Версия для печати

      Dark Window
      Лаура - королева призраков

    Laura is Queen of Ghosts



   This book dedicates speciality to Laura Branigan. Only She was succeed to
inspire me on the creation of this book.  Все  англоязычные  названия  песен
Laura   Branigan/Self   Control   С1984   Atlantic   Recording   Corporation
использованы во всех англоязычных названиях глав за исключением "A long time
ago in a galaxy far, far away...", в которой догадливый читатель  без  труда
опознает эпиграф к легендарным "Star Wars".

   От автора.

   Хотелось бы настоятельно обратить внимание на следующие вещи, прежде  чем
Вы рискнете заняться непосредственно содержимым этого романа:

   1. Несмотря на то, что  в  книге  описано  немало  реально  происходивших
событий, все упомянутые персонажи,  кроме  королевы  Лауры,  являются  чисто
собирательными образами.

   2. Эта книга  не  о  "великих  мира  сего",  а  только  о  почитателях  и
подражателях.
   Все надписи и фразы, касающиеся вышеупомянутых персон,  взяты  из  жизни,
поэтому автор за них никакой ответственности не несет.

   3. Нередко среди строчек Вы можете обнаружить выхваченный кусочек  песни.
Нет, это не плагиат. Просто картинка тех, давно минувших дней.

   Часть первая

   "Он принимает жизнь,  а  она  не  благодарит.  Он  отвергает,  а  она  не
возмущается. Элементарно не замечает. Он есть, а его как бы и нет."  (Леонид
Жуховицкий)

   * * *

   Кладбище. Тихо и спокойно. Лишь шелестят ветви  деревьев  вдоль  дорожек.
Фонарей нет, и поэтому ничто не тревожит темноту летней ночи,  короткой,  но
прекрасной.
   Облака еще днем покинули небосвод, величаво уплыв куда-то на  север.  Над
кладбищем сияют только звезды, а  луна  висит  низко,  у  самого  горизонта,
наливаясь желто-розовым оттенком.

   Воспетое в тысячах книг и сотнях фильмов, как  хранилище  темных  тайн  и
убежище  потусторонних  сил,   кладбище   -   непременный   спутник   любого
местообитания цивилизации: от двух полусгнивших крестов до необъятного поля,
усеянного то плитами, то надгробиями, то памятниками.

   "Опять тот самый, донельзя заношенный штамп, - недовольно морщитесь Вы. -
Ну почему большинство заумных и запутанных историй начинается  там  и  нигде
иначе?" Да, совершенно верно. Эта история могла начаться где угодно: посреди
центрального проспекта, в дремучей тайге, в  вашей  собственной  квартире  и
даже в таких пределах, которые мы с  Вами  вряд  ли  сумеем  вообразить.  Но
почему она не имеет права начаться именно здесь?  Тем  более,  что  все  уже
предрешено.
   Достраиваются завершающие участки таинственной дороги. Истекают последние
минуты  чьей-то  спокойной  жизни,  готовой  броситься  в  вихрящийся  смерч
грядущих событий. Продолжаются миллионы других, которых  данные  события  не
затронут ни прямо, ни косвенно. И даже безмолвие будто сгущает краски  ночи.
Впрочем, оно - дело обычное в этих, уснувших вечным покоем местах.

   Да, тихо и спокойно. Однако, никому  и  в  голову  не  придет  любоваться
красотами летней ночи, гуляя по темным  дорожкам.  Да  и  Вы,  читающий  эти
строчки, наверняка листаете страницы книги днем или вечером. А может, ночью?
Пусть так, но ведь не на кладбище? Хотя  не  спорю,  что  найдется  и  такой
человек, который из принципа отправится туда, чтобы полистать там страницы и
доказать это себе и мне. Но это не Вы, не так ли?

   А зря! Здесь никто не помешает  вашему  уединению,  и  кто  знает,  какие
великие мысли посетят Вас в этот момент. Но что с Вами? Я вижу, Вы вовсе  не
горите желанием отбросить  все  дела  и  ринуться  на  кладбище.  Может  Вас
напугали леденящие  душу  рассказы  о  живых  мертвецах,  которые  постоянно
возвращаются, или о гробокопателях, рыщущих в  поисках  золотых  зубов?  Или
слова известных экстрасенсов  и  гипнологов:  "Мощная  некротическая  волна,
исходящая от мертвых тканей, воздействует непосредственно  на  главные  узлы
нервной системы и вызывает..."Ах, нет, отбросим льющуюся  мощным  потоком  с
телевизионных экранов чушь! Но что тогда сдерживает и Вас, и  вон  ту  милую
даму, и, честно говоря, меня от сей увлекательной ночной прогулки?  Не  могу
Вам ответить. Не знаю...

   Но давайте окончательно оторвемся от обсуждения наших персон и вернемся к
тому, что значится в самом первом слове.

   Глава первая

   The Lucky One

   Life is a dream, the lucky one, the lucky one Oh, life is  a  dream,  the
lucky one Life is a dream, the lucky one, the lucky one  Baby  thinks  she`s
smart, but what about her heart? Like a wild bird of prey, like a  thief  in
the night You can take what you want, and you dont`s think  twice  `cos  the
world`s in your hand`s, and you`ve got all you want
And you won`t change a thing, you`re the lucky one

   Итак,  кладбище.  Последняя   черта,   заключительный   верстовой   столб
оборвавшейся дороги. Здесь в единую точку слились эти дороги со всех  концов
света, как  в  некий  Рим.  Но  не  видать  ни  величественных  соборов,  ни
изукрашенных мостов, ни развалин Колизея. Могучий Рим словно  отбросил  сюда
свое искаженное отражение, и потянулись вокруг  лишь  покалеченные  временем
неясные силуэты, замершие в неподвижности,  чтобы  оставшиеся  пока  наверху
люди помнили о тех, кто ушел за горизонт жизни. Черные тени медленно  ползут
по траве и деревьям, внимая полной луне, незаметно катящейся в  непостижимой
дали. Печальные верстовые столбы повествуют нам о том, что дороги  были.  Но
последние ли это столбы? Может, дороги разом изогнулись под невидимым  глазу
углом и вновь разбежались в следующем измерении, куда нам сейчас не  пройти.
Впрочем, никто и не торопится туда, где в секунду,  воздвигнувшую  надгробие
над  нами,  неземной  свет  выделит  в  сверкающую  точку  еще  один  столб,
отмечающий очередную версту, недоступный и непонятный. А  затерявшаяся  было
дорога уверенно побежит дальше. И может где-нибудь на границах  времени  она
изогнется и возвратится. Но этого мы вряд ли дождемся.

   Когда-то эти места располагались на южной окраине.  Но  город  ширился  и
рос.
   Теперь этот густонаселенный и в то же время  совершенно  пустынный  район
продвинулся если и не в самый центр, то по крайней мере в центральный пояс.

   А на кладбище все та же тишина. Стройные  ряды  могил,  мрачные  деревья,
молчаливая луна, поднявшаяся чуть  повыше,  и...  столб  дрожащего  воздуха,
напрочь прогнавший обыденность летней ночи. Его источником является вовсе не
одно из надгробий. Нет, движение воздуха наблюдается между двумя скрюченными
березами. Воздух на глазах сгущается, конденсируется в белый  туман.  И  вот
уже нет его, словно по мановению волшебной палочки  туман  рассеялся,  а  на
странном месте стоит полупрозрачная фигура. Но не оживший мертвец, догнивая,
таинственным  образом   обнаруживший   дорогу   назад,   вылез   из   земли.
Потусторонний, возникший прямо из воздуха  пришелец  -  призрачная  женщина.
Высокая. Худенькая.
   Дрожащая словно от холода. Через  ее  силуэт  ясно  проступают  ближайшие
кусты.
   Спустя минуту они постепенно тускнеют, исчезая. Женская фигурка, одетая в
длинное до земли платье, приобретя плоть и объем, заслонила их своим телом.
   Густые белые-белые волосы, чуть отливающие золотом в свете луны, легонько
колышутся в такт веткам. Чудо свершилось, возникшая из ничего вновь  явилась
сюда и теперь стоит, замерев в ожидании. Величественная осанка,  бесстрашный
взгляд и безупречные волны волос говорят о ее далеко не низком  положении  в
иерархии тех сил, что еще пока подбираются к людским пределам.

   Но упаси бог взглянуть в этот момент на  ее  лицо.  В  два  раза  длиннее
человеческого, оно поразит  Вас  исключительно  острым  подбородком,  черным
провалом рта, двумя выпирающими сверху клыками и кроваво-красными  зрачками,
злобный взгляд которых выдержать  невозможно.  Глубокие  извилистые  морщины
избороздили всю поверхность лица, собираясь на пересечениях в отвратительные
бородавки. И только волосы, обрамляющие эту нечеловеческую маску, несказанно
прекрасны.

   Но что это? В кустах за таинственной незнакомкой блеснула искорка,  рядом
другая. Обе они обратились в два пылающих красным  огнем  глаза.  Из  кустов
вылетел сгусток, состоящий  из  круглой  головы,  постепенно  переходящей  в
остроконечный, обрывчатый хвост. По обе  стороны  от  кривого  рта  внезапно
выскочили две лапки, одна из которых сжимала потухший факел.

   Кусты не шевелились. Но отовсюду, не потревожив  ни  травинки,  выползали
клочки  тумана,  превращавшиеся  в  исполинских  гадов  с  зелеными,  как  у
светофора, глазами, в теневых человечков,  состоящих  из  сероватого,  вечно
дрожащего студня, в белые колышки с мерцающими искорками по бокам.

   В первых рядах безобразного скопища порождений чьей-то безумной  фантазии
раздувался огромный спрут с рваным ртом, крохотными щупальцами  и  непомерно
большой головой. Рядом расположилось существо с головой  чуть  поменьше,  на
которой находились переливчатые глаза,  выпуклый  нос  и  рот,  напоминающий
застежку "молния", У этого выходца из запределья имелось маленькое  туловище
с хилыми руками с двумя пальцами  на  каждой.  Острые  пальцы,  маленький  и
большой, то и дело хватали  воздух,  непрестанно  закрываясь  и  открываясь,
словно клешня.
   А ноги напоминали два извивающихся конуса.

   У пришельца, стоящего позади спрута,  виднелась  только  голова,  которую
легче всего описывать при помощи алфавита. В глазах, похожих на покореженные
буквы "О", плавали точки зрачков. Нос был в точности, как перевернутая буква
"Т" с  длинной  и  узкой  верхней  и  короткой,  но  широкой  горизонтальной
перекладинами.
   Рот состоял из буквы "П" с растянувшейся верхней и  почти  отсутствующими
боковыми палочками. Рядом с ушами (не похожими ни на одну из известных букв)
расположились  морщины,  напоминавшие  латинские  "I"  разной  высоты.   Три
маленькие аналогичные морщинки находились на  подбородке.  Впрочем,  торчала
еще и рука, острые пальцы которой сжались вместе, выкинув вверх  буквой  "V"
указательный и средний.

   За головастиком располагалось что-то, скрытое клубящимся  синим  туманом,
из которого выставлялся череп,  отдаленно  смахивающий  на  человеческий.  В
пустых глазницах горели зловещие огоньки, а черные зубы дергались туда-сюда,
непрерывно, но бесшумно клацая. Блик луны на макушке черепа придавал  облику
существа загадочность.

   Возле черепа кувыркалась в воздухе змеиная голова,  длинная  шея  которой
чудом удерживалась на четырех паучьих ножках  и  еще  более  тонких  ручках,
оканчивающихся четырьмя ухватистыми пальчиками. Вертикальные палочки зрачков
бегали в щелочках трех узких глаз, один из которых находился аж на  затылке,
и злобно посматривали по сторонам.

   В отдалении копошились еще более отталкивающие создания, но их уже трудно
было разглядеть во тьме. Да никому в голову и  не  пришла  идея  задержаться
этой  ночью  на  кладбище,  чтобы  наблюдать  такую  невероятную  картину  в
оглушающей тишине, если не считать шороха листьев.

   Еще четверть часа назад пустынное кладбище теперь  кишело  потусторонними
чудищами, призрачные очертания которых набирали  силу,  становясь  реалиями.
Они  раскинулись  огромным  кругом,  в  середине  которого  стояла  женщина,
прекрасная и ужасная одновременно.

   Сгусток,  напоминающий  теперь  огромную  с  красными  глазами  и  черным
изогнутым ртом каплю, летящую вверх, взмыл к незнакомке в белом платье. И  в
небо унесся его пронзительный, ликующий вопль:

   - Королева!

   В тот же миг факел в его  руке  вспыхнул  красным  пламенем,  а  женщина,
утратив  скованность,  сделала  шаг  навстречу  сгустку.   Толпа   призраков
зашевелилась, задвигалась в  едином  направлении  и  предстала  перед  своей
королевой огромным клубящимся полумесяцем, извивающимся среди надгробий.

   Королева взглянула на них и вновь замерла в неподвижности. Казалось,  она
желала  сказать  многое,  но  пока  ни  единого   слова   не   сорвалось   с
огненно-красных губ. Слева от нее опустился громадноголовый спрут. Множество
его щупалец приобрели твердую отчетливость. Правые края глаз  оплыли  черной
слизью. Изо рта выползли два изогнутых клыка. Появились ноздри надо  ртом  и
черная стрелка на подбородке, указующая вниз.  На  голове  возникла  зеленая
девятизубая корона, передний зубец которой сверкал  лунным  камнем.  На  ней
виднелись разбросанные самоцветы и две глубоких стрелы, направленные  вокруг
обода.  Прямо  по  центру  светился  улыбающийся  круг,  увенчанный   черной
трехзубой короной. Справа от королевы  парил  сгусток,  крепко  сжимавший  в
своей маленькой руке тяжелый факел.
   Над сверхестественным красным  пламенем  был  не  властен  ветер,  и  оно
вздымалось точно вверх.

   - Наступает время полета! - раздались первые слова королевы. Голос у  нее
был низкий, не очень глубокий, но  пронизывающий  насквозь.  Призраки  чутко
вслушивались в слова, слетавшие с ее уст. Каждый звук вибрировал  в  глубине
их тел, раскладываясь на удивительную неповторимую музыку.

   - Луна вновь изменила свой бег, - продолжила королева. -  И  нам  пора  в
путь.
   Снова  соприкоснулись  два  мира.  Снова  мы  оставили  свою   страну   и
переместились сюда. Я не  знаю,  какие  эпохи  сменились  за  промелькнувшее
время. Но пусть никто не скажет, что мы стали хуже. Пусть  этот  мир  как  и
прежде увидит нашу  силу  и  наше  величие.  Мы  еще  можем  остановиться  и
повернуть вспять, но не станем!  Не  мы  здесь  хозяева,  так  что  с  того?
Ворвемся же сюда, как много веков назад,  и  покинутый  когда-то  мир  снова
будет нашим, начиная с прошедшего мига, с близкого  полета,  с  королевского
парада. Вперед! И пусть наш полет  будет  свободным.  Таким  свободным,  как
никогда!

   Закончив отрывистую, немного  заумную  для  представителей  человеческого
племени, но близкую и понятную любому призраку речь, королева взмыла вверх и
остановилась на пятиметровой высоте, откуда грозно взглянула на свою рать.
   Вслед за ней рванулся сгусток, потом спрут, а затем и все остальные.

   Вновь опустело кладбище.  Последний  зазевавшийся  призрак,  напоминающий
трухлявый пень среднего размера с обломанными корнями, оторвался от земли  и
поспешно догонял потустороннюю армию. А королева в это  время  уже  оставила
позади кладбищенскую ограду.

   Внезапно она вздрогнула и на секунду сбросила скорость.  Взгляд  королевы
устремился на факел. Предводительница призраков только теперь заметила,  что
цвет пламени темно-красный.

   - Что это? - удивленно воскликнула она.  -  Почему  пламя  сегодня  такое
странное?

   - Наконец-то, - отозвался сгусток  и  покосился  на  свой  факел.  -  Да,
королева, пламя в эту ночь не зеленое, каким оно бывает,  когда  у  нас  все
хорошо, и не синее,  когда  наши  дела  хуже  некуда.  Пламя  изменило  свой
естественный цвет. Это предостережение, королева!

   - Но чего нам опасаться? Пламя не черное, и даже не белое.

   -  Вот  именно,  королева.  Пламя  красное,  а  значит,  это   счастливое
предостережение!

   - Разве предостережения бывают счастливыми? По-моему,  это  несовместимые
вещи.

   - Покажи мне, королева, хотя бы две несовместимые вещи, и я найду  способ
соединить их.

   - Я никогда не сомневалась в тебе, - улыбнулась королева.

   Спрут обернулся к армаде настигающих их призраков и возвестил:

   - Красное пламя! Счастливое предостережение королеве!

   - Красное пламя! - крикнула  королева  в  толпу,  и  по  рядам  призраков
прокатился радостный гул:

   -  Счастливое  предостережение  королеве,  повелительнице  тьмы  и  белых
призраков!

   - Счастливое предостережение, - королева  остановилась,  и  ее  подданные
мгновенно  замерли  на  месте.  -  Но  кому?  Ведь  я  ВАША  королева!  Кому
предостережение, моему народу или лично мне?

   Оглушительная   тишина   последовала   ей   в   ответ.   Секунду   спустя
неестественный металлический голос старого грибообразного призрака  разорвал
наступившее безмолвие:

   - О, Лаура, повелительница тьмы! Это твое счастливое предостережение.

   - Счастливое  предостережение  повелительнице  тьмы,  нашей  королеве!  -
зазвучал нестройный, но многоголосый хор существ, пришедших в  эту  ночь  из
мрачного замкнутого мира.

   Королева встряхнула головой,  принимая  всеобщий  восторг  и  почести,  и
продолжила свой путь.  Она  смело  летела  впереди.  Следом  за  ней,  четко
соблюдая положенную дистанцию, двигались сгусток с факелом  и  большеголовый
спрут. А после них, закрывая полнеба, неслась бесконечная армия призраков.

   Никто не видел этой величественной картины. И даже если  бы  какой-нибудь
запоздалый прохожий взглянул бы тогда на небо,  то  заметил  бы  лишь  гряду
прозрачных серебристых  облаков,  стремительно  уносящихся  навстречу  луне.
Людям не дано наблюдать призрачные парады. Впрочем, возможно, в тот  момент,
когда призраки появлялись на свет  божий  и  еще  твердо  стояли  на  земле,
путаясь в надгробиях и густых травах, посторонний зритель и смог бы  увидеть
пришельцев в их натуральном виде. Но, как мы знаем, вблизи не  оказалось  ни
единого свидетеля, который бы мог запечатлеть в своей  памяти  сию  страшную
картину и, спустя время, подробно  рассказывать  о  ней  внучкам,  затаившим
дыхание, слегка привирая  и  додумывая  с  каждым  разом  новые,  все  более
интересные подробности.

   А призраки летели над засыпающим городом, вились  между  веток,  тихонько
раскачивая листья,  заглядывали  в  окна  гостиных  и  спален  к  ничего  не
подозревающим людям, носились  по  чердакам,  усаживались  на  телевизионные
антенны, разбросанные по крышам. Мир, столь непохожий на  прежний,  волновал
их, будоражил,  навевая  неведомые  доселе  чувства.  Невероятные  россказни
счастливчиков, для которых не существовало преград между мирами,  на  глазах
обретали плоть. Воздух свободы и новизна пьянили, а призраки уже разлетались
по закоулкам большого города, выискивая себе уютный уголок  на  тот  случай,
если когда-нибудь еще раз удастся вырваться  сюда.  Они  знали,  что  только
единицам  из  них  удастся  устроиться  здесь,  закрепиться,  удержаться,  а
остальным предстоит вернуться обратно. Армия  распадалась  огромным  веером,
теряя друг друга из вида, купаясь в волнах свободного полета  в  бесконечном
холодном небе.

   И только неразлучная троица летела вперед  и  вперед  -  королева  Лаура,
спрут и сгусток. Они мчались  по  прямой,  и  все  предчувствия  и  опасения
оставались позади, не в силах угнаться за такой  стремительной  командой.  И
некому было слушать их взволнованные голоса.

   - Неужели я теперь смогу приходить сюда, когда захочу, - не  веря  удаче,
королева чуть ли не пела. Ее длинное белое платье трепыхалось на ветру  так,
словно у королевы  напрочь  отсутствовали  ноги.  Впрочем,  кто  их  поймет,
призраков? Кто с уверенностью может сказать, что должно, а что не  должно  у
них иметься? Счастье скользило по ужасному лицу повелительницы тьмы. Но  для
ее спутников не существовало никого более  прекрасной  и  величественной  во
всех возможных и невозможных мирах. Вместе с Лаурой  они  парили  в  вышине,
бесстрашно бросаясь навстречу ветру. Бушевавший на просторе ветер  изо  всех
сил боролся с ними, стараясь опрокинуть, развернуть, но тщетно.  Ему  не  по
зубам справиться  даже  с  волосами  Лауры,  которые  замерли,  словно  вмиг
заледенели. Ветер, беснуясь, удвоил усилия, но его  порывы  беспрепятственно
проскальзывали сквозь призраков, не причиняя им никакого вреда.

   Вот позади еще одна улица, еще один дом, а  впереди  все  новые  и  новые
здания.
   Призраки броском достигли телевизионной башни,  крутанулись  вокруг  нее.
Издали казалось, что к двум десяткам  ее  габаритных  огней  прибавился  еще
один, но подвижный, живой - то реяло  пламя  факела,  не  уступавшее  им  по
яркости.

   Оставив телевышку за  спиной,  призраки  медленно  зазмеились  по  улице,
стараясь  не   отставать   от   припозднившегося   грузовичка.   Ничего   не
подозревающий водитель свернул  налево,  где  вдалеке  маячили  многоэтажные
дома, а потусторонняя троица  пролетела  над  крышами  пятиэтажек,  едва  не
цепляясь за антенны.

   Они  чувствовали  себя  превосходно,  наслаждаясь  свободой   и   покоем.
Стремительный  полет,  мерцающий  свет  звезд,  ровный  круг  луны,   шелест
деревьев, ветки которых тихо колыхались совсем рядом,  и  дома  с  потухшими
окнами. Сказочная ночь.

   Миновав детский сад - двухэтажное здание с разбросанными вокруг  детскими
сооружениями, призраки пролетели между углами двух домов, ловко вынырнув  из
густой листвы, пронзили кирпичи трансформаторной будки (о ее  предназначении
они, конечно, не догадывались, но какое им дело до разных, никому не  нужных
тонкостей) и снова зависли на пару секунд.  Перед  ними  раскинулся  большой
просторный  двор.  Опустившись  на  крышу  одноэтажного   кубика,   призраки
по-хозяйски осмотрели раскрывшуюся панораму,  близкий  горизонт,  очерченный
крышами, и длинный дом, стоявший перед ними. Стены его  неясно  бледнели  во
тьме, и у королевы прошел приятный холодок по телу, словно она увидела нечто
родное, кусочек собственного мира. Передохнув минутку, белые путешественники
взвились к небу и ринулись к дому, чтобы заложить королевский  вираж  у  его
окон, а затем пронестись над плоской крышей, озаренной лунным светом,  чтобы
впитать один маленький кусочек чужого мира целиком, до миллиметра, до  самой
микроскопической трещинки.

   Факел горел ровным красным пламенем, не желая менять свой  странный  цвет
на безопасный зеленый или победный  голубой.  Предостережение  чего-то,  что
должно вот-вот свершиться,  сквозило  рядом,  вибрировало  в  их  призрачный
субстанциях.
   Счастливое предостережение! Но разве сама ночь и этот полет уже  не  были
счастьем? И Лаура -  королева  призраков,  напрочь  выкинув  из  головы  все
посторонние мысли,  приготовилась  круто  взмыть  вверх  вдоль  стены,  мимо
выступа балконов и темных безмолвных окон.

   Глава вторая.

   Последний экзамен.

   "На этом месте могла находиться реклама  вашей  песни."  (Всем  известная
фраза)

   Занудно  гудел  будильник,  и  мне  не  оставалось  ничего  другого,  как
окончательно проснуться и, быстро  одевшись,  отправиться  ополоснуть  лицо.
Сегодня не пришлось долго спать, сегодня мне предстоял экзамен  -  последний
экзамен в последнюю летнюю сессию.

   Кое-как проглотив два бутерброда, я запил свой небогатый завтрак стаканом
сладкого чая, Больше в меня не могло влезть ни грамма. Вот так всегда у меня
при сильной нервотрепке. В принципе, по нынешним временам очень даже выгодно
иметь подобный желудок. Только в гостях возникали некоторые  проблемы.  Съев
три-четыре салата, от  которых  просто  не  успевал  отказаться,  и  минимум
жаркого, я уже не мог смотреть ни  на  что  съедобное.  Поэтому  приходилось
полностью игнорировать торты и другие сладости, что огорчало хозяев (и  меня
в гораздо  большей  степени).  По  возвращении  домой  нервы  успокаивались.
Просыпался утерянный в  гостях  аппетит,  и  положенную  норму  продуктов  я
добирал уже из собственного холодильника.

   День, видимо, не задался. По пути к месту учебы я успел попасть в пылевой
столб, промокнуть под проливным дождем и немного подсушиться в троллейбусе.

   На небе появилось радостное солнце, а по площади, одну из сторон  которой
венчал  главный  корпус,  катились  потоки  грязной  воды,   словно   где-то
неподалеку  опять  прорвало  канализацию.  На  носочках  вымытых  с   вечера
кроссовок я мужественно преодолел возникшую акваторию и ввинтился  в  толпу,
терпеливо ожидающую  автобус.  Последнего  в  обозримом  будущем  что-то  не
намечалось.

   Когда-нибудь при случае,  будучи  не  таким  вымокшим  и  озабоченным,  я
обязательно поведаю миру о том, как надо ездить в автобусах  сорок  первого,
студенческого маршрута. Но сейчас у меня в голове крутились  только  теоремы
Котельникова, свойства  функций  Уолша  и  принципы  модального  управления,
которые упорно не запоминались накануне и сейчас вроде  бы  снова  перестали
выводиться.

   Толпа жаждущих уехать на комплекс учебных зданий, расположенный в  лесном
массиве меж трех отдаленных жилых районов, росла с каждой минутой.  Автобуса
как не бывало. Поэтому мне, да и всем  остальным,  кроме  занятых  извечными
разговорами про цены на балке и кабельное телевидение, ничего не оставалось,
как любоваться центральной площадью нашего города.

   Еще сорок лет назад вдоль улицы, перед тем местом, где  сейчас  находится
наш главный корпус (то есть прямо там, где я переминаюсь с ноги  на  ногу  и
думаю совсем обо всем этом) теснились убогие деревянные лабазы.  В  них  шла
торговля жестяными и скобяными изделиями, а также разной  домашней  утварью.
За домишками в глубине квартала стояла церковь,  а  вокруг  нее  был  рынок,
который просуществовал тут до 1953 года. Потом  он  переехал  на  теперешнее
место в связи со строительством нашего корпуса. Вы спросите, откуда мне  это
известно. А просто однажды  наша  преподавательница  по  этике  забыла  дома
положенную по программе библию. Зато  у  нее  в  сумочке  случайно  оказался
блокнот,  заполненный  ею  в   бытность   экскурсоводом.   И   мы   послушно
конспектировали краеведческие сведения, не зная  еще,  что  зачет  по  этике
ставится автоматически при условии усердного посещения лекций.

   А я помнил только двухэтажный домик рядом с кафе "Спутник". Его давно уже
снесли, но из памяти никуда не исчезают потемневшие до  черноты  от  времени
доски и затейливая башенка, придававшая своему хозяину стройность  очертаний
и некую возвышенность над соседями.

   И еще демонстрации. Не школьные, нет. Там меня  всегда  нагружали  пачкой
тяжеленных флагов и лозунгов те,  кому  положено  было  развлекаться,  а  не
таскать на себе бремя идеологии. Зато демонстрации  детства  оставили  яркий
след, когда я медленно продвигался в недрах  нескончаемой  реки  людей.  Мне
ничего не видно, кроме развевающихся знамен, верхних этажей домов  и  связок
разноцветных шаров в небе. Как хотелось тогда ухватить их, прибавить к своим
собственным, чтобы у меня их стало много-много. На  площади  движение  почти
прекращалось. Шаг - остановка - минутная пауза. Паузы больше всего  угнетали
меня. Я не мог долго стоять на месте. Ноги  стремились  вперед  и  вперед  в
окружении музыки, громкогласных приветствий и всеобщих криков "Ура". То были
настоящие праздники. И лишь гораздо позже я понял на собственном опыте,  что
для многих это - скучная обязаловка и бессмысленное времяпровождение.

   В такие дни на главный корпус нашего института вывешивали огромный плакат
с устремленными вперед рабочим и колхозницей. Пятнадцать флагов, обрамляющие
силуэты тружеников, превратились в цветные полоски, когда союзные республики
обрели суверенитет. А на семиэтажном здании напротив меня в дни демонстраций
появлялись строгие портреты  ныне  несуществующего  политбюро,  над  которым
главенствовал гигантский профиль Ленина.

   Там же находилась трибуна для  наиболее  почетных  горожан,  облицованная
ранее мраморными плитками. Теперь на остатках былого великолепия было  криво
намалевано: "Нам нужен мэр и бесплатная приватизация квартир".

   Я вновь кинул взгляд туда, где должен появиться долгожданный автобус.
   Разумеется, там обнаружился лишь пустой асфальт. Глаза скользнули  повыше
и уперлись в орден Ленина, покрытый серебряной краской.  С  ордена  Владимир
Ильич собственной персоной косо  поглядывал  на  стену  ближайшей  хрущевки,
украшенную популярной надписью  "Ментам  не  убить  солидарность!"  Судя  по
умиротворенному выражению лица вождя мирового пролетариата,  Владимир  Ильич
не возражал.

   Ленина я не всегда поминал добрым словом. Будучи учеником пятого  класса,
я  откопал  дома  маленький  барельеф  вождя  и,   восторгаясь   собственной
смелостью, нацарапал на обратной его стороне слово "козел", не  вкладывая  в
данный поступок никакого политического смысла. По истечении пяти минут я уже
был изобличен и заложен малолетним племянником, гостившим у нас в тот  день.
Весь вечер мне читали нотации два поколения моей  семьи.  Теперь  оставалось
только жалеть, что тот случай не удостоился документального протокола. А  то
бы я с чистой совестью мог махнуть в Москву и  загрести  там  за  заслуги  в
борьбе против  тоталитарного  режима  первую  российскую  награду  наряду  с
защитниками Белого дома.

   Толпа студентов и скромно стоящих  в  сторонке  преподавателей  крепла  и
ширилась.
   Конкурс на посадку составлял уже не менее двух  с  половиной  человек  на
место, а кандидаты неуклонно прибывали в  числе.  Захлопали  двери  тяжелыми
ударами. Это подбавились к нам затишочники, до поры до времени гревшие  свои
косточки   в   сухом   вестибюле.   Народ   вокруг   меня    оживился.    По
советско-студенческим приметам это означало только одно - пока я  предавался
благочестивым воспоминаниям, у въезда на площадь засветился автобус. Ну, так
и есть, вот он - "Икарус" с греющей душу табличкой "Октябрьская площадь - 41
- Студенческий городок" и желтыми, забрызганными грязью боками. О,  счастье!
Он длинный, то есть обладающий прицепом и бывалой, продранной  в  нескольких
местах гармошкой, где так удобно стоять в солнечную погоду и очень  неуютно,
когда идет дождь.

   Волны ручья, текущего у наших ног, не убывали. Солнце вновь потерялось за
тучами. Первые капли находились в раздумьях: то ли прямо сейчас  хлынуть  на
головы, то ли погодить еще секунд пять. Автобус солидно вкатил на площадь и,
высадив толпу счастливчиков, которым уже не надо никуда спешить, остановился
в дальнем углу. Теперь судьба многих из нас зависела от того, какие действия
предпримет  водитель  в  самое  ближайшее  время.  Пессимисты  уныло   ждали
появления на лобовом стекле таблички "В парк". Оптимисты все  же  надеялись,
что работающий мотор долгожданного красавца предвещает скорую поездку.

   Водитель, однако, решил не огорчать ни тех, ни других. Выйдя  из  кабины,
он обошел вверенное ему имущество и снова забрался на свое  законное  место.
Затем он обошел автобус еще раз, в надежде узреть поблизости кого-нибудь  из
своих коллег. Не повезло. "Ну, давай!" - в едином  порыве  чуть  не  кричала
толпа. Но водитель крепко обиделся на  судьбу,  вернулся  в  кабину,  достал
газету, развернул ее и принялся медленно и вдумчиво читать.

   Заморосило. Затишочники опять скрылись за массивными  дверями.  Остальные
продолжали мужественно переносить выпавшие им невзгоды, не решаясь  раскрыть
зонты, так как внезапная посадка означала бы самоубийство для последних.

   Наконец, газета дочиталась  (оставалось  только  славить  бога,  что  это
оказались не "24 часа" с их внушительным объемом). Автобус подкатил  к  узлу
связи, а затем и к самой остановке, предусмотрительно оставив расстояние для
наиболее ярых студентов, которые готовы были грудью лечь за удачную посадку.

   Толпа возликовала и ринулась вперед. Двери,  вдавленные  вовнутрь  телами
первых  рядов,  распахнулись  без  вмешательства  водителя,  и  счастливчики
заскакали по ступенькам вверх, удовлетворенно плюхаясь на пока еще свободные
сиденья.

   Меня плотно сжимали со всех сторон. Я почти не мог пошевелиться и  только
крепко вцепился в свою сумку, чтобы ее не унесло в какой-нибудь водоворот.
   Стоявшие сзади надавили, желая непременно попасть в  автобус,  а  впереди
уже образовалась пробка.

   Почти  все  великие  умы  нашего  института  уже  сообразили,  что  объем
предлагаемого к рассмотрению общественного транспорта далеко не безграничен.
Огромная сила воздействовала  на  мою  спину.  Ноги  самостоятельно  сделали
несколько шагов вперед и  оказались  по  щиколотку  в  воде  вышеупомянутого
неиссякаемого ручья.
   Рядом  кто-то  тихо  ругался,  наблюдая,  как  рукав  его  модной  куртки
безупречно чисто снимал толстый слой грязи с желтой стены, не в силах ничего
изменить. Не скажу, что данная картина подействовала  ободряюще,  но  в  это
время толпа приподняла мое тело и занесла его в автобус.

   Двери захлопнулись, выкинув из салона  парочку  невезучих  и  оставив  за
пределами  умной  машины  три-четыре  десятка   менее   расторопных   людей.
Медленно-медленно автобус поехал к  повороту.  За  ним  устремилась  парочка
чудаков, еще веривших в несбыточное. Но  на  их  долю  выпали  лишь  грязные
брызги.

   - Серега, ты носки промочил? - загремело над моим ухом

   - Не то слово, - мрачно раздалось из другого конца салона. Очевидно,  сия
печальная участь не миновала никого.

   И все же посадка прошла успешно. По крайней мере,  для  меня.  Оставалось
перевести дух и  немного  успокоиться.  Повертев  левой  ногой,  висевшей  в
воздухе, я благополучно втиснул ее в образовавшуюся на мгновение щель  между
лакированной туфелькой и  потрепанным  московским  "адидасом".  У  какого-то
бедолаги раскрылся дипломат, и пол-автобуса  старательно  топталось  на  его
бумагах. Над поверхностью людского моря вскинулась подобно перископу рука  с
очками, повертелась и спряталась обратно.  Слева  от  меня  кто-то  подробно
пересказывал сюжет "Техасской резни механической пилой", справа шел  деловой
разговор о том, как полезно быть миллионером. Я же, вцепившись  в  поручень,
чтобы при повороте не оказаться под ногами у собратьев по разуму, безуспешно
пытался вспомнить то самое модальное управление,  половину  формул  которого
вытрясли из мозгов во время бурной посадки.

   Окончательно я пришел в себя, оказавшись в тихой и прохладной  аудитории,
где мне и предстояло сдавать экзамен.  Но,  хотя  аудитория  встретила  меня
пустотой, первым я здесь не был. Более предусмотрительные  люди,  приехавшие
сюда на полтора часа раньше  меня,  уже  успели  застолбить  сумками  задние
парты, наиболее выгодные в стратегическом  плане.  Сейчас  эти  счастливчики
наверняка  отправились  на  второй  этаж,   чтобы   воочию   удостовериться,
действительно ли появился буфет.

   Блажен, кто верует! И буфет, и читальный зал, и комнату отдыха начальство
обещало еще тогда, когда весь наш курс дружно,  по-коммунистически  трудился
на отделочных работах. С той поры мало что изменилось.

   Мне оставалось приземлиться за вторую парту среднего ряда и  ознакомиться
с дневником некоего Гологи, старательно выцарапанном в назидание потомкам:

   "18.12.91. Голога напился. 26.12.91.  Голога  напился.  28.12.91.  Голога
завалил экзамен по физике. Все! Конец! Здравствуй,  Советская  Армия."  Ниже
рукой  какого-то  доброго  человека   было   добавлено:   "1.01.92.   Голога
повесился."

   Не успел я посочувствовать разбившейся  судьбе  несчастного  Гологи,  как
подбежали те, кто несколько отстал от меня по дороге. Я тут же осведомился о
состоянии их носков и получил в ответ массу добрых слов  в  адрес  водителя,
его жены и тех, кто придумал перевести нас сюда из главного корпуса два года
назад.

   Возвратились и ранее прибывшие. Оказывается,  первые  признаки  буфета  в
лице соответствующей таблички уже появились. Но дверь надежно приколотили  к
косяку толстыми гвоздями. Так что до завершающего  этапа  было  еще  ох  как
далеко. Затем в  аудиторию  влетела  очередная  группа,  а  ровно  в  девять
появился преподаватель.

   Третьим протянув зачетку, я получил билет щ  20  и,  усевшись  на  место,
погрузился в мир сигналов, специальных фильтров  и  злосчастного  модального
управления, которое значилось третьим вопросом.  На  сорок  минут  для  меня
исчезло лето, голубое небо с убегающими обрывками  туч,  береза,  приветливо
тянущая навстречу ветви,  и  солнце,  освещавшее,  впрочем,  противоположную
часть корпуса.

   Экзамен  описывать  бесполезно.  Какие   слова   могут   представить   ту
кропотливую работу,  когда  каждая  ячейка  памяти  проверяется  на  наличие
информации, а информация со всех сторон пытается либо удрать,  либо  выявить
свое полное несоответствие выбранной теме. Из найденных крупинок старательно
выстраивается конструкция ответа, а провалы недостающих  знаний  маскируются
громкими фразами или отвлеченными рассуждениями. Кто сам этого  не  испытал,
тот вряд ли поймет.

   Гораздо легче представить то летящее чувство, когда через час я вывалился
в коридор, сочувственно кивая тем, кто  еще  только  готовился  вступить  на
тропу мучений. "Ну как?" - посыпались со всех сторон вопросы.  "Пятерка!"  -
выдохнул я и сразу же полез в зачетку, чтобы убедиться,  не  ошибся  ли,  не
принял ли желаемое за действительное. Нет,  никуда  она  не  делась!  "Отл."
Стояло на своем месте, как и по остальным трем экзаменам. Фортуна не  забыла
улыбнуться мне и позволила еще семь месяцев получать максимальную стипендию,
что по нынешним временам совсем не вредно. От радости хотелось  подпрыгнуть,
но я вовремя вспомнил, что являюсь еже солидным человеком,  закончившим  уже
четвертый курс Политехнического института. Да, четвертый позади!

   Я вышел из полутьмы  коридоров  корпуса  на  залитый  солнцем  асфальт  и
медленно побрел к автобусной остановке, впитывая в себя  мгновения  счастья.
Вокруг меня взмывали в небо сосны, где, вероятно,  дремало  новое  поколение
клещей, о чем недвусмысленно и предупреждал плакат, откуда бдительно  взирал
наглухо  застегнутый  и  затянутый  в  капюшон  студент.  Спереди   к   нему
подбиралось громадное, никак не  решающее  напасть  насекомое,  ползущее  по
надписи "Осторожно
   - клещи!" С обратной стороны весьма логично смотрелся бы  соответствующий
плакат  противоположного  содержания:  улепетывающий  во  все  лапы  клещ  и
разъяренный студент  с  громадными  вилкой  и  ложкой,  бегущий  по  надписи
"Осторожно - студенты!"

   Мои кроссовки упруго пружинили по  асфальтовой  дорожке,  вокруг  которой
возникало зимой так много споров. Дело в том, что  ее  укладывали  прямо  на
декабрьский снег. Не  слишком  маленькая  часть  студентов  доказывала,  что
покрытие сойдет вместе со снегом. Весна опровергла их доводы  -  асфальт  не
исчез, а только потрескался. Теперь те времена, когда  сотни  ног  ежедневно
месили грязь и протаптывали окольные тропинки безвозвратно канули в  прошлое
и вспоминались разве что с улыбкой.

   Упорные солнечные лучи  трудолюбиво  прокладывали  дорогу  сквозь  густую
хвою.
   Обстановочка была донельзя торжественной. А я пытался  запомнить  бегущие
секунды навсегда, потому  что  им  уже  не  суждено  повториться.  Ведь  это
последняя летняя сессия. Ровно через год я буду  защищать  диплом.  Но  пока
окончание учебы маячило в неразличимом туманном будущем, а я  продвигался  к
остановке среди могучих деревьев и радовался каждому мгновению этого дня...

   ...Если дневное время суток выдалось удачным, то вечер  получился  просто
замечательным. Солнце исчезло за крышами домов, а мою квартиру окутали тихие
сумерки.

   Надо  сказать,  она  находилась  в  полном  моем  распоряжении.  Родители
заключили контракт на работу в Бразилии на пять лет, из которых истекло пока
только два.
   Раз в год, зимой, им удавалось  вырваться  в  отпуск,  и  они  приезжали,
наполняя квартиру всякими экзотическими вещичками и фруктами, которых  я  до
этого и в глаза не видывал. Тут же появлялась куча гостей, принося  с  собой
шум и оживление. Они рассаживались за столом, завистливо слушали рассказы  о
том, как там, и на все голоса жаловались на то, как здесь.  Я  не  вникал  в
суть разговоров, а занимался  спортивной  ходьбой  из  кухни  в  гостиную  и
обратно, обрабатывая грязную посуду.

   Но две недели пролетали как миг. И мама с папой исчезали в  свою  далекую
Бразилию. Поначалу в доме оставались запахи. Но заканчивались фрукты. Запахи
становились все тоньше и незаметнее. Жизнь, наконец, снова вползала  в  свою
колею, а в обе комнаты  вселялась,  казалось,  совсем  уже  было  скрывшаяся
тишина.

   Квартира моя была сквозной. Большое окно с балконом и кухня  выходили  во
двор.
   Окно спальни смотрело  на  улицу.  Отсутствие  проезжей  части  позволяло
забыть про грохот трамваев и  шиканье  автомобилей.  Прогуливаясь  по  нашей
улице, пешеход всегда  стоял  перед  выбором  дороги,  так  как  их  в  этом
спокойном месте имелось целых три. Он мог идти либо около четных домов, либо
возле нечетных, либо по самой середине сквера, вдоль раскинувшихся по  обеим
сторонам кустов и деревьев. Насаждения здесь росли самые разнообразные. Я же
с детских лет выучил лишь самые практичные из  них:  шиповник,  боярышник  и
яблоню с мелкими сладкими плодами. Впрочем, беспечный гуляка мог и не ходить
никуда, а присесть и отдохнуть, благо, лавочки с  удобными  спинками  стояли
через каждые пятьдесят метров.

   Ну ладно, я  Вам  о  квартире,  а  забрел  уже  эвон  как  далеко.  Кроме
вышеназванных гостиной, спальни  и  кухни,  в  квартире  еще  имелся  темный
коридор, из которого  четыре  двери  уводили  в  гостиную,  уборную,  ванную
комнату и кухню, а также  множество  встроенных  шкафчиков,  что  в  детстве
создавало превосходные возможности для игры в прятки.

   Пока я все это описывал, лежа на мягком  диване...  За  подобную  вещичку
всем известный царь немедленно согласился бы махнуться со  мной  даже  своим
знаменитым золотым петушком (правда, я меньше, чем на царевну, не согласился
бы). "Надоел уже, - законно скажете Вы. - Предложение хотя бы закончи".
   Значит, пока я это описывал, в гостиной сгустилась темнота летней ночи.
   Неспешно текло время, когда на улице еще светло, а в квартире уже  трудно
что-то отчетливо разглядеть, если не зажигать свет. Но мне нравилось.

   Я тихо прошел на кухню, нажарил себе картошки и стал шарить  впотьмах  по
стене в поисках радио. Надеясь отдохнуть не только  телом,  но  и  душой,  я
включил его и сразу же услышал припев очень небезынтересной  и  поучительной
песенки:

   Здорово, корова. Здорово, козел. Налей-ка  парного,  Я  в  гости  пришел.
Здорово, корова, Теперь я смогу, Как резвая телка, Скакать на лугу.

   Телок и разного рода козлов хватало и в повседневной  жизни,  а  мне  так
хотелось  чего-нибудь  необычного.  Резко  переключив  канал,  я   устроился
поудобнее, а из динамика понеслось:

   Ты - морячка, я - моряк. Ты - рыбачка, я - рыбак. Ты на суше, я на  море,
Мы не встретимся никак.

   Не то! Хотя уже немного получше. Хотя бы  не  про  козлов.  Но  любителем
подобных шедевров я никогда не являлся. Прозвучавшие слова никак не вязались
с атмосферой этого вечера. И чересчур  бодрая  корова,  и  хитрый  козел,  и
морячок, который ну никак не может пересечься со своей подругой. Они  словно
отталкивали, отгоняли что-то неуловимое, витавшее в теплом воздухе. Тайна?
   Приключение? Я чувствовал его, но  не  знал,  где  и  когда.  Рука  мигом
повернула кругляшок выключателя, надеясь, что песни не  успели  разбить  эти
ощущения.

   Но не сидеть же в темноте и одиночестве? Оставался телевизор.  На  экране
первого канала долго и нудно завывала не в тему неизвестная  мне  группа.  А
затем кто-то из солистов в том же духе долго и нудно объяснял,  что  эстрада
загнивает, и только его группа  набирает  все  новые  и  новые  высоты,  что
ведущие гранды измельчали, потеряли связь с народом и  достигли  творческого
тупика, и только его группа сумела найти необходимый массам  образ.  Но  нет
денег...
   Подобное нытье надоедало за полторы минуты.

   По второму каналу шла неразбериха.  Экран  заполонила  толпа  народа.  На
заднем плане ходил священник и кропил святой водой, а невидимый хор подпевал
ему ангельскими голосочками. Отодвинув всех  за  границы  видимости,  возник
улыбающийся комментатор, который сыпал вопросами. А угрюмый мужик в  костюме
высшего класса лениво на них отвечал:

   - А почему Вам пришла в голову идея открыть именно платный туалет?

   - Ну видишь ли, на любой товар и услугу должен существовать  свой  рынок.
Спрос на мои услуги не исчезнет никогда.

   - Телезрители уже ознакомились с  внутренним  великолепием.  Скажите,  на
какого потребителя рассчитана такая изысканная обстановка?

   - В основном, знаешь, на иностранных  туристов.  Я  думаю,  что  валютный
порядок расчетов оградит нас от случайных посетителей.

   - А  если  мне  или  нашему  оператору  вдруг  понадобится  стать  Вашими
клиентами?
   Знаете, в жизни всякое бывает.

   - За рубли тебя, конечно, сюда и на порог  не  пустят.  Но  нет  проблем.
Обменный пункт работает вон в том магазине. Кстати, там заведует мой друган.
И лично тебе он может поменять баксы по льготному курсу.

   - А в дальнейшем Вы не планируете открыть рублевый зал?

   -  В  обозримом  будущем  планирую.  Ну  а  пока   только   за   свободно
конвертируемую.

   - Вот мы с телезрителями видели, что Вы пригласили отца Василия  освятить
место Вашего бизнеса.

   - А что такого? Все мы под богом ходим.

   - Но, предположим, к нам прибыли туристы из стран  ислама.  Они  ведь  не
смогут воспользоваться Вашими услугами. Как им быть?

   - Э-э... - вопрос поставил мужика в тупик.  -  Ну...  Может,  мы  откроем
филиалы для таких туристов, куда пригласим  муллу  из  мечети,  или  как  ее
там...

   Мне стало противно, и я выключил телевизор. Вместе с наступившей  тишиной
в комнату вползла загадочность. Теперь я уже не боялся, что она исчезнет  от
нечаянного постороннего шума. Проезжая часть находилась отсюда в необозримой
дали, дети давно угомонились, в окрестностях не работала на общество ни одна
акустическая система. Только листья  деревьев  во  дворе  шелестели  сегодня
как-то особенно  сильно.  Их  шепот  врывался  в  квартиру  через  раскрытую
форточку и словно предостерегал меня от чего-то.

   Не зажигая света. Я подошел к двери балкона, где на крышке радиолы стояло
мое  сокровище  -  японский  магнитофон  -   единственная   солидная   вещь,
появившаяся из Бразилии. Я обвел взглядом стройные шеренги кассет на  шкафу.
Их была целая сотня. На  пополнение  личного  состава  аудиогвардии  у  меня
уходила большая часть стипендии, особенно теперь, когда цены в  звукозаписях
так подскочили. Каждому свое: кому марки, кому монеты  и  календарики,  кому
крышки от кастрюлек. А я коллекционировал кассеты. В рядах моего войска  был
и "BASF", и "Maxell", и "Toshiba", и "JVC", и "TDK", и "Sanyo", и моя особая
гордость всевозможные модификации  "SONY",  начиная  с  "CHF"  и  заканчивая
новейшими "Metal-SR". Здесь же теснились и менее  известные  фирмы,  включая
многочисленные  китайские  экземпляры.  Кассеты  словно  сами  просились   в
магнитофон.  Но  и  музыка,  созвучная  моей  душе,  помешала   бы   тайному
превратиться в явное. Ну где же оно, где? Когда появится? А в ответ тишина.

   Ничего не оставалось, как лечь спать,  хотя  сны  задержались  где-то  на
полпути.
   Тени неведомого  прятались  по  углам  и  под  креслами.  Узор  на  ковре
колыхался, словно морские волны. Прозрачные занавески  дрожали  и  не  могли
удержать вливавшуюся тьму. Таинственно поблескивали стекла  серванта.  Блики
загадочного света сверкали перламутром  на  югославском  фарфоре.  Скрипы  и
шорохи  возникали  из  ничего  и  удалялись  в  никуда.  Смутные   отражения
обнаружились на темном экране телевизора. Тикали  часы  на  стене,  разделяя
время на секунды и не давая погрузиться в спасительную дрему. Картины яркого
дня померкли в памяти, потускнели, отошли в прошлое. Теперь не  существовало
иного мира, кроме этой сумрачной мглы в квартире и далекого неба за окном.

   За  окном?  Я  перевел  взгляд  туда  и  оцепенел  от  ужаса.  Уродливое,
вытянутое, все в глубоких теневых извилинах человеческое лицо заглядывало  в
квартиру, прильнув к стеклу. Спустя секунду  я  рывком  пантеры  оказался  у
выключателя, и слепящий свет пяти электрических ламп прогнал царство тьмы.

   Не сразу я рискнул подойти к окну. Но когда мне все  же  удалось  сделать
это, балкон оказался пуст. Там не осталось никаких  следов  леденящего  душу
пришельца. Может, я все же успел уснуть? Однако, остаток  ночи  я  провел  с
включенной люстрой и яркой настольной лампой.

   Глава третья

   Self Control

   In the night, no control Through the wall  something`s  breaking  Wearing
white as you`re walkin` Down the street of my soul You  take  my  self,  you
take my self control You got me livin` only for the night Before the morning
comes, the story`s told You take my self, you take my self  control  Another
night, another day goes by I never stop myself to wonder why You help me  to
forget to play my role You take my self, you take my self control

   Если найти  шесть  пятиэтажных  домов,  стоящих  парами,  как  малыши  из
детского сада, и пройти между ними в условный час, то, когда стены последней
пары окажутся перед Вами, а серое здание невысокой школы будет уже недалеко,
взгляните чуть вправо. Ответвляясь от асфальта, там засеребрится  призрачная
дорожка. Она огибает одно  из  деревьев,  проходит  прямо  сквозь  другое  и
исчезает в стене дома. Вставшему на нее уже не будут помехой преграды  этого
мира. Не причинив себе никакого вреда, он пройдет и сквозь вставшее на  пути
дерево, и сквозь стену, и сквозь череду кустов, не чувствуя касания веток. И
даже напрямик через железное полотно детской горки, после которой  очертания
окружающих его предметов станут прозрачными и  нереальными.  Картины  нового
мира встанут перед смельчаком. Пока они еще  трудноразличимы.  Но  с  каждым
шагом их очертания будут все ясней и отчетливей.

   Пейзажи двух миров причудливо переплетутся. Стоящий меж измерений  увидит
знакомую листву деревьев, зеленую днем и  сероватую  сейчас.  Но  среди  нее
вспыхнут искорками пятиугольные звездочки неведомых цветов.  Из  стены  дома
позади вывалится  склон  горы,  словно  нарост  опухоли,  образовавшейся  на
кирпичах вследствие неизвестной болезни.  Трава,  озаренная  лунным  светом,
шуршит под ногами и вдруг исчезает, уступая  место  восьмиугольным  каменным
плитам, гладким, как стекло.

   И лишь серебряная тропинка крепка и надежна. Словно извилистый  луч,  она
вьется, пронзая  пространство.  Единственная  реальность  в  месте  стыковки
измерений - дорога - имеет четкие границы  и  излучает  свет,  успокаивающий
душу и вселяющий уверенность. Но ни в коем случае не  покидайте  ее  теперь,
ибо где окажется сделавший это, не знает никто. Может он  вновь  вернется  в
знакомый двор, с облегчением переводя дух после пути в неведомое. Но с таким
же успехом этот безумец может очутиться на дороге, широкой дороге  из  досок
красного дерева, ведущей в никуда. Или он вдруг  не  увидит  вокруг  ничего,
кроме царства весьма подозрительных кустов,  зловеще  шевелящих  иглами.  Но
пока он еще не покинул тропинку, кусты маячат призрачными очертаниями то  ли
в пяти шагах, то ли в двух сотнях метров.  Но  и  они  останутся  за  спиной
идущего по серебряному пути, а следом появится что-нибудь еще более странное
и пугающее.

   Не многие видели в других местах  такую  тропинку.  А  уж  про  тех,  кто
рискнул свернуть на нее много лет назад, вообще не сохранилось преданий.  Но
того, кто в наши дни заметил эту дорожку среди простых и обыденных вещей, да
еще догадался бы сделать по ней сотню, а  может  и  тысячу  шагов,  ждал  бы
вполне счастливый исход. Ибо в мирах, имеющих  границы,  редко  можно  найти
бесконечные дороги и эта была не из их числа.

   Среди вспыхивающих и меркнущих миров истаяла бы и тропинка, сотканная  из
серебряного света. И сделавший по ней последний шаг не обнаружил  бы  ее  ни
перед собой, ни за своей спиной. Исчезнут  переплетения  миров  и  останется
ровное-ровное поле без единого росточка, да черно-серое  небо  без  звезд  и
лун.
   Этот  мир  не  соприкасается  с  космосом  уже  многие   тысячелетия.   И
проникнувший туда остановился бы в ужасе, так как его  глаза  не  смогли  бы
отыскать ни скоростного шоссе, ни  железной  дороги,  ни  узенькой  тропинки
обратно. И у того, кто очутился бы в одиночестве посреди  бескрайнего  поля,
не хватило бы ни сил, ни времени, чтобы найти выход без посторонней  помощи,
а помощи ждать было неоткуда.

   Этот путь вел только сюда, и его проложила Лаура - королева призраков.

   В огромном  просторном  зале  с  витиеватыми  колоннами,  поддерживающими
высокий потолок, она уютно расположилась на троне.  Трон  представлял  собой
вырубленную в скале чашу, край которой, сверкая золотом,  выдавался  вперед.
Необработанные  грани  переливались  радужными  бликами.  То  был  астекс  -
сияющий, небесный двор, цвет-камень. В каждом из миров ему давали свое  имя.
Но добывали его лишь в единственном из них.

   В одном далеком пространстве втыкалась в фиолетовое  небо  острая  черная
громадина горы. Там медленно рос он - чудо-камень, имевший  несчетное  число
граней. Каждая из них  сияла  своим  неповторимым  светом.  Уже  при  первом
взгляде на него казалось, что  тут  представлены  все  возможные  цвета.  Но
открывая  новые  грани,  глаза  находили  еще  более   удивительные,   более
невообразимые оттенки. И чем дольше глядели они на камень, тем  таинственнее
и многообразнее переливались его грани, и не было среди них двух одинаковых.

   Так и стоял он, огромный, выросший в самом центре горы из темных  вод.  К
нему вела мрачная пещера, по которой катили, тихо  шелестя,  волны  скорбной
реки.
   Именно сюда стремились те, кто мечтал иметь хотя бы  маленький  осколочек
от этого чуда природы.  Утлые  лодчонки  уплывали  в  пещеру,  разбиваясь  о
выступы,  внезапно  выползавшие  из  темноты.  Подводные  машины  петляли  в
извилистых коридорах, застревая  там  навечно.  Железные  корабли  терпеливо
продвигались вперед, пока не отступали  перед  мелями,  где  коварные  камни
норовили прорвать днище. Немногим удавалось достигнуть цели, когда  вдалеке,
во тьме, сопровождающей спутников все дни похода, засияют сполохи, становясь
все ярче и  ближе.  И  наконец,  взору  усталых  путешественников  откроется
высокий грот, где сияет астекс, озаряя неприветливые стены. А в черных водах
сверкает и переливается его отражение. Невозможно увезти камень  целиком.  И
достигшие  цели  вознаграждают  себя  осколками,  плавающими   вокруг,   или
откалывают их сами.  Чем  больше  осколок,  тем  больше  число  граней,  тем
величественнее его свет. От числа граней зависит и цена. Поэтому добравшиеся
до камня норовят прихватить максимально возможный по размеру экземпляр.

   Таков был трон королевы Лауры. От камня веяло  холодом,  но  королева  не
знала такого понятия. Ледяное величие было  естественным  состоянием  Лауры,
когда она сидела на своем уникальном троне. Астекс доставили сюда много  лет
назад, во времена расцвета белых призраков. Тогда правила королева Беатрикс,
ушедшая в ничто при соприкосновении с блуждающим миром, разрушившим оболочки
чуть ли не половины ее подданных. После королевой стала Урсула,  удалившаяся
в неизвестность четыре тысячи лет тому назад.  Ей  на  смену  пришла  Лаура.
Теперь она царила над  белыми  призраками.  Но  голова  ее  была  занята  не
государственными делами, а картинами мира,  открывшегося  ей  несколько  лет
назад.

   Слева от трона  солидно  восседал  увенчанный  короной  спрут  -  главный
министр  при  дворе.  Справа  крутился  в  воздухе   сгусток,   напоминающий
устремленную вверх каплю с рваными краями. Должности  он  никакой  не  имел,
зато постоянно сопровождал свою королеву.

   - Послушай, Ыккщщер, - обратилась к нему Лаура, -  как  ты  находишь  мир
после нашего трехсотлетнего отсутствия? Не правда ли, он очень изменился?

   - Очень, очень, - изогнулся черный рот призрака, и огромная  белая  капля
описала изящную дугу вокруг трона. Пронзительный  голос  Ыккщщера  составлял
разительный контраст с магическим тембром королевы.

   - А твое мнение, Желвин? -  королева  повернулась  к  спруту.  -  Как  ты
думаешь, к лучшему или к худшему такие изменения?

   - Трудно  сказать,  повелительница,  -  шелестящий  голос  белого  чудища
пробежал по залу. - Он, несомненно, стал интересней. Чего стоят только живые
огни! Но нам следует прежде всего позаботиться о себе. Я не заметил  там  ни
единого замка, пригодного для жилья.

   - Какому числу удалось задержаться? - королева вскинула голову.

   -  Там  осталось  гораздо  меньше  твоих  подданных,  королева,  чем   мы
рассчитывали, пробивая дорогу. Их число - семнадцать.

   - Достаточно ли этого для исполнения миссии?

   - Нет! - Желвин выдержал  должную  паузу  и  добавил.  -  Но  они  смогут
подготовить первый плацдарм в положенное время. А второй мы построим с твоей
помощью, повелительница.

   - Что же, - улыбнулась королева и  ее  верхние  клыки  весело  сверкнули,
отражая свет астекса, - мы не зря побывали там.

   Про себя королева добавила: "И я тоже". Закрыв глаза, она  вновь  увидела
чужой мир, коробки домов, яркие, нечадящие огни, так не похожие  на  бледные
лучи, порой пронизывающие их призрачный мир, и странные сооружения,  которые
Желвин назвал "живыми огнями".  Они  напоминали  самодвижущиеся  повозки,  с
тихим рычанием плавно ползущие по серым, плотно укатанным дорогам.

   Лаура, побывавшая в тысячах иных миров,  никогда  не  встречала  подобных
этому.
   Да и мир людей триста лет тому назад выглядел совсем по-другому.

   - И все же, куда исчезли замки? - недоумевал Желвин.

   - Может, их еще просто не успели  построить?  -  предположил  Ыккщщер.  -
Когда три сотни лет назад я  объявился  там,  то  не  увидел  ничего,  кроме
скопища деревьев.
   Тогда мне  пришлось  быстренько  ретироваться  оттуда  и  прорываться  на
северо-западе.

   - Да, - согласился с ним Желвин. - А какие там строили замки!  Просто  не
представляю, за что сумели уцепиться наши семнадцать героев? Как можно  жить
в обычных каменных коробках?

   - В сущности наш дворец - такая  же  коробка,  -  не  согласилась  с  ним
королева. -  Если  убрать  украшения,  подровнять  стены,  отбросить  башни,
выступы и главные ворота, то останется просто каменный прямоугольник. Больше
меня заботят огни.

   - Живые? - уточнил Желвин.

   - Любые. Я никогда не видела ничего подобного. Это уже что-то новенькое.

   - Все новое - просто хорошо забытое старое, - проверещал Ыккщщер.

   - Действительно, - пробормотал Желвин. -  Теперь  я  припоминаю,  что  во
времена королевы Беатрикс существовали лаборатории, где алхимики,  заманивая
грозовые тучи, обрабатывали их и получали световые шары. Затем их сажали  на
выступы стен и три-четыре дня, а то и неделю освещали самые темные закоулки,
не пользуясь ни фейерверком, ни световыми пирамидками, ни зеркалами.

   - Почему же в нашем дворце нет таких шаров? - недовольно вскричала Лаура.
- Я даже не знала, что такое возможно.

   - Знание процветало, пока к нам не ворвался тот страшный, взрывающий мир,
- объяснил Желвин. - Главная лаборатория  погибла,  а  остальные  объединили
свои усилия, чтобы замкнуть наше пространство. Но летописи знаний погибли  в
огне пожаров. Уцелевшие алхимики стали вариться в собственном соку и  вместо
расширения знаний ограничились догмами, что  привело  к  развалу.  Последняя
лаборатория исчезла при королеве Урсуле.

   - Неужели теперь все потеряно? - вмешался Ыккщщер,  появившийся  на  свет
уже после прихода Лауры к власти. Поэтому он знал неизмеримо  меньше  ,  чем
первый министр.

   -  Тех  знаний  пока  не  вернуть,  но  у  нас  остались  метавременщики,
чувствующие законы времени, мироподвижники,  знающие  пути  движения  миров,
волшебники, прокалывающие расстояния и держащие связь с  тайными  силами.  И
наша надежда - кольцевики, ищущие связующие нити и стержни миров.

   - Именно, надежда, - грустно кивнула Лаура.  -  Замкнутый  мир  неизбежно
погибнет. В случае неудачи я буду вашей последней королевой.

   - Не беспокойся, повелительница, -Ыккщщер принял величественную  позу.  -
Нам удастся связать миры в  кольцо.  Только  какой  из  них  станет  третьим
звеном?

   Да, чтобы образовать кольцо, требовался  еще  один  мир,  лежащий  рядом.
Лаура хорошо знала это,  ибо  тысячи  лет  несчетное  количество  разговоров
велось на тему кольца.

   - Что говорят мироподвижники? - спросила она у Желвина.

   - Они рекомендуют мир умерших, - ответил министр. - Из него  легко  можно
проникнуть в мир людей. Два-три раза в столетие  там  происходят  спонтанные
проколы, забрасывая случайных прохожих то в один, то в другой мир,  донельзя
пугая обывателей с обеих сторон. Да и  от  нас  туда  ведет  самая  короткая
дорога.
   Я спасся только потому, что во время  катастрофы  находился  не  в  свите
королевы Беатрикс, а в мире умерших с дипломатическим визитом.  Кроме  того,
предчувствуя наступление перемен, я приказал сделать у границ с ними  тонкую
перегородку.

   - Пусть будет так, - согласилась королева. - Но кто знает, что  произошло
в том мире за сотню тысяч лет?

   - Метавременщики утверждают, что время там течет гораздо медленнее, чем у
нас.
   Лучшего варианта и быть не может.

   Лаура молча кивнула и  задумалась.  Теперь  она  видела  перед  собой  не
коробки домов, и даже не живые огни. Перед ее взором  стояло  лицо.  Бледное
лицо с испугом в глазах, встретившихся с ней взглядом. Оно глубоко запало  в
память.
   Противоречивые чувства проснулись в королеве. Но выкинуть его  из  памяти
Лаура почему-то не хотела. Более того, она вновь  желала  увидеть  это  лицо
воочию и сказать его обладателю... Сказать? Что сказать? Лаура еще не знала.
У нее пока не было слов, но они уже почти родились, готовились  вспыхнуть  в
ее сознании.

   Желвина более  заботили  живые  огни.  Поразмыслив,  он  представил  себе
четырехколесную колесницу, катящуюся под гору, и  установил  на  нее  четыре
спицы со светящимися шарами - два обычных впереди и два красных позади.  Вот
только окраска шаров в красный цвет казалась уж слишком нереальным делом.

   Лаура мысленно вздохнула. Больше всего ей сейчас  хотелось  поговорить  о
нем - незнакомце внутри коробки, отделенном от  свободного  неба  прозрачной
пластиной.
   Она вопросительно взглянула на Ыккщщера:

   - Угадай, что меня теперь занимает?

   - Готов растаять в  свете  солнца,  если  ты,  королева,  не  мечтаешь  о
человеке, которого мы видели тогда, - бойко ответил тот.

   - Ты всегда понимал меня лучше всех, - улыбнулась королева. - Но  где  ты
научился так угадывать?

   - Ну, это совсем не трудно, повелительница, -  снисходительно  усмехнулся
призрак. - После того визита у тебя взгляд не в  себе.  Мы  с  Желвином  без
задержки скользнули вдоль стены, а ты словно примерзла тогда к окну.

   - Что значит "примерзла"?! - возмутилась королева.

   - Ну, замерла в неподвижности, - пояснил Желвин. - Летописи надо  читать,
повелительница. Тогда бы ты точно знала, как действует  беспредельный  холод
на призраков.

   - Скучно их читать, - отмахнулась королева. - Всюду одно и то же.

   - А признайся-ка, повелительница, ты не прочь бы сейчас  вновь  оказаться
там? - Ыккщщер сделал полный круг, описав сложную фигуру около Желвина.

   Лаура оглядела тронный зал в поисках посторонних и  мечтательно  сощурила
глаза:

   - Кинула бы сейчас все, и бегом в мир людей.

   - Неужели он тебе так понравился? - рот Ыккщщера выгнулся вниз, изображая
улыбку. Хитрый призрак намекал вовсе на не целый мир.

   - Неописуемо, - вздохнула королева. - Вот  только  перепугала  я  его  до
смерти.

   - Ну уж, до смерти, - Ыккщщер  понимающе  скривился.  -  Но  он  явно  не
влюбился в тебя с первого взгляда, а тебе хватило и одного.

   - Что ты знаешь про любовь? - возмутилась Лаура.

   - А что ты сама про нее знаешь? - отозвался Ыккщщер.

   Лаура хотела сильно рассердиться, но вовремя остановилась.  Не  умей  она
сдерживать  порывы,  никогда  не  велись  бы  такие  откровенные  беседы   с
Ыккщщером.

   - Может, хватило и взгляда,  -  королева  напустила  на  себя  загадочную
проникновенность. Однако внутри ее  зарождалась  уверенность,  что  Ыккщщер,
безусловно, прав.

   - Вот это меня  и  заботит,  -  помрачнел  Желвин.  -  Если  бы  ты  была
человеком, то я сказал бы, что это - любовь. Но ты - призрак, это раз. И  ты
- королева, что тоже немаловажно. Это два.

   - На этот счет есть старая  поговорка,  -  не  унимался  Ыккщщер.  -  Она
гласит:







   Коль вспыхнет вдруг во тьме искра, И рухнут меж миров преграды, И крикнут
две души: "Пора!",  Особой  требуя  награды.  Давно  сокрыты  звезды  мглой.
Избранников имен мы не узнаем. Кто будет им - колдун,  герой?  Иль  королеву
повстречаем? С чьей  помощью  там  перекинутся  мосты,  Прорвав  иных  миров
пределы? Кто - демон, человек, а может  призрак  ты,  Кровавый,  черный  или
белый?

   - Запрещенные стихи читаем, - выделяя каждое слово, заметил Желвин.

   - Срок давности запретов давно вышел! - ехидно произнес Ыккщщер.

   - Значит, снова надо запретить.  Королеве  не  следует  слушать  подобные
произведения.

   - Но в стихах говорится о королеве, -  воскликнула  Лаура.  -Может  быть,
предсказание имело в виду меня?

   - Не надо примерять старые слова на себя, - резко сказал Желвин. -  Кроме
того, пора решать, кого мы пошлем в мир умерших.

   - Триста лет сидели спокойно, а теперь все хотим сделать за одни сутки, -
Лаура просительно уставилась на своего министра; красное пламя в  ее  глазах
потухло, и голубые зрачки живо смотрели в лицо  Желвину.  -  Неужели  нельзя
подождать, а в этот день поговорить о чем-нибудь другом.

   - Хотел бы напомнить тебе, королева, что триста лет  назад  мы  потерпели
неудачу именно из-за проволочек и задержек.  Миры  разошлись,  и  нам  снова
пришлось ждать.

   - А сколько теперь продержится противостояние миров? - спросила Лаура.

   - Ровно месяц, повелительница, и из этого срока мы  уже  потеряли  четыре
дня.

   - Четыре дня! - королева вскочила, но тут же успокоилась. - Ах, не  беда,
потеряем еще один. Интересно, может он уже успел забыть меня за  эти  четыре
дня.

   - Время в том мире тоже не в силах догнать наше, - вставил Ыккщщер. - Там
не прошло еще и суток. Он, наверное, все еще сидит и трясется от страха.

   - Там уже утро. Скоро восход, - заметил Желвин.

   - Да, там есть и солнце, - завистливо прошептала Лаура,  -  и  звезды,  и
Луна.
   Как бы мне хотелось в этот миг быть там.

   - Во-первых, королева,  солнце  погубит  тебя,  и  ты  вольешься  в  ряды
презренных  черных  призраков,  -  рассудительно  объяснил  министр.   -   А
во-вторых, это попросту невозможно.

   - Невозможно! - вскочив, Лаура грозно воздела руки  над  головой.  -  Для
королевы нет невозможных вещей.

   - Тогда остается комната! - проверещал летающий призрак.

   - Комната! - глаза Лауры радостно вспыхнули.

   - Эх, Ыккщщер, зачем ты напомнил о ней? - укоризненно прошелестел Желвин.
- Опомнись, королева, комнатой можно воспользоваться только один раз.

   Но Лаура уже не слушала его. Длинное белое платье мелькнуло у дверей зала
и скрылось за ними.

   Закрытая комната. Как она раньше о ней не подумала?  В  наиболее  сложные
моменты к услугам королевы всегда была маленькая комната  в  глубине  замка.
Она могла преобразовать все, что угодно, даже сам мир. На пути к ней погибла
Беатрикс.  А  Урсула  так  и  не  воспользовалась  чудесными   возможностями
таинственного помещения.

   Комнату создали пришельцы, оказавшиеся в мире белых призраков на корабле,
словно игла протыкавшем бесчисленные  пространства,  в  те  давние  времена,
когда строился дворец.  Летопись  гласила,  что  пришельцы  соорудили  ее  в
благодарность  за  помощь  в  ремонте  их  корабля.  Однако,  истинная  цель
перестройки маленькой кладовой так и осталась невыясненной. Тем  более,  что
использовать комнату могла только правящая королева. Кроме нее никто не  мог
проникнуть туда, кроме волшебников, видевших там только стены  из  камня.  К
тому же, длительное пребывание в ней грозило распадом оболочки, что на  себе
ощутили несколько магов, изучавших свойства комнаты.

   Перед остальными двери не желали открываться вообще. Даже королева  могла
войти в комнату не всегда. В особые моменты никакие силы не могли распахнуть
створки. Попасть в комнату тогда можно  было,  разве  что  разрушив  верхние
этажи дворца.

   Никогда не приходилось рассчитывать и на то, что комната правильно поймет
желание королевы и выполнит все в точности. Чаще  всего  комната  объединяла
мысли, вспыхивающие в голове ее высочества, с подсознательными образами.
   Результаты получались довольно неожиданные. Но шанс имелся.

   Поэтому  Лаура  смело  подлетела  к  двери  и  ухватилась  за   массивную
перекладину ручки из железного  дерева  Ковэй,  покоящуюся  на  изукрашенных
золотых скобах.
   Дверь  даже  не  шелохнулась  и,   очевидно,   не   собиралась   впускать
взволнованную королеву. А из-за поворота вот-вот мог  вывернуть  Желвин.  Не
собираясь  выслушивать  его  увещевания,  королева  прильнула   к   щели   и
прошептала:

   Коль вспыхнет вдруг во тьме искра,

   И рухнут меж миров преграды.

   И крикнут две души: "Пора!",

   Особой требуя награды.

   Из щели ощутимо засквозило. Что-то прошуршало там, внутри. И дверь  стала
медленно открываться. Лаура шагнула из темного коридора навстречу свету.
   Подоспевшему Желвину осталось довольствоваться созерцанием захлопнувшейся
створки. Зайти  внутрь  министр  не  мог,  так  как  не  имел  ни  малейшего
представления о сверхестественных волшебных знаниях.

   Десять королев пользовались до  Лауры  комнатой,  и  каждой  из  них  она
виделась  по-разному.  Дверь  крепко   затворилась,   впустив   одиннадцатую
королеву.

   Лаура стояла в небольшой комнате  с  желтыми  стенами.  Помещение  озарял
свет, проникающий  через  квадратное  двухстворчатое  окно.  Его  наполовину
закрывали темно-желтые завеси, крепившиеся на коричневой палке под потолком.
В углу находилась стойка, представлявшая  собой  тонкий  вертикальный  столб
чуть повыше Лауры с накинутой на него  мантией.  Одна  сторона  ее  блестела
нестерпимо-белым, другая сверкала ярко-алым.

   Лаура могла оглядеть всю комнату целиком. Здесь никого не было. В  то  же
время королеву не покидало  чувство  чьего-то  присутствия  рядом.  Ей  даже
казалось, что стойка с мантией - живая.

   Словно шум волн раздался  в  наступившей  тишине.  Сначала  тихий,  затем
грозный, переходящий в шторм. Желтые стены  исчезли,  уступая  место  черной
пустоте.

   Комната не задавала вопросов. Вопросы  сами  вспыхивали  в  голове,  и  у
королевы мгновенно появлялись ответы на них. Сотни  образов  пролетели  мимо
нее, выстраиваясь в неведомую систему.

   Есть ли у нее желание стать повелительницей того мира, пусть и  не  всего
сразу, а только ночных сил и призраков, подвластных любому ее слову? Что  за
вопрос?
   Конечно, есть! Она не могла  не  мечтать  о  подобном  счастье.  Провести
тысячу лет в мрачном, замкнутом на себя мире и стать  после  этого  хозяйкой
другого, прекрасного, звездного, где раньше удавалось  задержаться  лишь  на
считанные минуты. Не пустота окружала ее теперь, а огни, свет окон, фонарей,
чудных  самодвижущихся  машин.  Она  парила  надо  всем  этим,   наслаждаясь
удивительной свободой, пока чуть ли полнеба не заслонило лицо.

   То самое единственное лицо, которое Лаура выхватила  из  мира  людей!  Но
сейчас испуг исчез, и спокойствие лежало на нем. Словно  из  белого  мрамора
высеченное лицо стеной встало перед королевой, и она замедлила свой полет, а
затем остановилась совсем.

   Может быть, она желает увидеть его еще один раз? Да, желает, и не один, а
много, много, много... И чтобы осуществить это, Лаура готова  на  все.  Лицо
сразу же исчезло, и пространство вокруг нее заполнила корона Желвина.
   Громадные трещины раскололи ее. Обломки унеслись вниз.  Но  Лауре  сейчас
жизненно  необходимо  разыскать  скрывшееся  лицо,  маленькую,  но   дорогую
частичку чужого мира.

   Словно вспышка разорвала небо. И Лаура уже стояла на  земле.  Ноги  чудом
держали ее, глаза смотрели по-особому. А вокруг высились коробки  домов,  на
которые так удивительно смотреть снизу вверх.

   Окна домов были пусты и темны.

   Она не могла больше летать. Но почему? Ах, да! Она уже была не королевой,
и даже не призраком. Но кем? Лаура никак не могла понять, чувствуя,  что  от
прежней сущности у нее осталось только  имя.  Дул  холодный  ветер,  который
раньше беспрепятственно пронизывал  Лауру,  развевая  своими  волнами  белое
платье. Но теперь он сердился, злился и вызывал неприятное чувство. Так  вот
что такое "холод".

   Пламя возникло перед ней, и ветер пропал. То было не белое и  не  черное,
не синее и не фиолетовое пламя факела Ыккщщера, знакомое ей  с  незапамятных
времен. Огонь имел желто-оранжевую окраску, и только в его сердцевине дрожал
темнеющий красный оттенок. Языки пламени метались в стороны, как живые.  Они
яростно схватились с холодом ветра  и  прогнали  его  прочь.  Тепло  окутало
Лауру.
   Костер радостно потянулся к ней и исчез.

   Теперь Лаура снова летала.  Ее  окружали  дома.  Не  витиевато-прозрачные
жилища призраков и не строгие коробки  людей.  Даже  не  серебряные  дворцы,
рисунки которых она видела в старинных летописях. Лаура и сама не смогла  бы
описать непостоянные, меняющие контуры силуэты,  мимо  которых  пролегал  ее
путь. Но она твердо знала, что летит сейчас в своем мире. Внутри самой себя.
И эта темная улица, на которой Лауре так одиноко - улица ее души.

   Вновь сменилась картинка. Лаура снова стояла перед пустотой.  Там  должен
вспыхнуть свет, скоро, сейчас. И это так же верно, как то, что с языка Лауры
готовы были сорваться такие  нужные,  такие  необходимые,  но  уж  никак  не
подобающие королеве призраков слова. Но в эту минуту она не была королевой.

   "Скажи, скажи, - зашуршали, зашелестели невидимые соглядатаи. - Скажи,  и
все будет так, как ты хочешь".  Лаура  и  сама  чувствовала,  что  появление
вспышки тормозится ее молчанием, что свет не может вспыхнуть без ее слов.

   - Встреть меня, - тихо-тихо прошептала Лаура. - Не знаю почему, но  я  не
смогу без тебя там, - голос ее несколько усилился. - Я - дочь мрака, где нет
даже звезд, сияющих над тобой. Встреть меня и помоги остаться в твоем  мире,
- Лаура перевела дух и продолжила. - я не смогу без тебя и здесь. Тысячи лет
я правила другим миром. Но сейчас я не королева, я хочу снова увидеть  тебя.
Встреть меня, и ты  не  пожалеешь,  -  голос  Лауры  набирал  силу,  звенел,
невидимые стены впитывали все, произнесенное ей, а  исчезнувшее  лицо  вновь
стало вырисовываться из мрака. - Я верю, ты не испугаешься, ты поймешь меня,
иначе  не  стоило  жить  все  эти  тысячи.  Я  предстану  перед  тобой.   Ты
отшатнешься, мечтая проснуться, разнося вдребезги ночные  кошмары.  Исчезнет
все, но я стою к тебе лицом, останемся лишь мы двое. И поэтому  я  использую
свой единственный шанс, чтобы осуществить мечту. Завтра, через  день,  через
неделю я прорвусь к тебе. Но помни, шанс только один, и если мне не  суждено
быть принятой тобой, мы уже не встретимся никогда.

   "Встреть меня и помоги мне",  -  ласково  прошептали  женские  голоса  из
пустоты, когда на последних словах в тембре Лауры обозначился  пронзительный
надрыв.

   И все. Тишина. Только отголоски эха гуляли в кромешной тьме. Лаура  вдруг
почувствовала свою ущербность и неполноценность перед своим избранником.
   Перспектива оказаться в этот миг в незнакомом мире, существуя там  только
по ночам,  а  в  дневное  время  прятаться  от  убийственных  лучей  солнца,
наполнила ее ужасом. А что, если он оттолкнет ее? В конце  концов,  кто  она
такая? Может, повернуть обратно? Отступить? Никогда!

   Лаура на один-единственный миг вновь ощутила себя королевой призраков.  В
этот момент дрожащие ворота возникли перед ней,  и  она  бесстрашно  влетела
через них в удивительный, ни на что не похожий мир. То  был  внутренний  мир
Его!

   Лес раскинулся перед ней. Но не деревья росли там, а мечты. Каждый росток
представлял еще не сбывшееся желание, но вполне осуществимое или  уж  совсем
безрассудное. Все это, отлично понятное  любому  человеку  из  любой  страны
мира, но неведомое призракам, Лаура видела впервые. Но она чувствовала  если
не предназначение, то хотя бы название каждого видения.

   Видеодвойка "Шарп", отличная  погода  хотя  бы  на  неделю,  персональный
компьютер, забитый игровыми программами, предстоящая поездка  с  группой  на
базу отдыха, Эйфелева башня и пламя в старинном камине,  личный  вертолет  и
побережье Италии,  красочные  мультфильмы  Уолта  Диснея  и  блоки  новейших
кассет.

   Лаура знала, что чем богаче фантазия у человека, тем причудливее лес, где
высятся его мечты. Это было еще только начало, только  первые  ряды,  первые
деревья. В ее  душе  имелась  пока  одна-единственная  улица.  Но  ведь  она
призрак, а не человек. Не человек? А почему бы  и  нет?  Что,  если  комната
сделает ее вполне земной девушкой?  Такое  развитие  событий  показалось  ей
сперва  заманчивым,  а  потом  донельзя  отвратительным.   Стать   девушкой.
Реальной, смертной, приземленной, лишенной возможности править и проникать в
чужие миры.
   Но лицо вновь возникло  перед  ней,  поникшее  и  печальное.  Нет!  Пусть
смерть, пусть ничем не примечательная жизнь,  но  она  не  могла  допустить,
чтобы ему было грустно. Лаура метнулась  дальше,  продираясь  через  скопища
невообразимых и совсем непонятных образов.

   Автомобиль, постоянно менявший свое  очертание  (под  влиянием  очередной
рекламы он превращался то в "Опель", то  в  "Мерседес",  то  в  "Мицубиси"),
гараж во дворе и дешевый  бензин.  Портативный  летательный  аппарат,  чтобы
стартовать прямо с балкона и не тратиться на общественный транспорт.  Связка
бананов "Chiquita".
   Место в отряде капитана Пауэра, команде Чипа  с  Дейлом  и  системе  бирж
"Алиса".
   Передачи "Super Channel" с синхронным переводом на русский. Пачки "Camel"
и "Marlboro" (не курить, а в  сервант  для  красоты  поставить).  Снежная  и
солнечная зима.  Жаркое  лето.  Джинсы  "Montana"  (не  вареные,  а  как  до
перестройки продавались). Бицепсы Шварценеггера. Богатство дядюшки  Скруджа.
Друзья во всех концах мира. Обаяние Алена Делона.  Снова  бесконечные  блоки
красочных кассет всевозможных фирм. И Новый  год  со  свечами,  подарками  и
цветными гирляндами.

   Все увиденное не раскладывалось по полочкам  сознания  Лауры,  не  хотело
называться ни одним из привычных ей определений. Королеве оставалось  только
прочувствовать, запомнить и следовать дальше.

   Лаура свернула налево и, наконец, добралась до желаемого  участка.  Здесь
царили исключительно девушки. Красотки, увиденные  в  фильмах,  каталогах  и
просто на улице. Кого  тут  только  не  было.  Зеленоглазые,  карие,  жгучие
брюнетки с пышным бюстом, златовласки со спортивными  фигурками,  маленькие,
высокие, полноватые, худенькие. Лаура воплотилась в голубоглазую  блондинку,
соответствующую ей по всем параметрам, кроме лица. Но она  чувствовала,  что
привыкнет в нему, и уверенно взбила свои волосы,  такие  же  пышные,  как  и
раньше.

   Прибавив себе уверенности, Лаура рванулась дальше в лес, глубже, впитывая
новые и новые образы. И вдруг остановилась. То  был  центр  этого  странного
леса.
   Глубокий бездонный обрыв низвергался во тьму. На склонах не росли деревья
и трава. Лишь буроватые камни виднелись у края обвала, и исчезали  во  мгле.
Но не тишина и спокойствие царили в провале, не зеленая  плесень  заполонила
стены.
   Там, в темноте и одиночестве металось что-то  неведомое.  Оно  безнадежно
пыталось вырваться из мрачных глубин, хотя и прекрасно знало, что выхода  не
было, что выхода нет, что и не будет этого самого выхода  отсюда  наверх,  к
свету. Прекрасно замаскированная мечтами и густыми чащами видений черная яма
навевала безысходность. А ведь выход имелся, и был  очень  простым.  Отсюда,
сверху, Лаура его отлично видела и в то же время понимала, что скрытое тьмой
существо не сможет это выход обнаружить, несмотря на  свои  беспрестанные  и
безуспешные попытки. Холодные каменные ступени, видимые только Лауре,  легко
выводили из мрака прямо к высокой горе желаний. Но она  пустовала,  так  как
заполнить ее  могло  лишь  то,  что  неистовствовало  сейчас  внизу.  Совсем
чуть-чуть не хватало ему, чтобы  достичь  лестницы,  и  некому  было  помочь
совершить последний прыжок к заветной цели. Безысходность  заполнила  Лауру,
увлекая вниз, и королева в  ужасе  отшатнулась  назад,  в  заросли  желаний,
обычных желаний, заполнявших этот лес и многие другие такие же леса.

   Но лес растворился  во  мгле.  На  мгновение  мелькнули  желтые  двери  и
исчезли.
   Лауру окружали серые камни, давая понять, что сеанс  окончен.  Она  снова
чувствовала себя полноправной королевой  и  величественно  покинула  пределы
комнаты, вход в которую был теперь недоступен для нее навсегда.

   Серебряная  тропинка,  ведущая   сквозь   окрестные   миры,   больше   не
существовала.
   Широкая дорога красновато-платинового цвета взмывала от дворца вверх.  Но
пройти по ней могла только сама Лаура.

   Глава четвертая

   День обломов

   Растут лимоны на высоких горах На крутых берегах, Для крутых, Короче,  ты
не достанешь. Я вижу свет, Я до лимона дотянуться хочу Я за лимоном  лечу  И
крутизной наслаждаюсь. ("Страна Лимония", гр.Дюна).

   "Не женишься в институте - не женишься вообще" -  верная  мысль,  однако.
Именно над ней я размышлял, невзирая  на  дождливую  погоду.  Мы  с  Борькой
стояли  на  центральном  рынке  и  ждали  покупателей,  которые  соблазнятся
жевательной резинкой невзрачного вида, изготовленной будто бы  в  Пакистане.
Борис сосредоточенно смотрел в толпу, мысленно притягивая к  себе  родителей
гуляющих мимо детишек, прямо-таки жаждущих жвачек.  Беда  только,  что  наши
вкладыши не слишком привлекали подрастающее поколение. То ли дело  жвачки  с
наклейками "Star Trek", "Tom and Jerry" (на  худой  конец  "Happy  Fant"  со
слоном, вечно попадающим в неприглядные ситуации). Но  мы  располагали  лишь
пластиками с мальчуганом, выдувающим громадные пузыри  (розового  цвета,  по
три пятьдесят), и почти таким же пацаном, смело показывающим то  ли  "козу",
то ли "викторию" своими тонкими пальцами (белого цвета, по три рубля ровно).
Такой товар тоже был в ходу, так как в окрестных киосках подобная жвачка шла
не меньше, чем за пять. Но  накрапывал  дождь,  и  количество  потенциальных
клиентов резко сократилось.

   Наши покупатели пока не шли, и я радовался  только  тому,  что  догадался
надеть аляску, которая спасала меня от ветра и укрывала  лицо  от  случайных
знакомых. Я дико не хотел, чтобы кто-нибудь из соседей повстречал меня здесь
и причислил к рядам торгашей, выколачивающих последние  деньги  из  карманов
трудящихся.

   Борис уже уплатил семь рублей за место и получил  в  подтверждение  кусок
бумажки, на одной стороне которого значилось сегодняшнее число, а на  другой
было написано "МЯСО", что давало повод лишний раз пораскинуть мозгами.

   Я уже устал ждать и давно плюнул бы на это дело, но мне нужен был Борька,
вернее,  мои   собственные   конспекты   по   организации   и   планированию
производства.
   Экзамены закончились, и Борис с чистой  совестью  мог  исчезнуть  на  все
лето, а потом только хлопать длинными ресницами и божественно клясться,  что
никаких конспектов не одалживал. А в  довершение  ко  всему  он  обязательно
закончил бы свою речь каким-нибудь вывернутым четверостишием, после которого
отпадала всякая охота продолжать спор. Такие стишки в стиле Григория  Остера
он постоянно выбалтывал к месту и не к месту, а в данном случае  Боря  выдал
бы что-нибудь вроде:

   Если Вы свои конспекты где-то дома  потеряли,  А  потом  пришел  товарищ,
невзначай к Вам заглянув. Вы не требуйте тетрадок, он нигде их не достанет,
Поищите лучше сами, может быть, Вам повезет.

   Кроме безудержного чувства юмора, ему было присуще чувство  непоколебимой
уверенности  и  собственной  правоты  во  всем.   Борис   обеспечивал   свое
существование  исключительно  коммерцией.  Я  же  работал  на  полставки  по
специальности, что скромно  оплачивалось,  но  давало  возможность  спокойно
доводить  до  конца  курсовые,  а  теперь  и  диплом.  Дополнительный  доход
приносила перепродажа, разумеется, без ущерба для учебы. Моей  стихией  были
все те же кассеты. Я не пропускал ни одного коммерческого магазина, лежащего
на пути, особенно на  окраинах.  И  если  на  глаза  попадалась  кассета  по
доступной цене, я немедленно покупал ее  и  сдавал  в  одну  из  центральных
комиссионок уже  по  рыночной.  1992  год.  Теперь,  когда  творилась  сущая
неразбериха, такой бизнес не требовал особых  усилий.  Действовал  я  всегда
поштучно, чтобы не связываться с налоговой инспекцией. Конечно, размер моего
недельного оборота вызвал бы  бурный  смех  крутых  коммерсантов,  но  я  не
жаловался: на мороженое и кино хватало. Кроме  того,  не  требовалось  моего
присутствия при сделке. Это было для меня главным.  Я  никогда  не  смог  бы
лично всучить кому-нибудь товар посредственного качества. А  тут  покупатель
делал выбор сам.

   Да, кино! Чуть не забыл, сегодня  же  я  с  Борькой  должен  появиться  в
главном корпусе, где нас будет ждать староста  со  стипендией  (ему  так  не
хотелось ехать во вторник на  комплекс,  что  он  предпочел  корпус  щ  1  в
выходной день).
   Конспекты теперь казались сущей ерундой. Ведь Борька собирался пригласить
двух наших однокурсниц в кино, а я ему должен активно в этом помогать.

   Сейчас Вы будете дико хохотать, словно в первый раз  услышали  анекдот  о
том, как Ельцин и Буш однажды... Впрочем, неважно.  Представьте  себе  парня
двадцати  одного  года,  который  дожил  до  пятого  курса,   ни   разу   не
поцеловавшись  с  девушкой  в  эпоху  расцвета   сексуальной   революции   и
поголовной, прямо-таки стопроцентной сексуальной активности. Так вот, это  -
я. Половина из вас, услышав такое, попадает  на  пол  со  смеху.  Остальные,
сощурив глаза, произнесут глубокомысленную фразу: "Мне жаль этого  мальчика,
так обиженного судьбой", Кое-кто тут же запишет меня в извращенцы или  будет
начисто отрицать факт моего существования. Тем не менее,  я  есть  (пока)  и
стою сейчас на рынке вместе с Борькой, который только что всучил две  жвачки
по три рубля влюбленной парочке.

   Инициатива приглашения исходила, разумеется, от Борьки. Сам бы я на такое
дело не  решился  никогда.  Девушки  мне  представлялись  сверхестественными
существами, на которые я мог только поглядывать, да мечтать  о  несбыточном.
Тем более, что я совершенно не умел с ними разговаривать. В обычной компании
я мог беседовать о чем угодно, знал кучу историй и анекдотов, вот разве  что
не пел. Но как только я оставался с девушкой один на один,  то  язык  словно
примерзал к небу, а все подходящие темы для говорильни исчезали  напрочь.  К
этому следует добавить, что я обладал хилой и сутулой фигурой, заплетающейся
походкой, гнусавым тембром голоса и вечно простуженным носом. Имелся  и  еще
один существенный недостаток - в то время, когда другие уже твердо стояли на
ногах, чем подводили серьезную основу для создания новой ячейки общества,  я
все еще летал в облаках, надеясь на невероятную встречу с  идеалом.  С  той,
которая понимала  бы  меня  с  полуслова  и  не  требовала  невозможного  (в
частности, денег, денег и еще раз денег). "Но такого  в  жизни  не  бывает".
Иногда я готов был  вешаться  от  отчаяния,  что  не  имею  никакой  надежды
обзавестись семьей, а временами душа ликовала, что я еще свободен, и красоту
летнего вечера не испортит бестактное замечание "самого близкого человека" о
том, что работы по дому невпроворот, или вечные стоны о том,  что  у  других
есть все, а у нас ничего нет и не предвидится.

   Не знаю, о чем думал по этому поводу тоже холостой и живущий  в  одиночку
Борис, но он за это время успел отделаться еще от трех жвачек.  Как  опытный
продавец,  Боря,  наверняка,  объяснил  бы  мне,  что  существует   заметный
временной отрезок с начала торговли, когда к тебе не подойдет никто, хоть ты
тресни. Важно только переждать его, не сдаться раньше времени. И  вот  когда
тобой  овладеет  отчаяние  и  твердая  уверенность,  что   деньги   потеряны
понапрасну, появится он - первый покупатель. Ты вдруг поймешь, что  не  хуже
других, и что на каждый товар  найдется  купец.  Ты  уже  переборол  судьбу,
перескочив с черной полосы на белую.
   Вот тогда и проявляй свои способности, действуй, не спи. Особенно,  когда
вокруг тебя рынок. Но Борька молчал и продавал, продавал, продавал.

   Народ любит рынок, подыскивая для  него  ласковые  названия  -  "толчок",
"балка", "толкучка". Не найдется, наверное, ни одного человека,  который  не
удосужился  хоть  раз  в  жизни  побывать  на  рынке.   Одиннадцать   часов,
воскресенье - самый  пик  торговцев  и  покупателей.  Сверху  рынок  кажется
огромным котлом с кашей, уже доходящей до  кондиции.  Суровые  экономические
законы помешивают ложкой варево и  снимают  пробы,  а  счастливые  теоретики
изливаются толстыми  книгами,  обещая  каждому  члену  общества  прожиточный
минимум в день и варенье на завтра.

   Воскресенье делит население нашей необъятной страны на  две  части.  Одна
хватает лопаты и до седьмого пота вкалывает на  садовых  участках,  выполняя
постановления правительства и мудрые заветы Ильича, который сам трудился, не
покладая рук, и другим велел. "Лучший отдых - это смена работы". Обрекая нас
на добровольную трудотерапию,  обаятельная  Тамара  Максимова  на  все  лады
расхваливает быт простого западного фермера, позабыв,  однако,  о  священном
для  тех  же  американцев  уик-энде.  Правительство,  сетуя   на   нерадивых
колхозников, не желающих сдавать продукты, уже готово поголовно осчастливить
народ земельными сотками  или  участками  на  картофельных  полях.  И  народ
счастлив. Он бегает по магазинам в поисках садового  инвентаря,  выслушивает
советы астрологов, в какие дни следует сажать свеклу и апельсины  и  требует
переноса сериала "Богатые тоже плачут" на будние дни. Но  не  о  них  сейчас
речь.

   Другая часть вожделенно устремляется на "отведенные для торговли  места",
доводя плотность населения на один квадратный метр оных до самых невероятных
показателей.

   Рыночная площадь  всегда  являлась  центром  средоточения  населения.  Не
музеи, не городская ратуша, а  именно  магазины  привлекают  к  себе  народ.
Возьмем к примеру Москву. Красная площадь -  центр  столицы,  центр  страны.
Тысячи людей каждый день касаются подошвами ее серых  булыжников.  Зачем  же
пришли они сюда? В Кремль, посмотреть на царь-пушку, царь-колокол и соборную
площадь? Не на них ли любуются москвичи и гости столицы и в первый раз, и во
второй. И в сотый.

   А что это за красивое здание сереет через площадь от Кремля? ГУМ!
   Государственный Универсальный Магазин. Десятки тысяч  людей,  никогда  не
видевших вышеперечисленных чудес русских мастеров, ежедневно вступают в  его
владения, наполненные богатствами стран содружества, а в последнее  время  и
всего мира.  Ну  кто  из  нас,  побывав  в  Москве,  не  отметился  под  его
прохладными сводами? А очереди? Вы резво  пристраиваетесь  в  хвост,  а  Ваш
спутник или спутница пробираются вдаль, горя желанием знать,  что  же  такое
можно приобрести за поворотом живой змеи. В любом случае это что-то  дешевое
и качественное, а значит,  редко  встречающееся  в  нашем  постперестроечном
мире. Ибо народная  мудрость  гласит,  что  за  слишком  дорогим  и  слишком
ненужным очередей не бывает.

   В любом случае мы уже в очереди. Далеко-далеко еще час блаженства,  но  с
каждой  минутой,  с  каждым  пройденным  шагом  кусочек  светлого   будущего
неизбежно становится ближе.  А  волнующее  чувство,  пронизывающее  тревогой
каждое нервное окончание? Помните? Хватит или не хватит? Достанется или  нет
хоть что-нибудь?
   Пусть другого  размера,  цвета  или  запаха.  После  обменяемся.  Главное
выстоять, дойти, не упустить свой миг удачи.  И  вот  так  каждый  день.  Вы
говорите, очереди канули в вечность. Да не скажите. В любом месте, где вдруг
и  в  наши  изобильные  времена  обнаружится  хоть  что-нибудь  подешевле  и
покачественнее товарной массы, заполонившей наши прилавки, кучкуются знающие
люди. Собравшаяся толпа, сверкнув злыми глазами, извернется хвостом.  И  вот
она, очередь! А чего это Вы на меня так смотрите? Вы здесь не стояли!

   Однако, время - деньги. Мы готовы, сэкономив часок-другой,  расстаться  с
приличной суммой. И вот в наших руках красочная  "Montanna",  "Adiadas"  или
"Live`s" из Китая. Отличная  вещь!  До  первого  дождя.  Но  спрос  велик  и
предложение огромно.

   Правительство и тут ухватило суть времени. Широко открыв двери в торговый
бизнес известным указом, оно великодушно подождало, пока  как  можно  больше
людей вложит туда свои деньги, и тут же прикрыло  дверь  с  другой  стороны,
дополнив  указ  поправкой  "с  уплатой  за  место".  Возликовали   магазины,
обозначив прилегающую к ним территорию своей  священной  и  неприкосновенной
собственностью. Опередив местную мафию,  они  немедленно  бросились  сдирать
вышеозначенную уплату, все увеличивая размер сбора. И даже  рынок  обзавелся
дополнительным  штатом  служащих,  чтобы  ни  один  торговец   не   оказался
неохваченным правительственной заботой. Нововведение  тут  же  не  замедлило
сказаться на ценах. И простому труженику ничего не осталось, как коситься на
окна троллейбуса и покрикивать жене: "Это же надо!  Пиво  за  тридцатник!  И
ведь находятся дураки, берут. Вон, вон, какой-то баран купил!"

   По этому поводу Борис как-то разразился следующим творением:





   Если Вы, увидев цену, сразу в обморок  упали,  То  не  вешайте  торговца,
продавец не виноват. Отправляйтесь-ка работать  лучше  на  "Нефтеоргсинтез".
Пусть пораньше Вы помрете, зато бартер получив.

   Говоря  газетными  штампами,  Боря  являлся  человеком  эпохи,  то   есть
удачливым коммерсантом, и  только  немного  не  дотягивал  до  героя  нашего
времени - белый мерседес и отдых в Сочи были пока не по карману. Нет,  Борис
не мотался челночными рейсами в Турцию и Китай, скупая самые дешевые в  мире
товары.  Зато  он  с  первого  взгляда  мог  определить,  что  из  рыночного
ассортимента следует  купить  и  за  сколько  перепродать.  Я  тоже  не  был
дилетантом в ценах,  но  меня  всегда  останавливал  страх  перед  неудачной
перепродажей и потерей оборотного капитала. Борька же лез напролом.  Он  мог
втиснуться в самый узкий промежуток между продавцами и,  заговорив  клиента,
всучить тому любую неказистую вещь.

   Но Борис уже сейчас готовился к роли национального  героя.  За  неимением
многомиллионной телеаудитории он покровительственно объяснял  свое  торговое
кредо мне:

   - Ты думаешь, кто мой клиент? Богатенькие буратины? Нет, большие люди  не
для меня. Мой товар покупают такие, ну вот  как  ты,  например.  Хочется  им
купить себе хоть что-нибудь, а в кармане  лишь  десятка.  Что  им  остается?
Только жвачка. Тут важен момент. Десятку потратить - пара пустяков. Вот  она
уже исчезла, и ты опечален. Но нет, здесь она, лежит  еще  пока  в  кармане,
ждет. И вдруг ты замечаешь жвачку. Не по десять рублей, не по шесть,  не  по
пять.
   Заметь, всего по  три  рубля.  Пусть  немного  липкая,  ерунда.  Сладость
остается, и карман не пустой. Взял ты себе жвачку и выбор оставил. Захочу  -
еще куплю, не захочу - дальше пошлепаю. Тут психологию понимать надо.

   Но мне было не до психологии.  Я  все  еще  мучительно  стеснялся  своего
присутствия на рынке, боялся встретить знакомых или соседей, отворачивался в
сторону при первом же подозрении на знакомое лицо. Не мог я переломить  себя
в эпоху рыночной экономики. Если и  следовало  мне  изучать  психологию,  то
только свою собственную.

   Уф! Взглянув на Борькин ящик, я с чувством безмерного облегчения отметил,
что кучка жевательных резинок заметно сократилась в объеме.  Близок,  близок
час возвращения блудных конспектов! Я осторожно переступил с ноги  на  ногу,
стараясь не прикоснуться к груде поддельных "Левисов", над которыми  высился
гигант, ничем не уступающий ростом Арвидасу Сабонису.  Последнюю  жвачку  по
три пятьдесят ухватила губастая девица с лошадиной физиономией,  а  я  готов
был уже сам заплатить шесть рублей за две оставшиеся. Стояние на одном месте
у всех на виду убивало меня. Я лучше буду сидеть целый день за  компьютером,
доводя  до  ума  какую-нибудь   программу,   хотя   фанатиком   ночных   или
круглосуточных бдений меня тоже не назовешь.

   К неописуемому ужасу  Борис  выкопал  в  кармане  еще  один  трехрублевый
пластик.
   Да,  конец  мучений  отодвигался.  Спасение  подоспело  в  лице   мужика,
окруженного многочисленным потомством. Он  протянул  скомканную  десятку,  и
пока Борька искал рубль сдачи, подозрительно стал крутить жвачку в руках. То
ли  ему  не  нравилась  слишком  высокая  цена,  то  ли  липкие  обертки  (и
неудивительно, иначе кто продал бы Борису  эти  пластики  по  два  рубля  за
штуку).

   - Покажи-ка еще жвачку,  -  сказал  закончивший  осмотр  отец  семейства,
намереваясь подловить нас на недоброкачественном товаре.

   - Больше нет, -  буркнул  Борька,  невинно  глядя  в  глаза  недовольному
клиенту. - Последние остались.

   - Знаем мы, какие последние, - заявил с апломбом его  собеседник.  Больше
всего я боялся, что он сейчас вернет товар Борису.

   - Вот ваша десятка, - невозмутимо ответил Боря. - Давайте обратно жвачку.

   Но мужик, видимо, уже распределивший сэкономленные деньги на что-то иное,
предпочел взять рубль и удалиться, раздав жвачку детям.

   - Все! - выдохнул Борька. - Домой!

   Уяснив, что мучения окончились и ничто не мешает нам удалиться  восвояси,
я вдруг забеспокоился:

   - А если жвачки и в самом деле испорчены?

   - Гляди, -  крикнул  Борька,  вытащив  из  кармана  два  пластика  совсем
непотребного вида и, содрав с них обертки, сунул себе в рот. - Тебе,  может,
тоже охота?

   Чувствуя  себя  соучастником  преступления,  я   получил   пару   жвачек,
выглядящих еще  более  неприглядно,  и  бесстрашно  сжевал  их  сам.  Это  в
некотором роде облегчило мою вину - если  уж  быть  наказанным,  то  двойной
порцией. Посмотрев на меня внимательно, Борька зашептал так, чтоб не слышали
остальные:





   Если ты, упав в заботы, Даже в пище не уверен, Вспомни чудо  голоданья  И
не ешь ее совсем.

   И мы двинулись к выходу, слившись с плотной массой покупателей. Народ шел
медленно, как на демонстрации. Под ногами  хрустела  бумага  от  мороженого,
расползались шкурки от бананов по шестьдесят за штуку. А вокруг  раскинулись
торговые ряды. Джинсы "Carrera", "Wrangler", "Rifle",  футболки  с  вышивкой
"Chanel",   "BOSS",   "Benetton",   изготовленные   в   Польше,    бейсболки
"USA-California", кроссовки "SIMOD"  и  "Reebock"  китайского  производства,
спортивные костюмы "KAPPA" и  "PUMA"  из  Гонконга,  одежда  "Second  Hand",
закупаемая на вес в Европе. Все известнейшие фирмы светились своими ярлыками
на нашем рынке,  но  как-то  ущербно,  неполноценно,  с  кривыми  строчками,
разъезжающимися швами и законспирированными дырами. А рядом лежали  турецкие
и китайские брюки, куртки из Таиланда, пуховики. В общем,  все,  что  только
возможно купить  по  дешевке,  было  уже  куплено  и  завезено  сюда,  чтобы
прельщать глаз неразборчивого покупателя со средним достатком.

   "Не обманешь - не продашь."  А  если  Вас  трудно  обмануть?  Если  Вы  в
"фирменной"  немецкой  коробке  обнаруживаете  ярлычок  "Made  in  China"  и
недовольно тянете:
   "У, это Китай?" Тут же слышится бодрый и уверенный голос: "Это не  Китай,
это сделано в Китае, а фирма настоящая, германская!"

   "Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи", - взывали валютные
магазины. Хлопая по тощему рублевому кошельку, мне всегда хотелось добавить:
   "А уж дорогие нам тем более не по карману". В  любом  случае  приходилось
довольствоваться лишь предложенным ассортиментом. "На рынке  будет  все",  -
заявляли маститые экономисты. И что же? Есть все? Какое там!  Где  фирменные
хромные кассеты? Где настоящая французская парфюмерия?  Где  всеми  хваленый
"Nike"? Где товары высшего качества? На  рынке  таких  нет  по  той  простой
причине, что ввозить их в массовом масштабе не выгодно, а накладно.  Гораздо
успешнее можно проворачивать  дела,  закупая  дешевку  и  клятвенно  заверяя
лопухов, что именно в этом и выросла вся Америка.

   Да, великолепие западных супермаркетов оставалось пока только для элитных
магазинов. Из образа жизни развитого  капитализма  до  рынка  добрался  лишь
навязчивый   сервис,   напрочь   прогнав   тупое    безразличие    продавцов
государственной торговли. Но народу от этого не легче.

   - Какой это размер?

   - Ваш, девушка! Берите!

   - А сапоги итальянские?

   - Самые что ни на есть! Только вчера из Италии привезла. Дешевле нигде не
найдете.

   - А хоть крепкие?

   - Да я точно такие же пять лет ношу. Как новенькие!

   Ну  как  тут  девушке,  с  детства  привыкшей  к  неизменным  ценникам  в
универмагах, не поверить и не купить. Да и  продавца  понять  надо.  У  него
таких, как Вы, в день больше сотни. Неужели, задавая вопрос, Вы надеялись  в
ответ услышать:
   "Нет, девушка, не итальянские сапоги,  а  китайские.  В  грязь  лучше  не
надевайте, а то подошва отвалится. А в соседнем ряду вторая с  краю  женщина
продает точно такие же на двести рублей дешевле. Но вы все равно покупайте у
меня"?

   Однако, бывает предел даже  такому  сервису.  Вот  через  неделю  девушка
разыскивает услужливого продавца и предъявляет ему полуразвалившиеся сапоги.
   Что тут начинается!  Продавец,  брызгая  слюной  в  лицо,  орет,  что  ни
девушки, ни сапог он до этого и в глаза не видел. Толпа одобрительно  гудит.
А  со  стороны  уже  несется  дружная  команда  добрых   молодцев,   которые
отработанными  приемами  резво  и  слаженно  выталкивают  за  пределы  рынка
клиента, посмевшего вернуть товар.

   Мы тем временем протолкнулись почти к самому  выходу.  Осталось  миновать
старушек с цветами и наших конкурентов со жвачкой, а также вездесущих цыган.
   Бетонные ворота рынка остались за нашими спинами - мы на свободе!..

   ...Три часа спустя, получив долгожданные конспекты, я нервно переступал с
ноги на ногу в прохладном коридоре главного  корпуса.  Группа  собиралась  в
аудитории за моей спиной на удивление дружно и без опозданий - деньги  нужны
всем. Но я готов был отложить получение стипендии даже на неделю -  лишь  бы
только удалось наше с Борькой мероприятие.

   Борис уверенно подпирал стену с совершенно спокойным видом. А  меня  била
внутренняя дрожь, и требовались неимоверные  усилия,  чтобы  выглядеть,  как
обычно. Подходящий момент никак не наклевывался. Трудно сказать, какую гамму
чувств я сейчас испытывал, представляя то вежливый отказ  Маши  и  Лины,  то
благополучный исход. Я уже с трудом переживал затянувшееся представление.
   Возникало чувство призрачной надежды,  что  девушек  не  удастся  застать
вдвоем,  которое  сменялось  тягостным  и  нудным  ожиданием.  Я   настолько
переволновался, что чуть было не исчез  и  поля  боя.  В  этот  момент  Боря
отклеился от стены и, толкнув меня в бок, ринулся в атаку.

   - Маша, Лина, - скромно, без  обычных  выкрутасов  начал  он.  -  Вы  уже
смотрели "Терминатора"?

   Девушки переглянулись и ответили:

   - Еще нет, пока.

   "Ну так как же?" - хотел спросить я , но простые слова застряли у меня  в
горле.

   Не получив моей должной поддержки,  Борис  свирепо  взглянул  на  меня  и
продолжил:

   - А ведь у нас билеты продают. На самые лучшие места, однако.

   Последнее слово Борька нарочно исказил, копируя чукчу.

   - Хорошо, мы подумаем, - ответила Лина, и они быстро покинули аудиторию.

   - Только не забудьте, - добавил я вслед.

   Сердце бешено колотилось у меня в груди. Сегодня осуществилась моя первая
попытка наладить контакт с прекрасным полом. С другой стороны, я находился в
весьма выгодном положении. Если бы девушки отказались, то  я  оказывался  на
вторых ролях и вроде бы ничем не прокололся, так как приглашал Борис, а  моя
персона скромно стояла в стороне. Если бы Маша и Лина ответили согласием, то
я смотрелся наравне с Борькой и уж проявил бы свои лучшие стороны. Так  что,
как ни крути, я был в выигрыше при любом исходе. Мне больше нравилась Лина -
кудрявенькая блондиночка с длинными волосами  и  удивительно  бледной  кожей
лица.
   У Лины имелся лишь один существенный недостаток. Она  жила  в  отдаленном
районе новостроек. Я с тоской представил, как после последнего  сеанса  буду
провожать ее домой, а потом целый час добираться обратно.

