ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

ИСТОРИИ ДЯДЮШКИ КОШМАРА: ТЕЛЕФОН ДЕДА МОРОЗА
ИСТОРИИ ДЯДЮШКИ КОШМАРА: ГОЛОС ХОЗЯИНА
ИНТЕРВЬЮ С ТЕНЬЮ
ИНТЕРВЬЮ С ВАМПИРОМ




   ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

   ИСТОРИИ ДЯДЮШКИ КОШМАРА:
   ТЕЛЕФОН ДЕДА МОРОЗА

	Когда мы были подростками, то любили время от времени посещать старое городское кладбище. Влекла нас туда не страсть к замшелым могилам и покосившимся крестам, а желание послушать рассказы кладбищенского сторожа дядюшки Кошмара. Конечно, у этого древнего старика с окладистой седой бородой было и обычное людское имя, то ли Иван Семеныч, то ли Борис Иваныч, но мы иначе, чем дядюшкой Кошмаром его никогда не называли. Он  не обижался. Старик  любил кошмары,  а каждая рассказанная им история была до такой степени пронизана первобытным ужасом и страхом, что и поныне, вспоминая темные вечера проведенные на кладбище, мы ощущаем неподдельное беспокойство и легкую дрожь в коленях.
	Однажды Женька, наш неисправимый отличник и лучший ученик класса, попросил дядюшку Кошмара:
   - А что-нибудь о Деде Морозе Вы знаете? Кто он? И зачем  дарит  детям
подарки? Наташка же, самая красивая в школе блондинка,  поспешила  доба-
вить:
   - И, вообще, о чем с ним можно поболтать и чего у него  можно  попро-
сить? Дядюшка Кошмар на секунду задумался, почесал пятерней  за  ухом  и
ответил:
   - Ладно, слушайте, ребятки, историю про телефон Деда Мороза.

