Савченко Владимир
    ПЯТОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА



Весь покрытый зеленью, Абсолютно весь,
Остров Невезения В Океане есть.
Там живут несчастные Люди-дикари -
На лицо ужасные, Добрые внутри.

Песенка из кино





ПРЕДИСЛОВИЕ

Михаил Зощенко написал "Шестую повесть Белкина", братья Стругацкие
"Второе нашествие марсиан" (совсем не по Уэллсу, кстати),-лиха беда
начало. И вот перед вами, уважаемый читатель, "Путешествие Лемюэля
Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей, в
страну тикитаков"- пятое по общему счету.

Тот, кто внимательно прочел четыре предыдущие путешествия: в Лилипутию,
в Бробдингнег, страну великанов, на Лапуту (с заездами в Бальнибарби,
Лаггнег, Глаббдобдрид и Японию) и в страну гуигнмов,- не мог не
заметить, что герой, отправляясь почти во все странствия корабельным
хирургом, нигде себя в таком качестве не проявил. Правда, следует
учитывать, что в те времена, когда святая церковь воспрещала врачам
действия с "пролитием крови", хирургия (по-древнегречески
"рукоприкладство") вовсе не считалась вершиной в медицине, как теперь;
его даже отдавали на откуп цирюльникам и банщикам - вспомним вывески
"Стрижем, бреем, кровь отворяем". То есть титул "корабельный хирург"
равнялся, в лучшем случае, фельдшерскому. Но и в этом случае - все
равно никак: Гулливер нигде даже вывиха не вправил.

Почтение к Свифту не позволяет нам считать, что он допустил -
элементарную литературную ошибку, повесил "нестреляющее ружье". Легче -
да и интереснее - принять, что было еще одно путешествие, по каким-то
причинам не преданное гласности, в котором герой как раз и проявляет
себя в надлежащем качестве. Вот это оно и есть.

Помимо того, до сих пор остается тайной, как Джонатан Свифт и его герой
в начале XVIII века смогли узнать то, что астрономическая наука
установила только полтора столетия спустя: наличие именно двух
спутников у Марса и параметры их орбит.

Данное путешествие раскрывает и эту тайну.

При всем том считаю нужным объявить сразу, что мое почтение к великому
сатирику не простирается так далеко, чтобы ради него отказаться от
своего взгляда на вещи и своей манеры изложения. "Le style s`est
l`homme", как говорят французы: стиль - это человек. Читатель
несомненно заметит некоторые вольности в пересказе еще одного
замечательного путешествия Л. Гулливера, утаенного им по указанным в
конце мотивам от современников, но, я надеюсь, не будет слишком на меня
в претензии.



ГЛАВА ПЕРВАЯ, ТРАДИЦИОННАЯ

Автор отправляется в плавание и попадает в переделку



...Волна вынесла крестообразный обломок верхушки фок-мачты, к которому
я был привязан, на галечный пляж. Моя левая рука, свесившаяся с
перекладины, пребольно ударилась о камни; в ней что-то хрустнуло. Но я
был не в состоянии ощутить боль.

Не могу и сейчас определить, сколько дней носили меня морские стихии на
этом обломке после того, как наш корабль "Северный олень" наскочил на
рифы. Привязался я сам, когда понял, что начинаю впадать в забытье.
Впоследствии я так и не встретил никого из команды корабля, ничего не
слыхал об их судьбе; вероятно, все погибли. Да и со мной дело шло к
тому же: снежная буря в южных приполярных широтах и последующее долгое
купание наградили меня воспалением легких - я был в жару и вместо
стонов хрипел; ссадины, полученные во время кораблекрушения,
воспалились и от действия морской воды превращались в язвы. Все эти дни
у меня не было ни крошки во рту, ни глотка воды. Последним ударом,
который, похоже, сломал мне руку, стихии добивали меня.

Боль в руке все-таки принудила меня очнуться. Я лежал распятый на своем
обломке, не имея сил ни отвязаться, ни, что хуже, бороться за жизнь,
бороться со своей злосчастной судьбой, коя постоянно ввергает меня в
беды. Судя по тому, что солнце висело в зените и палило вовсю, меня
вынесло на сушу где-то в тропиках. Свесив голову влево, я увидел, как
пляж переходит в обрывистый берег, по верху которого растут деревья с
пышными кронами. Вскоре вода перестала омывать мои ноги, шум волн о
гальку утих - . начался отлив. Значит, до прилива я успею умереть на
берегу и акулы не сожрут меня живым, как они уже пытались. Мысль эта
принесла мне удовлетворение.

Когда появились "призраки", я и их воспринял совершенно спокойно - как
видения предсмертного бреда, а может быть, уже и загробного мира.
Странным показалось лишь то, что они говорят на каком-то звонком,
чирикающем языке; но, собственно, почему я решил, что на том свете все
должны изъясняться по-английски?

Эти существа освободили меня от пут, а затем и от одежды (в чем я тоже
усмотрел определенную логику), приподняли, поддерживая, влили в рот
воды. Свежая влага на минуту вернула меня к жизни, я поднял голову,
смотрел воспаленными глазами: существа как бы были и как бы не были -
вместо тени они отбрасывали радужные ореолы, вместо плотных тел имели
что-то переливчатое, сквозь что искаженно просматривался обрыв и
деревья на нем... но в то же время по очертаниям и вполне человеческое.
Нет, это не могло быть реальностью! Я сник, уронил голову.

Потом меня укладывали на носилки, везли (судя по колыханиям, между
двумя лошадьми) по дороге в тени деревьев, снова укладывали на что-то
неподвижное, упругое, пахнущее кожей; смазали все тело бархатной мазью,
от которой кожа смягчилась и перестала саднить; поили какой-то пряной
влагой. Затем меня перевернули на спину и, придерживая за руки и за
ноги, начали весьма чувствительно колоть под мышками и в паху с обеих
сторон - причем с каждым уколом в меня будто вливалось и расходилось по
всему телу что-то дурманящее. Как уже сказано, я был в жару, в
полузабытьи и, хоть и ежился от прикосновений "призраков", вздрагивал
от уколов, но в целом принимал все как должное: раз здесь - где бы ни
было это здесь - это делают со мной, значит, так и надо. После десятка
уколов я не то впал в беспамятство, не то уснул.

Проснулся я от светивших прямо в лицо лучей солнца. Я лежал ничем не
покрытый (не чувствуя, впрочем, холода) на упругой постели.
Самочувствие было заметно лучше вчерашнего, хотя жар еще оставался,
голова пошумливала; в левой руке ниже локтя пульсировала тупая боль.
Хотелось есть - первый признак выздоровления. Несколько минут я лежал
неподвижно, прикрыв глаза, вспоминал вчерашнее и пытался понять
обстановку. Честно говоря, мне хотелось, чтобы многое из привидевшегося
вчера осталось сном или бредом.

Открыл глаза, повел ими в стороны: комната с белым потолком и тремя
стеклянными стенами, солнце, поднимающееся над пологой зеленой горой,
ярко-синее небо, ветви близких деревьев. Четвертая стена была глухая.
Чувствовалось присутствие многих людей и направленное на меня внимание.

Неловко поднялся, сел - подо мной был обитый черной кожей топчан,-
огляделся. Да, не сон то был вчера и не бред: за прозрачными стенами на
ярусах амфитеатра расположились "призраки". Их были сотни, многие
сотни. И все смотрели на меня.

В первую минуту мне было не до встречного разглядывания их - я
спохватился, что предстал перед туземцами нагим, прикрылся рукой,
завертелся в поисках одежды. Но ничего не нашел. Толкнул дверь в глухой
стене - заперта. Осмотрелся еще: в комнате ни портьер на окнах, ни
гобеленов, ни коврика - вообще, ни клочка ткани, которым я мог бы
обмотаться, чтобы выглядеть приличней. Только топчан да зеркала по
углам в рост человека - но и у них стекло составляло одно целое со
стенами-окнами.

От возмущения я -забыл о голоде и боли в руке. Вот так: меня выставили
напоказ. Для них, прозрачных существ, обычный человек - диковина, вот и
выставили. Глазеют. Что делать: протестовать? ругаться? рычать? - чтобы
им стало еще интересней?..

Я сел на топчан, скорчился, стараясь выглядеть поневинней, попытался
успокоиться. Туземцы, дикари, дети природы, что с них взять;
развлечений мало, вот и.. Глазеют - это еще ничего, бывает, что и едят.
(Непохоже, что дикари: такие стекла я не видывал и во дворцах, пол
блестит, как лакированный, большие чистые зеркала...) В конце концов не
впервой: в Бробдингнеге меня хозяин возил в клетке, показывал в
трактирах за деньги; правда, одетым и при шпаге. (А здесь, интересно,
за деньги или так?)

Ну что ж, раз они рассматривают меня, мне ничего не остается, как
рассматривать их. Не исключено, что среди этих любознательных ребят
придется провести остаток дней, надо привыкать. Повернулся так, чтобы
солнце не слепило глаза, поднял голову - и едва удержался, чтобы тотчас
не опустить ее и не зажмуриться. Холод вошел в мою душу.

О мужественном человеке говорят, что он умеет смотреть в лицо смерти.
Но представьте себе многие сотни "смертей" в их общепринятом воплощении
(правда, без саванов и кос - да что те косы!), расположившихся в
вольных позах на амфитеатре и глядящих на вас с интересом и ожиданием.
Каков тогда окажется самый мужественный человек? Поэтому не буду
кичиться своим мужеством: от немедленного сумасшествия меня спасло не
оно, а то, что я врач: предметные медицинские познания. При прохождении
курса не однажды доводилось, вскрывать и препарировать трупы,
зарисовывать вид и расположение внутренних органов. Скелет же хирургу
вообще положено знать на ощупь, каждую косточку.

И, овладев собой, я постарался смотреть на туземцев спокойным взглядом
специалиста.

...С изрядной неуверенностью, тем не менее, я приступаю к описанию
тикитаков (таково самоназвание этого народа). Во-первых, понимаю, какие
чувства может вызвать у читателей неприкрытая натурность его,- сам их
пережил. Во-вторых, литературные возможности у нас здесь крайне
ограничены. Наиболее отработано в нашей художественной литературе
описание лица - единственной постоянно обнаженной у европейцев части
тела, виду которой в силу этого мы придаем исключительное значение.
"Лицо - зеркало души". Я уж не буду говорить о том, что каждый знающий
жизнь относится к этому тезису скептически, ибо не раз претерпевал от
ловкачей с открытыми, честными лицами или от женщин; какое к черту
зеркало! Но следует помнить о том, что мы вынуждены так считать -
просто в силу необходимости: было бы обнажено у нас другое место, его
считали бы "зеркалом". И применительно к нему писатели строили бы свои
великолепные описания движений души: "его грудь омрачилась от печали",
"его спина побагровела и напряглась от гнева", "его поясница зарделась
от смущения", "его..."- ну, впрочем, дальше не будем.

Теперь представьте, что все, решительно все в человеке доступно вашему
взгляду - и даже более то, что внутри, а не снаружи. И если до этого вы
- на основании рисунка, сделанного со случайного мертвеца,- были
уверены, что внутренности у всех одинаковы, то теперь вы убедитесь, что
ничего подобного: внутренний облик у каждого неповторимо свой. Более
того, там - от разных настроений, состояний, а равно и известий, слов
близких и т. п.- что-то омрачается, светлеет, искажается, вытягивается,
багровеет, бледнеет... И каждый орган, каждое место в "инто" (так
называют тикитаки свой полный вид) имеет свое выражение - настолько
красноречивое для понимающих его, что по нему узнают о человеке куда
больше, чем по лицу. На него тикитаки нечасто обращают внимание.

Но, к сожалению, в силу скудности литературных средств об этом я могу
дать читателям только общее представление, не более. В конкретных же
дальнейших описаниях могу лишь обещать, что не будут перепутаны сердце
и желудок (и иные органы, разумеется) - а в остальном, как говорится,
да поможет мне бог!

Скелеты сидящих в амфитеатре бросились мне в глаза не потому, что были
заметней прочего, а - страшнее. Напугали. Они тоже были прозрачны, все
кости янтарно просвечивали; приглядевшись и привыкнув, я нашел, что
выглядят эти каркасы вполне респектабельно. Да и ниши глазниц смотрели
не зловеще черными провалами - ведь в них находились глазные яблоки. По
строению скелетов (и только по этому) я отличал мужчин от женщин; и
тех, и других здесь было примерно поровну. Головы дам украшали темные
волосы, собранные в высокие прически.

Наиболее заметными у всех были области головы и позвоночника из-за
непрозрачности мозга, а также сердца, печени, почки и крупные сосуды -
из-за непрозрачности крови. Причем, поскольку ткани этих органов и
сосудов тоже были прозрачны, то выглядели они все непривычно, размыто:
алые и темно-красные пятна в середине туловищ с отростками сужающихся и
ветвящихся полос того же цвета. Пятна сердец и полосы крупных сосудов
ритмично пульсировали, то расширялись, то сужались. А чем дальше от
сердца, тем более мельчали и дробились потоки крови, растекались в
кружева капилляров, кои не были видны, а замечались окрашивающей мышцы
и ткани розоватостью.

"Многое отдал бы сэр Уильям Гарвей, чтобы увидеть это!"- подумал я.

Не было более ни страха, ни возмущения (раз я вижу то, что вижу, то и
они все нагие, значит, это в порядке вещей здесь,- чего же обижаться).
Я смотрел, подавшись вперед. Ближние туземцы сидели в нескольких ярдах
от стеклянной стены; за желто-прозрачными лбами их (у некоторых он
переходил в лысину) я отчетливо различал изборожденную извилистыми
складками серую поверхность мозга. От головы в янтарные шейные позвонки
и ниже, до поясницы, опускался вырост спинного мозга; от него во все
стороны растекались такой же сложной сетью, как и кровеносные сосуды,
но куда более тонкие, нити нервов. Прочие внутренности, как и мышцы, и
кожа, были настолько прозрачны, что угадывались более всего по
преломлению ими света. В животах некоторых туземок что-то искрилось,
поблескивало - издали я не мог разглядеть что. Сидевший в первом ряду
мужчина с массивным костяком поднес к зубам трубку: дыхательное горло и
легкие его голубовато очертились от затяжки дымом.

"Мозг и кровь,- вертелось у меня в голове,- кровь и мозг!" Скелет -
каркас и опора тела, мышцы движут, пищеварительные органы питают... Но
если бы мне предложили выделить самое главное, то для разумного
существа иного и не выберешь, кроме мозга - носителя разума, и крови -
носительницы жизни. То есть вряд ли, что это у них сами, от природы,
выделились наименьшей прозрачностью главные вещества разумной жизни...
выходит, выбрали?!

Но если так, то я попал совсем не к дикарям. Наоборот, вполне возможно,
что это я в их глазах выгляжу дико. Эта мысль заставила меня отвлечься
от наблюдения прозрачников (теперь и в уме мне не хотелось именовать их
туземцами), перенести внимание на местность.

Амфитеатр расширяющимися дугами ступеней из белого камня поднимался на
два десятка ярусов; по бокам и в середине были проходы. Далее в гору
шла прямая, мощеная и усаженная по бокам деревьями улица; по обеим
сторонам ее стояли дома в один или два этажа, стены которых блестели
сплошными окнами. Слева от амфитеатра углом выступало многоэтажное
здание сложной архитектуры, тоже почти все из стекла. Непохожа
местность на дикую, совсем непохожа!

Из глубины улицы примчали на лошадях двое, соскочили, зацепили поводья
за колышек, сами стали пробираться по ступеням вниз. Это были мужчина и
женщина, видимо, опоздавшие к началу зрелища. Лошади - непрозрачные,
одна гнедая, другая вороная, хорошо ухоженные - стояли смирно, только
подергивали кожей и помахивали хвостами. Мой взгляд задержался на них
гораздо дольше, чем они того заслуживали; я вздохнул.

Внизу слева тоже произошло движение. Переведя глаза туда, я увидел, как
на возвышение в форме усеченной пирамиды из того же светлого камня
поднялись трое; их янтарные скелеты выражали достоинство, в руках были
кожаные папки. Одновременно сверху, прямо перед стеной-окном моего
дома, появилась и начала медленно опускаться люлька, похожая на ту, в
которой маляры и штукатуры перемещаются вдоль стен, но более ажурная,
сделанная из бамбука. В ней находился долговязый худой туземец, который
делал какие-то указующие жесты, а рядом с ним весьма обширная женщина;
она - в этом я не мог ошибиться - стояла спиной ко мне. Механизм,
который перемещал люльку во всех направлениях, находился, вероятно, на
крыше домика, я его не видел.. Люлька на некоторое время зависла
напротив меня, затем поплыла к пирамиде и развернулась так, что женщина
в ней оказалась спиной к тем троим. Мужчины один за другим что-то
говорили, указывали в мою сторону то рукой, то папкой; когда речь
длилась долго, люлька поворачивала женщину в ней спиной ко мне.

По этому ритуалу да еще по тому, что взгляды сидевших в амфитеатре
теперь преимущественно были устремлены к пирамиде, я заключил, что на
ней находятся немаловажные особы, какие-то сановники, а может быть, и
здешние правители. Вспомнив, что учтивость и хорошие манеры никогда
меня не подводили, я приблизился к левой стеклянной стене, отвесил этим
троим глубокий поклон - с выставленной ногой и надлежащими взмахами
правой руки, хоть и без шляпы в ней; не уверен, что у нагого это
выглядело слишком уж изящно, но что оставалось делать! Затем
распрямился и обратился к сановникам с речью. Я сказал, что благодарен
от всей души за мое спасение и рад буду отплатить за это услугами,
какими только смогу, что родом я из могучей и просвещенной державы,
которая имеет много заморских владений и охотно установит отношения с
данной территорией; а сейчас я желал бы, чтобы меня выпустили из этой
комнаты, вернули одежду и дали поесть. Последние просьбы я подкрепил
красноречивыми жестами. Люлька с худым туземцем и неподвижной дамой в
это время приблизилась ко мне. Вряд ли я был понят и даже отчетливо
услышан через стекло, но сановники смотрели на меня благосклонно, а
один даже кивнул. Во всяком случае мои манеры и внятная речь могли
произвести на них впечатление, что я не дикарь.

Внезапно в амфитеатре произошло оживление. Туземцы указывали на меня,
переговаривались. Затем зааплодировали, причем аплодисменты явно
адресовались тем троим на пирамиде: они довольно кланялись. До сих пор
я так самозабвенно рассматривал прозрачников, что не задумывался над
тем, какое впечатление произвожу на них сам - своим телом, кожей,
осанкой, лицом. А оно тоже должно быть изрядным, все-таки белый человек
не такой частый гость в этих широтах. И чего это они возбудились,
указывают на меня - будто только увидели, а не рассматривают добрый час?

Я подошел к зеркалам, образующим левый угол комнаты, взглянул... и едва
не грянулся на пол от стыда, отчаяния и ярости. Я был теперь более чем
голый, на мне не было кожи!

То есть она сохранилась, я ощутил прошедший по ней, по спине и бокам
мороз, чувствовал на ощупь - и в то же время исчезла, растворилась,
сделалась прозрачной. Моя белая кожа, признак европейца, признак расы!
Я стоял перед зеркалом как освежеванный, весь в багровых мышцах,
которые около суставов переходили в белую бахрому соединительной ткани
и в тяжи сухожилий. Нетрудно было угадать, что произойдет дальше. Так
вот для чего меня вчера кололи, впрыскивали что-то в тело: меня хотят
сделать прозрачником, таким же, как и они все. И зачем мне вчера не
дали умереть спокойно?!

Шатаясь, я дошел до топчана, рухнул на него ниц. При этом в левой руке,
которуя я нерасчетливо выставил для опоры, что-то снова хрустнуло - и
от сильной боли я потерял сознание.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Автор становится прозрачным. Его размышления о покровах и скрытности.
Он исправляет себе перелом. Опрометчивый поступок. Первый контакт



Вероятно, я довольно долго пролежал в беспамятстве: когда очнулся,
солнце уже не грело мою спину, ушло за крышу. Но и придя в себя, я счел
за лучшее лежать; чтобы обдумать ситуацию, это было удобней, чем
маячить перед глазами у всех. Тем более, что я знал, каким теперь
предстану перед туземцами...

Этот ужас, отчаяние... что, собственно, случилось? Все мое при мне,
если не считать одежды. Я жив, на пути к выздоровлению (хотя вчера уже
примирился с гибелью), в сравнительной безопасности. Почему же
-чувствую себя так, будто меня непоправимо изуродовали?

Потому что я, хоть и медик, но человек своей среды и своего времени.
Скелет для нас символ смерти, тлена и праха, а уж потом каркас тела,
опора его и учебное пособие. Вид внутренностей - тоже признак либо
смерти (вскрытие), либо страшной зияющей раны, от которой недалеко до
смерти. (Прибавим сюда и постоянные впечатления от потрохов рыб, кур,
уток, поросят - всей разделываемой на кухне живности.) Да еще
многовековые старания святой церкви, коя протестует против "пролития
крови" и хирургических операций, против анатомических исследований -
против всего, покушающегося на идею божественного происхождения
человека, идею, которой мы охотно следуем и без усилий святош: конечно
же, мы не такие, как прочие твари. Да, внутренности у нас есть - но их
существование неприлично.

Несколько приличней нагая натура. Церковь и за нее по головке не
гладила, низвергала и разбивала античные скульптуры. Но художники
приноравливались, запечатлевали на полотнах натурщиков и натурщиц в
виде библейских святых: распятые Христы, Марии Магдалины, святые
Инессы, прикрытые только волосами, побиваемые камнями святые же
Себастьяны, искушающие Иосифов Вирсавии, искушаемый святой Иероним... и
прочая, и прочая. Если отвлечься от казенно-постных сюжетов, то сутью
всех картин было одно: утверждение облика человека. Именно с обнаженной
натурой связаны художественные каноны красоты тела, классические пропорции.

Но это в искусстве, коего обычная жизнь всегда пошлей. В ней приличен и
красив Человек Одетый. Хорошо одетый. Именно он и есть гомо сапиэнс. К
тому же можно скрыть изъяны телосложения, с помощью тканей, стеганой
ваты, каблуков, шнуровки и т. п. повыгодней подать себя. Я оскорблен (и
даже напуган) неприличием того, что сделали с собой туземцы и что они
делают со мной. Но чем, скажите, приличней все эти ватные груди и
плечи, засупоненные в тугие корсеты вялые животы или ватные валики,
подкладываемые дамами под юбку, чтобы соблазнительно выпятить свой
невоодушевляюще плоский зад! Я уже не говорю о подкрашивании и
оштукатуривании лиц. Да и у мужчин... Какое громадное значение, к
примеру, мы придаем своим волосам - и какое значение вслед за нами им
придают портретисты и романисты, как старательно они выписывают и
описывают наши шевелюры, прически, усы, бороды, баки, брови! Чем,
скажите, волосы на голове для выявления индивидуальности нашей важней
тех, что растут под мышками, на груди или в паху? Взял и сбрил:
внешность изменилась, а суть?

Покровы защищают нас от стихий? О да: нижнее белье - от воздействия на
кожу верхнего платья, дом или экипаж с лакеем на запятках - от
воздействия сырости на верхнее платье. Для защиты от стихий так много
всего не надо.

Мы лжем своим видом не меньше, чем словами. Скрытничаем в одном,
выпячиваем сверх меры другое. Изо дня в день, из века в век. И так
привыкли, что остаться без прикрытия - одеждой, волосами или хотя бы
непрозрачностью тела - для нас катастрофа. И для меня тоже? Ведь я-то
знаю, что главное в нас - внутри, а не кожа и не румянец на ней. Почему
же это должно быть скрыто? Что красивее - внешность или внутренность?

...Был такой Леонардо да Винчи, флорентиец, известный картинами и
фресками. В Виндзорской библиотеке хранятся кипы его анатомических
рисунков; они, безусловно, всегда будут менее популярны, чем "Мона
Лиза" или "Тайная вечеря", но я их рассматривал подолгу. И не только из
профессионального любопытства: там даже рисунок распиленного пополам
черепа наводит на размышления о смысле и красе живого. Картины
Леонардо, где выписано внешнее, будут жить долго именно потому, что он
хорошо знал и внутреннее.

И то, и другое - прекрасно, если в этом есть правда, есть жизнь, есть мысль.

...И вот люди, у которых все пошло в другую сторону: их "внешность"
суть внутренность. И ведь похоже, что не от природы это, а сами делают
свое тело прозрачным. (Качество для живой ткани, кстати, не такое и
диковинное: медузы прозрачны, улитки, некоторые морские рыбы; да и у
нас в тонких местах тело просвечивает, особенно у детей). Ну, не без
того, что климат здесь благодатный, тропический, одежды не слишком
нужны. У них из этого всего возникли свои нормы общежития, приличия,
представления о человеческой красоте... лучше или хуже наших? В одном
отношении должны быть лучше: меньше возможности лгать своим видом,
меньше скрытности, (боюсь, что это слишком хорошо и для меня самого,-
но куда денешься!..) И - это интересно.

Эти сумбурные мысли были хороши тем, что дали мне мужество подняться. Я
сел на топчане, стараясь не обеспокоить левую руку. Туземцев в
амфитеатре поубавилось; многие приветствовали меня поднятием руки -
теперь я был им свой. Люлька с худым мужчиной и полной дамой (которая
все так же стояла спиной ко мне) висела перед домом.

Я подошел к зеркалам в углу. И - как ни убедительны доводы рассудка, но
чувствам не прикажешь,- после первого взгляда на себя зажмурился; это
было бессмысленно, ибо и сквозь веки я теперь видел, только искаженно.
"Что же они со мной сделали?! Что от меня осталось?!.."

Раскрыл глаза, принялся смотреть - что.

Из внешнего - только волосы: отросшие за время скитаний темные пряди,
щетина усов и бородки, брови; все они видны с корнями, не касающимися
костей черепа. Еще глаза, синие радужницы с черными зрачками на белых
глазных яблоках, которые свободно парят в глазницах. И зубы - все
тридцать два на виду: по четыре крепких белых резца сверху и снизу, по
паре клыков и по десятку коренных. Я обычно гордился тем, что, несмотря
на трудную жизнь, у меня целы и крепки все зубы,- но сейчас был не
прочь, если бы их оказалось поменьше.

Вот и все черты, которые я могу признать своими. А в остальном я не я и
плоть не моя.

...Нос, мой прямой, правильный нос с четко вырезанными удлиненными
ноздрями и умеренной высокой горбинкой, нос, который делал мое лицо
мужественным и привлекательным, которым я любовался, бреясь по утрам,-
где он?! На месте его постыдный черный провал, как у сифилитика, а
сверху короткий костный выступ, разделенный трещинкой-швом. Потрогал -
есть, повернул голову - что-то чуть обрисовалось, обозначилось
переливом света и искажением контуров провала. Но это же не то!