   Девушки, получившие стипендию, куда-то потерялись. Отхватив свои  кровные
одну тысячу  пятьсот  сорок  четыре  рубля,  я  вместе  с  Борисом  бросился
обшаривать первый этаж. Маша с Линой как в воду канули. Борис уже  собирался
плюнуть на затянувшиеся поиски, но я возражал. Когда еще представится  такая
возможность.
   Надо же начинать  взаимоотношения  с  девушками.  Тем  более,  что  самая
трудная половина дела уже позади.

   - Может, они в столовой, - жалобно тянул я.

   - Балбес, - Борька  ласково  постучал  кулаком  мне  по  лбу.  -  Сегодня
воскресенье.
   Столовая не работает.

   - Может посмотрим, - не сдавался я, и мы отправились в столовую.

   Непостижимым образом она  работала.  То  ли  перенесли  рабочий  день  на
выходной в связи с годовщиной обретения  суверинетета  Россией.  То  ли  она
обслуживала  абитуриентов,  посещавших  высокооплачиваемые  подготовительные
курсы. Тем не менее, двери столовой были открыты,  а  за  одним  из  дальних
столиков мы обнаружили наших беглянок. Пока я раздувался от гордости за свою
догадливость и доказывал Борису, что без меня не видать бы нам  девушек  как
своих ушей, Маша и Лина исчезли  и  из  столовой.  Но  теперь  мы  вовсе  не
собирались упускать удачу.
   Уныние сменилось счастливой радостью, ибо они  не  отказали,  не  сбежали
домой, а просто отправились пообедать.

   Мы без труда догнали Машу и Лину в конце  коридора.  Увидев  их  лица,  я
вдруг заподозрил неладное.

   - Так мы идем? - загадочно улыбнулся Борис.

   - Хорошо, - кивнула ему Лина. - Только втроем.

   "Маша не пойдет, - сообразил я. - Значит, Борька будет опекать Лину".  Но
в  этот  раз  моя  догадливость  не  справилась   со   своими   должностными
обязанностями.

   Маша улыбнулась и что-то зашептала, поглядывая в мою  сторону.  Борис  за
спинами девушек взглянул на меня и виновато развел руками.  Такого  ужасного
варианта я не предусматривал, он просто не укладывался в моей  голове.  Если
уж отказ, то совместный. Как и победа. А тут...

   ... Мы с Борисом, не глядя друг на друга, попрощались и разбежались. Он с
девушками в кино, а я в душный автобус в нелепой для лета аляске, бичуя себя
уничижительными словами. Мне оставалось утешаться только  пошлой  пословицей
"Первый блин комом" да словами Ди Снайдера "Отказ красотки никогда не должен
служить поводом  для  расстройства".  Да,  плохо,  плохо  я  изучал  принцип
гарантированного результата.

   День был безнадежно испорчен. Я даже не представлял, как буду  учиться  в
одной группе  с  Машей  и  Линой,  ежедневно  ловя  их  презрительно-ехидные
взгляды. Меня спасало только то, что сессия закончилась, и новая  встреча  с
группой состоится только в октябре, не считая поездки на базу. И  все  же  я
был морально убит, безусловно и окончательно. Ну почему всегда везет  Борису
и не везет мне?

   Конечно, можно во всем обвинить  неблагоприятные  астрологические  дни  и
сверхестественные силы, но я прекрасно понимал, что сам виноват в  том,  что
никому нет дела до моей персоны. Только я сам, и никто более!  В  тот  самый
миг, когда Борис с девушками подходил  к  самому  престижному  кинотеатру  в
городе, я ввалился  в  свою  пустую  квартиру,  думая,  что  наступил  самый
мерзкопакостный, самый худший день в моей жизни.

   В груди щемило, так щемило, неописуемо. Ну и пусть. Ну  и  хорошо.  Пусть
инфаркт, пусть летальный исход. Не надо будет учиться,  работать,  страдать,
терять. Болело все сильнее. Волны боли  пронизывали  грудную  клетку  сверху
донизу,  иногда  меняя  направление.  Ну  зачем  так?  Почему  мир   устроен
по-другому?
   Да, да, я знаю, что жизнь прекрасна и удивительна, только  она  не  нужна
мне, совсем не нужна. Ну почему вокруг пустота, почему? Я ведь ничем не хуже
других! Почему я не достоин любви? Где она, любовь? Ведь есть же она?  Есть!
Но не для меня. Где та, что поймет меня с первого взгляда? Наверняка, она  с
кем-нибудь другим. Миллионы людей сейчас счастливы и довольны! А мне плевать
на них. Не им, мне плохо, и никто не в силах помочь. Миллионы людей плачут и
страдают, как я. И на них мне тоже плевать.  Вот  так-то!  Почему  я  должен
думать о них? Почему я не могу позаботиться о себе? Почему к  другим  бегают
прекраснейшие девушки в мире  и  терпеливо  ждут  где-нибудь  на  лестничной
площадке? Да я бы сам бегал, носил на  руках,  сочинял  стихи  и  придумывал
миллионы ласковых слов. Но нет! Не нужен! Не требуется!

   Я не мог так больше жить. Со всего размаху  я  вдарил  головой  о  стену.
Затем еще раз, еще, еще. Почему за другими готовы  следовать  хоть  на  край
света? А за  мной?  Да,  как  же!  Размечтался,  одноглазый!  Где  та,  кому
интересны мои проблемы, моя душа? Кто заберет  меня  отсюда  в  иной,  более
прекрасный мир? Да кому ты нужен, козел.

   "Ну, ну, мальчик расстроился, - скажете Вы,  -  ничего,  все  образуется,
придет время и..." Да мне плевать на Вас! Понятно? Плевать! И на советы Ваши
тухлые тоже плевать. Миллионы девушек в этот момент  напряженно  смотрят  на
телефон, ждут звонка и мечтают о встрече. С кем? Да уж не со мной,  понятное
дело.
   Третий лишний. Это про меня. А, ладно, все равно жизнь кончена. Плевать!
   Плевать на все! Я не хочу ждать! Мне  надо  сейчас,  понятно  Вам,  прямо
сейчас, немедленно и самое лучшее. Что? Не заслужил? Не  достоин?  А  другие
достойны?
   Так что, мне уже пора вешаться? Не правда ли? К черту такую жизнь.  Зачем
она, если любви для твоей ничтожной персоны не было, нет и  не  предвидится?
Остается просматривать красочные страницы западных  каталогов  и  завистливо
вздыхать.  Да,  это  не  сказка,  это  реальная   жизнь,   где   нет   места
очаровательным ведьмочкам, которые горят желанием немедленно познакомиться с
тобой и остаться рядом навсегда.

   "Ну, так сразу и  ведьмочку!  -  скажете  Вы.  -  Да  у  тебя  в  группе,
наверняка, масса вполне привлекательных девушек!" Не спорю. Но у  одних  уже
колечко на руке, за другими ежедневно  заезжают  друзья  на  автомобилях,  а
третьи лишь попросят списать практику или лабораторные, да упорхнут в кино с
тем же Борькой (черт его дери). И чего мне от  них  ждать?  Пригласительного
билета на свадьбу с зарезервированным местом  в  дальнем  конце  стола,  где
выпивки еще хватает, но веселых тостов уже не слыхать.

   Боль по-хозяйски бродила где-то внутри. Я живо  представил,  как  грудная
клетка, распираемая болью, взрывается, разбрызгивая внутренности по  стенам.
Где? Где тот кирпич, что упадет с крыши и  положит  конец  моему  никчемному
существованию.
   Пора бы уже. Пора!

   Из глаз потекли слезы. Мужчина не должен плакать, но если никто не видит,
то немного можно. А если даже и видят, то что? Смотрите. Мне  плевать  и  на
тебя, и на тебя тоже,  и  вот  на  тебя  (да,  да,  не  оглядывайся,  нечего
оглядываться), на всех вас вместе взятых.

   Мягкая темнота вечера плавно перетекала в  ночь,  а  я  не  находил  себе
места, кляня незавидную судьбу. Нет, я же не желал сказочную принцессу.  Мне
достаточно  было  обычной  девушки,  чтобы  почувствовать  привлекательность
жизни.
   Но жизнь  не  хотела  казаться  прекрасной  и  удивительной.  Приходилось
принимать ее такой, как есть. Но требовалось срочно отвлечься.  В  очередной
раз пожалев об отсутствии видео, я бесцельно обводил  глазами  комнату.  Да,
сейчас бы самое время вырубить свет и с головой уйти в мерцающий экран,  где
в сумеречных коридорах из таинственного тумана выползают склизкие  мертвецы.
Ужасы  прекрасно  прочищают  мозги  от  ненужных  переживаний.  При   каждом
постороннем шорохе ты вздрагиваешь и ждешь, что  вот  сейчас  проскребут  по
стене железные когти, и в комнату ввалится сам Фредди Крюгер. Да, тут уж  не
до несчастной любви. Но видео скрывалось в далеких перспективах.

   Свет включать не хотелось, поэтому книги тоже отпадали. Но мой блуждающий
взгляд опустился с потолка на шкаф и замер. Пора  было  вводить  в  бой  мою
гвардию, каждого бойца из которой я знал, ценил и берег. Музыка сейчас - то,
что  надо!  Я  врубил  звук  погромче,  так  что  на  всю  комнату  зашуршал
неистребимый фоновый шум в колонках. И в мою руку  легли  они  -  мои  самые
любимые мелодии, записанные на самых любимых кассетах.

   Тишина прогнал "Silent Circle" с ее непревзойденной "Stop the Rain in the
Night".  Когда-то  слова  из  "Anywhere  Tonight"  увековечил  их  неведомый
поклонник на институтской парте, и я полностью  поддерживал  его  стремление
оставить эти летучие фразы в памяти навсегда.  Еще  оставался  год  до  того
момента, когда группа переиздаст эту программу в новой  обработке,  и  целых
два до появления нового хита "Egyptian Eyes". Я, конечно же, не  мог  видеть
будущее, да и не хотел, потому что в данный момент орал вместе с ними "Touch
in the Night" или "Man is coming" из  "Hide  Away",  которая  мне  нравилась
больше  всего.  На  смену  "Безмолвному  Кругу"  пришла   C.C.Catch   и   ее
блистательные "Heaven and Hell", от которых тащился весь мир, правда, уже  в
довольно далеком прошлом. После нее  в  темноту  квартиры  возникла  Sandra,
исполнив полузабытые "In to a Secret Land" и "Midnight Man", а  затем  почти
новую, берущую за душу "Jonny Wanna Live".
   Музыка  обволакивала  меня,  прогоняла  все  плохое,  смягчала  потери  и
неудачи. Как лекарство, как живительный бальзам,  она  текла  и  пробиралась
куда-то в неизведанные глубины, где еще недавно было все так плохо.

   Окончательно тоску разогнал запретный  когда-то  Dschinghis  Khan,  выдав
"Hadschi Halef Omar", которую я мог слушать до бесконечности. И мне  плевать
было на заверения ушедших в прошлое идеологов о том, что "... данная  группа
разлагает  моральный  облик  подрастающего  поколения,  воспевая  факты,  не
соответствующие советской действительности, и  принижая  тем  самым  великие
свершения   советского   народа,    достигнутые    им    под    руководством
Коммунистической  Партии".  Душу  грели  голоса  и  музыка.  А  текст  песен
оставался за кадром, тем более, что в  немецком  я  не  понимал  ни  единого
слова.

   После я немного погрустил вместе с "Valerie", но уже  не  о  своем,  а  о
несбыточном, и представил танцующую королеву моего сердца из "Night  of  the
Night" снова в исполнении группы "Joy",  которую  я  по  молодости  когда-то
путал с "Modern Talking". В эти  минуты  магнитофон  был  моим  единственным
другом. Он один понимал меня и находился рядом, невзирая  на  позднее  время
суток,  сгущавшиеся  над  городом  тучи  и   неблагоприятную   экономическую
обстановку в стране. И я уже не варился в собственных проблемах, а слушал  и
слушал далекие  и  близкие  голоса.  В  космические  просторы  меня  уносили
"Rockets" и "Silicon  Dream".  Но,  оставив  мужчин  позади,  появилась  Dee
D`Jackson,  и  я,  позабыв  про  все,  внимал  приказам  космической   леди,
бесстрашно идущей по космическому курсу во главе галактических сил спасения.
Другая жизнь расстилалась передо мной, другие времена и пространства. И  мои
проблемы растворились в череде  электронных  звуков  и  многоголосья,  через
которое то и дело прорывался неугомонный робот, созданный, чтобы включить  в
свою сущность все связанное с понятием "Automatic Lover".

   Но окончательно я  уплыл,  когда  в  магнитофоне  оказалась  "Radiorama".
Заевшая повседневность ушла. Остались только бой часов, клекот  и  щебетание
неземных птиц  и  божественные  переливы  двух  голосов,  перекликавшихся  в
поисках друг друга.

   Глава пятая

   Ti Amo

   Ti amo, I never had a clue that I was losin` you You never  once  let  me
know you were lettin` me go Oh, I guess it was there in your eyes  Guess  is
was there in your sight Guess is was there in your lies I  was  blind  then,
couldn`t face the end

   Полная луна разливала свой холодный свет по крышам домов  и  дорогам.  Ее
серебряные лучи пронизывали  листву  деревьев,  рисуя  на  траве  магические
узоры, и пробирались сквозь стекла  в  темные  квартиры.  Не  оставалось  ни
одного полуночника, который, соблазнившись ночным сеансом, ускользнул бы  от
атаки Морфея. Серые дома, черные прямоугольники окон.

   Лишь один дом  сверкал  лимонным  золотом.  Кристально-белый,  как  кусок
сахара, днем, он стал теперь  мягко-желтым,  подставив  свою  длинную  стену
лучам Луны.
   Так же темны его  окна,  так  же  пустынны  балконы.  Двери  всех  восьми
подъездов плотно прикрыты.

   И вдруг... Какой яркий контраст с серо-желтыми красками ночи! У одной  из
дверей, несмотря на совпавшие стрелки  часов  на  главных  курантах  страны,
находятся голубые джинсы и  красная  рубашка.  Их  обладатель  не  тяготится
бессонницей. Ему вообще не до сна, и он с радостью забыл бы, что это такое.
   Парнишка, которому на вид лет четырнадцать, поглощен беседой  с  девушкой
на год его младше. На гладкой черноте ее коротких волос играют лунные блики,
а в глазах сияют лунные шарики. Она одета в  лимонно-желтый  костюм.  Лунный
свет растворяет ее на  фоне  дома,  очерчивая  за  ней  черную  тень.  О  ее
присутствии вещает только ультрамодный пояс, переливающийся радугой.  Пряжка
отбрасывает на бетонное крыльцо, где стоит юная парочка,  рубиновый  зайчик.
Нет, не умерла еще жизнь на земле.

   Но кроме сонной жизни ночного города и неведомой нам, но верю, прекрасной
жизни тех двоих юных существ вокруг разворачивается неприметная, но страшная
третья.

   Порождения  тьмы  и  мрака   выползают   наружу,   создавая   присутствие
нереальных, но грозных сил.

   Бледный великан, вооруженный громадным тусклым топором, шагает по  дороге
между шестью домами. Волосы его, словно колючки репья,  только  подлиннее  и
поострее, срывают листочки тополей на уровне третьего этажа.  Топор  в  руке
занесен для нападения. Каждую ночь появляется он здесь,  не  понимая,  каким
образом он добирается сюда  и  почему  под  утро  оказывается  вблизи  своей
пещеры. Утро прогоняет его обратно. Не хватает самой малости, чтобы остаться
здесь, зацепиться, удержаться.

   В темных кустах,  скрытых  от  луны,  злобно  горят  два  красных  глаза.
Огромный полоз выбирается из земли,  скручиваясь  кольцами.  Слабо  светятся
словно нарисованные фосфором узоры на змеиной  чешуе.  Он  тоже  ищет,  тоже
пробует задержаться в таком  прекрасном  месте,  совершенно  не  похожем  на
глиняные коридоры его мира.

   На крыше далекой девятиэтажки копошится существо с  нелепыми  щупальцами,
на кончиках которых вспыхивают желтые  сполохи  и  рассыпаются  бенгальскими
огнями.
   Зеленые треугольные глаза с интересом постреливают  вокруг.  Наконец,  он
собирается с  силами  и  начинает  ползти,  осторожно  огибая  телевизионные
антенны.

   В траве суетятся низкорослые бледные человечки. Беспорядочен их путь  меж
высоких стеблей травы. Страшна участь того, кто окажется на дороге у них.
   Тысячи маленьких рук вцепятся в несчастного и утянут под землю. Но и  они
никак не могут отыскать свою жертву. И бегают недомерки, шныряют  по  округе
до первых лучей солнца.

   А над всеми ночными жителями высоко в небе парит Лаура  -  повелительница
тьмы и королева белых призраков.

   Медленно скользя по  воздуху,  Лаура  осматривала  свои  новые  владения.
Темный мир переплетения  теней  и  призрачного  света  раскинулся  перед  ее
взором. А над нею  миллионами  искорками  звезд  мерцало  небо,  глубокое  и
бесконечное. За королевой неотступно следовал шар Луны, представляя  ей  все
новых и новых подданных. А те, чувствуя ее приближение, вскидывали головы, и
глаза их вспыхивали радостным огнем восхищения.

   А триста лет назад здесь не  было  ничего.  Лаура  вспоминала  бескрайние
леса, представившиеся ее взору, унылые и однообразные в свете Луны. Как  все
изменилось  за  такой  малый  промежуток  времени!  В  ее  мире  тысячелетия
пролетали, как секунды. И она теперь ни  за  что  не  хотела  покидать  этот
прекрасный переменчивый мир. Но  душа  ее  беспокойно  металась,  разыскивая
что-то еще, неведомое, но желанное.

   -  Куда  теперь,  королева?  -  прервал  ее  мысли   Ыккщщер,   безмолвно
следовавший рядом.

   - Ах, не все ли равно, - воскликнула королева. - Хотя бы вон на ту крышу.

   Крыша оказалась покатой, и Лауре пришлось разместиться на узкой  округлой
пластине, соединяющей оба ската. Но невесомая  королева  могла  разместиться
даже на электрических проводах,  не  чувствуя  ни  малейшего  неудобства.  А
неугомонный Ыккщщер без устали сновал вокруг и вовсе не  желал  зависать  на
одном месте.

   Луна светила им в спины. Внизу величаво шелестели деревья и травы. Черные
тени от домов медленно перемещались к  западу.  Над  землей  царили  ночь  и
королева Лаура.

   Прорвавшись в этот мир, королева призраков обрела  свой  второй  титул  -
повелительница тьмы. Когда-то неведомо кем раз и навсегда было  установлено,
что повелителем  ночных  существ  является  или  черный  король,  или  белая
королева.
   Но мир белых призраков вскоре замкнулся на себя, а черный король,  собрав
огромное войско, удалился в беспримерный подземный  поход,  желая  захватить
окружные миры и выиграть решающее сражение у демонов. С тех  пор  о  нем  не
было никаких сведений, но до демонов он так и не добрался.

   Таким  образом,  создания,  не  принадлежавшие  к  вампирам,   оборотням,
воскресающим и живым мертвецам, привидениям (которых не надо путать с белыми
призраками), а также другим малочисленным тварям, обитающим  преимущественно
на болотах, оказались бесхозными. Они  почти  полностью  утратили  иммунитет
перед солнцем и способность пробиваться в соседние миры. Поэтому  отведенные
границы дети ночи пересечь уже не могли.

   Появление королевы повышало их шансы на  выживание.  Ликованию  ее  новых
подданных не было предела. Однако, изменение статуса  становилось  возможным
только при прочной связи человеческого, белого и еще одного  из  близлежащих
миров. Лаура гордо смотрела вперед, в будущее.

   - О чем думаешь, королева? - воскликнул Ыккщщер, разорвав тишину.

   Лаура поморщилась. О чем? О многом! Душа ее кипела. Но как можно выразить
это на словах? Лаура  не  знала  такого  языка,  который  сразу  описывал  и
восхищение, и радость,  и  беспокойство,  и  безмятежность.  Тысячи  порывов
промелькнули в ней за секунду. Она ни за что не отступится  от  этого  мира.
Она свяжет его и  свой  невидимыми  нитями  серебряных  дорог.  Она  выведет
существ, обратившихся  к  ней  за  помощью,  из  бесконечного  блуждания  по
границам.

   Но было еще одно чувство, скрываемое маской равнодушия, заставившее Лауру
выбрать для посадки именно эту  крышу.  Чувство,  о  котором  догадывался  и
выражал свое недовольство Желвин. Чувство, неизвестное королеве, всю полноту
которого она изведала в таинственной закрытой комнате. Нет, она  не  ощущала
себя слабой и беззащитной. Лаура стала теперь истинной королевой,  и  одного
движения ее руки было достаточно для того, чтобы все эти дети мрака, снующие
сейчас неподалеку, встали под ее знамена.

   Но королева не собиралась отказываться и  от  Него.  От  того,  чье  лицо
королева навечно запечатлела в одной из комнат дома напротив. От  того,  чье
лицо  высветила  во  тьме  ее  душа,  когда   королева   использовала   свою
единственную возможность влиться в мир людей, еще  не  связав  его  с  двумя
остальными. Вот бы  сейчас  взвиться  вверх  и  броситься  к  тому  дому,  к
одному-единственному окну,  на  которое  королева  то  и  дело  посматривала
украдкой, не желая вызвать еще более сильное недовольство Желвина.

   Как много она сказала бы Ему. Впрочем, нет, она  просто  взглянет  в  его
серые глаза и промолчит до бесконечности. В таких случаях разговор не нужен,
и молчание не в тягость. Какая жалость, что он не призрак,  она  сделала  бы
его наследным принцем с правом  принимать  решения.  Она  воздвигла  бы  ему
замок, такой же величественный, как у нее. Они вместе  бы  путешествовали  и
пробивали дороги к иным мирам. Вместе - навсегда!

   Самое печальное и самое ужасное заключалось в том, что Он об  этом  и  не
догадывался. Сейчас Он спал. Лаура  мысленно  улыбнулась.  Если  бы  Он  был
призраком, то не стал бы тратить время на такие пустяки. Ей  очень  хотелось
оказаться вдруг рядом с Ним, пусть даже отделенной  прозрачной  перегородкой
стекла. Единственное, что удерживало ее от столь опрометчивого  поступка,  -
это боязнь испугать Его, как в прошлый раз. Лаура прекрасно понимала свою не
от мира сего сущность. Она - призрак,  а  Он  -  человек.  Люди  и  призраки
несовместимы. И от этого королеве было обидно и больно.

   Ыккщщер чувствовал, что с королевой творится неладное, но не  мог  понять
причину ее волнения. "Это  воздух,  -  решил  он,  -  всего-навсего  воздух,
который пропитан светом звезд и капельками воды. Он кружит голову  королеве.
И не удивительно! После тысячелетий темноты и безмолвия голова  идет  кругом
даже у меня".

   Лаура глубоко задумалась, она боялась  потерять  Его.  Не  окажись  рядом
Желвина, королева могла ворваться в этот мир сегодняшним днем и погибнуть от
солнечных лучей. Она никому не хотела отдавать  его.  Не  хотела,  чтобы  он
смотрел в чужие глаза, улыбался кому-то другому,  прикасался  бы  к  чьей-то
посторонней руке.
   Нет, Лаура уже не могла бы перенести такую утрату. Королева  одновременно
испытывала радостное возбуждение в голове и сладостную боль в груди. За  все
время своего существования  королева  не  переживала  ничего  подобного.  Ее
судьба выбилась с привычной дороги будней замкнутого мира - и это прекрасно.
Но Лаура не находила себе места от переполнявших ее несбыточных планов  -  и
это плохо, и все же... чуть-чуть хорошо. Душа ее то взмывала высоко-высоко в
кристальную синеву, то обрушивалась в черные беспросветные пропасти.

   - Как бы мне  хотелось  узнать  будущее!  -  воскликнула  она,  обращаясь
главным образом к длинному восьмиподъездному дому.

   - Нет ничего проще, королева, - облегченно вступил в разговор  Желвин,  с
тревогой ожидавший более вольной просьбы.

   - Каким же образом? - изумилась Лаура.

   - С помощью карт, разумеется, - ответил Желвин, довольный  тем,  что  ему
удалось удивить королеву. За тысячи лет, совместно проведенных  в  замкнутом
мире, такое, согласитесь, бывает нечасто.

   - Ах да, совсем забыла, - пожала плечами королева. Будь Лаура  человеком,
она непременно хлопнула бы себя по лбу. - Но где же ты их достанешь?

   Желвин зыркнул глазами назад и, скрестив  два  щупальца,  звонко  щелкнул
ими.
   Возле  королевы  тотчас  возник  небольшой  клубок  тумана,  из  которого
вылепился узкий и длинный  призрак,  похожий  на  стручок  белого  гороха  с
бойкими черными глазками.

   - Чего желает королева? - почтительно обратился он к Лауре.

   Та рассмеялась, и ее смех звонкими колокольчиками рассыпался  по  округе.
Он так не вязался с мрачным лицом  Лауры,  но  призраки  привыкли  к  такому
несоответствию и не находили в нем  ничего  сверхестественного.  И  в  самом
деле, погруженная в личные мысли королева напрочь забыла даже о том, что все
это время какой-то частичкой своей души  она  непрестанно  караулила  дорогу
назад. Ту самую кроваво-платиновую дорогу, которую она проложила  с  помощью
закрытой комнаты.
   По которой сейчас прибыл гонец.

   - Колоду карт, Эйвишь, да побыстрее!

   - Будет исполнено, королева, - стручок согнулся  пополам,  превратился  в
облачко тумана и исчез. Лаура тем временем очертила круг  в  воздухе.  Перед
ней возникла гладкая белая пластина,  словно  круглый  столик  на  невидимой
ножке.

   Эйвишь не заставил себя долго ждать. Мигом обернувшись в  мир  призраков,
он уже стоял здесь и  поддерживал  тоненькими  ручками  колоду  карт.  Лаура
осторожно взяла у него принесенный заказ, и  Эйвишь  моментально  исчез,  не
оставив после себя ни единого следа.

   Карты  представляли  собой  плотные  прямоугольники  с  острыми,   а   не
закругленными концами. Размер она имели в полтора раза больше игральных, что
не удивительно, ибо это были особые  карты  с  непонятными  картинками.  Они
пришли из других миров и переходили из  поколения  в  поколение.  Почти  все
позабыли их смысл. И лишь такие древние призраки, как Желвин, умели  с  ними
правильно обращаться.

   Желвин принял карты из рук Лауры и долго  держал  их  щупальцами,  словно
вспоминая что-то.  Наконец,  он  торжественным  голосом  обратился  к  своей
повелительнице:

   - Мысленно сформулируй свое желание, королева!

   Лаура заметалась. Как можно выразить сухой единственной  фразой  все  то,
что происходило сейчас перед ее взором. Что  будет,  если  в  душе  призрака
вспыхнет... звезда? Нет, не звезда, а... здесь  требовалось  какое-то  новое
слово, название чувства, полностью охватившего Лауру. Она жалобно уставилась
на Желвина, словно требуя помощи. Как же обозначить чувство,  путь  которого
должны сейчас предсказать волшебные карты.

   - Это чувство называется "любовь", - печально усмехнулся  Желвин,  прочтя
вопрос в глазах королевы, устремленных на него.

   - Значит, все же любовь, - Лаура мечтательно вздохнула.

   - И в этом нет ничего хоршего, - горькие складки легли  на  лицо  первого
министра. - Жаль, что ты не в силах это понять, королева.

   - Начинай, - приказала Лаура, прерывая дальнейшие нравоучения.

   Любовь? Вот смешное слово! А почему именно любовь? Вопрос уже  был  готов
сорваться из  уст  Лауры,  но  она  остановила  его.  Желвин  сосредоточенно
перемешивал карты, перекручивая часть из них через  определенные  промежутки
времени.

   Семь карт легли на белую поверхность стола. Расколотая гексаграмма -  два
треугольника (небесный и земной) и карта между ними. Пристально посмотрев на
карты, Желвин начал открывать их одну  за  другой,  объясняя  попутно  смысл
красочного рисунка на черном фоне.

   Первым открылся верхний ряд, несущий неизвестное духовное влияние.  Слева
была перевернутая смерть, означающая стагнацию, застой во всех делах. Справа
появилась звезда, также лежащая "вверх ногами". Лучи  ее  освещали  разбитые
свидания и бесплодные усилия.

   Затем был открыт нижний  угол  небесного  треугольника,  дающий  духовный
совет.
   Отшельник был изображен там - предостережение или духовный успех.

   Открылась   карта   левого   угла   земного   треугольника,   объясняющая
подсознательное  желание.  Луна  на  черном   небе   высвечивала   обман   и
спрятавшихся врагов.

   На представлявшем желание Лауры правом углу земного треугольника оказался
висельник, ноги которого уходили в небо. Переведенный на  язык  людей  смысл
этой карты гласил: "Личные желания выше общественных".

   Шестая карта - вершина земного треугольника - давала практический совет.
   Перевернутый иерофант - слабость и недооценка противника.

   Все складывалось для Лауры  хуже  некуда!  Как  будто  темно-синее  пламя
неудач вспыхнуло перед королевой. Оставалась еще одна карта -  окончательный
исход того, что беспокоило королеву  в  данный  момент.  Призраки  не  умеют
плакать. Лишь поэтому Лаура с надеждой смотрела на последнюю карту.

   Щупальце Желвина бесстрастно  перевернуло  ее.  На  голубом-голубом  небе
светил солнечный круг. Правильный, не перевернутый! Этот рисунок имел только
один смысл - счастье и удовлетворение.

   Глаза Лауры вспыхнули радостью. Но суровый голос Желвина оборвал  готовые
выплеснуться эмоции королевы.

   - Солнце, - пророкотал он. - Солнце - символ счастья, но оно же -  смерть
для нас, призраков. Бойся солнца, королева. Мы  никогда  не  сможем  вынести
его, а те, кто уцелеют от его смертоносных лучей, вольются в ряды презренных
черных призраков, в армию черного  короля,  который  правит  мраком  глубин.
Оставайся во тьме, королева, не выведи нас к солнцу.

   - Не бойся, Желвин, - прервала его  королева.  -  Я  ценю  свой  народ  и
никогда не толкну его на путь гибели.

   - Тогда оставь этот мир, королева. Пусть наш прорыв и  теперь  закончится
неудачей. Существует огромное множество других открытых миров.  Мы  сотворим
новое кольцо, а ты будешь самой великой из королев над Большой  Тьмой  и  ее
жителями.

   Лаура молча кивнула. Все-таки этот мир был чужим для нее. Здесь  она  уже
чуть не утратила свою сущность. Королева гордо расправила плечи  и  ринулась
сквозь пространства и измерения обратно в свой мир. Она не оглядывалась.  Уж
очень не  хотелось  смотреть,  как  дорога  за  ее  спиной  медленно  теряет
платиновый блеск, становясь кровавой, покрывается трещинами и рассыпается на
миллиарды крошечных, невидимых осколков.

   Глава шестая

   Вдали от густонаселенных мест

   Много разных на свете песен, Но хороших не так  уж  много.  (Ну  кто  это
только не пел).

   Я лежал на земле, запрокинув голову в небо. Закат только что отгорел.
   Приближалась ночь. Небо постепенно меняло свою окраску  с  бирюзового  на
глубокий синий цвет. Вспыхивали точки первых звезд. Высоко  вверху  тихонько
покачивались на ветру темные верхушки елей. Бок покалывала то ли  шишка,  то
ли веточка. А я все смотрел и смотрел вверх,  так  как,  собственно  говоря,
делать было нечего.

   Немного пониже моего местоположения трещал костер и раздавались невнятные
голоса. Там жарились шашлыки и допивалась первая  партия  из  многочисленной
армады бутылок, заготовленных на сегодняшнюю ночь. Где-то на вершине  холма,
за могучей порослью деревьев затерялся небольшой домишко. Конец  июня.  Наша
группа отмечала окончание четвертого курса на турбазе "Сухой Дол".

   В этот момент мне было на удивление хорошо и спокойно. Не хотелось никуда
идти. Было лень даже пошевелить  рукой  или  ногой,  словно  домашнему  коту
пенсионного возраста. Я находился у самого подножия лесистого  холма,  круто
взмывавшего из-под моей спины.

   Выпитая водка приятно туманила сознание. Перед глазами все  покачивалось,
как будто я лежал  не  на  твердой  земле,  а  на  палубе  мощного  лайнера,
совершающего круиз  по  Средиземному  морю.  Далекие  электрические  огоньки
расплывались из точек в маленькие короны лучей,  вращающиеся  из  стороны  в
сторону. И это было ощущение не из последних. Я тупо  воткнул  свой  взор  в
небеса и уже не вспоминал ни о своем одиночестве, ни об  отсутствии  пары  в
отличие от  большинства  тех,  кто  сейчас  сновал  внизу  у  костра,  ни  о
возможности  хоть  как-то  изменить  свое  удручающее  положение.   Проблемы
остались,  но  сейчас  они  отошли  на  второй  план  и  стали  уж   слишком
незначительными, чтобы заострять на них внимание.

   Посмотри в глаза, я хочу сказать, Я забуду тебя, я не буду рыдать, Я хочу
узнать, на кого ты меня променял. Но больше не  звони  и  меня  не  зови,  Я
забуду про все, что ты говорил, Я верну тебе все, что ты подарил.

   Губы  мои  расплылись  в  улыбке.  В  таком   состоянии   мне   нравились
исключительно все песни, вылетавшие из хриплого динамика  магнитофона.  Меня
не интересовало, что завтра моя голова  будет  трещать  на  все  сто,  а  уж
выворачивать наизнанку будет через каждые пять минут, что мне до  завтра.  Я
поймал свой кусочек счастья. Пусть он такой маленький, крохотный,  зато  мой
целиком, а большего мне, к сожалению, не достать.

   В голове бурлило веселье, и даже боль  одиночества  в  груди  становилась
сладостной. Теперь  можно  начинать  плакаться  любому,  кто  подвернется  в
ближайшем радиусе, а если достойного кандидата не представится, то и  самому
себе. Уж лучше самого себя никто не поймет тебя - несчастного и одинокого. Я
уже набрал нужную  кондицию,  чтобы  не  испортить  при  грустных  излияниях
настроения праздника.

   Для этого, наверное, люди и напиваются. Что же еще делать, если  тебе  не
удалось ухватить  звезду  с  неба?  Если  ты  хочешь  сделать  прекрасный  и
необычный праздник, и не можешь! Если видишь, что мир ярок и  удивителен,  и
нет рядом человека, которому ты захочешь его  показать,  и  нет  ни  единого
шанса отыскать этого человека. Ведь любой из нас  по-своему  видит  звездное
небо, палитру заката, блики солнца в лучах  после  дождя,  искрящийся  снег,
зеленое море листвы. Но каждый сам за себя, сам в себе. Гордость нараспашку,
чувства на замок. Счастье еще, что находятся такие  двое,  что  могут  вдруг
почувствовать цель, смысл и красоту жизни одновременно. Я же не видел  цели,
не знал смысла, да и красота ускользала. Как  сказал  кто-то  из  классиков:
"Если мир не с кем разделить, он бесполезен".

   Фотография,  девять  на  двенадцать,  С  наивной  подписью   на   память.
Фотография, где мог ты улыбаться, Хотя улыбкой вряд ли что исправить.

   Голова  моя  закачалась  в  такт  музыке,  а   умные   мысли   постепенно
улетучивались.
   Мне снова было хорошо, вот только комары упорно не понимали всю  важность
текущего момента и лезли общаться со мной целыми тучами. Хотелось  закрыться
с головой, надышать теплого  воздуха  и  согреться,  но  одновременно  я  не
собирался расставаться с глубоким ночным небом звездного  лета.  Находясь  в
таком промежуточном состоянии, я неожиданно обрел  все  те  мысли,  которые,
казалось,  безвозвратно  ушли  в  темноту.   Мне   вдруг   до   ужаса   ясно
представилось, что рядом со мной,  также  глядя  на  переливающиеся  звезды,
лежит девушка. Такая девушка!
   Нет, не Маша и не  Лина.  На  много-много  уровней  лучше  всех,  кого  я
когда-нибудь мог увидеть. Я не сумел разобрать в  темноте  ни  очертаний  ее
фигуры, ни цвет ее глаз, ни брюнетка она или  блондинка.  Но  это  не  имело
никакого значения.
   Главное, я знал, что она необычайна красива,  и  ей  тоже  хорошо  лежать
здесь, неподалеку от меня.

   От переизбытка чувств я глубоко вздохнул. В правый бок тут же впилось  то
неизвестное, что досаждало  мне  в  течение  последнего  часа.  Я  дернулся,
вытащив из-под себя острый обломок корня,  забросил  его  подальше  и  снова
устроился в прежнем положении. Но поздно! Мои несбыточные мечты исчезли.

   Вот именно, что несбыточные! Несбыточными  они  были,  есть  и  останутся
точно такими же и в светлом или там еще каком будущем.  У  меня  никогда  не
хранилось фотографий девять на двенадцать ни с подписями, ни  без  них.  Мне
нечего было исправлять. А снизу ко мне уже поднималась другая песня:

   Атас! Веселей, рабочий класс. Атас! Танцуйте, мальчики,  любите  девочек.
Атас! Пускай запомнит нынче нас Малина-ягода. Атас!

   Как все  выглядело  просто.  Танцуйте  и  любите!  Танцевать  я  умел,  а
любить... Как же я хотел любить, но... Почему у других жизнь идет: раз, раз,
раз и все! А у меня: хрен, да хрен, да ничего. Сплошные обломы. Кажется, уже
начал привыкать, но нет. Новый взлет чувств, новый провал, новый упадок сил.
Я уж не мечтал совершить нечто грандиозное, что увековечило бы меня в памяти
многих поколений. Что говорить о великом, когда даже простое  счастье  стало
для меня недостижимой мечтой.

   А, ерунда! Я мысленно махнул рукой и  вновь  погрузился  в  теплые  волны
промежуточного состояния. Когда человеку неуютно в окружающем его  мире,  он
начинает строить свой собственный, где ему не так одиноко, где все  знакомо,
безопасно и доброжелательно, где полно интереснейших приключений с достойной
наградой и счастливым  концом.  Но  дверь!  Где  найти  дверь?  А  ты  выпей
стопочку, другую и, глядишь, уже там безо всякой  двери.  Вот  он,  то,  что
надо! А, скажем, выпить иногда, это Вам не на иглу сесть. Вот уж на  иглу...
Стоп, не зарекайся.
   Кто знает, что будет с тобой лет через десять? Вдруг не хватит  красок  и
тогда... В конце концов, были же времена, когда я твердо уверял себя, что ни
при каких обстоятельствах не прикоснусь к спиртному. Где то времечко?

   ... весел и свеж, Брачный летит кортеж.

   Магнитофон взорвался новой песней, а  у  меня  вновь  все  поплыло  перед
глазами. Я видел  себя  на  заднем  сиденье  головной  машины  этого  самого
кортежа. Лучи то ли утреннего, то ли закатного солнца окрашивали стены домов
в багряный цвет. А дома были красивыми, необычными, ну как в  Ленинграде.  Я
бросил взгляд на свою невесту, но видение исчезло. Я вновь оказался в  лесу,
олднако, вешаться не побежал. Мою голову захлестнула новая теплая волна.

   Я отлично понимал, что девушки моей мечты в природе не существует.  Но  я
согласился бы на любую красивую девушку, пусть  только  любила  бы  меня.  Я
также понимал, что красивые девушки с неба на голову не падают. Прежде,  чем
обрести одну из них, требуется побегать, поискать, а не сидеть дома. Надо не
отключаться от жизни, а участвовать в ней самым активным образом. По труду и
награда. Если ты сам не готов долго и упорно завоевывать сердце полюбившейся
девушки, то это непременно сделает кто-то другой,  а  тебе  снова  сидеть  с
пустыми руками. Опять захотелось  свалить  все  личные  проблемы  на  полосу
неудач, на общество, которое не хочет понять и принять, на сверхестественные
силы, которые тщательно оберегают меня от любых попыток  к  созданию  семьи,
готовя к великой миссии. Перед моим взором промелькнули  все  восхитительные
ведьмочки, коих я видел в мистических фильмах, промелькнули и погасли.

   Конечно же, никто, кроме меня, не  был  повинен  в  том,  что  я  валялся
полупьяный у холма в одиночестве. Время шло,  приближался  момент,  когда  я
либо оборву его ход совсем, либо заглохну в заплесневелой гавани,  не  желая
ничего менять, окончательно убедив себя в том, что не был ты  никому  нужен,
не нужен сейчас, да и не будешь уже никогда.

   Стоп! Это потом! А сейчас  я  собрался  с  силами,  поднялся  с  земли  и
поплелся к столу, где  по  железным  объемистым  кружкам  разливалась  новая
порция водки.

   ... А как же плакала и как страдала Моя несчастная и старенькая мать  Все
из-за фраера, из-за шакала, Что деньги не хотел мне  отдавать.  Не  прав  он
был, зачем в ответ ругался. Отдал бы бабки и остался б жить, Ночной  дорогой
дальше бы шатался. А так мне все ж пришлось его убить. Ментура схомутала нас
скорее, Ну где понять тупоголовым тем козлам, Что деньги были мне в сто  раз
нужнее, Чем разным недобитым фраерам. А я хотел своей красавице-шалаве Такой
подарок завтра же купить,  Но  бабки  все  остались  в  ресторане,  Поставил
корешам я выпить, закусить...

   - Надоело, - резко заметил Володя невнятным голосом, так  как  уже  успел
принять столько, что не  держался  на  ногах,  чем  забавлял  всех,  еще  не
упившихся до такой степени.

   - Что надоело? - спросил Санек, вставивший кассету.

   - Вот это самое. Куда ни кинь, всюду эти  хриплые  урки.  Пацаны  лет  по
тринадцать-четырнадцать слушают их и по молодости  не  соображают,  что  это
всего лишь песня. Теперь для них убить человека - дело плевое.

   Володин язык ворочался с трудом, но вполне разборчиво.

   - О чем эта песня? - спросил Санек.

   - О воровской идее, - вставил  я  и  начал  собирать  мысли,  как  пацаны
соседнего двора, которым бы еще красные  галстуки  по  возрасту  носить,  на
вопрос корреспондентки областного радио: "Почему вы не хотите записываться в
судомодельный клуб?" рассудительно ответили: "А нам не нужен такой клуб, нам
бы в воровской клуб записаться". А  затем  самый  смышленый  из  них  горячо
доказывал, что настоящие воры только на пользу простым людям. Но мои  слова,
как обычно, остались без всякого внимания.

   - Об урках, чтоб им пусто было, - буркнул Володя.

   Хрипловато-наглый голосок продолжал тоскливо вещать про свою искалеченную
судьбу, про Леху, которому  воткнули  в  спину  нож,  про  девушку,  которая
предпочла жалкого фраера вместо крутого мужика, и про то, что пришлось с ней
сделать.

   - А ведь это не про урок песня, - заметил Санек. - Она  про  дружбу,  про
жизнь, где надо держаться вместе, про предательство и про ошибки, за которые
надо платить. Так было всегда.

   - А что, при этом надо называть всех ментами и  козлами?  -  речь  Володи
текла все медленнее.

   - Ты разве сам никогда не рассказывал анекдотов  про  ментов?  -  спросил
Санек. - Да к черту их, не стоят они этого.

   - Не согласен! - заявил Володя и повалился на землю.

   - Иди спать! Упился уже до невозможности, - ткнула Володю в бок его жена.
- Всегда с ним так.

   - И ничего не упился, - Володя поднялся на четвереньки,  затем  ухватился
за ствол сосны, подтянулся, встал и чуть не упал снова.

   - Пойдем, горе мое, - вздохнула Лена и повела его к дому. Спор затих  сам
собой, оставив Саньку победителем.

   - И все равно не согласен, - донеслось из темноты. Но заплетающийся голос
только подчеркнул триумф Санька. К счастью, он отправился покурить, а я  тут
же выключил ненавистную кассету и спрятал ее под коробку  от  магнитофона  с
тем, чтобы мастера блатных песен разыскали не ранее, чем завтра.

   Я-то ведь стопроцентно был на стороне Володи. Теперь  куда  ни  кинь,  из
любого киоска доносится: "Гоп-стоп, мы подошли из-за угла", "Ах, червончики,
мои червончики", "Водки съем бутылочку, взгромозжусь на милочку, а  потом  в
парилочку,  твою  мать",  "Эх,  мальчики,  да  вы  налетчики",  "Я  -  жиган
московский, я - жиган азовский... Девочки  вздыхают,  лезут  мне  в  штаны".
Словно липкая грязь, льется музыка, а мы незаметно вбираем в  себя  прелести
воровской романтики. И народ уже делится при общении не  тем,  что  придумал
или совершил, а как ловко удалось схитрить,  увильнуть,  обмануть,  украсть.
Вполне обычные дела нашей многотрудной жизни. Но стоит произойти чему-нибудь
неприятному лично с нами, как мы начинаем кричать: "Ах, ах, с меня на  улице
шапку сняли.
   Ах, ах, как у нас преступность выросла!" А кто снял? Не  "менты  поганые"
сняли, а те же самые "мальчики-налетчики", безвинно страдающие от "мусоров".
И подпевая в такт хриплому голосу из магнитофона, непременно  надо  помнить,
что лохи и фраера - не те два посторонних мужика с вениками, идущие в  баню,
а мы с Вами. Собака лает на нас, потому что в соответствии с законами  новой
жизни, фраеров не только можно, но и обязательно нужно доить, чтобы потом  в
шикарных, ультрадорогих ресторанах  с  любвеобильными  девочками  хвастаться
новыми "трудовыми успехами".

   Тогда почему я оставил Санька победителем? Почему не высказался  веско  и
убедительно? Не хотелось присоединяться к партии перебравшего норму  Володи?
А может, опять проклюнулась та самая, поганая идейка: "Ну  почему  я?  Пусть
кто-нибудь другой сначала. А мы уж после. Мы потом".

   Да ведь уже некуда после. Так что оправдания не принимаются. Я  опять  не
осмелился высунуться из толпы. Снова остался в стороне. Ну мог ли я  уважать
себя после этого? Конечно, мог, поскольку знал и положительные свои стороны.
   Хотя и гораздо меньше уважать, чем хотелось бы. А кто-нибудь другой? Вряд
ли.
   И тут опять виноват один я. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

   Тем временем кружки снова наполнились.

   - Тост, тост, Серега, - требовала мужская часть общества.

   - Ну, пожалуйста, - просили девушки.

   Серега -  душа  общества  -  высоко  поднял  свою  кружку.  Взволнованная
аудитория утихла.

   - Южная ночь, - начал он. - Пальмы. Луна. Гостиница. Кровать. Обаятельный
мужчина и привлекательная женщина.

   Серега выдержал паузу и продолжил:

   - И следующая ночь. Снова те же пальмы, та же гостиница, та  же  кровать,
тот же мужчина. Но совершенно другая женщина.

   Сергей выдержал еще паузу:

   - И новая ночь. Снова те же пальмы, та же гостиница, та же кровать. Снова
тот же мужчина, и снова другая женщина. Так выпьем же за постоянство  мужчин
и непостоянство женщин!

   Толпа восторженно взревела и осушила кружки.  Я  промедлил,  размышляя  о
том, что в  кино  на  главного  героя  буквально  навешиваются  всевозможные
прекрасные дамы, а вот в жизни их почему-то не видать (возможно, потому, что
в жизни-то я играл далеко не самую главную  роль,  правда,  понимание  этого
приходит как-то с годами). Но я не собирался унывать. "Пешка - самая  важная
фигура на шахматной доске для самой  пешки".  Будем  считать,  что  все  еще
впереди. А теперь мне оставалось выпить очередной децил и ворваться в  общий
круг, чтобы орать вместе со всеми в  темноту  летней  ночи:  "Стюардесса  по
имени Жанна!..."

   "Ну, и что это? -  спросит  кто-нибудь  нетерпеливый,  дочитав  до  этого
места. - Я-то, между прочим, хотел почитать про  призраков,  про  что-нибудь
необычное на худой конец, а тут сплошное нытье. И вот за это я отвалил энную
сумму?!" Эй, чуть-чуть постойте, не  надо  закидывать  книгу  за  диван  или
прямиком в мусорное ведро. Чтобы убедиться  в  том,  что  жизнь  никогда  не
зацикливается на одном человеке, перенесемся километров на семьдесят шесть с
половиной правее. Итак, тот же самый вечер, тот же самый закат, та же  самая
погода, но совершенно другое место...

   ... Иннокентий Петрович, тяжело дыша, отвалил  последний  камень  и  стал
протискиваться в узкий темных проход,  освещая  свой  непростой  путь  лучом
электрического фонарика. В спину ему дружно сопели Костя и Руслан,  студенты
приборостроительного факультета Политехнического института.  Сам  Иннокентий
Петрович также относился к этому солидному и всеми уважаемому учреждению, но
занимал там куда более значительную роль - заместителя ректора по культурным
вопросам. Бюджет, выделяемый на культуру, таял на глазах,  и  все  последнее
время Иннокентию Петровичу приходилось лишь созерцать из  кресла  президиума
мероприятия   студенческой   самодеятельности.   Утеряв   ведущую   роль   в
распределении средств, Иннокентий Петрович призадумался. Мечта о  постоянных
загранкомандировках потухла в серости обычной жизни,  да  и  сама  должность
вот-вот могла запросто сократиться в связи с невыделением фондов. Пора  было
искать новое место в жизни, что для человека, возраст которого перевалил  за
полувековую отметку, не так-то просто. Безуспешно  попробовав  свои  силы  в
нетрадиционной медицине и распространении акций коммерческих игр, Иннокентий
Петрович решил остановиться на магии. Установка там была предельно простой и
ясной - заставить неведомые, враждебные всему  силы  немного  поработать  на
себя.
   В  случае  удачи  это  давало  финансовое  благополучие,  почет,   славу,
уважение, а может, и любовь. Скажите сами, что  еще  надо  в  меру  пожилому
человеку, чтобы почувствовать себя весьма значащей величиной и сказать:  "Ну
вот, я не зря прожил жизнь". Так как свой новый имидж Иннокентий Петрович не
афишировал, то и в случае неудачи ему  тоже  ничего  не  грозило.  Снедаемый
величественными предчувствиями, Иннокентий Петрович погрузился в  прохладные
глубины институтского книгохранилища, где в глубинах стеллажей  ему  удалось
обнаружить целую полку оригиналов  по  практической  магии,  напечатанных  в
прошлом веке и написанных от руки в  более  раннем  периоде.  Все  найденные
сокровища прибыли сюда из близлежащей областной библиотеки, где  лет  десять
назад  прорвало  водопровод  и  произошло  настоящее  наводнение.  Уцелевшие
экземпляры по различным отраслям  науки  и  искусства  спешно  распихали  по
округе. В скором времени про них постепенно забыли,  и  лежали  они  мертвым
грузом в подвале библиотеки, так как, несмотря на несостоявшуюся перестройку
и  наступившую  демократию,  запрета  выдавать  книги  подобного  содержания
рядовому читателю никто не отменял.
   Иннокентий Петрович счел это счастливым знаком  и  утащил  домой  десяток
наиболее  ценных  экземпляров.  Запрет  запретом,  но   кто   мог   отказать
заместителю ректора по культурным вопросам.

   В  скором  времени  Иннокентий  Петрович  уже   умел   строить   огненные
пентаграммы и силой духа ловко гонял их по своей квартире. Но душа требовала
большего; пора было вызывать демонов. Однако  такой  ритуал,  как  известно,
невозможно провести без специального оборудования  или  без  помощников.  По
крайней мере, так говорилось в пяти книгах, в трех это начисто отрицалось, а
оставшиеся две почему-то хранили молчание по данному  вопросу.  Специального
оборудования, включающего в себя  кинжал,  выплавленный  на  вершине  некоей
святой горы при  помощи  молнии,  и  эликсир  из  перемолотых  рогов  оленя,
смешанных  с  чертополохом,  семенными  железами  кабана  и   сушеной   кожи
василиска, не  предвиделось.  Поэтому  пришлось  перейти  сразу  ко  второму
пункту, который гласил: "А ежели ты не имеешь  возможности  купить  все  эти
хитрости заморски, достаточно найти двух помощников  из  числа  отроков,  не
постигших еще третью степень таинства ведовского".

   Таких  отроков  Иннокентий  Петрович   обнаружил   в   книжном   магазине
"Просвещение".
   Костя и Руслан стояли в отделе  "Сельское  хозяйство"  и  лениво  листали
всевозможные книги по магии. Дел никаких не планировалось,  учиться  уже  не
хотелось в связи со свободным распределением,  резко  подкосившим  моральный
дух всех их однокурсников. Хотелось  стать  кем-нибудь  вроде  охранника  из
службы безопасности коммерческого банка, но отсутствовали  нужные  связи.  В
общем, накопилась куча времени и требовалось хоть  как-то  его  провести.  К
тому же выдали стипендию. На  ресторан  маловато,  но  как  раз  хватало  на
несколько книг по  магии.  К  тому  времени,  как  будущий  наставник  засек
пытливых и любознательных студентов, уже был отвергнут трехтомник Блаватской
по причине непомерно дорогой цены, и велся спор, что же эффективней: "Азбука
колдовства" или "Секс и астрология в жизни женщины тридцати - тридцати  пяти
лет".

   - Я вижу, молодые люди желают заняться практической магией?  -  осторожно
заметил Иннокентий Петрович.

   - Сто двадцать три рубля, -  моментально  отреагировал  Костя,  глядя  на
соответствующую книгу. А Руслан хотел нехорошими словами  отметить,  что  не
следует постороннему человеку ввязываться в их личную  беседу,  да  подумал,
что с этим всегда успеется.

   -  Нет,  не  стоит  даже  брать  в  руки  эту  откровенную  подделку,   -
презрительно скривил губы Иннокентий Петрович. - Но у меня дома  есть  книги
по настоящей магии. Не желаете ознакомиться?

   Костя и Руслан понимающе  переглянулись.  Два  дня  назад,  а  может,  на
прошлой  неделе  "Комсомольская  правда"  писала,  куда  клонят  старички  с
подобными предложениями. Вскоре это же сообразил и  Иннокентий  Петрович,  и
ему стало стыдно. Нет, не за себя. За то, какая нынче пошла подозрительная и
несообразительная молодежь.

   - Тогда так, - вывернулся он. - Если вы не увидите  у  меня  дома  ничего
магического, то я плачу каждому по пять тысяч рублей. Но если идем  ко  мне,
то прямо сейчас.

   Предложение прозвучало еще двусмысленнее. Неловкая пауза затянулась.
   Иннокентий Петрович уже сто раз пожалел, что явился  сюда.  Больше  всего
ему хотелось рвануть обратно в  свою  тихую  квартирку  и  совершить  ритуал
релаксации, отрешившись от земных проблем.

   - Ну если только посмотреть, - протянул Руслан.

   Костя кивнул своей кудрявой головой и затопал вслед за  ними.  Все  равно
день выдался пустой,  так  отчего  его  не  разнообразить.  Может,  старичок
действительно умеет делать что-то особенное.

   У себя дома Иннокентий Петрович, собрав все внутренние резервы, двигал по
столу блюдце своим суровым взглядом,  поднял  стакан  взглядом  на  двадцать
сантиметров  от  столешницы  и  чуть  не  разбил  его,  опуская  обратно.  В
довершение к показанному он, затратив последнюю энергию, зажег все три свечи
в подсвечнике на расстоянии два с половиной метра.

   - Это все чепуха, - едва вымолвил он, рухнув в кресло. - Сущая ерунда  по
сравнению с тем, что мы могли бы совершить втроем.

   Тем временем у молодого поколения шел спор. Костя предлагал забрать  свои
законные десять тысяч и валить отсюда. Руслану  же  понравилась  перспектива
стать учеником чародея. В  конце  концов,  Костя  признал,  что  в  условиях
нестабильного общества любая новая профессия  не  помешает.  И  усталый,  но
донельзя довольный Иннокентий Петрович  тут  же  начал  обучение,  бдительно
следя, чтобы его добросовестные ученики не  перешагнули  "...третью  ступень
таинства ведовства".

   В данную минуту они  стояли  в  темном  зале  церквушки  с  провалившейся
крышей. И в самом деле, где еще можно вызывать демонов, как не в заброшенной
церкви.
   Благо,  родное  государство  позаботилось  о  новоявленных   колдунах   и
представило им  широкий  простор  для  деятельности  в  виде  тысяч  храмов,
отлученных от государства. Этот ничем не  отличался  от  своих  опустошенных
собратьев. Все вокруг пронизывал запах гнили, исходящий от пола. То  и  дело
взвивалась пыль, заставляя бешено чихать, а на лицо падали обрывки  паутины,
давно пережившей своих создателей.

   Все иконы, которые можно было снять, сняли и унесли. Остальные размокли и
рассыпались. На месте алтаря зиял провал. В общем, царило полное запустение,
которое   радовало   взор   Иннокентия   Петровича.   Действительно,   более
благоприятной обстановки и пожелать нельзя.

   Мастер выключил фонарь и  подождал,  пока  его  ученики  станут  свободно
ориентироваться в темноте.

   - Что дальше, профессор? - спросил Руслан шепотом.

   Оба они называли Иннокентия Петровича профессором. В целях конспирации он
нарочно настаивал на этом. Иннокентий Петрович знал, что и Костя,  и  Руслан
вряд ли видели его в роли заместителя ректора по культурным вопросам, а если
и видели, то наверняка не запомнили его лица. Но  лишних  разговоров  он  не
желал и поэтому действовал инкогнито.

   - Расставляйте свечи, - также шепотом ответил он.

   Небо над головой еще не  потемнело  окончательно,  и  профессор  различал
снующую в сумерках светлую копну волос  Руслана.  Руслан  всегда  действовал
старательно и осторожно.  Поэтому  Иннокентий  Петрович  уделял  ему  больше
внимания, так как чувствовал в парне желание  знать.  Костя  же  отрабатывал
исключительно за компанию. Ему было все равно: получится  у  них  что-нибудь
или нет. И делать ничего не хотелось,  и  в  одиночку  скучно.  Если  бы  не
Руслан, то он вряд ли бы поехал сюда проделывать бесполезнейший с его  точки
зрения ритуал.

   Иннокентий Петрович обвел взглядом место предстоящей работы. Как  вызвать
демона? Да очень просто! Самый главный компонент - колдовскую книгу, немного
изъеденную мышами - сжимали его руки. Кроме  этого  крайне  необходимы  были
уверенность в том, что при любом раскладе пронесет, и  наглость,  чтобы  при
виде  демона  не  рухнуть  в  обморок.  Ученики  тем  временем   заканчивали
приготовления, раскладывая инвентарь. Скоро пространство заполнилось чашами,
большими и  малыми  свечами,  ароматическими  палочками  и  шпагами,  слезно
выпрошенными   на   кафедре   физической   культуры.   Иннокентий   Петрович
собственноручно нарисовал пентаграмму, большой защитный круг для  себя,  два
поменьше для учеников и треугольник, в котором был должен появиться демон.

   Наконец, все приготовления завершились. Руслан занял правый круг, Костя -
левый. Мастер зажег свечи, ароматические  палочки,  последний  раз  проверил
правильность расстановки предметов и подошел к своему мини-алтарю,  стоящему
в центре его круга. Выждав минуту, он  вытащил  из  мантии  сверток,  откуда
извлек  полтора  килограмма  свежей  говядины.  Старательно  выжав  кровь  в
жертвенную чашу, Иннокентий Петрович начал действовать.

   Совершив простейший ритуал релаксации, он собрал всю накопленную  за  три
месяца энергию в единый комок внутри себя. Неслышный  ветер  колыхнул  пламя
всех свеч, а ароматы вдруг остро обожгли обоняние. Начало прошло  прекрасно.
Направив взгляд и мысли внутрь треугольника,  Иннокентий  Петрович  выпустил
тонкий луч желтого света из сжатых у груди рук. Сразу  же  круги  окрасились
нежно-розовым  цветом,  пентаграмма  переливалась   таинственно-зеленым,   а
треугольник вспыхнул ярко-оранжевым. Ни на  секунду  не  теряя  концентрации
внимания, уголком сознания Иннокентий  Петрович  восхитился  собой,  ибо  не
ожидал такого явного результата.

   Внезапно похолодало. Энергия покидала его тело. Мастер знал, что такой же
холод испытывают сейчас и его ученики. Они и находились здесь  исключительно
как источники дополнительной энергии. Если бы  Иннокентий  Петрович  решился
вызывать демона в одиночку, то ему пришлось бы расставлять на энергетических
линиях хитроумные приспособления, большинство из которых пришлось бы  делать
самому, и опрыскивать пространство бальзамами из фантастических компонентов.
   Такие мероприятия  усилили  бы  его  собственную  энергию.  Но  зачем  же
усложнять себе и без того непростую жизнь.

   Браслеты на руках и ногах неприятно холодили  тело.  Талисман,  напротив,
согревал грудь, словно стремился  отдать  хозяину  свою  небогатую  энергию.
Мастер  выпустил  по  направлению  к  треугольнику  пучок  световых   нитей.
Дурманящий запах крови, смешиваясь с дымом от благовоний, потек к  оранжевым
бликам. Путь для гостя из потустороннего мира был открыт.

   Теперь предстояла довольно трудная часть, требовавшая чуть ли не половины
припасенной энергии. Для того, чтобы демон стал  виден  вызвавшему  его,  он
должен материализоваться, используя посылаемую ему энергию.  Но  треугольник
пустовал. Никто не желал являться  из  других  измерений,  чтобы  покориться
смельчакам, бросившим вызов всем темным силам.

   Вдруг, разрушив магическую тишину, громко чихнул  Костя.  Учитель  гневно
обернулся к  нерадивому  подмастерью,  на  мгновенье  утратив  контроль  над
энергией. Два ярких луча, отделившись от коллектива,  врезались  в  пол  вне
треугольника, содрогнув ветхую церковь. И началось невообразимое.

   Задули ветра. Половина свечей погасла.  Пламя  оставшихся  заметалось  во
всех направлениях. Над пентаграммой заискрился воздух. Потоки бледного света
завертелись над тем местом,  и  в  небольшом  пространстве  полуразрушенного
храма возник странный смерч. Он крутился над полом,  то  взлетая  ввысь,  то
опускаясь  в  сгнившие  провалы,  озаряя  все  вокруг   призрачным   светом.
Отлетавшие от него сполохи породили сотни и  тысячи  теней,  заплясавших  по
стенам. Смерч разметал чаши,  звякнул  шпагами,  повалил  свечи  и  палочки,
обогнул защитные круги и растекся по стене. Вмиг  стало  темно.  Неудавшиеся
чародеи услышали только, как несколько крупных камней осыпались в отверстие,
куда исчез смерч. От каменной крошки не уберег даже магический круг. Уяснив,
что демона уже не дождаться, Иннокентий Петрович включил фонарик и  направил
его в новообразовавшуюся дыру.

   Но в ней темнел не лес, не небо. Электрический луч поглотился  абсолютной
непроницаемой мглой. Словно разбуженные светом вспыхнули в этой мгле  тысячи
красных дрожащих огоньков. Низкий свист вновь пробил тишину. Подобно  адским
жукам красные огоньки со странным хлюпаньем покидали свое внеземное убежище.
И первая пара их летела прямо на Иннокентия Петровича.  Он  успел  отметить,
что оба зловещих светлячка покоились посреди черного сгустка, сгустка тьмы.
   Сгусток вздрогнул,  обнажив  сверкнувшие  белизной  клыки,  пасть  острых
отточенных клыков.  Что  за  существо  покинуло  пределы  мрака,  Иннокентий
Петрович не знал.
   Такого описания ему не встречалось ни в одной  из  книг,  хоть  отдаленно
связанных с магией. Замерев в ужасе, потеряв уверенность до последней капли,
едва держась на ногах, он понял: это не демоны.

   Это действительно были не демоны. Необдуманные действия королевы Лауры  и
крайне неудачные эксперименты Иннокентия Петровича  проложили  в  мир  людей
дорогу для черных призраков.

   Глава седьмая

   Heart

   Oh, heart, are yоu still beating? Is there enough of you left  to  break?
How could he take you and tear you apart? I never knew somebody would do  it
I never knew somebody could do it Never dreamed anybody would do this to  my
heart

   Лаура в одиночестве стояла на балконе своего дворца. Ей сейчас никого  не
хотелось видеть. И не только потому, что в голову настойчиво лезли  мысли  о
мире людей, прекрасном мире, в котором... Нет, не надо думать об этом.

   Королева нахмурилась, отчего ее лицо стало даже не страшным,  а  ужасающе
отталкивающим. Она знала, что не должна была стоять  сейчас  здесь.  Но  уже
поздно, дело сделано. Разумеется, ее подданные не посмели бы возмутиться, но
Желвин выразил бы неодобрение.

   "Надо помнить, - величественно заметил бы он, - всем,  а  особенно  тебе,
королева, что границы миров только  кажутся  непреодолимыми.  Но  они  могут
оказаться хрупкими и беззащитными. А если они  вдруг  исчезнут,  и  наш  мир
окажется внутри такого пространства, где жить невозможно? Зачем  же  ставить
под удар саму возможность нашего существования?"

   Далее Желвин привел бы  тысячи  примеров,  как  какой-нибудь  неспособный
мироподвижник или, того хуже, волшебник не в том  месте  пытался  прорваться
сквозь границы и какие катастрофические  последствия  получились.  Однако  в
глубине души Лаура считала, что ее первый министр изрядно  преувеличивает  в
воспитательных целях.

   "И даже королеве совершать подобные поступки, нет,  проступки,  в  высшей
степени непозволительно", - закончил бы свою речь мысленный собеседник.

   А что такого сделала Лаура? За что ее должен допекать Желвин? А она взяла
и построила новую дорогу. Да, новую, прочную, нерушимую дорогу в мир людей.
   Теперь обновленный путь стрелой уносится прочь от дворца  и  исчезает  за
недалеким призрачным горизонтом, сверкая золотом в бесцветном мире Лауры.

   Королеве не хотелось вспоминать, чего стоило ей это  мероприятие.  Нельзя
строить дорогу повторно, особенно когда сблизившиеся  миры  уже  разбегаются
навсегда. Энергия, необходимая для такого свершения, не берется из  воздуха.
А королева уже исчерпала свой запас и теперь прибегла к  запретному  методу.
Во всем мире призраков отсутствовала энергия, необходимая Лауре. Зато в  его
границах хранилось количество, во много раз большее.

   Как сквозь туман, королева увидела себя со стороны. Вот стоит она посреди
пустыни, закрыв глаза. Стоит в самой середине своего королевства. И  тут  же
Лаура погрузилась в свой внутренний мир, как в  океан  черной  беспросветной
тьмы. Но что там  светится  далеко-далеко?  Как  призрачные  берега,  пылали
голубым огнем границы. В них бушевала энергия, хранившая  царство  Лауры  от
разрушения, от случайных мирков, миров и мирищ, так и норовящих  прорваться,
вломиться и все испортить.

   В  самой  гуще  мрака,  там,  где  стояла  королева,  начали   вспыхивать
золотистые искорки. Они весело плясали, кружились,  играли  друг  с  другом.
Постепенно их размер увеличивался. Искорки превращались  в  огненных  змеек,
затем в крохотные молнии. Они росли и росли. Вот уже сверкающие кусты летают
вокруг Лауры, вот могучие деревья раскинули свои  светящиеся  ветви  во  все
стороны. Королеву оплетала огромная сеть живого  огня  цвета  золота.  Затем
образовалась воронка.
   Сеть бешено завертелась, сомкнувшись вокруг Лауры.

   И пришла боль.  Неправда,  что  призраки  не  чувствуют  боли.  Любое  из
существ, кому  дан  инстинкт  самосохранения,  знает  боль.  Она  указывает,
предупреждает:
   нет, так нельзя, опасно, ОПАСНО! И мы внимаем, подчиняемся ей, отступаем,
желая вернуть то блаженное время, когда еще не поздно, когда не  утеряна  ни
одна частичка, когда не поражена ни одна клетка,  когда  все  тело  работает
исправно... Но королева не могла отступать.

   Лаура впитывала в себя энергию.  Идя  напролом,  продираясь  через  боль,
через правила и традиции, она  замерла  камнем  и  ничего  не  видела  и  не
слышала, а только чувствовала ослепляющую, оглушающую, отупляющую боль.  Вся
ее королевская сущность бунтовала. Лаура впервые в жизни  переступила  через
себя.

   А голубое пламя тем временем тускнело и меркло. Где-то  уже  образовались
провалы, и бледно-синеватая пленка  жидкого  огня  старалась  выправить  все
ущербы, нанесенные правительницей мира сего. Все тоньше становились границы.
   Но никто не мог видеть этого,  даже  Лаура,  всецело  поглощенная  сбором
энергии.

   Наконец, королева поняла, что больше ей не вместить.  Из  последних  сил,
чутьем выбрав истинное направление, Лаура развернулась. Из глаз ее, из носа,
изо рта выскочили лучи, пронзив  и  мрак,  и  голубые  берега.  Выпрямившись
подобно сильно сжатой  и  вдруг  освободившейся  пружине,  энергия  хлынула,
соединяя два мира новой дорогой. Лаура  не  давала  затопить  свое  сознание
мутным водам липкого ужаса. Не хотелось и думать о том, что  случится,  если
энергии не хватит.
   Жуткое видение предстало перед закрытыми  очами  королевы.  Ее  невесомое
тело разрывается на мелкие кусочки, растворяется в воздухе,  прекратив  свое
существование, а мир белых призраков выпадает из  времени  и  погружается  в
бесконечную мглу навсегда.

   Боль сдуло, словно ветром.  Лаура  осторожно  приоткрыла  правый  глаз  и
просияла.
   Получилось! Она не только вновь могла очутиться в  желанном  мире,  но  и
доказала, что является истинной кролевой.  Еще  никому  (на  ее  памяти)  не
удавалось повторно построить дорогу. Никому! Ведь дорога -  это  не  дыра  в
границе, не лестница, не тропинка по всем окрестным  мирам.  Королева  могла
гордиться собой, если бы...  Если  бы  она  не  ставила  минуту  назад  свои
владения на грань гибели.  Если  бы  она  не  ослабила  границы  до  крайних
пределов. Если бы она сделала это во имя чего-либо великого, а не ради своей
прихоти. Сто тысяч "если бы".

   Королева сменила хмурый взгляд на надменный. Она сделала это,  а  значит,
так было нужно. Лаура гордо развернулась и  вошла  в  один  из  малых  залов
своего дворца, прогнав мрачные мысли.

   Но навстречу ей уже спешил Желвин. Первый  министр  мельком  взглянул  на
новую дорогу и с ужасом уставился на королеву, не в силах сказать ни слова.

   - Что с тобой, Желвин? - ласково спросила Лаура.

   Тот  только  невнятно  промычал  нечто  невразумительное  и,   неподвижно
зависнув в воздухе, вытянул пять своих щупальцев к  груди  королевы.  Собрав
оставшуюся силу воли, она с трудом взглянула сквозь себя  и  тут  же  поняла
причину  волнения  Желвина.  Там,  под  левой  грудью,   возник   сероватый,
невзрачный комочек. Упругий и более плотный, чем тело Лауры. Сердце.

   - Что произошло, королева? - широко раскрыв глаза,  еле  вымолвил  первый
министр. От постоянной важности и солидности не осталось и следа. Теперь  он
имел  вид  потерпевшего  кораблекрушение  (если  бы  оно  произошло  в  мире
призраков).

   - Откуда у тебя ЭТО? - от волнения Желвина изрядно передернуло.

   Лаура в ужасе молчала. Вероятно,  созданная  повторно  дорога  не  лучшим
образов повлияла на королеву призраков. Глаза Желвина  вылезли,  выпучились,
словно перед ним стояла не его королева, а потустороннее чудище.

   - А чем ЭТО нам  угрожает?  -  Лаура  прежде  всего  попыталась  выведать
подробности.

   - Потеря уже невосполнима! - вскричал Желвин, обращаясь большей  степенью
к мрачному сводчатому потолку. - Но кто мог знать?! Кто мог даже подумать  о
том, что мир людей так жесток и опасен? И зачем  только  я  выбрал  его  для
плацдарма наших действий? Не лучше  ли  сразу  было  рубить  окно  к  черным
призракам? По крайней мере, с нами  покончили  бы  разом  и  навсегда  одним
махом.

   - А разве теперь мир людей для нас потерян? - встревожилась Лаура.

   - Гораздо хуже, - еще никогда Желвин не выглядел  таким  расстроенным.  -
Для нас потеряна королева!

   - Но вот она, стоит перед  тобой,  -  привычка  Желвина  раздувать  любую
проблему начинала раздражать Лауру.

   - Разве может хоть  кто-нибудь  назвать  королевой  ту,  у  которой  есть
сердце?

   - Ну появилось оно у меня, так что с того? Я такая же, как  и  прежде.  Я
ничуть не изменилась.

   - С виду, конечно, ты осталась прежней. Если  не  считать,  что  утратила
свою сущность! Ты изначально родилась королевой, но это еще не  значит,  что
будешь ей навсегда. Королева призраков НЕ МОЖЕТ ИМЕТЬ сердце. Один маленький
шажок в сторону. Одна крохотная,  но  непоправимая  ошибка.  И  все!  Вполне
достаточно, чтобы оказаться  недостойной  своего  блистательного  трона.  Ты
обрела сердце, но потеряла право называться Белой  Королевой.  Это,  как  ни
печально, взаимоисключающие вещи.

   - А Ыккщщер говорил, что любые две вещи можно совместить!

   - Что он знает?! Нельзя  быть  сразу,  одновременно,  Белой  Королевой  и
Черный Королем. Даже в твоем желанном мире люди то  и  дело  теряют  прежние
сущности, обретая взамен новые, далеко не всегда лучшие.

   - И кто я теперь? - с испугом спросила Лаура.

   - Ну как сказать, - горько протянул Желвин.  -  Не  знаю.  Я  никогда  не
слышал о подобных превращениях. Но  королева  исчезла,  словно  растаяла  от
убийственных лучей Солнца. Нет у нас королевы,  а  кроме  того  ты  донельзя
ослабила наши границы, - и первый министр язвительно добавил.  -  Разве  так
поступила бы королева?

   Лаура прислушалась к себе.  Серый  комочек  безмолвствовал.  Неужели  его
рождению способствовало лишь повторное создание дороги. Вряд ли!

   Желвин нервно носился по комнате и, наконец, вновь замер вблизи потолка.

   - Пусть даже любой,  даже  самый  мелкий  призрак  отвернется  от  твоего
дворца, но для меня ты останешься королевой  навсегда,  -  было  видно,  что
решение далось ему с трудом. - Во-первых, мы выставим посты на границе.  Так
можно хотя бы  предотвратить  вторжение  извне.  Во-вторых,  укрепим  дворец
заслонами и ловушками, а то наши волшебники засиделись без дела.  В-третьих,
ни ногой в мир людей. Три месяца у нас, один у них дорога будет держаться, а
затем исчезнет навсегда, разорванная удаляющимися мирами.  Пусть  мир  людей
отныне станет недоступен, зато наша королева восстанет и  воцарится  еще  на
многие тысячи лет.

   - Но мои семнадцать подданных?..

   - Забудь о них, королева. Тебе важнее сейчас  подумать  о  себе.  Да,  мы
потерпели поражение, но существуют другие миры, еще более  прекрасные.  Если
ты сохранишь себя сейчас, то в будущем откроешь  лучшую  дорогу  для  своего
народа.
   Когда-нибудь нам удастся замкнуть кольцо.

   - Я хочу сейчас!

   - Королева, ты подвергаешь опасности не  только  себя,  но  и  весь  свой
народ.
   Удержись от неразумных решений. Ошибка уже сделана и ее не исправить.  Но
еще не поздно развернуться. Если обратного пути нет, то свернем  хотя  бы  в
сторону.
   Зачем же молнией нестись навстречу своей гибели?

   -  Хорошо,  Желвин,  я  подумаю,  -  королева  вновь  обрела   гордый   и
величественный  вид.  -  Прежде,  чем  совершать   деяние,   я   подумаю   о
последствиях.

   Желвин стрелой  унесся  из  зала  и  занялся  кипучей  деятельностью.  Он
моментально созвал многочисленное ополчение, разбил его на отряды и направил
их  к  непреодолимым  пока  границам.  Лаура  медленно  плавала  по  залу  в
одиночестве, так как сидеть не было никакой возможности.

   Теперь Лаура выговорилась  и  могла  спокойно  погрузиться  в  себя.  Две
тревоги одолевали ее сейчас. Судьба мира призраков и судьба новой дороги.  К
своему ужасу Лаура  чувствовала,  что  судьба  ее  детища  волнует  королеву
намного больше.
   Ведь дорога, построенная с такими муками дорога, вела свою  создательницу
прямо ТУДА.

   Сейчас там начиналась ночь. То самое  время,  когда  порожденные  бледным
светом Луны тени не имели четких  границ.  Сродни  призракам,  сродни  самой
королеве скользят они по темной стороне земли, стелятся по траве, прячутся в
мрачных подземельях  и  закоулках.  А  прислушайтесь  внимательно  к  ночной
тишине. Что там шелестит в листве? Может, ветер? Э, нет, он давно прошмыгнул
здесь и шуршит теперь, завихряя мусор в соседнем дворе.  А  здесь  собрались
тени мглы.

   И здесь могла, а вернее сказать, страстно желала властвовать Лаура.  Тени
и существа, приходящие из сумеречной зоны, звали ее, а она  ничем  не  могла
помочь.

   Королева содрогнулась. Не от страха и не от своих мрачных мыслей.  Что-то
перевернулось в  ней  и  начало  отсчитывать  удары,  медленно  и  ритмично.
Крохотный комочек в груди Лауры заявил о  своем  существовании.  Он  стучал,
придавая мыслям королевы новые направления. Нет, не жажда власти,  не  новые
просторы деятельности и даже не сказочные красоты мира людей  манили  ее.  В
огромной голове королевы хлынули тысячи  водоворотов,  закрутились  миллионы
вихрей, взорвались миллиарды миров. Все помутнело перед ее глазами. На Лауру
лавиной  обрушились  воспоминания.  Ночь.  Луна.  Коробки  домов.   Огромный
железный шпиль вдалеке,  украшенный  кровавыми  фонарями.  Движущиеся  огни.
Бескрайний простор неба, искрящийся звездами. Бушующее море листвы. И  окно,
темное окно, за которым...

   Теперь  Лаура  твердо  знала,  что  не  зря  строила  вторую   дорогу   и
воспользовалась услугами потайной  комнаты.  Желвин  наложил  запрет  на  ее
мысли. Но запреты лопнули! Почему, почему, почему она не может думать о Нем?
Да, он из ДРУГОГО мира. Он сам ДРУГОЙ. Но в душе у него ТЬМА.  А  она  может
смягчить ее на СУМЕРКИ. Неясные, спокойные, призрачные сумерки. Не может,  а
должна. Должна помочь вырвать его  из  плена  тьмы,  спасти  его  мир,  пока
мглистая яма не поглотила его полностью. Неужели ее мечты никогда не  станут
явью? Конечно, не станут, если она будет спокойно сидеть,  лишь  созерцая  и
размышляя. Нет, прежняя жизнь королевы теряла для нее всякий смысл. В  Лауре
бушевали  неведомые  ей  прежде  чувства.  Все  остальное  казалось   теперь
ничтожным  и  ненужным.  У  нее  появилось  сердце,   значит,   она   сможет
приблизиться к Нему, стать похожей на Него.  Да,  но  сумеет  ли  она  тогда
остаться королевой? Впрочем, какая разница.
   Одинокая  улица  в  душе  Лауры  стремительно  разрасталась,   обзаводясь
переулками,  сквериками,  ровными  дорожками,  тайнами,  сияющими  во   тьме
фонарями и даже...
   теплыми, желтыми окнами. Жизнь зарождалась  в  душе  королевы.  Лаура  не
видела, что за существа объявились в ее СУМЕРКАХ, но  уже  любила  их.  Ритм
сердца в груди Лауры бешено учащался. Приближался конец королевы.  И  начало
новой жизни, возможно...

   ... А мы вернемся к покинутому в предыдущей главе  Иннокентию  Петровичу,
которым овладели сейчас страх, ужас и безмолвное отчаяние. Тяжело пыхтя, они
с Русланом продирались  через  лес,  чуть  не  роняя  из  рук  груз  особого
назначения.
   Этим грузом был Костя.

   Когда Иннокентий Петрович, спасаясь от неведомого, ринулся  к  двери,  то
внезапно наткнулся  на  что-то  мягкое.  Из  тьмы  снизу  раздался  стон,  и
неудавшийся повелитель демонов сообразил, что под  ногами  у  него  валяется
один  из  его  учеников.  Иннокентий  Петрович  на  ощупь   отыскал   голову
подмастерья и, подхватив его подмышки, рывками выволок с места происшествия.
Судя по кудрявой голове,  пострадавшим  оказался  Костя.  Рядом  с  проломом
обнаружился и Руслан.
   Зубы его стучали, но он все же сумел выговорить:

   - Ч-что эт-то было?

   - Забудь, - рявкнул на него учитель. - Хватай за ноги. Потащили.

   Руслан схватил друга за колени и чуть не выронил его, когда услышал новый
громкий стон. На улице положение прояснилось. Обе костины ноги были  сломаны
чуть  ниже  колен  и  обильно  кровоточили.  Кровь  непрерывно   капала   из
разорванных брюк. Руслан с ужасом глядел на свои руки.

   - Не стой, - прикрикнул  на  него  Иннокентий  Петрович.  -Хватай.  Будем
выбираться к дороге.

   Чувство направления не  подвело.  Минут  через  пятнадцать  они  достигли
пустынного  шоссе.  Здесь  на  них  обрушилась  новая  беда.   Обе   штанины
одновременно оборвались, и отвалившиеся ноги  вывернулись  из  рук  Руслана.
Теперь  кровь  уже  хлынула  ручьем.  Руслан  впал  в  прострацию   и   тихо
раскачивался, уставившись на Костю и на отдельно лежащие ноги. А  Иннокентию
Петровичу хотелось заорать.
   Здесь по его вине умирал парень, между прочим, студент его же  института.
Ну, и что он, Иннокентий Петрович,  зам.  ректора  по  культурным  вопросам,
скажет костиным родителям?  Может,  про  демонов?  И  прямиком  в  психушку,
разумеется.
   Ведь эту историю не утаишь. Придется объяснять и в милиции, и на  работе,
что же делал солидный человек с двумя воспитанниками  того  же  ВУЗа  поздно
вечером в заброшенной церкви. А тогда прощай карьера и  вся  прежняя  жизнь.
Дернул же его черт заняться этой проклятой  магией.  Ну  почему  нельзя  все
вернуть обратно?
   Почему нельзя сделать так, чтобы ничего  не  происходило?  И  хоть  стоял
сейчас Иннокентий Петрович на ночной дороге, но в памяти его так ясно всплыл
тот злополучный день, когда его занесло в  библиотечное  книгохранилище.  Ну
почему ему не попалась книжка "Сделай сам"? Мастерил бы он сейчас  стулья  и
полки, а может, телевизоры чинил и горя бы себе не знал. Картины  писал  бы,
на худой конец! Вот  помрет  этот,  а  отвечать,  между  прочим,  Иннокентию
Петровичу. Может, светят уже заместителю ректора места не  столь  отдаленные
на весь остаток жизни. Эх, небо в клеточку, друзья в полосочку. Не выдержать
Иннокентию Петровичу беспредел зоны. Ну почему  нельзя  просто  проснуться?!
Проснуться и обнаружить, что не было ни заброшенной церкви, ни потусторонних
сгустков, ни занятий по магии, ни Кости, ни Руслана. А  есть  тихая,  уютная
квартирка и простая, понятная, пусть и малооплачиваемая  работа.  Вот  ведь,
Иннокентий Петрович, сам себе на голову приключения нашел.  Ведь  не  бывает
ничего сверхестественного, ведь нет никакой магии, ведь кажутся ему все  эти
события, к черту-дьяволу.

   Почти окончательно уверив себя в абсурдности  происшедших  с  ним  вещей,
Иннокентий  Петрович  обнаружил,  что  все  еще  стоит  на  пустой   дороге,
окруженной черным  лесом.  Где-то  там,  вдалеке,  за  холмами  сиял  ночной
иллюминацией город, где тысячи людей  мирно  спали,  видели  обычные  сны  и
совершенно справедливо не верили ни в экстрасенсов, ни в говорящих собак, ни
в прилет инопланетян на центральный  проспект  города  Воронежа.  Ну  почему
такое произошло именно с ним?

   Что творилось сейчас в сознании Руслана, не знал никто.  Никому  не  было
дела до него, даже Иннокентию Петровичу. А Костя еще  жил.  Невнятные  стоны
срывались с его губ. Но жизнь потихоньку оставляла того, кто в эту ночь  мог
бы повелевать демоном. Поверженный  запредельными  силами,  лежал  Костя  на
дороге и не чувствовал уже ничего, кроме боли.

   И тут появился ОН. Черный сгусток с горящими глазами вырвался из  леса  и
замер  перед  лицом  Иннокентия  Петровича.  Но  того  напугать   уже   было
невозможно. Вся жизнь летела под  откос,  что  по  сравнению  с  этим  стоил
какой-то призрак.

   - Слышшишшь? - прошипел темный пришелец. - У тебя ещще ессть шшансс.

   - А, - отмахнулся Иннокентий Петрович, - теперь уже ничего не поправишь.

   - Поправишшь, - продолжил его собеседник. - Ещще как  поправишшь.  Но  ты
поможжешшь нам, поможжешшь.

   Он щелкнул  чем-то  у  себя  внутри,  и  оторванные  ноги  самостоятельно
подползли к Косте и вросли в положенные места. Стоны  сменились  прерывистым
дыханием.

   "Можно! - что-то  ухнуло  в  груди  Иннокентия  Петровича.  -  Все  можно
повернуть вспять!" И карьера, и квартира будут еще в его жизни.  Будут!  Вот
только выпутаться отсюда и тогда к черту магию...

   - Он будет жжить, ессли ты ссделаешшь кое-что для насс.

   -  О  чем  разговор!  -   воскликнул   Иннокентий   Петрович.   Жизнь-то,
оказывается, еще никуда и не катилась...

   ... Черный призрак презрительно смотрел на иномирян.  Мелковаты,  но  для
простых исполнителей сгодятся. Пришел его час. Сейчас он - главный здесь,  в
этом мире.
   Не зря он тысячу лет учил этот сложный, быстро  меняющийся  язык.  Только
он, и никто другой, мог общаться с найденными недоразвитыми  иномирянами,  а
значит, только ему  доступна  возможность  претворить  в  жизнь  грандиозные
планы, задуманные тысячи лет назад. Три мира - его, людей и белых  призраков
с ослабевшими границами - будут замкнуты в черный треугольник. Он сам отныне
-  вершина  его,  главная  вершина,  которой   принадлежит   энергия   всего
треугольника.
   КХ - величественное имя - будет  реять  теперь  в  истории  навсегда.  Он
вырвался из общей массы. Он нашел контакт,  ему  будут  подчиняться  все  на
многие тысячелетия вперед. Теперь необходимо  время.  Требовалось  дождаться
знака,  символа,  предзнаменования.  Но  что  значили  недели  и  месяцы  по
сравнению с триумфальной вечностью.

   Белая Королева. Если бы только удалось ее обезвредить. Лучшего сигнала  к
решающему сражению и не требовалось...

   ... Костя с трудом поднялся на ноги и, шатаясь, сделал несколько шагов  к
обочине. Руслан продолжал  отрешенно  смотреть  на  окончательно  опустевшее
теперь шоссе.

   Призрак окутал голову Иннокентия Петровича, вник в его  мысли  и  передал
свои планы. Затем он  щелкнул  снова,  и  в  руках  его  будущего  помощника
очутились забытые в церкви шпаги.

   - Значит, так, - четко и ясно обратился  новоявленный  властелин  мира  к
ошалевшему от радости Иннокентию Петровичу. - Я  уверен,  что  у  тебя  дома
найдется все необходимое. А я найду ВРЕМЯ!

   И тут он исчез. А на горизонте загорелся яркий огонек.  Это  ехал  первый
утренний междугородный автобус. Жизнь все еще продолжалась.

   Глава восьмая

   А жизнь, она такая...

   Я кручусь как белка. Я еще не стар. А тебе спасибо, Егор  Гайдар.  (Песня
нашего времени).

   "За окном шел снег и рота красногвардейцев",  -  вспомнились  мне  первые
строчки похождений фон Штирлица. Сейчас же все обстояло наоборот. Шел  пятый
день августа. Красноармейцев было не видать, и я шел в одиночку за всех  их,
вместе взятых. Путь мой лежал из гастронома в булочную. В  гастрономе  я  не
обнаружил ничего полезного для своего желудка по причине великого неурожая в
своем кошельке и теперь хотел купить хотя бы хлеба. Колбаса, сыр и  масло  в
холодильнике имелись.  Так  что  при  удачном  завершении  моего  маленького
путешествия перспектива голодной смерти значительно отодвигалась.

   Выйдя из магазина, я свернул со своей улицы направо и  теперь  пробирался
сквозь комья глины в  промежутке  между  пустой  цистерной  из-под  кваса  и
железной  решеткой,  за  которой  хранились  поломанные  деревянные   ящики.
Преодолев грязь, я оказался на улице Студенческой. Трудно объяснить,  почему
ее назвали именно так. Ведь корпуса двух  институтов  располагались  хотя  и
рядом, но не на ней. Да и общаги стояли  на  бульваре  Гагарина.  Вообще-то,
имелся там один  институт  повышения  квалификации  научных  работников,  но
взрослым дядям и тетям несолидно называть себя студентами. Впрочем, закончим
о студентах. Мне хватало проблем и без них.

   А сама улица, хоть и включала в себя лишь два квартала, была  удивительно
красивой. Если идти по проезжей части, то прямо  перед  Вами  вырисовывается
громадный и величественный силуэт телевизионной башни. Будучи  маленьким,  я
очень любил ее рисовать. Как правило, мне  не  хватало  одного  листа.  И  я
слезно выпрашивал пять-шесть дополнительных.  Зато,  когда  рисунок  занимал
полкомнаты, я гордо рассматривал получившуюся телевышку. На  первых  листах,
вблизи от земли, я украшал ее разноцветными фонариками и недоумевал,  почему
до  этого  не  додумались  сами  строители,  ограничившиеся   темно-красными
прожекторами. Дальше к верху  исчезали  яркие  цвета,  но  еще  проглядывали
кое-где то желтые, то зеленые огоньки. На долю  верхних  ярусов  доставались
лишь черные  или  серые,  нарисованные  простым  чертежным  карандашом.  Это
символизировало переход к черному небу, которое  я  ленился  закрашивать.  И
только на последнем листе меня охватывали раздумья. Я никак не  мог  решить:
какой же звездой увенчать свое сооружение. Черной?  Но  ведь  звезды  бывают
только красные! Сложный вопрос.
   Поэтому на разных рисунках имелся и тот, и другой вариант.

   Теперь же она стояла передо мной воочию. Бело-красный каркас реял на фоне
голубого неба над улицей, да и над  всем  городом.  Никакой  звезды  сверху,
конечно же, не существовало. "Обычный, стандартный вариант",  -  скажут  Вам
проектировщики.  Но  я  не  проектировщик,  поэтому  ничто  не  мешало   мне
любоваться ее стометровой высотой и в тысячный раз. Если  бы  у  меня  вдруг
появился лишний миллион, то я потратил бы его на то, чтобы постоять в летний
солнечный день, такой, как сейчас, там, на самой верхней площадке. Постоять,
поглядеть вниз на далекую землю и сказать самому себе: "Ну,  не  Эверест  ли
то?"

   Солнце и в самом деле светило на всю катушку. Даже небо рядом с ним сияло
белизной и только поодаль вновь обретало свою истинную  окраску.  Я  перешел
через проезжую часть, миновал зубную поликлинику и добрался до булочной.

   Купив хлеба в прохладном павильоне, я уже хотел  развернуться  и  рвануть
через соседний двор к себе домой, но потом двинулся дальше по  Студенческой.
В такие дни необходимо погулять по городу. Все вокруг создает тебе атмосферу
тихого праздника. А ты идешь,  впитываешь  в  себя  солнечные  лучи,  шелест
листвы, звук своих шагов. Эта жизнь не похожа на ту, которую надлежит теперь
вести всем - активную, быструю, хваткую,  решительную,  непоседливую.  Такая
жизнь годится разве что  для  старичков.  Но  меня  она  чем-то  привлекала.
Наверное,  тем,  что  не  надо  было  никуда  спешить,  развлекать   кого-то
анекдотами,  слушать  чьи-то  жалобы,  вести  неуместные  разговоры.  Я  был
счастлив, что медленно иду сейчас в одиночестве, потому что чувства  словами
не выразишь. Никогда не выразишь. Двух  людей,  чувствующих  одинаково  хоть
что-нибудь,  не  найти.  Да,  как  мне  хотелось,  чтобы  был  второй  такой
человек...

   Я кидал взгляды то на корпус детского сада,  то  на  дворы,  утопающие  в
зелени, то на дома, первые пятиэтажные блочные дома в  нашем  городе.  Ветки
боярышника с территории детского сада сплетались с ветвями могучих  тополей,
образуя живую зеленую арку у меня над  головой.  Улица  упиралась  в  ограду
телецентра. Вернее, начиналась от нее, но я почему-то  ходил  всегда  именно
таким маршрутом.

   Дойдя до угла ограды, я повернул на  улицу  Техническую,  названную  так,
видимо, исключительно из-за телецентровского комплекса. Здесь деревья  росли
повыше, и арки листвы кидали на меня тень посолидней. И была тишина, которую
не разрывали звуки радио  "Максимум"  или  "Европа-плюс".  Я  даже  придумал
красивое название этой тишине - радио "Безмолвие". Но  и  оно  было  уже  не
оригинальным.

   Я тащился от этой тишины и не мог подобрать другого слова. Солнце нагрело
мою куртку, и теперь меня овевала приятная теплота. Крутясь, свалился к моим
ногам первый желтый лист.  Двоякое  чувство.  Вроде  бы  впереди  еще  целый
август, но ты знаешь, что лето неминуемо идет к концу, и в море  зелени  уже
сверкают желтые искорки. И все  же...  Мне  уже  пора  поворачивать  в  свою
сторону. Я должен был оставить буханку у себя дома и ехать в  центр  города,
где меня ждали текущие дела...

   ... Во дворце белых призраков поселилась тревога.  Придворные  летали  по
залам  и  заговорщески  перешептывались.  Истекло  сто  дней,  как  королева
исчезла. В тронном зале тихо совещались между собой Желвин и Ыккщщер.

   - След королевы затерялся в безвременьи, - горестно вздохнул спрут.

   - А ты уверен, что она не спряталась в мире людей? - перебил его сгусток.

   - В  любом  из  окрестных  миров  присутствие  королевы  не  осталось  бы
незамеченным.
   Кроме того, невозможно скрыть прямой переход границы.

   - А может, она пошла окольным путем? Число связующих тропинок немеряно.

   - Королева не ходит тропинками! - с негодованием отверг это предположение
первый министр. - Она либо строит дорогу, либо прорывает границы.

   - Но зачем ей исчезать в безвременьи?

   - А вот для этого есть причины. Во-первых, энергия королевы истощена, она
бессильна, а где еще можно набрать изрядный запас за считанные минуты.
   Во-вторых, дорога тоже требует энергии,  а  ее  может  дать  только  наша
повелительница.  Между  тем,  дорога  в  целости  и  сохранности.   Конечно,
существует вероятность, что королева подпитывает ее  либо  из  нашего  мира,
либо из мира людей. Но у нас ее нет, значит, она находится в безвременьи или
слишком хорошо спряталась среди людей, что маловероятно.

   - Но возможно?

   - Вполне. А энергия границ все  так  же  ослаблена,  королевство  наше  в
непрестанной опасности, а сама королева бросила нас на произвол судьбы.

   - Не смей так говорить о королеве! - взорвался Ыккщщер.

   - Я и сам говорю это с великой  печалью.  Любого  за  такие  слова  я  бы
отправил в небытие, но мне, первому министру, сказать горькую истину  просто
необходимо.

   - Но на границах посты. Все четыре крепости в полной  боевой  готовности.
Может, ты  преувеличиваешь  опасность,  ведь  на  нас  никто  не  собирается
нападать.

   Дверь тронного зала бесшумно распахнулась. В зал ворвался, кувыркаясь  по
воздуху, белый шар,  усыпанный  серыми  многоугольными  звездами  и  глазами
различных форм и размеров. В  мирное  время  ему  предписывалось  заниматься
проблемами безопасности, а в военное - возглавлять армию королевы Лауры. Это
был, выражаясь языком мира людей, министр обороны.

   - Королева! Где королева? -  извергался  из  него  громкогласный  рев.  -
Событие чрезвычайной важности!

   - Королева отсутствует по государственным делам. Я принимаю все сообщения
и выношу решения по ним, - вскинув два щупальца вверх, возвестил  Желвин.  -
Докладывай мне.

   - Южная крепость взорвана!

   - Как? - в один голос воскликнули Желвин и Ыккщщер  в  нарушение  этикета
дворца королевы призраков, предписывающих в  таких  обстоятельствах  хранить
величавое молчание холода.

   - Целиком и полностью. Граница была настолько тонкой,  что  зафиксировать
кратковременную вылазку  шпиона  или  группы  лазутчиков  не  представлялось
возможным.

   - Что за миры контактируют сейчас с южными границами?

   - Нам это неизвестно. Все мироподвижники погибли. Над обломками  крепости
стелется лишь туман. Это все, что осталось от гарнизона.  Уцелели  лишь  два
форпоста, на одном из которых я и наблюдал  это  происшествие  чрезвычайного
плана.

   - Кольцевик Алвин? Что с ним? - испугался Желвин.

   - К счастью для нас, двое суток назад Алвин отбыл в Северную крепость  на
Совет.

   Желвин унял дрожь в щупальцах и отдал приказ:

   - Оставшиеся три крепости подготовить к возможной осаде. К южным границам
выслать резервное ополчение. Больше никаких странных явлений не обнаружено?

   - Дует мощный ветер из  других  миров.  Стража  опасается,  не  ветер  ли
демонов это?

   - Демоны не вмешиваются в дела призраков, - успокоил его первый  министр.
- Ты же лично займешься обороной и укреплением дворца. В мое  отсутствие  ты
остаешься главой  нашего  королевства  до  возвращения  королевы  или  моего
прибытия. Отправь на юг  также  пару  волшебников  средней  величины.  Пусть
разберутся, в чем дело.

   - Выполню, - мигнул всеми глазами генерал, - а куда отправляешься ты?  Не
за королевой ли?

   - Да, я попробую перехватить ее в мире  людей.  Но  остальным  это  знать
необязательно.

   - А я отправлюсь в безвременье! - воскликнул сгусток.

   - Не спеши, - одернул его спрут. - Искать ее там  все  равно,  что  найти
крупинку лунного света на тропинках темных миров.

   - Кто ищет, тот находит, - сверкнул огненными зрачками Ыккщщер и, вытащив
из-за трона потухший факел, растворился в воздухе, прежде чем  Желвин  сумел
остановить его.

   - Значит, и мне задерживаться не следует,  -  задумчиво  произнес  первый
министр и медленно  поплыл  в  направлении  дороги  к  миру  людей.  Генерал
по-хозяйски осмотрелся и начал претворять плановые мероприятия по возведению
фортификационных сооружений вблизи королевского дворца и над ним...

   ... Весь первый этаж нашего института кипел и бурлил. Неудивительно, ведь
сегодня  должны  были  давать  стипендию.  Обычно  она  доставалась  нам   с
шестнадцатого по девятнадцатое число  каждого  месяца.  Но  сейчас,  видимо,
из-за нехватки наличных средств, выдачу хитро перенесли.

   Еще  позавчера  у  дверей  бухгалтерии  висел  огромный  плакат:  "Выдача
июльской стипендии переносится на август".  Сегодня  на  его  месте  скромно
примостилась крохотная записочка: "Стип. ЭТФ - 5.08 с 14  ч."  Здесь  крылся
великий замысел.
   Нерадивые   законопослушные   студенты    явятся    получать    стипендию
шестнадцатого (вместе с августовской)  и  с  чувством  глубокого  морального
удовлетворения выяснят, что снять ее с депонента смогут только в октябре.

   К сожалению, студенты попались какие-то несознательные. Им  почему-то  не
хотелось помогать в прокрутке собственных денег неизвестному  дяде,  который
сколотит на этом начальный капитал и, создав свою фирму, будет  учить  их  с
экрана телевизора, как надо жить. Поэтому с девяти утра  у  закрытых  окошек
кассы уже начал кучковаться знающий народ. Те,  кто  случайно  или  по  делу
забрел в главный корпус, заступали на пост  и,  к  огромному  неудовольствию
администрации, оповещали своих друзей грандиозной новостью. С каждой минутой
прибывали все новые и новые  бойцы,  и,  наконец,  стало  ясно,  что  выдачи
стипендии не миновать.

   Без десяти два в главный корпус прибыл я. Доучившись до пятого курса,  я,
однако, особого ума не  набрал,  так  как  весьма  удивился,  увидев  вместо
десятка-другого студентов огромную гудящую  толпу.  Что  там  пчелиный  рой.
Похоже было на  общее  собрание  разъяренных  медведей,  где  все  участники
прекрасно понимали, что до шести часов стипендию получит разве что половина.
Я поискал знакомые головы и, обнаружив их, стал  проталкиваться  в  заданном
направлении.

   В четырнадцать  ноль-ноль  передовики,  стоящие  у  самой  кассы,  начали
стучать в закрытое окошечко. В четырнадцать ноль-пять окошко стало угрожающе
потрескивать. В четырнадцать ноль-семь оно все  же  открылось,  и  в  проеме
обнаружилось недовольное лицо кассирши. Лед тронулся.

   Не успели еще первые счастливчики протиснуться сквозь толпу, как в  битву
вступили более  грозные  бойцы.  Самых  упорных  в  минуту  оттеснили  самые
сильные.
   Я, скромно затесавшись по знакомству в ряды  упорных,  был  вытолкнут  за
какую-то долю секунды  наружу,  словно  пробка  из-под  шампанского.  Окошко
кассы, которое я мог потрогать рукой, теперь находилось в недоступных далях.
Собрав всю силу воли, я рванулся на  отчаянный  штурм.  Но  где  там!  Люди,
объединенные общей целью, стояли насмерть. Не продвинувшись ни на сантиметр,
я опустил руки.
   Бесполезно, удача отвернулась от меня.

   Так недолго остаться и без стипендии.  При  моем  пустом  кошельке  такой
поворот событий был явно неприемлем. На повестке дня  стояло  два  варианта.
Встать в очередь, либо примкнуть к активной группе.  В  очереди  стояли  те,
кому вообще было некуда девать свободное время. Пристраиваясь в конец,  люди
меланхолически  вздыхали  и  надолго  замирали   на   месте,   незначительно
продвигаясь вперед только за счет отчаявшихся  товарищей,  которые  покидали
наши ряды, настроившись на октябрь. Выбрав такой вариант, я мог прямо сейчас
отправляться домой.

   Оставалась активная группа. Немного передохнув на свежем воздухе в  самом
конце коридора, я вытер платком потное лицо  и  отправился  назад  к  кассе.
Здесь  заканчивалось  формирование  очередной  группы  из  студентов   нашей
специальности.
   В четырнадцать сорок семь группа начала штурм. Нас было семеро.

   Кроме меня и Бориса в  состав  вошли  Саша-маленький  из  первой  группы,
Саша-большой из третьей, Юра, Коля и чей-то, кажется, Юрин, знакомый то ли с
другой специальности, то ли с другого курса. Девиз наша группа выбрала:  "Ни
шагу назад".

   С высоты птичьего полета  жаждущие  денег  выглядели,  как  электрический
скат.
   Большая  вытянутая  толпа  возле  кассы,   длинный   хвост   очереди,   а
электрические разряды с успехом заменялись словесными.

   Пятнадцать тридцать две. Становилось предельно жарко. Я  весь  взмок,  но
изменить уже ничего было нельзя. Мы стояли, плотно сжатые со всех сторон. Ни
вперед, ни назад, ни влево, ни вправо. Задача каждой  группы  заключалась  в
том, чтобы,  держась  друг  за  друга,  использовать  каждый  сантиметр  для
продвижения вперед и  намертво  закрепляться  на  занятых  рубежах.  Обильно
испарявшаяся влага конденсировалась на потолке, и  временами  оттуда  падали
очень неприятные холодные капли. Выдача денег шла слишком медленно, так  как
каждый, державшийся за  витые  решетки  окошка  кассы,  просовывал  туда  по
десять-двадцать паспортов:
   за себя, за друзей, за знакомых и за того парня. Получившего оттесняли от
кассы и вот тут-то надо не зевать. Вакантное место мгновенно занималось либо
слева, либо справа. Вся наша группа участвовала в левом крыле.

   Очередной счастливчик просунул пачку паспортов и вцепился  в  решетку.  Я
истекал потом, украдкой вытирая его об куртку впередистоящего, чувствуя, что
сзади кто-то проделывает то же самое с моей курткой.

   - Все, получил! - раздался радостный вопль нейтрального наблюдателя.

   - Погодите, мужики, еще не все, - испуганно заорал кандидат на оттеснение
и просунул в окно следующую пачку.

   Порыв стих. Оба крыла затаились, подозрительно поглядывая друг на друга.
   Счастливчик оторвался от кассы и...

   - Мужики, влево, влево, - воззвало враждебное крыло и ринулось на нас. Мы
достойно  встретили  атаку,  не   уступив   ни   пяди.   Крайние   товарищи,
разбежавшись, дружно ударили  в  толпу,  искренне  надеясь  расколоть  ее  и
просочиться хотя бы в середину. Впрочем, такое бывало. Толпа  заволновалась,
стремясь продвинуться ближе к кассе. Надо мной проплыл мешок  с  деньгами  и
попал в нужные руки.
   Кто-то при виде такой картины истерично подпрыгнул и  попытался  пролезть
по головам, но народ расступился, и авантюрист снова исчез в толпе. Не знаю,
намного ли он продвинулся, но что рубаху порвал, это точно. К нашему унынию,
место у кассы занял представитель правого крыла.

   - Мужики, вправо! - раздался обиженный голос нашего соратника.

   - Вправо! - завопила толпа и, получив дополнительный толчок,  рванула  на
новые позиции.

   - Я те дам вправо, - раздался где-то  неподалеку  наглый  бас  и  кому-то
сошлось по голове. Я был счастлив и доволен, что не мне. Толпа  закружилась,
словно водоворот, выталкивая неудачников и  сплачивая  оставшихся.  На  этом
толчке мы потеряли Бориса и Сашу-большого. Народ вновь успокоился.

   - Эх, на заводе так зарплату выдавать, - предложил кто-то сзади.

   - И в Верховном Совете, - добавили справа.

   Я согласился с ними  и  стал  считать  народ  впереди.  Справа  наших  не
имелось. По центре стоял Юра и его  друг,  а  Сашу-маленького  я  заметил  у
стены. Это хорошо!
   У стены - самая лучшая  позиция.  Люди  сзади  и  слева  давят  на  тебя,
неуклонно проталкивая вперед, и ты шаг за  шагом  продвигаешься  к  цели.  Я
передал все накопившиеся у  меня  паспорта  Саше,  и  тут  увидел  Колю.  Он
страховал нашего  форварда  сзади.  До  кассы  оставалось  четыре  человека.
Следующий толчок вновь оказался неудачным для  нашего  фланга.  Я  уже  было
подумал присоединиться к правому крылу, но в одиночку пробиться к  кассе  не
имелось ни единого шанса.

   В пятнадцать пятьдесят  девять  к  великой  радости  учащихся  на  головы
впередистоящих обрушилась длинная доска объявлений. Впрочем,  особой  пользы
это не принесло, так как физического ущерба не получилось, и расстановка сил
осталась  прежней.  Куртка  моя  насквозь  промокла,  а  джинсы  можно  было
выжимать.
   Про то, что творилось в кроссовках, не хотелось даже и думать.

   Очередной толчок вывел меня из оцепенения. На это раз нам  дико  повезло.
От нестерпимой жары у кого-то в дальнем конце правого крыла  лопнул  газовый
баллончик. Народ хлынул к стенам. Правое крыло смешалось и  было  отодвинуто
нами на полметра от кассы. Я горделиво озирал  новые  позиции.  Люди  вокруг
меня значительно повеселели и оживились. Три человека до кассы -  это  очень
неплохо для нашей поредевшей группы.

   В  шестнадцать  семнадцать  возникло  непредвиденное  обстоятельство.  Те
счастливчики, кто уже получил свои кровные и  передал  их  товарищам,  сами,
однако, не могли обрести желанную  свободу.  Они  находились  в  подвешенном
состоянии вблизи кассы и терпеливо  огрызались  на  ругань  менее  удачливых
соучеников. Наконец, такое положение дел им изрядно  надоело  и,  дождавшись
очередного прибавления в своих рядах, они сами объединились в группу. Группа
контрудара яростно  и  жестко  рванулась  туда,  где  заканчивалась  дележка
отвоеванной стипендии. Я не видел, что происходило на правом  фланге,  но  в
наших рядах образовался новый водоворот, вынесший  меня  из  плотной  толпы,
тянущей руки к кассе. Я бешено вращал  головой,  но  поздно.  Теперь  мне  с
чистой совестью  можно  все  начинать  сначала.  Рядом  я  обнаружил  Юру  и
постепенно успокоился. Юрин друг и Коля твердо стояли на прежних позициях. А
наша надежда
   - Саша-маленький - даже продвинулся вперед. Два человека до кассы.

   - Влево, мужики, влево! - вопили враждебные голоса.

   - Вправо, давай вправо!

   - Нажмем, мужики! - отчаянно выдал кто-то смертельно раненым  голосом  из
толпы, частичкой которой я был еще минуту назад. Как переменчиво счастье.

   Потолкавшись по краям и окончательно уяснив, что на прежнее место мне уже
не пробиться, я отошел к тем, кто терпеливо дожидался своей участи, отправив
паспорта в эпицентр взрыва. После жарких баталий нудное бездействие угнетало
меня, зато вокруг царила прохлада и  отсутствовали  неожиданно  падающие  за
шиворот противные капли.

   Шестнадцать сорок две.  Свершилось!  Голова  Саши-маленького  скрылась  в
окошке кассы. Теперь уже ничто не могло помешать обретению нами долгожданной
и желанной стипендии.

   Шестнадцать  пятьдесят  одна.  Полиэтиленовый  кулек,   доверху   набитый
паспортами и денежными купюрами, величаво проплыв над толпой,  достиг  наших
рук. Коля и Юрин друг уже рядом. А Саша кричит нам, чтобы мы не забыли и про
него. Да, не дело оставлять Сашу у кассы  после  того  подвига,  который  он
совершал последние два часа. Моментально сколачивается новая боевая  группа,
которая раздвигает краешек толпы, попутно разъясняя гражданам, что  все  это
делается для их же пользы. Саша радостно тянет к нам руки, и мы,  вцепившись
друг в друга, выдираем его из толпы, словно легендарную репку. Саша донельзя
мокрый, лицо красное, волосы слиплись в немыслимые  фигуры.  Но  он  лучится
счастьем, как  и  мы.  Начинается  раздача  паспортов  с  вложенными  в  них
деньгами. Словно приз за участие в жестокой борьбе,  мне  достаются  крупные
купюры. Три по полтыщи и десятки с рублями  до  кучи.  Одна  тысяча  пятьсот
сорок четыре рубля -живем!

   Семнадцать двадцать две. Из  бухгалтерии  выбирается  крупная  женщина  в
фиолетовом платье и громко возвещает, надеясь перекричать толпу:

   - Завтра с десяти продолжим выдачу. Расходитесь.

   Но народ не верит:

   - Влево, влево, мужики!

   - Вправо давай!

   - Э, куда полез!

   К нам вытолкнута новая партия неудачников. Но нас это уже не волнует.  Мы
выходим на крыльцо главного корпуса, подставив теплому  августовскому  ветру
свои мокрые куртки...

