Василий Купцов

                    ЗАПИСКИ ВИКТОРА ТОЛСТЫХ

  (фантастическая повесть, составленная из отдельных рассказов)

               Знакомьтесь,  я - Виктор Толстых

     Итак, рад познакомиться со своими читателями. Долго, весьма
долго я не решался сесть за эти записки. Сначала это было просто
нельзя - по соображениям секретности.  И,  вообще... Потом стало
всем все равно,  можно было садиться и писать, но мне было не до
этого. Захотел попробовать себя в частном бизнесе. Попробовал...
Увы,  теперь я на мели.  Шерлок  Холмс  тоже  вряд  ли  бы  смог
работать   в   таких   условиях...   Теперь  я  получил  в  свое
распоряжение довольно много свободного времени.  К тому же вышел
еще  один  срок  -  срок,  который  я  обещал  выдержать  одному
человеку,  прежде чем опубликовать его воспоминания.  А потом  у
меня  все  сложилось  -  мои  записки,  воспоминания  Станислава
Григорьевича,  да еще кое-что...  Получилось немало.  И еще одна
ценность для читателя - мои записки можно читать с любого места,
поскольку каждая глава представляет собой законченный рассказ.
                           *   *   *
     Трудно сказать,  как я попал  на  такую  работу.  Вероятно,
просто   так  сложилось.  Были  ли  предпосылки?  Да,  вроде  мы
проходили какие-то тесты,  в том числе и беседы с некими людьми,
представлявшими  особую  ценность  для  государства.  Теперь  их
называют экстрасенсами,  тогда такого понятия  не  существовало.
Все это изобрели потом...
     Так вот.  Первое, что у меня обнаружили - это весьма слабую
внушаемость.   И  полную  негипнабельность.  Впрочем,  люди,  не
поддающиеся гипнозу,  встречаются гораздо чаще,  чем обычно себе
представляют.  И  это  обстоятельство  ничего не значило,  кроме
того,  что я пригоден к работе в Органах вообще. А "экстрасенсы"
определили,  что...  Думаете, что у меня сильное поле? Или что я
сам - экстрасенс?  Как бы не так!  Все как раз наоборот. На меня
ничего не действовало - никакие биополя и так далее. А вот такие
способности  -  это  как  раз  то,  что  и  нужно   оперативному
работнику,  если  он  вдруг  столкнется  с  чем-то,  скажем так,
сверхъестественным...
     Не буду  рассказывать,  как  я дошел до того самого отдела.
Можно сказать,  судьба подталкивала  меня  в  эти  дела  мелкими
шажками. И я, в конце концов, дошажковался...
     А потом было много всего - как интересного, так и не очень.
Например,  летающие тарелки.  Вернее, их свидетели. Ведь есть же
"Свидетели Иеговы".  Вот и  "Свидетели  Летающих  Тарелок"  тоже
имеются,  у них даже теперь свой рыцарский орден есть...  Ладно,
пошутил!  Короче, бессчетное количество раз я записывал рассказы
очевидцев, и все они были примерно одинаковы. Да чего повторять!
Об этом теперь пуды книжек написаны - и везде одно и  тоже!  Так
что никаких зеленых человечков в моих рассказах не будет. Просто
потому, что действительность куда невероятней и удивительней!
     Некоторые рассказы   можно   отнести   как   бы  к  научной
фантастике,  другие - к мистике.  Иногда загадка разъяснялась  и
вполне естественными причинами.  Так что,  начиная читать каждый
из этих рассказов,  вы никогда не сможете предугадать,  как  все
закончится.  Обойдется  ли  автор в каждом конкретном случае без
фантастики или нет...
     Но надо все-таки дать как бы анонс.  Так вот, сейчас у меня
под ногами  вертится  Мухтарша  -  большая,  лохматая,  отчаянно
беспородная  псина,  подарок  Гана,  моего  хорошего  знакомого.
Бессмертного, между прочим, за которым я когда-то вел наблюдение
-  по  своей  работе  в  Органах.  Он  иногда  заходит  ко  мне,
предпочитает светлые сорта пива...  А еще я побывал  однажды  на
том  свете,  и даже знаю,  как там работает канцелярия...  И еще
как-то я испробовал Эликсира...  А еще...  Ладно,  хватит!  Пора
начинать рассказывать...
     Нет, еще по структуре дальнейшего текста.  Первая его часть
- это мои записки.  Годы с шестидесятых по наше время.  Вторая -
публикация записок Станислава  Григорьевича,  в  какой-то  мере,
моего предшественники.  Годы тридцатые - сороковые.  Подробнее о
записках Станислава Григорьевича - в одной из глав первой части.

                         ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

                    Записки Виктора Толстых.

                           *   *   *

                   НЕМНОГО О ВКУСАХ ЛЮДОЕДОВ

          Маленький, почти не фантастический детектив

     Это дело  было  для меня первым в своем роде.  Именно после
него мне стали подсовывать все те дела,  от которых чувствовался
своеобразный "душок". Короче, чертовщину "в законе".
     Известно, что дела об исчезновении людей занимают  довольно
значительный  процент  в статистике,  но крайне редко доходят до
суда. Люди либо находятся, что чаще всего, либо находят их плохо
сохранившиеся  трупы,  по которым-то и причину смерти определить
трудно,  а не то что найти преступника,  наконец, третий исход -
не  находят ничего.  Нет трупа,  и судить некого и не за что.  В
данном случае тела потерпевших,  если можно это назвать  телами,
были  найдены,  а  причина,  вызвавшая  смерть,  была  более чем
очевидна.  Были найдены  разделанные  и  кулинарно  обработанные
"туши" исчезнувших людей.
     Дело было так.  Некто, а точнее, подозреваемый, снимал дачу
возле  реки Пахры.  Снимал на протяжении нескольких лет,  платил
хозяйке  регулярно,  жил  неделями,  уезжая  по  делам  лишь  на
несколько дней. Проводил там практически все лето.
     Платил-то он регулярно,  да время идет,  жилье типа дачного
все   дорожает,   а   хозяйке  никак  нельзя  повысить  плату  -
договоренность была:  не повышать.  Короче,  нашла хозяйка новых
кандидатов в дачники,  воспользовалась тем,  что жилец в отъезде
был,  и привела их дачку смотреть. Как собиралась старого жильца
сгонять  -  теперь  уже неважно,  а важно то,  что дачка жильцам
понравилась.  А хозяйка еще похвастала,  что при дачке подвал  с
ледником  имеется.  Новые  дачники  сразу загорелись посмотреть.
Полезли в подвал, а там...
     Разделанные части   трупов  людей,  отрезанные  конечности,
вываренные черепа - жуть,  одним словом! Начались крики, чуть ли
не повыпрыгивали из подвала... И надо же такому случиться, что в
этот самый момент преступник как раз к себе на дачу возвращался.
Услышал,  увидел,  все  просек и ходу!  Разумеется,  хозяйке и в
голову не пришло попытаться его догнать.
     Вызвали, само   собой,  милицию.  Как  выяснилось,  хозяйка
когда-то у него паспорт спрашивала,  да было это в самый  первый
год,  как он у нее поселился. Разумеется, фамилию своего дачника
она давно забыла, прописку и не смотрела, зато запомнила, что он
холост и зовут его Владимиром.
     Что имело следствие?  Словесный портрет и отпечатки пальцев
на посуде.  Таких отпечатков в картотеке найдено не было.  Стало
быть,  под  следствием  никогда  не  был.  И   отпечатки   могли
пригодиться только после поимки преступника.
     Вскрытия и анализы трупных  останков  показали,  что  жертв
было  пятеро  -  мальчик,  молодые мужчина и женщина,  мужчина в
возрасте тридцати пяти - сорока пяти лет и женщина шестидесяти -
семидесяти   лет.   Сохранность  останков  была  различной,  это
указывало на  то,  что  убийства  совершались  со  значительными
промежутками  времени  между ними.  Жертвой самого последнего из
преступлений был молодой человек восемнадцати - двадцати  лет  с
иссиня-черным  цветом  кожи  и  всеми признаками негроидной расы
(сохранились части черепа).
     Обращала на  себя  внимание  "кухня"  преступника.  Широкий
набор специй,  только перца  -  пять  сортов.  Различные  методы
кулинарной обработки мяса - засолка, горячее и холодное копчение
(была найдена коптильная), тушение и маринование. Была проведена
значительная работа по суммированию останков,  которая привела к
выводу, что большая часть мышечной массы трупов находилась здесь
(в   различных  формах),  и,  следовательно  (и  очень  важно!),
заготовлялась  маньяком-людоедом   не   для   продажи,   а   для
собственного   "употребления".  Хоть  одно  неплохо  -  если  бы
обнаружился факт продажи человеческого мяса через торговую сеть,
разговоров было бы всей стране на несколько лет.
     Почему дело было передано нам?  Во-первых, экстраординарный
характер дела - людоедство это не что-нибудь,  а если еще пойдут
слухи... Во-вторых - Москва, столица. И в-третьих, а вот как раз
третьей причины хватило бы за глаза - последней жертвой оказался
негр,  и,  хотя его личность пока не была установлена, была, как
вы  сами  понимаете,  велика  вероятность того,  что он окажется
гражданином другой страны.
     Итак, мы  имеем  словесный  портрет  преступника.   А   вот
фотографий - нет. Можно, конечно, попытаться организовать розыск
и по описанию внешности,  если бы не одно "но". Рядом, менее чем
в часе пути на электричке,  находилась Москва.  Тогда,  в начале
шестидесятых,  там уже проживало  несколько  миллионов  человек.
Ничего  не  стоит раствориться в этих миллионах,  особенно когда
нет никаких особых примет. Просто обычный человек. Даже прописка
неизвестна:  как дачник, он мог оказаться и москвичом, и жителем
ближайшего к даче города.  И самое страшное состояло в том,  что
это  был  маньяк,  от  которого  можно  было  ожидать  все новых
убийств.  Каждую минуту.  Ведь он сейчас  лишился  всех  запасов
своего "любимого лакомства".
     Честно говоря,  я  не  был  готов на тот момент к розыскной
работе.  Мои занятия в специальном отделе носили скорее  научный
характер.  Если мы и вели наблюдения за некоторыми объектами, то
это  было  ближе  к  какому-то  научному  исследованию   или   к
документальному  кино,  чем к ловле преступников.  Но был найден
крайний в этом деле. Им оказался я. Пришлось что-то придумывать.
    Я анализировал задачу и так, и этак. И нигде никаких мыслей.
Где может сейчас проживать маньяк? Где будет искать новые жертвы?
Где "готовить"? На все эти вопросы был один ответ: да где угодно,
по всей столице!
     Если проанализировать  данные по жертвам,  то опять никаких
закономерностей: трое мужчин, две женщины, далее - ребенок, двое
молодых людей,  один сорокалетний и один пенсионер,  упитанность
жертв - в широких пределах колебаний, далее - цвет волос и глаз,
здесь  тоже  никаких  пристрастий.  Даже один чернокожий.  Итак,
преступнику практически все равно,  кого убивать и поедать.  Или
он ищет.  Тогда следующей жертвой окажется некто,  совершенно не
похожий по своим данным на предыдущие жертвы.
     Я чувствовал,  что  информации  все-таки достаточно,  чтобы
предугадать  следующий  ход  преступника.  Но  что-то  неуловимо
ускользало от моего сознания.  Зато интуиция начала постукивать,
так, вроде бы, неназойливо, произнося лишь одно имя - "Ган".
     Обратиться за помощью к Гану?  Это нарушение всех возможных
инструкций.  Почти должностное преступление. Хотя что значат эти
инструкции?  Написанные  почти  сорок  лет назад собственноручно
рукой  Большого  Хозяина  правила  поведения  агентов   ОГПУ   в
отношении  объекта  "Ган"?  Но ведь был же ХХ съезд партии,  все
старое велено зачеркнуть и забыть.  Новое время. Почему бы и мне
не поступить в духе новых веяний?  Тем более,  что Ган проявляет
ко мне едва  ли  не  дружеские  чувства.  Конечно,  поддерживать
приятельские  отношения  с курируемым объектом для офицера нашей
конторы уже несколько ненормально,  но,  в  целом,  допустимо  в
интересах дела. Но вот вводить его в курс дела при расследовании
преступлений?  Рискованно?  А  что,  собственно,  будет?  И  кто
узнает... К тому же известно, что если Ган даст слово, например,
что все останется между нами,  то он свое слово сдержит,  еще не
было случая...
     Кстати, что это такое - "Ган"? Читатель, конечно, еще с ним
не   знаком.  Придется  объяснить.  Бывают  разные  там  чудеса.
Инопланетяне в летающих  тарелках,  которых  кто-то  там  видел,
Тунгусский  метеорит,  который  где-то там упал и прочее.  То ли
дело Ган.  Сейчас он живет в районе Арбата.  Внешне -  подросток
лет  пятнадцати.  Таковым пребывает со времени начала наблюдения
за ним.  А начинали еще в царское  время.  Возможно,  он  вообще
бессмертен,  либо  смерть  его,  как у Кощея в сказке,  где-то в
далеком краю на высоком дубу...  Да и еще разные такие необычные
способности.   Например,   видит   насквозь   все,   мне  как-то
демонстрировал - взял да прочитал серийный номер  на  пистолете,
что у меня в кобуре.  И жутко много знает. Живет такой парень...
К  счастью,  нигде  свои  возможности  не  использует,  даже  не
показывает.  Одна  из  моих  забот,  как  куратора  по его делу,
состоит в том,  чтобы предупреждать людей,  случайно оказавшихся
свидетелями чего-то необычного, связанного с Ганом, о соблюдении
тайны. Подписки о неразглашении, беседы и так далее...
     Как сейчас помню первую встречу с ним. Мне только что папки
торжественно передали,  на меня горестно взглянули и  вздохнули.
Теперь,  мол,  твоя  очередь  мучиться!  А  я тогда еще молодой,
простой  такой  был.  Дай,  думаю,   загляну   к   нему   домой.
Познакомлюсь...
     Итак, вот он,  дом моего подопечного.  И хозяина дома  нет.
Прекрасно,   можно   осмотреть   -   как   живет,  чем  живет...
Бессмертный! Что-то верится с трудом. На фотографии - мальчишка.
И даже без рогов...
     А вот и сарай.  Если где-то и есть нечто необычное,  то оно
должно быть в сарае.  Ведь хозяин - мальчишка, стало быть, и все
самое интересное мальчишки прячут в сараях...
     Так. Мотоцикл  "Урал".  Одиночка.  И  откуда он его достал?
Ведь  одиночки  разрешено  иметь   только   милиции!   Украл   и
перекрасил?  Ну и полубог!  Маленький воришка, а не бессмертный,
вот кто он! Или просто обманщик. Хотя вряд ли...
     А это  что  за  бутылочка?  Посмотрим.  Открываем  -  запах
приятный,  что-то знакомое...  Ба!  Так это же опиум.  Да, здесь
явно содержатся наркотики!  Кстати,  надо на вкус попробовать...
Приятная жидкость!
    - Ну и как?
     Хозяин подкрался незаметно.  Как-то неудобно,  ведь мы даже
не знакомы,  а я уже тут, в сарае, и даже какое-то наркотическое
зелье пробую!
     - Вообще-то я это в бензин добавляю, - говорит мальчишка, -
думаю, километров тридцать этак прибавляет на полном газу...
    - А это... не ядовито? - кажется, мне мало глупого положения, 
в котором меня застали. Еще и глупый вопрос.
     - Нет,  говорят, что не ядовито, - подергивает плечами Ган,
- это Эликсир Вечной Молодости, он жизнь продлевает...
    - И что, правда, действует?
     - Да, помогает, - кивает с важным видом паренек, - вот Ежов
тоже,  перед самым расстрелом испил... То-то Иосиф Виссарионович
на него так обиделся!
     Я ничего об этой истории не слышал. Ожидаю продолжения, но,
увы,   мысли   моего   собеседника   скачут   в   неопределенной
последовательности.
     - Так ты теперь вместо того,  в очках,  - то ли спрашивает,
то  ли утверждает Ган,  - он так настырно за мной следил!  Можно
подумать,  что он - ревнивый,  а я  с  его  женой  гуляю!  А  ты
молодой... Как звать-то?
    - Я, между прочим, офицер...
     - И  что  же  делает Его Благородие в моем сарае?  По долгу
службы?
    - Да!
    - Тогда Вам надлежит представиться!
    - Толстых. Виктор Викторович...
    - А я - Ган! Ты меня не бойся, я - хороший...
    - А  я и не боюсь...  - усмехнулся я.  - Ведь нигде в твоем
досье не отмечалось, чтобы ты когда-нибудь кусался!
     - Вот   и   чудненько.  Когда  надо  за  мной  следить,  не
стесняйся,  заходи в  гости,  следи  сколько  хочешь.  Я  больше
"Жигулевское" люблю, а ты?
    - А мне на службе нельзя!
    - Так пиво, оно не спиртное...
     И я выслушал пространную лекцию о содержании спирта в пиве,
затем - в сравнении с кефиром,  затем паренек перешел на чешские
обычаи...  Беседа продолжалась мирно, перетекала с темы на тему,
мы незаметно перешли на кухню и поили чаю с пирогами. Кажется, я
понравился своему подшефному. Впрочем, он мне - тоже...
     В дальнейшем я еще не раз сиживал за чаем с этим пареньком.
Ган оказался неплохим рассказчиком, но вот беда - он взял с меня
слово не пересказывать его рассказов.  Нет,  тут дело вовсе не в
секретах каких...  Просто этот бессмертный возмечтал  сам  стать
писателем и даже показывал мне свои литературные опыты. Конечно,
с литературной точки зрения его писанина хромает, зато - сюжеты!
Да, такого я до этого не читал и не слышал...
     Вот, скажем,  повесть о человеке,  у которого была  высокая
регенеративная способность.  Нет, голову он себе новую отрастить
не мог,  но по мелочи... Короче, дело происходило в средние века
в  странах мусульманских.  Мужичок ездил из города в город,  и в
каждом - торжественно принимал веру.  То есть - терпел небольшую
операцию  по  обрезанию  крайней плоти.  А по тогдашним законам,
тот, кто добровольно принимает ислам, должен быть одарен разными
там подарками, землями, женами и прочим. Ну, не так роскошно, но
на жизнь ему хватало.  Тем более,  что когда денежки  кончались,
наш  герой  ехал  в  другой  город.  По  дороге у него снова все
отрастало и можно было вновь вступать в мусульмане...  Кончилась
эта  история,  однако  ж,  плачевно.  Мужичок  добрался до стран
турецких,  а турки оказались не столь  простодушны,  как  арабы.
Выследили  и выловили.  А потом - исследовали...  Вы можете себе
представить,  какие  именно  исследования  могли   проходить   в
средневековой  Турции.  Даже  сам  султан  снизошел - поработать
ножичком!  Эта часть рассказа не очень веселая, пожалуй, здесь и
закончим...
     Самое сложное в общении с Ганом -  это  то,  что  он  любит
приврать.  Так что здесь особо тяжелый случай.  Вспомним записки
барона Мюнхгаузена.  Ведь он на самом деле побывал на  службе  в
России,  где  никто  из  его  тогдашних  читателей  не бывал.  И
неизвестно еще,  как эти рассказы воспринимались -  может,  и  в
самом   деле,   в   далекой  России  снег  заметает  деревни  по
колокольню, а потом - за ночь все стаивает... Вот так и с Ганом.
Начнет рассказывать, что было, скажем, десять тысяч лет назад. И
не проверишь - правду говорит, али брешет...
     Раньше я почти все его рассказы воспринимал,  как фантазии.
Ну ладно еще с чудовищами.  Но когда он рассказывал,  как сливал
воду  в бачке туалета в каком-то древнем царстве,  я начинал уже
возмущаться совершенно открыто.  А мой собеседник только смеялся
и  уверял,  что  так  оно и было!  А недавно случайно прочел про
свежие  раскопки  в  Микенах.  И...  про  сливные  устройства  в
тогдашних  отхожих  местах.  И  это  -  не менее шести тысяч лет
назад!  Может,  этот  удивительный  мальчик  вообще  ничего   не
придумывал?
     Зато розыгрыши!  Тут он был мастак...  Когда рассказывал  о
некоторых  своих  проделках,  можно  животик было надорвать.  Но
когда он устроил многомесячный розыгрыш в самом центре Москвы, в
серьезных   научных   кругах...   Ладно   бы  еще,  когда  ходил
придуряться к  экстрасенсам,  это  -  ерунда.  Но  так  дурачить
почтенных   профессоров,   что  дело  кончилось  археологической
экспедицией и несколькими диссертациями...  Самое же обидное для
меня  в  той истории состояло в том,  что Ган заявился в столицу
втихую,  просто прикатил на мотоцикле,  а проверять документы  у
мальчишки - да кому это нужно! Да и какие могли быть документы -
выглядел-то он несовершеннолетним... Да и времена были другие...
И  вот,  прожил  в  результате без контроля со стороны Органов -
целое лето.  Сколько же мне потом пришлось ходить, беседовать со
свидетелями,  брать  разного рода подписки о неразглашении...  А
ему-то что! Все как с гуся вода, только смеется!
                           *   *   *
     Итак, я отправился к Гану  в  гости.  На  мое  счастье,  он
оказался  дома.  Сидел,  читал  книгу  -  какую-то фантастику на
английском.  Знает  чуть  ли  не  все  языки,  читает  даже   на
китайском!  Меня встретил почти радостно.  Усадил за стол,  чай,
выпечка.  Сам и печет.  Если отвлечься от всего,  что я знаю  об
этом  подростке,  то  сидеть с ним даже приятно.  Кстати,  забыл
сказать, что бессмертный паренек жутко красив и привлекателен. В
любовных делах ему отказов не бывает...
     - Знаешь,  -  начал  я  наконец,  -  я  решился,   наконец,
просить тебя об одной услуге.
     - Переспать со мной?  - засмеялся наглый подросток, - тогда
я чур наверху, ведь в тебе килограмм полтораста!
     - Нет,  я хочу большего,  - парировал я.  После обычной для
Гана шутки я как-то расслабился, - хочу попросить помощи в своей
работе. В раскрытии одного преступления.
     - Но у меня нет большой лупы,  - продолжал шутить Ган,  - у
всех Шерлоков Холмсов таковая имеется, сам в кино видывал, а вот
у  меня  такой  нет.  Ладно,  -  он продолжал улыбаться,  но уже
по-другому, как-то обаятельно, - выкладывай!
     Я рассказал ему все,  что знал. Рассказ занял часа полтора.
Показал фотографии мест преступления,  жертв,  "кухни"  маньяка.
Ган слушал очень внимательно, практически не задавал вопросов, а
фотографии вообще изучал по  десятку  минут  каждую.  Наконец  я
закончил.
     - Но у вас  же  есть  его  подробное  описание,  -  сказал,
наконец,  Ган,  -  разве трудно его найти?  Скажем,  в месте его
очередной охоты расставить агентов...
     - Легко  сказать,  -  я  даже  удивился такой наивности,  -
Москва-то велика, где будет следующее убийство...
     - Следующей жертвой будет молодой негр, - сразу сказал Ган,
- а где у нас,  в столице мира,  негры  водятся?  Хороший  выбор
имеется,  кажись,  в Университете Дружбы народов.  Вот тебе, мой
упитанный друг, и наводка. Понаблюдайте там...
     Я принял совет к сведению.  В конце концов, других разумных
вариантов не было. Милиция, конечно, делала по всей столице свое
дело,  но  все  их  задержанные  практически  сразу отпускались.
Помните песенку:  "Крокодил не ловится..."? А за дело отвечал я.
Поэтому я и принял сразу же решение. Послушаться совета Гана.
     Самое удивительное состояло в том,  что уже на второй  день
наблюдения  был  задержан  человек,  прекрасно  подходивший  под
словесный  портрет  предполагаемого  преступника.  Он   пробовал
познакомиться   с   молодым   негром.  Как  выяснилось  позднее,
приглашал домой, обещал что-то интимное...
     В его  паспорте  значилась  Подольская  прописка.  Дальше -
просто.  Отпечатки пальцев.  Анализы.  В том  числе  содержимого
желудка.   И  дело  было  закончено.  Для  меня,  конечно:  ведь
преступник был пойман, далее - дело следствия.
     И вот  я  снова  в  гостях у объекта "Ган".  Попал к обеду.
Теперь поедаю порцию чего-то  невероятно  вкусного,  невесть  из
чего  приготовленного.  Ган  назвал  это  "фантазией в китайском
стиле".  Может,  лучше и не знать компонентов,  а то и в  правду
окажется какое-нибудь ласточкино гнездо...
     Надо задать один единственный вопрос.  В конце концов,  это
дело принципа.  Осталась лишь одна загадка. И надо поставить все
точки над i.
     - Но я никак не могу уловить принципа,  - спросил, наконец,
я,  - по которому ты предположил,  что следующей жертвой  должен
стать молодой негр. Конечно, сначала маньяк убивал только белых,
потом убил негра.  Но признак цвета  кожи,  по-моему,  ничем  не
более важен,  чем,  скажем, пол или возраст. Почему, собственно,
опять негр?
     - Ты упустил одно важное обстоятельство,  - ответил Ган,  -
тщательность, с которой преступник приготовлял мясо своих жертв,
наличие специй,  масла,  лука,  чеснока - все это говорит за то,
что преступник - гурман.
     - Я это прекрасно знаю, но почему же снова негр?
     - Чего же тут непонятного?  - удивился  Ган.  -  Ведь  мясо
негров значительно нежнее и вкуснее...


