Версия для печати

Д.Ю.Кузнецов
		    Б Ы С Т Р И Н К А

. Из предисловий к предыдущим изданиям:
. 	Первое издание этой книги быстро разошлось. Трудно
. судить о том, насколько это было связано с его художествен-
. ными достоинствами и насколько - с малым тиражом. Однако за-
. мечаний я получил много. В основном они были вызваны излишне
. подробным описанием упражнений главного героя в области чис-
. ленного моделирования, системного программирования и эроти-
. ческих игр. Поэтому книга сокращена. В частности, опущены:
. вывод уравнений Галеркина-Сенвенана-Фейгенштейна-Буссинеска
. и определение фрактальных поверхностей Колмогорова-Фруда,
. описание гридкоддоидного процессора и голографического дис-
. плея и другие технические подробности. В связи с распростра-
. нением видеофонов и копий современных фильмов опущены также
. пересказы стереозаписей, которые герой просмотрел за время
. командировки. Некоторые замечания пришли явно не по адресу;
. впредь такого рода соображения прошу слать непосредственно
. в минздрав, минторг, минзасекреч. и проч. (Теперь за "руга-
. тельные письма" не сажают).
. 					1989 г., Дима.
. 
	Меня вызывает шеф. Надо прочесть рекламацию. Компа-
ния SR купила нашу "быстринку" и удивляется, что не работа-
ет. Я представил себе, что в Грузию с Кольского полуострова
привезли тепличные мандарины и развеселился. Шеф обиделся.
Купили потому, что продавали с доставкой и обещали совмести-
мость с продукцией других фирм. Беру рекламацию, иду разби-
раться. Похоже, что в системе ошибка, память не так распре-
деляется. После какой же задачи полезла такая ерунда? Рекла-
мация ссылается на протокол, опять итти к шефу. Протокол в
четвертом отделе, мне его не покажут без допуска. Шеф видит,
плохо дело, говорит, сейчас подключим Колю с Павликом. Пав-
лик связан с заказчиками, у Коли допуск; при чем здесь я? Я
уж забыл, когда мы эту "быстринку" лепили. Павлик с ребятами
из "Базальта" собирали, а я систему отлаживал, чтоб глазки
строила и хоть как-то работала... Конечно, все, что могли,
передирали с "микрофауста", но систему пришлось писать почти
занаво, с учетом возможностей и чтоб без фокусов. А то был
случай: передрали машину, привезли на выставку, иностранцам
показывают, дескать, мы тоже не лыком шиты, у нас тоже, вот,
"Уголек-2". Один посетитель почитал описание и говорит: Да
это же наша АВС-23! Ему: Нет, это оригинальная разработка. А
он: Да как же нет, я сам эту систему отлаживал! Можно попро-
бовать? Ему: Пожалуйста, вот инструкция. Он инструкцию гля-
деть не стал, набрал какой-то код, и вдруг проектор во всю
стену рисует плакат, что использование системного обеспече-
ния фирмы АВС без ведома фирмы приводит к систематическому
выходу из строя внешних устройств...
	Шеф просит еще раз проверить хотя бы систему. Я на-
шел авторский экземпляр системы и загружаю в "робот"; "быс-
тринки" у нас нет, совместимость не полная и приходится
оформлять мою систему как мираж. Все работает, даже игры,
которые в свое время Шеф хотел уничтожить. Шеф сопит за спи-
ной, спрашивает, понял ли я что-нибудь. Понял, говорю, надо
их задачу поставить и посмотреть; если не пройдет, то ошибка
в моей системе. Шеф побежал в четвертый отдел за инструкция-
ми. Я стер эту ахинею и опять делом, как я считаю, занался.
	В свободное от договорной работы время я хочу сде-
лать модель шторма, прибой получить. Я, кажется, научился
следить за вихрями и надеюсь на устаревшем "роботе" расчи-
тывать задачи, с которыми, если считать на жесткой сетке,
еле-еле справляются сверхкомпюьтеры на коддоидах. Есть у ме-
ня такая программа: реализации строит, средние значения на-
ходит и невязки подсчитывает. Корреляторы, распределение
диссипации и прочее. Я упрощенную модель географам показы-
вал, на смех подняли: Что это за шторм? Вода должна переме-
шиваться с песком и воздухом!.. Так, значит, пузырьки и пес-
чинки.  106 штук для начала, а потом осредню, чтобы за каж-
дой не следить. Хочу позавчерашний результат повторить, ког-
да без песчинок. При слабом волнении должно совпасть. Пес-
чинки почему-то все-таки взвешиваются, невязки большие. Для
экономии вместо волновой машины ставлю граничное условие.
Экспериментаторы, которые привыкли видеть волны живьем,
обычно смеются, когда показываю кино, а в лотке, где должна
стоять волновая машина, край моря обрывается в ничто. При-
дется потом что-нибудь дорисовать... Но до того, чтобы пока-
зывать, еще далеко, надо разобраться... Нашел ошибку, стал
исправлять, запутался. Потом мне питание вырубили и выгнали,
потому что поздно.
	Дома одни огорчения: я поздно прихожу, и что это за
работа срочная. Утром старался удрать как можно тише, обо-
шлось без сцен. И вахту миновал благополучно. Разобрался во
вчерашнем замуре с прибоем, исправил. Подходит Павлик, про-
сит меня на несколько минут. Они с Колей договорились в чет-
вертом отделе и протокол, который вместе с рекламацией при-
слали, на "быстринке" проверили. Оказывается, в институте на
закрытой выставке есть "быстринка". Ошибка не воспроизводит-
ся, говорит. Очень хорошо, отвечаю. - А рекламация? - Пускай
все сотрут и загрузят. - Они загружали...
	Появляется Шеф: Релонг, здравствуйте. Вам Павел Ска-
ляронович уже рассказал, отчего ошибки?
я: Нет. То есть да. Ошибки не от системы.
Шеф: А отчего?
Я: Не знаю. Наша система роковую задачу переварила.
Павлик: Может быть, у них другая система?
Шеф: Система в общем стандартная.
Я: Покажите список частностей, в которых отличие.
Павлик: Это надо итти в пятый отдел. У Коли есть форма пять?
Шеф: А что, так нельзя резобраться?
Я: Как "так"?
Шеф: Ну, чтобы не привлекать всю эту... э-э... закрытую до-
кументацию!
Я: Ну, хорошо, тогда - в чем разобраться? В закрытой доку-
ментации?
Павлик: Релонг, ты же понимаешь, что речь идет об ошибке.
Я: Чьей ошибке? Кто "изменял" систему?
Павлик: Это, наверное, соавторы из "Базальта".
Я: Секретные соавторы-вредители...
Павлик: Да не секретные, тебе всюду секретность мерещится,
это Требушной или Подлипалов редактировали. Ну, кто не оши-
бается...
Я: Вот их и спросите.
Шеф: Они не в нашем институте. Надо не выяснять, чья ошибка,
а исправить.
Я: Бей своих, чтобы чужие боялись?..
Павлик: Ну, что ты так, знаешь же, система украдена...
Я: Были переделки. Навесную память писал я.
Шеф: Релонг, вы же тогда говорили, что "быстринка" после ва-
шей переделки стала медленнее работать...
Я: Она  С Т А Л А   Р А Б О Т А Т Ь .
Павлик: Тесты проходили...
Я: И будут проходить, если они все очистят. Будут прохо-
дить, а когда они опять свою задачу поставят, тогда переста-
нут.
Павлик: Они загружали...
Я (неуверенно): не промыли буфера...
Шеф: а как их "промыть"?
Я: Должны очищаться автоматически...
Шеф: Может, послать Колю в "Базальт"?
Павлик: Пропуск за сутки. Но это бесполезно: к кому он там
пойдет? Подлипалов оттуда, кажется, уже ушел, а Требушной
теперь большой начальник, да он этим никогда сам и не зани-
мался.
Шеф: Надо найти Колю, пусть прорвется в пятый отдел.