   ***

   Машенька была хорошей девочкой. Если не считать необъяснимой неприяз-
ни к  водным  процедурам, то у нее просто нельзя было отметить недостат-
ков. Прилежная ученица,  отзывчивая дочь,  надежная помощница по хозяйс-
тву... Родители,  обычные  инженеры из небольшого НИИ,  буквально души в
ней не чаяли.
   Но идиллия  длилась  недолго. Все кончилось в одну вьюжную новогоднюю
ночь, когда  после раздачи подарков на школьной щлке,  Машенька принесла
домой красный  игрушечный телефон. "Это мне сам Дедушка Мороз подарил,"-
с гордостью заявила она. В ответ родители улыбнулись, они искренне радо-
вались, видя, как их дочка довольна подарком.
   Однако скоро  телефон встал поперек семейного счастья. Машенька прак-
тически не расставалась с подарком. Она всюду носила его с собой: на ку-
хню, в магазин, в школу. Когда Машенька ложилась спать, она крепко обни-
мала свой телефон, и все попытки родителей уговорить еч поставить игруш-
ку на  столик  оканчивались  неудачей. Еженедельное  мытье  в ванной,  и
раньше столь нелюбимое Машенькой, стало отныне настоящим кошмаром. Дево-
чка не хотела, чтобы телефон попал под воду,  а выпускать его из рук так
же не желала. Каждый раз родители сражались с еч упорством, и каждый раз
победа давалась им все тяжелее и тяжелее.
   Новогодний подарок  оказал неоспоримое влияние и на школьную успевае-
мость Машеньки. Она  перестала готовить уроки и делать домашние задания.
Все свое время Машенька посвящала тому, что,  забравшись с ногами на ди-
ван,  тихо сидела,  прижав к уху трубку своего телефона. Это взволновало
родителей гораздо  больше,  чем обострившаяся водобоязнь. Они обратились
за помощью к своей родственнице, детскому врачу, тете Марине.
   Тетя Марина стала частым гостем в семье Машеньки. Однако,  как она не
старалась разговорить  девочку, та ничего конкретного относительно игру-
шечного телефона  сообщить не хотела. Машенька молчала,  крепко прижав к
груди свое сокровище, лишь иногда повторяя: "Мы Вам не мешаем. Не мешай-
те Вы Нам."
   Вскоре проблема  обострилась самым серьезным образом. Машенька подра-
лась с  одноклассником, или  правильнее сказать не подралась,  а зверски
избила его. Дело  в том,  что  парнишка  решил  подшутить над девочкой и
как-то на  перемене, вытащив у нее из ранца телефон,  бросился бежать по
коридору. Машенька буквально за секунды настигла обидчика,  мощным толч-
ком в  спину  повалила  на пол и начала пинать ногами. Она била сильно и
точно,  в пах  и в  лицо. Через  минуту  ее  бежевые туфельки окрасились
кровью поверженного. Если  бы  не подоспевший преподаватель физкультуры,
никто не  уверен, закончился  бы этот случай без смертоубийства или нет.
Парнишка попал  в больницу со множественными ушибами, ссадинами и сотря-
сением мозга  третьей степени. Машеньку поставили на учет в инспекцию по
делам несовершеннолетних.
   Тетя Марина  стала  настаивать на госпитализации девочки. Родители не
соглашались, убеждая врача, что лекарства только погубят Машеньку, а вы-
лечить ее можно лишь лаской и заботой. После оживленной дискуссии в про-
куренной кухне, тетя Марина подвела черту: " Вас пригласили на конферен-
цию в Москву? Так ,  езжайте.  Я останусь с Машенькой и постараюсь спра-
виться с ее болезнью. Не возражайте.  Я гарантирую, что хуже не будет. "
Родители неохотно  подчинились. Перед  самым отъездом родители спросили:
"Что, Марина, собираешься сделать в первую очередь?" "Выкинуть этот про-
клятый телефон,"- последовал ответ.
   Три дня конференции пролетели в бесконечных разговорах о том, как там
их доченька. Три  вечера  прошли в междугородных телефонных переговорных
пунктах за  звонками  домой. Родители Машеньки с удовлетворением узнали,
что тете  Марине удалось похитить игрушечный телефон во время сна девоч-
ки. Взамен тетя Марина подарила Машеньке красивую куклу, плюшевого мишку
и много  разных  других игрушек. Хотя к новым подаркам девочка отнеслась
совершенно безразлично, к концу вторых суток, по словам тети Марины, Ма-
шенька прекратила плакать и перестала вспоминать свой телефон. На третий
день Машенька  вышла погулять с подругами. Родители впервые за последний
месяц улыбнулись: они были уверены - их дочка начала поправляться.
   Родители возвращались домой в приподнятом настроении. С собой они ве-
зли целую  сумку  гостинцев и весело обсуждали, в каком порядке будут их
вручать. При  входе  в квартиру  они удивились странному запаху веявшему
изнутри. Легкая дрожь пробежала по их телам,  когда, включив свет в при-
хожей, они заметили багровые пятна покрывавшие стены. В предчувствии бе-
ды,  родители распахнули  дверь  в комнату Машеньки. Там царил ужасающий
беспорядок. Кровать была разбита,  подушка выпотрошена,  куклы, плюшевые
игрушки разорваны  на части и раскиданы по углам. И всюду виднелись баг-
ровые пятна. С матерью чуть не случился сердечный приступ,  поэтому отец
осторожно повел  ее  на кухню,  что бы дать успокоительного. Лучше бы он
этого не делал...
   С кухонного  стола  на  вошедших смотрела остекленевшими глазами тетя
Марина, точнее ее отрубленная голова,  заботливо уложенная в эмалирован-
ную миску. Пол был залит кровью, на плите стояли две сковородки наполне-
нные еще теплыми внутренностями, на разделочной доске лежала женская ру-
ка с обручальным кольцом на пальце... Кошмар произошедшего защелкнул це-
пкие щупальца на шее матери и она потеряла сознание. Отец безвольно при-
слонился к стене, не в силах даже кричать.
   И тут  он услышал задорный детский смех. Голос несомненно принадлежал
Машеньке и  доносился  из  ванной  комнаты. Отец набрался сил и шагнул в
сторону голоса. Дверь в ванную была прикрыта, но неплотно, поскольку ме-
шал телефонный  шнур тянущийся вовнутрь. Предощущая нечто ужасное,  отец
распахнул дверь...
   В ванне, наполненной  кровавой зловонной жижей,  плескалась Машенька.
Около уха она держала телефонную трубку и задорно болтала: " А вот и па-
почка вернулся. Он,  наверное, тоже не хочет оставить нас в покое.  Что,
Дедушка Мороз, мы с ним сделаем?"