                  А ТЕПЕРЬ НЕМНОГО О ВАМПИРАХ

             Грустный фантастический мини-детектив

     Так получилось,  что два этих,  внешне совершенно непохожих
дела,   были   переданы  в  одни  руки.  Мои,  естественно.  Что
объединяло эти дела?  Один очень странный признак - своеобразное
отношение к крови.  Если можно так выразиться, болезненное к ней
пристрастие.
     Дело номер  один.  Совершенно  идиотское  ограбление пункта
переливания крови.  Грабитель,  одетый в шубу,  меховую шапку, с
обмотанным   вокруг   лица   шарфом,  был  вооружен  обрезом  из
охотничьей двустволки (двенадцатый калибр -  определил  сторож).
Вооруженное ограбление. Но интересовали преступника только банки
со свежей кровью.  Можно  было  бы  строить  различные  гипотезы
относительно  дальнейших  намерений  грабителя,  если бы не одно
"но".  Собрав банки с кровью в свою сумку,  он схватил еще одну,
явно  не  вмещавшуюся в баул,  вскрыл и выпил.  Сторожу аж плохо
стало,  вероятно, был обморок. А может, и не было, но по крайней
мере,   старик   утверждает,   что  потерял  сознание,  а  когда
опомнился, грабителя уже и след простыл. Впрочем, это и не имеет
особого значения, главное - появился новый маньяк, чей пунктик -
кровь.
     Второе дело.  Состоит  из  двух,  объединенных в одно.  Два
нападения на молодых женщин,  нападений,  схожих как  две  капли
воды. Зимняя ночь, пустынная аллея. Молодая женщина возвращается
с работы в полночный час.  Полная тишина.  Вдруг она  чувствует,
как   ее  хватают  сзади  сильные  руки,  она  еще  не  успевает
закричать,  как в шею ей впиваются зубы. Обморок. Когда приходит
в  себя,  рядом - никого.  Естественно - бегом до дома.  В обоих
случаях обращение  в  милицию  только  на  следующий  день.  Обе
потерпевшие даже не смогли точно указать место происшествия.  Не
говоря уже о том,  что по аллеям прошло за это  время  множество
народу.   Нападения   случились   в  разных  районах  Москвы.  С
промежутком в четыре  дня.  Единственное,  что  конкретно  имело
следствие,  это  заключения  медицинской экспертизы.  Да что там
говорить,  просто померили линейкой расстояния между ранами, оно
и  оказалось одинаковым у обеих потерпевших.  И еще - пониженный
гемоглобин  в  анализах.  Не  исключалась  кровопотеря,   вернее
сказать,  ее  вероятность была очень высока.  Что при отсутствии
следов массивного кровоизлияния на  одежде  и  на  снегу,  могло
означать   лишь   одно  -  определенное  количество  крови  было
намеренно извлечено из их организма.  Да что там крутить  вокруг
да около - кровь была высосана!
     Между ограблением пункта переливания крови и нападениями  в
аллеях была неделя.  Причем сначала было ограбление, а уже потом
-  нападения  на  женщин.  Проще  было  бы  наоборот  -  сначала
попробовал  понемногу  крови,  прямо  из жертв,  а потом - решил
запастись.  А так получается - сначала запасся кровью,  а  затем
начал нападать... Что-то не ладилось. Но что преступник был один
и тот же,  у меня сомнений не  возникало  -  ведь  ранее  ничего
подобного   не   наблюдалось  уже  много  лет.  Конечно,  случаи
вампиризма случаются регулярно, но они, обычно, носят достаточно
откровенный характер - грубо и без каких-либо загадок. Здесь же,
я был уверен,  приехал в столицу некто,  скажем прямо, вампир, и
добывает  себе  кровь  разными способами.  При этом он отнюдь не
слабоумный, и это не белая горячка, когда человек не помнит, что
творит.  Преступления вполне сознательны,  сделано все, чтобы не
оставить следов.  Не совсем - в пункте переливания у преступника
явно  был  срыв,  он  оставил свою визитную карточку - отпечаток
пальца на стеклянной  банке.  Итак,  к  нам  в  столицу  приехал
вампир.  Или  -  вариант  - ранее имел доступ к крови,  например
работал в таком же пункте переливания,  а теперь  -  уволен  или
что-то  в  этом роде.  Можно сделать соответствующий запрос.  На
уволенных из пунктов переливания крови.
     А в   общем,  я  хорошо  понимал,  что  вероятность  поимки
преступника ничтожна.  В активе только отпечаток большого пальца
правой руки на банке из-под крови. Увы, нигде по картотеке ранее
не проходивший.  Вот  когда  он  проявит  себя  снова,  тогда...
Поймаем его или нет, неизвестно, а вот разговоры пойдут - это уж
точно.  Что я могу сделать сейчас?  Могу прочесть всю  доступную
литературу  по вампирам,  просмотреть дела.  И я начал со старых
дел. Полез в картотеку.
     Среди прочих,   я   натолкнулся   на   упоминание  о  деле,
датируемом 37 годом .  О нем лишь упоминалось, как о рекордном в
своем роде.  Я прекрасно знал,  что за дела были в эти годы.  Но
вот  номер  этого  дела  почему-то   показался   мне   знакомым.
Вернувшись  к  себе  в кабинет,  я начал переворачивать все свои
собственные архивы, потом дело дошло до особо секретных папок. И
вот,  в  одной  из  папок  без  номера  с  литерой "Г",  я нашел
упоминание о деле с этим номером.  Что-то  слишком  запутанно  -
вампиры,  дело от года великой чистки и...  Ган.  Он-то как сюда
попал?  Я решил,  что должен знать все -  в конце  концов,  ведь
именно я сейчас курирую Гана.
     Что произошло дальше?  Крайне странная история. Самого дела
в  архиве  не  оказалось.  Нет  его  и все тут!  И нигде никаких
отметок - об изъятии,  или передаче,  скажем.  Так я ничего и не
узнал.  Но  пришла  одна мысль - если тогда Ган каким-то образом
оказался задействован в деле о вампирах,  почему бы не  привлечь
его  сейчас?  Я  однажды уже использовал его помощь,  и довольно
успешно - может, рискнуть еще раз?..
     Все решилось   само   собой.   Я   отправился   вечером  на
тренировку.  В те времена я регулярно играл в "железные игры " и
даже  имел  первый  разряд  по тяжелой атлетике.  И столкнулся у
входа в спорткомплекс с Ганом.  Он,  оказывается,  занимается  в
секции  самбо.  И  надо  же!  Мы  договорились встретиться после
тренировок.
     Я пришел   чуть   раньше   времени.  Понаблюдал  за  концом
тренировки юных самбистов.  Забавно было видеть среди них  моего
подопечного. И еще я заметил, как смотрел на него тренер.
     - Твой тренер к тебе явно не равнодушен,  - сказал я  Гану,
когда  тот  подсел  ко  мне  после  душа.  Полотенец  он явно не
признавал, сел совершенно мокрый и за минуту высох.
     - Да,  он  спит  и видит,  как сделает из меня чемпиона,  -
сказал Ган вполне серьезно, - бедняга! Ты его пока не огорчай на
мой счет, я сам как-нибудь аккуратно...
     - Странно тебя наблюдать, особенно в спарринге, - сказал я,
- ведь тебе ничего не стоит любого здесь...
     - Не, я все по-честному! - даже обиделся подросток, - силы,
большей, чем у других, не показываю, скорость и реакция - тоже в
пределах возможностей человека.
     - Но тогда бы тренер не смотрел на тебя так...
     - Ну,  во-первых, я красивый, - усмехнулся Ган, - а главное
то,  что  я  стараюсь,  занимаюсь,  оттачиваю  технику.  Или  ты
считаешь,  что без своих сверхчеловеческих возможностей я полный
нуль?  Вот  выполню  по-честному мастерскую норму,  тогда будешь
знать!
     Опять слишком   прямодушно.   Два   раза  употребил  оборот
"по-честному", как будто я не верю. Прямо ребенок какой-то!
     - А  у  меня опять появилась идея насчет тебя,  - сказал я,
отбросив сомнения прочь,  - может, еще разок поиграем в Шерлоков
Холмсов?
    - Это тебе подкинули дело с вампирчиками? 
    - А ты откуда знаешь?
    - Так вся Москва только и говорит...
     - Тогда давай по-серьезному. Я тебе расскажу все, что знаю.
Фотографии у меня при себе, - и я рассказал все в подробностях.
     - У меня родилось забавное подозрение, - сказал Ган, едва я
закончил, - но я тебе сейчас ничего не скажу. А ты вновь допроси
потерпевших,  я имею в виду покусанных девушек, пусть припомнят,
не почувствовали ли они в момент нападения какого-нибудь запаха,
и если да, то пускай его тщательно опишут. И когда смывали кровь
с ран - не было ли еще чего-нибудь возле ранок на шее?  Ведь  на
экспертизу они отправились,  уже хорошо помыв шеи,  не так ли? А
завтра вечером жду!
     - Кстати,  чуть не забыл: что это такое таинственное было в
37 году? Там и ты упоминаешься, и вампиризм...
    - А дела нет? - усмехнулся Ган, - оно и неудивительно...
    - Может поделишься воспоминаниями?
     - Не,  я  слово  дал  - полста лет молчать.  Так что в одна
тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году я тебе все и расскажу,
если не забудешь, конечно, спросить...*
<* Сейчас,  когда пишутся эти строки,  уже девяностые годы.  Уже
можно спрашивать. Но еще не спросил...>
     Я не поленился,  съездил сам к потерпевшим.  Поговорил  без
протокола, обе женщины чувствовали себя уже спокойнее и делились
воспоминаниями почти охотно. Что-то в них изменилось. Лишь потом
я понял, что женщина, ставшая знаменитой жертвой - это уже почти
как киноактриса.  Да,  вот если  жертва  -  мужчина,  это  почти
постыдно,   зато   если   женщина   -  это  ой-ой-ой!  Настоящая
знаменитость...
     Итак, пункт  первый  -  запах.  Обе  женщины в конце концов
припомнили,  что  ощутили  слабый  запах  духов.   Не   мужского
одеколона,  а  именно  -  духов.  А вот второй пункт:  первая из
потерпевших не заметила  ничего,  зато  вторая  припомнила,  что
смывала  с  шеи  что-то,  похожее  на  губную помаду.  Почему не
сказала на следствии?  Так вопросы задавали  конкретные,  а  про
мытье шеи и не вспоминали.
     Итак, кровь  у  девушек  высасывало   существо   несомненно
женской породы.  А грабил склад мужчина.  Я усомнился и поехал к
старику-сторожу.  У того не было и  сомнений  относительно  пола
грабителя.  Какие там духи! Грубый мужской голос. Кусок небритой
щеки под шарфом.
     Итак, дела  все-таки  разные.  Их  связывает  друг с другом
только время. Но я, кажется, обещался в гости к Гану. Посмотрим,
что он скажет. Ведь он буквально носом ткнул меня сейчас...
     - Итак,  мы имеем дело с двумя преступниками,  - закончил я
свой рассказ, - и два отдельных дела. И как ты догадался?
     - Твои выводы и правильны,  и неправильны  одновременно,  -
засмеялся  Ган,  - хочешь анекдот на эту тему?  Поставили как-то
одного мужика судьей в городе,  к нему приходят двое сутяг, один
жалуется на другого.  Новенький судья его выслушал, говорит - ты
прав,  конечно.  Тогда второй начал оправдываться.  Судья и  его
выслушал  и  тоже  вполне согласился с его доводами - мол,  и ты
прав... Тогда судью-то и спрашивают, кто же тогда не прав в этом
деле?  А  наш-то и отвечает - не прав тот,  кто меня сюда судьей
назначил...
     - Ваши  намеки мне оскорбительны,  - развеселился я,  - и я
вызываю вас на дуэль.
     - Тогда выбор оружия за мной. Предлагаю пироги - кто больше
съест!  Правила:  обжираться до смерти одного  из  дуэлянтов.  А
чтобы продлить мучения, сейчас будет чай.
     - И все-таки я жду хоть каких-то объяснений, - сказал я уже
за чаем.
     - Еще в спортзале я почти уверился,  - начал Ган,  - что мы
имеем  дело  с  двумя  совершенно  разными  существами - больным
человеком  и  нежитью,  объединенными,  однако,  в  этакий,  так
сказать, коллектив. А что может объединить столь разных существ?
Ответ стар,  как мир.  Они должны  быть  разных  полов.  И  если
нападавший  на  пункт переливания крови был мужчина,  то логично
было бы предположить,  что существо, нападавшее ночью на улицах,
окажется женского пола.
     - Ты хочешь сказать, что у них любовь? - я был потрясен.
     - Да,  все это уже не раз бывало.  Мужчина страдает тяжелой
формой нарушения  обмена  веществ,  особенно  пагубно  при  этом
действуют прямые солнечные лучи. Зато кровь приносит облегчение.
Собственно,  достаточно и  бычьей  крови.  Дать  ему  работу  на
скотобойне - и никаких преступлений не было бы.  А вот женщина -
настоящий   вампир,   нежить.   С   набором    сверхчеловеческих
возможностей.  Может быть,  уже не одну сотню лет живет. У таких
частенько теплые чувства возникают к похожим  на  себя.  Кстати,
вам ее будет трудненько взять. Передвигается быстро, как молния,
живуча до невероятного, разве что серебряный меч или кинжал...
     - Ну хорошо, - прервал его я, - а как сейчас быть?
     - Все предельно просто,  - сказал  Ган,  -  есть  отпечаток
пальца, преступник только приехал в Москву, а при его совершенно
специфическом внешнем виде, прямо скажем, устрашающем облике, он
должен был запомниться всем, кто его видел...
    - А какой он, собственно, должен иметь облик?
     - Да это в любом учебнике можно найти, - пожал плечами Ган,
- насколько я помню,  поражение слизистых оболочек таково, что с
одной  стороны  из-под  изуродованных  губ  выглядывают зубы,  с
другой стороны - атрофия десен,  поэтому зубы  выглядят  как  бы
большими, далее - поражения кожи, особенно лица и рук, выглядят,
как будто кожа  слезает,  что  в  сочетании  с  бледностью  кожи
создает  вид,  так  сказать,  ожившего  мертвеца.  Вот для вашей
агентуры и работа - выявить всех новеньких такого  страшненького
вида,  да и поснимать у всех отпечатки.  И трех дней не пройдет,
как он будет у вас в руках.
     Я долго не думал. Дал соответствующую ориентировку. И всего
через двое суток подозреваемый был задержан.  Отпечатки совпали.
Он и не отпирался, сразу признался в ограблении. Очная ставка со
стариком-сторожем ничего нового не прибавила.  А вот  о  наличии
сообщницы он молчал. Ни в какую!
     Но я уже как-то начал доверять Гану в его заключениях. Если
он говорит,  что была сообщница,  стало быть,  так оно и есть. К
тому же плохое физическое состояние  пойманного  преступника  не
позволяло предполагать его виновность в нападениях на женщин. Он
вообще не очень-то быстро двигался.  Что же до его зубов, то они
шатались.  Прикус их, как я и ожидал, не соответствовал ранам на
шеях женщин.
     И вот  я вновь в гостях у Гана.  Только уже дома.  Ужинаем.
Нас трое.  Третий - тренер Гана по самбо, Антон. Да, в последнее
время  я  совсем перестал следить за связями Гана,  вот он друга
себе завел,  а я и  не  знал.  Что  же,  тогда  на  пяток  минут
отвлечемся от вампиров и сделаем одно дело.  Пользуюсь тем,  что
Ган на кухне.  Показываю Антону удостоверение. Потом говорю, что
должен провести с ним беседу по линии своего учреждения. Парень,
разумеется,  удивлен.  Чтобы  не  разводить  антимоний,  вынимаю
готовый  бланк.  Подписка  о  неразглашении.  Заполняю его шапку
данными Антона, предлагаю ознакомиться и подписать.
     - Объект  "Г" - это наш общий приятель,  известный тебе как
Гена,  - подвожу,  наконец,  черту,  -  а  подписать  все  равно
придется.  В  интересах  государственной  безопасности.  Все это
серьезно.
    - Подписывай, Антош, - говорит Ган, возвратившись с кухни, - 
он этими подписками уже всех замучил, работа у него такая...
     - Но  что за чушь,  почему мои разговоры с тобой составляют
государственную тайну? - недоумевает тренер, обращаясь к Гану.
     - Могут составлять,  - поправляю я, - мальчик слишком много
знает...
     И Антон  подписывает  необходимые бумаги.  Он,  разумеется,
рано или поздно узнает всю правду,  вернее какую-то ее часть, но
на  сегодня достаточно.  Потом прошу Антона дать нам пяток минут
поговорить наедине.
     - Итак,  один за решеткой. Что дальше? - заканчиваю краткое
сообщение о поимке преступника.
     - Ничего не говорит о сообщнице,  - размышляет Ган вслух, -
наверное,  все-таки любовь.  Кстати,  куда его поместили?  Этому
человеку необходимо соответствующее медицинское обслуживание.
     - Пока подозреваемый жалоб на  здоровье  не  предъявлял,  -
сказал  я  жестко,  -  так что пусть посидит в камере.  Мы его в
одиночную поместили,  дабы больших скандалов  не  было.  Кто  же
захочет сидеть в одной камере с вампиром... И будет прав в своих
жалобах!
     - Если он в камере, - говорит мой собеседник, - то жить ему
не больше месяца.  Ему нужна кровь. Вот устроили бы его работать
на мясокомбинат...
     - Не о том разговор,  - поправляю я Гана,  - ты  мне  лучше
скажи, как вампирицу словить!
     - Разговор как раз о том,  - гнет свое  Ган,  -  надо  ведь
проявить хоть чуток гуманизма...
     - Гуманизм в отношении  вампиров,  -  усмехаюсь  я,  -  это
нонсенс.
     - Да  хоть  драконов,  - настаивает подросток,  - они же не
виноваты, что такими родились.
     - Я не пойму,  ты что, не хочешь мне больше помогать? - вот
уж не ожидал, что задам такой вопрос.
     - Знаешь,  - говорит Ган как-то задумчиво,  -  есть  старое
правило:  нельзя  становиться на пути между любящими существами.
Даже...  Вернее - особенно таким,  как я. Ни к чему хорошему это
не  приведет.  Что  здесь  настоящее чувство - у меня и сомнений
нет. Согласись, для развлечений вампирша могла найти кого-нибудь
и  посимпатичнее,  да  и поздоровее.  Раз возится с таким - одна
нога в могиле - стало быть, любит. Он ее, видно, тоже. А поймать
ее сейчас можно,  только играя на ее чувствах.  Мне этого делать
нельзя. Я умываю руки...
     - Ты что,  серьезно?  - не понимаю его сразу я.  - Это ведь
вампир,  чудовище,  нападающее по ночам  на  людей,  сосущее  их
кровь...
     - Вот сами и разбирайтесь,  - стоит на своем Ган,  - а  мне
промеж влюбленных становиться никак нельзя! Скажи спасибо, что я
им помогать не начинаю...
     - Да ты что! - чуть ли не кричу я. В комнату, услышав крик,
заходит Антон. Он все-таки друг этого бессмертного придурка.
     - Что случилось? - спрашивает тренер со вполне определенной
интонацией.  Еще один придурок, он ведь готов броситься защищать
того, кто менее всех нуждается в защите.
     - Ты, кажется, хотел знать, почему с тебя взяли подписку, -
меня  понесло:  как  говорится,  с  кем  поведешься,  от  того и
наберешься,  - так вот,  этот мальчик и не человек вообще, и лет
ему   больше,   чем  нам  всем,  вместе  взятым.  Ты  дружишь  с
чудовищем...
     И я покинул помещение. А вслед услышал ехидное:
     - Нервные какие-то кагебешники пошли...
     Больше никогда  в  жизни  я  не  позволял  себе  срываться.
Особенно в общении с Ганом.  Еще спускаясь по лестнице,  я  взял
себя в руки.
     "Что ж,  если вы,  товарищ Ган,  умываете руки, управимся и
сами",  - решил я. И никаких скотобоен. Преступник должен сидеть
за решеткой.  А мы  пока  приготовимся  к  встрече  с  настоящей
вампиршей. Вы, товарищ Ган, заметили как-то, что ее будет трудно
убить.  Серебряный  меч  -  слишком  архаично.  Другое  дело   -
серебряные пули.
     И я  отправил  совершенно  идиотский  запрос.   И   получил
совершенно  неожиданный  ответ  -  есть  такие пули,  да еще и в
немалом  количестве.  Кто,  когда  и  для   чего   заказывал   -
совсекретно.  А пули можно получить вполне официальным путем. На
складе лежат.  Кажется,  вы говорили,  что  злая  вампириха  так
быстро  передвигается,  что и взглядом не уследить.  Ничего,  на
этот случай получаем автоматы.  Мало?  Еще и ручной  пулемет!  И
готовим  ко  всему  этому  серебро.  Да  здравствует  унификация
патрона!
     Мужчина-кровосос, между  тем,  был  переведен  в больничный
изолятор,  где  и  скончался  на  третий  день   пребывания   на
больничной койке. А всего на двадцатый день после поимки. Что ж,
вот и мышеловка готова - укладываем тело на видном месте в морге
Института  Судебной  Медицины.  И  распускаем слухи - будет мол,
публичное вскрытие псевдо-вампира!
     Возле тела устанавливаем бесконтактный датчик,  реагирующий
на любое приблизившееся тело.  И ночное дежурство  в  отдаленной
комнате.   Втроем:  я  и  двое  оперативников,  с  автоматами  и
пулеметом. Не могу отказать себе в удовольствии. А поспать можно
и днем, все равно визит будет, когда все спят. Все-таки вампир -
они, как говорят, боятся солнечного света.
     Уже на вторую ночь вспыхивает красная лампочка.  Мы бежим в
морг. На ногах - бахилы, чтобы наши шаги она, наш враг, услышала
бы  как можно позднее.  Предусмотрительно мы закрыли все двери в
прозекторский зал, кроме одной. Через нее и вбегаем.
     Женщина -  высокая,  худая,  красивая.  Рыдает  на  груди у
покойника.  Увидев нас, отпрыгнула в сторону. Действительно, как
метеор.  Мечется по залу. Но наши пальцы делают свое дело - жмут
на курки.  И руки поворачиваются автоматически в нужную сторону.
Наконец,  она  замерла,  получив,  вероятно,  порцию пуль.  А мы
продолжаем поливать ее...  чуть  не  сказал  -  свинцом,  нет  -
серебром!
     Неожиданно вампирша вспыхивает.  Настоящий, яркий огонь. Мы
прекращаем  стрельбу.  Женщина молчит,  на лице - страдание.  Из
пулевых ран - снопы искр.  Потом она загорается вся.  Через пару
минут  перед  нами  нечто,  отдаленно  напоминающее человеческое
тело,  зато гораздо больше - огромный кусок кокса.  Что ж,  дело
закончено. А с телом пусть разбираются ученые.
     Вот после  этого  дела  я  и  стал,   конечно,   совершенно
незаслуженно,  признанным специалистом в области преступлений со
сверхъестественным  душком.  Ко   мне   начали   обращаться   за
консультациями,  а  я  любил  при  этом  давать заключения типа:
"данных за наличие преступления по моему профилю нет!"
     Что же касается Гана...  Я специально зашел в секцию самбо.
Понаблюдал за тренировкой.  Как  я  понял,  дружеские  отношения
между   моим   подопечным   и  тренером,  несмотря  ни  на  что,
сохранились.  Конечно,  дружба есть дружба,  и  если  неожиданно
оказывается,  что твой друг не человек, что ж, ничего страшного.
Ведь законам дружбы-то он не изменял.  И,  вообще, о таком друге
можно  только  мечтать - вроде умный,  много знает,  но при этом
прямой и простодушный,  слову  не  изменит,  всегда  на  выручку
придет...
     А вот со мной Ган даже и не поздоровался.  Попытался пройти
мимо, когда я встал на его пути. Но я поймал его за локоть.
     - Конечно,  вампир  должен  был  быть  убит,  -  сказал  он
равнодушно,  глядя  мимо  меня,  и  добавил  столь же бесцветным
тоном: - но не во время прощания с телом любимого человека...


