Версия для печати

Джефри КОНВИЦ
СТРАЖ  1-2

СТРАЖ

Джефри КОНВИЦ



ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.org.ru


ПРОЛОГ

   Iа столе лежала  папка,  в  правом  верхнем  углу  которой  печатными
буквами было выведено:
   ЭЛИСОН ПАРКЕР.
   Холеная рука, державшая  листок  бумаги  с  подробным  жизнеописанием
Элисон Паркер, открыла папку и вложила туда листок.
   Поверх папки Паркер легла еще одна - с  надписью  ТЕРЕЗА.  Настольная
лампа погасла.

Aeaaa 1

   Oакси катилось по 1-й авеню мимо  здания  ООН,  мимо  моста  на  59-й
улице, мимо многочисленных баров. Погруженная в свои мысли, она склонила
голову на  стекло.  Неужели  это  действительно  произошло?  Или  сейчас
раздастся звонок будильника, она проснется, щурясь от  солнечных  бликов
на закопченных окнах, и в тот момент,  когда  будет  сбрасывать  в  себя
одеяло и вытирать испарину со лба, осознает, что  все  четыре  последних
месяца были лишь кошмарным сном. Все, что она перенесла и увидела за это
время больница, похороны, страдание и  отчаяние,  ожидание,  а  порой  и
желание смерти отца, - все  рассеется,  подобно  миражу.  Это  было  уже
однажды, семь лет назад, когда  она  ушла  из  дома,  как  ей  казалось,
навсегда. Она усмехнулась. Нет,  как  ни  тяжело  в  это  поверить,  все
произошло в действительности. Закрыв глаза, она размышляла о  Нью-Йорке.
Не такое уж и плохое место, если привыкнуть. Здесь она  была  счастлива.
Если на то пошло, она и помыслить  не  могла  о  возвращении  в  Индиану
тогда, в июле. Выскочив из душа, задыхаясь, она сняла телефонную  трубку
и услышала умоляющий, плачущий  мамин  голос:  "Он  умирает.  Приезжай".
Можно было отказаться? Наверное. Каждая  клеточка  ее  тела  противилась
этой поездке. Но если бы она тогда оставила маму одну, она  в  жизни  бы
себе этого не простила. Она должна была вернуться, плюнув на  все.  Даже
на Майкла. И нечего часами перебирать в памяти все последующие  события.
Она выжила - физически и духовно - и это главное. Все позади.
   Такси  свернуло  на   71-ю   улицу   и   подъехало   к   современному
тридцатиэтажному зданию.
   Дверь распахнулась, появился привратник.
   - Мисс Паркер! - радостно воскликнул он.
   - Здравствуйте, Джордж, - сказала Элисон, улыбаясь.
   Она была красива. Высокая и стройная. С шелковистой кожей и  длинными
темными волосами, струящимися по плечам до  середины  спины.  С  изящным
носиком и необычайно  синими  глазами.  Элисон  выглядела  моложе  своих
двадцати шести лет.
   - Как вас долго не было, - сказал Джордж.
   - Да, долго, - улыбнулась она. Джордж всегда так любезен  и  искренне
внимателен. Он нравился ей. - Почти четыре месяца.  -  Элисон  вышла  из
машины и пошла по направлению к дому. - Ну, как вы  здесь  поживаете?  -
спросила она.
   - Прекрасно, - ответил привратник, наклоняясь над багажником.
   - Как ваша семья?
   - Хорошо, очень хорошо. - Он принялся вынимать ее багаж.  -  Я  часто
спрашивал мистера Фармера о вас.
   - Надеюсь, он говорил только хорошее?
   - Самое что ни на есть лучшее, - улыбнулся Джордж; его мощные мускулы
напряглись под тяжестью багажа.
   "Надо не забыть дать ему хорошие чаевые, - подумала Элисон, -  просто
в  знак  дружеского  расположения.  И  поблагодарить  Майкла  за   столь
несвойственное ему проявление нежности и благоразумия".
   - Мистер Фармер дома? - спросила она. Конечно же, он дома. Ждет. Ведь
сегодня день ее возвращения.
   - Нет, он вчера уехал из города.
   - Как? - Когда они в последний раз разговаривали по телефону, он даже
не упоминал об этом.
   - Он оставил для вас записку. И велел передать, что вы можете жить  в
его квартире.
   Они вошли в дом. Джордж опустил багаж  на  пол,  вернулся  к  машине,
принес два оставшихся  чемодана,  поставил  их  рядом  с  предыдущими  и
скрылся за дверью В маленькой комнатке. Мгновение спустя он  появился  с
конвертом в руках.
   -  Мистер  Фармер  велел,  чтобы  я  лично  передал  это  вам.  -  Он
поклонился, явно довольный своей исполнительностью.
   Элисон с благодарностью улыбнулась и взяла конверт. Быстро  надорвала
его, вынула записку и прочла:

   Элисон!
   Прости, что не смог встретить себя. Вынужден был в пятницу  уехать  в
Олбани. Дела. Буду во вторник. Увидимся.
   Майкл.
   Р. S Позвоню вечером в субботу.

   Она сложила листок и спрятала в сумочку. Да,  это  в  духе  Майкла  -
исчезнуть именно тогда, когда  она  больше  всего  нуждается  в  нем.  И
оставить записку, больше напоминающую  телеграмму.  Коротко.  Ясно.  Без
малейших эмоций. В этом он весь. Пытаться изменить его бесполезно, да  и
не нужно. Если бы Элисон задумалась на эту тему, то скорей всего  пришла
бы к выводу, что именно в этой манере общения - деловой, лаконичной -  и
заключен секрет обаяния Майкла.  И  как  приятно  порой  заставлять  его
сбрасывать маску и обнажать свои  столь  тщательно  скрываемые  чувства.
Помолчав с минуту, Элисон обернулась к Джорджу.
   - Поможете мне с багажом?
   - Конечно, мэм, - ответил он, легко подхватил  чемоданы  и  пошел  по
направлению к лифту. -  Мистер  Фармер  говорил,  вы  съехали  со  своей
квартиры.
   - Да, ведь я не  знала,  на  сколько  уезжаю.  Так  было  удобнее.  -
Помолчав, Элисон добавила: - Завтра утром собираюсь начать искать новую.
Хорошо бы, в каком-нибудь старом доме.
   Она нажала кнопку лифта и наблюдала, как огонек перемещается по шкале
вниз от цифры "7".
   - Погода стояла плохая, - сказал Джордж. - Дожди лили, и холод как на
Северном полюсе.
   - Я знаю.
   - Вам повезло, что вас здесь не было.
   - Да, - согласилась Элисон, хотя дома было, пожалуй, еще дождливее  и
холоднее.
   Они вошли в подъехавший лифт. Кабина мягко поднялась на десятый этаж.
Джордж отпер дверь квартиры 10-Е.
   Элисон щелкнула выключателем.
   - Положите все просто на пол. Я разберусь. Он поставил багаж и принял
от нее пятидолларовую бумажку.
   - Спасибо Если что-нибудь понадобится, позвоните.
   Джордж вышел, Элисон заперла за ним дверь  и  тяжело  вздохнула.  Она
устала. Сегодня  был  долгий  день:  прощание,  полет,  унылый  путь  до
Манхаттена. Опершись ногой о чемодан, Элисон огляделась. Прямо перед ней
располагалась гостиная. Справа - столовая.  В  меблировке  чувствовалась
милая небрежность, присущая холостяку. Никак он не выбросит свой линялый
диван, и этот коврик,  и  дурацкий  портрет  Наполеона  Бонапарта.  Надо
непременно поговорить с ним об этом.
   Элисон сняла жакет  и  туфли,  повесила  одежду  в  стенной  шкаф.  С
удовлетворением отметила про себя, что к ее вещам,  аккуратно  сложенным
несколько  месяцев  назад,  никто  не  прикасался.  Затем   повернулась,
ухватилась за два чемодана, проволокла их по  коридору,  мимо  кухни,  в
спальню и поставила на черный мохнатый  коврик  перед  ночным  столиком.
Включила настольную лампу и скинула с кровати белое  меховое  покрывало.
Оно красиво свернулось на полу.
   Кровать выглядела пустой  без  него.  Но  что  поделаешь?  В  записке
сказано, что он не вернется до вторника Элисон разделась,  приняла  душ,
залезла в постель и лежала, глядя на мерцающие  в  окне  огни,  заставив
себя не думать о Майкле. Выключила лампу и стиснула пальцами  висящее  у
нее на  шее  распятие.  Она  прижала  крест  к  губам  и  погрузилась  в
воспоминания.

***

   Элисон  решила  не  идти  с  похоронной  процессией  на  кладбище   и
возвратилась в старый дом. Она неважно себя чувствовала Это началось еще
в больнице, за час до того, как он умер. И ей  становилось  все  хуже  и
хуже. Головная боль переросла  в  мигрень;  казалось,  будто  внутри  ее
черепа молот бьет по наковальне. Головокружение привело к полной  потере
ориентации в пространстве. Она пропустит похороны. Так же, как  когда-то
давно пропустила церковную  службу,  категорически  отказавшись  идти  в
церковь. Никакие правила приличия сейчас не имели значения. Все  поймут.
История семьи ни для кого не была секретом. Элисон нуждалась в отдыхе. К
тому же это был удобный случай для того, чтобы  вернуть  себе  распятие.
Дом будет пуст. Она беспрепятственно нарушит владения  своего  прошлого,
повинуясь этому странному порыву  к  искуплению,  преследовавшему  ее  с
самого возвращения домой, все  мучительные  дни,  наполненные  ожиданием
смерти отца.
   Она молча постояла на крыльце, прежде чем открыть дверь. Затем  вошла
внутрь  и,  поднявшись  по  лестнице,  очутилась  в  тускло   освещенном
коридоре, упиравшемся в глухую серую стену.  Справа  от  нее  находилась
тяжелая дверь. Когда-то это была спальня родителей. В течение  семи  лет
дверь оставалась наглухо запертой.
   Вставив в замочную скважину ржавый  ключ,  Элисон  повернула  его  и,
слегка надавив, открыла дверь.  Скрип  несмазанных  петель  разнесся  по
всему дому. Охваченная ужасом, Элисон шагнула внутрь и огляделась.
   Обстановка в спальне  была  самой  простой.  В  центре  располагалась
старая деревянная  кровать.  Над  ней  -  распятие.  Слева  -  старинный
туалетный столик. Справа - шкаф. На всем лежал толстый слой пыли, мебель
была затянута паутиной.
   Элисон шла, еле передвигая ноги.  Слабея  при  воспоминании  о  своем
бегстве через эту комнату много лет назад.
   В памяти оживали мертвые голоса.
   Их смятение.
   Полиция.
   - Элисон, скажи нам, что случилось. Мама плачет.
   - Что случилось? - Мама спрашивала  снова  и  снова,  пока  слова  не
превращались в полную бессмыслицу.
   - Я не знаю.
   - Скажи мне. Слезы.
   - Пожалуйста, скажи мне. И, наконец, - правда. Доктора.
   - Почему ты выбросила распятие, Элисон?
   - Потому что.
   - Потому что.., что?
   - Оно было грязным. Все было грязным.
   - Но это не так, Элисон.
   Молчание.
   - Ты же знаешь, что это не так. Давай  еще  раз  поговорим  об  этом.
Поговорим обо всем этом еще раз.
   - Нет.
   - Да.
   - Я не могу. Я хочу умереть.
   Элисон услышала свой собственный плач  в  тот  момент,  когда  лезвие
разрезало запястье. Дальше - ничего.  Она  огляделась.  В  комнате  было
тихо, голоса смолкли, на мгновение возродившееся прошлое умерло снова.
   Она подошла к туалетному столику, уставленному фотографиями в рамках.
Взяла несколько, быстро просмотрела и поставила на место. Шаря по столу,
Элисон наткнулась на какую-то коробочку за фотографией Багля, их черного
ньюфаундленда, который умер много лет  назад.  Открыв  ее,  она  увидела
лежавшее  на  кусочке  ткани  распятие  размером  с  серебряный  доллар.
Охваченная дрожью, Элисон осторожно достала его. Как давно  она  держала
его в руках в последний раз! Распятие выглядело таким же. Фигурка Христа
не повреждена, цепочка цела. Немного, быть  может,  потускнело,  но  это
немудрено, ведь семь лет прошло.
   Шаря глазами по пустой комнате, Элисон  повесила  цепочку  на  шею  и
принялась было застегивать ее, но помедлила.
   "Отец мертв", - сердито сказала она самой себе.
   Затем щелкнула застежкой и посмотрелась  в  зеркало.  Распятие  легло
именно так, как нужно. Приятно было ощущать его на себе.
   Сейчас, в безопасных пределах спальни Майкла, это было еще приятнее.
   Элисон повернулась на бок, зарывшись лицом в мягкие, манящие подушки.
Чувство  неотвратимости  искупления  не  покидало  ее.  Оно  -   отчасти
подсознательно - возвращало Элисон в  прошлое.  Смерть  избавила  ее  от
самого страшного позорного клейма. Остались другие Попытка самоубийства.
Гибель жены Майкла Карен со всем ее невыразимым ужасом.  Реальность,  от
которой она стремилась убежать. Пришло время примирить  свое  прошлое  с
будущим? Да. Это должно случиться. Пусть не  сразу.  Но  это  неизбежно.
Независимо от нее самой Намеренно или случайно. Сейчас, в тиши  спальни,
или совсем скоро, когда-нибудь и где-нибудь...
   Сжимая в руке распятие, она провалилась в сон.

Глава 2

   Объявление, расположенное в самом низу страницы под рубрикой "Чердаки
и складские помещения", гласило:
   Сдается  уютная  квартира  в   частично   реконструированном   старом
особняке. Занимает весь этаж. 5 комнат. С мебелью. Телефон агентства  по
операциям  с  недвижимостью  -  986-1452.  Спросить  мисс  Логан  насчет
квартиры 3-А.

***

   Странно, почему объявление поместили  на  этой  странице,  а  не  под
рубрикой "Жилье". Если бы его  напечатали  там,  где  нужно,  Элисон  не
пришлось бы терять целый день, мотаясь от  дома  к  дому,  от  агента  к
агенту. Доставая из сумочки десятицентовик  для  телефона-автомата,  она
убеждала себя не обольщаться. Квартиру  могли  уже  сдать.  Или  она  не
подойдет ей, как и прочие сегодняшние "прекрасные" варианты.
   День начался неудачно: она слишком поздно проснулась. Хотя  спала  не
так уж много. Ночью Элисон два раза вставала: один раз, чтобы сходить  в
туалет. Другой - поискать что-нибудь от изнурительной тяжести в  висках.
Нервное напряжение, явившееся причиной жутких мигреней и головокружения,
только лишь начинало ослабевать, и Элисон была готова к тому, что  время
от времени будет плохо себя чувствовать. Как ни странно,  аспирин  почти
не помог. Боль преследовала ее  во  сне,  усилилась  к  утру  и  немного
успокоилась, лишь когда она вышла на улицу. К полудню боль исчезла, и от
нее осталось лишь воспоминание к тому моменту,  когда  Элисон,  найдя  в
аптеке телефон-автомат, набрала указанный в  объявлении  номер  и  после
краткой беседы с мисс Логан пошла  по  направлению  к  74-й  улице,  где
располагалось ее агентство. Она открыла входную дверь, прочла табличку -
других контор тут не было - и  поднялась  по  покосившейся  лестнице  на
второй этаж. Увидев  раскрытую  дверь  кабинета,  заглянула  внутрь.  За
столом сидела женщина, погрузившаяся в  изучение  стопки  документов.  -
Мисс Логан? - спросила Элисон.
   - А вы - мисс Паркер, - отозвалась та глубоким контральто. Одета  она
была опрятно, но старомодно.  Как  и  подобает  почтенной  старой  деве.
Прямая осанка;  прическа,  каких  давно  уже  не  носят;  пресное  лицо,
лишенное всякого выражения. - Садитесь, пожалуйста,  -  пригласила  она.
Наклонилась вперед, убрала со стоящего рядом  стула  какие-то  бумаги  и
положила их на уже заваленный стол.
   - Спасибо, - поблагодарила Элисон, входя и присаживаясь.
   Мисс Логан торопливо раскладывала документы по стопкам.
   - Я уже собиралась уходить, когда вы позвонили. Не люблю засиживаться
здесь по воскресеньям, так что хочу поскорее навести  порядок.  Надеюсь,
вы не возражаете?
   - Разумеется, нет. Я не слишком...
   - Что вы, что вы, все в порядке.
   - Все равно, спасибо, что задержались ради меня. Описание квартиры  в
объявлении выглядит заманчиво. Я не хотела ждать до  понедельника  из-за
боязни упустить ее.
   - Понимаю.
   - По телефону ваш голос  звучал  неуверенно.  Квартира  действительно
неплохая?
   - Надеюсь.
   - Надеетесь? - изумилась Элисон. Мисс Логан пожевала губами.
   -  Хозяин  собирался  прекратить  печатать  объявление.  Ни  один  из
претендентов ему не понравился. Мы уверяли, что сумеем найти  подходящих
жильцов, но он заупрямился и решил вовсе отказаться от сдачи квартиры.
   - Может, он передумал?
   - Позвольте мне взглянуть на объявление. Элисон протянула мисс  Логан
газету. Та прочла объявление и кивнула.
   - Значит, можно взглянуть на квартиру?
   Мисс Логан пристально посмотрела на Элисон.
   - Почему бы и нет? -  Помолчав,  она  добавила:  -  Дом  находится  в
западной части города, на 89-й улице. Довольно  старый,  но  все  еще  в
хорошем состоянии.  -  Она  пошарила  среди  бумаг  на  столе,  извлекла
какой-то документ и торжествующе улыбнулась: - Вот вопросник.  Мы  хотим
знать ваши анкетные данные - надеюсь на ваше снисхождение. А вот условия
договора, который вы должны будете подписать. - Она подала Элисон бумаги
с едва  заметным  поклоном.  -  Заранее  вас  благодарю.  Да,  когда  вы
закончите, мы поймаем такси.
   Элисон достала из сумочки ручку и погрузилась  в  изучение  вопросов.
Мисс Логан продолжала наводить  порядок  на  столе.  Несколько  минут  в
комнате царила тишина, затем она повернулась  на  стуле,  откинулась  на
спинку и заявила:
   - Вы со Среднего Запада.
   - Да, - подняла голову Элисон.
   - Чувствуется по вашему выговору.
   - Не думала, что так заметно растягиваю слова.
   - Вовсе нет, но что-то такое есть, не всякий сможет уловить.  Я  сама
из Пеории, это в Иллинойсе, но я уже  утратила  акцент.  Пятнадцать  лет
здесь живу.
   Элисон улыбнулась и вновь принялась писать.
   - Вы только приехали в Нью-Йорк?
   - Нет.
   - Не похоже. - Мисс Логан вытягивала шею, стараясь  прочитать  ответы
на вопросы анкеты. - Будете жить одна?
   - Да, - ответила Элисон, раздражаясь, что ее постоянно  отвлекают.  -
Ко мне будут приходить.
   - Я живу одна. Элисон подняла глаза.
   - Это чудесно, - заметила она.
   - Мне нравится. Свободы больше. Делаю,  что  пожелаю.  Одиночество  -
хорошая штука, когда шесть дней в неделю общаешься с  людьми  по  десять
часов подряд.
   Элисон безразлично кивнула, затем закончила заполнять анкету и прочла
условия договора.
   - Где я должна расписаться?
   Мисс Логан показала. Элисон  поставила  свою  подпись  и  вернула  ей
бланки. Та примялась просматривать их.
   - Фотомодель, - читала  она  вслух.  -  Очень  интересная  профессия.
Слава, блеск. Двадцать шесть лет. Не  замужем.  Родственников  в  городе
нет, зато имеются хорошие рекомендации. - Она  ободряюще  улыбнулась.  -
Уверена, хозяин дома останется доволен. - Она взглянула на  часы.  -  Ну
что, идем?
   Элисон встала и проследовала за хозяйкой кабинета  к  двери,  где  та
сняла с ржавого крючка старомодное твидовое пальто.
   -  Вы  уверены,  что   ходить   по   этой   лестнице   безопасно?   -
поинтересовалась Элисон лишь наполовину в шутку.
   - Абсолютно, - ответила мисс  Логан,  надевая  пальто.  -  Разве  что
страшновато немного. Но без риска жизнь скучна. -  Она  вышла  вместе  с
Элисон и захлопнула дверь. - Я здесь уже  пять  лет,  и  хотя  частенько
кажется, что лестница эта вот-вот развалится, она достаточно крепкая.  -
Ступени заскрипели у нее под ногами, и она ухватилась  за  перила.  -  Я
подумывала о ремонте второго этажа, и  лестницы  тоже,  но  это  слишком
дорого. Скорее всего я когда-нибудь  перееду  отсюда,  но,  знаете,  как
трудно покидать насиженные места. Ведь контора - это второй дом.
   - Понимаю, - сказала Элисон, - я сама такая.
   - Все мы такие, со Среднего Запада.  У  нас  сильно  развито  чувство
дома, мы сентиментальнее Ньюйоркцев. Их, по-моему, вообще ничего,  кроме
секса и денег, не интересует.
   - Ну, без этого тоже нельзя обойтись.
   - Каждому свое, - уклончиво ответила мисс Логан,  распахивая  входную
дверь.
   Они  вышли  на   улицу,   испещренную   пятнами   солнечного   света,
проникающего сквозь редеющую листву деревьев.

***

   Это был типичный нью-йоркский  особняк.  Пятиэтажный.  Очень  старый.
Изрядно потрепанный временем  и  непогодой,  что  придавало  ему  особое
очарование.
   Элисон расплатилась с водителем, и они вышли из такси.
   - Это один из красивейших и зеленых кварталов Нью-Йорка,  -  сообщила
мисс Логан, приступая к своим профессиональным обязанностям.
   Элисон окинула взглядом узенькую улочку, вдоль которой выстроился ряд
особняков. - И к тому же весьма удобно расположенный,  -  добавила  мисс
Логан. - На 96-й улице есть станция подземки, еще  одна  -  на  Бродвее.
Здесь ходит много автобусов и легко поймать такси. И, как  видите,  парк
рядом.
   Они начали подниматься по каменным ступеням крыльца.
   -  Вон  там,  за  углом  -  супермаркет.  Неподалеку  -  химчистка  и
хозяйственный магазин.
   Элисон  прилежно  внимала  уроку  географии,  и  мисс  Логан   широко
улыбалась: судя по всему, сделка состоится.
   - Мы становимся рабами удобств, - вставила Элисон.
   - Нью-Йорк вынуждает.
   - К сожалению.
   - Зайдем? - Мисс Логан распахнула дверь. Элисон шагнула вслед за  ней
внутрь. Стены прямоугольного холма были обиты деревянными  панелями.  На
одной из них висело большое зеркало. В  центре  располагалась  подставка
для велосипедов. - Можете оставлять  здесь  велосипед,  -  сказала  мисс
Логан, - хотя, возможно, удобнее делать это в подвале.
   Элисон рассеянно кивнула. Чем  больше  она  здесь  оглядывалась,  тем
больше нравился ей этот милый старый дом.
   Они начали подниматься по  деревянной  лестнице.  На  полпути  Элисон
остановилась, схватилась за перила  и  энергично  потрясла  их.  Ничего,
крепкие. Удовлетворенная, она преодолела оставшиеся до первой лестничной
площадки сорок две ступеньки.
   Второй этаж, точно так же, как и первый, был обит панелями из  старой
грязноватой древесины. Тем  не  менее  в  углу  был  участок,  абсолютно
лишенный полировки. Начинаясь на высоте примерно четырех футов от  пола,
он тянулся до самого потолка, высота которого была футов восемь.  Элисон
внимательно осмотрела абсолютно новую древесину, потрогала ее и  отошла,
не забивая себе голову мыслями  о  происхождении  светлого  пятна  среди
однообразно обшарпанных стен.
   Освещение  здесь  было  необычайно  тусклым,  в   туманно-волокнистом
воздухе мало что можно было разглядеть. Элисон продолжала  следовать  за
мисс Логан, полагаясь на нее больше, нежели на свои глаза. Они пересекли
холл, миновали квартиру 2-А и поднялись  по  лестнице  на  третий  этаж,
столь же темный и  неприветливый,  сколь  и  предыдущий.  Все  освещение
состояло из двух маленьких желтых лампочек - по  одной  в  каждом  конце
холла. Мисс Логан достала из кармана связку ключей и  вставила  один  из
них в дверь с табличкой 3-А. Они вошли внутрь.
   Квартира, как и было сказано в объявлении, занимала весь этаж.  Сразу
после входа располагалась большая прямоугольная  гостиная,  обставленная
роскошной старинной мебелью в викторианском стиле и больше  напоминавшая
лавку древностей. Здесь все  было  необыкновенным:  от  самой  крошечной
пепельницы до внушительных размеров напольных часов  по  обеим  сторонам
камина. Особенно понравилась Элисон софа, стоявшая между двумя  тяжелыми
антикварными лампами перед низеньким книжным шкафом. Мраморный камин был
чист, видимо, им давно не пользовались. Повсюду  стояли  изящные  резные
кресла с выгнутыми спинками. Про себя Элисон отметила, что кресло у окна
составляет пару с креслом у стены. Если удастся купить к ним  подходящий
кофейный столик, получится необычайно уютный уголок. Она улыбнулась  про
себя, идя по пушистому восточному ковру, разглядывая  замысловатый  узор
обоев на стенах и зеркала в рамах ручной работы, Подошла  мисс  Логан  и
забубнила:
   -  Старинная  мебель  смотрится  здесь  великолепно,  я  надеюсь,  вы
согласны со мной.
   Еще бы не согласна! Но вслух Элисон ничего не сказала,  а  продолжала
бродить по комнате, разглядывая всякие мелочи. До чего  же  много  здесь
безделушек!
   - Как я понимаю, все это прилагается к квартире?
   - Думаю, да. Но могу уточнить прежде, чем мы придем к  окончательному
решению.
   - Я была бы вам очень признательна. Элисон раздвинула шторы на окнах,
впустив в комнату мягкий  свет  позднего  дня.  Выглянув  из  окна,  она
заметно  кивнула  с  одобрением,  задвинула  шторы  и,   обернувшись   к
нетерпеливо ожидающей мисс Логан, спросила, можно ли осмотреть спальню.
   - Разумеется, - ответила та.
   Они   прошли   по   узкому   коридору,   футов   пятнадцать   длиной.
Располагавшиеся друг против друга двери вели на кухню и в ванную. Элисон
заглянула  туда  -  здесь  все  было  стандартно  -  слушая  бесполезные
объяснения мисс Логан об  отделке  и  предназначении  каждого  предмета,
включая унитаз. Затем они вошли в спальню. Элисон присела на  кровать  с
пологом и огляделась.  Обшитые  полированным  деревом  стены.  Золоченые
металлические ручки. Потолок, украшенный ручной резьбой.
   - Кто это сделал? - недоуменно спросила Элисон, глядя наверх.
   - Предыдущий жилец.
   Было странно видеть такой потолок в помещении, сдающемся внаем.  Вряд
ли кто  будет  подобным  образом  улучшать  свое  жилище,  не  собираясь
задерживаться в нем надолго.
   - Вы были знакомы с ним?
   - Нет.
   Элисон пожала  плечами  и  хлопнула  рукой  по  покрывалу.  В  воздух
поднялась пыль, танцуя в бледном луче света и  исчезая  в  темноте.  Она
встала и пошла обратно вдоль по коридору. Мисс Логан заспешила следом.
   - Мне подходит эта квартира, -  заявила  Элисон,  едва  они  достигли
светлой гостиной.  Напольные  часы  пробили  и  продолжили  мерное  свое
тиканье. - Это именно то, что мне нужно. Именно то.
   - Я в этом не сомневалась.
   - Сколько, вы сказали, это стоит?
   - Я ничего пока не  говорила.  -  Голос  старой  девы  дрогнул,  она,
похоже, занервничала. - Четыреста пятьдесят долларов в месяц. Нормально,
по-моему.
   - Интересно, - произнесла Элисон после продолжительной паузы.  -  Но,
боюсь, у меня другие представления насчет того, что нормально, а  что  -
нет. Мисс Логан улыбнулась.
   - Квартира большая, с мебелью.
   - Ив районе восьмидесятых улиц, - вставила Элисон. - Не самый  лучший
район города.
   - Я бы не сказала.
   - А я бы сказала. Четыреста пятьдесят - это  немыслимо!  Если  вы  не
сбавите хотя бы сотню, нам остается лишь  поблагодарить  друг  друга  за
компанию и распрощаться.
   Мисс Логан нервно покусывала губу.
   - Вам подходит эта квартира? Элисон кивнула.
   - Честно говоря, триста семьдесят пять в месяц - не так уж много  для
Нью-Йорка.
   - Вы сказали - четыреста пятьдесят. Мисс Логан подняла брови.
   - Неужели? Я ошиблась. Это со мной часто бывает.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулась Элисон. - У вас не найдется  ручки?  -
спросила она.
   Мисс Логан вытащила из  кармана  пальто  дорогую  шариковую  ручку  и
положила на раскрытую ладонь Элисон. - Пятьдесят долларов задатка  будет
вполне достаточно.
   Элисон нацарапала цифры и передала ей чек.
   - Вы сделали прекрасный выбор, - заявила мисс Логан.
   - Надеюсь, - отозвалась Элисон, выходя следом за ней. Через несколько
мгновений они уже ступили из дома в свет клонящегося к закату солнца.
   Мисс Логан прислонилась к пилястре.
   - Посмотрю, что можно сделать, чтобы улучшить освещение на лестнице и
в холлах. Не хочу, чтобы вы упали и сломали  себе  что-нибудь.  Надеюсь,
что хозяин позаботится об этом.
   - Спасибо.
   - Кстати, о хозяине,  не  забывайте,  он  должен  еще  одобрить  вашу
кандидатуру. Пока он отвергал всех желающих, но, кто знает,  может,  ему
надоест привередничать. Что толку от пустующей квартиры?
   - Надеюсь, что вы скоро дадите мне знать об этом. Я  хочу  как  можно
раньше начать устраиваться.
   - Понимаю. В любом случае до завтрашнего вечера я с вами свяжусь.
   Женщины пожали друг другу руки и вышли на улицу.
   - Подбросить вас до Ист-Сайда? - предложила мисс Логан.
   - Нет, спасибо, - отказалась Элисон. - Я немного пройдусь.
   Мисс Логан улыбнулась и пошла прочь. Элисон  отступила  на  несколько
шагов и еще раз окинула дом оценивающим взглядом.
   - Мисс Логан, - позвала она через несколько секунд.
   - Да, - обернулась та.
   Элисон продолжала смотреть на окна.
   - Да, - нетерпеливо повторила старая дева.
   - Если я не ошибаюсь, - начала  Элисон,  -  кто-то  смотрит  на  меня
сквозь штору из окна пятого этажа.
   - Полагаю, на вас смотрят нередко, - хохотнула мисс Логан.
   - Да, - ответила Элисон, - но...
   - Это отец Галлиран, - не дала ей  договорить  мисс  Логан.  -  Мэтью
Галлиран. Он священник. Живет здесь уже много лет. Насколько я знаю,  он
не выходит из своей комнаты, слишком дряхл, да к тому  же  слеп.  Но  он
совершенно безобиден. Все время сидит у окна.
   - Звучит довольно зловеще, - заметила Элисон, все  еще  находясь  под
впечатлением от смутного видения, промелькнувшего в окне.
   - Я вам завтра позвоню.  -  Махнув  рукой  на  прощание,  мисс  Логан
заспешила прочь.
   Элисон проследила, как та скрывается за углом,  затем  снова  задрала
голову. Может быть, ей удастся получше разглядеть священника. Нет, шторы
были слишком плотными, а освещение слишком слабым. Она перешла  улицу  в
надежде, что оттуда  будет  видно  получше.  Но  не  тут-то  было.  Свет
предзакатного солнца отражался в стекле, делая невидимым лицо за окном.
   Еще мгновение  Элисон  простояла  на  месте,  силясь  различить  хоть
какое-то движение, но ничего не  увидела.  Тогда  она  поймала  такси  и
укатила, довольная с пользой проведенным днем.

Глава 3

   Проникавшее в комнату солнце еле-еле освещало ее.
   Элисон кивнула на окно.
   - И что вы скажете? - спросила она, отхлебнув  из  чашки  растворимое
кофе.
   Электрик медленно пересек спальню и выглянул из окна.  Никакого  вида
ему не открылось; задняя стена соседнего здания располагалась  не  далее
чем в шести - восьми футах. А нависающие крыши обоих домов  образовывали
узкий колодец, куда с трудом проникал солнечный свет.
   - Я могу установить еще одну розетку в стене, - сказал он  с  сильным
немецким акцентом, - и  протянуть  провод  по  потолку  -  для  верхнего
освещения.  -  Электрик  помолчал,  почесал  лысеющую  голову  и  окинул
взглядом стены. - А возможно, там уже есть провод. Это намного  облегчит
мою задачу.
   -  Делайте  все,  что  считаете  нужным,  -  заявила  Элисон,  -  но,
пожалуйста, поосторожнее с резным потолком. - Она надела  поверх  блузки
кожаный пиджак и отнесла на кухню пустую чашку. - Я не привыкла,  что  в
спальне так темно. В моей старой квартире окна выходили и на запад, и на
восток. Там всегда было много солнца. Я даже могла  определять,  который
час, следя за перемещением солнечных лучей по узору ковра.
   Электрик хмыкнул.
   - Купите часы, - сказал он без тени иронии в голосе, - а Томас Эдисон
позаботится об освещении.
   Она тихонько рассмеялась, вытряхивая в ведро мусор.
   Электрик прошел мимо кухни в гостиную. Элисон проследовала за ним.
   - Вы проведете свет в стенные шкафы? Он кивнул.
   - И установлю розетки там, где вы пометили.
   - Прекрасно. - Элисон надела отороченную мехом куртку  и  взяла  свою
черную папку.
   - Захлопните дверь, когда будете уходить. И спасибо вам.
   Электрик вернулся к работе, а Элисон, улыбаясь, вышла из  квартиры  и
принялась спускаться по знакомой уже теперь лестнице.
   Напротив квартиры 2-Б она неожиданно остановилась. Оттуда  доносились
женские голоса. Две женщины о  чем-то  спорили.  Элисон  подошла  ближе,
прислушиваясь. За дверью шел спор насчет десерта. Одна из женщин  хотела
испечь к обеду ванильный торт с шоколадной  глазурью,  в  то  время  как
другая настаивала на печенье, мотивируя это  тем,  что  от  него  меньше
толстеют. Похоже, первая меньше заботилась о размере своей  талии,  судя
по всему, в споре должна была победить она Это  было  первое  знакомство
Элисон с соседями. Как ни странно, до сих  пор  ей  не  довелось  никого
встретить, хотя пару дней назад она слышала, как кто-то  поднимается  по
лестнице. Но, по правде сказать,  ей  и  самой  не  хотелось  ни  с  кем
знакомиться, так что в собственной изоляции она была повинна  сама.  Все
что от нее требовалось - это нажать кнопку звонка  и  объявить  о  своем
присутствии. Но пока еще она не пришла в надлежащее  расположение  духа.
Может, немного погодя. Наверное, лучше всего положиться на случай.
   Элисон вышла из подъезда и пошла вдоль особняков  по  направлению  ко
входу в парк. Было холодно  и  пасмурно.  Самая  подходящая  погода  для
прогулок. Элисон пребывала в чудесном  настроении:  она  возвращалась  к
работе. Всю неделю она жила в  ожидании  щелканья  фотокамеры;  но  была
настолько занята, что успела лишь  заскочить  в  агентство,  сообщить  о
своем возвращении и забрать папку с фотографиями. За  час  до  этого  ей
позвонила мисс Логан и сообщила, что все улажено. А еще через час Элисон
уже погрузила все свои вещи в два такси и назвала им адрес своего нового
жилища. И началась неделя (сегодня снова  был  понедельник)  суматохи  и
хлопот. Элисон надеялась на помощь Майкла,  но  он  позвонил  вечером  в
воскресенье и виноватым голосом сообщил, что дела займут больше времени,
нежели он предполагал, - возможно, еще несколько  дней.  После  чего  он
захотел знать, с какой стати ей понадобилось снимать квартиру, когда она
спокойно может жить у него. Элисон, конечно, расстроилась, и  у  нее  не
было ни малейшего желания в очередной раз обсуждать вопрос о замужестве.
Затем он позвонил в четверг - лишь для  того,  чтобы  сообщить,  что  не
вернется до следующего четверга.
   Вопреки ожиданиям его отсутствие сказалось  на  делах  Элисон  весьма
благотворно. Без него она сумела полностью сосредоточиться на  квартире.
Нельзя сказать, что ей не нравилась мебель  или  еще  что-то.  Но  здесь
перед ней открывался такой широкий творческий простор, что она не  могла
удержаться от применения своих дизайнерских способностей.  Первым  делом
она заменила - без согласования с мисс Логан - стоявшие в столовой  стол
со стульями на тяжелый дубовый гарнитур. Следующей ее  покупкой  явилась
картина в тяжелой деревянной раме. Как ни странно,  рама  заинтересовала
ее куда больше, нежели сама живопись. А принеся  картину  домой,  Элисон
обнаружила, что она сильно напоминает Наполеона Бонапарта Майкла. Только
не это! В панике она немедленно решила заменить холст,  но  до  тех  пор
самым подходящим местом для картины явился стенной шкаф в спальне. После
покупки картины Элисон стала поосторожнее. Она купила  часы  в  спальню,
несколько безделушек, две новые "старинные" лампы, "пиратский"  сундучок
и множество разнообразных приспособлений для кухни и ванной.
   Хотела  она  купить  и  еще  кое-что,  например,  кофейный  столик  в
гостиную, но решила как следует обдумать этот вопрос. Это  должно  стать
самой важной ее покупкой, а впопыхах можно и ошибиться. Надо  подождать,
пока вернется Майкл, и маляры закончат окраску кухня, ванной и дверей.
   Другим важным событием недели было известие о  предстоящей  ей  новой
работе. Элисон узнала об этом в пятницу вечером. Она будет  работать  со
своим любимым фотографом  Джеком  Туччи.  И  со  своей  лучшей  подругой
Дженнифер Лирсон. Она пыталась дозвониться до Дженнифер всю  неделю,  но
лишь в четверг сообразила спросить о  ее  местонахождении  в  агентстве.
Оказывается, Дженнифер на неделю уехала из города на съемки  и  вернется
лишь в  воскресенье  вечером.  Создавалось  впечатление,  будто  все  ее
близкие друзья улетучились из Нью-Йорка к ее возвращению. В  воскресенье
вечером она снова позвонила  Дженнифер.  Они  проболтали  около  часа  и
условились назавтра пообедать вместе перед тем, как идти в студию.
   Так  что  вполне  понятно,  почему  у  Элисон  было   такое   хорошее
настроение, когда она покинула парк у отеля "Плаза" и вошла  в  ресторан
на 3-й авеню, где Дженнифер  уже  поджидала  ее  за  столиком  у  двери,
который они заказали накануне.
   - Элисон! - закричала Дженнифер, не обращая ни  на  кого  внимания  и
давя сигарету в пепельнице.
   Элисон пробралась сквозь толпу, обняла подругу и села.
   - Слишком  много  куришь,  -  заметила  она  с  укоризной,  кивая  на
переполненную пепельницу.
   - Слишком много для туберкулеза, - улыбнулась Дженнифер, - но  вполне
достаточно для рака и инфаркта. - Она рассмеялась, откинулась на  спинку
стула и поинтересовалась, рада ли Элисон своему возвращению.
   - Необычайно, - отозвалась та, снимая пальто. Дженнифер  достала  еще
одну сигарету из лежащей на столе пачки.
   - Даю тебе две недели - и  ты  начнешь  жаловаться,  что  перегружена
работой, что тебе  не  доплачивают,  что  все  фотографы  -  бабники,  а
руководители агентства - болваны, и ты  непременно  найдешь  себе  более
интересное и полезное занятие. - Она  рассмеялась.  -  Ни  разу  еще  не
видела фотомодели, чье чувство долга не напоминало бы траекторию  полета
лопнувшего воздушного шарика.
   - Я не спорю с тобой, - согласилась Элисон, -  но  пока  позволь  мне
потешиться иллюзиями.
   - А я вовсе не собираюсь возвращать тебя на  грешную  землю.  У  тебя
есть полное право заблуждаться ровно столько, сколько  ты  пожелаешь.  -
Дженнифер  подняла  глаза  на  официанта,  склонившегося  над   покрытым
красно-белой клетчатой скатертью столом. - Две  Блади-Мэри,  -  заказала
она, бросив взгляд на Элисон, которая согласно кивнула.
   Элисон взяла папку с фотографиями Дженнифер и принялась листать ее.
   - Новые снимки? - спросила она после паузы.
   - Так, продукт истерии межсезонья.
   - А ты неплохо потрудилась.
   - Такова моя тяжкая доля.
   - А чего бы ты хотела? - Элисон улыбнулась. -  Все  трудятся  в  поте
лица.
   - Да. Портной, сапожник и пирожник.
   - Именно так.
   - И даже Майкл?
   - Так мне по крайней мере говорили.
   - Кто?
   - Он сам.
   Элисон покачала головой.
   - Он ищет сочувствия.
   - А у тебя он его не находит.
   - Все как-то не было удобного случая. Я уезжала, если ты помнишь.
   - Ну а сейчас он дождется от тебя сочувствия?
   - Посмотрим. - Что "посмотрим"?
   - Просто - посмотрим. - А он тебе сочувствует?
   - Мне это не нужно. Дженнифер кивнула.
   - Очень романтично.
   - Что именно?
   - Разлука. Она воспламеняет сердца любовью.
   - Другое место она воспламеняет.
   - Какое? Печень?
   Они рассмеялись.
   Вскоре принесли напитки, которые  стояли  нетронутыми,  пока  подруги
обсуждали некоторые подробности вчерашнего телефонного разговора.  Затем
они быстро пообедали, поймали, выйдя из ресторана, такси и направились в
Вест-Сайд.  На  26-й  улице  такси  остановилось,  и  девушки  вошли   в
обшарпанное здание. Еще одна фотомодель дожидалась  в  вестибюле  лифта.
Они познакомились - ее звали Луиз - и поднялись  на  седьмой  этаж,  где
располагалась студия Джека Туччи.
   Съемка длилась несколько часов. - Еще чуть-чуть, - объявил,  наконец,
Туччи с легким европейским акцентом.
   Камера защелкала - раз, два, три.
   Перейдя в другое место, Джек поменял ракурс, стряхнул капли  пота  со
своей  аккуратной  бородки,  снова  поменял  ракурс.  Его  гибкое   тело
перемещалось по студии быстро и элегантно. Опытный.  Уверенный  в  себе.
Самолюбивый.
   - Чуть левее, - скомандовал он, для наглядности махнув рукой. -  Выше
подбородки! Слишком высоко! Вот так!
   Камера защелкала.
   - О'кей. Объявляется перерыв на  обед.  Затем  займемся  черно-белыми
снимками.
   Щурясь  от  яркого  света,  девушки  сошли  с  подиума  и   осторожно
пробрались через провода и прожекторы к креслам в дальнем углу студии.
   Джек установил камеру на треногу и присоединился к ним.
   - Сигареты есть? - спросила Дженнифер, Джек достал пачку  из  кармана
рубашки и бросил ее на стойку бара.
   Элисон уютно устроилась в старом кресле.
   - Кому еще? - предложил Джек, протягивая сигареты. Не получив ответа,
спрятал пачку обратно в карман, пошарил в шкафу и извлек  оттуда  стопку
фотографий.
   - Хочу знать ваше мнение. - Он передал снимки  Дженнифер  перед  тем,
как исчезнуть за дверью.
   Спустя мгновение он появился с подносом, на котором лежало  несколько
сандвичей, стояли банки "Кока-Колы" и бутылка белого вина.
   - Черный хлеб - с языком, - объяснил Джек, - белый - с  ростбифом.  -
Он улыбнулся и принялся раздавать еду. - Элисон? - спросил он, когда две
другие девушки взяли себе по сандвичу.
   -  Чуть  попозже,  -  отозвалась  она,  безвольно   свесив   руки   с
подлокотников, и вытянув усталые ноги.
   - Ну и как? - Джек кивнул на снимки.
   - Ничего, -  ответила  Дженнифер.  Она  достала  из  сумочки  очки  и
водрузила их на свой изящный носик. - Что это за девушка?
   - Ты ее не знаешь.
   - Фотомодель?
   - Нет. Так, одна знакомая. - Он хитро подмигнул.
   - Качество потрясающее.
   - А до чего все естественно!
   - Весьма. Как тебе это удалось?
   - Ax, - на его губах заиграла сладострастная улыбочка, - естественное
освещение  и  вуайеризм.  Кажется  так  называется  половое  извращение,
заключающееся  в  наблюдении  за  половым  актом?   Камера   -   великий
сексуальный маньяк. Когда снимаешь обнаженную натуру,  необычайно  важна
фактура  объекта,  но  если  она  догадывается  о  присутствии   камеры,
натуральная прозрачность тела неминуемо теряется. Взгляни  на  ее  лицо.
Смог бы я достичь этой чистоты, этой  нежности,  знай  девчонка,  что  я
щелкаю фотоаппаратом? Смог бы я уловить этот  бесстыдный  нарциссизм?  -
заметил он, не скрывая восхищения.
   И принялся обсуждать вопросы преломления света в фотографии.
   Тут-то все и произошло.
   Элисон продолжала сидеть в кресле, небрежно перелистывая номер "Вог".
Первым делом у нее заболела голова. Почти мгновенно, словно боль была  с
ней всегда, но лишь не прорывалась наружу. Она сконцентрировалась где-то
в глубине черепа. Сначала Элисон удивилась, потом испугалась. Всю неделю
она великолепно себя чувствовала. Да-да,  последний  раз  голова  у  нее
болела в то утро, когда звонила мисс Логан. Да  это  и  болью-то  нельзя
было назвать, так какое-то  тупое  давление  в  висках,  которое  Элисон
отнесла на счет нервного перенапряжения.  А  сейчас  что?  Всему  виной,
наверное, многочасовое пребывание в слепящих лучах прожекторов. Но  будь
это просто мигрень, Бог с ней. Что-то творилось с ее  спиной,  словно  к
коже прижали кусок сухого льда. Она  в  испуге  выпрямилась,  отшвырнула
журнал, подошла к  окну  и  взглянула  поверх  крыш.  Луна  в  последней
четверти, дымовые трубы -  вот  все,  что  открылось  ее  взору.  Элисон
тряхнула головой, тщетно пытаясь избавиться от боли, затем повернулась к
бару и прислушалась.
   - Ты уверен,  что  не  смог  бы  достичь  подобного  эффекта,  снимая
профессиональную фотомодель? -  спрашивала  Луиз.  Звуки  доносились  до
Элисон, словно сквозь толстый слой ваты. Они превращались в неясный гул.
   И исчезли совсем.
   Элисон пошатнулась назад. Оконное стекло задрожало и треснуло.
   Все в изумлении обернулись и уставились на нее.
   - Я..,  я...  -  бормотала  Элисон,  и  миллионы  крошечных  иголочек
поднимались вверх по ее рукам, распространяясь по всему телу  и  уступая
место  более  грозному  ощущению:  полному  онемению  кожи.  Она  начала
ожесточенно тереть руки друг о друга.
   Джек перемахнул через стойку, подхватил ее  как  раз  в  тот  момент,
когда она начала падать, и отнес к креслу. Дженнифер затушила сигарету и
поспешила на помощь.
   - Элисон! - кричал Джек. - Что случилось?
   - Я не знаю, - с трудом проговорила она, цепенея от ужаса.
   - Льда принесите! - велел Джек. Луиз достала из  морозилки  несколько
кубиков льда, завернула их в шелковый шарф и протянула Джеку. Он  прижал
узел ко лбу Элисон, вытерев с него пот.
   Элисон  терла  руками  шею.  Пульс  постепенно   успокаивался.   Она,
сощурившись, оглядывала комнату, расплывшиеся  во  время  приступа  боли
очертания обретали четкость. Несколько минут  она  молчала,  не  обращая
внимания на суетящегося  вокруг  Джека.  Затем  подняла  глаза,  глубоко
вздохнула и откинулась на спинку кресла.
   - Прошло.
   - Что прошло? - спросил Джек.
   - Точно не знаю, - произнесла Элисон, глядя прямо  перед  собой.  Она
еще не совсем пришла в себя, но щеки ее немного порозовели. - Мигрень, -
сказала она. - И такое ощущение, будто руки и ноги ничего не чувствуют.
   Джек пристально вглядывался в нее.
   - Сможешь сама держать лед?
   Она кивнула и положила руку на шарф.
   - Лечь хочешь?
   - Нет. - Элисон решительно замотала головой. - Мне гораздо лучше.
   - Ты уверена? - спросил Джек, озабоченно склоняясь над ней.
   - Да, -  ответила  Элисон.  Ей  действительно  стало  лучше.  Как  ни
странно, она чувствовала себя почти так же, как несколько  минут  назад.
Но разве могут мигрень и онемение  кожи  пройти  так  быстро?  С  другой
стороны, и появилась боль практически мгновенно. Неудивительно, что  так
же  мгновенно  она  и  исчезла.  Если,  конечно,  и   боль,   и   потеря
чувствительности не померещились ей из-за духоты и переутомления.
   - Я хочу, чтобы ты посидела еще пару минут, - сказал Джек.
   - Да, пожалуй, - согласилась Элисон.
   Она сидела, а Джек стоял рядом, время от времени подходя к  разбитому
окну и кляня немыслимую духоту в студии.
   Спустя несколько минут он спросил, как  она  себя  чувствует.  Элисон
ответила:
   - Прекрасно.
   Он спросил,  ела  ли  она.  Элисон  сказала,  что  куснула  пару  раз
гамбургер за обедом. Джек решил, что пища пойдет ей на пользу, и потащил
ее к бару, где Элисон принялась за один из остававшихся сандвичей.
   Она медленно жевала. Странно, она  вовсе  не  голодна,  хотя  не  ела
ничего с обеда. А на аппетит Элисон никогда не  жаловалась.  Может,  она
заболевает гриппом? Он всегда начинается в самое неподходящее время и  с
самых неожиданных симптомов. Возможно, этим все и объясняется. Наверное,
не надо было так резко впрягаться в работу. Для начала  достаточно  было
бы и часовой съемки. Завтра тоже предстоит напряженный день. К  тому  же
надо будет купить продуктов и приготовить ужин для Майкла. В среду у нее
тоже несколько съемок, а на четверг назначен показ мод. Какой тут отдых!
До выходных об этом и думать нечего, если, конечно, она  не  заболеет  и
все придется отменить.
   Джек убрал целлофан и салфетки, поставил  поднос  в  низ  стойки.  Он
подошел к Элисон, нежно положил руки ей на плечи и принялся  массировать
напряженные мышцы спины. Он провел рукой по ее шее и затылку, ее  густые
тяжелые волосы заструились у него меж пальцев. - Ты же у нас  красавица,
- ласково произнес он. Элисон улыбнулась.
   - Я должен быть уверен,  что  с  тобой  все  в  порядке  прежде,  чем
начинать. Если нет, мы подождем. Она извернулась и чмокнула его в щеку.
   - Я чувствую себя замечательно.
   Он приподнял ее с кресла, шлепнул пониже спины  и  подвел  к  Луиз  и
Дженнифер, которые уже стояли у подиума.

