к  внешнему  миру.  Однако   и   сейчас
ментальный щит ограждал его разум от посягательств врага; никто  не  сумел
бы пробиться сквозь мощные барьеры к мозгу и  захватить  над  ним  власть.
Прежде чем погрузиться в транс, метс положил ладонь левой  руки  на  кучку
резных символов.
     Когда он очнулся, продрогший, оцепеневший  до  судорог,  было  совсем
темно.  Лунный  свет  расплескался  по  саванне;  ночь  ярилась  и  рыдала
отзвуками погони и бегства - рыком охотников и предсмертным визгом жертв.
     В левой руке Иеро были зажаты три крохотные фигурки. Освободившись от
лианы, что предохраняла его от падения,  и  отложив  в  сторону  остальные
символы, он пополз к концу ветви, чтобы в  свете  полной  луны  разглядеть
выпавшее знамение. Только там священник разжал пальцы и всмотрелся  в  три
символа, вырезанных из черного дерева.
     Копье было ему хорошо знакомо. Оно означало  сражение  или  охоту,  а
иногда и то и другое. Это не обещало ничего  нового.  Следующий  символ  -
крохотные стилизованные  Башмаки,  предсказывающие  долгое,  очень  долгое
путешествие, - тоже выпадал часто и не вызвал у Иеро  большого  удивления.
Последняя фигурка, напротив, заставила его призадуматься. Лист, а на нем -
Меч! Однако, получше приглядевшись, священник понял, что клинок  на  самом
деле прокалывал лист - входил в него и выходил опять, подобно  скрепляющей
плащ застежке.
     Странник опустил руку с зажатыми в ней фигурками и долгое время сидел
неподвижно, пытаясь припомнить смысл последнего значка. Каждый из символов
обладал несколькими значениями, а в сочетании с остальными приобретал  еще
десяток - он никогда не мог запомнить всю эту премудрость. Тут требовались
особые способности. Один из его приятелей по школе ухитрился вызубрить  не
меньше дюжина толкований  каждого  знака  и  делал  с  их  помощью  весьма
достоверные предсказания.
     Война и мир! Вот что  это  значило!  Но  символы  соединены.  Значит,
остается возможность выбора. Итак, мир или война, путешествие и битва или,
возможно, опасная охота. Он негромко рассмеялся. Что же еще наполняло  его
жизнь? Как минимум,  знаки  предсказывали,  что  все  пойдет  как  обычно.
Возможно, в некотором туманном будущем он очнется от  транса  и  узрит  на
ладони символы, сулящие только мир и спокойствие. Какая прекрасная  мечта!
Он снова рассмеялся и начал готовиться ко сну, все  еще  ухмыляясь  шутке,
которую преподнесло это гадание. Рев и гам, наполнявшие ночную саванну, не
беспокоили его; устремившись мыслями в завтрашний  день,  он  расположился
поудобнее на ветке и заснуй со счастливой улыбкой на губах.


     В  подземелье,  озаренном  светом  ламп,  где-то  в  Саске,   столице
Республики Метс,  два  старика  сидели  на  дубовых  скамьях,  обмениваясь
встревоженными взглядами. Оба сжимали в узловатых пальцах кружки с шапками
пены, оба были бородаты и облачены в  некое  подобие  балахонов;  на  этом
сходство кончалось.
     Лицо аббата Демеро с возрастом приобрело цвет  старой  бронзы;  седая
борода  не  доставала  до  груди,  под  орлиным  носом  прямыми  стрелками
топорщились усы. С угловатых, худых  плеч  свисала  белоснежная  ряса,  на
груди тускло отсвечивал кованый крест  из  серебра,  который  поддерживала
массивная серебряная цепь. На безымянном пальце  левой  руки  аббат  носил
широкое золотое кольцо; в темных глазах над высокими скулами читались ум и
властность.
     Борода брата Альдо была длиннее; завиваясь кольцами, она  спадала  на
простое коричневое одеяние. Он не носил ни украшений, ни каких-либо знаков
своего сана. Нос его, хотя и не столь широкий и  плоский,  как  у  далеких
африканских предков, имел мягкие  плавные  очертания;  кожа  была  гораздо
темнее, чем у собеседника, - почти такого же цвета,  как  мореная  дубовая
столешница, на которой лежали руки  эливенера.  Взгляд  старца  был  полон
терпеливой мудрости, впрочем не чуждой юмора.
     Время и заботы избороздили морщинами лбы обоих стариков, но  силы  их
не иссякли, а движения, не отличаясь юношеской  живостью,  оставались  еще
уверенными и четкими.
     С чуть заметной улыбкой, таившейся в уголках рта, его преподобие отец
Демеро произнес:
     - Пью за здоровье  вашего  величества!  Добро  пожаловать  на  Север,
дорогой гость! Хотелось бы мне,  чтобы  наша  встреча  была  хоть  немного
торжественней...  сказать  по  правде,  я  уже  устал  от  этой  проклятой
секретности.
     - Демеро, старый глупец! Я  проклинаю  день,  когда  поведал  тебе  о
прошлом! Д'Алва потеряло своего короля много  поколений  назад...  и  люди
давно забыли об этом сумасшедшем. Сколько раз я должен напоминать об  этом
святейшему аббату?
     - Хорошо, пусть будет брат  Альдо,  раз  ты  так  желаешь.  Вероятно,
республикам начинают нравиться  короли,  когда  они  изгоняют  собственных
владык. У нас тут тоже, знаешь ли, был король... давно, еще до  Смерти.  Я
не помню ни имени, ни даже того, жил ли он здесь.  Мне  кажется,  что  его
резиденция находилась где-то далеко, за океаном, а наши  края  он  посещал
довольно редко. Можно было бы навести справки в архивах Аббатства...
     Старик в коричневой хламиде усмехнулся.
     - Таковы повадки королей... и королев тоже,  мой  друг.  -  Лицо  его
внезапно стало серьезным. - Впрочем, нам надо сейчас потолковать о принце,
а не о короле, Демеро. И многое решить. Время  не  ждет.  Ты  знаешь,  что
завтра мне пора трогаться в дорогу... Так что давай говорить о деле. -  Он
выпрямился на дубовой скамье и заглянул в темные зрачки собеседника.  -  Я
получил плохие новости с юга... вряд ли они тебя обрадуют.
     Кулас Демеро, старший священник Аббатства Республики Метс,  иерарх  и
Первый Гонфалоньер Универсальной Церкви,  глава  республиканского  Совета,
проницательно посмотрел на друга:
     - Неприятности с Иеро, да? Всю последнюю неделю мне было как-то не по
себе... Он так далеко... один,  в  чужой  стране...  Ну,  так  что  же  за
новости? Не тяни, прошу тебя!
     - Он исчез. Может быть, похищен... может, хуже... в  чем  я,  правда,
сомневаюсь. - Брат Альдо, носивший от рождения совсем иное имя и титул, не
потерял чувства юмора. -  Совет  Братства  прислал  мне  сообщение  только
сегодня утром - путь с юга не близок. Я понял, что там был мятеж... и  его
возглавил герцог, этот молодой шалопай, который метит на трон!  Похоже  на
истории, которые случались в Д'Алва в  прошлом.  Но  теперь  все  выглядит
хуже, гораздо хуже... вмешался Нечистый. Даниэль серьезно ранен,  но  пока
что жив; Лучар едва не убили, а ее муж просто исчез с лика Земли!
     - Если бы парень умер, она бы знала, - без промедления заметил аббат.
     -  Да-а-а...  -  медленно  протянул   брат   Альдо.   -   Она   очень
чувствительная... по крайней мере, к тому, что касается его. И  в  этом  -
наша главная надежда. Молю Бога, чтобы она оказалась  права.  Иеро  и  мне
дорог. - Старый эливенер задумчиво погладил бороду. - Но нам надо подумать
о других вещах. Я верю в Лучар. Она удержит страну  в  своих  руках,  если
только сие в человеческих силах. Даниэль ей поможет; пока что преимущество
на его стороне, и он не настолько глуп, чтобы замять скандал. Но  Братство
предупреждает: Нечистый не  собирается  терять  времени...  Они  действуют
быстро! И ударят по вашей Республике! Мы, Братство Одиннадцатой  Заповеди,
считаем, что вам нужна помощь... - Замолчав, брат Альдо бросил  взгляд  на
плоский  деревянный  ящичек  в  углу   комнаты;   в   нем   безостановочно
раскачивался полированный маятник с  закрепленными  на  концах  маленькими
дисками. - Ты уверен, что здесь мы можем свободно говорить и думать?
     Демеро, проследив за его взглядом, кивнул.
     - Этот глушитель никогда не подводил нас, и  я  ему  вполне  доверию.
Ментальные волны Нечистого сюда не проникнут, будь уверен. - Он  отхлебнул
из кружки. - Ну,  что  касается  компьютера,  тут  наметился  определенный
прогресс. Вначале, когда мы изучили принесенные тобой  книги,  выяснилось,
что невозможно создать те крохотные устройства - они называются чипами,  -
из в  которых  в  старину  собирали  такие  машины...  -  По  лицу  аббата
скользнула улыбка. - Затем один из наших  молодых  ученых  догадался,  что
множество  непонятных  предметов,   собранных   в   погибших   городах   и
доставленных  в  хранилища   Аббатств,   являются   деталями   компьютера,
описанного в книгах. Я полагаю, что перед Смертью их были  миллионы...  Но
при всем том нужно время, чтобы разобраться...  Мы  должны  шаг  за  шагом
повторить путь древних, научиться думать так, как думали они. И  когда  мы
соберем   этот   компьютер,   понадобится    еще    кое-что,    называемое
программированием. Ученые говорят, что и  это  можно  освоить...  было  бы
время. Старая история!
     Отец Демеро поднял глаза на собеседника.
     - Сколько лет прошло с тех пор, Альдо, как мы впервые  встретились  в
молодые годы... а точнее, в юности... да, встретились и решили,  что  наша
Церковь и Братство должны быть союзниками... Уже тогда  мы  понимали,  что
время  работает  против  нас.  Ничего  не  изменилось!  Только  теперь  ты
возглавляешь Братство, а я... ну, мой пост тебе известен. И все  эти  годы
они обгоняли нас... - Он тяжело вздохнул, уставившись в кружку. -  Что  ж,
несмотря ни на что, мы должны быть готовы...  готовы  в  любой  момент!  -
Демеро снова посмотрел на  темное  спокойное  лицо  старого  эливенера.  -
Расскажи-ка мне о том существе, которое ты называешь Гормом. От него может
быть какая-то польза?
     - И очень немалая, надеюсь, - последовал уверенный  ответ.  -  Но  он
возвратился к своим... так сказать, для отчета. - Альдо  усмехнулся.  -  Я
думаю, у них есть правители; у этого медвежьего народа.  Мы  знали  об  их
племени, хотя они старались избегать  людей.  -  В  глазах  старика  опять
мелькнули искорки смеха. - Не трудись, старина, я уже  прочитал  следующий
вопрос... Да, они обладают интеллектом,  как  и  мы,  но  несколько  иного
характера. Впрочем, разница между нами не уменьшает их желания помочь.  Но
это тоже требует времени.
     - Проваландаться год-другой с  медведями!  -  раздраженно  воскликнул
Демеро. - Только этого нам не хватало! И я пока что не получил ответа даже
от Народа Плотины, если уж говорить о странных чужаках! Но эти никогда  не
пошевелятся - погрязли в  бесконечных  обсуждениях.  В  сравнении  с  ними
медведи могли бы действовать побыстрее.
     - Не хотелось бы напоминать о твоих проблемах, - сказал брат Альдо, -
но эти двое... Целых два человека - уф-ф! - Он вздрогнул и пожал плечами.
     - Собираешься пощадить мои чувства? Не стоит, - отрезал Девере. - Два
предателя! Ну, теперь у нас достаточно доказательств, чтоб повесить  их  -
через неделю или около того. А пока... пока они чихнуть не могут без моего
ведома.
     - Повесить... Не лучше ли им просто исчезнуть бесследно из столицы?
     - Нет, не лучше... миролюбивый эливенер!  Здесь  тебе  не  варварское
королевство в южных болотах! Закон есть закон, и хватит об этом!
     -  Плохо.  Слишком  напоминает  старые  дни...   Публичная   казнь...
Несомненно, признак передовой эпохи...  Ну  ладно!  Так  сколько  легионов
Стражей Границы ты можешь выставить? И готовы ли те новые суда, о  которых
ты говорил? Наконец, главное - что слышно из Отвы? У  них,  кажется,  тоже
хватает предателей...
     Совещание продолжалось до глубокой ночи - или раннего утра?  -  когда
оба старика вознесли Создателю свои молитвы. Иеро был бы рад  узнать,  что
упоминался в обоих.


     Но принцу-священнику в этот час было не до воспоминаний. Он сидел  на
вершине  самого  высокого  дерева,  какое  только   смог   найти,   изучая
окрестности и пытаясь разобраться в том, что открывалось мысленному взору.
Представшая перед ним картина в некоторых отношениях была странной, и метс
хотел тщательно исследовать ее, прежде чем двигаться дальше.
     Как обычно, его разум осторожно прощупал пространство.  На  этот  раз
ему быстро удалось обнаружить присутствие людей; безошибочно  улавливалась
аура пробуждающегося человека - и  не  одного.  Иеро  ощущал,  что  где-то
поблизости женщины с детьми и множество домашних животных -  видимо,  одна
из пород быков кау, знакомых ему по Д'Алва. Должно быть,  впереди  деревня
или что-то вроде  стойбища.  Иеро  решил  продолжить  мысленную  разведку,
надеясь извлечь что-нибудь интересное из мыслей обитателей поселения.
     Он выбрал наугад человека, который, казалось, находился к нему  ближе
остальных.  Усевшись  поудобнее,  метс  осторожно  внедрился  в   сознание
подопечного, стараясь не встревожить его.  Парень  оказался  туповатым.  К
тому же его переполнял страх - такой  сильный,  что  для  мыслей  места  в
голове почти не оставалось. Иеро,  заинтригованный,  попытался  обнаружить
причину ужаса, который настолько  глубоко  укоренился,  что  вытеснил  все
чувства.
     Вначале священник думал, что страх вызван ночной тьмой. В этих  диких
землях ночь - время охоты чудовищ  -  могла  породить  непреходящий  ужас.
Однако, обшарив бесхитростные извилины объекта исследования,  метс  нашел,
что все гораздо сложнее. Человек знал о хищниках и об  опасности,  которую
они представляли. Однако для него  звери  являлись  естественной  угрозой,
такой же как молнии, наводнение или степной пожар - неприятные вещи, но от
них можно спрятаться или убежать. Нет, он боялся другого - призраков!
     Обыскивая память  простака,  Иеро  попытался  что-нибудь  выяснить  о
фантомах, но  тщетно.  Страх  коренился  глубоко  в  сознании,  в  нервной
системе, туманный и расплывчатый, не облеченный в  конкретные  образы.  На
первый взгляд парень просто  боялся  ночной  тьмы;  тем,  кто  доживал  до
рассвета, ничего не грозило.  Надо  только  дождаться  дня  -  свет  сулил
безопасность.
     Мысли эти лежали на поверхности; Иеро копнул глубже. Тут свил  гнездо
целый  клубок  страхов,   разобраться   в   которых   было   непросто.   И
действительная причина ужаса заключалась в том,  что  человек  знал  очень
мало о таинственных созданиях, наполнявших  кошмарами  его  ночи.  Он  сам
никогда не видел призраков, и  ни  один  из  обитателей  деревни  -  тоже.
Привидения приходили во  тьме.  Ни  стены,  ни  запертые  двери  не  могли
остановить  их.  Серые  тени  брали  то,  что  хотели.  Все,  кто  пытался
сопротивляться,   исчезали.   Они   бродили   ночью   в    саванне,    эти
фантомы-скитальцы, иногда появляясь в окрестностях деревни.  Жрец  местной
общины, знавший о них много больше, утверждал, что это не такие уж  плохие
соседи. Они, эти призраки, могли отогнать  прочь  опасных  животных,  если
попросить надлежащим образом. Свои мольбы люди подкрепляли жертвой быков и
коров, когда призраки того желали. Тут Иеро заметил горечь,  сквозившую  в
воспоминаниях человека: недавно ему пришлось пожертвовать одного из  своих
кау. И это делало призраков еще более страшными и мерзкими!
     Недоумевающий  и  обеспокоенный,  Иеро  покинул  чужой  разум.  Толпа
суеверных пастухов была для него плохой подмогой. Однако  розыски  открыли
ему другое, гораздо более важное: граница джунглей, этих невероятных южных
дебрей, лежала в двух днях пути к северу. Метс не  представлял,  насколько
далеко ушел на запад от Д'Алва за  последние  недели,  но  севернее  пояса
джунглей, несомненно,  должно  лежать  Внутреннее  море.  Парень,  в  чьем
сознании он покопался, ничего не знал о море да и  обо  всем  прочем,  что
лежало  дальше  линии  горизонта.  Очевидно,   бродячие   торговцы   редко
наведывались в эти края. Однако о  ночных  призраках  знали  и  они.  Иеро
насмешливо улыбнулся, погружаясь в сон.
     На этот раз он спал беспокойно и пробудился оттого, что затекло тело.
Ему привиделась бесконечная погоня, в которой он был не то  охотником,  не
то добычей - дикий, неотвязный кошмар. "Скорее охотником" - решил Иеро,  с
наслаждением потягиваясь; наверно, вчерашнее  гадание  и  маленькое  Копье
дали о себе знать. Он спустился вниз и сделал несколько упражнений,  чтобы
размять руки и ноги, а затем отправился поискать чего-нибудь  на  завтрак,
прося  Всевышнего  очистить  его  от  греха   убийства,   творимого   ради
пропитания.
     В  полдень  он  уже  разглядывал  деревню,  обнаруженную   во   время
телепатического сеанса прошлой ночью. Он мог охватить взглядом как минимум
три мили; саванна раскинулась перед ним, упираясь в рощу высоких  деревьев
- форпост джунглей. Затем теплый туман  затянул  даль,  но  он  уже  успел
рассмотреть поселение, до которого было не больше полумили.
     Деревню окружала  изгородь,  высокая,  мощная;  толстые  бревна  были
вкопаны в землю, их концы - заострены. Даже для крупных зверей  с  острыми
бивнями или рогами эта стена была  серьезным  препятствием.  Внутри  перед
круглыми хижинами пылал огонь в очагах, посылая к небесам  клубы  дыма.  У
стены, за жилищами, виднелись загоны для кау, и несколько  маленьких  стад
бродило неподалеку в степи; Иеро мог  различить  рядом  крохотные  фигурки
пастухов. Посреди деревни желтела вытоптанная площадка, на  которой  росло
огромное дерево. За дальним концом поселения по равнине лениво  извивалась
речка; видимо, она снабжала жителей  водой  круглый  год,  кроме  периодов
катастрофических засух, довольно редких в этих влажных  землях.  Последнее
такое бедствие случилось в Д'Алва сотню лет назад.
     Картина была настолько идиллической, что Иеро как человек миролюбивый
не хотел спугнуть безмятежный покой. Однако ему надоело брести  наугад,  а
местный священнослужитель, о котором он  узнал  прошлой  ночью,  мог  дать
весьма ценные сведения. Метс раскинул мысленные сети  и  с  разочарованием
выяснил, что жрец отправился по делам в другую, весьма отдаленную деревню.
     Иеро подождал немного и  наконец  решил  рискнуть.  Вокруг  поселения
между пастбищ он разглядел отлично ухоженные поля, а ноздри давно  щекотал
запах свежеиспеченного хлеба. Чего бы  он  не  отдал  сейчас  за  душистую
краюшку и щепотку соли! Этих простых людей с их  неизбывным  ужасом  перед
темнотой вряд ли напугает одинокий странник, появившийся  при  свете  дня.
Они могут легко удостовериться, что к ним приближается не призрак!
     К счастью, предположения  Иеро  оправдались.  Еще  до  того,  как  он
приблизился к деревне, в воротах, врезанных  в  бревенчатую  стену,  начал
скапливаться  народ.  Теперь  с  близкого  расстояния  путник   рассмотрел
небольшую площадку в ветвях дерева, что росло на  площади,  и  понял,  что
степные жители не так беспечны и беззащитны, как он предполагал.  Дозорный
заметил  чужака,  и  теперь  большая  группа  мужчин,   покинув   селение,
направлялась ему навстречу.
     Когда люди подошли ближе, Иеро положил копье у  ног  и  поднял  вверх
пустые руки. Старейший из мужчин повторил миролюбивый  жест.  Одновременно
священник  заглянул  в  мысли  вышедших  ему  навстречу,   желая   оценить
искренность их гостеприимства. Он обнаружил удивление  и  любопытство,  но
никаких следов злого умысла или страха. Да, эти люди не боялись  одинокого
странника.
     Степняки были невысокими и  коренастыми;  тела  их,  не  отличавшиеся
особым  изяществом,  казались  крепко  сколоченными;  все  они   выглядели
здоровыми и бодрыми. Их бедра обтягивали простые кожаные кильты;  сандалии
и  наплечные  ремни  довершали  наряд.  Вооружение  состояло  из  ножей  и
шестифутовых копий, рассчитанных  скорее  на  борьбу  со  зверями,  чем  с
людьми; ни мечей, ни щитов Иеро не заметил. Наконечники пик были  высечены
из  кремня,  но  зоркий  глаз  путника  уловил,  что  на  двух  или   трех
посверкивает  металл.  Встречающие  опустили  оружие  и   с   любопытством
уставились на пришельца, явно ожидая, что он сделает.
     Иеро выбрал старшего из мужчин, густобородого, с  властным  лицом,  и
обратился к нему на батви - языке торговцев, равно  понятном  как  жителям
великих хвойных лесов севера, так и обитателям южных болот. Человек что-то
пробормотал в ответ на своем наречии. Иеро, однако,  заметил  удивление  в
его  глазах  и,  коснувшись  сознания  старейшины,  понял,  что  тот   уже
встречался с  говорящими  на  батви  раньше.  Прислушиваясь  к  его  речи,
священник выделил  несколько  полузнакомых  слов.  Год  назад,  на  палубе
"Морской Девы", экипаж которой составляли выходцы всех уголков  обитаемого
мира, он слышал похожий  язык.  Потом,  за  время  путешествия  по  лесным
дебрям, ему довелось узнать этот  диалект  несколько  лучше.  Теперь  метс
попытался заговорить, напрягая память, подыскивая  слова  или  уточняя  их
смысл в соответствии с мыслями окружавших людей. Через несколько минут его
уже начали понимать.
     Эти чрезвычайно дружелюбные люди горели желанием предоставить путнику
все сведения, которыми обладали. Но их  гостеприимство  не  ограничивалось
словами. У них был хлеб - настоящий хлеб! - и странник мог взять  с  собой
столько, сколько сумеет унести. Однако он должен торопиться!  Полдень  уже
прошел, и времени осталось не так много.
     - Почему же? - удивился Иеро. - До заката далеко. К тому же  я  хотел
бы отдохнуть и провести ночь  в  вашей  деревне.  Я  не  доставлю  больших
хлопот.
     Старейшина, чье имя звучало как Грилпарзер - с долгим раскатистым "р"
в середине  слова,  -  пришел  в  замешательство;  затем  лицо  его  стало
печальным и наконец задумчивым.
     - Этого-то я и боялся, - произнес он. - Ты похож на других,  на  тек,
что приходили в пору моего детства. Приходили издалека и хотели заночевать
в деревне. - Он тяжело вздохнул. - Ты не можешь остаться у  нас.  Я  очень
сожалею, но это не дозволяется. Только те, кто рожден здесь, могут  искать
приют и защиту внутри стен. Я пошлю мальчишек,  чтобы  они  принесли  тебе
хлеба, а затем, Иеро, уходи... ради спасения жизни.  Надеюсь,  ты  хороший
бегун.  -  Несколько  мужчин,  стоявших  неподалеку,  склонили  головы   в
молчаливом согласии.
     - Но почему?! - воскликнул священник.  -  Почему  нельзя  остаться  в
селении? Разве я представляю опасность? Поверьте, я не ем младенцев  и  не
пью кровь кау. -  Метс  хотел  добавить,  что  моется  гораздо  чаще,  чем
большинство новых знакомцев, но лезть на рожон было ни к чему.
     - Нет, нет, - ответил Грилпарзер. - Конечно, ты не  можешь  навредить
нам, мы в этом уверены. Но уходи. Таков закон. И если тебя найдут в степи,
когда  стемнеет...  -  Он  вздрогнул,  и  Иеро  ощутил  панический  страх,
затопивший сознание собеседника.
     - Я умею ловко взбираться на деревья, - сказал он и вытянул  копье  в
сторону мирно щипавших траву быков. - Ни один зверь из тек,  что  охотятся
на ваши стада, не сумеет до меня  добраться.  Если  ваш  обычай  запрещает
страннику входить в деревню, нельзя ли заночевать  на  дереве,  на  опушке
одной из этих рощ? Тогда утром я приду к воротам, чтобы поговорить с вашим
жрецом.
     Мужчины, стоящие вблизи,  отпрянули  при  этих  словак;  видимо,  они
старались избегать подобных тем. Но  Грилпарзер,  похоже,  был  скроен  из
более крепкого материала. Он выглядел несчастным, но  собирался  до  конца
выполнить долг гостеприимства перед этим странником, чьи речи  были  столь
гладкими и благожелательными. Коснувшись ладонью плеча Иеро, он сказал:
     - Когда я был совсем еще молодым парнишкой,  приходили  другие  люди.
Непохожие на тебя, но слова их были такими же, какие ты произнес  вначале.
За шерсть и шкуры они давали металл и невиданную в наших краях одежду.  Мы
предупреждали их... просили уйти... - Иеро почувствовал,  как  ужас  снова
охватывает Грилпарзера; на  висках  его  выступил  пот  -  настоящий  пот,
порожденный сверхъестественным страхом. -  Они  были  хорошо  вооружены  и
только посмеялись над нами. Чужаки  встали  лагерем  у  ворот  и  разожгли
множество костров. Они выставили охрану, и мы  затворили  ворота...  -  Он
снова остановился. - Утром они исчезли. Все исчезли. Два  десятка  сильных
мужчин, вместе с их вьючными животными... И мы знали,  что  так  и  будет.
Большинство их добра тоже пропало. Мы вышли за ворота и  забросали  землей
угли их костров...  -  Он  положил  руку  на  бронзовую  рукоять  кинжала,
торчавшего за поясом. - Я получил вот это,  когда  мы  делили  остатки  их
товаров.
     Иеро в задумчивости молчал. Какие бы соображения ни руководили  этими
людьми, их искренность не вызывала сомнений - он легко распознал бы обман.
Призраки! Ко странная история, поведанная ему, должна опираться  на  некие
реальные факты. И что бы ни случилось с теми бедными торговцами много  лет
назад, это событие, безусловно, вызвали естественные причины.
     - Ладно, - сказал он наконец. - Я вижу, тебя пугает темнота и то, что
приходит в ночные часы... - Шальная мысль мелькнула в голове Иеро, и  метс
добавил, сам еще не понимая зачем: - Я не боюсь тех, кто мчится ночами  по
степи.
     Стоявший перед ним человек отшатнулся, словно получил оплеуху.  Резко
повернувшись на пятке, он бросился к воротам, что-то громко крича на бегу.
Иеро разобрал, что Грилпарзер, призывая неведомых богов,  снимает  с  себя
ответственность за судьбу и жизнь  чужестранца.  Остальные  припустили  за
старейшиной с такой скоростью, словно Иеро  вдруг  превратился  в  демона,
готового пожрать их на месте.
     Ворота, до которых было сотни две  ярдов,  захлопнулись,  как  только
впустили бегущих;  до  Иеро  долетел  глухой  стук  створок.  Он  медленно
двинулся вперед, потом приостановился, чтобы взять  из  рук  запыхавшегося
парнишки обещанный хлеб - два каравая, еще теплых, с хрустящей корочкой.
     Он огляделся. Пастухи  исчезли  вместе  со  стадами;  послеполуденное
солнце, склонившись к западу, заливало степь теплыми лучами.  Взгляд  Иеро
скользнул по остроконечным кольям палисада. Ни на стене, ни на  сторожевой
площадке  в  ветвях  огромного  дерева  никого  не  было.  Где-то  вдалеке
промчалась  антилопа,  вздымая  облачко  пыли;  кроме  нее  да  нескольких
стервятников - крошечных черных точек в небесной вышине -  все  оставалось
неподвижным.
     Метс послал свою мысль в  сторону  деревни.  Мрачная  туча  аморфного
страха клубилась над ней, такая плотная, что он едва ощущал ауру отдельных
людей. Сила этого чувства повергла Иеро в изумление. Сколько же  поколений
ужас давил степняков,  если  превратился  в  органический,  наследственный
инстинкт?
     Отломив хрустящую  горбушку,  священник  положил  копье  на  плечо  и
неторопливо направился к ближайшей роще в  полумиле  к  востоку.  "Будь  я
проклят, если побегу", - подумал он.



                          7. ОХОТНИКИ И ИХ ЖЕРТВА

     Иеро устроился на развилке огромной ветви, возносившейся  над  землей
на добрых полсотни футов. Где-то во  тьме  раскатился  рев  саблезубого  и
замер, словно отзвук удалявшейся грозы. Этой ночью небо покрывали  облака,
сквозь которые едва пробивался лунный свет. Разглядывая со своего  насеста
деревню, Иеро видел только неясные контуры хижин, темных и безмолвных, без
проблеска огней. С тех  пор,  как  он  занял  свой  пост,  из  селения  не
донеслось ни звука; лишь изредка где-то в загоне глухо мычали кау.
     Тело священника-воина казалось расслабленным, лицо - спокойным, но он
был готов и к сражению, и к  бегству.  Копье  зажато  в  правой  руке,  на
предплечье левой - щит, рукоять меча трется о  шею.  Если  понадобится  он
метнет копье, а потом мгновенно выхватит из-за спины короткий клинок. Вряд
ли метс мог выбрать лучшую позицию для защиты;  теперь  оставалось  только
ждать и наблюдать.
     Ему удалось найти подходящее дерево и забраться наверх еще  засветло,
незадолго до того, как на западе угас последний солнечный луч. Он поел,  и
после долгих недель мясной диеты вкус грубого хлеба показался чудесным.  С
приходом темноты  Иеро  начал  осторожные  попытки  зондирования,  посылая
широким веером ментальный сигнал.  Его  ожидал  сюрприз:  буквально  через
несколько минут он коснулся чужого сознания!
     Едва  обнаружив  неощутимое,  как  дыхание  ребенка,   прикосновение,
странный разум закрылся - отпрянул и  свернулся  в  тугой  клубок,  словно
испуганная змея. Еще не успев вступить  в  контакт,  Иеро  обратил  его  в
паническое бегство. Метс понял, что обнаруженное  им  существо  ничего  не
подозревает ни о попытке  связи,  ни  о  том,  что  его  ищут.  Испуг  был
инстинктивным. Рефлекс сработал автоматически, с той же скоростью,  что  и
"защита" священника. Кому бы ни принадлежал загадочный мозг, в  него  было
встроено  нечто  похожее  на  предохранитель,  блокирующий  любую  попытку
контакта. Над этим стоило подумать. Сам Иеро выработал  подобный  механизм
долгими  тренировками  и  закрепил  в  смертельных  поединках  со  слугами
Нечистого. Но существо, с которым он попытался связаться, не  нуждалось  в
обучении: его мозг обладал врожденной защитой.
     В ночной тишине, овеваемый прохладным ветерком, который  чуть  слышно
шелестел в густой кроне, метс попробовал опять нащупать чужой  разум.  Его
подстерегала еще одна неожиданность. Мышцы священника напряглись,  дыхание
участилось; тут была целая группа подобных существ - вероятно,  не  меньше
полудюжины!
     Снова пришли в действие предохранители; мысль  Иеро  натолкнулось  на
ментальные барьеры - столь прочные, что священник не мог пробиться  сквозь
них. В то же время он заметил, что одно из созданий как будто ощутило  его
мимолетное присутствие. Он поймал слабую тень удивления,  прежде  чем  она
исчезла. Существо не знало, кто коснулся его разума, но ментальный  сигнал
был им воспринят. Иеро решил посидеть спокойно, замереть, ничем не выдавая
своего присутствия.  Возможно,  удастся  что-нибудь  разузнать,  оставаясь
пассивным. Мозг его был открыт для приема сигналов. Вдруг существа,  столь
ловко ускользающие от контакта, попробуют найти его сами?
     Долгое время не удавалось уловить ничего. Затем  что-то  случилось  -
что-то находившееся на грани восприятия и не имевшее отношения к Иеро.  Не
мысль, но слух принес первый сигнал. Далеко в саванне, к северу от  темных
стен и домов  объятой  безмолвием  деревни,  раздался  едва  слышный  крик
перепуганного зверя. Иеро уже давно удивлялся тому, что  вблизи  поселения
не рыскали ночные хищники; по  пути  сюда  он  чувствовал  их  присутствие
постоянно. Жизнь переполняла саванну, но сейчас разум замершего  странника
тщетно обшаривал окрестности. Никого. Ни больших хищников, ни копытных, на
которых они охотятся; только  змеи,  ящерицы,  мелкие  грызуны,  ласки  да
несколько лисиц. Долетевший же из тьмы вопль принадлежал  крупному  зверю,
смертельно перепуганной  жертве,  существу,  на  которое  охотились.  Иеро
ощущал это сознанием, слышал своими ушами.  Он  сосредоточился.  Из  степи
донесся слабый, еле слышный топот  копыт,  затем  мозг  священника  уловил
волны ужаса. Да, это было большое травоядное; зверь мчался изо всех сил; и
он будет мчаться, пока не остановится сердце, не прервется  дыхание.  Иеро
чувствовал его приближение. Животное двигалось быстро.
     Луна  пробилась  сквозь  пелену  облаков,  и  метс   наконец   увидел
призрачную охоту -  черные  тени,  выгравированные  на  серой  поверхности
равнины. Вначале показалась большая антилопа с  изогнутыми  лирой  рогами;
она  неслась,  делан  отчаянные  скачки.  За  ней  появились  охотники,  и
священник, изумленный, на миг зажмурил глаза.
     Они  были  двуногими  и  двигались  с  невообразимой,  нечеловеческой
быстротой - любой из них легко оставил бы позади самого быстрого му'амана.
Иеро хорошо представлял, с какой скоростью мчится  перепуганная  антилопа,
но эти существа бежали еще стремительней.
     Напрягая  глаза,  он  рассмотрел,  что  преследователей  было   около
полудюжины; они выглядели тонкими и высокими. Иеро решил пока не  касаться
их разумов: кто знает, что представляют собой эти создания? Погоня  быстро
приближалась  к  рощице,  на  опушке  которой  росло  дерево,  послужившее
убежищем метсу. Если это обладатели скользких, как мокрое мыло, мозгов - в
чем священник не сомневался, - сейчас не  время  привлекать  их  внимание.
Через десять секунд стало ясно, что столкновения не избежать. Преследуемая
антилопа повела  себя  странно:  любое  копытное  животное  мчалось  бы  в
спасительные просторы  саванны,  а  этот  зверь  бежал  прямиком  к  роще;
кажется, у него тоже не было выбора. Его гнали именно сюда.
     Метс, словно окаменев, наблюдал исход погони.  Антилопа  прижалась  к
стволу, прямо под ветвью, на  которой  он  сидел;  бока  животного  тяжело
ходили. Сейчас, метнув копье, Иеро мог бы пронзить  низко  склоненную  шею
сразу за угрожающе выставленными вперед рогами.
     Конец наступил быстро. Один из охотников молнией  метнулся  к  зверю;
человеческий глаз не успевал уловить движения.  Темная  фигура  проскочила
мимо смертоносных рогов на  расстоянии,  не  превышавшем  толщины  клинка.
Видимо,  это  был  отвлекающий  маневр:   второе   существо   с   той   же
стремительностью скользнуло к антилопе, на миг слившись с ее телом. Что-то
сверкнуло в лунном свете, и убийца отпрянул в  сторону.  Антилопа  мотнула
головой, пытаясь удержаться на  ногах;  темная  струя  крови  хлестала  из
рассеченного горла. С предсмертным хрипом животное  повалилось  на  землю,
его бока дрогнули раз, другой, потом темнеющая под деревом масса замерла в
каменной неподвижности. Иеро подумал, что никогда еще не  наблюдал  такого
быстрого убийства. Он отвел взгляд от тела животного,  пытаясь  разглядеть
охотников, но в сумрачной  полутьме  перед  ним  лежала  только  притихшая
саванна; двуногие существа исчезли.
     Поразительно! Секундой раньше  шесть  гибких  высоких  теней  замерли
полукругом около издыхающего зверя; в следующий миг степь  опустела.  Если
бы не труп антилопы, темневший под деревом, Иеро бы решил, что  вся  сцена
привиделась ему во сне.
     Он терпеливо ждал.  Едва  ли  простая  случайность  привела  странную
погоню к его укрытию. Нет, что-то  еще  должно  произойти,  и  лучше  быть
готовым ко всему.
     То, что случилось потом, не имело  отношения  к  ментальным  силам  -
просто налетел шквал ужаса. Страх не был оформлен в конкретную  мысль,  не
поддавался объяснению. Скорее,  он  напоминал  тот  гнет,  ту  томительную
тревогу, которую человек испытывает,  когда  барометр  начинает  падать  и
тяжелая духота, повисшая в воздухе, предвещает наступление бури.
     Нечто страшное приближалось, подкрадывалось к Иеро, а он, беспомощный
и бессильный,  не  мог  защититься.  Во  мраке  под  деревьями  и  кустами
вспыхнули оранжевые и желтые огоньки  хищных  глаз;  они  горели  яростным
пламенем,  пожирая  застывшую  на  ветви  жертву.  Ночной  ветерок  принес
странный запах; неприятный, зловещий, но смутно знакомый, он внушал  ужас.
Пальцы священника судорожно стиснули древко копья, словно якорь спасения.
     Этот инстинктивный жест укрепил его душу; голова стала ясной, и  Иеро
вдруг понял, что едва не покорился злым чарам, с которыми  не  сталкивался
раньше. Он, охотник, сам едва не стал добычей. Нет,  хуже,  много  хуже  -
беспомощной жертвой! Эта мысль одновременно разгневала и приободрила  его;
избавившись  от  наваждения,  метс  попытался  осмыслить  странный  способ
нападения.
     Никто не пытался овладеть его разумом. Такое нападение  он  распознал
бы без труда и  легко  смог  защититься.  Но  что  же  тогда?  Что  именно
подверглось атаке? Тело? Однако, кроме запаха, едкого и неприятного, он не
ощущал никакого физического воздействия. Сомнений тем не менее не  было  -
его атаковали, атаковали сознательно и намеренно. Ощущение  ужаса  еще  не
исчезло, оно продолжало гнездиться в нем -  уже  подавленное,  неспособное
причинить вред ни телу, ни разуму.
     Горевшие в ночи глаза были иллюзией, порождением страха, который  еще
минуту назад сжимал тисками  горло,  орошал  потом  виски.  Только  страх,
иррациональный ужас, который не мог нанести ни физических,  ни  ментальных
ран и с которым он сумел совладать. Да, сколь ни удивительно, он подвергся
химической атаке. Нападавшие  хотели  привести  в  смятение  его  чувства,
одурманить страхом, превратить в  испуганное  животное.  Глаза  священника
сузились; он не сомневался, что догадка верна, и мысленно принес извинения
обитателям замершей неподалеку деревни.  Скорее  всего,  они  не  были  ни
тупыми, ни начисто лишенными любопытства. Ужас стал частью им жизни -  это
он погрузил деревню в мертвое молчание, загнал людей в  жилища  и  потушил
огни. Меры предосторожности, не более.
     Каким-то образом эти тени, эти бегущие в ночи умели воздействовать на
самые глубокие, животные уровни психики. Запах  -  вероятно,  естественное
оружие -  усиливал  стран,  вызванный  концентрацией  злой  воли.  Никакой
интеллект не мог защитить от него; минуя мозг,  смрад  ударял  по  нервной
системе,  вызывая  один  из  основных  рефлексов,  таких   же   как   крик
новорожденного или слюноотделение  у  собаки  при  виде  пищи.  "Вероятно,
загадочные твари отлично научились влиять на  эмоциональные  центры  своих
жертв", - угрюмо подумал священник.  Им  удалось  напугать  его  почти  до
смерти. Еще мгновение - и гибельный клык, коготь или нож  вонзились  бы  в
тело. При желании охотники могли сделать беспомощным  и  недвижимым  любое
существо, как сковали ужасом антилопу, лежавшую сейчас под деревом,  чтобы
потом подойти и спокойно перерезать ей горло.
     Могли, но не сделали. Почему? Иеро подумал, что знает ответ. В первый
раз с тех  пор,  как  он  обнаружил  дьявольские  создания,  губы  путника
искривились в мрачной усмешке.
     Он чувствовал,  как  растет  нетерпение  ночных  охотников,  бешеное,
алчное; он ощущал это так ясно, словно  мог  погладить  кончиками  пальцев
исходившие из мрака ментальные волны. Почему жертва не спускается вниз, не
подставляет  горло?  Раздражение  перешло  в  ярость;  Иеро  уловил  гнев,
нависший над ним, словно темный зловещий туман. Нет  сомнений,  что  скоро
они начнут действовать. Эти существа не встречали  сопротивления.  Что  ж,
пусть! Теперь, обуздав страх, Иеро приступил к проверке нервной системы  и
обмена веществ. Все  было  в  порядке,  если  не  считать  охватившей  его
холодной ярости. Он даст этим тварям хороший урок!
     Метс соскользнул по ветви вниз и, найдя подходящую развилку, прижался
к стволу; легкий ночной ветерок трепал волосы. Теперь он находился ближе к
земле, но все еще достаточно высоко, чтобы выполнить задуманное. Иеро  был
осторожен,  помня  о  невероятно   быстрой   реакции   врага.   Если   его
предположения верны, то дело придется  иметь  с  одним  противником  -  во
всяком случае, для начала.
     Облака вновь затянули небо, скрыв лунный диск; Иеро сжался,  стараясь
слиться с темной грубой корой дерева. Форма ближайших ветвей и  расстояния
до них отпечатались в голове. Он вытащил меч, прислонил копье к  стволу  и
стал ждать, уверенный, что приманка в капкане не останется без внимания.
     Когда луна исчезла совсем, тихий шорох и царапанье когтей подтвердили
его предположение. Темная фигура карабкалась на дерево, точнее, скользила,
как призрак; она двигалась едва ли медленнее, чем на земле,  но  Иеро  был
готов к встрече. Как только круглый череп показался у его колен, священник
с большой аккуратностью опустил на него  плашмя  свой  клинок.  Послышался
треск, скрежет сдираемой с ветвей коры - видимо,  полуоглушенное  существо
пыталось зацепиться и остановить стремительное  движение  вниз,  к  земле;
затем раздался глухой стук. Услышав  шум,  свидетельствующий  о  поспешном
приземлении врага, Иеро громко расхохотался -  насмешливо,  вызывающе.  То
был обдуманный поступок; он  хотел  взбесить  стерегущих  во  мраке  и  не
просчитался -  ярость,  бушевавшая  у  подножия  дерева,  ударила  по  его
чувствам вполне осязаемо, подобно выпущенному из пращи  камню.  Осажденный
приготовился к новой атаке.
     Второй противник полез на дерево куда осторожнее, хотя и его движения
были очень быстрыми. Видимо, он не сомневался в победе; благословляя врага
плоской стороной клинка, Иеро заметил что-то  вроде  лассо,  свисавшего  с
плеча охотника. Похоже, жертву собирались  взять  живьем!  Снова  раздался
треск сучьев, скрежет когтей и гулкий звук удара о землю. Но на  этот  раз
последствия падения оказались более  тяжелыми,  если  судить  по  гневному
визгливому воплю, достигшему ушей Иеро. Тот снова расхохотался,  чувствуя,
как глумливый смех вызвал у затаившихся внизу врагов новый приступ бешеной
ярости. На это метс и рассчитывал;  теперь,  поступившись  гордостью,  они
поспали на дерево двоих.
     На равнине эти создания перемещались  с  молниеносной  быстротой,  но
густая крона дерева слегка замедлила их движения. Иеро, твердо стоявший на
широкой надежной развилке, считал, что не уступает им в  скорости.  Первый
из нападающих получил сокрушительный удар краем  щита  в  висок  и  рухнул
вниз, увлекая за собой водопад листьев и  обломанных  ветвей.  Второй  был
хитрее; он лез по противоположной стороне  ствола  и  успел  добраться  до
развилки чуть раньше, чем меч Иеро плашмя обрушился на его шею -  как  раз
под ухом. Пальцы предприимчивого охотника разжались, звякнул выпавший нож,
а его хозяин бессильно повис на ветке у ног Иеро.
     В эту минуту луна вырвалась из облачной пелены, и  священник  впервые
увидел одного из своих врагов.
     В мягком лунном свете, пробивавшемся  сквозь  лиственный  полог,  она
выглядела прелестно. Высокая - не ниже Иеро -  с  телом,  покрытым  нежной
светлой шерсткой, которую украшали беспорядочно разбросанные темные  точки
и пятна. Кончики маленьких грудей были  безволосыми  -  как  и  нос,  тупо
срезанный, с широкими и слегка  вывернутыми  ноздрями.  Лоб,  по  которому
бежали темные полоски шерсти, выглядел  широким,  но  едва  выдавался  над
линией надбровных дуг; таким же, едва намеченным, был и подбородок. Глаза,
сейчас закрытые, показались Иеро огромными; остроконечные уши,  посаженные
выше, чем  у  человека,  покрывал  светлый  пушок.  Череп  был  узким,  но
расширялся к затылку, и священник не сомневался, что места  для  мозгов  в
нем хватало.
     Настороженно прислушиваясь к доносившимся  снизу  звукам,  он  ощупал
конечности пленницы. Ноги и руки, гибкие  и  длинные,  очень  походили  на
человеческие  -  если  не  считать  покрывавшей  их  шерсти.   Но   острые
втягивающиеся когти вместо ногтей! На них сходство кончалось. Иеро еще раз
осмотрел  эту  представительницу  незнакомой  северянам  расы.  Она   была
совершенно нагой, лишь талию стягивал кожаный пояс с  небольшой  сумкой  и
пустыми ножнами кинжала. Метс  выпрямился  и  удовлетворенно  кивнул:  его
подозрения подтвердились.
     Кошки!  Как  только  слабый  запах  этих  созданий  впервые  коснулся
ноздрей, а мозг ощутил их ментальные волны,  рефлексы,  интуиция,  память,
знание животной жизни, которую он изучал едва ли  не  с  рождения,  -  все
кричало:  кошки!  С  такой  удивительной  мутацией  священник  никогда  не
сталкивался раньше и даже не предполагал, что она может  существовать.  Он
был уверен, что и в архивах Аббатств тоже отсутствуют сведения о  подобных
существах. Бегущие сквозь ночь охотники являлись чем-то совершенно новым в
человеческом опыте. Вероятно, только жители затерянных на равнине деревень
сталкивались с ними, и последствия этих встреч нетрудно предугадать.  Иеро
вспомнил истории о внезапно  исчезнувших  странниках  и  целых  караванах,
ходившие среди торговцев. Теперь он мог легко представить сцену  у  ночных
костров, когда ужас темной волной  обрушивайся  из  тьмы  на  ошеломленных
людей - ужас, за которым появлялись леденящие кровь  иллюзии.  Горящие  во
мраке глаза, нагнетающий страх запах и, наконец, смерть!
     У подножия дерева продолжалась какая-то  возня.  Если  они  навалятся
всей кучей, когда луна опять уйдет за облака, ему не выстоять. Большинство
умрет, но конец может быть только один. Пожалуй, надо  испробовать  что-то
новое - и быстро!
     Он прижал ногой распростертое тело, чувствуя, как слабо вздымается  и
опадает грудь пленницы; затем послал вниз невидимый луч ментального  щупа.
Теперь мозг, на который он наткнулся, не стал ускользать;  его  обладатель
был очень сердит  и  возбужден.  Иеро  с  удивлением  ощутил,  что  не  он
разгневал ночного охотника, а внезапно исчезнувшая самка. Взъяренный разум
явно принадлежал вождю - властному, уверенному в своих силах, ни  разу  не
терпевшему поражения. Как он был взбешен! Священник почти  видел  зловещий
блеск янтарных глаз, ощетиненный загривок,  нервное  подергивание  усов  и
настороженные уши.
     Первым  откликом  на  проникновение  Иеро   в   ментальный   диапазон
людей-кошек было пораженное молчание, сменившееся гневом.  Связь,  однако,
не прервалась. Существо, чей разум он нащупал, не хотело отступать.
     - Где она? Где Младшая? Ты, безволосый! Спускайся вниз с  обезьяньего
насеста, или мы прикончим тебя! И не слишком быстро!
     Сообщение было совершенно ясным для любого, кто  обладал  ментальными
навыками Иеро.  Видимо,  эти  существа  использовали  мысленную  речь  для
повседневного   общения:   передаваемые   образы   оказались   четкими   и
недвусмысленными.  И  столь  же  недвусмысленное   презрение   звучало   в
упоминании обезьяньего насеста.
     - Прикончить меня непросто, - ответил странник с насмешкой. - Кое-кто
из твоего племени уже убедился в этом, заработав пару-другую синяков. А  я
мог запросто вбить их - даже не выпустив когти. - Он решил воспользоваться
чужим оборотом. - Раскинь мозгами, охотник. И запомни:  Младшая  здесь,  в
моей власти. Она цела и невредима, если не считать царапины на  голове,  -
но только до тех пор, пока мое терпение не лопнуло.  -  В  словак  звучали
вызов и угроза: сила - лучший довод для собравшихся внизу хищников.
     Ментальная связь оборвалась, будто перекушенная острыми зубами,  этот
образ, по мнению Иеро, был  под  стать  кошачьему  племени.  Однако  снизу
долетали неразборчивый шепот и бормотанье. А кошки-то не глупы! Незнакомец
сбросил с дерева их собратьев,  легко  вступил  в  ментальный  контакт,  -
возможно, он способен и на большее. У мышки оказались острые  зубы!  Лучше
подождать, не выдавая своих замыслов, и поглядеть,  не  обернется  ли  она
крысой - или чем похуже.
     Иеро тем временем ощутил первое содрогание тела пол  ступней.  Быстро
наклонившись, он расстегнул пояс пленницы и  связал  им  руки  за  спиной,
затем, вытащив из сумки кусок веревки,  туго  обмотал  лодыжки.  Если  его
действительно атакуют, пусть красотка полежит спокойно.  Кто  знает,  чего
можно ждать от разъяренной дикой кошки? Когти у нее внушительные...
     От предводителя стали поступать новые сигналы:
     - Пошли Младшую вниз. Если она цела, мы подумаем. Если нет - придем и
убьем тебя!
     В переменчивом свете луны, которая  то  скрывалась  за  облаками,  то
роняла бледные лучи на кроны деревьев, священник  задумчиво  оглядел  свою
пленницу. Не была ли угроза ее сородичей блефом, простой хитростью?  Вождь
ведь ничего определенного не обещал...  Когда  молодая  самка  вернется  к
своим, те могут напасть - и даже получат  численное  преимущество.  Он  же
потеряет ценного заложника. Иеро  колебался,  взвешивая  все  известное  о
ночном  народе  и  его  происхождении;  он  пытался  предугадать  развитие
событий. Вероятно, кошки безжалостны от природы и видят  в  нем  угрозу...
Однако есть одна зацепка, точнее, целых две. Существо, вступившее с ним  в
контакт,  казалось  искренним  или,  скорее,  незнакомым  с  ложью  и   не
нуждающимся в ней. И второе, более существенное, на что  он  надеялся  все
это время... Весьма забавный  момент...  Пожалуй,  такая  штука  не  убьет
кошек, но она должна помочь... В который раз за  свою  бурную  жизнь  Иеро
положился на судьбу и выбрал риск.
     Пленница очнулась; огромные глаза - втрое больше  его  собственных  -
пристально глядели на священника, и  в  них  разгоралось  яростное  пламя.
Широкий,  почти  безгубый  рот  приоткрылся,  обнажив  острые  зубы;   без
сомнения, она пустила бы их в ход при первой же возможности. Длинные белые
волоски на верхней губе, точное подобие кошачьих усов,  встопорщились.  Не
свяжи он эту красотку, решил Иеро, хлопот с ней было бы предостаточно.
     - Мир, маленькая сестра! Я тебя не  трону  -  отпущу  тебя  вниз,  на
землю. Вождь, - он передал спектр частот, характерный для  мысленной  речи
предводителя, - просил освободить тебя.
     Он медленно развязал веревку на лодыжках и стягивающий локти  ремень.
Метс оставался настороже, помня  о  фантастической  скорости  ее  реакции.
Конечно, он не побоялся бы схватиться врукопашную с этим  стремительным  и
гибким существом, однако острые зубы и когти невольно внушали уважение.
     Пленница осторожно поднялась на ноги, не спуская взора с Иеро; теперь
в огромных янтарных глазах светилось скорее удивление, чем гнев. Глаза эти
расширились от удивления, когда священник протянул  ей  пояс  с  кинжалом,
который раньше воткнул в ствол дерева. Молниеносным  движением,  легким  и
плавным, она приняла оружие из рук человека  и  метнулась  вниз,  бесшумно
скользя меж ветвей. Иеро уселся на развилке и стал ждать.  Он  чувствовал,
что нужно набраться терпения.
     Ночь шла на убыль, луна спускалась за  горизонт  и  наконец  исчезла.
Вдалеке раздался  вой  шакалов;  большой  филин  сел  рядом,  но,  заметив
неподвижную человеческую фигуру, возмущенно заухал  и  сорвался  с  ветки.
Предрассветная тишина опустилась на саванну. Но Иеро знал, что не  одинок.
И не спускаясь с  так  называемого  обезьяньего  насеста,  он  чувствовал,
сколько глаз наблюдают за ним из темноты. Вступить в контакт  с  отдельным
мозгом было проще, но метс мог ощущать и рост ментального  излучения  всей
группы, по мере того как все больше и больше ночных бегунов собиралось  на
совет. Должно быть, вокруг дерева сгрудилась целая толпа. Уж не  сулит  ли
эта ночь кровавый конец? Иеро вознес утренние молитвы, испрашивая благость
милосердия и  всепрощения.  Пожалуй,  он  уповал  не  столько  на  милость
Господа, сколько на снисходительность Его  творений,  толпящихся  внизу  и
способных в единый миг наложить на метса когтистые лапы.
     Ожидаемое  сообщение  пришло  внезапно,  как  и  все   исходящее   от
людей-кошек.
     - Спускайся вниз, если не хочешь, чтобы тебя разорвали  в  клочья,  -
приказал вождь. - Пойдешь с нами. - Затем, с явной неохотой, он добавил: -
Можешь оставить у себя оружие. Но не вздумай им пользоваться!
     Иеро ликовал про себя, неторопливо  спускаясь  с  дерева.  Сработало!
Пока предположения сбывались, но через несколько мгновений  выяснится,  не
станет ли разорванное горло платой  за  излишнюю  самонадеянность.  Он  не
тешил себя надеждой, что сможет справиться с толпой необычных мутантов.  И
священник шептал слова молитвы, когда ноги его коснулись земли.
     Под деревом  царила  тьма,  однако  не  настолько  густая,  чтобы  не
различить кольцо высоких  фигур  и  сердитый  блеск  янтарных  глаз.  Иеро
невольно подумай о  людях,  десятках,  сотнях  людей,  видевших  такую  же
картину  в  последние  минуты,  перед  тем  как  упасть  на   колени   под
парализующей волной ужаса и без сопротивления  расстаться  с  жизнью.  Его
рука крепче сжала копье. Нет, он не встанет на колени... и уж  паралич  от
страха ему не грозит!
     - Пошли! - этот приказ пришел от вождя.  -  Ты  можешь  идти  обычным
шагом. Мы будем двигаться медленно... так медленно, как привыкли  тащиться
существа твоей  породы.  -  Мысль,  исполненная  презрения,  относилась  к
обитателям деревни.
     - Я не оттуда, - сообщил Иеро, - и ты, вероятно, давно это  понял.  -
Он вложил вызов в свой ответ и довольно  ухмыльнулся.  Противник  вряд  ли
привык, чтобы ему перечили, во всяком случае не ожидал этого от людей.
     Вождь, однако, сдержал раздражение. Теперь он нависал прямо над  Иеро
- высокий, не меньше семи футов ростом, насколько можно было определить  в
сумраке занимавшегося утра.
     - Нет, конечно, ты  не  такой,  как  они.  Ты  можешь  говорить,  как
иир'ова. -  Иеро  не  мог  подобрать  более  похожего  звукосочетания  для
названия  неведомого  народа.  -  Другие  не  слышат  нашу  речь.   И   ты
сопротивлялся убивающей мысли... даже Ветру Смерти! - Вероятно, вождь имел
в виду ужасный  запах,  способный  сломить  волю  и  сопротивление  любого
существа.
     - Нет, - продолжал человек-кот, - ты не из тех, что обитают здесь. Ты
- существо другой породы, и, возможно, гораздо худшей!  Легенды,  дошедшие
из прошлого, рассказывают о таких, как ты... Старейшины иир'ова помнят их.
И если мои догадки верны, то лучше бы тебе умереть в ветвях дерева!
     Теперь они двигались прочь от  деревни,  в  сторону  открытой  степи,
поросшей высокой травой; они шли на восток под темным облачным небом. Иеро
шагал в окружении рослых фигур. Был ли он дичью или почетным пленником? Во
всяком случае, не стоило проверять это бегством;  на  равнине  он  не  мог
тягаться со стремительными иир'ова.
     Предводитель заговорил снова, несколько неуверенно:
     -  Я  надеюсь,  что  мои  мы  подозрения  ложны.  -  Он  помедлил   в
нерешительности. - Ты был храбр и сошел вниз по одному моему слову. И  те,
кого ударил большой нож, утверждают, что рука смерти едва не коснулась их.
Но ты позволил им жить. - Снова пауза. - Ты понравился  Младшей,  хотя  ее
голова в крови. Она - Владычица Ветра. - Интонация вождя подсказала  Иеро,
что этот титул был весьма почетным. - Младшие,  даже  Владычицы,  любят  с
чем-нибудь поиграть. Они таскают детенышей у  этих  обезьян,  дрожащих  за
деревянными стенами, и пытаются приручить их. Но все детеныши умирают.
     Иеро  вознес  молчаливую  молитву  за  упокой  души  всех  младенцев,
похищенных у несчастных обитателей деревни.
     - Назови свое имя - так, как оно звучит на твоем  языке,  -  внезапно
прервал он вождя.
     Ответом  были   раскатистые   рычащие   звуки,   которые   не   могла
воспроизвести гортань человека. Иеро безуспешно попробовал  повторить  их,
выдавив наконец что-то похожее на "Б'ургх". Он чувствовал,  что  неуклюжие
попытки веселят собеседника и ничего не имел против. Любой пустяк, который
укрепит зародившуюся приязнь, работал сейчас на него.
     Они прошли около мили, когда  Иеро  вновь  ощутил  ментальный  сигнал
Б'ургха:
     - Ты, чужестранец, такой же охотник, кок и мы. - На самом деле  вождь
назвал его "странным" или  "загадочным".  -  Те  существа,  что  живут  за
стеной, используют ловушки и ямы,  прикрытые  травой.  А  ты,  ты  можешь,
подобно нам, охотиться в темноте?
     - Да, - ответил Иеро, - только медленней. Я вижу ночью не так хорошо,
как твой народ. И не могу так быстро бегать. Никогда не встречал  подобных
вам бегунов, - добавил он с невольным уважением.
     - Никто не в  силах  догнать  нас.  -  В  словах  Б'ургха  прозвучала
гордость. - Мы - Дети Ночного Ветра. Однако,  -  на  мгновение  он  сделал
паузу, - есть неплохие охотники и среди  малого  племени  -  из  тех,  кто
подстерегает в засаде. Иногда мы встречаемся с  ними...  и  тогда  не  все
иир'ова возвращаются на свои равнины.
     Иеро понял, что собеседник явно имеет в виду людей -  новое  странное
племя, почти равное его народу  или,  по  крайней  мере,  не  испытывающее
страха перед ним. Вождь признавал это, несмотря на все  свое  высокомерие.
Однако им двигало и нечто иное - то, о чем священник догадался, прячась  в
ветвях лесного гиганта. Вожак иир'ова был любопытен. Он нашел  себе  новую
забаву и не собирался с ней расставаться. Котенок разыскал  клубок  ниток!
Видимо, не  только  Младшим  нравилось  играть  с  маленькими  безволосыми
зверьками!  Иеро  ухмыльнулся  в  темноте,  вообразив,  что  вместо  мягко
шагавшего рядом исполина, у его ног крадется пушистый кот.
     - Нам не нравятся обезьяны из-за стен... те, что копаются в  земле  и
разводят глупых рогатых зверей. Хотя молоко у рогатых вкусное,  и  мы  его
пьем, когда  придет  охота.  -  Вожак  помолчал,  затем  мысль  его  вновь
коснулась разума Иеро. - Ты видел Младшую  -  ту,  что  была  с  тобой  на
дереве. Скоро встретишь других таких же... И вероятно, узнаешь, почему  мы
не любим твой род. Я начинаю  вспоминать  плохое...  очень  плохое...  это
случилось давно... Однако мы не станем говорить больше, пока не  придем  в
Воздушные Логова. - Тон последнего замечания не слишком приободрил Иеро.
     Прошло с полчаса, и смутные тени обступили их, закрывая небо. Иеро  и
его спутник подошли к другой полосе леса. Эта роща  казалась  больше  той,
где прятался метс, и она не пустовала. По отдельности люди-кошки еще могли
укрыться от его ментального взора, но  поселение  этих  существ  священник
обнаружил без ошибки  -  над  ним,  словно  пар  над  водой,  висел  туман
мысленных излучений. Значит, это и есть Воздушные Логова! Как  бы  ему  не
испустить тут дух...
     Через минуту они были уже под  сенью  огромных  деревьев,  пробираясь
вдоль опушки.  Узкая  тропинка  петляла,  словно  прихотливо  изгибающийся
ручей, но спустя некоторое время вывела их  на  поляну,  затененную  низко
нависавшими ветвями. Полумрак не помешал  Иеро  разглядеть  лестницы,  что
свисали из древесных крон. К одной из них его и направили  -  вежливо,  но
твердо.
     Лесенка уходила, казалось, в самое поднебесье. Наконец они с Б'ургхом
достигли внешнего края  большой  площадки,  сделанной  из  гибких  ветвей,
переплетенных лианами. Иеро не сразу заметил неясную фигуру,  скорчившуюся
на циновке в дальнем конце воздушного убежища. Огромные глаза,  в  которых
играли оранжевые отблески, пристально изучали пришельца;  наконец  плавное
движение руки сопроводило приказ:
     - Садитесь!
     Бок о бок человек и рослый  самец  пиррова  опустились  на  корточки;
таинственный наблюдатель пребывал в молчании. Он  не  пытался  вступить  в
ментальный  контакт,  но  Иеро  был  уверен,  что  видит  старейшину.   Он
чувствовал,  что   это   создание   просто   припоминает,   размышляет   и
сопоставляет, изучает и делает выводы. Такая работа требовала  времени,  и
священник терпеливо ждал. В конце концов темная фигура поднялась с циновки
и шагнула к гостям, попав в сумеречный свет занимавшегося утра.
     Существо оказалось старым, очень старым, но не дряхлым,  как  заметил
странник. Энергия жизни переполняла его, разум и  дух  были  крепки,  хотя
спина сгорбилась и мышцы  высохли.  Несомненно,  Б'ургх  был  превосходным
бойцом и предводителем на войне и на охоте, но сейчас  перед  Иеро  стояла
та, что вершила судьбами иир'ова.
     - У меня нет имени, Чужой, даже в нашем  языке.  -  Ментальный  голос
оставался юным и свежим, несмотря на возраст. В  огромных  глазах  мерцали
огоньки,  но  разум  был  спокойным  и   ясным;   ни   гнева,   ни   следа
раздражительности или нетерпения, которые Иеро замечал у Б'ургха.  -  Я  -
Та, Что Помнит, и Та, Что Говорит. С тех времен, когда мы обрели  свободу,
подобные мне хранят память племени.  Они  никогда  не  должны  забывать  о
Страшных Временах, о том, что случилось в другом месте за много восходов и
закатов до того, как мать  моей  матери  впервые  раскрыла  глаза.  Теперь
пришел ты... и, может быть, это - главное, для чего  я  жила...  я  и  все
остальные Помнящие, те, которых давно унес Ночной Ветер.
     Она придвинулась близко, и Иеро понял, что  ему  разрешено  говорить.
Смутная догадка о прошлом загадочной расы промелькнула  в  голове,  но  он
отложил ее до времени и мягко ответил:
     - Я не враг твоему племени. И говорил главному среди ваших охотников,
что не отношусь к народу, обитающему на равнине  за  деревянными  стенами.
Думаю, он поверил мне.
     Сухой ответ последовал быстро:
     - Что с того... Главное - чтобы поверила я, Безволосый! Потому  ты  и
находишься здесь! - Ее ментальный сигнал был холодным и вызывающим,  но  в
следующий миг тон изменился: -  Думаешь,  мы  враги  этим  существам,  что
сгрудились за стенами, более жалкие и трусливые, чем те животные,  которые
питают  их?  Нет!  Они  приносят  пользу.  И  еще  одно  примиряет  с   их
существованием... это касается тебя, ибо ты стоишь гораздо  ближе  к  ним,
чем к нам. Догадываешься, о чем речь?
     Священник думал, стараясь не выдать колебаний. Вопрос был с подвохом.
Перед ним разверзлась пропасть.  Одно  неверное  слово  -  и  он  умрет  в
считанные минуты!  Надо  что-то  ответить  -  и  немедленно!  Иеро  выбрал
рискованный ход:
     - Эти люди с  равнины,  похожие  на  меня,  но  такие  беспомощные  и
безобидные, - они  служат  напоминанием...  Помогают  сохранить  память  о
прошлых временах. О временах, когда другие, подобные им телесно,  не  были
ни беспомощными, ни безобидными! - Он перевел дыхание, не отрывая глаз  от
вертикальных зрачков Помнящей.
     Она тоже вздохнула - глубоко и с видимым облегчением.
     - Стало быть, ты знаешь? И если знаешь, то  как  много?  -  Ее  глаза
сузились. - Но сначала скажи: откуда пришло твое знание?
     Свой мысленный ответ Иеро формулировал с предельной тщательностью; он
понимал, что все еще ходит по лезвию ножа. При первом неосторожном  слове,
неверном движении огромный иир'ова, сидевший рядом, скрутит  его,  не  дав
пошевелиться. И стоит только старой кошке кивнуть...
     - Поверь, я не знаю ничего. Но за годы скитаний видел  много  земель,
населенных странными существами. И часто сражался с ними... Одни  походили
на меня, другие - нет.  Но  самые  страшные  враги,  самые  злобные  твари
относились к моей расе. - Он сделал паузу, усиливая действие  слов.  -  Но
только по виду. К тому же они были настоящими Безволосыми - ни волоска  на
теле и на голове. - Действительно ли пылающие  зрачки  чуть  дрогнули?  Он
продолжал: - В тайных местах, вдали от света солнца, они выводит  рабов  -
существ иных пород, которых превращают в слуг зла, таких как эти.  -  Иеро
послал Помнящей образы  Волосатых  Ревунов,  обезьяноподобных  лемутов,  и
страшных людей-крыс.
     Едва заметная дрожь пробежала  по  ее  телу,  но  огромные  глаза  не
отрывались от лица священника. Теперь в ментальной речи Помнящей  появился
оттенок просьбы; раздражение исчезло, во всяком случае, оно не  относилось
к Иеро.
     - Если тебе ничего не известно, то ты не ведаешь  о  позоре,  который
мы, свободное племя, не смыли до сих пор?
     - Разве можно считать бесчестьем то, что  когда-то  слуги  зла  силой
захватили тебя? А ведь и со мной случилось такое - меня схватили и пытали.
Но я убежал! И сейчас бегу, пробираюсь  на  север  к  своему  народу.  Как
бежали в далеком прошлом Дети Ночного Ветра, почуяв сладкий запах свободы!
     Он  слегка  успокоился.  Детали  мозаики   становились   по   местам;
проницательному уму хватило намеков, чтобы воссоздать цельную  картину.  И
слова Помнящей лишь подтвердили то, что он уже предчувствовал.
     - Покажи твоего врага! Покажи  в  мыслях!  Того,  кто  властвует  над
остальными!
     Выполнить эту просьбу было нетрудно. Ненавистное лицо С'даны,  адепта
Нечистого, смертельного  и  страшного  врага,  часто  всплывало  в  памяти
священника. Бледная кожа, безволосый череп, глаза, почти лишенные  зрачков
и горящие дьявольским огнем, аура злобной силы, окружавшая колдуна... Иеро
передал Помнящей адский образ.
     Она зашипела, как разъяренная рысь. Б'ургх, беспокойно шевельнувшийся
рядом с Иеро, вторил ей. Гнев затопил сознание иир'ова, гнев, не  остывший
в череде многих поколений, которые  родились  свободными.  Эта  раса  была
самой независимой, самой гордой из всех искусственно выведенных  колдунами
Нечистого, и ненависть к тем,  кто  осмелился  когда-то  наложить  на  них
оковы, жила в крови.
     - Это один из них! Проклятые! Чтоб им сгореть в небесном огне!  Пусть
смерть поразит их в пещерах - там, где они приносят  боль  своими  острыми
ножами! Они держали нас под землей, беспомощных, скованных властью их злых
мыслей... смеялись, когда мы  терпели  страдания...  говорили,  что  хотят
сделать из нас полезных слуг! Да, мы стали бы хорошими слугами, если бы их
мощь сломила нашу волю! Слушай, Чужой... ты, который ненавидит их так  же,
как мы! Я, Помнящая, поведаю о тех временах - так,  как  рассказывала  мне
мать со слов своей матери. Запомни эту историю, как запоминают ее детеныши
иир'ова. Если ты ненавидишь их - а я чувствую, я знаю, что ты не лжешь, то
прими помощь Прайда!
     Иеро прислонился к плетеному  ограждению  платформы;  теперь  он  мог
позволить себе расслабиться. Усилия  Нечистого  помогли  ему  найти  новых
союзников. Забавно! Но вряд ли это порадовало бы С'дану!
     Ночь  убывала,  восток  разгорался   первыми   отблесками   рассвета.
Устроившись на краю воздушного гнезда иир'ова, священник слушая историю их
пленения - далеко отсюда, в иной земле, за сотни  миль  к  юго-западу.  Он
полагал, что адепты Нечистого вывели эту расу для битв - ментальных и тех,
где используется  более  осязаемое  оружие,  -  однако  не  стал  делиться
догадками с Помнящей.
     Но какую ошибку допустил враг! Мысленное  сражение  требует  мощного,
высокоразвитого мозга, а такой разум не способен к бездумному  подчинению.
И вскоре новосотворенное племя воинов поняло, что является лишь орудием  в
руке хозяина, ничтожной деталью зловещего плана. Боль  и  мучения  научили
иир'ова  терпению,  ложь  владык  -  проницательности,  жажда  свободы   -
сплоченности. Они объединились и восстали.
     И наступил час отмщения - ночь крови и огня! Они застали  повелителей
врасплох и вырвались из пещер и пылающих лабораторий, потеряв многих;  тех
же, кому удалось выжить, преследовали долго и упорно. Они бежали,  упрямые
гордецы, бежали, пока сердца не начали рваться из груди, бежали,  пока  их
самки могли нести детенышей. И  выбравшись  из  владений  прежних  хозяев,
скинув ментальные оковы, племя шло день за днем, пока не достигло  здешних
мест. Тут они осели, но никогда не забывали того, что минуло. Их  история,
трагическая и мрачная, передавалась из поколения в поколение; кровоточащий
шрам воспоминаний не зарастал плотью забвения.
     Когда первые группы переселенцев и кочевников появились в этих краях,
внимательные  глаза  наблюдали  за  ними  из  тенистых  рощ.  Единственные
представители  рода  людского,  которых  знали   иир'ова,   были   слугами
Нечистого. И горячие головы  решили,  что  пришельцев  нужно  истребить  -
полностью и без жалости. Но мудрость победила. Понаблюдав за чужаками, они
поняли, что это существа другой породы,  безвредной  и  робкой.  Пришельцы
даже  оказались  полезны:  мясо  их  животных  было  вкусным,   молоко   -
восхитительным.  Итак,  поселенцам  разрешили  остаться;  они   жили   под
бдительным присмотром, обложенные данью.
     Ни дань, ни тайное владычество Детей Ветра не были  обременительными,
если не переступать простые законы. Любой человек, увидевший вблизи одного
из неведомых повелителей,  умирал;  исключений  не  делали  ни  для  кого.
Старейшины  пиррова  полагали,  что   пришельцы   не   только   доставляли
пропитание, но и были живым напоминанием о прошлом. Кроме того, они  могли
отвлечь на себя внимание слуг Нечистого, появись те в саванне.  Итак,  две
расы, два племени жили бок о  бок;  насколько  Иеро  мог  установить,  это
продолжалось две сотни лет.
     После заката люди затворялись в  жилищах,  за  деревянными  оградами.
Ночь принадлежала Детям Ветра. Искусные охотники, они  истребляли  опасных
зверей, которые могли бы угрожать скоту  или  людям.  В  округе  было  три
человеческих поселения, и по их числу племя иир'ова делилось на три  рода,
или Прайда. Пришельцы скоро проведали о незримых  покровителях,  возможно,
это знание им дорого стоило. Их жизнь проходила рядом с призраками. Вскоре
они поняли, что должны в урочный час оставлять пищу и молоко в  отмеченных
местах, узнали, что призраков можно увидеть лишь ночью  и  что  любопытные
исчезают  навсегда.  Страх  надежно  держал  их  за  стенами.  Изредка   в
предрассветных  сумерках  сидевший  на  дереве  дозорный  мог   разглядеть
стремительные фигуры охотников, скользившие среди высокой травы; он  знал,
что то были таинственные боги его народа, вершители безжалостного закона.
     С философским спокойствием Иеро подумал, что встречал немало  племен,
которые  воображали,  что  обладают  свободой,   но   жили   много   хуже.
Когда-нибудь придет время поразмыслить над этим  странным  несоответствием
человеческих культур и поискать пути их изменения.
     История была завершена, и Помнящая разрешила человеку перебраться  на
одну из плетеных площадок, где он мог спокойно отдохнуть. Наступал день  -
время сна для иир'ова, хотя отдых отнимал у  них  меньше  времени,  чем  у
людей.  Обычно  в  светлые  часы  они  занимались  какой-нибудь  несложной
работой: выделывали ремни из шкур, плели корзины и лепили грубые  глиняные
горшки.
     Около полудня Б'ургх разбудил гостя. Весь Прайд собрался на поляне  в
центре рощи, и Иеро был представлен всем от мала до  велика,  не  исключая
совсем крохотных детенышей. К двум остальным  родам  отправили  посланцев,
чтобы сообщить о новом союзнике. После этого Иеро обрел полную  свободу  и
смог удовлетворить любопытство.
     Они были простым  народом,  эти  иир'ова;  их  материальная  культура
примерно соответствовала уровню австралийских  аборигенов.  Люди-кошки  не
имели даже оружия, кроме длинных ножей,  обсидиановых  или  металлических;
последние,  несомненно,  являлись  частью  взимаемой  с   деревень   дани.
"Пожалуй, - решил священник, - они и в самом деле не нуждаются ни в  чем".
Их невероятная подвижность да Ветер Смерти делали охоту слишком легкой!  У
них было все необходимое для жизни, и никто  не  желал  большего.  Иир'ова
пользовались огнем, но только ради тепла и света; они  предпочитали  сырую
плоть печеному мясу. Дикие груши и другие плоды разнообразили их меню; они
ели растительную пищу, когда чувствовали необходимость  в  ней.  Еще  Дети
Ветра  знали  несколько  целебных  растений  -  этим   ограничивалась   их
примитивная фармакология.
     Два пушистых малыша, обитавших на соседней площадке, показались  Иеро
очаровательными. Они, в свою очередь,  полюбили  играть  с  этим  странным
безволосым чужаком. Теперь Иеро, прогуливаясь вечерами,  тащил  на  каждом
плече  теплый,  мохнатый,  подпрыгивающий  комочек.  Сзади  тянулся  хвост
детенышей постарше и подростков, засыпавших гостя градом вопросов, так что
у него гудело в голове от безуспешных попыток разобраться, кому он  должен
ответить. У любого костра его ждал радушный прием, и, обходя их изо дня  в
день, он старался разделить трапезу с каждым членом племени.
     По вечерам метс наносил обязательный визит Помнящей  -  иир'ова  были
весьма щепетильны в вопросах вежливости. Иеро проводил  с  ней  не  меньше
часа;  иногда  к  ним  присоединялись  Б'ургх  и  Младшая  -  та,  которая
познакомилась с его мечом на дереве вблизи деревни. Теперь он знал ее  имя
- М'рин; со временем ей предстояло стать новой Помнящей Прайда.
     Взаимоотношения между членами племени были сложными,  порой  -  почти
неуловимыми  и  непонятными.  Встречались  пары,  питавшие  друг  к  другу
несомненную и глубокую  привязанность,  но  многие  не  искали  устойчивых
семейных связей. Одни  самки  предпочитали  постоянных  партнеров,  другие
часто меняли приятелей. Впрочем, детенышам  никакие  любовные  пертурбации
старших не доставляли хлопот: они  считались  общими.  Иеро  выведал,  что
иногда Дети Ветра устраивали нечто  вроде  праздников,  во  время  которых
теряли силу все правила и законы. Они жгли на кострах какую-то траву,  дым
которой приводил их в дикое возбуждение, почти неистовство.
     Помнящих  тщательно  отбирали  среди  молодых  самок,  и  затем   они
проходили длительное обучение Что касается Б'ургха,  то,  как  предполагал
Иеро, он завоевал титул главного охотника и военного вождя в  поединке;  в
один прекрасный день его мог вызвать на бой кто-нибудь из младших  самцов.
И если юный воин переживет сражение,  то  будет  принят  в  почетный  круг
старших - тех, к чьим советам прислушивается Помнящая.
     Иногда по ночам Прайд предавался чему-то вроде хорового пения -  Иеро
не  мог  подобрать  лучшего  слова.  На  его  взгляд,  эти  поэтические  и
музыкальные фестивали были  слегка  шумноваты:  песни  иир'ова  напоминали
вопли огромных  котов.  Иногда  завывания  и  протяжные  мяукающие  рулады
становились чуть тоньше и мелодичнее, но тут же с новой силой обрушивались
на человека, терзая слух. Иеро вежливо внимал и, кивая головой,  изображал
безграничное удовольствие. Эти сборища устраивались в честь гостя и нового
союзника; за неделю, которую метс провел с Прайдом, ему  пришлось  не  раз
участвовать в спевках.
     Но в остальном племя Детей Ночного Ветра приводило Иеро в восхищение.
Ему даже удалось кое в чем помочь  своим  хозяевам.  Старейшин  уже  давно
беспокоило падение рождаемости  в  их  Прайде,  и  Иеро  быстро  установил
причину: приток свежей крови из двух других родов почти прекратился, Прайд
стал замкнутой группой. Метс осторожно намекнул Помнящей и ее  советникам,
старшим самцам, что молодежь из разных Прайдов должна встречаться  почаще.
Слова гостя были восприняты с благодарностью, и старейшины  заверили  его,
что обязательно последуют совету, конечно не ущемляя личной  свободы  юных
пиррова.  Последнее  замечание  удивило  священника,  и  он  обратился  за
разъяснениями к М'рин. По словам Младшей, никто не мог приказывать  членам
племени; допускались только деликатные предложения и вежливые напоминания.
Однако М'рин считала, что слова гостя не останутся без  внимания,  правда,
это потребует времени.
     Примерно каждую вторую ночь те Дети Ветра, кому  позволял  возраст  и
силы, охотились. Конечно, они брали с  собой  и  нового  друга  -  его  не
приходилось долго упрашивать. Иеро не мог поспеть за  стремительным  бегом
ночных  охотников,  и  дичь  пригоняли  прямо  к  нему.  Ветер  Смерти  не
использовался ни разу; иир'ова применяли это оружие  лишь  на  войне  и  в
случае большой опасности. Иеро казалось бестактным интересоваться  им;  он
предполагал, что газ выделяют железы, подстегнутые снадобьем из  какого-то
редкого растения.  Секретом  владели  лишь  Владычицы  Ветра  -  несколько
специально обученных  самок.  Иир'ова  открыли  в  себе  эту  удивительную
способность много лет назад и надеялись, что она поможет племени в  борьбе
с Нечистым.
     Дичь, которую обычно предпочитали ночные охотники, редко попадалась в
окрестностях, но как-то раз они обнаружили подходящее животное к  взяли  с
собой Иеро, видимо желая проверить, на что тот способен. Гостя оставили  в
засаде,  тактично  выбрав  место  недалеко  от  деревьев,  и  велели  быть
наготове. Иеро понимал,  что  ему  будет  предоставлена  честь  прикончить
добычу. Но с каким зверем придется иметь дело? Об этом даже не заикнулись.
Дети Ветра, несомненно, обладали чувством юмора  -  довольно  причудливым,
как мог заметить  Иеро.  Оставалось  надеяться,  что  ночные  охотники  не
пригонят  к  роще  одного  из  бродивших  неподалеку  гигантов  с  ногами,
подобными древесным стволам.
     Иеро испытал большое  облегчение,  услышав  топот  копыт  и  сердитое
фырканье какого-то травоядного. Однако, когда зверь  возник  перед  ним  в
лунном свете, энтузиазм метса слегка приугас.
     Судя по форме головы это был огромный бык.  Над  глубоко  посаженными
крохотными  глазками  выдавались  два  длинных  прямых  рога   -   мощное,
смертоносное оружие. Кроме того, на широкой морде торчал  третий,  который
разветвлялся  посередине  и  выглядел  весьма   зловеще.   Иир'ова   гнали
разъяренного зверя к месту, и того на миг охватило удивление:  как  ночные
охотники, при всей их  стремительности,  ухитрялись  избегать  смертельных
ударов страшных рогов? Однако несущийся на него бык не  отставлял  времени
для раздумий. Нанести удар в толстый,  увенчанный  ротами  череп  было  бы
самоубийством; Иеро метнул копье в  широкую  грудь  зверя  и,  отскочив  в
сторону, выхватил меч.
     Широкий наконечник копья впился в мохнатую тушу, на секунду остановив
чудовище. В то же мгновение Иеро с трех  ярдов  метнул  клинок,  целясь  в
налитый кровью,  выпученный  глаз  животного.  Лезвие  вошло  по  рукоять.
Взревев в последний раз, бык  рухнул  на  землю  под  торжествующие  крики
охотников; мозг зверя был пронзен насквозь.  Внезапно  Иеро  почувствовал,
что у него дрожат колени.
     Когда он вытащил меч и осмотрел морду животного, ноги стали  ватными.
Глазницу окружала мощная черепная кость; придись удар чуть  в  сторону,  и
клинок отскочил бы, оставив лишь царапину на толстой шкуре. На миг прикрыв
глаза. Иеро вознес благодарность Создателю за добрый бросок.
     - Ты ловко управился с Четырехрогим,  -  пришла  одобрительная  мысль
Б'ургха. - Никто даже не успел помочь. - Он помолчал и потом добавил: - Мы
любим охотиться на него... бывает, что добычей становится  охотник.  Рогач
не боится хорошей схватки.
     Иеро витиевато поблагодарил Детей Ветра за  предоставленную  честь  и
отличное развлечение. Не стоило показывать им, что он чувствовал на  самом
деле.



                           8. БУРЯ НАД ПОРТАМИ

     Хопперы, даже отборные скакуны  королевской  гвардии,  очень  устали.
Весь бесконечный день они мчались вслед за повелительницей с одного  конца
поля битвы на другой. Принцесса поспевала всюду; ее  золоченые  доспехи  и
яркий плюмаж сверкали то перед линией  обремененных  оружием  копьеносцев,
нуждавшихся  в  королевском  ободрении,  то   впереди   лавины   атакующих
всадников.  Ее  видели  там,  где  дело  принимало  тяжелый   оборот,   и,
вдохновленные присутствием Лучар, воины Д'Алва бились насмерть.
     Бой тем не  менее  был  проигран.  Королевская  армия,  обойденная  с
флангов и подавленная численным превосходством врага, отступила.  Мятежный
герцог - или один из советников противника - оказался неплохим  стратегом,
и силы его продвигались гораздо быстрее, чем рассчитывали Лучар и  король,
ее отец. К тому же хитрец Амибал использовал кое-какие неожиданные  трюки,
что свидетельствовало либо о его  остром  уме,  либо  о  тайной  поддержке
Нечистого. Во всем этом ощущалась направляющая рука  Джозато.  "Однако,  -
мрачно подумала Лучар, - Амибал оказался достойным  учеником".  Не  успели
отряды короля  покинуть  столицу,  как  ее  потряс  бунт  нищих,  воров  и
присоединившихся к ним недовольных мелких лавочников. С восстанием  быстро
покончили, вздернув главарей у городских ворот, но это потребовало времени
и сил. И когда две армии встретились в двадцати милях к  югу  от  столицы,
королевские войска были уже измотаны и обескровлены уличными схватками.
     Амибал, который,  надо  отдать  справедливость,  оказался  храбрым  и
решительным военачальником, привел не только своих  вассалов,  но  и  орды
дикарей; некоторые принадлежали к неведомым и чудовищным расам.  Особенным
бедствием стали толпы маленьких бледнокожик человечков,  выпускавших  тучи
отравленных стрел из луков и духовых трубок. Но  было  и  кое-что  похуже.
Колдуны Нечистого на этот раз пришли в открытую с армией бунтовщиков. И на
одно крыло войск Д'Алва обрушились обезьяны, Волосатые Ревуны, в то  время
как отряды яростно визжащих людей-крыс накинулись на другое.
     Кроме того, Амибал продвигался так быстро, что далеко  не  все  части
королевской  армии  успели  вовремя  добраться  до  поля   битвы.   Отряды
му'аманов, лучших пехотинцев Д'Алва, вызванные с  равнин  запада,  еще  не
подошли.  Придут  ли  они  позже?  Не  успели  собраться  ни   деревенские
ополченцы, ни рыбаки с побережья Лантика, бойцы безжалостные и упорные; не
было еще и частей, сосредоточенных на границах королевства.
     Итак, в поле вышли  только  отряды,  охранявшие  столицу,  да  личные
дружины верных  королю  дворян,  чьи  владения  располагались  поблизости.
Сражение было тяжелым. На какой-то миг  центр  войск  Д'Алва  дрогнул  под
яростным натиском мятежников, и только неожиданный удар  двух  подоспевших
эскадронов графа Камила Гифтаха спас дело. Если у Лучар и имелись сомнения
насчет графа, упорно не отзывавшегося на письма, теперь они были рассеяны.
Гифтах бился словно дьявол перед строем своих всадников и сумел  отбросить
пехоту противника.
     Увы, этого было  недостаточно.  Сплотив  ряды,  угрюмо  огрызаясь  на
врага, королевская армия  покатилась  обратно  -  несломленная,  но  и  не
способная продолжать битву. Уже  сгущалась  ночная  тьма,  и  у  Лучар  не
оставалось другого выбора, как приказать командирам, чтобы  те  разместили
войска на окраине столицы. Из  отдаленных  областей  страны  сообщений  не
поступало, и слухи о завтрашнем  штурме  поползли  до  притихшему  городу.
Солдаты, мрачные и усталые, в изнеможении  падали  на  землю  и  засыпали;
нигде не было слышно ни смеха, ни обычной болтовни.


     Четыре молчаливые фигуры  скорчились  у  пламени  крохотного  костра.
Огонек пылал в  углублении  причудливо  изогнутой  ветви  дерева  -  столь
огромного, что его крона  могла  бы  прикрыть  целый  городок.  Чуть  выше
виднелась еще одна фигура - видимо,  дозорный.  Далеко  внизу,  даже  днем
скрытое от солнечного света  бесчисленными  листьями,  побегами,  лианами,
лежало болото, которое взрастило древесного гиганта.
     Иеро совещался с М'рин, Б'ургхом и За'рикшем, сильным молодым воином.
Ч'урш, другой  молодой  иир'ова,  стоявший  на  страже,  при  желании  мог
присоединиться к их мысленной беседе.  Обычно  двое  младших  Детей  Ветра
предпочитали молчать, когда говорили старшие, но если они с чем-нибудь  не
соглашались,  то  имели  право  высказаться.  Сейчас  собеседники  хранили
ментальное молчание, вслушиваясь  в  звуки,  которые  издавала  трясина  в
сотнях футов под ними.
     Чудовищный  рев  раздался  вдалеке,  низкий,   горловой,   всколыхнув
насыщенный запахом цветущих деревьев воздух; мириады лесных шумов, шорохов
и писков испуганно стихли при этом звуке.
     - Что это, Иеро? - Б'ургх, как и остальные, знал, что новый друг умел
воспринимать  мысли  других  созданий,  тогда  как   способности   иир'ова
ограничивались общением с соплеменниками. Иеро, сосредоточившись,  прикрыл
глаза; над головой покачивался огромный цветок, испуская чудесный  аромат.
Итак, еще  один  страшный  монстр,  чей  яростный  рев  на  миг  поколебал
листву... Метс расслабился и улыбнулся:
     - Не знаю. Возможно, такого зверя встречал старый эливенер,  один  из
моих друзей, о котором я вам рассказывал. Он  и  его  братья  изучают  все
живое... все, что растет, двигается, дышит. И  не  умею  различать  многих
низших животных - тех, у кого крошечный вялый мозг. Может,  это  рептилия,
вроде огромной ящерицы или змеи... Но думаю, ревущий зверь скорее похож на
амфибию - на лягушку или саламандру.  Мозгов  у  них  еще  меньше,  чем  у
рептилий. До меня докатилась огромная волна беспричинной  злобы...  Что-то
подобное я встречал раньше - в Пайлуде, большом болоте на  севере.  Фроги,
гигантские хищные жабы...  с  разумом  столь  ничтожным,  что  его  нельзя
определить. Во всяком случае, мне это оказалось не под пилу.
     - Фрог! Если это жаба, то она может прыгнуть  сюда,  -  пришла  мысль
Ч'урша.
     - Тварь, наделавшая столько шума, слишком тяжела для высоких прыжков,
- возразила М'рин. - Она  только  раскачает  дерево.  -  Младшая  невольно
вздрогнула, свет заиграл на гладкой пятнистой шкурке. -  Я  рада,  что  мы
путешествуем поверху и не спускаемся вниз, в эту мерзость...
     Иеро решил не упоминать о  том,  что  фроги  Пайлуда  прыгают  совсем
неплохо. Он чувствовал, что монстр  внизу  принадлежал  к  иной  породе  -
какая-то огромная ползающая тварь, копавшаяся в грязи и  воде  у  подножия
деревьев.
     Маленький отряд уже две недели пробирался на север; последние дни его
путь пролегал по болоту. Джунгли грозили опасностью днем и ночью, но когда
путники наткнулись на трясину, стало очевидным,  что  продолжать  путь  по
земле нельзя. Следы,  обнаруженные  на  краю  топи,  отбили  всякую  охоту
соваться туда. К тому же люди-кошки, обитатели равнины, ничего не знали  о
бездонной чавкающей грязи и том, что  она  таит.  Но  гигантские  деревья,
которые черпали из топких глубин такую мощь, словно это темное месиво было
обычной почвой, подсказали путешественникам вполне логичное  решение.  Они
пошли поверху.  Конечно,  это  отнимало  лишнее  время.  Иногда  воздушная
дорога, тянувшаяся по  огромным,  перевитым  лианами  ветвям,  заводила  в
тупик, и приходилось возвращаться. Но Иеро знал, в какой стороне лежит его
дом; внутренний компас лесного рейнджера работал безотказно.  Кроме  того,
он мог наблюдать за солнечным диском, просвечивавшим  сквозь  листву,  что
тоже помогало выдерживать направление на север.
     Верхний путь имел и другие преимущества. И сам  Иеро,  и  Дети  Ветра
умели ловко карабкаться по деревьям. Болотные чудища  -  вроде  того,  что
сейчас ярилось и ревело внизу, - не обладали талантами обезьян и не  могли
добраться до путников.  Воздух  наверху  был  прохладным  и  свежим,  дичи
хватало - и птиц, и млекопитающих. В этот полдень Б'ургх, вдруг метнувшись
в заросли, точным ударом перерезал горло большой птице, которая сидела  на
гнезде. Ее - вместе с выводком наполовину  оперившихся  птенцов  -  вполне
хватило, чтобы насытить всех пятерых, и кое-что еще осталось на завтра.
     Конечно, и в кронах лесных великанов  скрывались  опасности.  Однажды
человеку и его спутникам пришлось спасаться бегством от  древесных  гадюк,
потревоженных ими в дупле. Другой раз стадо обезьян зловещего вида,  очень
похожих на Волосатых Ревунов,  долго  преследовало  путников,  не  решаясь
перейти к  открытой  атаке.  Это  были  огромные  короткохвостые  звери  с
глянцевитой  черной  шерстью,  зеленокожими  физиономиями  и  устрашающими
клыками. Они сильно раздражали людей-кошек, и сам Иеро не  раз  был  готов
прикончить одну из наглых тварей, даже рискуя потерять копье.  К  счастью,
странники достигли какой-то неощутимой и  невидимой  границы,  на  которой
преследователи остановились; пятеро беглецов поспешили дальше, оставив  за
собой толпу визжащих и недовольно бормочущих волосатых монстров.
     Оба молодых охотника были разъярены, они хотели вернуться и преподать
орде кровавый урок. Б'ургх, однако, что-то коротко рявкнул, положив  конец
спорам.
     Поглядывая на могучих спутников, Иеро размышлял  о  выпавшей  на  его
долю удаче. Путешествие в одиночку через  чудовищные,  невообразимые  леса
Юга грозило смертельной опасностью. Правда, он уже  бывал  тут  -  в  иное
время и в иной компании - и, следовательно, имел  представление  о  зле  и
жестокости, таившихся в джунглях. После встречи с Солайтером  метс  больше
не был  беззащитным...  пока  бодрствовал.  Но  ни  один  человек  не  мог
обходиться без сна.
     Иеро был приятно удивлен,  когда  Помнящая  вызвала  его  и  спокойно
сообщила, что четверо иир'ова пойдут с гостем: военный  вождь,  Младшая  -
хозяйка Ветра Смерти, и два молодых воина, вызвавшихся добровольно.
     - Ты можешь встретиться с великим Злом, столь же страшным, как то,  о
котором говорил, - заявила Помнящая.  Иеро  волей-неволей  поведал  ночным
охотникам кое-что о недавних приключениях, однако не был убежден,  что  те
поверили  его  словам.  Дети   Ветра   любили   рассказывать   длинные   и
неправдоподобные истории.
     Покрытая мягкой шерстью рука легла на его запястье, и в голове  вновь
зазвучал ровный голос Помнящей:
     - Иеро, ты идешь сражаться с нашим древним врагом,  как  сражается  с
ним твоя  женщина  на  берегу  соленых  вод.  Если  эти  мучители,  убийцы
детенышей, эти безволосые со  смердящими  мозгами  победят,  долго  ли  мы
останемся в безопасности?  Пусть  об  иир'ова  давно  забыли,  нас  быстро
найдут... намеренно или случайно. Детей Ветра немного, и  никто  не  знает
про нас, кроме тебя. Но враг, с этими  ужасными  машинами,  о  которых  ты
говорил, начнет выискивать и сокрушать всех, кто еще способен  бороться...
Нет, мы должны  помочь!  Ты  рассказывал,  как  они  ненавидят  тебя,  как
пытались вбить много раз, и я знаю, что ты не лгал нам. Должно быть, ты  -
один из их главных противников... возможно, самый  главный!  Друзьям  надо
помогать, и мы поможем тебе. - На миг она остановилась, затем Иеро  уловил
чуть заметную насмешку: - Жертва будет небольшой: в конце концов,  старого
Б'ургха  с  дырявой  шкурой,  этого  пожирателя  оленьего  мяса,  нетрудно
заменить...
     Помнящая  вздохнула.  Теперь  в  ментальном   голосе   явно   звучало
сожаление:
     - Хотелось бы мне пойти с тобой... увидеть новое и узнать о неведомом
мире за краем степи... Что ж, пошлю Младшую! Она  будет  моими  глазами  и
ушами.  А  если  пропадет...  придется  обучить  другую...  хотя  у  М'рин
подходящая голова... не пустая, как у большинства самцов, что молодых, что
старых. Еще двое пойдут с тобой - два молодых болване Однако они из лучших
охотников Прайда. Пусть охраняют тебя. А в  крайнем  случае  вспомни,  что
М'рин знает секрет Ветра Смерти!
     Душа Иеро преисполнилась благодарности. Ему нравился  степной  народ;
люди-кошки были творением слуг Нечистого, но  претерпели  от  них  столько
горн, что могли теперь с  честью  послужить  целям  Господним.  Еще  более
теплые чувства охватили метса, когда иир'ова  сделали  то,  о  чем  он  не
рискнул просить. Они поклялись, что оставят в покое людей в деревнях, если
те не выдадут тайну существования Детей Ветра. Иир'ова  не  станут  больше
красть их детей для забавы и не тронут  пастухов  или  крестьян,  случайно
задержавшихся в  саванне  после  заката.  Это  обещание  являлось  большой
уступкой со стороны ночных охотников.
     Теперь четверо иир'ова окружали священника. Он бросил  взгляд  на  их
лица с резкими чертами,  которые  оживляло  загадочное  мерцание  огромных
глаз, на мускулистые тела и гибкие конечности со смертоносными  когтями...
Кто бы мог предположить такое две недели  назад?  Спутники  оказались  ему
чрезвычайно полезны. Просеивать  мысли  бесчисленных  обитателей  джунглей
было невероятно тяжело, и, как бы ни старался Иеро, многие  опасные  твари
могли ускользнуть от его внимания. К примеру, те, обезьяноподобные... Хотя
ментальные импульсы приматов были весьма мощными, метс упустил их,  потому
что настроился на плотоядных млекопитающих и низшие  формы...  В  тот  раз
отряд спас За'рикш: молодой воин услышал треск ветвей,  заметил  колебание
листвы и предупредил спутников о засаде. Обоняние у иир'ова было  неважным
-  тут  даже  Иеро  превосходил  их,  -  но  зрение   и   слух   оказались
фантастическими. Однажды М'рин уловила шелест змеиных тел, скользивших  по
коре, и путники избежали встречи с целым выводком гадюк. К счастью,  тогда
им попалось подряд несколько широких  ровных  ветвей,  позволивших  быстро
удалиться от опасных соседей.
     Да, иир'ова были неплохой компанией  и  имели  достойную  цель,  хотя
Ч'урша  стоило  распять  за  его  шуточки!  Мало  приятного,  проснувшись,
обнаружить на груди огромного, пусть и вполне  безобидного  червяка!  Иеро
ухмыльнулся про себя. Тогда он с  воплем  ужаса  отшвырнул  предполагаемую
змею, даже не разглядев  ее.  Крик  разбудил  Б'ургха,  который,  придя  в
ярость,  вознамерился  тут  же  оскальпировать  молодого   воина;   однако
вмешалась  М'рин,  и  дело  кончилось  строгим  нагоняем.   Хотя   будущая
повелительница Прайда была еще очень  молода,  от  ее  слов  провинившийся
прижал уши и повесил голову. Учитывая  чистосердечное  раскаяние  шалопая,
Иеро ограничился кратким замечанием о молодых  идиотах,  создающих  мнимые
опасности там, где вполне хватает реальных. На этом  история  закончилась.
Впрочем, шутка была забавной!
     - Хотел бы я знать, где мы. - Мысль Б'ургха нарушила  сосредоточенное
молчание, в котором пребывали все пятеро, прислушиваясь к реву и  чавканью
копавшегося в грязи чудища. - Далеко ли еще до моря, до  Большой  Воды,  о
которой ты рассказывал нам, Иеро? Я видел его в твоих мыслях,  но  до  сих
пор не могу поверить... Столько воды в одном месте!
     - О, можешь не сомневаться, - ответил  человек.  -  И  нам  предстоит
каким-то образом пересечь его. И  должен  бороться  с  Нечистым...  должен
узнать, что случилось с моим народом, что замышляют враги. Вдруг записи  о
думающей  машине  не  попали  на  север?..  -  Это  было  лучшее  описание
компьютера, которое он мог предложить иир'ова. - Кто знает, что происходит
в моей стране... существует ли она еще...  и  есть  ли  вести  с  юга,  от
жены... Единственное, в чем я уверен, -  путь  в  обход  Внутреннего  моря
займет много месяцев. Мы должны перебраться через него и сделаем это!
     Снова наступило  молчание:  люди-кошки  обдумывали  новую,  необычную
идею. Великие Воды...  Подобный  феномен  казался  очень  странным  воинам
степного племени, наблюдавшим  только  ленивое  течение  маленьких  рек  в
саванне. И мысль о том, что по воде можно перемещаться в долбленом стволе,
похожем на плывущую по ручью ветку, устрашала.
     - Эти корабли, суда, о которых ты говорил... - начала  М'рин,  -  как
они движутся? Я понимаю, если много людей начнет отталкиваться шестами  от
воды, эта вещь... корабль... двинется вперед. Но чтобы ветер  гнал  его...
заставлял двигаться... Как поверить в такое?
     В сотый раз, вероятно, Иеро начал рассказывать о парусах и о том, для
чего они предназначались. Улыбаясь про себя, он подумал, что из  кошачьего
племени получились бы  превосходные  матросы.  Они  не  боялись  высоты  и
карабкались по стволам и ветвям, словно... словно кошки! Пожалуй,  с  ними
не сможет состязаться ни один экипаж из бывалых моряков!  Им  надо  только
объяснить главное... ну, и еще немного опыта... Конечно, не стоит забывать
о морской болезни, но Иеро был уверен, что  такие  мелочи  не  смутят  его
друзей. Он все еще усмехался, погружаясь в дремоту; огромный  трехмачтовый
барк скользнул перед мысленным взором, на реях судна метались и  танцевали
гибкие, похожие на сказочных эльфов фигуры...