Павлик: Ему не дадут вынести.
Я: У них есть канал связи? Скопировать...
Павлик: Ты их совсем за дураков держишь.
Шеф: Релонг, посмотрите в библиотеке и вообще... Увидите Ко-
лю, пускай зайдет. Я буду у себя.
	Я решил поискать Колю в столовой. Ни одной знакомой
рожи в очереди! Уже подхожу к раздаче, влезает ко мне Вовка.
Нахальный тип. Мы познакомились, когда я на семинаре про
прибой кино крутил, а он кричал, что барашки не бывают глад-
кими. Спрашивает, как дела. - Уже барашки курчавые получают-
ся, говорю, только бы вот песчинки... - Да Бог с ними, с
песчинками, наш начальник теорему доказал, что при больших
числах Фруда поверхность жидкости нельзя параметризовать. -
А что, из общих соображений это не ясно? - Раз такие, как
ты, пытаются что-то расчитывать, значит, не ясно. - Это
опубликовано?.. Дашь мне ссылку... Ну хоть что-нибудь овощ-
ное у них есть?.. Лопай, что дают. Интересно, а зачем на
раздаче 20 клавиш, можно обойтись одной, "пожрать" все равно
выбора нет и все нажимают одно и то же...
	Мы еще успели обсудить, как сказывается меню из мок-
роводуса на развитии океанологии, как строить нелокальную
теорию дефицита и как изучать, скажем, фокусировку поверх-
ностных волн, чтобы тему не засекретили. Потом я увидел,
что к столовой приближается Шеф, и пошел искать Колю в биб-
лиотеке. Ссылку Вовка перепутал, и я с трудом нашел нужный
препринт. Я почти понял, что подразумевается под словом "па-
раметризовать", когда Шеф меня настиг. У Зава совещание, на-
до присутствовать. Пришли. Тут уже и Павлик, и Колю нашли, и
дядьки в галстуках, и строгая тетка в длинном платье. Здоро-
ваются, а потом начинают обсуждать мои качества, как будто
меня в комнате нет. Наконец, Зав торжественно предлагает мне
лететь на SR и отладить "быстринку" на месте. Они бы и конт-
рольный экземпляр выслали, но штука тяжелая, лимит вышел, а
с другой стороны, честь державы... Такие словеса я уже слы-
шал от Шефа. Я еще и согласиться не успел, а протокольный
мужчина сует мне для заполнения тетрадку "форма х333816":
Фамилия, имя, отчество, год, дата и место рождения, где и
когда зачат; где и когда прописан; национальность, звание,
степень, должность; всевозможные членства; сведения о роди-
телях... о ближайших родственниках... о дальних родственни-
ках... Если кто-то из родственников или знакомых менял фами-
лию, указать дату и причину. А потом - еще справка "форма
11800" о том, что ни я, ни мои родственники и знакомые...
под судом или следствием, либо в административной ссылке...
ни с иностранцами, ни с лицами, выехавшими или желавшими вы-
ехать за рубеж... не знаком со сведениями, поименованными в
регистре С630 пунктами 1 - 289 ... предупрежден об ответст-
венности за недостоверность... и за разглашение содержания
пунктов 1a-53ю настоящего документа.
	Спрашиваю: Извините, а что такое "регистр С630"?
Шеф: Это регистр секретной документации. У вас есть допуск? 
Я: Допущен к работе на аналого-цифровых устройствах.
Шеф: Имеется в иду форма 5.
Павлик: Этот пункт к тебе не относится.
Я: Можно вычеркнуть?
Зав: Не вычеркнуть, а подписать.
Протокольный мужчина: Если хотите ехать, заполняйте и подпи-
сывайте.
Я (почему-то вслух): Если хочу ехать, постараюсь заполнить
и подписать.
Зав: А вы не хотите?
Шеф: Надо, Релонг Матвеевич. Честь страны.
Я: Тут писать - на неделю работы...
Протокольный мужчина: Кто ездють, справляются. Грамотные!
Шеф: У Релонга Матвеевича очень тщательный почерк, (мне) но
вы напишите скорописью (вопросительный взгляд в сторону про-
токольного мужчины), а Тина впечатает. Релонг Матвеевич по-
старается сегодня же все оформить. Мы, наверное, можем его
отпустить, чтобы он шел заполнять всю эту... документацию!
Протокольный мужчина: Да, можете итти.
	Хоть глотнуть свежего воздуха. Весь вечер писал, ут-
ром приношу. Думал, Тина не разберет, но справилась. Ворчала
только, что за меня работу делает. Еще пришлось забрать в
парткоме рекомендацию, в месткоме - отзыв, и еще по одному
кругу, потому что нужна характеристика за подписью пяти-
угольника; писать заявление, ехать за разрешением, регистри-
ровать его в агенстве по охране гражданских прав; профилак-
тический медосмотр, анализы, допуск, пропуск, медкомиссия в
консульстве, искололи всего, удостоверение, виза, билет -
еще два дня, как заведенный. Дома очень спокойно относятся,
все равно, мол, только ночевать прихожу, так хоть привезу
что заграничное. Чуть свет побежал на инструктаж, перед
спецподготовкой успел на запасной вкладыш авторский экзем-
пляр "Быстринки" скопировать, между индивидуальной проверкой
и самолетом время осталось, домой заскочил, собрал покушать.
Еду на аэродром, проверка выездных документов, декларация
(с первого раза не сумел заполнить по форме), таможенный до-
смотр, спецконтроль - чуть не опоздал. "Спать меньше надо!"
- прорычала мне стюардесса. Издали она казалась милой...
	Сижу в кресле, листаю рекламный проспект этой самой
"SR", приславшей рекламацию. На обложке штамп:"Для служебно-
го пользования. экз.х3". Берутся проектировать, монтировать
и чинить все что угодно: от радиомаяка до межзвездного ко-
рабля (как только возможности какой-нибудь фирмы позволят ей
финансировать...). Сведения из истории: сборка Большого Ин-
терферометра, гравиметрической станции "Альберт", Малого
вокзала, военные заказы... Иллюстрации: типовой проект лета-
ющего убежища... металлургического завода... обсерватории...
Хоть немного узнаю, куда меня послали.
	На пересадке думал по городу погулять, но не успел,
мой рейс почти сразу же... Пригласили на посадку. Нашел свое
место, стал по свежей памяти соображать, чтоб на обратном
пути с разгону не проскочить, барахла купить. Стал думать о
шмотках и задремал...

	Меня будят и приглашают к выходу. Я протискиваюсь в
люк и оказываюсь в тесном тамбуре. Кроме меня, на SR прибыл
только почтовый контейнер. Грузчик сунул его в гнездо, из
соседнего вынул точно такой же, убедился, что я не забыл
свой саквояж, произнес какое-то приветствие и отбыл. Привет-
ствие относилось к щуплому коротышке, который пожал мне руку
и, тщательно артикулируя, произнес несколько фраз. Я понял,
что его зовут Хронг и он рад, что я, наконец, добрался до их
тихого уголка. Толкая контейнер перед собой, Хронг проводил
меня в каюту, не спросив даже документов. Когда я подобрал
слова, чтобы напомнить ему об этом, он уже удалился.
	Каюта удобная - это я так сразу про себя решил, еще
не заходя даже, чтоб лучше приспособиться. Кровать можно за-
двинуть решеточкой, иллюминатор - шторкой, стол с магнитика-
ми прижимать бумаги, табурет с упорами, телефон, справочни-
ки, "Рукодство". Крупный шрифт, и картинки, как кушать, как
писать или еще чего, как здесь умываться принято, изящная
девочка очень натурально показывает, даже не поймешь, рису-
нок или фотография. SR занимается монтажными работами, поэ-
тому искусственная тяжесть здесь не принята, так что Руко-
водство рекомендуется изучить. Да, чего так читать, делать
надо!.. Листаю дальше. Планировка станции: Гостиница, склад,
ангары; физическая лаборатория, биохимическая, рубка; оран-
жерея, школа, библиотека. Я ищу жилые помещения, каюткомпа-
нию, бар, спортзал, но, похоже, всего этого просто нет. Не
спят же они на складе? Разве что в оранжерее, как обезьяны,
на деревьях. А тренируются в ангаре? Я вхожу в ангар и вижу
арену стадиона. В каком-то странном виде спорта соревнуются
паукообразные существа. Они выстраиваются в шеренги, разле-
таются в разные стороны, что-то бросают; вдруг это что-то
летит прямо в меня, и это вовсе не мяч, а какая-то булава. Я
судорожно уворачиваюсь, но она все-таки бьет меня по голове.