А уши? Вместо красивых, прилегающих к черепу ушных раковин с короткими
мочками - чутошные блики - переливы света да несколько прожилок у
височных костей. И все?..

(Читатель поморщится: то размышлял на нескольких страницах, теперь
вертится перед зеркалом, как кокетка... а где действие?! Какое вам еще,
к едреной бабушке, действие, уважаемый читатель? Должен же я
разобраться в своем имуществе. Случись такое с вами, вы бы дольше
торчали у зеркала.)

Словом, хорош. "Веселый Роджер", прямо хоть на пиратский флаг.

Для полноты впечатления сложил крестом перед грудью прозрачные руки - и
левая сразу напомнила о себе толчком боли. Что у меня там? Рука
просматривается насквозь: лучевая и локтевая кости, вена, артерия,
сухожилия... только в больном месте все мутное, будто в розовом тумане.
Ага, вон что: скрытый перелом лучевой вблизи локтя, косой разлом,
верхняя и нижня части кости разошлись, между ними просвет.

Приблизил левое предплечье к зеркалу так, чтобы видеть все с двух
позиций, стиснул зубы - и правой рукой (не обращая внимания на то, что
вместо пальцев видны одни фаланги) свел обломки точно, излом в излом.
На лбу, на незримой коже, от боли выступил пот. Но сразу стало легче:
попал. Хотел бы я всегда так вправлять переломы!

Шум за стеклами. Оглянулся: мне аплодируют, некоторые подняли большие
пальцы. Оценили, смотри-ка!

От этой операции я ослабел. Вернулся к топчану, сел. Меня сейчас мало
занимало то, что я - зрелище для прозрачников. Оглядел комнату и понял,
что, пока я лежал в беспамятстве, в ней побывали: угол возле глухой
стены был отгорожен бамбуковыми ширмочками. Подошел, заглянул - что там?

Стульчак из досок, под ним посудина с крышкой и одной ручкой... как
мило с их стороны. Рядом сиденье, во всем похожее на стульчак, только
без дыры; на нем три такие же посудины с одной ручкой, но меньших
размеров. Поднял крышки: в одной нечто вроде супа с кусочками овощей и
мяса, в другой - отварной рис с какими-то мелкими фруктами, в третьей -
комки душистого поджаренного теста. От вида и запаха пищи у меня даже в
голове помутилось: наконец-то! Зацепил здоровой рукой сразу две
кастрюльки, отнес на топчан, сбегал за третьей, сел и принялся
поглощать рис и выловленные из супа куски мяса, запивая бульоном и
заедая пончиками. Сначала даже челюсти сводило от голода.

В увлечении я совсем забыл о туземцах, но после нескольких глотков
спиной почувствовал: что-то не так! Оглянулся: люлька исчезла, зрители
поднимались со ступенек, удалялись вверх. К лицам некоторых настолько
прилила кровь, что я увидел - едва ли не единственный раз - их внешние
черты. Очертания были промежуточными между европейскими и азиатскими и
у всех выражали негодование. Негодование цвета зреющего помидора. С
пирамиды поспешно спускался "сановник" с папкой.

...Откуда мне было знать, что сейчас я совершаю неприличный поступок и
невозвратимо роняю себя в глазах тикитаков. Конечно, не будь я так
смертельно голоден, то все-таки задумался бы, почему еду мне оставили
за ширмой и рядом со стульчаком. Я подумал бы и о том, что поскольку
прилична прозрачность, то должно быть неприличным все непрозрачное в
теле, чужеродное, как отторгаемое, так и усвояемое. Прилично ли
выглядит наполненная экскрементами прямая кишка? Но ведь подобная
картина получается в верхней части тела при питании, в пищеводе и
желудке. Ни один тикитак не позволит себе показаться на людях как с
непереваренной пищей в желудке и кишечнике, так и с неопорожненными
нижними кишками; исключения допускаются только для младенцев. (Иное
дело тогда, когда пищеварительная система используется для украшения,
но об этом я расскажу особо.)

Боюсь, что этому своему промаху - наряду с так и оставшимся
непрозрачным скелетом - я и обязан кличке "Демихом Гули"- получеловек
Гули; от нее я не избавился до самого конца. Животные оба действия, и
питание, и испражнение, совершают открыто; подлинно разумные люди (то
есть тикитаки) скрывают от посторонних глаз; существо же, которое одно
совершает скрытно, а другое нет,- получеловек. Логика есть. К тому же
я, изголодавшись, накинулся на пищу с животной жадностью, жрал... Так и
пошло.

"Сановник" с папкой ворвался в комнату, быстро переместил ширмы к
топчану, чтобы они заслонили меня от стеклянных стен, погрозил мне
рукой и исчез, защелкнув дверь. Я только успел разглядеть, что он
невысок и широк в кости. (Очень скоро я узнал, что трое на пирамиде
были вовсе не сановники, а простые медики, проводившие эксперимент со
мной, пробу на прозрачность. А этот, ворвавшийся" Имельдин, стал моим
опекуном, другом-приятелем, а затем и родственником. Сановники же и
городская элита как раз и сидели в первых рядах.)

Как бы там ни было, я очистил все три посудины и почувствовал себя
бодрее; жизнь продолжалась. То, что в амфитеатре поубавилось зрителей,
мне тоже пришлось по душе: надоели. Я вернулся к зеркалам - осматривать
себя, привыкать к новому виду.

...Да, теперь я непохож на себя и похож на них: прежде всего замечается
скелет, размытые алые пятна печени и пульсирующего сердца, полосы
крупных сосудов - всюду парами, артерии и вены. Выделяется наполненный
пищей желудок - прежде он был почти не заметен. Все оплетено
ветвящимися до полной неразличимости нитями капилляров и тонкой сетью
белых нервов. Мышцы же, соединительные хрящи, стенки извилистых кишок,
перепонка диафрагмы - прозрачны, как вода, лишь преломляют-искажают
контуры того, что за ними.

Кстати, почему так? Надо подумать... Меня кололи под мышками и в паху,
туда вводили эту дурманящую жидкость, а не в вены. Похоже, что они в
лимфатические узлы ее вводили, в ту систему тканевой жидкости в нас,
что век назад открыл итальянец Бартолини. "В "бартолиниевы узлы".
Поэтому и опрозрачнились ткани, более других богатые лимфой. Поэтому же
выделяются кости, нервы и сухожилия.

Скелет мой выглядит контрастней, чем у туземцев, все кости непрозрачны,
без намеков на янтарь; видимо, не сразу это достигается. В остальном же
- крупный, хорошо сложенный мужской костяк. Прекрасно сохранившийся,
как сказал бы тот старьевщик с Риджент-стрит, у которого мы студентами
вскладчину покупали такие по цене от двух до двух с половиной гиней;
женские шли дороже - от трех. Только этот еще неважно отпрепарирован, у
суставов бахрома и обрывки тяжей-сухожилий,- их полагается срезать.

Я поймал себя на этих профессиональных мыслях, потер лоб: о чем я, ведь
это же мой скелет, основа моего нынешнего облика! И он живой, ибо я
жив. Его (мои!) сухожилия держат невидимые мышцы. Качнулся,
подбоченился, отставил ногу... все выглядело так страшно, что снова
мороз прогулялся по незримой коже: оживший препарируемый мертвец сбежал
из анатомического театра и рассматривает себя в зеркало.

Ничего, спокойно, все мое - со мной, никуда не делось.

...И легкие видны не сами по себе, а лишь густой сетью мелких сосудов,
оплетающих две полости под реберной решеткой. Поскольку же и сосуды
заметны лишь по наполнению их кровью, то эти сетчатые полости будто
мерцают в такт с ударами сердца: то есть, то нет (У курившего
прозрачника из первого ряда легкие обозначались по-настоящему... не
начать ли курить?) Сделал несколько глубоких вдохов: ребра
приподнимались и раздавались в бока, затем опадали, сетка сосудов на
легких тоже расширялась и съеживалась - и нитяные потоки крови в них
стали ярче. Вот оно как!

А какова теперь мимика, движения лица, выражающие мои чувства?
Например, удивление: поднять брови, расширить глаза. Худо дело:
брови-то поднялись, но из-за невидимости морщин на прозрачной коже
движение смазалось; а глаза и без того раскрыты до состояния крайнего
изумления. Не лицом здесь, видимо, выражают это чувство... Но хоть
улыбка-то должна действовать, как же без улыбки! Щедро растянул
незримые губы. Ага, кое-что есть: под собравшимися на прозрачных щеках
складками крупнее - вроде как под увеличительными стеклами - выделились
коренные зубы, резцы же и клыки стали чуть меньше. А если насупиться?
Сжал и свел губы: боковые зубы уменьшились; в этом было что-то даже
угрожающее. М-да... Что ж, надо запомнить, буду знать, кто сердится,
кто расположен ко мне.

Ссадины и ушибы на моей коже оставались заметны, но будто парили над
костями; ткани тела под ними, воспаленные и опухшие, оказывались мутнее
и розовее, чем в иных местах. Значит, понял я, по-настоящему прозрачна
может быть только здоровая живая ткань...

Не буду далее утомлять читателя описанием того, как я проникал в свое
"инто", в свой внутренний облик. Зачем ему, в самом деле, знать о
качествах, которые он вряд ли когда-нибудь приобретет,- растравлять
себе душу?.. Перейдем лучше к повествованию, к описанию действий.

День клонился к вечеру, амфитеатр обезлюдел. Трое с папками спустились
со своего пьедестала, вошли в комнату и обступили меня. Не стану
уверять, что я не испугался: все-таки трое на одного, а я к тому еще
нездоров, с перебитой рукой. Наверно, они это заметили, да и как не
заметить: зачастило сердце, все внутри напряглось. Один туземец мягко
взял меня за правую руку, другой положил прозрачную, но теплую ладонь
на плечо, третий - уже знакомый мне коротыш - приставил руку к области,
моего сердца и сказал спокойно:

- А тик-так, тик-так, тик-так, бжжиии...

- А тик-так, тик-так, тик-так, бжжжии...- подхватили двое других.

Я и сам, стремясь подладиться, хотел повторить эту фразу, но у меня
вышло только: "А!.."- вместо остального зубы выбили дробь. (Теперь я
вспоминаю об этом с улыбкой: скелетами пугают, а видел ли кто скелет, у
которого челюсти от страха ходят ходуном? Но это теперь...)

Не сразу я понял, что их "тик-так" идет в ритме моих сердебиений.
Постепенно они замедляли темп - и мое сердце подчинялось ритму этой
фразы! За минуту они свели частоту моего пульса к норме, я успокоился.
А затем увидел, что сердца у всех нас четверых бьются одинаково! В один
миг сокращаются, начиная с краев, выталкивают кровь вверх и вниз, в
артерии, в один миг расслабляются. Никогда я не переживал ничего
подобного: я не знал еще ни слова на языке этих людей, ни их имен,
минуту назад опасался их, а сейчас испытывал к ним безграничное
доверие, чуть ли не родство душ.

Такова сила этой фразы и ритуального приема (возможного, понятно,
только у тикитаков). Потом я узнал, что с него у туземцев начинаются
любые серьезные общения: беседы, проповеди, обсуждения. А если посреди
них возникают споры, разногласия или иная сумятица, прием повторяется
до успокоения и взаимопонимания.

После этого медики подвергли меня процедуре, в которой, как мне
показалось, сильно злоупотребили моим доверием: повалили на топчан и
принялись, поворачивая и переворачивая, сильно щипать в разных местах -
с вывертом. Действовали они увлеченно, указывали друг другу места, где
надо щипнуть, спешили опередить один другого, толкались, чуть ли не
ссорились. Некоторым местам досталось по два-три пребольных щипка. Я
чувствовал себя вряд ли лучше, чем во время той атаки акул, едва
сдерживался, чтобы не заорать, не вскочить.

Покончив в этим, все трое принялись поглаживать меня, успокаивать той
же фразой: "А тик-так, тик-так, тик-так, бжжиии..."- и замедлили ею мои
ритмы настолько, что я расслабился, почувствовал сонливость - и уснул.

Утром следующего дня я проснулся здоровым, без жара и хрипов в легких.
Исчезли ссадины на теле. Даже лучевая кость в месте сведенного мною
перелома уже обволоклась белесым мозолистым телом - признаком надежного
срастания. Таковы были эти щипки.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Автора предъявляют академической комиссии. Он поселяется у опекуна.
Дерево тиквойя и его плоды. Семейная жизнь автора. Проблема тикитанто.
Внутренний монолог тещи и пояснения к нему



Этим утром я был представлен (или, может быть, точнее - предъявлен?)
авторитетной комиссии. Коротыш Имельдин, который хлопотал около меня
более других, явился первым, придирчиво осмотрел меня, повелительным
жестом отправил за ширму на стульчак, чтобы -я выглядел прилично к
приходу высоких гостей. Затем двое его коллег ввели в комнату четырех
тикитаков разного роста. сложения и внутреннего вида, которых - помимо
папок в руках - объединял один признак: полное отсутствие волос на
черепе, благодаря чему были видны все извилины из"мозгов. Позже я
узнал, что это были академики.

Ученые поставили меня у стеклянной стены так, чтобы лучи восходящего
солнца просвечивали мое тело, долго рассматривали. поворачивая то одним
боком, то другим, указывали друг другу на различные подробности моего
строения. При этом они живо переговаривались - и не только словами и
жестами, но и, на что я обратил внимание, игрой внутренностей. Медики,
когда академики обращались к ним с вопросами, отвечали кратко и почтительно.

Как мне впоследствии рассказал Имельдин, комиссия признала, что пробу
на прозрачность я прошел удовлетворительно; во всяком случае явно лучше
своего предшественника. (Этот "предшественник", тоже выброшенный сюда
океаном, какой-то бедолага, сделавшись прозрачным, просто впал в буйное
помешательство; его на веревках отвели к берегу, и он вплавь бросился
прочь .от острова - конечно, далеко не уплыл.) За самостоятельное
исправление перелома мне можно было бы поставить и "хор.", то есть
признать близким по развитию к тикитакам, но выходка с питанием все
испортила. Кроме того, прискорбно, что мой скелет и череп остались
непрозрачные: неясно, сколько у меня извилин, да и есть ли они. Внешне
я выгляжу довольно цивилизованно, обладаю началами речи и нормальным
"инто"- диалог со мной возможен. Постановили: отдать под опеку
Имельдину для обучения языку и введения в курс здешней жизни.
Дальнейшая судьба демихома будет зависеть от его успехов.

После этого я в сопровождении опекуна покинул демонстрационный
павильон. Мы поднялись по амфитеатру и направились в верхнюю часть
города, к нему домой. По мощеным, обсаженным деревьями улицам сновали
тикитаки и тикитакитянки - кто с папкой в руке, кто с сумкой через
плечо; некоторые проезжали на лошадях. Иные курили - и легкие их
затемнялись красиво клубящимся синим или зеленым дымом. Вместо тени все
отбрасывали причудливые радужные ореолы. Около домов играли почти
прозрачные дети. Фасады зданий блестели от обилия встроенных зеркал;
многие тикитаки останавливались перед ними. В двух местах я заметил за
домами высокие ажурные башни, шпили которых были увенчаны чашами из
мозаично составленных зеркал; вероятно, это были храмы.

Я ни о чем не мог спросить, только глядел во все глаза. Самого же меня
сегодня никто не замечал; лишь некоторые встречные задерживали взгляд
на моем странно темном скелете. Да и спутник мой, находившийся вчера в
центре внимания, за весь путь раскланялся с двумя или тремя знакомцами.

Имельдин превосходил меня по возрасту, уже перевалил за середину жизни.
Как я говорил, он был медик, по его словам, лучший медик страны; однако
если учесть, что на острове их не насчитывалось и десятка, то вряд ли
это была большая высота. Профессия вымирала из-за отсутствия больных,
отсутствия практики. (Поэтому они вчера так и теснили друг друга,
пользуя меня щипками с вывертом, методом, родственным иглоукалыванию:
каждый хотел попрактиковаться.) Взрослые островитяне не болеют - кроме
одряхления и уменьшения прозрачности в глубокой старости; но таких и не
лечат. Детские возрастные заболевания своих отпрысков родители обычно
устраняют сами или с помощью учителей. Медики же находят применение
своим знаниям в разных побочных промыслах, например, исполняют заказы
на внутреннее декорирование - но и те перепадают нечасто.

Все это, как и многое другое, рассказал мне мой опекун, как только я
немного усвоил тикитанто, точнее, его начальную внешнюю ступень: слова
и фразы. Я слушал его с сочувствием: мы были коллегами, да и разве не в
таком же упадке, хоть и по иным причинам, пребывала в Европе
благородная профессия хирурга - патент на нее за умеренную цену мог
купить любой невежественный цирюльник или банщик. А здесь, выходит,
квалифицированнейшие медики, чтобы заработать на жизнь, становятся...
цирюльниками!

Чем ближе к окраине, тем мельче становились дома, реже попадались
зеркала на их фасадах или стенах. Здания здесь были сплошь одноэтажные,
только с округлой надстройкой - не то башенкой, не то мезонином. Дом
Имельдина находился в самом конце улицы, далее поднимался в гору лес;
выглядел он так же скромно - одноэтажный, с мезонином. Мебели внутри
было мало, что, впрочем, соответствует общему стилю у тикитаков:
топчаны, табуреты, редко стулья и почти никогда кресла; последние я
видел только во дворце. Но мало было и зеркал, всего по два-три в
каждой комнате (и ни одного на фасаде дома), а это уже признак бедности.

Когда мы вошли, произошел приятный эпизод: дочь медика Аганита, молодая
девушка, находилась, против обыкновения, не у себя в мезонине, а в
гостиной, прихорашивалась перед самым большим зеркалом. При появлении
отца в сопровождении рослого и несколько странного по виду незнакомца
она растерялась, отчаянно смутилась и вся покраснела. Прилив крови к
коже как бы одел ее в розовое и просвечивающее девичье тело. Это было
прекрасно. Такой она и убежала к себе наверх.

Жена моего опекуна Барбарита, сорокалетняя дама, пышность форм которой
увеличивала выразительность ее "инто", хлопотала по хозяйству во дворе.
При виде нас она тыльной стороной ладони откинула темные волосы со лба,
повернула голову в мою сторону, кивнула с поджатыми губами (это я понял
по величине ее передних зубов) и продолжала задавать корм теленку и
гусям, обыкновенному пегому теленку и обычным серым гусям, в
отгороженном уголке двора. Видно было, что мое появление ее не слишком
обрадовало.

После нашего прихода Имельдин первым делом уложил меня в своей комнате
на топчан и снова ввел под мышки и в область паха сок зрелых плодов
тиквойи, который и делает живые ткани прозрачными. Этот чуть дурманящий
и ароматно пахнущий сок - тиктакол - по виду похож на подсиненную воду.
Он наполняет ячейки плода, по форме и цвету подобного перцу, но
заканчивающегося внизу острием - вроде колючки акации, но полым внутри.
Медик лезвием аккуратно срезал наискось кончик колючки - получилась
полая игла. Ее он вводил мне в лимфатический узел и осторожно выжимал плод.

Такие операции он и далее совершал надо мной ежедневно, расходуя за раз
от четырех до шести плодов - в зависимости от их размеров. Себе
тикитаки для поддержания прозрачности обычно вводят тиктакол раз в
неделю, строго по фазам луны: в I четверть, в полнолуние, в III
четверть и в новолуние. Кроме того, они делают себе дополнительные
инъекции для различных целей. Так, перед выходом в город - по делам, в
гости или на свидание - приличия требуют осветлить интимные места (а у
женщин - также и груди) до практически полной невидимости; это как бы
одевание наоборот.

(На этот счет у тикитаков строго, никакой святоша не смог бы
придраться, что их облик возбуждает нечестивые мысли и низменные
чувства. Дело облегчается еще и тем, что как раз в этих местах наиболее
густа сеть лимфатических сосудов. И в то же время нравящиеся друг другу
мужчина и женщина всегда могут обозначить такие места и органы чуточным
кратким приливом крови к ним; это тоже считается приличным.)

Дерево тиквойя, которому жители острова обязаны как своими качествами,
так и вытекающими из них благами, считается у них священным. Оно имеет
толстый ствол с плотной бурой корой, на высоте человеческого роста
переходящий в многоветвистую крону. Листья тиквойи жесткие и блестящие,
как и у большинства вечнозеленых растений, по пять на одном черенке.
Цветет и плодоносит оно круглый год. Бело-розовые мелкие цветы со
слабым запахом, тоже чуть дурманящим, собраны в торчащие свечами соцветия:

каждый цветок дает завязь, но большинство плодов опадает зелеными, на
грозди созревают два-три, а то и один - правда, крупный.

Я не встречал в иных местах подобных деревьев. Здесь же они растут
повсеместно - рощами или по отдельности; во дворе Имельдина росли две
тиквойи. Ни один островитянин не уклонится от обязанности окопать,
полить, опрыскать окрестные тиквойи, поставить подпорки под отяжелевшие
ветки, огородить молодые деревца от скота.

- Значит, если не вводить себе тиктакол, станешь норм... то есть, я
хочу сказать, утратишь прозрачность?- спросил я как-то своего опекуна.

- Вероятно, да,- ответил он.

- Почему "вероятно", разве не бывает желающих? Вопрос вызвал у
Имельдина иронические переливы в области шеи и легкое покраснение
боковой части мозга, признак изумления.

- А у вас много бывает желающих стать больными, дураками и изгоями?

Познакомившись с жизнью тикитаков, я понял, насколько нелеп был мой
вопрос. Но сам факт того, что от прозрачности в случае чего нетрудно
избавиться, меня не огорчал.

...Сейчас, когда я пишу этот отчет, каждая строка его, каждое
воспоминание вызывают у меня тоску о Тикитакии, утерянной навсегда. А
тогда, что скрывать, я тосковал о привычной для меня (нормальной, как
мне казалось) жизни. Ностальгия по штанам и белой коже.

Эта же ностальгия подвигла меня на действия в отношении Аганиты. Мне
запомнилось, как она при моем первом появлении от смущения "оделась" в
тело, захотелось еще разок увидеть ее такой. Случай скоро представился:
выйдя из своей комнаты в гостиную, я снова застал Аганиту у зеркал (что
и как может прихорашивать в своем "инто" молоденькая девушка, я тогда
еще не понимал). При виде меня она воскликнула: "Аххх!.."- прекрасно
порозовела-обрисовалась и не спеша направилась к себе. Я стоял, не в
силах вымолвить слово.

Это "Аххх!.." повторилось несколько дней спустя, потом еще... Вот так и
получилось, что Аганита теперь ждет ребенка. От меня. Нагому мужчине, к
тому же долго воздерживавшемуся, в некоторых случаях бывает невозможно
совладать с собой. Впрочем, Агни, моя Агата, впоследствии призналась,
что и сама хотела, чтобы я ее еще разок смутил.

Увы, как это бывает со всеми женщинами, она скоро перестала смущаться и
краснеть - и тем утратила для меня немалую долю привлекательности.
Особенно трудно было по утрам, когда, пробудившись от снов (а надо ли
говорить о том, что все они были из моей прежней жизни!), я видел рядом
нечто такое, что и присниться не может. Я урезонивал себя, что и сам
выгляжу не лучше, что видеть - это еще далеко не все, в данном случае
даже и не главное. И постепенно я действительно понял и оценил
подлинную красу своей любимой.

...В детстве у меня была игрушка "венецианский шарик". Матовый
стеклянный шарик, приятный на вид; но если его опустить в воду, то
поверхность исчезала и под ней открывались многокрасочные витые фигуры,
таинственные цветы. Моя Агата была подобна этому шару. Другую такую я
уже не встречу.

Не скрою, что происшедшее между нами осложнило мое пребывание в доме
Имельдина. Дело в том, что я - в полном соответствии с известной
поговоркой - преуспел раньше, чем выучил язык тикитаков в достаточной
степени, чтобы объясниться с родителя ми, сообщить о своих серьезных
намерениях - короче, попросить руки Аганиты. Между тем тех месяцев,
после которых становится заметной беременность обычных женщин, в запасе
не было: все стало явным в первую же неделю. Сам опекун отнесся к факту
спокойно, даже, как мне показалось, был доволен. Но моя будущая теща,
достопочтенная Барбарита, просто рвала и метала.



Проблема освоения тикитанто состояла в том, что язык, который во рту, а
равно и гортань, губы, носовая полость,- играют в нем далеко не главную
роль. Поэтому мне, знавшему многие европейские языки, а кроме них, и
язык лилипутов, бробдингнежи, лапутянский и весьма трудный в
произношении язык гуигнгнмов, здесь пришлось столкнуться с трудностями,
преодолеть которые я так и не смог. С помощью Имельдина, а затем и
Агаты я усвоил только внешнее тикитанто - то, что мы обычно называем
языком: слова, фразы, речь. Но на острове это лишь официальный язык,
способ общения, при котором не обязательно видеть того, с кем
общаешься: язык статей, служебной переписки, официальных записей.
Человек, который пытается так объясниться с другими, особого доверия не
вызывает (как и у нас не вызовет доверия человек, изъясняющийся в
обиходе языком газет или научных монографий).

Подлинное же общение, общение-взаимопонимание идет у островитян на
внутреннем тикитанто, в основе которого лежит, с одной стороны, простой
тезис "лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать", а с другой -
прекрасное владение своими внутренностями. Способность эта у тикитаков
такая же врожденная, как у нас способность к речи, да еще оно
развивается в школе и обогащается в последующей жизни.

Понять, насколько этот внутренний язык богаче внешнего, нетрудно, если
вспомнить, что звуковую речь делают сокращения мышц языка и гортани -
всего-навсего. Сопоставьте это с тем, что наблюдаемы и несут свою
информацию все движения легких при этом (выдох верхушками, серединой
или самой глубиной их, больше правым или больше левым и т. п.), все
колебания диафрагмы, все меняющиеся распределения крови по тканям,
дающие их окраску и темп этих изменений; что важно, под каким углом - с
точностью до градуса - собеседник видит органы общающегося с ним, их
расслабленность, подтянутость или поджатость (то самое выражение их, о
котором я поминал); прибавьте еще и то, что выделения секретов из желез
дают зримую окраску чувствам собеседников (зависть, например, зеленого
цвета - от желчи); учтите и то, что все эти внутренние образы сменяют
друг друга с удобной для ваших глаз быстротой,- и вы поймете, что слова
и фразы ничто перед этой информацией.

Особенно красноречивы легкие, диафрагма и картины распределения
покраснений в мозгу; по последним вообще можно понять, о чем человек
думает и что собирается делать.

Понимать сей язык внутренностей я более-менее научился. Но когда сам
пытался выразить на нем хоть что-то, то, как ни упражнялся перед
зеркалами, как ни копировал своего наставника, все выходило
невразумительно и фальшиво. Видимо, с этим надо родиться. Кончилось
тем, что Имельдин сказал мне:

- Знаешь, научи-ка ты лучше меня английскому! Вслед за ним моим языком
овладела и Агата. И впоследствии, когда я, корчась и тужась, пытался
изобразить им что-нибудь на внутреннем тикитанто, то в ответ всегда
слышал фразу на родном языке:

- А теперь объясни, что ты хотел сказать.