     На следующий день Иеро пришлось  сделать  внезапную  остановку.  Была
середина дня; они быстро двигались вперед по  дороге,  что  пролегала  меж
небом и землей, по скрещивающимся, простирающимся вдаль  огромным  ветвям,
одолевая милю за милей с такой легкостью, словно шли по  городской  улице.
Вдруг человек поднял руку, и спутники его замерли, готовые и к сражению, и
к бегству.
     Как всегда, Иеро мысленно изучал предстоящий путь, но сейчас он делал
это тщательнее и старался углубиться дальше, чем обычно.  Неожиданно  метс
понял, что где-то недалеко лежит берег  Внутреннего  моря:  мощное  биение
жизни, дыхание титанических лесов  вдруг  прерывалось,  словно  обрезанное
ножом; впереди царила полная пустота. Жизнь кончалась - во всяком  случае,
та буйная круговерть, к которой он привык  за  долгие  дни  путешествия  в
джунглях.
     Дав знать спутникам, чтобы те сохраняли неподвижность, Иеро скорчился
на ветке и вслушивался в бездонное, необъятное пространство, призывая  все
силы исцеленного мозга. Он чувствовал присутствие людей -  так  называемых
цивилизованных людей - впервые за последние месяцы. И эти  люди  очень  не
нравились священнику.
     Метс был уверен, что обнаружил команду судна Нечистого! Он  не  видел
другого объяснения.  Люди  находились  близко  друг  к  другу,  составляли
плотную группу - это Иеро определил без труда. Их окружала пустота, хорошо
знакомая из прошлого опыта, - пустота морского простора.  В  море  обитало
множество  жизненных  форм,  но  водные  существа  редко  поднимались   на
поверхность, а их ментальные излучения занимали другие  диапазоны,  чем  у
людей. К тому же ни одно создание, рожденное в безбрежных  пресных  водах,
не могло обладать ментальным щитом Нечистого! Лишь люди, да и то  не  все,
располагали подобной защитой!  Иеро  хорошо  изучил  эти  штуки  во  время
прошлых странствий и знал,  что  их  можно  засечь,  когда  владелец  щита
передает ментальное послание. В  другое  время  они  защищали  мысли  слуг
Нечистого, не пропуская ничего. Но сейчас один из врагов начал передачу, и
священник сразу же нащупал ауру мысленного излучения. Более того,  он  мог
перехватить и само послание! Оно оказалось небезынтересным.
     - Не видно ни одного из наших кораблей. Вообще нет  никаких  судов  -
даже этих подонков торговцев. Кажется, что кто-то начисто вымел прибрежные
воды к западу от Нианы. Мы  в  двух  днях  хода  от  порта,  но  встретили
встречный ветер. У всех -  команды  и  офицеров  -  такое  чувство,  будто
случилось нечто странное. Ни одного торговца! Вообще никого!  Думаю,  надо
послать  сюда  могущественного  брата,  на  новом  секретном  корабле.  Мы
возвращаемся в порт и будем ждать дальнейших приказаний. Конец  сообщения.
Сулкас.
     Иеро  вслушивался  в  тишину;  каждый  нерв  дрожал  от  возбуждения.
Никакого ответа! Если отклик и пришел, то наверняка слишком  слабый  из-за
дальности расстояния, чтобы можно было  его  уловить.  Но,  скорее  всего,
никто не ответил на послание Сулкаса. И, кем бы ни был раб Нечистого,  он,
несомненно, не состоял в Темном Братстве. Интеллект достаточно  высок,  но
мозг явно не того калибра... Доверенный  слуга,  не  больше.  Какой-нибудь
пират, вроде Лысого Рока, павшего  на  "Морской  Деве"  от  меча  капитана
Гимна... Пока иир'ова быстро переговаривались на  своем  гортанном  языке,
священник опустился на корточки и попробовал обдумать донесение неведомого
Сулкаса.
     Вероятно, оно было послано в заранее оговоренное время и не требовало
ответа. Иеро знал, что адепты Нечистого контролировали Ниану, крупный порт
на южном берегу Внутреннего моря. Судно вышло оттуда - небольшое  судно  с
дюжиной человек на борту, явно посланное в  разведку.  Команда  ничего  не
нашла  в  пустынных  водах   и   забеспокоилась:   и   сезон,   и   погода
благоприятствовали морским перевозкам. Донесение, конечно,  направлено  на
главную базу, в Ниану... И содержит предложение прислать одного из  членов
Братства,  адептов  Нечистого,  на  "секретном  корабле"   для   выяснения
подробностей.
     Иеро хорошо представлял, о каком судне идет речь. Он был пленником на
таком "секретном корабле", движимом таинственной силой. И, подобно старому
эливенеру Альдо, не сомневался, что колдуны  Нечистого  овладели  энергией
атомного распада! Мерзкой, отвратительной,  греховной,  упоминаемой  разве
что в проклятиях! В  подземных  лабораториях  ученые  Нечистого  сотворили
много жутких вещей. Они вывели из животных  верных  рабов-лемутов...  хотя
иногда их постигали неудачи - Иеро бросил взгляд на спутников. Однако  все
это ничтожно по сравнению с завершающим  аккордом  -  Смертью,  вселенским
ужасом, столь чудовищным, что разум любого нормального существа содрогался
в отвращении и страхе.
     Иеро вспомнил, какие странные чувства охватили их - его, Лучар, брата
Альдо и Горма - в  той  гигантской  пещере,  полной  безмолвных,  закрытых
пластиковыми  чехлами  машин...  Орудия  уничтожения  ждали  своего  часа,
хранили ужас  прошлого  -  Смерть,  готовую  раскинуть  над  миром  черные
крылья... Брат Альдо, поклонявшийся живому, стал почти больным!
     Иеро сидел, размышляя над услышанным, и решимость его  крепла.  Итак,
Нечистый собирается уничтожить мир...  обрубить  ветви,  выдернуть  корни,
спалить ствол... уничтожить всех от мала до велика... до последнего  раба,
до самой крохотной  букашки...  Что  ж,  предназначение  Иеро  ясно  -  не
допустить этого!
     Священник повернулся к спутникам. Он  знал,  что  кочет  сделать,  но
объяснить это Детям Ветра  было  непросто.  Ну,  по  крайней  мере,  стоит
попытаться...
     - Должно быть, мы находимся чуть южнее главного  пути,  что  ведет  с
запада в  город  врагов.  Этот  старый  тракт  тянется  с  юго-востока  на
северо-запад, пересекая много других дорог. Над  надо  двигаться  примерно
вдоль него, но на безопасном расстоянии, подальше. Это единственный путь с
востока в Ниану, который ведет через южные леса. На запад от  города  есть
много других дорог, но, думаю, там  более  открытая  местность...  мне  не
приходилось бывать в тех местах. Я видел их только  на  карте,  мельком...
Берега мори очень опасны для  нас,  в  это  время  года  суда  встречаются
часто...
     И метс открыл свои намерения: где-то  в  прибрежных  водах  вражеский
корабль, и нужно быть очень-очень осторожными.  Если  судно  удалилось  от
порта всего на два дня плавания, значит, местность вокруг не  безлюдна.  В
любой момент они могут столкнуться с опасностью и должны встретить  ее  во
всеоружии.
     - Нам придется охранять свой разум, - добавил священник.  -  Говорите
друг с другом вслух и старайтесь  пореже  обращаться  ко  мне.  Ваш  народ
использует необычные ментальные частоты... это хорошо, вряд ли  кто-нибудь
прослушивает такой диапазон. Но у Нечистого много слуг... не людей, других
существ, с которыми говорят колдуны. Так что  будьте  осторожны!  Все  эти
создании наблюдают и  слушают,  так  как  должны  получать  приказания  от
хозяев. Мы будем красться, словно тени...  Что-то  странное  случилось  на
море, и это обеспокоило врагов. Я не знаю, что произошло, но все,  что  во
вред им, на пользу нам!
     Иир'ова  поняли  его,  хотя  близость  извечного  недруга,   о   чьих
преступлениях им рассказывали с  детства,  привела  Детей  Ветра  в  дикое
возбуждение. Когда Иеро объяснил, что в его планы входит захват  какого-то
маленького судна, это задача не смутила ночных скотников. Несложное депо -
смести тек, кто встанет на пути, и завладеть кораблем.
     - Я выпущу на них Ветер Смерти. А затем мы приблизимся и перережем им
глотки! - М'рин судорожно стиснула висевшие на поясе ножны.
     Иеро потребовалось время, чтобы успокоить  спутников  и  удержать  от
опрометчивых шагов. Вскоре он убедился, что первая вспышка ярости прошла и
обычная расчетливая осмотрительность вернулась к ночным охотникам.
     Они шли вперед  весь  день,  соблюдая  осторожность.  Теперь  иир'ова
общались с Иеро только жестами;  друг  с  другом  они  говорили  на  своем
гортанном языке. Для ночлега  путники  облюбовали  естественную  площадку,
которую  образовала  изогнутая  ветвь  гигантского  дерева.  Иеро  обжарил
несколько кусков мяса; затем огонь залили, чтобы никто не заметил отблески
пламени или рдеющие в темноте угли. Вода здесь была  под  рукой:  дупла  и
углубления в стволах  накапливали  ее,  а  огромные  эллипсовидные  листья
хранили целые озерца.
     Вечерний  полумрак  сгустился,  сменяясь  тьмой   тропической   ночи.
Люди-кошки дремали, опустив  головы  на  колени;  человек  вновь  и  вновь
посылал мысль в  темноту,  исследуя  не  только  предстоящий  путь,  но  и
окрестности,  до  самого  побережья.  Если  чувства  не  обманывали   его,
распространявшийся веером  ментальный  сигнал  вскоре  достиг  Нианы  -  к
северо-востоку от места их ночевки. Метс не  мог  прочесть  мысли  каждого
жителя города, но ощущение, порождаемое большими скоплениями людей, ни  на
что не  похоже:  он  словно  касался  теплой  колеблющейся  ауры,  которая
нависала над Нианой, шапка смога. Да, несомненно, на северо-востоке  лежал
город, крупный город; теперь он окончательно уверился в этом.
     Иеро не  собирался  приближаться  к  нему  -  во  всяком  случае,  на
небольшое расстояние. Опасность и так возрастала с каждым шагом на  север;
адепты и слуги Нечистого были бдительны. Обдумывая планы похищения  судна,
метс понимал, что дорога в крупный порт им  заказана.  Что  же  тогда?  Он
ничего не знал о других городах на востоке; капитан Гимн во время плавания
на "Морской Деве" не упомянул ни одного, хотя на побережье, конечно,  есть
небольшие поселения. Священник не имел подробных  сведений  и  о  западной
части Внутреннего моря. Там находился шумный порт Намкуш, куда при  случае
заходили караваны, что везли товары из Канды на юг, во он лежал  где-то  в
северо-западном углу морской акватории,  за  многие  мили  от  тропических
лесов. Впрочем, аббат Демеро год назад  не  советовал  появляться  в  этом
городе: там кишели шпионы Нечистого и лишь немногим торговцам  можно  было
доверять. Через зеленые просторы Тайга к Намкушу струилась река - главный,
хотя  и  небезопасный  торговый  путь,  связывавший  Республику   Метс   с
побережьем Внутреннего моря. Но  в  любом  случае  в  Намкуш  не  попадешь
пешком; разве что удастся привести туда похищенный корабль.
     Метс смежил веки, но мозг,  настороженный  и  недремлющий,  продолжал
нести охрану. Однако утром Иеро почувствовал себя отдохнувшим.
     Путники прошагали всего несколько  часов,  когда  впереди  показалась
полоска накатанного тракта. Повинуясь жесту Иеро,  вся  группа  спустилась
ниже; теперь их путь пролегал  по  огромным,  чудовищной  толщины  ветвям,
которые отделяла от земли сотня футов.  Трясина  кончилась  еще  вчера,  и
могучие лесные исполины побережья возносили свои  титанические  кроны  над
твердой почвой.
     М'рин, которая шла впереди, первой увидела дорогу.  Подав  знак,  она
остановилась; остальные собрались вокруг нее, разглядывая петлявшую  внизу
желтую ленту.
     Этот торговый путь был  довольно  широк  и  хорошо  утоптан,  хотя  и
извилист. Дорога струилась, подобно ручью, огибая чудовищные стволы лесных
гигантов, с которыми не могли справиться ни топор, ни  огонь,  ни  ураган.
Тракт извивался меж несокрушимых башен, одетых в толстую грубую  кору,  то
отступая, то вновь устремляясь вперед, но сохраняя примерное направление с
востока на запад. Иеро никогда  раньше  не  видел  эту  дорогу;  во  время
предыдущего путешествия по южным лесам он оставил  ее  далеко  в  стороне.
Метс знал, однако, что тракт, разветвляясь  на  множество  дорог  и  троп,
связывает Ниану с Д'Алва и другими королевствами на побережье Лантика;  по
нему  везли  ткани  и  шерсть,  шкуры  и  металлические  изделия,  фрукты,
пряности, вино и другие товары - не исключая рабов. Вполне  возможно,  что
сейчас с востока в Ниану гонят  новые  толпы  невольников,  среди  которых
бредет его жена... Иеро боялся думать об этом.
     Пустынная дорога текла мимо него в сонном безмолвии. Солнечные  лучи,
пробиваясь сквозь  зеленые  облака  крон,  золотыми  пятнами  ложились  на
примятую траву. Присев на  корточки,  Дети  Ветра  терпеливо  ждали,  пока
человек осторожно перебирал частоты ментального спектра, пытаясь  нащупать
вражеский след.  Без  сомнения,  Нечистый  недреманным  оком  наблюдал  за
главной торговой артерией, соединяющей восток и запад, и  метс  совсем  не
хотел внезапно наткнуться на сторожевой пост врага. Однако он не обнаружил
ничего ни на востоке, ни на западе и удивился. Далекое  облако  ментальной
активности, которое, как он был уверен, висело над Нианой, стало  плотнее,
чем утром, но в ближайших окрестностях царило безмолвие.  Почему?  Неужели
на дороге никого нет? Ни торговцев, ни патрулей Нечистого? Иеро погрузился
в размышления. Ментальная защита, которую Нечистый  стал  использовать  со
времени его странствий по северу, могла бы объяснить такую тишину.  Однако
это представлялось маловероятным. Иеро полагал,  что  щиты-медальоны  были
редкими  и  весьма  дорогими  устройствами  -  столько   времени   и   сил
затрачивалось на як производство. Он  не  сомневался,  что  эти  медальоны
выдавали только самым доверенным людям  -  начальникам  воинских  отрядов,
капитанам кораблей, членам Темного Братства. Вряд ли кто-нибудь в  обычном
порожном патруле обладал таким прибором - разве что командир...  Но  тогда
он должен слышать мысли солдат, которых не защищало  коварство  Нечистого!
Однако вокруг властвовало полное, необъяснимое молчание.
     Ослабив ментальный сигнал настолько, чтобы  его  можно  было  уловить
только на расстоянии нескольких ярдов, священник передал иир'ова несколько
приказов. Им следовало разведать обе стороны дороги, двигаясь на восток  -
не  слишком  торопливо  и  с  предельной  осторожностью.  Обнаружив  нечто
заслуживающее внимания, союзники оповестят  Иеро  криком:  он  решил,  что
пронзительное мяуканье Детей Ветра  вряд  ли  покажется  подозрительным  в
тропическом лесу. Сам метс пойдет в  арьергарде,  обеспечивая  разведчикам
ментальную защиту. М'рин с Б'ургхом должны оставаться  поближе  к  нему  с
левой стороны тракта, двое молодых скотников двинутся направо.
     Итак, решение было принято, и путники начали спуск  вниз,  туда,  где
над усыпанной гниющей корой и обломками ветвей почвой  лианы  и  воздушные
корни переплетались в густую сеть из гибких  стеблей,  листьев  и  цветов.
Наконец они ступили на землю и разделились.
     Разведчики крадучись продвигались вперед. Все подозрительные  заросли
и пещерки, образованные  каскадами  воздушных  корней,  были  осмотрены  и
отмечены. Для этого пришлось обойти кругом не одно дерево, а некоторые  из
них достигали чудовищной толщины. Путники стремились не терять  дороги  из
виду, оставаясь незаметными для любого, кто мог бы наблюдать  за  лесом  с
обочины. Священник особо предупредил иир'ова, чтобы они следили за кронами
деревьев, и  вскоре  его  опасения  подтвердились,  хотя,  к  счастью,  до
столкновения с врагом депо не дошло.
     Слабый протяжный крик Ч'урша, долетевший  с  другой  стороны  дороги,
заставил группу Иеро насторожиться.  Эти  трое  собрались  и,  прячась  за
кустами на краю довольно широкого здесь тракта, разглядели  вдали  фигурки
молодых воинов, стоявших под деревом. Ч'урш и За'рикш  жестами  показывали
вверх, на какое-то инородное  сооружение,  темневшее  в  развилке  лесного
гиганта; его ствол и крону оплетали лианы толщиной с руку, а кое-где  даже
из щелей  в  толстой  коре  пробивался  кустарник.  Напрягая  глаза,  Иеро
рассмотрел некую конструкцию, едва заметную среди густой листвы.
     Путники потратили пять минут на осмотр ближайших окрестностей, прежде
чем  осторожно  вскарабкались  наверх.   Перед   ними   находился   тайный
наблюдательный пункт врага - площадка из жердей  под  навесом,  так  ловко
замаскированная ветвями, что заметить ее с  дороги  было  невозможно.  Она
оказалась  пустой.  Правда,  покинули  пост   совсем   недавно:   в   углу
обнаружились груда спелых плодов, еще не тронутых гниением, и  корзинка  с
хлебом и сушеным мясом. У  входа  на  новом  кожаном  ремне  с  бронзовыми
заклепками и пряжкой висел полупустой бурдюк с  вином.  Отхлебнув  глоток,
Иеро нашел напиток весьма сносным.
     Священник сразу учуял слабый  кисловатый  запах,  который  узнал  без
труда. - Люди-крысы, - сообщил он  спутникам,  опять  до  предела  ослабив
сигнал, - мерзкие твари, которых Нечистый вывел себе в помощь.  И  с  ними
был человек... крысы не пьют эту дрянь, что налита  о  кожаный  мешок.  Их
отозвали внезапно, и я плохо представляю зачем.
     Иеро подумал с минуту, затем решил рискнуть. Очень осторожно он начал
зондировать морское побережье, которое лежало всего в нескольких  милях  к
северу; мысль скользила все дальше и дальше над  поверхностью  хрустальных
вод. Наконец метс обнаружил нечто интересное, хотя  и  не  смог  бы  точно
определить что.
     В  море  двигался  некий  предмет...  или  совокупность  предметов...
Однако, чем бы ни  было  это  смутно  ощущаемое  нечто,  Иеро  не  удалось
выяснить его  природу,  надежно  скрытую  ментальным  барьером.  Он  сумел
нащупать  лишь   гигантское   облако,   переплетение   сотен   или   тысяч
непроницаемых разумов. Несомненно, облако двигалось; и шло  оно  к  Ниане,
хотя не очень быстро.
     Лишь однажды священник встречался с похожим явлением - когда  корабль
Нечистого, стрелявший молниями, едва не захватил  его,  Лучар  и  Горма  в
затонувшем городе на северном  берегу.  Иеро  вернулся  к  изучению  моря,
прибрежных джунглей и дороги. Ничего. Ничего, кроме таинственного  сгустка
ментальной энергии, в  который  никак  не  проникнуть!  Оставив  напрасные
попытки, Иеро перенес внимание в  другую  сторону  -  туда,  где,  по  его
предположениям, лежала Ниана. Тут шансы казались более реальными.
     Ниана напоминала бурлящий котел ментальной энергии. Мысли ее жителей,
растерянных, устрашенных, метались, как у муравьев, чье гнездо разворошили
палкой. Должно быть, маленький отряд Иеро находился  ближе  к  порту,  чем
метс предполагал, - милях в трех-четырех от городских границ. Теперь стало
ясно, почему вдоль тракта не идут караваны и покинут наблюдательный  пост.
Зондируя различные разумы, священник быстро выяснил, что Ниана подверглась
нападению! Всех подходящих по возрасту  и  сноровке  послали  к  морю,  на
помощь тем, кто защищал побережье и подходы к гавани. Удар,  встревоживший
муравейник Нечистого, был нанесен именно оттуда, и не требовалось  сложных
умозаключений, чтобы понять - его источником является то самое  ментальное
облако,  которое  Иеро  обнаружил  пятью  минутами  раньше.  Итак,   Ниана
атакована... Но кем же, во имя Творца?
     Метс ухитрился наладить устойчивый контакт с  одним  из  приспешников
Нечистого - довольно скверным малым, надо сказать, - который, похоже,  был
из числа младших командиров городского гарнизона. Группа  его  подчиненных
строила сейчас баррикаду из бревен и мешков с песком поперек выходившей  к
порту улицы. Они отчаянно  спешили.  Из  разума  подопечного  Иеро  извлек
картину большого флота - не меньше тридцати кораблей! - который надвигался
на город с севера. Затем он выяснил, что  колдуны  Нечистого  не  в  силах
подчинить своей  власти  людей  на  борту  судов.  Это  стало  известно  и
населению, и войску, и очень не понравилось солдатам. Эти убийцы  привыкли
иметь дело с теми, чью волю сломили Темные Мастера,  в  то  время  как  их
самих защищало колдовское  искусство  хозяев.  "Похоже,  адепты  злых  сил
ошиблись,  -  подумал  Иеро.  -  Сраженные   удивлением,   они   позволили
распространиться по Циане слуху об их бессилии".
     Он продолжал копаться в мозгу сержанта. Этот  мерзавец,  хотя  и  был
обеспокоен, не потерял доверия к хозяевам и утешал себя мыслью, что  скоро
в море выйдут два секретных корабля. Будет забавно поглядеть на  вражеский
флот, когда их орудия метнут огненные стрелы!
     Прислонившись спиной к плетеному бортику платформы  и  закрыв  глаза,
Иеро попытался успокоить ломоту в висках, вызванную сильным  и  длительным
напряжением. Отгородив разум от звуков и излучений внешнего мира, он думал
над тем, что же теперь делать. Идти в Ниану не хотелось. Однако, если он с
друзьями  не  может  попасть  на  корабль  странного  флота,  лучше  всего
воспользоваться сумятицей  и  завладеть  подходящим  суденышком.  Пожалуй,
стоило рискнуть.
     Повернувшись к иир'ова, он поделился с  ними  результатами  мысленной
разведки.
     - Мы пойдем в город, - добавил священник, - тот, что у большой  воды.
На него напали, и, думаю, дела у защитников идут  неважно,  иначе  они  не
решились бы вызвать на помощь патрули и охрану с  дороги.  Сейчас  все  их
воины на побережье... может быть, оставлена застава у въезда в  город,  но
немногочисленная. Убивайте, если потребуется, только тихо. Но не  самок  и
не молодых... их достаточно оглушить.
     Покинув наблюдательную площадку, путники снова вышли к дороге. Теперь
они двигались вперед много быстрее; Иеро вел  молодых  охотников  с  одной
стороны тракта, Б'ургх и М'рин скользили вдоль другой.
     Они мчались, словно тени, огибая древесные стволы, мелькая  в  пятнах
солнечного  света,  что  пробивался  сквозь  зеленый  полог  листвы.  Иеро
постоянно прощупывал петлявшую рядом дорогу. Он не  жаждал  непредвиденных
встреч и смертельно боялся наскочить  на  патруль  Нечистого,  скрытый  от
мысленного взора ментальными щитами, медальонами из голубоватого  металла,
с которым метс познакомился в  прошлом  году.  Даже  тогда,  во  всеоружии
телепатической мощи, способный убить врага одним усилием воли, он не  смог
проникнуть сквозь защитные барьеры и был уверен, что это и сейчас  ему  не
под силу. В то же время в подсознании шевельнулась неясная мысль,  которая
также имела отношение к прошлому.  Что-то  упущено...  нечто  важное,  что
могло пригодиться теперь...  Дьявольщина,  да  что  же?  Иеро  поморщился.
Придется  потерпеть.  Не  ждать  же,   пока   воспоминание   всплывет   на
поверхность, пробившись сквозь толщу времени.
     Быстрым шагом путники прошли около мили. Вдруг Б'ургх поднял длинную,
испещренную пятнами руку,  подавая  знак  к  остановке.  Затем  он  быстро
перебежал к Иеро на  другую  сторону  дороги  и,  схватив  его  за  плечо,
приставил другую ладонь к  уху.  Отряд  остановился;  священник,  напрягая
слух, попробовал различить, что встревожило чутких спутников.  Наконец  он
тоже  услышал  отдаленные  крики  и  рев,  иногда  перемежаемые   высокими
пронзительными звуками. Шум сражения, несомненно! Иногда гул  перекрывался
тяжким грохотом - казалось, целое здание или  огромное  дерево  падало  на
землю. Лес притих, словно испуганный бушевавшим вдали взрывом человеческой
ярости.
     Иеро приказал увеличить скорость; теперь они почти бежали,  стараясь,
однако, скрываться за деревьями. Пожалуй, в этом не  было  особого  риска;
метс чувствовал, как возрастает впереди ментальная активность -  там,  где
грохотал и кипел бой. Теперь с каждым шагом все лучше  и  лучше  ощущалась
аура отдельных людей. Священник мог уже уловить мысли перепуганных детей и
женщин и тек мужчин, которые не участвовали в битве, но пытались скрыться.
Темные Мастера Нианы по-прежнему скрывались в тайных убежищах, обнаруживая
свое  присутствие  только  вспышками   воодушевления,   которое   внезапно
охватывало  сражавшихся  людей  и  лемутов;  оно  эхом  отдавалось   среди
торговцев и прочего люда, который не знал - или предпочитал  не  знать,  -
кто на самом деле правит городом. Большинство горожан были сейчас в панике
и думали лишь о том, как бы выбраться из опасного места.
     Путники приближались к Ниане, и теперь Иеро уже мог слышать  крики  и
стенания несчастных, чей мир рухнул в единое мгновение. Но  мысли  адептов
Нечистого по-прежнему оставались недоступными: их, несомненно,  прикрывали
ментальные щиты, те механизмы, с которыми он встречайся раньше. Не стоит и
пытаться  их  обнаружить.  Метс   снова   попробовал   коснуться   разумов
нападающих, но те - кто же это? -  были  недосягаемы  за  огромным  щитом.
Священник ощущал их напор,  смутное  возбуждение  большой  толпы  -  но  и
только. Он устал искать смысла в хаосе  мыслей  над  городом,  к  тому  же
дорога требовала внимания. Да и непрерывный поиск истощал силы.
     Грохот сражения бил в уши. Лес редел. Путники  начали  ощущать  запах
дыма, едкий и вонючий.  Черные  завитки  становились  все  гуще,  затмевая
солнечный свет и застилая пространство между деревьев. Иир'ова  фыркали  и
судорожно чихали. Все пятеро теперь продирались сквозь заросли кустарника.
Иеро мчался впереди с мечом в руке; щит и  копье  мотались  на  ремнях  за
плечами. Похоже, предстояла неприятная работа, но он все еще  надеялся  ее
избежать. Хотя крики и завывание впереди перешли  в  рев  огня,  регулярно
повторявшийся  грохот  как  будто  стал  реже.  К   запаху   гари   теперь
примешивался другой, острый  и  резкий;  Иеро  никогда  не  ощущал  раньше
чего-либо подобного.
     Они очутились в городе, даже не  успев  понять,  как  это  произошло.
Минутой раньше пятерка бежала сквозь редкий невысокий кустарник, и вот уже
оказалась на узкой улочке  меж  рядов  жалких  хижин,  наполовину  скрытых
клубами дыма. Вонь отбросов,  навоза  и  человеческих  фекалий  стала  так
сильна, что перебивала запах горящего дерева.
     Б'ургх  предостерегающе  зашипел,  когда  какие-то   смутные   фигуры
возникли из дымного облака впереди. Порыв ветра на минуту  развеял  темную
пелену, и обе группы почти одновременно увидели друг друга.
     Пара крупных  людей-крыс,  обвешанных  оружием  и  тащивших  мешки  с
припасами или награбленным, застыли, недоуменно моргая, перед человеком  с
мечом и четырьмя Детьми Ветра. Грозные лики иир'ова  были  последним,  что
лемуты увидели перед смертью. Прежде чем успели шевельнуться огромные  уши
и когтистые лапы потянулись к оружию, оба рухнули с  коротким  хрипом;  их
глотки были перерезаны, тела с голыми короткими хвостами  подергивались  в
агонии.  Иеро  в  изумлении  раскрыл  рот,  в  очередной  раз  потрясенный
скоростью, с которой действовали его союзники. Молодые  воины  уже  стояли
рядом с ним с обнаженными  клинками,  готовые  к  новой  схватке,  а  тела
лемутов еще не успели опуститься на землю!
     - Убивайте всех вооруженных! - велел  Иеро.  -  Пойдем  вперед,  надо
найти место, с  которого  можно  взглянуть  на  город.  Ищите!  Здесь  нет
деревьев, но местные жители  строят  высокие  хижины,  много  выше  нашего
роста. И здесь слишком много людей... много разумов, очень возбужденных...
мне трудно слушать всех сразу. Вы должны использовать свои уши и глаза.
     Метс попытался припомнить, что Гимн и  брат  Альдо  рассказывали  год
назад про Ниану. Лучар тоже проходила здесь с  караваном  рабов.  Что  они
говорили? Город очень стар; возможно, в том или ином виде  он  существовал
еще до Смерти. Нечистый владел этим местом, слуги его кишели  повсюду,  но
главные  адепты  скрывались   в   тайных   убежищах.   Здесь   сохранились
полуразрушенные древние церкви, в которых давно не велась служба. Были тут
каменные здания и башни. Возможно, гарнизоны Нечистого засели  в  них  или
использовали для наблюдения. Впрочем, стоило попытаться найти какое-нибудь
высокое сооружение: блуждать наугад в этой зловонной  мгле,  где  метались
охваченные паникой жители, представлялось большим риском.
     Пока Иеро  взвешивал  шансы  за  и  против,  впереди  вновь  раздался
загадочный грохот, земля под ногами содрогнулась. Где-то вдали раздавались
такие же звуки, ослабленные расстоянием. Что это значило? О, если бы найти
место, с которого видна гавань!
     Метс бросил взгляд на людей-кошек. Они молча  стояли  позади,  плотно
прижав уши к голове; шерсть на их загривках  стояла  дыбом.  "Должно  быть
ужасно, - подумал Иеро, - нырнуть  в  этот  смрад  и  гарь  после  чистого
лесного воздуха, слушать чудовищный грохот, пробираться по лабиринту узких
улиц, грозящих неведомой опасностью". Но  его  бойцы  явно  не  собирались
отступать, они рвались в битву. Священник  почувствовал  облегчение,  хотя
уже не первый раз пожалел о том  грузе  ответственности,  который  лег  на
плечи четырех иир'ова.
     Дети Ветра крались сквозь клубы дыма, выглядывая из-за углов,  прежде
чем пересечь перекрестки, напрягая зрение и слух, чтобы обнаружить  врагов
раньше, чем те найдут их. Смрадная тьма затопила все. Иеро,  презрев  риск
обнаружить себя, передал:
     - Держитесь поближе  ко  мне,  протяните  друг  другу  руки.  Б'ургх,
пойдешь сзади. Убивай любого, кто заметит нас.
     Он сожалел о своей неосторожности, но лишь Бог ведает,  на  кого  они
могли наткнуться в этом  вонючем  тумане.  Слишком  давно  и  прочно  враг
обосновался  в  городе,  и  лишь  полная   скрытность   могла   обеспечить
безопасность. Пробираясь вдоль деревянного частокола, сейчас  расшатанного
и местами рухнувшего на землю,  священник  разумом  и  слухом  воспринимал
многоголосый  вопль,  который  повис  над  Нианой.  Мягкая  ладошка  М'рин
дрогнула в его пальцах, и он  попытался  передать  Младшей  частицу  своей
силы.
     На миг Иеро замер, когда  вытянутая  вперед  рука  коснулась  чего-то
твердого, массивного. Камень! Чуть скользкий от копоти,  полированный,  со
щербинками, которые могло оставить лишь время. Иеро стоял, ощупывая  стену
ладонью. Он знал, что остальные тоже не двигаются и, вытянувшись  цепочкой
у него за спиной, впитывают охвативший предводителя трепет возбуждения.
     Ни криков, ни воплей не слышалось вблизи,  хотя  вдалеке  по-прежнему
гремел шум битвы. Пот и грязный пар горячим одеялом покрывал всех пятерых,
но что еще таилось  за  темной  завесой?  Священник  попытался  прикинуть,
сколько сейчас времени, - вероятно, за полдень. Они находились в городе не
более часа... Иеро невольно вздрогнул от близкого грохота,  долетевшего  с
соседней улицы; земля под ногами качнулась,  затем  последовал  ряд  более
слабых толчков. Звук следующего разрыва  донесся  издалека,  откуда-то  из
района порта.
     Метс сжал руку М'рин, приказывая двигаться медленнее.  Он  всмотрелся
прищуренными, слезящимися от дыма глазами в каменную стену и  пошел  вдоль
нее. Пальцы скользили по древним камням, ощупывая  то  ровную  шлифованную
поверхность, то заделанные цементом швы. Десять футов,  двадцать...  Стена
тянулась дальше, и, подняв руку, он не  мог  достать  до  края;  казалось,
камни уходили к небесам.
     Новая волна удушливой гари накрыла пятерку. Иеро, кашляя  и  протирая
глаза, согнулся у стены. Потом  рука  скользнула  дальше,  и  метс  замер,
нащупав канавку в камне, какой-то орнамент и наконец  гладкую  поверхность
массивной деревянной двери. Она была открыта.  Моргая  от  едкого  дыма  и
напрягая разум и слух, священник стоял у входа в древнее святилище.



                       9. ВЕТЕР ПЕРЕМЕН, ВЕТЕР УДАЧИ

     Поблизости  не  было  никого  и  ничего,  кроме   некоего   защитного
ментального устройства, которое  Иеро  распознал  с  легкостью.  Он  стоял
вместе со спутниками в нижнем зале высокого здания - почти наверняка одной
из  заброшенных  церквей,  которые  описывала  Лучар.  Священник  протянул
ментальные щупальца  дальше,  чувствуя  присутствие  чуждых  и  враждебных
разумов, таившихся в подвалах и высокой  башне,  которая  венчала  здание.
Впрочем и  там  и  тут  было  человека  три-четыре,  не  более.  Продолжая
мысленный поиск, метс направился сквозь полумрак и клубы  дыма  туда,  где
слабый проблеск света падал на узкие  ступени.  Остальные  шли  следом,  в
возбуждении издавая чуть слышное шипение.
     - Надо взглянуть,  что  там,  наверху,  -  передал  Иеро.  -  Б'ургх,
останься здесь на страже. Если кто-нибудь появится... один или двое - убей
их! Если больше - дай сигнал  и  поднимайся  к  нам.  -  Он  понимал,  что
поручение, возможно, не понравится вождю: тот был любопытен. Что ж,  пусть
утешается мыслью, что тыл должен охранять лучший из воинов.
     Обнажив  меч,  Иеро  начал  карабкаться  вверх  по  высоким  ступеням
лесенки, которая закручивалась в тугую спираль; трое иир'ова шли по пятам.
Ступеньки  были  выщербленные  и  потемневшие,  что  свидетельствовало   о
солидном возрасте. Дым вился над головами, застилая глаза; каждую  ступень
приходилось осторожно нащупывать ногой. В гробовом молчании  они  миновали
первый этаж Иеро не обнаружил здесь ни жизни,  ни  движения.  За  разбитой
дверью зияла пустота коридора. Чем выше они поднимались,  тем  легче  было
дышать: дым истончался, превращаясь в редкие сизые пряди. Другая раскрытая
дверь была пройдена без звука, затем Иеро подал рукой знак  приготовиться.
Путники достигли самого верха, и сквозь щели в последней двери пробивались
тонкие лучики солнечного света. По кивку метса все  четверо  выскочили  на
площадку, обнесенную колоннадой, что поддерживала шпиль древнего храма,  -
вероятно, в минувшие тысячелетия здесь  висели  колокола.  Теперь  же  тут
располагался наблюдательный пост, и те, кто занял  старую  звонницу,  явно
оказались не готовы к внезапной атаке.
     На небольшой квадратной  площадке  находилось  четверо  существ;  все
пристально вглядывались в северный горизонт, в спокойные воды  Внутреннего
моря, хорошо различимые даже сквозь дымовую завесу, что  окутывала  нижнюю
часть здания. Пара людей-крыс и один воин-человек умерли  мгновенно;  ножи
иир'ова пронзили шеи наблюдателей раньше, чем те поняли, что  их  атакуют.
Второй человек обмяк под точным ударом, нанесенным Иеро - ребром ладони по
затылку,  прямо  под  обрез  железного  шлема.   Две-три   секунды   -   и
наблюдательный пост был захвачен. Велев молодым  воинам  присматривать  за
оглушенным  врагом,  Иеро  шагнул  к  деревянному  парапету,  ограждавшему
площадку; дерево  казалось  древнее  потемневшего  камня  стен.  Осторожно
опираясь  на  перила,  священник  бросил  взгляд  вниз  и  вперед   -   на
удивительную картину, что открылась с высоты.
     Как он  и  подозревал,  большая  часть  Нианы  была  в  огне;  старые
деревянные строения пылали, словно сухой трут. Всюду бушевало  пламя,  дым
стлался  над  улицами  и  кварталами,  вдоль  деревянных   заборов   огонь
стремительно перебирался от дома к дому. Здесь и там над  темной  пеленой,
из которой вырывались  алые  языки,  вздымались  древние  каменные  башни,
сопротивлявшиеся натиску пожара. Ветер то тянул с  востока  на  запад,  то
менял направление - легкий  бриз,  переменчивый  и  постепенно  избиравший
силу.
     Внизу, на узких улицах, отряды войск Нечистого двигались к гавани. Им
приходилось пробиваться через огонь и  толпы  обезумевших  жителей  Нианы,
которые устремились в прямо противоположном направлении - на юг,  подальше
от берега. Вероятно, никто и никогда не составлял планов обороны города на
случай серьезной атаки. Мастера Нечистого просто не рассматривали подобную
возможность  и  теперь  пожинали  плоды  своей   близорукости.   Ужасаясь,
священник глядел на группу Волосатых Ревунов, которые мечами  прокладывали
путь сквозь толпу; они отбрасывали людей к стенам домов, усыпая свой  путь
окровавленными телами. Вопли жертв заглушали шум сражения.
     Взгляд  Иеро  скользнул  к  побережью.  Противник  атаковал  порт,  и
большинство старинных  торговых  складов  и  доков  пылало;  лишь  древняя
каменная стена вокруг гавани сопротивлялась огню. Однако не это  привлекло
внимание священника; главные события разворачивались на воде.
     Пять больших кораблей с  угловатыми  формами  выстроились  в  ряд  на
внешнем рейде, ясно различимые сквозь клочья дыма. Жерла пушек,  торчавших
в распахнутых портах, с методичной регулярностью изрыгали пламя.  Суда  не
имели парусов; посередине возвышались две дымовые трубы, на корме  торчали
короткие мачты. И флаги,  развевавшиеся  на  них,  заставили  сердце  Иеро
прыгнуть к самому горлу. Зеленый круг на белом фоне, с крестом и  мечом  в
центре! Флаг Аббатств! Республика Метс ударила по врагу!
     Дыхание  Иеро  участилось.  Он  видел   множество   парусных   судов,
сгрудившихся за пятью странными  кораблями.  Эта  экспедиция  не  являлась
безрассудным набегом;  перед  ним  был  флот  вторжения.  Мысли  метса  не
задержались на извергавших пламя орудиях, чьи снаряды рвались на улицах  и
вызывали регулярный грохот, который путники слышали последние  полчаса.  В
конце концов, его не касалось, как они действовали, вероятно, по  тому  же
принципу, что  и  давно  утраченный  метатель,  оставшийся  в  подземельях
Мануна.
     Рука священника стиснула перила; напрягая разум, он попытался войти в
контакт с кем-нибудь на атакующих  судак.  Бесполезно.  Мощный  ментальный
щит, равно непроницаемый для  его  мыслей  и  любых  ухищрений  Нечистого,
накрывал флот невидимым колпаком.
     Но он обладал сведениями, которые были сейчас так необходимы там,  на
кораблях... Он  знал  нечто  жизненно  важное,  должен  был  предостеречь,
помочь... Иеро с силой опустил кулак на деревянный  брус  перил;  отчаяние
сжимало горло.
     Шерстистая рука легла на его плечо, вернув  к  действительности.  Это
была М'рин.
     - Б'ургх пришел. Он говорит, что много-много злых вышли  наружу.  Они
не видели его. И больше здесь никого нет, мы остались одни в этом каменном
гнезде... - Позади Младшей маячила высокая фигура вождя пиррова.
     Почти бессознательно Иеро отметил, что ветер усиливается;  теперь  он
дул  с  юга,  со  стороны  джунглей.  Священник  снова  бросил  взгляд  на
метсианский флот. Что же делать? Из мозга сержанта Нечистого он почерпнул,
что  где-то  поблизости  скрывались  два   секретных   корабля,   суда   с
металлическими корпусами,  движимые  яростной  энергией  атома.  И  на  их
палубах находились орудия, метавшие электрические стрелы-молнии...  Сможет
ли флот Аббатств выстоять против него? Эти новые  корабли,  хотя  и  такие
громадные, выглядели неуклюжими, как выброшенные на берег  черепахи.  Метс
заметил, что суда были заякорены в линию, друг за  другом,  нос  к  корме.
Видимо, чтобы вести прицельный огонь, они нуждались в полной неподвижности
и безветрии. Но если погода переменится...
     Он обернулся и посмотрел на очнувшегося пленника.  Тот  едва  ворочал
головой, бросая испуганные взгляды на Иеро и Детей Ветра. Физиономия этого
человека показалась священнику довольно мерзкой, но  был  он  сравнительно
чистым и хорошо одетым, а  башмаки  и  сверкающий  шлем  выглядели  совсем
новыми и дорогими. На его  шее  висело  металлическое  изображение  желтой
спирали, что украшала плащи Мастеров Нечистого.  Видимо,  это  был  офицер
довольно высокого ранга. Прикоснувшись  к  его  мозгу,  Иеро  без  особого
удивления встретил непроницаемый барьер защиты.
     - Разденьте его! - передал  он  иир'ова.  В  один  миг  острые  когти
содрали с человека куртку и рубаху, обнажив до пояса.  На  груди  пленника
поблескивала  цепочка  из  голубоватого  металла  с   плоским   медальоном
защитного  устройства,  которое  использовали  колдуны  Нечистого,   чтобы
предохранить разум  своих  слуг.  Иеро  сорвал  медальон  и  вышвырнул  за
ограждение площадки. Затем он вслух обратился к пленнику, используя батви,
универсальный язык торговцев.
     - Говори правду, и только  правду,  -  возможно,  это  сохранит  тебе
жизнь. Солжешь - отдам тебя в лапы моих приятелей.  -  Иеро  заметил,  как
человек содрогнулся под безжалостным взглядом желтых глаз. -  Ну,  говори!
Где секретные корабли?  Сколько  их  тут?  Какова  численность  городского
гарнизона?  Ожидается  ли  подкрепление?  Когда?  И  сколько  солдат?  Где
прячутся твои хозяева-колдуны?
     Выпаливая вопрос за вопросом и не дожидаясь ответов, он прислушивался
к откликам не защищенного теперь мозга. Метса специально обучали  подобной
технике допроса, и за последний год  тот  настолько  усовершенствовался  в
ментальном искусстве, что сейчас действовал почти автоматически.  Пленника
не надо было пытать, вытягивать из него правду раскаленными щипцами - Иеро
просто спрашивал, а затем читал мысли слуги Нечистого.
     Этот человек, по имени Эблом Горд, был  не  робкого  десятка.  Офицер
высокого ранга, вроде командира республиканского легиона, он  знал  немало
интересного, но пытался лгать, что не имело большого  значения  для  Иеро,
который с непроницаемым лицом выслушивал побасенки пленного.
     Оказалось,  что  вблизи  Нианы  находились  только  два   корабля   с
извергающими молнии орудиями; их уже  вызвали,  и  они  должны  прибыть  с
минуты на минуту. Гарнизон еще держался, но оборона могла рухнуть в  любой
момент, если не удастся рассеять или уничтожить  флот  Аббатств.  В  самом
городе страшных электрических  орудий  не  было.  Нечистый,  правда,  имел
значительные воинские силы, но не здесь, в Ниане, а на какой-то  секретной
базе далеко к востоку; вряд ли эти отряды успеют  помочь  городу.  Большая
армия  формировалась  на  северном  побережье  Внутреннего  моря,   откуда
планировалось вторжение в Канду. Нападение метсов на оплот Нечистого  было
полной  неожиданностью;  Республика  успела  первой  нанести   удар.   Все
вызванные подкрепления могли  застать  лишь  пепелище  Нианы,  все,  кроме
грозных кораблей, которые способны изменить баланс сил.
     Узнав все, что ему требовалось, Иеро пристально поглядел на офицера.
     - Ты не сказал ни слова правды, - холодно заметил он,  -  и  понесешь
наказание.
     Движение руки - сигнал для Б'ургха -  было  стремительным,  но  вождь
иир'ова действовал еще быстрее; слуга Нечистого не  успел  вздохнуть,  как
нож уже торчал в его горле. Иеро окинул труп равнодушным взглядом.  Теперь
метс знал слишком много о прошлом этого  мерзавца,  насильника  и  убийцы,
чтобы сожалеть о его смерти.
     Священник перешагнул распростертое тело и поморщился,  заметив  капли
крови на сандалиях, но тут же обратил взгляд  на  военный  флот  Аббатств,
продолжавший методично и с завидной точностью  бомбардировать  противника.
Ветер крепчал, ерошил волосы  на  затылке  Иеро.  Постоянные,  ровные,  за
исключением отдельных порывов, токи воздуха стремились на север, в сторону
моря. "Ветер, - с отчаянием думая Иеро, - почему  в  мыслях  моих  ветер?"
Корабли врага идут быстро... серые угрюмые корабли, которым  не  нужны  ни
паруса, ни ветер...
     Почему же он думал о ветре, несущемся над землей и  волнами?  Почему?
Тут в голове прояснилось. Он знал ответ!
     Метс быстро повернулся к спутникам. Посыпались приказы,  перемежаемые
редкими вопросами. Обмен мыслями занял  не  больше  минуты;  решение  было
принято, и маленький отряд начал спускаться вниз по ступенькам.
     Нижняя часть здания по-прежнему казалась тихой  и  пустынной;  сквозь
широко распахнутые двери тянуло гарью. Вдалеке раздавались крики, стопы  и
злобный вой лемутов, треск пламени и грохот разрывающихся снарядов. Острие
атаки, отметил Иеро, кажется, немного переместилось к западу, словно  флот
республики двигался в этом направлении. Что  ж,  это  вполне  совпадало  с
планами священника.
     В полном молчания пять  фигур,  подобно  призракам,  выскользнули  из
древнего храма и заторопились вниз по узкой улице.  Иеро  шел  впереди;  в
этом людском муравейнике его знания и  способности  стоили  дороже  слуха,
зрения  и  феноменальной  скорости  союзников.  Вскоре  пятерка   достигла
маленькой площади и была вынуждена спрятаться за развалинами стены: орущая
напуганная толпа прокатилась мимо их убежища.  Мельком  коснувшись  мыслей
людей, Иеро понял, что они мчатся в панике, без цели, не разбирая  дороги,
пытаясь выбраться из-под  обстрела.  Когда  последние  фигуры  исчезли  за
поворотом, путники выскочили  из-за  стены,  быстро  пересекли  площадь  и
нырнули в туман. Метс выбрал улицу, которая  шла  под  уклон,  как  многие
улицы Нианы, ведущие к морю. Бросив  взгляд  на  купол  оставшейся  позади
церкви, Иеро решил, что  до  берега  всего  несколько  минут  ходу.  Отряд
двигался быстро. Один раз чей-то силуэт  возник  впереди,  расплывчатый  и
безликий в дымной мгле;  но,  разглядев  пять  стремительных  фигур,  едва
освещенных бледными солнечными лучами, человек дико вскрикнул и метнулся в
боковой проход.
     - Сейчас надо действовать еще осторожнее, - передал священник.  -  Мы
приближаемся к воде, там  собралось  много  вражеских  воинов.  Необходимо
пробраться сквозь их отряди и найти судно.
     - Вода недалеко, - ответила М'рин. - И  чувствую  ее  запах.  Хотя  в
воздухе дым и гарь, от воды тянет свежестью.
     Неожиданно, раньше, чем предполагал Иеро, морская ширь  открылась  их
взорам. Переулок, вымощенный старым кирпичом, который хрустел  под  ногами
бегущих, вдруг  резко  оборвался.  Перед  ними  лежал  лабиринт  старинных
пирсов, наполовину  сгнивших  и  покосившихся,  словно  спьяну;  одни  еще
возвышались над болотистой почвой побережья,  другие  пылали,  подожженные
бомбами или случайной искрой.  Ветер  продолжал  подталкивать  путников  в
спины, выдувая из охваченного пожаром города клубы сизого дыма.
     Мозг Иеро быстро обшарил округу. Тут не  было  слуг  Нечистого  -  по
крайней мере, вблизи. Священник ощущал присутствие большого отряда солдат,
но достаточно далеко. Он прислушался, и вместе с  ним  насторожили  чуткие
уши Дети Ветра. Грохот разрывов сместился влево,  к  западу,  и  благодаря
странной игре природы там, где стояли  путники,  воцарилась  относительная
тишина. Только плескались крохотные волны,  набегая  на  берег,  да  шипел
огонь, пожиравший очередной пирс.
     Затем на глаза Иеро попался  некий  предмет,  который  был  полускрыт
покосившимся причалом и чуть заметно двигался в  такт  набегавшим  волнам.
Именно эти слабые колебания привлекли взгляд  метса.  Присмотревшись,  тот
еще раз окинул окрестности мыслью и взглядом, разыскивая  спецы  движения.
Иеро  не  нашел  ничего,  но   инстинкт,   более   древний,   чем   разум,
предостерегал: кто-то затаился неподалеку и следит за ними!
     "Не имеет значения! - отмахнулся Иеро. - Время слишком дорого,  чтобы
тратить его на проверку смутных подозрений".
     - Ждите тут и наблюдайте, - велел он спутникам. - Если вон  та  штука
которая болтается в воде, под деревянным настилом, - то, что нам нужно,  я
дам знать.
     Не  ожидая  ответа,  метс  быстро  пересек  открытое  пространство  и
устремился  к  причалу.  Через  минуту,  оказавшись  на  борту  небольшого
суденышка, Иеро внимательно осматривал его  единственного  матроса  -  без
сомнения, местного рыбака.
     Должно быть, бедолага собирался выйти в море: в лодке  лежали  весла,
корму загромождала сеть. Рыбак был безоружен, если  не  считать  короткого
ножа на поясе, стягивающем кожаные штаны;  торс  прикрывала  фуфайка.  Он,
по-видимому, собирался отплыть, когда был сражен выстрелом из  арбалета  -
стрела пробила  шею  насквозь.  Рукояти  весел  упирались  в  грудь.  Иеро
подумал, что несчастный, еще одна жертва войны, расстался с жизнью  в  тот
момент, когда уже хотел оттолкнуть лодку от причала.
     Он сотворил над покойным молитву, полагая, что простой рыбак вряд  ли
мог быть приспешником Нечистого, затем приподнял тело  и  вывалил  его  за
борт. Пока спутники метса, повинуясь призывному взмаху руки,  стремительно
неслись к пирсу, Иеро занялся прочной веревкой, привязанной к  почерневшей
от времени опоре настила.  Спустя  секунду  четверо  иир'ова,  перепрыгнув
узкую полоску воды, очутились в лодке. Иеро  сунул  весла  в  уключины  и,
навалившись на гладкие рукояти, направил суденышко в открытое море.
     Чей-то  полный  ненависти  взгляд  впился  в  него,  словно   стрела,
выпущенная  с  берега,  из  узкой  щели  притворенного  окна.  Белая  рука
судорожно  сжала  медальон  на  голубоватой  цепочке,  затем,   когда   ее
обладатель принял решение, снова легла на подоконник. Миг - и закутанная в
плащ с глухим капюшоном фигура метнулась к выходу.
     Утлая посудина  -  футов  пятнадцати  в  длину  -  имена  заостренный
приподнятый нос. Она резво рассекала воду,  подгоняемая  сильными  ударами
весел.  Дети  Ветра  со  сверкающими  глазами  и  вставшей  дыбом  шерстью
скорчились на дне лодки: пара - на носу, пара -  прямо  у  ног  Иеро.  Все
четверо трепетали от возбуждения и новизны впечатлений, однако они  скорее
простились бы с жизнью, чем выдали  слабость.  Когда  волнение  усилилось,
иир'ова только  прижали  к  черепу  остроконечные  уши,  терпеливо  ожидая
команды руководителя и друга.
     Иеро проверил ветер, прокладывая курс. В  его  стратегических  планах
зияли  такие  прорехи,  что  лишь  редкостная  удача  могла   спасти   все
предприятие от полного краха. Если  бы  только  продержался  южный  ветер!
Священник оглянулся через  плечо,  наблюдая,  как  постепенно  редеет  дым
городских пожаров, который до сих пор мутной пеленой висел над лодкой.
     Горизонт уже был ясен, и слева по курсу, на внешнем рейде,  священник
разглядел мачты метсианского флота. Пять дредноутов, при  взгляде  с  воды
еще больше похожие на черепах  или  плывущие  по  течению  крыши  амбаров,
теперь медленно перемещались обратно  к  востоку,  усердно  поливая  город
огнем, словно клочья дыма, которые нес бриз, не  затрудняли  поиск  целей.
Видимо, разрывов в окутавшем  город  темном  тумане  было  достаточно  для
канониров.  За  линией  дредноутов  неторопливо  потянулись  на  восток  и
парусные суда, ожидая сигнала к высадке десанта. Над морем продолжал  дуть
устойчивый южный ветер.
     Корабли Нечистого приближались с востока - быстрее любого  парусника,
стремительнее,  чем  новые  паровые  суда  Республики.  Вызванные  Темными
Мастерами, они шли на  выручку  Ниане,  им  страшные  орудия  были  готовы
сокрушить флот метсов.
     Иеро не питал надежд на победу в морской баталии. Метсианские паровые
дредноуты были достаточно сильны,  чтобы  неожиданно  захватить  порт.  Но
священник не сомневался ни  минуты,  что  им  не  выстоять  в  сражении  с
кораблями  Нечистого.  Инженеры,   которые   создали   паровые   суда   по
распоряжению Совета Аббатств и отца Демеро, не располагали временем, чтобы
добиться той мощи и быстроходности, которая отличала  корабли  противника.
Священник с ужасом  представил,  как  запылает  военный  флот  Республики,
включая и эти огромные, похожие на плавучие форты дредноуты,  под  ударами
молний. Гроза неумолимо надвигалась с востока.
     - М'рин, -  торопливо  передал  он,  -  приготовься!  Торопись,  враг
приближается! Нам надо лечь на  дно,  чтобы  лодка  казалась  пустой.  Это
вызовет меньше подозрений.
     - Она уже начала, - отозвался Б'ургх. - А я... я вижу этих безволосых
обезьян! Как быстро они приближаются!
     Теперь и сам Иеро заметил  две  темные  точки,  которые  стремительно
мчались с востока и росли с каждой минутой. Он  стиснул  кулаки.  Если  бы
пробиться сквозь ментальный барьер, окружавший его соратников, и  сообщить
им, что происходит! Укрывшись вместе с иир'ова за низким бортом лодки,  он
попытался   успокоиться.   Внезапно   священник   ощутил   волну    ужаса,
взметнувшуюся над суденышком, и возликовал в душе. Сумка  на  поясе  М'рин
была раскрыта, и руки ее лихорадочно двигались, что-то растирая, смешивая,
пересыпая из ладони в ладонь. Темный животный страх исходил от Младшей; он
как будто совсем не действовал на иир'ова,  но  тело  человека  отзывалось
каждой клеточкой, каждым нервом! Ветер Смерти обрел крылья и  взлетел  над
морем в поисках жертв. Он понесся вперед вместе с  клубами  темного  дыма,
придавая чаду тлеющего дерева смертоносную силу  ядовитых  газов  далекого
прошлого.
     Иеро бросил торопливый взгляд на запад.  Там  все  шло  хорошо.  Флот
Аббатств вытянулся в линию вдоль побережья, готовясь  к  высадке  десанта.
Большие дредноуты прекратили бомбардировать город, парусные  суда  под  их
защитой подбирались к берегу.
     - Они пришли, - сообщил Б'ургх. - Сейчас мы увидим.
     Иеро зажмурил глаза и начал молиться. Он сделал все, что мог;  теперь
оставалось уповать только на милость Божью.  Еще  мгновение  -  и  колдуны
Нечистого почувствуют силу оружия иир'ова, как это  случилось  в  прошлом,
когда Дети Ветра, сбросив цепи рабства, вырвались на свободу.
     Он молился, пока не услышал знакомые звуки, которые ждал с  ужасом  и
отчаянием.  Молнии  Нечистого!  Казалось,  воздух  наполнился  шипением  и
потрескиванием. Неужели враги собирались уничтожить  крохотное  суденышко?
Один выстрел мог испепелить их всех в мгновение ока.  Не  в  силах  больше
сдерживаться, Иеро чуть приподнял голову над бортом. Остальные последовали
его примеру, и теперь все пятеро с благоговейным страхом наблюдали картину
морской баталии.
     Колдуны Нечистого, что направляли бег стремительных  узких  кораблей,
явно  не  собирались  прибегать  к  тактическим  ухищрениям.  Это  им   не
требовалось:  таинственные  суда  намного  превосходили  любого  мыслимого
врага. Хищные серые корпуса устремились  прямо  к  метсианскому  флоту,  а
орудия на их палубах одну за  одной  извергали  огненные  стрелы.  Корабли
двигались близко друг к другу, будто соревнуясь в  стремлении  насладиться
безнаказанным убийством. Казалось, они даже не  заметили  одинокую  лодку,
дрейфующую в четверти мили к югу от их курса; впереди ждала более  крупная
и соблазнительная добыча.  Молнии  били  в  цель.  Как  и  опасался  Иеро,
страшные орудия Нечистого превосходили по дальности  боя  неуклюжие  пушки
метсианских дредноутов. Уже задымилось одно  из  неповоротливых  судов;  в
корпусе его зияла большая  пробоина,  однако  оно  еще  держало  строй.  И
священник понимал, что флот Республики будет сражаться до последнего, пока
на плаву останется хоть один корабль, а на его палубе -  хоть  один  живой
боец. Он снова взмолился о чуде, глаза слезились от дыма и горечи, ибо что
могло быть тяжелей, чем бессильное сожаление о гибнущих соратниках!
     И чудо, как бывает порой, когда  мужество  и  стойкость  нуждаются  в
поддержке, произошло.
     Оба корабля  Нечистого,  обтекаемые  и  стремительные,  еще  целились
острыми форштевнями в метсианский флот, но экипажи их внезапно  обезумели.
Иеро увидел, как идущее левее судно  вдруг  резко  вильнуло  в  сторону  и
ринулось прямо  на  соседа.  Треск  и  шипение  орудий,  метавших  молнии,
смолкли, и скорчившиеся на дне лодки услышали дикие вопли, что неслись над
молчаливыми водами. Корабли с  грохотом  столкнулись;  крохотные  фигурки,
размахивая руками, посыпались в море;  остатки  обеих  команд,  охваченные
смертным ужасом, искали спасения в волнах. Затем наступил конец. Ближайший
к берегу корабль неожиданно повернул  в  сторону  и,  поднимая  гигантскую
волну,  устремился  на  мелководье.  Струйка  дыма  показалась  над  серым
корпусом, затем - ослепительная  вспышка  взрыва,  заставившая  пятерых  в
лодке зажмурить глаза. Последовал чудовищный  грохот;  Иеро  и  люди-кошки
прижались к смоленым доскам, прикрывая  головы  руками.  Удар  обжигающего
ветра обрушился на лодку, ее экипаж замер в ужасе под хлынувшим через борт
потоком воды.
     Переборов панику, Иеро приподнялся - как раз вовремя, чтобы  заметить
набегавший яростный вал. Он бросился к веслам и одним движением  развернул
суденышко носом к огромной волне. Оно высоко взлетело, на миг зависнув  на
гребне, затем рухнуло вниз, в глубокое зеленоватое  ущелье.  Напрягая  все
силы, бешено работая  веслами,  священник  удержал  лодку  поперек  волны;
вторая и третья были гораздо ниже, и он справился с ними без труда. Затем,
бросив весла и потирая горевшие ладони, Иеро кивнул остальным; теперь  они
могли встать и полюбоваться на результаты своих усилий.
     Там, где встретили конец корабли Нечистого,  крутилась  расширяющаяся
воронка; южный ветер сглаживал ее, посылая череду невысоких волн.  Обломки
дерева,  снасти  и  шпангоуты  покачивались  на   воде,   искореженные   и
раздробленные мощным взрывом. Но ни одного тела, ни мертвого, ни подающего
признаки жизни, видно не было. Мрачные таинственные корабли, которые столь
долго держали в страхе южное побережье, исчезли, растворились - вместе  со
своими командами из лемутов и  человеческого  отребья,  вместе  с  Темными
Мастерами, повелевавшими на их палубах.
     На носу рыбачьей лодчонки, сокрушившей силу Нечистого, сидела  М'рин:
на коленях - кожаная сумка, острые  ушки  стоят  торчком,  широкая  улыбка
приоткрывала острые зубы. Ветер Смерти помог одержать победу  над  врагами
племени - такую победу, о которой они даже не могли мечтать. О  ней  будут
петь у родных  очагов,  она  войдет  в  легенды  для  грядущих  поколений!
Безгубые рты иир'ова растянулись в торжествующей ухмылке; низкий  горловой
звук - не то рычание, не то смех - затопил лодку. Они радовались, они были
переполнены счастьем; те, кто осмелились когда-то наложить цепи на вольных
Детей Ветра, мертвы!
     Иеро улыбался,  наблюдая  за  ликованием  команды,  которая  сверкала
глазами и вздыбила шерсть на загривках. Он с  удовольствием  присоединился
бы к дружному хору, если бы обладал необходимыми вокальными способностями.
Но  вместо  того  священник  вознес  молчаливую   хвалу   Создателю.   Он,
всемогущий, податель всех благ, даровал удачу! И время, и место, и оружие,
сразившее Нечистого, были выбраны верно! Но никто не мог рассчитывать, что
подобные  чудеса  будут  продолжаться  бесконечно,  и   потому   следовало
приступить к делу. Выиграна только первая стычка в кровопролитной битве, в
тяжелой войне, которая растянется на долгие года и многие мили.
     Священник с сожалением прервал триумфальный пеан Детей Ветра,  вернув
их к суровой действительности.
     - Друзья, - его мысленная речь была наполнена дружелюбием и теплотой,
-  сражение  еще  не  кончено.  Надо  действовать.  В  первую  очередь   -
встретиться с моим народом. Вот то, ради чего  я  проделал  такой  длинный
путь с юга, - Он вытянул руку в сторону метсианских кораблей,  на  палубах
которых  царило  легкое  замешательство,  вызванное  столь  неожиданным  и
впечатляющим концом баталии. - Успокойтесь и сядьте; сейчас  я  постараюсь
подплыть ближе к большим лодкам.  И  молитесь  Ночному  Ветру,  чтобы  мои
приятели не обрушили на нас громы прежде, чем разберут, кто мы такие.
     Впрочем,  это  оказалось  несложным.   Метсианские   боевые   корабли
неторопливо перемещались вдоль линии  побережья,  и  маленькое  суденышко,
устремившееся к флоту, было замечено сразу.  Передовой  дредноут  замедлил
ход, клубы дама перестали валить из двух высоких труб, из рулевой рубки на
носу  появилась  группа  людей.  Заметив,  что  несколько  пушечных   жерл
развернулось в их направлении, Иеро бросил весла, встал  и  скрестил  руки
над головой. Затем он медленно осенил крестом широкую грудь -  так,  чтобы
на судне могли ясно разглядеть этот жест и понять его смысл.
     На миг наступило молчание; метс стоял неподвижно, рыбачья лодка  тике
покачивалась на волнах. Затем  густой  бас,  усиленный  рупором  мегафона,
проревел:
     - Ну, поглядите-ка на его  грязную  рожу!  На  его  тощее  брюхо!  На
голодную ухмылку этого пожирателя навоза! Я же говорил вам, что даже лысая
бестолочь Нечистого побрезгует подвесить  за  ребра  самого  тупоумного  и
бесполезного священника Аббатств! Он таки жив!
     Иеро с облегчением рассмеялся:
     - Что ты делаешь на этом плавучем гробу - ты,  старый  лесной  хорек?
Вот не думал, что тебя возьмут в плавание. Ведь ты так боишься  воды,  что
не мылся ни разу в жизни!
     Огромный человек  поглядывал  на  него  с  борта  судна  с  некоторой
благосклонностью. Пер Эдард Малуйн был на голову выше Иеро и  весил  вдвое
больше. Он обладал бычьей силой и круглой  физиономией  невинного  дитяти.
Кроме того, он являлся ветераном Границы, умелым бойцом и одним из  лучших
друзей Иеро - они встретились впервые в школе Аббатств, еще  десятилетними
мальчишками.
     - Кто там с тобой, Коротышка? Ну, тебе сильно повезло! Ты видел,  что
мы сейчас сделали? Мой корабль и четыре остальных?
     Иеро взялся за весла и подгреб к массивному корпусу судна.  Затем  он
поднял насмешливый взгляд вверх, на столпившихся у борта людей.
     - Вы сделали? Вас всех - и тебя, Толстяк, - объедали бы сейчас  крабы
на дне морском, если бы не эти мои приятели. - Священник кивнул в  сторону
четырех иир'ова. - Ты  думаешь,  что  отродья  Нечистого  сошли  с  ума  и
протаранили друг друга, испугавшись твоей немытой физиономии?
     Глаза пера Эдарда сузились, на широком лбу пролегла морщина; какая-то
смутная мысль бродила в его голове. Наконец он протянул:
     - Значит, это был ты? Что ж, я мог бы и догадаться... Ты уже  не  раз
натягивал нос этим грязным выродкам... И хвала Создателю  за  это!  Теперь
давай-ка быстро на борт! У нас  новый  ментальный  щит,  слишком  прочный,
чтобы я мог говорить с твоими приятелями. Залезайте сюда, пойдем на мостик
и примемся за работу. Скоро войне конец! Мы выметем это змеиное гнездо!
     В одно мгновение  все  пятеро  оказались  наверху  и,  миновав  узкий
проход, по скошенной к воде палубе направились к мостику. Они встали  там,
разглядывая недавно покинутый  город,  пока  пер  Эдард  отдавал  приказы.
Мгновением позже грохот большого орудия где-то под  ними  и  дрожь  палубы
указали на возобновление бомбардировки.  Улучшив  минуту  между  командами
рулевым, канонирам, сигнальщикам и десятком других дел, пер Эдард  засыпал
гостей отрывистыми вопросами, поглядывал на них из-за могучего  плеча.  На
нем были кожаные штаны и куртка - обычное одеяние Стражей  Границы,  -  но
над козырьком фуражки Иеро заметил серебряный значок, который  никогда  не
видел раньше. Он пригляделся. Кораблик с квадратным парусом был  изображен
так, словно он смотрел на него спереди;  под  ним  -  скрещенные  якорьки,
окруженные извивающейся цепью.
     - Что это такое? - повторил пер Эдард вопрос Иеро. - О, мы все  носим
этот  знак.  Демеро  раскопал  его  в  каких-то  древних  книгах.  Обычная
глупость, я полагаю, но людям нравятся такие вещи. У нашего адмирала -  им
стал полковник Бирэйн - золотой значок; капитаны  носят  серебряный,  а  у
тех, кто рангом пониже, - кораблик  из  бронзы.  Мы  теперь  моряки,  друг
мой... - Он хмыкнул, поглядывая на пылающий город. - Нам хватило  времени,
чтобы собрать металл для пушек.  Эта  бронза,  я  полагаю,  доставлена  из
какого-то древнего города. Корпуса судов? Нет, они не металлические, всего
лишь дерево. Но армированы  тонкими  пластинами  керамического  материала.
Неплохая защита от огня и всего прочего... конечно, кроме этих дьявольских
пушек, что мечут молнии. Готов допустить, мой мальчик, что на этот раз  мы
сохранили головы только благодаря тебе.
     Корабли?.. Эй, рулевые! Куда правите, медные лбы?!  Решили,  что  это
каноэ? При таком курсе мы расстреляем соседа, а не доки! Левей, болваны! -
Он снова повернулся к Иеро. - Да, корабли... Ну, Демеро собрал  моряков  с
побережья на озере севернее Намкуша. Прекрасное озерцо, знаешь ли, я Народ
Плотины помог перекрыть речку, что вытекает из него. Они теперь  заодно  с
нами... Многое изменилось с тех пор, как ты  отправился  геройствовать  на
юг, мошенник!
     Он погрозил Иеро пальцем толщиной  с  доброе  топорище,  потом  снова
начал реветь на парней, стоявших у  огромного  двойного  рулевого  колеса.
Через минуту пер Эдард опять повернулся к приятелю:
     - Да, так мы о кораблях... Понимаешь, тут нет ничего нового. Один бог
знает, откуда взялись все  нужные  сведения,  но  выглядело  это  так:  мы
задавали вопрос, и нам отвечали. Довольно  быстро,  надо  сказать.  Думаю,
помогли записи, что хранятся в Аббатствах.  Там  есть  что  угодно...  Как
построить  все  эти  проклятые  штуки,  разные  машины...  Они  называются
"паровыми двигателями высокого  давления",  и  мы  разнесли  две  штуки  в
клочья, прежде чем научились управляться с  ними.  К  счастью,  никого  не
задело... Старые корабли, которые мы копировали, строились так  же,  но  с
железными корпусами. Ну, столько железа нам было  не  набрать,  во  всяком
случае - быстро. Но мы откопали состав  этой  керамики  -  она  похожа  на
черепицу, но раз в двадцать прочнее. Хорошая штука... Теперь я  даже  рад,
что нам не хватило железа... Один удар проклятых электрических  стрел  мог
поджарить всех нас, как на сковородке!
     Одним словом, мы построили пять кораблей. Народ Плотины открыл шлюзы,
и мы отправились  вниз  по  реке  к  Намкушу...  и  прибыли  туда,  дай-ка
вспомнить... ранним утром три недели назад. Мы тащили  за  собой  баржи  с
двумя легионами, и через полчаса город был наш. Ни одни корабль  не  удрал
из гавани! Слуг Нечистого  там  было  немного,  но  шпионов  -  торговцев,
пиратов и всякого отребья - выше макушки.  Мы  посадили  всех  под  замок,
допросили  и  часть  мерзавцев  повесили.  Затем  реквизировали  пиратские
корабли и те суда, что побольше, а к остальным приставили охрану; никто не
мог предупредить Нечистого. Ну, и двинулись мы вдень побережья к  югу,  со
всеми этими парусниками на хвосте... Шли  довольно  медленно,  но  вот  мы
здесь... Что тебе, сынок?
     Остроглазый паренек примчался с кормы  и  вытянулся,  подняв  руку  в
салюте.
     - Приказ адмирала, сэр.  Двигаться  к  побережью  и  следить  за  его
сигналами. Он дает команду парусникам пройти сквозь наш строй  я  высадить
десант. Корабли должны прикрывать пехоту.
     - Ясно. Эй,  внизу!  Прекратить  огонь  и  ждать  команды!  -  Малуйн
оторвался от переговорной трубы и первый раз пристально посмотрел на Детей
Ветра. - Твои друзья могут получить кресла в первым рядах, старый бродяга.
Значит, так: один большой разбойник, два молодых  бандита  на  подхвате  и
эта... настоящая красотка! Где ты их подцепил? Никогда не слышал  о  таких
лемутах... извини, чужаках.
     Его взгляд, восхищенный я откровенный, скользнул по  округлым  формам
М'рин, моментально  преодолев  естественный  барьер  между  двумя  расами.
Младшая сердито прижала ушки, но промолчала.
     - Полегче, парень! - осадил приятеля Иеро. - Эта юная леди,  что  так
сердито на тебя поглядывает, недавно обратила в прах два корабля Нечистого
- те самые, что могли превратить твое игрушечное суденышко в  погребальный
костер. Хочешь, чтобы она и с тобой проделала такую же штуку?
     При этом поразительном сообщении глаза пера Эдарда расширились, но он
слишком хорошо знал Иеро, чтобы сомневаться в его словах.  Склонив  голову
перед необычными гостями,  капитан  метсианского  дредноута  с  изысканной
вежливостью произнес:
     - Я счастлив встретить таких храбрых  воинов,  друзей  моего  старого
товарища. И я приношу глубокую благодарность от всех нас за помощь  -  она
была весьма своевременной. Те, кто возглавляет наш народ, вожди и мудрецы,
скажут вам то же самое при встрече. А сейчас мы рады считать вас  дорогими
гостями и союзниками на борту этого судна. И все, что мы можем сделать для
вас, будет сделано. Только скажите.
     Иеро перевел  речь  приятеля  я  стал  ждать,  любопытствуя,  кто  же
ответит. Отозвался Б'ургх; видимо, военный вождь все же  считался  главным
среди четырех иир'ова, несмотря на высокое положение М'рин в Прайде.
     - Благодарю тебя! Мы пришли издалека, чтобы помочь нашему другу  Иене
и его народу. И хотим сражаться с теми, кого вы зовете слугами  Нечистого;
наше название дня них еще хуже. Загляни в  разум  каждого  из  нас,  и  ты
убедишься, что мы  желаем  только  искренней  дружба  Нельзя  ли,  однако,
сделать так, чтобы мы могли дышать чистым воздухом? Запах города  и  твоей
плавающей в воде большой черепахи угнетает нас... Можно ли сделать его  не
таким сильным? Если нет, мы потерпим.  И  обещаю:  мы  пойдем  туда,  куда
пойдешь ты, будем есть, пить и сражаться вместе с тобой -  и  умрем,  если
будет нужно, с твоими воинами.
     Закончив перевод, Иеро заметил, что слова огромного иир'ова произвели
впечатление на северянина.
     - Пожалуйста, скажи  им,  -  торопливо  начал  пер  Эдард,  -  что  я
постараюсь при первой возможности перевести их на вспомогательное парусное
судно. Там воздух почище... нет этого дыма я угольной пыли. Честно говоря,
меня я самого иногда  мутит  от  запахов...  Ну  ладно,  теперь  мне  надо
прикрывать высадку десанта. Гляди:  первый  парусник  уже  приближается  к
берегу!
     Пока шла беседа, суда со Стражами Границы миновали строй дредноутов и
начали с осторожностью продвигаться к вытянутым в море причалам. Разговоры
на мостике смолкли; все застыли  в  напряжении,  всматриваясь  в  берег  и
ожидая контратаки. Иеро попытался вытянуть к  городу  ментальный  щуп,  но
наткнулся на непроницаемую стену. Барьер, который воздвигли Аббатства  над
своим военным флотом, оказался так же непроницаем изнутри, как и  снаружи.
Священник не мог ни послать, ни  принять  сообщение;  сфера  действия  его
ментальных сия была ограничена палубой корабля. Шепотом он сообщил об этом
перу Эдарду.
     - Да, правильно. Аббат Демеро предупреждал нас. И еще я  слышал,  что
за последний год ты стал прямо рекордсменом в таких вещах!  Теперь  у  нас
много народа занимается этим... наверно, они  будут  счастливы  заполучить
тебя обратно! А что касается щитов... Знаешь, большие люди - я имею в виду
Совет - решили, что в наших рядах есть  пара-другая  мерзавцев,  а  потому
каждому навесили эти штуки. Так что утечка любых сведений исключена.
     Иеро кивнул, и они обратились к  созерцанию  стройных  шеренг  пехоты
Аббатств, катившихся мимо причалов к затянутым дымом  узким  улочкам,  что
вели в центральную часть  Нианы.  Кроме  отдаленных  криков,  доносившихся
сквозь треск и шипение огня, других звуков не было слышно. Не замечалось и
каких-либо попыток к сопротивлению - во всяком  случае,  в  порту.  Второе
парусное судно подошло к пирсу, и с него хлынул поток  воинов.  Офицеры  -
некоторых из них Иеро знал - выкрикивали команды, строили  своих  людей  я
вели их в глубь городского лабиринта. Один корабль за другим причаливал  к
берегу, выплескивая человеческий груз, пока Иеро не подсчитал, что в город
вошли уже два полных легиона, не меньше четырех  тысяч  бойцов.  Невольная
зависть  охватила  священника.  Он  был  разведчиком-рейнджером,  офицером
отборных частей военных сил Аббатств, и сейчас не мог сдержать  желания  -
немного детского, как он  сам  понимал,  -  ринуться  вместе  со  Стражами
Границы  на  завоевание  Нианы.  В  нем   проснулся   солдат,   опьяненный
предвкушением битвы. Но Иеро был достаточно мудр, чтобы глубже разобраться
в собственной душе. Целый год метс не виден соотечественников.  Он  прошел
тысячи миль, подаривших ему новых друзей, жену, высокое положение - все, о
чем  стоило  мечтать.  Однако  новое  оставалось  новым,  и  сейчас   Иеро
чувствовал себя так, словно вернулся к родному очагу.  И  пока  монолитные
ряды пехоты пересекали предпортовую площадь, исчезая  в  разверстых  зевах
улиц, ему страстно, до боли захотелось стать одним из этих парней, рядовым
бойцом, частью роя, стан, легиона, корпуса. Чувство, древнее как мир. Иеро
не  догадывался,  что  в  этот   миг   его   глазами   смотрит   один   из
ветеранов-легионеров, которые пронесли римских орлов от болот Британии  до
обожженных солнцем плоскогорий Ирана.
     Однако метс был не только солдатом - он был священником.  И  невольно
слова  благодарности  Творцу  начали  складываться   в   голове;   Господь
благословил его, дозволив лицезреть поступь воинов Божьих по земле  врага.
Он знал, что лишь гордыне обязан этим смятением души. Господь  благословил
его и не раз вел к победе. Он даровал своему рабу много  больше,  чем  тот
потерял, и пер  Дистин,  смиренный  служитель  Божий,  ни  в  чем  не  мог
упрекнуть  Создателя.  Но...  но  как  он  хотел  бы  маршировать  в  этих
молчаливых шеренгах!
     Эти раздумья были  прерваны  некоторым  оживлением,  воцарившимся  на
мостике. Кто-то поднимался по трапу - несколько человек,  как  Иеро  успел
мельком заметить. Но все взгляды были прикованы к первому из них.  Он  был
уже немолод и почти лыс - редкий случай для метса. Чисто выбритое лицо  не
выдавало возраста - лишь подсказывало, что его обладателю за сорок.  Вновь
прибывший не носил фуражки, но левый рукав  украшала  знакомая  эмблема  -
золотой якорь я кораблик с распущенным парусом.  В  остальном  его  одежда
казалась столь же простой, как у другим, но ни один из стоявших на мостике
моряков не сомневался, _к_т_о_ посетил их.
     Быстро повернувшись к Иеро, адмирал ответил на салют и произнес:
     - Пер  Дистин?  Рад  приветствовать  тебя,  сын  мой.  Юстус  Бирэйн,
милостью Божьей командир этой  эскадры.  Я  слышал  странные  вещи  насчет
тебя... - он сделал паузу, - и твоих  друзей.  И  если  все  понял  верно,
Нечистый был уничтожен благодаря твоим усилиям? Расскажи-ка все  с  самого
начала.
     Это  потребовало  времени.  Затем  Иеро  представил  Детей  Ветра,  и
адмирал,  быстро  установив  с  ними  мысленный  контакт,   произнес   все
приличествующие  случаю  благодарности  и  комплименты.  Одновременно   он
раздавал указания посыльным и курьерам, подходившим непрерывной чередой.
     Прислушиваясь к докладам, Иеро получил представление о том,  как  шли
дела. Казалось, сопротивления, кроме незначительных стычек, не было. Город
выглядел пустым: видимо, охваченные паникой жители  покинули  его.  Войска
Республики  продвигались  вперед  без  затруднений.  Малочисленные  отряды
лемутов, которые рисковали ввязаться в бой, полегли на месте. Ни одного из
Темных Мастеров найти не удалось. Некоторые улицы  были  завалены  трупами
сотен людей, мужчин и женщин. Кое-где начались грабежи, но им тут  же  был
положен конец твердой рукой.
     - Я предложил бы, сэр, - заметил Иеро, - чтобы наши офицеры допросили
пленных и выяснили, где находятся вражеский центр. Тут была очень  крупная
база, и у них не хватило времени, чтобы все уничтожить. Вряд ли мы накроем
кого-либо из главарей, но они не могли обходиться без помощников  и  слуг.
Можно многое узнать. Думаю, самое важное  скрыто  под  землей...  так  что
скажите нашим людям - пусть, ради Бога, будут поосторожнее, когда  полезут
вниз.
     Бирэйн с минуту молча глядел на собеседника;  видимо,  он  не  привык
выслушивать советы от  младших  офицеров,  к  тому  же  высказанные  столь
твердым  тоном.  Иеро  выдержал  его  взгляд.  Он  был  принцем  Д'Алва  и
справедливо полагал, что испытания  последнего  года  сделали  его  равным
любому. Наконец адмирал отвернулся и  посмотрел  на  пылающий  город.  Пер
Эдард затаил дыхание, ожидая взрыва. Но не обладай Бирэйн острым умом,  он
не стая бы крупным военачальником. Слабая  улыбка  коснулась  его  губ,  и
только.
     - Ты прав, пер Дистин, мне самому следовало об этом  подумать.  Готов
ля ты высадиться на берег? Я дам людей - можешь обыскивать все  подвалы  в
Ниане. Ты лучше нас знаешь, где можно найти что-нибудь интересное.
     Итак, Господь услышал Иеро и явил очередную милость. Через  несколько
минут воин-священник уже шагал мимо пирсов и причалов  к  городу;  за  ним
торопились четверо иир'ова и  десяток  метсов-пограничников  под  командой
сержанта. Одни из молодых офицеров, адъютантов Бирэйна, проводил отряд  на
центральную площадь, куда была согнана сотня пленников. Иеро  представился
охранявшему  их  капитану  и  приступил  к  проверке  -  и  зрительной,  и
мысленной.
     Вдруг си указал на рослого человека, пытавшегося укрыться  за  чужими
спинами:
     - Ну-ка, притащите сюда вот этого... да разденьте! Думаю, у  него  на
шее кое-что висит.
     Под удивленными взглядами солдат-метсов четверо  иир'ова  ринулись  в
толпу и мгновенно содрали с человека куртку и рубаху. Получив  голубоватую
металлическую пластину, Иеро швырнул ее наземь и сокрушил ударом  каблука,
затем, не спуская глаз с вражеского офицера, он произнес на батви:
     - У тебя, приспешник зла, есть шанс сохранить жизнь - один, и  только
один.  Скажи  правду:  где  расположен  центр,  где  все  записи  и   ваши
дьявольские машины? Поторопись! Секунда отделяет твою душу от  вечности...
если у тебя, конечно, есть душа.
     Офицер Нечистого не был трусом; возможно, он бы, не  дрогнув,  принял
смерть от пики или меча в открытом бою. Но эти огромные создания, внезапно
схватившие его... устрашающие когти, которые вмиг содрали одежду...  явили
свету дня тайный знак доверия хозяев... пылающие яростные  глаза...  Слуга
зла был сломлен, устрашен! Захлебываясь слезами,  он  распростерся  у  ног
Иеро и с криком: "Пощади!" - попытался облобызать пыльную сандалию  метса,
но тот с отвращением отдернул ногу.
     - Ты проживешь до первой лжи,  слетевшей  с  грязных  губ!  Слушай  и
отвечай!
     Все получилось лучше, чем надеялся Иеро. Пленник оказался третьим  по
должности среди командиров городского гарнизона и знал многое. С  веревкой
вокруг шеи он повел отряд Иеро через площадь к ближайшей башне. В стене ее
утопала маленькая неприметная дверь, с трудом поддавшаяся усилиям  солдат;
за ней - как и ожидал Иеро -  истертые  скользкие  ступени  вели  вниз,  в
темноту.
     Пришлось подождать, пока не принесли факелы. Затем  люди  и  иир'ова,
возглавляемые пленником,  держа  оружие  наготове,  приступили  к  спуску.
Лестница уходила вниз, вниз, вниз; она вилась бесконечной спиралью, иногда
переходя  в  маленькие  площадки  без  дверей.  Когда   наконец   замерцал
голубоватый свет, позволявший погасить факелы,  Иеро  знал,  что  они  уже
спустились очень глубоко под землю.
     Сырой и узкий каменный коридор уходил в  обе  стороны.  Его  заливало
холодное  сияние  светильников,  закрепленных  на  потолке  через   равные
интервалы. Стояла  гнетущая,  мрачная  тишина.  Иеро  подтолкнул  пленника
вперед острием копья. Жест был достаточно  красноречив,  и  тот,  повернув
налево, уверенно направился по коридору. Остальные последовали  за  ним  в
молчании, которое нарушалось только звуком шагов  да  случайным  клацаньем
оружия.
     Они прошли  довольно  большое  расстояние,  не  найдя  ничего,  кроме
пустоты, когда Иеро, подняв руку, велел отряду остановиться.  Разум  метса
прикоснулся к чему-то, и в следующий миг он с гримасой  отвращения  понял,
что это было. Священник бросился бегом по коридору,  безжалостно  подгоняя
впереди себя пленного. Внезапно каменные стены разошлись, и отряд очутился
в большой овальной комнате, по периметру которой шло  множество  небольших
дверей. И все они были распахнуты! Тошнотворным  запахом  смерти  и  крови
тянуло из них - столь явственно,  что  люди  на  секунду  замерли.  Одного
быстрого взгляда в каждую из камер оказалось достаточно. Мужчины, женщины,
даже дети - злоба Нечистого не миновала никого. Все были скованы цепями, и
все были мертвы. Раздробленные кости и плоть, страшные  раны  от  мечей  и
топоров показывали, как пленники встретили  конец;  и,  вероятно,  большей
милости, чем смерть, и не  могли  ждать  от  тюремщиков.  Теперь  Иеро  не
сомневался, что там, в коридоре, поймал последнюю  вспышку  агонизирующего
сознания.
     - Раны свежие, сэр, - сказал сержант. - Должно быть, мерзавцы  только
что сбежали.
     - Да, и мы последуем за ними. Теперь глядите повнимательней. Негодяй,
который ведет нас, говорил, что главная  камера  впереди.  Проход  тянется
прямо туда... Ну, парни, за ними!
     Троих Мастеров Нечистого, не успевших ни ускользнуть на  поверхность,
ни воспользоваться секретным  тоннелем,  настигли  посреди  зала  в  конце
коридора. Возможно, негодяям удалось бы сбежать, не задержи  их  последняя
вспышка  садистской  жестокости,  с  которой  они  перерезали  беззащитных
заключенных. Когда Иеро со своими людьми ворвался в зал, они еще не успели
отворить тайную дверь,  скрытую  за  портьерами.  Вместо  этого  все  трое
пытались уничтожить огромный проволочный экран. Световые точки, что раньше
двигались на нем, уже погасли,  но  колдуны  Нечистого  хотели  превратить
нервный центр Желтого Круга в кучу обломков; видимо, они не  ожидали,  что
их  выследят  так  скоро.  Серые  одеяния  адептов,  запятнанные   кровью,
взметнулись, когда те сделали шаг  навстречу  атакующим.  Их  руки  крепко
сжимали оружие, но три высокие гибкие фигуры скользнули вперед, и  колдуны
захлебнулись собственной нечистой кровью.
     Подняв взгляд от распростертых на каменных плитах тел, Иеро  осмотрел
комнату и попытался сообразить, что же он нашел.



                         10. ПЕРЕГОВОРЫ НА СЕВЕРЕ

     Его преподобие Кулас Девере, старший  священник  Аббатств  Республики
Метс  и  главнокомандующий  республиканской  армии,  был   очень   занятым
человеком. Худое смуглое  лицо  аббата  прорезали  морщины  усталости:  он
слишком  мало  спал.  Смолоду  весьма  вспыльчивый,  святой  отец   теперь
вспыхивал легче, чем сукой трут; и худо приходилось тому  несчастному,  по
чьей вине он терял хоть минуту.
     Отец Демеро вел некое совещание, в ходе которого возникли  трудности.
Аббату приходилось одновременно и сдерживать свой темперамент, и  пытаться
понять собеседника. Не в первый раз, и даже не в десятый,  он  пожалел  об
отсутствии брата  Альдо,  главы  эливенеров  и  его  тайного  союзника  на
протяжении долгих лет. Аббат обладал превосходным мозгом, как, несомненно,
и существо напротив, но он был человеком,  а  собеседник  нет!  Аббат  мог
повлиять на умонастроение  любого  человека  в  Республике.  Но  только  -
человека!
     Святой отец вздохнул и попытался вникнуть  в  мысли  Чароо.  Главного
инженера Народа Плотины - так, в весьма вольном переводе звучал  на  языке
людей его титул - было нелегко понять.
     Чароо, даже присев на задние лапы, оставался выше старого священника,
и он был тяжелее. Его голова с тупо срезанной мордой и  огромными  резцами
напоминала бочонок, маленькие уши были плотно прижаты к массивному черепу.
Он не носил одежды и не  нуждался  в  ней:  плотный  темно-коричневый  мех
покрывал тело от  головы  до  основания  огромного  голого  веслоподобного
хвоста. Чароо шевельнул когтистой лапой - жест был на удивление осторожным
и точным для такого грузного тела; блестящие глаза-бусинки словно пытались
передать человеку ускользающую  мысль.  Острые  запахи  бобровой  струя  и
мускуса заполняли небольшую комнату,  и  Демеро,  с  трудом  сдерживавшему
кашель, почудилось, что они находятся не в человеческом жилье,  а  в  норе
Чароо на отдаленном озере.
     - Не можем - (непереводимо) - уничтожить зло, если не  -  (непонятная
мысль) - (невероятный образ) - вода. Водный народ - (отрицание). Мы должны
- (мысль о каком-то определенном месте) - (снова  отрицание)  -  не  можем
покинуть. Должны быть ТАМ - (утверждение) - (конец передачи).
     Огромные  бобры-мутанты,  подобно  многим  другим   существам,   были
порождением Смерти. Робкие, лишенные инстинкта агрессии, они  расплодились
на далеких, забытых северных озерах. Медленно, очень медленно, после того,
как водный народ не раз помогал раненым охотникам, разыскивал и  возвращал
потерявшихся детей, люди прониклись  уважением  и  доверием  к  нему.  Уже
долгие годы в районах совместного обитания действовала система молчаливого
товарообмена. И хоть метсы никогда не причиняли вреда водному народу,  они
не стали друзьями. Каждый держался своей породы. Люди избегали  озер,  где
обитал  Народ  Плотин,  а  те  были  нечастыми  гостями   в   человеческих
поселениях. Они обменивали строевой лес и корни целебных растений на ножи,
металлические орудия и овощи,  но  этим  исчерпывалось  сотрудничество.  В
Аббатствах  знали  о  недюжинном  уме  озерных  жителей,   но   долго   не
подозревали, что гигантские бобры овладели письменностью.
     Аббат  Демеро,  подвигнутый  приятелем-эливенером,  был  первым,  кто
попробовал вступить в переговоры с водным народом,  и  его  попытка  имела
успех, так как Братство Одиннадцатой Заповеди заранее подготовило почву. К
тому же в недавнем прошлом отряды Нечистого  совершили  рейд  по  северным
озерам. Их обитатели  имели  только  две  вещи,  способные  заинтересовать
Темных  Мастеров,  -  мясо  и  шкуры!  Все  это  сделало   Народ   Плотины
естественным союзником Республики, но  союз  складывался  непросто.  Бобры
были слишком робки и тяжелы на подъем.
     Они с готовностью согласились построить  дамбы  и  прокопать  каналы,
необходимые, чтобы провести республиканский флот в Намкуш, но аббат  желал
от них много  большего.  И  он  не  собирался  отступать,  хотя  предвидел
трудности. Скажем, иерархическая  организация  водного  народа  оставалась
тайной за семью печатями. Конечно, Чароо  обладал  некоторой  властью,  но
насколько она велика? Мог ли он говорить от лица всего Народа Плотины  или
отвечал только за свое поселение?
     Вздохнув  про  себя,  аббат  наклонился  вперед,   чтобы   продолжить
переговоры. Но тут с порога подземной камеры  долетел  низкий  хрипловатый
смешок. Демеро в ярости  обернулся,  готовый  стереть  в  порошок  глупца,
который посмел прервать столь важную беседу, однако гнев тут же перешел  в
радостное удивление.
     -  Иеро?!  -  Он  подскочил  к   молодому   священнику   я   сердечно
приветствовал его, снова и снова похлопывая по спине. -  Я  знал,  что  ты
доберешься сюда, но не ждал, так быстро... Но послушай! Ты поможешь мне. Я
хотел бы понять, что говорит  эта...  гм...  достойная  личность.  Как  ты
полагаешь... - Аббат не закончил фразу, так  как  Иеро  уже  застыл  перед
Чароо в полнейшем молчании. Затем руки его  задвигались,  производя  некие
снежные жесты.
     Верхние конечности Чароо заплясали в ответ, бусинки  глаз  заблестели
еще ярче. Старый аббат ощутил биение мысли, наполнившее маленькую и  тихую
подземную комнату.  Четыре  руки  продолжали  странный  танец;  сейчас  их
движения переплетались, словно собеседники ткали  невидимую  паутину.  Это
продолжалось минуту-другую, затем оба шагнули назад и замерли,  пристально
глядя друг на друга.
     - Чирруп, - вдруг произнес огромный бобер. Опустившись на все  четыре
конечности, он прошествовал мимо  людей  и  выскользнул  в  полуотворенную
дверь. Они услышали, как стучат его когти по камню ступенек,  затем  Чароо
исчез в ночном мраке.
     - Ну, - заметил аббат, - надеюсь, тебе удалось добиться большего, чем
мне. Но скажи на милость, как ты узнал, что я хочу сказать?
     Иеро плюхнулся в кресло и рассмеялся.
     - А вот как, досточтимый сэр: прибыв в Намкуш, я  тут  же  отправился
повидаться с вами и,  к  своему  стыду,  подслушивал  с  той  минуты,  как
перешагнул порог этого дома.
     - Понимаю, - медленно произнес  аббат.  -  Значит,  уговорил  Бирэйна
послать тебя вперед на  одном  из  новых  военных  кораблей.  Нелегкий  он
человек, этот Бирэйн... И твоя сила действительно велика, мой  мальчик!  Я
уже слышал кое-что... Надеюсь только, что в сердце твоем сохранился  страх
Божий, ибо лишь Он властен давать и отнимать. Не  было  еще  человека,  не
существовало  христианской  души,  одаренной  такой  ментальной   силой...
Понимаешь ли ты, Иеро, что мог бы натворить, будь  твой  разум  во  власти
зла? - Демеро пристально посмотрел на бывшего ученика.
     Иеро открыто встретил взгляд старого священника.
     - Вы можете исповедать меня, как только  захотите,  досточтимый  отец
мой, - спокойно сказал он. - Но не  пожелаете  ли  раньше  узнать,  о  чем
говорили мы с Чароо?
     На миг в комнате повисло  молчание,  затем  старик  хихикнул.  Сев  в
деревянное кресло напротив Иеро, он лукаво улыбнулся и прищурил глаза.
     - Да, дерзкий соблазнитель, пожелаю. Я успею  попозже  разобраться  с
твоими грехами... уверен, что за целый год  их  накопилось  в  избытке.  А
теперь скажи-ка мне, чего хотел этот старый водяной боров.
     - Ну, во-первых, у них есть довольно сложный язык жестов, дополняющий
мысленную речь. Я извлек некоторые  знаки  из  его  мозга,  пока  вы  вели
переговоры, используя другую ментальную зону.  Их  мышление  протекает  на
довольно странных частотах... правда, не таких странных, как у моих  новых
друзей, которых я вам скоро представлю.  Итак,  он  кочет  помочь,  но  не
уверен, что сумеет. Его народ не может удаляться от воды -  это  очевидно.
Менее очевидна их совершенно  фантастическая  привязанность  к  тому,  что
может быть названо привычным ареалом  обитания.  Кроме  молодых  самцов  и
самок, оставляющих родные места по весне, бобры  не  любят  покидать  свое
озеро. Я полагаю, это наследственный признак... Вот что Чароо пытался  вам
втолковать. У Народа Плотин есть своеобразный совет, и наш приятель  имеет
в нем изрядный вес... Да, бобры посещают поселения и другие озера, но -  в
этом-то вся трудность! - ненадолго. Он старался объяснить вам, что  нельзя
рассчитывать на его соплеменников, если речь идет о длительных  походах  и
путешествиях. Они просто сойдут с ума.
     -  Понимаю...  Ценные  сведения,  мой  мальчик!  Значит,   если   нам
понадобится их помощь в большом сражении, поле битвы  должно  быть  где-то
неподалеку от озер...
     - Точно, - кивнул Иеро, - и лучше всего биться на  воде.  Но  сейчас,
отец мой, я сам нуждаюсь в помощи. - Он глубоко вздохнул, будто  собирался
нырнуть в бездонный омут. - Есть ли какие-нибудь вести с юга?  Что  слышно
от брата Альдо? Никто на всем флоте не знает, что случилось с моей  женой,
но у вас, возможно, есть новые сведения... Так что же вы слышали?
     Он давно сдерживал страх я тревогу, но сейчас  был  близок  к  срыву.
Только совершенное владение сознанием, позволявшее отсечь  и  спрятать  до
поры воспоминания о Лучар,  помогло  Иеро  вынести  этот  груз.  Страдание
исказило лицо молодого священника, и при взгляде  на  него  аббату  Демеро
захотелось сбежать, уклониться от ответа.
     - Я полагаю, ты ничего не выяснил у пленников  в  Циане?  -  наконец,
выдавил он. В определенном смысле это тоже  был  ответ,  правда,  не  тот,
который хотелось бы дать.
     - Ничего, - тусклым голосом подтвердил Иеро и уставился в  пол.  -  И
никто, кроме проклятых колдунов, не мог дать сведения. Мы поймали троих  -
эти звери убили десятки людей - я тут же перерезали мерзавцам глотки. -  В
комнате, казалось, потемнело, хотя маленький светильник под потолком горел
по-прежнему.
     - Ты заслужил правду, - кивнул Демеро, - по крайней мере, ту  правду,
которой я располагаю. Брат Альдо  -  мой  старый  приятель...  мы  знакомы
дольше, чем ты можешь представить. Много лет я был в контакте  с  ним,  не
сообщая  ничего  Совету  Республики.  Он  предупреждал  меня  о   замыслах
Нечистого, а я... я пытался привлечь Братство к более активному участию  в
борьбе. Я поспал ему сообщение, когда ты впервые отправился на юг,  -  вот
почему эливенер так легко нашел тебя. Давно, очень давно,  еще  до  твоего
рождения, он был большим человеком в южных королевствах.
     Старик принес найденные тобой  книги,  благодаря  которым  мы  сумели
построить компьютеры, а  потом  научились  пользоваться  ими.  Вот  почему
удалось так быстро спустить на воду новые корабли...  мы  почти  мгновенно
извлекали  всю  нужную  информацию  из  старых  записей.  Эти   компьютеры
сэкономили нам тогда уйму времени... а сейчас сберегают еще больше...
     Но прости! Ты, наверно, хочешь услышать о своей принцессе. Альдо  был
в Саске не так давно и принес  кое-какие  новости  о  Д'Алва;  они  пришли
издалека Там сейчас междоусобица... Не слишком  радостные  вести,  правда?
Брат Альдо снова отправился на юг... возможно, сейчас он знает больше.
     Молодой священник опустил голову. Да, новости были невеселые! Дела на
юге обстояли так плохо, что брат Альдо поспешил  туда  сам!  Однако  Лучар
знала о мятеже. Ее отец был жив, и она сумела послать вслед Иеро прыгуна с
оружием и припасами... принцесса всегда была предусмотрительна...  Что  же
могло произойти? Внезапно он  с  бесконечной  остротой  почувствовал  свою
беспомощность. Чем помочь ей - тут, на севере, в сотнях миль от  побережья
Лантика? Оставалось утешаться старой воинской поговоркой: терпи, солдат, в
генералы выйдешь!
     Когда Иеро повернулся к аббату, лицо его напоминало застывшую маску:
     - Я знаю, отец мой, что вы постараетесь узнать больше и сообщите мне.
Ну, а я... я ничем не могу помочь Д'Алва, разве  что  косвенно.  А  потому
вернемся к нашим деизм. Говорил  ли  я,  что  мы  захватили  тайный  центр
Нечистого в  Ниане  почти  неповрежденным?  Там  есть  огромный  экран  из
пересекающихся проволок с сотнями крохотных огоньков. Однако мы  нигде  не
обнаружили источник энергии... во всяком случае, ничего похожего на  такой
источник. Я попробовал разобраться  с  этой  штукой  и  проникся  довольно
странным ощущением. В сравнения с нашими достижениями в  ментальной  науке
прибор Нечистого - вершина  мастерства.  И  хотелось  бы,  чтобы  на  него
поглядели лучшие специалисты Аббатств по компьютерам.  Я  подозреваю,  что
это тоже компьютер, но довольно странный,  питаемый  ментальной  энергией.
Так что...
     Заметив, что к Иеро вернулось обычное железное  самообладание,  аббат
силился вникнуть в его слова. Но за ними, за внешним  спокойствием  старик
ощущал темную бездну отчаяния. Терпи, солдат... Пусть Бог поможет тебе...


     Зеленая стена кустарника  раздалась,  и  на  лесную  поляну  выскочил
огромный черный зверь. Клуц зашагал по прогалине, тяжелый подгрудок  мерно
мотался под могучей шеей. В  центре  поляны  лорс  поднял  голову,  раздул
широкие ноздри и насторожил уши. Однако ветер  не  принес  ничего  нового.
Зверь  ощущал  лишь  биение  крови  в  тех  местах,  где  со  временем  на
развесистых  рогах  проклюнутся  новые  отростки.  Он  фыркнул,  просеивая
воздух, напоенный запахом огромных сосен и гигантских дубов. Затем,  снова
вскинув голову, заревел: баоо-ох! Трижды эхо подхватывало зов, разнося его
по лесной чаще. Клад навострил уши, словно надеялся поймать ответ; но если
отклик и пришел, то был недоступен чувствам человека.
     Далеко, очень далеко - там, где рев лорса превратился в едва уловимый
отзвук, - другой зверь  внезапно  замер,  прислушиваясь.  Горм  присел  на
лохматые  задние  лапы,  его  уши  и  нос  подрагивали,   глаза   выдавали
напряженную  работу  мысли.  Затем  медведь  удовлетворенно   заворчал   и
направился за зов.
     Клуц внезапно опустил  морду,  пошатываясь,  с  тяжеловесной  грацией
пересек поляну и  исчез  в  лесу.  Он  двигался  бесшумно,  скользя  между
деревьев, словно тень, но тень одушевленная и стремящаяся к некой ценя.


     Королевская  армия  Д'Алва  отступала.  Все,  что  время  и   суровые
обстоятельства позволили собрать и взять с собой, было  собрано  и  взято.
Многие  люди  и  животные  изнемогали  от  ран.  Все  чаще  усталые   тела
отказывались служить им, исчерпав запасы жизненной  энергии.  Этой  темной
ночью, когда никто не имел сил помочь соседу,  немало  воинов  и  скакунов
осталось лежать на земле. Обозы безнадежно отстали, хотя хлысты погонщиков
не щадили тащивших их кау. Возок короля  затерялся  где-то  позади.  Часть
кавалеристов потеряла своих зверей;  усталые  и  мрачные,  солдаты  шагали
пешком. Выжившие хопперы прихрамывали - почти у всех были повреждены ноги.
Остатки разбитого войска тащились в ночи, собранные воедино дисциплиной  и
верностью. Но и то и другое быстро убывало.
     Случалось,  истомленный  усталостью  человек  оборачивался  назад   и
смотрел на красные отблески, игравшие на южном небосклоне. Столица  Д'Алва
пылала. Многие воины были уроженцами города, там остались  их  семья.  Они
закрывали глаза, пытаясь не видеть, не думать о том ужасе,  который  царил
позади.
     Принцесса ехала в авангарде, ее  прыгуна  все  еще  окружала  плотная
группа  всадников.  Рядом  скакал  граф  Камил  Гифтах.  Его  правую  руку
поддерживала перевязь; изможденное лицо было мрачным, но  в  глазах  горел
упрямый  огонек.  Всех  объединяло  одно  желание  -  добрести  до  места,
пригодного для отдыха и обороны. И люди, и животные смертельно  устали.  И
никто не сомневался, что утром враг ринется в погоню.
     Два дня назад, потерпев поражение в  первой  битве,  армия  отошла  к
городу. Но войска оставались сильны и геном, и духом; никто не сомневался,
что удастся выстоять за стенами, пока не подойдут подкрепления с востока и
запада, рыбаки с  побережья  и  непобедимая  пехота  му'аманов  с  великих
равнин. Тогда королевское войско  вновь  выйдет  в  поле,  отрежет  отряды
восставшего герцога от союзников, а затем сотрет их в порошок.
     Но этого не произошло - случилось нечто ужасное. Мятеж нищих, воров и
уличного сброда, подавленный неделей раньше, был  всего  лишь  репетицией,
испытанием бдительности стражи. Не успели городские ворота затвориться  за
последними отрядами королевских  войск,  как  началось  светопреставление.
Тяжелые решетки, перегораживающие каналы, и люки,  что  веля  к  подземным
трубам для  слива  нечистот,  оказались  поднятыми  или  незамкнутыми.  Из
маслянистых темных вод на улицы города полезли ужасные твари, чудовища, от
которых столицу Д'Алва  столетиями  предохраняли  камень  и  металл.  Пока
свежие силы атакующих карабкались  на  стены  города,  внутри  него  армия
боролась с ордами кровожадных рептилий и паникой, охватившей население. Но
это было еще  не  все.  Время  от  времени  стали  появляться  призраки  -
отвратительные человекообразные существа, едва различимые в свете дня. Они
направляли безмозглых рептилий, загоняя  их  целыми  стаями  прямо  в  тыл
бившихся на стенах отрядов.
     Когда сообщения об этом участились, Лучар собрала  на  совет  горстку
уцелевших вельмож в полководцев. И лучшее, что они могли  посоветовать,  -
пробиться в джунгли через северные ворота.  Мало  кому  удалось  дойти  до
леса;  большинство  полегло  на  стенах  и  улицах  города.  Когда   Лучар
попыталась  оценить  своя  силы,  стало  очевидным  -  королевская   армия
сократилась вчетверо,  да  и  эти  жалкие  остатки  состояли  из  раненых,
измученных людей. Так что не было иного выбора, кроме отступления,  вернее
- бегства. Да, герцог Амибал и помогавшие ему силы зла  оказались  слишком
могущественными! И если не удастся в считанные дни сплотить и  поднять  на
борьбу всю страну, королевство будет потеряно.
     Вот о чем размышляла полумертвая от усталости  Лучар,  покачиваясь  в
седле. Мысли ее были чернее  непроглядного  мрака  южной  ночи.  Никто  из
беглецов не сомкнул глаз больше, чем на пару часов за три последних дня.
     Где же Иеро? Он жив, конечно, жив! Они были связаны так  сильно,  так
прочно, что Лучар верила - муж ее не ушел в Вечное Странствие. Она ждала и
надеялась. Когда-нибудь он вернется... Голова принцессы клонилась все ниже
и ниже к теплой шее хоппера; она не заметила, как граф  Гифтах,  подхватив
повод из ослабевших рук, протянул его одному  из  гвардейцев.  Со  вздохом
облегчения Лучар уплыла в благодетельное беспамятство сна.