***

   Элисон смотрела, как Луиз и Дженнифер заворачивают  на  5-ю  авеню  и
скрываются за углом.
   Она взглянула на часы. Уже  поздно,  одиннадцать.  Съемка  продлилась
больше, нежели она предполагала, Элисон устала. Но несмотря ни  на  что,
первый рабочий день (если забыть об "обмороке") прошел удачно.
   Элисон вышла из здания  и  повернула  голову  в  сторону  6-й  авеню,
которая отсюда представляла собой лишь скопище  мерцающих  вдали  огней.
Она медленно побрела вдоль по  улице,  стараясь  держаться  подальше  от
темных и грязных подворотен. Ей было  не  по  себе,  хотя  за  последние
несколько  лет  она  ходила  здесь  по  ночам  много  раз.  И  научилась
справляться со страхом. Но сегодня почему-то она боялась. Может,  просто
успела отвыкнуть от Нью-Йорка?
   Пройдя полквартала, Элисон остановилась.  Она  услышала  звук  шагов,
эхом раздававшийся среди нависавших громад зданий. Она резко обернулась,
но, как ни напрягала  зрение,  ничего  не  увидела.  Шаги  прекратились.
Элисон стиснула кулаки. Опять это чувство. Оно возобновилось  с  той  же
внезапностью, с какой охватило ее в студии. Она  ощутила,  как  какая-то
волна  поднимается  вверх  по  рукам,  затем  вовсе  перестала  что-либо
ощущать, словно ей  разом  прижгли  все  нервные  окончания.  Охваченная
ужасом, Элисон озиралась, пытаясь обнаружить  источник  шагов,  надеясь,
что вот-вот появится Джек и снова  приведет  ее  в  чувство.  Неприятное
покалывание вдруг исчезло. Элисон топнула  ногой,  злясь  на  себя,  что
сумела так расклеиться за последние несколько недель,  хоть  и  выдались
они достаточно напряженными.
   Успокоившись  немного,  она   сделала   несколько   шагов   и   снова
остановилась. Вновь раздалось эхо. Элисон быстро перебежала через улицу,
съежилась в тени мебельной фабрики и оглянулась. Шаги  не  прекращались,
но теперь они звучали по-другому.  Они  более  не  приближались;  похоже
было, что человек либо пошел обратно, либо завернул в  переулок.  Элисон
не двигалась с места, чувствуя, что  опасность  еще  не  миновала,  моля
Бога, чтобы больше не возвращалось это  ужасное  покалывание.  Затем,  с
трудом взяв себя в руки, вышла из своего укрытия и со всех ног бросилась
бежать. Задыхаясь, достигла наконец освещенного участка улицы  -  и  тут
чья-то рука обхватила ее и крепко сжала.
   Оцепенев от ужаса,  Элисон  обернулась,  позади  нее  стоял  какой-то
человек.
   - Полегче, дитя мое, так и убить кого-нибудь можно, - мягко  произнес
он.
   Элисон дрожала от страха, незнакомец не отпускал ее Судорожно  глотая
воздух, она  вцепилась  пальцами  в  колечки  седых  волос,  покрывавших
веснушчатую кожу, и тут только заметила крохотную монахиню с  четками  в
руках, пытавшуюся укрыться за его спиной от холодного ночного ветра.
   Священник немного ослабил хватку и с сочувствием  глядел  на  Элисон,
приподняв густые седые брови.
   - С вами все  в  порядке?  -  спросила  монахиня.  Элисон  кивнула  и
отвернулась.
   - Что случилось? - поинтересовался священник. Она  замялась,  пытаясь
пригладить свои растрепавшиеся волосы. Какое  счастье!  Это  всего  лишь
священник с монахиней. До чего  же  ей  повезло!  Она  быстро  обхватила
пальцами распятие и сжала его.
   Затем обернулась и окинула взглядом улицу. Никого. В полном  смущении
она подняла глаза на священника.
   - Мне так неловко, отец мой. Но мне показалось, будто кто-то идет  за
мной. Я пыталась убежать.
   - Дайте-ка я взгляну. - Священник отступил на шаг  и  какое-то  время
вглядывался в темноту. -  Ничего  не  вижу,  -  покачал  он  головой.  -
Побудьте минутку с доброй сестрой.
   И удалился, чтобы обследовать подъезды и подворотни.
   - Сестра, извините меня.
   - Вам не за что извиняться, дитя мое, -  сказала  монахиня.  Ее  щеки
блестели в свете фонарей, глаза  излучали  теплоту  и  участие.  -  Если
что-то и напугало вас, - продолжала она, - в  том  нет  вашей  вины.  Не
следует ходить здесь одной в столь поздний час.
   - Но раньше ничего подобного не случалось, - запротестовала Элисон.
   - Плохому достаточно случиться и один раз. -  Монахиня  взяла  ее  за
руку. - Успокойтесь, дитя мое. Теперь вас никто не тронет.
   Две-три минуты они простояли молча в свете фонаря.
   На звук шагов обе обернулись ; из темноты вышел священник.
   - Никого, - сказал он, отирая пыль со своих больших ладоней.
   - Простите меня, - еще раз повторила Элисон. - Не знаю, право, что на
меня нашло.
   - Я бы не винил себя, дитя мое. Здесь  очень  темно,  а  эхо  любого,
самого тихого звука разносится далеко'. Неудивительно, что вы напугались
- Куда вы идете? - спросила монахиня. - Мы  можем  проводить  вас,  если
недалеко.
   - Нет, спасибо. Мне нужно на 89-ю улицу.  Но  я  была  бы  вам  очень
признательна, если бы вы подождали, пока я поймаю  такси.  Мне  все  еще
немного не по себе.
   - Конечно,  -  сказал  священник.  Они  перешли  через  улицу.  Через
несколько минут подъехало такси.
   - Еще раз спасибо, - поблагодарила Элисон, усаживаясь.
   - Не за что, - ответил священник.  -  Держитесь  подальше  от  темных
улиц. - Он закрыл дверцу.
   Элисон обернулась и  посмотрела  сквозь  стекло.  Сзади  приближалась
какая-то машина, освещая фарами улицу. Вот  она  скрылась  за  углом,  и
Элисон откинула голову на спинку сиденья.
   - Угол 89-й и Централ-Парка, пожалуйста.
   Таксой тронулось с места.
   Она снова обернулась и посмотрела сквозь грязное стекло. Священник  и
монахиня медленно брели вдоль квартала. Элисон благодарно улыбнулась, но
улыбка тотчас же сползла  с  ее  лица.  Она  ненавидела  себя.  Идиотка!
Трусиха! Параноик! Лестные названия проносились у нее  в  голове.  Разве
можно так себя вести! Надо следить за собой;  что-то  странное  с  тобой
происходит. Это онемение рук и ног. Шаги какие-то.  Головные  боли.  Все
чепуха.
   Элисон пообещала себе, что  больше  это  не  повторится.  И  еще  она
пообещала себе, что ничего не расскажет Майклу.

Глава 4

   - Ой, горячо-то как! - закричала Элисон, выбегая из тесной кухоньки.
   Она  протискивалась  по  коридору  с   двумя   круглыми   фарфоровыми
посудинами в руках. Осторожно поставила их  на  стол,  сдвинула  крышки,
чтобы проверить в каком состоянии овощи, отступила  на  шаг  -  обозреть
плоды своего  труда  и  поправила  сверкающие  на  белоснежной  скатерти
приборы. Она достала два бокала на длинных ножках и поставила их рядом с
каплевидным графином  и  бутылкой  самого  дорогого  французского  вина,
купленного утром, в соответствии со строгими инструкциями Майкла.
   Бросив взгляд на напольные часы, Элисон всплеснула руками и понеслась
обратно в кухню. Через несколько мгновений она вновь появилась с горячим
блюдом в руках. Теперь она была спокойна. Оставались еще кое-какие дела,
но по  крайней  мере  в  царившем  здесь  два  часа  назад  хаосе  начал
вырисовываться хоть какой-то порядок.
   И тут раздался звонок в дверь. От неожиданности Элисон подпрыгнула на
месте и снова метнула взгляд на часы. Девять тридцать. Майкл  явился  на
полчаса раньше. Что же он с ней делает? Да он в жизни никуда не приходил
раньше назначенного срока!
   - Иду! - крикнула она.
   Подбежала к зеркалу и оправила свой костюм.  Не  то  чтобы  это  было
необходимо, но первое, что всегда делает застигнутая врасплох женщина, -
проверяет, в порядке ли ее одежда и макияж.  Элисон  пригладила  волосы,
нахмурившись при виде нескольких выбившихся прядей и спрятала под блузку
висящее на шее распятие. Звонок раздался снова.
   - Иду, Майкл!
   Она  взялась  за  ручку  двери,  отодвинула  цепочку  и  начала  было
поворачивать ключ, как вдруг остановилась.  Майкл  не  звонил  снизу  по
домофону. Как он сумел попасть внутрь? Разве что кто-нибудь  из  соседей
вошел одновременно с ним. Элисон распахнула дверь.
   - Чейзен меня зовут. Чарльз Чейзен, -  произнес  стоявший  за  дверью
тщедушный человечек со сморщенным, похожим  на  чернослив  личиком.  Над
ушами у него вились жидкие седые волосики.  Пара  огромных  перекошенных
очков чудом удерживалась на кончике  острого  носа.  Впалые  щечки  были
необычайно румяными, что, по всей видимости, объяснялось либо ирландским
происхождением, либо состоянием крайнего  смущения.  В  целом  лицо  его
являло собой композицию из линий, впадин  и  расщелин,  очень  старых  и
асимметричных. Но улыбка старичка была весьма располагающей.
   - Я ваш сосед из квартиры 5-В, - сообщил он.
   Одет мистер Чейзен  был  в  потертый  на  сгибах  бесформенный  серый
пиджак. Верхние  две  пуговицы  так  же,  как  и  пуговицы  на  рукавах,
отсутствовали, хотя ниточки от них все еще торчали. Из  петлицы  у  него
свисал увядший цветок.
   - А это -  Мортимер,  -  произнес  он,  кивая  на  золотисто-зеленого
попугая, который восседал на его правом плече.
   Птичка что-то прочирикала.
   - Да-да, ты прав, - сказал  Чейзен.  Элисон  озадаченно  смотрела  на
попугая.
   - Очень умная птица. Необычайно. К сожалению,  ни  слова  не  говорит
по-английски, так что, если вы не сильны в птичьем языке, боюсь, вам  не
представится возможности насладиться глубиной его интеллекта.
   - Я.., э... - бормотала Элисон. - Боюсь, что нет.
   - Тц, тц, дорогая. Как-нибудь я научу вас. На самом деле это довольно
просто. - Он помолчал,  бросил  взгляд  на  попугая  и  продолжал:  -  Я
надеюсь, вы любите птиц?
   - Да, конечно.
   - Он из Бразилии. Бывали там? " - Нет.
   - Говорят, чудная страна.
   - Да, я слышала, - Эдисон неуверенно затопталась на месте.
   Чейзен стоял, выпрямившись, почти по стойке "смирно",  вытянув  левую
руку по шву. А на его согнутой правой руке устроилась  глуповатого  вида
черно-белая кошка с прозрачными зелеными  глазами.  Такой  взъерошенной,
клочковатой шерсти Элисон не видела еще ни у одной кошки.
   - А это - Джезебель. Она говорит на чистейшем английском, -  произнес
Чейзен, заглядывая в кошачьи глаза. - Поздоровайся с  милой  леди,  душа
моя. - Кошка ничего не сказала. - Ну же.  -  И  снова  кошка  ничего  не
сказала. - Да, что-то она неразговорчива нынче вечером. Возможно, у  нее
расстройство желудка.
   Элисон  находилась  в  полном  замешательстве.  Она  ожидала  увидеть
Майкла,  а  вместо  него  появился  этот  чудаковатый  сосед  со   своим
мини-зверинцем. - Меня зовут Элисон, - представилась она. Мистер  Чейзен
широко  улыбнулся  и  протянул  руку,   -   Очень   рад   познакомиться.
Оччпррятно... Очень, рчень рад. - Он прижал к подбородку кошку.  -  Ведь
правда, нам очень приятно? Конечно, приятно, мои ангелочки!
   Кошка чихнула.
   Чейзен нахмурился.
   - Неужели моя девочка  подхватила  мерзкую  простуду?  -  Он  пощупал
кошкин нос, затем все ее  четыре  лапы  по  очереди,  после  чего  убрал
выражение отеческой заботы с лица и снова улыбнулся Элисон.
   - Я тоже очень  рада  познакомиться  с  вами,  -  произнесла  Элисон,
пожимая руку Чейзен. - Я все ждала, когда же наконец встречу кого-нибудь
из соседей.
   - Да-да, конечно.  -  Старичок  вместе  с  животными  проскользнул  в
квартиру. - Идемте, дети мои, - сказал он.
   У него была смешная походка, как у Чарли Чаплина:  носки  смотрели  в
разные стороны, ноги не сгибались, а тело при  ходьбе  раскачивалось  из
стороны в сторону. Не хватало лишь черного котелка, бабочки и трости.
   Кошка подпрыгивала у него на руках, голова  ее  покачивалась  в  такт
шагам ив стороны в сторону.  Видно  было,  что  она  привыкла  к  такому
способу передвижения.
   -  Прелестная  квартирка,  -  заметил  он,  снуя  кругом,  словно  на
распродаже имущества с молотка. Через несколько минут он уже досконально
изучил все, что находилось в гостиной.  -  Мортимер  одобряет  декор,  -
добавил он после короткого совещания с птицей.
   - Спасибо, - отозвалась Элисон.
   Чейзен просеменил к камину, окинул его  беглым  взглядом,  затем  его
внимание привлекли напольные часы, которые он и  осмотрел  тщательнейшим
образом.
   - Ах, что за  милые  старинные  безделушки!  -  воскликнул  он,  шаря
глазами по каминной полке, уставленной камеями и фотографиями в  рамках.
Он потянулся и взял одну из них.
   - Герберт Гувер, - объявил он. - Великий Президент.
   Насколько Элисон знала, ни камеи, ни фотографии с изображением Гувера
на камине не было. Ей стало любопытно, и она подошла поближе.
   - По-моему, совсем на него не похоже.
   - А я говорю: похоже. И сомнения быть не может.  -  Чейзен  энергично
покивал головой. - Ценю ваш патриотизм, - добавил он, подразумевая,  что
только  что  Элисон  продемонстрировала  полное  его  отсутствие.  -   Я
прекрасно помню этого человека. -  Он  горделиво  выпятил  грудь.  -  "Я
отправлюсь в Корею", - это его слова. Я голосовал за него.
   - Вы говорите про Эйзенхауэра.
   - Про Эйзенхайэра? Неужели? - Мгновение он размышлял. - Да, наверное.
Вот забавно. Я думал, это был Гувер. Так что же тогда сказал Гувер?
   Элисон пожала плечами.
   - "Спроси, не что твоя страна может сделать для тебя, спроси..."
   - Нет.
   - Нет? - Он приподнял одну бровь и с вызовом спросил: - А кто же  это
сказал, по-вашему?
   - Кеннеди.
   - В самом деле?
   - Да.
   Чейзен посмотрел на попугая.
   - Но Гувер должен был что-то сказать!
   - Не сомневаюсь.
   - Что бы это могло быть? - озадаченно пробормотал он  себе  под  нос.
Элисон улыбнулась.
   - "Свобода или смерть".
   - Точно! - вскричал он. - Великий был  человек!  Элисон  с  сомнением
покачала головой. Чейзен поставил камею обратно на  полку,  прошелся  по
комнате,  прислушиваясь  к  торопливому   чириканью   Мортимера,   затем
облокотился о диван и поскреб подбородок.
   - У вас исключительный вкус, моя  дорогая.  Как-нибудь  я  непременно
попрошу вас помочь мне в переоформлении моей квартиры.
   - Спасибо, но я боюсь не оправдать ваших надежд. Все примерно  так  и
было, когда я въехала сюда.
   -  Нескромность  -  не  порок,  когда  таланты  налицо.   Это   слова
Аристотеля.
   Элисон рассмеялась. Ну, раз Аристотель это сказал, наверное, так  оно
и есть. Хотя, помнится, он говорил также, что Земля - центр Вселенной...
   Чейзен  продолжал  прогуливаться  по  комнате,  проявляя  необычайный
интерес ко всем предметам,  находящимся  в  пределах  его  досягаемости.
Неожиданно он остановился.
   - Ах, - укоризненно произнес он, - я же прервал ваш ужин.
   Элисон посмотрела на празднично накрытый стол.
   - Нет, я еще не начинала.
   - Это успокаивает. Я бы  чувствовал  себя  весьма  неловко,  если  бы
помешал невольно... Прием и  переваривание  пищи  должны  проходить  без
вторжения праздной болтовни. Вы не согласны?
   - Почему бы и нет? - сказала Элисон. - Я, например, жду джентльмена к
ужину. Его зовут Майкл, - добавила она,  обдумывая,  как  бы  повежливее
выпроводить соседа.
   - Вы замужем?
   - Нет.
   - Помолвлены?
   Она покачала головой.
   - Ах, просто друзья, - заключил он. - Но цветы дружбы порой  приносят
неожиданные плоды. - Он ухмыльнулся. - Определенно так!
   Элисон нахмурилась. Давно не слышала подобной пошлости.
   Чейзен,  широко  улыбаясь,  прохаживался  вокруг   стола,   оглядывая
безделушки с видом знатока. Затем он уселся во главе стола.
   - Спасибо за приглашение, - проворчал он.
   - Приглашение? - переспросила Элисон, не совсем понимая, что он имеет
в виду.
   - О да, да. Я чувствую,  когда  мне  хотят  предложить  присесть.  По
опыту. Я уже не молод, знаете  ли.  Так  что  я  просто  сэкономил  ваши
усилия, заранее поблагодарив вас. - Чейзен помолчал,  погладил  кошку  и
продолжал: - Три дня я собирался заскочить  к  вам,  но  как-то  все  не
получалось до сегодняшнего дня.
   - Я очень признательна, что вы сумели выкроить время.
   - Да, - согласился Чейзен, поправляя свои покореженные очки. - Я  так
люблю новых соседей. Старые, правда, мне тоже нравятся. Но новые  соседи
- это так прекрасно! Они напоминают мне о моей первой квартире,  которую
я снимал в двадцатые годы... Или нет, о моей второй квартире, которую  я
снимал в тридцатые... Впрочем, неважно. Это было так давно, что я  точно
не помню когда, но с новыми соседями мы неплохо проводили время.
   - Могу я вас чем-нибудь угостить? - прервала его воспоминания Элисон.
- Хотите вина или, может, что-нибудь из закусок?
   - О нет, время ужина еще не подошло, а  в  моем  возрасте  необходимо
соблюдать режим.
   - А животным?
   - Они питаются вместе со мной, - важно заявил старичок.
   Элисон подавила смешок. Странный  какой-то  разговор.  Но  сосед  был
забавным, и она почувствовала расположение  к  нему.  Элисон  присела  и
погладила Джезебель, кошка замурлыкала.
   Чейзен довольно улыбнулся.
   - Мортимер любит, когда его гладят по животику, - поведал он.
   Элисон протянула руку и дотронулась до птички.
   -  Сладострастное  создание,  -  хихикнул   Чейзен,   и   щечки   его
зарумянились. - Сладострастие и мудрость  -  редкое  сочетание  в  любом
животном, включая человека.
   - Я согласна с вами.
   - Я тоже, - отозвался Чейзен, - я тоже. Элисон  улыбалась,  не  зная,
что ответить.
   - Вы с кем-нибудь еще из соседей знакомы?
   - Разумеется, - отвечал он. - Я здесь всех знаю,  очень  милые  люди,
хотя, - он жестом пригласил Элисон наклониться, чтобы он мог шептать  ей
в самое ухо, - живет здесь один священник, на моем этаже, так, по-моему,
его место - в психушке. У него не все дома! - Старичок поднял  глаза  на
потолок, словно раскаиваясь, что позволил себе столь резкое суждение.  -
Бог меня простит, - проговорил он. - Но у него действительно  с  головой
не все в порядке. Целыми днями сидит у окна.
   - Агент по сдаче квартир упоминала о Нем.  -  В  самом  деле?  Элисон
кивнула.
   - Он наблюдал за нами, когда мы выходили из дома.
   - Понятно, - Чейзен помолчал. - Но не бойтесь, он никогда  никуда  не
выходит, и он очень тихий. Да, есть здесь еще такая квартира 4-А.
   - А там кто живет?
   - Никто. В том-то все дело. Ее никогда не  сдавали.  А  прочий  народ
здесь вполне приятный, и я... Хотя нет, постойте, чуть было не  забыл  о
тех двух женщинах со второго этажа. В них - зло. Они достойны проклятия.
   - Вы довольно строго судите, - заметила Элисон.
   - О! - ответил он.
   - Простите? - переспросила Элисон, не совсем поняв смысл его реплики.
   -  Не  спорьте!  Зло,  я  сказал.  Элисон  была  немного   ошарашена.
Откинувшись на спинку стула, она ожидала его дальнейших откровений.
   - Так о чем я говорил? - спросил старичок. - Дайте вспомнить.
   - О соседях? - подсказала Элисон.
   - Нет, что-то другое. До того. Нет. Ах,  брак!  Никогда  не  связывал
себя узами брака. Скажу по секрету, я всегда  относился  к  женщинам  со
страхом и подозрением. Без обид, моя дорогая.
   - Я и не думаю, что вы хотели меня обидеть.
   - Нет-нет, разумеется нет. Дайте вспомнить. Должен признать,  у  меня
есть  ужасные  слабости.  Когда  я  был  ребенком,  моя  бедная  мамочка
пыталась...
   Элисон украдкой бросила взгляд на часы в то время, как  он  Продолжал
монотонно что-то бубнить, словно заезженная пластинка. Уже десять,  пора
бы Майклу и появиться. Но, конечно, он,  как  всегда,  опоздает.  Элисон
начинала сердиться. Неужели он не может хоть раз в жизни прийти вовремя,
чтобы избавить ее от экскурсов в историю жизни Чейзена?!
   Рассказ старичка  был  исполнен  драматизма.  Голос  его  дрожал,  он
выпячивал грудь, стремясь набрать в легкие  как  можно  больше  воздуха,
чтобы подольше говорить без передышки. Элисон мало что слышала. Мысли ее
блуждали где-то далеко, а звук голоса Чейзена лишь убаюкивал ее.
   Где-то посреди его речи  она  вдруг  уловила  несколько  слов.  Снова
взглянула на напольные часы справа от  камина.  Неужели  он  вещает  уже
сорок пять минут? А  она  почти  все  пропустила  мимо  ушей!  Была  там
какая-то чепуха о Бронксе, пара баек о Великой  Депрессии,  перечисление
его жизненных достижений и бесчисленных мест работы, которые он  сменил.
Вот и все. Элисон забеспокоилась. А что если он захочет знать ее  мнение
насчет важнейших вех своей жизни? Ей придется промолчать. И скорей всего
на этом их  знакомство  закончится.  Впрочем,  если  произнесение  речей
относится к числу его любимых занятий, это, может быть, не так и  плохо,
- усмехнулась Элисон про себя.
   - Так что, как видите, дорогая моя Элисон,  Джезебель  и  Мортимер  -
единственные мои верные  друзья.  Конечно,  я  поддерживаю  приятельские
отношения с миссис Кларк из квартиры 4-Б, но лишь животные  способны  на
истинную преданность - или привязанность, как вам  угодно.  Я  делюсь  с
ними самым  сокровенным,  а,  как  вы  догадываетесь,  в  жизни  старого
человека много сокровенного.
   Элисон откинулась на спинку стула и  улыбнулась.  Рассказ  подошел  к
концу. Чейзен взглянул на часы.
   - Боже мой, - засуетился он, - им давно пора в  постель.  Вы  знаете,
что от недостатка сна кошачья шерстка становится клочковатой, а  перышки
у птичек слипаются?
   - Век живи - век учись, -  промолвила  Элисон  с  ноткой  сарказма  в
голосе.
   - Как это верно! Как верно! Что ж, я собирался лишь заглянуть  к  вам
на пару минут, а проторчал целый час. Весьма эгоистично с моей  стороны!
Вам же необходимо подготовиться к приему друга, так что я откланяюсь.  -
Он снял кошку со стола. - Наша маленькая беседа доставила  мне  истинное
наслаждение.  Жаль,  что  Джезебель  неразговорчива  сегодня.  Может,  в
следующий раз вам повезет больше.
   - Не сомневаюсь, - сказала Элисон. Чейзен  поднялся  и  направился  к
дверям.
   - Не беспокойтесь, я сам  открою.  Если  вам  понадобится  какая-либо
помощь, не стесняйтесь, стучите в мою дверь в любое время.
   - Спасибо за предложение.
   - Тц, тц, не стоят благодарности. Мне это лишь доставит удовольствие.
   - Мистер Чейзен, у меня есть одна  просьба.  Могу  я  воспользоваться
вашим телефоном в случае необходимости?  Телефонная  компания  никак  не
подключит мой.
   - Будь у меня телефон, я бы с радостью... Но  у  меня  его  нет.  Мне
некому звонить.
   Элисон сочувственно покивала головой.
   - Спокойной ночи, моя дорогая, - сказал он и предостерег: -  Ешьте  и
пейте в меру.
   - Спокойной ночи.
   - Я чуть не забыл. -  Чейзен  приподнял  кошку.  -  Скажи  "спокойной
ночи", Джезебель. - Кошка ничего не сказала.  -  Не  знаю,  что  на  нее
сегодня нашло. Может, простудилась. - Он покачал головой, пожал плечами,
вышел и закрыл за собой дверь.
   И Элисон снова осталась одна. Она повернула ключ  в  замке,  накинула
цепочку и вернулась к столу. Посмотрела на  сгоревшие  уже  на  четверть
свечи и заключила, что, несмотря на то что в  голове  у  Чейзена  полный
сумбур, его визит доставил ей удовольствие.
   Элисон взяла в руки вилку и начала постукивать ею по краю  тарелки  в
унисон с тиканьем часов, оглядывая празднично накрытый стол.  Неожиданно
она остановилась и  склонилась  над  столом.  Рядом  с  солонкой  лежала
маленькая, десять на четыре, фотография в скромной рамке. С черно-белого
глянцевого снимка  на  нее  смотрел  Чейзен  в  черном  костюме,  черном
галстуке, с букетом  роз  в  руке.  Он  улыбался  во  весь  рот.  Элисон
покрутила фотографию в руках. Странно,  что  она  не  заметила,  как  он
оставил ее. И почему он ничего не сказал об этом? Может, это  подарок  к
новоселью? Или у него такая визитная карточка? Как бы то  ни  было,  это
довольно мило. Элисон подошла к  камину  и  поставила  фотографию  точно
посредине. Старику будет приятно, когда он увидит ее, зайдя в  следующий
раз. Элисон отвернулась и нахмурилась. Она начинала терять терпение. Где
же Майкл?

Глава 5

   - Истерия может вызывать различные  заболевания,  -  заключил  Майкл,
когда Элисон закончила описывать свое самочувствие во время  похорон,  -
Но я не истеричка! - запротестовала она. Он  поправил  манжеты  рубашки,
звякнув блестящими золотыми запонками с инициалами  М.  С.  Ф.  -  Майкл
Спенсер Фармер. Они были очень  красивы.  Четырнадцать  каратов  золота.
Подарок Элисон ко дню его рождения в том самом июле.
   - Внешне нет, - согласился он. - Но мы-то с тобой знаем, а?
   Он проследил за ее реакцией. Элисон сидела, выпрямившись на стуле,  и
наблюдала за игрой отблесков пламени свечи на его смуглом  лице.  Взгляд
его живых темно-карих глаз был испытующим, каким-то даже  гипнотическим.
Майкл казался таким же,  как  всегда,  а  Элисон  между  уходом  Чарльза
Чейзена и его появлением замучила себя  вопросами  до  умопомрачения  Не
переменился ли он? А она сама? Даже после того, как он  вошел  в  дверь,
вопросы  продолжали  терзать  ее.  Она  лишь  кивнула  головой  в   знак
приветствия, решив, что так будет лучше всего. В конце концов у нее есть
причины сердиться: он опоздал на полтора часа, и это после того, как  на
полторы недели  задержался  в  своей  Албании.  Он  не  заслужил  нежной
встречи, он заслужил равнодушие. К тому же равнодушие - отличный  способ
скрыть  собственные  сомнения.  Но  сейчас,  после   обмена   подарками,
экскурсии по квартире, чудесного ужина, Элисон решила,  что  тревожилась
зря. И ей сразу стало хорошо и спокойно.
   - Я всегда говорил, что стресс оказывает влияние на весь  организм  в
целом, - продолжал Майкл. - Человек отгораживается от  внешнего  мира  и
сосредоточивается  на  своих  переживаниях  до  тех  пор,  пока  это  не
перерастает в настоящую болезнь или  симптомы  мнимой.  -  Он  приподнял
наполовину наполненный бокал вина, оглядывая заставленный посудой стол с
остатками ужина. - Ты могла бы заполучить и что-нибудь похуже мигрени.
   - Возможно.
   - Что говорят врачи?
   - Ничего.
   - А после возвращения ты хорошо себя чувствовала? - задумчиво спросил
он.
   - Да, - ответила Элисон, опустив эпизод в  студии  Джека  Туччи.  Она
посмотрела в сторону окна и подумала, что надо купить кое-что из мебели,
чтобы закончить оформление той части  гостиной.  Завтра,  после  ночи  с
Майклом, у нее будет самое подходящее для этого - немного сумасшедшее  -
настроение.
   Майкл откинулся на спинку стула и  зевнул  во  весь  рот,  запрокинув
голову и закрыв лицо руками.
   - Устал? - спросила Элисон.
   - Нет, но изрядно захмелел, - признался он, нежно поглаживая  бутылку
вина. - К тому же столько впечатлений за один день...
   - Каких именно?
   - Эта волшебная атмосфера - особенно свечи, твоя  новая  квартира.  -
Краешком глаза он уловил ее улыбку. - И ты. Я совсем не бесчувственный.
   - Я знаю, - согласилась Элисон, беря его за руку. - Все  так  и  было
задумано. Чтобы ты растаял, нужно просто немножко потрудиться.
   - Немножко?
   - Да нет, пожалуй, как следует. Майкл улыбнулся.
   - А ты неплохо меня знаешь.
   - Я давно тебя знаю.
   Он коснулся губами молочно-белой кожи ее руки.
   - Слишком давно.
   - Это как понимать?
   - Достаточно, чтобы научиться управлять моими эмоциями.
   - А у меня это получается?
   - Вполне.
   Они  посидели  молча.  Тишину  нарушало   лишь   тиканье   часов   да
потрескивание поленьев в камине.
   - Странно, -  заговорила  Элисон,  -  с  того  момента,  как  самолет
приземлился в нью-йоркском аэропорту, я не могла вынести  даже  мысли  о
доме. А сегодня вспомнила  все  четыре  месяца.  И  осталась  совершенно
спокойной.
   - Ничего удивительного в этом нет.
   - Почему?
   - Ты просто успокоилась. Я это чувствую. Она прикрыла глаза.
   -  Когда  я  прочитала  твою  записку,  я   очень   расстроилась.   И
разозлилась. Я вся была погружена в мечты о  нашем  воссоединении  после
разлуки. Очень романтично, между прочим.
   - И полезно. Встреча со мной немедленно сняла бы нервное напряжение.
   - Да.. Но тебя не было.
   - Прости. Я ничего не мог поделать.
   - Дела, - пробормотала она. Майкл кивнул.
   - Возможно, это даже хорошо, что я уезжал.  У  тебя  было  время  как
следует подумать.
   - О чем?
   - О своей жизни. Она ничего не ответила.
   - О том, что значит для тебя смерть твоего отца, - жестко добавил он.
Элисон похолодела.
   - Я достаточно передумала. - Она резко отвернулась. Наступила длинная
пауза.
   - С этим кончено! - закричала она. Она схватилась руками  за  голову,
глядя прямо перед собой широко  раскрытыми  глазами.  Затем  улыбнулась,
всеми силами изображая, что ничуть не взволнована.
   - Все! Хватит!
   Сидя неподвижно, Майкл наблюдал за ней и думал о чем-то своем.  Затем
вдруг помрачнел.
   - Что-то не так? - спросила Элисон, заметив,  как  он  переменился  я
лице, хотя ответ был очевиден. Но он тем не менее ответил:
   - Все в порядке.
   - Единственное, чему ты так и не научился, Майкл, это лгать мне.  Что
не так?
   Он поднял на нее глаза и спросил:
   - Перечислить все?
   - Не понимаю.
   Майкл поднялся со стула и не спеша,  с  бокалом  в  руке  прошелся  к
камину. Пошевелил кочергой поленья. Огонь разгорелся ярче.
   - Хороший огонь, - сказал он. Наклонился и бросил в  камин  еще  одно
полено Несколько минут он простоял, согнувшись, глядя на  пламя.  Элисон
спросила, о чем он задумался.
   - О разном, - отозвался он. - О  людях  и  домах,  о  пути  к  твоему
полному возрождению. - От него не ускользнуло ее  замешательство.  Часы,
стоявшие позади него, отбили  время,  примерно  через  шесть  секунд  им
вторили часы справа от него. Майкл отметил про себя расхождение. -  Твой
отец мертв, - с нажимом произнес он, словно совершая открытие,  и  снова
замолчал на несколько минут. - Ответь мне, пожалуйста, на один вопрос  -
Он снова сел за стол и пристально смотрел на нее.
   - Пожалуйста, - сказала Элисон. Она знала, что этого не  избежать,  и
лишь удивлялась, что Майкл не начал пытать ее раньше. Она  готовилась  к
этому весь вечер.
   - Почему ты ушла из дома?
   Элисон вопросительно взглянула на него.
   - Ты знаешь, что я имею в виду! Элисон блуждала взглядом по  комнате,
избегая встречаться с ним глазами.
   - Я хотела стать фотомоделью, а Нью-Йорк - самое подходящее место для
этого. - Заметно побледнев, она нервно накручивала локон на палец.
   - Это мы уже проходили. -  Майкл  подался  вперед.  -  Я  хочу  знать
настоящую причину. Причину, по которой ты ВЫНУЖДЕНА была уйти  из  дома.
Почему за семь лет ты  ни  разу  не  навестила  свою  семью?  Почему  не
позволила мне поехать вместе с тобой в июле? Мне продолжать?
   - Я хотела стать  фотомоделью,  -  монотонно,  словно  под  гипнозом,
повторила Элисон. Он тяжело вздохнул.
   - Отец сделал твою жизнь дома невыносимой.
   - Да, ты знаешь это.
   - И поэтому ты ушла из дома.
   - Если тебе угодно.  -  Она  отвела  глаза.  -  Что  ж,  скажем  так:
благодаря этому мне легче было покинуть дом Я никогда это не скрывала.
   - Есть что-то еще. Какая-то душевная травма. И на этот раз ты скажешь
мне все - Майкл скомкал салфетку и швырнул ее в салатницу. -  Твой  отец
умер, и таиться больше незачем  -  Он  помолчал,  ожидая  ответа  Элисон
сидела с каменным лицом.
   Он продолжил:
   - Что-то сделало тебя фригидной! Мы сумели решить проблему в том, что
касается физиологии, но мы так и не добрались до сути вопроса.
   Она закосила губу.
   - В тысячный раз говорю тебе: я хотела  стать  фотомоделью,  -  мягко
произнесла она, но в голосе ее чувствовалось напряжение. Эдисон  и  сама
не знала, зачем она отпирается и почему не расскажет ему  правду.  Но  с
другой стороны, она столько раз  уже  повторила  ложь,  что  та  как  бы
приобрела статус правды. Элисон поморщилась. Впервые  вранье  вызвало  у
нее отвращение. Она многим обязана Майклу; он с  ней  намучился,  прежде
чем  сумел  разрушить  психологический  барьер,  мешающий  ей   получать
удовольствие от нормальных отношений с мужчиной.
   - Что ж, не хочешь, как хочешь, - сказал он.
   - Не понимаю, почему тебе не дает это покоя.
   - Ты все прекрасно понимаешь. До тех пор, пока ты не  расскажешь  мне
правду, между нами что-то  будет  стоять,  и  ты  не  сможешь  до  конца
избавиться от своего прошлого. Но раз ты еще не готова, я приму  версию,
будто ты хотела стать фотомоделью. Но с одной оговоркой: на самом деле я
этому не верю.
   - Ты всегда остаешься юристом, -  сказала  Элисон,  в  очередной  раз
убеждаясь в неспособности Майкла вести разговор, не впадая в риторику.
   - Тем и интересна профессия адвоката: берешь факты, перемешиваешь их,
добавляешь немного соли и перца  и  приходишь  к  выводу,  что  основной
ингредиент как раз и отсутствует.
   - Или изобретаешь что-нибудь, чего там и в помине не было.  -  Элисон
взяла со стола веточку сельдерея и начала с  ожесточением  рвать  ее  на
части.
   - Никогда, - резко ответил Майкл. Он сидел, выпрямившись, и барабанил
пальцами по скатерти. - Я не терплю домыслов. Логика, только логика.
   - И все же тратишь девяносто процентов времени на пустые размышления.
   - Я никогда не размышляю впустую. - Майкл достал  из  кармана  тонкую
сигару и закурил, откинувшись на спинку стула. Он пристально смотрел  на
Элисон, его правое веко дергалось, выдавая волнение - Противно  смотреть
на то, как ты лжешь самой себе.
   - Майкл, я...
   - Да? Говори.
   - Мне нечего говорить, - отрезала она. -  Не  надо  больше  вопросов,
пожалуйста. Не мучай меня.
   Несколько минут он смотрел на нее. Затем взял ее за  руку,  лицо  его
потеплело.
   - Забудь все, что я сегодня говорил, - попросил он. Но в  голосе  его
еще звучали обвинительные нотки.
   - Хорошо, Майкл, - сказала Элисон и отвернулась.
   - Я говорю серьезно. - Майкл взял бутылку вина, встряхнул  ее,  чтобы
проверить, осталось ли там что-нибудь, разочарованно поставил обратно  и
побрел на кухню.
   Он возвратился с новой бутылкой бордо и со штопором.
   - Знаешь, который сейчас час? -  спросил  он,  вытаскивая  пробку  из
бутылки.
   - Нет, - ответила Элисон, не желая смотреть на часы.
   Майкл разлил вино по бокалам.
   - Три часа, если верить правым часам. - Он виновато  улыбнулся.  -  И
примерно три пятьдесят девять и пятьдесят четыре  секунды,  если  верить
левым. - Он сделал глоток из своего бокала и замолчал.
   - Не знаю уж почему, но я люблю тебя, - прошептала Элисон, поднимаясь
со стула. Она подошла к Майклу, присела  к  нему  на  колени  и  ласково
обняла его. - Черт тебя побери...
   Он бросил выразительный взгляд  в  сторону  спальни,  она,  улыбаясь,
смотрела на него, затем встала и медленно пошла по направлению к  двери.
Майкл взял со стола бокалы и бутылку  и  подошел  к  камину  разворошить
дрова, чтобы они быстрее прогорели.
   - Кто это? - спросил он, снимая с полки фотографию.
   - Брат Герберта Гувера, - рассмеялась Элисон. Поднеся снимок ближе  к
глазам, он покачал головой и произнес:
   - Не будь смешной. Это вовсе не брат Герберта Гувера.
   - Это зависит от угла зрения, - ответила она, расстегивая пуговицы на
блузке.
   - Кто это?
   - Чарльз Чейзен. Он поднял брови.
   - Сосед сверху. Из квартиры 5-Б. Нанес мне визит вместе  с  кошкой  и
попугаем перед самым твоим приходом.
   Майкл продолжал изучать снимок.
   - Какую-то кошку я видел, -  сообщил  он,  облокачиваясь  о  каминную
полку.
   Элисон вопросительно посмотрела на него.
   - Черная с белым. Она бежала вверх по лестнице.
   - Это Джезебель, - сказала Элисон. - Странно, что Чейзен разрешил  ей
разгуливать по зданию одной. Он так трясется над ней и над птицей.
   - Сколько ему лет?
   - Думаю, под восемьдесят, плюс-минус пять лет.
   - Немного не в себе?
   Она с сожалением кивнула.
   Майкл разглядывал фото со всех сторон.
   - Его  физиономия  здорово  смахивает  на  чернослив.  Рассердившись,
Элисон подошла к камину.
   - Очень смешно, - проворчала она, отнимая у  него  фотографию.  Языки
пламени тотчас же заплясали на стекле. - Все, что нужно, он  соображает.
- Она поставила снимок обратно на полку. - Он просидев у меня целый час,
рассказывая историю своей жизни.  Рассказ,  как  ты  догадываешься,  был
весьма содержательным. Жалкое зрелище: маленький  старичок,  у  которого
ничего не осталось, кроме кошки, птицы и воспоминаний.
   - Бывает и хуже.
   - Не хотела бы, чтобы моя жизнь пришла к такому  финалу:  просыпаться
по утрам лишь затем, чтобы ждать,  когда,  наконец,  наступит  вечер.  И
коротать дни за беседой с кошкой. - Элисон  протянула  руку,  коснувшись
плеча Майкла, и сняла с полки камею. - Он думал, Это Герберт Гувер. И  я
не смогла разубедить его, - Она погладила рукой резную поверхность. -  И
знаешь, я даже рада, что мне это не удалось.
   Майкл тихонько взял ее за подбородок и поцеловал в переносицу.
   - Почему бы нам не поговорить  о  нем  как-нибудь  в  другой  раз,  -
предложил он и принялся расстегивать рубашку.
   Элисон улыбнулась и пошла вслед за ним в спальню.
   В комнате было темно. Майкл стоял перед  большим  зеркалом,  висевшим
позади кровати. Смутное отражение было почти  неподвижным.  Лишь  редкое
мерцание уличных огней и грациозные движения тела Элисон нарушали  покой
неясных очертаний и глубоких теней. Элисон повесила блузку в шкаф справа
от кровати. Никогда еще  ее  тело  не  казалось  ему  столь  желанным  и
чувственным, как сейчас, в полутьме зеркала.
   Он снял рубашку, сложил ее и повесил на спинку стула. Подошел к  окну
и начал опускать штору.
   - Не надо, - тихо проговорила Элисон, - здесь некому подглядывать.
   Майкл выглянул наружу, кивнул и отпустил веревку.
   Элисон сбросила с кровати покрывало и легла.
   - Ты счастлива? - спросил он.
   - Очень.
   Майкл снял последнее, что на нем оставалось - коричневые носки,  -  и
осторожно пробрался к кровати. Обвив рукой ее плечи, он прижал ее к себе
и нежно целовал ей уши и гладил грудь. Внезапно  он  остановился.  Зажег
ночник и нащупал висящее у нее на шее распятие.
   - Что это? - спросил он, тяжело дыша.
   - Распятие.
   - Вижу. Откуда оно у тебя? Элисон перевела дыхание.
   - Из комнаты моего отца.
   - Не знал, что ты католичка.
   - Разве?
   Он покачал головой.
   - И давно?
   - Всю жизнь. -  Элисон  помолчала,  щурясь  на  свет  ночника,  затем
протянула руку и выключила его. - Тебе обязательно разговаривать со мной
при свете?
   - Элисон, ты никогда... Она не дала ему договорить:
   - Последние несколько лет я  почти  отошла  от  всего  этого.  Совсем
отошла.
   - Это очевидно.
   - Но в детстве я верила.
   - А почему перестала?
   - Майкл, прекрати. Поговорим на эту тему потом.
   Он решительно замотал головой, снова включил  свет  и  повторил  свой
вопрос.
   - Давай так:  я  просто  утратила  веру,  -  сказала  она,  прекрасно
Понимая, что такой ответ не устроит его. Она глубоко вздохнула.
   - Это как-то связано с тем, что ты ушла из дома?
   - Нет. -  Элисон  пыталась  держать  себя  в  руках,  но  раздражение
прорывалось наружу.
   - Не идет тебе это, - произнес Майкл, помолчав. Она прижала  распятие
к губам.
   - По-моему, оно очень красивое.
   - Оно-то красивое. Католичество тебе не идет.
   - Почему бы не предоставить мне самой судить об этом?
   - Я лишь высказываю свое мнение.
   - Ты просто не можешь допустить существование чего бы то ни было, что
чуждо тебе!
   - Ты сама не веришь в то, что говоришь!
   - Да это ясно как день!
   - Я с пониманием отношусь к любой религии.  Но  если  память  мне  не
изменяет, ты была убежденной атеисткой.
   - Люди меняются.
   - Судя по всему, да. Она отвернулась.
   - Я протестую против допроса в подобной обстановке. Ты  находишься  у
меня в постели, а не в зале суда.
   - Я не допрашиваю тебя.
   - Ты занимался этим весь вечер. Не успел в дверь войти.
   Майкл сел и уткнулся головой в колени.
   - Все. Хватит, - произнес он, с трудом сдерживая ярость. - Я не желаю
тратить время на дурацкие споры.
   - Начал ты. Я рта не раскрывала. Все, что я сделала - это надела свое
старое распятие - подарок отца. И что с того?
   Он кивнул головой.
   - Прости. - Он снова прикоснулся к цепочке. - Хочешь носить эту штуку
- хорошо. Хочешь ходить в церковь по воскресеньям  -  хорошо.  Я  просто
немного удивился.
   "Удивился", - подумала Элисон, лишь сейчас осознав, что и  сама  была
удивлена не меньше в тот день, когда вернула себе распятие.
   Они молча смотрели друг на друга. Слова были ни к чему. Затем  Элисон
зажала в руке распятие и поудобнее устроилась на подушке,  не  глядя  на
него.
   - Выключи, пожалуйста, свет, - попросила она.
   Майкл продолжал пристально на нее смотреть, никак не реагируя. Она  с
раздраженным видом повернулась к нему  спиной,  потянулась  и  выключила
свет.
   "Я была крайне удивлена", - подумала она.