Но вершиной общения является даже и не это, а - женское тикитанто. В
силу темперамента тикитакитянок, а также отменного владения ими своими
оптическими свойствами (о чем рассказ впереди) им звуковая речь вообще
практически не нужна.

Мне однажды довелось быть нечаянным свидетелем получасовой перепалки
между Имельдином и Барбаритой, в которой не было произнесено ни слова.
Впрочем, перепалка - это, пожалуй, не совсем точно: в основном
выступала Барбарита, а опекун лишь пытался вставить в ее монолог
реплики. Дело происходило во дворе под вечер, я наблюдал за сценой из
окна нашего с Агатой мезонина; Имельдин меня не видел, а
достопочтенная, хорошо освещенная заходящим солнцем теща если и
заметила, то, видимо, была уверена, что недотепа-чужестранец все равно
ничего не поймет. Она вообще ставила меня невысоко.

Пышность прозрачных телес Барбариты делала возникающие в ней внутренние
образы-фразы настолько выразительными, что, переводя их в слова, я
вынужден злоупотребить восклицательными знаками.

"...А ведь предостерегала меня моя покойная матушка, чтобы я не
выходила за медика, просила и плакала! Дурочка была легкомысленная,
вроде Аганиты! Ды и ты был тогда куда как мил, тонкий, звонкий и
прозрачный, могла ли я устоять! Теперь не тонкий и не звонкий, а ума
(трепетное покраснение в лобной части мозга) сколько было, столько и
осталось, если не убавилось! Все мечешься, мечтаешь, ловишь удачу,
ходишь с папкой, а лучше бы с сапкой, взял на нашу голову этого
Демихома Гули, а он уже и в зятьки пристроился, внука нам смастерил,
дурное дело нехитро! (Не решусь пересказать, какими местами и как это
было выражено.) Даже лошади у нас нет, ни тебе в город выехать, ни мне,
перед соседями стыдно, когда одалживать приходится, да и зеркал у нас
меньше, чем у всех! Вон у Баргудинов, напротив, по четыре, по пять в
каждой комнатке, все угловые или трюмо, у Адвентиты, хоть она и вдова,
чему я начинаю завидовать, тоже много, да все большие, и на фасаде
есть... А у нас?! (Трепетные, как всхлип, дрожания диафрагмы и верхушек
легких; кишечник под печенью чуть позеленел.) Сам ничего в дом не
приносишь, и зятек с тебя пример берет, ему предлагали работу, так нет,
видите ли, не по нему, отворотил афедрон, куда там, а ведь две
учительские ставки сулили! Достатков никаких, сбережения ничтожны, от
Аганиты помощи мало, да и внучонка она скоро нам подарит, доченька моя
неудачливая, такая же дурочка, как и я была в молодости... А на что
жить будем?! Если так и дальше пойдет, то мне придется идти
подрабатывать своей печкой - это при живом-то муже!!!"

Имельдин только стоял перед ней, пытаясь - движениями гортани и
пищевода, похожими на глотательные,-подтягиванием и расслаблением
живота, короткими вздохами - вставить и свое мнение:

"Да погоди ты, послушай!.. Ну, знаешь!.. Успокойся, ради бога! Ну и
ну!.." И лишь когда его жена удалилась, победно переливаясь и блестя в
лучах заходящего солнца, произнес одно слово:

- Зараза!

Два места в водопадном монологе достопочтенной Барбариты требуют
пояснений. Первое - это о "работе", которую мне предлагали и от которой
я якобы "отворотил афедрон" (выражение и само по себе более обидное,
чем "отворотил нос", а уж если это показывают!..) Ну, прежде всего
панические причитания тещи о малых достатках и "на что жить будем"
неоправданы. Судите сами: расходов на одежду никаких, на отопление -
столько же; вследствие повышенного самоконтроля пища усваивается
организмом тикитака гораздо лучше, чем у темнотиков (так они называют
обычных людей),- следовательно, и ее требуется вдвое-втрое меньше.

Имеется усадьба, живность, огород, свои тиквойи;неподалеку - отличные
охотничьи угодья. Иметь коня - большая проблема (корма, стойло, уход),
чем одолжить его у соседей на поездку. А надрываться из-за лишних
зеркал... нет, здесь я целиком на стороне Имельдина. И, кстати же, сам
я никогда не чурался сапки, помогал теще на огороде и по хозяйству,
брал на себя самую неблагодарную работу на охоте. Но и в этом моего
тестя можно понять: папка для тикитакского мужчины куда более
престижна, ему следует выглядеть начальником, чиновником или на худой
конец специалистом. Да и гонорары за внутреннее декорирование опекун не
прогуливал, а приносил домой; другое дело, что они были редки и невелики.

Теперь о приглашении на "работу". Однажды - это было на второй месяц
моей жизни на острове - к нам заявились трое мужчин с бутылкой. Я умел
уже отличать одни внутренности от других в достаточной мере, чтобы
составить представление о человеке (как мы его составляем по лицу,
голосу, одежде), и обратил внимание на то, что "инто" всех троих
выглядели какими-то образцово-показательными, учебниковыми; прямо для
анатомических плакатов. Оказалось., это были учителя по самоведению,
основной науке в здешних школах.

Преподаватели и мы с Имельдином разложились во дворе за столиком под
тиквойей. Самый крупный и образцовый самовед, видимо, старший,
откупорил бутылку, поставил передо мной и сказал на всех языках сразу:

- Дринк, буа, тринкен! Окей, бон, вери гуд! Буль-буль... Ну?!- весь вид
его выражал, что он принес мне радость.

Из бутылки тянуло спиртным. Я сидел в недоумении. До сих пор
единственным применением смесей винного спирта с водой, которое мне
довелось наблюдать здесь, было обтирание тела в жару или после работы,
а также мытье рук и ног. Такая жидкость лучше воды очищает кожу,
охлаждает и бодрит ее. Сам я, стремясь во всем следовать образу жизни
тикитаков и будучи с молодости воздержан, тоже употреблял эту смесь
только так и не воспринимал ее, как напиток. И вот теперь... Что же,
гостей следует уважать. Я крикнул Агате, она принесла пиалы; налил всем
поровну, поднял свою:

- Ваше здоровье!

Но тикитаки, не исключая и тестя, сидели неподвижно, выражая всеми
потрохами изумление и оскорбленность. Потом Имельдин вылил содержимое
пиал на землю, обратился к учителям с вопросом. Разговор шел на
внутреннем тикитанто. тесть мне переводил.

Выяснилось следующее. На острове нет ни пьянства, ни даже любителей
"вздрогнуть" и "поддать". Понять это легко: ведь и у нас, темнотиков
(да извинит меня читатель), вид выпившего человека не вызывает,
деликатно говоря, эстетического наслаждения - ни его шаткая походка, ни
раскрасневшееся лицо, ни налитые кровью глаза, ни невнятная речь. Но
прибавьте еще к этому, что видно и все, делающееся внутри: судрожная
перистальтика кишечника, бессмысленные выделения секретов из всех
желез, возбуждающие, без необходимости различные органы, беспорядочные
броски избыточной крови то в грудь, то в лицо, то в ноги, то в мозг, то
еще куда-то; прибавьте и то, что икота не только слышна, но и
наблюдаема - как ее спазмы сотрясают внутренности, от промежности до
гортани; так же хорошо наблюдаем и позыв на рвоту или сам этот
процесс... Показав себя хоть раз в подобном виде, ни один островитянин
не восстановит репутацию до конца дней.

Но соблазн - особенно для молодежи, для юнцов - существует. Поэтому
школьные программы предусматривают, что учителя-самоведы должны
демонстрировать действие алкоголя на себе - в каждом классе раз в год.
Нет для них обязанности, неприятней этой.

Четыре года назад судьба поднесла преподавателям подарок в виде
матроса, приплывшего на плоту из обломков своего корабля. Он, когда его
сделали прозрачным, охотно согласился взять на себя все демонстрации -
и даже не требовал за это плату. Выступая перед учениками с бутылкой в
руке (он предпочитал отхлебывать "из горла"), матрос распевал псалмы и
произносил проповеди о вреде пьянства. Однако полгода назад он впал в
белую горячку и скончался. "Не уберегли,- сокрушенно вздохнул старший
учитель.- Сгорел на работе". Поэтому, заслышав обо мне, они и пришли с
лестным приглашением. Если я не согласен преподавать только за выпивку,
они выбьют для меня ставку учителя. А если соглашусь работать не только
в городских школах, но и на выезд, то полторы ставки. Плюс
командировочные. Мало?.. Ну, добавим еще от себя, будет две. По рукам?

Я не согласился и на две. В сущности, мне предлагали спиться в
интересах тикитакской педагогики, и не чем иным, как жидкостью для
мытья ног.

Фраза Барбариты "мне придется идти подрабатывать своей печкой - при
живом муже!" тоже может быть превратно понята читателем. Речь идет
совсем не о тех "заработках". Однако эта тема достойна отдельной главы.



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Оптические свойства тикитаков. "Подзорная труба" и "внутренний
микроскоп". Видеосвязь и ЗД-видение. Женщина-кухня и семейная охота.
Гибель английского фрегата



Я уже писал, как в первый день своей прозрачности открыл по улыбке
свойство щек и губ увеличивать или уменьшать зубы за ними. Ничего
удивительного в этом нет, любое прозрачное вещество преломляет лучи, а
тем самым и, будучи надлежащим образом оформлено, увеличивает
изображения предметов.

Но... в чем главное свойство живого? Любой естествоиспытатель скажет: в
том, чтобы превосходить мертвую природу. Живое тело всегда может быть
больше, чем подобное ему, но мертвое тело. Поясню эту мысль примером.
Мой соотечественник сэр Роберт Гук, член Королевского общества, открыл
закон упругости материалов: их растяжение пропорционально нагрузке.
Этому закону равно подчиняются металлы и ремни, стекла и нити... Но
вот, если ту же гирьку подвесить к живой мышце, ничего подобного не
будет. Она не растянется и может даже (если ее, к примеру, кольнуть)
сократиться.

Другой, еще более близкий пример: хрусталик нашего глаза. Он - линза?
Да, но линза, которая может менять свой фокус.

И представьте теперь, что все ткани вашего тела подобны хрусталику
глаза. В любой мышце (вместе с кожей и подкожным слоем) можно,
сосредоточившись, образовать живую линзу нужной величины, менять ее
форму и преломляющие качества, перемещать по телу, поворачивать.
Представьте себе, что это делается с той же бездумной точностью, с
какой мы совершаем обычные мышечные движения. Представьте, наконец, что
это знание-умение передается от поколения к поколению тикитаков и стало
почти инстинктивным - вот тогда вы поймете, как много оно значит в их
жизни. Недаром преподавание самоведения в школах начинают с тезиса:
"Прозрачность вам дана, чтобы видеть и понимать".

Я открывал в себе оптические таланты один за другим. Наша окраина
служила местом для прогулок горожан. Я заметил, как некоторые из них,
обозревая окрестность, выставляют перед лицом кисти с растопыренными
пальцами - обычно левую подальше, а правую перед самым глазом.
Создавалось впечатление, будто они держат подзорную трубу и что-то в
нее рассматривают. Составив руки подобным образом, я обнаружил, что
никакой подзорной трубы и не надо: мякоти в кистях между большими и
указательными пальцами образуют линзы; напряжением-сосредоточением
можно отрегулировать их так, что в одной кисти, у глаза, получится
небольшая короткофокусная линза-окуляр, а в другой - линза-объектив.
Попрактиковавшись, я вскоре рассматривал отдаленные строения, деревья и
даже птиц в небе ничуть не хуже, чем прежде в свою раздвижную трубу.

Тикитаков-левшей, кстати, можно отличить по тому, что они приближают к
глазу мякоть левой руки.

Я похвалился своим "открытием" Агате. Она снисходительно улыбнулась и
показала мне, как надо расположить и напрягать кисти для рассматривания
мельчайших предметов. Весь тот день я упражнялся, пока не научился этим
способом образовать микроскоп - и куда сильнее левенгуковского.

Но еще проще оказалось устроить "микроскоп" для рассматривания
увеличенных подробностей и даже строения тканей в глубинах моего тела.
Этому научил меня Имельдин: линза-объектив образуется в мышцах и
подкожном слое непосредственно над местом, которое желаешь увидеть,-
остается приблизить к нему глаз с кистью-"окуляром".

Опекун объяснил мне, что подобным способом медики проводят
микроскопическое исследование пациентов. Каждый из них сам образует
"линзу" над местом, на которое жалуется, врач накладывает свою кисть с
"окуляром" и смотрит. И нет болезней, которые он не смог бы обнаружить
в самом их зародыше, а затем и устранить.

Должен признаться, что я и сам провел немало часов, наблюдая через
правую кисть и линзу в теле увеличенные мышечные волокна в бедре или в
руке- пульсирующий бег крови в тончайших капиллярах и даже ничтожнейшие
белые и красные тельца в ней; последние и делают кровь алой.

И общественная жизнь тикитаков связана с этими свойствами в гораздо
большей степени, чем это может представить себе современный европеец.
Начать с того, что с помощью зеркальца и "подзорной трубы" из кистей
они могут общаться на внутреннем тикитанто, находясь друг от друга
довольно далеко, лишь бы в пределах видимости. Зеркальце, точнее,
посылаемый им в нужном направлении "зайчик", служит для вызова.

- Ой, кто это?- восклицала Барбарита (или моя Агата), когда блики
такого "зайчика" начинали метаться по двору, заглядывать в окна дома;
поднималась на кухонный помост, быстро находила источник - дом, помост
или вышку в центре, а то и на другом краю города, становилась так,
чтобы быть хорошо видной оттуда, выставляла кисти "подзорной трубой". И
начинался диалог внутренними образами с не видимой мне, но хорошо
видимой ей (при увеличении Х50, а то и X80) собеседницей. Длился он
порой долго, женщинам всегда есть что сказать друг другу.

Этим же способом переговаривались с Имельдином его коллеги. Сам я в
силу слабых успехов в тикитанто не мог пользоваться видеосвязью. Но
Барбарита утром, перед тем, как послать меня на рынок, выясняла
подобным образом - у торговцев, у товарок, где что можно купить и что
продать, затем давала мне указания, в которых никогда не ошибалась.

Другое, еще более важное применение этих свойств,- это ЗД-видение,
Зеркально-Дальнее видение.

...Маячившие перед стеклянной стеной демонстрационного домика в
бамбуковой люльке в мой первый день мужчины и женщина не исполняли
ритуал - они вели передачу. Обо мне. Показывали всему острову, как
протекает опрозрачнивание темнотика. Мужчина был оператором, а полная
дама - передающей камерой. Поэтому она и стояла спиной то ко мне, то к
Имельдину и его друзьям на пирамиде: так на объект передачи наилучшим
образом направлялись ее самые крупные линзы-объективы. Поэтому же в
качестве камер выбирают достаточно обширных женщин, с диаметром линз не
менее фута. То, что таких объективов всего два, обеспечивает объемность
изображения.

Дама-камера передает изображение (иногда прямо, иногда через
дополнительные зеркала) на те чаши из зеркал на шпилях ажурных башен,
которые я - тоже ошибочно - принял за храмы. Чаши отражают во всех
направлениях, и каждый житель города, направив к одной из них свою
"подзорную трубу", может смотреть передачу.

Так не только самым подробным и наглядным образом сообщают о событиях и
происшествиях, но и показывают картины празднеств, передачи из театра
(а в Тикитакии любят театр), сообщают новые полезные сведения,
рекламируют товары. Если передач несколько, то тикитак всегда может
выбрать ту, которая ему по вкусу, переведя "подзорную трубу" с одной
башни на другие. А кто не знает, всегда может поинтересоваться у
знакомых: "Что там сегодня по зэдэшке?"

Самая высокая и дальнодеиствующая башня с чашей зеркал - так называемая
Башня Последнего Луча - находится в королевской резиденции на вершине
Зеленой горы. Отраженные ею изображения могут быть уловлены в весьма
отдаленных местах острова. Эта башня принимает и передачи оттуда. Не
только развлекательные - с помощью зеркал и дам-камер просматривается
вся прибрежная зона: никто и ничто не может приблизиться днем к острову
незамеченным. Кстати, благодаря этому, я и остался жив.

Далеко не каждая женщина соответствующего телосложения сумеет работать
передающей камерой - дело это тонкое и требует высокой квалификации.
Дама-камера может исказить передаваемое так, что зрители будут
покатываться со смеху, может исправить изъяны внутреннего облика, даже
приукрасить; так делают при репортажах об официальных церемониях и
приемах во дворце. Передавая по ЗД-видению пьесу, они как бы участвуют
в игре; и недаром выдающиеся дамы-камеры известны в Тикитакии наравне с
артистами, певцами и спортсменами.

...Европа ныне переживает подъем, каждый год дарит нам изобретения,
открытия, новшества. Наверное, со временем додумаются и до ЗД-видения
или чего-то в этом духе - хотя я, честно говоря, не представляю, как
это можно сделать: то, что для прозрачников просто, для темнотиков
очень сложно. Вероятно, исхитрятся с помощью техники сначала передавать
черно-белые изображения, вроде рисунков в книгах; будут наращивать их
размеры, четкость, подробность; затем с помощью новых изобретений
смогут передавать и в цвете, приближаясь к естественным краскам
природы; наконец, на вершине сложности достигнут и стереоскопичности. А
у тикитаков - пара прозрачных ягодиц, и все в порядке.

Или взять эту видеосвязь. У европейцев нет внутреннего англиканто,
итальянто или там русиканто, так что этот способ не пойдет. Скорее
всего, что придумают что-то именно для речи, для голоса, и лучше, если
без всякой примеси "видео". Ведь если не видеть собеседника, не
смотреть ему в глаза, врать гораздо удобней.

Описанные способы наблюдения и общения развиты в Тикитакии не только
из-за прозрачности ее жителей, но и благодаря тому, что там преобладает
ясная, солнечная погода; пасмурные дни редки. Нетрудно догадаться, что
солнце, светящее во весь тропический накал, используется островитянами
посредством телесной оптики и в целях энергетики. Так оно и есть, но -
с одним уточнением: не столько островитянами, ибо мужчина здесь ценится
поджарый, мускулистый и стремительный, сколько островитянками - и
преимущественно семейными, многодетными.

Не берусь строго определить, что причина: повышенная ли озабоченность
семьей, телесная ли пышность, или, может быть, утонченная психическая
конституция тикитакских дам,- но сам факт, что они обладают куда
лучшей, чем мужчины, способностью собирать и направлять солнечные лучи
для домашних целей, неоспорим. "Линзы" у них безусловно крупнее, это
ясно; но дело не только в этом. Будучи знаком с физикой, я как-то
подсчитал мощность, которую развивает моя теща Барбарита во время
приготовления обеда. Числа со всей убедительностью показали, что только
той энергии солнца, которая улавливается ее бедрами и животом,
недостаточно; похоже, что прозрачные ткани Барбариты вбирают все
падающие на нее лучи. А это весьма немало!

Тикитаки не знают огня - вернее, не хотят его знать. Поклонение тиквойе
они распространяют в известной степени и на иные деревья. Наверное,
поэтому остров Тикитакия весь покрыт зеленью, абсолютно весь. Бревна и
жерди для построек получают из деревьев, срубленных для пользы
оставшихся там, где растения теснят и подавляют друг друга. Жечь
обрезки, ветки, даже щепки тоже не принято, их перерабатывают на
бумагу. Но главное, что такое отношение к древесине и к огню вполне
рационально: зачем этот дым, треск и копоть, если вокруг в изобилии
чистый жар Солнца!

Наша кухня находилась - в силу известного отношения островитян к
питанию - в глубине двора. Она представляла собою высокий помост, где
на доске из темного камня (кажется, базальта) выстроились миски,
кастрюли, сковороды - все из черненого серебра. Барбарита становилась в
утренние часы спиной на восток, готовя ужин - спиною на запад, чтобы
солнце просвечивало ее наилучшим образом. Обычно она работала, можно
сказать, на три конфорки сразу, грея кастрюлю с супом, сковороду с
жарким и большой чайник. Руки оставались свободны, ими она нарезала,
крошила, добавляла, пробовала, помешивала, передвигала, поворачивала.
Линзами грудей достопочтенная теща могла помимо всего совершать
кулинарные операции, обычным поварам недоступные: дотомить жесткий
кусочек мяса в рагу, фигурно обжарить корочку на пироге и т. п.

Неприязнь Барбариты ко мне вызывала и с моей стороны ответную
холодность - но, признаюсь, я всегда любовался ею при этом занятии: ее
озабоченно наклоненной обширной фигурой, в которой будто переливалось,
струясь к доске-плите, желтоватое солнечное вещество. В эти минуты она
была не в переносном, а в прямом смысле олицетворением домашнего очага!
Да и кушанья у нее получались такие, что за них можно простить любую
сварливость. Никогда после я не едал такого рагу с помидорами, ни
рисовой похлебки с бараниной и травами, ни тем более таких пончиков с
рифленой корочкой, хрустящих и тающих во рту. Жаль лишь того, что
питаться доводилось каждому уединенно, за ширмочкой; даже Агату я не
смог убедить в том, что это - ханжество. По-моему, и Барбарита тем
лишала себя лучшей для кулинара награды - увидеть, как поглощаются ее
изделия.

Вот это и имела в виду достопочтенная теща, высказываясь о том, что ей
придется пойти подрабатывать своей "печкой". Такую работу можно было
найти не только в других семьях, где жена не справлялась, и городских
харчевнях, но и на стеклоделательном заводе, в зеркальных и ювелирных
мастерских, даже в кузницах. Не будет преувеличением сказать, что
полные женщины являются основой такитакской энергетики - в компании с
солнцем, разумеется.

(Те же немногие дни непогоды, когда "печи" бездействовали, питаться
приходилось сырыми фруктами, все работы останавливались,- они считались
у островитян "днями скорби по заморским братьям". Процессии тикитаков -
обычно осыпанных порошками или просто пылью для лучшей видимости -
двигались по улицам. Ведущий провозглашал: "Восплачем по нашим
заморским братьям, которые всегда такие!.."- а остальные подхватывали
заунывно:

"И даже хуу-у-уужееее!..")

Моя же Агата в этом отношении пока что годилась лишь на то, чтобы
сварить кофе. Я понял, почему Имельдин был доволен, что я взял ее в
жены: ее изящные, по-британски умеренные формы, кои меня пленили,
делали его дочь малоперспективной невестой. И то сказать: если бы мы
жили отдельно, пришлось бы нанять даму-печку.

Немаловажным применением этих свойств является и семейная охота. В ней
участвуют и мужчины, но главная роль все равно отводится женщинам.

В низменной части острова восточнее Зеленой горы находились озерца и
болотца, на которых в зимнюю пору обитало немало прилетевших с севера
гусей и уток. Туда мы отправлялись втроем: Барбарита, Имельдин и я,
неся с собой большое зеркало, бамбуковые жерди и палки. Выбрав
незатененное место, сооружали помост, на который взбирались тесть с
зеркалом .и теща. Зеркало нужно, поскольку далеко не всегда солнце
оказывается на одной прямой с охотницей и летящей птицей; зеркальщик и
отражает его свет в нужном направлении. На мою долю оставалось криками
и бросанием камней в камыши вспугивать дичь.

Обеспокоенные утки поднимались вереницей. Далее все делалось быстро и
красиво: Имельдин поворачивает зеркало под надлежащим углом,
просвеченная лучами Барбарита ловит в световой конус переднюю птицу;
секунду та летит, заключенная в огненный круг,- круг стягивается в
слепящую точку на голове или груди утки, и она падает. Световой конус
захватывает другую утку, сходится в точку-вспышку - падает и она; затем
третья, четвертая. Никакой пальбы, все спокойно и бесшумно, слышны
только короткие предсмертные вскрики птиц. Я собирал добычу. Часть уток
падала в воду, приходилось плыть за ними. В один заплыв я притаскивал в
зубах две, а то и три утки, это нетрудно, надо только суметь ухватить
их за шеи.

Позже, когда я удостоился чести быть представленным ко двору, то видел,
как дамы-линзы, сопутствуемые зеркальщиками, несли охрану священной
особы короля Зии Тик-Така, не подпуская к нему своими хорошо
сфокусированными "зайчиками" никого ближе пятнадцати ярдов.



Ради полноты описания должен заметить, что тикитакские дамы умеют
образовывать в себе не только увеличительные, но и уменьшительные линзы
- тоже повсеместно и искусно. Пожилые тикитакитянки умеют ими придать
себе (правда, ненадолго) кажущуюся миниатюрность, изящество, свежесть -
качества излишние в домашнем хозяйстве, но столь притягательные для
мужчин. Когда же сбитый с толку, распаленный ловелас приблизится на
необходимую дистанцию, он попадает в мощные жаркие объятия, из которых
не так просто освободиться. Тикитакские матроны умеют не быть
обойденными судьбой. Особенно худо приходится мужу, если он подобным
образом попадает в объятия своей жены. Имельдин уверял меня, что именно
поэтому на острове гораздо больше вдов, чем вдовцов.



Но самое серьезное применение этих свойств я увидел незадолго до того,
как вынужден был покинуть Тикитакию. Город в это утро был взбудоражен
новостью, что к острову приближается заморский корабль.

В ту пору я уже чувствовал себя вполне тикитаком, имел друзей и
знакомых. Аганита родила сына, которому мы дали диковинное здесь имя
Майкл, несколько раздобрела и начинала сама управляться на кухне; жизнь
налаживалась. Поэтому вначале я почувствовал то же любопытство, что и
другие островитяне, направившиеся к западному берегу поглазеть. Только
я не совсем понимал, на что они будут глядеть.

Корабль стоял на якоре в полутора милях от берега, того самого
обрывистого, с галечным пляжем внизу, на который когда-то выбросило и
меня. Он, видимо, подошел еще вечером.

Утро было ясное, море рябил слабый бриз, поднявшееся из-за гор солнце
хорошо освещало корабль. Я смотрел, стоя на обрыве и составив руки
подзорной трубой: это было трехмачтовое, судя по глубокой посадке,
хорошо нагруженное судно - скорее всего, фрегат. Я выдвинул вперед
левую кисть для большего увеличения, напряг глаза - и мое сердце
забилось чаще: сходящиеся к центру синие и белые полосы, британский
королевский флаг.

Мысленно я теперь был там: понимал и осторожность капитана, не
разрешившего высадиться на незнакомый остров к ночи, и нетерпеливое
стремление команды ощутить после долгого плавания землю под ногами,
пополнить запасы воды и пищи... Да и, если не окажутся здесь испанцы,
голландцы, португальцы или иные проворные европейцы, присоединить эту
территорию ко владениям британской короны.