   ***

   Дядюшка Кошмар  закончил  рассказ, и в кладбищенской сторожке повисло
тягостное молчание.
   - А знаете, - нарушил тишину дрожащим голосом Женька, - мне как-то на
Новый Год тоже красный игрушечный телефон подарили. Но на следующий день
на школьной щлке я отдал его одной девочке,  которой  в  тот  день  было
очень грустно. Думаете, как ее звали?


   ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

   ИСТОРИИ ДЯДЮШКИ КОШМАРА:
   ГОЛОС ХОЗЯИНА

   Когда мы были подростками, то любили время от времени посещать старое
городское кладбище. Влекла  нас туда не страсть к замшелым могилам и по-
косившимся крестам, а  желание послушать рассказы кладбищенского сторожа
дядюшки Кошмара. Конечно,  у  этого  древнего старика с окладистой седой
бородой было и обычное людское имя, то ли Иван Семеныч, то ли Борис Ива-
ныч,  но мы иначе,  чем дядюшкой Кошмаром его никогда не называли. Он не
обижался. Старик любил кошмары, а каждая рассказанная им история была до
такой степени  пронизана  первобытным  ужасом  и страхом, что  и поныне,
вспоминая темные вечера проведенные на кладбище, мы ощущаем неподдельное
беспокойство и легкую дрожь в коленях.
   Однажды Лчшка, ленивый  толстяк,  постоянный предмет наших безобидных
шуток ,  попросил дядюшку рассказать историю про врачей. Мы заулыбались,
заговорщицки перемигиваясь, и Наташка, девчонка - мечта всех мальчишек в
классе, уточнила:
   Да, да, про детских врачей, которые гоняются со шприцем по школе,  за
тем, кто увиливает от прививок. Лчшка скромно потупил взгляд, а мы тихо-
нечко рассмеялись. Дядюшка Кошмар ухмыльнулся.
   Ладно, ребятки. Есть у меня одна история про школьного  врача.  Очень
загадочная история о Голосе Хозяина.