                             АБАДОН

     История, которую я собираюсь рассказать, выглядит на первый
взгляд совершенно дичайшей.  Смерти, смерти, и еще раз смерти. И
лишь в самом конце кто-то понял,  что или,  вернее, кто связывал
между собой все эти смертные случаи.  Я опущу  все  подробности,
которыми  сопровождалось  расследование  этой истории.  Попробую
написать нечто вроде документального рассказа.
     Около года  назад  милиция  задержала  в  метро  ребенка  -
мальчика лет одиннадцати. Он пытался заночевать в метро. Для тех
(брежневских) времен это был случай небывалый.
     Мальчик не смог назвать ни имен своих родителей,  ни  место
своего  жительства.  Его  проверили  по  картотеке  -  в розыске
пропавших детей не числится.  Обследование у детского  психиатра
не дало оснований для отнесения ребенка в разряд слабоумных.  Он
хорошо  ориентировался,  знал  свое  имя  -  Алеша,  знал,   что
находится  в  Москве,  что забрали его в метро.  Называл текущую
дату и год.  Читал и писал,  правда,  не ахти как,  но и не хуже
большинства  своих  сверстников.  То  есть  был вполне нормально
развитым. Только не хотел назвать своих родителей. Или не мог их
назвать.
     Я сопоставил время нахождения мальчика  в  спецприемнике  и
журнал  происшествий.  И обнаружил первую в данном повествовании
смерть.   Умер   от   сердечного   приступа   сотрудник   охраны
спецприемника. В журнале было отмечено, что охранник находился в
этот момент наедине с одним из мальчиков,  содержавшихся в  этом
учреждении.
     Далее был детский  дом.  Первая  смерть  произошла  уже  на
первый  день жизни в нем Алеши.  Умер,  опять-таки от сердечного
приступа,  один из воспитателей детского дома.  Понятно, что эта
смерть тоже прошла как бы мимо внимания.
     Следующей была  молодая  сотрудница,  учительница  русского
языка  и  литературы.  Она выбросилась из окна четвертого этажа.
Диагноз - смерть от повреждений головного мозга,  несовместимыми
с  жизнью.  Рассказывали,  что  перед  самой  трагедией в другой
комнате слышали громкий смех. "Сошла с ума" - вот было негласное
заключение сотрудников. У погибшей были нелады в семье, кажется,
какая-то история с изменой мужа.  Мальчик Алеша в этой  истории,
казалось,  не  был задействован вовсе.  Но я обратил внимание на
смех.  Этот смех отмечался и  позднее.  И  как  раз  в  связи  с
мальчиком Алешей.
     Зато следующий  случай  был  весьма   громким.   Утром   не
проснулись  пятеро  детей,  жившие  в  одной  комнате  с Алешей.
Разумеется,   было   расследование.   Патологоанатомы   были   в
замешательстве.  В  конце  концов  удалось  придраться к супу из
консервов. Ботулизм? Даже я, проходивший медицину в университете
в весьма урезанном виде, знаю, что смерть от ботулизма наступает
через  несколько  дней   после   отравления,   ей   предшествуют
выраженные   симптомы  поражения  центральной  нервной  системы.
Например,  косоглазие и потеря речи - сразу у целой группы детей
- такое не пропустишь!  А наш мальчик,  якобы, не ел супа... Все
было явно  натянуто,  диагноз  представлял  собой  отписку.  Тем
более,  что консервы были импортными,  из Венгрии. Так и свалить
на кого-то вину значительно проще.  Об этом случае  даже  писала
какая-то газета.
     Все это   имело   неожиданные   последствия.    "Несчастный
ребенок",  "чудом"  оставшийся  в  живых,  был  усыновлен  парой
бездетных супругов, потрясенных трагедией, происшедшей в детском
доме.
     Здесь сначала,  первый  месяц,  было  все  спокойно.  Потом
смерть  дворника рано утром,  вроде бы совершенно не связанная с
насилием.  Но одна бабка видела,  что перед смертью  к  дворнику
подходил  новый  мальчик.  Потом  с  крыши упало двое мальчишек.
Третьим,  опять-таки,  был на крыше Алеша,  но  он-то  не  упал.
Следующий случай - в заехавшем во двор грузовике неожиданно умер
водитель.  Прямо за рулем.  А  грузовик  продолжал  двигаться  и
наехал  на  скамейку,  на которой сидели сплетницы-старушки.  Но
целых две старушки,  сидевшие у другого подъезда, запомнили, что
перед  происшествием  этот  новый  мальчик  смотрел на грузовик.
Очень внимательно смотрел.
     Потрясенные случившимся, а также припомнив смерти до этого,
обе боевые старушки  пошли  к  участковому  милиционеру.  Он  их
внимательно  выслушал,  но,  естественно,  никак  на "старушечий
бред"  не  среагировал.  А  старушки  пошли  прямиком  к   новым
родителям  Алеши.  Неизвестно,  что там был за разговор,  только
прямо после него туда вызвали  милицию.  Вызвали  соседи,  после
того,  как  услышали  странный  шум в соседней квартире.  Решили
позвонить,  им не открыли,  а шум продолжался,  потом были  даже
крики.  Ни  один из супругов ранее в пьянстве замечен не был.  И
соседи решили на всякий случай вызвать милиционера.
     Так как   дверь  не  открывали,  пришлось  ее  взломать.  В
квартире было найдено четыре трупа - супруги  и  двое  старушек.
Мебель  была  вся  перевернута.  А  под кроватью прятался Алеша.
Старшина  задумался.  Приехала  скорая,  потом  забрали   трупы.
Мальчик на вопросы не отвечал.  Казалось бы, история могла вновь
покатиться по накатанным путям - мальчика опять отправили  бы  в
детский дом, а смерти объяснили бы как-нибудь или просто замяли.
Но не тут-то было.
     Первым, кто  осмелился  заговорить  вслух  о связи мальчика
Алеши и всех этих смертей,  был участковый старшина Демидов. Да,
пожилой,  умудренный  опытом  человек  -  и  вдруг прислушался к
бабьим разговорам. Думал, думал, и решил позвонить куда надо. То
есть к нам.  Все-таки человек старой закалки.  Его, естественно,
всерьез особо не восприняли,  но сигнал был зарегистрирован.  И,
естественно,  попал  ко  мне  на проверку - я ведь стал "спецом"
после дела о вампирах. Естественно, я не принял все это всерьез,
но  дело  есть  дело,  я  поговорил  с  Демидовым.  Потом  начал
просматривать документы.  Молодец старшина, докопался до смертей
в  детском  доме сам.  Может,  кто и подсказал,  но это не имеет
значения. Передо мною выстроилась прямо-таки вереница смертей. Я
съездил  в  детский дом сам.  То,  что мне удалось там выяснить,
изложено выше.
     Но я  все-таки  продолжал  в  глубине  души не верить.  Все
говорило за то,  что именно с мальчиком Алешей связаны  вереницы
смертей.  Но может,  это все - совпадения?  Или он не нарочно? Я
слыхал  о  ведьмах,  проклятия  которых  приводили   к   смерти.
Например,  тот  случай  с  известной  актрисой,  которую  совсем
закритиковали на собрании,  довели до слез.  Она и  прокляла  их
всех.  В  результате - автоавария,  все мертвы.  Но это действие
проклятия,  в которое я верить,  как материалист, не должен. Но,
предположим,  верю. А вот с мальчиком совсем не то. Никого он не
проклинал.  Просто  люди,  соприкасающиеся  с   ним,   частенько
умирают.  Может,  в  нем  есть  что-то такое,  что непроизвольно
вызывает смерть у других. Нечто вроде ангела-хранителя, но очень
злого.  Так сказать,  дьявола-хранителя. Чушь! Ни в одной сказке
или мифе ничего подобного я не читал.
     Участковый привел меня в комнату,  где находился Алеша.  Он
пока один в этой большой квартире. Но скоро его вновь отправят в
детский  дом.  Если  сейчас мне не удастся чего-нибудь выяснить.
Старшина оставил нас одних.
     Я представился   мальчику.   Сказал,   что   следователь  и
расследую смерть его приемных родителей и соседских детей. И что
мне   надо  задать  ему  несколько  вопросов.  Мальчик  держался
спокойно,  только кивнул в ответ.  Мы начали разговор.  Из  него
выходило,  что  он  ничего  не  видел,  не  слышал  и  вообще не
представляет, отчего они все умерли.
     - А  как  насчет  тех  детей,  с которыми ты спал в детском
доме? Что там было? Ведь это ты что-то там устроил! А как насчет
преподавательницы, выпавшей из окна? Она-то чем тебе не угодила?
Двойку поставила?
     - Я  ничего  не  знаю,  поверьте мне!  - попытка заплакать.
Неудачная.
    - И охранник, и воспитатель... А приемные родители? Они ведь 
к тебе всем сердцем! Тоже ничего не видел? Тоже не причем?
    - Ну ладно! Посмотрим, как ты будешь орать, умирая... 
     До меня не сразу дошел смысл его слов.  Я взглянул на него,
еще не понимая,  какая угроза нависла над моею жизнью. А мальчик
смотрел мне прямо в глаза...
     Вместо глаз  у  него  были  две дыры.  Дыры,  которые вели,
казалось,  в бесконечную пропасть.  Я почувствовал,  что все мои
силы уходят туда,  в эту пропасть,  уходит все. Страшная боль во
всем теле и какая-то другая,  внутренняя боль. Боль в моей душе.
А страшный мальчик захохотал, было видно, что он получает сейчас
запредельное удовольствие.  А потом  что-то  как  бы  оборвалось
внутри. Казалось, я сорвался с какой-то неведомой цепи. И увидел
себя сверху.  Лежащим на полу.  А надо мной наклонялся  мальчик.
Теперь я видел совершенно ясно, что он совершенно черный внутри.
     Дальнейшие ощущения незабываемы.  Легкость, чувство полета.
Потом я пролетал через какую-то трубу, слышал нечто вроде свиста
в  ушах.  Сколько  времени  продолжался   полет?   Может   быть,
мгновение,   а  может,  и  бесконечно  долго.  Время,  казалось,
потеряло свой смысл...
                    *   *   *
     Это было помещение или не помещение?  Стен не было, но было
ощущение ограниченности пространства. И рядом были другие, такие
же, как я. Очень ясно я ощущал их присутствие.
     Было темно,  но, одновременно, все было залито светом. Свет
исходил от какого-то существа, находившегося на возвышении слева
от  меня.  "Божество"  -  мелькнуло  у меня в голове.  "Судья" -
подумал я чуть позже,  услышав,  как светящееся божество  задает
вопросы  другим  представившимся.  Поминутно чувствовалось,  что
божество в хорошем настроении. Шутки! И надо же! Такое создается
впечатление,  что ничего особенного не произошло...  Подумаешь -
умер.  С  кем  не  бывает.  И  вообще,  все  хорошо,  прекрасная
маркиза...
     Наконец, дошла очередь и до меня.  Я только  успел  назвать
себя,  как  обычное  течение  этого малого и совсем не страшного
суда прервалось. Вмешался еще один голос.
     - Опять   этот  Абадон!  -  сказал  новый  голос.  Кому  он
принадлежал? Я так и не узнал. Может, какой-нибудь секретарь.
     - Что,  и этот человек попал сюда из-за  него?  -  это  был
голос судьи.
    - Да, уже целая толпа. Ломается естественное течение истории. 
Все неправильно. Этот Виктор Толстых должен был еще долго жить.
     - Тогда надо что-то предпринять,  - сказал голос  судьи,  -
может, выслать оперативную группу?
     - Она уже готовится...
     - Сколько же времени она готовится? Месяц?
     - Я не в курсе.
     - Так можно ждать до бесконечности,  а за  это  время  этот
артефакт завалит нас ненормально поступающими душами.  Ты бы сам
занялся лучше, чем ждать оперативников.
     - Да  я  там  уже  сотню  лет  не  бывал!  Знаю  только  из
документов что да как,  а в натуре наверняка  такого  напортачу,
что потом еще и за мной придется все убирать и концы прятать.
     - Извините,  -  вмешался  я:   на   меня   вдруг   снизошло
вдохновение,  - но если все так сложно для вас, может, проще мне
заняться этим Абадоном? Я же все-таки специалист, да к тому же и
местный!
     - Тебя уже провели как умершего, - сказал судья.
     - Тем лучше,  - парировал я,  - стало быть,  я уже не смогу
еще раз умереть от взгляда этого, как вы говорите, артефакта.
     - В этом что-то есть,  - сказал другой голос,  - но как это
оформить? Как командировку? Но он не в штате!
     - Давай так,  - сказал судья, - даем ему отсрочку на сутки,
оставляя его юридически за нами.
     - Тогда  еще  проще,  -  сказал  другой голос,  - дадим ему
временное, на сутки, бессмертие...
     - Белиберда  какая-то,  - голос судьи звучал недовольно,  -
бессмертие на сутки.  Нонсенс. Хотя, в принципе, возможно. Я уже
встречал что-то подобное.  Кому-то давали.  Правда,  давно.  Но,
главное, есть прецедент.
     - Вы сами-то, Виктор, согласны? Вам дают возможность пожить
в этой личности еще сутки.  И только  для  того,  чтобы  поймать
Абадона. Подумайте, всего сутки...
     - Я согласен,  - сразу ответил я, - тем более, что я привык
доводить любое дело до конца!
     - Тогда отправляйся обратно сейчас же!  А ты,  дорогуша,  -
обратился  он  уже  не  ко  мне,  -  изволь-ка хотя бы для этого
оторвать свою задницу от кресла. Покажи дорогу. Да, и еще оформи
потом все!
                    *   *   *
     Я открыл глаза.  Как светло!  Я находился в той же комнате.
Мальчика не было.  Шум в соседней комнате.  Быстро туда. А вот и
мальчик  - тот,  который артефакт.  Стоит возле зеркала и что-то
такое проделывает руками.  Услышал,  как  видно,  что  я  вошел,
обернулся. Посмотрел на меня.
     - Ты еще  бегаешь?  Живучий  попался!  Ну,  сейчас  я  тебя
успокою,  - говорил он мне,  жутко улыбаясь. Странно, подумал я,
ведь это речь взрослого человека.
     - Два раза одного и того же человека убить нельзя, - сказал
я, - и пора тебе угомониться!
     Он не  сразу  понял в чем дело,  попытался вновь убить меня
своим взглядом.  И дал, таким образом, мне время. Я подпрыгнул и
схватил  его за руку.  Тут-то он все и понял.  Далее последовало
то,  что  вызывает  у  меня  стыд  до  сих  пор.  Самый  обычный
самбистский  перехват  кисти  с его стороны.  Я просто не ожидал
этого от мальчика.  Перехватив мою руку выше по  предплечью,  он
резко  нажал другой возле сустава.  Я выпустил его и чуть не сел
на пол.  Тут же вскочил,  но было  поздно,  Абадон  вырвался.  Я
попытался  вновь  поймать  его,  но он теперь ловко ускользал от
меня.  Потом мальчишка схватил стул и  начал  отбиваться  им.  Я
вырвал  стул из его рук.  И вновь потерял на этом время.  Абадон
бросился к зеркалу и... нырнул в него.
     Я тоже  бросился к зеркалу.  Потрогал его рукой.  Обнаружил
только,  что это самое обычное зеркало, стекло, да и только! Как
быть?  Ведь должен быть простой выход. И тут я вспомнил, что моя
старенькая прабабушка рассказывала  мне  в  детстве,  как  самый
обычный   человек  может  обнаружить  даже  весьма  замысловатые
магические штучки.
     - Если   тебе   отвели   глаза...   Или   спрятано   что-то
заколдованное, так, чтобы простой человек не увидел. Тогда делай
так.   Смотри  мимо,  почти  в  другую  сторону.  Потом  немного
прищурься - так,  чтобы стало немного темнее. Продолжай смотреть
мимо,  и,  не поворачивая глаз, попробуй уловить то, что удается
поймать сбоку. Главное, не поворачивай туда глаз, а то спугнешь!
     Так я и поступил. Посмотрел мимо зеркала, куда-то на стену.
Прищурился.  И обнаружил на стекле  этого  зеркала  нечто  вроде
трещины.  Что-то  непонятное  такое,  как  будто  бы расхождение
поверхности в этом самом месте.  В конце концов я ведь на  целые
сутки сверхчеловек!  И я сунул в эту "трещину" руку. Рука прошла
куда-то  вовнутрь.  Я  сунул  другую  руку,  схватил   за   края
подавшегося  пространства  и раздвинул руки.  Появилась дыра.  Я
хотел сразу  туда  запрыгнуть,  потом  подумал  -  а  как  потом
обратно,  если  дыра  закроется?..  На  полу  лежала  швабра.  Я
подкинул ее ногой,  поймал локтем и подбородком.  И сунул  ее  в
дыру,  потом развернул. И швабра уперлась в края развернувшегося
передо мною входа куда-то.  Вот так,  теперь,  на всякий случай,
будет выход.  А сам я полез в дыру. Мир, который предстал передо
мной,  был самый обыкновенный.  Просто я  находился  в  каком-то
длинном   туннеле,   слабо   освещенным   редко   расположенными
светильниками.  Исследовать было  некогда,  я  бросился  вперед.
Пробежав до поворота,  я обнаружил раздвоение. Лабиринт? Похоже.
А  мне  надо  не  только  не  заблудиться,  но  еще  и   поймать
преступника. Никаких там нитей или горсти крупы у меня, понятно,
с собой не  было.  Но  я  знал  один  способ  выхода  из  любого
лабиринта.  Надо  просто  весь  его  обойти.  А чтобы ни разу не
повториться,  надо просто как бы держаться одной рукой за стену,
скажем,  правой  рукой.  Прикиньте  сами,  и вы поймете.  И если
маленькое чудовище где-то там спряталось,  я неизбежно  на  него
наткнусь.
     И я побежал вперед,  выбрав правый туннель.  Еще  развилка,
еще...   Я   бежал   минут   десять.   А   если   этот   тоннель
многокилометровый?  Все равно  своего  добьюсь.  Эх,  собаку  бы
сейчас!  Не пришлось бы блуждать. И инфракрасного зрения у меня,
как у некоторых, тоже нет. Остаются только ноги. Быстрее!
     Абадон выскочил  мне  навстречу  сам.  В  руках  у него был
невесть откуда взявшийся топор.  Я почти  увернулся,  но  лезвие
все-таки зацепило меня по руке. До кости. Страшно больно.
     Но вот новое чудо.  Рана почти мгновенно  закрылась.  Сама.
Стало быть,  действительно, выдали мне там бессмертие. Жаль, что
только на  сутки,  а  то  каким  бы  суперменом  я  стал!  Гроза
преступников...
     Топор отброшен  в  сторону.  Я  наваливаюсь  на   маленькое
чудовище.  Абадон  пытается  провести болевые приемы.  Я терплю,
делаю свое дело.  И вот,  наконец,  я сижу на нем,  завернув ему
руки  за  спину.  Наручников у меня,  понятное дело,  нет.  Да и
стыдно признаться,  я ими и пользоваться-то не  умею.  Да  и  не
помогли бы, небось. Удивительно вообще, что я его скрутил.
     Ну, а теперь что?  Что  делать?  Этим  вопросом  задавались
многие великие умы - Чернышевский, Ленин и... Виктор Толстых. Но
сегодня день вдохновения.  Я поднимаю свой взгляд вверх и просто
громко говорю:
     - Эй вы там, кто меня сюда отрядил! Дело сделано, забирайте
свой артефакт!
     - Он такой же наш,  как и твой,  - услышал  я  прямо  перед
собой.  Но там никого не было,  - подержи еще немного, сейчас мы
его упакуем. Доставай мешок, да не этой стороной, да, вот так! -
последние слова были обращены явно не ко мне. С минуту ничего не
происходило,  потом одна нога Абадона как бы начала исчезать. Он
яростно забил другой ногой.
     - Ишь как сучит ножкой-то!  Попридержи,  я сейчас и  вторую
ножку туда суну! Вот, так-то лучше.
     Исчезла и вторая нога,  потом,  рывком,  от глаз  скрыли  и
всего Абадона.  Исчезли также и кисти моих рук.  Я почувствовал,
что в районе предплечий у меня стягивается нечто вроде  большого
кисета.
     - Убирай руки, можешь больше не держать!
     Я выдернул руки.
     - Что теперь?
     - Мы  позаботимся  об артефакте сами,  ты свое дело сделал.
Выход сам найдешь?
    - Найду, - ответил я.
     Легкое дуновение ветерка. Я почувствовал, что остался один.
Что ж, поворот на сто восемьдесят градусов, левая рука к стене и
вперед.  Через несколько минут я увидел впереди знакомую швабру.
Она  торчала прямо в воздухе.  Я разбежался и прыгнул прямо,  по
направлению к ней.  Звон разбитого  стекла,  нормальный  дневной
свет, старшина Демидов. Я вырубился.
                           *   *   *
     Участковый рассказывал  после,  что,  привлеченный  шумом в
одной из комнат,  вбежал  туда.  Но  никого  в  той  комнате  не
обнаружил.  Зато  был  потрясен  невероятным  зрелищем - поперек
большого  напольного  зеркала,  прямо  внутри  стекла,   торчала
наперекосяк  грязная  швабра.  При  этом  в зеркале образовалось
нечто вроде дыры, которая ничего не отражала. И еще, в этой дыре
можно  было  даже  что-то  разглядеть.  Так старшина и простоял,
открыв  рот,  какое-то  время.  А  потом   случилось   и   вовсе
невероятное.
     Прямо из зеркала,  разбив его при этом, вывалился сотрудник
комитета товарищ Толстых.  Весь оборванный, в порезах, но вполне
живой. Правда, практически сразу же потерявший сознание.
                           *   *   *
     Опомнился я уже  в  больнице.  Собственно,  никаких  особых
повреждений у меня и не обнаружили.  Но это я узнал потом. В тот
же момент, как я пришел в себя, меня интересовали только время и
дата.  Вы понимаете,  конечно,  меня.  Ведь мне дали сутки.  Но,
кажется,  опять произошла какая-то накладка.  Забыли? А может, и
специально так сделали.  Короче,  сутки-то уже истекли,  а я все
оставался живым.  И жив по сей день.  Правда, раны на глазах уже
не затягиваются.
     Вот только неясно насчет бессмертия. Как - оставили мне его
или нет? Проверить можно только одним способом. Но я не буду!