Искры из глаз. Я просыпаюсь. Заснул, не задвинувшись реше-
точкой, и ударился о полку со справочниками, даже погнул.
Голова, впрочем, цела, крови почти нет, но шишка будет. Хо-
рош, нечего сказать. Прилетел работать, а сам дрыхну. Пошел
в коридор умыться и шишку на голове помочить. Умывальники, в
отличие от писсуаров, платные. Не подумав, сунул свой жетон
в щель, а когда умылся, обнаружил, что денег мне обменяли
ровно на 50 умываний - это если ничего не покупать. Рядом -
столовая, собственно, просто кухонные автоматы в стенку вде-
ланы. Из любопытства меню прочел. Если не глядя заказать,
денег на один обед хватит, такие цены. Впрочем, можно раза
на три растянуть, есть дешевые блюда. В брюхе что-то оборва-
лось, аккомпанируя моим мыслям. Достал из саквояжа сыр с
хлебом, запил водой. Шоколад решил пока экономить. Чем так
сидеть и обжираться, надо быстрее чинить "быстринку" и уди-
рать отсюда ближайшим рейсом, пока живой.
	Достаю шпаргалку с телефонами и адресами, звоню,
представляюсь, спрашиваю Лагранжа или Хронга. Лагранж на
уроке, его лучше не звать. Хронгу передадут, кто звонил...
Как же я его упустил, ведь это же Хронг меня встречал!..
Надо искать. Беру папку и, вооружившись Руководством, пыта-
юсь найти выход из гостиницы. У нас для иностранцев всюду
надписи "EXIT" и стрелочки, куда итти, а здесь - нет...
	К счастью, гостиница маленькая, после пары кругов я
оказываюсь перед задраенным люком и начинаю изучать инструк-
цию по использованию шлюза. Почему-то вместо изображения де-
вочки, открывающей люк, длинное описание, кому чего не сле-
дует делать. Вдруг люк открывается и седая ведьма в купаль-
нике вплывает в коридор. Дикция у нее хуже, чем у Хронга, но
я почти понимаю. Стараюсь изобразить галантность. Ведьму зо-
вут Клара, она узнала, что я проснулся и рада меня здесь ви-
деть. Пытаюсь перейти к делу. Клара говорит, что Быстринку
сейчас переместят сюда, в гостиницу. Они не хотели без пред-
ставителя перетаскивать. Если я подозреваю, что не в порядке
питание, сюда же перемонтируют и солнечную батарею.
 - По воздуху?
 - По пространству. По воздуху - сам компьютер.
	"Быстринка" - это два шкафа, да еще экран, ее ис-
правную собрать и запустить - день работы. А вдруг неисправ-
ность в "железе" и придется ждать запчасти?
 - Не надо тащить Быстринку в гостиницу, я же специально
ехал, чтобы чинить ее на месте!
	Клара обьясняет, что станция не приспособлена для
иностранцев. Все удобства в гостинице, поэтому она не при-
глашает меня в школу, где установлен компьютер.
 - За удобствами я могу возвращаться в гостиницу.
 - Мы дышим специальной смесью. Я не могу изменить ее состав
специально для вас.
 - Я привыкну. Я занимался подводным плаванием. - Чтобы под-
черкнуть свою готовность, я протискиваюсь в шлюз.
 - Даже если бы вы ходили в горы...
 - Я ходил в горы!
 - Вам не следует быть таким самоуверенным...
 - В нашей стране не принято бояться тудностей.
 - Бы не в своей стране. У нас вам будет жарко.
 - Я разденусь настолько, насколько вы позволите.
 - Можете начинать. - Клара явно издевается.
 - А вы скажете, когда хватит. - Я снял свитер. Мне действи-
тельно стало жарко.
 - А если не будет "хватит"?
 - Вы предлагаете мне явиться к вам... нагим?
 - Вас это пугает?
 - Нет, меня ничто не пугает.
 - И вы решили это доказать?
 - Да.
 - Ну, доказывайте.
	Я зашел слишком далеко, сосредоточившись на грамма-
тике и произношении. Приходится снимать рубашку и ботинки.
 - То есть у вас ходят... нагишом?
 - Да. Это (она пошевелила бедрами, показывая почти прозрач-
ные тряпочки, слегка прикрывающие груди и пах) специально
для вас, мистер Релонг. Кстати, одежду можете сложить в
шкафчик, а то потом не соберете.
	С отчаяния я выбираю шкафчик номер 13. В детском са-
ду на моем шкафчике была морковка. Когда я краснел, меня
дразнили морковкой. Сейчас меня дразнит Клара. Она говорит,
что моя нравственная жертва не понадобится, если я не выдер-
жу низкого давления, какое у них принято; она советует дви-
гаться, чтобы привыкнуть к дыхательной смеси. Свой купальник
она уже спрятала.
 - И вы готовы пожаловать к нам в таком виде?
 - Но вы же говорили...
 - Разумеется. А если вам понравится какая-нибудь девочка?
 - Боюсь... что это будет сразу видно.
 - Вас это не смутит?
 - А девочку? А окружающих?
 - Никто не удивится, но вы уже покраснели.
 - Надо мной будут смеяться?
 - Нет, все порадуются за вас. И за девочку, конечно. Я ду-
маю, любой девочке понравится такой крепыш. Крепыш, который
краснеет.
 - Вы имеете в виду, эта девочка, быть может, порадует меня?
 - А почему бы и нет, если вы готовы к этому?
 - Вы считаете, что прямо при всех, в лаборатории...
 - Лучше в оранжерее. Или в глухой комнате, если вы не уве-
рены, что и со стороны это красиво.
	Клара щелкает клавишами кондиционера и делает "нож-
ницы", раздвигая ноги "в шпагат". От движения (а может, от
перемены давления) морщины на ее коже разглаживаются, как у
Маргариты, втирающей дьявольский крем. Конечно, без очередей
живут, в невесомости; и груди не отвисают, и вены на ногах
не расширяются. Клара обернулась ко мне.
 - Простите, а девочка может порадовать мужчину при всех?
 - Ваша жена бы не могла?
 - При чем здесь моя жена?
 - Ну, дочь. У вас, наверное, есть дочь?
 - Она еще почти ребенок...
 - Вы не привыкли на людях?
 - А если девочка понесет?
 - Конечно, понесет, если захочет.
 - Если ОЧЕНЬ понравлюсь.
 - Похоже, именно так и будет.
 - Я вам нравлюсь?
 - О-о вы же разорвете меня, толстый пришелец!

	Очнулся я от того, что Клара трясла и шлепала меня,
возвращая с курчавых облаков, где у дедушки Бога столь же
белая Жан-Эффелевская борода, в шлюз станции SR .
 - Клара, я с Вами говорил по телефону?
 - Да. Я не нашла, что вам ответить... Но ведь я пришла! 
 - Вы ждали звонка?
 - Хронг сказал, у вас помятый вид, вам надо было выспаться.
Конечно, можно было ожидать, что вы проснетесь и позвоните.
 - Вы знали, что понравитесь мне?
 - Я знаю, что женщине легко найти общий язык с мужчиной.
 - А если бы я вам не понравился?
 - Тогда бы вы понравились Фрее. Вы ее увидите. Она очарова-
тельная учительница, все видит глазами учеников. Вас она
увидит вашими глазами. Она любит каждого, кто нравится себе.
 - Ей по душе Нарцисс?