   ... Невидимая людям черная дуга пронизывала  небо,  начинаясь  с  балкона
квартиры Иннокентия Петровича. Она разрывала низкие облака и  уходила  через
границу  в  черный  мир.  Так  объявилась  скоростная  дорога,  по   которой
предстояло прорваться неисчислимому потоку призраков цвета Тьмы.  Иннокентий
Петрович, как обычно, сидел по вечерам у окна, но неспокойно было у него  на
душе. Если раньше в квартире царили тишина и скука, то теперь не было  отбоя
от страшных гостей.
   Они перекликались, щелкая и кашляя, и обнаруживались в самых неподходящих
местах: в посудном и платяном шкафах, под кроватью, в мусорном ведре.
   Незванные пришельцы сначала пугали Иннокентия  Петровича,  но  постепенно
привыкаешь ко всему. Так и он привык  к  их  полетам,  сверкающим  глазам  и
непрестанным переговорам.  Впрочем,  и  от  них  имелась  польза:  соседская
собака, будившая по ночам всех своим лаем, недельку повыла и  сдохла.  Кроме
того, исчезли и тараканы. Ни одна муха не пересекала границ комнаты, не пели
птицы за  окном,  только  сновали  туда-сюда  те,  чьи  приказы  должен  был
исполнять Иннокентий Петрович...

   ... Тот, кто звался КХ, висел в данный момент над  столом  и  внимательно
изучал план города. Его будущее зависело только от  наличия  или  отсутствия
идей в голове своей субстанции. А идеи имелись. Из статуса  книжного  червя,
полиглота никому не нужных языков КХ мог шагнуть далеко вверх и  стать  если
не  предводителем  всех  черных  призраков   или   главнокомандующим   новых
территорий, то хотя бы  комендантом  этого  района.  Захват  нового  мира  -
событие величайшей важности. К слову сказать, такого не случалось со  времен
грандиозных походов пропавшего Черного Короля. Мир людей будет не  последним
в списке будущих свершений, но весьма значимым пунктом. Треугольник  высосет
всю энергию из захваченных миров, а могущество черных призраков возрастет во
сто крат.

   Будущему  коменданту  захотелось  поделиться  своими  планами  с  другими
сородичами, но те являлись всего лишь исполнителями, а значит, своего мнения
иметь не могли. С таким же успехом  можно  читать  пламенную  речь  обломкам
Черных  скал.  Им  вещать  бесполезно.  Они  не  в  состоянии  оценить  всей
грандиозности предстоящего.

   Оставалась Белая Королева. Она уже успела связать свой мир с миром людей.
   Такой удачи он никак не ожидал. Это намного облегчало планы  КХ.  Но  как
справиться с королевой? Во главе своей армии она непобедима. Как изолировать
королеву, нейтрализовать? Данный вопрос занимал КХ не первый день.  А  совет
не мог  дать  никто!  Иначе  пришлось  бы  делиться  успехом  победы.  Итак,
приходилось рассчитывать только на удачу. КХ выставил вдоль дороги посты, но
все равно непрестанно ломал голову над этой задачей.

   В комнату влетел  черный  сгусток  и  быстро  защелкал.  Из  его  доклада
выходило, что пять минут назад королева Лаура прошла через дорогу и скрылась
в мире людей.  Обругав  часового,  что  никто  не  догадался  проследить  за
королевой, КХ распорядился собрать  все  без  исключения  силы  у  границ  и
выставить  заслоны  у  дороги  Лауры,  чтобы  перехватывать  всех  курьеров,
следующих в любую из сторон.
   Решающий миг наступал. Новому предводителю черных призраков неведомы были
другие чувства, кроме холодного расчета,  но  где-то  там,  в  глубинах  его
разума, вдруг возник далекий черный дворец торжественно-строгого  вида.  Его
украшали разноцветные фонари, а  над  башнями  переливались  желтые  звезды.
Дворец! Его дворец...

   ... Желвин летел, не разбирая дороги. Вернее, он не смотрел на  нее.  Ему
было достаточно чувствовать ее присутствие. Необходимость  срочно  разыскать
королеву гнала его вперед. Уже не раз, и не два Желвин принимал на себя  всю
полноту власти в те периоды, когда Лаура пребывала в глубокой  задумчивости.
Не зря ее прозвали печальной королевой. Тогда  Лауру  не  волновали  никакие
проблемы, и помочь ей могло лишь что-то новое  и  оригинальное.  Но  где  Вы
найдете новое  и  оригинальное  в  замкнутом  мире  призраков,  все  события
которого расписаны на тысячи лет вперед? А как она ждала каждого  прорыва  в
соседние миры! Последний прорыв, однако, удачным не назовешь. Желвин не  мог
сказать вслух, но наедине с  собой,  размышляя  о  возникших  проблемах,  он
понял, что мир людей надломил Лауру. И теперь  любое  неосторожное  движение
могло либо сломать королеву совсем, либо вернуть ее на  прежнюю  стезю.  Мир
призраков  уже  не  устраивал  Лауру,  ей  было  мало  его   спокойствия   и
предсказуемости. Проблемы, вновь проблемы.  Но  королеву  не  выбирают.  Она
возникает, когда ничто преобразуется в свет, и  уходит  сама,  не  спрашивая
разрешения ни у кого.

   Желвин так никогда и не  узнал,  что  толкнуло  королеву  Урсулу,  всегда
строившую  взбалмошные  планы  по  преобразованию   своего   королевства   и
расширению его территории, оставить вдруг все и раствориться в тронном зале.
Может, и сейчас крохотные ее частички присутствуют там,  крепко  прильнув  к
каменным стенам. А ничто извергло тогда прекрасный  сияющий  белый  шар,  из
которого вышла бесподобная крошка Лаура. Желвин находился рядом  с  ней  все
эти четыре тысячи лет  и  не  представлял,  что  произойдет,  если  королева
покинет их. Он считался придворным у Беатрикс и Урсулы,  но  для  Лауры  был
другом. Возможно, в некоторые тайны она посвящала  только  Ыккщщера,  а  его
лишь поругивала за "излишнюю осторожность", "важность",  "церемониальность".
Но кто-то ведь должен обучать  королеву  государственным  делам  и  манерам.
Теперь, когда все приметы указывали на начало войны, Желвин разрывался между
государством, являясь  его  первым  министром,  и  Лаурой,  отлично  понимая
состояние  ее  раздвинувшейся  души  и  несовместимость  этого  со  статусом
королевы.  Возможно,  все  проблемы  решатся,  когда  Лаура  и   королевство
воссоединятся вновь и навсегда. Поэтому он  и  летел,  не  разбирая  дороги,
надеясь отыскать королеву в немыслимо запутанном мире людей.

   Внезапно упругая невидимая стена остановила его полет, а  вокруг  Желвина
заплясали противные язычки черного пламени. Магия призраков в мире людей?
   Весьма  дешевая  магия.  Разметав  щупальцами  колдовской  огонь,  первый
министр отбросил свои размышления и огляделся. Дорога вела не туда!  Кто-то,
обладающий  знаниями  по  мироподвижничеству,  достроил  создание  королевы.
Теперь  путь  оканчивался  в  тупичке  между  могучим  кустом  и   железными
коробками,  в  которых  люди  прятали  свои  живые  огни.  Идущий  неизбежно
оказывался в невесть кем подстроенной ловушке.  Но  мелкая  магия  бессильна
против первого  министра  Белой  Королевы.  Однако,  неведомые  враги  могли
соорудить и нечто похуже. Осторожно оглядевшись, Желвин юркнул в щель  между
железными щитами. В тот же миг со всех  сторон  на  него  обрушился  ледяной
поток, охвативший спрута в плотный слиток льда. Попытки  освободиться  ни  к
чему не привели. Холод затуманивал сознание.

   Сквозь куст  прошмыгнул  дозор  черных  призраков  и  потащил  скованного
лазутчика в резиденцию предводителя...

   ... Желвин очнулся от неприятного тепла, шедшего из небольшой  коробочки,
тихо гудящей на полу полутемной комнаты. Судя по всему, он находился  внутри
людского жилища. Два оранжевых зрачка  вспыхнули  в  темном  углу,  и  спрут
почувствовал присутствие черного сгустка - своего извечного врага.

   - Не будем терять времени, - объявило черное существо.  -  Ты  -  Желвин,
первый министр белых призраков, а я - КХ, резидент  черной  империи  в  этом
мире. Мире, готовящемся примкнуть к нашим территориям.

   - Не думаю, что люди согласятся на подобную сделку, -  усмехнулся  спрут,
отодвигая щупальца от теплых потоков.

   - Их никто и не спросит, - огрызнулся КХ. - Но кто-то  пытается  помещать
нашим свершениям. Конечно, все их  попытки  смешны,  но  они  тормозят  наше
величественное движение вперед.

   - И кто же эти слабосильные враги?

   - А ты догадайся. После упорных неимоверных трудов мне  удалось  прорвать
границу, дабы расширить владения империи. И что же мы видим,  завершив  свой
труд? Мир людей так и кишит белыми, а по широкой дороге туда-сюда шастает то
королева, то ее первый министр. И вот в таких обстоятельствах...

   - Королева шествует, а не шастает, - оборвал его Желвин.

   - Ага, тебе не нравится!

   Из угла повеяло холодом, перед которым оказалась  бессильна  даже  весьма
удивительная коробочка. КХ за последние дни набрал гору амбиций и  очень  не
любил теперь те моменты, когда его речь грубо прерывалась.  Но  пленник  мог
еще пригодиться, и КХ-завоеватель сдержал свой гнев. Первый министр молчал.

   - Предлагаю тебе сделку, -  произнес  КХ.  -  Ты  возвращаешься  обратно,
готовишь во дворце бунт и сдаешь  королевство.  За  это  я  гарантирую  твое
существование и даю тебе должность в своей свите. Мне не обойтись без умного
заместителя.

   - Благодарен за комплимент,  -  холодно  ответил  Желвин  и  вдруг  резко
рванулся к  окну.  Сразу  же  его  охватил  знакомый  мороз,  превратив  все
окружающее спрута пространство в ледяную неподвижность.

   - Так я и предполагал, - проскрипел черный сгусток, вытянул из  себя  три
протуберанца и довольно потер их друг об друга. - Но видишь сам, тебе отсюда
не выбраться. Без посторонней помощи. Моей, разумеется.

   - Какие у меня варианты? - спросил Желвин, лихорадочно отыскивая  пути  к
спасению. Принципов действия ледяной магии он не знал.

   - Всего  два.  Ты  можешь  после  успешного  завершения  нашей  маленькой
операции либо примкнуть ко мне, став черным, либо убраться в любой известный
тебе мир, сохранив сущность. Впрочем, будет и третий вариант. Правда, в  нем
не будет тебя, - КХ, выплеснув речь наружу, переваривал появившееся  у  него
зачаточное  чувство  юмора.  Он  чувствовал,  что  власть  развивает  в  нем
способности и оттачивает их с каждой секундой.

   - Выходит, третий, - спокойно произнес Желвин.

   - Что ж, выбор за тобой, - так же спокойно продолжил КХ. - У людей, как я
выяснил, принято в таких случаях покопаться в  душах,  произнести  последнее
желание, сказать заключительное слово, подвести итоги. Но у  нас  нет  души,
значит, нам этого и не требуется. У тебя есть еще одна  минута  и  пятьдесят
секунд.

   КХ исчез во тьме. В сумерках ярко белела одинокая фигура первого министра
королевы Лауры,  скованная  льдом.  В  голове  его  образовалась  неприятная
пустота.
   Горько осознавать, что судьба твоя предопределена. Никто никогда  не  мог
представить министра Белой Королевы, дающего СЛОВО на черное предложение.
   Поэтому он не выбрал ни  солидную  должность,  ни  новый  мир.  Подлинную
сущность сохранял лишь третий вариант, но меньше, чем на две минуты.

   "Да что он видел, кроме своего серого однообразного мира?!" - скажете Вы.
А видел Желвин многое. Да, тысячи лет он провел в замкнутом бесцветном мире.
Но были и другие миры. Мир сверкающих радуг в  голубой  прохладной  пустоте.
Мир водопадов огня во тьме с искорками кипящих  брызг.  Мир  шумящих  лесов,
совсем как мир людей триста лет назад. В свите трех королев Желвин побывал в
великом множестве миров. Но больше  всего  он  ценил  свой  мир,  порядок  и
спокойствие в нем. Величественный  замок  королевы,  полупрозрачные  хрупкие
строения, образующие неповторимый город, где селились  подданные,  скалистые
горы на севере. Праздники, когда  на  серой  равнине  и  в  небе  вспыхивали
мириады призрачных огней. Торжественные шествия. Полеты славы после  прорыва
в иной мир. Желвин ценил свою жизнь и знал, что ничто в любом  из  миров  не
дается зря.
   Он любил необычные ощущения и беседы  с  королевой.  Невозможно  передать
все, что случилось в бытность его на посту первого министра. А ведь когда-то
он не имел никаких обязанностей, а его мир  был  открыт  и  бескраен.  Время
молодости.  Но  время,  проведенное  с  королевой,  лежало  самыми  крупными
бриллиантами в коллекции секунд и минут. Может, Лаура не так уж и не права в
своем выборе.

   Желвин внезапно почувствовал себя камешком в  основании  огромной  скалы.
Этот камешек мог вывернуться и разрушить всю гору или расколоть ее на части,
а мог тихо исчезнуть, уступив свое  место  рядом  лежащим  камням.  Ему  так
хотелось, чтобы все осталось, как прежде. Чтобы каждый крепко стоял на своем
месте, и ничего не менялось. Невозможно!

   Первый министр королевства белых призраков прекратил свое  существование.
На крашенных досках пола лежали обломки величественной короны,  утрачивая  с
каждой минутой свое таинственное переливчатое сияние.

   Глава девятая

   Will You Still Love Me Tomorrow

   Tonight with words unspoken You say that I`m the only  one  But  will  my
heart be broken, baby, When the night meets the morning sun?

   Город спал. Вернее, готовился ко сну. Все семь  его  многолюдных  районов
неохотно гасили свет в своих окнах. В последний раз собирались пробежать  по
своему маршруту троллейбусы и трамваи. Автобусы  с  темными  окнами  салонов
спешили в парк.  И  только  уличные  фонари  продолжали  светить,  борясь  с
падающей на город ночью. Море огней превращалось  в  океан  тьмы  с  редкими
островами. Тьма от горизонта до горизонта.

   Это был большой город. Огромный. На  семьдесят  километров  вытянулся  он
вдоль полноводной реки и прочно  захватил  третье  место  по  протяженности,
уступив первенство лишь Москве и Волгограду. А по занимаемой территории  ему
вообще не имелось равных кроме столицы с тех  пор,  когда  самостийный  Киев
остался за  бортом  российских  границ.  Полтора  Санкт-Петербурга  или  два
Свердловска (извиняюсь,  Екатеринбурга)  спокойно  разместились  бы  на  его
территории.

   Однако ничего подобного не увидели бы те, кто вместе с белыми  призраками
очутились здесь триста лет назад. Бескрайние леса, заставившие пришельцев из
замкнутого мира поменять обстановку на туманную Англию. Леса  до  горизонта,
рассеченные полосой реки с катящейся по ней лунной дорожкой.

   Но люди  уже  давно  осваивали  эти,  непригодные  для  призраков  места.
Раскопки древнего поселения в  устье  одной  из  рек  края  установили,  что
основано  оно  двадцать  -  двадцать  пять  тысяч  лет  назад.  Текли  годы,
появлялись  и  исчезали  племена  со  своей  культурой  и  обычаями.  Жилища
полуподземного типа сменились в  десятом  веке  деревянными  домами.  Ханты,
манси, коми, вогулы, удмурты, остяки -  все  те,  кого  русичи  презрительно
называли "инородцами" - росли и развивались  в  своей  самобытной  среде.  И
неизвестно, куда бы их это завело, если бы  обширные  территории  Уральского
края не попали в "зону стратегических интересов" тянущейся  во  все  стороны
России. В те времена взоры России, как и сейчас, пристально устремлялись  на
запад. "Вот ведь англицкие короли", - недовольно морщились  бояре,  наблюдая
за ростом посторонних колоний.  "Да  и  гишпанцы  тоже  не  лыком  шиты",  -
завистливо вздыхали они же,  оглядывая  поделенные  и  переподеленные  чужие
владения. Но вот зевнул один из них пошире, уронил шапку, обернулся за  ней,
да и воскликнул в великом удивлении: "Батюшки, а на востоке-то у нас и  конь
не валялся!"

   С той  поры  коню  неоднократно  пришлось  поваляться  в  новых  районах,
осваиваемых  крепкими  царскими  дружинами  и  купцами,  что   приводило   к
увеличению как политической, так и экономической мощи.

   Попутно местному  населению  терпеливо  разъяснялось,  как  необходимо  и
полезно христианство и  никоим  образом  не  допустимо  инакомыслие.  Причем
разъяснялось всеми доступными  методами,  позаимствованными  у  просвещенной
Европы из солидных трактатов времен "охоты на ведьм" с адаптацией к  местным
условиям. Главные языческие божества скрылись в глубине лесов. О Зарни-Ань -
легендарной  "золотой  бабе"   -   вдохновленные   отечественной   тематикой
талантливые и не очень писатели создали сотни исторических боевиков,  совсем
как на другой стороне планеты о пропавшем золоте инков. А  затерянные  храмы
Войпеля - "Северного ветра" - еще ждут своих изыскателей.  И  может,  в  эту
секунду у кого-то уже сверкнули глаза, почуяв свежую тему, а на чистый  лист
бумаги ложатся первые строчки.

   Тьма окружающего людей леса и суровая жизнь порождали таинственных богов,
собравших в себя образы деревьев и зверей, и собственных героев: Кудым-Оша и
Перу-богатыря. И были у них свои подвиги и победы, ни в  чем  не  уступавшие
Илье Муромцу или Добрыне Никитичу.

   Вскоре помимо купцов в край  проникли  промышленники,  в  первую  очередь
интересовавшиеся солью. Обнаружив здесь  богатые  месторождения,  они  осели
прочно и надолго. С тех пор кривая развития соляной промышленности, если  бы
кто додумался чертить графики в те времена, резко  пошла  вверх.  С  помощью
соли  Иван  Грозный  значительно  укрепил  позиции,  завоевав  потенциальных
потребителей на рынках Швеции и Пруссии. А представитель  тогдашних  солевых
монополистов Франции и Испании, подсчитывая  убытки,  мог  с  полным  правом
сказать всем известную фразу: "Друзья мои, я опечален".

   Прогресс обычно не стоит  на  месте,  а  движется  вперед.  На  то  он  и
прогресс.
   Поэтому к восемнадцатому веку, наконец,  вспомнили  об  обширных  запасах
медных и железных руд. Наличие их и  стало  краеугольным  камнем  в  истории
основания города, когда  в  1723  году  в  устье  крохотной  речки  построят
медеплавильный завод. Пятьдесят восемь лет спустя заводская слобода обретает
статус города.

   Официальные данные  не  упоминали  славное  имя  основателя.  По  слухам,
таковым был Татищев. Областная молодежная газета даже кинула клич  в  массы,
что пора уже скинуть мозолящего глаза Ленина с главного пьедестала и  отдать
освободившееся место Татищеву. В верхах инициативу поддержали,  но  денег  в
городском бюджете не нашлось. Поэтому Ленин и  сейчас  спокойно  взирает  со
своего места на народ, не боясь грядущих перемен.

   А город тем временем доказал свое право на  существование.  В  1846  году
открылось судоходство, а через  тридцать  лет  и  железнодорожное  движение.
Город не отставал от жизни России, а время от времени  даже  преподносил  ей
сюрпризы.
   То гигантскую царь-пушку, прошедшую все  испытания  в  отличие  от  чисто
сувенирной московской. То невиданный паровой молот, то электросварку.

   С приходом советской власти город с каждым годом приобретал  все  большее
оборонное значение, пока не достиг статуса закрытого для всех без исключения
иностранцев. Не дай бог, они узреют с  высокого  холма  панораму  одного  из
крупнейших военных заводов и развалят всю обороноспособность страны к началу
мировой революции (теперь, правда, узревают; видно, разваливать уже нечего).
   Так и пошло. На карте город имеется, но  в  сообщениях  прессы,  радио  и
телевидения не упоминается. Да и в распределении благ  не  участвует.  Разве
что объедки останутся после Москвы и  Ленинграда.  Приедут  разнаряженные  в
фирменные тряпки москвичи  поглазеть  на  уникальную  ледяную  пещеру  и  на
неведомый ранее город, а потом сморщат нос,  глядя  на  шагающий  по  улицам
ширпотреб, и процедят свысока: "Как это, вы говорите, мяса нет. Не верим. Не
может такого быть. А, так это вы нашу Москву объедаете".

   Но уральский народ  крепчал  в  многокилометровых  очередях  за  товарами
первой необходимости, распределяемыми по талонам. Советский  человек  всегда
там, где трудно. Это про нас. Выживем, выкарабкаемся. Пусть никогда  нас  не
жаловали власть держащие. Никто их них так  и  не  удосужился  посетить  наш
город, начиная с того же Ленина и заканчивая Горбачевым,  исколесившим  весь
Союз. Да и Борис Николаевич лишь отметился, когда голоса потребовались.  Что
с нас взять? Ничего!

   Ничего, кроме огромного оброка сельхозпродукции, тяжелого машиностроения,
нефтепродуктов, мотопил и многого, многого другого. Народ у  нас  спокойный,
от Москвы далекий. Можно и поприжать. Не Татария ведь, не Якутия. Тем льготы
положены, а то возьмут, да и выйдут из состава  Федерации.  А  мы?  Мы  тоже
хотим равные с ними права! Что, какие-такие права? Да куда вы денетесь?

   Э, э, куда нас с Вами занесло? Я уже вижу укоризненный взгляд сверху. Ну,
господа, нельзя же так. Вам только дай волю, так  любую  тему  разовьете  не
туда, куда следует. Вы, господа, отвлеклись.  Закройте-ка  свою  книжонку  и
внимательно посмотрите на название. Поняли, о чем надлежит писать? То-то же!

   Ну хватит о политике. Только ее нам здесь не хватало.  Действительно,  не
черные же призраки виноваты, что мы когда-то недополучили килограмм колбасы.
Стоп, вижу ледяные лица читателей, которые жалеют уже, что  не  ограничились
газетой, где данная информация и дешевле, и интереснее! Да  черт  с  ней,  с
колбасой.
   Зачем заострять внимание на всем известных  вещах.  На  вещах  обыденных.
Вспомним лучше, что в каждой душе строится свой город, который может  выжить
и украситься прекрасными дворцами даже при минимальном прожиточном. А  может
развалиться и порасти плесенью в окружении многомиллионного состояния. Сытый
голодного не поймет. А  давайте  не  будем  смотреть  в  сторону  сытого,  а
посмотрим на себя и в себя. Что мы умеем, что сможем, что сделаем?  В  каком
состоянии наш личный город? Но  это  уже  отвлеченные  материи,  а  реальный
уральский  город  с  миллионным   населением   потихоньку   расставался   со
светлячками огней, переступив вечерний одиннадцатичасовой рубеж времени...

   ... Лаура шла по темным улицам. Именно шла, а не летела. Она  с  каким-то
даже удивлением делала шаги по земле, нарочно заставляя себя шагать,  вместо
того, чтобы быстро взмыть в небо и стрелой лететь ТУДА.

   Но нет, королева обязана научиться ходить, как все  люди.  У  Лауры  даже
голова пошла кругом: к какому огромному количеству вещей  она  должна  будет
привыкнуть.
   Ее легкие шаги не издавали ни звука, ведь призраки не имеют веса.

   Лаура вращала свою огромную голову во  все  стороны,  опасаясь  встретить
кого-нибудь  из   людей.   Прочитав   обширную   летопись   о   приключениях
многочисленных посланцев всех времен в этом мире, королева знала,  что  люди
донельзя пугливы и, столкнувшись с необычным, они либо бегут, либо  убивают.
Странная психика людей не  позволяет  им  находиться  вблизи  необъяснимого.
Исходя из такого постулата у планов Лауры не имелось шансов. Она  жила  лишь
надеждой на лучшее.

   К счастью, на ее пути встречались  только  редкие  прохожие,  от  которых
удавалось вовремя скрыться за пышными кустами. Большинство людей  находилось
сейчас в своих каменных коробках в активном либо  неподвижном  состоянии  за
светлыми или темными окнами. Но  все  равно  Лаура  выбирала  не  дороги,  а
тропинки,  укрытые  деревьями  и  кустами.  Королева  уже  обрела  некоторую
плотность. Ветер разбивался о фигуру Лауры,  огибал  ее,  играл  прекрасными
волосами и складками  длинного  платья.  Королева  отодвигала  низкорастущие
ветви бледной рукой, размышляя, что проскользнуть сквозь дерево ей стоило бы
большого труда теперь.

   Близилась полночь. Темное небо над  головой  Лауры  укрылось  за  густыми
кронами.
   Поэтому королева не могла видеть звезды. Но  ей  достаточно  было  света,
который дарили желтые прямоугольники окон и редкие сиреневые фонари.

   За  всю  долгую  жизнь  впервые  наступил  момент,  когда  она   утратила
уверенность в будущем. Что ее ждало завтра?  Да  что  завтра!  Она  даже  не
знала, чем закончится для нее этот вечер. Лаура краешком сознания  отметила,
что заблудилась. Одно дело -  плавно  парить  над  просторами  города,  видя
сверху все до мельчайших подробностей, и совсем другое - оказаться внизу,  в
лабиринте огромного  города,  составленного  из  деревьев,  кустов,  людских
жилищ, каменных, железных и деревянных заборов, мелких  построек  и  других,
совершенно непонятных конструкций. С высоты Лаура, безусловно,  отыскала  бы
свой путь, но полет стал бы нарушением новых правил. Может,  и  хорошо,  что
дорога пока утеряна. У нее есть время поразмыслить. Еще не пришла та минута,
когда свернуть в сторону станет уже невозможно. Еще не поздно!

   Однако, путь следовало завершить до полуночи. После проснутся  порождения
тьмы,  затаившиеся  в  одиночестве.  Они  осторожны   и,   возможно,   сразу
почувствуют перемену в своей  повелительнице.  Никому  не  ведомо,  что  они
предпримут в такой ситуации. Трава тихо зашуршала  под  ногами  королевы,  а
отпущенная ветка издала чуть слышный  свист.  Присутствие  Лауры  привносило
первые звуки в жизнь мира людей.

   В ее королевстве все было не так.  Ограниченность  территории  не  давала
волю простору и разнообразию. Плоская равнина занимала две трети владений. В
ее центре возвышались призрачные замки  подданных  и  величественный  дворец
Лауры. К северу равнина переходила в гористую местность с высокими  скалами.
Где-то там затерялся  второй  дворец  -  древний  и  заброшенный.  В  скалах
прятались лаборатории  мироподвижников,  временщиков  и  магов.  Там  кипела
научная  жизнь,  читались  доклады,  готовились  бесчисленные   летописи   с
результатами опытов.

   За горной грядой высилась  могучая  северная  крепость.  Три  сооружения,
подобных ей, с небольшими гарнизонами находились  у  самых  границ  на  юге,
востоке и западе. От главных  башен  убегали  крепостные  стены,  постепенно
сходящие на нет.
   Крепости скорее отдавали дань  древним  традициям,  чем  имели  оборонное
значение.
   Традициям, заложенным  в  те  времена,  когда  мир  белых  призраков  был
безграничен в пространстве, а  над  ним  светили  белые  звезды  и  огромный
бледно-матовый  диск  Луны,  озарявший  своими  мягкими  лучами  причудливые
города. По крайней мере, так гласили летописи.

   В отличие от ее мира  строгих  правил  здесь  царил  сплошной  хаос,  что
неудивительно для открытых миров. Внезапно Лаура узнала дорогу.  Вот  сейчас
она пройдет последние шаги сквозь заросли кустов и окажется в большом дворе,
а тот самый белый дом пока еще скрыт  пятиэтажным  зданием,  нависавшим  над
ней. Но Лаура медлила, хотя секунды безвозвратно убегали одна за  другой.  В
этом месте под зеленым куполом листвы ей было уютно и безопасно. Вдоль стены
быстро промелькнули силуэты двух маленьких зверьков, которые скрылись в гуще
травы, истошно шипя друг на друга. "В  закрытых  мирах  не  живут  такие,  -
подумала королева. - Им нужны простор и свобода". Мир  людей  жил  открытой,
многообразной жизнью. Неизвестно, примет ли он чужую королеву.

   В худшем случае жить ей осталось до завтрашнего утра. Первые лучи солнца,
упавшие на Лауру, убьют ее. Любой из ее подданных стал бы черным насквозь  и
ушел бы в далекий мир черных призраков. Но для королевы такой возможности не
существовало, и об этом знала только она сама.  Так  что  сегодняшний  вечер
вполне мог стать для нее последним.

   Лаура не могла понять свое теперешнее  состояние.  Нельзя  отрицать,  что
последний переход  изменил  ее,  изменил  необратимо.  За  все  тысячи  лет,
прожитые ранее, королева чувствовала лишь холодную гордость  за  себя,  свой
народ и маленький мир белых призраков. Сейчас же в ее  груди  бушевал  целый
поток неведомых, опасных чувств. Лаура не знала,  как  их  идентифицировать,
как разложить по полчкам. И в этом ей не помогли бы ни пройденные  годы,  ни
прочитанные летописи, написанные, несомненно, умными призраками. Призраки не
могут иметь чувств и не признают их. Но была ли она полноценным призраком  в
этот час?

   Полноводные  реки  ощущений,  переживаний,  впечатлений,  образов,  несли
королеву вперед, но она еще не решалась продолжить путь. Все, что накопилось
внутри королевы, должно было  вспыхнуть  яркой  звездой.  Звездой,  горящей,
может быть, всего одну ночь.

   Воспоминания развернулись в голове Лауры. Воспоминания о временах,  когда
все вокруг прекрасно и удивительно,  о  первой  тысяче.  Маленькая  королева
тогда и не догадывалась о многообразии миров в бесконечных пространствах, но
ей вполне хватало и своего собственного. Она помнила  и  первые  полеты  над
равниной в сопровождении верного Желвина, обследование всех темных закоулков
своего дворца, где  можно  создавать  маленькие  и  большие  тайнички,  ряды
подданных и ее саму, стоящую над ними  на  дворцовом  балконе.  Таинственная
горная цепь, скрывавшая множество загадок, проплыла перед нею. Там, в  одной
из пещер, они с Желвином обнаружили только-только создавшегося  Ыккщщера.  С
тех пор эта троица не разлучалась никогда до ухода королевы в безвременье.

   Возможно,  королева  сейчас  предавала  свой   мир,   оставив   его   без
могущественного присутствия. Ну что ж, значит, будет новая королева. Да, еще
не поздно повернуть назад, вернуться. Но забыть уже не получится. Комочек  в
ее груди отнимал выбор. Ноги не хотели шагать  обратно.  Впрочем,  двигаться
вперед они пока тоже не собирались.

   Лаура прорывалась за четыре тысячи лет во  множество  миров,  по  красоте
которым не имелось равных. Их пейзажи медленно вспыхивали в голове  королевы
и угасали.
   Почему она не осталась там, а всегда возвращалась в свой маленький мир? И
почему она бросила его и стоит сейчас здесь? Ветер  мягко  гладил  Лауру  по
волосам тихими прикосновениями.  Темнота  ночи  окутала  и  спрятала  ее  от
посторонних взоров. Далекие и близкие огни мира  людей  согревали  и  дарили
надежду. Никто и ничто не мешало королеве. Возможно, выбор был  уже  сделан,
но последний шаг еще нет.

   Лаура загадала на Луну, что  все  закончится  хорошо.  Однако,  взглянуть
наверх у нее не хватило духа. Да, сквозь листья пробивался бледный свет. Так
мог  светить  и  фонарь  "Пусть  это  будет  лунный  свет",  -   постаралась
успокоиться королева и, чтобы не усомниться в себе, шагнула из-за угла.

   Теперь все восемь  подъездов  дома  предстали  перед  Лаурой,  видимые  и
невидимые.
   Поблизости не наблюдалось ни единого живого существа, поэтому она выбрала
ровную серую дорогу. Королеве все-таки пристало величественно шагать,  а  не
прятаться в траве. Ноги бесшумно скользили по ровной  поверхности,  а  глаза
пристально следили за черными стеблями неизвестных растений, выдававшихся из
темного озера травы.

   Одинокая фигура добралась до третьего подъезда. Здесь Лаура  остановилась
вторично. Свет из приоткрытой двери освещал скамейку, собранную из изогнутых
металлических прутьев, между которыми лежали бруски из яркого  разноцветного
дерева. Упустив еще минуту, королева ухватила синюю дверь и потянула  ее  на
себя.

   Лаура оказалась перед лестницей, слева от  которой  находилась  еще  одна
синяя дверь, верх которой уходил под  следующий  пролет.  Несколько  круглых
отверстий украшали ее интерьер. Заглянув в одно из них,  королева  различила
во тьме ступени, ведущие  вниз.  Дверь  не  поддавалась  на  толчок,  но  не
страшно, ведь вниз Лауре идти не требовалось.

   На  стене  находилось  крайне  непонятное  сооружение.  Множество   синих
цилиндров, сплющенных к середине так, что  образовался  шов,  висело  в  два
ряда, поддерживаемое крючьями, вбитыми в кирпичи. Прикоснувшись к ним, Лаура
почувствовала холод и тяжесть. От крайних цилиндров в стену  убегали  тонкие
трубы. Сквозь них пути не было.

   Оставалось  только  подниматься.  Пролет  оказался  коротким   -   восемь
ступенек. Да и восьмая уже лежала в основании небольшой площадки.

   Лаура с ужасом увидела, что площадка пустовала. Толстая  черная  труба  и
две тонких, серебряного цвета, пронизывали пол и потолок. Кроме них в стенах
слева и справа имелось по крошечной синей дверце из дерева. Люди  не  смогли
бы пролезть в  них!  Неужели  она  выбрала  неправильный  путь?  В  отчаянии
королева потянула за миниатюрную железную ручку. В проеме оказалась еще одна
черная труба, подпорченная ржавчиной, сквозь  которую  проглядывала  древняя
надпись:
   "Сережа+Юля=Любовь". Тут был путь для гномов, но не для людей.

   Может, это  знамение,  толкующее  про  возвращение  к  своим  королевским
обязанностям? Знак, зовущий обратно? Но королева не могла  вот  так,  сразу,
сдаться и повернуть назад. Люди не летают. Возможно,  двери  обнаружатся  на
следующей площадке.

   Преодоленный королевой  пролет  имел  на  ступеньку  больше.  Однако,  на
следующей площадке обнаружились  не  двери,  а  еще  одно,  крайне  странное
сооружение. Также в два ряда там  висели  синие  коробки  из  тонкой  жести.
Каждая  из  них  располагала  двумя  крышками.  Причем,   верхняя   спокойно
открывалась, а нижняя - ни в какую. В не слишком большом прямоугольнике окна
виднелось черное-черное небо за твердой стеклянной пластиной.

   Развернувшись, Лаура перевела дух. Вот они - двери. На один пролет вверх.
Судя по всему, они вели на второй этаж. На дверях, покрашенных все в тот  же
синий цвет, красовались черные цифры. Точно такие же цифры кто-то  нарисовал
под маленькими окошками на железном щите в стене. В окошках бешено крутились
диски, а в крохотных дырочках за стеклом виднелось  несколько  более  мелких
цифирок. Все это напоминало какой-то лабораторный агрегат.

   Увидев столько незнакомых вещей, волнение отступило на второй план.  Лишь
в голове что-то неприятно кружилось. Только теперь Лаура  обратила  внимание
на конструкцию по краям лестницы. Это были перила! Но до чего примитивные.
   Всего-навсего черные железные прутья с розовой  лентой  поверху.  Однако,
Лаура сдержала улыбку: ведь здесь все же не королевский дворец. Положив руку
на ленту, она почувствовала приятную теплоту,  а  не  прохладу  мрамора  или
металла.
   И королеве это понравилось.

   Следующая площадка вообще пустовала. Лаура  прикоснулась  к  стене  возле
окна, и на ее призрачно-белой руке остался след белой  извести.  В  подъезде
главенствовали два  цвета:  выбеленные  кирпичи  стен  и  синие  аксессуары.
Впрочем, королева забыла про перила и  красные  ступени.  Новые  впечатления
начинали пугать. Похоже,  что  ко  всему  этому  ей  не  удастся  привыкнуть
никогда.

   Площадка третьего этажа отличалась от второго только цифрами на дверях. А
сами двери стояли все там же: одна в левой стене и две  в  правом  углу.  Не
теряя времени, Лаура поднялась выше. Теперь от желанного  этажа  ее  отделял
только один лестничный пролет. Здесь королева остановилась в последний  раз.
Она видела ту дверь, за которой скрывалась новая жизнь. Либо  летящие  годы,
либо призрачные секунды. На синей двери чернел ромбик с числом "37".

   До  полуночи  оставалось  совсем  немного  времени.  Секунды  убегали   с
удивительной  быстротой.  Тишина  в  подъезде  звенела  для  королевы,   как
натянутая струна.
   Собрав все мысли в комок, Лаура попыталась в  очередной  раз  успокоиться
дальше медлить было нельзя. Пора!









   Глава десятая

   Фестиваль

   Какая муха укусила, Нам теперь и  невдомек,  Беднягу  Гену-крокодила.  Он
играет рок. Его друзья не понимают: В натуре дурачок. А он сидит себе играет
"Крутится волчок"... Он нот не ведает, не  знает.  Он  не  проходил.  Но  на
гармошке рок играет Гена-крокодил. Какие песни сочинял он, Как напился пьян.
Гармошка бедная рыдала "Мальчик-бананан". (То ли "Полигон", то ли "Телефон",

   то ли еще какая группа далеких 80-х).

   Шум в зале не смолкал. Иннокентий Петрович  поморщился.  Начинала  болеть
голова.
   В актовом зале  главного  корпуса  института  бурно  проходил  отборочный
конкурс к фестивалю "Студенческая Осень". Собственно говоря, такой фестиваль
планировался на  май  со  стандартным  названием  "Студенческая  Весна".  Но
выделенные  деньги  ушли  на  хозяйственные  нужды,  поэтому  заключительный
концерт решили приурочить к дню  первокурсника  -  1  октября.  Кроме  того,
устроители более старшего возраста искренне  верили,  что  летнее  время  не
соберет большого числа претендентов на заветные  места.  Вот  тут-то  они  и
ошиблись. Наплыв желающих пробиться в  звезды  российской  эстрады  оказался
огромен. Пришлось в начале августа проводить предварительный отбор.

   В связи с  летними  отпусками  всю  организацию  конкурса  взял  на  себя
студенческий  комитет.  Были  приняты  два  основных  решения:   выступление
кандидатов без предварительного прослушивания и ночное время концерта.

   - Это переходит все рамки! - возмущался отозванный из отпуска в  связи  с
производственной необходимостью Иннокентий Петрович.

   - В наше время все солидные мероприятия проводятся исключительно ночью, -
настаивал  Максим  Шестернев  -  председатель  жюри.  -  Возьмем  к  примеру
номинацию Оскара или Грэмми.

   Иннокентий Петрович собирался отметить, что данный конкурс на тянет  даже
на  "Уральские  Зори",  но  вовремя  понял,   что   спорить   с   напористым
двадцатидвухлетним Максимом  бесполезно.  Да  и  в  связи  с  демократией  у
зам.ректора по культуре отобрали право  решающего  голоса.  И  сидел  сейчас
Иннокентий Петрович на почетном месте в жюри, отчаянно скучая. А  за  спиной
его ревел и бушевал переполненный зал.

   Иннокентий Петрович прекрасно понимал, что он уже не  в  силах  разделить
свисты и восторги этой толпы. Впрочем, как и толпа его печальные  мысли.  Он
был приглашен чисто для показухи, для "галочки", для "демократии". Как некий
бронтозавр на сборище зайцев. Разное время, разные нравы, даже разные языки.
   Но, несмотря ни на  что,  свой  язык  Иннокентий  Петрович  не  собирался
держать за зубами.

   На сцену тяжелой поступью вышла полноватая рыжая студентка и под  мрачную
музыку запела низким грудным голосом со зловещим придыханием:

   Я стремлюсь душою к свету, Но лишь падаю во тьму.  Как  призвать  тебя  к
ответу? Как отдать любовь свою?

   Музыка резко ускорила темп и начался припев:

    Не обещаю
    Тебе ничего.
    Сегодня ночью
    Все же будешь ты мой.
    Сегодня, верю,
    Добьюсь я всего,
    А завтра снова
    Для меня ты чужой.

   Конкурсантка  набрала  в  грудь   массу   воздуха,   но   не   рассчитала
возможностей, закашлялась и убежала, сотрясая сцену своей поступью.  Мечтать
о заключительном концерте ей было пока рановато; это понял  даже  Иннокентий
Петрович. Максим вычеркнул  ее  толстым  фломастером  из  своего  списка,  и
зам.ректора по культуре так и не узнал фамилии неудачницы, чему нисколько не
огорчился.

   На сцену высыпала следующая группа. Музыканты остались в полумраке, а  на
освещенное пространство выбрался худой длинноволосый  певец,  который  перед
песней раза три откинул голову назад,  отдаленно  подражая  манерами  то  ли
Маликову, то ли Белоусову, и запел дискантом под ритмичную мелодию:

   Сядем утром в свой "Мерседес" И отправимся  через  лес.  Там,  где  берег
морской невысок, Прошуршит под ногами песок.

   Песня сразу же не понравилась Иннокентию Петровичу, так  как  собственным
"Мерседесом" он не располагал. Впрочем, певец на эстраде тоже. Последний тем
временем четвертый раз откинул голову назад, и зазвучал припев:

   У моря, У синего, светлого моря, Где чайки, Где чайки с  волнами  спорят,
Уносит, Уносит прибой нас с тобою. Подарим, Подарим мы радость прибою.

   Иннокентий Петрович терпеливо дослушал песню до конца, отметив, что и про
чаек, и про прибой уже пели тысячи раз, а после спросил:

   - Каким образом, молодой человек, вы хотите осчастливить прибой?

   - А вам и не понять! - мгновенно возмутился певец. - Вот такие, как вы, и
загубили  весь  цвет  нашей  эстрады.  Только  из-за  вас   нам,   талантам,
приходиться  платить  бешенные  деньги,  чтобы  о  нас  узнали   благодарные
слушатели. Нет, вам не дано понять великие замыслы Мастера.

   Певец распалялся еще минут пять. Публика поддержала  его  могучим  ревом.
Кто-то  сзади  метко  запустил  ком  смятой  газеты  в  затылок   Иннокентию
Петровичу. И даже Максим заметил:

   - Ну, Иннокентий Петрович, что же Вы? Песня публике понравилась. А что до
смысла, то сейчас он не важен. Главное - увлечь народ.

   Галочка, поставленная напротив слова "Феерия", означала, что  выступавшая
группа допущена к финальному концерту. Видя эту галочку, Иннокентий Петрович
сообразил, что ему отведена роль даже не диковинного  бронтозавра,  а  всего
лишь приблудного щенка, с которым сюсюкаются, возятся, но не забывают ткнуть
носом в лужу. Оставалось  стараться,  чтобы  подобных  луж  было  как  можно
меньше.

   А на сцене  уже  разворачивалась  следующая  постановка.  Мордатый  певец
крепко сжал микрофон и уверенно запел приятным баритоном  на  манер  русских
частушек:

   В магазине продавали "Адидас" Для работников обкома, не для нас.

   Из-за кулис выплыли две густо намазанные косметикой девицы в накидках  из
прозрачной  кисеи.  Покачивая  своими  формами,  они   писклявыми   голосами
продолжили:

   Раз-два, люблю тебя, люблю тебя. Для работников обкома, не для нас.

   Иннокентий Петрович догадался, что в данном случае и голос - не  главное.
А петь про работников обкома теперь, когда самих обкомов не существовало,  -
дело вполне привычное, безопасное и даже благонадежное.

   Космонавтов запускаем на звезду, Хоть одежды нет у нас прикрыть...

   - Стоп, стоп, стоп! - громкогласно оборвал  Иннокентий  Петрович  опасную
частушку.  Многолетнее  чутье  подсказывало   ему,   каким   словом   должен
завершиться куплет.

   - А в чем дело? - обиделся исполнитель. - В  великом  и  могучем  русском
языке нет плохих слов. Кстати, мое произведение прослушано и одобрено  самим
Иваном Ивановичем. Это, сказал он, певец гласности. Ну, так как же?

   Иннокентий Петрович взмок от волнения. С одной стороны, он никоим образом
не мог пропустить данную частушку в финал.  Но  с  другой,  исполнитель  мог
накапать Ивану Ивановичу, а студсовет ректору на  излишне  строгую  критику.
Тогда должность Иннокентия Петровича повисала в воздухе.

   - Ну, хорошо, - выдохнул он. -  Песня  допущена  на  следующий  этап  без
дальнейшего прослушивания. За исключением второго куплета.

   Обладатель приятного баритона хотел еще поспорить,  но,  удовлетворившись
триумфом,  горделиво  удалился  за  кулисы.  Девочки  криво   улыбнулись   и
просеменили за ним  на  своих  ультравысоких  каблучках.  С  другой  стороны
троица, затянутая в кожу, заклепки и браслеты, заставляла  эстраду  могучими
колонками. Проверив работоспособность каждой из  них,  солист  взял  в  руки
микрофон, у двух других объявились в руках гитары, а в глубине, за ударными,
возник из темноты четвертый член группы. Раздался ужасающий  каскад  звуков,
заставивший завибрировать барабанные перепонки  у  всех  без  исключения,  а
певец вступил высоким натянутым голосом:

   Тучи точат небо хмуро-е. Ваши рожи все угрюме-е. На  осколки  разлетается
весь мир. Скоро  демоны  начнут  кровавый  пир.  Облетают  вокруг  тополя-а.
Разверзается могильная земля-а. Не дадут нам мертвые  спокойно  жить,  Будут
рвать нас, будут крови нашей пить.

   На минуту прекратив завывания,  перекрывающее  громовые  раскаты  музыки,
солист начал припев:

   В небесах кровавый  глас,  закат  угас.  Черный  крест,  черный  крест  -
спаситель наш...

   - Э, э, гитара-то не казенная, - возмутился  кто-то  из  жюри,  вероятно,
хозяин гитары, заметив, что  бас-гитарист  намеревается  эффектно  завершить
строчку, разбив инструмент об сцену. Музыканты смешались, песня  оборвалась,
но солист за словом в карман не лез:

   - Засунь себе эту гитару знаешь куда, козел. Я так  и  думал,  что  здесь
любят одну попсу, а настоящий металл - вот он. Нас ставят выше, чем "Лаос" и
"Муаб-Галш",  понятно  вам,  педики.  Нас  приглашали  выступать  вместе   с
"Алисой".
   Вы еще услышите о "Железном смерче".

   Металлисты решительно освободили сцену, пнув на прощание  колонку,  тоже,
вероятно, чужую. Зал посвистел и затих.

   Мощную акустику унесли,  и  на  сцене  появился  юноша  в  очках,  нервно
теребивший галстук. Его коллектив настраивал инструменты.

   - Перед вами сейчас выступит ансамбль "Зеркало", - начал  юноша,  оставив
галстук в покое. - Мы уже давно поняли, что все новое - это  хорошо  забытое
старое. Мы берем мелодии прошлых лет и накладываем на них свои слова. Песни,
таким образом, приобретают свежий, современный смысл. На  этом  концерте  вы
услышите две наших песни, первая из которых -  политическая.  Она  посвящена
августу прошлого года.

   Иннокентий Петрович не слушал песню, уловив лишь единственную строчку: "И
Ельцин такой боевой, и мудрый Собчак  впереди!"  Он  размышлял  о  том,  что
никогда не приучит себя к произведениям  новой  волны.  Не  потому,  что  он
старый, а просто воспитание не то. Ну  почему  любую  вещь  на  свете  можно
исказить и опошлить. Да, раньше была цензура. Да,  исполнителям  приходилось
затрачивать неимоверные усилия, чтобы спеть, скажем, в "Голубом огоньке". Но
такие меры  приводили  к  тому,  что  зрителям  доставалось  лучшее.  Может,
единообразное.
   Может, кому-то неинтересное, но хотя бы  осмысленное  и  не  оскорбляющее
слух.
   Сейчас же все решали деньги и связи. Заплатил за участие и ори со  сцены,
что захочешь, называя это новым нестандартным искусством  или  андеграундом.
Но будь ты хоть соловьем, если у тебя нет денег,  то  путь  наверх  накрепко
закрыт. На нет, как говорится, и суда нет.

   - Вторая наша  песня  эротическая,  она  посвящена  грядущей  сексуальной
революции,
   - объявил представитель группы "Зеркало".

   Новое слово,  мелькающее  теперь  повсюду.  Да  очень  знакомый  проигрыш
оборвали мысли Иннокентия Петровича. Песня лилась и ширилась:

   Рано утром я встаю, И на улицу свою,  Там  весь  день  хожу,  гуляю  И  к
девчонкам пристаю. По проспекту я пройду, Группу девочек  найду,  А  которая
понравится, Ту к себе домой веду.

   Группа, состоящая из густого баса,  тенора  и  мягкого  девичьего  голоса
пропела вместе с тенором-солистом последние две строчки и снова предоставила
ему продолжать композицию в одиночестве. Первые же  слова  припева  развеяли
сомнения Иннокентия Петровича о странной  знакомости  музыки.  Однако  смысл
старой песни был повернут в совершенно иную сторону:

   Казановой я не стал, Но любить не перестал Те месте,  что  душу  трогают,
Заповедные места. Эх! Мои руки неспроста Сразу лезут в те места И находят их
под юбками, Заповедные места.

   - Ну вот она, - пробурчал Иннокентий Петрович, - наглядная картинка. Секс
теперь суют где надо и где не надо. Ничего, кроме секса. Думал ли я три года
назад, что подобную песню вообще кто-нибудь осмелится петь.

   - Мешаете слушать, Иннокентий Петрович, - недовольно зашептал ему  в  ухо
Максим.

   Зам.ректора по культуре смолк и стал слушать окончание второго куплета.

   Вот зовут меня к реке На не нашем языке. Если это иностраночка, Сразу  ей
кричу в ответ.

   Здесь солист внезапно перешел на английский:

   Casanova is not I. But my music is sensai. I love you, my  soul  tempers.
Inmost places is my cry. Hey! My hands creeps  to  back.  I  don`t  stop  my
speedy heart. I shall catch my honey moments, Inmost places under skirt.

   Английский  язык  Иннокентий  Петрович  знал  (готовился   к   зарубежным
командировкам).  У  парня  было  прекрасное  произношение.  Вот  только   за
последнее слово во второй строчке он не ручался. Впрочем, молодежь  изобрела
немало неологизмов. Иннокентий Петрович немного порассуждал еще о том, что в
прежние времена на сцене звучал бы разве что  испанский  язык,  да  и  то  с
песней о Кубе.
   Теперь на его долю досталась заключительная половина последнего куплета.

   Так хожу который год И не ведаю хлопот. Та, кого я  вдруг  увижу,  Бросит
все, за мной пойдет.

   Зал зааплодировал,  а  солист,  счастливо  улыбнувшись  и  махнув  рукой,
протяжно продолжил припев, затем повторил  английский  вариант,  снова  спел
русский, после предпоследней строчки сделал очень эффектную паузу и закончил
выступление в тишине, беря удивительно высокие ноты.

   Народ восторженно взвыл, а у зам. ректора по культуре  сложилось  твердое
мнение, что такая песня (к сожалению) может выиграть и финал. Да,  будь  его
воля...

   следующая  песня  исполнялась  худой,  высокой  девушкой  с   удивительно
гнусавым голосом. Даже сидя в  первом  ряду,  Иннокентий  Петрович  разобрал
слишком мало слов для того, чтобы этот номер вышел на следующий этап. Тут не
спорил ни Максим, ни остальные члены жюри.

   Затем  на  сцену  уверенно  выбрался  двадцатилетний  юноша  с   длинными
волосами, перехваченными  в  косу  черной  резинкой.  Он  расставил  ноги  в
отглаженных черных брюках, заломил руки так,  что  белые  рукава  сползли  к
локтям, и начал:

   Красный кол, злобный колокол. Царя  скинули  и  покинули.  Купола  теперь
поразрушены. Офицеры с крестами сгинули.

   "С крестами на мундирах или с крестами от церквей?" - задал  себе  вопрос
Иннокентий Петрович, вспоминая, кого же ему напоминает этот  юнец.  Нет,  не
вспомнил, да еще и припев пропустил.

   И народ теперь, уж не тот народ. Ни купцов теперь, ни священников. Чем же
бога мы сильно  прогневили?  Как  отмыть  нам  Россию-матушку?  Певец  резко
дернулся перед очередным припевом. На его груди блеснул крестик.  Скорблю  о
тебе, Россия. Тебе уже не подняться. Ни солнцу, ни неба сини К родной  земле
не прорваться.

   В зале вежливо зааплодировали. К удивлению  Иннокентия  Петровича  Максим
вычеркнул фамилию "Корабельников".

   - А не люблю ни романсов, ни Малининых, - поморщился Максим  в  ответ  на
вопросительный взгляд соседки справа.

   На эстраде уже примостился рябой, усатый мужичонка. Если  он  и  считался
студентом, то выглядел намного старше своих лет.

   - Тут много пели про всякую чепуху, - заявил он. - А вот  Игорь  Березнюк
споет вам вещь. Нашу, патриотическую.

   Заиграла музыка. Судя по ней,  Березнюк  вовсю  эксплуатировал  концепцию
группы "Зеркало", только своим, изрядно пропитым голосом:

   Хороша житуха в разных странах,  Но  буду  я  в  России  жить.  Проживешь
полвека Русским человеком, Сразу мир покажется другим.

   Иннокентий Петрович обиделся за песню своей молодости, а мужичок освоился
и следующие куплеты звучали уже не так трагично:

   Хороши гаванские сигары, Но лучше  русский  Беломор.  Выкуришь  полпачки,
Сядешь на карачки, Сразу мир покажется другим. Хороша испанская  мадера,  Но
лучше русский самогон.  Выпьешь  полбутылки,  Рожа  на  затылке,  Сразу  мир
покажется другим. Хороши гашиш  с  марихуаной,  Но  буду  нюхать  я  бензин.
Крышечка открыта,  Дешево,  сердито,  сразу  мир  покажется  другим.  Хороши
заморские девахи, А лучше нашей Маши нет. Переспишь  полночки,  Как  откажут
почки, Сразу мир покажется другим. Хороши  и  йогурт,  и  омары,  Но  только
русским  хлебом  жив.  Зажуешь  полбулки,  Дернешь  в  переулке,  Сразу  мир
покажется другим. Хороши бананы и маслины, Но лучший овощ - огурец.  Выжрешь
половинку, Закусь и сардинку, Сразу мир покажется другим.

   К слову сказать, в песне  было  ровно  сорок  восемь  куплетов.  Терпения
Максима хватило  только  на  первые  шестнадцать.  Иннокентий  Петрович  был
безмерно ошеломлен, что в куплетах ни разу не  прозвучал  мат.  Сейчас  ведь
демократия, можно все. А в общем песню отвергли лишь потому, что исполнитель
изрядно успел надоесть Максиму.

   Взбив  на  краю  сцены   золотые   кудри,   очаровательная   красотка   с
превосходными ножками в мини-юбке ухватила микрофон обеими руками  и  запела
неплохим голосом, отчаянно копируя Ирину Аллегрову:

   Переставлю все вещи, сменю занавески, Но последний подарок стоит на виду.
Мои чувства сгорели, я не стала невестой, Для меня все осталось в  прошедшем
году.

   Ритм-компьютер  выдавал  сто  двадцать  ударов  в   минуту.   Композиция,
несомненно, была танцевальной, но высокий плавный голос делал ее лирической:

    Я тебя не увижу и теперь не пытаюсь.
    Твой прощальный подарок не скажет мне "Да".
    Пусть другая с тобою, скрыть я слезы стараюсь.
    Медвежонок лохматый со мною всегда.
    Мой славный мишка,
    Моя игрушка.
    От всей любви остались только
    Ты и Я.
    Насквозь промокла
    От слез подушка.
    Но знаю, мишка
    Поймет меня.

   "Примитивно", - подумал Иннокентий  Петрович,  но  вслух  высказаться  не
рискнул.
   Девушки в зале расчувствовались, по лицам потекли слезы. Одного этого уже
было достаточно для участия в  финальном  концерте.  По  крайней  мере,  так
считал Максим.

   Затем снова прозвучала песня о несчастной любви.  На  этот  раз  от  лица
молодого человека в строгой тройке  и  с  курчавой  бородкой.  Он  вытягивал
гласные, постоянно забывал текст и старался уверить всех,  что  так  и  было
задумано. Без лишних эмоций его фамилия скрылась под жирной чертой.

   Радостные вопли возвестили о приходе всеобщих  любимцев.  Даже  откуда-то
взялся конферансье, который заговорщицки подмигнул и восторженно выпалил:

   - Не упадите с высоких кресел. Девушек тоже касается. Держите свои  юбки.
Они идут! Крррутейшая группа "Буратины"!!!

   В  джинсах  и  белых  майках  эффектными  прыжками  выбежали  ударник   и
бас-гитарист.
   Затем с другой стороны выскочили гитарист  и  клавишник  чуть  ли  не  во
фраках. И наконец, замысловатой походкой  прошелся  перед  публикой  солист,
объемное тело которого пряталось в спортивных штанах и необъятной  клетчатой
рубашке. Зрители взревели еще громче, а ведущий "Буратин" расшаркался,  пока
его друзья обустраивались. Заиграл задорный мотивчик, без труда забиравшийся
в память на неопределенное время, и после  полуминутного  проигрыша  вступил
солист:

   Собрались здеся мы, наверное, не зря. Поговорим, о чем вчера было нельзя.
Заткнем всем глотку, всех переорем. Так каждый день мы очень весело живем.

   В секундный перерывчик прозвучали два четких удара барабанными палочками,
которые затем отмечали каждую строчку припева:

   Жираф не прав, И слон не прав, А нам начхать,  Нам  не  летать.  И  будет
ночь, И будет день, А мы все пьем, Нам пить не лень.

   Снова пронесся озорной проигрыш. Солист повихлял фигурой и продолжил:

   По вечерам мы долго в ящик глядим. Пахать, работать  тоже  мы  не  хотим.
Гляди-ка, все наши друзья уже там. А надо денежек побольше всем нам.

   Припев подхватила добрая  половина  зрителей.  Аплодисменты  шли  в  такт
музыке.
   Песня еще не кончалась:

   Старайся проще на песню нашу взглянуть.  Крутою  лампочкой  осветим  твой
путь. Смотри сюда, не груша это висит, А наша лампа никогда не сгорит.

   Озорные нотки проигрыша терялись за ревом публики. "Буратины" чувствовали
себя на сцене, как рыба в воде. Последние ряды  вскочили  со  своих  мест  и
принялись дружно размахивать сцепившимися руками.

   А раньше очереди были везде. Упорный дух витал в советском гнезде. А нету
денег, так получим мы срок. И ты, и я, и он ведь тоже совок.

   Последнюю строчку вместе с солистом пели все  "Буратины".  А  припев  уже
скандировал весь зал:

   Жираф не прав, И слон не прав, А нам начхать,  Нам  не  летать.  И  будет
ночь, И будет день, А мы все пьем, Нам пить не лень.

   Зал оглушительно хлопал пять минут. Единый  порыв  захватил  всех,  кроме
Иннокентия  Петровича.  "Вот  он,  хит",  -  грустно  думал  зам.ректора  по
культуре.
   Веселый, запоминающийся проигрыш,  смешные  фразы  ни  о  чем,  понятные,
простые слова припева, которые так здорово орать как можно громче,  особенно
когда уже дойдешь до нужной кондиции. Без  сомнения,  этой  песне  покорится
финал, а группу ожидало великое будущее.

   Сама  песня  показалась  Иннокентию  Петровичу  отвратительной.  Но  даже
заикаться от этом было крайне опасно. За такое мнение любой зритель из  зала
наплевал бы ему в лицо с чувством глубокого морального удовлетворения.

   Голова заболела еще сильнее, затекли  мышцы,  закололо  в  боку.  Напрочь
забыв о черных призраках, Иннокентий Петрович потер виски. К сцене  катились
пустые бутылки из-под  "Жигулевского".  Витал  табачный  дым.  Сзади  кто-то
смачно хрустел воздушной кукурузой. Ночное праздничное  шоу  было  в  полном
разгаре...

   ... Вторая программа завершила свои передачи. О финише теледня возвестила
противная  пикалка  вкупе  с  мигающей  надписью:  "Не  забудьте   выключить
телевизор". Еще один вечер подходил к концу, до двенадцати оставалось совсем
немного. А мне не спалось. Я счастливо оглядел комнату.  Июльская  стипендия
лежала в кошельке, а кошелек в кармане. Если мне вдруг улыбнется судьба,  то
через десять дней туда упадет и августовская. Это означало, что к  коллекции
кассет в весьма скором времени добавится, как минимум, еще  одна  штучка.  А
может, и две.

   Я лежал на диване, переполненный уютом и счастьем. Лень было  вставать  и
выключать телевизор, на экране  которого  неприятно  шуршали  мелкие  черные
полосы. Неожиданно раздался звонок в дверь. И тут погас свет.

   Что за черт?! Я прищелкнул языком. Конечно, что мне бояться  темноты?  Но
когда снятся кошмары, приятно, знаете ли, протянуть руку  и  включить  свет.
Кто  мог  поручиться,  что  у  меня  сегодня  не  будет  кошмаров?  Кто  мог
поручиться, что они уже не начались? Кого это,  интересно,  так  не  вовремя
занесло? Ладно, успел позвонить. А то в полной тьме мне пришлось бы услышать
таинственный стук в дверь. И все же, кто там? Вспомнив криминальную хронику,
я уже начал подумывать, а стоит ли вообще  идти  открывать.  Тем  не  менее,
имелся весьма большой шанс, что за дверью стоит Борька и теряет  терпение  с
каждой секундой.
   Надев шлепанцы, я поплелся к выходу.

   Коридор у меня и так темнее некуда, а тут я  еще  позабыл,  куда  сдвинул
стул.
   Шаря руками в пустоте, я благополучно добрался  до  двери  и  открыл  ее,
пропустив обычное "Кто там?"

   Какие, к черту, ночные кошмары! Я определенно не спал. Сердечко  чуть  не
выпрыгнуло у меня из груди, вспомнив мои  мечты  об  инфаркте.  Передо  мной
стояло    бледное     чудище,     по     которому     пробегали     переливы
отталкивающе-искрящегося свечения. В десяти или  пятнадцати  сантиметрах  от
моего  лица  находилась   громадная   уродливая   голова   с   остроконечным
подбородком,  поверхность  которой  была  испещрена   страшными   складками,
морщинами и трещинами. Чудовище не собиралось ни исчезать, ни  растворяться,
ни впиваться в мою голову, высасывая мозги, а просто стояло в неподвижности.
Вернее, стояла. На неоспоримость этой гипотезы указывала копна длинных волос
и платье до пола, белеющее в непроглядном мраке подъезда.

   Писать об  этом  легко,  но  видеть  собственными  очами  у  своего  лица
огненно-красные зрачки, черно-кровавые губы и  длинные  клыки  с  отблесками
призрачного света... Голова моя мгновенно опустела. Я не понимаю, почему  не
упал сразу, почему  не  отключилось  сознание,  ибо  нервы  мои  никогда  не
отличались особой выдержкой. Женщина-монстр не двигалась, как, впрочем, и я.
   Текли тягучие секунды безмолвия, а мы стояли и смотрели  друг  на  друга.
Она прямо-таки вливалась взглядом в мои глаза, словно ждала чего-то. И тут я
заметил, хотя все еще дрожал от напряжения, что изгиб ее губ хранит  печаль,
а в черных провалах лица вокруг глаз спряталась не угроза, а...

   Это был мой самый необъяснимый поступок за всю жизнь.  Шагнув  вперед,  я
впился своими губами в ее мягкие губы, почувствовав языком холод  клыков.  В
тот же миг голубой разряд крошечной молнии разъединил нас. Необъятный провал
ужаса сдвинулся в сторону. Сознание  на  секунду  пришло  в  норму,  и  я  в
беспамятстве рухнул вниз, скользнув щекой по  прохладной  шелковистой  ткани
платья ночной гостьи.

   Часть вторая

   "Что же делать червячку, Чтобы жизнь  свою  пройти?  Чтоб  увидеть  яркую
звезду После трудного пути".

   * * *

   ... Как часто выстраиваемые целую вечность планы в мгновение  рушатся  от
одного неверного  шага.  Как  часто  судьбы  бесчисленного  множества  миров
меняются от единственного импульсивного движения того, кто никогда не сможет
понять ни сокровенный смысл  этого  зачастую  нелепого,  а  порой  и  совсем
неприметного поступка, ни суть вызванных им изменений, о которых он даже  не
подозревает...

   Глава одиннадцатая

   Satisfaction

   Don`t know what you`re doin`, But you`re doin` somethin` I think  I  like
Not sure what I`m feelin`, But it feels like somethin` so right The sound of
your sigh, the touch of your skin Is takin` me  places  I`ve  never  been  I
wanna go there again and again `Cos you give meї

   Очнулся я от неприятного покалывания в подвернутой  ноге.  Открыв  глаза,
почти свыкшиеся с темнотой, я разглядел над собой лицо. Странные превращения
разглаживали морщины, округляли вытянутые черты, уменьшал размеры. Возможно,
я еще спал.

   Разогнув ноги, я снова зажмурился. В этот момент на  мой  лоб  опустилась
прохладная, почти невесомая ладонь. От легкого толчка чужой руки  глаза  мои
раскрылись. Ничто теперь не напоминало в лице склонившейся надо мной девушки
ночного кошмара, который я лицезрел минуту назад.

   Я согнул обе ноги и с помощью рук медленно поднялся, с опаской поглядывая
на обладательницу пышных белых волос. Незванная гостья вскочила с колен,  не
отводя  взгляда  от  моих  глаз.  В  открытый  проем  двери  выплыл  огонек,
двигавшийся на высоте  полутора  метров.  Ужасы  продолжались.  Меня  покрыл
холодный пот,  оставивший  мокрые  следы  в  подмышках.  Вампиры?  Оборотни?
Призраки? А я кто? Не жертва ли для мрачного  ритуала?  Надо  было  ущипнуть
себя, но я и во сне  мог  чувствовать  боль.  Проверять  реальность  мрачных
событий таким образом бесполезно.

   Однако, надвигались уже не  ужасы.  Вслед  за  огоньком  свечи  в  проеме
показался силуэт, в котором без  труда  угадывался  Александр  Гаврилович  -
непоседливый старичок из тридцать пятой квартиры.

   - Что, сосед, и  у  вас  свет  исчез?  -  осведомился  он,  подозрительно
оглядывая белую незнакомку, не обратившую на него никакого внимания. Видимо,
он  остался  недоволен  фактом  присутствия  в  моей  квартире   посторонней
блондинки в столь позднее время. Слова напрочь отказывались  вспоминаться  и
выстраиваться в строгие предложения, и я только судорожно кивнул.  Александр
Гаврилович удовлетворился ответом и скрылся за дверью.

   - И на третьем тоже нет, -  донеслось  до  меня,  прежде  чем  в  подъезд
вернулась тишина.

   Честно говоря, я не знал, что делать дальше. Глупо было спрашивать, зачем
она появилась здесь. Надо будет, скажет сама. Явной угрозы я не  чувствовал.
Но что делать сейчас? Тем более, что все слова застряли  у  меня  в  глотке.
Вернее, вообще не было никаких слов. Поэтому я повернулся и,  запнувшись  об
нашедшийся стул, вернулся обратно в гостиную. Там я  рухнул  в  кресло.  Моя
гостья приземлилась на диван и прямо-таки буравила  меня  своим  пристальным
взглядом.

   Теперь я мог получше разглядеть ее, насколько это было возможно во  тьме.
Она обрела лицо девушки восемнадцати-двадцати лет. Губы несколько полноваты.
Линию носа словно  вычертили  по  линейке.  Цвет  глаз  неразличим,  затенен
мраком.
   Волнистые волосы закрывали чуть ли не пол-лица. Определенно, я где-то уже
видел эту блондинку. А при каких обстоятельствах? То, что я не встречался  с
ней раньше, не подлежало ни малейшему сомнению.

   Длинное боле платье до пола скрывало фигуру девушки. Не видно  было  даже
краешка ступней.  Двоякое  чувство  росло  во  мне.  Внезапное  таинственное
появление интриговало, хотя и  пугало,  но  присутствие  в  доме  незнакомой
личности вызывало тихое раздражение.

   Вы возмутились? Как, у тебя в квартире возникла прекрасная незнакомка,  а
ты теряешься и... Да кто Вам сказал,  что  она  прекрасна?  Заурядное  лицо,
каких тысячи. На звезду Голливуда наша красавица явно не тянула.  Раз  уж  в
мой дом вторглись сверхестественные силы, то где  сексапильная  ведьмочка  с
вечной любовью? Где? Ну почему именно мне опять  не  повезло?  Если  на  нас
вдруг свалился принц, то мы  готовы  смириться  с  любым  убогим  дворцом  и
ничтожным состоянием, но он должен  по  крайней  мере  нравиться  с  первого
взгляда. Иначе кому он такой нужен? Почему, почему меня так обделили? Почему
мне  не  досталась  пышная  брюнетка  с  изумрудными   глазами,   обладающая
превосходным бюстом, мрачной властью и волшебством? Я бы свалился ей в ноги,
поцеловал краешек туфельки и попросил унести меня отсюда, из этого  скучного
мира в какой-нибудь горный дворец, одиноко темнеющий причудливым силуэтом на
фоне голубого неба. Там мы наблюдали  бы  восходы  и  закаты,  а  на  досуге
излазили бы тот мир вдоль и поперек. Но нет, судьба повернулась ко мне  хоть
и не спиной, но боком.

   Незнакомка, не отрываясь,  изучала  мое  лицо.  Черт  побери,  может,  ей
выделили меня и она тоже недовольна? Вот и хорошо. Пусть посмотрит на меня и
растворяется во тьме. Вдруг да появится девушка посимпатичнее? Конечно,  она
не уродина, но я продолжал оставаться не в восторге от ее лица.  Мне  горячо
хотелось кого-нибудь получше.

   Ну и что дальше? Она молчала. У меня тоже  отсутствовало  всякое  желание
разговаривать. Разумеется, с красивой девушкой я нашел бы, о чем  поговорить
(может, и не нашел бы, но это уже отдельная тема). Ну о чем с ней  говорить?
О погоде? О видах на урожай? Вряд ли ее это интересовало. Вот и отлично.

   Раздражение во мне начинало разрастаться. Что ей  нужно  от  меня?  Какие
причины привели столь  непонятное  существо  сюда?  Меня  это  занимало  все
меньше. Я хотел только знать, когда все завершится и можно будет лечь спать.

   Вы опять возмущаетесь? Как можно вести себя подобным образом по отношению
к даме? Ну не вышло любви с первого взгляда,  прояви  хотя  бы  элементарную
вежливость. Ладно, не будем спорить. Как  бы  Вам  понятнее  объяснить.  Это
вроде  как  Новый  Год.  Вы  уже  твердо  настроились   на   велосипед,   но
обнаруживаете под елкой всего лишь совок для игры в песочнике. И думаете про
себя: "Ну его, этот Новый год! Лучше бы его вообще не было!"  Одним  словом,
обломись козе капуста.
   Кроме того, скажите-ка, какую  вежливость  надо  проявить  к  не  слишком
симпатичной даме, без спроса вторгшейся в  квартиру  при  полном  отсутствии
света.  Может,  предложить  даме  сесть?  Так  она  уже  сидит  без  всякого
приглашения, между прочим, и смотрит, не отрываясь, до того пристально,  что
и глаза поднять боязно.

   Поэтому мы молча сидели в темной тишине. Чем занималась сверхестественная
блондинка, мне неведомо. Я внимательно изучал едва видимые узоры на ковре  и
мысленно дорисовывал к ним новые.

   Внезапно я понял, что кроме нас двоих в комнате есть еще кто-то. Взглянув
к окну, я увидел дрожащий сгусток,  напоминающий  белую  каплю  с  нечеткими
рваными краями. Мерцали тусклым светом треугольные глаза с черными зрачками.
   Отвратительный провал  рта  изгибался,  словно  извергал  неслышимые  мне
слова.

   - Говори на их языке, - промолвила девушка. В  мою  сторону  она  уже  не
смотрела.
   Надо сказать, что голос ее мне понравился. Да, голос был первым, что меня
увлекло в этом сверхестественном существе. Никогда, ни до,  ни  после  я  не
слышал ничего подобного. Низкий голос, но  не  грубый,  нет.  Пронзительный,
пронизывающий все. Достаточно его услышать один раз, чтобы сохранить в своей
памяти до самой смерти. Словно приоткрылись двери, ведущие в потайные  миры,
и проскользнула сквозняком гамма неведомых звуков. Всего несколько  коротких
мгновений, но каких! Только так  его  можно  понять  и  оценить.  Я  уже  не
обижался на ночное вторжение. Оно стоило того. И вообще, кто мне  дал  право
оценивать внешность незнакомки. Она такая, какая есть. И  вовсе  не  обязана
соответствовать моим ожиданиям.

   - Плохая весть, королева, - пропищала белая капля.

   Королева? Раздражение мгновенно сменилось любопытством. В  конце  концов,
не каждые сутки в Вашей квартире объявляется королева. Королева чего?  Какой
страны? Какого народа? Неважно. Главное, королева!

   - Что случилось, Ыккщщер? - вновь зазвучал тот притягивающий голос. Голос
сплетенных в единое целое тревожных и грустных нот.

   - Война! Напали черные призраки! Желвин погиб,  пробираясь  сюда.  Нельзя
терять ни минуты. Все сейчас зависит только от твоего участия.

   "Война! Вот оно что!" - пронеслось в моем мозгу.  Теперь  мне  дадут  меч
(или бластер), призовут под знамена королевы  и  поведут  в  бой.  Я  одержу
победу на неизвестных землях и отыщу свою очаровательную ведьмочку.

   Королева вопросительно взглянула на меня и  вновь  обратилась  в  мерзкое
чудовище. Вот кто заглядывал ко мне в окно июньской ночью! Однако, я уже  не
грохнулся в обморок. Нельзя, ведь мне предстоят великие дела...

   ... Лаура вновь перевела взгляд на Ыккщщера. Что ж, приходилось признать,
что ничего не получилось. Она построила свой стеклянный замок  на  песке.  А
чего надо было ожидать? Что тот, ради кого она покинула свой мир, бросится к
ней, обрадуется, улыбнется и раскроет свою  душу?  Холодный  разум  королевы
замутили бессмысленные фантазии. Но она так надеялась, что они сбудутся. Что
она проникнет сюда и удержится с Его помощью. Не вышло, помощь не пришла.  И
с чего ей взбрело в  голову,  что  помощь  вообще  будет?  Никто  не  обязан
делиться с ней своими чувствами. И никому нет дела до ее собственных чувств.
Желвин оказался прав. Королева не сумела обрести человеческое начало,  но  в
бесплодных поисках растратила свою призрачную сущность. Почему из дворца все
казалось простым и  осуществимым?  Две  души  обязаны  встретиться  согласно
древнему пророчеству. Но почему она решила,  что  это  ее  душа?  Стеклянный
замок рухнул под напором ледяных волн.

   Он даже не обрадовался встрече,  а  смертельно  напугался.  А  почему  он
обязан  поступать  иначе?  Кто  ему  Лаура?  Так,  никто,  случайный  эпизод
нескольких минут жизни. Людям не дано понять призраков, не дано  понять  то,
что отличается от них. Все  это  приходилось  принять  к  сведению,  как  ни
грустно. Она  подставила  под  удар  свой  мир,  и  этот  удар  не  замедлил
обрушиться. Уже погиб Желвин, и ей надо скорее лететь назад,  чтобы  спасать
остатки былого королевства. Ну, ничего. Очень скоро мир людей останется  для
нее лишь красивым и печальным  воспоминанием.  А  мир  призраков  звал  свою
королеву обратно...

   ... - Сожалею, но  мне  придется  тебя  покинуть,  -  холодно  отчеканила
королева, а ее спутник уже метнулся к окну.

   Как же так! Ведь они сейчас улетят, а я останусь в  пустой  комнате.  Так
для чего же они появились здесь? Неужели я не подхожу  для  великой  Миссии?
Мой, вероятно, единственный шанс уплывал безвозвратно.  Едва  это  дошло  до
меня, как я ринулся к своим странным гостям и заорал:

   - А мне нельзя с вами?

   - Зачем? - угловатый провал рта Ыккщщера недоуменно изогнулся.

   - Так ведь война! - воскликнул я, все еще надеясь, хотя бы на меч.

   - Это война призраков. Людей она не касается, - ответила мне королева. Ну
что за колдовской голос! Неужели я никогда больше его не  услышу?  Неведомые
миры и грандиозные подвиги ускользали. Но я был не согласен.

   - Я пригожусь, вот увидите, - заверил я их обоих.

   - Хорошо, - неожиданно согласилась королева. - Летим.

   - Не совсем чтобы летим, - осторожно заметил  я.  -  а  по  земле  нельзя
как-нибудь?

   - Ах да, я и забыла, - спохватилась королева. - Следуй за нами, только не
отставай.

   Они вылетели в проем так  и  не  закрытой  с  полуночи  входной  двери  и
бесшумно спланировали вниз. Я бросился за ними, но потерял  две  секунды  на
мучительные раздумья о том, стоит  ли  закрывать  второй  замок.  Вдруг  мое
отсутствие затянется? В конце концов, я рискнул,  не  стал  терять  время  и
загрохотал по ступенькам.

   Путь наш лежал через двор. Трава сминалась  под  подошвами  кроссовок  на
липах (некогда было возиться со  шнурками).  Оба  белых  силуэта  неслись  в
полуметре надо мной.  Внезапно  королева  резко  затормозила  и  с  каким-то
отчаянием произнесла:

   - Где же она?

   - Кто? - рискнул поинтересоваться я.

   - Дорога! Дорога в мой мир. Теперь мы не сможем вернуться обратно.

   - Дорога не здесь, королева, - мрачно проронил Ыккщщер. - Черные призраки
искривили ее. Но я знаю, где она выходи в мир людей.

   - Тогда вперед, - и мы быстрым темпом  последовали  за  резко  изменившим
курс белым сгустком.

   Не знаю, легко ли летать, а вот бегать я не мастер. Мы  уже  добежали  до
площади Дружбы, и я порядком запыхался. Теперь мы неслись к цирку на  полных
парах, благо, улица пустовала,  даже  автомобили  исчезли  все  до  единого.
Голова закружилась, ноги болели, нетренированная дыхалка  не  справлялась  с
неожиданной нагрузкой. Пожалуй, началось мое приключение не слишком удачно.

   Я почувствовал, что меня очень скоро вырвет. Мне уже не хотелось ни меча,
ни  подвигов,  а  лишь  передохнуть  минут  так  двадцать  в  горизонтальном
положении.
   Шанс оказался не сильно-то и легким. Чтобы не отставать, я  погрузился  в
раздумья. Вы удивляетесь, что я вместо того, чтобы отправиться  в  психушку,
бегу вслед за явными галлюцинациями? Вот  сейчас  я  должен  остановиться  и
признать, что приобрел сдвиг по фазе. Как бы не так!

   Я никогда не верил в существование потусторонних  сил,  но  с  пионерских
времен ждал момента, когда, наконец, они обратят на  меня  свое  пристальное
внимание. И вот оно, свершилось! Пусть все произошло не так и не тогда,  как
я надеялся.
   Главное, что ждал-то я не зря. Пускай  даже  над  моей  головой  кружатся
видения свихнувшегося разума. Я готов следовать  за  ними  и  дальше.  Жизнь
вырвалась из русла привычных событий и потекла в  гораздо  более  интересном
направлении.

   Когда мы добрались до цирка, я порядком поотстал.  Королева  сочувственно
приостановилась,  а  Ыккщщер  всем   своим   видом   выражал   презрительное
недовольство. Мол,  летать  не  умеет,  бегать  тоже,  зачем  он  такой  нам
понадобился. Пробегая мимо поста ГАИ, я хотел посмотреть, какое  впечатление
произведут на милиционеров два призрака. Но то ли они не заметили нас, то ли
вообще  отсутствовали.  У  цирка  мы  свернули   налево,   пронеслись   мимо
пятиэтажного дома и, снова взяв влево, чуть не врезались в гаражи.

   - Жди  нас  здесь,  -  приказала  королева  и  скрылась  между  железными
коробками. Я рухнул на сырую траву, ухватившись  слабыми  руками  за  ограду
детского сада.
   Пусть разбираются, мне и здесь хорошо. Невдалеке высились  две  хрущевки,
почти сходящиеся углами, а над ними вздымалось в  небо  оригинальное  здание
какого-то НИИ. Прозванное народом "Зуб дракона", оно напоминало мне горку из
красного льда. В нем не виднелось  ни  единого  огонька,  а  в  жилых  домах
полутонами горели окна подъездов. Свет успокоил  меня  всего,  кроме  бешено
стучащего  сердца  и  легких,  продолжавших  перекачивать  огромные   объемы
воздуха. Прямо надо мной в ночном небе  весело  мигали  звезды.  Становилось
холодно. Ветер приятно овевал разгоряченное  лицо.  Потные  руки  продолжали
цепляться за холодный металл решетки.  Обстановка  приобретала  обыденность.
Вот только я не должен был сейчас лежать на земле  в  этом  месте  и  в  это
время.

   Бесшумно передо мной появились мои  спутники,  которых  я  уже  не  думал
увидеть.

   - Дорога закрыта! - в отчаянии крикнула королева. - Мы погибли. Первые же
лучи солнца убьют нас. Черные призраки победили.

   После перенесенной нагрузки я не сразу въехал в курс дела:

   - Почему убьют?

   - Потому что белые призраки не выносят  солнца.  Они  или  погибают,  или
чернеют.
   Мы - дети ночи.

   А я-то всегда считал, что дети ночи - это вампиры. И только тут  до  меня
дошло, что приключение подходит к концу. Я  безмерно  удивился,  но  мне  НЕ
ХОТЕЛОСЬ  расставаться  с  моими  новыми  знакомыми.  И  если  надо   что-то
предпринимать для сохранения их жизней, то я готов, мне не трудно.

   - Опасны только солнечные лучи?

   - Да, - вздохнула королева.

   - Тогда вот что. В моей квартире четыре прекрасных встроенных шкафа.  Там
Вас не тронет ни один солнечный луч. А если  не  подойдет  шкаф,  то  в  мой
коридор солнце никогда не заглядывает.  Пересидите  день  там,  а  следующей
ночью...

   - Согласна, - кивнула королева. Ыккщщер  не  проронил  ни  слова,  но  не
собирался  же  он  бросить  свою  повелительницу.  Похоже,  я  брал   судьбу
приключения в свои руки. Об этом я  радостно  размышлял  на  обратном  пути,
когда брел, едва переставляя негнущиеся ноги. Призраки терпеливо парили надо
мной.

   С трудом поднявшись по лестнице, я обнаружил, что Ыккщщер,  не  дожидаясь
меня, нырнул сквозь дверь королева собиралась проделать то же  самое,  но...
не смогла и испуганно взглянула на меня. Признаюсь, я  даже  не  думал,  что
такая отвратительная физиономия может выглядеть испуганной.

   - Я не могу пройти сквозь нее.

   - Я тоже, - скептически вырвалось у меня. И лишь потом я  сообразил,  что
призраки ДОЛЖНЫ проходить сквозь любые твердыни,  обязаны!  Что-то  неладное
происходит с королевой, если она не  может  преодолеть  не  слишком  толстый
кусок дерева.

   - Сейчас, сейчас. Все будет в порядке, - я  мигом  перемахнул  оставшиеся
ступени, открыл дверь и пропустил королеву вперед. Мы снова собрались в моей
гостиной, как и (я быстро отметил расположение стрелок на циферблате)  почти
полтора часа назад. Мне не удалось вступить в  пределы  иных  миров,  но  их
жители сидели  вместе  со  мной  в  темной  комнате.  Вернее,  сидели  мы  с
королевой, а Ыккщщер сновал между люстрой и потолком...

   ... КХ величаво вознесся к серому беспросветному небу и обозревал с высот
свои новые владения. Почти по двум третям территорий  мира  белых  призраков
сновали его черные легионы. Все шло по  плану.  Южная  граница  рухнула  под
могучим ударом  черной  дуги.  Бесчисленные  скопища  сгустков  с  огненными
глазами хлынули в наступление. Мощным порывом они смели  гарнизон,  отчаянно
защищавший обломки некогда  грозной  цитадели.  Быстрые  группы  бегунков  -
призрачных червей - перехватывали всех, кто уцелел после  черного  штурма  и
теперь пытался донести эту весть до остальных войск.

   Не останавливаясь ни на минуту, черные  полчища  перерезали  все  дороги,
разорвав все связи между белыми крепостями. Основная масса армии КХ охватила
дворец со  всех  сторон.  Тут  всесильную  армаду  ждала  первая  остановка.
Генерал, став номинальной главой правительства, справился со  своей  задачей
блестяще.
   Королевский   дворец   оказался   твердым   орешком.   Руководя   взводом
волшебников, он умело наносил удары то потоками лавы, то голубыми  молниями,
то огненными шарами,  взрывающимися  миллионами  колючих  смертоносных  игл.
Тысячи, десятки тысяч черных воинов исчезали, превращаясь  в  темный  пепел,
укрывший всю серую равнину в несколько  слоев.  Удушливый  запах  пронизывал
воздух, но такие мелочи безвредны и несущественны для призраков.  Уничтожить
их может лишь резкая смена температуры, да потеря энергии. Генералу  некогда
было использовать  неспешное  могущество  холода.  Он  выбрал  огневую  мощь
запредельных температур.

   Любая обычная армия давно потерпела бы  неудачу.  Но  КХ  не  зря  сделал
ставку на послушных исполнителей. Их не надо ни  уговаривать,  ни  убеждать.
Приказ -  главное  для  исполнителей.  Над  приказом  не  размышляют  -  его
безукоснительно  выполняют.  Исполнители  не  имеют  разума,  за  них  думаю
командиры. В этой битве им отдали один-единственный приказ: продвинуться как
можно  дальше.  Поэтому  отовсюду,  словно  бабочки  на   огонь   свечи,   к
королевскому дворцу  слетались  исполнители  -  сгустки,  штопоры,  бегунки,
стрелки,  спирали,  мерцающие  диски,   мельчащие   призраки,   напоминающие
греческую  букву  "x",  и  многие  другие.  После  жестокой  и   непрерывной
двадцатичасовой битвы дворец пал. Резиденция для нового правителя готовилась
к встрече с ним.

   КХ благоразумно искривил дорогу так, что пройти по ней удавалось только в
очень короткие промежутки. Все остальное время дороги не существовало. Белой
королеве не суждено было возглавить свою армию.

   За нее это сделал Тэйпор - командующий северной крепостью,  автоматически
принимающий командование в случае отсутствия королевы,  первого  министра  и
министра обороны. Он вывел свои войска и укрепил  их  в  преддвериях  горной
гряды. Черные волны разбивались об скалы на небольшие группки,  которые  без
особого труда уничтожались белыми воинами из тайных укрытий.

   В этот момент КХ понял, что наступательный порыв иссяк, и  сменил  приказ
на переход к оборонным действиям. Армия черных призраков вросла в землю,  не
собираясь сдвигаться ни на шаг. Территория, остававшаяся у белых  призраков,
напоминала   полумесяц   с   изломанной    вогнутой    стороной.    Началось
противостояние.
   Оно тоже входило в планы КХ. Время играло на его стороне. Если у  каждого
призрака имелась собственная звезда, то звезда КХ  вспыхнула  этой  ночью  с
яркостью сверхновой...

   ... Тем временем королева Лаура проводила Совет. От правильности принятых
решений сейчас зависела судьба всего ее мира. И это были не громкие слова.
   Ыккщщер тоже был крайне озабочен. И только Он пока еще ничего не понимал.
   Наступала пора воспользоваться магией  с  помощью  небольшого  количества
оставшейся энергии. Но почему она не смогла пойти через дверь? Неужели  путь
назад закрыт, и она перестала быть призраком? Королева прислушалась к своему
сердцу. Оно... создавало силу! Неведомая Лауре  энергия  начала  свой  путь,
растекаясь внутри окончательно затвердевшего тела королевы. Что-то  дрогнуло
в груди Лауры, и зародилась  надежда.  Она  сможет  остаться  в  этом  мире,
изменить королевскую внешность на земной облик и не бояться солнечных лучей.
Вот только нужна ли она здесь? Стиснув клыки, Лаура выгоняла ненужные  мысли
из  головы,  укрепляла  надежду,  строила  из  крохотных  кирпичиков   стену
уверенности. В конце концов, он не остался в  стороне,  а  рискнул  пойти  с
ними, не испугавшись неведомого. Надо искать, искать  тропинку  в  лесу  его
души, чтобы пробраться к яме тьмы. Разве  королева  сдается,  уколовшись  об
острые шипы первого же кустарника? Никогда! Может, исчезновение дороги - это
знамение, дающее  знак,  чтобы  она  ни  в  коем  случае  не  сворачивала  с
выбранного  пути,  а  искала  контакты,  строила   мосты   через   пропасти,
разъединяющие их. Сейчас они вместе,  и  королева  сделает  все,  чтобы  так
продолжалось, пока будет возможно. Втроем можно рискнуть и выиграть решающую
битву. Лаура сжала свои длинные пальцы в кулаки и начала Совет словами:

   - Прежде всего нам нужна дорога...

   ... Все  крутилось  вокруг  дороги.  По  крайней  мере,  у  призраков.  Я
чувствовал себя лишним, хотя меня никто не прогонял. Наоборот, моего участия
ждали, но что я мог им сказать. У них началась война. Но как я мог  поверить
в этой спокойной тишине, что где-то далеко, в ином мире  бушевали  сражения?
Да что далеко ходить! Войны в  Африке,  на  Ближнем  Востоке,  в  суверенных
республиках были в полном разгаре. Что до них нам, узнающим о кровопролитиях
лишь из газет да теленовостей. В нашем городе боевые действия не ведутся,  а
значит, нас волнует лишь возросшая преступность,  низкая  зарплата,  высокие
цены, отсутствие  горячей  воды,  да  дождливая  погода  за  окном  (помните
москвичей из девятой главы? Так вот в этом отношении мы ничуть не лучше их).
Каждый глядит на мир из собственной сковородки. Неудивительно, что  проблемы
белых призраков не слишком занимали мое внимание. Глаза стали слипаться,  но
магический голос королевы отогнал сон. О чем она  там  говорила?  Ах  да,  о
дороге!

   - А другого пути в Ваш мир не найдется? - выразил я свое живейшее участие
в разговоре.

   - Я создала лишь один путь. Надо искать его.

   Ну что я тут мог добавить?

   - Вызови предсказателя, королева, - предложил Ыккщщер.

   - Придется. Но у меня осталось слишком мало силы.

   Тем не менее, королева бегло осмотрела комнату и обратилась ко мне:

   - Поставь стол посредине.

   Я рад был принести хоть малейшую пользу и усердно ухватил стол. Не прошло
и десяти секунд, как он оказался в самом центре гостиной.

   - Вам поставить сюда, королева?

   Она резко крутанула своей головищей назад и спросила:

   - Здесь есть еще королевы?

   - Пока только Вы.

   - Что значит "Вы", если я одна?

   - Ну так у нас все говорят. Так принято, королева.

   - Мое имя - Лаура. Можешь им пользоваться. И называй меня на "ты",  иначе
я беспокоюсь о прибытии других особ королевского сана.

   Лаура - солидное имя для королевы. Не какая-нибудь там Келли,  Шелли  или
тому подобные. Видимо, стол я поставил, как требовалось,  ибо  королева,  не
говоря ни слова, воспарила над креслом  и,  нагнувшись  над  столом,  начала
руками выписывать в воздухе  фигуры.  Они  мерцали  красноватым,  постепенно
исчезающим светом. И вдруг над  столом  засиял  шар,  размером  со  школьный
глобус. Сначала там сменяли друг друга белые сполохи. Затем на голубом  фоне
возникло коричневое сморщенное лицо с  уставшими  глазами  и  твердо  сжатым
ртом.

   - Зачем побеспокоила меня, королева, - проскрипел высоким  неестественным
голосом появившийся новичок.

   - У меня две проблемы. Потеряна дорога и  захвачен  мой  мир.  Помоги  их
решить.

   - У тебя две проблемы, но и закрытая дорога, и нашествие - одна из них  и
проистекает из другой. Другая сложна, и даже мне не дано знать финал ее.  Но
решив вторую, ты без особого труда избавишься от  первой.  Ты  избрала  путь
верный для одной и неверный для другой, но не меняй его, ибо вторая проблема
лежит в конце его. Ты стоишь у того самого, что, думаешь, потеряла. Но найдя
его, возможно, потеряешь что-нибудь еще. Две звезды, летящие друг от  друга,
не ухватишь, как ни старайся. Ты покинула королевский  путь  и  вступила  на
дорогу потерь и находок, поражений и триумфов. Ищи талисман.

   Королева внимательно слушала скрипучий голос, а  я  тем  временем  обошел
стол кругом. Из любой точки усталые глаза смотрели прямо на меня.

   - Как мне освободить хотя бы свой мир? Какой отыскать талисман?

   - План у тебя в руках, королева. Добавить нечего. Только один совет:  идя
по дороге из света и тьмы, следи, чтобы последняя полоса оставалась белой. И
второй: талисман вблизи музыки, но не в ней и не рядом.

   Голубой шар вместе  со  своим  обитателем  растворился  во  тьме.  Честно
говоря, я не увидел в предсказании даже намека на будущее. Первая  проблема,
вторая. Я-то опять в стороне.

   - Дождемся прорыва призраков в мир людей, - сказала Лаура. Похоже, план у
нее действительно имелся. Но не в  руках,  а  в  голове.  Впрочем,  в  такой
огромной голове что только не поместится.

   - А не опасно ли это, королева? - попробовал возразить Ыккщщер.

   - А что тут опасного? - не выдержал я неизвестности.  -  Пусть  приходят.
Какой вред они  несут?  Пугают  только.  Ведь  призраки  бесплотны.  Ну,  за
исключением Вас... королева.

   - Ты знаешь, как  устроено  твое  тело?  -  спросила  Лаура,  не  обратив
внимания на мой очередной прокол.

   - Ну, в общих чертах. Сердце перекачивает кровь, легкие -  воздух.  Ткани
растут, обновляются...

   - Что есть чувства? - перебила меня королева.

   - Ну, реакции в мозгу. Я  не  медик  и  не  психолог.  За  счет  энергии,
вырабатываемой из воздуха и пищи...

   - Остановись. Энергия и требуется черным призракам. Энергия  чувств.  Все
твои ощущения и чувства, зарождаясь, покинут тебя в этот же  миг.  Все,  что
делают люди, они совершают  для  того,  чтобы  испытать  или  ощутить.  Если
чувства исчезнут, то и сама жизнь будет вам  не  нужна.  Призракам  неведомы
чувства. Это обязательное условие  их  существования.  Люди  без  чувств  не
превратятся в призраков, но прекратят свое существование.

   - Да зачем черным призракам наши чувства?

   - Чтобы погрузиться в величие. Это единственная их цель.  Они  используют
любую малейшую возможность, чтобы  испытать  это.  К  сожалению,  во  многом
виновата я сама. Их армия прорвала ослабленные мной границы из своего  мира.
Укрепившись в нем, они войдут в ваш мир по моей дороге.

   - Что они будут делать в нашем мире? Как похитят энергию чувств?

   - Мы никогда близко не контактировали с черными. Поэтому  мне  неизвестны
их  конкретные  действия.  Дорога  закрыта.  Значит,  у   нас   есть   шанс,
единственный шанс: дождаться их  здесь  и  устранить  предводителя.  Простые
исполнители не страшны.

   Предводители. Исполнители. Кто бы объяснил, что  это  такое.  Королева  и
Ыккщщер углубились в разработку планов. Мне же  предложить  было  нечего.  Я
тоже пораскидывал мозгами, но ничего вразумительного в мою голову так  и  не
пришло.

   - Надеяться надо только на себя.

   - Ты забыла про своих подданных, королева. В мире людей сейчас  находится
семнадцать белых призраков. Они придут к нам на помощь по первому зову.

   - Точно! Я совсем про  них  забыла.  Тогда  задача  упрощается.  Остается
только  найти  талисман  до  нашествия  черных.  Талисман   укажет   на   их
предводителя. С его гибелью вновь откроется дорога, воссоединится наш мир, а
после мы начнем великую чистку.

   - Хватит ли у нас силы, королева?

   - Я чувствую в себе  новую  силу.  В  сообществе  с  талисманом  я  смогу
сразиться даже с Черным Королем, - в запале крикнула Лаура,  но  после  тихо
добавила. - По крайней мере, мне так кажется.

   Ыккщщер повернулся к окну, и лицо его перекосилось:

   - Восход! Солнце убьет нас!

   - Тогда в шкаф, - вступил в  разговор  я.  -  Туда  солнце  уж  точно  не
доберется.

   Ыккщщер рванулся в коридор, но завис, обращаясь к Лауре:

   - Не медли, королева.

   - Я остаюсь, - медленно произнесла Лаура. - Я уже не призрак. Я верю, что
выдержу солнце.

   Она повернулась в мою сторону, словно спрашивая разрешения.

   - Не советую так поступать, королева, - замотал я  головой.  -  Не  стоит
рисковать своей жизнью.

   Кроме того, если она умрет, то куда  я  дену  ее  тело,  скажите-ка?  Но,
честно говоря, мне действительно НЕ  ХОТЕЛОСЬ,  чтобы  она  погибла.  Я  уже
чувствовал уважение к любому из белых призраков, а королева  находилась  вне
конкуренции. И сейчас, стоя с ней у двери на балкон, я с ужасом  смотрел  на
разгоравшийся рассвет.

   Ыккщщер скривил рот, но, бросив еще один взгляд в окно, нырнул за  дверцу
шкафа в темном коридоре. Небо за  окном  приобрело  бледно-голубой  оттенок.
Алая полоса прокатилась по горизонту, видневшемуся в разрывах  крыш.  Где-то
на границе синего с голубым протянулась кавалькада желто-серых облаков. Утро
вступало в свои права.

   Я посмотрел  на  Лауру.  Вместо  монстра  там  снова  оказалась  девушка.
Изменения не претерпели только густые  роскошные  волосы.  На  бледном  лице
лежала маска томительного тревожного ожидания. Глаза были закрыты,  королева
не могла в секунду отбросить тысячелетние представления о  Солнце  -  Смерти
для любого белого призрака. Руки ее напряженно вцепились в подоконник.

   Красная полоса на северо-востоке нестерпимо запылала.  Показался  краешек
темно-багрового светила. Оно выкатывалось, осматривая свои  владения,  меняя
цвет на более светлые оттенки, словно расставалось с  безудержным  гневом  и
спокойно принималось за свою обыденную работу.

   Краешком глаза я осторожно косил на королеву, боясь самого худшего.  Лучи
солнца упали на ее лицо, окрасив его в нежные розовые  тона.  В  эту  минуту
Лаура ничем не отличалась от нас, людей. Опасность миновала. Солнце  приняло
под свою опеку королеву чужого мира.

   Глава двенадцатая

   Знакомство вслепую

   Давайте жить, давайте жить По солнечным часам, Чтоб стало  на  земле  Еще
светлее. (А ведь мы не забыли еще эту песню)

   Лаура с тоской смотрела  на  Его  полусогнутую  фигуру  возле  окна.  Она
никогда еще не чувствовала такой боли. Даже та,  изнурительная,  разрушающая
боль, когда энергия из границ призрачного мира срывалась с места и вливалась
в тело королевы,  не  могла  сравниться  с  этим  всепоглощающим  отчаянием.
Прошлая, по крайней мере, закончилась и  ушла  далеко  в  забытье,  а  новая
только еще начиналась и, судя по  всему,  конца  ей  даже  не  предвиделось.
Когда-то она хотела бросить все и оказаться здесь, рядом с Ним. И  что?  Вот
он, стоит рядом.
   А толку? Ведь мысленно он далеко-далеко. Лаура присмотрелась, ища глазами
предмет его внимания. Так и есть. Его  взгляд  не  мог  оторваться  от  двух
стройных фигурок симпатичных девушек, дружно шагавших  по  залитому  солнцем
асфальту. Она ему совершенно не нужна. Почему?  Ведь  Лаура  так  стремилась
проникнуть в Его душу. Временами королеве  даже  казалось,  что  это  у  нее
получается. Но здесь совсем другая жизнь. И в ней нет места для чужестранки.
   Нет, и все тут. Да, она сейчас рядом, а Ему хорошо и спокойно.  Но  легче
ли от этого королеве? Нет, ей еще  больнее,  еще  изнурительнее.  Он  с  ней
постольку  поскольку.  Смысл  рифмы  ускользал   от   королевы,   но   Лаура
чувствовала, что он соответствует текущему положению дел. Почему  она  никак
не может стать для него нечто  большим,  чем  все  вокруг?  А  кем  королева
является сию минуту? Неким предметом обихода, с  которым  можно  поговорить,
опереться, послушать о чем-то необычном, а можно просто  выкинуть  из  своей
души и забыть навсегда. Хотелось сказать так много, но не находились  слова,
а если бы и нашлись, то  все  равно  никому  не  потребовались  бы,  как  ни
грустно. И ничего тут уже не поправишь. И никто не в  силах  помочь.  Ни  ее
воины, ни Ыккщщер. Даже чудом вернувшийся  из  небытия  Желвин  не  смог  бы
вытащить королеву из под груза навалившихся проблем.
   Нет, сейчас ей никто не нужен. Никто и  ничто!  Только...  Ну,  хватит  о
несбыточном.  Королева  встряхнулась,  но  боль  никуда  не  ушла.  Тягучая,
странная боль, от которой вроде бы ничего и не болело. Она  как  будто  жила
сама по себе и, тем не менее, покидать королеву явно не  собиралась.  Где-то
там, в  глубинах  пульсаций  зажглись  и  замерцали  таинственные  черточки,
складывавшиеся в строгие фигуры. Лаура чувствовала, что они еще потребуются,
пригодятся непременно.
   Надо было только их зафиксировать, зарисовать. Но нужны  четкие  контуры.
Теперь Он должен помочь ей. Пусть не чувством, не словом. Пусть просто сидит
рядом и смотрит  на  нее,  не  видя  боли,  правящей  скорбный  бал  в  душе
королевы...

   ... - Сядь за стол, пожалуйста, - донесся до меня  голос  королевы.  Я  с
сожалением оторвался от окна. Эх, когда же мне доведется пройтись по улице с
прекраснейшей  из  девушек,  вроде  тех,  только  что  скрывшихся  за  углом
соседнего дома. А вдруг по окончании миссии королева перенесет меня  в  мир,
наполненный прекрасными принцессами? Тогда не надо отвлекаться, и ноги  сами
затопали в гостиную к столу, так  и  оставшемуся  посредине  комнаты  с  той
знаменательной ночи.

   Королева на этот раз села не напротив. А  рядом  со  мной.  Она  положила
перед собой лист бумаги, взяла в руки прозрачную  японскую  ручку  с  черным
наконечником и задумалась. Неужели она собралась писать  кому-то  неведомому
срочное послание? А я в таком случае зачем?

   - Сейчас я нарисую план, - сказала королева, словно прочитав мои мысли.

   - Какой план?

   - Не знаю, - пожала плечами Лаура. - Но он пригодится.

   Что ж, план так  план.  Искоса  поглядывая  на  меня,  королева  выводила
черточку за черточкой. Неожиданно в моей голове потеплело, и ласковые  волны
охватили все, что только можно. Я замер, боясь прогнать их. Неужели  за  всю
мою жизнь окружающие так мало для меня делали, что я поплыл лишь оттого, что
кто-то начал рисовать для меня какой-то  неведомый  план.  Лично  для  меня.
Неплохо звучит. Именно так: для меня, а не для остальных.  Капелька  участия
мгновенно растопила мой мозг. И теперь я уже не хотел ничего,  только  чтобы
чертеж, выполняемый Лаурой, никогда не кончался, чтобы линия прибавлялась  к
линии, и листок, который вручит мне королева, заполнялся  до  бесконечности.
Ведь стоит только  появиться  последней  точке,  как  очарование  растает  и
затихнут теплые волны. А когда я еще дождусь, чтобы хоть кто-нибудь нарисует
для меня подобный план или напишет письмо, пронизанное участием и чувствами?
Я так хотел, чтобы кто-то искал встреч со мной,  чувствовал  бы,  когда  мне
плохо, и старался бы  хоть  капельку  улучшить  мое  настроение.  Такого  не
бывает, это уж точно! Но пока мне достаточно того, что рядом сидит  Лаура  и
продолжает старательно выводить все новые линии исключительно для меня...

   ... Лучи солнца упорно  старались  добраться  до  нас  сквозь  непрерывно
колышущуюся листву тополей. Деревья безуспешно  стремились  уберечь  нас  от
навязчивого света. Под ногами в пока еще густой зелени травы пестрели  яркие
детали разбросанного кем-то детского конструктора. Где-то далеко протарахтел
мотоцикл и разлаялись собаки.

   - Тепло, - тихо выронила королева.

   - Удачное лето, - согласился я. - А бывает и  так,  что  все  три  месяца
дожди.
   Тогда и лето не в радость.

   Лаура и я тихо шли через поляну, чудом сохранившуюся в  обрамлении  серых
пятиэтажек. Широкая  дорога  расположилась  в  метре  от  нашего  курса,  но
королева пожелала идти не по камню, а по траве, пересекая  разбегающиеся  во
все стороны тропинки. Молчание затянулось. Требовалось срочно найти тему для
разговора.

   - Лето - мое любимое время года, - вдруг  захотелось  раскрыться  мне.  Я
никому не сказал бы раньше этих слов. Но теперь я не изливал душу, а  словно
давал некие экскурсионные пояснения, искренне надеясь,  что  никому  они  не
покажутся навязчивыми. - Если стоит  хорошая  погода,  то  лето  -  праздник
жизни. Солнце.
   Чувствуешь его жаркие лучи? А можно взять и спрятаться в тень, - я махнул
рукой в сторону  пятиэтажек,  оставшихся  за  спиной.  -  Какое-то  странное
чувство.
   То же голубое небо. Яркая, освещенная трава совсем рядом. Но здесь уже не
так.
   Посмотри:  темно-серые  кирпичи,  темно-зеленые  листья,  темная  белизна
простыней на балконах. Тень объединяет все, лежащее в ее границах. И  сам  я
чувствую, что нахожусь в  некоем  укрытии.  Но  у  меня  свобода!  Захочу  -
останусь, а нет - так пять шагов вправо - и вот тебе опять солнце.

   - Пройдемся по тени? - повернулась  ко  мне  королева.  Оказывается,  она
слушала мои слова! Я  даже  растерялся  немного.  Честно  говоря,  моя  речь
произносилась  только  для  поддержания  разговора.  Я   ведь   так,   номер
отрабатывал. Кто мог подумать, что Лаура искренне заинтересуется?

   - Обязательно, но немного дальше,  -  я  чуть  не  повернул  обратно,  но
вовремя вспомнил, что любой дом отбрасывает тень.

   Мы  шли  по  направлению  к  школе,  огороженной   невысоким   деревянных
заборчиком зеленого цвета, к  стандартному  трехэтажному  зданию  из  серого
кирпича. Нет, не серого. Солнце  передавало  серым  стенам  частичку  своего
света. Каждый кирпичик из тех, что не прятались в тени, излучал тепло. Какой
же цвет имели стены школы щ 116 в  три  часа  пополудни?  Желтый?  Вряд  ли.
Золотистый? Ну уж нет!
   Светло-серый? Никогда! Палевый? Может быть, хотя... не могу  сказать,  но
яркий, располагающий к себе, уютный. Возможно, Лаура метко  охарактеризовала
бы его.
   Но это уже ее личные впечатления. Зачем же сбивать положительный  настрой
глупыми вопросами.

   На не застроенной по каким-то причинам территории, где ступали наши ноги,
росли раскидистые деревья и густые, непроницаемые кусты. Общий объем их хотя
и не тянул даже на редкую рощицу, но создавал хорошее настроение. По крайней
мере, мне. Поэтому я и привел сюда Лауру, и, судя по всему,  ей  понравилось
это место. Она пыталась легкими толчками своих хрупких рук столкнуть с места
шершавые морщинистые стволы, бережно и  осторожно  прикасалась  к  листочкам
кустов, нагибалась и внимательно рассматривала стебельки травы. Ее  удивляли
и кошки, и собаки. Королева не могла вникнуть в то, что и  длиннющая  низкая
такса, и могучий сенбернар, и свирепо-отважная лайка являлись по сути  одним
и тем же  существом.  Для  меня  же  все  вокруг  оставалось  привычным,  но
настроение взмывало ввысь, стремилось в недостижимую голубую даль.  Я  горел
желанием показать королеве как можно больше красивых мест, и  первое  же  из
них захватило и очаровало ее. Я не думал, что кто-нибудь в  наше  время  мог
так увлеченно впитывать в себя  все  краски,  все  запахи,  все  оттенки.  Я
замолк. Разговор уже не требовался, он мог только спугнуть зарождавшуюся  на
глазах сказку. Королева призраков познает мир людей (не без  моего  участия,
между прочим).

   Несколько горделивые мысли прогнало ласковое прикосновение к моему плечу.

   - Как ты думаешь, где спрятан талисман?

   Просто "Ну, не знаю" тут не подходило. От меня ждали идею. Раз уж  я  сам
напросился на приключения, то идея должна быть высказана.

   - Музыка, - глубокомысленно произнес я. - Может, все дело в звуках?  Хотя
бы в твоем голосе.

   - Нет, - не согласилась Лаура. -  Мой  голос  не  имеет  к  талисману  ни
малейшего отношения.

   - Почему так категорично? - попробовал было поспорить  я,  так  как  идей
больше не возникало.

   - Каждое слово я проверяю, твое тоже.

   - У тебя есть детектор лжи?! - восхитился я.

   - Я не знаю, что такое "детектор лжи". У меня есть  тьма,  и  есть  цель.
Если слово повернуто к цели, то становится светлее.

   - Игра "холодно-горячо", - отметил я.

   - Не  играла.  Хотя  смысл  поняла.  Хорошо,  будем  пользоваться  твоими
определениями.

   - Тогда, - я задумался, - инструменты! Музыкальные инструменты.

   - Холодно.

   - Жаль. Что там у нас есть еще? Ноты!

   - Нет.

   - Да, голос я уже называл. Дискотеки? Концерты?

   - Стой! Маленький лучик. Слово вблизи истинного направления.

   - Концерты, концерты... А, билеты!

   - Нет.

   - Ну, здания, что ли. Здания, где проходят концерты.

   - Светлее!

   - Отлично! Стадион?

   - Нет.

   - Как нет? Тогда дворец культуры, цирк, дом политпросвещения, клуб...

   - Да, клуб.

   Тут  следовало  затормозить.  Значит,  талисман  находится  в  клубе.   Я
порадовался за нестандартные  способности  королевы.  Страшно  подумать  про
миллиарды  вещей  в  миллионном  городе,  каждая  из  которых   могла   быть
талисманом. Сейчас же круг заметно сужался. Очень неплохо.

   - Клуб имени Дзержинского, клуб железнодорожников, - стал  перечислять  я
известные мне очаги культуры, но на  каждое  название  следовал  решительный
отказ королевы.

   Пришлось  приниматься  за  решение  проблемы  с  другой  стороны.  Может,
определить сначала название вещи, а уж потом выяснять,  в  каком  клубе  она
имеется.

   - На концерты в клуб собирается тусовка, - продолжал я выдавать слова.

   - Не совсем, - с напряжением выдавила Лаура. - Что есть тусовка?

   - Народ!

   - Светлее.

   Неужели придется обыскивать каждого зрителя?

   - Зритель?

   - Не лучше, не хуже.

   - Фэн, поклонник?

   - Клуб поклонников! - радостно сверкнули голубые глаза королевы.

   Надо же, а разве такие есть? По крайней мере,  в  нашем  городе.  В  этот
момент я понял, что название вещи выяснять придется на месте, так  как  даже
местонахождение любого клуба поклонников было покрыто тайной.