   *** Вера Львовна была педиатром, что означает, детским врачом.  Рабо-
тала она в средней общеобразовательной школе.  Работала  уже  не  первый
год.
   Много чего пришлось ей повидать на своем веку. И  сломанные  руки,  и
ушибленные головы, и детский понос, и детскую  кровь.  Казалось,  трудно
было придумать что-либо связанное с  детьми,  чем  можно  потрясти  Веру
Львовну. Но такое случилось. Сначала никто не обращал внимания на случаи
угрюмости, участившиеся среди учеников.  Потом,  двое  отличников  стали
стабильно получать двойки и не расстраиваться по этому поводу. Учителя и
родители забеспокоились. Они попросили Веру  Львовну  посмотреть  детей.
Перед врачом предстали двое совершенно разных подростков. Один - упитан-
ный мальчик в очках и аккуратно выглаженной форме, другой - высокий чер-
новолосый паренчк с курчавой шевелюрой. Но было нечто, что роднило обоих
пациентов. Это нечто заключалось в  выражении  глаз  ребят  -  невырази-
тельном взгляде куда-то вдаль, как бы за пределы нашей реальности.  Речь
обоих мальчиков тоже была схожа. Немногосложные фразы, короткие  ответы.
Чувствовалось, ничто не может взволновать  детей,  углубленных  в  некий
процесс, недоступный пониманию Веры Львовны. Однако опытный врач  сумела
уловить одну ключевую фразу, оброненную ребятами. "Мы слушаем," - одина-
ково ответили они на вопрос о том, что их сейчас занимает. Во время  бе-
сед Вера Львовна придала этим ответам не  большое  значение,  но  позже,
анализируя диктофонные записи, поняла, что именно тут скрывается отгадка
странной болезни. Вера Львовна стала опрашивать учителей обо всех случа-
ях угрюмости, которые те отмечали у своих учеников. Она внимательно изу-
чила медицинские карты подозрительных детей. Однако, никакой  закономер-
ности не вырисовывалось. Тогда Вера Львовна начала  следить.  Она  стала
наблюдать на переменах за поведением тех, кто был подвержен странной бо-
лезни. Тем временем, родители одного из угрюмых отличников поместили сы-
на в психиатрическую клинику на обследование. На второй день  он  оттуда
сбежал и появился в школе. Появился, одетый в больничную пижаму,  с  го-
лодным выражением глазю Обратно его увезли на  скорой  помощи  в  смири-
тельной рубашке. А Вере Львовне в этот день очень повезло. Она проследи-
ла, как одна из девочек, недавно попавшая в разряд  "угрюмых",  вошла  в
пустой класс и уселась за парту. Девочка сидела некоторое  время,  безу-
частно глядя вперчд, потом повернула голову куда-то вверх и вбок и  ска-
зала: "Да, Хозяин." Через минуту девочка покинула  класс  и  отправилась
домой. Вера Львовна вошла в опустевшую комнату, заняла место, на котором
только что сидела "угрюмая" и сосредоточилась.  Ничего  не  происходило.
Вера Львовна повернула голову, так как это делала девочкаю И она  увиде-
ла. Она увидела пластмассовую коробку школьного радио.  Из  динамика  не
доносилось ни звука, но у Веры Львовны  начала  созревать  некая  версия
происходящего. Дирекция школы не желала выносить сор  из  избы.  Поэтому
разбираться с эпидемией угрюмости, как успели окрестить странное поведе-
ние некоторых учеников учителя, полностью поручили Вере Львовне.  Нельзя
сказать, чтобы она была очень рада этому, но предчувствие, того что  от-
гадка где-то рядом, питало еч стремление найти выход из создавшейся  си-
туации. Девочку, которая разговаривала со школьным радио, вызвали к вра-
чу. Она беспрекословно подчинилась. Вера Львовна  усадила  пациентку  на
кушетку и, поинтересовавшись еч самочувствием, задала конкретный вопрос:
"Кто такой, Хозяин?" Первый раз на лице девочки проявились какие-то эмо-
ции. Она удивилась. "Вы не знаете, кто Хозяин?  Но  мы  же  все  слушаем
его!" Вера Львовна продолжила задавать вопросы. Ответы  девочки  кое-что
проясняли. Дети слышат голос, который дает советы и  рассказывает  инте-
ресные истории.
   Более подробную информацию Вера Львовна получить не успела. Когда она
завела речь о родителях девочки, к советам которых тоже не плохо прислу-
шиваться, пациентка вдруг вскочила с кушетки и направилась к двери. Вера
Львовна попыталась еч задержать. Сначала голосом, потом мягко  взяв  под
локоть. Реакция девочки была стремительной и неожиданной.  Детская  рука