 - Она любит трудные задачи.
 - А вдруг я не нравлюсь себе?
 - Тогда идите обратно, мы притащим компьютер. Вам захоте-
лось уже и Фрею. А я для вас старуха.
 - Нет, моя восхитительная девочка!.. Я догадываюсь почему
вы не хотели сразу вести меня на станцию...
 - По "Положению" мы не имеем права рекламировать наш образ
жизни. На таких условиях нам предоставили экстерриториаль-
ность. Кстати, наша встреча записана на видеофон. Важно, что
я уговаривала вас остаться в гостинице. Я должна была сразу
предупредить... Если хотите, я ее сотру, но тогда вы будете
ремонтировать компьютер в гостинице.
 - Это шантаж?
 - Да нет, мне же от вас ничего не нужно; ну, кроме компью-
тера. Хотите проделать то же в вашей каюте?
 - Там тоже видеофон?
 - Я не могу ручаться, гостиница принадлежит другой компа-
нии. Но даже если там встроен "шпион", они в этом никогда не
признаются. Так что можете не беспокоиться. Если вы хотите
скрыть, что развлекаетесь со старухой, я сотру запись и при-
шлю к вам Фрею.
 - И сколько это стоит?
 - Да нисколько, просто Фрея хотела показать кино и пыталась
использовать Быстринку... Она все сделает, чтоб вы ее почи-
нили.
	Можно спросить, оплатит ли Фрея мои обеды. Судя по
тому, как меня учили экономить валюту, от меня именно это
и требуется, но я не могу быстро построить соответствующую
фразу.
 - Она давно считает на Быстринке?
 - Да нет, вот только хотела кино...
 - Вам Быстринка нужна как стереопроектор?
 - В основном, как источник электроэнергии. Ваш компьютер с
питанием дешевле комплекта солнечных батарей, если учесть
стоимость доставки. Как стереопроектор - это прихоть Фреи, у
нас есть стереоэкраны.
 - А разве можно использовать блок питания отдельно?
 - В описании есть специальный параграф про совместимость.
Батареи в порядке, можете проверить.
 - Я хочу проверять все на месте.
 - Я не выключала видеофон. Запись можно отправить в библио-
теку?
 - Да.
 - А что скажет ваше начальство? Мы копируем и высылаем все
записи по первой просьбе.
 - Мы строим светлое будущее. Я участвую в этом строитель-
стве. Мне нечего скрывать. Я прибыл чинить компьютер, и я
постараюсь показать, что в нашей стране - люди дела.
	Я использовал последний шанс проявить если не мо-
ральную устойчивость, то, хотя бы, политическую лояльность.
Клара открывает люк, в нос ударяет резкий запах. Клара во-
лочит меня по коридору, увитому хмелем. Я вижу табличку,
призывающую к тишине, поскольку идет урок, и понимаю, что
мы миновали школу.
 - Куда мы направляемся?
 - В оранжерею. Или вы хотите знакомиться с Фреей прямо на
уроке?
 - Я пришел не знакомиться, а работать. Сперва мне нужен
протокол, в начале которого все работало, а в конце - нет.
 - Протоколы в библиотеке. Но ведь Лагранж вам все выслал?
 - Я не мог ознакомиться... Это трудно перевести.. Я найду
сам библиотеку?
 - Я вас провожу.
 - Вы очень любезны...
	В библиотеке я застаю Хронга, он берется мне помочь.
Я надеялся найти, кроме протокола, текст "модернизированной"
системы. Хронг обращает мое внимание на быстринкин перечень
документаци. Текста системы в нем нет. Зато я получаю, на-
конец, протокол. Прочел по методу Пантагрюэля сперва от на-
чала к концу, а потом от конца к началу. Я слышу знакомый
голос и оборачиваюсь. В большом экране смешной человек тор-
гуется с Кларой, вокруг столпились дети разных возрастов,
они смотрят во все глаза и хихикают. Да это же сегодняшнее
кино! Это я сам. Кино кончается, разумеется, тем, что мы с
Кларой проскальзываем в люк; моя последняя тирада вызывает
бурю восторга.
 - А вот он здесь, сидит и изображает человека дела.
	Десятки глаз уставились на меня.
 - Не надо так говорить, Конрад, этот человек сам делает ис-
торию, которую мы с вами учим по книжкам.
	Фрея, а это именно она, вмешалась очень во-время:
мне захотелось бросить все, убежать в гостиницу, нет, на
Землю, залезть с головой под одеяло и запереться в туалете.
 - И по стереозаписям, - добавил тот же голос.
 - Да, и по стереозаписям, - твердо сказала Фрея и поверну-
лась к мне - Мы кажемся вам дикарями? - Ее понятное произно-
шение меня подбадривает.
 - Нет, просто я еще не освоился.
 - Я постараюсь смягчить для вас здешний пещерный быт. Уче-
ники хотят поговорить с вами, у вас найдется время?
	Я не успел даже хмыкнуть, как посыпались вопросы:
 - Почему вы не могли приехать сразу?
 - Трудно ли с непривычки дышать нашей смесью?
 - Как вы поднимались в горы?
	Фрея наводит некоторый порядок и я могу не спеша вы-
давать то, чему меня научили в процессе подготовки: приехал,
как только справился с работой; советский человек ко всему
привыкает; с трудом поднимался, через перевал шел... - и то-
му подобное. Когда в горле у меня пересыхает (это происходит
довольно скоро), Фрея приостанавливает поток вопросов, обе-
щая, что попросит меня прочесть лекцию о нашей жизни. Бы-
стринку удобно включить в любое время, Фрея задвинет меня
ширмой. 
	В Школе я вижу опять-таки Хронга; он, жестикулируя,
обьясняет что-то худому старику. Старик оказывается Лагран-
жем, учителем естественных наук; вскоре он уходит. Мы вклю-
чаем питание; в экране появляется изображение глуповатой
женщины в скромной черной кофточке. Помню, я в течение неде-
ли добивался именно такой беспросветной глупости во взоре,
но, черт возьми, кофточка же была белой! Это не моя система.
Прошу у этой дуры паспорт. Не можешь? Сообщаю, кто я. Ах, ты
меня не знаешь?! Сейчас узнаешь, я тебя сотру в порошок,
нет, даже порошка не останется... Предупреждает, что попытка
вмешательства в систему будет зафиксирована в архиве... По-
жалуйста, фиксируй: время, дата, Релонг Печник. Ну, кто пи-
сал систему? Еще и заперта. Во! Пароль-то я не знаю... В мо-
ей версии замков не было...
	В этот неподходящий момент появляется Лагранж. Он
раздал задания и пришел "наблюдать работу мастера", если,
конечно, я не возражаю. Чтобы выиграть время, спрашиваю, ра-
ботала ли Быстринка раньше. Лагранж рассказывает, а Хронг
переводит с жаргона на хрестоматийный английский. Когда Быс-
тринку установили, прогнали набор тестов. Потом компьютер
зачехлили, использовалась только батарея. Неделю назад Фрея
достала какое-то кино в нестандартной кодировке. Проще всего
было бы перекодировать на другом компьютере, бортовой "грид-
коддоид" бы мигом справился, но Фрея заявила, что Быстринка
может сразу показывать. Вскоре произошло переполнение и те-
перь все время сбои, даже тесты не проходят...
	Я пытаюсь промыть буферы, но без ключа этого сделать
не удается. Запускаю тесты. Сперва водит своей нежной ручкой
по блок-схеме и про каждый блок говорит, что все работает, и
тут же:"Проверьте меня поблочно, пожалуйста". И смотрит, ду-
ра чертова, в упор, только глазами каждые десять секунд хло-
пает. Я заново загружаю ее, поставив свой вкладыш с автор-
ским экземпляром системы. Загрузчик сообщает, что у системы
неверный пароль, поэтому запись уничтожена. Сую опять здеш-
ний вкладыш, на экране опять возникает "черноблузая" версия,
которая никак не может правильно распределить память между
своими блоками. Можно прочесть "черноблузую" как набор сим-
волов и поискать пароль...