   Я вновь обратился с вопросами  к  себе,  а  Лаура  продолжала  созерцание
островка природы. Возможно, в будущем деревья эти срубят,  прямо  посередине
взметнется в небо  шестнадцатиэтажная  свечка,  помогающая  решить  жилищную
проблему. И кто-то (в том числе и я) будет вспоминать свою молодость, косясь
на оставшиеся зеленые насаждения и упорно отводя взгляд от высотного здания,
а может быть и двух. Время всегда берет свое. Но пока жил еще  этот  кусочек
тополиных и березовых стволов, шелестели листья и стояла  возле  меня  самая
настоящая королева.

   Правда, вид у нее теперь, прямо скажем, был не королевский. Разумеется, я
не выпустил ее подметать пыль своим шикарным  белым  платьем.  Ткань  его  -
высший класс, но покрой... мало того, что длина до земли, так еще  рукава  и
низ заканчивались рваными  лохмотьями.  Только  всеобщего  внимания  нам  не
хватало, рискни  Лаура  выйти  в  таком  виде  на  улицу.  Возможно,  модель
завоевала бы главный приз в Париже или, на худой конец, в Москве, но  у  нас
так ходить по городу не принято.

   Однако, Вы-то, может, и забыли, а я помнил, что не далее  как  вчера  мои
капиталы пополнились более чем на полторы  тысячи.  Кроме  того,  с  утра  я
сбегал к Борьке и притащил  ему  имевшуюся  у  меня  кучу  левых  коричневых
"Maxel"  и  желто-черных  "CONCEPT"  -  приобретения  предлиберализационного
периода. Все лишние деньги тогда я вложил в кассеты. Вот и настал их черед.

   От "Консептов" Борис сразу отказался, заявив, что такого добра  у  любого
идиота  хватает,  а  "Макселки",  подумав,  принял.  В  городе  чувствовался
недостаток кассет. В соответствии с рыночными веяниями это указывало на  то,
что кассеты в скором времени появятся, но уже  по  новым  ценам.  "Макселки"
имели неоспоримое  достоинство  в  виде  надписи  "West  Germany",  что  для
неискушенного пользователя связывалось с высшей степенью  доверия.  Конечно,
дома  клиент  обнаруживал  довольно  посредственное   качество   ленты,   но
"купленный товар возврату и обмену не подлежит".

   Денег как раз хватило на таиландскую юбку-варенку черного  цвета,  черную
блузку с белой отделкой  на  воротнике  и  манжетах  и  как  бы  итальянские
колготки, опять же черные. Туфельки, слава богу, подошли мамины. Но когда  я
принес покупки домой, Лаура заупрямилась.

   - Я не могу это надеть, - отрицательно покачала головой королева.

   - Почему? - удивился я.

   - Черный - это цвет врага. Я была и останусь белым призраком.

   Пришлось вести долгую полемику, упомянув о том, что  черный  -  это  цвет
ночи, что так легче замаскироваться при случае среди черных призраков,  что,
в конце концов, к призракам может грязь и не  пристает,  а  к  людям  липнет
сразу и надолго. Времени же стирать и сушить единственную одежду ежедневно у
нас не было и не будет. Не знаю, что именно убедило Лауру, но  доводам  моим
она вняла.

   Форсируя успехи, я тут же потащил королеву в магазин одежды. Там я  завел
ее в женский отдел и, используя в  качестве  наглядного  пособия  фотографию
эффектной девушки на рекламе от колготок, пояснил, какие  недостающие  части
одежды ей  следует  приобрести  самостоятельно.  Пока  я  от  нечего  делать
рассматривал небогатый выбор джинсовых моделей, Лаура успешно  справилась  с
поставленной задачей. Затем мы поспешили домой, дабы завершить приведение  в
порядок нового облика королевы.

   Юбка сидела на Лауре - что надо! Блузка тоже пришлась  впору  -  чудом  я
угадал оба размера. Теперь я начинал  понимать,  что  фигурка  королевы  мне
нравится не меньше ее таинственного голоса. А ее стройные ножки восхитили бы
кого угодно (тем более охваченные черными колготками). Да,  если  бы  с  нее
сняли уменьшенную копию, то такая куколка потеснила бы своей фигурой Барби и
даже Синди, не говоря уж об уродливых китайских  дешевках.  Но  ни  одна  из
самых престижных кукол не смогла бы сравниться с Лаурой прической.

   Теперь с моей новой знакомой мы ехали на трамвае в центр  города,  где  я
надеялся обнаружить поклонников Виктора Цоя.

   Говорят, на Арбате существует стена,  на  которой  поклонники  Цоя  имеют
право отметить любые свои мысли по поводу его трагической кончины.  В  нашем
городе стены Цою не досталось. Я не беру в расчет слены домов, где  его  имя
соседствует с  "Modern  Talking",  непременными  "Коля+Оля=Л."  и  "Севка  -
козел".
   Зато у нас верные почитатели его таланта отхватили  длиннющий  деревянный
забор вблизи улицы Горького. И всякий едущий на трамвае по данному  маршруту
мог пополнить свой словарный запас из скопища отчаянных криков души.

   Королеве захотелось рассмотреть его не  из  окна  трамвайного  салона,  а
поближе.
   Я не смог отказать ей в этой просьбе: кто  знает,  может,  ей  привидится
талисман. Тогда цель будет достигнута одним махом, и мне не придется  ломать
голову над призрачными проблемами.

   Мы  быстренько  отшагали  полкилометра  назад  и  начали  осмотр  местной
достопримечательности.

   У самого верха забора масляными крупными буквами, затмевая менее заметные
надписи, значилось: "ЦОЙ УМЕР".  Ниже  тонкими  меловыми  каракулями  кто-то
дописал:  "Ну   и   хорошо".   Справа   трехэтажными   доходчивыми   словами
разъяснялось, что светит тому, кто рискнул выразить непочтение  к  усопшему.
Ругательства терялись на фоне "15 августа", выполненного  строгим  наклонным
шрифтом.  Далее  разухабистые  буквы  взывали:  "Витюха-братуха,   мы   ждем
перемен". На полметра правее констатировался факт: "Он любил ночь".  С  этим
нельзя было поспорить, тем  более,  надпись  выполнялась  с  душой  -  буквы
неизвестный мастер выписал как по линеечке. Следом неведомый гражданин нашей
Родины разместил воззвание к нам: "Люди! Виктор Цой погиб!  Кино  распалось!
Сохраним в памяти его песни!" Тут же  кто-то  не  слишком  удачно  попытался
воссоздать облик певца, но потрет производил впечатление лишь старанием,  но
вряд ли можно соорудить что-нибудь удачнее при помощи грубой малярной кисти.
Невдалеке от  портрета  выражалась  надежда:  "Цой  жив!  Цой  с  нами!"  Ее
подтверждала надпись пониже: "Я рад, что меня  помнят".  Завершало  мемориал
памяти название группы "КИНО", выполненное огромными желтыми буквами во  всю
высоту забора.

   Лаура с интересом изучала надписи, обращаясь за  разъяснением  непонятных
слов, не все из которых я смог перевести. Затем последовал вопрос,  которого
я ждал с первых же минут:

   - А где сами поклонники?

   Я уже давно сообразил, что вряд ли те, кто не  мог  забыть  Виктора  Цоя,
изливали свои души в дневное время.  Но  объяснять  Лауре,  что  расписывать
красками заборы у нас вообще-то запрещено, - дело долгое,  и  я  ограничился
пояснением:

   - Он любил ночь. Поэтому все надписи делались ночью. Значит, и поклонники
собираются по ночам.

   - Зачем же мы здесь днем?

   Правильный вопрос. Но не говорить же  королеве,  что  я  не  предусмотрел
непременное  отсутствие  предполагаемых  поклонников  на  выбранном   месте.
Однако, и ночью тоже не следовало тащиться сюда,  тем  более,  с  королевой.
Вероятность встречи  с  поклонниками  в  ночное  время  стремилась  к  нулю.
Впрочем, если черные призраки не поторопятся, то у нас с Лаурой имелся  шанс
дождаться того самого 15 августа.

   Эта  дата  не  отмечена  в  календаре  скорбными  комментариями.   Но   у
многочисленных   разнополых   и   разновозрастных   представителей    нашего
разобщенного общества (короче говоря, фанатов)  она  навечно  запечатлена  в
памяти. Многие справедливо обидятся за это  определение.  Добравшись  к  нам
из-за  рубежа,  оно,  как  и  другие   иностранные   неологизмы,   несколько
видоизменилось и окрасилось в нашей стране некоторым оттенком пренебрежения.
Это на западе известные  певцы  и  актеры  в  каждом  альбоме  и  на  каждой
пресс-конференции передают неизменное: "Thanks a  million  to  all  my  fans
around the world!" У них там фэны, скажете Вы, а у нас фанаты  и  фанатички.
Да, обозвав их именно так, мы словно провели невидимую границу между нами  -
нормальными людьми и ими. Мы не хотим понимать, как можно во время  концерта
срываться с места, вопить в такт музыке и бесноваться у сцены.  "Ведь  я  же
вот не скачу, не свищу, не жгу всякие там бенгальские огни, а  сижу  тихо  и
спокойно, - говорим мы, не забывая назидательно добавить. - Так пусть и  они
сидят молча и не мешают". Нам уже не понять их, тех, у кого радостно блестят
глаза от одного вида своих кумиров, автоматически  тянутся  руки,  чтобы  на
мгновение дотронуться до НЕГО или до  НЕЕ.  А  душа  поет  оттого,  что  они
вместе, хоть и недостижимо далеки. "Да, не понять!" - подтвердим мы,  обходя
фанатов стороной, как неизлечимо больных. А симптомы болезни Вам  ничего  не
напоминают? Неужели? Ну-ка, вспомните, как когда-то Вы спешили на встречу  с
любимым или любимой? Разве у Вас не блестели глаза от счастья, разве душа не
пела, разве руки не сжимали красивый букет или подарок Тому, Кто Вас Ждет?
   Разве  где-то  спрятанная  от  бдительных  родительских  глаз  не  лежала
фотография самого дорого и любимого человека? Разве вы  не  горели  желанием
вот этими самыми руками свернуть горы по первой же просьбе  предмета  своего
обожания или хотя бы увековечить его имя на  запотевшем  трамвайном  стекле?
Тогда почему мы не можем (или не хотим?) понять тех, кто рвется в Москву или
далекий Узбекистан, просачивается сквозь милицейские кордоны, чтобы краешком
глаза увидеть, краешком уха вживую услышать голоса своей любимой группы. Да,
у них свой собственный мир, но такой же, как и наш.  Только  может  там  все
преувеличено, как у Алисы в стране Чудес. И не надо их винить,  что  в  этом
мире есть место для стопочки горькой 15 августа и для тех сладостных  минут,
когда капли краски тихо падают на черный в ночи асфальт, а на тысячу лет  не
штукатуренной стене рядом с полустертыми надписями "John Lennon" и "В.
   Высоцкий" появляется "В. Цой".

   Однако королева все еще ждала ответа.

   - Я просто хотел тебе показать, что поклонники существуют, и отыскать  их
- вопрос времени. А еще тут имеются красивые места.

   Требовалось срочно чем-нибудь занять королеву. Взгляд мой уплыл вдаль,  и
хотя я не увидел то, что хотел, но отличнейшая мысль пришла  мне  в  голову.
Куда прежде всего водят иностранцев, а? В театры и в  музеи!  Стоило  нам  с
Лаурой  проехать  одну  остановку,  и  нашему  взору  открылось  бы   здание
Академического театра оперы и балета. То, что "в области балета  мы  впереди
планеты всей", в немалой степени достигалось и его стараниями.  Отлично!  По
крайней мере, в этот вечер Лаура не будет скучать.

   Я даже решил пройти остановку  пешком.  Королева  не  возражала.  Однако,
ближе к цели мои ноги шагали все медленнее. Ну как я не подумал! Ведь  лето,
значит, артисты либо в отпуске, либо на гастролях. Опять прокол.  Да,  лавры
дедуктивного метода мистера Шерлока Холмса мне не светили.

   Но видно в действие вмешались сверхестественные силы, чинившие ранее одни
препятствия,  а  теперь  содействующие  почти  во  всем.   В   семь   вечера
планировался благотворительный спектакль "Лебединое озеро".  На  какие  цели
пойдут вырученные деньги,  я  не  обратил  внимания.  Меня  больше  волновал
вопрос: есть ли билеты в кассах. Билеты нашлись. Оставшиеся пятьдесят  минут
мы провели, сидя на желтых скамейках в сквере у театра  возле  неработающего
фонтана. Солнце закатилось за крышу бывшего горкома ВЛКСМ, а  я  рассказывал
Лауре, как красиво в этом сквере зимой, когда  горят  фонари,  где  и  какие
прожектора освещали раньше памятник  Ленину,  а  также  кто  такой  Ленин  и
Чайковский, именем которого назван наш театр. Не будь Петра Ильича, не сидел
бы я сейчас с Лаурой в ожидании "Лебединого озера".

   Ровно в шесть тридцать мы вошли в прохладный и  торжественный  вестибюль.
Лаура тут же предположила,  что  это  дворец  нашей  городской  королевы.  Я
разуверил ее  и  хотел  произнести  пламенную  речь  о  том,  что  искусство
принадлежит народу, что все это нам дали наша  партия  и  правительство,  но
вовремя прикусил язык.
   Во-первых, театр построили  еще  до  рождения  партии.  Во-вторых,  такие
разговоры теперь вышли из обязательной моды. В-третьих,  пришлось  бы  долго
объяснять, что такое партия и правительство.

   Объяснять не пришлось, потому что выяснилось отсутствие у Лауры расчески.
В обязательном наборе истинного джентльмена всегда имеются  носовой  платок,
расческа и ручка, но я как-то не причислял себя  к  джентльменам  и  поэтому
расческу и ручку оставлял дома. Утром  я  как  мог  уменьшил  объем  пышного
облака королевских волос, но толчея в транспорте и несносный ветер свели мои
старания на нет.  А  все  женщины  и  девушки  старательно  поправляли  свои
привлекательные  прически.  Королева  настоятельно  требовала  расческу.   Я
попытался выкрутиться, мол, не царское это дело, но Лаура не сдавалась.  Она
даже хотела вернуться обратно домой и захватить заодно свое  платье,  потому
что ее визит во дворец требует  королевского  вида.  Хорошо  еще,  что  лицо
королевы не обрело своего истинного облика.

   Однако судьба послала мне спасение  в  лице  сорокалетней  дамы,  любезно
протянувшей Лауре свою расческу со словами:

   - Возьми мою, милочка. И не обижай его, какой-никакой, а муж все-таки.

   В возникшей ситуации я был готов  стерпеть  и  не  такое.  Вдобавок,  мой
желудок напомнил, что сегодня я не завтракал, не обедал и,  судя  по  всему,
собираюсь пропустиь и ужин.

   Лаура  не  обиделась  на  фамильярное  обращение   нашей   спасительницы.
Причесавшись, она тепло поблагодарила ее и повернулась ко мне.

   - Лучше не бывает, - восхищенно  похвалил  я  ее  белые  водопады  волос,
струящиеся волнами на всю спину. Отдельная тонкая прядь спиралью  спускалась
к груди. Я и не думал, что волосы могут быть так прекрасны. Эх, если бы  еще
и лицо изменить...

   Я подхватил Лауру и потащил ее  по  ступенькам  вниз,  в  буфет.  Ужин  в
театральном буфете - не лучшее размещение своих капиталов. Но  когда  музыке
из  оркестровой  ямы   яростно   аккомпанирует   твой   желудок,   привлекая
настороженное внимание соседей, то лучше запастись  огнетушителем,  дабы  не
сгореть со стыда. Тем более, если рядом с тобой находится королева.

   Я взял бутылку лимонада и две пары бутербродов. Пока я  разливал  напиток
по стаканам, Лаура недоуменно ткнула в свой бутерброд пальцем:

   - Зачем это?

   - Есть! Помнишь, ты рассказывала про энергию. Так вот  отсюда  энергия  и
вырабатывается.

   - Призракам не надо есть.

   - Королева! - зашептал я ей на ухо, благо,  перед  спектаклем  публики  в
буфете всегда маловато. - Ты уже не призрак.  Ты  не  смогла  пройти  сквозь
дверь. Ты не боишься солнца. Значит, тебе нужна наша, человеческая пища.

   Лаура скривила нос  и  посмотрела  на  бутерброды  с  отвращением,  затем
перевела взгляд на  стаканы  с  лимонадом.  Он  ей,  видимо,  внушил  больше
доверия.

   - Можно, я съем это?

   - Можно, - согласился я. - Только не съем,  а  выпью.  Это  жидкость.  Ее
пьют.

   Королева залпом осушила стакан.

   - Исчезла сухость в горле, - раскрыла она глаза.

   - Вот-вот, освежает, - кивнул я  и  принялся  за  бутерброды.  Что  такое
четыре бутерброда для голодного  студента.  Кроме  того,  у  бутербродов  из
театрального буфета вкус особый  -  это  я  всегда  знал.  Быстренько  допив
лимонад, я вновь взял Лауру под руку и повел на второй этаж, где  в  партере
на восьмом ряду располагались наши места.

   Чудесно подниматься по великолепной лестнице театра под руку с  настоящей
королевой. Стыдно сказать, но я уже несколько лет не бывал здесь. Мой зоркий
глаз отмечал, что все осталось по-старому. Разве что  исчезла  с  ложи  щ  3
вывеска "Ложа машиностроительного завода имени В.И.Ленина", а  на  ее  месте
возникла "Ложа товарной биржи".

   Изумление Лауры при виде зрительного зала вообще не  поддается  описанию.
Хотел бы я взглянуть на ее дворец. Неужели он у королевы целого мира похуже,
чем наш театр. Мы едва успели  отыскать  свои  места,  как  раздался  третий
звонок, медленно погас свет гигантской люстры и сотни светильников. Полилась
музыка.

   "Лебединое озеро" я смотрел впервые. Я не знаток классической музыки. Мою
душу больше впечатляет зарубежная эстрада. Но редкие  вылазки  в  театр  мне
нравились.
   Конечно, опера меня всегда привлекала больше, чем балет, так  как  в  ней
легко прослеживался сюжет.  Сюжет,  содержание  спектакля  -  вот  что  меня
волновало в  постановке.  Поэтому  я  ценил  красивые  костюмы  и  эффектные
декорации во всю стену. А вот драматические спектакли  я  смотреть  не  мог,
потому что меня убивала неестественность обстановки. Художественный фильм по
любой пьесе меня впечатлил бы куда больше,  нежели  спектакль.  Но  опера  и
балет  -  совершенно  иное  дело,  да  и  вряд  ли  кому-нибудь  удалось  бы
осуществить достойные съемки "Иоланты" или "Жизели". Вам не понятно?  Вы  не
любите балет? Тогда сравните настоящую Эйфелеву башню с рекламной открыткой.
Что? Зачем Вам башня? Ну ладно, замяли.

   В перерыве я счел своим долгом спросить:

   - Ну как, королева, понравился балет?

   - Я никогда такого не видела, - задумалась Лаура. - Я скажу потом.

   Выбор развлечений в нашем театре не богат. В буфете мы уже побывали, и  я
предложил Лауре подняться на самый верх и посетить музей. Королева  выразила
желание прежде осмотреть места второго  яруса  и  долго  глядела  сверху  на
далекую сцену и наши с ней  пустовавшие  сиденья.  Я  же  вспоминал  веселую
историю о том, как давным-давно за отличную работу пионерского звена  мне  с
другом достались билеты в театр. Именно сюда, на боковые места второго ряда.
Лично мне был виден только самый краешек  сцены,  поэтому  сюжетную  нить  я
утерял  с  самого  начала.  После  антракта  места  перед  нами   неожиданно
освободились, и мы, не колеблясь, захватили их. Однако,  после  пропущенного
действия мой интерес к спектаклю значительно угас. От скуки я начал уставать
и потому переключил свое внимание со сцены на билет. Я его и так  вертел,  и
эдак, складывал из него самолетики, корабли и сложные геометрические фигуры,
а потом случайно упустил его из рук. Моментально  уставившись  на  сцену,  я
краешком глаза наблюдал за партером. Оттуда на  меня  уставилось  удивленное
лицо моего возраста, но умное, в очках. До конца спектакля оно еще раза  три
бдительно обозревало  потолок,  словно  ожидая  еще  чьего-либо  падения.  А
запасного билета у меня не оказалось.

   В музее Лаура внимательно рассматривала афиши, словно никогда  не  видела
ничего подобного (возможно, так оно и было).  В  короткий  промежуток  между
вторым и третьим звонками я успел объяснить ей, что макеты теплоходов -  это
вовсе  не  кукольные  домики,  а  копии  сложнейших  устройств,  позволяющих
путешествовать по воде. Начинался второй акт.

   Декорации королевского дворца завораживали. Я рискнул осторожно взглянуть
на профиль королевы. Она широко раскрыла глаза от изумления. Уж кому-кому, а
королеве не следовало так удивляться. Ведь у  нее  тоже  имелся  дворец.  На
сцене чередовались танцы народов Европы, что никак  не  влияло  на  развитие
сюжета.
   Злой гений сидел рядом с королевой - матерью принца Зигфрида. Между  ними
шел неслышный разговор. Я же с нетерпением ожидал третьего  кульминационного
акта.

   В очередном антракте мы стояли в просторном холле  второго  этажа.  Лаура
молчала, а я осторожно разглядывал девушек. Театр я  еще  ценю  за  то,  что
здесь собираются самые прекрасные девушки в самых  красивых  своих  нарядах.
Мимо как раз прошествовала группа из трех таких девушек. Я сразу же  выделил
светловолосую красотку в красном бархатном платье. Как только она исчезла за
поворотом, мое внимание переключилось  на  стройную  девушку  с  каштановыми
волосами, одетую в джинсы и черный свитер. Затем мой взгляд  остановился  на
симпатичной брюнетке в розовом платье, до того коротком, что не было слов. К
тому же, она не стояла, а сидела  на  скамеечке  прямо  напротив  меня.  Мой
взгляд принялся рассматривать коричневые занавеси, хотя ему  и  не  хотелось
покидать свое расположение. Но рядом со мной находилась королева.

   Наряд Лауры диссонировал с вечерними туалетами собравшихся здесь дам.
   Возможно, кстати оказалось бы ее длинное платье. Но войти в таком одеянии
в  трамвай  не  представлялось  возможным.  К  нему  идеально   подошел   бы
автомобиль, а приобретение такового не значилось в моих планах на  ближайшие
две пятилетки.

   Антракт пролетел незаметно, как и  напряженное  действие  третьего  акта.
Артисты танцевали так хорошо, что  даже  было  обидно  за  себя.  При  таком
мастерстве главной исполнительнице светила сцена Большого театра. Оставалось
только радоваться за нее и ожидать редких визитов в  наш  город  с  сольными
концертами.
   Зал гремел аплодисментами. На сцену летели цветы, и  никто  не  спешил  в
гардероб.

   Я снова посмотрел на Лауру. Она негромко хлопала своими нежными ладонями,
внося свою лепту в грохочущий шквал,  и  улыбалась.  Я  впервые  видел,  как
улыбается королева. Эта несмелая улыбка преобразила все ее лицо.
   Настороженность и тревоги исчезли. В улыбке королевы сквозило откровенное
счастье. В моей голове разлилась приятная теплота. Я правильно  сделал,  что
привел ее сюда. Я испытывал радость от того, что Лаура была счастлива.
   Наверное, неимоверно трудно забыть про свои проблемы и ухватить несколько
минуток счастья. Королеве  это  удалось.  Я  же  сидел  рядом  и  чувствовал
небольшую приятную усталость, словно после тяжелой, но  отлично  проделанной
работы. И еще я донельзя был благодарен артистам за  все  эмоции,  пережитые
гостьей из иного мира.

   Лаура улыбалась всю дорогу, не проронив ни слова. Я же открыл рот, только
оставив за спиной трамвайные рельсы. Тихими дворами мы возвращались домой. Я
вдруг испугался: ведь Лаура не знала сюжета! Неужели она смогла вникнуть  во
все коллизии, творящиеся на сцене?

   - Надеюсь, ты поняла содержание? - начал я.  -  Дело  в  том,  что  возле
королевского дворца было озеро. И как-то раз принц Зигфрид  увидел  над  ним
лебедей...

   - Я не знаю, кто такие лебеди, - восторженно перебила меня Лаура.  -  Это
легенда про нас, призраков.

   - Как про призраков? - опешил я.

   - Конечно. Принцу из мира людей предстояло выбрать себе  невесту,  но  ни
одна ему не приглянулась. Расстроенный человек ищет утешения вблизи  границ,
из-за которых в его мир врывается королева белых призраков со своим отрядом.
Душа принца и сущность королевы,  вырвавшись,  объединяются.  Но  над  этими
землями властвует Черный Король. Когда его могущество всесильно, над  Черным
замком горит багровое сияние. Он разгоняет белый  отряд  и  задумывает  план
подчинения королевства людей.

   - Продолжай, - увлеченно  воскликнул  я.  Моему  воображению  никогда  не
хватило бы фантазии повернуть сюжет под таким углом.

   - Черный Король убивает короля людей и занимает  его  место,  околдовывая
королеву и принца. Но принца он убить  не  может,  так  как  союз  двух  душ
неподвластен его мечу. Тогда он решает отравить душу принца  и  представляет
своего шпиона под видом Белой Королевы. Околдованный  принц  слишком  поздно
замечает подмену. Белые призраки теряют свою сущность, перерождаясь в черную
армию. Замок злого короля торжествует победу. Человек понимает,  что  только
решающий бой спасет и его избранницу, и мир людей. Любовь побеждает.
   Колдовской замок рушится, а Черный Король отступает.

   - Подожди, - не согласился я. - Если кто и  погибает,  то  только  черный
король.
   Так по сюжету.

   - Нет! Он лишь вернулся в свой мир, - горячо возразила Лаура. - Ты видел,
что он упал?

   - Не видел.

   Действительно, хотя в телевизионной постановке  Большого  театра  Зигфрид
сражался с Ротбардом мечом и убивал его, на нашей сцене боя мечами не было.
   Следовательно, злой гений, потеряв власть, мог просто  вернуться  в  свой
мир.

   - А ты видела, чтобы нашего короля убивали? Я что-то не заметил.

   - Но это и так понятно! - удивилась Лаура. - Ведь Черный Король  сидел  в
королевском дворце на троне и  спокойно  разговаривал  с  королевой,  а  ваш
король так и не появился до конца.

   - А может, его и не было вовсе? Может,  отец  Зигфрида  умер  задолго  до
этого?

   - Кто такой отец Зигфрида?

   Я не учел, что белые призраки не сильны в понятиях  типа  "отец  -  сын",
"мать - дочь" и т.п. Однако...

   - Зигфрид - это принц. А его отец  и  мать  -  это  люди...  ну,  которые
подарили ему жизнь! Отец Зигфрида - король, а мать - королева.

   -  А  кто  же  тогда  представлял  Зигфриду  невест  в  самом  начале?  -
усмехнулась Лаура.

   И в самом деле, я вспомнил, что в первом действии Зигфрида опекал некто в
истинно королевском одеянии. Но ни во втором, ни в заключительном  актах  он
ни разу не показался на сцене. Я как-то  не  обратил  внимания  на  подобные
тонкости.
   А вот Лаура впитала в себя все до последней капли. Можно,  конечно,  было
поспорить, что это и не король вовсе, а церемонеймейстер.  Но  легко  рушить
чужое, а вот строить свое... Никогда не следует ломать чужую сказку. Поэтому
я удержался от дальнейших пререканий.

   - Эту легенду я не слышала никогда, но, возможно, она  хранится  в  наших
летописях. Неужели Черный Король хотел замкнуть свой треугольник задолго  до
моего появления?

   Я уже имел представление, что белый круг мог раскрыть замкнутые  миры,  а
черный треугольник создавался для перекачки энергии. Также  я  знал,  что  в
данный момент  время  в  мире  белых  призраков  бежит  быстрее  нашего,  но
предыдущий прорыв в наш мир осуществлялся триста лет назад по времени  обоих
миров. Значит, и наше  время  когда-то  ускорялось.  Затем  я  подумал,  что
человечество,  наверняка,  развивается  по  спирали.  Значит,  все   события
сегодняшнего дня уже происходили в другое время в  другом  месте  с  другими
призраками и людьми. Вот только, как ни крути, я не тянул на роль сказочного
принца.

   Так, споря о сюжете всем известного балета, мы добрались до  квартиры.  В
коридоре нас встретил Ыккщщер, давно покинувший свое темное убежище. Я  едва
переставлял ноги, да и Лаура  устала.  Пришлось  бегло  показать  ей  кухню,
ванную и уборную.

   - Вода? Зачем она здесь? - удивилась  Лаура,  потрогав  пальцем  холодную
струю, заглянула в соседнюю дверь и снова спросила, глядя на непонятное  для
нее сооружение. - Зачем это?

   Ну как ей было объяснять? Я горячо жалел, что у мня не было  сестры.  Она
бы в такой ответственный момент дала бы королеве без сомнения  правильную  и
доходчивую консультацию. Но не мог же я выступать в роли сестры.

   Положение спас Ыккщщер. Он,  вероятно,  уже  успел  посетить  близлежащие
квартиры и вникнуть в  потребности  людей.  Белый  сгусток  зашептал  в  ухо
королевы бесшумные  слова,  отчего  губы  Лауры  недоуменно  скривились.  Ей
предстояло сделать еще  бесчисленное  множество  открытий.  Я  тем  временем
усердно чистил зубы, брызгая во все стороны зубной пастой.

   Вернувшись в гостиную, я чуть не разинул рот, как Ыккщщер.  Настала  наша
пора удивляться. Подогнув ноги и сунув руку  под  голову,  на  диване  спала
королева призраков. В наступившей тишине до нас донеслось ее ровное дыхание.
Черные туфельки ровно стояли у окна.  Теперь  Лаура  отличалась  от  обычной
девушки лишь снежно-белой кожей.

   Намереваясь передохнуть, я рухнул в кресло, но встать уже  не  смог.  Мое
сознание мгновенно унеслось в глубокий сон без сновидений.

   Глава тринадцатая

   Silent Partners

   So we`re livin` like silent partners, Sneakin` like thieves in the  night
Can`t let it snow, gotta keep it low, so no one knows We`re silent partners,
Never come to the light It`ll never be right, whatever we do You need me too
much and I`m just not givin` up on you

   Далеко-далеко внизу  тускло  мерцал  лед  под  слабыми  лучами  дежурного
освещения, с трудом  проникавшими  сюда  из  закоулков  огромного  помещения
Дворца Спорта "Молот". Здесь тренировалась главная хоккейная команда города.
И хотя на дворе стояло лето, до  начала  сезона  оставались  считанные  дни.
Мощные прожектора сейчас томились в бездействии. А в рабочие  часы  они  без
труда заливали своими лучами ледовую арену  этого  грандиозного  сооружения,
строившегося не один десяток лет.

   Собственно говоря, дворцом спорта "Молот"  стал  совсем  недавно.  Многие
годы на  прилегающей  к  нему  территории  раскинулся  одноименный  стадион,
крупнейший в этом районе города. В  строгом  соответствии  с  ГОСТом  отвели
место и футбольному полю, и волейбольной  площадке,  и  беговым  дорожкам  с
белыми  разметками  на  асфальте,  и  гимнастическим  снарядам,   и   уголку
воина-спортсмена для сдачи норм ГТО. В те времена денег на массовый спорт не
жалели. Но все же главный приоритет созданного  стадиона  отводился  хоккею.
Открытая площадка с трибунами вокруг и железными стойками прожекторов вполне
отвечала спортивным стандартам тех лет. Но уже  шел  процесс  разделения  на
любителей и профессионалов. Уровень мастерства  на  подобном  поле  повышать
становилось все труднее. Мешало солнце.
   Тогда  и  возникла  высокая  крыша,  укрыв  поле  с  искусственным  льдом
прохладной полутьмой.

   В 1985 году город принял  эстафету  восьмой  зимней  спартакиады  народов
РСФСР. И вот тут-то выяснилось, что проведение матчей на  продуваемом  всеми
ветрами стадионе оказалось под угрозой срыва. На  прорыв  были  брошены  все
люди  в  округе,  начиная  от  профессиональных  строителей   и   заканчивая
пионерами, разгребавшими производственный мусор вокруг площадки. В рекордные
сроки вырастали стены из красного кирпича. Но время обогнало  всех.  В  этом
году стенам так и не суждено было соединиться с потолком по всему  периметру
стадиона. Отшумели хоккейные баталии, и  реконструкция  сооружения  замерла,
оставив свистящим ветрам пространство под самой крышей.

   Вероятно, для завершения долгосрочного строительства  город  пригласил  к
себе четыре года спустя девятую спартакиаду. Пустые проемы в стенах исчезли,
а сами стены обзавелись мраморной облицовкой. Так,  спустя  годы,  заурядный
стадион превратился в прекрасный дворец.

   Тем временем наступили  тяжелые  времена.  Ручеек  денег,  выделяемых  на
спорт, иссяк. Порвались и исчезли сетки  на  футбольных  воротах.  Загнулась
одна  из  волейбольных  стоек  под  чьим-то  мощным  ударом,  да  так  и  не
выправилась.  Дожди  смыли  разметку  на  покоробившихся  и   потрескавшихся
дорожках. Лишь Дворец спорта оставался непоколебим,  приняв  на  себя  кроме
спортивных  и  культурно-деловые  функции,  позволявшие  цепляться  за  край
финансовой пропасти.

   Теперь львиная доля оваций отводилась не хоккейной дружине, а  совершенно
иным жанрам. В этих стенах пели София Ротару и Леонтьев,  не  говоря  уже  о
множестве  звездочек  классом  пониже.  Ловкие  ребята  торговали   в   фойе
заряженными фотографиями на целебных сеансах известных  экстрасенсов.  Здесь
проводились презентации фирм, у которых  не  хватило  финансов  на  вечерний
откуп драматического театра. Дворец спорта жил и сдаваться не  собирался.  А
впереди  маячили  времена  аренды  его   площадей   магазинами,   страховыми
компаниями и мелкими ТОО с АОЗТ.

   В эту ночь его гулкое пространство совершенно бесплатно приютило  у  себя
королеву белых призраков и семнадцать ее подданных, державшихся в этом  мире
уже третий месяц. Девятнадцатый в собрании призраков -  Ыккщщер,  неподвижно
завис над правым плечом королевы. Двадцатым был я.

   Подо мной находился желтый неудобный крепежный брус, вернее,  рельс,  так
как сделан он был  из  металла.  Один  из  сотен,  поддерживающих  крышу.  Я
осторожно поглядывал вниз, немного передвигался с места на  место,  так  как
холод металла и страх высоты проникали даже через плотную  джинсовую  ткань.
Правая рука крепко сжимала уголок, ведущий к потолку. Ногами  я  не  болтал,
сидел тихо, потому что опасался потерять немного великоватые  туфли,  одетые
по случаю всеобщего собрания. В темноте они казались черными, но я-то  знал,
что они темно-серого  цвета.  Сейчас  невозможно  было  даже  разглядеть  их
великолепную  блестящую  поверхность  с  мелкими  дырочками.  Да,   отличное
качество чехословацкого производства, доставшееся  мне  два  года  назад  за
двадцать восемь рублей.

   В этом дремучем лесу  из  сплетения  железных  балок,  прутьев,  уголков,
змеящихся  оплеток  кабелей  я  чувствовал  себя   крайне   неуютно.   Этому
способствовал  и  морозец,  поднимающийся  от  искусственного  льда   внизу.
Уверенности  не  добавляла  и  многометровая  высота.  Однако,   сидеть   на
холоднющей балке все же  лучше,  чем  изнывать  от  неизвестности  в  пустой
квартире. Под крышей стадиона царило безмолвие. Призраки общались  на  своем
языке, звуки которого мне слышать не дано...

   ...  Лаура  взирала  на  своих  подданных.  Слишком  уж  сократилось   ее
королевство.
   Да и будут ли существовать оставшиеся? Черные призраки  не  станут  долго
ждать.
   Все упиралось в талисман. Что он и где он? Но  даже  при  его  отсутствии
королева готова принять решающий бой. Да, королева! Пусть она уже не призрак
и пока не человек. Однако, для восемнадцати существ, собравшихся здесь,  она
являлась единственной и подлинной королевой. Для девятнадцати! Лаура видела,
что и  Он  считал  ее  королевой.  Не  владычицей,  не  повелительницей,  но
королевой - достойным объектом внимания и уважения. Вот и сейчас Он  с  ней.
Не захотел остаться дома. Королева легко улыбнулась.  Не  сильно,  чтобы  не
заметили подданные. Королева, влекомая чувствами - это уже  не  цитадель,  а
горсть песка, несущегося по  ветру.  Но  она  справится,  и,  может,  именно
чувства помогут ей победить.

   Лаура шевельнула пальцами.  Белое  платье  легко  охватывало  ее  фигуру.
Королева с радостью скинула жесткую, тесную, слишком уж облегающую  черноту.
Ее платье истинно белого цвета подстраивалось под ее половинчатую  сущность,
а  одежду  людей  следовало  постоянно   контролировать.   Лаура   опасалась
прорваться сквозь нее, оставить  ее  за  спиной,  оказаться  в  недопустимой
ситуации. Она привыкнет.
   Надо будет - привыкнет. Но где же талисман?

   В  эту  секунду  она  чувствовала  себя  только  призраком.  Ветер  вновь
пронизывал ее насквозь. Как просто оказалось сделать несколько шагов назад к
уверенности и спокойствию. Но до спокойствия ли теперь, когда потеряно почти
все, и  только  двадцать  существ  могут  противостоять  черному  нашествию,
которое вот-вот произойдет. Дорога исчезла,  талисман  не  найден,  а  время
неуклонно бежит к тому мгновению, когда разверзнутся границы, и на ничего не
подозревающий мир обрушатся  армии  врага.  Впрочем,  люди  наверняка  и  не
почувствуют прибытия черных легионов, а  потом  им  станет  уже  все  равно.
Черный треугольник замкнется и заберет их чувства и эмоции навсегда. Чудеса!
Всего год назад ей и дела не было до мира людей. Во вселенной каждую секунду
рушится, перестраивается, вспыхивает какой-нибудь мир. Почему бы и людям  не
присоединиться к этому ряду без  начала  и  без  конца?  Открыть  свой  мир,
проведя кольцо через два параллельных она могла  и  в  другой  раз.  Но  она
благодарила судьбу за то, что та раскрыла перед ней ворота чувств и подарила
сердце.

   Пока они вместе. Правда, это еще ничего не значит.  Нет,  значит!  Он  не
бросил ее, не  отвернулся,  а  принял  и  помог.  Единственный  импульсивный
поцелуй  подарил  ей  энергию,  позволившую  противостоять  солнцу.  Вернее,
вступить в царство его лучей, стать своей в этом все еще непонятном мире.

   Однако, пора приниматься за дело.

   - Слушайте нашу задачу, - возвестила королева. - Пусть каждый узнает свое
место.

   Один за другим, туманной очередью, такие разные и все  же  чем-то  схожие
призраки подлетали к Лауре и, получив таинственные указания, возвращались на
место. Безмолвные ряды выстроились  перед  королевой.  Не  было  сказано  ни
единого слова о бесполезности предпринимаемых  действий,  о  бессилии  белой
горстки перед черной армадой. Каждый из них мог улететь сейчас и  переждать,
затаившись.
   Каждый из них предпочел остаться.

   Наступала  пора  ночных  дежурств.  Трем  из   семнадцати   каждую   ночь
предстояло, зависнув над городом, ждать появления вражеских войск. Еще  двум
отводилась  роль  гонцов,  несущих  сигнал  опасности,  чтобы  собрать  всех
воедино. Так, сменяя друг  друга,  они  должны  нести  службу  до  страшного
момента вторжения. В эту ночь ответственность за нерушимость границ взяла на
себя королева. Поэтому ей надлежало покинуть зал первой...

   ... - Хочешь летать? - спросила меня Лаура.

   - Что за вопрос! - с жаром  ответил  я,  так  как  устал  сидеть  в  этом
гигантском рефрижераторе. Собственно говоря, я уже  сегодня  летал.  Вернее,
меня таскали.

   Перед приходом сюда  Лаура  взвилась  на  второй  этаж,  проникла  сквозь
стекло, открыла шпингалеты и вернулась за мной. Я и слова сказать не  успел,
как она меня крепко ухватила за плечи и вознеслась  вверх.  Воздух  замер  у
меня в груди, но я уже стоял на крепком полу в сумеречном фойе.

   - Ты хочешь пронести меня над городом, королева? А не устанешь?

   - Это будет твой полет, - возразила Лаура. - Мы полетим вместе.

   Не знаю, сказал ли я Вам, что от роду не умел летать.  По  крайней  мере,
королева от меня эти слова услышала в очередной раз.

   - Ты подарил мне жизнь под солнцем, - был  ее  ответ.  -  Я  подарю  тебе
полет.
   Только...

   - Что, королева?

   - Тебе снова придется поцеловать меня.

   Вы скажете: "Ну что ж, нам не привыкать." Да, но  Вам-то  не  видно,  что
королева снова обратилась в того самого противного монстра. Ума не  приложу,
с чего я решился поцеловать ее в ту ночь. Правда, тот поцелуй спас ей жизнь.
Зажмурив  глаза,  я  коснулся  губами  ее  губ.  Наощупь   поцелуй   казался
прекрасным, словно очаровательная принцесса находилась  передо  мной,  а  не
безобразный призрак.
   Голова закружилась, перед сомкнутыми веками замелькали красные светлячки,
в голове разливалась приятная истома. Губы королевы  внезапно  потеплели.  Я
впился в них и, обхватив девушку за талию, прижал ее фигурку к груди. В  тот
же миг холодная ладонь королевы легла мне на лоб и остудила внезапный порыв.

   - Не слишком увлекайся, - зашептала она мне на ухо. -Вполне достаточно.

   Я открыл гляделки и встретился взглядом с ее  красными  глазами.  Так  мы
стояли несколько минут, чуть ли не касаясь лицами друг  друга.  Наши  сжатые
губы после поцелуя не проронили ни звука. Наступило хорошее молчание,  когда
слова не требуются, когда чувствуешь себя замечательно просто от  того,  что
ты не один на этом свете.

   Лаура улыбнулась, обнажив клыки, подхватила меня под руки и  в  мгновение
ока поставила на карниз крыши. Сама же вернулась, чтобы закрыть окна и вновь
просочиться сквозь стекло. Вот это меня и удивляло больше всего. Возможно ли
спокойно проталкивать свое тело сквозь твердые предметы и тут  же  хвататься
за них и совершать ими какие-либо действия? Воистину, призраки непостижимы.

   Когда Лаура очутилась на крыше, я опасливо посматривал  вниз.  Высота  не
маленькая. Королева оказалась за моей спиной и вдруг шутливо  толкнула  меня
вперед. Не ожидая подвоха, я дернулся и шагнул в пустоту.

   Если  Вы  вывалитесь  с  пятого  этажа,  смотрите  лучше  в   небо.   Оно
успокаивает. Оно всегда недостижимо  далеко.  Я  же  падал  лицом  вниз.  Не
передать словами, насколько удивительно  это  двойственное  чувство  свободы
полета и ужаса смерти  за  те,  оставшиеся  еще  секунды.  Асфальт  радостно
рванулся ко мне,  словно  ждал  нашей  встречи  много-много  лет.  В  глазах
помутилось, а когда зрение прояснилось, я увидел окурок.

   Он лежал в метре подо мной, белый огрызок  сигареты  с  золотым  пояском,
отделявшим фильтр от рабочей  части.  На  белизне  ясно  виднелась  неровная
розовая каемка - след от помады владелицы этого заморского товара  народного
потребления. В безмолвном мире все замерло, как на картине.

   Я не падал к окурку. Он тоже не стремился впечататься  мне  в  лицо.  Мое
тело висело в воздухе, как космонавт в невесомости. Прервав неподвижность, я
дернул руками и ногами одновременно, но с места не сдвинулся.

   - Не умеешь, - зазвенел рядом чудесный голос королевы. - Держись.

   В поле зрения показалась белая рука. Я ухватился за нее,  но  мои  пальцы
неприятно  врезались  друг  в  друга,   легко   пройдя   сквозь   призрачное
препятствие.
   Сверху раздался огорченный возглас, пальцы  тут  же  раздвинулись  теплым
облаком.
   Теперь я сжимал в своей ладони вполне реальную руку, присутствие  которой
прогнало чувство неловкой неестественности моего странного положения.  Почти
сразу  же  рука  увлекла  меня  за  собой.  Асфальт  метнулся   в   сторону,
промелькнули черные прутья ограды, деревья на той стороне  улицы.  Мое  тело
приняло наклонное положение и дециметр за дециметром набирало высоту.

   Наверное, человек, как и птица, все же  создан  для  полета.  И  если  он
произошел не от обезьяны, как утверждают противники Дарвина, то уж точно  от
птицы.
   Недаром всю жизнь  люди  стремятся  летать,  с  давних  времен  изобретая
машины, чтобы оторваться от земли и взглянуть на нее с высоты, охватить  всю
ее ширь, заглянуть за далекие горизонты. Ведь дошли  же  до  нас  легенды  о
летающих людях.
   Возможно, далекие наши предки умели летать, свободно паря над бескрайними
просторами. Но однажды, взяв в руки палку,  первый  птицечеловек  сообразил,
как много дел ждет его на поверхности. И, занявшись делами, он уже  лишь  по
вечерам смотрел в небо, мечтая о том, что вот завтра... Но завтра  предстоял
сев, или уборка урожая, или мена того, что у тебя есть, на то, что  надо.  И
крылья уже не были нужны  для  такой  работы,  зато  требовались  крепкие  и
сильные руки.
   Текущие дела занимали все время. Появлялись планы  на  следующую  неделю,
месяц, год. Летящее завтра растворилось  в  череде  заполненных  бесконечной
работой дней.

   С тех пор человек многого достиг. Сменялись каменные  и  бронзовые  века,
уходили в историю рабовладельческий  строй  и  средневековье.  Тяжелый  труд
становился все легче с появлением множества полезных инструментов. Появилось
свободное время.
   Вот тут-то бы и летать! Ан нет, не выйдет. Где они, крылья?

   Совершив грандиозный рывок в  своем  развитии,  человек  утратил  прежнюю
свободу.
   Он может почти все: рисовать картины,  писать  путевые  заметки,  строить
прочные каменные жилища, играть в футбол и  теннис,  совершать  кругосветные
путешествия на автомобилях, поездах и пароходах, вырываться за пределы Земли
на  космических  кораблях,  открывать  неизвестные  химические   соединения,
физические  законы  и  математические  теоремы.  Может,  ко  всему  прочему,
получать за это уйму денег и покупать себе все,  что  заблагорассудится  для
своего удовольствия, благо, и в сфере потребления соблазнов ох как много.  А
летать с помощью своих конечностей? Может. Но только один раз.

   Однако, презрев все законы физики,  я  летел,  скользил  по  воздуху,  не
шевеля при этом ни руками, ни ногами. Крепко держа меня  за  руку,  королева
призраков осуществляла мои давние несбыточные мечты. Она мягко, но неуклонно
рассекала воздух, а я, как прицеп, следовал за ней.

   Но я летел, а не  болтался  мешком  с  картошкой.  Не  знаю,  какая  сила
удерживала меня на воздушных гребнях, но такая существовала в природе, иначе
не было бы этих тягучих и прекрасных секунд, этого  ощущения  беспредельного
счастья и могущества.

   Подо  мной  расстилались  чередующиеся  друг   с   другом   автомобильные
магистрали,  детские  площадки,  серебристо-серые  газоны  с   черно-желтыми
взрывами деревьев, безлюдные тротуары и - самое интересное - крыши домов.

   Наш путь лежал невысоко. Серый шифер или листы жести  с  ржавыми  пятнами
пробегали  под  самым  носом.  Я  мог  протянуть  руку   и   ухватиться   за
телевизионную антенну или покосившуюся от ветра железную трубу. Но  касаться
их я опасался, чтобы не привлекать  внимания  закона  всемирного  тяготения,
неизвестно почему выпустившего меня из своих объятий.

   Плеяда крыш оборвалась, мелькнул квадрат газона с  протоптанной  наискось
тропинкой, и  мы  (вернее,  я)  чуть  не  врезались  в  угол  десятиэтажного
института машиностроения. Приняв влево, Лаура  заботливо  предотвратила  мою
черепно-мозговую травму. Земля вздыбилась холмом и оборвалась. Теперь  внизу
разлилась беспросветная тьма. Где-то там, во мгле, неслышно журчала речушка,
которую многие поколения пионеров безуспешно пытались привести в  нормальное
экологическое состояние.

   Зашелестели серебристые волны листвы под  лунным  светом.  Ветер  колыхал
листья, то загоняя их в черноту мрака, то вновь выпуская на поверхность,  по
которой торопились наши тени, чуть обгоняя меня с Лаурой.  Деревья  укрывали
стройные ряды холодных столбиков  из  камня  -  солдатское  кладбище  времен
последней войны.
   Темнота без единого огня наполнила мою душу страхом. Сначала она  придала
особую  остроту  воздушному  путешествию,  но  потом  обезумевшие  нервы  не
выдержали. Мне показалось, будто мы падаем в  бездну  мрака,  где  останемся
навсегда. Далеко в стороне блеснула ниточка  огней  дамбы,  охватившей  реку
туннелем.

   - Летим вправо, - то ли прошептал, то ли подумал я.

   Но Лаура услышала меня и тихонько развернула.  Теперь  вереница  огоньков
лежала прямо по курсу. Мы миновали башенку церкви,  маковка  которой  темным
маяком  возвышалась  над  кронами  деревьев,  скульптуру  скорбящей  матери,
поворот трамвайных рельс. Блики света пробежались по ним, стремясь успеть за
нами,   но   тщетно.   Теперь   внизу    проносились    крыши    двухэтажных
кирпично-деревянных домишек начала века. В прежние времена городские  власти
намеревались взять  этот  микрорайон  под  охрану  государства,  организовав
архитектурный заповедник.
   Однако политический ветер смел один за другим несколько эшелонов властей,
а идея успешно забылась. Теперь несостоявшиеся памятники русского  зодчества
год за годом разрушались под  воздействием  окружающей  среды,  а  в  планах
очередной власти стоял  вопрос  о  снесении  списанных  комиссией  зданий  и
возведении на их месте делового комплекса с быстрой окупаемостью. Как-никак,
а центр города все же. Но, помня  о  дефиците  областного  бюджета,  каждый,
лениво наблюдающий за  древними  строениями  из  окна  трамвая,  был  твердо
уверен, что до конца нашего века данный пейзаж изменений в лучшую сторону не
претерпит.

   Оставив позади  редкие  фонари,  мы  вновь  погрузились  во  тьму.  Слева
мелькнул одинокий собор Петра и Павла, утративший колокольню после  Великого
Октября.
   Справа простирался глубокий лог,  усеянный  дачными  участками.  А  мы  с
королевой летели над старым трамвайным мостом, некогда соединявшим мой район
с городом.
   Мне почему-то никогда не верилось, что до постройки дамбы по нему  ходили
трамваи, хотя дорога, вымощенная специфическими кубиками, явно  намекала  на
свое происхождение. В две секунды мы миновали мост и стали набирать  высоту,
следуя за метнувшейся в гору полосой, где давно уже не было ни единого следа
трамвайных путей. Мимо дороги понеслись  разномастные  железные  гаражи,  не
оставлявшие ни единой мало-мальски пригодной для  обустройства  щели.  Когда
дамба еще не существовала, трамваям приходилось описывать порядочный крюк.

   Мы также проделали  немаленькую  петлю  и  возвращались  к  цирку.  Слева
закончились гаражи, рядом с нами очутились  деревянные  домишки.  Их  черные
бревна, потемневшие от времени, поглощали свет луны.  Несколько  секунд  они
держались на одном уровне с нами, но затем плавно ушли  вниз.  На  смену  им
пришли белые пятиэтажки, окрашенные  луной  в  лимонно-желтые  тона.  Далеко
справа мелькнул черный купол планетария, и тут же его  скрыло  уже  знакомое
Лауре здание, похожее на гигантскую горку. Прошмыгнул под нами шифер  крыши.
Правый ее скат серебрился в лунном  сиянии,  а  левый  мрачно  серел  ночной
тенью. Антенны стремились уцепиться за платье  Лауры  и  бросали  свои  тени
наискось в надежде достичь затемненной стороны. Некоторым это  удавалось.  А
на нас уже снова наплывало сборище гаражей, в мрачных щелях которого тупиком
оканчивалась неведомая мне дорога призраков.

   Великое чувство полета владело мной целиком. Казалось,  что  только  я  с
королевой, да Луна неподвижно зависли в воздухе,  а  Земля  бежит  навстречу
нам, словно рельефный глобус, словно серо-желтый мяч, катящийся по невидимой
бесконечной дороге. Правда, соразмерив объем этого мяча и свой  собственный,
я должен был ощущать себя разве что клопом. А мне хотелось -  орлом.  Я  уже
прекрасно понимал  летчиков  в  отставке,  с  тоской  глядящих  в  небо.  Не
представляю, как можно расстаться с такой красотой. Правда,  в  ночи  краски
померкли, зато  в  бой  вступили  оттенки.  Все  пространство  вокруг  четко
разграничивалось на зоны света и тьмы. Первая из них сверкала и переливалась
с помощью ночного светила тысячами цветов от бледно-желтого  до  золотого  и
даже    оранжевого.    Вторая    скромно    темнела    серыми,    стальными,
мрачно-коричневыми и абсолютно черными тенями. Красота ночи охватывала  меня
глубинами  ничем  не  разбавленного  кобальта  с  вкраплениями  переливчатых
светлячков звезд. Встречный ветер выдувал из головы тяжелые мысли, не трогая
беспредельного счастья. В голове что-то приятно  пульсировало,  вибрировало,
качалось. Совсем как на какой-нибудь вечеринке, когда вдруг удачно подберешь
коктейль выпивки и закуски. Не больше, не меньше, а в самую  точку.  Однако,
морозный воздух сохранял удивительную ясность ума. Я старался запомнить  все
до мельчайшего листика, на мгновение выскочившего на свет из темной глубины.
Я знал, что это требуется сохранить в себе до самого что ни на  есть  конца.
Человек живет воспоминаниями своих достижений и неудач, взлетов  и  падений.
Разумеется, мой полет был  вершиной  -  самой  высокой  вершиной  с  момента
рождения.

   Лаура увлекала меня дальше и дальше. Мы  оставили  позади  круглую  крышу
цирка и полетели вдоль моей улицы, обогнав двух запоздалых автомобилистов. Я
уже решил было, что полет подходит к концу, но после  площади  Дружбы  Лаура
взяла наискосок. Первый двор  встретил  нас  привычной  тишиной.  Во  втором
кто-то пьяным голосом бубнил неразборчивую песню с балкона  третьего  этажа,
постоянно  срываясь  на  жалостливые  ноты.  На  скамейке  следующего  двора
виднелись три черных силуэта с мерцающими сигаретными  угольками.  Чтобы  не
рассеялось волшебство ночного полета, Лаура рывком  увеличила  скорость.  Мы
летели прямо на красные огни телевышки.

   - Хочешь увидеть ее вблизи? - раздался ласковый шепот королевы.

   - Спрашиваешь! - прошептал я в ответ.

   Тут и говорить нечего. Сколько раз я мечтал побывать там, на самом верху.
   Поглядеть на панораму всех районов города, почувствовать себя выше  всех,
попробовать  дотянуться  до  облаков,  может,  даже  разок  плюнуть  вниз  и
полюбоваться закатом  в  то  время,  когда  дома  накроют  сумерки.  Правда,
осуществлять мечту я собирался в солнечный день, а уж никак не ночью.

   Но уже не требовался миллион ни рублей, ни долларов. Желание само  летело
мне в руки. Мы достигли телевышки и восходящей спиралью  закрутились  вокруг
ее мощного каркаса. Издалека она всегда выглядела хрупкой и изящной.  Только
в непосредственной близости ощущались ее размах и твердая непоколебимость.
   Габаритные огни проносились  красными  кругами  и  стрелой  летели  вниз.
Наконец, королева  остановилась  и  предоставила  мне  возможность  смотреть
широко раскрытыми глазами.

   Тогда во мне снова проснулся ужас. Телевышка скрылась за спиной, а вокруг
не осталось ничего. Дома, деревья, люди утонули во мгле далеко внизу. Передо
мной в  пустоте  холодного  неба  сиял  бледный  лик  Луны.  Ветер,  ласково
трепавший мои волосы, превратился в  лютого  врага,  выстуживавшего  во  мне
тепло уверенности.
   Меня затрясло от страха и, поистине, не летнего мороза. И  еще  Луна.  Не
нравилась она мне такая. В городе она прячется то за дома,  то  за  деревья,
выполняя  неблагодарную  роль  великовозрастного  фонаря,   коему   надлежит
неусыпно освещать вверенную территорию, передавая всю зарплату до копейки  в
фонд Мира.
   Люди временами поглядывают на нее,  думая  преимущественно  о  своем.  Но
теперь сразу становилось ясно, кто здесь хозяин. Я чувствовал себя  незваным
гостем на холодном приеме у ледяных великанов с далекой планеты, которым  не
было никакого дела до меня.

   Лаура почувствовала перемену во мне и потянула мою руку назад,  скользнув
между толстыми трубами стальной конструкции. Мои ноги ощутили твердую опору.
Я стоял на восьмиугольной  площадке  с  полусферами  по  углам  -  возможно,
параболическими антеннами. Вблизи они выглядели  очень  внушительными.  Надо
мной  находилась  восьмиугольная  плоскость,  аналогичная  той,  в   которую
упирались мои ноги.
   Уверенность мигом вернулась, и хотя ветер дул с не меньшей  силой,  крыша
над головой создавала ощущение безопасности. Рука моя покоилась на  холодной
поверхности творения рук человеческих. Металлическая лесенка вела вверх.
   Кто-то обязательно бывал уже и здесь, и выше.  Такая  мысль  окончательно
успокоила меня, и  я,  повернувшись  спиной  к  негостеприимной  Луне,  стал
вглядываться в сливавшийся с небом горизонт. Вдалеке пылали  яркими  точками
факелы  Нефтеоргсинтеза,  а  за  ними  неясно  виднелось  скопище  крохотных
огоньков
   - вероятно, аэродром.

   - Вниз? - в полный голос спросила королева.

   От пережитого волнения у меня перехватило горло, и я только кивнул. Мы на
полминуты  замерли  на  краю  площадки,  а  затем  шагнули  вниз.   Ощущения
свободного падения  я  тоже  никогда  не  забуду.  Глаза  мои  непроизвольно
зажмурились, ветер исчез и тут же встретил нас снизу, а в  голове  вертелась
одна-единственная мысль: "Ускорение свободного падения равняется 9,8 м/с Ъ".

   Я не знаю, закрывала ли глаза Лаура, но мы с размаху врезались в листву и
плотно завязли там, сломав несколько крупных ветвей. Счастье, что  на  нашем
пути не встретилось мощных веток. Нас овевало тысячекратными прикосновениями
прохладное темное море. Кругом разлилась шелестящая живая темнота. И  только
повыше,  слева  сиял  фиолетовый  шар  фонаря,   крася   сиреневыми   тонами
близлежащие  листья.  Мы  рванулись   сквозь   это   таинственное   царство,
заполнившее  пространство  между  трехэтажным  зданием  телерадиокомпании  и
острыми прутьями забора, сгруппировавшимися в строгие  шеренги,  разделенные
каменными столбцами, словно командирами отделений.

   Чувствуя благодатное избавление от безжалостного взгляда Луны, я  подумал
о квадратной площадке на самом верху телевышки. Кольнула запоздалая  жалость
ее недостижимости, но пришло облегчение: слава богу,  выше  меня  что-то  да
имелось, а вот на той площадочке... И появилась  надежда,  что,  конечно,  в
этот раз побывать там не удалось (и хорошо), но, может быть, в следующий.  А
Лаура круто пошла на снижение, и мы совершили посадку  на  мой  неподвижный,
крепкий,  прочный,  соответствующий  всем  ГОСТам  по  технике  безопасности
балкон...

   ... Проснулся я только во второй половине дня.  Ковер  на  диване  сбился
неудобными складками. Дверь в спальню, предоставленную в полное распоряжение
королевы, была открыта настежь. На кухне  негромко  постукивали  металлом  о
фаянс. Я быстро надел свои джинсы, фирменную  рубаху  "AVIS"  и  выглянул  в
коридор. На обозримом  пространстве  кухни,  поджав  ноги  под  себя,  Лаура
расположилась на венском стуле и неумело намазывала масло на хлеб. Я тут  же
присоединился к ней и мы молча стали пить чай. Эффектней,  конечно,  звучало
бы "пить кофе", но на кофе  я  мог  пока  только  любоваться,  проходя  мимо
витрин. С моей стороны разговор опять не завязывался.  Доброго  утра  желать
поздновато, а говорить про хорошую погоду не стоило. Но тут  Лаура  прервала
молчание неожиданным вопросом:

   - В театре  я  видела  очень  много  людей.  Почему  ты  меня  никому  не
представил?

   - Но я ведь их видел впервые! - попробовал оправдаться я.

   - Ты хочешь сказать, что никого из них не знаешь?

   - Конечно.

   - А почему тебе с ними не познакомиться?

   - Ну, у нас так не принято, - сказал я, но тут же почувствовал, что  суть
не в этом. - Понимаешь, я не знаю, как знакомиться. Ну, спрошу я  чье-нибудь
имя, представлюсь сам, а дальше. Что  дальше?  Я  не  знаю,  о  чем  с  ними
говорить. Люди все совершенно разные, и интересы  у  них  тоже  разные.  Как
подобрать тему? - я понял, что одного чая  мне  недостаточно  и  вытащил  из
холодильника три яйца. - Я ведь  и  с  тобой  говорю  очень  мало  опять  же
поэтому. Конечно, есть люди, которые в два счета определят твою профессию  и
увлечения, найдут массу подходящих слов, - я зажег газ под правой конфоркой,
- в нужный момент времени расскажут анекдот,  ну,  смешную  историю,  сумеют
поговорить обо всем просто, понятно и не натянуто. А я  не  такой.  Я  вижу,
чувствую, а сказать не могу. Да и стоит ли говорить? Бывают такие люди,  что
выслушают  и  не  поймут,  -  я  разбил  поочередно  скорлупу,  вываливая  в
промежутках белок и желток на сковородку, - или, еще хуже, наплюют  потом  в
душу. А это самое страшное. Человек узнал твою тайну, проник в самую глубину
души, а потом взял, да и разрушил все, ударил по больному месту  со  знанием
дела. Поэтому я и боюсь знакомиться.

   - Люди разные? - поразилась Лаура.

   - Разумеется, - я схватил ее за руку и потащил к книжному  шкафу.  Там  я
вытащил одну из шести ярко оформленных тонких книжек.

   - Вот, смотри, - я начал объяснения, показывая картинки.  -  Это  детская
книга.
   Она описывает мир Муми-троллей. Иногда мне дико хочется покинуть этот мир
и очутиться там, среди них.

   Тут мне пришлось бежать на кухню и перекладывать подгоревшую  яичницу  на
тарелки.

   - Кто они такие? - спросила королева. - Я слышала  про  троллей,  но  мне
никогда не доводилось встречаться с ними.

   - Это совсем другое, - горячо возразил я. - Сейчас я покажу тебе. В книге
нет ни слова про людей, зато описаны все людские характеры. Каждое  существо
того мира несет в себе черты определенного типа людей. Смотри,  вот  Хемули.
Они считают себя правыми во всем и несут тяжкую обязанность, которую сами же
на себя и взвалили -  учить  всех  остальных,  как  надо  жить.  Они  делают
что-нибудь исключительно одно - собирают коллекции или проверяют, не  отстал
ли кто от жизни, или воспитывают своих и чужих детенышей по своему образу  и
подобию. А это фильфьонка. Больше  всего  на  свете  она  любит  уют.  Вещи,
окружающие ее, переходят от поколения к поколению.  Она  живет  в  маленьком
домике с фруктовым садом. Но главное для нее -  найти  существо,  о  котором
надо заботиться, которое надо отыскать далеко-далеко или у себя  под  боком.
Здесь - Гафса. Чем-то сродни фильфьонке, но как-то приземленнее. Ее интересы
- свой дом, соседи, вещи, интерьер и окрестности. А что скрывается  там,  за
горизонтом, Гафсу не волнует и не будет  волновать  никогда.  Мюмла.  Всегда
пытается что-нибудь делать.
   Воспитывать, например. Хотя и крайне безуспешно. Но делает она это не  из
самоцели, а старается участвовать в общих делах, приносить пользу. Хомса.
   Работяга.  Интересуется  миром.  Развивается,  но  не  ввысь,  а   вширь,
охватывая все новые территории выбранной области. Трудовые  династии  у  них
получаются отменные. Ондатр. Яркий пример, когда пытаешься выглядеть  одним,
а на самом деле совершенно другой. В глазах  окружающих  он  -  философ.  Но
никогда, размышляя о тщетности  всего  сущего,  он  не  упустит  возможности
воспользоваться  преимуществами  материального   мира.   Кнютты.   Маленькие
существа. Они рождаются, живут  и  умирают,  а  никто  не  обращает  на  них
внимания. Но они тоже умеют радоваться и огорчаться, понимать и чувствовать.
Снусмумрик. Вечный путешественник, исследователь, искатель  приключений.  Он
умеет делать выводы, не наигранные,  как  у  Ондатра,  а  свои  собственные.
Снифф. Этот отправится путешествовать только  в  том  случае,  если  удастся
что-нибудь  найти,  выменять,  приобрести.  Пусть  даже  никому  не  нужное.
Главное, пополнить свои богатства. И  наконец,  смотри,  Муми-тролль  и  его
семья. Мечтатели. Но в  хорошем  смысле  слова.  Всегда  готовы  поделиться,
угостить, сделать чью-нибудь жизнь интересней и веселей. Если тебе плохо, то
они тебя поймут и постараются решить все проблемы, невзирая  на  затраченные
усилия и средства. Они избегают мелочных огорчений, а самое главное -  умеют
радоваться жизни.

   - Так много характеров? - чуть склонив голову, Лаура смотрела прямо в мои
глаза. - А ты на кого похож? На Муми-троллей?

   - Не на них, - честно вздохнул я. - у меня нет такой широты  характера  и
бескорыстности. К сожалению, такие люди очень редко встречаются в жизни.
   Большинство живет по  принципу  "Ты  -  мне,  я  -  тебе".  Можно  только
завидовать муми-троллям,  восхищаться  ими.  Жизнь  стала  бы  исключительно
прекрасной и доброй, если бы все имели такие характеры. Наверное,  я  больше
похож на Филифьонку. Я не отказался бы от  маленького  домика,  уставленного
красивыми безделушками. - Я махнул рукой в сторону шкафа. - Вот кассеты. Они
предназначены для записи музыки, но мне нравятся их яркие  обертки.  Поэтому
они вряд ли будут когда-нибудь распечатаны...

   - Но ведь ее сущность - заботиться о ком-нибудь.

   - Да, конечно, - горестно вздохнул я. - Я бы заботился, было бы о ком.

   - И все это описано в маленькой книжке? Можно мне прочитать ее?

   - О чем речь. Читай. Только все, что я тебе рассказал, - мои впечатления.
А ты увидишь всех героев в собственном свете. И характеры их покажутся  тебе
иными.

   - Разве так бывает?

   - Конечно! Ведь это  художественная  литература.  Она  воспринимается  не
разумом, а чувствами. Чем разнообразнее твоя  гамма  чувств,  тем  красочнее
покажется тебе описанный мир.

   - У меня есть чувства, - решительно кивнула Лаура.

   Я молчал. Таких длинных речей моя глотка не выдавала с  тех  пор,  как  я
читал доклад по организации и  планированию  производства.  То  есть  в  мае
месяце.
   Теперь мне удалось  выговориться,  и  я  пылал  благодарностью  к  Лауре,
выслушавшей меня с величайшим вниманием. Казалось чудом, что  кому-то  стало
интересно мое мнение о детской книжке, а не результаты реальных дел.

   - Пойдем на улицу, - предложила королева. - Я хочу почувствовать траву.

   В коридорном шкафу завозился Ыккщщер. То ли он выражал  свое  несогласие,
то ли просто устраивался поудобнее.  Призрак  призраком,  а  ведь  постоянно
что-нибудь ронял или рассыпал, отчего в шкафу образовался великий бардак.

   Я быстренько помыл посуду, а Лаура тем временем переоделась в  нормальную
одежду, не забыв сделать новую прическу.  С  ее  роскошными  волосами  можно
экспериментировать бесконечно.

   Мы вышли во двор. Он был наполнен звуками до предела.  Проехал,  надсадно
фырча, "Москвич" с дядей Мишей.  Чинно  проследовали  две  старушки,  громко
костеря правительство и цены. Чирикали воробьи, захлопали  крыльями  голуби,
покинув свое место  у  непросыхающей  лужи.  А  малыш  из  шестьдесят  пятой
квартиры, безуспешно подбиравшийся к ним, обиженно скривил  лицо.  Дребезжал
по асфальту сине-красный грузовик на трех колесах. Восторженно вопил  Вован,
обнаруживший последнего спрятавшегося  приятеля.  В  соседнем  дворе  кто-то
оглушительно выбивал ковер. Простучали сандалетами три десятилетних девчонки
и скрылись за углом. И в этом  гуле  окончательно  терялся  голос  Вячеслава
Добрынина. Я уже интуитивно дополнял: "Не сыпь мне соль  на  рану,  она  еще
болит".

   Лаура, казалось, ничего этого не слышала, а  находилась  вне  окружающего
мира.
   Она присела  на  корточки  у  начинавшейся  гряды  деревьев,  заслонявших
пятиэтажку напротив. Ее внимание привлек  крупный  черный  жук,  старательно
преодолевающий препятствия на своем многотрудном пути. Королева наблюдала за
ним и пять минут, и десять. Я мучительно старался  проникнуть  в  ее  мысли.
Видимо, ей необходим этот жук, а может, его путь.  Может,  вычислив  маршрут
жука, королева отыщет затерянную дорогу. Я терпеливо ждал и  вдруг  вспомнил
полет. Я хотел высказать Лауре слова благодарности, не  прозвучавшие  вчера,
но не решился отрывать ее от дела. Да и речь моя споткнулась бы на  середине
первого предложения, застопорилась бы, выплевывая куски  несвязных  фраз,  и
окончательно  увязла  бы  в  моем  смущении.  Ну  почему  мысли  так  гладко
складываются  в  голове,  а  вот  язык,  сдавленно  ворочаясь,  выдает  лишь
мешанину, готовую развалиться на суверенные составляющие? Вместо  застрявших
слов я посмотрел на телевышку и горделиво подумал: "А все-таки мы там были!"

   Вот надоем я королеве, и исчезнет она вместе с Ыккщщером,  найдет  другое
убежище и будет совершенно права. Ведь она подарила мне  полет,  а  я  не  в
состоянии даже поблагодарить ее за это. Почему потерять  значительно  проще,
чем обрести.

   - Ты знаешь, что такое тест?

   Вопрос застал меня врасплох и я пробормотал:

   - Э... тест. Какой тест?

   - Я прочитала у  тебя  в  книге  множество  тестов.  Меня  заинтересовали
некоторые.
   Они выявляют чувства. Можно мне взять ее?

   Похоже, пока я спал, Лаура ознакомилась со сборником  тестов,  валявшихся
на столе с периода предэкзаменационного затишья.

   -  Конечно,  королева,  -  я-то  всегда  считал,   что   тесты   выявляют
способности.
   Способности руководить, способности постигать, способности мирно  жить  с
окружающими...

   - Я даже изобрела свой тест, - скромно улыбнулась Лаура.

   - Так испробуй его на мне, - сказал я, мысленно  приготовившись  отвечать
на вопросы. - Только ручка дома осталась.

   - Ручка не нужна, - королева обрела торжественный вид  и  взяла  меня  за
руку.  Я  почему-то  подумал,  что  мы  сейчас  взлетим,  и  собирался   уже
отговаривать Лауру от поступка, столь неразумного в дневное время. Но  Лаура
просто повела меня обратно к дому. Мы остановились  у  каменных  блоков  под
раскидистыми  деревьями  вблизи  от  кирпичного   кубика   компрессорной   с
полустершейся надписью "ОГНЕОПАСНО! ГАЗ!"

   Эти три серых блока валялись здесь со времен строительства моего дома, то
есть всю мою сознательную жизнь. В далеком детстве в щель между  ними  ловко
всовывался  пластмассовый  зеленый  пулемет,  и   я   самозабвенно   строчил
очередями, выискивая  фашистов  в  окнах  правой  пятиэтажки.  Или  играл  с
девочками в кухню-аптеку-больницу, расставляя  по  всей  поверхности  камней
крошечную посуду из алюминия, разноцветной  пластмассы  и  даже  фарфора.  Я
давно уже вырос, повзрослел, а они не ничуть не изменились,  может,  немного
лишь вросли в землю.

   - Имя теста - Наводнение, - объявила  Лаура  и  вспрыгнула  на  ближайший
блок. Я поднялся за ней и осмотрелся: не видит ли кто?  К  счастью,  у  всех
имелись собственные  неотложные  дела,  поэтому  никто  не  обращал  на  нас
недоуменных взоров.

   - Приготовился? - прошептала королева.

   - Да, - кивнул я.

   В тот же миг обстановка  изменилась.  Правая  пятиэтажка  растворилась  в
туманной пелене. Левой тоже на месте не оказалось. На  всякий  случай  я  не
стал оборачиваться назад. Туман поглотил и деревья вокруг  нас.  А  у  самых
блоков заплескалась вода.  Море  травы  обернулось  самым  настоящим  морем.
Спустя три минуты туман рассеялся.

   Бескрайний  океан  воды  окружал  нас.  Свинцовые   волны   катились   из
бесконечности в бесконечность. Серое беспросветное небо нависло  над  нашими
головами. Ничего более не существовало кроме воды, воздуха,  королевы  белых
призраков, меня и знакомой мини-рощицы за спиной.

   Прямо за нами расположилось двойное дерево. Рядом  вертикальной  колонной
уходил в небо одиночный ствол. Мощный конгломерат корней выкидывал в  разные
стороны шесть стволов, три из  которых  тянулись  к  блокам  на  полпути  от
исчезнувшей компрессорной. Далее высилось дерево, напоминавшее две буквы  V,
соединенные основаниями. С другой стороны из воды торчал  тонкий  скрюченный
ствол, рядом взметнулись ввысь два ствола потоньше. И чуть ближе, между  ним
и блоками расположились еще два ствола с сухим обрубком, извивающимся змеей.

   Все! Больше описывать было нечего за исключением  того,  что  под  нашими
ногами лежали все те же непоколебимые блоки.  Пустые  горизонты  действовали
угнетающе.
   Интересно, какие чувства Лаура сейчас читает на моем лице.

   - Устраивайся, - сказала королева. - Мы в  безвременьи.  Наше  пребывание
здесь продлится бесконечно долго.

   Я молча уселся на камень. Да, мир здесь бесконечно скучный. Затем  я  это
произнес вслух.

   - Это не мир. Это безвременье. Чтобы окончательно  не  испугать  тебя,  я
создала уголок твоего мира. Возможно, так ты быстрее освоишься.

   А может, это не тест? Может, это ловушка?

   Я пристально вгляделся вдаль. Бесполезно. Ни пятиэтажка, ни прилегающие к
ней деревья не появились. Мои пальцы коснулись воды. Холодная.

   Можно было разораться, закатить истерику, утопиться, выяснять, кто  здесь
главный, повеситься, обругать всех и все.  Можно  было  ничего  этого  и  не
делать.
   На меня свалилось времени вагон и маленькая тележка. Следовало извлечь из
него пользу в отсутствие средств передвижения,  телевизора,  радио,  книг  и
инструментов. Выход, как ни странно, имелся.

   - Королева, Ыккщщер говорил, что ты посещала  множество  миров.  Расскажи
хотя бы об одном.

   Лаура словно ожидала от меня этих слов. Она спокойно улеглась  в  воздухе
на уровне моей головы и начала свой рассказ. Сначала я слушал невнимательно.
   Голову занимали совершенно иные проблемы. Скоро новый семестр. Не пропущу
ли я его в связи с вынужденной эмиграцией? Затем  нахлынули  воспоминания  о
моем полете прошлой ночью. Да какой он, к черту, твой?! Наш полет. Наш! Если
бы не королева, не состоялось бы вообще никакого полета. Лаура подарила  мне
полет, а я даже не соизволю вникнуть в суть ее рассказа. Это ведь не  лекция
для потока, не история для десятка приятелей,  не  анекдот  для  пары-тройки
друзей. Рассказ для меня. Исключительно для  меня.  Specially  for  me.  Она
вовсе не обязана меня развлекать, а могла бы отвернуться, да  спать  в  свое
удовольствие. Правда, призраки не спят. Но Лаура уже  умела  спать,  набирая
силы в соответствии с нашей сущностью. Я закрыл глаза, и рассказ Лауры вошел
в мою реальность.
   Окончательно сосредоточиться я все же не  сумел,  поэтому  картины  иного
мира заполнялись блеклыми красками, белыми пятнами и черными провалами.  Да,
Лаура рассказывала неплохо. Но мне-то что? Я-то ведь там никогда не побываю.
Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И вдруг меня прорвало. Пусть я
еще до конца не верил этим словам, но они все равно должны прозвучать:

   - Королева, что тебя больше всего поразило в нашем мире?

   - Наверное, солнце, - чуть подумав, ответила Лаура.

   - Тогда считай, что я подарил тебе солнце. Ты подарила мне полет,  возьми
же солнце в знак благодарности. Даже больше. Ты подарила мне ночь, а я  дарю
тебе день. Весь, с травой, с ползучим жуком, с облаками, с синим небом, -  я
прекрасно понимал, что надолго запала не хватит. Сначала я возьму  фальшивую
ноту, потом  с  очередной  фразой  в  разговор  проникнет  неестественность.
Дипломат из меня еще тот. Но я продолжал говорить о том, что  судьба  всегда
дает человеку шанс. Важно только этот шанс не упустить, а заметить.  Поймать
за хвост синюю птицу удачи. Что я считаю нашу встречу таким шансом. Что я не
могу предвидеть последствий, но готов  идти  до  конца,  до  края  света.  В
смысле, сидеть с ней тут хоть до бесконечности. Что она подарила мне чувство
полета, чего не смог бы сделать никто и никогда. И еще много всего.

   Речь моя была сбивчатой, отрывистой. Я спотыкался на каждом  предложении,
терял связующую нить, пропускал слова, глотал окончания. Но Лаура улыбалась.
И я, не задумываясь о хлебе насущном, уяснил, что,  наверное,  действительно
готов остаться здесь навсегда. Просто сидеть и слушать. Проще  сказать,  мне
уже было приятно смотреть на нее, ощущать ее рядом с собой и  себя  рядом  с
ней.

   Лаура продолжила свое повествование.  Я  безмолвным  собеседником  внимал
плавной, текучей речи. И, странное дело, провалы исчезли, пятна рассосались,
а краски заиграли, словно блики на  гранях  драгоценных  камней  под  яркими
лучами солнца.

   Глава четырнадцатая

   Жаркий денек

   "Я не ангел, я  не  бес.  И  зачем  сюда  полез?  -  недоуменно  пытается
объяснить бомж Пахомыч невовремя
    подошедшему хозяину квартиры, а затем бьет
    на жалость. - Вспомни, ты сам был таким".
    (КВН, однако).

   Газета бесплатных объявлений -  занятная  штука.  Тысячи  людей,  горящие
желанием  купить,   продать,   обменяться,   вырезают   купон   и   на   его
немногочисленных строчках выражают свои  волеизъявления.  "Проигрыватель  не
новый, на запчасти, дешево".
   "Старинные иконы, монеты, дорого". И даже "меняю ваучер на  мини-трактор"
в преддверии грядущей ваучеризации всей страны.

   Особое  место   занимают   объявления   о   знакомстве   с   непременными
требованиями:

   "... Без жилищных  и  материальных  пролблем".  "...  Наличие  автомобиля
обязательно". "... Не ниже 175 см". "... Блондинку  с  местом  для  встреч".
"... 23-27 лет. Овна или  Козерога".  "...  Разведенным,  судимым,  лентяям,
алкоголикам и сексуально озабоченным
просьба не беспокоиться".

   Их я просматривал обязательно, но безрезультатно, так как  соответствовал
разве что последнему требованию, да и то относительно, потому что ни в какую
не стал бы  строить  гараж  собственными  руками,  копать  овощную  яму  или
обрабатывать грядки на своем, слава богу, несуществующем садовом участке.

   Обязательным атрибутом был раздел "Разное". На  его  страничке  неведомые
мне люди объяснялись  в  любви,  изливали  душу,  жаловались  на  трудности,
делились проблемами и интересами. Сюда-то и лежал мой путь. Ведь  не  искать
же информацию о любительских фэн-клубах  на  страницах  официальной  хроники
областных газет.

   Повезло сразу. Между двумя бородатыми  приколами  от  законспирированного
"Веселого танкиста" я увидел: "Всем! Всем! Всем! Наш клуб  им.  В.Преснякова
приглашает к себе тех,  кому  небезразличен  выдающийся  талант  величайшего
певца нашего времени. Ждем по адресу: ул.Академика Королева, 12".

   В Москве по данным координатам располагается Центральное  телевидение.  У
нас любой, прочитавший эти строчки, понимал, что придется забираться к черту
на кулички. Мне же улица Академика Королева была до боли  знакома.  В  пятом
номере располагалась столовая студенческого питания, а  двенадцатым,  скорее
всего, отмечалась девятиэтажка для  сотрудников  ППИ.  Значит,  сегодня,  во
время законных каникул, придется бросить  все  дела  и  ехать  на  комплекс.
Приятным сие событие не назовешь.

   Хлопнула дверь спальни, и на пороге  появилась  Лаура  по  полной  земной
форме одежды. Белое платье, видимо, продолжало отдыхать после полета.  Лаура
улыбнулась, увидев меня. Мои губы также расползлись в улыбке. Но черная тень
нашествия незримо реяла над нами и прогнала вспыхнувшую радость.

   - Ты не нашел больше никаких клубов?

   - Нашел! - счастливо кивнул я. - После завтрака поедем.

   - Хорошо, - легонько тряхнула волосами Лаура. - Тогда  на  кухню.  Будешь
учить меня готовить завтрак.

   В коридорном шкафу опять что-то грохнулось  с  полки.  Ыккщщер  выказывал
неодобрение. Он считал, что королева ни  в  коем  случае  не  должна  терять
остатки своей сущности, следовательно, ей немедленно требовалось  отказаться
от всяких там завтраков, обедов и ужинов.  Очистив  картошку  от  кожуры,  я
залил сковородку маслом и высыпал на нее получившийся полуфабрикат. На  этот
раз все обошлось без происшествий.

   - А это кто? - спросила наблюдавшая за моими действиями Лаура, кивнув  на
календарь, когда я выключил газ.

   Кто это? Да разве были такие слова, чтобы выразить, что значили для  меня
изображенные на календаре? Впрочем, цифирки под  названиями  месяцев  всегда
оставались  позади  моего  внимания,  следовательно,  календарь  превращался
просто в картину. Нет, не просто. Может, для  Вас  она  и  виделась  кадром,
выдернутым из мультфильма.  Но  для  меня  это  было  окном  в  запредельную
реальность. Туда, где я был нужен, где для меня все становилось прекрасно  и
хорошо. Итак, для Вас слова нашлись. Теперь следовало объяснить их Лауре.

   - Это команда спасателей, - начал я.

   - Что значит "команда" и что такие "спасатели"?

   Да, начало удачным не назовешь. Требовалось подойти с другой стороны.

   - Они друзья, потому что всегда вместе. Вот это и называется командой.
   Представь, ты прорвалась в новый мир и летишь над ним, а  рядом  с  тобой
те, кто тебе особенно дорог, кто тебя понимает и никогда не покинет  ни  при
каких обстоятельствах. Представила?

   - А если не рядом, а чуть-чуть позади?

   - Королеве положено быть первой?  -  улыбнулся  я.  -Конечно,  они  могут
лететь чуть позади.

   Лаура улыбнулась в ответ. Судя по всему, картина у нее получилась яркой и
впечатляющей.

   - А спасатели они, потому что помогают другим выпутаться из трудностей, -
добавил я.

   Королева помолчала, а потом спросила прямо:

   - Неужели ты так хочешь оказаться там?

   - Конечно! - наверное, со стороны любой мог  видеть,  как  сверкнули  мои
глаза.

   - А почему?

   Ну вот, опять отсутствие нужных и убедительных слов. Эх,  велик  и  могуч
русский язык, но надо еще уметь им пользоваться.

   - Там не бывает скучно. Каждый день что-нибудь новое и удивительное, а то
и сверхестественное. Там нет нудных обязанностей, потому что они сами  собой
превращаются в интересные дела. Там то,  что  ты  хочешь,  и  то,  что  надо
делать, совпадают, а это, наверное, и есть смысл жизни. Я думаю,  что  любой
из спасателей понял бы и простил мои недостатки. Они это умеют.

   - И они приняли бы тебя в свою команду?

   Я задумался, ища  ответ,  и  еще  раз  пристально  вгляделся  в  картину.
Спасатели  недовольно  хмурились,  только   Вжик   с   Гайкой   натянуто   и
неестественно улыбались.
   Образы героев были искажены и скособочены. Художник не  постарался.  Судя
по всему, для него данное произведение являлось очередной халтурой, и его не
заботило ни правописание "resque rangers", ни дальнейшая  судьба  календаря,
появившегося в отсутствие более достойных образцов. Но, глядя на спасателей,
глаза мои отметали неточности, выправляли фигуры, придавали плоским  образам
объем и знакомые черты. И диснеевские персонажи виделись в  истинном  свете,
затмевая свои неудачные копии. Рамки исчезали, и  открывался  проход  в  тот
самый город, где происходили  захватывающие  приключения  отважной  пятерки.
Границы разбегались вдаль, а передо мной развертывался целый  мир  со  своей
Америкой, Испанией, Англией и Китаем. Мир нарисованный, но все же  реальный,
надо только хорошенько присмотреться и увидеть. Нашлось бы там местечко  для
меня?
   Наверное. А где? В команде Чипа и Дейла? Вряд ли. Нужен ли вообще  шестой
спасатель,  когда  и  пятеро  дружно  и  слаженно   справляются   со   всеми
испытаниями?
   Я еще раз представил серьезного Чипа, улыбающегося Дейла, могучего Рокки,
рыжеволосую красавицу Гайку и маленького Вжика. Расступятся ли их ряды?
   Раздвинется ли стройная шеренга, чтобы впустить еще одного?

   - Нет! - твердо и решительно сказал я.

   - Почему ты так не уверен в себе? - возмутилась  Лаура.  -  Подумай  сам.
Ведь ты говоришь "нет", а в душе надеешься, что тебе скажут: "Да  брось  ты,
не волнуйся, иди скорей сюда, мы тебя давно ждем".

   - Конечно, надеюсь, - вздохнул я. - Но для того, чтобы тебя приняли, надо
быть хоть чуточку полезным и нужным.

   - А ты сразу начинаешь считать себя ненужным и бесполезным? Ты ведь  даже
не считаешь так. Ты опять надеешься, что они сами увидят твои достоинства  и
бросятся разыскивать тебя, сломя голову.

   -Не увидят, - вздохнул я.

   - Могут увидеть, - возразила Лаура, но тут же согласилась. - А могут и не
увидеть. А почему бы тебе самому не показать, что ты крайне  необходим  этой
команде?

   - Как? - вскричал я.

   - Неужели ты думаешь, что кто-то будет наставительно перечислять тебе все
возможные способы? Ведь ты можешь придумать их сам! Я даже уверена,  что  ты
уже их придумал.

   Я только судорожно глотнул и махнул рукой в угол. Там, в тумбочке  лежала
толстая  тетрадь,  до  краев   заполненная   описаниями   наших   совместных
приключений.
   В ней шестой спасатель был нужен и  зачастую  оказывался  крайне  полезен
всей команде. Вот только как прорваться сквозь реальность  в  их  сверкающий
мир?

   - Да, твое желание велико, - мечтательно улыбнулась Лаура.

   Я аж просиял от восторга. Ведь королева побывала в тысяче миров.  А  что,
если она встретила тот самый! А что,  если  она  забросит  меня  туда  прямо
сейчас!!!

   Королева внезапно погрустнела.

   - Извини, - тихо сказала она. - Я не смогу тебя туда отправить. Я даже не
подозревала о существовании подобного мира до этой минуты. Но я  думаю,  что
шестой спасатель все-таки нужен, и он сумел бы себя достойно проявить.

   Ну вот, как всегда, облом. А я уже видел себя там. И все же...

   Неужели мои чувства так явно проявились на лице, что  королева  прочитала
их, как ежедневную газету? Но никто никогда не умел читать  хоть  что-то  по
моему лицу. И никому я не стал бы рассказывать про отважную пятерку. И когда
я до  последней  секунды  держался  у  телевизора,  где  самолет  спасателей
прорывался через пелену облаков, а мы уже  точно  опаздывали  на  дискотеку,
даже Борька недовольно бурчал:

   Если про друзей и женщин Вы нарочно позабыли. Если Вам вино и  водку  Том
иль Джерри заменил. Значит где-то ненароком Сдвиг по фазе получили Или снова
в детство впали, Обратитесь-ка к врачу.

   Но Лаура - иное дело. Даже если я действительно сдвинулся по фазе  -  она
поняла этот сдвиг! И даже одобрила все мои действия, еще не зная про них! Да
нет, так не бывает! Или все же бывает?..

   ... Через час с небольшим мы  подъезжали  к  Сосновому  бору,  именуемому
"легкими города" по официальным хроникам. Я сидел  у  прохода  в  полупустом
по-летнему сорок первом, уступив Лауре место у окна. Автобус плавно катил по
лесному массиву, выпуская шлейф выхлопных  газов.  Но  Лаура  не  любовалась
колоннадами деревьев, а смотрела себе под ноги. Лишь когда  автобус  миновал
круглое здание компрессорной, Лаура окинула поредевшие островки  корабельных
сосен и, повернувшись ко мне, сказала:

   - Знаешь, мне тоже нравится Филифьонка.

   Хорошо, что королева всерьез заинтересовалась книгами, а если бы нет? Что
мне  делать  тогда?  Я  живо  представил  повелительницу  тьмы,  внимательно
вникающую  в  хитросплетения  "Санта-Барбары".  Нет,  не  то!  А  вот  видео
действительно пригодилось бы. И про приключения команды  спасателей  мне  не
пришлось бы рассказывать. Поставил кассету, нажал на  кнопку,  и  Лаура  все
поняла бы сама.

   Да, видео. Голубая мечта советского народа, глотающего слюни, когда  речь
в "Аргументах и Фактах" заходит о том, что в  Арабских  Эмиратах  обеспечено
видеомагнитофонами чуть  ли  не  92%  семей.  Ведь  так  хочется  догнать  и
перегнать.
   И вот уже какой-то  умный  мужик  выдвигает  встречное  решение:  давайте
отдадим Японии Курильские острова,  а  она  взамен  обеспечит  видео  каждой
российской семье. Но острова  остаются  в  наших  владениях.  Что,  впрочем,
радует. Ну, даже если выкупит их Япония,  то  российский  народ  получит  не
магнитофон, а "улучшение уровня жизни на 12-15% в среднем  по  стране",  что
для одного конкретно взятого человека не сулит никаких перемен к лучшему.

   Но мечта остается. А народ придумывает, как это обычно  бывает,  ласковые
названия любимому  предмету.  Появляются  "видаки",  "видюшники",  "видики",
"видеомафоны"  и  прочее,  и  прочее,  и  прочее.  Не  появляется  лишь  сам
вышеупомянутый предмет.

   "А у кого родители работают в Бразилии?" -  начинают  смутно  припоминать
Вы.
   Работают. Так что?! Сколько раз я просил и маму, и  папу:  "Ну  привезите
же! Ну  не  могу  я  без  него!"  Ответ  мамы  был  категоричен:  "Поставишь
магнитофон - обворуют квартиру". А папа с ней не спорил. "Не обворуют", -  с
надеждой обещал я. Но мама только непреклонно качала головой, а  папа  опять
не спорил. И на ту же  сумму  мне  присылались  экзотические  фрукты,  чтобы
организм мой непрестанно укреплялся и не болел. Итак, витаминов мне хватало,
но так не доставало видеомагнитофона...

   ...  Часовая  стрелка  едва  преодолела  цифру  двенадцать,  а   минутная
подбиралась к двойке на моем циферблате. Солнце  парило  в  голубом  небе  с
редкими кучевыми облаками. Стройные стволы сосен укрывали нас  от  солнечных
лучей, оставив лишь узкую полоску неба над дорогой. Дав  Лауре  полюбоваться
лесными пейзажами, я осторожно  подхватил  ее  под  руку  и  повел  к  белым
девятиэтажкам, выстроившимся в ряд. От руки  Лауры  исходило  тепло,  а  мне
почему-то казалось, что она  сделана  из  хрупкого  фарфора,  который  может
треснуть от грубого прикосновения.

   Стены двенадцатого номера  сияли,  и  только  в  глубинах  лоджий,  густо
заставленных вещами, прятались тени.  Солнце  сверкало,  отраженное  тысячью
стекол, и сотни зайчиков  лежали  на  асфальте,  траве  и  сыром  песке  под
сумрачным, чуть покосившимся грибком. Клуб Преснякова мы нашли почти сразу.

   Полинявшая табличка голубого цвета с полуобсыпавшимися  красными  буквами
возле одной из квартир первого этажа  указывала:  "Детский  клуб  "Орленок".
Поверх сохранившегося изображения барабана  с  пионерским  галстуком  кто-то
выцарапал более короткое и неприличное слово. Пионерская символика отошла  в
историю.  На  смену  ей  выдвинулись  новые  веяния,  выражавшиеся  золотыми
строчками на черной  пластмассе:  "Клуб  поклонников  В.Преснякова  *  Прием
астролога. Время  работы  с  12-00  до  16-00.  Выходные  дни:  Понедельник,
Пятница, Суббота, Воскресенье".  По  счастью  на  дворе  стояло  двенадцатое
августа - среда.

   Открыв таинственную дверь  мы  оказались  перед  выбором.  Пустой  тесный
коридорчик располагал еще двумя дверями кроме той, через которую мы вошли, и
уводил куда-то за поворот. Лаура молчала, поэтому я  предложил  ту,  которая
стояла перед нами.

   Дверь легко открылась внутрь.  Перед  нашими  взорами  предстал  солидный
двухтумбовый стол  темно-коричневого  цвета.  За  ним  в  мягком  кресле  на
роликах, легко меняющим угол наклона, восседал мужчина лет  сорока  довольно
крепкого телосложения. Пальцы  его  правой  руки  крепко  ухватили  козлиную
бородку.  Глаза  из-под  круглых  позолоченных  очков  внимательно   изучали
собеседника.  Им  являлся  ничем  не  примечательный   мужичонка   в   сером
потрепанном  костюме,  если  не  считать  лица,  испещренного   синяками   и
пластырем. Он негромко бубнил, уставившись в стекло столешницы, под  которым
в единый круг сплетались символы света и тьмы из китайской мифологии. Там же
красовалась крохотная цветная фотокарточка Софии Ротару.

   - Вот вы говорили, - послышалось там, - что второго августа у меня  будет
удачный день. Звезды там, то, се. А мне, между прочим, по морде надавали.

   - Конечно, удачный, - перебил его обладатель золоченных очков голосом, не
терпящим возражений. - Подумайте сами,  ведь  вас  могли  убить.  Понимаете,
убить!
   Но расположение звезд плюс прохождение Сатурна  через  ваше  зодиакальное
созвездие смягчили неминуемое. Я считаю, что каких-то  два  выбитых  зуба  -
пустяк по сравнению  с  бесценной  жизнью,  которую  вам  удалось  сохранить
благодаря моему предсказанию.

   - Но ведь про битье звезды ничего не говорили, - пробовал  еще  наступать
мужик, уже начинавший догадываться, что деньги ему никоим образом не вернут.

   - Звезды не предсказывают всякие пустяки, они лишь указывают нам путь,  -
астролог копался во внутреннем кармане жилетки своей дымчатой тройки, словно
сошедшей с обложки "Burda-moden". Глаза его переметнулись на книжную стенку,
так как выжать новых деньжат из клиента возможности не предвиделось.

   - Два зуба - это пустяки?! - возопил к  небу  клиент.  Затем  он  покинул
обшарпанный стул, метко плюнул в угол  и  оглушительно  захлопнул  за  собой
дверь.

   Внимание астролога переключилось на нас.

   -  Гадание  по  картам,  по  ладони,  по  кофейной  гуще?  -   посыпались
предложения. - Предсказание наилучшего  дня  для  зачатия  ребенка  согласно
ваших знаков зодиака?
   Гороскоп на  следующую  неделю?  Если  вам  обоим,  то  скидка  -  десять
процентов.

   - А где здесь клуб Преснякова? - спросил я.

   - Левая дверь, - презрительно процедил астролог,  моментально  утратив  к
нам всякий интерес.

   Мы снова выбрались в  коридор  и  толкнули  левую  дверь.  В  отличие  от
ухоженной комнаты предсказаний здесь нас встретили  полумрак  и  запустение.
Под потолком тускло  горела  лампочка  в  двадцать  пять  ватт  без  всякого
абажура. Дневной свет едва пробивался в комнату сквозь серые стекла давно не
мытого окна. В комнате витал влажный затхлый запах.  Казалось,  даже  крючья
для гардины покрылись ржавчиной. Половину комнаты заскладировали  сломанными
стульями. Обстановку второй половины составляли стол  и  шкаф  с  оторванной
дверцей. При  ближайшем  рассмотрении  стол  оказался  партой,  списанной  с
какого-то ущербного факультета, так как его поверхность  заполняли  похабные
рисунки  и  четверостишия,  пересыпанные  матерными  словами.  Упоминаний  о
Преснякове рядом с ними не наблюдалось. О назначении сего помещения говорили
разве что плакаты кумира, в  огромном  количестве  крепившиеся  на  облезлых
обоях   посредством   желтого   и   синего   пластилина.   Изображения   Вл.
Преснякова-мл.  различных  размеров  и  качества  сошли  сюда   со   страниц
"Собеседника",  "Смены",  "Сельской   молодежи",   "Комсомольской   правды",
"Ровесника" и  других  периодических  изданий.  Сюда  же  неведомым  образом
затесалась фотография Юры Шатунова и красочная панорама военного оркестра на
фоне Кремля.

   Осторожное пошмыгивание носом напомнило нам,  что  мы  тут  не  одни.  За
партой  обнаружилась  высокая  худенькая  девчушка,  уставившаяся   на   нас
огромными глазами.

   - Это клуб Преснякова? - решил я подтвердить свою догадку.

   - Да, Володи! - восторженно прошептала девочка. - Володенька Пресняков  -
советский Майкл Джексон.

   Я не стал возражать, а шепнул Лауре на ухо:

   - Смотри. Увидишь талисман - скажешь.

   Лаура кивнула и принялась проницательно осматривать вещи.

   - А вы корреспонденты? - с надеждой спросила девочка.

   -  Нет,  -  ответил  я,  но,  решив  не  огорчать  хозяйку  полностью   и
бесповоротно, добавил. - Пока не корреспонденты.

   Королева чуть заметно качнула головой из  стороны  в  сторону,  показывая
полное отсутствие такой необходимой нам вещи.

   - А зачем тогда вы пришли?

   - Узнали, что есть такой клуб. Решили зайти, посмотреть, - нашелся  я.  -
Может, еще и других певцов клубы имеются. Хотелось бы два-три адреска.

   - Не певцов, а артистов, - поучительно заметила девочка. -  Талькова  еще
есть клуб. Где-то у ДК Профсоюзов. Точно не знаю. Но Володя лучше! Тальков -
все, а Володеньке еще петь да петь.

   - Спасибо, - кивнул я и отступил на шаг к двери.

   Увидев, что мы собираемся уходить,  девочка  решительно  выскочила  из-за
стола.
   Ее нога  зацепила  невзрачный  проигрыватель  старого  образца  и  стопку
пластинок  с  густым  слоем  пыли  на  них.  Вещами  этими  давно   уже   не
пользовались.

   В мгновение ока девочка преградила дорогу. На ее руке красовалась красная
повязка с выведенными по трафарету буквами "Добровольный  Дежурный".  Пальцы
сжимали банку со сплющенным верхом. Судя по обрывкам наклейки, там  когда-то
хранилось сгущенное молоко.

   - Внесите хотя бы пожертвования, - заявила дежурная.

   Я молча положил в банку бумажный рубль, памятуя из западных книг, что  за
информацию надо платить.

   - Это все? - возмутилась девочка, с надеждой глядя на Лауру.

   - На двоих, - разуверил  ее  я,  вспомнив  габровские  анекдоты.  Копейку
класть не хотелось. Мелочь уже исчезала из  обращения  и  грозила  в  скором
времени превратиться в нумизматическую редкость.

   Немного огорченные  неудачей,  мы  побрели  обратно  к  остановке.  Особо
печалиться не следовало. С первого  раза  везет  только  в  короткометражных
фильмах.
   Вдобавок,  у  нас  имелось  примерное  указание  расположения  очередного
фэн-клуба.

   К моему огромному удивлению  народа  на  автобусной  остановке  собралось
предостаточно. Странная картина, учитывая летнее время. Знакомых лиц мне  не
встретилось, поэтому мы с Лаурой забрались  в  прохладную  тень  под  крышей
автобусного павильона. Вслушиваясь в чужую речь, я уяснил, что  передо  мной
собрались представители из соседнего корпуса,  химики-технологи.  Вступая  в
рыночные  отношения,  администрация  дала  указание   заведующим   кафедрами
провести  подготовительное  собрание  по  поводу   самоокупаемости   высшего
образования. Суть выступления сводилась к тому,  что  в  связи  с  введением
свободного  распределения  возникал  вопрос  о  внесении  некоей  платы   за
получение  диплома.  Плату  предполагалось  взимать  с   организаций,   куда
отправлялся работать выпускник, или с самого выпускника, если организация не
желала пускаться в  непредвиденные  расходы.  Новость  повергла  большинство
старшекурсников в глубокое уныние, так как добрая половина  из  них  еще  не
представляла места своей будущей работы.  Те  же,  кто  трудился  в  будущей
конторе, весьма правильно  предполагали,  что  начальству  гораздо  выгоднее
пригласить специалиста со стороны, чем выкладывать энную сумму  за  студента
без опыта практической работы.

   Поиски талисмана внезапно утратили для меня актуальность. Я то нигде  еще
не работал, все практики проходил на кафедре и там же делал диплом по вечной
теме "АСУ - Деканат", внося  доработки  и  усовершенствования  к  предыдущей
версии. За меня никто платить не собирался, а лишних денег я тоже  не  имел.
Плачевные перспективы. По дальнейшим  обрывкам  разговоров  я  понял,  каким
хитрым маневром удалось завлечь  сюда  такие  массы  учащихся.  Оказывается,
августовскую стипендию на этом факультете будут давать только тем, у кого  в
зачетке стоит штамп "Допущен". А стоит он только у участников собрания, да у
друзей, зачетки которых неведомым образом все  же  отметились  у  заведующих
кафедрами.  Следовало  срочно  поинтересоваться  грядущими  планами   нашего
декана. Дурные приметы заразительны.

   Народ шумел, возмущаясь новыми порядками, а сорок  первый  появляться  не
спешил.
   Из-за дальнего поворота дороги показались сперва одиночки и пары, а затем
возник   устойчивый   поток   дополнительных   студентов.   По-видимому,   в
машиностроительном   корпусе    проводилось    аналогичное    собрание.    К
образовавшейся толпе скромно добавлялись бедолаги, проходившие  практику  на
комплексе,  и  лицеисты,  утрясавшие  вопрос  поступления  в   институт   на
соответствующие  факультеты.   Отдельной   группой   в   стороне   собрались
преподаватели и сотрудники, которым тоже требовалось в город.

   Я  отработал  практику  досрочно,  поэтому  спокойно  сидел  с  королевой
призраков на холодном бревне, приставленном вместо скамейки к задней  стенке
павильона.
   Морщинистую кору толстого дерева выкрасили в  оливковый  цвет  под  общий
тон.
   Местами на поваленном стволе виднелись засохшие отпечатки грязных подошв.
   Радостно  пищали  неисчислимые  полчища  лесных  комаров,   предвкушавших
обильное угощение.

   Проследив взгляд Лауры, я увидел  черного  жука,  родного  брата-близнеца
того, что встретился нам перед наводнением. Он деловито  полз  по  асфальту,
торопясь к правому углу,  затем  остановился,  покрутился  на  месте  и,  не
мешкая,  отправился  в  противоположную  сторону,   выровняв   вскоре   курс
параллельно бревну. Вот  кому  повезло!  Вот  кого  нисколько  не  волновали
проблемы свободного распределения. Я невидящим взглядом уткнулся в  толпу  и
погрузился в тяжелые думы. Туманное будущее - вот, что заботило меня  теперь
больше всего. Имело наивысший приоритет, как выразился бы  в  данном  случае
отличник нашей группы, да и всего нашего курса.

   - Зачем? - недоуменно зашептала Лаура.

   Я снова  кинул  взгляд  на  жука.  Перевернутый  на  спину,  он  отчаянно
размахивал четырьмя уцелевшими лапками.  Задняя  его  часть  размазалась  по
серой плоскости асфальта. Жук еще жил, но ждавшие его неведомые дела  так  и
останутся теперь незавершенными. Хорошо, что я не мог видеть его глаза.

   - Почему он это сделал? - с горечью спросила меня Лаура, кивнув в сторону
парня в  очках  и  неброском  синем  спортивном  костюме.  Он  нервно  ходил
взад-вперед, судя по виду, крупно опаздывая на какое-то  чрезвычайно  важное
мероприятие. Спешивший жук ненароком оказался под высокой подошвой кроссовки
"Reebok".

   - Нипочему, - пожал плечами я. - Он же его  просто  не  видел.  Ты  разве
никогда не давила жуков случайно?

   - В моем мире нет таких крохотных  существ.  А  жизнь  обитателей  других
миров не принадлежит нам. Мы не можем продлять или обрывать ее. Мы не вправе
изменять ее к лучшему или худшему. Правда,  несколько  раз  нам  приходилось
обороняться, но и только. Перед нами не стояли такие проблемы.  Призраки  не
имеют чувств.

   - Тогда какое тебе дело до разных букашек?

   - Сейчас во мне есть чувства! Если у вас так просто  уничтожить  существо
без видимых причин только лишь потому, что оно случайно попало под ногу,  то
не окажемся ли и мы с тобой под чьей-нибудь ступней?

   - Нет, нет, что ты, - успокоил я ее. - Люди - главные в  этом  мире.  Нет
таких гигантов, которые посмели бы  уничтожить  людей.  Если  людям  и  надо
кого-то бояться, то только самих себя.

   Лаура замолкла. Но я почувствовал  настороженность  в  скорбном  молчании
королевы, видевшей тысячи миров и миллионы различных жизней.

   Взгляд  мой  снова  упал  на  жука.  Лапки  его  продолжали  дергаться  в
безысходности.
   И в  эту  секунду  мне,  убивавшему  малюток-вампиров  вкупе  с  противно
жужжащими   мухами,   вдруг   стало   несказанно   жаль   оборванную   жизнь
агонизирующего существа.
   Жизнь жука и жизнь людей неслись в разных плоскостях, но им суждено  было
сойтись в одной точке.  Человек,  не  заметив,  растоптал  чью-то  судьбу  и
отправился дальше по своей траектории, всецело  занятый  собой.  А  разбитая
плоскость  доживала  последние  секунды.  А  вот  также  могут  когда-нибудь
рассыпаться и мои осколочки. Возможно, и ждать  долго  не  придется.  Черная
тень уже падает. Когда она коснется меня? Через неделю? Завтра? В  следующую
секунду?

   Люди, живущие на Земле,  царят  над  природой.  Ждут  автобус,  гуляют  с
детьми, работают, копаются на участке, в конце концов. Но кто знает,  может,
мы - бесполезные букашки в глазах неведомых сил,  твердо  шагающих  к  своей
цели.  В  сознании  снова  всплыл  образ  черных  призраков,  о  готовящемся
вторжении которых никто из людей и не подозревал. Огромный черный башмак уже
взметнулся ввысь, готовясь между делом прихлопнуть население нашей  планеты.
А население  пребывало  в  счастливом  неведении,  полностью  погруженное  в
великое множество разрешимых и неразрешимых проблем своего существования.

   Автобус,  между  тем,  все  не  ехал.  Предлагалось  два  варианта.  Либо
следовать до Блочной, а затем до Соснового бора, где ловить  на  перекрестке
или шестерку, или тридцать девятый, которые тоже не  баловали  своим  частым
посещением. Либо ждать до упора, не сходя с места. Впрочем, с места сойти не
представляло трудностей. Вопрос - зачем? Столовая закрыта на летний  ремонт.
Оставалось посетить булочную и аптеку, содержимое  которых  не  представляло
интереса для нас с королевой.

   Я в десятый раз ознакомился с двумя  висевшими  на  стенке  объявлениями.
Первое из них взывало: "Вспомните о Боге. Кришна ждет вас".  Далее  следовал
длинный список литературы, с которым должен ознакомиться каждый,  кто  желал
познать  свет  истины.  Второе   прямолинейно   предлагало:   "Всем!   Новая
коммерческая игра "Политехник".  Затраты  окупаются  уже  на  первом  этапе.
Выигрыш не ограничен.
   Спешите, игра только началась! Акции "Политехника" Вы можете приобрести в
аудитории 122 главного корпуса ППИ". Была нужда всучивать четырем  охламонам
по акции с тем, чтобы в отделенном будущем твой адрес  оказался  на  вершине
пирамиды. Или не оказался. Тем более, что среди  моих  друзей  охламонов  не
было.
   Тот же Борис скорее организует собственную пирамиду, чем станет  покупать
чужие акции и отсылать деньги всяким хитрецам.

   Сорок первого как не бывало. Менее стойкие  слои  населения  удалялись  в
сторону Блочной. В иные времена я  последовал  бы  их  примеру.  Теперь  же,
памятуя о неподготовленности королевы к долгому пути в туфлях с каблуками, я
не стал покидать насиженного места.  Конечно  у  Блочной  можно  перехватить
частника. Но где деньги?

   Основная масса учащихся занималась кто чем. Где-то слева  бойкий  девичий
голос обсуждал "Красотку" с  Джулией  Робертс  в  главной  роли.  По  центру
пятерка  шутников  подкалывала  друг  над  другом  и  травила  анекдоты  про
философию и военную кафедру. Около  павильона  сплоченная  группа  оживленно
вспоминала золотые  деньки  в  колхозе,  а  также  празднование  экватора  в
"Орбите". У столовой кто-то  задумчиво  пинал  кирпич.  На  невысоком  холме
расположились люди, не привыкшие терять время зря. Они разделись до пояса  и
загорали, лежа на теплой  траве.  Все  прелести  жаркого  августовского  дня
проносились перед  моими  глазами,  а  в  голове  витал  несбыточный  проект
электронной карты  маршрута  сорок  первого,  на  которой  светящиеся  точки
показывали бы, сколько автобусов на линии и где каждый из них находится.

   Прошло время обеда.  Я  уже  успел  отметить,  что  на  Лауру  комары  не
реагировали, а народ устал. Некоторое оживление проходило  по  толпе,  когда
из-за  поворота  выворачивало  очередное  транспортное  средство.  Им  могла
оказаться легковушка или грузовик. Народ завопил от радости и тут  же  стих,
перепутав автобус с экскаватором той же масти. Но не было желанного  желтого
силуэта. Автобусов  сорок  первого  маршрута  словно  вообще  в  природе  не
существовало.

   Терпение подходило к критической точке. Хотелось хоть что-нибудь сделать.
   Пытаться погнуть ограду или вволю наподдать стене автобусной остановки  в
присутствии королевы несолидно. И я принялся вычерчивать на песке квадрат  с
диагоналями, безуспешно пытаясь выполнить рисунок,  не  отрывая  палочки  от
земли и не  проходя  по  одной  линии  дважды.  Ученые  уже  давно  доказали
невозможность данного действия, но внутри меня оставалась теплиться надежда,
что существует нестандартное решпение, позволяющее все-таки привести  задачу
к блестящему завершению.