     Иеро пробудился внезапно.  Узкая  кровать  стояла  у  окна  небольшой
комнаты на третьем этаже массивного бревенчатого здания - нового  форта  в
Намкуше. Койка слабо скрипнула, когда он сел, невольно потянувшись к мечу.
Что же его разбудило? Метс  покосился  на  распахнутое  окно,  за  которым
серебрилось залитое лунным светом небо. Прислушавшись, он  разобрал  оклик
часового и ответ его напарника. С берега доносился  слабый  плеск  волн  и
другие звуки, слабые ночные шорохи,  -  больше  ничего.  Однако...  однако
что-то случилось  -  он  привык  доверять  инстинктам.  Где-то  глубоко  в
сознании  крошечный  колокольчик  прозвенел  тревогу.  Затем...  затем  он
услышал едва различимый шелест, доносившийся из  коридора,  -  не  то  шум
осторожных шагов, не то подавленное сопенье.
     Бесшумный как смерть, Иеро поднялся с постели, сжимая меч, и шагнул к
двери. Он слушал, как всегда,  и  звуки,  и  мысли.  Ментальная  волна  не
принесла ничем, но звук повторялся. Теперь метс был уверен - по ту сторону
двери кто-то подстерегает  его,  кто-то  скрывающий  разум  за  ментальным
щитом! Но разве мог убийца пробраться сюда, в крепость,  которую  охраняло
столько солдат?
     Внезапно его сомнения разрешились. Откуда-то снизу, с первого  этажа,
долетел тревожный сигнал горна, и, словно эхо, со стен и от ворот ответили
другие трубные звуки. Враг пробрался в форт!
     В тот же миг дверь треснула под чудовищным ударом, и массивная темная
фигура ввалилась в комнату; лунный свет играл на лезвии  высоко  поднятого
топора.
     Убийца ринулся к пустой кровати, но не успел осознать ошибку. Тяжелый
короткий меч Иеро со свистом рассек воздух и врезался между плечом и  шеей
лемута. Вскрик, сменившийся хрипом агонии,  фонтан  крови  -  и  все  было
кончено. Грузное  тело  рухнуло  ничком,  застыв  на  полу  в  смертельной
неподвижности.
     Иеро стремительно развернулся  к  темному  проему  двери,  готовый  к
схватке, но убийца пришел один. Коридор  был  пуст,  и  быстрый  мысленный
поиск подтвердил это. Однако священник прижался к  стене  и  не  двигался,
пока снаружи не заплясал свет  факелов  и  гулкий  топот  бегущих  ног  не
наполнил коридор. Только тогда он опустил меч и шагнул навстречу патрулю.
     Через десять минут, когда  солдаты  покинули  комнату,  оставив  Иеро
наедине со старым аббатом,  пришло  время  разглядеть  порождение  ночного
кошмара, лежавшее на полу.
     - Альдо рассказывал о таких монстрах, -  задумчиво  произнес  Демеро,
рассматривая труп. - Кажется, ты бился с одним на корабле, когда  плыл  по
Внутреннему морю. Мерзкая тварь,  даже  для  лемута...  Впрочем,  все  они
мерзкие твари. Что это за чудище?
     - Глит. Так назвал его Рок, пират, прежде чем мы с Гимпом  прикончили
обоих. - Иеро посмотрел вниз на серый череп без  ушей  и  носа,  на  клыки
торчавшие из разверстой в агонии пасти, на  могучие  конечности,  покрытые
мельчайшей чешуей. Существо было одето в форму  метсианского  солдата,  но
вряд ли ему удалось бы сойти за человека даже в зыбком свете факелов.  Его
оружие - тяжелый топор - валялось под кроватью.
     - Как он здесь очутился? -  спросил  отец  Демеро,  гневно  приподняв
брови. - Тревогу поднял один из приборов с маятником, изготовленных нашими
учеными. Я показывал тебе такое устройство, помнишь?
     - Возможно, он и поднял тревогу,  но  слегка  запоздал.  -  Встав  на
колени, Иеро ощупывал тело. Неприятный запах распространялся  по  комнате,
несмотря на открытое окно. - Поглядите, отец ной! Он носил ментальный  щит
- вот эту пластинку на цепочке... Что ж, я так и думал... Бог  знает,  что
предостерегло меня. Может быть, разум  как-то  настроился  на  присутствие
врага...  Но  времени  у  меня  было  немного.  -  Он   поднял   пластинку
голубоватого металла и задумчиво уставился на нее. - Хотел бы я знать, как
работает эта штука... Так же, как наши маятниковые устройства?
     - Боюсь, сами ученые не слишком-то понимают  принцип  их  действия...
Ладно! Предупреждение  пришло,  хотя  и  поздновато,  как  ты  сказал.  Но
все-таки пришло! Будет над чем поломать голову нашим  умникам  в  Саске...
когда доберусь до них...  Но  что  хотел  бы  знать  я,  -  он  подчеркнул
последнее слово, - так это как мерзкая тварь пробралась мимо стражи?
     - Думаю, ответ мне известен. Эти  монстры  обладают  даром  внушения.
Один из них едва не усыпил меня... прежде чем расстался с  головой.  Стоит
пошарить в мозгах у часовых: наверняка кто-то из них виден эту пародию  на
человека и счел его своим. Ну, что еще интересует вас, отец?
     - А ты сам не понимаешь? Возможно, я впадаю в старческий  маразм,  но
еще не выжил из ума... Выводы очевиден!  Он  искал  тебя!  Итак,  Нечистый
выяснил, что ты здесь, и послал убийцу... За ним придут  другие...  Откуда
же ям известно, что ты в Намкуше? В этом здании? Что ты вообще жив?
     - Не знаю. Помню лишь - кто-то следил за мной в  Ниане...  Да,  иного
объяснения нет... Они действуют быстро, не так ли? - Глаза Иеро  сузились,
он пристально оглядел  распростертое  на  полу  тело.  -  Что  ж,  я  могу
гордиться! Они действительно ненавидят меня.
     Старый аббат усмехнулся:
     - Ты всегда пренебрегал классической литературой,  Иеро...  Так  вот,
много-много тысяч лет назад в далеких, заморских землях жил могущественный
властелин, и было у него любимое изречение. Я уж не помню имени, не  помню
даже, плох он был или хорош... Но девиз не  забыл.  Oderint  dum  metuant!
[Слова Атрея, героя одноименной трагедии Акция (римский трагик, 170-90 гг.
до н.э.). По свидетельству Светония, были  любимым  изречением  императора
Калигулы. - Примеч. пер.] Пусть ненавидят, лишь бы боялись! Это  латынь...
Вот тебе и ответ! Думаю, захвати Нечистый  целый  легион,  он  с  радостью
променял бы его на раба Божьего пера  Дистина...  Ты,  мой  мальчик,  наше
тайное оружие. И пришла пора это оружие  использовать.  Есть  какие-нибудь
идеи?
     -  Полагаю,  -  медленно  начал  Иеро,  -  мы  должны  держать  их  в
напряжении. Дайте мне несколько крепких парней, лучших  из  рейнджеров,  я
прихвачу своих кошек и выйду на охоту. Пошарим к  северу  от  Пайлуда,  на
восточных границах Отвы. Где-то там враг копят силы. Я думаю, они  захотят
отомстить  за  Ниану.  Мы  не  пытались  удержать  город,  но  нанесли  им
чувствительный удар: архивы похищены, большой экран разобран и  увезен  на
север, два лучших корабля взорваны, убиты  трое  Мастеров  Желтого  Круга.
Ничего подобного раньше  не  случалось!  Пришло  время  заняться  С'даной,
навестить его Голубой  Круг,  а  заодно  и  Красный;  оба  -  на  северном
побережье Внутреннего моря. Я знаю, где свила гнездо голубая нечисть, - на
острове Манун. Где остальные, не имею понятия, но думаю, что наша  вылазка
поможет внести ясность. Наверняка у них не очень  много  этих  кораблей...
ну, вы понимаете. Какой бы мощью они  ни  располагали,  металл  и  высокая
технология пока что редкость. Сомневаюсь,  что  на  всем  Внутреннем  море
наберется больше трех таких судов... Одно уничтожил брат Альдо, два -  мои
кошки. Пожалуй, у Нечистого ничего не осталось в запасе.
     Теперь он вышагивал взад-вперед по  комнате;  старый  аббат  в  немом
изумлении слушал, как Иеро развивает свой план.
     - Вы уверены, что подойдут  войска  из  Отвык  Кажется,  они  обещали
помощь - еще до того, как я отправился на юг.
     - Путь неблизкий, да и  Нечистый  не  так  сильно  язвят  их...  Союз
боится, что война влетит в копеечку... И,  вспомни,  Иеро,  они  другие  -
больше унаследовали  от  старой  белой  породы,  немало  прочих  примесей.
Население Республики более однородно. А это значит - меньше головной боли,
меньше небольших групп,  которые  еще  не  осознали  себя  частью  единого
целого... Но они придут! Я получил обещание их Совета.
     - Тогда, - продолжал Иеро, -  скажите  им,  пусть  держатся  северных
дорог, что проходят мимо Пайлуда. Чем меньше враг будет знать о  них,  тем
лучше. - Он повернулся к окну, задумчиво  оглядев  розовеющее  на  востоке
небо. - Я хотел бы  отправиться  побыстрее,  отец  мой.  Достаточно  будет
четырех-пяти человек и этих  обросших  шерстью  ребят  с  юга.  Мы  пойдем
пешком, без лорсов, хотя Дети Ветра могли бы оставить позади даже Клуца. -
Тень мелькнула на лице метса при  упоминании  о  пропавшем  друге,  но  он
подавил грусть и спокойным голосом  закончил:  -  Пешком  надежнее.  Я  не
знаком с теми землями и не знаю, где мы можем очутиться.
     Тяжелая поступь послышалась в  коридоре,  и  объемистая  фигура  пера
Эдарда Малуйна возникла в проеме двери. Ему пожелали доброго  утра,  после
чего разговор возобновился, но не успели собеседники  сказать  двум  снов,
как вновь прибывший зарокотал гулким басом:
     - Эй, приятель, ты опять собираешься гулять по лесам, пока  я  глотаю
дым на вонючей барже? Все, хватит! Святой отец, прошу вас! Подумайте,  кто
защитит малыша? Словом, я подаю в отставку из флота и отправляюсь с ним! -
И великан вызывающе уставился на друзей.
     На губах Демеро заиграла спокойная улыбка:
     - Не знаю, что скажет Бирэйн, но попробую уломать его. И  если  тебя,
сын мой,  не  повесят  к  вечеру  за  дезертирство,  можешь  отправляться.
Осмелюсь спросить, на корабле найдется офицер, способный заменить тебя?
     Это был праздный вопрос. Шумливый и грубоватый толстяк Малуйн обладал
острым умом и твердой волей. Все три его помощника были вышколены и готовы
в любой миг заменить капитана.
     Иеро пришел в восторг; он знал,  на  что  способен  старый  друг.  За
спиной у них лежало немало опасных дорожек. Мысль, что эта могучая рука  и
светлый разум поддержат его в пути,  ободряла.  Аббат  тоже  был  доволен.
Старик понимал, что должен чувствовать человек, жену  которого,  возможно,
пытают сейчас в  застенках  Нечистого.  Помощь  надежного  друга  окажется
совсем не лишней.
     - Хорошо, Малуйн, собирайся, - кивнул Демеро великану и поднял взгляд
на Иеро. - Ты сам выберешь остальных, сын  мой,  но  хочу  порекомендовать
одного парня. В местном гарнизоне есть молодой священник,  которого  стоит
взять в этот поход. А почему - ты увидишь сам.
     Аббат выглянул в коридор, отдал приказ охране,  и  вскоре  юноша  уже
стоял перед ними. Он был гибок и невысок, ростом с Иеро, и  носил  обычное
кожаное одеяние метсианского  солдата;  на  груди  покачивался  серебряный
медальон с изображением креста и меча.  Судя  по  гладким  щекам,  которых
нечасто касалась бритва,  ему  стукнуло  не  больше  восемнадцати.  Взгляд
черных  глаз,  отсутствующий  и  мечтательный,   устремлялся   куда-то   в
бесконечность; казалось, он просто скользил по поверхности  предметов,  но
удивительным образом прозревал их внутреннюю суть. Иеро почувствовал силу,
какой никогда не встречал раньше. Но это была не  ментальная,  а  духовная
мощь. "Да, со  временем  Универсальная  Церковь  получит  великого  вождя,
целителя душ, - подумал Иеро, с невольным трепетом и смирением  взирая  на
юношу. - Конечно, если парень выживет. Тогда у Церкви Канды будет пророк и
реформатор, каких, возможно, не знала история".
     - Это пер Карт Сагенай, Иеро. - Аббат кивнул вошедшему. -  Садись-ка,
сынок, и послушай, что мы скажем. Вот пер Дистин. Ты наверняка слышал  это
имя - он выполнял на юге непростую работу. Ну, пера Малуйна ты  знаешь.  Я
просил их, особенно пера Дистина, взглянуть  на  тебя.  Пока  мы  трудимся
здесь, воздвигая линию обороны,  пер  Дистин  поведет  разведчиков  в  тыл
врага. Хорошо бы и тебе принять участие в этом походе. Знаю - ты, как  все
верные сыны церкви, готов повиноваться ее приказам. Но только  пер  Дистин
скажет, был ли мой выбор правильным.
     Иеро не колебался ни секунды:
     - Вы не ошиблись, отец, хороший выбор! Однако пусть сам  пер  Сагенай
скажет, готов ли отправиться с нами.
     Молодой человек склонил голову. Его голос,  мягкий  и  негромкий,  но
сильный, наполнял комнату, и, когда  юноша  замолк,  казалось,  слова  еще
звенели под  низким  потолком.  "Какой  оратор!  -  подумал  Иеро.  -  Ну,
посмотрим, что будет дальше".
     - Досточтимый отец и вы, благородные перы матери нашей церкви,  я  не
рожден воином. Те небольшие таланты, что Господь даровал мне, лежат скорее
в сфере духовной, нежели физической. Я имею некоторый опыт предсказаний...
     Демеро хмыкнул:
     - Иногда он вытягивает двенадцать из Сорока Символов за раз! В  нашей
школе никогда не видели ничего подобного!
     Все,  что  мог   сделать   Иеро,   -   испустить   мысленное   "ух!".
Прекогнистика,  или  искусство  предвидения  будущего  с  помощью   Сорока
Символов, крохотных деревянных фигурок, преподавалась  на  старших  курсах
школы Аббатств. Сам Иеро обычно вытаскивал два-три символа и  толковал  их
весьма туманно; его способности были не выше средних. Говорили, что  самым
талантливым доставалось не больше шести фигурок. Да, если парень пойдет  с
ними, шансы на успех сильно возрастут!
     Бросив на старого аббата красноречивый взгляд, пер Сагенай продолжал:
     - Это предложение - большая честь для меня. Честь тем большая, что  я
молод и не имею иного опыта, кроме полученного  в  стенах  Аббатства.  Жду
вашего решения, святой отец.
     В решении сомневаться не приходилось. Они  говорили  еще  с  полчаса,
пока рассвет не залил алым пламенем восточный горизонт, потом разошлись на
отдых. По плану отряд  разведчиков  должен  был  покинуть  Намкуш  вечером
следующего дня.


     С'дана был в ярости; но, как  и  прочие  его  чувства,  гнев  казался
ледяным.
     - Намкуш захвачен! Конечно, город не принадлежал нам  полностью,  но,
по крайней мере, не доставлял  хлопот.  И  ни  слова  предупреждения!  Два
корабля, охранявших южное побережье, уничтожены.  Ниана  взята  штурмом  и
разграблена; только двум братьям из пяти, находившихся в  городе,  удалось
бежать. Представьте только,  -  он  обвел  мрачным  взглядом  лица  членов
Совета, - С'райт, глава Желтого Круга, скитается в дебрях, не  может  даже
связаться с нами! А мы, мы почти отрезаны от юга,  источника  нашей  силы!
С'тарн и я, Красный Круг и Голубой, остались на севере в одиночестве!
     Совет Голубого Круга безмолвствовал. Затем один  из  адептов  Темного
Братства поднял бледную ладонь.
     - Однако, есть добрые  вести  с  юга,  Старший  Брат.  Дикари  Д'Алва
разгромлены. Эта тощая девчонка, что называет себя принцессой, уничтожена.
Наши союзники взяли власть над королевством в свои руки. Разве не так?
     С'дана смерил его мрачным  взглядом.  Верховный  Мастер  стоял  перед
большим экраном, сотканным из проволок  и  световых  пятен,  и  в  сумраке
подземной камеры его пурпурные зрачки отливали кровью.
     - О да, наш брат С'лорн из Зеленого Круга  проделал  большую  работу!
Все южные  королевства  зажаты  теперь  в  его  кулаке.  -  Ледяные  глаза
сверкнули дьявольским огнем. - Но чем закончились  его  старания  погубить
нашего смертельного врага - этого пера  Дистина,  так  называемого  принца
Д'Алва, единственного, кто сумел убежать с Мануна? Он жив, братья, он жив!
     Голос Мастера перешел в шипение змеи.
     - Какой толк в том, что варварские королевства Юга  падут?  Насколько
это важно для нас - здесь и теперь? Сможем ли мы  утвердиться  на  Севере,
окрепнуть и сокрушить недоумков, что называют себя Истинной Церковью?  Вот
она, главная угроза! Можно разгромить Д'Алва, схватить ничтожного короля и
зарезать девчонку, его дочь... Но что это даст нам, Кругам Севера?
     Он  гневно  вышагивал  вдоль  ряда  кресел,  придвинутых  к  длинному
овальному столу, уменьшенной копии стола Великого Совета. Наконец С'дана с
заметным усилием продолжил:
     - В последний раз случилось слишком много невероятных  и  неожиданных
вещей. И в довершение всего эливенеры открыто выступили против нас! Только
глупец может думать, что они бессильны, - нет, они  обладают  мощью,  и  в
первый раз за всю  свою  дурацкую  историю  решились  поддержать  одну  из
сторон, причем не нас! Запомним это!
     Четыре  блестящих  черепа,   четыре   бледных   бесчувственных   лица
поворачивались в такт его шагам.
     - И С'райт видел _е_г_о_  в  Ниане!  Так  что  не  надо  гадать,  кто
уничтожил наши корабли!  Я  получил  сообщения  от  шпионов  о  чудовищных
баржах, что метсы спустили на воду. И с какой скоростью! Нет, здесь что-то
не так... Я чувствую руку пера Дистина... Проклятый! Он долго будет висеть
в камере пыток, прежде чем умрет! Как мог беспомощный пленник,  оглушенный
наркотиками, покинуть юг и оказаться за сотни миль в нужное время в нужном
месте? Возможно, эливенеры могли бы кое-что  рассказать  об  этом...  Ясно
одно - он получил помощь неизвестно откуда... Кто-то работает против  нас;
с каждым днем я все больше  убеждаюсь  в  этом.  Нечто  неощутимое,  нечто
обращающее в прах наши планы - причем такими способами, которые  мы  не  в
силах предвосхитить... Я найду его! Вырву с корнем и истреблю!
     Резко обернувшись к остальным, С'дана остановился. Он  снова  усилием
вопя подавил  гнев,  и  слабый  румянец,  окрасивший  щеки,  исчез.  Затем
предводитель  Голубого  Круга  начал  раздавать   приказы,   анализировать
информацию я уточнять планы. Его собратья  склонились  над  столом,  делая
заметки.


     Отряд покинул новый форт в Намкуше без торжественных церемоний,  рева
труб и салютов. Ночное небо затягивали облака, стояла кромешная тьма. Иеро
не хотел, чтобы  любопытные  глаза  следили  за  началом  им  путешествия.
Главное он сделал - попрощался с отцом Демеро в его маленьком кабинете.
     Люди  и  иир'ова  не  воспользовались  главными  воротами  форта,   а
скользнули в ночь через боковую  калитку.  Несколько  солдат  сопровождали
группу через лабиринт предпортовых улиц до городской окраины.  Здесь  Иеро
покинул тропу и уверенно углубился  в  заросли  неистребимого  кустарника,
который горожане выжигали каждый год, пытаясь отвоевать место для садов  и
огородов. Через  полчаса  последние  следы  цивилизации  остались  позади;
путники  достигли   южной   границы   Тайга,   огромной   лесной   страны,
простиравшейся на север континента.
     Иеро шеи впереди. На вид он ничем не отличался от рейнджеров; лишь на
лбу больше не было привычных знаков - желтого кленового листа  и  кадуцея.
[Кадуцей - обвитый  двумя  змеями  магический  жезл  Гермеса;  в  эмблеме,
которую носили священники-метсы, жезл больше походил на копье.  -  Примеч.
пер.]
     - Я уже не принадлежу только Аббатствам, отец мой, - смущенно  сказал
он Демеро, который заметил отсутствие знаков, - я сражаюсь за две  страны.
Надеюсь на прощание. Не вы ли послали меня на юг? Теперь я принц Д'Алва  и
не могу носить символ северной армии.
     Старик взглянул на него и ободряюще похлопал по плечу:
     -  Сынок,  ты  священник,  а  это  главное.   Истинная   вера   несет
освобождение нашим братьям во всех земляк, близких и далеких.  У  тебя  на
груди Крест и Меч; значит, ты все еще наш. Ступай же с миром, Иеро,  и,  с
моего благословения, носи, что хочешь.
     Размышляя над словами аббата, Иеро шагал под огромными соснами Тайга.
Оставался ли он в самом деле  священником?  Уж  слишком  непохож  был  пер
Дистин на других слуг Господа, взять  хоть  пера  Сагеная.  Впрочем,  даже
старик Демеро, которого Иеро любил и искренне уважал,  больше  походил  на
солдата и политика, чем на святого или пророка.
     Иеро  вздохнул.  Ладно,  все  они  любят  Бога,  все  называют   себя
христианами, и хватит об этом! Господь приемлет помощь от всех,  я,  чтобы
делать добро, не надо быть святым. Мысли его обратились к другим материям,
когда он бросил взгляд на свою команду. Лучшие парни  во  всей  армии!  Он
подбирал людей на совесть.
     Сразу за ним шагал пер Малуйн. На руке великана висел щит, на  плечах
покачивалось излюбленное оружие, которое тот предпочитал копью и мечу. Это
была колоссальная  секира,  древний  боевой  топор,  с  которым  в  давние
тысячелетия крестьяне Европы, затерянной во времени  я  пространстве,  шли
штурмовать рыцарские  замки.  На  четырехфутовое  топорище  было  насажено
загнутое крючком лезвие - смертельная штука в руках  такого  мастера,  как
пер Эдард. Когда  Иеро  обернулся,  великан  подмигнул  ему.  Прирожденный
лесной бродяга, Малуйн наслаждался походом.
     Позади него шли Б'ургх и М'рин с пером Сагенаем.  К  изумлению  Иеро,
юный священник и люди-кошки мгновенно  нашли  общий  язык.  Сагенай  очень
быстро подстроился к ментальной частоте, которую использовали Дети  Ветра,
и теперь общался с ними уверенней и  свободней,  чем  остальные  участники
экспедиции, кроме, конечно, Иеро. Будь юноша эливенером, это  не  казалось
бы столь удивительным, но обычные  священники-метсы  значительно  уступали
членам Братства в умении контактировать с чуждым разумен.
     Воспитанник Демеро был вооружен мечом и кинжалом, за  спиной  у  него
висел длинный лук. По словам юноши,  он  имел  некоторый  опыт  в  метании
стрел.
     Молодые  иир'ова,  За'рикш  и  Ч'урш,  прикрывали   фланги;   подобно
призракам, они скользили в лесу, докладывая Иеро о результатах разведки.
     Наконец, в тылу маленького отряда шли еще двое мужчин.  Эти  люди  не
были священниками, но легенды о них ходили вдоль всего  побережья;  оба  -
темнокожие, гибкие, похожие как две капли воды. Иеро полагал, что им около
пятидесяти. Прошли годы с того дня, когда  братья  Мантан,  вернувшись  на
лесную заимку, нашли тела изуродованных и замученных жен и  детей.  С  тех
пор у них осталась одна цель - разыскивать и убивать тварей Нечистого. Эти
ветераны сотен кровавых стычек в дебрях Тайн были немногословны -  за  них
говорили клинки.
     Братья не состояли  на  службе  у  Аббатств.  Время  от  времени  они
заходили в поселки, получали все необходимое и вновь растворялись в  лесу,
торопясь продолжить нескончаемую вендетту. Их  знали  от  границ  Отвы  до
Западного побережья и не отказывали в пище и помощи. Они  напоминали  Иеро
двух угрюмых гончих, молчаливых и не знающих устали. Аббат  Демеро  вызвал
их  из  леса  только  ему  ведомым  способом,  наказал  присоединиться   к
экспедиции и слушать молодого командира, как родного отца.
     У Мантанов было странное, почти не используемое на  севере  оружие  -
шестифутовые духовые трубки, выточенные из темного  дерева.  Они  стреляли
короткими дротиками, отравленными смертельным  ядом.  Запас  стрел  братья
несли в специальных  сумках  из  плотной  кожи;  их  снаряжение  дополняли
длинные  ножи  и  топоры,  увенчанные  остроконечными  пиками.  Мрачные  и
неразговорчивые, всегда настороже, они  выглядели  посланцами  неумолимого
рока. Иеро знал, что эти лесные охотники стоили целого отряда бойцов. Даже
иир'ова поджимали уши под неумолимым взором их запавших глаз.
     Маленький отряд двигался все дальше и дальше под  ветвями  гигантских
сосен  и  елей,  под  кронами  пальм,  сквозь  заросли  кустарника.   Мрак
постепенно рассеивался; восточный  небосклон  начал  розоветь;  защебетали
птицы, приветствуя наступление дня. Возможно, кто-то из лесных  обитателей
заметил крошечные темные фигурки, безостановочно скользившие меж  стволов,
но они неслись, подобно зыбким лесным теням; миг, другой  -  и  пропали  в
чаще, исчезли, словно видение.



                            11. В ДЕБРЯХ ТАЙГА

     Послеполуденный летний зной плыл над бескрайними лесами севера. Снопы
солнечным лучей, пробившись  сквозь  просветы  в  плотном  пологе  листвы,
расцвечивали землю золотистыми пятнами; мириады мошек  и  комаров  вились,
суетились, мельтешили в столбах света. Но и в погожий день глубины лесного
океана наполнял зеленый полумрак. Там, где море  хвойных  отступало  перед
лиственным гигантом - мутировавшим тополем или кленом, -  тени  сгущались,
образуя прихотливые узоры на мягких коврах травы  и  мха.  Кое-где,  среди
обнажений горных пород,  заросли  колючих  кустов  и  покрытые  лишайником
гранитные и доломитовые глыбы  создавали  непроходимые  лабиринты;  редкие
прогалины, почва которых  не  давала  надежной  опоры  для  корней  лесных
великанов, заросли миртом и папоротником.
     В укромном месте,  под  непроницаемой  кроной  огромного  дерева  был
разбит лагерь; и сейчас у тлеющих угольков прогоревшего костра шел  жаркий
спор. Оба Мантана, неутомимые разведчики, рыскали где-то в чаще,  так  что
предводитель  маленького  отряда  беседовал   с   собратьями-священниками.
Иир'ова сидели кучкой поодаль, не вмешиваясь в разговор;  видимо,  людские
споры не вызывали у них интереса. Поигрывая ножами, Дети  Ветра  наблюдали
за спутниками, ожидая решения Иеро.
     - Согласись, дружище, - с горячностью произнес Малуйн,  -  мы  искали
усердно и не нашли тут ничего. Ни знака, ни  звука,  ни  запаха  -  ничего
вызывающего подозрение. Следы на юге, у берега, оставлены  нашими  людьми.
Мы осмотрели западную часть района  -  там,  где  год  назад  ты  встретил
колдуна Нечистого. Пусто! Ничего! Спрашивается, что мы здесь  потеряли?  Я
не собираюсь возвращаться, но к чему  это  бесполезное  ожидание?  Пойдем!
Пойдем дальше, туда,  где  мы  можем  принести  какую-то  пользу,  сделать
что-то. Готов выполнить любой приказ... Но объясни,  какой  смысл  торчать
здесь, кружиться на этом чертовом пятачке? Ты сказал, что  тут  подходящее
место. Не буду спорить... Но чем оно тебя прельстило? Не понимаю!
     Великан прислонился  спиной  к  стволу,  сердито  попыхивая  короткой
трубочкой. Он был единственным курящим  среди  путников  и  сейчас,  когда
крохотная искорка мерцала в  огромной  ладони,  походил  на  бога  огня  -
величественное  и  могучее  воплощение  древней  силы  языческих   времен.
Прищуренные глаза следили за Иеро сквозь  завитки  белесого  дыма,  и  тот
встретил взгляд приятеля с некоторым смущением. Наконец пер Эдард сказал:
     - Кажется, дружище, мы не новички в лесу... Во всяком  случае,  я  не
гожусь на роль бессловесного чурбана. Да и пер Сагенай тоже. - Он кивнул в
сторону молодого священника.
     - Н-нет, - задумчиво протянул юноша, поднимая спокойный взор на Иеро.
- Я, как и пер Малуйн, готов следовать за тобой всюду, но... но  не  стану
отрицать, что нахожусь в некотором смущении. Ты не просил использовать мой
маленький талант,  дар  Божий...  Я  имею  в  виду  Сорок  Символов...  Ни
знамений, ни признаков врага... а вы, лучшие следопыты Севера, нашли бы их
обязательно... Мы блуждаем в потемках... -  Он  приподнялся  на  локте,  и
ясный чистый голос прозвенел пои зеленым сводом ветвей: - Может быть, брат
мой, ты расскажешь нам о своих сомнениях, и мы сумеем помочь?
     Иеро встал и, склонив голову, долго прислушивался к  лесным  шорохам,
щебету птиц и тонкому комариному гудению. Наконец он заговорил:
     -  Я  мог  бы  рассказать  о  многом,  что  случилось  в  прошлом   и
подтверждает подозрения... Но это бы ничего не  объяснило.  Я  не  знаю  -
только чувствую и предполагаю.  -  Он  глубоко  вздохнул,  уставившись  на
покрытые пеплом угля. - Три недели мы в пути. Дня  два  назад  я  внезапно
почувствовал - другого слова не подобрать,  -  что  место,  в  которое  мы
попади, нечто вроде критической точки... и нужно оставаться здесь.  Почему
- не могу сказать... сам не знаю... Где-то тут таится враждебная жизнь.  Я
чувствую ее, ощущаю, хотя и не могу обнаружить! И еще -  что-то  движется,
торопится  сюда.  Этого  не  замечают  ни  иир'ова,  ни  вы,  ни  Мантаны,
превосходящие нас всех в чутье... Но голову даю на отсечение, я не ошибся!
Здесь место... место встречи - так его можно назвать.
     Иеро поднял голову, лицо его было задумчивым и чуть грустным. Доложив
руку на серебряный медальон, висевший  на  груди,  он  подался  вперед,  к
спутникам, сидевшим по другую сторону погасшего костра:
     - Люди Аббатств годами не забредали сюда. Наши  разведчики  проходили
западнее  или  севернее.  К  югу  лежит  Пайлуд,  а  за  ним  -  побережье
Внутреннего моря. Тут глухомань, вы это знаете. И говорю вам - тут  что-то
готовится... - Он  перевел  взгляд  на  юного  священника:  -  Я  не  хочу
использовать твой дар, пер Сагенай, по одной причине. Мы  не  знаем,  чему
научились враги за прошедший год. Вспомни, разум провидца открыт миру, его
можно обнаружить... и это едва  не  погубило  меня  в  прошлом!  Не  стоит
повторять ошибки. Мы на краю, на границе чего-то огромного и  непонятного.
Наше дело - провести  разведку,  не  обнаруживая  себя.  А  тут...  тут  я
чувствую нечто странное. Лес вокруг нас пуст, ментально  пуст!  Такого  не
бывает.  О,  тут  есть  гроконы,  олени,  зайцы...  но  и  те   -   вялые,
немногочисленные... Лишь меньшие  существа  -  птицы,  мыши,  насекомые  -
обитают  здесь  в  обычных  количествах.  -  Иеро  сделал  паузу;  пальцы,
сжимавшие медальон, побелели, но голос метса, когда  он  вновь  заговорил,
оставался спокойным. - Итак, друзья, боюсь, придется просто  поверить  мне
на слово. Здесь собираются тучи, и  мы  должны  взглянуть,  на  что  будет
похожа гроза.
     Сагенай первым прервал воцарившееся молчание.
     - Брат Дистин, ты  наш  вождь;  остальное  не  важно.  Зло  сгущается
вокруг, а ты не только наш командир, но и защитник... самое чуткое  орудие
в руках Господа. Как скажешь, так и будет.
     Спокойные слова юноши положили спорам конец. Пер Малуйн хмыкнул  пару
раз, подбросил хвороста в костер и  окинул  взглядом  усевшегося  напротив
Иеро. Все трое молчали, словно зачарованные пляской крохотных огоньков  на
высохших серых сучьях. Тревожное и томительное предчувствие  охватило  их;
затерянные в глубине  гигантского  леса...  что  простирался  до  северных
пределов континента, они вслушивались в привычные шорохи, свист,  шепот  и
негромкий монотонный гул насекомых, выискивая инородный звук.
     На лицах лежала печать усталости: путь от Намкуша до  этой  неведомой
земли на северо-восток был неблизким. Даже Мантаны, исходившие тысячи миль
по лесам Канды, никогда не забредали  сюда.  Теперь  путники  шли  вперед,
повинуясь лишь интуиции вождя.
     Иеро  предупредил  разведчиков,  что  всем  им  надо  оставаться  под
покровом ветвей. Воспоминание о том, как он привлек к себе внимание пилота
летающей машины Нечистого не погасло, а это случилось  где-то  неподалеку,
на восток от лагеря. Отчет о встрече, переданный в Саск через брата Альдо,
дал толчок к глубоким размышлениям  и  экспериментам;  в  результате  Иеро
теперь располагал кое-какой информацией. Машина, которую  си  видел,  была
безмоторным  планером;  сведения  о  подобных  аппаратах,  давно  забытых,
нашлись в центральном архиве. Законы, которые позволяли планеру  держаться
в воздухе, оставались пока тайной,  но  никто  не  сомневался,  что  такие
машины не могут подняться  в  высокие  слои  атмосферы.  Кроме  того,  они
наверняка были редкостью - ведь только  Иеро  видел  летательный  аппарат.
Однако он полагал, что предосторожности не будут лишними.
     День клонился к вечеру.  Дети  Ветра  спали,  свернувшись  на  трудах
опавшей листвы. Люди сидели у костра,  иногда  перебрасываясь  двумя-тремя
фразами. До заката оставалось часа три, но пока ничто не возмутило  мир  в
огромном лесу.
     Однако путники недолго наслаждались безмятежным покоем. Перед костром
возник  Рейн  Мантан,  словно  сотканный  из  лесного  полумрака  призрак.
Сухощавая мрачная физиономия следопыта казалась  совершенно  невозмутимой.
Он заговорил - как всегда, резко, отрывисто, но выразительно:
     - После полудня я оставил Джеора, чтобы пройтись по  окрестностям.  Я
двинулся на восток - хотел обойти лагерь по кругу.
     Братьям  было   велено   держаться   вместе,   но   Иеро   никак   не
прокомментировал  явное  нарушение  приказа.   Мантаны   выслушивали   его
распоряжения и выполняли их так,  как  считали  нужным.  Впрочем,  они  не
относились  к  Стражам  Границы  и  обладали  столь  большим  опытом,  что
требовать от них слепого подчинения было бы смешно.
     Рейн присел, сгреб под колени охапку листьев и начал чертить на земле
карту кончиком кинжала.
     - Мы здесь, видишь? Я пошел на восток, потом взял немного к северу. -
Он нарисовал ломаную линию.  -  Здесь  камни...  обломки  скал  торчат  из
болота.  Неприятное  место!  Запаха  нет,  но  смердит,  как  от   падали.
Встречалось мне такое на побережье... - Рейн имел в  виду  берег  Великого
Западного океана, лежавший за сотни миль отсюда, за огромными  горами.  Он
задумчиво постучал клинком по рисунку. - Там  словно  что-то  шевелится...
трудно разглядеть... но я чувствовал  какую-то  возню...  может  быть,  не
одной твари. Странное движение - только с севера на юг, по прямой.  Что-то
вроде границы... или пограничной охраны. Хочешь взглянуть?
     Люди были уже на ногах;  Дети  Ветра  тоже  вскочили  с  горящими  от
возбуждения глазами.
     - Что ты видел на побережье? Где? -  нетерпеливо  спросил  Малуйн.  -
Почему думаешь, что здесь что-то похожее?
     - Трудно сказать. На западе, у океана, оно напоминало круг...  этакое
пятно... Но чувство было таким же - запаха нет, а смердит! Противно. Мы  с
Джеором туда не пошли. В тех краях только несколько иннейских  стойбищ;  и
местные близко не подходят к тому кругу. Говорят, опасно.  Коли  бы  мы  с
Джеором тогда не торопились, проверили бы. Ну, решай сам.  Я  сказал,  что
виден.
     Иеро задумался. Один из лучших северных рейнджеров обнаружил  в  лесу
нечто странное... такое, что не описать словами... Но этот человек  долгие
годы сражается с Нечистым...  ненавидит  его...  и,  несомненно,  обладает
чутьем  не  телепатического  характера...   скорее,  чутьем   разъяренного
волка... Запаха нет, а смердит! Можно ли лучше описать ментальную эманацию
врага?
     Священник повернулся к Мантану:
     - Зови брата и пойдем. - Он кивнул остальным: - Двигайтесь осторожно.
Рейн, ты - первым. И никакой мысленной связи! - Иеро коротко передал Детям
Ветра суть своих распоряжений, и разведчики начали  собираться.  Все,  что
надо было сделать, было сделано: мешки - собраны, оружие  -  приготовлено.
Отряду не требовалось много времени, чтобы выступить в поход.
     Примерно час они осторожно пробирались среди  исполинских  стволов  -
словно тени в мире теней. Рейн, к которому вскоре присоединился Джеор, шел
впереди, остальные, сбившись в плотную кучку, - за ними.  Вдруг  проводник
предостерегающе поднял руку. По сигналу Иеро разведчики растянулись  цепью
и залегли, используя  ближайшие  укрытия.  Сам  священник  выбрал  позицию
позади огромного пня и, чуть приподняв голову, приступил к осмотру.
     Место,  которое  описывал  Рейн  Мантан,  было  перед  глазами  Иеро;
священник начал изучать его и зрительно, и ментально. Подобный ландшафт не
раз встречался  им  на  пути;  для  северных  краев  он  не  был  особенно
примечательным. Влажную болотистую почву низины  окружали  ряды  невысоких
скал, перемешанных с кустарником. Широкие полосы маслянистой  темной  воды
сверкали там и тут в лучах заходящего солнца. Изредка попадались  деревья,
невысокие и скособоченные, иногда - просто сухие стволы с голыми  ветвями.
Местами  прямо  из  воды  возносился  желтый  камыш  или  торчали  заросли
ядовито-зеленой осоки.
     И все они заметили кое-что еще. В болотистой  ложбине  царила  полная
тишина. Ни одна птица не плескалась в воде; не было видно  ни  цапель,  ни
уток, ни куликов, и лишь ветер шевелил плотные шелестящие метелки камышей.
Казалось, они вступили в обитель вечного молчания.
     Снова и снова Иеро напрягал разум, направляя вперед  веер  ментальных
лучей - степь же тонкий и  неощутимый,  как  пушинка,  увлекаемая  порывом
ветра; его прикосновения напоминали  ласку,  но  не  удар,  чуть  заметную
прохладу воздушной струи, но не  опаляющий  жар  самума.  Постепенно  метс
прошелся по всем  длинам  волн  -  начиная  от  тех,  что  соответствовали
простейшим насекомым, до зон,  используемых  существами  с  высокоразвитым
интеллектом. Снова и снова, с бесконечным терпением он  повторял  попытки,
концентрируя сознание на лежавшей впереди впадине.
     Контакт! Священник резко отдернул  ментальный  щуп,  затем  осторожно
вытянул его вперед, нацелившись  в  определенное  место.  Объект  контакта
перемещался; как и докладывал Рейн, это движение не было  хаотическим,  во
следовало некой невидимой линии, пересекавшей их  собственный  курс.  Иеро
ощущал теперь почти невыносимое отвращение; видимо, он  наткнулся  на  то,
что смердело без запаха.
     Метс не сумел в полном смысле связаться с мозгом существа  -  скорее,
только коснулся его эмоционального центра. Чем бы ни была эта тварь,  мозг
ее обладал защитой, но не  искусственной,  какой  Нечистый  снабжал  своих
слуг.  Вероятно,  ментальный  заслон  возник  в  ходе   эволюции   -   при
выслеживании добычи, чувствительной к волнам мысли.
     Невзирая на барьер, Иеро мог кое-что уловить, и это не доставило  ему
удовольствия. Ярость,  бешеная  ярость  составляла  сущность  этой  твари,
сущность, которую она не могла подавить.  К  ней  примешивалась  свирепая,
дьявольская хитрость. Но главное - голод! Голод господствовал  надо  всем!
Иеро поморщился. Пожалуй, лишь Дом, странный вампир в огромной  пещере,  с
такой же неутомимой алчностью  жаждал  добычи.  Бестия,  с  которой  метса
соединял неощутимый луч мысленной связи, хотела рвать и  терзать,  дробить
кости и насыщаться плотью, гасить жизнь в беспомощном  трепещущем  теле  и
впитывать ее вместе с кровью и мясом жертвы. "Гиена,  -  подумал  Иеро,  -
чудовищная гиена, одержимая страстью к убийству!"
     Однако что-то не давало монстру  утолить  эту  жажду,  заставляя  его
бесноваться. Тварь пребывала в строго ограниченном пространстве и не могла
вырваться из него по своей воле. Не сдерживал ли ее некий странный  барьер
- ментальный или силовой?
     Иеро размышлял и одновременно  глазами  насекомых,  а  также  изредка
залетавших птиц  оглядывая  странное  болото.  Эта  смесь  грязи,  воды  и
заросших кустарником скал простиралась довольно  далеко  на  север  и  юг.
Быстро ее не обойти, а времени  в  обрез.  Вожди  республики  нуждались  в
информации, а пока что его группа ничем не могла  похвастать.  Наконец  он
принял решение и взмахом руки велел разведчикам  отходить.  Они  торопливо
зашагали обратно и минут через пятнадцать собрались  под  защитой  тяжелых
лап чудовищной ели.  Рассказав  о  своих  открытиях,  Иеро  набросал  план
действий и отдал приказы.
     Три воина-священника затаились под хвойным  пологом,  переговариваясь
шепотом. Иир'ова и оба Мантана исчезли в лесу.  Теперь  оставалось  только
ждать, наблюдая за угасавшим на западе светом дня и вслушиваясь  в  лесные
шорохи.
     - Это тварь или, скорее, твари свирепеют от  голода,  -  тихо  сказал
Иеро. - Я подозреваю, что Нечистый установил  барьер,  который  удерживает
чудищ. У них, кажется, не слишком много мозгов, а хитрость...  хитрости  и
Мантанам не занимать. Они выведут кошек к  нужному  месту,  а  те  сделают
остальное.
     Спустя некоторое время  Иеро  выпустил  в  сгущавшийся  полумрак  луч
ментального сигнала и с облегчением вздохнул:
     - Они на месте,  и  охота  началась.  Надеюсь,  деревья  не  помешают
иир'ова. Вообще-то они равнинные жители.
     Забившись в глубину  елового  шатра,  они  напряженно  ждали.  Вскоре
раздался треск сухой хвои и топот копыт. Иеро  определил,  что  напуганный
олень мчится в их сторону. Иир'ова не использовали Ветер Смерти; им вполне
хватало быстрых ног. Двигаясь  цепью,  загонщики  то  показывались,  пугая
зверя, то выскакивали вперед, предупреждая все его  попытки  уклониться  в
сторону. Наладив мысленное наблюдение  за  погоней,  Иеро  в  который  раз
изумился охотничьему искусству Детей Ветра - они направляли оленя прямо  к
невидимой границе, хотя  животное  явно  не  хотело  бежать  туда.  Позади
иир'ова во весь опор неслись Мантаны, боявшиеся опоздать к развязке.
     Наконец три священника увидели  зверя,  стрелой  промелькнувшего  меж
коричнево-золотистых сосновых стволов. Знакомая порода - большой пятнистый
олень, не слишком отличающийся от полностью вымершего вапити; в это  время
года на его голове вместо рогов с двумя острыми зубцами  виднелись  только
мягкие отростки. Беспомощное животное! Иеро подавил приступ жалости -  без
приманки было не обойтись. Метсы вскочили на ноги я бросились  за  зверем,
зная, что стремительные Дети  Ветра  будут  ждать  их  на  краю  зловещего
болота.
     Они  действительно  нашли  там   союзников,   а   вскоре   к   отряду
присоединились оба запыхавшихся Мантана.  Люди  и  иир'ова  скорчились  за
кустами, разглядывая простиравшуюся перед ними низину. След большого оленя
четко отпечатался в грязи  -  там,  где  он  свернул  на  жуткую  пустошь,
предпочитая опасность, поджидавшую в болоте, той, что грозила в лесу.
     Мысль Иеро  догнала  его.  Метс  уловил  начало  атаки,  внезапной  и
яростной; затем волна смертельной муки затопила  мозг  священника.  Теперь
все услышали низкий угрожающий рык, что перекрыл  вопль  агонизирующего  в
зарослях камыша оленя. Людям рычание показалось голосом  дьявола,  и  даже
Дети Ветра, гордые охотники равнин, прижали уши.
     Пришла пора действовать. Заметив, что  братья-рейнджеры  восстановили
дыхание, Иеро макнул рукой. Отряд, как единое целое, ринулся к болоту. Они
бежали, взяв оружие на изготовку, огибая темные лужи и прячась за камнями;
бежали молча и целеустремленно, стараясь не производить  шума.  Схватка  в
камышах завершилась, но звуки борьбы сменились еще более жутким  чавканьем
и хрустом костей, перемалываемых могучими челюстями.
     Маленький отряд был уже  близко  к  цели.  Внезапно  звуки  кровавого
пиршества смолкли, и разведчики  поняли,  что  обнаружены.  Они  рванулись
вперед, уже не заботясь о шуме; сейчас  главное  было  выбраться  из  этой
мешанины грязи, скал и непроходимых зарослей  на  свободное  пространство.
Они бежали, растягиваясь в шеренгу, и вдруг почти одновременно очутились у
цепи.  Дети  Ветра  и  люди  замерли,  успокаивая  дыхание  и  разглядывая
открывшуюся перед ними картину.
     Болотистая почва здесь чуть понижалась, скатываясь в мелкую воду,  из
которой торчали пучки остроконечной бурой травы. Ни деревьев,  ни  камышей
вокруг; грязь да темная водная гладь, посреди которой лежала окровавленная
полуобглоданная оленья туша. А над ней возвышался сам убийца, озирая новую
добычу безумным и свирепым взглядом.
     Этот монстр отдаленно  напоминал  гигантского  гризли,  вставшего  на
колонноподобные задние лапы; но  если  остальные  представители  семейства
медвежьих в той или иной степени сохранили сходство с древним предком, это
чудище под влиянием ужасной атомной радиации гораздо  сильнее  отклонилось
от первоначального образца. Почти безволосая кожа  отливала  грязно-серым,
огромная голова была словно срезана спереди, голые уши  плотно  прижаты  к
черепу. На верхней губе и по краям  разинутой  пасти  торчала  похожая  за
проволоку щетина;  чудовищные  острые  клыки  обагрила  кровь.  Выкаченные
красноватые глазки под скошенным лбом горели злобой, но в них, несомненно,
читались  также  хитрость  и  некие  зачатки  интеллекта.  Усомнившимся  в
разумности существа было достаточно  взглянуть  на  другое  свидетельство,
довольно весомое: монстр  сжимал  в  могучей  лапе  палицу  из  сломанного
древесного ствола в  рост  человека.  Пораженный  Иеро  заметил,  что  его
передние конечности, без  сомнения,  были  руками  с  когтистой  пятипалой
кистью, причем большой палец противостоял остальным!
     За те несколько секунд, что  чудище  и  разведчики  глядели  друг  на
друга, священник вспомнил давние  уроки  аббатов.  Правда,  сведения  были
скудными: тот, кто виден ужас Тайга, нечасто оставался в живых. Перед ними
был вербэр, жуткий ночной призрак, невидимая смерть,  чьи  кровавые  следы
являлись почти единственным доказательством того, что этот кошмар не  плод
извращенной  фантазии.  Развалины  лесных  заимок,  растерзанные  тела   и
исчезновение охотничьих партий говорили об обратном. К  счастью,  подобные
твари попадались крайне редко; видимо, они предпочитали уединение. Все это
молнией промелькнуло в голове Иеро; тем временем сражение уже началось.
     В воздухе  одновременно  мелькнули  отравленные  дротики,  выпущенные
братьями Мантан из духовых трубок, и стрела Сагеная. Они  попали  в  цель:
ядовитые шипы торчали из  окровавленной  морды  чудовища,  стрела  глубоко
вошла в покрытое редкой шерстью брюхо.
     Раздался ужасный вопль; сознание  мутилось  от  этого  крика.  Сжимая
палицу, исполин неуклюже шагнул к разведчикам, расплескивая воду и  жидкую
грязь огромными плоскими ступнями. Он шел прямо на  пера  Эдарда  Малуйна,
вероятно, потому, что тот был самым  рослым  и  стоял  посередине  цепочки
нападавших.
     Дети Ветра ринулись вперед, обходя чудовище по двое с каждой стороны;
вода и вязкая почва чуть замедляли их движения.  Иеро  увидел,  как  М'рин
молниеносно отпрянула, избежав удара чудовищной палицы.  В  следующий  миг
все четверо полосовали ляжки гиганта длинными ножами; словно  шершни,  они
били острыми жалами, успевая отскочить, когда монстр поворачивался к ним.
     Сагенай и Мантаны выстрелили снова;  стрела  глубоко  засела  в  боку
вербэра,  дротики  вонзились  рядом   с   устрашающими   челюстями.   Иеро
придвинулся ближе, его тяжелое копье свистнуло, и заляпанный грязью  живот
монстра окрасился кровью. Видимо,  широкий  отточенный  наконечник  проник
глубоко; исполин снова взревел, его ужасающий рык сотряс  воздух,  подобно
взрыву. Выкатив багровые глаза, полные боли и  неутолимой  ярости,  хищник
навис над Иеро. Чтобы спастись от когтистой лапы, метс покатился в  грязь,
в болотные травы.  Позади  тенькнула  тетива,  и  стрела  пронзила  зеницу
страшного ока. "Боже, - мелькнуло в голове у священника,  -  этот  Сагенай
великий стрелок! Но когда же проклятая тварь сдохнет?"
     Монстр  возвышался  над  ним,  уронив  бесполезную  палицу  и  прижав
огромную ладонь к искаженной мукой морде. Затем он рухнул ничком и  окатил
нападавших грязной водой с примесью крови. Он умер. Огромная туша,  темным
бугром торчавшая над бурой осокой, закаменела - ни дрожи, ни  судорог,  ни
хрипа. Девять разведчиков придвинулись, не выпуская  из  рук  оружия;  они
смотрели  и  ждали.  Наконец  Иеро  облегченно  вздохнул  и  повернулся  к
товарищам.
     - Ты замечательный стрелок, пер Сагенай, - сказал он юноше,  -  и  вы
тоже, охотники. -  Иеро  кивнул  братьям  Мантан.  -  Думаю,  это  ваш  яд
прикончил его.  Удивительное  дело!  Еще  удивительней  того,  что  вербэр
оказался не сказкой. - Си послал мысленное сообщение Детям Ветра и  ощутил
гордость в кратком ответе Б'ургха. Да, о подвигах  четырех  иир'ова  будут
долго петь у костров Прайда!
     - Мне так и не удалось подобраться к нему  поближе,  -  разочарованно
заявил Малуйн, опуская секиру.
     - Он рвался прямо к тебе, дурачок, когда наши друзья его  остановили,
- с улыбкой заметил Иеро. - Еще немного, и ты был бы  проглочен  вместе  с
топором. А теперь помолчите! Я попробую пошарить вокруг.
     Он начал мысленный поиск, и ждать  пришлось  недолго!  По  тому,  как
внезапно окаменело его лицо, как напряглось тело,  остальные  поняли,  что
новости будут тревожными. Разведчики снова подняли оружие.
     А в мозгу священника ударами  погребального  колокола  звучал  голос,
который он не слышал уже много месяцев:
     - Берегись, Иеро! К вам  идет  еще  один...  с  севера...  и  быстро!
Возмездие близко, и мы придем вместе с ним!
     В тот же миг метс поймал волну черной злобы и жажды убийства - те  же
чувства, что исходили полчаса назад от чудища, лежавшего  сейчас  мертвым.
Значит, их двое! Проклиная спускавшиеся сумерки, Иеро повернулся налево, и
вся  маленькая  армия,  изготовившись  к  бою,  повторила  его   движение.
Нападение не застало их врасплох.
     Новый враг проломил  желто-зеленую  стену  камыша  и,  ощерив  пасть,
ринулся на разведчиков. Со  стороны  его  шаги  выглядели  неуклюжими,  но
мчался он со скоростью улепетывающего хоппера. И в каждой  когтистой  лапе
монстр сжимал по огромному валуну.  Едва  появившись  из  зарослей,  он  с
убийственной точностью метнул камень.
     Возможно, мышцы Б'ургха от возраста стали уже  не  такими  гибкими  и
подвижными; возможно, удача покинула его, заставив  броситься  в  неверном
направлении... Камень ударил вождя иир'ова  в  грудь;  раздался  хруст,  и
Б'ургх, словно сломанная кукла, отлетел  в  сторону.  Пронзительный  вопль
М'рин, крик ярости и горя, перекрыл торжествующий рев врага.
     Пропела стрела Сагеная, и наконечник  из  закаленной  бронзы  глубоко
засел в предплечье чудовища. Дротики братьев Мантан  с  коротким  шипением
вырвались из духовых  трубок;  на  таком  расстоянии  охотники  не  давали
промаха. Но яд, столь  смертоносный  для  обычной  жизни,  очень  медленно
разливался по чуждой плоти. Иеро вырвал копье из трупа поверженного  врага
и теперь стоял прямо на пути второго вербэра, готовый встретить его острой
сталью. На миг руки метса дрогнули, словно в предчувствии страшного удара;
сердито мотнув головой,  он  прогнал  слабость.  Тусклый  свет  заката  не
позволял отчетливо разглядеть демона, но на фоне гигантского расплывчатого
силуэта  Иеро  четко  видел  наконечник  копья.  Рядом  с  другом,  широко
расставив ноги и сжимая обеими руками топорище, встал Малуйн. В  следующий
момент чудище темной громадой нависло над ними, и времени для раздумий  не
осталось.
     Второй камень, который  монстр  сжимал  в  лапах,  был  остроконечным
обломком гранита; вербэр не собирался  швырять  его,  но  использовал  как
палицу. Размахнувшись, Иеро метнул копье, раздался лязг от удара металла о
камень, и в следующий миг чудище  заслонило  собою  свет.  Человек  нырнул
вбок, прикрываясь щитом; страшный удар гранитной глыбы обрушился на  него,
и левая рука онемела от кисти до  плеча.  Толчок  отбросил  метса  к  туше
мертвого чудовища, прямо в жидкую болотную грязь.
     Снова раздалось низкое торжествующее рычание, но когда Иеро встал  на
ноги и выхватил меч, рев уже перешел в вопль боли. Покачнувшись, он поднял
взгляд и увиден, что произошло.
     Пока вербэр пытался вышибить из него дух, пер Эдард Малуйн  не  терял
времени даром; его топор взлетел вверх и обрушился на левую лапу  монстра.
Огромная когтистая кисть с плеском упала в воду, и  хлынул  фонтан  крови,
багровой, почти черной в лучах заходящего солнца.
     Когда исполин повернул к Малуйну уродливую голову, Иеро  рубанул  его
по бедру своим коротким тяжелым мечом. Вербэр, однако, быстро уклонился; к
тому же священник почувствовал, что выпад был слабым и неуверенным. Сквозь
кровавый туман, застилающий  взор,  он  увиден,  как  промелькнула  стрела
Сагеная, утонув в серой туше. "Этот упырь прикончит нас раньше, чем  умрет
сам", - подумал Иеро. Словно в полусне, он наблюдал, как чудовищная  морда
разворачивается к нему, как падает пена с желтых клыков. Гигант сделал шаг
вперед и наклонился, чтобы раздавить потревожившего его пигмея.
     Удар швырнул метса в сторону,  меч  вылетел  из  рук.  Беспомощный  и
беззащитный,  метс  покачивался  на  ослабевших  ногах;   темная   пелена,
сгустившаяся перед глазами, не позволяла рассмотреть исход схватки.
     Он не виден, как большой черный зверь вынырнул  из  зарослей  быстрее
смертоносного копья. Отбросив Иеро плечом, нежданный спаситель,  столь  же
мощный и массивный, как вербэр, обрушился на врага  с  силой  и  точностью
выпущенного из катапульты снаряда. Поднявшись на дыбы в последнем  бешеном
скачке, он обрушил копыта с острыми краями  прямо  на  безобразный  череп.
Раздался треск, и монстр, ужас северных лесов, с  шумом  выдохнув  воздух,
рухнул в грязь, жизнь покинула его мгновенно.
     Барахтаясь в воде, пробуя приподняться и стереть с лица  грязь,  Иеро
обозревал длинные ноги зверя,  которые  явно  были  ему  знакомы.  Он  еще
пытался привести в порядок мысли,  когда  длинный  шершавый  язык  облизал
лицо, и теплое мощное дыхание взъерошило волосы на  затылке.  Теперь  метс
узнал!
     - Клуц! Ал ты, протухший собачий хвост! Как ты  меня  напугал!  -  Он
прижался к могучей шее,  пытаясь  скрыть  навернувшиеся  на  глаза  слезы.
Сколько же сотен миль одолел верный скакун, сколько прошел  земель,  чтобы
найти хозяина в самый разгар смертельной битвы? Иеро  заморгал,  чувствуя,
как лорс мягко отстранился; шершавый  язык  вновь  заботливо  прошелся  по
лицу, стирая воду и грязь, кровь и слезы.
     Разлепив веки, священник поднял  взгляд  на  товарищей.  Пер  Малуйн,
опираясь на топор, возвышался  в  нескольких  ярдах  от  него  -  покрытый
грязью, но, похоже, невредимый. Обменявшись  взглядом  с  Иеро,  он  начал
неторопливо чистить пучком  травы  оружие,  что-то  насвистывая  под  нос.
Мантаны и Сагенай выдергивали стрелы из тел мертвых чудищ,  прополаскивали
их в болотной воде и прятали в колчаны. Затем  Иеро  увидел  трех  молодых
иир'ова, собравшихся  в  кружок  над  распростертым  в  камышах  телом,  и
вспомнил, что Б'ургх мертв. Он сделал шаг  к  Детям  Ветра,  когда  весьма
раздраженный голос вдруг зазвучал  в  голове.  Священник  остановился  так
резко, что трусивший позади Клуц едва не сбил его с ног.
     -  Иеро,  если  вся  эта  суматоха  закончилась,   может   быть,   ты
предупредишь своих друзей, что не стоит рассматривать меня как мишень  для
этих острых палок с колючими  концами.  Тогда  и,  пожалуй,  вылезу  из-за
скалы. - Пока метс соображал, что же - и,  главное,  кого!  -  он  слышит,
мысленный голос ядовито добавил: - Тебе, знаешь ли,  надо  благодарить  не
только Клуца!
     Глубоко вздохнув, священник произнес:
     - Эй, послушайте меня! К нам  пришел  друг...  мой  старый  друг.  Не
стреляйте, во имя ран Господних! Это он привел Клуца на помощь.
     Люди повернулись, с интересом взирая на лохматый бурый ком, возникший
из-за невысокой скалы и покатившийся им навстречу.  Ни  один,  однако,  не
глядел на это существо с большим любопытством и радостью,  чем  сам  Иеро.
Прошло много месяцев с тех пор, как они расстались у  выхода  из  огромной
пещеры,  взлетевшей  на  воздух  вместе  с  Домом  и   прочим   неприятным
содержимым.
     Священник заметил, что Горм изменился,  и  невольно  пожелал  узнать,
какие  перемены  молодой  медведь  обнаружил  в  нем  самом.  Горм  словно
вытянулся, стал крупнее и его движения потеряли угловатость,  свойственную
неуклюжему подростку. Он еще не достиг зрелости, но выглядел  превосходно,
излучал уверенность и внутреннюю силу, которыми явно не обладал раньше.
     Медведь подкатился к Иеро и встал на задние лапы; теперь  его  темные
зрачки были выше глаз человека. Узкий язык нежно коснулся носа священника,
затем Горн снова принял естественную позу и довольно фыркнул.
     - Ну и занятие нашел ты себе, должен отметить, -  пришла  его  ясная,
четкая мысль. - Счастье еще, что Клуц как-то унюхал тебя и сказал мне.  Мы
несколько дней пытались пересечь проклятый  участок,  однако  тут  бродили
двое этих, и не стоило  рисковать.  Но  ты  потерял  друга,  Иеро...  Надо
посмотреть, чем можно помочь остальным... Потом мы должны уходить отсюда -
и быстро!
     В очередной раз подивившись скорости и точности  ментальной  передачи
Горма, Иеро двинулся туда,  где  молчаливые  иир'ова  застыли  над  павшим
вождем. Должно быть, Б'ургх умер мгновенно: грудная клетка была расплющена
чудовищным ударом. Яростные янтарно-золотистые глаза погасли, но  безгубый
рот кривился в угрюмой усмешке, словно и  смерть  воина,  и  гибель  целой
вселенной были всего лишь горькой шуткой судьбы.
     Иеро обнял поникшие плечи М'рин и мысленно обратился к людям-кошкам:
     - Он был великим воином. И умер так, как желал, - в битве с  извечным
злобным врагом, вашим и моим. Когда мы вернемся - вы и я, - сложим  песню,
чтобы все знали и помнили о подвигах вождя до тех пор, пока живет Прайд. А
теперь... теперь надо позабыть о горе. М'рин, ты  -  старшая.  Скажи:  как
проводить Б'ургха на вечный отдых? Но поторопись - враги  приближаются!  И
вождь не захотел бы, чтобы нас застали врасплох.
     Подняв тело павшего, иир'ова перенесли его на клочок сукой земли и  с
помощью остальных вырыли узкую неглубокую  могилу  у  подножия  гранитного
валуна. М'рин пропела короткие слова прощания, потом пер Сагенай  спросил,
может ли он вознести молитву своему Богу  над  воином,  погибшим  от  руки
Нечистого. Немного посовещавшись, иир'ова согласились.
     - Мы далеко от Ночного Ветра южных равнин, -  сказал  Ч'урш  Иеро.  -
Ваши боги сильны здесь, и они помогут духу павшего вернуться домой, где он
обретет покой.
     Иеро согласился с этим и вознес про себя мольбу к Великому Творцу. "О
Боже, - просил он, - Ты должен помочь ему. Он пал, сражаясь за Тебя...  Не
обойди же милостью его душу!" Метс прошептал слова заупокойной молитвы,  и
дело было сделано.
     Когда разведчики  покинули  невысокий  могильный  холм,  Иеро  уловил
растущее нетерпение  Горма.  Ему  было  известно,  что  медведь,  изрядный
скептик в вопросах религии, считал обращения к  Неведомому  пустой  тратой
времени. "Агностицизм - одно из старых заблуждений человечества, - подумал
священник, - но если его  разделяют  другие  разумные  существа,  поистине
Церкви прибавится работы". Он усмехнулся про себя,  вспомнив,  что  в  его
команде есть молодой и пылкий проповедник.  Что  ж,  скоро  ему  предстоит
столкнуться с достойным противником.
     Спустя недолгое время путники уже сидели у маленького  костра.  Около
часа Иеро вен отряд обратно в глубины Тайга, пока не решил, что  опасность
миновала и можно остановиться  на  отдых.  За  тесным  кругом  разведчиков
возвышался молчаливый  Клуц;  его  широкие  ноздри  раздувались,  фильтруя
лесные запахи, чуткие длинные уши ловили доносившиеся из чащи звуки.  Рога
лорса уже достигали пары футов в длину. Он выглядел слегка отощавшим,  как
и молодой медведь, но был полон сил и  отваги,  что  и  доказала  недавняя
баталия.
     Горм развалился в середине, у самого огня, наслаждаясь  теплом;  свет
играл в густой коричневой шерсти. Когда он  заговорил,  ясность  мысленной
речи поразила всех слушателей, не исключая Иеро.  Даже  Дети  Ветра  могли
понимать  медведя  без  труда.  Закончив  возведение   ментального   щита,
прикрывшего всю группу, священник с насмешливым любопытством  наблюдал  за
реакцией невозмутимых Мантанов. Изумленно переглянувшись при первых словак
медведя, братья раскрыли рты и  вытянули  шеи,  уставившись  на  мохнатого
оратора. Малуйн  гулко  захохотал,  а  на  губах  пера  Сагеная  появилась
спокойная улыбка.
     - Для начала скажу, что я - всего лишь первый посланец своего  народе
Медведи придут, но на это нужно время. Мы не скучиваемся  в  деревнях,  но
живем семьями. И собрать всех способных сражаться - дело  не  быстрое.  Но
Старейшие приказали, и воины двинулись. Мы не очень хорошие ходоки, а ведь
нужно осилить долгий путь с севера, чтобы присоединиться к людям. Нам надо
двигаться скрытно, огибая места, в которых владычествует  Нечистый,  вроде
того леса, где мы впервые повстречались с Иеро; иначе нас могут заметить и
остановить.
     Меня послали передать слово вашим Старейшим. Во время  путешествия  я
услышал в лесу странные звуки. - Он послал  мысленный  образ  беспомощного
олененка, зовущего  мать.  -  Вопил  этот  здоровенный  пожиратель  сорной
травы... наверно, ждал, что  Иеро  сам  прибежит  к  нему.  К  счастью,  я
догадался, кто способен так драть  горло,  и  вступил  с  ним  в  контакт.
Впрочем, он не так глуп, как выглядит, и многое мне рассказал...
     Тут Клуц негодующе фыркнул: очевидно, шуточки медведя были ему не  по
нраву. Иеро  взглянул  на  темный  силуэт  лорса;  разум  его,  отринувший
напряжение недавней  битвы,  купайся  сейчас  в  ясном  спокойствии.  Пока
медведь размышлял над продолжением речи, странные образы начали  возникать
в мозгу священника. И они пришли явно не от Горма!
     - Ленивый - толстый - (неизвестное понятие)  -  просился  ко  мне  на
спину, когда уставал, - (неясно) - не может сражаться!  Кому-где  -  нужен
т_а_к_о_й_!
     К своему восторгу, Иеро догадался -  Клуц  понимает,  что  мысли  его
достигли хозяина, и хочет, чтобы тот знал это. Огромный лорс не  испытывал
сомнений в собственной ценности, так что  сарказм  мохнатого  хитреца  бил
мимо цели.
     С приходом ночи тени сгустились; лес, окружавший костер  разведчиков,
казался стеной мрака. В редких  просветах  меж  кронами  виднелись  клочки
темного неба, расшитые блестками звезд, что холодно и безмятежно сияли над
лесным морем Тайга. Лишь  шипение  пламени  да  треск  пылающего  хвороста
нарушали тишину. Гори продолжал беззвучную речь:
     - Да, у Клуца были важные новости. Он него и  гонцов,  что  пришли  к
брату Альдо, я узнал о событиях на далеком юге. Важные новости, но плохие.
Враги уже выступили. Они торопятся, они идут,  пока  мы  сидим  у  костра.
Движутся по дуге с востока на запад и потом на юг - так же, как мой народ.
Но их путь короче, он пролегает  по  внутреннему  полукругу;  и,  хотя  мы
выступили раньше, враги почти нас догнали.  Они  всего  в  двух  переходах
позади.
     Заговорил Малуйн:
     - Иеро, я слышу его, но не могу с  ним  говорить.  Спроси:  насколько
велико войско? Что известно о расположении боевых частей?
     Ответ был не слишком ободряющим:
     - Они собрали все силы, всех тварей, что могут  сражаться!  Мы  знаем
многие из их тайных крепостей и мест сборе. Но там остались сейчас  только
самки и молодняк. Если они ударят и мы сломим их силу,  весь  Север  будет
очищен! Идут собаки, крысы и эти, похожие  на  обезьян...  ты  называл  их
Волосатыми Ревунами... все с ними!  Сумеем  ли  мы  победить  их?  -  Горм
замолчал. В последних словак прозвучало мучительное сомнение.
     - Видел ли ты машины? - спросил Иеро.  -  Эти  их  серые  корабли?  И
пушки, мечущие молнии? Вспомни - такие штуки, как та, что ударила меня  на
берегу год назад. Вы  наблюдали  за  небом?  Появлялись  ли  таи  птицы  -
огромные неживые птицы? И если их замечал кто-нибудь, то когда и где?
     - Да, мы следили за всем этим, - ответил Горм. -  Корабли  видели  не
раз, но далеко на востоке и  давно,  несколько  месяцев  назад.  Не  знаю,
сколько их было. Мы сами не можем наблюдать  за  морем  и  островами;  это
делами эливенеры, но самых последних известий у  нас  нет.  Неживую  птицу
видели только раз или два раза, и тоже давно... И думаю, она была  одна  и
разбилась... - Тон медведя  стал  задумчивым.  -  Старейшие  говорят,  что
полеты в небе не понравились слугам  Нечистого...  иначе  они  сделали  бы
множество злых птиц и напустили на нас. Нет, они любят ночь и темные  норы
гораздо больше, чем чистый воздух и солнце. Они могут сражаться при  свете
дня, но... но... их подлинный союзник -  мрак!  Они  похожи  на  тех  двух
Убийц-из-тьмы, которых вы уложили на болоте. Ударить  из  засады,  напасть
ночью, истязать беспомощных, расправиться со старыми, уничтожить  самок  и
щенков - вот это по ним!
     - Надеюсь, все они не будут сражаться так, как те Господни недруги, с
которыми мы встретились на этот раз! - Мысль, ясная и  четкая,  пришла  от
Карта Сагеная. "Немного тренировки, - подумал  Иеро,  -  и  парень  сможет
говорить хоть с дьяволом, хоть с Богом!" Он заметил, как  Горм  оценивающе
поглядел на молодого священника.
     - Их, я полагаю, заставили. Ты  должен  знать,  Иеро,  -  у  колдунов
Нечистого есть приборы, похожие на те, скрывающие мысль, что они носят  на
шее... но другого назначения. Может быть, они удерживали  Убийц-из-тьмы  с
помощью таких устройств, как злых  собак  на  цепи.  Но  сейчас  не  время
разбираться с этим. Враг  идет,  сильный  враг...  И  только  одну  добрую
новость могу я поведать, Иеро... Наши Старейшие и эливенеры чувствуют, что
стаей движет слепая злоба... ни холодного  расчета,  ни  хитрых  планов...
словно что-то взбесило их. Но что?
     Иеро подумал о разрушении Нианы и двух затонувших кораблях.  Да,  это
должно было взбесить Нечистого!
     Следующую мысль Горн направил прямо ему:
     - Думаю, нам с тобой легко догадаться, кто их ведет. Там много других
колдунов и много дурных мыслей... Но  лишь  один  ненавидит  тебя,  словно
лютый зверь... он не успокоится, пока ты жив.
     С'дана! Иеро уставился на оранжевые языки  пламени.  Бледное  лицо  и
безволосый  череп  повелителя  Голубого  Круга,  его  красноватые  зрачки,
источающие злобу, всплыли перед священником.  Да,  среди  вражеских  войск
могли быть другие члены Высшего Совета  Темного  Братства,  другие  адепты
Нечистого, повелители сил зла... Но он знал, что Горм прав,  -  эту  армию
ведет С'дана, его величайший недруг. Наконец-то Нечистый выступил открыто,
надеясь одним  ударом  сокрушить  республику,  прежде  чем  она  расправит
крылья... Если так, то враги ошибались; крылья северного орла уже окрепли.
Десятки  разбойничьих  рейдов,  коварных  засад,  тайных  убийств,  ночных
нападений... Лишь сильная  рука  могла  отразить  зги  удары  -  множество
сильных рук и  отважных  сердец!  И  ненависть,  которую  возбудил  в  них
Нечистый, сейчас обрушится на дьявольское отродье!
     Иеро поднялся.
     - Тушите костер и пойдем, - передал он. - Мы тронемся на юго-запад, к
озерам - там назначено место встречи. Республика нуждается в нас.
     - И пусть Бог защитит правых, - добавил пер Сагенай.



                              12. УТРО БИТВЫ

     Над темной  гладью  озера  клубился  холодный  утренний  туман.  Этот
обширный водоем  -  вероятно,  протяженностью  миль  в  двадцать  -  метсы
называли озером Слез. Согласно легенде, в давние времена в  нем  утопилась
некая девица - предположительно, от несчастной  любви.  Более  важным,  по
мнению Иеро, являлось то обстоятельство, что озеро  Слез  было  связано  с
Намкушем - через озеро Опадающих Листьев и реку Дождей.  Озеро  Слез  было
глубоким и формой напоминало бумеранг, изгиб которого указывал почти точно
на северо-восток.
     В нем было несколько островков: одни  -  ощетинившиеся  зубами  скал,
другие - увенчанные зеленой короной деревьев; их кроны сейчас плавали  над
белесым молоком тумана. Здесь  и  там  Иеро  замечал  движущиеся  контуры.
Весельный баркас ходко шел от одного островка к  другому.  Туман,  уступая
натиску солнечных лучей, рассеивался, позволяя разглядеть темные очертания
больших парусных судов.  Над  некоторыми  островками  вился  дымок.  Везде
ощущалось скрытое движение -  активное,  но  не  слишком  заметное  чужому
глазу.
     Иеро, верхом на  Клуце,  находился  на  самом  конце  длинного  мыса,
вдававшегося в озерную гладь почти рядом  с  изгибом.  Место  было  весьма
удобным для наблюдения и вполне подобающим его новому  рангу  командующего
центром; в этом качестве он  подчинялся  лично  Демеро.  Когда  состоялось
назначение, старый аббат, предупреждая  споры,  решительно  заявил,  ткнув
Иеро в грудь сухим пальцем:
     - Кто знает врага лучше тебя? Никто! Кто встречался с ним  чаще  всех
остальных и ухитрился выжить? Ты! Даже Юстус Бирэйн сказал, что будет  рад
служить под твоей командой.  Неужели  ты  собираешься  спорить  с  ним?  Я
включаю в твой штаб Малуйна и молодого Сагеная. И оба Мантана,  нечестивые
самовольщики, не желают подчиняться никому, кроме тебя. Вся армия знает  о
твоих кошках; они будут связными. Чего же  еще  ты  хочешь?  Все,  хватит!
Принимайся за работу, мой мальчик!
     Теперь Иеро,  принц  Д'Алва  и  командующий  войсками  Севера  мрачно
усмехался, изучая окрестные берега в  подзорную  трубу.  Сзади  доносились
тихие голоса младших офицеров  и  сержантов,  толпившихся  в  почтительном
отдалении. Наконец-то до Иеро начало доходить, что он стал живой легендой,
и это не вызывало у него восторга. В  глазах  молодых  парней  и  девушек,
служивших  под  его   командой,   читалось   благоговение,   но   с   этим
воин-священник не мог ничего поделать. Он  постарался  сосредоточиться  на
оценке расположения своих войск. Приходилось использовать  лишь  память  и
глаза, свои и чужие: весь  район  был  накрыт  ментальным  колпаком.  Надо
думать, Нечистый тоже позаботился о  своих  войсках.  Время  покажет,  чья
ментальная защита прочнее.
     После битвы с  вербэрами,  выслушав  тревожные  новости,  принесенные
Гормом, отряд ринулся на юго-запад. Им удалось выиграть четыре  дня  ценой
страшного напряжения; люди соперничали в скорости с  неутомимыми  иир'ова.
Каждая минута была дорога, и неумолимый Иеро гнал  разведчиков,  используя
безотказного Клуца, чтобы подвезти тех, кто падал с ног. Чаще других  лорс
нес юного пера Сагеная, непривычного к лесным странствиям. Но дня  за  три
до того, как  они  выбрались  к  передовым  линиям  метсов,  Джеор  Мантан
растянул лодыжку и был вынужден с проклятьями  взгромоздиться  на  широкую
спину Клуца. Иначе разведчикам пришлось бы оставить его в лесу.
     Они подарили республиканским войскам и их союзникам  целую  неделю  -
немалый срок в подобных обстоятельствах. Отряды Отвы  были  еще  далеко  и
успели столкнуться с трудностями. Видимо, С'дана повел  на  запад  не  все
свои силы. Уж не было ли у него  своих  людей  в  руководстве  Отвианского
Союза?
     "С'дана ненавистен мне, - подумал Иеро, - но было бы ошибкой  умалять
его ум и хитрость. Выродок соображает хорошо! Он сделал все, чтобы  лишить
нас любой помощи, на которую мы могли рассчитывать.  Естественно,  той,  о
которой он зная. Ну, будем надеяться, что ему не все известно".
     Он опустил глаза вниз: девушка-лейтенант застыла перед  ним,  вскинув
руку в воинском салюте.  Иеро  окинул  ее  одобрительным  взглядом.  Кроме
короткой юбки из оленьей замши, форма этой амазонки ничем не отличалась от
его собственной. И метс знал, что его соплеменницы не  хуже  мужчин  умеют
пользоваться оружием и мозгами. К тому же, воительница была хорошенькой.
     - Сообщение от генерала-аббата, сэр. В лесу,  в  двенадцати  милях  к
северо-востоку, идет тяжелый бой. Наши передовые части  медленно  отходят,
пытаясь разведать силы врага. Кавалерия на лорсах  отведена  назад  -  там
неподходящая для  верховой  езды  местность.  Аббат  передает,  что  будет
держать вас в курсе событий.
     Иеро улыбнулся, глядя прямо в  черные  дерзкие  глаза,  отдал  салют.
Поблагодарив девушку, он тут же забыл о ее существовании.
     "Похоже, кавалерия выбывает из игры.  В  лесу  пара-другая  всадников
могут служить посыльными, но целый отряд не способен маневрировать. Однако
Демеро поднял на ноги весь Север,  чтобы  сколотить  эти  два  легиона  на
лорсах; такие усилия не должны пропасть".
     - Пер Сагенай, - он повернулся к  юному  священнику,  -  принеси  мне
карту местности - той, что перед нами, и западнее.
     Вместе они изучили рельеф  ближайших  окрестностей.  Почва  там  была
вязкая и болотистая, но глубоких вод  не  встречалось  -  только  лужи  да
медленные протоки в торфянистых берегах. Деревья почти не росли на болоте,
его покрывали травы и камыши. Южная  окраина  полого  спускалась  к  низко
лежавшему берегу озера слева от них, примерно в полумиле.  Неважное  место
для размещения войск, но вполне подходящее, если нужно пассивной  обороной
сковать противника и прикрыть левый  фланг.  Теперь  оставалось  выяснить,
примет ли этот план начальство. Аббат Демеро изрядный упрямец.
     Потолковав с Сагенаем, Иеро отослал его обратно к штабной группе.  Он
что-то нацарапал на клочке тростниковой бумаги и  подозвал  М'рин.  Солнце
разогнало последние клочья тумана над озером;  блеск  голубого  зеркала  в
зеленой раме листвы слепил глаза.
     - Отнеси  это  нашему  вождю,  Мудрейшему.  И  поторопись  вернуться.
Сегодня у нас много дел.
     Она помчалась, словно ветер родных степей  иир'ова;  все  следили  за
гибкой фигуркой, пока она не исчезла вдали. Ч'урш  и  За'рикш  нетерпеливо
переминались с ноги на ногу, готовые ринуться вперед по первому приказу.
     Эдард Малуйн шагнул вперед и рассеянно  похлопал  Клуца  по  могучему
загривку. Другой  рукой  он,  словно  тросточку,  вертел  тяжелую  секиру,
царапая лезвием землю.
     - Что  ты  думаешь  о  наших  флангах,  Иеро?  Левый  меня  особо  не
беспокоит: там только озерный рукав да болото. Справа - другое дело. Озеро
Опадающих Листьев - длинное и неширокое; оно переходит  в  реку  Дождей  и
ручей Тетивы. Прямой путь к Внутреннему морю,  и  слишком  длинный,  чтобы
охранять его на всем протяжении.
     - Демеро знает  об  этом  не  хуже  нас.  Думаю,  и  противник  скоро
догадается - если уже не догадался. Ну что ж... Тут у  нас  четыре  полных
легиона Стражей Границы и еще два смешанных, из ополченцев. И  женщины,  и
мужчины неплохо подготовлены... конечно, не так, как Стражи,  но  неплохо.
Шесть легионов -  это  семь  тысяч  человек,  вместе  со  вспомогательными
войсками и обозными. Присчитай сюда два легиона кавалерии и сильный  отряд
разведчиков, который сейчас ведет бой с Нечистым.  Потом  -  наших  водных
союзников, чьи возможности пока неясны, а также  все,  что  ты  видишь  на
озере, - Иеро кивнул на парусники Бирэйна и, подумав, добавил: - плюс  то,
что не видишь - на востоке и западе. Про отряды  Отвы  лучше  забыть.  Они
вышли слишком поздно и сейчас находятся в  тылу  врага.  Может  быть,  они
придут через неделю, может, не придут вообще... Но нам, вероятно,  помогут
сородичи Горма. Я не знаю... никто не знает точно. Горм пошел  искать  их,
но  ему  надо  как-то  проскользнуть  мимо   фланга   Нечистого...   Очень
рискованное дело... И это, мой друг, все. Все! У нас нет ни  резервов,  ни
других союзников. Здесь - наша первая армия, наш первый военный  флот.  Мы
не имеем опыта больших сражений. Тут, на севере, его нет ни у кого -  и  у
Нечистого тоже.
     Он перегнулся в седле, пристально всматриваясь в голубые воды,  потом
поднял взгляд к южному небосклону.  Там,  на  юге,  тоже  бились  армии...
Внезапно страстное желание увидеть Лучар затопило его. Он представил,  как
выскакивает из леса во главе отряда копьеносцев... хопперы мчатся стрелой,
ветер рвет султаны  на  шлемах...  он  летит  к  своей  любимой,  к  своей
принцессе... "Отец Всемогущий, - с тоской подумал Иеро, - пошли ангела  ей
во спасение!"
     Утро разгоралось. Время от времени подбегали гонцы  с  донесениями  о
силах и направлении удара Нечистого, о потерях республиканских войск  и  с
прочими сведениями. Было над чем призадуматься: отряды врага несли  много,
очень много легких  суденышек  -  от  каноэ,  способных  вместить  десяток
воинов, до одноместных челноков. И все это добро  тащили  в  первых  рядах
наступающего войска.
     - Похоже, они  прекрасно  представляют,  где  мы  находимся.  -  Иеро
склонился с седла к  перу  Эдарду.  -  Конечно,  эта  местность  изобилует
озерами и речушками, но большинство из них  можно  перейти  вброд...  Нет,
враги задумали что-то иное! Пошли сообщение Бирэйну и во все наши  отряды.
Пусть будут наготове.
     М'рин, давно вернувшаяся, подошла к  нему  вместе  с  двумя  молодыми
иир'ова. Позади маячили угрюмые физиономии братьев Мантан.
     - Мы различаем шум битвы, Иеро. А ты? Эти двое, люди  с  отравленными
гневом сердцами, тоже слышат. Они объяснили нам знаками.
     - Истинная правда, сэр, - подтвердил Рейн. -  Только  кошки  услышали
первыми.
     Иеро насторожился. С озера долетали  плеск  весел  и  скрип  снастей,
слова команды, далекий зов горна и грохот якорных цепей. Затем сквозь  эти
звуки он уловил приглушенный расстоянием шум. Еще  немного,  и  монотонный
гул распался на обертоны; до него долетали высокие  звуки,  словно  птичьи
вскрики на фоне басовитого жужжания  насекомых,  затем  послышалась  серия
глухих ударов - легчайшая  вибрация  воздуха,  и  только.  Но  этого  было
достаточно.
     - Принимайся за депо, Эдард, - сказал  он  Малуйну.  -  Если  хочешь,
возьми Сагеная в помощь. И запомни, что я сказал  -  ни  одного  движения,
пока не придет время. Они уже близко.
     Иеро обернулся к близнецам. С застывшими холодными лицами они глядели
в сторону леса - два волка, почуявших добычу.
     - Вы сумеете управиться с лорсами?  Если  я  найду  пару?  Иначе  вам
придется куковать здесь.
     Джеор кивнул.
     - Попробуем. Мы должны быть с вами... другого дела у нас нет.
     - Хорошо. Пойдем на баркасе. Клуца я заведу на палубу.
     Он махнул иир'ова, и те затрусили вслед за Клуцем. О них  можно  было
не беспокоиться  -  Дети  Ветра  не  отстанут  от  кавалерии.  Лорс  резво
преодолел прибрежный откос, затем  двинулся  на  запад  по  тропинке,  что
извивалась  вдоль  озера.  Минут  через  двадцать  всадник  и  пятеро  его
спутников спустились  в  крохотную  бухточку,  где  покачивался  на  волне
палубный баркас. Иеро завел на борт своего скакуна; остальные  последовали
за ним. Краткий приказ сержанту - и  десять  длинных  весел  взбили  пену;
суденышко шло туда, где чистые  воды  озера  мешались  с  бурыми  потоками
болотистой низины.
     Звуки сражения становились все громче,  все  ближе.  Уже  можно  было
расслышать лязг металла и резкие, пронзительные  всхлипы  вражеских  труб;
иногда их перекрывали звонкие голоса метсианских горнов. Рев, вопли, стоны
раненых и победные крики атакующих дополняли эту какофонию. Иеро знал, что
по мере приближения к берегу оборона становилась все  плотней,  схватка  -
все яростней. Однако  грохот  нарастал  с  чудовищной  быстротой;  видимо,
Нечистый бросил в сражение все силы, не беспокоясь о потерях. Иеро  скосил
глаз на яркий солнечный диск, проверяя показания  ментальных  часов.  Было
около одиннадцати, но скорость, с которой  продвигался  противник,  ломала
все расчеты. Гребцы сильней навалялись на  весла,  баркас  прибавил  ходу,
огибая с подветренной стороны  маленький  островок.  Они  прошли  уже  три
четверти пути,  и  с  палубы  открывался  хороший  обзор  всего  северного
побережья, уходившего от изгиба озерного бумеранга к западу и востоку.
     Шум продолжал нарастать. Наконец,  Иеро  увидел,  как  первые  отряды
метсов, покинув лес, скатились к длинной  линии  судов,  тянувшейся  вдоль
берега. Моряки начали переводить на борт  раненых,  за  ними  -  остальных
бойцов. Иеро  довольно  улыбнулся:  маневр  проходил  безукоризненно,  без
паники и суеты. Все  больше  и  больше  людей  появлялось  на  травянистом
откосе, суда загружались и одно за другим отчаливали. Весна мерно взбивали
воду - день выдался безветренным,  -  и  парусники  скользили  по  озерной
глади. Наблюдая за операцией через подзорную трубу,  Иеро  видел,  что  ни
один корабль не покинул берега  без  приказа;  их  палубы  были  заполнены
воинами.
     Он перевел взгляд на берег. Цепочки вооруженных  луками  разведчиков,
ветеранов Границы, появились на опушке  -  последний  отряд,  прикрывавший
отступление. Иеро видел, как лучники одной из групп  на  секунду  замерли,
дали залп и, стремительно перебежав ярдов на пятьдесят,  развернулись  для
второго. Люди падали; по мере приближения к берегу шеренга становилась все
короче, строй уплотнялся.
     Среди охристых сосновых  стволов  наметилось  движение,  затем  из-за
деревьев выскочила стая Псов Скорби с лемутами  на  костлявых  спинах.  То
были Волосатые Ревуны, гориллоподобные  мутанты,  потрясавшие  дубинами  и
топорами; раз за  разом  они  с  убийственной  точностью  швыряли  длинные
дротики. Чудовищные собаки приходились по плечо рослому мужчине; их  кожа,
почти  лишенная  шерсти,  пестрела  оранжевыми  и  красными  пятнами,  уши
свисали, мотаясь у глаз, из ощеренных пастей стекала слюна.
     Стрелки перебили половину, затем забросили луки за спины и взялись за
мечи: выжившие мутанты были уже рядом. Начался  ближний  бой.  Псы  Скорби
неистовствовали среди шеренг метсов; тех, кто попадал  в  капкан  огромных
челюстей, они трясли, словно безвольных кукол. Ревуны  сражались  яростно;
обуреваемые страстью к убийству, они  не  заботились  о  безопасности,  не
обращали внимания на раны. Схватка закончилась быстро. Поредевшая  цепочка
метсов двинулась к берегу, оставив  позади  усеянное  телами  поле.  Воины
несли раненых, но их было немного.
     Теперь  сражение  развернулось   вдоль   всего   берега.   Разведчики
отстреливались и отступали к воде. На многих судах  прекратили  грести,  и
лучники с палуб начали метать стрелы,  прикрывая  товарищей.  Смертоносный
ливень обрушился на атакующих. Последние разведчики карабкались по трапам.
Лучники удвоили усилия - стрел на кораблях хватало, и они сыпались градом.
Отряд людей-крыс, серых, с голыми хвостами, такой залп  превратил  в  гору
трупов.
     Суда с разведчиками отходили от берега. Иеро с болью заметил, что  на
них хватало места;  палубы  казались  полупустыми.  Гнусаво  запели  трубы
Нечистого, и отряды  лемутов  начали  отступать  под  защиту  леса.  Когда
последние твари исчезли, стрельба прекратилась, и отбившие  атаку  корабли
начали медленно продвигаться за линию тех, кто отплыл раньше. Теперь между
урезом воды и лесом простиралась мертвая зона, заваленная телами убитых  и
раненых.
     Внезапно баркас дрогнул. Иеро сообразил, что нос  суденышка  коснулся
берега. Он вскарабкался на спину Клуца,  и  тот  прыгнул  прямо  в  жидкую
грязь, доходившую человеку до колена.  Впрочем,  огромного  лорса  это  не
беспокоило; его широкие раздвоенные копыта могли одолеть любое болото.
     - Держитесь за стремена, - предложил Иеро близнецам, - больше я ничем
не могу вам помочь. Вымокнете, конечно, но сами напросились!
     Иир'ова вымокли еще раньше. Это им не нравилось, но они  были  готовы
стерпеть и худшее. Маленький  отряд  пробирался  по  колено  в  воде  мимо
заросших осокой  кочек.  Иеро  оглянулся;  со  спины  Клуца  он  мог  ясно
разглядеть берег и прибрежные воды.
     Суда, занятые поредевшим арьергардом метсов -  вернее,  тем,  что  от
него осталось, - медленно уходили к югу. Парусники, подошедшие  к  ним  от
цепочки лесистых островков посреди озера, принимали на  борт  раненых  или
высаживали гребцов туда, где их не хватало. Вдоль южного  берега  тянулась
едва заметная цепочка солдат; солнце поблескивало на их медных  шлемах.  И
всюду развевались белые с зеленым флаги Республики.
     Внезапно  картина  изменилась.  Армия  Нечистого  плотной  молчаливой
массой потекла из-за  деревьев,  затопив  северный  берег.  Видимо,  враги
успели подготовить следующий удар. Каждый боец - человек или лемут -  либо
тащил небольшой челнок, либо сгибался вместе  с  остальными  под  тяжестью
длинного каноэ. Люди-крысы первыми вошли в воду; им, расе  пловцов,  лодки
были не нужны. Войска двигались в полном порядке, что говорило  о  суровой
муштре. Иеро разглядел в  воде  стаю  гибких,  покрытых  коричневым  мехом
существ и вспомнил схватку  с  гигантскими  норками  у  ручья  год  назад.
Похоже, Нечистый собрал все свои силы... Удастся ли сломить их?
     Взгляд метса скользнул дальше, к стене деревьев, из-за которой  текли
все новые и новые отряды. Сейчас он  пробирался  со  своими  спутниками  в
глубь  болота,  по  топкой,  хлюпающей  почве,  кое-где  поросшей  высоким
камышом. На таком расстоянии от врага мысленный  поиск  был  бесполезен  -
барьеры, поставленные Аббатствами и  Нечистым,  гасили  ментальные  волны.
Все, что он мог, - переговариваться с иир'ова, и то вблизи.
     Впереди появилась темная движущаяся  полоска,  и  священник  поспешно
потянулся к зрительной трубе. Это было то,  чего  он  ждал!  Клуц  вытянул
длинную  шею  и  затрубил  от  восторга.  Устремившись  вперед,  он  через
несколько мгновений оказался перед длинными шеренгами всадников, словно по
волшебству возникших среди вод, осоки и зарослей камыша. Иеро поднял руку,
приветствуя свое войско.
     Тут затаились два полных легиона, сбившихся  плотным  прямоугольником
под защитой бурых стен тростника. Иеро знал обоих командиров, которые были
значительно старше его. Он служил под командой полковника Саклара и учился
у полковника Льюиса в военной  академии.  Оба  -  типичные  воины-метсы  с
суровыми бронзовыми лицами;  жизнь  их  прошла  в  седле,  в  бесчисленных
пограничных стычках. Вместе со своими адъютантами они  встретили  молодого
командира, вытянув руки в воинском салюте. Иеро ответил тем же,  испытывая
некоторую неловкость.
     Но Саклар быстро развеял ее:
     - Мы оба просто в  восторге  от  такого  начальника.  Еще  бы!  Стоит
вспомнить твои прошлые подвиги...  -  Тут  он  чуть  прищурил  насмешливый
черный глаз, что могло сойти за подмигивание. Иеро облегченно вздохнул,  и
все трое, улыбаясь, соединили руки. Не было сомнений, что в этой битве они
встанут как один, плечом к плечу.
     - Кстати, я нашел пару лорсов, хотя у нас не так  много  запасных,  -
сказал Льюис, с интересом поглядывая на Мантанов. - Мы все слышали об этих
парнях. Думаю, ты захочешь держать их при себе... как  и  кошек...  О  них
тоже  всем  известно.  Чудные  создания!  Ну  ладно,  еще  успеем  на  них
полюбоваться. Пойдем, командир! Мы тут  приготовили  одну  штуку...  тебе,
наверно, пригодится.
     Штука  действительно  оказалась  полезной.  Неподалеку,  на  холмике,
который древние немцы назвали бы "генеральской высоткой", группа  людей  и
лорсов трудилась над установкой наблюдательного пункта - платформы на трех
массивных подпорках.  Вскоре  бревна  треноги  были  закреплены  в  вязком
грунте, и к верхней площадке приставлена  лестница.  Очевидно,  все  части
этого сооружения заготовили заранее и проволокли сюда через болото.
     Минутой позже Иеро и оба полковника уже стояли наверху,  изучая  поле
битвы в подзорные трубы.  С  платформы  открывался  превосходный  обзор  и
северных  берегов,  и  озера  Слез;  наблюдатели  едва  поспели  к  началу
следующего этапа сражения.
     Войска Нечистого, люди и лемуты, все еще текли из  леса  нескончаемым
потоком. Не меньше тысячи суденышек, совсем крохотных и побольше,  роилось
у северного берега; легкие и юркие, они были сделаны из шкур, натянутых на
деревянные  каркасы.  Вся  эта  стая  двигалась  в  сторону  редкой  линии
метсианских парусников, медленно уходивших к спасительному южному  берегу.
Иеро заметил, что суда с ранеными уже почти пересекли озеро;  те  же,  что
были ближе в врагу и несли боеспособный экипаж, явно не  торопились.  "Все
идет как надо, - подумал он, - но, великий Боже, сколько еще тварей  лезет
из леса! И они тащат лодки - все больше  и  больше!"  Чудовищные  огромные
собаки  плыли  целыми  стаями;  на  некоторых  восседали  Ревуны,   видимо
командовавшие сворой. Большинство Волосатых уже находилось в лодках, но из
леса по-прежнему прибывали свежие отряды людей-крыс, тут же бросавшихся  в
воду. То тут, то там перед фронтом наступавшей армады показывались гладкие
головы гигантских норок. Иеро перевел дыхание. Когда же прозвучит сигнал?
     Саклар тронул его за плечо.
     - Надень-ка вот это, - сказал он, протягивая прочную кожаную кирасу и
бронзовый шлем - защитные доспехи всадника. Саклар и все остальные офицеры
уже облачились в боевой наряд.
     Иеро не заметил, как оба полковника натянули на него жесткую кирасу и
приладили наколенники; он даже не обратил  внимания  на  увенчанный  белым
генеральским плюмажем шлем. Взгляд его блуждал  по  воде.  Основная  масса
судов противника уже достигла цепочки островов, к берегам которых вплотную
подступал лес, так что длинные поникшие ветви купались в озере.
     Внезапно звонкий зов  горна  эхом  раскатился  над  голубыми  водами,
перекрыв вопли и завывания орд Нечистого. Затем послышался  плеск  -  это,
вздымая фонтаны брызг, падали ветви и целые стволы. Из потаенных  бухточек
и протоков между островками выплывал метсианский  флот:  пять  дредноутов,
испускавших клубы дыма, - впереди, за ними - сонм парусников. Юстус Бирэйн
был человеком  основательным  и  неторопливым;  он  ударил,  только  когда
почувствовал -  время  пришло!  Пушечные  порты  в  бортах  кораблей  были
раскрыты и широкие жерла извергали не ядра и бомбы,  а  шрапнель  -  смесь
обломков керамической черепицы с камнями и металлической дробью. Вслед  за
пароходами двигался целый флот гребных галер со стрелками и пращниками; их
прикрывали установленные вдоль бортов  щиты,  деревянные  и  плетенные  из
ивовых прутьев. Град стрел обрушился  на  врага,  довершая  опустошение  и
панику, что вызвали первые пушечные залпы.
     Под этим шквалом огня, камня  и  железа,  потоком  стрел  и  натиском
тяжелых корпусов дредноутов, дробивших каноэ в  щепки,  противник  подался
назад. Хрипло взвыли трубы, и из леса потекли новые орды, торопясь к воде.
     Тут и  там  в  плотных  рядах  людей  и  лемутов  Иеро  видел  теперь
облаченные в серые плащи фигуры. Колдуны  Нечистого!  Что  они  собираются
делать? Контратака флота была полнейшей неожиданностью для них,  но  слуги
зла учились быстро!
     Он опустил взгляд на стройные шеренги метсианской кавалерии, замершие
у подножия холма,  и  почувствовал  облегчение.  Четыре  тысячи  всадников
застыли в грозном молчании - цвет республиканской армии, ее ударная  сила.
Шлемы сверкают, длинные пики  вытянуты  в  ряд,  огромные  скакуны  словно
выточены  из  черного  базальта.  У  лестницы,  что  вела  на   платформу,
переминались трое Детей  Ветра;  рядом,  с  неистощимым  терпением  лесных
жителей,  ждали  Мантаны.  Чуть  поодаль  стоял  Клуц  и  еще  два  лорса,
предназначенные для братьев.
     Иеро повернулся к полковникам.
     - Скоро наш черед, - задумчиво произнес он. - Пока все идет по плану.
Вот только как обстоят дела на  нижнем  озере?..  Там  у  нас  всего  один
пароход, самый новый... Правда, есть кое-какие сюрпризы... Ну, еще немного
- и все станет ясным.
     Они продолжали следить за баталией. Сражение бушевало на всем  водном
пространстве и было доступно взгляду  вплоть  до  того  места,  где  изгиб
восточного рукава озера скрывал происходящее. Рев и стон,  крики  людей  и
животных, грохот канонады неслись над водой; а  вслед  за  ними  -  потоки
стрел, клубы дыма и смертоносная шрапнель.
     - Хвала Создателю, конец виден, - буркнул Саклар, направив  трубу  на
лесную опушку. - И так  уже  достаточно.  Я  думал,  они  заняли  половину
Тайга... Но смотрите!
     Это заметили  уже  все,  и  Иеро  вознес  про  себя  благодарственную
молитву. Устрашенные бойней, воины Нечистого в лодках и  плывущие  в  воде
твари повернули назад. Хрупкие суда с кожаными бортами не  могли  защитить
ни от стрел, ни от камня и железа. Довершая разгром, дредноуты врезались в
гущу вражьей стаи; они давили,  сокрушали,  опрокидывали  каноэ  и  челны,
одновременно бортовыми залпами разнося в клочья скопища пловцов. Те  снова
и снова бросались  в  атаку,  тщетно  пытаясь  по  скользкой  керамической
обшивке вскарабкаться на палубу, но только несли огромные потери. Галеры с
лучниками  шли   в   кильватере   паровых   кораблей,   поливая   стрелами
пространство; парусники с арьергардом - ветеранами  Границы,  которые  час
назад бились на берегу, - вдруг повернули и полным  ходом  устремились  на
врага. За ними шли все новые и новые суда - те, что скрывались в бухточках
южного побережья.
     Иногда на борт небольшого корабля прыгала прямо  из  воды  гигантская
норка или группа Ревунов цеплялась за  скользкие  доски;  люди-крысы  тоже
пытались применить эту тактику.  Но  ивовые  плетенки  и  деревянные  щиты
сдерживали одних и позволяли быстро расправиться с другими.  Что  касается
людей, служивших Нечистому, то они  были  не  слишком  опытными  пловцами;
огромные же Псы Скорби оказались совершенно беспомощными  в  воде.  Вскоре
поверхность озера покрыл слой трупов самых  разнообразных  существ,  столь
плотный, что, казалось, по нему можно пройти, не замочив ног. Среди  массы
трупов  темнели  перевернутые  лодки,   обломки   разбитых,   изрешеченных
шрапнелью корпусов.
     Вражеские трубы  взвыли  пронзительно  и  тревожно;  люди  и  лемуты,
остатки разгромленного войска, устремились к  северному  берегу.  Впрочем,
отступление началось даже раньше, чем прозвучали сигналы. Разбитые, павшие
духом, но все еще многочисленные, воины Нечистого плыли и гребли изо  всех
сил; их устрашал лик смерти,  глядевшей  из  жерл  метсианских  пушек.  Ни
одному из них не удалось шагнуть на откосы южного побережья, где  плескали
на слабом ветру флаги Республики.
     Дредноуты двигались  за  обезумевшей  толпой,  поливая  ее  картечью.
Пушечные залпы вымели берег, стрелы сыпались сквозь темный  дым.  Взглянув
на солнце, Иеро понял, что уже  полдень;  всего  лишь  час  прошел  с  той
минуты, когда первые лодки Нечистого поплыли по голубым водам озера  Слез.
Название его оправдалось! Но как обстояли дела  восточнее?  Враг  все  еще
обладал большой силой, и, если он сплотит ряды, бой будет  нелегким.  Иеро
решил, что осторожность не помешает.
     - Треногу убрать - и быстро, - велел он,  поворачиваясь  к  Льюису  и
Саклару. - Если их отряды двинутся к западу, наш пост сразу заметят.
     Они спустились вниз по длинной лестнице, вышку тут же повалили, и три
полководца  медленно  поехали  вдоль  фронта  замершей  в  плотном   строю
кавалерии. Саклару и Льюису достались правый и левый фланги, Иеро взял  на
себя центр. Прислушавшись, он уловил  отдаленный  грохот  орудий,  но  гул
канонады постепенно смолкал. Вскоре лишь  случайный  выстрел  доносился  с
озера - видимо, подворачивалась подходящая цель.
     Иеро наклонился к Детям Ветра, ожидавшим у его стремени.
     - Для вас, друзья, особая задача, очень опасная, - передал он.  -  Мы
должны знать о всех передвижениях  врага  -  и  очень  быстро.  Ч'урш,  ты
пойдешь налево, За'рикш - направо. Постарайтесь говорить со мной мысленно;
если не получится - возвращайтесь назад. Убивайте только в случае  крайней
необходимости - мне нужна информация,  а  не  трупы.  Понятно?  М'рин,  ты
пойдешь впереди нашего строя, но не беги так быстро, как твои братья. Все,
что услышишь от них, передавай мне.
     Иир'ова даже не ответили. Три стремительные  тени  мелькнули,  словно
сказочные эльфы, меж тростников и зарослей осоки и пропали.
     - Будь тут посуше, я бы и  вас  послал  в  разведку,  -  сказал  Иеро
близнецам. - Но не хочу, чтобы враг увидел  даже  одного  всадника,  а  по
грязи вы не можете бегать со скоростью кошек.
     Мантаны одновременно кивнули и расслабились в седлах,  отдыхая  перед
боем.
     С томительной неторопливостью тянулось время. Иеро пытался размышлять
о будущем; оно, если учесть события  на  юге,  не  радовало,  и  священник
сосредоточился на ближайших задачах. Их было две, и обе требовалось решить
быстро. "Первая, - думал он, - разнести к дьяволу остатки орды! Разнести и
уничтожить! Вторая - добраться до горла этой бледной нечисти, С'даны. - Он
судорожно сглотнул; ненависть сжимала горло. - Ты здесь,  лысая  мразь,  я
знаю! Ты вывел всех - и  людское  отребье,  грязных  предателей,  и  своих
лемутов, оскверняющих очи Божьи! Ты не мог  остаться  на  Мануне  в  такое
время!"
     Позади тихо фыркали лорсы, изредка побрякивал  металл.  Все  всадники
были в седлах, все ждали только его слова. Где же кошки?
     Мысль М'рин, словно молния, пронизала облака изголодавшихся москитов,
что вились вокруг людей и животных.
     - Мы возвращаемся! Мои воины нашли их! Они идут от опушки, их  много,
очень много! Будь осторожен!
     Иеро махнул рукой, и  гул  оживления,  смешанный  со  скрипом  седел,
пыхтением лорсов и звоном оружия, побежал по рядам в обе  стороны,  словно
рябь на воде от брошенного камня. Дети Ветра вынырнули  из  зарослей;  они
мчались  зигзагами,  стремительные,  как  гончие  псы;  частокол  дротиков
вырастал в их следах.
     Пика генералу не полагалась. Белый  плюмаж  на  шлеме  Иеро  дрогнул,
когда он, склонившись, потянул длинный прямой меч из подвешенных  к  седлу
ножен. Оба Мантана находились по обе стороны от него, чуть  сзади;  каждый
сжимал длинную рукоять боевого топора. Стена  тростника  впереди  рухнула,
втоптанная в грязь, и вражья орда, люди и лемуты вперемешку, покатилась по
болоту.
     Правой рукой, по локоть укрытой латной рукавицей, Иеро поднял  меч  и
резко опустил его вниз.
     - Вперед, парень! - мысленно пришпорил он Клуца. - Пришло наше время!
     Позади потрескивал камыш под быстрыми ногами иир'ова.
     В  кулаке,  защищенном  чашеобразным  эфесом,  Иеро  сжимал   рукоять
длинного кавалерийского тесака; он выставил клинок  вперед,  словно  пику.
Пока Клуц набирал скорость, всадник мог слышать долетавший сзади  плеск  и
грохот копыт. Он покосился налево, потом - направо. Добро! Атакующий строй
оставался плотным и ровным.
     Затем левое крыло, северные шеренги кавалерии, не ломая рядов, начало
медленно заворачивать. Правое повторило  маневр;  теперь  строй  напоминал
полумесяц. Левый фланг  должен  был  ударить  первым,  смять  тылы  врага,
отрезать от леса и вытеснить основную массу войск  Нечистого  на  открытое
пространство болотистой равнины.
     Уже не оставалось времени, чтобы мысленно  проиграть  еще  раз  давно
обдуманную стратегию; Иеро  сосредоточился  на  том,  что  ждало  впереди.
Воспоминания о днях и неделях, ушедших на  разработку  планов,  рассеялись
как дым; сейчас он был только киллменом, машиной убийства, и ничем  более.
Клуц, предчувствуя битву, яростно взревел, и тысячи глоток  его  сородичей
подхватили этот крик; подобный грому, он раскатился от одного конца  строя
до другого.
     Орда Нечистого остановилась - раздробленная, ошеломленная. Для крыс и
уже  немногочисленных  Псов  Скорби  болото  не  представляло   серьезного
препятствия - оно лишь слегка замедляло их бег. Но люди, хорошо  обученные
и готовые биться до последнего дыхания на твердой земле, увязли  в  грязи,
спотыкались о кочки, поросшие осокой.  Большинство  Ревунов  шли  в  пешем
строю, и топь под ногами нравилась гориллоподобным монстрам не больше, чем
их союзникам-людям. Когда перед ними возник лес рогов и сверкающих  острых
копий, многие ударились в бегство. Другие, потверже духом или находившиеся
под командой лучших офицеров, попытались сформировать каре. Результат  был
плачевным! Крики,  вопли,  разнобой  в  приказах  -  и  войско  противника
обратилось в толпу!
     Развернув полумесяцем фланги, которые растянулись  слева  направо  на
добрую милю, грозная кавалерия Севера шла в атаку!
     Под мечом  Иеро  треснул  череп  огромного  Ревуна;  Клуц  подался  в
сторону,  помогая  всаднику  освободить   клинок.   Молодой   предводитель
оглянулся. Каждое копье нашло цель, поразив, самое меньшее, одного врага в
передних рядах или в тылу орды. Затем пики  были  выдернуты  из  трупов  и
нацелены вновь; сверкающие острия по-прежнему жаждали добычи.
     Уже  не  имело  значения,  кто  из  приспешников  Нечистого  пытается
скрыться, а кто готов  принять  бой.  Там,  где  не  поспевали  меднокожие
всадники, дело заканчивали их разъяренные скакуны. Тяжелые копыта  дробили
кости, их острые  края  рассекали  плоть,  рога  и  каменно  -твердые  лбы
таранили людей и лемутов, отбрасывали бездыханными в грязь, а  зубы,  тоже
пущенные в ход, перекусывали конечности, словно ивовые прутья.
     Чудовищный пес - глаза налились  кровью,  с  клыков  капает  слюна  -
прыгнул на Иеро слева. Не раздумывая, священник бросил поводья и прикрылся
щитом - даром своего далекого странного друга. Рядом свистнул топор; одним
ударом Рейн Мантан раскроил собаке череп.
     Могучий напор кавалерийского удара медленно, но неизбежно теснил орду
к лесу. Всадники не давали возможности  бойцам  Нечистого  остановиться  и
занять оборону; впереди уже маячили лесные гиганты,  возносившие  к  синим
небесам  могучие   кроны.   Враги   -   сломленная,   скованная   теснотой
беспорядочная толпа  -  уже  не  пытались  сражаться;  они  желали  только
поскорей  найти  убежище  в  зеленой  крепости  Тайга.  Те,  кому  удалось
добраться до деревьев, начали метать стрелы и дротики,  силясь  остановить
страшных всадников. Некоторые  седла  опустели,  но  лорсы,  даже  потеряв
хозяев, не были беззащитной мишенью! Они оставались в  строю  и  сражались
так же яростно, сокрушая врагов копытами и рогами. Иногда  огромный  зверь
падал, пронзенный десятком стрел, но тут же другой - со всадником или  без
- заступал на место погибшего,  продолжая  атаку.  Наибольшие  потери  нес
левый фланг; однако, сплотив ряды, ни на миг не ослабляя напора,  всадники
разрезали орду, оттеснив основную  массу  визжащих  лемутов  вместе  с  их
закутанными в серые плащи повелителями от спасительной опушки.
     Иеро не получил ни царапины, но правая рука его  отяжелела.  Огромный
зверь под ним, глыба  неистовой  ярости,  заработал  десяток  легких  ран;
впрочем, Клуц не обращал на них внимания. Он ревел, как боевая  труба,  не
замечая боли; глаза его налились кровью. Рейн Мантан и М'рин,  с  длинного
клинка которой срывались багровые капли, обороняли командира  слева,  двое
молодых иир'ова и Джеор Мантан - справа. Оба брата держали округлые  щиты,
обитые бронзой и непроницаемые для дротиков  и  стрел,  надежно  прикрывая
Иеро.
     Молодой предводитель, охваченный холодной яростью, не  присматривался
к тем, кто заступил ему дорогу; он рубил и колол с  неослабевающей  силой.
Наконец-то он добрался до врага! Метс метил за дни беспамятства,  за  свою
потерянную любовь, за боль и предательство!  Смерть  им  всем!  Уничтожить
гнусных тварей, освободить от них землю навсегда!
     Сильная рука перехватила повод,  и  громкий  голос  прорвался  сквозь
безумие битвы, овладевшее Иеро. Он опустил меч,  сообразив,  наконец,  что
кто-то из соратников пытается привлечь его внимание.  Со  всхлипом  втянув
воздух, он почувствовал, как ходят под ним бока Клуца.  Багровый  туман  в
голове медленно рассеивался; еще немного, и звуки  начали  складываться  в
слова, слова - в фразы.
     - Остановись, генерал! Мы разбили их! Может быть, четверть  удрала  в
лес, не больше. А остальные... Ты только погляди!
     Почти против воли Иеро повернул голову. Полковник Льюис, свесившись с
высокого седла, показывал на заваленную телами врагов болотистую пустошь.
     Итак,  свершилось!  План  сработал!  Поредевшие   отряды   Нечистого,
сокрушенные в водах  озера  Слез,  выползли  на  берег  и  объединились  с
войсками, ожидавшими под прикрытием леса. Эта орда  все  еще  представляла
немалую силу, и ее вожди повернули направо, в  казавшееся  пустым  болото.
Несомненно, они хотели  смести  заслоны  республиканских  войск,  обогнуть
западный рукав озера и зайти в тыл армии ненавистных метсов.
     Так бы и случилось, не помешай одно маленькое обстоятельство.  Мудрый
старый аббат и его ученик,  вынудившие  врага  на  этот  маневр,  обладали
единственной с сотворения мира  кавалерией,  которая  могла  сражаться  на
болоте не хуже, чем на сухой земле. И теперь  Иеро  созерцал  плоды  своей
стратегии - груды, холмы, горы трупов! Он не мог в это поверить, хотя  сам
помогал разрабатывать план!
     Остатки сил Нечистого,  устрашенные  атакой  конницы,  отрезанные  от
спасительного леса, сгрудились на топком берегу. Эта толпа  спотыкающихся,
сломленных существ, людей и лемутов,  оказалась  зажатой  между  шеренгами
всадников  со  смертоносными  пиками  и  водами  озера.  В  плотном  строю
кавалерии не  было  щелей.  В  сражении  на  болоте  Республика  потеряла,
вероятно, восьмую часть своей конницы, но оставшихся сил  вполне  хватало,
чтобы втоптать в грязь обезумевших врагов. За  основной  линией  воинов  и
лорсов, у самой опушки, растянулся цепочкой  заградительный  отряд,  но  в
лесу царило безмолвие.
     А позади последних приспешников Нечистого лежала смерть. Там,  застыв
в молчаливом ожидании на водах озера, высились громады пяти дредноутов; за
ними - галеры и  парусники  со  стрелками.  Яркое  послеполуденное  солнце
освещало  картину  готовящегося  уничтожения.  Пропели  горны  метсов,   и
всадники остановились, сплачивая ряды  и  ровняя  строй.  Шеренги  конницы
вытягивались полумесяцем; в центре его находилась вопящая в  панике  толпа
грязных людей и грязных монстров, неумолимо теснимая туда, где край болота
упирался в озеро.
     Иеро с удовольствием наблюдал за сценой  сквозь  полуприкрытые  веки.
Приказ гласил: "Не щадить!" Было хорошо  известно,  на  что  способны  эти
твари; что ж, здесь они, по крайней мере, примут скорую смерть. Впервые за
долгие годы попытка нормальных людей, желавших только спокойствия и  мира,
избавиться от  приспешников  Тьмы  была  близка  к  завершению.  Возмездие
близилось. Тем, кто породнился со Злом, отказано в искуплении;  и  сейчас,
под ярким светом солнца, они растают как дым. Навсегда!
     В рядах всадников снова запели горны,  и  копья  опустились,  сверкая
широкими остриями; полумесяц пришел в движение, и битва - скорее, бойня  -
началась.  Это  было  нетрудно.  Утопая  по  колено  в  грязи,  сторонники
Нечистого умирали, не надеясь на побег. С воды за ними  бдительно  следили
жерла молчаливых пушек и лучники, выстроившиеся на  палубах  малых  судов.
Никто не ушел от расплаты...
     Когда  конец  стал  очевиден,  Иеро  повернул  к  середине   пустоши,
вглядываясь в линию лорсов и  всадников,  наблюдавших  за  зеленой  стеной
леса.
     Он сунул в нежны длинный клинок. Оба полковника сопровождали  его,  и
под их восхищенными взглядами Иеро чувствовал себя довольно неуютно.
     "Почему они так смотрят? - мелькнула мысль. - Ведь эти люди  когда-то
учили  меня..."  У  стремени  Меряя  обматывала  длинным  лоскутом  голову
За'рикша, пока Ч'урш  пытался  вычистить  из  шерсти  грязь.  Они  тоже  с
обожанием поглядывали на  командира.  Братья  Мантан,  вышедшие  из  битвы
целыми и невредимыми, с невозмутимыми лицами  восседали  на  скакунах,  но
глаза их говорили о многом!
     "Я  же  ничего  не  сделал,  -  напомнил   себе   Иеро.   -   Немного
предусмотрительности и  четкое  планирование...  в  основном  это  заслуга
старика Демеро. Может  быть,  я  слегка  помог...  Но  это  не  повод  для
поклонения! - Он начал  молиться,  устремив  взгляд  к  сияющему  небу:  -
Вседержитель, охрани ничтожнейшего из слуг Твоих от грека  гордыни!  Кроме
того, - смиренно добавил священник, - я же  и  вправду  не  сделал  ничего
особенного!"
     Бог  -  или  замещающая  его  Судьба  -  прервал  эти   благочестивые
размышления. Перед  ними  возник  курьер  на  перемазанном  грязью  лорсе,
вручивший Саклару депешу.  Быстро  вскрыв  пакет,  полковник  углубился  в
чтение, потом воскликнул:
     - Ну и ну! Та банда, что успела удрать в лес, идет обратно  -  мчится
прямо на наши позиции! - Саклар вскинул взгляд на Иеро. - Ваш  план,  сэр,
сработал еще лучше, чем ожидалось. Примите мои поздравления! -  Глаза  его
возбужденно блестели. - Ты понимаешь, Иеро, сейчас мы возьмем всех!  Всех!
- Вдруг полковник смущенно улыбнулся: - Простите,  генерал...  Я  забылся.
Но, во имя ран Христовых, кто же остановил их в лесу?
     - Отряды союзников, о которых никто не знал,  -  вполголоса  произнес
Иеро, наклонившись к старому бойцу. - Однако, полковник, какие  новости  с
востока? Мы отбили атаку здесь, а что творится на нижнем  озере  и  реках,
ведущих к Намкушу?
     - У меня есть  сведения,  сэр!  -  Это  вступил  в  разговор  молодой
человек, один из адъютантов Саклара. Иеро заметил, что  левая  рука  юноши
висит на перевязи - он тоже побывал в бою.
     - Выкладывай, парень! - восторг, светившийся в глазах юного  офицера,
не вызывал ответных чувств у Иеро. Сколько таких ребят легло в землю  этим
утром?
     - Сэр, все их попытки продвинуться на востоке оказались безуспешными.
Наши корабли и Народ Плотины блокировали каждый водоем.  У  нас  там  было
одно  паровое  судно  да  баркасы  с  лучниками  -  вполне   достаточно...
разбежавшихся  прикончили  бобры.  Нечистый  послал  туда  лишь  несколько
отрядов.
     - Значит, оборона выстояла...  Хорошие  новости!  -  Радостная  волна
нахлынула на Иеро, но он помнил, что вторая задача еще не решена.  Где  же
С'дана?
     Он заставил себя вникнуть  в  слова  юного  офицера.  Народ  Плотины!
Сколько же молодых самцов и самок из племени Чароо больше не увидят  света
дня? Сколько малышей потеряли родителей, которые  никогда  не  вернутся  в
свои уютные хижины? Вероятно, эти восточные реки  и  ручьи  стоили  немало
жизней... Он глубоко вздохнул, отгоняя мрачные мысли.
     Было еще что-то - нечто важное, сказанное им самим... Да,  никому  не
известные  союзники!  По  крайней  мере,  неизвестные  ему.  Но   он   мог
догадываться.
     Иеро резко повернулся в седле, поймал взгляд Саклара, потом - Льюиса.
     - Командиры! Войско - в парадный строй! - Голос  метса  сорвался,  он
заметил недоумение на лицах офицеров и попробовал успокоиться.  -  Великий
новый союзник идет к нам с севера. Я хочу встретить его с  почестями.  Эту
мерзость, - он кивнул на горы трупов, - свалите у воды. Пусть  на  равнине
выстроятся все войска и приветствуют гостей.
     Но где же  С'дана?  Странно,  священник  не  ощущал  ни  одного  щита
Нечистого вблизи... Поставленный колдунами барьер пал; значит,  он  должен
был нащупать С'дану или его защиту... Но ничего подобного не замечалось.
     Иеро испытывал тревогу, смешанную с радостью. Как  хорошо,  что  Горм
успел вовремя! Приятно знать, что он где-то вблизи... даже  приятней,  чем
известие о полностью очищенных тылах...
     Копьеносная конница Республики застыла в  плотном  строю,  когда  три
фигуры одна за другой  показались  на  опушке  и  направились  к  молодому
генералу. М'рин преклонила колено; ее примеру последовали оба самца.  Дети
Ветра никогда не оказывали такого почтения Иеро, но он не нашел в себе сил
упрекнуть их.
     За грузными телами двух посланцев медвежьего  народа  Горм  был  едва
заметен. Эти гиганты превосходили размерами даже древних кодьяков и  бурых
сибирских медведей. Лишь высокие  лбы,  под  которыми  сверкали  маленькие
глазки, да вытянутые, яйцевидные  черепа  свидетельствовали  о  разумности
этих  созданий.  Они  двигались  по  болотной  грязи  иноходью,   покрывая
расстояние с поразительной быстротой.
     Предводитель - важность, с которой он держался, не оставляла сомнений
- сел на задние лапы; его морда находилась теперь на том же уровне, что  и
голова Клуца. Инстинктивно Иеро отметил, что скакун не встревожен подобной
близостью.   Шерсть   гиганта,   тронутая   серебристой   сединой,   пахла
отвратительно.
     - Я останусь безымянным, - пришла  мысль  огромного  существа.  -  По
крайней мере, до тех пор, пока лучше  не  познакомлюсь  с  твоим  народом.
Люди, которых вы зовете эливенерами, эти сторонники мира, попросили  нашей
помощи в войне. Но что такое мир? Дни, проведенные в покое. Мы хотим покоя
и пришли сражаться. Думаю, мы не ошиблись.
     Второй  медведь,  отличавшийся  пропорциями   жителей   Бробдингнега,
опустился в лужу и теперь перекатывался там с боку на бок. Иеро  осторожно
скосил глаза на своего приятеля,  меньшего  из  троицы.  Кавалерия  метсов
по-прежнему застыла в парадном строю с поднятыми вверх пиками.
     - Я полагаю,  -  ментальный  сигнал  был  отчетливым  и  мощным,  что
странным образом не вязалось с тяжеловесностью фразы, - эти мыслящие, твои
братья, стоят так, чтобы  почтить  нас?  Нет  необходимости.  -  Маленькие
глазки гиганта уставились прямо на Иеро. - Ты - тот, кто  взял  малыша  на
Юг?  Наш  народ  в  долгу  перед  тобой...  Но   мы   знаем,   что   такое
благодарность... и принесли дар. Малыш, покажи!
     Горм шагнул вперед. Ремни, охватывавшие шею и туловище, удерживали на
спине грубый короб, сплетенный из коры. Медведь наклонился и  вывалил  его
содержимое на землю.
     Две лысых головы,  два  блестящих  черепа,  два  ненавистных  лица...
Головы покатились по мокрой траве под ноги  Клуцу...  Одно  лицо  казалось
незнакомым; друге же... другое Иеро не  забывал  никогда.  Голова  С'даны,
грубо оторванная от тела, лежала  перед  ним;  губы  кривились  в  гримасе
смерти.
     Предводитель медвежьего народа продолжал:
     - Мы подумали, что такой мрази нет  места  в  мире.  Гляди!  Это  два
вождя, которых ты искал, Красный и Голубой. Их Круги уничтожены. Мы знаем,
как много ты сделал для этого... И наш малыш считает так же, а  он  никого
не станет лизать зря. Придет день, и он достигнет  настоящей  мудрости.  И
это будет хорошо для него и для тебя. - Гигант покачал мохнатой головой  и
смерил человека оценивающим взглядом, - По нашим понятиям, слишком  уж  ты
скор... Но ничего. Ты можешь стать  первым  из  своего  народа,  достигшим
мудрого равновесия.
     Когда  Иеро  оторвался  от  созерцания  головы  врага,  две  огромные
мохнатые фигуры уже исчезли в лесу. Он вскинул глаза: Горм был здесь.
     - Они сказали, что я могу остаться, - передал молодой медведь. - Дело
еще не закончено. Иеро, где Лучар?
     Этот внезапный  вопрос  прорвал  барьер,  возведенный  Иеро  в  своем
сознании.  Воспоминания  о  ней,  стянутые  в  точку  и   упрятанные   под
непроницаемый колпак, взметнулись мощным взрывом, затопив мозг.
     Лучар!



