С.Вартанов
   Это сон.

Предисловие.

   Стоял конец сентября, когда в Москве еще тепло, даже жарко, но  всем  уже
ясно, что лето кончилось. Осень. Особенно это понимали дети - те,  для  кого
лето и осень - не просто два разных времени года, но две  совершенно  разных
жизни - школа и  каникулы.  Школа  стояла  в  окружении  густых  тополей,  и
нескольких дохлых, но похоже, имеющих шансы  выжить  и  окрепнуть,  елей,  а
каникулы  остались  позади.  В  прошлом.  Каждые  сорок  пять  минут   школа
оглашалась электрическим трезвоном, и маленький  народ  высыпал  на  залитый
осенним солнцем двор - чтобы снова вернуться в белое трехэтажное  здание  со
следующим звонком.
   Маг не знал, что это школа, он вообще ничего не знал об этом  мире,  куда
он пришел отнюдь не по своей воле. Пришел умирать. Воздух в метре над землей
расступился, и из него выпал  непривычно  одетый  человек,  выпал,  проворно
перекатился, уходя из-под выпустившей его  пустоты,  и  поспешно  огляделся,
держа перед собой короткий меч. Он был напуган.
   Синее небо. Птичий гомон. Не отвлекаться. Два высоких здания  за  спиной.
Не то. Высота  означает  богатство  и  власть,  а  ему  нужна  была  сила  и
доблесть... Нужен был защитник. Вот только - хватит ли времени?  Трехэтажное
угрюмое здание у подножия холма, обнесенное несуразным, никого не  способным
удержать забором. Казарма! Маг поднял руку  и  сбивчиво  произнес  несколько
слов на языке, никогда ранее не звучавшем в этом мире, хотя - маг  этого  не
знал - языку этому предстояло возникнуть именно здесь.
   Он сбился, потому что воздух слева от него дрогнул, и оттуда выступил его
враг, человек из Черного Сна. Автоматически маг принял стойку и светлый  меч
скрестился с  мечом,  выкованным  во  Тьме.  Он  был  обречен,  он  сражался
машинально, как его учили давно погибшие  учителя.  Он  не  знал,  да  и  не
интересовался тем, что творило у него за спиной незавершенное заклинанье.
   Бой был коротким, и завершился так, как и должен был завершиться, сидящие
на скамейке перед двенадцатиэтажкой старушки смотрели, раскрыв  рты  на  то,
как одетый в черные латы человек рассек своего противника от плеча до  бедра
стремительным ударом прежде, чем выбитый  им  светлый  меч  коснулся  земли.
Впрочем слово "человек" было применимо к нему лишь условно.  Победитель.  Он
пнул тело, переворачивая его на спину, и издав радостный  возглас  рванул  с
шеи трупа висяший на цепочке зеленый  камень.  Поднял  добычу  над  головой,
подставляя ее под солнечные лучи, затем вздрогнул и  обернулся,  уставившись
на школу. Его желтые, с горизонтальным щелевидным зрачком глаза прищурились,
затем он понял и нахмурился. А впрочем - какое это имеет значение - теперь?
   Подняв над головой другой - черный -  самоцвет,  орк  произнес  несколько
слов на языке, который уже родился в  этом  мире,  но  еще  не  обрел  своей
окончательной формы. Однако вместо ожидаемого действия -  а  он  всего  лишь
хотел вернуться домой - заклинанье пробудило силы,  о  которых  ни  орк,  ни
учителя его учителей не знали и знать  не  могли.  Этот  мир  находился  под
запретом - маг мог войти сюда, но выйти не мог, по крайней мере, пока жители
этого мира не откроют  дверь  сами.  Столб  огня  ударил  с  то  место,  где
находились победитель и его жертва, и все, что удалось найти на  оплавленной
и потрескавшейся глине вызванному бдительными пенсионерками наряду  милиции,
была лужица золота и два пострадавших от жары камня - зеленый и черный.

Глава 1.

   - Что-то в этой школе не так, - лениво сказал  Семен  Семеныч,  и  Лерка,
оторвавшись от изучения блюдца  с  вареньем,  принялся  так  же  внимательно
изучать лицо своего наставника. Ничегошеньки на  этом  лице  не  выражалось,
просто ленивое, безвольное, среднее лицо. Один раз Лерка был в  Центре,  как
бы она не называлась, эта контора, и хорошо помнил  то  потрясение,  которое
испытал, увидев в корридорах и буфете десятки таких же невыразительных лиц -
он даже не сумел узнать дядю Сему, человека, с которым прожил  почти  десять
лет, пока тот его не окликнул сам. Маскировка.
   - Ты меня слушаешь, пшион?
   - Никакой я не пшион!
   - Повтори, что я сказал.
   - Родители жалуются, - послушно повторил Лерка. - Учителя  жалуются.  Все
жалуются. Не понимаю, при чем тут разведка?
   То, что Семен Семеныч был разведчиком, Лерка знал давно - почти два года.
Тогда же ему сказали, что разведчиком предстоит стать и  ему,  Лерке,  также
как и всем ребятам из спецдетдома. Его не спрашивали, хочет он или нет, а он
не говорил. В детдоме его быстро научили не болтать лишнего. Хоть он и спец,
а жить там было все равно поганно. Да и не знал он, кем хочет стать.
   - Разведка тут, ты прав, ни при чем. А ты - при чем. Приходилось ли  тебе
задумываться над вопросом - почему  в  твоем  детдоме  нет  шестого  класса?
Первый тире пятый, а потом сразу седьмой?
   - Военные сборы, - буркнул Лерка, - это все знают.
   -  И  ты  ни  разу  не  усомнился  в  целесообразности  годичной  военной
подготовки для таких вот сопляков как ты?
   - А толку-то? - возразил Лерка. - Сомневайся -  не  сомневайся,  они  все
равно не скажут. Лучше не сомневаться.
   - А любопытство? - удивился Семен  Семеныч.  Не  по-настоящему  удивился,
так, в шутку. С иронией.
   - Валяйте, - также с иронией отозвался Лерка.
   - Что - валяйте? - не понял его куратор.
   - Удовлетворяйте.
   - Ну, Валерий, ты и нахал... Может, не стоит делать из  тебя  разведчика?
А? Может тебя надо в Генеральный Штаб готовить?
   - Там меня съедят, -  резонно  возразил  мальчишка.  -  Разведчик  -  это
безопаснее. И потом - кто же  возьмет  детдомовца  -  в  маршалы  Советского
Союза? Смешно даже.
   - А кто тебе сказал про маршала? - удивился Семен Семеныч. -  В  Генштабе
много полезных и нужных профессий как раз для тебя... Сортиры чистить...
   - Понял, - вздохнул мальчишка. - Больше не буду.
   - Хорошо, что понял, - Семен Семеныч выташил из кармана пачку сигарет,  и
поинтересовался:
   - Не возражаешь, если я закурю?
   - Курите, - в который раз Лерке захотелось возразить, и в который раз  он
сдержался. Ребята в детдоме  рассказывали  ему  про  это  самое.  Переходный
возраст называется. Ты, значит, бунтуешь не по делу, а воспитателю надо  это
дело засечь и тебя  прижать,  тогда  получится  не  панк,  какой  нибудь,  а
нормальный человек нормального общества. Советского. Нет уж, не доставит  он
им такого удовольствия. Не будет у него переходного возраста. Пусть уж  дядя
Сема курит.
   - Так вот, - выпустив первое  облако  дыма,  произнес  Семен  Семеныч,  -
шестой класс ты проведешь вне детдома, как и все наши. В обычной школе, и  в
обычной семье. Ты что - удивлен?
   - Да... Нет... Я так... - Лерка был не просто удивлен  -  он  пребывал  в
состоянии, близком к панике. - А что значит -  в  нормальной  семье?  Это...
кто?
   - Это НЕ твои родители.
   - Я и не говорю...
   - Ты думаешь, - Семен Семеныч указал на мальчишку  сигаретой.  -  Вы  все
думаете, что у вас есть где-то родители, и злые дяди из разведки вас  у  них
похитили. Только вот - на кой нам вас у кого-то похищать? Ответь мне?
   - Я так не думаю, - соврал Лерка. - Я просто...
   - Думаешь, - пожал плечами Семен Семеныч. - Ты ешь варенье,  ешь.  И  чай
пей, остынет. - Лерка послушно взялся за чашку, на  всякий  случай  -  двумя
руками. Вдруг руки начнут дрожать, как тогда, на тесте с овчаркой?
   - В Союзе ежегодно тысячи и тысячи мамаш оставляют своих детей в детдоме,
- сказал Семен Семеныч. - И я не думаю, что ты хотел бы иметь матерью  такую
женщину. Но - это, даже это, мой маленький бунтовщик...
   - Я не...
   - Даже это, - повысил голос Семен Семеныч, - не  твой  случай.  Ты  -  не
просто сирота, ты сирота круглый, абсолютный. Понимаешь ли ты, чему мы  тебя
учим? Стрелять, взрывать... И узнавать - узнавать правду. В восемнадцать лет
ты уже будешь асом. В тридцать - тебе не будет равных. А теперь представь  -
ты в тридцать лет вдруг узнаешь, что у тебя были где-то отец с матерью. А мы
это скрывали. Что ты сделаешь? С нами, со мной? А? То-то...
   - Я понял...
   - Пей чай, малыш. И поверь, тебе ничуть не хуже с  нами,  чем  в  обычном
детдоме. Ну не было бы у тебя спецподготовки. Ну вышел бы шпаной. Ну стал бы
новым русским... Шлепнули бы тебя потом... Это - лучше?
   - Я верю ему, - подумал Лерка с отчаянием. - Я ему опять верю. Да что  же
это такое?
   - Тогда что это за семья? - спросил он.
   - Просто семья, - пожал плечами  Семен  Семеныч.  -  Они,  конечно,  наши
люди...
   - А!
   - Но это всего лишь значит, что они не станут задавать  тебе  вопросов  о
твоем прошлом, и не станут разыскивать тебя в будущем.
   - Ясно. А зачем?
   - Тебе надо представлять себе, что такое нормальная жизнь. Раз.  -  Семен
Семеныч загнул палец. - Тебе надо представлять, что такое нормальные  ребята
твоего  возраста.  Два.  Чтобы  не  чувствовал  себя  очень  уж...   судьбой
обиженным. Ну и главное - это твое первое задание.
   - Я молчу, - сказал Лерка. Его собеседник коротко хохотнул и  потянувшись
через стол, погдадил мальчишку по короткому шжику волос.
   - Правильно молчишь, -  кивнул  он.  -  Задание  -  учебное,  не  боевое.
Внедриться,  так  мы  тебя  внедрим.  Подружиться,  завести  врагов...  Само
получится, уверяю тебя. Не болтать. Тоже само. Что я упустил?
   - Докладывать раз в неделю лично вам, - пожал плечами юный шпион. - И  за
неуспеваемость оттуда не вылететь.
   - Ну это тебе придется ОЧЕНЬ постараться, дорогуша. Очень.
   - Почему? - удивился Лерка. - Не выучу урок...
   - Ты сейчас - на уровне  их  десятого  класса  по  языку  и  естественным
наукам, - строго сказал Семен Семеныч. - Если не выше. И на их  уровне,  или
чуть выше - по гуманитарным. Прорвешься.
   - Да, тогда  действительно...  -  Лерка  задумчиво  посмотрел  на  своего
куратора. Он еще только начинал привыкать к этой идее -  год  без  забора...
Без спецподготовки... Без...
   - Я же все потеряю, - сказал он. - Все мускулы...
   - Занимайся в лесу,  в  свободное  время,  -  ответил  куратор.  -  И  не
попадайся при этом народу на глаза. Хотя... Помнишь, я говорил тебе, что эта
школа - необычная?
   - Помню...
   - Они там помешаны на  боевых  искусствах  -  правда  старинных.  Карате,
кунфу, стрельба изо всякого антиквариата.  В  целой  школе  почти  никто  не
колется  -  даже  были  конфликты  уже  с  наркодельцами...   Словом,   тебе
понравится.
   - Есть, понравится, - серьезно сказал Лерка.
   - И постарайся там никого не убить.
   - То есть? - Лерка вспомнил про чай, и поспешно отхлебнул большой глоток.
Семен Семеныч, заметивший это, усмехнулся. Он всегда все замечал.
   - То есть, несмотря на их увлечение карате, ты для них -  супермен.  Если
тебе дадут по носу, и ты  ответишь  так,  как  ответил  бы  в  детдоме,  нам
придется переводить убийцу в другую школу.
   Лерка промолчал. Он никогда не дрался вне детдома, и не имел ни малейшего
представления, насколько сильны или слабы обитатели внешнего мира.  Зато  он
знал совершенно точно, что никому из ребят до сих пор не  удавалось  поймать
кого-нибудь из кураторов на вранье. Ни разу.  Раз  он  говорит  -  супермен,
значит так оно и есть. Даже приятно.
   - Так все-таки, - сказал он, - вы меня в эту школу посылаете просто  так,
или по делу, ну - из-за странности этой?
   - Просто так, конечно! - Семен Семеныч потянулся через  стол  и  наполнил
опустевшую чашку своего воспитаника. - Нужны нам их тайны, скажешь тоже! Что
случилось?
   - Я же лопну! - с осуждением сказал Лерка, глядя на полную чашку.
   - Ну извини, браток...

Глава 2.

   - Никого не пощадила эта о-о-сень... - задумчиво  пропел  Андрей,  изучая
свою тетрадь. Не то, чтобы он  не  видел  подобного  раньше,  но  обидно  же
начинать шестой класс с тройки по английскому. Future Tense! Надо же - дрянь
какая! Он полу-обернулся и встретился глазами в Ленкой.
   - Три, - сказала та одними губами. Никого не пощадила.  Ну  да  ладно.  В
институт язык не сдают, то есть сдают, но не этот... А уж с  нашим,  родным,
мы как нибудь справимся и без "перфектов". Да  и  исправить  эту  тройку  до
конца четверти - дело нехитрое. Спишем, в крайнем случае. И ведь что  обидно
- в компьютерных играх, например, у него проблем с английским не было еще ни
разу. Или когда он говорил с этими... Около отеля. Только с грамматикой.
   Урок, в принципе, был окончен, но Галина не торопилась распускать  класс.
Что она еще придумала?
   - И последнее, - сказала Галина, - у вас в классе новый ученик  -  Валера
Смирнов. - Она подошла к  двери,  и  жестом  фокусника  извлекла  из-за  нее
коротко стриженного белобрысого мальчишку. Он что - так и простоял весь урок
за дверью? Впрочем чудо тут же разрешилось - следом за новеньким из-за двери
выступила завуч Лариса Ивановна. Привели значит.
   Галина обвела взглядом шестой "А" класс и в который раз призналась  себе,
что не понимает этих ребят. С четвертого по  седьмой  -  с  начала  года  их
словно подменили, стали такими серьезными...  С  первого  по  третий  или  с
восьмого и дальше - пожалуйста, те же лоботрясы, а эти... Вот и  сейчас,  ну
казалось бы - подумаешь, новенький, перемена, они должны на дверь смотреть с
тоской, когда же их отпустят, ан нет. Все смотрят на новичка, и  у  всех  на
лице одно и то же одинаковое выражение озабоченности - недетское выражение.
   - Класс свободен, - сказала она, - дежурным остаться. Опять - ни  криков,
ни беготни. Да что с ними случилось со всеми?!

   - Пошли, - направляясь к двери, сказал Андрей новичку. -  Следующий  урок
не здесь. - Тот кивнул и направился за ним. Был он, похоже, напуган. К  чему
бы это, ведь он не знает, что  его  ждет?  Или  он  вообще  трус?  Тогда  не
повезло...
   - Сюда, - Андрей направился  в  сторону  от  основного  потока  ребят,  и
новичок опять последовал за ним. Даже жалко его, честное слово.
   -  Новенький?  -   поинтересовался   попавшийся   им   навстречу   Женька
Колокольников из четвертого "Б".  -  Меня  Женей  зовут,  -  сказал  он,  не
дожидаясь ответа, - а тебя?
   - Лерка, - ответил новенький, вообще первый раз за все  это  открыл  рот.
Кажется, придется прозвать его Молчуном.
   - Ты знаешь что, - сказал Андрей вслух, - вали отсюда, Колокольчик. А  то
по лбу получишь, будет шишка.
   - А... - до Женьки, похоже, дошло,  куда  могут  вести  новенького  после
уроков, и он пошел дальше, подарив Андрею  на  прощание  осуждающий  взгляд.
Четвертые классы, особенно "Б" были против  проверок,  резонно  считая,  что
никакая проверка не позволит  отличить  труса  от  нетруса,  пока  не  будет
настоящей беды. Новенький одними глазами, не поворачивая  головы,  посмотрел
ему в след, похоже, он начал понимать.
   - Сюда. Это наш спортзал, - пояснил  Андрей.  Молчание  новичка  начинало
действовать ему на нервы. Видел же расписание, знает, что больше уроков нет,
тем более физкультуры. Спросил бы чего...
   Лерка давно уже понял, что его  ведут  либо  знакомиться,  либо  бить.  В
детдоме битье не было принято, за этим слишком внимательно  следили,  но  он
слышал, что такое возможно. Пусть. Хотя, конечно, обидно было бы получить по
морде в свой первый день на воле. Главное - никого не убить.

   Они ждали его вшестером - четверо ребят и две девчонки. Девчонок Лерка до
сих пор вообще почти не видел, разве что через окно, так что не  знал,  чего
от  них  ожидать.  Впрочем,  среди  кураторов  и   инструкторов   попадались
женщины... Ребят, если с Андреем, пять.
   - Его зовут Лерка, - сказал Андрей, чтобы прервать затянувшееся молчание.
- Это для тех, кто не слышал.
   - Мы уже знаем, - сказал Илья, - вопрос - на что он годится?
   Новичок молчал. Тогда Илья пошел вперед, обошел его кругом  и  вдруг,  не
размахиваясь, ударил Лерку под дых. На лице новенького  появилось  выражение
крайнего изумления.
   - На выдохе держит, - сказал Илья, - хорошо. Гена, теперь ты...
   Генка вышел вперед, точнее было бы сказать - выкатился, этакий колобок, и
сделал несколько па из какого-то незнакомого Лерке стиля. Кунфу,  решил  он.
Двигался этот Генка хорошо, но довольно медленно.
   - Он не защищается, - обиженно заявил Генка. - Ты защищайся, парень!
   Этого Лерка боялся больше всего. Защищаться - как? Он ожидал,  что  удары
будут слабыми, но то, как ударил его Илья, больше  подходило  под  категорию
"погладил",  чем  "ударил".  Что  он  должен  делать,  чтобы  не  показаться
суперменом?
   Гена шагнул вперед, и Лерка вытянул руку  -  лови  -  не  хочу.  Поймали.
Однако броска не последовало, Генка  вместо  этого  изобразил  два  удара  -
локтем под дых и ногой по колену. Тоже медленно.
   - Не знаю, - сказал Гена задумчиво, - какой-то он вялый.
   - Витя, - сказал Илья, и тут Лерка опозорился. Нож  появился  в  руках  у
высокого парня с черными  прямыми  волосами,  забранными  сзади  в  косичку,
быстро, даже слишком, и так же быстро последовал удар. В сердце.
   - Пропустил, - констарировал Илья. - Плохо.
   Лерка с недоверием поглядел на свою -  вполне  целую  -  грудную  клетку.
Чего-чего, а выкидного ножа с резиновым лезвием он "на  воле"  встретить  не
ожидал.
   - Его Генка усыпил со своим кунфу, - сказала одна из девчонок. - И потом,
у него все еще портфель в руках, это нечестно.
   - Поставь портфель, - сказал Илья, и в этот момент Лерка принял  решение.
Он повернулся и спокойно пошел к выходу.
   - Ну ни фига себе, наглость, - воскликнул Витька.
   - А по-моему, правильно, - сказала  Ленка,  спрыгивая  с  гимнастического
коня. - А вы - дураки, и проверки ваши  дурацкие.  Видно  же  -  человек  не
испугался.
   - Или не принял нас всерьез, - возразил Илья.
   - Это с ножом-то? - усмехнулась Таня Остапчук, наблюдавшая за  сценой  от
окна. - Сомневаюсь я. Ленка, проводила бы человека, что ли?
   - Почему я?
   - Ты у нас красавица.
   - Сама! - Ленка подумала, и все же направилась к выходу.
   - Запомни, где он живет! - крикнула ей в догонку Таня.
   - Не знаю даже, будет ли он... - пробормотал Илья.
   - Будет, куда денется, - так же мрачно сказал Олег Восьмеркин. -  Сказано
же, каждый возрастом от и до. Он - это тоже каждый.
   - Но все же он - первый новичок в этом году.
   - Ой! - Танька вдруг словно очнулась. - А куда его... вынесет? Я  имею  в
виду - в первый раз?
   Секунду или две ребята размышляли над ее словами, затем  не  сговариваясь
рванули к выходу. Но было поздно - они не застали ни Лерку, ни  ушедшую  его
"провожать" Лену.

   Свобода, день первый. Лерка брел по проспекту, неся два портфеля - свой и
этой назойливой девчонки, и с  интересом  вертел  головой.  Ранняя  осень  в
городе. Троллейбус. Мусорные ящики... Ящиков меньше, чем мусора. Странно.
   - Хорошо бы увидеть нового русского, - подумал он, но проспект был  почти
пуст, и проезжавшие редкие машины не были иномарками.
   - Ты так смотришь вокруг, словно с луны свалился, - усмехнулась Ленка.  -
И куда мы идем?
   - Я не знаю, - честно сказал Лерка. - Ты  сказала,  что  хочешь  со  мной
прогуляться, вот мы и прогуливаемся.
   - Так ты не домой идешь? - удивилась Лена.
   - Что мне делать дома? Я лучше погуляю. И потом - в этой  школе  принято,
чтобы девочки провожали ребят? Я думал - должно быть наоборот...
   - Вот тебе и "узнай где он живет", -  подумала  Лена  с  досадой.  -  Эх,
недотепа...
   - А где ты живешь? - спросила она.
   - Ленинский тридцать три, квартира тридцать девять.
   - Это же в другую сторону...
   - Не знаю... Я тут первый день.
   - А где ты жил раньше?
   - На Луне, пока не свалился.
   - Ты вредный, - обиделась Лена, - отдай портфель, я лучше домой пойду.  -
Она ожидала извинений  и  уговоров,  но  мальчишка  просто  молча  отдал  ей
портфель, и  пошел  дальше,  бережно  неся  свой,  кстати  -  совсем  новый.
Проследить за ним, что ли? Лена поразмыслила и отказалась от этой мысли. То,
что ее друзья уже успели подобрать ключ к дверям  учительской,  вытащить  из
шкафа классный журнал и все для того, чтобы узнать этот самый адрес, она  не
знала.

   Лерка гулял. Он дошел до перекрестка, свернул на более  узкий  и  зеленый
проспект, затем дошел до цирка. Подумал, и решил отложить  это  удовольствие
на потом -  слишком  мало  ему  выдали  карманных  денег.  Затем  он  увидел
Университет - и долго стоял, разглядывая высокое здание.
   - Я стану шпионом, - сказал он сам себе. - Я объеду  весь  мир.  Я  увижу
много разных мест.
   Затем он обошел Университет, вышел к реке, откуда открывался вид на город
- и простоял там до шести часов.

Глава 3.

   - Мы уже начали беспокоиться, - заметила Анна  Ивановна,  когда  он,  как
было договоренно, подошел к памятнику на Октябрьской площади.
   - Я во-время, - возразил Лерка. - Разве что мои часы отстают.
   - Нет, не отстают, - вздохнула его новая "кураторша". Просто...  Неважно.
Что ты делал целый день? Как школа? Как ребята?
   - Школа хорошо, - Лерка внутренне  усмехнулся.  -  Ребята  вроде  тоже...
Только я не попал на  уроки,  мы  туда  поздно  приехали.  Я  ...  Ну,  меня
представили классу и все пошли домой.
   - А что потом?
   - Я видел Цирк, - с гордостью признался Лерка. - И Университет.  Но  туда
детей не пускают, хотя, кажется, мимо этой охраны ничего не стоит... Если вы
разрешите...
   - Разрешаю, - усмехнулась женщина. Грустно так усмехнулась.
   - Я - сирота, - подумал Лерка. - Она обязана меня жалеть.
   - Еще я был на Смотровой Площадке, - сказал он.
   - Ну тогда тебя ждет еще одна экскурсия, - улыбнулась Анна Ивановна. - На
метро. Не был?
   - Нет...
   - Пошли.

   Ожидающие в кустах у подъезда ребята  были  разочарованы  -  домой  Лерка
вернулся не один, а с женщиной, вероятно, матерью. Подходить же  к  нему  со
своим делом при взрослых они не стали.
   - Ладно, - сказал, выбираясь из кустов, Илья. - Завтра поговорим.  Заодно
и он будет более подготовлен.
   - А вот наделает он глупостей, неподготовленный, - возразила ему Таня,  -
а нам потом расхлебывать. Всем нам. И так народ косо смотрит.
   - А тебе-то что? - пожал плечами Витя, - народ может смотреть как  хочет,
сделать-то он ничего не может.
   - Сейчас не может, потом - кто знает? Ты, Бончик, вообще... оптимист.
   - Да уж, - с гордостью сказал Витя Бончик, - мы  такие.  А  вел  он  себя
хорошо, кстати. Спокойно.
   - Ты бы точно хай поднял, - заметил Гена Колесников.
   - Я бы точно... - Витя задумался. - Пошли отсюда, а то в окно увидит.

   Лерке некогда было смотреть в окно - он запоминал. Запоминал все  подряд,
так как решить, что в этой семье закон, а что - случайность, он пока не мог.
Запоминал, как зажигается газ -  в  детдоме  было  электричество,  да  и  не
готовили они обычно, и куда потом летит  спичка.  Как  заваривается  чай,  и
откуда он берется. Все. Потом смотрели телевизор - новости. Новости эти были
- смех один. Он, честно  говоря,  ожидал  что-то  вроде  того  политического
обзора,  который  им  давали  раз  в  неделю,  но  это...  Это  было  просто
неграмотно. Политики, потом какие-то плохо одетые  и  очень  сердитые  люди,
вперемешку со скучными рассуждениями о  судьбе  страны...  Он  подумал,  что
политобзоров, ему, пожалуй, будет не хватать.
   Потом был художетсвенный фильм - первый в его жизни художественный фильм,
и похоже, хороший. Но он просто многого не  понял  -  по  крайней  мере,  те
места, которые огорчали или  веселили  зрителей,  Анну  Ивановну  и  Алексея
Петровича, до него не доходили.  Ничего,  он  разберется.  Постепенно  Лерка
начал понимать, зачем  понадобилась  Центру  эта  странная  затея  -  заброс
диверсанта в среднюю школу.  Без  этого,  на  одних  только  спецкурсах,  он
никогда не стал бы разведчиком. Прокололся бы на таком  вот  телефильме.  На
первом же.
   Затем  его  повели  спать  -  в  собственной  комнате!  Впрочем,  комната
принадлежала раньше сыну Анны и Алексея, который уехал на год  в  Англию  по
какой-то программе. Лерка  вошел  и  замер,  глядя  на  огромную,  почти  до
потолка, книжную полку. Затем нерешительно повернулся к Алексею Петровичу.
   - Мне можно это читать? - спросил он.
   - Такова общая идея, - кивнул тот. - Книги - чтобы читать.
   - А... - Лерка был в растерянности. - С чего бы вы посоветовали начать?
   - Начни с  "Трех  Мушкетеров",  -  посоветовал  Алексей  Петрович,  ткнув
пальцем в толстенный том. - Дальше - завтра полазим, я тебе составлю список.
Идет?
   - Да...
   - Ты совсем с художественной не знаком, я вижу?
   "Они не будут расспрашивать тебя о  прошлом",  -  вспомнилось  Лерке.  Он
молча покачал головой.
   - "Три Мушкетера", никаких сомнений.

   Книга Лерке понравилась, хотя раз двадцать  пришлось  ее  откладывать,  и
лазить в случившийся тут же энциклопедический словарь. Читал  он  быстро,  и
все же, когда закончил, стояла глубокая ночь. Миледи жалко. А так - ничего.
   Первый день был неплох... Лерка потушил свет,  закрыл  глаза  и  блаженно
вытянулся под одеялом...
   ... И провалился по пояс в бурую вонючую жижу.

Глава 4.

   Болото... - Лерка рванулся, пополз как  учили  на  спецкурсах,  извиваясь
ужом, ни от чего не отталкиваясь  ни  руками  ни  ногами,  и  смешно  -  для
постороннего наблюдателя - выгибая шею, чтобы не ткнуться носом в  грязь,  и
выбрался наконец на более - менее твердый участок. Что происходит?
   Вокруг расстилалось болото, из которого торчали редкие елочки,  осинки  и
сосенки, болото чавкающее, вонючее и издающее звуки.  Вот  опять  -  родился
вдали, и поплыл над водой, мхом и грязью долгий протяжный  стон.  Инструктор
объяснял им, откуда берется этот звук, но на том, подмосковном болоте,  куда
ребят забросили прошлой весной, никаких звуков не было, кроме  шума  далеких
электричек да звона комаров... Кстати, а где комары? И как он все-таки  сюда
попал? Так, по порядку...
   Одежда... Кожаная рубашка с длинным рукавом и косым воротом,  водостойкая
кожа, хорошая. Рукава завязаны тесемками,  тоже,  надо  полагать,  от  воды.
Перчатки из тонкой кожи - рукава завязаны как раз вокруг их  отворотов,  так
что руки полностью герметичны.  Это  хорошо.  Однако  совершенно  ненужно...
Разве что эти перчатки - для чего-то другого. Штаны,  та  же  кожа,  стянуты
кожаным же ремешком. Фасон странный. Рубашка заправлена  в  штаны,  так  что
опять все получается вполне герметично. Штаны же в свою очередь заправлены в
сапоги - сюрприз - из той же кожи. Сапоги с тесемочкой, так что опять  почти
не течет.
   Лерка пошевелил пальцами ног. Да, сухо. Что еще? На шее веревочка - опять
кожа, на веревочке - то ли  стекляшка,  то  ли  правда  изумруд.  Правильный
кристалл. Висит в сеточке - никаких  дырочек  для  продевания.  Пускай  пока
висит. Карманы - пусто. Только грязь - Лерка вывернул карманы,  и  несколько
раз их промыл,  черпая  горстью  воду  из  лужи.  А  в  перчатках  и  правда
сподручнее. Затем он подумал, и занялся общим туалетом, смывая  с  себя  то,
что нахватал по дороге. На пол-пути он сообразил нарвать мха -  что-то  типа
сфагнума,  но  не  сфагнум,  это  точно,  и  сделать  из  него  губку.  Дело
ускорилось.
   - Что мы еще видим? - думал он. - Кочка, и я на ней. Болото,  и  кочка  в
болоте. Горы... Товарищи, это же горы там маячат... На севере... если это не
южное полушарие. Если южное - тогда на юге. Ну вот, я и чистый. Теперь  надо
добраться до гор, потому что где горы, там обычно нет болота...  Но  сначала
вопрос - как я сюда попал...
   Лерка прищурился, прослеживая свой след от кочки. - Нет никаких сомнений,
- подумал он. - Вон там, в двадцати метрах отсюда, я  возник  в  воздухе,  и
шлепнулся в грязь. До этого я в грязи, похоже, не был... Падал со сверхмалой
высоты - не больше метра... Может меня с вертолета скинули?
   Он не помнил вертолета, а такой грохот невозможно не запомнить.
   - Падая, я уже был в сознании, грохота вертолета не  было...  Значит,  не
вертолет. И вот та птица не сидела бы на ветке, пролети тут вертолет. Что же
остается? Парашют - а куда он делся? О! Аэтостат! Аэтостат мог зависнуть над
болотом, сбросить меня, нет, спустить меня на канате, стряхнуть с  каната  в
болото, а затем, так как вес уменьшился - улететь... Вот только - нет в небе
никаких аэростатов... Были бы деревья погуще, а так... Нет.
   Лерка обломал пару кустов, растущих на приютившей его кочке,  и  принялся
плести "лапы" - их учили как это делается на курсах  по  основам  выживания.
Утро сейчас или вечер? Вроде утро. Это хорошо, только вот  если  это  болото
всюду такое жидкое - никакие лапы не помогут. Как же он сюда попал?
   - Что я помню последнее? - спросил себя Лерка. - Я лег спать.  Прекрасно.
Значит во сне меня усыпили покрепче, и забросили сюда. - Он развеселился. Ай
да Семен Семеныч с его "рутинным  заданием"!  А  затем  высадили  в  болото,
закрепив под гипнозом приказ не видеть вертолета. Все просто. Если, конечно,
он не утонет.

   Он заканчивал плести первую лапу, когда услышал шум боя. Сомнений не было
- в километре, не больше, прямо за этим болотным туманом  звенело  железо  и
слышались азартные возгласы и крики боли. Ни  выстрелов,  ни  шума  моторов,
зато - ржание лошадей. Они что  -  мечами  дерутся?  По  звуку  похоже.  Или
арматурой... Ничегошеньки не видно за этими дурацкими  кустами.  Зато  можно
будет идти в ту сторону, вместо того, чтобы пилить до гор - дураку же  ясно,
что там дорога, или поле... Словом, не болото. А, вот и замолчали. Интересно
- кто победил?
   Лерка повеселел, и принялся плести  вторую  лапу.  Он  не  ошибся  насчет
времени суток - стояло утро  и  солнце  уверенно  поднималось  вверх.  Будет
жарко, а значит, будет больше вони от этой гнилой воды, а мокрая кожа  -  не
лучший материал для костюма диверсанта... Интересно, а зачем  такая  сложная
вводная? Будем-ка мы готовы ко всему... так... на всякий случай.
   Лапы держали неплохо, и  производили  впечатление  прочных.  Может  и  не
развалятся... Все равно лучше ничего нет. Хотя... Ладно, -  решил  Лерка.  -
Если там дорога, дойду и так, а нет - будем плести "болотное колесо", ничего
не попишешь. До гор в лапах не дойти, по крайней мере в этих.
   Осторожно, ощупывая болото перед собой длинной кривой слегой - а где  тут
взять прямую? - и стараясь ступать по кочкам, он двинулся к  месту  недавней
битвы. Километр - это час, а то и два в такой-то обуви. Ага, а по мху  можно
идти быстрее. Так и сделаем... А вот и островок. Посидим.
   Что-то все шло уж больно тихо, и это не давало Лерке покоя. Не похоже  на
вводную, слишком все растянуто, слишком... Если что он и узнал за это  время
об инструкторах - так это то, что они ненавидели зря тратить время. Три часа
уже - картинка не меняется. Неужели правда - ждут, пока он доберется до гор?
Но это же день пути по хорошей дороге!

   И дорога появилась. Желтая  лента  из  плотно  пригнанных  друг  к  другу
кирпичей извивалась по болоту, и вела она в сторону гор.  На  дороге,  прямо
перед Леркой, лежали тела. Он постоял немного, переступая с  ноги  на  ногу,
чтобы не погружаться, затем осторожно приблизился и наконец вышел на дорогу.
   Здесь действительно прошел бой, и  бой  жестокий.  Шесть  тел  лежало  на
дороге в разных позах, и одеты они были в латы. Одно из трех -  либо  жертвы
были только с одной стороны, либо те и другие одевались  одинаково,  а  либо
победители забрали с собой своих мертвых...
   Лерка подошел поближе, хлюпая лапами при  ходьбе.  Латы,  надетые  поверх
кожанного костюма. Мечи. Шлемы. Колотые и рубленные раны.  Не  очень-то  это
похоже на вводную, до сих пор им еще трупов не подбрасывали.
   Лерка осторожно потянул приглянувшийся ему  меч  -  похожий  на  японскую
катану, но сильнее сужающийся к концу, тоже  двуручный,  из  рук  одного  из
покойников - хоть какая, но защита. Затем он увидел лицо владельца  меча,  и
замер, не в силах пошевелиться. Кем  бы  ни  был  хозяин  катаны  -  воином,
разбойником, статистом в дурацком розыгрыше - ясно было одно  -  он  не  был
человеком.

Глава 5.