   И тут откуда-то с глубин до меня донесся  звук.  Начавшись  с  негромкого
возгласа, выражавшего невнятную надежду, он рос и ширился,  лихо  разлетаясь
по окрестностям. В  нем  воедино  сплелись  восторженные  крики,  многоногое
топанье,   увесистое   похлопывание   по   спинам,   шелесты    и    шорохи,
свидетельствующие о  том,  что  сумки,  авоськи  и  кульки  переводились  из
походного в боевое положение.
   Когда звук, наконец,  достиг  размеров  громкогласного  победного  "Ура!"
славных русских дружин, это могло означать только одно - он едет!

   К  свершившемуся  событию  подходить  следовало  диалектически.   Беглого
взгляда достаточно, чтобы в очередной раз доказать  вечную  истину:  все  не
сядут. Теперь можно уже начинать правильный выбор позиции,  дающей  в  любом
случае приемлемый результат. Мне-то опыта  было  не  занимать,  но  действия
осложнялись  присутствием  Лауры.  Как  поведет  себя  королева,  оказавшись
стиснутой со всех сторон?

   - Держись за меня, - шепнул я ей. - Ни в коем случае не отпускай.

   Лаура метнула в меня испуганный взгляд и цепко ухватила своими пальчиками
мою левую руку повыше локтя. Предчувствуя скорую посадку, толпа  восторженно
орала.
   Нас уже сдавили и со всех сторон, как и предполагалось. Сзади нетерпеливо
напирали те, кто не позаботился занять место в первых рядах заранее. Спереди
отступали эти самые первые ряды, опрометчиво вырвавшись на середину  дороги.
Но я стойко держался на месте,  подталкиваемый  напором  в  спину.  Инстинкт
самосохранения  заставил  отступавших   просочиться   в   незаметные   щели,
неизвестно как отыскавшиеся в наших сплоченных  рядах,  или  вдавить  своими
габаритами назад менее стойких товарищей. Четко  следуя  своим  правилам,  я
оказался  во  второй  шеренге  страждущих,  что  давало  неплохие  шансы   в
предстоящей посадке.

   Добравшийся до нас водитель оказался на редкость совестливым человеком.
   Десятки раз  другие,  завидев  гигантскую  толпу,  скопившуюся  за  время
непредвиденного отсутствия  остальных  автобусов,  спокойно  проезжали  мимо
остановки и высаживали народ возле поворота. Тогда в автобус попадали только
те  редкие  счастливчики,  обладавшие  резвыми  ногами  и  трезвой  головой,
заставившей их вовремя рвануть за автобусом. Наиболее  осторожные  водители,
заботясь о вверенной им государственной машине, тормозили уже за  поворотом.
В этом случае даже самые быстроногие участники забега  не  успевали  достичь
желанных дверей за отведенное время, хотя не  обходилось  и  без  счастливых
исключений.  И  если  на  оживленной  городской  улице  солидный  человек  с
дипломатом вдруг резко ускоряется, без труда догоняя  покинувшего  остановку
желтого представителя общественного транспорта,  а  затем  уверенным  пинком
раздвигает казалось бы нерушимые двери  и  отработанным  движением  легко  и
изящно запрыгивает в салон, знайте, это он - боец старой закалки,  прошедшей
суровую школу сорок первого.

   Проскочит или не проскочит? У поворота я, разумеется, его бы не  упустил,
но как быть с Лаурой? И вообще, кто-нибудь может представить себе  королеву,
бегущую за автобусом?

   Но нет! Ближний к нам оранжевый прямоугольник фары ожил,  показывая,  что
встреча неизбежна.  Первая  шеренга  предприняла  героические  усилия,  дабы
оттеснить  толпу  еще  на  несколько  сантиметров.   Мы   не   сдавались   и
сопротивлялись  не  менее  упорно.  У  водителя,  однако,  не  было  желания
заканчивать оставшиеся до  пенсии  дни  в  тюрьме,  похоронив  под  колесами
"Икаруса" пару-тройку студентов.
   Он тормознул, не сворачивая к остановке.  Движение  надежно  перекрылось,
красные "Жигули" недовольно гудели, зато, возможно, на этот раз была спасена
жизнь какого-нибудь будущего президента России.

   Ни на йоту не отступая от своих правил, я  рванулся  к  ближайшей  двери,
сократив на полметра расстояние до нее. Затем я боком протиснулся  мимо  еще
двух конкурентов, блаженно хлопающих ушами. С шипением и  лязгом  отворились
двери, и первые счастливчики уже запрыгивали в салон.

   - Ребята, пустите! Дайте же выйти! - отчаянно взывал к учащейся  молодежи
бородач культурного вида. Где  там!  Развернувшаяся  картина  напоминала  не
менее чем прорыв плотины, когда мощный  поток  летит  вперед,  сметая  любые
преграды с пути. Крики бородача донеслись снова, но уже из  глубины  салона.
Затем он замолк. Коротко посочувствовав  бородачу,  я  произвел  решительную
перестановку сил. Мой мощный рывок вытащил Лауру вперед и  пристроил  ее  за
спину какому-то здоровяку. Он, словно ледокол, неуклонно продвигался вперед,
отшвыривая более юрких и нахальных во все стороны. Как караван  кораблей  мы
следовали за ним, пресекая попытки посторонних людей втиснуться между  нами.
Добравшись до двери, я приподнял ошеломленную королеву за талию  и  поставил
ее на первую ступеньку.
   Затем мне достался могучий удар в спину, чуть не сбивший меня с ног. Я  с
трудом повернул голову назад, а ноги уже автоматически шагнули на подножку.
   Там,  на  крыше  автобусного  павильона,  кто-то,   донельзя   довольный,
стрекотал кинокамерой, предвкушая в будушем вполне заслуженный главный  приз
на Парижском фестивале документальных фильмов.

   Ну все! Я судорожно перевел дух, знаменуя  окончание  первого  этапа.  По
крайней мере, автобус без нас не уедет. Теперь следовало  проявить  максимум
быстроты и сообразительности. Глаза еще только успевают  наметить  свободное
сиденье, а ноги уже делают прыжок к цели. Руки тем  временем  метко  бросают
сумку или пакет, чтобы сбить конкурентов с толку и выиграть доли секунды, за
которые тело успевало добраться и приземлиться на застолбленное место.

   Но на этот раз у меня не было сумки, зато мои движения  сковывала  хватка
Лауры.
   Разумеется, все не занятые пока  места  можно  уже  считать  потерянными.
Наиболее спокойная территория в гармошке была  заставлена  двумя  запасками.
Однако, просверлив взглядом  весь  салон,  я  успел  втолкнуть  королеву  на
отличную  площадку,  образованную  углом  окна  и  перегородки,   отделяющей
гармошку от первой половины салона, а также одиночным сиденьем,  на  которое
секундой раньше плюхнулся взъерошенный второкурсник. Последним  движением  я
сдвинул форточку, не дав Лауре скончаться  от  недостатка  кислорода.  После
меня поволокло по течению и притиснуло к  другому  борту.  В  бок  сразу  же
впился угол спинки, а по правой ноге уже прошлись не два и не три раза.

   Где-то далеко-далеко  начали  захлопываться  двери.  Еще  предпринимались
последние попытки ввинтиться в  монолитную  массу  студентов,  уцепиться  за
поручень, втиснуть вслед за ногами и голову,  оставить  дверь  за  спиной  и
блаженно навалиться на нее. Кое-кому они  даже  удавались.  Но  вот  автобус
пришел в движение, отделив счастливчиков от тех, кому предстояло участвовать
в следующих штурмах, чтобы пополнить плотность  прохожих  центральных  улиц,
выбравшись из очередного сорок первого.

   Салон укомплектовался полностью - на двести с лишним  процентов.  По  его
черному стершемуся резиновому полу не удалось бы пробраться даже мышке. Люди
стояли так плотно, что я не мог развернуть голову. Слева мое ухо было  вжато
в грудь некоего потенциального баскетболиста,  а  справа  болтался  пакет  с
красной "Нивой", то и дело норовивший царапнуть меня  своим  острым  ребром.
Так я и остался стоять, упершись взглядом в правый угол кабины.  В  переднем
окне вырисовывалась грандиозная панорама. На голубом небе объявилась  лавина
далеких кучевых облаков, перед которыми померкли высоченные  сосны  с  обеих
сторон дороги.  Казалось,  автобус  стремится  не  завершить  петлю  у  стен
машиностроительного факультета, а  отправиться  в  неведомое  путешествие  к
таинственной серо-желтой горе, чья вершина вырисовывалась над горизонтом  по
нашему маршруту. Но  водитель  не  питал  страсти  к  путешествиям,  а  лишь
выполнял свою работу. Поэтому  он  повернул  влево,  оставив  еще  никем  не
открытый горный массив за пределами досягаемости моего взора.

   Немного сбавив скорость,  автобус  проследовал  мимо  собравшейся  толпы,
правда, менее многочисленной, чем у столовой. В правом окне проплыли  унылые
лица, как у зверей в  зоопарке.  И  здесь  нашлись  свои  герои,  пытавшиеся
оглушительными пинками приоткрыть двери на ходу. Но прислонившиеся к  дверям
студенты отчаянно обороняли свои посты. Дверь  -  это  не  только  вход  или
выход, но и надежная точка опоры. Согласитесь, гораздо удобнее лежать спиной
на двери, чем находиться в подвешенном состоянии  и  выслушивать  ругань  от
всех, кому ты то и дело опускаешься на ноги.

   Также не останавливаясь, автобус поднялся в горку и проехал мимо общаг.
   Несколько парней, еще не разуверившихся в  светлом  будущем,  рванули  за
удаляющимся студентовозом,  но,  как  и  обычно,  светлое  будущее  осталось
недосягаемым. Медленно тянулись минуты. За нашими спинами осталась  Блочная.
У Соснового бора автобус впервые остановился.  Толпа  нехотя  отклеилась  от
дверей и выпустила четверку, поспешившую на  свою  остановку.  Впрочем,  для
меня ничего к лучшему не поменялось.

   Сотни глоток и носов засасывали последние крупицы свежего воздуха. Кривая
на графике температуры внутри салона неуклонно взмывала вверх. Меня окружали
раскрасневшиеся от нестерпимой жары лица. Струйки  пота  катились  по  моему
телу.
   Открытые люки в потолке погоды не делали. Скосив глаза вниз, я  обнаружил
еще одну причину своих мучений. Какой-то добрый человек вырвал кусок  обивки
и старательно очистил от мягкой прокладки трубку каркаса. Край  этой  трубки
теперь мстительно сверлил мне бок, а я не мог сдвинуться  ни  на  сантиметр,
кусая губы от боли на ухабах. Впереди еще только показывался далекий  город,
следовательно, моя адская пытка могла продолжаться еще минут десять (а то  и
все двадцать). Я искренне порадовался за Лауру, расположившуюся у форточки.
   Впрочем, и для меня это была не самая плохая поездка. Нам еще  предстояло
проехать  мимо  деревенского  пейзажа  улицы  Борцов  Революции,  преодолеть
километровый  мост  через  реку  и  простоять   нескончаемую   паузу   перед
светофором, прежде чем  автобус  застынет  у  корпусов  военного  училища  и
выплюнет первую солидную порцию пассажиров...

   ... Солнце уже скрылось за силуэтами многоэтажных домов. Синь неба  стала
наливаться тьмой. Пока еще  далекой.  День  уступал  владения  ночи,  та  не
спешила брать их в свои руки. Лаура и я шагали по плитам мимо главных дверей
Дворца культуры Профсоюзов. Пообедав (или поужинав) в "Спутнике"  мы  гуляли
по городу, досушивая вымокшие насквозь одежды. Лаура, к моему удивлению,  не
избежала общей участи. А у нее даже не нашлось слов, она просто прижала  мою
ладонь к правому боку, чтобы и я почувствовал влажную ткань блузки.  Струйки
пота оставили следы на ее лице, хотя оно ничуть не порозовело. Я лишь развел
руками, показывая возросшую степень очеловечивания королевы призраков.

   После "Спутника" скудное содержимое моего кошелька  заметно  сократилось.
Как  ни  крути,  срочно  требовалось  продать  что-то  еще.  Но  Лауру  наше
бедственное положение никак  не  должно  волновать.  Это  исключительно  мои
проблемы. Слава богу, хоть Ыккщщер ничего  не  требовал,  а  скромно  жил  в
коридорном шкафу, исчезая по ночам на разведку.

   С момента нашей встречи Лаура ни разу не пожаловалась  на  усталость,  на
скуку,  на  жару,  на  великоватые  туфли  и  никогда  ничего  не   просила.
Удивительная скромность для королевы. Зато она  умела  получать  радость  от
солнечного дня, от созерцания людей, идущих навстречу, деревьев,  машин,  от
бесконечных путешествий по городу.  Мне  тоже  нравилось  без  видимой  цели
шататься по окрестностям хоть целый  день,  лишь  бы  погода  не  портилась.
Только я любил бродить по центральным улицам с их столпотворением и  обилием
магазинов, а Лаура подолгу задерживалась в тенистых переулках.

   Наблюдая за  счастливой  королевой,  что-то  сдвинулось  у  меня  внутри.
Появились обрывки  далеких  воспоминаний.  Последний  снег,  укрывшийся  под
кустами, когда тысячи людей расходятся с демонстрации в первый майский день.
Яркие шары и  флажки.  Боевые  революционные  песни.  Пахнущая  лесом  елка,
украшенная блестящими игрушками. Мигающая гирлянда, отбрасывающая на стены и
потолок причудливые  тени,  в  которых  вдруг  угадывался  громадный  силуэт
хрупкого шара или стеклянной сосульки. Мерцающие звезды в  новогоднем  небе.
Луна, обведенная странным,  пугающим  кругом,  предвещающим  морозы.  Ничего
подобного рядом со мной сейчас, конечно же, не было, но оно словно пряталось
где-то неподалеку, выказывая присутствие невидимыми волнами.

   Я искоса разглядывал лицо Лауры. Его  плавные  изгибы.  Глубокие  впадины
глаз, где призрачная бледность переходила в сумеречные тени. Яркие губы  без
всякой косметики. Ровную поверхность носа. Черные ниточки  бровей.  Пушистые
ресницы.
   Бирюзовые глаза, в которых плясали  веселые  блики  отражающихся  ламп  и
фонарей.
   Чуть приоткрытый рот, в котором блеснул ровный ряд белоснежных зубов.

   Роскошное облако волос скатывалось на спину и не мешало мне любоваться ее
лицом. Теперь я уже находил его довольно симпатичным. Кроме  того,  и  Синди
Кроуфорд, и Линда Евангелиста, и Дерил Ханна все равно уже замужем. В  любом
случае и им, и миллионам других женщин никогда не было, нет и не будет  дела
до моей скромной персоны. Хоть  умри  я  завтра,  хоть  вознесись  на  небо,
похищенный летающей тарелкой, хоть провались сквозь землю: никому  от  этого
не станет ни жарко, ни холодно. И только Лаура шла со мной рядом, только  ей
было интересно мое присутствие, мои чувства, которые я никак не мог выразить
вслух, разве что когда меня прорывало. Я давно  уже  разучился  делать  себе
праздники. Но благодаря Лауре моя жизнь вырвалась из колеи  серой  скуки.  В
мечтах я надеялся, что королева призраков явилась  в  мой  мир  из-за  меня.
Смешно, конечно, строить такие предположения  относительно  самой  настоящей
королевы, но так хочется иногда почувствовать себя хоть кому-то нужным.

   Внезапно Лаура дернула меня за руку. Я  резко  обернулся.  Лицо  королевы
посерело от ужаса. Беглым поворотом головы я окинул трамвайную остановку.
   Приближающаяся  сцепка  вагонов,  люди,  готовящиеся  к  посадке,  черная
дворняга.
   Все как обычно, ничего  сверхестественного.  Но  ощущение  праздника  как
волной смыло.

   - Черные начинают вторжение,  -  быстро  зашептала  королева.  -  Сегодня
ночью, - она покачала головой из стороны в сторону.  -  Если  мы  не  найдем
талисман прямо сейчас, то уже ничего не исправить. У меня слишком мало силы.

   Глава пятнадцатая.

   Breaking Out (1.)

   She breathes a sigh, watching as her life goes by Caught in the trap of a
workinє-day world Tired of just being  somebodyєs  girl  Sheєs  feelinє  her
frustration buildinє up inside But tonight, sheєs gonna give it up Break the
chains and let it out Tonight, sheєll say "Iєve had enough" Iєm never  going
back

   Какая Василиса лучше: прекрасная или премудрая? Еще несколько лет  назад,
в пионерском прошлом, такой вопрос не вызывал бы ни малейших раздумий.
   Однозначное предпочтение отдавалось второму варианту. Даже  пионервожатых
независимо от пола рисовали в очках и с большой книгой в  руках.  Но  уже  в
юные годы в голове  начинали  копошиться  не  совсем  правильные  в  идейном
отношении мысли. Представьте-ка Марью-царевну в очках. Что-то не то. Не  так
ли? Я и сейчас отлично понимал, как  важно  встретить  в  жизни  человека  с
великой душой.
   Но почему так хотелось, чтобы у нее было еще и красивое лицо  в  придачу,
стройная и вместе с тем  пышная  фигурка,  их  дальнейший  список  можно  не
оглашать ввиду его исключительной нескончаемости, ибо  предела  желаниям  не
существует. В  общем,  складывалась  крайне  пренеприятнейшая  (опять  же  в
идейном смысле) ситуация. Она напоминала сюжет известного мультфильма, когда
на вопрос кролика: "С чем тебе хлеб? С медом или сгущенкой?" Винни-Пух мудро
отвечал: "И с тем, и с другим. А хлеба можно вообще не  давать."  Ну  ладно,
ладно. Возьмем за аксиому (хотя и спорную), что идеала не существует. Кто же
тогда остается на нашу незавидную долю?

   Вариант первый. Сокращенно "Sex". Изумительно красивая женщина, в  облике
которой все совершенно до  невозможности.  Сексапильная,  одним  словом.  По
английски снова можно назвать короче ѕ "Vamp". Идеальный вариант? Как бы  не
так! Для поддержания формы требуются все возрастающие  расходы  на  бассейн,
сауну, тренажерный зал,  аэробику,  шейпинг  (кстати,  кто  знает,  что  это
такое?).
   Из всего  перечисленного  многообразия  я  мог  предложить  один,  правда
проверенный веками способ ѕ голодание. "Жмот, скряга!" ѕ  негодующе  скажете
Вы. Извините, но с пустыми карманами, пополняемыми раз в  месяц  стипендией,
трудно быть щедрым и расточительным.  Зато  в  перерывах  между  стипендиями
можно вволю  наиграться  в  экономиста,  стремящегося  различными  способами
вывести свой желудок из долгого и продолжительного кризиса, успокаивая  себя
оптимистическими лозунгами типа "500 дней"  или  "Если  к  осени  не  станет
лучше, я лягу на рельсы".

   А я ведь еще не упомянул про  рестораны  ѕ  непременное  место  блистания
секс-красоток. Все упиралось в деньги. Конечно, мне  никто  не  мешал  стать
бизнесменом. Впрочем, с таким же успехом я мог попробовать свои силы в  роли
морского царя. Ладно, предположим, что "Vamp" будет блистать на работе.  Тут
ведь нужен глаз да глаз. И пока на свете не  перевелись  охотники  за  чужим
счастьем с  широкими  жестами  и  наглыми  глазами,  не  ведающими  преград,
намечался крайне неутешительный  результат.  Чтобы  удержать  такую  женщину
рядом с собой  надо  по  крайней  мере  записаться  в  супермены.  Не  стану
отрицать, я был им.
   Правда всего два  раза  и  весьма  непродолжительное  время.  И  особенно
неприятно было просыпаться,  выходя  из  образа.  Оставалось  признать,  что
Василиса Прекрасная не для меня.

   Но и среди премудрых встречались очень привлекательные особы.  Посмотрим,
что ждало меня здесь. Второй вариант ѕ хозяюшка. Все мысли такой  женщины  о
доме, о порядке, о садовом участке и т.д. и  т.п.  Положительные  стороны  ѕ
чистота.
   Отрицательные стороны ѕ опять же чистота. "Что ж плохого  в  чистоте?"  ѕ
недоуменно спросите Вы. Ну как бы покультурнее выразиться. Представьте,  что
вы несетесь сломя голову, домой через  полгорода  и,  наконец  врываетесь  в
уборную, ликуя про себя: "Успел!". Бывает в жизни такое, не спорьте. Но  вот
щелкает шпингалет, Вы покидаете единолично занятую территорию,  оказываетесь
в пределах коридора и видите спешащую  к  Вам  навстречу  жену  со  странным
выражением лица.
   Да, да, Вы правильно догадались. Вместо вопроса "Как дела, дорогой?"  Вас
ожидает грандиознейший скандал по поводу неснятых ботинок и  грязных  следов
на полу. Но это еще не худший  случай.  Предположим,  Вам  достался  вариант
второй со  звездочкой.  Звездочка  означает  резко  усиленную  хозяйственную
активность жены.
   Следовательно,  выходные  Вы  проводите  на  приусадебных  шести  сотках,
горбатясь с утра до вечера весь летний отпуск там же. Осенью  Вам  предстоит
заготовка грибов, ягод, овощей и фруктов, а так же  посильная  помощь  в  их
консервации.
   Зимой  и  весной  осуществляется  ремонт  квартиры.  И  если  вечером  Вы
участвуете лишь в ежедневной уборке и маленькой перестановке мебели,  то  на
Вашем лице играет блаженная улыбка. А чтобы окончательно не  превратиться  в
домашнего рабочего вола, Вы засиживаетесь  на  работе  до  позднего  вечера,
решая текущие дела в спокойном темпе и наслаждаясь тишиной и покоем.

   Но, положим, работой увлечены не Вы, а жена. Это  уже  вариант  третий  ѕ
деловая женщина. Женщина, делающая карьеру. Теперь Вы понимаете,  что  такое
домашний труд целиком и полностью.  Жена  исчезает  рано  утром,  появляется
поздно вечером, а в воскресенье упорно изучает деловые бумаги. На Ваши плечи
автоматически ложится стирка, готовка, мытье посуды, походы по  магазинам  и
тысячи  мелочей,  незаметно  отбирающих  время  до  последней  секунды.  Где
блаженное чтение газеты перед телевизором, на экране которого футбол, хоккей
или профессиональный бокс? В мечтах  Вы  видите,  как  Добровольский  изящно
отправляет  мяч  за  спину  опешившему  от  неожиданности   вратарю,   а   в
действительности Ваши ноги несут Вас к  очередному  магазину.  Плюсы  ѕ  при
головокружительной   карьере   жены   в   доме    появляются    посудомойка,
суперсовременная стиральная машина, микроволновая печь, а гол Добровольского
Вы наблюдаете на экране с диагональю больше метра.
   Минусы ѕ при продолжительных раздумьях Вы догадываетесь, что и сами могли
бы это все приобрести, если бы  не  ленились  в  молодости  и  приложили  бы
должное старание к развитию собственных способностей.

   И, наконец, печальный четвертый вариант ѕ ждущая женщина.  Она  постоянно
погружена в мечты и строит себе хрустальные  замки.  Нет,  Вы  не  стоите  в
стороне,  но,  пытаясь  помочь  ей   в   строительстве   первого   из   них,
обнаруживаете, что это ѕ поездка на Канары. Ну вот хочется ей  на  Канарские
острова, и все тут. И Вам хочется? Понятное дело. Но Вы  как-то  миритесь  с
невозможностью данной поездки из-за  вечной  нехватки  финансов,  а  она  не
умеет. И Вы даже сочувствуете ей, но что делать? Вам  то  ясно,  что  Канары
вряд ли будут достижимы в будущем, а вот ей нет. Она погружена в мечты,  она
ждет, что придет день,  и  все  изменится  раз  и  навсегда.  Но  пока  жена
разочарована в текущей жизни и злится на нее и на  Вас,  что  Вы  не  можете
понять, как ей важна эта поездка. А Вы злитесь на жену и на себя за то,  что
ей плохо, а Вы не в силах помочь. Плюсы. Вы ѕ истинный хозяин дома.  Минусы:
наблюдая за женой, можно догадаться, что она находится в ожидании не  только
поездки на Канарские острова, шикарного автомобиля и гардероба от Крдена, но
и прекрасного принца, на которого Вы, мягко говоря, не тянете.

   И  тогда  представительницы  прекрасного  полах  Что,  они  уже   бросили
бесполезное  чтение,  нарисовали  пару  злобных  лозунгов  и  выстроились  в
демонстрацию феминисток. Остановитесь, прислушайтесь к моим словам,  пока  я
еще могу докричаться. Настоящий  мужчина  не  остановится  ни  на  одном  из
предложенных вариантов, а сделает Вас единственной и неповторимой. На  свете
еще остались настоящие мужчины. Вот только как ни печально, нох  Приходилось
признать, что к ним я не имею никакого отношения. Да и все  мои  рассуждения
исходили из полного незнания обсуждаемого предмета. Как бы  Вы  отнеслись  к
спору трех средневековых ученых о том, из чего же все таки сделано небо:  из
нефрита, из лазурита или из огромного сапфира.

   Нет,  книга  все  же  захлопнулась,   и   маленькие   ножки   унесли   их
обладательницу из комнаты навстречу более важным делам. Ну вот, так  всегда.
Девушки исчезли.
   Никто не захотел остаться рядом со мной. Никто.  Душа  продолжала  гнить,
ржаветь и  разрушаться.  Мое  самосознание  замерло,  законсервировавшись  в
стенах  собственной  квартиры,  выстроило  свой  маленький  мирок  и  прочно
отгородилось от чужих бед и несчастий, научившись их не  замечать.  Я  часто
ловил себя на мысли, что встал бы в один  ряд  с  героями  любимых  фильмов,
протянул  бы  им  руку  помощи,  выручил  бы  в  трудную  минуту  при  любых
обстоятельствах. А вот послать десятку по газетному объявлению нуждающимся в
помощи ѕ это не я, это на почту надо тащиться, да и десятка нужна самому.  Я
ведь не миллионер какой-нибудь, пусть нуждающимся  более  богатые  помогают.
Поэтому чужие проблемы воспринимаются  как  досадные  неудобства,  помехи  в
создании собственного комфорта. А в скором будущем я,  наверное,  уже  стану
думать о чужих неудачах не иначе как с радостью, с облегчением,  с  чувством
того, что на следующую ступеньку жизненной лестницы претендует  уже  меньшее
количество конкурентов. Шла твердой поступью  новая  эра,  эра  равнения  на
запад, эра изворотливости и крепких локтей. Фильмы и книги  60-х  с  теплыми
компаниями, с искренней дружбой,  с  чистой  любовью  воспринимались  теперь
незатейливыми сказками. "Это и были  сказки!"  ѕ  воскликнет  кто-нибудь  из
экранных умников. И все-таки было что-то  светлое,  было,  былох  Но  теперь
растащилось по отдельным квартирам и лозунгам "мой дом ѕ моя  крепость".  Из
тех далеких времен вспоминались и стандартный  набор  серых  ширпотребовских
вещей, и очереди за продуктами. Но я никогда не забывал о полном  отсутствии
мата  на  улицах,  решеток  на  окнах  и  массивных  металических  дверей  ѕ
необходимости нашей теперешней жизни. Я понимал, что дальше будет еще  хуже,
но знал - мне ничего изменить не дано. Время героев-одиночек еще не настало,
а дружные компании превратились в сплоченные бригады,  выбивающие  деньги  и
жизни со  всех  сторон.  Я  не  хотел  в  такие  бригады,  даже  если  бы  и
представилась возможность. Я не мог ударить кого-нибудь. Особенно  тех,  кто
внутренне походил на меня. А именно им сейчас доставалось  больше  всего.  В
ином случае мне предлагалось заткнуться  и  затаиться,  что  я,  впрочем,  с
успехом и делал до сего дня. А нужен ли такой успех? Серое существование уже
начинало порядком надоедать. А ведь мне всего двадцать один год! Неужели оно
будет продолжаться до самой смерти? Зачем тогда вообще  жить?  Я  так  хотел
сделать кого-нибудь счастливым, но  продолжал  оставаться  в  исключительном
одиночестве.
   Неужели все  проблемы  упирались  в  отсутствие  шикарного  автомобиля  и
возможности  прокатиться  в  каюте-люкс  вокруг  Европы?  Неужели  деньги  ѕ
действительно, главное?  Но  и  без  них  никак  нельзя!  И  так  приходится
экономить каждый рублик.
   Сколько еще мне терпеть? Я подозревал, что всю оставшуюся  жизнь.  Срочно
требовалось  что-то  менять.  Я  вообще-то  собирался  дотянуть  только   до
тридцатника,  еще  такого  далекого.  Ведь  должна  же  быть  хоть  какая-то
осуществимая цель. Ну что же, к тридцати годам я или выбьюсь  в  верхи,  или
сопьюсь. Не могу же я тянуть бесцельное существование подобно лямке бурлака.
   Спиться, конечно, легче, но и на водку требовались деньги. А прорваться в
высшие слои общества представлялось и вовсе малореальным делом. Кто там меня
ждет? Каким способом я завоюю место в их рядах? Нох Ты хочешь жениться? Нет,
не так. Ты хочешь, чтобы  рядом  с  тобой  была  самая  прекрасная  и  умная
девушка?
   Странный вопрос. Да, хочу. Да! Да!!! А ты ее заслужил? С  чего  ты  взял,
что ей интересно будет рядом? Любой человек считает  себя  исключительным  и
неповторимым. Но исключительность надо постоянно доказывать. Причем самому.
   Иначе нельзя. Никто не будет  это  за  тебя  делать.  Хочешь  осуществить
мечту?
   Работай! Старайся! Ну их, эти мысли. Прямо как страницы из учебника то ли
обществоведения, то ли этики и психологии семейной жизни.

   Трамвай  трясло,  и  грустные  размышления  дергались   вместе   с   ним,
перетасовывались и исчезали. Где-то там,  в  сумерках  наступившего  вечера,
прятался клуб Талькова. Но мне было явно не до негох

   х Лаура молча смотрела в окно. Серые  стены  домов  старались  слиться  с
тьмой, обесцветиться, затеряться. Но тут и там вспыхивали  яркие  огни.  Так
странно и удивительно ехать в чужом транспорте  чужого  мира,  наблюдать  за
чужими существами, занятыми невесть чем, а через несколько часов вступить  в
битву за все, что сейчас проносится перед взором Лауры. Голова  королевы  до
краев переполнилась волнением. Такое  волнение  никогда  не  посещало  Лауру
ранее.
   Сущность повелительницы тьмы всегда находилась в состоянии торжественного
непоколебимого величия.  Но  оно  осталось  за  границами  вместе  с  гордым
титулом.
   Волнение приближало королеву к тем, кто ничего не подозревал  о  грядущей
опасности, но предрекало и великие дела. А исход оставался  неясен.  Сумерки
превращали знакомые уже места в таинственные закоулки,  словно  трамвай  без
посторонней помощи прогрохотал  по  рельсам  в  запределье.  Но  люди  сонно
продолжали коситься в окно, листать газеты и выходить на  своих  остановках,
привычных до невозможности. Сегодняшняя ночь  могла  все  повернуть  в  иной
плоскости, а остановить черный треугольник предстояло королеве, утратившей и
сущность, и силу, и владения.

   Пока еще можно отказаться от боя. Могла ли Лаура отступить?  Конечно,  но
не хотела. А еще она не хотела ни сражаться, ни видеть черных призраков,  ни
выходить  из  трамвая  в  неизвестность.  Хотела  ли   королева   отступить?
Разумеется, но не могла.

   Найдут ли они талисман? В  любом  случае  схватка  с  черными  призраками
неизбежна.
   Только без талисмана она  обречена.  Значит  в  небытие  уйдет  еще  одна
королева, возможно, последняя из белых владычиц. Лаура  грустно  улыбнулась.
Когда-то и грусть была неведома повелительнице тьмы.  Но  появилось  сердце,
потянуло за собой чувства. Что придет следующим? Наверное, Желвин  сумел  бы
ответить, но его уже ничем не вернешь. Чувства подарили королеве только боль
одиночества.
   Тягостную, неизлечимую. Где способ избавиться от нее? Не в толстых книгах
и  не  в  мрачных  лабораториях.  И  все   же   мучительная   боль   чего-то
несостоявшегося казалась лучше  ледяного  безразличия.  Великие  дела  ждали
королеву. Но она не стремилась к ним. Была бы ее  воля,  это  путешествие  в
громыхающем трамвае ушло бы в бесконечность. Ничего не делать. Только  ехать
и ехать. Рядом с Ним. Так близко и так далеко.

   По всем законам белого мира королева должна сейчас  отключиться,  уйти  в
себя и, отрешившись от мелочей, накапливать энергию, выкачивая ее  из  любых
доступных источников. Лаура и так ушла в себя, но видимо не  в  ту  сторону.
Неужели ничего нельзя изменить? Неужели она никогда не сумеет  войти  в  Его
душу, чтобы превратить черную дырух Во что?  Черная  дыра  ждала  не  Лауру.
Пустота желала заполниться кем-то другим. Обидно,  когда,  несмотря  на  все
старания, ты так и не сумела приблизиться и статьх Кем? Решение проблем было
известно королеве, но Он хотел избавиться от них без участия той, кто сидела
рядом. Где сейчас гуляли его мечты? Кого звали его глаза? Единственное,  что
оставалось совершенно ясно и неизменно: они не хотели замечать Лауру. Она не
могла заставить Его смотреть в ее  сторону.  Значит,  и  для  королевы  есть
невозможные вещи.

   Капельки невостребованной  энергии  парили  над  трамваем,  соединяясь  с
вылетавшими  электрическими  искрами,  чтобы  прожить  короткие,  но   яркие
мгновения.

   Глава шестнадцатая.

   Талисман.

   В магазине  есть  вода,  Топай,  топай,  Сорок  градусов  она,  Кверху...
(Советская народная песня) Вот так! Вот так! Живут Америка  с  Европой.  Вот
так! Вот так! Ну а у нас все кверху... (И. Тальков "Господа демократы")

   Невысокий, чуть сутуловатый мужчина в  очках  и  с  намечающейся  лысиной
устало смотрел на нас. Серо-коричневые клетчатые  брюки  из  отличной  ткани
выглядели немного измятыми, из кармана песочной жилетки  торчал  белоснежный
уголок  платка.  Пиджак  небрежно  висел  на  стуле,  по   спинке   которого
постукивали пальцы в такт  далекой  музыке.  До  нас  доносились  отрывочные
аккорды, но это был не Тальков.

   Мы с Лаурой стояли в подвальном помещении с низкими  потолками.  Бетонные
плиты грозно нависали над нашими головами, напоминая о громоздящихся  сверху
пяти этажах. От ощущения сдавленности, да от отсутствия окон, за исключением
наглухо  заваренного   металлическим   листом   вентиляционного   отверстия,
становилось немного не по себе. Прибавьте  сюда  еще  необычность  вечернего
визита, да волнения по поводу предстоящего нашествия черных призраков, и  Вы
почувствуете, какие иголочки покалывали мои нервные окончания в те минуты.

   Возможно, раньше здесь держали мастерскую для ЖЭКа. Потрепанные  каменные
ступени вели  отсюда  в  сырой  полумрак  тесного  коридорчика.  За  тяжелой
железной дверью уже начиналась улица. На  гладкой,  старательно  выкрашенной
зеленой  краской  в  несколько  слоев  поверхности  белел  весьма   обширный
прямоугольник с розовой надписью, которую я прочитал пять минут назад: "Клуб
имени Игоря Талькова". И чуть пониже и помельче "Магазин". Даже по  вычурной
рамке из зеленых с золотыми прожилками лавровых листьев  чувствовалось,  что
за оформительские работы заплатили немало.

   Несмотря на более мелкий  шрифт  в  подвальном  помещении  главенствовала
вторая  часть  вывески.  Роль  прилавка   выполняли   витрины,   заполненные
импортными  продуктами.   Веером   лежала   шоколадная   мозаика   "Марсов",
"Сникерсов",  "Милки  Уэй",   только-только   достигших   наших   необъятных
просторов.  Волна  неведомых  лакомств  в   блестящих   обертках   мгновенно
захлестнула всю страну и, похоже,  обосновалась  у  нас  надолго.  Здесь  же
находилась датская ветчина в жестяных банках, немецкое печенье,  итальянские
пакетики с макаронами и финские конфеты, в застойные годы изредка мелькавшие
в московских магазинах. Теперь и я мог увидеть эти чудеса  западной  пищевой
промышленности. Бывали даже такие дни, когда я выкраивал из  своих  скромных
сбережений денежку на "Марс". Но не сейчас.  В  данный  момент  сжимаемые  в
руках  рублевый  и  долларовый  неприкосновенные  запасы   сохранялись   для
королевы. Отведя взгляд от заморских деликатесов я  подобрался  к  следующей
витрине. Здесь вперемешку лежали товары легкой  промышленности.  Таиландские
варенки уже потихоньку вытеснялись  китайскими  представителями  "Leviєs"  и
"Wrangler".  Встретилась  и  польская  "Montana",   похожая   на   настоящую
пуговицами, нашивками и ценой.  Азиатские  футболки  с  вышитыми  названиями
известных западных фирм также исчезали, уступая  место  более  качественному
товару за более значительные деньги. Затем я оглядел полки  с  магнитофонами
неизвестного производства и такого же уровня звучания.
   Мой взгляд ласково погладил  фирменный  дизайн  западной  видеотехники  и
замер, намертво уперевшись в стопку аудиокассет.

   Надо же! В условиях тотального дефицита приличных кассет,  когда  "Maxell
UR" или "Fuji DR-I" в звукозаписях стоили  пятьсот  рубликов,  что  было  уж
совсем запредельно, а на рынке корейские  "HyonStar"  и  "SKC"  доходили  до
четырехсот...
   Нет, глаза просто отказывались верить. "TDK-A", "DENON DX1",  "SONY  EF",
"Maxell LN", равнозначный по качеству вышеуказанному "UR", и  всего  за  240
рубликов.  А  превосходная  хромная  "SNC   SoundBreeze"   вообще   за   сто
восемьдесят, тогда как в "Спорттоварах" точно такая же лежала  за  шестьсот!
Правда,  кассеты  были  с  записью,  но  какая,  к  черту,  разница.   Своим
многоопытным взглядом я не увидел царапинок ни на корпусах, ни на прозрачных
футлярах. Мечта! Сбывалась!
   Да это же просто настоящий  клад!  Невозможно  было  не  купить  все  эти
сокровища.
   Рука автоматически  потянулась  кошельку,  но  остановилась  на  полпути.
Деньги были уже в руках, но и за талисман тоже требовалось платить.

   Я стоял, раздираемый на части желанием и чувством долга. Больше всего мне
хотелось, чтобы талисмана совсем не существовало. Или пусть он находится  за
тысячи километров отсюда. Да и зачем он  вообще  нужен?  Разве  нет  другого
способа справиться с проклятыми черными призраками. К черту призраков! Какие
могут быть призраки, когда вот тут, рядом,  кассеты  по  "ну  очень  смешным
ценам". В ту секунду  предстоящее  вторжение  казалось  мне  нереальным  как
никогда. Зато кассеты никуда не исчезали,  и  радужные  блики  пробегали  по
гладким стенкам  фирменных  футляров.  Я  уже  считал  их  своими.  Кассеты!
Кассеты!
   Ну ведь кассеты же!!!

   С трудом оторвавшись от будущих экземпляров коллекции, я перевел  горящий
взгляд на Лауру. Губы ее плотно сжались, глаза устремились в  невидимую  мне
точку. Она словно заметила знакомую-презнакомую вещь и в то же  время  будто
бы видела ее впервые.  Сей  неведомый  предмет  находился  в  дальней  части
магазина.
   Собственно там и располагался клуб  имени  Игоря  Талькова.  Единственная
витрина стояла в  небольшой  комнатке,  отгороженной  от  общей  залы  двумя
выступами в стенах. Взгляд Лауры пропадал в  сумраке  витрины,  над  которой
висел большого формата черно-белый, но очень качественный фотопортрет певца.
Сверху на красном полотнище желтые буквы несли  призыв:  "Игоря  Талькова  в
президенты России (посмертно)". Внизу  черный  шрифт  на  белом  квадрате  с
траурной рамкой взывал к скорби:  "От  руки  красного  террора  погиб  князь
русской песни".

   Слева и справа от портрета  темнели  силуэты  огнетушителей,  размещенные
несомненно по настоятельному указанию пожарной инспекции.

   Я легонько тронул  локоть  Лауры  (она  вздрогнула  от  неожиданности)  и
взглянул вглубь витрины. С одной стороны там ровной стопкой лежали ничем  не
примечательные  "МК-60-5"  с  программами  Талькова,  с  другой  стороны   -
фотографии и значки с ним же. Посредине расположилась пожелтевшая вырезка из
газеты со статьей о последнем концерте певца. По ее периметру  был  разложен
небогатый выбор ювелирных украшений, состоящий из тусклых цепочек, крестиков
и кустарно выполненных фигурок знаков зодиака.

   Внимание Лауры по видимому привлек не маленький крест  из  серебра.  Там,
где обычно находилась фигура распятого Христа, красовался камень. В  неярком
свете подвала он напоминал дозревавшую крошечную вишенку.  Лишь  одна  живая
искорка  сверкала  на  его  темной  поверхности   -   блик   лучей   далекой
электролампы. Камень действительно заслуживал внимания. Мне захотелось взять
его в руки и ощутить холодок идеально отшлифованной капли.

   - Талисман? - спросил я.

   - Да, - кивнула королева.

   - Вот этот крест? - жестом указал я, теряя всякую надежду.

   - Нет, - возразила Лаура. - Только камень.

   - Выбрали что-то? - раздалось позади нас.

   Обернувшись, я увидел хозяина магазина.

   - Его, - Лаура ткнула в стекло витрины соединенными вместе указательным и
средним пальцами.

   - О! Отличный выбор. Лучшее, что у меня есть, - хозяин повернулся ко мне,
и свет лампы пробежал по стеклам его очков стремительными молниями.  -  Ваша
дама имеет вкус.

   От меня явно ждали активных действий.

   - И сколько он стоит? - поинтересовался я сдавленным голосом.

   - Всего десять тысяч, - пожал плечами хозяин, словно недоумевая, как  его
угораздило назначить такую несуразно малую цену.

   - Сколько? - не удержался я, от удивления вытянув шею вперед. Ужас во мне
смешался с ликованием. Не хватало. И много не хватало!

   - А что Вы хотите? - обиделся хозяин. - крест - серебро высочайшей пробы.
Но, обратите внимание, главная ценность  данного  произведения  искусства  -
александрит. Камень, можно сказать, волшебный. Днем он имеет цвет  изумруда,
а сейчас, при электричестве, сияет как настоящий рубин. Истинно  драгоценный
камень.

   - А один камень никак нельзя? - осторожно спросил я.

   - Тогда хочу спросить, куда я дену крест? Без камня он потянет только  на
лом.
   Заметьте, я вижу, что камень вам нужен позарез, но не загибаю, а даю лишь
настоящую цену. Заметьте  еще,  александрит  такого  размера  стоит  гораздо
больше, но  предыдущий  владелец  обращался  с  ним  крайне  неосторожно,  а
результатом  явились  царапинки,  требующие  незначительного   вмешательства
ювелира. Скажу прямо, камешек достался Вам даром.

   - Не хватает. Может как-нибудь подешевле? - я прищелкнул языком,  заранее
зная, что даже значительная скидка не спасет положения.

   - Нравитесь вы мне, ребята, - с чувством произнес мой  собеседник,  легко
войдя в роль опытного продавца. - Но не вижу причин  по  которым  мне  стоит
скинуть цену.

   - Пошли, - сказал я Лауре,  глубоко  вздохнув.  В  такой  неблагоприятный
момент покупка кассет даже мне казалась предательством.

   Но королева не сдвинулась с места. Она отчаянно смотрела на меня,  словно
ждала, что я придумаю сейчас выход из положения. А что я  мог  сделать,  раз
Лаура упорно не желала вникнуть в реалии  нашей  повседневной  жизни.  Может
разбить  витрину,  украсть  талисман  и  убежать,  как  это   происходит   в
американских фильмах? Или проникновенно объяснить коммерсанту про  нашествие
черных  призраков,  а  он  безвозмездно  вручит  нам  камень  во   временное
пользование, словно герой лирической кинокомедии? Талисман -  талисманом,  а
бесплатных пирожных не бывает.

   - Одну минутку,  господа,  -  призывно  взмахнув  руками,  остановил  нас
хозяин. - Камень будет ваш, если вы согласитесь на  небольшой  чендж,  обмен
по-нашему.

   - Нам нечего Вам предложить, - уныло произнес я.

   - Одну минутку, - возразил он. - Я охотно уступлю Вам камень,  если  дама
согласится расстаться со своей цепочкой.

   Лаура  резко  стащила  через   голову   причудливо   сплетенную   цепочку
золотистого цвета со своей изящной  шеи.  Я  и  не  подозревал,  что  у  нее
хранится такое сокровище, а вот хозяин моментально углядел.

   - Это единственное, что у  меня  с  самого  рождения,  -  ровным  голосом
произнесла королева. - Но камень мне действительно нужен.

   - Превосходно,  -  радостно  принял  цепочку  повеселевший  коммерсант  и
подбросил ее вверх на ладони. - Весу, конечно, маловато, но  ценность  не  в
весе. Я ее продам, как произведение искусства. Кстати, до сих  пор  не  могу
угадать, из какого металла она изготовлена?

   - А какой бы устроил?

   - Золото, наверное. Тогда не возникло бы проблем с покупателем.

   Цепочка на глазах потемнела.

   - Истинное  золото,  -  прищелкнул  языком  владелец  клуба  Талькова,  с
уважением взглянув на Лауру. - Хотя платина, конечно же предпочтительнее.

   Цепочка приобрела цвет тусклого серебра.

   - А нельзя ли сделать так, - воодушевился  хозяин,  вертя  в  руках  чудо
природы.
   -  Собственно,  здесь  две  цепочки,  сплетенные  друг  с  другом.  Может
преобразуем одну из них обратно  в  золотую,  а  вторую  оставим  в  текущем
состоянии.

   Лаура только повела бровями, а цепочка уже  имела  два  цвета.  Золото  и
платина перехлестывали друг друга магическими волнами. Зрелище завораживало.
Хотелось пристальнее вглядеться в крошечные колечки звеньев,  но  загадочная
игрушка уже исчезла в объемном кармане. Тем временем тонкие пальцы  уверенно
выломали камень из креста и осторожно вложили его в белую руку королевы.

   Теперь я смотрел на Лауру иными глазами. Ведь ясно же,  что  ей  донельзя
жаль расставаться с цепочкой.  Но  она  отдала  ее  без  жалобных  стонов  о
бедственном положении и унизительных просьб о  хотя  бы  небольшой  доплате.
Такое я видел только в кино, когда миллионеры отваливают  любую  запрошенную
сумму за понравившуюся им вещицу. А может так и следует поступать  королеве?
Не торговаться, брызгая слюной и кляня правительство, президента  и  поганую
жизнь вкупе с безбожными торговцами, а сделать честь принять покупку.  Может
чувство собственного достоинства дороже сэкономленных грошей. Представьте-ка
следующую ситуацию. Король, выбирая  бриллиантовое  ожерелье  для  королевы,
задумчиво смотрит в кошелек.

   - Вот ведь, не хватает, - тянет он, а затем слезно обращается к продавцу.
- А может для королей... того... скидочка какая полагается, а?

   Да, королевы не торгуются. И если продавец за  навороченной  прибылью  не
разглядел королеву, это уже его проблемы,  проблемы  его  совести  (впрочем,
может тут и не возникает никаких проблем, зачем искать проблемы там, где они
и не появляются никогда). Такой величественный жест просто  потряс  меня  на
фоне моей жалкой дрожи по  поводу  лежащих  неподалеку  кассет  (вот  только
почему-то желание купить их нисколько не убавилось).

   Из  смеси  радости  от  завершения  поисков  талисмана  и  огорчения   от
недоступности таких близких предметов моей мечты в  груди  у  меня  родилось
странное неописуемое чувство, высветившее для моей персоны  тропинку  в  мир
личности моей таинственной спутницы.

   Королева, призрак, повелительница тьмы, пришелец из другого  мира.  А  за
фасадом громких титулов пряталась просто девушка. Не  многоопытная  женщина,
которая уже в четырнадцать-шестнадцать  лет  успевала  повидать  и  испытать
решительно все, а заодно разочароваться в жизни раз и навсегда.  Нет,  рядом
со мной находилась  именно  девушка,  смотрящая  на  окружающий  мир  широко
раскрытыми глазами каждый день, каждую минуту. Несмотря на свой многовековой
возраст она так и не сумела научиться, да и не собиралась  зацикливаться  на
скучных мелочах. Я не мог представить ее сломленной,  опустившейся,  цинично
смотрящей на остальных. Нет, могла устать ее  фигура,  лицо,  но  только  не
глаза, устремленные  в  безоблачную  даль  к  торжественно-прекрасной  цели,
которую в свое время не удалось рассмотреть мне. Она имела собственный  мир,
составленный  из  собственных  чувств.  У  любого  мыслящего   существа   он
обязательно  есть,  но  я  с  удивлением  осознал  это  только  сейчас.  Мой
внутренний мир давно уже исхожен мною вдоль и поперек. Но теперь мне  словно
удалось заглянуть за горизонт, и моему взору представилось великое множество
бесконечно разных и недостижимо далеких миров.
   Я не мог их рассмотреть, но узнал, что они существуют.

   А затем узенькая щелочка позволила мне всмотреться в мир  моей  спутницы.
Не  ворваться,  не  забежать,  не  проникнуть,  а  лишь  разглядеть  смутные
очертания туманных силуэтов чужого мира. Как  страницы  учебника  математики
прошелестели предо мной.  И  вдруг  из  сухих  разрозненных  черных  значков
сложилось доказательство теоремы, вытекающее из строгой цепочки рассуждений.
И не надо теперь заучивать к экзамену бесконечные ряды  формул.  Требовалось
лишь вспомнить  первое  действие,  а  затем  следовать  от  звена  к  звену,
подбираясь к  секретному  сундучку,  запрятанному  в  дебрях  математических
нагромождений.

   Как и мне, Лауре нравились тысячи вещей, а еще тысячи она не переносила.
   Королева  любила,  ненавидела,  созерцала  и   действовала,   исходя   из
собственных побуждений, как и я, да и все, в общем то,  люди  на  Земле.  Но
исключительно важные для меня вещи Лауре могли показаться сущими  пустяками,
а я мог безразлично пройти мимо, упустив из виду  все  то,  что  привело  бы
королеву в восхищение, заставив замереть на  месте.  Два  совершенно  разных
мира крутились вокруг собственных  осей  в  удивительной  близости  друг  от
друга. Наверное, существовали и точки соприкосновения, раз мы вместе  стояли
сейчас  поздним  вечером  в  подвале,  куда  бы  при   более   благоприятных
обстоятельствах в одиночку отправиться не пришло бы в голову никому из нас.

   Ну что же, пора уходить, и я в последний раз окинул взглядом  недоступные
сокровища. Жизнь - такая штука, что даже во всем известный лозунг  "Товар  -
Деньги - Товар" (или наоборот?) она добавляет свои коррективы.  Когда  товар
перед глазами кошелек пуст. Зато  когда  в  нем  заводятся  наличные,  товар
загадочным образом исчезает. Что  удерживало  меня  от  приобретения  самого
желанного товара? Тот самый великодушный поступок королевы. Теперь  я  хотел
скрасить ее потерю, купив Лауре то, что пришлось бы по  душе  повелительнице
тьмы. Но что выбрать? Обычный набор из шоколадки, леденца в яркой обертке  и
жвачки явно не подходил. Может, цветы? Но где их сейчас достать?  Да  и  как
объяснить королеве, зачем дарят цветы. Для нас это  уже  привычный  подарок,
символ. А что  они  для  призрака?  Сущая  ерунда?  Кто  бы  знал.  Королева
встретилась со мной взглядом и четко сказала, кивнув в сторону кассет:

   - Покупай...

   ... Лаура уже давно отследила  направление  Его  взгляда.  Казалось,  что
лучшего  случая  проникнуть  в  желанный  мир  и  не  придумать.   Они   ему
действительно нужны.
   Как странно,  она  может  позволить  или  не  позволить  кому-то  другому
исполнить сокровенное желание.

   - Но я хочу купить что-нибудь тебе! - сбивчиво начал Он. - Назови  любую,
необходимую для тебя вещь.

   Лаура усмехнулась. Ей  срочно  требовалось  несколько  самых  необходимых
вещей, но вряд ли их можно купить здесь. Он мог дать ей то, что нужно, но не
хотел или не сумел вникнуть в ее понимание необходимого. Со стороны проблемы
кажутся простыми и легко разрешимыми, а в действительности существуют тысячи
и миллионы препятствий,  преграждающих  путь.  Пусть  лучше  Он  купит  свои
необходимые вещи. Если Ему будет хорошо, то и Лауре станет чуточку легче.

   - Покупай кассеты, - кивнула Лаура. - мне здесь ничего не нужно...

   ... Свершилось! Я полноправно держал их в руках. Вот они! В голове кто-то
автоматически подсчитывал возможные места размещения новых экземпляров. Нет,
не верю, что плохо, когда мечта исполняется. Говорят, что тогда  не  к  чему
стремиться. Но ведь вместо сбывшейся мечты сразу появляются две  новых,  еще
более прекрасных. Воистину, сегодня у нас день исполнения желаний.

   Я вырвался из минутного забытья и услышал конец речи довольного хозяина:

   - В общем, и Вам повезло, и мне. Не ждал бы я из Москвы машину с товаром,
не видать бы Вашей даме камешка.  Камешек,  право,  замечательный.  И  жизнь
охраняет, и в этих делах помогает, - хозяин подмигнул мне и  сунул  визитную
карточку. - Заходите, всегда рады. Эх, кто бы мои рубли вот так же  в  баксы
перевел?

   Выбравшись  из  подвала,  я  сразу  почувствовал  разницу  между  затхлым
воздухом полуподземного помещения и свежестью летнего вечера. Птицы не пели,
но сверкали звезды над головой, а на западе, за крышами домов, еще пряталась
алая полоса. Лаура рассматривала свое темное сокровище,  а  я  -  визитку  в
прямоугольнике света, падающего из окна второго этажа.

   "Батесман Иосиф Исаакович". Я уже чувствую как в ваших пламенных  сердцах
запылала патриотическая ненависть: "Ну вот, опять русского обобрали!" Сам я,
однако, с таким мнением не соглашусь. С какой стати? Наоборот, я считал, что
нам действительно крупно повезло. Попадись мне русский коммерсант,  он  либо
задрал бы несусветную цену, пользуясь случаем, либо по доброте души отдал бы
камень задаром, снабдив нас с Лаурой отеческим напутствием. Конечно,  против
второго я бы не возражал, но по  нынешним  временам  мне  светило  нарваться
только на  первое.  Мы,  русские,  любим  ударяться  в  крайности.  Об  этом
свидетельствуют и народные пословицы и более поздние анекдоты: "Нет, Петька,
море водки не смог бы выпить, нету такого огурца." Или например: "Что  смогу
съем, остальное покусаю." Да, если уж нам повезло, то пусть и  другие  живут
хорошо. Но если удача не прет, то мы не будем искать  причины,  а  поглядим,
кому  на  Руси  жить  хорошо,  и  чуток  подпортим  им  жизнь  для  поднятия
настроения. А если и это не поможет, займемся  поисками  виноватых.  "Довели
страну!"  -  кричат  коммунисты  демократам.  "Нет,  это  вы  довели,  а  мы
расхлебываем!" - орут в ответ те своим вечным оппонентам.  Запутался  народ.
Ему   бы   попроще,   попонятнее.   Тогда   то   и    выплывает    известная
палочка-выручалочка: "Да вот же, евреи виноваты. Глянь-ка, кто у  нас  сидит
на высоких постах. Не Ивановы сидят! Не Сидоровы!" Нет, чтобы самим  год  за
годом карабкаться наверх по  крутым  ступенькам.  Гораздо  легче  плевать  в
потолок и винить в своих неудачах происки евреев.

   А вспомним-ка библию. От кого пошел  род  человеческий,  а?  "Неужели?  -
побледнев от ужаса воскликнет ярый антисемит. - Выходит, что мы все... "  Но
язык упорно отказывается выговаривать страшное слово. "Да к черту библию!  -
мгновенно приходит в голову утешительная мысль. - Ну атеист я, понимаешь, ну
не верю я в бога. Так что  я  -  русский,  а  ты  -  как  хочешь."  Сознание
горделиво  успокаивается,  причислив  сомневающихся  к   мировому   заговору
жидомасонов, а умиротворенный взгляд отыскивает еще не  занятые  на  потолке
места. Затем в руках оказывается гитара, а с  губ  срываются  такие  близкие
русскому сердцу строчки:

   За углом трамвай упал. Под трамвай еврей попал. Евреи всш, евреи.  Кругом
одни евреи.

   "Еврейству тем и хорошо, где народ еще невежествен, или  несвободен,  или
малоразвит экономически," - справедливо писал в своих дневниках Достоевский.
   Поэтому, пока мы поигрываем на гитаре  и  ждем  случая  с  небес,  другие
обходят нас на дистанции. Более упорные, более собранные, более  терпеливые.
А у евреев, разбросанных по свету, эти качества. Даже  детей  русская  нация
воспитывает так, как "надо", или вообще пускает дело на  самотек.  Евреи  же
стремятся отыскать у ребенка любые способности, и если находится  талант  (а
неталантливых детей, как правило, не бывает), то на его развитие бросают все
силы и возможности. Стоит  ли  удивляться  их  быстрому  взлету?  Но  мы  не
привыкли учиться у других, нам бы все охватить своим умом.  Вот  и  остается
завидовать и кивать на тайное общество жидомасонов. Готовые разорвать любого
империалиста и отдать последнюю  рубаху  угнетенным  неграм  Африки,  мы  не
упустим случая поприжать евреев, подподлить или уколоть обидным анекдотом.

   Вот Батесман, к примеру, будет сидеть и ждать товар хоть целую ночь. "Так
ведь и русские ждут!" - радостно  воскликните  Вы.  Согласен,  подловили  на
слове. Но какие русские пустят клиентов в свой магазин через три часа  после
закрытия.
   Причем не купить что-то дорогостоящее, а просто посмотреть, в надежде  на
возможную, даже мизерную прибыль. Русские наоборот выпрут клиентов за десять
минут до обеденного перерыва, чтобы никто не мешал им выпить чай в спокойной
обстановке, потому что чай -  дело  святое,  а  освободившееся  время  можно
потратить на личные дела. Конечно же, манеры поведения вовсе не  зависят  от
соответствующей  графы  паспорта,  а  от  воспитания.  Но  кому  не  знакома
следующая картина, когда клиент терпеливо переминается с  ноги  на  ногу,  а
продавец полчаса  базарит  со  своей  помощницей,  а  затем,  демонстративно
повернувшись спиной, начинает переставлять товар на витрине.  Клиенту  надо,
пусть ждет! Если он действительно хочет что-то приобрести, значит дождется.

   Честно говоря, я не смог бы представить Батесмана в подобной ситуации.  Я
догадывался, что подвальчик - это только разбег в его  будущей  карьере.  Но
пункт за  пунктом  осуществлялся  в  этом  восхождении.  Наша  покупка  была
маленькой ступенькой в гигантской лестнице.  Маленьким  шажком.  И  Батесман
сделал его сегодня, а не стал откладывать на завтра. Возможно, через год или
два он станет директором солидного  магазина  в  центре  города  или  членом
правления мощного коммерческого банка. Во всяком случае он не  будет  стоять
на месте, уповая на милости бога, а возьмет судьбу в свои руки.  Я  не  стал
выбрасывать ненужную уже мне визитку, а сунул в карман. Кто знает, может еще
пригодится.

   Глава семнадцатая.

   Breaking out (2.)

   Breaking out, into the night Breaking out, sheєs taking  flight  Breaking
out, out in the street Breaking out, gotta break free

   Часы негромко тикали на моей руке. Циферблат терялся во  тьме.  Маленькая
стрелка успешно замаскировалась в  начале  пути,  а  большая  подбиралась  к
восьмерке. Я сидел на холодной крыше длинной восьмиподъездной пятиэтажки, но
только не из кирпича, как мой дом, а из цельных железобетонных блоков. Стены
ее, наверное, отливали лимонной бледностью в лучах почти полной луны.  Но  я
не решался  перегнуться  через  край  крыши,  чтобы  подтвердить  выдвинутую
гипотезу.
   Моя рука крепко  вцепилась  в  облезлую  раму  чердачного  окна,  наглухо
заколоченного фанерой.

   Луна холодно взирала на меня с небес, окрашивая своим  сиянием  небосклон
вокруг себя в неприятные мертвенно-голубоватые оттенки. Всем своим видом она
показывала, что не забыла нашу прошлую встречу,  когда  я  незванным  гостем
вломился на ее территорию. Мне нечего было сказать в оправдание,  поэтому  я
опустил глаза, предпочитая наблюдать за черными тенями, распластавшимися  по
земле.

   Около трех часов назад Лаура посадила меня сюда и растворилась в ночи.
   Оставалось сидеть и ждать  неизвестно  чего.  А  находиться  в  тревожном
ожидании ох как нелегко. Вечерняя прохлада давно уже превратилась  в  ночной
морозец,  от  которого  не  спасала  летняя  пакистанская  куртка.  Под  ней
прятались от конденсировавшейся в воздухе влаги мои кассеты, упакованные для
еще  большей  надежности  в  коробку.  Там  же  лежал  предмет   непонятного
предназаначения, сунутый мне наспех Лаурой в последнюю  секунду.  Хорошенько
рассмотреть его я не успел, но беглый взгляд вызвал ассоциацию с очками  для
плавания.

   Казалось, я уже отсидел все возможные места. Самое  смешное  в  том,  что
ничего  поменять  к  лучшему  было  невозможно.  Я  уже  осторожно  пробовал
проломить проход на чердак, чтобы  отдохнуть  в  уютной  тиши  и  безветрии,
прислонившись к сухим стропилам. Кроме того, в темноте  чердака  и  Луна  бы
оставила меня в покое. Но все попытки оканчивались безуспешно.  Тихие  удары
не в силах были сломить сопротивляемость  фанеры,  а  оглушительные  раскаты
грома при полном отсутствии грозы вряд ли  понравились  бы  жильцам  верхних
этажей.

   Пожарная  лестница  тоже  отсутствовала,  обрекая   меня   на   одиночное
заключение без всякой возможности побега к твердой и нерушимой земле. А  что
если королева исчезла навсегда? Когда нечего делать, в голову  почти  всегда
лезут неприятные мысли. Вглядываясь в черноту ночи, я уже представлял себя в
свете завтрашнего дня на  глазах  у  всех  случайных  прохожих,  а  особенно
журналистов.  Передо  мной  отчетливо  всплыли  крайне  неприятные  газетные
заголовки. "Возвращение лунатиков". "Тому ли учат в ВУЗах?". "Подвиги  Ивана
Семенова продолжаются". Я  представил  себя  (почти  выпускника  престижного
института) в роли знаменитого второклассника и  второгодника,  и  мне  стало
нехорошо. А как меня будут снимать отсюда? Неужели за мной пришлют  пожарную
машину? А ведь за вызов придется платить.

   Но даже не возможные расходы и убийственные статейки  в  местной  хронике
пугали меня больше всего в тягучие часы тишины и  вынужденного  бездействия.
Если Лаура уйдет обратно в свой мир, то с  чем  останусь  я?  Ее  голос,  ее
легкие шаги уже стали привычкой для меня. Показывая ей город, я  сам  открыл
немало любопытных мест, куда  меня  в  одиночных  путешествиях  возможно  не
занесло бы никогда. А что теперь? Опять одиночество? С приходом в мою  жизнь
таинственной  леди  я  увидел,  что  кроме  четырех  стен  и  далеких  стран
существует еще множество интересных вещей и дел.  Разве  потащился  бы  я  в
одиночестве в театр или куда-либо еще?
   Вряд ли! Меня вполне устраивали стены собственной квартиры. И вот,  когда
меня оттуда вырвали потусторонние силы, приходилось  поворачивать  вспять  и
тащиться  обратно  независимо  от  того,  выиграет  или  проиграет  решающее
сражение крохотное воинство белых призраков. Хотя где-то в  глубине  души  я
понимал, что если бы моя жизнь послужила  бы  Лауре  поддержкой  в  нелегкой
миссии, то  мне  бы  не  жаль  было  немедленно  предоставить  ее  королеве.
Самодовольство? Нет, безысходность.
   Безысходность, от которой  хочется  наплевать  на  самого  себя.  Так  не
хотелось терять единственного человека, который дорожит тобой не потому, что
ты великий артист, писатель или сильный мира сего, а просто за  то,  что  ты
естьх

   х Черная дуга повернула пространство так, что где-то  в  неведомом  месте
оно сузилось  до  бесконечно  малой  величины.  Зато  количество  квадратных
метров, принадлежащих Иннокентию Петровичу, невообразимо  увеличилось.  Если
бы домком вздумал  сейчас  пересчитать  квартплату,  то  получившаяся  сумма
намного бы превысила оборот самого  крупного  в  городе  машиностроительного
завода. При всем происшедшем внешне никто  не  заподозрил  бы,  что  пределы
скромной двухкомнатной квартиры не укладываются в стандартные параметры.  Но
никакие ГОСТы и ОСТы не сумели  бы  описать  до  ужаса  непонятные  действия
невообразимых перестройщиков из запределья.

   А перестановки в границах внезапно обрушившихся на  Иннокентия  Петровича
дополнительных метров хозяина не радовали.  Куда-то  запропастились  книжные
шкафы, кухонная утварь, стол,  сервант.  В  темных  глубинах  потустороннего
пространства невозможно было отыскать даже обыденного  стула.  От  привычной
обстановки уцелел только диван, на котором и восседал  Иннокентий  Петрович.
Он то и дело засыпал от нервных перегрузок, все  еще  надеясь  проснуться  и
очутиться у себя дома. Диван привалился к стене из черного мрамора с  белыми
прожилками,  верхняя  граница  которой  уходила  в  зыбкую  серость  тумана.
Каменный пол составляла мозаика из неописуемых  фигур  в  самых  непотребных
хитросплетениях. Холод камня чувствовался даже  сквозь  шерстяные  носки,  а
поднять ноги на диван Иннокентий Петрович  не  осмеливался.  Отправиться  на
поиски тапочек Иннокентий Петрович тоже не решался, так  как  твердо  уверил
себя  в  том,  что  и  диван  тотчас  же  бесследно  испарится  в   мглистой
неизвестности.

   Происходящее вокруг могло показаться внимательному  зрителю  прелюдией  к
балу Воланда в небезызвестной пятидесятой квартире. Но окажись в эту  минуту
на вышеупомянутом балу сам  Иннокентий  Петрович,  то  сборище  гостей  тьмы
напугало бы его не больше, чем общее собрание ректората, обсуждающее бытовые
проблемы  надвигающегося   учебного   года.   Ибо   не   явились   сюда   ни
обольстительные ведьмы, ни бледнолицые вампиры,  ни  мохнатые  оборотни,  ни
прочая земная нечистая сила.
   Готов  был  Иннокентий  Петрович  предстать  перед  судом   строгим,   но
справедливым.
   Но не было никому ни малейшего  дела  до  молчаливого  хозяина  квартиры,
необъятные просторы которой заполнились черными сгустками с горящими искрами
оранжевых глаз.

   Глава восемнадцатая.

   Хроника одного заседания.

   Пацаны, пацаны, Вы держите штаны, Не кадрите девчонку мою. ("Пацаны", гр.
Ласковый бык).

   Всю призрачную массу  бесчувственного  ко  многим  проявлениям  жизни  КХ
наполняло сейчас холодное величественное торжество. За  весь  долгий  период
своего существования далеко не у каждого призрака бывает такой миг, когда  к
тебе приковано внимание абсолютно всех сограждан: и значимых, и не значимых.
Волны возвышенных мыслей беспрепятственно пронизывали пространство и оседали
в  головах  исполнителей,  ушедших  в  глухую  оборону  у  белых  крепостей,
собратьев  по  изыскательной  деятельности,  отложивших   свои   непрерывные
исследования, воинов, плотным облаком окутавших бесконечный зал, правителей,
представители совета которых внимательно следили  за  выступлениями  любого,
посмевшего заявить о себе, разведчиков, затаившихся и здесь, среди воинов, и
за тысячью границ от этих мест.  Все  до  единого  черные  призраки  внимали
словам КХ. Уже ради почтительного внимания  стоило  появиться  в  запутанных
мрачных лабиринтах Темного мира, где  когда-то  неизвестный  широким  массам
лингвист штудировал в библиотеках никому не нужные языки. Теперь он стоял на
вершине и разве что не поплевывал вниз от презрения к  тем,  кого  ветренная
фортуна никогда не вознесет над сильными мира сего.

   Первый шаг был  сделан,  причем  довольно  удачно.  Мир  белых  призраков
неизбежно превращался в протекторат. Теперь требовалось покорить мир  людей,
чтобы замкнуть черный треугольник, укрепив свою славу навсегда.  И  тогда  в
бесконечно далеком от сюда замке Черного Короля на стене  великих  свершений
появится и его скромное имя.  Нет,  отчего  же  скромное?  Пусть  простое  и
короткое, зато  сколько  силы  и  могущества,  сколько  неукротимой  энергии
скрывают два его звука.

   Все вышеприведенное за долю секунды промелькнуло и укрепилось в  сознании
нового вершителя миллионов судеб. Нет, КХ не  собирался  скрываться  обратно
вниз, в туманную безвестность и неперспективность. Нет, он даже не собирался
вцепиться изо всех сил в  площадку  величия,  на  которой  он  теперь  мягко
покоился, и держаться на  достигнутом.  Он  собирался  сделать  второй  шаг,
возносящий его наверх по взмывающей к  славе  гигантской  лестнице.  Но  его
собственные резервы иссякли. Безмолвные толпы исполнителей,  которых  всякий
мог гонять налево и  направо,  уже  были  задействованы.  Требовались  более
влиятельные и разумные силы. Теперь  все  зависело  от  торжественной  речи,
направленной на поиски союзников и привлечения на свою сторону кого бы то ни
было. КХ должен доказать, что он и только он способен повести их по дороге к
процветающему миру будущего. Его энергия находилась на опасном  пределе,  но
не его способности. В них КХ не сомневался. Привыкший действовать по  плану,
он и сейчас разложил  все  идеи  по  пунктам,  каждый  из  которых  подводил
слушателей к мыслям о  правильно  выбранной  стратегии.  Изучивший  миллионы
трудов, КХ знал, что сумеет завладеть умами аудитории. Сумеет, иначе  вообще
не стоило браться за дело.

   Вы, наверное, решили, что черным призракам уже надоело упорное  ожидание?
Нет, и эти размышления заняли у КХ не больше мгновения.  Угрожающе  увеличив
размеры своих горящих глаз, КХ раскрыл рот и сверкнул острыми  клыками.  Еще
оставалась последняя возможность для того, чтобы ухнуть  вниз  и  заниматься
обыденными  обязанностями,  не  начинать  задуманное,  раствориться.  Но  КХ
никогда и не подумал бы ей воспользоваться.

   - Слава Черному Королю! - прозвучали его первые слова (и  с  ними  нельзя
было не согласиться). - Слава делам его и свершениям. Слава и тем, кто шел с
ним в его войске. Слава идущим теперь его дорогой. Слава великим, кто  ведет
нас путем Черного Короля, путем многотрудным и  не  всегда  благодарным.  Но
засияют имена тех, кто указывает путь миру  черных  призраков  к  величию  и
процветанию.

   В этот судьбоносный час нет рядом нашего верховного правителя, но с  нами
слава его и законы, коим должны мы подчиняться немедленно и  беспрекословно.
О чем же гласят они в этот день? Не от том ли, что тесен стал для  нас  мир,
скучна жизнь, мелки деяния. Не о том ли, что свернули в сторону наши ноги, а
глаза, утеряв цель, бессмысленно буравят туманную мглу? Не  о  том  ли,  что
наступило время,  когда  сможем  к  бесконечному  списку  великих  свершений
добавить еще одну, очередную победу, возвеличивающую  и  мир  наш,  и  наших
мудрых правителей.

   Но что за победа? Что за великое свершение? На ваш вопрос есть мой ответ.
   Ответ этот - черный треугольник. И снова звучит из ваших уст: Как?  Какие
миры выбрать? А не сорвется ли наша затея?

   Сорвется! Непременно сорвется! Но лишь в том случае, если мы не объединим
наши ряды и не ударим разом. А  чтобы  ободрить  вас  добавлю:  нам  остался
всего-навсего последний, заключительный штурм. Две  грани  треугольника  уже
проложены мной. Две черные дуги  ведут  из  нашего  мира  к  людям  и  белым
призракам. Существует и третья грань, соединяющая два  чужих  пока  для  нас
мира.
   Так давайте же общими усилиями перекрасим эту грань в наш цвет.  И  тогда
во славу Черного Короля черный треугольник  расширит  границы,  подарит  нам
новые возможности,  вознесет  к  невиданному  доселе  могуществу,  превратит
скучную  жизнь  в  наполненную  событиями,  действиями  и   непредсказуемыми
приключениями.

   КХ судорожно вобрал в себя массу воздуха и  остановился.  Такими  словами
вполне можно завершить свое выступление. Но  тысячи  глаз,  устремленных  на
него, тысячи существ, настроенных на его волну, наполняли КХ такой энергией,
что он чуть не взрывался от распиравших изнутри  сил.  Хотелось  говорить  и
говорить, властвуя над слушателями и их умами. Кто знает, может уже  никогда
не повторится эта минута.  КХ  мечтал  продлить  блаженство  до  максимально
возможного предела.
   Многие тысячи лет никто не осмеливался  созывать  общее  собрание,  боясь
пустоты  предлагаемых  идей,  неизбежного  затем,  всеобщего   осуждения   и
показательной мучительной казни. Но КХ вовсе не считал свои планы пустячными
и незначительными. Он готов был рискнуть  и,  упиваясь  сейчас  безграничным
вниманием,  ликовал,  что  не  испугался  и  не  отступил.   Поэтому,   уняв
энергетическую дрожь и приняв еще более величественный вид, он продолжил:

   -  В  данный  момент  времени  наши  войска  в  лице  исполнителей  ведут
непрерывные атаки на незначительные подразделения белых призраков, уцелевших
при  предыдущих  штурмах.  В  ближайшем  будущем  их   сопротивление   будет
окончательно сломлено. Мои непосредственные подчиненные по прежней должности
осуществляют непрерывный контроль за состоянием дел  в  мире  людей.  Дворец
Лауры  захвачен,  сама  королева  нейтрализована,  с  ней   осталось   всего
восемнадцать воинов. Ни один из них не может покинуть  мир  людей,  так  как
белая дорога перекрыта моими заставами и надежно искривлена.  Также  следует
добавить, что, существуя под Солнцем, Королева  постепенно  утрачивает  свои
магические свойства.

   КХ перевел  дух.  Его  тело,  казалось,  излучало  счастье  от  осознания
собственной значимости. Нет, речь еще  не  закончилась.  Представив  текущее
положение даже в лучшем свете, чем оно обстояло на самом  деле,  ему  теперь
следовало укрепить свои позиции, красочно обрисовав грандиозные  перспективы
предстоящей военной компании. В нем уже твердо  обосновалась  уверенность  -
все,  что  он  задумал  свершить,  верно  и  правильно.  Аудитория,  видимо,
склонялась к тому же мнению.

   - Что же нас ждет в конце пути? - возгласил КХ. Собравшиеся вопросительно
сверкнули глазами. Общая картина совещания донельзя  напоминала  религиозные
встречи, когда огромная толпа людей, набившаяся на бесплатное мероприятие во
вместительный зал или на стадион, напряженно всматривается в далекую  сцену.
А там, широко  улыбаясь  в  лучах  прожекторов,  расхаживает  свой  в  доску
проповедник, который доходчиво объясняет заблудшим братьям  во  Христе,  что
такое  библия  и  почему  следует  жертвовать  как  можно  больше  денег  на
благотворительные  цели.  Замените  в  своем  воображении  людей  на  черные
сгустки, а плавно текущую речь на отрывистое щелканье, и Вы получите  точное
представление о происходящем в квартире Иннокентия Петровича.

   - Ну, так что же? - повторил вопрос КХ. - Не надо  отвечать.  Это  увидит
каждый из вас через неделю, через пару  дней,  а  может  и  через  несколько
часов, если, конечно, прислушается к моим доводам и посодействует воплощению
моих планов в конкретные  дела.  Мы  стоим  на  пороге  очередного  великого
свершения. Так давайте же не топтаться в нерешительности, а смело шагать  по
дороге Славы. Замок бывшей королевы бывшего мира белых  призраков  уже  ждет
нового  властелина.  Мир  людей  готов  принять  наше  владычество.   Крайне
неразумно поворачивать вспять в тот  самый  момент,  когда  перед  нами  уже
открылись новые горизонты.

   Теплый  порыв  солидарности  обрушился  на  КХ   и   заменил   бурные   и
продолжительные аплодисменты. Ему  хотелось  сказать  еще  пару  отличнейших
витиеватых изречений по делу, но перегибать палку все же не следовало.

   - Я думаю, у собравшихся возникли вопросы, - милостиво разрешил перейти к
диалогу КХ.

   - Разумеется, - из ложи совета правителей  вверх  вознесся  осторожный  и
рассудительный Эрнст М, который отвечал за  взаимоотношения  с  близлежащими
мирами. Он имел вид худого длинного конуса, направленного  вниз.  По  черной
мгле бугристой  поверхности  его  туловища  пробегали  серебристые  сполохи,
отмечавшее важное положение.

   -  Речь,  конечно,  пламенная  и  небезынтересная,  -  начал  он,  сменив
оранжевый огонь глаз на холодный изумрудный. - Единственная, не прозвучавшая
в выступлении мысль таит загадку. А  что  же  конкретно  требуется  от  нас?
Какого участия просит наш многоуважаемый КХ? И какого властелина ждет  замок
королевы Лауры? Уж не самого ли оратора?

   Честно говоря, КХ рассчитывал не на крохотный замкнутый мирок, а на кусок
огромного пространства,  где  можно  разместить  величественнейший  бастион,
увековечивший его честолюбивые помыслы.

   - И замок, и крепости, и весь мир белых призраков я с  чувством  глубокой
признательности передаю в распоряжении совета правителей, пусть  им  владеет
достойнейший. Мое время властвовать не пришло, так как согласно  приведенным
здесь планам мне предстоит  взвалить  на  свои  плечи  тяжелые  обязанности,
включающие в себя множество координационно-управленческих функций над  миром
людей.  Что  же  до  вашего  участия,  то  я  прежде  всего  рассчитываю  на
привлечение под свои знамена наших доблестных  воинов.  Разумеется,  простые
обыватели никоим образом не заметят нашего присутствия, но те  из  них,  кто
знаком с оккультными науками, возможно установят, куда исчезает  энергия  их
мира. Поэтому за ними следует установить  должный  контроль,  чтобы  вовремя
пресекать даже малейшие попытки помешать нам в победоносном продвижении  или
повредить созданный нами магический треугольник.

   - А разве хоть кто-нибудь из людей балуется магией? - едко спросил  КЛВН,
имя которого из четырех  основных  букв  прямо  указывало  на  то,  что  его
обладатель имеет доступ к сверхъестественным силам. Сам  же  КЛВН  напоминал
внушительное  курчавое  облако  черного  цвета  с  вкраплениями   рубиновых,
оранжевых и желтых глаз.

   КХ, имя которого намекало разве что на древность рода  (что  не  особо  и
ценилось в эти беспокойные времена), не  любил  всяких  там  хозяев  звучных
имен, которые пользуются разными волшебными штучками. Поэтому  он  не  менее
ехидно ответил:

   - Да, и смею заметить, не хуже некоторых из здесь  присутствующих.  Более
того, именно действия одного из людей поспособствовали нам  в  проникновении
через границу,  которую  мы  не  могли  преодолеть  в  течении  тысячелетий,
несмотря на безмерное количество энергии, впустую потраченной нашими магами.

   Черное облако злобно съежилось и скрылось  в  толпе,  а  в  диалог  вновь
вступил Эрнст М:

   - Неужели все наши воины требуются только для осуществления  контроля  за
незначительной  группой   людей,   пусть   даже   и   обладающих   зачатками
экстраординарных способностей?

   - Не совсем так, - заметил КХ. - В самом начале нам придется окончательно
устранить белую королеву и остатки ее былого войска. Единственный мгновенный
удар, и победный ветер понесет нашу армию обратно, кроме  небольшого  отряда
избранных, которым  и  надлежит  контролировать  ситуацию  под  моим  чутким
руководством.  Хочу  также  заметить,  что  отличившиеся  в  сражении  будут
достойно вознаграждены.

   - Что-то мне эта затея не по  душе,  -  подозрительно  пробурчал  главный
воин, выдвинувшись из своих рядов и разметав  неосторожным  движением  более
двух  десятков  своих  солдат.  Воины  не  имели  определенной  формы.   Они
напоминали  клубящиеся  сгустки,   постоянно   меняющие   очертания.   Более
стабильной была их круглая голова, на  которой  покоились  восемь  оранжевых
глаз, смотрящих во  все  стороны  света.  Воины  не  носили  никаких  знаков
отличий. Об их славе  и  положении  указывал  только  объем  тела.  Нетрудно
догадаться, что у главного воина он был самым впечатляющим.

   - Один мгновенный удар? - с нажимом произнес черный герой, оглянувшись по
сторонам в поисках поддержки, которая хлынула к  нему  потоками  энергии  из
каждого воина. - А знает ли наш библиотекарь-выскочка,  что  королева  Лаура
имеет силу чуть ли не равную, а может и  более  великую  (не  при  верховном
правителе будет сказано), чем у Черного Короля. Кто  рискнет  бросить  вызов
Черному Королю, также  как  и  Белой  Королеве?  Я  удивлен,  как  у  нашего
всезнающего КХ хватило тупости выступить против Лауры,  а  у  присутствующих
здесь представителей совета правителей - терпения и упорства,  с  каким  они
выслушивали эти хвастливые бредни.

   КХ знал, что магия бессильна против Белой Королевы, а вот  многочисленная
армия... Поэтому пришлось проглотить обидные слова,  так  и  вертевшиеся  на
языке, и смиренно сказать:

   - Никто не сомневается  в  стратегических  познаниях  нашего  полководца,
равно как и в его разведданных. Разумеется, сила Лауры велика, но...

   Выдержав эффектную паузу КХ продолжил:

   - Велика в ее мире  и  с  ее  армией,  сопротивление  которой  уже  почти
сломлено в отсутствие королевы. Мир людей чужд для Лауры. Если она  даже  не
может пробиться обратно к себе, то что говорить о ее  силе  теперь.  Энергия
королевы на исходе. Так может ли кто сомневаться в  том,  что  наступил  тот
самый, благоприятный момент, которого мы ждали с незапамятных времен.  Лавры
победителя, устранившие двоевластие белого и черного, останутся  навсегда  в
памяти благодарных потомков!

   Лишних слов больше не  требовалось.  Судя  по  всему,  главный  воин  уже
мысленно примерял на себя означенные лавры. А  КХ  хитро  размышлял,  что  в
отсутствии пропавшего Черного Короля  и  поверженной  Белой  Королевы  можно
провернуть ТАКОЕ дельце. Кто знает, может далекий  черный  замок  перестанет
пустовать в самом скором времени.

   С места  взлетел  хранитель  законов,  напоминавший  вожделенную  дугу  в
миниатюре или огромный черный гороховый стручок с парочкой сверкающих  синих
глаз.
   Многовековая служба придала твердость его  телу  и  несвойственный  более
молодым призракам цвет глаз. Должность хранителя  исключала  наличие  имени,
зато вызывало всеобщее и безоговорочное почтение.

   - Моя речь будет недолгой, - пообещал он. -  Кто-то  из  нас,  поиздержав
смелость на пустую болтовню  во  времена  затишья,  видимо  позабыл,  в  чем
заключается смысл существования черных призраков от рядового исполнителя  до
верховного правителя нашего мира. Дорога в бесконечность,  по  которой  ушел
Черный Король, запылилась и потрескалась. Кто, как не мы, должен очистить ее
от ненужного мусора и покрыть доблестными  свершениями.  Одними  разговорами
беду не прогонишь. Разве не для того существуем мы  все,  чтобы  пусть  даже
ценой собственной жизни способствовать претворению самых дерзких  планов  во
славу Черного Короля в конкретные дела. Жизнь каждого отдельного призрака  -
это ничто, бесконечно малая величина по сравнению со славой Черного  Короля.
Можно ли нам попробовать укрепить и возвысить эту великую  славу  с  помощью
конкретных предложений достопочтенного КХ? Не можно, а нужно! Поход во славу
Черного Короля только сплотит наши ряды и внесет свежую струю в наше затхлое
многовековое затишье.

   Зал вновь бы заполнили бурные и  продолжительные  аплодисменты,  если  бы
призраки умели выражать свое восхищение подобным образом.

   С места вскочил какой-то секретарь третьего  или  четвертого  значения  и
быстро затрещал, видимо опасаясь, что его могут лишить слова.

   - А я против, - негодующе заявил он. - Более пяти тысяч лет  мы  живем  в
мире.
   Так не это ли наша цель, цель нашего существования - малыми,  незаметными
кирпичиками укреплять величественное здание нашего  мира.  А  ввязываться  в
подобные авантюры, пусть даже они и кажутся грандиозными с первого  взгляда,
крайне неразумно.  Докладчик  привел  только  положительные  стороны  своего
плана, не упомянув о не  слишком  приятных  перспективах.  Прежде  всего  мы
потеряем  стабильность,  что  повлечет  расползание  наших  границ  за  счет
окрестных миров.
   Кто может гарантировать, что новые участки не  содержат  в  себе  вредных
элементов, которые нанесут непоправимый ущерб нашим исконным территориям?
   Далее. Кто  гарантирует,  что  вместо  молниеносного  наступления  мы  не
получим  многолетнюю  партизанскую  войну   с   непременными   диверсионными
вылазками  противника  в   центр   нашего   мироздания?   Стоят   ли   такие
незначительные успехи неизбежной угрозы  существования  всех  нас?  Да,  нам
тесно в границах нашего мира, но как говорится у тех же людей: "Бог терпел и
нам велел." Миру - мир!

   Усталый секретарь приземлился на свое место.

   Уже достигший определенного успеха у аудитории КХ не захотел терять  очки
в бесполезной полемике с секретарем какого-то третьего или  даже  четвертого
значения.  Вместо  этого  он  скривил  рот,  показывая  всем   своим   видом
недоумение:
   а кого это там выпустили, почему я его не знаю? Но тут из далеких-далеких
пределов  в  головы  всех  присутствующих  пробился  вопрос  от   неведомого
слушателя, положение которого не позволяло ему явиться сюда лично:  "Что  же
изменится в жизни рядового призрака?"

   - Вот! - удовлетворенно заметил КХ. - Вот этого вопроса я и  ждал.  Какой
уровень существования имеется на данный момент у рядового гражданина  нашего
общества? Следует заметить, что жизнь его скучна и  бедна.  Но  есть  выход!
Число наше велико, и, как уже было отмечено, в ныне действующих границах нам
размещаться все труднее. Присоединив к себе несомненно открытый  мир  людей,
мы можем увеличить количество  жителей  черного  мира  по  крайней  мере  на
порядок.
   Это означает, что к  нашей  иерархии  добавится  еще  одна  ступенька.  И
рядовые граждане, те, кто слушает меня сейчас, те,  кому  далеко  не  всегда
удается заполучить для своих целей и дюжину исполнителей, обретут от двух до
сорока подчиненных. Это несомненное достижение для  каждого.  Пусть  из  вас
выйдут маленькие начальники, но все вы уже  перестанете  считаться  рядовыми
гражданами.
   Какие же вы рядовые, если по первой вашей команде несколько новых  членов
нашего общества беспрекословно  побегут  исполнять  ваше  приказание.  Любое
приказание! И знайте, что никакие другие планы, кроме моих,  разумеется,  не
поднимут вас  выше  сегодняшнего  уровня.  Так  вы  и  останетесь  на  самой
последней ступеньке до конца своего существования. Вы хотите этого? Я думаю,
что нет.
   Кроме того, в случае успешного завершения операции по  замыканию  черного
треугольника, каждый из вас получит немалую долю энергии из  мира  людей.  Я
считаю, что ради этого стоит постараться.

   В эту секунду к рядам соратников КХ примкнуло  большинство  из  тех,  кто
влачил жалкое существование чуть ли не наряду с  безмозглыми  исполнителями.
Они поверили в свою первостепенную роль  в  грядущем  и  в  исключительность
момента.
   Если бы сейчас провели всеобщий референдум,  то  КХ  одержал  бы  на  нем
безоговорочную победу. Но  референдум  никто  проводить  не  собирался.  Все
зависело от того, что теперь скажут представители совета правителей.

   На этот раз от имени верховной власти  выступал  РКЩ,  являющийся  правой
рукой главы Темного мира. Если бы (не дай бог) верховный правитель прекратил
свое существование, то его место тут же  по  праву  занял  бы  вышеуказанный
призрак. Он представлял  собой  длиннющий  столб  черного  цвета  с  золотой
паутиной, ярко мерцающей по всей его поверхности. Нигде не  было  заметно  и
признаков хотя бы одного-единственного глаза. Но КХ  ничуть  не  сомневался,
что многоуважаемый представитель видит каждое его движение.

   - Пора подводить итог, - хмуро начал РКЩ. - Все мы слушали выступление  с
нарастающим интересом.  Да,  планы  смелы,  и  направлены  на  благо  нашего
общества.
   Было  бы  просто  неразумно  не  предпринять  никаких  действий  в  свете
благоприятно разворачивающихся для нас событий. Поэтому,  посовещавшись,  мы
решили:

   1. Закончить военную компанию в мире белых призраков силами исполнителей,
уже находящихся в вышеупомянутом мире. Исходя из этого:

   а.)  Не  привлекать  в  район  боевых  действий  только  что  появившихся
исполнителей, а направить их на решение наших внутренних проблем.

   б.) Превратить приобретенный район в укрепленное  пограничное  сооружение
на базе захваченных материально-технических ценностей противника.

   в.) Центром района назначить бывший замок королевы Лауры.

   г.)  Правитель  района  будет  определен  по  окончании  боевых  действий
дополнительным совещанием совета.

   д.) Рассмотреть возможности использования бывших подданных королевы Лауры
в хозяйственных целях (ответственный КХ).

   2. Дополнительно изучить возможные варианты создания черного треугольника
путем присоединения вышеуказанных миров:

   а.) Произвести наблюдения за состоянием границ и выяснить  закономерности
их усиления (ослабления) в зависимости от внешних факторов (положения миров,
фаз Луны, активности Солнца и т. п.).

   б.) Направить магические силы  нашего  государства  на  взаимодействие  с
представителями мира людей,  обладающими  паранормальными  способностями,  с
целью изучения возможности их использования и/или уничтожения.

   в.)  Разработать  направления  исследований,   позволяющих   извлечь   из
присоединения новых территорий дополнительные выгоды, с ежегодным отчетом на
совете правителей.

   3.  Произвести  разработку  генерального  плана  захвата  мира  людей   с
использованием сил военного комплекса:

   а.) Утвердить планы, созданные компетентной комиссией на основе  расчетов
КХ, в течении ближайших пятисот лет.

   б.) Производить военные маневры по закреплению принятой стратегии не реже
одного раза в сто лет в течении первых четырехсот, и  не  реже  двух  раз  в
сотню, предшествующую наступлению.

   в.)  Каждые   двадцать   пять   лет   предоставлять   совету   правителей
разведывательную информацию военных ведомств, поступившую за указанный срок.

   Примечания:

   Совет правителей имеет право изменять и/или дополнять разработанные планы
своими рекомендациями.

   Шумно вздохнув РКЩ опустился на место. КХ склонил голову. Это был  полный
провал. Совет правителей вроде бы и не против планов КХ, но не сейчас, когда
наступил решающий момент для наступления. Конкретные  действия  отодвигаются
минимум на пятьсот лет. А кто может с уверенностью сказать, что будет  через
пятьсот лет на этом самом месте? Возможны два исхода.  За  отведенное  время
компетентная комиссия выясняет, что дело яйца выеденного  не  стоит,  и  все
остается на кругах своих. Или же через пятьсот лет тщательно  подготовленное
наступление проводит какой-нибудь молодой многообещающий правитель,  который
соберет победные лавры и будет властвовать на захваченных территориях. А имя
КХ мелькнет пару раз на страницах засекреченных отчетов.  На  данный  момент
ему  отводится  скромная  роль  ученого-труженника,  ответственного  за  все
грядущие неполадки в бывшем белом мире. Нет, такой  поворот  дел  крайне  не
устраивал КХ, но спасти его теперь могло только чудо.

   И чудо не замедлило явиться, зашуршав в голове у  каждого  из  почтенного
собрания  тихим,  но   властным   голосом.   Из   своего   потайного   зала,
расположенного  в  самом  центре  мира  черных  призраков,  вещал  верховный
правитель:

   - Отменяю решение совета правителей своей властью, - шелестело повсюду, и
под сводчатым  потолком,  и  в  длинных  коридорах,  и  в  темных  закоулках
таинственно разросшейся квартиры Иннокентия Петровича. - Пятьсот лет  ничего
не решают. Или сейчас - или никогда, или все - или ничего. Совет  правителей
боится взять на себя груз ответственности, не так ли?  В  таком  случае  его
возьму на себя я.
   Авантюрные планы сбываются только при активных, наступательных действиях.
   Именно так. Не время размышлять, время действовать. Сегодня,  сейчас  все
наши доблестные бойцы и добровольцы выступят на битву с Белой Королевой.  КХ
прав, двоевластие пора прекращать любой ценой. Даже если  мы  проиграем  это
сражение, наше поражение заложит основу побед будущего. Итак, вперед!  Может
быть Черный Король покинул нас только потому, что мы погрязли в довольстве и
спокойствии, не желая что-нибудь менять. Может этот отчаянный шаг вернет нам
Черного Короля.

   Величественный голос стих, пригнув своей значимостью головы собравшихся к
мраморному  полу.  Даже  у  КХ  вылетели  все  хитроумные  мысли  по  поводу
пустующего черного замка. Все уже давно позабыли облик верховного правителя,
лишь его голос изредка в самые важные моменты существования заявлял о  себе,
воодушевляя преданных делу и ломая непокорных. КХ мгновенно  набрал  прежнюю
высоту  своего  нового  положения  и  стал  заслуженным  центром   всеобщего
внимательного почтения и преклонения. Подобревший  совет  правителей  тотчас
признал планы КХ верными и очень перспективными,  а  заодно  принял  решение
выделить каждому воину, идущему на бой, по глотку дополнительной энергии  из
государственных запасов, а КХ и главному воину даже по двойной порции...

   ... Несколько часов спустя в глубине  мира,  оставив  за  спиной  стражу,
бдительно  охранявшую  гигантскую  цистерну  государственных   запасов,   КХ
произносил свою последнюю речь перед наступлением.  Глаза  его  выстреливали
огненные искры.
   Настроение держалось в  крайне  приподнятом  состоянии.  Даровая  энергия
пьянила, превращая воздушные  замки  в  реальные  сооружения  из  гранита  и
мрамора. А новую надежду Темного мира несло и несло:

   - Несколько минут отделяют нас  от  поворотного  момента  во  всей  нашей
истории.
   Вам посчастливилось присутствовать здесь в тот миг, когда черные призраки
после  тысячелетнего  ожидания  наконец  обретут  то   место,   которое   им
принадлежит по праву. Время  незаметно  откидывает  секунды,  приближая  ту,
последнюю,  когда  наши  доблестные  легионы  умчатся,  прорвав  границы,  к
грандиознейшей победе. И если бы Черный Король мог видеть эти приготовления,
то, честное слово, он остался бы  доволен  нами,  а  может  и  возглавил  бы
нескончаемую черную колонну, ждущую последнего броска к величию. Через  час,
день или  сутки  в  закрома  нашей  Родины  хлынет  энергия  людей,  которая
неизбежно  усилит  нас,  наше  богатство,  наше  процветание,  ускорит  наше
движение  вверх  по  пути  прогресса.  Разве  о  себе  я  забочусь   в   эти
знаменательные мгновения? Нет, конечно же нет! О  всех  вас  и  о  каждом  в
отдельности. Вам не придется долго ждать.  Скоро,  очень  скоро  любой,  кто
захочет, без труда шагнет на следующую ступеньку развития  нашего  общества,
обретя при этом уверенность в завтрашнем  дне  и  свой  собственный,  личный
запас энергии. Все богатства трех миров черного треугольника сами свалятся к
вам, вот увидите. Почувствуйте себя победителями вместе с нами!

   КХ взмахнул отростком, дав сигнал к наступлению. В голове  его  вертелась
неплохая мыслишка: "Это огромный шаг для черных призраков, но почему мне  не
шагнуть еще шире?" Построившись в колонну, черная  армия  перетекала  в  мир
людей.

   Глава девятнадцатая.

   Breaking out (3.)

   He counts the days, wishinє he could get away Stuck  in  the  rut  of  an
empty routine Nowhere to go with his hopes and his  dreams  Prepare  himself
for the moment of his great escape And tonight, heєs  gonna  make  his  move
Take a chance and risk it all Tonight, heєs gonna cut it loose Never looking
back

   Где-то далеко, в древнем и славном  городе  на  главной  башне  массивная
стрелка, описав полный круг, вновь отметилась у верхней цифры.  В  не  менее
славном городе на более важной башне пробило двенадцать раз.  В  том  месте,
где зависла королева белых призраков, только  что  перевалило  за  два  часа
ночи.

   Где-то не так далеко, на совсем не главной, но очень длинной крыше  сидел
Он, окутанный влажной тьмой и холодной неизвестностью. Он не умел  летать  и
сражаться, иначе белый отряд пополнился бы еще одним бойцом. Но  может  и  к
лучшему, что он не умел летать.

   Где-то совсем рядом пространство должно было раздаться, и  черное  войско
хлынет в прорванные границы для последнего  и  решительного  боя.  Крохотная
армия королевы Лауры находилась в полной боевой готовности.

   Сама Лаура холодно оглядывала окрестности. Напрочь откинув  все  чувства,
она вновь стала истинным призраком, свободно парящим в  небесных  просторах,
проникающим сквозь любую твердыню,  пронизываемым  вольными  ветрами.  Более
того, она вновь обрела сущность королевы, напитавшись энергией  от  дневного
жаркого светила и холодных лучей Луны,  и  снова  приняла  на  себя  полноту
власти Повелительницы Тьмы. Талисман  волшебным  светом  сиял  на  ее  теле,
наполовину погрузившись в выемку  под  полупрозрачной  шеей  королевы.  Сила
этого камня должна решить исход битвы. Мир людей дал  приют  королеве  белых
призраков.
   Теперь она встала на его защиту, как на защиту собственного мира.

   Сражение намеревалось развернуться не в  лесных  дебрях,  не  в  каменных
джунглях  небоскребов,  а  на  просторной  территории  спортивной  площадки,
принадлежащей близлежащей школе. Сама школа находилась  по  правую  руку  от
Лауры, а королева устремила  свой  взор  на  восток.  Под  ней  расстилалось
футбольное поле.
   Гигантские стойки ворот отбрасывали черные  тени  на  траву,  выкрашенную
лунным  светом.  Поперек  этого  поля  расположилось  следующее,  для  более
младшего возраста. Его ворота имели размеры поменьше, зато кроме двух  штанг
и перекладины они могли похвастаться основой  для  натягивания  сетки.  Сама
сетка, впрочем, отсутствовала. Следом находилось еще одно,  самое  маленькое
поле, но, судя по  истоптанной  дочерна  земле,  наиболее  популярное  среди
игроков. Оно располагало хоккейными воротами с изрядно порванной проволочной
сеткой.
   Борозды возле ворот указывали, что его посетителей не  всегда  устраивали
размеры поля. С наступлением зимы эти ворота перемещались на  свое  законное
место в пределах хоккейной коробки,  которая  сейчас  находилась  за  спиной
Лауры, ближе к северу. Впрочем, стойки остальных ворот,  намертво  вбитые  в
землю, имели неоспоримые достоинства для старшего возраста ѕ ковры  выбивать
на них было вполне удобно.

   Небольшой ряд спортивных снарядов, преимущественно лестниц,  граничил  по
правую руку от Лауры с высокой оградой баскетбольной площадки, имеющей право
именоваться и волейбольной. Но обе стойки  сиротливо  разбежались  в  разные
стороны в отсутствии  связующей  их  сетки.  А  казенное  имущество  бережно
хранилось за серыми школьными стенами в каморке учителя физкультуры.

   Сразу за  площадкой  начиналось  пространство  школьного  двора,  занятое
питомником. Густые кроны деревьев скрывали матовую  пленку  теплиц  и  почти
поглощали невысокий щелястый  заборчик  из  зеленых  остроконечных  брусков,
покоящихся  на  каменном  основании.  Небольшой  участок  между   школой   и
футбольными полями  накрепко  захватили  разномастные  гаражи,  убегавшие  к
стенам пятиэтажек.
   Последние окружали поле грядущей битвы  и  спереди,  и  сзади.  Слева  их
отделяла от королевы длинная линия тенистой аллеи.  В  окнах  домов  погасли
последние огни, а темным стеклам школы предстояло обрести свет еще не скоро.
Лаура пронизывала прохладный воздух летней  ночи  с  красивыми  серебристыми
облаками вдалеке и наслаждалась последними минутами покоя.

   Таинственный звук прорезал  воздух,  словно  тихонько  пищала  проколотая
резиновая камера. В пяти метрах от Лауры и в двадцати двух  с  половиной  от
земли  появилось  дрожащее  марево,  предвещавшее  скорый  прорыв   границы.
Королева вздохнула в последний раз и устремила немигающий  взгляд  на  место
будущего сражения. Ее длинное лицо, испещренное морщинами, казалось в  свете
луны донельзя  страшным  и  отталкивающим.  Теперь  никто  не  осмелился  бы
усомниться в силе белой королевы, в могуществе повелительницы тьмы.

   В  одну  секунду  колеблющийся   воздух   обратился   в   огромную   дыру
беспросветного мрака, и из нее, словно бесконечный рой злющих пчел,  хлынули
во  все  стороны  черные  сгустки  с  мерцающими  в  ночной  мгле  искорками
беспощадных глазх

   х С моего КП все происходящее выглядело мирно и безобидно. Небольшой клин
маленьких белых облачков покачивался на ветру, а из  невидимой,  но  странно
осязаемой точки пространства извергались клубы черного дыма,  как  будто  на
меня  направили  отверстие  заводской  трубы.  Я  сжал  кулаки  от  неимения
возможности быть в гуще событий, а затем натянул на голову эластичную  ленту
с  туманным  дугообразным  стеклом.  Как  только  мои  глаза  оказались   за
магическим забралом, происходящая картина резко изменилась  и  приблизилась.
Теперь я мог разглядеть каждую черточку лица королевы и облика ее воинов.  А
рядом с ней извергалось не отверстие дымохода.  Нет,  крутящееся  в  воздухе
напоминало гигантскую машину непонятного предназначения. Ее механизм трясся,
загибаясь в конвульсиях, и выплевывал из себя бессчетное количество обломков
и блоков все еще мигающих разноцветными лампочкамих

   х Полностью отключиться не  удалось,  и  перед  глазами  Лауры  мелькнули
картины ее мира, куда путь был закрыт. А талисман  над  грудью  Лауры  ожил,
шевельнулся и начал действовать. Из его  центра  искрами  посыпались  острые
лучи. И каждый из них падал в черную дыру. И  от  каждого  их  прикосновения
один  из  восьмиглазых  воинов  заканчивал  свое  существование,  разлетаясь
брызгами безобидного тумана.
   Но не хватало лучей. Тысячи огненных стрел вонзались  в  тела  врагов,  и
тысячи черных  сгустков  тут  же  занимали  освободившиеся  места,  стараясь
просочиться сквозь смертоносный ливень. Многим из них это удавалось. Издавая
бесшумные для слуха людей вопли отчаяния, солдаты  врага  рассредотачивались
по окрестностям.
   Но  тщетны  были  их  старания  затеряться  в  траве  или  спрятаться  за
спортивными снарядами. Повсюду находили их белые воины и нещадно истребляли,
стремясь  успеть  до  той  поры,  когда   черная   субстанция   окончательно
приспособится к реалиям сего мира и обретет возможность оказывать  достойное
сопротивление.
   Однако хитрыми маневрами или  молниеносными  перелетами  один  за  другим
захватчики ныряли в листву школьного питомника  или  добирались  до  дальних
дворов, где умело маскировались в подъездах, автомобилях, кустах,  чердаках,
газонах.  Затаившись,  они  погружались  в  мрачную  неподвижность,   ожидая
дальнейших приказов от командировх

   х КХ, засев в  узкой  щели  между  гаражами,  обдумывал  свою  дальнейшую
стратегию.
   Главный воин, как и подобает отважному  командиру,  рванул  в  незнакомое
пространство в первых рядах. Он сумел собрать вокруг себя внушительный отряд
и уже вознамерился было захватить в плен белую королеву, как  вдруг  сияющая
точка под ее  шеей  превратилась  в  жалящую  молнию.  Передовой  отряд  был
мгновенно рассеян и большей частью испепелен.  Клочки  тумана,  составляющие
когда-то облик главного воина, теперь оседали где-нибудь на влажную от  росы
траву.

   Главнокомандующий войсками (а теперь так можно было выразиться без всякой
натяжки) не собирался  следовать  примеру  неразумного  храбреца.  Принципом
существования КХ было держаться посередке, где наиболее безопасно.  Погибают
обычно первые, которые, смело ринувшись вперед, не успевают  оценить  размер
грозящей опасности, и последние, которым достаются подлые удары в спину.
   Мгновенно сориентировавшись  при  прорыве  границы,  КХ  быстро  выставил
впереди себя трех рослых воинов и под их прикрытием  ловко  нырнул  вниз.  В
поднебесье хищными птицами белый отряд сражался  с  все  прибывающим  черным
войском, а КХ, прикидываясь тенью,  уткнул  оба  глаза  в  землю  и  ползком
пробирался к спасительным сооружениям из металла. Да, не  повезло.  Кто  мог
подумать, что в примитивном мире людей королева сумеет отыскать нечто мощное
и разобраться, как использовать находку во вред КХ и его  планам?  Прямая  и
быстрая атака не прошла. Ну что  же,  появилось  время  посидеть,  подумать,
подождать,  пока  последние  шеренги  его  армии  пройдут   через   границы.
Прорвавшихся наберется очень и очень немало. Вот тогда и  прозвучит  приказ.
КХ устроился поудобнее,  отметив  про  себя,  что  его  мысленные  волны  не
достижимы для белой королевы.
   Правда, то, что творилось сейчас в ее  огромной  голове,  тоже  останется
невыясненным для черного командира. Ну а что тут выяснять? Королева  вся  на
виду. Вместе со своим смехотворным отрядом  она  добивает  очередную  черную
шеренгу. Ну пусть забавляется. В конце концов ничего страшного не произошло,
несмотря на сокрушительные потери. Зато когда придет  время  действовать  из
засадых

   х Черная дыра  зарубцевалась  и  исчезла,  будто  бы  и  не  существовала
никогда.
   Многотысячная армада противника была разгромлена подчистую.  Но  королева
понимала, что это еще не победа, а  только  отсрочка.  Невидимые  ей  враги,
подчиняясь неслышимым приказам, группировались теперь на  позициях,  скрытых
тьмой. Черные призраки в панике разбежались, даже  не  пытаясь  обороняться,
поэтому никто из ее подданных не пострадал. Лаура оглядела  их,  обернувшись
назад. Они прерывистой дугой вытянулись перед своей королевой. Такие разные,
и такие похожие друг на друга своей решительностью отдать жизнь  за  победу,
своей храбростью в светящихся глазах, своей твердостью.

   Единственным, кого она помнила по первому полету  в  этом  мире,  являлся
Спых.
   Словно кусочек туманного белого  лоскутка  мерцал  он  на  фоне  ночи.  В
бесчисленных рядах армии Лауры Спых конечно же не  претендовал  на  заметные
роли. Однако, тысячи призраков промелькнули в  июньском  небе  той  ночью  и
вновь очутились на своей родине, а вот Спыху удалось задержаться здесь.

   Рядом с ним парил Дшцц, напоминавший многозубые грабли с  бусинками  глаз
на белой  поверхности  рукоятки.  Зубчики  то  вытягивались,  превращаясь  в
прилипчивые щупальца, то заострялись в смертоносные жала.

   Третьим в этой шеренге стоял Гюфс. По аналогии с ним  Лаура  так  себе  и
представляла Гафсу  из  той  красочной  книги  ѕ  дрожащий  гриб,  схожий  с
гигантским дождевиком. Правда, на картинке Гафса выглядела куда хуже.  Да  и
характер Гюфс имел скорее суровый и спокойный, нежели нервный  и  суетливый,
как у книжной героини.

   Следующим был Дюки, похожий на самый настоящий ковер-самолет. Вот у  кого
глаз было  не  сосчитать!  Хитросплетения  зигзагов  узорами  покрывали  его
площадь.
   Глаза  цепочками,  венками,  ручейками,  озерами  переливались  радужными
блестками,  словно  Дюки  представлял  из  себя  не  рядового  призрака,   а
таинственного пришельца из космоса.

   Звонкое имя  Еннч  носил  вовсе  не  колокол,  а  обладатель  шикарнейших
полутораметровых  усов,  которых  имелось  четыре  штуки.  И  если  бы   его
когда-нибудь описывал человек, то он непременно бы отметил, что улыбка этого
червеобразного воина, в отличии от большинства призраков, лучилась добротой,
а не пугала, навевая зловещие мысли. Затылок Еннча за последний час  заметно
вырос и выглядел так, словно Еннч напялил на себя ночной колпак.

   Блыфф ѕ имя того, кто по праву мог считаться богатырем.  Три  треугольных
глаза светились из тонкой щели островерхого призрачного шлема.  Ни  рук,  ни
щупалец  Блыфф  не  имел,  зато  вокруг  картофелевидного  тела   непрерывно
крутились две мощные полусферы с острыми краями и три зубчатых  молота.  Три
слоновьих ноги попирали невидимую вершину, столкнуть с которой  описываемого
монстра было делом крайне трудным и неблагодарным.

   Из числа советников здесь присутствовал Аокжун, но сейчас его четыре лапы
сжимали не свитки с летописями, а громадную секиру. Хвост,  позаимствованный
у древних драконов, со свистом проносился чуть ли  не  до  травы  и  обладал
невероятной мощью.

   Потрепанным осьминогом выглядел Груодс. Его  четыре  щупальца  извивались
словно кнут в руках умелого пастуха. Но ни у одного осьминога не отыщешь  на
щупальцах таких крепких и острых шипов как у Груодса. Недобрым мутно-зеленым
светом мерцали его глаза на маленьком туловище размером с бильярдный шар.

   Вщимод более всего напоминал огромный гребешок белого цвета. Однако,  его
зубчики не стояли на месте, а поочередно то исчезали, то  молнией  протыкали
воздух, как будто Вщимод задумал поиграть в  бушующее  море.  Его  внезапное
появление перед самой битвой стало приятной неожиданностью для Лауры.
   Очевидно, истонченные границы попросту  выдавили  Вщимода  в  мир  людей,
когда тот по неведомым причинам оказался у края. Почуяв присутствие королевы
он сразу же ринулся ей на помощь.

   Ечоссл вполне мог сойти за медленно вращающуюся  вокруг  собственной  оси
банкетку с изогнутыми ножками. Садиться на нее, впрочем, не следовало.
   Ежеминутно поверхность сиденья вздыбливалась, и  под  ней  обнаруживалась
хищная пасть, усеянная длинными острыми зубами.

   Лаура вдруг ощутила огромную степень  своего  волнения.  Нет,  у  нее  не
тряслись руки и не стучали клыки. Однако, вспомнить имя своего одиннадцатого
воина она не сумела. Он напоминал задумчивый гвоздь величиной с  двухэтажный
дом. Унылый рот и два сапфировых глаза показывали, что это ѕ живое существо,
а не предмет, забытый плотником из великанского племени.

   Зато двенадцатого она знала хорошо. Игглит состоял в дворцовой страже,  и
королева нередко видела его на посту у  дверей  тронного  зала.  Кто  сейчас
стоит на его месте? Краешком сознания Лаура ощущала зловещую  тень,  которая
накрыла ее мир. Может на месте тронного зала, да и всего королевского дворца
дымилась теперь черным туманом безобразная дыра.