                        ВРЕМЯ ДИЛЕТАНТОВ

                 Довольно тошнотворная история

     И вот мне подкинули еще одно странное  дело.  Начало  этому
делу  дали  жалобы из трех мест сразу.  Очень странные жалобы на
одну и ту же женщину.
     1. Родители только что умершего мужа этой  женщины,  Котова
Сергея  Ильича.  Обвинение в том,  что она отравила своего мужа.
Основание  -  занятие   колдовством,   изготовление   магических
снадобий, которыми, по мнению подавших жалобу, и был погублен их
сын.
     2. Родственники Ильюшина  В.  Т.,  бывшего  мужа  гражданки
Котовой,  умершего три года назад.  Они подозревали,  что Котова
сгубила своего первого мужа с  помощью  магии,  но  пожаловаться
решили,  когда умер ее следующий муж, причем причина смерти была
такой же -  инсульт,  что  для  двух  молодых  еще  мужчин  было
совершенно необычно.  К письму явно приложил руку какой-то врач.
И еще,  была ссылка,  что еще двое мужчин, состоявших в любовной
связи с Котовой В.  П.,  умерли от такой же причины, причем один
из них сначала еще и ослеп на один  глаз,  что  приписали  мести
Котовой за однократную измену ее любовника.
     3. Две пожилые женщины, пенсионерки, обвинили свою соседку,
гражданку Котову В.  П. в том, что она ведьма, что погубила уйму
людей  и  совратила  множество  парней,  что  продает  снадобья,
наводит  порчу  и  так далее,  и тому подобное.  От этого письма
можно было бы отмахнуться,  если бы в нем  не  приводились  пять
конкретно  умерших  людей,  общавшихся  с Котовой.  Их всех,  по
словам старух, хватила кондрашка, посланная злой колдуньей.
     Если предположить,   что  за  этими  жалобами  есть  что-то
реальное, то сразу встает вопрос - почему все это поступило мне?
Есть  же  у  нас специальные научно-технические отделы,  отделы,
занимающиеся медико-биологическими проблемами  и  т.д.  Я  решил
узнать.  И  узнал.  После  поступления  этих  жалоб кто-то сразу
решил,  что тут дело нечисто,  и проблема отнюдь  не  в  Варваре
Петровне.  И  этот  кто-то  отправил  соответствующие  запросы -
попросту  говоря,  не  замешан  ли  в  это   дело   наш   родной
краснознаменный   пентагон,   или  не  гадит  ли  тут  известная
лаборатория из нашей конторы.  И отовсюду  пришли  отрицательные
ответы.  Никаких секретных экспериментов. Тогда дело и кинули на
помойку, то есть передали мне.
     Итак, что мы имеем? Имеем в наличии:
1. Один труп и
      1А. -  заключения о смерти и протоколы вскрытия еще троих.
2. Саму Котову Варвару Петровну.
3. Показания гражданки Котовой.
4. В качестве вещественных доказательств - целый колдовской
   арсенал.
5. Книги по магии, найденные у Котовой, и ее собственные записи.
     Вот так и пройдемся по пунктам.
     1. Котов   Сергей   Ильич,   45  лет.  Смерть  наступила  в
результате  кровоизлияния  в  головной  мозг.   Признаков,   что
кровоизлияние  произошло  после нанесения каких-либо повреждений
черепа,  нет.  Анализы на  стандартные  яды  дали  отрицательный
результат.
     1А. Согласно заключениям (архивные данные)  смерти  граждан
Ильюшина В. Т., 38 лет, Сафонова К. Ю., 44 лет, Федоскина К. П.,
35 лет и Кудрявцевой И.  М.,  28  лет,  наступили  в  результате
острого нарушения мозгового кровообращения (в случае Ильюшина В.
Т.  и Федоскина К.  П.  прямо указано - кровоизлияние в головной
мозг).   Эксгумации  трупов  для  уточнения  диагноза  и  взятия
анализов невозможны - все тела покойных кремированы.
     Какой вывод  можно  сделать  по данным пунктам?  Все смерти
вроде бы вполне естественные,  явно ненасильственного характера.
Настораживает   молодой   возраст  всех  умерших.  И  одинаковая
причина. В этом явно что-то есть.
     2. Котова Варвара Петровна, 37 лет. Худая, нервная женщина.
Черноглазая, светловолосая, достаточно привлекательная для своих
лет,  можно  даже  сказать  -  красивая.  В  прошлом  к  суду не
привлекалась.
     В результате  первых  же  бесед  с  Котовой  у  следователя
зародилось подозрение,  что она больна психически. Подозрения не
были  отвергнуты  вызванным  психиатром.  Сейчас   находится   в
соответствующем медицинском лечебно-диагностическом учреждении.
     3. Из  показаний  гражданки  Котовой  следует,  что  она  в
течении последних двух лет активно занималась деяниями, в старое
время именовавшимися  как  магия  и  колдовство.  Цели,  которые
ставила  Котова  перед собой,  занимаясь этими странными вещами,
были примитивно  просты  -  во  всех  случаях  с  мужчинами  она
старалась  их  привадить  к  себе.  Двоих  своих мужей и одного,
планировавшегося в мужья. По словам Котовой, она их всех безумно
любила. Всем им давался, без их ведома, изготовленный гражданкой
Котовой "любовный эликсир". Что же касается покойной Кудрявцевой
И.  М.,  то она была подругой Котовой и упросила ее в свое время
изготовить эликсир для того, чтобы приняв его, стать неотразимой
для мужчин.  Никаких враждебных намерений у гражданки Котовой по
отношению ко всем погибшим не было.  Все это Котова рассказывала
совершенно добровольно,  в деталях никогда не путалась, искренне
верила  сама  себе.  Как  мы  уже  отмечали,  была   обследована
психиатрами  и для уточнения диагноза была направлена в Институт
Судебной Психиатрии.
     4. Те   предметы,  или  вещественные  доказательства  (если
будет,  все-таки,  определено  наличие  состава   преступления),
которые  были  найдены  у гражданки Котовой дома,  можно условно
разделить на три группы :  1 - предметы типа колдовской утвари и
талисманы,  2 - снадобья и сырье для их изготовления, 3 - книги,
записи, рисунки.
     Итак, утварь.  Горшки,  ступка  с  пестиком  (это  только в
сказках на них ведьмы летают -  в  такой,  что  была  найдена  у
Котовой,  могла бы  летать  разве  что  Дюймовочка),  треножник,
специальный нож.  Со всей посуды были взяты пробы для анализа  в
лаборатории.
     Талисманы. Всего двенадцать штук.  Имеются описания. Следов
крови  или  использования  для  приготовления принимаемых внутрь
средств не найдено.  Эта группа предметов для следствия интереса
не представляла.
     Колдовские снадобья.   Находились  в  закрытых  баночках  с
крышечками.  Снабжены надписями,  по большей части  непонятными.
Тут  же  стояла куча баночек с ингридиентами.  А также отдельные
пакетики с высушенными травами и частями тел различных животных,
преимущественно  рептилий  (шкурки  змей,  их  же ядовитые зубы,
лягушачьи лапки,  хвостики),  было кое-что и  от  птицы  (какого
цвета  был  петух,  сердце которого хранилось в засушенном виде,
осталось  неизвестным)  и,  разумеется,  не  обошлось  без   без
кошачьей (черной) лапки. Все баночки и скляночки были отправлены
в криминалистическую лабораторию (то-то было там радости...),  а
по  наличию кошачьей лапки дело тянуло в лучшем случае только на
статью об издевательствах над животными.  По которой еще  никого
не посадили.
     По заключению  лаборатории,  результаты химических анализов
не выявили в доставленных  образцах  и  пробах  сильно  ядовитых
реагентов    (солей   тяжелых   металлов,   мышьяка,   известных
алкалоидов).  Дело не казалось простым в  этой  части,  так  как
надежда на "мышьячок" не оправдалась.
     5. Книги,  записки,  рисунки.  Книг было  всего  пять.  Две
дореволюционные,  три - копии, отпечатаны на машинке. Ни одна из
книг в  списках  комитета  как  антисоветская  не  проходила.  В
принципе,  три  из  них  можно было запросто взять в Ленинке (по
простому запросу). Книги были посвящены черной, белой и любовной
магии,   одна   из   них  являлась  справочником  по  магическим
снадобьям.
     Записи и рисунки были сделаны рукой самой Котовой. Это были
преимущественно выписки из книг.  Рецепты,  почти как у  хорошей
хозяйки  -  возьми  два  стакана  муки,  три желтка и полстакана
сахара... И следователь, и я, и еще несколько заинтересовавшихся
лиц   долго   все   это  листали  и  просматривали,  но  ничего,
представляющего интерес для следствия, не нашли.
                       *       *       *
     В этот момент вновь стало известно местонахождение Гана. На
моей  памяти  это  уже  чуть  ли  не  в  десятый раз,  когда мой
подконтрольный Ган то исчезает невесть куда, то вновь появляется
где-нибудь в столице или в Подмосковье. Ленинград он, почему-то,
всегда игнорировал. А так как лето в том году стояло на редкость
знойное,  я  не  был  удивлен,  когда  узнал,  что мой подшефный
поселился на даче около  Пироговского  водохранилища.  По  долгу
службы  мне  было необходимо посетить его,  дабы удостовериться,
что это самое чудовище действительно  вновь  находится  в  сфере
нашего  наблюдения.  И  еще  была мысль поговорить с ним об этой
самой "ведьме".
     Поехал я к нему днем.  Разумеется,  на даче никого не было.
Еще бы,  в тени - тридцать.  Машину я запер вместе со  снятой  с
себя  одеждой,  а сам,  в предусмотрительно захваченных плавках,
отправился обследовать пляжи. Всегда бы такая служба была!
     Гана я  нашел  уже  на ближайшем большом пляже.  Он играл в
пляжный волейбол,  то есть стоял вместе  со  всеми  желающими  в
большом круге.  Туда встал и я.  Ган имел довольную физиономию и
был весь в песке,  поскольку считал своим долгом,  отбив  мяч  в
прыжке,  непременно  плюхнуться прямо в песок.  Увидев меня,  он
даже обрадовался и первый же мяч,  доставшейся ему,  послал мне,
да  еще  с  такой силой,  что чуть не сбил меня с ног.  Потом мы
купались и беседовали.
     - Я  тут  месяца  два  назад  старого  дружка  встретил,  -
рассказал мне он, - вот нагулялись! Столько девочек поимели - не
сосчитать. А у меня еще и денег немного было, так мы такие рейды
по ресторанам устраивали...
     - Друг-то твой хоть человек?
     - Да,  вроде бы, - задумался Ган, - правда, ему должно быть
уже...  -  он что-то считал,  двигая пальцами,  - хрен его знает
сколько тысяч лет от роду.
     - Тогда  это  должна наверняка быть выдающаяся личность?  -
решил осторожно выяснить я важный для своей работы вопрос.
     - Да, разумеется, он ведь колдун, да еще и боец. Как колдун
он на этой земле,  я имею в виду  Русь,  наверное,  самый-самый!
Только ты не надейся,  что я тебе какие наводки по нему дам. Это
не мое дело, а твое, всяких там старых колдунов контролировать.
     Я понял,  что больше ничего так, в лоб, не добьюсь. Ничего,
попробую  разговорить  по-другому.  Где-нибудь  мой  бессмертный
подросток да проболтается.
     - Значит,  колдун?  - переспросил я, - ну и как, наколдовал
он чего интересного?
     - Как это колдовать?  С какой  стати?  Просто  так!?  Да  и
вообще,  он этим не занимается.  Вот ты, Толстый, самбист. Часто
ли прохожим руки-ноги ломаешь?
     - Я тебя понял, - кивнул я, - умеет, но не делает, так?
     - Именно. Зато по бабам еще как все делает. Женщины на него
так бросаются, как будто бы они кошки, а он валерьянкой намазан!
От  него  действительно  запах  такой,  своеобразный,   крепкий,
горьковатый.  По-моему,  полынь  входит  и  еще что-то подобное.
Совсем не такой, как от меня, например. От меня молоком пахнет и
цветами,  в  целом запах сладкий,  а вот женщины,  они частенько
горькое  и  соленое  предпочитают.  Хотя  и   от   сладкого   не
отказываются. То есть от меня. Хотя я тебе, кажись, проболтался.
Теперь моего рыжего дружка твой  комитет  быстренько  по  запаху
отыщет.  Достаточно  просто всех обнюхать.  А потом следственный
эксперимент надо будет поставить - кто без отдыха десяток баб по
очереди поимеет, тот им и будет!
     - Тогда  спасибо  за  информацию,  -  только  и  оставалось
ответить мне, - я этого колдуна теперь непременно отыщу!
     - Пошли ко мне на дачу.  У меня еще пива  ящик  остался.  И
водка есть,  и вино.  А еще окорок. Соблазняйся, а то мне одному
скучно.
     - Окорок можно,  - сказал я, - а вот остальное... Увы, я за
рулем.
     - Подумаешь, у меня переночуешь.
     - Видишь ли,  я на службе.  Да и что дома подумают? - тут я
немного спохватился.  - А что это ты такой добрый ко  мне  стал?
Прежде ночевать не приглашал.
     - Ну как же, ты теперь человек известный, - разведя руками,
засмеялся  Ган,  -  Абадона  поймал в одиночку,  как-никак!  Мне
рассказывали.  Навалился на мальчонку  своей  тушей  центнера  в
два...
     - Полтора.
     - Ну пусть полтора.  Забавно было бы увидеть эту сцену.  Ты
там моментом,  случайно,  не воспользовался?  Или  мальчиков  не
любишь?
     - Этот мальчик больше десяти человек убил. Взглядом.
     - А то я не знаю!  Вот если бы ты знал, сколько раз все это
повторяется.  Только я его раз десять ловил.  Он даже потом  сам
привык,  понял,  что  мне  сопротивляться  бесполезно.  Как меня
завидит,  так и ручонки сразу протягивает,  вяжи мол,  я хороший
такой, при задержании сопротивления не оказывал...
     - Ну а ты-то как, сам не пользовался ситуацией? - спросил я
ехидно. Пора было мстить обнаглевшим божествам.
     - В смысле?
     - В том же, что и ты только что!
     - Ну ты вырос,  Толстый!  Шутить научился.  Я  теперь  тебя
уважать буду.  Спиртного, стало быть, сейчас нельзя? Тогда пошли
хоть свининки полопаешь...  Кстати,  пиво это как,  спиртное или
нет? Что там в УК да в УПК по этому поводу сказано?
     Уже за столом я наконец-то навел разговор  на  интересующую
меня  тему.  Рассказал  все,  что удалось выяснить по этой самой
"ведьме".  Показал фотографии,  некоторые документы. Может, и не
стоило бы, но я слишком хорошо помнил помощь, которую мне оказал
Ган при расследовании случаев с людоедом и вампирами.  И  сейчас
надеялся, чего греха таить, на существенную подсказку.
     - Знаешь,  сдается мне, что никакая она не ведьма, - сказал
Ган,  выслушав мой рассказ,  - точнее,  непохоже,  чтобы все эти
люди погибли от магии.
     - Значит,  не ведьма?  Странно,  ты тут с колдуном каким-то
могущественным по кабакам шляешься,  а те, кто людей губят - уже
и магии никакой употребить не имеют права?
     - Да зачем ей любимых людей губить?  Не бывает абстрактного
зла.  Если  любила  - то приваживала бы.  А на тот свет положено
соперниц отправлять.  И за измену не так мстят.  Да и вообще, по
всему  видно,  что дамочка эта - дилетантка,  понятия о магии не
имеющая.
     - Так что же? Она, по-твоему, невиновна, что ли?
     - Насчет вины - это по твоей  части.  Я  тебе  только  одно
посоветую  - ищи естественные причины смертей.  И выкинь всю эту
магию из головы!
     - Вот уж от кого не ожидал услышать, - подивился я.
     - Время  сейчас  такое,  -  пожал  плечами  Ган,  -   время
дилетантов. Кто умеет - предпочитает водку пить, зато кто ничего
не умеет - вовсю орудует!
                       *       *       *
     В чем была главная трудность?  Конечно же, причина смертей.
Анализы  лаборатории,  давшие  отрицательный  результат  на яды,
вписывались  в  мою  схему.  Надо  отметить,  что  я  сопоставил
примерные   даты,   когда  гражданка  Котова  подкладывала  свои
снадобья погибшим и время  наступления  смертей.  И  обнаружился
значительный  разрыв по времени.  До года.  Конечно,  я слышал о
каких-то восточных  ядах,  способных  действовать  именно  таким
образом.   Если  это  не  сказки.  Но  такие  яды  изготовлялись
специалистами,  их секрет держался в тайне.  Нет, это не то. Вот
если бы анализы определили соли тяжелых металлов - тогда было бы
просто.  Хотя и натянуто.  Ведь  своей  знакомой  Котова  давала
снадобье  однократно.  Какое  же здесь накопление?  Вот у меня и
мелькнула мысль, что тут может быть что-то сверхъестественное. Я
к Гану, а он меня, культурно выражаясь, на ... послал.
     Легко сказать - ищи естественную  причину.  Где  и  как  ее
искать?   Я  вновь  прошелся  по  всем  своим  знакомым  спецам.
Предположений было  высказано  немало,  но  не  было  ни  одного
такого,  чтобы  меня  удовлетворило.  У меня начало складываться
мнение,  что имеется некоторая нехватка информации.  Чего-то  не
хватает. Но откуда можно было еще получить информацию?
     Я повторил обыск в квартире "ведьмы".  Посмотрел немного на
все эти мышиные хвостики и жабьи лапки,  потосковал и решил, что
так я ничего не достигну.  Сделал  еще  фотографий,  вновь  взял
соскобы с колдовской посуды.
     Следующим этапом   было   посещение   института    судебной
медицины.  Получил  на руки историю болезни Котовой.  Скопировал
все записи,  даже анализы.  Вновь побеседовал с врачами. Похоже,
они  склонялись  к  заключению,  что  Варвара  Петровна не имела
намерения убивать своего мужа.  В том,  что она страдала тяжелой
формой психического заболевания, сомнений не возникало. Сомнения
были только насчет убийства.
     Чего же  мне  еще  нужно?  Может,  бросить  это дело?  Дать
заключение,  что никаких данных ни за что нет и поставить точку?
Или спросить совета еще у кого-нибудь?
     В этот самый момент раздался  телефонный  звонок.  Поднимаю
трубку. Что за чудеса! Впервые мне позвонил Ган. Собственноручно.
     - Знаешь,  Толстый,  - послышалось в трубке,  - я тут думал
над  твоей  проблемой  с  этой  женщиной.  Ну той,  что пыталась
колдовать.
     - Да, я слушаю, - обрадовался я, - что-нибудь удалось узнать?
     - Да нет,  но я пришел к выводу, что тут что-то связанное с
медициной.
     - Возможно,  -  сказал  я  разочарованно:   ведь   я   ждал
информации, - ну и что? Что посоветуешь?
     - У меня  есть  одна  знакомая,  молодая  девушка,  кончает
мединститут,  и от меня тоже кончает, - усмехнулся в трубку Ган,
- очень умная девушка. Ты ее, наверное знаешь?
     - Знаю,  я всех твоих знакомых знаю. Вот только твой колдун
неуловим.
     - Бог с ним,  с рыжим...  Ты вот что, попробуй поговорить с
Леной об этом  деле.  У  меня  внутреннее  ощущение,  что  будет
результат! - потом добавил, не смог, видно удержаться: - знаешь,
какие у ней сиси!
                       *       *       *
     Я решил послушать совета.  Лену я нашел легко. Представился
знакомым  Гана.  Рассказал о себе и о том деле,  которое привело
меня к ней.  Пока разговаривал,  присмотрелся к девушке поближе.
Красивая  особа.  И  что-то  в ней такое было.  Что притягивает.
Притягивает  вообще,  и  как  мужчину,  в   частности.   Кстати,
возможно,  Ган  был  и  прав  насчет ее умственных способностей.
Высокий лоб - это,  в общем, редкость для женщин. А у Елены был,
как раз, такой большой и красивый лобик.
     Девушка между тем обложилась документами.  Призналась,  что
впервые  занимается  подобной работой.  И что она должна все это
неторопливо изучить,  причем так,  чтобы никто не мешал. Я понял
намек и спросил, какой минимум времени ей нужен.
     - Часа три, - сказала она, - а лучше до завтра.
     - Хорошо,  -  согласился  я,  - зайду завтра поутру.  Ты во
сколько встаешь?
     - В шесть, так что заходи к половине восьмого.
     И вот в половине восьмого следующего дня я позвонил в дверь
Лены. Она как раз выходила. Я предложил довезти ее на машине.
     - По-моему,  я поймала суть, - сказала она, - но Вам, Витя,
пока ничего не скажу. Пока вы не выясните один вопрос.
     - Какой такой вопрос?
     - Я  знаю  кое-что по такому колдовству,  - она медлила,  -
есть один неприятный момент.
     - Не тяни, Лена, мы же свои люди.
     - Выясни,  использовала ли  эта  женщина  при  изготовлении
своих волшебных снадобий,  - она вздохнула,  а потом выпалила: -
свои собственные испражнения?
     Ну и вопросик!  Что ж,  надо так надо. И я поехал выяснять.
Хотя и не мог пока найти связи.  Встретился  с  врачом,  ведущим
Котову.   Странно,  но  психиатр  совсем  не  удивился  вопросу,
напротив, закивал головой, потом уткнулся в историю болезни.
     - Да,  это  многое  могло  бы  объяснить!  -  заявил  он  и
отправился беседовать с больной.  Меня он с собой,  естественно,
не пригласил.  Прошло около часа.  Появился врач,  держа в руках
историю болезни. Там, где были приклеены анализы.
     - Да,  вы  оказались  правы,  -  врач  говорил со мной явно
уважительно,  - и как я сам  до  этого  не  додумался!  Все  так
просто...
     - Так что, использовала?
     - Да, почти всегда, - ответил психиатр, - она еще несколько
лет  назад  где-то  вычитала,  что  моча  и  кал  -   сильнейшие
привораживающие средства.  И вовсю добавляла их в снадобья.  Так
что я поздравляю вас! Теперь все понятно.
     - Спасибо,  - сказал я.  Мне стыдно было признаться,  что я
пока ничего не понимаю.  Я так ничего и не сказал  больше  этому
врачу. Да он, кстати, сразу же занялся каким-то другим делом.
                       *       *       *
     А я  прямиком  направился  к Лене.  Дома ее не было.  Решил
ждать.  Двухчасовое  ожидание  было,   наконец,   вознаграждено.
Девушка вернулась, отперла дверь и запустила меня.
     - Ты  сейчас  мне  все  объяснишь!  -  заявил  я  и   начал
рассказывать   всю   сцену   в  институте  судебной  психиатрии.
Закончил,  не  скрыл,  что  в  какой-то  мере   обманул   врача,
прикидываясь знайкой-всезнайкой.
     - Да все очень  просто,  -  студентка  явно  тянула  время,
растягивала   удовольствие.   Хорошо,   хоть   не  "Элементарно,
Ватсон!".  Наконец,  она  выложила  суть  дела:   -   понимаешь,
подозрение  зародилось  у  меня,  когда  я анализировала причины
смертей  всех  этих  людей.  Причины  были  всегда   связаны   с
повреждением центральной нервной системы. Если это бактериальная
или вирусная инфекция - то почему только  у  этих  людей?  Да  и
заразить  специально  тем  же  менингитом ведьма не в состоянии,
надо иметь культуру бактерий под рукой,  как минимум.  А тут еще
нам   доцент   рассказывал  случай  так  называемой  медицинской
интуиции.  Но он не имеет явного отношения к данному делу. Можно
не рассказывать?
     - Расскажи,  - попросил  я  Лену,  -  мне  в  любом  случае
интересен ход твоих мыслей.
     - Один  очень  опытный  врач-невролог  дежурил   ночью   по
клинике.  Сидит,  как  это  вы,  мужики,  говорите,  расписывает
пульку.  А ему сообщают,  что привезли больного.  С  неукротимой
рвотой.  А наш-то не может от игры оторваться.  Его снова зовут,
рвота не прекращается, начинаются судороги. Короче, когда доктор
явился,  то  больной  уже  благополучно скончался.  А врачу надо
писать эпикриз.  И давать посмертный диагноз.  Думал-думал  этот
врач,  смотрел  на  труп,  а  потом взял и написал :  "Эхинококк
четвертого желудочка головного мозга ". И что вы думаете?
     - Вскрытие подтвердило?
     - В точности!  - Лена помедлила,  затем  плавно  перешла  к
интересующей  меня  теме.  - Глупая история,  но учит - интуиция
есть интуиция,  к ней стоит прислушаться! Это, вообще-то, не мои
слова,  так  доцент  свой рассказ закончил,  ну это я на занятии
слышала...  Вот у меня и промелькнула мысль  о  гельминтозе.  Не
эхинококк, как в том случае. А цепень. В тот самый момент, когда
смотрела анализы  этой,  так  сказать,  ведьмы.  У  нее  в  кале
обнаружены были яйца глистов. Тут-то меня и осенило.
     - Причем здесь цепень,  они же не от истощения померли, эти
ее мужья-любовники.
     - Правильно,  в стадии половозрелой особи цепень существует
в виде длинного червя,  гермафродита,  между прочим. Но взрослой
стадии предшествует личинка.
     - Да,  я помню из школьного курса,  - сказал я, - это еще в
свинине находят такие, как их, финки, по-моему!
     - Совершенно правильно,  - кивнула головой моя собеседница,
- а  съевший  непрожаренную  свинину  человек  получает  себе  в
товарищи длиннющего червяка, вырастающего из этой финки.
     - Но если  у  гражданки  Котовой  был  цепень,  -  я  начал
вникать,  -  яйца  которого  имеются  в  кале,  а  она  этот кал
добавляла в те снадобья, которыми потчевала своих любимых...
     - То  не  у  свиней,  а у людей протекала личиночная стадия
болезни,  - кивнула Елена,  - а личинка цепня,  развивающаяся  в
мозге человека,  приводила к смерти.  А так как даже в небольшой
крупинке кала имеются несметные  количества  яиц,  то  заражение
было множественным, а болезнь и смерть - гарантированными.
     - Слушай,  милая,  - я был поражен тем, что дело раскрутила
эта девчушка,  а не опытные в таких делах мужики,  - у тебя ведь
настоящий мужской интеллект!
     - Да, - сказала она даже несколько печально, - все говорят,
что и манера  разговора  у  меня  мужская.  Но  кое-что  у  меня
женское. Проверить не желаешь?
                       *       *       *
     Итак, дело  было  закончено.  Повторное  исследование трупа
Котова Сергея Ильича все подтвердило. Были проведены специальные
анализы,  подтвердившие наличие паразитарных личинок в организме
умершего - сначала по реакциям антигенов,  а потом и напрямую  -
гистологически.
     Гражданка Котова была хоть и убийцей,  но невольной.  Ясно,
что состава преступления не было. Естественно, она была отпущена
домой.  Под  наблюдение  психдиспансера.  Не  держать  же  ее  в
специальном учреждении.  Но перед выпиской ей рассказали все.  И
даже принесли учебник по биологии для медиков. Горе этой женщины
было  вполне  искреннее.  Когда она поняла,  что собственноручно
погубила любимых ею людей.
     Я проследил жизнь Варвары Петровны на протяжении дальнейших
нескольких лет. Свои ведьминские замашки она оставила. Выбросила
из  дома все,  что было связано с магией.  А потом?  Потом,  как
натура деятельная,  нашла другой выход своим  эмоциям.  Пошла  в
церковь,  каялась,  молилась.  Истово!  Чем занимается и поныне.
Среди местных верующих уже прослыла чуть  ли  не  святой...  Как
известно,  христиане  больше  любят раскаявшихся грешников,  чем
праведников.  Ну да  ладно,  слыть  святой  сейчас  уголовно  не
наказуемо!
     Что еще?  Я иногда встречаюсь с Леной.  У нее  госэкзамены.
Если она примет решение после окончания института пойти работать
в органы, то постараюсь ей помочь...


                      Рассказ - объяснение

     В своих  дальнейших  рассказах  я  буду не раз ссылаться на
записки  Станислава  Григорьевича.  Откуда  у   меня   появились
таковые?   Сама  по  себе  эта  история  заслуживает  отдельного
рассказа.
     Началась эта  история следующим образом.  Я получал в нашем
архиве документацию для составления большого ежегодного отчета и
мне  нужно  было  поднять несколько старых документов тридцати -
сорокалетней  давности.  Их  содержание  не  имеет  отношения  к
данному повествованию,  потому перехожу сразу к делу.  Случилось
совершенно невероятное - получив кучу папок и сев  за  стол  для
работы, я обнаружил, что мне по ошибке перепутали одну из папок.
А так как я ее уже раскрыл и даже начал листать,  то глаза  сами
собой  прочитали  кое-что.  Я  перелистал  папку.  Следствие вел
Станислав Григорьевич Королев.  1937 год.  Я захлопнул  папку  и
отнес ее обратно архивариусу.  Получил нужную.  И тут в сознании
всплыли строки из мельком увиденных  страниц  той  папки.  Слово
"вампиризм",  повторенное не менее двух раз.  И тут я сообразил,
что у меня в руках  было  то  самое  дело,  о  котором  мне  так
хотелось  узнать несколько лет назад (я уже описывал свой случай
с двумя вампирами),  но  информации  по  которому  я  так  и  не
получил.  А сейчас я мог совершенно спокойно прочесть все нужное
мне,  но этим шансом не воспользовался.  Не просить же  папку  с
кучей  грифов "сов. секретно" обратно.  Что можно еще извлечь из
данной ситуации? Я напряг свою память и вспомнил номер на папке.
Аккуратно записал его в записную книжку, теперь я его не забуду.
На этом можно поставить точку,  больше ничего интересного в  том
архиве тогда не произошло.
     Прошло некоторое количество времени.  Я очень  легко  навел
справки о специальном сотруднике госбезопасности Королеве С.  Г.
О том,  что таковой существовал и  вел  ряд  дел,  мне  сообщили
легко,  без проблем,  как должное,  ведь,  как оказалось,  он во
второй половине тридцатых годов курировал то  же  самое,  что  я
сейчас. Вел дело Гана, например. Но с 1938 года вся информация о
дальнейшей деятельности Станислава  Григорьевича  была  закрыта.
Следовательно, была другая работа, по другому профилю.
     Наши соседи по лестничной клетке поменяли  квартиру.  Новые
соседи,  пожилая  супружеская  пара,  пригласила  нас  с женой в
гости. Люди были явно простые, сердечные. Узнав, что я работаю в
органах,  мой новый сосед поинтересовался только моим званием, а
потом извлек откуда-то бутылку настоящего  марочного  вина.  Это
сейчас,  в  середине  девяностых  годов,  в  бутылке с этикеткой
"Черные глаза" налита бормотуха,  а  тогда  это  были  настоящие
вина.  Я узнал,  что мой сосед, звали его Станислав Григорьевич,
давно уже вышел на пенсию.  Бывший военный юрист.  Подполковник,
фронтовик, имеет награды, в том числе и очень редкий тогда орден
"Отечественной войны" первой степени.  Потом,  при очень  добром
старом  Брежневе,  такие  ордена роздали всем фронтовикам.  Но в
начале семидесятых годов они еще были редкостью.
     Мы побеседовали   на  разные  темы,  Станислав  Григорьевич
рассказал пару военных баек.  А его жена,  лет на десять  младше
его,   но  уже  в  летах,  принесла  семейный  альбом  и  начала
демонстрировать старые фото моей половине.  Я взглянул  мельком.
На одной из фотографий,  явно переснятой с какой-то другой,  был
увеличенный портрет хозяина в форме  и  надпись  белым  (писали,
разумеется,  темным,  но по негативу) Королев С.  Г. 1929 год. В
этот момент мои мозги расклинило.  Я  понял,  кто  сидит  передо
мной.  Вот бы порасспросить!  Но он наверняка ничего не ответит.
Попытка не пытка?  Мои шансы увеличатся, если мой новый знакомый
узнает, с чем я сейчас работаю. И проверит.
     - Так Вы Королев Станислав Григорьевич, - начал я, будто бы
удивляясь, - я встречал Ваше имя в некоторых старых документах.
     - Вы занимаетесь историческими исследованиями?  - улыбнулся
Станислав Григорьевич.
     - Да нет,  просто я  занимаюсь  сейчас  некоторыми  делами,
которыми занимались когда-то и Вы, - сказал я.
     - Я?
     - Скажем, имя "Ган" Вам чего-нибудь говорит?
     - У  меня  плохая  память  на  имена,  -  вежливо   ответил
Станислав  Григорьевич,  -  так  много всего за эту жизнь прошло
людей перед глазами...
     Мой сосед,  казалось  бы,  уклонился  от  ответа.  Но слово
"людей" было сказано с чуть измененной интонацией. Непосвященный
не понял бы.
     - А как Вы смотрите на то, чтобы махнуть куда-нибудь на Оку
порыбачить?  -  он  перевел  разговор на другую,  возможно более
интересную для него тему.
     Разумеется, он  навел  обо  мне какие-то справки.  Прямо не
сказал,  но потому, как он обратился ко мне через несколько дней
по имени и отчеству (а я ведь ему представился только по имени и
фамилии), я понял, что теперь и он знает, кто перед ним. Вернее,
уверен...
     Мы частенько общались в  течении  последующих  лет.  Как  и
многие отставные военные,  Станислав Григорьевич обожал посидеть
с удочкой на берегу реки,  а то,  как  он  обожал  удить  ершей,
говорило  о  том,  что  мой  сосед  поработал  в  свое время и в
прокуратуре (это не ошибка в предложении -  всем  известно,  что
прокуроры  любят  почему-то  выуживать именно ершей).  Благодаря
рассказам Станислава Григорьевича моя копилка интересных историй
обогатилась   множеством   военных  и  милицейских  баек,  часто
анекдотов.  Он много рассказывал. Но вот о том периоде, когда он
был  моим  предшественником по этим самым делам,  и что он делал
после этого,  Станислав Григорьевич не сказал ни слова.  Я  тоже
помалкивал.  Но однажды, будучи с ним вдали от города, у костра,
высказался.  Не помню дословно того,  что я ему сказал,  но суть
сводилась к следующему: хранение тайны - дело святое, но если он
умрет,  а ведь Станислав Григорьевич был  очень  стар,  то  люди
могут  никогда  и  не  узнать  о  многом,  что  им знать было бы
полезно. И добавил, что так как большинство документов по старым
делам нашего профиля уничтожены, то, возможно, он сейчас остался
последним источником  такой  информации.  Станислав  Григорьевич
ничего не ответил,  но то,  что он долго молчал после моих слов,
говорило за то,  что они произвели на него какое-то впечатление.
Чего время тянуть - я так ничего и не добился от старика.
     Прошло несколько лет.  Станислав Григорьевич, по требованию
своей супруги,  переехал на ее родину,  в Ростовскую область. Мы
не переписывались.  И вот  в  1984  году  мне  пришел  по  почте
объемистый   пакет.   Из   Ростовской   области,  от  Станислава
Григорьевича. Раскрыв пакет, я обнаружил в нем другой, тщательно
заклеенный и письмо, адресованное мне.
     " Уважаемый Виктор Степанович!
     Я долго  думал  над  теми  словами,  которые Вы сказали мне
тогда на рыбалке.  Возможно,  я  действительно  последний  живой
свидетель и участник многих интересных событий, происходивших со
мной в тридцатые - сороковые годы,  до  и  после  войны.  Однако
данная  мною  присяга не позволяет,  как Вы,  Виктор Степанович,
прекрасно понимаете,  рассказать об этих делах  даже  Вам,  даже
учитывая то, что и Вы во многое посвящены.
     Когда я узнал,  что неизлечимо болен,  то начал писать. Все
мои записи сейчас перед Вами,  в пакете.  Если Вы читаете сейчас
это письмо,  то это означает, что я умер, пакет должен переслать
Вам  один мой друг,  ни во что не посвященный.  Честный человек,
старый товарищ, которому я верю.
     Но, повторяю, сейчас, в момент получения пакета, мои записи
читать еще нельзя. Я наполовину нарушил присягу, посылая их Вам,
но  при этом надеюсь на Вашу честность и добросовестность,  ведь
если Вы сейчас  вскроете  этот  пакет,  то  это  будет  означать
нарушение  служебного  долга с моей стороны.  Поэтому подождите.
Всего восемь лет.
     Я навел   о   Вас   справки.  И  побеседовал  с  некоторыми
товарищами,   которые   подтвердили   мне   Вашу   честность   и
добросовестность.  Что  Вы  никогда  не нарушаете своего слова и
никого еще не подводили. Поэтому я и решил положиться на Вас. Но
все   равно,  сейчас  меня  охватывают  противоречивые  чувства.
Нарушаю ли я сейчас присягу? Скорее всего, да...
     Если к  1992  году  произойдут  события,  после которых моя
присяга Советскому Союзу потеряет значение, то открывайте пакет,
читайте  и  поступайте  далее  с  этими  материалами  по  своему
усмотрению.  Если же ничего такого не произойдет,  то уничтожьте
пакет, не вскрывая.
     Может, и не стоит давать Вам советов,  но все-таки спрячьте
этот пакет где-нибудь подальше от дома.
     Желаю Вам успехов  в  Вашей  дальнейшей  работе.  И  будьте
осторожны  со  своими  подопечными  -  они гораздо опаснее,  чем
выглядят поначалу! Берегите здоровье!
                                          С уважением и прощайте
                12 ноября 1983 года.              Королев С. Г."