схватила с полки острые ножницы и со всей силой вонзила их в бедро  вра-
ча. Ткань халата смягчила удар, но не остановила его. Алая кровь брызну-
ла на белый кафель полаю Вера Львовна вскрикнула  и,  отпустив  девочку,
зажала рану рукой. Ученица быстро выскользнула из кабинета.
   Этот случай разбирался на внеочередном учительском совете. До милиции
дело решили не доводить. Предложение Веры Львовны свернуть школьную  ра-
диосеть - передать на рассмотрение дирекции.
   Вернувшись в свой кабинет, хромающая, Вера Львовна первым  делом  де-
монтировала радио. Она с наслаждением оборвала провода и бросила пласти-
ковую коробку на подоконник. Теперь Вера Львовна чувствовала себя  безо-
паснее. Осталось тоже проделать со всеми классами в школе.
   Директор не разделяла точки зрения врача, что эпидемию угрюмости мож-
но остановить, свернув школьную радиосеть.  Это  казалось  безумием.  Но
поскольку Вера Львовна пригрозила обратиться в  соответствующие  инстан-
ции, а школе не хотелось привлекать лишнего внимания к возникшей пробле-
ме, с врачом согласились.
   В понедельник закрыли школьный радиоузел. Во  вторник  учитель  труда
стал снимать радио репродукторы. Ребятам объяснили,  что  это  временная
мера, и сеть закрывается на профилактику. В среду стали отмечаться  слу-
чаи посещения учениками мужского пола женского туалета. В  четверг  Вера
Львовна лично сняла в этом туалете последнее радио. В пятницу был зафик-
сирован первый случай самоубийства.
   Девочка повесилась на шарфе, завязанном за перила лестницы. Она висе-
ла между первым и цокольным этажами, немного не доставая до ступеней но-
гами. Еч бледное лицо не выражало ни предсмертной боли, ни ужаса. Только
слегка вылезший между зубами синий язык делал еч спокойный облик  злове-
щим и мрачным. Вера Львовна сразу узнала девочку. Девочка, разговаривав-
шая с радио, девочка с ножницамию
   Придя на работу в понедельник, Вера Львовна  заметила  присутствие  в
школе большого количества людей в  милицейской  форме.  Побывав  в  учи-
тельской и послушав разговоры, врач выяснила причину интереса компетент-
ных органов. За выходные трое учащихся  школы  покончили  с  собой.  Они
расстались с жизнью, не объяснив причин, не оставив  записок.  Ещч  двое
пытались совершить суицид, но были остановлены. Случай до сих пор  небы-
валый.
   Вера Львовна не хотела поверить, что она в ччм-то  совершила  ошибку.
Она вошла в свой кабинет, мысленно убеждая себя,  что  всч  делала  пра-
вильно и спасла от страшной участи множество детей пусть даже ценой жиз-
ни нескольких обреченных. В этот момент и раздался голос. "Ты  поступила
плохо. И ты будешь наказана. Так вот, доченька." Голос был  хрипловатый,
низкий, и доносился со стороны окна. Вера Львовна застыла,  как  вкопан-
ная, пораженная внезапным приступом страха.  "Ты  будешь  наказана.  Так
вот, доченька." Голос шчл из пластиковой коробки радио,  валявшегося  на
подоконнике.
   Вера Львовна бросилась бежать. Она покинула школу и помчалась  домой.
Еч гнал страх, страх перед необъяснимым и нереальным. Запершись в  квар-
тире на все замки, Вера Львовна полезла в аптечку, чтобы принять успоко-
ительное. "Твоя кара близка. И тебе не избежать еч. Так вот,  доченька,"
- голос раздавался из радиоприемника, стоявшего  на  холодильнике.  Вера
Львовна вскрикнула и бросилась в комнату. "Ты будешь страдать. Так  вот,
доченька." Хрипловатый голос доносился из динамиков телевизора.
   С криком ужаса Вера Львовна бросилась на улицу.  Прохожие  шарахались
от растрепанной женщины мчащейся по тротуару. На взмах еч  руки  остано-
вился таксист. Не долго думая, Вера Львовна забралась  на  переднее  си-
денье автомобиля. "Куда едем?" "Прямо, прямою Я сейчас  успокоюсью  Пока
прямою" Машина тронулась, плавно набирая скорость.
   Вера Львовна утерла слчзы и попыталась взять себя в  руки.  Она  была
сильной женщиной и знала это. Но все  попытки  были  разрушены  голосом,
раздавшимся из динамиков автомагнитолы: "Ты уже страдаешь. Так вот,  до-
ченька."
   Вера Львовна закричала, распахнула дверцу и на ходу вывалилась из ма-
шины. Ей повезло. По соседней полосе мчался многотонный  автопоезд.  За-
тормозить он не успел.