Глава 6

   Элисон взбежала по каменным ступеням крыльца, прижимая к себе  пакеты
с продуктами, купленными в супермаркете на улице Коламбус - именно  там,
где и говорила мисс Логан. Она устала. Хотя сейчас  едва  перевалило  за
полдень, она успела уже съездить на Фоли-Сквер - послушать речь Майкла в
уголовном процессе, провести два  часа  в  редакции  "Космополитэн",  и,
наконец, зайти в супермаркет - а мало что  Элисон  так  ненавидела,  как
хождение по магазинам.
   Среди небывало мрачной осени вдруг выдался погожий  денек.  С  начала
октября стояла сырая и холодная погода. Город постепенно впадал в зимнюю
спячку. Но не сегодня! Элисон ощутила прилив оптимизма. В  конце  концов
должно когда-нибудь наступить бабье лето!
   Она заглянула в почтовый ящик и, ничего  там  не  обнаружив,  открыла
входную дверь и пошла по устилавшему холл мягкому  ковру,  приглушавшему
звуки. Начала подниматься по лестнице и остановилась на  полпути,  чтобы
потрясти перила. Она неукоснительно придерживалась этого ритуала с  того
самого дня, как впервые вошла сюда в сопровождении мисс Логан. Перила не
шелохнулись, они по-прежнему были крепкими.
   Элисон добралась до площадки первого этажа. Дверь в квартиру 2-А была
приоткрыта, в холл проникал луч света. Она остановилась и с любопытством
заглянула в щелку, но почти ничего не увидела.  Тогда  она  придвинулась
ближе и просунула  голову  внутрь,  приоткрыв  дверь  пошире.  Взору  ее
открылась гостиная.
   Элисон стояла, не двигаясь, не решаясь входить без приглашения.
   - Хэлло! Есть кто-нибудь дома?
   Она подождала ответа, Тишина.
   Квартира выглядела абсолютно  пустой.  Разве  можно  оставлять  дверь
открытой!  Хозяева  рискуют  недосчитаться  по   возвращении   некоторых
предметов обстановки.
   Элисон шагнула в  комнату  и  огляделась.  Мебель  была  ухоженной  и
чистой. В квартире стояла какая-то  неестественная  тишина,  воздух  был
странно неподвижен. Элисон с опаской озиралась, втянув голову в плечи.
   - Хэлло, - неуверенно повторила она, перехватив поудобнее  пакеты.  -
Есть здесь кто-нибудь? Тишина.
   Элисон  пожалела,  что  слишком  честна.  Будь  она   хоть   капельку
клептоманкой, здесь можно было бы  кое-чем  поживиться.  Эти  вещи  куда
лучше смотрелись бы в ее квартире,  нежели  в  этом  царстве  эклектики.
Взять хотя бы эту старинную лампу. Или плетеные кресла. Никто никогда не
узнает. Хотя нет, огонь в камине еще как следует не разгорелся,  поленья
почти нетронуты, их явно положили совсем недавно. Видно, хозяин вышел на
минутку и скоро вернется.
   Элисон смотрела на тяжелые жалюзи; судя  по  их  виду,  открывали  их
нечасто.
   -  Есть  кто-нибудь  дома?  -  повторила   она   в   последний   раз,
подбадриваемая разгоравшимся огнем. Отблески  его  весело  заплясали  на
черном экране, стоящем перед камином.
   Никакого ответа не последовало. Эдисон повернулась, чтобы уходить.
   Прямо перед ней стояла  женщина.  Ростом  примерно  пять  футов  пять
дюймов. Ни  грамма  косметики  на;  поразительно  красивом,  с  идеально
правильными чертами лице, Элисон не могла удержаться  от  восхищения.  В
дверях показалась еще одна женщина. Она была на  один-два  дюйма  повыше
первой.  Густой  слой  грима  покрывал  остренькое  личико.   Кожа   так
обтягивала кости, словно она перенесла пластическую операцию. Но женщина
не выглядела настолько старой. Элисон решила, что ей лет тридцать  пять.
Может, тридцать всеем"". Но не  больше.  Если  от  первой  так  и  веяло
нежностью, эта являла собой воплощение суровости.
   Элисон была озадачена.  Как  им  удалось  неслышно  подкрасться?  Она
осторожно разглядывала хозяек, отметив, что одеты  они  скромно,  но  со
вкусом. Затем взгляд  ее  упал  на  ноги  женщин.  Обе  носили  балетные
тапочки. Элисон  снова  посмотрела  на  стены  комнаты.  Повсюду  висели
картины с изображением балерин и  афиши,  возвещавшие  о  представлениях
Королевского Балета. Элисон вновь опустила глаза на тапочки. Танцовщицы?
Возможно, именно поэтому она не расслышала  их  шагов.  В  смущении  она
забормотала:
   - Я.., э...
   - Чем можем вам служить? - сухо спросила та, что повыше.
   Элисон смешалась.
   - Говорите же! - приказала женщина. Она говорила, почти  не  разжимая
губ; создавалось впечатление, будто слова за нее произносит спрятавшийся
в комнате чревовещатель.
   - Я шла домой с покупками...  Я  недавно  переехала...  Увидела,  что
дверь открыта и решила зайти представиться. - Элисон помолчала и, поняв,
что ответа  не  дождется,  продолжала:  -  Уверяю  вас,  никаких  других
намерений у меня не было.
   Она с  трудом  выдавливала  из  себя  слова.  Женщины  по-прежнему  с
неприязнью смотрели на нее.
   - Меня зовут Элисон Паркер, -  представилась  она,  поразившись,  что
сумела вспомнить свое имя в столь напряженной обстановке.
   Высокая женщина приблизилась на шаг и уставилась ей  прямо  в  глаза.
Затем криво усмехнулась:
   - Вы уж простите нас, - сказала она, проходя мимо Элисон в гостиную.
   Дивясь неожиданной перемене, Элисон следила,  как  обутые  в  тапочки
ноги мягко ступают по  ковру.  Без  сомнения,  она  танцовщица  или,  по
крайней мере, была ею когда-то.
   - У нас нечасто бывают гости. Я - Герда. Имя норвежское. А это, - она
указала на вторую женщину, - Сандра.
   Элисон кивнула Сандре, которая хранила  молчание  и  не  двигалась  с
места.
   - Проходите, пожалуйста. Увидите, как у нас славно. - Герда размотала
красный шарф и положила его на каминную полку. - Особенно я люблю камин.
С ним так тепло и уютно. И вы непременно выпьете  с  нами  кофе.  -  Она
обернулась, ожидая ответа.
   - Честно Говоря, я...
   - Нет. Я настаиваю!
   Элисон раскрыла было рот,  чтобы  отказаться:  она  чувствовала  себя
здесь не в своей тарелке. Даже слова приглашения были произнесены отнюдь
не гостеприимным тоном. Но несмотря на все свое желание,  она  не  могла
уйти. Что-то заставляло ее остаться и познакомиться поближе с  этими  не
особо располагающими к себе людьми. Хотя бы  для  того,  чтобы  избежать
подобных неприятных ситуаций в будущем.
   -   В   Нью-Йорке   редко   предоставляется   возможность    проявить
гостеприимство, - сказала"Герда.  -  Такой  уж  это  город.  Жители  его
слишком подозрительны и ревнивы. И эгоистичны. - Она замолчала,  достала
с серебряного блюда сигарету и предложила Элисон.
   - Я не курю. : Герда кивнула, выражая свое одобрение.
   -  Кладите  пакеты  на  стол  и  присаживайтесь,  -  пригласила  она,
направляясь в кухню. - Я недавно поставила вариться кофе,  должно  быть,
он уже готов. Если хотите чаю, я могу вскипятить воды.
   - Я с удовольствием выпью кофе, - сказала Элисон, садясь наискосок от
Сандры, которая переместилась на потертую коричневую софу.
   - Познакомились уже с кем-нибудь в нашем  доме?  -  донесся  с  кухни
голос Герды.
   - Да, с мистером Чейзеном сверху. Он зашел ко мне вечером, пару  дней
назад, с кошкой и птицей.
   - Приятный человек.
   "Приятный человек?" - удивилась Элисон. - "Они явно не  слышали,  как
он отзывается о них".
   - Он говорил мне о вас, - произнесла она вслух.
   - Конечно, что-нибудь хорошее?
   - Разумеется, - ответила Элисон.
   - Мы не часто общаемся с соседями. Сказывается то самое  нью-йоркское
негостеприимство. Люди, живущие в соседней квартире, с  тем  же  успехом
могли бы жить где-нибудь в Сибири. Я вовсе не оправдываю себя:  мы  тоже
грешны.
   - Не думаю,  что  все  так  уж  мрачно.  Визит  мистера  Чейзена  это
доказывает, и не где-нибудь, а здесь, в нашем доме. - Элисон улыбнулась.
- Надо просто активно искать общения.
   - Какая вы отважная, - заметила Герда с ноткой сарказма в голосе.
   Элисон нахмурилась и обернулась к Сандре.
   - Вы давно живете здесь? - В ожидании ответа она заерзала  на  стуле.
Девушка не шелохнулась.
   - Пусть вас не смущает молчание Сандры, - раздался голос с  кухни.  -
Она никогда не разговаривает - только со мной и лишь когда мы одни.
   Элисон переварила эту информацию и решила больше не пытаться наладить
общение с девицей. Обернувшись, она увидела Герду с подносом в руках.
   - Угощайтесь, - сказала та, ставя поднос на стеклянный столик.
   - Спасибо.
   Герда вынула сигарету изо рта и затушила ее в пепельнице.
   - Хотела вас спросить, - начала она, откашлявшись.
   - Да, - отозвалась Элисон.
   - Вы носите распятие. Откуда оно у вас? Элисон опустила глаза. Так  и
есть: крест выбился из-под свитера. Обычно она старалась прятать его под
одеждой.
   - Из дома моих родителей, - отвечала она.
   - Где оно сделано?
   - Не знаю. Это подарок. - Она засунула распятие под свитер.
   - Похоже на французское.
   - Вполне возможно. Как я сказала, я не знаю.
   - Ясно, - коротко ответила Герда. - Обожаю  красивые  вещи,  особенно
распятия. - Она достала из-под блузки свое, побольше, чем у Элисон. Судя
по  всему,  оно  было  очень  древнее  и  принадлежало  эпохе   большого
религиозного подъема. - Я приобрела его  в  Венгрии.  Одиннадцатый  век.
Работа славянских монахов. Элисон подалась вперед.
   - Оно, должно быть, стоит целого состояния.
   - Возможно, но не в денежном выражении, если вы понимаете, о  чем  я.
Вы религиозны? Помолчав, Элисон ответила:
   - Нет.
   - А мы - да. Так что нам трудно  переводить  знак  Христовой  веры  в
доллары и центы. Сандра медленно кивнула.
   - Извините, - сказала Элисон.
   - Ничего страшного.  В  наш  век,  в  Нью-Йорке  религиозные  чувства
ценятся так  же,  как  гостеприимство  и  понятие  "соседи".  Постепенно
выходят из употребления. -  Герда  пристально  смотрела  на  нее.  Крест
свисал с ее шеи.
   - Можно кофе? - спросила Элисон, нервно облизывая губы.
   - Естественно. Для этого он здесь и стоит. Элисон наклонилась вперед,
выбрала себе чашку, налила кофе, добавила чуть-чуть сливок и три кусочка
сахара. Краешком глаза она продолжала следить за хозяйками.
   - Мы здесь живем уже несколько лет, - заговорила  Герда,  отвечая  на
вопрос, который Элисон задавала Сандре.
   - Как хорошо, - отозвалась Элисон.
   - Да. Как хорошо, - повторила Герда с расстановкой.
   - А где вы жили раньше?
   - В Европе. Девять фантастических лет в Париже, а до этого - в  Осло,
где я и родилась.
   - Я тоже люблю Париж, - вставила Элисон.
   - Да что вы? Вот удивительно. Обычно американцы его не любят.
   - Почему?
   - Они признают,  что  город  красив,  еда  восхитительна,  но  им  не
нравятся французы. - Герда помолчала, водя кончиком языка по губам. -  И
наоборот. Французы, со своей стороны, тоже не в восторге от американцев.
С тех пор, как де Голль возродил французский национализм, скрытая прежде
неприязнь к американцам прорвалась наружу. Все это происходило  на  моих
глазах. - Герда явно была горда, тем, что ей довелось  стать  свидетелем
исторических событий. Склонившись над столом, она налила себе чашку кофе
- без молока, без сахара. - Но, с другой стороны, я понимаю, почему  вам
понравился Париж. Вы красивая женщина, а французы так галантны. -  Герда
сделала глоток из чашки и улыбнулась. - Кофе удался, - заключила она.
   - Вы познакомились с Сандрой там? - поинтересовалась Элисон.
   - Нет, она американка. Никогда в Европе не была. - Герда взглянула на
подругу, ответившую ей еле заметным кивком головы. - Мы познакомились  в
Нью-Йорке, вскоре  после  моего  приезда  сюда.  До  этого  она  жила  с
мужчиной, который ужасно с ней обращался. - Герда  матерински  похлопала
Сандру по коленке. - Я убедила ее избавиться от него. Она послушалась. А
после переехала ко мне и теперь я забочусь  о  ней.  -  Герда  и  Сандра
обменялись загадочными полуулыбками.
   Элисон потягивала  кофе,  внимательно  наблюдая  за  ними  и  пытаясь
разгадать  зловещий  смысл  этих  слов  и  причину   их   неестественной
привязанности друг к другу.
   - Мужчины - садисты! - прокричала Герда с яростью.
   Чуть не поперхнувшись от неожиданности, Эдисон возразила:
   - Вы чересчур обобщаете. Мои знакомые мужчины, в большинстве своем  -
добрые и милые люди.
   Глаза Герды сузились, неясная улыбка заиграла на ее губах.
   - Понятно, - сказала она. - Тот джентльмен  в  коричневой  спортивной
куртке, что ушел от вас вчера утром, он ваш любовник?
   Элисон недоумевающе взглянула на нее.
   - Он ваш любовник? - повторила Герда свой вопрос.
   - Да.
   Герда медленно  потягивала  кофе,  не  сводя  с  Элисон  глаз,  затем
поставила чашку и скрестила руки на груди.
   - Похоже, он недурен в постели.
   - А это уж не ваше дело, - вспылила Элисон.  Герда  потупила  глазки,
изображая раскаяние.
   - Пожалуйста, еще раз простите меня. Я сама человек очень откровенный
и,  увы,  порой  забываю  об  элементарных  правилах  приличия.  -   Она
посмотрела на  Сандру  и  улыбнулась,  непослушные  губы  растянулись  в
странной гримасе. - Видите ли, мы с Сандрой ничего не скрываем  друг  от
друга, и это уже вошло в привычку.
   - Я.., э... Я понимаю, - с трудом  подбирая  слова,  Элисон  пыталась
сменить тему. - Мне очень нравится, как обставлена ваша квартира. Я тоже
предпочитаю сочетание различных стилей.
   - Мы рады, что вы одобряете наш вкус,  -  сказала  Герда,  и  в  этот
момент в спальне зазвонил телефон.
   Она поспешно  извинилась  и  вышла.  Элисон  посмотрела  ей  вслед  и
неохотно повернулась к Сандре.
   За те несколько секунд, что она не глядела на девушку, выражение лица
той совершенно  переменилось.  Теперь  на  нем  читалось  умиротворение.
Напряжение исчезло, губы разжались, в глазах появилось подобие жизни.
   Элисон скользила взглядом  по  лицу  и  телу  девушки.  И  оторопела.
Засунув руку  под  брюки,  Сандра  массировала  себя  легкими  круговыми
движениями. Ноги ее напряглись, видно было, как эйфория  разливается  по
всему ее телу. Движения становились все более  энергичными,  присутствие
Элисон нимало не  смущало  ее.  Она  была  полностью  погружена  в  свои
сексуальные  переживания.  Элисон  смотрела  на  девушку,  и  отвращение
боролось в ней с любопытством. Дыхание той становилось все глубже,  губы
ее подрагивали. Она достигла оргазма.
   Сандра вытащила руку, еще  раз  втянула  носом  воздух  и  замерла  в
прежней позе, словно ничего не  происходило,  и  все  лишь  померещилось
Элисон. Она снова была далека, холодна, неподвижна.
   Элисон замутило. Она вскочила в  намерении  немедленно  покинуть  эту
квартиру. Но что-то словно пригвоздило ее к месту.
   В комнату возвратилась Герда и присела на софу рядом с Сандрой.
   - Мы гордимся нашей квартиркой, - сказала  она  все  еще  стоявшей  в
оцепенении Элисон. Герда обладала забавной  манерой  как  ни  в  чем  не
бывало продолжать незаконченные разговоры и отвечать на  заданные  ранее
вопросы. - Мы немало потрудились, чтобы обставить  ее  как  следует.  Но
зато это обошлось нам недорого.
   - Это самый лучший способ, - согласилась Элисон, вновь  присаживаясь.
Любопытство пересилило желания бежать отсюда без оглядки.
   - И что интересно, - продолжала Герда, - большинство  этих  предметов
мы обнаружили в самых, казалось  бы,  неподходящих  местах.  Когда  ваши
глаза широко открыты, вы можете найти любые сокровища.
   Элисон и Герда продолжали  пить  кофе,  а  Сандра  время  от  времени
глотала чай из дымящейся чашки. Но судя по  всему,  чай  интересовал  ее
меньше всего. И без  того  не  слишком  оживленная  беседа  прекратилась
вовсе. Все трое сидели и молча смотрели друг на друга.
   Потихоньку Сандра придвинулась ближе к Герде  и  взяла  ее  за  руку.
Элисон вздрогнула с чашкой  в  руках,  пролив  при  этом  часть  кофе  в
молочник. Она наблюдала, как Сандра гладит руку Герды, как переплетаются
их пальцы.
   Тело Сандры с упоением отдавалось очередному приливу  эйфории.  Глаза
ее ожили, щеки порозовели. Герда оставалась бесстрастной.  Сандра  вновь
достигла оргазма.
   - Вы... Чем вы зарабатываете себе  на  жизнь?.  -  выдавила  из  себя
Элисон.
   - Ничем, - коротко ответила Герда.
   - Но ведь надо что-то делать,  чтобы  иметь  деньги.  Герда  покачала
головой, взглянула на свою плененную кисть,  снова  перевела  взгляд  на
Элисон и сжала руку, заставив Сандру содрогнуться в экстазе.
   Элисон, уже не на шутку встревожившись,  все  еще  пыталась  избежать
неминуемого столкновения.
   - Неужели вам не скучно? Чем вы занимаетесь? - спросила она.
   - Мы ласкаем друг друга.
   Элисон уставилась на нее, раскрыв от удивления рот.
   - Ласкаем! Гладим! - Герда говорила весьма определенно, раздраженно и
резко.
   Она  повернулась  и  потрогала  грудь  Сандры,  тело  той  отозвалось
конвульсивными содроганиями.
   Элисон вскочила на ноги.
   - Полагаю, мне лучше уйти, - выдохнула она. - Надо разложить покупки,
и потом у меня назначена встреча...
   - А я полагаю, что это очень неприлично - поесть и сразу  убегать,  -
сказала Герда.
   - Во-первых, я не ела, я пила, - Элисон покраснела от негодования.  -
И  о  каких  приличиях  может  идти  речь!  После  всей  этой   гадости!
Мастурбация и лесбиянство прямо перед моим  носом.  В  жизни  не  видела
ничего подобного!
   Глаза Герды сузились, словно у  кошки  перед  броском.  Она  медленно
поднялась с места.
   - Ты маленькая сучка, - процедила она сквозь зубы. Элисон прошмыгнула
мимо нее и принялась собирать свои пакеты; самый большой из них упал  на
пол. Она наклонилась, чтобы поднять его, но  Герда  наступила  на  пакет
ногой и прижимала к полу. Элисон схватила ее ногу и постаралась сдвинуть
с сумки. Нога не шелохнулась. Тогда она с  силой  вырвала  пакет,  Герда
упала и растянулась на полу. Поднявшись, она вцепилась Элисон в  волосы,
та выронила пакеты и впилась ногтями Герде в запястье. Герда  сморщилась
от боли и ослабила хватку.
   Элисон бросилась к двери, рывком распахнула ее  и  вылетела  в  холл.
Когда  на  пороге  показалась  Герда,  она   прижалась   к   перилам   и
приготовилась защищаться.
   Неожиданно Герда остановилась, устремив взгляд на  площадку  третьего
этажа.  Элисон  подняла  голову.  На  лестнице  стоял  Чарльз  Чейзен  и
поглаживал Джезебель. Мортимер, оживленно щебеча, перескакивал с  одного
его плеча на другое. Исчезла приятная улыбка. Сморщенное его личико было
бесстрастно, выцветшие глаза странно расширились.
   Герда задрожала. Быстро, не глядя на Элисон, она  шагнула  обратно  в
квартиру и закрыла дверь, Элисон пошатывало, она почти задыхалась.  -  Я
предупреждал вас! Да-да! С этого момента вы будете остерегаться их.  Они
- это зло. - Старичок спустился с лестницы  и  ласково  взял  Элисон  за
руку. - Теперь идемте. Я провожу вас.
   Элисон пошла вслед за ним вверх по лестнице. Он  ничего  не  говорил,
она тоже. Мысли теснились у нее в  голове.  Почему  Герда  ретировалась,
едва заметив маленького старичка? Она явно боится его. Почему? Элисон не
знала. И не задавала лишних вопросов. - Советую вам выпить пару таблеток
аспирина и лечь спать, - сказал Чейзен,  наблюдая  за  тем,  как  Элисон
лихорадочно пытается нащупать в сумке ключ. - Сон - лучший  доктор.  Что
за неприятное происшествие. Надеюсь, вы извлечете из этого урок.  Теперь
будете слушаться Чейзена.
   Элисон кивнула, вставляя ключ в замочную скважину.
   - Спасибо. Прямо и не знаю, как...
   - Не стоит об этом. Идите поспите.
   Элисон поцеловала старика в щеку и затворила дверь.

Глава 7

   - Мы готовы начинать, - объявил тощий, как карандаш, распорядитель. -
Всем ясно, кто в каком порядке выходит?  -  Он  нервно  накручивал  свои
длинные волосы на авторучку, ожидая ответа. - В таком  случае,  надеюсь,
вы будете точны, как часы.
   Элисон расправила брюки и  сделала  глоток  кофе  из  стоявшей  перед
зеркалом чашки. Она была готова.
   - Вики, пожалуйста! Элисон, прошу!

***

   Элисон и сама не ожидала, что придет сюда вовремя. Два  года  она  не
участвовала в показах моды "живьем", не хотела делать этого и сейчас. Но
она пообещала, к тому же показ был благотворительным.
   Прошлой ночью она почти не спала. За это надо  было  сказать  спасибо
Герде и Сандре. Несколько часов она пролежала в кровати,  боясь  закрыть
глаза, боясь заснуть. Она очень плохо переносила кошмары. Еще с детства.
Ничего на свете она не боялась так, как кошмаров. А сейчас  у  нее  было
такое  чувство...  Впрочем,  она  не  была  уверена,  но,  похоже,   она
испытывала такое же недомогание, как в детстве - недомогание, непременно
предшествующее кошмару.
   Элисон испробовала все способы, чтобы заснуть.  Сначала  выпила  чаю,
потом - горячего молока. Приняла  горячую  ванну.  Ничего  не  помогало.
Попыталась читать, но так нервничала, что не смогла даже удержать книгу,
та упала на пол. Интересно, слышали ли те двое внизу, этот звук?  А  что
они  сейчас  делают?  Лежат  в  постели  и  занимаются  любовью?  Элисон
поежилась. Она  встала  с  кровати,  подняла  книгу  и  положила  ее  на
тумбочку. Голова у нее кружилась, она упала на колени и зарылась лицом в
подушки, бессильно уронив руки. Как она устала!  Единственное,  чего  ей
хотелось - это немного поспать. Только бы все прошло! Только бы  прошло!
Так же твердила она в детстве  и  так  же  садилась  на  колени.  Голова
неслась куда-то, нервы  были  натянуты,  как  струны.  Элисон  чуть-чуть
приподняла голову и сложила руки перед собой. Сейчас эта поза показалась
ей странной; много лет прошло с тех пор, как она сидела так.
   - Ангел небесный, - молилась она, - мой Ангел-Хранитель...
   Она запнулась. Это же смешно. Ей двадцать шесть лет. Семь лет она  не
была в церкви. И каким образом может помочь этот глупый стишок ?
   - На дворе трава, на траве дрова. Аминь, - заключила она.
   И вскоре уснула.

***

   В десять прозвонил будильник. Пять с половиной часов  сна.  Голова  у
Элисон болела, веки  набрякли,  лицо  было  бледным.  Но  ей  ничего  не
приснилось. Она улыбалась, водя  ярко-зеленой  зубной  щеткой  по  своим
белоснежным зубам. Нет больше привидений! Нет чудовищ! Несмотря  на  то,
что ночь выдалась тяжелой,  тот  факт,  что  ей  ничего  не  приснилось,
заставлял забыть обо всех ночных мучениях.
   Элисон вышла из квартиры в четверть двенадцатого; времени  для  того,
чтобы поймать такси и успеть на  завтрак  с  Майклом,  было  достаточно.
Элисон неслась вниз по лестнице, папка - в одной руке, спортивная  сумка
- в другой;  на  лестничной  площадке  она  остановилась.  Квартира  2-А
находилась на расстоянии не более  десяти  футов,  дверь  была  заперта.
Элисон замедлила шаги. Она кралась, осторожно  переступая,  стараясь  не
шуметь, И не переставая наблюдать за дверью. Неужели теперь  она  каждый
раз будет так проходить мимо нее?
   Впрочем, неважно. Главное - пройти сейчас, на  следующее  утро  после
случившегося.
   Одолев десять  футов  практически  бесшумно,  Элисон  остановилась  и
прислушалась.  Никаких  подозрительных  звуков   не   раздавалось;   она
вздохнула с облегчением. Капелька пота стекала у  нее  по  щеке.  Элисон
вытерла ее и начала спускаться по лестнице. Как всегда, проверила перила
и замерла, заслышав доносившийся снизу шорох.
   Дверь парадного отворилась. Вошел  Чарльз  Чейзен  -  без  кота,  без
птицы. С помощью обеих рук и подбородка он с трудом  удерживал  огромную
коробку.
   Элисон пошла ему навстречу. Он шумно отдувался, опершись о перила.
   - Доброе утро! - воскликнул он. - Прекрасное утречко выдалось!
   - Как поживаете?
   - Великолепно, милая. А вы-то  как?  Забыли  о  вчерашнем  неприятном
инциденте?
   Немного поколебавшись, Элисон ответила:
   - Да.
   - Вот и хорошо. Вот и правильно.  -  Чейзен  принялся  взбираться  по
ступенькам. - На улице  промозгло.  Не  удивлюсь,  если  я  простудился.
Обязательно наденьте жакет.
   - Непременно.
   Он вдруг заторопился.
   - Не могу сейчас болтать. Очень занят.
   - Генеральная уборка?
   - Нет. Я вам все потом расскажу. Элисон уже спустилась в вестибюль, а
он продолжал подниматься по лестнице.
   - Мистер Чейзен!
   Он остановился и взглянул вниз.
   - Да.
   - Я хочу вас кое о чем спросить.
   - Только поскорее. Элисон покусала губу.
   - Почему та женщина так испугалась вас? Улыбка сползла  с  его  лица,
глаза засверкали.
   - Зло, я сказал.
   - Это не ответ на вопрос, - не отставала Элисон.
   - Зло.
   - Но...
   Он опустил на пол коробку и поднял руку со сжатым кулаком.
   - В свое время они получили от  меня  вот  это,  -  сказал  старичок,
потрясая в воздухе кулаком, - и я поколочу их  снова,  если  они  станут
досаждать моим друзьям.
   Элисон озадаченно смотрела на него.
   - Ясно, - проговорила она.
   - Держитесь от них подальше. Тц, тц. - Улыбка вновь вернулась к нему.
Он поднял коробку и продолжил свой путь.
   Элисон вышла из дома, поймала такси  и  минута  в  минуту  успела  на
назначенную встречу с Майклом.

***

   - Эка невидаль: лесбиянка и ее любовница. - Рот у  Майкла  был  набит
мороженым. - Когда влезаешь в логово льва и играешь с детенышами,  надо,
быть готовым к тому, что тебя укусят.
   - - Сравнение хромает.
   - Почему же?
   - Я не играла ни с какими детенышами.
   - Ладно, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты должна понять,
что лесбиянка, если ее спровоцировать, может быть очень опасной.
   - Да.
   - Постарайся держаться подальше от них и от их квартиры - и все будет
в порядке.
   - По правде говоря, меня не столько беспокоят сами они,  сколько  то,
что произошло на лестнице. Ты бы видел выражение лица Герды,  когда  она
заметила старика! Я  в  жизни  не  видела  человека,  охваченного  таким
ужасом. И я ума не приложу, что за этим кроется.
   - Но судя по твоему же расскажу, старикан говорил, что они - это зло.
Может, он уже имел с ними дело.
   - Может быть.
   - Это было бы вполне логично, - Да, но...
   - Но?
   Элисон на мгновение задумалась.
   - Я встретила его утром в вестибюле. Он сказал, что они  получили  от
него вот это, - для иллюстрации Элисон помахала в воздухе кулаком.
   - Вот видишь. Он им однажды  уже  врезал  как  следует.  А  раз  так,
неудивительно, что тетка струхнула.
   - Не знаю. По-моему, дело не только в этом.
   - Элисон!
   - Что?
   - Ничего. Просто - Элисон, - сказал Майкл, строго глядя на нее.
   - Хорошо. Я обещаю, что не буду на атом зацикливаться.  Возможно,  ты
прав. - Как обычно, - довольно хохотнул он. Элисон взглянула на часы.
   - Мне, пожалуй, пора.
   - Который час?
   - Двенадцать сорок пять.
   -  Я  тоже  должен  идти.   Нужно   закончить   составлять   судебное
предписание.
   - Моя помочь понадобится?
   - Нет.
   - А что с судом?
   - Отложили до завтра.
   - Ты выиграешь дело. Майкл улыбнулся.
   - Что же ты не идешь? Я подожду, пока принесут счет.
   - О'кей. - Она потянулась через стол и очень нежно поцеловала  его  в
лоб. - Я люблю  тебя,  -  сказала  она.  Взяла  свои  папку  и  сумку  и
поднялась. - Ты звонил в телефонную компанию, я тебя просила?
   - Забыл.
   - Майкл, пожалуйста. Мне необходим телефон.
   - Хорошо. Днем позвоню. - Он о чем-то задумался. - Но только, если ты
пообещаешь мне забыть о вчерашнем вечере  и  выбросить  эту  парочку  из
головы.
   - Обещаю.  -  Подарив  ему  на  прощание  воздушный  поцелуй,  Элисон
выпорхнула из ресторана.

***

   Через полчаса она вышла из-за кулис  и  закрыла  глаза  от  слепящего
света  прожекторов.  Элисон  слышала  чей-то  шепот  и  визгливый  голос
объявляющего. Затем она чуть-чуть приоткрыла глаза.  Секунд  пять-шесть,
пока глаза привыкали к свету, все вокруг казалось белым Элисон  медленно
прошлась по сцене и скрылась за кулисами Быстро переоделась и  вернулась
как раз к своему следующему выходу - И снова  Элисон  На  сей  раз  -  в
замшевом платье до пят!
   Она прошлась по подиуму,  повернулась  И  тут  жгучая  боль  пронзила
голову. Элисон пошатнулась, но сумела удержать равновесие  и  продолжала
идти  Снова  у  нее  кружилась  голова  Может,  возвращается   вчерашнее
недомогание Или недостаток сна так сказывается.
   Руки и ноги снова потеряли  чувствительность.  И  к  этому  добавился
новый ужас за одно мгновение она перестала что-либо  видеть  и  слышать.
Элисон стояла посреди подиума, не в состоянии  двинуться  с  места.  Она
вдруг оказалась в  каком-то  длинном  темном  зале.  Она  шла  по  нему.
Быстрее. Еще быстрее. До нее донеслось чье-то невнятное  бормотание  Она
прислушалась Но тут образ и звуки исчезли, и  на  глазах  у  потрясенной
публики Элисон упала на пол.

Глава 8

   - Беленькие таблетки - это успокоительное,  -  говорила  Элисон.  Она
плечом прижала трубку к уху  и  слушала  Майкла,  придерживая  норовящую
распахнуться дверь будки. "Чертова телефонная компания!" - ругнулась она
про себя. Если бы они выполнили свое обещание и установили  телефон,  ей
не пришлось  бы  битый  час  рыскать  по  улицам  в  поисках  исправного
автомата. Тот, что на углу  89-й  улицы,  не  работал,  кто-то  повредил
механизм, пытаясь извлечь монетки Другой находился на Коламбус-Авеню,  в
шести кварталах отсюда. Как и следовало ожидать, он тоже был не в лучшем
виде, весь в дырах и царапинах,  отверстие  для  возврата  монет  забито
слипшимися фантиками. Но, о чудо, он работал!
   - Другие - просто снотворное, - отвечала Элисон на вопрос Майкла.
   После того, как она  потеряла  сознание  на  подиуме,  ее  отвезли  в
больницу  Рузвельта,  где  продержали  целых  шесть  часов,   подвергнув
всестороннему  обследованию  Но  никаких  отклонений  -   кроме   слегка
повышенного давления - врачи не обнаружили.  Ей  прописали  лекарства  и
рекомендовали, если подобное повторится, обратиться к невропатологу.
   Вместо того, чтобы идти  прямо  домой,  Элисон  разыскала  телефонную
будку, рассказала Майклу о припадке и теперь стояла, придерживая  дверь,
стараясь укрыться от холода - Все будет в порядке. Не надо  приезжать  -
Она внимательно выслушала его и добавила: - Вчерашний эпизод  не  прошел
бесследно.
   Да, благодарить за этот обморок нужно было Сандру и Герду.  Разве  не
из-за них она не спала полночи? Элисон слушала Майкла, а  сама  пыталась
вспомнить ощущение, охватившее ее перед тем, как она потеряла  сознание.
Головокружение и тошнота Зал, длиной в бесконечность Шепот.  Бессмыслица
какая-то .
   - Я позвоню, если мне станет плохо, - завершила она разговор Повесила
трубку, вышла на темнеющую улицу и пошла вдоль  домов,  считая  то  ряды
освещенных окон, то бетонные плиты у себя под ногами.

***

   К двери была прикреплена записка Элисон сняла  ее  Счет  за  доставку
телевизора. Вот это радость!
   Он стоял в гостиной, в  точности  там,  где  она  пометила.  Цветной,
изящный, двадцать четыре дюйма по диагонали.
   Элисон бросила жакет на диван, вошла в кухню и включила воду. Достала
два пузырька; один - с белой крышкой, другой - с голубой. На первом было
написано  "транквилизатор",  далее  следовали   сложные   инструкции   к
употреблению. Надпись на пузырьке с белой крышкой гласила: "снотворное".
Элисон внимательно прочла инструкции  на  транквилизаторе,  достала  две
овальные таблетки, положила их на язык и набрала в рот воды. Никогда она
не умела как следует глотать таблетки. С трудом протолкнув их в  глотку,
она убрала пузырьки в шкаф и вернулась в гостиную Встав на колени  перед
своим новым приобретением, Элисон щелкнула выключателем и отрегулировала
цвет. Затем, не отрывая глаз от экрана, расстегнула блузку и сменила  ее
на  белую  футболку,  лежавшую  на  диване.  Посмотрелась  в  зеркало  и
улыбнулась,  отметив,  что  грудь  ее  выглядит  необычайно  пышной  под
обтягивающим трикотажем. А увидев  в  зеркале  отражение  телевизионного
экрана, она улыбнулась еще шире.
   Элисон уселась на диван перед телевизором. Что же, так  вполне  можно
скоротать вечер. По крайней мере знаешь, что у фильма  будет  счастливый
конец. А сегодняшний день особо счастливым не назовешь.
   Элисон положила уставшие ноги на пуфик и провела языком по пересохшим
губам. Похоже, таблетки начинали действовать. Фигуры на  экране  блекли,
движения их замедлялись...
   И тут раздался звонок в дверь. Элисон вскочила с дивана. Это точно не
Майкл: он  работает  допоздна.  И  никто  не  может  войти  снаружи,  не
воспользовавшись  домофоном.  Чейзен?  Лесбиянки?  Кто-нибудь   еще   из
соседей?
   - Кто там?  -  громко  спросила  она,  подходя  к  двери.  Ответа  не
последовало Элисон впилась ногтями в ладони. - Кто это? - повторила она.
Молчание. Она топталась у двери, тиканье напольных  часов  сливалось  со
звуком ее шагов, тень металась по стене.
   - Это я, - послышался тонкий голос.
   - Мистер Чейзен?
   - Ну да, да, конечно.
   Элисон облегченно вздохнула. Открыла дверь, не снимая цепочки. Сквозь
щелку она увидела старичка, одетого в  мятый  черный  смокинг.  Это  был
Чейзен. Ни Джезебель, ни Мортимера поблизости не наблюдалось  -  Ну  же,
открывайте цепочку, чтобы я мог войти! Элисон растворила  дверь,  Чейзен
вошел.
   - Что вы так нервничаете? - спросил он.
   - Я не нервничаю.
   - Нервничаете, говорю я вам!
   - Видите ли, вчерашнее происшествие...
   - Ах это, -  перебил  он.  -  Забудьте  об  этом,  словно  ничего  не
случилось. Элисон улыбнулась.
   - У вас очень красивый костюм, мистер Чейзен.
   - Да. - Он поправил болтающийся на шее старомодный галстук и  оттянул
полы пиджака книзу, чтобы не было заметно,  до  чего  он  измят.  -  Вам
нравится цветок у меня в петлице? Я сам его вырастил на подоконнике.
   - Он замечательный.
   Чейзен взял ее за руку.
   - А Теперь, моя милая, у меня есть для вас сюрприз.
   - Сюрприз? - озабоченно переспросила она. Уж  чем-чем,  а  сюрпризами
она сегодня была сыта по горло.
   - Да, приятный сюрприз. Идемте ко мне. Она ласково сжала его руку.
   - Нет, спасибо.
   - Ну, Элисон, - строго начал он. Она не слушала:
   - У меня сегодня был трудный день, и я не очень хорошо себя чувствую.
Кроме TO'-O, я приняла две таблетки транквилизатора  и,  честно  говоря,
просто не в состоянии никуда идти. Может, как-нибудь в другой  раз  -  Я
настаиваю, - не сдавался он, - от моего сюрприза вам станет в тысячу раз
лучше.
   - Но...
   Старик протестующе поднял руку. Спорить было бесполезно. Он просто не
уйдет  отсюда  без  нее.  Элисон  ничего  не   оставалось,   кроме   как
согласиться. Может, и впрямь ей станет лучше от его сюрприза. Она пожала
плечами.
   - Хорошо, но лишь на несколько минут.  Чейзен  улыбнулся,  довольный,
что его усилия увенчались успехом. Он вынул из-за спины правую  руку,  в
которой оказалась большая шляпа с обвислыми полями,  и  водрузил  ее  на
голову, слегка набекрень. Элисон окинула взглядом его наряд.
   - И не думайте об этом! - воскликнул он. -  Идите,  в  чем  есть.  Вы
прекрасно выглядите, просто сногсшибательно.
   Она снова улыбнулась.
   - Кстати, спасибо за фотографию.
   - Фотографию? Ах, за фотографию... Мой подарок на новоселье. Конечно,
довольно  самонадеянно  было  предполагать,  будто  вам  понравится  мой
портрет в лучшем праздничном костюме.
   - Что вы! Он очаровательный. Я поставила его на каминную полку, рядом
с Гербертом Гувером.
   - Вы так добры  ко  мне,  Элисон.  Что  нужно  стариковскому  сердцу?
Капельку тепла! - Он взглянул на фотографию. - Не правда ли, на редкость
удачный поворот головы?
   Элисон кивнула.
   - Однако пора поторапливаться. - Улыбка вернулась на его  морщинистое
лицо. - Идемте. Мой сюрприз ждет.
   Она сняла с крюка ключ, захлопнула дверь и пошла вверх  по  лестнице.
Старичок весело припрыгивал  в  двух  шагах  позади,  мурлыкая  какой-то
мотивчик. Они добрались до пятого этажа и остановились  напротив  двери,
перед которой лежал коврик с  надписью  "Добро  пожаловать!".  На  двери
висела рождественская гирлянда.
   - Элисон! - взволнованно вскричал он. - Я попрошу вас закрыть глаза и
обещать не подглядывать, пока я не разрешу.
   - Обещаю, - неохотно повиновалась она.
   - Стойте здесь, - скомандовал он, открывая дверь Взял ее  за  руку  и
перевел через порог. - Пора!
   Элисон открыла глаза. Она стояла в празднично разукрашенной  комнате.
С потолка свисал серпантин В воздухе парили воздушные шарики.
   Комната являлась зеркальным отображением ее  гостиной.  Мебель  здесь
была изрядно обшарпанной  Вдоль  стены  у  входа  располагались  книжные
стеллажи. Кое-где там действительно  стояли  книги,  но  в  основном  их
заполняли миниатюрные растения в горшочках. И это  была  лишь  небольшая
часть коллекции Чейзена. Квартира напоминала ботанический  сад,  полному
сходству мешала только мебель. В  каждом  углу  возвышались  пальмы,  их
листья распластались по стенам. Среди стульев и столов торчали  какие-то
кусты. Всюду - цветочные горшки, ящики с землей и цветы, цветы, цветы. И
надо всем этим царил стоявший на мраморном пьедестале у окна привезенный
из  высокогорья  Анд  папоротник.  Нью-йоркский  климат  был  для   него
губителен, но  благодаря  стараниям  Чейзена,  он  выжил.  Гравированная
табличка содержала подробную историю и характеристику  растения.  Другая
табличка, пониже, гласила:
   "Руками не трогать"!
   - Сюрприз! - завопил Чейзен, швыряя в воздух серпантин.
   Общество обернулось ко вновь прибывшей гостье. На  большом,  покрытом
белоснежной скатертью столе в центре комнаты  стояло  несколько  бутылок
вина, содовой и большое блюдо с картофельными чипсами.  Между  тарелками
были  разбросаны  хлопушки  и  карнавальные  шапочки.  Посредине   стола
красовался  огромный  черно-белый  именинный  пирог  с  семью   свечами,
украшенный сахарными розочками. Джезебель в  шапочке  с  кисточкой  и  с
красной шелковой ленточкой на шее восседала во главе  стола  на  высоком
стуле, лицом к  гостям:  трем  пожилым  женщинам,  одной  помоложе,  лет
примерно тридцати, и мужчине тридцати пяти - сорока лет.
   - Сегодня мы отмечаем день  рожденья  Джезебель!  Чейзен  вел  Элисон
сквозь джунгли к столу.
   - Вот ваша шапочка, две хлопушки, серпантин. А вот это - ваш стул.
   - Спасибо, - улыбнулась Элисон.  Такого  она,  конечно,  не  ожидала.
Празднование дня рожденья кошки! Возможно, Чейзен был прав, и ей  станет
лучше от его сюрприза.
   - Мортимер! - вскричал он.
   Птичка чирикнула с верхней ветки папоротника.
   -  Иди  к  папочке,  -  строго  приказал  Чейзен.   Птичка   замахала
крылышками, спорхнула с куста и приземлилась на плече хозяина.
   - Поздоровайся с Элисон.
   Мортимер поправил несколько перышек на правом  крыле  и  чирикнул,  с
достоинством кивнув гостье головой в знак приветствия.
   - Привет, Мортимер, - отчего-то смутившись, поздоровалась она.
   -  Молодец,  -  горделиво  сказал  Чейзен.  -  Я  долго  готовился  к
сегодняшнему вечеру. Отловил Джезебель, когда она  копалась  в  мусорном
ведре. Но не думаю, что праздник удался бы без вашего присутствия.
   - Вы так любезны, мистер Чейзен. Джезебель замурлыкала.
   - Она тоже здоровается, но, в  силу  каких-то  причин  скрывает  свое
владение  английским  языком.  Думаю,  она  простудилась.  Надеюсь,   вы
простите нас.
   - Конечно.
   - Я хочу, чтобы вы познакомились с моими гостями. - Он  положил  руку
ей на плечо. - Это Элисон Паркер. Она недавно вселилась в квартиру 3-А.
   Элисон окинула взглядом сидевшую за столом публику.
   - Это миссис Кларк из  квартиры  4-Б,  -  произнес  Чейзен,  кивая  в
сторону  семидесятилетней  старухи,  седой,   горбатой,   сморщенной   и
неулыбчивой.
   Элисон внимательно посмотрела  на  нее  и  не  разглядела  ни  грамма
косметики.
   - Очень приятно познакомиться, - сказала миссис Кларк.
   Чейзен продолжал:
   - Мисс Эмма Клоткин и ее сестра-близнец Лилиан. Они живут в  квартире
2-Б.
   - Рада познакомиться, - поприветствовала их Элисон. Она  пожала  руку
Эммы, подивившись про себя габаритам женщины: необъятных размеров  грудь
терялась среди складок жира,  из-за  пухлых  щек  выглядывали  маленькие
глазки.
   -  Очень  приятно,  -  хихикнула  Эмма  Лилиан  была  ее   "маленькой
сестричкой". Впрочем, по сравнению с Эммой  она  действительно  казалась
крошкой. Если в Эмме было 5 футов 8 дюймов росту, то в Лилиан - 5  футов
2 дюйма Первая весила триста пятьдесят фунтов, вторая -  "всего"  двести
десять.
   Элисон не могла сдержать улыбки, здороваясь с "крошечной" Лилиан.
   - Очень-очень рада, - пискнула Лилиан. - Чарльз говорил мне о вас.  -
Нью-йоркское произношение, ярко выраженное у  Лилиан,  странным  образом
отсутствовало у ее сестры. Может быть, они воспитывались раздельно.  Или
Эмма брала специальные уроки - Малькольм Стиннет, - представился мужчина
на Другом конце стола. - Их кузен А это - моя жена Ребекка.
   Элисон кивнула Странная пара. Ребекка была выше  мужа  дюйма  на  три
Малькольм носил отлично сшитый черный смокинг, на шее  -  очень  широкий
галстук-бабочку,  приходившийся  строго  параллельно  пышным  коричневым
усам. В нем было нечто очень английское. Элисон  так  и  видела  его  за
рулем какого-нибудь "роллс-ройса" - шоферская кепочка, взгляд прикован к
дороге. Доволен своей судьбой и положением.
   - Как давно вы здесь живете? - спросила Ребекка.
   - Чуть больше недели, - сказала Элисон, отвечая на улыбку женщины.  У
той были плохие, кривые и сероватые зубы, но, несмотря на это, выглядела
она необычайно женственной и привлекательной. - В какой квартире  живете
вы?
   -  Мы  живем  не  здесь,  -  ответил  Малькольм  -  В  Ист-Сайде,   в
Мюррей-Хилл, Ребекке там больше нравится. Чище и спокойнее.
   - Здесь вроде бы тоже спокойно.
   - Здесь да, - вмешалась Ребекка. - Но не ближе  к  Бродвею,  особенно
ночью. Впрочем, мы так часто навещаем наших кузин,  что  кажется  порой,
будто мы здесь и живем.
   Элисон улыбнулась.
   - Мюррей-Хилл - неплохое место. Я жила  там  некоторое  время,  когда
только приехала в Нью-Йорк.
   - Где именно?
   - Лексингтон-авеню, между 37-й  и  38-й  улицами.  У  меня  там  была
большая квартира.
   - Так это рядом с нами! - с восторгом воскликнула Ребекка.
   Лилиан взмахнула хлопушкой у себя над головой. Кошка  чихнула.  Птица
чирикнула.
   Элисон водрузила на голову  золотисто-красную  карнавальную  шапочку.
Резиновая тесемка  впилась  ей  в  подбородок.  Лет  пятнадцать  она  не
надевала подобных штуковин. А то и больше. Она посмотрелась  в  висевшее
на стене большое зеркало Смех,  да  и  только.  Элисон  взяла  со  стола
"уйди-уйди" и дунула в нее,  развернув  с  режущим  ухо  звуком  длинную
бумажную змею.
   Все засмеялись и захлопали в ладоши.
   - Немного музыки для поднятия  настроения!  -  прокричал  Чейзен.  Он
подскочил к стоящему рядом патефону, 1920-го года  выпуска,  и  поставил
пластинку.  Заскрежетав,  старый,  ржавый  механизм  начал  вращать  ее,
постепенно набирая обороты,  пока  не  достиг  нужной  скорости.  Чейзен
сдвинул старинный металлический звукосниматель, подул на изношенную иглу
и установил ее на вращающийся диск. Из  усилителя  раздалось  шипение  -
Полька, - нараспев объявил Чейзен. - Каждую пятницу,  в  течение  десяти
лет я плясал под нее в казино "Фоксленд" в Бронксе.
   - Помню-помню,  -  прокричала  Эмма,  заглушая  громкую  танцевальную
музыку. -  Мы  с  Лилиан  тоже  частенько  наведывались  туда.  Но  это,
наверное, было немного позднее.
   - Да, эта полька будит воспоминания, - включилась в разговор  Лилиан,
покачиваясь в такт  музыке.  -  В  свое  время  это  казино  было  очень
популярным. Помните? Девушки сидели по одну сторону  зала,  парни  -  по
другую.
   - А затем один из трех тамошних оркестров начинал играть, - подхватил
Чейзен.
   - Точно! Дамы выбирали кавалеров  и  выводили  их  в  круг.  Ах,  эти
мелодии! Ах, эти оркестры! Я так скучаю по ним.
   - Да, было время, - с грустью произнес  Чейзен.  -  Но  почему  ничто
нельзя вернуть!
   Элисон с сочувствием смотрела на старичка; она была растроганна.
   - Наверное, это было очень хорошее время, - сказала она.
   Чейзен улыбнулся и возвратился к столу. Джезебель покачивала головой,
словно стараясь попасть в такт музыке. Чейзен сел рядом с ней, набрал  в
легкие побольше воздуха и попытался, безбожно перевирая  мотив,  пропеть
первый куплет. Он наклонил голову  и,  размахивая  перед  собой  руками,
дирижировал воображаемым оркестром. Рот его от уха до  уха  расплылся  в
улыбке. Он был чрезвычайно доволен собой.
   - Поют все! - вставил он между аккордами. Эмма присоединилась, полное
ее тело источало громкие, сочные ноты. Она тоже перевирала мотив, но все
же не так, как Чейзен. Но вместе их диссонирующие голоса  рождали  некую
странную мелодию - далекую, конечно, от гармонии, но все же не  лишенную
интереса. Что-то вроде концерта Стравинского.
   Кузен  Малькольм  постукивал  ножом  по   краю   винного   бокала   и
пританцовывал, сидя на стуле, в то время как его жена Ребекка  кружилась
позади него; ее веселья хватило бы на дюжину хмельных  баварцев.  -  Что
это за полька? - поинтересовался Малькольм.
   - "Пивная бочка", - ответствовал Чейзен. Воодушевление охватило всех.
Чейзен встал и поклонился, Элисон крепко ухватилась  за  его  протянутые
руки, и  они  закружились  по  паркету.  Быстрее!  Еще  быстрее!  Элисон
боялась, как бы старик  не  переоценил  свои  силы  Но  он  оказался  на
удивление хорошим и, по всей видимости, неутомимым танцором.
   Наконец, она остановилась перевести дух. Озираясь  по  сторонам,  она
заметила у входа на Кухню миссис Кларк, не разделявшую всеобщего веселья
и, судя  по  всему,  отчаянно  скучавшую.  Лицо  ее  приобрело  восковую
бледность, уголки губ опустились, в глазах горел какой-то мрачный огонь.
   Она, не мигая, смотрела на Элисон, и это насторожило ее. Было в  этой
старухе что-то знакомое. Где-то  Элисон  уже  видела  ее.  Но  не  могла
вспомнить, где. "Странная она какая-то", - подумала Элисон  про  себя  и
отвернулась.
   Пластинка закончилась, гости захлопали в ладоши.  Чейзен  снял  ее  с
патефона,  отложил  в  сторону  и  достал  стопку  других.  Он  проворно
перебирал  их,  понравившиеся  клал  на  столик  рядом  с  патефоном,  а
отвергнутые возвращал обратно на полку.
   - Хочу танго! - громогласно возвестила Эмма.
   - Танго! - воскликнул Чейзен. - То, что надо! Танец кабальеро. Я  еще
помню, как танцевал Валентине в "Крови и песке".  -  Он  поставил  новую
пластинку и привел в  действие  механизм.  Тот  зафыркал,  откашлялся  и
завибрировал; пластинка  начала  вращаться,  комната  вновь  наполнилась
музыкой.
   Чейзен уселся рядом с кошкой, обернулся  и  жестом  пригласил  миссис
Кларк занять свое место. Поколебавшись, та подошла к столу, окинула  его
взглядом и села.
   - Шампанского? - предложил  Чейзен,  доставая  из  ведерка  со  льдом
початую бутылку. Все с радостью согласились. Он наполнил  бокал  Элисон,
затем поднялся и обошел вокруг стола с видом заправского официанта.
   - Я хочу предложить тост, - сказал  Малькольм,  вставая  со  стула  и
поднимая свой бокал. - За Джезебель. Долгих ей лет жизни и процветания!
   - За Джезебель! - подхватили все, подняв бокалы,  Кошка  замурлыкала,
словно зная, что тост обращен к ней.
   - Эмма, правда очень мило со стороны Элисон, что  она  составила  нам
компанию на день рождения Джезебель, - заговорила Лилиан, сделав  глоток
шампанского Ее сестра кивнула. - Элисон, вы должны как-нибудь  заглянуть
и к нам. Я очень хочу, чтобы вы попробовали мое фирменное печенье. Мы  с
Эммой обожаем готовить, впрочем, это видно  по  нашим  фигурам.  -  Эмма
бурно расхохоталась.
   - С удовольствием, - сказала Элисон, вспомнив подслушанный ею недавно
спор о десерте. - Обожаю домашнее печенье, моя  мама  тоже  часто  пекла
его.
   - Вот и договорились.  Приходите  завтра.  Чейзен  встал,  перевернул
пластинку и вернулся к столу  под  аккомпанемент  следующего  танго.  Он
обернулся к Элисон и поднес бокал шампанского ко рту. - Вам нравится мой
маленький праздник?
   - Очень! - Элисон покосилась на нахмурившуюся миссис Кларк.
   - Вы лучше себя чувствуете?
   - Да. Немного.
   - Верьте Чейзену!
   Она улыбнулась и чмокнула его в щеку.
   Он вскочил.
   - Настало время для пирога.
   - Отлично! -  прокричал  Малькольм  с  другого  конца  стола,  поедая
глазами трехъярусный именинный торт.
   Чейзен быстро снял с патефона пластинку и отложил ее в сторону.
   - С днем рождения тебя! - нараспев произнес он, вернувшись к столу, и
поцеловал Джезебель в макушку. Подвинул пирог  к  себе,  вытащил  из-под
салфетки нож и вонзил его в глазурь.
   - Ни разу не  видела  черно-белого  именинного  пирога,  -  улыбаясь,
заметила Элисон.
   Миссис  Кларк  стукнула  тарелкой  по  столу.  Оживленная  застольная
болтовня  резко  оборвалась.  Седая  старуха  медленно   разжала   губы,
повернула голову и уставилась прямо на Элисон.
   -  Черно-белая  кошка  -  черно-белый  пирог,  -  проскрипела  она  с
нескрываемой враждебностью.
   Что же это такое? Элисон пожала плечами. Странная-то она  странная...
Где же все-таки она могла ее видеть?
   Позже Элисон лежала в темноте своей спальни,  находясь  где-то  между
явью и сном. Два часа она  крутилась  и  вертелась  в  постели,  пытаясь
отыскать удобное положение. Она слишком много выпила шампанского и съела
слишком много пирога. Голова кружилась, болел живот. И когда она наконец
уснула, ее начали преследовать кошмары. Чейзен! Эмма! Лилиан! Малькольм!
Ребекка! Все они танцевали и пели "С днем рожденья" кошке. Стоял ужасный
шум.
   Ей приснилась миссис Кларк. Элисон металась  по  кровати  в  холодном
поту, вновь ощутив ужас, который ей внушала эта женщина. Надо  стараться
избегать ее, как и тех лесбиянок. Но выбросить их из своего  подсознания
Элисон была не в силах.  Она  увидела  Герду,  голую,  с  пышной  грудью
раскинувшуюся на кровати  в  соблазнительной  позе.  И  Сандра  балетной
походкой скользила по спальне и гладила нежную кожу подруги.
   Элисон становилось все  хуже.  Она  корчилась  на  кровати,  кожа  ее
блестела  от  пота.  День  рождения.  Миссис  Кларк.  Лесбиянки.  Образы
расплывались,   кружились,   сменяя   друг   друга   под   аккомпанемент
непрекращающегося стука и металлического лязга.
   От нестерпимого ужаса Элисон  проснулась  и  подскочила  на  кровати.
Внутри у нее все сжалось. Ночная рубашка была насквозь мокрой.
   Видения исчезли.  Но  шум  остался.  Она,  затаившись,  прислушалась,
включила ночник и взглянула на потолок. Стук? Нет, шаги! В этом не  было
никакого сомнения. Шаги доносились из квартиры, считавшейся пустой,  где
уже много лет никто не живет. Элисон задрожала  и  посмотрела  на  часы.
Четыре пятнадцать утра.
   Там, в пустой квартире, кто-то есть! Ходит взад-вперед, словно солдат
на часах. Затем шаги стихли, но лязганье металла не прекращалось.
   Элисон набросила халат, выскочила в гостиную  и  метнулась  к  двери.
Проверила замки: все в порядке.
   Она стояла, оцепенев от ужаса, она задыхалась. Шаги, шум -  неспроста
все это.
   Элисон повернулась спиной к двери.  Силы  покинули  ее.  Она  закрыла
глаза, бессильно уронила руки. В изнеможении она сползла вниз по двери и
без сознания повалилась на пол, крепко сжимая в руке распятие.