                                  ЭПИЛОГ

     Лучар чувствовала, что хоппер под ней  вот-вот  упадет.  Обессиленный
зверь остановился; секунду  она  сидела  неподвижно,  затем  спрыгнула  на
землю.  Ноги  налились  усталостью,  и,  чтобы  устоять,  молодая  женщина
прижалась к тяжело вздымавшемуся  боку  прыгуна.  Словно  в  полусне,  она
заметила руку одного из сопровождающих - тот тянулся, желая поддержать ее.
Отрицательно мотнув головой, она выпрямилась, собирая  остатки  энергии  и
рассматривая трех своих спутников.
     Три человека, только три! Сколько часов - или дней  -  прошло  с  тем
пор, как граф забрал остальных и двинулся назад, прикрыть ее  отступление?
Она потеряла  чувство  времени...  Когда  они  повернули  в  лес,  пытаясь
раствориться в беспредельном просторе джунглей? Когда  же  конец?  К  чему
привели эти недели бесконечных сражений?
     Собравшись с мыслями,  Лучар  вернулась  к  настоящему  и  посмотрела
вокруг. Узкая тропинка, по которой  они  ехали,  обрывалась;  колоссальные
деревья, расступившись, давали  место  поляне.  День  клонился  к  вечеру,
солнце низко висело над западным горизонтом; однако после царившей в  лесу
полутьмы  свет,  льющийся  с  отрытого  неба,  казался  неожиданно  ярким.
Внезапно странное чувство узнавания охватило ее,  словно  она  была  здесь
раньше, в другой, счастливой жизни.
     Трое мужчин, истомленных долгим переходом, собирали сучья для  костра
и охапки травы, чтобы устроить ложе. На ужин, как помнила Лучар, у них еще
были припасены остатки вчерашней  охотничьей  добычи.  Один  из  спутников
склонился над кучкой сухих ветвей, разжигая огонь; кольцо опаленной  земли
свидетельствовало, что костер будет гореть тут не в  первый  раз.  Смутные
воспоминания вновь охватили молодую женщину.
     Она стояла, пытаясь справиться с ощущением  некой  странности,  почти
нереальности происходящего. Это чувство все росло и росло, пока  Лучар  не
обнаружила его источник. Внезапно она поняла, что лес охвачен удивительным
молчанием; ни шороха ветвей, ни  птичьего  щебета,  ни  крика  зверя.  Она
насторожилась,  прислушиваясь;  тишина  звенела,  словно  натянутая  нить,
уходившая куда-то на север, к бескрайним морским  водам,  зеленому  океану
Тайга и дальше, в бесконечность полярных ледяных пустынь.
     И вдруг... вдруг она услышала!
     - Лучар!
     Зов был слабым, едва различимым... Но ей казалось,  что  он  снова  и
снова медным колоколом грохочет в голове:
     - Лучар! Лучар!
     Затем все исчезло.


     На крыши и стены Намкуша  давно  спустилась  ночь,  но  суета  вокруг
одного из  военных  кораблей,  застывшего  темной  громадой  у  пирса,  не
утихала. В капитанской каюте,  за  маленьким  столом,  на  котором  горела
единственная  свеча  сидели  два  белобородых  старика.  Они  одновременно
подняли глаза, когда дверь открылась, и на пороге возникла фигура молодого
человека.
     - Мне сказали, что я найду вас тут, отец,  -  начал  Иеро.  Вдруг  он
запнулся; радостная улыбка промелькнула на его лице, когда он увидел брата
Альдо. Эливенер поднялся, приветствуя друга.
     - Слышал, ты выиграл сражение, - произнес он. - Жаль,  что  я  прибыл
слишком поздно и не мог увидеть все своими глазами. Но, Иеро, ты выглядишь
так, словно не спал неделю!
     - Да, времени на сон остается немного, - кивнул молодой священник.  -
Дел невпроворот.
     Демеро указал на кресло; лицо его стало мрачным.
     - Садись,  мой  мальчик,   Альдо  привез  новости  с  Юга  -  ужасные
новости... но лучше тебе знать  правду.  Столица  Д'Алва  потеряна,  армия
разбита... Король и Лучар исчезли,  никто  не  знает,  где  они...  И  нет
уверенности, что твоя жена еще жива...
     - Она жива, - заявил Иеро. - И я даже знаю, где ее искать.
     - Она вступила с тобой в контакт? - Голос Альдо был полон сомнения.
     Иеро медленно покачал головой.
     - Нет, у нее не хватило бы сил: слишком велико  расстояние...  Я  сам
установил ментальную связь... и уверен, что не ошибся. Вот почему я здесь.
- Он склонил голову перед  Демеро.  -  Святой  отец,  я  прошу  разрешения
отправиться на юг, чтобы разыскать ее. Клуц, Горм и Дети Ветра  пойдут  со
мной.  Ну  и  еще  несколько  добровольцев.  Они   тоже   просят   у   вас
благословения.
     - Как далеко на юг сможешь ты забраться? -  спросил  брат  Альдо,  не
дожидаясь ответа старого аббата. - Я имею в виду - после того, как найдешь
Лучар... о чем я буду молить Творца... Итак, готов ли ты  идти  туда,  где
лишь человек с твоим опытом и способностями может противостоять Нечистому?
Туда,  в  зловонные  джунгли,  где  проклятая  колдунья,   мать   Амибала,
согласилась повенчать своего сына со Злом? Наше Братство имеет сведения...
туманные, собранные по крохам... что в тех краях лежит источник злой  силы
Нечистого.
     Иеро невольно вздрогнул, вспомнив предупреждение Солайтера о  злобном
и могучем разуме, обитающем где-то на юге. Ответ мог быть только один.
     - Я пойду, если отец Демеро разрешит мне.
     - Хорошо. - Старый аббат встал, словно встреча уже подошла к концу. -
Ты получишь разрешение - но лишь после того, как отоспишься.
     - Но  у  нас  нет  времени!  -  запротестовал  Иеро.  -  Путь  вокруг
Внутреннего моря долог и  опасен,  даже  если  нам  улыбнется  удача,  что
маловероятно... Нет, мы должны выходить немедленно!
     Альдо захихикал; Демеро улыбнулся и положил руку на плечо ученика.
     - Мой мальчик, - сказал он, - полагаешь, что я не догадывался,  зачем
ты пришел? Не считай меня идиотом! Я знал все, едва ты переступил порог  -
и еще раньше! Как ты думаешь, зачем  на  этот  корабль  грузят  горючее  и
припасы?  -  Он  негодующе  фыркнул.  -  Иеро,  корабли  могут  не  только
разрушать, но и плавать! Ну,  назови  мне  своих  добровольцев.  Затем  ты
ляжешь в постель - прямо здесь, в  этой  каюте.  А  когда  проснешься,  то
будешь уже, вместе с остальными друзьями, на пути к своей принцессе.


     Принцесса свернулась на ложе из свежей  травы,  далеко  на  юге,  под
пологом теплой ночи, но она не спала. Слишком многое надо было обдумать.
     Иеро был жив, здоров и свободен! Все сомнения, терзавшие ее, исчезли,
вытесненные очевидным и неопровержимым фактом - он дотянулся до ее разума!
Он придет за ней. Нужно остаться здесь, ждать его.
     Взгляд Лучар облетел поляну, залитую ярким светом  полной  луны.  Она
узнала это место - здесь они год назад разбили  лагерь  во  время  долгого
путешествия на юг, как раз  перед  тем,  как  встретили  странных  женщин,
обитающих на гигантских деревьях.  Лучар  вслушивалась  в  молчание  леса,
вспоминая, что такая же тишина  предшествовала  появлению  Вайлэ-ри  и  ее
соплеменниц. Они не забыли ее... они дадут безопасное убежище  ей  и  трем
мужчинам - особенно мужчинам! - в своих гнездах.
     Улыбнувшись, она повернулась на бок и закрыла глаза.



                                  КОММЕНТАРИИ

     Аббатства  -  теократическая  структура   Кандианской   Конфедерации,
охватывающая Республику Метс на  западе  и  Отвианский  Союз  на  востоке.
Каждое Аббатство  выполняет  военно-политические,  научные  и  религиозные
функции. Совет Аббатств обладает полномочиями,  аналогичными  прерогативам
Палаты Лордов в Англии восемнадцатого  века.  Столица  Республики  Метс  -
город Саск, название которого происходит  от  названия  древней  канадской
территории Саскачеван.
     Батви - торговый жаргон; искусственный язык, используемый в областях,
граничащих с Внутренним морем.
     Баферы - гигантские быки, результат мутации бизонов.  Огромные  стада
баферов ежегодно мигрируют через западные кандианские районы.
     Вербэр (медведь-оборотень) - мало известный вид лемутов  (см.  ниже),
разновидность гризли  с  коротким  мехом.  Обладает  невероятной  силой  и
странной способностью к гипнозу, с помощью которого завлекает своих жертв.
В основном бродит ночью; вербэров видели мельком только один или два раза.
Их также относят к Нечистому, скорее  к  его  союзникам,  чем  слугам.  Их
современный аналог неизвестен. К счастью, они очень редки.
     Внутреннее море - большое море со множеством островов, образовавшееся
в древности в результате слияния  Великих  озер.  Карты  Внутреннего  моря
несовершенны. Его берега  усеяны  руинами  древних  городов.  Несмотря  на
постоянную угрозу со стороны пиратов,  Внутреннее  море  используется  для
интенсивных торговых перевозок.
     Волосатые Ревуны  -  наиболее  опасная  разновидность  лемутов.  Этих
больших, покрытых мехом бесхвостых приматов с высоким интеллектом Нечистый
использует в качестве солдат. Они ненавидят всех людей, кроме своих Темных
Мастеров. Более всего походят на огромных бабуинов.
     Глиты - один из видов лемутов, выведены Нечистым (возможно, произошли
от рептилий). Чешуйчатые и  очень  сильные  физически,  обладают  разумом,
способны к гипнозу; находятся в полном рабстве у Темных Мастеров.
     Грокон - гигантский потомок современной свиньи,  обитает  в  северных
лесах. На гроконов интенсивно охотятся, но они очень опасны для  охотника,
так как достигают размеров крупного быка и отличаются умом и ловкостью.
     Д'Алва - крупнейшее и  наиболее  развитое  государство  на  восточном
побережье  Лантического  океана.  Королевство  организовано  по   принципу
просвещенной  деспотии;  однако  члены  общины  пользуются  в  нем   очень
немногочисленными  правами.  В   королевстве   существует   низшая   ветвь
Универсальной Церкви. Название государства, вероятно, произошло  от  штата
Делавар.
     Змееглавы - гигантские всеядные  рептилии,  небольшие  стада  которых
обитают в глубине южных лесов. Питаются  преимущественно  мягкими  ветвями
растений  и  фруктами,  но  не  брезгуют  и  падалью.  Очень   похожи   на
доисторических  двуногих  ящеров,  однако  на  самом  деле  происходят  от
небольших рептилий, существовавших в период, предшествующий Смерти.
     Иир'ова - самоназвание людей-кошек,  искусственной  расы,  выведенной
адептами Нечистого; дословно означает  "Дети  Ночного  Ветра".  Обитают  в
великих   прериях;   непревзойденные   охотники   и   воины;    отличаются
исключительной подвижностью и быстротой реакции. Ведут ночной образ жизни.
     Иннейцы - потомки чистокровных индейцев, обитающие  в  Канде;  весьма
немногочисленны.
     Канда - область древней  страны  Канады,  сохранившая  свое  название
почти неизменным, хотя во времена Иеро многие об этой стране  уже  забыли.
Память о ней сохранилась только в центральных районах  Республики  Метс  и
Отвианского Союза, на западе и на востоке соответственно.
     Кандианская   Универсальная   Церковь   -   государственная   религия
Республики Метс и Отвианского Союза.  Образовалась  в  результате  слияния
наиболее  распространенным  направлений  протестантской   и   католической
церкви, хотя контакты с Римом не поддерживались в течение тысячелетий.  Из
древних христианских религий в  Универсальной  Церкви  сохранились  многие
обычаи  другие,  такие  как  целибат  (обет  безбрачия)  за  ненадобностью
отмерли. Родственные церкви, хотя и менее строгие и цельные, существуют во
всех королевствах и государствах побережья, таких как Д'Алва.
     Кау - вьючное животное, используемое для сельскохозяйственных работ и
верховой  езды  в  районах  южнее  Внутреннего  моря  (подобно   волам   в
современной Корее). Большой бык;  по-видимому,  почти  не  изменившийся  с
древних времен потомок домашнего рогатого скота.
     Киллмен -  исключительно  опытный  и  умелый  воин  Республики  Метс,
прекрасно тренированный, прошедший длительное обучение военному  искусству
и  владеющий  всеми  видами  оружия.  Киллмены  автоматически   становятся
офицерами  Стражей  Границы  (см.  ниже),  а  также  могут  быть   лесными
рейнджерами  и  специальными   агентами   Аббатства.   (Иеро   -   человек
необыкновенный, хотя и не исключительный, ибо он, кроме того, священник  и
заклинатель.  Подобная  комбинация  способностей   высоко   ценилась,   но
встречалась крайне редко).
     Круги - административные области, обозначаемые определенными  цветами
и принадлежащие Нечистому и его Мастерам из Темного Братства  (см.  ниже).
Иеро во  время  своих  путешествий  пересек  все  четыре  Круга:  Красный,
Голубой, Желтый и Зеленый. Верховные Мастера  Кругов:  С'тарн  (Красного),
С'дана (Голубого), С'райт (Желтого), С'лорн (Зеленого).
     Лантический океан (Лантик) - древний  Атлантический  океан  с  сильно
измененной  линией  западного  побережья.  Не  сохранилось  документов   о
существовании каких-либо трансатлантических контактов в течение  последних
трех тысячелетий.
     Лемут - животное или какое-либо негуманоидное существо с человеческим
разумом, которое служит Нечистому. Горма, медведя, и Народ Плотины никогда
не считали лемутами. Это название -  аббревиатура  от  понятия  "метальный
мутант", обозначавшего  животное,  не  способное  жить  и  размножаться  в
естественных условиях.  Во  времена  Иеро  так  стали  называть  существа,
враждебные нормальным людям и нормальной жизни во всех ее видах.  По  мере
расширения   исследованной   территории    постоянно    открывают    новые
разновидности  лемутов,  например  такие,  как  обнаруженные  Иеро   фроги
(лягушкоподобные существа).  Однако  не  все  вновь  открываемые  создания
лемуты.
     Лорс - основное пахотное и  верховое  животное  Канды.  Впервые  было
выведено в Республике Метс. Очень крупная разновидность современного лося,
обладает зачатками интеллекта. Используется в кавалерии.
     Лоун - невероятно большая, нелетающая  водоплавающая  птица,  которая
была найдена в отдаленных районах Внутреннего моря. Питается  рыбой.  Хотя
лоун очень пуглив, у  него  мало  врагов,  так  как  эта  птица  достигает
восьмидесяти футов в длину  при  соответствующем  весе.  Лоун  встречается
очень редко, но многократно упоминается в легендах.
     Лукинага - наркотик, известный Аббатствам. Используется  священниками
для усиления духовной мощи, когда они  вступают  в  мысленный  контакт.  В
малых дозах лукинага расслабляет и вызывает сон.
     Люди-крысы - огромные, размером с человека грызуны. Один из  наиболее
свирепых видов лемутов, часто используется  Нечистым  в  качестве  воинов.
Вероятно, мутанты крыс, на которых и походят во  всем,  кроме  способности
мыслить и размеров.
     Манун (остров Смерти) - скалистый остров на севере центральной  части
Внутреннего моря, место, где Иеро попал в плен. Один  из  главных  центров
Голубого Круга Темного Братства.
     Метс - преобладающая раса в Канде, образовалась в результате смешения
индоевропейской ("белой") и американо-индейской рас.  Сокращенный  вариант
древнего  слова  "метис".  В  период  Смерти  метсов  выжило  больше,  чем
представителей других рас, так как они  в  древности  селились  маленькими
группами в отдаленных сельским и лесных районах Канады.  В  результате  от
атомного  и  бактериологического  оружия  погибли  относительно  немногие.
Метсы, проживающие в Восточной Канде,  на  территории  Отвианского  Союза,
имеют более светлую кожу, так как в них больше индоевропейской крови.
     Му'аманы  -  одно  из  племен,   обитающих   в   Д'Алва;   занимается
скотоводством.   Великолепные   бегуны;   отличаются   воинственностью   и
поставляют лучших  пехотинцев  в  королевскую  армию.  Их  религия  уходит
корнями в мусульманство.
     Намкуш - город и порт в северо-западной части  акватории  Внутреннего
моря. Стоит в дельте  реки,  которая  является  кратчайшим  водным  путем,
связывающим  Республику  Метс  с  Внутренним  морем.  До  захвата  Намкуша
метсианскими войсками он носил статус вольного  торгового  города,  однако
фактически находился под контролем Красного Круга Темного Братства.
     Народ Плотины - водные грызуны, обладающие человеческим интеллектом и
размерами превосходящие людей. Живут в искусственных озерах на  территории
Республики Метс; находятся под охраной соглашения о  взаимной  терпимости.
Мутанты бобров.
     Нечистый - общий термин, обозначающий Темное Братство, всех его  слуг
и союзников, так же как и все другие формы жизни, сознательно  стремящиеся
уничтожить нормальных людей и  разрушить  естественные  законы  природы  и
общества.
     Ниана - крупнейший порт на юго-восточном побережье Внутреннего  моря,
торговый центр. Фактически в нем  правит  Нечистый;  Совет  Купцов  города
просто выполняет его указания. Столица  Желтого  Круга  Темного  Братства.
Тот, кто опасается зла, не задерживается  в  Ниане  (возможно,  искаженное
древнее название "Индиана").
     Обитающий в Тумане - таинственное злобное существо, живет в  Пайлуде;
питается телепатической  энергией  своих  жертв.  Даже  колдуны  Нечистого
побаиваются этого ментального вампира.
     Озеро Слез, озеро Опадающих Листьев,  река  Дождей,  ручей  Тетивы  -
система озер и рек к западу от Намкуша,  где  разыгралось  сражение  между
армией Республики Метс и войсками Красного и Голубого Кругов.
     Олень  Смерти  -  чудовищный  мутант,  живущий  в  Пустынях   Смерти.
Невероятно  живучий,  очень  сильный,  плотоядный  хищник.  Свое  название
получил из-за растущих на морде шипов, похожих на оленьи рога.
     Отвианский Союз - Западное  государство,  братское  Республике  Метс,
получившее свое название от древнего города Оттава. Союз меньше Республики
и отделен от нее обширными дикими  землями  и  Тайгом  (см.  ниже),  через
который  проходит  несколько  дорог.  Между  странами  установлены  тесные
контакты;  как  в  Союзе,  так  и  в  Республике   существуют   Аббатства,
выполняющие роль правительства.
     Пайлуд - обширнейшее из всех северных болот, тянется  на  сотни  миль
вдоль северного побережья Внутреннего моря. Его  избегает  даже  Нечистый.
Много странных форм жизни, не обнаруженных в других местах,  существует  в
его безбрежных  просторах.  Ужасные  лихорадки  часто  поражают  тех,  кто
отваживается  проникнуть  в  Пайлуд.  Его  точные  границы  на  карте   не
обозначены и неизвестны.
     Порос - травоядное крупное животное с  четырьмя  бивнями.  Обитает  в
южных лесах, достигает двенадцати  футов  высоты  в  холке.  Происхождение
неизвестно.
     Пер -  сокращенное  "патер"  (отец).  Уважительный  титул  священника
Кандианской Универсальной Церкви.
     Прыгуны (хопперы) - домашние ездовые животные, напоминающие  огромных
кроликов или кенгуру,  которых  разводят  в  южных  королевствах.  Сила  и
скорость хопперов позволяют использовать их в качестве  скакунов  в  армии
Д'Алва.
     Псы Скорби - чудовищные собаки размером с крупного пони. Используются
в отрядах Нечистого в качестве ездовых  животных  для  Волосатых  Ревунов.
Очень сильны и свирепы.
     Пустыни Смерти - участки земли, пораженные радиацией. Здесь почти нет
воды и растений. Однако жизнь существует даже в этих ужасных местах,  хотя
в большей части  она  странная  и  враждебная,  развивающаяся  в  условиях
свирепой борьбы за существование. Некоторые  пустыни  занимали  площадь  в
сотни квадратных миль, и во времена  Иеро  их  сторонились,  словно  самой
Смерти. Пустыни редко встречались в  Канде,  но  на  юге  их  было  много.
Наиболее страшные из них испускали ночью глубокое радиоактивное сияние.
     Смерть    -    болезни,    вызванные    радиацией    и    применением
бактериологического оружия,  уничтожившие  основные  населенные  центры  и
большинство людей несколько тысяч лет назад. Во времена Иеро  эти  события
давнего  прошлого  все  еще  оставались  синонимом  ужаса  и  неотвратимой
опасности. Существовала поговорка: "Все зло мира принесла Смерть".
     Снапер - огромная черепаха, размером с легковой автомобиль.  Нападает
на крупных животных в воде, крайне свирепа и почти неуязвима.
     Сором Символов - крошечные деревянные знаки, которые носит  прошедший
обучение священник-заклинатель. Священниками могут быть как мужчины, так и
женщины. Вводя себя  в  состояние  транса,  священник  может  "предвидеть"
будущее с помощью этих символов. В романах упоминаются следующие Символы:
     Копье - битва или окота;
     Рука (Раскрытая Рука) - друг;
     Рыболовный Крючок - скрытая опасность или скрытое значение чего-либо,
тайна, загадка;
     Рыба - вода и все с ней связанное (корабли, верфи, сети,  мореходство
и т.д.)
     Крест и Глаз - Зло; опасность, угрожающая не только телу, но и душе;
     Скрещенные Руки - друг, очень близкий, на всю жизнь;
     Молния - буря, шторм или сильный гнев;
     Сапоги (или Башмаки) - долгое путешествие;
     Лист, проколотый Мечом - Мир и Война;
     Дом - крыша, кров, убежище;
     Меч и Щит - предстоящая опасная схватка.
     Стражи Границы - армия или лица, входящие в  состав  вооруженных  сил
Республики  Метс.  Отвианский  Союз  имеет  аналогичное  формирование.   В
Республике  имеется  шестнадцать  легионов,   или   полков   -   полностью
независимых  воинских  частей.  Они  находится  под  командованием  Совета
Аббатств, который, в свою очередь, докладывает Нижней Палате (Ассамблее) о
своих  решениях.  Последние  всегда  одобряются.  Стражей  Границы  обычно
возглавляют священники. Численность легиона  -  от  одной  до  двух  тысяч
бойцов. Более мелкие подразделения  легиона  -  стая  и  рой  (эквиваленты
батальона и роты).
     Тайг - великий хвойный лес Канды, не  похожий,  однако,  на  древний;
содержит много лиственных деревьев и даже некоторые виды пальм. Деревья  в
среднем стали выше, на далеком юге растут еще более гигантские деревья.
     Темное Братство - собственное наименование союза Мастеров  Нечистого.
Используя слово "темный", они подчеркивают, что пытаются завоевать мировое
господство и уничтожить жизнь; они гордятся этим, понимая, что главное зло
исходит  от  них.  Аналог  этой  организации  -  существовавший   когда-то
сатанизм.
     Чеспек - небольшое  королевство  на  побережье  Лантического  океана,
часто выступающее в союзе с Д'Алва и столь же часто воюющее с  этим  своим
непосредственным соседом. Название государства происходит, быстрее  всего,
от Чесапикского залива.
     Эливенеры - Братство Одиннадцатой Заповеди ("Да не уничтожишь  ты  ни
Земли, ни всякой жизни на ней"). Группа  ученых,  экологов  и  социологов,
которая образовалась после Смерти с целью сохранить человеческую  культуру
и знания, проповедующая любовь ко всему живому. Эта группа проникла во все
сферы социальной жизни человечества и  постоянно  противостоит  Нечистому,
открыто и тайно.




                              Стерлинг ЛАНЬЕ

                             ПУТЕШЕСТВИЕ ИЕРО




                           1. РЫБОЛОВНЫЙ КРЮЧОК

     - Компьютер, - думал Иеро, - звучит резко и, более того, значительно.
А, кроме того, - добавила скептическая часть его  сознания,  -  совершенно
бессмысленно.
     Его мозолистые ягодицы покоились  на  спине  лорса  по  кличке  Клац,
который бежал тряской рысью по покрытой грязью тропинке, стараясь в каждый
удобный момент ухватить полную пасть молодых побегов с  ближайших  кустов.
Его торчащие толстые губы годились для этой цели не хуже руки.
     Пер Иеро Дестин, Священник-Экзорсист Второго Ранга, Скиталец  Первого
Ранга и Старший Губитель оставил свои размышления и выпрямился в  седле  с
прямыми  луками.  Лорс  тоже  перестал  хватать  листья  и   насторожился,
продолжая бежать в указанном направлении,  раскинув  разлапистые  рога.  И
хотя широко раскинувшиеся рога были покрыты сейчас бархатистой кожей,  тем
не менее, это огромное темное  животное,  превосходившее  размерами  давно
вымерших верховых лошадей, было  весьма  опасным  бойцом  благодаря  своим
широким острым копытам.
     Иеро внимательно прислушался и, дернув за поводья, остановил Клаца. С
той стороны, откуда они направлялись, доносился вначале смутный,  а  затем
становившийся  все  более  и  более  громким  шум:  то  усиливающийся,  то
спадающий рев множества глоток, шумное дыхание. Земля  начала  дрожать.  И
Иеро, и лорс хорошо понимали, что означают эти звуки. Хотя кончался  всего
лишь август, здесь, далеко на  севере,  буйверы  уже  сбились  в  стада  и
мигрируют на юг, как они это делают каждую осень вот уже  несколько  тысяч
лет.
     Лорс и его всадник пытались увидеть что-нибудь сквозь заросли ольхи и
лиственницы, окаймлявших дорогу. Глубокий сумрак под  большими  соснами  и
плотные заросли пальметто не давали ничего увидеть, но шум становился  все
громче.
     Иеро попытался прощупать мысли Клаца, чтобы понять, определил ли тот,
где находится стадо. Хуже всего было оказаться прямо перед широким фронтом
стада и вместе с тем не иметь возможности свернуть куда-нибудь в  сторону.
Не то, чтобы буйверы были особо свирепыми, но в то же время  их  и  нельзя
было назвать смышлеными, а остановить  их  не  сможет,  вероятно,  ничего,
кроме огня.
     Мозг лорса излучал тревогу. Лорс понимал, что оказался в неподходящее
время не там, где нужно. Иеро решил больше не мешкать и свернул с тропинки
на юг, позволив Клацу самому выбирать  дорогу.  Иеро  оглянулся  и  увидел
линию огромных круглых коричневых голов животных, на нескольких из которых
были шестифутовые отшлифованные желтые рога, ломившихся сквозь подлесок  к
дороге.  Рев  стал  действительно  очень  громким.  За   самцами   неслось
казавшееся бесконечным стадо буйверов.
     Иеро крепко ударил в бока лорса пятками, еще и мысленно погоняя его.
     "Вперед, глупыш, - торопил он.  -  Найди  место,  которое  они  будут
вынуждены обогнуть, или мы попались".
     Клац перешел на неуклюжую рысь и его огромное тело  помчалось  вперед
удивительно быстро. Он огибал деревья и проламывался сквозь кустарник; бег
этого животного по лесу казался обманчиво  медленным.  Иеро  сидел  верхом
уверенно, следя только за свисающими ветками, хотя лорса и  учили  огибать
их.
     Мужчина был одет в брюки и куртку из оленьих шкур и  кожаные  высокие
башмаки; эта одежда хорошо защищала от тонких веток, когда они продирались
сквозь кусты. На его голове была только кожаная шапочка, медный шлем лежал
в одной из седельных сумок. Он поднял руку, чтобы уберечь лицо и  мысленно
вновь подстегнул лорса. Зверюга ответила  увеличением  скорости,  а  также
возросшим раздражением, которое Иеро почувствовал,  как  волну  мысленного
тепла.
     "Прости, не буду мешать тебе заниматься своим  делом",  -  послал  он
сигнал и попытался расслабиться. Никто в точности не знал, насколько высок
интеллект  лорсов.  Выведенные  из  мутировавших  гигантских  лосей  много
поколений назад, они были чудесным тягловым и верховым  скотом.  Аббатства
очень тщательно защищали свои стада и с большой неохотой продавали  ценных
производителей.  Но  в  животных  крепко  засело  упрямое   стремление   к
независимости, от которого  не  удалось  избавиться  никакими  ухищрениями
селекции, а  вкупе  с  этим  невыясненный,  но  довольно  высокий  уровень
разумности. Психологи в Аббатствах все еще изучают своих лорсов,  и  конца
этому изучению не видно.
     Иеро неожиданно выругался и шлепнул себя по лбу. Нападение москитов и
плеск воды снизу недвусмысленно свидетельствовали, что Клац  устремился  в
болото. Рев стада буйверов позади стал стихать. Буйверы  не  любят  болот,
хотя при необходимости готовы плыть милями.
     Иеро тоже не любил болот. Ногами и телом он  подал  сигнал  "Стоп"  и
Клац остановился. Лорс шумно выдохнул воздух.
     - Какая мерзость, - сказал Иеро, внимательно оглядевшись. Вокруг  них
расстилалась лужи темной воды. Прямо перед ними лужи  сливались  в  водоем
существенных  размеров.  Они  остановились  на  каменном  островке,  щедро
усыпанном поваленными стволами, без сомнения оставшимися после  последнего
половодья. Здесь было очень тихо, рев стада  буйверов  замирал  далеко  на
востоке. Черная птичка слетела с  покрытого  лишайником  ствола  дерева  и
тихонько защебетала. Мрачные сосны и бледные кипарисы росли прямо из воды,
преграждая путь солнечному свету и придавая местности мрачный вид. Москиты
и слепни свирепствовали, их настойчивость заставила Иеро натянуть  капюшон
куртки. Лорс переступил с ноги на ногу и всхрапнул.
     Их спасла рябь на черной поверхности воды. Иеро был настолько приучен
подмечать все необычное, что, даже шлепая насекомых, обратил  внимание  на
маслянистые усы, протянувшиеся по поверхности: что-то плыло под водой.
     - Вверх! - крикнул он и  натянул  поводья.  Огромное  животное  легко
развернулось на задних ногах, так что они  оказались  по  меньшей  мере  в
десяти футах от края воды, когда вынырнул Щелкун.
     О том, чтобы противостоять ему, не могло быть и речи. Даже  метатель,
покоящийся в кобуре под рукой Иеро, не говоря уже о рогатине и  ноже,  был
почти бесполезен против взрослого  Щелкуна.  Да  и  Клац  чувствовал  себя
неуверенно, несмотря на свою величину и бойцовские качества.
     Отвратительная клювастая голова Щелкуна была четырех футов в длину  и
трех в ширину. Гигантская черепаха вылетела из воды,  разбрасывая  брызги,
когтистые лапы царапнули камень  в  тщетной  попытке  схватить  добычу,  с
высокого, серого иззубренного панциря потоками лилась вода,  желтые  глаза
сверкали. Весил Щелкун, должно быть, свыше трех тонн, но  в  то  же  время
двигался очень быстро. Раньше они весили шестьдесят пять фунтов  максимум,
но после Погибели разрослись до титанических размеров и из-за  них  теперь
многие водоемы стали  непроходимыми  для  всех,  кроме  разве  что  хорошо
вооруженных армий. Даже Озерный Народец должен был с ними считаться.
     И все же, как бы подвижен он ни был, ему не сравняться  с  испуганным
лорсом. Когда распахнутый клюв Щелкуна показался над  верхушкой  островка,
лорс и его всадник оказались  уже  в  сотне  футов  от  опасного  места  и
продолжали быстро удаляться по мелководному болоту, разбрызгивая воду. Как
не глуп был Щелкун, но он понял что  преследовать  добычу  смысла  нет,  и
неохотно захлопнул клюв с громким щелчком, когда скачущий лорс скрылся  за
кучей бурелома.
     Как только они добрались до сухой почвы, Иеро натянул поводья  и  оба
снова  прислушались.  Грохот  стада   буйверов   постепенно   затихал   на
юго-востоке. А поскольку Иеро именно туда и хотел ехать, он направил Клаца
по следу мигрирующего стада. И человек, и животное снова расслабились,  не
теряя осторожности.  В  год  семь  тысяч  четыреста  семьдесят  шестой  от
рождества Господа Нашего бдительность весьма ценилась.
     Иеро вовсе не хотел наткнуться на буйвериху с теленком или на старого
самца, отставших от стада, и потому не спеша правил лорса  на  ту  дорогу,
которую  они  так  поспешно  покинули.  Буйверов  видно  не  было,  но   в
неподвижном воздухе  висела  пыльная  дымка,  взбитая  сотнями  копыт,  да
повсюду валялись груды навоза. Стойкая вонь промчавшегося стада  заглушала
все остальные запахи, что несколько беспокоило и человека  и  лорса,  ведь
оба они полагались на свой тонкий нюх не меньше, чем на глаза и уши.
     И все-таки Иеро решил следовать за стадом. По его оценке оно было  не
очень большим, не более двух тысяч голов, и двигаться за ним вслед  сулило
некую  относительную  безопасность  среди   разнообразных   угроз   тайга.
Двигаться следом за стадом было, конечно, тоже опасно,  но  умный  человек
постарается заслониться меньшей опасностью от большей. Среди этих  меньших
опасностей  были  и  хищники,  следовавшие  за  стадом  буйверов,  задирая
больных, старых и телят. Вот и сейчас пара крупных серых  волков  большими
прыжками пересекала тропинку перед ними, рыкнув на Иеро.  Волки  почти  не
изменились, что было особенно заметно на фоне окружающих мутаций  и  мира,
изменившегося в целом. Некоторые животные и растения, видимо,  устояли  от
генетических деформаций, а среди  них  и  волки.  Пластичность  их  генов,
позволившая в древнем мире вывести  тысячи  пород  собак,  помогла  волкам
сохраниться неизменными. Они стали более умными и свирепыми, но  старались
по мере возможности избегать столкновений с человеком. А еще  они  убивали
любых попадавшихся им домашних  собак,  терпеливо  подкрадываясь  по  мере
необходимости, так что обитатели тайга старались  не  отпускать  собак  от
себя и заставляли их ночами молчать.
     Иеро, будучи экзорсистом и, таким образом, ученым,  все  это  конечно
знал, как знал и то, что волки ему неприятностей не доставят, если он  сам
их не будет трогать. Мысленно он  "слышал"  вызывающее,  пренебрежительное
отношение волков к ним, как, впрочем, и его гигантский скакун, но оба  они
могли также и оценить опасность, которой в данном  случае  практически  не
существовало.
     Вернувшись к легкой иноходи, бездумно хватая по пути  губами  листья,
лорс следовал за стадом, которое в свою  очередь  примерно  придерживалось
дороги. Эту неимоверно грязную дорогу шириной в две повозки вряд ли  можно
было назвать важной торговой артерией  между  востоком  и  западом  Канды,
откуда  Иеро  сейчас  ехал.  Республика  Метц,  гражданином   которой   он
номинально являлся, раскинулась на обширной территории  с  неопределенными
границами, грубо говоря, включающими в себя древние провинции  Саскачеван,
Манитобу и Альберту, а  также  часть  старых  северо-западных  территорий.
Народу на этих обширных пространствах жило так мало,  что  территориальные
границы стали чем-то бессмысленным в древнем смысле этого  слова.  Границы
были теперь скорее этническими или даже религиозными, чем национальными.
     Тайг, обширный хвойный лес, который  простирался  по  северной  части
мира по меньшей мере еще и за миллион лет до Погибели, до сих пор  занимал
главенствующее положение на Севере. Однако и  он  изменился:  многие  виды
растений из теплых стран соседствовали с огромными соснами. Некоторые виды
растений  вымерли,  исчезли  полностью,  как  и  некоторые  животные,   но
большинство выжило и приспособилось к  теплому  климату.  Зимы  на  западе
Канды стали теплыми и  мягкими,  температура  реже  опускалась  ниже  пяти
градусов по Цельсию. Полярные шапки съежились и Земля еще раз оказалась  в
межледниковом  периоде.  Вопрос  о  том,  кто  послужил   причиной   столь
решительных перемен, природа или человек, до сих пор обсуждался в  учебных
аудиториях аббатств. Сведения о парниковом эффекте и его последствиях  еще
хранились в старых записях, но для полной уверенности не  хватало  слишком
большого  количества  утраченных  эмпирических  данных.  Однако,   ученые,
священники и миряне упорно отыскивали все новые данные о прошлых  веках  в
попытках создать облик грядущего. Несмотря на прошедшие почти  пять  тысяч
лет  ужас  перед  стародавним  прошлым  так  и  не  был  забыт.   Основным
побуждением для всех научных исследований было осознание того,  что  ни  в
коем случае нельзя вновь допустить Погибели. С этим-то все были  согласны,
если не считать отверженных и Нечисти. Будучи хорошим  ученым,  получившим
образование в  стенах  аббатства,  Иеро  постоянно  размышлял  о  загадках
прошлого, вот так и теперь, когда он, казалось, дремал в седле.
     Внешний вид  его  был  весьма  эффектным,  и  он  не  без  суеверного
тщеславия вполне осознавал это. Иеро  был  коренастым  молодым  человеком,
чисто выбритым, не считая усов, с прямыми черными волосами, медной кожей и
крючковатым носом доброго Метца.  Он  умеренно  гордился  чистотой  своего
происхождения - ведь он мог без  запинки  перечислить  тридцать  поколений
своих предков. Однажды в школе Аббатства он испытал  глубокое  потрясение,
когда отец аббат мягко указал, что и он,  и  все  другие  истинные  Метцы,
включая самого аббата, происходят от метисов,  франко-канадских  индейцев,
полукровок  далекого  прошлого,  пораженного  бедностью  меньшинства,  чья
удаленность и изолированность от городской жизни помогла  им  спастись  от
Погибели  в  непропорциональном  количестве.  Уяснив  это,  Иеро   и   его
одноклассники  никогда  больше   не   хвастались   своим   происхождением.
Источником гордости  вместо  этого  стали  элитарные  принципы  Аббатства,
базирующиеся исключительно на достоинствах самого человека.
     К спине был прикреплен ремнями его длинный нож, похожий  на  короткий
массивный   меч,   с   прямой   тяжелой   рукоятью,   острым   концом    и
четырнадцатидюймовым закругленным лезвием с одним заостренным краем.  Этот
очень старый предмет, дошедший до сих дней с  допогибельных  времен,  Иеро
получил в награду, как лучший  выпускник.  На  лезвии  были  выгравированы
полустертые буквы и цифры "СШ", "1917" и  "Плюмб,  Фила",  с  изображением
штуковины, похожей на луковицу с прикрепленными листьями. Иеро  знал,  что
этот нож - невероятно  древний,  что  он  когда-то  принадлежал  гражданам
Соединенных Штатов, когда-то  великой  империи,  расположенной  к  югу  от
Канды. Вот и все, что знал он и,  вероятно,  кто  угодно  другой  об  этом
мачете морского пехотинца, сделанного  специально  для  давно  проигранной
кампании в Центральной Америке, позабытой свыше тысячелетий тому назад. Но
это было доброе оружие, и Иеро любил его приятную тяжесть.
     Еще у него  было  короткое  тяжелое  копье  с  древком  из  гикори  и
десятидюймовым стальным  наконечником  листообразной  формы.  У  основания
наконечника под прямым углом к древку проходил  стальной  брусок,  образуя
таким образом то, что любой древний специалист по оружию сразу бы опознал,
как рогатину.  Брусок  был  предназначен  для  того,  чтобы  не  позволить
человеку или животному, пронзенному копьем, добраться до владельца  копья,
наваливаясь на древко. Это оружие не было старым, его  сделали  оружейники
Аббатства для Иеро, когда он выдержал испытание на зрелость. У луки  седла
была пристегнута кобура с  третьим  оружием:  из  кобуры  виднелся  только
деревянный приклад. Это был метатель, заряжаемый  с  дула  гладкоствольный
карабин, чей  полуторадюймовый  ствол  стрелял  шестидюймовыми  разрывными
ракетами. Это оружие  стоило  ужасно  дорого,  его  ствол  был  сделан  из
бериллиевой бронзы, а смертоносные  реактивные  снаряды  производила  лишь
одна маленькая фабричка. Это был подарок отца к окончанию школы,  которому
пришлось заплатить двадцать шуб из первоклассного меха куницы. Когда запас
снарядов иссякнет, метатель будет бесполезен,  но  у  Иеро  было  запасено
пятьдесят снарядов и мало какое существо сможет  остаться  в  живых  после
прямого  попадания  такого  снаряда.  Шестидюймовый  обоюдоострый  нож   с
костяной рукояткой висел у него на поясе в ножнах.
     На нем была прекрасно подогнанная одежда  из  великолепно  выделанных
оленьих шкур, почти таких же мягких, как ткань. В кожаных седельных сумках
были упакованы меховая куртка, рукавицы и  складные  снегоступы,  а  кроме
того еда, несколько кусочков меди и серебра для торговли,  принадлежности,
необходимые ему, как экзорсисту. На ногах у Иеро были высокие  башмаки  из
толстой оленьей кожи с трехслойными задниками и многослойной подошвой.  На
его шее на прочном ремне висел серебряный медальон -  заключенные  в  круг
крест и меч - символ Аббатства. На бронзовом квадратном лице были нанесены
знаки его служебного положения в Аббатстве: желтый кленовый лист на лбу, а
под ним две зеленые змеи, обвившиеся  вокруг  древка  копья.  Эти  символы
пришли  из  глубокой   древности   и   в   первый   раз,   по   достижении
соответствующего ранга. Их навесил сам глава Аббатства,  Отец  Настоятель.
Каждое утро Иеро обновлял знаки краской из маленьких баночек,  хранившихся
в седельных сумках. Все люди, жившие на севере, знали эти символы и  чтили
их, за исключением людей, преступивших закон, да  тех  противоестественных
созданий,  которых   породила   Погибель   -   лемутов,   злейших   врагов
человечества. Лемуты получили свое название  от  искаженных  древних  слов
"летательная  мутация".  Ныне  это  выражение  приобрело  иное   значение:
существо, летательное для человека, а не для самого себя.
     Иеро было тридцать шесть лет и он до  сих  пор  не  был  женат,  хотя
большинство людей его возраста уже были главами больших семей. Однако,  он
не хотел становиться аббатом или иным членом иерархии, и в конечном  счете
просто администратором. Когда его поддразнивали по этому поводу,  он  чаще
всего делал неподвижное лицо и замечал, что ни одна женщина,  или  женщины
не могут  заинтересовать  его  настолько,  чтобы  он  смог  вытерпеть  эту
церемонию. Однако, обета безбрачия он не давал.  Целибат  для  священников
остался  в  далеком  прошлом.  Считалось,  что  священники   должны   быть
неотъемлемой частью мира, должны сражаться, работать, участвовать во  всех
мирских делах, А нет ничего более мирского, чем секс.  Аббатства  не  были
даже уверены, существует ли где-то до сих пор, где-то  далеко,  далеко  за
восточным океаном Рим - древняя легендарная резиденция их религии. Но даже
если он и существует, их давнее традиционное подчинение  своему  понтифику
исчезло навсегда, исчезло вместе с умением поддерживать связь  на  дальних
расстояниях и многими другими вещами.
     Ярко светило полуденное солнце.  Громко  пели  многочисленные  птицы.
Небо было безоблачным, но в августе уже не было жарко. Лорс трусил лишь  с
такой скоростью, чтобы Иеро его не подгонял  и  ничуть  не  быстрее.  Клац
любил своего хозяина и знал точно, когда тот потеряет  терпение  и  начнет
подгонять его. Большие уши лорса стригли  воздух  в  непрестанных  поисках
новостей,  отмечая  каждое  движение  даже  самых  необычных  животных  на
расстоянии не меньше,  чем  в  четверти  мили.  Но  пыльная  дорога  перед
скакуном и всадником была пустынна, испещрена свежим навозом  и  истоптана
стадом буйверов, чей топот был еще слышен вдалеке.
     Дорога шла по девственному лесу. Большая часть  Кандского  континента
была не  населена  и  полностью  не  изучена.  Поселения  имели  тенденцию
располагаться поблизости от больших Аббатств, поскольку  отважные,  ищущие
приключений  люди  имели  обычай  исчезать.  Незапланированные  пионерские
поселения, обязанные своим существованием неизбывной тяге к свежим  землям
имели обычай таинственным образом прекращать связь с другими  поселениями.
А потом в один прекрасный день  какой-нибудь  охотник,  а  может  быть,  и
священник,  посланный  из  ближайшего  Аббатства,  находил  лишь  покрытые
плесенью полусгнившие дома и заросшие поля вокруг них, Время от времени  в
народе болтали, что  Аббатства  не  поддерживают  колонистов  и  стараются
мешать основанию новых лесных поселков, но никто и подумать  не  мог,  что
священники каким-то образом  ответственны  за  исчезновение  людей.  Совет
Аббатства неоднократно выступал против безрассудных пионерских поселений в
неизвестных районах. Однако, за исключением некоторых  весьма  специальных
областей знаний, которые изучали  священники,  секретов  у  Аббатств  было
немного и они никогда  не  вмешивались  в  повседневные  дела  мирян.  Они
старались отстраивать новые Аббатства как  можно  скорее,  создавая  таким
образом новые анклавы цивилизации,  вокруг  которых  могут  группироваться
новые поселения, но как бы много народу в  мире  не  было,  лишь  немногие
могут стать добрыми священниками или солдатами. Дела шли медленно,
     Мнемоническая  тренировка  помогла   Иеро   по   пути   автоматически
раскладывать все увиденное по полочкам на случай, если  в  будущем  что-то
понадобиться. Гигантские стройные  сосны,  огромные  белоствольные  осины,
оливковые кроны пальметто, между деревьев промелькнул гигантский тетерев -
все пригодится для картотеки Аббатства. Священники в самом начале обучения
усваивали, что точные знания - единственное настоящее оружие против дикого
и изменчивого мира.
     Лорс и его всадник находились  уже  в  восьми  днях  пути  от  самого
восточного Аббатства Республики Метц и та дорога, что они избрали, уводила
далеко к югу от главной юго-восточной торговой артерии, соединяющей Метц с
далеким Государством Отца, и была  практически  неизученной.  Иеро  выбрал
направление путешествия после тщательных размышлений из-за  того,  что  он
сам направлялся на юго-запад, и от того, что  на  нем  он  сможет  собрать
новые данные для исследовательских центров Аббатств.
     Мысли его вновь и вновь возвращались к его миссии. Он  был  одним  из
шести добровольцев,  отобранных  Аббатством.  Никаких  иллюзий  по  поводу
грозивших ему в этом деле опасностей он  не  имел.  Мир  был  полон  диких
зверей и еще более диких людей, живущих вне всяких законов  и  заключивших
союз с тьмой и лемутами. Да и сами лемуты разве не  в  счет?  Два  раза  в
жизни ему приходилось сражаться против лемутов, и последний раз  два  года
назад. Стая штук в пятьдесят ужасных обезьяноподобных существ, до тех  пор
неизвестных, оседлав огромных пятнистых собакоподобных животных, напала на
караван, идущий по великому западному пути, а он  в  то  время  командовал
охраной.  Несмотря  на  всю  их  настороженность  и  предусмотрительность,
несмотря  на  сотню  тренированных  монастырских  служек,  на  вооруженных
торговцев, каждый из которых был добрым бойцом, нападение это было  отбито
лишь с большим трудом А в  результате  -  двадцать  погибших  и  несколько
пропавших повозок с добром. И ни одного пленного -  живого  или  мертвого.
Если какой-либо  лемут  погибал,  одно  из  этих  огромных  собакоподобных
животных подхватывало его и утаскивало прочь.
     Иеро несколько лет изучал все сведения, касающиеся лемутов, и знал об
их различных типах так много, как  ни  один  другой,  не  достигший  ранга
аббата. Он знал достаточно, чтобы понять, сколь многого он еще  не  знает,
что в огромном мире существует  многое  такое,  о  чем  он  совершенно  не
осведомлен.
     Мысль о предвидении заставила  Иеро  натянуть  поводья  и  остановить
лорса. Использовать силы своего разума с помощью или без помощи лориногена
будет весьма опасно. Нечисть тоже обладает огромными ментальными силами  и
кто-то из них может насторожиться, уловив мысли человека, и  потянуться  к
источнику. Нетрудно себе представить, что произойдет, когда стая, подобная
той, что напала на караван, набросится на одинокого человека.
     И все же здесь должна быть какая-то опасность и предвидение частенько
помогает избежать опасности, если не пользоваться предвидением  чрезмерно.
"Самые лучшие наши советчики - это разум, знания и чувства", - учили  отцы
настоятели. - Мысленное прощупывание и предвидение их  не  заменит.  Часто
пользоваться ими очень опасно". Это-то достаточно ясно. Но Иеро Дестин был
не беспомощным юнцом,  а  опытным  офицером-священником  и  действовал  не
раздумывая, почти рефлекторно.
     Он заставил лорса сойти с дороги, как и  в  тот  раз,  когда  услышал
топот стада буйверов почти на грани слышимости.
     "Они мигрируют слишком быстро", -  подумал  он,  мельком  удивившись,
отчего бы это.
     На маленькой залитой солнцем полянке  в  сотне  ярдов  от  дороги  он
спешился и приказал Клацу нести охрану. Большой лорс знал свое дело так же
хорошо, как и человек. Он вскинул  неуклюжую  голову  и  качнул  пока  еще
мягкими рогами. Из левой седельной сумки Иеро достал свой дорожный  ларец,
снял крышку, вытащил фигурки, кристалл и орарь. Накинув орарь через плечо,
он уселся, скрестив ноги, на сосновые иглы и уставился в кристалл. В то же
время он положил левую  руку  на  крышку  ларца,  легонько  касаясь  кучки
фигурок, а правой перекрестился.
     - Во имя Отца, его казненного Сына и Духа, - произнес он нараспев,  -
я, служитель божий, хочу увидеть, что ждет  меня  впереди  на  дороге.  Я,
скромный служитель людей, прошу о помощи в  моем  путешествии.  Я,  земное
создание, прошу предзнаменования.
     Внимательно вглядываясь в кристалл, он  сосредоточил  свои  мысли  на
дороге и особенно на ее юго-восточной части, куда он и направлялся.
     На  какое-то  мгновение  прозрачный   кристалл   затуманился,   будто
наполнившись парящими призраками дымки. Через несколько  тысяч  лет  после
того, как западные антропологи отказывались верить своим глазам,  наблюдая
за тем, как австралийские аборигены  переговариваются  через  сотни  миль,
вглядываясь каждый в свою лужицу воды, человек семьдесят  пятого  века  от
Рождества Христова готовился увидеть, что ждет его в пути.
     Иеро не спускал с кристалла  глаз,  туман  в  кристалле  рассеялся  и
священник почувствовал, что он будто стал частью камня,  Он  отбросил  это
знакомое ощущение в сторону и обнаружил, что смотрит на стадо  буйверов  и
дорогу сверху, с высоты нескольких  сотен  футов.  Он  пользуется  глазами
птицы. "Почти наверняка, сокола", - подумал Иеро независимой частью своего
сознания. Под ним проносилась земля,  и  он  накрепко  запомнил  все,  что
видел. Здесь - озеро, там, на юге - река  разливается  в  большое  болото,
через которое дорога, похоже, идет по сваям. Об этом в его инструктаже  не
упоминалось, надо присмотреться получше. Птица и не  подозревала,  что  ее
используют. Иеро ни в каком смысле не управлял ею. Дело тут было совсем  в
ином, задача его гораздо более трудная и даже не  всегда  выполнимая.  Его
сосредоточенность на своем маршруте позволяла сознанию какого-то существа,
которое видело этот маршрут наиболее ясно, каким-то образом притянуть  его
сознание, как магнит притягивает иголку. Если бы в небе не было птицы, его
глазами послужила бы белка, сидящая на высоком дереве, или даже  буйвер  в
первом ряду стада, если бы ничего более подходящего не подвернулось. Лучше
всего, конечно, соколы и орлы, в небе их всегда достаточно, так что обычно
с большей вероятностью можно воспользоваться одним из  них,  Их  глаза  не
вполне соответствовали  человеческим,  но,  по  крайней  мере,  зрение  их
бинокулярное. Приспособиться к ним было легко человеку с таким опытом, как
у Иеро, который в случае необходимости смог бы  воспользоваться  и  широко
расставленными глазами оленя, который каждым глазом видел свою картинку.
     Он заметил, что буйверы бегут быстрой трусцой, не снижая темпа  -  не
панически, но настороженно, будто им угрожает какая-то опасность,  но  она
еще далеко.  Те  два  волка,  что  он  видел  раньше,  не  смогли  бы  так
подействовать на стадо, и Иеро снова мельком подумал, что же могло вызвать
такой эффект.
     Иеро вышел из транса и взглянул на свою  левую  руку.  В  его  кулаке
оказались зажатыми две из  маленьких  фигурок.  которые  он  разбросал  по
неглубокой внутренней поверхности крышки ларца. Он разжал кулак  и  увидел
миниатюрную руку, означавшую "дружбу". Он бросил ее в крышку и взглянул на
другой символ. То  был  миниатюрный  деревянный  рыболовный  крючок.  Иеро
бросил и его туда же, а затем  задумчиво  ссыпал  все  фигурки  в  кожаный
мешочек. Его подсознание в попытке  прозреть  будущее  выбрало  любопытную
комбинацию символов, над  которой  необходимо  было  подумать.  Рыболовный
крючок имел несколько значений. Одно из них - "скрытая опасность".  Другое
- "скрытое значение", или, в более широком смысле, загадка. В совокупности
с раскрытой рукой одним из значений  могло  быть  "вскоре  появится  друг,
владеющий некоей тайной". Другим значением могло быть также:  "Остерегайся
друга с виду, который принесет тебе зло". Любопытно, но все это  никак  не
было связано ни с рыбой, ни с рыбной ловлей! Символов было только сорок  и
потому  предсказания  были  частенько  невразумительными.   Но   как   это
указывалось  каждому   новичку,   приступающему   к   изучению   искусства
предвидения, если эти сорок фигурок спасут твою жизнь, или чью-либо другую
жизнь хотя бы один раз, то разве этого недостаточно, чтобы оценить  их?  А
искушенный чуткий мужчина или женщина могут многое извлечь  из  них.  Иеро
относился к своим способностям в этой области как к весьма средним,  ни  в
какое сравнение не идущим к его способности пользоваться исподтишка  чужим
зрением. Но предсказания и раньше помогали  ему  и  он  всегда  чувствовал
некоторое облегчение, воспользовавшись своей способностью предвидения.
     Он упаковал седельный мешок, и тут лорс, продолжающий  нести  охрану,
внезапно всхрапнул. Иеро повернулся, его тяжелый клинок  будто  сам  собой
выскочил из-за левого плеча и оказался  в  руке.  Только  тут  он  заметил
небольшого медведя.
     За прошедшие тысячелетия медведи изменились, как и все остальное,  то
есть все медведи изменились по-своему. Это  был  бурый  медведь  и  зоолог
двадцатого века не заметил бы ничего странного в его теле, если не считать
более широкого и округлого лба. Если бы он обращал внимание не  только  на
внешний облик, а заглянул бы зверю в глаза, то  смог  бы  заметить  и  еще
кое-что. Медведи никогда не были глупы, теперь же они, возможно, в  разной
степени, потеряли уровень животного. Иеро отметил, что медведь был один.
     Медведь казался совсем еще подростком.  Он  стоял  на  задних  лапах,
бессильно  свесив  передние  на  живот.  "Должно  быть,  он  весит   около
полутораста фунтов, - подумал Иеро. - Может быть, он весит и больше, и  не
исключено, это совсем не пестун, а совершенно новый  вид".  Он  попробовал
прощупать разум животного и получил  в  ответ  неожиданно  сильную  мысль.
"Друг - друг человек - еда (мольба). Друг - помощь -  опасность  (ощущение
жара). Друг  -  медведь  (он  сам,  ощущение  идентификации)  -  помощь  -
опасность." Мысли его были на удивление живыми и ясными. Иеро  приходилось
общаться с животными, и каждый раз с известным напряжением  сил,  но  этот
зверь обладал силой мысли, сравнимой с мыслью тренированного человека. Да,
много чудес на свете!
     Человек опустил свой короткий меч и расслабился, медведь тоже  уселся
на пятки.  Иеро  мысленно  велел  Клацу  оставаться  настороже  и  отметил
мимоходом, что лорс, похоже, считает медведя безобидным.
     Иеро забрался в седельный  мешок  и  достал  сушеного  спрессованного
пеммикана. Древняя дорожная пища  людей  севера,  состоящая  из  животного
жира, кленового сахара и сушеных ягод, спрессованных в пирог, до  сих  пор
сохранила свое название неизменным. Иеро отломил кусок  пеммикана,  бросил
его медведю и мысленно спросил:
     "Кто, что несет опасность?"
     Медведь поймал  пеммикан  передними  лапами  совершенно  человеческим
жестом и сразу же целиком  запихал  себе  в  пасть.  Мысли  его  мгновение
затуманились, потом вновь прояснились.
     "Пища добрая, сытная - еще. Что-то зловещее приближается - охотится -
охотится на людей, зверей -  охотится  на  этого  человека  -  уже  совсем
недалеко позади - недалеко впереди - смерть повсюду  -  медведь,  он  сам,
поможет человеку".
     В конце последовала неясная  мысль,  и  человек  понял,  что  медведь
старается сообщить ему свое имя. Оно было  совершенно  непроизносимым,  но
Горм будет достаточно хорошим приближением. За четкими  и  ясными  мыслями
Иеро смог рассмотреть и еще кое-что. Горм  действительно  был  еще  совсем
юным медведем, ему было около трех лет и он совсем недавно появился в этом
районе - пришел с Востока. Но опасность действительно существует  и,  пока
они стояли здесь,  смыкалась  вокруг  них  со  всех  сторон.  На  короткое
мгновение через разум медведя  перед  ним  мелькнула  полнейшая,  холодная
злоба, такое впечатление, будто что-то пухнет и жиреет где-то  в  укромном
месте и сплетает паутиной ужаса весь лес. Теперь  он  понял,  что  медведь
показал это ему намеренно, чтобы внушить, как  сильна  опасность.  Лемуты,
Нечисть! Ничто иное не может внушить такой  страх  обычному  человеку  или
зверю. Клац позади него фыркнул и ударил в землю большим передним копытом.
Он уловил большую часть их мысленного обмена и то, что он  понял,  ему  не
понравилось.
     Иеро повернулся спиной к Горму и кончил упаковываться.  Он  убедился,
что пестун опасности не представляет, что медведь и сам боится, но в то же
время стремится  ему  помочь.  Цивилизованные  люди  теперь  крайне  редко
охотились на медведей и стародавней вражды между пионерами  и  поселенцами
больше не существовало.
     Усевшись в свое высокое седло, человек  послал  вопросительную  мысль
зверю
     "Куда?"
     "Следуй-осторожно-вначале опасность-медленно следуй", -  раздалось  в
ответ. Горм встал на все четыре лапы и поспешно бросился прочь с  полянки.
Безо всякого предупреждения Клац повернулся и пустился следом за медведем,
стараясь держаться в футах пятнадцати от него. Тот факт, что лорс  доверял
медвежонку, и был главным доводом для Иеро,  когда  он  принимал  решение.
Порода лорсов была выведена не только сильной  и  искусной  в  бою,  но  и
бдительной -  их  ментальные  сторожевые  качества  оценивались  столь  же
высоко, как и физические.
     Они отправились на юг тем же путем, каким шел Клац,  и  вскоре  вновь
пересекли дорогу. И тут медведь сделал нечто  такое,  что  заставило  Иеро
вытаращить глаза. Передав им сигнал остановиться, Горм снова перешел через
грязную дорогу, а затем протащил себя обратно на  передних  лапах,  стерев
толстым брюхом  следы  широких  копыт  Клаца.  Теперь  на  пыльной  дороге
остались только следы стада буйверов да смазанное пятно.
     "Следуй-иди по  твердому  грунту  потихоньку-не  оставляй  следов,  -
мысленно  услышал  Иеро.  -  Не  говори-следи  за  мной-другие  подслушают
очень-опасно".
     Иеро  кивнул  сам  себе.  Медведь  действительно  умен,  очень  умен.
Поблизости, видимо, гнездо лемутов. или какой-то центр, или  что-то  вроде
этого. Если пользоваться мысленной речью, ее легко можно перехватить и  по
их следам может устремиться  нечто  ужасное.  Он  вспомнил  то  мимолетное
ощущение отвращения и ледяной ненависти, которое передал ему медведь, и по
спине у него пробежали мурашки.
     Некоторое время Горм бежал легкой трусцой, что  для  лорсов  означало
лишь широкий шаг. Воин-священник не ослаблял внимания.  Иеро  был  опытным
лесным жителем, и потому отметил, что  медведь  ведет  их  по  каменистому
грунту  и  что  в  лесу  слишком  тихо.   Обширные   леса   Канды   стояли
непотревоженными и обычно были полны жизни - на деревьях, на земле и  даже
в  воздухе.  А  сейчас  вокруг  было  тихо.  Ни  одна  белка  не  обругала
путешественников, немногочисленные птицы трусливо прятались в ветвях и  не
было видно ни одного следа больших животных, таких,  как,  скажем,  олень.
Был тихий и безветренный осенний полдень и почти бесшумный шелест  листьев
громом отдавался в ушах Иеро. Его мозг был  угнетен.  Он  почти  физически
ощущал давление снаружи, будто сам воздух отчего-то сделался плотней.
     Иеро перекрестился. Эта странная тишина и  ментальное  давление  были
неестественными и могли исходить только от сил тьмы,  от  Нечисти  или  от
какого-нибудь их логова.
     Внезапно Горм остановился. Благодаря какому-то сигналу,  которого  не
уловил всадник, огромный лорс получил какой-то приказ. Он  тоже  мгновенно
остановился и так же внезапно лег, скорчившись  за  большой  грудой  палых
листьев. Клац весил всего лишь чуток меньше тонны, но опустился на  колени
с грацией танцора совершенно  беззвучно.  Иеро  тоже  лег  на  шею  лорса,
вытянулся и постарался увидеть, что же так насторожило его проводника.
     Перед ним открылась широкая  и  неглубокая  впадина,  редко  поросшая
молоденькой ольхой и  низкорослым  кустарником.  Прямо  на  их  глазах  из
высокого леса справа появилось что-то, около дюжины каких-то фигур.
     Иеро  считал,  что  знаком  со  многими  видами  лемутов:  Крысюками,
Волосатыми ревунами, Немедведями, которые вовсе  не  были  ни  людьми,  ни
медведями,  Липунами  и  некоторыми  другими.  Но  перед  ним  была  новая
разновидность и, как все  лемуты,  весьма  неприятная  на  вид,  Они  были
невысокими,  в  среднем  не  выше  четырех  футов,  но  очень  широкими  и
приземистыми. Были они прямоходящими, но  позади  них  болтались  пушистые
хвосты.   Они   были   полностью    покрыты    влажно-маслянистым    мехом
желтовато-коричневого оттенка, а морды с глазами-бусинками были  узкими  и
злобными. Даже искушенному современнику было трудно  проследить  линию  их
предков,  ведущую  к  генетическому  взрыву  в  семействе  росомах   после
Погибели,  и  Иеро  просто  отметил,  что  перед  ним  новая   и   опасная
разновидность лемутов. Опасная потому, что у них были настоящие руки, а их
круглые головы и сверкающие глаза выражали злобный разум высокого  уровня.
Одежды на них не было, но каждый нес длинную дубину, на  утолщенном  конце
которой поблескивали черные осколки  обсидиана.  Волна  злобных  намерений
подобно облаку газа распространялась перед ними. Шли они цепочкой, забавно
подпрыгивающей походкой, однако,  очень  быстро.  Через  каждые  несколько
шагов  их  вожак  останавливался  и  нюхал  воздух,  затем  опускался   на
четвереньки и осматривал землю, а остальные внимательно  осматривались  по
сторонам. Трое путешественников на  холмике,  возвышающемся  над  отрядом,
замерли и даже старались не  дышать.  Злобные  мохнатые  Прыгуны,  как  их
окрестил Иеро, были примерно в двухстах ярдах и если продолжат идти  через
впадину   не   сворачивая,   то   выберутся   из   нее   прямо   рядом   с
путешественниками. Но когда  цепочка  сгорбленных  фигур  достигла  центра
углубления, они остановились.  Иеро  напрягся  и  рука  его  потянулась  к
реликварию, где хранился яд,  потому  как  откуда-то  появилась  еще  одна
фигура, приближающаяся теперь к мохнатым Прыгунам.
     Несомненно, это был высокий человек, облаченный в  темно-серый  плащ,
из-под которого виднелись только  обутые  в  сандалии  ноги.  Капюшон  был
откинут и в вечерних лучах солнца ясно виднелась голая безволосая  голова.
Кожа его была какой-то бледной, казалась мертвенно-бледной,  а  цвет  глаз
казался изменчивым - его невозможно было рассмотреть с такого  расстояния.
На плаще с правой стороны  груди  был  какой-то  символ  в  виде  спирали,
который  тоже  было  трудно  рассмотреть,  нанесенный  чем-то  красным  на
переплетении кругов и линий. Никакого оружия у него видно не было,  но  от
него исходила аура ментальной силы  и  холодной  угрозы,  как  тот  холод,
которым огромный айсберг извещает о своем приближении мореплавателей.
     К добру ли, к худу ли, но это  был  экстраординарный  случай  и  Иеро
хорошо это понимал. Вот  уже  несколько  столетий  ходили  слухи,  и  даже
больше,  чем  слухи,  что  у  Нечисти  есть   руководители-люди,   целиком
предавшиеся злодеяниям и коварству. В нескольких  случаях  о  таких  людях
сообщалось, что  их  мельком  видели,  когда  они  руководили  нападениями
Нечисти на караваны или поселения Аббатств, но слухи эти были  смутными  и
противоречивыми.
     Однако, в двух случаях убили людей, пытавшихся проникнуть в секретный
учебный центр и к охраняемым картотекам Центрального Аббатства в Саске.  И
каждый раз тела убитых почти сразу же растворялись,  и  оставалась  только
куча гнили, так что и  исследовать  было  нечего,  кроме  обычной  одежды,
по-видимому, когда-то принадлежавшей обычным людям.  Но  в  каждом  случае
монастырские охранники и священники поднимали тревогу из-за мысленного,  а
не плотского ощущения опасности, и в каждом случае те  люди  или  существа
проникали сквозь многочисленную охрану, которая  утверждала  впоследствии,
что ничего не видела.
     Существо, оказавшееся сейчас перед Иеро, могло быть только  одним  из
тех таинственных людей,  которые,  как  предполагалось,  правят  Нечистью.
Никакой нормальный человек, даже отверг, не стал  бы,  да  и  не  смог  бы
общаться с этой злобной стаей. А тем более, когда этот человек  подошел  к
дикарям, они раболепно съежились, явно выказывая страх.
     Вожак Мохначей, низко склонившись, подошел к человеку  и  они  отошли
немного в сторону, а остальные сгрудились в кучку, непрестанно  похрюкивая
и повизгивая низкими голосами. Иеро увидел, что губы человека шевелятся  и
в ответ время от времени поблескивали желтые  клыки  вождя  Прыгунов.  Они
явно разговаривали друг с другом, не пользуясь мыслеобменом! И  хотя  Иеро
внутренне содрогался от отвращения ко всей этой банде, ученый  внутри  его
не мог не восхищаться подобным искусством. Когда  пользуются  естественной
речью, не возникает предательских потоков мысли, из-за которых  он  боялся
обращаться к Клацу чаще, чем только в силу крайней необходимости  и  из-за
чего медведь и призвал их к мысленному молчанию.
     Теперь совещание, видимо,  окончилось:  человек,  очевидно,  отпустив
стаю ужасных существ, повернулся и пошел прочь в том  направлении,  откуда
пришел. То есть, на юго-восток. Мохнатые прыгуны обступили  своего  вождя,
который прорычал им нечто такое, что заставило их  утихомириться.  В  одно
мгновение они снова  образовали  цепочку  и  потопали  по  опавшей  листве
обратно, то есть на запад.
     Как только человек  в  сером  плаще  исчез  в  одном  направлении,  а
мохнатые Прыгуны в другом, трое путешественников слегка  расслабились.  Но
ни один не рискнул воспользоваться мысленной речью, а просто все  спокойно
сидели и ждали.
     По  прошествии  доброго  получаса  медведь  встал  и  потянулся.   Он
оглянулся на Клаца и его всадника, не посылая никакого сообщения, но смысл
его взгляда был и так ясен. Большой лорс встал бесшумно, как и ложился,  и
Иеро   внимательно   осмотрел   молчаливый   лес   со   своего    удобного
наблюдательного пункта на высокой спине лорса.
     Восходящее солнце бросало косые лучи сквозь сосны и клены, сверкая  в
подлеске  пятнами  живой  зелени  и  окрашивали  груды  опавшей  листвы  в
красновато-коричневый и  золотой  цвет,  Поваленные  бревна  засверкали  -
зеленые мхи и лишайники улавливали последние лучи заходящего солнца.
     "Как прекрасна эта страна, - подумал священник,  -  и  сколько  злобы
прячется под ее очарованием".
     А Горм в это  время  был  целиком  занят  делом  и,  когда  он  начал
спускаться во впадину, Клац последовал  за  ним,  причем  его  раздвоенные
копыта шумели листьями не больше, чем какая-нибудь мышь.
     Иеро забеспокоился, заметив, что медвежонок направляется прямо к  той
точке на дальней стороне  углубления,  где  исчезла  зловещая  личность  в
плаще. И хотя Иеро отчаянно жаждал  узнать  побольше  об  этом  порождении
мрака, узнать его намерения, он вовсе не желал столкнуться  с  ним  лоб  в
лоб. В конце концов, прежде всего - его миссия - идти вперед,  на  восток!
Он не отважился послать мысленное сообщение, когда  враги  так  близко,  а
ощущение ментального угнетения все еще висело тяжким грузом на его душе, и
не смог придумать никакого другого способа заставить медведя  остановиться
или сменить направление, кроме как свистнуть.
     Горм оглянулся и увидел, что  человек  настойчивыми  жестами  требует
остановиться. Он остановился и подождал Клаца.  Иеро  смотрел  на  медведя
сверху вниз и никак не мог придумать, каким  же  образом  объяснить  тому,
чего он добивается. Он продолжал держать прочный мысленный блок  и  весьма
ясно представлял себе, стоит только снять его, как стаи  дьяволов  тут  же
бросятся на них со всех сторон света. Но Горм выручил  его.  Проницательно
посмотрев на Иеро, медведь наклонился и очистил клочок  земли  от  листьев
своими удивительно ловкими передними лапами. Одним  когтем  он  провел  по
земле длинную линию, завершив ее стрелкой, как это  мог  сделать  человек.
Линия вела в том направлении, в котором они шли. С обеих сторон стрелки  и
позади нее Горм тщательно  выцарапал  множество  кружочков  или  спиралей.
Священник тут же вспомнил  переплетенный  символ  на  плаще  врага.  Смысл
рисунка был совершенно ясен. Им угрожала опасность сзади и с обеих  сторон
и, несмотря на то, что они  идут  по  следам  зловещего  лысого  человека,
двигаться в этом направлении менее опасно, чем  в  любом  другом.  Медведь
поднял голову, и Иеро кивнул. Горм засыпал листьями свой рисунок  и  снова
без суеты пустился в путь. Легкое движение человека - и огромный скакун  -
Клац - послушно зашагал вслед за медведем.
     Всадник вновь и вновь вспоминал,  как  вел  себя  медведь  с  момента
своего появления. Ну совсем как человек! Считалось,  что  Озерный  народец
столь же разумен, как люди, хотя у них другие взгляды на жизнь. Многие  из
лемутов,  конечно  же,  были  такими  же  разумными,  как  люди,   однако,
неимоверно более злобными и опасными в физическом и  духовном  смысле.  Но
вот  и  еще  у  одной  породы  животных  загорелся  огонь  разума.   Перед
монастырскими теологами встанет превосходная задача, хмуро думал Иеро. Они
до сих пор так и не могли прийти к согласию по  поводу  духовного  статуса
Озерного народца, а тут еще новая порода  существ,  о  которой  ничего  не
говорится в священном писании, подольет масла в доктриальный огонь.
     Солнце быстро садилось за высокие деревья, но Клац  видел  в  темноте
как кошка, да и медведь, вероятно, тоже, так что  Иеро  не  видел  особого
повода для беспокойства. Он и сам видел в сумерках так же  хорошо,  как  и
многие звери - результат детства, проведенного в лесу, а вместе  с  тем  и
развитые способности умелого охотника. Он не спешил устраивать стоянку:  с
одной стороны, потому что  не  особенно  устал,  с  другой  -  потому  что
стремился выехать из этой искусственной лесной тишины, из зоны  мысленного
давления, которое он так сильно ощущал.
     Пару миль маленький отряд шел по чистому сосновому  лесу,  медведь  и
лорс оставляли за собой лишь легкое  потрескивание  сосновых  иголок.  Уже
наступили сумерки, но временами луч солнца  еще  прорывался  сквозь  кроны
деревьев, чтобы осветить клочок земли или кустик папоротника.
     И тут вдруг безо всякого предупреждения Горм исчез. Вот только что он
мягко  трусил  перед  ними  в  десяти  футах  -  и  вот  он  исчез.   Клац
насторожился, поднял большие уши, его широкие ноздри затрепетали, будто он
уловил какой-то запах. Всадник мягко потянулся  к  метателю,  висевшему  в
кобуре у седла, в то же время внимательно оглядываясь.
     "Неужели предательство? - запрыгали его мысли. - Медведь... был ли он
истинным другом или фигурка рыболовного  крючка  говорила  о  другом  -  о
фальшивом друге и проводнике-предателе?" - Метатель  был  уже  вытащен  из
кобуры и и лежал на луке седла, когда тишину нарушил голос.
     Музыкальный  и  глубокий  голос  опытного  оратора  зазвенел   из-под
нависших ветвей слева от Иеро, полилась чистейшая метская речь.
     - Уродливый зверь и его еще более уродливый всадник. Так вот кто идет
по следам С'нерга? Не эту ли добычу мы искали весь день?
     Один из редких лучей заходящего солнца брызнул прямо на плоский валун
примерно в двадцати футах слева от лорса. На нем стоял, скрестив  руки  на
груди, человек в сером плаще, с неимоверно отвратительной усмешкой холодно
смотревший на Иеро. Медведя и следа не было. Очевидно, двое людей  и  лорс
были одни.
     - Священник, причем  какого-то  ранга  в  вашей  абсурдной  иерархии,
насколько я вижу, - сказал человек в плаще, имя которого,  очевидно,  было
С'нерг. - Мы редко видим священников в наших краях  и  мы  не  любим  этих
паразитов. Когда я  накажу  тебя  в  назидание  другим,  попик,  мы  будем
встречать их здесь еще реже!
     Слушая голос врага,  Иеро  постепенно  все  крепче  сжимал  метатель,
лежащий поперек седла и направленный в сторону от неприятеля.  У  него  не
было никаких иллюзий по поводу своей безопасности,  несмотря  на  то,  что
С'нерг казался невооруженным. Из-за почти невидимой ауры, которую  излучал
этот человек грозного ощущения силы, метский воин-священнослужитель понял,
что находится перед великим  адептом,  мастером  поразительной  ментальной
мощи, который своей силой, хотя и мрачной, равен  члену  Совета  или  даже
Великому Аббату. Воспользоваться против такого физическим  оружием  -  это
вопрос чистой удачи.
     Опустив руки С'нерг сошел с валуна и  направился  к  Иеро.  Тут  Иеро
вскинул метатель и попытался выстрелить. Но палец его  не  мог  нажать  на
курок. Иеро охватил мышечный спазм, дуло оружия немного не дошло до  цели,
но повернуть его еще чуть-чуть он не смог. Несмотря на все усилия,  он  не
мог пошевелиться. В агонии он смотрел  сверху  вниз  на  С'нерга,  который
бесстрастно стоял у его левой ноги  и  невозмутимо  смотрел  снизу  вверх.
Одной лишь силой своего  невероятного  разума  он  сковал  движения  Иеро.
Священник смутно ощущал, что огромный лорс  тоже  стремится  вырваться  из
подобного мысленного принуждения, но получается это у него столь же плохо,
как и у хозяина. От неимоверных усилий со лба  Иеро  ручьем  лил  пот,  он
старался разорвать узы, старался использовать  все  то,  чему  его  учили,
чтобы разорвать  смертоносную  петлю,  которой  его  окутал  колдун.  Иеро
заглянул в глаза С'нерга  и  по  его  телу  пробежала  дрожь.  У  злобного
чародея, казалось, не было зрачков, и его глаза  выглядели  серыми  ямами,
отверстиями, ведущими в безымянную пустоту. Несмотря на все  свои  усилия,
Иеро ощущал побуждения спешиться. Каким-то образом он  понимал,  что  если
сойдет на землю, контроль над ним станет еще сильнее и сам тот  факт,  что
он оказался высоко в седле, слегка помогает ему уменьшить давление  власти
С'нерга.  Может  быть,  мелькнула  мысль  в  дальнем  уголке  его  разума,
физические жизненные силы лорса, хотя он  и  сам  сопротивлялся,  каким-то
образом вливаются в его хозяина,  помогая  ему  держаться.  Вглядываясь  в
ужасные белые глаза, Иеро заметил, несмотря на  улыбку  на  жестком  лице,
будто изваянного из мрамора трупного цвета, на лбу С'нерга тоже  выступили
бисеринки пота. Напряжение сказалось и на нем. Но Иеро уже не мог  вынести
дальнейшей борьбы. Он покачнулся в седле.
     - Во имя Отца, - выдохнул он вслух, сопротивляясь из  последних  сил.
Холодная улыбка на лице адепта Нечисти стала шире.
     И тут-то внезапно вернулся Горм.  Даже  у  очень  маленького  медведя
весьма  мощные  челюсти  и  сейчас  они  крепко   вцепились   в   наиболее
чувствительную  часть  тела  чародея.  Тот  вскрикнул  от  боли  и  испуга
удивительно высоким дрожащим голосом, пошатнулся и упал, и в тот же момент
его мысленные объятия разжались. Сила Иеро  вернулась  к  нему  вместе  со
всеми  остальными  способностями.  Пока  Клац,  содрогаясь,   выходил   из
оцепенения, его всадник в одно мгновение  оказался  на  земле.  Перед  ним
катались на земле сплетенные в один  узел  человек  и  медведь.  Священник
улучил мгновение, сверкнул выхваченный из-за  пояса  кинжал  и  в  тот  же
момент погрузился  в  белое  горло  С'нерга.  Фонтан  черной  крови  залил
искаженное лицо и завернутое в плащ тело мирно распростерлось на земле.
     "Спешим, - услышал он мысленный голос  медведя.  -  Наделали  слишком
много шума. Теперь идем - быстро, бегом-галопом".
     "Подожди", - откликнулся Иеро.
     Он обыскал тело  врага.  Иеро  обнаружил  странный  тяжелый  жезл  из
голубоватого металла длиной около фута, нож с черной рукояткой, на  лезвии
которого, похоже, запеклась кровь,  и  свиток  пергамента.  Под  плащом  у
мертвеца оказался теплый костюм, сделанный, казалось, из  одного  цельного
куска ткани, странной на ощупь - почти скользкой. В  маленьком  карманчике
на поясе оказалась круглая  металлическая  штуковина,  похожая  с  первого
взгляда на небольшой компас. Вот и все. Иеро засунул жезл, нож,  пергамент
и похожую на компас штуковину в седельную сумку и одним движением  вскочил
в седло.
     - Теперь идем, - сказал он. - Здесь делать больше нечего. Медведь тут
же пустился легким неуклюжим галопом в том же направлении, куда они шли до
сих пор. Следом широкими шагами несся лорс, легко сохраняя между ними одно
и то же расстояние.
     Оглянувшись, Иеро уже не увидел в полумраке неподвижное  тело  своего
врага.
     "По крайней мере, - подумал он, - похоже, он не растворился, как  те.
Может, они вовсе и не были людьми".
     Несмотря на приход ночи, несколько миль трое путешественников неслись
с большой скоростью. Множество ярких звезд лили свой  рассеянный  свет,  а
бледный серп луны обещал со временем  еще  больше  света.  К  тому  же,  к
облегчению Иеро, ужасное  мысленное  давление  исчезло,  неясное  ощущение
удушья, мучившее его вот уже несколько часов,  улетучилось.  Должно  быть,
решил он, эти ощущения исходили от  чудовища,  которое  оставалось  лежать
там, позади. Он не забыл вознести  по-солдатски  кратную  благодарственную
молитву. Иеро не питал никаких иллюзий по поводу того, как близко  он  был
от смерти, или от чего-то более худшего... Еще чуть-чуть - и он подчинился
бы ужасающему разуму того, кто называл себя С'нергом. Он не знал, убил  бы
тот его на месте или отвел в какое-то мерзкое убежище на пытки и  допросы.
Но если бы не медвежонок, они все равно были бы уничтожены - в этом он  не
сомневался. Должно было потребоваться огромное мужество, как и незаурядный
ум, чтобы спрятаться, выждать удобного момента, и  только  затем  напасть,
как и поступил Горм. Иеро почувствовал сильное уважение  к  своему  новому
союзнику.
     В конце концов  медведь  стал  бежать  все  медленнее,  пыхтение  его
показывало, что бежал он до тех пор, пока мог. Клац тоже умерил свой бег и
теперь они двигались со скоростью бегущего  трусцой  человека.  Тьма  была
полна звуков, но то был естественный шум тайга - отдаленный  хриплый  рев,
который  был  брачным  зовом  гигантского  кабана  Грокона,  слабый   визг
какого-то кошачьего, болтовня ночных белок высоко в  деревьях  и  скорбное
тремоло маленьких сов. Тревоги такие звуки не  вызывали.  Один  раз  прямо
перед ними будто из-под земли вдруг возникло что-то большое, бледное,  как
призрак, и упорхнуло прочь огромными бесшумными прыжками. Все охотятся  на
гигантских зайцев-отшельников и они никогда  не  покидают  своих  укромных
убежищ до наступления полной темноты.
     Как прикинул Иеро, они проехали около пяти миль на юго-восток,  когда
Горм подал знак остановиться. Они оказались среди огромных, почти  черных,
пихт, вокруг  них  на  ковре  сухих  иголок  лежали  гниющие  столбы.  Под
деревьями было очень темно,  сюда  не  проникал  тусклый  рассеянный  свет
звезд.
     "Остановимся - отдохнем - сейчас  безопасно  -  здесь?"  -  предложил
медведь.
     Иеро устало спешился и подошел к темному силуэту, едва  заметному  во
мгле. Он присел на корточки и попытался заглянуть в  глаза  своему  новому
другу.
     "Спасибо - помог нам - опасность - плохо", - послал  он  мысль.  Иеро
заметил, что с каждым разом мыслеобмен проходил все легче. Сейчас  он  мог
разговаривать со зверем почти так же легко,  как  с  Пером  Маларо,  своим
сотоварищем по комнате в монастырском колледже. Пер Маларо, к тому же, был
его побратимом, так что у Иеро мысленной связи теснее, чем с ним, во  всем
мире ни с кем быть не могло. А с медведем мыслеобмен проходил  на  том  же
интеллектуальном уровне, совсем не похожем на то, как  он  разговаривал  с
большим лорсом, чьи ответы были простыми и совсем не содержали абстрактных
понятий.
     Медведь откликнулся на благодарность  по-своему.  Иеро  услышал,  как
медведь щелкнул длинным языком по своему носу и  понял,  что  -  это  знак
приветствия. Еще он почувствовал волну застенчивости или какой-то  сходной
эмоции,  а  вместе  с  ней  тщательно  скрываемый   налет   иронии.   Горм
развеселился.
     "Чуть не убил нас - плохой какой - почувствовал,  что  он  следит  за
нами - я удрал, пока он не поймал меня - заставил безжизненно стоять -  не
двигаться. Потом вернулся - укусил сзади - остановил дурные  мысли.  Добро
удачно?" - Медведь умолк и мозг его сделался непроницаемым.
     "Почему, почему ты помог мне? - резко спросил Иеро. Чего ты  хочешь?"
Снова пауза. Иеро  слышал,  как  позади  сопел  Клац,  отыскивая  какое-то
лакомство,  вероятно,  гриб,  выросший  на  поваленном  бревне.   Наконец,
медведь-подросток ответил, мысли его были совершенно ясными, но с  налетом
неуверенности, будто он знал, что хотел сказать, но еще не был уверен, как
лучше выразиться.
     "Идти с тобой - видеть новое - новые страны - видеть то же, что и  ты
- познавать то же, что и ты".
     Иеро в замешательстве откачнулся назад. Неужели Горм  догадывается  о
его миссии? Нет, это невозможно. Он же ни с  кем  не  разговаривал,  да  и
отъезд его был тайным.
     "Ты  знаешь,  что  я  ищу,  куда  направляюсь?"  -  спросил  человек,
восхищенный  тем  новым  для  него  разумом,  с   которым   ему   пришлось
столкнуться.
     "Нет, - невозмутимо ответил медведь. -  Но  ты  расскажешь.  Расскажи
сейчас. Позже может быть не будет времени".
     Священник задумался. Он  поклялся  никому  не  рассказывать  о  своей
миссии. Но эта клятва была не абсолютной, не  условной,  и  дана  была  не
потому, что миссия была священной или таинственной  сама  по  себе,  а  из
общих соображений секретности.  Он  мог  полагаться  на  свое  собственное
суждение, пользоваться любой потребной ему помощью. Иеро принял решение  и
снова наклонился вперед. Две фигуры лежали голова  к  голове  в  полнейшем
молчании. Огромный лорс стоял на страже, провеивая носом  и  ушами  ночной
воздух в поисках сигналов опасности, а те, кого он охранял, совещались,  и
каждый узнал много нового для себя.