	Лагранж мне предлагает использовать "гридкоддоид",
и я довольно быстро составляю некую гибридную версию Быст-
ринки, но из этого ничего не выходит... После второй попыт-
ки Лагранж намекает, что можно позвонить на Землю, а после
третьей говорит без обиняков:
 - По-моему, вы не запустите вашу версию иначе, как узнав
пароль. Почему бы вам не запросить вашу фирму?
	Как ему обьяснить? Кому я позвоню? Коля, наверное,
давал подписку, что с заграницей даже по телефону разгова-
ривать не будет; Павлик, конечно, ничего про новый ключ не
знает, а Шеф наложит в штаны и посоветует "разобраться, не
привлекая всю эту э-э закрытую документацию". Сразу в эн
плюс первый отдел? Так они и рвутся все разглашать...
	Лагранж, кажется, интерпретирует мое молчание как
желание скрыть профессиональный секрет и меня оставляют од-
ного. Если бы можно было угадать пароль! Ведь он, скорее
всего, не был получен с помощью генератора случайных чисел:
его, очевидно, в каком-нибудь пятом отделе ставили, а они и
слов-то таких не знают.
	Раз обьясняет начальник пятого отдела, что такое яд-
реная бомба. А сперва решил напомнить, что такое атом. Ядро,
говорит, а вокруг электроны ошиваются. Кто-то спрашивает: А
что между ядром и электронами? - Как что? Воздух!.. Так вот,
надо их вычислить. Стараюсь подогреть воображение. Сидит,
например, начальник пятого отдела, а ему референт, положим,
докладывает: Вот, тут Быстринку на экспорт сделали, ваша ре-
золюция нужна. - Гда она? - Вот. - Да не бумага, а Быстрин-
ка! Это только темные академики какие-нибудь не глядя подма-
хивают. У нас какая нынче пятилетка? Количества и качества,
надо все проверить. - Она, говорит референт, у нас на закры-
той выставке стоит. Как скажете, враз отопрем и все как есть
покажем. - Веди! - приказывает начальник, извлекает из крес-
ла свой толстый зад и идет на выставку в секретный корпус.
Двери перед ним открываются, коверная дорожка под ноги ло-
жится, белоблузая Быстринка в экране светится, глупою рожей
лыбится, паспорт с фамилиями авторского коллектива выпечаты-
вает. А начальник, ну, скажем, стучит в экран пальцем: Ну,
отпирайте, раз грозились! - Еще бы, видит, там внутри что-то
шевелится... Референты, конечно, забегали, ищут соавторов
отдельских, как быть, не знают. Шутка ли, начальник дурочку
в белой блузке из экрана извлечь требует! Пока с секретуткой
договаривались, белую блузку искали, начальник руками водить
принялся: Быстринка, конечно, на ключ запираться должна, шоб
без никакого распутства. И чтобы секретные клеветнические
сведения из нее почерпнуть нельзя было, на экспорт, как-ни-
как... Но ключ пролетарским должон быть, запоминающимся. А
то что же, всеобщее равенство, а даже для меня, самого рав-
ного, то есть одного из самых равных - и то отпереть не мо-
гут... И что это на ей за кофточка такая прозрачная, надо б
поскромнее... А ключ - ну, пароль, слово какое-нибудь... Ну,
ТРУД или РОДИНА. Это правильно, что без ключа внутрь залезть
нельзя... Я и имею в виду внутрь системы... Ну, и в латин-
ском языке есть буквы как русские. Какие пролетарские слова
можно из таких букв сложить? Может, имена? ЛЕНИН - не то...
МАРКС! - Стоп, прерываю я поток фантазии, надо по ходу дела
пробовать... Ругается... АВРОРА!.. Опять не то... Заря?.. 
Нет, не так, ВОСТОК!.. Ну и считай себе на здоровье, сколько
раз я неправильно обратился, а я буду пробовать, пока не со-
тру тебя к ебанной матери... Мир, победа не годятся. Вообще
это свинство, программа не должна следить за тем, кто ею
пользуется. Ты же, сука, не человек, нахера это всеобщее
равенство? О! РАВЕНСТВО!.. Ну?.. Есть! К моим услугам, со
всеми потрохами! А теперь видишь, кто я? Паспорт, мерзавка!
Ага, нас с Павликом даже в списке авторов нету! Я так и ду-
мал! Документацию, сперва оглавление, дура!.. А то на тебя
глядеть противно: сквозь ту блузку, что я тебе делал, хоть
очертания груди было видно, и блик та блузка на подбородок
отбрасывала очень натурально, а теперь блузка матовая, а
блик остался... Эге, да у тебя даже про загрузчик есть? Все
замки взломаем... Ишь, недотрога!
	Наконец, я стираю эту черную гадину и кладу в считы-
ватель вкладыш с копией моей системы. Когда в экране появля-
ется родная Белоблузая Быстринка, мне, как отдельному чинов-
нику, хочется залезть прямо в экран, протиснуться мимо стро-
чек с фамилиями и обнять мою дорогую дурочку, но я сдержива-
юсь и прошу тесты. Сердце готово выскочить из груди, в ушах
шум. Пока Быстринка кланяется, показывая на схемах, какие
блоки и службы работают нормально, и перечисляет, что она
умеет делать, я вытираю пот, который здесь не капает, а со-
бирается в большие капли, и оглядываюсь по сторонам. Шум, от
которого можно оглохнуть, - это хохот множества глоток: шир-
ма давно убрана и мое сражение с Быстринкой наблюдает вся
детвора, и взрослые тоже; использован почти весь обьем, так
что я вижу полусферу из голов. А вдруг они подумают, что у
нас так и принято разговаривать с женщинами? Впрочем, Быст-
ринка - не женщина... Похоже, Фрея обеспечила синхронный пе-
ревод моих ругательств. Я чувствую себя победителем, но по-
чему-то опять краснею...
	Фрея просит прощенья: она, как педагог, должна была
использовать случай для наглядной демонстрации. Бедность и
слабое здоровье не позволяют ей вывезти учеников на экскур-
сию в нашу страну, поэтому приходится внимательно слушать
то, что говорят гости. Лагранжу кажется, что мне пора сде-
лать перерыв, и они приглашают меня покушать. Заодно мне
удается бесплатно искупаться. Я собирался вернуться к Быст-
ринке. Фрея провожает меня, но не в школу, а в оранжерею,
где всеми мыслимыми (и, как я до этого считал, немыслимыми)
способами "смягчает для меня здешний пещерный быт". Фрее по-
могают ее ученицы, так что я несколько раз теряю сознание.

	Конец нашим играм кладет огромный волосатый мужик.
Он врач, его зовут Вагус. Ему Клара наябедничала. Вагус об-
ругал Фрею русскими словами, которые я имел неосторожность
употребить по отношению к Быстринке, и уволок меня в гости-
ницу. Здесь прохладнее, Вагус одевает некое подобие костюма
не то из марли, не то из бумаги. Мне становится зябко, и я
надеваю все, что у меня есть. Вагус задвигает меня решеточ-
кой в спальной нише и начинает расспрашивать о здоровье,
жизни, работе. Плохо понимая, что со мной творится, я сыплю
цитатами из инструкции по общению форма 77713 и даже не могу
развести руками, когда Вагус недоверчиво ухмыляется. Его на-
ивные вопросы постепенно выходят из области, предусмотренной
инструкцией; Вагус, почувствовав брешь, оживляется. Чтобы не
запутаться в противоречиях, перевожу разговор на  SR . Вагус
старожил, ему есть, что рассказать. Иногда я прошу его гово-
рить медленнее, но это мало помогает.
	Станцию SR строили для ремонта спутников. Собственно
станции не было, только ходовая рубка, двигатель и ангар.