     Я, разумеется,  не стал  вскрывать  внутреннего  пакета.  И
последовал   совету   старика  -  спрятал  пакет  очень  далеко,
запечатав в пластиковую пленку и закопав километрах  в  двухстах
от Москвы,  в месте,  где был первый раз.  И не зря.  Через пару
недель мне пришлось писать бумаги, излагая подробности контактов
со  Станиславом  Григорьевичем  за  то  время,  пока он был моим
соседом.  Вопросов по дальнейшим контактам не было,  поэтому мне
не пришлось решать дилеммы - говорить или не говорить о пакете.
     В течение  последующих  лет  у  меня  неоднократно   бывали
скрытые  обыски.  Они  обычно совпадали со сменой власти в нашей
стране  -  стоило  умереть  очередному  генсеку  или   смениться
руководству  Комитета,  тут же я находил в своих вещах некоторый
непорядок.  Связи с получением пакета не было,  о нем  никто  не
подозревал,  первые  обыски  состоялись  еще  при  жизни Леонида
Ильича. Последние - после обстрела Белого дома. Сейчас, кажется,
оставили в покое.  Правда, были другие визиты, мафии, к примеру.
Интересовались Ганом,  показывали фото какого-то его двойника на
сцене. Поет, понимаете ли. Да всякий, кто близко знаком с Ганом,
прекрасно знает,  что он свое пение может использовать разве что
для пыток слушателей... Как Шерлок Холмс скрипку. Ежику понятно,
что это - двойник! Но я отвлекся от темы.
     После того,    как   все   республики   заявили   о   своей
самостоятельности, а Горбачев остался президентом не пойми чего,
я   понял,  каких  событий  попросил  меня  дождаться  Станислав
Григорьевич.  Он знал все заранее! Но я не спешил. После второго
заезда  танков  в Москву и телевизионного шоу с обстрелом Белого
дома  я  понял,  что  возврата  не  будет.  И  не  будет  больше
Советского  Союза.  А  потому  Станислав  Григорьевич теперь уже
свободен от присяги. Россия - правопреемница? Я что-то не знаком
с  документами,  в  которых  Советский  Союз  назначал  бы  себе
наследников на случай кончины...
     Итак, теперь  можно  было с чистой совестью открывать пакет
покойного Королева.  Что я и  сделал.  Последнее  время  я  стал
осторожен.  Прежде  всего  снял  фотокопии,  убедился,  что  все
фотографии хорошо получились, и зарыл пакет снова. А по запискам
Станислава    Григорьевича    я    начал   писать   литературное
произведение.  От первого,  его,  Королева, лица. На тот момент,
когда  вы  читаете  эти строки,  это произведение еще не готово.
Поэтому заранее извиняюсь за парадоксальную ситуацию  -  я  буду
ссылаться  на  факты  из  книги,  которая  еще  не написана.  Но
записки, вот они, существуют в реальности.


                           ГЕМАТОГЕН

                     Фантастический рассказ

     Еще при    первом    просмотре    воспоминаний   Станислава
Григорьевича  я  отметил  для   себя   пару   абзацев,   имевших
непосредственное  отношение к таинственному делу,  с которым мне
пришлось  столкнуться  в  начале  семидесятых  годов.  Тогда   я
кое-чего не понял. Но сейчас все встало на свои места, мне стало
ясно,  как ловушка, задуманная в тридцатые годы, могла сработать
почти сорок лет спустя.
     Почему меня   пригласили   тогда,   в   первое    появление
"феномена"?  Я  уже был порядком известен как специалист особого
рода,   не   раз   сталкивавшийся   с   совершенно    необычными
человеческими и парачеловеческими существами. И, главное, Виктор
Толстых - победитель злого вампира!  Разумеется,  ту  историю  с
женщиной-вампиром  засекретили,  но  шила  в  мешке  не  утаишь,
особенно от своих!  Вот так меня и  пристыковали  к  еще  одному
делу.
     Итак, опять детский интернат.  Опять - это вспоминая дело с
тем мальчиком,  Абадоном.  Неприятные воспоминания.  Сейчас дело
было проще.  С какого-то момента было замечено,  что кое-кто  из
детей   стал   явно  хуже  выглядеть.  Если  вы  сталкивались  с
детдомовцами семидесятых,  то должны знать, что они и так особой
полнотой не страдали. А тут - уж слишком явно! Налицо была явная
бледность.  Врач испугался - а вдруг что-нибудь  инфекционное  -
ведь  за  эпидемию придется отвечать - тщательно осмотрел ребят,
взял анализы крови.  Сразу бросилась в глаза бледность слизистых
оболочек  под веками.  Анализы только подтвердили резкое падение
содержания гемоглобина.  И были  взяты  повторно,  направлены  в
Москву.  Далее.  При  тщательном  осмотре  были найдены странные
маленькие ранки на телах детей. Кровопотеря? Ранки налицо. А тут
еще   ответ   пришел  из  клинической  лаборатории  -  изменение
показателей крови в совокупности  указывало  на  то,  что  имела
место    кровопотеря.   Возможно,   неоднократная.   Дети   были
госпитализированы. И было открыто дело.
     Что же  касается  следствия,  то проводивший его сотрудник,
опираясь на факты потери крови и наличие ранок у детей  (кстати,
это  были  мальчики  лет  восьми - десяти),  предположил,  что в
районе действует  какая-то  религиозная  секта.  Дети  осторожно
допрашивались.  Ничего.  Попробовали гипноз. Даже и под гипнозом
потерпевшие не смогли вспомнить ничего, хоть как-то объясняющего
все эти дела. Это могло означать только одно из двух - дети либо
спали, либо находились под гипнозом в момент совершения над ними
преступного   деяния.   Были  проанализированы  контакты  детей,
прогулки.  Двое  из  заболевших  вообще  не  имели  прогулок  за
последние   два  месяца  (в  интернате  практиковались  и  такие
наказания). Гуляли обычно группами. Все это указывало, что, если
преступные  действия  и  имели место,  то они происходили внутри
интерната.  Там  дети   постоянно   находились   вместе.   Никто
неожиданно не засыпал. Значит что? Только одно. Кровь бралась во
время сна. Итак - виновники кто-то из сотрудников. Минимум двое.
Следователь  предположил,  что  кто-то  из сотрудников,  имевших
доступ  к  приготовлению  и  раздаче  пищи,  подкладывал   детям
снотворное на ужин.  А потом, не без помощи сторожа, совершались
какие-то деяния.  Возможно,  ритуалы.  И крайне маловероятное  -
чтобы  кровь  кто-то  покупал.  Против этой гипотезы было только
одно - полное отсутствие следов крови на постельном белье.
     Что дальше?   Велись   интенсивные  допросы  подозреваемых.
Особенно  сторожей  -   их   было   двое,   дежурили   посменно.
Одновременно по всему городу искали сектантов. И даже нашли одну
секту, поклоняющуюся Сатане. Только одно не получалось - не было
никаких  контактов с детским интернатом у тех сектантов.  Вообще
ни одной ниточки!
     А тут еще у двоих ребят обнаружились те же признаки. Что же
это  делается?  Что  за  преступники  такие,  что  не   пугаются
следствия,  допросов...  Может,  мы имеем дело с душевнобольным,
вообще невменяемым?  Или?  Кто-то вспомнил о  живущих  в  теплых
странах  рукокрылых,  занимающихся вампирством.  А не сбежала ли
такая тварь  из  какого-нибудь  зоопарка?  А  сейчас  притаилась
где-нибудь   на   чердаке   интерната.  Забавно,  но  даже  этой
возможностью  решили  не  пренебрегать.  Послали   запросы.   По
зоопаркам.  Нет,  разумеется, никакие кровососущие рукокрылые не
улетали на волю за последние сто лет,  по крайней мере...  Но на
всякий  случай  был  обшарен  весь  интернат,  особенно чердак и
подвальные помещения.
     Неизвестно, чем   бы   могло   закончиться  это  следствие,
возможно,  была бы,  так сказать,  совершена судебная ошибка,  а
грубо говоря,  могли посадить совершенно невиновных людей.  Ведь
уже пошли слухи. А в таких случаях виновные должны предстать...
     Но тут произошло событие,  разом перевернувшее все...  Дело
было   ночью   (как   совершенно   справедливо   и   предположил
следователь,  только ночью такое и могло происходить...). Дети в
одной из палат были разбужены среди ночи.  Шум.  Драка.  Дрались
двое мальчиков,  родные братья. Дрались зло, не соблюдая обычных
для мальчишеских  сражений  "благородных"  ограничений.  А  чуть
спустя,   продрав   глаза,  проснувшиеся  дети  заметили  нечто,
приведшее их в состояние крайнего страха.  У  обоих  братьев  на
губах  была  кровь.  А  у  старшего  изо  рта  клыки  прямо-таки
торчали...  Через несколько  секунд  комната  опустела.  И  лишь
отбежав чуть ли не на другой конец здания, дети заметили кровь и
ранки на шее одного из мальчиков.  Разумеется, явились взрослые,
вызвали милицию, подняли с постелей следователя и экспертов.
     Братья -  сироты,  Витя  и   Вова   Браиловские,   никакого
сопротивления  при  задержании  не  оказали.  И  не стали ничего
скрывать. Допрашивались они раздельно. Итак, что же мы узнали?
     Ничего достойного внимания с младшим братцем,  Володей,  не
происходило до той самой  злополучной  ночи.  Итак,  в  ту  ночь
мальчик  проснулся  далеко  за  полночь  с  ощущением  странного
голода.  Все чувства были  обострены,  мальчик  слышал  то,  что
делалось вдалеке от него,  ощущал кучу необычных запахов.  В том
числе и какой-то сладкий,  привлекающий запах.  Мальчик пошел на
этот  запах  как  заколдованный.  И  запах  привел  его в другую
палату,  где он увидел своего брата,  приникшего  губами  к  шее
спящего  мальчика.  Тут  малыш  понял,  что привлекал его именно
запах той крови, которую высасывал сейчас его брат. Ему страстно
захотелось  того  же.  Он  бросился  на  Витю ,  отшвырнул его в
сторону и попытался пососать  сам  из  раны.  Но  брату  это  не
понравилось, началась драка. Остальное известно...
     Теперь то,  что удалось узнать от Вити Браиловского.  Около
пяти месяцев назад со старшим братом начало происходить примерно
то же самое, что мы только что узнали от младшего. Но, в отличие
от  второго  случая,  мальчик  долго  не мог понять,  что же он,
собственно, хочет. Не спал по ночам, бродил, мучился.
     Помог разобраться  в  себе случай.  Всего-навсего маленький
комар,  сосавший кровь  у  приятеля,  когда  тот  спал.  Комарик
взлетел,  успев напиться крови, но был пойман и раздавлен в руке
будущего вампира. Который вдруг решил лизнуть ту капельку крови,
что осталась от раздавленного насекомого.  И которая перевернула
всю его  жизнь.  Как  он  завидовал  тогда  этому  комаришке.  И
обдумывал, как сделать то же самое. Хотелось крови. Причем этого
самого  приятеля,  кровь  которого  он  испробовал   посредством
комара.  Две ночи Витя крепился, потом решил - будь что будет! И
среди ночи приник к шее  приятеля.  Долго  ласкал  кожу  языком,
потом начал прикасаться зубами. И в тот момент почувствовал, как
растут клыки в его собственном рту.  О вампирах Витя  слыхал.  И
теперь  знал,  кто  он.  И  что его приятель не проснется от его
укуса, он будет спать... Тогда впервые он напился крови.
     За последующие месяцы Витя перепробовал почти всех.  Чья-то
кровь ему  нравилась  больше,  чья-то  меньше.  Тем,  чья  кровь
оказалась вкуснее, меньше повезло. Они стали слабеть и бледнеть.
Попали в больницу.
     Но Витя был осторожен, очень осторожен. И сколько еще могло
бы это все продолжаться - неизвестно,  но на  беду  у  него  был
глупый, неразумный братишка... Пробовал ли он кровь брата? Нет!
                       *       *       *
     Итак, вот   он  я,  Виктор  Толстых,  призванный  Советской
Отчизной для раскрытия страшного преступления.  Другими словами,
я  подключился к следствию.  Если все силы остальных сотрудников
были направлены на выяснение, откуда взялись эти двое ребят, кто
были их родители, были ли у них какие-нибудь особенные контакты,
то у меня сразу появилось определенное  подозрение  в  несколько
иной плоскости. Я предположил, что склонность к вампиризму у них
была заложена ранее,  врождена или запрограммирована - не все ли
равно в тот момент.  Но вот она начала проявляться.  Значит, был
какой-то фактор, спровоцировавший эти проявления.
     Предположим, что это фактор времени. То есть, во столько-то
лет  срабатывают  внутренние   часы   и   активизируется   некий
вампирический  центр в голове.  Против этого объяснения говорило
следующее.  Один брат старше другого (по медицинским нормам - не
менее чем на одиннадцать месяцев,  быстрее просто не получится у
матери,  учитывая беременность и  женские  циклы),  а  разрыв  в
проявлении наклонностей составил всего около трех месяцев.
     Следовательно, был некий внешний фактор.  Который  можно  и
должно   было  найти.  Началась  кропотливая  работа.  Беседы  с
персоналом,  которому эти допросы не просто надоели,  они уже во
всех печенках сидели.  Беседы с детьми из интерната,  всякий раз
придумывавшими все новые  подробности,  причем  эти  подробности
вдруг проявлялись в показаниях всех детей сразу.  Оно и понятно,
небось соберутся  вечером,  кто-нибудь  расскажет  страшилку,  а
потом  они  все  ее  мне  по  очереди  и  пересказывают,  причем
большинство уверены, что так и было на самом деле. Возраст такой
- дети живут в некоем фантастическом мире. А этим ребятам сейчас
даже бессмысленно говорить, что сказки - ложь, Деда Мороза нет и
так  далее.  После  того,  как  они  сами столкнулись с поистине
сказочными ужасами...
     Особенно трудны    были   беседы   с   братьями,   больными
вампиризмом.  Но эти беседы были необходимы. Я поставил для себя
задачу как можно точнее определить дату начала заболевания. Она,
само  собой,  не  должна  была  быть  позже  проявления   первых
признаков,  первых странных желаний.  Вот время их появления я и
выяснял.  На это ушла неделя  достаточно  тяжелой,  а,  главное,
крайне  неприятной  работы  с  маленькими  вампирами.  И вот,  в
результате тяжких трудов,  я выяснил примерно эти  две  даты.  И
очень хорошо, что работал интенсивно. Вампирчиков забрали. Куда?
Мне не сказали. Закрытая информация.
     Итак, дело закрыли.  То, что вели местные следователи. Но у
меня было свое "дело", его пока никто не закрывал. Вернее, я мог
бы его закрыть в любой момент,  но решил еще немного покопаться.
Сверху мне не мешали,  вероятно,  моя дальнейшая работа над этим
делом была сочтена небесполезной.
     Кстати, я уже отмечал,  что  следователями  была  проделана
колоссальная работа по выяснению всех подробностей жизни больных
ребят.  Поскольку  я  имел  полный  доступ  к  этой  информации,
поделюсь  ею и с читателями.  Итак,  эти дети находились в сфере
государственных служб с самого рождения. Дом ребенка, дошкольные
детские  дома,  интернаты  - все легко прослеживалось.  Родители
неизвестны.  Поступили в один и тот же дом ребенка с разрывом  в
год.  Из  одного и того же родильного дома.  И вот тут-то и была
найдена  единственная   в   этой   стройной   системе   прореха.
Следователь  не  поленился  сам  съездить  в  тот родильный дом,
откуда,  согласно документам,  были переведены эти  малыши.  Так
вот, сколько ни рылись в архивных документах, не смогли найти не
только свидетельств о рождении этих ребят - что  не  удивительно
при  таком  бардаке  как  в стране в целом,  так и в медицинских
учреждениях в частности,  но даже  и  документов  об  отказе  от
материнства и свидетельств о переводе младенцев в дом ребенка. А
вот это  уже  было  удивительно.  Ведь  такие  документы  хранят
бережно,  ведь именно они, бывало, являлись источником скандалов
даже  через  двадцать  лет...  Что   же   касается   документов,
сопровождавших детей в дом ребенка,  то они были в сохранности и
производили впечатление подлинных. Экспертиза не выявила никаких
данных за то, что эти бумаги могли бы быть поддельными.
     Каков же общий вывод?  Дети взялись неизвестно откуда. Но с
"правильными" документами.  Следовательно,  все это было сделано
либо с ведома неких высоких сфер,  либо это делали люди, имевшие
доступ... И мне стало все более казаться, что я расследую просто
какой-то секретный эксперимент.  Но  почему  же  тогда  меня  не
останавливают?  Может,  моему  начальству  тоже  интересно?  Или
какая-нибудь межведомственная борьба?
     Кстати, что  могло быть десять лет назад?  Да все!  Веселые
были времена,  при Хрущеве и чуть позже.  Секретный эксперимент?
Пожалуйста!   Если   уж   злые   языки  утверждали,  что  первую
космонавтшу Терешкову Никита  Сергеевич  поженил  с  космонавтом
Николаевым для опыта... Куда уж дальше!
     Что ж.  Продолжим. У меня есть даты. Примерные, конечно. Но
это лучше,  чем ничего. С чем же их сопоставлять? Сразу приходит
на ум,  что  надо  поговорить  с  врачом  интерната,  посмотреть
медицинские карты.  Какая-нибудь невинная прививка. Или болезнь?
Главное,  что качественный характер  этих  неизвестных  факторов
должен  совпадать,  и  при  этом  они должны были повторяться не
менее двух раз с разрывом,  близким  к  величине  разрыва  между
начальными проявлениями болезни у братьев. Но что это за "они"?
     Я отправился беседовать с  врачом,  мужчиной  лет  тридцати
пяти, Авериным Павлом Владимировичем. Кажется, ему и самому было
крайне интересно.  Мы начали вместе рыться в документации.  Нет,
никаких  прививок  в  районе этих дат не проводилось.  А эти два
мальчика вообще ничем никогда не болели. Отметим, кстати!
     Оставалось одно. Сидеть, думать, вспоминать. Этим и занялся
доктор,  время  от  времени   понукаемый   моими   вопросами   и
предположениями. И вот, наконец, наши труды были вознаграждены.
     - Стоп!  - сказал доктор,  - я  вспомнил,  что  повторялось
каждый раз. И как раз примерно в эти даты. Витамины!
     - И как часто вы даете витамины детям?  - сразу остепенил я
его.
     - Раз в квартал, - ответил Павел Владимирович.
     - А что даете, записываете?
     - Что  присылают  по  разнарядке,  то  и  даем,   себе   не
оставляем,  на  сторону  не  продаем,  -  ответил  доктор  почти
обиженно,  потом понял суть вопроса и ответил по существу: - да,
обычно я записываю в журнал.
     Он нашел свои записи,  мы начали разбираться.  Записи  были
малопонятны,  мне  пришлось  выписать  все на отдельную бумажку,
составив самодельную таблицу.  Что давали и когда.  Не  было  ли
чего-нибудь совершенно нового? Посмотрели за два года назад. Все
повторялось.  Я смотрел на выписки и думал.  Поливитамины -  это
раз.
     - Поливитамины присылают одинаковые или разные? - спросил я
доктора.
     - Разные, - ответил тот, - причем даже в одной партии могут
быть несколько видов.
     - И как вы тогда их раздаете?
     - Каждому по одной. Поливитамин и все...
     - Так, значит поливитамины отпадают.
     - Точно так же можете не принимать во внимание и рыбий жир,
-  усмехнулся  врач,  -  его  выпивают  далеко  не  все,   а   с
десятилетними мы и не настаиваем...
     - Хорошо, - сказал я, - далее идет аскорбиновая кислота.
     - Ничего не могу сказать. Вряд ли...
     - В каком виде ее присылают?
     Врач продемонстрировал   упаковки.  Так,  завод  витаминов.
Аскорбиновая кислота 0.025 с глюкозой 5.0 грамма.  Может, вместо
этих таблеток лежало что-нибудь другое?  Я задал соответствующий
вопрос.
     - Все  может быть,  - ответил Павел Владимирович,  - но я и
сам  частенько  лакомлюсь.  А  этот  сильный  кислый  вкус  плюс
приторная сладость глюкозы - здесь трудно с чем-то спутать. Да и
упаковки были запечатаны. Нет, подозрений никаких не было.
     - А это еще что такое?  - удивился я,  - гематоген? Неужели
тот,  по  одиннадцать  копеек,  который  племяш   у   меня   все
выпрашивает, когда мимо аптеки прогуливаемся?
     - Он самый, - кивнул врач, - было даже какое-то циркулярное
письмо по этому поводу.
     - Можно взглянуть?
     - Да,  ищу,  ищу, - доктор рылся в бумагах очень долго, но,
наконец,  письмо было найдено.  Я  тут  же  его  присовокупил  к
остальным  бумагам в своей папке.  Появилось внутреннее чувство,
что след взят.
     - Гематоген - это препарат, изготовленный из бычьей крови и
какао.  Улучшает кроветворение.  Кровь, оно конечно, звучит... -
покачал  головой  Павел Владимирович,  - но какая тут может быть
связь? Ведь кровь бычья.
     - Мало ли что.
     - Да вот, читайте сами аннотацию.
     Я прочитал.  Ничего  нового.  Что  такое гематоген,  я знал
давно, не стану же я покупать своему племяннику неизвестно чего.
     - Аннотация   -  это  хорошо!  А  теперь,  пожалуйста,  сам
гематоген, - попросил я, - если остался.
     - Ну  если  еще  не  весь  растащили,  то  должен  быть,  -
усмехнулся врач.
     Нашел коробку. Пустая. Я даже слегка расстроился.
     - Ничего,  - чуть покраснел врач,  - у меня есть  еще  пара
плиток.
     Честный человек.  Другой   бы   скрыл.   Пара   гематогенин
оказалась  лежащей  у  него в тумбочке возле пачки чая и сахара.
Нетрудно было догадаться,  что эти плитки  доктор  приберег  для
себя. Вместо шоколадок к чаю...
     Я изъял гематоген и сразу поехал в лабораторию.  Свою.  Где
отдал в один отдел циркулярное письмо,  а в другой, на биохимию,
сам гематоген.  И стал ждать.  Потом, не выдержав, зашел. Бумага
была  вроде  бы  настоящая,  вот  только  никто  таких  писем по
интернатам и прочим детским учреждениям не  посылал.  Зато  меня
самого послали (куда подальше) в лаборатории. Приходите завтра!
     А назавтра меня вызвал начальник и сообщил,  что  это  дело
все-таки  закрыли.  И  чтобы  через час папка с моим заключением
лежала  у  него  на  столе.  Вместе   со   всеми   вещественными
доказательствами.  Куда я отправился после этого?  Правильно,  в
лабораторию.
     - Слушай,  может быть,  мы ошиблись,  - сказал мне знакомый
эксперт, - у тебя нет еще таких образцов гематогена?
     - Разве двух штук мало? - удивился я.
     - Такое впечатление,  что их кто-то съел,  - даже  смутился
эксперт.
     - Так что же не так в анализах?  - спросил я,  глядя ему  в
глаза.
     - Да, ошибка, наверное...
     - И все-таки?
     - У этого гематогена реакция на человеческую кровь.  Те  же
антигены. Можно подумать, что кровь для изготовления этих плиток
брали не на скотобойне, а в пункте переливания крови...
     Никаких письменных заключений в лаборатории я, естественно,
не получил.  И в деле писать об этом  непроверенном  анализе  не
стал.  Но начальнику своему сообщил. Он долго смотрел на меня, а
потом сказал тихо:
     - Эх, парень, опоздали мы с тобой родиться...
     То, что он хотел тогда сказать,  я понял  только,  прочитав
записки Станислава Григорьевича. Все стало на свои места.
                       *       *       *
     Итак, было   дело   о  вампирах  в  Народном  Комиссариате.
Раскрытое  благодаря  стараниям  двух  следователей  (одним   из
которых  был  автор  записок)  в  том самом злополучном тридцать
седьмом году. Целый отдел вампиров. Их тогда расстреляли.
     И был    доктор    Люленфельд.    Специалист    по    ядам,
бактериологическому  оружию  и  так  далее.  Личный   отравитель
Сталина?  Или, наоборот, неоднократный спаситель? Кто его знает,
ведь Станислав Григорьевич так высоко не залетал.
     Но чем   точно   отличался   этот  самый  доктор,  так  это
недюжинным  умом  и  коварством  в  осуществлении  самых  хитрых
замыслов.  Как  обнаружить  вампиров?  Ведь  расстрелянные могли
иметь и побочных  детей.  Должность  позволяла  покуролесить.  А
сколько  таких  еще  гуляет.  Тут-то  Люленфельд и придумал этот
самый гематоген.  Хорошее лекарство, известное, на основе бычьей
крови сделанное.  А что если мы,  рассуждал тот доктор, выпустим
часть гематогена не с бычьей, а с человеческой кровью? И угостим
всех  школьников?  Чтобы  те,  кто  является скрытыми вампирами,
проявили себя. Вырастут - станут хитрыми, притворяться научатся,
не обнаружишь потом,  не выловишь.  То ли дело - дети. Испробуют
крови, захотят еще - тут-то их и возьмут...
     Гнусный и  гениальный  одновременно  замысел.  Я  не видел,
разумеется  документа,  Станислав   Григорьевич   -   тоже,   но
подозреваю,  что  тайное  распоряжение  украшала  одна  из самых
значительных в те времена подписей. Может, самая значительная...
                       *       *       *
     Если с  гематогеном  стало  достаточно  ясно,  то что же за
загадка таилась в странном появлении братьев в детском доме?  И,
потом,  почему  циркуляр о применении гематогена пришел только в
этот интернат?
     Возьмем в  качестве  рабочей  гипотезы,  правильнее сказать
леммы (потому как не совсем аксиома,  но и доказать  нельзя...),
что благодаря точному,  глобальному и тайному исполнению замысла
доктора Люленфельда,  почти всех юных вампиров  в  нашей  стране
выловили   (что,  отчасти,  подтверждается  относительно  низким
процентом дел на эту тему в Советском Союзе  -  по  сравнению  с
Европой  и  Штатами...).  А  эти два братца могли быть взяты для
исследования.  Откуда?  Неизвестно, да хоть из заграницы! Зачем?
Для  науки.  Или замысел был какой?  И чтобы еще раз подтвердить
эффективность  лекарства   доктора   Люленфельда...   Отсюда   и
изготовленный  в  единичном  количестве  экземпляр  циркулярного
письма,  и  специальный  гематоген.  Очень  сомневаюсь,  что  он
хранился с тридцатых годов. Такой старый бы никто есть не стал...