   Школа  тоже  стояла  на  прежнем  месте.  Лерка  облегченно  вздохнул,  и
направился  к  зданию.  Пришел  он,  пожалуй,  рановато,   но   единственной
альтернативой было - сидеть  дома  и  размышлять  о  вчерашнем...  нет,  уже
сегодняшнем, сне. Во сне он взял катану, и часов восемь топал  по  дороге  к
горам. Затем устал, снова надел лапы,  отошел  от  дороги  подальше,  выбрал
относительно сухой островок, и заснул.
   И тут же  открыл  глаза  -  в  кровати,  в  своем  новом  доме.  Тихонько
попискивал будильник его наручных часов. Семь утра.
   Вариантов было несколько. Во-первых, первый раз на новом  месте  -  всяко
может присниться. Включая шестнадцатичасовой цветной, со звуками и запахами,
сон.  Способностей  юного   разведчика   было   вполне   достаточно,   чтобы
навспоминать деталей, одно перечисление которых заняло бы час. Хороший  сон,
подробный. Не бывает таких. Хотя опять же - первая в жизни  ночь  на  мягкой
постели...
   Вариант второй. Центр играет в игры. Галлюциногены,  внушение...  Правда,
скрытых микрофонов он поутру в подушке не обнаружил,  но  это  ничего  и  не
значило. Их могло не быть, или их могли убрать - та  же  Анна  Ивановна  или
Алексей Петрович. Непонятно, только - зачем все это. По болоту он мог пройти
и наяву...
   Ну и третий. Самый простой.  Все  было  на  самом  деле.  Болото,  трупы,
дорога, меч. Горы впереди.
   - Стоп! - сказал Лерка самому себе, - а что, если сон повторится? - Он не
знал даже, хорошо это или плохо. Не сходит ли он с ума?

   Несмотря на ранний час, перед школой резвились ребята из младших классов.
Лерка узнал  Женьку,  которого  Андрей  назвал  вчера  Колокольчиком  -  тот
сражался с двумя девчонками своего же возраста на деревянных мечах,  точнее,
это у него был меч, а  у  девчонок  -  скорее  короткие  палки.  Колокольчик
проигрывал, но с честью, впрочем, фехтовали они плохо.
   Тут же, у входа, стоял с независимым  видом  долговязый  сутулый  негр  -
Лерке живо вспомнились детдомовские обзоры криминальной обстановки.  Неужели
- торговец наркотиками? На негра не  обращали  внимания.  Заходя  в  здание,
Лерка в последний раз обернулся - посмотреть  на  Женьку  и  его  малолетних
противниц, и вдруг замер, пораженный внезапной мыслью.  Дурацкая  мысль,  но
все же...
   Он снова вышел на крыльцо - негр с надеждой  на  него  посмотрел,  затем,
поняв свою ошибку, опять равнодушно уставился в пустоту.
   Перед школой фехтуют. Еще  несколько  человек  -  включая  девчонок  -  с
интересом  наблюдают,  как  парень   постарше   -   леркиного   возраста   -
демонстрирует ни-кш. Неплохо демонстрирует. Далее - дядя  Сшма  сказал,  что
они помешаны на боевых искусствах и стрельбе изо всякого антиквариата. Мечи,
которые он видел во сне - это ли не антиквариат?  Проверка  эта  дурацкая  в
спортзале... Вообще - интерес к новичку - особенно у девчонки этой, Ленки...
   - Если я прав, - подумал Лерка, - то сны видит вся школа... Или не вся? -
он посмотрел на десятиклассников. Стоят, курят. У негра что-то покупают... И
первоклашки тоже - в классики и салочки играют. То есть,  выходит  -  только
средние классы, так? Ах, какая версия! Разработаем...
   Он разрабатывал эту версию так тщательно, что едва не  опоздал  на  урок.
Еще бы чуть-чуть... Учительницу звали Еленой Афанасьевной, это он прочитал в
расписании. Подошел, представился, и спросил,  где  ему  сесть.  И  оказался
рядом с Андреем.
   - Ну как дела? - поинтересовался тот,  вместо  приветствия.  Лерка  пожал
плечами. Он наслаждался спектаклем - если, конечно, его версия верна.
   - Начинаем урок. Валера Смирнов, ты у нас новенький -  иди  к  доске.  Ты
готов?
   - Готов, наверное, - Лерка пожал плечами, вышел к учительскому  столу,  и
едва не ляпнул "докладывает курсант Смирнов".  Вовремя  прикусил  язык.  Эх,
конспиратор!
   Класс разглядывал его с  тем  же  напряженным  вниманием,  что  и  вчера.
Случайность? Надо было посмотреть вчера какой-нибудь фильм про школьников, -
запоздало подумал Лерка, - может, они все так себя ведут? - Впрочем, вчера у
него еще не было никаких подозрений.
   Вопросы его ошеломили. Семен Семеныч был трижды прав -  такого  убожества
он не ожидал, он не помнил даже, когда им в  детдоме  рассказывали  всю  эту
арифметику. Наконец, когда он попытался нарисовать  на  доске  интеграл  его
посадили на место, предложив "не  забегать  вперед".  Надо  будет  прочитать
учебники...
   - Ну ты даешь! - прошептал Андрей, когда он уселся за парту. -  Интегралы
проходят в десятом классе.
   - Шутишь?!
   - Ты что - в спецшколе учился?
   - Я ... да. Это плохо?
   - Хорошо - если только Елену не разозлишь. Она обидчивая.
   - Я запомню.
   Некоторое время Андрей мялся, словно  собираясь  что-то  спросить,  затем
передумал. Лерка был с ним вполне согласен - во  время  урока  не  больно-то
поболтаешь. Никто не подошел к нему и на перемене - и за эту перемену  Лерка
успел просмотреть учебник по  химии.  Тихий  ужас,  но  все  же  лучше,  чем
математика. После химии была большая перемена, и тогда-то они его и поймали.
Затащили  за  угол  школы,  где  никто  не  видел  и  обступили,  напряженно
разглядывая.
   Лерка молчал. В конце концов, если их восемь  человек,  а  он  один,  кто
должен заговорить первым?
   Заговорил Андрей. Взял, что называется, быка за рога.
   - Что ты видел сегодня ночью? - спросил он, и Лерка понял, что означает -
снять камень с сердца. Он не сходил с ума, а если сходил - то не один.
   - То же, что и ты, - сказал он,  пожав  плечами.  -  И  что  все  средние
классы. А что?
   Его слова не просто озадачили собеседника, он так  и  замер  с  раскрытым
ртом. Затем, очень медленно, снова обрел способность соображать.
   - Ты... уже с кем-то говорил? - спросил он.
   - Об этом - нет.
   - А откуда узнал?
   - Додумался, - Лерка пожал плечами.
   - И до чего еще ты додумался? - спросил кто-то из ребят, кого  Лерка  еще
не знал.
   - В общем все. Могли бы вчера предупредить.
   - Мы хотели, - сказал Витя, - но ты домой не один пришел.
   - Вы что - в кустах сидели? - усмехнулся Лерка. Затем удивленно  поглядел
на ребят. - Правда сидели? Ну... ладно.
   - Ты не поверил бы нам вчера, - сказал Олег.
   - Согласен, - Лерка кивнул. - А теперь - у вас есть пять минут, чтобы мне
рассказать детали. Если дольше - я остаюсь без завтрака.
   - Во дает!
   - Рассказываю, - сказал Андрей. - Первое - этот мир такой  же  настоящий,
как и тот.
   - Проверить - можно?
   - Можно - если ты можешь пробраться на Петровку.
   - А что - на Петровке? - спросил Лерка.
   - Уголовный розыск, - удивился Андрей. - Ты что?
   - Еще один прокол разведчика, - подумал Лерка.
   - И зачем мне нужен Уголовный Розыск? - поинтересовался он.
   - В начале этого сентября был убит маг из Кристалла, - сказал  Андрей.  -
Здесь убит, у нас.
   - Из чего?
   - Из чего убит? Мечом.
   - Нет, из чего маг?
   - Кристалл - это одно из названий того мира.
   - Ясно. Давай дальше.
   - Ты помнишь зеленый кристалл у тебя на шее, там - во сне?
   - Да... помню.
   - Такой же хранится где-то здесь, в деле об убийстве.
   - Верю, - сказал Лерка. - Хотя, постойте -  маг  был  убит  тут...  -  он
почувствовал мурашки на спине. - Значит, мы можем умереть там? Так, что ли?
   - Быстро соображает, - с одобрением сказал Илья Громов. - Молодец.
   - Не можем мы там умереть, - сказал Андрей.  -  Если  умрем,  то  тут  же
проснемся, и все - до следующего раза.
   - Здорово!
   - Да... За это они зовут нас демонами... - в голосе  мальчишки  было  что
угодно, но только не радость. - Правда, не только за  это...  И  еще  -  нас
нельзя убить, но можно пытать. Так что - не очень там вырубайся, а то -  вон
Ленку раз сварили в кипятке...
   - Что?!
   - Месяц отходила. До сих пор вздрагивает...
   - Где я проснусь в следующий раз? - спросил Лерка. - Пока я  на  какой-то
дороге, через болото.
   - Болото? Горы видно?
   - Да...
   - Холодно?
   - Не знаю, а что?
   - Ну... Климат южный?
   - Не южнее Москвы.
   - А догога - она желтая? Кирпичная?
   - Да, точно!
   - Илинори, - кивнул Андрей. - Проснешься там, где заснул. Иди  в  сторону
гор, за горами лес, а дальше - город, Илинори - это его название. Там  много
наших.
   - Ладно...
   - Только пожалуйста, очень тебя прошу, - сказал Андрей с  нажимом,  -  не
делай  глупостей.  За  тебя   потом   накажут   кого-нибудь   другого,   кто
подвернется... Мы там все - как заложники.
   - Так... - Лерка обескураженно посмотрел на Андрея. - И что же  -  вас...
нас... там совсем никто не любит?
   - Все эта дурацкая легенда, - в сердцах  сказала  Таня.  -  Ихний  мир...
Ладно, это потом. Что еще он должен знать, ребята?
   - Держаться подальше от орков, хотя их почти и не осталось, а особенно от
гобблинов -  они  людоеды.  А  если  пленника  можно  съесть  несколько  раз
подряд...
   - Так бывало?
   - Нет. - Андрей поежился. - Это все Танькины идеи. Но Колокольчик  был  в
плену - сбежал, повезло. Он видел такое...
   - И сколько это продолжается? - спросил Лерка.
   - С сентября. Месяц. Как убили того мага.
   - Я пойду домой с тобой, - сказал Лерка. - Расскажешь мне все по дороге.
   - Хорошо.
   - Про оружие скажите, - вдруг встрепенулась Таня.
   - Сама и скажи!
   - Оружие  у  орков  и  у  гобблинов  иногда  -  волшебное.  Если  не  так
использовать, то оно возьмет над тобой верх.
   - Убьет?
   - Подчинит. И ты станешь убивать тех, кто... Ну, кто  хороший.  Точнее  -
кто не нравится твоему мечу. И вообще - тебе плохо будет.
   - А как оно различается, это оружие? - осторожно спросил Лерка. - Я  имею
в виду внешне. И что это значит - не так его использовать?
   - Внешне у защитников  Добра  это  обычно  клинки  из  светлого  металла,
сделанные под...
   - Под Европу, - подсказал кто-то.
   - Да. А черные клинки сделанные под Азию...
   -  Например,  катана,  -  медленно  сказал  Лерка.  -  Раньше  надо  было
предупреждать! А как его не надо использовать?
   - Никак не надо! - почти что выкрикнул Андрей. - Ты что - подобрал  такой
меч? Выкинь!
   - Как не надо использовать? - повторил Лерка.
   - Легенда это, понимаешь?
   - Расскажи!
   - Рыцарь Света, нашедший дорогу  в  Забытый  город,  около  девяти  веков
назад... Да чушь это все, Валера!
   - Расскажи!
   - Он вызвал черный меч на поединок и одолел его своей волей. И с тех  пор
магия мечей служила ему, а не  наоборот.  Да  про  него  вообще  много  чего
рассказывают. Я думаю, его и не было вовсе. А все остальные - рискуют,  если
берут черный меч.
   - Дела, - сказал Лерка. - А почему вы не перестанете ходить в эту  школу?
Ведь я прав - дело в здании?
   - Да, - Андрей кивнул, - в здании. Мы пытались - я имею  в  виду,  Ленка,
после того, как ее... казнили. И Антон, и Оля... Уехать нельзя. Пока нам  не
исполнится по четырнадцать лет, или пока мы не умрем здесь...  Каждую  ночь.
Нам эльфы рассказали - они видят такие вещи.
   - Что значит - нельзя уехать? - Лерка прищурился. - Кто держит?
   - Ни кто, а что. Заклинанье. Я потом расскажу. Пойдем, ты и так  уже  без
завтрака остался, а то и на урок тоже...

Глава 6.

   - Заклинанье - это магия, - сказал  Лерка.  -  И  вообще,  вы  все  время
говорите про магию. Я думал, магии не бывает.
   - Я тоже... думал, - кивнул Андрей.
   Они сидели на скамеечке в каком-то  тихом  дворике,  совершенно  заросшем
тополями - Лерка, Андрей, Лена Жуковская, та самая, что  приставала  к  нему
вчера, и Колокольчик, то есть, Женька. Разговаривали.
   - Магия есть, - сказала Лена. - Только у людей ее мало, а у демонов  -  и
подавно.
   - Демоны - это мы, - пояснил Колокольчик.
   - Я понял... Знаешь что, Андрей - давай-ка с начала.
   - С начала... - Андрей задумался. - Понимаешь, Лерка... Ладно. Я начну  -
как мы это обнаружили.

   Сначала были два мага, черный и белый,  орк  и  человек.  Орк  гнался  за
человеком, а вот как они попали на Землю, Андрей не знал. Не должны были. Но
попали - и достоверно, со слов старушек, которые этот бой видели, черный маг
победил белого. Шутя победил, хотя старушки в  фехтовании  и  не  рубили.  А
затем они взорвались.
   - Я могу тебя сводить на то место, - сказал Андрей, там просто  выжженный
кусок земли...
   - Своди. Потом - когда расскажешь.
   Потом, а точнее - где-то перед смертью,  светлый  маг  произнес  какое-то
странное заклинанье, а  произнесенное  перед  смертью  -  оно  всегда  очень
сильное. Оля учится у колдуньи, она рассказала. Они вообще  почти  все,  что
про магию знали,  знали  от  этой  четвероклассницы.  Мало  знали,  ей  мало
рассказывали, потому что. Она там, в основном, полы подметала.
   Заклинанье накрыло школу и все. Оно заставило всех  детей  от  десяти  до
четырнадцати видеть сны. Иногда - от девяти. И оно же не позволяло им уйти.
   - Меня в Джиу казнили, - сказала Ленка, голос у нее при  этом  дрожал.  -
Просто так казнили, для развлечения... Тогда мы  решили  переехать.  И  папа
сразу сломал ногу. А потом его  арестовали  и  взяли  подписку  о  невыезде.
Тогда... они меня к тете послать хотели. В Молдавию.
   - Ты не хочешь сказать, что это из-за заклинанья в Молдавии началось ...
   - Нет, - сказала Лена. - Просто они заболели все. Очень заразным...
   - Ясно. А как оно формулируется - это заклинанье? Только точно?
   - Все в таком-то возрасте... а что?
   - И кто-нибудь из тех, кто видит эти...  сны...  перестал  их  видеть?  -
осторожно спросил  Лерка.  -  То  есть,  я  хочу  сказать  -  там  говорится
что-нибудь, насчет того, что это не на всю жизнь, или нет?
   - Умный, - с завистью сказала Лена. - Мы  всей  школой  неделю  до  этого
додумывались.
   - Значит, не говорится?
   - В  четверг  у  Витьки  Бончика  день  рожденья,  -  буркнул  Андрей.  -
Четырнадцать. Тогда и узнаем. А пока - мы ничего не можем сделать. Ни-че-го.
Понял? Так что - молчи лучше о своих... догадках.
   - У меня есть знакомые в ... в милиции, - осторожно заметил  Лерка.  -  Я
могу попробовать организовать... ну не знаю.
   - Ничего не выйдет. У  Сашки  дед  -  полковник  милиции,  все  равно  не
поверил. Выдрал - представляешь?
   - Выдрал... Да... Нет, не представляю, - честно признался Лерка.
   - Зря пугают тем светом, - вдруг странным голосом  сказала  Лена,  -  оба
света с дубьем, врежут там - я на этом, врежут здесь - я на том...
   - Хорошие стихи,  -  осторожно  сказал  Лерка,  но  мысль  эту  решил  не
развивать. Вдруг опять проколется. Вдруг это какой-нибудь Пушкин?
   - А что за легенда, о которой говорила Таня? - спросил он вместо этого. -
Ну та, из-за которой нас там не любят?
   - Легенда... - Андрей посмотрел на Лену, та пожала плечами. -  Легенда  о
демонах, которые когда-то правили миром, и  были  ну  точно  как  мы  -  его
убьешь, а он опять живой. Поэт один  рассказал,  бродячий,  а  вообще-то  ее
почти все там знают. И ненавидят этих... нас. Ну а те, кто на стороне Зла  -
тем интересно. Мы им нужны... пытать... Пока везет, никто не попался.
   - Что за Зло?
   - Орки - это зло. - Ленка посмотрела на  нахохлившегося  Колокольчика.  -
Вот его взяли в плен орки и продали гобблинам. Если бы он  не  сбежал...  Не
знаю, наверное его бы до сих пор ели. Каждый день.
   - Сбежал - как?
   - В пропасть прыгнул, - тихонько сказал Колокольчик. - Они  вели  караван
по горной дороге, а я взял и ... В лепешку. Потом неделю выбирался...
   - Дела... - Лерка вздохнул и  поднялся  со  скамейки.  -  Пошли,  я  хочу
посмотреть на то место, где ваши волшебники дрались.
   - Маги...

Глава 7.

   Место было - круг радиусом метров пять. Лерке показывали фотографии мест,
куда ударила молния - похоже, но не то. Слишком ровный  круг,  а  от  молнии
остается клякса. Земля на этом месте превратилась во что-то вроде  стекла  и
потрескалась.
   - Я вижу, - сказал Лерка. - Пошли, мне уроки делать...
   - Я могу помочь, - сказала Лена.
   - Да помогать там...
   - Ну как знаешь...
   - Не обижайся. Мне бы все это переварить... Перед сном.
   - Меч выбрось. Серьезно говорю.
   - А без меча - что я смогу сделать, если на ваших орков налечу? Или - кто
там еще плохой бывает - гобблины?
   - Тролли. Драконы. Люди. Дзай. Леры, но редко. Ойты. Черные гномы...
   - Остановись. Я просто так спросил. В том смысле, что меч - это риск,  но
без меча - мне со взрослым не справиться.
   - А ты фехтовать-то умеешь? - спросил Колокольчик.
   - Получше тебя - двух девчонок не смог одолеть.
   - Когда это?!
   - Сегодня утром. Перед школой.
   - Они нечестно... - обиделся Женька.
   - Ладно, это я так - пошутил. Не обижайся, - сказал Лерка. -  До  завтра,
ребята.
   Он повернулся и поспешно направился к дому, но затем передумал. Дом -  не
убежит. Сходим-ка мы еще раз к Университету - эту охрану разрешено обойти, а
значит - можно будет на Москву посмотреть. Сверху.

   - Сон, сон, вижу я сон...  -  Лерка  брел  по  дороге  выложенной  желтым
кирпичом, старательно избегая встреч со  всеми,  шедшими  по  дороге.  Потом
разберемся, сейчас лучше двигаться к этому самому ... Илинори.
   Пока что у Лерки получалось избегать встреч. Заслышав в тумане  -  а  над
этим болотом, похоже, всегда стелился туман - приближение очередного отряда,
он надевал лапы, и топал от  дороги  по  прямой.  Залегал.  Ждал.  Один  раз
пришлось-таки поволноваться - отряд одетых в черное низкорослых существ  его
засек, причем засек совершенно неожиданным  способом  -  по  запаху.  Шедший
впереди дядька - если он был человеком,  в  чем  Лерка  сомневался  -  вдруг
грохнулся на четвереньки, и принялся нюхать землю. Понюхал, поднял голову, и
все также стоя на четвереньках, посмотрел на  Лерку  -  прямо  сквозь  туман
посмотрел. И опять, как пол-года назад, Лерка почувствовал  то  же  самое  -
дрожание рук. Только  тогда  на  него  шла  овчарка,  обученная  убивать,  а
теперь...
   - Неужели я - трус? - с ужасом подумал Лерка. - Такого  просто  не  может
быть! - Он посмотрел на свои пальцы в кожаных перчатках - пальцы дрожали - и
разозлился.
   - Тут я, - крикнул он в туман. - Иди сюда, если смелый!
   Ответа он не понял, ясно было одно - это не был ни русский ни английский,
ни немецкий. Мог бы быть японккий, но  обычно  японцы  так  не  рычат  и  не
завывают. Потоптавшись перед расстилающейся перед  ним  трясиной,  противник
плюнул на затаившегося в болоте мальчишку и пошел своей дорогой. А  если  бы
не плюнул? А если бы расплавил эту кочку, как расплавленно было место  битвы
этих двоих, там, в обычном,  ничем  не  примечательном  московском  дворике?
Лерка поежился.

   Горы вроде стали ближе, хотя насчет дня пути  это  он  вчера  недооценил.
Сгоряча. С другой стороны, оценивая, он подразумевал марш-бросок, без  этого
напряженного вслушивания в тишину, и без  залегания  в  болоте  каждые  пять
минут.
   Горы назывались Трудными, потому, что пройти их было трудно. И  вовсе  не
из-за непроходимых перевалов. Вчера, разузнав, куда Лерку выкинуло в  первом
сне, Андрей рассказал ему все, что мог, про эти горы. Главным образом -  что
там жили гобблины, и ходить через них мог только ненормальный. Опасно.
   - А куда еще? - поинтересовался тогда Лерка. - Я могу на юг...
   На юге, сразу за болотом, лежал город работорговцев Джиу,  и  именно  там
казнили Лену, на потеху публике. К счастью, казнили почти что в первый  день
"снов", не зная еще, что она - "демон", и вообще,  что  "демоны  вернулись".
Так что, когда она проснулась на страшной площади вторично, там была ночь, и
народу почти не было. Удалось убраться из города.
   Во сне не было комаров - совсем, зато были метровые пиявки  в  болоте,  и
тогда-то Лерка впервые пустил в ход черный меч. А что делать -  эти  похожие
на широкие черные ленты звери вели себя очень агрессивно. Высосет  насухо...
Меч работал прилично - по  крайней  мере,  пока  никаких  "поединков"  между
Леркой и мечом не происходило. Еще были  на  болоте  птицы  и  что-то  вроде
гигантских рыб... Или, может, головастиков. От  одного  такого  -  со  слона
величиной - Лерке пришлось час прятаться  в  болотной  жиже.  Он  знал,  где
уязвимые места у человека, у овчарки тоже... Но  головастик  такого  размера
был неуязвим. Движется под слоем грязи, с треском выдирая кусты  и  оставляя
за собой  борозду,  затем  вдруг  выныривает,  блестя  черным,  скользит  по
поверхности, и снова проваливается в трясину...
   И еще тут были драконы. Это потрясло Лерку больше всего, хотя казалось бы
-  куда  уж  больше.  Дракон  пролетел  вдали,  тяжело  взмахивая  кожистыми
крыльями, усталый и какой-то  печальный,  что  ли.  Огромный  бурый  дракон.
Интересно, дышат ли они огнем?
   Сегодня он знал о подобных вещах гораздо больше, чем вчера  -  почитал  в
энциклопедии, кто  такие  гобблины,  тролли,  и  прочие.  Большая  часть  не
совпадала, троллю, например, полагалось быть маленьким и хитрым.  По  словам
же Андрея, получалось - большие и тупые. Впрочем, Андрей не был уверен -  за
тот месяц, что они провели в мире снов, ребята  успели  собрать  не  так  уж
много информации. Окружающие не стремились им все  рассказывать,  как  понял
Лерка, скорее наоборот, и хорошо, если не гнали в три шеи.

   Еще через час он попался. Это была классическая засада, хотя  -  ну  кому
придет в голову устраивать засаду на мальчишку? Двое. Люди.  Один  вышел  из
росших в этом месте погуще кустов прямо перед Леркой, второй - сзади.
   - Ди домн! - сказал тот, что вышел сзади. Лерка  удивленно  посмотрел  на
него, но промолчал. Язык, по  утверждению  Андрея,  у  людей  был  похож  на
английский, но только похож.
   -  Ну?  -  сказал  Лерка,  пытаясь  одновременно  угрожать  мечом   обоим
противникам одновременно. Они же явно не принимали его угрозы всерьез.
   - Блек сод домн!  -  тот,  что  вышел  на  дорогу  спереди  оскорбительно
расхохотался.
   Они собирались напасть на него - это было ясно, но вот  зачем...  Блек  -
значит черный. Черный... меч? Меч - по английски  -  сорд...  А  этот  -  он
сказал "сод". Неужели все так просто?
   - Блек сод нот майн! - сказал Лерка, но его, похоже, не  поняли.  Или  не
захотели понять. Первый из противников  атаковал  Лерку,  точнее,  его  меч,
своим оружием - идиотской палкой с лезвием и крючком на конце. Меч  у  него,
впрочем, тоже был - в ножнах на поясе. Сделанный "под Европу".
   - Да он меня  в  плен  взять  хочет!  -  Лерка  метнулся  назад,  красиво
сблокировал меч того, второго дядьки,  который  был  не  готов  к  атаке,  и
поэтому все проморгал. Затем Лерка от души рубанул его по заднице.
   Это было ошибкой - черный меч в его руках почуял кровь и ожил.

   Пораженный пониже спины, Леркин  противник  взвыл,  и  отступил,  зажимая
"рану" свободной от меча ладонью. Крови было - море. Его товарищ шагнул было
к Лерке, но был остановлен резким окриком.  Тот,  раненный,  сказал  длинную
фразу, в которой Лерка различил только слова "домн" и "сод". Ему было не  до
того - оживший меч хотел идти в атаку,  и  Лерка  даже  сделал  шаг  вперед.
Противники - кто бы  мог  ожидать  -  бросились  наутек.  К  сожалению  -  в
направлении гор.
   - Ты - мой! - сказал Лерке меч.  Не  словами  сказал,  а  как  бы  внутри
головы.
   - Нет, - сказал Лерка, - это ты - мой!
   Меч не удивился, вместо этого он как  бы  сжал  леркину  голову  железным
обручем - обручем с шипами.
   - Ты - мой!
   - Дурак ты! - Лерка упал  на  колени,  по  прежнему  держа  клинок  двумя
руками. Он бы и рад был его выпустить...
   - Ты - мой! МОЙ! - боль становилась все сильнее, и Лерка каким-то образом
знал, что ее можно остановить одним-единственным словом.  Согласием.  Просто
сказать - да.
   - Мой!
   - Да отвяжись ты! - Лерка  попытался  разжать  пальцы,  но  вместо  этого
проснулся. Звонил будильник. Утро.
   - Бой откладывается, - пробормотал мальчишка. - Здорово.  Ну  и  что  мне
теперь делать?

Глава 8.

   - Ты - что? - переспросил Андрей.
   - Ты слышал.
   - Дурак!
   - У меня не было времени на раздумье. И вообще - кто они были - эти люди?
   - Работорговцы, наверное. Дурак ты. Ну как можно...
   - Никому не рассказывай, - предупредил Лерка. - Понял?
   - Завтра всем все и так будет видно, - пожал плечами Андрей.
   - Видно - что?
   - Такое уже было -  с  Гариком.  -  Андрей  посмотрел  на  Лерку,  словно
сомневаясь, рассказывать или нет, затем видимо решился. - Плохо -  только  с
мечами, так мы думали, так нам этот певец сказал, чокнутый.
   - Какой певец?
   - Старик  -  эльф.  Хвастается,  что  говорит  по-английски...  И  правда
говорит. Как я. Он называет его - древним.
   - Эти, в болоте - они тоже говорили  по  английски,  только  искажали.  Я
понял - "блек" - это черный, "сод" - меч. А что такое "домн"?
   - Домн - это ты, - вздохнул Лерка. - Демон с черным мечом.
   - А!
   - Они потому, наверное, и убежали, что звучит так  страшно.  А  на  самом
деле, пока он тебя не победит... ты извини, конечно... но  ты  очень  слабый
будешь. Никакой.
   - Ты говорил про Гарика.
   - Он взял копье. Известно, что арбалеты и луки у  них  очень  хорошие,  а
мечи  брать  опасно  -  можно  нарваться  на  живой.  А  про  копья  его  не
предупредили. Ну он и... Проиграл.
   - Я могу его увидеть? - быстро спросил Лерка.
   - Он умер, - Андрей  отвернулся  к  окну.  -  Под  поезд  попал...  Вроде
случайно...
   - Ясно. Ладно, пошли на  урок.  -  Когда  Андрей  вошел  в  класс,  Лерка
посмотрел на кончики своих пальцев. Пальцы не дрожали, и это было хорошо.
   - Фиг он меня победит, - зло подумал он. - Я вам не Гарик  -  под  поезда
прыгать. Мы - детдомовские...

   Андрей промолчал - за это Лерка мог поручиться. Он все время  был  рядом,
никуда не уходил. Но к большой перемене о Леркиной  беде  знали  практически
все. Оля Гжель, та самая четвероклассница. Ученица колдуньи. Вычислила.
   Сначала подошла Ленка. Думала, думала, повздыхала, потом  так  ничего  не
сказав и ушла. Потом подошел Колокольчик, и прямо сказал, что если с  черным
мечом, то это плохо. Лерка согласился.
   Затем подошел какой-то парень из седьмого класса, которого Лерка не знал,
ведя за руку эту самую Олю.
   - Это правда? - без обиняков поинтересовался он. - У тебя черный меч?
   - Еще нет, - вздохнул Лерка. - Мы боролись, когда я проснулся.
   - Никогда о таком не слышал, - удивился парень. - Ты,  наверное  сознание
потерял, те, кто не спит, не могут проснуться...
   - Ага... Может быть.
   - Ты это... - парень  протянул  Лерке  платок,  -  возьми.  Помочь  -  не
поможет, но не так больно...
   - Это что?  -  Лерка  развернул  платок  и  обнаружил  в  нем  с  десяток
разноцветных таблеток. - Это чтобы - там?
   - Ну да...
   - Ты хочешь сказать, - Лерка  почувствовал,  как  холодный  ком  в  горле
растворяется, уступая место сумашедшей надежде, -  что  наркотики,  принятые
ЗДЕСЬ будут действовать ТАМ?
   - Очень слабо, - кивнул парень, а что?
   - Ну и дураки же вы все! - в сердцах сказал Лерка.  -  Выгребай  карманы,
мне нужны деньги. Потом верну.
   - Зачем?
   - На наркотики. Настоящие, а эту муть - забирай.

   Идею Лерки приняли с недоверием, равно как  и  его  утверждение,  что  он
знает, что делает. Но денег дали многие, и охотно. И даже без возврата.  Так
что, подходя к скучавшему около входа в школу негру, Лерка  мог  помахать  у
него перед носом довольно толстой пачкой.
   - Так достанешь, или нет?
   - Скажи еще раз - мизи...
   - Запиши. Аминазин. - Лерка снова махнул  пачкой  купюр.  Правда,  мелких
купюр, но пусть... Негр послушно записал  название  под  диктовку  на  пачке
сигарет.  Все  шло  по  конспекту  лекции  "вербовка  агентов  для   разовых
поручений", даже смешно. Негр потянулся к деньгам.
   - Сколько тут?
   - В руки не даю. И имей в виду - это - сегодня. Завтра он мне  не  нужен.
Хоть тонну притащи.
   - Ясно, начальник, - негр повеселел. - Сделаем.
   Проводив свою "последнюю надежду" взглядом, Лерка сел на школьное крыльцо
и задумался. Можно, конечно, связаться с Семеном  Семенычем.  Он  тоже  даст
аминазин, но он еще и будет задавать вопросы... А Лерка был  к  вопросам  не
готов. Трудно отвечать на вопросы, когда знаешь - закрой глаза,  и  придется
сражаться за свою жизнь.

   Негр превзошел самые смелые Леркины  ожидания  -  он  приволок  фабричную
упаковку с пятью ампулами для инъекций. Шприц достала Лена,  к  счастью,  он
предусмотрел такую необходимость. А не предусмотрел бы? Отдал негру  деньги,
и припустил домой. Если повезет - завтра будем рубить черным  мечом  капусту
на завтрак, а если нет... И во сколько  раз  слабее  будет  действовать  эта
штука во сне? И вообще - удастся ли заснуть-то - на аминазине?
   Какая-то Аня, у которой мама работала в медицинской библиотеке,  устроила
ему разовый  пропуск.  Почитать  про  аминазин.  Факмакокинетика  -  эта  та
скорость, с которой наркотик выводится из организма.  Получалось,  что  если
поддерживать в крови высокую концентрацию, то надо колоться каждые два часа.
Немного. Про осложнения Лерка читать не  стал  -  деваться  все  равно  было
некуда. Как там говорится в легенде - и с тех пор ему подчинялись все черные
мечи? Интересно, что он скажет в субботу на докладе дяде Семе?

   Еще в Москве был Парк Культуры, и  ребята  после  школы  собирались  туда
заглянуть. Лерка не пошел - настроение, знаете ли, не то. Да  и  им  портить
компанию... И так его провожали, как на эшафот. Вместо Парка Культуры, Лерка
пошел в спортзал, благо он был всегда открыт для всех  желающих,  и  немного
покачался. Это обычно помогало, когда  он  беспокоился  -  перед  прыжком  с
парашютом, например.
   На этот раз - не помогло. Лерка уныло сидел на подоконнике,  и  наблюдал,
как пятиклассники "в рядах" учат карате. Как будто можно  выучиться  драться
за месяц! Или -  ребенку  против  взрослого.  Хотя  вчера  он  хорошо  попал
этому... Поспит на животе, да и  обедать  будет  стоя.  Работорговцы...  Это
значит, они сидели в кустах и ждали - кто подвернется, а  подвернулся  я.  А
если бы не я - кто? Вряд ли они ждали ребенка... Взрослые же - если умные  -
должны по таким местам ходить  большим  отрядом,  вроде  тех,  что  отмочили
патруль орков - теперь Лерка  знал,  что  именно  убитому  орку  принадлежал
черный меч, с которым  он  воевал.  Нет,  скорее  всего,  это  они  от  меня
прятались, а разглядев, кто идет, решили разжиться рабом...
   Пятиклассники занимались хорошо. Неумело - их инструктор  умел  ненамного
больше своих учеников, но  с  каким-то  остервенением.  Похоже,  их  здорово
припекло там, с Кристалле. Интересно, а почему  -  Кристалл?  Имеет  ли  это
какое-нибудь отношение к той зеленой  стекляшке,  которую  они  мне  на  шею
повесили? Андрей не знает... И кто это - они? И почему я так одет?  Дурацкие
правила игры. Если ты сломал руку, то самый быстрый способ поправиться - это
перерезать себе горло. В следующий раз будешь как новенький. Иначе -  так  и
ходи со сломанной рукой, пока не срастется. Говорят... Колокольчик, кажется,
вправил себе плечо, когда разбился и пару порезов залечил...
   Раз в три дня школа собиралась в актовом зале, втайне от взрослых,  кроме
историка, который, кажется знал, или  догадывался,  по  крайней  мере  молча
делал все, о чем просили его ребята. И обменивались новостями. Пока Лерке не
повезло, он не попал на тот сбор, что случился за день  до  его  прихода,  а
следующий будет только завтра. И завтра же  ему  дадут  прочитать  журнал  с
описанием всего, что там удалось узнать. Говорят - довольно толстый.  Жалко,
что завтра.