   Золлмоо не только носил славное имя, но и умел многое. В частности ему  в
обязанность вменялось улаживать редкие споры, что он проделывал с величайшим
мастерством. Он излучал особый  вид  энергии,  успокаивающий  соперников.  В
блаженном состоянии покоя те видели свои  ошибки  со  стороны.  И  частенько
оказывалось, что неправы оба участника. Тут же бывшие  спорщики  моментально
находили пути примирения,  а  Золлмоо  полноправно  мог  примерить  на  свое
бочкообразное туловище мантию судьи, но призракам королевы Лауры не пристало
ходить в черном.

   Если сейчас Шнотц находился где-то в окончании дугообразного строя, то  в
других местах он непременно успевал первым. Неудивительно,  ведь  Шнотц  был
следопытом. В долгих  походах  по  дальним  мирам,  пока  королевская  свита
тщательно оглядывала окрестности и местные достопримечательности,  следопыты
в кратчайшее время разведывали дороги и находили  самые  удобные  места  для
стоянок, не забывая позаботиться и о безопасности выбранного маршрута.

   Четыре оставшихся солдата были похожи друг на друга и больше, пожалуй, ни
на кого на свете. Все они  звались  не  иначе  как  Ипэлм.  Лаура  не  могла
воспроизвести на языке людей всю степень родства, связывающую этих  четверых
Ипэлмов. Поэтому для краткости она представила  их,  как  братьев  (братьями
они, конечно же, являться  не  могли,  но,  как  сказано  выше,  у  королевы
возникли трудности с переводом).

   Ыккщщера описывать не имело  смысла.  Стремящаяся  ввысь  белая  капля  с
рваными краями,  мрачной  дугой  рта  и  треугольными  глазенками  с  узкими
конусами черных зрачков как всегда маячила рядом с Лаурой. Его рука  сжимала
потухший факел, готовившийся вспыхнуть в  переломный  момент  битвы  голубым
огнем победы, превозмогшей синее пламя поражения.

   Вот  такая  армия  состояла  на  службе  у  королевы  белых  призраков  и
полноправной повелительницы тьмы. В данный момент она ожидала второго раунда
неравного сражениях

   х По невидимым проводам эфира во все стороны света одновременно  побежала
срочная телеграмма, призывающая войска к действию. Изо всех  тайных  укрытий
выползало черное полчище в  новое  наступление.  Как  ни  сильна  была  мощь
талисмана, как ни быстры действия  белых  воинов,  но  более  тысячи  черных
призраков уцелело. Сейчас они смыкали свои ряды, образуя обширное кольцо  на
границах спортивной площадких

   х Я протер невесть от чего  запотевшие  очки.  В  пяти  метрах  над  моей
головой скользнули три черных облачка и разом ухнули вниз. А в  моей  памяти
все еще проплывали  картины  величественной  баталии.  Даже  без  очков  это
выглядело таинственно и завораживающе. Среди скопления черных  грозовых  туч
сверкала яркая белая звезда. Сгущавшаяся пелена пыталась скрыть от моих глаз
восьмое чудо света. Но слепящие лучи ловко разрезали эту облачную опухоль, а
небольшие белые  тучки  завершали  побоище,  окончательно  рассеивая  черный
туман. Да, я все никак не мог отойти от грандиозного  зрелища,  которое  мне
довелось  увидеть  в  одиночестве  на  влажной  холодной  крыше.  Оставалось
благодарить бога, что сюда еще  не  прибежал  отряд  любопытных  пионеров  с
дневником наблюдений, а за темным окном  никто  не  стоит,  строча  отчет  о
необъяснимом и загадочном явлении в "Аномалию"  или  "Четвертое  измерение".
Теперь вроде сражение приостановилось, а посреди поля  боя  осталось  только
белое скопление. Но, опустив глаза, я заметил весьма  подозрительную  дымку,
скрывшую во тьме кусты возле дома и постепенно перетекавшую к деревьям вдоль
тянувшегося неподалеку тротуара. Я отчаянно замахал руками, пытаясь привлечь
внимание Лауры и предупредить ее, но видимо сейчас королеве было не до менях

   х Ощетинившись во все стороны, белый отряд  наблюдал  за  передислокацией
вражеских сил. Объединившись в кольцо, черная армия взмыла в воздух  и,  уже
не таясь, стала смыкать круг. Гигантская волна тьмы накатывалась на  светлый
островок посреди ночи. Лаура не подавала сигнал к  наступлению,  ибо  знала,
что их спасение в единстве, когда каждый воин,  обороняясь,  страхует  спину
товарища. Надежда оставалась на удачу в ближнем бою, когда активно действуют
лишь первые ряды атакующих. Злобные оранжевые глаза черных призраков  навеки
бы поселили ужас в сердцах ненароком  увидевших  их  людей,  но  сейчас  они
бросили вызов себе подобным, может даже еще более  бесстрашным  и  отчаянным
созданиям.
   Обе армии вели сражение на чужой территории, но  каждая  билась  за  этот
мир, как за свой собственный. Преимущество черных состояло в числе, белых  ѕ
в присутствии королевы. Черная бездна приготовилась разметать белую скалу  и
поглотить ее девятнадцать осколков.

   Но вспыхнул камень королевы и выкинул напоследок еще одну порцию лучей, а
после окончательно угас. Энергия, питавшая талисман,  иссякла,  превратив  в
ничто сто двадцать восемь  черных  воинов.  Белый  отряд  сжался  плотнее  и
приготовился к  столкновению.  Теперь  приходилось  рассчитывать  только  на
собственные силы, а это значило, что на каждого белого  призрака  приходится
по сорок-пятьдесят врагов. Лаура не сомневалась, что каждый из ее  подданных
стоит двадцать, а то и тридцать черных воинов. Но смогут  ли  они  выдержать
больше? По  крайней  мере,  ничего  не  оставалось,  как  проверить  это  на
практике. Вражеские  бойцы  схлестнулись  с  белой  армией,  и  великолепная
двадцатка вступила в смертельную схватку.

   Белые призраки бились отчаянно, намереваясь держаться до последнего. Если
в живых не удастся остаться никому, то черной армии по  крайней  мере  будет
нанесен ощутимый урон. Подобный исход не спасал мир  людей  от  порабощения,
зато следующий захватнический шаг в другое пространство  совершится  еще  не
скоро ѕ лет так через тысячу. Разумеется, белый  отряд  мог,  сомкнувшись  в
иглу, с боем прорваться сквозь  мрачные  ряды  и  раствориться  в  ночи.  Но
королева Лаура сражалась не за свое спасение, а за спасение целого  мира,  а
может даже и не одного.

   Черные воины тоже не искали спасения. Они рождались для битвы и  погибали
в ней во славу себе и правителям, расширяя пределы владений Черного Короля.
   Устрашающе высматривая  врага  своими  восемью  глазами,  словно  мрачные
крепости с освещенными факелами бойницами,  сгустки  всеми  силами  пытались
сломить сопротивление. Туманные контуры сгущались  в  кривые  мечи,  длинные
пики, острые лезвия, готовые резать и кромсать всякого,  кто  встретится  на
пути. Правда, вовсю буйствовала только первая шеренга, а остальные терпеливо
дожидались своей очереди. От ударов призрачного оружия не сыпались  огненные
искры,  не  сотрясался  металлическим   лязгом   воздух.   Ужасающая   битва
разворачивалась в полнейшей тишине и ночной тьме.

   Первым погиб один из Ипэлмов.  Немного  выдавшись  вперед,  чтобы  добить
четырнадцатого врага, он получил пять сокрушительных ударов со всех  сторон,
кроме тыла. Беззвучно вскрикнув, он распался на клочки тумана.  Еще  плотнее
сжался королевский отряд, отражая могучие удары  противника  и  превращая  в
прах все новых и новых воинов.

   Но выбили из шеренги Спыха. Два великана, немного уступавшие  по  размеру
усопшему командиру, разом рванули белого солдата к земле и к  небу.  Никакая
преграда не могла остановить  полет  призрака:  ни  дерево,  ни  стекло,  ни
каменная  стена.  И  лишь  перед  себе  подобными  почувствовал  Спых   свою
уязвимость, да поздно.

   Одним ударом отрубили три лапы Аокжуну. Не в  силах  удержать  оставшейся
тяжелую призрачную секиру,  запустил  он  ее  в  своего  обидчика  и  рассек
пополам. В тот же миг его  тело  прорвало  черное  копье,  и  энергия  жизни
светящимся  салютом  брызнула  на  свободу,  отметив   гибель   королевского
советника, не менее славную, чем смерть Желвина.

   На двадцать пятом  сгустке  допустил  промашку  отважный  воин,  чье  имя
позабыла Лаура. Не успев  увернуться  от  удара,  он  получил  первую  рану.
Потеряв от боли контроль над собой, он еще неистовее  принялся  сражаться  с
окружавшей его тьмой. Молниеносные броски стоили жизни еще троим, проткнутым
белым острием.
   Но гигантский ятаган  ударил  по  шляпке  гвоздя  и  разнес  призрака  на
мельчайшие осколки.

   Количество убитых врагов у Дшцца  также  перевалило  за  четверть  сотни,
прежде чем он пропустил выпад шпаги соперника. Замерев на секунду он уже  не
заметил черный меч, отмахнувший чуть ли не все зубья белого воина. Лишившись
своего оружия, Дшцц уже не смог противостоять  удару  молота,  разбившему  в
щепки израненное туловище.

   У  самой  королевы  в  руках  оружие  отсутствовало.  Зато  острые  когти
беспощадно  разрывали  врагов  в  клочья.  Никто  из  черных   не   рисковал
заглядывать в пылающие красным  огнем  глаза  Лауры.  Никто  не  осмеливался
ловить взглядом отблески  Луны  на  вселяющих  ужас  клыках,  выпирающих  из
приоткрытого рта. Лишь со стороны подступали сгустки и  погибали,  не  сумев
даже коснуться своим  оружием  величественной  фигуры  повелительницы  тьмы.
Белое платье развивалось на ветру, напрочь выбивая глаза тем,  кто  пробовал
устранить королеву снизу. А где-то рядом мастерски  орудовал  своим  факелом
Ыккщщер, разбивая головы черным воинам или нанося рваные раны.

   Уже поредели шеренги черной армии, и задумался  КХ,  собрав  вокруг  себя
пятнадцать сильнейших воинов. Больше половины  его  подчиненных  полегло,  в
живых осталось чуть более четырехсот солдат. Но погибли  слабаки,  а  лучшая
половина его войска, невзирая на раны, секунда за секундой теснила белых.  А
те сбились в кучку и уже мешали друг другу. Теперь  каждый  черный  боец  не
уступал силой и мастерством своему противнику, с которым его свела судьба.

   Хотя количество черных воинов неизбежно уменьшалось, белый отряд тоже нес
ощутимые потери. Уже выбыл из борьбы Золлмоо с раскроенным  черепом,  доведя
счет своих убитых противников до тридцати трех. С его  смертью  черные  силы
впервые  по  ходу  битвы  существенно  улучшили  свои   позиции.   Лишившись
массивного тела Золлмоо, прикрывавшего центр, белый отряд раскололся на  две
части.
   Ободренный успехом, в  щель  тут  же  просочился  отборный  взвод  черных
спецов, который окончательно отделил королеву, Ыккщщера и еще трех призраков
от группы, командование которой принял на  себя  Блыфф.  В  ту  же  секунду,
словно порыв ветра, сильнейший удар снес Ыккщщера, прикрывавшего правый  бок
королевы.
   Как самолет в штопоре, Ыккщщер спиралью  рухнул  вниз.  Скрылся  во  тьме
факел, в котором так и не зажглось победное пламя. Лаура тут же расквиталась
с неуспевшим опомниться от своей виктории сгустком. И не  тратя  время,  она
мысленно отключила сжавшееся от боли сердце, чтобы в полную силу  отбиваться
от двух чернышей, наседавших слева и сверху.

   Со скрежетом разлетелись обломки защитных полусфер Блыффа и длинные копья
в ту  же  секунду  впились  в  его  тело.  Блыфф  не  долго  продержался  на
командирской должности и мучительно погиб, разодранный  на  части.  Рассекая
воздух, мимо Лауры пронесся один из свирепых молотов, окончив путь в  черном
великане.
   Прекративший  существование  сгусток  занял  в  списке  Блыффа   почетное
сороковое место.

   Троица вокруг королевы благополучно держалась, круша врагов. Но на глазах
Лауры погиб Еннч, пытавшийся пробиться к ним. Он успешно расчищал себе путь,
пока не получил топор в спину. Еннч вздрогнул и вдруг растворился в воздухе,
до последнего момента сохранив добрую, благожелательную улыбку.

   Королева не видела, как обстоят дела у оставшихся без ее  покровительства
подданных. Но Еннч не был последним из них, потому что  через  десять  минут
увидела распадающееся тело второго Ипэлма.

   Призраки, отдавая битве все силы,  не  утирали  пот  со  лба,  не  дышали
тяжело, остервенело оглядываясь по сторонам. Но  капля  за  каплей  их  тела
покидала энергия жизни. Без нее движения призраков замедлялись, а  сами  они
становились все прозрачнее и прозрачнее. Битва шла не  только  на  ловкость,
увертливость, слаженность, но теперь главным образом еще и на выносливость.

   Пришел черед Дюки. Постепенно покрываясь дырами от многочисленных ударов,
ковер-самолет ветшал  на  глазах,  теряя  маневренность.  И  наконец  только
лохмотья унеслись на крыльях ветра, затерявшись в густой траве  и  закоулках
дворов. И все же Дюки стал первым, кто выполнил норму. В своих  безжалостных
объятиях он согнул и сломал сорок шесть черных сгустков. Поэтому его  смерть
силы мрака встретили с неистовым воодушевлением. С уходом Дюки  белый  отряд
сократился больше чем на половину, но не растерял свой боевой дух. Успех уже
был налицо:
   едва ли не  четверть  уцелела  от  первоначального  числа  черной  армии,
дожившего до второго раунда.

   Положение осложнялось. Теперь потери  следовали  одна  за  другой.  Убили
Гюфса, для которого лишь сорок первая дуэль окончилась неудачно. Распрощался
со своими щупальцами и  исчез  Груодс,  отправивший  в  небытие  сорок  трех
врагов.
   Развалился Вщимод, так и  унеся  с  собой  загадку  своего  таинственного
прибытия в этот мир. Он не только повторил рекорд Дюки, но и улучшил его  на
четыре единицы. Чувствуя близкую гибель, белые герои перешли в  безрассудное
наступление, разметав ошеломленных врагов, и вновь объединились. Как метеор,
они ударили в центр черного скопления,  смешав  строй  врагов  и  спутав  их
планы.
   И дрогнули черные силы, обратившись  в  бегство,  не  разбирая  дороги  и
позабыв все приказы. Не слыша визгливых указаний КХ, они покинули поле боя и
отступили в густые чащи школьного питомника, где черные тени надежно  скрыли
их усталые тела. Посреди площадки осталось шесть белых фигурок, которые едва
держались в воздухе над самой землейх

   х КХ недовольно оглядывал свою незадачливую армию. Вернее армией она  уже
вряд ли могла именоваться. Вместе с пятнадцатью телохранителями и  им  самим
общая численность войск составляла  шестьдесят  девять  военнослужащих.  Для
третьего раунда битвы бойцов не хватало.  Если  тысяча  сгустков  не  сумела
справиться  с  крохотным,  раз  в  пятьдесят  меньше,  отрядом,  то   сейчас
враждующие стороны имели пропорцию  один  к  десяти.  Сам  КХ,  конечно,  не
принимал конкретного участия в  сражении,  зато  наблюдал,  оценивал,  делал
выводы  и  руководил.  Наступала  пора  вводить  в  действие  дополнительные
резервы, а значит придется потрудиться и ему. КХ  направил  всю  мощь  своей
энергии в одну точку и с трудом приоткрыл границу,  отправив  туда  властным
жестом пятерых гонцов. Со  стороны  белого  отряда  не  последовало  никаких
активных действий. То ли они просто не заметили уловку КХ, то ли  уже  не  в
силах были хоть как-то на нее  среагировать.  Первая  часть  задумки  прошла
успешно ѕ гонцы проникли в Темный  мир,  где  ждала  приказа  многочисленная
толпа добровольцев. КХ не задумывался, что толкнуло  тысячи  добропорядочных
граждан на тропу войны: скука, страсть к авантюрам или желание подняться  не
на одну, а сразу на две ступеньки. Это КХ не интересовало.
   Главное, что с минуты на минуту он получит солидное подкрепление.  Значит
планы его еще не рухнули. Все идет как  надо,  хотя  предвиделась,  конечно,
более внушительная победа.

   Вновь разверзлись границы и, исчезнув в очередной раз, оставили на  своем
месте черную тучу. Но что это? Где миллионы, где сотни тысяч,  где  хотя  бы
тысяча преданных ему  бойцов?  Бегло  пересчитав  прибывших,  КХ  с  обидной
горечью обнаружил, что его отряд увеличился всего на триста восемьдесят семь
солдат. И каких еще  солдат!  Не  ожидая  мудрых  решений  командира,  толпа
новобранцев с ликующими криками бросилась в атаку. Схватившись за голову, КХ
быстрым приказом отослал своих воинов им  на  помощь,  чтобы  сгруппировать,
выстроить  отделения,  взвода,  роты  и  завершить  начатое,  пока  не  утих
наступательный порыв. Гонцы несомненно сболтнули  немало  лишнего  про  крах
молниеносной операции, и обыватели усомнились, а стоит рисковать собственной
жизнью, если великие герои под руководством мудрейшего полководца не  сумели
претворить заветы Черного Короля в славные свершения.  Вокруг  КХ  крутились
телохранители, безмолвно наблюдавшие за ходом сражения. А битва принимала не
слишком приятный оборотх

   х Шестеро смелых дружно встретили следующий натиск противника. Первый  же
удар выбил из строя третьего Ипэлма и отважного следопыта Шнотца.  Но  белые
призраки  устояли  и  принялись  ожесточенно  обороняться.  Это  им  отлично
удавалось,  ибо  новички  сражаться  не  умели.  Сборище  мохнатых  клубков,
спиралей, пятипалых каракатиц и прочей шушеры действовало нахрапом, силой  и
погибало от ювелирных  ударов  подданных  Лауры.  Но  как  полчища  голодных
комаров убивают огромных оленей и лосей, так и черные призраки шли и  шли  в
наступление. Вряд ли белый отряд смог бы долго продержаться. Вот уже и Лауре
рассекли левую  руку,  и  энергия  сверкающими  звездочками  заструилась  из
королевы.  Словно  в  ответ  ожил  талисман,  извергнув  на  этот   раз   не
смертоносные лучи, а синие сферы, взывающие о помощи. Словно мыльные пузыри,
возникали они из камня, росли, увеличивались, закрывая  белый  отряд,  армию
нападавших, площадку, а затем и близлежащие дворы.
   Чем больше становился их объем, тем незаметнее они казались,  разнося  по
округе призывы, предназначенные не  для  людских  ушей.  Будто  содрогнулась
земля, и выбрались на ее поверхность ночные существа, принявшее в свое время
покровительство повелительницы тьмы. Схватка закипела с  новыми  силами.  КХ
максимально приблизился к полю боя и приказал  двум  телохранителям  собрать
проверенных воинов, чтобы жестким клином рассеять  неискушенный  в  баталиях
ночной народ. Но замерли стрелки, отсчитывающие триумф когда-то  безвестного
библиотекаря, рухнули опоры, поддерживающие извилистую дорогу,  убегающую  к
славе. Подданных повелительницы тьмы вел пришедший в сознание Ыккщщер, а  из
факела его уносился в черно-синее небо столб голубого  огня.  Все  существа,
упомянутые в четвертой главе, собрались здесь, напрочь откинув  нейтралитет,
а вместе с ними еще сотни других, вовсе не поддающихся описанию. Монстры  со
страниц триллеров и из кадров фильмов ужасов обрели собственное право голоса
и отдали этот голос Белой Королеве.

   Ночной народ  смело  оттеснил  в  сторону  уцелевших  воинов  и  принялся
истреблять  рядовых  граждан  Темного  мира.  Черные   пришельцы   бросились
врассыпную, стремясь  отыскать  исчезнувшие  границы  и  спастись  в  тихих,
скучных, тесных, но таких безопасных родных просторах. Видя, что  дело  всей
его жизни безвозвратно рушится,  КХ  неимоверным  усилием  развернул  дорогу
Лауры и оттянул с позиций закрытого мира исполнителей.  Но  это  еще  больше
осложнило  ситуацию.  Дорога  внезапно  ускользнула  от  ослабевшего  КХ,  и
множество  исполнителей  бездарно  исчезло,   разбросанное   по   совершенно
посторонним мирам. А успевшие проскочить  налетели  на  мечущихся  в  панике
добровольцев.  Те  вообразили,  что  их  обошли  с  тыла,   и   окончательно
разбежались по кустам, а исполнители, потерявшие разум от бушующего  урагана
противоречивых приказаний, набросились друг на друга.
   Последний приказ КХ  отдал  остаткам  своего  штаба,  отправив  всех  без
исключения  организовывать  исполнителей.   И   оставшись   в   одиночестве,
главнокомандующий-неудачник встретился с горящим  взглядом  Белой  Королевы,
направляющейся к нему с  устрашающей  быстротой.  Растерявшийся  КХ  все  же
сообразил, что теперь его спасет лишь  скорость  полета,  темнота  ночи,  да
умение маскироваться  в  условиях  предлагаемой  местности.  Кинув  гибнущие
остатки своей  армии  на  произвол  судьбы,  несостоявшийся  король  стрелой
взвился  вверх  и  последовал  к  длинному  дому,  стены  которого  отливали
мертвенно-бледным светом в лучах беспристрастной Луны, продолжавшей медленно
отмерять свой путь по усеянному звездами небосклону.

   Глава двадцатая.

   Что посеешь...

   Ты запомни, сынок, Золотые слова: Хлеб  -  всему  голова,  Хлеб  -  всему
голова. (Яркий образец советской эстрады).

   Я жестоко и изнурительно страдал. Не от холода,  нет.  Сидя  на  крыше  и
наблюдая ожесточенное сражение иномирян, я чувствовал себя  крайне  неуютно.
Перед моими глазами вживую кипели смертельные схватки  и  гибли...  нет,  не
люди, но кто знает, может они были лучше людей. По крайней мере,  меня.  Все
меньше становилось белых облачков,  а  я  сидел  и  смотрел  всего  лишь  со
стороны, словно пялился на порядком поднадоевший экран  телевизора,  готовый
встать и нажатием кнопки вызвать другой канал,  где  тихо-мирно  "на  пороге
ночи" страдают "Богатые" вкупе со "Второй мамой". Я не мог впихнуть  себе  в
голову мысль о том, что все происходящее  реально.  Ну  разве  не  я,  держа
прохладную руку Лауры, бродил с ней по солнечным местам? Разве не я пробовал
вблизи полуночи  ухватить  Ыккщщера  за  его  призрачное  туловище,  но  под
сжавшимися пальцами остались лишь капельки  пота,  выступившие  от  волнения
перед сверхъестественным? Не мне ли пришлось, надрывая дыхалку,  нестись  на
поиски  неведомой  дороги  и,  страдая  от  духоты,   разыскивать   талисман
посредством знаменитого сорок первого автобуса? А теперь  я  обнаружил,  что
воспринимаю случившееся как игру. Захватывающую, интересную, но все же игру,
которую вот-вот придется оборвать и начинать заниматься делом. Все,  как  во
сне. Только что  ты  летел,  хватал,  догонял,  спасался  от  преследования,
выслеживал, восторженно ощущая  себя  незаменимым  человеком  в  самой  гуще
событий,  и  вдруг  перед  тобой   прочное   стекло.   Действие   продолжает
разворачиваться все более захватывающе, но ты уже не участник, а всего  лишь
наблюдатель,  сидящий  перед  ящиком  с  кнопочками.  Наблюдатель,  страстно
желающий оказаться по ту строну экрана. Еще жива надежда, что  стоит  только
дотронуться и... Но идет время, наблюдатель смиряется с отведенной ему ролью
и напряженно смотрит туда, где купается в  приключениях  главный  герой,  на
месте которого совсем недавно находился  он  сам.  Ну  не  участвовать,  так
досмотреть хотя бы... И удрученный зритель опасливо коситься  на  дверь,  не
беспочвенно  подозревая,  что  она  сейчас  раскроется,  а   вошедшие   люди
бесцеремонно выключат телевизор и отыщут кучу неотложных  дел.  Но  пока  не
наступил этот момент, остается щемящее чувство сопричастности и горечи,  что
под безоблачным солнечным небом или в тихих, еще теплых сумерках в  компании
самых верных друзей и самой лучшей на свете девушки пробираешься к  заветной
цели уже не ты.

   Сбивчиво, даже противоречиво в  какой-то  мере.  Но  такое  описание  как
нельзя лучше отражало мое состояние. Хотелось  даже  заплакать  от  бессилия
что-либо изменить, от того, что не смог, не сумел вникнуть в душу призраков.
Ощущать полную свою ничтожность, когда в голове тревожным буравчиком сверлит
мыслишка:
   "А не отсыреет ли пленка в моих кассетах при такой влажной погоде?" и это
в тот момент, когда быть может истекают последние секунды жизни королевы.
   Моральный урод. Ущербной души человек. Я мог миллион  раз  обругать  себя
самыми последними словами, вот только статус постороннего наблюдателя плотно
въелся в меня. Я уже не сумел бы  отклеить,  оторвать  от  себя  то  поганое
чувство, которое охватывает праздношатающегося по вечернему парку  человека,
когда он видит ватагу в  корень  оборзевших  юнцов,  запинывающих  невовремя
подвернувшегося им под руку прохожего. "Ну, на этот раз не я", -  облегченно
вздыхает  гуляка  и,  отводя  взгляд,  спешит   прочь,   стараясь   выкинуть
происшедшее из головы. Но невидимая липкая грязь  окутывает  душу,  хотя  он
отлично понимает, что не в силах вмешаться и хоть чем-нибудь  помочь.  В  то
время, когда в сотне метров от меня творились великие подвиги, а  на  чистую
страницу одна за другой ложились буквы летописи славы, я сидел на  мокрой  и
холодной крыше и прижимал к груди коробку с фирменными кассетами...

   ... КХ не хотел умирать. Нет! Он еще поживет. Он еще вернется.  Но  не  в
темный мир. Побывав на вершине славы, главнокомандующий не желал падать вниз
и хвататься за любую соломинку, какой бы призрачной она не казалась.
   Возвращаться  назад,  к  толпе,  к  упрекам   и   насмешкам,   к   серому
библиотечному существованию (если ему  еще  позволят  снова  занять  его,  к
обломкам триумфального постамента, к котловану, где никогда не будет заложен
фундамент его величественного дворца? Никогда, лучше умереть! Но умирать  он
не собирался. Да, приходилось признать, что его  настиг  полный  провал.  Он
проиграл, но не сломался. Жалко удирая от неумолимого преследования, КХ вряд
ли кому мог показаться грозным и могущественным. Но в собственных глазах  он
продолжал видеть себя Черным Королем. Его место - холодный обсидиан  черного
трона. Искорка уверенности в том, что именно его избрала судьба для  высокой
миссии возрождения великого престола, продолжала теплиться в нем и придавала
второе дыхание. Какая-то чудовищная  оплошность  разрушила  его  грандиозные
намерения, но КХ не чувствовал себя низвергнутым. Где-то в  глубине  сгустка
пульсировала  уверенность,  что  планы  воцарения  над  мирами  сбудутся.  А
холодное  сознание  уже  производило  дальнейшие  расчеты  и  строило  новую
лестницу, ведущую вверх. Изо всех сил  стремясь  увеличить  отрыв  от  Белой
Королевы, он уже видел, уже готовился взобраться на новую ступеньку...

   ... Иннокентий Петрович сидел на холодном полу,  прислонившись  спиной  к
стене собственной квартиры.  Он  не  помнил  когда  и  где  утерял  диван  -
последнюю ниточку к реальности. Впрочем хозяина  огромной  квартиры  уже  не
заботили всякие  мелочи.  Его  окружали  миражи.  Искривленное  пространство
выхватывало картинки  из  неведомых  далей  и  показывало  их  единственному
благодарному зрителю, который никуда  не  спешил,  не  суетился  и  даже  не
пытался заснуть. Перед заместителем ректора по культурным вопросам, так и не
побывавшем ни в одной зарубежной командировке, творились  настоящие  чудеса.
Экзотические места со всех уголков земного шара, словно  пожалев  Иннокентия
Петровича, сами явились к нему в гости. Исчезли дворцовые мраморные залы, но
желто-серые полосатые обои и книжные шкафы так и  не  вернулись  к  хозяину.
Зато красочные  пейзажи  наплывали  и  растворялись,  сменяя  друг  друга  и
соревнуясь между собой в разнообразии  реквизита  и  буйстве  красок.  Подул
теплый ветерок и воздух сразу стал влажным.
   Густые джунгли заполнили пространство. Зелень воцарилась  вокруг,  тысячи
оттенков зеленого цвета, лишь кое-где проглядывали бурые стволы,  да  клочки
неба. Ветерок усилился, превратился в ветер и  разорвал  джунгли  в  клочья,
унеся их прочь. Сразу  Иннокентий  Петрович  ощутил  пронизывающий  холод  и
недостаток кислорода. Теперь  вокруг  оказалось  одно  небо,  только  справа
торчала  одинокая  серая  вершина.  Побоявшись  головокружения,   Иннокентий
Петрович не рискнул посмотреть вниз, а попытался руками ощупать  прилегающую
к нему площадку.
   Пальцы скользнули по  неровному  потрескавшемуся  камню.  Даже  стена  за
спиной сменила гладкую поверхность на острые выступы.

   А небо уже потемнело, и на горизонте вспыхнул желтый закат, переходящий в
кровавые и черные тона. Солнце упало за пологий  холм,  на  котором  зловеще
чернел силуэт загадочного сооружения, напоминавшего китайскую пагоду. Ладони
и ноги утонули в густой траве, а  во  что  упиралась  теперь  спина,  так  и
осталось невыясненным.

   Внезапно Иннокентий Петрович улыбнулся. Мечта, к  которой  он  прорывался
всю жизнь, добралась до него, раскрыла ему свои объятия. Уже не надо  бегать
в профком, выясняя наличие престижных путевок,  непрестанно  копить  деньги,
отказывая себе во всем, заполнять  бесконечные  анкеты  с  бесконечными  "Не
был", "Не состоял", "Не участвовал", "Родственников, побывавших в  годы  ВОВ
на оккупированной территории не имею".  Не  требовалось  больше  выслушивать
инструкции серьезных людей в строгих костюмах о том, как следует вести  себя
за границей, унижаться на таможне,  когда  бдительные  служащие  старательно
перерывают твой чемодан и простукивают его стенки. Никаких волнений, никаких
ограничений, никаких усилий. Все само свалилось к ногам, как неожиданный, но
очень приятный подарок. Никогда в жизни Иннокентию  Петровичу  не  было  так
хорошо. Миллионы чувств, запахов, зрелищ,  ощущений,  звуков,  принадлежащих
ему и только ему.

   Но счастье никогда не бывает вечным.  В  одну  секунду  миражи  поглотила
необъятная черная дыра. А  из  глубины,  прямо  на  Иннокентия  Петровича  с
ужасающей быстротой неслось то, что  было  страшнее  мрака  и  темнее  самой
непроглядной мглы. Огненные глаза и белые клыки сверкнули совсем рядом.
   Ослабленный организм сдался без  боя.  Иннокентий  Петрович  догорел  как
костер, брошенный под  проливным  дождем.  Душа  его  растворилась,  оставив
бренную оболочку. Освободившееся место  мгновенно  захватил  хитроумный  КХ,
чутьем отыскавший решение в самом безвыходном положении...

   ... Купол тьмы продолжал  висеть  над  городом.  Ничто  не  указывало  на
приближающееся утро. Оставалось еще раз повторить про себя, что август - это
Вам не середина июня. Сдернутый волевой рукой Лауры с  насиженного  места  я
совершил вместе с ней непродолжительную пробежку и теперь стоял в незнакомом
дворе. Несмотря на то, что от моего дома нас отделяло не  такое  уж  большое
расстояние, приходилось признать, что я заплутал.  Возможно,  пройдя  метров
двести в любую сторону, мы бы выбрались в  известные  мне  места,  но  тогда
исчезло  бы  новое   чувство,   заполнившее   теперь   мою   голову.   Смесь
таинственности, опасности, непредсказуемости и туманного будущего  обострила
все донельзя.
   Кривая интереса к жизни резко скакнула вверх и набирала высоту  с  каждой
минутой. Хотя никаких активных действий пока не предвиделось, я вновь уловил
что-то, смутно напоминавшее праздник. Мне словно удалось шагнуть за экран, и
вот  я  снова  находился  в  центре  приключений,  не  зная,  какую  каверзу
приготовит судьба в следующую минуту, но подозревая неизбежный  "хэппи-энд".
Никогда не  контактировавший  со  злобными  сверхъестественными  силами,  но
посмотревший неимоверное количество фильмов на данную  тему,  я  естественно
ждал противоборства, где все решает не грубая сила, а умение  вести  себя  в
нестандартных ситуациях. Краешком сознания я не сомневался,  что  справлюсь,
хотя приучил себя всегда рассчитывать на самое худшее. По крайней мере чужих
ошибок я повторять не собирался.

   Нас окружали пятиэтажки, только из-за какой-то  дальней  крыши  выступали
верхние этажи более высокого дома. Здания обступали нас вплотную, поэтому  я
не смог отыскать спасительный ориентир телевышки с ее красными огнями. Двор,
в котором мы находились, казался совсем обычным,  и  я  не  понимал,  почему
Лаура сделала остановку именно здесь. Рядом с нами  чуть  подрагивали  ветки
невысокого боярышника. Далее темнели заросли шиповника, и  вот  туда-то  мне
совсем не хотелось лезть. Мой взгляд ненавязчиво пробежался по другому  дому
и перескочил на  детскую  площадку.  Стандартный  набор:  качели,  карусель,
песочница и чуть покосившаяся лестница. Правда сегодняшней ночью  их  черные
силуэты выглядели несколько мрачновато, но это уже не мои проблемы.

   Я хотел обратиться к Лауре, чтобы узнать, на  чьей  же  стороне  осталась
победа.
   Ведь я так и оставался в неведении относительно финала. Да и наступил  ли
финал? Впрочем, вопросы так и не покинули  моей  головы,  потому  что  я  не
рискнул раскрыть рта. Королева напряженно всматривалась  поочередно  во  все
окна, словно потеряла что-то исключительно важное. В паре окон  горел  свет,
но похоже Лауру интересовали не они.

   - Вот он! - прошептала она и махнула рукой к соседнему подъезду.

   Негромко хлопнула дверь, из-за кустов показался пожилой мужчина в  темном
полузастегнутом костюме и медленно стал удаляться. Естественно, что  лица  я
не разглядел.

   - Кто? - потребовал я объяснений от королевы.

   - Предводитель черных призраков.

   - С чего ты взяла? - удивился я. - Это же человек!

   - Он внутри, - невнятно пояснила королева.

   Я молча сжал губы в недоверчивой гримасе. Интересно, какой будет  реакция
этого полуночника, когда он опознает  в  себе  командира  сверхъестественной
армии? В этот момент камень Лауры осветился изнутри. Тонкий, как спица,  луч
пронзил тьму и впился в правое плечо незнакомца. Тот конвульсивно  дернулся,
мотнул головой в нашу сторону, а затем бросился прочь. Такой походочки я  не
видел еще ни у кого. Негнущиеся  ноги  механически  отсчитывали  шаги,  руки
болтались, как совершенно  посторонние  предметы,  а  туловище  вихляло  под
самыми непредсказуемыми углами.

   - Видишь, талисман указал на него, - донесся шепот королевы.

   Я молча кивнул, облизнув языком пересохшие от волнения губы. За последние
дни пришлось увидеть столько потустороннего, что приходилось  все  принимать
на веру без всяких "Дано", "Доказать" и "Допустим".

   - Что же ты ждешь? Бежим! -  подтолкнула  меня  Лаура  и  мы  ринулись  в
погоню...

   ... КХ устал. Он никогда не  подозревал,  что  способен  так  вымотаться.
Энергия, составляющая сгусток, собиралась разделиться на отдельные  куски  и
самораспуститься. Исключительным усилием воли КХ сдерживал  рвотные  позывы,
грозившие закончить его  существование  самым  бесславным  образом.  А  ведь
приходилось еще управлять  бесцельно  бредущим  телом  человека.  Он  словно
очутился  внутри  сложнейшего  механизма  с   крайне   непонятной   системой
управления.
   Однако, приходилось довольствоваться тем, что  оказалось  под  рукой.  И,
надо заметить, КХ  с  честью  выбрался  из  этой  затруднительной  ситуации.
Механизм действовал.  Шаг  за  шагом  он  уносил  главнокомандующего  черных
призраков в безопасные пределы. КХ, едва сдерживая  гнев  по  поводу  весьма
примитивных возможностей людей, зорко  всматривался  в  ночь  неясным  чужим
зрением.

   Очередной удар настиг его на  повороте.  Рывок  головы  позволил  правому
глазу убедиться,  что  Белая  Королева  не  только  разоблачила  его  хитрую
маскировку, но и, не отставая, следовала за ним. Рядом с ней мелкими шажками
семенил какой-то прислужник из числа людей. Судя по всему, она не собиралась
останавливаться на полумерах. "Посмотрим, поглядим", - мрачно усмехнулся  КХ
и неожиданно научился сгибать  ноги  в  коленях  у  непослушного  организма.
Приятный  укол  чувств  отпраздновал  открытие.  Тело  Иннокентия  Петровича
перешло со спортивной ходьбы на быстрый бег.  КХ  гнал  безвольный  организм
человека, как опаздывающий ямщик загоняет свою  покорную  лошаденку.  Резкие
команды плеткой подхлестывали умирающие ноги. Быстрее, быстрее, еще быстрее.
Надо, надо и еще раз надо уйти от врагов. Будь КХ человеком, он вообразил бы
свист ветра в своих  ушах.  Но  холодный  разум  черного  сгустка  не  ведал
иллюзий. Его догоняли. С каждой секундой расстояние между беглецом и погоней
сокращалось. Чуткий слух улавливал не движения ветра, а  лишь  мерный  топот
шагов за спиной. На пределе сил, и своих, и Иннокентия Петровича,  КХ  делал
отчаянные попытки оторваться.
   Все  зря,  бесполезно;  преследователи  не  сбавляли   темпа,   отыгрывая
сантиметр за сантиметром. Но даже ни на мгновение  призрачный  мозг  черного
сгустка не посетила мысль остановиться и покориться своей судьбе. КХ слишком
долго выжидал тот момент, когда смог горделиво вознестись над  толпой.  Ждал
твердо и упорно. Упорство и сейчас  не  давало  слабины,  подгоняя  усталые,
слившиеся  в  единый  конгломерат  материальную  и  нематериальную  сущности
различных миров.
   Бывший  лингвист-библиотекарь  знал,  что  если  на  его   долю   выпадет
один-единственный шанс, то он обязательно использует его, ставя на  кон  всю
до единой частички свою истощившуюся энергию.

   Внезапно удары по асфальту за спиной наполовину стихли. КХ не требовалось
оглядываться назад, чтобы лицезреть, как  королева  отделилась  от  земли  и
взмыла над серым тротуаром, лишь человек все топал и топал. Шансы  на  успех
таяли, как белый покров непокорившегося призрака под лучами  солнца.  Ничего
не оставалось, как покинуть мертвое тело погибшего помощника и воспарить над
землей,  ища  укрытия  в  темных  уголках,  которых  так  много  в  огромном
пространстве миллионного города. Но вырваться из темницы не удалось. Слишком
ничтожным оказалось количество припасенной энергии. И  КХ,  тратя  последние
силы, продолжал нескончаемый бег, сгибая и разгибая  чужие  ноги,  уносившие
его личность от почти наступавшей на пятки погони.



   Глава двадцать первая.

   Breaking Out (4.)

   Breaking out, into the night Breaking out, heєs  taking  flight  Breaking
out, out in the street Breaking out, gotta break free

   Поле боя осталось далеко за  нашими  спинами.  Мы  уже  миновали  широкую
площадь между кинотеатром "Искра" и крохотным леском, наполовину  скрывавшим
здание ВДНХ. Затем таинственный незнакомец резко вильнул  вправо,  промчался
мимо железных прутьев ограды детского сада и вновь вильнул во дворы.  Где-то
по  левую  руку  мелькнул  мой  дом,  а  еще  через  квартал  железобетонные
пятиэтажки сменились кирпичными. Вот и величественный каркас  телебашни,  но
беглец не стремился попасть в зону  света  уличных  фонарей,  а  предпочитал
темные дворы.
   Вслед за ним мы с королевой  пересекли  школьный  двор,  вблизи  которого
несколько дней назад любовались прелестями солнечного  дня  уходящего  лета.
Преодолев еще  несколько  кварталов  наискосок,  я  чуть  не  растянулся  на
пересеченной  местности  стройплощадки  высотного  дома.  Вскоре  пятиэтажки
уступили место более древним и  низким  домам.  Лаура  взлетела  уже  вблизи
новостройки, а я,  поднапрягшись,  прибавил  темп,  чтобы  ее  не  подвести.
Никогда не  блиставший  в  физкультурных  забегах,  я  медленно  умирал,  но
тянулся, тянулся, тянулся всем телом за невесомым обликом Лауры. Слезы текли
по лицу, изо рта безнаказанно вырывались противные всхлипы  от  собственного
бессилия. Сказка сменилась жестокой реальностью. Как  и  следовало  ожидать,
чуда не произошло - я стал отставать.
   Знакомый страшный сон вновь ворвался в  мою  душу.  Девушка  моей  мечты,
только что подарившая мне незабываемую улыбку, ускользала навсегда, а я не в
силах был догнать ее и даже не мог задержать отчаянным криком.

   Ноги отказывались повиноваться, зато заработала голова. Заметив очередной
поворот далекого смутного силуэта, я тут же  сообразил,  как  можно  срезать
дистанцию. Противник сменил тактику и несся теперь по  пустынным  улицам,  а
мне никто не мешал свернуть во двор. Как известно, сумма двух катетов всегда
больше длины гипотенузы. Применив полученные  в  объеме  школьной  программы
знания на  практике,  я  резво  поскакал  через  военно-спортивный  комплекс
близлежащего  ПТУ.  Действительность  превзошла  все   мои   ожидания.   Как
разогнавшийся паровоз, я вылетел на улицу и резко  развернулся,  ухватившись
рукой за дерево. Моим глазам представился последний акт драмы...

   ... Сердце колотилось как отбойный молоток. Легкие глухо хрипели. Боль  в
ногах пронизывала КХ насквозь. Сознание помутилось, не в силах справиться  с
колоссальной нагрузкой. Он давно уже перестал  разбирать  дорогу,  и  только
свойственное призракам  чутье  предохраняло  его  от  явных  столкновений  с
неимоверным  числом  препятствий.  А  ведь  ему  еще  ни  разу  не  довелось
споткнуться.  Цепочка  непростительных   ошибок   привела   его   к   крайне
бедственному положению.  Ну  разве  не  идиотской  была  мысль:  укрыться  в
несовершенном человеческом теле. Эх, если бы только вырваться,  тогда  ничто
не помешало бы КХ проткнуть  любое  количество  стен,  прежде  чем  королева
сумеет отследить его маршрут. Горькое отчаяние просачивалось сквозь  щели  в
маленькую каморку, где покоилась несгибаемая воля. Оно  ржавчиной  разъедало
упорство и стремление победить, заменяя их на  нерешительность  и  слабость.
Ноги сразу стали ватными и начали заплетаться друг об друга.  А  из-за  угла
вывернул с мокрым от пота лицом прислужник королевы  и  решительно  перекрыл
дорогу. Что же случилось с  КХ,  раз  даже  какой-то  заурядный  человечишко
обхитрил  того,  кто  сумел  увлечь  и  перевести  на  свою  сторону  самого
верховного повелителя? Смешавшись, КХ вырвался из темпа и чуть не  свалился,
теряя драгоценные  секунды.  А  сзади  неумолимым  князем  тишины  наплывала
беспощадная королева белых призраков...

   ... Согнувшись в три погибели, я до боли  скосил  глаза  вверх,  чтобы  в
случае чего постараться увильнуть от возможного нападения. Из моего  рта  до
потрепанного газона протянулась ниточка  слюны.  Чувствовал  я  себя  крайне
паршиво, а выглядел со стороны еще хуже и  противнее.  Ноги  подгибались,  и
пальцы правой руки впились в шершавую кору,  стремясь  удержать  равновесие.
Все во мне горело, лишь правую  ладонь  приятно  остужал  холодок  остывшего
тополя.

   Мужчина стремительно приближался ко мне.  Я  спешно  отвел  взор  от  его
раздутого перекошенного  лица,  словно  под  его  кожей  ворочалось  мерзкое
существо из космоса, и наткнулся взглядом на  Лауру.  Лучше  б  я  этого  не
делал. Жестокое лицо  громадной  головы,  испещренное  морщинами  и  темными
впадинами,  вызывало  первобытный  ужас  дикаря  перед  неведомым.   В   нем
соединились неземная злоба, циничность, хитрость и беспощадность.  Казалось,
королева сейчас раздерет весь мир по кусочкам, лишь бы дорваться до  победы.
Я пока еще понимал, что Лаура не изменилась, что у страха глаза велики,  что
отвратительное снаружи  зачастую  оказывается  прекрасным  внутри.  Но  ужас
охватил мою  сущность  целиком  и  теперь  тонкой  пленкой  окутывал  каждую
клеточку  мозга,  подавляя  разум.  Сознание  взбунтовалось   и   стремилось
вырваться наружу в тщетном желании найти лекарство от страха и  унести  меня
за многие километры отсюда.

   Однако, остальные части тела не разделяли безумных  планов,  мечущихся  в
голове.
   Материя вновь оказалась первичной, и  усталые  ноги  не  собирались  даже
шевельнуться. Инстинкт самосохранения ничего не мог поделать с измученным до
предела организмом, которому уже было все  равно:  погибать  ли  от  разрыва
сердца или закончить жизнь в когтях Белой Королевы, справляющей свое мрачное
торжество. Шла самая страшная минута моей жизни, когда необъяснимые  явления
вторглись в реальный мир, выбив опоры самосознания. Моя крыша не поехала  от
странного появления Лауры и Ыккщщера, талисман  казался  обычным  камнем,  а
битва призраков - хорошо разыгранным, захватывающим спектаклем.  Но  вынести
волны магнетического воздействия на мозговые центры, отвечающие за  страх  и
ужас, было свыше моих сил. Убежать, укрыться в четырех стенах среди  простых
и понятных вещей не имелось возможности. А  глаза  не  могли  оторваться  от
созерцания двух монстров. В этот миг  организм  дошел  до  точки  и  напрочь
отключил  сознание,  превратив  меня  в  механическое  визуальнозаписывающее
устройство.

   И тут когти Лауры коснулись пиджака того, кто являлся, по ее утверждению,
главным среди черных сгустков. Сначала они едва задели левое плечо, не сумев
дотянуться до  правого.  Мужчина  судорожно  рванулся  вперед  с  удвоенными
силами.
   Теперь я мог разглядеть каждую черточку его  лица,  так  как  между  нами
оставалось не более пяти метров. Но глаза так  и  не  сумели  оторваться  от
злобного лица повелительницы тьмы. Мягким  движением  Лаура  подтянула  свое
тело и непостижимым образом проткнула  мужчину  насквозь.  Ее  белые  пальцы
показались из прорванной груди.  Черное  пятно  расползалось  по  пиджаку  и
рубашке, но к королеве не пристало ни единой  капли  крови.  Голова  мужчины
безвольно склонилась набок, и он рухнул едва-едва не  на  мои  туфли.  Лаура
резко развела руки в стороны, и  уже  мертвое  тело  с  противным  хлюпаньем
порвалось на две  неравные  части.  Столб  синего  пламени,  выскочивший  из
талисмана, успешно завершил начатое...

   ... Боль кольнула в самый центр сущности КХ. Он по прежнему уверял  себя,
что выкрутится, увернется от ударов судьбы и  на  сей  раз.  Ничего  еще  не
закончилось, ничего еще не потеряно. Но иголка сменилась острым  сверлом,  а
затем и толстым буравчиком. Так и не  догадавшись  о  наступлении  последней
секунды, КХ завершил  свою  миссию,  чувствуя,  будто  в  него  ввертывается
резьбой все расширяющийся конус с бесконечной высотой...

   ... В ту же секунду Костя издал  душераздирающий  крик  и  сразу  потерял
сознание от болевого  шока.  Ворвавшиеся  в  его  комнату  родители  застали
ужасную картину.
   Обе ноги сына, оторванные выше колена, свалились с постели на пол,  а  из
открывающихся ран хлестал поток крови. Немедленный звонок в  скорую  помощь,
судорожные попытки остановить кровь, обмотав ноги многочисленными  тряпками,
и тягостное ожидание врачей заполняли первые  минуты  внезапно  изменившейся
жизни, чередуясь с возможными предположениями о том, что же могло  произойти
в комнате у Кости.

   Разумеется, они даже представить не могли, что случилось с их  сыном  два
месяца назад. Что полученные тогда увечья никуда не делись, а лишь  скрылись
под потоком магической энергии черного сгустка. Но ручеек энергии иссяк, все
возвратилось на круги своя,  к  реалиям  настоящего  мира,  не  отягощенного
присутствием  потусторонних  пришельцев.   Заслонка,   сдерживающая   кровь,
открылась.  Волшебные  нити,  связующие  разорванную  материю  живого  тела,
исчезли.
   И  смерть,  оглянувшись,  с  улыбкой  узрела  своего  старого,   когда-то
упущенного клиента...

   ... Я присел на корточки и мрачно разглядывал поврежденное тело.  Что  ни
говори, а чистой воды убийство. И пойди теперь докажи, что  в  безобидной  с
виду оболочке скрывалось ужасное существо, угрожавшее основам  всего  нашего
мира.
   Сейчас в подобную версию не верил даже я. А  что,  если  Лаура  ошиблась?
Что, если здесь лежит не черный командир, а просто любитель ночных  прогулок
- какой-нибудь поэт или художник, вышедший набраться вдохновения  на  свежем
воздухе  летней  ночи?  Что,  если  мы  неправильно   истолковали   значение
луча-талисмана? Разве я сам не помчался бы прочь, не разбирая  дороги,  если
бы меня преследовал монстр с навевающим ужас лицом? Разве я  сам  не  провел
всю ночь с зажженной лампой, когда  в  окне  на  мгновение  мелькнул  силуэт
королевы призраков? Может быть мы допустили непоправимый просчет,  а  теперь
уже ничего не вернешь.

   Меня затрясло от  ужаса  содеянного.  К  такому  повороту  событий  я  не
готовился.
   Мои глаза отыскали фигурку Лауры в надежде, что она сейчас подтвердит всю
правильность наших действий. А может все  окажется  просто  шуткой.  Мужчина
поднимется и побежит своей дорогой, а мы вернемся назад, в мою квартиру, где
Лаура сменит свою уродливую маску на привычное девичье личико.

   Но мужчина продолжал неподвижно лежать, уткнувшись  лицом  в  газон.  Это
было убийство, и это сделали мы.

   - Лаура, неужели ничего нельзя изменить? - с мольбой в голосе спросил я.

   Королева только отрицательно покачала головой.

   - Зачем мы его убили? Неужели нельзя  было  просто  выманить  призрака  и
расправиться с ним, оставив человека жить.

   - Нет, - холодно и жестко прервала мои стенания  Лаура.  -  Человек  умер
гораздо раньше, и убил его призрак. Он забрал  у  человека  тело,  уничтожив
душу. Даже если бы призрак вырвался на свободу, душа не воскресла бы ни  при
каких условиях.

   - Значит призрак мог вселиться и в меня?

   - Да, особенно, когда ты витаешь в облаках или терзаешься в раздумьях.

   - И ты так же поступила бы со мной?

   - Разумеется.

   - Ты убила бы меня?! - против желания в моем голосе  зазвучали  визгливые
нотки.

   - Конечно, но только это уже был бы не ты.

   Я встал в полной растерянности. Та, кого я  считал  уже  своей  подругой,
могла в любой момент вонзить в меня острые коготки. Так мог  ли  я  доверять
хоть кому-нибудь на поверхности земного шара?

   - Знаешь,  давай  обсудим  это  позже,  -  предложила  Лаура  потеплевшим
голосом. - Нам надо  вернуться.  Битва  не  закончилась  с  гибелью  черного
предводителя.

   Проникновенные тона пронзили мое сжавшееся сознание, прошмыгнули по  всем
темным закоулкам и  выгнали  прочь  мрачные  мысли.  Мне  с  трудом  удалось
смириться с концепцией королевы. Скорее я сам убью себя, если догадаюсь, что
представляю опасность миру. А если не смогу? Тогда  это  сделает  кто-нибудь
другой. Но почему именно Лаура? В конце концов в нашем мире в  любом  случае
найдется десяток-другой личностей, желающих  разделать  меня  под  орех  без
всяких причин, а ради  собственного  удовольствия,  чтобы  приятно  провести
время. Мог ли я обвинять ту, которая  посвятила  меня  во  все  свои  планы,
расчитывая лишь на моральную поддержку?

   Стараясь не думать о плохом, я схватился за локоть Лауры и вместе  с  ней
взмыл в воздух, оставляя позади все новые и новые темные окна...

   ... За одним из таких окон стоял Руслан. Поднятый полчаса  назад  звонком
Костиной матери, он не мог уснуть и, мелко подергивая занавеску,  невидящими
глазами смотрел в черноту двора, окруженного кирпичными коробками домов.
   Вот-вот должен раздаться следующий звонок, уже из больницы. "Быть или  не
быть,
   - горько усмехнулся Руслан. - Жить или не жить." А  ведь,  казалось,  все
обошлось. Ничего не предвещало беды.  Двенадцать  часов  назад  Костя  резво
догнал трамвай и вместе с Русланом плюхнулся на  холодное  двойное  сиденье.
Кто мог подумать, что страшное происшествие  в  заброшенной  церкви  получит
продолжение.
   Руслан  не  виделся  с   профессором   после   провального   контакта   с
потусторонними силами, а сейчас палец сам собой начал накручивать телефонный
диск, но трубка издавала только длинные гудки.  Честно  говоря,  в  подобных
делах Руслан уже привык во всем рассчитывать на учительскую подсказку.  Хотя
неудачное пробуждение демона отпугнуло  Руслана  от  магии,  но  уважение  к
знаниям профессора намертво засело в  голове.  Нет  ничего  невозможного!  И
действительно, почти мертвый Константин внезапно снова обрел свои  ноги.  Но
не сейчас, а тогда. Теперь можно рассчитывать только  на  себя.  Приходилось
признать, что после длительных занятий по практической магии и многочасового
штудирования запретных книг Руслан так и не  выучился  чему-то  конкретному,
так и остался подмастерьем. Сейчас срочно требовалась помощь его другу, а он
ничего не мог сделать ни обычным способом, ни волшебным.  Руслан  знал,  что
возможности магии безграничны, но где она, та магия.

   Разорвав тишину задребезжал звонок. Руслан заскакал к телефону, путаясь в
просторных богатырских  тапочках.  Прохладная  пластмасса  приятно  остудила
разгоряченную щеку.

   - Это я, я Руслан! Я слушаю, слушаю!

   - Врачи сказали: жить будет.

   Из трубки понеслись короткие  гудки.  В  избытке  чувств  Руслан  грохнул
трубку на рычаги так, что даже пол содрогнулся. Жить будет!

   Но радость растворилась в свербящих мыслях.  Жить  то  будет,  а  ходить?
Руслан снова сник. Некого обвинять, они виноваты сами. Человека на жизненном
пути всегда сопровождают нудные указатели: "Не влезай -  убьет!",  "Купаться
запрещено!",  "Взрывоопасно!",  "Запретная  зона!".  Но   человек   влезает,
купается, втискивается, ползет куда надо и не надо, несмотря на все  запреты
и предупреждения. Наблюдая  на  экране  кровавые  катастрофы,  он  неизменно
уверен, что это не его проблемы. А судьба уже готовит коварный  поворот,  от
которого не убережет смелость и нахрапистость, не спасет ни бахвальство,  ни
раскованность.
   Так и они с Костей влезли в запретную зону, куда дилетантам не стоит,  не
стоит соваться. Колдуны-недоучки сильно  напоминали  неистового  изыскателя,
который  так  и  норовит  прикоснуться  к  высоковольтным  проводам,  втайне
рассчитывая на победу разума и благоприятный  исход.  Но  электричеству  без
разницы, кто вторгся в его пределы. Оно  одинаково  накажет  и  безалаберную
ворону, не нашедшую лучшего насеста, и растяпу-электрика, понадеявшегося  на
"авось". Стоило ли удивляться неминуемой расплате? Но  почему  другие  то  в
подобных обстоятельствах счастливо выпутываются из всех приключений, а потом
с экранов  телевизоров  рассказывают  о  своих  похождениях  раскрывшим  рот
зрителям  и  огребают   кучу   дипломов   от   всевозможных   институтов   и
университетов, не ударив при этом и пальцем об палец.

   Руслан тихо  радовался  за  выжившего  Костю  и  за  себя.  Его  миновала
злосчастная судьба многочисленных,  так  и  не  ставших  никогда  известными
магов, погибших от  могущественных  сил,  которые  должны  были  служить  им
верой-правдой   и   неуклонно   повышать   благосостояние.    Руслан    внял
предупреждению. Бывают такие моменты, когда чувствуешь до глубины души,  что
серая обыденная жизнь в сто раз привлекательнее  самой  красивой  смерти.  И
Руслан купался в радужных волнах счастья, отхватывая для собственной  судьбы
еще одну секунду, еще один глоток воздуха...

   ... Крыша глухо содрогнулась под моими ногами. Листы  кровельного  железа
сыграли в глухие телефоны и успокоились. Что-то прошуршало на чердаке.
   Очевидно, железный марш потревожил заснувшую после долгих прогулок кошку.
Я не устоял на наклонной плоскости и мелкими перебежками  очутился  на  краю
крыши, упершись руками в ненадежный прут бортика.

   Лаура  спикировала  вниз.  Вдруг  из  темной  листвы  деревьев   на   нее
набросились черные сгустки. Середина футбольного поля теперь пустовала. Тьма
восстала против черного войска и успешно теснила рваные клочья былого отряда
добровольцев, прогоняя их с далекой баскетбольной  площадки.  Возле  гаражей
удачно работал топором страшный полупрозрачный великан с утыканной  могучими
шипами головой. Прочие бои  местного  значения  велись  за  пределами  моего
кругозора.

   А королева угодила в ловушку. Судя по всему, ее окружили  опытные  воины,
которые  не  давали  Лауре  вырваться  и  закрывали  худенькую  фигурку   от
союзников.
   Я прямо затанцевал на крыше. Мои ноги нервно выбивали чечетку. Но  чем  я
мог помочь королеве?

   Свободные  от  службы  сгустки  выстроились  в  вертикальный  хоровод   и
завертелись.
   Воздух в  круге  затуманился,  задрожал.  Затем  его  мутная  поверхность
вспухла отвратительным пузырем и лопнула без всякого шума. На месте  прорыва
образовалась черная дыра, которая  тут  же  всосала  в  себя  более  десятка
вражеских солдат. Королева отчаянно вырывалась, но  сгустки,  не  смотря  на
тяжелые потери, увлекали ее к воротам  в  иной  мир.  Внезапно  возле  Лауры
возникла белая капля. Это Ыккщщер пришел на помощь. Но черные  воины  и  его
облепили со всех сторон и потащили в том же  направлении.  От  невозможности
что-нибудь изменить я рванул на себя склизкий от холодной росы бортик.
   Неожиданно он вылетел из своих гнезд, а  я,  потеряв  равновесие,  рухнул
вниз.

   На сей раз мои чувства сработали на удивление хладнокровно. Я  постарался
в падении разметать черный клубок, чтобы вызволить Лауру, но завис в воздухе
над неравной  схваткой.  Дернувшись  вниз,  я  приблизился  к  полю  боя  на
несколько сантиметров. Завидев неожиданную подмогу, десяток черных  сгустков
отделились от основного роя и двинулись ко мне.  В  следующую  секунду  меня
пробрал дикий холод. Что-то вцепилось в руки, ноги, волосы, стало толкать  в
спину. Мое тело  сразу  стало  безвольным.  Желание  сопротивляться  угасло.
Начали слипаться глаза.
   Сквозь наступившую дрему я ощущал, как меня мягко  подхватили  и  понесли
невесомые  конечности.  Затем  я  словно  оказался  в   ванне,   наполненной
остывающей водой. Сознание туманилось. Далекая стена  растворилась  в  серой
дымке, а длинная ветка, промелькнувшая надо мной, слилась с чернотой неба, с
которого исчезли все звезды. Мрак заботливо укутал меня  одеялом  из  черных
призраков.

   Резкий толчок выбросил мое тело  из  ледяной  проруби.  Мягкая  платформа
вокруг меня рассыпалась. Я полетел,  кувыркаясь  и  переворачиваясь,  но  не
вниз, а вверх. Серый туман затопил мои чувства.  Вокруг  воцарилась  полная,
беспросветная, гасящая любые звуки тьма.

   Глава двадцать вторая.

   Мир коридоров.

   Словно школьник у доски, Я стою и тру виски.
    Вот поверю и усталый
    Я повешусь от тоски.
    Скачет заяц в облаках,
    Ходит мальчик на руках.
    Я пожалуй только это
Унесу в своих зрачках.
    (Гр. Диалог "Заяц в облаках").

   Очнулся я от холода. Пронизывающий морозец каменных плит не располагал  к
дальнейшему отдыху. Пришлось встать на колени и с трудом подняться.  Сильнее
всего ныла правая сторона челюсти, которой суждено было первой состыковаться
с реалиями чужого мира. Лаура гордо и надменно озирала  окрестности.  То  ли
она пришла в сознание намного  раньше  меня,  то  ли  королеве  не  положено
валяться на полу, да еще в  потустороннем  пространстве.  Я  не  заметил  ни
царапинки на бледной коже ее рук и ни единого грязного пятнышка  на  белизне
ткани ее королевского платья. Возле  нее  беспокойно  кружился  Ыккщщер,  не
покидавший Лауру и в самые  трудные  минуты.  Итак,  нас  осталось  трое,  а
находились мы... В общем, неизвестно где  мы  находились.  Место,  куда  нас
забросили  черные  силы,  оказалось   весьма   мрачным.   Обширный   зал   с
непробиваемыми стенами, сложенными из огромных черных камней. Стены  уходили
вверх  и  терялись  во  мраке,  так  что  установить  высоту  помещения   не
представлялось возможным. Кромешную тьму разгоняли  два  далеких  огонька  в
вышине: факелы, лампочки или вовсе невозможные светильники.  Четыре  толстые
квадратные колонны отбрасывали дрожащие тени.
   Правый огненный светлячок мерцал и  дрожал,  словно  его  пытался  задуть
ветер.
   Левый фонарь находился так далеко, что казался крупной планетой в  период
противостояния или  звездой  Талцетл  из  "Аэлиты"  (только  не  красной,  а
желтой).
   Таким  образом  из  уютных  просторов   двадцатого   века,   заполненного
привычными пятиэтажками, тополями и железными домиками гаражей, мы очутились
в гулком пространстве средневекового замка.

   Лаура осторожно приложила к моему лбу указательный и средний палец  левой
руки, словно проверяя мое самочувствие. Приятное теплое покалывание проникло
сквозь кожу и разлилось по моему телу, растворяя холод  и  противную  дрожь.
Даже волнение чуть сгладилось, и  я  перестал  пританцовывать,  не  в  силах
удержаться на месте.

   - Все в порядке? - спросила  королева  с  такой  нежностью,  что  будь  я
Снегурочкой, мне не потребовался и маленький уголек,  чтобы  окончательно  и
бесповоротно растаять.

   - В порядке, - кивнул я и, не дав утихнуть разговору, поспешил  уточнить.
- А где это мы?

   - В черном мире, - ответила моя спутница.

   - И, наверное, в королевском дворце? - попробовал угадать я.

   - Знаешь, я никогда не проникала в эти места. Белой королеве  не  принять
посещать владения черного короля, так же как и ему не дозволено находиться в
моем мире. Но вряд ли мы в королевском замке.

   - Сможем ли мы выбраться?

   - По крайней мере, попытаемся, - встрял в разговор Ыккщщер.

   -  Нам  надо  отыскать  центр,  -  пояснила  Лаура,  точь  в   точь   как
предсказатель про талисман (коротко и весьма расплывчато).

   - Не лучше ли все же выбраться на открытое место? -  предложил  я.  -  По
крайней мере там не стоит опасаться засад из темных закоулков.

   - Это невозможно, - возразила Лаура. - по описаниям черный мир как раз  и
состоит из темных закоулков, коридоров и тупичков. Есть, правда, и  открытые
места, но они не помогут тебе обрести уверенность. Привыкай!

   Глаза уже начали  привыкать  и  постепенно  достигли  повышенного  уровня
зоркости.
   Обнаружилось, что камни стен имели не угольную,  а  серую  окраску.  Мгла
скрывала истинный цвет плит под ногами, но казалось, что  они  не  могли  не
быть серыми.
   Надо же в чужом непонятном мире уцепиться за что-то привычное.

   Тем временем Лаура прервала затянувшуюся стоянку и шагнула  во  тьму.  Но
мрак  не  сумел  поглотить  белую  королеву.  Ее  стройная   фигурка   четко
вырисовывалась на черном фоне. Тем же свойством обладал и Ыккщщер. Зато я  с
трудом мог разглядеть  себя  самого.  Зал  постепенно  сужался  и,  наконец,
превратился в коридор метр двадцать шириной и так и не  выясненной  высотой,
который нас привел в следующий зал.

   Следующий зал поражал размерами. В нем спокойно уместился бы  стандартный
четырехподъездный дом в пять этажей, да еще и место бы осталось. Тот же  зал
мог вполне послужить  формой  для  громадных  кирпичей,  так  как  имел  вид
строгого прямоугольника. Окна отсутствовали, зато исчез и  мрак.  Разглядеть
потолок  не  представлялось  возможным.  Его  заменяло  что-то  похожее   на
слипшиеся комья жидкого цемента или на сумеречный туман, навеки застывший  в
неподвижности.
   Свет обычного серо-облачного дня заполнял могучие  просторы.  Тысячи  лет
мельчайшие пылинки падали на пол, покрывая его слой за слоем,  и  теперь  он
окончательно скрылся под вполне приличным  черноземом.  Кое-где  уже  начала
прорастать трава. Виднелись и небольшие кустики. Не оставалось  ни  малейших
сомнений в том, что еще через несколько  тысячелетий  джунгли  заполнят  всю
прилегающую территорию.

   Но самым удивительным зрелищем был костер.  И  даже  не  костер,  а  люди
вокруг него и яркие оранжевые палатки неподалеку. Именно люди сидели там,  а
не призраки, мертвецы, вампиры или, скажем, маленькие зеленые  человечки  из
далекой галактики. Завидев нас с Лаурой, один из них вскочил и приветственно
замахал рукой. Такая привычная картина заставила  меня  напрочь  забыть  про
неприступные стены и представить бескрайнюю степь и партию геологов. Однако,
не наших геологов.

   Это выяснилось, когда мы приблизились к ним вплотную. Тогда они оживленно
залопотали  по-французски.  Вся  надежда  была  на  Лауру,  но  она   только
недоуменно пожала плечами.

   - Do you speak English? -  наконец  спросил  один  из  них  с  окладистой
бородой.

   - Very bad, - отозвался я, владея английским лишь в  рамках  институтской
программы и исключительно со словарем. - Iєm Russian.

   - O! Russian? - уважительно отозвался другой, худой и  длинный,  с  седой
шевелюрой, чем то смахивающий на Питера  ОєТула.  -  Я  есть  немного  знать
русский. Я посещать Moscow. Я участвовать in congress. Вы есть турист?

   - В некотором роде, - многозначно произнес я.  Однако,  видя,  что  никто
ничего не понял, пришлось кивнуть. - Yes.

   - Мы есть explorers. Исследователь. Девять исследователь. Вы  знать,  что
есть исследователь?

   - Yes, - снова кивнул я. - Жан-Ив Кусто.

   - Oh, he is great man. Великий... э... большой, по-вашему, человек.

   - Yes, very great, - согласился я и  вновь  взглянул  на  Лауру.  Никаких
эмоций.
   Ситуация складывалась как в американских фильмах, когда  демоны,  выходцы
из иных миров и инопланетяне разговаривают  на  чистейшем  английском,  зато
испанский, арабский, китайский и прочие языки игнорируют полностью...

   ... Лаура видела устремленный на нее ждущий взгляд, но  не  понимала  его
значения. Она вообще теряла способность понимать. Вокруг  нее  расположились
звездные путешественники, перебрасывающиеся словами из  какого-то  странного
сплетения языков. Но Он разговаривал с ними! Неужели Ему  доводилось  бывать
здесь раньше? Нет! Невозможно!

   Какое счастье, что она  сумела  заблаговременно  выучить  Его  язык.  Еще
триста лет назад лингвисты королевского двора,  растекшиеся  по  округе,  не
только  сумели  за  несколько  часов   собрать   богатый   словарный   запас
немногочисленных  обитателей  громадных   территорий,   но   и   проследили,
скооперировавшись с временщиками, ход возможного развития полученных знаний.
Не имея  возможностей  для  проверки  своих  догадок,  они  все  же  провели
модификацию языка до современного уровня. Конечно, в нем отсутствовали такие
словосочетания как "космический корабль на стационарной орбите" или, скажем,
"электрокардиограмма". Но каждый из ее  подданных  умел  теперь  изъясняться
основными  понятиями.  Каждый  раз,   проникая   в   чужой   мир,   призраки
предварительно изучали местные наречия. Призраки - не люди, они  это  могут.
Но даже им не подвластно мгновенно ухватить суть чужого  языка  и  перевести
незнакомые слова в понятные образы.

   И  все  же  она  могла  разговаривать  с  Ним,  значит   планы   звездных
путешественников тоже прояснятся. Она могла разговаривать с  Ним,  и  в  эти
минуты душа ее пела безмолвную, но несказанно прекрасную песню. Разве она не
счастлива сейчас, находясь в глубинах одного из самых враждебных ее сущности
миров? Королева, изучая азы Его языка, даже не подозревала, что ее жизнь так
резко сойдет с положенного курса. К лучшему? К худшему? На этот вопрос Лаура
не могла ответить даже теперь...

   ... Нам крупно повезло, что начальник французской экспедиции, тот  самый,
что походил на Питера оєТула, в некоторой степени владел ломаным русским. Не
прошло и часа, как я уже договорился поучаствовать в исследованиях  и  выбил
нам вкусный завтрак. В пятиминутный перекур я  успел  сбегать  в  отдаленный
дощатый домик с крохотным фигурным окошком на двери,  о  чем  мечталось  уже
несколько часов. Однако и после перерыва мне так и не  удалось  выяснить  ни
слова о том,  какое  научное  учреждение  представляла  данная  компания.  В
неизвестности остался и способ проникновения  в  эти  места  из  благодатной
Франции.

   Суть исследований скрывалась в черной щели на ближайшей  стене  у  самого
потолка, куда вела деревянная приставная лестница необычайной величины.  Там
начинался весьма запутанный темный лабиринт. Ежедневно его карта дополнялась
каким-нибудь  новым  участком.  В   общем,   французам   предстояло   решать
бесконечную  задачу,  потому   что   конфигурация   лабиринта   менялась   в
соответствии с числом и характером людей, вошедших в него, а так же с учетом
выбранного ими маршрута.
   Кроме того, кто-то им постоянно мешал.

   Обед следовало отработать тем, что я вместе с двумя  французами  подробно
изучу близлежащие комнаты и опишу свои ощущения. В девять утра по моим часам
я шагнул с последней ступеньки в небольшой холл. По  высоте  и  размерам  он
чуть превышал институтское фойе, если конечно удалить непременную колонну  с
часами, у которой назначались все важные встречи.

   Свет, проникающий через отсутствующие фрагменты стены, едва добирался  до
отдаленных углов, а в ближних  сгустился  такой  мрак,  что  я  не  рисковал
высовываться, а благоразумно прятался за спины более  опытных  товарищей.  В
голове волнисто зашумело, но не от стаканчика, а от предстоящего  погружения
в неведомое. Умеют же люди  найти  занимательную  работу.  Я  начал  страшно
завидовать всем без исключения участникам французской экспедиции.

   Внезапно потемнело еще сильнее. Воздух в центре зала задрожал и выдавил в
нашу компанию полсотни монстров. Я ожидал  увидеть  кого-то,  приблизительно
напоминающего  черных  воинов  с  их  лампочками-  глазами.  Но  появившиеся
существа удивительно походили на нас, людей. Одетые в красные комбинезоны  и
рубахи, помахивая красными ладонями  рук,  переступая  красными  ступнями  в
легких красных сандалиях, они беспокойно оглядывались и принюхивались.  Лица
их напоминали начинающих зомби из фильмов ужасов, только  не  с  мутными,  а
черными белками, в которых плавали белые круги зрачков.

   - Red ghosts! - толкнул  меня  старший  в  нашей  группе.  В  отличие  от
начальника экспедиции он имел отдаленное сходство  лишь  с  Толиком  -  моим
давним соседом по школьной парте.

   - Very dangerous, - добавил он, не услышав от меня ответной реакции.

   "Dangerous" я знал (слушал Майкла Джексона), но что надо  делать  теперь,
мне никто не объяснил. "Толик" подозвал своего товарища и  жестами  показал,
что он пройдет  по  вместительному  проходу,  который  начинался  по  центру
противоположной от щели стены. Второй жест направил нас к лестнице. Подумав,
что наше исследование завершено, я послушно топал обратно, развернув  голову
почти на 180  градусов.  "Толик",  умело  лавируя,  избегал  столкновений  с
аборигенами. А те стояли и пробовали к нему шагнуть, не  решаясь  на  бросок
или перебежку. Черные проходы в стенах манили меня своей неизвестностью, но,
видно, уже не судьба.

   Оказалось,  судьба.  Мы  миновали  щель  и  добрались  до  темного  угла,
скрывавшего вход в коридорчик. Это по ширине.  А  по  длине  он  мог  вполне
оказаться и коридором, и коридорищем, и долгой дорогой во  мраке.  С  правой
стороны начиналось еще более узкое ответвление. Там виднелась дверь. Но  мой
спутник, обладавший кудрявой головой (и потому не идентифицирующийся с моими
прочими знакомыми), остановил меня за плечо. Он указал  на  дверь  слева.  А
когда я захотел продолжить мой путь туда,  где  во  тьме  сверкнула  надпись
"Take me with  you",  выполненная  розовой  флуоресцентной  краской,  резкий
толчок пояснил, что маршрут выбирать не мне. Судя по опасливому взгляду, там
обитало нечто мерзкое и ужасное. Однако, съеденный завтрак не вернешь,  и  я
неохотно приблизился к деревянной двери, выкрашенной не  разберешь  в  какой
цвет. Пальцы осторожно коснулись до боли знакомой и  обыденной  металической
скобы ручки. Кудрявый ободряюще улыбнулся и  скрылся  во  тьме  ответвления.
Страшная догадка поразила меня: а ведь за дверью должна быть пустота.  Стена
отделяла меня всего лишь от огромного серого зала. Не окажусь ли я на  месте
пронырливого сыщика из  "Кролика  Роджера",  смело  шагнувшего  в  "EXIT"  и
очутившегося в чистом воздухе на высоте птичьего полета без всякого парашюта
впридачу.

   Вперив глаза в пол, я осторожно приоткрыл дверь и увидел все те же  серые
плиты.  Перешагнув  через  порог,  я  быстро   завертел   головой,   подобно
любопытному Буратино. Моему взору представилась небольшая, но  очень  уютная
комнатка, освещаемая тусклой двадцатипятиваттной лампочкой  без  абажура.  В
уютных сумерках замерли сервант, стол, уставленный всевозможными  кушаньями,
меню которых составило бы честь званному обеду во дворце султана или  эмира,
длинный диван и несколько мягких кресел. Вот на  них  то  (и  на  диване)  в
различных позах расположилась группа девушек. Девушки одетые,  полураздетые,
а на одной вообще отсутствовало что бы то ни было. Девушки  красивые,  очень
красивые и неописуемо красивые.

   Сумерки моментально превратились в интимный полумрак.  Я  тут  же  сменил
взгляд с настороженного на благосклонный, расправил плечи и... стал ждать. А
Вы что подумали? Девушки молчали и кокетливо улыбались. Ну, и что мне делать
с ними дальше?

   - Выбирай, - отчетливо прозвучало в моем мозгу. - Теперь выбирай.

   - Что выбирать? - озадаченно подумал я.

   - Одну из нас. Ту, которая станет твоей женой.

   Я чуть не сел от радости. Ну  вот,  дождался!  Счастье  привалило!  Удача
упала прямо ко мне в руки!  Звезда  моя  вспыхнула  и  разгорелась!  Фортуна
скинула повязку с глаз и не оставила меня без внимания. Будь это сон, я  тут
же исполнил бы самую эффектную сцену из "Танцора Диско". Но Вы то понимаете,
что никакой это не сон. И Вы понимаете, что здесь просто не было  некрасивых
девушек. Беспроигрышная лотерея, одним словом.

   Глаза  разбегались,  губы  складывались   в   счастливую   улыбку,   ноги
пританцовывали, хоть и не так ритмично, как у Митхуна  Чакроборти.  Руки  от
волнения сжались в кулаки  и  вспотели.  Взор  ласково  перебегал  от  одной
кандидатки к другой,  не  в  силах  задержаться  на  какой-то  определенной.
Блондинки,  брюнетки,  шатенки  и  очаровательно  рыженькие.  Синеглазки   и
черноглазки, не говоря уже о задумчивых карих и зеленоватых колдовских очах.
Худенькие, спортсменки и полногрудые секс-бомбы. И не надо  знакомиться,  не
надо мучительно выискивать тему для разговора,  не  надо  превозносить  свои
достоинства и старательно прятать недостатки. Не  надо  доказывать,  что  ты
исключительный и самый лучший представитель на совместно проводимый  остаток
жизни. Надо только выбрать, и все.

   Но вот выбрать то мне и не довелось.  Как  во  сне,  в  самый  интересный
момент на циферблате прибора связи, закрепленного над моими часами, замигала
красная лампочка. Вслед за визуальной тревогой раздался тонкий, но противный
писк сигнала "SOS". Кому то срочно требовалась помощь. Я лихо развернулся  и
покинул обитель сбывшейся мечты, намереваясь вернуться сюда  максимум  минут
через пять.
   Девушки проводили меня недоуменными взглядами. К сожалению ни одна из них
не бросилась вслед за мной и даже не соизволила подняться с дивана.

   Вновь достигнув полутемного холла, я замер и притаился. Красные уроды уже
вполне освоились и бродили по  залу,  как  истинные  хозяева  здешних  мест,
изредка натыкаясь друг на друга. Сзади на меня выскочил  кудрявый  и  что-то
бегло заорал.

   - I donєt know, - пробормотал я и тут  увидел  сам.  Щель  перетекала  со
стены на пол и плыла в центр помещения. Кроме того, она начала  уменьшаться,
превращаясь в суживающуюся с каждой секундой полынью.  Кудрявый  заскакал  к
ней. Я последовал туда же, но не так резво. Тут  же  в  меня  вцепились  два
монстра и попытались уволочь к центральному проходу. Кудрявый  обернулся  и,
увидев мои затруднения,  резким  ударом  ребрами  ладоней  по  шеям  красных
чудовищ откинул их от меня. А я то сомневался в храбрости такого заправского
каратиста! Мы поспешили к дыре, имевшей в диаметре  уже  не  более  полутора
метров. Словно иллюстрация к абстракционистской сказке, из нее  торчал  верх
нашей приставной лестницы. Еще немного и путь к  свободе  затянется  совсем,
оставив нас в  полной  власти  красных  призраков,  которые  еще  не  обрели
достаточного проворства, но так и норовили вновь и вновь ухватить нас.

   Кудрявый мельком взглянул на меня, и я махнул ему  на  лестницу,  уступая
очередь. Он заслужил. Не пререкаясь, мой спутник быстро вцепился в боковины,
перебросил  ноги  на  предпоследнюю  перекладину  и  резво  полез  вниз.   Я
нетерпеливо ждал  и  пугливо  посматривал  на  ближайших  монстров,  которые
кружили совсем близко и никак не хотели меня замечать.

   Сзади послышалось ожесточенное сопение. "Толик"! Вот  кому  действительно
требовалась помощь. Красные сжали его плотным кольцом, а он с  трудом  делал
отчаянные рывки к выходу. Я  оторвал  за  красные  бока  несколько  холодных
липких призраков, а затем выдернул "Толика"  из  плотной  массы.  Он  бешено
швырнул меня к  лестнице,  и  я  стал  спускаться,  перепрыгивая  через  две
перекладины. Ужас смерти от  противных  склизких  рук  напрочь  прогнал  все
посторонние мысли о недоступных прекрасных незнакомках.

   Наше возвращение не было встречено бурными аплодисментами. Все французы и
Лаура пристально вглядывались вдаль. Кое-кто с  интересом  делал  пометки  в
своих блокнотах. На горизонте вырисовывалась грозная фигура черного богатыря
в трехзубчатом шлеме и развевающемся черном плаще. Серое бесцветное  лицо  в
усталых складках мертвили черные глазницы. Шестипалая рука в черной перчатке
сжимала рукоять меча чуть ли не в половину роста  воина.  Спина  горбатилась
черным мешком. Великан окинул нас равнодушным  взором  и  скрылся  из  виду,
словно растворился в серых камнях стены. А мое  правое  плечо  почувствовало
нежное прикосновение пальчиков Лауры.

   - Это АтмеСГЩ, - прошептала она. - Главный военноначальник армии  черного
короля. Вернее не он, а его призрак.

   - Призрак призрака? - удивился я. - Разве так бывает?

   - Он больше, чем призрак, подобно мне. Смотри сам,  я  сумела  наполовину
стать человеком. Никто из моих подданных не справился бы  с  такой  задачей.
Так и АтмеСГЩ перерос  свою  сущность,  находясь  в  приближении  к  черному
королю.

   -  А  может  он  просто  вернулся?  Тогда  и  сам  король  неподалеку,  -
предположил я, вспоминая легенды, рассказанные Лаурой, о беспощадных походах
черного владыки.

   - Нет, у настоящего горели бы глаза красными огнями. Нам повезло. Если бы
он действительно вернулся вместе с черным  королем,  то  я,  находясь  в  их
законных владениях, тут же бы рассыпалась  на  частички  света,  -  королева
вновь превратилась в девушку и изображала теперь опытного экскурсовода.

   Лаура еще раз вгляделась в то место, где  только  что  шествовал  призрак
могучего воина, а я смотрел на нее и наслаждался теплом  ее  руки.  Подумать
только, пока я шатался невесть где и  даже  чуть  не  выбрал  себе  жену  из
симпатичной когорты игривых кошечек, меня терпеливо ждали, волнуясь  за  мою
ничтожную жизнь. Черт возьми, а ведь "Толик" мог и не подать сигнал тревоги.
Что тогда? Где бы я  был  теперь?  Неужели  я  навсегда  остался  бы  в  той
комнатке, тихой и уютной, но без окон во  внешний  мир?  Сбылась  ли  мечта?
Такой ли я представлял счастливую жизнь, а? Поразительно, но мне  постепенно
расхотелось возвращаться к слащавым  девицам-красавицам.  Правда,  печальные
раздумья не  помешали  моему  словесному  отчету  пестреть  фразами  "Pretty
girls", "Beautiful girls" и "Very charming girls".

   Нас накормили обедом и выделили по  одеялу  для  тихого  часа.  Но  Лаура
вежливо отказалась.

   - Надо идти. Сражение еще не закончено.  Необходимо  отыскать  выход  или
центр.

   - А кто нам мешает выбраться вместе с французами?

   - А кто тебе сказал, что нам подойдет их выход?

   - В каком смысле?

   - В самом прямом.  Во  многие  миры  для  каждой  сущности  имеется  один
единственный вход и выход. Так  что,  пытаясь  выбраться  с  французами,  мы
вполне можем остаться на месте или вообще появиться невесть где, но уж никак
не там, где ты думаешь. А вдруг это вовсе не та Франция, которая  существует
в твоем мире?

   "Но они же бывали в Москве!" - хотел  завопить  я,  но  вспомнив  Роберта
Шекли, прикусил язык.

   Прощание  с  французами  протекало  в  теплой  дружественной  обстановке.
Начальник экспедиции сокрушался, что хотел бы  пристальнее  поизучать  Белую
Королеву, но горит план исследований, да и бюджет не выделил  дополнительных
средств. Я мысленно поблагодарил бюджет  Франции  и  упаковал  четыре  банки
консервов, любезно подаренные французской  стороной,  в  яркий  пакет,  куда
сунул и свои кассеты.

   Мы  покинули  огромный  зал   и   шли   сейчас   по   широкому   коридору
лимонно-желтого цвета  с  величественными  деревьями,  отливавшими  золотом.
Яркие краски мгновенно приподняли  мое  самочувствие,  словно  я  с  головой
окунулся в солнечный день.
   Двери, однако, оказались закрытыми. Сколько я не толкал  их,  сколько  не
тянул на себя, они не сдвинулись ни на миллиметр.

   - А что за ними? - не утерпел я.

   - Этого нам не узнать, - улыбнулась Лаура.  -  Зачем  же  раскрывать  все
тайны до единой? Пусть на картах  останутся  белые  пятна.  За  нами  придут
другие. На их долю тоже должна выпасть частичка неизвестности.

   - Странно, - я стал размышлять вслух. - Мир черных призраков, но стены  -
серые, коридоры - желтые, жители -  красные.  За  все  время  пребывания  мы
увидели только одного настоящего черного призрака.

   - Ты видел лишь одну маленькую частичку громадного мира.  Представь  себе
многогранный  черный  бриллиант,  на  который  падает  луч   света.   Грани,
обращенные к свету, переливаются и вспыхивают всеми цветами радуги.  Но  это
не значит, что не существует гораздо большего числа  граней,  оказавшихся  в
тени и оставшихся темными. Просто ты до них еще не добрался.  А  те  красные
существа вовсе и не призраки.  Темный  мир  заселен  кроме  истинных  черных
призраков тысячами других видов, названия сущностей которых я даже не  смогу
перевести на твой язык.

   Желтые стены поменяли свой цвет на голубовато-синие разливы, и теперь  мы
как-будто вернулись  в  ясный  летний  вечер,  когда  последние  краски  дня
ускользают за горизонт. Темные  контуры  заснувших  домов  успешно  заменяли
черные двери. Я попробовал сунуться в одну из них и снова безрезультатно.  В
сумерках белел лишь  наряд  Лауры,  да  за  спиной  я  неожиданно  обнаружил
Ыккщщера, про которого  совершенно  позабыл.  Верный  страж  покоя  королевы
продолжал следить за своей повелительницей. И я поневоле задумался о нем.

   Если бы мы  все  сейчас  перенеслись  бы  в  образы  героев  мистического
боевика, то Ыккщщеру несомненно досталась  бы  роль  второго  плана.  И  вот
теперь, когда на нас должны обрушиться засады  и  поединки,  выживут  только
главные герои, да и то может быть не все. Значит, по  закону  жанра  Ыккщщер
должен  будет  погибнуть  в  первую  очередь.  Я  снова   оглянулся,   чтобы
запечатлеть навеки его белый силуэт.
   Неужели он не дойдет до конца пути вместе с нами? Вспомнив, как он храбро
дрался сразу с тремя черными призраками, прикрывая королеву, я даже поник от
печали.

   А что, собственно  говоря,  я  знал  про  Ыккщщера?  Что  мог  узнать  за
оставшееся время о нем? Вряд ли он раскроется передо  мной  всеми  глубинами
своей непонятной души (впрочем, как и я на его месте). А что если у  него  в
голове складывается своя история, где мне  отведено  совсем  уж  неприметное
местечко, скажем, как жертве во время первого же боя. Ведь он ничем не  хуже
меня. Он тоже живое существо, которое  умеет  думать,  мечтать,  переживать,
любить и ненавидеть. Которое имеет в душе  что-то  свое,  отличное  от  всех
других существующих и существовавших в пространственно-временном континууме.
Кто мне дал право ставить его после себя? Каждый из нас хорошо ли, плохо ли,
но все же играет главную роль в собственной жизни, и на основе любой из  них
можно  написать  грандиознейший  роман.  Надо   только   суметь   разглядеть
неповторимые черточки, что  большинство  разучилось  уже  делать,  полностью
зациклившись на собственной персоне.

   Теперь я глядел на  Ыккщщера  чуть  ли  не  с  любовью,  отчего  он  стал
подозрительно коситься в мою  сторону.  Но  меня  это  совсем  не  коробило.
Уверившись в великом предназначении Ыккщщера, я приготовился  самостоятельно
принять на себя все опасности с тем,  чтобы  сохранить  его  для  еще  более
высокой миссии. В конце концов для  королевы  он  гораздо  более  подходящий
спутник, чем я.

   Лаура притормозила меня, вцепившись в плечо и отогнав посторонние  мысли.
В конце коридора чернела высокая фигура,  в  которой  я  без  труда  опознал
главного  военноначальника  с   именем,   произносить   которое   мой   язык
категорически отказывался. Бесшумно повернув голову к нам, он сделал  шаг  в
сторону и исчез  за  поворотом.  В  самый  последний  момент  в  его  черных
глазницах сверкнули красные искорки, я мог поклясться в этом.

   - Тебе показалось, - охладила мой пыл Лаура. - В нем не может быть жизни.

   Тем не менее мы сбросили темп и осторожно подобрались  к  повороту.  Если
встреча с черным великаном была неизбежна, то нам хотелось по  крайней  мере
отдалить ее.

   Коридор изгибался обратной буквой "Г". Только мы вступили на бело-красные
шахматные плитки ответвления, как сумеречный проход бесследно исчез, а стены
окрасились в ярко-красные тона. Я небезосновательно подозревал, что  красный
цвет к опасности. Предчувствия меня не обманули.

   - Держись середины и пробирайся к белой двери,  -  негромко  предупредила
меня Лаура. Мысленно прочертив осевую линию коридора, я осторожно зашагал  к
белой двери, видневшейся в конце коридора. Голова резко вращалась то  влево,
то вправо, кидая по сторонам нервные взгляды. Каменные стены превратились  в
драные  занавеси,  а  за  прорывами  во  тьме  что-то  ворочалось  с  глухим
постукиванием.

   Не успели мы пройти и десяти шагов, как сотни черных рук,  лап,  щупалец,
крючков, острий, захватов  и  прочих  конечностей  вылезли  из  отверстий  и
потянулись к нам. От внезапного ужаса, копошившегося повсюду, меня чуть удар
не хватил. Замертво я, конечно, не упал, но неподвижность сковала ноги.

   - Вперед, - приказала Лаура, и столько властности слышалось в ее  голосе,
что я шаг за шагом  начал  преодолевать  страшное  место.  Шаг  за  шагом  я
приближался к двери, у которой вновь возник зловещий силуэт.  Его  тянуло  к
нам, словно ему тут было медом намазано. Теперь он внимательно  наблюдал  за
нами. Ну были у него в глазах мерцающие рубиновые звезды, были!

   Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем наша троица достигла конца
коридора. Меня покрывал холодный пот, а ноги ныли  от  усталости.  Казалось,
дверь все отдаляется и отдаляется. Черный контур давно уже растворился, а мы
шли и шли. Вернее, Ыккщщер летел, но низко и очень медленно.  Как  уродливые
корни, с потолка вывалились полчища змей, и только пол еще не  поменял  свое
твердое состояние на жидкое, газообразное или плазменное.

   - Оголодали, - кивнула мне королева. - Хотят высосать нашу энергию.

   Я уже начал смутно догадываться, что даже Повелительнице Тьмы не известны
все тонкости темного мира.  Вероятно,  наступило  времечко  начинать  думать
собственной головой. Совершив  финишный  рывок,  я  первым  толкнул  высокую
дверь.
   Внезапно она крутанулась снизу вверх,  сбила  нас  с  ног,  подхватила  и
бросила далеко-далеко во тьму с  зелеными  крохотными  змейками  и  голубыми
светлячками.

   Постепенно змейки перестали дрожать, а светлячки летать с места на место.
Все они превратились в неподвижные, вполне обычные звезды.  Острые  камешки,
впившиеся в спину, холод земли и пучок травинок, зажатый в  кулаке,  вернули
меня  к  действительности.  "Выбрались",  -  подумалось  мне,  а  в   голове
проснулись воспоминания об июньском вечере  на  базе  отдыха.  Я  уже  почти
убедил себя, что где-то внизу плещется река, а возле нее  продолжает  гореть
костер, и Катя, перебирая струны гитары, поет и поет свои душевные песни.

   Зажмурившись, я вскочил на ноги и медленно приоткрыл  глаза.  Разумеется,
никакого костра, никакой базы отдыха, никакой реки и в помине не было.
   Небольшой  клочок  земли,  окруженный  высоченными  заборами  из   плотно
пригнанных друг к другу досок, посеребренных временем.

   Возле  одного  из  заборов,  подогнув  ноги,  сидела  Лаура.  Голова   ее
склонилась вниз. Водопад волос укутал стройную  фигуру.  Королева  оказалась
более хрупким созданием,  чем  мне  думалось.  Возле  нее,  словно  котенок,
клубочком свернулся Ыккщщер, тоже не подававший признаков жизни.

   Я подскочил к Лауре  и  осторожно,  как  фарфоровую  статуэтку  тончайшей
работы, приподнял ее невесомое тело. Я чувствовал его  тепло  сквозь  нежную
ткань платья,  и  мне  почему-то  стало  так  грустно,  что  очень  хотелось
заплакать.
   Первая слезинка успела покинуть мой глаз, пока я вглядывался  в  уснувшее
лицо королевы. Вспомнив первые секунды нашего знакомства,  мои  губы  третий
раз в жизни коснулись ее губ. Молния не сверкнула, зато веки Лауры дрогнули,
и я  погрузился  в  бездонное  озеро  голубых  глаз.  Раньше  я  никогда  не
осмеливался заглядывать девушкам в глаза, а теперь понял, что  в  этом  есть
что-то особенное. Глаза Лауры стоили целой вселенной. Темный  мир  померк  и
потерялся.
   Было не важно, где мы и что с нами случится в следующую  секунду.  Тишина
охватила и сблизила нас. Мы  стояли,  погрузившись  в  магическое  молчание,
выброшенные невесть где под звездным небом.

   Но королева извиняюще оторвала взгляд и склонилась над Ыккщщером. Я  тоже
встал на колени  и  попробовал  растолкать  маленького  призрака.  Мои  руки
погрузились в покалывающее острыми иголочками полупрозрачное  тело.  Ручейки
холода и тепла потекли по моим пальцам. Неужели наступил тот  самый  момент,
который так ясно представился мне в синем коридоре. Но  Ыккщщер  дернулся  и
откатился от меня подальше, недовольно бурча что-то нечленораздельное в  мою
сторону.

   - Ладно, ладно, не ругайся, - ласково прервала его Лаура. -  Все-таки  он
спас нам жизнь.

   - Не надо преувеличивать моих заслуг, королева, - нашел я случай проявить
капельку благородства.

   - Что ты сейчас чувствуешь? Только честно, - проникновенно спросила  меня
королева.

   - Словно мешки с сахаром таскал, - не сумел соврать я.

   - Часть энергии покинула твое тело и перешла к  нам,  вернув  возможность
продолжить свое существование. В тебе сейчас столько энергии,  что  из  тебя
рвется могучий оживляющий поток. Ты сам, наверное, это почувствовал во время
исследований в лабиринте.

   - А что я должен был почувствовать?

   - Ну, ты ведь так красочно описывал девочек.

   - Да, разъясни-ка мне, пожалуйста, насчет девочек, - решил я определиться
раз  и  навсегда.  -  Я,  конечно,  не  собираюсь  туда   возвращаться,   но
действительно ли мне удалось бы выбрать жену среди них.

   - Удалось бы! На какое-то время.  А  что  случилось  бы  потом  даже  мне
неизвестно.
   Ведь девочек этих попросту не существует. Ты побывал в лабиринте видений.
Твой разум рассылал повсюду волны определенной частоты, и на их зов  спешили
видения определенного рода.  А  ты  оживлял  их  своей  избыточной  энергией
чувств.

   - Неужели я так хочу жениться? - поразился я.

   - Ты хочешь сбежать от одиночества, - ответила Лаура.

   - А если я, предположим, вернусь обратно, то девочки снова встретят  меня
с распростертыми объятиями?

   - Вряд ли. По-моему, два раза с одними и теми  же  видениями  встретиться
невозможно.

   - Значит французы никогда не доведут  исследования  до  конца?  Ведь  все
зависит от чувств, а не от выбранного маршрута и числа участников.

   -  Я  могу  отвечать  долго  и  убедительно.  Причем  сразу  и  за   твое
предположение,  и  против  него.  Но  правильнее  будет  убедиться  сначала,
существуют  ли  сами  исследователи.  Может  это  тоже  видения,  оживленные
неизвестно кем, а ты взял и раскрасил их во французские тона.

   Мы с Лаурой уселись на траву, прислонившись спинами к забору. Я  тихонько
порадовался, что выявил свое  главное  желание,  и  слегка  посокрушался  по
поводу отсутствия в природе таких прелестных девушек. Но французы?!  Я  ведь
разговаривал с ними, обедал, прощался за руку! Может быть  их  и  правда  не
существовало? А тушенка? Моя рука тут же нащупала все четыре банки, а  затем
на всякий случай проверила и целостность кассет. Банки казались  неоспоримой
реальностью. Французы тоже. Но ведь и спинка кресла, к которой я прикоснулся
в волшебной комнате, казалась  самой  настоящей.  А  вдруг  девушки  реально
существовали? Вдруг они с нетерпением ждут моего  возвращения?  Может  Лаура
просто не хочет, чтобы я, стремглав, бросился обратно и оставил ее  здесь  в
одиночестве. Впрочем, обратной дороги уже не существовало. По крайней  мере,
я не видел способа ее отыскать.

   - Такие маленькие, но такие красивые, - услышал я голос  Лауры.  Повернув
голову, я увидел, что она смотрит на звезды. Из меня вырвался тяжелый  вздох
из-за недостижимости то ли звезд, то ли оживших видений.

   - Неужели вблизи они громаднее солнца?

   - Конечно, - я мигом ободрился и начал вещать словами,  подчерпнутыми  из
школьного курса астрономии, про белых и  голубых  карликов,  про  остывающие
красные гиганты и про многое другое.

   - А когда люди становятся звездами?

   Тут я осекся, ибо астрономия уже ничем помочь не  могла.  И  вообще,  что
такое "звезды"? Точки, мерцающие в  глубинах  неба,  магические  фигуры  для
колдовских операций, штучки, сыплющиеся из глаз при  сильном  ударе,  символ
целой нации, если имеет шесть углов, и символ идеологии, если  у  нее  одним
углом меньше, а расположена она рядом с серпом и молотом.  И  просто,  яркая
личность. Но опять, что же такое "яркая личность"? Не  такая,  как  все?  Но
оригиналов миллионы, а их жизнь протекает и обрывается, не замеченная никем.
Тогда - особы, за судьбами которых неотрывно следят изо всех уголков земного
шара? Но и про них постепенно забывают, а свет погасшей звезды мы видим  еще
неисчислимое количество лет. Что? Что такое "звезда"? Некогда  думать,  ведь
королева ждет ответа.

   - Знаешь, наверное ты превращаешься в звезду, когда кому-то хорошо только
от того, что ты есть. Не потому, что он ждет  подарков  или  внимания.  Ему,
может быть, и не суждено увидеть тебя воочию, коснуться твоей руки,  сказать
хоть слово. Но его душу греет мысль, что ты живешь где-то, что у тебя все  в
порядке в эту секунду, пусть о нем ты и не  вспоминаешь  и  даже  не  знаешь
того, чей путь ты осветила. Может его жизнь  была  как  черное  поле  черной
ночью. И  вот  где-то  на  горизонте  вспыхивает  огонек.  Недостижимый,  но
прекрасный. Другие видят просто искорку, которую вот-вот  задует  ветер,  но
для него это - звезда, которая указала дорогу и помогла в трудную минуту.

   Лаура тихонько кивнула головой и улыбнулась в знак благодарности, но  тут
наше внимание привлек Ыккщщер, дергающийся в траве.

   - Ты не заболел? - испуганно спросил я.

   В ответ раздалось лишь громкое рычание.

   - Интересно,  куда  мы  залетели?  -  обратился  я  к  Лауре,  видя,  что
дальнейший разговор с Ыккщщером бесполезен.  -  Похоже  на  садовые  участки
возле южной дамбы. Ведь не во Франции же мы?

   - Не во Франции, - согласилась Лаура, - но и не возле южной дамбы. Мы так
и остались в мире черных призраков.

   - Но над головой то небо, - я  махнул  рукой  вверх.  -  Что  ты  на  это
скажешь?

   - Посмотри на звезды и попробуй отыскать знакомые.

   Астрономия астрономией, но знатоком звездного неба меня назвать трудно.
   Однако, Большую и Малую Медведиц с Полярной звездой могу найти с детства.
Вот только теперь на их месте расположились совсем другие комбинации  ночных
светил. Может быть медведицы прятались за забором, но я не  мог  припомнить,
чтобы полярная звезда в наших широтах светила у горизонта.

   Оставалось попрыгать и попытаться ухватить острый  край  забора.  Будь  я
Сабонисом, мероприятие несомненно б  удалось.  А  так  до  желанной  вершины
всякий раз оставалось минимум полметра.

   - Не могла бы ты взлететь? - спросил я Лауру.

   - Нет, здесь я бессильна. Ыккщщер тоже,  -  грустно  отказалась  королева
(тут то я догадался о причинах ярости нашего  спутника).  -  Кстати,  именно
из-за таких мест мироподвижники спорят о сущности  данного  мира.  Никто  не
может доказать, открытый он или закрытый. Вот небо, но оно  недостижимо.  Мы
не можем преодолеть даже забор, не то что добраться до звезд. Так что и  нам
не найти ответа.

   Лаура закрыла глаза и погрузилась в  дрему.  К  несчастью  территория  не
располагала кирпичами,  ящиками,  бочками  и  прочим  строительным  мусором.
Поэтому подставку мне сделать не удалось. Затем я попробовал  оторвать  пару
досок, но заборы, видимо строились на века. Зато  я  выяснил,  что  один  из
углов скрывал узкую щель,  куда  мы  втроем  и  протиснулись,  оказавшись  в
фиолетовом коридоре.
   Жаль конечно, что гипотезу об  открытости  Темного  мира  не  удалось  ни
доказать, ни опровергнуть, но приключения продолжались.

   Приглушенный свет, исходящий из неведомого источника,  заполнял  коридор.
Он разогнал тени и навеял воспоминания о больнице,  словно  я  присутствовал
при кварцевании палаты или  грел  нос  синей  лампой.  Проход  извивался  то
вправо, то влево,  уходил  вниз  или  взмывал  вверх.  Будто  огромная  змея
проползла здесь  давным-давно,  прорыв  сквозь  землю  длиннющий  туннель  и
оставив на его стенках свою магическую фосфорную  слизь  фиолетового  цвета.
Мысли сразу помрачнели.
   Ситуация, в которую мы угодили, стала казаться безвыходной.  Заметив  мое
уныние, Лаура улыбнулась. Но мои губы не смогли шевельнуться, сколько  я  не
старался. Лаура поняла и не обиделась, а щемящее  чувство,  что  нам  так  и
суждено бродить по лабиринтам черного мира до скончания веков, скомкалось  и
отступило. Но оно не исчезло, а временами пыталось  прорваться  и  заполнить
мою душу. И все-таки хуже  всего  было  от  мертвенного  синевато-сиреневого
света и затхлой духоты воздуха. Еще немного, и я поверил бы,  что  мои  ноги
отсчитывают все новые и новые метры дороги, ведущей в преисподню.

   Глава двадцать третья.

   A long time ago in a galaxy far, far away...

   Сверкающее лезвие то ли топора, то ли секиры просвистело между нами  и  в
мгновение ока скрылось из глаз. Ударная волна рассеченного воздуха  откинула
меня вбок. Мое плечо больно  стукнулось  о  твердую  дверь,  она  неожиданно
распахнулась внутрь, и я оказался на прохладном деревянном полу, выкрашенном
обыкновенной оранжевой краской.

   Тут же  вскочив  на  ноги,  я  ломанулся  назад,  к  королеве.  Дверь  не
препятствовала моей решимости, мои ноги прыгнули обратно, в коридор... да не
тот. Потолки здесь были гораздо выше, двери - распахнуты  настежь,  а  кроме
того взад-вперед сновали крайне  обеспокоенные  люди,  не  обращая  на  меня
никакого внимания. Я пристально обшарил взглядом  незнакомое  помещение,  но
нигде не обнаружил Лауру.
   Может она пряталась в какой-нибудь из комнат? Вряд ли. Тогда обратно  еще
раз, вдруг королева решила последовать за мной. Я снова рванул дверь на себя
и снова не встретил никаких препятствий.  Подошвы  простучали  по  оранжевым
доскам  крыльца.  Именно  крыльца!  Потому  что  над  головой  распласталось
темно-фиолетовое небо с неподвижными бусинками  звезд  и  странными  черными
точками, мечущимися в разные стороны.  Справа,  на  холмах,  стояло  скопище
черных, поставленных на самую узкую сторону кирпичиков -  домов  с  круглыми
огнями окон. Мало кто из них превышал шесть этажей, но я уже откуда-то знал,
что под землей находятся десятки, а то и сотни скрытых ярусов.  И  чем  ниже
уровень, тем престижнее и комфортнее.  Свой  мир,  свои  законы,  ничего  не
скажешь. Разве что вспомнишь про чужой  монастырь,  в  который  ввалиться  с
собственным уставом как-то  не  полагается.  Впереди  простиралась  равнина,
засыпанная снегом. Снег скрипел под моими ногами, но никакого  холода  я  не
чувствовал.  Слева  виднелись  приземистые   здания,   формой   напоминающие
кирпичные коровники в  каком-нибудь  образцово-показательном  совхозе.  Дома
удивительным образом повторяли изгибы холма, на котором стояли,  и  исчезали
во мраке оврага.

   С неба посыпались те самые черные точки, превращаясь на ходу  в  десятки,
сотни, тысячи юрких  маленьких  летательных  аппаратов  серебристого  цвета.
Некоторые из них уже успели приземлиться и теперь застыли,  раскрыв  люки  и
обнажив темные провалы. Оттуда выпрыгивали отряды людей  в  странно-знакомой
черной форме и блестящих шлемах на головах.

   "Вот так и начинались звездные войны, - пронеслось у меня в голове, будто
неведомый  рассказчик  устроился  там  поудобнее  и  неспешно   начал   свое
повествование. - Тогда у Империи  не  было  еще  ни  огромных  линкоров,  ни
быстроходных крейсеров, ни могучих...".  Мой  невидимый  собеседник  оборвал
речь на полуслове и бесследно исчез.

   Мимо промчалась непонятная группа людей: то ли отступавшие повстанцы,  то
ли мирные жители,  застигнутые  врасплох.  За  ними  грозной  толпой  бежали
солдаты империи, паля из бластеров во  все  стороны.  Так  как  попасть  под
случайный луч мне никоим образом не хотелось,  я  немедленно  пристроился  к
убегавшим, мудро рассудив, что в трудные времена следует  держаться  стороны
повстанцев.  Все  равно  они  победят  в  шестой  части.  Да,  я  как  будто
превратился в артиста, которому  выпала  роль  второстепенного  персонажа  в
первой из трех недостающих серий звездной эпопеи. Правда, совсем  недавно  я
отвлеченно рассуждал, что редкий второстепенный персонаж доживает  до  конца
фильма. Теперь же обе мои руки голосовали "против" кровопролитных  боевиков,
воспитывающих культ жестокости и насилия у подрастающего поколения,  и  "за"
хорошие, добрые фильмы.

   Но я уже начал вживаться в  образ,  уверенно  топал  ногами  по  твердому
непробиваемому насту, зыркал глазами  по  сторонам,  вовремя  смотрел  вниз,
чтобы не запнуться об опасные бугорки, и хлопал себя по карманам, жалея, что
из оружия в моем распоряжении находится  только  перочинный  нож.  В  общем,
уподобляясь  Юлию  Цезарю,  я   совершал   несколько   весьма   важных   дел
одновременно, не забывая еще дышать  и  рассуждать  о  том,  как  неожиданно
встречусь с Люком  Скайвокером  и  принцессой  Леей,  а  может  и  с  Дартом
Вейдером. Но тут судьба напомнила мне, что  я  -  далеко  не  главный  герой
развернувшихся событий. Мы уже достигли коровников. Солдаты не  отставали  и
беспорядочно палили по нам. Один из  лучей  безжалостно  перерезал  железное
перекрытие. Оно рухнуло вниз, повинуясь законам тяготения, и метко  стукнуло
меня по затылку. Я еще  видел,  как  оно  падало,  и  даже  успел  подумать:
"Проскочу!". Но не пришлось. Мгновенная боль  пронзила  голову  и  отключила
сознание...

   ... На этот раз я очнулся  в  еще  менее  комфортных  условиях,  чем  те,
которые мне предложил черный мир в первые минуты моего пребывания там. Холод
каменной плиты уже добрался до спины. Сквозило. Я медленно водил взглядом по
идеально белому потолку, а затем, с  трудом  поднявшись  на  затекшие  ноги,
уставился в окно. Небо удивительно гармонировало цветом  с  потолком.  Падал
снег.

   Полупустая комната навевала на тяжелые раздумья. Вдоль стен располагались
непонятные  механизмы   неизвестного   назначения.   Никого.   Видимо,   для
отступавших я не являлся слишком важной персоной, а победителям так и  вовсе
не понадобился. Ну и ладно. Потыкавшись по сторонам, я обнаружил на одной из
маленьких настенных полочек... Бластер! Я тут же схватил его в руки  и  чуть
не завыл от огорчения. Вместо приятной тяжести металла или ласковой прохлады
еще не согревшейся пластмассы мои пальцы ощутили сухое дерево. Мне досталась
искусно выполненная копия боевого оружия, совсем  как  деревянные  автоматы,
выдаваемые на "Зарницу" учителем начальной военной подготовки.

   На безрыбье и рак рыба.  Рука  крепко  сжала  то,  что  по  крайней  мере
выглядело устрашающе. А вокруг стояла все та же  тишина,  разгоняемая  моими
гулкими шагами. Неужели я остался один на целой планете? Такое положение дел
меня совершенно не устраивало, и я выбрался на заснеженные  просторы  искать
народ.

   В это время меня посетила отличнейшая  идея.  А  что,  если  дверь  снова
выпустит меня в  коридоры  темного  мира  к  моей  королеве?  Такой  вариант
непременно стоило попробовать, и я побрел  к  зданию  на  холме,  с  крыльца
которого начался мой извилистый путь по тропе звездных войн.

   К дому я добрался безо всяких приключений. В  обозримом  пространстве  не
наблюдалось ни окоченевших трупов, ни патрулей. Дверь послушно  распахнулась
от моего толчка, но показала всего лишь тот самый коридор, по которому вчера
бегали коренные обитатели планеты. Теперь он пустовал. Я еще  раз  закрыл  и
открыл  дверь.  Картина  не  изменилась,  словно  лабиринты   черного   мира
существовали только в моем воображении. Оставалось исследовать окрестности.

   Я прошелся по  коридору  и  толкнул  наугад  одну  из  дверей.  Она  тоже
оказалась незапертой. Перешагнув  через  порог,  я  предстал  перед  дюжиной
черных солдат,  смотревших  на  меня  пристально  и  подозрительно.  Размеры
комнаты не превышали габаритов актового зала нашего института. Резким рывком
кто-то из дальнего угла направил свой бластер в мою сторону.

   Засада! А почему засада? Какая к черту засада? Что я, повстанец?  Нет,  я
конечно  мог  причислить  себя  к  их  числу  заочно,  гордо  обозвать  всех
собравшихся презренными захватчиками  и  оккупантами,  получить  заслуженную
пулю в лоб и умереть геройской смертью. А зачем? С таким же  успехом  я  мог
влиться в ряды этих же  захватчиков,  вооружиться  как  положенно,  выкрасть
важную тайну и сбежать с ней к повстанцам. Такой шанс упускать не следовало.
Он  был  и  полезным,  и  предпочтительным.  Похоже,  так  мне  и  следовало
поступить.