                     ТАЙНЫ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ

                    Фантастический рассказ

     История, которую я собираюсь сейчас рассказать,  прошла как
бы  мимо меня.  Если рассматривать происходившие в ней события с
формальной точки зрения. Я ведь не видел ни одного ее участника.
И   даже  ни  одного  вещдока  в  натуре.  Только  фотографии  и
документы.  Тем не менее, она многому меня научила. И объяснила.
Теперь  я  знаю,  что за ангельской внешностью моего подопечного
мальчика  Гана  скрываются  порой  драконьи  зубы.  И  что   его
представления  о честности и морали далеко не всегда совпадают с
общепринятыми.
     Начнем почти с начала.  А началась эта история с того,  что
одна из наших атомных подводных лодок перестала подавать о  себе
вести.  Вскоре  стало  очевидно,  что  с  ней  что-то случилось.
Высланные   по   месту   предполагаемой   катастрофы   поисковые
летательные   средства   долго  не  могли  найти  места  аварии.
Обнадеживало лишь то,  что взятые  пробы  воды  не  обнаруживали
повышение  радиоактивного  уровня.  Но  это  еще  ни  о  чем  не
говорило.  Необходимо было действовать,  тем более, как читатель
уже  догадался,  лодка  затонула  отнюдь  не  в наших прибрежных
водах.  Все было на грани  международного  скандала.  Под  видом
каких-то  научных  работ  к  предполагаемому  месту  был  выслан
корабль-лаборатория.  Продолжались  поиски   всеми   средствами,
включая космические. И, наконец, дело пошло на лад. Именно в тот
момент,  когда научный  корабль  приблизился  к  району  аварии,
воздушной  разведке  удалось  засечь местонахождение затонувшего
судна.  Все, естественно, держалось в тайне. Хотя, конечно, шила
в  мешке  не  утаишь...  Ведь  место  аварии  находилось всего в
половине  морской  мили  от  берега.  Довольно  пустынного,   но
все-таки!  Надо сказать,  что дело было настолько серьезно,  что
военные решили запользовать даже секретную агентуру, имевшуюся в
некотором  количестве  в  той  стране,  вблизи берегов которой и
случилась эта авария. Пусть понаблюдают, если что - дадут знать,
чтобы быть готовым заранее.
     Я, разумеется,  на этом и следующих  этапах  развития  этой
истории ничего о ней не ведал. Занимался своими делами. Ну, а по
радио и телевидению такие вещи и вовсе не сообщают.
     Начался второй   этап   работ.   Делом  занялись  водолазы.
Необходимо было попытаться определить  причину  аварии,  степень
опасности и возможность подъема судна. Подлодка лежала на мягком
грунте на небольшой глубине, не более тридцати метров. Первый же
спуск принес более чем неожиданность.  Оба спускавшихся под воду
водолаза были поражены - лодка была в полной сохранности,  у ней
продолжали вяло крутиться винты.  И был свет. По ряду признаков,
проверенных в последующие спуски,  было сделано заключение,  что
герметизация лодки не нарушена. Оставалось ее поднять.
     Техника подъема больших затонувших судов стара,  как мир, и
ничего  кардинально нового,  кроме надуваемых мешков - понтонов,
придумано пока не было.  Вся разница в нашем случае  заключалась
лишь  в предельной осторожности и многократной степени страховки
всей арматуры.  Судно  с  ядерным  реактором  и  баллистическими
ракетами с ядерными боеголовками. Не шутка!
     И вот,  наконец,  долгожданный  момент.  Все  было  выбрано
удачно - максимально спокойное море (штиля там не бывает вообще,
это не экватор, а, скорее, наоборот!), безлунная ночь, положение
судов  -  специальный  исследовательский  корабль закрывал своим
корпусом для наблюдателей с берега то  место,  где  должна  была
всплыть погибшая подводная лодка.  И она всплыла. Без каких-либо
эксцессов.  Исследовательская  группа,  облаченная  в   защитные
костюмы,  была уже наготове.  Был открыт люк.  Сухой изнутри.  И
группа спустилась внутрь. На корабле ждали первых вестей. Многие
не спали даже в Москве. Причина гибели лодки была слишком важна.
А учитывая ее  внешнюю  целостность,  исправность  электрических
цепей   и   ходовых   механизмов,  причина  аварии  была  просто
архиважная.
     Итак, все ждали.  Очень долго.  Слишком долго! А группа все
не подавала о себе вестей.  И лишь к  утру  послали  еще  людей.
Осторожно,  с  прямой  телефонной  связью по проводу,  с наказом
непрерывно рапортовать об увиденном.  И первый же рапорт изнутри
ошеломил  всех.  Свежая  группа натолкнулась на труп.  Одного из
первой группы.  Потом были найдены еще  трупы.  И  много  крови.
Большинство  были  убиты с применением какого-то колюще-режущего
оружия.  Трупы были перенесены на корабль,  лодка  отбуксирована
подальше  в  море.  А потом прибыла следственная комиссия.  Были
собраны все звезды криминалистики, в том числе и гражданские.
     Скажу сразу,  что больше там, в подлодке, никто не погиб. И
на корабле тоже было спокойно.  Приведенное в боевую  готовность
табельное  оружие  не  понадобилось.  Зато  результаты следствия
ошеломили.
     О чем  рассказать вначале?  О результатах следствия по делу
убийства  спустившейся  в  подлодку   первой   группы?   Или   о
расследовании гибели экипажа лодки и о том, что в ней еще нашли?
Или о тех странных делах,  которые начали происходить на берегу,
вблизи  места  катастрофы,  и  о  которых сразу же сообщили наши
разведчики?  С какой стати они стали сообщать?  Да  просто  было
сразу решено, что раз первая группа погибла, а других жертв нет,
то,  возможно,  убийцы или убийца покинул подлодку.  А куда еще,
кроме ближайшего берега, он мог отправиться?
     Ладно, раз начали с береговых дел,  на них и остановимся. В
одном   из  селений  был,  как  у  нас,  в  Союзе,  сказали  бы,
краеведческий музей.  Естественно,  не охраняемый,  тем более по
ночам.  Только  электроника.  Она  и  сработала в одну из ночей.
Единственный дежурный наряд полицейских ехал долго и  никого  не
застал.  В  небольшом  деревянном доме,  служившем музеем,  была
попросту выбита дверь.  Разбита лишь одна витрина.  Как выяснили
полицейские,   за   ней   хранился   старинный,   но   прекрасно
сохранившийся меч.  Какая-то местная реликвия.  Ну и что? Кто-то
решил поиграть в рыцарей?  Все бы было хорошо и спокойно,  но на
следующий день были обнаружены два трупа. Зарубленные мечом. Оба
были  иностранными  туристами.  Деньги  и ценности,  равно как и
документы, тронуты не были. На следующий день - новая жертва, на
этот раз неведомо как попавший в те холодные края негр.  Потом -
еще,  в том числе и американские военнослужащие.  Можно было  бы
подумать    на    какую-нибудь    террористическую   организацию
нацистского толка,  что было бы для этой северной страны  совсем
уж  уникально.  Если  бы  хоть  в  Швеции,  а  то  - здесь?  Но,
во-первых, все были убиты мечом, а во-вторых, никаких заявлений,
характерных для террористов,  сделано не было. Оставалось одно -
действует психически больной человек,  маньяк-убийца.  Район был
оцеплен,  иностранцы  в  него не допускались.  Что принесло свои
плоды - около двух недель жертв не было.  А  потом  погибла  вся
группа  английских  телевизионщиков,  пробравшаяся  в оцепленный
район для ради  сенсационного  репортажа.  Кинооператор  остался
верен  своему  профессиональному  долгу  и  успел  что-то снять.
Кассета была конфискована спецслужбами. Что до убийцы или убийц,
то  он  (они)  не  придали никакого значения киноаппаратуре,  не
тронув ее совершенно.  А потом был убит наш агент. Каким образом
в нем распознали чужака - неизвестно.  Контрразведка не знала, а
маньяк - узнал. Крайне странно. И наши тоже встали на уши...
     Вернемся теперь к подлодке.  Итак,  кто-то убил всех членов
поисково-исследовательской команды. Всего в группе было четверо.
Трое   убиты  острым  колюще-режущим  орудием,  предположительно
ножом.  Двое из  них  -  ударом  в  шею,  у  третьего  шея  была
перерезана  круговым движением.  Четвертый член группы,  по всей
видимости,  попытался оказать сопротивление. У него была сломана
шея.  Убийца  нападал на свои жертвы поодиночке,  сзади,  убивал
быстро, и, по-видимому, бесшумно. Но на кровь все же наступил. И
эти   следы   кое-что   дали   расследованию.   За  неимением  в
распоряжении свидетелей и орудия убийства это кое-что!
     Предположительно было  так.  Первая  и  вторая  жертвы были
убиты одним и тем же ударом ножа в горло. Убийца нападал сзади и
втыкал нож в область яремной впадины на шее.  Мгновенная смерть.
С третьим что-то сорвалось,  пришлось перерезать шею, тут и было
много крови, в которую убийца наступил. С этого момента его след
был прослежен.  До короткого,  по  всей  видимости,  поединка  с
четвертым.  Последний член команды,  вероятно, услышал шум и был
готов к борьбе.  Нападавший  обладал,  как  легко  предположить,
огромной силой. Шея была сломана круговым поворотом. Далее следы
прослеживались к наружному люку,  последний след был на  внешней
обшивке. Логично было предположить, что убийца бросился в воду и
поплыл.  Неужели вплавь?  Ведь температура воды  была  близка  к
нулевой.  Был  ли  на нем какой-нибудь защитный костюм? Может, и
был,  а вот ноги у него были определенно голые,  потому как  все
кровавые следы были оставлены босыми ногами.
     Итак, осталось последнее.  Отчего  и  каким  образом  погиб
экипаж  подводной лодки?  Ответа на этот вопрос не было.  Потому
что не было самого экипажа.  Даже трупов.  Даже остатков трупов,
даже  обглоданной  косточки...  Не  осталось  и одежды.  Ничего.
Теперь об осмотре самой лодки.  Нигде  никаких  повреждений.  За
исключением выломанной двери туалета.  Выломанной очень странно.
Дверь была заперта изнутри,  изнутри и  была  выломана.  Никакой
логики!  Теперь  о  следах  каких-нибудь  сражений внутри лодки.
Ничего.  За  исключением  вышеупомянутых   следов,   оставленных
неведомым убийцей уже после подъема судна, никаких других следов
борьбы  не  было.  Полный  бред.  Экипаж  просто   исчез.   Если
предположить,  что  на борту объявился маньяк-убийца,  не мог же
он,  убив,  еще и сожрать все трупы.  Остались бы кости, одежда,
наконец. А тут ничего...
     Следующий этап.  Кинопленка,  оставшаяся   после   убийства
тележурналистов,   оказывается   самым  таинственным  образом  в
Москве.  А там,  где она пропала, просто приплюсовали сей факт к
остальным  таинственным  происшествиям.  Которые все умножались.
Так, незадолго до этого пропала снятая с той кинопленки копия. А
потом  самым  странным  образом  в  тот район не вылетела группа
быстрого реагирования.  Якобы поступил приказ  с  самого  верха.
Чуть  ли не американского президента.  Оказавшийся,  на поверку,
ложным. Было о чем поломать голову - убийцу, явного психического
больного,  прикрывали, да еще так, что имитировали работу высших
сфер. А подражать голосам высшего руководства могли лишь те, кто
с ним в контакте.  Ничего себе крыша у маньяка! Все было слишком
запутано.
     Вот в  этот  самый  момент  в  числе посвященных в это дело
оказался и я,  Виктор Толстых. Утопающий хватается за соломинку,
вот  и меня привлекли.  На всякий случай.  Все-таки специалист -
паранормальник! Это слово я сам придумал, больше никто не знает.
А потом был разговор с генералом.
     - Я в курсе,  что вы курируете некоторые дела,  связанные с
не  совсем  ординарными  личностями.  Имеющими различную степень
засекреченности.  В том числе и такую,  что не сможете  отвечать
даже  мне,  -  я  промолчал.  Он  был  прав на все сто.  Генерал
продолжил:  - но это не мешает мне  посоветовать  вам  в  данном
случае  обратиться  за советам к этим своим... ну не знаю, как и
назвать.
     - Вы  считаете,  что  сейчас  настолько важный момент,  что
возможно поставить в курс  дела  по  подлодке  кого-то  из  моих
подопечных?  - я лишь уточнял. На всякий случай. Что письменного
разрешения не будет, я уже догадался.
     - Я ничего не считаю.  Просто рекомендую,  - он помедлил, -
не обязательно раскрывать мне то, что у вас там засекречено. Мне
нужны   лишь  рекомендации  по  данному  делу.  А  еще  лучше  -
информация!
     - Тогда  я  должен  буду быть уверен в отсутствии слежки за
мной самим, - это было смело, но по-другому нельзя, - иначе круг
посвященных   непозволительно   расширится,   и   нам   придется
планировать уже какие-то внутренние  мероприятия  по  пресечению
дальнейшего расползания секретной информации.
     - Я вас понял,  -  сказал,  после  небольшого  обдумывания,
генерал.
     - И мне нужна вся информация.  Копии рапортов,  фотографий,
та пленка. Кстати, личность маньяка идентифицирована?
     - Да,  в  деле  есть  все,  даже  биографии   родителей   и
похвальные грамоты из школы...
     Итак, я занялся документами.  И просмотрел пленку.  Молодой
мужчина,  практически голый,  если не считать оборванных штанов.
Ярость на лице,  пена на  губах.  И  меч  в  руке.  Сравниваю  с
фотографией   из  личного  дела  Быстрова  Владимира  Петровича,
двадцати лет.  Физически лицо то же, но вот ощущения - как будто
это другой человек.  Другая личность.  Изучаю биографию. Ничего.
Медицинское  обследование  -  тоже   придраться   не   к   чему.
Психических   больных  нет  даже  среди  дальних  родственников.
Протоколы бесед с  родителями,  друзьями,  школьными  учителями.
Обычный средний парень.  Первый разряд по лыжам,  бегу.  Боевыми
единоборствами не занимался.  Немного покуривал.  Алкоголь -  по
праздникам.  Гипнозу не подвергался.  Учеба - тройки,  четверки.
Все ясно, что ничего не ясно.
     Генерал порекомендовал   обратиться   к   тем  лицам,  само
существование  которых  является  государственной  тайной  и   о
которых он сам ничего не знает, кроме того, что они существуют и
что за ними ведется постоянное наблюдение.  Да уж, покажи ему на
улице Гана,  ни за что бы не поверил,  что это номер первый. Что
ж,  Ган так Ган,  хоть и не особенно хочется с ним общаться.  Но
придется.
                       *       *       *
     Беру целую кипу фотокопий и еду домой к Гану.  Парень,  как
всегда, приветлив и обаятелен. Рассказываю, что у меня проблема.
Только  кивает.  Согласен  ли  помочь?  В меру сил.  Ну и на том
спасибо!  Следующий   час   показываю   документы,   фотографии.
Воистину,  одних  интересует  одно,  других - другое.  Ган долго
рассматривает фото с подлодкой  на  переднем  плане  и  кораблем
позади.  Ах, вот в чем дело. Может пытается прочесть номер лодки
и название корабля? Говорю ему об этом.
     - Вот  эта информация как раз меня меньше всего интересует,
- говорит Ган.
     - Тогда что же заинтересовало больше?
     - Фиорд,  - он  показывает  на  задний  план  фотографии  с
очертаниями  береговой  линии,  -  отсюда  бессчетное  число раз
хаживали...
     - Ну  ладно,  - говорю после некоторого раздумья,  - может,
географическое положение этого места и заинтересовало тебя, но я
не за этим пришел.
     - А мне как раз это представляется наиболее интересным!
     - Ладно,  не  будем  спорить,  - необходимо иметь известное
терпение с этим субъектом,  - может, все-таки скажешь что-нибудь
по исчезновению экипажа и всем этим убийствам.
     - Мне самому тут многое непонятно, вернее большая часть.
     - Понимаешь,  все  эти  факты  не  укладываются  ни  в одну
теорию. Что, этот Быстров всех убил и съел, что ли?
     - Ну  ты  меня удивляешь,  - пожимает плечами Ган,  - вроде
разные там преступления расследуешь, а до сих пор не знаешь, что
"после этого" не значит "в результате этого"!
     - Не понял, - говорю я несколько раздраженно.
     - Естественно,  не  убивал  этот  парень  своих  друзей  по
команде.  Это потом случилось нечто,  в результате чего он начал
убивать.
     - Подожди,  ты  хочешь  сказать,  что  команда  пропала   в
результате неизвестно чего - это раз, а потом матрос взбесился -
это два...
     - Но   взбесился,   как   ты   говоришь,  не  в  результате
воздействия фактора,  воздействовавшего на команду.  А по другой
причине.
     - Хорошо, - говорю я, - вернемся к исчезновению команды.
     - Когда-нибудь это должно было произойти.  Вот и случилось.
Все просто,  - пожимает плечами Ган, - меня же больше интересует
на данный момент этот Быстров.
     - А меня,  - настаиваю на своем,  -  исчезновение  команды.
Объясни  пожалуйста,  будь  добр,  что  должно было когда-нибудь
произойти?
     - Да   исчезновение  экипажа  с  подводной  лодки,  неужели
непонятно? Это уже бывало множество раз!
     - Я не слышал ни об одном подобном инциденте.
     - Что,  ни разу книг с морскими историями не читал?  "Тайна
Марии  Целесты"  и  так далее.  Ни разу не слышал о кораблях,  у
которых пропала команда?  Бывало, еще суп оставался горяченьким,
когда  такое судно находили.  И никого.  Только мертвые с косами
стоят.  И тишина...  - последние слова Ган произносил,  имитируя
голос Крамарова из "Неуловимых мстителей".  Было похоже,  но мне
веселиться совсем не хотелось.
     - Ты  хочешь  сказать,  что  до  этого  пропадали экипажи с
обычных судов,  - я помедлил,  - а теперь с подводной лодки. Что
подлодка ничем не лучше, почему бы и с нее не пропасть экипажу?
     - Совершенно в дырочку!
     - Тогда  поведай  мне,  что  же  за напасть такая имеется в
нашем грешном мире, что вдруг исчезают целые группы людей.
     - Я не знаю,  - Ган смотрит на меня невинными глазами,  - я
действительно не знаю. Возможно, это что-то вроде артефакта, ну,
вспомни историю с Абадоном...
     Историю с Абадоном я не забуду  никогда.  Но  в  результате
разговора с Ганом я вернулся к тому,  с чем пришел.  К тому, что
ничего не известно.  Хорошенькое  дельце.  Раньше  это  существо
давало дельные советы.
     - Согласись, "не знаю" - это не ответ. Мне нужно объяснение
этого явления, и не меньше! - я продолжал настаивать на своем.
     - Хорошо, предположим некто найден мертвым один в комнате с
закрытыми дверьми,  ты обращаешься ко мне, я - черте куда, пусть
вообще к Господу Богу, а потом приношу кинопленку, где эта самая
гибель зафиксирована.  Предположим, его убила влетевшая во время
грозы в открытую форточку шаровая молния.  И  тут  ты  начинаешь
требовать с меня объяснения такого явления,  как шаровая молния.
Все признают ее наличие в нашем мире, многие видели, но никто не
может объяснить ее существование с точки зрения физики.
     - Но шаровую молнию можно увидеть, она хоть название имеет.
А  ты  мне  предлагаешь  объяснение,  у  которого  даже научного
названия нет!
     - Хорошо,  давай  обзовем это явление по-научному,  скажем,
матрософагией.  Сразу полегчало?  Хочешь,  напишем монографию по
матрософагии?   Или   тебе   достаточно   реферата   со  списком
литературы? Записывай! Характерным признаком такого явления, как
матрософагия,  является  отсутствие  свидетелей этого известного
науке теперь, после данной работы, явления!
     - Хорошо,  а если серьезно? Неужели никто не раскрыл до сих
пор этой загадки с исчезновением экипажей кораблей?
     - Легко  сказать!  Исчезновения очень редки.  Если бы точно
знать,  что виноват кто-то,  можно было  бы  устроить  на  этого
похитителя охоту. Придумать что-нибудь...
     - Так, может, поохотимся? - спросил я.
     - Я  приму  твое предложение к сведению,  - сказал серьезно
Ган,  - поскольку ты первый предложил такую охоту,  то за  тобой
право  в  ней участвовать.  Кстати,  в копилку знаний по вопросу
исчезновения команд добавился еще один байтик.
     - А именно?
     - Что находясь на унитазе за металлическими дверьми,  можно
спастись от воздействия этих таинственных сил, - усмехнулся Ган.
     - Так ты думаешь,  что он в критический момент находился  в
уборной?
     - Это совершенно очевидно.  Как и то,  что завладевший этим
телом не знал,  как открыть дверь в туалете.  Новое знание!  Так
что поднадрочимся еще немного в этом вопросе и - на охоту.
     - И сколько ждать этой самой охоты?
     - Ну,  во-первых,  должны появиться какие-нибудь  наводящие
факторы.  Нельзя же,  право,  как в сказке - пойди не знаю куда,
поймай то,  не знаю что!  Так что ждать придется  неопределенное
время.
     - И моей жизни может не хватить...
     - Ничего,  - отвечал Ган вполне бодренько,  - поохотишься в
одном из твоих следующих воплощений!  Кстати, о  твоей  жизни  и
смерти...
     - Да, и что нового?
     - Это у тебя надо спросить,  - Ган усмехнулся,  - ты  ведь,
как  я помню,  умер.  А потом тебе дали еще сутки пожить.* И все
живешь.  Уж не бессмертным ли ты, часом, стал? Давай испытаем? Я
тебя как-нибудь так...  не больно убью,  а если ты в этом случае
не помрешь, стало быть - ты бессмертный!
<* Ган намекает на обстоятельства, в которые попал Виктор Толстых
после случая, описанного в рассказе "Абадон".>
     Я энергично помотал головой. От Гана всего можно ожидать...
Между тем мой подопечный продолжал посмеиваться:
     - Запуталась бухгалтерия там,  наверху,  и все  тут!  Тогда
чего  тебе  спешить,  если  бессмертный,  ложись на печку и жди.
Когда-нибудь все непременно само собой выяснится!
     - Шути,  шути, - мне было не до смеха. Хорошо Гану, у него,
кажется,  все  по  вопросу  жизни  и  смерти   ясно.   А   я   в
неопределенном положении...
     - Ладно,  обязательно займемся  этими  исчезновениями.  Так
сказать,  феноменом матрософагии,  - Ган озорно подмигнул,  - но
это, разумеется, вопрос будущего, надо все обдумать и обсудить.
     - А сейчас что?
     - Я попробую навести  кое-какие  справки,  -  сказал  после
непродолжительного молчания мой собеседник, - и подумаю обо всем
этом. Ты заходи через недельку.
     - Там...
     -... в Норвегии, - уточняет Ган.
     - Да, там людей убивают, а ты - "недельку подожди"!
     Ган ничего не ответил,  только  пожал  плечами.  Тоже  мне,
пожимальщик   нашелся,   только  и  делает,  что  это  движение.
Собственно,  разговор на этом и закончился. Я собрал свои бумаги
и удалился.
                       *       *       *
     Я вновь  присутствовал  на  совещании.  Нас собрали,  чтобы
доложить последние факты по делу.  А факты не лезли ни  в  какие
ворота.  То  ли  фантастика  какая-то,  то  ли  в дело вмешались
крупные военные силы. Излагаю.
     Как я  уже  рассказывал,  в  тот  норвежский  -  Ган угадал
правильно  -   район   были   введены   многочисленные   местные
полицейские   и   военные  части.  От  услуг  Интерпола  и  НАТО
отказались.  Что было вполне разумно - ведь маньяк убивал только
не-норвежцев.  Правда,  среди  жертв не было и шведов.  Но зачем
рисковать?  И для этой операции отобрали только самых что ни  на
есть коренных жителей.
     Никаких убийств  и  грабежей  больше  не  было.  Никому  не
удалось и увидеть воочию этого маньяка.  Проходили день за днем,
ничего не происходило.  В соседних районах - тоже,  хотя  там  и
было   полно   иностранцев.   Вероятно,  убийце  удалось  как-то
устроиться для жизни вблизи места своего первого появления.
     Стало ясно,   что   власти  стоят  перед  дилеммой  -  если
сохранять  режим  изоляции  района  и  не   допускать   в   него
иностранцев,  то  и убийств не будет,  но и маньяка будет крайне
трудно найти,  а вот если снять охранный  режим,  убийцу  вполне
можно  будет  обнаружить  - ведь он кого-нибудь сразу убьет.  Но
допустимо ли это?  Нет,  решили они,  эти власти,  мы не в праве
подвергать чью-то жизнь опасности.  Как быть? Оставить усиленные
полицейские части  в  районе  и  попытаться  путем  прочесывания
местности найти либо самого преступника,  либо сначала место его
обитания,  а потом, устроив засаду, и его самого. А если все это
будет впустую, то использовать "подсадных уток" - полицейских из
Интерпола явно чужеродных национальностей.
     Кстати, откуда  нам,  в  Москве,  было  все  это так хорошо
известно? Дело в том, что в отличие от местных, мы знали точно о
существовании  взаимосвязи  между  затонувшей подводной лодкой и
этими убийствами.  И факт  гибели  подлодки  удалось,  в  целом,
сохранить  в  тайне.  Вернее,  что-то такое они знали,  ну что у
русских  что-то  случилось,  но  ни  подробностей,  ни   точного
местонахождения этих неприятностей они не ведали. Так вот, кроме
погибшего несколькими неделями раньше у  нас  были  в  стране  и
другие агенты. Один из них, пожилой уже человек, коренной житель
и при этом - убежденный коммунист,  был нашим осведомителем  еще