   Из спортзала он пошел домой и посмотрел первые в своей жизни мультфильмы.
Муть. Если бы эти черепашки были ниндзя, они ни за что  бы  не  были  такими
тупыми. И вообще - ниндзя, который любит пиццу, это...
   Почитать... Лерка пробежал глазами список книг, подготовленных  для  него
Алексеем Петровичем. Надо.  И  вообще  -  непонятно,  как  готовить  себя  к
поединку не на жизнь а насмерть. В детдоме говорили - поспи... Смешно даже.
   Книга называлась "Хоббит",  и  Лерка  легко  и  быстро  проглядел  ее  по
диагонали. Очень забавная книга, а главное - очень похожая. Слишком похожая.
   Он снял трубку, задумался, вспоминая андреев телефон, и набрал номер.
   - Андрей?
   - Лерка? Ты... как?
   - Пока не спал. Слушай, ты "Хоббита" читал?
   - Читал, не то, - Андрей, похоже, сразу понял, о чем идет речь.
   - Описания сходятся...
   - Чего? Летающих островов? Ледяных троллей? Болотных пиявок? Нет, это  не
наш мир. И карта - совершенно другая.
   - Ладно, я так... Подумал...
   - Мы тоже думали - раньше. Не получается.
   - Ладно. Пока.

   Повесив трубку, Лерка еще некоторое время ходил из  угла  в  угол,  затем
открыл портфель, и надолго задумался, глядя на коробку с ампулами. А ведь не
прав Андрей. Эльфы сходятся, гномы и гобблины живут в горах и друг с  другом
воюют, тролли эти... Хотя и без чешуи... Орки - в словаре вообще этого слова
нет. А в книге - есть. Волшебники, правда... непохожие. Вроде...
   Он достал и прокипятил шприц, и отломал хвостик у  ампулы.  "Родители"  в
театре, это до одиннадцати. Сейчас - девять. Поехали, чего тянуть?  Засыпать
по желанию их учили на курсах, вот только как на это дело наложится наркотик
- Лерка не знал.

   - Ты мой!
   - Опять началось! - он стоял на коленях, и сжимал обрянутую чем-то  вроде
шкурки,  только  помягче,  рукоять   своего   недруга.   Аминазин...   вроде
действовал, вот только и правда - слабо. Когда Лерка засыпал, ему море  было
по колено, а теперь... И больно-то как!
   - Подчиняйся!
   - Фигу! Сказал - нет! - Лерка вспомнил, как боролся с овчаркой,  взглядом
боролся, кто кого переглядит, и ему сразу полегчало. Он же все-таки  победил
тогда.
   - Ты... - боль становилась все сильнее, и Лерка подумал,  что  надо  было
колоть не модулятор, а обезболивающее. Ну что за издевательство!
   - Ты - вещь! Железка! - выкрикнул он, пытаясь устоять хотя бы на коленях,
пока новая волна боли вжимала его в желтый кирпич. - Я - тебя - за-туп-лю!
   Мир вокруг померк, оставались только он и боль. Сколько прошло времени?
   - Ты - мой!
   - Вот ведь заладил! - подумал Лерка. - Этак я сдохну тут, на этой дороге.
И что будет дальше? Ах, да - гобблины меня сожрут. Класс!
   - Подчинись, человечек!
   - Это кто здесь - человечек? - Лерка напрягся, пытаясь  не  закричать,  и
вдруг заметил... Или это ему показалось?
   - Ты не устал? - издевательски спросил он. Кричать уже  не  хотелось.  Ну
точно, боль стала потише.
   - Ты - мой! - меч не сдавался.
   - А кроме "тымой" ты что-нибудь говорить умеешь? Скажи "кошка".
   - Кошка, - сказал вдруг черный меч. Молча сказал, просто  вернул  леркину
мысль.
   - Умница. А теперь скажи - "Я - твой"...
   - Ты ... - меч  замолчал,  и  Лерка  понял,  что  продолжения  не  будет.
Выдохлась железяка. Он лежал на дороге, в грязи,  свернувшись  калачиком,  и
держа меч друмя руками. Руки в свою очередь зажаты  между  коленями.  Ничего
себе - стойка! Так что - я победил?
   - Нет, - ответил меч.
   - Но и ты не победил?
   Пауза.
   - Нет...
   - Так не бывает... - Лерка посмотрел на черный  клинок,  затем  осторожно
встал на колени. Опять руки трясутся.
   - Отдай меня первому встречному орку, и все будет забыто. - Опять это  не
было словами, а скорее -  знанием,  словно  фраза  прозвучала,  и  Лерка  ее
помнил, но только вот - не звучало ничего, была только память...
   - Я отдам тебя первому встречному слесарю,  -  пообещал  Лерка,  -  и  он
сделает из тебя набор подков для цирковых пони. Понял меня?
   Меч надолго замолчал. Лерка уже почти было собрался встать на ноги, когда
вдруг понял, что победил. Это было именно ощущение, словно меч перестал быть
куском железа, который он держал в руках, но сделался его, Лерки, частью.
   - Сдаешься...
   - Ты победил.
   Лерка засунул оружие в ножны, и  вытянул  перед  собой  руки,  растопырив
пальцы. Трясутся, проклятые. Затем он встал, и с негодованием  отметил,  что
колени  трясутся  тоже.  Не  просто  трясутся   -   подгибаются.   Аминазин,
называется! Надо было колоть соли лития.

   Он здесь, - сказал человек в черном. Его собеседник,  больше  похожий  на
тюленя, чем на человека, если бывают такие  старые  тюлени,  молчал.  Он  не
мигая глядел на три огонька, мерцавших внутри черной сферы на столе.
   - Красный - означает огонь, - сказал он. - Зеленый -  уж  не  отродье  ли
магов Светлого Сна подняло голову вновь? Я-то думал, вы их  все  перерубили,
добрейший Гевол. И что означает голубой огонь? Хотел бы я знать...
   - Не называйте меня добрейшим, - огрызнулся человек. - И я знаю не больше
вашего об этих двух огнях. Разберемся.
   - Разберемся?! - неожиданно взорвался "тюлень". - Это все, что вы  можете
сказать, там, наверху - "разберемся"?! Зеленый огонь! Синий огонь! Да это же
ОН! ОН вернулся! Ты имеешь наглость притащить мне свою стекляшку, словно  он
уже у тебя в руках?! Где он?! Где?!
   Эта пламенная речь не произвела на его собеседника  особого  впечатления.
Народ визанги вспыльчив, но с этим приходится иметь дело. В целом - разумная
раса.
   -  Это  не  обязательно  рыцарь  Света,  -  примирительно  сказал  он.  -
Как-никак, до Большого Противостояния шестьдесят три года, и если он  явился
в наш мир сейчас, то к моменту, когда, согласно  Предсказанию  он  остановит
идущего на Черный Трон...
   - Он будет дряхлым стариком, ты хочешь сказать? - визанги смешно покрутил
носом - это у него означало  улыбку.  -  Да...  возможно.  Хотя  -  что  для
Предсказания ошибка в полвека?
   - Все, что  мы  знаем,  это  что  кто-то  подчинил  себе  черный  меч,  -
примирительно сказал Гевол. - Причем не Черный Меч,  а  просто  черный  меч,
одну из поделок наших друзей с юго-восточных земель.
   - Орки - великие мастера. И их мечи...
   - Не чета вашим, - парировал человек.  -  Кроме  того,  -  он  наклонился
вперед, положив оба кулака на стол, - один раз он уже проделал эту операцию,
зачем бы ему вступать в магический поединок вторично?
   - Да, да... - протянул визанги. - И все же. Три огня,  образующих  вместе
Белый Свет...
   - Случайность, Орта, просто совпадение.
   - Припомни-ка мне пару подобных совпадений, добрейший... То-то. - Визанги
покосился на сферу и побарабанил когтями по столу. - Да... Странно все  это.
Голубой огонь...
   - Но мастер! - не выдержал Гевол, - голубой огонь не означает ничего!
   - Вот именно! -  рявкнул  тюлень.  Затем  другим,  гораздо  более  мягким
голосом, продолжал:
   - Сделай мне одолжение, добрейший... Ты ведь знаешь, где он и кто он, а?
   - Человек или эльф, - пожал плечами его собеседник. - Может быть, лер. Не
гном.
   - Да уж, откуда у гнома зеленый огонь. Кстати, в прошлый  раз  он  вообще
маскировался под демона...
   - А что касается "где", - с некоторой, впрочем,  тщательно  дозированной,
издевкой произнес Гевол, то где-то там, - он небрежно махнул рукой в сторону
висящей на стене карты Континента.
   - Вот и славно, - усмехнулся визанги. - Приведи мне его, ладно? Даже если
для этого тебе придется лично передушить всех  людей  и  эльфов,  населяющих
континент. И возможно, всех леров...
   - Вы... - изумился Гевол, - вам... нужен рыцарь Света?
   - Не обязательно - целиком, - уточнил Орта. - Головы или, скажем,  сердца
будет вполне достаточно...

Глава 9.

   Трудные горы состояли главным  образом  из  мергеля,  и  пылили  страшно.
Волосы и лицо у Лерки очень  скоро  стали  пепельно  серыми,  а  вот  одежда
оставалась коричневой - к ней пыль не приставала. Это было плохо.
   Горы были серыми, и он смотрелся на их  фоне  как  яркое  цветное  пятно.
Плохо. Любой, у кого есть глаза, заметит его с большого расстояния. Впрочем,
еще в горах рос кустарник и  плющ.  Подумав,  Лерка  уселся  на  камешек,  и
принялся плести себе из плюща  маскировочный  халат.  Времени  у  него  было
навалом, да и какая разница - идти или сидеть? Все равно, он вот-вот  должен
был проснуться.
   Халат - это было сильно сказано. Маскировочное одеяло - вот  что  у  него
получилось. Он расстелил свое произведение на скале и отошел в сторонку.  Ну
что же! Стелется по скале плющ. Нормальное  явление  в  этих  местах.  Лерка
накинул "одеяло" себе на голову, и пошел, но не по тропинке, а рядом, метрах
в двадцати - так, на всякий случай. Больше всего он опасался  драконов  -  с
высоты-то его ничего не стоит засечь.
   Что-то его смущало, и через какое-то  время  он  понял  -  что.  Рядом  с
утоптанной тропинкой, шла еще одна, почти незаметная,  как  раз  в  двадцати
метрах от первой. По ней-то Лерка и топал. То есть, не  он  один  был  такой
умный,  и  эти  -  умные  -  за  долгие  годы  протоптали  вторую  тропинку.
Альтернативную. Ага, а вон и кости лежат. Возьмем-ка мы еще правее...
   Костей хватало. Хватало и обломков оружия, но ни  одного  целого  клинка,
щита или копья Лерка не заметил.  Подбирают?  Выходит,  что  так.  Затем  он
увидел рисунок.
   Это надо было разглядывать с дороги, а Лерка брел в стороне, так что тени
и свет складывались  не  совсем  так,  как  задумали  создатели  шедевра.  И
все-таки это было здорово. Со  склона  горы  на  Лерку  глядело  стометровое
бородатое лицо, перекошенное нечеловеческой яростью. Аж мурашки по  спине...
Лерка сделал шаг назад, и лицо изменилось  -  не  чуть  чуть,  а...  На  нем
появилось ... словно появилось... выражение злобного торжества. Ты бежишь! -
говорило оно.
   Мальчишка пошел дальше, поминутно оглядываясь на рисунок.  Словно  живой,
тот провожал путника прищуренным взглядом. Ты не уйдешь. Ты - мой! Тьфу!
   И все-таки это было искусство. Лерка до сих пор как-то не задумывался над
вопросом - а как  проводят  досуг  все  эти  "плохие"?  Едят,  пьют,  пытают
пленных,  вот  пожалуй,  и  все.  А  они,  оказывается,  еще  и  скульптурой
занимаются. И ведь талантливо... Теперь, издалека, видно было, что  лицо  на
горном склоне скучает. Не надо было рожи корчить...

   Он нашел себе подходящее укрытие - впадину в скале, почти пещеру, а  если
завесить вход "маскировочным одеялом", то и вполне подходящее укрытие. Можно
ложиться спать. Лерка  поерзал,  пытаясь  устроиться  поудобнее  на  жестком
камне. Еще одно преимущество нашего советского спецкостюма перед кожей  -  в
нем гораздо мягче. Затем он услышал скрежет.
   Скрежет металла по камню - это не очень громкий звук, но здесь, в  горах,
звуки, похоже, разносились далеко, к тому же  было  очень  тихо.  Вечер.  Ни
ветерка. Птиц нет, насекомых... Где вы  видели  насекомых,  которые  скребут
металлом по камню?
   Маленький обитатель пещеры проворно перекатился к выходу  и  прислушался.
Вот опять! Тогда он выглянул наружу, сквозь сетку плюща.  Никого.  Справа...
Слева... Лечь на спину и изучить склон горы сверху... Чисто.
   - Не дадут поспать человеку, -  проворчал  Лерка,  выбираясь  наружу.  Не
ночевать же рядом с неизвестной опасностью... Хотя, по  правилам,  ее  лучше
переждать... Впрочем,  к  его,  леркиному  случаю,  многие  правила  ведения
разведки были просто неприменимы. Еще чуть-чуть  -  и  его  вышибет  в  "мир
иной", хочет он этого, или нет - какое уж тут ожидание!

   Это был гобблин, у Лерки на  сей  счет  не  было  ни  малейших  сомнений.
Маленький  гобблин.  Мальчишка.  До  сегодняшнего  дня   Лерка   как-то   не
задумывался над вопросом - откуда берутся взрослые гобблины. Если  вдуматься
- его можно было понять - всегда находились дела  поважнее.  То  болото,  то
меч. И вот - ответ на все вопросы. Впрочем - не на все.
   Он был в беде, этот гобблин. Собственно, это было первым вопросом  -  как
он ухитрился загнать свою ногу по щиколотку в гладкую скалу? Это могло  быть
трещиной, но тогда спросить можно было по-другому - как он  ухитрился  средь
бела дня попасть ногой в  эту  самую  трещину?  Сейчас  гобблин  ожесточенно
ковырял скалу кинжалом, вот откуда брался этот скрежещущий звук.
   Андрей говорил, что эти горы полны ловушек. Гобблинских ловушек,  правда.
Может быть, это одна  из  них?  И  этот  парень  попался  в  соответствии  с
поговоркой - "не рой другому  яму"?  Или  ловушки  здесь  ставят  не  только
гобблины?
   Тем временем маленький пленник отчаялся расковырять скалу своим  ножиком,
и вытащил из ножен меч.
   -  Ого!  -  прошептал  Лерка.  Похоже,  этот  парень   собирался   рубить
собственную ногу. Он прицелился, взмахнул мечом, замер на мгновенье  в  этой
странной позе, стоя на одном колене, затем вздохнул, и засунул меч обратно в
ножны. Ясное дело - духу не хватило.
   Лерка задумался. То, что он собирался проделать, было  почерпнуто  им  из
учебника по древней истории - как раз сегодня он  прочитал  его  целиком.  У
строителей египетских пирамид был очень забавный способ раскалывать камни...
Вот только сработает ли?
   Выбрав одно из росших на горном  склоне  деревьев,  посуше,  он  взмахнул
мечом... При первом же звуке удара гобблин обернулся, Лерка увидел его  лицо
и задумался - а стоит ли спасать... такого? Затем решил, что хуже  от  этого
никому не будет. Маленькому же пленнику все было предельно ясно, хотя  он  и
ошибался на сто процентов. Конечно, боясь напасть  на  него  с  мечом,  этот
мальчишка вырубает себе дубинку подлиннее. Выставив перед собой меч, гобблин
приготовился сражаться, что было непросто, если учесть, что стоял он к Лерке
спиной.
   - Возьми, - Лерка бросил метровый кол к ногам пленника. -  Не  понимаешь?
Тейк! - Обойдя "собеседника" сбоку, и стараясь  не  наступать  на  пленившую
того каменную плиту, он показал жестами, что кол надо забить в трещину рядом
с ногой. Приволок и бросил туда же камень  в  полпуда  весом  -  в  качестве
молотка. В зеленые глаза спасаемого он старался не смотреть.
   Гобблин очень скоро понял, что от него требуется, хотя, явно не  понял  -
зачем. Наконец он очень по-человечески пожал плечами, и выполнил требуемое.
   - Сильнее! - сказал Лерка. Да как же  ему  объяснить?!  То,  что  говорил
пленник в ответ на его инструкции, не было похоже ни на один язык,  которому
его учили. Однако, объяснились - кол был загнан в трещину до упора.
   - Теперь - жди. Вейт. Понял?
   Лерка пошел к тому месту, где  недавно  видел  воду.  Тоненькую  струйку,
стекавшую по каменной стене. Метров пятьсот в каждую сторону. Наполнить  обе
перчатки... Надо же - не текут. Пятьсот метров назад. Он  по  одной  передал
перчатки пленнику, и это было самым  сложным  -  не  наступая  на  камень  с
трещиной. Если это ловушка, то не  будем  совать  в  нее  нос...  или  ногу.
Пленник не понимал, для чего это все нужно, однако послушно вылил на забитый
в трещину кол воду из перчаток.
   Затем Лерка сходил за водой еще раз, а когда собрался в третий поход,  за
спиной у него словно  из  пушки  выпалили.  Получилось,  надо  же!  Молодцы,
египтяне!  Набухшее  дерево  раскололо  скалу,  и  бывший  пленник  поспешно
отковылял на безопасное расстояние. Вид у него был обескураженный,  судя  по
всему, он так и не понял, почему вдруг лопнул каменный монолит и смотрел  на
сотворившее это чудо чародея с опаской. Лерка встретился с ним  взглядом,  и
помахал рукой, пока, мол, топай. Маленький гобблин шмыгнул носом, и поспешно
захромал прочь от дороги и от своего спасителя.
   - Теперь - точно спать, - решительно сказал  Лерка,  и  пошел  обратно  к
"своей" пещере. И как прикажете различать эти ловушки среди обычных  камней?
На вид - то же самое... Он обернулся и удовлетворенно кивнул,  так  и  есть,
никакой трещины в коварном камне уже  не  осталось.  Ждет  новую  жертву.  И
перчатки промочил...

Глава 10.

   - Живой!
   Лерка впервые в жизни становился предметом такого ажиотажа,  и  ему  было
неловко. Пол-школы  собралось.  Называется  -  агент  не  привлекал  к  себе
внимания...
   - Я в порядке, - в сотый раз подтвердил он.
   -  Это  наркотик?   -   поинтересовался   протолкавшийся   сквозь   толпу
Колокольчик.
   - Помог... Но все равно - еще бы чуть-чуть...
   - Везучий...
   - Негра этого благодарите, - усмехнулся Лерка. Победитель, надо же!

   - Негра... - задумчиво сказал Андрей, когда они оказались наконец одни  и
за партой. - Это может стать проблемой. Если  все  начнут  покупать  этот...
аминазин...
   - Аминазин недостаточно силен, - заметил Лерка. - Я там  чуть  не  помер,
все равно. А более мощные лекарства  вырубят  нас  тут,  я  имею  в  виду  -
всерьез. В больницу уложат. Почки и все такое. У меня сейчас  голова  -  как
котел, и это после одного укола! Лучше не рисковать, а кому надо  -  у  меня
еще четыре ампулы остались. Кстати, и хранить их лучше - не у меня.
   - Почему? - не понял Андрей.
   - Мои разбираются в медицине. Увидят - в обморок упадут.
   - А-а...
   - Главное - сегодня четверг, - сказал Лерка. - Бончика день рожденья.
   - Не напоминай! - Андрей вздохнул. - Если окажется, что это на всю жизнь,
то ... не знаю. Лучше, как говорится, в воду.
   - Еще чего!
   - Ты еще не врубился, - усмехнулся  Андрей.  -  Меня  вот  сегодня  ночью
плеткой избили...
   - За что? - изумился Лерка.
   - Я в трактир устроился. Работать. Ну - есть-то хочется...
   - Я пока еще не ел...
   - Это ты от потрясения,  а  вообще-то,  то,  что  ты  тут  ешь,  туда  не
передается.
   - А в обратную сторону?
   - Там можно накачать мускулы - они  и  здесь  вырастут.  Это  передается.
Болезни - оттуда - нет, отсюда - да. Смерть - тоже... Ну и по мелочам.
   - Ясно. А за что - плеткой?
   - Клиенту не угодил, - вздохнул Андрей. - Такая свинья...
   - Поэтому - карате?
   - А что делать? - Андрей развел руками.
   - Ребенку со взрослым не справиться.
   - Какой взрослый... И потом, ты-то теперь вообще супермен.
   - Супермен, - подумал Лерка. - Как в воду глядел дядя Сема.
   - Почему - супермен? - спросил он вслух.
   -  Мастер  Черного  Меча...  -  Андрей  удивленно  уставился  на   своего
собеседника. - Тебе что же - не сказал никто?!
   - Не сказал - чего?
   - Ну... В общем, по легенде, ты теперь фехтуешь как мастер. Любой  черный
меч в твоих руках оживет, ну из числа зачарованных. А светлые - нет, но  все
равно... Да...
   Похоже, что-то еще дошло до него, так как он вдруг нахмурился.
   - Ну, говори, - поторопил его Лерка.
   - Ты для них теперь - демон с черным мечом... - Андрею было  явно  не  по
себе. - Они же тебя на кусочки разорвут...
   - Кто?
   - Да горожане! Слушай, спрятал бы ты этот свой меч, а? Хотя бы в мешок...
Или вообще - зарой где-нибудь. Они  не  ржавеют,  заговоренные.  Нам  только
демона с орковским мечом не хватало! Всем ведь дадут по шее, не только тебе.
   - Я подумаю, - согласился Лерка. - Я вообще не знаю, что в этом городе за
порядки. Я пока что в горах, в пещере сплю.
   - Ну еще два - три дня на горы, - сказал Андрей. - А то и все  четыре.  И
три дня на лес. Неделя пути. Про порядки сегодня  вечером  послушаешь,  и  в
журнале почитаешь.
   - Ладно. А что - со светлым мечом там можно ходить -  я  имею  в  виду  -
ребенку?
   - Да хоть с пушкой. Хотя, кстати - пушки там не действуют.
   - То есть? - удивился Лерка.
   - Вот так. Олег, который Восьмеркин, раздобыл все компоненты,  специально
вычитывал, как это при Петре Первом делали, уголь жег березовый...
   - Ну и?..
   - Горит, но вяло. Без хлопка. Не взрывается.
   - Лихо. Хотя и так ясно, что там другие законы  -  в  нашем  мире  дракон
летать бы не смог, например...
   - Драконы - волшебные существа. В них магия, - поучительно сказал Андрей.
- А вот...
   Но тут начался урок английского. Тоже - издевательство. "Петя и Вася идут
домой". А ведь школа, хоть и не спец, но с уклоном... Непонятно...  Вот  кто
бы гобблинскому научил...

   Самое интересное началось после уроков - в актовом зале. Народу  набилось
довольно много - кажется, все, с четвертых по седьмые.  Историк  этот  самый
зал  открыл,  затем  отдал  семиклассникам  ключ,  и  сказал,  что  будет  в
учительской. И началось...
   Лерка слушал и листал журнал. Техника быстрого чтения, которой его  учили
на спецкурсе, не работала с рукописным  текстом,  так  что  все  было  очень
медленно. Кого-то прогнали из леса - эльфы прогнали.  Сказали,  что  в  лесу
демонам делать нечего, даже маленьким. Кто-то шел с торговым караваном через
горы Суриади, и за ними третий день следил дракон. Дискуссия на тему  -  где
ты проснешься в  следующий  раз,  если  тебя  проглотил  дракон.  Оле  Гжель
показали заклинание, зажигающее свечу, только  она  пока  ничего  зажечь  не
может, а только плачет. Заклинанье - вот оно, а  плачет,  потому  что  опять
оставили без ужина, а есть-то хочется.
   Лерка старательно запомнил заклинанье. Восемь слов  на  эльфийском,  хотя
колдунья - женщина. В смысле - человек, не эльф.  Забавно...  Аталета  хочет
перестать посылать своих людей в Крепость, потому,  что  их  там  все  время
вешают за дуэли. А дуэли - с эльфами и гномами.
   Про гномов говорили мало - у  них  под  землей  работали  только  двое  -
квадратный от мускулов, сам похожий на скалу Федя Решетников - в мастерской,
и маленькая Рита Березовская - на кухне. Гномы были веселым народом,  но  на
посторонних смотрели косо. Зато не били и кормили хорошо.
   Семеро ребят были у Черных людей. Лерка думал - у негров,  но  оказалось,
Черные - значит Злые. Не только орки и гобблины, но и люди служили Злу,  что
обычно означало - не враждовали с орками и с гобблинами,  как  в  Джиу,  или
вовсе ходили с ними вместе в набеги, как на Черном Острове. В Джиу, впрочем,
никого из ребят не было. Сначала были,  но  потом  их  всех  пораспродали  в
рабство - ребенок без семьи -  значит  ничей.  Таких  было  довольно  много.
Несколько человек жили на Черном Острове,  там,  как  ни  странно,  к  детям
относились  не  так  уж  и  плохо,  а  беспризорников  было  -  чуть  ли  не
большинство. Зато узнай они, что дети эти - демоны...
   У эльфов, точнее, рядом с эльфами, жило четверо, и отношения у них были -
те еще. Эльфы не терпели посторонних. Хотя, вроде, были добрыми и мудрыми...
Непонятно.
   Один - шестиклассник из параллельного "Б" класса - даже  жил  на  горе  в
гнезде дракона. Дракон затащил его туда со скуки, да  так  и  оставил.  Дым,
жара... Зато - безопасно. Дракон учил мальчишку языку  -  один  из  немногих
случаев, когда их хоть чему-то учили целенаправленно, возил на экскурсии,  и
вообще - развлекал. Хороший был дракон, да и похоже, попроси его как следует
- отпустил бы на все четыре стороны. Пока не просили.
   У пиратов с острова Рталаг жило двое, незнакомый угрюмый парень из пятого
"А", и Таня Остапчук. Ну  кто  бы  мог  подумать...  Было  у  пиратов  самое
настоящее береговое братство, вот только другие пираты - плохие,  с  Черного
Острова, все лезли куда их не звали, да еще была работорговля, которой  Таня
не одобряла.
   Ага, вот и карта... Лерка изучил этот образец рисовального  искусства,  и
закрыл журнал. Все. Прочитал.
   Дальше выступали четверо - два парня и две девчонки - из города Тимман-Ту
государства Тимман. Государство  готовилось  к  войне,  причем  одновременно
против города Лоас и против гобблинов в какой-то горе. Непонятно было, когда
и на кого нападут первыми, зато одного из ребят взяли, наконец,  в  одну  из
тамошних школ. В школе учили только драться,  никакой  грамоты  или  письма.
Тимману эти глупости ни к чему.

   - Теперь Лерка! - распорядился кто-то, и Лерка пошел к сцене, пытаясь  на
ходу сообразить, что же он должен сказать. Сказать, что всему виной овчарка,
которая когда-то научила его не бояться?  Сказать,  что  все  будет  хорошо?
Соврать, то есть...
   - Не буду я ничего рассказывать, - сказал он. - Вы все и так все  знаете.
Я о другом.
   Все молчали. Все ждали.
   - Влетит мне от дяди Семы, - весело подумал  Лерка.  -  А  что  он  может
сделать? Ничего не может. Даже забрать меня отсюда - заклинанье не позволит.
   - Вы все время говорите, что вас  там  притесняют,  -  сказал  он.  -  Но
притесняют всегда слабых. Тех, кто не может дать сдачи.
   - Тебя бы туда! - выкрикнул кто-то.
   - Мне замолчать? - поинтересовался Лерка.
   - Пусть говорит!
   - Вы думаете, что вы слабые, - сказал Лерка. - Потому, что ваших мускулов
не хватит, чтобы дать обидчику по морде. Так?
   Ему никто не ответил - все молча ждали продолжения.
   - Подумайте головой, - сказал Лерка. - Мир, в  котором  куча  вооруженных
дураков дерется друг с другом. Эльфы косо смотрят на гномов, гномы  говорят,
что эльфы слишком задирают  нос...  Кто-то  с  кем-то  готовится  воевать...
Кто-то с кем-то уже воюет... А теперь скажите, что в этом мире дороже всего?
Дороже золота, оружия, армии? А?
   Опять молчание.
   - Шпионская информация, - сказал Лерка.

Глава 11.

   - Ты - что?
   - Пошел на самораскрытие, - повторил Лерка. -  У  меня  не  было  другого
выхода. Там чрезвычайное положение в этой школе.
   - В  школе...  -  задумчиво  повторил  Семен  Семенович.  -  Чрезвычайное
положение... - Он как бы пробовал это слово на вкус. - Вот  что,  Валера,  я
знаю тебя довольно давно... Человек ты серьезный... Расскажи-ка мне  все  по
порядку.
   Лерка вздохнул и заплакал. Этого, похоже, его куратор не ожидал.
   - Что-то я не так сказал, - поинтересовался он, - или это  просто  нервы?
Ну же, малыш, успокойся.
   - Если бы вы мне не поверили... - Лерка всхлипнул  и  резко  замолчал.  -
Все, - сказал он, - больше не буду.
   - Я верю тебе, Валера, что бы ты  там  не  натворил.  -  Семен  Семенович
достал пачку сигарет, задумался, затем убрал  ее  в  карман.  -  Начинай,  -
сказал он.

   Лерка уложился в десять минут - только суть, никаких  приключений.  Семен
Семенович слушал не перебивая, и Лерка все пытался понять, что он думает  об
этом рассказе. Наконец он замолчал.
   - Аминазин, значит, -  задумчиво  протянул  Семен  Семеныч.  Лерка  молча
закатал рукав, и показал след от укола.
   - Да верю я, верю... - На идеальном лице разведчика наконец-то отражалась
озабоченность. - Ты хоть понимаешь, что теперь будет?
   - Ничего не будет, - пожал плечами Лерка. - Заслать туда взрослых  вы  не
можете. Детей только. Меня вывезти - так ведь тоже ногу сломаете, как Ленкин
отец. Или арестуют вас. Инструктора бы им хорошего, по  основам  рукопашной,
а?
   - Не торопись, малыш. Давай еще раз, подробнее. Я буду перебивать.

   - Дракон летел? Точно?
   - Да.
   - И порох не горит?
   - Зато они магию используют, - возразил Лерка. - Это тоже - оружие.
   - Магию - это еще посмотреть надо. Хотя да - твой меч...
   - Меч, это раз. Дракон. Скала, которая поймала гобблина. Она треснула,  а
потом заросла... Сам видел.
   - Это - один из приоритетов - магия.
   - Я понимаю...
   - Теперь насчет того, как долго вы там можете находиться за один  раз,  -
сказал Семен Семенович. Шел уже десятый час вечера, но  он,  похоже,  только
входил во вкус. - Тут какое-то противоречие, тебе не кажется?
   - Да. То есть - нет. То есть...
   - Разведчик, - усмехнулся куратор.
   - Если я засну, - Лерка  постарался  говорить  связно,  -  то  я  просплю
недолго.  Восемь  часов...  Пять  минут...  Но  там  я  все  равно   пробуду
шестнадцать часов. Или пока не засну, или...  пока  сознание  не  потеряю...
кажется... И это можно сделать только раз в сутки.
   - То есть, если ты ночью проснешься, то когда заснешь во второй раз...
   - Это будет просто сон, - кивнул  Лерка.  -  Там  еще  несколько  правил,
например, что все должны заснуть  одновременно.  А  если  кому-то  спать  не
давать, то он в нужный момент "клюнет носом", и этой секунды хватит.
   - Забавно. Получается, что там время течет иначе.
   - Быстрее, - кивнул Лерка. - Или рывками. Но это неточно. Магия...
   - Постарайся пореже использовать это слово, разведчик. Прозеваешь  что-то
важное иначе. Понял?
   - Есть, - устало сказал Лерка. - Теперь насчет уголовного дела...
   - Это я беру на себя. - Семен Семеныч задумчиво потер переносицу. -  Если
там есть какие-нибудь зеленые кристаллы, мы их найдем. Вот только  -  что  я
начальству скажу?
   - Маги  из  числа  эльфов  и  орков...  -  радостно  подсказад  Лерка.  -
Вторглись... Ох, пошлют вас лечиться...
   - Да... Знаешь, я пока ничего им не скажу. Добывай доказательства. И  еще
- завтра спишь в Университете. Готовься.
   - Где?!
   - В лаборатории исследования сна, - объяснил куратор.  -  Посмотрим,  как
это устроенно.
   - Ага...
   - Давай-ка еще  раз,  -  сказал  Семен  Семенович.  -  Что  конкретно  ты
рассказал ребятам?
   - Немного, - признался Лерка. - Насчет самораскрытия - это я так...
   - Меня проверял?
   - Я... Я сказал, что я из школы с военным уклоном,  и  что  у  меня  есть
связи... Знакомства, то есть... С военными. Не с разведкой.
   - Армия. Ясно. Неплохая идея.  Но...  Ну  неважно.  Можно  работать.  Эх,
разведчик! - куратор потрепал Лерку по затылку. - Чаю  тебе  налить?  Ладно,
ладно, это я так спросил. Знаю, что не любишь.
   - Теперь насчет языка, которым они там пользуются...
   - Я не хочу сейчас об этом говорить, -  твердо  сказал  Лерка.  -  Завтра
после школы пойду в Университет, проверю одну идею.
   - Что за идея? - насторожился Семен Семенович.
   - Дурацкая. Сначала проверю,  ладно?  А  вообще-то,  это  английский,  но
сильно искаженный. Как... Как русский и украинский - звучит похоже, а понять
ничего нельзя. Алфавит изменен тоже...
   - Изменен как?
   - Вместо "ти-эйч" один значок, перечеркнутое зет, ну и так далее.  Ребята
переписали, и словарик у них есть, слов на пятьсот.
   - Пятьсот слов за месяц... Негусто.
   - Они там в  очень  невыгодном  положении...  Были.  -  Лерка  подчеркнул
последнее слово.
   - А теперь, значит, нет? - уточнил  Семен  Семенович.  А  теперь  с  ними
великий разведчик Валерий Смирнов? Так?
   - Теперь с ними вы, - возразил Лерка. - Ведь это такая для вас удача...
   - Что?!
   - Двести восемьдесят агентов в чужой стране, - Лерка удивленно  посмотрел
на него. - В разных местах. Бессмертные. С возможностью  докладывать  каждый
день, и никто этот доклад не засечет. И зависят они от вас - полностью...
   На этот раз куратор посмотрел на Лерку иначе.  Странно  посмотрел...  Или
ему показалось?

Глава 12.

   "Сон, сон, вижу я сон". Ночью, Семен Семеныч  отвез  Лерку  домой.  Лерка
глядел из окна машины на залитый  электрическими  огнями  и  совсем  еще  не
спящий город, и все пытался представить, что где-то рядом,  просто  тут  же,
только закрой глаза, стоят заросшие плющом горы, и летают по  небу  драконы.
Ночная Мосва тоже была сказочной, Лерка первый раз  видел  ее  в  этот  час.
Желтые и бело-голубые фонари, реклама...
   - Надо будет тебя тут поводить, - похоже  Семен  Семенович  прочитал  его
мысли. Не в первый раз... - Завтра после школы  -  дуй  ко  мне...  Вызовешь
снизу...
   - Не  завтра,  -  с  сожалением  вздохнул  Лерка.  -  Завтра  я  пойду  в
Университет. Вербовка агента в научной среде, - он зевнул.
   - Смотри в машине не засни, - с опаской сказал куратор.
   - Смотрю...

   Врослые уже спали. Он осторожно открыл дверь своим ключом, и прокрался на
цыпочках в спальню. Зажег свет. Читать не будем. Поздно. Спать...