                                2. НАЧАЛО

     - Мы проигрываем,  Иеро,  проигрываем  медленно,  но  верно.  -  Отец
Настоятель в коричневой сутане мерил шагами пол лаборатории, заложив худые
руки за спину. - Одной веры  недостаточно.  По  правде  говоря,  так  было
всегда. В последние годы мы снова и снова осознаем, что  существует  некая
сила, или группа  сил,  действующая  против  нас  в  обстановке  полнейшей
секретности и крайней  осторожности.  Те  человекообразные,  что  пытались
проникнуть в Центральные Аббатства и почти преуспели в  этом,  всего  лишь
часть проблемы, хотя и немаловажная.  Но  есть  и  многие,  многие  другие
факты, которые Совет в своей мудрости хранит в тайне от  народа.  Ни  один
распространитель информационных бюллетеней никогда  не  слышал,  да  и  не
услышит об этом.  -  Он  помолчал,  его  морщинистое  толстокожее  лицо  с
остроконечной бородой и висячими усами смягчилось в усмешке. - Ни один  из
нас не делится даже с женами. - Он тут же  стал  серьезным,  взял  кусочек
мела и подошел к сланцевой классной доске. В начале своей весьма  успешной
карьеры он учил детей, и даже теперь,  став  Его  Преосвященством  Куласом
Демеро, не мог избавиться от старых привычек.
     - Вот, смотри, - решительно сказал он и принялся писать. -  Два  года
назад большой караван попал в засаду  недалеко  к  северу  от  Внутреннего
моря, на главной дороге из Отва. Было отбито десять повозок со  старинными
лабораторными приборами. Кое-что позже нашли, но уже в изуродованном виде.
Эти приборы были  доставлены  из  некоего  непострадавшего  допогибельного
места в Восточном Океане. Как мы полагаем,  среди  этих  приборов  было  и
какое-то весьма совершенное вооружение, о  котором  мы  теперь  ничего  не
знаем. Назовем этот случай номером первым. - Он говорил, время от  времени
бросая взгляды на Иеро, сидевшего за длинным столом лицом  к  нему,  чтобы
убедиться, что его словам уделяют достаточное внимание, как  это  делал  с
тысячами учеников в прошлом.
     - Второе. Мы послали целый полк  солдат  под  командованием  опытного
субаббата и  двадцати  священников,  одну  из  лучших  наших  строительных
бригад, снабдив их всеми припасами на шесть месяцев,  чтобы  они  заложили
новое Аббатство, базирующееся на рыболовстве, на Гудзонском заливе, далеко
на северо-востоке, в снежных лесах. Наверное,  ты  слышал  об  этом,  ведь
начинание это было слишком  грандиозным,  чтобы  сохранить  его  в  тайне.
Несмотря на все предосторожности, несмотря на постоянную мысленную связь с
Центральным Аббатством и другими Аббатствами, весь  отряд,  грубо  говоря,
одиннадцать сотен отборных мужчин  и  женщин,  бесследно  исчез.  Не  было
никаких тревожных предупреждений, сразу наступил внезапный и полный  обрыв
связи. Через месяц разведотряд обнаружил то место опустевшим,  большинство
оставшихся припасов растащили дикие звери. Там можно было заметить  смытые
следы какой-то нечисти, но ничего конкретного. Одиннадцать  сотен  лучших!
Это было ужасным ударом. Как я уже говорил, назовем это номером вторым.  -
Он умолк и посмотрел на Иеро. - Комментарий?
     - Пока нет, Отец, - безмятежно ответил Иеро. Те, кто знал его  плохо,
временами думали, что он флегматик, но  Отец  Настоятель  следил  за  этим
молодым человеком  много  лет  и  знал  его  лучше.  Он  хмыкнул  и  вновь
повернулся к доске.
     - Это случилось около одиннадцати месяцев назад.  Номером  третьим  я
назову случай с кораблем. Об этом знают чертовски мало даже члены  Совета,
так что, я полагаю, и ты ничего не знаешь. Примерно через два месяца после
исчезновения нашей новой монастырской колонии, которая должна  была  стать
Аббатством святого Иоанна, - и снова гримаса боли исказила его лицо, - нам
сообщили о большом корабле. Сообщили некие достойные  доверия  личности  с
западного побережья, далеко к северу от Банка и его обширной  смертоносной
зоны, с группы скалистых, покрытых  лесами  островов,  которые  называются
Беллы. Те люди не метцы, но на самом деле еще и старше...
     - На самом деле чистокровные индейцы, - согласился Иеро. - Они  живут
маленькими охотничьими группами и не желают объединяться, некоторые из них
- хорошие люди, другие торгуют с Нечистью, а то и еще чего похуже. Не надо
мне все объяснять, как ребенку, Отец. Я же не первоклашка.
     На какое-то мгновение Отец Настоятель казался совершенно разъяренным,
затем расхохотался.
     -  Прости,  но  я  так  часто  объяснял  подобные  вещи   деревенским
советникам и даже кое-кому из моих высокопоставленных коллег  по  Большому
Совету, что это вошло в привычку. Так о чем это мы? Ах, да - корабль.
     Как нам сообщили, этот большой корабль странного вида, гораздо больше
любой нашей рыбачьей лодки, потерпел кораблекрушение на одном  из  внешних
островов Беллского  архипелага.  На  борту  корабля  были  люди,  которые,
вероятно, пересекли Тихий океан! Корабль разбился на скалах,  погода  была
плохой, наши индейские друзья постарались подобрать  этих  людей,  которые
были желтокожими - такими, согласно  древним  источникам,  и  должны  быть
жители Восточной Пацифиды. Впрочем, уже бывали  случаи,  когда  желтокожих
моряков в маленьких лодках заносило к нам штормами. Мы  сразу  же  послали
кавалерийский эскадрон с востока, из Аббатства Святого Марка. К этой части
побережья ведут довольно хорошие дороги.
     - Так вот, когда наши люди прибыли туда, там уже ничего не  осталось.
Остов корабля исчез полностью, не оставив и следа. Три небольших  стойбища
индейцев, промышлявших добычей лосося, тоже исчезли, и лишь немногие следы
говорили о том, что там что-то было. Но мы нашли в лесу старика, вернее он
нашел нас. Этот старый калека  принимал  ванны  в  горячих  источниках,  и
потому в момент нападения его не было. Орда лемутов,  насколько  я  понял,
какой-то разновидности волосатых Ревунов, появилась  из  воды.  Они  ехали
верхом  на  огромных  животных,  чем-то  похожих  на  чрезвычайно  больших
тюленей, встречающихся время от времени на том побережье. Они нахлынули на
прибрежные стойбища, перебили все живое и утащили мертвецов и их пожитки в
море. Старик не знал, что  случилось  с  кораблем,  о  котором  он  только
слышал. Должно быть, с ним произошло  нечто  подобное.  Кто  знает,  какие
новые познания Забытого Времени утратили мы тогда? Ты начинаешь улавливать
взаимосвязь?
     - Видимо, - ответил Иеро, - нас  не  только  физически  изолируют  от
окружающего, но и,  более  того,  нас  стараются  заблокировать  от  новых
знаний, особенно тех, которые могут оказаться опасными  для  Нечисти,  для
лемутов. И этот план хорошо согласован и организован, так что  как  только
мы узнаем о каких-то новых источниках знаний, их  тут  же  выхватывают  из
наших рук.
     - Все верно, - сказал настоятель. - Именно так и я полагаю. Но и  это
еще не все. Послушай.
     - Год назад двадцать самых лучших  наших  молодых  ученых,  мужчин  и
женщин, которые занимались проблемами мысленного  контроля,  причем  перед
ними открывались новые и восхитительные перспективы, решили  собраться  на
совещание. Они приехали сюда, в город Саск,  со  всех  концов  Республики.
Совет Аббатств получил  извещение  об  этом  совещании  и  наш  постоянный
комитет по делам науки, конечно же, знал о  нем.  Ученым  была  обеспечена
обычная монастырская  охрана,  два  человека  у  двери.  После  того,  как
совещание длилось уже несколько дней, однажды утром один  из  этих  двоих,
сметливый парень, вдруг обнаружил, что насчитал двадцать одного ученого.
     - Если бы не он!.. Впрочем, дела и так были плохи. Охранник  заглянул
в окно вовремя, чтобы увидеть, как в полнейшей тишине ученые убивают  друг
друга. Душат, режут перочинными ножами, бьют всем, что попадется под руку.
Он закричал и криком снял наваждение. Осталось  шестеро  убитых  и  восемь
тяжелораненых. Меньше всего пострадали те, кто  обладал  наибольшей  силой
мысли и волей. Это подтверждается их учебными  характеристиками.  -  Аббат
вздохнул. Он теперь перестал вышагивать и сидел на скамье напротив Иеро.
     - Ученые мало что помнили. У них тоже было смутное впечатление, что в
зале присутствовал посторонний, но описать его не смогли. Охрана у  задней
двери ничего не подозревала. Но нам-то было ясно, как это могло произойти.
Как и тебе. Верно?
     - Разум огромной мощи, я полагаю, - откликнулся  молодой  человек,  -
один из  легендарных  тайных  адептов  Нечисти,  о  которых  ходят  слухи.
Неужели, это не просто сказки?
     - Боюсь, что так, - ответил аббат. - Посуди сам, ведь ты много знаешь
о ментальных силах, как и любой человек в Республике Метц.  Чтобы  нанести
такой дерзкий удар, нацелиться, отмечу тебе, на наши самые свежие силы, на
нашу величайшую надежду  и  величайшую  угрозу  любому  врагу,  тот  разум
экстраординарной  мощи,  как  ты  выразился,  должен  был   находиться   в
физической близости от лиц, подвергшихся нападению. Нет никакого  сомнения
в том, что  у  того  парня  охранника,  который  сейчас,  кстати,  успешно
проходит  обучение,  недюжинный  ум,  и  он  сумел  сохранить   в   памяти
воспоминание о том, что видел, как входит  лишний  субъект.  Оказавшись  в
зале, постоянно насылая на них чары невидимости, это  существо  крошечными
порциями внушало им раздражение и  возмущение,  пока  оно  не  вылилось  в
яростное стремление убивать. В этой истории скрыто еще нечто такое, что ты
мог упустить.
     - Нет, отчего же, - улыбнулся Иеро. - Молчание.
     - Хороший мальчик, - сказал  его  наставник.  -  У  тебя,  Иеро,  под
ленивой маской есть мозги. Да, молчание. Что  за  ум!  Заставить  двадцать
сильных разумов убивать друг друга в полнейшей тишине. Шум сорвал бы  весь
замысел, так что они должны были убивать друг друга в полнейшем  молчании.
Не думаю, что в Республике Метц нашлось хотя бы четыре человека, способных
совершить подобный подвиг.
     - И вы, конечно, один из них, - сказал Иеро. -  Есть  еще  что-нибудь
или мы, наконец, перейдем к теме, касающейся меня лично?
     - Ты знаешь о тех двоих, которые чуть не проникли в тайные  картотеки
и исследовательские центры Центрального Аббатства, - сказал  наставник.  -
Полагаю, мы можем назвать это номером четыре. Кем они были, сейчас  мы  не
знаем. Если они действительно были людьми, то как могли  сами  их  тела  и
кости  раствориться  в  амебообразную  субстанцию?   Нечисть   во   многом
превосходит нас, Иеро.
     - Есть много и других интересных случаев, если их  рассматривать  как
части  общей  картины.  Маленькие  отряды  опытных  исследователей,  люди,
похожие на тебя, попадали в засаду или, хуже того, исчезали там, где этого
никто не мог ожидать. Гонцы с посланиями высокой  важности  для  Восточной
Лиги в Отва, а, может  быть,  и  от  них  к  нам,  тоже  исчезали,  отчего
общественно важные дела задерживались чуть ли не на год. И так далее.  Все
сходится  к  одному:  на  нас  накинута   паутина,   Иеро,   смертоносная,
сжимающаяся паутина, а мы все сидим и размышляем, отчего же дела идут  так
плохо! - Сутулый старик зацепил взглядом  Иеро.  -  Я  так  и  не  услышал
каких-либо проницательных вопросов от своего первого ученика.  А  мне  они
нужны - нужны всем нам. Иеро, твой ум больше не должен  лениться.  До  сих
пор ты выполнял работу, с которой мог справиться  любой  квалифицированный
священник-экзорсист, и к тому же бегал по лесам и шлялся по равнинам.  Как
ты сам знаешь, твои успехи за время обучения в Центральном Аббатстве  были
чуть ли не самыми выдающимися. И все это пропадает втуне!  Так  слушай  же
меня, Пер Дестин, я обращаюсь к тебе как духовный и светский  руководитель
и требую крайнего твоего внимания! Члены Совета предоставили тебе  свободу
действий на несколько лет  по  двум  причинам:  во-первых,  чтобы  ты  сам
осознал  свою  ответственность,  что,  конечно  же,  лучше  всего.  Другая
причина, выдвинутая главным образом мной, это то,  что  ты  таким  образом
сможешь приобрести  многогранный  опыт.  Что  ж,  время  твоей  праздности
теперь, с этой минуты, официально закончилось. Я ясно выражаюсь? А теперь,
сэр, постарайтесь задавать разумные вопросы, потому что мне  еще  много  о
чем нужно сказать.
     Иеро теперь сидел прямо, его черные глаза полыхали гневом,  и  он  не
отрываясь смотрел на своего  друга  и  наставника  и  вся  наносная  скука
слетела с него.
     - Так вот что вы думаете обо мне, - раздраженно бросил он.  -  Как  о
привилегированном  бездельнике  и  пустом  человеке.  Это  нечестно,  Ваше
Высокопреосвященство, и вы хорошо это знаете.
     Аббат Демеро просто  сидел  и  смотрел  на  Иеро,  его  мудрые  глаза
выражали симпатию, а не укор, и молодой человек почувствовал, что его гнев
улетучился. В этих упреках была правда, по крайней мере, ее добрая  часть,
и, будучи честным человеком, он не мог ее отрицать.
     - Простите мой гнев и дерзость, Отец Настоятель,  -  тяжело  произнес
он. - Видимо, я, в сущности, действительно не совсем священник и  даже  не
солдат. Чем могу быть полезен Совету?
     - Хороший вопрос, Иеро, - оживленно сказал аббат, - но на самом  деле
я не его ожидал. Для такого вопроса  время  настанет  позже,  в  конце,  а
сейчас мне нужны твои мысли. Посмотрим, друг мой, что ты заключил из того,
что я тебе рассказал? Я имею ввиду сильные и слабые стороны, достоверность
и даже правдоподобие, а, самое главное - решения и рекомендации?
     - Что ж, - медленно начал Иеро, - одна мысль мне пришла  в  голову  с
самого начала и она становилась все крепче с каждой трагедией,  о  которых
вы упоминали. Здесь не обошлось без измены, где-то в  республике  есть  по
крайней мере один высокопоставленный предатель, а, может, их и больше. Мне
не хотелось бы этого говорить, но если быть честным, я должен. Как  насчет
самого Совета?
     - Хорошо, - сказал аббат. - Ты не разучился мыслить. Да, измена имеет
место,  и  по  этому   поводу   ведется   тщательное,   очень   тщательное
расследование. Что же касается равных мне и вышестоящих для тебя, то  тебе
вовсе нет никакого дела до того, какие шаги могут быть  предприняты,  если
даже мы вообразим, что предатель может  находиться  в  таком  неподобающем
месте. Поэтому я ничего не  скажу  тебе  о  таких  теоретически  возможных
процедурах.
     Две  улыбки  скрестились   над   столом.   Старый   аббат   отказался
информировать Иеро и в буквальном смысле слова ничего  ему  не  рассказал.
Совсем  ничего,  включая  тот  факт,  что  и  сам  Совет  не  свободен  от
подозрений.
     - Не могу возражать против конспирации, -  резюмировал  Иеро.  -  Нам
действительно кто-то нанес серию тяжелых ударов. И именно так, как вы  мне
сказали напоследок. Они должны были  быть  скоординированы.  Поскольку  мы
встретились  здесь,  в  закрытом  помещении,  и  разговариваем  по  вашему
настоянию, значит, вы опасаетесь возможного предательства даже здесь. Если
наши умы сосредоточены на некоем предмете, даже  если  мы  будем  говорить
вслух, возникнут потоки,  которые  сможет  уловить  адепт,  в  особенности
такой, какого  вы  описали.  Что  вы  сделали  для  того,  чтобы  избежать
подобного поворота событий? - Он скрестил  руки  на  груди  и  внимательно
посмотрел на аббата.
     - Вот что, - сказал аббат. Пока они разговаривали, молодой человек не
обращал внимания  на  простую  коробку,  примерно  восемнадцати  дюймов  в
высоту,  стоявшую  на  краю  стола.  Аббат  поднял  ее  крышку  и  показал
любопытный механизм: маленький плоский маятник из какого-то  полированного
металла, неподвижно висевший на тонкой  деревянной  перекладине.  Рядом  с
маятником с обоих сторон висело два стальных диска.
     -  Сердцевина  этого  маятника  сделана  из   какого-то   любопытного
вещества, что-то из Забытого Времени, о чем я рассказывал  тебе  когда-то.
Если на нас будет направлено какое-то мысленное или волевое усилие, то,  я
думаю, в 98 случаях из  ста  крошечный  грузик  заставит  звенеть  боковые
диски. Мы испытывали его около двух лет и всякий раз  с  одним  и  тем  же
результатом. Честно говоря, именно благодаря ему,  или  его  дубликату,  и
поймали тех двух шпионов в Центральном Аббатстве. Нужно сказать, мало  кто
знает об этом.
     -  Понятно,  -  сказал   Иеро,   разглядывая   маленькое   сигнальное
устройство. - Очень убедительно. Надеюсь, оно работает, сэр. Вы  ждете  от
меня других сообщений, я полагаю. У меня есть только  одно.  Должно  быть,
существует план, нечто, долженствующее разжать те тугие  объятия,  которых
вы боитесь, и я являюсь его частью. Раз уж потребовался  человек  помоложе
вас, значит, не исключена физическая опасность.  Вероятно  -  путешествие,
проникнуть в некий  район,  населенный,  или  предположительно  населенный
врагами? Что-то вроде рекогносцировки? Остальное скрыто для меня во мраке.
     - Постарайся подумать еще, - предложил аббат Демеро.
     - Ну, хорошо, -  сказал  Иеро,  -  где-то  существует  некое  оружие.
Следовательно,  один  чрезвычайно  доблестный  человек  сможет  с   трудом
проникнуть  сквозь  полчища  Нечисти,  благодаря  лишь  своему  искусству,
хитрости и чистому героизму там, где не  сможет  справиться  целая  армия.
Честно говоря, - добавил он, - я слегка утомился от всех этих тайн.  Кроме
той несколько саркастической картины, которую  я  нарисовал  вам,  у  меня
действительно нет никаких предложений и я не думаю, что вы  верите  в  эти
детские сказки об одиноком паладине, сражающемся против несметных  полчищ.
Говорите  же,  Отец  Настоятель,  -  сказал  он  нетерпеливо,  -  что   вы
действительно задумали?
     Аббат выглядел несколько ошеломленным, и когда он заговорил,  настала
очередь удивляться Иеро.
     - Проклятье, Иеро, мы и  не  подозревали,  как  высок  твой  уровень!
Видишь ли, случилось так, что именно этого мы и хотим. Ты и еще  несколько
высокотренированных людей послужите нам чем-то вроде  тайного  оружия.  Мы
хотим, чтобы вы прошли в Затерянные  города  на  дальнем  юге  в  надежде,
признаю, весьма туманной, что вы добудете для нас какие-то  древние  тайны
раньше, чем Нечисть погубит нас.
     Помимо своей воли молодой священник пришел в восторг. На  востоке  он
добирался до Отва, на севере бывал во многих неизученных районах, а вот юг
был книгой за  семью  печатями  для  всех.  Ходили  слухи,  что  там  есть
чудовища, что стадо лорсов  для  них  -  легкий  завтрак;  такие  огромные
деревья, что человек и за  полдня  не  обойдет  ствол.  Большинство  таких
россказней,  безусловно,  возникали  благодаря   воображению,   слухам   и
охотничьим байкам, но Иеро был достаточно умен,  чтобы  вычленить  из  них
зерно истины. Сам Иеро доходил до южных границ тайга  и  его  бесчисленных
сосен и видел чудовищные  деревья  на  краю  южного  леса,  среди  которых
хвойных было мало, но много лиственных  деревьев  огромного  размера,  Там
начиналась заброшенная империя  когда-то  знаменитых  Соединенных  Штатов.
Каждый ребенок знал, что Погибель поразила ее гораздо сильнее,  чем  любое
другое государство в мире, вызвав ужасающие изменения в природе.  Подобные
изменения почти не коснулись Канды. Говорят, в тех неисследованных районах
- сплошь  бесконечные  болота,  внутренние  моря  и  обширные  отравленные
пустоши, освещенные неугасающим, зловещим голубым свечением Мертвых Зон. А
сами Затерянные города, куда он, собственно, и направляется - хуже  всего!
Метских  детей  пугали  россказнями   о   высоченных,   заросших   лианами
разрушающихся утесах древних зданий, один  лишь  взгляд  на  которые,  как
говорят, приводит к отвратительному концу. Есть  Затерянные  города  и  на
севере, но они либо изолированы, либо изучаются -  те,  о  которых  вообще
известно. Да и в любом случае, ужасы Погибели коснулись их  лишь  в  малой
степени. Отважные разведчики и свободные рейнджеры иногда рискуют  вызвать
гнев Аббатства - политический, а не религиозный - и ведут исследования  на
юге, но мало кто решается на это, и еще  меньшее  количество  возвращается
обратно. Все это мелькнуло в голове у Иеро в тот момент, когда он  смотрел
в мудрые старые глаза Демеро. Он отвернулся назад и в большой комнате  без
окон, освещенной только  флуоресцирующими  стенами,  наступила  тишина.  В
конце концов первым нарушил молчание Иеро.
     - Имеете ли вы какое-нибудь представление о том, что я должен искать,
сэр? - спокойно спросил он. - Или все равно что - что попадется под руку?
     - Что ж, такой результат тоже был бы хорош, - ответил  старик.  -  Но
будем считать себя более оптимистичными и осведомленными. Вот именно,  "И"
осведомленными, именно так. Конечно,  же  нам  нужно  оружие.  Но  ведь  и
Погибель вызвана неким оружием. А повторения ее мы, конечно же, не  хотим.
Моровые бедствия, отравляющая  радиация  -  все  такие  вещи  должны  быть
погребены навсегда. Если только Нечистые не вернут их к жизни, а я  боюсь,
они смогут этого добиться, скажу я тебе! Нет, ничего такого нам не  нужно!
Но есть и другие вещи, способные увеличить нашу мощь. - Тут он сменил тему
разговора, удивив этим Иеро.
     - Ты  когда-нибудь  задумывался  о  наших  центральных  картотеках  в
Центральном Аббатстве, Иеро? -  спросил  аббат,  нетерпеливо  наклонившись
вперед.
     - Конечно, Отец мой, - ответил священник. - То есть, в  каком  смысле
"задумывался"?
     - Что ты о них думаешь,  вот  в  каком,  -  резко  сказал  Демеро.  -
Эффективны ли они, полезны ли? Они занимают площадь свыше двух  квадратных
миль под землей, дают работу более чем двум сотням высококвалифицированных
священников и ученых. Стоят ли они того?
     Иеро понимал, что старый мудрец к чему-то  ведет,  но  никак  не  мог
сообразить, к чему.
     - Нет, отчего же, они безусловно  ценны,  -  ответил  он,  напряженно
думая. - Без информации, собранной  и  рассортированной  в  картотеке,  мы
ничего бы не смогли сделать.  Половина  наших  научных  достижений  просто
складывается из информации, заключенной в картотеке. А в чем дело?
     - Дело вот в чем, - сказал Демеро. - Когда я запрашиваю информацию, о
которой я знаю, то частенько получаю  ее  через  несколько  дней.  Теперь,
предположим, мне  нужно  сравнить  несколько  фактов,  скажем,  количество
дождливых дней на востоке провинции Саск, урожай на юге и последние данные
о миграции буйверов. Тогда потребуется еще больше времени. Потом с чьей-то
помощью я сравниваю эти данные и принимаю решение. И ты  знаешь  обо  всем
этом процессе, верно?
     - Конечно, - ответил заинтригованный  Иеро,  -  но  и  что  из  того?
Информация для того и нужна, чтобы ею пользоваться. Что это доказывает?
     - Ну, прекрасно, - резюмировал его наставник. - А теперь предположим,
просто предположим, что я прихожу в картотеку и говорю ей, повторяю  тебе,
не библиотекарям, а самой картотеке все то, что  я  только  что  рассказал
тебе о своих опасениях. Не перебивай, мальчик,  я  еще  не  сошел  с  ума.
Картотека сама подбирает и сравнивает всю информацию, относящуюся к  этому
вопросу и через десять минут выдает листок бумаги, в  котором  сказано:  -
Если ты сделаешь "Х", "У" в таком-то  порядке,  то  враг  будет  полностью
разбит. - Ну, что ты об этом думаешь?
     - Говорящая картотека? - сказал Иеро, вопросительно изогнув бровь.  -
Полагаю, вы, конечно,  не  шутите.  Мы  начали  снова  открывать  все  эти
штуковины, связанные с радио, я знаю, но там просто  человек  работает  на
приборе. Вы же говорите об...  э-э...  машине,  такой  штуковине,  которая
содержит  всю  информацию  и  выдает  не  только   голые   факты,   но   и
умозаключения. Так вы говорите, такое возможно?
     Аббат удовлетворенно откинулся в кресле.
     - Да, сын мой, не только возможно, но когда-то было и общепринято. До
Погибели.  Такие  машины  назывались   компьютерами.   Некоторые   ученые,
работающие с архивами Забытого Времени, пришли к выводу, что  существовали
и такие компьютеры, которые превышали размеры всего здания, в  котором  мы
сейчас находимся. Можешь представить себе, какие  возможности  открываются
перед нами?
     Иеро  невидяще  уставился  на  стену  за  спиной  аббата,  мысли  его
понеслись вскачь. Если такие машины существуют, а он понимал, что аббат не
стал бы выдавать теоретическую возможность за  факт,  то  весь  мир  сразу
переменится. Вполне возможно, что где-то  хранятся  все  знания  прошлого.
Пугающая мысль! Это же значит, что где-то  могут  быть  скрыты  все  тайны
допогибельного времени.
     - Вижу, и тебя начинает  пронимать,  -  сказал  старый  священник.  -
Комитет по делам науки направляет тебя на юго-восток, в некие  места,  где
из некоторых побуждений мы можем ожидать наличие таких  штуковин,  лежащих
погребенными  в  своих  заброшенных  пещерах.  У  пятерых  других  -  свои
маршруты. Для вас лучше всего не знать планы друг  друга.  -  Он  не  стал
развивать эту мысль. Если хоть один из этих шести  попадет  живым  в  лапы
Нечисти, то, чем меньше он будет знать о задачах коллег, тем лучше.
     - А теперь подойди сюда, Иеро, я вручу тебе  карты.  В  них  отражена
самая последняя информация о местах вероятного  расположения  компьютеров.
Как ты понимаешь,  искать  тебе  нужно  отнюдь  не  что-то  вроде  большой
библиотеки. Информация, очевидно, каким-то образом кодируется и вводится в
огромные машины какими-то способами, о  которых  мы  имеем  самое  смутное
представление. Позже ты получишь некоторые инструкции от  ученых,  которые
продвинулись в данной области дальше всего...
 
 
     На этом и кончилось повествование. Растолковать все это медведю, даже
такому умному, было просто невозможно хотя бы потому,  что  медведи,  даже
мутировавшие, не умеют читать и писать. Но  Иеро  терпеливо  и  настойчиво
пытался все разъяснить. В самое темное время ночи,  перед  первыми  лучами
рассвета, человек наконец расслабился и решил немного поспать. Горм понял,
что его друг отправился в длительное путешествие, но  к  радости  Иеро  не
изменил своего намерения идти вместе с ним. А еще он был рад, что  медведю
хватило ума понять, что есть некое знание, понять  которое  он  не  может.
Таким образом, он, быть может, первым из своих сородичей уловил саму  идею
абстрактного знания. Горм понял, что этот человек - враг  лемутов,  и  что
они будут искать в далеких краях нечто  такое,  что  поможет  сражаться  с
этими злодеями. Осознав это, медведь удовлетворился и теперь тоже отдыхал,
издавая время от времени легкий пыхтящий храп.  Над  ними  стоял  огромный
нерасседланный лорс, крепко сжав ноги в коленях, и нес непрерывную  стражу
в  полудремотном  состоянии,  но  все  его   великолепные   чувства   были
насторожены в поисках первых признаков опасности.  Клац  не  устал,  да  и
животные его породы никогда не спят лежа, хотя иногда отдыхают, поджав под
себя ноги. Но этой ночью он мерно раскачивался, жевал  свою  жвачку  и  не
пропускал ничего происходящего - он был несравненным часовым.
     При первых лучах рассвета Иеро почувствовал  бархатное  прикосновение
ко лбу и, открыв глаза, увидел огромную влажную морду в  дюйме  от  своего
лица. Довольный тем, что хозяин проснулся, Клац осторожно поднял  огромные
копыта, стоявшие с обеих сторон тела человека и пошел прочь  от  маленькой
рощицы в серый рассвет. Через мгновение хруст пожираемых ветвей кустарника
показал, что Клац приступил к завтраку.
     Иеро протер глаза. Он окоченел,  но  не  чрезмерно.  Лучше  было  ему
распаковать скатку и сделать постель из  пихтовых  веток,  но  он  слишком
устал и был слишком занят прошлым вечером.  Кроме  того,  он  был  опытным
лесным жителем и проспать ночь  на  земле  для  него  -  пустое  дело.  Он
огляделся и  увидел  Горма,  тоже  проснувшегося  и  умывающегося  длинным
розовым языком.
     "Есть вода поблизости?" - послал мысль Иеро.
     "Прислушайся и сможешь услышать", - донесся ответ не от медведя, а от
лорса. В голове у человека возникло видение небольшого ручья в  ста  ярдах
от них. Он встал и пошел за Клацем, который указывал путь.
     Через двадцать минут все умылись, поели и были готовы  отправиться  в
путь. Иеро задумчиво разглядывал запасы пеммикана.  Если  Горм  и  дальше,
будет  есть  столько  же  пеммикан  моментально  кончится  и  им  придется
останавливаться и устраивать охоту. А это их снова задержит, не говоря  уж
о том, что придется рисковать без всякой необходимости.
     Горм уловил мысль, которую Иеро не позаботился утаить.
     "Береги сладкую еду, - передал он. - Я смогу сам о себе позаботиться.
"И снова ум и бескорыстие этого странного  существа,  появившегося  в  его
жизни ниоткуда, заставили Иеро изумиться.
     Затем Иеро протер Клаца пригоршней толстого мха. Он  чувствовал  себя
виноватым в том, что большое животное провело  всю  ночь  оседланным  и  с
поклажей, но лорс вовсе  не  казался  недовольным,  да  и  к  тому  же  он
повалялся в маленьком ручейке, так что тот вышел из берегов, и после этого
его настроение вообще было прекрасным.
     Солнце уже стояло высоко и лес ожил. Повсюду были птицы, и когда  они
отправились  в  путь,  Иеро  мельком  увидел  испуганного  оленя,  семейку
маленьких кроликов, услышал хрюканье Грокона в отдаленной сосновой рощице.
Даже полосатые поросята Грокона ростом были выше Иеро.
     Горм прошлым вечером пытался объяснить, каким путем  лучше  идти,  по
его мнению. Человек понял не все, но, во всяком случае, сделал вывод,  что
перед ним лежит довольно-таки большое болото и что пересечь  его  нужно  в
самом узком месте. Дорога, которой они с Клацем  придерживались  последнюю
неделю, была исключительно опасным местом, за  которым  следило  множество
невидимых глаз. Только благодаря чистейшей удаче они зашли так далеко  без
приключений, потому что этой дорогой люди давно не  пользовались,  а  если
кто сюда и забредал, то жить ему оставалось недолго. Ни в коем  случае  им
не стоило возвращаться на эту дорогу. Должно быть, именно потому, что  так
мало людей пускалось в путь по всем этим диким  местам,  Нечисть  ослабила
бдительность и позволила человеку и лорсу зайти так далеко. Но  теперь-то,
конечно, весь этот район насторожится. А когда найдут зарезанного  колдуна
- а найдут его неизбежно - то стоит ожидать грандиозного  шума  и  воплей,
которые поднимут на ноги всех врагов, как и указал Горм. Снова  необходимо
прекратить мыслеобщение, или, по крайней мере, свести его к минимуму.
     Примерно через три  часа  пути  после  ночного  отдыха  они  получили
доказательство, что им больше не придется  путешествовать  безмятежно,  их
будут искать. Они переходили вброд мелкий ручей, и тут Иеро  почувствовал,
как лорс оцепенел под ним, и в то же время увидел, что медведь поднялся на
задние лапы на берегу. Через секунду подверглись  нападению  и  его  менее
настороженные чувства. Ничего подобного он до сих  пор  не  ощущал.  Будто
что-то чуждое вцепилось в его мозг. Кто-то свирепо  пытался  добраться  до
самой  его  внутренней  сути.  Он  собрал  все  свои  силы,  развитые   за
многолетние тренировки, и ухитрился не откликнуться, выдержать давление  и
зов, каким-то образом присутствующий здесь,  отбросить  его  тем,  что  не
откликнулся. За время, которое казалось долгими минутами, а на самом  деле
было кратким мгновением, ищущее чуждое присутствие как бы нависло над  ним
почти физически, затем снялось. Иеро понял, что оно двинулось  дальше,  но
не был абсолютно уверен, что смог ввести его в заблуждение. Он взглянул на
Горма и увидел в свою очередь уставившиеся на него слабые медвежьи глазки.
     "Что-то дурное  охотится,  -  донеслось  до  Иеро.  -  Я  был  только
медведем, оно оставило и не увидело меня".
     "Я думаю оно и меня миновало, - послал Иеро. - И Клаца  тоже,  потому
что оно не охотится на четвероногих животных, по крайней мере, сейчас".
     "Могут быть и другие, подобные вчерашним злобным мохначам, -  подумал
медведь. - Этот лес полон существ, которые служат силам зла. У  многих  из
них - четыре ноги и хороший нюх".
     Священнику составляло все меньше и меньше труда понимать медведя. Они
обменялись мнениями и приняли решение воспользоваться ручьем.
     Весь день они шли по ручью. Только в случае крайней необходимости они
выходили из воды, чтобы оставлять поменьше следов. То существо  или  силы,
пытавшиеся нащупать их,  больше  не  давали  о  себе  знать.  По  пути  им
попадались только небольшие животные. Однажды огромный футовый водяной жук
попытался вцепиться в Горма гигантскими клешнями, но тот ловко  увернулся,
а шедший прямо за ним Клац,  опустил  огромное  плоское  копыто  прямо  на
бронированную  спину  жука.  Очень  немногие  из   гигантских   насекомых,
вызванных  к  жизни  послепогибельной  радиацией,  представляли   реальную
угрозу. В основном они были медлительными и неуклюжими.
     Довольно рано они разбили лагерь на подвернувшемся  островке.  Ручей,
которого Иеро не нашел на своих картах,  возможно,  потому,  что  тот  был
слишком мал, немного расширился, но все равно глубина  его  оставалась  не
более двух футов и поросший ивами островок был  словно  специально  создан
для них.
     Пока медведь покосолапил искать себе еду, а расседланный Клац выдирал
из ручья сочные водоросли, человек скромно поужинал галетами и пеммиканом,
пытаясь проанализировать, что же он узнал  за  последние  несколько  дней.
Было еще светло. Иеро и остановился так рано, потому  что  ему  нужен  был
совет. Он очень хотел повнимательнее рассмотреть те предметы, что  снял  с
мертвеца, и впервые ему представился такой случай.
     Вначале - металлический жезл. Чуть меньше дюйма толщиной и около фута
длиной, из очень твердого  голубоватого  вещества,  похожего  на  покрытую
паутиной  бронзу.  С  первого  взгляда  он  казался  совершенно   гладким.
Приглядевшись, Иеро заметил на нем четыре крошечные кнопки. Поколебавшись,
он нажал одну. И тут же жезл начал увеличиваться. Из одного его конца одна
за другой начали выдвигаться  трубочки,  аккуратнейшим  образом  вложенные
друг в друга. Иеро изумленно смотрел, как жезл превратился в  гибкий  кнут
длиной около пяти футов. Он нажал ту же кнопку во второй раз,  и  трубочки
стали втягиваться одна в другую.  Затем  он  нажал  в  третий  раз,  и  их
движение остановилось. Далее Иеро нажал другую кнопку,  среднюю  из  трех.
Два плоских овальных диска, приделанных к  тонким  стерженькам,  появились
из, казалось бы, совершенно гладкого жезла,  стерженьки  развернулись  под
прямым углом к жезлу, так что диски оказались на расстоянии  шести  дюймов
друг от друга. Иеро повертел жезл, рассматривая его со всех сторон, но так
и не смог постичь значение стержней и дисков.  Он  поднял  конец  жезла  к
глазам, чтобы рассмотреть получше диски, но ничего особенного не  заметил.
Он вновь осмотрел жезл, держа  его  вертикально,  но  забыл  о  дисках  на
стерженьках и они ударили его по лбу, как  раз  над  глазами.  Недовольный
собой, он  стал  опускать  их,  но  внезапно  остановился  и  вновь  мягко
приставил обратно. Они подходили! В возбуждении он направил жезл  вверх  и
выдвинул его на полную длину, не отрывая дисков от лба.  Он  начал  смутно
подозревать, что же ему досталось, и очень осторожно нажал третью кнопку.
     Ужасно громкий голос ударил ему прямо в мозг, чуть  ли  не  физически
сбив его с ног. "Где ты был? Почему не выходил на связь? По нашему  району
почти  незамеченными  идут  какие-то  существа.  Может  быть,   нормальные
пытаются ударить по нам  чем-то  новеньким.  -  Голос  внезапно  умолк,  и
ошеломленный Иеро почувствовал почти осязаемый прилив подозрения  в  чужом
мозгу. - Кто это? - вновь раздался голос. - Слышишь, я..." Щелк. Священник
ухитрился отключиться.
     Он оперся спиной о ствол дерева, испуганный и рассерженный  на  себя.
Странное устройство, очевидно, являлось передатчиком и усилителем огромной
мощности, видимо, увеличивающим расстояние, на котором возможна  мысленная
связь, по меньшей мере  десятикратно.  Он  никогда  не  слышал  ни  о  чем
подобном и сомневался, что кто-то из монастырских  ученых  знал  об  этом.
Если он даже ничего другого не найдет, он должен доставить этот предмет  в
исследовательский центр Аббатства. Сама мысль о том, что Нечисть  способна
на подобное, была неприятна. "Не удивительно, что аббаты зашевелились!"  -
подумал Иеро. Он вновь осмотрел жезл, сложил его, свернул  диски,  отметив
при этом, что на металле не  осталось  ни  выступов,  ни  следов.  Он  уже
собирался отложить жезл в сторону, когда вспомнил о четвертой кнопке.  Она
была расположена не рядом с тремя, а  чуть  ли  не  у  другого  конца.  Он
подумал немного и заклинил жезл развертывающимся концом вверх между  двумя
тяжелыми камнями. Потом отломил гибкую ивовую ветку примерно восьми  футов
длиной, спрятался за стволом ивы и протянул  ветку  к  загадочной  кнопке.
Мысль о том, что злобные создатели этой штуковины  могли  встроить  в  нее
самоликвидатор, пришла к нему не сразу, но теперь могла спасти ему  жизнь.
Он огляделся, увидел, что лорс пасется в нескольких сотнях футов вверх  по
ручью, и ткнул кнопку веткой. Лицо он спрятал за деревом и услышал  только
резкий металлический звук, будто высвободилась мощная пружина. Он подождал
некоторое время и выглянул из-за дерева. Тут  же  он  вскочил  и  отбросил
ветку.  Последний  трюк  жезла  был  удивительно  простым   и   совершенно
неожиданным.  Он  снова  полностью   развернулся,   на   сей   раз   одним
стремительным движением. Его конец был теперь  не  тупым,  а  острым,  как
бритва, наконечником. Лезвие было свыше полудюйма шириной и  длиной  почти
со свернутый жезл. Иеро попытался согнуть  развернутый  жезл,  но  прочный
металл почти не поддавался. Он вскинул эту штуковину на уровень плеча. Как
оказалось, это был прекрасно  сбалансированный  метательный  дротик.  Иеро
внимательно осмотрел лезвие и убедился, что оно намазано  каким-то  липким
веществом. "Конечно же, не кремом для лица". Иеро осторожно сложил жезл  и
отложил его в сторону.
     Далее - нож. Это был обычный короткий нож в кожаных  ножнах,  которым
недавно пользовались - кровь на лезвии еще  не  совсем  подсохла.  В  нем,
очевидно, не было ничего странного. Иеро вычистил нож и тоже отложил его в
сторону, предварительно убедившись что на нем нет никаких символов.
     Теперь  он  рассматривал  круглый   предмет,   показавшийся   вначале
маленьким компасом. Многие его товарищи, да и  вообще  большинство  людей,
все еще пользовались компасами, но только не Иеро. У него было  врожденное
чувство направления и еще в школе он много раз выигрывал споры,  пользуясь
им: Иеро завязывали глаза и он всегда точно указывал стороны света.
     Сразу же стало ясно, что это если и  компас,  то  таких  компасов  он
раньше не видел. На нем не было обычных для таких приборов пометок: сторон
света и промежуточных делений. Вместо этого под стеклом было  нечто  вроде
круглого колеса. На нем через равные промежутки были  нанесены  совершенно
незнакомые Иеро символы - ни  цифры,  ни  буквы.  На  колесе  был  круглый
светящийся шарик, который мягко покачивался, когда  он  вертел  коробку  в
руке, совсем как воздушный пузырек  в  измерителе  уровня  плотника.  Иеро
снова внимательно рассмотрел символы. Четыре из них были больше по размеру
и располагались как  стороны  света  в  настоящем  компасе.  Он  попытался
сориентировать эту штуковину на своей карте так, чтобы  один  из  символов
совместился с  севером.  Но  светящийся  пузырек  тем  не  менее  не  стал
указывать на север или на другое главное направление! "Если эта  проклятая
штука не компас, то что?" - Иеро неохотно сунул предмет обратно в  мешочек
и отложил в сторону, чтобы затем осмотреть его еще раз.
     Напоследок  оставался  сверток  желтоватого,  похожего  на  пергамент
материала. Он попытался на пробу оторвать кусок и увидел, что тот  рвется,
но с большим трудом. Конечно же, это была не  бумага  и  не  пергамент,  а
какой-то синтетический материал. Ничего подобного он ранее не видел.
     Большинство бумаг были плотно исписаны от руки мрачными  красноватыми
чернилами, неприятно похожими на засохшую кровь,  особенно  сейчас,  когда
свет дня быстро угасал. Как и пометки на той штуковине вроде компаса,  они
ничего не означали для Иеро. Но большая часть одного листка была  отведена
под карту и его-то Иеро изучал с  особой  тщательностью.  В  основном  эта
карта соответствовала его данным. Там было нанесено  Внутреннее  море,  и,
как он решил, несколько знакомых дорог, ведущих на север. Во всяком случае
совершенно точной была главная западно-восточная дорога, ведущая  в  Отва.
Однако, смысл большинства пометок был совершенно неясен, особенно на  юге.
Похоже, реки и болота наносились точно так же, как и на его  карте,  и  он
почувствовал, что эта карта может  сослужить  ему  добрую  службу.  Многие
пометки дразнили воображение. Иеро был почти уверен, что кое-какие из  них
указывают на руины допогибельных городов, потому что несколько таких  мест
было отмечено на его карте в тех же позициях. Но на чужой  карте  их  было
много больше, как, впрочем, и вообще было много странного.
     В конце концов он отложил свиток и приготовил себе  постель,  выкопав
углубление для бока и плеча, и развернул скатку. Без всякого приказа  Клац
теперь пасся ближе к островку  и  его  хозяин  знал,  что  ему  теперь  не
придется тревожиться  ни  о  каких  ночных  опасностях,  по  крайней  мере
физических. Медведь еще не вернулся, но Иеро  еще  раньше  обсудил  с  ним
направление дальнейшего движения и был уверен, что  Горм  присоединится  к
ним, когда ему заблагорассудится. Иеро со вздохом  свернулся  калачиком  и
моментально заснул, а на западе уже  догорали  последние  лучи  заходящего
дня.
     Его разбудили легкие, холодящие лицо, брызги дождя. Было очень темно,
с востока плыли тяжелые тучи, неся влагу  далеких  морей.  Иеро  собирался
натянуть капюшон и снова заснуть, но тут ему в  нос  ударил  запах  мокрой
шерсти. Рядом стоял Горм и всем своим видом требовал внимания.
     "Что-то приближается в ночи, возможно больше, чем  один,  но  один  -
наверняка!  Нужно  отправляться   в   путь,   который   мы   обсуждали   и
запланировали. Слушай!"
     Человек сел и напряженно прислушался. Он  понял,  что  и  Клац  стоит
совсем рядом, также наставив уши в дождливую ночь. Вначале он услышал лишь
плеск дождя и журчание ручья. А потом далеко на  западе,  почти  на  самом
пределе слышимости, он различил некий звук.
     Это был высокий пронзительный вопль. Он  дважды  прорезал  тишину,  а
затем осталось только насторожившаяся ночь. Но ни человеку, ни  зверям  не
требовалось повторения. В этом  крике  была  скрытая  угроза,  от  которой
волосы на спине встают дыбом. Охотник напал на след. В этой ситуации у них
не было времени обсуждать, чей след  имеется  ввиду,  кто  бы  ни  кричал.
Появились давно ожидаемые преследователи и пора было в путь.
     Для опытного путешественника, вроде Иеро, свернуть лагерь было  делом
одной минуты, включая упаковку. Вскочив в седло,  он  проверил,  легко  ли
ходит мачете в ножнах и, усевшись поудобнее, велел медведю отправляться  в
путь. Клац трусил за Гормом по мелкой воде. Чувство времени у Иеро не было
таким точным, как чувство направления, но, скорее всего, сейчас было около
двух часов ночи. Часы, как и многие другие древние механизмы, были открыты
заново, но пока они были большими и неуклюжими. Лесные жители калибра Иеро
не нуждались в таких вещах и даже,  пожалуй,  отказались  бы  от  наручных
часов, будь им  таковые  предложены.  Долгая  жизнь  среди  дикой  природы
развивает чувство времени.
     Дождик поутих  и  стал  скорее  изморозью.  Животные  практически  не
обращали внимания на влажную погоду, хотя медведь предпочитал спать сухим,
а дубленая кожа одежды Иеро была обработана водоотталкивающими веществами,
так что стала практически непромокаемой. В любом случае, в  эти  последние
дни лета было еще тепло.
     Ночью маленькому отряду идти было труднее, и  потому  шли  медленнее.
Иеро полностью полагался на органы чувств своих спутников, позволявших  им
идти не спотыкаясь в кромешной тьме.
     Два часа они беспрепятственно передвигались по руслу  ручья,  который
все также тек в  нужном  направлении.  В  конце  концов  Иеро  подал  знак
остановиться, соскочил на берег,  чтобы  потянуться  и  сделать  несколько
упражнений, разминая мышцы. Горм шлепнулся рядом, тоже довольный  отдыхом.
Медведи могут совершать дальние переходы, но быть постоянно  в  пути  день
ото дня не в их обычаях. Клац пасся на мелководье,  добавляя  новые  фунты
растительности  к  той,  что  уже  проглотил   сегодня.   Растительноядные
практически никогда не прекращают процесса питания,  кроме  моментов  сна,
поскольку такая пища значительно менее эффективна, чем  прямое  поглощение
протеинов.
     Священник вознес краткую утреннюю молитву.  Животные  проигнорировали
этот процесс, как невразумительный.  Медведь  слегка  заинтересовался,  но
только слегка. Однако Иеро и раньше  отмечал  этот  мимолетный  интерес  и
отметил в своей памяти, что обсуждение религиозных  вопросов  с  разумными
животными может оказаться чрезвычайно полезным.
     Окончив молитву, Иеро прислушался ко мраку. И тут же, впервые  с  тех
пор, как они покинули лагерь на острове, слабый  охотничий  клич  прорезал
туманную ночь.  Несомненно,  сейчас  он  стал  намного  ближе.  Придушенно
выругавшись, Иеро вскочил в седло  и  послал  мысль  Горму  "Спеши,  иначе
попадем в западню!" Медведь вновь припустил, фонтаном разбрызгивая грязь и
воду, огромный лорс топал за ним по мелководью, опуская на невидимую  воду
огромные, как суповые тарелки, копыта.
     По пути, внимательно прислушиваясь и  стараясь  мыслить  рационально,
Иеро пытался проанализировать возникшую ситуацию.  Что  бы  это  ни  было,
похоже, этот ночной охотник был неимоверно искусен. А, может быть, их была
целая стая. И кем бы он (или они) ни был,  двигался  он  очень  быстро.  И
медведь, и лорс не  ленились  и  для  ночного  времени  развили  приличную
скорость. Но, несмотря на скорость, несмотря на то, что они шли  по  воде,
их преследователь не терял следа. Как это могло случиться?
     Тут Иеро в голову пришла обнадеживающая мысль. Никакой столь  быстрый
преследователь  не  может  нести  на  себе  человека.   И   уж,   конечно,
хозяин-человек не может его сопровождать. Какой бы жестокий  зверь  их  не
преследовал, он почти наверняка окажется неоседланным и без  поводка.  "По
крайней мере, - продолжил Иеро ту же мысль, -  если  я  прав,  то  нам  не
придется столкнуться с кем-то вроде С'нерга. Вероятно,  надвигается  чисто
физическая опасность".
     И тут же  раздался  злобный  вопль,  ясно  различимый  сквозь  плеск.
Слишком близко.  Охотник,  кем  бы  он  ни  был,  несомненно  приближался.
Проклятье, погоня окончится, когда будет еще темно! А это очень плохо.  До
рассвета по меньшей мере еще час.
     Наклонившись, он расстегнул левую седельную сумку и  нашарил  наощупь
нужный пакет. Постороннему человеку это показалось бы нелегкой  задачей  -
отыскать вслепую пакет в  сумке,  качающейся  и  подпрыгивающей  вместе  с
лорсом, но Иеро привык к подобным  упражнениям  за  много  лет.  Далее  он
расстегнул  кобуру  метателя,  чтобы  его  можно  было   выхватить   одним
движением. Что-то вспомнив, он вновь залез в  сумку  и  достал  загадочный
жезл. Пригодится на тот случай, если он останется  без  своего  привычного
копья. Он засунул его за пояс. Само копье висело в  петле  у  луки  седла,
готовое к работе.
     Теперь Иеро сконцентрировал мысли  на  скакуне  и  медведе.  "Найдите
открытое место поближе к ручью, если получится. Придется  драться.  Погоня
движется слишком быстро, нам не убежать". На заднем плане сознания  прошла
мысль, что Горм, неоценимый  помощник,  как  он  это  доказал  в  недавнем
прошлом, сейчас, наверное, устал и не сможет показать себя хорошим бойцом.
Если медвежонок сможет хотя бы немного отдохнуть,  тогда  -  другое  дело.
Старший Губитель никогда не забывал Монастырский Боевой Кодекс. "Используй
каждую, самую крохотную возможность, и тогда,  может  быть,  у  противника
окажется на одну возможность меньше". Это было одно из правил МБК.
     Медведь не ответил, но Иеро знал, что он все понял.  А  что  касается
Клаца, то взаимосвязь между ним и человеком была такой сильной,  что  Иеро
уже знал - огромный лорс кипит от ярости и готов вступить в  бой  с  любым
противником. Монастырские лорсы не любят, когда за ними гонятся, кем бы ни
были их преследователи.
     Ужасный, пронзительный, вызывающий озноб вопль вновь  прорезал  тихую
влажную ночь. На этот раз  Иеро  показалось,  что  он  различил  несколько
голосов. Расстояние все уменьшалось. Логично. Одинокий охотник,  каким  бы
мощным он не был, может потерпеть  неудачу  чисто  случайно.  Стая  всегда
лучше. Но стая кого?
     Внезапно раздался мысленный голос Горма: "Тут только трава,  деревьев
нет. Ты этого хотел?".
     "Да, - промыслил человек. - Ложись и отдыхай, пока они  не  появятся.
Постарайся не ввязываться в драку". Он направил лорса  прочь  из  воды  на
зеленый покров естественной лесной лужайки. На востоке слегка  посветлело,
но никаких деталей, конечно, еще не было видно. Они оказались на  полянке,
полого спускающейся к ручью. Клац стоял неподвижно, с  него  капала  вода,
измученный медведь, задыхаясь, лежал на краю поляны, а  Иеро  разрабатывал
тактику. Вдоль ручья полянка протянулась примерно на сто ярдов.  По  форме
она напоминала полумесяц и край леса в ее центре отстоял на сто  футов  от
воды. Он вновь понукнул Клаца, тот перешел почти точно в центр площадки  и
стал спиной к деревьям, примерно в пятидесяти футах  от  них,  так,  чтобы
никто не мог наброситься на них из чащи.  Иеро  снова  полез  в  седельную
сумку и достал шлем из бериллиевой бронзы, круглый и без всяких украшений,
если не считать крест и меч на лбу. Кроме шлема других лат у него не было.
Иеро надел шлем  и  попытался  уловить  мысли  своих  преследователей.  Он
обнаружил лишь слепую жажду крови и  яростный  голод  нескольких  существ,
быстро приближающихся. Повлиять на них он не мог ни на каком уровне!
     Человек и лорс ждали. Они сделали все, что  могли.  Горм  тоже  утих,
спрятался в тени и был готов, если понадобиться вмешаться в любой момент.
     Ждать пришлось недолго. Ночная тьма была еще полностью непроницаемой,
когда с другой стороны ручья послышался плеск и стук множества  когтей  по
камням. Скорее ощутив, чем увидев  нападающих,  Старший  Губитель  свернул
головки двум предметам, которые  держал  в  руках,  швырнул  один  из  них
вправо, другой - влево. Как только они ударились о землю, взметнулось  два
столба ослепительно белого пламени и осветили поле боя.
     Иеро  сразу  же  понял,  что  он  со   своими   союзниками   допустил
основополагающую, но неизбежную  ошибку  в  том,  что  они  шли  по  воде,
стараясь запутать  следы  с  помощью  ручья.  Пятеро  лоснящихся  зловещих
существ, появившихся на  краю  речки,  напоминали  неимоверно  разросшихся
хорьков или других водных животных семейства куньих. Понятно, что ручей  -
это последнее место,  где  стоило  пытаться  улизнуть  от  них.  Внезапная
вспышка света заставила зверей замереть на месте. "Понятно теперь,  откуда
у них такая скорость", - подумал Иеро.
     Их  выступающие  акульи  челюсти   и   отвратительные   острые   зубы
поблескивали на свету, как и глаза-бусинки. В  каждом  из  них  от  мокрой
морды до кончика длинного хвоста было не меньше десяти футов и весили  они
никак не меньше  взрослого  человека.  На  них  поблескивали  ошейники  из
голубоватого металла, выдавая, какому хозяину они  принадлежали.  Наконец,
они сбросили оцепенение, выскочили из воды и рыча бросились на путников.
     Иеро  одним  движением  выстрелил  из  метателя  и   отшвырнул   его.
Перезаряжать - слишком долго, а звери эти - слишком подвижны. Но крошечная
ракета нашла свою цель. Она попала в голову вожака и тот просто  испарился
в вспышке оранжевого пламени, а еще одно животное  откатилось  в  сторону,
пронзительно вереща и волоча за собой сломанную ногу.
     Когда трое других замерло, ошеломленные  взрывом  и  гибелью  вожака,
Клац с яростным воплем бросился на них. Иеро  вскинул  копье  наперевес  и
приготовился к удару.
     Израненная бестия не  смогла  отвернуться  и  острый  край  переднего
копыта выбил из нее жизнь. Другая  бросилась  прямо  на  Иеро  и  получила
тяжелое копье в глотку. Копье вонзилось  глубоко,  прямо  по  перекладину.
Зверюга упала на спину, захлебываясь  собственной  кровью.  Иеро  выпустил
копье из руки и в то же мгновение выхватил из ножен мачете.
     Оставшиеся отпрянули было назад, но как  и  у  всех  истинных  куньих
мысль об отступлении просто не могла прийти им в голову. Разделившись, они
как черные молнии напали на всадника с двух сторон, не обращая внимания на
лорса.
     К счастью для  Иеро,  они  с  Клацем  много  раз  отрабатывали  такое
развитие событий на тренировочных площадках Аббатства. Лорс  автоматически
выбрал  себе  левого  противника,  не  обращая  внимания  на   правого   и
предоставив своему хозяину позаботиться о нем.
     Привстав в седле, Иеро нанес сокрушительный удар по  голове  летящего
на него зверя, так что звон  древнего  клинка  отдался  у  него  в  плече.
Огромное животное умерло еще раньше, чем рухнуло на землю, его узкий череп
развалился надвое.
     Но в то же мгновение человек почувствовал ужасную боль в левой  ноге.
Слишком самоуверенный Клац недооценил скорость своего  противника.  Уже  в
тот  момент,  когда  гигантское  копыто  опускалось,  последний  из   стаи
извернулся и изменил направление броска. Его зубы располосовали икру  Иеро
почти до кости, тот покачнулся в седле, а зверь отпрыгнул.
     Лорс дважды в одну ловушку  не  попадается.  Поняв,  что  его  хозяин
ранен,  он  совершенно  обезумел  от  холодной   ярости.   Клац   медленно
приближался  к  последнему  оставшемуся  в  живых  преследователю,   мягко
раскачиваясь из  стороны  в  сторону,  гротескно  подражая  расшалившемуся
олененку. Разъяренный до крайности последний слуга Нечисти прыгнул,  снова
целясь в ослабленного всадника. Но теперь Клац был настороже и его не ввел
в заблуждение гибкий  извилистый  прыжок.  Взлетело  огромное  раздвоенное
копыто и хлесткий удар остановил на  полпути  прыгающую  смерть.  Раздался
громкий хруст и в следующее мгновение гладкошерстное  чудовище  покатилось
по земле со сломанным хребтом. Но это был еще не конец. В  одно  мгновение
разъяренный лорс обрушился на врага и втоптал  его  в  землю,  а  тот  еще
пытался зарычать и вонзить зубы в гиганта-лорса.
     Иеро обессиленно повис в седле. Лорс мягко  встал  на  колени,  чтобы
человек  смог  спешиться.  Всадник  сполз  со  спины  Клаца  и   обморочно
прислонился к большому потному боку,  тяжело  дыша  и  пытаясь  сдерживать
стон. Наконец, он поднял взгляд и увидел встревоженную морду Горма.
     "Я был готов, но все произошло слишком быстро, - пронеслась  в  мозгу
Иеро чужая мысль. - Могу я помочь?".
     "Нет, - послал ответ Иеро. - Я должен  перевязаться,  изловчусь  сам.
Пока посторожи нас."
     Медведь ушел.
     Замирая от боли, священник снял  распоротый  кожаный  башмак,  полный
крови, и осмотрел рану. Она оказалась чистой, но любой звериный укус нужно
быстро обработать. Он сунул руку в седельную сумку,  чувствуя,  что  волны
мрака накатываются на пораженное болью сознание. Огни давно  уже  погасли,
но свою роль они сыграли. Утренний свет залил полянку, запели проснувшиеся
птицы, и их пение звучало насмешкой  над  вспышкой  смертоносной  схватки,
предварившей утро. Пять мрачных безжизненных тел  лежало  на  покрасневшей
траве.
     Наконец,  Иеро  достал  медицинский  прибор  и  нанес  толстым  слоем
целебную мазь на длинную кровоточащую рану. Потом перевязал ее  как  можно
туже. Может, стоило зашить рану, но сейчас он был просто  не  в  состоянии
сделать это. Потом он удостоверился, что сделал все, что мог, и  проглотил
таблетку  люминогена.  Усилитель  мысленных  способностей  был   также   и
наркотиком и Иеро  погрузился  в  сон,  чувствуя,  как  расслабляются  его
мускулы. Последней его мыслью было смутное беспокойство  по  поводу  того,
что кто-то или что-то может одержать верх над его бессознательным разумом.
Далее он ничего не помнил.
 
 
 
                              3. КРЕСТ И ГЛАЗ 
 
     Иеро проснулся в сумерках. В лесу было  по-вечернему  тихо,  над  ним
висела большая тополиная ветка, неподвижная в застывшем воздухе. Очевидно,
он проспал весь день. Иеро увидел, что лежит он на мягкой  куче  тополиных
листьев, и что второй его башмак также  снят.  Он  инстинктивно  потянулся
через плечо к рукоятке мачете. Оно было на месте, что, впрочем, можно было
понять по боли в спине.
     Он сел, ощущая лишь легкое головокружение, и огляделся. Горм лежал  в
нескольких футах от него и посапывал. Прислушавшись,  Иеро  услышал  хруст
растений за излучиной вверх по ручью. Он послал призыв к лорсу и Клац  тут
же явился: с его толстых  губ  свисала  зеленая  ветка  с  листочками.  Он
наклонился и струйка холодной воды скатилась с  лоснящейся  шеи  прямо  на
лицо Иеро.
     - Убирайся прочь, мерзавец, а то еще  утопишь  меня!  -  выпалил  его
хозяин, в то же время мягко поглаживая сильными руками рогатую голову.
     - Твои  рожки  твердеют,  малыш,  и  очень  хорошо,  ведь  если  наше
путешествие будет  продолжаться  так  же,  как  началось,  они  нам  очень
пригодятся.
     Перейдя  от  речи  к  мысленной  связи,  он  приказал  лорсу   стоять
неподвижно, а сам оперся о его ногу и попытался встать.
     Иеро обнаружил, что может стоять  без  особого  труда,  но  когда  он
попытался шагнуть,  нога  болезненно  запульсировала.  Однако,  хоть  и  с
трудом, он ухитрился расседлать Клаца и уложить в удобное место  седельные
сумки. Потом он  отпустил  лорса,  но  в  то  же  время  велел  оставаться
поблизости и быть настороже.
     Затем Иеро сел  и  повернулся  к  Горму,  также  теперь  сидевшему  и
смотревшему на него. Человек мягко коснулся носа медведя.
     "Спасибо, Брат, - промыслил он дружелюбно.  -  Как  ты  смог  сделать
постель из веток? И почему снял мой ботинок?"
     Это действительно больше всего удивило его. Он понимал,  что  медведь
мог бы и сам сообразить соорудить ему постель: в  конце  концов  они  сами
устраивают себе нечто подобное в берлогах, но как  зверь  мог  сообразить,
что нужно снять ботинок, чтобы нога отдохнула?
     "Это все было в  твоем  мозгу,  -  раздался  удивленный  ответ.  -  Я
заглянул туда, чтобы увидеть, что можно и нужно  сделать.  Твой  разум  не
спал, - добавил Горм, - и все это  можно  было  увидеть.  Я  смог  увидеть
немногое, но что увидел, сделал".
     Иеро снова достал хирургический набор,  чтобы  тщательно  обследовать
рану, в то же время с восхищением  раздумывая  над  тем,  что  сказал  ему
медведь. Невероятно, но, должно быть, это правда! Он, Иеро, сам знал,  что
нужно сделать, а медведь отыскал это знание в мозгу  потерявшего  сознание
человека. Неспособный оказать  хирургическую  или  просто  первую  помощь,
Горм, тем не менее, сделал грубую, но удобную постель и ухитрился  стащить
с него башмак, чтобы Иеро смог лучше  выспаться,  Бродяга-священник  решил
вернуться к этому вопросу позже и занялся своими делами.
     Дела эти были  неприятными,  но  необходимыми.  Вначале  Иеро  срезал
пропитавшийся кровью изодранный эластичный чулок и повязку, которую сделал
утром. Потом, приняв небольшую дозу люминогена  и  припомнив  всевозможные
способы блокирования нервной чувствительности, он сшил края длинной рваной
раны кетгутом. Ему пришлось сделать четырнадцать стежков, потом  он  вновь
продезинфицировал и перевязал рану. Затем он надел правый  башмак,  достал
из сумки и надел на левую ногу чистый чулок и мокасин. Потом велел медведю
взять окровавленные тряпки и зарыть их где-нибудь поглубже.
     Тут он внезапно вспомнил еще кое о чем и огляделся. Кое-где на  траве
остались темные пятна, но тел напавших на них зверей не было.
     На невысказанный вопрос ответил Горм.
     "Большой рогатый и я закопали  их.  Их  тела  могли  привлечь  других
охотников. Но пришли только маленькие. Их легко было разогнать".
     Он послал мысленный образ шакалов,  камышовых  котов,  лис  и  других
мелких хищников.
     "Так  значит  медведь  и  лорс   могут   сотрудничать   и   без   его
посредничества! Это тоже замечательно. Это означает, должно означать,  что
отдавал приказы медведь. Ведь Клац, каким бы сильным и ловким ни был, вряд
ли может задаться какой-нибудь последовательностью  осмысленных  действий.
Вот и снова пища для размышлений", - подумал Иеро.
     "Как ты полагаешь кто-нибудь еще  охотиться  на  нас,  угрожает?",  -
спросил он Горма.
     "Издалека", - раздался неожиданный ответ. Мысль медведя была  неясна.
Он видимо, понял это и попытался снова. "Далеко,  со  всех  сторон  ничего
нет. Но  только  одно,  сильное  ощущение  доносится  сверху,  впечатление
чего-то отвратительного и крылатого".
     Человек попытался уточнить, но  добился  только  чего-то  смутного  и
крылатого, но, очевидно не птицы, мелькнувшего днем где-то далеко в  небе,
от которого исходила сильная эманация зла.
     Решив, что над этой информацией стоит поразмыслить попозже,  а  также
запомнив, что не стоит  без  особой  необходимости  выходить  на  открытое
пространство, Иеро вновь упаковал свои пожитки.  Доковыляв  до  ручья,  он
смыл кровь с оружия и подточил наконечник копья и мачете. Вернувшись, Иеро
перезарядил метатель и сунул его в седельную кобуру.
     Потом  снова  сел,  съел  пеммикана   и   галету.   Предложил   Горму
присоединиться к нему, но тот отказался и сообщил, что целый день пасся на
спелой чернике. Горм показал, где поблизости растет черника, а  Иеро  смог
прихромать туда  и  собрать  несколько  пригоршней  на  десерт.  Он  снова
наполнил большую седельную флягу и маленькую - НЗ - привязанную  к  поясу.
Уже почти в полной темноте он окунулся в ручье, стараясь,  чтобы  вода  не
попала на раненую ногу. Обсохнув и одевшись, он произнес вечернюю  молитву
и лег. По-видимому,  поблизости  не  было  ничего  такого,  что  могло  бы
потревожить их ночью. Лес жил своей обычной жизнью. В зарослях  поблизости
раздался предсмертный вопль кролика. Зудение множества москитов  заставило
Иеро достать тонкую чистую сетку и укрыть верхнюю  часть  тела.  Сразу  же
после этого усталость взяла верх и он моментально уснул.
     На рассвете лег туман. Туман и низкие кучевые облака  скрыли  солнце.
Ветра не было. Воздух казался влажным и давил на  Иеро,  но  только  из-за
того, что барометр падал, а вовсе не по каким-то причинам.
     Оседланный Клац слегка заупрямился, как будто  хотел  остаться  здесь
подольше, подкормиться. Но человек и медведь  решили  уйти  от  ручья.  Их
новый маршрут больше склонялся  к  югу  и  после  короткого  завтрака  они
отправились в путь, настороженные, но уверенные в себе. Нога  Иеро  теперь
лишь тупо побаливала. Отдых помог  его  железному  организму  чуть  ли  не
больше, чем целебная мазь монастырских врачей.
     Пять дней они шли на юг без приключений между сосен и елей тайга. Они
внимательно следили за окружающим, старались не выходить из-за деревьев  и
редко пользовались мыслеобменом. Но за эти дни  ничего  существенного  или
угрожающего не заметили. В этих местах была  хорошая  охота  и  Иеро  смог
подкрасться и заколоть копьем гигантского тетерева, ростом с ребенка, пока
глупая птица рылась в сосновых  иглах.  Он  развел  небольшой  костерок  и
быстро подкоптил  добрую  часть  грудинки,  получив  таким  образом  около
двадцати фунтов мяса, которое и он, и Горм нашли великолепным.
     На шестой день священник решил, что они прошли  примерно  восемьдесят
миль и  почувствовал  облегчение.  Каких  бы  злобных  преследователей  не
пыталась пустить за  ними  Нечисть,  подумал  он,  им  придется  потратить
значительное время, чтобы напасть на след. Он еще не знал, какой  мощью  и
решимостью обладают его враги, и не предполагал, как сильно они  разъярены
убийством одного из высших чинов их мрачной иерархии.
     К обеду земля под ногами стала рыхлой и влажной. Стало ясно, что  они
приближаются либо к болоту, либо к побережью какого-то водоема. Иеро велел
остановиться,  выбрал  клочок  сухого  грунта,  достал  карты  и  подозвал
медведя, чтобы посоветоваться, а Клац тут же принялся обрывать листья.
     Они приближались к обширному району, нанесенному на карты  Аббатства,
весьма  приблизительно,   как   гигантское   болото,   неисследованное   и
непроходимое. Кое-кто называл его Великая Топь.  Медведь  тоже  ничего  не
знал об этих местах, хотя и был согласен с картой в  том,  что  Внутреннее
море или какое-то другое обширное водное пространство лежит дальше на  юг,
позади огромной заболоченной местности. Но сам он никогда в жизни,  весьма
недолгой по  мнению  Иеро,  не  заходил  так  далеко  в  незнакомый  край.
Большинство своих  сведений,  видимо,  он  получил  из  вторых  рук,  как,
впрочем, и человек.
     Поразмыслив, человек решил воспользоваться  кристаллом,  а  заодно  и
метнуть фигурки. Он достал  их,  помолился,  облачился  в  соответствующее
одеяние и  велел  животным  не  беспокоить  себя.  Сосредоточив  мысли  на
предстоящем маршруте и уставившись в  кристалл,  он  принялся  подыскивать
подходящую пару глаз.
     Первая попытка оказалась неудачной.  Он  обнаружил,  что  смотрит  на
пустынную водную гладь почти у самой  поверхности  воды.  Да  и  видеть-то
толком он не мог, потому что лягушка, черепаха или  что-то  подобное,  чьи
глаза он позаимствовал, сидела в зарослях камыша и сама-то плохо видела на
расстоянии.  Зажмурив  свои  глаза,  Иеро  пожелал  сменить  поле  зрения,
подчеркнув на сей раз высоту, расстояние и ясность взора. Он хотел  бы  на
сей раз воспользоваться глазами сокола или  другой  птицы,  высматривающей
добычу в воде или болотах, лежащих перед нею.
     Снова кристалл прояснился и на сей  раз  мысленное  пожелание  высоты
исполнилось, но совсем не так, как планировал Иеро!
     Он действительно оказался очень высоко, возможно, в миле от земли или
даже больше, и с первого же мгновения  увидел  землю,  расстилающуюся  под
ним: сосны тайга, переходящие в огромное болото, и  далеко  впереди  блеск
того,  что  могло  быть  только  Внутренним  морем.  И  видел  он   теперь
великолепно! Высокоразвитый мозг, чьими  глазами  он  так  неосмотрительно
воспользовался, в свою очередь ощутил его присутствие, а, осознав, тут  же
попытался определить, кто он такой и где находится. Иеро оказался каким-то
образом связанным с этим взбешенным мозгом, который, каким бы  холодным  и
отталкивающим ни был, являлся почти тождественным  мозгу  Иеро  и  пытался
всем своим существом определить теперешнее его местоположение.
     Иеро  разорвал  эту  связь  ударом,  от  которого  заболела   голова.
Последнее, что он видел глазами врага - круглый нос  какого-то  механизма,
похожий на гигантскую пулю и - уголком глаза -  начало  огромных  крыльев,
сделанных из чего-то вроде раскрашенного дерева.
     Полет человека остался не более чем в четках монастырских ученых,  но
они хорошо знали, что  в  далеком  прошлом  такой  полет  был  повсеместно
распространенным явлением. Его, конечно же, откроют  заново,  когда  будет
покончено с другими первоочередными исследованиями.  Но,  оказывается,  на
полет в воздухе уже наложила  свои  лапы  Нечисть!  Высоко  над  тайгом  в
голубом небе силы зла располагают  своими  глазами,  о  которых  никто  не
подозревает, и эти глаза сейчас пытаются отыскать  след  путешественников,
чтобы поймать их. И сам Иеро  навел  сулящего  смерть  наблюдателя  на  их
теперешнее местоположение, по крайней мере таким образом, который позволит
врагу организовать преследование как можно быстрее. Он вскочил на ноги.
     - Ложись! - голосом он  отдал  приказ  лорсу  и  отвел  его  к  тесно
растущей группе пихт, свободной рукой подталкивая туда  и  Горма.  Медведь
сразу же все понял и не пытался затеять мыслеобмен. Тренированный  лорс  и
нетренированный медведь оба  ощутили  внезапное  появление  непредвиденной
опасности, и подгонять их не пришлось.
     Иеро привалился к боку лорса со взведенным наготове  метателем.  Хотя
дистанция его точного боя не превышала трехсот футов,  но  им  можно  было
пользоваться и на расстоянии вдвое большем, и, к тому же, это  было  самое
мощное его оружие. Вглядываясь в небо сквозь покров игл и ветвей, он искал
своего врага. Наконец, он его увидел. Высоко в небе  и  далеко  в  стороне
ленивыми кругами парил черный силуэт, похожий на огромного сокола.  Он  то
появлялся, то исчезал из виду. Священник достал из сумки свой дальнозор  -
короткий медный телескоп, которым пользовался крайне  редко,  и  попытался
разглядеть врага. Самолет или, на самом деле, безмоторный планер - что это
такое, Иеро уж во всяком случае знать не мог - все же был слишком  далеко.
"Так вот что, значит, пытался описать медведь", - подумал он. Охота  вовсе
не  окончена,  просто  сети  теперь  раскинуты  широко  и,   несмотря   на
расстояние, которое, как  он  надеялся,  отделяет  врагов  от  него,  силы
Нечисти все же идут по из следу. Он угрюмо посмотрел на землю, а потом  на
левую руку, все еще стиснутую в кулак.
     Кулак! Он бросил взгляд на полянку, которую  только  что  покинул.  И
кристалл, и фигурки все еще лежали там. Он скользнул в укрытие так быстро,
что совершенно забыл про них. Он позволил врагу испугать себя,  поколебать
свою уверенность. Иеро быстро произнес математическое правило  в  качестве
молитвы и взглянул на свою ладонь, где лежали три фигурки,  бессознательно
выловленные им во время мысленной схватки с летчиком.
     Во-первых маленькая рыба, резная фигурка с раздвоенным  хвостом.  Она
означает воду, воду в любом виде. А так же  означает  или  может  означать
лодки, пристани, сети, удочки, соль и другие понятия, связанные  с  водой.
Это был также один из символов  принадлежности  к  мужскому  полу.  Вторым
символом оказалось крошечное копье. Оно означало войну вообще и включало в
себя схватки всех сортов, а также любую опасную  охоту.  Последний  символ
оказался очень странным и Иеро пришлось припомнить школьные занятия, когда
он изучал различные  значения  всех  символических  фигурок.  Этот  символ
никогда не попадался ему в руку, ни разу  за  все  многолетние  предыдущие
попытки. Это был крест, крошечный символ  семитысячелетнего  христианства,
но в  самом  его  центре,  там,  где  сходятся  перекладины,  был  вырезан
миниатюрный овальный глаз. Крест и Глаз! Иеро  почувствовал,  как  по  его
спине побежали  мурашки.  Этот  редко  встречающийся  символ  предсказывал
столкновение со ментальным злом, чем-то  таким,  что  угрожало  не  просто
телу, но и самой душе.
     Он осторожно положил эти символы на землю и обратил взгляд  на  небо.
Летательный аппарат был еще виден,  но  казался  просто  точкой  далеко  в
северной части неба. Священник метнулся на полянку  и  подобрал  кристалл,
фигурки и ларец. Даже  орел  не  смог  бы  разглядеть  движение  на  таком
расстоянии, подумал он.
     Священник упаковал свои принадлежности, Клац  жевал  свою  жвачку,  а
медведь посапывал, полностью расслабившись и  моментально  погрузившись  в
сон. Иеро снова и снова обдумывал значение трех символов. Он  направляется
к воде, даже если он попытается повернуть, то почти наверняка уже  слишком
поздно. Летун  примерно  знает,  где  он  и,  возможно,  уже  организуется
преследование. Он не отважился послушать добытый им жезл из опасения,  что
его засекут, но был уверен, что эфир вибрирует от призывов  и  наставлений
Нечисти. Несомненно, лемуты так и хлынут из своих убежищ на севере. А  как
насчет Юга? Какая ловушка или ловушки ждут их там?
     Рыба, Копье и Глазастый Крест! Вода, сражение и  какая-то  ментальная
угроза. Но правильно ли он понял значение символов? В  любом  случае  есть
несколько различных  интерпретаций.  Последний  символ,  Глазастый  Крест,
может означать зловещую психическую угрозу, но может  означать  и  великий
грех, который ляжет на совесть самого прорицателя,  и,  даже  более  того,
смертный грех. "Черт побери все это", - гневно сказал  себе  Иеро.  Прежде
чем покинуть Республику, он исповедовался аббату  Демеро.  А  то,  что  он
сказал Леслане д'Ондоте, что она не  станет  ни  его  первой,  ни  второй,
никакой женой, а дальше, что все ее таланты сводятся к тому, чтобы  падать
на спину при всяком удобном случае, так это  вовсе  не  смертный  грех,  а
легкая грубость. Более тяжелой вины он за собой не чувствовал.
     Предположим теперь, что Копье означает охоту, а Рыба - лодку. Нет,  в
теперешних условиях это просто глупо. Ну, а какие  еще  есть  возможности?
Все долгое послеполуденное время он по разному вертел в  уме  всевозможные
комбинации этих трех символов. Но в основном его мысли  занимал  Глазастый
Крест. Внутренне он был уверен, что не совершал  и  не  совершит  никакого
смертного греха,  а,  значит,  близится  ужасная  схватка  с  силами  зла,
подчиняющимися Нечисти.
     Решив не показываться пилоту летательного аппарата, кем-бы он ни  был
-  человеком,  лемутом  или  кем-то  еще,  Иеро  вместе  со  своими  двумя
спутниками подождал, пока солнце не оказалось лишь тонкой красной полоской
на  западном  горизонте.  Только  тогда  они  выбрались  из-под   пихт   и
отправились на юг по грязи между  последними,  самыми  упрямыми  деревьями
тайга.
     Начали появляться лужицы, вода в которых поблескивала в свете  звезд,
и вскоре они начали попадаться все чаще.  Деревья  становились  все  более
низкорослыми, а сосны исчезли вовсе. Вместо них стали появляться  кувшинки
и другие болотные растения, смутно вырисовывающиеся в ночи. Бледные ночные
цветы, растущие в грязных лужах, издавали странный и приятный аромат, а от
других,  казалось,  во  всем  точно  таких  же  луж,  исходило   зловоние.
Папоротники тоже стали очень большими, иногда выше головы Клаца,  и  росли
они большими темными кустами, иногда такими плотными, что путешественникам
приходилось обходить их. В последние дни воздух становился все теплее,  но
теперь он стал  и  теплым  и  нежным,  и  даже  за  благоуханным  ароматом
угадывался намек на тяжелое гниение перезрелых  растений.  Позади  остался
тайг с его холодными животворными ветрами, и теперь  они  дышали  воздухом
Великой Топи, населенной чудовищами болота и раскинувшейся  на  много  лиг
вдоль северного берега Внутреннего моря. Это была нехоженная,  чрезвычайно
опасная пустынная местность, весьма  приблизительно  нанесенная  на  любых
картах.
     Едва Иеро вспомнил все это,  где-то  перед  ним  раздался  чудовищный
квакающий рев. Он подавил все естественные звуки ночи,  беспрерывный  звон
болотных насекомых и хор маленьких лягушек одной своей вибрацией.
     Клац остановился как вкопанный, впереди замер Горм  гротескной  тенью
уродливого пойнтера, подняв переднюю лапу, с которой в грязную лужу капала
вода.  Какое-то  мгновение  они  прислушивались,  а   потом,   ничего   не
дождавшись,  осторожно  двинулись  вперед.  Иеро  смазал   руки   и   лицо
отпугивающим насекомых жиром, но облако  москитов  было  очень  плотным  и
время от времени они проникали под одежду, так что для Иеро  самым  тяжким
испытанием было то, что он не мог от всего сердца выругаться.  Они  прошли
всего лишь около ста ярдов, когда хриплый рев разорвал влажную тьму  перед
ними. Одновременно раздалось чудовищно громкое "плюх", будто что-то  очень
широкое и плоское с силой  шлепнулось  во  влажную  грязь.  Голоса  мириад
мелких болотных животных, мелких ночных птиц и тому подобное умолкли. Было
слышно  лишь  назойливое  гудение  миллионов  москитов   и   гнуса.   Трое
путешественников снова замерли, но на сей раз ненадолго.
     Еще один отвратительный вопль взорвал ночь позади  них.  Сам  уровень
громкости второго крика показывал, что тело того, кто его испустил, просто
чудовищное. И, кажется, он ближе к ним, чем тот, что впереди.
     Иеро затравлено огляделся. Они  находились  на  краю  большого  пятна
блестящей грязи, хорошо освещенной яркими  звездами  и  месяцем.  Слева  и
перед ними была только грязь,  но  справа  на  фоне  звезд  вырисовывались
какие-то растения.
     "Быстро вправо, - послал он мысль своим спутникам. - В те  кусты  или
растения и ложитесь. Нам нельзя встречаться с этими тварями!"
     Они едва начали движение, когда растения с другой  стороны  грязевого
пятна разошлись и с расстояния сотни  футов,  сверху,  на  них  уставилась
морда,  казавшаяся  порождением  кошмарного  сна.  В  мозгу  Иеро   всегда
оставалось место для ученого и сейчас он краешком  сознания  отметил,  что
чудовище смахивает на лягушку или почти взрослого  головастика.  Глаза  на
грубой скользкой с виду голове торчали на расстоянии десяти футов друг  от
друга. Голова находилась во многих ярдах от  грязи  на  гигантских  кривых
передних лапах  чудовища,  каждый  огромный  палец  которого  был  увенчан
когтем, похожим на рог. А в огромной разинутой  пасти  сверкали,  как  лес
железных игл, гигантские клыки, хотя у настоящих лягушек зубов никогда  не
было.
     Лорс не шевелился, а у Горма, парализованного  страхом,  подвернулась
передняя нога. Священник поднял метатель, тщательно прицелился и беззвучно
вознес молитву.  Его  маленькие  ракетные  снаряды,  несмотря  на  всю  их
взрывную силу,  вряд  ли  могли  показаться  такому  чудовищу  более,  чем
комариным укусом. Иеро почувствовал, как Клац под ним  собрался  совершить
гигантский прыжок... Его задние ноги напряглись и поднялись.
     "Жди! - послал приказ Иеро, когда Клац уже был готов  метнуться,  как
спущенная  пружина.  Человек  увидел,  что  чудовище  неожиданно  обратило
внимание на что-то другое. Оно поджалось, глаза и голова  его  повернулись
вправо.
     А потом оно внезапно прыгнуло.  Колонноподобные  задние  ноги  -  без
сомнения, доставшиеся от какого-то  допогибельного  лягушачьего  предка  -
швырнули чудовищную тушу титана, за которой волочился длинный хвост, через
троих трясущихся млекопитающих. Не успели они и моргнуть, как не менее чем
пятнадцатитонная туша шлепнулась в грязь далеко позади них. Ударная  волна
вздыбила  грязь  огромным  гребнем,  а  в  то  же  самое  время   раздался
невероятный двойной рев, удары гигантских лап, в  воздух  взлетели  клочья
болотных растений и тонны  грязи.  Громадное  существо  напало  на  своего
сородича, понял Иеро, вспомнив второй ужасный вопль, донесшийся до  них  с
тыла.
     Ни  Горма,  ни  лорса  не  пришлось  убеждать  удрать   подальше   от
потрясающей битвы. Они помчались по грязи, не разбирая дороги, опрометчиво
бросаясь в мелкие лагуны и продираясь сквозь зловонные  заросли.  Наконец,
рев замер вдалеке и Иеро велел  остановиться.  Они  оказались  на  длинной
высокой груде слежавшегося  тростника,  нанесенного  наводнениями  прошлых
лет, и прислушались к ночи.
     Звенел мощный хор насекомых, но  больше  ничего  не  двигалось  и  не
кричало под белой луной, если не считать рассерженной цапли,  которую  они
спугнули.  Вокруг  то  тут,  то  там  рос  тростник,   зарослей   которого
становилось все больше  по  мере  того,  как  они  углублялись  в  болото.
Некоторые гладкие стебли были не менее двух футов в обхвате, а  увенчанные
метелками верхушки колыхались высоко над мягкими  кончиками  рогов  Клаца.
Меж  тростника  росли  огромные  мальвы  и   кусты   гигантской   крушины,
треугольные листья которой мягко трепетали как веера под легким  ветерком.
Полосы спокойной освещенной лунным светом воды протянулись  между  пятнами
грязи и водорослями, некоторые из них разливались в обширные пруды, другие
изгибались и исчезали из виду. Иеро мельком  подумал,  что  эта  местность
поражала своеобразной красотой, и даже вездесущий болотный газ  и  гниющие
растения не убавляли ее притягательности.
     Не без усилия он вернулся к настоящему. Им очень повезло, что  удирая
сломя голову от  колоссальных  амфибий,  они  не  столкнулись  с  какой-то
другой,  может  быть,  большей  опасностью.  Определенно,  настало   время
приостановиться и обдумать следующие  шаги.  Карты  Аббатства  были  здесь
совершенно бесполезными, а Горм был тут таким же чужаком, как и Иеро.  Что
может им помочь в таком случае? Они знают в каком направлении хотят идти -
на юг, и знают, где находятся. Они знают, что  Нечисть,  по-видимому,  все
еще идет по следу  и  приближается  с  противоположного  направления  -  с
севера. Огромное  болото  раскинулось  перед  ними  до  самого  горизонта.
Быстрее всего добраться до грани этого болота, как следует из карт и  того
взгляда, что священник мельком бросил из  летательного  аппарата  Нечисти,
можно, если идти прямо вперед. Болота могут тянуться на сотни миль  вправо
и влево, но не более чем на пятьдесят миль вперед, к югу,  судя  по  тому,
что он видел. Их путь лежит на юг, через самую узкую часть болота. Конечно
же, им на этом пути встретятся опасности, но исходя из своего  опыта  Иеро
выбрал маршрут, который обещал большее за  меньшее,  в  терминах  выгод  и
риска.
     Оставшуюся  часть  ночи  они  медленно  шли  на  юг,  переходя  вброд
многочисленные мелкие водоемы и обходя не менее  многочисленные  глубокие.
Пару раз пришлось вплавь пересекать широкие проливы, лежащие на  их  пути,
которые нельзя было обогнуть. В первый раз ничего  не  случилось,  но  как
только лорс, с которого текла вода,  выбрался  на  грязную  отмель,  Иеро,
оглянувшись увидел, как угрожающе вздымается  и  опускается  черная  вода,
будто что-то очень большое передвигается по дну. Он держал метатель  перед
собой на седле наготове, но более  всего,  до  судорог,  боялся  нападения
снизу, из-под воды, против  чего  все  они  будут  бессильны.  Медведя  он
заставлял плыть прямо перед носом Клаца, так что он, по крайней мере,  мог
попытаться защитить Горма, если на него нападут.
     Сейчас, посмотрев на своих  спутников,  священник  не  смог  сдержать
горестного смешка. Они все трое насквозь пропитались водой и грязь толстой
коркой покрывала ноги  медведя  и  лорса.  Липкая  болотная  грязь  мерзко
воняла, но избавиться от нее не было никакой возможности, по крайней мере,
до тех пор, пока они не выберутся из болот. По  крайней  мере,  эти  корки
делали  одно  полезное  дело  -  хотя  бы  отчасти  защищали  животных  от
назойливых москитов. Шлепнув себя по лбу, Иеро мельком подумал, что будет,
когда у него кончится защитная мазь. Он привык  к  укусам  насекомых,  как
любой обитатель леса, но легионы москитов,  обитавших  в  Великой  Топи  -
совсем другое дело! Вдобавок  ко  всему,  при  каждой  остановке  с  обоих
животных приходилось снимать отвратительных коричневых пиявок, кишевших  в
каждой луже.
     Первый  день  они  провели  прижавшись  друг  к  другу   в   зарослях
гигантского  зеленого  тростника.  Решив,  что  его  не  должны  захватить
врасплох летающие враги на открытом пространстве среди грязи или  в  воде,
Иеро прорубил проход в тростнике так, что, по его мнению, проход  этот  не
мог быть заметен сверху. К тому времени, как  солнце  совсем  встало,  они
хорошо укрылись в глубине тростниковых зарослей, но нельзя сказать, что им
там было безоблачно, августовское солнце  с  каждым  часом  припекало  все
жарче. Москиты, сверкающие на свету, чрезвычайно  обрадовались,  обнаружив
три беспомощные мишени, забравшиеся в глубокую тень,  и  с  новыми  силами
напали на них.  Крошечный  гнус  и  бескрылые  насекомые,  к  счастью,  не
появляющиеся   ночью,   присоединились   к   пиршеству,   чтобы    сделать
путешественников еще несчастнее. Будто этого было еще  мало,  из-под  воды
появлялись пиявки и набрасывались на путешественников при  каждом  удобном
случае.
     Человек  отрезал  сколько  мог  от  своей  противомоскитной  сетки  и
ухитрился сделать грубые накомарники для двух измученных животных, так что
они могли, по крайней мере, свободно дышать, не втягивая в себя при каждом
вдохе облака кусачих паразитов. Кроме того, они измазались с головы до ног
грязью, а больше им уже ничего не  оставалось  делать.  По  крайней  мере,
подумал Иеро, им не грозит недостаток воды. Он обнаружил, что в не слишком
мелких и невзбаламученных водоемах вода была совершенно чистой и  ее  было
достаточно  разок  процедить,  чтобы  избавиться  от  насекомых  и  других
паразитов, и можно было заливать во фляги.
     Другое дело - еда. Еще оставались в седельных сумках куски  тетерева,
довольно много пеммикана и еще больше галет, но  Иеро  понимал,  что  этот
запас  следует  хранить  как  можно  дольше.  Лорсу  достаточно  позволить
попастись перед тем, как они отправятся в ночной путь: рядом с водоемом  и
в самой воде найдется достаточно много сочных растений.  Но  что  остается
делать бедному медведю, кроме как истреблять  вместе  с  человеком  тающие
запасы? Ага!
     Он быстро зашарил в ближайшей седельной сумке,  моментально  забыв  о
насекомых и о влажной жаре. Конечно же, рыболовные принадлежности лежат  в
своей коробке. "Посмотрим, - подумал он, - смогу ли я добросить отсюда  до
воды?"
     Тщательно привязав тяжелую блестящую наживку к  леске  из  жилки,  он
швырнул ее в коричневую мутную протоку,  текущую  в  нескольких  ярдах  от
устья туннеля, который он прорубил в тростнике. На третий раз резкий рывок
сигнализировал ему о некоторой удаче, и  вскоре  толстая  полосатая  рыба,
окунь какого-то неизвестного ему вида, как решил Иеро, весившая около трех
фунтов, уже била хвостом по грязной  отмели.  Прежде  чем  удача  покинула
Иеро,  он  выловил  еще  двух  окуней.  Одного  он  отдал  Горму,  который
набросился на рыбу и, кажется, нашел  ее  превосходной.  Две  другие  Иеро
вычистил и выпотрошил, отложив на потом одну, а другую сразу же съел  сам.
Ему и раньше много раз приходилось есть сырую рыбу: вначале  он  тщательно
осмотрел ее и убедился, что, как это иногда бывает, червяков  в  ней  нет.
Конечно  же,  разводить  огонь  в  их  положении  было  в  высшей  степени
неразумно, ведь они знали, что небеса отныне  не  свободны  от  враждебных
глаз. Вместе с рыбой он съел сухую галету  и  небольшой  кусок  пеммикана,
потому что в рыбе нет ни жира, ни масла. Потом он  свернулся  калачиком  и
решил поспать, изо всех сил стараясь не обращать  внимания  на  паразитов,
крылатых и бескрылых, а переносить их укусы столь же стоически, как и  два
его спутника.
     Вечером, не заметив за день никаких крылатых  разведчиков,  он  велел
Клацу попастись, и вскоре к жужжанию москитов  и  хору  лягушек  добавился
непрерывный хруст  водорослей.  Впервые  за  все  время  в  вечернем  небе
появилось  множество  мелких   пташек,   раздались   их   звонкие   трели,
сопровождавшие охоту насекомых над  болотом.  Иеро  грустно  подумал,  что
таких пташек понадобилось бы примерно  в  8  000  000  раз  больше,  чтобы
заметно уменьшить популяцию  москитов.  Он  поделился  последней  рыбой  и
галетой с  медведем,  а  тот  нашел  и  откопал  в  грязи  пару  беловатых
корнеплодов. Иеро осторожно попробовал один из них, ощутил острый  привкус
какой-то кислоты и понял, что ему не стоит разнообразить свое меню  такими
растениями.
     Позволив лорсу часок попастись,  Иеро  решил,  что  это  максимальный
срок, на  который  он  может  позволить  себе  задержаться.  Болота  нужно
пересечь, и чем  скорее,  тем  лучше.  В  сложившихся  обстоятельствах  им
приходилось идти только ночью, и даже это время сокращалось  кормлением  и
поисками убежища.
     Клац откликнулся на зов довольно охотно и его хозяин обратил внимание
на то, что он не искупался -  только  его  морда  и  ноги  до  колен  были
мокрыми. А так как  огромный  лорс  любил  воду  и  плескался  при  первой
возможности, это было удивительно.
     "Что-то неизвестной породы в глубине, - донесся  мысленный  ответ  на
мысленный вопрос священника. - Плохо слишком, чтобы драться."
     Такое   сухое   прозаическое   заявление   скакуна   заставило   Иеро
вытаращиться. Он вскочил в седло, окликнул Горма и  направился  к  дальней
стороне тростникового острова,  на  котором  они  находились.  Перед  ними
простирались залитые лунным светом мелководья, часто перемежаемые грязными
отмелями, и только далеко  сбоку  виднелась  глубокая  вода.  Человек  был
чрезвычайно рад,  что  глубокий  пролив  они  пересекли  прошлой  ночью  и
раздумывал, кого  же  учуял  там  лорс.  Иеро  и  не  приходило  в  голову
усомниться в справедливости суждений Клаца и остроте его чувств.  Если  он
сказал, что в воде скрывается что-то плохое, то так оно и есть; а если  он
испугался, то, значит, скрывается нечто ужасающее. Это могло быть все, что
угодно -  от  колоссального  щелкуна  до  одного  из  тех  лягушкоподобных
чудовищ,  с  которыми  они  недавно  столкнулись.  "Или  нечто  еще  более
отвратительное", - подумал Иеро.  Он  и  раньше  уже  задумывался,  почему
летучий наблюдатель не  появляется  днем.  Возможно,  ответ  очень  прост.
Огромное болото считалось, с полным на то основанием,  настолько  опасным,
что Нечистые либо не верили, что он отважится  углубиться  в  него,  либо,
если и допускали такую  мысль,  то  считали,  что  из  болота  он  уже  не
вернется. И оба умозаключения, признал он, были весьма логичными.
     Один раз ночью они слышали громоподобный рев гигантской  амфибии,  но
рев донесся издалека и со стороны - с востока. Еще раз, позже, из зарослей
высоких растений, которые они  огибали,  донесся  мощнейший  свист,  будто
прадедушка всех змей внезапно  разгневался.  Они  поспешили  покинуть  эту
местность, и хотя Иеро  постоянно  оглядывался  и  тщательно  осматривался
около часа, видимо, их никто не преследовал. Горм прокладывал дорогу очень
осторожно, обследовал  каждую  грязевую  отмель,  которую  им  приходилось
преодолевать, чтобы убедиться, что  это  не  подобие  зыбучих  песков  или
трясина, которые могли бы поглотить весь их маленький отряд. Дважды  такие
места им попадались, но медведь, по-видимому, хорошо умел их распознавать,
и человека постепенно оставили опасения, что их поглотит трясина.
     Они все дальше и дальше заходили в покрытые водой места, легкие бризы
перемешивали влажный воздух и до них доносились все более странные запахи.
Священник смотрел, как широкие копыта Клаца все более уплощаются на  грязи
и ему пришло в голову, что, вполне возможно, он - первый человек,  который
пытается пересечь болото верхом на животном, прекрасно  приспособленным  к
наполовину водному  образу  жизни,  и  с  таким  бесценным  проводником  и
сопровождающим, как медведь. А это  значит,  что  им  может  сопутствовать
успех там, где все остальные гибли.
     Они провели еще один отвратительный день, на сей раз  под  дождем,  к
счастью - теплым. Горм нашел еще один холмик гниющих растений, на  котором
росли тростник и гигантские кувшинки, и снова  Иеро  прорубил  пещерку,  в
которую им пришлось заползти.
     Вечером дождь все еще шел, и Иеро, несмотря на  упорные  попытки,  не
смог поймать рыбы.  Он  поделился  с  медведем  тетеревятиной,  галетой  и
пеммиканом, так как на этот раз и  Горму  не  удалось  отыскать  съедобных
корешков.  Однако   Клац,   видимо,   был   совершенно   доволен   местной
растительностью и, поскольку поблизости не было глубин,  он  повалялся  на
грязном мелководье.
     Наконец, Горм вновь повел  их  вперед.  Сыпался  мелкий  дождь,  было
темно. Возможно, из-за  этого  им  дважды  пришлось  пускаться  вплавь,  к
счастью без происшествий.
     На самом деле, если бы Иеро позволил себе ненадолго задуматься, он бы
понял, что им очень и очень  везет.  Вот  уже  третий  день  они  идут  по
гигантскому болоту и до сих пор видели или сталкивались с очень  немногими
формами чудовищной жизни, которые  населяют  этот  неприветливый  край.  И
несмотря на тучи вредных насекомых, Иеро,  как  ни  странно,  не  подцепил
никакой лихорадки, страшившей жителей отдаленных границ Великой Топи.
     И снова  священник  прорубился  на  островок,  состоящий  отчасти  из
растущих, отчасти из отмерших растений. Приладив противомоскитные сетки на
животных, он надел свою и приготовился к еще одному сырому, полному пиявок
и москитов дню, с расчесами  зудящего  тела  и  проклятиями.  Они  разбили
стоянку на берегу мрачной глубокой лагуны, но он не  обращал  внимания  на
черную воду: его осторожность была странным образом подавлена.
     Священник настолько устал, что вскоре  уснул,  несмотря  на  укусы  и
влажную жару. Весь день он провел в состоянии,  похожем  на  наркотическое
оцепенение. Двое животных тоже  спали,  почти  не  шевелясь,  и  терпеливо
сносили все, даже когда через толстую корку грязи, покрывающую бока  лорса
и медведя, прорывались кровососущие пиявки, облака гнуса и жалящие мухи.
     Возможно, все они были слишком измотаны, но, может быть,  виной  тому
было и нечто иное. В глубине одной из седельных сумок, под  стеклом  сияла
капелька света, разгоралась, тускнела и снова становилась ярче. Поток  сил
невидимых глазу, но тем не менее весьма мощных,  несся  сквозь  насыщенный
туманом воздух, покрывающий  Великую  Топь.  В  мрачных  укромных  местах,
незнакомых    нормальному    человечеству,    проводились    консультации,
исследовались опасения и принимались решения. Странные вещи  творились  на
болоте, и Нечистые сконцентрировали всю свою неимоверную мощь в самом  его
сердце, где, как подсказывало сияние сигнализаторов  на  одном  из  тайных
пультов  управления,  скрывался  их   злейший   враг,   обладающий   мощью
неизвестной силы и природы, противник их злобных намерений. Из  затонувших
городов, затерянных и захороненных навеки  под  болотным  илом,  донеслось
мерцание, отражающее странное движение и неестественную жизнь.
     Утро  прошло.  Бледное  солнце  сияло  сквозь  водянистый   туман   и
желтоватые болотные испарения. Никакой, даже легчайший, ветерок  не  рябил
поверхность воды, верхушки высокого тростника бессильно повисли на влажных
испарениях огромного болота. А трое путешественников все еще  спали  время
от времени бормотали и тихо постанывали в своем слишком долгом  сне.  День
прошел, а они все так и лежали неподвижно. Солнце  садилось  на  затянутом
тучами западе, свет гас. С поверхности темной воды начал подниматься белый
ночной туман, смешиваясь с тем, что остался от дневного времени,  пока  не
образовалась плотная завеса, и разглядеть что-либо можно было в те краткие
периоды, когда эта вуаль ненадолго разрывалась. Затем она вновь смыкалась,
образуя новые стены тумана и мрака.
     В этот-то сумеречный час и  появился  Туманник.  Из  какого  мерзкого
убежища, из  какой  засады  он  пришел,  знать  никому  не  дано.  Ужасные
космические  силы,  высвобожденные  Погибелью,  вдохнули  жизнь  в   таких
странных  созданий,  какие  раньше  считались  попросту  невозможными.  Из
таковых был и Туманник. Как он отыскал путешественников - только  он,  да,
возможно, Повелители Нечисти могли  бы  сказать.  Может  быть,  ему  помог
сигнализатор в седельной  сумке.  Важно  одно  -  он  их  нашел.  Какой-то
внутренний толчок дал Иеро шанс в предстоящей  битве,  какая-то  посланная
душой искра. Он проснулся,  стиснул  в  кулаке  серебряные  Крест  и  Меч,
висевшие у него на шее, и увидел перед собой посланца рока,  подкравшегося
пока они спали.
     Завеса тумана слегка разошлась над мрачной  лагуной,  лежавшей  перед
входом в их убежище. Из-за угла соседнего островка, состоявшего из грязи и
тростника, показалась маленькая лодка. Она  была  вряд  ли  больше  ялика,
сделана из какого-то черного дерева, с круглыми  носом  и  кормой.  В  ней
прямо и неподвижно стояла фигура, закутанная в беловатый плащ с капюшоном.
Что приводило в  движение  его  странное  суденышко  -  не  ясно,  но  оно
неумолимо рассекая маслянистую воду, приближалось прямо к месту, где сидел
священник.
     Перед укутанной фигурой в бледных одеяниях шла волна злобной  мощи  и
зловещих намерений, которая ударила и обволокла Иеро, как огромная клейкая
сеть. Рядом с ним неподвижно спали двое верных зверей. Силы, над  которыми
властвовал Туманник, не давали им пошевелиться, и если не усыпили  зверей,
то ввергли их в бессознательное состояние.  Человек  понимал,  что  что-то
захватило их врасплох, что могло уничтожить  тела  двух  зверей,  но  было
направлено на него и целью его было полное порабощение его разума и  души.
Именно  сейчас  -  он  понял  это  сразу  -  и  произошло  воплощение  тех
предостережений, которые давал Глазастый Крест.
     Все это промелькнуло в его сознании,  пока  он  готовился  к  бою,  а
черный ялик бесшумно остановился, уткнувшись носом в  грязевую  отмель  не
более чем в десяти футах от того места, где он сидел. Взглядом, идущим  из
самых глубин души, Иеро заглянул в тени, лежащие под большим капюшоном,  и
из глубин этих теней на  него  молча  уставились  глаза  Туманника  -  два
коричневых колодца, в которых плескалось зло.
     В каком-то смысле, хотя и весьма широком, вновь разразилась медленная
битва вроде той, которую Иеро безуспешно вел против С'нерга. Но на сей раз
существовало важное отличие. Каким бы зловещим не был колдун-Нечистый,  но
он все же был человеком и его власть  была  основана  главным  образом  на
простой  технике  гипноза,  развитой  и  усиленной   годами   тренинга   и
практических  занятий  телепатическим  контролем.   Тот,   кого   называли
Туманником, ни в малейшей степени не имел отношения к человеку. Кем он был
- даже Иеро никогда  не  узнал.  Силы,  которыми  обладал  Туманник,  были
врожденными и естественными для него. Он устанавливал контроль над  живыми
существами с помощью чего-то  вроде  мысленного  паразитизма,  как  вампир
сосет кровь инстинктивно, а не подчиняясь некоему замыслу.
     Иеро почувствовал нарастание ощущения удушья,  ощущение  того,  будто
вся одежда плотно  облегла  его  тело,  ощущение,  которое  и  объявило  о
появлении Туманника. Его разум, его тело, его  внутренние  процессы,  сама
сердцевина его сущности ощущали равномерное давление и сжатие и, в  то  же
время, постоянную утечку энергии. Плюс ко всему,  на  него  проецировалось
ощущение удовольствия, чувство  того,  что  Туманник  несет  ему  добро  и
выгоду, как физическое, так и ментальное благосостояние.  Присутствовал  и
побочный психологический эффект, сексуальный по происхождению, наполнявший
Иеро сознанием отвращения и восхищения одновременно. В  совокупности  весь
натиск был весьма мощным. Психическая энергия болотной твари  чуть  ли  не
видимой аурой окружала закутанную фигуру,  сам  облик  которой,  даже  под
драпировками,  казался  неправильным,  каким-то   физически   невозможным,
невероятным.
     Стиснув рукой Щит и Крест на груди, священник сопротивлялся с мрачной
решимостью. Ту часть  своего  существа,  которая  соблазнилась  обещаниями
невыразимых удовольствий, он сконцентрировал на  воспоминаниях  о  силе  и
аскетизме. Он  вспомнил,  как  вечерами  монастырский  хор  поет  молитвы,
вспомнил мысленный тренинг, на котором новички сражаются друг с  другом  в
молчаливой битве  разумов.  Еще  ему  хватило  времени,  прежде,  чем  его
захлестнула сеть Туманника, начать цитировать  таблицу  логарифмов  другой
частью своего разума. Давным-давно  монастырское  учение  установило,  что
древние математические формулы - сильное  оборонительное  средство  против
ментального нападения. Поскольку они  основаны  на  логике,  повторении  и
упорядоченных рядах, они образуют  при  правильном  использовании  прочный
барьер для алогичности и  хаоса,  которые  естественным  образом  являются
главным  оружием  Нечисти.  Однако,  Иеро  понимал,  что  битва  предстоит
непростая -  натиск  усиливался.  Исходящая  от  Туманника  сила  казалась
неистощимой, каждый раз, как только священник блокировал  тропинку  в  его
мозгу, по которой враг пытался выманить его молчаливое  согласие,  тут  же
другая подобная атака направлялась по какой-то другой прорехе к душе Иеро.
И в то же время не ослабевало давление, которое  Иеро  ощущал,  как  сеть,
сжимающую  его  в  безжалостных  тисках.  Казалось,  все  более  и   более
безнадежным сражаться  против  призывов  к  его  благоразумию  и  жестоких
удушающих тисков вокруг его мысленных процессов.
     И все же несмотря на то, что даже ему самому казалось, что  воля  его
слабеет, в ответ на опасность мужество его  и  решимость  становились  все
сильнее. А тут еще подоспела и неожиданная  помощь,  в  тот  момент  вовсе
неосознанная  -  помощь  мертвого  разума  того  самого  С'нерга,  убитого
священником. Сражение с адептом пробудило дремлющие силы Иеро,  о  которых
он пока не имел представления. Таким образом он сражался: в  душе  его  не
было и тени страха, и  он  решил,  что  если  победит  его  это  кошмарное
порождение болотного мрака, то только ценой его смерти!
     Физический мир вокруг него полностью  исчез.  Он  воспринимал  только
серую дрянь перед  ним,  вуаль,  из-за  которой  на  него  уставились  два
колодца, в которых плескалась сияющая мерзость - глаза Туманника. А в этих
глазах, как он увидел или почувствовал, в первый раз  за  все  это  время,
что-то изменилось, что-то дрогнуло,  что-то  метнулось.  И  такой  сильной
стала его связь с этой тварью,  что  он  сразу  осознал  что  произошло  -
Туманник больше не  нападал.  Сомнение,  каким  бы  слабым  оно  ни  было,
вплелось  в  поток  проекций  и  мысленных  ударов,  которыми  пользовался
Туманник, и даже это  крошечное  колебание  нарушило  напор  его  энергии.
Добиваться побед, к которым Туманник привык, помогали слабость и усталость
жертв. Недисциплинированные умы  с  неизбежностью  уступали  его  страшной
живой и управляемой силе.
     Впервые за все  время  разум  Иеро  развернулся  и,  неким  способом,
который нетелепат не может себе представить, нанес ответный  удар.  Нельзя
сказать, что удар был силен: скорее, он был неверен и  неуклюж.  Но  тварь
почти зримо пошатнулась. За всю его мерзкую  жизнь  никто  с  ним  так  не
обращался, он привык лишь рыскать по болоту и его окрестностям и  находить
легкую добычу.  Что  происходило  с  его  жертвами  -  об  этом  лучше  не
задумываться. Никто никогда  так  и  не  узнал,  в  какую  преисподнюю  их
заманивали, какова была их дальнейшая  судьба,  но  Иеро  подозревал,  что
уготована им была физическая боль и душевные страдания.
     Он снова нанес мысленный удар и  на  сей  раз  в  самом  деле  увидел
отвратительные  пятнышки  спектрального  света,  промелькнувшие  в  глазах
противника. С каждой попыткой Иеро набирался уверенности и чувствовал, как
в него вливаются новые силы. В первый  раз  за  долгое  время,  во  всяком
случае ему так показалось, он начал ощущать окружающий  мир,  почувствовал
ночной воздух на лице, увидел перед собой фигуру в плаще с капюшоном и  ее
место в порядке вещей. Не первичная сила, а подлый субъект, которого  надо
уничтожить. Следующий удар он нанес по мысленной сети, с  помощью  которой
Туманник пытался засадить его разум в клетку, и  первый  же  сильный  удар
полностью разорвал эти невидимые узы. И теперь,  обрадованный  тем  чистым
потоком энергии, которым он пользовался, Иеро начал плести  свою  паутину,
переплетая струны психической энергии, чтобы создать силовой узор, который
будет сдерживать ужас Туманника. Иеро принялся безжалостно  сжимать  разум
чудовища и его черную душу, как тот пытался это сделать с ним.
     Во время дуэли ни один из противников и  мускулом  не  пошевелил.  Но
когда  пылающая,  почти  осязаемая  энергия  священника  начала  подавлять
Туманника, тот испустил  испуганный  мяукающий  крик,  будто  у  какого-то
призрачного струнного инструмента, какой-то гитары,  выкованной  в  адской
кузнице, лопнула невообразимая струна. А потом он  мрачно  бился  за  свою
жизнь. Но все было тщетно  -  все  его  усилия  и  увертки,  контрудары  и
приманки были бессильны.
     Отражая каждый выпад болотной твари, Иеро, силой  своего  закаленного
духа и тренированной воли, безжалостно сжимал все туже  струны  мысленного
капкана. Когда он приложил последнее,  как  он  полагал,  усилие,  а  воля
противника  все  еще  оказалась  несломленной,  он  глубоко  вздохнул   и,
пользуясь  новыми  познаниями,  сконцентрировал   энергетический   дротик,
который каким-то образом прошел сквозь созданную им сеть, не задев ее.
     Еще  один,  последний  раз,  тот  ужасный  мяукающий  звенящий  крик,
смертный вопль того,  кто,  по  идее,  вовсе  не  мог  иметь  голос,  эхом
прокатился над пустынным болотом.
     Потом вдруг мгновенно  образовался  вакуум,  будто  беззвучно  лопнул
какой-то  пузырь  -  может  быть,  где-то  в  другом,  чуждом   измерении,
наложенном на наше. И все. Остался только шорох ночного ветра  в  метелках
тростника, жужжание насекомых и скрежещущее лягушачье кваканье.
     Черный ялик лежал, уткнувшись носом в грязь как раз  перед  туннелем,
прорубленным Иеро. Но на нем  уже  не  стояла  фигура  в  капюшоне.  Груда
бесцветных лохмотьев лежала на корме, свешивалась с борта и из этих тряпок
сочилась липкая маслянистая субстанция, покрывая освещенную лунным  светом
воду   смердящими   пятнами.   Лохмотья   пропитали   окружающий    воздух
кладбищенским зловонием, по сравнению с которым запах самых отвратительных
болотных газов  казался  благоуханием.  Что  бы  не  носило  этот  плащ  с
капюшоном, оно разложилось на свои  первоначальные  элементы,  и  странная
смерть его была столь же мерзкой, как и вся жизнь.
     Потрясенный отвратительным запахом,  Иеро  встал,  поставил  ногу  на
странное суденышко и коротко толкнул его. К его удивлению, ялик не  просто
отплыл в сторону от толчка,  а  развернулся  и  поплыл  прочь  по  каналу,
увеличивая скорость. Сейчас его было хорошо видно,  потому  что  во  время
смертельного боя туман  рассеялся  и  теперь  священник  ясно  видел,  что
таинственная лодка, уносящая на себе останки призрачного хозяина, спокойно
завернула за поросшую тростником отмель и исчезла. В ее странном поведении
скрывалась последняя тайна Туманника.
     Иеро  устало  взглянул  на   бледную   луну.   Невероятное   сражение
продолжалось  по  меньшей  мере  три  часа,  которые  пролетели  за   одно
мгновение. Когда появился Туманник,  последние  больные  лучи,  укутанного
туманом солнца умирали на западе. А теперь положение  луны  показывало  не
меньше десяти часов.
     Иеро повернулся и взглянул на двоих своих партнеров  по  рискованному
путешествию.  Впервые  за  все  время  он  улыбнулся.  Медведь  растерянно
отряхивался  во  сне  от  москитов.  Клац  тоже  спал  и  издавал  во  сне
гаргантюанский храп и рев, а  каждый  дюйм  его  боков  вздрагивал  и  шел
волнами в попытках согнать  жалящих  насекомых.  Очевидно,  те  чары,  под
которые они попали, теперь полностью рассеялись.
     Священник вознес краткую благодарственную  молитву,  глядя  на  луну,
которая теперь поднялась  еще  выше.  Он  был  все  еще  каким-то  образом
одурманен, а его нервная энергия далеко еще не вернулась к норме, ведь ему
пришлось потратить на битву с Туманником огромную дозу  психической  силы.
Он чувствовал себя так, словно ему пришлось скакать  верхом  галопом  пару
дней без перерыва.
     Но отдыхать было некогда. Загадка того, как ужас  болот  отыскал  их,
была неразрешимой, по крайней мере сейчас, но одно было ясно - ему  кто-то
помог! Это Иеро смог прочесть в измученном мозгу Туманника, когда разрушал
его и отсылал обратно в те безоглядные глубины,  откуда  мерзкое  создание
явилось. Каким-то образом их путь становился известным  кому-то,  несмотря
на то, что Иеро не видел летунов и не ощущал никакого  преследования.  Они
должны  немедленно  отправляться  в  путь,  пока   не   появились   новые,
предназначенные для их уничтожения, силы. Иеро был совершенно уверен,  что
Туманник не смог, даже если и хотел, вызвать в  свое  последнее  мгновение
кого-нибудь себе на помощь, потому что  теперь  священник  осознавал  силу
оружия, позволившего ему убить тварь. К тому же,  тот  был  слишком  занят
борьбой за свою  неестественную  жизнь,  чтобы  успеть  направить  кому-то
сообщение. Но если он смог каким-то образом  отыскать  путников,  то  тоже
самое смогут проделать и другие. Над этим нужно поразмыслить, но позже, не
сейчас.
     Иеро был рад тому, что его новообретенная уверенность в  своих  силах
не казалась чем-то временным. И подчеркивало эту радость  приобретенное  в
тяжкой борьбе ощущение мысленной силы. Он был теперь совершенно  уверен  и
даже не задумывался над тем, откуда взялась эта  уверенность,  что  аббату
Демеро или другому члену Совета будет теперь тяжело выстоять против  него.
Он поспешно отбросил эти мысли, как тщеславные и дерзкие, но они  остались
с ним, спрятались, но не  умерли  в  глубине  разума.  Во  время  учебы  в
монастыре он кое-что узнал об искусстве применения ментальных способностей
и сейчас вспомнил, что мысленные силы растут  в  геометрической,  а  не  в
арифметической, прогрессии  в  зависимости  от  того,  насколько  много  и
насколько хорошо ими пользуются. Те две битвы, которые Иеро  уже  выиграл,
даже несмотря на решающую помощь медведя  в  первой,  высвободили  скрытые
силы его и до того мощного мозга, и его ментальные  силы  приобрели  такие
размеры, какие и сам  Иеро  раньше  считал  невообразимыми.  И  что  самое
странное - он сам прекрасно сознавал свою силу.
     Уставший, но, тем не менее, чувствующий себя чудесно, он поднял Горма
и лорса. Медведь встал, понюхал воздух и послал мысленный сигнал.
     "Ты сражался.  Это  чувствуется  в  воздухе.  Но  крови  нет,  мы  не
проснулись. Враг сражался мысленно?"
     Не в первый раз восхищенный  восприимчивостью  медведя  Иеро  коротко
рассказал ему о Туманнике и о том, что тот исчез навеки.
     "Проспал - это хорошо. Но ты слаб - очень!!! Слаб, а также встревожен
каким образом враг обнаружил нас. Идем. Поедим позже."
     Огромный лорс обнюхал его с головы до ног  и  с  отвращением  скривил
губы, будто уловив какой-то запах от измазанной грязью кожи. Иеро  оседлал
его, попутно сняв со шкуры больших пиявок, и через некоторое время они уже
шагали, освещенные яркой луной.
     Во время ночного  перехода  особых  событий  не  произошло.  Если  не
считать того, что Клац вспугнул небольшую водяную  змею,  а  Горм  чего-то
испугался и обогнул спокойную заводь, покрытую ароматными бледными цветами
водяной лилии, ничего не случилось.
     Рассвет застал их уже в новом лагере на островке из растений. Это был
не толстый матрац из слежавшегося тростника, но скорее полость в  зарослях
кустарника  с  темно-зелеными  листьями.  Иеро   предположил,   и   вполне
справедливо, что  появление  кустарника  и  твердой  почвы  означает,  что
обширнейшая Великая  Топь  подходит  к  концу.  Он  заснул,  когда  солнце
всплывало в чистое небо. Засыпая, он смутно слышал,  как  лорс  жует  свою
жвачку и где-то очень далеко и слабо звучат пронзительные вопли  множества
птиц.
     Вечером, после захода солнца,  когда  все  трое  поели  -  человек  и
медведь поделились скупым рационом поклажи, а Клац сжевал  тридцать  футов
свежей листвы _ перед отходом Иеро сел и задумался. Всю ночь, сонно  кивая
в высоком седле, он обдумывал загадку преследования.
     Каким образом Туманника навели на них?  Вода  и  трясина  моментально
затягивают следы. В пределах слышимости за ними  никто  не  следовал.  Все
трое обладали достаточно острыми чувствами, чтобы не оставить незамеченной
подобную слежку. Может быть, летчик был ночами так высоко в небе, что  мог
следить за путешественниками, сам оставаясь незамеченным? Но ему  пришлось
отбросить эту мысль. Если дела действительно  обстоят  таким  образом,  то
противодействовать противнику он никак не мог бы, а в  это  он  не  верил.
Нет, в том фрагменте мысли,  который  он  уловил  в  распадающемся  разуме
Туманника, говорилось или подразумевалось, что то существо было  подведено
к спящим жертвам.
     Подведено чем? Священник  продолжал  размышлять,  оседлывая  Клаца  и
вспрыгнув в седло для следующего ночного перехода. Покачиваясь в седле под
невозмутимым светом луны и бесчисленных звезд,  он  продолжал  думать  над
этой загадкой. Охотничья стая огромных водных  животных  семейства  куньих
шла по их следу просто благодаря своему острому обонянию. Но так  ли  это?
Не было ли у них, а также у летчика, лучшего проводника, который  позволил
им, если не указать точно местонахождение трех  путешественников,  то,  по
крайней мере, знать в общих чертах, где их можно найти?
     - Проклятье, но как?! - с досадой пробормотал Иеро вслух. - Они будто
надели на меня поводок, будто  прицепили  ко  мне  что-то,  за  чем  могут
следовать, вроде бы отметили неослабевающим зловонием.
     При этом его мысли  перешли  на  Нечистых,  и  внезапно  он  чуть  не
рассмеялся над собственной глупостью. Он тут же велел остановиться. В  это
время они шли по отмели из слежавшегося песка и, как только Клац и медведь
остановились,  Иеро  тут  же  оказался  на  земле  и   принялся   поспешно
расстегивать седельную сумку. Он нащупал то, что ему было нужно, и вытащил
на лунный свет.
     Иеро держал предателя на ладони и его охватило  сильное  раздражение.
Он хмуро улыбнулся, осознав, как пожитки мертвого адепта наводили  злобных
мстителей на следы убийцы  их  хозяина.  Крошечный  пузырек  света  в  той
штуковине, похожей на компас, не переставал светиться и упорно показывал в
одном  и  том  же  направлении.  Другого  доказательства   священнику   не
потребовалось,  теперь  он  знал.  Чем  бы  еще  ни  был  этот  любопытный
инструмент, а он, вероятно,  имел  многоцелевое  назначение,  кроме  всего
прочего он указывал координаты своего владельца, так что  тот  никогда  не
выходил  полностью  из  под  контроля  Центра  Нечисти.  Разъярившись   на
собственную глупость, Иеро раздавил пяткой инструмент. Жезла и ножа он  не
боялся, поскольку знал возможности жезла, а нож был просто ножом. Он снова
сел в седло и с легким сердцем велел своим компаньонам двигаться на юг.
     Далеко-далеко,  в  каком-то  потаенном  месте,  которого  никогда  не
достигали лучи солнца, некая фигура в плаще  с  капюшоном  отвернулась  от
огромного пульта с разноцветными огоньками и, пожав плечами,  показала  на
лампочку в замысловатой проволочной раме, которая теперь погасла.
 