Еще собирали крупные установки, которые доставлялись по час-
тям. Ангар не был расчитан на давления порядка атмосферного,
защищал только от холода и жары, работали в скафандрах. Ко-
гда Гелиограф столкнулся с каким-то мусором (слышали про эту
катастрофу?), жилой отсек уцелел, но шлюзовая камера отсут-
ствовала. Жилой отсек поймали, заключили в ангар, но толку
от этого было мало: скафандры были снаружи, а люди внутри.
Вайлд выпустил в ангар почти весь кислород, и ангар не лоп-
нул. Солнечникам сказали, чтобы открывали люк, а они боя-
лись: видели в иллюминаторы людей в скафандрах. Тогда Вайлд
вышел к обломку в трико и, задыхаясь, стал плевать в иллюми-
натор. Солнечники обиделись и вышли. Крут и остальные прита-
ились, чтобы их из обломка не видели, они тут же всех в шлюз
покидали, спасли. А Вайлд запомнил, что в Малый ангар можно
выходить без скафандра... Большого тогда на было...
	Началась кампания по борьбе с мусором. Из мусора же
собирали дополнительные помещения для  SR , здесь организо-
вали монтажный практикум для молодых пилотов. Раз в год весь
персонал превращался в педагогов. Когда Совещание по Освое-
нию признало монтажную практику факультативной дисциплиной,
демонстрационный зал с огромными иллюминаторами превратили в
оранжерею. Для работы в оранжерее Крут запросил женский пер-
сонал, рекомендовал Клару и Фриду. В Центре обрадовались,
что SR будет легче снабжать, какое-то время так и было. По-
том Клара родила Фрею. Хоть Клара и отказалась вернуться на
Землю, Круту пришлось выписать Виолету. Места хватало... За
три года родилось еще четверо детей... Нет, с антибеби ниче-
го не происходит, скорее, с психикой... Крут предписывал ан-
ти-беби специальным приказом. Его пришлось отменить, он все
равно нарушался... Медкомиссия признала двух-трех-летних
крошек, которых мамы привозили на Землю, неполноценными:
вестибулярный аппарат, вены, рефлексы и прочее. Круту была
предписана своевременная эвакуация беременных. Виолету на-
сильно отправили, она чуть с ума не сошла, с огромным трудом
вернулась... Узнав, что возвращаться будет трудно, женщины
отказывались покидать станцию...
	Опять вошли в моду летающие форты. Правительства ма-
лых стран - от королевства Умбу-Юмбу до республики Каннибас
- стремились иметь убежище вне земли, хотя бы для военного
командования и членов правительства. Круту предложили эваку-
ировать всех женщин и детей, ликвидировать оранжерею, доу-
комплектовать персонал молодыми специалистами по выбору с
тем, чтобы в несколько раз увеличить выпуск фортов. Ознако-
мившись с программой, Крут заявил, что собирается выполнить
ее прежним составом. Газеты и телевидение ругали Крута, что
он калечит и развращает малолетних, заставляет работать бе-
ременных и т.п., особенно надрывался "Красный Крест". Центр
снял Крута с должности "за злостное нарушение санитарных
норм и невыполнение приказов". Капитаном назначили пилота с
Ориона, его звали Флек. Флек сказал, что принимает  SR при
условии, что ему разрешат использовать хотя бы стерилизован-
ных женщин. В Центре пошли навстречу. Когда Флек прибыл на
военном транспортнике, он предложил женщинам либо покинуть
станцию вместе с детьми, либо подвергнуться стерилизации.
Фрея, тогда еще пятилетняя девочка, предложила Флеку перво-
му подать пример. Флек обиделся и ушел на транспортник про-
верить порядок выгрузки. Крут дождался, когда погрузят топ-
ливо и продовольствие, а затем отстыковался, оставив шлюзо-
вую камеру вместе с дежурившей там охраной у транспортника.
Оказалось, транспортнику подставили для стыковки не собст-
венно SR, а только что оконченный форт. Крут поставил ульти-
мамум: либо мы сами по себе, заключаем контракты, либо вы
нас уничтожаете, но тогда вам придется платить неустойку
республике Каннибас и прочим. От Крута отстали, когда он по-
обещал, что станция исчезнет с политической сцены: никаких
заявлений, пресс-конференций, экскурсий.
	Была борьба за выживание. Програма была расчитана на
30 человек, а выполняли ее семеро. Правда, потом уже дети
помогали. Удалось подобрать давление, при котором еще поче-
му-то не лопался ангар, но уже не вскипала в сосудах кровь.
Дышать было трудно, но работа ускорилась. Тогда даже на Ори-
оне не могли монтировать громоздкие конструкции без скафанд-
ров... Конечно, несчастные случаи, болезни... Виолета и Кил-
гор погибли... Хронг и Лагранж уже не могут в ангаре рабо-
тать, да и старина Вагус сдавать стал... Но теперь, вроде,
дело идет... Большой ангар построили, школу, библиотеку...
Фрею на Землю учиться отправили. Шесть лет маялась, окончила
с отличием, преподает... Оранжерею расширили, есть, где де-
тям поиграть... На молодых надежда... Если не перессорятся,
конечно...
	Пищит телефон. Лагранж спрашивает меня о самочувст-
вии и говорит, что уже кино на Быстринке крутили. Работает,
говорит, только скорость увеличить не удается, по паспорту
вдвое можно. Ясно, не удается, я сам блокирвку ставил...
Лагранж спрашивает, у меня ли Вагус, но Вагуса уже нет, он
исчез, едва услышал свое имя... Передо мной на залитой солн-
цем лужайке стоит хрустальный дворец...

	Проснувшись, я долго не могу открыть глаза. Правиль-
но ли я себя вел? Что я еще мог сделать? Привести быстродей-
ствие в соответствие с паспортными данными я не могу. Пони-
мая, что это будет ловля блох, я все-таки сажусь и расклады-
ваю бумаги. Можно бороться за какие-то проценты...
	Я отодвигаю шторку и смотрю в иллюминатор. На Земле
много облаков, и я никак не могу узнать материк, висящий
надо мной... То есть плывущий подо мной... Если бы спрыгнуть
отсюда, убежать... Впрочем, это, кажется, океан... Я огляды-
ваюсь и вижу ведьму в купальнике. Клара смущена.
 - Я пришла вас будить... Так Вагус сказал... Вы работали?
 - Я уже перестал...
 - Я вам помешала...
 - Я не работал, когда вы пришли.
 - Десять часов назад... Я привела Вагуса... Но это было
опасно!.. И не только для вас. Вы знаете, какое кино крутили
дети, как только вы починили компьютер?.. Игры обезьян в пи-
томнике! Это им Фрея подсунула. Сумасшедшая девчонка! А кто
не досмотрел сразу, помчался за вами в оранжерею.
 - И что случилось?
 - Ничего на этот раз. Бог миловал.
 - Вы же говорили, что у вас так принято...
 - Все имеет свои пределы. У Розы, например, кровь плохо
свертывается... И потом, я ведь родилась на Земле, а не в
этом... Содоме!
 - Как вы вчера обьяснили, я понял, что в рай попал. Работа
близко, с любимым встречаться - от людей не надо прятаться.
 - Вонь, грязь везде.
 - Все под боком, по магазинам не ходить... В оранжерее за-
горать можно.
 - Иллюминаторы из свинцового стекла...
 - Но вы же можете вернуться на Землю.
 - Я и так каждый год возвращаюсь. Даже дочку брала, так та
еле ходить научилась.
 - Но ведь научилась?
 - Кому она нужна, калека?
 - Фрея?
 - Конечно! Это она здесь хорошо смотрится... Так и умрет в
нашем гробу.
 - Но вы-то можете вернуться?
 - Я не брошу любимых людей.
 - А они не уедут?
 - На Земле мне не дадут любить их... всех.
 - Я думал, это относится только к нашей стране.
 - Крут не может вернуться. Я не брошу его после того, что
он сделал для Фреи и Конрада... Здесь мы хотя бы делаем, что
хотим.
 - Но почему вы не рады свободе?
 - В тюрьму хоть воздух с воли доходит. Меня однажды от вони
прямо в скафандре вырвало.