   В том, другом мире было утро, раннее  утро,  и  было  очень  холодно.  На
камнях, включая камни в пещере,  лежала  роса.  Лерка  выбрался  из  пещеры,
отцепил от скалы и накинул маскировочный плащ, затем передумал и положил его
на землю. Вытащил меч.
   Он хотел всего лишь размяться,  чтобы  согреться.  Ничего  более.  Вместо
этого в голове у него разом прояснилось, горы сделались четкими,  а  тело...
Тело накрыло волной тепла, словно пахнуло из печки. Он больше не дрожал. Вот
так меч...
   Лерка сделал выпад - хотел сделать вяло, для  разгона,  но  вместо  этого
получился классический, глубокий и точный. Руки, ноги - все  двигалось  так,
как надо. По прописи. Ты теперь Мастер Черного Меча...
   Дорога вела в гору, мимо того места, где он спас вчера гобблина - неужели
только вчера? - и по узкому ущелью вверх, к  перевалу.  В  ущелье  Лерка  не
полез - фигушки. Он прямо-таки представил, как сидящий на краю гобблин берет
камушек и аккуратно кидает ему на макушку. Ловушка  в  лучшем  виде.  Вместо
этого Лерка полез вверх по стене ущелья, на дне которого вилась тропинка,  и
затем пошел по его краю. И оказался прав.
   Они прятались за валунами, которые  природа  набросала  на  краю  ущелья,
видимо для того,  чтобы  слишком  умным  путникам,  вроде  Лерки,  жизнь  не
казалась медом. Человек десять, причем именно человек. По  крайней  мере  не
орков и не гобблинов... Притаившегося в каменном мессиве в паре сотен метров
от них мальчишку они не заметили, вот когда пригодился сплетенный  из  плюща
маскировочный наряд. Ждали.
   - Неделя пути до Илинори, - с иронией подумал Лерка. - Как же! Если вчера
я спасал гобблина, сегодня лежу, когда надо идти, завтра еще чего - да  я  и
за месяц не дойду! А там и снег пойдет... Чего же они ждут? А, понятно...
   Ждали каравана. Длинная цепочка груженных тюками ослов, связанных друг  с
другом. То есть, от тюка на спине переднего осла тянулась  веревка  к  морде
того, что шел сзади, и так далее. А это что такое?!
   "Это", видимо, было троллем, по крайней  мере,  трехметровый  орангутанг,
покрытый темно зеленной с бурым шерстью, точно подходил  под  определение  и
рисунок из составленного ребятами журнала.  Тролль  вышагивал  замыкающим  в
колонне, и на плече у  него  красовалась  деревянная  колотушка  на  длинной
ручке. Молоток. Ну ничего себе!
   Помимо тролля караван сопровождало человек тридцать - орки, люди  и  пара
существ, которых Лерка опознать не  смог.  Похоже,  что  "плохие".  Впрочем,
залегшие в засаде тоже не производили впечатление благородных рыцарей, хотя,
конечно... Ну посмотрим... Собственно,  это  все,  что  Лерке  оставалось  -
смотреть. Он собирался пройти дальше, когда эти, в засаде, побегут вниз -  в
атаку. Все-таки, наверное они разбойники.
   Нельзя сказать, что те, кто шел по ущелью, не понимали уязвимости  своего
положения. Они вертели головами, всматриваясь в нависающие над ними  склоны,
и они - кроме тролля - выглядели встревоженными.
   - Если эти нападут, - подумал Лерка, - что сделают те, внизу? Полезут  на
противоположный склон, вот что! И роли поменяются! Значит...
   Он принялся разглядывать противоположный склон ущелья, и вскоре  убедился
в своей правоте. Там, очень далеко и нечетко, но все же что-то  двигалось  и
блестел металл. Второй отряд в засаде! Тогда караван  обречен...  Хотя  этот
тип со своей киянкой может многое изменить. "Тип" между тем  шел,  помахивая
своим  молоточком,  одна  головка  которого  была  размером  с  затаившегося
мальчишку, и даже пританцовывал. Ну  дела!  А  что  бы  я  сделал  на  месте
каравана, идущего по такому ущелью?
   Лерка честно обдумал эту проблему, и то, до чего он додумался, очень  ему
не понравилось. Если бы он был на месте хозяина  каравана,  он  бы  разделил
своих людей, послав часть из них по гребню, чтобы найти и уничтожить засаду,
если она там есть. И где он, Лерка, тогда  окажется  со  своей  маскировкой?
Одна надежда, что с той стороны, откуда идет караван, на эту  горку  залезть
нельзя...
   Леркина надежда не сбылась - отряд был, и он  подоспел  во-время.  Десять
воинов, в доспехах и со взведенными арбалетами выскочили из-за нагромождения
скал, так что засада оказалась между ними и забившимся за валун  мальчишкой.
Арбалеты - с обоих сторон - выпалили по  разу,  и  начался  рукопашный  бой.
Через минуту то же самое произошло на другой стороне ущелья.
   Лерка впервые видел, как дерутся в этих местах, и то, что он  видел  было
красиво. Эти ребята не владели восточными техниками, равно как и  армейскими
спецприемами, но школа у них была, точнее - школы. Бой велся грамотно.
   Те, кто находился с караваном внизу, разделились на две  группы.  Человек
пять осталось внизу, с ослами, остальные  же  поспешно  полезли  по  склонам
вверх - на подмогу. Если бы они успели добраться до места, где велись боевые
действия, у разбойников не было бы ни единого шанса, их бы  просто  задавили
числом. Те, видимо, прекрасно  это  понимали,  поэтому  вместо  того,  чтобы
честно биться с напавшим на них дозорным отрядом, они рванули мимо  -  туда,
откуда этот отряд пришел - пока не оказались над местом, где стоял  караван.
Их преследовали, но остановить не успели. Что-то у нападающих, видимо,  было
подготовленно на случай, если объект атаки не  дойдет  до  основной  засады,
рычаги, веревочки - чем там они в горах  вызывают  лавины.  Этого  Лерка  не
знал, и не успел заметить. Он осознал, что удаляющиеся от него люди вовсе не
бегут, только когда те вызвали камнепад.
   Те самые валуны, что лежали на краю и на  склоне  ущелья,  теперь  весело
покатились вниз, сбивая с ног нападающих. Лерка  видел,  как  один  из  этих
камешков, метра полтора в диаметре, подскочил, и  с  разгору  влепил  троллю
прямо в грудь. Они пролетели вместе метра три и упали - камень сверху. Затем
тролль завозился, стряхнул с себя  каменную  глыбу,  и  пошатываясь,  побрел
вверх по склону. Затем камни достигли тропинки.
   Тут погоня - тот самый дозорный  отряд  -  настигла  разбойников,  и  тем
пришлось переключиться со сталкивания камней  на  более  насущные  проблемы.
Впрочем, своего они успели добиться - положение  выправилось,  и  бой  велся
почти на равных. Внизу, на тропинке, творилось настоящее  светопреставление,
обезумевшие от страха ослы стряхивали тюки и рвались прочь, и люди  пытались
их удержать. Не просто удержать - увести из-под камнепада,  и  вообще  -  от
места боя. Грамотно.
   В конце концов, они победили, эти  разбойники.  Несмотря  на  проигрыш  в
численности, дрались они гораздо лучше, и были... злее, что  ли.  Защищавшие
караван, в основном, не погибли, они убежали. Один лишь тролль все никак  не
мог понять, что происходит - он продолжал атаковать разбойников,  размахивая
своим ужасным оружием. Впрочем, не таким уж ужасным - обычно  люди  успевали
уклониться. Лишь раз троллю повезло - его удар пришелся в самый  центр  щита
зазевавшегося противника, и тот полетел, кувыркаясь и теряя на лету доспехи.
Тролля расстреляли из арбалетов.

   Затем победители спустились вниз, и принялись ловить разбежавшихся  ослов
и грузить на них завоеванные трофеи. Второй же отряд - с той стороны  ущелья
- занялся грабежом трупов. Брали все, кроме черных мечей орков, и Лерка  еще
раз порадовался тому, какой он  везучий,  что  не  проиграл  -  мечей  этих,
похоже, боялись как огня. Интересно, а как с ними ладят сами орки?
   Собрав добычу, разбойники погнали караван по прежнему пути, в ту сторону,
откуда пришел Лерка, и это было самым ответственным моментом. Новый командир
каравана собирался, судя по всему, придерживаться той же тактики, что и  его
предшественник, он послал две  группы  по  пять  человек,  прочесывать  края
ущелья в поисках засад. Одна из групп прошла в пяти  шагах  от  затаившегося
мальчишки -  еще  бы  чуть-чуть,  и  нашли  бы...  Не  нашли.  Теперь  Лерка
разглядел, что это действительно были люди, кроме одного из них -  покрытого
короткой коричневой шерстью и очень  гибкого  существа,  с  гривой  волос  и
круглыми глазами - плошками. Кажется, это называлось - лер...

   Подождав, пока отряд и караван не скроются из виду, мальчишка выбрался из
своего укрытия,  и  пошел  дальше,  задержавшись  ненадолго  около  мертвого
тролля. Такая громадина... Немножко бы мозгов - такой бы  боец  получился...
Лерке было жалко тролля, хотя он не совсем понимал - почему.
   Еще через два часа ущелье кончилось, и Лерка оказался на перевале. Как он
и ожидал, никакого леса впереди не было, а  стояла  там  еще  одна  гора,  а
значит, Андрей был прав - минимум три дня пути. Он пошел, стараясь держаться
в тени скал - не потому, что было жарко, совсем наоборот, холодно, и кожаная
рубашка абсолютно не защищала от холода, кстати, а  потому,  что  того,  кто
движется в тени не так заметно.
   Два раза Лерке казалось, что он слышит подозрительные звуки, но один  раз
это оказались ящерицы, затеявшие в каменном  крошеве  игру  в  догонялки,  а
второй раз - ручеек. Воды из ручейка Лерка попил, а вот рыбы там никакой  не
было. Жалко - как ловить рыбу руками их учили, а поесть бы он не  отказался.
Просто издевательство - сначала болото, потом горы... Может надо было съесть
ящерицу? Этому их должны были учить в седьмом классе - есть всякую  гадость,
так что Лерка подумал, и решил не обгонять программу.

Глава 13.

   Ребята обступили его, едва он появился в школе.
   - Ну?
   - Я договорился, - сказал Лерка. - Будет инструктор по рукопашному бою  и
по технике выживания. Пока все.  Я  пытался  убедить  начать  руководство...
этим... Но нужно еще несколько дней, чтобы они собрали информацию.
   - То есть, тебе не верят? - уточнил Андрей.
   - Верят, похоже, - сказал Лерка. - Но что делать - еще не  решили.  А  ты
поставь себя на их место.
   - Это точно... Ты еще в горах?
   - Я там, по-моему, и сдохну... От голода.
   - Надо терпеть.
   - Терпим. И еще - сейчас осень, так?
   - Да. Как и тут.
   - Лучше бы весна, конечно. Холодно.
   - На юге тепло, - возразил Андрей.
   - На юг от меня дороги нет, так ведь?
   - Там Джиу. Продадут, опомниться не успеешь.
   - А в Илинори... Там рабство есть?
   - Оно есть всюду. Просто в Джиу они... Ну, словом, сдвинуты на  торговле.
Ты что смеешься?
   - Сегодня во сне... Группа людей напала на караван орков - кажется, орков
- и отбила его.
   - Ну?
   - И погнали по дороге  в  сторону  Джиу...  Я  все  думаю  -  это  у  них
официально или как?
   - Разбойники, они... -  Андрей  почесал  нос.  -  Ну,  в  Илинори  они  в
подполье. Их вешают, хотя, по-моему, тех, кто грабит орков за разбойников не
считают. А в Джиу - они, по-моему, как наши воры в законе,  даже  лучше.  Их
все знают, и никто не трогает... Мы, вообще-то, мало про Джиу знаем.
   - А из тех, кого в рабство продали, в Джиу никто не  остался?  -  спросил
Лерка.
   - Нет, там не держат слуг - детей. Только взрослых.
   - Почему, как ты думаешь? Мода?
   - Какая мода! - фыркнул Андрей. - Ты представь - только такой слуга вышел
на улицу без взрослого, как он  ничей.  Хвать  -  и  ищи  потом  по  рынкам!
Невыгодно. А ты все агента хочешь заслать?
   - Надо будет - сам пойду, - возразил Лерка. - Джиу, если судить  по  этой
картинке, которую вы картой называете, это один из самых богатых городов.  И
самых сильных. И в стратегическом месте. Понимаешь?
   - Да. Карта наша ему не нравится. Нарисуй сам... Только  продадут  они  и
тебя...
   - Да ты подожди, я туда пока не иду...
   - Ясно.
   - Что ты после уроков делаешь? - спросила Лена.
   - Так... Дела...
   - Мы идем в цирк... Хочешь?
   Лерка хотел.
   - Во сколько?
   - В четыре.
   - Я буду. Скажите где.
   - Да прямо там, у входа. А хочешь - поедем  вместе,  отсюда.  Нас  Бончик
будет на топорах учить... По-гномьи.
   - Не могу, - сказал Лерка. - Дело  есть.  И  потом  -  в  пятницу  придет
инструктор, он вас научит  -  и  на  топорах,  и  на  пилах...  Постойте,  а
Бончик-то - спал?
   - Никто не знает, - отозвался Андрей. - Он из дома ушел рано. Ищем.
   - Так он не пришел в школу?
   - У них со второго урока начинается сегодня.
   - Дела, - буркнул Лерка. - Хотя, по-моему, все уже ясно...  Иначе  он  бы
сказал...
   - Не каркай! - оборвали его.
   - Да поздно уж - каркать. Или - или...  -  Лерка  посмотрел  на  поникших
ребят, и поспешно сказал:
   - Зато жить мы теперь будем - вдвое дольше.
   - Это еще почему? - удивился Гена Колесников.
   - А смотрите - мы спим тут восемь часов, в среднем.
   - И видим сон, точно!
   - И сон этот - длиной в среднем шестнадцать часов.  Значит  нам  в  сутки
дали шестнадцать часов жизни дополнительно.
   - И какой жизни! - с иронией сказал Генка.
   - Брось, - заступилась за Лерку Лена. - Он прав, наша жизнь...
   - Вот сварят тебя еще  раз,  -  сказал  Генка,  и  Лена  сразу  перестала
спорить, словно лампочку выключили. Даже побледнела.
   - Наша жизнь, - сказал Лерка. - Сделаем так, чтобы нас уважали - не будут
варить, не сделаем - будут. Пошли, звонок.

   С Леной он поговорил на первой перемене.  Просто  подошел  и  заглянул  в
глаза.
   - Не бойся, - сказал он. - Я постараюсь, чтобы тебя больше не обижали. Ты
только пожалуйста, не бойся. Ладно?

   Идея была дурацкая, он правильно дяде Семе сказал. Но информация  -  есть
информация, и если ее можно получить только дурацким способом, то значит так
и надо действовать. И всему  виной  эта  книга  -  "Хоббит".  Слишком  много
совпадений, и в то же время - расхождений. И совершенно  случайно,  упомянув
вчера за завтраком об этой книжке, Лерка узнал, что у нее есть поклонники. С
тех пор она и возникла, эта идея, просто засела занозой.
   Они были - дети и взрослые. Они играли  в  игры  на  основе  этой  книги,
которая на самом деле была не одна, а четыре, связанные друг с  другом,  они
делали себе мечи, придумывали имена и учили язык. Именно язык и  интересовал
сейчас Лерку больше всего. Зацепка. Нет так нет, а вот если да...
   Университет большой, потому-то  он  выбрал  именно  его,  хотя  были  еще
возможности, скажем, Губкинский институт - тоже  рядом.  Но  в  Университете
было больше шансов. Лерка честно обошел несколько факультетов, изучая  доски
объявлений, но не нашел там  ничего  путного.  Оно  и  понятно  -  если  эти
"хоббиты" играли в свои игры, то играли они,  наверняка  летом  или  поздней
весной - так теплее. А осенью старые объявления с  досок  снимали.  Так  как
найти "хоббита" в толпе людей?
   Лерка  принялся  расспрашивать  -  просто  заготовил  маленькую  речь,  и
принялся приставать с ней ко всем подряд. Мимо. Затем он наведался в учебную
часть, и там ему посоветовали - раз уж так приспичило -  идти  в  общежитие.
Хорошая идея. Лерка пошел.
   Общежитие - это сложное дело. В Университете их было несколько, и Лерка в
конце концов выбрал ближайшее -  с  учетом  того,  что  ему  предстояло  еще
оказаться около цирка.  Несколько  старых  пятиэтажек.  Далее  -  по  лекции
"проникновение на охраняемый объект", в  роли  охраны  -  злобная  бабка  на
проходной. Пришлось обойти здание вокруг,  и  лезть  внутрь  по  водосточной
трубе, четез открытое окно на втором этаже. И вовсе, кстати, не в туалете.
   - Ты что здесь делаешь, парень? - спросили у него. В  комнате  находилось
двое парней, похоже, они собирались обедать.
   - Я войти пытаюсь, - честно объяснил Лерка. - Там внизу  бабка,  так  она
хочет, чтобы я для этого сначала в ваш Университет поступил.  По-моему,  это
слишком.
   - Ну заходи, - легко согласились ребята, и Лерка зашел.
   Жили ребята - не очень. По-походному. Хуже, пожалуй, чем в детдоме, ну  и
грязнее, это уж точно. На стене висела фотография - четыре  орка  в  жуткого
вида доспехах... Стоп! Да у них же гитары! Бредите,  разведчик...  "Эй-Си  /
Ди-Си"... Постараемся держаться подальше...
   - Колбаски хочешь?
   - Спасибо, - серьезно ответил Лерка. - Я на сытый желудок  по  трубам  не
лазаю. А мне еще обратно спускаться.
   - А вообще - кого ищешь?
   Лерка вздохнул и признался:
   - Хоббита...

   Хоббита нашли на третьем этаже, толстого, ленивого и  немножко  пьянного.
Он  с  недоумением  смотрел  на  доставленного  к  нему  мальчишку,  пытаясь
уразуметь, что тому надо.
   - Мы заклинанье будем читать, - повторил  Лерка.  -  Сегодня  ночью,  все
ребята уже готовы, все...
   - Заклинанье? - "хоббит" оживился.
   - Эльфийское. Костер зажечь.
   - Ну, ну? Да ты проходи...
   - Я на минутку, мне к четырем на электричку.
   - Так... Ну?
   - Надо бы подредактировать, - сказал Лерка, - а то  у  нас  в  эльфийском
только одна девчонка разбирается, а хотелось бы, чтобы без ошибок...
   - Давай!
   Лерка вытащил из кармана заранее приготовленную бумажку с  продиктованным
Олей Гжель заклинанием огня. Хоббит прочитал - и принялся ржать.
   - Ладно, парень, - сказал он, отсмеявшись, - я тебе помогу. Только...
   - Я научусь, - поспешно сказал Лерка. - Честно.

   К зданию цирка он успел вовремя, хотя  и  запыхался.  Ребята  уже  ждали,
человек десять.
   - Билеты взяли?
   - Взяли.
   - Сколько... я вам должен?
   - Нисколько, - отмахнулась Таня, - у Генки папа - богатый. Ты что - кросс
бегал?
   - Я боялся опоздать... А Витя... он появился?
   - Появился, - сказала Лена грустно. - Видел он сон.  Все  как  обычно.  -
Лерка молча погладил ее по плечу.
   - А что за дело-то? - спросила Таня.
   - Это секрет, - сказал Лерка, - поэтому пусть останется между нами,  пока
не прояснится. Я и вам-то говорю, потому, что помощь будет нужна.
   - Ничего себе.
   - Лена, ты в порядке?
   - В порядке. Ну говори же! И вообще - пора внутрь.
   Они пошли внутрь, и на ходу Лерка рассказал  ребятам  про  свой  визит  в
Университет и поиски "хоббита".
   - На фиг тебе хоббит?! - изумился Андрей. - В нашем мире их и нет вовсе.
   - Хоббит, это я так, - объяснил Лерка. - Как термин. На самом деле  он  -
светлый и еще какой-то там эльф.
   - Толстый и пьянный? - уточнил Илья. - Да эльфы вообще не пьют!
   - По игре - эльф,  -  ответил  Лерка.  -  Не  перебивай.  Зато  он  знает
эльфийский, так что я мог его попросить, якобы  мне  нужно  подредактировать
одну фразу, он и согласился. И еще разрешил заходить, если что.
   - Ты же не знаешь эльфийского? - удивился Андрей.
   - Восемь слов знаю, - возразил  Лерка.  -  И  ты  знаешь,  только  забыл.
Заклинание огня.
   - А! Да... Знаю... Забыл, правда...
   - Допустим, - сказал Лерка, - я говорю по русски "я хочу  зажечь  огонь".
Так?
   - Ну так...
   - Теперь я скажу то же самое по-английски. "I want to set a fire".  Такой
же длины примерно. Сколько слов пересекаются в этих двух фразах?
   Первой поняла, конечно, Таня. Она посмотрела на Лерку  широко  раскрытыми
глазами, и спросила, чуть ли не с ужасом:
   - И сколько пересеклись?
   - Четыре слова,  -  сказал  Лерка.  -  Это  учитывая,  что  этот  хоббит,
простите, знает с полтысячи слов самое большее.

   - Так вы что же - по книге путешествуете? - Семен  Семенович  недоверчиво
посмотрел на Лерку. - То есть, молодец, Валера, очень... э... результативная
разведка... Четыре слова из восьми - сомнений нет, это эльфийский... Дела...
   Они гуляли в парке вокруг биологического факультета, где Лерке предстояло
сегодня  спать,  затем  перелезли  через  забор,  и  принялись   осматривать
ботанический сад.
   - Все ударения не так, и все окончания, или что у  них  там  в  конце.  -
Лерка хотел было  почесать  в  затылке,  но  сдержался.  Разведчики  так  не
поступают.
   - Но миры не похожи, - уточнил Семен Семенович. Просто так  уточнил,  все
было и без того ясно.
   - Абсолютно непохожи, - сказал Лерка. - Карта -  у  этого  парня  была  -
хорошая карта, очень подробная - близко не лежало. Работорговли у  Толкиена,
автора этого, вообще нет, или по крайней мере, нет со стороны  Добра...  Там
все такие... С достоинством ходят... А у нас об его Властелине никто  слыхом
не слыхал.
   - Но все же - язык. Да, задачка. А скажи-ка мне,  разведчик,  -  куратор,
похоже, употреблял теперь это слово всерьез, - нет ли у них словарей  других
народов. Орков, там...
   - А толку? - Лерка пожал плечами. - У меня на поясе Черный Меч, любой орк
сразу поймет, откуда он взялся. Так что, кроме "умри, подлец", он мне ничего
не скажет... А без меча я к нему, пожалуй, и сам не подойду. Побоюсь.  Да  и
потом - ребята говорят, они вымирают - орки эти. Бьют их люди, и эльфы бьют.
Один только лес остался, где они живут кучей. Язык такой... полумертвый.
   - Народов в вашем мире много. Как ты этого назвал - лер?
   - Лер. Похож на... Лерка вдруг остановился, раскрыв рот.
   - Понял? - поинтересовался Семен Семеныч. - Молодец. Значит  что  -  тоже
люди называли? Так похож он на лемура?
   - Похож. Ну  и  что?  Я  тоже  Лер-ка.  Это  не  доказательство.  И  тоже
стриженный под ежик.
   - А письменность?
   - Я свяжусь с Севой, это мой  "хоббит",  как  только  получу  образец  их
письменности. Ребят я уже озадачил.
   - Меня ты тоже... озадачил. Что-то здесь неправильно...
   - А может, все наоборот? - предположил Лерка. - Толкиен тоже там побывал,
отсюда и его книга?
   - Побывай он там - книга была бы другой, - возразил  Семен  Семенович,  -
более похожей была бы, разве что после своего визита он  крепко  получил  по
голове, чтобы все воспоминания перепутались... Но это уже  -  слишком  много
предположений.
   - То есть - ждать?
   - Ждать. И учиться. Я организовал к вам в школу учителя рукопашного боя и
фехтования, не с завтрашнего дня, правда, с понедельника. Да ты его знаешь -
Володя.
   - Ребята готовы тренироваться по выходным, - сказал Лерка. - То есть, они
все равно будут тренироваться - с инструктором или без.
   - Крепко вас прижало, - с сочувствием произнес куратор. - Посмотрим,  что
можно сделать.
   - А по основам сбора информации?
   - Не все сразу, - вздохнул Семен Семенович. - Рукопашный бой - Володя мой
друг, он поверил. Да он бы и без объяснений сделал, если бы  я  попросил.  А
вот разведка...
   - А вы?
   - Хитрец маленький... Я думал об этом. Может быть. Дай мне еще  несколько
дней. А пока что пойдем - нацепишь датчики и спать. Чего крадешься?  За  тем
кустом засады нет, это я тебе точно говорю.
   - Я просто...

Глава 14.

   - Он не эльф, - сказал Гевол, и три воина в черном кивнули, принимая  эту
информацию к сведению. - Теперь я знаю  это  точно.  Да  и  откуда  у  эльфа
взяться красному огню? Остаются люди и леры.
   - И визанги, мой господин.
   - Забудьте о визанги и о малых народах, - отмахнулся Гевол.  -  Если  это
один из них, то я ничего не смыслю в магии. И давайте-ка  навестим  леров  в
Азмарате - их меньше, чем людей, да и живут они... компактнее. Выжгите  этот
обезьянник до тла и возвращайтесь.
   - И если огни не погаснут, господин? - спросил тот же воин,  что  задавал
вопрос о визанги.
   - Они не погаснут, не надейся. Но если они ослабнут, значит мы на  верном
пути. А вот если нет... - Гевол с  тоской  посмотрел  на  карту  Континента,
расстеленную на столе. А ведь есть еще и острова,  и  заброшенные  земли,  и
пещеры... Пропади оно пропадом, это Пророчество!
   - Разошлите лазутчиков во все крупные города и по дорогам. Пусть собирают
информацию обо всем, что относится к боевым искусствам. Обо всем  необычном.
Неожиданном. Этот рыцарь Света, когда был здесь  в  прошлый  раз,  ухитрился
победить духа озера, знаете ли, а уж сколько орков и гобблинов перебил...  И
еще - у него черный меч - тоже зацепка. Ищите.
   Воины поклонились и разошлись, оставив мага наедине с  шаром  из  черного
хрусталя.

   К лесу Лерка вышел на пятый день. За время пути он успел  подглядеть  еще
один бой, встретить - без боя  -  три  каравана  и  два  вооруженных  отряда
гобблинов, которым,  безусловно,  и  принадлежали  эти  горы.  Особенно  его
поразила вторая встреча - казавшаяся монолитной скала вдруг  раскололась,  и
из нее выдвинулась толстая и  широкая  каменная  плита  -  мост.  Мост  этот
пересек глубокую пропасть, на дне которой текла река, и по нему, в два ряда,
промаршировало с полсотни гобблинов. Скала на той стороне расступилась точно
также, как и на этой, открыв широкий и даже,  кажется,  освещенный  тоннель.
Прошли. А еще минуту спустя - автомат у них там стоял, что ли? - мост  снова
втянулся в скалу, и скала закрылась. Да...
   И вот, наконец, горы позади. Правда, после того,  что  ребята  рассказали
ему о лесе, особенно о населяющих его животных, Лерка уже не был уверен, что
хочет туда идти. Маленький путник осторожно, стараясь прятаться за  кустами,
которых становилось все больше, приблизился к громоздящимся до  неба  лесным
великанам. Гигантский лес. До сих пор Лерка как-то не особенно  задумывался,
а что же изменится в лесу, если  увеличить  все  деревья,  оставив  прежними
кусты и травы, увеличить на этих деревьях каждый листок, раз этак в пять.
   Оказалось - изменится все. Во-первых, изменился  свет.  Мальчишка  словно
шел по вечернему лесу, хотя там, над деревьями, вовсю светило солнце. Вокруг
него возносились на невообразимую высоту кроны лесных великанов - тех же,  в
общем-то, берез и кленов, вот  только  одного  кленового  листа  ему  вполне
хватило бы на плащ. Во-вторых, изменились звуки.  Шелест  ветра  отодвинулся
далеко вверх, и в тишине стало слышно, как изредка падают листья, или желуди
- размером с кулак. О том, что будет, если ему на голову  свалится  кедровая
шишка, Лерка предпочитал не думать.
   Зато именно эти шишки позволили ему наконец наесться досыта - впервые  за
пять дней. Рубить дары леса, правда, пришлось мечом - зубов  тут  было  явно
недостаточно.
   И еще в лесу были животные. Белки - нормальных размеров.  Птицы  -  тоже.
Олени... Лерка долго смотрел в след тому, что здесь, видимо, было нормальным
оленем. Рога - метра три... Ростом - больше  любой  лошади...  Олень  прошел
вдали, между деревьями, мерно покачивая рогами, и скрылся, оставив мальчишку
стоять с раскрытым ртом...

   Еще через час он нашел паутину. Нет, пауки в этом лесу  были  нормального
размера, пока, по крайней мере... А вот то, что висело между деревьями...
   Он почти налетел на эту штуку, почти, но не совсем. Неясно, что произошло
раньше - он заметил, что воздух в метре перед ним как-то странно дрожит, или
ожил меч. Ожил, дрогнув в ножнах, словно предупреждая... Паутина, да...
   Она была толщиной с его, леркину, руку, и состояла как бы  из  стеклянных
трубок. Но стекло видно лучше, стеклянную паутину легче  было  бы  заметить.
Эта же штука... Она была почти невидимой, да и не круглыми были составляющие
ее канаты... Они просто - были. Паутина висела между стволами двух деревьев,
стоящих метрах в десяти друг от друга, и ждала его, Лерку, сомнений  в  этом
быть не могло. Мальчишка завертел головой, высматривая паука - но  паука  не
было. Не было и сигнальных нитей, которые в нормальной паутине предупреждают
хозяина, что кушать подано. Неправильная паутина.
   Лерка вытащил меч, и осторожно вытянул его вперед, готовый в любой момент
отскочить, и в то же время - прислушиваясь к своим новым ощущениям, точнее -
к ощущениям меча. Меч снова ожил, он чуял  впереди  живое  существо,  и  был
готов к бою. Затем клинок и паутина соприкоснулись, и паутина схватила  меч.
Просто по полупрозрачному узору пробежала  волна,  нити  сместились  к  тому
месту, где их коснулся посторонний предмет, и обвили его плотным коконом.
   Лерка хотел было рвануть  меч  на  себя,  но  передумал.  Замер.  Паутина
замерла тоже,  а  затем,  словно  поняв,  что  поймала  не  то,  что  нужно,
разочарованно выпустила добычу. Лерка поднял  с  земли  сухой  лист,  протер
клинок и вложил его в ножны. Меч тоже был слегка разочарован.  Интересно,  а
его, Лерку, она бы выпустила?
   Обойдя препятствие, он пошел дальше.  В  конце  концов,  думал  он,  будь
паутина хищником, вокруг было бы полно костей. Если,  конечно,  она  не  ест
кости, или, скажем, не зарывает их в землю. Все  может  быть  в  этом  лесу.
Затем Лерка увидел волка. Гигантского.
   Он стоял под елкой, как на картинке в букваре, только в букваре  и  он  и
картинка были маленькими, и не видно было, какие у него  зубы.  С  пол-локтя
длиной, желтые, и очень острые с виду.  Глаза  у  волка  тоже  были  желтые.
Размером он был - больше лошади, и был он очень худой.
   - Наверное - больной, - подумал Лерка. И  точно  -  когда  волк  двинулся
вперед, видно стало, что он хромает, поджимая переднюю лапу. Лерка побежал -
просто рванул как на зачете, петляя между деревьями, и  слыша,  как  хрустят
ветки под лапами его  преследователя.  Добежав  до  паутины,  Лерка  нырнул,
проходя под натянутой между деревьями сетью, покатился  по  земле  и  встал,
держа перед собой меч.  Его  преследователь,  видимо,  был  слишком  увлечен
погоней, чтобы обращать внимание на препятствия. Он попытался  пробежать  по
прямой - и попался.
   Снова по лесному призраку пробежала упругая волна, и волк забился, словно
облитый  мерцающим,  и  теперь  ясно   видимым,   клеем.   Держало   крепко.
Полюбовавшись на плоды своих усилий, Лерка пошел прочь,  на  всякий  случай,
держа меч перед собой.  Мало  ли...  Сильна  однако  паутина  -  такой  танк
удержать...

   За этот день он встретил еще две паутины, и несколько раз  видел  оленей.
Волков больше не попадалось. Лерка двигался  параллельно  выложенной  желтым
кирпичом дороге, стараясь не упускать ее  из  виду,  но  и  не  приближаться
черезчур уж близко. Дважды по дороге  проходили  караваны,  и  дважды  Лерка
залегал, полагая, что ему пока что неплохо и одному.
   Караваны, как он уже выяснил, шли в Джиу, и сопровождали их тоже люди  из
Джиу, в Иллинори торговлю приветствовали, но не настолько,  чтобы  рисковать
головой. В Джиу же ради прибыли готовы были на все. Никто не говорил - город
Джиу, все говорили - торговый  город  Джиу,  подчеркивая  этот  пунктик  его
жителей. Из Джиу везли ткани и прянности, рабов  тоже,  но  редко,  так  как
дорога все-таки была опасна, а люди не  стоили  риска.  Обратно  из  Илинори
везли оружие, а также те странные вещи,  которые  делали  гномы  в  северных
горах - ребята еще не успели выяснить, что же это такое.
   Ребята учились. Начиная с прошлой  субботы  в  школе  преподавал  Володя,
единственный, кому  Семен  Семенович  покамест  рассказал  о  том,  что  там
творится. Володя был сторонником крайностей - тебя обижают, говорил он,  дай
сдачи. Самое большее - убьют в ответ, подумаешь, потеря.  В  то,  что  убить
могут больше, чем один раз, Володя пока не очень-то верил.  Семен  Семенович
дважды прочел в школе лекции по технике  сбора  информации,  и  похоже,  был
слегка разочарован. А Лерка собирал материалы для карты. Нормальной, хорошей
карты, чтобы не гадать, как называется та или иная деревня, или сколько дней
пути займет переход через горы.
   Еще он пытался понять, как же заставить  взрослого  уважать  ребенка.  Из
разговоров с Семеном  Семеновичем  он  сделал  вывод,  что  никак,  пока  за
ребенком не будет другого взрослого... Это не всегда было возможно...

   Зато полностью подтвердилась версия ребят о том, что на Петровке хранится
магический амулет того, кто заварил эту кашу. Правда, настоящий изумруд, вот
только не выдерживают изумруды нагревания. На фотографии,  которую  ему  дал
Семен Семенович, был бесформенный комок, пронизанный сетью мелких трещин,  и
то, что это - драгоценный  камень,  можно  было  заключить  только  из  акта
экспертизы. Золотая цепочка, на которой он когда-то  висел,  была  полностью
расплавлена, ее чуть ли не вскипятило тогда...
   Второй - черный - камень оказался вулканическим стеклом, и он  сохранился
лучше, хотя все его грани, ранее ровные, "потекли". Никаких полей, излучений
и тому подобных вещей у камней не было.
   - А кости? - спросил Лерка. - Орк ведь, если  по  описанию,  а  значит  и
череп будет - не человеческий. Оказалось  -  не  было  там  никаких  костей.
Совсем.

   Вечером, когда Лерка совсем уж было залез на дерево, и собрался поспать в
развилке, на поляну  под  приютившим  его  лесным  исполином  выбрались  два
гигантских глухаря - и началось. Сначала это было даже интересно,  но  затем
мальчишка понял, что спать все-таки хочется больше. Куда там. Клекот  птицы,
которая ростом под два метра, и  звучит  соответственно.  Словно  два  тигра
выясняют отношения, а ты должен за этим следить. И главное - глухие, правда.
Кричи - не кричи - не реагируют. Базуку бы сюда!
   В конце концов он, видимо, все-таки заснул, и проснулся у себя в кровати.
Семь утра. Глухари. Интересно, как бы на них поохотиться? И что потом делать
с добычей? - Лерка хмыкнул, и принялся одеваться. В общем,  понятно,  почему
там сохранились такие звери и птицы - потому, что ружья не стреляют.  Дожили
бы динозавры до наших времен - был бы на совести у людей еще  один  вымерший
вид, или сколько их там было...

Глава 15.