Я заметил движение на корме: выбирали якорь. Фрегат, осторожно
маневрируя, двинулся против ветра в сторону острова. В свою "подзорную
трубу" я различал, как на носу два матроса готовятся замерять глубину,
а на верхней палубе расшнуровывают и оснащают к спуску на воду бот.

В это время позади послышался топот многих копыт. Я оглянулся: к обрыву
приближался отряд. Непрозрачные тяжеловозы с длинными гривами и
мохнатыми копытами несли на своих широких спинах самых массивных дам
города; на других лошадях гарцевали многочисленные зеркальщики; в
арьергарде мулы рысцой тащили на себе вязанки бамбуковых жердей. За
отрядом, кто на чем тянулись горожане-болельщики.

Во главе процессии рысила на золотистом першероне наша соседка
Адвентита. Я знал ее полный титул: ее превосходительство командир
самообороны западного побережья Адвентита Пиф-Паф, но как-то не
принимал его всерьез. Может, это было потому, что я знал и процедуру
назначения такого командира: выбиралась самая многодетная и дородная
вдова, в случае равенства у претенденток числа детей дело решал вес (у
Адвентиты было двенадцать детей и добрых семь пудов, муж скончался при
исполнении обязанностей); а может, и потому, что именно ее отпрыски
больше других досаждали мне дразнилкой: "Гули-Гули демихом! Гули-Гули
деми-хом!"- выкрикиваемой звонким хором. Сама вдова их урезонивала; она
постоянно была заморочена и ими, и ведением хозяйства.

Но сейчас, когда зеркальщики принялись споро возводить из жердей вдоль
обрыва помосты (куда более основательные и широкие, чем наш охотничий),
я понял, что дело назревает серьезное: охота на корабль. В отряде - не
менее шести десятков вдов, при каждой - три зеркальщика, солнце в
выгодной позиции; если все они направят на фрегат лучи тройной убойной
силы, тому не сдобровать. Я решил, как сумею, послужить соотечественникам.

Адвентита находилась на правом фланге шеренги помостов. Пока я добежал,
она - массивная и мощная, как боевой слон, переливающаяся внутри
розовыми оболочками органов и янтарно-желтым костяком, почтительно
подпираемая снизу зеркальщиками - успела по перекладинам взобраться на
свой помост; отдышалась и подала зычным голосом команду:

- Бабоньки-и-и... по три рассчитайсь! Первая!..

Оттеснив зеркальщика-адъютанта, я вскарабкался к ней.

- Тебе что здесь надо, Гули? Хочешь стать зеркальщиком?

- Адвентитушка... соседушка-лапушка... прелесть моя...- я решил идти
напрямую,- эти темнотики на корабле - из моей страны. Не губите их.
Напугайте... ну, сожгите верхушку передней мачты - и они уберутся
восвояси. А? Радость моя...- И я хорошо погладил ее: любая женщина,
даже генерал, любит ласку.

- Не лапай мои боевые поверхности,- пророкотало ее превосходительство,-
я при исполнении. Радость... вот скажу Аганите.- Но сердце ее дрогнуло,
я видел. Между тем корабль приближался, от него до обрыва оставалось не
более восьми кабельтовых.

- Бабоньки-и! - снова зычно обратилась вдова к отряду.- Здесь Демихом
Гули хлопочет за своих. Просит отпугнуть их. Как, уважим, а?

- Можно... уважим! - после паузы донеслось с помостов.- Он парень
ничего, хоть и темный. Пугнем - и пусть уматывают!

- Тогда слуш-шай: эрррравняйсь! Даю настройку: а тики-так, тики-так,
тики-так, тики... вжик! А тики-так, тики-так, тики-так, тики... вжик!

Это был не тот успокаивающий умеренный ритм - наоборот, боевой,
активный. Боевой ритм, как бывает боевой клич. Будь я полководцем, я
ввел бы такой в своей армии перед началом атаки.

- А тики-так, тики-так, тики-так-тики... вжик! - гулом пошло по
помостам.- А тики-так, тики-так, тики-так-тики... вжик!

С правого фланга я видел, как дамы подравнивались. От Адвентиты
параллельными линиями на фоне неба вырисовывались груди и животы
второй, третьей и четвертой тикитакитянок. Но еще отчетливей
выстраивалось все у них внутри: пунктирной переспективой уходили вдаль
печень в печень, таз в таз, позвонок в позвонок, мозг в мозг, афедрон в
афедрон. Не впервой, видно, вдовы выступали таким строем. Я обратил
внимание на то, что и волосы у них, мощные темные гривы, все закручены
на головах одинаковыми узлами и тоже образуют линию. Зеркальщики позади
подравнялись и замерли, держа зеркала, как щиты.

- А тики-так, тики-так, тики-так-тики... вжик! - рокотало над обрывом,
заглушая шум прибоя.

Наконец произошло главное равнение: сердца всех дам и всех зеркальщиков
забились в одном ритме и в одной фазе - пунктиры пульсирующих комков. И
мое сердце сокращалось в этом ритме, я тоже переживал боевой восторг.

- Бабоньки-и... товсь!

Подобно тому, как бомбардир перед выстрелом прочищает банником дуло
своей мортиры, так и Адвентита круговыми движениями намоченной спиртом
ветоши, которую подал ей зеркальщик-адъютант, протерла свои оптические
поверхности. Это же по команде "товсь" сделали на всех помостах.

- Мужички-и, средними зеркалами... свет! (Средний зеркальщик на каждом
помосте, повернув зеркало, отразил солнечные лучи в спину своей дамы.
Строй вдов желтовато засиял.) Бабоньки-и... в фор-бом-брамсель
фок-мачты - целься! - И ее превосходительство (а за ней и весь строй)
прицельно выставила перед лицом кисти.

Я тоже соорудил из ладоней "подзорную трубу" и увидел, как верхний
парус передней мачты фрегата вдруг ослепительно засиял - будто его
осветило отдельное солнце. "И ни одна не ошиблась, знают,- отметил я в
уме.- Видно, не первый это для них корабль".

- Помалу-у... чирком слева направо... пли!

Огненное пятно на парусе превратилось в слепящий штрих. Верхушка мачты
враз окуталась дымом, вспыхнула, отломилась и рухнула на палубу вместе
с горящим парусом и флагом. На фрегате возникла паника, но капитан ее
быстро прекратил. Матросы забегали с баграми, ведрами. Через минуту
дымящийся обломок фок-мачты полетел в воду.

Будь я капитаном этого злосчастного фрегата, конечно, сразу же приказал
бы уходить от непонятной опасности на всех уцелевших парусах; тем более
и ветер был попутный. Но командовал не я, а тот капитан, вероятно, был
самолюбив, отважен и мечтал о славе. Он развернул корабль в боевую
позицию. Фрегат дал по обрыву залп из всех двадцати пушек правого
борта. Дистанция была предельная, вышел недолет, ядра лишь взбили
фонтаны брызг у самого берега.

Несколько капель попало на "боевую поверхность" Адвентиты.

- Ах, та-ак! - рыкнула она, отираясь, и глянула на меня с такой
внутренней выразительностью, что на сей раз из всех ее прелестей я
воспринял лишь скелет: будто сама смерть зыркнула на меня пустыми
глазницами.- А ну, брысь, пока не испекла!

Я и сам не помнил, как оказался внизу.

- Мужчики-и, всеми зеркалами... свет! (Строй вдов засиял тройным
накалом). Бабоньки-и... Первые - по носу распределенно, вторые - по
центру точкой на прожог, третьи - по корме распре-деленно-о... целься-а!

Дамы снова прицельно выставили ладони. В свою "подзорную трубу" я
видел, как окутавший фрегат дым от залпа будто пронзили острия огненных
кинжалов: они воткнулись в нос, корму и борт под пушечной палубой.

- По грубияна-ам!.. залпом!.. пли!!!

Корма и нос запылали сразу, как смоченная нефтью пакля. Середина чуть
запоздала, но там за веерной вспышкой последовал грохот оглушительного
взрыва. Видимо, световой луч, прожигая борт и переборки, попал в
кюйт-камеру. Корабль разломился, охваченные пламенем половины стали
погружаться в воду.

И дамы с зеркальщиками на помостах, и тикитаки-болелыцики вокруг - все
вопили, ревели, визжали от восторга. Один я, понимая, что сейчас, с
какой стороны ни взгляни, мое "инто" выражает ненависть и отвращение к
этому острову и его жителям, поскорее удалился в заросли. Подумать
только: сорокапушечный фрегат, украшение британского флота, владыки
морей, уничтожен в одну минуту... и чем? Задами перезрелых матрон.



ГЛАВА ПЯТАЯ

Автора вызывают в Академию наук. Он отвечает на странные вопросы.
Недоумение автора. Диспут о первоосновах материи. Автор принимает
участие в диспуте



Приношу извинения читателю, что, увлекшись одной темой, я нарушил
хронологичность повествования.

Только через полгода я был вызван в Тикитакскую академию наук на
собеседование. Правда, нельзя сказать, что обо мне забыли: из академии
не раз запрашивали Имельдина по видеосвязи, как мои дела. Сотрудники АН
- в частности, те два медика, приятели тестя,- наведывались узнать о
моих успехах. "Успех", увы, был пока лишь один: с Аганитой. В остальном
мне похвалиться было нечем. Имельдин куда лучше знал английский, чем я
тикитанто. Кости мои, несмотря на ежедневные щедрые инъекции тиктакола,
упорно не желали прозрачнеть. Приятели-медики утешали тестя тем, что и
с другими темнотиками было так же; но тот, человек самолюбивый и
неудачливый, все надеялся, что у него со мной получится лучше, чем у
других с другими,- и отвечал на запросы, что я еще не готов. Наконец у
академиков лопнуло терпение, и прибыл приказ представить меня таким,
как есть.

Не скрою, что я возлагал большие надежды на визит в академию. В конце
концов я прибыл сюда - хоть по несчастному стечению обстоятельств и в
жалком виде - из могущественной и просвещенной страны, где был далеко
не последним человеком. Если я расскажу о ее славной истории, о
развитии у нас наук, техники и ремесел, об открытиях и изобретениях
европейских ученых, о нашей промышленности, торговле и армии,-
отношение ко мне не может не измениться. Постыдная кличка "демихом"
будет забыта. Да и не только... Если мне, к примеру, предложат звание
иностранного члена их академии, я не стану упираться.

И тесть мой, как выяснилось, возлагал на этот визит надежды. Перед тем,
как мы отправились в центр города, он наголо обрил голову; показавшись
мне, спросил не без самодовольства:

- Ну как, впечатляет?

Я впервые так близко видел полностью прозрачный череп и мозг за ним:
все извивы складок на обоих полушариях, пульсирующие алые прожилки на
серой поверхности; у меня тошнота подступила к горлу с непривычки.

- С волосами ты выглядишь приятней,- сдержанно сказал я.

- При чем здесь приятность?!

По дороге он растолковал мне, что в АН как раз начался конкурс на
замещение вакантных должностей в различных отделах и секторах.
Достойных претендентов отбирают просто: по числу извилин в мозгу. Если
у двух наилучших эти числа одинаковы, должность достается тому, у кого
их больше в лобной доле - месте мозга, где сосредоточено абстрактное
мышление. Имельдин участвовал в прошлом конкурсе, но не прошел; хочет
попытать счастья еще раз.

Не навязываю свое мнение просвещенному читателю, но лично мне
импонировало стремление тикитаков при распределении должностей
руководствоваться простой количественной мерой: где по весу, где по
числу извилин. Да и чем такой критерий хуже применяемого у нас "числа
научных трудов"? Ведь и "труды" эти не читают, а считают.

Должен сказать наперед, что ни мои, ни его надежды не оправдались. На
процедуре конкурса я не присутствовал, меня с непрозрачным, да еще
покрытым волосами черепом просто не пустили в зал, а когда потом
спросил опекуна, он только махнул рукой:

- А! Интриги, протекции!.. Я удивился, но промолчал.



Сам же я предстал перед комиссией в прежнем составе: те четверо, что
рассматривали меня в демонстрационном домике. Они сидели за столом на
возвышении, я стоял, просвеченный с двух сторон отраженным зеркалами
солнцем (что не улучшало моего состояния) . На скамьях теснились
любопытствующие, все с голыми черепами,- хотя по сложению можно было
выделить и с десяток женщин,- и обилием рельефных извилин в них; я
вскоре привык, и меня более не подташнивало от такой картины.

Первые минуты меня занимала еще одна особенность: как ученые тикитаки,
задавая вопрос, отвечая или споря, наклоняют голову и выставляют вперед
череп - стремясь, вероятно, подавить собеседника если не доводом, так
хоть видом своих извилин. В этом было что-то бодливое. Но затем привык
и к этому.

Я рассчитывал, что мне предложат выступить с речью. Куда там!
Обстановка во всем напоминала ту, в амфитеатре, полгода назад: меня
рассматривали, изучали - в том числе и задавая вопросы. Но вопросы были
далеко не те, которые я хотел бы услышать и мог на них интересно,
остроумно ответить; некоторые просто ставили меня в тупик.

Началось все, как заведено, с "тик-так, тик-так, тик-так... бжжиии!.."-
с установления ритма, способствующего спокойному взаимопониманию. Затем
председательствующий, самый долговязый из четверых, набычившись на меня
и аудиторию извилинами, сказал, что собравшиеся здесь члены академии
желают уточнить кое-что относительно жизни темнотиков в местах, откуда
я прибыл. Они надеются, что я буду отвечать прямо, просто, ничего не
утаивая и не искажая, а если чего не знаю, то признаюсь и в этом. Я обещал.

Вот почти протокольный пересказ нашей беседы. Мы объяснялись на внешнем
тикитакто, не думаю, чтобы я чего-то не понял.

Вопрос: Курят ли у вас? В каком возрасте? С какой целью?

Ответ. Многие курят. Начинают обычно в юности. Цель? Чтобы показать
себя, что уже взрослые.

Вопрос. Показать что-то в себе?

Ответ. Нет. Чтобы выглядеть взрослее.

Вопрос. Взрослый человек отличается от юноши и подростка силой, весом,
знанием и умением. Что из этого можно показать втягиванием и
выпусканием дыма?

Ответ. М-м... не знаю.

Вопрос. Какие металлы и камни у вас наиболее ценятся?

Ответ. Алмазы, золото, платина, жемчуг, изумруд... как всюду.

Вопрос. Почему их считают драгоценными?

Ответ. А как же иначе! (Сознаюсь: мне такой вопрос никогда не приходил
в голову.) Они... красивы, редки, их трудно добыть.

Вопрос. Перо из хвоста птицы ойя, которую труднее найти, чем золотой
самородок, очень красиво, сверкает радужными переливами даже во тьме.
Считалось ли бы оно у вас драгоценнее золота и бриллиантов?

Ответ. Не знаю. Думаю, что нет.

Вопрос. Так почему же драгоценности драгоценны?

Ответ. М-м... Так у нас принято считать.

Вопрос. Распространены ли у вас зеркала? Велики ли они? Для чего
употребляются?

Ответ. Распространены у состоятельных людей. Самые большие обычно в
рост человека. Пользуются ими при одевании... точнее, при наряжании -
собираясь в гости, на прогулку, в театр. Женщины - для приукрашения
лица. Мужчины - для бритья... ну, для срезания волос с лица.

Вопрос. Есть ли у вас примета: разбить зеркало - к несчастью?

Ответ. Да.

Вопрос. Она исполняется?

Ответ. Думаю, что не чаще других суеверий.

Вопрос. Почему же она держится, как ты считаешь?

Ответ. Наверное, из-за дороговизны зеркал. (Оживление в аудитории. Я с
досадой понял, что ляпнул глупость: поломка или потеря любой вещи есть
неприятность, но не примета для другого несчастья.)

Председатель. Демихом Гули, мы ведь договорились, что в случае незнания
ты отвечаешь: "Не знаю". Нам понятно твое стремление выглядеть умным,
доказать, что у тебя под непрозрачным черепом есть извилины. Но,
пытаясь во что бы то ни стало нам все объяснить, ты избрал не наилучший
способ для этого. "Не знаю". если не знаешь,- вполне достойный ответ.
Если он тебя унижает, можешь заменить его на "мне это неясно", "мне
неизвестно". Только не надо выкручиваться, хорошо? (Думаю, что после
этого замечания все в аудитории увидели мои щеки и уши.).

Вопрос. Улыбаетесь ли вы при общении? Хмуритесь ли, супитесь?

Ответ. Да.

Вопрос. Почему эти мимические жесты именно такие?

Ответ. Улыбкой мы выражаем расположение, нахмуренностью - неприязнь...
(Веселье в аудитории.)

Председатель. Ну вот, он опять! Демихом Гули, это понятно, мы тоже так
выражаем расположение и неприязнь, как ты мог заметить. Речь не о том.
В организме разумного существа все целесообразно, а стало быть, и
объяснимо. Так почему улыбка выражает добрые чувства, а не что-то иное?
У зверей, например, подобное движение губ выражает угрозу.

Ответ. М-м... не знаю. ("Спрашивают о чепухе!")

Председатель. Достойный ответ.

Вопрос. Бледнеют ли твои сородичи-темнотики от страха? Краснеют ли от
возмущения, смущения или гнева?

Этот ответ мне, по-моему, удался лучше всех других:

- Да.

Вопрос. Известно ли тебе, почему эти реакции на опасность. на обиду и
тому подобное именно такие, а не иные?

Ответ. Известно. При испуге кровь отливает от кожи лица. . (Веселье
всего собрания, которое пришлось утихомиривать ритмами "тик-так... бжжжии".)

Председатель. Нет, он невозможен! Я прошу не задавать демихому вопросы
типа "почему?", поскольку это безнадежно, а строить их так, чтобы он
мог ответить утвердительно или отрицательно, вот и все.

Вопрос. Существует ли у вас выражение типа "меня мутит" или "его
мутит"- в отношении человека, излишне поевшего или употребившего
алкогольные яды?

Ответ. Существует. Простонародную речь других наций я знаю слабее, чем
свою, но полагаю, что подобные выражения есть и там.

Вопрос. А не доводилось ли тебе слышать другое простонародное
высказывание, обычно мужчин в адрес женщины: "У нее хорошая печка",
"хороша печь" и тому подобное?

Ответ. Доводилось, и не раз,- от матросов. Оно не слишком прилично. (Но
после этого вопроса я стал немного понимать, куда они клонят.).

Вопрос. Применяют ли у вас к детям телесные болевые воздействия?

Ответ. Да, если они того заслуживают непослушанием, капризами, плохой
учебой. Приходится наказывать.

Вопрос. Больных?

Ответ. Конечно же, нет, мы не изверги! Здоровых, разумеется. (Движение
и шум в аудитории. "Тик-так, тик-так, тик-так... бжиии..."- успокоились.).

Вопрос. Расскажи подробней, как вы это делаете?

Ответ. Младенцев обычно шлепают по обнаженным ягодицам. Детей постарше
некоторые родители - я лично этого не одобряю - бьют по щекам, по
затылкам. Дерут за уши. Подростков порют - чаще, правда, в школе, чем
дома. Последнее употребляют и для провинившихся простолюдинов, солдат,
матросов; их наказывают по приговору суда или начальника - розгами,
палками, плетями... Вопрос. Больных?

Ответ. О силы небесные, конечно же, нет! Здоровых. После этого, правда,
они, случаются, болеют. (И снова изумленный галдеж в аудитории,
"тик-так... бжжии".)

Вот такой разговор. Где, скажите, здесь развернуться и блеснуть
европейской образованностью, знанием науки и фактов? Похоже было, что
академики не столько хотели узнать что-то о нас, сколько искали в моих
ответах подтверждения своим сложившимся взглядам на темнотиков.

Но я не хотел уйти так - недоумком, посмешищем. Поэтому и выложил
главный козырь, который берег напоследок:

- А... а между прочим, все планеты вращаются по эллипсам, в одном из
фокусов которых находится Солнце!

Сразу стало тихо. Все смотрели на меня, смотрели... или это мне
показалось?- почти с тем же негодованием, как тогда, когда я в свой
первый день питался открыто. Некоторые академики побагровели.

- Да,- молвил наконец председатель, у которого розовато обрисовались
вислые щеки.- Так что?

- А... а то, что и кубы их средних расстояний от Солнца пропорциональны
квадратам периодов обращений! - выпалил я.

- Тоже верно. Но это - не тема для разговора здесь. Астрономические
наблюдения - личное дело каждого. Его интимное дело. Так что обсуди-ка
лучше это все со своей женой. Ступай!

Я учтиво поклонился и удалился в полном недоумении. Несуразные темы
вроде природы улыбки, побледнений-покраснений и простонародных фраз
годятся для беседы, а законы движения планет - нет? Что же тогда для
них наука? И при чем здесь моя жена?

В коридоре меня встретил Имельдин.

- Пойдем,- он взял меня за руку, потащил.- Вот где самое-то самое!

Пока мы поднимались по лестницам, шли по переходам и снова поднимались,
он возбужденно-почтительным шепотом ввел меня в курс. Научный вес
академиков зависит не только от числа извилин, но еще и от тематики их
работ и выделяемых ассигнований: чем загадочнее тематика и больше
денег, тем он значительней. Вот мы и спешим сейчас на диспут по
первоосновам материи, на него съехались со всего острова научные
светила - рекордсмены как по непонятности тем, так и по цифрам расходов
на них.

- Такие зубры... ой-ой!

- А меня пустят?- усомнился я.

- Со мной пустят, я в бригаде "скорой помощи". Там такие страсти
разгораются! Это ведь драма, драма идей. Бывает, оттаскивать не
успеваем. Сам увидишь.

(Вот тут я его спросил о конкурсе и получил в ответ "А!" и взмах рукой;
тесть уже был увлечен другим.).

На двери аудитории, к которой мы подошли, красовалось объявление:

"Программа дня шестого:

1. Основной доклад "Если кварки имеют аромат и цвет, то они имеют и
вкус"-академик Ей Мбогу Мбаве-так (Грондтики).

2. Контрдоклад "Не вкусы, а масти. Четыре сбоку - ваших нет. Козырной
кварк и его свойства"- член-корр. дон Самуэль Швайбель-старший (Эдесса).

3. Обсуждение.

Председательствует академик Полундраминуссигматиперон-тик.

Инсульты гаратируются".

Большую аудиторию до верхних рядов заполнили слушатели, все безволосые.
На первый взгляд они казались непрозрачными, но, присмотревшись, я
понял, что они просто вспотели - в помещении было душно. Под пленкой
пота у всех просматривались наклоненные позвоночники, напряженно
подтянутые внутренности и слабо колышущиеся легкие. Внизу, за столом
президиума, восседали трое; средний выделялся несоразмерно большой
удлиненной головой на тонкой шее, она у него склонялась то к одному
плечу, то к другому. ("Вот это и есть тот, которого не выговоришь,-
шепнул тесть, указав на него глазами.- Самый кит. Ученики называют его
"наш Полундра" и очень любят".) По обе стороны стола за решетчатыми
бамбуковыми кафедрами стояли докладчики. Говорил правый, сквозь
небогатую плоть которого просвечивали таблицы с символами и числами на
стене,- видимо, тот самый Ей Мбогу Мбаве. Левый докладчик ждал своего
часа и выражал всем, чем мог, скепсис и рассеянную иронию; таз у него
был широковат для мужчины, позвоночник слегка искривлен.

Мы пробрались по левому проходу вниз, где сидели помощники Имельдина;
рядом на полу лежали носилки. Мне запомнилась последняя, многообещающая
какая-то фраза объявления. Я спросил тестя о ее смысле.

- Так для этого мы и здесь,- шепнул он.- Обрати внимание на мозги.

Я осмотрелся: да, действительно! И на комиссии, где меня допрашивали, у
академиков был заметен прилив крови к лобной части мозга, делавшей ее
серо-розовой,- естественный признак внимания и умственной деятельности.
Но здесь почти у всех передняя часть мозга была не розовой, а багровой.
У многих, кроме того, лобные извилины были в фиолетовых точках; в целом
получалось впечатление той багровой сизости, которую обычно замечаем на
носах и щеках горьких пьяниц.

- Вот это и есть следы того, что гарантируется,- пояснил
тесть.-Микроинсультов. Ничего страшного, мы таким вкатываем дозу
тиктакола с синтомицином в шейную артерию, через пару дней теоретик на
ногах, может снова думать над тем же. Если бы эти надутые ослы сегодня
меня не прокатили, я бы сделал диссертацию на тему: "Связь
распределения микроинсультов по поверхности мозга ученого со спецификой
проблемы и степенью ее неразрешимости".

Между тем академик Мбогу говорил, набычась извилинами в аудиторию, и
говорил крепко:

- Только безнадежный идиот может сомневаться в существовании кварков по
причине их необнаруженности. Да, я подчеркиваю: нет принципиальной
необнаружимости, а есть только необнаруженность. Поскольку кварки не
лептоны и не адроны, а шармоны, обменивающиеся глюонами, а тем самым
близки и к антибарионным фермионам, то каждый, кто не кретин, понимает,
что все дело в финансировании: не обнаружили при миллиардных
ассигнованиях - обнаружим при триллионных! (Аплодисменты). Мблагодарю.
Равным образом любой из сидящих здесь, кто еще не впал в маразм, не
решится оспаривать то, что квантовые характеристики кварков, или, как
говорят теоретики, ка-ка характеристики, "каки"... не могут быть - не
мбогут мбыть! - исчерпаны тем, что им приписывают сейчас: ароматом,
цветом, шармом, зарядом, странностью, спином... ни даже их красотой!
Ведь по принципу зеркальной инверсии все, что не тик-так, то так-тик,-
то есть всякое "тик" есть "антитак". Только духовные ублюдки неспособны
понять это! И наоборот. (В рядах снова послышались аплодисменты. Позади
нас кто-то рухнул на пол. Медики с носилками направились туда.)
Мблагодарю! К тому же всякий, кто не дебил, понимает, что цвет у
кварков скоро отнимут их глюоны, которые хоть и индифферентны,как
бозоны, но начинают проявлять себя, как шармоны. Думаю, что глюоны
отнимут у кварков и запахи!

Эти слова вызвали бурю аплодисментов, а председатель Полундра прекратил
на минуту поматывать головой, как лошадь в жару, и возгласил:

- Три кварка для мистера Кларка! А теперь их уже пять... [*] Три для
Кларка, а остальные для кого? Или три равно пяти?..

[* Сведения о кварках, усвоенные и творчески развитые мною, взяты из
"Квантовой физики" А. В. Астахова и Ю. М. Широкова (М., "Наука", 1983);
авторам ее приношу искреннюю благодарность за доставленное удовольствие
- В. С.]

Эти слова вызвали восхищенный шепот. Мой сосед справа, чей лоб достиг
предельной багровости, вдруг поник головой, стал сползать со скамьи.
"Видишь, я тебе говорил: это драма, драма идей! - бормотал тесть,
помогая мне оттащить пострадавшего к стене.- Давай тиктакол".