со времен гитлеровской оккупации.  А его сын работал в полиции в
крупном чине.  Была и другая агентура, по линии средств массовой
информации.  Почему я это рассказываю? Тот агент уже давно умер,
да и кому все это нужно сейчас,  в  середине  девяностых  годов,
когда все и вся в нашем государстве разрушено...
     Вернемся к нашей  истории.  Итак,  все  полицейские  части,
задействованные в этом районе,  занимались поисками. И поиск дал
результат.  Нашли труп молодого  человека.  Прямо  в  прибрежных
скалах,   в   расщелине,   на  камнях.  Без  каких-либо  внешних
повреждений.  А вот рядом лежал меч.  Тот самый,  из  музея.  Но
прекрасно заточенный и чистый.  Напрашивался естественный вывод,
что именно этот покойный  и  был  тем  самым  убийцей,  которого
искали  уже на протяжении нескольких недель.  Естественно,  были
сделаны фотографии и описания того места.  Труп был отправлен на
вскрытие   в   столицу,   а   меч   решено  было  исследовать  в
криминалистической лаборатории, имевшейся поближе.
     И вот  тут происходит первое из ряда вон выходящее событие.
Тело перевозили ночью.  Водитель фургона,  в котором перевозился
труп, услышал, даже почувствовал сильный удар по корпусу машины.
Остановился.  Они оба,  вместе с сопровождавшим труп полисменом,
сидевшим  спереди  рядом  с  водителем,  выскочили из машины.  И
обнаружили выбитую дверь в своем фургоне.  И  полное  отсутствие
трупа.  Была срочно вызвана специальная группа. А пока ее ждали,
полицейский не утерпел и  сам  отправился  посмотреть,  что  там
было,  после того,  как выломали дверь. И нашел. Отпечатки босых
ног на земле.  С относительно слабым отпечатком пяток и глубоким
- передней части.  Итак,  труп не только ушел своими ногами,  он
еще и резво бежал...
     Оперативная группа  ничего  не  прибавила  к тому,  что уже
обнаружил  тот  полицейский.  Собака  следа  не  взяла,   просто
отказалась идти по этому следу,  только поджала хвост - и все! А
след был потерян, как только он достиг каменистой поверхности.
     Событие номер  два.  Был  похищен меч из криминалистической
лаборатории. Думаете, полуголым мужчиной с босыми ногами? Как бы
не   так!  Меч  был  похищен  неизвестной  личностью,  одетой  в
приличный костюм - хоть в лимузине разъезжай.  На лице вора была
обыкновенная карнавальная маска. Случилось это ночью. Свидетелей
не было,  что же касается  внешности  похитителя,  то  это  были
данные,   записанные   видеокамерой  наблюдения.  Вор,  по  всей
видимости,  видел камеру,  но не посчитал нужным  ее  повредить.
Странно.  Кем-то  была  даже высказана мысль,  что он специально
показал себя - я мол,  не тот,  кто убивал!  Похититель, кстати,
был   ростом   ниже  предполагаемого  убийцы.  Вот  и  сгодились
фотографии и обмеры, сделанные тогда в скалах!
     И вот,  наконец,  случилось это.  Самое большое по масштабу
событие во всей истории с маньяком-убийцей.  Началось просто - в
ту ночь многие из тех, кому спать не положено, проспали. Сначала
были выговоры, потом кто-то заметил, что это несколько странно -
в  ту  ночь  спали  беспробудным сном и полиция,  и "скорая",  и
пожарные.  В единственном во всей округе ночном заведении  доход
оказался  равен нулю.  Копнули глубже.  И оказалось,  как это не
дико звучит,  что во всем районе не  было  ни  одного  человека,
который бы прободрствовал с часу до четырех в ту ночь.
     А утром была первая сенсация. В том самом музее, откуда был
похищен меч.  Так вот, его положили на место. Очень аккуратно. И
с очевидным намеком,  что больше убийств не будет.  Но этому так
сразу не поверили. Особый режим в районе сохранялся.
     Точка была поставлена,  когда нашли  убийцу.  На  этот  раз
живым.   Но   отнюдь  не  здоровым.  Он  находился  в совершенно
невменяемом  состоянии.  Что-то  бормотал.  И  был  направлен  к
судебном психиатрам.
     Как попал?  Была вызвана "скорая  помощь".  На  улицу.  Кто
вызвал - неизвестно.  Убийца сидел на лавочке и что-то бормотал.
Сопротивление медицинским работникам не оказал. В больницу сразу
же прибыли полицейские. Опознали сразу, фотографии были у всех.
     История могла бы  считаться  законченной,  но  существовала
вероятность  того,  что  к  убийце  вернется память.  А это было
недопустимо с точки зрения военных в Москве.  Да и на катастрофу
с подводной лодкой этот человек мог бы пролить некоторый свет.
     Дело кончилось новым исчезновением маньяка.  Но на этот раз
были заподозрены чьи-то спецслужбы. Дело провели довольно чисто.
Все документы были в порядке. Приехали, забрали больного и как в
воду канули.  Подозревались все.  И все обиделись, включая ЦРУ и
израильскую  разведку.  Но  всем  было  ясно   одно   -   кошмар
закончился,  больше  убийств  не  будет.  Ведь  не  для этого же
устраивали похищение...
                       *       *       *
     Несмотря на то, что я не оказал никакой существенной помощи
на первых этапах этого дела,  меня продолжали держать в курсе. И
даже отметили участие.  После беседы с Ганом я написал подробный
отчет.  Просто  связно  пересказал  все  предположения.  И  одно
предположение  Гана  сошлось один в один.  Это момент в уборной.
Матрос Быстров действительно справлял  нужду  в  туалете  в  тот
момент, когда "это" случилось. Откуда узнали? Догадаться просто.
Ведь похищение из тюремной больницы было заказано нашими. Нельзя
было  допустить,  чтобы  Быстров вспомнил и заговорил.  В детали
похищения  меня,  естественно,  не  посвящали.  В   то,   какими
способами   лечили   матроса   у   нас  -  тоже.  Кажется,  были
использованы даже "народные целители",  как сейчас  говорят.  Но
настоящие - те, которые пользовали ЦК.
     Итак, передо мной бумаги.  Допросы Быстрова.  Я прочитал их
многократно,  дабы  запомнить  наизусть.  И  суметь пересказать,
когда пойду ругаться с Ганом.  Почему ругаться?  Да потому,  что
мне было ясно, как день, что не Ган явился источником информации
для меня,  а я - для него.  Начиная  с  места  аварии  подводной
лодки. И прочие детали. Я ему все рассказал. А он явно передал...
     Вернемся к допросам Быстрова.  Итак,  все  было  нормально,
никаких  предвестников  беды и прочего.  До того самого момента,
когда матрос уселся на унитаз.  В этот момент свет начал сначала
помигивать,  потом  лампочка  стала  тусклой.  И  появился звук.
Сначала тихий и нежный, потом все нарастал, парализовывал волю и
способность  двигаться.  Что  происходило  снаружи - неизвестно.
Потом были несколько криков. Потом был легкий толчок. И внезапно
наступила  тишина.  Что  же  касается  Быстрова,  то способность
двигаться так к нему и не  возвращалась.  Он  пролежал  на  полу
несколько  часов без движения.  В лодке не было слышно ни звука.
Никто  не  наведывался  и  в  уборную.  Матрос  знал,  что   они
находились под водой в тот момент, когда он отправился в туалет.
Никаких мероприятий по подъему не производилось, такое трудно не
заметить.  Вообще,  было  ощущение,  что  судно лежит на грунте.
Может,  тот  толчок  и  означал,  что   лодка,   оставшись   без
управления,  легла  на  грунт?  Надо  отметить,  что  матроса не
посвящали в обстоятельства и детали поиска и  подъема  подводной
лодки,  на  счет лежания на дне матрос предположил сам.  Похоже,
что  к  моменту  этого  допроса  к  нему   полностью   вернулась
способность логически мыслить.
     Итак, матрос лежал на полу без движения и думал.  О чем  он
думал  в  тот  момент?  Что  вся  команда погибла по неизвестной
причине.  И он один остался живой.  А может,  и он  мертв,  ведь
двигаться  не  может  -  кто  знает,  может  так  и ощущает себя
умерший.  Но потом он присмотрелся сам к  себе  и  отметил,  что
дышит.  И услышал внутри себя сердечные толчки.  Значит, жив. Но
если будет так оставаться,  то непременно умрет.  Если остальные
члены экипажа мертвы или парализованы,  то ему никто не поможет.
В  перспективе  -  смерть  от  голода,  от  жажды,  может  -  от
недостатка воздуха.  Но не скоро.  Попытки привести свои мышцы в
действие к успеху не приводили.  Стало страшно. Так умирать. Шли
часы, матрос все лежал и лежал без движения. Сколько он пролежал
так,  ожидая смерти - неизвестно.  Может, и несколько суток. Сна
тоже не было.  Был только все нарастающий ужас своего положения.
Кажется,  он молился, выдумывая молитвы сам - ведь в детстве его
не научили,  времена были атеистические! Потом он стал сам звать
смерть.  И дошел до  безумия.  Просто  звал  на  помощь  бога  и
дьявола, хоть кого-нибудь...
     И вот на  пике  этого  безумного  страха  случилось  нечто.
Сначала   Быстров   услышал   голос.  Мужской,  низкий,  грубый.
Говорящий какие-то слова на неизвестном  языке.  Этот  голос  он
слышал  не ушами,  он звучал прямо у него в голове.  А потом его
тело пришло в движение.  Но не по  воле  Быстрова.  Было  полное
ощущение,  что  его мышцами управляет кто-то другой,  а матрос -
лишь сторонний наблюдатель.  Тело  подвинулось  к  металлической
двери  и нажало.  Дверь была на хитрой защелке и не открывалась.
Быстров хотел  протянуть  руку  и  открыть  защелку.  Но  ничего
сделать не мог. И тот некто, что управлял сейчас его телом, даже
внимания на попытки помочь открыть дверь  не  обратил.  Начал  с
силой ломиться его,  Быстрова,  телом, в дверь. А потом ударил в
нее с огромной силой. И выломал. Только тут матрос понял, что не
ощущает боли. И что он ничего себе при этом не сломал.
     Тело между тем понесло Быстрова  по  коридору.  Обследовало
каждый закоулок.  По всей видимости, некто искал членов экипажа.
Но никого не было.  Ни одного живого или мертвого  человека.  Мы
уже отмечали, что Быстров никак не мог обратить на себя внимание
того,  кто сейчас пользовался его  телом.  Зато  обратная  связь
была.  Матрос  явственно  почувствовал разочарование и удивление
того,  кто сидел в нем.  И слышал,  как он сам  разговаривает  с
собой внутри головы Быстрова. Среди кучи неизвестных слов матрос
отметил  повторяющееся  слово  "Ульф",  которое  напоминало  ему
какое-то   имя.   А   потом  совершенно  уверился,  что  "некто"
обращается таким образом  к  самому  себе.  А  так  как  Быстров
являлся сейчас лишь пассивным наблюдателем, будем и мы с данного
момента  называть  тело  матроса  с  управляющим  им  загадочным
существом в совокупности Ульфом.  Ульф пошел туда,  сделал то, и
так далее...
     Итак, Ульф  никого  не нашел.  Успокоился на этом.  Понюхал
воздух и отправился прямиком на  камбуз.  На  консервы  никакого
внимания не обратил. Съел уйму хлеба и рыбы. Попил простой воды.
А потом взял кухонный нож,  точильный камень, сел на пол и начал
этот нож точить.  Очень долго и весьма умело.  Постепенно доводя
до остроты настоящего оружия.
     Следующим событием  был  сон.  Ульф  улегся  прямо на пол и
заснул.  В этот момент отключился и Быстров.  Сколько они спали?
Матрос подозревает, что это был не простой сон, а многодневный.
     Проснулись они с Ульфом от толчков.  Быстров сообразил, что
лодку  поднимали.  Ульф  тоже  что-то соображал.  И спрятался на
камбузе за дверью.  Потом потянуло свежим  воздухом.  Послышался
звук  шагов.  А потом начался кошмар.  Ульф взял в руки кухонный
нож,  тот самый,  что тогда точил.  Быстров уверяет,  что внутри
себя буквально орал в тот момент.  Звал на помощь, кричал своим,
что вооружен,  просил Ульфа положить нож.  Но Ульф не слушал или
не слышал.  И никто не слышал. А когда на камбуз вошел человек в
защитном костюме,  Ульф бросился на него сзади и одним движением
насадил  его  горло  на нож.  Потом вытащил нож и слизнул кровь.
Быстров чувствовал,  как мышцы на его лице  напрягались  -  Ульф
довольно  улыбался.  Потом выскользнул из камбуза и спрятался за
переборкой.  Проходил второй человек в таком же костюме и маске.
Вновь  бросок  сзади,  нож в горло и мгновенная смерть.  И снова
облизывание  ножа.  В  этот  момент  показался  третий.   Увидел
мертвого  товарища.  И  облизывающего  кровавый  нож  полуголого
матроса. Попытался что-то сказать, типа "успокойся, свои...", но
Ульф бросился с ножом и на него. Парень был явно чему-то обучен,
ему удалось провести прием,  но Ульф сумел,  не  выпуская  ножа,
выдернуть   руку   из   захвата.   Быстров   почувствовал,   как
перекручивается сустав в руке.  Но едва рука  была  освобождена,
как сустав как бы сам вправился.  А Ульф перерезал ошеломленному
противнику горло.  И впился в него губами.  Пил кровь. Потом был
четвертый. Очень здоровый парень. И много чего умевший. Пару раз
он бросал Ульфа. Все так и вертелось в глазах Быстрова. Была еще
пара весьма сильных ударов в самые уязвимые места.  Без эффекта.
Зато когда Ульфу - или Быстрову - удалось поймать в  захват  шею
противника,  он просто повернул.  Раздался хруст. На этот раз не
было привычного опробования крови убитого.
     Ульф бросился вверх по лесенке,  осторожно выглянул, оценил
ситуацию,  потом выбрался на сторону,  противоположную  огням  с
корабля-лаборатории.  Прыгнул в воду.  Быстров не ощущал холода,
тот,  кто владел его телом,  по-видимому, тоже. И его не сводила
судорога  от  ледяной  воды.  Плыл  он неумело,  по-собачьи,  но
движения были сильные и без намека на усталость.  В конце концов
Ульф  достиг  берега,  выбрался,  даже  не  стал выжимать мокрые
штаны,  сразу устремился в расщелину.  Засел, осмотрелся, оценил
обстановку.  Вел  он себя почти как дикий зверь.  Дикий разумный
зверь.  Который сначала отыскал себе убежище  в  скалах.  Где  и
провел  весь день.  А ночью устремился вперед.  По-видимому,  он
знал или чувствовал, куда идет.
     Музея они  достигли  за  один ночной переход.  Ульф бежал и
бежал всю ночь.  Рассказ об ограблении не принес ничего  нового.
Дверь  он  просто выбил плечом,  витрину разбил.  И вот тут-то и
случилось самое интересное.  Когда Ульф  взял  в  руки  меч,  он
поднял  его двумя руками над головой,  держа вертикально и начал
говорить что-то громким торжественным голосом.  А потом в острие
меча  ударили  молнии.  Отовсюду.  И  свет  померк  в  глазах  у
Быстрова.  Больше он ничего не  помнит.  Следующие  воспоминания
относятся уже к периоду, когда его "подкинули" скорой помощи. Он
тогда не мог ничего понять.  Кто он,  почему, откуда. Не понимал
вопросов, ничего не понимал. Матрос не был уверен, понял бы он в
том  состоянии  что-либо,  пусть  бы  к  нему  обратились   даже
по-русски.  Но  к нему обращались только на языках скандинавских
стран и по-английски.  А он ответить не мог.  И языков  не  знал
(английский  -  на  уровне "my name a table"),  да и отвечать не
было ни охоты,  ни сил.  Но постепенно это состояние  проходило,
силы   возвращались.   Обращались   с   ним  хорошо,  не  как  с
преступником.  Возможно,  были какие-то указания  на  его  счет.
Быстров  почувствовал,  что еще немного - и он сможет вступить в
контакт с врачами.
     Ту часть, которая была посвящена операции по его похищению,
мне не показали.  Оно и ясно,  тут тайны действующих  на  данный
момент  разведорганов.  Больше  ничего  интересного в показаниях
матроса Быстрова не было.
     Медицинские обследования   не   выявили  буквально  никакой
патологии.  И никаких физических повреждений.  Даже царапин.  Не
было  и признаков повреждения внутренних органов - крови в моче,
повышенного количества лейкоцитов и прочего.  Исследовали его  и
другими способами. Уровень радиоактивности у матроса не превышал
обычного для члена экипажа ядерной подводной лодки.  Разные  там
снимки  ауры  и  прочие  околонаучные  исследования также ничего
путного не выявили. Все!
     Что оставалось  делать бедному толстому сотруднику комитета
госбезопасности?  То есть мне.  Только идти ругаться к Гану. И я
пошел.
                       *       *       *
     - Первое,  что я хочу у тебя спросить, - начал я разговор с
Ганом,  - это следующее:  сообщал ли ты кому-нибудь те факты,  о
которых я тебе рассказал.
     - Разумеется! - кивнул головой Ган.
     - А я был уверен в том, что ты сохранишь все в тайне!
     - А разве ты не затем мне все это  рассказал  и  фотографии
показал, чтобы я принял соответствующие меры?
     - Нет!  - я разозлился, - я попросил у тебя совета, доверил
тайну, а ты меня обманул!
     - Я что-то не припоминаю,  - Ган был подчеркнуто спокоен, -
чтобы  в том разговоре ты хотя бы намекал на конфиденциальность.
И я вроде бы ничего тебе не обещал. Кроме того, что займусь этим
делом.
     - Но это обговаривалось не раз в наших предыдущих беседах.
     - Я не помню, чтобы обещал хранить в тайне любую получаемую
от тебя в будущем информацию, - Ган усмехнулся, - да и ты ничего
такого не требовал...
     Мне захотелось  вдарить   по   этому   смазливому   личику.
Попортить обаяние,  так сказать.  Но я удержался. Не потому, что
попытка побить Гана бессмысленна,  а потому, как я находился при
исполнении.  Поэтому я решил взять себя в руки.  Помолчал. Потом
продолжил разговор.
     - Расскажи мне, пожалуйста, все сначала! - попросил я.
     - Сначала была запущена  программа  создания  Вселенной  по
набору определенных законов-правил ее функционирования.  Которые
делились по...
     - Я понял шутку,  - перебил я своего наглого собеседника, -
расскажи мне все по  этому  Ульфу!  Что  или  кто  владел  телом
матроса? Или он морочит нам голову?
     - Нет, все чистая правда! А что касается Ульфа...
     - Да, что он из себя представляет?
     - Ульф - это слегка свихнувшийся хранитель.  А может,  и не
свихнувшийся,  может,  вполне нормально функционирующий.  Просто
отстал от жизни.  Темнота - туалетов не знает,  а уж как защелки
открываются - и подавно.  А если серьезно.  Подробнее не знаю. Я
ведь,  как и ты,  сижу  в  Москве,  ориентируюсь  по  отчетам  и
фотографиям.  Мы с тобой - кабинетные ученые! - Ган подмигнул. -
Ладно.  Собственно,  этот Ульф может быть чем-то типа  духа  или
демона.   Способного   как   существовать   автономно,   так   и
функционировать,  овладев чьим-то телом.  Но хранитель не может,
как правило,  по собственной инициативе вселиться в кого-нибудь.
Это не так просто. Даже просто вызвать его - это целый ритуал. С
приходом христианства почти забытый.  Думаю,  - Ган помедлил,  -
матрос сам позвал его.
     - Ты хочешь сказать,  что когда обезумевший от ужаса матрос
призывал на помощь бога или дьявола...
     - Да, он звал так громко и страстно, что услышал хранитель.
И  воспринял  это  как  призыв.   А   может,   матрос   произнес
какие-нибудь  заветные  слова.  Случайно  или  как-нибудь там из
подсознания.  В таких случаях,  на эмоциональной  высоте,  могут
открыться   и   знания  из  предыдущих  жизней.  Короче,  явился
хранитель и воспользовался телесной оболочкой матроса.
     - А потом? Почему он убивал?
     - Видишь ли, назначение хранителей и состоит как раз в том,
чтобы  оберегать.  Местную природу,  зверей,  людей.  Когда люди
звали хранителя на помощь?  Когда им что-то угрожало.  А что  им
могло    угрожать?    Чаще   всего   какие-нибудь   чужестранные
завоеватели.  Против которых и  привык  бороться  хранитель.  Ты
уловил мысль?
     - Пока не очень,  - ответил я, - ведь Быстров сам отнюдь не
местный.
     - Ну, хранителю все равно, чье тело использовать, он мог бы
вселиться и в какого-нибудь зверя,  например...  Дело не в этом.
Просто крик души матроса он расценил как  последствие  нападения
врага.  А может,  и было нападение. Ведь экипаж исчез. Возможно,
хранитель  знал  о  нападении.  Тут  можно   строить   различные
гипотезы. Ну, а потом он просто действовал по программе.
     - То есть убивать всех чужих?
     - Да.
     - Какова же твоя роль во  всей  этой  истории?  Ты  кому-то
передал информацию...
     - Да, передал. Тому, кто мог справиться с ситуацией. И, как
видишь,  не напрасно понадеялся.  В итоге - матрос жив и здоров,
больше никто никого не убивает...
     - Так что там было?
     - Просто устроили малую охоту, - сказал Ган.
     - Почему  не  большую?  -  в первый раз за вечер я позволил
себе полушутку.
     - На большую позвали бы меня,  - ответил Ган серьезно, - но
это явно не тот случай,  чтобы  устраивать  ритуальные  охоты  и
собирать для этого со всего света специалистов.
     - Интересно было бы посмотреть на такую  большую  охоту,  -
сказал я.
     - Ишь чего захотел!  - усмехнулся Ган,  - это все равно как
для пионера в Артек съездить - заслужить надо!
     Я улыбнулся и продолжил задавать свои вопросы.
     - А то, что все спали в ту ночь - это работа твоих друзей?
     - Разумеется.
     - А как?
     - Так я тебе и рассказал...
     - А похищение копии кинопленки?
     - К этому мои друзья не имеют никакого отношения.  По  всей
видимости,  в этой истории были задействованы еще какие-то силы,
-  Ган  подумал,  помолчал,  потом  продолжил,  -   какие-нибудь
спецслужбы,  это  по твоей части.  А по моей - мало ли различных
тайных обществ и организаций.  Все борются друг  с  другом.  Или
соперничают.    Или   пытаются   воспользоваться   происходящими
событиями. Мне трудно предположить подоплеку всех этих действий.
Скажем,  история с отменой высылки группы быстрого реагирования.
Единственное,  что могу сказать - здесь работали не мои  друзья.
Просто  по  времени.  Они  занялись  этим делом вплотную как раз
после твоего первого визита ко мне.
     - Так, значит, это я привел в движение весь механизм? - мне
стало не по себе.  Одно дело -  утечка  информации  по  каким-то
деталям,  другое  -  что  я  своей  неосторожностью  ввел в дело
какие-то посторонние,  совсем не хилые,  силы,  -  как  хоть  их
называть, ну этих, твоих...?
     - Называй их просто... охотники! - нашелся Ган.
     - Ты говоришь - это не они,  то - не они. А что, собственно
сделали твои охотники?  Вот,  скажем, сначала похищение, а потом
возвращение меча в музей. Это чья работа?
     - Это их.
     - Ну когда возвратили меч, это мне понятно, - сказал я, - а
вот зачем его было воровать? Для драматического эффекта, что ли?
     - Не,  фирма веников не вяжет!  Меч был какой-то особенный.
Неважно чем,  да и вряд ли  вдавались  в  подробности.  Мало  ли
заколдованного  оружия  по свету болтается.  Важно было то,  что
этот меч был как-то связан  с  Ульфом.  Ну,  скажем,  очень  ему
дорог. Или еще чего магическое...
     - Так что, меч служил в качестве приманки? - догадался я.
     - Ага, приманочка-наживочка, - последние слова Ган произнес
нараспев,  - которую Ульф,  прямо как  речная  рыбешка  анисовое
масло, ну, издалека почуял. И попал на крючок.
     - Значит,  захомутали охотнички этого самого Ульфа.  Трудно
было? - поинтересовался я.
     - Подробности мне неизвестны,  - ответил мой собеседник,  -
но,   обычно,  ничего  сложного.  Собственно,  он  ведь  не  зря
прятался.  Научен опытом.  Люди,  хоть каждый  в  отдельности  и
слабее его, но ведь существуют разные ловушки, капканы. Можно, в
конце концов,  набросить сеть.  И никакая сила не поможет! Так с
ними  и  управлялись раньше.  А как сейчас получилось - не знаю.
Могу спросить, конечно, но думаю, ничего интересного...
     - А  как им удалось избавить матроса от вселившегося в него
существа?  Какое-нибудь колдовство? Заклинание? Или травка такая
есть?
     - Должен тебя разочаровать,  - усмехнулся мой собеседник, -
никакого прикладного значения наш разговор иметь не будет.  Ни о
каких  разрыв-травках  и  засунь-травах  за  неимением  по   ним
информации  поведать тебе не могу!  А выселили хранителя просто.
Дело в том,  что любой хранитель как бы привязан к определенному
району,  месту.  И  не  может его покинуть или удалиться от него
достаточно далеко.  А матроса просто вывезли  подальше  от  того
места.  И  хранитель волей-неволей покинул его тело.  Вернулся к
себе в фиорд.  Это я думаю,  что в фиорд, может я и не прав. Но,
скорее   всего,   он   обитает  где-нибудь  поблизости.  Вызвать
хранителя удается, как правило, только вблизи или лучше прямо по
месту его постоянного обитания.
     - Так значит, тот район остается опасным, - сделал я вывод,
- раз там продолжает жить этот самый хранитель-убийца!
     - Ну ты наивен! - Ган начал безудержно хохотать.
     - Что же тут наивного?
     - Да знаешь ли ты,  сколько сейчас вокруг тебя,  да в любом
месте нашей планеты, таких хранителей? Больших и малых. Спящих и
бодрствующих. Ждущих призыва...