   - Объясни еще раз, - попросил Лерка. - Эльфы живут в Великом Лесу...  Вот
тут. Так?
   Он пытался нанести на карту то, что произошло в  Кристалле  за  ночь.  На
свою карту - точную. Сейчас перед ним стоял Саша Лацис, из  седьмого  "А"  и
то, что он говорил было странно.
   - Не только тут, - Саша отобрал у Лерки мелок, и  пририсовал  к  лесу  на
доске большой хвост с юга. - Вот так. Эльфы говорят, что это тоже их  земли,
но Черные Люди с Вонталы...
   - Не согласны - я понял. - Вонтала была  островом,  который  образовывала
река Нарир, разбиваясь на  два  рукава,  а  затем  сливаясь  снова.  Большой
остров. Чтобы еше больше  запутать  дело,  река  Нарир  выше  этого  острова
называлась не Нарир, а Лер, если, конечно, это не была другая река.  Зато  в
верховьях это опять была Нарир. Лерка  чувствовал  себя  так,  как  наверное
чувствовали географы шестнадцатого века - куда ни ткни - белое пятно, тут  -
то ли Вест-Индия, то ли Новый Свет, там, говорят,  золото  лежит  прямо  под
ногами, а тут достоверно известно, что водятся драконы. Повеситься можно.
   - И куда они выступили?
   - Не говорят. То есть, говорят, но не мне.  Только  и  понял,  что  "бить
обезьян".
   - А кто это такие - обезьяны? - поинтересовался Лерка.
   - Эльфы, наверное. В лесу живут... Гномы - тоже похоже. Леры. Люди...
   -  Понял...  Но  они  выступили  на  юго-запад...  Когда   эльфы   -   на
северо-западе... Может, они хотят построить  там  в  степи  крепость,  чтобы
закрепить свои права?
   - Не похоже, - возразил Саша. -  Рванули  в  жуткой  спешке,  в  основном
легкая  кавалерия,  всю  пехоту  на  лошадей  посадили...  У   всей   округи
отобрали...
   - Конфисковали.
   - Конфисковали - это когда с возвратом.
   - А какие припасы? Еда, палатки?
   - Вещей много, тоже на лошадях. На телегах. А припасы или нет - не  знаю.
Я, если спрашивать буду, по шее получу. Вместо ответа.
   - По шее - не надо. - Лерка задумался. - Могут они напасть на Лоас?
   - Откуда мне знать?
   - Правильно. Пойду искать лоасцев.
   Лоасцев он нашел на следующей перемене, и вывод  был  однозначен  -  если
Вонтала послала своих людей против Лоаса, значит они, эти вонтальцы,  просто
сошли с ума. Соседство с Тимманом заставило Лоас накачать мускулы, иначе  их
просто бы раздавили. Крепостные стены, рвы, запасы еды и воды - чуть  ли  не
на годы, а главное - по соседству Иситрар, город - воин. Тоже враг  Тиммана,
и "старший брат" Лоаса. И потом - это самое сердце Светлых Земель...
   - А гномы в этой горе... - спросил Лерка. - В Кирисонди?
   Оказалось -  самое  мощное  поселение  гномов  вообще  в  мире.  И  самое
неприступное. И союзник Лоаса, и  Иситрара  -  тоже.  Эти  поселения  так  и
называют - "западный кулак". Только сунься.
   Пришлось искать Федю Решетникова и расспрашивать о горе Гзур и ее гномах.
Тоже не сходилось. Напади Вонтала на Гзур  -  она  ничего  не  выиграет.  Не
удержать - с Великим-то лесом под боком.
   - Что же у вас там творится? - пробормотал Лерка. - И главное - в  спешке
пошли... Словно что-то узнали... Какое-нибудь Кольцо  Всевластья,  например,
всплыло... - Ребята, кто у нас в Илинори?
   Идея была проста - раз  из  Вонталы  ушел  отряд,  значит  Вонтала  стала
слабее. Одному из  "демонов"  следовало  поговорить  с  военным  начальством
Илинори. После обсуждения выбрали Андрея - собственно, он  вызвался  сам.  В
крайнем случае - неделю поспит на животе...
   - Что еще есть в тех краях? - спросил  Лерка.  -  Хоть  что-нибудь?  Река
называется Лер - значит ли это, что там живут леры?
   - Живут, - подтвердил кто-то. - Вот тут.
   - А почему мне об этом никто не сказал, когда народы на карту наносили? -
поинтересовался Лерка. - Это я просто так спрашиваю, можете  не  отвечать...
Вот что, ребята, давайте-ка назначим на сегодня  внеочередной  сбор.  Что-то
мне не нравится, когда половина армии вдруг срывается с места и лезет вглубь
вражеской территории...

   С Семеном Семеновичем он поговорил по телефону. Сразу после урока истории
- предпоследнего. Странный получился разговор - с одной стороны, куратор был
согласен, что движение войск врага - это нечто, с чем нельзя считаться, а  с
другой...
   - Вы мне прямо скажите, - попросил наконец Лерка. - Нам не вмешиваться? И
почему?
   - Вмешаться придется, - сказал Семен Семенович, - вот только... Валера, я
не уверен, на чьей стороне вам лучше выступать...
   - Что?!
   - А то, что, судя по рассказам твоих друзей,  среди  злодеев  их  обижают
гораздо меньше, чем среди тех, кто зовет себя добрыми и справедливыми...
   - Да... Но гобблины - едят людей. Вы хотите, чтобы мы им помогали?
   - Тоже аргумент,  -  согласился  его  собеседник.  -  Не  хочу  я  этого.
Просто... Взвешивай свои шаги, разведчик. И помни - можно иметь больше,  чем
одного союзника...
   - Ага - как Мата Хари...
   На том и закончили. Странный разговор...

   Сбор тоже был странным. Бестолковым. Лерка выяснил много деталей о  жизни
края, но все они были на уровне слухов. Пока что было решено, что Олег Лацис
поговорит со своими военными шишками, а Федя Решетников скажет  гномам,  что
из Вонталы в их сторону идет отряд. Хотя что им там делать легкой  кавалерии
- в горах?
   Проблем с секретностью не ожидалось - в Илинори болтунам отрубали  языки,
а гномы ни за что не поделились бы  никакой  информацией  с  посторонними  -
просто из упрямства и зазнайства.
   - Почему так важен один отряд, который к тому же непонятно куда  идет?  -
спросил Андрей. - Почему именно этот?
   - Важно все, - возразил Лерка. - Раз уж  взялись.  И  этот  случай  очень
удобен, потому, что тут тайна,  которую  надо  разрешить.  Вот  и  займемся.
Потренируемся. Жалко, у нас нет разведывательной авиации...
   - Кто сказал, что нет? - удивилась Таня. - А если на драконе?

   Ромка Зак, из шестого "Б" ничего не обещал. До сих пор  он  был  игрушкой
дракона, а вовсе не наоборот. Дракон, правда, не  любил  Зло,  но  Добро  он
любил не больше, считая, что эти игры людям лучше бы  бросить,  и  все  силы
бросить на животноводство, чтобы ему,  дракону,  было  чем  питаться.  Ромка
обещал попробовать убедить дракона провести авиаразведку, да еще  с  ним  на
шее. Кончилось тем, что Лерке пришлось читать лекцию о разведке с воздуха  -
в чем он и сам-то совершенно не разбирался. Да и к тому же - дракон - это не
спутник-шпион... Его уж очень заметно...
   Жил дракон на горе Изониди, в джунглях, и до степи, по которой  двигалась
армия, ему было часа три лету. Лерка  посмотрел  на  карту,  и  усомнился  -
дракон все-таки, не реактивный самолет. Оказалось, напрасно. Драконы  летали
так быстро, как  хотели,  и  единственное,  что  их  могло  остановить,  был
звуковой барьер.
   - А тебе каково будет - у дракона на спине? - спросил он.  Оказалось,  на
спине у дракона ветра не было - почти. Магия...

   За степью, по которой шла конница Вонталы, начинался лес, где жили леры и
эльфы - если идти на запад. Возьми конница к северу, по берегу озера  Язорок
- значит она пойдет к горе Гзур, а поверни она на юг - Иситрар, Лоас... Ну и
Тимман, но это будет чистое самоубийство. Они там спят и видят, чтобы на них
напали. Чокнутые.
   За лесом, совсем на западе, начинались странные земли, ни зло,  ни  добро
туда не совались, а если совались, то похоже, получали по носу,  да  крепко.
Кто там жил - было неясно, дракон правда там бывал, но ромкиного языка  пока
не хватало для того, чтобы понять его рассказы.

   Вечером того же дня Лерка впервые в жизни подрался на  улице.  Совершенно
неожиданно все получилось. Он просто шел, и к нему просто подошли. Трое, лет
по шестнадцать. Не из их школы. Попросили закурить.
   Лерка сказал, что не курит. Тогда его  попытались  побить.  Попытались  -
потому, что Семен Семенович опять оказался прав - драться  в  этом  мире  не
умели. Лерка присел, пропуская  предназначавшуюся  ему  плюху  над  головой,
поймал противника за вторую руку, о которой тот совсем забыл, и  сломал  ему
три пальца.  Вовремя  остановился.  Долго  потом  оглядывался  на  удирающих
противников, все не мог поверить, как легко далась победа...

Глава 16.

   Сон про лес понравился Лерке гораздо больше, чем сон про горы. Во-первых,
тут было красивее. Лерка перенюхал с полсотни цветов, в  тарелку  величиной,
пока один из них не шарахнулся от него в сторону. Оказалось - зверь. Бабочек
ловит. Решив, что следующий точно также может  ловить  маленьких  мальчиков,
Лерка стал осторожнее.
   Во-вторых, во сне про лес лучше кормили. Тут все было  большое  -  орехи,
ягоды и главное - грибы. Лерка долго решался, потом наконец отошел в сторону
от дороги и развел костер. Шашлык из грибов... Он только начал есть, как  из
ничего, из лесной чащи выступили пятеро эльфов. Как они подошли - непонятно.
Даже меч прозевал опасность. Лерка вскочил на ноги.
   Что это были эльфы, он понял сразу - ростом чуть ниже человека, стройные,
глаза большие, но не желтые, как у орков, а нормальные.  Одевались  эльфы  в
серо-зеленное, и были вооружены длинными луками и мечами.
   - Здравствуйте, - сказал Лерка  по-эльфийски.  Это  был  тот  эльфийский,
земной.  Из  словарика,  который  отдолжил  ему  "хоббит"  Сева.   В   ответ
последовала длинная певучая фраза,  в  которой  Лерка  не  понял  ни  слова.
Оказалось, с ним никто и не разговаривал - просто эльф  гасил  его,  леркин,
костер. Если не считать спорных случаев полета дракона и поймавшей  гобблина
скалы, это был первый случай магии, который он видел. Костер  просто  погас,
словно   на   него   направили   струю    углекислоты    из    огнетушителя.
Впечатлительно...
   - Угощайтесь, - мальчишка поднял с земли прутик с  шашлыком,  и  протянул
эльфам. В ответ эльф показал пальцем в сторону. Куда уж яснее - "пошел вон",
оно на всех языках одинаково приятно звучит. Лерка  подобрал  остальные  три
шампура, и молча зашагал прочь. А чего  он  хотел?  Скажем,  в  парках  жечь
костры воспрещается. Ты жжешь... Из лесу выходит лесник, гасит костер...  Ты
предлагаешь ему свой шашлык, мол, не вредничай, мужик... Спрашивается -  что
сделает лесник?
   - А ведь они и вправду добрый народ, - подумал Лерка. - У нас бы дали  по
шее, да крепко...
   Он попытался вспомнить фразу, которой эльф погасил  его  костер.  Сложная
фраза, восемь слов... Ну-ка, как нас учили вспоминать... Затем Лерка  понял,
и тихонько засмеялся. Это было знакомое  уже  ему  заклинанье  огня,  только
произнесенное задом наперед, и соответственно - с  другими  ударениями.  Вот
так-то...
   Он все также крался вдоль дороги, выложенной желтым кирпичом, и  следящая
за ним пятерка эльфов все никак не могла понять, на  чьей  же  стороне  этот
странный ребенок с черным мечом. Он одинаково залегал при появлении  всех  -
служивших ли Добру, Злу ли, или просто - путников, не имевших отношения ни к
тому ни к другому. В конце концов эльфы  оставили  загадку  неразрешенной  и
вернулись к нормальному патрулированию. Рано или поздно, к хорошему,  или  к
плохому, все разрешится...

   Доев шашлык, Лерка повеселел. Что там не говори, а грибы, жаренные грибы,
лучше чем орехи. А орехи... А это еще что?!
   "Это" было компанией орков, десять штук, которые развлекались - привязали
к дереву девушку-лера, и собирали дрова для торжественного  костра.  Эти  не
скрывались, эти чувствовали себя дома. Здоровые мужики, и у каждого на поясе
- черный меч. И что теперь прикажете делать?
   Магией орки не владели, по крайней мере, костер они  развели  при  помощи
здоровенной кремневой зажигалки. Это,  наверное,  и  подсказало  Лерке  план
действий, это, да еще мысль, что жечь на кострах людей и леров  -  нехорошо.
Он произнес заклинанье, гасящее огонь.
   Самое  удивительное,   что   заклинанье   сработало.   Может   быть,   от
неожиданности. Крохотное пламя, созданное орком,  дрогнуло  и  погасло.  Орк
буркнул что-то недовольное, а его товарищи разразились  невежливым  хохотом.
Вторая попытка. Лерка тщательно проверил, чтобы убедиться,  что  его  спиной
нет одиннадцатого орка, и снова произнес заклинанье. Неужели все так просто?
Хохот теперь был не просто невежливым - он был оскорбительным.
   Держащий зажигалку орк позеленел от злости, и указал пальцем на  девушку.
Вот так дела - он, похоже, считал, что это она творит  заклинанья.  Он  даже
собрался было врезать своей беспомощной жертве палкой,  но  его  остановили.
Непонятно, о чем там шла дискуссия, но похоже, орки  считали,  что  битье  и
костер совмещаются плохо. Попытка номер три.
   Не дожидаясь, пока орк чиркнет зажигалкой, Лерка  сосредоточился  на  нем
самом, и произнес заклинанье, зажигающее огонь.  Он  и  сам  не  знал,  чего
добивается. Хорошо бы, конечно, орку превратиться в пылающий  факел,  только
вместо этого в висках у незадачливого чародея зашумело,  и  орки,  поляна  и
пленница на мгновенье потеряли четкость.
   - Доколдуюсь, - подумал Лерка, и решил не делать того,  чему  не  обучен.
Вместо этого он встал и метнул в орка шишкой. Хорошей шишкой, сосновой,  еще
не раскрывшейся... Граммов на сто. Затем начался марафон.
   Орки бегали хорошо. Очень хорошо  -  Лерке  никак  не  удавалось  от  них
оторваться, а без этого - они могли взять его в кольцо, если бы он  повернул
назад. Ну хорошо, его, Лерку, учили бегать по пересеченной местности, каждый
день по кроссу. А эти-то где научились? И что ему теперь  делать?  И  еще  -
после последнего, неудачного, заклинанья его слегка подташнивало.
   Наконец он хоть немного вырвался вперед. Через  пни  и  коряги  орки  шли
хорошо, сквозь колючие кусты продирались  даже  лучше  него  -  потому,  что
тяжелее.  Вот,  кстати,  где  пригодились  кожанные  штаны  и   перчатки   -
продираться сквозь дикую  малину  -  кусты  были  нормальной,  так  сказать,
высоты, но ягоды и колючки были гигантскими. По выделанной коже, однако, они
обычно скользили - а смотреть под ноги Лерку  в  свое  время  научили  очень
хорошо.
   А вот по бурелому Лерка двигался гораздо быстрее. Оторвался, и  пошел  на
круг - обратно к дереву. Овраг - откуда он здесь только взялся, овраг  этот!
- опять приблизил к нему погоню, хотя орки уже начинали выдыхаться. Лерка  -
нет. Ага, вот и поляна. Меч не подвел - удерживающая пленницу лиана лопнула,
а вот ее руки остались при ней.
   - Беги! - Лерка сопроводил свои слова выразительным жестом -  тем  самым,
что использовали шестью часами назад его друзья - эльфы, а сам рванул  вбок,
мимо первого из выбежавших на дорогу орков. Поверив, что добыча в его руках,
орк сделал такой рывок, что Лерка  и  вправду  едва  не  попался.  Затем  он
выскочил на дорогу, выложенную желтым кирпичом - он уже прочитал  "Волшебник
Изумрудного Города" и знал, что это такое. По крайней мере - в  сказке.  Вот
только в сказке по ней не бегали кроссы, да еще в такой компании.
   И начался "кайф", как говорили ребята в школе. На  прямой  ровной  дороге
орки были не чета мальчишке, тем более - усталые орки. Надо будет запомнить,
что у них дыхалка слабая... Несколько километров Лерка  бежал,  стараясь  не
подпускать преследователей близко, чтобы в него не  метнули  нож,  но  и  не
отрываться, чтобы не лишать людей надежды. Марафонцы хрипло  дышали  позади,
но погоню не бросали. Настоящие спортсмены...
   А затем Лерке повезло. Ох и повезло же ему! Он-то  всего  лишь  собирался
оторваться от погони, когда надоест бежать,  но  вместо  этого  -  сразу  за
поворотом дороги - он увидел караван. Большой.  Что  сделают  люди,  если  в
опасном лесу на них из-за поворота вылетает мальчишка, и вид у  него  такой,
словно за ним гонится по крайней мере тигр-людоед? Правильно -  они  вытащат
оружие, и приготовятся, а мальчишку - пропустят, зачем он им?  Через  минуту
Лерка трусил по дороге, приводя в порядок дыхание, и улыбался,  слушая,  как
за  его  спиной  колошматят  его  недругов.  Хорошо  получилось.  Сначала  -
заклинанью научился, затем орки обеспечили охрану - почти десять  километров
пробежал, не прячась, а потом, когда орки надоели, пришли добрые дяди и дали
им по шее. Хороший сон, приятный. Вот только искупаться бы...  Эта  кожа  не
только внутрь не пропускает воду, но и изнутри, оказывается, тоже...

   Он уже собрался было купаться, подошел к  ручью  и  разделся,  когда  его
накрыло - ноги стали ватными, и в голове зажужжало также, как там,  в  лесу,
когда он попытался поджечь орка. Неужели магия  так  влияет?  Лерка  сел  на
землю,  и  принялся  делать  дыхательные  упражнения.  Не  помогает.  Просто
усталость - но какая! Тогда он заставил себя встать,  забраться  в  воду,  и
смыть эту усталость прочь. Где-то на середине купания, он вдруг осознал, что
вода-то не просто холодная - она ледяная. Выскочил  на  берег.  Ага  -  ожил
значит.
   Затем он выстирал свою одежду, с грустью подумав, что до завтра он ее  не
оденет - мокрая, а разводить костры - не велят добрые эльфы. Что же - так  и
спать - голым? Осенью? Лерка развесил  свои  шмотки  по  кустам  и  принялся
собирать хворост для костра. Пусть приходят эльфы, пусть приходят  крокодилы
- насморк ему тут не нужен. А воспаление легких - тем более.
   Костер зажигается так - из палки и лианы делается  не  очень  тугой  лук,
тетива обматывается кольцом вокруг прутика - обязательно  сухого,  и  прутик
втыкается в сухую же корягу, обложенную чем-нибудь очень горючим - снизу,  и
в любой кусок дерева - сверху. Затем, удерживая верхний кусок  дерева  одной
рукой, а корягу на земле - чтоб не елозила -  ступнями  или  коленями,  надо
водить лук туда - сюда, вращая тем самым прутик.  Можно  держать  лук  двумя
руками, а верхний кусок дерева - зубами, на результат это  не  повлияет.  Не
разведешь костра - так хоть согреешься.
   Лерка только развел костер, когда ему - вдруг - захотелось взять  в  руки
свой меч. С такими предупреждениями надо считаться  -  он  выхватил  меч,  и
только собрался отойти от костра, как из темноты выступила та самая  девушка
- лер. Пришла она, скорее всего, для того, чтобы Лерку поблагодарить за свое
чудесное спасение, но все, на что она была способна сейчас - это смотреть на
черный меч в его руках полными не страха даже - ужаса - глазами.
   - Проходи, - сказал Лерка, пряча меч. Девушка подошла к костру, стараясь,
однако, держаться от меча подальше. Она была и правда похожа на лемура, но -
трудно объяснить... Лемуры смотрятся жутковато, лер же была красива. Даже не
красива - симпатична. Как котенок, или  кто  там  у  нас  покрыт  такой  вот
короткой шерстью? Бритый котенок... Лицо очень выразительное, живое.
   Одета лер была в короткую полотнянную юбку и  такую  же  рубаху,  здорово
разодранную на плече. Все, босиком, и без шапки. На Лерке,  впрочем,  вообще
ничего не было. Ну и пускай - во-первых, в детдоме  его  так  и  не  научили
стесняться, девчонок там не было, а во-вторых, единственное,  что  было  под
рукой, это мокрые кожанные штаны. То есть совсем мокрые... Ну уж нет.

   - Блек сод, - сказала девушка, показывая пальцем.  Английский,  если  это
был английский, явно не был ее родным языком.
   - Лерка. Зовут меня так.
   Девушка подумала немного, затем сообщила, что  ее  зовут  Яла.  Все-таки,
леркин меч ее сдорово смущал.
   - А что я теряю, - вслух подумал Лерка. - Кроме урока лерского?
   - Домн, - сказал он, показывая на себя. Демон, то  есть.  Ну  вот...  еще
новости...
   Лерка видел, как люди падают в обморок - несколько  раз,  в  детдоме,  на
марш-бросках. Но вот  упасть  в  обморок,  осознав,  кто  сидит  с  тобой  у
костра... Да... Неужели  он,  Лерка,  такой  грозный?  А  вот  орки  так  не
считали... Лучше бы, конечно, наоборот...
   Он отложил свое ужасное оружие в сторону, и принялся приводить девушку  в
себя - просто махнул над ней  пару  раз  мокрой  перчаткой.  Брызги  оказали
нужное действие - она очнулась и даже попыталась улыбнуться.
   - Больше так не делай, - попросил ее Лерка.  Девушка  вроде  согласилась.
Она сказала что-то, из чего Лерка понял только "Яла" и "орк", и поклонилась.
Благодарит.
   - Я иду в Илинори. И-ли-но-ри...
   - Азмарат.
   Пришлось рисовать  карту,  и  долго  над  ней  жестикулировать,  пока  не
выяснилось, что Азмарат - знакомое место, именно там жили леры  в  верховьях
реки Лер. Тогда  Лерка  пустился  в  безнадежное  предприятие,  он  принялся
рисовать  стрелочку,  от  острова  Вонтала,  через  степь,  и  далее  -  три
стрелочки, три возможные направления движущейся по степи армии.  Девушка  не
поняла, но вид у нее стал озабоченный.

Глава 17.

   Армия шла, оставив далеко позади обозы, просто шла по степи, так  быстро,
как только могла. До точки, где она могла бы свернуть с прямой, было  еще  с
день пути, даже при таких темпах, а значит, решить, куда же они так рванули,
пока было  нельзя.  Данные  получил  Ромка,  а  Ромке  их  доставил  дракон.
Доставил, и пообещал, что еще навестит армию завтра, точнее, не саму  армию,
а отставший от нее обоз. Лошади, провиант, да и вино наверняка, и все  почти
без охраны... По словам Ромки, дракон был  очень  доволен  своим  малолетним
советчиком, не каждый день армия идет в поход, не предпринимая  никаких  мер
предосторожности  против  небесного   народа.   Каких   мер?   Ну,   обычно,
оказывается, нанимают пару драконов - охранять, либо просто  берут  с  собой
побольше охраны. Эти же так торопились, что растянулись по степи, и потеряли
единственное, что может остановить дракона - возможность вести плотный огонь
из  тяжелых  луков  или  больших  закрепленных  на   телегах   арбалетов   с
заговоренными  стрелами.  Эти  же  телеги  арбалетов  не   имели   вовсе   -
конфискованны у крестьян и не переоборудованы...  Затем,  по  словам  Ромки,
дракон улетел - кажется, созывать друзей на пир.
   - Дела, - протянул Лерка. - Мы им, похоже, уже пол-дела сорвали. Туда они
приедут, а вот оттуда - будут очень долго добираться. Насколько он  серьезно
настроен, твой приятель?
   - Очень серьезно, - сказал Ромка. - Он считает, что уже пару  лет  не  ел
нормально, и похоже, все за эту пару лет хочет добрать за раз.
   - Остался пустяк - понять, куда все-таки они едут.
   - И это будет победа?
   - Нет, - вздохнул Лерка. - Победа будет, если мы  поймем,  зачем  им  это
понадобилось. Политика...

   После школы его и еще нескольких ребят пригласила в  гости  Лена  -  пить
чай. Лерка чай ненавидел, но пошел - первый раз в гостях,  если  не  считать
визита в  университетское  общежитие,  через  окно.  Но  тогда  он  был  без
приглашения, и очень спешил.
   Слушали Высоцкого - его Лерка никогда не слышал раньше, и теперь изо всех
сил старался этого не показывать. Пили  чай.  Пришлось  отозвать  хозяйку  в
сторону, и извиниться, объяснив, что чай он вообще-то пьет, но с печеньем  -
нет, и больше одной кружки - тоже нет. Лену это рассмешило.
   - Точно - с Луны свалился, - сказала она.
   - Дальше, - возразил Лерка. - С Луны - это еще что...

   В  шесть  часов  в  школе  начиналась  тренировка,  так   что   посиделки
закончились в  полшестого.  Все  разошлись  -  за  формой,  и  Лерка  уходил
последним - просто так получилось.
   - Валера, - сказала Лена.
   - Что?
   - Спасибо.
   - Я... Ладно. Пожалуйста.
   - Ты не понял, - Лена как-то странно на него  посмотрела.  -  Ты  же  нас
всех... Мы же как заложники были... А теперь... -  она  замолчала,  и  вдруг
чмокнула Лерку в щеку. Застала врасплох.
   - Я ... Лерка посмотрел на Лену, затем усмехнулся. - Пошли, - сказал  он.
Прошел из прихожей обратно в комнату, и открыв портфель, вытащил тетрадь  по
математике.
   - Это что? - спросила Лена.
   - Ты тайны хранить умеешь?
   - Да.
   - Тогда принеси спички и пепельницу. Помнишь заклинание огня?

   Классы по рукопашному бою Лерке не годились, поэтому он просто качался  -
отжимания, подтягивания, и так далее. Потом, когда ребята ушли в раздевалку,
он провел с Володей пятиминутный спарринг - и конечно  проиграл.  Затем  они
взяли палки - деревянные мечи - и тут  Лерку  опять,  как  тогда,  в  горах,
накрыло.
   - Брось палку, - быстро сказал он. - Себе сказал, просто с  перепугу,  но
Володя, похоже, принял это на свой счет.
   - В смысле? - удивился он, но Лерка уже справился с собой.
   - Это я так... - сказал он, поднимая выпавшее из руки оружие. - Волшебное
слово. Готов?
   - Готов, - Володя усмехнулся, и начал  атаку.  Хорошо  начал,  мощно,  но
только это не играло никакой роли. Лерка выбил у него оружие, и наметил  два
удара - так, чтобы показать, за кем победа.
   - Так... - сказал Володя, поднял меч и напал уже в полную  силу.  Тот  же
результат. Лерка не делал ничего, чего бы он не умел раньше, просто он делал
это грамотней, быстрее и точнее.
   Пока они дрались, в зал начали заходить ребята.
   - Хватит, - сказал Лерка, но Володю было уже не остановить. Он всю  жизнь
изучал рукопашный бой, и если его бьет двенадцатилетний пацан...
   - Володя, - взмолился Лерка через десять минут, - ты не виноват, это я  -
заколдованный.
   - Поднимай меч, - велел тот. - Я должен это испытать.
   И он испытал - на  пятнадцатой  минуте  нашел  подход  к  леркиной  новой
технике, и полоса побед сменилась полосой поражений.
   - Понял?
   - Нет, - честно признался Лерка, валясь на пол, так как ноги его  уже  не
держали. - Что ты сделал?
   - Стал фехтовать по учебнику, заколдованный принц. -  Володя  был  ужасно
доволен, и было отчего. - Ты же не как мастер дерешься.
   - А как кто?
   - Как очень старательный ученик.
   - Ты долго это понимал... все-таки.
   - Да, - согласился Володя. - Но коли уж я это один раз понял, то  и  там,
во сне у вас это тоже могут понять. И в руках тогда будут не палки, а... Что
ты смеешься?
   - А вы оглянитесь...
   За спиной у инструктора стояло человек сто,  с  сочувствием  глядящих  на
поверженного мастера черного меча.

   Они провели еще восемь боев, на этот раз Володя не стремился победить,  а
только учил. Кончилось тем, что ребятам пришлось нести домой леркин портфель
- самому ему только-только хватало сил, чтобы не упасть. Лерка не пришел,  а
приполз домой, влез под душ...

   И открыл глаза в утренних сумерках, на поляне в лесу. Во-время  открыл  -
на берегу ручья стояла Яла и собиралась топить его меч.
   - Отдай, - сказал Лерка. - Нехорошо портить чужие вещи.
   Девушка понурившись выбралась на берег, и отдала  оружие  владельцу.  Она
дрожала.
   - Ничего со мной не случится, - глядя ей в глаза, сказал Лерка. - Это мой
меч, не наоборот.
   Не понимает.
   - Ладно, я завтракаю, и ухожу. Грибы, орехи... Это что еще?
   Оказалось, что пока он спал, Яла наловила в ручье рыбы, с десяток  мелких
форелей, каждая с ладонь. Лерка принялся было чистить форель - мечом, чем же
еще, но ему не дали - девушка буквально на колени встала,  умоляя  этого  не
делать. Наконец до него дошло.
   - Ты боишься, что я коснусь крови, и эта штука оживет? -  поинтересовался
Лерка. - Поздно. Уже касался.
   Его опять не понимали. Тогда Лерка пальцем указал девушке на другой конец
костра. Сядь, мол. Села, дрожит.
   - Теперь смотри, - сказал Лерка, - берем меч, берем рыбу...
   Он едва успел - на  этот  раз  она  падала  в  обморок  прямо  в  костер.
Выпотрошив рыбу, Лерка промыл меч в ручье, вытер сухой травой  и  спрятал  в
ножны. Каким-то образом он знал, что это оружие не нуждается в другом  уходе
- ни в заточке, ни в смазке... Знал - и все.
   Когда Яла очнулась, он уже жарил первую партию на костре - три прутика  с
грибами и три с рыбой. Словно не веря своим глазам, она потрогала разрез  на
брюхе у рыбы, затем посмотрела на меч, на Лерку... Глаза у нее  и  так  были
круглые, а теперь и вовсе...
   - На, - усмехнулся Лерка, протягивая  ей  шампур  с  нанизанной  на  него
рыбкой. - Расслабься.
   И тут девушка захохотала. Случилось это совершенно неожиданно, и  смех  у
нее был очень заразительный. Зубы, кстати,  острые,  как  иглы.  Лерка  тоже
посмеялся, за компанию.
   Правда, тут же выяснилось, что смеялись они над разными вещами -  он  над
ее страхом перед мечом, она же - над его предложением. Оказалось - а  откуда
бы ему знать? - что леры едят рыбу сырой. Смотрелось это вовсе не  противно,
ела она аккуратно и ловко - хрусть, и готово. А от грибов отказалась.  Затем
встала, поклонилась еще раз, бросила украдкой взгляд на меч - и была такова.

   - Ладно, допустим - леры меня боятся. То есть, не меня, а меча.  -  Лерка
шел по лесу, разговаривая с самим собой. -  Что  сделают  люди,  увидев  эту
штуку у меня на поясе? Андрей прав - разорвут  на  кусочки.  Но  зарывать  в
землю я его тоже не буду. А вот замаскировать...
   Идея была проста - сплести из плюща и ивовых веток что-то  вроде  футляра
для чертежей, и повесить его за спину. Маскировка.  Плести  футляр  на  ходу
Лерка не мог, пришлось остановиться.  Два  часа.  Два  часа,  из-за  чьих-то
дурацких предрассудков. Да и то, что у Лерки получилось - скажем честно, это
был позор. Но меч там помещался.

Глава 18.

   - Значит, все-таки, леры, - задумчиво сказал Лерка.
   - Совершенно точно, - подтвердил Ромка.  -  Больше  некому.  Дракон  тоже
ужасно удивлен, но он еще и обожрался как...
   - Значит получилось, - Лерка усмехнулся.
   - Я не шучу, - кивнул Ромка. - Он вдвое больше стал. То есть - в  ширину.
На гору залетал - по спирали, по прямой подняться не мог. Мне привез  одежды
и обуви - можно роту одеть. Завтра полетит доедать.
   - Как бы наша авиация не вышла из строя надолго... - сказал Лерка. - А то
у меня такая идея пропадет.
   - А что за идея?
   - Понимаешь... Леров ведь надо спасать. Вот  представляешь  -  прилетаешь
ты, верхом на драконе...
   - А что... - Ромка просиял. - Дракон переводчиком будет... Чтобы  жестами
не говорить... Он язык леров знает...
   - Что же ты молчал? -  возмутился  Лерка.  -  Пусть  немедленно  начинает
учить. Языки, магия - все важно.
   - Ладно, - ромкиного энтузиазма, похоже, резко поубавилось.
   - Главное, не забыть им объяснить, что их спасает именно демон.
   - Да уж... На драконе летает...
   - А что?

   Семен Семенович внимательно выслушал Леркин доклад, и остался недоволен.
   - Если леры и  правда  живут  в  лесу,  на  деревьях,  то  армию  они  не
остановят, а предупреждение будет бесполезно. Единственный шанс  для  них  -
это отступление, а значит встает вопрос - куда.
   - К Иситрару,  -  восторженно  сказал  Лерка.  -  Дядя  Сема,  вы  гений.
Город-воин, который тысячу лет только и делает, что воюет.  И  до  сих  пор,
кроме Тиммана у него никого не было под рукой!
   - Если леры пойдут к  Иситрару,  -  возразил  куратор,  -  то  это  будет
выглядеть так, что  они  ведут  вражескую  конницу.  Понимаешь?  Может  быть
неверно истолкованно.
   - Значит лерам надо с Иситрарам договориться, - Лерка кивнул, соглашаясь.
- Через нас. Жаль только - я этого не увижу...
   - А что - хотел бы? - удивился куратор. - Что-то раньше я не  замечал  за
тобой особой кровожадности...
   - Я вчера с девушкой одной подружился, - объяснил Лерка.  -  Симпатичная.
Если все леры такие, то их жалко обижать.
   -  Подружился?  -  Семен  Семенович  удивленно  поднял  бровь.  -  Ну-ка,
расскажи!
   - Ну, все началось с того, что я жарил себе обед...

   - Армия потеряла обозы, грозный Орта, - Гевол склонил  голову,  признавая
свою вину. - Я был  неправ,  считая,  что  магия  способна  защитить  их  от
драконов.
   - Потеряли - как?
   - Обычный налет с воздуха.
   - Заклинанье?
   - Сработало, мой господин. Поэтому  я  настаиваю,  что  их  предупредили.
Никто не мог увидеть обозы, не зная точно, что они там есть.
   - Предупредили - драконов?  -  визанги  презрительно  фыркнул.  -  Да  вы
бредите, добрейший!  Занимайтесь-ка  своим  делом,  и  ...  Постарайтесь  не
потерять армию!
   Маг пошел прочь из комнаты своего учителя, сопровождаемый  издевательским
хохотом.

   Этот леркин сон не походил на предыдущие, потому, что в  нем  шел  дождь.
Ливень. Он начался еще до рассвета,  и  все  шел,  и  шел.  Осенний  ливень,
холодный. Лерка боролся с холодом  единственным  известным  ему  способом  -
бегом. Был еще, правда, черный меч, который тоже согревал, но это тепло было
иным. Оно могло помочь восстановить силы,  но  греть  в  течении  нескольких
часов не умело.
   Бег по дороге, в косых  струях  дождя.  Кожанные  подметки  скользили  на
гладком и мокром кирпиче, ну и пусть. Так больше  тратится  сил,  а  значит,
теплее. Но все равно - Лерка мерз. Он мог бежать марш-бросок под  нормальным
дождем, но не под этим, ледяным. Хорошо еще - одежда стояла  насмерть  -  ни
капли воды внутрь, ни капли пота наружу. Был бы у нее еще и капюшон...
   Вообще-то, он сделал ошибку.  Вместо  того,  чтобы  в  первые  же  минуты
забраться под какой-нибудь гигантский лопух, или в дупло, он  позволил  себе
промокнуть,  а  уж  теперь  поздно  -  сырая  кожа  действует  как   хороший
холодильник.
   Зажечь костер? Трением под таким ливнем - не стоило  и  пытаться,  а  вот
если заклинаньем... Лерка снова вспомнил гул в голове и одуряющую  слабость.
А что делать?  Антибиотики  в  этом  лесу  не  растут,  и  если  он  схватит
воспаление легких, то придется кончать с собой  -  это  единственный  способ
поправиться.
   Лерка выбрал кучу бурелома, и довольно быстро натаскал оттуда сучьев  для
костра. Затем соорудил шалаш - из двух веток соорудил, это  несложно,  когда
каждый лист  с  чайный  поднос  размером,  и  наконец  произнес  заклинанье.
Получилось - маленькая кучка упрятанных в шалаше веточек вспыхнула, осталось
лишь осторожно добавить топлива, да оттащить шалаш чуть  подальше  от  огня.
Костер под ливнем - это всегда состязание  кто-кого.  Чтобы  огонь  победил,
Лерке пришлось очень потрудиться, таская новые и новые сучья, кончилось тем,
что он остался у трехметрового размера жарко пылающего то ли костра,  то  ли
небольшого пожара, а ливень кончился. Лерка развесил свои шмотки сушиться, и
стал греться. Просто - греться у огня. Ни грибов, ни рыбы... Что за жизнь...
у демона...