 - Откуда в скафандре вонь?
 - Ну, из-за Вагуса еще. У нас тела Виолеты и Килгора замо-
рожены, тканевый фонд... Так он, оказывается, по кусочку от-
резал и мне в еду добавлял, когда я Конрада носила. Круту
тогда как раз в кредитах отказали, а Вагус вбил себе в голо-
ву, что мне обязательно нужен животный белок... Мало нам лю-
доедов из развивающихся стран... Мясник!..
 - Клара, Вагус о вас в таком тоне не говорил.
 - Конечно. Он только про себя всегда говорит. И про Вайлда
тоже. Мы с Вайлдом, мы с Вайлдом...
 - Мне он рассказал только, как Вайлд в иллюминатор плевал,
чтобы солнечников из обломка спасти.
 - Они оба плевали, но Вайлд в трико был, а Вагус только за-
брало у скафандра открыл, плюнул и опять закрыл, но там уже
отпирали... А потом всех, кто оттуда показывался, стал в
тамбур закидывать... будто трупы!.. И Вайлда тоже...
	Далее следует поток незнакомых слов.
 - Клара, я вас не понимаю.
 - Извините. Вы знаете, какая основная работа в оранжереях?
Приготовление и закладка компоста. Само ничего не растет. И
для этого Крут с Вайлдом выписывали женщин!.. А Вагус только
потом зайдет пробу на патогенность взять и дезодоратором по-
прыскать...
 - Клара, вы пришли, чтобы извиниться за себя и обругать ва-
ших друзей?..
 - Я больше не буду. Меня Фрея из себя вывела. Достала на
Орионе это дурацкое кино и теперь с учениками разучивает.
Сейчас из ангара кислород откачивают, все по оранжерее шата-
ются, а они разучивают.
 - Это плохо?
 - Мы работали, как проклятые, чтобы Фрея могла вернуться на
"волшебную гору", где она не урод, а верх совершенства...
 - Нет, это вы - верх совершенства!..
 - Я вам все еще нравлюсь?..
 - Конечно, моя девочка!
	Она действительно розовеет и чудесным образом пре-
вращается в аппетитнейшую пышку...

 - Вы скоро уедете...
 - Я не знаю, когда транспорт.
 - Крут уже комиссию пригласил. Через 32 часа будут. Прове-
рят, банкет и все.
 - Меньше двух суток...
 - Вы еще не все сделали?..
 - Быстринка не обеспечивает паспортного быстродействия.
 - Она даже кино показывает.
 - Да, но скорость...
 - Фрея обойдется. В конце концов, ей нужны только учебные
фильмы.
 - Честь фирмы...
 - Вы прекрасно продемонстрировали, когда воевали с той ба-
бой в черном.
 - Она не человек, а система. Даже не она, а оно.
 - Извините... Я слышала, для сотрудников ваших стран требу-
ется какая-то бумага. Я могу помочь вам ее составить...
 - Отзыв о работе...
 - Сейчас напишем!
 - У меня есть бланк... А еще "информационный листок"...
	Довольно скоро нам пришлось пойти в библиотеку, Кла-
ра не может ответить на большинство вопросов. И подписи нуж-
ны. Нам на помощь приходит Лагранж, потом еще Фрея. Все за-
полнили и даже прихлопнули печатью. Фрея спрашивает про лек-
цию. Вспоминаю: "Всемерно оказывать содействие дальнейшему
распространению пролетарского мирозвоззрения, пропагандиро-
вать новейшие достижения...". Прошу часов 10 на подготовку.
Нашел в библиотеке сборник "The USSR in the development. -
Moscow, Politizdat" и еще такой ерунды. Хотел цифры привести
про миллионы и миллиарды всего-всего-всего, древние показа-
тели с нонешними сравнить, чтобы стало ясно, что в последние
годы скорость увеличения темпов роста ускорения научно-тех-
нического прогресса особенно подскочила. Выписки сделал. Хо-
чу сравнить с буржуями, нашел "The crash of the imperialism
- Moscow, Politizdat". Тоже выписал, сравнил. Проверяю знак
"Copyright" - не подделка. М-да... Не буду цифры приводить.
Подготовил список фраз, чтобы не запинаться. Время осталось,
стал журналы с картинками смотреть. Решил, что позы кажутся
нарочитыми из-за статичности. Хронг нашел мне кино на эту же
тему; конечно, живее. Фрея впорхнула, сказала, что у обезьян
все гораздо естественнее. Показала кино, которое Клару из
себя вывело. По-моему, ничего особенного. Просто дети живот-
ных не видали...

	Приходим на урок. Фрея обьясняет, что, поскольку она
ничего путного про Россию не знает, пусть я расскажу. Педа-
гогу так в некомпетентности признаваться! Но виду не подаю,
вспомнил, как учитель военного дела говорил:"Запишите: пря-
мой угол - сто градусов". И стоял насмерть. А на следующий
день согласился: "Да, я ошибся. 90о. А 100о - запишите пожа-
луйста - это температура кипения воды".
	Начал с истории. Раньше была эксплуатация, а теперь
- всеобщее равенство. Строим новое общество; крепим военную
мощь, чтобы дать отпор; боремся за мир, преобразуем природу,
ставим ее на службу человеку. Досрочно перевыполняем планы,
делаем экономику все более экономной, а демократию - все бо-
лее социалистической. Хотел еще сказать, что мы - как маяк
для других стран, но застеснялся как-то, да и кончать пора.
 - А когда вы всю природу преобразуете, кислород и воду тоже
станете получать в оранжереях с замкнутым циклом?
 - Нет, мы природу совершенствуем, чтобы питьевой воды хва-
тало. А кислорода в атмосфере еще надолго хватит.
 - Правда ли, что у вас сохранились целые озера питьевой во-
ды?..
 - Конечно. Но на всякий случай состояние воды контролируют:
снимают масляную пленку, осаждают, аэрируют, отстаивают,
связывают органические примеси, фильтруют, хлорируют и толь-
ко потом - в водопровод. Сейчас установлено, что от хлора
разрушаются зубы, так что хлор будут заменять фтором, хоть
это и дороже. У нас во всем - забота о человеке.
 - Зачем вы план перевыполняете? Вот если нам досрочно горю-
чее или монтажные блоки поставят - где для них место искать?
 - На Земле обычно достаточно места и можно построить склад.
 - То есть перевыполнение должно планироваться заранее?
 - Обычно склад уже есть и перевыполнение приближает нас к
всеобщему изобилию. Конечно, борьба за перевыполнение начи-
нается задолго до срока. 
 - С кем приходится бороться? С теми, кто не хочет всеобщего
изобилия?
 - Я перепутал слова... Я имел в виду работу, чтобы перевы-
полнить план.
 - Как вам удается складировать такие вещи, как сверхплано-
вую электроэнергию, о которой вы говорили? Или тоннокиломет-
ры перевозок?
 - Перевыполнение означает, что какие-то дополнительные по-
требности будут удовлетворены. Большее количество людей смо-
гут достать билет и поехать на отдых. Кому-то достанется де-
фицитный товар.
	Фрея обьясняет: В их стране отдых гарантирован каж-
дому. Во-всяком случае, право на отдых. Поэтому надо перевы-
полнять план.
 - Означает ли это, что дефицит планируется?
 - Потребности обычно развиваются быстрее, чем возможности.
Но это противоречие и является источником развития общества.
 - Чем больше несоответствие спроса и предложения, тем быст-
рее развивается общество?
 - Я не это имел в виду... Нужен какой-то стимул...
 - Какие товары дефицитны?
	Говорю про все более полное удовлетворение потреб-
ностей. Признаюсь что в принципе дефицитным может оказаться
любой предмет, особенно продукты питания; но обычно очередь
за импортными товарами и у автозаправочных станций. Подчер-
киваю, что трудности с горючим в других странах начались
раньше, чем в нашей. А вообще-то продуктов хватает, и всегда
можно успеть в магазин, пока товар есть. Во всем виноват
ажиотажный спрос. Еще сдуру упомянул очередь на жилую пло-
щадь и в детский сад.