Глава 9

   - В этом доме  происходит  что-то  странное!  Обернувшись  к  Майклу,
Элисон ждала ответа.  Позади  них  огромная  обезьяна  просунула  наружу
сквозь  прутья  решетки  лапы,  свесившись  с  перекладины,   и   словно
прислушивалась к разговору. Каждые несколько минут она оскаливалась и  с
одобрением рычала.
   Майкл отошел на несколько шагов, остановился  у  следующей  клетки  и
перегнулся через барьер, чтобы получше рассмотреть  бенгальского  тигра,
метавшегося из угла в угол  за  прочными  стальными  решетками.  Особого
интереса тигр в нем не вызвал, он отвернулся и облокотился о барьер.
   - Согласен,  этот  твой  Чейзен  немного  чудаковат,  остальные  тоже
довольно странные, так что с того? Это Нью-Йорк, и чудаки  не  относятся
здесь к виду, находящемуся под угрозой вымирания.
   - Пытаешься острить?
   - Вовсе нет.
   - Пытаешься, и это мне не нравится.
   - А ты ожидала, что я отнесусь ко всему с абсолютной серьезностью? Да
посуди сама, что мы обсуждаем!  Старый  дурак,  одной  ногой  в  могиле,
драная кошка и щебечущая канарейка!
   - Попугай!
   - Пусть попугай. Но мне что-то не страшно. Скорее смешно.
   - Ха-ха, - мрачно произнесла Элисон.
   -  А  еще  там  есть  миссис  Кларк  -  горбунья,  измученная  годами
одиночества и страданий. Не улыбается. Много не говорит. Груба.  А  чего
бы ты хотела? - Майкл подождал ответа, но не получив  его,  продолжал  -
Похоже, с ней-то как раз все в порядке. Родись ты или я с горбом, мы  бы
тоже спрятались от окружающего мира в коробочку и заперлись бы  изнутри.
Две толстухи? Единственное,  чего  надо  опасаться  -  это  как  бы  они
ненароком не упали на тебя. Теперь этот, как его .
   - Малькольм.
   - Да, Малькольм с женой. Чудная пара! Они абсолютно безобидны. Теперь
посмотрим, что мы  имеем:  компания  стареющих,  скучающих  неудачников.
По-моему,  ты  слишком  много  внимания  уделяешь  своим  гериатрическим
друзьям. Что с того, что они странные!
   - Все равно, что-то здесь, Майкл, не так Что-то  не  складывается!  -
Элисон окинула взглядом аллею, посыпанную битым  кирпичом,  отметив  про
себя, что сегодня она более пустынна, чем обычно, и  сказала:  -  Словно
кто-то перемешал три разных головоломки и пытается сложить из них  одну.
Почему, например, лесбиянку охватил такой ужас при виде Чейзена?
   - Мы уже нашли возможное объяснение этому.
   - А что за шаги раздавались ночью у меня над головой?
   - Мыши!
   - Это были шаги человека!
   - Откуда ты знаешь?
   - Знаю! - По тону Элисон стало ясно, что спорить бесполезно.
   - Ну, хорошо, значит, ночью там кто-то был.
   - Но в этой квартире никто не живет.
   - Значит, он - кем бы он ни был - зашел по сшибке.
   - В четверть пятого утра? Майкл, давай рассуждать логически. Случайно
в такой час никто в  чужую  квартиру  не  врывается.  А  если  кто-то  и
ошибется, трудно предположить, что он сразу направится в спальню и будет
ходить там из угла в угол.
   Майкл покусал губу, повернулся к  клетке  и  бросил  несколько  зерен
воздушной кукурузы давно ждущим этого шимпанзе.
   - Меня  не  волнуют  ни  привидения,  ни  потусторонние  шаги.  -  Он
продолжал смотреть в глубь клетки, не  сомневаясь,  что  Элисон  слушает
его. - Что меня действительно беспокоит - так это  твои  обмороки.  Твои
идиотские фантазии насчет кучки старых дураков и пары лесбиянок. Ты  уже
не  можешь  справиться  со  своими  расшалившимися   нервами   Согласен,
последние несколько месяцев были трудными для тебя, но,  Элисон,  милая,
ты же не ребенок. Мне страшно за тебя.
   - Я упала в обморок, потому что...
   - Потому что...
   Элисон запнулась - Не знаю, - пробормотала она.
   - Из-за переутомления.
   - Я прекрасно чувствую себя.
   - Нервного перенапряжения. Недостатка сна. И так далее. Но главное  -
из-за не в меру разыгравшегося воображения.
   Элисон поджала губы; ее раздражала манера Майкла  все  упрощать.  Она
знала, что в  доме  что-то  неладно.  Что  бы  он  ни  говорил,  ему  не
переубедить ее.
   - Хорошо, Майкл. Больше спорить я  не  намерена.  Мне  все  равно  не
докричаться до тебя.
   - Вот здесь ты неправа. Просто я слышу совсем не то, что ты думаешь.
   - А что же?
   Майкл повел ее прочь от клеток  к  водоему,  занимавшему  центральную
часть зоопарка. Они подошли к заграждению и молча наблюдали за тюленями.
   Он погладил ее по голове.
   - Я хочу, чтобы ты обратилась к врачу  и  прошла  полное  медицинское
обследование.
   - Меня обследовали в больнице.
   - Ерунда. Я хочу, чтобы ты пошла к настоящему специалисту, а лучше  к
двум, к таким, что не отпустят тебя до тех пор, пока не  узнают,  в  чем
дело, или не убедятся,  что  с  тобой  все  в  порядке.  А  если  хочешь
куда-нибудь уехать на время, прекрасно.  Тебе  нужен  отдых.  Надо  было
немного повременить, прежде чем возвращаться к работе.
   Элисон пожала плечами.
   - Возможно, тебе не помешало бы обратиться и к психиатру.
   Элисон метнула в его сторону гневный взгляд.
   - Да ты просто кретин! - крикнула она, вырываясь. Майкл облокотился о
холодный  металлический  барьер  и  наблюдал,  как  она  поднимается  по
ступеням к выходу из Зоопарка.
   Он удрученно потер  одна  о  другую  окоченевшие  руки,  задержал  на
несколько  секунд  дыхание  и  выдохнул.  Облачко  пара  растянулось  на
несколько футов. Холодно. Чертовски холодно. И пасмурно.  В  сером  небе
оставалось несколько голубых просветов, но и они постепенно затягивались
облаками. Зима не за горами. Скоро Зоопарк опустеет,  облетят  листья  с
деревьев, земля покроется снегом.
   Майкл огляделся по сторонам и, решив, что у  Элисон  было  достаточно
времени, чтобы остыть, медленно побрел в том же направлении. Он нашел ее
быстро. Элисон сидела под старым кленом, прислонившись спиной к  стволу,
вытянув ноги. Она сосредоточенно пересчитывала зубчики кленового  листа,
отрывая их один за другим. Вскоре последний кусочек упал на землю,  и  у
нее в руках  остался  лишь  зеленый  стебелек.  Закрыв  один  глаз,  она
внимательно разглядывала стебелек. Затем опустила руку на колено.
   Остановившись рядом  с  ней,  Майкл  заметил,  что  руки  ее  дрожат.
Последний раз он видел Элисон в  состоянии  такого  нервного  напряжения
(если не считать прошлогодней поездки в отчий дом) два с половиной  года
назад, во время следствия по делу Карен Фармер,  за  неделю  до  попытки
самоубийства. Неужели все повторяется? И она снова  может  потянуться  к
шкафчику с лекарствами? Это не слишком удивило бы Майкла. Он подозревал,
что смерть отца выбьет ее  из  колеи.  И  он  должен  предусмотреть  все
возможные последствия.
   Элисон  подняла  голову,  когда  он  присел  рядом  на  корточки,  но
старательно избегала его взгляда.
   - Не возражаешь, если я составлю тебе компанию? Она покачала головой.
   - Что делаешь?
   Она приподняла стебелек, Майкл взял его,  покрутил  между  большим  и
указательным пальцем и положил обратно Элисон на ладонь.
   - Любит-не-любит, - сказал он. - Ну и как?
   - Не знаю.
   - Ты не считала?
   - Я не играла в эту игру.
   - Ясно.
   Элисон согнула ноги и уткнулась подбородком в колени.
   - Я снимала покровы с красоты, чтобы увидеть, что же на самом деле  у
нее внутри.
   - Увидела?
   - Нет пока.
   Он кивнул, поворошил сухую траву пальцами и сказал:
   - Незачем было убегать.
   - Как скажешь.
   - Все, что я сделал, -  предложил  свою  помощь.  Если,  конечно,  ты
нуждаешься в ней. Ничего другого я не подразумевал.
   - Как скажешь. Майкл опустил глаза.
   - Я помню, как однажды одна женщина уже  убегала  от  меня.  Я  тогда
впервые увидел ее. Она наотрез отказалась разговаривать. И я преследовал
ее, как дурак. И не раскаиваюсь.
   - Очень романтично, - сухо произнесла она. Он наклонил голову.
   - Но я поймал ее, и потом все было замечательно.
   - Все?
   - Да, все. И теперь я снова поймал ее.
   - И все снова будет замечательно?
   - Совершенно верно, если ты будешь меня слушаться.
   - А если нет? - Он не ответил. - Я погибну, как Карэн?
   Майкл ударил  ее  по  лицу.  Голова  ее  откинулась  назад,  на  щеке
появилось красное пятно. Вскрикнув от боли, Элисон принялась тереть щеку
рукой, чтобы не появилось синяка.
   Ни разу  он  не  поднимал  на  нее  руку.  Задумайся  Майкл  хоть  на
мгновение, он сдержался бы. Но имя Карэн полоснуло его, словно мачете.
   Он смотрел на свою ладонь, потом перевел взгляд на Элисон.
   - Прости. - Он взял ее за  руку,  она  вырвалась.  -  Ты  должна  мне
верить. Не знаю, что на меня  нашло.  Не  понимаю.  Просто  не  понимаю.
Почему Карен? Почему сейчас?
   - Потому что.
   - Зачем воскрешать то, что должно быть похоронено?
   - Должно? - еле слышно выдохнула она. Майкл подался вперед и обнял ее
за плечи.
   - Прости меня.
   - Это я уже слышала.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ничего.
   - Не дури. Раз ты сказала, значит, что-то имела в виду.
   - Ты все время кого-то мне напоминаешь.
   - Кого?
   - Никого.
   - Перестань говорить загадками.
   - А почему тебя это раздражает? Я думала, ты любишь загадки.
   - Не очень.
   Элисон поднялась с земли.
   - Я не хочу говорить о... Взгляд его стал жестче.
   - Может, поговорим о твоей фригидности? Или о том, почему ты ушла  из
дома?
   - Нет.
   - Или о распятии?
   - Нет.
   - Или о том, почему Карен стала вдруг столь животрепещущей темой?
   - Я не хочу ни о чем говорить.
   - Просто кидаешь мне кусочки мозаики, чтобы я поиграл.
   - Называй это, как знаешь. Майкл пристально смотрел на нее.
   - Я прощаю тебя, - добавила Элисон. Но  голос  ее  звучал  холодно  и
отстраненно.
   - Я прошу тебя, никогда больше не упоминай имени Карэн. Затем  мучить
друг друга? Она положила стебелек на землю.
   - Нам пора возвращаться к тебе в контору. Он кивнул.
   Кабинет Майкла был  таким  же,  как  и  в  любой  другой  адвокатской
конторе. Деревянные полки, уставленные  книгами  по  юриспруденции,  два
диплома в рамочках на стене. Портреты знаменитых  судей,  карикатуры  на
судебные процессы в доброй старой Англии. Прямоугольный стол, заваленный
бумагами. И купленные совсем недавно, сиявшие новизной два стула,  диван
и резной деревянный столик.
   Майкл уселся за стол и закурил сигару.
   - Если это прольет бальзам на твою душу, - начал он, -  позвони  мисс
Логан. Хуже от этого не будет.
   Элисон присела на краешек стола и достала из сумочки листок бумаги.
   - Это приведет меня в состояние  экстаза.  -  Она  подвинула  к  себе
телефон и набрала номер.
   Майкл принялся пускать колечки  дыма,  не  обращая  на  нее  никакого
внимания.
   Через несколько мгновений Элисон уже поздоровалась с мисс Логан и, не
вдаваясь  в  подробности,  спросила,  могут  ли   они   увидеться.   Они
договорились  встретиться  в  двенадцать  часов   в   кофейне   напротив
агентства.
   - Хочешь, я пойду с тобой? - спросил  Майкл,  когда  Элисон  положила
трубку.
   - Нет.
   - Хочешь, я еще раз извинюсь?
   Она обошла вокруг стола и поцеловала его в лоб. Но это не был обычный
прощальный поцелуй. Инцидент в парке был все еще свеж в памяти,  красное
пятно все еще виднелось на ее щеке.
   - Майкл.
   - Да, - с готовностью отозвался он.
   -  Позже  поговорим.  -  Я  буду  здесь,  -  ответил  он  с  заметным
разочарованием.
   Она повернулась и поспешила к дверям.  Обсидел  и  курил,  размышляя.
Встать и пойти за ней? Он не был  уверен,  что  должен  это  сделать.  И
решил, что  не  стоит.  Вместо  этого  он  пошарил  на  столе  и  достал
телефонную книгу. Раскрыл  ее,  перевернул  несколько  страниц,  отыскал
нужный телефон и переписал его. Затем поднял телефонную трубку и  набрал
номер.
   - Бреннер, - произнес он после паузы. - Это я. У меня к тебе дело.

Глава 10

   Ресторан был полон: как раз подошло время обеда. Элисон  прошла  мимо
стойки в зал и отыскала взглядом мисс Логан за столиком в углу.
   - Надеюсь, это не доставило вам слишком много  хлопот,  -  произнесла
она извиняющимся тоном, приблизившись  к  столику.  Она  сняла  жакет  и
повесила его на крючок.
   - Нет-нет, что  вы,  -  успокоила  ее  старая  дева,  поправляя  свою
старомодную прическу.
   - А то я подумала...
   - Все в порядке. Мы не могли встретиться в конторе, потому что у моей
компаньонки сегодня важная беседа. А  вы  видели,  какая  тесная  у  нас
комнатушка.
   Элисон села к столу.
   - Здесь очень мило. - Перед ней стояла дымящаяся чашка кофе.
   - Я осмелилась заказать, - сказала мисс Логан. - Надеюсь, он не очень
остыл. Элисон попробовала.
   - В самый раз. В такую погоду приятно выпить горячего кофе.
   - Да, холодает. Правда, два дня назад выдался теплый денек.
   - Никогда не знаешь, в какую сторону изменится погода - и когда.
   Мисс Логан кивнула. Элисон пила кофе. Мисс Логан откашлялась.
   - Как ваши дела, мисс Паркер?
   - Прекрасно, а ваши?
   - Замечательно. Сдаю квартиры пачками.
   - Приятно слышать, что хоть чей-то бизнес процветает.
   - А у вас неприятности на работе?
   - Не совсем. Последнее время я не высыпаюсь и чувствую себя не  очень
хорошо, а это не может не отражаться на моей работе.
   - Очень плохо. Надеюсь, ничего серьезного.  -  В  голосе  мисс  Логан
слышалось искреннее участие.
   - Я не надеюсь.
   Мисс Логан ничего не ответила на  это  замечание.  Она  взяла  правой
рукой чашку чая и сделала глоток. Мисс Логан любила чай.  Элисон  поняла
это сразу. Есть чайные люди, есть кофейные. Пристрастия мисс Логан  были
очевидны.
   - Ну-с, - начала мисс Логан, - в чем же проблема? С квартирой  все  в
порядке?
   - Да.
   - Рабочие приходили?
   - Да, я осталась ими довольна.
   - А маляры?
   - Они тоже все прекрасно сделали.
   - Вам понравился цвет, который я выбрала?
   - Да, но... - Элисон запнулась, взглянула на мисс Логан и сделала еще
глоток кофе.
   - Все.., э.., просто идеально. - Элисон подбадривала себя. Скажи  ей!
Что тебя останавливает? Критиковать соседей - не  преступление.  Никогда
прежде она не стеснялась высказывать вслух то, что думает.
   - Пожалуйста, мисс Паркер, что-то ведь определенно беспокоит  вас,  -
нетерпеливо проговорила мисс Логан.
   Элисон набрала в легкие побольше воздуха.
   - Честно говоря,  да,  мисс  Логан.  Не  сама  квартира,  а  то,  что
происходит в доме последние несколько дней.
   - Например?
   - Ну, - снова замялась она.
   - Я предупредила вас о старом священнике.
   - Нет, он здесь ни при чем. Его я не видела  и  не  слышала.  Но  вот
другие жильцы...
   Мисс Логан как-то странно взглянула на Элисон.
   - Другие жильцы? Кто, в частности?
   - Мистер Чейзен из 5-Б. Две лесбиянки в квартире подо мной.  Та,  что
повыше, вы знаете Герда, набросилась на меня. А еще эта странная  миссис
Кларк из квартиры.., не помню, из какой. Толстушки -  сестры  Клоткин  -
довольно милы, но тоже,  вы  должны  признать,  немного  странноваты.  А
прошлой ночью я слышала шаги в пустующей квартире  надо  мной.  И  потом
какой-то лязг. Все это начинает действовать на нервы. И честно говоря, я
побаиваюсь двух лесбиянок из квартиры 2-А. Каждый раз, когда  я  прохожу
мимо их двери, у меня мурашки по коже бегают.
   Она выпрямилась на стуле, ожидая ответа. Мисс Логан смотрела на нее.
   - Понятно, - произнесла она, наконец. Затем  вдруг  встала,  сняла  с
крючка пальто и принялась натягивать его на себя.
   - Куда вы? - оторопела Элисон.
   - Я сказала вначале, что у меня есть свободное время? Ну так вот, все
изменилось. Я очень занятой человек.
   - Не понимаю.
   - Неужели?
   - Объясните, пожалуйста.
   - Моя дорогая мисс Паркер, кроме вас и старого священника,  никто  не
живет в этом доме уже три года!
   Элисон побледнела. Она смотрела снизу вверх на мисс Паркер,  руки  ее
дрожали. Да она шутит! Элисон встречалась с  этими  людьми.  Говорила  с
ними. Прикасалась к ним. А теперь ей  говорят,  что  никого  из  них  не
существует на свете. Это немыслимо!
   - Как понимать: там никто не живет?
   - Так и понимать.
   - Но я видела...
   Мисс Логан не дала ей договорить.
   - Если вы видели жильцов, рекомендую вам обратиться к психиатру.
   - Но я видела их, разговаривала с ними. - Элисон лепетала еле слышно.
   Мисс Логан посмотрела на нее.
   - Три года назад домовладелец решил больше не сдавать квартиры  -  уж
не знаю, почему. В то время там жил  один  лишь  старый  священник,  уже
много лет. Так и получилось. Квартиры не сдавались, жильцы не  въезжали.
Наше агентство, по сути дела, лишь заботилось о самом здании.
   - Почему вы не говорили мне об этом раньше?
   - Вы не спрашивали.
   Элисон взяла чашку. Она задрожала у нее в руке так сильно, что  почти
весь кофе пролился на скатерть. Наконец, она медленно допила его, словно
надеясь отыскать в жидкости какие-то ингредиенты,  способные  помочь  ей
осознать услышанное.
   Она поставила чашку и подняла глаза на мисс Логан.
   - Говорю вам, - отрывисто произнесла она" - в доме живут люди!
   Вместо ответа мисс Логан принялась застегивать пуговицы на пальто.
   Элисон вскочила и схватила ее за руку.
   - Пожалуйста, не уходите, - умоляла она, - пожалуйста.
   Мисс Логан отстранилась.
   - Не выношу, когда ко мне обращаются подобным тоном.
   - Простите. - Элисон была полна решимости  во  что  бы  то  ни  стало
удержать ее хотя бы до тех пор, пока не выведает что-нибудь, что поможет
объяснить события последних дней. - Вы же видите, в каком я состоянии.
   - Я все прекрасно понимаю, но почему нужно срывать свое разочарование
на мне?
   Элисон с мольбой смотрела на нее.
   Мисс Логан помолчала и, поразмыслив немного, села снова.
   - Поверьте, в остальных квартирах никто не живет, - повторила она.
   - Когда вы последний раз заглядывали в них? - спросила Элисон.
   - С месяц назад.
   - Вы уверены?
   - Конечно, уверена.
   - Кроме вас, кто-нибудь проверял квартиры?
   - Насколько я знаю, нет.
   -  Может,  эти  люди  въехали  после.  Самовольно.  Если   никто   не
наведывался туда, это вполне вероятно. Мисс Логан покачала головой.
   - Это невозможно, -  заявила  она.  -  Если  бы  речь  шла  об  одном
человеке, пожалуй. Но пятеро  или  шестеро,  в  разных  квартирах.  Нет,
уверяю вас, об этом и речи быть не может.
   - Тогда как вы объясните то, что я видела? Мисс Логан пожала плечами.
   - Вы разрешите мне осмотреть квартиры?
   - Это можно устроить.
   - Сейчас?
   - Боюсь, я...
   - Я должна попасть туда, - не дала ей договорить Элисон.
   - Но...
   - Пожалуйста. Сейчас?
   Мисс Логан внимательно посмотрела на нее.
   - Да, если это убедит вас в том, что там никто не живет.
   Обе женщины встали.
   - Лучшие бы вы поверили мне на слово...
   - Не могу, - сказала Элисон. - Это значит - не  доверять  собственным
органам чувств. Разве я произвожу впечатление  человека,  способного  на
такое?
   Она взяла счет, набросила  жакет,  и  пошла  сквозь  толпу  к  кассе.
Заплатила и вышла вслед за мисс Логан.

Глава 11

   Записка была прочтена очень внимательно.
   Она была озаглавлена: "ЭЛИСОН ПАРКЕР". В правом верхнем углу значился
адрес особняка. В записке описывались события в особняке  и  содержалась
еще кое-какая информация, охватывающая период двух последних лет.  Далее
следовал  обширный  перечень  указаний,  коих  следовало  неукоснительно
придерживаться. Завершалась она лаконичным приказом  уничтожить  ее  при
прочтении.
   Прочтя текст несколько раз, Бреннер бросил листок на  стол,  рядом  с
золотой табличкой с надписью "Уильям Бреннер, частный детектив". Он взял
конверт с пометкой "Доставка с курьером", разорвал его на  две  части  и
выбросил в корзину.
   После чего выключил свет.

***

   Элисон молча  сидела  на  заднем  сиденье  такси,  бессильно  склонив
голову, лицом касаясь стекла. Она  скользила  взглядом  по  верху  серой
каменной стены, окружавшей Централ-Парк, по верхушкам  вязов  и  кленов,
стараясь не смотреть на восседавшую рядом мисс Логан.
   С того момента, как она узнала, что других жильцов в  доме  нет,  она
находилась словно в каком-то тумане. Элисон твердила про себя, что  мисс
Логан ошибается, там  живут  люди.  Она  видела  их.  И  она  отнюдь  не
сумасшедшая. Логан ошибается или же лжет намеренно.
   - На дворе трава, на траве дрова, - еле слышно прошептала она.
   - Простите? - отозвалась мисс Логан. Элисон ничего не ответила.
   - Мисс Паркер, вы что-то сказали?
   - Я? - переспросила Элисон, поворачивая голову. - Нет.  -  Она  снова
отвернулась к окну и прижалась носом к стеклу.
   Мисс Логан пару раз  хмыкнула  и  устремила  взор  перед  собой.  Они
приближались к выезду из Парка.
   Наконец такси покинуло Парк, завернуло на 89-ю улицу и остановилось у
особняка.
   Элисон продолжала смотреть в окно.
   - Приехали, мисс Паркер.
   Элисон  слабо  улыбнулась,  но  не  двинулась  с  места.  Мисс  Логан
перегнулась через нее и распахнула дверцу.
   - Я не могу терять время, - вскипела она. Ничего не  ответив,  Элисон
неловко вылезла из машины.
   Мисс  Логан  расплатилась  с  водителем  и  присоединилась  к  ней  у
каменного крыльца.
   - Идем? - спросила она.
   Элисон продолжала смотреть  наверх.  Затем  указала  на  окна  пятого
этажа. В среднем из них виднелся человек.
   К сожалению, как следует разглядеть что-нибудь было трудно.  Судя  по
всему, человек сидел. Элисон была уверена в этом; если бы он стоял, было
бы больше видно. Руки его были скрещены ниже пояса. Наверное, он  что-то
держал. Что именно - разобрать было невозможно. Но это был он. Так четко
Элисон его еще не видела. Старый слепой священник - Старик, - произнесла
мисс Логан безо всякой интонации. - Я в первый раз так хорошо его вижу.
   - И не в последний. Он, могу вас заверить, существует.
   Элисон нахмурилась.
   - Как и остальные, - сказала она, поднимаясь по ступеням.
   Мисс Логан тронула Элисон за руку,  чтобы  привлечь  ее  внимание,  и
указала на покрытые ржавчиной почтовые ящики.
   - Я знаю, - раздраженно сказала Элисон. - Но на ящике священника тоже
нет таблички с именем. Мисс Логан пожала плечами и растворила дверь. Они
прошли сквозь  тускло  освещенный  вестибюль  и  поднялись  на  площадку
второго этажа. Как обычно, Элисон проверила перила,  затем  остановилась
напротив квартиры 2-А. Она прижала ухо к двери, прислушалась.
   - Здесь живут лесбиянки, -  сообщила  она.  Мисс  Логан  чуть  слышно
поцокала языком, выражая свое недоверие. Затем достала  из  сумки  ключ,
отперла дверь и жестом пригласила Элисон войти.
   - Прошу вас, - сказала она, прекрасно зная, что они обнаружат внутри.
   Элисон вошла в раскрытую дверь и очутилась в гостиной.
   Здесь царили мерзость и запустение. На полу лежал толстый слой  пыли.
На мебели - тоже. И сама мебель отличалась от той, что она видела  здесь
в первое свое посещение. Тем не менее она была  знакомой  и  удивительно
напоминала ту, что стояла у Элисон в квартире. Вглядевшись  пристальнее,
она поняла, что обстановка - от крошечной безделушки до  двух  напольных
часов  у  камина  -  в  точности  повторяла  обстановку  ее  собственной
квартиры, и лишь пыль помешала ей заметить это  сразу.  Элисон  потянула
носом тяжелый, спертый воздух и приблизилась к дивану, оставляя следы на
грязном полу. Похлопала рукой по обивке, вверх поднялось облачко пыли.
   - Мебель такая же, как у меня, - сказала она, кусая губу.
   - Да. Прежний владелец - он меблировал дом - одинаково  обставил  все
квартиры с индексом "А" и все квартиры с индексом "Б". Не могу  сказать,
что одобряю это, но, по-видимому,  таким  образом  он  сэкономил  немало
денег. - Здесь была другая мебель.
   - Помилуйте, мисс Паркер, не ожидайте, что  я  в  это  поверю.  Здесь
годами ни к чему не прикасались!
   Элисон бледно улыбнулась, подошла к камину и провела рукой по  полке.
Она была покрыта пылью.  Элисон  вытерла  ладонь  о  жакет  и  принялась
осматривать мебель и стенные шкафы в поисках  чего-либо,  что  могло  бы
объяснить происшедшее. Но ничего не обнаружила. В чем  же  дело?  Может,
она была не в этой квартире? Элисон ухватилась было за эту мысль, но тут
же покачала головой. Нет, она была именно в этой квартире.
   Она прошла на кухню, затем в спальню. Все то же. Пыль. Мебель, как  у
нее. Затхлая атмосфера.
   Она возвратилась в гостиную. Мисс Логан самодовольно улыбалась.
   - Нашли что-нибудь? - поинтересовалась она.
   - Нет, - тихо ответила Элисон. Подошла к креслу, присела на краешек и
потерла глаза. Их щипало от едкого воздуха. - Откройте мне квартиру 4-А,
- велела она и встала.
   Мисс Логан кивнула и, выйдя вслед за Эдисон, заперла дверь.
   Квартира 4-А не  преподнесла  никаких  сюрпризов.  Такая  же  мебель,
столько же пыли, спертый воздух. Элисон быстро  оглядела  гостиную  и  -
более внимательно - спальню. Никаких признаков жизни.  Если  кто-то  был
здесь прошлой ночью, должны остаться хоть какие-то следы. Но их не было.
   Охваченная чувством тревоги и безысходности, Элисон  брела  вслед  за
мисс Логан вверх по лестнице на пятый этаж - в квартиру мистера Чейзена.
В ней вообще не оказалось никакой  мебели  -  за  исключением  стоявшего
посреди комнаты стула и книжных полок на стене.
   - Вы вроде говорили, что все квартиры  "Б"  обставлены  одинаково,  -
заявила Элисон.
   - Говорила. Мебель отсюда вывезли  примерно  год  назад.  Она  совсем
износилась.
   Элисон взялась за одинокий стул и стряхнула с него пыль.
   - Остатки прежней роскоши.
   Она внимательно разглядывала стул, силясь вспомнить, не один ли он из
стоявших вокруг именинного стола. С полной уверенностью  утверждать  это
она бы не смогла.
   Элисон присела и прочистила горло.
   - С днем рожденья тебя, С днем рожденья, тебя,  -  С  днем  рожденья,
Джезебель, С днем рожденья тебя.
   Эхо песенки раздавалось в глубине квартиры.
   - А где торт? - спросила мисс Логан. На лице ее читалось недоумение.
   - Это и я хотела бы знать.
   - Что ж, когда мы отыщем его, чур, первый кусочек - мой.
   Элисон не выдержала:
   - Знаете, что меня в вас восхищает?
   - Что?
   - Ваш неподражаемый цинизм.
   - Надеюсь, вы не ожидаете, что я поверю,  будто  целая  толпа  народу
носилась ко этим квартирам?
   - Наверное, нет, - сказала Элисон.
   Она встала и подошла к затянутым  пылью  книжным  полкам,  украшавшим
прилегающую  к  выходу  стену.  Они   были   уставлены   заплесневевшими
старинными фолиантами в ветхих  обложках  с  полустершимися  названиями.
Элисон  пригляделась.  "Декамерон",  "Левиафан",   "Ипполит"   Эврипида,
"Илиада", "Кентерберийские сказки", "Беовульф", книги Бакона,  Шекспира,
Мильтона, Спинозы, Диккенса, Стендаля. Тот, кто составлял  библиотеку  -
кем бы он ни был, -  неплохо  разбирался  в  классической  литературе  и
политической философии.
   - Хотите верьте, хотите нет, - начала Элисон, - но  прошлой  ночью  я
присутствовала здесь на дне рождения кошки.
   - Оригинально, - заметила мисс Логан.
   - Здесь была сама кошка - ее зовут Джезебель - и целая  куча  народу.
Чарльз Чейзен, миссис Кларк, Клоткины, кузен Малькольм с  женой.  А  еще
попугай по имени Мортимер. Почти всю  ночь  мы  пели  и  плясали.  Всюду
висели воздушные шары и серпантин.  Было  очень  весело.  А  теперь  все
исчезли.., кроме меня... А их словно здесь и не было... Словно их вообще
никогда не существовало...
   - Жаль, что меня не было с вами, - вставила мисс Логан.
   Элисон продолжала разглядывать книги.
   - Вы, наверное, думаете, что я сошла с ума.
   - Разве я так говорила?
   - Уверяю вас: это не так.
   Были здесь эти стеллажи прошлой ночью? Элисон не могла вспомнить. Она
потянулась и достала книгу с верхней  полки.  Необычайно  старую  книгу.
Некоторые страницы совсем истлели и рассыпались под пальцами в прах.
   Книга была написана по-латыни, ей не удалось ни прочесть название, ни
разобрать что-либо в тексте. Элисон с любопытством  листала  ее.  И  уже
собиралась было захлопнуть, как  вдруг  заметила  нечто  необычное.  Все
страницы были одинаковыми. Она принялась  листать  книгу  заново,  чтобы
удостовериться в этом.
   Мисс Логан кашлянула. Элисон поставила фолиант на место,  повернулась
и еще раз окинула взглядом комнату.
   - Мне пора возвращаться, - заявила старая дева.
   - Да-да. Простите, что отняла у вас столько времени, - сказала Элисон
Она подошла к мисс Логан, отряхивая пыль с блузки.
   - Что-нибудь еще?
   - Да, - твердо сказала Элисон, - старый священник.
   - Это пустая трата времени.
   - Старый священник, - повторила она. Мисс Логан  с  видимой  неохотой
кивнула. Старый священник жил в квартире напротив. В худшем  случае  они
потеряют еще несколько минут. Мисс Логан повернулась и открыла дверь.
   - Знаете, что я думаю, - сказала Элисон, проходя мимо нее. - Я думаю,
кто-то затеял некую игру - или задумал  глупый  розыгрыш.  И,  по-моему,
объектом этого розыгрыша являюсь я.
   Мисс Логан воздержалась от комментариев. Она подошла к двери  старого
священника и постучала. Ответа не последовало. Еще раз.  Снова  никакого
ответа.
   - Старик, наверное, не слышит, - сказала она. Элисон шагнула к  двери
и стукнула еще несколько раз, посильнее. Ответа опять не последовало.
   - Вы когда-нибудь видели его, разговаривали с ним?
   - Нет.
   - А кто-нибудь еще?
   - Откуда мне знать?
   - Но кто-то же должен был.
   - Возможно. Я не в курсе.
   - Он когда-нибудь выходил из квартиры?
   - Этого я тоже не знаю.
   - Послушайте, мисс Логан, если он не выходит из квартиры и ни  с  кем
не встречается, то как же он живет?
   - Не знаю. Спросите у него самого.
   - Именно это я и собираюсь сделать. Мисс Логан отвернулась от двери.
   - Меня волнует лишь одно - чтобы квартплата вносилась вовремя.
   - И как? Вносится?
   - Да, очень аккуратно.
   - Кто платит за квартиру?
   - Архиепископат Нью-Йорка. Элисон помолчала и сказала:
   - Я хочу попасть внутрь - немедленно!
   - Нет уж, извините. - Мисс Логан решительно замотала головой.
   - Почему?
   - Потому, что я не вправе впускать кого-либо  в  чужую  квартиру  тем
более  в  присутствии  жильцов   -   Судя   по   ее   тону,   дальнейшие
препирательства были бесполезны. - Идем? - добавила она.
   Элисон побрела к лестнице.
   - Вы не находите странным, - спросила она, обернувшись, - что человек
живет в такой изоляции?
   - Нет, - ответила мисс Логан. - Предпочитаю не мерить на  свой  аршин
то, как живут  другие.  -  С  ничего  не  выражающим  лицом  она  начала
спускаться.
   Они остановились у квартиры 3-А.
   - Надеюсь, вы убедились, что никто там не живет?
   - Спасибо, что провели меня по квартирам, - сказала Элисон, игнорируя
вопрос. Она вставила ключ в замочную скважину.
   - Возможно...
   Элисон не дала ей договорить:
   - Я должна извиниться, что доставила вам столько хлопот.
   Мисс Логан холодно кивнула, храня молчание. Элисон отворила дверь.
   - Простите, но мне нужно срочно позвонить по телефону.
   - Возникнут еще какие-нибудь проблемы - обращайтесь.
   - Еще проблемы? Пока одной более чем достаточно!
   - Полагаю, я...
   - Спасибо, - сказала Элисон, - я дам  вам  Знать,  если  снова  увижу
кого-нибудь из этих людей. - Она вымученно улыбнулась, вошла в  квартиру
и захлопнула дверь.
   Она облокотилась о косяк,  чувствуя,  как  ее  охватывают  усталость,
слабость, страх. Закрыла глаза и потерла лоб рукой.  Голова  побаливала,
возможно, снова начинается мигрень.
   Элисон прошла на кухню. Нашарив рукой выключатель, щелкнула им, взяла
пузырек с транквилизатором, достала три таблетки - на одну  больше,  чем
полагалось по рецепту - и проглотила  их,  ничем  не  запивая.  Таблетки
застряли в горле. Элисон  задыхалась  и  судорожно  сглатывала,  пытаясь
протолкнуть их. В отчаянии она открыла воду и глотнула воды прямо из-под
крана. Таблетки скользнули вниз по пищеводу.
   Она пошла в гостиную, как следует заперла дверь и присела  на  диван,
чтобы собраться с мыслями. Но вместо этого разрыдалась.

Глава 12

   На улице стемнело. Дождь, начавшийся около  семи  часов,  хлестал  по
стеклянным стенам  телефонной  будки  так,  что  из  нее  все  выглядело
расплывчатым, краски  казались  блеклыми  и  приглушенными  Элисон  было
неудобно, тесно, с мокрого зонтика капало на пол. С тех  пор,  как  мисс
Логан подвергла сомнению ее психическую нормальность,  грудь  ее  словно
чем-то сдавило.
   Слава Богу, угловой телефон починили. Сама мысль  о  том,  чтобы  под
ледяным дождем идти на 85-ю улицу, приводила ее в ужас.
   Прижав трубку к уху, она набрала номер конторы Майкла и ждала, нервно
облизывая обветренные, потрескавшиеся  губы  Выглядела  Эдисон  неважно:
цвет лица стал изжелта-бледным, глаза покраснели от слез и  усталости  С
самого полдня она была охвачена страхом  и,  если  бы  не  необходимость
позвонить Майклу, она заперлась бы в квартире, опустила шторы,  легла  в
постель и надежно бы спряталась под теплым одеялом Но  Элисон  нуждалась
сейчас в Майкле, в его спокойствии, уверенности. В его холодном, трезвом
уме.
   Телефон звонил у него в конторе.  Один,  два..,  десять  раз  Никого.
Элисон со злостью швырнула трубку и вытащила монетку. Снова засунула  ее
в отверстие и набрала домашний номер Майкла. И на этот раз ей  никто  не
ответил Элисон протерла запотевшее стекло  и  посмотрела  на  обсаженную
деревьями дорогу и ставший теперь зловещим особняк за полквартала отсюда
89-я улица казалась сегодня темнее, чем когда-либо. Если бы этот рай  он
выглядел так же  неприветливо  в  день,  когда  Элисон  впервые  увидела
особняк, она продолжила бы поиски квартиры. Если бы это было так...
   Она вышла из будки, раскрыла зонт и побрела обратно, шлепая по  лужам
Вслушиваясь  в  плеск  воды  у  себя  под  ногами  и  в  отдаленный  гул
автомобилей на проспекте, она изо всех сил старалась сдержать  обещание,
данное ей самой себе несколько дней назад на такой же жутковатой  улице.
Наконец, Элисон  остановилась,  закрыла  глаза,  издав  нервный  смешок,
поднялась  по  каменным  ступеням  и  посмотрела  наверх,  на  темные  и
негостеприимные окна пятого этажа.
   Она  поужинала  за   надежно   запертыми   дверьми.   Чтобы   немного
успокоиться, выпила  дополнительную  таблетку  транквилизатора  -  между
салатом по-русски и бифштексом с грибами. А еще она  откупорила  бутылку
розового вина.
   С бокалом в руке Элисон пересекла комнату, мягко ступая по ковру  под
мерное тиканье часов, и  присела  на  корточки  перед  стоявшим  в  углу
проигрывателем. После недолгих раздумий она поставила первый  акт  "Силы
судьбы" Верди.
   Пока иголка устанавливалась  в  бороздки,  из  динамиков  раздавалось
похрустывание. Элисон наблюдала за вращением пластинки. Удобная  вещь  -
автоматический проигрыватель. Надо будет одолжить его  мистеру  Чейзену,
когда он в следующий раз устроит  вечеринку,  чтобы  у  него  оставалось
больше времени для танцев. Элисон вернулась к дивану, легла и  полностью
погрузилась в музыку. Постепенно глаза ее начали слипаться.  Вскоре  она
уже спала.

***

   Она открыла глаза. Не поворачивая головы, бросила взгляд на напольные
часы. Стрелки лежали одна на другой - четверть четвертого. Из  динамиков
доносился громкий треск, пластинка продолжала вращаться.
   Элисон добрела до проигрывателя, выключила его, вышла из гостиной  и,
пошатываясь, двинулась по темному коридору в спальню.
   В дверях она скинула блузку. Затем на пол полетели джинсы.  Кольцо  и
часы она положила на тумбочку, колготки бросила на вешалку.
   Она стояла обнаженная перед кроватью,  в  конце  дорожки,  образуемой
сброшенной одеждой. Постель манила. Элисон  скользнула  в  нее  и  через
несколько секунд снова спала.

***

   На темной улице не прекращался сильный ливень. С порывами  ветра  его
косые струи ударяли в стены особняка.  Потоки  воды  переливались  через
края водостоков и, бурля, неслись вниз, споря с налетавшим ветром.
   Улица была пустынна. Фонари еле светили сквозь сплошную пелену дождя,
не в силах рассеять кромешную темноту ночи.
   В аллее парка раздавались чьи-то шаги. Отсюда очень хорошо был  виден
особняк. Человек старался держаться темноты, словно прячась от  кого-то.
Он медленно продвигался меж теней, пока не достиг конца  аллеи.  Там  он
остановился, заслонив рукой лицо от ветра и дождя.  Некоторое  время  он
простоял неподвижно, наблюдая, что-то выжидая. Ни в одном из близлежащих
домов не горел свет. Ни  одна  машина  не  проехала  по  улице.  Никаких
подозрительных  звуков  не  раздавалось.  Пара  глаз   оглядела   улицу.
Удовлетворившись,  человек  втянул  голову  в  плечи  и  поспешил  через
затопленную мостовую под защиту навеса над  крыльцом  особняка.  Там  он
отряхнулся и подошел к тяжелой железной двери, ведущей в подвал. На  ней
висел ржавый замок. Человек пошарил в глубоком кармане  плаща  и  извлек
оттуда связку ключей, самый большой из которых вставил в скважину. Замок
не поддавался. Он снова пошарил в кармане и на этот раз извлек маленький
тюбик Вытащил ключ, выдавил немного жидкости в скважину и, вставив  ключ
обратно, еще раз попробовал повернуть его. Замок открылся. Человек вошел
в подвал и закрыл за собой дверь.

***

   Снова сон ее  был  беспокойным  и  мучительным.  Элисон  металась  по
кровати, терзая подушки.
   Возвращались  видения  прошлой  ночи:  Чейзен,  лесбиянки  -  и   все
участники вечеринки  Она  ощущала  их  присутствие,  слышала  их  голоса
Раздавалось пение:
   С днем рожденья, Джезебель, с  днем  рожденья  тебя!"  Простыни  были
мокры от пота, от судорожного пинка ногой одеяло полетело на пол, за ним
последовали подушки.
   И тут она услышала стук.
   Еле слышный вначале, он становился оглушающим.
   Элисон во сне прижала ладони к ушам, пытаясь скрыться от шума. Но все
громче  и  громче  раздавался  стук,  постепенно  сливавшийся  с  лязгом
металла.
   Элисон в ужасе проснулась,  ничего  не  понимая.  Включила  ночник  и
огляделась.  Никого.  Напряженные   ее   мышцы   расслабились,   дыхание
успокоилось.
   - Нет, - бормотала она,  уронив  голову  На  руки.  -  Что  я  такого
сделала? Чем  я  заслужила  это?  Что  я  такого  сделала?  -  Голос  ее
превратился в шепот. Она взглянула наверх.
   Медленные, размеренные шаги раздавались  прямо  у  нее  над  головой.
Элисон снова заткнула уши. Она не могла больше выносить это.
   Она выскочила из постели, подобрала одежду, быстро оделась и опустила
штору на окне, чтобы свет ночника не был заметен снаружи.
   С трудом передвигая ноги, Элисон дошла до кухни. Осмотрелась. Тарелка
с остатками ужина стояла на краю раковины, пустая  бутылка  из-под  вина
валялась на  доске  для  резки  мяса,  кусок  алюминиевой  фольги  -  на
холодильнике.   Элисон    протянула    руку,    схватила    пузырек    с
транквилизаторами и отвинтила крышку, в  ладонь  ей  скатился  маленький
белый шарик. Принимать таблетку или нет? Надо же успокоить нервы! Но еще
важнее сейчас - собрать всю храбрость, какая еще осталась в ее слабеющем
теле. Транквилизаторы в этом не помогут. И не  подготовят  к  тому,  что
ожидает ее. Элисон  была  полна  решимости  раскрыть  тайну  исчезнувших
жильцов, и она знала, что у того, наверху, кем бы он ни был, есть ключ к
разгадке.  В  мягком  желтом  свете,  заливавшем  кухню,  она   пыталась
придумать альтернативу. Таковой  не  было;  надо  подняться  и  войти  в
квартиру 4-А. Транквилизаторы? Бесполезно.  Элисон  завинтила  крышку  и
поставила пузырек на место. Затем она выдвинула  ящик  стола  и  достала
огромный кухонный нож. С  ним  она  будет  чувствовать  себя  увереннее.
Теперь она не одна.
   Она достала из кладовой фонарь и нажала кнопку. Свет вспыхнул  и  тут
же погас. Элисон с силой потрясла  его,  лампочка  замигала.  Тогда  она
отвернула крышку и поправила батарейки. После этого вновь нажала кнопку.
Фонарь работал превосходно.
   Элисон, не включая света,  пробралась  в  гостиную  и  посветила  там
фонарем.  Никого.  Ничего  необычного.   Она   прислушалась.   Шаги   не
прекращались.  Эдисон  глубоко  вздохнула,  потушила  фонарь,  вышла  из
квартиры и захлопнула дверь.
   На лестнице было темно. Ни на третьем, ни на четвертом этаже свет  не
горел. На ощупь, прижавшись к стене,  Элисон  добралась  до  лестницы  и
покрутила единственную лампочку. Та не зажглась. Тогда она повернулась и
начала  подниматься  по  лестнице.  Медленно,  очень  медленно.  Ступени
страшно скрипели. Дом наполняли звуки бушевавшей снаружи бури.
   Пот  струился  по  ее  лицу,  голова  готова  была   разорваться   от
невыносимого напряжения.
   И вдруг она в ужасе отскочила в сторону, ударившись головой о  стену.
Она зажала рот тыльной  стороной  ладони,  чтобы  не  закричать.  Закрыв
"лаза, она тихонько застонала. Она на что-то наступила.
   Элисон безуспешно пыталась взять себя в руки; тело  ее  била  крупная
дрожь. Она зажгла фонарь и осветила пол у себя под ногами. Там ничего не
оказалось. Элисон направила  луч  фонаря  выше,  внимательно  осматривая
каждую ступеньку. Луч  достиг  площадки  четвертого  этажа.  Там  сидела
кошка. Джезебель. Кошка, которой  не  существовало  на  свете.  Покрытое
клочковатой шерстью тело неподвижно застыло, зеленые глаза уставились  в
одну точку. В зубах  она  держала  попугая  с  откушенной  головой.  Его
изящное тельце превратилось в истекающий кровью истерзанный кусок  мяса.
Кругом валялись перья.
   Элисон содрогнулась.
   Ее охватило зло. Эта дура, мисс Логан, не поверила ей, ни единому  ее
слову.  Но  вот  же  оно  -  неопровержимое  доказательство.  Джезебель.
Надменная и враждебная. Мортимер. Мертвый.
   Кошка ощерила впившиеся в мертвое тельце клыки, Элисон покрепче сжала
нож и сделала шаг по направлению к ней. Кошка  положила  птицу  на  пол,
выгнула спину и зашипела. Элисон сделала еще шаг. Кошка сильнее  выгнула
спину. Элисон приблизилась еще на два шага. Кошка выбросила вперед лапу,
попятилась с угрожающим шипением, схватила попугая и прыгнула в темноту.
   И вновь наступила тишина.
   Элисон  потушила  фонарь,  с  трудом  переводя  дыхание,   преодолела
последние ступеньки и пошла по направлению  к  квартире  4-А.  Несколько
минут она простояла неподвижно, прислонившись к дверному  косяку.  Затем
попробовала ручку двери, в полной уверенности, что там заперто. Но, к ее
удивлению, замок щелкнул, и дверь распахнулась. Элисон оглянулась;  судя
по всему, Джезебель на площадке не было. Она бочком протиснулась в дверь
и  стала  вглядываться  в  темноту.  В   комнате   было   очень   темно,
сверхъестественно темно. Взгляд ее словно уходил в бесконечный  туннель.
Элисон не видела даже ни фонаря в своей левой руке, ни ножа в правой.  И
если бы не натянутые, как струна, нервы, она подвергла бы сомнению самый
факт своего существования.
   В квартире царила тишина, шагов слышно не было.
   Включив фонарик, Элисон посветила по стенам. Мебель та же,  что  и  в
тот день, когда они заходили сюда  с  мисс  Логан.  Она  потянула  носом
воздух. Запах плесени усилился. Элисон потерла нос, чтобы не  чихнуть  и
повернулась к напольным часам. Их циферблаты покрывала пыль, стрелки  не
двигались. Он был  пуст  и  холоден,  двери  стенных  шкафов  нараспашку
раскрыта. Они тоже были пусты, если не считать старого дырявого зонта.
   Элисон повернула к  спальне.  Шаги  раздались  вновь.  Она  выключила
фонарь и вжалась в угол, боясь даже дышать. Казалось, комната  сжимается
вокруг нее. Эли-сои порывисто обернулась.  Она  оставила  входную  дверь
приоткрытой. Каждая клеточка ее тела стремилась скорее убежать отсюда  в
безопасное место. Но она не могла сделать этого. Спальня совсем рядом. А
там - шаги, ключ к ее кошмарам и, возможно, разгадка  тайны  исчезнувших
жильцов. Сжимая  нож,  она  осторожно,  шаг  за  шагом,  пробиралась  по
коридору, касаясь плечом стены.
   Шаги прекратились, раздался скрип.
   Элисон подошла к открытой двери спальни, выставив впереди  себя  нож.
Поначалу никаких признаков жизни она не заметила" С минуту она  постояла
в нерешительности, затем двинулась к едва различимой кровати. Из темноты
донесся слабый шорох, Элисон нажала кнопку на фонаре,  тот  не  работал.
Она с силой встряхнула его, батарейки звякнули, но лампочка не зажглась.
Элисон уловила краешком глаза какое-то движение; в темноте проскользнула
фигура и встала у окна, спиной к ней.
   -  Эй,  -  позвала  она  сдавленным  от  страха  голосом.  Ответа  не
последовало. - Эй, - повторила она.
   Фигура не пошевелилась и продолжала хранить молчание.
   - Что вам от меня надо?
   Никакого ответа.
   Элисон  медленно  приближалась  к  неясным  очертаниям  человека,  не
переставая взывать к нему. Голос ее то и  дело  срывался  на  плач.  Она
держала в вытянутой руке нож и в отчаянии трясла фонарь. Никогда в жизни
она не испытывала  такого  страха,  казалось,  еще  чуть-чуть  -  и  она
забьется в истерическом припадке.
   Подойдя к незнакомцу, она тронула его "а плечо.  Тот  повернулся,  но
лица его не было видно в темноте.
   - Кто вы? - жалобно вопрошала она, слезы катились по ее щекам. Фигура
сохраняла молчание и неподвижность.
   Элисон еще раз встряхнула фонарь. Яркий луч света  прорезал  темноту,
ударив прямо в глаза.., ее отца!
   Он был бледен как полотно; лицо превратилось в мертвую  маску.  Глаза
его едва не вываливались из орбит, губы раздулись. Синие вены  струились
под покрытой коростой кожей. Волосы его  превратились  в  колтун,  глаза
потускнели. Лицо, шею  и  руки  пересекали  гноящиеся  синие  шрамы,  из
которых сочилась прозрачная жидкость. И он был абсолютно голым.
   Тишину ночи пронзил ее отчаянный крик.
   В ужасе отпрянув, Элисон налетела на стену, не пере  ставая  кричать,
заметалась взад и вперед, луч фонаря плясал по стенам, описывая огромные
круги.  Вот  он  упал  на  разлагающееся  тело  отца,   который   упорно
приближался к ней, приволакивая частично парализованную правую ногу. Она
пятилась,  натыкаясь  на  мебель.  Луч  фонаря,  не  прекращавший   свое
хаотическое движение, выхватил из мрака кровать, на которой  развалились
в непристойной позе две голые жирные женщины. И наступила темнота.
   Элисон вбежала в гостиную, налетела на кресло и растянулась на  полу,
выронив фонарь. Он потух. В ушах ее раздавался звук надвигающихся шагов.
Кресло  повалилось  на  нее,   Элисон   судорожно   забилась,   стараясь
высвободиться.
   И тут захлопнулась приоткрытая входная  дверь.  Единственный  путь  к
отступлению  был  отрезан:  прямо  перед  ней  стоял   человек.   Эдисон
истерически заголосила, вскочила на ноги  и  бросилась  к  двери.  Одной
рукой он схватил ее за волосы, другой - уцепился  за  цепочку  распятия.
Элисон ткнула ножом куда-то в темноту.  Он  вонзился  в  крепкую  грудь.
Комнату наполнил душераздирающий вопль. Снова и снова она  вонзала  нож,
по руке ее заструилась кровь. Крики перешли в  предсмертный  хрип.  Тело
упало. Элисон бросилась к двери и выбежала на лестницу.

***

   Входная дверь особняка распахнулась; Элисон выскочила  на  улицу,  не
переставая кричать. Слетела вниз по мокрым каменным  ступеням.  Нож  она
где-то обронила. В соседних домах загорались окна, любопытные высовывали
головы, чтобы взглянуть, кто там так кричит. В ужасе вцепившись  в  свои
спутавшиеся волосы, Элисон неслась по лужам, то и дело падая, не в силах
удержать равновесие под порывами ветра. Так, падая на каждом  шагу,  она
добежала до конца квартала.
   Высоко над улицей старый священник неподвижно сидел  у  окна,  сложив
руки перед собой.
   Дождь не прекращался. дУЛ сильный ветер.
   Дом стоял темный и молчаливый.