   Этим же вечером он вышел из лесу. Вышел, потушив предварительно,  костер,
при помощи не одного, а целых пяти заклинаний. Ни слабости, ни  усталости...
Что происходит?
   Объяснений могло быть два. Либо этим заклинаньем можно поджигать хворост,
но не орков,  либо  -  орков  вообще  лучше  с  помощью  магии  не  трогать.
Интересно, а как насчет прочих живых существ? Вон  куропатка.  Можно  ли  ее
зажарить?
   Лерка произнес заклинанье, и тут же мешком сел в мокрую траву  на  опушке
леса. Итак, под запретом не только орки, под запретом  все  живое.  Жалко...
Без жаркого остался. Надо будет расспросить Олю про другие  заклинанья,  она
же их вроде  штук  пять  знает...  И  если  еще  задом  наперед,  получается
десять...

Глава 19.

   Это  был  день  триумфа.  Вся  школа  гудела,  и   было   отчего.   Леры,
предупрежденные слетевшим с небес на драконе Ромкой, отошли к реке Нарир,  и
конница Вонталы устремилась в погоню, считая,  что  прижатые  к  реке,  леры
обречены.  Однако  между  лерами  и  рекой  им  не  повезло  наткнуться   на
предупрежденную "демонами"  из  Иситрара  армию  города-воина,  десятикратно
превосходящую их и числом и умением. Может  быть,  это  и  считалось  армией
Светлых Сил, но по драчливости и жестокости в бою с  ними  могли  сравниться
только воины их вечного врага -  государства  Тимман.  Так  что  из  конницы
Вонталлы не ушел ни один, просто ни один.
   Ромка жалел только об одном - что он полетел  на  драконе  смотреть  этот
кошмар, потому, что  вечно  голодный  зверь  летел  отнюдь  не  наслаждаться
битвой, но обедать. Лошадьми, оставшимися  без  седоков.  Ромку  мутило,  он
никогда раньше не видел своего покровителя за едой.

   Зато военные в Иситраре - а кроме военных, там никого и не было -  теперь
стали гораздо больше ценить малолетних  "демонов",  способных  предоставлять
столь ценные сведения, и сами, без подсказки, додумались до идеи  передавать
через них сообщения. Это было бы самым быстрым из способов связи, не  считая
магических - разослать ребятишек по крепостям и дозорам.  Однако  для  того,
чтобы эту связь расширить на соседей, а не только на собственные части, надо
было сначала провести секретные переговоры  с  правителями  других  городов,
причем именно это нельзя было сделать через детей. Курьеры готовились отбыть
во все концы Светлого мира.

   - Мы победили? - поинтересовалась Лена,  поймав  Лерку  за  рукав,  после
того, как закончился рассказ ребят из  Иситрара.  Тот  отрицательно  покачал
головой.
   - Только начали. Если  они  рассадят  нас  по  клеткам,  мы  тоже  сможем
передавать сообщения. Надо, чтобы нас еще и  уважали.  Любили.  Как  леры  -
Ромку с его драконом.

   - Армия разбита, - сказал Гевол, склоняя голову - второй раз за сутки.
   - Я видел, - Орта пожал плечами,  -  кого  интересуют  такие  мелочи  как
горстка воинов из Вонталы, не способных даже защитить самих себя? Скажи  мне
лучше, что мы, по твоему, выяснили?
   - Сложно сказать, - Гевол прошелся по  комнате,  к  хрустальному  шару  с
тремя огнями внутри него. - Это - не лер, скорее всего.
   - Да... Такое движение внутри  народа  леров  должно  было  зажечь  новые
огни... Или изменить эти...
   - По данным, полученным от моего источника  у  леров,  -  Гевол  коснулся
висящего у него на шее черного кристалла, - леров предупредил дракон.
   - У драконов нейтралитет с Вонталой, - изумился Орта. - Сотни лет...
   - Сотни лет они ждали такого удобного случая, - с досадой заметил  Гевол.
- Формально же, никто никогда не заключал нейтралитета.
   - Плохо. Через полвека умрет Черный Король,  и  силы  Зла  останутся  без
защиты... - Орта, казалось, разговаривал сам с собой. - И вот,  как  и  было
предсказанно, появляется некая сила, которая начинает нас ... громить, иного
слова не подберешь... И как изящно  громить!  Надо  собирать  Черный  Совет,
иначе ...
   - На спине у дракона сидел ребенок, и именно его волю излагал дракон... -
поспешно сказал Гевол.
   - Дымовая завеса, - пожал плечами визанги. - Для отвода глаз.  Удивляюсь,
почему он не назвал себя демоном, как было девять веков назад...
   - Он назвал, господин...
   - Что-о?!
   - Ребенок сказал, что он - демон.
   - Я думал, - со странной интонацией сказал Орта, -  что  последний  демон
был убит... своей смертью... те же девять веков...
   - Демоны вернулись.
   Черный тюлень подался вперед так резко, что хрустальная сфера  покатилась
по столу, Гевол едва успел ее подхватить.
   - Расскажи-ка мне все, добрейший!
   - Все... Появилась группа детей, о грозный, которых нельзя убить, как это
было когда-то.
   - Де-тей?
   - Да, повелитель. Они отрицали свою причастность...
   - Дальше! Видят ли они  прошлое?  Какова  их  магия?  Подчиняются  ли  им
животные? Можно ли их пытать,  или  как  тогда  их  охраняет  запрет,  более
сильный, чем все, что...
   - Это просто дети. Они ничем не защищены. Питаются объедками,  ютятся  по
углам...
   - Это не демоны. Забудь.
   - Слушаюсь. - Гевол поклонился.  -  А  вот  еще  -  армию  Иситрара  тоже
предупредил ребенок.
   - Вот как... Тот же?
   - По описанию - нет.
   - Ребенок сказал - и армия перешла Нарир? Что же он им такое сказал?
   - Не знаю, грозный.
   - Созывай Совет, - устало вздохнул маг. - Пошли своих  лучших  шпионов  в
Иситрар и Лоас. Утрой жалованье шпионам у леров... раз уж  им  так  повезло.
Есть ли у тебя в руках эти... демоны? - он усмехнулся. - Допросить.
   - Демонов нет. Но будут, я обещаю.
   - Пошли за ними отряд.
   - Сегодня же корабль пойдет в Аталету. Через две недели...
   - Ступай! В прошлый раз я тебе пожелал не потерять  армию...  Не  потеряй
эскадру, добрейший...

   Гевол покинул комнату кипя. Учитель - на то и Учитель, чтобы оскорблять и
унижать, но всему же есть предел... Он сам выйдет в море, он  допросит  этих
демонов, кем бы они ни были на самом деле, и он найдет  того,  единственного
человека, которому под силу будет через пол-века остановить  Тьму...  Найдет
сейчас.
   Он вызвал капитанов трех лучших кораблей и отдал им распоряжения.  Насчет
сегодня же, он погорячился. Корабли пойдут в Аталету завтра, а по  дороге...
По дороге он навестит оракула на острове Тибталаг  -  того  самого,  который
говорил с рыцарем... Что же это за рыцарь, который живет больше тысячи лет?!
   Глава 20.

   По степи Лерка шел быстрее, и прямо  по  дороге.  А  что  делать?  Вокруг
только низенькая трава, захочешь - не спрячешься. Кто здесь будет устраивать
засады? И как тут идти скрытно ему, Лерке? Никак. Одна надежда -  проскочить
опасный  участок  как  можно  быстрее.  Впрочем,   он   сплел   себе   новый
маскировочный плащ взамен старого - удастся -  используем...  Но  вообще-то,
это игра в "кто кого первым заметит". Повезло. Он прошел почти что до города
не встретив ни единого каравана, а затем - у  самого  города  -  на  дорогу,
выложенную желтым кирпичом, вышли еще две - тракт, ведущих от Великого Леса,
и тот, что шел вдоль реки Ози от океана. Народу стало  -  не  протолкнуться.
Дальше дорога выходила на мост, а мост вел через реку - и в город.
   Перед мостом Лерка остановился полюбоваться на  открывающийся  перед  ним
вид. Не Москва, конечно, но все-таки здорово... С одной стороны - с леркиной
как раз - к городу подходила степь, а  с  другой  тянулись  покрытые  редким
кустарником холмы.
   - Да тут же рос лес! - сообразил вдруг Лерка. - Рос,  а  потом  его  весь
вырубили!
   Город состоял из крепости на вершине холма, прямо над рекой, и стоящих по
эту сторону от  крепостной  стены  домов,  которых  было  большинство.  Дома
деревянные и каменные, одно-, двух-  и  трехэтажные,  богатые  и  развалюхи.
Развалюхи группировались по окраинам, а богатые -  в  центре.  В  общем,  не
город, а гравюра из учебника. Вот только...
   Вот только на гравюрах не было виселиц, а здесь они были, целых  две,  по
обе стороны моста, и было на них повешено по  два  человека  на  каждой.  Не
орка, не гобблина - человека. Виселицы словно предупреждали  -  у  нас  свои
порядки. Не уверен, что впишешься -  не  лезь.  Лерка  не  был  уверен,  что
впишется, но деваться было некуда.
   За мостом над дорогой нависала крепостная стена, но Лерка в  крепость  не
пошел, а пошел в нижний город. Нижний  -  значит  ниже  по  течению  Ози,  и
победнее. Там его должны были ждать Андрей, Лена и Женька Колокольчиков.  Не
ждали. Никто не пришел, откуда Лерка заключил, что что-то  случилось.  Тогда
он сел в условленном  месте  на  камень,  который,  вероятно,  когда-то  был
фонтаном, и принялся ждать.
   Пришел Женька, под вечер, один, и  с  подбитым  глазом.  Он  был  зол,  а
раньше, похоже, плакал. Одет был Женька в обрывки  того,  что  месяц  назад,
видимо, было точной копией леркиного костюма,  только  без  малейших  следов
веревочки с изумрудом на шее.
   - Что случилось? - спросил Лерка.
   - Их взяли - обоих, - сказал Женька. -  Работорговцы,  или  кто-то  очень
похожий. Повезут по тракту в Джиу. Кажется.
   - Я обратно не хочу топать, - заявил Лерка. - Они еще здесь?
   - Здесь. В "Трезубце".
   - Веди.
   Они пошли по городу, причем сначала улицы были широкими, затем уже, а под
конец Лерка мог, если бы вытянул руки в стороны, коснуться заборов  с  обеих
сторон одновременно.
   - Что-то бедно для работорговцев, - заметил он.
   - В том-то и дело! - горячо сказал Колокольчик. - Они похожи, но...
   - А что - это тут принято - хватать детей на улицах?
   - Нет. Это в Джиу. А кому пожалуешься?
   - Не знаю. Ты как по-здешнему говоришь?
   - Никак, - буркнул Женька. - Плохо.
   - Значит, переговоры буду вести я. Теперь расскажи, как все произошло.
   - Ну как... - Женька задумался. - Мы сидели. Ждали  тебя.  Ну  мы  же  не
знали, когда ты появишься. С утра сидели... Тут эти  подошли...  Похоже,  из
Джиу, а как поймешь? Один из них был наш, мы  его  знаем,  нищий  здешний...
Пальцем тычет: "домн". Эти нас за шкирку - и потащили.
   - И сюда? - Лерка с сомнением посмотрел на стояшее перед  ним  здание.  -
Это что?
   - Кабак... - неуверенно сказал Женька. - Гостиница...
   - Стало быть так... Я пойду туда...  Ты...  У  вас  есть  друзья  в  этом
городе? У кого можно пожить несколько дней?
   - Есть, - кивнул Женька.
   - Ну вот. Назови.
   - Клеры. Старики.
   - Иди к Клерам. Мы тоже туда придем. Если нет -  я  буду  у  моста.  Если
опять нет - проснемся - поговорим. Давай.
   - А ты? - со страхом спросил Женька.
   - А я вчера прочитал книгу про капитана Блада. Пойду, вызову их  всех  на
дуэль.
   - Ты что?! - Женька, похоже, не на  шутку  перепугался.  -  Прибьют,  как
нечего делать.
   - Посмотрим. Если меня Володя не сразу побил, то эти... Шучу, шучу! Ни  с
кем я драться не буду.
   - Они когда дерутся, еще стульями кидаются.
   - Иди, Женька. Ничего не случится. Я - супермен, помнишь?

   Кабак или гостиница, но бардак там был страшенный.  Весь  первый  этаж  -
столики, компании, крики и ругань. Станут здесь держать пленников? Вряд  ли.
Лерка прошел к лестнице, ведущей на второй этаж, поправил на спине плетенную
торбу, или как там называлось его произведение,  и  взбежал  по  ступенькам.
Надо будет сказать  дяде  Семе,  что  нужен  спецкурс  по  основам  кабацкой
драки...

   На втором этаже шли комнаты. Просто, одна дверь за другой, совсем  как  в
общежитии Университета. Лерка подумал,  и  не  найдя  лучшего  выхода  пошел
заглядывать во все подряд, против часовой  стрелки.  А  что  еще  оставалось
делать?
   Часть комнат была заперта, тогда Лерка  заглядывал  в  огромные  замочные
скважины. Правда огромные, руку просунуть можно. Больше риска  было  с  теми
комнатами,  которые  заперты  не  были,  так  как  в  них  постоянно  кто-то
находился. Заглянув в такую, Лерка смешно ойкал, бормотал "сори", это  слово
здесь звучало также, как и на Земле, дескать, комнатой ошибся. Пару раз  ему
вслед неслись ругательства.
   Риск был, и довольно большой. А что, если его примут за воришку? Тогда  -
будут ловить, и поймав... Ну, прежде  всего,  они  найдут  его  меч...  Нет,
попадаться Лерке не следовало.
   Ребят он нашел в конце корридора, за незапертой  дверью.  Они  сидели  на
грубом   деревянном   топчане,   связанные,   причем    связанные    хорошо,
профессионально. Когда тебя так вяжут, невозможно пошевельнуться, не то, что
сбежать.
   У обоих, и у Андрея, и у Лены, при виде него глаза полезли на лоб. В  тот
же миг меч в  ножнах  за  спиной  дрогнул,  предупреждая.  Портьера  в  углу
колыхнулась, выпуская здоровенного дядьку, в грубых деревянных  ботинках,  и
каком-то  странном,  "тренировочном"  костюме,  схваченном  широким  поясом.
Впрочем, насчет портьеры Лерка сомневался, слово это он вычитал только  пару
дней назад, и что оно означает, уверен не был.  Просто  тряпка  висела,  или
занавеска...
   "Корзину" с мечом он из-за спины перекинул на бедро, а потом и вовсе взял
в руки. Без меча с друхметровым противником говорить не о  чем.  Дядька  же,
напротив, заговорил, нехорошо улыбаясь, потирая руки и вообще -  всем  видом
показывая, как он Лерке рад. Заткнулся он, только  когда  Лерка  вытащил  из
"корзины" ножны с мечом, и повесил их на  пояс.  Замер,  вглядываясь,  затем
хохотнул. Не поверил.
   - Всегда так, - с досадой сказал ему Лерка, обнажая меч, - вот Яла -  она
сразу поверила, а толку-то? А вот когда надо...
   На бедре у гиганта красовался пудовый ятаган, и он  все  также  улыбаясь,
его освободил. Не выхватил, а именно освободил, там сбоку  была  специальная
защелка, собственно, оружие покоилось не в ножнах даже,  а  в  креплении  на
поясе.  Леркиному  противнику  было  смешно.  Его,  взрослого,   и   видимо,
профессионала, собирался атаковать двенадцатилетний пацан, настолько глупый,
что в качестве оружия выбрал опасный оркский сувенир.
   Леркин же меч рвался в бой. Главное - никого не убить, подумал  Лерка,  и
меч, поняв, что развлечение  отменяется,  приуныл.  Ненадолго,  впрочем,  на
секунду. Он вообще  напоминал  Лерке  жизнерадостного  щенка,  которому  все
равно, что делать, лишь бы резвиться. Хотя все-таки, это был черный меч.
   Лерка сделал шаг вперед, обманное  движение,  и  двойной  захват.  Ятаган
воткнулся в стену, а громила сел на пол, смешно скосив глаза -  чтобы  лучше
видеть приставленное к кончику его носа  острие.  Лерка  думал,  что  все  -
победа. Ошибся. Его противник  на  деле  доказал,  что  он  умеет  принимать
решения, и быстро проводить их в жизнь. Он резко подался вперед, слегка,  на
пару сантиметров, но этого хватило,  чтобы  катана  расцарапала  ему  кончик
носа. До крови. Теперь, по рассчету этого дядьки,  Лерке  полагалось  забыть
обо всем на свете, и вступить в поединок с мечом - на  самом  деле,  хорошее
решение. Сам же дядька встал, и не торопясь направился к  своему  оружию.  И
очень удивился, когда Лерка легонько ткнул его в спину между лопаток.
   Похитителя, полностью утратившего боевой пыл, при виде "демона  с  черным
мечом", уложили лицом вниз и тщательно связали снятыми  с  ребят  веревками.
Затем Лерка потребовал объяснений.
   - Они получили сведения из Иситрара, - сказал Андрей. - Этот тип  говорил
довольно быстро, но я все равно понял. Кто-то из здешних командиров работает
на...
   - На кого?
   - Не знаю, - признался леркин собеседник. - Кажется, он  упоминал  Черный
остров.
   - Ну так давай спросим.
   Увидев, что черный меч  опять  извлекается  из  ножен,  пленник  приуныл,
однако на заданные Андреем вопросы отвечать отказался. Пытать же пленника...
Решили, что не стоит.
   - Пошли отсюда, - предложила в  конце  концов  Лена.  -  А  то  остальные
придут. Они вышли из гостиницы, и направились  к  Клерам,  семье,  жившей  в
хибаре на берегу реки. Действительно - старик со старухой. Леркин меч  опять
перекочевал в корзину, так что приняли они их нормально, даже накормили.
   - Что мы узнали? - спросил Лерка, когда  они  наконец  оказались  одни  в
кустах на берегу. Над рекой уже светили звезды, на той стороне,  по  тракту,
двигались огни, звенело железо и скрипели колеса повозок.
   - Что тут есть предатели, - мрачно сказала Лена.
   - Раз. Но как они узнали?
   - Курьер из Иситрара...
   - Отправляется завтра, - сказал Лерка. - И неделю проведет в дороге.
   - Значит что же - магия?
   - Я не знаю. Очень похоже, разве что тут есть радио.
   - А значит, в Иситраре, наверное, тоже есть предатель? Как  -  для  магии
это надо, или они умеют напрямую следить?
   - Откуда нам знать? - удивилась Лена. - Кто же нам расскажет?
   - Дела... И кто-то, значит, захотел вас повидать. Почему - вас?
   - Я говорил с начальством про  Вонталу,  -  предположил  Андрей.  -  Мне,
правда, тогда по шее дали, но могли ведь и сопоставить.
   - Ты один на один говорил? Если да,  то  мы  знаем  нашего  предателя,  -
задумчиво сказал Лерка. - Но с другой стороны - а Лену зачем захватили?
   - Она была со мной. Тоже демон.
   - Они знают, что она демон? И что ты? Откуда - вы же тут не умирали?
   - Они очень быстро поняли, что дети с таким акцентом, как у нас...
   - А! Да, действительно. Ладно. Теперь смотрите - вас везут - в Джиу?
   - Не уверен. Жалко, что этот тип так и не заговорил.
   - Жалко. Но если бы мы узнали, куда они шли...
   - Мы бы нашли того, кому мы нужны?
   - Нет, - сказал Лерка, - того, кто послал армию Вонталы громить  Армарат,
настолько мы ему нужны. Тому, у кого есть шпионская сеть, не хуже  той,  что
мы пытаемся создать. Тому... Слушайте, ребята, вы  уверены,  что  здесь  нет
Черного Властелина, как в "хоббите"?

Глава 21.

   Следующее утро принесло неожиданные новости,  новости,  в  свете  которых
вчерашняя попытка похищения стала выглядеть совершенно в другом свете. Вести
пришли от ребят, окопавшихся на Черном Острове. Три  корабля  -  три  лучших
корабля, флагманы эскадр, на рассвете вышли в море, взяв курс на Аталету.  И
что самое интересное - Толик Голиков, четвероклассник, был на  борту  одного
из них в качестве  глухонемого  юнги.  Хотя  -  какой  там  юнга.  Клоун,  у
мальчишки на этот счет не было никаких иллюзий.
   Корабли шли за демонами.
   - Это - точно? - спросил Лерка. - Откуда?
   - Вся команда знает, - пожал плечами Толик. - Им, видите  ли,  интересно,
как это можно человека повесить,  а  на  следующий  день  опять  повесить...
Только об этом и говорят... Меня уже чуть не повесили - репетировали.
   - И кто ее ведет?
   - Геволом зовут. Какой-то хмырь в черном. Рожа  злая.  Но  он  на  другом
корабле, и я от него стараюсь... ну понятно. Он маг.
   - Сильный?
   - Да. Собака ему в порту не понравилась, так он  на  нее  посмотрел,  она
сама в воду прыгнула.
   - Здорово... - Лерка вспомнил свой визит в клетку с овчаркой. - Сама... Я
бы так хотел...
   - В воду прыгнуть?
   - Да нет - научиться... Сколько им идти?
   - До Аталеты - неделю. Там им к тому времени уже все будет готово.
   - То есть наших будут ловить?
   - Ага.
   - И кого уже поймали? Им же надо уходить из города, срочно!
   Оказалось, что поймали троих, за один лишь вчерашний день.  Затем  ребята
поняли, что дело плохо, и отсиживались теперь в лесу, к востоку  от  города.
Трое - двое семиклассников и девчонка из четвертого "А" - были в  депрессии,
и готовились к самому худшему.
   - По дороге могут повесить, - кивнул Лерка. - Раза  три...  А  вот  потом
будет море... Кто у нас на Рталаге этом - Таня?
   Таня идею поддержала. Сомнений насчет ее исполнимости у  нее  не  было  -
пираты  девчонку  любили  за  скандальный  характер,   пожалуй,   это   было
единственное место, где демона, зная, что он демон, принимали хорошо.
   - Я их соберу завтра же утром,  там  есть  такой  сигнальный  колокол,  -
сказала она. - И сообщу. Три флагмана с Черного Острова - да за  такой  шанс
они что угодно сделают.
   - Стой, стой. - Лерка попытался затормозить вошедшую в азарт девчонку.  -
Тут проблема есть...
   - Какая? - удивилась Таня.
   - А вот какая. В Илинори весть о том, что демоны нужны ... кому то там...
дошла за сутки, если не за пол-дня. Так?
   - А... - Таня, как всегда, поняла все с полу-слова. - А на борту - маг...
   - Сильный маг. Если среди пиратов есть шпионы - донесут, и эскадра...  ну
не знаю... уклониться попытается.
   - Да. Ясно. - Таня задумалась, затем кивнула. - Я поговорю с  капитанами.
С самыми лучшими. И объясню, что это - секрет. Все равно должно  получиться,
хотя, конечно, с общим сбором было бы вернее.
   - Почему - вернее?
   - У капитанов не было бы выхода, хочешь - не хочешь, а надо идти в поход.
   - Ясно. Ну... Ты постарайся. Ребят ведь там вешать будут.
   - Я вот что подумала, - сказала Таня. -  Этот  маг,  если  он  не  дурак,
конечно, он их ведь допросит. Сразу, в первый же день.
   - Ох! - Лерка хлопнул себя по лбу. - Как же я...
   - Надо  придумать,  что  им  врать,  только  и  всего.  Но  очень  хорошо
придумать. Куратора спросить, вот что...
   - И языковая проблема... - Лерка подумал,  что  этому  самому  Геволу  не
позавидуешь - допрашивать пленников,  которые  едва  владеют  языком.  -  Но
главное - надо узнать, что ему надо. Вообще - от нас.
   - Как это - что? - удивилась Таня. - То же, что  и  остальным  городам  -
информацию.
   - Хорошо, а на леров они почему пошли?
   - А какая связь?
   - Не знаю, - признался Лерка. - Нету связи. Но... очень уж быстро  они  с
леров на нас переключились. Если бы связи не было, то понаблюдали  бы,  хоть
немного... Пораскачивались бы... А то - на следующий день. Три флагмана. Два
города... Да их всего два, плюс Джиу, по эту сторону  материка.  Но  в  Джиу
наших нет.
   - Плюс Крепость.
   - Кстати, надо предупредить ребят в Крепости.
   - Уже, - усмехнулась Таня. - Не ты один такой умный.
   - Да... - Лерка мрачно посмотрел на расстеленную перед ним карту мира.  -
Почему у нас нет знакомого дракона на востоке?
   - Дракона натравить на эскадру? Хорошо бы... Но пираты тоже справятся, ты
не волнуйся.
   - Сегодня Семен Семенович опять читает  лекцию,  посоветуемся,  -  сказал
Лерка. - Не нравится мне эта ситуация. Ну допустим, сейчас  ребята  ушли  из
городов. Так ведь - осень. Дожди скоро пойдут, потом зима...
   - Не паникуй, - строго сказала Таня. - Через пару недель  прибудут  гонцы
из Иситрара, все может быть изменится.
   - Надеюсь.

   Гевол был недоволен. Он стоял  на  палубе  "Молнии",  самого  быстрого  и
мощного  из  кораблей  флотилии,  и  размышлял.  Матросы,  да   и   офицеры,
предпочитали обходить стороной затянутую в  черный  бархат  фигуру.  Слишком
страшно, даже для бывалых морских волков, и даже для присягнувших Злу.
   Гевол размышлял. Он лично  допрашивал  маленьких  пленников,  и  довольно
легко сломил их сопротивление. Дети... Интересно, что они запоют,  когда  за
них возьмется Орта, прозванный грозным отнюдь  не  за  душевную  мягкость...
Дети рассказали о бедной стране, расположенной неизвестно где...  И  они  не
знали ничего ни о рыцаре Света, ни о Пророчестве.
   Как получилось, что разбита армия  Вонталы?  Дети  не  знали,  что  такое
Вонтала, но вообще-то, последнее время среди них появился великий  маг.  Он,
наверное... Драконы? А другие звери его слушаются? Да.  Да,  его  все  звери
слушаются...
   Это было самое главное - среди демонов  появился  наконец  один,  который
действительно обладал всеми свойствами демона, а  не  только  этой  странной
способностью возрождаться после смерти. Где он? Дети плакали, когда их  били
плеткой, но они не знали. Он везде. Он маг...
   - А какое у него оружие? - спросил тогда Гевол, надеясь, что  ему  скажут
про черный меч, и все наконец прояснится. Но увы - с  оружием  рыцаря,  если
это был он, не видел никто. Ни со светлым, ни с темным, ни даже с палкой,  а
чему  удивляться?  Это  же  были  всего  лишь  дети,  сопляки,  за  которыми
спрятался, как истинный стратег, настоящий враг.
   Но он просчитался, этот враг. Гевол нашел-таки козырь, которого был лишен
рыцарь Света. Теперь лишен, ибо оракул с острова Тибталаг уже никому  ничего
не расскажет. Но перед смертью оракул сделал свое последнее пророчество -  и
теперь Гевол не боялся - он ЗНАЛ...

   Сигнал  тревоги  вырвал  мага  из  состояния  глубокой  задумчивости.  Он
произнес заклинанье, и увидел себя и свою эскадру как бы с  высоты  птичьего
полета. Горизонт отступил, и за этим горизонтом маг  увидел  корабли  -  два
десятка кораблей, охвативших их почти правильным кольцом. Немыслимо! Ни один
маг не мог видеть, что творится на Черном Острове, значит подслушивание было
исключено. Ни один человек не  покидал  корабли  в  Аталете,  без  заклятья,
наложенного лично Геволом. Даже если бы кто-то изловчился, и послал на берег
сигналы,  пуская  зеркалом  солнечные  зайчики,  его  рука  бы  дрогнула,  и
получателю достался бы бессмыссленный набор слов.
   И все же - пиратов предупредили. Они были здесь почти все, и наверняка  -
все, кто был в это время в бухте Рталага или в ее окрестностях. Как?
   Противник между тем не терял времени - кольцо кораблей сужалось, и вскоре
заговорили катапульты. Презирая опасность, Гевол стоял на  палубе,  скрестив
руки на груди - он размышлял...

   Капитаны черной эскадры между тем не теряли времени даром.  Они  уступали
противнику в числе, но  могли  поспорить  в  умении  вести  бой.  Катапульты
посылали  комки  горяшей  смолы  через  разделяющее  корабли  расстояние,  а
арбалетчики уже держали наготове короткие стрелы,  способные  пробить  любую
броню.
   Корабли, однако, продолжали сходиться, несмотря на заградительный  огонь,
и вскоре ударились бортами. Полетели абордажные крючья - на  каждый  корабль
флотилии приходилось по три - идущих на абордаж, и еще  три  кружили  рядом,
словно голодные псы, не  имея  возможности  приблизиться  -  они  просто  не
помещались вокруг флагманов все вместе. Затем кому-то из капитанов пиратских
судов пришла мысль встать борт к борту с одним из собственных судов,  и  уже
через него перебраться на корабли с Черного Острова. Численный перевес  стал
примерно один к шести.
   Гевол не боялся смерти - оракул - ах как кстати - предсказал,  что  умрет
он на твердой земле, а не в море. Так что он поднял руку в салюте, и  черный
меч сам прыгнул к нему из ножен. Затем маг пошел вперед, оставляя  за  собой
широкий проход в рядах  атакующих.  Когда  черный  меч  подчиняет  человека,
человек становится  марионеткой,  и  его  техника,  хотя  и  улучшается,  но
ненамного. Когда человек подчиняет черный меч  -  он  становится  сильнее  -
многократно. Но вот если  магия  Учителя  Орта  ломает  волю  черного  меча,
заставляя его подчиниться без боя, и если при этом это не поделка  орков,  а
выкованный самими же визанги клинок - его хозяин становится почти непобедим.
   Впрочем, Гевол не стремился выиграть битву - он знал, что это невозможно.
Станешь  слишком  выделяться  в  толпе  -  расстреляют  из   арбалетов.   Он
развлекался. Девчонку же заметил случайно.
   Таня стояла у мачты с мечом в руках, и фехтовала с  толстым  увальнем  из
числа неудачников, каких всегда держали на кораблях армады - на случай, если
потребуется пушечное мясо. Оба сражались из рук вон плохо, но Гевол  не  мог
отказать себе в удовольствии убить ребенка.
   Ее противник рухнул, рассеченный почти что надвое ударом  сзади,  и  Таня
увидела перед собой черного мага. Его клинок описал нарочито медленную  дугу
- ее приглашали к бою. Девочка всхлипнула, и  приняла  стойку.  Рука  Гевола
чуть дрогнула,  но  этого  "чуть"  оказалось  достаточно,  чтобы  танин  меч
переломился у основания. Маг усмехнулся, и шагнул  вперед,  вытянув  руку  с
черным  клинком,  и  вынуждая  своего  маленького  противника  со   смешными
косичками прижаться лопатками к мачте. Клинок упирался девочке точно в центр
груди. Гевол ждал. Затем глаза девочки расширились -  она  поняла.  Тогда  и
только тогда Гевол послал свой меч вперед.
   Миг наслаждения, однако, стоил ему поражения -  он  отвлекся,  и  утратил
осторожность. Что-то тяжелое обрушилось ему на затылок, и оба  -  девочка  и
маг - одновременно и очень похоже упали - сначала на колени, а затем - лицом
вниз, на палубу.

   Очнулся он, как и ожидалось, один,  в  лодке  без  весел,  в  океане.  Ни
малейших следов земли, ни малейших остатков армады. Гевол  осторожно  ощупал
затылок - шишка,  ничего  страшного.  Затем  он  стал  ждать.  Если  Учитель
сжалится над ним - помощь придет быстро. Пираты  просчитались  -  так  можно
казнить разбойника, но не мага с Черного Острова. Правда,  если  Орта  будет
сердит, то ему предстоит пройти три круга ада, прежде, чем за  ним  прибудет
судно.

Глава 22.

   - Таню убили, - сказал Андрей вместо приветствия. - Тот самый маг.
   - Где она?
   - В классе.
   Лерка поспешно взбежал на второй этаж, и зашел в  класс.  Таня  сидела  у
окна, и вид у нее был совсем не убитый.
   - Таня?
   - А, Валера... привет. Ты тоже пришел меня жалеть?
   - Я...
   - Я в порядке, -  сказала  Таня.  -  Правда.  Это  не  больно  было,  вот
только...
   - Что?
   Девочка поежилась.
   - Гевол этот. Маг... Он меня для удовольствия убил,  понимаешь?  Он...  -
она все-таки не была в порядке, эта Таня.
   - Что значит - для удовольствия?
   - Чтобы добраться до меня, он убил одного из своих, понимаешь?
   - Здорово. А вообще - победили?
   - Откуда мне знать? - пожала плечами его собеседница. - Я даже  не  знаю,
забрали они меня оттуда, или ко дну пустили.
   - Ты что же - не предупредила команду?
   - Предупредила... Все равно могут забыть. Они такие бестолковые...
   - Ладно, ты только не унывай. Пойдем пленных расспросим.
   - Ой, правда!

   Пленные были спасены с пиратского корабля, и доставленны на Рталаг. Никто
толком не знал, что с ними делать, но никого это особенно и не интересовало.
Пираты устроили такой пир  в  честь  славной  победы,  что  о  детях  забыли
начисто, хотя капитаны, по мнению Тани, о таких вещах не забудут.  То  есть,
вспомнят - потом. Ее "тело", кстати, тоже торжественно вывезли, как  сказали
ребята, и положили в какой-то там корчме на  самом  видном  месте.  Героиня.
Пираты заключали ставки, в котором часу демон оживет.
   - И правда - бестолковые, - согласился Лерка.
   - Не то слово.
   Ребята забрались куда-то в уголок, благо, на Рталаге было  тепло,  как  в
Крыму, и заснули. Так что вот и все новости. Суда пиратской армады,  кстати,
вовсе не потопили, а доставили в бухту, в  качестве  трофея.  Кто-нибудь  из
особо удачливых, а значит, богатых капитанов, их наверное купит.
   Интересно было, что сделали с мечом Гевола,  который  валялся  на  палубе
флагмана. Остальные мечи, тоже, кстати, черные, просто покидали в воду, а  к
этому привязали шелковый шнурок с петлей на конце, чтобы не трогать  руками,
на другой конец повесили грузило, и выбросили это грузило за борт,  так  что
меч вроде бы вылетел сам собой, его никто не касался.
   - Значит, особый меч, - задумчиво сказал Лерка. - Жалко. Они сами по себе
не злые, эти мечи.
   - Кто бы говорил! - возмутилась Таня. - Видел бы ты свое лицо, пока  тебе
про наркотики не сказали!
   - А что было с моим лицом? - искрене изумился Лерка.
   - Бледное было, - объяснила Таня, и ребята дружно  подтвердили,  что  да,
бледное.
   - Вот тебе и раз... - сказал  Лерка  огорченно.  -  А  я-то  думал  -  не
видно...