 
 
                               4. ЛЮЧАРА 
 
     Следующий свой лагерь Иеро и двое его  животных  разбили  задолго  до
рассвета и с восходом солнца  стало  хорошо  видно,  что  огромное  болото
подходит к концу. Всю ночь твердые песчаные отмели встречались все чаще  и
чаще, постепенно заменяя грязь и мягкую мерзость болота. Огромные  бревна,
некоторые еще с живыми листьями, показывали,  что  сюда  доходят  сезонные
наводнения или -  частенько  нагоняют  воду  шторма.  На  пятнышках  более
высокой, более  плотной  почвы  стали  попадаться  чахлые  деревца  вместо
высоких кустарников. Временами из запруд  и  каналов  высовывались  камни,
образовывая скалистые островки там, где вода разливалась особенно  широко.
Взобравшись на вершину одного из таких островков, чьи крутые склоны  прямо
таки призывали осмотреться получше,  человек  заметил  несколько  огромных
куполообразных силуэтов, черных на фоне залитого лунным светом  песка.  Их
непрерывное движение, их яростная активность вначале было удивили его,  но
потом он осознал, что  видит  щелкунов,  откладывающих  кожистые  яйца  во
взрытый песок. Иеро спешился и стал терпеливо ждать, сделав  знак  медведю
делать то же самое. После того, как луна  достигла  зенита,  последняя  из
чудовищных черепах уползла в воду и исчезла: их задача размножения на этот
год была завершена.
     Внимательно осмотревшись, чтобы их никто не застал врасплох,  Иеро  и
медведь спустились с вершины островка и раскопали отмеченную  ими  кладку.
Горм выпил три яйца с золотыми желтками, каждое диаметром в  пядь,  а  сам
Иеро - одно. К тому же он упаковал в седельные сумки  еще  восемь  штук  -
все, что мог найти. А потом группа вновь отправилась в путь, причем теперь
медведь шел гораздо медленнее из-за набитого желудка.
     Когда они взобрались на небольшой пригорок, Иеро  остановился.  Перед
ними вздымалась высокая горная цепь,  закрывающая  земли  на  юге.  Откуда
взялись эти таинственные горы - для них было  загадкой,  ведь  они  должны
были давным-давно заметить их. Иеро решил разбить лагерь на этом месте,  в
удобной расщелине большой скалы, прикрытой отчасти  сверху  кустарником  и
лианами.  Загадка  внезапно  появившихся  гор  подождет  до  рассвета,  до
которого не так уж далеко.
     Когда солнце поднялось, Иеро присмотрелся и рассмеялся от  радости  и
облегчения, отчего  медведь  с  любопытством  взглянул  на  него.  "Горы",
замеченные им несколько часов назад,  оказались  ничем  иным,  как  грядой
высоких песчаных дюн, и они были не более чем в миле от них, позади  пояса
кустарника, по которому текло несколько ручейков. Он, вернее они, победили
огромное болото!
     Долгое время он лежал, утреннее солнце грело его возбужденное лицо, и
смотрел на дюны. Сразу  за  ними  могло  лежать  только  Внутреннее  море.
Дорога, которая подходит к самой западной точке этого огромного  хранилища
пресной воды, это  дорога,  идущая  из  Республики  Метц,  располагающейся
далеко на северо-западе. Но Иеро понимал, что оказался вовсе не поблизости
от того места, где дорога подходит к шумному портовому городу Пэмкаш.  Он,
должно быть, в сотнях миль дальше к востоку и какие города лежат  на  этих
берегах, если здесь вообще они есть,  никто  не  знает,  если  не  считать
нескольких  подозрительных  и  молчаливых  торговцев.  Люди   из   гильдии
торговцев иногда путешествуют на тысячи миль,  но  большинство  из  них  -
язычники и они не испытывают особой любви к  Аббатствам,  как  и  к  самой
Республике, да и вообще ко всем правительствам,  кроме  своей  собственной
торговой федерации. Это были люди не  того  сорта,  которые  легко  выдают
информацию, и можно быть уверенным, что кто-нибудь из них  сотрудничает  с
Нечистью, если не является их прямым слугой. И все же  с  торговцами  было
необходимо иметь дело. В  их  среде  встречались  хорошие  люди,  служащие
Аббатствам  шпионами  и  секретными  посланниками,  и  платой  за  это  им
частенько служила ужасная смерть.
     Большая часть информации, которую Иеро запас у себя в  голове  и  был
готов извлечь ее в случае нужды  с  помощью  мнемонических  методов,  была
получена через бродячих торговцев, иногда  профильтрованная  через  тысячи
миль слухов и сплетен. Но вся информация о восточных, центральных и  южных
областях  Внутреннего  моря  была  смутной,  устарелой  и,  скорее  всего,
неточной.
     Немалое число кораблей бороздило Внутреннее море.  Некоторые  из  них
были гребными, но большинство - парусными. Частью из них  владели  пираты,
остальными - торговцы. Однако, временами  трудно  было  сказать  где  кто,
потому что, подобно  викингам  древних  легенд,  иногда  честный  торговец
считал  попавшего  в  затруднительное  положение  коллегу  слишком  легкой
добычей, чтобы противиться соблазну.
     А еще в глубине вод и среди множества островов скрывались Нечистые  в
своих странных,  редко  попадающихся  судах.  А  еще  в  глубинах  таились
огромные звери и некоторые из них в поисках жертв выплывали на мелководье.
Другие огромные безымянные животные считались растительноядными, но  были,
тем не менее, драчливыми и легко впадали в ярость.
     Но хуже этих, так называемых естественных опасностей, были  опасности
древние, столь же старые, как и само Внутреннее море, которое являло собой
нить  пяти  более  маленьких  морей,  что  ясно   показывали   старые   из
сохранившихся  в  монастырях  карты.  Тут   были   и   места,   пораженные
безжалостной Погибелью, где огни ужасной радиации все еще отравляли воду и
воздух.  Большинство  таких  мест  утратило  свою  когда-то   смертоносную
действенность. Отважные  флибустьеры,  рискуя  кончить  жизнь  в  страшных
мучениях, временами  отправлялись  грабить  один  из  Затерянных  городов,
которые окаймляли Внутреннее море и которым свыше  пяти  тысяч  лет  назад
было предназначено служить целью Первого Удара.  Некоторые  из  этих  мест
были и чумными районами,  где  человек  мог  умереть  ужасной  смертью  от
радиоактивного заражения, а если и избежал ее, то  мог  заразиться  другой
страшной болезнью и к тому же перед смертью наградить ею окружающих.
     В результате те, кто  уходил  в  Затерянные  города,  даже  в  такие,
которые, судя по всему, очистились со временем,  предпочитали  делать  это
тайно, иначе друзья, если только они сами не были пиратами,  были  склонны
убить их собственноручно, не дожидаясь повальных смертей от болезней.
     По берегам  моря  и  по  его  водам  странствовали  различные  группы
кочевников, часть которых жила дарами моря, как  рыбаки,  другие  собирали
вынесенное на берег волнами, третьи занимались и тем, и другим  и  жили  в
постоянных стойбищах. По общепринятому мнению Внутреннее море и его берега
были весьма оживленным  местом,  где  человека  могли  убить  в  любой  из
двадцати четырех часов суток, в любой  из  семи  дней  недели,  различными
способами, не опасаясь однообразия.
     Все это пронеслось  в  голове  Иеро,  пока  он  рассматривал  дюны  и
раздумывал, что же может лежать за ними. Так он и заснул; солнце  освещало
его бородатое лицо,  спутанные  волосы,  почерневшие  от  грязи,  покрытую
грязевой  коркой  одежду.  Сейчас  он  скорее   выглядел   отбросом   рода
человеческого,  чем  Пэром  Универсальной  Церкви   и   хорошо   известным
монастырским ученым.
     Он отчего-то заспешил и этим вечером позволил Клацу попастись  совсем
немного. Медведь уловил возбуждение Иеро  и  тоже  заторопился.  Проглотив
тетеревятину пятидневной давности,  которой  осталось  совсем  немного,  и
галеты, они отправились в  путь  и  испытали  облегчение,  оставив  тяжкое
испытание позади.
     Освещенные лунным светом  заросли  кустарника,  простирающиеся  между
ними и высокими дюнами,  оказались  ягодником,  перемежавшимся  невысокими
кактусами, похожими на подушечки для  иголок.  Медведь  попробовал  спелые
красновато-коричневые ягоды  и  тут  же  принялся  заглатывать  их  целыми
пригоршнями. Лорс тоже не терял времени и срывал губами целые ветки, да  и
Иеро, так и не сумев опознать ягоды, съел  не  менее  фунта  этих  сладких
даров природы. Насытившись, они вновь отправились в  путь,  чувствуя,  что
идти быстрее им было бы сейчас затруднительно.
     Белые песчаные дюны, до которых они вскоре добрались, оказались всего
лишь около ста футов  в  высоту,  да  и  к  тому  же  покрытыми  оврагами,
облегчающими подъем на вершину. Вскоре путешественники уже стояли  наверху
и восхищенно взирали на открывшуюся картину, освещенную  на  три  четверти
полной луной.
     Они смотрели на огромный залив Внутреннего моря. Прямо перед ними, не
более  чем  в  тысяче  шагов,  лежала  длинная  белая  прибрежная  полоса,
испещренная пеной и отчасти покрытая плавником. Прямо отсюда  и  далеко  к
югу, вплоть до линии горизонта,  вода  казалась  почти  неподвижной.  Едва
видимые справа и  слева,  высокие  черные  мысы  охраняли  вход  в  залив,
имевший, по-видимому, размеры миль пять в глубину и миль десять в  ширину.
Ветерок со стороны моря дул настолько легкий, что его едва хватало,  чтобы
шевелить грязные волосы человека. Вода казалась спокойной, как в бассейне.
Внутреннее море, чьи яростные штормы вошли  в  легенду,  в  данный  момент
отдыхало и спало, и его не  тревожили  ни  ветер,  ни  другие  атмосферные
турбуленции.
     Но оно вовсе не было безжизненным. В нескольких лигах  от  берега  по
гладкому зеркалу воды плыли огромные круглые  листья,  во  много  ярдов  в
диаметре. Белые цветы огромных лилий  распускались  то  тут,  то  там,  их
опьяняющий аромат был настолько силен, что казался Иеро почти осязаемым.
     Между  гигантских  лепестков  шумно  плавали  огромные  темные  тела,
взбивая пену, время от времени исчезая из виду и снова  взбивая  спокойную
поверхность  воды  в  сотне  футов  в  стороне.  Стадо  каких-то  животных
резвилось вблизи берега на мелководье, и когда  они  вылетали  из  воды  и
шлепались обратно, небольшие волны накатывались на ровный берег и огромные
круглые листья лилий раскачивались на воде.
     Иеро со вздохом сел на песок. Его надеждам на купание в море, видимо,
суждено было быть отложенным.  Даже  если  допустить,  что  ночь  искажает
размеры этих животных, каждое из них, как минимум, вчетверо больше  Клаца.
Горм и лорс громко нюхали воздух, возбужденные ночными ароматами  и  шумом
плещущихся бегемотов. Иеро предложил им прилечь рядом с ним и подождать.
     В конце концов одно из этих существ появилось  из  воды  и  вразвалку
выбралось на песок прямо под путешественниками. Оно было огромным, длинным
и низкорослым. Круглое  туловище  опиралось  на  четыре  короткие  крепкие
трехпалые ноги. Его огромная тупая голова походила на удлиненный  бочонок.
Зверь внезапно  зевнул,  показав  бледную  глотку,  и  луна  сверкнула  на
огромных клыках, расположенных по  углам  разинутой  пасти.  Ручейки  воды
стекали с его боков и. подсыхая, пушился короткий плюшевый  мех.  Животное
походило  на  помесь  допогибельного  кабана,  гиппопотама   и   даже   на
бробдингнегского тюленя, а кто именно был его предком - загадка.  Животное
тут же принялось с довольным видом объедать какие-то растения с  короткими
стеблями и контраст между мирным  растительноядным  образом  его  жизни  и
устрашающей манерой вести себя, заставило Иеро хохотнуть.
     Каким бы слабым ни был этот звук, огромный зверь его услышал, уши его
насторожились и он подозрительно оглянулся. Ничего не заметив, но, тем  не
менее, решив, что поблизости таиться опасность, псевдогиппопотам  бросился
в  воду,  взмахнув  поросячьим  хвостиком,   и   присоединился   к   своим
соплеменникам, резвившимся среди гигантских лилий.
     Случайно бросив взгляд поверх стада в открытое море, священник увидел
еще более потрясающее зрелище, заставившее  его  замереть  в  изумлении  и
благоговении.
     Из неподвижной воды возле горла залива в лунную  ночь  выплыл  черный
силуэт чудовищной рыбы, длинной и тонкой, с остроконечной головой, обликом
похожей на щук, которых Иеро ловил в холодных северных озерах. На какое-то
мгновение он будто очутился в своих родных сосновых лесах, а  не  на  этих
незнакомых берегах теплого южного моря, и смотрел, как выпрыгивает из воды
щука, попавшаяся на  крючок.  Потом,  когда  он  потряс  головой,  отгоняя
видение, до него дошел масштаб того, что он увидел.
     - Боже милосердный! - пробормотал он вслух.
     Титаническое тело врезалось в сверкающую воду с треском,  похожим  на
выстрел колоссального метателя, и звук  этот  эхом  отразился  от  далеких
утесов. "Этой рыбе хватило бы одного из тех массивных водяных зверей,  что
плескались внизу, от силы на два укуса!" Он в  изумлении  посмотрел  вниз.
Несколько полос ряби прорезало листья,  да  небольшие  волны  шлепались  о
берег, но больше ничего видно не было. Только масляно-радужные  полосы  на
темной воде говорили, что звери ему  не  приснились.  Появление  Левиафана
заставило стадо водяных кабанов исчезнуть так  бесшумно,  будто  их  здесь
вовсе не было.
     Вместе со своими нетерпеливыми союзниками Иеро подождал еще  немного,
но поскольку вода оставалась спокойной, он решил,  что  огромные  животные
погрузились в воду или уплыли куда подальше.  В  любом  случае,  за  время
путешествия по болотам на них скопилось  столько  грязи,  что  терпеть  ее
дальше можно было только в случае крайней необходимости. Зарядив  метатель
и положив его наготове на  бедро,  Иеро  велел  своему  огромному  скакуну
спуститься по белому склону дюны. Клац, попросту усевшись на  широкий  зад
и, тормозя вытянутыми передними ногами,  скатился  вниз.  Медведь  катился
следом.
     Внизу они помедлили,  огляделись,  навострив  уши  и  принюхиваясь  к
воздуху в поисках признаков опасности. Так ничего не увидев и не  услышав,
они подошли к воде. Поверхность залива оставалась гладкой, как зеркало.  К
огромнейшему неудовольствию лорса, хотя хозяин и расседлал его,  ему  было
велено оставаться на страже. Клац гневно махал головой со все еще  мягкими
рогами и ревел, но все же протопал на песчаный пригорок.
     Горм осторожно забрел в воду примерно на шесть дюймов в глубину,  лег
и  начал  кататься  на  воде,   издавая   пыхтение,   выражавшее   крайнее
удовольствие. Иеро, постанывая от боли,  содрал  с  себя  грязную  одежду,
погрузил ее в воду и придавил тяжелым камнем, чтобы отмокла.  После  этого
тщательно вычистил свои кожаные башмаки ножом и  жесткой  щеткой,  которую
достал из седельной сумки. После  этого  он  искупался  сам.  Он  тоже  не
заходил далеко в воду. Он прекрасно  плавал,  но  недавние  сцены  местной
жизни излечили его от всякого стремления забраться в глубину.  И  даже  на
мелководье он пристально присматривался ко всякой  подозрительной  ряби  и
волнам. Однако, ничто ему не помешало поплескаться вволю, и в конце концов
решив, что хватит, он вышел из воды, прихватив с собой медведя. Мокрый мех
Горма прилип к его телу, так что медведь стал выглядеть на треть меньше.
     Взревывая  от  удовольствия,  еле  дождавшийся  своей  очереди,  лорс
скатился на мелководье и тут же принялся  жевать  листья  и  корни  лилий,
росших поблизости, а затем  принялся  и  нырять  за  ними,  заставив  Иеро
изрядно поволноваться. Только после того, как и Клац оказался на берегу  и
обсыхал  в  темном  ночном   августовском   воздухе,   человек   полностью
расслабился.
     Иеро наощупь побрился - работа грубая, но необходимая - и даже привел
в порядок усы, а также волосы, чтобы они не так  сильно  свисали  на  уши.
Достав смену чистой кожаной одежды из седельных сумок  и  разложив  старую
сохнуть на камнях,  он  был  готов  насладиться  чувством  удовлетворения,
которое приходит вместе с чистотой после вынужденного долгого пребывания в
отвратительной грязи.
     Поодаль от пляжа из песчаных дюн выдавалась гранитная скала  и  песок
столетиями обтекал ее. Здесь, подумал человек, хорошее место для  дневного
отдыха. В дальней от моря части скалы было неплохое убежище  -  нависающий
выступ образовывал узкую пещеру.
     Вскоре все содержимое сумок было сложено в  пещере,  Иеро  и  медведь
похрапывали в унисон, а верный Клац жевал жвачку, время от  времени  уютно
отрыгивая и в тоже время  ухитряясь  нести  неусыпную  стражу  у  входа  в
пещеру.
     Как раз перед тем, как погрузиться в глубокий и спокойный  сон,  Иеро
снова расслышал далекие пронзительные крики птиц, а с криками на этот  раз
смешивалась в гулком  резонансе  какая-то  вибрация,  которую  он  не  мог
опознать. И как раз когда его усталый мозг пытался сформулировать  связную
мысль об этих далеких звуках, сон победил его.
     Иеро проснулся поздним утром, чувствуя себя лучше, чем всю  последнюю
неделю. Неужели прошла всего лишь неделя с тех пор, как он сошел с пыльной
нехоженной дороги далеко на севере?
     Он вышел из узкой расщелины в скале и обнаружил, что  с  залива  дует
свежий ветер. Вода была искрящейся, голубой, испещренной белыми пятнами. В
открытом море отдыхала стая  громко  гоготавших  лебедей.  Казалось,  море
припорошило снегом, не вовремя принесенным из высоких широт.
     У его спутников было такое прекрасное настроение, что они разыгрались
на гладком песке. Медведь бросался на лорса, совершенно  яростно  рыча,  а
Клац отчаянно  пытался  подцепить  его  развесистыми  рогами,  каждый  раз
"промахиваясь" по меньшей мере на длину тела медведя. Потом Горм  принялся
вертеться вокруг себя, пытаясь поймать  свой  коротенький  хвост,  а  Клац
уселся  на  задние  ноги  и  принялся  бешено  колотить  воздух  огромными
передними костлявыми ногами с копытами, похожими на тарелки.
     Иеро настолько позабавили эти двое, что на  мгновение  он  позабыл  о
возможной угрозе со стороны  воздушного  шпиона,  с  которым  они  недавно
столкнулись. Вспомнив, он быстро оглядел залитое солнцем  небо,  но  кроме
нескольких небольших пухлых точек ничего там не двигалось. И все же он был
встревожен. Они буквально чудом избежали нескольких смертельных опасностей
и всего лишь в добром дневном  переходе  отсюда  он  уничтожил  сигнальное
устройство, которое так бездумно вез в седельной сумке. Внезапно  напавшая
эйфория может завлечь в ловушку и они все  погибнут.  Частенько,  когда  у
тебя хорошее настроение и  ты  позволяешь  себе  расслабиться,  происходит
нечто, приводящее к фатальным последствиям!
     Ничего угрожающего он однако не заметил и даже пожалел, что у него не
четыре  ноги  и  он  не  может  присоединиться  к  играющим.  Настороженно
оглядывая окрестности, он думал о своих дальнейших планах.  Свыше  четырех
дней  та  летающая  штуковина,  очевидно,  не  появлялась.  Почему  бы  не
попытаться идти днем? Идти на восток по берегу моря будет опасно и  ночью,
и днем, но при свете солнца хоть лучше будет  видно.  "Быть  по  сему",  -
решил он. Отныне они будут  передвигаться  днем,  если  только  не  увидят
летуна или им не будет угрожать доселе неведомая опасность.
     Тут двое животных заметили его и поскакали навстречу, вздымая  облака
пыли.
     "Хорошее настроение, а? - послал  мысль  Иеро.  -  Хорошие  охотнички
подобрались! Меня бы тут поймали и съели!"
     Оба они понимали, что Иеро дурачится,  и  не  обратили  ни  малейшего
внимания на его слова, разве что Клац мягко боднул его так, что  священник
зашатался и, чтобы не упасть, схватился за рога. Он почувствовал, что рога
стали острыми и потвердели под бархатной кожей: кусочек кожи остался в его
руках,
     "Ха! - промыслил он.  -  Постой  спокойно,  дурачок,  и  позволь  мне
попытаться очистить немного корку-кожицу с рогов".
     Лорс энергично  потряс  своим  головным  украшением,  а  потом  стоял
спокойно,  пока  Иеро  внимательно  осматривал  каждый  отросток.  Как   и
большинство самцов оленей Клац был вынужден каждый  год  выращивать  новые
рога, а для этого требовалось не только огромное количество энергии, но  к
тому же лорсы  становились  раздражительными  -  рога  отчаянно  чесались,
особенно в такие, как сейчас,  периоды,  когда  мягкая  кожица  шелушится,
обнажая твердую сердцевину. Монастырские ученые давным-давно отвергли идею
вывести безроговую породу. Ведь почти полгода рога  являлись  великолепным
оборонительным  оружием  и,  к  тому  же,   позволяли   своим   владельцам
чувствовать себя сильными и уверенными в себе. Было решено,  что  энергия,
сохраненная устранением рогов, оказалась бы  лишней  ношей,  а  кто  хочет
скакать на безрогих лорсихах, как  поступают  фермеры,  тот  пусть  так  и
делает.
     Иеро  пальцами  отщипывал  кусочки  защитной  кожицы,  но,   встретив
сопротивление, оставлял их в покое. И он, и  Клац  оба  знали,  чем  можно
помочь в таких случаях и когда нужно  остановиться  -  ведь  прошло  целых
шесть лет с тех пор, как они  выбрали  друг  друга  на  большом  ежегодном
отборе телят. Потом Иеро достал стальное зеркальце и чисто выбрился. Затем
подрисовал символ своего ранга, уже почти стершийся. Потом он  упаковался.
Вскоре Иеро уже покачивался в седле, передвигаясь вдоль берега, а  медведь
неуклюже шагал рядом по слежавшемуся  песку  и  гальке.  Очень  скоро  они
смогли удостовериться, что снова очутились в обитаемых землях.
     С груды щебня, палок  и  сухих  водорослей,  которая  образовалась  в
крохотной бухточке, на Иеро слепо  уставился  отполированный  человеческий
череп. Всадник спешился и задумчиво осмотрел находку. В  затылочной  части
черепа зияла большая дыра, а несколько лоскутков ссохшейся мышечной  ткани
показывали, что череп не так уж  и  стар.  Иеро  осторожно  положил  череп
обратно, вскочил в седло  и  поехал  дальше.  Череп  мог  появиться  здесь
случайно. В самом деле: можно придумать  тысячу  причин,  объясняющих  его
появление, но почему только  совершенно  свежий  череп  без  скелета,  без
единой косточки? Эта дыра в нем  выглядела  так,  будто  что-то  и  кто-то
добирался до мозга. Он сдержал гримасу отвращения и  произнес  молитву  за
упокой души владельца черепа, с состраданием  полагая,  что  этот  мужчина
(или женщина) был христианином.
     В полдень они  немного  отдохнули  в  тени  дерева  неизвестной  Иеро
породы. Он понял, что это пальма какого-то неизвестного типа,  потому  что
видел рисунки подобных деревьев и сообразил, что зима  вряд  ли  сурова  в
этих местах, раз уж такие растения могут ее выносить. Кустарники пальметто
могут расти в тайге только потому, что у них зимой отмирают стволы. Должно
быть он оказался еще дальше на юге, чем полагал.
     После отдыха они столкнулись с опасным противником,  но  столкновение
окончилось мирно. Огибая выступ скалы по  мелководью,  поскольку  песчаный
берег сходил на нет, они внезапно натолкнулись на большую желтую с черными
пятнами кошку, терзавшую чью-то тушу.
     Огромная  кошка  обнажила  окровавленные  клыки  и  гневным  рычанием
встретила появление неожиданных гостей.
     "Уходи! - неожиданно решив  кое-что  проверить,  Иеро  воспользовался
приемом из своего мысленного арсенала. - Убирайся! Прочь с нашего пути или
умрешь!"
     Животное съежилось, будто получило удар палкой. Прижав  уши  и  издав
оглушительное "мяу!", одним огромным прыжком оно покинуло берег и  исчезло
в дюнах. Иеро был поражен своим успехом, а затем разразился хохотом.
     Он соскочил и подобрал тушу  -  небольшую  полосатую  антилопу,  едва
тронутую кошкой. Должно быть, та только что приступила к еде.  Вот  и  еда
для него и Горма! Он осторожно перебросил тушу через  седло  перед  собой.
Клац и ухом не повел.  Кровь  не  была  для  него  чем-то  необычным,  ему
приходилось везти на себе ноши и похуже.
     Через некоторое время священник, рассеянно взглянув  на  море.  резко
остановил своего скакуна,  так  что  тот  раздраженно  вздохнул.  "Прости,
случайно", - отсутствующе бросил священник. На горизонте на фоне  голубой,
испещренной  волнами  воды,  вырисовывались   два   черных   треугольника.
Понаблюдав за ними некоторое время, человек решил, что  корабль  плывет  в
том же направлении, что и они, но гораздо быстрее. А так  же,  похоже,  он
удаляется к востоку: паруса его постепенно скрывались за краем моря.
     Они поехали дальше и Иеро решил почаще поглядывать в море.  Вероятно,
в дальнозор можно заметить Клаца со всадником  издалека,  а  он  вовсе  не
желал окончить свой путь на одной из варварских галер,  о  которых  читал,
прикованным к веслу, и, чтобы кормили его  плетью  вместо  мяса.  Да  и  у
Нечистых есть корабли какого-то неизвестного типа;  предполагают  что  они
частенько посещают пустынные районы пресноводного моря.
     Когда путники приблизились к темному выступу скалы примерно  в  сотню
футов высотой, неглубоко вдававшемуся в море, они  впервые  услышали  этот
шум. День клонился к  вечеру,  длительное  время  они  не  видели  ничего,
достойного  внимания.  Иеро  задумался,  глубоко  ли  неспокойное  море  у
подножия массива и не будет ли безопаснее обогнуть его  со  стороны  суши,
правда, потребуется значительно больше времени. И тут пронзительный крик -
птичий  клекот,  десятикратно  усиленный  -  ударил  его  по  ушам.   Крик
раздавался снова и снова, и тут Иеро увидел ее.
     На  краткое  время  из-за  гребня  башнеподобной  иззубренной  скалы,
возвышавшейся перед ними, выплыла  коричневая  птица,  чьи  парусообразные
крылья простирались не менее чем на тридцать футов. Прежде,  чем  скрыться
за скалой, она распахнула длинный крючковатый острый клюв и повторила  тот
клич, который они недавно слышали. В ответ эхом  раздались  другие  вопли,
показавшие, что за скалой находится больше, чем одна птица.
     Затем,  смешавшись  с  пронзительными  птичьими   криками,   раздался
несомненный грохот барабанов. Когда барабанный рокот умолк,  Иеро  услышал
согласные  вопли  людской  орды,  смешавшиеся  с   пронзительной   птичьей
какофонией. Снова  загрохотал  огромный  барабан,  на  мгновение  заглушив
прочие звуки. Именно такие звуки и были слышны на рассвете.
     К этому времени Клац, понукаемый своим хозяином, уже  скакал  к  краю
скалы, вдававшемуся в море. За ним, вывалив язык, прыгал Горм, стараясь не
отставать.
     Не только любопытство заставляло  Иеро  торопить  лорса.  У  подножия
скалы можно было спрятаться, если одна  из  гигантских  птиц  заметит  их.
Огромный крючковатый клюв птицы внушал страх и священник вовсе не  считал,
что останется неуязвимым при столкновении со стаей таких птиц.
     Вздымая брызги,  они  проскакали  по  мелководью,  огибая  булыжники,
скатившиеся с обрыва. Человек и лорс обогнули скалу и осторожно высунулись
из-за внешнего края, чтобы посмотреть, что же вызвало этот необычный  шум.
Позади них остановился медведь, позволяя им первым столкнуться с возможной
опасностью и ожидая развития событий.
     Прежде всего Иеро заметил столб и девушку, затем - огромных  птиц  и,
напоследок - зрителей. Вначале он вовсе не обратил внимания на шамана  или
колдуна и его помощников.
     Неширокая  полоска  пляжа  полого  поднималась  от  моря  к   высокой
утрамбованной земляной насыпи, явно искусственного происхождения,  которая
ограничивала пляж и загораживала от взоров лежавшую далее местность. Таким
образом, получалось что-то вроде арены  амфитеатра:  одной  стеной  служил
утес, из-за которого сейчас выглядывали Иеро и Клац,  другой  -  такая  же
отвесная  скала  в  нескольких  сотнях  ярдов  дальше.  Море  образовывало
четвертую сторону. Маленький пляж был подметен дочиста  и  только  высокий
деревянный столб посередине нарушал симметрию гладкого белого песка.
     К столбу  был  привязан  примерно  пятидесятифутовый  гибкий  ремень,
сплетенный из сыромятной кожи, на другом  конце  которого  была  привязана
очень темнокожая почти обнаженная девушка. Она  была  босой  и  ее  наготу
прикрывали лишь  лохмотья  на  бедрах.  Пышные  курчавые  волосы  свободно
метались от ее резких движений. Сыромятный ремень был привязан к  веревке,
которая связывала впереди руки девушки. В  результате  она  могла  бегать,
прыгать, увертываться или прятаться, падать и подниматься, но  все  это  в
пределах  пятидесятифутовой  окружности  вокруг  столба.  Она  все  это  и
проделывала,  ее  темное  лицо  поблескивало  от  пота,  она   прыгала   и
съеживалась, ныряла и  уворачивалась  -  вела  безнадежную  борьбу  против
крылатой смерти.
     Огромные птицы! Как Иеро показалось с первого взгляда, их  было  штук
восемь. Они чем-то походили  на  чаек,  но  не  белых,  а  коричневых,  со
свирепыми клювами. Птицы кружили в небе и пикировали на связанную девушку.
Как и у чаек, их огромные лапы были перепончатыми, так что единственным их
смертоносным оружием, по-видимому, были клювы. Но и этого было достаточно.
Несмотря на отчаянные усилия  девушки,  было  очевидно,  что  вряд  ли  ей
удастся долго продержаться. В этот самый момент девушка зачерпнула  руками
прекрасный белый песок и швырнула его  в  голову  атакующей  птицы.  Та  с
яростным криком повернула в сторону. Но длинная кровоточащая рана на спине
показывала, что девушка отразила не все атаки сверху.
     Когда  птица  свернула  в  сторону,  толпа  разразилась  насмешливыми
воплями, что заставило Иеро взглянуть на них попристальнее. Зрители сидели
под плетеным навесом на  земляных  уступах  вокруг  арены,  которую  сами,
очевидно, и построили. Навес, видимо, защищал не от  солнца,  а  от  птиц,
чтобы те случайно не выбрали себе жертву среди зрителей.
     Иеро отметил, что зрители эти были весьма светлокожими - древняя раса
людей, которых он мельком видел пару раз среди южных торговцев,  да  разве
читал о них в старых книгах. Многие из них были светлыми шатенами или даже
блондинами. Все - мужчины, женщины, дети - казались полуобнаженными и  все
были вооружены - без сомнения, добавочная гарантия безопасности  от  птиц.
Зрители размахивали всевозможными мечами,  пиками  и  копьями  и  хриплыми
криками подбадривали крылатую смерь.
     С одной стороны за рядом огромных  полированных  барабанов  восседала
группа людей в кильтах и отвратительных масках с  огромными  плюмажами  из
перьев. Эти люди были защищены от птиц и, видимо, совсем не  боялись.  Как
раз в тот момент, когда Иеро  смотрел  на  них,  они  склонились  к  своим
барабанам и под руководством предводителя в  самой  великолепной  маске  с
самыми роскошными перьями, выколотили еще одну  дробь  из  высоких  черных
цилиндров. Зрители опять завопили, их  крики  подхватили  птицы,  заглушив
людские вопли, и снова понеслись вниз.  И  тут  вдруг  весь  шум  затих  и
амфитеатр умолк, потрясенный тем, что увидел.
     Иеро почти бессознательно послал Клаца вперед  и  выхватил  метатель.
Кроме того, еще две крошечные ракеты он держал в руках, молясь, чтобы  ему
предоставилась возможность перезарядить оружие.
     Когда лорс обогнул скалу и выбрался с мелководья  на  твердую  почву,
его всадник мельком заметил, что ближайшие к  его  краю  сиденья  занимает
группа смуглокожих людей в добротных суконных одеяниях и  кожаных  шапках,
совершенно не похожая на остальных зрителей. Как и  все  остальные  они  в
изумлении разинули рты.
     Огромные птицы, увидев мчавшегося лорса  и  всадника,  как  какого-то
комбинированного зверя, легко, как пушинки, взлетели вверх,  покинув  свою
жертву. Все, кроме одной, которая так стремилась убить  свою  жертву,  что
ничего не замечала вокруг.
     Девушка резко  прыгнула,  упала  и,  видимо,  сильно  ударилась.  Она
попыталась встать на ноги, но  птица  летела  выше,  и  девушка,  кажется,
почувствовала это. Она повернулась вверх лицом и вытянула вперед связанные
руки.
     "Она все еще пытается бороться, -  восхищенно  подумал  священник.  -
Воистину крепкий орешек". Он очень  аккуратно  прицелился,  чтобы  пресечь
падение огромной птицы. Длительные тренировки  в  применении  любых  видов
оружия с седла, сделали этот процесс чуть ли не  рефлекторным,  но  всякий
раз это было трудным делом. Кроме  твердости  руки  здесь  не  помешает  и
краткая молитва.
     Молитва и тренинг помогли. Ракета попала чудовищной птице между глаз.
Вспыхнул ослепительный белый огонь и два огромных коричневых крыла, теперь
не соединенных между собой, спланировали на песок. Рядом с ними упало лишь
несколько обугленных лохмотьев.
     Иеро  перерезал  кожаный  ремень,  связывающий  девушку  со  столбом,
перекинул ее через седло поверх коченеющей туши антилопы, и  только  тогда
остолбеневшие  зрители  зашевелились.  Высоко  над  ними  парила  одна  из
огромных птиц. Она резко крикнула один  раз,  то  ли  страшась  опуститься
вниз, то ли скорбя по супругу.
     И, будто этот крик оказался сигналом, в ответ раздался  вопль  ярости
вскочивших на ноги хозяев птичьей стаи. Одним движением вскочив  в  седло,
Иеро  понял,  что  его  чары  кончились,  и  теперь  на  повестке  дня   -
смертоносный дождь метательных снарядов.
     - Вперед, малыш! - крикнул он,  шлепнув  Клаца  деревянным  прикладом
метателя. И только после этого он вспомнил  о  запасных  ракетах,  которые
держал в зубах. Он сунул бесполезный теперь метатель  в  кобуру  и  крепко
прижал девушку левой рукой к седлу. К счастью, она либо обмерла,  либо  ей
хватило здравого смысла, но она лежала лицом вниз,  обмякнув  и  абсолютно
неподвижно.
     Как только они помчались в  единственно  возможном  направлении  -  к
берегу моря у дальнего восточного края арены -  Иеро  увидел,  что  первое
копье вонзилось в песок у ножища Клаца.  В  следующий  момент  он  услышал
свист других копий и, что гораздо хуже, стрел, одна из которых вонзилась в
толстое седло с явно слышимым "тонк".
     Но, главным образом, внимание Иеро было  обращено  вперед.  Колдун  с
самым высоким плюмажем, руководивший барабанщиками, покинул  их  и  сбегал
вниз по склону, чтобы преградить путь беглецам. Следом за  ним  неслись  и
его ярко разукрашенные помощники. Когда они приблизились к беглецам, дождь
стрел утих, потому что толпа вовсе не желала убивать своих людей.
     Колдун  далеко  опередил  других  барабанщиков  и  бежал,  размахивая
длинным мечом. Иеро моментально принял  решение.  Верховный  жрец  сбросил
маску; в его бледном узком лице и сверкающих голубых  глазах  Иеро  прочел
фанатизм   и   высокий   ум.   Если   такой   человек   будет   руководить
преследователями,  вряд  ли  это  будет  хорошо.  От  встречи  можно  было
уклониться, но наилучшая стратегия - ослабление противника.
     "Убей его, Клац!" - послал мысль  Иеро  и  покрепче  прижал  к  седлу
беспомощную девушку, потому что хорошо знал, что сейчас произойдет.
     Огромный лорс слегка повернул вправо  и  помчался  так,  будто  хотел
проскочить прямо перед вожаком дикарей. Клац припустился быстрее, чтобы не
упустить жертву. Вожак замахнулся мечом, чтобы нанести смертельный удар  и
- умер.
     Почти не прерывая ровного бега, лорс нанес своей передней левой ногой
страшный удар. Ужасное копыто попало жрецу прямо в живот, и тот отлетел  с
переломанной спиной и бьющим вверх  фонтаном  крови  прямо  в  руки  своих
помощников. Лорс не прерывал бега и прежде, чем  раздался  крик  ярости  и
отчаяния, уже проскакал по мелководью и свернул на стену восточного утеса.
     К своему облегчению Иеро увидел, что  перед  ним  простирается  вдаль
пустынный пляж. Пешком их теперь никто не догонит и он  подстегнул  Клаца,
надеясь оторваться  от  преследователей  как  можно  дальше.  Единственным
препятствием им могла служить лишь небольшая речка, чьи воды  поблескивали
в лучах клонившегося к закату солнца примерно в полумили от них.  Река  не
казалась особенно широкой или глубокой, так что Иеро  полагал,  что  нужно
будет переплыть лишь ее середину, если вообще придется плыть.
     Он оглянулся и увидел несколько черных фигурок на белом  песке  возле
утеса, размахивающих руками и подпрыгивающих. Иеро презрительно улыбнулся.
И тут, когда он огляделся, что-то сработало в его  мозгу  и  он  вспомнил.
Горм! Где его друг и помощник? Неужели убит? Лорс уловил его мысль и сразу
же ответил, еще раз заставив священника подумать, не недооценивает  ли  он
Клаца.
     "Он будет идти следом, вынюхивать след, - мысленно сообщил лорс. - Он
пройдет не возле воды."
     Передав это сообщение, лорс погрузился в молчание и сосредоточился на
беге по белому песчаному берегу к быстро приближающейся воде реки.
     До Иеро донесся пронзительный  крик  гигантской  птицы  и  он  быстро
взглянул вверх, подумав, не собираются ли они нападать и не  управляют  ли
ими. Во время бегства он не  мог  сконцентрироваться  и  прощупать  птичьи
мозги. Он не забыл одинокий череп с дыркой на затылке, над  которой  почти
наверняка поработал огромный клюв.  К  его  облегчению  стая  птиц  летела
вдалеке, направляясь  в  сторону  моря,  несомненно,  к  своему  гнездовью
где-нибудь  далеко  на   острове.   Им   помешали   насладиться   рутинным
человеческим жертвоприношением, чем, видимо, сбили с толку.
     Внезапно  освобожденная  пленница  разразилась  потоком   гневных   и
непонятных Иеро слов, произносимых высоким голосом,  и  принялась  яростно
извиваться и брыкаться. Иеро остановил лорса и огляделся. Река была еще  в
нескольких сотнях ярдов, и похожие на муравьев фигурки  врагов  были  едва
видны далеко позади.
     - Я, конечно же, освобожу тебя, девушка, - произнес он вслух и рывком
посадил ее лицом к себе так, что той пришлось усесться на  тушу  антилопы.
Он повернулся было за ножом, чтобы перерезать  ремень,  стягивающий  узкие
запястья, но тут впервые разглядел ее хорошенько, руки его остановились  и
он просто  уставился  на  нее.  Безо  всякого  смущения  девушка  в  ответ
разглядывала своего спасителя.
     Она совершенно не походила ни на кого из тех, с кем  ему  приходилось
встречаться, но  несмотря  на  это  была  хорошенькой,  хотя  и  выглядела
какой-то дикой и  неприрученной.  Кожа  ее  была  гораздо  темнее,  чем  у
коренного метца, цвета шоколада и  весьма  контрастировала  с  его  медной
кожей. Большие глаза были такими же темными, как и  его.  Нос  -  довольно
длинный и очень прямой, ноздри - широкие, губы  очень  полные  и  казались
надутыми. Ее пышные  волосы  были  спутанными  и  казались  жесткими,  как
проволока. Ее  твердые  коричневые  груди  были  небольшими,  и  священник
подумал, что она гораздо моложе, чем  ему  показалось  в  начале.  Женщины
Метца  прикрывают  верхнюю  часть  своих   тел,   но   Иеро   инстинктивно
почувствовал, что для этой  девушки  нагота  ничего  не  значит.  Он  даже
мельком подумал, что потеряй она свою короткую и рваную юбчонку,  вряд  ли
ее это расстроило бы.
     Пока он рассматривал девушку, она изучала его бронзовое с  ястребиным
носом и короткими черными усами лицо, а теперь протянула  вверх  связанные
руки и что-то нетерпеливо сказала на своем непонятном языке. Очевидно, она
хотела, чтобы он перерезал ремень. Иеро так и сделал, а потом снова поднял
ее и пересадил так, чтобы она сидела на Клаце лицом вперед.  Когда  он  ее
пересаживал, то  заметил,  что  ее  тонкая  поясница,  казалось,  обладает
стальными мускулами.
     Священник вновь направил Клаца к реке. Его беспокоила какая-то мысль,
бившаяся на самом краю сознания, по какой-то причине, которую он никак  не
мог уловить, вид этого не очень впечатляющего потока тревожил его. Будто с
рекой был связан какой-то важный факт, который необходимо было вспомнить.
     Может, что-то связанное  с  оставшимися  позади  людьми?  "Нет,  черт
возьми, что же, что? - Чувство вины за то, что он рискнул  успехом  своего
предприятия, спасая девушку, которую никогда не видел? -  Нет,  проклятье,
не это. Думай о реке!"
     Вспышка мнемонической памяти озарила его разум чуть-чуть  поздновато,
когда они уже добрались до берега реки и увидели длинное каноэ  с  дюжиной
гребцов, несущееся по грязной воде. Когда белокожие  гребцы  заметили  их,
они яростно завопили и еще быстрее заработали веслами.
     Деревня, конечно! Она должно быть  спрятана  от  морских  пиратов  и,
видимо, находится  вверх  по  течению  реки,  потому  что  раньше  ему  не
попадалась. Что-то затуманило ему ум и он сразу не осознал, что поблизости
должно быть поселение, откуда и пришли все эти женщины и дети.  А  теперь,
должно быть, о них сообщили тем, кто остался в  деревне,  и,  вероятно,  с
помощью  телепатии.  Это  искусство  широко  распространено  не  только  в
Республике Метц, но в той  или  иной  степени,  среди  почти  всех  людей.
Вероятно, жрецы дикарей искушены в этом искусстве.
     Все это  промелькнуло  в  его  мозгу,  пока  он  лихорадочно  заряжал
метатель и подгонял Клаца в воду. Если их поймают на отмели!..  Лучше  все
же испытать счастья в воде.  Русло  реки  было  всего  в  несколько  ярдов
шириной, а за ней простиралась, насколько  хватало  взгляда,  пустынная  и
манящая местность.
     Девушка, сидящая перед ним, не говоря  ни  слова,  выхватила  широкое
копье из седельной подвески.  Небрежность  и  уверенность  этого  движения
заставили Иеро ухмыльнуться несмотря на  их  трудное  положение.  В  самом
деле, какой отважный зверек!
     На сей раз Иеро не повезло с метателем, но, как  он  сам  признал,  в
этом отчасти была и его вина. Он протянул  с  выстрелом  слишком  долго  и
выпалил в тот самый момент, когда Клац прыгнул в реку. И, что хуже  всего,
каноэ было слишком близко и перезарядить метатель он не успел  бы.  Острый
нос каноэ несся прямо на них, как ни старался Клац  достичь  мелководья  с
другой стороны реки.
     Но дикари никогда раньше не  видели,  и  тем  более  не  сражались  с
лорсом, к тому же  они  не  имели  никакого  представления  о  том,  какую
смертельную опасность составляет команда лорс  -  человек.  Иеро  обхватил
обеими руками девушку, крепко сжал ногами бока Клаца и велел ему нырнуть.
     "Вниз, малыш, вниз! - мысленно приказал он. - Поднырни под них!"
     Когда лорс начал погружаться перед приближающимся каноэ, Иеро  увидел
как  от  удивления  медленно  отваливались  челюсти  белых  дикарей,   как
некоторые гребцы побросали весла и схватились за оружие.
     Иеро так и не понял, почему Клац отталкивался от речного  дна  мягко,
но уверенно - по счастливой случайности или благодаря  своему  уму.  Иеро,
закрыв глаза, скорчился над спасенной девушкой,  пытаясь  прикрыть  ее,  и
почувствовал, как дно каноэ скользнуло по  его  спине,  прижимая  его  все
сильнее и сильнее, распластывая поверх девушки и туши антилопы.  Когда  же
затем каноэ скользнуло на круп лорса, Клац отбросил всю  свою  мягкость  и
просто толкнулся вверх всей силой задних ног.
     Двое  полузахлебнувшихся  людей  и  лорс  вынырнули  из-под  воды,  а
груженое каноэ взлетело вверх и рассыпалось  на  куски,  расшвыривая  свой
экипаж во вспенившуюся воду. Иеро с облегчением заметил, что вроде бы  все
выплыли и никто не погиб, а Клац в это время, вздымая брызги, уже выбрался
по глинистому мелководью на восточный берег. Священник мог быть совершенно
беспощадным к врагам человечества и  Аббатства,  но  ему  претило  убивать
мужчин и женщин, чья главная вина заключалась в невежестве и проклинать их
за это не стоило.
     Не обращая внимания на  взрыв  яростных  криков  и  проклятий,  смысл
которых был совершенно очевиден из облика и жестов  выкупавшихся  дикарей,
лорс снова нес своих двух всадников по песчаному побережью на восток.
     Лучи заходящего солнца отбрасывали перед ними гигантскую  тень.  Иеро
только сейчас осознал, что продолжает крепко сжимать девушку в объятиях, а
она, выпрямившись, сидела перед ним, и было незаметно, чтобы ее сила  духа
ослабла после всего, что ей довелось испытать. Однако, рана на ее спине  и
плече снова  начала  кровоточить  и  через  пару  миль  Иеро  велел  Клацу
остановиться. Помогая девушке спуститься вниз, Иеро заметил, что  она  все
еще продолжает сжимать в руке копье, и улыбнулся.
     - Можешь положить его обратно, - сказал  он,  указывая  на  гнездо  в
седле.
     Она  что-то  пробормотала,  оглядываясь,  но,   не   заметив   ничего
угрожающего, пожала плечами и с  неохотой,  как  ему  показалось,  вложила
оружие в ременную петлю.
     Она с интересом смотрела, как Иеро достал медицинскую сумку, а  когда
он жестом показал, что хочет сшить края раны прежде, чем  перевязать,  она
просто кивнула. Иеро так и не понял, то ли она вела себя так по врожденной
доверчивости, то ли от того, что не имела представления о том, как сшивают
раны. Даже несмотря на монастырский бальзам процесс этот болезненный,  но,
кроме того, что она пару раз сжала губы, девушка и виду не подала, что  ей
больно. В конечном счете рана была зашита и перевязана, девушка усажена на
лорса, а священник принялся упаковывать свои пожитки. Когда  он  закончил,
то заметил, что девушка прилегла на длинную шею лорса и почесывает его  за
отвислыми ушами, что Клац весьма любил. Иеро поставил ей еще одну  хорошую
отметку за то, что она любит и понимает животных.
     Вернувшись  в  седло  он  оглянулся,  но   не   увидел   и   признака
преследователей. Дальше от моря вглубь страны тянулась та  же  линия  дюн,
которая до сих пор сопровождала их  на  своем  пути,  кое-где  прерываемая
скальными  выступами,  и  он  с  уверенностью  чувствовал,  что  всего   в
нескольких милях отсюда начинаются и бесконечно тянутся болота.
     Был уже полный вечер, облака на  западе  покраснели,  солнечный  диск
почти скрылся. Самое время было позаботиться о месте для привала,  но  они
прошли всего несколько миль, а Иеро не имел ни малейшего представления  об
искусстве дикарей как следопытов. Его решение убить  шамана  могло  только
разъярить  их  вместо  того,  чтобы  помешать   преследованию.   Ведь   он
предполагал,  что   дикари   будут   ритуально   скорбеть   по   погибшему
предводителю. Девушке тоже очень скоро потребуются отдых и еда.  Какой  бы
мужественной она ни казалась, но за этот день она пережила столько, что  и
сильный мужчина вымотался бы. Священник сам устал и больно долго бы еще не
вытерпел.
     Прошел еще час, полностью стемнело  и  перед  ними  вновь  заблестела
река. Совершенно невозможно было оценить ее ширину, да и безумием было  бы
пытаться переплыть реку в темноте. Иеро неохотно свернул лорса  в  сторону
моря. вдоль берега реки или узкого залива и  удвоил  осторожность  на  тот
случай, если что-нибудь выберется из воды в поисках ужина.
     По необходимости они  шли  медленно  и  продвижение  становилось  все
медленнее  по  мере  того.  как  все  чаще  попадались  кактусы,  лианы  и
древовидные растения.
     В конце концов Иеро заметил слева темный холм.  Он  направил  к  нему
Клаца и, к своему удивлению, обнаружил,  что  "холм"  оказался  гигантским
круглым кустом или невысоким деревом,  примерно  сорока  футов  высотой  с
толстым стволом. Его ветви свисали почти до земли и  чрезвычайно  походили
на естественный шатер.
     Они забрались внутрь, разгрузили и расседлали лорса, после чего  Иеро
отпустил его пастись и одновременно нести охрану. Он решил даже рискнуть и
развести костерок из хворостинок, и только что иной  причины  для  костра,
как взглянуть на девушку, у него не было.  Это  открытие  привело  Иеро  в
дурное расположение духа.
     Пока он распаковывался, делая  попусту  много  лишних  движений,  она
сидела спокойно, обхватив колени руками. Когда Иеро достал еду и воду, она
молча приняла свою часть и не сделала  попытки  заговорить.  Когда  легкий
ужин завершился, она стряхнула крошки с  подола  и  снова  стала  ровно  и
бесстрастно смотреть на него поверх крошечного костерка. Очевидно, настало
время попытаться найти общий язык.
     На самом деле потребовались всего четыре попытки. Она не говорила  на
метском и индейском западного типа, не поняла она и языка знаков. Но когда
Иеро попытался заговорить на батуа, жаргоне  бродячих  торговцев,  девушка
впервые улыбнулась и ответила. Ее произношение было очень странным,  чтобы
не сказать просто плохим, подумал он, и многие слова  ее  были  непонятны.
Иеро предположил и, как оказалось впоследствии правильно, что сам он  идет
из местности, находящейся на одном конце очень длинного торгового пути,  а
она - откуда-то с другого конца.
     - Что ты за человек? - прежде всего спросила она. - Ты  чем-то  похож
на работорговца, вроде тех, что предали меня,  но  едешь  верхом  на  этом
чудесном боевом животном и спас меня от бледнокожих варваров. Но ты же мне
ничего не должен? Почему ты это сделал?
     - Давай-ка начнем с тебя, - предложил в ответ Иеро. - Как тебя зовут,
кто ты такая и откуда?
     - Я - Лючара, - сказала она. Голос ее был  довольно  высоким,  но  не
гнусавым. И ответила она с гордостью, не высокомерно, но гордо. Я есть я -
таков был невысказанный подтекст: явно говорил человек, знающий себе цену.
Иеро это понравилось, но он постарался скрыть данный факт.
     - Очень интересно, - сказал он. - Лючара, несомненно, очень  красивое
имя. Но как насчет остальных вопросов? Где твой дом? Как ты сюда попала? -
"И что мне делать с тобой?" - добавил он про себя.
     - Я сбежала из дому, - сказала она. Голос девушки, как и у Иеро, стал
теперь глухим и бесстрастным,  но  она  внимательно  следила  за  реакцией
священника, глаза ее поблескивали в свете костра. - Мой дом далеко, далеко
за этим морем,  я  думаю  -  там.  Она  повернулась  и  указала  точно  на
северо-запад, в направлении Республики.
     - Думаю, это не так, - сухо сказал священник,  -  потому  что  именно
оттуда пришел я. А я раньше никогда не слышал о людях, похожих на тебя. Но
не будем говорить о направлении, - произнес он голосом, который  попытался
смягчить, - это не важно. Расскажи мне о своей стране. Похожа она на  эту?
Как выглядит твой народ? Ты назвала тех белых людей,  которые  наслали  на
тебя птиц, "варварами". Странный термин в устах рабыни.
     Следует отметить, что их беседа вовсе не была вначале такой гладкой и
непрерывной.  Было  много  пропусков,  неловких   поисков   альтернативных
терминов, поправок произношения  и  объяснений  новых  слов.  Но  они  оба
обладали острым умом  и  быстро  приспособились.  В  результате,  общаться
становилось все легче.
     - Мой народ силен и могуч, - сказала она твердо. - Мы живем в больших
каменных городах, а не в грязных хижинах из веток и листьев. А еще  -  они
великие воины и даже этот огромный рогатый зверь не спас бы тебя, доведись
тебе с ними сразиться.
     "Это очень по-женски, - горько усмехнулся про себя Иеро, - весь успех
приписать Клацу".
     - Ну, хорошо, - сдался он, - твой народ велик и силен. Но  ты-то  что
делаешь здесь, вероятно, на очень большом расстоянии от твоего дома?
     - Во-первых, - твердо сказала она, - правильнее было бы тебе сказать,
кто ты такой, откуда и какое занимаешь положение в своей стране?
     -  Я  -  Пер  Иеро  Дестин,  священник,  ученый  и  Старший  Губитель
Вселенской Церкви. И я совсем не понимаю, зачем голозадой  девчонке-рабыне
знать, какое положение  занимает  человек,  спасший  ее  от  неминуемой  и
отвратительной смерти! - Он гневно посмотрел на  девушку,  но  весь  заряд
злости пропал зря.
     - Твоя церковь вовсе никакая не  вселенская,  раз  уж  я  никогда  не
слышала о ней, - холодно сказала она. - И в том нет ничего  удивительного,
потому что так уж случилось,  сэр  священник,  что  единственная  истинная
церковь находится в моей стране, и если там  появится  кто-то  похожий  на
тебя, с этим глупым рисунком на лице, его тут  же  посадят  в  сумасшедший
дом. И далее, - продолжала она тем же выразительным лекторским тоном, -  я
не всегда была рабыней, и это сказал бы любой воспитанный человек,  только
взглянув на меня!
     Несмотря на все свое привитое в монастыре умение обращаться с людьми,
Иеро счел девушку весьма несносной.
     - Простите, ваша милость, - ядовито ответил  он.  -  Вы,  я  полагаю,
принцесса могучего  королевства,  вероятно,  помолвленная  с  нелюбимым  и
вынужденная бежать, дабы не выйти за него замуж.
     Лючара смотрела на него во все глаза.
     - Откуда ты знаешь  это?  Ты  что,  какой-то  шпион  моего  отца  или
Эфраима, и тебя послали, чтобы доставить меня обратно?
     Иеро в ответ посмотрел на нее тяжелым взглядом,  а  потом  разразился
оскорбительным смехом.
     - Боже мой, ты же  вбила  себе  в  голову  ту  же  фантазию,  которая
приходит на ум каждой девчонке, впервые услышавшей древние легенды! Хватит
тратить мое время по пустякам, слышишь? Я хочу знать, откуда ты появилась,
и честно предупреждаю тебя, что у меня есть собственные методы узнать все,
что необходимо, даже если твоя воспитанность, которой ты  хвастаешь,  плюс
простая человеческая благодарность не заставят тебя добросовестно ответить
на интересующие меня вопросы! Говори! Из какой части  известного  мира  ты
пришла и если ты действительно этого не  знаешь,  скажи  мне,  по  крайней
мере, как называется это место, на что оно похоже и как ты попала сюда!
     Девушка мрачно смотрела на него, ее глаза задумчиво  сузились.  Затем
она  вроде  бы  приняла  какое-то  решение,  лицо  ее  прояснилось  и  она
заговорила рассудительно и более мягким тоном.
     - Прости меня, Пер Иеро, я честно не хотела быть грубой. Я так  долго
верила, что являюсь чем-то экстраординарным, что мне теперь  трудно  стать
нормальной. Я пришла из страны, которая, как  мне  кажется,  лежит  к  югу
отсюда, только, как ты уже видел, я не знаю где юг. Я действительно жила в
городе и дикие местности, особенно дебри, вовсе не привычны для  меня.  Ах
да, моя страна называется Д'Алуа, и отчасти она расположена  на  побережье
соленого Лантического моря. Что ты еще хочешь знать?
     - Что ж, - сказал Иеро несколько более приветливо, -  немного  лучше.
На самом деле я не такой злобный каким только что казался.  Только  помни,
девочка моя, я люблю откровенный разговор. Давай оставим  сказки  детям  и
продолжим. Для начала расскажи, как ты попала туда, где я тебя нашел?
     Крохотный огонек становился все тусклее, пока не  остались  маленькие
мерцающие искорки, а рассказ Лючары все лился и лился. Хоть и  Иеро  верил
ей не больше, чем на две трети, но и в таком случае рассказ был  настолько
интересен, что он слушал не отрываясь.
     Судя по ее описанию, она действительно жила  далеко  на  юго-востоке,
как раз примерно в тех краях,  куда  направлялся  он  сам.  Поэтому  он  и
прислушивался к ее словам с усиленным вниманием.
     Ее  родина  была  страной  городов,  обнесенных  стенами   гигантских
деревьев и тропических лесов, которые достигали самого  неба.  А  еще  это
была страна постоянных войн, крови, смерти, воинственных людей и  огромных
зверей. Церковь и ее  служители  были  практически  такими  же,  как  и  в
Аббатствах, насколько он мог судить. Они управляли  религиозным  сознанием
людей и проповедовали мир и сотрудничество. Но священники, по-видимому, не
могли  остановить  постоянные  войны  между  городами-государствами.   Эти
государства  были  настолько  расслоены,  с  кастами   знати,   торговцев,
мастеровых и крестьян, плюс автократическое  управление.  У  каждого  были
свои   регулярные   армии,   настолько   большие,   насколько    позволяли
экономические соображения - чтобы  не  изуродовать  свои  страны  излишним
выкачиванием налогов из крестьян.
     Иеро откровенно выразил недоверие.
     - А умеет ли твой народ читать и писать? - спросил он. -  Есть  ли  у
вас старинные книги? Знаете ли вы о Погибели?
     - Конечно же, - резко ответила она,  -  читать  и  писать  умеют.  По
крайней мере священники и большинство знати. Бедняки слишком заняты, чтобы
учиться, исключая тех немногих, кто  служит  церкви.  Торговцы  знакомы  с
практическим применением арифметики. Нужно ли больше? А что  до  Погибели,
то каждый знает о ней. Разве поблизости нет множества заброшенных  городов
и нескольких пустошей? Но книги допогибельной эры запрещены. Разве  что  у
священников они есть. Сама я никогда не  видела,  хотя  и  слышала  об  их
существовании, а также о том, что каждый, кто найдет такую  книгу,  должен
сдать ее властям под страхом смерти.
     - Боже мой! - засмеялся гражданин Метца. - Твой народ, а  я  полагаю,
что  ты  большей  частью  рассказываешь  правду,  подобрал   весь   старый
социальный утиль мертвого прошлого в его наихудшем варианте. Я знаю, что у
некоторых торговцев здесь на юге есть рабы, но я думал, что  они  -  самые
примитивные люди из тех, кого мы знаем. А в Восточной лиге и в  Отва  тоже
не слышали о  вас.  Королевства,  крестьяне,  междоусобные  войны,  армии,
рабство и всеобщая безграмотность! В чем нуждается твой Д'Алуа, так это  в
хорошенькой чистке!  Очевидное  отвращение  священника  заставило  девушку
умолкнуть и она гневно кусала нижнюю  губку,  глядя  на  это  нескрываемое
презрение. Она вовсе не была глупа и поняла, что ее странный  освободитель
был умен  и,  более  того,  образован.  Впервые  за  долгое  время  Лючара
задумалась,  действительно   ли   ее   далекая   родина   является   таким
совершенством, каким казалась.
     - Прости, - резко сказал Иеро, - я грубо отозвался о твоей родине, но
ты ведь не виновата, что она такая. Я никогда не бывал  там  и,  возможно,
это прекрасное место. В любом случае все это очень интересно.  Пожалуйста,
продолжай свой рассказ. Мне хотелось бы знать, что занесло тебя сюда,  так
далеко от Лантического моря. Я знаю, как оно далеко, по крайней  мере,  на
севере.
     - Ну  вот,  -  начала она  с некоторым  сомнением.  -  Я  убежала  от
своего...  своего  хозяина,  который  жестоко обращался  со мной.  Правда,
правда,  честно,  -  сказала она,  и ее  темные глаза казались огромными в
тусклом свете огоньков.
     - Да верю я тебе. Продолжай. Как давно это было?
     Пожалуй, больше года назад, как полагала Лючара. Вначале было тяжело,
и она научилась красть еду из крестьянских хижин.  Несколько  раз  на  нее
нападали дикие животные, но она становилась все более  отважной  и  у  нее
было оружие, тоже украденное - копье и  нож.  Так  она  и  жила  несколько
месяцев на границе между обитаемыми землями и джунглями, пока  однажды  не
упала с дерева и не сломала себе лодыжку. Она ждала неминуемой  встречи  с
хищниками, как тут появился Иллевенер...
     - Как, и у вас они тоже есть? - перебил Иеро. - Я и не думал, что они
заходят так далеко. Что они делают в  вашем  обществе?  Хорошо  ли  о  них
думают, доверяет ли им народ? - Он действительно был возбужден, потому что
нашлось по крайней мере одно звено, связывающее два отдельных  района,  из
которых они пришли.
     "Иллевенеры", загадочные последователи  так  называемой  Одиннадцатой
Заповеди - группа странствующих людей,  чей  малоизвестный  полумонашеский
орден зародился во времена самой Погибели,  а  то  и  раньше.  Они  носили
простые одеяния из коричневого сукна, были убежденными вегетарианцами и не
носили никакого  оружия,  кроме  ножа  за  поясом  и  деревянного  посоха.
Иллевенеры  редко  появлялись  группами  и   чаще   всего   путешествовали
поодиночке. Они странствовали с места на место, никому не причиняя  вреда,
временами какой-нибудь работой зарабатывая себе на пропитание, учили людей
азбуке или пасли стада. Они были искусными целителями и всегда были готовы
помочь больным и раненым. Они ненавидели деяния Нечисти, но не искали ни с
кем  ссор,  разве  что  сопротивлялись  прямому  нападению.  Они  обладали
странной властью над животными и даже лемуты обычно избегали их.
     Никто не знал, где расположены их главные обиталища и есть ли  вообще
таковые; где и как они вербуют  новых  членов.  Казалось,  они  совершенно
аполитичны,  но  многие  политики  республики  Метц  и  даже  кое-кто   из
монастырских иерархов не доверяли Иллевенерам  и  не  любили  их.  Однако,
когда этих людей начинали расспрашивать,  они  ничего  не  могли  сказать,
кроме того, что Иллевенеры "должно быть что-то скрывают". К тому  же,  они
не  были  христианами,  а  если  и  были,  то  хорошо  это  скрывали.  Они
исповедовали какой-то неясный пантеизм, в соответствии со своей древней  и
апокрифической, как утверждали монастырские ученые, заповедью: "Не  погуби
Землю, а затем и самое жизнь".
     Иеро всегда нравились те Иллевенеры, с  которыми  он  встречался.  Он
считал их славными, порядочными людьми, державшими себя много  лучше,  чем
кое-кто из самовлюбленных лидеров его родины. А к тому  же  он  знал,  что
аббату Демеро они тоже нравились и, более того, он им доверяет.
     Он наклонился было вперед,  чтобы  продолжить  расспросы,  как  вдруг
Лючара с испуганным криком перепрыгнула через угли и попала прямо к нему в
объятия, повалив при этом на спину.