 - Почему у вас измеряют жилую площадь, а не полезный обьем?
 - Такова специфика жизни на Земле. Конечно, желательно,
чтобы расстояние от пола до потолка было больше человеческо-
го роста. Поэтому квартиры с высокими потолками особенно де-
фицитны.
 - Расскажите про очередь в детский сад. Дети одни стоят или
с родителями?
	Приходится уточнять. В очереди на жилую площадь сто-
ят годами. Так же и в детский сад. Не надо думать, что у за-
пертых дверей детского сада стоит вереница детей. Пусть ко-
му-то надо устроить ребенка в детский сад. Он оформляет на
работе ходатайство и пишет заявление. Когда заявление приня-
то, он только иногда приходит и узнает, не подошла ли оче-
редь. Так же и с жилой площадью. Если в семье меньше пяти
квадратных метров жилой площади на человека, можно пытаться
встать на очередь. Например, заключается брак и один из су-
пругов прописывает другого у себя, или рождается ребенок -
можно писать заявление и начинать оформлять документы, а ко-
гда заявление примут - просто ждать. Придет время, и супру-
ги получат новую квартиру.
 - И для этого вступают в брак? Чтобы встать на очередь и
иметь надежду получить новую квартиру?
 - Не только для этого. Это обычай, обряд. Чтобы было ясно,
кого записать отцом, если родится ребенок. И потом, брак ну-
жен, чтобы защитить права женщины в случае развода.
 - А незамужняя женщина имеет право поменять мужчину?
 - Конечно. Но брак помогает установить справедливость в
этом случае. Если женщина разводится с мужем и у нее ребе-
нок, бывший муж будет платить пособие, "алименты", чтобы
женщина могла прокормить себя и ребенка.
 - То есть брак заключают, когда партнеры не доверяют друг
другу?
 - Бывают ошибки.
 - Но разве у вас женщины не работают?
 - Женщина с ребенком не может работать в полную силу, осо-
бенно, если еще не подошла очередь в детский сад.
 - Но ведь у вас почти все бесплатное - воздух, вода. Навер-
ное, женщине достаточно несколько часов в неделю работать.
 - Мы к этому стремимся, но это, так сказать, в светлом бу-
дущем.
 - Таким образом, ваше общество является обществом светлого
будущего? - это уже Лагранж встревает, чтобы хоть как-то
подытожить.
 - Конечно, у нас все подчинено светлому будущему.
	Я уже исчерпал все заготовки. К счастью, вопросы
увяли; Фрея благодарит меня за помощь и предлагает покушать.
Клара и Фрея обсуждают мой доклад. По-моему, они ничего не
поняли. С таким же успехом я мог бы рассказать, что мы ездим
на динозаврах, а на обед глотаем сабли...
	Когда я достаточно подкрепился, Клара ведет меня на
экскурсию. Я уже мало что понимаю и думаю только о том, как
бы не растерять мои бумажки. Под конец Клара дарит мне на-
шлепки в мочку уха, вроде сережек. Уши она мне в первый же
день, оказывается, продырявила, и уже можно вставлять. Каж-
дая нашлепка пополам разнимается, каждая половинка - и при-
емник, и передатчик. Я должен всем членам моей семьи по по-
ловинке в ухо вставить, и мы на волне SR за километры пере-
говариваться сможем.
 - А мы вам не помешаем?
 - Нет, передатчики же слабые. Разве что мы - вам. Но это
даже хорошо, я иногда вам привет слать буду. А чтобы ваша
жена не обижалась, я ей подарю вот это (купальник из четы-
рех кружевных треугольничков). Она примерно моей комплекции,
не так ли?
	Еще Клара пожалела, что я праздник не увижу: как ра-
боту сдадут, в Большом ангаре игры устраивают. Пыталась
сперва словами обьяснить, потом запись показала. Раскрашен-
ные люди играют в салочки, разыгрывают пантомимы и ловят
друг друга огромным сачком. Кино мне понравилось; Клара за-
писала его на мой вкладыш. Там еще осталось место и я доба-
вил те записи, которые мы смотрели вместе с Фреей...

	В гостиницу набилось народу. Крут и Вайлд, напялив
мешковатые костюмы, говорили с представителями компании, за-
казавшей только что оконченный причал. Я понял только, что
работа принята и белозубый здоровяк поздравляет всех с ус-
пешным окончанием сборки. Я был лишним. Закрылся в каюте и
доел остатки шоколада. Вышел только к отправлению. Приземли-
лись нормально.
	Билет зарегистрировал так, чтобы улететь через три
часа, я решил, что больше все равно без еды не протяну. По
Эксплотауну погулял. Очень хотелось зайти если не в кафе, то
хоть в продуктовый магазин и чего-нибудь сьесть, но я сдер-
жался и купил джинсы, спортивные тапочки, пеструю кофту,
майку с игривым рисунком, часы с калькулятором, несколько
ручек, журнал мод, журнал для мужчин, газету и карандаш. На
моем жетоне не осталось ни цента и я поплелся на посадку.
Еле дошел.
	В самолете дали бутербродик и рюмку минеральной во-
ды, только желудок раздразнили. Я сообразил, что тапочки на-
до обуть, чтобы не подумали, будто на продажу везу. Часы на
руку одел. Подумал, и напялил и майку, и кофточку. Надо бы
еще джинсы одеть, но сил уже нет. Как вышел из самолета, в
грязноватую лужицу на сантиметр зашел, чтобы тапочки новыми
не казались. На таможне спросили, в каком формате на вклады-
шах записи (а я еще зачем-то "черную" версию Быстринки как
трофей вез) и "сережки" снять попросили. Подарки Клары, жур-
налы и газету конфисковали, вкладыши, как я потом обнаружил,
затерли. Еще хотели джинсы отнять, мне нечем было платить
пошлину, но потом пожалели. Просили только на работу зайти,
сегодня же, я в пятом отделе кому-то срочно нужен.
	Еще проблема встала: денег ни копейки. Имелось в ви-
ду, что, когда я жетон сдавать буду, мне остатки валюты об-
ратно в наши деньги переведут. Пришлось "зайцем" ехать. Дома 
выжрал все, что было, выгреб из старых штанов монеты и в пя-
тый отдел потащился. Там две тетки стали расспрашивать, про-
сят при них, тут же, письменный отчет составить, пока, дес-
кать, я не забыл. Часть бумажек, к счастью, у них останется,
а остальные надо опять подписывать в агенстве по охране
гражданских прав, регистрировать в обществе интернациональ-
ной дружбы и по институту бегать оформлять; но это я завтра
делать буду, сегодня я еще в командировке. Отчет теткам не
понравился, мало. Стали вопросы задавать и требуют, чтобы я
ответ записывал. Я отказался, устал, дескать, тогда они сами
писать стали. Форменный допрос! Руки у них трясутся, глаза
горят: подробнее, подробнее! Меня шатает, есть опять захоте-
лось, вот-вот сознание потеряю, а они кричат над ухом: Вы
что, не слышите?! - а я молчу... Обтерли мне лицо мокрым по-
тенцем и прочли лекцию, что моим домашним и сослуживцам рас-
сказывать. Вышел какой-то изжеванный. Меня уже не радовали
ни часы на руке жены, ни кофточка на дочке (постирали - се-
ла, смотрится изумительно). Тапочки и майка сыну впору ока-
зались. К ним в комплект пришлось и джинсы отдать. И замеча-
тельные ручки всем раздал, а себе даже две оставил...
	Через пару дней я представил, что Клара будет пере-
давать мне нежные слова, а "сережки" будут в ушах какого-ни-
будь ответственного сотрудника, и сразу отправил Кларе пись-
мо, в котором по возможности мягко все обьяснил; потом еще
одно. Вскоре мне пришлось уйти с прежней работы и сменить
адрес, так что ответа я не получил...
						1984-1985.