   Затем ребята пересказали допросы, которым их подвергал Гевол, и это  было
самое интересное.
   - Он так и назвал его - рыцарь Света?
   - Пойди пойми, он же на этом их "общем" с нами разговаривал.
   - Света,  -  упрямо  сказала  Аня,  та  самая  четвероклассница,  которую
допрашивали охотнее всего. Она лучше знала язык. - И ему тысяча лет, вот. Он
так и спросил, а не упоминал ли он, маг этот, что  ему  много  лет,  скажем,
тысяча.
   - И он - маг.
   - И его звери слушаются, - кивнул один из мальчишек, - не только драконы,
а вообще - никто ему вреда причинить не может.
   Лерка вспомнил, как  он  удирал  от  волка.  Да...  Хорошо  быть  светлым
рыцарем.
   - И еще, - сказала Аня обвиняющим тоном, - у него должен быть черный меч.
Я сказала, что не знаю, потому, что про тебя подумала.
   - И нас спрашивал.
   - Дела... - протянула Таня. -  Может  это  ты,  а  Лерка?  Скажи,  только
честно, тебе сколько лет?
   - Скоро тысяча, - буркнул тот, - а пока двенадцать без месяца. Не я  это,
я бы помнил.
   - А ты великий маг?
   - Горы двигаю... Давайте к делу, ребята. Что еще он спрашивал?
   - Где ты, спрашивал.
   - Не я, - рассердился Лерка. - Он - не я. Не надо так говорить,  а  то  в
неподходящий момент и правда обзовете меня этим  рыцарем.  Только  этого  не
хватало.
   - Извини. Мы сказали, что не знаем, где ты... он, то есть...
   - Поверил?
   - Вроде. Слушай, а какая разница? Его в шлюпку без  воды  посадили  -  он
помрет скоро.
   - А если он...  ну  скажем,  дождь  вызовет?  И  пол-лодки  пресной  воды
наберет? Или подвесной мотор себе наколдует?
   - Ты прав. Надо было голову рубить.
   - Так боялись они его.
   - Ладно... Что еще?
   - Он тебя... то есть его, рыцаря Света, не боится совсем, - сказала  Аня.
- По-моему, он просто мечтает его увидеть. И он очень злой. Очень-очень...

   Спасение пришло через три часа - один из верных Черному Острову, а точнее
- подкупленных Черным Островом в обмен на  еду,  драконов  спикировал  из-за
низких облаков и подхватил мага из лодки. Отсюда Гевол заключил, что Учитель
встревожен, и ему не до игр.
   - Как они узнали? - прозвучало вместо приветствия.
   - Не знаю, грозный.
   - Ты понимаешь, что это невозможно?
   - Да, гро...
   - Невозможно!!! Ни магия, ни обычные средства связи не могли донести  эту
весть до пиратов.
   - Демоны пришли из другого мира, грозный. Они могли...
   - Принести нечто, чего мы не знаем? - Орта задумался.  -  Вряд  ли...  Ты
говорил с этими детьми - каково твое впечатление?
   - Просто дети. Напуганные. Жалкие. Не знающие  ни  языка  ни  магии  -  я
наложил на одного простейшую головную боль, так он целый день промучался.
   - Да, любой маг развеял бы это заклинанье вмиг... Если только это не было
хитростью.
   - Не похоже, Учитель. Они хитрили, конечно, но это были детские хитрости.
Чтобы их больше не били плеткой, например.
   - Жаль, что ты их упустил.
   - Да, жаль.
   - Вообще, мне не нравится, как  все  это  связанно  с  демонами...  Хотя,
конечно, это не они... - Когти визанги простучали по столу короткую дробь. -
Слишком много вдруг стало происходить с их участием...
   - Да, грозный, однако...
   - Несколько дней назад мы и не ведали об их существовании, и вот - теряем
армии и эскадры.
   - Но это лишь дети, грозный, - сказал Гевол. - Их место в этом мире  -  в
самом низу, их называют демонами, правда, но именно за это и бьют...
   - Люди боятся старой легенды... Но нет ли у них для этого...
   - Нет, - Гевол упрямо покачал головой. - ЭТИ демоны  слабее  и  ничтожнее
всего, что ходит, летает,  плавает  и  ползает  в  Кристалле.  Их  презирают
сильнее, чем... чем даже твоклов. Они - лишь ...
   - Теперь послушай кое-что еще, добрейший.  Пока  ты  занимался  парусными
гонками, я попросил наших друзей в Илинори добыть пару демонов  -  так,  для
подстраховки...
   - Я... Понял, грозный.
   - И вот что удивительно - они вошли в Илинори, и с тех  пор  от  них  нет
вестей.
   - Илинори? Эти бездари? Да они не способны...
   - Смогли, как видишь. Тоже совпадение?
   - Я ... я не знаю, - Гевол поднял со стола черный шар,  и  поднес  его  к
окну, хотя знал, что свет не способен проникнуть в этот  хрусталь  -  только
покинуть его.
   - Может быть, это прикрытие? - предположил наконец Гевол.
   - Ты полагаешь, рыцарь Света привлекает наше внимание к демонам,  с  тем,
чтобы мы проглядели истинное направление его удара?
   - Тогда, по крайней мере, нам не придется ломать голову, как  дети  могут
... Что бы они там не могли...
   - Пока не умрет Черный Король, все, на что  способен  рыцарь  Света,  это
мелкие пакости, - отмахнулся Орта. - Еще пять  -  десять  лет,  и  все  орки
покинут Континент, чтобы эти дурачки могли расслабиться... Но если...
   - Орта?
   - Если рыцарь Света заставит их сплотиться и начать по-настоящему... Нет,
не то. Он же рыцарь, а не полководец... Ничего он не сделает.
   Орта откинулся в кресле, и скрестил похожие на ласты руки на груди. - Ищи
его спокойно, добрейший,  и  не  опасайся  контрмер.  Не  сейчас,  но  через
шестьдесят три года будет решаться судьба мира.  Пусть  наш  враг  действует
сейчас - это даст нам шанс найти его и раздавить. Что такое?
   - Чародей Зирт, - сказал Гевол, и в голосе его было торжество. - Вот кого
надо спросить!
   -  Готовься,  -  Орта  понял  все  мгновенно.  -  Как  мы  могли  забыть!
Отплываешь, как только будет готово судно. Вот только  -  жив  ли  еще  этот
старый болтун?
   - Должен быть жив, - убежденно сказал Гевол. - Что с ним могло случиться?
   - Да, да, верно... Кроме  нас  с  тобой  -  некому.  Ну  ступай,  -  Орта
задумчиво посмотрел вслед ученику, и окликнул  его,  когда  тот  был  уже  у
выхода. Не годится ученику пускаться в путь без напутствия.
   - Я в тот раз пожелал тебе не потерять эскадру, - сказал он. - Не потеряй
голову, Гевол...

Глава 23.

   Ночью Лерке пришла в идея, которая должна была,  вообще-то,  осенить  его
раньше - ведь  то,  куда,  собственно,  они  пойдут,  эти  люди,  пытавшиеся
захватить Андрея и Лену, можно выяснить, и не проходя  весь  путь  до  Джиу!
Хорошо, что он не заснул еще.
   Путь по ночному городу до "Трезубца" удалось пройти  быстро,  и  главное,
они еще были там. Расплачивались, перед тем, как уйти. Дело это не  обошлось
без скандала, но вот о чем спорили тощий и совсем непохожий  на  трактирщика
хозяин гостиницы, и несостоявшиеся похитители, подслушать не удалось, а хоть
бы и удалось - что толку?  У  Лерки  не  было  никаких  иллюзий  насчет  его
языковых талантов - он бы все равно ничего не понял.
   Затем  бандиты,  втроем,  отправились  к  реке,  но  вместо  того,  чтобы
переходить через мост и топать в Джиу, как ожидалось, они направились  прямо
к воде. Взяли лодку. И поплыли вниз по течению.
   Лерка шел за ними, благо на берегу было столько кустов, что за ними можно
было спрятать армию. Течение  было  медленным,  гребли  бандиты  неохотно  и
строго по очереди - словом, не переход, а пешая прогулка. Чтобы не влететь в
темноте в паутину, Лерка держал перед собой  меч.  Вот  только  -  куда  они
плывут?
   Если плыть  вниз  по  Ози,  как  делали  сейчас  леркины  подопечные,  то
единственное место, куда можно приплыть,  это  океан.  Неделя  пути.  Можно,
конечно, и прогуляться, но если лодка  и  правда  выйдет  в  открытое  море,
всякой слежке придет конец. Это уже плохо. Но океан  -  само  направление  -
исключает Джиу из числа подозреваемых городов. А вот если  дойдя  до  океана
лодка пойдет вдоль берега на юг - значит почти наверняка к  устью  Лари,  на
которой этот самый Джиу стоит. Втрое длиннее, чем по прямой, зато в сто  раз
безопаснее.
   И Лерка решил продолжать слежку. Стояло то ли позднее лето, то ли  "бабье
лето", в общем, тепло, а к тому же, недавно он "увел" у одного из  торговцев
одеяло, то есть, накидку для лошади, но за одеяло сойдет...
   Еще Лерка думал о  магии.  Оля  Гжель,  маленькая  и  очень  старательная
ученица колдуньи  из  поселка  где-то  на  берегу  океана,  далеко  на  юге,
переписала ему все пять заклинаний, которые знала - и ни одно  не  работало.
Зажечь огонь - пожалуйста, потушить - тоже, а вот  остальное  -  никак.  Это
было обидно, а главное - непонятно.
   Преследование, которое он затеял, было довольно скучным. Пройдя за  вечер
и часть ночи с десяток километров, это в весельной-то лодке вниз по течению!
- они бросили якорь, и заночевали, не выходя на берег. Лерка  жалел  только,
что не может развести костер, чтобы не  выдать  себя  дымом  -  вокруг  было
прямо-таки полно грибов, и  нормальных,  и  гигантских.  Не  забыть  ребятам
посоветовать...

   На пятый день пути Лерка дошел до реки Иртика, впадавшей в Ози как раз  с
его стороны. Он разделся, свернул одежду в аккуратный  тюк,  который  должен
был ехать через реку у него на голове, да так и замер с  раскрытым  ртом.  А
что прикажете делать, когда мир, который  и  так-то  сон,  вдруг  становится
бредом? Затем он очень осторожно, чтобы не спугнуть видение, положил  меч  и
одежду на землю, и принялся счищать грязь и мох со  стоящего  на  берегу  на
видном месте валуна. Он не ошибся.
   "Новая Америка", - гласила  надпись,  сделанная  нормальными  английскими
буквами, без всяких завитушек,  которыми  здесь  так  любили  украшать  свои
произведения писцы. - Сорок восемь  километров.  -  И  стрелочка,  вверх  по
течению Иртики.
   Также не сводя глаз с указателя, Лерка оделся, и послал прощальный взгляд
объекту слежки. Куда бы там они  не  направлялись,  эта  находка  явно  была
важнее. Америка! Да еще - Новая... А камешку-то - лет триста...
   Собственно,  ему  не  о  чем  было  беспокоиться.  Поступили  новости  из
Иситрара, где демонов уже начали рассылать на  службу  в  дальние  крепости,
причем с хорошим окладом. Собирались также наладить связь с  Илинори,  Джиу,
Аталетой, и двумя десятками других мест, через  ребят  со  столь  неожиданно
обнаружившейся ценной способностью. Сообщение это должно было осуществляться
через посредников, напрямую детей никому показывать не собирались,  и  Лерка
был вполне согласен с таким подходом.
   Скоро их совсем перестанут обижать.

   Попался он по-глупому. Дернулся, предупреждая об опасности, меч, и  Лерка
увидел паутину. И пошел в обход. Тут меч дернулся еще раз, и он  решил,  что
это - просто второе предупреждение о той же опасности. Зря решил.  С  дерева
ему на голову полетела сеть, а когда он начал эту сеть рубить мечом, пытаясь
освободиться, то получил по голове чем-то тяжелым, и потерял сознание.

   Хорошо бы, конечно, очнуться на Земле, тогда можно было бы договориться с
ребятами, или хотя бы предупредить их. Но видимо, время вечернего сна еще не
подошло - Лерка просто вырубился, а когда  очнулся,  его  уже  приволокли  в
лесной лагерь орков. Было темно.
   Собственно, не только орков,  там  были  люди,  гобблины  -  очень  много
гобблинов, и леры. Похоже, он попал в авангардную часть большой армии, а раз
так... Впрочем, больше похоже было, что армия просто проводила учения...
   Лерка попробовал веревки, и убедился, что освободиться не сможет. Магия -
те из ребят, кто побывал в рабстве, рассказывали ему про подобные штуки - ты
ослабляешь узел, а он в  последнюю  минуту  опять  затягивается.  Похоже,  -
подумал Лерка, - меня все-таки съедят... Было тоскливо и жутковато.
   Лагерь был велик, он тянулся под деревьями во все стороны и он  не  спал.
Гобблины - вообще были ночными существами, по крайней мере, они предпочитали
совершать набеги под покровом темноты. Это рассказал Ромке  "его"  дракон...
Про орков Лерка не был уверен, но пленившая его  компания,  включавшая  трех
орков,  шла  по  лесу  очень  уверенно,  не  вглядываясь  в  темноту,  и  не
спотыкаясь. Справа, в  реке,  шла  какая-то  возня,  то  ли  армия  все  еще
переправлялась, то ли они там ловили рыбу - наощупь...
   Повсюду вокруг пылали костры, звучали хриплые  голоса  и  иногда  даже  -
песни. Затем пленника  швырнули  на  землю  у  одного  из  костров,  точнее,
недалеко от костра, в  кустах,  и  оставили  в  покое.  У  костра  двигались
приземистые тени, и принадлежали они, вне сомнения гобблинам.
   Его  предположение,  таким  образом,  оправдывалось.  Будут  есть.  Армия
скрытно движется по лесу, а вражеские патрули аккуратно перехватываются... И
поедаются. Очень красивая схема. Тут гобблины уселись у костра, и запели.
   Песня эта... Ни слова, конечно, Лерка не понял. Но прямо-таки увидел  как
идет битва, и обе стороны полны решимости, и неважно, кто прав, раз мечи уже
покинули ножны... Жуткая  песня.  Второй  раз  он  встречался  с  искусством
гобблинов, и второй раз не знал, что  думать.  Эта  песня  была  странным  и
страшным  сочетанием  музыки  и  магии,  сочетанием,   созданным   настоящим
мастером. Мы в меньшинстве, говорила песня, ну и пускай. Мы погибнем -  тоже
все равно. Но мы дрались и враги нас запомнят как героев...
   Песня еще звучала, когда Лерку толкнули в бок. Тихонько так толкнули.  Он
перекатился   на   спину,   и   увидел   своего    старого    знакомого    -
мальчишку-гобблина. Тот не говоря ни слова принялся резать веревки на  руках
у пленника. Надо же - не забыл.
   - Сод, - сказал Лерка. Гобблин кивнул,  и  выволок  из-за  спины  леркины
ножны. Затем оскалился, и также, как когда-то  сам  Лерка,  помахал  ручкой,
"пока". Глаза у него светились в темноте зеленым. Лерка молча поклонился,  и
пополз прочь.
   Будь в лагере только люди, выбраться из него ночью ничего бы  не  стоило.
Но с гобблинами этот номер не проходил -  они  видели  в  темноте.  Так  что
простой, в общем-то, побег, превратился в двухчасовое мучение, ползание  под
кустами, и шараханье от каждого шороха.
   Выбрался он на рассвете, и что главное - выше  по  течению  Иртики,  так,
куда шел с самого начала. Шишка на голове, там,  где  его  приложили,  когда
брали, болела, в глазах тоже иногда становилось  темно.  Лерка  забрался  на
дерево, повыше, чтобы не заметно было с земли, и заснул.

Глава 24.

   Сорок восемь  километров  до  Новой  Америки,  что  бы  это  название  не
означало, он прошел за следующий день. Ни города, ни  поселка,  ничего  даже
отдаленно похожего на поселок. Но люди здесь когда-то жили,  потому,  что  в
лесу стали попадаться яблони. То есть просто - нормальные  яблони,  а  потом
уже и сливы и вишни. Слишком много, для простого дикого леса.  Что  плодовые
деревья в этом мире не дичают, ребята уже заметили, так что  как  давно  эти
яблони  предоставленны  самим  себе,  было  непонятно.  Затем  Лерка  увидел
курганы, и понял, что опоздал, причем даже не на сто лет,  скорее  уж  -  на
несколько столетий.  Курганы  стояли  двумя  рядами,  и  были  они,  видимо,
когда-то домами. Затем дома сгнили и рухнули, на них выросли трава и  кусты,
а потом и деревья... Но когда-то это была улица...
   Лерка прошел по этой самой улице, не зная,  что  же  ему  делать  дальше.
Разгадка - а была ли она когда-нибудь? -  похоронена  здесь,  но  надо  быть
археологом, чтобы до нее докопаться, да и  не  дадут  ему  тут  копать,  лес
принадлежит оркам.

   Этот камень как бы замыкал улицу, и был он всего лишь скалой, нормальной,
стоявшей здесь всегда, а не привозной. В этих лесах  вообще  довольно  часто
попадались скалы... Не скала даже - валун, метров трех в диаметре. И на  нем
было аккуратно выбито:
   "История Новой Америки зарыта перед этим камнем". Выбито по-русски.  Тот,
кто его ставил, явно рассчитывал, что нашедшим будет человек из России.  Или
хотя бы просто - знающий язык.
   Лерка не стал тратить время  на  раздумья  и  удивленье.  Этот  поход  по
поселку-загадке выжал его до конца своими неотвеченными вопросами,  так  что
мальчишка просто вытащил меч  и  принялся  копать.  На  глубине  сантиметров
сорока меч проскрежетал по камню, и дальше он копал руками. Каменный  ларец,
размером как раз чтобы Лерка надорвался, вздумай он вытаскивать его из  ямы.
Прошло не меньше часа, прежде, чем  он  поддел  крышку  ларца  сделанным  из
ствола молодого дубка рычагом.
   Внутри оказался парафин - кто бы ни прятал здесь эту штуку, работал он на
века. В парафин была залита книга. Она так и была  озаглавленна  -  "История
Новой Америки", и начиналась она со слов...

   ... Мы проиграли. Гномы и эльфы  объединились  с  людьми  из  Илинори,  и
теснят нас прочь из этого леса. Наверное, в этом есть и наша вина, надо было
вести себя гибче, заводить союзников, а не врагов... Теперь уже поздно...

   Написанно  было  убористым  каллиграфическим  почерком,  на  ста   восьми
страницах, и Лерка читал весь день. Хороший,  современный  английский  язык.
Они пришли в этот лес, две тысячи человек с Земли,  не  таких,  кто  спал  и
видел сны, подобно Лерке и его друзьям, а  тем,  кого  заперло  в  Кристалле
навсегда, и кто мог умереть лишь однажды. Они собрались здесь, чтобы выжить,
и проиграли. На девяноста восьми страницах описывалось - как и почему. А  на
оставшихся десяти говорилось о том, что такое Кристалл, и как он возник...

   ... Семен Семенович посмотрел на Лерку с опаской, затем поинтересовался:
   - Это все - один вопрос, или несколько? Я знаю ответ на часть...
   - Что такое суперскалярный компьютер? - повторил Лерка.
   - Компьютер с возможностью одновременно решать  несколько  задач,  как  я
понимаю. Лерка... А какое отношение это имеет к нашим проблемам?
   - Прямое, - вздохнул Лерка. - А про "квантового  уровня  разрешения"  вы,
значит, не знаете?
   - Могу предположить, - осторожно сказал куратор. - Если микросхему делать
все плотнее, то на ней начинают  сказываться  квантовые  эффекты.  То  есть,
действует уже не нормальная электроника, а квантовая механика. И это мешает.
Но  в  последнее  время  разработчики  задумались  над  вопросом  -  как  их
использовать - эти эффекты. Если это удастся...
   - Кому-то удалось, - тихо сказал Лерка.
   - Что?!
   - Наш Кристалл... Это микропроцессорный кристалл. Компьютер. Тот самый  -
квантовый суперскалярный.
   - Та-ак, - Семен Семенович прищурился,  и  надолго  замолчал.  -  Ясно...
Рассказывай дальше.
   - Дальше... Я книгу нашел. То есть - не так. Сначала я нашел поселок  под
названием "Новая Америка". Ему много... не знаю. Веков,  наверное.  Потом  -
нашел книгу. "История Новой Америки".
   - То есть... Все равно не понятно. И книге много веков?
   - И книге.
   - Но ведь такого компьютера тогда не было, - сказал Семен Семенович. -  И
где ты нашел этот поселок?
   - В лесу. Вот тут - вверх по Иртике. Они это место выбрали,  потому,  что
тогда тут не жил никто.
   - Кто - они?
   - Туристы, - вздохнул Лерка. - Давайте я, правда, по порядку.
   - Давай, малыш.
   - Компьютер не построили, - сказал Лерка. - Его только построят -  в  две
тысячи пятидесятом году. И это будет аттракцион - туда запускается...
   - Построют в будущем, а он уже есть?
   - Да. Не знаю как.
   - Дальше...
   - Запускают по десять тысяч туристов за раз. Вот они как  раз  и  были  -
демоны. Понимаете?
   - Бессмертные... - протянул Семен Семенович.
   - Не только. - Лерка усмехнулся. - Мы тоже - бессмертные, а  толку-то?  А
тех... Их нельзя было пытать - они боли не чувствовали,  настоящей.  И  даже
гобблины их... ну не хотели пытать, так... Правила игры были такие...
   - Логично.
   - И звери их любили, кроме тех,  кому  положенно  быть  злыми.  Понимаете
теперь, что за вопросы нашим ребятам  этот  маг  задавал?  Он  хотел  знать,
вернулись ли хозяева игры.
   - Да уж... А потом?
   - А потом  -  что-то  сломалось.  Мертвые  стали  умирать  совсем,  связь
пропала, а вернуться тоже ... Не получалось.
   - Все десять тысяч человек?
   - Да. И когда все запреты пропали, местные жители поняли, что эти демоны,
ну, туристы... Что они обращались с ними, как...
   - Как с компьютерной игрушкой.
   - Именно, - сказал Лерка. - Очень хорошее сравнение, Семен Семенович.
   - В чем дело? - удивился куратор.
   - Я не играл в компьютерные игрушки, - сказал Лерка. - Я и  не  видел  ни
одной.
   - Извини.
   - Я это... от усталости.  -  Лерка  вздохнул  и  потер  лоб.  -  Вы  меня
извините, дядя Сема.
   - А дальше?
   - А дальше - всех, кого  в  рабство,  кого  на  виселицу...  Кто  смог  -
собрались в Новой Америке, но они ... Они, по-моему, фашизм построили,  если
верить этой книжке. Они самые лучшие, остальные - рабочий  скот...  -  Лерка
пожал плечами. - Если они правда так себя вели, как в книге написано, то  не
зря их потом прижали.
   - То есть - их уничтожили?
   - Нет. Рассеяли. По всему свету.
   - Если свет был таким, как сейчас  в  ваших  снах...  -  куратор  покачал
головой.
   - То это одно и то же, я согласен, - сказал Лерка. - Что уничтожили,  что
- рассеяли. Без разницы.
   - Дела. Это все?
   - Да, вроде...
   - Не сходится. Во-первых... Ты уже достаточно прочитал фантастики,  чтобы
представлять, что такое временной парадокс?
   -  Да.  Мы  знаем,  что  будет  катастрофа,  предупреждаем  программистов
Кристалла, и все спокойно...
   - Это раз. Далее - сам Кристалл твой - он что - целиком в прошлом?
   - Да не знаю я! Я же это все только сегодня прочитал!
   - А этот изумруд в уголовном деле?  Что  за  компьютер,  откуда  изумруды
сыплются?
   - А вот с этим... Есть там пол-странички в этой книге... Дескать,  кто-то
добыл  доказательства,  что  Кристалл  в  момент  катастрофы  перестал  быть
компьютером...
   - И стал реальным миром?
   - Да...
   - Магия в реальном мире - чушь собачья, разведчик...
   - А вы достаньте сигарету, - предложил Лерка. -  Достаньте,  я  потерплю.
Смотрите, как ее зажечь...

   Сигарета Семена Семеновича добила, но не так, как ожидал Лерка -  куратор
испугался.
   - Кто еще знает, что магия действует у нас?
   - Никто, - пожал плечами Лерка. - Я да Лена.  Она  будет  молчать,  да  и
потом...
   - Что - потом?
   - Она только у меня действует, эта магия. И только эти два  заклинанья  -
зажечь - потушить. Что-то не так...
   - Эту тайну надо очень  хранить,  -  вздохнул  куратор.  -  Я  бы  должен
доложить немедленно, но - не буду. А то вас не только там, но и тут похищать
начнут... Ладно, разведчик... Твоя  главная  задача  сейчас  -  пройтись  по
древним легендам. Кто-то должен хранить ключик к тому, что на вас  свалилось
за чудо. А пока не поймем, что к чему, будущее  менять  -  воздержимся.  Еще
чаю?

Глава 25.

   - Я нашел его! - сказал Орта. - Я нашел твоего рыцаря, ты слышишь?!
   - Где он, Учитель? - Изображение Гевола  надвинулось  и  занимало  теперь
весь хрустальный шар.
   - Идет к тебе, - мягко сказал визанги. - Точнее, к твоему Зирту.  Он  еще
жив?
   - Да, пока жив. Я подсадил в него розу белых болот.
   - Хорошо. Пусть помучается. Может, нам повезет, и рыцарь  не  знает,  что
это растение заразно.
   - Что ему надо от Зирта?
   - Полагаю, он хочет наконец перерезать ему глотку, - пожал плечами  Орта.
- Ведь это именно его проклятие заварило всю эту кашу...
   - Я постараюсь его убить. Но грозный - каков его нынешний облик?
   - Тебя это повеселит, - сказал визанги, - это мальчишка - демон.
   - Как унизительно, - Гевол потер пальцами  виски.  -  Он  посмеялся  надо
мной. Я был так уверен...
   - Мальчишка - демон с черным мечом, и говорят, неплохо им владеет.
   - Я не боюсь, Учитель, у меня иная судьба.
   - Да... достойная судьба, - Орта с удовольствием отметил, что лицо Гевола
перекосилось от этой безобидной шутки. - Мой человек встретил его в  Илинори
- и проиграл бой. Ему сохранили жизнь, но кровь все-таки пролилась...
   - То есть, он победил орковский меч в поединке... - с  завистью  процедил
Гевол. - Что же... Достойный противник...
   - Ребенок... - подхватил Орта.
   - Что-нибудь еще, грозный?
   - Девчонка, которую ты убил в  тот  день,  когда  мы  потеряли  "Молнию",
организует пиратов в поход на Тибталаг, если ей это удастся, остров перейдет
под их власть.
   - Так ли это важно?  -  пожал  плечами  Гевол,  не  понимая,  зачем  Орта
упоминает эту никому не нужную нищую деревню на скале, в  океане.  Затем  он
вздрогнул.
   - Девчонка, которую я... Так она была демоном?
   - Да, - безмятежно подтвердил Орта. - Несчастное, забитое существо,  хуже
твоклов... Так ты не знал?
   - Я буду ждать рыцаря Света, Учитель, - сфера погасла, и Орта затрясся от
мелкого смеха, представляя, как мечется, в бешенстве, его ученик.

   Такого успеха Лерка не ожидал - три дня назад он поручил  ребятам  искать
зацепки к прошлому Кристалла, а сегодня ему сообщили,  что  на  островке  на
озере Язорок живет проклятый бессмертием маг. Старый, как  этот  мир.  Лерка
тут же сел на лодку - теперь демонам давали и лодки, и даже лошадей,  только
попроси, и поплыл вверх по Ози. Забавно, а на старой  карте,  из  "Истории",
эта река называлась Озилинори. Сократили за столько-то лет...
   Лодка была легкая, парусная, и очень быстрая, однако против  течения  шла
не спеша. Сразу за Илинори, часах  в  четырех  такого  неспешного  плаванья,
Лерка вошел в озеро Зуур, заросшее водорослями,  не  озеро  даже,  а  скорее
болото, в котором текла река. Весь путь через озеро, все восемь часов, Лерка
просидел с арбалетом наготове - ему говорили, что здесь  водятся  крокодилы.
То есть не крокодилы, конечно, что им делать в холодных широтах,  но  что-то
северное, морозоустойчивое. Ни одного крокодила он так и не увидел.
   Озеро кишело рыбой, и хотя с арбалетом  в  руках  не  больно  порыбачишь,
Лерка все-таки попытался - бросил за борт блесну на шелковом  шнурке,  чтобы
плыла за лодкой. Что там на эту блесну клюнуло - мальчишка так и  не  понял,
но лодка вдруг встала как вкопанная, а затем при попутном-то ветре,  поплыла
кормой вперед, все глубже зарываясь в воду. Ни рывков, ни метания... Хорошо,
что Лерка успел перерезать этот самый шнурок.
   - Все равно она слишком большая, - сказал  он,  стараясь  убедить  самого
себя. - Такую надо бульдозером ловить, на корабельный  якорь...  Было  очень
жалко ушедшую добычу. Лерка и не подозлевал раньше, что он такой рыболов.
   Еще в озере жили лягушки, и одна из них решила поплыть за лодкой.  Просто
- поплыть. Большая такая лягушка, размером с Камаз. Из воды  торчала  только
верхняя часть головы - ноздри с глазами, но этого  было  вполне  достаточно.
Лодка быстро шла вперед, за ней в полной тишине... И  главное  -  непонятно,
что ей  надо.  Лерка  знал,  что  глаз  лягушки  способен  различать  только
движущиеся предметы, поэтому он замер на корме, стараясь не шевелиться. Было
страшно.  Что  сможет  сделать   арбалетный   болт,   даже   выпущенный   из
заговоренного орками арбалета, против этой  горы  мяса?  Да  ничего...  Еще,
говорят, французы едят лягушек...
   Она отстала только когда вдали показались поросшие низким  лесом  берега.
То есть - не низким, а нормальным. Гигантские деревья к берегу почему-то  не
подходили, начинаясь в километре от берега, и от этого казалось,  что  берег
идет в гору. Лерка долго шел вдоль берега, к реке, впадавшей в озеро. Не так
это  просто  -  найти  реку,  которая  на  карте  течет  совсем  по-другому.
Неправильно это - впадает Ози, и вытекает - тоже Ози...
   Лес этот еще не был Великим, Великий Лес начинался  дальше,  потому,  что
эти места все никак не могли поделить между собой эльфы и Вонтала.  Впрочем,
ребята уже успели сообщить эльфам, что остров остался  без  армии,  так  что
они, наверное, сделают выводы... Река была широкой, и довольно  полноводной.
Больше всего Лерка боялся порогов, хотя их не должно  было  быть...  Но  что
значит - не должно? Про лягушек его тоже никто не предупреждал...
   Сначала это был просто лес, какой он видел не раз, когда  детдом  выезжал
на сборы. А затем деревья стали больше. И больше.  И  больше.  Они  сомкнули
кроны над рекой, и Лерка живо вообразил, что плывет не в средней полосе, а в
джунглях Амазонки, а уж вообразив - немедленно взял в руки арбалет.
   Лес был населен, и проплывая по реке, он  мог  это  видеть,  потому,  что
приходящие на водопой животные лодки не боялись  совсем.  Гигантские  олени.
Эти пили поспешно, и сразу уходили. Гигантские волки  долго  шли  за  лодкой
вдоль берега, пока не поняли, что деликатес пока причаливать не  собирается.
Гигантский лось... Лерка  смотрел  на  зверя  размером  с  пятиэтажный  дом,
который вошел в реку почти до середины, просто чтобы было удобрее пить.
   - Так не бывает, - прошептал мальчишка, - я сплю...
   Чудовище равнодушно скользнуло по  лодке  взглядом,  и  опустило  к  воде
голову с рогами, каждый из которых был больше леркиной  лодки.  Ноги  -  как
колонны, и все  время  переступают...  Мальчишка  в  лодке  потряс  головой,
отгоняя непрошенную мысль. И все же... покататься бы на таком...

   Великий Лес начался на следующее утро, и Лерка  сразу  понял,  что  он  -
Великий. Красивый лес. Говорят, эльфы о нем заботятся, они  вообще  отличные
садовники, эти эльфы... А вот, кстати, и они...
   Эльфов было пять, как и в ту, прошлую встречу, и Лерка уже знал, что  это
называется - "звезда". Пятерка, то есть.  Они  так  ведут  патрулирование  -
пятерками. Эти пятеро вышли из леса,  и  жестами  велели  Лерке  пристать  к
берегу. А что делать? Река была шириной метров тридцать, захотят подстрелить
- подстрелят... Лодка заскользила к берегу и  эльфы  легко  вытащили  ее  на
песок.
   - ...?
   - Не понимаю я вас, - сказал Лерка  по-русски.  Затем  подумал,  и  выдал
фразу на "эльфийском", точнее на том  гибриде  "хоббитского"  эльфийского  с
тем, что собрали по крупицам ребята. Эльфы переглянулись. Ну  как  прикажете
разговаривать? Если версия "Новой  Америки",  та,  насчет  компьютера,  была
верна, то здешний эльфийский и правда основывался на книге Толкиена, да  вот
только за тысячу лет отошел от оригинала также далеко, как  здешний  "общий"
отошел от английского, которым когда-то являлся...
   Тогда Лерка вытащил из лодки карту, и показал им свой маршрут. По реке  -
в лес, дальше через лес, до озера Язорок, и по озеру - к маяку.
   - Уходи, - сказали ему в ответ на общем. - Возвращайся в Илинори. -  Если
точнее, это звучало как "живи в Илинори".
   - Мне надо на остров, - Лерка снова ткнул в карту. - Очень надо...
   Вместо ответа ему снова  продемонстрировали  тот  самый  жест  -  указали
пальцем, куда ему, Лерке,  следует  плыть.  "Добрые"  эльфы  были  суровы  и
мальчишка представил, как он - турист - стал бы вести подобные переговоры на
Земле, с пограничным нарядом, не пускающим его в закрытую  зону.  А  ведь  и
правда не пустят...
   Эльф, который здесь, видимо, был  начальником,  снова  повторил  жест,  и
Лерка разозлился. Он не собирался грубить, скорее всего, и правда бы ушел, и
двинулся бы в обход... Чтобы к концу зимы, быть может, дойти до  цели...  Но
тут лежащий в лодке черный меч решил, что его хозяина обижают.
   Лерка и не подозревал за мечом  подобных  способностей  -  он  еле  успел
поймать просвистевший над  его  ухом  клинок.  Не  поймал  бы  -  ходить  бы
эльфийскому начальнику без глаза... Эльфы - невозмутимые суровые и все такое
- вытаращили глаза, но луки поднять не поленились. Ситуация  с  заложниками,
лекция номер  один.  Захват  и  контроль  ситуации.  Лерка  не  хотел  этого
заложника, но кто его спрашивал? Он приставил возмущенному  эльфу  клинок  к
горлу, и мотнул головой в сторону лодки. Пошел, мол. Эльф пошел.
   В следующий миг заговорила девушка, единственная в  "звезде",  и  сказала
речь. Лерка понял только, что она предлагает террористу  себя,  в  обмен  на
драгоценного командира. Командир в ответ осадил ее, но не то, чтобы  слишком
убедительно. Лекция номер два - переговоры  с  террористами.  Полицейский  в
штатском предлагает себя в обмен на заложника. Похоже, ребята,  вы  тоже  из
моего детдома... Внедрились.
   Девушка между тем вытянула вперед руки, и один из ее товарищей  руки  эти
связал. Халтурно  связал,  ребенок  освободится.  Лерка  подождал,  пока  он
закончит, и жестом показал,  что  надо  вязать  за  спиной.  Та  же  лекция,
террорист увеличивает число заложников за счет полицейского. Когда руки были
связаны, он заставил эльфийку переместиться так, чтобы он мог дотянуться  до
узлов, и перетянул их левой  рукой  по-настоящему.  Затем  -  все  также  не
выпуская начальника, указал девушке на лодку. Цирк.
   Эльфийка залезла в лодку и улеглась в носовой ее части.  Теперь  -  самое
интересное.  Лерка,  прикрываясь  своим  пленником,  подошел   к   лодке   и
бесцеремонно впихнул его туда. Два заложника. Лодка пойдет тяжелее, но мы не
торопимся...
   - Теперь толкайте, - весело сказал он по-русски. Обманутые эльфы отложили
оружие, и столкнули лодку на воду. Часть третья, террорист думает, а что  же
ему делать дальше...