   ***


	Дядюшка Кошмар закончил рассказ и потянулся к кофейнику. Мы молчали, как обычно, пораженные картинами, рожденными в нашем воображении услышанной историей.
   Страшная сказка, - пролепетал пересохшими губами Лчшка.  -  Но  я  не
совсем понял, о ччм она.
   О том, что не всегда следует вмешиваться в то, чего не понимаешь. Так
вот, ребятки.
   Голос дядюшки Кошмара был низким и хрипловатым.


   ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

   ИНТЕРВЬЮ С ТЕНЬЮ

   Я добился своего. Они дали мне с нею встретиться.
   - Здравствуй! Я так давно тебя не видел...
   - Здравствуй. Я смотрел на свою тень и слезы умиления  наворачивались
у меня на глазах.
   - А ты совсем не изменилась. Такая же какой я тебя всегда помнил. Это
было так давно...
   - Давно. Я коснулся кончиком пальца еч расплывающихся краев:
   - Ну, расскажи что-нибудь. Как жила, пока мы с тобой не  виделись.  В
конце концов - это мое последнее интервью.
   - Это они так сказали?
   - Это было условием того, что они дадут мне с тобою  встретиться.  Не
представляю, как я дальше буду жить... Может, ты мне объяснишь:  почему?
Почему все так повернулось? Тень заколыхалась и, мне показалось, чуточку
потемнела.
   - Ты - не такой как они.
   - Да, у меня есть ты, - с нежностью в голосе проговорил я. - Но разве
мы им мешаем?
   - Раньше такие как ты преследовали таких как  они.  Теперь  наоборот.
Это жизнь.
   - Я никогда никого не преследовал! Если и приходилось  у  кого-нибудь
буквально вырывать интервью, это не означает, что я прибегал к  насилию.
Мне хотелось чтобы она ответила, пусть даже возразила, но тень молчала.
   - Ты не желаешь разговаривать со мной?
   - Не знаю.
   - Но ты молчишь. А я так надеялся на эту встречу. Думал, что ты раск-
роешь мне глаза на происходящее... Внезапно дверь в мою камеру раствори-
лась. Вошли двое санитаров в белоснежных спецовках с длинными резиновыми
палками в руках.
   - Всч. Твое время кончилось, - один из санитаров брезгливо  посмотрел
в сторону моей тени. - Прощайся со своим пятном,  скотина.  Больше  тебе
его не увидеть.
   - Нет! Вы не посмеете !- я вскочил на ноги и закричал что было  мочи.
- Я еще не окончил свое интервью! Ответом был сокрушительный удар дубин-
кой по голове. Я рухнул как подкошенный.
   Санитары ухмыльнулись и направились к выходу.
   - Нет...- шептал я кровоточащими губами. - Вы не понимаете... Да, вам
никогда и не понять. Ведь у вас никогда не было и нет собственных теней.
- Я приподнялся на локте и закричал в сторону затворяющейся двери.  -  У
вас нет теней! Вы не существуете! Через секунду свет в камере погас. И у
меня тоже не стало тени.