   - Ты кто? - строго поинтересовался  один  из  моих  будущих  компаньонов,
форма которого блестела от множества золотых наклеек, нашивочек и отворотов.
На голове моего нового собеседника красовался не шлем, а черная командирская
фуражка.

   Молчание затягивалось. Никто и не думал задавать наводящие вопросы  типа:
"А не кадет ли ты  третьего  взвода  пятой  роты,  обосновавшейся  там-то  и
там-то?" И я не мог молча кивнуть  и  с  полным  правом  почувствовать  себя
своим.

   - Новобранец, - буркнул я первое пришедшее в голову подходящее слово.

   - Какой еще новобранец? - сердито продолжил допрос командир и  подобрался
поближе. Ну чего он ко мне пристал, а?

   - Обычный новобранец, какой же еще?

   - Сейчас проверим, какой обычный, - сказал командир  и  хитро  улыбнулся.
Мне это сильно не понравилось. На всякий  случай  я  начал  крутить  в  руке
"бластер".

   Все с интересом разглядывали мою персону,  а  обладатель  важной  фуражки
ненадолго задумался.

   - Хочешь женщину? - наконец спросил он.

   Я замялся. Ну что тут ответить? Скажешь "да", а он:  "А  кто  не  хочет?"
Скажешь "нет", а он: "Ну какой из тебя новобранец!"

   - Не слышу, - напомнил о себе командир, показывая, что вопрос  далеко  не
праздный.

   - Если, скажем, рассмотреть в большом смысле, с точки зрения... - начал я
выбираться окольными путями.

   - В большом, в маленьком, какая мне разница! Отвечай быстрее,  -  прервал
командир мои жалкие попытки увильнуть.

   Я попытался придать лицу  как  можно  более  глубокомысленное  выражение.
Теперь уже разрешалась минутная пауза. Видя мою заминку, командир истолковал
ее в своем смысле:

   - Не хочешь брать кота в мешке? Логично. Не бойся, ведьму не подсунем.

   Вот от ведьмочки я бы не отказался, но даже заикаться об этом не стал.

   -  Ну,  кого  тебе  предложить?  -  напирал  мой  мучитель.  -   Впрочем,
попробуй-ка повариху.

   Он указал на фигурную кабинку в дальнем конце зала. Двери ее  разъехались
в стороны. Оттуда вышла худенькая женщина в бледно-зеленом платье.

   - Ну как? - заботливо спросил командир. Солдаты  заржали.  Фуражка  резко
повернулась к ним. Мгновенно установилась тишина.

   Мисс Вселенной из появившейся незнакомки не вышло бы. Но  какая  разница?
Вот здесь,  прямо  сейчас  могла  осуществиться  самая  главная  мечта  всех
мальчиков. И опять от меня не требовалось ничего, кроме одного единственного
слова. Но "да" никак не желало выталкиваться  на  поверхность.  Я  с  тоской
вспомнил непревзойденных красавиц лабиринта видений. Эх, их бы сейчас  сюда!
Впрочем, и повариха казалась мне все более  симпатичной.  Но  как?  Но  где?
Неужели на глазах у всех, выставив свои действия  на  всеобщее  обозрение  и
обсуждение? Нет, мне требовалась уютная, полутемная комнатка, где  мы  могли
бы уединиться. Тем более, что в первый раз. И  потом,  ведь  королева  Лаура
может объявиться в любой момент. Что же мне делать? Ведь нельзя же  упускать
такой прекрасный шанс. И все же...

   - Нет, - выдавил я и отвернулся в сторону, готовясь к самому худшему.

   -  Как  хочешь,  -  пожал  плечами  командир.  -  Кто-нибудь  еще  желает
попробовать?

   - Я, - не слишком смело заявил  низкорослый  солдат  дистрофичного  вида.
Черные усы уныло обвисли на фоне бледного лица. Вероятно, у него  тоже  были
проблемы.

   - Действуй, - кивнул командир и стал с интересом ждать продолжения.

   Счастливчик, перехвативший мой шанс, обхватил повариху за талию и скрылся
в сумраке кабинки. Я уже готов был стучаться головой об стену от зависти.
   Фигурные двери дрогнули и вдруг превратились в радужные  сполохи,  словно
нефтяные пятна на поверхности воды. Каким-то чутьем я с ужасом осознал,  что
нет  здесь  никакой   поварихи   и   кабинки,   а   есть   мерзкий   монстр,
замаскировавшийся  в  виде   творения   рук   человеческих   и   выставивший
привлекательную наживку для подманивания пищи. Сквозь разноцветные  блики  я
увидел смутные тени, и мне казалось, что экспериментатору  приходится  очень
несладко.  Солдаты   завороженно   наблюдали   за   происходящим,   командир
презрительно косился на кабинку.  Черт  возьми,  а  ведь  если  бы  повариха
оказалась на уровне девушек лабиринта видений,  то  на  месте  незадачливого
счастливчика был бы я. Вернее сказать, меня бы уже не существовало!  Видать,
моя роль являлась не такой уж второстепенной.

   Переливы угасли и  вновь  превратились  в  донельзя  материальные  двери.
Чудище насытилось.  Затем  челюсти  дверей  немного  приоткрылись  и  оттуда
вырвались  противные  густые  капли  розовой  слизи,  забрызгав   всех   без
исключения.
   По-видимому, процесс пищеварения тоже завершился.  Капли  превратились  в
струи, затем в потоки. Монстр извергал из  себя  отходы.  Солдаты  мгновенно
разбежались как можно  дальше.  В  это  время  самая  мощная  струя  окатила
командира с ног  до  головы.  Настал  самый  удобный  момент  прогнуться.  Я
решительно подставил спину вонючим потокам, закрыв командира своей фигурой.

   Мучение продолжалось минут пять. По цвету и запаху  противная  субстанция
напоминала то самое, что получается, когда  перепьешь,  а  закуска  внезапно
прорвется обратно. Наконец, содержимое чудовищного кишечника  иссякло,  и  я
смог перевести дух. Я даже думать не хотел о том,  что  сейчас  представляла
моя спина. Командир оценивающе посмотрел на свою  одежду  и  хмыкнул.  Моими
стараниями на его долю вонючей дряни досталось в два раза меньше.

   - Молодец, - сдержано, по-армейски, похвалил меня  он.  -  Ты  теперь  не
новобранец. Ты - солдат империи. Более того, раз уж в моем взводе  появилась
вакансия, то ее займешь именно ты!

   Я с благодарностью склонил  голову.  И  все  же  такой  подвиг  тянул  на
большее.
   Ведь мог получить и сержанта. Впрочем, и по шее мог  получить  с  тем  же
успехом.

   Один из солдат вручил мне тяжелую шпагу в ножнах. Не лучевую,  нет!  А  я
так рассчитывал на настоящий бластер.

   - Ничего нет помощнее? - пришлось спросить как можно  жалобнее.  В  конце
концов, "врага надо бить его же оружием".

   - Добудешь в бою, - коротко пояснил мой новый начальник и, забыв  о  моих
заслугах, отвернулся к другому офицеру, судя по нашивкам, того же звания.

   -  Сколько  раз  я  тебе  говорил,  не  надо   устраивать   из   кормежки
показательное выступление. Смотри, что натворил! - тот офицер умел  выбирать
диспозицию.  Но  даже  единичные  капли,  испортившие  черноту  мундира,  он
стряхивал с бесконечной брезгливостью.

   - Да ладно,  -  мой  начальник  по  сравнению  с  ним  выглядел  свиньей,
выкупавшейся  в  помойной  луже.  -  Ничего  страшного.   Все   в   пределах
допустимого.

   Мне пришлось придвинуться вплотную, всем своим видом напоминая, что я тут
вовсе не посторонний. Надо уже начинать готовиться  не  упустить  следующего
шанса  выгодно  проявить  себя.  Место  было  завоевано,  теперь   следовало
пробиваться в верхи. Повстанцы когда еще победят, а здесь  мое  положение  с
каждой минутой крепчало и крепчало. Странно, за каких-то  десять  минут  мне
удалось достичь большего, чем за двадцать с лишним лет в своем мире. Неплохо
для начала, совсем неплохо!

   Может я и очутился в том самом мире, где и должен жить, а все  предыдущие
годы пролетели как прелюдия, как подготовка к блистательному восхождению. Но
судьба снова распорядилась по-своему.

   Дверь в зал бесшумно отворилась. В проеме появилась Лаура. Она  приложила
палец к губам, чтобы я не заорал от восторга. На наше счастье никто  в  этот
момент не следил за  входом,  поэтому  пришествие  Белой  Королевы  осталось
незамеченным. Я поспешил  к  ней  и,  покинув  зал,  очутился  в,  казалось,
навсегда утерянных коридорах черного мира.

   Словно по приказанию могущественной доброй  феи  моя  одежда  вмиг  стала
чистенькой, как и раньше. Зато "бластер" и шпага исчезли, будто минуту назад
я не был зачислен в ряды императорской армии, будто  не  встал  под  знамена
Империи. А какие возможности блестящего продвижения по  службе  остались  за
ничем не примечательной дверью. На всякий случай я дернул за ручку, и  дверь
не замедлила открыться.

   Маленькую  темную  комнату,  напоминавшую   бойлерную   из   классических
советских фильмов, окутала мгла. Виднелась только ванна, где на  поверхности
черной жидкости плавало нечто такого отвратительного и  неперносимого  вида,
что я тут же захлопнул дверь и отошел подальше на всякий случай. Ни коридора
с толпами народа, ни крыльца из оранжевых досок,  ни  фиолетового  неба,  ни
черных силуэтов полуподземных домов. Имперская гвардия растворилась,  словно
иллюзия.

   - Неужели тот мир был всего лишь видением? - не выдержал я.

   - Думаешь, я знаю? - ответила вопросом на вопрос Лаура. - из черного мира
ведут тысячи путей  во  всевозможные  пространства.  Но  кроме  них  имеются
миллионы обманных тропинок. Ты ничего не смог вытащить оттуда. Все  признаки
очередного миража. И все же с уверенностью сказать невозможно. Может  только
сию секунду дверь утратила свои магические свойства, а мир...

   - Звездных войн, - подсказал я.

   - А мир звездных войн  отправился  в  дальнейший  путь  вне  досягаемости
черных коридоров.

   Я вздохнул. Карьера военного не состоялась. А ведь там  мне  ни  разу  не
пришла в голову идея закосить от армии.

   - В любом случае надо выбираться к центру, - продолжила Лаура. - Мы идем?

   - Конечно, королева, - ответил я и чуть не прикусил  язык,  запнувшись  в
очередной раз.

   Дорога не знала государственных и отраслевых стандартов, а если и  знала,
то очень давно.

   Глава двадцать четвертая.

   В центре черного мира.

   А журавлик  несмышленый  Вновь  качает  головой.  Я  хочу  увидеть  небо,
Голубое, голубое.  Я  хочу  увидеть  небо.  Ты  возьми  меня  с  собой.  (Из
творчества А.Б. Пугачевой).

   Наконец, путь выровнялся и стены немного  разбежались  в  сторону,  давая
понять, что мы выбрались из захудалой улочки на широкий проспект. Потолок  и
пол сходились на горизонте в единую точку, сверкавшую звездой.

   Ноги зашагали веселее, но минут через пять странное светило  занавесилось
черным облаком. И чем ближе мы подбирались к нему, тем больше оно напоминало
нам...

   - Снова АтмеСГЩ, - вздохнула Лаура. - Складывается  впечатление,  что  он
послан следить за нами.

   - Что этому Атмесу от нас нужно? - не выдержал я, однако мой язык наотрез
отказался выговаривать его имя целиком.

   - Не знаю. Что-то притягивает его к  нам.  Возможно,  какая-нибудь  вещь,
захваченная нами из твоего мира, от которой необходимо избавиться. Например,
обломок талисмана, - Лаура разжала руку и показала небольшой осколок. -  Или
твои кассеты.

   Избавиться от кассет, купленных на последние деньги?  От  кассет?!  Такой
героический  поступок  был  свыше  моих  сил.  Я   сумел   только   мысленно
представить, как, скрепя сердце,  оставляю  фирменный  блок  у  неприметного
бугорка и гордо удаляюсь. Но перейти от теории к практике? Нет уж,  увольте,
пожалуйста.  Я  крепко  сжал  начинающую  терять  форму  коробку  в   руках,
вспотевших от подобных рассуждений. Тем более, что Ыккщщер стал  поглядывать
на нее крайне неодобрительно. И спрятать-то от его всевидящего взора ее было
невозможно, так как красивый французский кулек вместе с пустыми  консервными
банками мы похоронили по всем правилам экологии приблизительно час-два назад
в глубинах глиняного тупичка. Я прихватил лишь фигурные консервные ключики в
надежде, что они непременно пригодятся. А может просто не сумел расстаться с
необычными для себя предметами.

   До потерянной  звезды  было  еще  далековато,  и  я  принялся  недовольно
бурчать:

   - Откуда этот Атмес взялся на нашу голову?

   - Вероятнее всего, снизу, - ответила королева.

   - Это как? - не понял я.

   Лаура скривила губы в тяжких раздумьях. Очевидно поиски понятных для меня
слов давались ей нелегко.

   - Хорошо, - кивнула она. - Попробую объяснить. Ты силен в геометрии?

   - В Эвклидовой или Лобачевского?  -  я  не  упустил  случая  похвастаться
своими знаниями.

   - В обычной, - ответила Лаура, чем поставила меня в тупик.

   Только теперь мне пришло в голову, что в мирах,  где  побывала  королева,
тысячи ученых могли выдвинуть тысячи концепций, крохотной частичкой  которых
оказались бы две упомянутые. А главное, все они могли быть верны в  различно
заданных условиях. Я ожидал, что на мою бедную  голову  посыплется  град  из
имен, фамилий, формул, теорем, аксиом. Но вместо этого Лаура сказала:

   - Сможешь представить точку?

   - Ну конечно! - обрадовался я.

   - Точка и есть твой мир. Представь теперь линию. Что такое "линия"?

   - Линия - это  бесконечное  число  точек,  соединенных  вместе,  -  бодро
отрапортовал я, как первоклассник, хотя, кажется, и отошел от  классического
определения.

   - Одна из точек - твой мир. Все остальные - это миры, доступные людям, то
есть находящиеся в их измерении.

   - Но твой-то мир не доступен!

   - Конечно, но мы еще не упомянули плоскость...

   - ... Состоящую из бесконечного числа линий, - и это я знал.

   - Так вот, ты пошел не вдоль своей линии, а шагнул поперек.  Конечно,  ты
не сможешь этого сделать. Но если бы смог, то оказался  бы  среди  чужого  и
непонятного мира, где все  подчиняется  совершенно  иным  законам,  чем  те,
которые ты учил в школе.

   По-моему я уже читал подобную теорию в "Науке и жизни", но это не  мешало
мне слушать с интересом.

   - А теперь тебе дана возможность передвигаться не только по плоскости, но
и вверх, и вниз. Скажу откровенно, даже я, Белая Королева, не могу  сойти  с
плоскости. Черный Король сумел сделать шаг вниз, но с  той  поры  о  нем  ни
слуху, ни духу.

   -  Неудивительно.  Внизу  вполне  могут  обитать  существа  посильнее   и
пострашнее Черного Короля, - сказал я. - А я бы лучше отправился наверх.

   - Почему? - встрял в разговор Ыккщщер.

   - Там должны находиться лучшие миры. Только вот кто их населяет?

   - А ты и представить не можешь, - ехидно уколол Ыккщщер.  -  Ну  конечно,
злобных и отвратительных существ нам вообразить нетрудно. Их навалом вокруг,
в мирах наших. А вот с ангелочками фантазия подводит. Какие такие ангелочки?
И в самом деле, ну кто вообще может быть лучше нас самих? Скажи-ка?!

   Вот тебе и Ыккщщер! Даже такой невеликий  призрак,  а  имеет  собственное
мнение и готов его отстаивать. Я уже раскрыл  рот,  чтобы  горячо  заспорить
насчет моей фантазии, но чуть не уперся в огромный  черный  сапог.  Странное
дело, за уроком математики для  начальной  школы  я  совсем  позабыл  и  про
усталость, и про бесперспективность наших поисков, и про  страшного  черного
воина.

   Но реальная жизнь сурово напомнила о себе, преградив нам путь  тем  самым
воином. Я боязливо взглянул на него снизу вверх, совсем как Леонид Ярмольник
в легендарной сценке про очередь в столовой. Но в дело уже вмешалась Лаура.

   - Прочь с дороги, - возвестила она своим пронзительным голосом, а раскаты
далекого эха значительно усилили впечатление. - Кем бы ты ни был и откуда бы
ты не пришел - у тебя нет власти, чтобы остановить нас!

   Черный призрак  не  проронил  ни  слова  в  ответ.  Тогда  вверх  взвился
бесстрашный Ыккщщер. Из его факела вырвалось грозное багряное пламя. Подобно
лезвию секиры просвистела черная рука, и факел потух, с размаху уткнувшись в
землю. Ыкщщер, отброшенный ударной волной,  едва  восстановил  равновесие  и
выпустил из рук бесполезный обломок. Крошечная, по  сравнению  с  великаном,
Лаура не отступила ни на шаг. Она резко взмахнула рукой  с  талисманом.  Три
луча - синий, красный и  зеленый  -  ударили  в  грудь  черному  воину.  Тот
содрогнулся и утек струйкой тумана в черную пасть ворот. В  самую  последнюю
секунду он поймал мой взгляд и зловеще  усмехнулся,  заронив  в  душу  самые
мрачные предчувствия.

   - Пойдем, - потянула меня за руку Лаура, и мы прошли  под  величественным
сводом.

   Нас  окружали  худые  и  неестественно  вытянутые  статуи,   похожие   на
карикатурные изображения греческих богов. Звезда, видимо не дождавшись  нас,
ушла в небытие.
   Скорбную панораму зала, похожего на  кладбище,  уставленное  памятниками,
освещал лишь  белый  престол,  лучащийся  внутренним  сиянием.  Бесшумно  он
крутанулся вокруг своей оси, и  перед  нами  предстал  сгорбленный  призрак,
укутанный черным плащом. На сморщенной черной человеческой голове  огромного
размера сверкали два голубых глаза с блестящими веретенообразными зрачками.

   - Верховный правитель, не так ли? - надменно спросила Лаура.

   - Белая королева, - удовлетворенно кивнул тот. - Ну что же,  КХ  в  целом
выполнил свое предназначение. Палач, где палач?

   - Я! - гулко отозвался неимоверно громогласный рык. От  одной  из  колонн
оторвалась тень и разрослась в подобие черного джинна с  головой,  смешавшей
черты кабана, крокодила и носорога.  В  руках  джинн  держал  самый  большой
топор, который я видел за всю свою жизнь.

   - Казнить  их,  немедленно  казнить,  -  похоже  правитель  начал  терять
самообладание.

   - Будет исполнено, повелитель, - с лезвия топора сорвались красные искры.
   Откуда-то с потолка донесся лязг, и  мощные  металлические  стрелы  упали
вниз, вонзившись в пол и отрезав  нам  путь  к  отступлению.  Ыккщщер  хотел
улизнуть, просочившись в щель, но стрела из следующей партии пригвоздила его
к каменным плитам. А меня вдруг что-то согнуло пополам. Затем я с удивлением
увидел  блестящую  железную  трубу,  выходившую  из  центра  моей  груди   и
заканчивающуюся в трещине пола. Боли не чувствовалось, но и вырваться я тоже
не мог. Палач взмахнул топором для пробы. Искры теперь  приобрели  противный
тускло-зеленый оттенок.

   Мне сразу что-то не понравился такой поворот  событий.  По  закону  жанра
верховный правитель должен провести с нами экскурсию по дворцу, показать все
степени защиты и посвятить в свои величественные  замыслы.  Затем,  в  самый
последний момент, мы ускользнули бы от  верной  смерти  и,  воспользовавшись
полученными инструкциями, показательно разнесли бы  это  осиное  гнездо.  Но
никто даже не собирался разговаривать с нами, не то что показывать дворец. И
еще вот этот топор.

   -  Ответь  мне  на  один-единственный  вопрос,  -  прошептала   королева,
находившаяся в точно таком же положении, как и я.

   - Хоть на тысячу, - кивнул я, пробуя обежать вокруг своей железной оси.

   - Если мы выберемся отсюда, ты пойдешь со мной в мой мир?

   Я замер на полушаге. Вот оно, признание! В  мечтах  я  тут  же  падал  на
колени перед прекрасной леди и заверял ее, что готов следовать за  ней  хоть
на край света. Затем следовали клятвы в вечной любви, и мы, обретя  счастье,
удаляемся в сторону заходящего солнца.  Но  теперь,  в  самый  ответственный
момент, язык, словно  враг  номер  один,  упрямится  и  отчаянно  не  желает
ворочаться. Я поднял голову и тут заметил глаза королевы. Бездонные  голубые
озера угасали на глазах. Серая дымка наползала  на  них,  затмевая  красоту.
Пасмурный день,  торжествуя,  воцарялся  над  своими  новыми  владениями.  Я
ужаснулся тому, что наделал. Быть может мне уже  никогда  не  увидеть  таких
бесконечно прекрасных глаз, не услышать самого уникального голоса в мире. Но
пока она здесь, рядом, еще есть шансы, только они тают как лед, вывалившийся
из морозилки в жаркий летний полдень.

   - Лаура, дорогая, - язык поднимался и опускался, словно паровой молот (Ну
давай же, давай. Единственный человек, которому нужен  только  ты  со  всеми
несчастьями, несуразностями, неустроенностями и недостатками,  терял  сейчас
смысл своего существования.  А  ты,  как  самовлюбленный  болван,  осторожно
взвешиваешь все "за" и "против". Ну говори же, не молчи. За тебя и  так  уже
сделали самую трудную работу.  Открывай  рот,  не  будь  самым  распоследним
козлом во вселенной. Если и есть существа, живущие там, наверху, то Лаура  -
одна из них, несомненно. Так чего же ты  замолк,  урод,  сволочь,  недоумок.
Раскрой глазища, вынь из ушей сливовые косточки, стряхни  с  них  лапшу.  Ну
почему кто-то должен страдать из-за тебя, идиота? Если законы жанра  требуют
"хэппи-энда" или сверхтрагического конца, то хоть  попытайся  сказать  самое
короткое слово на свете. Ну ты ведь сам этого  хотел!  И  сейчас  хочешь!  И
будешь непременно жалеть, если сейчас оно не вылетит из  твоих  губ!  Говори
"Да", говори, я тебе сказал!) с герба моего города, - с тобой  хоть  куда...
Куда надо... в общем куда скажешь... Я пойду... -  пауза  (Ну  черт  побери,
почему мысли текут так красиво и складно, а я язык  коверкает  самые  нужные
слова в серые бессмыслицы?) затягивалась. - Пойду... Да.

   - Тогда держись, - жестко и обнадеживающе сказала Белая Королева.

   Из талисмана выскочило оранжевое лезвие яркого луча. Словно под действием
бластера из фантастической эпопеи огненными каплями  разлетелись  прутья,  и
наша темница рухнула. В тот же миг  я  почувствовал  свободу  и  рванулся  к
Лауре. Луч задел палача, тот, вспыхнув  красным  пламенем,  исчез  со  своим
топором в клубах дыма. Верховный правитель  выглядел  крайне  растерянным  и
озабоченным.

   - А что, если я не согласился бы? - потрясенно спросил я у Лауры.

   - Я просто перекинула бы тебя  в  твой  мир,  -  пояснила  она  и  весело
добавила. - Но ты принял мое предложение.

   - Так ты могла сразу отправить меня обратно! - воскликнул я. - Почему  же
ты этого не сделала?

   - Потому что я хочу жить, - враз посерьезнела Лаура. - на прорыв  границы
ушел бы весь запас моей энергии. От меня не осталось бы вообще ничего.

   Я чуть не сел, на этот раз от испуга. Выходит жизнь без  меня  ничего  не
стоила  для  королевы.  Моя  ничтожная  жизнь  была  для  нее  дороже  всего
существующего во всех пространствах вех измерений.

   - Но как же твой мир, королева? Кто его спасет в этом случае?

   - Я уже принадлежу не ему, - как бы недоуменно пожала плечами Лаура.

   - Все люди таковы,  -  скептически  произнес  Ыккщщер,  пробуя  эффектные
виражи вокруг уродливых статуй. - Каждый сам за себя. Своя рубашка  ближе  к
телу. Моя хата с краю. Дружба дружбой, а за сыр плати.

   - Где ты этого нахватался? - улыбнулась Лаура. - Выкинь  такие  мысли  из
головы.
   ОН СОГЛАСИЛСЯ, и мы победили!

   - Ты проиграла, королева! - мрачные слова вырвались изо рта правителя, но
то был не его голос.

   Скрипящие, раздирающие наждаком душу  звуки  поселили  во  мне  холод.  Я
содрогнулся в ознобе, словно разговаривал с самим дьяволом.

   Черный затылок правителя лопнул. Из трещины, мерзко колыхаясь в  неверном
свете престола,  выползло  черное  щупальце.  Взметнувшись  к  потолку,  оно
выгнулось, сбросив с пьедесталов несколько фигур, и обернулось в исполинский
облик АтмеСГЩа.

   - Прочь! - кинулась к нему Лаура, пока меня пробирала противная дрожь.  -
Иначе мой талисман разрушит центр твоего мира.

   - Это уже давно не мой мир, - ухмыльнулся призрак. - Что какой-то  мелкий
мир для того, кто шагнул вниз.

   - И на много же ты успел шагнуть?

   - На четыре шага, пока король не приказал мне покинуть его.

   - Наверняка, возмутившись твоей пакостной душонкой.

   - Про то не нам судить, королева. Мне  пока  рано,  а  тебе  уже  слишком
поздно. С твоей смертью я обрету твою власть.

   - Белое не станет черным!

   - А зачем мне белое? Серого гораздо  больше.  Его  вполне  хватит,  чтобы
увековечить меня навсегда. Серого, которому все равно, что творится  вокруг,
лишь бы ему было хорошо. Серому, который пройдет мимо, не  вмешиваясь,  лишь
бы его не трогали. Серого, которого я сломаю и превращу в черного  во  славу
свою.
   Серого... Да что много говорить. Вот он, стоит рядом с тобой.

   Огромный палец указал на меня.

   - Неправда! - скорее из  принципа  прошептал  я,  осознавая  свою  мелкую
душонку, которая, попав в  беду,  радовалась  тому,  что  другим  еще  хуже.
Которая  всегда  занимала  выжидательную  позицию,   оценивая   происходящее
исключительно  со  стороны.  Которая  заставляла  сидеть  и  молчать,  когда
требовалась встать и сказать всего несколько слов  в  свою  защиту.  Которая
обходила мрачные компании, вершившие суд сильного. Которая  заставляла  жить
приспосабливаясь, плыть по течению. И которая останется такой навсегда.

   - Пока еще никто не отобрал мою власть! - твердо заявила Лаура, а Ыккщщер
пристроился справа, готовясь снова защищать свою повелительницу.

   - Один момент, миледи! - АтмеСГЩ искренне веселился.

   Синий луч впился ему в грудь, но черная глыба устояла, а сверкающая спица
постепенно рассеялась и угасла.

   - Игра окончена, королева. Твой камешек исчерпал магические ресурсы.

   Раскрыв пасть он вдруг дыхнул черным пламенем, заставив Лауру и  Ыккщщера
отбежать.

   - Я в полной силе, королева. Все идет, как предначертано. Первое сражение
моего  черного  похода  чуть  не  проиграл  бездарный  фигляр.   Но   теперь
командование берут мои руки. Черные солдаты живы еще в твоем мире, королева,
и в твоем тоже, человек.

   - А мне кажется, что ты случайно забрел сюда, - крикнула Лаура. - И  тебе
не изменить судьбу даже этого мира, не  говоря  уже  о  том,  чтобы  перейти
границу. Я не верю в твою силу!

   - Попробуй-ка, королева, силу черного талисмана.

   Глаза великана сверкнули красными сполохами. Вихрь черного  огня  смел  с
ног Лауру. АтмеСГЩ все больше обретал драконьи черты. С болью я увидел,  что
королева стала серой. Белизна ее облика исчезла. Но как серая каменная стена
под серыми ненастными тучами встала королева на пути  чудовища.  Как  клочок
грязного тумана, как серое облачко парил возле нее  Ыккщщер.  Я  понял,  что
буду последним (не станем уточнять кем), если не встану рядом с ней.  Увидев
мои крадущиеся движения, верзила цыкнул языком  и  изверг  из  указательного
пальца каскад молний, поразивший меня высоковольтным разрядом. Вслед за  тем
черный поток пламени вновь накрыл Лауру.

   Возле  моих  ног  расплескалась  черная  пузырящаяся  лава,  похожая   на
расплавленный  гудрон.  Потоки  непереносимой  вони  пропитали  все  вокруг.
Чернота подступила ко мне совсем близко. Лаура и Ыккщщер бесследно  пропали.
Клубы дыма, извергаемые то ли еще драконом,  то  ли  уже  вулканом,  терзали
глаза, из которых текли ручейки  слез,  мгновенно  высыхавшие  от  жары,  не
снившейся самым бывалым  обитателям  экваториальных  территорий.  Словно  на
телевизионном  экране  я  увидел  вертящийся   обломок   нашего   талисмана,
постреливавшего в свободном полете разноцветными красками.

   - Тишина и заборы... - донесся до меня голос королевы.

   Мрак поглотил меня  окончательно  и  бесповоротно.  Обжигающий  воздушный
поток подхватил мое тело в свои объятия, ощутимо стукнул  о  стену  или  еще
что-то твердое и передал по эстафете. Теперь мной занялся  черный  смерч.  Я
крутанулся в замедленном темпе, затем быстрее,  быстрее,  еще  быстрее.  Мир
растворился, и я вместе с ним.



   Глава двадцать пятая.

   Breaking Out (5)

   Thereєs gonna come a time when you just leave it all behind Burst out  of
your prison and just fly away Tonight, theyєre gonna make their move Take  a
chance and risk it all Tonight, theyєre gonna cut  it  loose  Never  looking
back

   Передо  мной  расстилалась  все  та  же,  до  малой   черточки   знакомая
спортплощадка.
   Теперь  она  пустовала.  Некого  даже  спросить,   чем   же   закончилось
грандиознейшее сражение. Одно я знал точно:  черный  треугольник  так  и  не
удалось замкнуть.
   Возможно, первые две  грани  еще  существовали,  подвиснув  за  пределами
измерений.
   Но черной дороги, по которой явилась армия  захватчиков  из  мира  Лауры,
попросту не существовало. С  чего  я  взял  такое  предположение?  Да  очень
просто! "Это же элементарно, Ватсон!" Я  продолжал  мыслить  и  чувствовать.
Поняли? Нет еще?!

   Согласитесь, есть разница между Ваней, который надумал вешаться от тоски,
но вышел во двор, засмотрелся на голубое небо, погрелся в лучах солнца, да и
забросил веревку подальше, и Ваней, который удобно  устроился  на  диване  и
тупо уставился в стену, набираясь сил для дальнейшего функционирования. И ни
дум у него, ни желаний, даже вешаться лень. Как сказал бы робот  из  детской
книжки:
   "Вешаться неэкономично."

   Нет, я жил и дышал полной грудью. Но острой иголочкой неприятно  кольнула
мысль: "А каким же сверхъестественным образом  ты  вновь  перенесся  в  свой
мир?" Лаура? Ведь она предупреждала, что  может  вернуть  меня  обратно.  Но
ценой своей жизни! Возможен ли такой поворот событий, где я  продолжал  жить
как ни в чем не бывало, а от Лауры остался только тающий обрывок  тумана.  Я
не верил в такое предначертание судьбы. Это  было  слишком  несправедливо  и
нереально. Да нет, Лаура жива! Я даже ободряюще улыбнулся самому  себе.  Она
вернется, вот увидите.
   Если и не сию секунду, то скоро, очень скоро. Как только я открою дверь в
квартиру, из гостиной мне  навстречу  выбежит  моя  королева.  Наши  взгляды
встретятся, а глаза засияют от радости. И нам будет, что вспомнить. Ведь  мы
столько пережили вместе.

   Но по спине снова пробежал холодок: "А ведь мы не  успели  найти  выход!"
Губы распрямились, прогнав  улыбку  и  самодовольство  по  поводу  успешного
возвращения.
   Выход то мы  так  и  не  отыскали.  Выходит,  что  в  минуту  смертельной
опасности Лаура из последних сил прорвала границы и протолкнула  меня  через
сплетения измерений в привычную обстановку, а сама...

   Лауры больше нет?

   По сюжету мне полагалось упасть на землю и  расплакаться  от  невыносимой
горечи и утраты, но я не смог. Как в забытье я шагал по направлению к  дому,
где меня никто не ждал. Глубоко-глубоко в потемках души прорвалась язва и  в
нее стали обрушиваться друг за другом кусочки чего-то важного,  а  их  место
заполнила гнетущая пустота. С гибелью Лауры ушла  в  прошлое  частичка  моей
жизни. Самая интересная и неповторимая. Ну и что дальше?  Обратно  в  четыре
стены? Как же невообразимо  трудно  возвращаться  в  обыденную  жизнь  после
фантастического путешествия,  полного  приключений  и  опасностей.  Труднее,
пожалуй, только представить,  что  я  никогда  больше  не  увижу  мою  Белую
Королеву. Неужели мне суждено теперь жить без Лауры?  Как  так?  Да  это  же
попросту невозможно! Нет, я не  видел  ее  смерти!  Не  видел!  Не  видел!!!
Значит, остается надежда.

   А ведь  мы  все-таки  выиграли.  Погребенное  под  лавиной  горя,  сквозь
отчаяние и ужас непоправимости на свободу рвалось ликование. Но путь  наверх
был ему закрыт. Что толку в победе, если  безвозвратно  уплачена  непомерная
цена. А что изменилось бы, доведись нам испытать поражение  от  черных  сил?
Злорадно усмехаясь, судьба выставила вперед обе руки  со  сжатыми  кулаками.
Угадай-ка, в какой! Зачем гадать, если и в правой, и  в  левой  спрятано  по
черному шару.

   Смешно сказать, но в фильмах я всегда желал осуществления самых  зловещих
и коварных замыслов, чтобы поглядеть, как главные герои  будут  выпутываться
из обстоятельств, становящихся с каждой  секундой  все  сложнее  и  сложнее.
Фильм вызывал горькое  разочарование,  если  не  погибал  мир,  не  успевала
взорваться атомная бомба, а корабль  пришельцев  рассыпался  в  прах  вместо
того, чтобы успешно  продолжать  боевые  действия.  Мне  хотелось  поставить
непреодолимые  препятствия   на   пути   нескольких   хороших   парней   или
героя-одиночки,  которым  удавалось  в  последнюю  минуту  разрушить   планы
злодеев. Но оказавшись на их месте, я испытывал необычайную легкость в  теле
и духе от того, что все злоключения мирового масштаба закончились, так и  не
начавшись,  и  мне  не  придется  искать   трудноосуществимые   способы   их
устранения.

   Город еще не проснулся, но на краю земли уже занимался  новый  день.  Мои
гулкие шаги никого не тревожили на пустынных улицах. Даже листья  на  ветках
досматривали последние сны. Голубизна неба наливалась светом.  Прячущееся  у
горизонта солнце вот-вот должно было выскочить в разрывах домов. Луна  уныло
смотрела на меня.  Ее  время  закончилось,  но  ущербный  круг  держался  до
последнего, не желая покидать чужие уже просторы. Всюду пока еще властвовала
тень, но я знал, что где-то серая  поверхность  асфальта  уже  окрасилась  в
желто-розовые тона.

   Люди в привычном для них мире спали и ели, любили и ненавидели,  работали
и отдыхали, в общем жили своей обычной жизнью, решая свои обычные  проблемы,
в которых не значились ни я, ни  Белая  Королева.  Они  не  знали,  даже  не
подозревали, какой опасности удалось им  избежать,  благодаря  вмешательству
призраков далекого мира, существование которых напрочь отвергалось наукой.
   Сейчас то я уяснил  смысл  многих  крылатых  выражений.  Это  и  "Пиррова
победа", и "Смех  сквозь  слезы",  и  "Настоящие  герои  всегда  остаются  в
неизвестности". Да и что дала бы Лауре известность? Золотую звезду? А  зачем
она ей? И можно уже ставить последнюю точку, но жизнь все еще  продолжалась,
хотел я того или нет.

   Пустота внутри упорно не хотела  заполняться.  И  тогда  заявила  о  себе
усталость.
   Влившись в трубу "А" и наглухо закупорив трубу "Б",  она  присвоила  себе
весь объем и почувствовала себя  полноправной  хозяйкой.  Не  ведая  как,  я
добрел до подъезда, поднялся на четвертый  этаж,  с  трудом  отворил  дверь,
рухнул  на  диван  в  гостиной  и  полностью  отключился  от  пронизывающего
одиночества.

   Глава двадцать шестая.

   В поисках утраченного.

   Город плывет В море цветных огней.  Город  живет  Счастьем  своих  людей.
("Старый отель", гр. Браво).

   Лето. Изжаренные, как котлеты, люди бегали по городу  в  поисках  пива  и
читали в  газетных  строчках  про  ужасные  кометы,  несущие  нам  смерть  в
обозримом будущем.
   Все так же светило солнце, изредка скрываясь за набегающими облаками. Все
так же серые пасмурные дни оставались где-то неподалеку  от  Лондона.  Жизнь
текла правильно и хорошо. Все это прекрасно  понимали,  кроме,  может  быть,
меня.

   Солнце уже убежало из северных окон моей квартиры,  а  до  южных  еще  не
добралось, заливая теплом лишь боковую стену дома. Время подбиралось к  часу
дня, что подтверждали и стрелки будильника, весело  тикающего  на  обеденном
столе. Я не разделял его настроения. Смахнув электробритвой щетину на  щеках
и подбородке, я проглатывал уже третий кусок хлеба с  маслом  и  пил  ужасно
невкусный чай без сахара. Лень было встать и протянуть руку  за  сахарницей,
стоящей на холодильнике (и кто только додумался туда ее поставить?).

   Далекие звуки с улицы не могли сгладить впечатления  полной  оторванности
от мира. Не ворочался в коридорном шкафу  Ыккщщер.  Не  звучал,  пусть  даже
изредка, пронзительный голос Лауры. Мне так не хватало  тихого  постукивания
ее легких шагов. В моем доме опять поселилась тишина.

   "Тишина и заборы", - неожиданно всплыло у меня в голове. А ведь не зря же
Лаура произнесла эти слова. Тогда чего я жду? Пойду-ка, поищу  такие  места,
где выполнялись оба условия, названные Белой Королевой. Надо  не  сидеть,  а
действовать, если мои действия хоть как-нибудь могут помочь Лауре.

   Полчаса спустя я продирался по узенькой тропинке, то и дело отводя ломкие
ветки от своей груди. Путешествие происходило  в  узком  пространстве  между
тыльной стороной девятиэтажки и решеткой детского сада, которая вполне могла
именоваться забором.

   К забору прилагалась тишина. Я утонул в ней  и  в  зеленой  листве  среди
этого глухого уголка. Безмолвие детского сада объяснялось понятной  причиной
ѕ ежегодным плановым ремонтом. Все его признаки  были  налицо:  покосившиеся
стропила, заляпанные белыми брызгами, бочки  с  известью  и  краской,  битые
кирпичи и прочий мусор,  образующийся  очень  быстро  и  не  желающий  потом
исчезать с насиженного места годами.

   С другой стороны высилось  сплетение  кустов  и  деревьев.  Сквозь  такую
непролазную чащу едва проглядывали безжизненные лоджии, уставленные шкафами,
тумбочками, полками, лыжами, ржавыми велосипедами, связками досок  и  прочим
барахлом, которому уже не  находилось  места  в  квартире.  Темнели  мрачные
стекла, от которых отказалось даже солнце. Никто не хлопал  ни  дверьми,  ни
рамами, не гремел, переставляя вещи с одного  места  на  другое.  Окружающее
пространство замолкло. Деревья утихли и погрузились в  безмолвие.  Ветер  не
осмеливался вмешиваться в суверенные пространства. Даже черная кошка,  спеша
по своим делам, быстро и бесшумно переставляла лапки в белых носочках.

   В глубине  листвы  надежно  затерялась  детская  площадка.  Красно-желтая
лестница осторожно выглядывала из тени, спрятавшись за боярышник  и  рябину.
Прутья невысокой горки, выкрашенной в  небесные  тона,  сливались  с  темным
фоном листвы.
   Я не мог объяснить, как такое место, просто созданное для игры в  прятки,
или в разведчиков,  или  в  пытливых  путешественников,  обследующих  дельту
Амазонки, не привлекало детей. Неужели чрезмерная таинственность  отпугивала
отсюда всех, кроме меня? Я потоптался по почти заросшей щавелем, лопухами  и
мелкой крапивой тропинке. Трудно поверить,  что  всего  в  полусотне  метров
отсюда находится улица Ленина, где шумные толпы  ходят  с  раннего  утра  до
позднего  вечера.  Девятиэтажка  отгораживала  от  меня  панораму  областной
библиотеки имени Горького,  междугороднего  пункта  переговоров  и  магазина
"Антей", который никак не мог переродиться в совместное российско-болгарское
предприятие "Биокор".

   Но завеса листвы сглаживала шум оживленной магистрали и укрывала творение
рук человеческих. Цивилизация  осталась  где-то  дальше  и  выше,  начинаясь
примерно с пятого этажа или с едва зримого кусочка асфальта, мелькнувшего  у
поворота за угол. Компанию  составляло  только  высокое  солнце,  пытавшееся
вездесущими лучами проторить дорожку ко мне. Иногда это ему  удавалось.  Моя
куртка, покрывшись разводами  света  и  тени,  стала  похожа  на  комбинезон
десантника. И я сам, словно десантник, заброшенный на вражескую  территорию,
настороженно вглядывался  в  тенистый  полумрак.  Я  ждал  черных  вражеских
часовых, ибо лучшего места для входа в иные миры вряд ли отыщешь.

   Но тщательно изучал обстановку я зря. Не открылись двери,  не  показались
черные ворота с тяжелым медным кольцом, зажатым в львиную пасть,  не  возник
сноп ослепительно-голубого сияния. Я нашел и тишину, и забор, но не более.
   Вообще-то иного я и не ждал, хотя и надеялся на лучшее. Слишком  ничтожен
шанс сорвать главный приз в лотерее,  купив  единственный  раз  единственный
билет. Но я не отчаивался. Мне вспомнилось точно такое же местечко в  другом
конце города. Однако, я  и  не  жалел,  что  попал  сначала  именно  в  этот
закоулок. Придет время, и в такой же солнечный день я приведу сюда  Лауру  и
подарю ей его тишину.

   Достигнув угла и ощутив под кроссовками твердый асфальт, я  увидел  серый
корпус библиотеки и стал прокладывать путь к рынку на автобусную  остановку.
Затем мои мысли спутались. Помню только, что я размышлял про библиотеку  им.
Горького, сад им. Горького, улицу им. Горького, а вот вспомнить, посещал  ли
великий писатель наш славный город, так и не сумел.

   Через полчаса, доехав до конечной остановки  и  пройдя  сотню  метров  на
своих двоих, я добрался  до  совершенно  аналогичного  островка.  Разве  что
вместо тропинки под ногами лежала узенькая полоска асфальта,  а  цивилизация
находилась под правой рукой и больно напоминала о себе, когда эта самая рука
касалась каменной крошки, усыпавшей железобетонные блоки. С  другой  стороны
напирала дикая природа. Ветки кустов так и норовили хлестнуть меня по  лицу,
а впереди уже маячили грозные заросли шиповника.

   Места для меня почти не  оставалось.  Поэтому  я  осторожненько,  бочком,
делал  мелкие  шажки,  вслушиваясь  в  тишину.  Но  необычных  ощущений   не
появлялось.
   Возможно, из-за текущих неудобств, тесноты и  скованности.  А  может  все
дело портили где-то чирикающие воробьи. Или возникающие в мозгу воспоминания
о чужом мире делали окружающую обстановку донельзя обыденной. Так или иначе,
я начинал созревать для того, чтобы сказать: "Не то!".

   Итак, приходилось признать, что мои рассуждения  оказались  в  тупике.  Я
мысленно списал неудачи на  железные  ограды  и  вспомнил  заборы  из  досок
Темного мира. А ведь подобные  заборы  непременно  окружают  любую  стройку!
Тогда я решил попытать счастья в этом направлении и поспешил вновь туда, где
в  перерывах  между  рейсами  отдыхали  желтые  "Икарусы".  Вскоре   автобус
пятьдесят второго маршрута вез меня обратно в центр города.

   Увы! На ближайшей стройке  вовсю  кипела  работа.  И  хотя  здесь  имелся
прекрасный забор, о тишине не могло быть и речи. Я постоял в  раздумьях.  До
любого городского общественного транспорта тащиться далековато.  Мой  взгляд
перебегал с телевышки на трамплин, отделенные от меня глубоким логом.  Такие
близкие ориентиры подбивали на небольшое приключение. Наконец я окончательно
решился совершить рывок через лог. Оставалось добраться до него, виляя между
пятиэтажками пока неизученного микрорайона, и преодолеть.

   Попетляв немного по улице Чернышевского, я миновал девятиэтажные общаги и
выбрался к забору. Забор, огораживал садовые участки от несанкционированного
доступа посторонних субъектов к ухоженным грядкам. Мрачные, начавшие ветшать
доски не сильно напоминали серебристую окраску оград из черных закоулков, да
и колючая проволока не  добавляла  сходства,  и  все  же  что-то  неуловимое
сквозило в обычных деревянных досках, сбитых вместе.

   Зато о тишине и здесь приходилось только мечтать. Шумная беготня малышей,
суетливое рычание двигателя  легковушки,  мягкий  скрип  четырех  колес,  на
которых покоилась коляска, где малыш в свое удовольствие гремел погремушкой.
Я двинулся дальше по направлению к трамплину, то  и  дело  касаясь  холодной
тенистой стороны во многих местах покосившейся изгороди.

   Как назло не встречалось ни единого прохода. Монолит  острозубой  дощатой
стены, увенчанной проволокой, начинал навевать тревогу о напрасно потерянном
времени.
   Забор тянулся и тянулся, напоминая аксиому бесконечности прямой, но я шел
так упорно, словно дорога вела к светлому будущему.

   Внезапно моя рука ушла в  пустоту.  Заглянув  туда,  я  увидел  небольшой
закуток.
   Узкий проход уводил налево, а  добрую  его  половину  закрывала  железная
будка, размером превосходящая ящик для  хранения  газовых  баллонов,  но  не
достигавшая габаритов  гаража.  Впрочем,  для  мотоцикла  с  коляской  такое
сооружение  вполне  бы  сгодилось.  Ржавые  листы  составляли   прогнувшиеся
пузырями стены. Дверь, крашенная изнутри черной  краской,  открывала  темный
провал. Лениво кинув взгляд во тьму, я спокойно  прошел  мимо,  к  повороту.
Внутри меня уже играл бравурный марш, предвкушая скорое  возвращение  домой.
Но надеждам не суждено было осуществиться.

   За  поворотом  оказался  всего  лишь  крохотный  тупичок,  упиравшийся  в
массивные ворота, запертые на огромный навесной замок, на котором чудом  еще
уцелели небольшие островки травянисто-зеленой краски.

   Больше здесь делать было нечего. Пришлось поворачивать, надеясь  отыскать
проход в другом месте. И  только  сейчас  я  заметил  оглушительную  тишину,
поглотившую  все  вокруг.  Исчезли  малейшие  звуки,  которые  только  можно
представить. Мои шаги утратили возможность производить топот и хруст. Вместо
привычного сопения нос бесшумно перекачивал воздух в легкие и обратно.  Угол
пятиэтажки внезапно отдалился в искаженно-дрожащем  воздухе.  Зато  железная
будка словно повернулась  на  сорок  пять  градусов.  Мрачная  щель  недобро
косилась на меня. Знойные лучи солнца навевали  нестерпимую  духоту.  Воздух
странно дрожал, вот-вот готовясь разродиться  невиданными  миражами.  Теплые
волны, образуя мутновато-дрожащую полупрозрачную  пелену,  напрочь  отрубили
меня и от цивилизации, и от звуков, порождаемых ею.  Я  словно  вернулся  на
полуоткрытый  островок,  вырвавшись  из  коридоров  темного   мира.   Солнце
выкрасило забор серебром и спрятало в ярких лучах железные витки колючек.  И
тут на смену оглушительной тишине явились шорохи.

   Они доносились  из  проржавевшего  сооружения,  перекрывшего  почти  весь
проход.
   Тихие,  скребущие  звуки  возникали,  дробились,  множились,   как   эхо,
расколотое в извилинах горного ущелья. Всего несколько метров отделяли  меня
от обычной жизни, но ступни как вмерзли или всосались в сухую потрескавшуюся
землю с редкими пожелтевшими травинками, втоптанными в засохшую глину.

   Дверь противно скрипнула и гулко ударилась о  железную  стену.  В  темном
провале сверкнули оранжевые искры, и на траву  легли  длинные  черные  тени,
перетекающие с места на место. Я с ужасом подумал,  что  никакой  воздух  не
сумеет так исказить картину окружающего  мира,  а  затем  догадался:  черные
призраки! Им нечего бояться солнца. Черные сгустки, распластавшись по земле,
медленно подбирались ко мне. Мои  ноги  самостоятельно  засеменили  назад  и
спрятали меня в тени тупичка. Но никакая тень не могла укрыть отх  От  чего?
От поражения, от плена, от смерти? Я сам не знал, чего боялся, но  ничто  не
заставило бы меня наступить на  страшный  черный  контур.  Шаг  за  шагом  я
отступал,  пока  спина  не  коснулась  поверхности  ворот.   Возможно,   там
скрывались занозы, но для спины, покрывшейся холодным потом,  осталась  лишь
перспектива вжиматься и вжиматься, стремясь укрыться от неизбежной  беды.  И
тут опора за спиной исчезла, земля под ногами растворилась, а  затем  мягкий
туман подхватил и понес в свои владения то ли мое тело, то ли сознаниех

   х Первое, что я почувствовал, это  прохладу,  которая  после  нестерпимой
липкой духоты казалась раем. Что  удивительно,  я  твердо  стоял  на  ногах,
постепенно привыкая к неяркому серому свету, озарявшему все  вокруг.  Передо
мной вздыбилась высоченная гора. Местность  справа  и  слева  (а  так  же  я
подозревал, что и сзади) скрывал густой серый туман. На  темно-серых  глыбах
пробивалось что-то вроде сероватого мягкого лишайника. Чем выше взбирался по
склону мой взгляд, тем светлее становились камни.  А  верхушка  горы  вообще
укрывалась белоснежной шапкой, ярко выделявшейся на фоне свинцового неба.

   Постепенно возвратились и  звуки.  Быстрая  и  ритмичная  музыка  гремела
совсем неподалеку. Я обошел двухметровый камень,  и  моему  взору  открылась
небольшая выемка, заросшая травой  цвета  потухшего  телевизионного  экрана.
Единственным ярким  пятном  выделялся  красный  двухкассетный  магнитофон  в
изрядно потрепанном состоянии. Над ним, извиваясь  в  дискотечных  вывертах,
парили  семь  призраков,  к  счастью,  белого  цвета.  Перекрикивая  гудящие
колонки, они громко вопили в такт музыке. Очевидно,  считая  себя  истинными
знатоками русского языка, призраки старательно копировали слышимое, подбирая
знакомые слова и отчаянно коверкая смысл. Не мне их  судить.  Все  мы  умело
орем запавшие в душу припевы "Life is life" или "The  Final  Countdown",  но
лишь единицы способны грамотно спеть  предшествующие  им  строчки.  Истинное
содержание песни со сверхзвуковой скоростью пролетало мимо ушей,  ибо  слова
выскакивали как из пулемета. В результате симбиоза  неестественно  высокого,
как на ускоренном воспроизведении,  голоса  из  хрипящих  от  перенапряжения
динамиков и нестройного хора писклявых и  визгливых  фальцетов,  испускаемых
призраками, получалось примерно следующее:

   х сквозь судьбу летят И пробивают  защиту  ветра.  Мне  вдруг  почудилось
вмиг: Дикие волны простор убивают. И мне еще вдруг почудилось вмиг: В  дикие
ветры ракеты бываютх

   У меня  загорелись  глаза.  А  ведь  это  же  что-то  знакомое.  И  когда
многоголосие взорвалось возгласами "Хей!  О!  У!  А!",  сомнений  просто  не
оставалось. "Kalimba  de  Luna"!  Пусть  видоизмененная,  русскоязычная,  но
именно она и никто больше.
   Правда протяжный  рефрен  "Kalimba  de  Luna"  не  вписывался  в  изрядно
повеселевший темп и строчку "Летит ракета", но  основа  сохранилась,  как  и
мелодичные проигрыши и переливы, будоражившие душу. В чужом  мире  встретить
знакомую песню! Да, начало превосходное. А песня неслась дальше:

   х Вдруг повернулся вспять. Только бы трудно пропасть в турнире.  Друг  не
залез мне в душу опять. Только без мук и вдруг четыре. Зря я родился в боль.
Только бы выиграть ветры и волны. Как мне не скоро упасть стороной. Раз, и в
путь ракеты взмываютх

   Эту песню я любил во всех версиях. Кто  ее  только  не  пел.  Даже  такие
гранды, как "Boney M", не удержались от того, чтобы не включить подобный хит
в свой сборник. А я вдруг вспомнил давнишний телеконцерт, собравший в Москве
половину звезд "Сан-Ремо", и Тони Эспозито, который вдруг впервые  с  экрана
выдал "Kalimba de Luna" в своей ударной аранжировке  вместо  запланированной
стандартной итальянской мелодии.  Его  героический  поступок  увековечил  ту
минуту  в  памяти  благодарного  народа,  услышавшего  суперхит,  заменивший
начавшую сходить на нет итальянщину.

   х Я позабуду все, Вижу, надеюсь, цвета все спектра.
    Я уже не знаю кого видал,
    Кто сообщил мне судьбу бы ветра.

   Песня оборвалась. Улетели последние аккорды. И я уже не  мог  определить,
вылетел ли раскатистый многоголосый смех из колонок или  из  угловатых  ртов
призраков. Последних видимо смутило мое присутствие. Они брызнули в стороны,
утекли в  неприметные  щелки.  Так  же  загадочно  исчез  и  вполне  обычный
стереомагнитофон фирмы "Sanyo". Я опять остался в тишине и одиночестве.

   Однако, одиночество оказалось мнимым. Призраки не  удрали,  а  спрятались
неподалеку и теперь из своего  безопасного  убежища  наблюдали  за  мной.  Я
слышал только их голоса, обсуждавшие мою персону (причем, на  чисто  русском
языке).

   - Явился странник,  прорвал  границы,  -  тянулся  без  умолка  протяжный
тоскливый голосок.

   - Да что ты говоришь? ѕ попробовал  его  перебить  на  четвертом  повторе
недоуменно-хрипящий голос.

   - Явился странник, прорвал границы, - не реагируя на  начавшийся  диалог,
повторил еще раз первый голос, и еще раз, и еще.

   - Не прошло и сотни лет, - раздался комментарий разъясняющего голоса.

   - Неизвестный странник прорвал границы, - внес было  новую  струю  первый
голос, но тут же опомнился, исправил ошибку и снова запел старую песню.

   - Он прорвался, спутник королевы, - возвестил переливчатый голос. Еще  не
успело прозвучать его последнее слово,  а  эхо  вовсю  разносило  предыдущие
слова, усиливая и искажая.

   - Да тот был совсем черный, - не согласился с ним весело-ворчливый голос,
напоминавший сердящегося Петрушку, который вот-вот рассмеется.

   - Нет, это он, - высказал свое мнение разъясняющий голос.

   -  Он,  он,  -  подтвердил  насмешливо-ехидный  голосок,   намеревающийся
цепляться ко всем и ко всякому, словно репей.

   - Явился странник, прорвал  границы,  -  не  умолкал  вызывающий  смутное
отчаяние рефрен.

   - Из мира людей, - развил тему переливчатый.

   - Из! Из! Мира! Мира! Из мира! Людей! Мира людей! ѕ подхватило его личное
эхо.

   - Да ну! ѕ не поверил сомневающийся.

   - Точно, - не вызывающим возражения голосом подтвердил переливчатый.  Эхо
тут же поддержало своего друга.

   - Сумел прорваться? ѕ все еще удивлялся недоверчивый.

   - А почему нет? ѕ добавил насмешливый.

   - Явился странник. Прорвал границы, - первый голос не ведал усталости.

   - И кто его сюда звал? ѕ рассердился ворчливый.

   - Королева! ѕ выкрикнул переливчатый.

   - Королева! ѕ громогласно добавило эхо и разбилось на тысячи осколков.

   - Королева? ѕ вопрошал один из них.

   - Королева, - снисходительно кивал другой. А на смену торопились  третий,
четвертый. Словно целый гарнизон укрывался в серых скалах.

   - А мир уже совсем не тот, - начал разъясняющий. В его голосе то  и  дело
проскальзывало старческое покашливание. ѕ Королева то не здесь. И ничего  он
тут не отыщет, нет.

   - Несчастный, - саркастически отозвался насмешливый.

   - А может он тут был? ѕ предположил кто-то новый.

   - Явился странник, прорвал границы.

   - Точно, сам видел, - согласился переливчатый с неутомимым певцом.

   Ворчливый  что-то  сердито  и  неразборчиво  бурчал.  Отовсюду  слышались
смешки, бормотание и обрывки  далеких  разговоров.  Смеялись,  видимо,  надо
мной, и я стал чувствовать себя очень неловко. Конечно, нельзя  было  стоять
столбом. А что  надо  делать?  Ринуться  на  поиски  насмешников?  Но  более
неуловимого существа, чем призраки, мне еще не приходилось встречать.

   Внезапно все голоса  умолкли,  даже  тоскливый,  словно  в  комнату,  где
оживленно болтали сотрудники, внезапно  вошел  начальник.  Возможно,  так  и
было. Здесь не шелестели листья, так как отсутствовали деревья.  Остались  в
другом мире крики птиц, лай собак, гудение автомобилей. Кто-то еще  суетливо
копошился за ближайшим камнем, но тишина наступала. Окончательную победу  ей
не дал одержать белый силуэт, вынырнувший из темной щели.

   К своему удивлению  я  узнал  Ыккщщера.  Тот  поглядел  на  меня  суровым
взглядом и сразу же перешел к делу.

   - Прорвался,  значит,  -  сказал  он  своим  неестественным  голосом,  не
выражающим чувств. И не понятно, как мне реагировать на встречу с ним. То ли
он обрадовался, то ли остался недоволен. Впрочем, Ыккщщер никогда не был  от
меня в восторге.

   - Да, конечно, - согласился я, не зная что еще можно сказать.

   - А где королева? ѕ осведомился он более напряженным тоном.

   - Разве она не здесь? ѕ удивился я. - Она сказала мне "Тишина и  заборы".
Так я выбрался сюда. Почему же Лаура не пришла раньше?

   - Королева Лаура, - настоятельно поправил меня Ыккщщер и  издал  странный
звук, словно цыкнул языком. ѕ Дело то  хуже,  чем  предполагалось.  Королева
здесь не появлялась, хотя черный мир мы покинули вместе. В итоге ты - у себя
дома, я - в Серых горах, но где королева?

   - Может ее закинуло куда-нибудь в третий мирх

   - Исключено. Из черного мира в тот миг вели только две дороги: к тебе или
ко мне, и никуда больше.

   - Тогда она непременно должна была  прийти  ко  мне  домой.  Кстати,  чем
закончилось сражение?..

   - Ну как я сам не догадался, - Ыккщщер разве что не хлопнул себя по  лбу.
ѕ Это чертово сражение  совсем  вылетело  у  меня  из  головы.  Черные  силы
рассеялись под ударами наших союзников, но они остались в  твоем  мире.  Вот
они то как раз могли отследить появление королевы и захватить ее в плен.

   - Тогда почему они не захватили и меня?

   - А на кой ты им нужен? ѕ вопросительно склонился на бок призрак.

   Я тут же  обиделся  и  начал  красочно  описывать  странное  безмолвие  в
деревянном тупичке, железную будку и черные тени, стелющиеся по траве.

   - Ну, они могли ждать и не тебя, а просто караулить дорогу в наш  мир,  -
презрительно  скривился  Ыккщщер.  ѕ  однако  тебе  следует  поберечься  при
возвращении.

   - А почему они не попытались проникнуть сюда  или,  скажем,  вернуться  в
свой мир?

   - Потому что не было такого приказа, - наставительно пояснил  призрак.  ѕ
Они пришли в твой мир, чтобы дать решающий бой нам, но  никто  не  давал  им
приказа  возвращаться  обратно.  Вот  они  и  воюют  по  мере  своих  сил  и
возможностей.

   Картины минувшей битвы вновь предстали передо мной,  а  на  языке  горячо
вертелся вопрос, который я намеревался задать королеве еще в черном мире, да
так и не успел.

   - А  ты  не  знаешь,  почему  я,  сорвавшись  с  крыши,  не  разбился,  а
присоединился к вам?

   - О-о-о! ѕ  протянул  Ыккщщер,  словно  впервые  увидел  такого  круглого
болвана. ѕ Ты ведь летал с королевой. Вот она и передала  тебе  часть  своей
силы полета.

   - Так я еще смогу летать?!

   - Летать? ѕ Ыккщщер оценивающе изучил  меня  и  нехотя  добавил.  ѕ  Если
учесть величину твоего объема, оставшуюся силу  королевы  в  ту  ночь,  фазу
Луных Ну, в общем, тебе осталось энергии на  четыре  полета,  не  больше.  И
учти, один из них ты уже совершил.

   - А прорыв границы тоже осуществился с энергией королевы? ѕ не утерпел я.

   Не тратя лишних слов, Ыккщщер обшарил мои карманы короткими  ручонками  и
извлек на свет божий осколок черного, тусклого блестящего камня.

   - Все, что осталось от талисмана,  -  вздохнул  он.  ѕ  однако  позволяет
переходить границы даже такому олуху, как ты. Надо бы его  экспроприировать,
все равно от тебя никакого толка.

   - Еще чего, - возмутился я, протягивая руку за ценным приобретением.

   - Ладно, владей, - решился Ыккщщер, возвращая находку. ѕ У тебя есть одно
неоспоримое достоинство. Света не  боишься.  Впрочем,  и  для  тебя  имеется
неплохой план. В твоем городе есть одна ведьма.

   - Ведьма? ѕ вздернул головой я. ѕ Ведьм не бывает.

   - Молчи и слушай, - оборвал меня Ыккщщер. ѕ Ведьма  сделала  шаг  вниз  и
теперь видит такое, что тебе и не снилось.  Найдешь  ее  и  спросишь  насчет
королевы.

   - А может не надо ведьмы? ѕ осторожно возразил я. ѕ  Может  достаточно  и
этого?

   Я вложил в руки Ыккщщеру план, нарисованный Лаурой. Он задумчиво повертел
его и вернул мне.

   - Спросишь и про эту бумажку у ведьмы, - тихо добавил  он.  ѕ  А  мне  не
разобраться в почеркушках. Я не ведьма. И даже не ответственный секретарь, -
он помолчал и снова перешел на свой обычный тон. ѕ Ну все, ступай. Время  не
ждет.

   - Как это ступай, - не согласился я. ѕ Покажи  мне  хоть  кусочек  вашего
мира.
   Может я уже никогда не выберусь к вам.

   - Может и не выберешься, - кивнул Ыккщщер.

   Ситуация  до  обидного  напоминала  мою   школьную   поездку   в   Брест.
Экскурсовод, ведущий нас по знаменитой  крепости,  предупредил,  что  вблизи
реки фотографировать запрещено, так как за  рекой  уже  Польша.  И  стоя  на
берегу, я во все глаза смотрел на "заграницу". С тех пор я гордо рассказывал
о том, как видел Польшу, хотя скромно умалчивал, что ноги мои так  ее  и  не
достигли. Здесь же все было наоборот. Я побывал в ином мире, но что увидел?

   - Ну хорошо, - лениво согласился Ыккщщер. ѕ Смотри.

   Он потянул меня к серым камням скалы и указал на темный проход. На другом
конце ущелья открывался кусок однотонного светло-серого неба. Там  же  гордо
высился  темно-серый  силуэт  величественной  башни.  Колонны  переходили  в
каменные кубы, затем начинались арки, над ними гигантскими кирпичами  лежали
блоки с черными бойницами окон, а выше снова начинались колонны.  До  самого
верха одна архитектура сменяла другую, пока все они, сузившись, не уходили в
крутой скат крыши, пирамиду которой украшал шпиль, набранный из шаров разной
величины и острого наконечника. Я никогда не видел  небоскребов  воочию,  но
уверен, сооружение не уступало им  в  размере.  Где-то  в  глубине  сознания
мелькнула ассоциация с телебашней. Но серая громада вздымалась гораздо выше.
А я стоял и не мог отвести глаз.

   - Полюбовался на Северную крепость и хватит, - раздался  над  ухом  голос
Ыккщщера. ѕ Не потеряй талисман и не забудь  про  ведьму.  Тишина  и  заборы
теперь в прошлом. Ищи учреждение за номером двести двадцать двах

   Свет на секунду поглотила тьма, а затем  до  меня  снова  добрались  лучи
солнца. Я все еще стоял перед  логом,  заполненным  садовыми  участками,  от
которых меня отделял тот же самый забор. Но трамплин заметно приблизился,  а
таинственный закоулок остался  далеко  за  моей  спиной.  Я  тут  же  связал
расстояние между пунктом отправления и пунктом прибытия с вращением Земли  и
уже выстроил четкую и стройную теорию, но ее сильно подпортил тот факт,  что
утром я появился почти на том же месте, где меня  засосала  черная  воронка,
несмотря на довольно длительное время отсутствия. Тогда я начал  подумывать,
как же мне все-таки добраться домой, преодолев нескончаемые заборы.

   Словно услышав мою мольбу, забор оборвался и повернул вправо, уходя вниз.
Он уступил место стройным рядам  гаражей.  Я  смело  ввинтился  в  проход  и
принялся обследовать каменные шеренги на предмет небольшой щелочки,  ведущей
на север.
   Изыскания мои завершил сорокалетний мужик, перебиравший инструменты возле
своего "Москвича".

   - А здесь не пройти, - разгадав мои планы, сказал  он.  ѕ  Обойди  слева,
может там получится.

   - Спасибо, - благодарно кивнул я. Если бы не добрый совет, то плутать  бы
мне по каменным лабиринтам еще не  менее  получаса.  Лихо  развернувшись,  я
потопал дальше. Трамплин виднелся  совсем  близко,  но  оставался  таким  же
недоступным как и раньше.

   Гаражи скрылись за спиной. Слева стояли жилые дома, а впереди, за густыми
зарослями, начиналась старая часть воинского кладбища. Вправо уходила  труба
внушительного  диаметра,  вырвавшаяся  из  под  земли  и  перекинувшаяся  на
противоположную сторону лога. Памятуя о технике безопасности, я  не  рискнул
облегчить себе задачу, а с тоской посмотрел  на  сплетения  полузасохших  от
жары трав высотою чуть ли не с метр. К великой  радости  мой  взор  приметил
тропинку в этой чащобе, а ноги уверенно заспешили туда. Здраво  размышляя  о
народной мудрости: "Где один человек прошел, там и  другой  завсегда  пройти
сможет".

   Вскоре я уже приносил себе глубокие соболезнования. Тропинка обрывалась у
небольшой картофельной грядки,  а  дальше  начиналась  нехоженая  целина,  в
дебрях которой журчал ручей. Невысокие ивы навевали тенистую  прохладу.  Моя
спина, взмокшая  от  прямых  солнечных  лучей,  теперь  испытывала  истинное
блаженство.
   Ноги остановились в раздумьях, но голова упорно не желала отступать.

   Теперь  я  жалел,  что  не  попытался  перебраться  по   трубе,   которая
недостижимо висела над моей головой. И все же,  только  вперед!  Расстроенно
шмыгнув носом, я снова отправился в путь. На третьем шаге мои ноги  медленно
стала засасывать непросыхающая глиняная жижа берегов.  С  ужасом  представив
свой будущий внешний вид, я совершил отчаянный  прыжок  и  перешел  Рубикон,
приземлившись на твердую землю по другую сторону ручья.

   Заросли обступили  меня  плотной  стеной.  Самое  время  вообразить  себя
бесстрашным Рембо в  джунглях  Вьетнама.  За  отсутствием  длинного  ножа  я
твердой рукой раздвинул ближайшие ветви и стал продираться  вперед.  Деревья
сплоченной группой  не  желали  пропускать  меня  дальше.  Тропинка  напрочь
исчезла, а глиняная жижа так и норовила вновь оказаться под ногами. Но я  не
сдавался. Рывок, еще один.  Зеленые  часовые  поразились  моей  непреклонной
решимости и расступились, выпустив меня к подножию  крутого  склона.  Задрав
голову, я окинул взглядом взмывавшую вверх гору, а на  ней  пронзившую  небо
громаду трамплина. Я словно вернулся в  серо-белый  мир  призраков  к  скале
возле Северной крепости. Но нет, мир  красок,  мир  цветов  окружал  меня  в
данный момент. Гору покрывали зеленые полосы  вездесущих  трав.  Сквозь  них
просвечивала темная поверхность почвы.
   Кое-где  пробивались  рыжие  пласты  глины.  Вновь  обретенная  тропинка,
утоптанная  до  каменной  твердости,  имела  вообще  неопределенный  оттенок
бежево-коричневой  мешанины  с  белыми  вкраплениями   невесть   как   здесь
оказавшейся  щебенки  и  поблескивающих  в  лучах  солнца   глубинно-зеленых
бутылочных осколков. Грязь на моих кроссовках быстро обсыхала, превращаясь в
неприятную, потрескавшуюся корку. Еще раз подумав о том, как  мне  предстоит
отдирать зацементировавшиеся куски грязи, я шагнул вперед. Отсутствие  массы
веревок, карабинов, рюкзака с продуктами и альпенштока не давало возможности
ощутить суровый облик альпиниста, но первопроходцем, пионером Америки я себя
все же представил.
   Рифленые подошвы кроссовок впивались в  шероховатости  тропинки,  а  если
встречались сильно крутые участки, я  взбирался  лесенкой,  как  на  снежную
горку.

   Солнце  устроило  вокруг  меня  настоящий  ад.   Воздух   раскалился   до
невозможности.
   Горло пересохло, а язык превратился в наждачную шкурку.  Но  взбирался  я
вверх с диким ожесточением, словно наверху меня ждала сама  королева  Лаура.
По крайней  мере,  я  мог,  достигнув  вершины,  рассчитывать  на  ближайший
гастроном с неимоверным количеством стаканов освежающего сока.  Персикового,
яблочного, сливового, виноградного. И  даже  дорогого  -  апельсинового.  Но
конец пути еще  маячил  высоко  вверху,  а  за  спиной  осталась  разве  что
половина.

   Теперь я уже понимал всех. И тех, кто распахивал  форточки  лютой  зимой,
ссылаясь на духоту. И  надевших  дурацкие  кепки,  предохраняя  свои  ценные
головы от перегрева. И Ыккщщера, который так ненавидел день. Дрожа от холода
на заснеженной остановке сорок первого, я мечтал о знойных летних деньках, а
теперь превращался в жуткого летофоба. Серая пелена дождей, навевавшая тоску
и скуку в былые дни, сейчас  вовсе  не  спешила  смягчить  мои  страдания  в
непереносимом пекле. Ну и не надо, я начинал подозревать,  что  справлюсь  и
без  нее.  Над  близким  горизонтом  показался   девятый   этаж   общежития,
предвещавший  тот  сладостный  момент,  когда  мои  ноги  достигнут   ровной
поверхности.

   Даже плотная джинсовая ткань насквозь пропиталась потом, а футболку можно
было выжимать. Меж тем этажи вырастали один за другим.  За  шестым  следовал
пятый, за пятым четвертый, затем третий. Я впился  глазами  в  белые  плитки
стен, покрытые желтыми подтеками и сетью мелких трещин, так как на  трамплин
смотреть уже не было сил. Его  черный  силуэт  зловеще  нависал  надо  мной.
Казалось, он вот-вот опрокинется  и  рухнет  на  меня.  В  этот  миг  правая
кроссовка чуть не сорвалась.
   Вообразив себя катящимся по склону в режиме замедленной съемки, я уже  не
заглядывался по сторонам, отгоняя видения  все  новых  и  новых  стаканов  с
живительной влагой.

   Ступив  на  ровную  поверхность,  я  замер.  Во  мне  росло   блаженство.
Постепенно, секунда за секундой, оно заполняло мое тело и устроило настоящую
бурю в голове. Я сделал это, я поднялся.

   Посторонний человек вряд ли сумел бы вникнуть в истоки моего блаженства и
счел бы происшедшее за пустую трату сил и времени. Мол,  это  не  дело  -  в
игрушки играть. Не тем занимаетесь, молодой человек. Что же вы,  как  дурак,
то в гору скачете, то обратно? А ведь сколько разумного  и  полезного  можно
было бы совершить за эти бездарно потерянные минуты. Да, в мое время все  по
другому текло, и молодежь другая была. Лучше, чище. Вам до  нее  тянуться  и
тянуться.
   Вот этими самыми руками выстроены КамАЗ, БАМ Уренгой. А вы  вместо  того,
чтобы  бумажку  на  улице  поднять,  да  в  урну  бросить,   горным   козлам
уподобляетесь. Нам бы и в голову такое не пришло, а вам бы только выпить,  в
подъезде покурить, да набезобразничать, вот как сейчас. Глаз да  глаз  нужен
за вами. Взять вот тебя.
   Ну кто, скажи-ка, может поручиться, что  ты  там  от  трубы  какой-нибудь
краник не отвернул? "Да нет там никакого  краника!"  -  хочется  крикнуть  в
ответ. "Не краник,  так  что-нибудь  другое!"  -  продолжает  наш  мучитель,
оседлавший  любимого  конька.  Мол,  вам  и  слова  не  скажи,  а  вы  сразу
огрызаетесь. Да, не та нынче  молодежь.  Не  та!  Мы  к  звездам  с  детства
стремились, к подвигам, а вы...

   А для меня это и был своеобразный подвиг. И  пусть  чисто  гипотетический
посторонний человек удаляется, недовольно ворча  и  кивая,  отыскав  в  себе
самом благодарного слушателя в извечной теме. Ему меня не  понять.  Чувства,
бушевавшие в моей голове, превратили  эти  минуты  в  блистательные  кусочки
счастья, несравнимые с теми, которые вспыхивали после выпитых на  вечеринках
бутылок. Здесь они получились сочнее, глубже, внушительнее,  проникновеннее.
Да что сравнивать безоблачную голубизну с  пасмурным  однообразием.  Чувство
победы и мечтания о ней находятся в разных плоскостях и на разных высотах. Я
видел перед  собой  широкую  мраморную  лестницу,  отделанную  золотом.  Она
мерцала в свете неведомых звезд и вела к  королеве.  Я  преодолел  очередную
ступеньку и готовился сделать шаг к следующей.

   Но тайна испарилась, оставив меня  в  повседневной  реальности.  Вся  моя
сущность   взбунтовалась    против    творящейся    на    глазах    вопиющей
несправедливости.  Где?  Где  обещанные  десять  стаканов  сока?  Я   сделал
непонимающее  лицо.  Предчувствуя  нехорошее,  сущность  скинула   цену   до
двух-трех. "Какой такой сок? Зачем? И нужен ли он нам?" - грозно спросил  я.
"Пить! - обнадеживающе выдала сущность.
   - иначе не смогу и шага сделать." Ну это уж чересчур. "А  так  ли  мы  уж
хотим пить?" - философски изрек я. "А разве нет?" -  удивилась  сущность.  Я
сделал паузу, всем видом  показывая,  что  на  глупые  вопросы  отвечать  не
намерен.
   "Пить!" - не сдавалась сущность. Как истинный президент, я  пояснил,  что
жажда  не  такая  уж  непереносимая,  что  потерпеть  можно   и   нужно,   а
освободившиеся  вследствие  недопущения  неразумных  трат  средства  следует
направить на более важные цели в условия нестабильной экономики и постоянной
нехватки финансов.

   Затем я успешно  развил  тему  и  заметил,  что  дом  не  намного  дальше
вожделенного магазина. И отключив в сознании рекламные картинки  здоровых  и
витаминизированных соков, я представил вкусную прозрачную воду,  текущую  из
крана.  Очень  полезную  в  финансовом  отношении.  И   оставив   нетронутым
содержимое кошелька, я поспешил домой, ловко заменив заслуженную награду  на
послеобеденный отдых.

   Как и следовало ожидать, я не ошибся в выборе.  Листая  в  уютном  кресле
книгу о народном  творчестве  южноамериканских  индейцев,  полученную  месяц
назад в посылке из Бразилии, я восторженно замер. Рука дрогнула  и  чуть  не
вырвала  глянцевую  страницу.  Там,  на  черно-белой  фотографии,  покоилось
изображение маски,  удивительно  напоминающей  черты  королевы  Лауры  в  ее
истинном облике. Да, отличия имелись,  лицо  было  грубее,  шире  и  старше.
Морщины и бородавки сплетались в жуткие узоры, а черные глазницы  вмещали  в
себя две мрачные вселенные. Возможно, неизвестный  мастер  запечатлел  облик
одной из предыдущих королев, передавшийся из поколения в поколение, а  может
и призрачного короля, если такой существовал.

   Еще не соображая умом, но чувствуя сердцем куски нового плана, я  вытащил
из шкафа рулон кальки.  На  полупрозрачную  бумагу  старательно  перенеслись
контуры злого бога, устрашавшего древних индейцев, но такого знакомого мне.

   Из тайничка появился мой неприкосновенный валютный  запас,  откладываемый
на высококачественный видеомагнитофон. Затем последовал звонок Борьке. Он то
знал, где и как можно воспользоваться телефаксом, чтобы  за  наличные  баксы
осуществить сверхдорогой звонок в Бразилию и отправить получившийся  портрет
моим родителям вместе со срочным сообщением.

   Часть третья.

   "With Every Beat of My Heart" (и этим все сказано).

   * * *

   Все вокруг окрасилось в тысячи, в миллионы сиреневых оттенков.  Сиреневые
листья   чуточку   колыхались   в    прозрачно-сиреневых    волнах    ветра.
Нежно-сиреневая трава убегала  в  сиренево-фиолетовые  тени.  Серые  кирпичи
утратили обыденный  облик  в  лучах  магического  прохладно-матового  света,
нахлынувшего с небес.
   Квадраты окон  отливали  темно-фиолетовым  блеском.  Голубые  днем  доски
изгороди приобрели цвет распустившейся черемухи в сумерках.  И  даже  черная
земля казалась теперь беспросветно-лиловой.  Все  краски  мира  растворились
теперь в сиреневых тонах. Все существующие  предметы  отражали  теперь  лишь
сине-фиолетовую часть спектра. А над всем этим  нависал  огромный  сиреневый
купол неба.

   Сиреневыми были и мои джинсы, утратившие фирменный  цвет  индиго,  и  моя
бежевая куртка и даже мое лицо. Сиреневый вечер превратил его  в  физиономию
вампира, просидевшего пару часов в морозилке. Рядом со мной,  возле  бледных
стен детского сада номер двести двадцать два,  стояла  сиреневая  ведьма.  С
первого  взгляда  на  нее  мои  представления  о  сексапильных,   несказанно
прекрасных ведьмочках разлетелись  на  мельчайшие  кусочки.  Полная  фигура,
маленький рост, коротко-стриженные волосы, круглое лицо и темный  комбинезон
механика делали ее похожей на сильно постаревшего Карлсона, утерявшего  свой
мотор в давних приключениях. Она возникла из ничего, когда я ни  на  что  не
надеясь, делал второй  оборот  вокруг  двухэтажного  здания.  Ведьма  просто
появилась, словно всегда здесь была и, не обращая на  меня  внимания,  стала
копаться в земле вблизи кустарника. Я  только  открыл  рот,  но  она  жестом
прервала не успевшие  вылететь  слова  и  показала  вглубь  кустов.  Там,  в
таинственном сиреневом полумраке, к нашей компании добавилась  ее  подружка,
напоминавшая пионера-умника в круглых очках, так и не сумевшего вырасти.

   Волшебные сумерки сгустившихся теней закутали нас в плотный кокон тишины.
   Откуда-то сверху к нам стремились добраться лучи сиреневого цвета, но  им
преграждали дорогу тысячи и миллионы листьев, стремившихся  сохранить  тайну
прибытия трех существ  не  от  мира  сего.  Да,  совершенно  верно,  в  этих
однотипных красках даже я потерял связь с реальностью. Мне казалось,  что  я
снова  угодил  в  потусторонний  мир,  но  не   черных   и   не   белых,   а
лилово-фиолетовых призраков. Я вошел в таинственные пределы сказки и  теперь
ожидал с нервной дрожью дальнейшего развития событий.

   Ведьма взглянула на меня своими умными  глазами,  словно  читая  страницы
моего мозга. Затем она вытащила вполне обычный блокнот. Обложку его украшали
красно-синие узоры, в сплетении которых угадывалась надпись "Для записей".
   Ведьма пролистнула три страницы и замерла,  превратившись  в  неподвижный
монумент без видимых признаков  жизни.  Ее  подружка  придвинулась  поближе,
оттеснив меня вправо. Я чувствовал, что не стоит задавать вопросов, так  как
и без слов все катилось своим  чередом.  Во  мне  разрастался  трепет  перед
существом, шагнувшим вниз. Подобные  чувства  наверняка  испытывали  древние
греки или римляне, склонившись в  полутемном  храме  к  подножию  пьедестала
огромных фигур могущественных богов. Здесь же роль  потолка  выполняло  само
небо, а силуэт ведьмы хоть и не отличался совершенством, зато весь ее  облик
пронизывал  мерцающий  неземной  свет.  Королева   Лаура   была   для   меня
неисчерпаемым колодцем  тайн,  но  сейчас  я  глядел  в  бездонную  пропасть
Марианской впадины.

   На бледно-сиреневом листе появились  черные  закорючки,  которые,  дрожа,
складывались в буквы. Одно за другим возникали все новые  и  новые  слова  и
предложения, постепенно заполнявшие страницу.

   "Мой дорогой! Если бы только знал, как  сильно  я  тебя  люблю.  Ты  даже
представить себе не можешь. Я не могу прожить без тебя, без мыслей о тебе ни
одного дня, ни одного часа, ни одной минуты. Мне необходимо постоянно видеть
тебя. От этого я уже избавиться не могу, да и не хочу. Теперь  у  меня  есть
ты, и я очень счастлива, потому что могу любить. Ты - все для меня. Тебя  не
может заменить никто и ничто. Знай это и верь  мне!  Каким  бы  ты  себя  не
считал, чтобы ни говорил о себе, все равно я  люблю  тебя  со  всеми  твоими
проблемами и мечтами, люблю таким, какой ты есть..."

   Невидимая ручка со смаком поставила три жирных точки и на этом  закончила
свою работу. Я же находился в глубоком ауте. Тысячи  людей  дарили  подобные
слова друг другу до сего дня и тысячи людей еще  скажут  их.  Но  для  моего
сознания сейчас не существовало ни двух ведьм, ни Борьки,  ни  института  со
всеми вместе взятыми  студентами,  ни  пятимиллиардного  населения  планеты.
Никто никогда не говорил такого лично мне. И, честно  говоря,  я  уже  начал
терять надежду. Но вот они прозвучали. Пораженный их простотой  и  величием,
понятностью и глубоким смыслом, я раз за разом перечитывал черные буквы. Еще
один человек на земле открыл для себя неприметную дверцу и обнаружил за  ней
бушующий и прекрасный мир. И это оказался не Ретт Батлер, не  Луис  Альберто
Сальватьеро, не главный герой одного из рассказов,  романов,  кинофильмов  и
бесконечных телесериалов, а  я  сам,  своей  собственной  персоной.  Пережив
подобный взлет, я мог умереть с чистой совестью, потому что уже не  нуждался
ни в Париже, ни в Америке, ни в шикарном автомобиле, ни в миллионе долларов.

   Стоп! Куда это ты загнул? Собрался умирать, когда  кто-то  ждет  от  тебя
помощи?
   Да не кто-то, а Лаура! Не умирать надо, а жить. Я осознал, что мне  можно
не быть героем, не написать  великого  романа,  не  стать  самым  богатым  и
знаменитым.
   Все это казалось сущими пустяками  по  сравнению  с  возможностью  спасти
королеву.
   Да жить стоило  только  ради  того,  чтобы  сделать  счастливым  хотя  бы
одного-единственного человека. Не знаю, кто он  для  Вас,  но  для  меня  им
единственно и исключительно стала Лаура - королева белых призраков и  просто
девушка, обратившая внимание на мою бессмысленную до этого судьбу.

   С легким шелестом ведьма вырвала листок и сунула мне его в руку.

   - Где? - тихим шепотом спросил я, подразумевая местонахождение королевы.

   Ведьма молчала.

   - Дай то, что имеешь, - прошептала круглоглазая.

   А что именно? Может деньги? Но зачем им деньги? Тем более, что у  меня  в
кошельке лежали не  золотые  дублоны  и  даже  не  американские  доллары,  а
худеющие с каждым днем рубли и копейки.

   Тогда я протянул ведьме осколок талисмана. Она покачала головой. Не то!

   - Знак! - Громким шепотом подсказала мне ее подруга.

   Какой еще знак? Покопавшись в карманах, я не нашел ничего подходящего.
   Наверное, ей требовались магические  предметы.  А  вдруг  Лаура  зарядила
энергией тот самый план, который нарисовала перед нашей первой прогулкой.  Я
выдернул его из записной книжки и показал ведьме.

   Та радостно кивнула и странно улыбнулась. Затем  в  ее  руках  объявилась
карта города, лежавшая раньше в любом киоске "Союзпечати".  Лиловая  обложка
удивительно гармонировала с окружающей обстановкой. Но ведьма  уже  раскрыла
ее и начала водить моей бумажкой по карте. Наконец, короткие толстые  пальцы
остановились в самом центре. Листок с планом неожиданно стал  прозрачным,  а
черные линии на нем совпали с контурами улиц Луначарского и Большевистской.
   Ломаная линия  повторяла  очертания  Октябрьской  площади,  а  извилистая
закорючка превратилась в очертания корпусов того самого  института,  который
пять минут назад совершенно выпал из моей головы.

   - Здесь, - каркающий голос ведьмы заставил вздрогнуть уснувшую тишину.  А
острый коготь ткнул в только что получившийся силуэт главного корпуса.

   В тот же момент  ведьма  приобрела  удивительное  сходство  с  Карлсоном,
взвившись в воздух. Вот  она  пронзила  густой  клубок  темной  листвы.  Вот
мелькнула на фоне неба в сиреневом окошке. Вот исчезла совсем. А подружка ее
словно провалилась сквозь землю, захватив с собой волшебные мягкие краски.

   Серые облака  простирались  надо  мной,  постепенно  темнея  под  напором
наступающей ночи. На юге они обрывались  лохмотьями,  и  на  чернеющем  небе
проступали  светлячки  звезд,  расползшиеся  по  небесному  одеялу.   Сказка
закончилась.
   Сиреневый вечер ушел,  но  я  теперь  знал,  куда  идти,  чтобы  подарить
королеве Лауре свободу, чтобы постараться  ответить  на  мощное  торнадо  ее
чувств своей любовью, которая тихо тлела во мне  до  этого  вечера  и  ждала
кого-то иного, а сейчас разгорелась, подобно  неуправляемому  всепожирающему
лесному пожару.

   Глава двадцать седьмая.

   Take Me (1).

   I fancied you for a very long time You finally got around to makinє  your
move But then you picked me up, you looked so fairy

   Для достижения успеха мне требовалась еще одна мелочь, поэтому  мой  путь
лежал не в  институт,  все  равно  закрытый  в  такое  позднее  время.  Едва
удавалось сдерживать себя, чтобы не  бросится  прямо  сейчас  к  королеве  и
встать против сил, пленивших ее.

   Но пока я еще контролировал свои поступки и  повернул  домой,  пробираясь
через сумрачные дворы,  утопающие  в  разливе  подступившей  ночи.  Чернели,
словно вражеские солдаты, силуэты деревьев и кустов. Темноту разрывали  лишь
желтые прямоугольники окон. Я переходил из света в тень и  обратно.  В  щель
между домов  выглянула  ущербная  луна,  выпрыгнувшая  из  растянувшихся  на
полнеба серых облачных полос. Все вокруг погрузилось в сон, замерло до утра,
дожидаясь, когда сверкающий восход светила прогонит в прошлое очарование еще
одной ночи.

   Ведьмы, непохожие ни на кого, сиреневый  цвет,  растворившийся  навсегда,
послание королевы... Недавние события совершенно  вскружили  мне  голову.  Я
словно не шел, а летел, подхваченный волнами тихого ласкового ветерка.
   Взглянув вниз, я оторопел от увиденного. Мои ноги болтались  в  метре  от
земли.
   Вернее не болтались, а шагали, упираясь в невидимую твердыню, возносившую
меня вверх сантиметр за сантиметром. Вокруг оставался обычный мир, изменения
коснулись только меня. Но какие!  Внутри  зарождалась  мощь,  бурлившая  все
сильнее и наполнявшая мой переродившийся организм счастливой дрожью. Ыккщщер
не врал. Королева преподнесла  мне  еще  один  чудесный  подарок.  Я  летел,
действительно летел. Летел,  чувствуя  неземное  блаженство  и  удивительную
легкость.

   Конечно, полетом орла происходящее не назовешь. Да и вообще, сравнивать с
чем-то мои ощущения трудновато. Птицы парят в  горизонтальной  плоскости,  а
вертикально  летают  только  ракеты,  уносящиеся  со  скоростью  более  семи
километров в секунду за пределы земной атмосферы. Я же просто делал  шаг  за
шагом, восхищаясь открывшимися  передо  мной  возможностями.  Теперь  я  мог
заглянуть в окна второго этажа, при желании добраться до  крыши,  опуститься
на перила любого балкона или на козырек киоска.  Сорвать  с  верхушки  самые
спелые плоды дикой яблони было для меня совсем плевым делом, а уж тропинки и
асфальтовые  дороги  предназначались  всему   остальному   человечеству.   Я
привольно огибал  встречные  деревья,  путешествуя  над  газонами,  овощными
ямами, гаражами и телефонными будками. Я купался в сумерках, как  в  теплом,
доброжелательном, безопасном море.

   Подлетая к своему дому, я умудрился достигнуть уровня третьего  этажа.  И
тут я замер, словно громом пораженный. В  окнах  моей  гостиной  ярко  горел
свет.
   "Воры", - пронеслось у меня в  голове.  "Черные  призраки",  -  мелькнуло
мгновение спустя. Горло пересохло от волнения, предчувствуя западню. У  меня
выработалась отличная привычка, уходя,  щелкать  выключателем  в  правильном
направлении. Но кто мог пробраться в мою квартиру в  столь  поздний  час?  У
меня теперь имелась уникальная возможность заглянуть в свои  владения  через
окно, не привлекая постороннего внимания. Я совершил героический рывок вверх
и,  ухватившись  за  карниз  верхнего   балкона,   неуклюже   плюхнулся   на
собственный.  А  может   это   склероз   распахнул   двери   своего   клуба,
продемонстрировав подступающее могущество?

   Объяснение оказалось донельзя  простым.  На  диване  сидела  моя  мама  и
смотрела  туда,  где  разворачивались  события,  происходившие   в   далекой
Санта-Барбаре. Я,  разумеется,  был  в  курсе,  как  далеко  мы  отстали  от
Бразилии, опередившей нас то ли на  полторы,  то  ли  на  две  тысячи  серий
(возможно наше отставание было еще более великим).

   Я до такой степени удивился  ее  присутствию,  что  шагнул  с  балкона  в
комнату,  не  раздумывая,  какое  впечатление   произведет   мое   внезапное
появление.

   - Так ты все это время спал на  балконе?!  -  воскликнула  она,  даже  не
поздоровавшись. Вероятно, мне тоже удалось ее поразить.

   - Спал, - угрюмо согласился я. Ну не  рассказывать  же  о  том,  как  мне
только что довелось испытать все прелести свободного  полета.  Надо  сказать
еще спасибо за то, что мама не обследовала балкон до моего прибытия.

   Однако душа у мамы была не только умной, но и пытливой. Поэтому  разговор
о балконе мог возникнуть в любой момент в связи с  тем,  что  на  дворе  уже
конец августа, значит спать на балконе вредно для моего здоровья, а здоровье
у меня слабое, а пятый курс - заключительный  и  особенно  важный.  Подобная
ниточка  однозначно  готовилась  протянуться  и  превратиться   в   обширную
воспитательную беседу, за время которой на меня вылилось бы все  скопившееся
за долгое отсутствие у мамы в виде поучений и наставлений. Затем  последовал
бы тщательный обзор моего внешнего вида, потом моих вещей и их состояния.
   Следующим моментом явилось бы упоминание о том, что мне оставили квартиру
в нормальном состоянии, и выговор за то, что я довел  беспорядок  в  ней  до
немыслимых пределов. Но и это был бы еще не конец. В  общем,  имелся  только
один выход,  чтобы  остановить  надвигающуюся  бурю  в  зародыше.  Следовало
сообщить нечто неожиданное и экстраординарное. И я уже знал, что именно.

   - Мама,  я  женюсь,  -  выпалил  я  одним  махом,  поражаясь  собственной
решимости.

   Все! Буря мигом провалилась в потустороннее измерение.  На  лице  у  мамы
даже появились признаки рассеянности.

   - Как! Уже? - едва вымолвила она, но тут же набрала воздух в грудь.

   Может лучше было получить выговор за внешний вид?

   - Уже, -кивнул я. - Пока еще не поздно...

   - Жениться никогда не поздно! - решительно оборвала меня мама.  -  А  для
тебя вообще еще слишком рано.

   -  Но,  мама,  неужели  я  все  еще  похож  на  мальчика  интересующегося
исключительно конфетами?

   Теперь следовало ее постепенно успокоить, иначе вместо тихой мирной  бури
с незначительными разрушениями на меня грозило обрушиться землетрясение.

   - Я гляжу, ты не теми конфетами заинтересовался.

   Нет, мама решительно не желала успокаиваться.

   - Вот так и знала, что тебя нельзя оставлять одного в пустой квартире,  -
бушевала она.  -  Не  удивлюсь,  если  в  следующий  приезд  обнаружу  здесь
воровской притон.

   - Так что, мне совершенно нельзя доверять? - взорвался я и тут же  понял,
что напрасно решил вести разговор в подобной форме.

   - А разве можно? - сделала мама удивленное лицо. - Не писал, не звонил, а
тут вдруг сразу невеста обнаружилась. Еще посмотрим, какая это невеста.

   - Мама, она хорошая девушка.

   - Все невесты хороши, откуда берутся плохие жены.

   - Про тебя это тоже говорили?

   Однако шутить тем более не следовало.

   - Твой отец никогда не ставил родителей  перед  свершившимся  фактом.  Он
представил меня за год до свадьбы.

   - Мама, какой свершившийся факт? Никакой свадьбы еще не было.

   Мама оглядела завоеванные рубежи и, видимо удовлетворившись  собственными
позициями, перевела разговор на более мирный лад.

   - Слава богу. Все же я успела вовремя. Как хоть ее зовут?

   - Лаура, - остановив шторм, я приготовился отстаивать свою избранницу  до
конца.

   - А фамилия?

   - Э, - запнулся я (фамилию у королевы я как-то не спросил). - А не все ли
равно?

   - Почему это мне должно быть все равно? Ведь женится  не  кто-то  там  со
стороны, а мой собственный сын.

   Ага, с  мыслью  о  свадьбе  она  вроде  бы  смирилась.  Теперь  следовало
доказать, что лучше девушки, чем Лаура, не существует.

   - Если бы ты ее только видела! - начал я.

   - А разве я ее не увижу? - насторожилась мама.

   - Разумеется увидишь, но не сейчас. Уже поздно. Неужели ты  думаешь,  что
воспитанная девушка до сих пор находится у меня в гостях?

   А ведь приедь мама на неделю раньше... Что  случилось  бы  тогда  страшно
представить.

   Мама на всякий случай еще раз заглянула в спальню и задала мне  следующий
вопрос:

   - А где она живет?

   - Там, - я неопределенно махнул рукой в центр города. Распространяться  о
постоянном месте жительства королевы не следовало. А вот размышление о месте
пребывания королевы натолкнуло меня на крайне удачную мысль.

   - Мама, ты можешь очень помочь нам. Кстати, ты привезла то, о чем я  тебя
просил?

   - А зачем это тебе?

   Ну разве я знал - зачем, я просто догадывался, что эта  вещь  мне  крайне
необходима.

   - Мама, не спрашивай меня ни о чем. Если ты мне отдашь  маску,  то  через
час я познакомлю тебя с Лаурой.

   - Через час меня здесь уже не будет, потому что через  полтора  часа  мой
самолет в Москву. У подъезда меня ждет машина, а я тут сижу и пока ничего не
могу понять.

   - Мама, даже я не могу понять. Но очень многое зависит от этой маски.  Мы
с Лаурой попали в затруднительное положение...

   Лучше б я этого не говорил.

   - Что? Не успел жениться, а уже проблемы? И ты  думаешь,  я  теперь  уеду
отсюда?
   Теперь, когда за тобой охотится какая-то банда.

   Ну вот, теперь банда откуда-то взялась.

   - Мама, нет никакой банды. Я просто пообещал маску в подарок Лауре. А она
приняла мои слова всерьез и теперь грозит поссориться со мной.

   Я ожидал гневных слов в адрес Лауры,  но  маму  больше  вдохновляла  идея
банды.

   - И ты думаешь, я теперь тебе  поверю?  Сначала  маску  потребуют,  потом
деньги, а скоро и квартиру попросят...

   - Ну нет никакой банды! Хочешь, головой об стенку постучу. Или  давай  за
Борькой сбегаю, если мне не веришь.

   - Точно нет? - огненный  смерч  утихал  под  проливным  дождем  привычной
обстановки. Было видно, мама догадалась, что бандой здесь не пахло. Но  сама
тема маме понравилась, и она собиралась развивать ее дальше.

   - Ну какая здесь банда, - развел я руками, показывая, что до  Москвы  нам
еще далеко. - Но я очень люблю  Лауру.  Я  боюсь  потерять  ее.  Неужели  ты
никогда не боялась потерять кого-нибудь?

   - Я боюсь потерять тебя, - спокойно, но твердо ответила мама.

   - Думал  ли  я  дожить  до  того  дня,  когда  меня  перестанет  понимать
собственная мама! - завопил я, устремив руки к небу.

   Мама хотела что-то сказать, но я не дал.

   - К счастью пока этого не произошло. Я считаю,  что  ты  всегда  понимала
меня, иначе бы не приехала сюда. Она ведь у тебя с собой?

   Мама расстегнула сумку и вытащила сверток, а  я  вспомнил  добрым  словом
Дейла Карнеги, который несомненно аплодировал мне с  того  света,  наблюдая,
как его верное учение с успехом претворяется в жизнь  в  далекой  России.  В
этот момент мы с мистером Карнеги жестоко обломились.

   - А где вы собираетесь жить? - сверток  грозил  вот-вот  снова  упасть  в
сумку.

   - В Италии, - брякнул я первое попавшееся слово. Ну не говорить  же,  что
меня пригласили в призрачный мир. Я вообще  не  предполагал,  что  получится
столь тягостный разговор.

   - Она что, иностранка?

   - Иностранка, - тяжело вздохнул я.

   Мама на минуту замолкла, переваривая услышанное.

   - А институт? - спохватилась она.

   - Да зачем мне в Италии институт?

   - Неужели тебя полюбила миллионерша?

   - Больше мама, бери выше.

   - Ну не принцесса же?

   Я скромно опустил глаза, показывая тем самым,  мол,  догадайся  сама.  Но
воистину неисповедимо творящееся в материнской душе.

   - Ты хоть писать будешь? - внезапно успокоилась она.

   - Буду, буду.

   - Смотри, а то приеду, проверю как у вас там.

   Я не стал отвечать, а сделал такое умоляющее лицо...

   - Держи, - она протянула мне то, что я так страстно ждал. Это была  маска
из темного дерева. Формы лица и в особенности длинный подбородок  напоминали
Лауру, но сами черты лишь отдаленно были схожи  с  королевскими.  И  тем  не
менее я держал в руках  то,  что  ставило  меня  рядом  с  королевой.  Пусть
условно, пусть как актера, но все же...

   К черту завтра, к черту позднее время. Сейчас, немедленно я должен лететь
на  поиски  своей  королевы.  Голова  кружилась  от  волнения,  от  грядущих
свершений, от нахлынувших тайн. Королева ждала меня, и я готов был  вылететь
к ней без задержки.

   - Ну, я пошел? - на прощание вылетел дежурный вопрос.

   - Конечно, - кивнула головой мама. - Ты просто обязан пойти и помириться.
   Семейная жизнь не должна начинаться со скандалов.

   Последние слова я выслушивал уже на лестнице...

   ... Серое здание главного корпуса и в темноте оставалось серым, разве что
приобрело более глубокий темный  окрас.  Сверкающие  капельки  звезд  скрыла
пелена облаков. Это не были  таинственные  клубящиеся  громады,  выползающие
невесть откуда, предвещая появление могущественных  сил  тьмы.  Нет,  вполне
земная, скучная,  беспросветная  завеса  тянулась,  как  и  положено,  из-за
горизонта,  делая  все  вокруг   реальным   и   легкообъяснимым.   Волшебные
воспоминания сиреневого вечера окончательно растворились в  обыденной  серой
обстановке. Намечался скучный моросящий дождик, превращавший пыль  уходящего
лета в прилипчивую непролазную грязь подступавшей осени.

   Впрочем, обстановку нельзя было  назвать  совсем  уж  привычной.  Зеленый
океан с островками крыш,  едва  различимых  в  серой  мгле,  дарил  ощущение
секретной миссии над  суровыми  морскими  волнами.  Дело  несколько  портила
обширная лысина  Октябрьской  площади,  над  которой  я  и  парил,  осваивая
прелести горизонтального скольжения. Временами мне казалось, что Лаура рядом
со мной, и я не старался прогнать секундные миражи,  хотя  отлично  понимал,
что  королеву  сейчас  прячут  в  необозримых  просторах  моей  (как   любит
выражаться "Студенческий Меридиан") "Alma Mater".

   Не хуже Чкалова я спикировал к фасаду и прошелся в  бреющем  полете  мимо
огромных  окон  четвертого  этажа.  Мне  повезло,  расчет  на   студенческую
безалаберность оправдался на все сто. Если принцип  экономии  электроэнергии
учащимся составом худо-бедно соблюдался, то закрывать за собой окна было  уж
воистину не царским делом. Таким образом через полуоткрытое окно я проник  в
обширную аудиторию щ 426.

   Когда-то ее облик соответствовал исконным понятиям, где полукруглые  ряды
возносились к потолку,  вмещая  как  можно  больше  студентов.  Единственным
неудобством такой архитектуры являлись те случаи, когда  сидящему  посредине
вдруг срочно требовалось покинуть комнату. И тогда добрая  половина  ряда  с
недовольными  стонами  выползала  с  насиженных  мест,   давая   страждущему
возможность удалиться, а злая половина с торжеством  отсчитывала  потерянные
минуты лекции.

   Теперь же аудиторию заполняли стандартные двухместные  парты,  казавшиеся
несколько пришибленными на фоне уносившихся вверх  стен.  Где-то  у  потолка
виднелся ряд портретов известнейших ученых, скрытых теперь ночными тенями.
   Также аудиторию украшала гигантская таблица  Менделеева.  В  незапамятные
времена кто-то сильной  и  отважной  рукой  запустил  в  нее  недожарившуюся
котлету из институтской столовой, перекрыв тем  самым  все  возможные  нормы
ГТО. А несостоявшееся произведение кулинарного искусства так и  осталось  на
недостижимой высоте в одном ряду с водородом и гелием.

   Как  и  следовало  ожидать,  я  находился   в   абсолютном   одиночестве.
Неделей-двумя раньше здесь можно было найти  перезанимавшегося  абитуриента,
не сумевшего добраться до общаги в виду полного отсутствия сил.  А  ближе  к
Новому году здесь  кучковались  бедолаги,  запустившие  учебу  и  перешедшие
теперь на круглосуточный режим подготовки к сессии.  В  те  времена  еще  не
ставили замки на двери аудиторий и не издавали строгие приказы о недопущении
нахождения лиц на институтской площади в период с  22.00  до  7.00.  Поэтому
ничто не  помешало  мне  покинуть  гостеприимную  аудиторию  и  оказаться  в
полутемном коридоре.

   Я шел к сгустившемуся мраку поворота. Мгла скрывала  и  номера  комнат  и
разметку на полу, предназначенную то ли для установки геодезических приборов
на  лабораторных  работах,  то  ли  для  чего-то  вовсе  недоступного  моему
пониманию.
   Миновав площадку, где лестничные пролеты  уводили  вверх,  к  чердаку,  и
вниз, на предыдущие этажи, я осторожно заглянул за угол.

   Пустота и тьма. Достаточно было всего одного взгляда, чтобы понять, что в
коридоре отсутствовал  кто  бы  то  ни  было  (кроме  мышей  и  тараканов  в
ограниченном количестве). Бессмысленно протопав до  конца  коридора,  где  в
аудитории щ 447 с лекции по высшей математике когда-то началась моя учеба  в
институте, я добрался  до  лестницы  и  двинулся  вниз,  еще  хорошенько  не
понимая, что предпринять дальше. Для путешествия по подвалу я еще не  дозрел
и поэтому покинул лестницу, приблизившись к читальному залу на первом этаже.

   Я всегда завидовал главному  корпусу  за  то,  что  он  располагал  таким
прекрасным помещением. В отсутствии пары или при нежелании идти  на  скучную
лекцию  любого  студента  до  десяти  вечера  ждали  гостеприимные  просторы
читального зала, где можно было спокойно готовиться  к  любому  мероприятию,
будь то экзамен, или зачет,  или  просто  загородный  выезд  на  природу.  В
холодные зимние дни здесь собирались огромные массы народа, не  отважившиеся
на прогулку в ЦУМ или  ближайший  пивбар.  Кто-то  читает,  кто-то  тихонько
спорит, кто-то тащится, грея старые кости у жарких  чугунных  батарей,  а  в
уголках спокойно спят товарищи, уставшие от шумной ночной жизни.  Мы  же  на
комплексе были напрочь лишены всех этих удовольствий.  А  простоять  полтора
часа, свободных от несостоявшейся лекции, в промерзшем коридоре без  единого
стула, поглядывая в окно на заснеженный  лес,  считалось  изысканной  пыткой
нашего далекого от городской жизни корпуса.

   Прервав приятные и не очень воспоминания, я обнаружил, что читальный  зал
закрыт. Неудивительно, ведь и за ним несомненно было закреплено какое-нибудь
материально-ответственное лицо. Прислушавшись, я не обнаружил за  дверью  ни
малейшего шороха, ни крошечной подсказки о местонахождении королевы.  Ничего
не оставалось, как  сунуть  бесполезные  руки  в  карманы  и  отправиться  в
дальнейшее путешествие.

   На всем протяжении коридора  первого  этажа  горело  дежурное  освещение,
разгоняя мрак и тайны. Так, без приключений, я достиг фойе,  спрятавшись  за
киосками "Союзпечати".

   Моему  взору  представился  ночной  командир  главного   корпуса.   Уютно
устроившись перед голубым экраном,  на  мягком  стуле  за  стойкой  спокойно
похрапывал старичок-вахтер с угрожающих размеров красной повязкой на  рукаве
серого в крапинку пиджака. Подобно безмолвным, но преданным адъютантам,  мое
появление встретили настороженными взглядами три разномастных кота. Впрочем,
уяснив, что я никоим образом не претендую на их мисочку с рыбой,  они  вновь
опустили головы и закрыли глаза. Покой сонного царства  стремился  разрушить
только поток льющихся из динамика телевизора звуков:

   Сам себя считаю городским теперь я.

   Здесь моя работа, здесь моя семья.

   Но все так же ночью снится мне деревня.

   Отпустить меня не хочет Родина моя.

   Мимолетным взглядом оценив  фирменные  джинсы  и  рубашку  с  нашивочками
заливавшегося с экрана певца, я догадался, что он ни за  какие  коврижки  не
вернется обратно в деревню. Однако мелодия прекрасно заглушала мои шаги, так
что и от такой песни имелась польза. Миновав опасное место,  я  благополучно
обследовал  запертые  двери  спортзала,  куда  и  в  дневное  время  обычным
студентам путь был заказан, а затем отправился наверх, намереваясь обходными
дорогами  вернуться  к  смежным  корпусам  и  попытать  счастья  там.  Самый
подозрительный кот увязался было за мной, но не рискнул упускать мисочку  из
пределов видимости. А ноги несли меня по второму этажу.

   В стеклянном переходе, уводившем на третий этаж корпуса "А" я аж затрясся
от  возбуждения.  Никаких  видимых  признаков,  указывающих  на  присутствие
сверхъестественных  сил,  не  наблюдалось.  Но  я  чувствовал,  я  знал,   я
стопроцентно был  уверен,  что  где-то  здесь  начинался  маленький  закуток
четвертого  измерения.  Преодолев  ступеньки,  я  тщательно  исследовал  все
незапертые  комнаты  третьего  этажа,  затем  четвертого  и  закончил   свои
изыскания на  пятом,  уперевшись  в  дверь  недавно  прикрывшегося  комитета
комсомола моего  факультета.  Везде  обнаруживались  все  те  же  пустота  и
безмолвие. Тайна упорно не желала раскрываться. Возможно я еще  не  заслужил
ее.

   Спустившись  на  второй  этаж  и  оставив  за   спиной   веселые   газеты
стройотрядов,  я  очутился  в  корпусе  "Б",  значительную  часть   которого
составляли две самые  внушительные  аудитории  института.  По  размерам  они
уступали разве  что  актовому  залу.  Но  и  здесь  никто  не  захотел  меня
встретить. Вернувшись в  здание  корпуса  "А",  я  принялся  расхаживать  по
пустынным коридорам, спускаясь все ниже.
   Покинув первый этаж, я с интересом ждал, что  же  доведется  увидеть  мне
теперь.
   Но обнаружился такой же коридор, только номера теперь начинались с нулей:
   "011", "012" и т.д. Лестница упорно не кончалась, я послушно следовал  за
ее  поворотами.  По  всем  правилам  математики   я   уже   приготовился   к
отрицательному исчислению комнат, но неведомые администраторы поступили  еще
хитрее, ограничившись в следующем коридоре двузначными номерами. Я бродил  в
пространстве слабоосвещенного коридора и рассматривал незнакомые  двери.  За
все годы учебы я не подозревал сколько  тупичков,  коридорчиков,  закоулков,
лестниц,  закутков  таится  в  хитросплетенных  коммуникациях  институтского
здания.

   И тут  обнаружилась  еще  одна  лестница,  ступеньки  которой  уводили  в
абсолютную тьму. Казалось, можно спускаться до бесконечности,  исследуя  все
новые и новые коридоры,  а  затем  вылезти  на  поверхность,  оказавшись  на
территории какого-нибудь Гарвардского  университета,  как  в  многочисленных
фантастических рассказах. Но тут я  остановился.  Фонарик  в  моих  карманах
отсутствовал, а продолжать спуск в кромешной  мгле  было  рискованно,  да  и
бессмысленно. Ведь не гномы же, в конце концов, утащили Лауру. Кроме того, я
превращался  в  некий  магический  компас.   Где-то   неподалеку   находился
потусторонний магнитный полюс,  и  я,  словно  стрелка,  метался,  отыскивая
направление к нему. "Доверься силе, Люк", - донесся до  меня  голос  старого
Оби-Вана Кеноби. Чутья джедая мне при рождении не досталось. Тем не менее  я
отключился  от  всего   происходящего   и,   прищурив   глаза,   затопал   в
неизвестность. Руки  протыкали  мрак,  следя,  чтобы  тело  не  врезалось  в
посторонние препятствия и вовремя вписывалось в повороты.
   Ноги отыскивали ступеньки, ведущие вверх.