- Омбратно мблагодарю,- продолжал докладчик.- Поэтому необходимо ввести
еще одну характеристику кварков, которая уж точно объяснит все загадки
взаимодействия адронов, лептонов, бозонов и выпендронов: вкус. Вкус! -
Ей Мбогу Мбаве поднял янтарный палец, причмокнул и облизнулся.- Объясню
для тех, кто имеет извилины, как при этом будет соблюдаться принцип
безвуксности нуклонов, аналогичный их бесцветности и беззапаховости.
Вспомним, какие ароматы мы приписываем кваркам: n - благоуханный, a -
приятный, s - нейтральный, c - противный и b - зловонный. Если их все
смешать, то в нуклоне все запахи уничтожатся и выйдет, что частица не
пахнет. Что мы и знаем: как тик на так, так и так на тик - все равно
выйдет и так, и сяк, и не так, и не сяк! (Аплодисменты.) Мблагодарю.
Так и со вкусом. Четыре основных вкуса: сладкий, горький, кислый и
соленый - суть четыре новые "каки". Если смешать сахар с солью, кислоту
- с горечью, а потом все вместе, то у смеси никакого вкуса не будет -
или, выражаясь математически, вкус будет нулевой. Таким образом, те,
кто еще не впал в кретинизм, согласятся, что для нуклонов - комбинаций
кварков - соблюдается интегральная безвкусица. При упоминании в
литературе все, кто еще не потерял совесть, должны писать так: принцип
безвкусицы Ей Мбогу Мбаве-так. Я кончил! Прошу вопросы.

- А... У пятого кварка какой вкус?- спросил кто-то из дальнего ряда,
когда стихли овации.

- М-м... Это будет зависеть от его заряда, странности, цвета, спина и
беспардонности,- ответил Мбогу.- По моим расчетам. он будет кисленький
и чуть пряный.

Спрашивавший рухнул на пол. Медики поспешили к нему.

- Три кварка для мистера Кларка! - снова беспечно возгласил академик
Полундра.- Три равно пяти, запах равен очарованию, вкус равен цвету.
Хочу - я человек, хочу - я чайник! - Он свесил голову и пустил нитку слюны.

Затем слово взял контрдокладчик. Как ни значительны были идеи доктора
Мбаве, но в сравнении с высказанными доном Самуэлем из Эдессы они
выглядели детским лепетом. Дон Швайбель-старший предал осмеянию и
отверг не только "кулинарные рецепты" предыдущего докладчика, но и все
термины,- по его словам, из лексикона благородных девиц,- в которых
погрязла физика кварков.

- Все эти "шармы", "ароматы", "цветы" и "красоты", уважаемые коллеги,-
говорил он резким голосом,- не для мужчин. То, что есть и еще
понадобится для описания кварков, находится здесь! - И дон Швайбель
жестом фокусника извлек - непонятно откуда - и с треском развернул в
веер колоду игральных карт.- Смотрите: главная степень свободы - масть.
Бубны, пики, трефы и черви. В каждой масти кварки распределяются от
шестерки до туза. И, наконец, третья, "кака", самая важная, чего в
"шармах-вкусах-ароматах" не сыщешь: козыри! Козырный кварк, будь он
даже шестерка, кроет всех!..

Дальше в докладе уверенно замелькали термины для взаимодействий и
комбинаций микрочастиц: "взятка", "сдача", "перебор", "пас", "очко",
"большой шлем из бубновых кварков" и так далее. Чувствовалось, что дон
Самуэль свое дело знает туго.

Впечатление от доклада было таким, что Имельдин с помощниками просто
сбились с ног. Когда же начался третий пункт программы, обсуждение, то
они и вовсе перестали оттаскивать инсультных, а ходили по рядам,
перешагивая через тела, и на месте делали инъекции. "Вы не теоретик, вы
карточный шулер! - кричал на Швайбеля академик Мбаве, выставив извилины
и махая руками.- Вас в гостинице били!"-"А вы поваришка,- резал в ответ
тот,- ваше место в харчевне, а не лаборатории! Все ваши опусы - стряпня
на тухлом масле!"-"Три кварка для мистера Кларка!"- в последний раз
воскликнул Полундраминуссигмагиперон и, склонившись к соседу, укусил
его за ухо. Тот завизжал, вскочил; в президиуме началась свалка.

Должен признать, что мне нравилась живая творческая обстановка
дискуссии: чувствовалось, что люди вкладывают душу в решение проблем.
Правда, кусать за уши - это, пожалуй, слишком, но в средневековых
диспутах случалось и не такое. Концепция Самуэля Швайбеля-старшего о
внедрении картежной терминологии в науку меня, человека строгих правил,
конечно, увлечь не могла. Но вот идеи доктора Ей Мбогу... Я
почувствовал тягу высказаться по этому поводу, повернулся к двоим,
сидящим позади:

- Послушайте, но ведь все зависит от созревания этих овощей: их цвет,
запах, вкус... и даже вес. Это должно быть главной характеристикой,
степень созревания!

- Каких овощей?- спросил один.

- Ну, кварков.

У обоих лбы предельно побагровели, глаза подернулись пленкой и
закатились - и они осели на пол.

Уходил я из академии под большим впечатлением. Впоследствии до конца
дней багрово-сизый цвет у меня никогда более не ассоциировался с носами
пьяниц. Теперь я знал, что таков цвет напряженной теоретической мысли.



ГЛАВА ШЕСТАЯ

Описание общественной жизни тикитаков. Парламяент, партии. Король и его
политика. Иерархий внутренностей. Театр. Украшения изнутри и моды.
Здравоохранение и педагогика по-тикитакски



Поглощенный повседневной жизнью и своими проблемами, я первое время
мало интересовался общественным устройством у тикитаков (хотя и
догадывался, что здесь тоже должны быть свои особенности). Да и
возможностей познакомиться с ним у меня было маловато: ведь до визита в
АН меня почти не выпускали со двора, разве что брали на охоту. Но в
город - ни в какую. Все ждали (и я ждал), когда от тиктакола у меня
начнут янтарно просвечивать кости, обнаружатся извилины во лбу -
словом, я буду выглядеть прилично. Хватит и того, что сорванцы нашей
окраины прибегали дразнить меня: "Гули-гули демитхом!"- зачем еще
искать неприятностей? Но мой скелет все не поддавался.

Наконец Имельдина осенила мысль: я должен выдавать себя за старика. С
шаркающей походкой. С палочкой - неплохой, кстати, острасткой для
мальчишек. Ведь тело у глубоких старцев теряет прозрачность, начиная
именно с костяка; да и динамика внутреннего вида, "инто", у них слабая,
вялая - что будет соответствовать моему никудышному внутреннему
произношению.

...И жену свою Агату, носившую первенца, я сопровождал в Сквер Будущих
Мам в центре под видом ее дедушки, а что поделаешь! В этом сквере, в
тени тиквой, будущие мамы рассматривали друг друга, у кого как лежит,
знакомились, советовались, тревожились и попутно готовили приданое
младенцам, единственную допускаемую на острове одежду. Особым уважанием
пользовались носящие двойню или тройню.

В том же виде я выполнял хозяйственные поручения Барбариты, даже,
случалось, подторговывал на рынке овощами с огорода, яйцами, битой
птицей. Тикитак на пенсии.

Город Грондтики, в котором мы жили, был столицей; кроме него, на
острове имелись и другие, например, упоминавшаяся выше Эдесса. Все они
находились вдали от моря и были защищены лесом и горами. Ни портов, ни
флота тикитаки не имели. Не существовало у них и законов, запрещающих
покидать остров,- но все равно его никто не покидал, не стремился в
страны, населенные темнотиками, оплакиваемыми за их вид "заморскими
братьями". Больше того, читатель уже познакомился с тем, как
островитяне приветили заморский корабль; думаю, что не один он покоится
на дне у берегов Тикитакии. Отдельных же темнотиков, потерпевших
бедствие на море, они подбирают единственно для проведения на них пробы
на прозрачность, смысл которой, как я постепенно понял, выходит далеко
за пределы того, чтобы просто убедиться в соответствующем действии
тиктакола на них; для этого, собственно, достаточно поймать и остричь
собаку.

По государственному устройству Тикитакия, как и моя страна, является
конституционной монархией. Но вот зачем им это все: король,
правительство, парламент, чиновники - я так до конца и не понял.
Сложность государственного устройства есть мера взаимного недоверия
сограждан и недоверия правителей к своим подданным. У тикитаков же в
этом отношении все более чем благополучно: даже если бы кто и захотел
сжулить, словчить, объегорить ближнего, он не сможет это сделать-все на
виду, каждый человек- открытая книга. В силу этой открытости, ясности
отношений им всегда легко договориться, прийти ко взаимопониманию, даже
организоваться для коллективных действий; взять хотя бы тот же отряд
самообороны - зеркала свои, лошади свои... и вдовы свои. Или вспомнить
их способ дальней взаимосвязи, который далеко превосходит почту и не
нуждается в попечении государства. Тем не менее существует (в силу
того, что существовала раньше) деятельность, состоящая в том, чтобы
возвыситься и набить себе цену. Общая схема такова: правительство
запрещает, король запреты отменяет, парламент то и другое обсуждает (и
нередко осуждает); народ относится ко всему этому благодушно и делает свое.

Здание парламента находилось рядом с рынком, я после дел захаживал
иногда - поглядеть, послушать. Парламент был однопалатный, но
политических партий, представленных в нем, было куда больше, чем в
Англии. Все они защищали интересы не какого-то сословия, а -
определенного органа в теле тикитаков. Самой влиятельной была коалиция
"Мозгляки-кровавики за прогресс, а все остальные сволочи"; их напору
уступала даже всеми уважаемая партия "Лимфа",- на последних выборах ее
кандидаты понесли поражение из-за своей повышенной прозрачности,
делавшей их практически невидимыми. Наиболее консервативной считается
партия "Задний ум", представляющая интересы кишечника, крестца и
половых органов. Довольно влиятельна партия УГН (ухо, горло, нос), но
ее позиции ослаблены раздором между тремя секциями. Есть легочники,
желудочники, скелетники, железняки-секреторники... и так вплоть до
весьма радикальной группы "Левый голеностоп", представленной в
парламенте, впрочем, лишь одним депутатом.

Поглядеть было на что: у депутатов каждой партии приливом крови или
введением красителей были ярко выделены свои органы. Легочники, кроме
того, выделяли себя цветными дымами, а желудочники и кишечники
(заднеумники) - заглатыванием яркой ПМУ - Пищи Многократного
Употребления. Выступления парламентариев уменьшали мою ностальгию;
особенно в тех случаях, когда кто-либо из них сегодня гвоздил
правительство за недостаточное внимание к желудкам тикитаков, а
назавтра, перейдя к скелетникам, призывал островитян не обременять себя
лишней пищей, дабы не пострадала осанка,- я чувствовал себя почти как в
Лондоне.

В отличие от парламента, короли - и в частности нынешний Зия Тик-Так
XXIX - пользовались уважением и даже любовью островитян. Причин было
три - и все вполне основательные: 1) короли имеют самое крупное и
выразительное "инто" (т. е. самые рослые и хорошо сложенные из всех, с
образцовым внутренним видом); 2) они безупречно справедливы и 3)
целиком бескорыстны. Тикитаки уверяли меня в том, что эти качества
передаются у Зий по наследству, от номера к номеру. Мне, побродившему
по свету и немало повидавшему дворов и правителей, это показалось
сомнительным; я заподозрил, что по наследству передаются не
добродетели, а какой-то хорошо продуманный политический трюк. Применить
его тем легче, что тикитаки в силу своей открытости весьма доверчивы.
Так и оказалось.

Начнем с "инто". Находясь теперь вдали от Тикитакии (не без стараний
того же Зии № 29) и не рискуя быть обвиненным в подстрекательстве к
бунту, могу заявить прямо: король не выше меня ростом и не шире в
плечах, а внутренний вид у него ничуть не совершенней, чем у моего
опекуна и тестя, медика Имельдина. Одно происшествие, о котором речь
идет дальше, нас свело впритык - ошибиться было невозможно. Между тем,
островитяне действительно видят - большинство по ЗД-видению,
счастливчики - непосредственно на дворцовых церемониях,- что Зия
крупнее и образцовее по "инто" всех других. В чем здесь дело?

Прежде всего в том, что по конституции король тикитаков обязан иметь
самую крупную фактуру и безукоризненную красоту "инто"; в противном
случае он будет низложен, а его место займет достойнейший. (Извечное
стремление к идеалу: наш правитель - самый лучший человек). Тем самым
вид короля оказывается основой государственной стабильности, а ее надо
поддерживать - пусть и с помощью ухищрений. Первым из них и является
Закон о Тайне, по которому никто, кроме самых доверенных и близких лиц,
не смеет ни приблизиться к королю ближе чем на пятнадцать ярдов, ни
рассматривать его сквозь мякоти кистей; нарушителей ждет Яма. Это
обосновано тем, что иначе с помощью внутреннего тикитанто подданные
могут узнать о делах в королевстве больше, чем следует; с пятнадцати
ярдов действительно много не углядишь.

Другое - подбор должностных лиц, включая и министров, так, чтобы все у
них было хоть чуть-чуть, но помельче и поплоше, чем у Зии.
Соответственно чину. На официальных приемах члены правительства
располагаются по обе стороны от короля так, чтобы размеры их
внутренностей плавно убывали к краям, что и подчеркивает анатомическую
исключительность главы державы. (Если к этому добавить, что с помощью
"тик-так бжжжиии..." и сердца сановников настраиваются в такт с
сокращениями королевского сердца, то картина получается незабываемая).

Это практикуется из века в век и от номера к номеру. Вероятно, именно
поэтому правительство осуществляет на острове чисто запретительные
функции. Сложность подбора на должности и на место в "иерархии
внутренностей" такова, что извилины мозга (кои издали-то и не видны)
считать не приходится; а запрещать - не решать, особого ума не надо.
Это отражено и в названиях министерств и ведомств: например, не
министерство торговли, а министерство запретов на торговлю, не
министерство зеркалоделия, а министерство запретов на зеркальные
дела... Торговать, равно как и делать зеркала, и пользоваться ими
тикитаки все равно будут, никуда не денутся.

Но нельзя не заметить, что эта система, отменно действуя наверху,
ставит низовых чиновников в довольно трудное положение. Ведь для
сохранения иерархии "инто" каждый министр подбирает себе помощников по
себе, те - тоже, и на рядовых должностях в конечном счете оказываются
такие, что разглядеть их ничтожность можно не с пятнадцати, а с
пятидесяти ярдов. Эти чиновники вынуждены прибегать к ухищрениям: или
назначать часы приема на сумерки, или брать в секретарши мощную
вдову-линзу, которая посетителей близко не подпустит, а то и вовсе
отпасовывать просителей в иные инстанции.

Что же до поддержания веры населения в свою справедливость и
бескорыстие, то эту проблему король Зия решает таким великолепным
способом (извлекая к тому же немалый доход!), что его стоит
рекомендовать и европейским монархам. Никакие налоги с тикитаков не
взимаются, это верно. Раскошеливаться им приходится лишь на взятки
чиновникам, накладывающим запреты. Запрет на .сбор плодов тиквойи в
определенных рощах; запрет на прорытие оросительных или осушительных
каналов, а если канал уже прорыт, ведь за всем не уследишь, то запрет
на протекание воды по нему; запрет на дойку коров в дни тезоименитства
государя и иных торжеств. Многое можно запретить с многозначительным
видом из высших политических соображений, а затем и милостиво разрешить
за изрядную мзду. Постепенно у населения созревает недовольство,
возникают протесты и волнения; в парламенте обсуждают, запрашивают
министров, те отмалчиваются. Дело доходит до короля, он смещает
чиновника и отменяет ошибочные запреты; если провинившийся изрядно
нажился, его отправляют в Яму (бывает, что и казнят), имущество
конфискуют в пользу государства. Справедливость торжествует - и двор
утопает в роскоши.

О том, как готовят чиновников, что они оказываются не в силах не
лихоимствовать, я расскажу позже.



К стыду своему, должен признаться, что так и не побывал ни на одном
представлении ГХАТа, Грондтикского Художественного академического
театра, хотя здание его, очень респектабельное, со сплошь зеркальным
фасадом, тоже находилось рядом с Центральным рынком,- ни один, ни с
женой. По самой простой причине: не было денег. Откуда им взяться у
демихома без определенных занятий! А билеты, и обычно-то довольно
дорогие, в этот сезон шли по двойной и тройной цене потому, что в
спектаклях участвовал здешний Кин, демонический трагик Соломон
Швайбель-младший (возможно, отпрыск того теоретика-картежника). И на
каждом был полный аншлаг.

Сначала я полагал, что все тикитаки - завзятые театралы. В этом их
можно понять: если игра наших актеров, состоящая только из речи, мимики
и телодвижений, доставляет немалое наслаждение, то впечатление от игры
всем "инто" должно быть вообще потрясающим. Но затем я узнал о том, что
многих горожан влекут на спектакли с участием Швайбеля-младшего
побуждения, увы, сортом пониже - вроде тех, что увлекали римлян в
Колизей, на бои гладиаторов. Поскольку вживаться в роль актеру
приходится, без преувеличения, всеми потрохами, всем существом, то
артистическое

искусство оказывается - особенно в трагических амплуа - опасным делом.
Бывает, что в финалах пьес от реплик типа "Умри, несчастная!" хорошо
вошедшая в роль "несчастная" действительно умирает.

Здесь многое зависит от игры партнера, и зловещая слава С. С. Швайбеля
как раз в том и состояла, что у него имелось уже целое "персональное
кладбище" партнерш по трагическим ролям. С ним теперь соглашались
играть только начинающие актрисы, которые, как известно, готовы на все,
лишь бы получить первую роль. Зрители перед последним актом нередко
заключали пари: умрет или не умрет?- и действовал даже подпольный
тотализатор. Думаю, что и в Лондоне зритель вел бы себя так же.

Меня же занимало другое, и более всего: здешняя интерпретация "Ромео и
Джульетты". Да, эта пьеса стояла в репертуаре. Лично меня это не
удивило: люди могут ходить голыми и прозрачными, обходиться без огня и
не быть дикарями; но не знать Шекспира - это, безусловно, дикарство.

Однажды я все-таки пробрался на репетицию. В темном зале было пусто,
только впереди долговязый скелет, откинувшись в кресле и положив ноги
на спинку кресла, сварливо кричал в рупор:

- Надпочечниками фибриллируй, Юлия, надпочечниками! Не верю!

На сцене тоже был полумрак, только в середине луч дамы-линзы выделял
два "инто"- мужское и женское. Насколько я понял, отрабатывали
знаменитую сцену первого поцелуя. Она вся шла на внутреннем тикитанто,
так что я слышал лишь реплики режиссера.

- Ромео, Соломончик, не сияй желудком, у тебя же весь монолог идет на
одной диафрагме, подтяни ее... еще. Полнеешь, братец, а?

- Юлия, деточка, ты своим ливером сейчас выражаешь воспоминания о
позавчерашнем обеде, а не первую любовь. Строже надо, строже! Давайте
сначала.

Когда же я увидел, как выглядит на внутреннем тикитанто фраза: "Верните
мне мой поцелуй!"- мне стало грустно, я неслышно ушел. Может, и вправду
я ничего не потерял, не посетив эти спектакли?..

- Но ведь,- напомнит читатель,- можно было по ЗД-видению? Выставил две
кисти против глаза в направлении ближайшей вышки с зеркалами - и гляди
даром.

В том-то и дело, уважаемый читатель, что все пьесы в этот сезон шли без
права показа по ЗД. Как горделиво говорили приезжие эдесситы: "Наш
Соломончик своего не упустит!"



Да и что мне был тот театр, если вокруг блистал, переливался и шумел
вечный спекталь Жизнь с вечными актерами-людьми, играющими каждый свою
пьесу, в коей он - главный положительный герой, премьер-любовник,
рассчитывающий на аплодисменты и венки! Только и того, что на сей раз
спектакль разыгрывался при новых декорациях и в иных костюмах -
костюмах, украшаемых изнутри.

И я участвовал в игре. Подобно тому, как на улице обычного города
прохожий сравнивает себя со встречными: лучше или хуже он выглядит,
нарядней ли, рослее и т. п.- так и я, отправляясь с поручениями тещи
или сопровождая Агату, сравнивал себя со встречными тикитаками. Это
было тем легче, что вокруг полно зеркал - на фасадах зданий и уличных
тумбах. Скелетик, правда, у меня малость подкачал, темноват, но что до
остального, то я выглядел, что называется, вполне. Ни четкими линиями
главных сосудов, ни благородством очертаний печени и желудка, ни
выразительной подтянутостью кишечника, ни видом черепа и легких - ничем
решительно я не уступал по "инто" тикитакским мужчинам. К тому же я был
выше ростом и мощнее сложением большинства их. И, кстати, женщины
чувствовали, что я вовсе не дед: при встречах некоторые даже
соответственно обрисовывались приливом крови к нужным местам - выражали
симпатию и интерес. Агата в таких случаях ревниво фыркала.

Но в чем мне было далеко до туземцев, так это в умении со вкусом
показать себя изнутри.

Еще в первый день я заметил в животах некоторых тикитаков в амфитеатре
белые, голубые и зеленые блестки. Теперь мне доводилось видеть такое и
вблизи: проглоченные за несколько часов до прогулки драгоценные камни
(обычно круглой огранки), которые, перемещаясь от сокращения кишок,
совершают свой неспешный путь в "инто"- эффектно отблескивая и
переливаясь в прямых и отраженных многими зеркалами солнечных лучах,
вызывая у всех встречных восхищение, зависть и уважение. Носители
драгоценностей внутри относят эти чувства к своей особе точно так же,
как и носящие их снаружи. Некоторые камни оправлены в золото или
платину. Красиво выглядят также нити крупного жемчуга, повторяющие
извивы; чем длиннее нить, тем эффектнее показан кишечник. Разумеется,
для безукоризненного вида там не должно быть и следов пищи, то есть
ношению драгоценностей предшествует по крайней мере суточный пост; но
на что не пойдешь ради красоты!

Тикитакам и тикитакитянкам с драгоценностями свойственна и особая
походка с покачиванием тела не только от бедра к бедру, но и
взад-вперед. Словом, умеют подать себя.

Впрочем, такие украшения являются здесь, как и всюду, уделом немногих.
Для остальных же, для тикитакского плебса, в лавках около рынка всегда
имелся неплохой выбор внутренней бижутерии по доступным ценам. Это и
была та самая ПМУ, Пища Многократного Употребления, единственная
"пища", которую позволительно заглатывать на виду у всех. На пакетах ее
рядом с ценой указаны числа "х 8", "х 15", "х 20"...- означающие,
сколько раз ПМУ может быть употреблена без утраты вида от действия
желудочных кислот.

Особенно падка на ПМУ молодежь, что можно понять: тикитакские юноши и
девушки, а тем более подростки, настолько - до бесцветности и
незаметности - прозрачны, что это создает у них неуверенность в себе,
комплекс неполноценности. А с ПМУ - совсем другой вид!

Продавая на рынке овощи с Барбаритиного огорода, я с завистью смотрел
на то, как бойко торгует апельсинами, сплошь усеянными черными
ромбиками с надписью "Maroc", мой сосед. Но еще интереснее было
наблюдать за тем, как, очистив купленный апельсин, молодой тикитак
выбрасывает в урну медовую сочную мякоть, разламывает кожуру на дольки
так, чтобы на каждой осталась одна наклейка, и перед рыночным зеркалом
вдумчиво заглатывает одну дольку за другой. При этом он старается,
чтобы уже в пищеводе они расположились найлейками вперед и буква "М" у
каждой была вверху. Трех-четырех плодов хватает для того, чтобы
приобрести вполне достойный вид для прогулки с девушкой.

Популярны также неперевариваемые сливы "Pannonia" (золотом на лиловом
фоне), виноградины "Texas х 20", соединенные в цепочки, абрикосы
"Adidas х 18" и иные искусственные фрукты. Но пределом мечтаний каждого
юного тикитака является ПМУ "Змейка", которую можно добыть только по
знакомству и с тройной переплатой; мозаичные тетраэдры, которые, будучи
заглотаны в определенной последовательности согласно инструкци, создают
в кишечнике вид медленно шевелящегося, продвигающегося все дальше удава
средних размеров. Счастливчика с такой ПМУ всегда сопровождает на
прогулках компания почтительно завидующих приятелей. Когда же "удав",
совершив круг по толстым кишкам, добирается до прямой, они начинают
канючить:

- Дай поносить, а? Помнишь, я тебе давал!.. Нет, мне!..

Другой способ украсить себя - цветное курение. На острове выращивают
табачные травы, которые дают дымы любых оттенков. Курильщик-европеец не
нашел бы их ни крепкими, ни ароматными, но для тикитака важнее всего
цвет, с ним связан престиж курящего. Самый дорогой табак
"императорский" дает пурпурный дым, близкий к цвету крови в легочных
сосудах; а чем ближе к фиолетовому краю спектра, тем табак дешевле.

Да что табак - форма легких тоже может быть престижной и непрестижной.
Самыми красивыми считаются легкие, похожие - при наполнении их дымом -
на слоновьи уши.

Не раз мне приходилось видеть, как молодые тикитаки - настолько
невидимые, что наиболее заметны их радужные ореольчики-"тени" да
наминаемые табаком трубки, наводят "линзой" правой кисти на. табак
сконцентрированный солнечный луч, разжигают, раскуривают, дружно
затягиваются. И сразу их носоглотки, гортани, горла, а затем бронхи и
полости легких будто проявляются, наполнившись колдовски колышущимся и
струящимся зеленым (или синим, желтым, алым, фиолетовым - в каждой
компании курят один табак) дымом; лучи света из межреберных щелей
разлиновывают легкие на полосы. Совсем другая картина.

И, кстати, сразу заметно, что - мужчины. Девушки не курят: их грудные
"линзы" делают картину легких с дымом весьма непривлекательной. Да и
женским легким обычно далеко по форме до слоновьих ушей.

Взрослые тикитаки относятся к этому увлечению без одобрения, но
снисходительно: сами баловались в юности. Некоторые, впрочем, не в
силах одолеть привычку и-дымят всю жизнь.

Таких можно узнать, даже когда они не курят, по серо-зеленому налету на
легких.

Понаблюдав за курящими тикитаками, я как-то лучше понял недоумение, с
которым в академии допытывались у меня: почему курят темнотики, что они
этим хотят показать? Действительно: что?



Затем я разобрался и в другом недоумении тикитакских академиков: почему
мы, темнотики, лупцуем не больных, а провинившихся здоровых?