Глава 13

   - Сюда, мэм.
   - Надеюсь, это не займет много времени.
   - Не могу ничего сказать, мэм.
   - Я должна увидеть ее.
   - Все зависит от человека, который сидит в этом кабинете, мам.
   Полицейский распахнул матовую стеклянную дверь с табличкой  "Больница
Беллевю. Полицейское дознание".
   - Спасибо, - сказала Дженнифер Лирсон, входя в комнату.
   - Посидите пока на скамье, - произнес полицейский официальным тоном.
   Кабинет был небольшим, скудно меблированным На сером  цементном  полу
валялись куски краски, отслаивавшиеся от стен. Мебель здесь была  старой
и обшарпанной. Вдоль стены стояла длинная коричневая  скамья,  слева  от
нее располагался некрашеный прямоугольный стол.
   Дженнифер присела на скамью.  Полицейский  закрыл  дверь.  За  столом
сидел коренастый человек с остреньким личиком. У него были черные глаза,
длинный нос с шишечкой на конце и  необычайно  тонкие  бесцветные  губы.
Старая мятая шляпа отлично гармонировала со слишком просторным для  него
пиджаком. Изо рта у человека свисала короткая изжеванная сигара. Рубашка
его была запорошена пеплом.
   Он улыбнулся Дженнифер, обнажив ряд острых,  как  у  грызуна,  зубов.
Видно было, что над его нижней челюстью изрядно потрудился  дантист.  Он
продолжал молча улыбаться, и Дженнифер заерзала на скамье, чувствуя себя
не очень уютно в этой голой комнате под  буравящим  взглядом  маленького
хорька.
   - Меня зовут Гатц, детектив Гатц, пишется через "т", -  гнусавый  его
голос неприятно резал слух.
   - Да, сэр, - ответила она, наблюдая, как натянутая улыбка  постепенно
сползает с его лица.
   - Я хотел бы поговорить с вами.
   - Да, сэр, - повторила она, нервно теребя пальцами складки на блузке.
   - Ваша фамилия - Лирсон? Дженнифер Лирсон?
   - Да.
   Он взял со стола лист бумаги.
   - Адрес: 51-я Восточная улица, дом 311. Профессия: фотомодель.
   - Да.
   - Понятно.
   - Я хотела...
   Гатц перебил се:
   - Надеюсь, детектив Ричардсон объяснил вам, в чем дело? - спросил он,
бросив взгляд на рослого полицейского, молчаливо возвышавшегося рядом.
   - Очень смутно, - ответила Дженнифер, помолчав.  -  Понятно.  Что  ж,
постараемся вместе прояснить ситуацию. Полагаю, вы знакомы с мисс Элисон
Паркер?
   - Да, сэр, но...
   - Когда последний раз виделись с ней?
   - Дня четыре назад. Не могли  бы  вы  все-таки  рассказать  мне,  что
произошло? Я очень нервничаю.
   - Минуточку терпения. - Это прозвучало скорее как команда, нежели как
просьба. - Когда в последний раз вы разговаривали с ней?
   - Четыре дня назад.
   - О чем?
   - О тряпках.
   - И это все?
   - Элисон еще говорила о какой-то вечеринке.
   - О какой вечеринке?
   - Она собиралась отпраздновать новоселье.
   - Когда?
   - Она не уточняла. Сказала просто, что собирается, и спросила,  кого,
я считаю, нужно пригласить.
   - Вы посоветовали ей что-нибудь?
   - Да, сэр.
   - Я попрошу вас записать имена, которые вы назвали тогда.
   Дженнифер кивнула.
   - Все они - ее друзья.
   - Хорошо-хорошо. О чем еще вы говорили?
   - Больше ни о чем. О вечеринке и тряпка".
   - А ничего необычного вы не заметили?
   - Нет.
   - Ничего странного, настораживающего?
   - Нет.
   - Вы уверены?
   - Да!
   Гатц взял другой лист бумаги, пробежал его глазами и сообщил:
   - В доме на 89-й улице она проживала неделю.
   - Почти две, - поправила Дженнифер. Он внес изменения в свои записи.
   - Вы видели ее квартиру? Бывали в том доме?
   - Нет.
   - А кто-либо из ваших знакомых?
   - Только ее друг. Гатц ухмыльнулся.
   - Понятно, - произнес он, и в голосе его прозвучало неодобрение.
   Дверь снова отворилась, вошел Майкл. Кивнув Дженнифер и,  не  замечая
детектива Гатца, подошел к скамье и уселся на нее.
   Завидев Гатца, он вскочил, щеки его пылали.
   Тот спокойно улыбался, тихонько постукивая ногой по цементному полу.
   - Сядьте! - велел он,  и  в  глазах  его  засветилась  ненависть,  не
уступавшая презрению, написанному на лице Майкла. - Сядьте же!
   - Что...
   -  Сесть,  я  сказал!  -  грубо  оборвал  его  Гатц.   Майкл   нехотя
повиновался.
   - Что вы здесь делаете? - выдавил он из себя, наконец.
   - Если вам угодно, знать, это - моя работа.
   - Но в городе есть и другие сыщики.
   - Совершенно  верно!  Но  меня  это  дело  заинтересовало.  Я,  когда
поступил вызов, как раз сидел в участке, знаете  ли.  Похоже  было,  что
снова объявился какой-то маньяк-убийца Я  уже  было  собрался  отправить
туда кого-нибудь. Психи не очень-то  меня  интересуют.  Люблю  убийства,
совершаемые умными злодеями. Вам, впрочем, это известно. Ну, так вот,  я
уже собрался было сделать всем ручкой, как услыхал имя девицы  и  парня,
чью визитную карточку нашли у нее в кармане. И что бы вы думали? Я пулей
вылетел из участка, ибо понял, что дело это окажется чертовски  грязным,
раз в нем замешаны вы.
   - Что случилось с Элисон? - спросил Майкл, пропустив оскорбления мимо
ушей. Гатц нахмурился.
   - Как звали вашу жену - ах, бедняжка - Карен? Майкл вцепился пальцами
в скамейку, с трудом удерживаясь от того, чтобы не броситься на Гатца  и
не впечатать того в стену.
   Гатц улыбался. Он уливался  бешенством  Майкла,  -  Что  случилось  с
Эдисон? - стиснув зубы, повторил Майкл.
   - Элисон Паркер? - Гатц явно измывался над ним,  пытаясь  вывести  из
себя Осознав намерения детектива,  Майкл  разжал  впившиеся  в  скамейку
пальцы и спокойно ответил:
   - Да, сэр. Элисон Паркер.
   Игра окончилась. Развалясь на стуле, Гатц размышлял.
   "Дело Карен Фармер". Шесть месяцев он копался в нем, пока  начальство
не приказало ему закончить следствие. После этого его перевели в  другой
участок, понизив в звании. Но он ни на миг не забывал об этом,  так  же,
как не сомневался в том, что был прав, когда все остальные ошибались.  И
вот сейчас перед ним Майкл Фармер собственной персоной, но как бы ему ни
хотелось, прошлое ворошить нельзя. Сейчас он ведет "Дело Элисон Паркер",
и прежде всего надо  докопаться  до  сути  здесь.  И  лишь  потом,  если
повезет, можно будет раскрыть тайну гибели жены Майкла Фармера.
   - Я и сам толком не знаю, что произошло. По моим  сведениям,  никого,
пока ни в чем не подозревают. Включая и вас, Фармер. Как я говорю,  пока
вина не доказана, человек не виновен.
   - Это вы сами придумали?
   - Не горячитесь, мой друг, -  предостерег  его  Гатц,  вставая.  Стул
покачнулся назад Детектив Ричардсон протянул руку и удержал его. Гатц  с
одобрением взглянул на помощника и принялся шагать по комнате.
   - На мой взгляд, нечто странное произошло прошлой ночью. Некая Элисон
Паркер носилась в истерике по улицам и вопила, что только  что  зарезала
собственного отца.
   Майкл чуть не поперхнулся. Он оцепенел,  как  и  Дженнифер,  затем  с
трудом произнес:
   - Это невозможно! Ее отец скончался от рака несколько недель назад.
   Гатц посерьезнел. Он взял со стола  блокнот,  вынул  очки  в  роговой
оправе и, аккуратно водрузив их прямо над шишечкой на носу,  еще  раз  с
удвоенным вниманием изучил свои записи.
   - Вы уверены? - спросил он.
   - Абсолютно! Можете позвонить ее матери, если... -  Майкл  осекся.  -
Нет,  лучше  не  надо.  Боюсь,  она  этого  не  перенесет.  Позвоните  в
полицейское управление городка. Они подтвердят.
   Гатц достал из кармана рубашки простенькую авторучку, оставившую  там
темное чернильное пятно, с силой встряхнул ее и, скрипя  пером,  записал
имя и адрес отца Элисон, рядом с которыми вывел слово "мертв". Затем  он
снова уселся на стул и пристально взглянул на Майкла.
   - Давайте начнем сначала. Итак, ваши отношения с мисс Паркер?
   - Я ее друг. Гатц неодобрительно поцокал языком.
   - Близкий  друг,  -  поправился  Майкл,  Гатц  цинично  осклабился  и
обернулся к Дженнифер.
   - А вы ее подруга?
   - Вы это уже знаете.
   - И вы знакомы друг с другом?  -  Вопрос  не  требовал  ответа;  Гатц
заметил их молчаливое  приветствие,  когда  Майкл  появился  в  комнате.
Кивнув,  он  снова  поднялся  и  принялся  мерить  шагами  пол.   Сигара
по-прежнему свисала у него изо рта. Она стала чуть  короче.  Он  откусил
кусочек изжеванного ее кончика и выплюнул его. Остановился и прислонился
к стене  под  зарешеченным  окном.  С  подозрением  уставился  на  обоих
пленников. - На одежде Элисон  Паркер  была  обнаружена  кровь,  но  она
оказалась ее собственной - из царапины на руке. Мы обследовали квартиру,
где, по ее словам, она зарезала своего старика, но не нашли ни тела,  ни
крови.
   - Какую квартиру? - спросил Майкл.
   - 4-А. Бывали там?
   Майкл опустил глаза в пол.  Квартира  4-А.  Та,  о  которой  говорила
Элисон. По спине у него пробежал холодок.
   - Мало того, мы вообще не обнаружили там каких-либо следов борьбы.
   - В квартире?
   - Во всем здании!
   - Вы разговаривали со старым священником?
   - Старикан глух, слеп и давно выжил из ума.
   - Ас Чейзеном? С остальными жильцами?
   - С кем?
   - С жильцами дома! Чарльз Чейзен, миссис Кларк, две сестры-толстушки,
не помню их имен, кто-то там еще...
   - Фармер, предупреждаю вас, без выкрутасов!
   - Минуточку, приятель. Я  пытаюсь  выяснить,  что  случилось  с  моей
девушкой, и считаю,  что  не  мешало  бы  полиции,  а  тем  более  столь
дотошному  сыщику,  как  вы,  побеседовать  с  соседями,  которые  могли
что-нибудь видеть или слышать.
   Гатц с ожесточением пожевал сигару, и в животе у него забурчало.
   Майкл озадаченно смотрел на него.
   - Последние  шесть  часов  я  занимался  тем,  что  обходил  квартиры
особняка, - начал Гатц, - и ни в одной из них не обнаружил  ни  малейших
признаков жизни. Кроме мисс Паркер и старого священника,  никто  не  жил
там в последнее время.
   - Что? - вскричал Майкл, снова придя в состояние шока от услышанного.
- Это невозможно! Элисон их видела! Говорила с  ними!  Бывала  у  них  в
гостях!
   - А вы? - поинтересовался детектив, на которого все это не  произвело
ни малейшего впечатления.
   - Я - нет.
   - А кто-нибудь из ваших знакомых?
   - Нет.
   - Что ж, любопытно.
   Гатц отвернулся, вынул сигару изо рта  и  вытряхнул  часть  табака  в
пепельницу. Дженнифер поежилась;
   Майкл уставился  сыщику  в  спину,  ожидая  продолжения  фразы.  Гатц
некоторое время не шевелился, о  чем-то  размышляя,  затем  обернулся  к
хранившему молчание полицейскому, терпеливо стоявшему рядом.
   - Пусть Риццо поищет сведения о Чарльзе Чейзене, этой, как ее, миссис
Кларк и, - он вопросительно взглянул на Майкла.
   - Сестрах... Клоткин, вспомнил. Еще там была  парочка  лесбиянок,  не
помню, как их зовут... Ричардсон колебался:
   - Но там никто не живет, это же ясно как день.
   - Знаю, но все равно необходимо проверить. Может, они и не живут там,
но зачем-то околачиваются в доме.
   Полицейский кивнул.
   - Как зовут домовладельца? Вылетело из головы.
   - Карузо. Дэвид Карузо, - ответил Ричардсон.
   - Велите Риццо проверить, нет ли какой связи между ним и всеми  этими
людьми.
   - Слушаюсь, сэр, - сказал полицейский и вышел, оставив их втроем.
   Гатц поправил шляпу и снова зашагал по комнате.
   - Когда можно будет увидеть Элисон? - спросил Майкл.
   - Медсестра сообщит. А пока можем  немного  поболтать,  прямо  как  в
старое доброе время. Майкл удержал себя в руках.
   - Так вы говорите, ничто не  указывает  на  то,  что  в  доме  что-то
произошло?
   - - Да,  так  я  говорю.  -  Гатц  ехидно  улыбнулся  и  обернулся  к
Дженнифер. - Как давно вы знакомы с мисс Паркер?
   - Два года.
   - Случались с ней прежде подобные припадки?
   - Нет. Элисон - очень рассудительный и сдержанный человек.
   - Да неужели? - скептически усмехнулся Гатц, по его тону  можно  было
заключить, что он уверен в обратном.
   - Недавно она перенесла нервное потрясение, - вмешался Майкл.
   - Какое именно?
   - Из-за отца. Болезнь его длилась почти четыре  месяца.  Со  дня  его
смерти Элисон находилась в постоянном нервном напряжении. Никак не могла
прийти в себя. Плохо ела и спала. Ее мучили кошмары. А два дня назад она
потеряла сознание во время показа.
   - Понятно. Возможно, этим все и  объясняется.  Кошмар.  Галлюцинация.
Или еще что-то в этом роде. - Последовала долгая пауза. - А возможно,  и
нет!
   - Ищите тогда труп.
   - Если он существует - а в этом я не сомневаюсь - мы отыщем его. А уж
затем я позабочусь, чтобы веревочка, идущая от него, затянулась  кое  на
чьей шее. И уж во второй-то раз я не оплошаю.
   Майкл даже не шелохнулся.
   - Где вы находились этой ночью, с трех до пяти?
   - Дома. - Майкл побагровел от гнева.
   - Не уверен, - с нажимом произнес Гатц. Майкл взорвался:
   - Послушайте, вы! Мне не нравится тон, каким .
   - Нет, это вы послушайте! Некая особа заявляет, что только что  убила
своего отца, заколола его ножом. Факты, а я люблю  факты,  говорят,  что
это невозможно. А что если она убила кого-то другого, думая, что  это  -
ее отец? Это уже больше похоже на правду.  Конечно,  может  случиться  и
так, что у особы этой просто не все дома  и  место  ее  в  психушке.  Но
что-то говорит мне, что в этой мышеловке может оказаться большая  жирная
крыса, - наживка в ней так хорошо пахнет! Неужели бы вы на моем месте не
сочли нужным задать несколько вопросиков? Тем более что действующие лица
этой истории уже привлекались разок по  подозрению  в  убийстве.  И  тем
более, что крысой-то может оказаться небезызвестный Майкл Фармер.
   Майкл промолчал. Гатц был прав по крайней мере в  том,  что  касалось
процедуры следствия. Но Майкл знал, что на самом деле  было  у  того  на
уме.  Независимо  от  того,  каким   честным   и   справедливым,   каким
бескорыстным хотел казаться Гатц, Майкл знал, что у него на уме.
   - Как только появится возможность, я собираюсь получить у мисс Паркер
некоторую информацию, благодаря которой вся эта история приобретет некий
смысл.
   Гатц принялся жевать очередную порцию Табака из измусоленной  сигары;
он был доволен собой. Он сделал все, что мог - пока тело  не  найдено  и
пока девица из 211-й палаты не в  состоянии  связно  говорить.  Но  есть
вероятность, что ни тела, ни свидетельств преступления  не  окажется.  И
тогда Фармер снова ускользнет. И он вновь  упустит  шанс  прижать  этого
адвокатишку. Нет, этого допустить нельзя. Неважно, что все  происшествие
кажется лишенным всякого смысла.  Легче  отыскать  здесь  смысл,  нежели
признать, что человек может быть замешан в двух таинственных убийствах и
оставаться чистым перед законом. Многолетний опыт Гатца подсказывал  ему
это. И еще - острая, режущая боль в кишечнике.  Нет,  Фармер  убил  свою
жену и теперь затевает что-то еще. Гатц добьется успеха на  этот  раз  -
иначе быть не должно. Он будет действовать медленно, но наверняка.
   И собрав всю необходимую информацию, прыгнет,  подобно  леопарду,  на
свою жертву. Он улыбнулся своим мыслям.
   Зазвонил телефон. Гатц снял трубку.
   - Да, Гатц у телефона. - Он внимательно послушал и положил трубку  на
место. - Она проснулась, - сообщил он. Снова сел и принялся изучать свои
записи. - Можете навестить ее.
   - С ней все  в  порядке?  -  спросила  Дженнифер,  все  это  время  с
интересом наблюдавшая за поединком между Майклом и Гатцем.
   - Спросите у доктора, - сухо  ответил  сыщик.  -  Палата  номер  211.
Спуститесь в вестибюль, первый поворот налево. А после мы продолжим нашу
беседу.
   - У меня нет времени, - сказал Майкл, поднимаясь со скамьи.
   - Весьма польщен, -  ответствовал  Гатц.  Майкл  повернулся  и  вышел
вместе с Дженнифер.
   - Что все это означает? - начала она, спускаясь по лестнице.
   - Да так, ерунда.
   - Не похоже. Он явно что-то имеет против тебя.
   - Говорю тебе, ерунда. Это все было слишком  давно,  чтобы  о  чем-то
беспокоиться.
   - Как давно?
   - До того, как ты приехала в Нью-Йорк.
   - Когда? Некоторое время они спускались в молчании.
   - Достаточно давно,  -  произнес  наконец  Майкл.  Его  это  начинало
раздражать. Дженнифер умолкла и тихо шла за  ним  к  одному  из  боковых
коридоров. В отличие от центрального вестибюля он был практически  пуст.
У входа стоял большой стол, за которым восседала сотрудница полиции.
   - Чем могу вам помочь? - спросила она.
   - Нам нужна палата 211, - ответил Майкл.
   - Как ваши фамилии?
   - Фармер и Лирсон.
   - Идите вон туда, где сидит полицейский. Это и есть 211-я палата.
   Майкл ваял Дженнифер за руку и повел ее вдоль  по  коридору.  Женщина
повернулась и махнула рукой полицейскому, глядящему на  нее  в  ожидании
указаний. Он встал и открыл дверь.
   На пороге появилась медсестра.
   - Как она? - спросил Майкл.
   - Немножко вялая - это от большого количества лекарств Но в целом все
нормально.
   - Можно забрать ее домой?
   - Пока нет.
   - А поточнее?
   - Поговорите с врачом. Он скажет больше, чем я. -  Она  помолчала  и,
улыбнувшись, добавила: - Думаю, еще дня два-три, пока она  не  оправится
от шока и не улучшится общее состояние. У  девушки  жесточайшая  ангина.
Надо  предотвратить  возможные  осложнения.   Надеюсь,   вы   понимаете,
насколько это может быть серьезно.
   - Да.
   - У вас всего пять минут. Доктор говорит, ей нужно как  можно  больше
отдыхать.
   - Спасибо, - сказал Майкл.
   - Не обижайтесь, пожалуйста, - снова улыбнулась медсестра.
   Майкл кивнул и вошел в палату. Дженнифер  -  за  ним  Они  замерли  в
неловком молчании, устремив взгляд на больничную кровать.
   Элисон вытянулась под одеялом. Лицо ее  было  бледно  Губы  распухли,
глаза ничего не выражали.  Тело  неподвижно  застыло,  словно  окоченев.
Майкл никогда не видел ее такой. Жизнь, казалось, едва теплилась в ней.
   Они с разных сторон приблизились к кровати.
   Майкл взял Элисон за руку. Она никак не отреагировала.
   - Элисон, - прошептал он.
   Взгляд ее был по-прежнему устремлен в потолок. Он  снова  позвал  ее,
погромче, но она не отвечала.
   - Элисон, это мы: Майкл и Дженнифер, - сказала  Дженнифер,  склоняясь
над кроватью.
   Губы Элисон разжались.  Пузырек  слюны  задрожал  на  нижней  губе  и
лопнул. Челюсть медленно опускалась: она пыталась заговорить.  С  трудом
Элисон перевела взгляд на Майкла, глаза ее расширились, она узнала  его.
Глаза выражали одну лишь боль,  в  них  нельзя  было  прочесть,  что  же
произошло.
   Дженнифер приблизилась и наклонилась к ее уху.
   - Ты слышишь, ты понимаешь меня, Элисон? Та шевельнула  рукой.  Снова
безуспешно попыталась разжать губы. Никаких слов  не  последовало,  лишь
еще один пузырек слюны лопнул на губе, как и его предшественник.
   Майкл взглянул на Дженнифер.
   - Нет смысла задавать ей  вопросы,  -  сказал  он.  -  Она  не  может
говорить.
   Дженнифер не унималась.
   - Элисон, - звала она, - ответь мне. Элисон перевела взгляд с  Майкла
на нее.
   - Что случилось ночью?
   Зрачки Элисон расширились от  ужаса,  из  горла  вырвался  сдавленный
стон, бесцветные губы разжались, тщетно силясь  произнести  хоть  слово.
Майкл пытался вообразить, что же произошло.
   Дверь растворилась, и вошел детектив Гатц. Захлопнул ее и прислонился
к стене.
   Майкл недовольно передернул плечами.
   - Да, выглядит она неважно, - заметил сыщик, - хуже даже, чем  тогда,
когда выпила те таблетки. - Он метнул в сторону Майкла гневный взгляд. -
Помните? Любимая жена "покончила жизнь  самоубийством",  перерезав  себе
вены, а вскоре  после  этого  любовница  попыталась  избавиться  от  мук
совести с помощью таблеток. Неплохой сюжетец!
   - Можем мы  побыть  одни?  -  поинтересовался  Майкл,  еле  сдерживая
ярость. Детектив помотал головой.
   - Меня одолело любопытство. Не возражаете, если  я  поприсутствую  и,
возможно, дам какой-нибудь квалифицированный медицинский совет?
   - А подслушивать нечего,  -  с  презрением  произнесла  Дженнифер.  -
Элисон не может говорить.
   Гатц пожал плечами. Плевать он хотел на их  нежности.  Он  останется.
Пациенты такого рода охотнее разговаривают с теми,  кого  хорошо  знают.
Это факт. А на всем белом свете не существовало вещи,  которую  детектив
Гатц любил бы больше фактов. - Знаете, - заговорил он, - а  мисс  Паркер
похожа на вашу бывшую жену. Да-да, Паркер ее мне напоминает. К  счастью,
есть и различия Мисс Паркер не умерла при  попытке  самоубийства.  И  не
собирается сейчас. - Он взглянул на  Майкла.  -  Была  ли  гибель  Карен
Фармер  самоубийством?  Одни  говорили:  "да".   Она   оставила   эдакое
аккуратное письмецо, в котором прощалась со всеми А я утверждал: "нет!".
Это не было самоубийством!
   - У вас все? - отрывисто спросил Майкл.
   - А вам не нравится мой рассказ?
   - Предупреждаю вас, господин сыщик. Прошлое умерло  и  похоронено.  И
ежели вы попробуете воскресить  его,  я  позабочусь  о  том,  чтобы  вас
вышвырнули из полиции.
   - Вот так штука, - беззлобно произнес полицейский. Он вынул  изо  рта
сигару, изучил ее изжеванный конец и сунул на место,  между  зубами.  Он
сказал достаточно. Пока хватит  и  этого,  ибо  Фармер  прав.  Он  может
потянуть за ниточки, и Гатц получит хороший пинок под зад. Так уже  было
однажды. Если он собирается вновь  принюхаться  к  делу  о  самоубийстве
Карей Фармер, надо делать это  параллельно  нынешнему  расследованию.  И
крайне осторожно.
   Дверь снова отворилась, вошла медсестра.
   - Пять минут истекло, а указания доктора Блейфера должны  исполняться
неукоснительно. Мисс Паркер необходим отдых, и как можно больше.
   - Где можно найти доктора?
   - Он должен прибыть в больницу через пятнадцать минут.
   - Мы сможем еще немножко поболтать,  пока  вы  ждете  его,  -  сказал
детектив. - А стоит ли? - спросила Дженнифер, которой назойливость Гатца
начинала уже действовать на нервы.
   Тот слабо улыбнулся.
   Сестра подошла к постели  и  потрогала  лоб  Элисон.  Затем  измерила
давление  и  пощупала  пульс.  Гатц  и  Майкл   обменивались   недобрыми
взглядами. Сестра сняла висевший на спинке кровати листок и внесла  туда
данные. Повесив его обратно, подошла к двери и, обращаясь к посетителям,
кивнула  на  нее.  Первыми  вышли  Майкл  и  Дженнифер.  Гатц   помедлил
мгновение, чтобы взглянуть на Элисон, покачал головой и  проследовал  за
сестрой.
   Когда они заворачивали за угол, из-за двери 211-й палаты донесся  еле
слышный звук. Кто-то всхлипывал.
   Двадцать минут спустя Майкл и  Дженнифер  вышли  из  лифта.  Гатц  не
отставал. Они направлялись к выходу из больницы.
   - Не забудьте, вы не можете покидать город без моего ведома.
   Майкл не счел нужным обернуться. Вместо того  он  взял  Дженнифер  за
руку и вышел на улицу.
   Прижав лицо к стеклянным дверям,  Гатц  наблюдал,  как  они  идут  по
направлению к 1-й Авеню, ловят такси. В тысячный раз  за  этот  день  он
вытащил изо рта сигару и рассмотрел ее изжеванный конец. Хватит. Сегодня
он неплохо потрудился и заслужил новую. Гатц зашвырнул окурок  в  кусты,
прямо рядом с табличкой "Не  сорить!",  покопался  в  кармане  и  достал
сигару. Осторожно стянул  целлофан,  затем  со  скрупулезностью  ювелира
изучил бумагу, в которую был завернут табак, остался  доволен  формой  и
оценил по достоинству аромат.
   Сунув сигару в рот, он развернулся и вошел в больницу.

Глава 14

   События кошмарной ночи стояли у Элисон перед глазами. Снова  и  снова
оживали в памяти страшные мгновения на лестнице, битва с  "отцом",  нож,
пронзающий его истлевшую  плоть.  Вновь  и  вновь  перебирала  она  свои
воспоминания, сомневаясь,  надеясь  и  в  конце  концов  признавая,  что
объяснение может быть только одно. Непросто заставить  мозг  поверить  в
невероятное -  чтобы,  окончательно  измучившись,  прийти  к  совершенно
нелогичному выводу, порождающему еще больший ужас Она лежала  в  кровати
Майкла,  натянув  до  подбородка  одеяло  Справа,  на  тумбочке,  стояло
множество  баночек  и  пузырьков  со   всевозможными   прописанными   ей
лекарствами. Многие из них были уже наполовину пустыми. Элисон сжимала в
кулаке распятие. Из проигрывателя лилась мягкая музыка.
   Вышел с вымученной улыбкой  на  лице  Майкл,  неся  в  руках  поднос,
накрытый салфеткой. Под ней оказалась чашка дымящегося куриного бульона,
два кусочка подогретого хлеба и маленький медный чайник.
   - Где Дженнифер? - спросила Элисон, беря ложку и приступая к бульону.
   - В ванной.
   - Занимается тем, о чем не принято говорить вслух,  -  заключила  она
без тени улыбки.
   Майкл присел, взял с тумбочки пульт переключения программ  телевизора
и нервно крутил его в руках.
   Открылась дверь, вошла Дженнифер.
   - Еще раз привет. - Она пересекла комнату и остановилась у кровати. -
Я позвонила в агентство, сказала, чтобы в ближайшее время они на тебя не
рассчитывали, и попросила выслать все чеки, по которым тебе задолжали.
   - Спасибо, - ответила  Элисон.  -  Вообще-то  ты  могла  позвонить  и
отсюда, но тогда было бы нельзя сказать все то, что ты им наговорила.
   - Не понимаю.
   - И не надо.
   - Все передают тебе привет. Элисон откусила кусочек хлеба.
   - Поблагодари их от меня, - безразлично проговорила она. Меньше всего
ее сейчас волновала работа.
   Майкл и Дженнифер обменялись тревожными взглядами. Он  положил  пульт
обратно на тумбочку.
   Эдисон продолжала пить бульон.
   - Можно воды? - попросила она. Майкл наполнил стакан.
   - Выпей вот это, - велел он, достав  две  цилиндрические  капсулы  из
пузырька.
   Элисон с трудом удерживала  стакан.  Она  выпустила  из  правой  руки
распятие и взяла таблетки, которые с отвращением забросила в рот.  Опять
лекарство. Казалось, за последнюю неделю она смела все таблетки  с  лица
земли. Но их не становилось меньше. Элисон поморщилась, глотая  капсулы.
И снова сжимала рукой распятие.
   - Ты вроде уже не такая бледная, - заме! ила Дженнифер.
   - Правда?
   - Да.
   - Ценю проявление чувств.  Тебе,  надеюсь,  знакомо  выражение  "чушь
собачья"? Так вот именно это ты и сказала.
   - Денек-другой отдыха - и ты станешь как новенькая.
   - Конечно! Сомнения быть не может! Майкл встал.
   - Садись на мое место.
   - Нет, - сказала Дженнифер. - Пора домой. Майкл облокотился о  буфет,
вслушиваясь в напряженную тишину, повисшую в комнате.
   - Можем все вместе съездить в горы, - сказал он, наконец,  -  на  эти
выходные.
   -  Это  было  бы  замечательно,  -  произнесла  Элисон  безо  всякого
воодушевления.
   Майкл задумчиво поскреб подбородок.
   - На гору Медведь, например. Поселимся в домике на  день,  приготовим
что-нибудь вкусненькое, намешаем море грога с ромом. -  Он  выжидательно
улыбался. Взгляд Элисон не выражал ничего.
   Дженнифер робко проговорила:
   - Я утром снова приду. Принести wo-нибудь?
   - Нет.
   - Точно?
   - Совершенно.
   Дженнифер смущенно улыбнулась и обернулась к Майклу.
   - Куда ты дел мое пальто?
   - Оно в стенном шкафу.
   - А книги?
   - Там же.
   Она снова посмотрела на Элисон.
   - Отдохни немного. И не переживай ты так. Все будет хорошо.
   Элисон вяло улыбнулась.
   - Я провожу тебя, Дженнифер, - сказал Майкл. В гостиной он схватил ее
за руку.
   - Похоже, она совсем расклеилась, - прошептал  он,  косясь  на  дверь
спальни. Достал из стенного шкафа пальто и книги, протянул их Дженнифер.
   - Она очень враждебно настроена.
   - Это страх. Плюс  депрессия.  -  Он  помолчал.  -  Сочетание  не  из
приятных.
   - Что мы можем сделать?
   - Не знаю.
   - Вели я буду нужна...
   - Я знаю, где тебя искать. - Он поцеловал ее в щеку.  Они  улыбнулись
друг другу. - Спасибо.
   Майкл тихонько закрыл за ней дверь и бросил быстрый взгляд в  сторону
спальни. Тишину квартиры ничто не нарушало. Майкл, торопясь,  достал  из
кармана  рубашки  маленькую  записную  книжку,  на  цыпочках  подошел  к
телефону - в спальне не было параллельного - и осторожно  набрал  номер.
Прислушался к гудкам. Двадцать раз  прозвонил  телефон  где-то  вдалеке.
Затем раздался голос автоответчика. Хозяина  нет  дома.  Он  раздраженно
швырнул трубку и вернулся в спальню.
   Поднос стоял на коврике у кровати. Тихо играла музыка. Комната дышала
покоем и умиротворением. Именно такую атмосферу Майкл стремился  создать
вокруг Элисон. Как можно больше тишины, как можно больше сна.
   Он поднял поднос с пола и поставил  его  на  буфет.  Затем  уселся  в
кожаное кресло. Он с любовью смотрел на ее закрытые глаза,  следил,  как
поднимается и опускается ее грудь, отметив, что дыхание ее стало  легче,
нежели в последние три дня, когда порой казалось, что легкие ее  вот-вот
лопнут, словно слишком сильно надутые воздушные шары.
   Элисон открыла глаза.
   Они пристально смотрели друг на друга.
   - Думаешь, я схожу с ума, - нарушила долгое молчание она.
   - Я этого не говорил!
   - А говорить незачем! Снова повисло молчание.
   - При всей твоей хитрости и тщательно культивируемом спокойствии тебя
можно видеть насквозь.
   - Неужели?
   Она кивнула.
   Майкл потер виски.  Взгляд  его  блуждал  по  стенам,  от  картины  к
картине. Абстракции. Ломаные линии. Хаос цвета и форм.
   - Элисон, - начал он и замолчал, обдумывая продолжение фразы.
   - Да, - отозвалась она.
   - Хорошо. Я действительно считаю,  что  смерть  твоего  отца  явилась
причиной возникновения в твоем мозгу невероятных фантазий.
   - То есть ты считаешь, что я сумасшедшая.
   - Вовсе нет.
   - А что еще это может означать? Он замялся.
   - Только то, что я сказал.
   - Ясно, - протянула она, хотя ясно ничего не было.
   - Хочешь поговорить об этом?
   - Да.
   - Ты уверена?
   - Абсолютно.
   Тяжело  вздохнув,  он  поднялся  и  зашагал  по   комнате.   Выключил
проигрыватель и заговорил:
   - Давай посмотрим,  что  мы  знаком  о  событиях  той  ночи.  Тебе  в
очередной раз приснился кошмар, от которого ты долго не могла  прийти  в
себя. Накануне ты падала в обморок, да еще обнаружила, что в доме  никто
не живет.
   - Но...
   - Дай мне закончить!  Преисполненная,  храбрости,  ты  решаешь  пойти
наверх выяснить, кто же там шумит. Даже  нож  с  собой  прихватила.  Что
говорить, перетрухала ты здорово! И  вдруг  ты  наступаешь  на  какую-то
кошку.
   - На Джезебель!
   - На какую-то кошку! В обстановке, которая кого угодно напугала бы до
смерти, ты входишь в квартиру и вступаешь  в  драку  со  своим...  -  Он
замолчал и тряхнул головой. Все это было нелепо. С ее отцом!
   - Продолжай.
   - О'кей. Твой отец лежал в постели с двумя женщинами.  Голыми.  -  Он
подошел к окну и смотрел на крыши.
   - Ну?
   - Темнеть стало раньше.
   - Это иногда- случается зимой.
   Майкл наблюдал за машинами, ползущими  по  улице.  Время  от  времени
внизу вспыхивали мириады красных тормозных огней.  Он  прислушался.  Шум
улицы почти не доносился сюда, за исключением редких гудков автомобилей.
   Он обернулся.
   - Позволь мне задать один вопрос.
   - Задавай.
   - Что сделало тебя фригидной? Она взорвалась:
   - Это, что, имеет какое-то отношение... Майкл перебил ее:
   - Почему ты ушла из дома? Эдисон крепче сжала распятие.
   - Почему в той  квартире  ты  увидела  своего  отца  с  двумя  голыми
женщинами? Лицо ее исказила гримаса.
   - Почему ты пыталась убить себя после смерти Карен?
   Помолчав, он спросил:
   - Хочешь, чтоб я тебе сказал? - Элисон хранила молчание.  -  Я  могу,
потому что знаю.
   - Я хотела стать фотомоделью.
   - Ив этом причина твоей фригидности?
   - Вполне возможно.
   - Хватит пороть чушь. Ты же говоришь со мной, Элисон.
   - Я знаю, Майкл. Как я могу спутать тебя с кем-то?
   - Осмелюсь предположить, ты любишь меня?
   - Люблю.
   - Тогда давно надо было все мне рассказать. К чему таиться? Тем более
что обо всем прочем ты мне рассказывала.
   Она прикрыла глаза.
   - Майкл, мы все это уже проходили...
   - Но на этот раз я все знаю.
   - Откуда?
   - Это мое дело. Все что угодно можно выяснить, если  очень  хочешь  и
можешь за это хорошо заплатить.
   Комната погрузилась в тишину. Он стоял, прижавшись  лбом  к  оконному
стеклу; она лежала, обложенная подушками,  бессильно  свесив  с  кровати
руки.
   - Что ты знаешь? - спросила Элисон, свыкнувшись  с  мыслью,  что  ему
что-то известно.
   - Все, - мягко ответил он.  Выдвинул  ящик  шкафа,  достал  картонную
папку и вынул из нее Несколько документов. - Здесь отчеты  психиатров  и
полицейские протоколы. Еще кое-какие бумаги. Весьма познавательно.  Вот,
например. Запись, датированная 12 марта 1966 года:

***

   Папа подарил мне распятие на день  рождения,  когда  мне  исполнилось
десять лет. Во время обеда. Оно было красивое. Я  надела  его  прямо  за
столом. Я никогда не снимала его.
   - А вот другая, от 9 апреля 1966 года:

***

   Я всегда думала, что мама с папой счастливы. Я ошибалась.  Они  стали
очень холодны друг с другом. Постоянно происходили скандалы. Он приходил
домой пьяным и бил ее. Она заявляла,  что  у  него  другая  женщина.  Он
вопил, как сумасшедший, называл ее "пуританской  католичкой".  Я  бежала
вниз по черной лестнице и пряталась в чулане. Однажды он нашел меня  там
и тоже избил. Я вся была в крови. Я была очень религиозной.  Он  -  нет.
Тем не менее он требовал, чтобы я  постоянно  ходила  в  церковь.  Я  не
видела в этом смысла. Я запуталась.
   Вот еще. 16 октября 1966 года.
   Я ненавидела его. Я была в ужасе, когда он проходил  мимо  меня.  Мой
собственный отец. Он убил моего щенка. Пнул ногой в живот и Багль умер.
   - Продолжать? - спросил он. Элисон безразлично кивнула.
   - Полицейский протокол, 1966 год. Точной даты нет. Знаешь,  что  это?
Она снова кивнула. Майкл читал:
   Мы с мамой уехали на выходные отдыхать на озеро, примерно в  тридцати
милях от города. Мы собирались возвратиться лишь  в  понедельник,  но  я
обгорела на солнце и решила уехать на день раньше. Я доехала на автобусе
до почты и остаток пути шла в гору пешком. Было десять часов  вечера.  Я
вошла в дом, поднялась по лестнице на второй  этаж,  повернула  к  своей
комнате, но остановилась. Из родительской спальни доносился смех. В доме
никого не должно было быть. Отец уехал из города по делам. Я  подошла  к
приоткрытой двери, потянула ее на себя и заглянула внутрь. Отец,  голый,
лежал в кровати с двумя  голыми  женщинами.  Все  они  были  пьяны.  Они
ласкали друг друга. Меня стошнило.  Отец  скатился  с  кровати,  он  был
испуган и взбешен. Он начал бить меня по голове. Я подняла руки, пытаясь
защититься, но он схватил меня за горло  и  начал  тянуть  за  цепь,  на
которой висело распятие. Я задыхалась. Он швырнул меня на  пол,  туже  и
туже затягивая петлю. Разодрал мне кожу на шее. У меня остался  шрам.  Я
ударила его ногой в пах. Он остановился.  Я  пыталась  дышать,  но  меня
снова вырвало. Затем я взглянула на цепь,  которую  держала  в  руке;  я
смотрела, как он корчится  от  боли  и  хрипит.  Я  швырнула  цепочку  с
распятием в него и попала в подбородок. Цепь и крест  упали  на  пол.  Я
никогда больше не носила распятие. Я ни разу  не  была  в  церкви;  Мама
заколотила дверь спальни. Я уехала из дома в Нью-Йорк.

***

   - Звучит знакомо?
   - Да.
   Она закрыла глаза. Подумала: "Наконец-то", ненавидя себя за  то,  что
ей не хватало духу рассказать ему об этом самой. Или дело было не только
в этом?
   Майкл взял в руки еще какой-то документ.
   - Полицейский протокол. Тоже 1966  года.  Здесь  описывается  попытка
самоубийства, вскоре после твоего  столкновения  с  отцом.  Ты  пыталась
перерезать себе вены. Неудачно. Ты никогда не говорила мне об этом.
   - Я все бы рассказала тебе со временем. - Но не раньше, чем он  умер.
- Да.
   - Ты могла бы рассказать мне на прошлой неделе. Он был уже  мертв.  -
Да, я знаю.
   Майкл подошел, взял с подноса кусок хлеба и присел на край кровати.
   -  Семь  лет  назад  ты  пыталась  убить  себя  из-за  чувства  вины,
ненависти,  одиночества,  подавленности.  Затем,  после  смерти   Карен,
попыталась  снова,  чувствуя  себя  виноватой,  что  была  частью  этого
любовного треугольника.
   Элисон ничего не ответила, лишь наклонила голову.
   - Как насчет кошмаров? - спросил он.
   - Кошмаров?
   Майкл ваял еще один документ и зачитал:
   -  "Меня  мучают  ужасные  кошмары'".  -  Он  взглянул  на  нее,  ища
подтверждения. Элисон снова кивнула и сказала:
   - Да.
   - Ты признаешь, что та ночь снилась тебе в кошмарах?
   - Да.
   - Часто?
   - Да. ;
   - И это может повториться?
   - Возможно.
   - Что и случилось дождливой ночью на прошлой неделе.
   - Нет! Нет! Нет!
   - Ты не допускаешь такую возможность?
   - Нет.
   - Ты говоришь, не думая.
   - В этом нет необходимости. Я была там. Я в состоянии отличить явь от
сна.
   - Но...
   - Нет!
   Он поднял руку.
   - Ну хорошо, хорошо. Позволь мне продолжить. Ты бежала  от  него,  он
тебя поймал, как и много лет назад, и ты  заколола  его  ножом,  который
взяла с собой.
   - Правильно.
   - Но там не обнаружили ни крови, ни тела. К тому же  довольно  сложно
заколоть ножом человека, который умер три недели назад.
   - Сложно, не сложно, но я это сделала. Майкл помолчал,  обдумывая  ее
слова, и возразил:
   - Полицейские обыскали квартиру, точнее, весь дом, и не нашли ничего,
никаких следов борьбы.
   - Здание проверял Гатц!
   - Там были и другие. Гатц бы один не справился.
   - Разве?
   - Уж чего-чего,  а  прятать  свидетельства  преступления,  в  котором
замешан я, Гатц не будет.
   - От него можно ожидать, что угодно, он способен на все.
   - До известных пределов. Элисон судорожно закашлялась и  вытерла  рот
левой рукой, в правой продолжая держать распятие. Оно придавало ей силы.
   - Позволь задать тебе один вопрос, - начала она.
   - Задавай, - осторожно ответил Майкл.
   - Официально установлено, что в том доме никто, кроме меня и  старого
священника, не живет. Так?
   - Так.
   - Тогда кто такой Чарльз Чейзен и откуда он взялся?
   - Не знаю. Я его не видел. Никто его не видел.
   - А все остальные?
   - Могу повторить то же самое. Вполне вероятно, тебе кажется,  что  ты
видела лесбиянок, потому что те  две  женщины  в  постели  ласкали  друг
друга.
   - Чепуха.
   - Я...
   - Ты видел  на  лестнице  кошку,  в  точности  соответствующую  моему
описанию.
   - Я видел какую-то кошку, вовсе не обязательно, что именно эту.
   - А фотография, Майкл! Фотография! Ее-то ты видел! Портрет Чейзена  в
маленькой золотой рамке! Он покусал ногти.
   - Это единственное, чему я не могу найти объяснения.
   - Единственное, что ставит под сомнение твое убеждение, что у меня не
все дома?
   - Возможно. Но фотография могла находиться в квартире и раньше,  а  в
твоем утомленном мозгу родился образ этого человечка.
   -  Ну  и  кто  из  нас  изобретает  сомнительные  версии  и  пытается
игнорировать совпадения? - Ему ни за что не убедить ее с  помощью  своих
хитроумных гипотез. Это был его излюбленный трюк, надо сказать, довольно
успешный  обычно.  Особенно  хорошо  он   проходил   с   людьми,   легко
поддающимися внушению. Но она будет стоять на своем, чего бы ей  это  ни
стоило.
   - Чейзен, Кларк, Клоткины и все остальные существуют, она видела  их.
И там, где произошло убийство, в ту ночь был  ее  отец.  От  одной  этой
мысли Элисон задрожала и начала читать про себя молитву.
   - Так мы ни к чему не придем, - сказал Майкл.
   - Отчего же? Надо только попытаться найти ответ на два вопроса.
   - И что это за вопросы?
   - Чейзен  и  прочие  существуют.  Где  они?  Имеют  ли  они  какое-то
отношение к тому, что произошло той ночью?
   - Не знаю. Я ничего не знаю. Но я беспокоюсь за тебя. - Майкл подался
вперед и обнял ее. - Меня не волнуют ни Гатц, ни твой отец, ни  кто-либо
другой. Только ты и твое здоровье.
   Элисон обвила руками его шею.  Цепочка  распятия  лежала  у  него  на
плече. Элисон взглянула на фигурку Христа и крепко зажмурилась.
   - Ты больше не вернешься туда, - сказал он, - с этим покончено.
   - Разве, Майкл? - Отстранившись, она враждебно взглянула на него.
   - Да.
   - Ты уверен?
   - Да.
   Она рассмеялась.
   - В чем дело? - спросил Майкл.
   - Порой ты бываешь очень наивным, - ответила она и снова засмеялась.
   - Почему?
   - Потому что ничего еще не кончилось.
   - Откуда ты знаешь?
   - Просто знаю. Подобные вещи не кончаются никогда.

***

   Элисон уже час находилась в одиночестве. Слава Богу. Майклу  пришлось
вернуться в свою контору, чтобы  закончить  составление  апелляции.  Она
более не была в  состоянии  выслушивать  его  рассуждения  и  логические
объяснения всему на свете. Все же  вместо  того,  чтобы  заставить  себя
думать о чем-нибудь другом, Элисон размышляла. О  всей  своей  жизни,  о
последних двух неделях.  Она  читала  записи  психиатров  и  полицейские
отчеты, погрузившись  в  воспоминания.  Она  начала  формулировать  свои
собственные логические объяснения и проводить напрашивающиеся  параллели
между событиями.
   И наконец, уже доведя себя  до  состояния  полного  изнеможения,  она
порыскала в картотечном ящике в шкафу в коридоре, извлекла оттуда старую
газетную вырезку и положила ее на стол в гостиной.  Включила  настольную
лампу и принялась читать.

ОСНОВНОЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ -МУЖ УБИТОЙ

   Шеф полиции Морис Лазерман заявил сегодня,  что  полиция  разработала
альтернативную версию дела Карэн Фармер. В первичном заключении причиной
смерти двадцатишестилетией представительницы высшего света было  названо
самоубийство. Тем не менее, по словам шефа полиции, вполне возможно, что
Карен Фармер не покончила с собой в ночь на  двадцать  второе  марта,  а
явилась жертвой тщательно продуманного изощренного убийства.
   "Хотя вначале мы пришли к выводу, что здесь  налицо  самоубийство,  -
сказал Лазерман, - недавно обнаруженные факты и противоречивые показания
свидетелей  заставили  нас  изменить  мнение  и  принять   во   внимание
возможность убийства".
   Капитан полиции Томас Гатц,  непосредственно  ведущий  расследование,
подтвердил заявление своего начальника, но отказался пояснить свои слова
о том, что муж убитой - юрист  Майкл  Фармер  -  главный  подозреваемый.
Любопытно, что Лазерман в более раннем выступлении допустил  возможность
того, что Фармер имеет отношение к смерти жены. Как показало последующее
расследование, он  находился  в  любовной  связи  с  Другой  женщиной  -
фотомоделью Элисон Паркер, и, судя по всему, мисс Паркер не  подозревала
о том, что Фармер женат.
   Было  также  установлено,  что  за  Две  недели  до  так  называемого
самоубийства Майкл Фармер попросил у жены развода.  Согласно  показаниям
их общих, друзей, миссис Фармер  в  ответ  рассмеялась  и  заявила,  что
никогда не даст ему развода и ему, чтобы  от  нее  избавиться,  остается
лишь убить ее.
   У мистера Фармера вначале было железное алиби, но в нем  обнаружились
некоторые изъяны, по крайней мере так считает детектив Гатц.  Он  сказал
также,  что  любовница  Фармера  Элисон  Паркер,  которая  находилась  в
отъезде, полностью свободна от подозрений.
   Майкл Фармер - адвокат. До того как заняться  частной  практикой,  он
был в течение нескольких лет  всеми  уважаемым  сотрудником  прокуратуры
Манхеттена. Небезынтересны отношения между детективом Гатцем и  мистером
Фармером. Фармер заявил, что между ними существует давняя  вражда  -  со
времени его работы в окружной прокуратуре, и что детектив мстит ему.  До
сих пор ни одно из этих обвинений не подкреплено доказательствами.
   Шеф полиции Лазерман и детектив Гатц  обещали,  что  черва  несколько
дней будут сделаны новые заявления по этому делу. Какова будет суть этих
заявлений, остается неясным, ибо точки зрения двух полицейских чинов  не
совпадают.

   Элисон еще раз перечитала  статью,  затем  сложила  вырезку  вдвое  и
спрятала обратно в шкаф.