                              5. НА ВОСТОК

     - Смотри! - крикнула она. - За тобой чудовище! Я видела  его!  Что-то
черное с длинными зубами! Вставай, защищайся, быстро!
     Прошло больше трех недель с тех пор, как он хотя  бы  разговаривал  с
женщиной, подумал Иеро, крепко сжимая ее теплое тело и  не  делая  попытки
пошевелиться. Она сладко пахла девушкой,  потом  и  еще  чем-то,  диким  и
жестоким.
     - Это мой медведь, - мягко сказал он. -  Он  друг  и  не  будет  тебя
обижать. - Он говорил, а его рот был прижат к ее пышным, теплым, ароматным
волосам и мягкой щеке. Иеро засек Горма минут десять назад  и  послал  ему
мысленный приказ не входить в древесный шатер,  но  любопытный  медвежонок
хотел сам взглянуть на чужачку.
     Лючара оттолкнула священника и гневно взглянула сверху  вниз  на  его
улыбающееся лицо.
     - Так значит, правду рассказывают о  священниках,  а?  Стадо  ленивых
бабников и подлых юбкозадирателей! И не думай ни о чем таком, поп! Я  могу
постоять за себя и стану защищаться!
     Иеро сел и отряхнулся. Потом аккуратно подбросил несколько веточек  в
костер. Огонь вспыхнул и осветил его медную кожу и высокие скулы.
     - Послушай меня, девушка, - сказал он. - Давай все поставим  на  свои
места. Я ни на кого не кидался, на меня только что кидались, это было. Я -
здоровый, нормальный мужчина и, что бы там у вас на юге в твоей совершенно
своеобразной стране не происходило, у нас в Аббатствах священники не  дают
обета безбрачия и, более того, в моем возрасте уже имеют, по меньшей мере,
двух жен! Однако у нас строго карается всякое насилие над женщиной.  Да  к
тому же не в моих обычаях заниматься  любовью  с  детьми.  Тебе  ведь  лет
пятнадцать, верно? - Он говорил  и  похлопывал  по  спине  Горма,  который
подполз ближе и теперь лежал, положив голову на бедро мужчине и  близоруко
уставившись на девушку, сидевшую за костром.
     - Мне семнадцать, почти восемнадцать, - возмущенно заявила она,  -  а
священникам не полагается общаться с женщинами, во всяком  случае,  нашим.
Да слышал ли кто-нибудь о женатом священнике? -  и  добавила  тоном  ниже,
почти извиняясь: - Прости меня, но откуда мне было  знать?  Ты  ничего  не
говорил об этом новом животном. И вообще, откуда ты узнал, что он здесь? Я
ничего не слышала, а у меня хороший слух.
     - Принимаю твои извинения, - сказал священник. - Наверное,  я  должен
на некоторое время прервать твой рассказ и кое-что объяснить,  потому  что
нам придется некоторое время путешествовать вместе, пока  я  не  соображу,
что же с тобой делать. Встречаются ли в вашей стране люди, способные вести
мысленный разговор? То есть, молча посылать мысли, не  пользуясь  голосом,
так что другой человек или даже животное сможет его или ее понять?
     Лючара отшатнулась, губы ее чуть  приоткрылись,  на  темно-коричневой
коже заплясали мягкие приглушенные отблески костра.
     - Говорят, Нечистые, злобные чудовища, порожденные  Погибелью,  умеют
делать такое, - медленно произнесла она.  -  И  еще  ходит  много  слухов,
лживых я думаю, что ими  правят  самые  нехорошие  в  мире  люди,  ужасные
колдуны, которые тоже обладают такой властью.  Старый  священник,  который
давал  мне  уроки,  добрый  старик,  говорил,  что   такие   силы   разума
теоретически могут и не быть зловредными сами  по  себе,  но  на  практике
только Нечистые и их злобные дьяволы знают, как  ими  пользоваться.  -  Ее
глаза внезапно вспыхнули. - Понимаю! Ты узнал,  что  это  животное  рядом,
мысленно поговорив с ним! Но ты же не  похож...  -  Голос  ее  затих,  как
только она осознала, что, может быть, рядом с ней сейчас сидит существо из
детских кошмаров, дьявольский чародей!
     Иеро весело улыбнулся.
     - Нечистые? Нет, Лючара, я не Нечистый. И Горм тоже.
     "Горм, медленно подойди, ляг и положи голову ей на бедро. Она никогда
не видела медведей и не верит в мысленную речь - посылку мыслей. Мы должны
будем учить ее как ребенка".
     Стройная темно-коричневая девушка сидела замерев, когда медведь встал
и сделал все, что ему было приказано. Но когда длинный розовый язык лизнул
ей руку, она слегка расслабилась.
     - Ты... ты велел  ему  сделать  это,  да?  -  спросила  она  дрожащим
голосом. - Ты действительно можешь разговаривать с ним, прямо как со мной?
     - Нет, это не так-то просто. На самом деле, он очень умен  и  я  даже
толком не представляю насколько. Для меня самого он почти столь же  нов  и
необычен, как для тебя. Мы идем вместе всего  лишь  неделю.  А  вот  Клац,
лорс, большой рогатый зверь, он мой партнер вот уже несколько лет.  С  ним
легко разговаривать, но по уму его нельзя сравнить с Гормом. Однако, и  он
меня временами дурачит; когда я считаю, что знаю пределы его  мыслительных
способностей, в нем открывается что-то новое и неожиданное для меня.
     - Горм, - мягко сказала она,  гладя  пушистую  черную  голову,  -  ты
будешь моим другом, Горм?
     - Будет, будет, не беспокойся, - сказал Иеро. - А еще он очень ценный
проводник и разведчик. А теперь, пожалуйста, помолчи  некоторое  время.  Я
хочу спросить, как он добрался сюда. Мы расстались, когда  я  выскочил  на
арену, чтобы подобрать тебя. - Он наклонился и сконцентрировался на разуме
Горма.
     Медведь, по-видимому, удрал обратно  за  скалу,  когда  увидел,  куда
направляется Клац. Он попытался установить контакт с изменившим свои планы
священником, но быстро понял, что во всей  этой  суматохе  это  совершенно
безнадежно.  Однако,   он   уловил   другие   телепатические   волны,   не
принадлежащие Иеро, хотя и не понял, какие сообщения посылались.
     "Думаю,  это  были  наши  враги,  которые  пытались  заставить  людей
наброситься, остановить нас, - послал мысль Иеро. - Как ты, Горм, вынюхал,
нашел нас?"
     "Простой детский трюк, - донесся ответ. - Дошел  до  маленькой  воды,
шел вдоль берега, спустился к  большой  воде,  нюхал;  вернулся,  переплыл
маленькую воду возле домов людей, спустился снова, шел и искал ваш след".
     К тому времени, как Горм подошел к хижинам, которые и  были  деревней
белых дикарей, большинство людей уже вернулось с птичьей  арены  и  теперь
толпились в деревне, подняв страшный шум. Он немного понаблюдал, а  потом,
заметив, что у жителей деревни много  собак,  потихоньку  переплыл  речку,
вернулся к морю, нашел след Клаца, а потом просто шел  за  ними,  пока  не
пришел к стоянке.
     Священник решил, что ночью их вряд ли будут преследовать, поэтому они
могут позволить себе отдохнуть, доверив  охрану  Клацу  с  медведем.  Иеро
продолжил расспрашивать Лючару с того момента, где она остановилась.
     - Иллевенер? Ну, он выглядел, как все, как обычный человек из  нашего
народа, лет пятидесяти, разве  что  одежда  у  него  скучного  коричневого
цвета. А что?
     - Очень интересно, - сказал Иеро. - В твоей стране,  очевидно,  народ
темнокожий, как ты, с курчавыми волосами и очень темными глазами, верно?
     - Ну конечно же. Пока я не сбежала, я не видела людей другого  цвета,
разве что пару раз - белокожих рабов  с  севера,  наверное,  откуда-нибудь
отсюда. Я встречала нескольких Иллевенеров и все они  выглядели  как  наши
люди.
     - Так вот, - задумчиво сказал мужчина, - в моей стране они  выглядят,
как наши люди, то  есть  с  бронзовой  или  индейской  красноватой  кожей,
прямыми черными волосами, высокими скулами и так далее. Отсюда, я полагаю,
мы заключаем что-то интересное об Иллевенерах, чего в Аббатствах ранее  не
знали. Прежде, чем ты продолжишь рассказ о себе, расскажи мне еще  кое-что
о них. В наших краях они не носят  оружие,  учат  детей  в  школах,  лечат
животных, не едят мяса, работают на фермах и не берут никакой платы, разве
что на пропитание. А еще они ненавидят Нечистых,  но,  видимо,  никогда  с
ними не сражаются. Так ли это у вас в Д'Алуа?
     - Да, наверное, - сказала она. - Церковь их не  притесняет  -  бедные
люди очень сердятся, когда заходят разговоры о том, чтобы поприжать их,  и
их обычно оставляют в покое. Понимаешь, - добавила она, - крестьянам и так
есть на что сердиться, так что же они волнуются по поводу того, что их  не
касается? Так  говорил  мой  учитель.  Все  равно  эти  Иллевенеры  ничего
особенного собой не представляют. Совсем как давиды.
     - Кто такие давиды? - спросил Иеро.
     - О, это забавное племя торговцев, называющее  себя  народом  Давида.
Они живут в нашем большом городе и в некоторых других,  наверное.  Они  не
нашей веры, не едят множества самых обычных  вещей  и  женятся  только  на
других давидах. Но хлопот они не доставляют, потому  что  исправно  платят
налоги и честно торгуют. А еще они могут сражаться, как дикие кошки,  если
кто-нибудь попытается оскорбить их или их веру. А вера у них забавная, нет
у них не Креста, ни Мертвого Бога и однажды в школе  один  из  них  сказал
мне, что их вера гораздо старше нашей! Они действительно очень странные!
     - Хм-м, - хмыкнул Иеро, подумав про себя "В школе, а?",  и  попытался
усвоить все, что узнал. - Должно быть, это какая-то древняя ересь, которой
у нас никогда не было. Последние еретики Канды, называвшие себя,  кажется,
Простанты, воссоединились с нашей Церковью свыше двух тысяч лет  назад.  С
тех пор существует одна Вселенская Церковь. Видимо, у вас  на  юге  выжило
много странных людей и обычаев. Но  все  же  продолжай  рассказывать  свою
историю, а я постараюсь не перебивать.
     Он подбросил хворостинок в огонь, чтобы стало светлее,  легкий  дымок
поднялся до самого верха круглого купола дерева-шатра, девушка повела свой
рассказ дальше, ее прозаический тон только подчеркивал  экстраординарность
истории. Иеро и сам пережил немало странных  приключений,  включая  совсем
недавние, но и он был ошеломлен. Медведь положил голову на бедро девушки и
дремал.
     Иллевенер, спокойный пожилой мужчина, закрепил ногу Лючары и помог ей
добраться до убежища. Потом ушел, но вскоре вернулся  с  большим  тягловым
животным, чем-то похожим на Клаца, но со светлыми  полосками  и  короткими
прямыми рогами, которые круглый год остаются на месте и не спадают. Обычно
это животное называют Ков.  Оба  они  верхом  на  кове  уехали  на  запад.
Иллевенер, которого звали Джоун, сказал девушке, что собирается отвезти ее
в безопасное место, принадлежащее его ордену, но путь туда будет долгим  и
им нужно быть очень осторожными. И он совсем ни о чем не спрашивал.
     Они много дней путешествовали по  тропинкам  в  огромном  тропическом
лесу,  избегая  торных  дорог   между   воюющими   городами-государствами.
Крестьяне и лесные жители всегда были рады встретить  их,  давали  пищу  и
кров, предупреждали о миграции стад, передавали слухи о появлении  лемутов
и других проявлений Нечисти. В  ответ  Джоун  лечил  деревенских  больных,
сидел с умирающими, раздавал наборы маленьких вырезанных из  дерева  букв,
чтобы дети, играя с  ними,  учились  читать  и  писать.  Вот  именно  это,
заметила  Лючара,  и  есть  одна  из  причин,  по   которой   ее   церковь
недолюбливает Иллевенеров, она считает, и в этом с ней согласна знать, что
крестьянам не стоит забивать голову новыми идеями.
     - Кое-кто из моих единоверцев тоже не любит их, - согласился Иеро,  -
хотя у нас каждый умеет читать и писать. Но консерваторы не любят  их  как
соперничающую религиозную группу. Я  думаю,  они  действительно  в  чем-то
конкурируют с нами, но если мы будем плохо работать, они и должны одержать
верх, потому что окажутся  лучше,  чем  мы.  Так  говорит  мой  аббат.  Но
продолжай.
     После, примерно, трехнедельного путешествия в  общем  направлении  на
запад  произошла  трагедия.  Теперь  они  оказались  далеко  за  пределами
городов-государств вместе с прилегающими к ним  деревнями.  Джоун  говорил
ей, что примерно через неделю они прибудут в безопасное  место.  На  самом
деле она никогда не чувствовала себя в большей безопасности, чем с  добрым
Иллевенером. Опасные звери к ним почти не приближались, а если и случалось
такое,  то  поревев  некоторое  время,  они  убирались   прочь.   Однажды,
рассказывала  она,  стадо  гигантских   змееглавов,   повелителей   лесов,
разделилось надвое и обтекало их с обеих сторон, а терпеливый ков нес свою
двойную  ношу  в  самом  центре  стада  огромных  зверей.  Джоун  попросту
улыбнулся, когда она выразила свое благоговение.
     Иеро подумал про себя, что Иллевенеры, должно быть,  давно  научились
владеть теми мысленными силами,  которые,  как  он  чувствовал  расцветали
сейчас в нем, хотя его силы были вызваны к жизни двумя  свирепыми  битвами
разумов. А широкое, в физическом смысле, распространение их общества  было
тоже новостью первостепенной важности. Он внимательно слушал.
     Они трусили по звериной тропе в джунглях, рассказывала Лючара,  ничем
не отличающейся от дюжин других, оставшихся  позади,  как  вдруг  внезапно
перед ними на тропу вышел человек и встал, скрестив руки на груди. В то же
время на тропу из джунглей с обеих сторон выскочило  десятка  два  ужасных
волосатых лемутов, похожих на гигантских крыс, вставших на задние лапы,  с
голыми  хвостами  и  все  такое  прочее,  но  гораздо  более  разумных   и
вооруженных копьями  и  дубинками.  "Крысюки",  -  сказал  себе  Иеро.  Их
окружили со всех сторон, хотя никто не подошел  ближе,  чем  на  несколько
футов.
     Лючара перепугалась до ужаса, но доброе лицо Джоуна не утратило своей
безмятежности. Человек перед ними был полностью безволос,  с  кожей  цвета
слоновой кости и одет в серую мантию с капюшоном, скинутым в тот момент  с
головы. Его бледные глаза были холодными и неописуемо злыми. Она понимала.
что колдун - повелитель Нечисти, быстро с ними расправится и старалась  не
впадать в панику. На некоторое время воцарилась полнейшая тишина  и  тогда
она попросту закрыла глаза и крепко обняла  Джоуна  за  талию.  Потом  она
услышала холодный голос Джоуна, говорившего на языке Д'Алуа.
     - Поговорим вслух. Не нужно пугать ребенка. Я предлагаю сделку.
     - Какую, Природолюб, Древопоклонник? Вы оба у меня в руках.
     - Верно, о Обитатель тьмы. Но я могу убить многих твоих  союзников  и
даже ты сам можешь быть ранее или, по меньшей мере, на  много  дней  после
битвы утратить силу, Я - Возвышенный, и тебе это, думаю, хорошо  известно.
Твоя ловушка была приготовлена тщательно и в необычном месте.
     Дрожащая Лючара услышала, как враг резким голосом  грубо  спрашивает,
какую сделку ему предлагают.
     - Пусть ребенок и животное уйдут. В таком  случае  клянусь  словом  и
душой, что не стану сопротивляться и подчинюсь твоей воле.  Говори  быстро
или я заставлю тебя убить нас и битва эта легкой не будет.
     - Да будет так, Древесник. Честно говоря, люди  твоего  ранга  обычно
прячутся по щелям и углам. Пусть дитя и зверь идут, а ты пойдешь с нами.
     - Во всех твоих мыслях и деяниях - ложь, - холодно сказал Джоун. -  Я
отошлю ее, причем никто из твоей мерзкой стаи не  будет  ее  преследовать.
Проверить мне это очень легко. Я буду стоять здесь еще час, а после  этого
пойду с тобой. Это непреложное условие.
     Лючара почти ощущала неистощимую ярость адепта Нечисти, но в конечном
счете и согласился, в чем Джоун, очевидно, был уверен.
     Мягко благословив ее на незнакомом языке, Иллевенер что-то  сказал  и
кову. Животное тут же побежало по  тропе,  неся  на  седле  теперь  только
девушку. В последний раз она бросила взгляд на своего стройного, одетого в
коричневое друга, спокойно  стоящего  перед  серым  дьяволом  в  окружении
ужасных монстров. Затем зеленая стена джунглей скрыла его  из  виду.  Иеро
заметил, что Лючара, вспомнив, как Джоун спас ее, чуть не заплакала.
     - Наверное, он был очень хорошим человеком, - тихо сказал  священник.
- Я сам столкнулся с одним из вражеских колдунов и он  так  соответствовал
твоему описанию, что это мог быть один и тот же злодей, если бы  не  такое
большое расстояние. Он чуть не убил меня или, что еще хуже, чуть не взял в
плен. Если бы не этот вот умный толстяк, что лежит у твоих ног, мне бы  не
спастись. - Как он и  надеялся,  девушка  отвлеклась,  заинтересовалась  и
забыла свою печаль. Он вкратце описал ей  схватку  со  С'нергом,  а  потом
подбил девушку продолжить свой рассказ. Бедный преданный ков  погиб  через
несколько дней. Однажды ночью, когда она спала на высоком дереве, какое-то
хищное чудовище напало на кова, стоявшего внизу, и задрало его. Утром  она
спустилась, стараясь держаться подальше  от  окровавленных  останков,  над
которыми  уже  трудились  стервятники,  и  пошла  пешком,  совершенно   не
представляя, куда направляется.
     Частенько по ее следам шли огромные звери,  каких  она  раньше  и  не
видывала, и несколько раз она оказывалась на волосок от смерти.  Несколько
раз она подумывала  о  самоубийстве,  но  ее  удерживал  какой-то  жесткий
внутренний стержень. У нее оставалось копье и нож, она ухитрялась добывать
себе еду, хотя  большей  частью  лишь  подсматривала,  что  едят  птицы  и
обезьяны. Это тоже было небезопасно и два раза она очень сильно болела.
     Одежда ее разодралась в клочья, она исхудала и была близка к голодной
смерти. Однажды  она  услышала  голоса  людей.  Подкравшись  поближе,  она
увидела стоянку торговцев, смуглых черноволосых людей, слегка  похожих  на
Иеро, как сказала Лючара. Караван повозок, влекомый ковами, остановился на
большой поляне. Более того, поляну насквозь прорезала широкая тропа, почти
дорога.
     Когда она скрывалась в кустах, надеясь выбрать момент и стащить еды и
одежду, ее застал бдительный часовой со сторожевой собакой на поводке. Она
пыталась  сопротивляться,  но  от  удара  потеряла  сознание.  Когда   она
очнулась,  ее  доставили  к  главному  торговцу,  который   ее   тщательно
обследовал. Она не стала разговаривать, хотя торговцы и  говорили  немного
на ее языке. Вождь торговцев велел нескольким женщинам - это  был  большой
караван  -  обследовать  ее  физически.  Когда  выяснилось,  что   она   -
девственница, с ней стали хорошо обращаться, но в то  же  время  хорошо  и
охранять. Очевидно, она обладала  важной  особенностью  и  ее  можно  было
выгодно продать за наивысшую цену.
     Еще несколько недель она ехала с караваном, всегда под присмотром, но
обращались с ней хорошо. Тогда она и научилась говорить на языке батуа,  и
скоро могла уже поговорить с другими женщинами, которые относились  к  ней
дружелюбно, но ясно давали понять, что  она  находится  на  гораздо  более
низком социальном уровне. Но ее не били и  не  изнасиловали,  а  напротив,
дали верхового кова, хотя его все время кто-то вел под уздцы.
     Караван пересек несколько обширных пространств,  поросших  травой,  и
однажды обогнул, как ей объяснили, Пустошь. И вот в один  прекрасный  день
они подошли к Внутреннему морю,  о  котором  раньше  Лючара  слышала  лишь
смутные легенды, и  обнаружили  там  большой  портовый  город,  обнесенный
стеной, со множеством кораблей, торговцев, постоялых дворов и рынков.  Там
жило  очень   разнообразное   большое   население;   кое-кто   обрабатывал
плодородную почву на окраинах порта, продавая зерно и  продукты  прибывшим
кораблям и караванам. Здесь были люди всех цветов кожи  -  включая  белых,
темно-коричневых,  похожих  на  нее,  и  торговцев,  большинство   которых
походило на Иеро. Она даже  заметила  несколько  церквей,  хотя  никто  из
торговцев, которых она видела, не был христианином и ей  не  позволили  ни
подойти к этим зданиям, ни поговорить со священником. Кажется, одного  она
видела издалека.
     Город назывался Нияна и говорили, что он очень стар. Люди в нем имели
склонность быть мрачными и временами она видела в тени лица,  напоминающие
ей о Нечистом колдуне. Нечистых в этом городе даже не упоминали, равно что
шепотом  и  предварительно  обернувшись  через  плечо.  У  нее   создалось
впечатление, что каким-то  образом  Нечисть  находилась  в  самом  городе,
каким-то злодейским  образом  была  вплетена  в  самую  его  ткань.  Город
одновременно и не терпел влияния Нечисти и поддавался  ему.  Девушке  было
трудно это объяснить, но Иеро подумал,  что  понял  смысл.  Очевидно,  как
орден Иллевенеров имеет гораздо большее влияние и распространение,  так  и
власть врага была гораздо более обширной.
     После  нескольких  недель,  проведенных  Лючарой  в  изоляции  и  под
охраной,  ее  продали  другому  торговцу,  владельцу  корабля,   груженого
разнообразными товарами.
     Новый хозяин тоже  хорошо  охранял  девушку,  очевидно,  тоже  высоко
оценивая ее девственность, что заставило гражданина Метца усмехнуться.
     "Интересно, - подумал он, - что такого  ценного  нашли  эти  странные
южане в девственности?"
     Раньше ей приходилось плавать только на лодках  и  каноэ,  продолжала
Лючара. Корабль был большим, парусным и казался ей  грациозным.  Но  через
три дня налетел шторм, сорвал паруса и произошло крушение.  Ночью  корабль
налетел на скалистый островок, окруженный  острыми  рифами.  На  следующее
утро их обнаружило племя белокожих дикарей,  приплывших  на  каноэ  -  тех
самых, от которых ее освободил Иеро. К торговцам они относились достаточно
дружелюбно и их главный  колдун  побеседовал  один  на  один  с  капитаном
корабля. Но в благодарность за спасение торговцев и остатков  товара,  они
потребовали Лючару, потому что впервые  видели  человека  с  таким  цветом
кожи, чтобы принести ее в жертву огромным птицам, которым они поклонялись.
     - Торговцы, вшивые твари, согласились, - сказала Лючара. -  Они  даже
сами пришли посмотреть. Ты их заметил, они все сидели с одного  края.  Они
были одеты почти так же, как ты, только носили шапки.
     На следующее утро ее  раздели  и  привязали  к  столбу  -  где  ее  и
обнаружил Иеро - и барабанным боем вызвали птиц. Тот грохот, который  Иеро
слышал днем раньше, возвещал о гибели мужчины, пленника  жителей  деревни,
расположенной дальше по побережью.
     После того как Лючара закончила свой рассказ, ее внезапно потянуло  в
сон - сказались события последних дней. Иеро встал,  достал  из  седельных
сумок одеяло и свою запасную одежду и отдал ей.
     Девушка сонно улыбнулась, свернулась в клубочек  и  мгновенно  уснула
сном здоровой  молодости,  моментально  забыв  о  своих  горестях.  Легкое
посапывание, исходящее из ее ротика, решил Иеро,  было  слишком  девичьим,
чтобы назвать его храпом. Какая она все же прелестная,  даже  несмотря  на
эти странные волосы, похожие на груду спутанных пружинок!
     Тут Иеро понял, что и сам непрерывно зевает, так  что  рот  почти  не
закрывается, быстренько взял другое одеяло и сам уснул  столь  же  быстро,
как и Лючара.
     Огромный лорс стоял под звездами снаружи  древесного  шатра,  объедая
молодые  побеги,  а  теплый  ароматный  воздух  приносил   ему   множество
сообщений. Появился и медведь, потерся носом о нос лорса  и  отправился  в
ночную охотничью экспедицию, а внутри дерева-шатра двое людей спали, зная,
что их охраняют.
     Утром Иеро проснулся от удивления. В его подсознание проник  какой-то
звук, отчего он моментально сел и потянулся за ножом.
     Но через мгновение он опустил руку и глуповато улыбнулся.  Этот  звук
оказался мягким голосом, поющим мелодичную песенку, снова и снова повторяя
припев  странным,  но  приятным  голосом.  Песенка   очень   походила   на
колыбельную, какие и ему когда-то пели на его родном языке,  и  он  решил,
что на языке Лючары песенка означает то же самое.
     Он раздвинул ветки, бросил взгляд на солнце и понял, что уже  позднее
утро. Он проспал больше десяти часов - видимо, организм в этом нуждался.
     Неподалеку, повернувшись к  нему  темной  спиной,  сидела  девушка  и
что-то шила - очевидно, отыскав мешочек со швейными принадлежностями в его
поклаже. Иеро понял,  что  из-за  песенки  девушка  не  услышала,  как  он
проснулся, и вежливо кашлянул. Девушка оглянулась и улыбнулась.
     - Долго спишь, Пер Иеро. Видишь, что  я  сделала?  -  Она  встала  и,
прежде чем Иеро успел что-нибудь сказать,  выскользнула  из  своей  драной
юбчонки. Какое-то время она  стояла  как  стройная  обнаженная  статуя  из
полированного красного дерева, а потом проскользнула в одежду, над которой
работала. В следующее мгновение она стояла  и  смеялась  ему  из  кожаного
костюма, сшитого из единого куска,  с  короткими,  до  локтей  рукавами  и
штанами до середины бедер.
     - Что ж, - выдавил он. - Очень даже ничего. Моя сменная одежда, как я
понимаю.
     - Далеко не вся, - ответила она. - Я оставила тебе запасные  штаны  и
белье, а это всего лишь твоя длинная кожаная рубашка. Ты не  против,  ведь
правда? - Она только теперь подумала, что Иеро  может  не  понравиться  ее
самоуправство и темное личико вытянулось.
     - Ничуть. Ты - превосходная  швея.  Если  я  случайно  порву  одежду,
попрошу тебя зашить.
     - Я научилась только... ну... после того, как  сбежала.  До  этого  я
никогда не шила. Прелестно  получилось,  правда?  -  Она  сделала  пируэт,
изящно взмахнув руками - прелестное зрелище, особенно  в  ярком  солнечном
свете. Сзади на нее, моргая, смотрел лорс, а Горм, как  обычно,  не  тратя
времени даром, прикорнул под кустиком.
     Вода, которую они не решились пересечь прошлой ночью, текла  ярдах  в
ста от их убежища. Днем они увидели, что это маленький залив, а  не  устье
реки, и его можно было обогнуть за полчаса.
     Они позавтракали. От  тетеревятины  даже  Горм  уже  отказался  и  ее
пришлось выбросить, но вырезка из антилопы, пеммикан и  галеты  -  гораздо
лучше, чем ничего, и к тому же остались целыми пять щелкуньих яиц. Медведь
и люди съели по одному яйцу. Потом  Иеро  и  девушка  вычистили  седельные
мешки, отмыли от битых яиц и проветрили остальное их содержимое. Незадолго
до полудня они снова тронулись в путь.
     Весь остаток дня они шли вдоль берега на восток.  Временами  овальные
выступы заставляли их отворачивать в сторону от  моря,  но  путники  редко
сильно отклонялись от выбранного направления.
     Иеро нравилась его попутчица, однако, временами его разум  охватывало
мрачное сознание того, что он не имеет ни малейшего представления, что  же
с ней делать и что  никоим  образом  не  предполагалось,  что  она  примет
участие в его миссии. "Более того, - думал  он  в  один  из  тех  моментов
просветления, которые совершенно сбивали его с толку,  -  она  определенно
может нести с собой опасность!" И все же, она была из того самого региона,
куда  он  стремился,  была  кладезем  информации  о   людях,   обычаях   и
политических особенностях своей страны, а, кроме того - другого решения на
ум не приходило.
     Они подошли к месту,  где  в  море  вдавались  ряд  длинных  песчаных
отмелей, разрезанных  оврагами  и  полуразрушенных  штормами.  Рядом  было
расположено  устье  небольшого  ручья.  На  отмелях  грелись  под  солнцем
несколько щелкунов, чьи панцири потрескались от возраста  и  были  покрыты
водорослями. Они едва повели  своими  злобными  глазами,  когда  маленький
отряд появился на побережье и, вздымая брызги, пересек ручей.
     - В вашей стране  есть  такие?  -  спросил  священник  поглядывая  на
впавших в коматозное состояние чудовищ.
     - Да, и еще  хуже,  -  был  ответ.  Похоже  и  канализационные  трубы
приходилось перегораживать железными балками и каменными решетками даже  в
ее величавом городе. Иначе злобные  твари,  обитающие  в  воде  и  алчущие
добычи, появлялись по ночам и поглощали все, что им попадалось. Мосты тоже
приходилось ограждать прочными барьерами, а  дороги  вдоль  рек  и  ручьев
обносить частоколом, где это было возможно. И даже  несмотря  на  все  эти
предосторожности, тяжело вооруженные конные  патрули  постоянно  совершали
обходы территории, отыскивая выбравшихся  из  джунглей  тварей  и  отражая
вылазки лемутов. Иеро и сам привык находиться  постоянно  в  напряжении  и
частенько  пускать  в  ход  оружие,  но,   наслушавшись   о   повседневном
существовании патруля в далеком Д'Алуа, он стал полагать, что до  сих  пор
вел спокойную и мирную жизнь.
     Вечером они расположились на высоком  каменистом  бугре,  с  которого
Иеро, пока не стемнело, мог видеть, как  в  неподвижный  воздух  с  окраин
Великой Топи вздымаются ночные туманы. Один раз до  них  издалека  донесся
слабый рев чудовищной амфибии - мрачный совет не рисковать больше заходить
в это огромное болото.
     Вечером,  когда  они  разговаривали  после  ужина,   состоявшего   из
последнего яйца  щелкуна  и  нескольких  ломтей  жареного  мяса  антилопы,
священник из Метца внезапно умолк.
     На самой грани своего разума,  своего  физического  самосознания,  он
давно  уже  чувствовал  что-то  очень  слабое  -   прикосновения,   мысли,
пощипывания. Вначале их трудно было даже заметить, но постепенно он  начал
осознавать, как множатся его  силы.  Теперь  он  мог  "слышать",  даже  не
задумываясь  об  этом,  "голоса"  птичек  и  зверушек,  мимо  которых  они
проезжали.   Прослушать   Лючару   он   не   пытался   из   вежливости   и
благопристойности,  но  был  уверен,  что  сможет,  если  возникнет  такая
необходимость.
     Темнокожая девушка заметила его напряженный взгляд и попыталась  было
заговорить, но в ответ  он  только  повелительно  махнул  рукой,  призывая
замолчать.
     Полностью сконцентрировавшись,  он  попытался  воспользоваться  всеми
своими новоприобретенными и полученными в тяжких  битвах  знаниями,  чтобы
засечь и определить, что же он "слышит", но бесполезно. И все же он весьма
определенно ощущал, что, чем бы это ни было, оно искало именно его, хотя и
очень мягко и искусно!
     Иеро резко встал  и  подошел  к  седельным  сумкам.  Вернулся  он  со
странным металлическим копьем-антенной С'негра, сел, развернул антенну  во
всю длину и извлек два контактных стерженька. Приставив их  к  голове,  он
внезапно  почувствовал,  как  увеличились  его  внутренние  силы  и  почти
осязаемо ощутил кое-что еще!
     "Приветствую тебя, Враг! - нахлынула  на  него  волна  злобной  силы.
Одновременно с этим священник ощутил  поток  энергии,  будто  человек  или
существо, находившееся на "другом конце", пытался сковать Иеро и заключить
его разум в неосязаемую, но весьма реальную клетку. Теперь он  понял,  что
ему невероятно повезло, когда он в первый раз активировал  эту  штуковину.
Если бы могучие силы,  находящиеся  на  другом  конце  этой  линии  связи,
попытались сразу же воспользоваться этим трюком, он, вероятно, попался бы.
Но теперь ему, вооруженному новоприобретенной силой и знаниями, легко было
отразить противника, как фехтовальщик отражает удар шпаги, и в то же время
поддерживать связь на таком уровне, что он мог слушать и говорить.
     "Ты силен, Враг, - вместе с этой силой  до  него  донеслось  ощущение
недовольства. - Кто ты - изменивший нам  наш  брат  или  новый  мутант,  о
котором мы ничего не знаем? Мы постоянно следим и стережем эту длину волны
с тех пор, как поняли, что ты убил нашего брата и украл его  (неопознанное
имя или символ) коммутатор."
     Иеро не ответил. Однако его противник знал, что он  слушает,  и  Иеро
казалось,  что  Нечистый,  который  почти  наверняка  является  одним   из
колдунов-правителей, не сможет прервать разговор. Очевидно, они  не  имели
ни малейшего представления, кем или чем  он  может  быть.  И  все  же  они
самонадеянно предполагали, что у него должен быть такой  же,  как  у  них,
искаженный больной разум  и  даже  сама  мысль  о  том,  что  один  из  их
презираемых врагов, монастырский священник обладает такими же  силами,  не
могла прийти им в голову.
     "Во всяком случае, ты не принадлежишь к древопоклонникам,  мягкотелым
землелюбам, называющих себя Братством Одиннадцатой Заповеди, это  ясно,  -
раздалась у него в голове чужая мысль. - Мы знаем структуру их разумов, но
по силе своей и искусству ты гораздо более похож на нас".
     Сомнительный  комплимент,  отметил  Иеро   какой-то   частью   своего
сознания, в то же время стараясь выделить тот факт, что Иллевенеры, хотя и
являются непримиримыми  противниками  Нечисти,  все  же  каким-то  образом
связаны с ними.
     "Мы потеряли тебя в большом болоте, - жестко прозвучало в его голове.
- А мы послали нашего надежного союзника,  который  теперь,  видимо,  тоже
пропал, так что возможно, хоть он и  очень  необычный,  ты  убил  его.  Во
всяком случае ты разгадал (непонятное слово), взятый с тела нашего  брата.
И заставил его замолчать. - Пауза. - Ты не хочешь разговаривать? -  Мысли,
доходившие    до    Иеро,    были    теперь    окрашены    приветливостью,
доброжелательностью; они заманивали  и  соблазняли.  -  Мы,  наше  великое
братство, признаем  тебя  полностью  равным  себе.  Мы  желаем,  чтобы  ты
присоединился к нам, стал одним из нас, разделил нашу власть и стремления.
Не бойся. Мы не сможем найти тебя, если  ты  не  захочешь  сам.  Мы  хотим
только обменяться мыслями и разумом такой силы, как твой, и таким отличным
от нашего. - Мысль теперь стала мягкой, методичной и  приторно-сладкой.  -
Поговори с нами, о Враг наш, которого мы хотим видеть другом".
     Священник  высоко  поднял  свой  мысленный   барьер,   как   когда-то
гладиатор-секатор отражал щитом смертоносную сеть  ретиария.  Он  вспомнил
Иллевенера Джоуна, погибшего, спасая Лючару, и его слова: "Во  всех  ваших
словах таится лишь ложь". К тому же Иеро вовсе не  был  уверен,  что  тот,
который говорил с ним, и его помощники,  не  могут  засечь  его,  если  он
заговорит, чего они и добиваются. "На самом деле, - подумал  он,  -  может
быть они смогут выследить меня даже сейчас, когда  я  только  слушаю.  Кто
знает, на что они способны?"
     Он  одним   движением   оторвал   контакты   от   головы   и   сложил
телескопическую антенну. Голос чужака умолк на  полуслове.  И  все  же  на
самой грани  сознания  он  ощущал  слабое  и  раздражающее  пощипывание  и
покалывание: с ним стремились возобновить контакт.
     Он сконцентрировал все свои мысли. Быть может, если он  изменит  свой
основной мысленный щит, которому его научили в  Аббатстве,  вот  так...  а
потом, воспользовавшись своими новыми силами, создаст новый мысленный щит,
перекрывающий прежний, так...
     Сработало.  Как  только  новый  барьер  перекрыл  старый,  голос  или
мысленное соприкосновение полностью исчезли,  будто  кто-то  задул  свечу.
Больше он не ощущал никакого контакта  и  был  уверен,  что  избавился  от
врагов.
     Он огляделся. Уже стемнело, но  луна  светила  ярко.  Лючара  и  Горм
сидели рядышком в нескольких футах и молчали, терпеливо ожидая,  когда  он
вернется к ним. Было слышно, как  лорс  кормится  у  подножия  бугра,  как
всегда неусыпно неся охрану.
     Иеро потер глаза.
     - Не беспокойтесь. - сказал он. - Просто Нечисть  попыталась  немного
поохотиться за мной. Больше у них этого не получится, да и  я  буду  лучше
готов.
     -  Они  следят  за  нами?  Они  могут...  мысленно  разговаривать   с
тобой?неуверенно спросила девушка.
     - Нет. Во всяком случае, не сейчас. Они не знают, где мы, и,  кстати,
не знают, кто я такой на самом деле. Думаю, это  их  несколько  беспокоит.
Как бы то ни было, они посылают широкополосный  сигнал,  каким-то  образом
настроенный на мой мозг, насколько они его представляют, пытаясь  войти  в
контакт. Я почувствовал это, взяв вот эту штуковину, - он пнул коммутатор,
- которая принадлежала одному из них, тому, которого мы убили. Видишь  ли,
- продолжал он, - они думают, что я  -  лемут  или  что-то  в  этом  роде,
какая-то новая зловредная мутация или подобный  им  человек.  Видимо,  мой
разум каким-то образом изменился и они не могут меня разгадать.
     - Так вот, я забеспокоился и прервал контакт, а потом защитился от их
зонда, так что они больше меня не тревожат. Я  думаю,  у  них  больше  нет
надежд засечь наше местонахождение таким образом.
     Потом он повторил то же самое еще раз медведю, пользуясь на этот  раз
полосой  частот  ближнего  радиуса  действия,  чтобы  никто  не  смог   их
"подслушать".
     Горм все очень хорошо понял и даже сделал неожиданное заключение:
     "Ты стал очень сильным, Друг Иеро. Большинству врагов будет трудно  -
невозможно победить тебя, кроме сильнейших - старейших - самых главных".
     Это прозвучало скорее утверждением, чем сомнением,  и  Иеро  еще  раз
убедился, что медведь действительно разбирается в  недавно  открывшихся  в
Иеро мысленных способностях.
     Ночью они мирно спали и на  следующее  утро,  позавтракав  на  берегу
моря, Иеро решил метнуть символы  и  воспользоваться  кристаллом.  Он  был
почти уверен, что Нечисти поблизости нет, и решил,  что  немного  рискнуть
стоит.
     Он коротко пояснил, что  хочет  сделать,  достал  свое  оборудование,
оделся подобающим образом, произнес  краткую  молитву  и  принялся  ждать.
Лючара была восхищена, но ей хватило ума понять, что мешать  не  стоит,  а
расспросить можно и позже.
     Первый же взгляд в кристалл принес Иеро  именно  то,  что  он  хотел.
Большая птица, возможно морская, с белыми крыльями, он видел их взмахи,  и
прекрасным зрением летела вдоль побережья  на  восток,  как  раз  по  тому
маршруту, как и хотел идти человек. Видно было превосходно.
     Он видел, как на много, много лиг вперед тянется песчаный берег моря,
не прерываемый устьями рек или даже речушек. Великая  Топь  тянется  вдоль
берега всего в нескольких милях от моря, но отделена  от  него  более  или
менее непрерывным барьером возвышенностей, на которых рядами рос кустарник
и пальметто. Далеко впереди, только в одном месте, болото касалось моря.
     И тоже очень далеко, почти на горизонте,  Иеро  увидел  что-то  вроде
множества островов, но их было  трудно  разглядеть.  Когда  птица  кругами
парила в восходящих потоках, он видел и  струйки  дыма,  поднимающиеся  из
обнесенной частоколом деревушки на берегу речки, оставшейся далеко  позади
на  западе.  Очевидно,  это  и  было  стойбище  их   врагов,   бледнокожих
птицепоклонников. Больше ничего не двигалось, разве что далеко в море,  на
самом горизонте, что-то большое и темное будто бы плыло по воде. Если  это
была рыба, то она на удивление высоко держалась над поверхностью, но  Иеро
не смог разобрать деталей.
     Он открыл глаза и вышел из транса, чтобы проверить, что же он сжимает
в левой руке на сей раз. Но прежде всего, даже не посмотрев,  он  подозвал
Лючару и Горма. В символах не было ничего секретного или  священного.  Тот
человек, что пользуется Сорока Символами, попросту просит у  Бога  помощи,
чтобы сделать какой-то выбор, но сами эти фигурки совсем не то,  что  хлеб
или чаша сидра для причастия.
     Девушка очень хотела узнать об этом побольше, да  и  медведь  выказал
интерес, хотя Иеро и не  понимал,  в  какой  степени  Горм  может  уловить
абстрактные идеи. Уровень разумности  мозга,  скрывавшегося  под  покрытым
шерстью черепом, оставался для священника тайной.
     На этот раз на коричневой ладони Иеро лежали и  знакомые  фигурки,  и
такие, какие еще ни разу не появлялись в этом путешествии.  Всего  -  пять
фигурок.
     Здесь снова были Копье и Рыба.
     - Война и вода, морская битва, рыбалка и охота, - пояснил Иеро Лючаре
и отложил эти две фигурки в сторону. Затем он взглянул на Рукопожатие.
     - Этот символ означает дружескую помощь, - улыбнулся  он  девушке.  -
Хороший символ. Один из лучших. Он также  может  означать,  что  вскоре  я
встречусь со старым другом или что у меня появится новый,  которому  можно
доверять. Есть и еще один символ, похожий на него,  вот  эта  рука.  -  Он
показал названный символ Лючаре. - Он появился перед тем, как я встретился
с Гормом. Но рукопожатие немного отличается. - Помимо  всего  прочего  оно
означало друга на всю жизнь, но Иеро почему-то умолчал об этом.
     - Может, он означает меня? - спросила девушка. - Я хотела сказать,  у
меня так мало друзей и я подумала...
     - Почти наверняка он означает тебя. Сомневаюсь, что в ближайшее время
мы встретимся с другими людьми, а если и встретимся с кем-то, то  вряд  ли
они станут нашими друзьями. Будем  считать,  что  и  ты  обзавелась  новым
другом. Они одновременно улыбнулись - и на медном, и  на  темно-коричневом
лицах показались по два ряда белых зубов.
     - Посмотрим, - продолжал Иеро, - что у нас еще? Еще два? Так, сначала
Молния. У этого символа три значения, причем два из  них  очень  необычны.
Во-первых, меня может ударить молнией, то есть на самом  деле,  физически.
Весьма сомнительно. Далее, я могу очень, очень сильно рассердиться. Иногда
она предвосхищает гнев. Может  быть,  но  я  чувствую  себя  на  удивление
миролюбиво. - Он рассмеялся и повертел маленькую фигурку. - Нет, я  думаю,
самое обыкновенное и самое распространенное  значение.  Всего  лишь  очень
плохая погода, более того, свирепая гроза. Надо  будет  поберечься.  -  Он
положил Молнию рядом с другими тремя фигурками.
     - Что  мы  имеем  напоследок?  Башмаки  или  Обувь,  как  кое-кто  их
называет. Долгое путешествие. Этот символ мог  бы  и  не  появляться,  про
путешествие я и так хорошо знаю. Я думаю,  он  означает.  что  путешествие
окажется еще более долгим, чем предполагалось. - Он внимательно  посмотрел
на крошечные отделанные бахромой башмачки, затем собрал все пять  символов
и ссыпал их в мешочек к остальным тридцати пяти.
     - А можно ли из этого извлечь побольше смысла? - спросила девушка.  -
Мне все это показалось несколько туманным. Большинство  из  того,  что  ты
сказал, можно было и так угадать, если подумать, где  мы,  кто  мы  и  что
собираемся делать.
     - Во-первых, - сказал священник, снимая накидку и укладывая  в  сумку
гадальные принадлежности, - ты абсолютно права.  Действительно,  несколько
туманно. Но я не обладаю особыми талантами в предвидении.  Я  знаю  людей,
это мои друзья, которые могут извлечь из Сорока Символов много больше. Они
могут вытаскивать по десять, даже по пятнадцать символов за раз, они  дают
необычные и детализированные предсказания. У меня же  никогда  в  руке  не
оставалось больше, чем шесть, и я рад, если  мне  удается  получить  самый
скромный ключ к тому, что предстоит.
     Оба они взобрались  на  лорса:  Лючара,  как  обычно,  впереди  и  он
продолжил свою лекцию.
     - Ну, так что же мы имеем? Как ты понимаешь, символы -  это  странная
смесь неких сил. Частично - истинного предвидения, частично - ожидаемого и
частично - подсознания. Я объясню это  позже.  Они  пытаются  повлиять  на
грядущие события.
     - Итак, у нас Копье,  Рыба,  Рукопожатие,  Молния  и  Башмаки.  Самое
очевидное прочтение может, я  подчеркиваю  -  может,  означать  следующее:
длительное путешествие, битвы, грозящие нам или мне. Истинный друг поможет
в беде и путешествие или, по крайней мере, предстоящий участок пути, будет
проходить по воде, под водой или над водой. Возможно  и  множество  других
различных перестановок. Ах да, это путешествие начнется со свирепой грозы.
Во всяком случае, у меня получается так. Я практически уверен,  что  гроза
надвигается. Этот символ один из самых простых.
     Однако не было похоже, что надвигается гроза.  Солнце  светило  ярко,
как и все последние несколько дней. Синее море покачивалось и поблескивало
искорками, поверхность  его  не  рябил  и  легчайший  ветерок.  Неподалеку
резвились стайки маленьких уток или других водоплавающих птиц.
     "Горм, - мысленно обратился к медведю Иеро,  -  какая  идет  погода?"
Животные обычно предчувствуют погоду за день-два, особенно, если предстоит
резкая ее смена.
     К удивлению Иеро медведь ответил отрицательно:
     "Никакого плохого ветра, дождя. Солнце, луна, спокойный воздух, вот и
все."
     - Может быть, - объяснил священник Лючаре, когда  рассказал  о  своем
беззвучном вопросе, - гроза еще далеко. Обычно из символов трудно  извлечь
точное указание на время, особенно, когда ими пользуюсь я.
     - Как ты думаешь, я смогу  научиться  пользоваться  ими?  -  спросила
девушка.  -  Они  сидели  так  близко,  что   ей   даже   не   требовалось
поворачиваться. Когда  лорс  убыстрял  шаг,  ее  ароматные,  скрученные  в
спираль волосы сдувало ему в лицо и он каждый раз решал попросить  девушку
подвязать волосы. Как ни странно, он так и не собрался сделать это.
     - Почему бы и нет. У нас в республике есть дети, обращающиеся с этими
фигурками лучше, чем я. Тут попросту нужен талант. У меня он просто  лежит
в другой области. У меня хорошо получается дальновидение, я  очень  хорошо
разговариваю со зверями и теперь, в последнее время,  я  кажется  научился
еще кое-каким трюкам, главным образом -  в  области  мысленного  боя.  Но,
по-видимому, предвидение с помощью Сорока Символов - не  моя  стезя.  Быть
может, у тебя будет получаться гораздо лучше. Со временем попробуем.
     - А я смогу пользоваться своим мозгом так же, как и ты? Как  было  бы
замечательно разговаривать так, как ты разговариваешь с медведем. Смогу  я
научиться этому?
     - Ну... - сказал Иеро. - Сможешь, убежден. Тут  тоже  дело  только  в
таланте и такой талант нельзя назвать чрезвычайно редким. Но, в отличие от
метания Символов, что более  или  менее  инстинктивно,  мысленной  речи  и
другим атрибутам разума, вплоть до телекинеза - передвижения  предметов  с
помощью сил разума - уж этот-то  дар  действительно  встречается  редко  -
всему  этому  приходиться  учиться.  А  научившись  -   практиковаться   и
практиковаться постоянно. Я начал в десять лет, а большинство монастырских
еще и раньше. Кое-кого  отбирают  еще  тогда,  когда  они  едва  научились
говорить, на основании очень сложных тестов. Так что,  видишь,  не  так-то
это просто.
     Некоторое время они ехали  вдоль  берега  молча,  а  потом  она  тихо
спросила:
     - Значит, я уже не смогу учиться, я слишком стара?
     - Боже мой, конечно нет, - удивленно ответил Иеро. - Я  сам  попробую
научить тебя,  когда  мы  выберем  время.  Я  просто  хотел  сказать,  что
требуется обучение, дисциплина, практика  и  время.  Может,  ты  добьешься
великолепных результатов и очень быстро.
     И не успел он даже пошевелиться, как Лючара повернулась к нему, глаза
ее блестели, и крепко, крепко обняла его.
     - А мы можем начать сразу, прямо сейчас? Это было бы чудесно!
     - Ну... э... э... ну... то есть... я не...
     За уроками большая часть дня пролетела незаметно. Иеро  даже  подумал
про себя, что это была чертовски хорошая  идея  -  вспомнить  все  основы,
которые он изучал в монастырских школах. Лючара оказалась очень  смышленой
и, к тому же, очень хотела учиться. Очевидно,  больше  всего  в  мире  она
хотела научиться разговаривать с Гормом и Клацем и к этой-то цели  Иеро  и
вел ее в первую очередь. Но прежде всего он жестко сказал:
     - А теперь слушай меня внимательно. Самое важное, чему  тебе  следует
научиться - это щит для своих собственных мыслей и с него нужно  начать  в
первую очередь.
     Когда же она удивилась, почему,  он  объяснил  ей,  что  с  приличным
мысленным щитом даже ребенок сможет  вырваться  живым  из  объятий  самого
искусного адепта, по крайней мере, если они не находятся  поблизости  друг
от друга в физическом смысле или не связаны каким-то образом эмоционально.
     - Но если ты начнешь посылать мысленные сообщения, не  умея  защитить
себя, Нечистые смогут захватить твой разум, взять его под  контроль,  либо
заставить тебя прийти к ним или сделать все, что они  захотят,  вплоть  до
убийства, да все, что угодно! Даже, если у тебя  есть  мысленный  щит  или
возможность его создать, если ты пользуешься силами своего разума  слишком
широко, то другой разум сможет "нацелиться" на тебя, будто  ты  -  мишень.
Именно это они и пытались проделать со мной всю последнюю  неделю  и  лишь
совсем недавно  мне  удалось  добиться  того,  чтобы  они  перестали  меня
беспокоить. Теперь ты понимаешь, почему так важно то, что я сказал тебе?
     - Прости, Пер Иеро. Я буду во всем тебя слушаться. Только, - выпалила
она, - пожалуйста, побыстрее, вот и все. Отчего-то мне  кажется,  что  это
очень важно! А почему, - добавила она,  -  Нечистые  не  контролируют  все
незащищенные разумы?
     Он рассмеялся.
     - Да, конечно, это очень важно, по крайней мере для тебя.  Но  прежде
всего. Нечистые не  могут  контролировать  несознающий  своей  силы  мозг,
который вообще не посылает мыслей, если только та личность не находится  в
физическом смысле у них в руках или в точном соответствии с ними. Так вот,
для начала, щит  должен  восприниматься  внутри  твоего  мозга  как  дуга,
увенчанная Крестом. Вообрази себе это,  а  затем  тренируйся,  чтобы  и  с
открытыми глазами эта картинка оставалась в твоем физическом поле  зрения,
так, чтобы она перекрывала  горизонт.  Далее...  -  монотонно  бубнил  он,
благодаря своей превосходной памяти просто повторяя основные уроки старого
Пера Халена. И поэтому Иеро мог одновременно думать о другом и не  снижать
бдительности. Он не забывал посматривать на небо  -  не  появился  ли  там
вражеский планер, но того и следа не было. В небе было много соколов, то и
дело бросавшихся  на  многочисленных  водоплавающих  птиц.  Один  раз  они
подъехали к месту, где  возле  берега  плавало  маленькое  стадо  огромных
водосвинок. Завидев путешественников, большие  лоснящиеся  звери  исчезли,
взметнув фонтан брызг.
     В другой раз им пришлось пересечь болото, которое ранее мельком видел
Иеро, в том месте, где тощий палец Великой Топи  указывал  на  юг,  отчего
поток липкой грязи медленно просачивался во Внутреннее  море.  Иеро  велел
Клацу и медведю рысью пересечь грязное  мелководье  на  слиянии  болота  и
моря, а сам внимательно следил за зарослями огромного  тростника.  Однако,
ничего не случилось, а болото тянулось всего на четверть мили. Далее опять
пошел песчаный берег, приятный глазу.
     На ночь они остановились под  нависшей  скалой  и  Иеро,  внимательно
осмотрев окрестности, позволил себе развести крохотный костерок, загородив
его камнем со стороны моря, что вначале позабавило девушку.
     - Ты же знаешь, в море есть корабли, - напомнил  ей  священник.  -  И
здесь вряд ли стоит ожидать, что их команда дружелюбно отнесется к нам. Уж
это-то ты должна понимать: на одном из таких кораблей ты  побывала.  Огонь
также может привлечь и других непрошенных гостей, необязательно  людей.  -
Лючара примолкла. Иеро смягчился и после ужина (последнее яйцо щелкуна) он
продолжал урок.
     - Я  хочу,  чтобы  ты  кое-что  осознала,  -  сказал  он.  -  Я  могу
существенно  ускорить  твое  обучение.  Для  этого  есть   способ   и,   в
чрезвычайных случаях, к нему прибегают, войти в твой  мозг  и  учить  тебя
там. Но я не собираюсь.
     - Почему? - спросила она. - Я ничего  не  имею  против,  а  если  это
поможет ускорить...
     - Ты не понимаешь, что  говоришь,  -  он  сунул  палочку  в  огонь  и
пошевелил угли. Мягкий  ночной  бриз  доносил  до  них  множество  звуков.
Приглушенное хрюканье, доносившееся с  западной  части  берега,  издавали,
видимо, те водосвинки, мимо которых они проехали.  Гоготание  в  море,  то
громкое, то тихое, издавала стая водоплавающих птиц.  Где-то  вдалеке,  на
самом пределе слышимости, взрыкнула кошка. Небольшие волны накатывались на
берег перед их стоянкой и их мягкий плеск никогда не стихал.
     Иеро мягко продолжил:
     - Чтобы воспользоваться этим методом, я буду вынужден почти полностью
войти в твой мозг... Неужели ты  хочешь,  чтобы  я  узнал  твои  потаенные
мысли, мечты, надежды и страхи, все то, что, как говорили древние, лежит в
подсознании? Это означает ту  часть  твоего  разума,  которая  не  столько
думает, сколько чувствует. Попробуй представить себе это на мгновение.
     Ее лицо казалось серьезным в свете костра.
     - Я понимаю, что ты имеешь ввиду, - сказала она. Спасибо тебе за  то,
что ты такой терпеливый. Трудно не захотеть научиться  как  можно  скорее,
ведь все это кажется таким чудесным. Для меня все это -  совершенно  новый
мир. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Никто бы не захотел, чтобы другой
знал о нем все. Разве что они... нет, наверное,  и  тогда  нет.  Я  хотела
сказать...
     - Я понимаю, что ты хотела сказать, - произнес он твердым голосом.  -
И все же ответ будет "нет", даже тогда.  Если  влюбленные  открывают  свои
разумы друг другу, они всегда защищают какую-то  часть  сознания  или  все
подсознание  полностью.  А  теперь  вернемся  к   занятиям   и   попробуем
воспроизвести на практике  ту  технику,  о  которой  я  тебе  рассказывал.
Во-первых...


     На следующее утро Иеро чувствовал себя несколько усталым,  но  Лючара
была, как всегда, свежей, Она хотела бы работать весь день и  он  в  конце
концов решил устроить дневку, главным образом для  того,  чтобы  отдохнуть
самому. Но после  полуденного  отдыха  он  позволил  Лючаре  поговорить  с
Гормом. К ее невыразимому восхищению медведь  действительно  "услышал"  ее
мысленный голос и, насколько мог судить Иеро, он был также рад, почти  так
же, как сама девушка.
     День снова был ясным и солнечным и ни медведь, ни  лорс  не  ощущали,
что  надвигается  перемена   погоды,   несмотря   на   всю   их   к   тому
чувствительность. Иеро начал беспокоиться, хотя и никому ничего не сказал.
Молния была чуть ли не самым безотказным символом  из  всех  Сорока.  Хотя
священник и считал себя посредственным специалистом в метании символов, но
не мог же он быть настолько плохим.  Или  мог?  Вероятно,  здесь  все-таки
ключевым был момент времени. Он стал думать о других вещах и заставил себя
забыть о своем удивлении.
     Прошли еще ночь и день.  Однажды  они  заметили  стаю  бегущих  птиц,
очевидно, нелетающих, мчащихся вдоль берега далеко впереди. Но кроме того,
что эти птицы - темно-зеленого цвета, они не  смогли  ничего  рассмотреть.
Кем бы ни были эти птицы, у них было отличное зрение  и  они  были  крайне
осторожны.
     На следующую ночь, при свете  полной  луны,  Иеро  поймал  на  крючок
большую круглую рыбу, весившую больше ста футов. Все ему помогали и в  тот
момент, когда казалось, что мечущаяся рыба порвет леску, Горм  бросился  в
воду и ловко стукнул ее лапой. Тут-уж Иеро и Лючара вытащили  присмиревшую
рыбину. Даже Клац восторженно заплясал вокруг нее, но  когда  рыбу  начали
чистить, он фыркнул и снова отправился к кустарнику, чтобы жевать листья и
нести стражу.
     Все остальные завалились спать, набив животы жареной  рыбой.  Медведь
стал таким круглым, что Иеро подумал, как бы он не лопнул.  Большую  часть
рыбины подкоптили и  упаковали  про  запас.  Такого  рода  занятия  всегда
радовали Иеро, который, как истинный житель леса, никогда не любил тратить
попусту почти не поддающиеся порче пеммикан и галеты.
     На следующее утро небо затянуло облаками.  Когда  они  отправились  в
путь, пошел очень мелкий дождик, более похожий на плотный  туман,  и  Иеро
отдал свой запасной плащ с капюшоном Лючаре. Но дождь особых неприятностей
не доставлял и погода оставалась очень теплой даже ночью.
     Легкий дождик продолжал идти всю ночь  и  на  следующий  день.  Из-за
дождя и тумана уже в нескольких шагах  ничего  нельзя  было  различить.  В
полдень они ненадолго остановились, поели и,  как  обычно,  отправились  в
путь. Море было холодным, но туман становился все  гуще  и  в  мозгу  Иеро
зародилось смутное ощущение беспокойства. Теперь он жалел, что в последний
ясный день он не воспользовался глазами какой-нибудь птицы, чтобы оглядеть
окрестности. Ему в голову пришла мысль о Молнии.  Легкий  дождик  и  туман
вряд  ли  можно  было  назвать  плохой  погодой,  по   крайней   мере,   в
общеупотребительном смысле этого символа. Все это было очень необычно.
     Лючара упорно тренировалась в выполнении  заданных  ей  упражнений  и
последние два  дня  была  непривычно  молчаливой.  Сейчас  она  уже  могла
обменяться мысленным "лепетом" с медведем  и  Горм,  видимо,  тоже  охотно
выполнял ее команды "стоп", "иди", "подбери эту палку" и  не  имел  ничего
против, что с ним обходились, как с очень умной собакой. Но с каждым часом
Иеро чувствовал себя все  более  и  более  неуютно.  И  в  конечном  счете
приказал им обоим  прекратить  мысленный  обмен  даже  на  таком  коротком
расстоянии. Он не понимал, что его  тревожит,  но  в  достаточной  степени
доверял своим инстинктам, чтобы считать: причина тому существует.  Клац  и
медведь, по-видимому, ни о чем не подозревали.
     Тем не менее, когда случилось несчастье, священник понимал, что в том
только его вина. Ведь он не был готов к нападению и даже не был настороже.
Но  если  взглянуть  беспристрастно,  враги  подготовили   ловушку   очень
тщательно.
     Но если бы Горм не шел рядом с Клацем, если бы Иеро  не  смеялся  над
попытками девушки мысленно приказать медведю  подобрать  дохлую  рыбину...
Если... если... если!
     С первого взгляда маленький залив казался совершенно  пустынным.  Они
обогнули еще один из бесчисленных выступов скалы, торчащий из  песка,  для
чего им пришлось зайти в воду и  таким  образом  наткнуться  на  заливчик.
Туман отчасти скрывал несколько маленьких островков,  расположенных  возле
берега. На самом берегу  было  несколько  бугров  серого  камня,  подножье
которого  окружали  заросли  пальметто  оливкового  цвета.  Только  легкое
шлепанье волн нарушало тишину наступавшего вечера. И  тут  Иеро  остановил
лорса: какое-то легчайшее сомнение коснулось его мозга.
     Он послал Клаца вперед, но тут  внезапно  их  опередил  Горм,  высоко
задрав нос - он уловил  мерзкий  запах.  Ничего  не  подозревающая  Лючара
весело рассмеялась - ей показалась забавной поза медведя.
     Тут из-за скал и кустарника на  берегу  выпрыгнули  какие-то  фигуры.
Орда волосатых, скачущих, свирепых лемутов, короткохвостых,  с  блестящими
клыками,  похожих  на  огромных  изуродованных  обезьян,  какие  бывают  в
кошмарах, набросились на них с трех сторон. То улюлюкание и  рев,  которые
они при этом издавали,  было  давно  знакомо  Иеро  по  северным  болотам.
Волосатые ревуны  размахивали  длинными  копьями,  дубинками  и  огромными
ножами.
     И все же, как ни устрашающе  они  выглядели,  не  в  них  заключалась
главная угроза. Из-за маленького гранитного островка, всего  в  нескольких
футах от побережья, выскользнуло  длинное  черное  судно,  на  котором  не
оказалось ни  одной  мачты.  На  его  носу  несколько  фигур  в  капюшонах
склонились над каким-то механизмом  из  сверкающего  металла,  нацеленного
коротким стволом на лорса и его всадника.
     Священник   среагировал   инстинктивно;   взяло   вверх   подсознание
тренированного  Губителя.  Его  рефлексы  оказались  более  быстрыми,  чем
рефлексы медведя и лорса.
     "Назад!" - послал он мысленный яростный приказ Горму и Клацу, а  сам,
с метателем в руке, соскользнул с седла. Девушка, застывшая от  удивления,
просто отчаянно вцепилась в седло, а лорс повернулся на задних лапах, чуть
не усевшись на зад от  усилия  повиноваться  полученной  команде.  Он  уже
сделал несколько прыжков и оказался  довольно  далеко,  когда  его  хозяин
упал.
     Иеро уже нацелился из метателя, решив, что в лодку-то он не промажет,
но страшное оружие Нечисти выстрелило первым.
     Из ствола вылетела струйка голубоватого огня,  запахло  озоном.  Иеро
почувствовал ужасный удар в грудь, его охватил страшный холод и он потерял
сознание. Прежде, чем его окутала темнота, он успел  подумать:  "Так  вот,
что означала Молния!"
     Потом - небытие.



                            6. МЕРТВЫЙ ОСТРОВ

     Прежде  всего  Иеро  почувствовал  боль,   потом   ощутил   движение.
Инстинктивно, из-за боли, он попытался встать, но ему что-то  мешало.  Тут
он понял, что лежит на спине на чем-то твердом и постоянно покачивается  -
вверх-вниз, вправо-влево в постоянном ритме.
     Боль сконцентрировалась в середине груди,  неослабевающая  чудовищная
боль, посылавшая импульсы более слабой боли через  все  тело.  Его  правая
рука была свободной  и  он  инстинктивно  ощупал  грудь.  Рука  неожиданно
наткнулась на какой-то твердый предмет незнакомой формы.  "Тут  что-то  не
так, - негодующе пронеслось в его сознании. - Здесь должен  быть  Крест  и
Меч!"
     Тут он осознал, что глаза его уже некоторое время открыты. Значит, он
находится в полной или почти полной  мгле.  Откуда-то  просачивался  очень
слабый лучик света. Когда Иеро попытался сконцентрироваться на луче и в то
же  время  блокировать  боль  с  помощью  приемов,  какими  пользуются   в
Аббатствах, к нему вернулась память.
     Молния! Очевидно, его ударило чем-то вроде настоящей молнии.  Значит,
крошечная  фигурка   выражала   свое   редчайшее   значение   и   пыталась
предостеречь, что он действительно будет поражен чем-то, вроде молнии,  из
какого-то странного оружия с  корабля  Нечисти.  И  сейчас  он  находился,
возможно, на том же самом корабле,  стоящем  на  якоре.  Ему  неоднократно
приходилось бывать на суденышках Республики, да и  на  кораблях  торговцев
тоже. Ощущение было безобразным.
     Боль не прекращалась, но теперь, по крайней мере, стала терпимой и он
снова мог думать. "Что за странный предмет лежит на его груди?" Свободными
руками, уже и правой и левой, он ощупывал этот предмет в темноте  пока  не
наткнулся  на  тяжелую  цепь,  к  которой  был  прикреплен.  Осознав,  что
произошло, Иеро вознес безмолвную, но горячую молитву.  Вражеское  оружие,
что-то вроде электрического удара, попало или было направлено - кто  знает
божью волю? прямо в серебряный  медальон  с  Крестом  и  Мечом,  служивший
знаком его ранга. Результат: бесформенная масса расплавленного  серебра  и
живой человек, который в ином случае мог оказаться и мертвым!
     Руки его сдвинулись ниже  к  талии  и  обнаружили  широкую  ленту  из
гладкого металла, который сам по себе казался странным образом неприятным.
Так вот что удерживало его на твердой койке или столе. Теперь он расслышал
и плеск воды, стало понятно: он лежит прикованный в трюме корабля рядом  с
бортом.
     Глаза его приспособились ко мраку и он стал кое-что различать. Тонкий
лучик света сочился из-под двери. Иеро лежал  на  узкой  койке,  скованный
вокруг пояса широкой лентой, и ленту эту скрепил с койкой массивный замок.
Комната или каюта была небольшой, около десяти квадратных футов и в ней не
было  никакой  обстановки,  кроме  дурно  пахнущей  корзины  в  углу,  чье
предназначение было очевидным, хотя он  сам  сейчас  из-за  металлического
пояса не смог  бы  подойти  к  ней.  Стены,  пол,  все,  до  чего  он  мог
дотянуться, все было из металла, совершенно ровного и гладкого, причем  не
было вида и следа ни заклепок, ни сварочных швов.  Поскольку  раньше  Иеро
видел  только  деревянные  суда,  а  об  экспериментальных   металлических
корпусах только шли разговоры, он против своей воли  восхищался  качеством
работы. Он с неохотой должен был признать,  что  Нечисть  далеко  обогнала
Аббатства, по крайней мере, в области мореплавания. Еще он  вспомнил,  что
на корабле не было мачт и не видно было дыма, а,  значит,  он  не  был  ни
парусным, ни паровым. На нем не была установлена паровая машина - новейшее
достижение Республики в области силовых установок.
     Он  прислушался  повнимательнее  и  начал  различать  кроме   легкого
постанывания корпуса и шлепанья волн еще и другие звуки. До него донеслись
слабые голоса, а также лающе-хрюкающие звуки, слишком хорошо ему знакомые.
На корабле было по крайней мере несколько ревунов.  Фоном  для  всех  этих
звуков служил  тонкий  воющий  шум,  который  можно  было  различить  лишь
предельно сконцентрировавшись. Он решил, что это шум корабельной машины  и
мельком задумался, как же она может работать.
     Иеро не стал тратить времени, разыскивая какое-нибудь оружие.  Кинжал
с пояса и тяжелое мачете  исчезли,  а  все  остальное  осталось  в  седле.
Спаслись ли Клац и девушка? Сумел  ли  убежать  Горм?  Бедная  Лючара,  ее
защитники каждый раз попадают во вражескую ловушку!
     Его размышления были прерваны звяканием  замка  или  задвижки.  Дверь
открылась, вернее, скользнула в сторону, и в крохотную каюту хлынул  свет,
заставив священника замигать и прикрыть рукой глаза.
     Прежде, чем он опустил руку, мерзкое зловоние предупредило  его,  что
среди явившихся врагов по  крайней  мере  один  ревун.  Когда  глаза  Иеро
привыкли к новому освещению, он увидел, что тюремщики включили  светильник
на потолке.
     Вошли двое людей в уже знакомых ему плащах с капюшонами. У одного  из
них на груди была тошнотворная спираль, но только на сей раз не красная, а
мертвенно-голубая. Он же, очевидно -  главарь,  отбросил  свой  капюшон  и
настолько напомнил С'нерга, что Иеро чуть не  вскрикнул.  Второй  вошедший
капюшон  надвинул,  но  Иеро  увидел  мельком  в  тени  капюшона  зверское
выражение на бородатом лице  со  сломанным  носом.  К  стене  возле  двери
прислонился ревун, розоволицый монстр, свыше  двухсот  фунтов  весом.  Его
грязно-коричневый мех свалялся и мерзко  вонял.  Но  глубоко  сидящие  под
огромными надбровными дугами жесткие глаза  светились  разумом  и  злобой.
Гигантские  руки  сжимали  металлическое  оружие,  похожее   на   огромный
мясницкий нож.
     Острый взгляд главаря не пропустил проблеск узнавания в глазах Иеро и
он заговорил. Иеро отметил, что он заговорил на батуа, а не на метском.
     - Так... ты уже встречался с кем-то из нас? Все  Братство  -  близкая
родня и если ты видел одного, ты видел всех.
     Иеро  охотно  поверил  в  это,  рассматривая  адепта  Нечисти  из-под
полуприкрытых век. Этот человек, если это был человек, казался чуть старше
С'нерга, морщины на его горле были глубже.  Тем  не  менее,  священник  не
сказал ничего.
     Адепт, а  он  не  мог  быть  никем  иным,  что-то  строго  сказал  на
незнакомом языке другому человеку; тот поспешно подошел к Иеро, наклонился
и разомкнул замок на металлическом поясе. Однако, Иеро не  пошевелился,  а
продолжал лежать и внимательно разглядывать своих врагов.
     - Хорошо, хорошо, - фыркнул адепт. - Человек с крепкими нервами. Если
бы ты вскочил или даже мысленно встал, я бы сбил  тебя  с  ног,  просто  в
качестве первого урока неповиновения. Но мы знаем, что ты умен. А теперь -
внимание, священник, если ты священник, а не кто-нибудь иной.
     - Я - С'дуна. Тот здоровяк в углу - Чи-Чаун и ты  ему  не  нравишься.
Нет, дело не в этом. Он никогда не видел мерзких священников, но он узнает
врагов, а, Чи-Чаун? Он, знаешь ли, очаровательный тип. Хотел бы  я,  чтобы
ты посмотрел, как он отрывает человеку ногу  и  пожирает  ее  перед  своей
жертвой. Хорошее развлечение, а, друг мой? -  Он  улыбнулся  отвратительно
улыбающемуся чудовищу, а Иеро едва сдержал гримасу отвращения.
     - Ревуны не любят дурное человечество, вернее, вашу хилую его  ветвь,
священник. Да, мы переняли ваше название, оно вовсе не плохое. Видишь  ли,
они - всего лишь мутировавшие обезьяны какой-то давно исчезнувшей  породы.
Мы полагаем, они были  лабораторными  животными  перед  Погибелью,  но  не
уверены. Сейчас они очень умны и ненавидят людей, всех,  кроме  их  добрых
друзей. - Голос его был легким и шутливым, он, видимо, никуда не спешил.
     - Мы сойдем на берег, чтобы задать тебе несколько  вопросов.  Ты  сам
увидишь, что бежать глупо. И Чи-Чаун, и  его  развеселая  команда  ждут  и
надеются, что им удастся отведать свежего мясца, не забывай об этом.
     Он наклонился и его мертвенно-бледная  маска  лица  оказалась  совсем
рядом с бесстрастным коричневым лицом Иеро.
     - Клянусь,  ты  чем-то  отличаешься  от  остальных,  поп.  Мы  сможем
договориться. Подумай об  этом.  Обычно  пленники  нужны  нам  только  для
развлечения. Нашего, а не их, должен сказать. Но  в  твоем  случае...  кто
знает?
     - А теперь - вставай, - сухо добавил  он,  -  иди  за  нами  и  перед
Чи-Чауном. И делай все, что тебе скажут. Проживешь дольше. - Он повернулся
и пошел из каюты. По пятам за ним шел молчаливый помощник.
     Иеро быстро встал, но недостаточно  быстро,  чтобы  избежать  злобной
пощечины ревуна, одновременно толкнувшего его к дверному проему. Священник
был еще слаб и поэтому упал на колени; огромная лапа схватила его сзади за
ворот и резко поставила на ноги, толкнув дальше.
     Прямо перед собой он увидел башмаки второго человека,  поднимающегося
по узкому трапу. Короткий коридор был серым  и  ровным,  если  не  считать
нескольких дверей, похожих на дверь его каюты. Он мельком подумал, нет  ли
за одной из  этих  дверей  Лючары,  но  не  осмелился  мысленно  прощупать
окружение. Когда он выбрался из носового люка, подталкиваемый ревуном,  то
обнаружил, что дождь еще идет и даже усилился. Он попытался оглядеться, но
тут двое других людей в серых капюшонах взяли его под руки и полу-провели,
полу-проволокли к борту. Там его столкнули по трапу  в  большую  весельную
лодку. Они  оказались  в  гавани,  укромной  якорной  стоянке,  окруженной
высокими  шпилями  гладких  скал,  вздымавшихся  из  пресноводного   моря.
Несмотря на дождь и туман, священник смог заметить еще несколько кораблей,
один с мачтами, стоящих на якоре неподалеку. Все  они  были  небольшими  и
никакого движения на них заметно не было.
     Позади них огромный ревун скорчился на корме,  а  двое  хозяев  этого
монстра стояли выпрямившись на носу. На  веслах  посередине  лодки  сидели
двое полуголых рабов, белокожих  людей,  покрытых  шрамами;  их  волосы  и
бороды сбились в колтун и были давно не стрижены. Рабы воняли даже сильнее
ревуна, если это вообще возможно, глаза их были пустыми и апатичными.  Они
уставились на воду и не издавали ни звука.
     Когда Иеро оглянулся, стараясь поворачивать голову  как  можно  более
осторожно, ему впервые удалось рассмотреть корабль, пленивший его. Он  был
остроносым, длинным  и  узким,  с  корпусом  из  темно-серого  металла,  с
металлической же кабиной. Сразу за кабиной вздымалась короткая  загадочная
башня, из  "вороньего  гнезда"  которой  топорщились  странные  стержни  и
какие-то приборы на жердях, похожие на гигантские  хлопушки  для  мух.  На
носу стояло орудие, поразившее священника, заботливо укутанное чехлом.
     Лодка повернулась и корабль выпал из поля зрения  Иеро.  Прямо  перед
собой сквозь туман Иеро увидел причал, каменный док, выдававшийся  в  воду
из каменистого островка.  На  островке,  полуспрятанном  нависшим  утесом,
стоял приземистый замок, сквозь огромные, открытые сейчас, ворота которого
виднелась невысокая каменная  башня.  Серые  стены  возвышались  футов  на
тридцать над окружающей их скалой.
     Казалось, ничто не росло на островке, везде был лишь серый или черный
камень. Наверху стен вышагивало несколько фигур, но они не были похожи  на
часовых. Видимо, крепость Нечисти охранялась не часовыми и не оружием.
     Представитель Нечисти, С'дуна повернулся и посмотрел на  Иеро.  Потом
он показал на маслянистую воду, по которой они плыли.
     - Смотри, поп! У нашего острова много стражников и часовых. Смотри  и
запоминай! Никто не покидает Мертвый остров Манун без разрешения!
     Иеро посмотрел на воду, куда указывал белый  палец.  Рядом  с  лодкой
ясно виднелась, несмотря на дождь и туман,  круглая  штуковина  нескольких
футов в поперечнике, похожая на часть толстой кишки, увеличенной во  много
раз. Когда она повернулась и изогнулась, Иеро увидел вначале глаза,  затем
голову и голова эта была ужасной. Это было что-то вроде гигантского червя,
чей круглый, приспособленный  для  сосания  рот  не  мог  закрываться,  но
ритмически  глотал  и  морщился.  Рот  был   заполнен   острыми   клыками,
расположенными концентрическими окружностями. Существо нырнуло под лодку и
оказалось, что у него длинное, во много ярдов, тело. Плыло оно беззвучно.
     Иеро посмотрел на С'дуну и слегка пожал плечами. Его лицо  оставалось
спокойным.
     С'дуна злобно ухмыльнулся.
     - Клянусь, ты твердый орешек, попик. Посмотрим, насколько твердым  ты
окажешься, погостив в замке нашего ордена на Мануне. Приятное местечко, не
правда ли?
     Иеро не обращал внимания на его слова. Когда лодка подплыла  ближе  к
пустынному острову, началась атака на его мозг. Он чувствовал, что  С'дуна
знает об этом, но сам в  нападении  не  участвует.  Силы,  затаившиеся  на
острове,  знали  о  Иеро  и   их   нападение   было   результатом   долгих
приготовлений. Атака эта была не только атакой, но и  тестом  и,  странным
образом, приветствием. Он понимал,  что  подвергается  чудовищному  и  все
возрастающему давлению. Его собирались уничтожить, если это возможно, и, в
то же время, ему позволяли, если он сможет, защищать себя. В самой природе
натиска  чувствовался  какой-то  элемент  сомнения.   Нечисть,   правившая
Мануном, еще не знала, с кем или с чем имеет дело. Его могли убить,  когда
он был без сознания. Но адепты Нечисти были в достаточной степени напуганы
и решили поэкспериментировать с ним. К тому же они, очевидно, думали,  что
его можно будет каким-то образом заставить присоединиться к ним!
     Ему помогли сойти, вернее вытолкнули на причал и, следуя за людьми, с
ревуном позади, он подошел по гладкой каменной  дорожке  к  воротам  замка
Нечисти.
     Это последнее физическое усилие, хотя и не особо напряженное, чуть не
лишило его последних  сил.  Он  не  мог  знать,  как  долго  пролежал  без
сознания, но чудовищно устал и хотел есть и пить.  Однако,  он  не  ожидал
подобной любезности от врагов, особенно что касалось отдыха. Преимущества,
которые  получают,  допрашивая  ослабленного,  полуистощенного   пленника,
очевидны. Но и сам процесс удержания мысленного блока  против  ментального
нападения  быстро  истощал  его  психическую  энергию  и  Иеро  слабел   в
геометрической прогрессии. На полпути к пологим ступеням лестницы он упал,
а когда огромная лапа Чи-Чауна поставила его на ноги, упал  снова.  Он  не
делал  попыток  встать,  сосредоточившись  лишь  на  том,  чтобы   держать
мысленный барьер, в  то  же  время  поставив  нервный  блок  против  любых
физических ощущений. Пока он лежал, ревун бил его, но священник ничего  не
ощущал.
     С'дуна задумчиво посмотрел на него.
     - Погоди, - сказал  он,  подняв  мертвенно-белую  руку,  останавливая
разошедшегося лемута. - Подними его. Что толку для  нас,  если  он  тут  и
помрет. Он быстро истощает себя, а нам еще  предстоит  долгая  и  приятная
беседа, если не более того. Неси  его  осторожно,  Чи-Чаун,  будто  несешь
своего грязного щенка, ясно?
     Иеро должен признать, что  колдуну  подчинялись  беспрекословно.  Две
огромные волосатые руки мягко подняли его и, хотя  вонь  от  монстра  была
невыносимой, он сумел заблокировать себя и от  этого.  Таким  образом  его
несли в замок Мануна. Мало кто из вошедших в это злодейское место  покидал
его, а среди тех, кто противостоял черным намерениям Нечисти,  таковых  не
было вовсе.
     Когда его внесли во внутренний  двор  крепости,  ментальное  давление
ослабло. Иеро почувствовал, что С'дуна каким-то образом  подал  знак,  что
пленник очень истощен и лучше всего дать ему немного отдохнуть. Что бы  ни
было тому причиной, но давление и прощупывание прекратилось и, хотя  он  и
продолжал удерживать силовой щит, священнику удалось оглядеться.
     Крепость была не особенно большой. Она занимала площадь что-то  около
двухсот квадратных ярдов. К углам стен вели ступени,  а  сами  стены  были
достаточно широкими, чтобы по ним можно  было  ходить.  По  ним  и  ходило
несколько фигур в плащах с капюшонами,  тех  самых,  которых  он  видел  с
лодки. Вооруженных людей там не было, да и вообще не было  видно  никакого
оружия, кроме мясницкого ножа в лапе Чи-Чауна.
     Возвышающаяся перед ними квадратная башня  была  невысокой,  этажа  в
три, и в ней было мало окон. Да и те, что были - узкие щели, расположенные
в беспорядке. Крыша была плоской, так  что  строение  напоминало  огромный
плоский серый куб. Сам его вид каким-то образом наносил оскорбление  любым
человеческим чувствам. Мостовая, по которой они шли, была выложена  такими
же  каменными  плитами,  что  и  стены  и  сам  форт.  Все,  как  казалось
священнику, было сделано с одной целью, с сухой и злобной  действенностью,
отказывающей в праве на существование красоте, вкусу и даже  самой  жизни.
Глубоко-глубоко внутри его, в самой сердцевине сущности, пробежала  дрожь,
но никто не заметил и не понял его состояния. К тому же, его  любопытство,
даже здесь, не было полностью сломлено. Никто так глубоко  не  проникал  в
повседневную жизнь врага, как сейчас он. Он должен, несмотря  ни  на  что,
помечать все.
     Они вошли в узкую дверь и молча пошли по скудно освещенному каменному
коридору. Единственный флюоресцирующий светильник испускал  тускло-голубой
свет. Иеро посмотрел поверх волосатого плеча своего носильщика  и  увидел,
как исчез серый дневной свет в дверном  проеме,  когда  они  завернули  за
угол.
     В конце концов, после многих сбивающих  с  толку  поворотов,  коридор
пошел вниз. Тут же раздался голос С'дуны, отразившийся гулким эхом.
     - Истинный Манун лежит  внизу,  поп.  Мы,  члены  Великого  Братства,
считаем глубины целебными, защищающими от царящего наверху  глупого  шума.
Только во чреве земли  есть  та  полная  тишина,  которой  мы  жаждем,  та
полнейшая тишина, которая способствует росту чистой  мысли.  -  Его  слова
затухающим эхом пробежали по каменному коридору. - Мысли... мысли... ли...
ли...
     Когда воцарилась тишина, если не считать шлепанья  трех  пар  ног  он
мягко добавил.
     - И не только мы любим глубины. Мертвые тоже. Их здесь много.
     А эхо вздохнуло:
     - Много... много... ого... ого...
     Наконец, те двое, что шли впереди, остановились.
     Маленькая металлическая дверь была открыта, огромный лемут наклонился
и вошел. Он положил Иеро на соломенный тюфяк довольно-таки мягко, а  потом
вышел, рыкнув при этом, выказывая свои истинные  чувства  по  отношению  к
пленнику.
     - Прощай на  время,  поп,  -  раздался  голос  С'дуны.  -  Отдохни  и
приготовься. Тебя вызовут, не бойся. - Тяжелая  железная  дверь  с  лязгом
захлопнулась, звякнув замком. Воцарилась тишина.
     Иеро осмотрелся. Комната или, лучше сказать, камера была вырублена  в
скале. В грубых стенах не было окон, лишь через маленькую  стену  в  одном
углу,  слишком  узкую  для  человеческой  руки,  с   далекой   поверхности
просачивался воздух. Маленький флюоресцентный светильник, расположенный  в
центре потолка и защищенный металлической сеткой,  излучал  тусклый  свет,
которого, впрочем, хватало для этой  комнаты.  Площадь  камеры  составляла
примерно десять квадратных футов и в ней ничего не  было,  кроме  набитого
соломой матраца и бадьи, накрытой крышкой, служившей, впрочем,  санитарным
целям. Еще в углу  было  мерзко  пахнувшее  сливное  отверстие,  забранное
решеткой.
     Рядом с соломенным тюфяком лежал деревянный поднос, на котором  стоял
глиняный кувшин с водой, еще один  с  каким-то  сладким  вином  и  каравай
обыкновенного твердого хлеба. Острое чувство  вкуса,  искусство,  которому
учат в монастырской школе, подсказало ему, что в вине содержится  какое-то
неизвестное вещество, а вода и хлеб кажутся достаточно чистыми.  Он  вылил
вино в сливное отверстие, съел хлеб, выпил всю воду и лег отдыхать. Воздух
был влажным, но не слишком холодным,  и  лежать  было  достаточно  удобно.
Огромный синяк на груди, куда ударила вспышка молниевого орудия, болел еще
очень сильно, но такую боль  уже  можно  было  терпеть.  Теперь  он  очень
осторожно приступил к тщательно продуманным заранее экспериментам.
     Он приспустил мысленную защиту своего разума на крошечный  мельчайший
кусочек.  Вообразите  человека,  разбирающего  изнутри   каменную   стену,
сложенную из неотесанных камней, чтобы посмотреть, не напирает ли  на  эту
стену вражеская сила или опасное животное снаружи.  Кусочек  за  кусочком,
стараясь не шуметь, человек снимает сначала  самые  большие  камни,  затем
маленькие, заполняющие промежутки между  большими.  Он  часто  замирает  и
прислушивается. Он старается, чтобы его работа не  отразилась  на  внешней
части стены. Но до тех  пор,  пока  он  не  проделает  хотя  бы  крошечное
сквозное отверстие, он не может  поддерживать  связь  с  внешним  миром  и
знать, что там происходит. Вот такую работу и проводил Иеро в своем мозгу,
постепенно разрушая свои ментальные оборонительные рубежи.
     Самый последний шаг и не понадобился, настолько тонко  стал  настроен
его разум, настолько чувствительными стали его  охранные  устройства,  что
почувствовал: Нечисть ждет снаружи! У него возникло странное  впечатление.
Он понимал, что они ждут, несут постоянную вахту; сколько их ждет, сказать
он не мог, но они ждут, когда пленник ослабит свой барьер. А он ощущал их,
не снимая барьера, чувствовал,  что  Нечисть  только  и  ждет  подходящего
момента, чтобы вторгнуться в его мозг,  надеется,  что  он  будет  убаюкан
кажущейся безопасностью и хотя бы  на  секунду  откроет  щелочку  в  своей
загородке - вот все, что им нужно. Стоит им этого дождаться - он в  то  же
время превратится в безмозглую тварь!
     Столь же тщательно и осторожно, как разбирал свой щит, он  его  снова
выстроил Через несколько мгновений он расслабился. Защитные  барьеры  были
снова воздвигнуты и он перешел на "автономный режим". Ворваться в камеру и
убить его ударом меча они смогут в любой момент, но ворваться в его душу и
разум - нет.
     Он лежал и размышлял. Сейчас он был уверен лишь в одном - в том,  что
он, должно быть, сильно напугал адептов Нечисти. Он был уверен, что,  если
бы не это, так он бы сейчас уже корчился в муках от  пыток,  доставляя  им
удовольствие  на  каком-нибудь  их  празднестве.  Но  они  страшно  хотели
побольше разузнать о нем, это очевидно. Они хотели знать, кто он  такой  и
что он такое. Иеро был уверен, что Нечисти  не  давала  покоя  именно  эта
мысль - есть ли другие, похожие на него! И пока  он  будет  держать  их  в
неведении они, видимо, будут обращаться с ним с огромной осторожностью.
     Как, черт возьми, сможет он  воспользоваться  разумом,  раз  уж  тело
попало  в  ловушку?  Полоса  частот  мысленной  связи  была  перекрыта  по
необходимости из-за того, что ему приходилось удерживать стену между своим
разумом и Нечистью. Но он не сможет сбежать отсюда, если  ему  не  удастся
изучить свою тюрьму, побольше узнать о ней, а единственный способ добиться
этого - воспользоваться свободным нескованным разумом. А еще он понимал  -
нужно спешить. Ведь один Бог знает, сколь долго он  сможет  сопротивляться
Братству Нечисти. Аналогичная проблема встает перед змеей, пожирающей свой
хвост. Снять защитные барьеры - быть побежденным.  Не  снимать  -  умереть
чуть позже, но с той же  неизбежностью.  Все  мысленные  "двери"  заперты,
поскольку можно общаться только  на  известных  длинных  волнах,  которыми
пользуются все - и Нечисть, и Аббатства, и животные - все.
     Или... есть другой способ? Подобно многим  революционным  идеям,  эта
идея возникла в подсознании Иеро. Постепенно она просачивалась в  сознание
и внезапно овладела им полностью. "Или есть другой способ?" Откуда у  него
возникла эта мысль? Разве возможны другие полосы  частот,  может  быть,  в
другой части мысленного спектра, на которые еще  никто  не  наткнулся?  Он
попробовал послать свою мысль на той "длине волны", которой ни он и  никто
другой до сих пор не пользовался. Этот мысленный  канал  издавна  считался
пустым или, скорее, забитым "статическими зарядами", чтобы им  можно  было
пользоваться. Издавна считалось, что им может пользоваться лишь совокупный
разум  пчелиного  роя  или  осинового  гнезда,  что  этот  канал   слишком
"низкочастотный" или "грубый", что он слишком близок  к  неслышным  звукам
некоторых общественных насекомых.
     И снова  здесь  необходима  аналогия.  Попытайтесь  представить  себе
специалиста-электронщика,  у  которого  в  распоряжении  находится  только
микроволновый  усилитель  и  который  вынужден  пользоваться   полицейской
волной,  забитой  переговорами,  причем  пользоваться  только  с   помощью
микроволновых устройств. Вдобавок к тому, что он должен адаптировать  свое
неподходящее оборудование, он должен еще и  прорваться  сквозь  переговоры
полицейских, использующих эту частоту на полную мощность!
     Именно это сейчас и ухитрился сделать Иеро. Лежа на соломенном тюфяке
с закрытыми глазами, так что внешнему наблюдателю он  казался  бы  спящим,
священник начал ощупывать мозги своих охранников, причем  на  том  уровне,
каким, как казалось, никто не мог пользоваться. Вначале  было  трудно,  но
новая длина волны обладала фантастическими возможностями. Сказать хотя  бы
то, что, как он обнаружил, он легко мог удержать свои защитные  поля.  Эти
две "полосы  частот"  были  совершенно  различными  и  не  имели  никакого
отношения друг к другу.
     Во-первых,  он   поискал   тот   источник,   из   которого   исходило
непрекращающееся, хотя и безуспешное, давление на  его  мозг.  Попутно  он
заметил, что теперь  пользуется  разумом  на  трех  отдельных,  совершенно
различных уровнях в одно и то же время.
     Тот враг, что следил за ним и продолжал нападать на его мозг,  удивил
его. Это был всего лишь  один  человек,  но  ему  помогали.  Он  сидел  за
загадочной машиной, гудение  и  жужжание  которой  ритмично  пульсировало,
повышаясь и  понижаясь.  Над  приборной  доской,  усыпанной  лампочками  и
кнопками,  висела  прозрачная  стеклянная  трубка,  заполненная   какой-то
жидкостью. Жидкость, маслянистая и  мерцающая,  казалось,  переливалась  в
унисон со звуками, которые издавала машина. Человек,  очевидно,  еще  один
адепт, сидел за пультом, отбросив капюшон, закрыв глаза и положив руки  на
два выступа панели, которые, видимо,  для  того  и  предназначались.  Иеро
увидел, что по внешнему облику это  был  еще  один  дубликат  С'нерга  или
С'дуны.
     "Увидел!" Как только это слово набатом пролетело  в  его  голове,  он
перекрыл канал и мысленно вернулся внутрь своего черепа, в безопасную зону
за оборонительными рубежами. "Увидел!" Он каким-то образом видел комнату и
человека, не пользуясь посредничеством животного или птицы. На этом уровне
он проник незамеченным в чужой разум и пользовался чужими органами чувств.
А мог ли он воспользоваться не только зрением?
     Осторожно, наощупь он вновь двинулся вдоль той линии к разуму  адепта
Нечисти, который, в свою очередь, следил за ним. К своему  удивлению  Иеро
обнаружил, что прокрался в  чужой  разум,  не  встретив  сопротивления,  и
прощупывает органы чувств чужака.  Слабый  и  неприятный  аромат  каких-то
благовоний заполнял комнату управления, в которой находился адепт.  Аромат
исходил  от  маленькой  дымящейся  жаровни.  Иеро  предположил,  что   эти
благовония обладают тем же действием, что и люминоген, то есть увеличивают
мысленную силу. Но главным было то,  что  он,  Иеро,  обонял  этот  запах,
пользовался чувствами своего ничего  не  подозревающего  охранника!  И  он
ощущал холодный металл пульта управления, на котором лежали  руки  адепта.
На следующий шаг он долго не мог решиться. Но иного выхода  не  было.  Эта
странная машина, без сомнения, была со-настроена с мозгом его  противника,
находилась одновременно и в мысленном, и  в  физическом  контакте  с  ним.
Священник очень хотел побольше узнать о ней, ощущая в этом прямо жизненную
необходимость. В Аббатствах  лишь  начинали  заниматься  усилением  разума
механическими помощниками и враги, очевидно, далеко опередили их в этом.
     Медленно, так же медленно, как близорукий вдевает нить в  иглу,  Иеро
стал  прощупывать  через  свой  новый  канал  связи  адепта   с   машиной.
Эксперимент оказался неудачным. Через машину он  почувствовал,  как  разум
адепта наносит беспощадные удары по  его  собственному,  Иеро,  мысленному
барьеру! На него накатила облегающая волна и он поспешно прервал  контакт.
Такого рода  замкнутая  ментальная  полярность,  очевидно,  таила  в  себе
опасности. Вовсе не стоит убивать себя для того,  чтобы  выяснить  пределы
своих новых сил, а  тому,  что  он  только  что  пытался  сделать,  должны
предшествовать лабораторные исследования.
     Когда жара, ощущение не физическое, но тем не менее опасное,  прошла,
Иеро  принялся  мысленно  исследовать  окружающее,  разыскивая  поблизости
другой разум. Как он понял,  сейчас  он  проделывал  сознательно  то,  что
проделывало его подсознание, когда он впадал в транс с помощью хрусталя.
     Он уже  "знал"  облик  С'дуны,  физический  и  ментальный,  и  сейчас
устремился на поиски этого высокопоставленного деятеля Братства  Нечистых.
Мельком   он   коснулся   нескольких   человеческих   разумов   и   одного
нечеловеческого. Последний, по-видимому, был мозгом Чи-Чауна или какого-то
другого  лемута,  но   он   пустился   дальше,   не   тратя   времени   на
разбирательство. Ага! Он коснулся разума того человека,  который  был  ему
нужен.
     Адепт,  очевидно,  отдыхал,  его  разум  находился  под  воздействием
какого-то странного наркотика. Иеро  мог  видеть  часть  большой  комнаты,
завешенной темными драпировками и содержащей множество странных  приборов,
расставленных на столе. С'дуна лежал  на  кровати,  возле  которой  стояла
жаровня,  источающая  тоненькую  струйку  голубоватого  дыма,   вдыхаемого
адептом. Одного краткого взгляда в мысли врага оказалось  достаточным  для
священника. Расслабившееся воображение этого  человека  содержало  в  себе
много причудливого и чувственного, но еще более того ужасного и  злобного.
Иеро покинул этот  разум  с  уверенностью,  что  теперь  всегда  в  случае
необходимости сможет его отыскать.
     Что дальше? Видимо, он располагал временем, чтобы выработать какой-то
план, но вряд ли время это было большим. Тот факт,  что  С'дуна  находился
под влиянием  наркотика,  внушал  надежду.  Такой  разум,  как  у  адепта,
вероятно, почувствовал бы любую  попытку  проникновения.  Чего  можно  еще
добиться с помощью тех новых способностей, которые он приобрел.
     Он изо всех сил сконцентрировался на расстоянии. То есть, он принялся
посылать  свою  мысль  на  новой  полосе  частот  по  все  возрастающей  и
расширяющейся дуге. Как только он нащупывал или даже едва касался  разума,
который он  опознавал,  как  разум  Нечистого  или  находящегося  на  этом
островке, он тут же посылал свою мысль дальше, вне и за.
     Вскоре он понял, что посылает свою мысль далеко  за  пределы  Мануна,
как все дальше и дальше расходятся  круги  от  брошенного  в  воду  камня.
Теперь он  сконцентрировался  на  Горме  и  девушке.  Он  хорошо  знал  их
мысленные облики и принялся разыскивать.
     Иеро натыкался на мысленные облики многих существ, но  все  это  были
животные, птицы, рыбы и другие  водоплавающие.  Однажды  он  наткнулся  на
скопление человеческих разумов. Все они находились в одном районе.  Должно
быть, это был корабль, и поэтому он  понял,  что  все  еще,  в  физическом
смысле, находится над водой. Он все шире и шире раскидывал свою ментальную
сеть.
     Как раз тогда, когда он отчаялся  и  собирался  прекратить  поиски  и
заняться более полезным делом, он их нашел.
     Горм! Ему раскрылся разум медведя, по крайней мере,  отчасти.  К  его
удивлению, которое он тут же отмел  в  сторону,  показались  две  огромные
передние ноги. Клац тоже был с ними. Ну, сможет ли он вступить в связь?
     "Горм, Горм", - позвал он, направив всю свою энергию по новой  волне.
Он почувствовал, как медведь поежился, но прорваться в его мозг  не  смог.
Он попытался снова, на сей раз не столь энергично, но  постаравшись  сжать
мысль в тонкую "иглу".  Не  забывайте,  что  солдат-священник  каждый  раз
пытался сделать нечто совершенно новое. Он совершенно не представлял  всех
возможностей той системы, которой начал пользоваться.
     Главным образом благодаря случаю, ему удалось установить контакт.
     "Иеро!"
     Он почувствовал, как Горм буквально подпрыгнул, когда до  него  дошло
обращение, а потом потерял медведя. Иеро  попытался  нащупать  Лючару,  но
безуспешно. В отличие от медведя, она была новичком в мыслеобмене. Тут  он
вспомнил огражденные зоны в разуме медведя и подумал,  что  в  этом  плане
медведь становится еще большей загадкой.
     Однако, на размышления времени не было. Осторожно,  не  торопясь,  он
прошелся вверх-вниз по своему странному каналу, пытаясь нащупать ту  самую
точку, которая потрясла Горма. Тут снова на него нахлынули мысли медведя:
     "Иеро, друг, где ты? Почему ты говоришь таким странным образом?"
     Священник в конце концов ухитрился успокоить зверя и  начал  медленно
объяснять, что и как он делает. На этот раз Иеро не удивило то, как быстро
и правильно Горм его понял. Сейчас ему пришло  в  голову,  что  раньше  он
думал,  что  мозг  этого  медведя  лишь  немного   уступает   в   развитии
человеческому. Теперь стало очевидным, что  оценка  эта  была  заниженной.
Разум медведя нисколько не  уступал  разуму  самого  Иеро,  только  слегка
отличался от него, вот и все.
     "Нечистые взяли меня в плен, - послал  мысль  священник.  -  Я  -  на
острове в море, где точно - не знаю. Скоро я попытаюсь бежать, потому  что
уверен - они собираются пытать меня. Где вы и каковы ваши дела?"
     Горм рассказал  их  историю,  постепенно  все  увереннее  обмениваясь
мыслями с Иеро. Та краткая стычка, после которой, как  они  считали,  Иеро
остался лежать мертвым на песке, их не затронула. Молнии в них не попали и
они умчались на запад. Легко оставив позади  несколько  преследовавших  их
ревунов, они отошли от моря до границ Великой Топи и вновь направились  на
восток. Сейчас они остановились примерно в полудне пути на восток от  того
места, где пленили Иеро.  Очевидно,  враги  их  не  разыскивали.  Нетрудно
предположить, что их сочли неразумными тварями и глупой рабыней, о которых
не стоит беспокоиться. Они как раз пытались разработать новый план,  когда
их настигло его чудесное мыслепослание. Прошло полтора  дня  после  битвы,
если ее можно так называть. Что им велит делать Иеро?
     Священник на мгновение задумался. Глупо было бы требовать от девушки,
которая ничего не знает о  лодках  и  море,  медведя,  который  знает  еще
меньше, и лорса, который слишком велик для любой лодки, попытаться доплыть
до него. Он должен убежать сам и сам же попытаться найти их. Задача в том,
как разъяснить: где его встречать. Но эта задача разрешима.
     "Идите, - передал он,  -  на  восток.  Найдите  бухточку,  в  которой
сможете укрыться вместе с небольшой лодкой. Ждите скрытно. Нечистые ничего
не знают о том мысленном канале, которым мы сейчас пользуемся."
     Он велел им передать мысленный облик этой  бухточки  через  Горма.  И
оценить, как далеко она лежит от места битвы. С их  помощью  он,  конечно,
сумеет ее найти.  Он  добавил  молитву,  пожелание  спокойствия  Лючаре  и
прервал связь. В его мозгу постепенно сформировался план и он  чувствовал,
что далеко откладывать попытку выполнить его нельзя.  Кто  знает,  сколько
еще времени осталось у него в распоряжении?
     Он вновь отыскал безымянного адепта, следящего с помощью  загадочного
аппарата за Иеро и держащего его под  давлением.  Снова  ему  удалась  эта
странная попытка проникновения в разум и чувства  колдуна-Нечистого  и  он
увидел, как они сфокусированы на нем самом.
     Священник начал вплетать свою мысль в  естественный  ментальный  узор
адепта так, чтобы она выглядела как  подсознательный  приказ.  Мысль  была
проста.
     "Пленник слишком  спокоен.  Выключи  машину,  сходи  и  проверь  его.
Слишком спокоен, сходи и проверь."
     Вновь и вновь вплеталась эта мысль,  Иеро  постепенно  увеличивал  ее
силу, но действовал  осторожно  и  не  пытался  усилить  давление  слишком
быстро, чтобы адепт, сам искусный в ментальном обмене, не  заподозрил  бы,
что на него оказывают воздействие. И воздействие  это  все  усиливалось  и
усиливалось. Все это время Иеро видел перед собой пульт управления глазами
человека, которого пытался ввести в заблуждение.
     Внезапно  раздался  щелчок.  Священник  почувствовал,  как  его  враг
забеспокоился, когда  в  странной  подвешенной  трубке  свет  потускнел  и
пропал. Лампочки панели тоже погасли. Давление на сознательную часть мозга
Иеро прекратилось. И в то же самое время, даже  раньше,  чем  адепт  успел
встать, Иеро нанес удар. Тот мысленный барьер, который он воздвиг, смело и
он хлестнул по мрачному разуму адепта раньше, чем  тот  успел  подумать  о
самообороне. Пользуясь теперь  обеими  каналами,  открывшимися  ему,  Иеро
пленил мозг врага раньше, чем тот спохватился. Теперь Иеро приостановился,
сжимая в тисках адепта, и осмотрелся, нет ли кого  поблизости.  Никого  не
было. Эфир тоже был  спокоен,  тревоги  не  поднялось,  видимо,  никто  не
подозревал, что происходит.
     Священник приказал своему пленнику, связанному не менее  крепко,  чем
ежели бы тот был скован цепями, войти в его камеру и освободить пленника.
     Он смотрел глазами своего противника, когда тот покинул комнату,  где
стояла машина, и направился к месту заключения Иеро.  И  не  только  глаза
адепта помогали  священнику.  Его  ушами  Иеро  услышал  шаги  в  соседнем
коридоре и заставил адепта переждать в темной нише, пока его не миновали.
     Все это  время  он  чувствовал,  как  разум  врага  яростно  пытается
сбросить узы. Разум был силен и вел отчаянную борьбу, стремясь  освободить
себя и свое тело от яростных объятий  мозга  Иеро.  Но  тщетно:  священник
нанес удар  столь  неожиданно  и  быстро,  что  лобные  доли  мозга  врага
оказались  полностью  в  его  власти  -  все  чувства,  все   локомоторные
способности, все. Нечистый мог лишь яростно бесноваться в  темных  уголках
своего мозга, не в силах перехватить управление своим телом.
     Они шли  по  лабиринтам  темных  коридоров,  временами  проходя  мимо
запертых  дверей,  путь   их   освещали   тусклые   светильники,   изредка
вмонтированные в потолок. Когда  они  проходили  мимо  одной  двери,  Иеро
уловил слабый стон. Но он не отважился остановиться  и  посмотреть,  какое
вражеское злодейство скрывает эта дверь. Все, что он  мог  сделать  -  это
удрать в одиночку,  и  если  он  погибнет  здесь,  предприняв  бесполезную
попытку спасти остальных пленников Мануна, толку от того не будет.
     Наконец, они оказались перед  нужной  дверью.  Он  почувствовал,  что
находится одновременно и внутри, и снаружи. Повинуясь  мысленному  приказу
Иеро, адепт был вынужден отодвинуть скрытый засов в каменной стене.  Засов
звякнул, адепт открыл дверь и вошел. Как только он  вошел,  Иеро  заставил
его встать на колени. Дверь сама по себе прикрылась за Нечистым. В  то  же
время Иеро пережал все нервные симптомы, доступные ему в  теле  адепта.  С
приглушенным выдохом Нечистый полностью потерял сознание и  упал,  а  Иеро
покинул его мозг.
     Священник встал с тюфяка, склонился над телом и быстро раздел его. На
поясе под плащом он обнаружил отвратительного вида кинжал. Он взял оружие,
накинул поверх своей кожаной одежды плащ и надвинул на голову капюшон.  Он
снова воздвиг свой обычный  мысленный  щит,  просто  из  предосторожности,
чтобы  кто-нибудь  ради  любопытства  не  попытался  прощупать  его  мозг.
Внезапно наступившая тишина заставила его бросить взгляд вниз. Теперь  уже
связывать повелителя Нечисти не стоило - он перестал дышать.  Видимо,  его
злобное сердце не выдержало чудовищного нервного шока,  сообразил  Иеро  и
тут же выбросил мысли о нем из головы. Он всегда полагал, что чем  быстрее
будут уничтожены подобные твари, тем лучше.
     Еще до того, как он "привел" адепта  в  свою  комнату,  он  попытался
максимально  ограбить  память  своего  врага.  Теперь   Иеро   знал,   где
расположена его камера, где находятся все выходы, да и  вообще  знал  весь
подземный лабиринт до последнего чулана.  Он  захлопнул  дверь  камеры  за
собой, запер ее и пошел по коридору, прикрыв  капюшоном  голову,  так  что
каждому встречному стало ясно, что вышагивает  задумавшийся  над  какой-то
проблемой полноправный член Темного Братства.
     Он отправился к поверхности не тем путем, которым его несли. С  одной
стороны, это был самый близкий путь, но, с другой, не самый  укромный.  А,
кроме того, он хотел, прежде  чем  выберется  отсюда,  посетить  еще  одно
место. Он непрестанно наблюдал за ментальной волной  той  длины,  которую,
как он обнаружил, предпочитали Нечистые. Он сможет засечь любого  человека
раньше, чем тот увидит его, и сможет спрятаться  или,  в  крайнем  случае,
мысленно напасть на врага.
     Он прошел несколько  сот  ярдов  по  пыльному  коридору,  внимательно
прислушиваясь и крепко сжимая в кулаке спрятанный в рукаве  новый  кинжал,
когда ему показалось, что уловил слабый звук. Он остановился  и  навострил
уши. Звук, если это был звук, а не стук крови у него в  висках,  напоминал
легкое шарканье и доносился  откуда-то  сзади.  Но  теперь  он  ничего  не
слышал. В подземном мире Мануна было тихо, как  в  могиле.  Далеко  позади
него, в потолке коридора тускло-голубоватым светом светился флюоресцентный
светильник, а столь же далеко впереди - другой.
     Он вновь пустился в  путь.  Вскоре  Иеро  еще  больше  замедлил  шаг.
Впереди послышались шаги  и  он  увидел  сияние  более  яркого  света.  Он
приближался,  как  и   хотел,   к   более   часто   используемой   области
тюремно-крепостного комплекса. Звук шагов утих и он снова двинулся вперед.
То был всего лишь какой-то недоумок, мозг которого излучал только  злобную
глупость.
     Иеро увидел, что свет льется из сильного флюоресцентного светильника,
помещенного на пересечении его коридора с более широким. Так оно и  должно
быть и ни одного разума  Нечисти  поблизости  не  было.  Надвинув  капюшон
пониже, он вышел в широкий коридор и свернул налево. Вскоре Иеро  оказался
перед дверью, оказавшейся незапертой, и быстро вошел.  Маленькая  кладовая
оказалась пустой. Он предварительно мысленно прощупал эту комнату и был бы
весьма удивлен, если бы в ней кто-нибудь находился. На полке, в  ножнах  и
на портупее, лежало его любимое мачете, небрежно  брошенное  здесь  руками
человека, пренебрежительно относящегося к  большинству  видов  физического
оружия. Всего через мгновение он уже вышел в коридор и  пошел  в  обратном
направлении, захлопнув за собой дверь кладовой.  Конечно,  большая  удача,
что мертвец, оставшийся в его камере, знал, где лежит мачете,  но  ведь  и
это  нужно  было  предусмотреть,  и  гражданин  республики  Метц   заранее
позаботился о том, чтобы извлечь нужную информацию.  Он  не  стал  тратить
времени и искать свой метатель. Его уже разобрали на части, чтобы изучить,
и к тому же у него не было уже снарядов.
     Иеро никого не встретил и ничего не почувствовал на обратном пути  по
редко используемому коридору, но, тем не менее, нервничал.  У  него  росло
ощущение, что за ним  следят.  Оказавшись  в  коридоре,  он  даже  побежал
трусцой. Казалось, никто на  Мануне  не  подозревает  о  его  бегстве,  но
ощущение опасности не проходило.
     Пол в коридоре стал неровным,  с  грубо  обработанных  стен  сочилась
вода,  а  светильники  попадались  еще  реже.  Этот  путь  вел   к   почти
заброшенному выходу,  когда-то  в  далеком  прошлом  предназначенному  для
тайного бегства на тот случай, если остров подвергнется осаде. Когда  Иеро
обшаривал мозг теперь уже мертвого адепта, он обнаружил, что  именно  этот
выход считается  наиболее  секретным  и  менее  всего  вероятно,  что  его
охраняют.
     Пол в коридоре постепенно стал идти вверх, чему Иеро обрадовался, так
как уже подумывал, не ошибся ли он. Однако, пол стал еще  более  неровным,
на нем стали попадаться булыжники и даже выступы  скал.  А  еще  он  начал
загибаться, так что и без того тусклый свет чуть не  пропал  совсем.  Иеро
пришлось перейти на шаг.
     Священник остановился. Действительно, кто-то вдалеке  шаркает  ногами
по камням или ему снова послышалось?  Он  вновь  прочесал  пространство  в
поисках излучений разумов людей-Нечистых, и ничего не  обнаружил.  "Должно
быть, крыса или другой мелкий хищник", - решил он и пошел дальше. Ни  один
человеческий разум в крепости не насторожился.
     Наконец коридор выпрямился. Теперь он шел вверх под  ощутимым  углом,
слабый  проблеск  света   далеко   впереди   оповещал   о   конце.   Иеро,
воодушевленный,  припустился  бегом,  равномерно  дыша.   Он   уже   начал
чувствовать напряжение всех  своих  ментальных  сил,  превосходившее  даже
физические усилия, но коридор все тянулся.
     Священник миновал последний тусклый светильник и вбежал в темноту  за
ним, когда скрежет когтей по камню заставил его  обернуться  и  схватиться
одновременно за мачете и кинжал.
     Как раз под последним светильником он увидел  огромное  черное  тело,
заполняющее коридор чуть ли не на всю ширину и несшееся на него с огромной
скоростью. В то же самое время, каким-то  образом  почувствовав,  что  его
заметили, чудовище издало страшный улюлюкающий рев  и  коридор  заполнился
оглушительным шумом.
     Чи-Чаун! Каким-то образом ревун-гигант  почуял,  что  Иеро  бежал,  и
выследил беглеца.
     А священник искал только следы разумов Нечистых и  совершенно  забыл,
что у них есть и союзники,  которые  думают  в  совершенно  другой  полосе
частот! Но времени на самобичевание не было.
     Когда  лемут  проносился  под  последним  светильником,  Иеро  увидел
блеснувший мясницкий нож в огромной лапе этой грязной твари. Тут священник
и сам бросился в атаку.
     Он переложил мачете в левую руку, так что в ней оказались и мачете, и
кинжал, а сам наклонился и затем изо всех сил швырнул булыжник величиной с
кулак прямо в широко открытый в  вопле  усыпанный  клыками  рот.  Булыжник
попал в цель, вопль тут же  прервался,  мерзкая  скотина  остановилась  от
нестерпимой боли и замахала по воздуху левой лапой.
     Следом за камнем несся и Иеро, мачете  уже  оказалось  в  его  правой
руке, кинжал в левой и он к тому же не преминул воспользоваться  тем,  что
нападал на лемута сверху вниз.
     Чи-Чаун попытался было вскинуть свой  тесак,  но  священник  кинжалом
отбил его в сторону и нанес ужасающий удар по страшной кровоточащей морде,
возвышающейся над ним. Короткое тяжелое  лезвие,  направляемое  не  только
физической  силой,  но  крайним  отчаянием  -   Иеро   не   сомневался   в
окончательном  итоге  в  случае  промаха  -  вонзилось  между  полыхающими
красными глазами. Череп с  отчетливым  треском  развалился  надвое,  будто
расколотое топором толстое полено.
     Вот и все. Огромное тело ревуна медленно  падало  вперед,  глаза  его
полыхали даже в смерти и Иеро пришлось отскочить в сторону, чтобы не  быть
придавленным. Рукоять мачете выскользнула из его  ослабевшей  руки  -  так
глубоко вонзилось оно в голову чудовищного врага.
     Воцарилось  молчание,   нарушаемое   только   затрудненным   дыханием
священника. Как только он  снова  смог  рассуждать  здраво,  он  попытался
высвободить свое оружие и одновременно мысленно прощупать  крепость  -  не
поднялась ли общая тревога. Но ничего не обнаружил. Ни  ментального  шума,
ни  настороженности  -  ничего.  Те  разумы,  которые  он  смог  выборочно
проверить, ничего не подозревали и занимались обычными делами. С'дуна  все
еще лежал в наркотической дреме, терзаемый мрачными видениями.
     Наконец, Иеро выдрал мачете из черепа мертвеца,  наклонился  и  вытер
его более или менее дочиста о грязный  мех  лемута.  Он  постоял  немного,
задумчиво глядя на огромное тело, мускулы которого,  несмотря  на  смерть,
все еще сокращались.
     - Мне жаль, Чи-Чаун, - пробормотал он. - Может  быть,  если  бы  тебя
взрастил порядочный человек, ты стал бы представителем новой  человеческой
породы, а не злобным людоедом, порождением кошмара. -  Тронутый  трагедией
самого  существования  лемутов,  он  вознес  краткую  молитву,   а   потом
повернулся и пошел к выходу. Он  уже  чуял  свежий  ветерок  в  промозглом
воздухе туннеля сквозь вонь мертвого ревуна.
     Свет оказался дальше, чем представлялось, и  прошло  больше  времени,
чем он надеялся, когда священник выбрался  из  туннеля.  Теперь  его  ноги
заболели по-настоящему.
     У запасного выхода из подземного мира Нечисти не было никаких дверей.
Просто туннель в конце делал двойной зигзаг, чтобы ни снаружи, ни  изнутри
выхода не было видно. Выходом служила  узкая  щель,  сквозь  которую  едва
можно было протиснуться.
     Гражданин  Метца  осторожно  выглянул  наружу.  Хотя  солнце  уже   и
садилось, ему пришлось прикрыть глаза, пока они не привыкли к  нормальному
свету внешнего мира. Выход из подземного убежища был расположен высоко,  у
левого края гавани, в которую приплыл корабль с  пленным  Иеро  на  борту.
Сейчас он смотрел на восток и свет заходящего солнца лил сзади  и  сверху.
Оказывается, под землей он прошел достаточно много.
     На склоне скалы, покрытой каменистой осыпью, ничего не  росло.  Далее
лежала гавань. В ней стояло на якоре несколько кораблей,  в  том  числе  и
взявшее его в плен узкое черное судно. Легкий ветерок рябил воду в гавани,
а в открытом море дул свежий бриз и бежали барашки по волнам. И он  увидел
кое-что еще.
     В гавани была лишь одна пристань, к которой его и подвезли, а от  нее
шла дорога к замку. Замок хмуро смотрел  на  Иеро  поверх  гавани,  поверх
голых скал, окружающих его стены. Ворота были заперты. Никто не расхаживал
по стенам, ни одного звука не доносилось от величественного сооружения.
     Но справа, неподалеку от того места, где сейчас  скорчился  Иеро,  от
замка к крошечной бухточке с берегом, покрытым галькой, сбегала  тропинка.
На берегу была раскинута  пара  сетей,  а  на  гальку  были  вытащены  две
маленькие деревянные лодки, для надежности привязанные веревками к большим
валунам.  Священник  решил,  что  правителям  Мертвого  острова  временами
хотелось полакомиться свежей рыбкой и они посылали своих слуг на ее ловлю.
Впрочем, какой бы ни была причина существования лодок,  они  давали  шанс.
Сверху хорошо было видно, что весла лежали прямо в лодках, а  в  одной  из
них поперек банок находилась даже складная мачта, вокруг которой был  туго
обмотан парус.
     Иеро ухитрился попутно следить за скоплениями разумов в замке  и  его
подземном мире. Все еще никто не беспокоился. Очевидно, Чи-Чаун следил  за
своей предполагаемой жертвой в одиночку, не собираясь делиться  ни  с  кем
тем, о чем думал, как  о  свежатинке  на  ужин!  Но  когда-то  спокойствию
настанет конец. Тем не менее, Иеро решил подождать. Темнело быстро, солнце
скоро зайдет. Ночь гигантски увеличит его шансы. Рискнуть стоило.
     Тени быстро удлинялись. В грузном приземистом замке не  светилось  ни
одно окошко и его злобный силуэт становился все более трудно различимым. В
гавани тоже не было огней. "Нет  даже  якорных  огней",  -  подумал  Иеро,
которому случалось бывать на побережье Виси и общаться с  мореходами.  Эти
люди слишком беззаботны, решил он, они не в состоянии поверить, что кто-то
решиться бросить им вызов в их собственной крепости. Само отсутствие у них
опасений послужит щитом одному из служителей Божьих.  Но  только  послужит
ли?  Он  вспомнил,  как  в  лодке  С'дуна  заметил,  что  у  Мануна  много
охранников; лучше соблюдать осторожность.
     Несколько звезд мерцало сквозь плывущие облака, но луны  не  было,  а
вскоре пропали и звезды. Поднялся ветер и застонал в пустых  голых  скалах
Мертвого острова. Это  голоса  бесчисленных  замученных  жертв  и  невинно
убиенных Нечистью, подумал Иеро и решил, что чтобы ни произошло, он  в  их
число не войдет.
     Он медленно спускался по склону, все его чувства были  напряжены,  но
священник ничего не ощущал ни слухом, ни разумом.
     Вскоре он различил в темноте силуэты лодчонок. Он наощупь  подошел  к
той, в которой была мачта, и отвязал веревку. Потом, перекинув через плечо
веревку, принялся стаскивать лодку в воду.  Лодочка  оказалась  тяжелой  и
пришлось повозиться. Дважды он  останавливался  и  отдыхал  и  каждый  раз
осматривал темную громаду крепости в поисках огней.
     Наконец, он спустил лодку на воду, забрался в нее и установил  мачту.
Потом вернулся на берег, проломил дыру в днище второй лодки острым  камнем
и захватил из нее весла себе про запас. Он  вставил  весла  в  уключины  и
погреб вдоль берега к выходу из гавани.
     Греб он осторожно, стараясь не наскочить на скалы и не пытаясь  плыть
быстрее.  Его  суденышко  оставалось  почти  невидимым  в  глубоких  тенях
нависших скал и он точно следовал каждому  изгибу  берега.  Один  раз  ему
пришлось проплыть мимо стоявшего на мертвом  якоре  большого  корабля,  из
тех, что он видел раньше, но миновал он его быстро; ничего не двигалось по
борту корабля, да и признаков деятельности разумов на корабле  он  уловить
не смог. Больше всего его тревожили короткие крутые  волны,  становившиеся
все злее по мере того, как он приближался к выходу из гавани.  Брызги  все
чаще залетали в лодку, но и этому  факту  он  был  признателен,  ведь,  по
крайней мере, ему теперь не грозила  жажда.  Его  внимание  привлекли  две
плоские овальные деревяшки, посаженные на ось возле уключин.  Хотя  раньше
он никогда не видел швертов - люди его страны не  пользовались  ими  -  их
предназначение он понял быстро. Плоскодонная лодчонка могла бы плыть  вбок
под парусом с той же скоростью, что и вперед, могла даже перевернуться без
приспособлений,  улучшающих  устойчивость.  Шверты  вращались   на   осях,
приделанных к бортам лодки, так что когда  поднимался  парус,  можно  было
спустить шверт с подветренной  стороны  лодки.  Священник  был  достаточно
опытен  в  обращении  с  парусами,  хотя  и  плавал  только  на  лодках  с
постоянными килями, он  умел  ходить  галсами  и  понимал,  как  наилучшим
образом воспользоваться мореходными качествами лодки.
     Хотя он и готовил себя, полная сила ветра у выхода из гавани  застала
его врасплох. Конечно же, это был вовсе не шторм, но  в  крохотной  лодке,
всего лишь двенадцати футов длиной, ветер казался более  сильным,  чем  на
самом деле. Ветер сорвал с  вершины  волны  пригоршню  пены  и  швырнул  в
затылок Иеро. Вода сбежала по шее под плащ и заставила поежиться. Но  вода
не была холодной - чуть прохладней температуры тела, и он упрямо  греб  по
волнам,  кидавшим  скорлупку  вверх-вниз.  Он  быстро   нашел   ритм,   не
позволяющий волнам слишком его захлестывать.
     Иеро был точно посередине выхода из  гавани,  по  бокам  высовывались
черные  клыки  скал,  когда  поднялся  ментальный  переполох.  Он  тут  же
захлопнул свой новый мыслещит и просто прислушивался к суматохе, тщательно
продолжая грести.
     Он легко прослушивал мысли С'дуны, почти бессвязные  от  ненависти  и
ярости, когда того разбудили и сообщили новости. Прослушивал  он  и  мысли
других адептов - вот только как много их там было, сейчас сказать не мог -
те сразу же выткали мысленную поисковую сеть. Но он  чувствовал,  что  это
бесполезно. Щит его стал  непроницаемым,  он  стал  мысленно  невидим  для
нечистых, его нельзя было засечь, не говоря уж о том, чтобы разрушить этот
щит. Он гораздо больше беспокоился о чисто физических методах  обнаружения
и преследования, понимая, что холодные умы Мануна подумают об этом тоже, и
до этого момента остается не так уж много времени.
     Удача, или что-то другое, подумал Иеро,  мысленно  извинившись  перед
Богом, не покидала его. Только он обогнул крайние скалы у входа в  гавань,
как на стенах замка вспыхнули огни. В то же самое время в небо взметнулись
ракеты, озарив гавань спектрально-голубым светом.  Не  более  чем  в  двух
корпусах лодки от себя Иеро увидел  устье  гавани,  почти  столь  же  ярко
освещенное, как днем. Но теперь  его  скрывала  от  вражеских  глаз  стена
камня, внешний бастион самого Мертвого острова.
     Тем не менее он не питал иллюзий по поводу  своей  безопасности.  Как
только эмоции уступят место  логике,  Нечистые  быстро  обнаружат  пропажу
лодки. В конце концов, как еще он смог бы покинуть Мертвый остров, как  не
по воде?
     Иеро сложил весла  в  лодку  и  распустил  парус.  Парус  был  самого
простого типа: в забытых тысячелетиях он назывался "люггер",  и  Иеро  уже
сталкивался с такой оснасткой. Потом, решив, что  ему  нужно  плыть  вдоль
берега острова в восточном направлении, он  опустил  правый  шверт.  Затем
воткнул шпильку весла в дырку на  корме,  так  что  получился  грубый,  но
подходящий руль.
     Потребовалось некоторое время, чтобы приспособиться к лодке, и не все
получалось гладко. Один раз лодка накренилась так сильно, что ее  чуть  не
захлестнуло, но священник ухитрился выпрямить суденышко. К счастью,  ветер
дул с запада и дул ровно, без порывов. Кроме того, скорлупка  была  хорошо
сбалансирована и прекрасно слушалась паруса.
     Иеро был сильно занят лодкой, стараясь не налететь на скалы, и потому
перестал мысленно прощупывать остров, хотя щит свой  не  снимал,  переведя
его на "автоматику". И  сейчас  он  почувствовал  что-то  новое,  какой-то
странный неприятный трепет на мысленных коммуникационных волнах. Ему  этот
трепет ничего не говорил, да и не угрожал ему,  разве  что  вызвал  легкое
раздражение. Но он не  понимал,  что  означает  этот  трепет,  и  его  это
беспокоило.
     А потом, из воды, украшенной белыми барашками волн, по левую руку  от
него, дальше тени, отбрасываемой островом, промелькнула будто  бы  длинная
извивающаяся веревка, толщиной с его тело. В  растущем  свете  ракет  было
хорошо видно.
     Червеобразные  твари  из  гавани!  Манун  вызвал  новых  и   страшных
преследователей из таинственных глубин Внутреннего моря.