Слово "альдоканто" означает у островитян и прозрачность, и открытость,
и честность, и разумность, и телесно-душевное здоровье... Все сразу.
Соответственно слово "виркинтино" имеет значение не только "больной",
но и дурак, и даже "прохвост". Ну как не дурак, не сомнительная
личность: ты прозрачен, можешь не только чувствовать, но и видеть все в
себе для точного самоконтроля, с помощью "линз" и зеркал можешь
обнаружить в самом начале нездоровье любого органа по его помутнению
(от накопления там мертвых веществ), знаешь, как устранить его
самососредоточением... почему же ты нездоров?!

Такому подходу учат с детства. В школах острова невозможен ликующий
вопль: "Ура, учитель болен!"- там учитель не бывает болен. "Больной
учитель" для тикитаков столь же нелепое понятие, как для нас
"неграмотный учитель". Более того, и прихворнувший ученик не может
рассчитывать на то, что родители его оставят дома, уложат в постель и
будут пичкать вкусненьким: бедный виркинтино плетется в свой класс со
смятением в душе, как невыучивший уроки; а там - для поправки и в
назидание другим - он получает порцию целительной боли. В случае
насморка, например (наиболее распространенного и чуть ли не
единственного недомогания у тикитакских детей), если школяру заложило
одну ноздрю, учитель-самовед отвешивает, ему точно дозированную оплеуху
по надлежащей щеке; если заложило обе - по обеим. При этом
замечательно, что в следующий раз насморк может пройти от одного
строгого взгляда учителя.

Воспалительные процессы прекращают теми хорошо знакомыми мне щипками с
вывертами в местах нервных центров, а в трудных случаях - и массажем
прутиками по здоровым частям тела; последнее именуют процедурой
"перераспределения здоровья".

Подзатыльники же - очень легкие, почти касания - учителя и родители
употребляют исключительно для регулировки деятельности мозга детей:
чтобы переместить видимое по приливу крови возбуждение из его
двигательной области (в затылочной и теменной части) в лобную область
мышления и внимания.

И поскольку боль как целительное средство заменяет на острове все
лекарства, тикитаки никогда не применяют ее с целью обиды, унижения,
наказания или чтобы заставить сделать человека то, чего он не желает.
Так воздействуют только на животных.

...Сопоставив цветущее здоровье островитян с бедственным положением
моего тестя-медика и его коллег, чьи услуги никому не нужны, я
задумался: сколь печальна судьба медицины! Чем больше вырастит хлеба,
овощей и иных продуктов земледелец, тем больше людей прокормится его
трудом, больше их будет - и тем еще возрастет спрос на его работу. Чем
больше домов выстроит строитель, тем лучше в них будут жить и множиться
люди - и тем возрастет спрос на новые дома, на его труд. А врач... чем
больше он искоренит болезней, тем меньше спрос на его труд! Тем все
меньше нужно врачей.

Но по возвращению в Англию я осмотрелся - и успокоился. Наши медики
умеют учитывать горький опыт тикитакских коллег, даже не зная о нем.
Они всегда блюдут свои интересы. Так что уж где-где, а в Европе всегда
чем больше будет врачей, тем больше и больных.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Автора вызывают во дворец. Описание приема. Доклад академической
комиссии о жизни темнотиков. Автор высмеян, но затем и обласкан
королем. Размышления автора о выгодах прозрачности



- "Доклад его величеству Зие Тик-Так XXIX и его превосходительству
Агрипардону-Так, министру заморских территорий, о результатах пробы на
прозрачность Демихома Гули, именующего себя Лемюэлем Гулливером. Этот
заморский темнотик был подоб ран год назад на западном берегу
неподалеку от Грондтики в бедственном состоянии, подвергнут
опрозрачиванию и необходимому лечению, затем отдан под присмотр медику
Имельдину. Реакция на опрозрачнивание у него в целом протекала
удовлетворительно: не спятил и не спился, как некоторые его
предшественники; этому, вероятно, способствовало то, что упомянутый
Демихом сам причастен к медицине - разумеется, на знахарско-дикарском
уровне - и вид "инто" не был для него неожиданным. Отличается некоторой
смышленностью и добрым нравом: так, согрешив с дочерью опекуна, он
сразу женился на ней и ведет с тех пор жизнь примерного семьянина. (А
все мы мним о разнузданном поведении иных темнотиков, оказавшихся
нагими среди обнаженных самок). Недавно у них родился сын. Ребенок
нормален. Демихом Гули овладел тикитанто в пределах, возможных для
заморского жителя. Исполняет простые работы. В сущности, кроме
известного эпизода в первый день, когда он, питаясь, показал
некультурность своего племеи, нам более не в чем его упрекнуть..."

Я слушал эти комплименты, стоя на коврике в центре тронного павильона.
Слева от меня находился Имельдин. Справа на отдельном ковре возвышался
все тот же долговязый Донесман-Тик, глава академической комиссии. Он и
читал доклад.

Предо мной восседало правительство во главе с королем. Сам Зия в
бамбуковом кресле с подлокотниками, а по обе стороны на длинных скамьях
- по десять министров, чьи внешние размеры, как и величины органов в
"инто", правильным образом убывали от середины, от монарха, к краям. Я
уже знал, кто есть кто, и видел, что между величиной тел сановников и
значимостью их поста нет прямого соответствия: так, по правую руку от
короля сидел дон Реторто-Тик, министр этикета и престижа, по левую -
Тиндемон-Так, министр запретов в зеркалоделии; а вот министр запретов в
торговле фон Флик, лицо куда более серьезное, примостился на краю
правой скамьи. Видимо, навести и такой ранжир было просто невозможно. И
Агрипардон-Так, которому наряду с монархом адресовался доклад АН, в
силу щуплости и внутренней невзрачности (он лишь недавно вышел из Ямы)
сидел последним слева. ("Какими заморскими территориями он ведает?"-
спросил я у тестя. "Как какими! Всеми, которые за морями"). "Инто"
Агрипардона выражало не меньшее достоинство, чем у прочих министров; и
не подумаешь, что еще неделю назад он дробил гранит, искал алмазы.

...Вызов во дворец на прием по случаю полнолуния последовал по
видеосвязи еще утром; запросили также, когда прислать лошадей.
Имельдин, по моей просьбе, просигналил, чтобы слали сразу. Поэтому до
начала торжества у меня оказалось немало времени для осмотра дворца. У
тестя среди челяди и чиновников были знакомцы (они устраивали ему
заказы на внутреннее декорирование придворных дам), которые охотно
согласились меня всюду поводить.

Я увидел немало интересного: зеркально-стеклянные павильоны с
распахивающимися поворотными крышами и великолепным убранством,
картинную галерею царствующего дома, где были изображены лучезарные
"инто" Зий, освещающие подданных и пейзаж, до тринадцатого колена;
поднялся даже на Башню Последнего Луча под зеркальную чашу и любовался
оттуда островом и морем. Но самое сильное впечатление оставила Яма -
дворцовая и единственная на острове тюрьма. (Нужды в других нет,
поскольку - помимо должностных преступлений, о которых я упоминал,-
единственным караемым проступком здесь является ненасильственный отъем
внутренних украшений: носителя их задерживают в укромном месте, пока
украшения не покинут его естественным образом, затем с миром отпускают;
да и такое бывает редко). Увидев копошащихся на дне глубокого
котлована, охраняемого дамами-линзами и зеркальщиками, я заметил
провожатому: "Вот это прозрачность, я понимаю, только скелеты и
видны!"-"А там нечего больше и видеть",- усмехнулся тот.

В Яму помещают до востребования - до монаршей милости, которая сразу и
освобождает, и возносит. Надеждой на эту милость и на то, как хорошо
будет осененному ею, получившему сразу и пост, возможность вольготно
жить и наживаться,- питают рудокопов вместо завтрака и ужина, а по
четным дням - и вместо обеда. Стоящий наверху проповедует, собравшиеся
внизу горестно подвывают и обещают стараться.

Вот и Агрипардон-Так провел в Яме немало лет (за отнятую когда-то
"Змейку") и был востребован, лишь когда предыдущий министр заморских
территорий, имевший тот же 16-й размер печени и сходные параметры иных
органов, любитель бешеных скачек, загремел с лошадью с обрыва. Все
размеры и величины параметров "инто" как правительственных чиновников,
так и преступников в Яме, имеются в королевской картотеке.

Это заведено издавна, так монархи здесь обеспечивают себе славу
милостивых и бесконечно благодарную преданность "востребованных". И
главное - устойчивое пополнение казны за счет конфискаций: ведь,
распаленные лишениями и мечтаниями в Яме, эти люди не могут не
лихоимствовать! Настоящий король - он и голый - король. И даже прозрачный.



И вот сейчас его величество сидел в свободной позе, министры справа и
слева повторяли ее: по десять янтарно просвечивающих левых ног с
двойными алыми кантами жил на каждой скамье закинуты на правые, по
десять пар сплетенных кистей обнимали колена; двадцать одна левая
ступня, считая и королевскую, ритмично покачивалась в воздухе
вверх-вниз. В этом движении было что-то гипнотизирующее.

На высоте трех ярдов между правительством и нами парила перемещаемая на
канатах люлька ЗД-видения с оператором и дамой-камерой, коя
поворачивалась своими "линзами" то к нам, то в сторону его величества:
работа есть работа; впрочем, там было на что посмотреть и королю. Шла
прямая трансляция.

Позади нас на скамьях теснилась знать. Сегодня на большой прием,
посвященный полнолунию, они съехались со всего острова.

У противоположной стены павильона за Зией и министрами стояли боевым
построением дамы-линзы и зеркальщики дворцовой охраны; другой ряд
зеркальщиков по верху стены улавливал и передавал вниз лучи заходящего
солнца. "Линзы" дам были настроены таким образом, что у меня, Имельдина
и академика Донесмана на левой стороне груди рдело, красиво освещая
наши сердца, теплое солнечное пятно; сделай я еще шаг - и оно сойдется
в огненную точку, я упаду замертво.

Помимо того, самые крайние дамы-линзы так удачно просвечивали короля,
что получалось - как и на картинах во дворцовой галерее - будто именно
исходящее от монарха сияние озаряет ближайших подчиненных. Даже
драгоценные камни в золотой и платиновой оправе в животах министров -
награды за непорочную службу и административные подвиги - сверкали и
переливались боковым светом, от Зии. Только у нашего Агрипардончика
(мне его все-таки было жаль) и в этом смысле в животе было пока пусто.

- "Конечно, наблюдения за Демихом Гули интересны нам не сами по себе,-
продолжал мерным голосом чтение доклада Донесман-Тик,- а в плане ответа
на все тот же вопрос: насколько наши одичавшие собратья, заморские
темнотики, пригодны .для возвращения к подлинно разумной жизни, в лоно
породившей их некогда цивилизации! ("Ого!"- подумал я.) И если его
приживаемость показывает, что физиологически они такую возможность пока
еще не утратили, то расспросы о жизни его соплеменников, увы,
подкрепляют прежние выводы о продолжающейся из деградации. Особенно
заметна она в северных территориях, откуда родом наш демихом. Это и
понятно, ведь эти территории больше других пострадали во время Великого
Похолодания.

Это катастрофическое событие черной полосой разделило историю нашей
цивилизации настолько, что мы теперь и не знаем, как долго существовали
до него на планете тикитаки, когда и как они появились. Знаем лишь то,
что не меньше, чем мы живем ныне после эпохи Похолодания, то есть тоже
десятки тысячелетий. То черное время, когда солнце месяцами не
появлялось из-за туч, когда от холода вода становилась твердой, а
студеные ветры губили за одну ночь все живое, были большим испытанием
для тикитаков. И далеко не все его выдержали. Да, всем тогда ради
спасения довелось надеть на себя шкуры диких животных, прятаться в
пещеры и даже, вопреки древним заветам, ломать и жечь деревья, чтобы
согреться, приготовить пищу, иметь огонь. Всем в ту пору было не до
постоянного поддержания своей прозрачности - второго после
прямохождения признака разумного существа. Но разница между нами и
нынешними темноткиками в том, что это их далекие предки решили, будто
мир переменился окончательно, прозрачность вообще более не нужна. А раз
так, то вместе с другими деревьями можно жечь и священную тиквойю - и
даже преимущественно ее, ибо ее маслянистая древесина и горит жарче, и
светит ярче. Вот так и получилось, что к концу Похолодания на материках
не осталось ни ростка тиквойи.

Так же получилось, что одичавшие тикитаки, кои в эти мрачные
тысячелетия в основном боялись и ели, ели и боялись, утратили прошлые
знания и забыли свою историю. Настолько забыли, что начало своей
нынешней, с позволения сказать, цивилизации ведут от того, что на самом
деле было фактом их падения: от костров, от освоения древесного огня.
Из всего же предшествовавшего сохранилось лишь то, что .перешло в
инстинкты, да отрывочная информация в коллективной памяти - причем ни
природы первого, ни смысла второго северяне, сородичи Демихома Гули,
теперь не понимают..."

Все внимали. Король Зия переменил ногу, положил правую на левую,
откинулся, свел руки на сияющей диафрагме. Эти движения волной пошли
вправо и влево по скамьям с министрами.

"Вот примеры. У них до сих пор бытует примета: разбить зеркало - к
несчастью, хотя зеркала они применяют только для наведения внешней
красоты, подпудривания да выдавливания прыщей и утрата их никаких
неприятностей ни в битве, ни на охоте, ни в поддержании дальней связи
произвести не может. В народе, вместилище коллективной памяти, еще в
ходу выражения типа "меня (или его) мутит" от переедания, обжорства,
хотя видеть, как мутнеет в таких случаях лимфа в брюшной полости,
темнотики не могут. В ходу также фразы типа "у этой бабы (женщины,
дамы) хороша печка"- но, поскольку никакие части тела непрозрачной
женщины не могут быть, разумеется, печью, то во фразу вкладывается
непристойный смысл.

Драгоценными темнотики признают все те вещества, которые безукоризненно
выдерживают действие желудочных кислот при многократном ношении внутри.
Но замечательно, что свойства эти им совершенно ни к чему, ведь
носят-то они драгоценности снаружи.

Курьезом можно считать и распространенное до сих пор у темнотиков
курение. У нас это - форма франтовства, преимущественно у молодежи,
позволяющая покрасоваться своими легкими, бронхами, носоглоткой. У них
же глотаемый дым ничего не показывает - но все равно курят!

У темнотиков сохранились наши мимические жесты для выражения приязни
или холодности: улыбка и насупленность. Но первичный смысл их - при
сведенных губах-линзах угрожающе выделяются клыки и резцы, при
растянутых они уменьшаются - им, в частности Демихому Гули, более
непонятен. Равным образом у них стала бессмысленной (пожалуй, даже и
вредной) древнейшая реакция тикитака на внезапную опасность:
побледнение, отлив крови от кожи, что позволяет стать еще более
прозрачным, незаметным - и скрыться. Темнотики тоже бледнеют от страха,
но тем только выдают себя! В бессмысленный рефлекс превратилась у них и
наша способность прикрыться - приливом крови к поверхности тела в
различных местах. У тикитаков это действие имеет много применений, у
женщин - одни, у мужчин - другие; наиболее ходовое - скрыть свое
состояние в момент смущения или гнева, пока не овладеешь собой.
Последнее как раз и осталось у темнотиков, они краснеют от
растерянности, смущения, ярости... но этим, увы, только обнаруживают
свое состояние!

Что же до искусственных покровов, до одежд темнотиков, то здесь их
деградация проявляется с наибольшей очевидностью: эти покровы, некогда
применявшиеся только для защиты от стихий, теперь - вместе с небольшой
обнаженной частью тела, лицом,- являются "инто" темнотиков! (Движение в
публике). Именно поэтому они носят их и в теплую погоду, преют в них в
помещениях. По богатству и изысканности одежд, по их форме, цвету и
покрою северные темнотики, сородичи Гули, судят друг о друге, как мы
судим о человеке по его внутреннему виду. "Инто", которое можно снять,
заменить, надеть на другого!

Но наиболее постыдное извращение претерпели у них наши целительные
болевые воздействия: их теперь применяют к здоровым - и в немыслимых
дозах; посредством этого наказывают! (Изумленные движения на
правительственной скамье, там на миг даже потеряли ранжир; такие же
движения и в публике). Каждая тикитакитянка умеет пользовать своего
младенца при расстройствах желудка шлепками: несколько шлепков по
нижней части ягодиц предотвращают понос, а шлепки поближе к пояснице -
запор. Темнотики же этим наказывают детишек, вполне здоровых и
выражающих свое здоровье обычными шалостями. Наш тонизирующий массаж
спины, области спинного мозга прутиками тиквойи извратился у них в
порку провинившихся. То есть сохранилось, видимо, в их темных мозгах
представление о пользе боли, а, стало быть, чем больше боли, тем больше
и пользы: и истязают даже палками и плетями, тем нередко превращая
здоровых людей в больных и в калек!

И вот последние штрихи в этой картине вырождения. Как известно, вместе
с прозрачностью утрачивается и способность "внутренней речи", то есть
девять десятых возможности настоящего искреннего общения. Нынешний язык
сородичей Гули настолько примитивен, что опекун Имельдин изучил его в
несколько недель. Наше же тикитанто Демихом Гули, даже сделавшись
прозрачным, полностью так и не освоил. Второе: у него, как и у всех
северных темнотиков, помимо волос на черепе, необходимых для прикрытия
от прямых лучей самой тонкой части нашего организма - мозга, растут
волосы и на лице, на груди, немного даже на животе и спине. Темнотики,
ведя свою "эволюцию" от дикарей у костра, считают эту растительность
атавистической, но мы-то не можем не понимать того, что это за признак.
И не лучшим ли подтверждением того, что и сами они чувствуют, что здесь
дело неладно, является - применяемый и Демихомом Гули - ритуал бритья?..

Если еще учесть то обстоятельство, что климат тех мест до сих пор несет
в себе следы Великого Похолодания: зимы, обилие пасмурных дней, что
сильно осложнит, если не сделает невозможной, нормальную тикитакскую
жизнь там,- то вывод может быть лишь тот, что северные темнотики
безнадежны для возвращения к подлинно разумной жизни. Их удел -
обрастание барахлом, затем и шерстью, дальнейшее упрощение речи вплоть
до полной утраты ее... и в конечном счете переход на четвереньки. У
сородичей Гули, потреблявших алкоголь, мы это уже наблюдали.

Но самое скверное вот что,- и Донесман назидательно поднял янтарно
заблестевший в лучах дам-линз палец.- Выжив в эпоху Похолодания в
трудных местах, северные темнотики приобрели повышенный заряд жизненной
активности, попросту сказать, нахрапистости. Благодаря ему они ныне
подчинили себе темнотиков почти на всех наших заморских территориях:
где силой, где торговлей, где религией, где алкоголем... чаще всем этим
вместе. Поэтому теперь они - авторитет и образец для приэкваториальных
темнотиков, наиболее перспективных для возрождения в прозрачности.
Северные темнотики увлекают и их по своему пути!

Но, разумеется, окончательные выводы из приводимых фактов Академия наук
всепочтительнейше предоставляет сделать вам, ваше величество, и вам,
ваше превосходительство господин министр!"



Надо ли говорить, что- я слушал этот бесподобный доклад со все
возрастающим возмущением. Конечно, понимая свое положение, я
сдерживался и был доволен, что непрозрачный скелет придает мне более
непроницаемый, чем у других, вид; но мне очень хотелось с возгласом
"Прекратите!" вырвать папку из рук академика. Вот что сделали из моих
ответов. Это нас, англичан, великую нацию, какие-то жалкие островитяне,
вроде тех, которых мы - и вполне обоснованно! - считаем дикарями, берем
под свое покровительство и приобщаем к культуре... так они нас считают
дикарями, обреченными на полное вырождение. Ну и ну! Да, похоже, не
только нас, но и всех европейцев, все цивилизованные народы Земли! Все
мы - темнотики, "не выдержавшие испытания Похолоданием". Да у нас... да
мы вас... да о чем говорить! "Працивилизация"... обзавелись бы сначала
штанами, паскуды, прежде чем критиковать других! "Прозрачность - второй
после прямохождения признак разумного существа", куда там! Разумные...
законов Кеплера не признают, слушать не хотели, на весь остров одна
тюрьма и ни единого божьего храма! (Кстати, я так до конца и не понял,
есть ли у тикитаков религия и священнослужители). Курение, побледнения,
улыбки... нашли к чему прицепиться! Это все искусственные доводы.

Между тем достопочтенный Донесман-Тик закрыл папку с манускриптом и,
склонившись, положил ее перед собой на ковер. Тотчас к ней метнулась
тень с поджатыми внутренностями, Взяла и, сложившись в поклоне,
поднесла к крайнему справа на правительственной скамье к министру фон
Флику. Он, не глядя, передал ее соседу, тот - дальше, и так папка
добралась до короля. Его величество раскрыл ее, небрежно полистал,
закрыл, передал влево (папка последовала к Агрипардону), а сам устремил
взгляд на меня.

И все устремили взгляды на меня, и спереди, и сзади,- холодные,
высокомерные. Этому сравнению можно улыбнуться, но я почувствовал себя,
как голый среди одетых. Опять мне отдуваться за европейскую
цивилизацию! Я даже ощутил вину и готовность признать ее, хотя, между
прочим, своих детей и пальцем не тронул, их воспитанием занималась
жена; а что до наказания матросов линьками, так это и вовсе дело боцмана.

- Скажи-ка, милейший,- государь улыбкой увеличил свои и без того
крупные коренные зубы и одновременно движением руки удалил прочь люльку
ЗД-видения: дескать, это - не для передачи.- Скажи-ка, это верно, что
твои сородичи акт питания зачастую совершают коллективно?

- Да, ваше величество,- ответил я, склонив учтиво голову.- У нас в этом
не видят ничего дурного. (И, право же, среди всех наших обычаев
этот-далеко не худший!)

- Мне говорили, что в таком... м-м... застолье они нередко принимают
алкогольные яды, а затем поют?

- Бывает и так, ваше величество.

- А когда потом совершают... м-м... противоположное отправление - тоже поют?

- Нет, государь.

- Почему же? Ведь тогда у них рты совершенно свободны.

...Вокруг прыгали от смеха желудки, тряслись и дергались диафрагмы,
почки, печени, рывками сокращались и расслаблялись искрящиеся
драгоценностями кишечники, ходили ходуном грудные клетки с то
набухающими кровью, то отсветляющимися легкими, с медовым блеском
плясали челюсти и зубы. Кто-то даже сладостно постанывал, смакуя шутку
его величества. Дамы-линзы и зеркальщики, удаленные настолько, что вряд
ли слышали, что сказал сидящий к ним спиной король, и те колыхались от
смеха: огненные зайчики метались над головами придворных.

Легко прослыть остроумцем, восседая на троне. Что он такого смешного
сказал, это Зия! Но я и сам не только принужденно, с перекосом зубов,
улыбался, но и ритмично подергивал диафрагмой, выражая веселье.

Наконец все успокоились. Король взмахом руки приблизил ЗД-видение,
поворотил даму-камеру "линзами" к себе: теперь можно.

- Ты слишком категоричен и односторонен, милейший Донесман,- Зия широко
улыбнулся академику.- Кроме нашего пути и их пути, возможны еще и
многие промежуточные пути. (Одобрительный, восхищенный ропот
присутствующих.) Ведь вот и наш милейший Демихом Гули отыскал здесь
свой путь. И даже... хе-хе! - кое-кого встретил и кое-что нашел на этом
пути. Думаю, что мы должны поблагодарить его за помощь, которую он
оказал - и, возможно, еще окажет! - нашей науке.

Все зааплодировали. Я поклонился глубоким поклоном с движением рукой,
как будто в ней была шляпа с перьями. Меня действительно тронули слова
его величества о том, что у меня - свой путь. Как это глубоко, как
проницательно, как верно! Светлый ум у государя. Блестящий ум. А какое
сердце!



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Автор присутствует на "звездном балу". Вальс созвездий. Неприятность с
"Большой Медведицей". Имельдин открывает автору глаза на семейную
астрономию. Тот сочиняет стихи и наблюдает спутники Марса



Второй частью приема во дворце было празднество полнолуния. Король Зия
милостиво разрешил нам с Имельдином остаться на нем, хоть эта часть
была не для ЗД-видения, да и выглядели мы, не имея в животах ни одной
драгоценности, не слишком прилично; но у стеночки можно.

Праздник начался с возгласа наблюдателя на Башне Последнего Луча:

- Солнце - на западе, Луна - на востоке! - за которым последовали фанфары.

Под их звуки все поднялись с мест. Лакеи, заметные более всего
подносами, наделили всех вместительными пиалами с ароматной
перламутрово-дымчатой жшдкостью - тикбиром, перебродившим соком
тиквойи, как мне пояснил тесть. Его величество, взяв чашу обеими
руками, провозгласит тост за процветание Тикитаки и торжественно выпил.
Секунду все благоговейно наблюдали, как тикбир следует по королевскому
пищеводу и сразу рассасывается в желудке, затем опорожнили свои пиалы.
Выпил и я: по вкусу напиток напоминал имбирное пиво.

Затем собравшиеся последовали - на подобающей дистанции за королем и
министрами - на смотровую площадку, которая опоясывала основание Башни
ПЛ. Там руководители прошли на западную сторону (и были тотчас же
отгорожены от прочей публики канатами), где принялись с умиротворяющими
"Тик-так, тик-так, тик-так... бжжии..." согласованно воздевать
прозрачные руки и кланяться погружающемуся в море солнцу. Впрочем, я
более любовался не ритуалом, а открывшимся видом. С вершины горы далеко
просматривалась западная часть острова, вся в темной зелени, в
рельефных тенях ущелий и долин, берег с белой полосой прибоя и за ним -
расплавленно блестящее на закате море. У подножия горы лежал город,
такой же прозрачный, как и его жители: ни стеклянные, насквозь
просвечивающие дома его, ни ажурные вышки даже на закате почти не
давали теней. Луна поднималась на востоке.

Попрощавшись с солнцем, король и министры перебрались на восточную
сторону площадки и теми же "Тик-так... бжжии..." приветствовали луну.
На фоне этого светила они выглядели еще призрачней,

Ночь сменила день с той быстротой; с какой это бывает в тропиках.
Зеленоватый сумеречный свет полной луны залил вершину горы, башню,
дворец, и я понял, почему тикитаки любят лунные ночи: с одной стороны -
светло, а с другой - они сами практически невидимы. Будто растворяются.
Присмотревшись, можно заметить темные пятна печени и мозга,
пульсирующее скопление крови в сердце - и все; но разобрать, у кого что
крупнее, что мельче и как выглядит -Х невозможно.

Видимо, поэтому к танцевальному павильону знать теперь направилась
одной толпой с министрами и королем - надобность в дистанции отпала,
все были свои. Самым заметным стало драгоценное содержимое кишечников у
участников торжеств. Казалось, что именно драгоценные камни:
бриллианты, изумруды в оправе и без оправ, горошины жемчуга - плывут,
зеленовато сверкая, мерцая, играя огнями, на высоте двух-трех футов над
плитами дорожки, совсем рядом, можно протянуть руку и взять.