Глава 15

   Кабинет был крошечным, с зарешеченным окном и  доской  объявлений  на
стене. Рядом стоял старый обшарпанный письменный стол. Кроме телефона на
краю стола, готового в любой момент свалиться, старого сломанного  стула
и вешалки для одежды, ничего примечательного в комнате не было.
   - Дальше, - велел Гатц. Он сидел за столом,  не  отрывая  взгляда  от
экрана, на котором сменялись слайды. Изо рта у него  свисала  неизменная
сигара. - Дальше В руках он держал  длинный  проволочный  крюк,  который
отломал от вешалки  у  входа.  Гатц  поднес  его  к  стоявшей  на  столе
раскрытой мышеловке и ловко выхватил оттуда кусочек сыра,  так,  что  ее
челюсти не успели Защелкнуться. Снял сыр с крючка, положил его обратно и
подготовил мышеловку к очередной попытке.
   - Вернитесь к фотографии гостиной, - он щелкнул пальцами.
   На экране появилось изображение.
   - Нет, перед этим. Вот оно! - Гатц взял список и просмотрел его. -  И
то, что перед этим, - сказал он, листая страницы.
   Слайды сменяли один другой.
   - Как, по-вашему, похоже на то, что в этих комнатах кто-то живет?
   Человек, стоявший у проектора, обернулся.
   - Нет, - ответил он уверенно.
   - Интересно, - бормотал Гатц,  -  в  доме  развал  и  запустение,  но
все-таки во всем этом что-то есть. -  Он  порылся  в  своих  записях.  -
Увеличьте этот снимок.
   При ближайшем  рассмотрении  ничего  нового  не  обнаружилось.  Гатц,
развалясь  на  стуле,  размышлял,  покручивая  проволочный  крюк   между
пальцами. Затем открыл лежащую на столе папку и достал  протокол  Быстро
просмотрел его, так как уже раньше ознакомился с ним в деталях. Взглянул
на  человека  у  проектора,  который  молча  сидел,  ожидая   дальнейших
указаний.
   - Как вас зовут? - спросил он.
   - Хоган.
   - Давно служите?
   - Год.
   Гатц испытующе смотрел на него.
   - Когда я поступал в полицию, нам не позволяли носить усы  и  длинные
волосы.
   Хоган непроизвольно пощупал пышную растительность у себя под носом.
   Гатц пожевал сигару.
   - Ночью в участок  доставили  женщину,  которая  заявила,  что  убила
своего отца после того, как обнаружила его  в  кровати  с  двумя  голыми
женщинами, и он пытался задушить ее. Все это якобы произошло в одной  из
квартир дома, где она проживает. Но  там  не  оказалось  никаких  следов
борьбы. Никакого трупа.  И  нам  известно,  что  к  моменту  означенного
"убийства" отец этой женщины уже три недели  как  скончался.  Нам  также
известно, что у нее есть склонность к самоубийству, она дважды  пыталась
покончить с собой. - Гатц взял со стола протокол. - И мы  выяснили,  что
семь лет назад эта  женщина  застала  своего  отца  в  спальне  с  двумя
женщинами - аналогичная ситуация - и он пытался задушить ее.
   Хоган увлеченно слушал.
   - Что же произошло на самом деле - вот в чем вопрос.
   Гатц приподнял бровь, ожидая ответа.
   - Может, это был сон или галлюцинация? Гатц кивнул.
   - Или она зарезала кого-то другого, приняв его за отца. Возможно, это
было подстроено.
   - Возможно.
   Хоган в раздумье потер рукой лоб.
   Гатц улыбнулся.
   - Или она выдумала  всю  эту  историю  по  каким-то  неизвестным  нам
причинам.
   - Да.
   - Может быть... - мрачно произнес Гатц, качая головой.
   Несколько минут в комнате царила тишина. Гатц изучал протоколы и свои
записи, время от времени  и  посматривая  на  увеличенный  вид  гостиной
квартиры 4-А.
   - Черт с ним совсем! - наконец заявил он, швыряя документы на стол. -
Хватит. Я позову вас, если понадобитесь.
   - - Оставить аппарат здесь?
   - Да.
   Хоган кивнул и вышел.
   Гатц откинулся на спинку стула и курил, задумчиво покачивая  головой.
В дверь постучали.
   - Кто там еще? - недовольно спросил он.
   - Риццо, - ответил глубокий баритон.
   - Входи.
   Дверь растворилась, вошел детектив, держа в руках  несколько  листков
бумаги и фотоснимок. Он прикрыл дверь и встал по стойке "смирно".
   - Ну? - буркнул Гатц.
   Риццо сделал шаг вперед и протянул Гатцу бумаги и фото.  Затем  снова
отступил назад, приглаживая свою редеющую черную шевелюру.
   - Значит, на Чейзена ничего нет? - спросил Гатц, просматривая бумаги.
   - Абсолютно.
   Гатц вернул Риццо документы, но фотографию оставил.
   - Ты искал эту физиономию в архивах?
   - Да. Но там тоже ничего нет. Я даже  подверг  анализу  саму  бумагу,
пытаясь установить ее происхождение, но это ничего не дало.
   - Черт! А как с остальными?
   - То же самое. Ничего. Он помолчал и добавил:
   - Тело папаши было эксгумировано.
   - И?
   - Разлагается, как и положено трупу.
   - Вы побеседовали с агентом по сдаче квартир?
   - Пытаемся разыскать ее.
   - Плохо пытаетесь. - Гатц недовольно  поморщился.  -  А  что  говорит
домовладелец?
   - Он подтверждает, что в течение трех лет никто, кроме  священника  и
мисс Паркер, там не  жил.  Чем  больше  я  этим  занимаюсь,  тем  больше
убеждаюсь, что у девчонки просто крыша поехала. Никого  в  том  доме  не
было. И, возможно, никого там не убивали.
   - Я не уверен.
   - Почему?
   Гатц покачал головой и взглянул на своего помощника.
   - Почему? - повторил он. - Что-то здесь воняет, вот  почему.  Все  за
то, что у девчонки не все дома, это-то мне и не нравится. Тем более  что
в деле замешан Фармер. Здесь кроется что-то еще. Может,  под  всей  этой
навозной кучей есть потайной лаз. Мой нос говорит мне: что-то  здесь  не
так. И как я уже тысячу раз повторял, мой нос никогда не ошибается!
   - Но в чем  заключается  преступление,  даже  если  все,  о  чем  она
говорит, произошло на самом деле?
   - Не знаю, Риццо. Для начала  мы  поиграем  в  сыщиков  и  раздобудем
факты. Затем, возможно, разберемся и с преступлением. Ты согласен?
   Риццо неуверенно кивнул.
   - Ты слишком нетерпелив, - сказал Гатц, -  слишком  быстро  опускаешь
руки. Чуточку терпения!
   - Да, сэр.
   - Два с половиной года я ждал удобного случая уцепиться  за  Фармера.
Все жилы он из меня вытянул! Вот  что  значит  настоящее  терпение.  Без
этого ты на всю жизнь останешься детективом третьего класса.
   Риццо переминался с ноги на ногу, выслушивая нравоучения  шефа.  Гатц
взял портрет Чейзена и принялся разглядывать его.
   - Глупый вид у этого старого хрена, а?
   - Да, сэр, - согласился Риццо.
   - Похоже, он здорово налакался перед тем, как фотографироваться.
   Риццо кивнул. Он пошуршал бумагами, достал  из  кармана  еще  одну  и
протянул Гатцу.
   - Здесь список имен, который составила для нас Дженнифер Лирсон.
   Гатц взял его, быстро пробежал глазами и вернул Риццо.
   - Что-нибудь есть?
   - Нет. Никаких данных. Никого, кто мор  бы  что-нибудь  иметь  против
девчонки Фармер" - Далеко не убирай. Список может понадобиться.
   - Сэр...
   - Да?
   - Может, снова вызвать Паркер и Фармера на  допрос?  Может,  выплывут
какие-нибудь несоответствия, если как следует надавить на них...
   - Пустая трата времени. Не стоит. Пока не найдено  тело,  у  нас  нет
ничего. Обшарь дом сверху донизу,  еще  раз  опросите  жителей  соседних
домов. - Да, сэр.
   - И ты должен набраться терпения.
   - Да, сэр.
   - И раздобыть мне факты.
   Риццо бочком протиснулся в дверь и тихонько прикрыл ее за собой. Гатц
довольно хмыкнул: приятно быть начальником. Он подвинул к себе телефон и
набрал номер.
   - Ричардсон,  принеси  мне  папки  с  делом  Карен  Фармер,  а  также
протоколы с последнего заседания суда, на котором выступал  Фармер.  Два
дня назад...
   Он  положил  трубку.  Взял  проволоку  и  еще  раз  выхватил  сыр  из
мышеловки.
   Крутил кусочек сыра в руках и размышлял. Главное -  найти  труп.  Нет
трупа - нет дела.

Глава 16

   Лестница была знакомой. Крутая,  покосившаяся,  расшатанная.  Сегодня
почему-то она казалась еще более  ненадежной,  чем  в  тот  день,  когда
Элисон  впервые  поднималась  в  контору  по  сдаче  квартир.  Возможно,
конечно, это чисто нервное: Элисон с каким-то ужасом ожидала предстоящей
стычки с мисс Логан. Накануне она решила, что пора бы той дать ответ  на
некоторые вопросы, и раз она не подходит к телефону в конторе, а  адреса
ее невозможно отыскать ни в одной телефонной книге, придется отправиться
туда самой.
   Несколько  минут  Элисон  простояла,  задрав  голову  наверх.   Затем
подтерла густой слой грима, скрывавшего ее  бледность,  и  поднялась  по
лестнице. Подергала дверь кабинета мисс Логан. Та оказалась  незапертой,
и Эдисон вошла внутрь. Все здесь оставалось таким же, как она запомнила,
но ни мисс Логан, ни кого-либо другого в комнате не оказалось.  Судя  по
слою пыли на столе, здесь никого не было уже  несколько  дней.  Странно.
Непохоже было, чтобы мисс  Логан  могла  оставить  дверь  незапертой,  а
комнату - неубранной. А что случилось со знаменитой  компаньонкой?  Если
она вообще существует. Теперь Элисон не была уверена в  этом.  Серьезные
сомнения обуревали ее и по поводу прочих заявлений старой девы.
   Календарь на  столе  был  раскрыт  на  дате  десятидневной  давности,
последняя запись в ежедневнике была помечена этим же числом. Совпадение?
Как раз десять дней прошло со дня ее веселенькой прогулки посреди ночи в
квартиру 4-А. Элисон пошарила среди бумаг на  столе,  не  нашла  ничего,
заслуживающего внимания,  кроме  листка  с  номерам  телефона,  рядом  с
которым было написано: "Джоан Логан". Она набрала  номер,  но  в  трубке
раздался механический голос: "Телефон отключен". Элисон швырнула  трубку
и потерла постоянно теперь болевшие глаза, еще раз огляделась,  вышла  и
начала нерешительно спускаться по лестнице.
   Выйдя на улицу, она заметила рядом вход в цветочный магазин.  Подошла
и заглянула в окно. Пожилая женщина в платье в  горошек  улыбнулась  ей.
Элисон вошла.
   - Чем могу вам помочь? - спросила женщина Элисон взглянула на витрину
в глубине магазина.
   - Я хотела бы купить розу.
   - Красную?
   - Да.
   - У меня  есть  великолепные  розы,  только  что  получила,  -  гордо
произнесла женщина. Повернулась и  достала  из  шкафа  розу  на  длинном
стебле. - Одну минуточку.
   Элисон, прислонившись к стене, наблюдала, как  она  выбирает  зеленые
ветки, чтобы добавить их к цветку.
   - Вы знаете агентов по сдаче квартир, их контора по соседству с вами?
- спросила она как бы между прочим.
   Женщина подняла глаза:
   - Мисс Логан? Элисон кивнула.
   - Не очень хорошо. Она заходит довольно часто,  чтобы  купить  цветов
для конторы. - Женщина подозрительно сощурилась. - А в чем дело?
   - Просто интересуюсь. Я их клиент. Пыталась отыскать Мисс Логан,  но,
похоже, она уехала из города.
   - Понятия не имею, - сказала женщина. - Нет, подождите. Я  не  видела
ее, наверное, с неделю, а то и больше. - Она отрезала  от  рулона  кусок
зеленой упаковочной бумаги.
   - Ее компаньонки тоже нет.
   - Компаньонки? Впервые о ней слышу! Элисон подняла брови.
   - Мисс Логан говорила мне о ней, я  точно  помню.  Цветочница  пожала
плечами.
   - Вполне возможно. Но я ни разу - за те два года,  что  я  здесь,  не
видела мисс Логан с кем-либо еще.
   - Вы случайно не знаете, где она  живет?  Женщина  покачала  головой,
заворачивая розу в бумагу.
   - Вот, пожалуйста. - Она протянула Элисон цветок.
   - Сколько с меня?
   - Пятьдесят центов. Эдисон положила деньги  на  стол  и  взяла  розу.
Женщина протянула ей гвоздику. Элисон с удивлением взглянула на нее.
   - Приколите себе на лацкан, - сказала та.  -  Я  вижу,  вы  не  очень
хорошо себя чувствуете. Это поможет.
   Элисон пощупала щеки, затем посмотрела на свои пальцы. На  подушечках
остались следы румян. Она слабо улыбнулась, взяла гвоздику и обернулась.
   - Спасибо.
   Выйдя на улицу, она бросила взгляд в сторону агентства, поймала такси
и уехала.

***

   Майкл не соглашался:
   - Еда абсолютно нормальная!
   Он положил две таблетки аспирина на стол рядом с графином, в  котором
стояли роза на длинном стебле и белая гвоздика.
   Протест. Она ожидала его в той или иной форме. С  того  момента,  как
они встретились в ресторане, Майкл еще ни разу не возразил ей. Элисон не
могла  не  замечать  его  искренних  усилий  быть  предупредительным   и
жизнерадостным, но  она  знала,  что  рано  или  поздно  он  сорвется  и
спровоцирует ссору. Так он вел  себя  с  самого  своего  возвращения  из
Албании - или откуда там... И напряжение между ними ничуть  не  убывало,
по правде  говоря,  оно  лишь  нарастало  с  того  момента,  как  Элисон
выписалась из госпиталя.
   - Еда была безвкусной! - упрямо  повторила  Элисон.  Ему  не  удастся
заставить ее защищаться. Едва войдя в ресторан, она сообщила, что с мисс
Логан что-то случилось, и  после  этого  была  агрессивно-равнодушна  ко
всему. И даже его напряженное молчание не могло поколебать ее.
   Еда кажется ей безвкусной? Майкл ничуть не был  удивлен.  К  длинному
списку добавился еще один симптом. Он перечислил их про  себя.  Головная
боль.  Тошнота.  Головокружение.  Потеря  равновесия.  Резь   в   глазах
Ухудшение слуха (на это она жаловалась накануне) Обмороки. И вот  теперь
-  потеря  вкусовых  ощущений.  Казалось,  список   будет   продолжаться
бесконечно. Майкл уже свыкся с тем, что она становится все более нервной
Перенесенный ею шок не мог пройти бесследно. Он, как и ее лечащий  врач,
ожидал и ухудшения физического состояния. Но как  ни  странно,  доктора,
подвергнув  Элисон  целому  ряду  утомительных   обследований,   никаких
серьезных отклонений в ее нервной системе не нашли. Их: диагноз  гласил:
психосоматическое заболевание. Майкл не мог с  ними  спорить,  да  и  не
хотел. Но с другой стороны...
   Элисон  протянула  руку,  взяла  таблетки  и  проглотила  их   с   не
свойственной ей решительностью. Одним махом. Без воды. Поморщившись, она
снова взглянула на него.
   - Ты доволен? - спросила она, имея в виду аспирин.
   - Да, - ответил Майкл. И  аспирином,  и  ужином  тоже.  Он  предложил
сходить в ресторан днем, когда позвонил, чтобы задать некоторые  вопросы
относительно финансовых дел ее отце. Он  как  раз  получил  завещание  и
некоторые другие официальные бумаги и раз он собирался  представлять  ее
финансовые интересы - в случае если ни одна из  заинтересованных  сторон
не воспротивится,  необходимо  было  предварительно  выяснить  некоторые
вопросы. Как и следовало ожидать, она  вышла  из  себя  при  одном  лишь
упоминании об этих документах, и  Майклу  пришлось  отложить  дальнейшие
расспросы. Но главная цель звонка заключалась в том, чтобы  вытащить  ее
из квартиры. Ужин и прогулка не  повредят,  а,  возможно,  и  пойдут  на
пользу, рассудил он, в отличие от кучи таблеток, которые она  принимала.
Как бы то ни было, вечер, проведенный вне дома,  хоть  немного  смягчит,
депрессию, которая начинала столь же, серьезно беспокоить Майкла, как  и
ее физическая слабость. Она погрязала в жалости к себе, и в конце концов
это стало раздражать его. Необходимо было  покончить  с  ее  депрессией,
особенно если диагноз "психосоматическое заболевание" вереи.
   Уютный ресторан казался ему наиболее  подходящим  местом  для  начала
действий.
   - Все это чепуха, - заявил он своим обычным, н"  терпящим  возражений
тоном.
   - Что именно?
   -  Эти  твои  странные  недуги.  -  Слово  "недуг"  выглядело   более
подходящим, нежели "болезнь". Под ним подразумевалось нечто таинственное
и неопределенное.
   - Неужели? - в голосе, ее звучало раздражение.
   - Да.
   - Почему же?
   - Да потому, что все они  воображаемые!  Ты  же  неглупый,  грамотный
человек, зачем тебе это надо? Ты принимаешь сильнейшие транквилизаторы и
болеутоляющие  таблетки,  которые  могут  иметь  самые   непредсказуемые
побочные эффекты. И плюс ко всему  ты  физически  ослаблена,  что  может
усугубить любой из этих побочных эффектов.  Ты  переохладилась,  у  тебя
переутомленный и слишком впечатлительный ум. К атому я  ничего  не  могу
добавить. - Что ж, довольно  интересный  поворот,  и  с  логикой  все  в
порядке, но почему-то он сам не верил себе.
   - Психосоматические иллюзии не относятся к числу моих пристрастий.
   - Элисон, - строго предупредил он, - если ты не станешь  бороться,  у
тебя всегда будет болеть голова, тебя  всегда  будет  тошнить.  В  конце
концов ты можешь просто умереть!
   - Аминь.
   Он прикоснулся к ее крепко зажатому кулаку.
   - Хоть на пять минут можешь ты оставить это чертово распятие в покое?
Элисон! - Майкл потянул за цепочку, но она не пускала ее.  -  Элисон!  -
рассердился он. - Ее пальцы  соскользнули  с  креста,  и  Майкл  засунул
распятие ей под блузку.
   Она сидела прямо, сжав губы,  глядя  перед  собой  широко  раскрытыми
немигающими глазами. Майкл не в силах был больше скрывать разочарование.
Прошло десять дней с событий в особняке, с  событий,  которые  он  не  в
состоянии ни понять, ни объяснить.  Это  так,  как  бы  он  ни  старался
успокоить ее. Тем не менее в  его  мыслительных  способностях  она  была
уверена больше, чем в своих собственных.
   Элисон было не по себе. Точно сказать, почему, она не могла. Конечно,
перенесенный ею шок имел к этому  отношение:  она  теперь  находилась  в
состоянии  постоянного  напряжения.  Но  было  и  нечто  другое.  Что-то
изменилось. Может, всему виной появление Гатца, воскресившего прошлое, а
с ним - образ Карей Фармер. Может быть, а может быть, и нет.
   - Пойдем прогуляемся, - нарушил молчание Майкл. - Это пойдет тебе  на
пользу.
   Элисон зевнула, подождала, пока он заплатит но счету и,  не  проронив
ни слова, вышла вслед за ним на улицу.
   - Еда была восхитительной, - сочла она нужным заметить, словно  забыв
о том, что говорила до того.
   Майкл нашел это довольно забавным, но смеяться  не  стал,  Вечер  был
ясным и холодным. Они прошли квартал, завернули и через несколько  минут
достигли Таймс-Сквера. Несмотря на  то  что  у  Элисон  все  еще  болела
голова, она решила смириться с попытками Майкла развлечь  ее  и  покорно
следовала за ним сквозь ряды салонов и магазинчиков. Затем они  покинули
пассаж и бесцельно бродили по улочкам, время от  времени  останавливаясь
прочесть афиши  и  светящуюся  рекламу  на  стенах  темных  театров.  За
несколько минут до полуночи Майкл остановился у входа в  музей  восковых
фигур и заговорил с сидевшим в будочке у входа карликом.
   - Зайдем, - предложил он.
   Элисон нахмурилась и с отвращением отвернулась.
   - Ну же, - подбадривал он.
   - Не будь смешным.
   - Там интересно.
   Элисон бросила взгляд на свои наручные часики и  поднесла  их  к  его
носу. - Уже почти полночь. Я устала. Майкл посмотрел на будку  у  входа,
ища поддержки.
   - Для леди - билет за полцены, - сказал карлик. Колокольчики  на  его
разрисованной шапочке зазвенели в ночи. Он поднялся  со  стула  и  манил
Элисон своими коротенькими ручками.
   Она  пригляделась  к  нему.  Карлик  смутно  напоминал  ей   кого-то.
Уродливое создание, которому лучше бы оставаться в прошлом.  Она  так  и
слышала, как он произносит: тц-тц-тц. День рождения. Джезебель.  Чейзен.
Клоткины. Музейный карлик прекрасно вписался бы в эту компанию.  Неужели
мир для нее превратится в серию сменяющих друг друга образов той ночи? И
даже  самые  обыденные  события   станут   частью   гениального   плана,
задуманного, чтобы свести ее с ума?  Она  взглянула  на  Майкла.  В  его
глазах светилось неукротимое упрямство Чарльза Чейзена. Видно было,  что
он  ни  за  что  не  отступится:  они  вместе  пойдут  в  музей.  Элисон
передернуло.
   - В чем дело? - спросил Майкл.
   - Я должна объяснять элементарные вещи?
   - Если хочешь, - улыбнулся он.
   - Десять дней назад я пережила кошмар. С тех пор плохо себя чувствую.
И сейчас я плохо себя чувствую. Я не хочу, чтобы мне стало еще  хуже.  И
трудно придумать более неподходящее средство для поправки здоровья,  чем
прогулка по этой  омерзительной  выставке  человеческих  пороков.  -  Ты
развеешься.
   Элисон метнула в него гневный взгляд.
   - Да что ты! В самом деле?
   - Да. В самом деле.
   - Майкл, ты не представляешь... Тихонько кашлянув, Майкл перебил ее.
   - Ты что, собираешься избегать темноты до  конца  своих  дней?  Жить,
боясь чудовищ, притаившихся за каждым углом? -  Он  замолчал,  губы  его
дрогнули. - Я не позволю тебе этого! Я намерен вернуть тебя в нормальное
состояние. Я сказал тебе уже об этом в ресторане, и так оно и будет!
   - Да-да, - неожиданно пропищал карлик.
   Элисон подняла на Майкла  глаза  и  кивнула..  Он  положил  деньги  в
протянутую руку человечка, получил взамен два билета и, взяв  Элисон  за
руку, повел ее через дверь вниз, по устланной ковром лестнице.
   Вход в музей  озаряли  красные  лампы.  Поя  ними  располагался  план
выставок. Дальше - темнота.
   Они вошли внутрь.
   Музей являл собой переплетение коридоров, небольших залов и закутков,
каждый  из  которых  был  посвящен  определенной  теме.  В  залах  царил
полумрак,  на  экспонаты  падали  косые  лучи  света.  Эффект  получался
потрясающий: фигуры казались живыми.
   Бывала ли она здесь? Что-то подобное Элисон припоминала. Но это  было
очень давно. Наверное, когда  она  только  приехала  в  Нью-Йорк.  Этим,
возможно, н объясняется охватившее ее чувство, будто все здесь  знакомо,
словно она идет сквозь повторившийся сон.
   Она прислушивалась к звуку их одиноких шагов  в  бесконечной  тишине.
Наблюдала за тем, как постепенно они погружаются в  сумрак.  Неторопливо
шагая, они вторгались в мир воображения.
   У каждого экспоната Майкл останавливался, чтобы  прочесть  пояснения.
Элисон слушала молча, никак не реагируя.
   Затем вдруг услышала, что он смеется.
   - Напоминает Гатца, - сообщил Майкл. Она подняла  глаза.  Безобразный
кавказец возвышался над ней с безумной улыбкой на устах.
   - Как приятно лишний раз вспомнить о нем, - сказала  Элисон.  -  Меня
всегда потрясало то, как здорово ты умеешь сопрягать  тему  с  местом  и
временем. Будь мы в булочной,  ты  принялся  бы  обсуждать  освобождение
Аусшвица.
   -  Перестань  изощряться  в  остроумии.  -  Майкл  двинулся   дальше,
внимательно читая таблички. Достигнув конца коридора,  они  вернулись  в
центр музея и углубились в другой вал, посвященный методам пыток.
   - Славные игрушки, - заметил Майкл.
   - По-моему, отвратительны.
   - Это история.
   - Я не желаю смотреть на эту гадость
   - Элисон...
   - Хватит семантики и риторики, Майкл, - оборвала его она.  -  Я  хочу
уйти.
   Пожав плечами, он повел ее  к  выходу  по  темному  коридору.  Пройдя
сквозь центральный зал, они углубились в следующий. Элисон подняла глаза
и прочла:
   "Знаменитые убийцы и их жертвы". Она взорвалась:
   - Чего ты ждешь от меня, Майкл? Крови?
   Он ничего не ответил.
   Она могла бы много чего наговорить сейчас, но все было бы без  толку.
Лучше не спорить, закрыть глава и идти. И пусть делает, что хочет.  Дура
она, что позволила завести себя в этот музей. Надо было  поймать  такси,
поехать домой и забраться скорей в постель.
   Собрание  фигур  было  типичным:  Джек-Потрошитель,   Лиззи   Борден,
Бостонский душитель и прочие губители невинных душ.
   Майкл шел не спеша, Элисон брела  за  ним,  склонив  голову,  изредка
исподлобья взглядывая на экспонаты.  В  любой  момент  она  готова  была
услышать пронзительный визг  Джезебель  и  ощутить  под  ногой  округлое
мохнатое тельце. Краешком глаза она следила, не появится ли где ее отец,
или Чейзен, или другое  какое  создание  ее  кошмара.  Дурацкие  страхи?
Возможно. Эдисон завернула за угол. Над ней нависала женская фигура.
   Она  истошно  завопила.  Майкл  взглянул  на  высокую  фигуру.  Пожал
плечами. Очередная убийца, ну  и  что?  Вовсе  даже  не  страшная.  Так,
старушенция с топором.
   - В чем дело? - Он обнял Элисон за плечи. Она стояла в оцепенении, не
в силах двинуться с места, тело ее била дрожь,  взгляд  был  прикован  к
фигуре.
   Табличка под стеклом гласила:
   МИССИС АННА КЛАРК, УБИЙЦА, КАЗНЕНА НА ЭЛЕКТРИЧЕСКОМ  СТУЛЕ  В  ТЮРЬМЕ
СИНГ-СИНГ В ОССИНИНГЕ, ШТАТ  НЬЮ-ЙОРК,  27  МАРТА  1948  ГОДА.  ЗАРУБИЛА
ТОПОРОМ СВОЕГО ЛЮБОВНИКА И  ЕГО  ЖЕНУ.  КАК  ПРЕДПОЛАГАЛИ,  ЕЕ  ЛЮБОВНИК
СТЭНТОН РИДЖЕР НАОТРЕЗ ОТКАЗАЛСЯ ОСТАВИТЬ ЖЕНУ, С КОТОРОЙ ПРОЖИЛ  ДЕСЯТЬ
ЛЕТ. МИССИС КЛАРК ОТОМСТИЛА. ПОЛИЦИЯ НАЗВАЛА ЭТО УБИЙСТВО САМЫМ ЖУТКИМ И
ЗВЕРСКИМ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ ШТАТА. СУПРУЖЕСКАЯ ЧЕТА БЫЛА ЗАРУБЛЕНА В КРОВАТИ
ВО ВРЕМЯ ПОЛОВОГО СНОШЕНИЯ.
   Миссис Кларк, приятельница Чарльза Чейзена, ее  исчезнувшая  соседка,
канувшая в небытие несколько дней  назад,  уже  двадцать  пять  лет  как
мертва! Убийца!  Элисон  вырвалась  из  объятий  Майкла  и  бросилась  в
темноту, снова спасаясь бегством, не разбирая пути, мечась по коридорам,
истерически голося.
   Когда она появилась, наконец, в центральном зале, Майкл схватил ее.
   - Элисон! - кричал он. Глаза ее закатились. - В чем дело?
   Она закашлялась и ее вырвало. Он стоял, не зная, что  предпринять,  и
держал ее за плечи. Губы ее посинели,  на  лбу  выступил  холодный  пот.
Майкл достал носовой платок и принялся утирать рвоту.
   - Не трогай меня! - визжала она. Он поморщился от запаха.
   - Но... - бормотал он.
   - Убирайся! - закричала она снова, судорожно пытаясь вырваться из его
рук.
   В отчаянии он отвесил ей звонкую пощечину. Потом еще одну.
   В темноте отворилась маленькая дверца, и из нее выступил  приземистый
человечек в форме с фонарем в руке. Служитель музея.
   - Что здесь происходит? - спросил он.
   Пересек зал и, заметив рвоту на полу, воскликнул:
   - О, господи!
   -  Ничего  страшного,  -  сказал  Майкл.  -  Моя   под-друга   просто
испугалась.
   - Давайте отведем ее в мою комнату.
   - Правильно. - Он обернулся к Элисон.
   - Нет-нет, - быстро проговорила  та.  -  Все  будет  в  порядке.  Она
высвободила руки и принялась приводить себя в порядок.
   Служитель осторожно спросил:
   - Вам точно лучше?
   - Да, я уже почти  пришла  в  себя.  Не  могли  бы  вы  принести  мне
какую-нибудь влажную тряпку - вытереть лицо?
   Человечек засуетился и скрылся за дверью. Через несколько  секунд  он
возвратился с мокрым полотенцем.
   - Вы уверены, что все в порядке? Может, посидите у меня в комнате,  а
я вызову врача?
   Элисон схватилась руками за колонну, чтобы не упасть.
   - В этом нет необходимости, - проговорила она, вытирая лицо.
   Майкл стоял в некотором отдалении, весь мокрый, не зная, что сказать,
как поступить.
   - Уйдем отсюда, - наконец, предложил он. Элисон кивнула и пошла вслед
за ним вверх по лестнице, вон из музея. На улице он взял ее за  плечи  и
повернул лицом к себе.
   - Что там случилось? - спросил он. Она не отвечала.
   Майкл  попытался  взять  ее  за  подбородок,  но  она  вывернулась  и
прислонилась к кирпичной стене.
   - Элисон, ты должна рассказать мне, что там произошло.
   Она порывисто обернулась.
   - Какого черта ты спрашиваешь,  если...  Нет,  сейчас  не  время  для
обвинений, хотя, она знала, ему небезразличны ее мысли. Потом.
   - Там была скульптура старухи, - произнесла она. - Она  была  на  дне
рождения Джезебель. - Вот почему ей казалось, будто она  видела  "миссис
Кларк" прежде.
   - Я должен был догадаться, - сказал Майкл. - Наши мысли снова  в  том
доме.
   "Как он мог?" - не переставала спрашивать себя  Элисон.  Неужели  она
могла так ошибаться? Во всем? Она подняла глаза и резко заявила,  сжимая
в пальцах распятие:
   - Что я должна делать, черт  побери?  Что  говорить?  Что  ничего  не
произошло и я никогда не видела той женщины? Хорошо, я скажу: ничего  не
произошло, и я никогда не видела той женщины. Но я лгу. Я сказала это  и
солгала.
   - Эта женщина была казнена двадцать пять лет назад. Ее не могло  быть
на том; дне рождения. Ты что, не понимаешь?  -  Он  помолчал.  -  Может,
кто-то похожий на нее, но...
   - Ее представили мне как миссис Анну Кларк.
   - Возможно, тезка.
   - Перестань! - закричала она. Он с шумом выдохнул.
   - Майкл, - сказала Элисон, - я хочу побыть одна.
   - Зачем?
   - Просто так. Пожалуйста.
   - Я отвезу тебя домой и на время уйду.
   - Нет. Я хочу побыть одна.
   - Элисон, я не могу позволить тебе этого, особенно  после  того,  что
только что случилось.
   - Не думаю, что у тебя есть выбор. Майкл растерялся.
   - Элисон, - сказал он.
   - Нет. Я еще раз прошу тебя. Я хочу побыть одна. Иди  домой.  Я  хочу
взять такси и покататься. Я буду через час. Я просто хочу побыть одна  и
подумать.
   Майкл попытался возразить. Она подошла к краю тротуара и ждала такси,
пропуская мимо ушей все  его  доводы.  Наконец  машина  остановилась,  и
Элисон забралась на заднее сиденье. Он попытался последовать за ней. Она
захлопнула дверь у него перед носом и нажала кнопку.
   Разозлившись, он отступил. Такси тронулось с  места.  -  Черт  бы  ее
побрал! - в сердцах крикнул он. Такси завернуло за угол  и  скрылось  из
виду.

Глава 17

   - С вами все в порядке? - Таксист, обернувшись, смотрел на нее сквозь
пластиковую перегородку. - Мисс!
   Машина свернула на оживленную улицу, и водитель сосредоточил внимание
на движении.
   - Я мог бы отвезти вас в больницу, - предложил он.
   - Ведите машину. Больше от вас  ничего  не  требуется,  -  произнесла
Элисон слабым голосов. - Что ж, деньги ваши, - заметил он и  взглянул  в
боковое стекло. - Мы проезжаем здесь уже шестой раз.
   - Да поезжайте же вы! - взорвалась Элисон.
   - Хорошо, мэм, - сказал водитель.
   Остановившись на красный свет, он поднял  глаза  на  зеркало  заднего
вида, чтобы еще раз взглянуть на свою пассажирку, лежавшую  на  сиденье.
Он покачал головой и пожал плечами. Похоже  было,  что  девушка  вот-вот
умрет Отсутствующее выражение ее запавших глаз внушало ему ужас.
   - Я хочу, чтобы вы ездили по Вест-Сайду, между 41-й и 100-й  улицами,
- велела она, сев в машину.
   Именно этим  он  и  занимался  в  течение  последнего  часа.  Девушка
нездорова, ей нужен врач.  В  этом  нет  никакого  сомнения  Того  гляди
испустит дух, скорчившись на заднем сиденье.
   Зажегся зеленый свет, такси тронулось с  места.  Весь  этот  час  она
ужасно чувствовала себя. Элисон неподвижно  лежала  на  заднем  сиденье,
мокрая, как мышь, не в силах посмотреть в  окно,  не  в  силах  что-либо
делать Она задыхалась. Глаза словно жгло огнем, голова налилась свинцом.
Прерывисто дыша, она безжалостно царапала ногтями кожу головы, то и дело
возвращаясь мыслями к Майклу. Он не мог не знать, что  там  была  фигура
старухи. Иначе он не настаивал бы так на походе в музей. В таком  случае
он  должен  знать,  что  случилось  с  Чейзеном,  лесбиянками  и   всеми
остальными. И что произошло той ночью. Но  зачем  ему  это?  Чем  больше
Элисон размышляла, тем сильнее запутывалась и тем хуже ей становилось.
   Она с трудом приподнялась  и  прижала  лицо  к  стеклу.  Ряды  зданий
сменяли друг друга во тьме. Машина ехала быстро, слишком  быстро,  чтобы
можно было что-либо разобрать.
   - - К тротуару! - неожиданно закричала она.
   - Что? - переспросил водитель.
   - К тротуару! Я хочу здесь выйти.
   - Здесь?
   - Да, остановите машину. Раздался визг тормозов, такси  остановилось.
Водитель окинул взглядом темную улицу и повернулся к ней:
   - Неподходящее это место,  чтобы  выходить  здесь,  мисс.  Бандитский
пуэрто-риканский район. Не думаю...
   - Сколько с меня?  -  перебила  Элисон.  Таксист  покачал  головой  и
взглянул на счетчик.
   - Девятнадцать долларов десять центов.  Элисон  достала  из  кошелька
двадцать долларов. - Сдачу оставьте себе.
   Рывком открыла  дверь  машины  и  шагнула  на  тротуар  перед  старым
обшарпанным двухэтажным зданием Водитель приоткрыл дверь.
   - Мисс, вы действительно плохо выглядите, -  осторожно  начал  он.  -
Почему бы вам не вернуться в  машину,  а  я  отвезу  вас  к  доктору,  в
больницу. - Он помолчал. - Вы слышите меня?
   Она все слышала, но ничего не ответила. Терпение  его  кончилось,  он
хлопнул дверце" и рванул с места.
   Элисон наблюдала, как скрывается  в  темноте  такси,  затем  опустила
глаза на свои дрожащие бескровные руки. Она двинулась вдоль по тротуару,
то и дело моргая, словно у нее был нервный так. По бетонным плитам несся
коричневый бумажный пакет, гонимый порывами ветра с  Гудзона.  Шелудивая
дворняга рылась в мусорном ящике; улица была безлюдна. Предназначенные к
сносу, дома зияли пустыми окнами. Повсюду валялась сломанная мебель. Тут
и там  попадались  рытвины.  Стены  украшали  надписи  на  английском  и
испанском языках.
   Элисон закашлялась и схватилась  руками  за  голову,  словно  пытаясь
унять кружение.  Улица  расплывалась  перед  глазами,  становясь  словно
нереальной. Она напряженно щурилась, пытаясь обрести  равновесие.  Затем
повернулась к старому  зданию  и  прочла  над  входом  надпись:  ЦЕРКОВЬ
НЕПОРОЧНОГО ЗАЧАТИЯ. Выбитые в  камне  крупные  буквы  полустерлись,  их
острые очертания округлились. Элисон увидела надпись краешком глаза  еще
в такси, когда изо всех сил старалась выпрямиться  на  сиденье  -  и  та
поразила ее. И сейчас какая-то необъяснимая сила заставляла  ее  сделать
то, чего она не делала уже много  лет.  Подобное  странное  чувство  она
испытала,  когда,  повинуясь  внутреннему  Приказу,  зашла  в  отцовскую
спальню и забрала распятие.
   Войти в храм. Почему-то сейчас эта мысль не вызвала в  ней  протеста.
Элисон поднялась по разбитым ступеням и очутилась во  внешнем  вестибюле
церкви. Справа находилась мраморная чаша со  святой  водой,  над  ней  -
статуя Мадонны.
   - О, Пречистая Дева, - бормотала она,  устремив  глаза  вверх.  Слова
были странными, но произносила она их с  восторгом,  удивляясь,  что  за
столько лет не позабыла. -  О,  Святая  Дева  Мария,  заступись  за  нас
грешных, сейчас и в час нашей смерти. Аминь.
   Охваченная дрожью, она погрузила руку в святую воду, перекрестилась и
вошла в двери церкви.

***

   Пробежав почти весь коридор, Майкл, наконец, отыскал кабинет главного
редактора.
   - Вы поможете мне? - спросил он, закрывая за собой стеклянную дверь.
   - Возможно, - ответил редактор. Перегнувшись через свой  захламленный
стол, он включил настольную лампу.
   Майкл сел и с наслаждением вытянул ноги. Он устал. Весь последний час
он бродил по улицам и размышлял.
   - Мне нужна кое-какая информация,  -  начал  он.  Достал  из  кармана
десятидолларовую купюру и положил на стол.
   Редактор надел очки и  с  выражением  живого  интереса  посмотрел  на
деньги.
   - О чем? - с любопытством спросил он.
   - Три недели назад, в воскресенье, вы напечатали объявление  о  сдаче
квартиры. Я хочу знать, кто поместил его. Сколько раз его публиковали. И
мне нужна  любая  информация  о  Джоан  Логан,  агенте  по  сдаче  жилых
помещений.
   Редактор протянул Майклу блокнот и ручку.
   - Укажите адрес.
   Майкл  улыбнулся;  возможно,  здесь  удастся  кое-что  разузнать.  Он
нацарапал адрес и положил блокнот обратно на стол. Редактор взглянул  на
листок, поднял очки на лоб, подвинул к себе телефон и набрал номер.

***

   В церкви было пусто. Царила гробовая тишина. Кромешную тьму  прорезал
лишь свет крошечных свечек,  горевших  на  небольших  алтарях  по  обеим
сторонам зала.
   Элисон неуверенно брела по проходу между скамьями,  затем  преклонила
колени, перекрестилась. Села на скамью,  сжимая  в  руке  распятие.  Она
огляделась. Что теперь? Что она должна делать? И зачем она здесь? В этом
чужом месте. В мире, который покинула навсегда. Элисон сложила ладони  и
склонила голову. Вспомнит ли она слова? "Отче наш, царящий  на  небесах.
Имя Твое священно". - Да, это они.  Эти  слова  она  повторяла  ребенком
миллионы раз. "Придет царствие  Твое.  Утвердится  воля  Твоя..."  Тьма.
Головокружение. Мигрень Но от слов этих становилось так хорошо. - "...на
земле и на небесах". - Элисон собиралась молиться и  никакие  Майклы  ей
тут не указ. Она возвращалась. Комната отца. Распятие. Теперь церковь. -
"Дай нам хлеб наш насущный". - Она очень долго  шла.  -  "И  прости  нам
прегрешения наши, как мы прощаем врагам нашими - Ей почти казалось,  что
ничего плохого и не было Вовсе. - "Не введи нас во искушение, а  сохрани
нас от всякого зла. Аминь". - Элисон повторила молитву три раза.
   Сжимая распятие во влажной руке, она поднялась со скамьи. Мягкий свет
пылающих фитильков лился  на  нее.  Она  пошарила  в  кармане  и  вынула
десятицентовик. Монетка была холодной; серебро вобрало в  себя  прохладу
стылого ночного воздуха. Она бросила деньги в  ящичек,  взяла  тоненькую
свечку и, плача, поставила ее за упокой души своего отца. Но молиться за
него не смогла. А стояла в каком-то оцепенении, уставившись на мерцающие
огоньки.
   Холодок пробежал у нее по спине, словно где-то  распахнулось  окно  и
подул ветер. Она взглянула на свечи; но язычки пламени  не  отклонились,
воздух был неподвижен Но она что-то ощутила;  возможно,  так  проявлялся
подсознательный страх перед грядущим  откровением.  Кожу  ее  покалывало
иголочками. Тьма вокруг сгущалась Элисон чувствовала, как  та  давит  на
нее. Она не вынесла бы  подобного  ужаса  полнейшей  пустоты,  будь  это
где-нибудь еще, не в  церкви.  Страшась  этой  пустоты,  она,  осторожно
переступая, побрела к исповедальне.
   - Святой отец!  -  позвала  она.  Голос  ее  отражался  от  сводчатых
перекрытий. - Святой отец!
   Никакого ответа не последовало. Элисон  подошла  ближе,  едущая,  как
сливается звук шагов с повисшим в воздухе звенящим эхом ее голоса.
   Еще шаг. Снова по спине пробежал холодок. Она должна исповедаться.
   - Святой отец. Нет ответа.
   - Отец.., отец.., отец...
   Элисон постояла молча перед исповедальной кабинкой. Отодвинула штору.
Внутри  было  мрачно:  затертые  дубовые  панели,  маленькая   обтянутая
бархатом скамеечка. Встав на колели, она склонила голову, сложила руки и
скорбно прошептала:
   - Я согрешила, отец мой.
   - Когда в последний раз вы были на исповеди, дитя мое?
   Элисон  вздрогнула,  сердце  ее  бешено  заколотилось  Она  судорожно
глотнула воздух.
   - Когда в последний раз вы были на исповеди? - Голос был  глубоким  и
властным.
   Элисон буквально задыхалась, не  в  силах  опомниться  от  внезапного
вторжения. Голос шел с другой стороны зарешеченного оконца, оттуда,  где
должен сидеть священник в отведенное для  исповедей  время  -  но  не  в
глухую полночь, в пустынной темной церкви. И  когда  она  звала,  он  не
ответил.
   В панике Элисон вцепилась в решетку.
   - С вами все в порядке, дитя мое? Она колебалась:
   - Святой отец...
   - Да, дитя мое, продолжайте. Элисон отодвинула штору, готовая в любой
момент выскочить из исповедальни.
   - Вы священник?
   - Конечно, дитя мое, - ласково произнес он. - Продолжайте.
   - Я.., э.., но как...
   - Я здесь для того, чтобы выслушать вас. Не бойтесь.
   - Я боюсь, отец мой. Очень боюсь!
   - Потому я и здесь - потому, что вы боитесь. Я здесь для того,  чтобы
избавить вас от страхов, выслушав вашу исповедь.
   Элисон прижала голову к стене рядом с зарешеченным окошком. Священник
ли он? Можно ли ему верить? Она должна поверить. Она должна покаяться  и
получить отпущение грехов. Но почему он не Отвечал, когда она звала его?
   - Я восемь лет не была на исповеди. - Она замолчала.
   - Да? - отозвался он.
   - Не могу поверить, что так долго. - Голос  ее  дрогнул,  -  Зачем  я
здесь? - выдохнула она.
   - Чтобы быть услышанной, - отвечали с той стороны  перегородки.  -  Я
здесь, чтобы слушать. Элисон всхлипнула.
   - Я грешна, отец мой. Я восемь лет не была в церкви. Я все  отрицала.
Я отрицала Христа. Я хочу  возвратиться  к  вере  и  к  нему.  -  Элисон
запнулась. - Я должна рассказать все, что долгие годы таила в себе. - Не
в силах продолжать она заплакала.
   - Почему вы покинули церковь, дитя мое?
   - Почему? - переспросила она, словно не поняв вопроса.
   Снова воцарилось молчание, и наконец, глотая слезы, Элисон рассказала
священнику о своем детстве, о былой своей  преданности  Богу,  о  начале
сомнений и отрицаний. О том, каким ужасным человеком был ее отец. О  его
любовницах и пьянстве. Как он бил ее и мать. Как рушилась семья.  И  она
рассказала о той ночи.
   Затем, уронив голову на руки, она зашлась в душащем приступе кашля.
   - Это все, дитя мое? - глухо спросил он.
   - Нет, - отрывисто бросила она сквозь решетку.
   - Так расскажите мне.
   - Отец мой, я совершила прелюбодеяние! Я  не  знала,  что  он  женат,
когда познакомилась с ним.
   - Да?
   - Я подозревала, но боялась обнаружить, что люблю  человека,  Который
поступает по отношению к Другой женщине так же, как мой отец поступал  с
моей матерью. - Она судорожно сглотнула,  слюна  обожгла  горло,  словно
кипящая лава. - Его жена покончила жизнь самоубийством.
   - Правда? - неожиданно спросил священник. - Именно это и произошло?
   - Да, - пробормотала Элисон. Почему он сомневается? Он не  верит  ей?
Или знает что-либо, что доказывает  обратное?  Нет!  Это  невозможно.  -
Только после самоубийства Карен Фармер я узнала о  ее  существовании.  -
Она снова замолкла в ожидании.
   - Что-нибудь еще, дитя мое?
   - Еще?
   - Да, дитя мое.
   - Нет.
   - Нет, есть! Расскажите же мне! - Он  словно  ожидал  услышать  нечто
конкретное. Элисон затаила дыхание.
   - Я пыталась убить себя, - в  отчаянии  выпалила  она  скороговоркой,
словно надеясь, что слова ее не будут  поняты.  -  Дважды.  Первый  раз,
когда обнаружила отца с двумя женщинами в постели. Второй  раз  -  после
смерти Карен. Я виновна, я ношу в себе зло.
   - Кроме этого! - Он повысил голос. - Еще! Скажите мне!
   Кроме этого? Он не желает больше слушать о самоубийствах? Или он  все
знает? Но это невозможно!
   - Расскажите мне обо всем! - властно велел он.
   - Я пребываю в состоянии ужаса. Я совершенно одна. Я больше  не  могу
терпеть боль. - Она заикалась. - Кто-то хочет мне зла.
   - Кто хочет вам зла, дитя мое?
   - Не знаю, святой отец. Возможно, человек, который, я  думала,  любит
меня. Майкл. - Она подождала ответа; он ничего не  сказал.  -  Я  видела
людей в доме, где я живу, потом обнаружила, что  их  на  самом  деле  не
существует, и однажды ночью я...
   Элисон замолчала.  Нет,  об  этом  она  не  сможет  рассказать,  даже
нуждаясь в прощении.
   - Что произошло той ночью?
   - Я испугалась шагов и убежала прочь из дома, - И?
   - Я заболела. - Элисон вспомнила больницу. - Сегодня Майкл повел меня
в музей. Там была фигура женщины, которую я видела в доме.  Она  мертва,
да, она мертва. Майкл наверняка знал, что она там! Я ничего не понимаю.
   Элисон провела языком по потрескавшимся губам и сказала:
   - А потом я пришла сюда.
   - Это все?
   - Да.
   - Есть же еще что-то! - вскричал он. - Расскажите мне!
   Элисон сквозь решетку могла чувствовать его дыхание.
   - Что еще произошло той ночью, когда мы выбежали из дома?  Расскажите
мне!
   Стены будки задрожали от громовых раскатов его голоса.
   - Расскажите мне! - громко повторил он.
   - Нет, - умоляла Элисон. Пот струился по ее лицу.
   - Говорите, дитя мое. Расскажите все, что вы должны рассказать.
   - Я видела своего отца, - с трудом выдавила она из себя.
   - Да, - подбадривал священник. - Да! - Голос его был почти радостным.
   - Я заколола его ножом! Но он был уже-мертв!
   Молчание обволакивало темные стены, словно паутина гигантского паука.
   Послышались рыдания.
   Бессильно запрокинув голову, Эдисон утирала слезы. Рассказ о грязи  и
страданиях дался ей нелегко. Она чувствовала себя словно воздушный  шар,
из которого выпустили воздух.
   - Это все, дитя мое?
   - Да, святой отец.
   Казалось, прошла целая вечность прежде, чем он заговорил вновь.
   - Вы ощущаете себя заблудшей, дитя  мое.  С  тех  пор,  как  покинули
церковь и Христа, вы потерялись  без  духовного  пастыря.  И  сейчас  вы
должны вернуться к пастырю своему, что вы и сделали сегодня. Грех таит в
себе неисчислимые опасности, дитя мое. Он порождает чувство вины, так  и
должно быть. Но грех нераспознанный, грех  непрощенный  может  порождать
подозрения и ложь. Ведь вина  остается  скрытой.  Он  вызывает  к  жизни
страхи и пороки, существующие лишь на задворках  сознания.  Вот  так  вы
вызвали все эти ужасы. Ибо жили в грехе, продолжая погрязать в  нем.  Вы
должны искупить свою вину. И после этого вы вновь  воспримете  Христа  в
сердце свое. И рассеятся  подозрения,  и  исчезнут  пороки,  и  боль,  о
которой вы говорите, больше не будет терзать вас. Вы должны возвратиться
к Христу и уверовать в него. Ибо он  есть  добро  и,  отвергая  его,  вы
впускаете в свою душу зло. Вы должны снова уверовать в  Господа  нашего.
Открыть ему  свое  сердце.  Отринуть  подозрения  и  самообман.  Открыто
принимать любовь своих любимых и видеть в любви лишь любовь, очистив  ее
от подозрений. И вернуться в лоно церкви Христовой.
   Вы  сказали,  что-то  заставило  вас  прийти  сюда.   Пути   Господни
неисповедимы, нам не дано их уразуметь -  вот  почему  должны  мы  иметь
веру, верить, что Бог наставит нас  на  путь  истинный.  Лишь  когда  вы
искорените грех, воспримете Христа  в  сердце  свое  и  уверуете  вновь,
исчезнут страхи и ужасы, и улетучатся сомнения.  Забудьте  о  прошлом  и
уверуйте. И Он дарует вам силы бороться со злом, окружающим вас.
   Чтобы направить вас на этот путь, я хочу, чтобы вы  ежедневно  читали
молитвы, перебирая четки, начали  снова  посещать  Храм  Божий,  приняли
участие и уверовали в Господа. Как  только  вы  почувствуете  страх  или
сомнение, не колеблясь, идите ко мне.
   Теперь я отпущу вам грехи ваши и дарую вам прощение.
   Элисон склонила голову и  начала  читать  молитву.  Священник  сидел,
прижавшись спиной к стене. В  темноте  виднелись  его  густые  волосы  и
брови. На лбу его выступили капельки  пота.  Он  вытер  лоб  веснушчатой
рукой в колечках седых волос.
   - Это невозможно! - вскричал Майкл. Редактор сел  и,  поправив  очки,
потер переносицу.
   - Возможно ли, невозможно ли, - начал  он,  -  но  такого  объявления
никто не помещал. И никто за  него  не  платил.  -  Он  протянул  Майклу
газету. - Как видите, ничего подобного тут нет.
   Элисон вышла из ворот старой церкви, еще раз взглянула на надпись над
входом и скрылась в темноте.
   Двадцать минут  спустя  она  открыла  дверь  квартиры  Майкла,  сняла
пальто, повесила его в шкаф и прошла в гостиную.
   Майкл сидел  за  письменным  столом  с  бледным,  окаменевшим  лицом,
подперев подбородок руками.
   Элисон кашлянула, положила сумочку на кофейный столик  и  присела  на
диван.
   В комнате царила  тишина.  Он  был  погружен  в  свои  мысли,  она  -
настороженно внимательна.
   Майкл поднял глаза.
   -  Привет,  -  сказал  он  безо  всякой  интонации  в  голосе,   сидя
неподвижно, в странном оцепенении.
   - Привет-привет, - ответила Элисон. Он взглянул на часы.
   - Прошло два часа. Она кивнула.
   - Я прошу прощения.
   - Я волновался. - В голосе его зазвенело напряжение.
   - Да, я вижу.
   - Неужели?
   - Я не слепая, Майкл, и не сумасшедшая, как ты думаешь.
   - Я никогда этого не говорил.
   - Можем поспорить на эту Тему.
   Он отвел глаза и, глядя на льющийся сквозь незашторенное окно  лунный
свет, спросил:
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Получше.
   - Голова болит?
   - Прошла.
   - А тошнота?
   - Тоже прошла.
   - Хорошо.
   Их бесстрастные голоса вторили  друг  другу,  словно  каждый  ожидал,
когда Другой не выдержит и сорвется.
   - Тебе не стоило убегать. Ты была в  таком  состоянии.  Мало  ли  что
могло случиться.
   - Такова, значит, моя судьба.
   - Ты поступила неразумно.
   - Не я первая начала, не так ли? Майкл неохотно пробурчал:
   - Так.
   Эдисон сняла туфли и зашвырнула их в угол.
   - Можно попить воды?
   - Зачем ты спрашиваешь?
   Она встала, пошла на кухню и быстро возвратилась со стаканом в руке.
   - И куда ты направилась?
   - Каталась на такси.
   - Два часа?
   - Нет, я зашла в церковь.
   Он нахмурился.
   - За каким, интересно...
   -  Помолиться.  Если  когда-нибудь  в  своей  жизни  я  действительно
нуждалась в молитве, так это сейчас.
   - Ты уверена?
   - Да. Я исповедалась, и священник, отпустил мне грехи. Голова  прошла
и меня больше не тошнит. Сначала была комната отца,  потом  распятие,  и
вот теперь это. Словно я возвращаюсь к себе. Словно все эти годы я  была
кем-то другим.
   - Ерунда.
   - Слово "ерунда" часто заменяет слово "я не понимаю".
   - Кто же любил меня в таком случае? Царица Савская?
   - Вполне возможно.
   - Элисон! - Голос его звучал сурово, словно он вот-вот набросится  на
нее. Он замолчал, подумал и снова опустился в кресло.  Посидел  молча  и
прошептал:
   - Ты же знаешь,  как  много  ты  для  меня  значишь.  Она  кивнула  и
отвернулась.
   - Пока тебя не было, - я размышлял, - сказал он.
   - Я тоже.
   - О том доме?
   - Нет, о тебе.
   - Интересно? - спросил Майкл.
   - Да, - сказала она:
   Он перегнулся через стол.
   - У меня тоже возникли кое-какие интересные мысли. Может,  я  был  не
прав. И все, что случилось, тебе вовсе не померещилось.
   Элисон снова обернулась к нему, удивившись, что он, наконец, допустил
такую возможность. Но все равно подозрение с  него  не  снято.  Восковая
фигура миссис Кларк не забыта. В ушах у нее зазвучали слова  священника:
"Верьте, особенно тем, кто любит вас".
   - Я в полном замешательстве, - произнес Майкл. - Я  непрерывно  думаю
об этом, и что-то все время не дает мне покоя. Пора мне пойти  взглянуть
на этот злосчастный особняк поближе.
   - Сейчас?
   - Нет.
   - Когда?
   - Завтра. Утром. Если что, я  разнесу  там  все.  Элисон  внимательно
смотрела на него.
   - Я хочу пойти, с тобой.
   - Нет.
   - Майкл.
   - Нет. Для тебя это - запретная зона.
   - Я сказала, что хочу идти. - Голос ее был необычайно тверд. - И тебе
меня не остановить.
   Майкл поднялся, подошел к окну  и  разглядывал  Мерцавшие  до  самого
горизонта яркие огни.
   - Я подумаю об этом ночью. Больше ничего  обещать  не  могу.  Если  я
решу, что ты со мной  не  идешь,  ты  останешься  дома.  Это  будет  мое
последнее слово. - Он подошел к ней. - Все ясно?
   - Да, - отвечала Элисон, протягивая ему пустой  стакан.  Они  стояли,
глядя друг на друга. Лицо ее было  уже  не  столь  искаженным  от  боли.
Впервые за много дней на  нем  читался  некий  покой,  и  физический,  и
душевный. Но что-то было не так. Глаза. Майкл протянул руку и осторожно,
кончиком пальца,  потрогал  веко.  Кожа  была  шершавой,  как  наждачная
бумага. Доктор говорил ему об этом еще утром. Но стало  еще  хуже.  Надо
будет завтра позвонить врачу.
   - Пойду куплю газету и чего-нибудь поесть. Хочешь со мной?
   - Нет. Я устала. - Элисон зевнула.
   Он прошел мимо нее, затем повернул назад.
   - После того, как ты сбежала, я не вернулся сразу сюда, - Он замолчал
на мгновение, что-то обдумывая. Она подняла глаза. - Я пошел в  редакцию
"Нью-Йорк Тайме" и просмотрел номер газеты, с помощью которого ты  нашла
квартиру. Там  нет  объявления  о  сдаче  квартиры  в  особняке.  Ничего
похожего. .Лицо Элисон исказила гримаса ужаса.
   - Такого объявления никто не помещал! Но ты же  что-то  увидела  там!
Еще одна  галлюцинация?  Эдакое  большое  жирное  неудачное  совпадение?
Обман? Я не знаю. Но собираюсь выяснить.
   - Я показывала объявление мисс Логан. Она видела его.
   - Видела? - Майкл помедлил. - Или сделала вид, что видит?
   - Я не знаю, - задумчиво произнесла Элисон.
   - После того, как я обшарю дом, я намереваюсь поговорить с ней.
   - Если сможешь ее найти, - добавила Элисон.
   - Да, - согласился он. - Если смогу ее найти.
   - Мисс Логан говорила, что объявление поместил домовладелец.
   - Его имя Карузо. Есть у тебя договор о найме квартиры?
   - Нет, мне ничего не давали.
   Он покусывал губу, быстро соображая.
   - Завтра я разыщу его.  Наверняка  он  что-то  знает.  Погруженный  в
размышления, он повернулся и вышел из квартиры.