   ЭРАЗМ ЗАМОГИЛЬНЫЙ

   ИНТЕРВЬЮ С ВАМПИРОМ

   Мы встретились  на  кухне. В предварительном телефонном разговоре она
сказала, что будет у меня в десять вечера, и ровно в 22:00, зайдя на ку-
хню,  я застал еч там,  сидящей на моей любимой табуретке. Мы улыбнулись
друг другу.
   - Вы хотели взять у меня интервью, - сказала она  мягким  бархатистым
голосом. - Я в Вашем распоряжении. Улыбка шире расползлась по моему  ли-
цу.
   - Чай? Кофе?
   - Вы знаете, что я обычно пью. Поэтому не утруждайте себя, - она  иг-
риво провела кончиком языка по белоснежным клыкам.
   - Отлично. Мой первый вопрос: давно ли  Вы  стали  абонентом  сотовой
связи?
   - Не так уж и давно. Тот парень, который владел этим  телефоном,  по-
пался мне где-то год назад. Парня поставили на счетчик, поэтому  он  был
легкой добычей, - моя собеседница выразительно  посмотрела  на  меня.  -
Кстати, внешне он чем-то напоминал Вас.
   - Так Вы не покупали сотовый телефон? - я старался казаться  хладнок-
ровным.
   - Считайте, как хотите. Я исправно плачу по всем счетам, которые выс-
тавляет компания.
   - Значит, сотовый телефон вам понравился?
   - Он очень помогает в некоторых ситуациях. На  моем  лице  выразилась
заинтересованность.
   - Например?
   - Например, когда за мою голову назначили  премию,  и  один  безумный
колдун решил еч получить. Он загнал меня в одно очень неприятное  место,
создал по своему образу и подобию десяток големов и со всей этой  толпой
начал атаковать. Победить я могла только убив истинного  колдуна.  Тогда
бы его магия прекратила действие и големы просто исчезли. Проблема  зак-
лючалась в том, что я не могла отличить оригинал от  подражания.  Големы
приближались, и я имела возможность нанести только один удар. Тут  помог
сотовый телефон... Она сделала многозначительную  паузу.  Я  нетерпеливо
сглотнул, не отрывая заинтригованного взгляда от рассказчицы.
   - Я позвонила колдуну на сотовый телефон. Со своего сотового  телефо-
на. Тот, у кого за пазухой раздался звонок, был  мною  немедленно  убит.
Так я победила. Спасибо сотовому телефону. Она говорила вполне серьезным
тоном, хотя меня не покидало ощущение, что здесь разыгрывается комедия.
   - Забавный случай, - я не нашел ничего лучшего,  чем  натянуто  улыб-
нуться. - А Вы не боитесь, что сотовый телефон сыграет с Вами  такую  же
"шутку", как с колдуном?
   - У телефона есть кнопка, которая позволяет его выключать. Если  пре-
дусматривать возможный ход событий заранее, то сотовый  телефон  никогда
Вас не подведет. Это всего лишь железка, главное - что в голове.
   - А Вы всегда все предусматриваете? Еч зеленые глаза  хитро  прищури-
лись.
   - Всегда. Иначе я была бы мертва. Я согласно кивнул. Потом резко вых-
ватил из-за спины полуметровый осиновый кол и с размаху всадил его ей  в
сердце. Она не успела даже удивиться, как брызнувшая фонтаном кровь  ок-
расила все вокруг в багровые тона. Ее  изящное  шелковое  платье,  стол,
гарнитур, газовая плита, мои домашние тапочки в миг оказались  испачкан-
ными. Минуту назад алые пухлые губки моей собеседницы побледнели,  глаза
закатились, конечности несколько  раз  конвульсивно  дернулись.  Я  взял
большой кухонный нож и, сделав аккуратный надрез под  ее  левой  грудью,
исторг из тела проткнутое колом сердце. Оно было теплое и мягкое.  Наце-
див в кружку свежей крови, я с удовольствием сделал  пару  глотков.  Бо-
жественные ощущения! Дело было сделано. Я не люблю, когда мне  рассказы-
вают всякую чушь. И кроме того, я просто ненавижу, если  кто-то  садится
на мою любимую табуретку без приглашения!

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.