Когда же все вошли в павильон и начали выстраиваться на черном матовом
полу в фигуры для танца, блеск драгоценностей в незримых животах
усилился многократно: это дамы-линзы, выстроившиеся вместе со своими
зеркальщиками наверху, по периметру овальной стены, направили
сконцентрированные лучи лунного света вниз, каждая на своего клиента.
Дворцовая охрана исполняла теперь иную роль. Не замечались более ни
мозги, ни сердца, ни печени, только по содержимому кишечников можно
было определить, кто есть кто, чего весит и стоит.

Зазвучала музыка под стать ночи: виолончели вели партию луны, скрипки -
партии звезд, щипки контрабаса задавали ритм биения сердец. Первые
танцы показались мне похожими на те, которые обычно исполняют и в
Европе на придворных балах: на менуэт, контрданс, гавот, полонез, но
выглядели эти фигуры, скачки и развороты драгоценностей под луной и
звездами несравнимо диковинней и поэтичней.

Стоя у стены, мы с Имельдином очень хорошо понимали сейчас, что такое
бедность: в сущности, нас просто не было, мы не существовали. Я-то хоть
еще выделялся темным скелетом, а тесть... не растворился ли он в
зеленом мареве? Для проверки я протянул руку в его сторону, потрогал:
здесь ли? Он раздраженно отбросил мою руку.

После того, как танцующие нас по нескольку раз толкнули и лягнули, мы
сочли за лучшее перебраться в нишу. Наблюдая оттуда за сверкающим
чванливым контрдансом, я думал: от многих болезней может избавить
прозрачность - но не от тщеславия. Наверно, если человека сверх того
еще раскатать в тонкий лист, сделать двухмерность, а затем свернуть в
трубочку, он все равно найдет, как себя выделить, подать, показать, что
он не такой, как все!

Но вот наступил кульминационный момент бала. Дон Реторто, министр
этикета и церемонимейстер, провозгласил "звездный вальс" и сам занял
место в центре. "Сейчас ты увидишь мою работу!"- не без самодовольства
шепнул тесть. Участники празднества начали группироваться вокруг
министра - и вскоре я увидел внизу... звездное небо.

Да, в большой степени это получилось от искусства декораторов вроде
Имельдина (он был "дамский мастер", здесь кружилось полдюжины его
клиенток): драгоценности, проглоченные по составленной ими программе в
нужной последовательности, далее двигались под действием
перистальтических сокращений кишок и выглядели произвольной
композицией. Но к расчетному времени - к полуночи, к "звездному
вальсу"- все они располагались в фигуру определенного созвездия или его
части. Носителям оставалось помнить свое "созвездие" и расположиться
среди других согласно звездной карте.

Я моряк и хорошо знаю звездную карту; в перерывах между путешествиями
я, кроме того, не раз наведывался в Гринвич к своему приягелю Грею
Остину, королевскому астроному,- мы коротали ночи у телескопа, наблюдая
звездный мир и рассуждая о его величии и тайнах. Поэтому могу
засвидетельствовать, что все было правильно: в животе его
превосходительства Дона Реторто образовалась "Малая Медведица", самый
крупный бриллиант расположился относительно других, как и надлежит
Полярной звезде,- на него ориентировались прочие "созвездия".
Находящаяся ближе к нам "Большая Медведица" уже выравнивала свои алмазы
"альфа" и "бета" так, чтобы они шли по лучу "Полярной". Левее ее "Лира"
блистала крупным, каратов на восемьдесят, бело-голубым алмазом "Веги".
За ней удалялись по дуге к той стороне павильона "Лебедь", "Кассиопея",
"Персей".

Меня удивило то, что "полюс", вокруг которого должны вращаться
"звезды", занял не король. Я спросил об этом тестя. Его величество,
шепотком объяснил Имельдин, владеет самым крупным бриллиантом на
острове, который величиной и блеском настолько же превосходит
остальные, как звезда Сириус на небе все прочие. Поэтому король
изображает созвездие Большого Пса. Я быстро отыскал это "созвездие",
двигавшееся по краю хоровода: не только "Сириус", но и остальные
"звезды" выделялись в нем (вероятно, стараниями дам-линз) куда сильней,
чем в обычном небе. Рядом с Зией компактным созвездием "Малого Пса"
сиял начальник дворцовой охраны.

Под звуки спокойного вальса "созвездия" проплывали под нашей нишей.
Имельдин, знавший всю подноготную, пояснил, что "Дракон", извернувшийся
цепочкой мелких камней между "Медведицами",- это наш знакомец
Донесман-Тик; еще двое малоимущих из академии сообразили "созвездие на
троих"; что сильно мерцают "звезды" в животах тех дам, кои стараются
своими линзами увеличить их яркость - втереть глаза знакомым. Но я
находился под очарованием музыки и картины и почти не слушал его. Мне
хотелось поверить в то, что внизу - не матово-черный пол, а такие же
необъятные, как и над головой, черные глубины Вселенной и что движутся
там не заглотанные блестящие камешки, а настоящие звезды. Хотелось
поверить и в то, что не ради тщеславия, не чтобы почваниться друг перед
другом своими ценностями затеяли люди это, а двигало ими какое-то
космическое, что ли, чувство: напомнить себе и другим, что мы живем во
Вселенной. Во Вселенной прежде всего, а не на планете, не на острове и
не в городе Грондтики. Может, так оно и было когда-то задумано?..

Что и говорить, "звезды" внизу были ярче звезд вверху - ведь свет
настоящих подавляла полная луна. И - сначала я решил, что мне
показалось,- "звезд" внизу было больше. Подсчитал в проплывших вблизи
"Плеядах" (придворная дама, вторая любовница Зии - по справке
Имельдина): вместо семи-восьми видимых невооруженным глазом - более
сорока камней; и расположены все так, как видны в телескоп. Вот это да!
Вот "Лира"- и в ней, кроме самых заметных алмазных шести, блистают еще
десятка полтора второстепенных жемчужных "звезд". Далее мое внимание
приковало "созвездие Орион": в нем, кроме основной фигуры из
бриллиантов, подобранной и в цвете так, что узнавалась и красноватая
"Бетельгейзе", и белый "Ригель", кроме множества заметных лишь в
телескоп сопутствующих звездочек, россыпью жемчужинок была обозначена
наблюдаемая в созвездии туманность!

В небе глазами мы различаем около трех тысяч звезд - внизу же я видел
десятки тысяч; и расположение их, и блеск соответствовали картинам,
видимым только в телескоп. Между тем, ни в академии, нигде я не видел
здесь телескопов. Откуда же знают?..

"Орион" приблизился в вальсе. "Моя клиентка,- шепнул тесть,- жена
торгового министра, первого хапуги острова. Мартенсита фон Флик. Хороша
работка, а?"- "Послушай, познакомь!" Мы спрыгнули, пошли рядом вдоль
стены. Имельдин представил меня рослой и обширной телом даме. Похоже,
что и мой вид взволновал ее: она повела янтарным плечиком, головой,
приливом крови обозначила привлекательные места, правда, лишь с тыльной
стороны, чтобы не заслонить свои "звезды" от ведущего.

- Как вы прекрасны! - восхищенно сказал я.- Никогда не видел такого
богатого, подробного и точного Ориона. И откуда только вы все это взяли?

- Ах, бросьте! - мелодично ответила Мартенсита.- У моего благоверного
хватит еще на три таких "Ориона".

- Да, но откуда вы узнали, что все звезды расположены именно так?-
настаивал я.

- Как - откуда? Как это откуда?!- непонятно почему вдруг взбеленилась
дама, бросила Имельдину: - Он что у вас - совсем?!- и резко, рискуя
нарушить плавный ход светил, отошла.

Я двинулся было за ней, но тесть крепко взял меня за руку.

- Ты что, действительно "совсем"- задавать такие вопросы! - и потянул
меня обратно в нишу.

- Но... что я такого сказал?!-недоумевал я, когда мы вернулись на свое
место.

- Как что? А тебе понравилось бы, если бы кто-то спросил о таком деле
Аганиту?

- О каком деле?..

Но тут нас отвлек новый эпизод, тесть не успел ответить. В "Большой
Медведице", которая как раз перемещалась неподалеку, "звезды" вдруг
нарушили фигуру: две самые крупные, "альфа" и "бета", более не
образовывали прямую с "Полярной" дона Реторто, а круто пошли вниз.
"Медведица" издала неподобающий обстановке звук и, расталкивая другие
"созвездия", кинулась к выходу. За ней устремились две прозрачные тени,
видимо, из охраны. В павильоне возникло смятение, но
министр-церемонимейстер энергичными жестами переместил на пустое место
несколько второстепенных "звезд" из внешнего круга, расположил их
сходной фигурой. И вальс продолжался.

- Ой-ой! - сокрушенно хлопнул себя по бокам Имельдин.- Говорил же я ей,
что не удержит!.. Ну-ка, подсади меня.

Я помог ему взобраться на стену, затем с его помощью поднялся сам.
Действие разыгралось прямо под нами, но увидеть что-либо в тени тиквой
было затруднительно. Судя по звукам возни, а затем - и рыданий дамы, ей
не удалось спасти ни "альфу", ни "бету". Вскоре мы заметили, как
тени-охранники удаляются с этими бриллиантами.

- Конечно, что упало, то пропало,- вздохнул тесть.- Особенно, если
упало таким образом. А ведь предупреждал ее, отговаривал!.. Гули, нам
пора уходить. А то она сейчас закатит мне скандал при всех, чтобы
отыграться, я ее знаю. Половину состояния про...- как будто я виноват!

Неподалеку старая тиквойя простерла толстые ветви над стеной. По ним мы
перебрались на дерево, спустились и скоро уже шагали вниз по дороге под
луной среди темных стволов. Имельдин расстроенно молчал, потом произнес:

- Скупенек, однако, стал светоч наш Зия, ох скупенек! Трудился за
королевское "спасибо"... да и то досталось тебе.- Фыркнул и снова замолчал.

...Конечно, он был вправе ждать от этого приема большего. И не за такие
дела, как годовая возня с демихомом, удачное проведение пробы на его
прозрачность, король приказывал поднести отличившемуся бриллиант,
изумруд или хотя бы рубин, который полагалось проглотить под
аплодисменты знати; порой совсем за пустые дела, за связи. И Донесман
этот долговязый мог бы в докладе - чем изощряться в оскорбительных
выдумках о темнотиках - отметить надлежащим образом заслуги Имельдина.
Я сочувствовал тестю.

Мое настроение тоже было неважным - и из-за доклада и оттого, что таким
неблагоуханным, постыдным эпизодом завершилось очаровавшее меня зрелище
"звездного вальса". Космическое зрелище, космические чувства - и... тьфу!

Но постепенно мы разговорились. Имельдин объяснил, что внутренние
украшения должны держаться в пределах тонких кишок - на время из
показа, во всяком случае. А эта дама, стареющая и тщеславная, возжелала
одна изобразить Большую Медведицу - и тем самым посрамить соперниц.
Хочешь не хочешь, пришлось программировать так, что крайние "звезды"
окажутся к вальсу в толстых кишках - а от них недалеко и до прямой.
Носители украшений умеют сокращениями гладких мышц живота удерживать
драгоценности в нужном месте некоторое время, но всему есть предел. К
тому же дама своими "линзами" старалась подать себя покрупнее,
тужилась. Вот так и получилось.

- Нужно было что-то крепящее ей дать,- сказал я.

- Крепящее?- встрепенулся Имельдин.- А что это?

Оказалось, что "лучший медик Тикитакии" ничего не знает ни о крепящих,
ни о слабительных средствах! Впрочем, если здраво подумать, удивляться
нечему: на острове в ходу медицина для здоровых, а в ней лекарства не в
чести. Может, когда-то и знали, да забыли за ненадобностью.

Читатель поймет, с каким удовольствием я на ходу прочел тестю лекцию об
известных мне крепящих и слабительных снадобьях: наконец-то я знаю то,
чего здешние медики не знают! И пусть мое знание идет от немощной
европейской медицины для больных, а вот пригодилось. Я сообщал ему о
свойствах дубовой коры (дубы обильно растут на острове) и дубильных
препаратов, об остро-кислых крепящих смесях, о зверобое, чернике и иных
ягодах. Затем, перейдя на слабительные, рассказал о действии
глауберовой соли и сернокислой магнезии, о самом популярном на кораблях
слабительном средстве - морской соли; не забыл о касторовом и
миндальном масле, об отварах ревеня, крушины... Имельдин слушал с
большим вниманием, задавал уточняющие вопросы.

И только когда мы вошли в ночной город, я вспомнил:

- Послушай, но почему так оскорбилась эта "мадам Орион"? Я ведь только
и хотел узнать, как она наблюдала неразличимые глазом детали созвездия.
И ты ее поддержал, вспомнил Агату... при чем здесь она!

- То есть как "при чем"?!- тесть остановился.- Как это - "при чем"?!
Постой...- голос его упал,- значит, вы с Аганитой еще не...?

- Что мы "не"?- я тоже остановился.- Мы не "не", мы да! У тебя вон внук
растет, Майкл.

- Да, это-то я заметил. Значит, вы еще не... Ну, конечно, откуда тебе
знать! А она постеснялась. И я поделикатничал, дурак старый, не
спросил, как у вас с этим, не хотел вмешиваться... Значит, и каталог вы
еще не начали? Какая же цена тому внуку!.. Ой-ой-ой! - Имельдина не
было видно, но, судя по голосу, он взялся за голову.- Бедная моя девочка!

- Почему бедная? Во что вмешиваться? Какой каталог? Что мы "не", можешь
ты объяснить!

- Что теперь объяснять!.. Как, по-твоему, для чего в вашем мезонине
раздвижная поворотная крыша?

- Для прохлады,- уверенно сказал я.- Мы пользуемся.

- Идиот,- так же уверенно произнес тесть.- За кого я отдал свою дочь!
Бедная Аганита! - Было похоже на то, что он снова схватился за голову.

- Послушай, не мог бы ты более внятно выразить...

- Сейчас нет, это возможно только на внутреннем тикитанто. Отложим до
утра. Но имей в виду, Барбарите ни звука: испепелит. И по интонациям я
понял, что это не иносказание. Испепелит.

Предмет, который объяснил мне - и преимущественно не словами -
следующим утром Имельдин, когда мы уединились в роще тиквой,
действительно оказался столь тонким и деликатным, что я не уверен,
сумею ли передать все это читателю. Для многого и слов не подберешь.

Собственно, упрощенно дело можно изложить двумя словами: семейная
астрономия. Вроде той же семейной охоты, только не при солнце, а ночью,
не выходя из дому, и объект - не утки, а звезды. Или планеты. И зеркала
не нужны. Интересные наблюдения заносят в семейный звездный каталог,
каковой и является хранимой супругами до старости реликвией.

...Неправильно мой тесть обозвал меня идиотом, несправедливо. Дело не в
тупости, не в непонимании - в неприятии. Хорошо: "печки" для
приготовления пищи, "охотничьи лучевые ружья", даже "лучевые батареи",
уничтожившие на моих глазах корабль... ладно: видеосвязь, ЗД-видение.
Но чтобы этим пользоваться для такого дела - вы меня простите! Вот это
ханжеское неприятие и порождало нежелание понять.

Да и то сказать: одно дело - сфокусировать в жгучее пятнышко яркий свет
солнца или даже передавать изображение достаточно крупных наземных
объектов, но совсем другое - отчетливое наблюдение бесконечно далеких,
посылающих сюда мизерные лучики звезд. Я знал, насколько это сложно.

И здесь все было очень непросто. В отличие от охоты, кухни и видеотрепа
это оказывалось возможным при таком слитном настрое тел и духа двоих,
которое бывает только в счастливой любви - и именно в начале ее, в
самом трепете, еще до привыкания. Это - а не действие, в общем-то
довольно сходное у всех божьих тварей,- и считается на острове вершиной
интимной любви: единение троих - Он, Она и Вселенная. Или единение
существа "Он - Она" со Вселенной, как угодно.

Спрашивать же о таком, как я в лоб спросил ту Мартенситу фон Флик, было
даже более неприлично, чем поинтересоваться у нашей как она провела
ночь с мужем.

Оказывается, мы с Агатой жили все это время в обсерватории любви. Я
вспомнил: когда ночами я раздвигал крышу и блеск звезд входил в
комнату, Агата поднималась с постели, взбиралась на бамбуковый помост
(он уходил под самый потолок, довольно красивый, с изгибами и
переплетениями прутьев, двумя кругами как раз над нашим изголовьем; я
считал его декоративным), ложилась там и спрашивала замирающим голосом:

- Ты хочешь? Ты уже хочешь, да? Что?..

- Конечно, хочу,- ответствовал я.- Иди-ка сюда!

Как жарко стало моему лицу, когда в роще я вспомнил об этом! Имельдин
даже сказал: "Ого!" Действительно, бедная девочка: она пыталась
возвысить меня до человека, а я все возвращал ее в самки. Я думал, что
это нужно ей, она думала, что это нужно мне,- и оба чувствовали себя
обманутыми. На самом деле нам нужно было что-то куда более близкое к
поэзии; и она знала что. А я-то считал себя заправским тикитаком, все
понимающим в их жизни!

И получилось, что время упущено. Теперь я для Агаты на втором месте. На
первом - Майкл, наш чудесный прозрачный Майкл, которого я до сих пор
боялся взять на руки, его рев казался мне более реальным, чем он сам.
По утрам я провожал их в тиквойевый Сквер Молодых Мам, где Агата и ее
товарки рассматривали на просвет своих младенцев, сравнивали,
успокаивали, заботились, обменивались впечатлениями, кормили и затем
предавались занятию, недоступному для мамаш непрозрачных детей:
смотрели, как глоточки пищи проходят по пищеводику их кровиночек,
попадают в желудочек, обволакиваются секретами из железок, следуют все
дальше, дальше... и все в порядке. Мысли и чувства моей жены целиком
заняты отпрыском; после родов она более не взбиралась на помост.

А далее и вовсе - пойдут хлопоты по хозяйству, кухня (с приготовлением
пищи своими "линзами")... тогда будет не до звезд.

- Как же мне быть?- спросил я тестя.

- Ну, постарайся быть с ней поласковей, понежнее.

- Да я и так...

- Нет, ты по-другому постарайся, иначе... - Знаешь что,- Имельдина
осенило,-, напиши-ка ей стихи. Женщины это любят.

Не было для меня предмета более отдаленного. Еще в школе учителя
установили мою явную неспособность к гуманитарным наукам как к прозе,
так и к поэзии. Из всей английской поэзии я помнил только застольную
песенку "Наш Джонни - хороший парень". Но похоже, что иного выхода не было.

- Хорошо, я попробую.

Я удалился в глубь рощи, сел там у ручья, глядел на движение светлых
струй (слышал, что это помогает). Потом бродил около .моря, любовался
накатом зеленых волн на берег, синью небес, слушал шум прибоя и
пропитывался его ритмом. К вечеру вернулся домой, показал тестю результат:



Агата - хорошая дама.

Агата - дама что надо.

Агата - отличная дама.

Агата лучше всех!



Имельдину стихи не понравились: во-первых, коротки, во-вторых, в
тикитакской поэзии полагается подробно воспевать все прелести любимой,
от и до. Он дал мне "козу"- стихи, которые сочинил в свое время для
Барбариты, для юной, стройной и прелестной Барбариты. Если по мне, так
они были, пожалуй, излишне вычурны, отдавали трансцендентностью и
импрессионистическим натурализмом; но ему видней.

Разумеется, я не передрал вирши, как неуспевающий студент, творчески
доработал их, внес свои чувства и мысли. Получилось вот что:



О Аганита, славная в женах!

Твои груди-линзы насквозь прожгли мое сердце,

Пронзили его, как стрелой,

И привязали к себе.

О Аганита, славная в любви,-

Чей позвоночник извивается от ласк,

Как ползущая змея,

Чье тело пахнет; как свежий мед,

Чьи кости солнечно желты, как мед,

А объятья сладки, как тот же мед!

О Аганита, славная душой,-

Чье дыхание чисто и нежно, как утренний бриз,

А легкие подобны ушам сердитого слона,

Чьи глаза одинаково светят мне и днем, и ночью,

А кишечник подобен священному удаву,

поглотившему жертвенного кролика.

О Аганита, славная жена!



(Читателю стоит помнить, что любые стихи много утрачивают при переводе;
на тикитанто они звучат более складно и с рифмами).

- Ну, это куда ни шло! - снисходительно молвил тесть.- Давай, действуй,
ни пуха ни пера!

...Но любопытно, что более всего понравились Агате именно мои первые
стихи. Эти тоже, но те ее просто пленили, она их сразу выучила
наизусть. В них, возможно, и меньше поэтического мастерства, сказала
она, но зато слышно подлинное чувство. А что может быть важнее чувства
как в поэзии, так и в любви!

Читатель желает знать, что было дальше? Здорово было. Да, все по
известной оптической схеме: муж - окуляр, жена - объектив с меняющейся
настройкой; Но окуляр был любим, обласкан, им гордились, к нему
относились чуть иронически-снисходительно, но в то же время и
побаивались. А объектив... это был лучший объектив на свете,
заслуживающий и не таких стихов, и не такой любви. И, может быть, даже
не такого окуляра, как я. И мы были едины: я, она и Вселенная.

А вверху, в ночи, в щели между раздвинутыми скатами крыши плыл среди
звезд... этот, как его?- Марс. Красненький такой.

- Ну-ка, прицелимся, радость моя.

Я увидел кирпичного цвета горошину в ущербной фазе с белой нашлепкой у
полюса и две искорки во тьме, несущиеся вперегонки близко около нее. А
потом все крупнее, отчетливей: безжизненные желто-красные пески с
барханами, отбрасывающими черные тени; плато с гигантскими валунами;
скалистые горы, уносящие вершины к звездам. И стремительный восход в
черном небе двух тел неправильной формы, глыб в оспинах и бороздах -
ближняя к планете крупнее дальней.

Утром я дополнил стихи об Аганите строкой: "Чьи бедра так чисты и
округлы, что через них можно увидеть спутники Марса".

В последующие ночи я засек периоды обращения спутников, а по ним легко
вычислить и орбиты.

С этого открытия мы и начали наш семейный звездный каталог. Не знаю,
как назовут спутники Марса европейские астрономы, когда откроют их
(подберут, наверно, что-нибудь поотвратительней из латыни), но мы их
назвали, как это принято у нас в Тикитакии: большой спутник - Лемюэль,
меньший - Аганита.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Затруднения казны и честолюбие тестя. Автор вовлечен в заговор.
Ограбление по-королевски. Роковой поступок Имельдина



С неудовольствием приступаю к описанию событий, которые принудили меня
покинуть остров. Вспоминать об этом горько и сейчас.

Признаюсь: после проникновения в семейную астрономию я даже и на тот
тенденциозно-амбициозный доклад академика Донесмана-Тика начал смотреть
несколько иначе. Конечно, вопрос о том, что европейцы - дичающие
потомки не выдержавших Похолодание тикитаков, пусть лучше останется
открытым, но в остальном факт иного пути разумных существ, иной
цивилизации на Земле был у меня перед глазами. Это неважно, что многие
наши достижения - и те, что есть, и те, что будут,- они имеют не в
металле, не в громоздко-сложных конструкциях, а в своем прозрачном
теле. Неважно и то, что две самые мощные отрасли знаний - медицину и
астрономию - местные ученые не признают науками; действительно, какая
же это наука, если без зауми и каждому доступно! Главное, что они есть,
эти знания. Если смыслом разумного существования является познание себя
и познание Большого Мира, породившего нас вместе с планетой, Солнцем и
звездами, то тикитаки здесь явно далеко впереди. Ибо и каждый из них, и
парами, и все они вместе,- Глаз, могущий проникать неограниченно как в
себя, так и во Вселенную.

И я теперь был причастен ко всему этому.

Мы с Агатой по-новому, по-настоящему поняли и полюбили друг друга.

Майкл набирал вес, лепетал первые слова; были основания надеяться, что
его скелет останется прозрачным и когда он вырастет. Словом, жизнь
наладилась, иной я себе и не мыслил; даже с Барбаритой мы притерлись.

И вот в один - да, всего лишь в один - далеко не прекрасный день все
разрушилось.

Читатель, вероятно, заметил, что мой тесть и опекун Имельдин был
человек, как говорится, обойденный судьбой. Его способности и большие
профессиональные знания оставались без применения, приходилось
подрабатывать "внутренним декорированием", сомнительным парикмахерским
занятием; да и в нем после прискорбного казуса с "Большой Медведицей"
его репутация оказалась подмоченной.

Честолюбивые попытки не удавались: по конкурсу в Академию наук не
прошел, за хлопоты со мной не наградили, не отметили. И в семье не ладилось.

Мы с ним с самого начала сошлись характерами - двое мужчин, которым не
везло; как могли, поддерживали и выручали друг друга; вместе
претерпевали от Барбариты. Я немало узнал от него, тесть - кое-что и от
меня. Он никогда не называл меня демихом и не одобрял, когда это делали
другие. И я был огорчен, что за "пробу на прозрачность" Имельдину
ничего не перепало. Только тем и осчастливил нас монарх Зия, что пустил
на "звездный бал". Лучше бы он этого не делал!

Королевскую волю не оспоришь, но уязвленный тесть через знакомцев при
дворе попытался узнать, выяснить: в чем дело, за что такая немилость?
Оказалось, это вовсе не немилость, а режим экономии: королевская казна
переживала трудные времена. Переживала она их потому, что резко
сократились поступления из основного источника - от конфискаций
имущества чиновников-лихоимцев.

А поступления сократились из-за того, что среди востребованных и
вознесенных на различные должности вымогателей и взяточников оказалось
меньше, чем рассчитывали: для многих от скорбной жизни в Яме новый свет
воссиял, они решили жить праведно или по крайней мере не попадаться.

Несколько честных (или хоть осторожных) чиновников колеблют
государственный порядок - это безусловный изъян системы.

Когда Имельдин узнал об этом, у него быстро созрел новый замысел на
основе новой, полученной от меня информации. Я думал, из сообщенных
рецептов он выберет крепящие средства, чтобы потчевать своих клиенток;
ничего подобного - он занялся слабительными.

Предприимчивый тесть изготовил и проверил на себе действие всех составов.

Подобрал смесь, нейтральную по вкусу, проявляющую себя ровно через два
часа, да так, что могла бы вывернуть наизнанку и слона.

Тайком от Барбариты он достал из тайника два хранимые про черный день
камешка: изумрудик и сапфир скромных размеров, заправился ими,
прихватил пузырек, поднялся во дворец и дерзко потребовал приема у
короля по делу большой важности. Зия принял. Имельдин объяснил, что к
чему, отпил из пузырька, продемонстрировал действие снадобья.