Глава 18

   Гатц залез в автомобиль и хлопнул дверцей.
   - Холодно, черт побери, - сказал он.
   - Я включил обогреватель, - отозвался Риццо.
   Гатц потирал руки, чтобы побыстрее согреться.
   Риццо вывел машину из гаража.
   Гатц достал из кармана  плаща  целлофановый  пакет.  Положил  его  на
колени и развернул. Там , оказался сандвич с сыром и  ветчиной,  обильно
политый горчицей.
   - Кто-нибудь хочет кусочек? Никто не выразил желания.
   - Он не отравлен.
   - Мы ели, - признался Риццо.
   Гатц недовольно нахмурился и, развалясь  на  сиденье,  принялся  тихо
жевать. Машина катила по вест-сайдским улицам мимо полуразрушенных жилых
зданий  и  второсортных   магазинчиков,   вдоль   грязных   раздолбанных
тротуаров, овеваемых стойким запахом гнили. Гатц ненавидел  этот  район.
Большая часть его жизни прошла здесь. - - Что вы думаете обо всем  этом?
- спросил Риццо.
   - Не знаю. Сначала надо взглянуть. У тебя с  собой  список  пропавших
без вести?
   - Он у меня, - сказал Ричардсон, похлопав себя по нагрудному карману.
   - Прекрасно. - Гатц обернулся к Риццо. - Кто там сейчас?
   - Джейк Берштейн.
   Гатц улыбнулся. Берштейн - хороший полицейский.
   Риццо припарковал  автомобиль  в  середине  квартала,  позади  другой
полицейской машины, стоявшей напротив пиццерии, где уже собралась  толпа
зевак. Они вышли из автомобиля и двинулись по пустырю, шагая по кирпичам
и шатким доскам - остаткам снесенного здесь несколько лет назад  здания.
Слева располагался двор, усыпанный мусором и отслужившей  свое  кухонной
утварью. Справа - кладбище автомобилей, освещенное лучом  установленного
неподалеку прожектора. Несколько полицейских копались в ржавом хламе. На
скамейке у пиццерии расселась группа подростков. Гатц подошел к человеку
в форме, невозмутимо стоявшему в самом центре этих дебрей.
   - Том, - сказал тот, завидев Гатца.
   - Джейк, - узнал его Гатц.
   - Хочешь взглянуть?
   - Да.;
   - Зрелище не из приятных.
   - Как обычно.
   Гатц пошел вслед за офицером в круг прожектора, ярко отражавшегося от
хромированных поверхностей автомобилей. Из раскрытого багажника одной из
машин свисала изуродованная рука. Внутри него лежало  истекающее  кровью
тело.
   - Страшная смерть, - произнес Джейк, качая головой.
   - Не страшнее, чем любая другая, - небрежно бросил Гатц,  наклоняясь,
чтобы получше рассмотреть труп. - Личность не установлен"?
   - Нет.
   - При нем ничего не обнаружино? Визитные карточки? Записки?
   - Нет, - сказал Джейк. - Ребята сняли отпечатки пальцев.
   Гатц пошевелил крышку багажника, она громко заскрежетала. Он нагнулся
и принялся разглядывать одежду жертвы. Плащ и серый пиджак были изодраны
в, клочья. Черная спортивная рубашка  пропиталась  кровью.  Гатц  достал
фонарик и осветил им рваные глубокие раны на груди и лице трупа.
   - Сколько всего ранений?
   - Трудно сказать.
   - А предположительно?
   - Пятнадцать, может, двадцать. Это уже неважно.
   - Возможна.
   Джейк облокотился о машину.
   - - Он пролежал здесь довольно долго.
   - Как долге?
   - С неделю по крайней мере. Может, и дольше. Труп сильно разложился.
   Гатц провел; рукой по  лбу  жертвы,  потер  пальцы  друг  о  друга  и
разглядывал их в свете фонаря.
   - А следов грима на теле не обнаружено?
   Джейк непонимающе уставился на него.
   - Грима, косметики, - раздраженно повторил  Гатц.  -  Объяснить,  что
это?
   - Нет. Никакого грима не обнаружено. Гатц пожал плечами.
   - Кто его нашел?
   Джейк указал на самого высокого из сидящих на скамейке парней.
   Ребята играли в прятки. Он попытался залезть в багажник. Тот оказался
запертым. Он все-таки раскрыл его, и оттуда вывалилась рука.
   - Да, коробочка с сюрпризом.
   - Вроде того, - усмехнулся Джейк.  -  На  улицу  ведут  следы  крови.
Хочешь взглянуть?
   - Попозже.
   Они отошли, чтобы не мешать полицейскому фотографу.  Берштейн  бросил
взгляд в сторону своих помощников, копавшихся в мусоре.
   - Пустая трата времени. В этом дворе столько хлама. Даже, если убийца
и обронил что-нибудь... Гатц махнул Риццо и обернулся к Джейку:
   - Когда можно будет узнать группу крови?
   - Очень скоро, пробы уже взяли. Подошел Риццо.
   - Собери всю имеющуюся по атому делу информацию, - велел Гатц, - чтоб
сегодня же утром все лежало на моем столе.
   Риццо кивнул и поспешил, прочь.
   Джейк покусал губу.
   - Не похоже на ограбление или сведение счетов между гангстерами.
   - Да, не похоже, - согласился Гатц.
   - Может, какой-нибудь маньяк?
   - Вот это самое вероятное.
   - Есть в городе сбежавшие психи?
   - Официально? - переспросил Гатц. - Нет. А так Нью-Йорк кишит ими.  -
Он окинул взглядом двор. - Ножей там не нашли?
   - Нет.
   - Ведь именно нож является орудием убийства?
   - Да, и большой.
   - Заточен с обеих сторон?
   - С одной.
   Гатц принялся прохаживаться вдоль ограды.  Он  размышлял.  Итак,  еще
одно убийство. Ну и что? Не такая уж это редкость  в  Нью-Йорке,  Но  он
ощущал ту самую резь в кишечнике, свидетельствовавшую, что за всем  этим
нечто кроется. Он наклонился и поднял сломанную куклу. Встряхнул  ее,  и
голова куклы отвалилась. Он попытался приладить ее на место,  но  ничего
не вышло. Тогда он отбросил обезглавленное тело  в  кусты  и  побрел  по
грудам пивных банек, уверенный, что непременно отыщет нечто  важное.  Не
найдя ничего, достал очередную сигару, сунул  ее  в  рот  и  поспешил  к
свету.
   Подошел Риццо со списком пропавших без вести в руках.
   - Несколько человек подходят по описанию. Гатц кивнул.
   - Проверь их. Достань фотографии. - Он помолчал.  -  Но  я  почему-то
уверен, что о пропаже этого типа никто не заявлял.
   Он подошел к скамье у пиццерии и опустился на  нее  рядом  с  высоким
мальчиком,  обнаружившим  труп.  Достал  из  кармана  фотографию  Майкла
Фармера.
   - Сынок, - сказал он, - ты часто здесь играешь?
   - Да, сэр, - ответил тот, заметно смущаясь. - Несколько раз в неделю,
это уж точно.
   - В какое время?
   - - Когда как. Сегодня мы собрались около одиннадцати.
   - Замечал ли ты здесь каких-нибудь  людей?  Не  хозяев  лавок.  И  не
детей. Ты понимаешь. Посторонних людей.
   - Да, сэр. Они приносят вещи на свалку.  Гатц  протянул  ему  портрет
Майкла Фармера.
   - Этого человека видел здесь?
   Мальчик всмотрелся в снимок и помотал головой, - Ты уверен?
   - Да.
   Гатц передал фотографию остальным парням; никто из них не видел этого
человека. Он улыбнулся и встал.
   - Держитесь, ребята, подальше от старых  автомобилей,  -  посоветовал
он. - Это опасно. -  И  присоединился  к  Джейку  и  Риццо,  стоявшим  в
отдалении.
   - Сколько на ваших часах?
   - Два двадцать.
   - Хочу есть. На ветчине с сыром долго не протянешь.  -  Он  затянулся
сигарой. - Риццо, останешься с Джейком.
   - Может, взглянешь на следы крови, - предложил Берштейн.
   Гатц кивнул, и они пошли по направлению к выходу со свалки.
   Джейк указал на бурые полосы, тянувшиеся до середины улицы.
   - Их восемь, - сказал он. -  Возможно,  что  все  пятна  оставил  наш
приятель из багажника. Мы проверяем это.  -  Он  посмотрел  на  кровавую
дорожку, качая головой. - Трудно поверить, что он был еще жив, когда его
привезли сюда. - Он  принялся  натягивать  перчатки  и  хитро  улыбнулся
Гатцу. - Похоже, у тебя есть на этот счет какие-то соображения?
   Гатц улыбнулся в ответ.
   - Всего лишь  одно,  и  совершенно  дикое.  Скажу  тебе  утром,  если
дополнительная информация, которую мы получим, подтвердит его.
   Он повернулся и помахал Ричардсону. Подойдя к машине, спросил:
   - Видел лицо этого покойника?
   - Издалека.
   - Он страшно кончил. Здоровый,  крепкий  мужик,  а  умер,  охваченный
ужасом.
   Ричардсон пожал плечами, не  зная,  что  ответить.  Гатц  начал  было
открывать дверцу автомобиля, но еще раз оглянулся взглянуть на пустырь.
   - Не просто испуганный, а охваченный ужасом, - повторил он.
   Они залезли в автомобиль и уехали.

***

   В восемь утра Гатц проснулся у себя в  кабинете  с  затекшей  спиной,
чувствуя себя разбитым. Но все же это было намного лучше, нежели мчаться
домой и, наспех вздремнув, нестись обратно на службу.
   Он сунул ноги в ботинки и побрел в туалет умыться и побриться.  После
чего налил себе чашку черного кофе и вернулся в кабинет.
   Он почти расправился с чашкой, когда появился  Риццо  с  результатами
лабораторных исследований и прочими данными,  касающимися  потерпевшего.
Гатц с нетерпением углубился в бумаги. Он  и  мечтать  не  мог  о  более
интересной  информации,  что  было  слишком  здорово,  чтобы   оказаться
правдой.
   - Знаешь этого парня? - спросил он.
   - Нет, - ответил Риццо.
   - Зато я знаю, - сказал Гатц. - Убийца  не  смог  бы  отыскать  более
достойную жертву. Риццо невольно отшатнулся.
   - Не думаете же вы...
   - Думаю? - оборвал его Гатц. - Я знаю. Но мне нужны факты. Ты  должен
раскопать все, что касается этого человека. Если потребуется,  используй
наших осведомителей, но выведай все.
   - Да, сэр, - сказал Риццо и вышел. Гатц ладонью припечатал  листок  к
столу. И, улыбаясь, откинулся на спинку кресла.

Глава 19

   - Тот человек стоял спиной к тебе, вот так?
   - Правильно.
   - А потом что? - спрашивал Майкл.
   - Я подошла к нему сзади.
   - Где были женщины?
   - Наверное, в кровати.
   - Наверное?
   - Я не видела их, пока не стала удирать из комнаты.
   - Хорошо, покажи мне, как это происходило.  Эдисон  протянула  вперед
обе руки: в одной она как будто держала нож, в другой - фонарь. Она шла,
стараясь в точности повторить свои движения, шагая осторожно,  как  и  в
тот раз.
   - Я тронула его за плечо, - сказала она, - и снова встряхнула фонарь,
он зажегся. Человек обернулся, я увидела, кто это, и  очень  испугалась.
Бросилась обратно, пытаясь убежать, и вот здесь, в углу, упала.
   Майкл подошел, ступая по  пыли  и  паутине.  Провел  рукой  по  полу,
оставив на нем следы всех пяти  пальцев.  -  Полицейские  так  натоптали
здесь, что если и остались  какие  следы,  различить  их  невозможно,  -
задумчиво произнес он. - Слушай, я хочу, чтобы ты в  точности  повторила
каждое свое движение, до тех пор, пока ты не покинула квартиру.
   - Я не уверена, что все помню.
   - Постарайся.
   Элисон неуверенно кивнула, подошла к Майклу и села на пол.
   - Кажется, я упала как-то вот так. - Она вытянула одну ногу, а другую
поджала под себя. - Когда увидела, что он приближается, я вся сжалась  и
пыталась вырваться отсюда. Луч  фонаря  метался,  как  сумасшедший,  вот
тогда-то, наверное, я и увидела тех женщин на кровати. -  Она  двинулась
обратно по направлению к коридору. - Когда я наконец  поднялась,  то  со
всех ног бросилась в коридор, несколько раз налетала на  стены  в  потом
как-то очутилась в гостиной.
   Майкл остановился, внимательно осмотрел пол и стены и присоединился к
ней у входа в гостиную.
   - Ничего здесь нет, - заключил он. - А что произошло потом?
   - Он гнался за мной, я слышала его шаги. Я  отпрыгнула,  врезалась  в
кресло и полетела на пол. Кресло свалилось  на  меня.  Я  услышала,  как
хлопнула дверь - я оставила ее приоткрытой, - я увидела,  что  он  стоит
вот здесь. - Элисон показала, где. - Я выбралась из-под кресла, вскочила
на ноги и побежала к двери, но в центре комнаты столкнулась с ним. - Она
встала посредине ковра. - Вот здесь.
   Майкл подошел и занял место "отца".
   - Он вцепился мне в волосы, а затем схватил  распятие  и  начал  меня
душить. Я не знала, что  будет  дальше,  не  понимала,  что  делаю.  Все
кружилось у меня перед глазами.
   Замолчав, она опустила голову и затем неясно пробормотала:
   - Я боролась за свою жизнь. Он кивнул, нервно покусывая губу.
   - Я втыкала и втыкала в него нож.  Помню,  как  лезвие  опускалось  и
поднималось. Помню ощущение,  как  оно  вонзается  во  что-то.  А  потом
раздался страшный крик. Я почувствовала, что  падаю,  -  и  все.  Больше
ничего не было. Следующее, что я помню, - это больница.
   Встав на колени, Майкл тщательно ощупывав пол.
   - Будь здесь хоть какие-то следы крови, полицейские отыскали бы их.
   - А если их отмыли?
   - Нет. С помощью  химических  анализов  можно  обнаружить  мельчайшие
частицы.
   Майкл ловко вскочил  с  колен,  подошел  к  креслу  и  сел.  Прикинув
мысленно  размеры  комнаты,  попытался  вычислить  недостающее  звено  в
ведущей к разгадке цепи.  Затем  снова  встал,  углубился  в  ведущий  в
спальню коридор, повернулся и медленно пошел по  направлению  к  входной
двери, внимательно считая шаги. Проделал то же самое, пройдя от двери  к
креслу, и снова сел.
   - Вот что меня озадачивает. Ты говоришь, он приближался к тебе  очень
медленно и ему трудно было идти.
   - Да.
   - У него была частично парализованная нога?
   - Да.
   - Покажи мне, как он шел.
   Элисон немного помялась на месте, затем,  приволакивая  правую  ногу,
сделала три или четыре вымученных шага по комнате.
   - Очень медленно и неуклюже.
   - И ты хочешь сказать, что к тому моменту, как ты, налетев на кресло,
упала, он успел дохромать до комнаты,  пересечь  ее  -  а  это  примерно
двадцать шагов - и захлопнуть дверь?
   - Я так думаю.
   - Да нет, чепуха. Во-первых, к чему  закрывать  дверь  в  необитаемом
доме? А во-вторых, он не мог так быстро  добраться  до  двери,  согласно
твоим же  словам.  Это  и  для  меня  непросто,  я,  конечно,  не  очень
подвижный, но все же не мертвый.
   - Очень остроумно, Майкл. Обхохочешься.
   - Я вовсе не собирался острить. Допустим, что кого-то  убила.  Скорее
всего он вошел в квартиру во время твоей схватки с  "отцом".  Я  сказал:
"допустим". Нет ни тела, ни следов крови. Если и  был  кто-то  в  другой
комнате - и снова я говорю "если" - ты убила не его.
   Элисон выслушала  его  и  медленно  кивнула,  вполне  допуская  такую
возможность.
   - Но от этого случившееся не становится более ясным, -  сказала  она,
присаживаясь на пыльную софу.
   - Может, и станет, если мой вывод верен.
   - Каким образом? Майкл закусил губу.
   - Пока не знаю.
   - Предположим, я зарезала eiai-oi, кто вошел с  улицы.  А  как  тогда
быть с той фигурой и женщинами в спальне?
   Обдумывая ответ, Майкл  пожал  плечами.  Затем  встал  и  зашагал  по
комнате. Подошел к камину и провел рукой по облицовке. Посмотрел на свою
ладонь, сдул с нее пыль и вытер руку о штаны.
   - О чем ты думаешь? - спросила Элисон.
   - Нет ни тела, ни крови, ни следов борьбы.  Никаких  признаков  того,
что кто-то здесь недавно был.  Никаких  намеков  на  пребывание  в  доме
Чейзена или лесбиянок. Зато у нас есть предположение: ты убила  кого-то,
кто вошел  в  дверь.  Но  где  в  таком  случае  труп?  Если  рассуждать
логически? Кто-то  его  вынес,  уничтожил  каким-то  сверхъестественным,
неизвестным науке способом следы крови и покрыл все вокруг слоем пыли. -
Он посмотрел на Элисон и улыбнулся. - Кто мог вынести тело? Воображаемые
люди из спальни?
   - Они были настоящими, - заявила Элисон.
   - Или настоящие люди из спальни? Эдисон подалась вперед.
   - А если они были настоящие, то куда же они делись? - Она  встала.  -
Давай посмотрим, можно ли попасть в квартиру Чейзена.
   Они поднялись по лестнице на пятый этаж и  потрогали  дверь  квартиры
5-Б. Заперто. Майкл достал из кармана связку ключей, вставил в  замочную
скважину отмычку и открыл дверь.
   - Какая  роскошь!  -  воскликнул  он  с  шутливой  ноткой  в  голосе,
свидетельствующей о жестоком разочаровании. Майкл топнул  ногой,  подняв
столб пыли, дошел до середины комнаты и сел на единственный стул.
   - Не слишком удобная библиотека. Море книг и лишь одно сидячее место.
   -  Мебель  где-то  здесь,  -  сказала  Элисон,  проходя  мимо   него.
Посмотрела в окно, заглянула на кухню. - Люди, возможно, тоже. Вот здесь
был стол. - Она показала. - Там - патефон. Повсюду  росли  цветы.  Затем
книжные полки. - Она напряженно сощурилась. - Полки были там. - На  этот
раз она вспомнила. - Их почти сплошь покрывали растения.
   Элисон подошла к книжным полкам и сдула пыль, осевшую на  лежавших  в
третьем ряду книгах с того дня, как они с  мисс  Логан  здесь  побывали.
Протянула руку и достала книгу в голубом переплете.  "Пармская  обитель"
Стендаля. Очень старое издание,  1839-го  года,  еще  прижизненное.  Она
осторожно взвесила ветхий том на  руке  и  швырнула  на  пол,  под  ноги
Майклу.
   - Наслаждайся.
   Она вытягивала старинные  книги  с  полок  и  бросала  на  пол,  едва
взглянув  на  них,  нимало  не  заботясь  об  их  состоянии.   Некоторые
вываливались сами.
   - Вот самое интересное. "Техника пыток" Аларда. Майкл поймал книгу на
лету и  принялся  листать.  Элисон  достала  очередной  тяжелый  том  и,
придерживая разлетающиеся страницы, раскрыла его. Быстро пролистала.
   - Возьми вот эту, для разнообразия. Тебе должно понравиться.
   - Дай взгляну.
   Она кинула ему книгу.
   Майкл взглянул на обложку.
   - Что ты имеешь в виду под "разнообразием"? - поинтересовался он.
   - То, что все страницы  одинаковы,  -  отвечала  она.  Майкл  раскрыл
книгу.  Та  казалась  совершенно   обычной,   страницы   последовательно
пронумерованы, на каждой - разные слова и фразы.
   - Ну как? - спросила она. Он недоуменно уставился на нее.
   - Не нахожу ничего странно о.
   Элисон подошла и выхватила книгу у него из рук.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Только то, что сказал.
   Она еще раз сверила друг с другом абсолютно одинаковые страницы.
   - Они все похожи как капли  воды!  -  крикнула  он-",  возвращая  ему
книгу.
   Майкл полистал том,  захлопнул  его  и  положил  на  колени  -  Очень
интересно, - произнес он, глядя на разоренные полки. - Очевидно, один из
нас либо видит то, чего на самом деле нет, либо попросту лжет.
   Элисон почувствовала, как кровь бросилась ей в  голову.  Как  это  на
него похоже - признаться в чем-либо и  тут  же  это  отрицать!  Судя  по
всему, ее подозрения оправдываются. До сих пор его вину еще  можно  было
объяснить простым совпадением.
   - Интересно получается, - осторожно начал он. - Ты видела  объявления
о квартире, а в газете ничего на оказалось. Может,  то,  что  ты  видишь
сейчас, - еще одно проявление того же феномена?
   - Мне не нравится слово  "феномен",  -  сказала  Элисон.  -  Под  ним
подразумеваются естественные явления.
   - Называй это как хочешь.
   Он  достал  из  кармана  рубашки  ручку,  вырвал  из  какой-то  книги
титульный лист и протянул ей.
   - Я хочу, чтобы ты переписала все, что видишь, - слово в слово.
   Элисон продолжала смотреть в пространство, затем подошла к  одинокому
стулу и села.  Взглянула  на  первую  страницу  книги,  сравнила  ее  со
следующими и принялась сосредоточенно переносить буквы на бумагу.

***

   Майкл постучал.
   Подождал  немного  и   постучал   снова.   Ответа   не   последовало.
Темно-коричневая дверь с табличкой "5-А" не открывалась.
   -  Меня  не  покидает  ощущение,  что   между   священником,   нашими
исчезающими  друзьями  и  твоими  "галлюцинациями"  существует  какая-то
связь. - Он снова поднял кулак, замер в нерешительности и слабо ткнул им
в дверь. Элисон прислушалась и облокотилась на  перила,  нагнув  голову,
уверенная, что этот небрежный зов останется без ответа.
   - Может, он знает, что кто-то здесь  есть,  но  не  может  подойти  к
двери, - предположила она.
   - Может быть, - сказал он. - Но скорее всего он просто не хочет чтобы
его беспокоили. - Он достал из кармана отмычку.
   - Майкл, - тревожно  прошептала  Элисон,  давая  понять,  что  ей  не
нравится эта его затея.
   - Тихо, - велел он. Всунул отмычку в скважину, повернул, но ничего не
произошла. Качая головой, Майкл вынул ее и положил обратно в карман.
   - Кто-нибудь навещает его, заботится о нем?
   - Никто, - ответила она. - За квартиру платит архиепископат Нью-Йорка
- вот все, что я знаю.
   Майкл кивнул и повел ее по  направлению  к  лестнице.  Они  принялись
медленно  спускаться  в  окружении  таинственных   безмолвных   квартир,
взявшись за руки, не отрывая взгляда от ступеней, ожидая, что вот-вот  в
aнетущей тишине раздадутся чьи-то шаги.
   Элисон отдала дань традиционным ритуалам, заведенным несколько недель
назад. Остановилась напротив двери квартиры 4-А, со  страхом,  глядя  на
нее, и быстро добежала до безопасной лестницы, ведущей на  третий  этаж.
Квартира 2-А. Она поколебалась прежде, чем двинуться  дальше,  в  ужасе,
что в любой момент могут появиться лесбиянки. Но с ней был Майкл. Сейчас
ничего случиться не может, независимо от того, замешан он во  всем  этом
или нет. Так что  колебания  ее  длились  мгновения,  и  она  продолжала
спускаться  по  лестнице.  Перед  тем  как  ступить  на  кафельный   пол
вестибюля, Элисон остановилась и по привычке проверила крепость перил.
   На улице Манкл достал из кармана белый носовой платок с монограммой и
высморкался.
   - Возвращайся ко мне домой и жди, - велел он.  -  Попробую  перевести
это. - Он помахал в воздухе листочком, на который она  переписала  буквы
из книги. - Затем постараюсь разыскать мисс Логан и домовладельца.
   - Почему бы мне не пойти с тобой? Он покачал головой.
   - Отдохни. Я скоро вернусь, сразу, как покончу с делами.
   Он ласково потрепал ее по щеке. Она не откликнулась.
   - Давай я поймаю тебе такси.
   Они подошли к  краю  тротуара  и  через  несколько  минут  остановили
машину. Майкл поцеловал Элисон в щеку и распахнул дверцу.
   - 71-я улица, дом 17.
   Водитель кивнул. Такси тронулось с места.
   Эдисон следила, как фигура Майкла исчезает вдали.  Прищурившись,  она
задрала голову, глядя на окна пятого этажа.  Без  сомнения,  там  что-то
было. Силуэт. Старый священник. Он сидел точно так же, как  и...  Элисон
не знала,  как  долго  он  так  сидел.  Отец  Мэтью  Галлиран.  Какое-то
отношение к происходящим в доме событиям он, без сомнения, имеет. Но вот
какое? Элисон продолжала смотреть в окно, и  вдруг  что-то  сверкнуло  в
лучах солнца, какой-то металлический предмет. Но лишь на одно мгновение.
   Такси завернуло за угол.

Глава 20

   Путь до Колумбийского университета был недолог. Майкл  расплатился  с
водителем и прошел  через  главные  ворота  в  университетский  городок.
Сверившись с  листочком  бумаги,  он  повернул  налево,  к  той  стороне
прямоугольного двора, которая не прилегала  к  Бродвею,  и  двинулся  по
направлению к большому зданию, выходившему на Амстердам-Авеню. Он  вошел
внутрь и  остановился  перед  застекленным  списком,  над  которым  было
начертано название факультета: "Литература и иностранные  языки".  Майкл
вновь заглянул в свой листочек и отыскал в  списке  преподавателей  имя:
Грегор Рудзински. Оно было почти в  самом  конце.  Скорее  всего  поляк.
Адъюнкт-профессор.
   Он поднялся по лестнице,  нашел  217-ю  аудиторию,  открыл  старинную
дверь и очутился в небольшой полутемной комнате.
   За письменным столом сидел неряшливо одетый человек лет тридцати.  По
виду - типичный профессор, какими их изображают в кинофильмах.
   - Войдите, - сказал Рудзински.
   - Спасибо, - ответил Майкл, присаживаясь.
   - Судя по всему, вы тот самый джентльмен, что мне звонил.
   - Да.
   - Очень интересно.
   - Что именно?
   - Вы. У меня есть одно хобби, в котором я стал уже профессионалом.
   - И что это за хобби?:
   - Пытаюсь по голосу определить внешность человека. Вы  именно  такой,
каким я вас себе представлял, просто удивительно, даже одеты так, как  я
думал. Но... - он замолчал.
   - Но?..
   - По вашему лицу я вижу, что дело, с которым вы  пришли  ко  мне,  не
терпит отлагательств. По телефону я этого не услышал. Вот что странно.
   - Вы так  уверены  в  серьезности  моей  просьбы?  -  спросил  Майкл,
потрясенный проницательностью Рудзински.
   - Да, - с важностью ответил тот.
   - А что еще вы можете увидеть? Рудзински улыбнулся.
   - Хотите чаю? Он почти готов. - Он повернулся на вращающемся кресле и
потянулся за чайником.
   -  Нет,  спасибо,  -  отказался   Майкл.   -Вы   обязательно   должны
попробовать. Это очень редкий сорт, с юга Китая. Исключительный  вкус  и
аромат. Точно не хотите попробовать?
   - Я никогда не был большим любителем чая. Тем не менее спасибо.
   Рудзински кивнул головой на чайник:
   - Новы не возражаете, если я?..
   - Что вы! - воскликнул  Майкл,  изумившись,  что  человек  спрашивает
разрешения  попить  чаю  в  собственном  кабинете.  Хотя  эти  европейцы
помешаны на правила хорошего тона. Интересно, что  бы  он  стал  делать,
если бы Майкл возражал?
   Рудзински осторожно наливал чай через ситечко.
   - Насколько больше хлопот, чем с самоваром,  -  заявил  он,  поднимая
дымящуюся  чашку.  -  Восхитительно.  Что-то  есть  в  этом   чае,   что
успокаивает нервы и проясняет ум. - Он поставил чашку  на  стол,  достал
пачку "Пэлл-Мэлла" и предложил Майклу. - Курите.
   - Нет, спасибо, я не курю.
   - Вообще не имеете вредных привычек?
   - : Не совсем так. Я просто не курю.
   Рудзински  повертел  в  руках  наполовину  пустую  красную  пачку   и
отшвырнул ее в сторону. Раскрыл ящик стола, вытащил оттуда ручной работы
трубку, набив ее, поджег и откинулся в кресле.
   - Так что я могу для вас сделать? Вы,  помнится,  говорили  что-то  о
переводе.
   - И вы сказали, что сможете его выполнить.
   - Да, если я правильно вас понял. Можно взглянуть?
   Майкл залез в карман и  извлек  изрядно  помятый  листок  бумаги,  на
который Элисон переписала буквы. Положил его на стол, разгладил  ладонью
и передал сгоравшему от любопытства  профессору.  Тот  подвинул  поближе
лампу и пробежал текст глазами.
   - Очень интересно. Форма ранней латыни, употреблявшаяся за 300 -  400
лет до правления Цезарей. Ее  можно  обнаружить  лишь  в  очень  древних
рукописях.
   "Откуда Элисон выкопала это?" - изумился  про  себя  Майкл,  а  вслух
спросил:
   - Вы сможете перевести это? Рудзински явно оскорбился и с возмущением
ответил:
   - - Естественно. По сравнению с другими древними языками и диалектами
это довольно просто. На  самом  деле,  если  у  вас  найдется  несколько
свободных минут, я могу сделать это прямо сейчас. Это недолго.
   - Я располагаю вечностью.
   Рудзински извлек из ящика стола желтый блокнот, отточил карандаш и  с
энтузиазмом  принялся  за  работу.  Внимание  его  было  абсолютным,  он
склонялся над столом, словно близорукий монах над  священными  текстами,
глаза его находились в шести-семи дюймах от бумаги,  рука  с  карандашом
зависла наготове. Эта скрупулезность вселила в Майкла  уверенность,  что
профессор сделает все возможное,  чтобы  перевод  был  как  можно  более
точным. Несколько раз ученый вычеркивал какое-то слово или фразу,  вновь
перечитывал  написанное   и   подбирал   более   подходящий   английский
эквивалент. Каждый раз он бормотал:  "Нет,  нет,  неверно",  -  а  после
раздумий восклицал: "Вот так лучше! Гораздо лучше!" Вся работа заняла  у
него около десяти минут, в течение которых  Майкл  неспокойно  ерзал  на
стуле, разглядывая корешки книг, которых не то что не читал, но  Даже  и
не знал об их существовании, чиркая что-то  на  листке  бумаги,  который
выдал ему Рудзински, заметив, что он рисует на столе.
   - Готово? - спросил Майкл через некоторое время.
   - Да, еще одно слово.., думаю, вот так.., и все!  Остальное  является
повторением первого куска.
   Майкл в нетерпении подался вперед. Рудзински зачитал :

   "Судьбою предначертано тебе
   Блаженный край сей неустанно охранять
   От Зла вторженья или приближенья"

   - Это все? - спросил Майкл.
   - Да, - отвечал профессор.
   - Но страница была... Рудзински перебил его:
   - Фраза повторяется пять раз.
   - Понятно. - Майкл кивнул. - "Блаженный край", -  задумчиво  повторил
он.
   Рудзински начал прибираться на столе.
   - Что это означает? - спросил Майкл.
   - Не знаю, - пожал плечами профессор. А помолчав, добавил: - Но  меня
не оставляет ощущение, что это мне знакомо.
   - Да?
   - Возможно, это отрывок из какого-то литературного  произведения,  по
крайней мере так говорит мой внутренний голос.
   - Из какого произведения?
   - Вот этого не могу вам сказать.  Я  лингвист,  а  не  историк  и  не
литературовед.
   - Спросите у внутреннего голоса.
   - У американцев своеобразное чувство юмора, - заметил  Рудзински  без
тени улыбки на лице. - По правде говоря, я читаю крайне  мало  из  того,
что  написано  не  на  латыни,  древнегреческом,   древнееврейском   или
китайском. А этот отрывок явно взят не  из  произведения,  с  которым  я
хорошо знаком.
   - А кто может это знать? Кто-нибудь с факультета литературы?
   - Может быть. Но скорей всего вы  там  сейчас  никого  не  застанете;
пятница. Подождите минутку. - Он заглянул в список. - Мистер Шеффер  или
мистер Паулсон могут быть в курсе. - Он  повернулся  и  взял  телефонную
трубку. Набрал номер, подождал iaiiiai, набрал еще раз, снова  подождал,
затем повесил трубку, убедившись, что нужного  человека  на  месте  нет.
Снова заглянул в список и  набрал  другой  номер.  Там  тоже  никого  не
оказалось.
   Майкл встал и принялся шагать по комнате.
   - Откуда вы взяли этот текст? - поинтересовался профессор.
   - Откуда? Из одной старой книги.
   - Можно взглянуть?
   - У меня нет ее с собой.
   - Жаль. Это могло бы пригодиться. А почему бы нам не  поступить  так?
Оставьте перевод у меня до понедельника, а я поговорю с кем-нибудь,  кто
сможет определить, откуда взят отрывок, если это  действительно  кусочек
какого-либо литературного произведения. И я вам позвоню.
   Майкл кивнул. Выбора у него не было, хотя перспектива ждать ответа до
понедельника не особенно ему улыбалась.
   - А вы не знаете, у кого еще можно было бы спросить? Это очень важно.
   Профессор покачал головой.
   - К сожалению, нет.
   Майкл взял перевод и переписал его Затем сложил листок втрое и вместе
с оригиналом положил в карман - Спасибо за помощь. Вот мой телефон. Если
что-нибудь выясните в понедельник, позвоните, пожалуйста.
   Рудзински положил листок с номером в карман. Когда Майкл  повернулся,
чтобы уходить, он улыбнулся и произнес:
   - Рад был оказаться вам полезным.
   Выйдя в коридор, Майкл спустился  по  лестнице  во  двор.  Мысли  его
хаотически блуждали. Он вынул из кармана перевод и  снова  перечел  его.
Интересно, не бессмысленно. Впрочем, озадачивало его не столько значение
текста. Элисон! Как ей могла привидеться такая  белиберда?!  На  древней
латыни. И ведь нет никакой связи между этим и последними  событиями  или
ее рассказами. Но с другой стороны, должно же это  иметь  хоть  какой-то
смысл!
   Он прочитал текст еще раз. Кто должен охранять? Она?  И  что  это  за
"блаженный край"? Явно; не одно из тех мест, в которых они  побывали  за
последнее время. Особняк? Глупо. А что за зло имеется в виду? Ответов он
не находил. Каждый вопрос влек за собой лишь новые загадки.
   Майкл вышел из университетского городка, отыскал телефонную  будку  и
набрал номер. Подождал немного, затем раздался щелчок, и  записанный  на
пленку голос произнес: "Это Вильям Бреннер. Меня сейчас нет дома,  но  я
скоро вернусь. Пожалуйста, оставьте ваш..." Он нажал на рычаг и позвонил
в агентство мисс Логан. Там никто не подходил. Тогда  Майкл  позвонил  в
справочную, чтобы узнать адрес и телефон Дэвида  Карузо,  домовладельца.
Ему ответили, что сведениями не располагают. Майкл повесил  трубку  и  в
раздумье прислонился к стеклянно-металлической  стене  будки.  Он  хотел
поговорить с мисс Логан, но она оказалась недосягаемой. Он также был  не
прочь  побеседовать  с  Дэвидом  Карузо.  Но  для  этого   нужен   адрес
домовладельца. Можно, конечно, обратиться в полицию, но они скорей всего
ничего не скажут, а если и скажут, то возникнут ненужные вопросы.  Майкл
вышел из будки, заключив,  что  адрес  домовладельца  придется  добывать
окольными путями.
   Он пересек Бродвей, доехал на подземке до Фоли-Сквер и  отыскал  Бюро
патентов. Там он изучил патент  Джоан  Логан.  Все  оказалось  в  полном
порядке, ничто не указывало на то, что дело здесь нечисто. Не нашел он и
никаких упоминаний о компаньонке.  Затем  Майкл  заскочил  в  управление
налогов, где сумел раздобыть адрес Дэвида Карузо. Оттуда он направился в
контору мисс Логан. Убедившись, что  дела  обстоят  именно  так,  как  и
говорила Элисон, он поехал обратно, через Парк, к Дэвиду  Карузо  -  для
того лишь, чтобы услышать от привратника, что  тот  уехал  вскоре  после
визита детектива Гатца.
   Весь последний час  Майкл  провел  словно  в  лихорадке.  Он  глубоко
вздохнул, решив повторить попытку  поговорить  с  домовладельцем  позже.
Шансы были невелики, но вдруг он что-нибудь знает и охотнее расскажет об
этом ему, нежели полиции.
   Майкл побрел по улице, но вдруг остановился как вкопанный, пораженный
внезапной мыслью. Он тряхнул головой, но видение не отступало.
   Отец Мэтью Галлиран.

Глава 21

   Не успело такси выехать из Парка на 79-ю улицу,  как  Майкл  приказал
водителю остановиться.  Несколько  минут  он  просидел,  погрузившись  в
раздумья, а счетчик продолжал работать, и  таксист  даже  забеспокоился;
тогда Майкл сказал, что передумал, и вместо дома №  17,  по  71-й  улице
велел везти себя на угол 50-й и Мэдисон-Авеню.
   Пока такси снова проезжало  через  Парк,  Майкл  обдумывал  возможные
варианты. Анализируя имеющиеся в наличии факты, он то  выстраивал  их  в
цепочку, то  вновь  перемешивал,  надеясь  выработать  стройную  теорию,
способную объяснить все события последних дней. Но не преуспел  в  этом.
Доведя себя до полного изнеможения,  он  не  смог  даже  решить,  откуда
следует начинать. Мысли его неизбежно возвращались  к  священнику.  Если
что-то здесь и впрямь нечисто, старик не может быть не замешан  в  этом.
Зачем и как, Майкл не знал. Но то, что он замешан - это точно!
   Такси остановилось на углу 50-й улицы. Майкл вышел, хлопнул дверцей и
поднял глаза на массивное старое здание, занимающее целый квартал  между
50-й и 51-й улицами. Золотые буквы над входом слагались в слова:
   "Управление Нью-йоркской епархии".

***

   Церковь была совсем небольшой.
   Священник преклонил колена  пред  алтарем,  сложив  руки  и  наклонив
голову.
   Если  не  считать  тихого  его  бормотания,  в  зале  царила  тишина.
Священник полностью сосредоточился на молитве. Даже звук  открывшейся  и
закрывшейся входной двери не нарушил его внимания.
   Майкл подошел к передней скамье и сел.
   Священник проговорил последние слова молитвы, перекрестился и встал.
   - Монсеньер Франкино? - спросил Майкл. Священник кивнул.
   - Чем могу быть полезен, мистер Фармер?
   - Я пришел попросить вашей  помощи,  -  ответил  Майкл  и,  помолчав,
добавил: - Надеюсь, я не помешал вам?
   - Нет, - уверив его священник. - Меня предупредили о вашем приходе.
   - Вас довольно сложно найти. Я опросил с дюжину человек  прежде,  чем
меня отвели сюда.
   -  Я  весьма  занятой  человек.  К  тому   же   люблю   уединенность.
Предпочитаю, чтобы мое общение с Господом происходило без свидетелей.  -
Священник подошел к скамье  и  мягко  коснулся  руки  Майкла.  -  Может,
пройдем ко мне в кабинет? - предложил он.
   Они покинули церковь, поднялись по ступенькам на первый этаж и  пошли
по заполненному народом коридору. Здесь  царили  оживление  и  суматоха,
словно на бирже или  какой-нибудь  крупной  фирме,  но  уж  никак  не  в
Управлении епархии.
   - Церковь поддерживает многих своих служителей, покинувших по тем или
иным причинам приходы или монастыри, -  пояснил  монсеньер  Франкино.  -
Помогать людям, посвятившим свою жизнь служению  Господу  нашему  Иисусу
Христу, - наш долг. - Я понимаю, -  сказал  Майкл,  невольно  восхищаясь
этой кипучей деятельностью.
   Монсеньер остановился напротив кабинета. Открывая дверь, он спросил:
   - Кто конкретно вас интересует?
   - Отец Мэтью Галлиран.
   Франкино подошел к столу, обернулся и задумался. Судя по  всему,  имя
это ни о чем ему не говорило.
   - Отец Мэтью Галлиран?
   - Да, Галлиран. Г-А-Л-Л-И-Р-А-Н.
   Священник подвинул кресло и сел. Он жестом  пригласил  Майкла  занять
стоящий напротив стола изящный стул.
   Майкл сел.
   Кабинет был  большим,  роскошно  обставленным,  именно  таким,  какой
подобает человеку с чином и положением  монсеньера  Франкино.  На  стене
висело красивое резное распятие. С одной стороны  от  него  располагался
портрет  Папы,  с  другой  -  кардинала.  Сходство   между   ними   было
поразительным,   словно   Господь   вырезал   лица   служителей   своих,
руководствуясь неким единым образцом. Даже лицо Франкино чем-то... Майкл
тряхнул головой. Он явно отвлекся, видно, здешняя атмосфера повлияла.  А
между тем сейчас ему необходимо быть как никогда  собранным.  Он  быстро
завершил осмотр комнаты. Еще три стула, журнальный  столик,  картотечные
ящики и массивный несгораемый шкаф справа от  стола  -  судя  по  всему,
запертый на два замка.
   - Галлиран? - переспросил священник. - Нет, это имя мне незнакомо.
   - Его адрес: дом № 68 по 89-й улице, он живет на пятом этаже.
   - Я загляну в картотеку.
   Монсеньер Франкино поднялся  -  у  него  была  подтянутая  спортивная
фигура - и подошел к шкафам. Достал папку с буквами А -  Г.  Вернулся  к
столу, просмотрел ее содержание и извлек нужный документ.
   - Мэтью Галлиран, - зачитал он. - Да, что-то я припоминаю. Его делами
я  занимался  много  лет  назад.   Видите   ли,   большинство   расчетов
производится не здесь. В этом  кабинете  они  лишь  систематизируются  и
хранятся, так, чтобы вся работа могла  выполняться  автоматически.  Так,
дайте взглянуть... Мэтью Галлиран. Проживает в доме 68  по  89-й  улице,
квартира 5-А. Очень милый человек, насколько я помню.
   - К сожалению, не знаю, - сказал Майкл. - Никогда его не  видел.  Так
же, как и агент по сдаче квартир, и теперешний домовладелец.
   - Мистер Фармер, ваши  клиенты  должны  стараться  поддерживать  хоть
какой-то контакт с жильцами.
   - Лишь в том случае, если жильцы сами стремятся к этому. Святой отец,
похоже, предпочитает общению открывающийся из окна вид.
   - Ясно. - Монсеньер Франкино вновь заглянул в папку. - Но это  должно
быть  несколько  затруднительно  для  него.  Согласно  документам,  отец
Галлиран - слеп.
   - Я хотел сказать, что он сидит у окна сутки напролет.
   Священник   кивнул,   удовлетворенный   поправкой.    Он    продолжал
просматривать записи.
   - Родственников не имеет. Был пастором в церкви Ангела  Небесного  во
Флашинге, Куинз, в течение многих лет; покинул службу в 1952 году, после
того, как приход был распущен, а церковь снесена.  Судя  по  всему,  его
решение было вызвано частичной потерей подвижности, следствием паралича.
Вот поэтому он  и  вынужден  сейчас  вести  сидячий  образ  жизни.  Отец
Галлиран прожил трудную жизнь.
   Франкино порылся в столе, достал компьютерную распечатку, внимательно
проглядел ее и обвел что-то красным карандашом.
   - Как видите, этот  документ  позволяет  заключить,  что  ваш  клиент
ошибся. - Он передал лист Майклу. -  Все  платежи  за  квартиру  внесены
исправно.
   Майкл бросил взгляд на бумагу,  -  Но  в  принципе  ошибка  возможна?
Франкино покачал головой.
   - Вряд ли. То есть абсолютно  исключена.  Как  я  уже  говорил,  наша
работа великолепно отлажена.
   - Не представляю, как домовладелец мог так ошибиться. - Майкл  вернул
ему лист. - Примите мои извинения, право., мне очень неловко.
   Монсеньер Франкино улыбнулся с деланной сердечностью.
   - Что вы, что вы. Домовладельцы  часто  не  слишком  аккуратно  ведут
счета. Но Господь Бог заботится о том, чтобы ошибки были исправлены.
   - Не сомневаюсь, - согласился Майкл. - Могу я на секунду взглянуть на
досье священника?
   Франкино заколебался, затем передал ему  папку.  Майкл  откинулся  на
стуле, прочел документ и вернул его монсеньеру.
   - Вы не располагаете больше никакой информацией об этом человеке?
   - Нет. Но даже если бы и располагал, зачем она вам?
   - Обыкновенное любопытство. В течение многих лет  я  тесно  связан  с
домовладельцем и с особняком, но ничего не знаю об этом давнем жильце.
   Майкл озирался по комнате. Могут ли эти картотечные  ящики  содержать
нужную ему информацию? Что-то, что скинет покров тайны с отца Галлирана?
Но  вряд  ли  можно  ожидать,  что  монсеньер  Франкино  поделится  этой
информацией с Майклом.
   - Нет, у меня ничего нет, - прервал его раздумья монсеньер.
   Майкл поднялся.
   - Я прослежу, чтобы счета были исправлены, - сказал он.
   - Буду вам очень признателен, - отозвался Франкино.
   - Спасибо. - Майкл чувствовал себя неловко.
   - Не стоит благодарности. Позвольте, я провожу вас. - Монсеньер вышел
из-за стола и направился к двери.
   - Ох, чуть не забыл, - сказал Майкл. - Вы не знакомы с  человеком  по
имени Чарльз Чейзен? Священник на мгновение задумался.
   - Нет. А что, я могу его знать?
   - Возможно.
   - Кто это, если не секрет?
   - Сосед отца Галлирана. Он живет напротив, в квартире 5-Б.
   - Как я уже говорил, последний раз я встречался  с  отцом  Галлираном
много лет назад, не говоря уж о его соседях.
   -  Вам  стоит  посоветовать  святому  отцу  подружиться  с   мистером
Чейзеном, если он до сих пор этого  не  сделал.  Необыкновенно  приятный
пожилой джентльмен. Общаться с ним -  одно  удовольствие.  -  Ценю  вашу
заботу. Я оставлю распоряжение своим служащим. А теперь -  до  свидания.
Майкл колебался.
   - Есть еще одна вещь, я хотел бы просить у вас совета.
   - Да.
   Он пошарил в кармане.
   - Вот эту фразу я перевел с латыни. - Он  развернул  листок.  -  И  я
подумал,  что  это  может  быть  вам  знакомо  -  отрывок  из  какого-то
религиозного текста или  что-то  в  этом  роде.  -  Он  протянул  листок
Монсеньеру.
   Монсеньер Франкино взял бумагу и поднес  к  глазам.  Он  побледнел  и
стиснул губы. Узнал! Без сомнения, узнал! Но священник быстро совладал с
собой.  Но  что-то  определенно  БЫЛО.  И,  возможно,  ключ  к  разгадке
находится в этом кабинете.
   - Нет, это мне не знакомо.
   - Вы уверены?
   - Абсолютно.
   - Судя по стилю, это что-то религиозное.
   - И да, и нет. Скорее всего нет.  В  любом  случае,  прежде  я  этого
никогда не видел.
   - Что ж, - сказал Майкл, уходя. - Простите за беспокойство.
   Священник запер дверь и застыл на месте. Он нервно пощипывал  колечки
седых волос на тыльной стороне своих веснушчатых рук. Затем его охватила
дрожь. Он перекрестился и отступил назад.
   Лицо его исказила гримаса страха.