   Напряжение во мне росло. Туловище  просто  тряслось  от  его  могущества.
Нервы звенели,  как  натянутые  струны.  Подобно  амперметру,  я  чувствовал
невидимые токи, и сила их увеличивалась с  каждой  секундой.  Руки  касались
холодного камня  стен,  прохладных  дверей,  ребристых  досок  объявлений  с
металлическми  вкраплениями  кнопок,  деревянных,  пластмассовых,   стальных
поручней перил. Я не осмеливался широко открыть глаза и шагал как в  тумане.
Однако, я  прекрасно  сохранял  ориентацию,  ни  разу  не  упал  и  даже  не
споткнулся. Наконец, когда напряжение достигло наивысшей точки, под пальцами
неожиданно оказалось стекло.
   Словно ожегшись, я отдернул руку и инстинктивно раскрыл глаза.  В  полном
одиночестве я стоял  в  сумерках  перехода  между  корпусом  "А"  и  главным
зданием.

   Ничего сверхъестественного не происходило. Не происходило вообще  ничего.
В  отчаянии  я  подумал,  что   все   происшедшее   ранее   оказалось   лишь
фантастическим  бредом  свихнувшегося  сознания.  И  вот  теперь   достойный
представитель рода человеческого стоит, как дурак, напялив идиотскую  маску,
дожидаясь утра, когда добрые дяди заедут за ним на бело-красненькой  машинке
и заберут его с собой.

   С трудом оторвав ноги от земли, я спрыгнул со ступенек и  приземлился  на
деревянные кусочки паркета. Летал?  Я  летал?  Да  не  смеши  людей!  Ты  же
прекрасно знаешь, что нам летать не положено. Хочешь  провести  эксперимент?
Пожалуйста!
   Совсем недалеко  имеется  чудесное  раскрытое  окошко  четвертого  этажа,
выходящее на главную  площадь  города.  И  добренькие  дяди  отскребут  лишь
бесформенную лепешку.

   Сделав очередной шаг,  я  обнаружил,  что  чувства  колыхнулись  и  стали
угасать, напрочь отметая предыдущие желания. Странный звон затих. И  тут  на
смену  ушедшему  напряжению   проснулось   сопротивление,   которое   плавно
развернуло меня и толкнуло обратно. С совершенно  пустой  головой  и  легким
сердцем я уже в третий раз отсчитал ступеньки и остановился вблизи  середины
перехода. Сопротивление испарилось,  уступив  самовольно  захваченное  место
тому  странному  чувству,  которое  я  называл  напряжением.  Вернувшись  на
оставленные позиции, оно вновь пробудило к жизни неведомый звон. Он  был  то
совершенно неразличим, как паутинка на ветру,  то  гудел,  подобно  урагану,
играющему на гитаре, струнами которой являлись провода высоковольтной линии.
Впрочем, что я знал о высоковольтных линиях? Что я вообще знал сейчас?

   Зубы мелко стучали, подчиняясь вибрации тела. Я чувствовал под  собой  не
твердый пол, а некую абстрактную точку, куда втекало  бесконечное  множество
токов. Следовательно, потусторонний центр  существовал  и  находился  именно
здесь. Оставалось только найти направление единственного вытекающего тока  и
шагнуть туда. А ведь прямо  подо  мной  находилось  библиотечное  хранилище.
Может  быть  в  узких  тесных  проходах  между   заполненными   до   предела
стеллажами... Может там и находится самый центр зла... Может надо  бежать  и
взламывать дверь читального зала?.. Но этого сделать я как раз не успел.

   С обеих сторон из неприметных углов выползли два огромных темных  облака.
На каждом из них злобным оранжевым светом искрились четыре огонька-глаза.
   Заклубились щупальца-руки,  заслоняя  и  без  того  слабый  свет  уличных
фонарей.  А  передо  мной  из  ничего  возникла  мрачная  грозовая  туча   с
неприятно-рваным разинутым ртом. В темной глубине  коридора  появился  белый
силуэт королевы. Ее окружал угольно-черный караул.  Имевший  облик  грозовой
тучи  чуть  сдвинулся  налево,   давая   рассмотреть   королеву,   и   издал
протяжно-воющий звук, переходящий в писк. Происходящее не было сном. Это  уж
точно!

   "Забери меня отсюда", - пронеслось в голове, и я сообразил,  что  это  не
моя мысль. Лицо Лауры отсюда не разглядеть, но кто еще мог обратиться ко мне
с  такой  просьбой.  Ну  и  что  дальше?  Наплевать  на  присутствие  черных
призраков, подхватить королеву под локоть и с достоинством удалиться? Как бы
не так! А как?

   Напряжение с сопротивлением ушли спать. Все до единого токи,  начитавшись
лозунгов, убежали верным курсом. А в моей голове  образовалась  удивительная
пустота, как после успешно сданного экзамена, когда не  можешь  ответить  на
самый простейший вопрос. Содержимое ячеек памяти моего  мозга  обнулялось  с
неудержимой скоростью. Какая  там  политэкономия  или  системный  анализ!  В
данный момент я  не  сумел  бы  состряпать  даже  простейшую  процедурку  на
Паскале. Да что Паскаль?! Вот он я, стою перед черным призраком  и  не  могу
даже представить, какой же от меня требуется подвиг.  Ну,  давай,  действуй.
Come on, boy.

   Кинуться к Лауре? Нет! Из крошечных кубиков кто-то  в  моей  голове  стал
строить порядок действий. Я уже  понял,  что  не  надо  кричать,  дергаться,
размахивать мечом  и  кулаками.  Но  поединок  неизбежен.  Невесомые  черные
щупальца мягко обхватили меня и придвинули  к  себе,  заставив  взглянуть  в
глаза. За холодным огнем скрывалась пустота. Зияющая дыра, воронка, уводящая
в бесконечность. И уже не существовало ни коридора, ни черных призраков,  ни
королевы. Во всем мире осталась только пещера, пропасть тьмы, в  которой  я,
как слепой котенок, беспомощно  тыкался  во  все  стороны.  В  бессилии  мне
удалось еще сообразить, что на этот раз даже Лаура не сумеет  выручить  меня
отсюда.

   Тогда я резко тормознул (в  смысле  -  прекратил  дергаться)  и  заставил
черные своды пещеры остановиться. А почему это мне досталась роль котенка? Я
тут же представил себя космонавтом в невесомости. Перед глазами  проплыли  с
детства знакомые лица Гагарина,  Леонова,  Терешковой,  стыковка  "Союза"  и
"Апполона",  Луноход,  другие   реальные   образы,   подтверждающие   законы
математики и физики и не допускающие никаких сверхъестественных  явлений  (в
частности, черных призраков). Мне вспомнился мультфильм, где герой  вырвался
из под власти колдуна, твердя ему в лицо аксиомы и теоремы. Если  бы  я  еще
помнил эти теоремы...

   Но и космонавты помогли мне почувствовать себя в  своей  тарелке.  Сквозь
мрачные гроты проступили почти что родные стены корпуса "А" и  двери  триста
первой аудитории, в которой нам преподавали не что-нибудь, а историю КПСС  и
философию с ее империализмом и эмпириокритицизмом. Я твердо стоял на ногах и
видел ее, свою королеву. Теперь можно было держаться  до  самого  конца  или
победы.

   Холодная волна пронзила меня насквозь. Это даже был не  холод,  а  что-то
необъяснимое и ужасное. Секунду спустя оно выскочило обратно, зацепив внутри
меня невидимую ниточку, и теперь пыталось вытянуть  ее.  И  тянуло,  тянуло,
тянуло...

   Если бы я твердо был уверен в существовании души, то сказал бы, что  душа
покидала мое тело. Внутри меня надрывно звенели, лопаясь, струны. А  ниточка
скользила и ускользала, и я уже ничем не  мог  удержать  ее.  Что-то  важное
уходило из меня, оставляя взамен грусть и пустоту.

   Внезапно маска потеплела и с чмоканьем стала присасываться к коже.  Я  не
успел еще дернуть руки наверх, чтобы оторвать  ожившее  дерево,  как  ощутил
привычность и красоту своего нового лица. Крючок остановился, леска ослабла.
Я дотронулся большим пальцем до своего  острого  подбородка  и  указательным
пальцем пробежался по морщинистой щеке. Веревка, державшая маску,  перестала
давить на затылок и исчезла навсегда.

   "Король?" - раздалось у меня в голове. Это была не моя мысль и не  Лауры.
Судя по всему я подобрался к сознанию призраков.

   "Да не может быть!" - донесся безмолвный ответ.

   Я  еще  не  различал,  кто  из  собеседников  обменивается  фразами,   но
вернувшаяся возможность размышлять донельзя обрадовала меня.

   "Никогда не видел Белого Короля."

   "Ну посмотри тогда, если так уж хочется."

   "Вовсе не хочется."

   "Какой из меня белый король?"- испугался я. Взглянув  вниз,  я  испугался
еще больше.  Бледный  туман  окутывал  мою  фигуру,  образуя  подобие  тоги,
ниспадающей до пола. В белом сиянии скрывались и джинсы,  и  черная  кожаная
куртка, а уж лицо мое было белее мела, в этом  я  нисколько  не  сомневался.
Впрочем, какое именно лицо?

   "Пора уходить."

   "Нельзя. У нас приказ."

   Призраки продолжали обмениваться мыслями. Холодные, бесчувственные  фразы
делали их похожими на фантастических роботов-пришельцев.

   "Не хватит силы."

   "Попробую. Надо попробовать. Он вниз не шагал."

   Снова про низ.  Интересно,  осмелились  бы  они  противостоять  сиреневой
ведьме? А кому-нибудь из шагнувших вверх?

   Копье вековечного мороза ударило мне в горло, словно я проглотил цистерну
противного, склизкого мороженого. Призраки  не  собирались  отказываться  от
своих намерений. Поединок продолжался. Копье заворочалось в горле, пуская во
все стороны ледяные  корни.  Я  начинал  сдавать,  коченея.  Ноги  тряслись,
предупреждая, что сейчас подломятся. Руки не чувствовались совсем.  Страшные
стеклянные шарики мерзлого льда прыгали по всем  сосудам,  заглушая  мерзким
звуком таинственные мелодичные  перезвоны.  Глаза  запорошило  снегом,  а  в
глубине мозга завывала пурга смертельного забытья. Я представлял, как  падаю
и разбиваюсь на миллионы осколков. А утром они превратятся в обычные лужи  и
размажутся грязной тряпкой по бесконечным коридорам.

   Словно кусочек солнца родился в моей груди, колыхнулся  и  пополз  вверх,
растапливая все на своем пути. Через полминуты он  проник  в  мою  голову  и
плавал там, превращая застывший лед  в  раскаленную  лаву.  С  оглушительным
треском мой лоб расколола  извилистая  щель  и  оттуда  ударил  широкий  луч
ослепительного света. Он отразился от моего противника, заплясал по  стеклам
и стенам, разметал черный караул и осветил королеву, засиявшую  изнутри.  На
помощь ледяному копью пришли стрелы, острыми иголочками  впившиеся  в  меня.
Страшные пустые глаза вновь приблизились вплотную, открывая мрачный  вход  в
бескрайнюю пещеру. Но луч не исчез, а стал  еще  шире,  еще  могущественнее.
Затем  из  щели  вылетел  невесть  как  попавший  туда  из  кармана  обломок
талисмана.  Он  вонзился  в  черного  воина   и   рассыпался   разноцветными
звездочками. В тот же миг грозовая туча  перестала  отражать  мой  волшебный
луч. Черная субстанция, впитывая свет, разрушалась и таяла  на  глазах.  Два
мрачных облака поспешили исчезнуть с поля боя, а от их предводителя осталась
только голова. Она завертелась, ухватила мой  взгляд,  уставилась  на  меня,
распахнула свой ужасный рот с великим множеством острых блестящих  клыков  и
засвистела, закаркала, запищала.
   Надрывный крик смерти перекрыл все вокруг и на минуту  отключил  меня  от
происходящего. Все во мне зашлось, затряслось от  неизмеримого  страдания  и
ужаса. Маска слетела с лица и шлепнулась  вниз.  Но  черный  воин  проиграл.
Мелкие клочки тумана растворились в темноте ночи, а неземной  вопль  истаял,
утих, исчез, подарив оглушительную тишину...

   ... Дождь все-таки пошел. Серая пелена так  и  осталась,  заполнив  собой
небосклон. На душе было пусто. Поединок украл все мои чувства.  Не  хотелось
ничего. Призраки ушли  в  небытие,  превратив  нас  в  себя.  Я  механически
переставлял ноги по направлению к Северной дамбе. Я победил, но мне было все
равно. Все равно как и все равно почему. Неутомимый  исследователь  на  моем
месте, ухватив мел, тут же принялся вычеркивать бы на доске ряды  химических
формул, объясняя каждую минуту поединка с научной точки зрения. Но я даже не
мог представить, как выглядит мел, не говоря уже о том,  каким  же  способом
нам удалось выбраться из института. С полным правом  у  меня  мог  вырваться
крик: "Я сделал это!" Но я молчал.

   Уцепившись за мой локоть,  рядом  шагала  Лаура.  Силы  так  же  оставили
королеву.
   Глаза ее были  пусты.  Что  она  видела,  побывав  в  плену,  отнявшем  и
переживания, и воспоминания? Что она сделает завтра? Улетит или останется? Я
не знал, и мне было все равно. Тишина и безлюдье властвовали  вокруг.  Город
словно вымер. Дома стояли, уставившись  друг  на  друга  потухшими  зрачками
темных окон. Дождь размышлял, не пойти ли ему вновь. А мне было все равно.

   Но какая то частичка уже пробудилась к жизни, зашевелилась,  запершила  в
горле, заставила чихнуть. Голова дернулась.  Появилась  мысль,  за  ней  еще
одна, и еще.

   - А что хотел сказать мне призрак? - вырвался из меня назревший вопрос.

   - Дело еще не закончено, - безвольно ответила Лаура. -  Попробуй-ка  силу
черного талисмана.

   Безразличие исчезло, оставшись где-то позади. И мне  стало  плохо,  очень
плохо, нельзя сказать как плохо. Хотелось закричать, завыть, упасть на землю
и стучать, стучать по ней головой. Усталость пропитала каждую клеточку моего
организма. Но я делал шаг за шагом, таща за собой  Лауру.  Дом  был  далеко,
рассвет тоже.

   И безразличие не вернулось. Оно взлетело над крышами, как я  когда-то,  и
растворилось  в  серой  ночи,  осыпавшей  нас  пакостным,  холодным,   мелко
моросящим дождем.

   Глава двадцать восьмая.

   Огонек в ночи.

   Сумасшедшая ночь - это призрак Луны. Уходя в темноту, оставляя следы,  Ты
вернешься обратно через тысячу лет И своей  чернотою  закрасишь  весь  свет.
("Сумасшедшая ночь" гр. Алекс).

   Небо ни в коем случае нельзя было назвать бархатно-черным.  Скорее  всего
оно напоминало отливавшую синевой кожу  высочайшего  качества,  сошедшую  со
страниц престижного западного каталога для  высшего  света.  На  ее  гладкой
поверхности кто-то иголкой проколол крохотные дырочки  звезд.  Сверху  веяло
покоем и умиротворением.

   Внизу, там, где я шел к намеченной цели, напротив, было довольно мрачно.
   Небесный проказник не утихомирился после изнурительной работы портного  и
опрокинул сюда банку черной туши. Темнота разлилась по округе, впитываясь  в
дома, деревья, кусты. В  который  уже  раз  мои  джинсы,  перенимая  повадки
хамелеона, изменили окраску. Теперь они смотрелись не  хуже  "Leviєs  Double
Black", что не могло меня не  порадовать.  Однако  грядущие  солнечные  лучи
несомненно прогонят ночной обман и оставят меня при своих. Впрочем,  рассвет
еще не намечался и в самых далеких перспективах. Кругом царила  ночь,  а  до
утра еще требовалось дожить. Вопрос стоял именно так.

   Сейчас роль главного героя исполнял я. И все вокруг  зависело  только  от
меня.
   Нет, мне не предстояло обезвреживать нейтронные бомбы, вырываясь  из  рук
суперзлодеев. И мне не  суждено,  как  Бэтмэну,  стоять  на  страже  родного
города, освещая небо прожектором со своей эмблемой. Смешно сказать,  но  мне
надо было добраться всего лишь до собственной квартиры.

   Холодок начинал пробирать меня  насквозь.  Что  ни  говори,  а  Уральский
август - это вам не Рижское взморье в июле, и уж тем более  не  южный  берег
Крыма  в  сентябре.  Кроме  того  -  ночь,  со  всеми   вытекающими   отсюда
последствиями. Я зябко поежился и, как  капитан  дальнего  плавания,  окинул
взглядом окрестности.
   Горизонта мне, конечно же,  увидеть  не  удалось.  Зато  мой  пятиэтажный
восьмиподъездный дом из белого кирпича красовался, как на картинке.

   Даже теперь, когда ночь полностью вступила в  свои  права,  он  продолжал
оставаться белым. Это выгодно отличало его от своего  окружения,  чьи  серые
кирпичики не устояли перед соблазном окунуться во тьму.  Мой  дом  горделиво
оглядывал осунувшихся соседей, словно приехавший из-за границы франт,  чудом
очутившийся на колхозной дискотеке. Но синюю дверь третьего подъезда от меня
неумолимо отделяли метры, метры, метры.

   За  спиной  остались  железные  конструкции  школьного   спортгородка   и
кустарник, сгустившийся возле них. Теперь по сторонам  в  две  шеренги,  как
солдаты в строю, замерли пятиэтажки. В ночной  тишине  я  то  ли  прогонялся
сквозь строй всеобщего презрения, то ли принимал парад, прохаживаясь в  роли
всемогущего генерала. И спереди, и сзади  деревья  скрестили  свои  ветви  в
молчаливом союзе и закрыли от меня небеса. Но над  головой,  сквозь  разрывы
листвы, далекие звезды дарили мне капельки своего света.

   Вскоре мне пришлось сойти с осевой линии симметрии местной архитектуры.
   Вездесущая грязь, развезенная из ближайшей колдобины владельцами  личного
автотранспорта заставила меня принять влево. Затем я свернул вправо и  замер
невдалеке от угла последней  пятиэтажки.  Сам  дом  ничем  не  отличался  от
соседнего, но  его  окрестности  украшал  десяток  могучих  деревьев,  а  не
стоптанная полянка. Укрывшись в черной тени, я  мрачно  размышлял.  Возможно
мне уже нельзя было светиться, и  глаза  чужого  мира  напряженно  ощупывали
окрестности, стремясь отыскать бросившего им вызов.

   В  моем  доме  странным  образом  не  горело  ни  одно  окно,  словно  не
существовали ни ночные сеансы, ни затянувшиеся  гулянки,  ни  нервные  люди,
боявшиеся темноты.
   Все обитатели пятиэтажной  громады  будто  схватили  лопаты  и  бросились
ударно работать на садовые участки, а я оказался как раз  тем  единственным,
кто не имел стандартных шести соток. Взгляд остановился на темных окнах моей
квартиры. Сейчас там было пусто, но  через  полтора-два  часа  в  ее  стенах
заструятся искорки  мертвенного  света  и  из  глубины  мироздания  вынырнет
непостижимый черный талисман. Несостоявшаяся черная дуга предназначалась для
перекачки энергии людей в субстанции черных призраков. Он же просто открывал
путь вниз. И кто мог сказать, что страшнее?

   Помощи от Лауры я не ждал. Плен высосал из нее остатки энергии, и  теперь
она легким, едва заметным облачком витала где-то в районе телевышки. Там  же
обретался и Ыккщщер, прорвавшийся к нам сверхъестественным даже для призрака
образом. Но и его энергия почти полностью  израсходовалась  на  переход.  Из
всей  нашей  великолепной  троицы  только  я  оставался  в   работоспособном
состоянии. И только я  мог  пересечь  двор  и  уничтожить  черный  талисман,
отрубив злобный мир  раз  и  навсегда  (или,  скорее  всего,  до  следующего
пришествия).

   Дело было за малым - пересечь двор. Вот  тут  то  и  прятались  не  очень
приятные неожиданности. Остатки некогда грозной черной армии рассыпались  по
округе и ждали моего появления, чтобы преградить дорогу. Я не  сомневался  в
силе и жестокости вражеских солдат.  Они  непреклонно  продолжали  следовать
когда-то отданному приказу "Сражаться", а сражались они неплохо.  Я  отлично
помнил картины их схватки с белым отрядом. Да, гибли они сотнями, но ведь  и
противостояли им тогда бесстрашные герои, а не слабый, вечно сомневающийся в
себе человечек.

   Тем не менее я должен был идти. И если не  ради  всего  человечества,  то
ради одной королевы,  доверившей  мне  свою  жизнь.  Но  я  боялся,  боялся,
боялся...

   Все же мне удалось продвинуться на несколько  метров.  Правда  получилось
скорее продвижение вправо, чем вперед. Сзади и с боков меня  мягко  укрывали
ветки высокого кустарника. Спереди врос  в  землю  тополиный  ствол,  листва
которого мягко шелестела над головой. Странный коктейль из покоя  и  темноты
растекался вокруг, даря  отдохновение  перед  грядущим  приключением,  перед
таинственной битвой с неведомым.

   Раньше я считал свой двор  заполненным  зеленью  и  теперь  с  удивлением
взирал на полянки и пустыри. Не было ни одного безопасного маршрута, который
бы привел меня прямиком к подъезду щ3. А  черные  облака  листвы  висели  на
довольно приличном расстоянии от земли. Предпринимать дальние пробежки между
деревьями  или  внаглую  переться  напролом  значило   обнаружить   себя   и
подвергнуться атаке.
   Если бы я мог воспарить, то легко добрался бы до своего балкона,  прячась
в  океане  листвы.   Но   действовать   следовало   лишь   в   черный   час,
предшествовавший рождению талисмана. А в это время летать не смели даже сами
призраки, не говоря уже обо мне.

   Может следовало начать свой путь от соседней пятиэтажки?  Ее  стены  чуть
ближе стояли к заветному подъезду. Но от угла начинались  низкие,  одиночные
кусты с просвечивающей листвой. К тому же в одном из  них  что-то  беззвучно
ворочалось, заставляя ветки подозрительно покачиваться.  Я  испуганно  отвел
взгляд от странного куста  и  почувствовал  себя  совершенно  не  готовым  к
предстоящим испытаниям. Чтобы немного успокоиться я стал вспоминать указания
Лауры.

   "Тебе требуется всего лишь пересечь двор и  ждать  в  квартире  появления
талисмана, - звучал в голове магический голос королевы. -  Опасайся  воинов,
особенно тех, кто выше тебя. Их сила зависит от размера. Ни в коем случае не
останавливайся на открытых местах. Если призракам  удастся  замкнуть  вокруг
тебя кольцо, ты обречен."

   Надо было шагать, но как то не шагалось. Ноги  прилипли  к  земле,  а  я,
чтобы унять  неприятное  возбуждение,  отвернулся  от  собственного  дома  и
принялся пересчитывать окна первого этажа в блочной пятиэтажке. Большое, три
маленьких, большое, два маленьких, снова большое и дальше  по  кругу.  Всего
двадцать  шесть  темных  окон  равнодушно  смотрели  на  меня,  пряча   свои
внутренние тайны под покровом ночи. Надо, надо было идти. Я чувствовал,  что
черный час уже наступил.

   Стрелки на моей "Славе" перевалили за два. Даже в этом неприметном  факте
можно было при желании разглядеть руку Москвы, где начали отсчитывать первые
минуты новых суток. Но граница тьмы пролегала не по нашему времени,  а  лишь
бросала на него зловещее отражение. Впрочем, внешне  ничего  не  изменилось.
Все вокруг погрузилось в ночную тишину  и  замерло  до  утра,  не  собираясь
видоизменяться.
   Даже подозрительный куст притих. А секунды неумолимо убегали  в  прошлое,
сокращая мои шансы на успех. До появления страшного талисмана оставался один
черный час или полтора-два часа земного времени.

   Все, пора! Каким-то сверхъестественным усилием мне удалось оторвать  ноги
и  вскочить  с  места  последней  передышки  на  ссохшуюся  землю  тропинки,
обозначавшей  дальние  границы  двора.  Теперь  медлить  нельзя.   Огромными
прыжками я несся к заветной цели,  пересек  асфальтовую  дорожку,  трезубцем
разорвавшую двор, споткнулся и утонул в колючем озерке трав.

   Первые шаги пройдены. Сердце учащенно стучало.  Но  ничего  страшного  не
случилось. Никто не набросился на меня ни сверху, ни снизу, ни с какой бы то
ни было стороны  света.  Покров  трав  сомкнулся  надо  мной,  словно  хотел
защитить  от  невзгод  и  опасностей.  Я  встал  на  четвереньки,  а   затем
выпрямился.  Травы  здесь  так  высоко  взметнулись  над  землей,   что   на
поверхности остались лишь плечи и голова. Наверное,  ни  разу  за  последние
восемь лет мне не приходило в голову свернуть с дороги, по которой  я  ходил
чуть ли не ежедневно, и нырнуть в эти травы. Никуда не девшись из  реального
мира, я вдруг ощутил запахи неведомых просторов. Мое воображение  пересилило
и страхи, и окружающую обстановку. И уже  не  ночь  висела  над  головой,  а
сине-голубая безоблачная гладь. Исчезли и дома, и деревья, и  кусты.  Только
высокие травы стелились вокруг до самого горизонта. Но я  знал,  что  где-то
невдалеке  тянется  желтая  полоска  песчаного  пляжа,  потому  что   слышал
неугомонный гул моря. Я как будто, прорвав пространство и время, очутился  в
одной из светлых детских книжек. И вот  сейчас,  через  несколько  шагов,  я
достигну вершины холма, за которым откроется море и  две  фигурки,  спешащие
мне навстречу.

   Но сделав эти шаги, я вновь вернулся обратно. Все та же ночь, все  те  же
дома, а секунды черного часа откладывались и ускользали в прошлое.  Мой  мир
был здесь, и я не мог далее оставаться в бездействии. Высокие травы остались
за спиной, а я погрузился в небольшую чащу. Мне никогда  не  светило  знание
знатока растительного мира. Дуб, тополь, клен и березу  я,  конечно,  отличу
друг от друга, но слишком многого от меня тоже требовать не надо. Я  опознал
разве что боярышник, да и то в темноте вполне  мог  обознаться.  Путешествие
сквозь завесу листвы не затянулось, через минуту я уже стоял на  краю  рощи,
находясь почти в самой середине двора. Следующей остановкой должен был стать
островок из двух  сросшихся  кустов.  Он  ничем  не  напоминал  ни  один  из
островков,  про  которые  сложили  столько  песен,  так  как  имел  хоть   и
внушительный, но весьма мрачный вид.

   На этот раз у меня зародилось подозрение, что  кто-то  холодным  взглядом
пытается отыскать в темноте мою персону.  Поэтому,  чтобы  не  провоцировать
врагов,  я  прополз  несколько  метров  по-пластунски,  принося   в   жертву
человечеству мои многострадальные джинсы.  Затем  в  великолепном  прыжке  я
преодолел оставшееся расстояние, с ликованием вламываясь  в  скопище  черных
влажно-холодных листьев.

   И сразу  же  мне  стало  скучно.  Откуда-то  навалилась  странная  тоска,
заглушающая все остальные чувства. Захотелось вдруг, чтобы  рядом  оказалась
Лаура,  чтобы  дотронулась  до  моего  лба  прохладной  рукой  и   пожалела.
Закружилась голова.
   Хотелось  лечь  на  остывшую  землю  и  отдохнуть  от  забот   земных   и
потусторонних.
   Возможно, я так бы и  поступил,  если  бы  не  заметил  черный  силуэт  с
неприятными оранжевыми искорками, перетекавшими с места на  место.  Сомнений
не оставалось - я угодил в расставленные сети.

   Необъяснимая тоска по чему-то, утраченному навсегда, усиливалась.  Лаура,
Ыккщщер, черный талисман отошли, забылись. Срочно требовалось начать поиски.
   Чего? Где? Не важно! Главное начать. Прямо здесь, сейчас. И  не  бросать,
пока поиски не приведут к успешному результату. Пока еще не поздно...

   Руки суматошно шарили по земле. Сломанный  сучок.  Не  то!  Мертвый  жук.
Снова  не  то!  Пластмассовый  солдатик.  Двадцать  лет  назад   я   безумно
обрадовался бы подобной находке, но сейчас  мне  требовалось  нечто  другое.
Иначе никогда не кончится эта всепоглощающая тоска.

   Не хуже дворницкой метлы пальцы метались во все стороны, с корнем вырывая
траву. Пара камешков, продавленный спичечный коробок и полусгнившие кеды  не
заслуживали внимания. Я высунул голову из  куста  и  приготовился  расширить
фронт поисков. И сразу же к моей щеке прикоснулось нечто липко-холодное.
   Повернувшись, я разглядел невесомую уродливую черную лапу, тянувшуюся  ко
мне.
   Черный воин явно указывал, что я пересек отведенные для поиска границы.

   А не он ли был мне нужен? Я попробовал схватить черную плоть,  но  пальцы
сомкнулись, не нанеся никакого вреда обладателю мерзкой руки. "Нет,  нет!  -
зазвучало у меня в голове. - Тебе нужно не это!" Но разве я мог ему верить?
   Следующие пять минут прошли в упорной борьбе. Я дико  размахивал  руками,
пытаясь удержать ускользающую  добычу.  Сначала  призрак  пробовал  щериться
блестевшими во тьме клыками, но я уже разглядел, что  воин  на  голову  ниже
меня, и безумно рвал на части воздух. Он отступал, а я не отставал. А  затем
маска снова вросла в лицо, рука, словно сабля, рассекла черное облако, и оно
развалилось на струйки кисло пахнувшего тумана, истаявшего в  свежем  ночном
воздухе.

   Но я не смел верить в  победу  и  рванул,  что  было  сил,  петляя  между
стволами.
   Едва не врезавшись в один из них  лбом,  я  вонзился  в  листву  деревьев
помельче.
   Под их кронами было  тихо  и  пустынно.  Ноги  притормозили,  перейдя  на
спокойный шаг. На мгновение взглянув вперед, я наметил себе реальную цель  и
почти сразу же достиг ее. Своим краем стелющиеся  по  земле  ветки  касались
густо  засаженной  клумбы.  Перешагнув  через  бетонный  брусок,   я   снова
распластался по траве.

   Издали   моя   цель   казалась   зарослями   неразросшейся   рябины,   но
действительность  встретила  меня  жесткими  колючками  шиповника.  Призраки
призраками,  а  вот  одежду  я  рвать  не   намеревался.   Даже   в   случае
благоприятного исхода вряд ли разумно ожидать от  благодарного  человечества
компенсации в виде новой куртки. Поэтому мой путь лежал  наискось  клумбы  и
заканчивался на одном из углов этого старого квадрата, на ближайшем к  моему
подъезду углу. Но радость оказалась  преждевременной.  Прямо  напротив  меня
расположился пока еще только подъезд щ6.
   И все же я достиг многого.

   Логически размышляя, мне теперь следовало  молниеносным  броском  достичь
следующего куста, перекувырнуться через дорогу и... Но мне почудилось  среди
черного сплетения веток между пятым и шестым подъездом зловещие огоньки.

   Не  желая  провоцировать  судьбу,  я  заскользил  назад,  отказавшись  от
блестяще  продуманного  плана.  Достигнув  середины  бортика,   окаймлявшего
зеленые  насаждения,  я  обозначил  себе  новый  рубеж  и  на   пару   минут
расслабился, дав себе отдых за то, что сдержался и  не  угодил  в  очередную
ловушку.

   Постепенно набравшись  решимости,  я  ползком  проследовал  до  ракеты  -
гордости нашего двора. Очутившись в металлической трубе, обшитой деревянными
рейками, я совершенно не боялся внезапного нападения призраков. Они сильны в
воздухе, в траве, в листьях, но творение рук человеческих им не подвластно (
по  крайней  мере  мне  так  хотелось  думать).  От   радостного   осознания
собственной безопасности я чуть не стукнул  по  круглой  стене,  но  вовремя
успокоился, обозревая пристанище детских игр. Второй  такой  мне  видеть  не
довелось. Все композиции из железных прутьев не шли ни в какое  сравнение  с
нашей  серебристой  красавицей.  В  стародавние  времена   у   ракеты   даже
присутствовала дверь, но затем она отпала и затерялась, выставив на всеобщее
обозрение внутренности космического корабля. Зато неизменным остался  второй
ярус - площадка, на которую маленькие люди упорно карабкались каждый день  и
через три крошечных иллюминатора наблюдали за происходящим во  дворе.  Возле
ракеты непременно отсчитывал время водящий, а остальные врассыпную прятались
по округе, попутно  намечая  окольные  пути  обратно.  Сегодняшняя  ситуация
напоминала мои  детские  игры  с  точностью  до  наоборот.  И  водящих  было
множество, и прятался я в самом доступном для  розысков  месте,  и  возраста
моего  хватило  бы  на  двух  пронырливых  пионеров,  и  застукиваться   мне
предстояло дома, куда по законам игры и бегать не положено.

   Вдоволь отдохнув, я без труда преодолел расстояние до центральной клумбы,
куда упирался средний зуб асфальтовой вилки.

   Тут то я  и  обнаружил  настоящую  рябину  среди  огромных  папоротников,
лопухов и неопознаваемых в темноте деревьев, предположительно осин.  Заросли
разместились по группам достаточно просторно, и я не  рисковал  налететь  на
чей либо недоброжелательный шип. Видимых признаков врага не  наблюдалось.  В
душу тоже никто не лез.  Добравшись  до  угла,  я  залег,  как  партизан,  в
мучительных раздумьях.

   Сказав, что до моего подъезда рукой подать, я покривил бы душой. И все же
я  приблизился  к  нему  на   максимально   возможное   расстояние.   Дальше
простиралось открытое пространство с редкими худосочными деревцами, а передо
мной во всей красе  развернулось  крыльцо  четвертого,  как  я  его  называл
"королевского" подъезда. Его отличие от других состояло в том, что  рядом  с
обычной входной  дверью  находилась  наглухо  заколоченная  дверь  пожарного
выхода поликлиники, расположенной  на  первом  этаже.  А  это  значило,  что
узенькая полоска асфальта увеличивалась почти вдвое, и на отведенном участке
можно расчерчивать классики, никому не мешая, и даже играть в футбол.

   И вот за этим асфальтом  чернел  травами,  кустами  и  деревьями  кусочек
зелени, затенявший окна подъезда щ3. Решительно махнув рукой, я выскочил  на
всеобщее обозрение и бросился к этому укрытию, но сразу же  развернулся.  Из
зарослей между четвертым и пятым  подъездами  ко  мне  потек  черный  туман.
Пространство передо мной превратилось в огромную сцену, заполненную  клубами
дымящегося газа, словно сейчас должна выйти  Алла  Борисовна  и  спеть  свой
незабвенный шедевр про айсберг. Только вот черный цвет...

   Не дожидаясь пока вражеское войско доберется до моих ног, я проскочил  по
бортику клумбы, изящно обогнул шиповник,  продрался  сквозь  кусты  напротив
восьмого подъезда, пропоров об жесткий обломок ладонь, чуть  не  врезался  в
сложную  конструкцию,  предназначенную  для  выбивания   ковров,   и   начал
широкомасштабное отступление. Скорость нарастала с каждой  секундой,  а  мой
бег закончился только в дальнем углу двора среди скопища тополиных  стволов.
Черная погоня растворилась в ночи и безнадежно отстала, вероятно, сбившись с
курса. Я растерял все свои достижения и стоял теперь гораздо дальше от цели,
чем в начале черного часа. Неудача. Самая откровенная и потрясающая неудача.

   Раненая ладонь неприятно покалывала. Толчки боли усилились и  подбирались
к локтю. В оба глаза залетели  довольно  крупные  соринки.  Заныли  уставшие
ноги.
   Проснулась  тупая  боль  в  голове.  Засвербило  сердце  и  печень.  Боль
растекалась по телу. Сверлящее зудение возникло во вех без исключения зубах.
Но понадобились ужасающие колики в почках, согнувшие  меня,  как  столетнего
старика, прежде чем я догадался, что снова попал в  засаду.  Мрачная  темная
глыба с горящими точками глаз обнаружилась сразу возле меня, когда глаза  от
боли полезли на лоб. Рост ее вряд ли превышал мой, но теперь, когда я не мог
выпрямиться, она снисходительно посматривала на меня сверху вниз.

   Более пристально рассматривать противника я был  не  в  состоянии.  Глаза
слезились и никак  не  освобождались  от  инородных  предметов.  А  пальцами
хотелось залезть в рот и к черту выдернуть зубы, пригодные теперь только для
того, чтобы  стать  источниками  изнуряющей  боли.  Но  самые  непереносимые
страдания доставляли почки. Я сполз на землю и принялся кататься  по  острым
камням в надежде хоть  как-то  отвлечься  от  непередаваемой  словами  боли.
Теперь я готов был заплатить любую цену и пожертвовать чем угодно,  лишь  бы
только прекратились эти адские мучения. Темное пятно маячило где-то  сверху,
ускользая от  моих  невидящих  глаз.  Обезболивающего!  Где  обезболивающее?
Обезболивающего, самого мощного, сюда и немедленно. Да вызовет, черт возьми,
хоть кто-нибудь скорую помощь?

   Секунда за секундой я начал пересиливать себя, стараясь думать о Лауре, о
талисмане, о скором начале учебного года, о растущих ценах, о погоде, о  все
тех же видах на урожай, об американском президенте, о  культе  личности,  об
Альпах, о солнечной активности, об антиматерии, о матрицах и  определителях,
о курсе доллара, о Франции, о призах "Поля Чудес", о несостоявшейся  поездке
в Прибалтику, о Джейн Фонде, об олимпийских  играх  в  Барселоне,  о  группе
"Пинк Флойд", об испорченной клавише "си" первой октавы на  старом  школьном
пианино, подаренном шефами к  тридцатилетию  школы,  об...  Нет!  Я  не  мог
забыться! Я не мог думать ни о чем! Черепушка совершенно не варила. И теперь
я боялся только одного. Того, что все это будет продолжаться вечно, и  никто
никогда не вызволит меня из пронизывающих огненных волн.

   Черная громада нависла надо мной и обрушилась. Я  утонул,  растворился  в
мягкой мгле, сотрясаясь от ужасающих  приступов,  а  потом  вдруг  разглядел
далекую мерцающую звезду. Чернота схлынула и растеклась  мелкими  струйками.
Внутри сработала невидимая пружина, подбросившая меня и вытолкнувшая к стене
пятиэтажки. Ноги самостоятельно вынесли мое ничего не соображающее  тело  за
пределы двора. И вот тогда я понял, что боль отступила.

   Ничего не болело! Вы  даже  представить  себе  не  можете,  какой  подъем
блаженного счастья охватил мое измученное сознание. Такое я испытывал  разве
что в совместном полете с королевой. Остались правда еще отголоски в  правой
почке, да пара-тройка зубов никак не желала окончательно успокоиться. Но это
были пустяки по сравнению с мировой  революцией.  Словно  Кавказский  хребет
свалился с плеч. Словно я вышел на свободу  после  двадцати  лет  заточения.
Словно...
   Впрочем, зачем  тратить  лишние  слова,  когда  я  был  цел,  невредим  и
по-прежнему здоров.

   Что уничтожило врага? Кто бы  объяснил!  Возможно,  импульсы,  излучаемые
моими нервными окончаниями, вошли в резонанс с волновой  энергией  призрака,
что в свою очередь привело к преждевременному распаду... Нет, в эту минуту я
меньше, чем когда-либо желал  вычерчивать  на  доске  диаграммы  и  формулы.
Главное,  я  еще  жив,  хотя  тщательно  продуманная  кампания   завершилась
безрезультатно.
   Дислокация  военного  лагеря  моей  непобедимой   и   легендарной   армии
располагалась на территории чужого двора. Сама армия,  состоящая  из  одного
человека (лично меня), успешно продвигалась по нейтральным землям,  не  неся
никаких потерь. В голове протекало заседание Генштаба, разрабатывающего план
нового наступления.
   Идти по второму кругу не хотелось, и поэтому я выбрал  спираль  -  символ
развития всего человечества. Несмотря на громкие слова,  это  означало  лишь
то, что я описал круг более широкого радиуса и замер, притаившись за  стеной
железного гаража в правом углу двора,  приготовившись  совершить  вылазку  с
другой стороны.

   Влажное железо блаженно холодило мою разгоряченную щеку.  Запас  смелости
кончился. Я чувствовал себя тростником, который гнулся и гнулся, увиливая от
порывов бури, а потом вдруг не успел и сломался. Я решил чуть-чуть  потянуть
время и еще немного отдохнуть перед  вторым  наступлением.  Секунды  черного
часа таяли, не желая остановиться и поразмышлять  о  смысле  жизни.  Значит,
пора делать еще один нелегкий первый шаг.

   И я его сделал. Правда, немного  в  сторону.  И,  как  оказалось,  назад.
Собственно говоря, я "... отклонился в  северо-западном  направлении".  Так,
успокаивая  себя  фразами  "кратковременная  потеря  курса"  и  "вынужденные
обходные маневры",  я  добрался  до  угла.  Нет,  не  собственного  дома,  а
ближайшей пятиэтажки, что никоим образом не приблизило меня к цели. Памятуя,
как хорошо и спокойно мне было в ракете, я цеплялся ладонью  за  шероховатую
стену и шел вдоль нее, теряя уже и без того изрядно сократившееся время.

   Наконец, заглотнув побольше воздуха и надув щеки, я решил  оторваться  от
оплота цивилизации и, споткнувшись, угодил в лоно природы в  лице  невысоких
кустов, чуть не выткнув себе глаза. Черный сгусток  взметнулся  из-под  ног,
вырос, окутал меня с ног до головы, поглотив самые малые  участки  света.  Я
как будто очутился в черной яме.

   Как только подобное сравнение посетило мою голову, земля эмигрировала  из
под кроссовок, словно показывая, что вряд ли ей отыщется альтернатива. Как и
следовало  ожидать,  я  ухнул  вниз,  набирая  ужасающую  скорость.  Свистел
рассекаемый воздух, а может и  сквозняк  в  мозгу,  все  мысли  из  которого
вырвались и остались где-то наверху. Полет ошеломлял своей стремительностью.
   Вернее даже не полет,  а  нескончаемое  падение.  И  более  всего  пугала
неопределенность.

   Выпав с девятого этажа,  человек  только  успевает  подумать  "Вот  черт,
сейчас размажусь по асфальту!" И планы тут же воплощаются в  жизнь.  Покинув
этот мир и узрев адские ворота, человек, вспомнив про  символический  котел,
обнаруживает, что уже сидит по уши в вонючем кипятке. Но он хотя бы в курсе,
через сколько тысяч лет его прошение попадет под амнистию, а он  сам  займет
вполне сносную камеру предварительного заключения в чистилище. Я же не  знал
ничего.

   Вокруг простиралась только беспросветная тьма. Я мчался уже со  скоростью
"Красной  Стрелы"  и  вскоре  намеревался  достигнуть  уровня  межпланетного
корабля.
   Голова  кружилась,  но  не  от  успехов,  а  от   всеобъемлющего   ужаса,
крутящегося где-то внутри мозга. Не в силах  справиться  с  ним,  я  замахал
руками, стараясь отогнать дикий страх,  и...  задел  стенку  ямы,  холодную,
похожую на сырую глину.

   В тот же момент  падение  прекратилось,  словно  кто-то  резко  нажал  на
клавишу "Пауза". Мгла рассосалась за секунду, и я вновь  увидел  знакомый  с
детства пейзаж. Перед глазами все плыло и качалось, но враг исчез. Куда?  Да
бог его знает! А мы будем считать, что победа в очередной раз выпала на нашу
долю.
   Расслабившись, я важно зашагал вперед,  шатаясь,  как  бравый  моряк  при
сильной качке. Блаженство продолжалось до той поры, пока я не обнаружил, что
иду  по  совершенно  открытому  пространству,  напрочь  позабыл   все   меры
предосторожности.

   Молниеносным  прыжком  я  укрылся  за  стволом  одиночного  дерева.   Два
низкорослых куста прятали лишь мои ноги и более ничем не могли  помочь  мне.
Оставалось уповать на то, что призраки отвечали только за отведенный каждому
район, а я еще не пересек границу соседнего участка.

   Короткая пробежка привела меня к шелестящему клубу  следующего  куста.  И
здесь врагов  не  обнаружилось,  что  немало  ободрило  и  придало  сил  для
затяжного рывка.
   Теперь я надежно замаскировался в  сплетении  зеленых  насаждений.  Фронт
прикрывал белый кубик компрессорной. Чем увереннее я  себя  чувствовал,  тем
скоротечнее были мои недолгие остановки. Скользнув по стене, я упал в траву,
встретившую меня промозглой сыростью, и принялся  строить  планы,  выискивая
грядущие позиции.

   А позиций было всего ничего. В любом месте маршрута  меня  могли  засечь,
окружить, нейтрализовать и уничтожить.

   Эйфория по поводу преодоления третьей засады рассеялась  окончательно,  и
все же я не мог не похвалить себя за то, что вырвался. Как часто мы виним  в
собственных   бедах   суровую   жизнь,   перестройку,   правительство,   все
прогрессивное человечество, непрогрессивное тоже и даже свою горячо  любимую
персону, а надо то только взять, да пошевелить  рукой.  Не  зацикливаться  в
себе, не проклинать других, не размышлять о том, как нам обустроить  Россию,
не штурмовать заоблачные высоты, а поставить реальную цель и протянуть к ней
руку. Вот не взмахни я немеющими от безысходности пальцами, так и  летел  бы
сейчас, летел бы до бесконечности, до самого края времени.

   Еще раз порадовавшись за себя, я вскочил, ускорился и  стилем  спортивной
ходьбы  двинулся  ломаной,  постепенно  приближающей  меня  к  дому.  Справа
остались камни, на которых мы с  Лаурой  переживали  призрачное  наводнение.
Мелькнула выбивалка - родная сестра той, с противоположного края двора, а на
ее деревянных проломленных перекладинах сидел... черный призрак.

   Это был очень маленький призрак:  ростом  с  локоть.  Он  напоминал  сына
полка, ловко выведывающего расстановку вражеских сил. Оранжевые глазки прямо
вонзились в меня,  но  сам  призрак  и  не  пошевелился.  Он  не  вопил,  не
размахивал флажками, не  сигналил  собратьям  по  разуму  какими-то  другими
способами, а просто неподвижно замер, уставившись на  меня,  как  собачонка.
Собачонка тихая, но размышляющая про себя: "Захочу - укушу. А вот захочу - и
не укушу."

   Впрочем бросаться и кусать черная собачонка не торопилась. Она  терпеливо
ждала моих активных действий, но я решил обойти ее стороной и не  нарываться
на нежелательные последствия.

   И вот, перебравшись через дорогу, я стоял меж  стволов  двойного  дерева.
Дальше плескалось море травы, к сожалению доходившей только до щиколоток.  Я
прижался к прохладной, черной в ночи, коре и напряженно посматривал  вперед.
Все,  дальше   не   пройти.   Открытое   пространство   лишало   возможности
маневрировать. Я уже  хорошо  ориентировался  во  тьме,  расплескавшейся  по
окрестностям. Воздух  не  пропитался  мраком  целиком,  поблескивала  в  нем
какая-то неуловимая частичка, позволявшая сохраниться  прозрачности.  На  ее
фоне мрачно чернели силуэты далеких кустов,  стоек  для  сушки  белья,  едва
различимых скамеек. Только дом продолжал отливать каким-то странным светом.

   Маршрут оказался еще более неудачным, чем первый. Подъезд так  и  остался
недосягаемым. Казалось, я зря покинул заросшую клумбу. В несбывшихся  мечтах
я отчетливо видел, как вырываюсь из ее  пределов,  в  два  шага  преодолеваю
дорогу и огромными прыжками добираюсь  до  синей  дверцы,  ловко  виляя  меж
кустов у самых стен. Как просто и как легко! Скорость - и ни один призрак не
успел бы даже коснуться меня. Но благоприятные  позиции  остались  далеко  в
прошлом и несвершившемся.  Впрочем  и  сейчас  реально  предпринять  попытку
прорваться, взяв за ориентир могучую колонну одинокого  ствола,  за  которым
трава резко прибавляла в росте, и спрятаться в  ней  не  составляло  особого
труда.

   В отчаянии я ринулся в лихую чапаевскую атаку и  понесся  с  максимальным
ускорением к заветной двери. В ту же  секунду  из  под  "колонны",  из  тьмы
полумертвого куста, из мокрой и мрачной травы вверх взвился знакомый  черный
туман. При ближнем рассмотрении он  казался  мягким  и  пушистым.  Края  его
излучали серовато-белое сияние, как у облака, за которым пряталась Луна.  Он
клубился, переливался с места на место и  наступал  с  ужасающей  быстротой,
стремясь обхватить меня кольцом. Но я уже отступал. Быстрее, чем  когда-либо
в жизни, мои ноги помчались по холодной сырой траве. В кроссовках хлюпало, а
джинсы промокли чуть ли не до колен и противно касались  ног  своей  тяжелой
тканью, словно меня облепили бородавчатые тела жаб. Я прошелся  по  красивой
гиперболе,  уходящей  в  темную  рощицу  между  детским  садом   и   боковой
пятиэтажкой, разместившейся неподалеку и никак не решающейся залезть  торцом
в  пределы  моего  двора.  В  общем,  пришлось  совершить  все  возможное  и
невозможное, чтобы потусторонние ледяные щупальца не  схватили  меня,  лишив
спасительной энергии.

   Глава двадцать девятая.

   Take Me (2)

   I canєt wait for you to put your hands on me

   Ноги чуть не перенесли меня через дорогу в плотный лесок за "Искрой",  но
вовремя тормознули. Во-первых, в  голове  сидела  мыслишка  о  том,  что  не
следует отрываться от цивилизации и прятаться в местах, где пришельцы  могут
оказаться  в  десятки  раз  сильнее  и  увереннее.  Во-вторых,   импульсивно
дернувшись  назад  голова  не  углядела  никакого  преследования.  Вероятно,
оставшихся сил  противника  было  недостаточно  для  грандиозной  погони,  а
хватало лишь на то, чтобы  контролировать  район  моих  вылазок.  В-третьих,
черный талисман вот-вот уже собирался родиться, а я, как  ни  крути,  обязан
был ему помешать.

   Несколько минут спустя я,  касаясь  рукой  стены,  пробирался  к  цели  с
третьего угла двора. Зеленые насаждения  здесь  начинались  почти  от  самой
двери бокового пожарного выхода все той же поликлиники.  В  связи  с  крайне
неутешительным состоянием дел нельзя было терять такую  хитрую  возможность,
как пробиться к желаемому самым кратчайшим путем. Невысокие деревья  все  же
имели достаточно листвы,  образовав  непроницаемый  шатер  сверху,  а  кусты
охраняли от посторонних взглядов, протянувшись между мной и изгородью,  роль
которой выполняла толстая труба, покоящаяся на опорах из своих подружек. Под
ногами  шуршали  то  ли  прошлогодние,  то  ли  свежевыпавшие  листья.   Дом
отбрасывал мрачную тень, и мне чудилось, что  я  иду  по  мертвому  лесу  из
страшной сказки. Крошечный отдых не повредил бы,  поэтому  я  остановился  у
самых стен зеленой крепости и стал думать.

   Если между вторым и третьим подъездами имелись приличные заросли,  вполне
пригодные для безопасного укрытия,  то  газон,  раскинувшийся  передо  мной,
такими достоинствами пока не обладал. Одиночные кустики, изредка  накиданные
по асфальту, словно посадили только вчера. Нехоженая трава конечно  вымахала
неплохо, но все же недостаточно для того, чтобы  незримо  проползти  под  ее
прикрытием.  А  деревца  выстроились  так,  что  любой,  проникший   на   их
территорию,  был  виден  отовсюду.  Переться   напролом   выглядело   крайне
неразумным делом. Ведь если призраки  устроили  такие  серьезные  засады  по
окраинам,  то  у  самой  цели  меня  несомненно  поджидали  жесткие   клещи.
Настораживало также, что в "мертвом лесу" не оказалось ни одного призрака. А
что значили слова "пересечь двор"?
   Можно ли пересечь двор, прокравшись вдоль  самых  стен?  Вряд  ли.  Может
проход никем не охраняется,  потому  что  главное  условие  в  таком  случае
отсутствовало.
   Ну, и что мне теперь делать?

   Мой взгляд перелетел через широкую полосу асфальта и поймал мощную группу
сплотившихся кустов по ту  сторону.  Воровато  зыркнув  по  окрестностям,  я
покинул зеленый шатер и устремился к ним  во  всю  прыть.  В  какую-то  долю
секунды мне показалось, что кто-то подсматривает  за  моими  действиями,  но
тело  уже  ввинчивалось  в  темноту,  раздвигая  упругие  ветви.   Перебежка
закончилась без всяческого постороннего вмешательства, но я не стал  медлить
на всякий случай и переполз туда, где  было  листьев  погуще  и  к  подъезду
поближе.

   С юридической точки зрения я теперь выполнял все условия договора.  Кусты
находились явно не у стен,  и  я  брался  утверждать,  что  их  расположение
приблизительно   прилегало   к   области,   которую   можно   с    натяжками
охарактеризовать как "средний пояс двора и относящиеся к  нему  территории".
Следовательно, двор я все  же  пересекал.  От  таких  слов  сразу  же  стало
веселее, хотя напряжение никуда не делось. С каждой  секундой  я  все  более
убеждался в собственной правоте. В конце концов, путешествовать вокруг света
можно не только по экватору, но и вблизи полюсов.  Значит  я  мог  с  полным
правом продолжить свой путь, отметившись в нужном месте  так,  что  и  комар
носа не подточит.

   Как заправский десантник,  я  перекатился  к  следующему  кусту,  попутно
обнаружив, что  кувыркаться  по  жесткой  земле  вовсе  не  так  эффектно  и
интересно, как это выглядит в западных боевиках. Пышностью он похвалиться не
мог, значит задерживаться здесь крайне  рискованно.  Но  я  и  не  собирался
останавливаться, так как внутренний подъем пробудил во мне жажду действий, и
теперь она распирала мое тело. Словно тигр, я выскочил из кустов, пружинисто
оттолкнулся от твердой поверхности дороги и ухнул в самую середину заросшего
пространства   между   вторым   и    третьим    подъездами,    собрав    всю
сконденсировавшуюся на листьях влагу.

   И тут же я наткнулся на Него. Черный сгусток головы на  две  с  половиной
повыше  меня  безмолвно  встретил  своими  злыми  оранжевыми  зрачками   мое
появление. Он тут же раздался в объеме, не  давая  возможности  увильнуть  в
сторону.  Облако  мрака  медленно  вздыбилось  и  нахлынуло  на  меня.  Ноги
оцепенели от ужаса и неожиданности, сознание на  секунду  помутилось,  глаза
перестали видеть, облепленные темнотой, но почти  сразу  же  я  почувствовал
себя нормально.

   Исчезли запахи, померкли едва различимые краски, улетучились неприятные и
иные рассуждения. В голове стало пусто и спокойно. С очередным выдохом  меня
покинули всяческие проблемы и неурядицы. Я медленно  озирался  по  сторонам,
презрительно поджав губы и сощурив глаза. Теперь меня не волновали  никто  и
ничто. Все было как положено. Все было нормально.

   Мое состояние легко  можно  представить,  вникнув  в  суть  этого  слова.
Нормально - не хорошо и не плохо, не темно и не ярко, не высоко и не  низко.
В общем, нормально. "Как дела?" -  кричат  нам  при  встрече.  "Нормально,"-
отвечаем мы, пресекая дополнительные вопросы "А почему хорошо?"  или  "Из-за
чего плохо?" Зачем ненужные объяснения, все равно у людей нет ни времени, ни
желания вникать и понимать. "Как себя чувствуешь?"  Вот  ведь  вопросец!  "А
нормально!" Так то вам! Скажешь "хорошо", а в ответ поток зависти: "Живут же
люди. Ну ничего, посмотрим, как будет завтра. Не одним же нам  страдать."  А
на ответ "плохо" люди с удовлетворением подумают: "Вот и хорошо..." И только
на "нормально" довесить нечего, приходится кивать и разбегаться дальше.
   "Нормально", как ноль - особая личность в бесконечном мире  положительных
и отрицательных чисел. В  математике  нельзя  делить  на  ноль,  а  в  жизни
невозможно ничего сделать,  находясь  в  "нормальном  состоянии",  поскольку
любое  осознанное  действие  предполагает  положительные  или  отрицательные
эмоции. "Нормально" значит лишь "никак",  "неопределенно"  и  "безразлично".
Последнее относилось именно ко мне.

   Мои глаза не видели  ничего,  кроме  грязно-серого  неба  над  головой  и
бескрайней черной жижи до самого горизонта. Она чавкала под  ногами,  словно
жила особой, понятной только ей жизнью. Я не  знаю,  сколько  простоял  там.
Может минуту, а может быть вечность. Впрочем, меня это  не  интересовало.  А
почему бы мне и не стоять посреди этого болота? Ответьте-ка мне.

   В этот миг я узнал сокровенный смысл существования - никогда никому ничем
не быть обязанным, чтобы никто никогда ничего мне не должен был отдавать или
просить. Я не зависел ни от кого. И никто не зависел от  меня.  Я  парил  на
крыльях свободы. Хотя со стороны могло показаться, что я  попросту  завяз  в
жидкой грязи. Ну и что? Какое мне дело до вас всех вместе взятых? Хочу  -  и
буду здесь стоять, а нет - так уйду куда-нибудь. Но скорее  всего  останусь,
потому  что  и  здесь  хорошо,  вернее  нормально.   И   сердце   прекратило
бессмысленно стучать, остановившись и утонув в безразличии. А маска упала  с
лица, превратившись в обычную деревяшку.

   Мой  плавно  текущий  взор  наткнулся  внезапно  на  несколько  крохотных
фигурок. Тут же  глаза  словно  вырвались  из  своих  гнезд  и  со  страшной
скоростью понеслись к незванным пришельцам, оставив тело покоиться в  жирной
черной грязи. Вскоре я уже мог пересчитать их  -  одна,  две,  три,  четыре.
Таинственные силуэты неумолимо приближались, приобретая  до  ужаса  знакомые
черты. Далекое сердце дало пробный удар, не сумев сдержаться  от  изумления.
То были не мама с папой, не друзья-приятели и даже не Лаура с Ыккщщером.  По
колено в грязной каше стояли Чип и Дейл, а чуть поодаль Гайка и Рокки. Рядом
с ними, чудом удерживаясь на поверхности примостился почти неприметный Вжик.
Спасатели с грустным видом смотрели  на  невысокий  бугорок,  где  на  серой
каменной плите темнели высеченные буквы, образуя мои  имя  и  фамилию.  Ниже
значились цифры, из которых я заключил, что жизнь моя  оборвется  в  текущем
году. Может  она  и  оборвалась  уже,  не  поставив  меня  в  известность  о
случившемся. Впрочем, какая разница? Вы помните, что у меня все нормально (а
может и не помните, мне что за дело).

   Сердце вновь затихло, а  глаза  продолжали  надменно  взирать  сверху  за
происходящим. Спасатели погрустнели еще  больше,  а  Гаечка,  кажется,  даже
смахнула слезинку. Судя по  всему,  они  чуть-чуть  припозднились  и  теперь
жалели об этом. Мимо пронеслись обрывки воспоминаний о  том,  как  я  мечтал
когда-то занять место в их рядах. Я  мысленно  усмехнулся,  вспоминая  каким
дурнем был еще совсем недавно. Им не дано понять, насколько  полезна  полная
оторванность от мира и отсутствие впечатлений. На белом листе  бумаги  можно
написать великие слова, а можно накарябать и  бессмысленные  почеркушки.  Но
правильнее всего - оставить лист чистым. В этом - истина!

   Пока мой мозг в благодатной  пустоте  упивался  собственной  значимостью,
краешком глаза я отметил, что болото вовсе не заснуло, как могло  показаться
с первого взгляда. Оно тихо,  но  неустанно  затягивало  спасателей  в  свое
нутро. С каждой  секундой  спасатели  незаметно  погружались  все  глубже  в
мерзкую жижу, а бедняга Вжик вообще влип до пояса. Я понял, что еще немного,
и им уже никогда не выбраться  из  всепоглощающего  безразмерного  существа,
прикинувшегося ничем не примечательным болотом. А что я смогу сделать?  Ведь
ноги, руки  и  голова  остались  за  горизонтом,  а  может  и  потонули  уже
безвозвратно. Словно в ответ сердце тревожно застучало,  тело  вздрогнуло  и
рванулось прочь. И сразу же черное болото с  всхлипом  осело  и  испарилось,
прихватив заодно и грязное небо.

   Я очнулся. Никаких спасателей, конечно же, рядом со  мной  не  оказалось.
Зато вокруг обнаружились знакомые  деревья,  кусты  и  темные  окна  первого
этажа. А  по  траве  стелились  мелкие  обрывки  и  клочки  черного  тумана.
Безразличие схлынуло, а на образовавшуюся пустоту накатила безудержная волна
ликования. Я выиграл, я  перетерпел  превосходящего  в  силе  противника,  я
одержал значительную победу, преодолев еще одну ступеньку на пути к вершине.

   В порыве восторга я чуть  не  своротил  скамейку  и  вместо  того,  чтобы
открыть дверь, рухнул в кусты следующего квадрата. Восторг унесся прочь.  На
смену ему пришла  нервная  дрожь.  Дурак!  Потерял  самообладание.  Кто  мог
гарантировать, что  здесь  на  меня  не  обрушится  воин  еще  сильнее,  еще
могущественнее предшественников.  Но  ничего  не  изменилось,  не  донеслось
посторонних звуков,  только  обычные  ночные  шорохи  не  давали  воцариться
абсолютной тишине.

   И я решился на последнюю передышку перед встречей  с  черным  талисманом.
Может засада таилась неподалеку, может она уже заметила меня и готовилась  к
бою.
   Плевать, я вытребовал право на очередной маленький отдых  перед  решающей
схваткой. Тем более, что подумать не мешало, так как Лаура не выдала никаких
рекомендаций по борьбе против черного талисмана. Но я не знал, о чем  именно
нужно думать, и поэтому, как обычно, погрузился в себя и свой мир.

   Да, у меня был свой мир. Мир, куда  я  не  пускал  и  не  пущу  никого  и
никогда. Я боялся заглянуть  в  чужие  миры,  очень  боялся  и  не  позволял
приоткрыться своему.
   За огромным железным замком мир мой хирел, плесневел и  медленно  умирал.
Но такой вариант все  же  лучше,  чем  двери  нараспашку,  когда  кто-нибудь
посторонний не упустит возможности дыхнуть туда ледяным холодом  равнодушия.
Или, еще хуже, воровато оглянувшись, плюнет туда  и,  выбрав  самое  больное
место, для пробы кольнет иголочкой, а потом схватит орудие помощнее и начнет
палить, кромсать, резать с чувством собственного превосходства.

   Поэтому я и боялся чужих  миров.  Я  боялся  не  понять,  боялся  уколоть
ненароком, боялся  тяжелой  ответственности,  которая  неизбежно  наступает,
когда  перед  тобой  открывают  двери.  Боялся,  боюсь,  да  и   придет   ли
когда-нибудь тот момент, после которого страх исчезнет. "Мы в ответе за тех,
кого приручили" - все-таки очень великие слова, вместившие в себя неописуемо
много. А я не хотел  отвечать!  Или  хотел?  Но  не  так,  а  по-другому.  А
по-другому не выходило... В общем, я уже сам запутался в  своих  закрученных
бессмысленными спиралям рассуждениях и снова остался один на один  со  своим
чудом спасенным миром. Именно спасенным, потому что черные воины нападали не
на меня. Призрак ничего не может сделать с физическим телом.  Они  атаковали
мой мир, стремились разрушить мою душу и чуть было не преуспели в этом.  Еще
немного, и я превратился бы в "зомби". К счастью мое  противостояние  черным
силам завершилось  в  пользу  человечества.  Мой  мозг  не  умер,  руки-ноги
шевелились, сердце стучало, во рту сохранялся кислотно-щелочной баланс.  Мне
бы жить, да радоваться, только вот камнем висел над душой черный талисман.

   Кстати, о нем! Может он уже объявился в моей квартире, а  сейчас  набирал
силу и поджидал меня для последнего боя. Может я уже просрочил все  мыслимые
и немыслимые резервы времени! Значит, пора заканчивать перерыв и в путь,  на
четвертый этаж.

   Я повертел головой по сторонам, чутко прислушиваясь к шорохам за  спиной,
а затем резким броском финишировал на крыльце.  И  когда  дверь  приглушенно
захлопнулась за моей  спиной,  я  погрузился  в  совсем  иную  атмосферу.  В
замкнутом подъезде меня встретил мягкий, согревающий уют. Темнота,  сырость,
неприятный холодок, странные запахи, ночные звуки остались там, за  стенами.
А я уже был здесь, почти у себя дома. Звуков конечно не доставало,  а  запах
имелся. Особый запах. Каждая заселенная квартира на  белом  свете  хранит  в
себе свой, неповторимый запах. У  кого-то  вечно  пахнет  жареной  рыбой,  у
других - нафталином, третьи находятся  в  постоянном  ремонте,  и  воздушные
потоки разносят запах свежей краски по всем соседям.  Запахи  неистребимы  и
многообразны. Они впитываются в стены и мебель. Хозяева быстро  привыкают  к
своим ароматам, а вот  гости  частенько  падают  в  обморок  от  непривычных
воздействий на свое обоняние.
   Подъезды в этом деле не исключение. Они  выступают  в  роли  того  самого
стаканчика,   где   смешивают   коктейли   из    безопасных    ингредиентов,
превращающихся порой в острую взрывную смесь. Но мне  нравился  запах  моего
подъезда,   и   сейчас   он   снова   выступил    в    роли    успокаивающей
палочки-выручалочки. Самым  непостижимым  образом  в  подъезде  горел  свет,
совершенно не наблюдаемый снаружи.  Матовые  плафоны,  озарявшие  лестничные
пролеты, разогнали тьму. Черных теней и сгустков так же не обнаружилось. Без
всяких приключений я добрался до четвертого этажа, открыл дверь и, не снимая
промокших кроссовок, зашел в гостиную.

   В этот момент, совсем как в кино, когда отведенный метраж пленки подходит
к концу и из сценария выкидываются все не относящиеся к главной линии сюжета
события, по стенам  запрыгали  бледно-желтые  блики.  Моя  рука  замерла  на
полпути к выключателю. Это не могли  быть  лучи  далеких  фар  или  отблески
фонарика  с  балкона  соседнего  дома.  Причудливой  формы  плоские   фигуры
перебегали с одного угла в другой, причем каждая  в  своем  направлении.  По
краям желтых пятен разгорались оранжевые  искорки,  превратившиеся  затем  в
темно-красные ободки.
   Странное беловатое свечение возникало в различных местах комнаты: то  над
креслом, то у балкона, то в стеклянных глубинах серванта. Световые  аномалии
бесились и кувыркались повсюду, но нигде не виднелось моей тени: ни на полу,
ни на стенах, ни на потолке. Я замер, боясь  шевельнуться  и  уж  тем  более
прикоснуться хоть к одному из солнечных зайчиков,  пришедших  от  неведомого
потустороннего Солнца. Невероятным образом я  угодил  в  тот  самый  миг,  в
мгновение, когда родился страшный черный талисман.

   Движение бликов ускорилось, на стенах замелькали радужные  линии,  словно
перед невидимой лампой быстро раскручивался многогранный  бриллиант.  Что-то
прошуршало, подобно  песку,  захваченному  в  объятия  смерча,  и  над  моим
многострадальным  столом  заклубилось  серебристо-черное  облако.   Я   было
подумал, что призраки устроили очередную засаду, но желтые с красным отливом
пятна, кружившиеся в сумасшедшем танце, как-то не вязались с  предсказуемыми
уже черными воинами.

   Миг, и воздушное серебро разлетелось. Несколько холодных капель  стукнуло
меня по лицу, и я импульсивно дернулся. А над столом висел черный  кристалл.
Темнота вокруг него казалась теперь обычными серыми  сумерками.  Появившееся
создание вряд ли сопоставлялось с классическим  определением  кристалла.  Но
как назвать многогранник, каждая сторона  которого  является  черной  дырой,
уводящей в беспросветные бескрайние провалы. По счастью, кристалл был не так
уж велик, чуть больше моей головы, иначе я просто грохнулся бы без чувств от
того неназываемого,  не  имеющего  имени  ощущения,  вылетавшего  из  черных
пространств потусторонья. Но  и  таких  габаритов  хватило,  чтобы  намертво
приковать мой взор и заставить его следовать по бесконечному маршруту вглубь
мрачных отверстий.
   Не оставалось ни малейших сомнений, что черный талисман все-таки явился в
мой мир.

   Кристалл медленно вращался и покачивался. Я смотрел на него,  как  кролик
на удава, не в силах сдвинуться  с  места.  Где-то  в  глубинах  подсознания
развернулась непреложная аксиома руководства к действию. Не надо  хватать  и
швырять в мрачное порождение ужасных  миров  ни  стульями,  ни  хрустальными
вазами. Не стоило так же трогать руками это сверхъестественное явление.
   Огромная  ночная  бабочка  неожиданно  коснулась  моей   щеки,   заставив
отшатнуться.
   Ее маленькое тело завертелось, сбилось с полета и врезалось в талисман.
   Холодное синее пламя охватило несчастное созданьице и повлекло в  глубины
талисмана. В его  тусклом  свете  я  сумел  разглядеть  призрачные  спирали,
ввинчивающиеся вглубь талисмана, создавая  иллюзию  бесконечной  воронки  со
стенками, покрытыми разводами нефтепродуктов. Крохотный огонек  стремительно
уменьшался, пока не исчез окончательно на пути по ту сторону реальности.
   Кристалл колыхнулся и вырос, притягивая меня все ближе.

   Но я не шел, даже не сделал ни единого шага, несмотря  на  властный  зов.
Вместо этого я вообразил себя телеграфным столбом и  перечислял  в  уме  все
достоинства нового своего существования (кстати, и работать  ему  не  надо).
Так мы с черным талисманом глядели друг на друга и  сохраняли  благоразумную
дистанцию. Голос Тьмы был беззвучен, но  удивительно  силен.  Меня  охватило
неприятное  беспокойство.  Уши  плотно  забились  ватой,  в  нос  впихнулась
половина городской свалки, горло пересохло, заныли  зубы.  Вроде  бы  ничего
страшно не происходило  (если  не  считать  завораживающих  темных  провалов
талисмана),  но  что-то  грызло  душу,  прогоняя  комфорт  и  уют.  Талисман
вращался, а я стоял.

   Где-то у соседей ворчливо заурчали трубы. Даже стало чуть-чуть смешно  от
того, что никто и не подозревал, какие чудеса происходят в квартире  щ37,  а
за ее  пределами  продолжалась  обычная  жизнь.  Зов  мрака  то  слабел,  то
вспыхивал с новой силой. Что он  представлял  их  себя?  Не  знаю.  Не  могу
описать. Боль? Вроде нет. Страх? Ну  немножко.  Безразличие?  Да  не  скажи.
Просто как-то тоскливо стало  на  душе.  Хотелось  вприпрыжку  подскочить  к
раздувающемуся с каждой секундой кристаллу и броситься в спасательный  омут,
заработав тем самым вечный покой.

   И все же я остался на месте, наполняемый  смутной  тревогой.  Со  стороны
поза моя казалась  сутулой,  кособокой  и  крайне  неуклюжей.  Тело  изредка
сотрясала нервная дрожь. Ноги в такие моменты притоптывали,  и  я  отчего-то
вспоминал далекие огни дискотеки, наполненной  шумным  сборищем,  образующим
маленькие и большие круги.
   Да, танцевали мы только кругами,  разбиваясь  на  пары  лишь  при  звуках
медленной музыки. А затем снова - свои люди  в  своем  кругу  с  непременным
"центровым", выделывающим немыслимые фигуры ногами и руками. Я страшно любил
находиться в самом центре. Ноги ловко отбивали сто двадцать ударов в минуту,
не сбиваясь с заданного ритма. Глаза, блестевшие  бликами  мигающих  цветных
прожекторов, со всех сторон  следили  за  каждым  моим  движением.  Темнота,
разноцветные вспышки, любимая музыка, играющая на струнах души,  и  всеобщее
внимание (возможно, это мне только казалось, но надо же  когда-нибудь,  черт
возьми, поверить в себя).
   Подошвы, как барабанные палочки, стучали в унисон с именитыми  ударниками
известнейших групп. Тело изгибалось в такт музыке  и  поворачивалось  вокруг
своей оси, давая возможность глазам проследить за всеми до единого  в  своем
кругу. Звучала музыка, нежные голоса  пели  что-то  неведомое,  но  донельзя
прекрасное  на  труднопонятном  английском.  Тело   вращалось,   уплывая   в
блаженство, как черный кристалл, висящий прямо перед лицом.  Ну  вот,  опять
этот кристалл.

   А затем он исчез. Просто взял и растворился в ночной  мгле.  Вокруг  меня
снова оказалась привычная  обстановка  гостиной,  характерная  для  середины
ночи, когда черные силуэты мебели отбрасывают не менее черные  тени,  а  все
остальное едва различимо в мутном мраке. И только за  окном  (если  повезет)
сверкают колючие бусинки звезд.

   Не было больше ни странных желто-красных огней, ни призрачного сияния, ни
серебристых клубов потустороннего дыма. Все, как всегда. Все, как обычно.  И
что? Выиграл я или нет? Где знак, определенно указующий на мою победу? Разве
что ноги, наконец, сдвинулись с места и побрели в спальню сами по себе, таща
мое безвольное тело в очередную неизвестность...

   ... В сотнях метров от безмолвного и неподвижного побоища  укрывшаяся  за
мощными  опорами  телевышки  королева  внезапно  воспряла  духом.  Грудь  ее
вздымалась, вбирая в себя свежий воздух, а  вместе  с  ним  снова  доступную
живительную энергию. Верный Ыккщщер сразу же уловил те невидимые,  но  очень
значимые волны, исходящие от королевы. Понять их смысл мог только призрак  и
никто  иной.  Уверовав  в  свершившееся,  Ыккщщер  для   разминки   закрутил
причудливую спираль меж стальных  переплетений,  а  затем  стрелой  взмыл  в
воздух. Королева плавно последовала за ним.

   Сердце ее бешено стучало  от  выплескивающегося  наружу  восторга.  Глаза
горели веселыми красными  огнями.  Она  снова  могла  летать!  Летать!!!  Не
знающим чувств призракам дано понять безудержную радость  полета.  В  полете
вся жизнь призрака, вся суть ее, все существование.  И  королева  летела  на
крыльях ветра, чувствуя его пронзительный напор и леденящую свежесть.

   В этот  миг  вся  переплетенная  конструкция  обрывков  мыслей,  нечетких
умозаключений,  робких  предположений  и  догадок   выстроилась   в   четкую
концепцию.
   В каждом человеке есть свой мир. Он может быть  замкнутым  или  открытым,
узким или широким, залитым солнечным теплом, окутанным беспросветными серыми
облаками или поглощенным непроглядной тьмой. Он есть!  И  самое  прекрасное,
что можно пожелать  всем,  всем,  всем:  чтобы  миры  эти  встречались.  Но,
сталкиваясь, они должны не угнетать, не  взрывать,  не  разрушать,  стремясь
главенствовать друг над  другом,  а  прижаться  вместе  и  слиться  в  один,
уничтожить границы между  собой,  образуя  новый  мир,  более  прекрасный  и
совершенный, чем два прежних.

   Поглощенная  этим  открытием,   королева   даже   увидела   перед   собой
бесконечный,  всеобъемлющий  мир,  родившийся   посредством   слияния   всех
человеческих душ.
   Восхитившись его красотой и безграничностью, она не  могла  и  не  хотела
замечать глухие каменные  стены,  отгородившие  испуганных,  бездонные,  все
увеличивающиеся трещины, пролегшие через только что  соединившиеся  участки,
зловещие черные области, которые, образуя острые углы, пробиваясь  вперед  с
помощью силы, коварства, ненависти, обмана и жестокости, поглощали  обширные
куски чужих территорий, не умевших сопротивляться.

   Но Лаура не вглядывалась в деревья, а видела лес. Сверкающий  миг  вознес
ее  на  неописуемые  высоты.  Воспаря   над   колкими   мелочами,   болотами
повседневности  и  пропастями  горя,  она  словно  смогла  разглядеть  конец
неведомого пути. Итог, смысл, надежду! Точку, дорога к  которой  вела  через
дремучие леса, неприступные горы, непроходимые пустыни и коварные  лабиринты
с хитрыми ответвлениями, уводящими в безвыходные тупики. Она улыбнулась, ибо
и у нее теперь имелась своя  собственная  улица,  которая  могла  влиться  в
чей-то мир и стать его неотъемлемой частью...

   ... Напряжение потихоньку улетучилось из  меня,  но  покой  опять  где-то
задержался в пути.  Какая-то  незавершенность  занозой  сидела  в  сознании.
Слишком уж долгой была подготовка к  генеральному  сражению,  и  слишком  уж
быстро и просто оно произошло. Конечно, оставалась еще  версия,  что  время,
отведенное мне некими сверхъестественными силами истекло, и они благополучно
подтолкнули меня к хэппи-энду. Впрочем, за окном мелькнули загадочные  тени,
и я судорожно вздохнул  от  неожиданности.  По  ту  сторону  окна  к  стеклу
прилепились королева в своем ужасающем  величии  и  Ыккщщер,  посверкивающий
злобными, такими привычными  уже  глазками.  Мои  пальцы  едва  сдвинули  от
волнения тугие шпингалеты и распахнули окно,  впустив  призраков  внутрь.  И
вновь, в который уже раз я утонул в бездонных глазах  королевы.  Ее  мягкие,
теплые пальчики отыскали мои вспотевшие от волнения ладони, обхватили  их  и
крепко вцепились. Зазвучал дивный, пронизывающий голос. В голове все поплыло
и я не уловил смысл ни единого слова.  Впрочем,  в  словах  сейчас  не  было
смысла...

   ... Лаура все еще  не  могла  перевести  дух  от  захватывающего  виража,
который они с Ыккщщером закрутили над крышей. Но полет уже  улетучивался  из
памяти, глаза не в силах  были  следить  за  окружающей  обстановкой.  Стены
растворялись, исчезали в небытии. А  перед  королевой  возник  и  взметнулся
вверх город.

   За городом полыхал закат, и крохотные силуэты домов сливались  с  черными
кронами деревьев. Далекие огоньки тускло светили, не в  силах  сравниться  с
пламенеющим небом у горизонта.  Солнце  уже  скрылось  за  краем  земли,  но
огненные сполохи еще не успели покинуть небосклон и расцвечивали его в яркую
палитру,  начиная  от  лимонно-желтого  с   кроваво-красным   и   заканчивая
иссиня-черным.
   Небеса настолько сверкали, что все земное казалось  беспросветно-угольным
с редкими вкраплениями желтых  окон  и  разноцветной  неоновой  рекламы.  Из
бесконечности тянулась ниточка редких фиолетовых бус с желтыми отсветами  по
краям. Это фонари праздновали свое время. Гигантские  небоскребы  неподалеку
сливались своими силуэтами с чернотой неба. По ним  тянулись  ровные  полосы
окон, прерываемые потухшими фрагментами. Но город не обрывался вдали, он рос
и  ширился  вокруг  Лауры.  От  света  этой  многокрасочной  гаммы  королева
успокоилась окончательно. Здесь  она  чувствовала  себя  бесподобно  хорошо,
словно очутилась в таком месте, где были собраны  самые  прекрасные  кусочки
самых прекрасных миров.
   Лаура и не могла чувствовать себя иначе, потому что это был Его город.

   Улицы пустовали, но дома приветливо светили разноцветными окнами. И люди,
конечно же, ходили по этим прекрасным дорогам, но не здесь и не  сейчас.  По
невидимым   глазу   окраинам   тянулись   заросли   кустарника,   постепенно
переходящего в лес. И Лаура узнала его. Все это она уже видела  давным-давно
в потайной комнате, куда доступ разрешен всего один  раз.  Только  тогда  на
этом  месте  чернела  бездонная  пропасть,  яма  отчаяния,  а  сейчас  вырос
удивительный город.

   Закат догорал, и ночь все плотнее захлестывала новостройки. Вечная гостья
темного времени суток на сей раз одарила хозяев не ужасом,  не  страхом,  не
безысходностью, а лишь тихим блаженством, от  которого  приятно  подрагивает
что-то неведомое в самой глубине мозга, и ты наконец понимаешь, что жизнь  -
очень интересная штука. И жить можно. И можно жить хорошо и счастливо...

   ... Я внезапно увидел перед собой  не  знакомый  с  детства  шкаф,  и  не
раздвижное  зеркало,  и  не  пару  великолепных  кроватей.  Ровные   досочки
аккуратно покрашенной в нежно-голубой  цвет  изгороди  прятались  в  дебрях,
нахально высовывающихся за отведенную им территорию. Поодаль от света фонаря
изгородь темнела и окончательно сливалась  с  чернотой  кустов.  Под  ногами
оказалась ровная,  усыпанная  серыми  камешками  дорога.  Подступавшая  тьма
скрадывала четкие контуры окрестных  предметов,  но  светлые  окна,  манящие
желтым светом и  фигурные  фонари,  лучившиеся  сиреневым  сиянием,  вселяли
твердую уверенность, что я  попал  туда,  где  меня  давно  ждали  и  готовы
приветливо  встретить.  Кварталом   выше   одноэтажные   домишки   сменялись
стандартными  кирпичиками  высотных  зданий.  А  дальше   начиналось   нечто
знакомое, но никак не узнаваемое, словно увиденное в давнем сне.

   Многоэтажки соседних кварталов  поражали  многообразием  оттенков  света,
выплескивающегося из квартир. Похоже было, что неведомые  жители  расхватали
новогоднюю  гирлянду,  а  затем  выбросили  свои  стандартные  бледно-желтые
светильники и вкрутили на их места новогодние лампочки. Вдалеке над высокими
крышами сияли розовые прожектора причудливого каркаса телебашни,  ничуть  не
похожего на тот, вокруг которого мне довелось кружиться совсем недавно  (или
давно? Не помню...). Взглянув на нее, я вдруг догадался, что угодил в  самый
центр своего мира. Вот только...

   Нет! Не совсем! Чуть-чуть не так, не правильно. Мой мир раскинулся вокруг
меня, до него оставалось пройти всего несколько шагов. Но сейчас я стоял  на
улице Лауры  -  королевы  призраков,  повелительницы  Тьмы  и  хозяйки  этой
прекрасной территории, так гармонично влившейся в город моей мечты. И  пусть
ее улица не могла похвастаться  громадными  зданиями,  строгими  памятниками
архитектуры и прочими достопримечательностями века техники, я знал, что  она
уже стала главной и основной в городе,  название  которого  известно  только
мне.

   Прекрасное далеко, о котором мечталось с  пионерских  времен,  наконец-то
наступило, добралось до меня, окунуло в море счастья. Но,  пробиваясь  через
теплые волны блаженства, мозг сверлил острый буравчик (по  правилу  которого
располагались какие-то там токи). Все ли хорошо? Все ли замечательно? А куда
в таком случае исчез  черный  талисман?  В  том,  что  он  подрастерял  свою
мощность, я не сомневался, иначе не стояла бы рядом королева, и не держались
бы мы за руки. Но почему не появились  никакие  вещественные  доказательства
моей безоговорочной победы? Я заставил его отступить, потому что не поддался
на его зов, не сделал ни единого шага навстречу. Потому что умел уйти в свой
мир, туда, где ненавистный голос  тьмы  исчез,  разбившись  об  неприступные
границы.

   Сколько бы уцелело  бандерлогов  от  прожорливой  пасти  Каа,  сумей  они
сделать то же самое. "Ближе!" - взывал Каа, сверля своим взглядом  беспечные
мозги обезьяноподобной братии, и те приближались шаг за шагом.  Но  усложним
ситуацию.
   Пусть посмотрит один из бандерлогов  на  часы  и  подумает,  ужаснувшись:
"Поздно ведь уже. Домой пора. А ведь получку то я пропил!" И представив свою
малогабаритную квартиру со  щелястым  полом,  давно  не  беленным  потолком,
покосившимися полками, которые вечно надо ремонтировать, сварливой  женой  в
уродливом халате, ежедневно устраивающей затяжные  кухонные  скандалы  из-за
постоянной нехватки денег, шумными, непослушными детьми, которым срочно надо
покупать зимнюю  одежку  и  школьные  принадлежности,  схватится  несчастный
бандерлог за голову. "Ближе," - зовет неумолимый Каа. "Да пошел  ты!"  -  от
души посоветует ему бедняга  и,  погрузившись  в  мрачные  мысли  по  поводу
предстоящей головомойки, отправится на поиски двух  таких  же  собратьев  по
разуму, чтобы  за  очередной  бутылкой  отдалить  неизбежное.  И  ничего  не
поделать с ним мудрому Каа. И нет уже предполагаемого ужина.

   Но, уйдя в свои  проблемы,  бандерлог  ведь  не  победил  Каа,  а  просто
увильнул от обязанностей. Вдруг и я вовсе не уничтожил  черный  талисман?  А
вдруг он притаился  неподалеку  и  ждет,  чтобы  цапнуть  за  руку,  подобно
огромному конденсатору в только что выключенной электрической цепи. Одна эта
мысль заставила стрельнуть по сторонам краешками глаз. Все было прекрасно  и
замечательно, только на потолке, прямо над нами, как Терминатор-2 из  ртути,
капельки мрака сливались в загадочное черное пятно.

   Наверное, Лаура сумела прочитать в моих глазах что-то особенное,  поэтому
головы к потолку мы вскинули одновременно.  Обнаруженный  пришелец,  утратив
эффект неожиданности, колыхнулся и стал быстро перетекать в сторону  входной
двери. Господи, ну сейчас то зачем? А Лаура уже тянула меня в погоню.
   Очевидно, чувство долга было заложено в королеве изначально.

   Глава тридцатая.

   Конец черного талисмана.

   Я, ты, он, она. Вместе - целая страна. Вместе - дружная семья. Как один -
сто тысяч "я". (Из репертуара Софии Ротару. А говорят еще, что рэп придумали
негры).

   Немного замешкавшись в кромешной тьме коридора, совместными  усилиями  мы
опрокинули вечно стоявший там  стул,  но  все  же  отыскали  дверной  замок,
выскользнули в подъезд и громко застучали подошвами вниз по лестнице.  Между
третьим  и  вторым  этажом  королева  затормозила,  и  я  налетел  на   нее,
погрузившись лицом в пышное облако теплых волос. Я тут же отпрянул и, придав
лицу деловитое выражение, стал озираться вокруг. Никого.  Тихо  и  спокойно,
как будто и не было никаких приключений, страшных засад и черного талисмана.
Внезапно мне стало так обидно, что на глазах чуть не выступили слезы. Ведь я
должен был его победить, должен и точка. Ан нет, не  вышло.  Враг  сбежал  и
сейчас подсмеивался где-нибудь в безопасном месте над двумя  недотепами.  Он
не проиграл по  большому  счету,  а  только  устроил  маневры,  подарил  мне
маленькое  Бородино,  где  за  красивым   успехом   угадывалось   бесславное
поражение. Значит, все оказалось напрасно: и плутания по  двору,  и  жесткое
противостояние засадам. Свершения  обернулись  досадными  неудачами.  Черный
талисман явился в мир людей и, судя по всему, так в нем и останется.  А  чем
это могло нам грозить, знала только королева.

   Лампочки старательно освещали все пролеты и площадки. За  окном  все  еще
царствовала ночь. Тишина прочно обосновалась в подъезде. И не было видимых и
невидимых  проявлений  черных  сил.  Наверное  они,  выполнив  свою  задачу,
сгруппировались и удалились с поля боя, чтобы внести еще  одну  страничку  в
черную книгу побед. Коготки Лауры, больно впившиеся  мне  в  локоть,  вывели
меня из оцепенения...

   ... По лестнице катился черный шар. Вернее, даже не катился, а прыгал  со
ступеньки на ступеньку и взлетал, отталкиваясь от бетонной  поверхности,  то
на  метр,  то  на  полтора.  Матово-черной  была  его  оболочка,  никак   не
реагировавшая на желтый цвет ламп. Один-единственный блик, как слепой  глаз,
виднелся около  полюса.  Но  не  отражения  электричества  образовывали  это
тревожное пятно, а словно маленькая  мертвенно-бледная  луна  прорвалась  на
черный купол из потустороннего мира ужаса.  Лаура  метнула  взгляд  в  окно.
Ничего, кроме черноты.
   Настоящая Луна отсутствовала, и королева почувствовала, что  силы  ее  на
исходе.
   Эйфория победы улетучилась,  зато  вернулся  враг  для  очередной,  может
последней схватки. А может явился кто-то новый, еще более  могущественный  и
беспощадный.
   На бывшем море счастья разыгралась черная буря, и волны ужаса  с  головой
захлестывали королеву...

   ... Со стороны ничего страшного не  наблюдалось.  Вполне  обычный  дом  с
вполне обычным подъездом.  Вполне  обычные  люди,  надевшие  вполне  обычные
маски, наблюдали за... нет, шар не вписывался  во  вполне  обычную  картину.
Можно  прочитать  тысячу  фантастических  книжек  и  грезить   о   волшебных
странствиях, но если посреди Вашей комнаты, где Вы читаете очередную книгу в
мягком кресле, разверзнется Черная Дыра,  вряд  ли  Вам  взбредет  в  голову
кинуться в нее, не медля ни секунды. Неизвестность притягивает людей,  но  и
одновременно и отталкивает их страхом. Неведомое  манит  и  пугает.  И  этот
черный шар, беззвучно преодолевавший ступеньку за ступенькой, явился как раз
из той области подсознания, которая заставляет покрываться  липким  потом  и
корчиться в нервных судорогах, словно смерть положила Вам на  плечо  тяжелые
костлявые пальцы...

   ... Лаура ухватила Его за локоть, ища поддержки. Он осторожно  перехватил
пальчики, высвободил руку и положил ее  на  мягкие  плечи  королевы,  прижав
стройное тело к себе.  Любой  мало-мальски  уважающий  себя  теолог  тут  же
признал  бы   получившуюся   фигуру   кольцом,   вывернутом   в   трехмерном
пространстве. Сами того не зная, они отыскали путь к спасению, замкнув  свои
миры друг на друга.
   Зловещий пришелец прокатился  мимо  их  ног  и  перебрался  на  следующий
пролет. Но побежали  морщины  по  гладкому  полю,  словно  из  шара  выходил
закачанный туда воздух. Шар съеживался и таял. И  все  же  продолжал  упорно
прокладывать путь.

   - Пойдем, - прошептала Лаура, глядя вперед...

   ... И с какой-то отрешенностью я понял, что мы должны идти. Добравшись до
входной двери, шар с разбегу ткнулся в  нее  и  выкатился  в  образовавшуюся
щель.
   Мы неотступно следовали за ним. Теперь он уже казался бугристым  снежком,
слепленным ленивым трехлетним малышом. Прикасаться  к  нему  мы  все  же  не
рисковали. Выманив нас  на  свежий  воздух  шар  взорвался  с  оглушительным
грохотом, словно разом  выстрелил  артиллерийский  полк  в  полном  составе.
Тишина разорвалась на тысячи клочков  и  исчезла,  унося  за  собой  кусочки
потустороннего, так до конца и непознанного существа.

   А в окнах вспыхнул свет.  На  балконы  высовывались  растрепанные  головы
жильцов.
   Загремели распахивающиеся окна. Из подъездов выбегали люди. Что это было?
То  ли  людское  равнодушие  наконец  прорвалось  и  заставило,  не   таясь,
выдвигаться на  роли  непосредственных  участников  событий.  То  ли  черный
талисман  преподнес  нам  с   Лаурой   последний   сюрприз,   заставив   нас
противостоять не призракам, а людям.

   Противостоять людям? Только сейчас до меня дошло,  что  мое  лицо  скрыто
ужасной, мастерски выполненной маской призрачного короля. Первой моей мыслью
было сорвать  маску  и  броситься  к  людям.  Ведь  люди  же  они  все-таки!
Договоримся!
   Если бы вы только знали, как трудно, когда все против тебя,  а  ты  один.
Лаура не в счет, она - призрак. Она  изначально  лишена  выбора.  А  мне  не
повезло. Надо делать шаг, срочно делать. Куда? Вперед, к людям? Или назад, к
королеве? Да это просто невыносимо. Ведь убьют же сейчас.  Вот-вот  сойдется
мне ломиком по макушке, или метко  запущенный  кирпидон  пробьет  черепушку.
Ведь за зря же убьют, ни за что! И не  будет  для  меня  ни  путешествий  по
дальним пространствам, ни мира белых призраков,  ни  даже  серой  и  скучной
жизни. Не после шестидесяти, не через пятилетку,  не  в  конце  года.  Прямо
сейчас я перестану существовать, погибнув от  руки  ни  в  чем  не  повинных
людей. А не дано третьего! Или ты за людей, или за монстров. Выбирай сам, на
обстоятельства и тяжелую жизнь плакаться поздно.  Не  медли,  выбирай,  пока
есть возможность.

   И что же? Размахивать руками и кричать: "Ребята! Мужики! Я к вам. Я  наш.
Да я такой же, как вы. Я свой. Не бейте!  Погодите!  А?"  И  оставить  Лауру
одну? Нет,  это  не  дело.  Я  вдруг  сумел  представить  себя  в  толпе,  с
настороженным страхом глядящей на монстра, осмелившегося появиться  в  чужом
мире. Чудовище в рваном тряпье с  ужасающей  мордой,  полускрытой  гривастым
подобием волос, выискивает себе  жертву  взглядом  злобных  красных  глазищ.
Кое-кто пятится назад, но смельчаки уже шарят под ногами: где тут подходящий
камень. И я понял, что не сделаю шаг к толпе. Лучше с  пробитой  черепушкой.
Лучше камни, лучше медленная смерть от ударов палок и железных прутьев,  чем
наблюдать со стороны за гибелью той, кто  приоткрыла  мне  свою  душу.  Ведь
никто не знал, просто не мог знать, кем является Она, Лаура, Королева!  Даже
я мог так и не узнать, так и не увидеть той тихой,  но  донельзя  прекрасной
улицы. Но узнал, а теперь наступила минута расплаты за знания.

   Нет, я еще успевал перебежать на другую сторону. Еще имелась  возможность
на ходу выстроить убедительную теорию о несовместимости  существ  из  разных
миров, придумать тысячу причин, чтобы успокоить свою  совесть,  оправдываясь
текущими обстоятельствами или сложной  международной  ситуацией.  И  все  же
лучше было расплатиться сейчас, пусть даже ценой собственной жизни, чем  все
оставшееся   время   платить   по   процентам   и   проклинать   никчемность
существования. Толпа молча рассматривала  нас,  а  я  вообразил,  что  маска
намертво приросла к лицу и ее уже  не  отодрать.  Я  выбрался  чуть  вперед,
заслоняя королеву от первых ударов.
   "Вдвоем, взявшись за руки, они могли без страха глядеть в лицо смеющемуся
миру". Откуда вот только вспомнилась эта цитата?

   - В милицию надо звонить, - донеслось из задних рядов, когда  я  отбросил
мрачные мысли и принялся вслушиваться в разговоры.

   - В милицию хорошо бы, - мечтательно  добавил  кто-то  из  тех  же  мест.
Звонить, однако, никто не побежал.

   - Родит же свет уродов, - посочувствовала нам старушка.

   - Еще не то будет, - пообещал мощный мужчина в  порванной  майке.  Затем,
раздвинув толпу своим телом, тянувшим чуть ли не  на  полтора  центнера,  он
принялся угрожающим шепотом что-то втолковывать сухонькому старичку в очках.
Я уловил только сочетания "Чернобыль", "радиация" и "проклятые американцы".
   Старичок кивал. Поступило предложение сообщить в газету, но курьеров тоже
не  обнаружилось.  Несмотря   на   нашу   неподвижность,   люди   постепенно
вооружались,  кто  обрезками  труб,  сваленных  у  подъезда,  кто   лопатой,
принесенной из дома, а кто и увесистым горшком с разросшимся алоэ.

   - Черт с ними, - наконец определился здоровяк. -  Стойте  здесь  хоть  до
утра, а я спать пошел. Мне на работу рано.

   С  этими  словами  он  отбросил  целехонький  белый  кирпичище,  спокойно
умещавшийся в его ладони, и удалился по  направлению  к  восьмому  подъезду.
Тревожное ожидание сломалось, и люди стали потихоньку разбредаться. Конечно,
интересно посмотреть на страшилищ из фильма ужасов,  но  от  этого  денег  в
кармане ведь не прибавится. Только мы с Лаурой не смели пошевелиться. Так  и
стояли, пока не хлопнула далекая дверь  за  последним  из  зрителей  ночного
театра.

   Час спустя Лаура уже спала, свернувшись калачиком  на  диване.  Грудь  ее
тихонько вздымалась и опадала от ровного дыхания. Я укрыл ее теплым  одеялом
и забрался в мягкое кресло. Спать? Как же! Я не мог  заснуть,  не  мог  даже
закрыть глаза.
   Ко мне возвращался ужас. Он тихонько просачивался  в  меня  и  завоевывал
крепость за крепостью, подбираясь к самым глубинам мозга.

   Закончилось ли мое сражение? Исчез ли талисман тьмы  навсегда  или  снова
затаился, выжидая подходящий момент, чтобы  сокрушительно  ударить.  А  ведь
ему,  оказывается,  не  хватило  совсем  немногого,   чтобы   сломать   меня
окончательно и бесповоротно. Просто ужас, пришедший с ним  из  чужого  мира,
немножечко задержался по дороге, но все-таки добрался до  места  назначения.
Но даже если черный талисман действительно взорвался и безвозвратно  покинул
пределы мира людей, то выводился ли  отсюда  однозначный  счастливый  конец?
Перед глазами появилось смутное видение маленького черного  призрака,  уютно
устроившегося на скамье выбивалки. Пока он еще не дорос, чтобы сражаться изо
всех сил, но каждая секунда приближает его к началу "славных битв". И потом,
я благополучно преодолел четыре засады, но погибли  ли  призраки,  доблестно
напавшие на меня?
   Впрочем, если и погибли, то оставались еще пять,  десять,  сорок,  тысяча
засад, которые попросту остались  за  границами  моего  маршрута.  Никто  не
отдавал и уже не отдаст черным воинам приказа оставить рубежи.  Так  неужели
всю оставшуюся жизнь они будут следовать  за  мной  по  пятам?  В  книгах  и
фильмах после собственного поражения вражеская рать из потусторонья погибала
или уходила навсегда. Но почему в реальной жизни все оказывается не  так  то
просто?  Я,  конечно,  не  имел  ввиду  фильмы  ужасов,   где   даже   самый
несообразительный режиссер  непременно  оставит  зацепочку  для  продолжения
сюжета. И если картина принесет ощутимую прибыль, то новая  серия  покатится
по проторенной дорожке, закручивая следующий виток спирали. В моем случае не
получалось не только "хэппи-энда", но и самого обыкновенного "энда". Кто мог
гарантировать, что следующее наступление черного отряда  не  случится  через
неделю или завтра, а может и в течении  ближайших  десяти  минут.  Четвертая
засада чуть не выбила меня из седла. Выдержу ли я пятую? Ведь каждая  засада
становится все жестче.

   Но тут искоркой мелькнула спасительная мысль. Королева  вернется  в  свой
мир, но вернется не одна. Она же берет меня с собой!  Я  исчезну  из  своего
мира и оставлю черных призраков в дураках.  Пусть  поищут  меня  хорошенько,
ведь я уже буду там.  В  голове  сразу  потеплело,  противная  мелкая  дрожь
утихомирилась на время. Мне  тут  же  представилась  торжественная  картина:
величественный  силуэт  королевского  дворца  среди  серой  пустыни,  а   на
горизонте темнеют мрачные горы с затерянной в их скалах северной  крепостью.
Затем я увидел высокий сверкающий престол в тронном зале. А где,  интересно,
отведут местечко мне? Может для меня построят  еще  один  трон?  Конечно  не
такой красивый, как у королевы, но все же.
   Ведь я стану мужем повелительницы  Тьмы.  А  кто  такой  "муж  королевы"?
Король?
   Неужели,  король?  Я  осторожно  примерил  на  себя  это  звание.  Звучит
грандиозно.
   Значит, для меня начнется настоящая королевская жизнь?  Я  только  теперь
осознал, как круто изменилось мое существование. Не каждому доведется  стать
королем, не так ли? Пусть королевство не велико, пусть я никогда не увижу ни
солнца, ни звезд, но... Но это будут МОИ владения! Вернее, наши с королевой.
А ведь и черные призраки посчитали меня за белого короля. Может я не так  уж
плох, как кажусь себе самому. Белый король! Неплохо, очень неплохо (сам себя
не похвалишь, так никто не похвалит).

   Королева продолжала спать, совсем как обычная девушка.  Лицо  ее  приняло
человеческое обличье. Вероятно, в последний  раз.  Но  я  уже  свыкся  с  ее
истинным видом, который  меня  теперь  не  пугал.  В  известном  диснеевском
мультфильме красавица сумела полюбить чудовище, и оно превратилось для нее в
прекрасного принца. Я не мог похвастать  собственной  красотой,  и  королева
оставалась повелительницей тьмы, но оставалась со мной.

   Внезапно я вспомнил откуда взялась строчка, беспокойно вертевшаяся у меня
в голове. Конечно же, "Тим Талер или проданный смех".  Сцена  из  спектакля,
где принцесса не умела смеяться. "Не смейся, сестренка! - мысленно умолял ее
мальчик, потерявший свой смех. - Пусть они все смеются,  все,  кроме  нас  с
тобой." Да, в тот момент он увидел единственное в  целом  мире,  родное  ему
существо, поняв его на все сто процентов! Теперь  такая  возможность  выпала
мне.
   Ну не на сто, а на девяносто, на восемьдесят шесть, в конце концов. Но  я
видел улицу души Лауры, почувствовал  хрупкость  и  красоту  ее  внутреннего
мира, а это что-нибудь да значило. Теперь оставалось только ценить увиденное
и изо всех возможных и невозможных сил стараться сохранить как можно дольше.

   Лаура спала, пользуясь последней возможностью отоспаться, отдохнуть,  как
нормальный человек. Я мог беспрепятственно  глазеть  на  нее  и  восторженно
ликовать. Даже если ничего не выйдет с переселением в мир белых призраков...
   Как это не выйдет? А ведь я мысленно  уже  отрубил  все  связи  со  своим
миром, стал существовать как  бы  вне  его,  перенесясь  мыслями  в  светлое
будущее. Для меня оно должно было наступить  вот-вот.  Оставалось  потерпеть
всего несколько суток, чтобы королева успела набраться сил и вывести меня на
свою дорогу. А может я ворвусь туда уже следующим утром? А вдруг? Почему  бы
и нет?

   Лампу я зажигать не рискнул, опасаясь разбудить Лауру резким  светом.  Но
сидеть в темноте тоже  не  хотелось.  Нервное  напряжение  вновь  толкало  и
толкало проснувшийся страх  на  поверхность.  Оставалось  тихонько  включить
телевизор.

   Королева спала. Где-то в потемках чуть слышно ворочался Ыккщщер. Я вжался
в  мягкую  спинку,  искренне  надеясь   успокоиться.   На   экране   то   ли
задержавшегося ночного канала, то ли проснувшегося утреннего  шла  эстрадная
передача.
   "Буа-Буа-тино, дэ моя Мальвина? Дэ моя  Мальвина?  Во-во-во,"  -  пел  на
экране маленький Ванечка, еще не научившийся говорить, но уже вытолкнутый на
сцену заботливыми родителями. Донельзя хотелось переключить, но по остальным
программам с противным шипением проносилась серая метелица пустого эфира.  И
я смотрел, отсчитывая секунды до финала казавшейся бесконечной песни.

   Глава N.

   (которую,  в  принципе,  читать  не  обязательно,  поскольку  в  ней   не
происходит ничего важного ни для кого, кроме нас с Лаурой)

   - А во время звездопада Я видала как по небу
    Две звезды летели рядом.
    Ты мне веришь или нет?
    - Я тебе конечно верю.
    Разве могут быть сомненья?
    Я и сам все это видел.
    Это наш с тобой секрет.
    (Старая, старая песня).

   Путешествие наше началось от дверей  промтоварного  магазина,  в  котором
Лаура получила очередной подарок. Предыдущую  половину  дня  я  проездил  по
комиссионками собрал  свои  капиталы,  размещенные  в  кассетах.  Собственно
говоря, от них следовало отделить прибыль, а на оставшееся приобрести  новую
партию, но я мог и потратить всю сумму на Лауру.  Да  что  мог,  обязан  был
потратить, потому что Лаура уже давно  просила  купить  ей  хотя  бы  блузку
белого цвета, так как вражеские тона ее угнетали. Денег хватило как  раз  на
великолепный отечественный экземпляр удивительно  хорошего  качества.  Надев
обновку в примерочной, королева не пожелала  с  ней  расставаться  и  сейчас
сияла от счастья. У меня тоже полегчало на душе: приятно  подарить  любимому
человеку исполнение хоть и маленькой, но мечты.

   Пока душа расставалась с  грузом  забот,  мы  успели  перейти  дорогу  и,
перешагнув через поваленный забор,  вступили  в  зону  питомника  той  самой
школы, возле которой  произошла  героическая  битва  королевского  отряда  с
войсками противника.

   На голубом небе не наблюдалось ни облачка, и только пылающий  шар  солнца
разбрызгивал повсюду тепло и свет. Он уже начинал заваливаться к  горизонту,
и тени с каждой минутой все дальше расстилались  по  зеленому  ковру  травы.
Красоту летнего  дня  целиком  подарили  нам  двоим,  так  как  в  обозримом
пространстве не наблюдалось никакого скопления людей. Только вдали  мелькнул
мужик с сенбернаром на поводке, а навстречу нам двигалась стройная девушка в
огромных солнцезащитных очках.  Но  никакая  стройная  особа  уже  не  могла
конкурировать с той, кто шагал рядом, с несравненной, которую я ставил  выше
всех существующих на земле женщин, живее всех живых...

   ... С земли поле минувшего  сражения  казалось  совсем  другим.  Сетчатая
ограда  не  просто  присутствовала,  а  отделяла  квадрат  пространства   от
посторонних. Деревья виделись не волнами, а горами с пышными вершинами. Одно
дело - парить, бесшумно  рассекая  воздух,  и  совсем  другое  -  шагать  по
твердыне, постоянно цепляясь за нескончаемые бугорки,  трещинки,  впадины  и
сплетения травы крайне неудобными каблуками туфель. Но все равно  -  безумно
интересно всматриваться  в  чужую  жизнь  с  ее  загадочными  обитателями  и
постепенно  свыкаться  с  ней,  чувствовать  себя  своей  в  этом  огромном,
необъятном, открытом мире. Взрывы чувств, взлеты и падения  -  все  это  так
отличалось от размеренного королевского времяпровождения. Нет,  Лаура  вовсе
не собиралась отказываться от трона. Но как было бы  замечательно,  если  бы
две эти жизни слились в одну, дополняя друг друга...

   ... Сделав резкий поворот, мы оказались на твердом, хотя и потрескавшемся
асфальтовом покрытии, спасительном для  высоких  каблуков  и  хрупких  ножек
королевы. Слева потянулись тополя, окаймлявшие  стройплощадку.  Справа  сиял
тот  самый,  длиннющий  многоподъездный  дом,  словно  однополчанин  в  день
славного юбилея победы. Стены горели золотом, окна сверкали яркими  бликами,
даже ржавчина  заколоченных  чердачных  проемов  казалось  по  меньшей  мере
бронзой олимпийской медали. Мир негласно торжествовал  и  праздновал  победу
вместе с нами, бдительно храня тайну от остальных жителей планеты.  На  фоне
кремовой голубизны картинно вырисовывался каркас телевышки. А  солнце  щедро
заливало арену  минувших  сражений  теплыми  живительными  лучами.  Ласковый
ветерок не желал присоединяться к нашей компании  и  активизировался  поверх
крыш,  тормоша  верхушки   деревьев,   взметнувшиеся   над   железобетонными
коробками.

   Белый  дом  остался  за  спиной.  На  смену  ему  выдвинулся   полосатый,
желто-коричневый,  раскрашенный  по  вертикали.  А  с  другой  стороны   еще
сдерживала неумолимое течение времени полуразвалившаяся  хоккейная  коробка.
Долгие годы дожди старательно смывали краску бортиков и спортивные  лозунги,
но и сейчас красная и синие линии  стояли  на  положенных  местах,  готовясь
встретить еще одну зиму, возможно, последнюю. Десятки площадок уже исчезли с
просторных дворов, оставив после себя  лишь  погнутые  железные  столбы,  да
ровный кусок асфальта. А эта, отбросив уныние, тоже  улыбалась  нам,  словно
надеялась протянуть до лучших времен...

   ... Мир действительно оказался самым странным, самым загадочным  и  самым
прекрасным. А может только она увидела его  таким.  Королева  незаметно  для
себя оценивала очередной кусочек бытия, замерев на промежуточном полустанке,
на границе, на лезвии бритвы, где можно еще качнуться и  спрыгнуть  в  любую
сторону. Утратив призрачную сущность, она получила взамен возможность начать
жить заново. Теперь,  когда  опасности  развеялись,  как  затхлый  туман  на
восходе солнца, душа Лауры просто плыла по  течению,  наслаждаясь  тем,  что
ничего не надо делать. Нет, делать только то, что  тебе  по  вкусу.  А  вкус
пришел вместе с чувствами.  И  удивляясь  самой  себе,  королева  превращала
завтраки, обеды и ужины  в  интересные  неповторимые  игры,  а  затянувшиеся
прогулки в увлекательные кругосветные путешествия...

   ... Теперь справа на нас наплывала зеленая пятиэтажка, а утоптанное  поле
по другую сторону закончилось. Деревья и кусты сплотились, не желая уступать
ни пяди всяким  там  компрессорным,  детским  площадкам  и  даже  тропинкам.
Зеленые гиганты скрывали листвой тянувшиеся наискось дома.  Кусочек  природы
посреди большого города некогда спас жизнь многих  черных  воинов,  сумевших
увильнуть от смертоносных лучей могучего талисмана.  Тогда  я  еще  числился
всего лишь бесправным  зрителем,  оказавшимся  на  перекрестке  миров  волею
судьбы. Но сейчас я с полным правом мог назвать себя  победителем.  Впрочем,
никто и не собирался спорить. И травы, и цветы, и высокие деревья замерли  в
торжественной  тишине.  А  неугомонный  шелест  верхушек  воспринимался  как
восторженный  шепот  толпы,  завидевшей  парочку  кинозвезд.   Лучи   солнца
превращались в лучи славы, приветствуя королеву, а я  тихонько  грелся,  без
труда урывая и свою скромную долю.

   Меж тем на нас снова  упала  тень.  Скопище  растительности  исчезло.  Мы
проходили  вблизи  древней  девятиэтажки.  В  детские  годы  казавшейся  мне
торжеством архитектурной мысли, по сравнению с современными  великанами  она
выглядела оплывшей свечкой. Рядом теснились  парочка  скамеек  и  салазки  с
голубыми газовыми баллонами. Из неизвестности в неопределенность протянулись
провода.
   Где-то шел обычный текущий ремонт. И для кого-то не было дела важнее, чем
менять прогнившие трубы в своей  крохотной  ванной  комнате,  совмещенной  с
санузлом. И что немаловажно - он был совершенно прав.  Но  нам  с  королевой
хватало друг друга, и еще  -  зеленого  ковра  травы,  и  серой  асфальтовой
дорожки, надежно вытянувшейся  под  ногами,  и  гигантских  тополей,  плотно
обступивших здание детского сада, словно скрывали они  от  посторонних  глаз
замок необычайной красоты. И бесконечного неба без единого намека  на  самое
крохотное облачко. И привычных домов, домишек и домищ,  обступивших  нас  со
всех сторон, подобно  друзьям  на  теплой  вечеринке.  И  согревающих  лучей
солнца, готового принять нас в свои  бескорыстные  объятия,  как  только  мы
покинем прохладный мир тени.  Вы  скажете,  что  у  тысяч  и  миллионов  все
проходило прекраснее и интереснее. У нас с Лаурой сложилось  именно  так,  и
нам не требовалось ничего другого...

   ... Строгие кирпичики зла.