Все это Имельдин, как и подобает опытному неудачнику, провернул
скрытно, даже ко мне более не обращался за консультацией. Я узнал обо
всем, когда - это случилось три месяца спустя - нас снова пригласили во
дворец на празднество полнолуния и прислали лошадей. Для меня это была
полная неожиданность. "Ну, ты сегодня увидишь!..- приговаривал тесть,
потирая янтарными ладонями, когда мы зарысили вверх по дороге.- Ох, и
будет же!". И только распалив мое любопытство, выложил дело. Сначала я
возмутился так, что остановил коня, слез, передал Имельдину повод и
повернул обратно. Использовать медицинские знания во вред людям - куда
это годится!

Тесть преградил мне дорогу.

- Послушай,- произнес он с обидой в голосе,- я ведь мог сказать, что
сам изобрел рецепт,- и один получил бы награду и расположение короля.
Но я не такой человек. Меня оттесняют - да, но чтобы я сам - нет.
Поэтому я сказал его величеству, что все рецепты сообщил Демихом Гули.
И знаешь, что ответил король? "В таком случае он больше не демихом".
Вот. А ты!..

Что ж, по-своему это было благородно. Словом, он меня уговорил. Неплохо
бы действительно избавиться от позорной клички, пока и свой сын не
начал дразнить. Да еще вспомнил, как прошлый раз мы бесцветными тенями
терлись у стены, а перед нами вельможно блистали "созвездия",- и снова
забрался на коня. Ну-ка, как вы станцуете сегодня?..

Все было, как обычно во дворце, только у чиновников-порученцев,
сновавших по дорожкам с папками под мышкой, были несколько
выразительней, ответственней поджаты внутренности и подтянуты
диафрагмы. Как обычно, восседали министры на двух скамьях по обе
стороны от короля на троне - все закинув левую ногу на правую и
скрестив на груди руки; но и сквозь скрещенные руки было видно, как у
них в одном ритме наполняются легкие, сокращаются сердца.

Только ЗД-видение на сей раз не присутствовало.

Знати со всего острова съехалось сегодня даже больше, чем прошлый раз.
В тронном павильоне было тесно и душно. Многие обмахивались веерами, но
- на что я обратил внимание - овевали не лица, а преимущественно
область живота, чтобы пленка пота на этих поверхностях не уменьшала
блеск драгоценностей внутри. Некоторые поддавали себя веерами и сзади -
чтобы и со спины все в них было хорошо видно стоящим позади.

Мы с Имельдином как раз и стояли позади, около дверей. Все колышущееся,
сверкающее, искрящееся, играющее огнями ювелирное разнообразие, кое
через несколько часов поступит в казну, простиралось перед нами, как
поле с цветами. И смотрели мы на этих впереди "не таких, как все",
стремящихся к вершине и теснящих друг друга, теми же глазами, какими
всюду и во все времена чернь смотрит на знать.

На ковриках перед королем и правительством стояли двое, востребованных
из Ямы; тощий вид их выражал готовность. Одного король Зия вознес на
пост контролера за сбором плодов тиквой в Эдессе, другого назначил
запретителем по части ухода за- престарелыми. Возвысив и обласкав, его
величество отпустил их со словами: "Смотрите же мне!"

Затем последовал возглас с Башни Последнего Луча: "Солнце - на западе,
Луна - на востоке!" Под него всем - кроме челяди и нас - разнесли
ритуальные пиалы с тиквойевым пивом. Его величество предложил тост: "За
здоровье и долголетие всех присутствующих!"- включив и себя в число
всех. Не выпить до дна было нельзя. По вкусу то, что поднесли знати,
мало отличалось от поданного королю и министрам.

Далее был ритуал прощания с Солнцем на смотровой площадке, общий привет
Луне - и, наконец, "звездный бал". Ах, какой роскошный получился на
этот раз бал!

Такого по блеску и изобилию украшений не помнили даже самые старые
челядинцы, и уж наверняка теперь очень не скоро такой случится снова.

Мы с Имельдином забрались в свою нишу. На сей раз мы не столько
любовались танцами, сколько отсчитывали затраченное на каждый из них
время. Контрданс, менуэт, ритурнель, кадриль, полонез - все это были
предварительные стадии, во время которых драгоценные камни, следуя
сокращениям аристократических кишок, располагались подобно звездам в
созвездиях.

И вот наступило время "звездного вальса". Министр-церемонимейстер дон
Реторто, блистая своей "Полярной звездой", встал в центре павильона.
Место той тщеславной неудачницы заняли теперь две дамы; их "Большая
Медведица" была действительно большой, сверкала яркими камнями. Прочие
"созвездия" расположились, как на небесах. Контрабас принялся
отсчитывать неспешный ритм на три четверти "Эс тик-так, эс тик-так...",
виолончели мягко повели партию Луны, запели скрипки - вальс начался.
Далеко было настоящим звездам в залитом лунным светом небе до обильного
сверкающего великолепия у нас под ногами! "Мадам Орион", проплывая
мимо, углядела меня в нише, сделала ручкой и немножко обрисовалась: она
уже не сердилась. "Интересно, позаботился ли о ней ее супруг?- подумал
я.- Впрочем, у него еще на три "Ориона" хватит".

- Пора бы...- нетерпеливо прошептал Имельдин. Как и всякий новатор, он
нервничал.

И - началось. "Звезды" повсюду .замерцали, как перед ураганом,
затрепетали, рисунки "созвездий" исказились; случись такое в настоящем
небе, это означало бы конец света. Мелодии скрипок и виолончелей
покрыли совсем другие звуки.

Смесь Имельдина подействовала на всех одновременно и четко. На этот раз
никто не успел выбежать из павильона. Некоторые даже не успели присесть.

Полагаю, что читатель не станет требовать от меня подробного описания
всего, что там происходило: как дугой вылетали "созвездия", как
ошеломленные гости пытались спасти свое богатство (а некоторые - и
прихватить чужое), как для контроля ситуации по приказу короля были
зажжены факелы - событие по своей исключительности едва ли не
историческое... как слуги, охранники и даже министры пресекали попытки
вернуть утерянное, пинали ползающих гостей, оттаптывали всей ступней
тянущиеся к камням прозрачные пальцы... как и сам его величество
"Большой Пес" с ярчайшим "Сириусом" в животе в ажитации бегал по
павильону с возгласами: "Нет-нет, что упало, то пропало!"- указывал
подчиненным не зевать и сгребать все в кучу и раскраснелся при этом
настолько, что я увидел его лицо: пухлые щеки, покатый лоб, крючковатый
нос над плоскими губами, широкий подбородок. Чадящие языки пламени,
умноженные зеркалами, метания полупрозрачных теней на черном полу,
мерзкие звуки, веера зловонных брызг, сверкание влажный камней, рыдания
и стоны - такие сцены, пожалуй, редки и в аду. Но существует ли такое
зловоние и нечистоты, которые смутят стремящегося к богатству?

Опустошенных, сникших до полной незримости аристократов выталкивали из
павильона взашей, а они со стенаниями и плачем рвались обратно к
сверкающей неблагоуханной куче, протягивали к ней руки. Теперь это были
призраки, жалкие тени недавних самих себя.

Когда зал очистили от них, король жестом подозвал нас. Мы стояли над
кучей драгоценностей, распространяющих запах выгребной ямы, три
сообщника: властитель, плут и дурак.

- Вот теперь глотай свою долю! - сказал Зия Имельдину и милостиво
указал подбородком на кучу.

- Как, ваше величество, прямо сейчас?!- тот в замешательстве отступил
на шаг.

- Да, сейчас. В твоем распоряжении минута.

Тесть колебался еще секунду - секунду, стоившую бриллианта; затем начал
работать: наклон к куче - мгновенный выбор - энергичный, остервенелый
глоток. Он хватал "звезды" первой величины и ни разу не ошибся.

...Потом, размышляя, я понял, почему король Зия облек свою "милость" в
такую форму: он чувствовал себя неважно. Все-таки совершил ограбление,
хоть и по-королевски, суетился, бегал, потерял (или показал?) лицо. В
такой ситуации нет лучшего утешения, чем убедиться, что рядом с тобой
еще большие подонки, чем ты сам.

- Довольно! - остановил Зия тестя, который вошел в раж; указал
подбородком на кучу мне.- Теперь ты. Тоже минута.

Скорее бы я согласился быть четвертованным!

Имельдин - сверкающий в свете факелов пищеводом и верхней, самой
широкой частью желудка - глядел на меня с тревогой и недоумением.

- Ну, что же ты! - поторопил король - и нутром выразил: "Брезгуешь, падло?!"

- Счастье бескорыстно служить вашему величеству для меня дороже любых
драгоценностей,- сказал я ровным голосом, сильно надеясь, что из-за
неверного освещения прочесть мои подлинные чувства не удастся.

- Бескорыстно?.. Э, милейший, ты и в самом деле демихом..
Бескорыстно!.. Бескорыстные-то как раз меня и подвели. Все, убирайтесь!
- возмутился король.

Возможно, король и прочел мои чувства. Но в конце концов он ведь
остался не в накладе.



Мы выбрались из дворца прежним путем: из ниши на стену павильона,
оттуда на тиквойю, по ее стволу вниз - и в темную глубину парка, к
известной Имельдину лазейке в ограде. Тесть теперь опасался открытых мест.

Вскоре мы спускались с горы по каменистой тропинке, уникальная пара в
лунном свете - темный скелет и рядом - сияющий бриллиантами желудок.
Сначала шли молча, прислушивались, нет ли погони.

Вокруг было тихо, только ветерок чуть шевелил листву в верхушках деревьев.

"Бриллиантовый желудок" воспрял, принялся истово ругать меня.

- Чистоплюй, тоже мне... ведь вдвое больше несли бы сейчас! Сплоховал,
Гули, не ждал от тебя! Подумаешь, эко дело, ничего с тобой не случилось
бы, как не случится и со мной. Ладно,- он щедро хлопнул себя по
животу,- половина все одно твоя. Я не жаден, да мы и родичи, хе-хе!
Теперь и в академию птицей пролечу, вот увидишь. Думаешь, этот их
конкурс с подсчетом извилин объективен? Эге! Какую-то складку можно
посчитать отдельной извилиной, а можно продолжением предыдущей. Один
камешек,- он снова похлопал себя по животу,- и у меня все складки
пойдут как извилины не только в мозгу, но и на шее, вот так-то, хохо-хо!

Я молча шагал с наветренной стороны и думал, что в жизни темнотика есть
свои преимущества: если и окажешься в дерьме - то все-таки снаружи. А
здесь можно и изнутри. Я понимал, что. Имельдин говорит сейчас не для
меня, а больше для себя самого - на остатке куража, заряда погони за
удачей, который и заставил его на финише так непоправимо изменить себе.
Будь он спокойней, будь у него хоть время подумать, он бы так не
поступил - я же его знаю.

И когда заряд кончится, ему будет худо.

...Жил человек, стремился к успеху и признанию, увлекался замыслами,
предприятиями, они не удавались, а неудачи распаляют. Но ведь что
значит - не удавались?

В голову приходили, душу наполняли - в этом и есть удача жизни, а не в
том, что от благодетелей отломится. И со слабительными был именно
замысел, идея, наполнившая душу. И получилось, аристократишек, мнивших
о себе, хорошо прочистило, так им и надо.

Но вот - после многих поражений и срывов - полный успех на высшем
(королевском) уровне: хватай! "Глотай!" Расплатился бы Зия и так за
грязную услугу, еще за молчание, может, накинул бы.

А теперь... что же ты сделал с собой, медик Имельдин? Как ты дальше
жить-то будешь!

И показалось мне, будто не от эффекта растворения в лунном свете, а на
самом деле нет больше моего незадачливого тестя. "Бриллиантовый
желудок" есть, плывет во тьме, а больше ничего нет.

Имельдин тем временем замолк. Принялся беспокойно насвистывать. Но вот
перестал и свистеть: видно, заряд кончился. Мы вышли из леса прямо на
свою улицу.

Вдруг он остановился, больно сжал мою руку:

- Гули, друг! Зачем же ты меня не удержал?! Его голос до сих пор в моих
ушах.



Наутро я нашел тестя в ванной, до половины в своей крови, с разъятым
желудком. Он был недвижим и непрозрачен. Пол усеяли бриллианты,
"звезды" первой величины.

Не пожелал Имельдин ни дожидаться, пока они покинут его сами, ни
ускорить дело слабительными. Он был хороший хирург и знал, где резать.

Вот тогда только я и увидел лицо своего опекуна, тестя и друга: мягкий
нос с широкими ноздрями, крепкие морщины на щеках и около глаз,
мелковатый подбородок с ямочкой. И выражение, которое застыло на нем,-
выражение не мертвого, а именно смертельно уставшего от жизни человека.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Автор вынужден бежать с острова. Прощание с женой и сыном. Возвращение
в Англию. Финальные размышления автора о прозрачности и возможной
участи тикитаков. Завещание потомкам



А когда через день после похорон тестя утром я вышел во двор, солнце
вдруг жарко осветило мое лицо - и вовсе не с той стороны, откуда оно
восходило.

Я успел спрятаться за дерево раньше, чем лучи сошлись на мне в огненную
точку; но шрам от ожога на правой щеке и мочке уха ношу до сих пор.

В дом я вернулся ползком и до темноты не выходил, только - из глубины
комнаты с помощью зеркал и "подзорной трубы" осматривал окрестность. И
обнаружил, что на полянах у подножия горы меня подкарауливают самое
малое три охотничьи пары с зеркалами и помостами.

Все было ясно: ограбленные аристократы узнали - и от кого же, скорее
всего, ни от кого иного, как от Зии и его приспешников! - что я главный
виновник их несчастья и позора.

Раньше, чем я смогу им объяснить, что не желал этого, что все вышло
помимо моей воли, они превратят меня в жаркое. (Но должен по
справедливости отметить, что и в мести тикитаки ведут себя
цивилизованней, например, наших южно-европейцев: у них она не
распространяется ни на каких родичей, ни на имущество.

Агата и Барбарита безбоязненно и без всякого вреда для себя появлялись
во дворе и на улице, уходили в город. Дом и дворовые постройки тоже не
подожгли.)

В этот день я не сделал себе очередную инъекцию тиктакола. А когда
наступила ночь и поднялась луна, в сопровождении Агаты ушел к берегу
океана, к месту, которое приметил, когда сочинял для нее стихи.

Там дождевые потоки прорыли в обрыве узкую щель, обнажили родничок и
образовали под корнями вывернувшейся старой тиквойи как бы медвежью
берлогу. В ней я прятался днем, а ночами при свете луны сносил сюда
бамбуковые бревна и связывал их в плот. Посредине его я установил
мачту, Агата из пеленок Майкла (благо их было достаточно) сшила парус
по моему чертежу. Из того же материала моя славная женушка сделала для
меня одежду - единственную, в которой понимала толк: распашонку и
набедренную повязку, очень напоминавшую подгузник.

На четвертую ночь все было готово. На плот я погрузил запас пищи и
воды, положил весло и шест. В отлив подтащил его к кромке воды.

...Читатель помнит, с какой неохотой я в свое время покидал - и тоже
вынужденно - страну гуингнгимов, разумных лошадей. Что уж говорить о
моих чувствах теперь! Всюду в своих скитаниях я искал не богатств, не
приключений и не славы, а более совершенную жизнь и более совершенных
людей. Ничуть не идеализируя тикитаков, не закрывая глаза на их
недостатки, я все-таки понимал, что здесь я это нашел, что здесь-
более... И вот злой случай лишает меня этой жизни. Да, кроме того, я
навсегда покидал любимую жену и сына!

Да, в Англии у меня имелась законная жена, с которой нас соединили узы
церкви, и двое детей, сын и дочь,- ныне уж взрослые, отрезанные ломти.
Но что есть законная жена против любимой! Нетрудно догадаться, сколь
мало для меня значила женщина, от которой я при первом удобном случае
норовил уплыть за тридевять земель.

Агата принесла попрощаться Майкла. Меня до сих пор мучит сознание того,
что я так и не увидел его напоследок в ущербном свете луны - только
прижавшись лицом и осыпая поцелуями, чувствовал его теплую, нежную,
славно пахнущую плоть. Сам я, перестав принимать тиктакол, за эти дни
помутнел. Аганита, увидев, каким я стал, сначала в испуге отшатнулась:
у тикитаков непрозрачны лишь покойники. Но спохватилась, приникла,
омочила мне грудь слезами:

- Возьми нас с собой, Гули, а?

Куда - на погибель? А если и посчастливится уцелеть, то чтобы потом ее
и Майкла демонстрировали там, как меня здесь?

Барбарита тоже пришла, сморкалась, стоя позади, - хотя я не сомневался,
что в душе она довольна, что убирается прочь опасный зятек.

Начался прилив, поднявшаяся вода закачала плот. Я обнял в последний раз
всех, вспрыгнул на него, оттолкнулся шестом, взялся за весло. До
восхода мне следовало уплыть подальше от острова.



За неделю скитаний в океане я окончательно потемнел.

И когда увидел на западе у горизонта белое пятнышко и поднес к глазам
мякоти кистей, чтобы рассмотреть: облачко там или парус?- то убедился в
том, что увидеть через мои "линзы" более ничего нельзя.

Но это все-таки оказался парус.

И на корабле, который меня подобрал, я по привычке еще не раз, стоя у
борта, подносил к глазам ладони, чтобы разглядеть приближающееся судно,
пускающего фонтан кита или далекий берег, чем вызывал недоуменные
взгляды и усмешки команды. Тогда я спохватывался и просил подзорную
трубу у офицеров.

Надо ли говорить, что лица моряков-темнотиков (хотя это были и
англичане): с большими носами и маленькими глазками, едва
выглядывающими из щелочек в коже век, с самой их красновато-желтой
кожей, с усами, баками и бородками - казались мне дикарски уродливыми,
речь, выражаемая только звуками,- по-варварски грубой и невнятной, а
одежды - нелепыми и смешными в своей ненужности? Да и на себя я с
отвращением взирал в зеркало.

Для них же, напротив, нелепо выглядел я в своем невероятном одеянии и
со странными замашками. Капитан, впрочем, был достаточно любезен со
мной: сам предложил мне выбрать одежду из своего гардероба, поместил в
отдельную каюту, куда заходил пораспросить меня об увиденном и
пережитом. Я отвечал, что провел более года на необитаемом острове и
рассказывать мне особенно нечего.

Не видя "инто" человека, мог ли я ему доверять!



По возвращении в Англию я узнал, что моя жена умерла. Дети жили своими
семьями, изредка навещая меня. Они так мало знали меня, а я так мало,
каюсь, уделял им в детстве времени и родительского внимания, что мы, в
сущности, были теперь чужими друг другу.

Я решил наконец основательно заняться врачебной практикой. Хоть я и не
мог видеть своих, пациентов изнутри и тем более исследовать их органы
тканевыми "линзами", но полученные в Тикитакии познания об устройстве и
жизни человеческого тела, взаимодействии в нем органов и веществ
позволили мне и по внешним признакам ставить куда более правильные
диагнозы, чем иным докторам. Правильный же диагноз - основа успешного
лечения. Моя популярность росла, гонорары - тоже; обойденные коллеги
почтили меня прозвищами "невежественного знахаря" и "колдуна-костоправа".

Единственно, в чем я потерпел неудачу, это в применении тикитакского
метода целительных болей. Когда я однажды закатил насморочному
дворянскому отроку пару лечебных оплеух, то присутствовавшая при
процедуре мамаша подняла такой крик, что у дома начали собираться люди.
И хоть насморк (хронический) тотчас же прошел, она отказалась уплатить
за визит и грозилась пожаловаться в суд.

Подобное получалось и при других попытках. Поэтому впоследствии, если я
видел, что пациента от его недуга, реального или мнимого, лучше бы
всего пользовать щипками с вывертом, легкой массажной поркой по
надлежащим местам, а то и просто полновесным пинком в зад,- я все равно
приписывал ему микстуры, притирания, клизмы, банки, рекомендовал прийти
еще, съездить на воды и т. п.

Люди больше желают, чтобы о них заботились и хлопотали, чем быть здоровыми.

Состоятельный вдовец, бывалый человек и к тому же врач, я, несмотря на
возраст, привлекал внимание женщин. Меня знакомили с достойными дамами
на вечеринках, ко мне заглядывали городские свахи.

Но и самые привлекательные во всех отношениях невесты и вдовы оставляли
меня равнодушным; все они были для меня будто в парандже - в парандже,
которую не снять. Мне вообще казалось теперь странным, как это можно
плениться внешностью женщины: я знал, знал так твердо, будто видел, что
их миловидность, округлость форм и плавность линий (качества, к которым
мы, влюбившись, присоединяем добросердечие, нежность, преданность и
даже тонкий ум) - это всего лишь более толстый, чем у мужчин, слой
подкожного жира. Женившись, мы сплошь и рядом обнаруживаем, что нету за
этими линиями ни доброго характера, ни ума, и не мудрено: не в
подкожном слое эти достоинства находятся. Совсем не там.

Да и не могло быть у меня с этими дамами того, что было с Аганитой:
любви-откровения, любви-открытия.

На многое, очень многое я теперь смотрел иными глазами. При виде ли
курящею франта, купца с багровой от гнева физиономией, распекающего
побледневшего приказчика, кавалеров и дам, украшенных драгоценностями,
или пациента-толстяка, жалующегося, что его -часто мутит,- я вспоминал
места из того ядовитого доклада Донесана-Тика. Тогда он меня уязвил, а
теперь я все подумывал: может, и в самом деле?..

Встретив человека с большим лбом, я вдруг понимал, почему мы таких
считаем умными: потому что при прозрачном черепе у него было бы видно
много извилин. Но мы их не видим, а все равно так считаем - почему?..

Может, действительно все уже было? Может, и все наши технические
изобретения есть попытка вернуть утерянный рай, вернуть с помощью
всяческих устройств вне себя все то, что некогда мы имели в себе?

Особенно вопрос о любви меня занимал. Наблюдая иногда за гуляющими под
луной влюбленными парами, я вспоминал свои ночи с Агатой, ночи
любви-единения со Вселенной, и мыслил в том же русле: ведь "в том и
отличие человеческой любви - и прежде всего молодой, трепетной, со
слезами и стихами - от простого обезьяньего занятия, что она стремится
охватить весь мир! Если так... мы, европейцы, с высокомерием и
брезгливостью смотрим на отношения полов у дикарей, считаем свои
образцом и вершиной; но в сравнении с тикитакскими какая же она
вершина! На миллиметр выше, чем у дикарей, только и всего. И главное, с
каждым веком они все ниже, проще: нет уже рыцарей, посвящавших себя
служению Прекрасной Даме, все меньше стихов и все больше похабства.

А ведь то, что упрощение отношений между мужчиной и женщиной,
приближение их к животному примитиву есть признак вырождения,- оспорить
нельзя.

Выходит, и тут тот долговязый с голым черепом не так и неправ?

Или взять развитие нашей цивилизации (как добавил бы Донесман-Тик, "с
позволения сказать") с помощью внешних устройств: от карет до
микроскопов и от реторт до пушек - прогресс ли это? Для самих
устройств, безусловно, да; для методов их расчета и проектирования, для
всех сопутствующих наук - тоже. А для людей? Ведь для них в конечном
счете дело сводится к тому, что все это можно купить. Обменять на
стойкий к желудочным кислотам металл.

То есть главным для пользования "прогрессом" оказывается он (или
эквивалентные ему ассигнации), как и во времена, когда прогресса не
было. Купил - телескоп (рассматривать соседние дома), корабль
(перевозить рабов), что угодно мудреное и точное, красивое и интересное
- а сам можешь хоть хрюкать, ибо все это остается вне нас и не меняет
нас. А если и меняет, то в какую, собственно, сторону?

Такие размышления шли у меня параллельно с написанием данного отчета.

Вот так и получилось, что чем ближе к концу, тем яснее я понимал, что
опубликовать его не вправе. Во-первых, не выйдет дело, не воспламеню я
современников-соотечественников идеей прозрачности - и именно потому,
что она должна быть не во вне, а внутри нас. Изменять придется себя.
Вот если бы все выгоды прозрачности можно было купить (и, кстати, тем
возвыситься над другими, кто не смог купить), а самому остаться все тем
же скрытным, своекорыстным, лживым темнотиком, тогда другое дело. А
так... нет!

Возможно, конечно, что публикация этих сведений подвигла бы некоторых
ученых и врачей на исследования в том же направлении: постепенно, за
сотню-другую лет, оно развилось бы. Но - и это уже во-вторых - надо
смотреть на вещи прямо: пока что впереди нашей цивилизации идут не
ученые, а люди с оружием. Люди, которые сначала стреляют, а потом
думают, если вообще думают. Люди, для которых все не похожие на них (по
виду, цвету кожи, по образу жизни, по религии... особенно по религии!),
хуже их. А раз так, то - бей их! Вспомним, что осталось от ацтеков и инков.

Тикитакам грозит та же участь. В отчете, в главе IV, я рассказываю о
том, как они потопили английский фрегат. Нетрудно угадать, какой приказ
отдаст наше Адмиралтейство посланным к острову новым фрегатам и баркам,
если за убийство даже одного белого уничтожается туземный поселок. Да,
днем, при свете солнца, остров неприступен; но ведь здесь я неизбежно
выдаю и то, что в темное время суток или в пасмурную погоду тикитаки
беззащитны. Такую пору и выберут для нападения. И начнется резня. То,
что вид островитян с непривычки вызывает ужас, отвращение и желание
пустить в ход оружие, я знаю сам.

А разве рассказ о носимых тикитаками внутри драгоценностях не привлечет
к острову -пиратов, флибустьеров и иных рыцарей наживы? Эти джентльмены
не станут роскошествовать со слабительными, а будут просто вспарывать
животы.

Нет, дело не только в том, что на острове остались люди, которые мне
дороги: жена и сын, хотя и это не могу не учитывать. Главное - в
другом: мы, европейцы, считаем себя умнее других, будучи всего лишь сильнее.

Пока мы с этим идем к другим народам, мы ничего не сможем взять у них,
кроме сырья, рабов и товаров, и ничего не оставим там, кроме унижения,
разорения и страха.

В то же время знания не должны пропасть; похоже, что мы и так их больше
теряем, чем приобретаем.

Поэтому я завещаю эту рукопись своему старшему сыну Джону Гулливеру с
тем, чтобы он передал ее своим детям, а те - своим и так далее до тех
пор, пока положение не изменится, пока люди не начнут понимать две
простые истины:

1) что подлинно разумная жизнь - та, когда меняют не только внешнюю
среду, но и себя;

2) что нет народов лучших и худших, а есть разные - и все друг друга стоят.

И пусть пройдет до этого век, и два, и более - только тогда я позволяю
сообщить, что

Весь покрытый зеленью, абсолютно весь,
Остров Тикитакия в океане есть.





                  --------------------------------



Источник: "Избранные произведния", т.2
изд. "Флокс", Нижний Новгород, 1994г.


Сканировал: Троянец
Корректура: А.Е.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.