                 СЕМЬ СМЕРТЕЙ В ОДНОМ РАССКАЗЕ

     Здравствуйте, меня  зовут  Виктор  Толстых.  Мне  идет  уже
шестой десяток лет,  и я теперь абсолютно свободный человек. Как
так?  Ведь  ты,  читатель,  привык,  что  Виктор  Толстых  - это
сотрудник органов,  да не простых,  а госбезопасности?  А вот  и
нет.  И  уже давно,  несколько лет.  Зарабатываю,  чем придется.
Сначала было трудно,  потом полегче. Да, чем я зарабатываю? Стал
настоящим Шерлоком Холмсом.  То есть частным детективом. И даже,
на всякий случай, зарегистрировался.
     Почти сразу отказался от поиска должников. Не мое это дело.
Сначала найди,  потом взыщи...  Пусть этим  мафиози  занимаются!
Немного подработал на супружеской неверности. Не интересно, зато
не  пыльно  и  заработки  неплохие.  Но  грязновато.   А   потом
неожиданно  пригодился мой опыт по необычным делам.  И пошло,  и
поехало...  Я и  не  подозревал,  что  у  сыщика,  занимающегося
делами, так сказать, мистическими, может быть столько клиентуры.
Естественно,  практически всегда все  объяснялось  естественными
причинами.  Я,  пожалуй,  напишу об самых интересных из этих дел
несколько рассказов.  Но сейчас  я  пишу  о  деле  действительно
необычном.
     Ко мне заявился  следователь.  Обычный,  из  прокуратуры  -
никаких  там  ФСБ.  Причем  пришел  за  помощью.  Ну,  прямо как
какой-нибудь инспектор Лестрейд к мистеру Шерлоку Холмсу!
     - Все-таки   интересно,   кто   меня  Вам  рекомендовал?  -
осведомился я.
     - Сразу двое, - сказал следователь. Кстати, он представился
сразу:  Верницкий Сергей Владимирович.  Далее он разъяснил:  - у
меня  есть  одна знакомая,  адвокат,  вы не так давно помогли ее
клиентке в несколько странном деле  с  появляющимися  неизвестно
откуда надписями с угрозами.
     - Да,  старый фокус со светочувствительными  веществами,  -
вспомнил  я одно дело,  в котором меня,  как частного детектива,
попросили поучаствовать.  Хорошо,  что я договорился тогда не  о
почасовой, а об разовой оплате моих услуг. Учитывая, что я нашел
все нужные для состава составляющие прямо в домашней  аптечке  в
течение какого-то получаса. Поэтому, мой совет частным сыщикам -
осторожней с почасовой оплатой,  вы можете получить за все  дело
сумму   в  несколько  баксов,  если  вдруг  слишком  быстро  его
раскроете!
     - И   еще   я  попросил  рекомендовать  кого-нибудь  своего
приятеля из ФСБ.  Когда он назвал  ту  же  фамилию,  что  и  моя
знакомая-адвокат,  мне стало ясно, к кому обращаться. Вот только
незадача - ведь Ваши услуги платные?
     - Разумеется.
     - Боюсь,  что мне придется изыскивать какие-то  ресурсы,  -
Верницкий говорил серьезно, - Или платить из своей зарплаты.
     - Да,  плохи Ваши дела,  - усмехнулся я,  -  ну  да  ладно,
сперва  расскажите,  в  чем дело,  может и получите пару советов
бесплатно...
     То, что  я  услышал  далее,  живо  напомнило мне мои старые
дела.  Та же специфика.  Я даже загорелся. Нет, сначала расскажу
суть дела.
     Ночь с двадцать второе на двадцать третье августа 1997 года
ознаменовалась  сразу  пятью смертями,  странно связанными между
собой. Собственно, их связь была обнаружена совершенно случайно.
Дежурные  развлекались,  читали газету "Из рук в руки" там,  где
объявления.  Попадались смешные.  Некий могущественный  маг,  по
имени Николай,  заговаривает автомобили от угона.  Посмеивались,
предлагали заколдовать свои "Запорожцы". А вдруг кто-то все-таки
соблазнится и угонит?  Чтобы прославиться,  к примеру. В газетах
будут  писать  об  удивительном  воре,   укравшем   заговоренный
"Запорожец", единственном и неповторимом!
     А потом сработало нечто профессиональное. Номера телефонов.
Целых  три  номера  телефонов  в  тех  объявлениях  совпадали  с
номерами домашних телефонов убитых в сводках за эту ночь.  Почти
невероятно, но на это обратили внимание. И проверили род занятий
остальных погибших в ту ночь.  Оказалось, что целых пять человек
числились,  как "экстрасенсы" и "маги".  Подняли документацию на
все зафиксированные в ту ночь смерти.  И еще один "маг",  причем
известный,  умер  якобы  от  сердечного  приступа.  Все смерти в
разных концах Москвы.  Так, благодаря сказочной наблюдательности
одного   из   сотрудников  УВД,  на  свет  появилось  совершенно
сногсшибательное  дело.  Которое  и  было  поручено  следователю
Верницкому. И по которому он вообще ничего путного не обнаружил.
     Начнем с заключений патологоанатомических экспертиз. Прежде
всего  отмечу,  что  все  шесть  трупов  были весьма схожи между
собой.  Никаких  внешних  повреждений.   Отсутствие   внутренних
кровоизлияний.  Смерть  во  всех  случаях  - от острой сердечной
недостаточности.  Но нигде нет признаков  инфарктного  поражения
сердечной мышцы.  У всех погибших на лицах замерла маска страха,
прямо-таки смертельного ужаса.
     Подробный осмотр  жилищ  погибших  магов  не дал Верницкому
ничего такого,  за что можно было бы ухватиться.  Общим являлось
то  обстоятельство,  что  все  погибшие находились в этот момент
одни в комнатах или квартирах.  Если в случаях "один в квартире"
(четыре случая), установить что-либо из-за отсутствия свидетелей
не представлялось возможным, то в остальных двух свидетели были.
И  эти  свидетели утверждали,  что момент смерти в комнаты,  где
сидели,  запершись,  маги (оба!), никто не входил, никакого шума
не  было.  Двери потом пришлось взламывать.  Кстати,  в одном из
случаев,  когда дома кроме мага находились его сестра  и  тетка,
насильственную  смерть  даже и не заподозрили (та самая,  шестая
смерть, найденная по сводкам скорой).
     Что же, коли я теперь Шерлок Холмс, то и поступлю точно так
же,  как и он поступал в таких случаях - осмотрю  место  (места)
происшествия  сам.  О  своем  решении я сообщил следователю,  он
кивнул,  явно ожидая именно таких действий  с  моей  стороны.  И
сказал,  что  будет лучше,  если мы поездим с ним вместе.  Оно и
правильно, и мне попроще.
     Уже в  первой  осмотренной  мною  квартире  я подметил одну
деталь.   В   комнате,    где    произошла    трагедия,    стоял
видеомагнитофон,  кассета  была  вставлена.  Но  содержимое явно
стерто. Почему явно? Я просмотрел кассету. Первые десять минут -
запись явного "ничего",  которую можно получить,  включив запись
на видаке,  ни к чему не присоединенному  в  качестве  источника
записи.  Чистый  экран,  звуковых  шумов  тоже  нет.  А далее на
кассете  располагался  обычный  "белый  шум",  характерный   для
просмотра совершенно новой пленки, на которую еще никогда ничего
не  писали.  Итак,  была  небольшая  запись,  ее  стерли.  И  уж
наверняка - неспроста!
     Надо сказать,  что к наборам магических атрибутов я  всегда
относился  несколько скептически.  Не то,  чтобы я не верил в их
работоспособность.  Просто я все равно ничего в этом не  понимаю
(А понимают ли сами "колдуны"?). Все равно что мне рассматривать
внутренности большой старинной  ЭВМ  и  приговаривать  при этом:
"Да-с, да-с".
     И вот в третьей по счету осмотренной квартире мне, наконец,
повезло.  Я сразу начал искать видеосистему.  Тем более,  что по
словам  родственников,  обнаруживших  труп,  видеомагнитофон   и
телевизор продолжали работать. Их выключили уже после.
     На видеомагнитофоне лежала пленка. Я вставил ее, включил. И
сразу  же  уставился на экран.  Потому что там,  на этом экране,
крупным планом маячила хорошо знакомая мне физиономия. Сюжет был
коротким,  менее  полуминуты.  Все  просто.  Интервью на улице у
прохожих. Только что стало известно о смерти всенародно любимого
артиста.  До  этого  уже сказал несколько слов Ельцин.  А теперь
вопросы просто к прохожим на улице.  Подловили подростка. Как он
относится к смерти Юрия Владимировича?  Паренек отвечает, что он
очень расстроился,  узнав,  что тот умер,  плакать не плачет, но
опечален, что очень любит фильмы с его участием. И вообще, после
смерти Андрея Миронова он ни о ком так не жалел...  Все это было
сказано   простыми   словами,  но  паренек  обладал  невероятным
обаянием и явно пустил его в  ход.  Говорил  искренне.  По  всей
видимости,  этот  сюжет настолько понравился,  что его пустили в
новостях.
     Все бы было ничего.  Только подловили на улице для интервью
моего бывшего подопечного,  Гана.  И  если  я  нахожу  пленку  с
записью  интервью  с  Ганом в квартире погибшего мага,  то сразу
становится ясно, что все это неспроста.
     Последний раз  я  видел  Гана около трех лет назад.  Нельзя
сказать,  чтобы мельком.  Просто однажды мне в дверь  позвонили.
Открываю.  Стоит  этот вечносопливый Ган,  улыбается,  в руках -
поводок, на поводке - огромная собака неясной породы.
     - Привет, Толстый! - говорит мне Ган.
     - Здравствуй, заходи, - отвечаю.
     - Да мне некогда,  - не заходит, протягивает мне поводок, я
его совершенно автоматически беру в руки, - ты ведь говорил, что
мне жизнью обязан и все такое, кажется.
     - Да, но...
     - Вот  я и решил взыскать с тебя долг,  - говорит Ган,  а я
еще ничего не понимаю,  - я вот уезжаю,  а собаку оставить не  с
кем.  Звать Мухтаршей,  умная,  речь понимает,  послушная. Можно
гулять всего два раза в день. Ну давай, до скорого!
     И наглое божество,  одарив меня улыбочкой,  удирает от меня
по лестнице вниз.  А я стою как  дурак  с  собакой  на  поводке.
Нельзя же ее теперь на улицу выгнать...
     Так у меня  и  появилась  собака.  Хлопот  у  меня  с  ней,
действительно,  не было.  А потом она, считай, спасла мне жизнь.
Но об этом как-нибудь потом.
     - Я  тоже просматривал эту пленку,  - сказал мне Верницкий,
наблюдавший,  как я в шестой раз перекручиваю ее назад, - ничего
особенного.   Из  новостей.  Мальчик  ему  понравился,  что  ли?
Красивый, конечно...
     - А как к нему попала эта пленка?
     - Да с телепередачи  записал,  -  ответил,  не  раздумывая,
следователь.
     - Тогда была бы вся передача, - говорю я.
     - Переписал с другой пленки понравившийся момент.
     - А где же тогда второй видак?
     - Может,  у  знакомого  переписывал?  -  Верницкий  явно не
понимал.
     - Качество  для перезаписи слишком хорошее,  - сказал я,  -
это явно первая копия,  если вообще не студийная запись. Надо бы
съездить на телецентр.
     - На телецентр?  - следователь изумился,  -  а  здесь  что,
больше искать ничего не будем?
     - Мы, кажется, нашли нить, остальное подождет!
     Удивительно, но   на  телецентр  нас  пустили  безо  всяких
хлопот.  Мы быстро выяснили,  где хранятся  пленки  с  сюжетами,
использованными в новостях. После некоторых мытарств мы достигли
нужной комнаты.  Удостоверение Верницкого сделало свое дело.  Но
вот  когда  мы  объяснили,  какой  именно  сюжет ищем,  нас ждал
сюрприз.
     - Да вы чего все, с ума посходили? - чуть ли не воскликнула
толстая тетка,  бывшая здесь за архивариуса,  - сначала какие-то
сдвинутые  личности  просят  скопировать  эту несчастную пленку,
потом ее и вовсе крадут,  и все - за одну  ночь.  А  теперь  еще
прокуроры  приходят  по  мою душу!  Нет у меня этой пленки и все
тут. Хоть арестовывайте! Украли и все!
     Женщину успокоили, объяснили, что никого здесь арестовывать
не собираются. Она успокоилась и связно все рассказала. Все было
достаточно просто,  но повторялось...  В течении одной ночи сюда
правдами и неправдами пробралось три посетителя явно "с  улицы",
причем  у  них  была одна и та же просьба.  Скопировать пленку с
записью коротенького интервью паренька на улице,  показанного  в
новостях.  Первую копию она сделала, решив, что это знакомые или
родственники (их было двое) того парня. На память, или сюрприз -
прикол   какой  хотят  сделать.  Потом  пришел  другой  мужчина,
представительный,  с той же  просьбой.  Сделала.  Потом  третий,
подозрительный какой-то,  глаза мутные,  блуждающие. Ну, она его
подальше и послала. А когда вышла на минутку, возвращается - все
вверх дном! И кучи пленок не хватает... Маньяк какой, что ли?
     Верницкий показал ей фотографии  погибших.  Толстуха  сразу
опознала  двоих  из  них.  Второй  и  третий посетители.  Первой
парочки на фотографии не было. Следователь дал ей свой телефон и
попросил позвонить, если кто еще заинтересуется тем сюжетом.
     Осталось найти группу, снявшую сюжетик. Нам довольно быстро
удалось найти оператора. Ничего нового собственно о сюжете он не
сказал.  Паренька как встретили случайно на московской улице (на
Старом Арбате), так и попрощались без каких-либо сложностей. Как
звать,  не сказал.  Сюжет  понравился,  его  дважды  показали  в
новостях.  Никто с какими-либо просьбами типа "сделать копию" не
приставал. Все.
     Кстати, мы   не   зря   оставили  той  толстой  тетке  свои
координаты.  Она позвонила уже через пару часов и сообщила,  что
еще  один  человек  просил об изготовлении копии сюжета.  И даже
оставил визитную карточку.  Дворцкий Семен Моисеевич.  Мы навели
справки. Тоже маг. Потом Верницкий сам ему позвонил. Он оказался
жив-здоров.
                       *       *       *
     Весь вечер я думал.  Если Гана засняли двадцать первого  на
Арбате,  то он сейчас в Москве. Или уже нет? Как бы там ни было,
но мне следует попытаться его найти.  Легко сказать!  И я  решил
лечь спать.
     Утром я понял, что прошлым вечером голова у меня совершенно
не  работала.  Если  у меня нет никакой возможности найти сейчас
Гана,  то может, следует поискать кого-нибудь, кто бы имел о нем
сведения. Какую-нибудь связь. И я тут же вспомнил об Антоне. Как
вы помните из моих предыдущих рассказов,  Антон очень давно, уже
лет тридцать, как был дружен с Ганом. Чем потом занимался Антон,
я не знаю. Ушел из сферы моих интересов. И снова вернулся в нее,
эту   самую   сферу,   совсем   недавно.  Когда  я  начал  почти
профессионально работать частным  сыщиком  по  мистическим,  так
сказать,  делам.  Антон  тоже  занимался чем-то подобным.  Вроде
охотника  за  привидениями.  Только  без  шума  и   разных   там
аппаратов.   Я  несколько  раз  мельком  встречался  с  ним,  мы
здоровались дружески,  даже болтали минут по пять и расходились.
Отзывы  о  нем были только самые лучшие.  Кстати,  денег за свою
работу он никогда не брал.  Вот,  заодно,  и порасспрошу его обо
всем, о житье-бытье, так сказать.
     Я позвонил Антону (Человек я  аккуратный,  все  телефоны  у
меня  переписаны!).  Он как раз был дома.  Назначил встречу.  По
телефону ничего обсуждать не стал.
     Мы встретились через час у выхода из метро. Некоторое время
прогуливались,  говорили о разных разностях.  Я так и не  понял,
чем  занимается сейчас Антон,  хотя и ставил первоначально целью
это уточнить. У него было все в какой-то странной смеси - спорт,
мистика, исторические исследования. Одно было ясно - заработками
денег он при этом не озабочен ни в  малейшей  степени.  Когда  я
спросил  о  месте  его  постоянной  работы,  он ответил в духе -
сейчас,  мол,  хорошо,  не  то  что  раньше,  когда  надо   было
обязательно  где-нибудь числиться.  Короче,  Антон рассказал мне
многое,  но  о  том,  как  он,  собственно,  и  на  какие   шиши
существует,  так и не сказал.  Собственно, у меня и нет никакого
права пытаться узнать то, что мне сказать не желают.
     Наконец, я  заговорил о деле.  Рассказал ему все,  что было
мне известно.  Да и какой смысл что-либо скрывать? Затем я задал
главный вопрос.
     - Ты спрашиваешь,  мог ли иметь отношение  к  этим  смертям
товарищ  Ган?  -  переспросил  Антон.  - Я думаю,  он имел самое
непосредственное отношение к случившемуся.
     - Ты  полагаешь,  что  он убийца?  - мне стало как-то не по
себе.
     - Да нет,  никого он сам,  лично,  не убивал.  Да его  и  в
Москве в эту ночь не было.
     - Постой, откуда ты знаешь? - переспросил я, - это точно?
     - Куда уж точнее,  - кивнул головой мой собеседник, - я сам
отвозил его на своих "Жигулях" в аэропорт. Вечером 21 августа. И
даже подождал, посмотрел, как он садится на самолет.
     - Значит, улетел? Вероятность...
     - На  все  сто!  На  следующий  день  он  звонил мне уже из
Парижа.
     - Так,  значит,  в момент массового мора магов в Москве наш
общий   знакомый   посапывал   в   самолете  на  высоте  десятка
километров.
     - Ну, если тебя интересует алиби, то оно у Гана абсолютное.
     - Ну,  то,  что один человек не смог бы убить этих четверых
за пять часов,  тут сомнений нет.  Разные концы Москвы, да еще и
область. Верницкий все подсчитал, серийный убийца исключается.
     - Кстати,  -  Антон  посмотрел  на меня,  - а почему только
столица?  А другие  города?  Проверьте-ка  Питер,  да  и  другие
крупные центры... Не умирали там какие-нибудь маги в ту ночь?
     Я посмотрел на Антона ошеломлено.  Вот это да!  Как  мы  об
этом  не  подумали?  Тогда  надо  сообщить  об  этом  немедленно
следователю.
     - У тебя есть жетон - позвонить?
     - Нет,  - ответил Антон,  порыскав по карманам,  - пошли  в
метро, купим.
     Жетоны мы купили в каком-то киоске,  не доходя до метро.  Я
подошел к таксофону. Ну Москва! Эти таксофоны работали только от
каких-то карточек.  Пришлось идти в метро.  Там  таксофоны  были
"заточены" под жетоны, но к ним надо было еще выстоять очередь.
     - Кстати,  еще один момент,  - сказал мне  Антон,  пока  мы
стояли в очереди,  - а вы подумали о тех,  кто еще жив, но может
попасть "под паровоз" в эту или следующую ночь?  Хотя нет, тогда
было  полнолуние.  Значит,  через  месяц.  Хотя,  может,  и  нет
связи...
     - У  нас  есть  одно  имя,  -  ответил я,  - Дворцкий Семен
Моисеевич, он тоже заказывал копию интервью с Ганом. Но он жив.
     - Когда был жив?
     - Вчера, - ответил я, - ему звонил Верницкий лично.
     - Тогда  стоит позвонить ему еще раз,  - сказал Антон,  - и
предупредить, чтобы он не баловал с этой пленкой...
     Я наконец-то дозвонился до следователя.  С третьего жетона.
Антон побежал покупать еще. А то оборвется на полуслове...
     - Ты   говоришь,   угрожает   опасность   Дворцкому?   Надо
предупредить? - послышалось в трубке после моего доклада, - увы,
поздно.  Мертв.  Двух его, не знаю как назвать, адептов, что ли,
ищут.   Скрылись.   Согласно   показаниям   свидетелей,    никто
посторонний  в дом не входил.  А вот эта парочка выскочила.  Как
угорелые. Подъезд там был охраняемый, дежурный охранник не спал.
Ты бы посмотрел на труп! Я еще ничего подобного за свою практику
не видел.  Теперь, откуда у тебя сведения по Дворцкому? Появился
новый источник?
     - Да,  я встретился с человеком,  который,  кажется,  может
многое прояснить.
     - Интересный человек,  - послышалось в трубке,  - а он сам,
случайно в этой истории не замешан? Ты поосторожней там. Все эти
маги, они ведь психи...
     - Да  уж больше тридцати лет в этой каше варюсь,  и пока не
съели,  - пошутил я,  - а на счет моего  знакомого...  Так  вот,
согласно его соображениям, подобные смерти могли произойти еще в
нескольких   городах.   Скажем,   в   Ленинграде,   пардон,    в
Санкт-Петербурге,  в  Киеве,  в  Минске,  в  Горьком или как его
теперь там...
     - Понятно,  -  Верницкий  замялся,  -  если  там тоже будут
трупы,  то мы с тобой явно чего-то не понимаем.  Зачем  их  всех
было убивать?
     - Я заеду к тебе чуть попозже, когда сам во всем разберусь,
- сказал я.
     - Нет,  уж лучше жди меня у себя дома,  - сказала трубка, -
если запросы из других столиц что-нибудь дадут, то мне предстоит
немалая работенка.
     - Приезжай хоть за полночь, я буду ждать!
     - За полночь?  - следователь усмехнулся.  - Как бы  не  под
утро!
     Разговор со следователем был окончен.  Но теперь предстояло
самое интересное. Как же все это объяснит Антон?
     - Хватит, выкладывай все по этому вопросу! - сказал я Антону.
     - Ты слышал что-нибудь об энергетическом вампиризме?
     - Когда один человек ворует у другого жизненную энергию?  -
ответил я вопросом на вопрос.
     - Да, именно так.
     - Так что, Ган у них энергию забрал всю, что ли?
     - Как раз наоборот!
     - Ничего не понимаю, - окончательно растерялся я.
     - Давай по порядку, - сказал Антон.
     - Давай.
     - Мой друг Ган исключительно обаятельный, так?
     - Чего-чего, а этого у него не отнимешь, - согласился я.
     - Обаяние как раз  и  отражает  зачастую  в  количественном
отношении  имеющуюся  в человеке жизненную энергию.  Обаятельный
человек выглядит с точки зрения энергетического  вампира  этаким
аппетитным поросеночком.
     - Так,  - кивнул я, - кажется, я почти понял. По телевизору
показывают   интервью   с   исключительно  обаятельным,  дышащем
жизненной   энергией   мальчиком.   Его   видят   энергетические
вампиры... Значит, все погибшие питались чужой энергией?
     - Да,  это были черные маги, - ответил Антон, - все они мне
известны.  Кстати,  кое-кто  из  них  и натуральной кровушкой не
брезговал.  И  большие  деньги  отваливал  за  первую   ночь   с
девственницей. А потом лизал ту кровь...
     - Понятно,  они пытались высосать энергию из Гана, - сказал
я, - но он был далеко...
     - Ложный след!  - усмехнулся Антон.  Видимо,  отдал в  свое
время дань шахматной композиции, - расстояние не имело значения.
Если есть фотография, а тем более, видеофильм.
     - Так, значит, им удалось на расстоянии высосать энергию? А
она была для них ядовитой?
     - Нет, не удалось!
     - Значит, Ган начал сопротивляться и...
     - Нет,  он,  скорее  всего,  даже  ничего  и не заметил,  -
засмеялся Антон, - это все-таки несколько своеобразное существо,
сам знаешь!
     - Тогда не понимаю, - растерялся  я, -  сдаюсь, объясняй!
     - Вот комар,  он, скажем, сел на кожу, просунул хоботок под
кожу...
     - И пьет кровь, - перебил я его, - чего же тут еще?
     - Вот здесь и кроется  самый  интересный  момент,  -  Антон
помахал  указательным  пальцем  перед моей физиономией,  - перед
тем,  как сосать кровь, комар впрыскивает особый пищеварительный
сок  человеку  под кожу.  Даже летучие мыши-вампиры и те,  чтобы
кровь не свертывалась,  выделяют на ранку свою слюну, содержащую
специальное  вещество.  Вот так и маг,  перед тем,  как высосать
энергию  из  своей  жертвы,  сначала  выделяет   немного   своей
собственной энергии,  чтобы проложить, так сказать, нефтепровод.
Иначе ничего не получится.  Обычно надо  совсем  чуть-чуть  этой
энергии.  Черные маги даже не задумываются над тем,  сколько они
ее тратят.  По принципу - сколько потребуется.  А наш Ган -  это
ведь  как черная дыра.  Сколько туда не лей...  Дна-то все равно
нет!
     - Так  они  что,  просто  сами  всю  свою  энергию...  -  я
наконец-то понял.
     - Да,  они  сначала  не  понимали,  что произошло,  а когда
почувствовали,  что теряют энергию,  было  уже  поздно.  Процесс
неконтролируемый. Дело кончается смертью.
     - Так что, сейчас Ган начинен черной энергией?
     - Нет, - покачал головой Антон, - вся эта черная магическая
энергия уходит куда-то  в  пространство  и  полностью  исчезает.
Идет,  так сказать, на нужды вселенной. Кстати, не бывает черной
или белой,  доброй или злой энергии.  Это все равно,  что добрый
или злой молоток.  Все зависит от того,  кто и как этой энергией
пользуется...
                       *       *       *
     Моя новая встреча с Верницким поставила последние  точки  в
этом деле.  Явился он ко мне домой в третьем часу ночи. Все было
так,  как и предполагал Антон.  Двое магов умерло в  Петербурге,
один,  вернее,  одна - в Киеве. Я поведал следователю содержимое
разговора с Антоном.  Верницкий был совершенно не готов к такому
повороту событий.  Мне пришлось по два-три раза повторять каждую
теоретическую посылку.  Но он все равно не поверил. Я бы тоже на
его месте засомневался.
     - Все досье на Гана хранятся в архиве ФСБ,  - закончил я, -
но  тебе их все равно не дадут.  Извини,  конечно.  Но ты можешь
послать туда запрос.  И  по  тому,  как  тебе  ответят,  сможешь
составить представление о предмете.
     - Чувствую,  что отвечать в этом случае придется уже мне, -
сказал  Верницкий мрачно,  - причем я буду сидеть на непривычном
для себя месте, а следователем уже будет кто-то другой.
     - Не надо так сгущать краски, - сказал я, - можно посидеть,
подумать, и закрыть дело с какой-нибудь хитрой формулировкой. За
отсутствием состава преступления, так сказать. Тебе видней!
     - Да,  конечно,  - согласился Верницкий,  - не писать же  в
заключении,  что жертвы погибли, выкачав сами из себя энергию...
Как  гоголевская  вдова,  ну,  из  "Ревизора".  Мол,  сама  себя
высекла. Чушь невероятная!
     - Главное,  - закончил я, - что это дело, как мне думается,
закончено. И больше трупов не будет.
     - Хорошо,  если так,  - заметил Верницкий,  -  но  ты  меня
немного   завел.  Закончу  все  формальности,  возьму  отпуск  и
попробую сам  во  всем  разобраться.  Ты  меня  с  этим  Антоном
познакомишь?
     - Конечно! - ответил я.
     Что ж, по всей видимости, в команде русских Фоксов Малдеров
скоро будет на одного человека больше!

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.