                          7. ЗАТЕРЯННЫЙ ГОРОД

     Лючара сидела скрестив ноги  и  не  отрывала  взгляда  от  крошечного
костра. Она поежилась. Но вовсе не от холода. Медведь лежал рядом, положив
голову ей на бедро, и слабо  посапывал  во  сне.  Даже  сквозь  шум  волн,
разбивающихся о берег, она слышала, как Клац методично жует свою жвачку  и
знала, что ночью никто не сможет напасть на них исподтишка, неожиданно.
     Нет, все-таки это был Иеро. Чудесная вспышка мысленной связи  вернула
их к жизни и снова наполнила существование смыслом. Она  и  сама  серьезно
подумывала о самоубийстве как  раз  перед  тем,  как  священник  ухитрился
добраться до их умов. На  самом  деле  ей  он  ничего  не  сказал,  гневно
подумала она, отринув всякую логику. Нет, конечно, она слишком тупа, чтобы
услышать его. Медведь, четвероногое животное, лишь он оказался  достаточно
умелым, а женщина, которая... Тут Лючара внутренне стыдливо отшатнулась от
невысказанной  и  нежеланной  мысли.  Она,  Лючара,   дочь   Даньяла   IХ,
беспокоится о чужеземном попе, низкорожденном, ничтожестве с размалеванной
рожей, который разговаривал с глупым медведем, а не с ней! Смешно!
     Ее внезапно охватило раскаяние и она погладила косматую голову Горма.
     - Мудрый медведь, - прошептала она. - Добрый медведь, верни его  сюда
живым и здоровым.
     Их бивуак был расположен в углублении скального выступа всего лишь  в
нескольких сотнях ярдов от моря. Как ей  рассказал  Горм,  им  нужно  было
найти небольшой залив или бухточку,  затаиться  и  ждать.  Иеро  попробует
добраться до них. С воздуха они не были укрыты, но со всех  сторон,  кроме
одной, их окружали каменные стены, так что место было подходящим.  Лючара,
помня предостережения Иеро, прикрыла ветками и ту часть  их  убежища,  что
выходила на берег,  так  что  костерок  не  был  виден  уже  с  расстояния
нескольких футов.
     Медведь внезапно проснулся и принюхался к ветру.
     "Ветер сильный. Девушка (мыслеобраз Лючары), небо темное. Иеро  может
отнести?"
     Он снова лег и закрыл глаза.
     "Но он же в тюрьме!" - подумала она. Священник  из  Метца  и  сам  бы
теперь удивился, как хорошо научилась Лючара пользоваться  своим  разумом.
Они с Гормом могли уже проводить регулярные мысленные  беседы,  в  которых
редко встречались лакуны. Она даже могла отдавать огромному лорсу разумные
приказы, хотя обычно и просила сделать это Горма. Клац воспринимал приказы
Горма полностью, совершенно четко, как и команды Иеро - и по поводу  этого
факта Иеро счел бы необходимым  поразмышлять.  Медведь  к  тому  же  очень
тщательно спланировал их дальнейшие действия.
     "Не пытайся (подчеркнутый запрет) заговорить  с  Иеро!  -  Он  еще  и
раньше разъяснил этот приказ. - Говори только со мной и Клацем и то, когда
мы рядом."
     Лючара и сама была достаточно умной, чтобы  понять:  медведь  гораздо
лучше представляет грозившие  им  опасности.  Она  не  должна  и  пытаться
мысленно отыскать  Иеро,  иначе  она  может,  совершенно  не  желая  того,
привлечь к себе врагов.
     Но, черт побери, эти ожидания и раздумья!
     Примерно через час она почувствовала, что  медведь  снова  встал.  На
этот раз он  стоял  неподвижно,  задрав  лохматую  голову,  будто  пытаясь
разглядеть что-то сквозь облака. Каким-то образом она  сразу  поняла,  что
Горм снова разговаривает с Иеро. Если бы она сама могла поговорить,  а  не
была такой тупой! Она все-таки должна чем-нибудь помочь,  если  бы  только
знать, чем! Тут она с трепетом поняла, что Горм обращается к ней.
     "Я не могу точно описать это место. Ты должна рассказать ему, как оно
выглядит. Он плохо видит своими глазами."
     А потом в ее мозг потоком хлынули мысли Иеро! Но не  было  в  них  ни
приветствий, ни тепла, только приказы!
     "Быстро, девочка, где вы? Попытайся объяснить мне, как  выглядит  это
место со стороны моря, если сможешь представить. И  поспеши!  -  Пауза.  -
Меня преследуют. Я не могу долго держать открытым  этот  мысленный  канал.
Скорее!"
     Лючара ужаснулась. Она так  хотела  помочь,  но  теперь  даже  толком
дышать не могла. Ее мысли могут убить Иеро, если  информация  ее  окажется
неверной. Но она нашла в себе силы и овладела собой.
     "Погоди, - неуклюже начала она. - Мы находимся меньше, чем в  дневном
переходе к востоку от того места, где тебя схватили. Неподалеку от  берега
- одинокая скала, на ее  восточном  склоне  растут  две  пальмы.  Скала  с
западной стороны крутая, пологая - с восточной. За ней - маленький залив с
песчаным берегом. Мы - там."
     "Достаточно! - резко бросил Иеро. - Хватит. Пока не  увидите  меня  -
хватит, иначе засекут ваши мысли. Пойми, не  пытайся  связаться  со  мной,
пока действительно не увидишь меня. Ждите!"
     Внезапно голова ее опустела, наступила "тишина". Лючара зарыдала.  Он
здесь, он в смертельной опасности, может быть, его сейчас убьют, а  он  не
сказал ей  ни  одного  приветливого  слова,  ни  даже  "привет",  ни  "как
поживаешь?"! В следующий момент она рыдала еще  громче,  подумав  о  своем
эгоизме. Может быть, он сейчас умирает, как раз тогда, когда она бушует по
поводу его холодности!
     "Погоди, успокойся", - вошла ей в голову чужая  мысль.  Сквозь  слезы
она посмотрела на Горма. Тот лежал на брюхе, положив  голову  на  мохнатые
лапы, и смотрел на нее.
     "Он вернется, - мысленно продолжил Горм. - И он тоже думает  о  тебе.
Только сейчас он спасает свою жизнь. Потерпи."
     Лючара вытерла слезы, наклонилась и крепко обняла медведя. Откуда  он
узнал, что она чувствует?
     "Твой разум был открыт для меня, - пришел ответ.  -  Иеро  говорил  с
тобой через меня. Твой разум пока не настолько силен, чтобы  справиться  с
такой задачей. Теперь поспи, я посторожу."
     Слегка успокоившаяся, но все еще полная  опасений,  Лючара  легла  на
свой плащ. Она глядела в черное небо, слушала,  как  волны  разбиваются  о
берег и ветер шуршит листьями пальметто, и думала, что уснуть ей, конечно,
не удастся. Медведь  с  удовлетворением  отметил,  что  уснула  она  почти
мгновенно.
     "Ох уж эти люди, - подумал он. - Слишком много внимания  они  уделяют
всякой там любви!"
     И он снова стал прислушиваться к ночи.


     Иеро с неподвижным лицом следил за тем, как исчезло  под  водой  тело
огромного водяного червя, но мысли его неслись вскачь.  Он  прислонился  к
борту лодки и сжимал в одной руке  рулевое  весло,  а  в  другой  -  шкот,
веревку, с помощью  которой  управлял  парусом.  Суденышко  неслось  вдоль
скалистого берега Мануна, ветер дул слегка сбоку  и  Иеро  прижимался  как
можно ближе к скалам, как только отваживался.  Что-то  говорило  ему,  что
плыть по открытому морю опаснее. Вскоре,  однако,  ему  придется  покинуть
укрывавший его берег острова  и  направить  лодку  к  материку.  Благодаря
своему внутреннему "компасу" и мельком на закате увиденной земле, он знал,
куда ему нужно править; но одно дело  знать,  а  другое  -  управляться  с
незнакомой лодкой при крепком ветре. А  теперь  и  призраки  глубин  снова
вышли на свободу. Он все еще ощущал в своей голове вибрацию, которую  счел
охотничьим кличем, которым Мертвый остров науськивает  чудовищных  червей.
Он напряженно  вглядывался  сквозь  кромешную  ночь,  чтобы  увидеть,  что
появится первым - червяк или острый клык скалы - чтобы уничтожить его.
     Один всего лишь раз в двух корпусах от лодки перед ним  вздыбилась  и
опала вода, но он не понял, то ли кто-то подкрадывается к нему под  водой,
то ли это был естественный гребень волны.
     Призрачный  свет  луны,  прорвавшийся  сквозь  несомые  ветром  груды
облаков, и помог священнику определить новый  курс.  Наконец,  он  оставил
Манун. Самый восточный мыс острова, мрачный,  изрезанный  ветрами,  черной
массой вздымался справа от лодки, выделяясь на  фоне  черных  облаков.  За
этой точкой простиралось лишь открытое, доступное всем ветрам море. Где-то
там, как далеко - ему было страшно и  подумать,  лежал  материк,  где  его
ждали друзья.
     Здесь, чтобы обогнуть остров, ему пришлось перекинуть  парус.  А  для
этого поднять один  шверт,  закрепить  его  и  опустить  другой.  Каким-то
образом он ухитрился это сделать.  К  счастью,  люггер  -  одно  из  самых
простейших парусных сооружений, когда-либо  придуманных  человеком.  Может
быть, на протяжении человеческой истории его  перестраивали  неоднократно.
Положив лодку на новый курс, Иеро оглянулся и замер.
     Из бурлящего моря, в трех гребнях волн от него,  появился  гигантский
червь, его  чудовищный  круглый  рот,  освещенный  неверным  светом  луны,
отвратительно пульсировал. Для Иеро и тогда эти  кошмарные  чудовища  были
червями, хотя на самом деле их, как и многое другое, породила Погибель.  В
прошлом  это  были  лишь  футовой  длины  морские  миноги,  представляющие
опасность разве что для  сигов  и  форелей.  Под  воздействием  сильнейших
мутагенных факторов они превратились в  безмозглых  прожорливых  колоссов,
способных  перевернуть  небольшую  лодку.  Нечисть,  колдуны   с   Мануна,
обнаружили  мысленную  волну,  заставлявшую  чудовищных  тварей   тут   же
всплывать на поверхность в поисках пищи. А потом  только  адепты  могли  в
некоторой мере контролировать их  и  предотвращать  нападения  на  корабли
Нечисти. Таким образом  была  создана  весьма  эффективная  охрана  вокруг
острова - на дне вокруг Мануна всегда было много этих тварей.
     Червь бросился на Иеро. Его было хорошо видно  при  свете  луны.  Шея
чудовища была изогнута и резала воду  так,  что  напоминала  о  гигантском
морском змее.  Маленькие  круглые  глаза,  размещенные  по  бокам  головы,
поворачивались из стороны в сторону, следя за каждым движением лодки. Иеро
стало казаться, что эта тварь играет с ним: ведь  она  приближалась  очень
медленно,  гораздо  медленнее,  чем   могла   бы.   Вероятно,   это   была
инстинктивная предосторожность, ведь в крохотном мозгу вряд ли  уместилась
бы и одна мысль. Червь, видимо, решил, что его жертва беззащитна. Скорость
его движения внезапно возросла десятикратно и круглая пульсирующая  пасть,
утыканная клыками, нацелилась на  Иеро,  сидящего  на  корме.  Иеро  и  не
подумал, что у него есть шансы противостоять мчащемуся на  него  чудовищу,
но он очень сильно рассердился. Пройти через такие  испытания  только  для
того, чтобы его уволокла на дно омерзительнейшая тварь! Но он был  опытным
бойцом, а первое правило воина - никогда не сдаваться.
     Он намотал шкот на грубую деревянную утку и, когда чудовище собралось
нанести удар, встал, зажав коленями рулевое весло. В то  же  мгновение  он
сунул тупой конец запасного весла в метровую сосущую пасть,  нависшую  над
ним. Он изо всех сил пропихнул весло как  можно  глубже  в  отвратительную
глотку.
     Весло вылетело из рук, его швырнуло на колени,  но  Иеро  не  потерял
контроль над рулевым веслом. Огромный червяк забился в конвульсиях,  когда
лакомый кусочек так неожиданно застрял у него в глотке. Лодчонку  швырнуло
вперед. Иеро в восхищении смотрел, как  чудовище  взбивает  воду  в  пену,
пытаясь выплюнуть лакомство, оказавшееся ему не по зубам. Вскоре  чудовище
исчезло во мраке, но Иеро не осмелился ослабить бдительность. Конечно  же,
где-то здесь были и другие такие же твари и он не мог рассчитывать  второй
раз на такую удачу. Кроме того, он  быстро  терял  силы.  Напряжение  двух
недавних сражений и необходимость постоянно следить за мысленными  волнами
сводили до минимума его естественные жизненные  силы.  Он  не  отдыхал  ни
секунды со времени своего пленения  и  не  был  уверен,  что  ему  удастся
продержаться еще достаточно долго.
     Остров давно уже исчез из вида и  теперь  свет  луны  играл  лишь  на
танцующих гребнях волн, насколько хватало глаз.
     Как не устал Иеро, но он решил, что  сейчас  самое  время  попытаться
получить дополнительную информацию. Он не верил, что силам  добра  удастся
так просто одержать победу. Ему вспомнилась ярость С'дуны, которую он ясно
почувствовал, покидая гавань. Другие адепты тоже вряд ли менее  разъярены.
С'Дуна сам говорил, что никто еще не бежал с Мертвого острова.  Его  будут
преследовать и чем скорее Иеро войдет в контакт с друзьями, тем лучше.
     Именно тогда он и окликнул Горма. Если бы  Лючара  знала,  о  чем  он
думал, когда прервал мысленный контакт с ней, она заснула бы с улыбкой. Не
сразу и неохотно священник вынужден был признать, что это темнокожее  лицо
и веселые тугие завитки волос стоят между ним и любым  делом  или  мыслью,
даже в критические моменты.  Он  почти  физически  отбросил  от  себя  эти
чувства. Если он только выберется из этой заварухи...
     Сейчас его мозг снова был настроен на остров и с помощью своей  новой
волны он смог различить несколько групп разумов, причем  основная  группа,
должно быть, находилась в крепости. С помощью своих новоприобретенных  сил
он смог засечь три отдельные группы мысленных пульсаций,  явно  отделенных
от центральной, которая была самим Мануном. Эти  три  пульсирующие  группы
были сильнее главной, а, значит, ближе! Физически они были расположены  по
дуге между островом и им самим. Таким образом, его  преследовали  на  трех
кораблях и все они,  более  или  менее,  верно  следовали  по  его  курсу.
Владетели Нечисти быстро сообразили, какой курс он выберет, это  очевидно.
Ну, а как же далеко впереди материк теперь?
     Священник, напрягая глаза, вглядывался в  ночное  море,  но  впереди,
насколько хватало глаз, плыли  лишь  лунные  пятна  на  волнах.  Он  снова
настроил свою ментальную  энергию  на  новую  низкочастотную  волну.  Боже
всемогущий, берег недалеко, судя по силе мыслей его друзей.  Должно  быть,
от Мертвого острова его отделяет уже не менее пяти миль. Он плыл  и  плыл,
вверх вниз по волнам, ветер все так  же  дул  чуть  сбоку,  наилучшее  его
направление для этой лодки. Но все же она - не  скоростное  судно,  а  три
группы ментальных сил позади  него,  представляющие  собой  три  вражеских
судна, становились все отчетливее. А еще он понимал, что  они  разыскивают
его мыслеизлучения и не могут отыскать их,  и  это  естественно,  что  его
утешало.
     Ночь  кончалась,  светлело.  Облака  стали  тоньше,  луна  и   звезды
появлялись чаще. Это было плохо, но священник ничего  не  мог  поделать  с
этим, разве что придерживаться своего курса и молиться.
     Что это там? Что за темная  линия  поблескивает  впереди,  при  свете
ущербных лучей луны?  Вот  она  промелькнула  снова  и  снова,  когда  его
поднимало на гребне волны. Это была земля, чуть левее той точки,  куда  он
направлялся. Он подправил маленький парус и лодка  чуть  свернула.  Сердце
его бешено колотилось. Он снова получил шанс на удачу и  упускать  его  не
собирался. Теперь он опять мысленно дотянулся до медведя.
     "Просыпайтесь, сворачивайте лагерь и  ждите!  Будьте  наготове  и  не
отвечайте, иначе вас засекут."
     Трижды послал Иеро это сообщение на новой волне. Он сделал  все,  что
мог.
     Ветер гнал его вперед с прежней скоростью.  Но  облака  почти  совсем
исчезли и даже маленький парус должен был теперь быть виден  с  достаточно
большого расстояния. Он поискал разумы  врагов  и  поразился,  как  близко
оказались их "образы". И, тем не менее, оглянувшись, он не увидел их.
     Священник  уже  начал  различать  детали  побережья,  но,  к   своему
разочарованию, видел только залитый лунным светом песчаный  берег,  темный
кустарник и более светлые дюны позади него. Не было видно и того островка,
что  описала  Лючара,  ни  других  островков.  Неужели   он   так   сильно
промахнулся? Наверное. Но, прежде всего  главное  -  выбраться  на  берег,
удрать от  преследующих  кораблей.  Он  направил  лодку  прямо  к  берегу,
находящемуся уже не более, чем в полумили.
     Тут Иеро почувствовал всплеск эмоций в разумах группы преследователей
- его заметили. Он настороженно оглянулся и  сам  увидел  их.  Два  черных
треугольника выросли из  сверкающих  волн,  скрылись  и  вновь  появились.
Паруса преследующего корабля были примерно на том расстоянии, что  и  Иеро
от берега. Преследователи наступали на пятки. Но Иеро все же повезло и  он
понимал это. Его увидели с самого западного из кораблей, левого в ряду  из
трех судов, и на нем не было машины. Но священник уже чувствовал дрожь  на
коммуникационных волнах. Нечисть давала всем знать, что  его  заметили.  И
Иеро с определенностью почувствовал, что две другие группы разумов  начали
приближаться. Он проверил, под рукой ли длинный кинжал - на  сей  раз  для
себя. Он понимал, что второго шанса на побег у него не будет, и  враги  на
сей раз не собирались брать пленника живым.  Иеро  оглянулся,  подсчитывая
свои  шансы  и  прикидывая  скорость  двухмачтового  судна.   Оно   быстро
приближалось и Иеро уже видел черные очертания  форштевня  и  даже  лунный
отблеск на стволе какого-то орудия
     Но и берег  тоже  был  очень  близок.  Иеро  уже  слышал,  как  волны
разбиваются о землю, и различал на краю песков отдельные пальмы,  в  свете
луны казавшихся выгравированными. Раздался звук "ж-ж-ж", затем еще один. В
маленьком парусе таинственным образом разом  появились  круглые  дыры,  но
грубая ткань, из которой он был сделан, не разодралась в клочья. В планшир
с глухим стуком вонзилась стрела, в пяди от его левой руки. "Наверное,  из
арбалета" - подумал он мельком. Но с этим он ничего поделать не мог и даже
не оглянулся, а правил прямо перед собой. Попасть  в  маленькую  лодку  из
корабля, ночью, при ветре - вопрос удачи, а не мастерства, поэтому об этом
не стоило и думать.
     Его лодка подпрыгнула на первых бурунах и он  быстро  спустил  парус,
направляя лодку на берег. У него не было  времени  поднять  шверт,  но  он
ухитрился освободить его так, что балансир свободно поворачивался на оси.
     Нос лодки клюнул вниз, волна подхватила ее и швырнула на берег.  Иеро
скрючился посреди лодки, но не выпустил из рук левое весло.
     Мягко, будто лодчонка устала и хотела отдохнуть, сначала шверт, потом
сама лодка заскребли по песку. Священник скинул украденный плащ  и  теперь
держал его свернутым под мышкой. Он спрыгнул с лодки и побежал по колено в
воде почти в тот же момент, когда лодка царапнула дно.
     Вжиканье  вражеских  снарядов  над  головой  и  по  бокам  ничуть  не
замедлило его бег. Он с трудом карабкался вверх  по  какому-то  оврагу  на
дюну, когда позади него взревел улюлюкающий яростный вопль,  и  он  понял,
что в экипаже корабля есть и ревуны. Он вскарабкался на вершину дюны и тут
только впервые оглянулся. Его суденышко лежало на боку  в  полосе  прибоя,
белые волны переливались через борта. Он даже почувствовал  жалость:  ведь
оно действительно его спасло. Сразу за волнами  вражеское  судно  легло  в
дрейф, в лунном свете видны были черные  фигуры,  пляшущие  от  ярости  на
палубе. Он слабо улыбнулся и подумал, сколько у него еще времени до  того,
как они высадятся на берег и снова устроят погоню за ним.  "Видит  Бог,  в
таком состоянии я долго не продержусь",  -  подумал  он,  протирая  глаза.
Каждый вздох причинял ему боль.
     Он лег на гребень песчаного холма, трава скрыла его из  глаз  врагов,
но сам он мог следить за ними. Как только он увидит, что  спускают  лодки,
он сразу же броситься бежать. Вражеское судно было больше, чем он полагал,
и на нем могло  быть  душ  пятьдесят.  Вполне  можно  было  разделиться  и
высадить десант.
     Потом среди волн он заметил тощий корпус  судна,  движимого  машиной,
которое и взяло его в плен. Оно быстро  приближалось  с  юго-востока.  Его
острый нос, вздымая белопенный бурун, резал волны как нож. Через несколько
мгновений оно остановилось борт о борт с парусным кораблем, покачиваясь на
волнах. ОН увидел на передней палубе группу  темных  фигур  и  понял,  что
молниевое оружие вновь ищет цель. Он тут же скорчился и скатился  вниз  по
склону дюны. И увидел, как трава вспыхнула оранжевым пламенем в нескольких
ярдах над его головой.
     "Идиот! Я не отполз вбок с того места, где взбирался по склону!"
     Он немедленно потрусил прочь от дюн, через  пальметто  и  кустарники,
огибая слишком густые, через которые не смог бы продраться. В боку у  него
резко закололо и он вынужден был перейти на шаг. Все это время он  пытался
перехватить излучение разумов врагов, но на сей  раз  столкнулся  с  новой
трудностью. Очевидно, врагов было слишком много и все они прикрывали  свои
мозги щитом,  в  то  же  время  концентрируясь  на  нем.  Оказалось  почти
невозможным разделить их мысли, даже на новой длине волны, о  которой  они
не подозревали.
     Внезапно до него дошла ясная и  чистая  мыслепередача,  возвысившись,
так сказать, над смешавшимися мыслями остальных, как гора над холмами.
     "Эй, поп, я думаю, ты слышишь меня! Ты знаешь какие-то новые хитрости
и мне они нужны. Ты убил еще  одного  Старшего  Брата,  это  кощунство!  и
каким-то образом прикончил вождя наших  союзников  ревунов,  это  мы  тоже
знаем. Слушай меня хорошенько, поп! Я С'дуна, Магистр Темного  Братства  и
Посвященный Седьмого круга, клянусь нашей самой  священной  клятвой  убить
тебя, да, и самым ужасным  образом,  какой  только  изобрету.  Я  не  буду
отдыхать ни минуты, пока не добьюсь своего. Я ухожу, но мы еще увидимся!"
     Иеро уселся в тени кустарника и  тупо  уставился  на  залитое  лунным
светом растение. Он настолько устал, что еще немного физических усилий,  и
он бы умер, но, с другой стороны, чувствовал себя чудесно. Он ощущал мозги
врагов и они не приближались к берегу! И тому было только одно объяснение.
Они боялись его, одинокого и обессиленного и боялись отчаянно! Только  это
могло заставить тяжело вооруженную  банду,  содержащую,  предположительно,
свыше   сотни   душ   разъяренной   Нечисти,    включая    помощников    и
союзников-ревунов,  категорически  отказаться  от  преследования.  Они   и
понятия не имели на что он способен и их предводители  страшились  засады!
Священник мысленно хихикнул. Ему только и оставалось, что  бодрствовать  и
держать мозг защищенным,  а  Нечистые  боялись  сверхчеловеческой  засады,
состоящей из одного человека!
     Наконец, он встал. Сколько мало сил у него не  оставалось,  их  нужно
использовать, пока и они не иссякнут. Он сконцентрировался в новом  канале
на Горме. Должно быть, медведь ждал - он быстро откликнулся.
     "Полагаю, я на берегу к западу от вас, - послал мысль Иеро,  стараясь
выражаться ясно. - Вы должны найти меня. Я не видел ваш  остров,  но  я  в
кустарнике, примерно в четверти мили от дюн. Долго бодрствовать я не смогу
и мой разум будет на запоре. Ищите носом и ушами. Враги  близко,  рядом  с
берегом, так что не высовывайтесь  из-за  дюн  и  стерегите  свои  разумы!
Повторяю, стерегите разумы!"
     Он упал лицом вниз на песок, последние  капли  энергии  покинули  его
тело. Если бы кто-нибудь проходил сейчас мимо, тому было бы крайне  трудно
заметить, что одно пятно тени под большим кустом - твердое, в  отличие  от
других. Сейчас и ребенок смог бы убить его камнем.


     Он проснулся во тьме. На его лицо капала вода и сначала  он  подумал,
что идет дождь. Потом почувствовал горлышко  фляги  у  рта  и  понял,  что
опирается на что-то мягкое, восхитительно пахнущее  девушкой.  Голова  его
находилась на груди Лючары и теперь он увидел в нескольких футах  от  себя
медведя, услышал, как тот принюхивается к ночным ароматам. Гигантский лорс
смутно вырисовывался на фоне звездного неба.
     С трудом, потому что ужасно закоченел, Иеро оперся на локоть  и  взял
флягу из рук девушки. Она взвизгнула от восторга и удивления и защебетала.
     - Ты жив, мы искали тебя весь день и только  что  нашли  тебя,  всего
несколько минут назад,  то  есть  Горм  нашел.  Он  унюхал  тебя  и  я  не
удивилась. Я и сама бы смогла. Тебе нужно хорошенько вымыться и я...
     Иеро высвободил одну руку и крепко зажал ладонью рот девушки,  а  сам
снова отпил из фляги. Он напился, отложил флягу и только  тогда  освободил
рот Лючары.
     - Мне нужно поесть, - твердо сказал он. - Во время еды поговорим.  Но
нам ни в коем случае нельзя  выходить  из  леса.  Вы  видели  каких-нибудь
врагов на море или здесь, на берегу?
     Лючара прыгнула  к  седельным  сумкам,  висевшим  на  лорсе,  тут  же
вернулась с едой, но теперь уже пыталась говорить бесстрастно  -  впрочем,
ей это не удавалось.
     - Как... как ты себя чувствуешь, Иеро?  Мы  прятались  в  милях  трех
отсюда, на берегу залива. Наверное, ты  и  не  смог  бы  нас  увидеть.  Ты
выглядишь ужасно, а пахнешь еще хуже. - С этими словами  она  вручила  ему
копченую рыбу и галету.
     Между двумя чудовищными кусками он  коротко  рассказал  девушке,  что
произошло с ним во время плавания. В то же время  он  рассказывал  это  же
Горму, только  мысленно.  Это  утомляло,  но  сберегало  время.  Мысленный
рассказ занял всего пару минут и  Горм  ушел,  как  только  услышал  самое
важное.
     Иеро завершил ужин комком пеммикана,  объяснив,  что  ему  захотелось
сладкого. Потом встал, потянулся и глубоко вздохнул.
     - Ты не знаешь, как хорошо чувствовать себя здесь, после того черного
донжона,  -  сказал  он,  вдыхая  ароматный   ночной   воздух.   -   Манун
действительно неописуемо ужасен. Даже сам его воздух пахнет мертвечиной. И
на нем ничего не растет: ни даже колючки или кактусов.
     Она вздрогнула и Иеро оглядел девушку.  Лючара  была  все  в  том  же
кожаном костюме, выглядела чистой и опрятной, а в пышной массе ее курчавых
волос танцевал лунный свет. Что-то в его взгляде заставило  ее  попытаться
пригладить волосы, она нервно встала перед ним.
     - Ты знаешь, я  скучал,  -  тихо  сказал  он,  сперва  сев,  а  затем
склонившись на локоть.
     Лючара  теперь  стояла  спиной  к  нему  и,   казалось,   внимательно
рассматривала дюны, залитые белым лунным светом.
     - Вот как? - произнесла она ровным голосом. - Замечательно, нам  ведь
тоже не хватало тебя.
     - Я сказал, я скучал по тебе, - откликнулся Иеро. - Я много  думал  о
тебе. Боялся, что ты попадешь в беду, гораздо больше боялся за  тебя,  чем
за себя, как это ни странно.
     Она повернулась и священник ясно увидел ее  большие  черные  глаза  в
свете луны. Девушка помолчала и заговорила.
     - Иеро, я и в самом деле не беглая рабыня.
     - И в самом деле, - сказал он, внезапно разозлившись, а почему - он и
сам не понял. - Я уже привык к этому восхитительному умозаключению. И  мне
плевать на это, пусть даже тебе это кажется таким  важным.  Я  только  что
говорил, как отношусь к своему  попутчику,  другу,  девушке,  которая  мне
нравится, а кем или чем ты была в своей отсталой варварской  стране,  меня
ничуть не интересует.
     - О-ох, - вздохнула она. - Ты, самовлюбленный, заносчивый мужик! Я-то
хотела сказать тебе что-то важное, но теперь я так думаю:  лучше  бы  тебе
опять сесть в лодку и убраться на свой Мертвый остров, и, чем скорее,  тем
лучше! Ты и сам полумертвый, ты и выглядишь, как труп, вырытый из земли, а
воняешь еще хуже! - Она разъяренно ушла в ночь, оставив  столь  же  сильно
рассерженного священника пялиться ей вслед.
     Его раздражение быстро прошло и он уныло поскреб голову.
     "И чего это я разозлился? - удивился он. - Я первым взорвался."
     Он  не  осознал,  как  в  нем   столкнулись   страх   перед   личными
затруднениями с еще более сильными эмоциями.
     "Что нового?" - окликнул он Горма, потирая грязное небритое лицо.
     "Все спокойно, - донесся откуда-то поблизости ответ. -  Я  ничего  не
чую, кроме обычных ночных тварей. Враги убрались, возможно на тот  остров,
где ты был."
     "Жди здесь,  -  послал  Иеро.  -  Продолжай  наблюдать.  Я  собираюсь
искупаться и почиститься."
     Он медленно подошел к дюнам и еще  медленнее  перебрался  через  них.
Внутреннее море было пустым и  красным  под  яркой  луной.  Только  легкий
ветерок рябил его поверхность. Мысли священника лежали далеко от того, что
он видел. Он пытался разузнать что-нибудь новое о врагах. Он внимательно и
далеко проверил побережье - ничего, кроме мозгов животных и птиц.
     Потом Иеро собрал все свои новые силы и далеко, на  мили,  протянулся
разум к тому месту, где должен быть Мертвый остров.  На  новой  ментальной
волне искал он злобные разумы, которые должны были там быть, но  не  нашел
ничего!
     Потрясенный Иеро попробовал еще раз. Бесполезно. Там, над той далекой
крепостью, Нечистые выстроили мыслещит.  Он  нащупал  сам  остров  и  даже
ощутил на нем разумы, но прочесть в них  ничего  не  мог.  Он  оказался  в
положении человека, который  пытается  что-то  разглядеть  сквозь  грязное
стекло запущенного аквариума. За тем  барьером  он  мог  ощутить  туманные
движущиеся формы, но что они делали - оставалось тайной.
     "Быстро", - нехотя признал он, соскользнул с берега  и  разделся.  Он
услышал, как Клац тоже скатывается по песчаному  холму  за  ним.  Лорс  не
собирался больше рисковать. Он не хотел вновь утратить  своего  хозяина  и
решил сторожить его.
     Когда Иеро мылся и брился, он размышлял над  новым  вражеским  щитом.
Очевидно, они плохо представляли себе его теперешние силы. Но С'дуна и его
команда  совершенно  уверены,  что  эта  его  новая  сила  существует,   и
ухитрились нейтрализовать ее за весьма короткое время. Теперь они не могут
помешать Иеро  узнавать,  где  они,  но  полностью  преградили  дальнейшее
проникновение.
     Лунный свет был достаточно силен, так что он смог,  после  того,  как
постирал одежду и сменил белье, нанести красящей палочкой на лицо признаки
своего ранга. Иеро стал чувствовать себя в сто  раз  лучше.  Ему  лишь  не
хватало привычного медальона на шее - бесформенный слиток он выбросил.  Он
пошел обратно к дюнам, Клац зашагал следом.
     Взобравшись на гребень, он увидел девушку и медведя, карабкающихся  с
другой стороны. На мгновение кровь в его жилах запульсировала, но он  взял
себя в руки, правда, с некоторым усилием.
     "Боже, что происходит со мной?" - удивился он.
     Девушка в свою очередь смотрела на  него  достаточно  холодно,  потом
вежливо улыбнулась. У Иеро возникло почти непреодолимое желание проникнуть
в ее мозг.
     "О чем она думает, черт побери? И почему это меня заботит?" - подумал
он, мысленно отгораживаясь от очевидного ответа.
     - Прости, я был невежлив, - неловко произнес он. - Давай отнесем  это
на счет усталости. - Он и сам почувствовал,  насколько  неестественен  его
голос, и проклял себя за неуклюжесть.
     - Да что ты, Пер Иеро, - легко произнесла она, - видимо я переоценила
твои силы и вела себя глупо. Прости меня, пожалуйста!
     Они смотрели друг на друга,  лица  их  казались  застывшими  масками.
Наконец, Иеро оседлал Клаца, протянул Лючаре руку и помог ей  сесть  перед
собой. Горм бежал впереди и снова они составляли единый отряд.
     Через некоторое время напряжение  покинуло  и  Иеро,  и  Лючару.  Они
больше не разговаривали о том, что произошло недавно между ними, и здравый
смысл заставлял их естественно говорить друг  с  другом  о  других  вещах.
Напряженные отношения были отброшены по обоюдному невысказанному согласию,
похоронены,  но  не  забыты  обоими.  Клац  нес   их   вперед   пожирающей
пространство иноходью. Иеро объяснил, как ему видится дальнейшее  развитие
событий.
     - Они прекрасно знают, где мы, - начал он.  -  Сейчас  они  несколько
меня боятся, но это ненадолго.
     - Похоже, дела обстоят так. Мы должны обогнуть  Внутреннее  море  или
даже пересечь его и оказаться на юго-восточном побережье, возле Нияны - ты
там была. Нечистые предупредят всех своих людей и союзников на нашем пути,
можешь быть уверена. На моих и даже на  их  картах  по  этому  берегу  нет
ничего, кроме значков, обозначающих Мертвые города.  Я  тоже  ищу  Мертвые
города, но не эти.  Хотя  бы  потому,  что  они  полузатоплены.  На  карте
Нечисти, которую я снял с человека, убитого мной на севере, показано,  что
Великая Топь и дальше  тянется  на  юг,  а  в  последний  раз  подходит  к
Внутреннему морю как раз там, где помечены города. Раньше я  думал  пройти
через болото на север, но теперь у нас нет времени и нет метателя. Мне  он
был нужен, чтобы отбиваться от огромных болотных тварей.
     Они ехали при луне до  рассвета  и  все  время  между  ними  и  морем
высились дюны, а потому продвигались вперед медленнее,  чем  обычно.  Клац
был вынужден прокладывать путь сквозь заросли кустарника  и  пальметто,  а
так же огибать кактусы, и потому не мог развить  такую  скорость,  как  на
песчаном берегу. Но Иеро не отважился показываться на открытой  местности,
ведь С'дуна со своей злобной бандой мог налететь на них с моря. Все  время
Иеро просматривал мысленные волны  в  поисках  ловушки  или  какого-нибудь
предупредительного знака, но волны эти безмолвствовали. Очевидно, Нечистые
начали  догадываться  о  его  способностях  и  затаились,  не  поддерживая
мыслесвязь. А это - более всего опасно. Но ночь шла и со временем  он  уже
вовсе не мог нащупать Мертвый остров, отчего стал  чувствовать  себя  чуть
лучше. Если уж его новоприобретенных сил не хватает, чтобы  дотянуться  до
них, то и обратное, судя по всему, верно. А еще у него возникло  ощущение,
хотя он и не мог его проверить, что их новоприобретенный щит был  каким-то
образом  связан  с  крепостью,  с  самим  Мануном.  Несомненно,  щит  этот
создавало какое-то физическое устройство такого же типа, каким пользовался
его стражник - адепт Нечисти, механический  усилитель  ментальных  сил.  В
таком случае, продолжал развивать свою мысль Иеро,  установка  может  быть
слишком громоздкой для перевозки. Он только должен избегать  крайностей  и
скоплений Нечисти, конечно, если сможет их обнаружить!
     На рассвете они укрылись под плотным пологом  какой-то  пальмы.  Иеро
снова стал опасаться летучих шпионов, хотя и не видел летающей  Нечисти  с
тех пор, как углубился в болото  далеко  на  западе.  Однако,  он  не  был
уверен, что в небе никого нет, и даже не отважился воспользоваться глазами
птиц, чтобы враги не нашли его  след.  Он  даже  не  хотел  метнуть  Сорок
Символов из-за того, что был сильно угнетен.
     Они поели и дремали весь долгий жаркий день.
     Иеро обшарил все близлежащие деревья и кустарники и нашел то, что ему
было нужно - низкорослое прочное дерево с  блестящей  древесиной,  которая
зазвенела под ударами мачете. Целый  день  он  отрубал  несколько  тяжелых
ветвей и к вечеру, к возобновлению путешествия,  получил  то,  что  хотел.
Несколько раз ему приходилось точить мачете и нож, особенно под конец.
     - Это для лука, объяснил он  Лючаре.  -  Губитель,  то  есть  опытный
солдат, должен уметь сделать оружие почти из любого подручного  материала.
Метателя у меня больше нет, а лучший ему заменой будет,  пожалуй,  тяжелый
лук. Позже, если удастся раздобыть, можно будет взять рога,  а  еще  нужен
какой-нибудь металл и перья для стрел.  Потребуется  некоторое  время,  но
ничего лучшего я придумать не могу.
     - Ты покажешь мне, как это делается?
     _ Конечно. У меня хватит материала и на  второй  лук.  Чем  лучше  мы
будем вооружены, тем больше у нас будет шансов.  Смотри  нужно  обстругать
ветки. Этот конец так...
     Ночью, на ходу, объяснить это было трудно, но на  следующий  день  он
нарисовал на песке, что нужно сделать, и  сейчас  они  оба  стругали  свои
ветки и при этом дружески болтали. Долгие периоды тишины обычно  означали,
что они разговаривают с Гормом, который, как правило, лежал и сонно следил
за  ними.  Иеро  объяснил,  каким  ему  видится  предстоящий   маршрут   и
предупредил медведя, что этот район, видимо, очень опасен и усеян мертвыми
городами. К его удивлению Горм  отнесся  к  этому  сообщению  с  некоторым
презрением.
     "На севере я бывал  в  таких  местах,  городах  вашего  человеческого
прошлого, - объяснил он. - Они полны злом; там обитает Нечисть, которую вы
зовете Крысюками, и другие, но они  неуклюжи,  у  них  нет  ни  слуха,  ни
обоняния, почти как у вас, - добавил он. - Я не боюсь этих городов."
     Иеро  понял,  что  юный  медведь  действительно  когда-то   отважился
забираться в разрушенные города Канды. Но когда он спросил, зачем  медведь
делал это, тот ответил уклончиво. "Нас посылали  старейшины",  -  мысленно
ответил он и больше ничего не сказал. Но священник сообразил, что это было
чем-то вроде испытания, видимо, тест на зрелость.
     Он тут же объяснил Горму, что обширные Мертвые города юга  совсем  не
похожи на заброшенные местности,  которые  он  мог  видеть  на  территории
Канды, потому что они в несколько раз больше и, соответственно, в  десятки
раз опаснее. Тут и Лючара вступила в разговор.
     - В Д'Алуа тоже есть несколько таких городов, - сказала она  Иеро.  -
Объясни ему, у тебя это получится лучше, чем  у  меня,  что  никто,  кроме
Нечисти, в них не бывает. Там скрываются странные,  ужасные  твари,  каких
больше нигде не встретишь.
     "Может быть, - холодно ответил медведь. - Но нам все  равно  придется
идти туда, так что стоит ли заранее беспокоиться?"
     - У моего народа есть несколько странных приборов, - сказала  Лючара.
- Они или очень старые, или скопированы с  очень  старых,  сделанных,  как
говорят, еще до Погибели. Жрецы  и  несколько  высокородных,  которым  они
доверяют, хранят их. Когда кому-то понадобится подойти поближе к  Мертвому
городу или одной из пустошей Погибели, тогда берут с собой этот прибор. Он
показывает, сохранилась ли там невидимая смерть, вызывающая гниение плоти.
     - Да, - сказал Иеро с  отсутствующим  видом,  продолжая  обстругивать
лук. - Я понимаю, что ты имеешь в виду. У нас такие приборы тоже есть. То,
что ты называешь "невидимой смертью", на самом деле - остаточная радиация.
У нас на севере не умеют создавать ее, но мы о ней знаем. - Он отложил лук
и некоторое время смотрел на заходящее солнце, прежде  чем  продолжить.  -
Пока ты с нами, тебе такой прибор не понадобится, - улыбнулся он. И  Клац,
и я умеем физически ощущать ее присутствие. Я полагаю,  что  этот  толстый
друг тоже умеет.
     В ответ на вопрос Горм  подтвердил,  что  хорошо  знает,  чем  грозят
жесткие излучения, и легко определяет их источники.
     Лючара подивилась про себя. Она скорее позволила бы  содрать  с  себя
кожу, чем явно выразить свое  удивление,  но  каждая  вновь  открывающаяся
способность ставила Иеро на более высокий уровень по сравнению  с  ней.  В
глубине души она чувствовала, что ее гордость своим высоким происхождением
- просто последний оборонительный  барьер  против  того,  чтобы  признать:
чужак, не могущий похвастаться обстоятельствами своего  рождения,  слишком
хорош для девушки с варварского юга, несмотря на ее высочайшее  социальное
происхождение.
     Иеро был слишком занят  своими  мыслями,  слишком  благороден,  чтобы
тайком забраться в ее мозг, да и в нем самом  бушевали  противоборствующие
эмоции, и потому он не заметил того, что отразилось на ее лице.
     - Давай-ка еще раз посмотрим на карты, - предложил он.  -  Мы  быстро
приближаемся к, по-видимому, отвратительным  местам.  Ты  слышала  прошлой
ночью лягушек?
     Они все слышали все усиливающийся хор этих амфибий  и  все  понимали,
что это означает. Великая Топь вновь подходила к  берегу.  Судя  по  карте
Нечистых,   сырой   мир   болот   смыкался   со   значками,    означавшими
полузатопленные города, и этот район находился неподалеку от них.
     - Посмотри, если мы все-таки сможем пройти здесь, - продолжал  он.  -
то этот знак на побережье вполне может быть твоей Нияной,  Лючара.  Видишь
ли, я не умею читать этот странный шрифт, которым они пользуются, да  и  к
тому же, зная их, можно предположить, что все  названия  закодированы.  Но
смотри, - он  ткнул  пальцем  в  волнистую  линию,  ведущую  на  восток  с
юго-восточного побережья Внутреннего моря. - Похоже, эта та самая  дорога,
которую ты прошла с людьми, взявшими тебя в плен. А это пятно очень похоже
на пустыню Погибели. Видишь, здесь такой же значок в кружочке,  как  и  на
Мертвых городах.
     - А вот здесь, за этой пустыней, к югу,  еще  три  города  -  Мертвые
города. Один - совсем рядом с пустыней. Эти три города  отмечены  на  моих
картах тоже. Здесь я полагаю начать поиски... того, что мне  нужно.  -  Он
свернул карты и заботливо упаковал их в седельную сумку.
     Они снова пустились в путь в вечернем полумраке. Не  только  кваканье
лягушек стало громче, но и снова появились жужжащие и кусающие  насекомые.
Противомоскитная мазь у Иеро кончилась и им ничего не  оставалось  делать,
как только терпеть укусы, и только  время  от  времени  слышались  шлепки,
когда насекомые уж чересчур досаждали им.
     Снова Клацу пришлось шлепать по лужам и грязи. Снова в темноте  стали
вырисовываться  гигантские  тростники,  сменившие   растительность   сухих
земель, по которым они так долго шли.
     Всю ночь они шли шагом. Дважды им пришлось огибать широкие водоемы, в
которых лопались пузыри болотного газа. Один раз Клац  припечатал  копытом
какую-то бледную змею, гадюку, которая, к несчастью для  себя,  решила  на
него напасть. Иеро  мысленно  прочесывал  ночное  пространство  в  поисках
опасностей,  но  сам  еще  не  настолько   освоился   со   своими   новыми
способностями, чтобы полностью доверять им. Излучение мозга амфибии одно и
то же, будь она двадцати ярдов в длину или  трех  дюймов  -  и  ментальные
реакции и эмоциональные будут весьма схожими. Они  не  производят  никаких
настоящих "мыслей". Таким образом, если священник  попытается  установить,
не является ли та тварь, на мозговые волны которой он  натолкнулся,  одним
из тех лягушкоподобных чудовищ, которые когда-то чуть было  не  напали  на
них, ему остается только взглянуть на окружающее глазами самого животного,
и получить, в лучшем случае, туманную картинку,  по  которой  можно  будет
установить шкалу соответствия. Один раз он и  в  самом  деле  услышал  рев
такого животного, только рев этот донесся издалека.


     Они остановились, когда первый слабый отблеск рассвета  едва  окрасил
восток. Чуть раньше Иеро приказал Клацу остановиться  и  сам  спрыгнул  на
землю, чтобы исследовать поверхность, по которой они шли.
     - Думаю так, - пробормотал он наполовину сам себе. - Здесь не более и
дюйма грязи. Я слышал,  как  совсем  недавно  копыта  стучали  по  чему-то
твердому. - Далее он говорил громче, чтобы и  девушка  слышала  его.  -  Я
думаю, мы идем по дороге  или,  во  всяком  случае,  по  чему-то  когда-то
сделанному, рукотворному. - "Горм, вернись и скажи, что ты думаешь?"
     "Люди  строили,  очень  давно",  -  подтвердил  медведь.  Они  стояли
прислушиваясь к хору лягушек и насекомых в темной ночи, вокруг них  вились
тучи гнуса и  москитов.  Иеро  почувствовал  укус  пиявки  на  лодыжке  и,
посмотрев вниз, увидел, что ноги лорса усеяны  этими  черными  червячками,
хорошо видимыми при свете восходящей луны.
     - Наступает день, - сказал он. - Мы должны  отыскать  укрытие.  -  Он
объяснил задачу медведю и сам пошел перед лорсом.
     Скоро решение было найдено. Они обогнули заросли высокого тростника и
безо  всякого  предупреждения  перед  ними   открылось   обширное   водное
пространство, в котором кое-где торчали темные холмы  и  странные  высокие
обрывистые островки. Оглядевшись, Иеро заметил неподалеку курган, поросший
какими-то растениями. Он вскочил в седло и Горм с лорсом с трудом  побрели
через грязь - они быстро сошли с твердой поверхности -  пока  не  достигли
того места.
     Клац с чмокающим звуком вырвал себя из грязи - человеку было  бы  там
по шею. Иеро и Лючара спешились. Они оказались на плоском островке  грязи,
площадке около десяти квадратных ярдов. На нем рос густой кустарник и даже
небольшая пальма, а болотных растений не было, значит,  островок  покоился
на  твердом  основании.  Рассматривая  странным  образом  правильные  края
островка, священник расседлал лорса и принялся сдирать пиявок с его тела.
     - Я уверен, это древнее здание, - сказал он наконец, срывая последнее
резиновое тельце с Клаца и швыряя его в болото.  -  Мы  стоим  на  плоской
крыше. Один Бог знает, как далеко вглубь оно  уходит.  Это  здание  вполне
могло быть высотой, скажем, со сто человек. Вполне возможно, что  грязь  и
достигает такой высоты.
     Они попытались защититься от насекомых, насколько могли, а потом  все
скорчились под пальмой и кустарником - день предстоял тяжелый.  На  всякий
случай, чтобы их не заметили сверху, Иеро срезал несколько ветвей и  укрыл
ими всех четверых. Им было жарко, грязно и неуютно,  зато  не  увидишь  со
стороны.
     По мере того, как день разгорался, их душевные  мучения  усиливались.
По крайней мере, у людей. Клац бездумно объедал  все  молодые  веточки,  а
Горм ухитрился уснуть, тая свои медвежьи мысли про себя.
     Но тот ландшафт или, скорее,  ватершафт,  который  расстилался  перед
ними, трудно было назвать вдохновляющим, несмотря даже на  чистое  небо  и
яркое солнце.
     Внутреннее море исчезло. Повсюду, насколько хватало глаз, была  вода,
но она была коричневой и недвижимой. Из нее,  так  и  не  уходя  за  грань
видимости,  торчали  руины  огромной  древней  метрополии,  гекатомбы   по
исчезнувшей расе. Некоторые здания были выше самых  высоких  деревьев.  Их
первоначальную высоту и  представить-то  было  страшно,  ведь  сейчас  они
торчали из немеренных водных глубин. Менее  высокие  или  те,  что  глубже
погрузились  в   окружающую   грязь,   казались   просто   куполообразными
островками, покрытыми растениями вроде того, на котором  сейчас  прятались
путешественники.  Были  и   строения   промежуточного   типа,   они   тоже
величественно возвышались над водой на несколько этажей и только их  крыши
густо поросли  кружевом  растений.  Даже  сквозь  растения  и  через  груз
тысячелетий виднелись следы разрушений, оставленных невообразимыми силами.
Многие здания были разбиты и разрушены, будто одним  титаническим  ударом,
сочетавшем в себе огонь и  землетрясение.  Большую  часть  воды  покрывали
растения: гигантские лепестки лилий  и  стреловидные  водоросли,  огромные
плавучие листья. Повсюду виднелись огромные стволы деревьев,  поврежденных
прошедшими ураганами. Некоторые были окутаны лианами и  другими  ползучими
растениями.
     На многих местах в коричневых стенах зданий чернели  провалы  окон  -
там, где их не скрывали растения. Как ни странно,  но  кое-где  на  солнце
поблескивали осколки невероятно древнего стекла и даже, вероятно, какой-то
зеркальный металл. Короче, вид открывался мрачный и печальный, мир  смерти
и старых руин.
     С восходом солнца лягушачий хор затих, но  насекомые  все  жужжали  и
жужжали, хотя, к счастью, их стало гораздо меньше.
     Других  представителей  фауны  почти  не  было,  разве  что  бесшумно
промелькнуло над крышами зданий несколько стаек  каких-то  черных  птичек.
Большие белые пятна на некоторых зданиях напоминали Иеро следы гнездований
больших птиц, но самих  этих  птиц  видно  не  было.  Возможно,  они  были
перелетными и сейчас для них не сезон.
     Священник мысленно прощупал этот район и ничего не обнаружил. В  воде
и под водой жизни было много, но это были не  те  формы,  которые  он  мог
понять - разума у них не было, а были лишь чувства страха и голода.
     И все же место это ему не нравилось. Даже при ярком свете дня у  него
было ощущение, что здесь что-то не так.
     Весь день они следили за зданиями и водой,  но  ничего  не  заметили,
кроме возни каких-то маленьких существ в грязи и воде. Солнце клонилось  к
западу,  первые  лягушки  начали  свой  концерт,   сначала   с   некоторой
неуверенностью, потом все громче. Голоса насекомых  тоже  усилились  и  их
жужжащие батальоны с новыми силами напали на путешественников.
     - Давайте убираться отсюда, - священник поперхнулся и выкашлял  целое
облако мошкары.
     Они взнуздали Клаца и взобрались  в  седло.  Хотя  Иеро  и  не  видел
никаких признаков берега, он  пытался  угадать  его  направление  и  вдоль
берега обогнуть Затерянный Город. Он был уверен, что вода  между  зданиями
слишком широка и глубока, чтобы пытаться ее  переплыть.  К  тому  же,  кто
знает, что скрывается под водой?
     Едва они пустились в путь, вернее, едва Горм опустил переднюю лапу  с
островка, как все они замерли.
     Хор  насекомых  и  лягушек  стих.  Над  тихими  лагунами  и  древними
разрушенными башнями пронесся долгий стон. Не успели они пошевелиться, как
он раздался вновь. "Аоу, аоу, ааооуу!", - рыдал и звенел  чей-то  голос  в
вечернем воздухе. Трижды звенели эти скорбные  ноты,  родившиеся  в  самом
сердце какой-то тайны. И наступила тишина.
     Все четверо напряженно  прислушивались  и  тут  робко  квакнула  одна
лягушка, за ней - другая. Вскоре уже весь оркестр старался во всю мочь.
     - Откуда этот вопль, ты знаешь? - спросила Лючара.
     - Нет, и Горм тоже не знает. Кажется, довольно издалека,  но  мне  не
нравится. Нутром  чую,  здесь  замешан  разум.  Что-то  злобное,  зловещее
следует за нами и ждет. Побудем здесь еще,  я  подумаю.  Мне  не  нравится
шляться беззащитным по ночам. Может  быть,  здесь  есть  Нечисть,  скрытая
мыслещитом.
     Ночь сгущалась. Лишь красная линия на  горизонте  отмечала  последний
след солнца. Иеро спешился, брови его были нахмурены.
     "Стоит ли возвращаться? Но куда?" - Он понимал, что ведет себя глупо.
Должен быть какой-то план, какой-то более  разумный  метод  поведения,  на
который он никак не мог наткнуться. "Проклятье!" Он прихлопнул надоедливых
москитов, скорее от раздражения, чем от чего-то еще.
     - Хорошо бы у нас была лодка, - сказала девушка,  оглядевшись.  -  Но
для Клаца она должна быть слишком большой. Тогда бы мы, по  крайней  мере,
выбрались из этой грязи.
     - У нас на севере делают... пресвятая богоматерь, прости мою тупость!
- взорвался он. - Делают плоты, плоты для животных, когда нет мостов! И  я
сидел целый день, уставившись на кучу бревен, еще  и  обвитых  лианами,  к
тому же! Мне не хватало только одного -  чтобы  кто-то  дал  мне  хорошего
тумака, чтобы я проснулся! За работу!
     И верно. Поваленные ураганами стволы деревьев лежали повсюду. И возле
островка их было много, на ветках некоторых стволов еще оставались листья.
     Теперь помогал даже Горм. Клац, с помощью лианы, вытаскивал из  грязи
нужные бревна, а медведь помогал обдирать ветки.  Иеро  их  обрабатывал  с
помощью мачете, а Лючара связывала большие бревна прочными лианами.
     Наконец все было сделано. Священник вырезал две двадцатифутовых жерди
и пару грубых весел, на тот случай, если вода станет чересчур глубокой для
жердей. Сам плот был около тридцати футов в длину и пятнадцати  в  ширину.
Он был невероятно неуклюжим, но, как полагал Иеро, совершенно необходимым.
     "Я могу плыть", -  послал  мысль  Клац,  робко  трогая  это  строение
огромным копытом.
     - Нет, глупыш, - ответил его хозяин. - Опасность таится под водой. Ты
поедешь на плоту.
     Только с крайним напряжением всех сил им удалось  стащить  громоздкую
штуковину с грязи в достаточно глубокую воду, по которой можно было плыть.
Огромный лорс спрыгнул с островка на плот и тот мгновенно ушел  под  воду,
но Клац стоял спокойно, и неуклюжее сооружение  всплыло  и  закачалось  на
поверхности.
     Священник встал с жердью на корме, Лючара  на  носу.  Медведь  улегся
рядом с Клацем, которому тоже было велено лечь, и каждый из них смотрел  в
свою сторону и следил за окружающим.
     Иеро изо всех сил оттолкнулся и необычное судно со странным  экипажем
скользнуло в кишащую насекомыми тьму. Путешественники направились прямо  к
сломанным башням мертвого и разрушенного прошлого.




                         8. ОПАСНОСТЬ И МУДРЕЦ

     Гигантский плот оказался  еще  более  неуклюжим,  чем  представлялось
Иеро. И все же, призвав на помощь терпение, его можно было заставить плыть
вперед. Главную проблему  составляли  обширные  поля  переплетшихся  между
собой растений, плавающих на поверхности воды. Иеро приходилось нагибаться
и прорубать в них проход мачете.  В  конечном  счете  он  крепко  привязал
мачете к концу жерди.
     Теперь резать растения стало легче и он мог не  бояться,  что  кто-то
схватит его за руку из-под воды, когда он далеко высунется за край плота.
     "Что-то плохое рядом! - неожиданно раздался мысленный голос  медведя,
- Не человек, что-то другое, оно мыслит и - не мыслит."
     Иеро и Лючара  отложили  свои  жерди.  Большой  плот  лениво  проплыл
несколько ярдов,  пока  все  четверо  напряженно  вслушивались  в  ночь  и
физическими, и ментальными органами чувств.  Но  ничего  не  было  слышно,
ничего, кроме почти оглушающего  хора  лягушек  и  насекомых,  попурри  из
кваканья, звона и стрекота, делавшего обычную речь почти неслышной.
     "Пропало, - послал мысль Горм. - Плавает быстро, как рыба.  Теперь  -
ничего нет".
     Священник не стал себя обманывать и утешаться тем, что медведь мог  и
ошибиться. Бдительность Горма уже несколько раз спасала им жизни. Если его
резкое ментальное восприятие что-то отметило, то что-то там было!
     "Мыслит и не мыслит!?" Не было времени попытаться уточнить, что  имел
в виду медведь. Обеспокоенный и расстроенный этой  неясной  угрозой,  Иеро
осмотрелся, вглядываясь в неподвижную темную воду,  близлежащие  здания  и
пятна плавающих растений. Он мимоходом заметил,  что  с  огромных  плоских
рогов Клаца свисают последние клочья  мягкой  кожи  и  скоро  лорс  сможет
пользоваться ими, как боевым оружием.
     В бледном свете луны ничего не двигалось. В  конце  концов  Иеро  дал
знак Лючаре  и  глубоко  вонзил  жердь  в  грязь.  Громоздкий  плот  снова
скользнул вперед, направляясь  к  широкому  открытому  пространству  между
двумя башнями-развалинами.  Лягушки  заквакали  и  умолкли,  они  таращили
холодные глаза с гигантских лепестков лилий на проплывающее мимо неуклюжее
сооружение. Как только плот проплыл, концерт возобновился с новыми силами.
     Попав в тень первых полуразвалившихся монолитов,  плот  столкнулся  с
первым серьезным испытанием - грудой  переплетшихся  каких-то  водорослей.
Иеро побежал на переднюю часть плота, настоящего носа у плота не  было,  и
принялся рубить водоросли своим  мачете,  привязанным  к  концу  жерди,  а
Лючара помогала ему, отталкивая в стороны отрезанные части. К счастью, под
водорослями  было  глубоко  и  срезанные,  они   не   доставляли   больших
неприятностей. И все  же  это  была  тяжелая  работа  -  ведь  приходилось
проталкивать плот вперед на несколько ярдов и снова браться за  мачете.  К
тому же, это было только началом.
     Всю ночь плот медленно продвигался  вперед.  Черные  провалы  окон  и
змеящиеся щели в прогнившей каменной кладке злобно следили за  спутниками.
Один раз из такой развалины выпорхнула стая летучих  мышей  и  взвилась  к
лику луны. Все четверо  так  и  подпрыгнули,  но  кроме  этого  ничего  не
происходило, была лишь тяжелая работа.
     Дважды они  врезались  в  отмели  из  густой  грязи,  незаметные  под
водорослями, и им приходилось сдавать назад  и  искать  другой  проход.  В
лабиринте старого города был извилистый путь. К счастью, каждый раз выбора
у них не было - путь был один. А вот когда они  пересекли  широкое  водное
пространство, Иеро счел, что это остатки древней площади  или  парка,  дно
ушло из-под их жердей. Иеро возблагодарил Бога за то, что тот надоумил его
запастись веслами. Вода была такой спокойной,  что  и  с  этими  подобиями
весел они добрались до такого места, где жерди вновь нащупали дно.
     Как только первые  лучи  рассвета  окрасили  небо  на  востоке,  Иеро
взглянул на свою спутницу, принадлежащую к роду человеческому, и  они  оба
ухитрились  улыбнуться.  Они  были  грязны,  покрыты  потом,  на   ладонях
образовались волдыри от жердей и, казалось, на теле у них не было и дюйма,
не покрытого укусами гнуса и москитов. Но они были  живы  и  здоровы,  они
покрыли уже достаточно большое расстояние,  что  само  по  себе  поднимало
настроение.
     - Я не хочу путешествовать днем, особенно здесь, - сказал Иеро вслух.
- Смотри, вот там, какое-то наклонное место. Можно провести весь день там,
по крайней мере, мы будем отчасти укрыты.
     День  разгорался  и  стало  ясно,  что  они  находятся  в  одном   из
многочисленных скверов, как их раньше называл Иеро. С  трех  сторон  ввысь
уходили   громоздкие   и   прогнившие   каменные   строения,   испещренные
бесчисленными окнами, древними вмятинами и трещинами, черными отверстиями,
ведущими в никуда. Здания были увиты лианами.
     Однако, четвертая сторона рождала большие надежды. Какое-то  огромное
здание, очевидно, рухнуло под грузом несчетного числа  лет  и  не  так  уж
давно. В результате образовалась груда камней, то  тут,  то  там  торчащая
холмами из спокойной лагуны. В одном месте рос довольно густой  кустарник,
вероятно, остатки первоначального строения, а в остальных -  только  голые
камни.
     Вскоре плот уже лежал в неглубокой бухточке этого холма-островка.  Он
был покрыт листьями и на первый взгляд казался грудой бревен, сбившихся  в
одну кучу. Путешественники, двух - и  четвероногие,  лежали  под  кустами,
прижимаясь друг к другу,  покрываясь  потом  и  напряженно  ожидая,  когда
солнце поднимется еще выше и их страдания еще усилятся.
     "Горм... что за штуковина испугала тебя тогда? - послал мысль Иеро. -
Я имею в виду то мыслеизлучение, которое ты уловил, когда мы  отправлялись
в путь?"
     "Что-то новенькое,  -  откликнулся  медведь,  пытаясь  спрятать  свой
чувствительный нос от тучи москитов. - Что бы это ни было, оно было только
одно: злобный разум, быстрый,  полный  ненависти  ко  всему  миру.  Но  не
человек и не животное, каких  я  знаю.  Быть  может...  -  Пауза,  медведь
задумался. - Быть может, слегка похоже на лягушку, но разумное!"
     Пока остальные переваривали услышанное, он добавил:
     "Оно убралось. Возможно, почувствовало другую добычу."
     С этим последним сообщением он полностью  укрыл  свой  нос  лапами  и
уснул. Плотный черный мех спасал большую часть его тела от  укусов  и  он,
видимо, обладал способностью спать где угодно и в любое время.
     - Мы должны постоянно нести вахту,  -  сказал  священник  девушке.  -
Попытайся уснуть, а я пока посторожу. - Он стер пот с лица грязной рукой и
ухитрился засорить глаз. Он стал тереть его еще сильнее, но Лючара достала
откуда-то влажную и относительно чистую тряпочку. Она  вытерла  глаз  Иеро
попутно его прочистив.
     - Ну, вот, - сказала она довольным тоном. - Держи теперь свои грязные
пальцы подальше от глаз. Как ты  думаешь,  что  почувствовал  Горм,  Иеро?
Может, ему померещилось? Эта местность у кого угодно вызовет кошмары, даже
у медведя. - Она задумчиво оглядела  раскинувшийся  перед  ними  ландшафт.
Даже теперь, когда солнце стояло уже высоко, молчаливые громадины прошлого
выглядели уныло.  Зеленые  подушки  водорослей,  лианы,  карабкавшиеся  по
изъеденным временем стенам зданий, деревья и кустарники на  крышах  -  все
подчеркивало полнейшее запустение.
     - Ему не померещилось, - сказал священник. Он  старался  не  обращать
внимание на грязное, но, тем не менее, очаровательное личико, которое было
так близко, и попытался сосредоточиться на своих мыслях.
     - Здесь что-то есть и, может быть,  много  чего.  Я  не  могу  ничего
нащупать в ментальных каналах, но  чувствую,  как  вокруг  носятся  мысли,
понимаешь?  Может,  несколько  разных  видов  излучений.  Нам  нужно  быть
осторожными, очень осторожными. - "И везучими, очень везучими", -  добавил
он про себя.
     Солнце перевалило через зенит и медленно клонилось к закату.  Лючара,
как и лорс с медведем, наконец уснула. Если не считать звона насекомых, ни
на мгновение не прекращавших мириадами нападать на них, не было слышно  ни
звука. В полуразвалившихся башнях не было птиц,  не  появлялись  они  и  в
чистом голубом небе.  Прослушивая  все  известные  ему  мысленные  каналы,
священник не смог уловить ни одной связной мысли. И все же  ему  казалось,
что кто-то неосязаемо  и  тайно,  украдкой,  следит  за  ними.  Он  нутром
чувствовал какую-то скрытую, подспудную деятельность, но не мог ни засечь,
ни опознать ее.
     Только они снова снесли свои пожитки на плот и туда же  взгромоздился
лорс, как все замерли на месте. Хотя и наступили  сумерки,  но  окружающие
здания были  ясно  видны  и  нигде  не  было  заметно  никакого  движения.
Лягушачий концерт едва начался.
     Далеко с востока, оттуда, куда  они  собирались  плыть,  донесся  тот
самый  странный  вопль,  который  они  слышали  прошлым  вечером.  Лягушки
умолкли.
     "Аоу, аоу, ааооуу", послышался скорбный стон.  Он  прозвучал  трижды,
затем  вновь  наступила  тишина,  если  не  считать  жужжания   насекомых.
Постепенно  в  хор  вступили  и  лягушки,  а  двое  животных  и  двое   их
товарищей-людей замерли в сгущающейся темноте, углубившись в свои мысли.
     - Ах, как я ненавижу это место! - взорвалась Лючара. - Оно совсем  не
похоже на весь остальной мир. Это  мертвая,  влажная  и  ужасная  пустошь,
населенная  стонущими  призраками!  Город  Мертвых!  -  Она   разрыдалась,
уткнувшись в ладони. Девушка больше уже не могла сдерживаться.
     Иеро подошел к ней, обнял и похлопал по спине. Наконец она подняла  к
нему заплаканное лицо. В ее огромных глазах плавал  невысказанный  вопрос,
на который не было нужды отвечать. Он наклонился  и  впервые  почувствовал
горькую сладость ее губ. Но сильные юные руки взлетели и сомкнулись на шее
священника. Когда поцелуй закончился, она спрятала лицо в его  куртку.  Он
все еще гладил ее по спине, не говоря ничего и невидяще  глядя  поверх  ее
головы в сгущающуюся ночь, не ощущая укусов слепней и москитов.
     - К чему это? - раздался  приглушенный  голос  у  него  на  груди.  -
Подарок перепуганному ребенку?
     - Верно, - согласился он веселым тоном. - Я поступаю так всякий  раз,
как только встречаюсь с испуганным малышом. Правда, иной раз и на меня это
действует. Все это даже может понравиться.
     Она быстро взглянула на него, подозревая, что над нею  подсмеиваются,
но даже в сумерках в глазах Иеро можно было ясно прочитать его мысли.  Она
снова прижалась к его груди, будто то, что она увидела, испугало  ее.  Они
снова помолчали.
     - Я люблю тебя, Иеро, - раздался тоненький голосок у его груди.
     - Я тоже люблю тебя, - произнес он почти печально. - И  я  совсем  не
уверен, что это хорошо. Более того, я совершенно уверен,  что  это  плохо.
Мне поручили такое важное задание, что,  если  я  его  не  выполню,  может
рухнуть последняя разумная человеческая цивилизация. Нужна мне эта  любовь
сейчас,  как  третья  нога.  -  Он   улыбнулся   ее   вновь   появившемуся
разгневанному личику.
     - Но я ничего не могу с собой поделать. - Он  крепче  прижал  к  себе
гибкое тело. - Победим мы или проиграем, отныне  мы  останемся  вместе.  Я
буду гораздо больше беспокоиться, если тебя не будет рядом.
     Она прижалась к нему еще теснее, будто пытаясь слиться с ним воедино.
Так они и стояли, позабыв об остальном мире, пока их не  разнял  мысленный
голос, сама бесстрастность которого делала его сардоническим.
     "Человеческие  брачные  игры  действительно  восхитительны.   Но   мы
находимся  в  слишком  опасном  месте,  чтобы  их  изучать.  В  этом-то  я
совершенно уверен."
     Слова эти подействовали на людей, как ушат холодной воды. Они чуть ли
не отпрыгнули друг от друга. Старательно не обращая внимания  на  медведя,
сидящего рядом с Клацем посередине плота и смотрящего на них,  люди  взяли
свои жерди и оттолкнулись в  жужжащую,  квакающую  темноту.  Луна  еще  не
встала, но звезды вышли и ночь была прекрасной.
     Снова им предстояла ночь тяжелого труда и неудобств. Они не  замечали
никаких признаков опасности, хотя временами у них возникало ощущение,  что
появились враги: они бы с радостью  восприняли  бы  это  -  хоть  какое-то
развлечение. Они плыли все вперед и  вперед  через  полузатонувший  город,
прорубая себе дорогу в водорослях. Один раз Иеро упал с плота, но  тут  же
выскочил из воды. С него ручьями стекала грязная вода, но он  хотя  бы  на
мгновение освежился.
     Встала луна и им стало легче плыть. Безмолвные черные здания  следили
за ними тысячами полуразрушенных глаз. Может быть, они плыли по  бульварам
и эспланадам, которые когда-то оживляли шум давно исчезнувших  народов.  И
они с удивлением заметили, что ясно видят лица друг друга.
     - Любовь моя, устало сказал священник,  -  если  я  выгляжу  хотя  бы
наполовину столь же грязным и утомленным как ты, то, должно быть, страшнее
рожи поблизости нет.
     - Ты выглядишь гораздо хуже, - ответила она. - Я  не  стану  целовать
тебя до тех пор, пока не соскребу с тебя грязь ножом. - Какой  бы  усталой
девушка ни была, голос ее звучал любовью и счастьем.
     - Погляди-ка на этого проклятого лорса, - хмыкнул  Иеро,  меняя  тему
разговора. - Он отыгрывается на мне за все то время, что я ехал на нем.
     И, действительно, Клац спал, лишь шевелились  его  огромные  уши  под
рогами, да огромные ноги подергивались под брюхом.  Медведь  рядом  с  ним
тоже спал, как обычно не позволяя встать между ним и отдыхом.
     - А мы-то считаем, что они сторожат нас. Как нас еще до  сих  пор  не
съели с такими сторожами!
     - Я понимаю тебя, Иеро. Но я настолько устала, настолько грязна,  что
даже если бы меня съели, я бы почувствовала облегчение.  Где  мы,  как  ты
полагаешь?
     Плот медленно плыл вдоль того, что когда-то могло быть величественной
авеню. Тесно стоявшие по обеим  сторонам  здания,  были  так  высоки  даже
сейчас, будучи древними руинами,  что  солнечный  свет  почти  никогда  не
касался воды между ними. В результате растений здесь  было  мало.  И  вода
казалась гораздо более глубокой: уже около часа они гребли веслами.
     Далеко впереди и далеко позади были видны просветы, но сейчас с обеих
сторон их окружали огромные полуразрушенные строения.  Во  вздымающихся  к
небу поросших мхом утесах были заливы  и  расщелины,  затемненные  ниши  и
пещеры, но общее  впечатление  было  такое,  что  они  находились  посреди
обширного  каньона.  По  мере  того,  как  день  разгорался,  этот  эффект
усиливался, а не спадал.
     Иеро внимательно огляделся. Потом его взгляд вернулся к одному месту:
он увидел нечто такое отчего по спине пробежала холодная дрожь.
     "Лючара! - Его мысленный голос потряс ее так, как не  может  потрясти
слово, произнесенное вслух. - Не издавай  ни  звука.  Погляди  вправо,  на
воду, сквозь большую дыру в том здании".
     Тусклого света вполне хватало, чтобы очертить то место, с которого не
сводил глаз Иеро. Огромная кирпичная стена  или,  может  быть,  гигантские
ворота - трудно сказать - рухнула в далеком прошлом. Вода вливалась сквозь
широкий проем в спокойный  пруд  нескольких  сотен  ярдов  в  поперечнике,
полностью окруженный мрачными и очень высокими строениями, насколько могли
видеть двое путешественников.
     Посреди пруда, прямо напротив выхода на водное "авеню",  по  которому
сейчас плыл плот, прямо  из  поверхности  воды  торчал  тонкий  и  высокий
предмет. Вначале Иеро предположил, что это строение какого-то неизвестного
типа, может быть, шпиль затонувшего дома.  Но  глаза  Иеро  сами  по  себе
возвращались к этому шпилю,  побуждаемые  каким-то  физическим  ощущением,
которого он сам не мог определить, и тут он заметил, что  шпиль  этот,  а,
скорее - гребень,  медленно  движется.  А  потом  его  облик,  похожий  на
гигантский янтарный лист, сквозь который  просвечивали  какие-то  ребра  и
лопасти, вдруг пошевелился. Они смотрели на колоссальный плавник, владелец
которого скрывался под  поверхностью  воды.  Величина  тела  самого  этого
существа превосходило  всякое  воображение.  "Должно  быть,  оно  лежит  в
засаде, - послал мысль Иеро, - ждет, когда кто-нибудь проплывет мимо. Если
мы не будем шевелиться, у нас есть шанс."
     И в самом деле, легонькое течение волокло их мимо отверстия, хотя и с
едва заметной скоростью. Двое животных неподвижно лежали посередине  плота
и, очевидно, спали. Но на самом деле это было не так.
     "Я слышал тебя, - донеслась мысль Горма. - Что нам угрожает? Я ничего
не вижу."
     "Что-то очень большое лежит под водой, - ответил Иеро. - Не шевелись.
Оно следит. Думаю, оно сможет проглотить плот целиком. Я пытаюсь забраться
в его мозг."
     Он и попытался, на всех известных ему ментальных волнах,  включая  ту
новую, которой он научился пользоваться на Мануне. Но когда  плот  миновал
отверстие, он вынужден был признать свое поражение.  Что  за  чудовище  ни
скрывалось в том заливе, он не смог вычленить его мысли  из  тысяч  других
форм жизни, заселявших окрестные воды. Размер твари вовсе не служит ключом
к  его  ментальной  активности,  а  сама  величина  тела  не   влияет   на
мыслеизлучение, по крайней мере, он не мог  по  мыслеизлучению  определить
размер тела.
     Они плыли по течению до тех пор, пока из  виду  не  скрылись  и  сами
здания, окружавшие то место, где они увидели плавник. Тогда и только тогда
Иеро дал знак Лючаре снова грести. Оба гребли очень осторожно, стараясь не
допускать ни единого всплеска.
     Им предстояло еще долго плыть по мрачному каньону, когда Иеро  громко
заявил:
     - Греби вбок, я увидел что-то такое, что нам очень пригодится.
     Общими усилиями они подогнали плот  к  углу  здания,  которое  слегка
выступало из ряда домов. Иеро велел Лючаре удерживать плот на месте.
     - Смотри, - сказал он, - нам повезло, - медная полоска под тем  рядом
окон.
     Он мельком увидел  покрытую  ярь-медянкой  полоску  меди,  когда  они
приближались к этому зданию,  и  вспомнил  о  почти  доделанных  луках.  С
помощью ножа и тупого конца жерди он ухитрился отодрать полоску меди весом
в несколько фунтов и сбросить ее  на  плот.  Под  покровом  краски  металл
оказался невредимым.
     - Думаю, это бронза, - сказал он, внимательно разглядывая  металл.  -
Это еще лучше меди, она гораздо тверже.  Нам  хватит  на  наконечники  для
сотен стрел. Повезло.
     Лючара поежилась.
     - Я тоже рада, но давай поплывем дальше.  Все  же  в  этих  местах  я
чувствую себя нехорошо. Мне кажется, что все эти  старые  дома  следят  за
нами. А где мы собираемся провести сегодняшний день?  Солнце  уже  встало,
хотя здесь и сумрачно.
     - Не знаю. Нам нужно продолжать грести. Вот и  все.  Может  быть,  мы
найдем островок, бухточку или еще  что-то.  Может  быть,  пролом  в  стене
здания. Незанятый, - добавил он.
     Несмотря на то, что  день  разгорался,  им  оставалось  только  плыть
дальше. С одной стороны, течение становилось все сильнее,  с  другой  -  в
каменных стенах не встречалось больше проломов. Порывистое течение  теперь
помогало: яркий свет в конце  длинного  ряда  зданий  быстро  приближался,
гораздо быстрее, чем если бы они двигались без помощи воды. А еще  течение
не давало растениям сбиваться в плотные массы, так что срезать их нужды не
было.
     И  все  же  только  около  полудня   плот   вырвался   из   полумрака
башнеподобных развалин на солнечный свет. На мгновение яркий свет  ослепил
путешественников, но когда они снова начали ясно видеть окружающее, Лючара
восхищенно вскрикнула, уронила весло и захлопала в ладоши.
     Они  выплыли  в  небольшое  озерцо,  чистая  глубокая  вода  которого
говорила о большой глубине и, вероятно, о тесной связи с Внутренним морем.
Окаймлявшие озеро здания образовывали плотное кольцо,  и  только  в  одном
месте, на юге, был широкий проход.
     Но их внимание в основном привлекала середина озера. Из  озерных  вод
возвышался зеленый островок, поросший кустарником, пальмами  и  травой.  В
траве горели яркие цветы, желтые и голубые. То тут, то там  летали  стайки
птичек,  множество  гусей  и  уток,  коричневых  и  белых,  кормилось   на
мелководье. После дней и ночей, проведенных  в  полумраке  и  зловонии,  с
комарами и лягушками, в страхе и тяжелой работе, место это выглядело раем.
     - Поплыли, Иеро, - торопила Лючара. -  Давай  скорее  туда.  Островок
достаточно большой, там может быть родник. Мы сможем вымыться. Может быть,
на деревьях есть фрукты, может быть, нам удастся добыть уток. Скорей же!
     Но  священник  стоял  неподвижно.  Действительно,  островок  выглядел
привлекательно. Даже чересчур! Он не забыл, как ни устал, смутное ощущение
последних нескольких дней, таинственный клич в сумерках, чувство,  что  за
их маленьким отрядом каким-то образом наблюдают. Все  же  это  место  было
окружено затонувшим  городом  и  его  полуразрушенными  зданиями,  как  бы
привлекательно ни выглядел островок.
     Но усталость одержала верх  над  осторожностью.  Им  было  необходимо
где-нибудь отдохнуть; и он, и Лючара были утомлены до предела.  А  еще  им
была весьма необходима еда, свежая еда и чистая вода. Да и животным тоже.
     - Что ж, поплыли, - сказал он и принялся грести. - По  крайней  мере,
мы сможем укрыться здесь до конца дня. Но не говори так громко!  Это  тебе
не родное Аббатство, здесь все  такое  старое  и  нездоровое!  Я  все  еще
чувствую странное ментальное подспудное ощущение, оно пугает  меня,  я  не
могу его уловить.
     Пологий  пляж  с  одной  стороны  островка  делал  его  чуть  ли   не
совершенством.
     И на нем был  родник,  вернее,  пруд,  полный  чистой  сладкой  воды,
расположенный в центре островка  и  окруженный  высокими  папоротниками  и
ароматными цветами. В довершение всего Иеро нашел  на  мелководье  колонию
пресноводных моллюсков и каждый из трех  плотоядных  съел  столько  сочных
сырых устриц, что больше  на  них  смотреть  не  мог.  Клац  на  моллюсков
внимания не обратил, но принялся фунтами пожирать траву и  молодые  побеги
кустарника.
     Вымытые, в чистой одежде, с полными животами, они быстро уснули. Все,
кроме Клаца, который все  бродил  по  островку  в  поисках  самых  вкусных
листочков и веточек, в  то  же  время  не  переставая  бдительно  охранять
путников. Он даже повалялся в  чистой  воде  и  теперь  время  от  времени
счесывал последние остатки  мягкой  кожи  с  огромных,  ветвистых,  матово
поблескивающих черных рогов. Временами он останавливался  и  осматривался,
но ничего не увидев, вновь принимался за еду.
     Люди были так измотаны, что проспали весь остаток дня и большую часть
ночи. Иеро  проснулся  в  темноте  перед  рассветом  и  сразу  понял,  что
случилось. Не успели на него  наброситься  угрызения  совести,  как  голос
медведя прозвучал в его мозгу.
     "Вам нужен отдых. Поблизости ничего нет. Но все-таки... что-то следит
за нами. Я знаю это так же точно, как то, что солнце встает!"
     "Мы должны быть расторопнее", - откликнулся Иеро.
     Он  потянулся,  чувствуя,  что   тело   онемело   так,   что   трудно
пошевелиться, хотя сон и здорово освежил его.
     Тут проснулась и Лючара.
     - Что, начинается новый день? Мы очень долго спали. Но мне  почему-то
опять хочется спать. Это плохо?
     - Нет. Мы оба очень устали. Я собираюсь объявить день отдыха.  Думаю,
мы можем доделать луки, вырезать или выточить для них стрелы, тогда я буду
чувствовать себя лучше. Нам нужно метательное оружие, хотя бы  для  охоты,
если не для других причин.
     Этот день начинался гораздо более приятно, чем любой другой  день  за
последние несколько недель. Иеро доделал  свой  лук  и  вырезал  несколько
стрел из сухих веток, которые нашел на берегу.
     Лючара ему не помогала -  большую  часть  времени  она  ухаживала  за
своими волосами и усыпала Иеро пригоршнями цветочных лепестков, потому что
решила, что он выглядит "слишком серьезно". После полудня он решил бросить
всякую работу и просто лежал, положив  голову  ей  на  колени,  а  девушка
щебетала о своей прошлой  жизни  и  фантазировала  по  поводу  их  будущей
совместной жизни.
     - Надеюсь, она у нас будет долгая и  счастливая,  любимая,  -  сказал
наконец он. - Но сейчас мы очень далеки от  нее.  И  ты  так  ни  разу  не
сказала, несмотря на свою болтовню, что заставило тебя сбежать из  Д'Алуа?
Тебе грозило замужество, можно предположить?
     Она задохнулась от изумления.
     - Я так и знала! Ты тайком копался в моей голове!
     - Нет. - Он улыбнулся возмущенному личику и пальцем  перенес  поцелуй
на кончик темного орлиного носа. - Ты сама призналась, что раньше не  была
рабыней. Я полагаю, ты дочь одного из высших  сановников,  потому  что  по
твоему  же  собственному  признанию  только  священники  и   знать   имеют
возможность научиться тому, что знаешь ты. Так что догадаться  было  очень
легко. Насколько высокое положение занимает твой  отец  в  иерархии  твоей
страны?
     - Величайшее, - печально ответила она. Наступило молчание.
     - И в самом деле, король, да? - Иеро больше не улыбался. - Как  жаль.
А ты - единственный ребенок? Это может быть важно.
     - У меня был старший брат, но он погиб в борьбе с Нечистью. Мой  отец
хотел, чтобы я вышла замуж и этим скрепила союз со  вторым  по  могуществу
государством. Я знала, все знают, о Эфраиме Шеспекском. Он бьет  и  мучает
своих наложниц. Его первая жена сошла с ума  и  он  ослепил  ее,  а  затем
объявил их брак незаконным, потому что короли  не  могут  быть  женаты  на
физически неполноценных, видишь ли, и поместил ее в монастырь.  Поэтому  я
сбежала.
     - Нельзя сказать, что я тебя не одобряю, - сказал Иеро, жуя травинку.
- Я хотел бы завести контакты с различными  странами,  особенно  с  твоей,
тогда я мог бы открыть новый торговый путь и, что гораздо более важно,  мы
могли бы приступить к рецивилизации вашего района. Украсть принцессу,  при
том единственную - дурное начало.
     Она ощетинилась.
     - Что значит "рецивилизация"? Должна тебе сказать,  Пер  Дестин,  мой
благородный попик, Д'Алуа - великое и могущественное королевство. У нас  -
два города, окруженных  стенами,  бесчисленные  церкви  и  другие  большие
дворцы и каменные здания. Не говоря уже об огромной и мужественной армии!
     Иеро печально улыбнулся и ничего не сказал. Он перекатился на  живот,
все так же ничего не говоря, положил  подбородок  на  кулаки  и  уставился
невидящим взглядом вдаль.
     - Понимаю, - сказала девушка после долгой паузы. -  Все  это  еще  не
дает права называться цивилизованным государством, верно, Иеро?
     - А как ты  сама  думаешь?  -  спросил  он.  -  Оно  основывается  на
рабовладении. Здравоохранение и образование в нем  существует  только  для
немногочисленного имущего класса. Всех давит  непосильное  бремя  налогов,
государственная религия, похоже, выродилась, по крайней  мере  отчасти,  в
чистое суеверие и, в конце концов, оно  ведет  непрерывные  кровопролитные
войны со своими соседями. Последнее глупо и бессмысленно в  любом  случае,
но к тому же это ужасно ослабляет ваше общество как раз тогда,  когда  ему
крайне необходима вся  мощь,  чтобы  сражаться  против  Нечисти  и  хищных
чудовищ,  обитающих  в  ваших  лесах.  А  ты   говоришь   мне,   что   это
цивилизованное  государство.  Я  бы  назвал  это   развитым   варварством,
стремительно несущимся к своей погибели.
     - Наверное, ты прав, - сказала она.  -  Просто  я  воспитывалась  как
принцесса королевского дома Д'Алуа, с раннего детства мне только льстили и
лгали, я просто не знала, что может или, скорее, должно быть по-другому.
     -  Знаю,  -  сказал  он,  погладив  девушку  по   плечу.   -   Просто
восхитительно, принцессочка, какой ты оказалась. Не только хорошенькой, но
и умненькой. Достаточно умненькой, чтобы  признать,  что  знаешь  не  все.
Только ум сам по себе имеет цену.
     Она склонилась над ним и он прижал ее к себе. Высокая трава полностью
скрывала их и он выдохнул ей в ухо: "Ну?"
     - Я боюсь, - раздался хриплый  шепот.  -  Я  -  девственница.  Именно
поэтому, наверное, меня так оценили.
     - Ты станешь моей женой, когда  мы  найдем  другого  священника.  Что
касается меня - ты моя жена уже сейчас. И моя любовь. Навеки, пока Бог  не
позовет нас к себе. Так говорится в нашем обряде бракосочетания.
     Губы девушки прильнули к его губам и заставили его  умолкнуть.  Трава
мягко колыхнулась под послеобеденным солнцем. Раздался тихий вскрик, такой
тихий и короткий, что даже медведь едва расслышал его.
     "Ох уж эти люди! - подумал он. - По крайней мере, с этим покончено  и
мы можем сосредоточиться на более важных вещах."
     Он тоже дремал, грелся на  солнышке  и  полуприслушивался,  как  Клац
бессознательно жует свою жвачку. Остров спал, тишину нарушали только крики
птиц и жужжание насекомых.
 
 
     Оба проснулись ранним вечером, вернее, были разбужены. Не  говоря  ни
слова они быстро оделись. Окрик Горма: "Проснитесь! Они идут!" вонзился  в
их мозги, как удар грома. В то  же  мгновение  раздался  ужасный  стонущий
звук, который был хорошо знаком им, только громче и  на  этот  раз  он  не
прекращался.
     - Аоу, аоу, ааооуу!
     Теперь крик раздавался со всех сторон. В полумраке островок больше не
казался  им  безопасной  гаванью,  а   всего   лишь   крохотным   кусочком
беспомощного здравого рассудка в хаотическом и безжалостном мире.  У  Иеро
защемило сердце при воспоминании о  том,  как  они  занимались  любовью  в
промежутке между опасностями и обязанностями, но тот момент был изначально
эфемерным и обреченным на исчезновение.
     Вместе с лорсом и медведем они быстро заняли место в центре островка.
Грохочущий угрожающий стон вокруг них становился все громче.
     - Аоу, аоу, ааооуу!
     Было еще достаточно  светло  и  путешественники  ясно  увидели  своих
врагов. Все тут же поняли, что за ними следили с  самого  начала  их  пути
через затонувший мегалополис.
     Они появились  со  всех  сторон,  кроме  открытого  прохода  на  юге.
Появились на маленьких узких суденышках,  полуплотах-полуканоэ,  очевидно,
сделанных из плотно связанного  тростника,  сужающегося  с  обоих  концов.
Странные  суденышки  хлынули  ото  всех  окружающих  островок   зданий   и
преодолевали  четверть  мили  свободного  водного  пространств,   движимые
перепончатыми лапами их владельцев. А в воде между лодками  виднелось  еще
больше  белых  голов,  плывших  еще  быстрее,  пользуясь   только   своими
врожденными способностями.
     "Новые лемуты! Возьмем лягушку, - думал Иеро,  -  и  поставим  ее  на
ноги; дадим ей череп с высоким сводом и мертвенно-бледную  кожу,  белую  и
тошнотворную.  Дадим  ей  злобные  черные  глаза,  похожие  на   огромные,
искрящиеся пузыри. Дадим ей почти человеческий рост. Дадим  костяной  нож,
почти такой же белый, как их кожа, копье из рыбьих  костей  и  дубинку  из
выбеленной кости. И  дадим  ей  ненависть!  -  Пока  события  развивались,
священник успел подумать и о первом впечатлении Горма: - Лягушка,  которая
думает. Должно быть, то был разведчик. За ними следили."
     Похоронный, рыдающий вопль, заполнявший воздух, внезапно прекратился.
Только  тогда  Иеро  осознал,  что  лягушкоподобные  твари  сами  по  себе
совершенно беззвучны. Странный вопль несся от окружающих их зданий,  а  не
от самих нападающих. Было ли это сигналом к нападению?  Кто  подавал  его?
Множество разных вопросов  заполняло  его  голову,  но  на  ответы  сейчас
времени не было. Первые нападающие добрались  до  островка  и  хлынули  на
берег.
     Первое инстинктивное стремление священника  было  правильным:  отойти
подальше от лагуны и встретить лягушкоподобных тварей  на  твердой  почве.
Бежали  они  неуклюже,   полуприпрыгивая,   очевидно,   с   их   огромными
перепончатыми лапами было гораздо удобнее передвигаться по грязи  и  воде,
чем по тверди. Однако их было  слишком  много,  а  путешественников  всего
четверо. Но теперь Иеро знал и холодное состояние убийцы,  натренированное
в монастыре. Защищайся и не раздумывай.
     Лючара ударила первой. Ее длинное копье,  самовытягивающийся  дротик,
который Иеро забрал у  мертвого  жреца  Нечисти,  подобно  змеиному  языку
высунулось и горло лягушкоподобной твари окрасилось алым. Свистнул  ливень
зазубренных копий и они пригнулись. Одно копье ударило Иеро прямо в  грудь
и он задохнулся от удивления.  Копье  едва  пробило  кожу!  Лемуты-амфибии
вовсе  не  были  копьеметателями.  Очевидно,  их  кожистые  руки  не  были
приспособлены для метания. И хотя он тут же сообщил об этом остальным, что
сильно подняло боевой дух, сотня уродливых существ выползла  на  берег  из
воды. "И их будет все труднее разглядеть", - подумал Иеро, потому что свет
быстро угасал.
     Но  снова  собственные  физические  характеристики  тварей  сработали
против них: по мере того, как свет угасал, их становилось видно все лучше,
а не хуже! Странное спектральное свечение излучалось их влажной чешуйчатой
кожей и таким образом, они ясно вырисовывались  во  тьме  благодаря  своей
люминесценции. Безусловно, колдовской и пугающий вид,  но  только  не  для
опытных бойцов, а теперь и Лючара выказала себя таковой!
     "Клац! - послал мысль Иеро. - Ко мне!"
     Огромный лорс охранял правый фланг, медведь - левый,  не  уступая  не
пяди земли, скашивая  своими  огромными  рогами  каждого  лемута,  который
осмеливался подойти поближе. Враги боялись лорса и перед ним почти  никого
не было.
     Теперь он нырнул между Иеро и Лючарой и, по приказу священника, встал
на колени, Оба вскочили в седло,  выставив  одно  копье  влево,  другое  -
вправо.
     - Вперед! - крикнул священник. "Вокруг острова, - послал он мысленно.
- Очисти его от них! Горм, за нами!"
     Иеро пришел в голову самый  лучший,  может  быть,  единственный  план
нападения. Как только прояснились физические недостатки этих существ, план
стал очевидным. Каждое по  отдельности  не  представляло  угрозы,  но  они
нахлынули в таком количестве, что все же могли сбить своих  противников  с
ног, навалившись кучей, и пленить - если бы те позволили. Но если  на  них
напасть, да еще на твердой земле, слабые ноги делали их крайне  уязвимыми,
это совсем другое дело!
     Такого зверя, как огромный лорс, они никогда раньше не видели,  и  он
был почти неуязвим для их дротиков, разве  что  раздражавших  его.  Низкий
кустарник и несколько деревьев вовсе не мешали Клацу и он просто  пронесся
сквозь светящуюся толпу лягушкоподобных существ, словно их здесь вовсе  не
было. Их пасти, окаймленные острыми, как иглы,  клыками,  распахнулись  от
ярости и ужаса. Если не считать топанья,  фырканья  и  взревывания  лорса,
странная битва проходила в полной тишине. Даже неистово размахивая копьем,
Иеро удивлялся  этим  существам.  Он  не  мог  засечь  никакой  ментальной
активности, исходившей от них, а поскольку они  казались  безголосыми,  то
как, черт возьми, они общались между собой? Дважды они  пронеслись  вокруг
островка, сея опустошение и панику в рядах фосфоресцирующих врагов.
     Внезапно они поняли, что одержали победу, во всяком случае, на данный
момент. Люди не увидели и не услышали никакого сигнала, но скользкие твари
все одновременно, неуклюже,  но  стремительно  пустились  наутек.  В  одно
мгновение путешественники были окружены  ужасно  сияющей  стаей  кошмарных
демонов, а в следующее - бесчисленные пятна живого  света  гасли  в  воде.
Когда Иеро подал знак  остановиться,  он  знал,  что  мертвых  и  раненных
нападающие забрали с собой. "Может быть, чтобы съесть", -  мрачно  подумал
священник, не желая допустить, что у этих живущих в  грязи  лемутов  могут
быть добрые побуждения.
     - Они удрали, -  вздохнула  Лючара,  положив  перед  собой  на  седло
окровавленное копье.
     - Да, но не очень далеко. Смотри!
     Остров был окружен кольцом холодного огня:  орда  амфибий  лежала  на
воде, на своих тростниковых лодках или просто плавали  -  в  темноте  было
трудно различить. Но одно было очевидно - далеко они не убрались.
     - Я  думаю,  они  вернутся;  возможно,  с  первыми  лучами  света,  -
продолжал священник. - Кто-нибудь ранен?
     "Горм, с тобой все в порядке? Клац, раны есть?"
     "У них слабое оружие.  Я  думал,  наконечники  их  копий  могут  быть
отравлены, но, похоже, нет. Меня даже не поцарапало."
     Клац гневно потряс огромными рогами. Полетели капли темной  зловонной
крови и попали на лица всадников.
     - Тьфу! Вижу, и у тебя все в норме!
     Мужчина  и  женщина  спешились  и  некоторое  время  всматривались  в
причудливый кордон света сквозь ночную тьму.
     - Пойдем, наконец сказал Иеро. -  Вычистим  оружие  и  поедим.  Потом
можно отдохнуть. Я буду охранять первым. Я почти доделал свой лук и теперь
хочу сделать несколько стрел. Когда станет луна, света будет достаточно.
     - Я не хочу спать, пока ты работаешь! - решительно заявила юная леди.
- Может быть, вместе мы доделаем оба лука.
     Такие любовь и доверие прозвучали в ее голосе, что у Иеро защемило  в
груди. Он даже сам себе не хотел признаться, каким отчаянным  выглядит  их
положение. Что может принести им утро, кроме нового нападения,  и  на  сей
раз нападавших может быть гораздо больше. Его намерение  доделать  луки  -
всего лишь попытка не глядеть в лицо неизбежному.  Они  окружены  водой  и
бесчисленными водоплавающими врагами. Что может им помочь  бежать  отсюда?
Ничто.
     "Истинный Губитель никогда не сдается, - пронеслось в одной части его
сознания. А в другой: - Священник надеется на Бога. Ты и раньше попадал  в
ловушки - вспомни Манун."
     Он издал резкий короткий смешок и Лючара с любопытством посмотрела на
него. Но ничего не сказала. Она уже поняла, что  ее  странный  любовник  -
человек настроения.
     - Ну хорошо, - сказал он. - Наши четвероногие друзья  будут  охранять
нас.
     Должно быть, было далеко за полночь, когда Иеро внезапно застыл,  его
чувствительные руки замерли, прервав  работу  по  вырезанию  оперения  для
стрел. Его настиг странный мысленный сигнал. В  ночи  приближалось  что-то
враждебное, но оно было прикрыто мысленным щитом, сквозь который он не мог
проникнуть. Но оно все же приближалось, как грозовая туча, скрывающая, что
лежит у нее внутри.
     Он быстро разбудил остальных - Лючара давно  свалилась,  несмотря  на
всю ее похвальбу.
     "Я их тоже чую, - донеслось от медведя. - Что это - сказать не  могу,
но ты прав, оно приближается к нам. Оттуда." - Он указал на юг, где лежала
только вода.
     -  Нечистые!  -  вырвалось  у  Иеро  в  отчаянии.  -  Эти   проклятые
лягушки-лемуты, должно быть, тоже их союзники.  Это  ощущение  висело  над
нами, как злобная вонь, а я не мог сложить два и два!
     "Мы должны были попытаться  удрать  раньше.  Даже  если  бы  пришлось
прорываться сквозь их кольцо с боем. По крайней мере, эти  твари  угрожали
только телу!"
     "Терпение, -  холодно  откликнулся  медведь.  -  Ты  выберешь  лучший
способ, какой знаешь. Ты - наш вождь. Из других испытаний мы выбирались."
     Наступило молчание, будто в странный, лишенный  воображения  медвежий
ум закралось нечто новое. А потом в его мыслях прозвучала нота,  удивившая
Иеро, - нота юмора.
     "Не будем помирать раньше, чем нас убьют."
     Иеро   прощупал   звездную,   лунную   ночь,   пустив   в   ход   всю
новоприобретенную мощь своего мозга. Таинственный враг все приближался  и,
наконец,  перед  рассветом  он  тоже  уловил   направление,   с   которого
приближалась  опасность  -  именно  то,  которое  указал  медведь.   Когда
рассветет, подумал он, мы их увидим. Знакомое  "ощущение"  врага,  хотя  и
замаскированного, скрывающегося. было безошибочным. Он спокойно рассказал,
что нужно делать всем остальным, не исключая и Клаца.
     Лючара не сводила с него широко распахнутых глаз.
     - Мы должны умереть, любимый? Нет никакого выхода, никакой надежды?
     - Я не вижу, милая моя. Прошлый раз они взяли меня живьем. На сей раз
они ошибок не допустят. Из моего мозга, из всех наших  живых  мозгов,  они
смогут выколотить знание, такое знание, которое, вероятно, гарантирует  им
окончательную победу. Древнее оружие, которое я ищу, приобретет в их руках
неотразимую мощь, плюс все то, что знает  Горм  и  мои  познания  в  битве
разумов. - Он печально улыбнулся любимому темнокожему личику,  окруженному
тугими черными кудряшками. - У меня есть две таблетки яда, - продолжал он,
- вот тебе одна. Клац живым им не дастся.
     "Горм, ты сможешь умереть, сражаясь. Не отступишься?"
     "Если понадобиться, - раздалось в ответ. - Мои  Старейшины  возложили
на меня поручение, как и на тебя. Ты только дай мне знать, вот  и  все.  И
все же подождем рассвета."
     Лючара поняла его.
     - Фальшивого рассвета, - громко сказала  она.  -  Рассвета,  несущего
только ночь и смерть.
     Иеро подавил в себе жалость  к  ней,  такой  юной  и  хорошенькой,  и
холодно заговорил, скрывая, чего ему это стоит.
     - Горм прав. Не будем помирать преждевременно.  Кто  знает,  что  еще
может случиться?
     Он обнял девушку за плечи. Они стояли на самой высокой точке островка
и  ждали  рассвета.  Двое  животных  тоже  терпеливо   ждали   по   бокам,
лорс-великан временами громко всхрапывал, принюхиваясь к утреннему  бризу.
Восток светлел, солнце вставало,  фосфоресцентное  сияние  тел  их  врагов
тускнело. Однако, кольцо тростниковых лодок и слизистых белых тел все  так
же окружало островок, причем лягушки совсем не шевелились.
     В последний раз все четверо услышали тот ужасный  стон,  ставший  для
них уже символом этого города.
     - Аоу, аоу, ааооуу, - прозвучал он со всех  сторон,  а  источник  его
оставался столь  же  загадочным,  как  и  раньше.  Стон  несся  над  всеми
разрушенными башнями и, казалось, бросал вызов  самому  дню.  Наконец,  он
смолк и над одним из зданий появился красный диск солнца.
     И те, кто так долго  охотился  за  четырьмя  путешественниками,  тоже
появились с приходом утра. Из разрыва  в  стене  зданий  на  юге  появился
ненавистный черный силуэт того судна, которое пленило  Иеро.  Может  быть,
подумал священник, это и другое, того  же  типа,  но  какая  разница?  Это
черное судно несло с собой их гибель, несомненную и неизбежную.
     Бледнокожие  лемуты,  чьи  скользкие  белые  тела  поблескивали   под
утренним светом, расступались перед приближающимся кораблем.  В  их  массе
образовался канал и чер