Глава 26.

   - Они расстреляют тебя с берега, - сказал Андрей.
   - Могут. Но мне кажется, то есть, я прямо-таки  чувствую,  что  меч  меня
предупредит.
   - И что?
   - Стрелу можно отбить в воздухе... я думаю...
   - А две стрелы? - спросила Таня.
   - А две - нельзя, - вздохнул Лерка.  -  Вот  я  и  спрашиваю  -  что  мне
посоветуете?
   - Уходить к Илинори.
   - Ну уж нет! Если начнется зима, то все, до следующего лета. А нам ответы
нужны - сейчас. Как там ромкин дракон?
   - Спит, - сказала Таня. - И проспит до весны. Он высадил Ромку в Лоасе, а
весной они договорились встретиться опять.
   - Жалко.
   - Да, на драконе было бы быстрее. Только эльфийские стрелы - они,  знаешь
ли, всегда попадают в цель. Дракона жалко.
   - Тогда ладно. Какие еще идеи? Хоть что-нибудь?
   - Можно попросить леров поговорить  с  эльфами,  -  неуверенно  предложил
Андрей.
   - Две недели пути, - возразил Лерка. - И к тому же,  если  эльфы  еще  не
знают, что я - "домн", то лучше пусть не знают дальше.
   - Зачем ты захватил  второго  заложника?  -  спросила  Лена.  -  С  одной
девушкой ведь проще.
   - Проще, - кивнул Лерка. - Но у нее был в запасе какой-то трюк, иначе  не
объяснишь. А я им спутал карты. И потом - мне все  равно  ее  отпускать.  То
есть, их обоих.
   - Почему? - удивилась Лена.
   - Потому, что ночью мне надо спать, - объяснил Лерка. - А спать  лучше  в
одиночку.
   - А сейчас ты - как?
   - А сейчас я дал себе по лбу рукояткой меча, - объяснил Лерка.  -  Я  без
сознания. А вот ночью...
   - А твой меч тебя не разбудит, если что? - спросила Таня.
   - Ты гений, - задумчиво произнес Лерка. - Точно - гений. Мне только  надо
получше все продумать...

   Начальника эльфов звали Вирид, и он был очень на  Лерку  зол.  Лерка  его
понимал, хотя ничем помочь не мог.  Заставил  несчастного  эльфа  подставить
сначала ноги, затем руки, и связал его как куклу. Затем Вирид с Икой  -  так
звали эльфийку - поменялись местами, и Лерка  связал  эльфийке  ноги.  Часть
четвертая - террорист издевается над полицией.
   Река здесь разливалась метров  на  двести,  и  Лерка  высадил  Вирида  на
противоположном берегу. И поплыл дальше.  У  эльфов  не  оставалось  другого
выхода, как переправиться через реку, чтобы его освободить. Однако либо  они
действовали  очень  грамотно,  либо  просто  не  любили  холодную  воду,  но
переправился лишь один эльф, двое же оставшихся все также шли за  лодкой  по
берегу. Плохо. Вечером Лерка должен был решить, как  же  ему  оторваться  от
погони. Плохо быть террористом - одиночкой...

   Затем он узнал, что за карты были у эльфийки  в  рукаве.  В  самом  узком
месте  реки,  когда  между  ним  и  идущими  уже  по  обоим   берегам   реки
преследователями было метров по десять, Линка вдруг пропела заклинание огня.
Парус только  этого  и  ждал  -  его  угол  вспыхнул  и  загорелся.  Девушка
торжествующе посмотрела на своего недруга, а затем - когда Лерка сбил  огонь
контрзаклинаньем, торжество это превратилось в растерянность.  В  парусе  же
была теперь дыра величиной с кулак.
   - Зря ты так, - сказал Лерка  по-русски.  Затем  подумал,  и  добавил  по
"староэльфийски":
   - Я - не враг.
   Черта с два она его поняла. Тогда Лерка спел ей пару эльфийских песен  из
славиного словарика - и вот тут до нее дошло. То есть, что  именно  дошло  -
Лерка не знал, но глаза девушки стали больше чем тогда у лера.
   - Сейчас будет падать в обморок, - со знанием дела заключил мальчишка. Не
угалал. Вместо того,  чтобы,  подобно  Яле,  закатывать  глаза,  Ика  просто
выбросилась за борт. Вот так, как есть -  со  связанными  руками  и  ногами.
Лерка чертыхнулся, повесил на пояс ножны и прыгнул следом. А  что  прикажете
делать - с обоих сторон реки - эльфы с луками...
   Он перехватил ее на пол-пути ко дну, и после  долгой  возни,  вытащил  на
поверхность. Затем - мечом - разрезал веревки на руках, потом  -  на  ногах.
Тут и расстались. Его спутница поплыла к берегу, а Лерка нырнул поглубже,  и
поплыл к противоположному. Часть последняя, террорист теряет заложника.

   Повезло, что эльфы отвлеклись - Ика что-то кричала им через  реку.  Лерка
выбрался на берег и петляя как заяц, помчался между деревьями. Одет  он  был
также, как и тогда на болоте, только под кожанными рубашкой и  штанами  были
нормальные майка и штаны из хлопка.  Так  что  промок  он,  в  общем-то,  не
сильно. Вот только - кроме меча, никаких вещей. Ни даже карты, хотя карту он
вроде помнил.
   Лерка описал по  лесу  дугу,  и  вышел  обратно  к  реке.  Лучший  способ
оторваться от погони - это  не  упускать  ее  из  виду.  Эльфов  было  трое,
остальные двое, включая Вирида, видимо, были заняты погоней. Как  только  до
Лерки это дошло, он немедленно переместился, и очень вовремя.  Эльфы  прошли
почти рядом с ним. Были бы они гобблинами, нашли бы наверняка - по запаху.
   Эльфы на берегу спорили. Вирид и двое его сторонников были очень сердиты,
а мокрая Ика и еще один эльф, единственный в компании, носивший на лбу обруч
со звездой, им возражали. Затем они,  видимо,  пришли  к  общему  мнению,  и
двинулись по прямой через лес, не особенно обращая внимания  на  оставленные
мальчишкой следы.
   - Все ясно, - подумал Лерка. - Они знают, куда  я  иду,  знают,  что  мне
очень туда надо... - Он не сомневался в своей правоте - эльфы  шли  к  озеру
Язорок, чтобы перехватить его на берегу. А что - спасибо им  за  это.  Лерка
пошел следом, стараясь быть как можно незаметнее. Ближайшие три дня, а то  и
четыре, ему предстояло красться, прятаться, и  глотать  слюнки,  глядя,  как
другие  жарят  себе  грибы   на   костре.   Только-только   жизнь   начинала
налаживаться... Ну что им, жалко было, если мальчишка пройдет через лес?!

   Слежка была сложной. Эльфы прекрасно знали лес, и шли очень  быстро.  Еще
они были очень  внимательны  -  все  видели,  все  слышали.  Иди  они  двумя
группами, вместо одной, Лерка  вообще  не  решился  бы  следовать  за  ними.
Засекли бы, точно.
   Хуже всего было по вечерам, потому что эльфы не просто выставляли двоих в
охрану, эти двое еще и ходили вокруг лагеря,  удаляясь  от  него  метров  на
пятьсот,  и  все  время  меняя  маршрут.  Пришлось  прятаться  на  деревьях,
маскироваться, и вообще - мудрить. Диета из орехов и ягод  тоже  надоела  до
крайности, особенно учитывая тот факт, что  эльфы  имели  даже  хлеб,  даже,
кажется, вино... Впрочем, вино как раз Лерку  не  очень  волновало,  он  его
раньше не пробовал.
   На второй день они встретили гигантских волков - два  зверя  выбежали  из
чащи, и уселись, вывалив языки  и  изучая  эльфов,  словно  своих  знакомых.
Именно так - Лерку учили различать позы и эмоции у собак, так вот,  волки  к
эльфам относились спокойно. Не как к врагу. Вперед  вышел  Вирид,  и  они  с
одним из волков молча уставились друг на друга. Лерка  же  все  время  этого
немого обмена взглядами сидел на дереве - так, на всякий случай.
   Затем волки повернулись и ушли, к счастью - в сторону от их маршрута, так
что Лерку они не почуяли. Так что же - у эльфов с  волками  -  мир?  Здорово
живут...

   К озеру они вышли под вечер третьего дня, и дальше  перед  эльфами  встал
вопрос - как и где искать Лерку на огромном  протяжении  берега.  Ответ  был
прост - плыть на остров. Устроив засаду там, они могли бы спокойно наблюдать
за водой, ожидая, пока приплывет он, Лерка. Хороший план. Лодку эльфы  нашли
в кустах, похоже, как раз на подобный случай была  припрятана,  и  мальчишке
оставалось только внести со своей стороны поправки в их замысел.
   Он выскочил из кустов за спиной у Ики, и приставил меч к  ее  шее.  Лодка
уже покачивалась на воде, готовая к плаванию, так что  все,  что  оставалось
делать, это сесть в  нее,  игнорируя  ненавидящие  взгляды  "добрых"  лесных
жителей, и стараясь не думать об обратной дороге. Ика покорно позволила себя
связать, и только усмехнулась, когда Лерка обмотал свободный  конец  веревки
вокрук мачты - чтобы не вздумала прыгнуть за борт, как в прошлый раз.  Затем
он поднял парус и отчалил, стараясь не  упускать  оставшихся  на  берегу  из
виду, пока лодка не отошла дальше, чем могли достать луки.
   - Остров, - объяснил Лерка на "общем". - Волшебник Зирт.  Он  знает,  что
такое Кристалл, понимаешь?
   - Мы все равно тебя схватим, - сказала в ответ Ика,  и  он  ее  прекрасно
понял.
   - Зачем?
   В ответной речи  что-то  говорилось  про  Великий  Лес,  и  про  то,  что
посторонним в нем делать нечего.
   - А если надо?
   - Лес - для эльфов.
   - А озеро? А остров? А друзья у вас есть?
   Последовала еще одна речь, о том, что эльфы... Что именно эльфы, Лерка не
понял.
   - Как далеко до острова? - поинтересовался он. - До темноты успеем? -  Не
понимают. - Остров. - Сказал Лерка. - Ночь. Кто первый?
   - Ночь. Или Остров.
   Вот так... Остров был виден на горизонте, но при том  ветре,  что  сейчас
дул, она, наверное, была права. Может, оно  и  к  лучшему...  Труднее  будет
засечь - если, конечно, они не видят в темноте.
   - Почему у тебя черный меч? - спросила вдруг Ика.
   - Подобрал...
   - Если ты прольешь кровь...
   -  Ага.  Уже  пролил.  -  Лерка  удовлетворенно  кивнул,  радуясь   своей
предусмотрительности. Не привязал бы эльфийку  к  мачте  -  быть  бы  ей  за
бортом.
   - Ты - злой!
   Вот так, не вопрос, а утвержденье. Интересно, почему это он злой?
   - Кто хотел прогнать меня из леса? - спросил он. - Эльфы. Кто в  меня  из
лука целился? - Эльфы. Кто меня купаться заставил? Опять эльфы. А кто  злой?
- Лерка. Логика - железная.
   - Ты - злой!
   - Да. Очень.
   Странное дело, узнав,  что  он  злой,  девушка  успокоилась.  Даже  вроде
обрадовалась. Ну ясное дело -  не  надо  голову  ломать.  А  мы  тебя  опять
смутим...  Лерка  запел  еще  один  эльфийский  гимн,  довольно  дурацкий  и
немузыкальный, по крайней мере он, Лерка, так и не смог понять, как его надо
петь. Пел, якобы для своего удовольствия, и на девушку не смотрел.
   - Ты - злой! - с упреком сказали ему.
   - Я - добрый. Я - хороший. Я ...
   Отвернулась. Поняла, что над ней издеваются.

Глава 27.

   Остров был - просто кусок поросшей еловым лесом -  нормальным  лесом,  не
гигантским - скалы, и не было никаких  сомнений,  где  прятался  бессмертный
маг. На самой вершине, конечно, чтобы ему, Лерке, было дальше добираться.  В
маяке.
   Маяк, похоже, стоял тут еще до  "сотворения  мира",  о  нем  упоминали  в
"Истории Новой Америки" как о чем-то очень важном, оставшемся от тех времен,
когда тут еще играли в игры богатые бездельники, оставшемся, но  переставшем
делать то, что от него требовалось. Теперь же это была просто  очень  старая
бурая башня.
   Лерка привязал лодку к одной из стоящих у берега елочек, и  призадумался.
Как его встретит маг, да еще и "проклятый" -  неизвестно,  поэтому  эльфийку
надо бы развязать. Но если она убежит - как ее тут потом прикажете ловить? А
не поймаешь - она угонит лодку. А потратишь время на погоню  -  глядишь,  ее
друзья найдут другую лодку и приплывут сюда сами. Ладно, будь что будет!
   -  Хочешь  узнать,  добрый  я  или  злой?  -  спросил  Лерка.  Любопытной
Варваре...
   - Да.
   - Пошли. - Он освободил девушку от веревок, и указал ей на  маяк.  Пошла.
Лерка шел так, чтобы не выпускать свою спутницу из виду, мало ли, какие идеи
могут ей внушить разбросанные под ногами булыжники...
   Через четверть часа они вышли на  лестницу.  Это  была  узкая  дорога  со
ступеньками, выбитыми в цельном камне, и она  шла  вверх,  огибая  скалу  по
спирали. По крайней мере, три витка. Час пути.
   - Пошли, - Лерка сделал приглашающий жест, и они зашагали вверх и вправо,
поднимаясь к маяку. Все это время меч  тонко  вибрировал  в  леркиной  руке,
словно предупреждая. За нами следят. Нас ждут. Берегись.
   - Я берегусь, - сказал Лерка по-русски. - Спасибо.  -  Ика  удивленно  на
него посмотрела, но промолчала.

   Озеро и остров с высоты были прямо-таки сказочно красивы. Они были -  как
картинка, и конечно эльфийка не удержалась.
   - Лес, - сказала она. - Для эльфов.
   - Пошли... Нацистка...
   Они подошли к воротам маяка, в которых  красовалась  аккуратная  овальная
дыра. Очень свежая, от нее даже пахло дымом. Лерка  посмотрел  на  эльфийку,
затем указал ей, мол, держись сзади. Судя по тому, что девушка не спорила  и
не бросала на него  возмущенных  взглядов,  прожечь  дыру  в  воротах  такой
толщины не было чем-то обычным и среди эльфийского народа.
   В башне пахло дымом и сыростью, и царил полумрак.  По  каменной  лестнице
они поднялись на второй этаж, при этом  меч  передал  своему  хозяину  очень
забавную картинку. Там, за дубовой дверью с аккуратно выжженным  замком  его
ждет не враг, нет - хищник. Меч азартно подрагивал, предвкушая битву. Да что
там такое? Волк в эту дверь не пройдет, это точно. По крайней мере из  числа
здешних переростков...
   Лерка почти было собрался войти, как вдруг Ика поймала  его  за  рукав  и
что-то испуганно сказала.
   - Повтори, - потребовал Лерка. В  ответ  девушка  повела  носом,  как  бы
принюхиваясь, затем выразительно посмотрела на Лерку. - Роза, - сказала она.
- Смерть.
   Лерка тоже понюхал воздух. Да, действительно, к запаху дыма  примешивался
запах цветов, причем довольно сильный.
   - Яд? - спросил он.
   - Нет. - Ика очень похоже изобразила рукой атакующую змею. -  Смерть.  Не
ходи.
   - Надо, - вздохнул Лерка. - Стой сзади.
   Он открыл дверь, и шагнул  в  комнату.  В  следующий  миг  рукоятка  меча
врезалась ему под дых, отбрасывая обратно  в  корридор,  перед  самым  лицом
что-то мелькнуло, а затем Лерка с мечом разобрались что к  чему,  и  нанесли
удар.
   Это и вправду была роза - точнее, вьющийся шиповник. Отрубленная  клинком
ветка корчилась на полу, как корчилась бы половинка червяка. Лерка  подумал,
и сказал заклинанье огня. Получилось  -  побег  вспыхнул  и  опал  невесомым
пеплом.
   - Можно, - сказал меч, и Лерка прошел в комнату, по этому  самому  пеплу.
Вот они зачем - перчатки, полностью закрывающие руку, от таких вот кустов...
Зря, выходит, он их оставил  в  лодке...  Ика  предпочла  остаться  снаружи,
только голову просунула внутрь. Затем - одновременно - они  поняли,  что  же
такое они видят, и одновременно охнули.
   В кресле у окна, спиной к Лерке, сидел человек, из которого  росла  роза.
Росла, шевелилась, тянулась к мальчишке, словом, это  было  растение-хищник,
никаких  сомнений.  Человек  умирал.  Затем  он  вдруг  заговорил,  и  Лерка
вздрогнул. Это был стопроцентный, чистейший английский.
   - Не подходи, Рыцарь, - сказал человек в кресле.  -  Сделать  уже  ничего
нельзя. Ты опоздал со своей местью.
   - Я...
   - Я хотел извиниться перед тобой, рыцарь, - сказал человек.
   - Вы - Зирт?
   - Да... Был. Теперь, видишь ли, я - розовый куст... Тебе следовало  убить
меня тогда, тысячу лет назад...
   - Расскажите по порядку, - Лерка решил не тратить времени на  объяснения.
- С самого начала.
   - С начала... Сначала было  пророчество  о  моей  смерти,  рыцарь.  Самое
смешное пророчество на свете...
   - Смешное? - удивился Лерка.
   - Смешно, когда ты создаешь оракула,  а  он  предсказывает  тебе  смерть,
разве не так?
   - Тысячу лет назад?
   - Да. Кристалл тогда еще был  игрушкой  в  ваших  руках,  о  демон...  Но
смешнее стало потом - когда оно не сбылось, это пророчество...
   - То есть?
   - То есть ты меня не убил. Рассмеялся в ответ на мое  проклятие  и  ушел,
хлопнув дверью. Оскорбил оракула,  -  человек  в  кресле  усмехнулся,  затем
застонал. - Избил моего священного тигра, как будто это был слепой  котенок,
и ушел...
   - Дальше, - Лерка уже понял, что его принимают  за  другого,  по  крайней
мере, он точно знал, что не бил никаких  тигров  тысячу  лет  назад.  -  Что
случилось потом? Я думал - оракулы не ошибаются.
   - Ты думал правильно, - человеку в кресле,  судя  по  всему,  было  очень
больно, но воля, звеневшая в его голосе была гораздо сильнее  этой  боли.  -
Оракул не ошибся. Он солгал.
   - Солгал? Зачем?
   - Чтобы в нужное время и в нужном  месте  прозвучало  проклятие,  которое
сделало Кристалл настоящим миром, Рыцарь. Прости - я  был  лишь  игрушкой  в
руках судьбы. Я знаю, что искалечил твою жизнь, лишив  тебя  всех,  кого  ты
любил...
   - Как сделало? - Лерка подался назад, когда очередной побег  выстрелил  в
его сторону, махнул мечом. За его спиной Ика пробормотала заклинание огня. -
Что случилось с Кристаллом?
   - Не спрашивай, Рыцарь. - Зирт вздохнул. - Я потратил тысячу лет, пытаясь
это понять, но сейчас знаю не больше, чем тогда. Просто - родился новый мир,
взяв за основу вашу дурацкую игру.
   - Вы знаете...
   - Да. Мне рассказал смотритель  маяка  перед  смертью.  От  старости,  не
подумай... Но теперь это настоящий...
   - Что произошло со временем? - опять перебил его Лерка. Он торопился. Меч
говорил, что к маяку приближается новый враг.
   - Он ушел в прошлое, на тысячу лет, - отозвался маг. Ты не знал об  этом,
когда его покинул, а возвращаясь назад...
   - Я смог вернуться...
   - Это  все  из-за  моего  проклятия,  -  усмехнулся  Зирт.  -  Ты  можешь
возвращаться, путешествуя между мирами, но только ты. Более - никто.
   - Ясно, - сказал Лерка. - И теперь время Кристалла сдвинуто назад.
   - Да... Прости...
   - Не могу, - сказал Лерка. - Понимаете, Зирт... Я не рыцарь Света.
   - Что?! - фигура в кресле попыталась повернуться к Лерке,  но  с  громким
стоном упала назад. - Как - так? Но ты говоришь на Древнем...
   - Кристалл будет создан в моем мире только через пятьдесят восемь лет,  -
сказал Лерка. - Я и еще около двухсот человек оказываемся здесь каждую ночь,
мы... Мы просто видим сны...
   - Через полвека... - прошептал Зирт. -  Как...  как  вы  научились  этому
искусству - видеть сны?
   - Что-то, связанное с вашей магией. В нашем мире был убит маг отсюда.  Он
еще носил на шее изумруд...
   - Изумруды... - Зирт осторожно рассмеялся. - Не зря  Гевол  боялся  магов
Зеленого Сна. Скажи, Рыцарь... кем бы ты ни был... Есть ли у вас ...
   - На шее. - Подтвердил Лерка. - Изумруды. Что с ними делать?
   - Ничего. Они свою роль уже сыграли. Ах, как же ты ошибся Гевол...
   - Мы теперь всю жизнь будем видеть эти сны?
   - Нет, - с некоторой жалостью ответил умирающий. - Заклинанье продержится
еще месяц - два, и развеется.
   - Всего два месяца... Почему? Так мало!
   - Заклинанья сна всегда непрочные,  -  объяснил  Зирт.  -  Это  оказалось
долговечнее других, просто потому, что на него наложилась смерть мага.
   - Я... - Лерка подумал, что он и сам мог бы  повторить  заклинанье,  если
знать  как.  -  Почему  у  меня  получаются  только  заклинания  "зажечь"  и
"потушить"? - спросил он.
   - Потому, что магию надо изучать веками,  -  отозвался  Зирт,  и  леркина
надежда угасла.
   - Люди не живут веками...
   - Некоторые живут, как видишь... Если бы не Гевол...
   - Это он вас так?
   - Да. Он. Он ждет тебя  внизу,  Рыцарь.  Но  поскольку  ты  не  рыцарь...
Наверное, тебе удастся уцелеть...
   Что-то такое он понял, этот Зирт, что-то,  что,  похоже,  доставляло  ему
радость, несмотря на разрастающийся розовый куст.
   - За что они так не любят рыцаря Света? - поинтересовался Лерка.
   - Пророчество, - сказал Зирт. - Главное пророчество, самое важное за  всю
нашу историю. Когда через двадцать восемь лет умрет нынешний король  Черного
Острова, на престол поднимется Орта Грозный,  черный  маг...  Сильнейший  из
сильных.
   - Ну и что?
   - Он умрет еще через сорок лет, - сказал Зирт. - И  следующий  претендент
на трон не попадет, его остановит рыцарь Света.
   - Ясно...
   - Поэтому они и ...
   - Расскажите мне побольше об этом Рыцаре, - попросил Лерка.
   - Не успею. - Зирт попытался указать на полку в углу. - Так как ты  -  не
рыцарь Света, то там... письмо... Я думаю - для тебя... Его занес сюда  один
странный эльф, несколько дней назад. Очень странный. Я думаю...
   - Эльф?
   - Он... знал... - Зирт вдруг разом обмяк, а роза  наоборот,  зашевелилась
быстрее.
   - Ты готов? - спросил Лерка у меча.
   - Наконец-то!
   - Ну пошли...
   Осторожно, угрожая мечом растению - людоеду, Лерка  направился  к  полке.
Что бы ни писал ему этот эльф, это наверное было важно. Главное - добраться.
Подхватив со стоящего на пути стола скатерть, Лерка  метнул  ее  в  розу,  и
произнес заклинанье огня. Получилось. Скатерть и роза запылали, и угрожающих
мальчишке побегов сразу поубавилось. Затем он атаковал разлегшееся у него на
пути зеленое щупальце, и  поджег  обрубок.  Использовать  заклинанье  против
неотрубленных побегов он боялся - а вдруг  они  считаются  живыми,  и  Лерке
опять станет плохо от собственной магии?
   Конверт лежал на полке, и Лерка схватил его и почти  бегом  направился  к
двери. Затем подумал, и произнес заклинанье, глядя на большой, во всю стену,
гобелен. Если уж жечь, то дотла, а не то  эта  дрянь  разрастется  по  всему
острову. Затем они выскочили на лестницу и пошли  вниз.  На  пол-пути  Лерка
вспомнил, что его, вроде, ждет  снаружи  Гевол,  и  решил  прочитать  письмо
заранее. Он остановился у одного из похожих на бойницы окон башни, и  вскрыл
конверт. Посмотрел на листок, содержащий лишь имя, год и место  рождения,  и
подпись, и опустился на каменные ступени,  пытаясь  унять  вдруг  забившееся
сердце.
   - Если я прав... - подумал Лерка. - Господи, если я прав... -  Посетившее
его откровение было настолько нелепо, и в то же время - настолько просто...
   Ика заглядывала ему через плечо, но Лерка  был  спокоен  за  свои  тайны.
Этого языка эльфы знать не могли, будь они хоть трижды мудрыми...

Глава 28.

   Выйдя из башни он осмотрелся. Тихий осенний день. Скоро  начнет  темнеть.
За спиной потрескивает разгорающийся пожар... Так, а где же Гевол? Или  Зирт
ошибался?
   Затем его  кольнуло,  словно  кто-то  легонько  пощекотал  шею  под  ухом
кончиком ледяной сосульки. Лерка обернулся... Метрах в ста, на  скале  сидел
эльф. Сидел в тени, на камушке, и с интересом,  как  показалось  Лерке,  его
рассматривал. Если не знать, что он там есть - ни за что не увидишь... Лерка
чуть кивнул, и эльф не торопясь поклонился в ответ. Неужели на  самом  деле?
Сон во сне...
   Затем эльф ткнул пальцем Лерке за спину, и мальчишка поспешно  обернулся.
Гевол.  Вот  он,  значит,   какой...   Тот,   который   убил   Таньку   ради
удовольствия...
   - Здравствуй, рыцарь Света, - с  церемонной  иронией  произнес  Гевол.  -
Долго же я тебя искал.
   Ика попятилась назад, к Лерке за спину.  Похоже,  эта  личность  была  ей
знакома. Впрочем, убегать девушка не собиралась. Подняла палку...
   - Здравствуйте, - вежливо сказал Лерка.
   - Спасибо за подарок, - все так же издевательски продолжал  маг.  Говорил
он на общем, и Лерка едва успевал ухватывать самую суть. Сама же фраза  была
гораздо сложнее, что-то вроде "благодарю вашу  светлость  за  неожиданный  и
приятный подарок".
   - Какой подарок? - не понял Лерка.
   - Тебя я просто убью, - любезно объяснил Гевол. - А вот девчонка умрет не
просто. Я считаю, что это - подарок, разве нет?
   - Меня трудно убить. - Лерка снова вспомнил лежащее за пазухой письмо.  -
Что если я окажусь сильнее?
   - Я боялся этого, - кивнул Гевол. - Как-никак, никому, кроме рыцаря Света
не удавалось до сих пор победить черный меч в поединке. Да, боялся... Боялся
до того, как посетил Тибталаг.
   - Тибталаг, - подумал Лерка. - Ничего не понимаю.  -  Судя  по  Танькиным
рассказам, это была почти голая скала, жалкие пастухи и какой-то  древний...
А, вот оно что!
   - Оракул? - спросил Лерка. - Ну и что?
   - Прежде, чем я отрезал голову этой говорящей кукле, - сказал Гевол, -  я
выбил из нее последнее предсказание. Тебе не суждено убить меня, рыцарь.
   - Да? Кому же?
   - А почему бы не сказать?  -  пожал  плечами  Гевол.  -  Пожаловаться  на
судьбу? В конце концов, это не покинет нашего  тесного  круга,  не  так  ли?
Кстати, вам не надоело быть ребенком? Примите свой истинный облик, рыцарь.
   - Ага. - Лерка боролся с желанием вытащить из  ножен  меч.  Их  разделяло
метров десять, и если быстро пройти вперед... - Я люблю быть  ребенком.  Так
кто вас убьет?
   - Это будет бродяга, - сказал Гевол. - Всего лишь жалкий, бездомный...
   - Может быть рыцарь - это тоже бродяга? - парировал Лерка.
   - И я, - радостно отозвался маг. - И  я  так  думал!  И  поэтому  спросил
оракула. Нет. Ты слышишь, рыцарь - НЕТ! Рыцарю Света убить меня не суждено.
   - А кому? - снова повторил Лерка.  Он  решил,  что  меч  пока  что  может
подождать. - Как в точности звучало пророчество?
   - Какая разница?
   - Мне любопытно.
   - Меня убьет ничтожный  маленький  человечек,  -  сказал  Гевол,  пожимая
плечами, - без семьи и очага, что-то в таком  роде...  Что  здесь  смешного,
рыцарь?
   - Забавная вещь, эти пророчества, - подумал Лерка. - И Зирт тоже  на  эту
заморочку купился... И это их главное Пророчество - наверняка тоже с юмором.
Если  этому  самому  рыцарю  и  правда  через  шестьдесят  три  года  судьба
остановить их Идущего на Черный Трон, то наверное, это тоже будет что-то  не
совсем то, что они ожидают... Что-то обидное, как насмешка... Хорошо пошутил
оракул. Теперь ясно, что понял Зирт перед смертью...
   - Маленький - не обязательно ничтожный, - сказал он вслух.  -  Это  может
быть просто - ребенок.
   Гевол промолчал, но  поза  его  как-то  вдруг  стала  менее  раскованной.
Подобрался.
   - А без семьи и очага - это не обязательно бродяга. Это может быть просто
сирота. Вы знаете, что я сирота, Гевол?
   - Неплохо, - кивнул маг. - Вы меня почти убедили, рыцарь. И все же -  вам
не суждено...
   - Эта часть - самая смешная, - сказал Лерка.  -  Рыцарю  Света  предстоит
родиться через тридцать два года. Я - не он, вы ошиблись, Гевол. Вас сбил  с
толку мой меч...
   Он не договорил - стоящая перед ним затянутая в черный шелк фигура издала
хриплый крик, выбросила вперед сжатый кулак, и замерла, словно ожидая, что с
кулака этого сорвется молния и поразит Лерку через все  эти  десять  метров.
Затем, Гевол в недоумении уставился на свой кулак, и повторил жест,  но  уже
не так быстро.  Лерка  украдкой  скосил  глаза  на  скалу,  где  по-прежнему
находился эльф. Теперь ясно, что он тут делает - нейтрализует Гевола  с  его
магией.
   - Неужели я прав, - с веселым ужасом  подумал  он.  -  Неужели  я  теперь
всегда буду прав?
   Наконец Гевол понял, что  его  магия  не  действует  на  этого  странного
мальчишку. Он коснулся пряжки на шее, и черный плащ плавно упал на землю  за
его спиной. Затем маг вскинул руку в салюте, и черный меч выпрыгнул в нее из
ножен.
   - Познакомься с Атласом, - сказал Гевол. - Этот меч  не  знает  равных  в
Кристалле.
   - Познакомься с Чернышом, - в  тон  ему  сказал  Лерка,  вытаскивая  свой
клинок. - Он тоже очень острый...

Эпилог.

   -  Значит,  сны  закончатся  через  месяц,  -  задумчиво  произнес  Семен
Семенович.
   - Он сказал - месяц-два, - поправил его Лерка.
   - Да, верно... Жаль, вы только начали входить во вкус...
   - Очень жаль... Я за этот месяц планирую проплыть на юг вдоль  побережья,
там, говорят, много красивых мест. С Леной, Андреем и Женькой. Если удастся,
Таню подберем у Рталага, только ведь не отпустят ее пираты... А мог бы еще в
джунгли сходить, и в горы... У гномов, говорят, под землей  целые  города...
Да что там говорить!
   Они стояли на  мосту  через  Москва-реку,  рядом  с  Парком  Культуры,  и
смотрели в воду. По воде, разбивая отражения вечерних облаков медленно плыла
баржа с песком. Народ шел из парка,  мимо  двух  облокотившихся  на  поручни
фигурок, сплошным потоком.
   - Смешно, - задумчиво сказал куратор.  -  Мечта  любого  шпиона  -  знать
будущее.  Что  будет  завтра...  Через  неделю...  Мы  заглянули  вперед  на
пол-века, и что? Ничего нельзя менять...
   - Потому, что иначе погибнет целый мир, - кивнул Лерка,  -  то  есть,  не
возникнет. Останется компьютерной игрой...
   - Да. Кто еще об этом знает?
   - Полностью? Никто. Вы да я.
   - Все-таки непонятно, как эти маги ... Да ладно, какое это в конце концов
имеет значение!
   - Во всем виноват оракул,  -  сказал  Лерка.  -  Но  вот  как  оракул  из
компьютерной игры узнал, что надо сделать, чтобы мир стал настоящим...
   - Значит, еще чего-то ты не знаешь, Валера.
   - Ага. Еще где-то под камнем зарыта книга... И  так  до  бесконечности...
Мне Зирта жалко. Получается, он по ошибке прожил так долго, и умер - тоже по
ошибке. Потому, что этот Гевол меня за рыцаря принял.
   - Да он просто слепой, этот Гевол, - куратор вытащил из кармана сигареты.
- Разведчик - ладно, но Светлый Рыцарь!
   - У меня был меч... - возмутился Лерка. -  И  в  конце  -  концов,  я  же
победил!
   - Да, верно. Ладно, Валера, чего там... Ты прекрасно справился.
   - Вы только доживите до две тысячи пятидесятого, - попросил Лерка.
   -  Это  ты,  братец,  загнул,  -  усмехнулся  Семен   Семенович.   -   Ты
представляешь, сколько мне тогда будет лет?
   - Вы - хороший разведчик,  -  серьезно  сказал  мальчишка.  -  А  хорошие
разведчики умирают в глубокой старости, это все знают.
   - Ну - не знаю, не знаю. Ты, и то, может не доживешь.
   - Я доживу, - сказал Лерка. - Насчет меня - точно известно.
   - Откуда это? - поднял брови куратор. - Еще одно пророчество?
   - Вроде, - Лерка усмехнулся. - Только пророчества эти... то есть те... Им
верить - себе дороже...
   - Жаль, что мы не знаем, где живет, точнее, где будет  жить  этот  рыцарь
Света - до того, как застрянет в Кристалле.
   - Зачем он вам? - мальчишка удивленно посмотрел на своего  наставника.  -
Мы же решили ему не мешать?
   - Мешать и правда не стоит. Подучить, - его наставник  пожал  плечами.  -
Чтобы и правда сделать мастером клинка.  А  то  ведь  пропадет  ...  надежда
мира...
   - Я его найду, - пообещал Лерка. -  Не  волнуйтесь.  Я  представляю,  где
искать. Ваша задача - все-таки дожить до того, как у них сломается Кристалл.
До двадцать шестого ноября две тысячи пятидесятого.
   - Да зачем мне это нужно? - не выдержал куратор. - Ну доживу, что дальше?
   - Дальше... Неужели непонятно? Я, например, пойду  туда.  Не  как  старик
пойду, а... Понимаете, они всем входящим давали те же тела, что у  них  были
здесь, - так написано в "Истории" ихней. Потому, что к новому  телу  человек
очень долго привыкает. Кроме, написано, особых случаев и за отдельную плату.
- Лерка снова вспомнил подпись под письмом. Знать будущее  -  так  хорошо...
Если, конечно, будущее хорошее... Гевол, впрочем, тоже думал, что знал...
   - Хочешь прожить еще одну жизнь, - кивнул куратор.  -  Понятно.  Кристалл
закроется, и ты останешься там навсегда... В новом теле, в молодом... Силен,
я вот не додумался. - Он потрепал  Лерку  по  плечу.  -  И  правда  -  стоит
попытаться дожить. И что за тело ты... точно знаешь, что выберешь?
   - Опять он обо всем догадался, - подумал Лерка. - Неужели и я  так  смогу
когда-нибудь?
   - Есть у меня одна идея, - сказал он вслух. -  Не  знаю,  кто  как,  а  я
попрошусь к эльфам - они, по-моему, вообще  бессмертные.  Тысячу  лет  точно
проживут.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.