Глава 22

   Погруженный в мысли об отце Галлиране и  монсеньере  Франкино,  Майкл
быстрым шагом пересек холл и отпер дверь своей квартиры.
   - Я тут зашел... - Он осекся, в глазах его сверкнула ненависть. - Что
вы тут делаете? - разгневанно спросил он.
   - Неплохая квартирка, - заметил Гатц. Он стоял  у  письменного  стола
Майкла и крутил в руках золотую авторучку. Рассмотрел ее со всех сторон,
прочитал название фирмы и положил на место.
   - Вы не ответили на мой вопрос.
   - Мне нравится цвет обоев. Стиль  мебели.  Я  как  раз  говорил  мисс
Паркер, что после того, как столько лет живешь в пансионе, а  я,  знаете
ли - полицейский, ищейка, к тому же в свое время меня чуть не турнули со
службы, так что особо iiiai я не зарабатываю и не  могу  себе  позволить
большего. Так вот, когда попадаешь в  такое  место,  то  это,  поверьте,
впечатляет.
   - Что вам надо?
   Гатц поковырял в зубах пластмассовой зубочисткой.
   - Я рад, что вы вернулись. Я терпеливо ждал вас целых, - он  взглянул
на часы, - целых полтора часа, которые  оплачиваются  городской  казной.
Сказать по правде, я уже собирался уходить.  -  Он  сунул  зубочистку  в
карман рубашки.
   Элисон, сгорбившись, застыла на кушетке.
   - Я вас не держу, - сказал Майкл. Он бросил ключи па обеденный стол и
прошел в гостиную.
   - Но сейчас я не собираюсь уходить. Это  было  бы  признаком  дурного
тона.
   - Пожалуйста. От вас никто не ожидает демонстрации светских манер.  Я
даже провожу вас к лифту.
   - Вы так внимательны и чутки, что порой я просто восхищаюсь  вами.  -
Гатц обернулся. - А это детектив Риццо. По-моему, вы незнакомы.
   - К счастью, нет, - сказал Майкл, взглянув на бесстрастно стоящего  в
сторонке детектива.
   Риццо переложил пачку бумаг из левой руки  в  правую  и  протянул  ее
Гатцу.
   - Не сейчас, - отмахнулся тот.
   - Что вам надо? - нетерпеливо спросил Майкл.
   - Да ничего особенного. Хотел немного поболтать. Чисто по-дружески. -
Гатц вынул из кармана судейский молоточек  и  стукнул  им  по  столу.  -
Хорошее дерево, - заметил он и, обойдя стол,  уселся  в  кресло,  задрав
ноги на ореховый стол. - Сегодня утром мы с Риццо были в Томбсе, и я  не
мог не вспомнить об отважном адвокате, у  которого  в  свое  время  было
очень  много  друзей  за  решеткой.  Его  грязные  делишки  до  сих  пор
попахивают. Помните запах? Помните-помните!
   - Уберите свои ноги с моего стола! - оборвал его Майкл.
   Гатц помедлил, достал сигару и лишь затем опустил ноги.
   - Риццо, я никогда не рассказывал тебе  о  мистере  Фармере?  В  свое
время знаменитому адвокату  не  понравилось  то,  как  полиция  содержит
зверей в клетках. Судя по всему, ему вообще не  нравилась  полиция.  Ох,
как выступал этот парень на суде! Он умел быть крутым - после того,  как
кто-то  другой  делал  за  него  всю  грязную   работу.   Да,   он   был
добросовестным и, несомненно, честным, если забыть о том,  что  он  брал
взятки у всякой шантрапы. - Гатц растянул губы в  улыбке.  -  Так  и  не
удалось мне доказать существование этих взяток. - Он обернулся к Майклу.
- Но это дело прошлое. Майкл Фармер прошел долгий путь! - Гатц поднялся,
обошел вокруг стола и  встал  посредине  комнаты.  -  Неудобное  кресло.
Надеюсь, вы не будете возражать, если я постою.
   - Я не буду возражать, если вы умрете.
   - Как-то вы однобоко мыслите. Смерть  да  смерть...  Это  опасно  для
здоровья. - Гатц ткнул пальцем в сторону Майкла. - Вам  надо  думать  на
более спокойные темы. Тогда не влипнете в дурную историю.
   - Оставьте свой идиотский юмор! Говорите, что хотели и убирайтесь или
просто убирайтесь, ничего не говоря !
   Гатц, пятясь, поднял руки, словно защищаясь.
   - Я просто хотел немного поболтать, вот  и  все.  -  Он  обернулся  к
Риццо. - Разве не так?
   - Да, сэр.
   - Так говорите же!
   - Хотел я поболтать на некоторые темы, представляющие на  сегодняшний
день некоторый интерес... К примеру, о повышении платы  за  коммунальные
услуги. Или о забастовке медиков. Вам интересно?
   - Нет.
   - А может быть, - Гатц прижал к нижней губе указательный палец,  -  о
трупе, найденном на пустыре в верхней части Вест-Сайда. Вам интересно?
   - Нет, - Ну что вы? На мой взгляд, это необыкновенно интересная тема!
Что может быть интереснее мертвеца? Майкл молча смотрел  на  него.  Гатц
продолжал:
   -  Частный  детектив  Вильям  Бреннер.  Семнадцать  ножевых  ранений.
Представьте себе, совершенно мертв! Жутко изуродован.
   - И что из этого?
   - Именно это я и сказала, - вмешалась Элисон.  -  Не  понимаю,  какое
отношение это имеет к нам!
   Гатц улыбнулся. Подошел к бару и налил себе  виски.  Добавил  немного
содовой. Положил два кубика льда.
   - Ваше здоровье! - поднял он стакан. Затем глотнул виски, наблюдая за
их реакцией. Он внутренне смеялся. Он знал, о чем думает Фармер. Вонючая
полицейская ищейка! Влез в  мой  бар  и  хлещет  без  разрешения  виски!
Представлять бешенство Фармера было крайне приятно. Главное - не  забыть
еще раз наполнить стакан.
   - Насколько мне известно, - начал Гатц, -  мистер  Бреннер  занимался
какими-то  странными   делишками.   Контрабанда   наркотиков.   Поджоги.
Убийства. Довольно редкое призвание, вы не находите?
   Он хрустнул пальцами.  Риццо  вытащил  из  пачки  фотографий  одну  и
передал ее ему. Гатц подошел к Майклу и ткнул снимок ему в лицо.
   - Обратите внимание  на  характер  ранения.  Они  произведены  ножом,
заточенным с одной стороны. Убийца - правша. Взгляните на  лицо  жертвы.
Он не умер от удовольствия! Вы знали его, не так ли?
   - Нет, - сказал Майкл.
   - Конечно же, нет! Что может быть общего  у  экс-помощника  окружного
прокурора с парнем, которому полиция пытается прищемить хвост в  течение
пяти лет!
   - Вы разочарованы? - спросил Майкл.
   - Само собой. - Гатц нахмурился. - Рано или поздно  его  бы  поймали.
Какая неприятность,  что  кто-то  успел  шлепнуть  его  до  того.  -  Он
обернулся к Элисон. - Вы слышали когда-нибудь имя Бреннера?
   - Нет.
   - Вы уверены?
   - Да, я уверена.
   Гатц сделал шаг к кушетке и протянул ей  фотографию.  Едва  взглянув,
она с отвращением отвернулась.
   - Риццо, - сказал Гатц, возвращая  ему  снимок,  -  береги  это,  как
зеницу ока.
   - Да, сэр.
   Гатц сделал внушительный глоток виски и снова зашагал по комнате.
   - Кровь мистера Бреннера  первой  группы,  РОЭ  -  отрицательный.  Не
правда ли, интересно?
   - Вы неправильно выбрали профессию. Вам следовало стать вампиром.
   Не обращая на Майкла внимания, Гатц продолжал:
   - А будет еще интересней, когда проведут ее полный анализ и сравнят с
той кровью, которая была найдена на мисс Паркер.
   - Я не могу больше ждать, - заявил Майкл. Гатц подходил к кульминации
своей речи.
   - Давайте рассмотрим некоторые факты. - Он достал из кармана  пиджака
мышеловку и поднял пружину. - Мы все знаем историю мисс Паркер.  Она  до
сих пор не отказывается от своих слов. Правильно?
   - Да, - сказала Элисон.
   - Теперь давайте сопоставим это с подноготной не которых  действующих
лиц и добавим главный ингредиент, которого до  сих  пор  не  хватало,  -
труп. Как вы думаете, что получится?
   - Я и за тысячу лет не догадаюсь.
   - Убийстве!
   - Чепуха.
   - Убийство. Или что-то вроде этого.
   - Что-то вроде этого? Например? Езда на красный свет или  парковка  в
неположенном месте?
   Гатц заглянул в пустой стакан, снова подошел к бару и  наполнил  его,
налив на этот раз побольше виски, поменьше соды и  бросив  туда  кусочек
лимона.
   - Я одобряю ваш выбор напитков, - сказал он в продолжал:
   -  Теперь  обратимся  к  особе  по  имени   Джоан   Логан.   Довольно
симпатичная. Как мне говорили, не лишена  сексуальной  привлекательности
На любителя, знаете ли.
   - На очень большого любителя, - добавила Элисон.
   - Она была агентом по сдаче жилых помещений.
   - Была? - переспросила Элисон.
   - Была, - отрезал Гатц.
   - Объясните же! - потребовал Майкл. Потирая подбородок, Гатц сообщил:
   - Похоже, мисс Логан исчезла с лица земли. Нет  никаких  свидетельств
ее существования. За исключением регистрации агентства в  бюро  патент".
Судя по всему, она жила в  вакууме  и  в  один  прекрасный  день  решила
исчезнуть - или была удалена насильно.
   - В какой день? - спросила Элисон, заранее зная ответ.
   - Скорее всего в тот самый день, когда в нашем общем  друге  Бреннере
кто-то понаделал дырок, - ответил Гатц.
   Майкл присел на кушетку рядом с Элисон, обняв ее за плечи,  прижал  к
себе, стараясь унять ее дрожь. Растерянная, потрясенная, она, не  мигая,
смотрела на Гатца.
   Тот опустил пружину мышеловки и убрал ее обратно в карман. Достал  из
бара спичку, чиркнул ею  о  подошву  ботинка  и  поджег  давно  потухший
огрызок  сигары.  Он  глубоко  затягивался,  зловонный  дым  клубился  в
воздухе, зависая под потолком - Это совпадение, - сказал Майкл. - В этом
городе каждый день кто-нибудь исчезает.
   - Факты говорят: никакого совпадения, а факты никогда  не  лгут.  Они
подобны сверкающим солнцам в ночи.
   - Меня тошнит от вас, - с омерзением произнес Майкл.
   - Какая жалость, - отозвался Гатц.  Лицо  его  посуровело.  -  Как  и
почему исчезла мисс Логан? Почему так легко объяснить раны  детектива  с
помощью истории мисс Паркер? И почему столь добропорядочный  джентльмен,
как вы, в очередной раз оказывается вовлеченным в историю,  связанную  с
убийством и таинственным исчезновением?
   Майкл вскочил.
   - Ваша ссылка на нашу давнюю  дружбу  была  явно  преждевременной,  а
болтовня ваша становится утомительной. Если вам больше  нечего  сказать,
поставьте  виски  обратно  в  бар  и  убирайтесь.  У  вас  нет   никаких
доказательств,  а  я  не  хочу  больше  видеть  в  своей  квартире  вашу
физиономию.
   Гатц ухмыльнулся. Он допил виски,  поставил  стакан,  взял  с  кресла
шляпу и подошел к Майклу. Тыча пальцем ему в лицо, проговорил:
   - Вы правы. У меня нет никаких доказательств. Пока. Я  еще  не  знаю,
каким образом складывается эта головоломка, но мой нос говорит мне,  что
она складывается. А, как я говорил уже тысячу раз, мой  нос  никогда  не
ошибается.
   - Один раз ошибся.
   - По моим сведениям, ни разу.
   - Убирайтесь!
   Гатц  помахал  рукой  Элисон,  прощаясь,  и  пошел  к  двери.   Риццо
последовал за ним.
   Элисон неподвижно сидела на кушетке. Очередная новость.  Джоан  Логан
пропала. Почему? А этот детектив? Неужели это она его убила?  И  это  он
вошел в дверь, по версии Майкла?  Тогда  как  он  оказался  на  пустыре?
"Отец" и две голые женщины отвезли его туда? А что он делал  в  особняке
посреди ночи? Ни на один вопрос ответа не было; каждый из  них  порождал
лишь новые вопросы.
   - Куда могла исчезнуть мисс Логан и почему нет  никаких  свидетельств
ее существования? - еле слышно спросила она.
   - Не знаю, - ответил Майкл. Нервы его были на пределе.
   Элисон задрожала, но не от жалости к старой деве, а  потому,  что  не
могла больше этого выносить.
   - А тот детектив, как он...
   Майкл не дал ей договорить:
   - Тот детектив не имеет никакого отношения к делу. - Он сел  и  нежно
погладил ее по голове.
   Элисон безучастно смотрела на него, не уверенная, что он не  является
участником жуткого заговора, задуманного, чтобы свести  ее  с  ума.  Она
подняла руки и уткнулась лицом в ладони.
   - Я не перевел текст, - сказал  Майкл,  чтобы  отвлечь  ее,  -  но  в
понедельник я поговорю с человеком, который поможет. - Это была ложь, но
он до сих пор не знал, что означает эта надпись, и счел за лучшее скрыть
то немногое, что узнал.
   Он поцеловал ее в лоб.
   Она разрыдалась.

Глава 23

   Майкл посмотрел по сторонам: ни со стороны 50-й улицы, ни со  стороны
51-й никто, не приближался. Тогда он открыл коричневые железные ворота и
скрылся за ними. Было очень поздно,  около  четырех.  В  свете  молодого
месяца предметы отбрасывали Короткие и почти незаметные тени.
   Тихонько крадясь вдоль здания, Майкл поднял  глаза  на  окна  первого
этажа. Их украшали надежно вмурованные в стену тяжелые железные решетки.
Он, озираясь,  остановился,  любуясь  шпилями  собора  Святого  Патрика,
необыкновенно красивыми на фоне звездного неба, и вновь продолжил  путь.
Его не покидала мысль, что именно за то, чем он  сейчас  занимается,  он
лично отправил в  тюрьму  бессчетное  множество  преступников.  Подумать
только: его, Майкла Фармера,  схватят  с  поличным  во  время  кражи  со
взломом, и не  где-нибудь,  а  в  Управлении  Нью-Йоркской  епархии.  Он
подполз к  четвертому  окну,  достал  из  кармана  зубило  и  безуспешно
попытался расковырять цемент у основания решетки.  Но  прутья  вдавались
слишком глубоко в стену: придется поискать другой путь в  здание.  Майкл
взглянул на окна второго этажа; они располагались  футах  в  восьми  над
землей. Нужное окно находилось непосредственно над его головой. Он встал
ногами на нижний  выступ  стены,  уцепившись  за  карниз  Переступил  на
следующий выступ и подтянулся на руках;  теперь  окно  было  в  пределах
досягаемости, подбородком он уперся в карниз Просунув зубило под  нижний
край рамы, Майкл принялся ожесточенно расшатывать ее. Стекло  задрожало,
посыпалась краска. Рама потихоньку поддавалась; подняв ее  до  половины,
он вжался в стену, спрятал зубило и залез внутрь. Затем  закрыл  окно  и
задернул шторы Подождав, пока  глаза  привыкнут  к  темноте,  достал  из
кармана фонарь и направил его луч на стену. В круг  света  попала  часть
распятия: сейчас оно выглядело более  грозным,  ощущалась  исходящая  от
него   мистическая   энергия.   Майкл   замер.   Фигура   Христа    была
божественно-прекрасна, но в то же время  он  был  словно  Большой  Брат,
следящий за каждым его движением. Он повернул фонарь, рассмотрел еще раз
портреты Папы и кардинала,  затем  на  цыпочках  подошел  к  картотечным
ящикам, откуда Монсеньер Франкино  доставал  днем  папку.  Они  не  были
заперты. Майкл отыскал ящик с буквами А - Г, быстро открыл  его,  изучил
содержание и вынул папку  со  сведениями  об  отце  Галлиране.  Еще  раз
перечитав бумаги, он не нашел ничего интересного и убедился, что  ничего
нового с сегодняшнего утра там не прибавилось. Он положил папку на место
и пролистал несколько стоявших рядом. В конце концов он пришел к выводу,
что если и  есть  в  кабинете  Монсеньера  Франкино  какой-либо  имеющий
отношение к делу материал, он  должен  быть  спрятан  в  более  надежном
месте, возможно,  в  несгораемом  шкафу  позади  стола.  Майкл  тихонько
задвинул ящик и на цыпочках пересек комнату. Достал из кармана  тряпочку
и обернул ею ручку  зубила.  Вставил  зубило  рядом  с  двойным  замком,
схватил со  стола  тяжелое  пресс-папье  и  несколькими  сокрушительными
ударами разнес хитроумный механизм.
   Шкаф был тоже заполнен папками, снабженными  табличками  и,  по  всей
видимости, не имевшими отношения к делу. На одной  из  них,  лежавшей  у
самой стены, было написано "Вильям О'Рурк/Мэтью Галлиран".
   Майкл вынул папку, положил на стол и,  усевшись  в  кресло  Франкино,
раскрыл ее. Она  состояла  из  двух  отделений.  Первое  было  посвящено
Вильяму О'Рурку, второе - Галлирану. Майкл решил ознакомиться  сперва  с
материалом об  отце  Галлиране.  Он  ничем  не  отличался  от  сведений,
содержащихся в уже виденной им папке, за исключением того, что  в  левом
верхнем углу там была приклеена фотография сухонького старичка,  видимо,
самого слепого священника. Майкл как следует осветил снимок фонарем.  На
него смотрело изможденное морщинистое лицо. Особенно жуткое  впечатление
производили глаза: прозрачные и круглые, они обладали каким-то  странным
выражением.  Майкл  внутренне   содрогнулся.   Что-то   сомнамбулическое
сквозило в их напряженном взгляде. Но не только. Было еще  что-то,  чему
он не мог подобрать названия, что-то ужасное.  Он  перевернул  страницу,
чтобы не видеть фото, и перечитал написанное. Да, слово в  слово  то  же
самое,  что  и  в  папке,  показанной  Монсеньером  Франкино.  Биография
священника с 1952 года -  и  никакой  информации,  относящейся  к  более
раннему времени.
   Наморщив лоб, Майкл взял бумаги О'Рурка. Решил было бегло просмотреть
их, но остановился, потрясенный. В этих бумагах излагалась история жизни
Вильяма О'Рурка,  учителя  из  Бостона,  родившегося  в  Броктоне,  штат
Массачусетс, в 1891 году. Ничего необычного  за  исключением  подробного
описания попытки к самоубийству. Настораживала конечная дата. 1952  год.
Был  там  и  полицейский  документ,  датированный  12  июля  1952  года,
сообщающий  об  исчезновении  человека  по  имени   Вильям   О'Рурк.   И
фотография. Хотя изображенный на ней человек был молод, румян, с  живыми
выразительными  глазами,  роскошной  светлой  шевелюрой,   без   всякого
сомнения, именно он был изображен и на портрете отца Галлирана. Это было
одно и то же лицо.
   Майкл размышлял, еще не понимая всего значения и важности информации,
которую только что узнал. Он вытащил из папки еще  один  листок  бумаги.
Документ, удостоверяющий право владения Дэвида Карузо на дом №  89.  Без
сомнения, Франкино знал его или о нем и, без всякого сомнения, он  знал,
что Майкл не является поверенным домовладельца, так что  вся  их  беседа
была спектаклем.
   Майкл еще  раз  быстро  перелистал  двойную  папку,  положил  обратно
документ и убрал ее в ящик. Затем погрузился в чтение остальных.  Первая
была  озаглавлена  "Эндрю  Картер/Дэвид  Спинетти".   Все   повторялось.
Биография отца Спинетти, священника-иезуита, от июня 1921 года по 9 июля
1952 года - дня начала биографии отца  Галлирана.  Во  втором  отделении
папки - обширное досье на человека по имени Эндрю Картер. Родился в 1863
году, большую часть жизни был  профессиональным  военным;  участвовал  в
Испано-американской войне, в первой мировой  войне  в  качестве  офицера
французской армии, а еще раньше был наемником во  время  русско-турецкой
войны, сражался на  стороне  турков.  Ко  дню  своего  исчезновения,  25
декабря 1921 года, ушел в отставку  и  работал  инструктором  в  военной
академии. Кроме этого, в папке были две фотографии  -  отца  Спинетти  и
Картера, которые определенно являлись одним и  тем  же  лицом,  а  также
подробное описание предпринятых Картером двух попыток самоубийства.
   Майкл  отложил  папку  в  сторону,  открыл  следующую.  На  ней  было
написано: "Мэри Торен/Мэри Анжелика". И вновь та  же  история.  Мирянка,
превратившаяся в монахиню. Попытка самоубийства.
   Значит, пришел к выводу Майкл, через определенные промежутки  времени
люди исчезают с  тем,  чтобы  возродиться  с  полностью  сфабрикованными
церковными биографиями. Вопрос в том:  зачем?  И  почему  эти  документы
столь надежно спрятаны?
   Он вновь обратился к папкам. Следующая  была  на  французском  языке,
которого он не знал. Затем  -  несколько  штук  на  немецком,  снова  на
французском. Единственная информация, которую он смог оттуда выудить,  -
это даты. Они восходили по крайней мере к 731 году нашей эры.
   Майкл торопливо собрал папки и водрузил их  на  место.  Закрыл  шкаф,
пощупал сломанный замок и  снова  открыл  его,  поняв,  что  прятать  их
смешно. Франкино, несомненно, поймет,  что  кто-то  здесь  рылся.  Майкл
достал самые недавние папки и положил их на стол, собравшись уходить.
   Он пошарил лучом фонарика по комнате в надежде отыскать еще что-либо,
представляющее интерес. Ничего не обнаружив, открыл один за  другим  все
ящики стола. Тоже ничего. Но средний ящик справа был почему-то заперт. С
помощью зубила Майкл вскрыл его. Кроме картонной папки, похожей  на  те,
что лежали в несгораемом шкафу, в ящике ничего не было. Майкл взял ее  в
руки  и  остолбенел  от  ужаса.  Надпись  на  папке   гласила:   "Элисон
Паркер/Тереза". Дрожащими руками он раскрыл ее. В отделении, посвященном
Элисон Паркер, содержалась ее биография вплоть до 19 декабря 1973  года,
включая подробный рассказ о попытках самоубийства, ее отходе от  церкви,
описание событий, сопутствующих смерти Карен  Фармер  -  все  необычайно
точно - и отчет о его собственных действиях  в  течение  последних  Трех
лет. В отделении,  посвященном  Терезе,  была  история  жизни  монахини,
начинавшаяся 19 декабря 1973 года.
   Сегодня 18 декабря. Майкл внимательно изучил документы  и  рассмотрел
приложенную к ним фотографию Элисон. Затем закрыл папку и положил поверх
остальных. В комнате вдруг стало душно. Сидя  в  кресле,  уставившись  в
одну точку на потолке, он  постепенно  осознавал,  что  обнаружил  нечто
очень важное. Нечто ужасное. Но до конца понять, что происходит,  он  не
был в состоянии. И откуда им известны все подробности?
   Церковь связана со старым священником, она связана с Эдисон - и нечто
дьявольское замышлялось против нее. Пачему? Этого он не знал.  Где?  Это
он знал. В особняке на 89-й улице. Когда?  Это  он  тоже  гнал.  Завтра.
Возможно, Чейзен и все остальные вовсе не померещились ей. Возможно, они
являются  частью  этого  чудовищного  плана.  Католическая  церковь!   И
способна на такое злодейство! Даже в его, насквозь атеистическом  мозгу,
это не вмещалось. Майкл поднял глаза на распятие и подавил в себе  порыв
сорвать его со стены и разнести в щепки.
   Он уткнулся лицом в ладони; что бы ни произошло, он  обязан  помешать
этому. И ради спасения Элисон, и, как он мог заключить из  прочитанного,
ради своего собственного спасения.
   Он потушил фонарь,  схватил  папки,  на  ощупь  пробрался  к  окну  и
выпрыгнул в темноту.

Глава 24

   Утро выдалось безоблачным и по-зимнему сверкающим, что довольно редко
случается в Нью-Йорке в эту пору года. Майкл торопливо пробирался сквозь
толпу, щурясь от  ослепительных  бликов,  отражающихся  от  поверхностей
автомобилей и стеклянно-металлических стен  небоскребов.  Он  дрожал  от
холода: на нем был  только  легкий  пиджак.  Одной  рукой  он  постоянно
потирал плечи, чтобы хоть как-то согреться, в  другой  -  крепко  сжимал
ручку "дипломата".
   Мысли его путались; он остановился напротив окруженного  садом  дома,
ощупал кейс, чтобы убедиться, что тот в целости и сохранности, и  открыл
заиндевевшую  дверь.  Некоторое  время  на  ее  поверхности   оставались
отпечатки его руки, подернутые морозной дымкой.
   Майкл сверился со списком жильцов и нажал кнопку квартиры 3-Р.  После
второго звонка в домофоне раздался щелчок:
   - Алло.
   - Это Майкл.
   Домофон  отключился.   Дверной   замок   зажужжал,   Майкл   повернул
шарообразную  ручку  и  очутился  в  холле.  Вошел  в   открытый   лифт,
наполненный  мешками  с  мусором,  собранными   с   лестничных   клеток.
Поморщился - запах здесь стоял отвратительный - и нажал кнопку  третьего
этажа. Пока лифт поднимался, он еще раз продумал,  какую  информацию  он
сейчас сообщит и какой план действий предложит. Он  нуждался  в  помощи,
обычные пути  ему,  к  несчастью,  были  заказаны.  Поскольку  на  карту
поставлена жизнь  Элисон,  он  мог  рассчитывать,  что  она  в  точности
выполнит все его указания и не проболтается. Ведь она -  лучшая  подруга
Элисон.
   Майкл вошел в квартиру, торопливо поздоровался с Дженнифер,  стоявшей
в дверях, выложил содержимое кейса на обеденный стол, вкратце  рассказал
о происшедших в  особняке  событиях  и  быстро  объяснил,  сколь  велика
важность этих документов. Она слушала с недоверием.
   Майкл повторил все еще  раз,  чтобы  до  нее  дошла  вся  серьезность
ситуации. Затем откинулся на стуле  и  приготовился  выслушать,  как  он
предполагал, несколько вопросов, ответить на которые будет несложно.
   Как оказалось, он ошибался.
   - А кого же она все-таки зарезала? - спросила Дженнифер,  приближаясь
к нему из дальнего угла роскошно обставленной гостиной. Она остановилась
у высокого книжного шкафа, достала с полки сигарету, нервно затянулась и
подошла к нему.
   - Я не знаю, - сказал Майкл, прекрасно  зная,  что  этим  несчастным,
продырявленным, как решето, был не кто иной,  как  Бреннер,  не  вовремя
вошедший в квартиру. - Я полагаю, ей померещилось убийство. Не  забывай,
она была на грани истерики с того момента,  как  проснулась  и  услышала
шаги. - Что ж, звучит вполне правдоподобно. В самом  деле,  этот  чертов
Бреннер не смог справиться  с  простым  заданием!  Любой  бы  сумел  это
сделать, но Бреннер не мог не влипнуть в историю! И теперь  этот  болван
мертв - неважно почему - и из-за  этого  маленький  ублюдок  Гатц  снова
висит у Майкла на хвосте. Будто у него без  этого  проблем  не  хватает!
Хотя, по совести говоря, винить в этом  нужно  только  себя:  рискованно
было снова обращаться к услугам Бреннера.
   - Почему бы нам не пойти в полицию? - предложила Дженнифер.
   - Нет-нет, - торопливо возразил он.
   - Почему нет? Ведь никто из нас закон не нарушает. Даже если Эдисон и
зарезала кого-то, это же не было настоящим убийством!
   Да, не было. Скорее это можно назвать несчастным случаем. Но Майкл не
мог идти в полицию. Бреннера опознали, страшно подумать, что будет, если
полиция обнаружит связь между ним и  трупом.  И  Боже  упаси,  если  они
узнают об информации, хранящейся в папках Франкино.
   - Никакой полиции, - твердо заявил он.
   - Ты поступаешь нелогично, - сказала Дженнифер.
   -  Полицейские  станут  расследовать  это  дело  точно  так  же,  как
какое-нибудь рядовое ограбление, - и  непременно  наломают  дров.  Тогда
ничто не спасет Элисон. Если мы не поступим по-моему, она погибла. -  Он
пристально посмотрел на Дженнифер.
   - Но...
   - Нет!
   - Но мы имеем дело с чем-то непонятным, - сказала Дженнифер.
   - Если нам непонятно, то полицейские тем более ничего не поймут. Нет,
в полицию я не пойду -  это  мое  последнее  слово.  -  Майкл  перебирал
лежащие на столе бумаги. - Давай попробуем на минутку  поверить  во  все
это. - Он взял в руки несколько документов и покачал головой.  -  Элисон
перестанет быть самой собой и превратится в кого-то другого.
   - В сестру Терезу?
   - Да в кого бы то ни было!
   - В монахиню, - уточнила Дженнифер. Майкл кивнул. В монахиню или не в
монахиню, ситуация не становилась от этого менее абсурдной.  Но  раз  он
решил поверить во все это, придется принимать правила  игры,  какими  бы
нелепыми они ни казались.
   - А Галлиран? - снова спросила Дженнифер.
   - Судя по всему, он тоже исчезнет, а Элисон в обличье  сестры  Терезы
займет его место.
   Дженнифер глубоко затянулась сигаретой. Майкл подвинул к себе перевод
и зачитал:

   "Судьбою предначертано тебе
   Блаженный край сей неустанно охранять
   От Зла вторженья или приближенья".

   Несомненно, это обращено к Элисон.  Ее  готовят  к  участи  какого-то
стража. Отец Галлиран, если продолжать  следовать  нашему  допущению,  -
тоже страж.
   Они молча перелистывали папки.
   - А как насчет ее отца и всех остальных, кого она видела в том доме?
   - Думаю, это были видения. Возможно, их вызвала  к  жизни  ее  давняя
ненависть к отцу.
   - Возможно.
   - Сцена  их  борьбы  явилась  отражением  событий  прошлого.  Другого
логического объяснения я не нахожу. Что это было? Галлюцинации?  Кошмар?
Помешательство? Выбирай. Я не знаю, как  это  назвать.  А  что  касается
Чейзена и компании... Я думаю, они действительно там были,  и  это  дело
рук Управления епархии. - Он помолчал, глотнул кока-колы, которую налила
ему Дженнифер, и продолжал:
   - Ее могли загипнотизировать. Это много может объяснить. Вот как  она
увидела слова в книге. Вот как она нашла объявление в газете, в  которой
никакого объявления не было.
   Дженнифер вытащила из стопки бумаг документ на право владения домом.
   - Я отправился к домовладельцу, чтобы задать ему несколько  вопросов,
но его не оказалось дома. Монсеньер Франкино не  мог  не  знать,  что  я
врал,  когда  представился  как  поверенный  мистера  Карузо.  Возможно,
инквизиторы уже собрались и решают, как со мной поступить.
   - Майкл, - сказала Дженнифер, - все это прекрасно, но  каким  образом
ты собираешься остановить их?
   - Пока не знаю, но я сделаю  это.  Согласно  бумагам  все  произойдет
завтра. Я намерен занять пост у особняка, начиная с двенадцати ночи.
   - Но...
   Он не дал ей продолжать.
   -  И  будь  я  проклят,  если  позволю  кучке  религиозных  фанатиков
уничтожить Элисон! - Он резко повернулся и принялся шагать по комнате. -
И нечего ударяться в панику от всяких там мистических штучек-дрючек!  Мы
имеем дело с  весьма  реальными  персонажами,  никакими  не  волшебными.
Вопрос лишь в том, что они затеяли.
   - Все-таки, я думаю, надо позвонить в полицию.
   - Нет. В последний раз говорю тебе: нет!
   - Пожалуйста.
   - Я даже обсуждать это не собираюсь. Никакой полиции.
   - Почему? Ты боишься их? Значит, то, что я узнала о твоем прошлом,  -
правда?
   - Я не думаю...
   Теперь Дженнифер перебила его:
   - Сейчас неважно, что ты сделал тогда.  Элисон  в  беде,  и  если  ты
действительно беспокоишься за нее, то прежде всего должен думать о  ней,
не страшась, что твои прошлые грехи выплывут наружу.
   - Я думаю о ней прежде всего.
   - Нет, Майкл.
   - Нет? По-твоему, я влез во все это ради собственного удовольствия?
   - Честно говоря, я не знаю, как  и  зачем  ты  влез  во  все  это.  -
Помолчав, Дженнифер продолжала:
   - А может, ты подделал все эти документы. Может, ты  нарочно  затащил
Элисон в музей полюбоваться на ту старуху. Может,  ты  заодно  со  всеми
этими своими священниками. Может, никаких священников и нет. А  я  нужна
тебе для  алиби,  чтобы  ты  мог  убить  ее,  как  Карен,  и  оставаться
чистеньким.
   Майкл схватил Дженнифер за волосы  и  потянул  вниз.  Она  вырвалась,
ничуть не испугавшись.
   - Никогда не произноси имени Карен, - предостерег он. - Запомни раз и
навсегда: Карен убила себя, потому что я бросил ее.
   Дженнифер поправила прическу.
   -  Знаешь,  Майкл,  я  всегда  подозревала,  что  под  твоим  внешним
спокойствием скрываются необузданные страсти.
   - Я все же настаиваю на своем плане.
   - И что у тебя за план? - скептически спросила она.
   - Сегодня вечером я приведу ее сюда. - Он помолчал, обдумывая что-то,
и продолжал:
   - Ты устроишь вечеринку. Сядь на телефон и пригласи всех, кого только
можешь. Зови гостей к десяти, чтобы к  нашему  приходу  здесь  уже  было
полно народу. Я хочу, чтобы все время, пока я буду  в  особняке,  Элисон
окружали люди. - По лицу Дженнифер он  понял,  что  она  согласна.  -  И
проследи, чтобы она никуда не выходила! Что бы ни  случилось,  держи  ее
здесь!
   - А если ей станет плохо?
   - Я оставлю тебе телефон врача. Он сразу же приедет.
   Дженнифер неуверенно кивнула, выбора у нее не было.
   Майкл обнял ее и зашептал ей в самое ухо:
   - Что бы ты ни думала, я люблю эту девушку, и никто  не  причинит  ей
зла! Никто!  -  Столь  бурное  проявление  чувств  с  его  стороны  было
удивительно. - Я знаю, что говорю.
   Дженнифер отстранилась.
   - Надеюсь, что это так, -  проговорила  она,  недружелюбно  глядя  на
него.
   Майкл собрал бумаги и сложил их в кейс.
   - Может, они побудут пока у меня? - предложила Дженнифер.
   - Зачем?
   Она опустила глаза. - На всякий случай.
   - Нет. Я предпочитаю  носить  их  с  собой,  -  сказал  он.  -  Могут
понадобиться.
   Он открыл дверь и вышел, прижимая к себе "дипломат".  Не  слишком  ли
много он рассказал ей? Он не был в этом уверен. Он даже не  был  уверен,
что ей можно доверять. Возможно,  в  эту  самую  секунду  она  звонит  в
полицию. Но выбирать не приходилось. Сегодня ночью рядом с Эдисон должен
быть кто-то. Кто-то, имеющий представление о том, что может произойти.
   Майкл брел по Мэдисон, не обращая  внимания  на  сверкающие  витрины,
затем свернул на 71-ю улицу  и  остановился  на  углу,  глядя  на  серую
каменную ограду Централ-Парка. Никого. Лишь пожилой согбенный джентльмен
в шляпе сидел на скамейке с тростью  в  руках.  .Майкл  поворошил  ногой
опавшие пожухлые листья. Роль героя не для него. Он произнес про себя:
   - Мистер Гатц, я хочу, чтобы вы умерли.  Затем  завернул  за  угол  и
вошел в дом.
   - Добрый вечер, - поздоровался привратник.
   - Хэлло, Джордж. - Майкл торопливо шел по вестибюлю.
   - Мистер Фармер!
   - Да!
   - Только что к вам в квартиру поднялся какой-то человек.
   - Кто?
   - Не запомнил его имени.
   На мгновение задумавшись, Майкл отрывисто спросил:
   - Как он выглядит?
   - Эдакий коротышка с огрызком сигары в зубах.
   - Черт бы вас побрал! Зачем вы пустили его?
   - Мисс Паркер велела, - растерялся Джордж. Майкл  покачал  головой  и
повернул к лифту. Остановился и оглянулся через плечо.
   - Его фамилия Гатц. Детектив Гатц.
   - Да, сэр.
   - Запомните это имя. И никогда больше не позволяйте ему входить  сюда
без моего согласия.
   - Да, сэр. Я понял.
   Майкл  нажал  кнопку  с  надписью  "Вверх".  Подождал.  Двери   лифта
раскрылись, и оттуда вышел Гатц.
   Завидев Майкла, он остановился и шагнул обратно в лифт.
   Майкл  замер  в  нерешительности.  Подошел  другой  лифт,  двери  его
раскрылись. Он проскользнул внутрь мимо выходящего маленького  мальчика.
Гатц выскочил из своего лифта  и  ловко  сунул  руку  меж  закрывающихся
дверей. Двери вновь разъехались.
   - Скотина! - заорал Майкл, с трудом сдерживаясь, чтобы  не  броситься
на сыщика.
   -  Как  невежливо,  -  осклабился  Гатц  в  ответ.  Майкл   попытался
проскользнуть к дверям, но Гатц  быстро  среагировал:  он  закрыл  собой
дверь, схватил Майкла рукой за горло и затолкал его обратно.
   Лифт  дрожал,  казалось,  что  тросы  вот-вот   оборвутся,   Детектив
приблизился к Майклу.
   - А теперь уйми свою задницу!
   - Ордер у вас есть?
   - Нет.
   - Тогда уйми свою.
   - Разве для беседы нам нужен ордер?  Майкл  попытался  нажать  кнопку
открывания дверей, но Гатц  ударил  его  по  руке  и  плечами  загородил
панель.
   - Успокойся, приятель, - посоветовал он.
   - Сам успокойся и убери руки. - Майкл отодвинулся от него. - Что  вам
надо от Элисон?
   - Ничего.
   - Тогда что вы здесь делаете?
   - Вас хотел повидать.
   - Чтобы поболтать по-дружески?
   - Как вы догадались?
   - Мне неинтересно болтать с вами.
   - Еще как интересно! - Гатц повысил голос. Деваться было  некуда;  он
будет говорить с Майклом, независимо от его желания.
   Майкл бросил на него злобный взгляд и опустил занесенный кулак.
   - Не могу устоять перед вашим обаянием, - наконец выдавил он из себя.
   - С того самого момента, когда я впервые услышал, как вы мелете своим
длинным языком, я не переставал подозревать вас, - начал Гатц. -  Ни  на
минуту. У меня есть несколько фактиков - и никаких доказательств. Я могу
лишь догадываться, что и зачем вы собираетесь делать. Но мой нос говорит
мне...
   - А ваш чертов нос никогда не ошибается. Я слышал это уже тысячу раз.
   Гатц ткнул пальцем Майклу в лицо, почти коснувшись его.
   - Я предупреждаю вас.
   Двери лифта  открылись.  Вошла  пожилая  женщина  с  маленьким  белым
пуделем в одной руке и подарком в яркой обертке - в другой.
   Гатц поднял руку.
   - Попрошу вас воспользоваться другим лифтом.
   - Простите?
   Гатц залез в карман, достал свой бумажник и раскрыл его,  показав  ей
полицейский значок.
   - Полиция. Идите в другой лифт. - Он не просил. Он приказывал.
   Женщина  смерила  взглядом  маленького  детектива  и  обернулась   за
разъяснением к Майклу.  Тот  отвернулся,  и  ей  пришлось  выйти.  Двери
закрылись.
   Гатц пожевал сигару и продолжал:
   - Я нашел завещание Эндрю Паркера. Большое состояние - и почти все он
оставил горячо любимой доченьке. Аппетитная сумма. Словно большой  кусок
сыра. - Он вытащил из кармана мышеловку и вертел  ее  в  руках.  -  Это,
конечно, любопытно, но  ведь  люди  довольно  часто  получают  от  отцов
крупные суммы денег в наследство.
   - И что из этого?
   - Что из этого? Это очень интересный факт. Может, именно  поэтому  вы
хотите избавиться от девчонки или напугать ее до смерти?
   - В жизни ничего более нелепого не слышал! Если  бы  я  затеял  нечто
подобное, то для начала женился бы на ней. А теперь, дружище,  я  выхожу
из лифта.
   - Как бы не так!
   - Вы хотите, чтобы я снова воспользовался своими связями?
   - Это ваше право.
   - По-моему, вы забыли, что...
   - Нет, - сказал Гатц, и глаза его злобно  сверкнули.  -  Можете  быть
уверены. Но вы меня выслушаете и ответите на мои  вопросы,  а  уж  после
этого звоните кому угодно, хоть самому Президенту Соединенных Штатов. Но
только после того,  как  я  закончу.  Майкл  заскрипел  зубами,  а  Гатц
продолжал, - Я не мог до конца разобраться в  этом  деле,  пока  мне  не
позвонил наш осведомитель. Я просил  его  осторожно  навести  справки  о
прошлом Бреннера. Как следует покопавшись в грязи, он отыскал именно то,
что мне было нужно. В  феврале  1969  года  мистера  Бреннера  попросили
кого-то убрать. Ему хорошо  заплатили.  Если  мне  не  изменяет  память,
именно тогда миссис Фармер убила сама себя?
   - Заткнись ты, придурок. Сюда тебе лучше  не  соваться!  Что,  козел,
снова захотел в Бруклин гонять со скамеек дрыхнущих бродяг?
   Гатц улыбался, слова Майкла ничуть не задели его.
   - Мои ребята так и не выяснили, ни кого должны были убить, ни  с  кем
он заключил сделку. Но я это знаю.
   - Ничего вы не знаете.
   Гатц спрятал мышеловку в карман.
   - Да знаю же, знаю. Мой осведомитель выяснил, что недавно то же самое
лицо вновь  наняло  Бреннера  для  проведения  некоего  "расследования".
Какого рода "расследования", он пока не  знает,  но  пытается  выяснить.
Обычно типы вроде Бреннера оставляют какую-нибудь информацию о том,  чем
они занимаются, на случай если их  обманут.  Просто  понадобится  время,
чтобы найти ее.
   - Меня не интересуют криминалистические изыски.
   - Сразу видно блестящего юриста!
   - И я не понимаю, о чем идет речь.
   - На мой взгляд, я достаточно ясно выразился.
   - Боюсь, что ваши способности к дедукции так ослепили меня, что я  не
сумел ухватить сути обвинения.
   От возмущения Гатц подпрыгнул  на  месте  так,  что  чуть  не  пробил
головой потолок лифта. Он вытащил изо рта сигару и швырнул ее в угол.
   - Что ж, объясняю. Вы убили свою жену, наняв для этого Бреннера.  Вот
откуда ваше безупречное алиби. Но я насквозь видел все ваши козни,  я  и
сейчас вижу их насквозь, только более четко.
   - Я не знаю, о чем вы говорите. Не знаю я никакого Бреннера и никогда
никакого Бреннера не знал.
   - Заткнитесь, я еще не закончил.  Вы  избавились  от  своей  фены  не
только потому, что она не давала вам развода. Она  пригрозила,  если  вы
бросите ее, рассказать полиции о  крупных  взятках,  которые  вы  брали.
Затем вы обнаружили, что папаша вашей подружки Элисон  Паркер  богат.  И
что собирается оставить ей почти все, до последнего цента, так как  свою
старуху терпеть не может. Жадные люди никогда не меняют  своих  решений.
Вы придумали, как завладеть деньгами. Вам нужен  был  человек,  которому
можно доверять, и вы вновь обратились к Бреннеру.
   - Теперь все? - спросил Майкл.
   - Нет еще! Бреннер появился в доме; выглядел он, как мертвый  папаша,
и мисс Паркер, которая, как мы знаем, находилась  в  состоянии  тяжелого
нервного  расстройства,  зарезала  его  кухонным  ножом.   Видите,   она
оказалась не столь беззащитной, как вы ожидали. Затем  она  принялась  с
воплями носиться под проливным дождем, а вы проникли в квартиру,  вымыли
кровь,  спрятали  тело  и  объявились  на  следующий  день  в   качестве
заботливого друга, надеясь,  что  неожиданный  поворот  событий  рам  не
повредит. Так бы оно" наверное, и было, если бы не одна закавыка.
   - Какая?
   - Я. Вы не могли предположить, что к делу подключусь я.
   - Вы, по-моему, спятили, - сказал Майкл. - Нельзя так много  смотреть
телевизор.
   - Зря вы так.  Телепередачи  бывают  порой  крайне  познавательны,  -
ухмыльнулся Гатц. Он был доволен, что ему удалось  припереть  Фармера  к
стенке.
   - Позвольте задать один вопрос, мистер Гатц, -  сказал  Майкл.  -  Вы
прекрасно знаете, что  информация  вашего  осведомителя  не  может  быть
представлена в суде, а это означает, что  никаких  доказательств  у  вас
нет. Одни лишь домыслы, раздутые до  немыслимых  размеров,  и  до  краев
набитые чепухой. Фантазии  вашего  чертового  "я",  которое  никогда  не
ошибается! Вы будете последним безумцем, если предъявите мне официальное
обвинение, и сами это понимаете.
   - Я найду ниточку, за которую можно потянуть,  и  обмотаю  ее  вокруг
вашей шеи, пока вы не задохнетесь. Сообщаю это для вашего сведения.
   - Я полагаю, теперь у вас все.
   - Да.
   Майкл нажал кнопку открывания дверей.
   - Смотрите не заработайтесь, - предупредил он, Гатц вышел  из  лифта;
Майкл поднялся на десятый этаж. Распахнул дверь квартиры и прокричал:
   - Говорил я тебе не пускать эту чертову ищейку на порог? Ты  что,  ни
черта не понимаешь?
   Элисон, дрожа, вскочила с кушетки и замотала  головой.  Заметив,  как
она бледна, Майкл понизил голос. Последние несколько дней она  выглядела
немного получше А что сейчас? Неужели рецидив?
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил он, кладя ей руку на плечо.  Хотя
вопрос был излишним.
   - Ужасно, - сказала она.
   - В чем дело?
   - Я не знаю.
   - Голова опять болит?
   - Да, и кружится, и меня тошнит. Такое ощущение, словно я уже не могу
управлять своим телом. - Она покачала головой. -  Словно  я  уже  вообще
ничего не могу.
   Майкл насторожился. Неужели это начало?
   - Утром это было?
   - Нет.
   - А когда началось?
   - Днем. - Элисон  замялась,  словно  хотела  что-то  сказать,  но  не
находила сил. - Я потеряла сознание, когда ты ушел.
   - Что? - Он не смог удержаться от крика.
   - Я потеряла сознание, - повторила она.
   - Как долго это продолжалось?
   - Час.
   - Ты вызвала врача?
   - Нет.
   - Почему?
   - Я боялась. - Она снова села на кушетку.  -  Я  боюсь  всего,  кроме
смерти. - Ее затрясло. - Как ни смешно, но этого я не боюсь.
   Майкл обнял ее, стараясь ничем не выдать охватившую его ярость.
   - Все будет хорошо. - Он посидел несколько минут, прижав ее  к  себе,
затем встал, подошел к бару, налил себе немного виски и залпом выпил.
   Элисон смотрела на него, моля взглядом не  то  о  жалости,  не  то  о
понимании.
   - Когда я находилась без сознания, мне привиделся старик,  сидящий  у
окна.
   - Отец Галлиран?
   Она кивнула.
   - Не кричи на меня. Я знаю, ты не хочешь, чтобы я думала об  особняке
и о священнике, но...
   - Я  не  буду  кричать  на  тебя.  Померещился  тебе  священник,  так
померещился, ничего страшного. -  Майкл  налил  себе  еще  виски.  -  Не
нравится мне, как ты выглядишь. - Он  снова  подошел  к  ней,  встал  на
колени и нежно поцеловал ее в лоб. Поднял руку,  провел  пальцем  по  ее
векам и щекам. - Больно?
   - Да.
   - А здесь?
   - Да.
   - Глаза по-прежнему жжет?
   - Да.
   Он вглядывался в ее лицо. Теперь кожа стала сухой и  безжизненной  не
только вокруг глаз, но и на щеках, и на кончике  носа.  Тончайшая  сетка
морщен затягивала лицо Элисон, врезаясь в  нежную  кожу.  Это  выглядело
ужасно. Майкл понял, что битва началась  и  ему  пора  вступать  в  нее.
Больше некому.
   Элисон потянулась и обняла его.
   - Я люблю тебя, - шепнула она с горечью. Сказать ей? Нет!  Пусть  она
остается в неведении  как  можно  дольше.  Главное  -  не  позволять  ей
смотреться в зеркало.
   - Майкл, помоги мне.
   - Не волнуйся. Я не намерен позволять этому  продолжаться.  -  Элисон
всхлипнула. - Сегодня мы с тобой пойдем к Дженнифер. Ты останешься  там,
ночевать будешь тоже там. Она позвала гостей. Будет очень весело.
   - А ты?
   - Я буду занят.
   - Чем занят?
   -  Собираюсь  провести  одно  расследование.  Элисон  задрожала   еще
сильнее.
   - Майкл, - проговорила она хриплым, срывающимся голосом. - Ты пойдешь
в особняк?
   - Нет. Просто надо кое с кем повидаться.
   - Майкл, голова болит!
   - Я принесу аспирина, сейчас все пройдет. Ты должна выслушать меня  и
поступать, как я велю, не задавая вопросов. Элисон кивнула.
   - На всякий случай, я оставлю Дженнифер координаты доктора Штенберга.
Пожалуйста, попытайся, пока меня не будет, принять участие в  вечеринке.
Выброси все из головы и думай  о  чем-нибудь  другом.  Обещай  мне,  что
постараешься. Это очень важно.
   - Я обещаю тебе. - И снова она была похожа на беспомощного ребенка, и
лишь от него зависело ее состояние, а возможно, и жизнь.
   - Попробуй поспать часок-другой. И начнем собираться.
   Ничего не ответив,  Элисон  встала  и  неверной  походкой  побрела  в
спальню.
   Майкл налил себе еще виски и поднес стакан к губам, сжимая его  рукой
сильнее и сильнее, пока тот не треснул. Большой кусок стекла впился  ему
в ладонь. Он был так взбешен, что не почувствовал боли. Вытащил осколок,
обвязал залитую кровью ладонь  носовым  платком,  наполнил  еще  стакан,
одним глотком осушил его и пошел вслед за Элисон в спальню.

Глава 25

   - Привет, - сказал Майкл.
   - Опаздываете.
   - Это я виновата, - еле слышно произнесла  Элисон.  -  Слишком  долго
одевалась.
   - Ничего страшного. Мы еще не приступали к еде, - сказала  Дженнифер.
Майкл бледно улыбнулся.
   - Входите же! Гости собрались в комнате, а не на лестничной площадке.
- Дженнифер закрыла дверь. - Давайте я повешу ваши пальто.
   - Холодно на улице. Как бы снег не пошел. - Майкл ждал,  пока  Элисон
разденется. - Позволь, я помогу тебе. -  Он  снял  с  нее  жакет.  Не  в
состоянии скоординировать свои движения, она запуталась в рукавах.
   Дженнифер отвела взгляд. Майкл поморщился.
   -  Ты  действительно  думаешь,  что  может  пойти  снег?  -  спросила
Дженнифер лишь для того, чтобы не молчать.
   - Нет! Им просто  пахнет  в  воздухе.  -  Майкл  взглянул  в  сторону
гостиной. Когда они вошли, оттуда доносился шумный гомон.  Но  сейчас  в
заполненной людьми комнате повисла неестественная тишина,  лишь  изредка
раздавались отдельные голоса и смех.
   Дженнифер повесила пальто в шкаф, повернулась  и  молча  смотрела  на
Майкла и Элисон.
   -  Уберешь  заодно  мой  кейс?  -  попросил  Майкл,  Протягивая   его
Дженнифер. Она положила кейс  на  полку,  мгновение  помедлила  и  снова
уставилась на них.
   Гости по-прежнему сидели притихшие. Дженнифер замялась.
   - Элисон, - осторожно спросила она, - ты хорошо себя чувствуешь?
   Она ожидала, что та будет выглядеть  поникшей  и  измученной.  Но  не
такой! Элисон была вся высохшая! Без кровинки  в  лице!  Ей  определенно
стало гораздо хуже со дня их последней встречи.
   - С Элисон все в порядке, - с нажимом произнес Майкл. - У  нее  болит
голова и ее слегка мутит - вот и все.
   - Да, - глухо вторила  ему  Элисон,  бесцельно  блуждая  взглядом  по
стенам.
   - Майкл, я... - забормотала  Дженнифер,  не  в  силах  оправиться  от
потрясения.
   - Умолкни, - быстро шепнул он. И, повысив голос, добавил:
   - Вечеринка, похоже, удастся на славу!
   - Да, - произнесла Элисон бесстрастно. Майкл нахмурился, взял  ее  за
руку и повел в гостиную.
   - Идем, выпьешь чего-нибудь, - сказал он,  пробираясь  вместе  с  ней
сквозь толпу гостей. Налил ей темного  эля,  бросил  кубик  со  льдом  в
стакан виски для себя, помог ей дойти до дивана и оставил ее с друзьями.
Как ни тревожился он за Элисон, необходимо было заставить ее вести  себя
естественно. Майкл застонал от злости, завидев, что к  ней  приближается
своей танцующей походкой Джек Туччи. Вот уж кого он меньше  всего  хотел
бы видеть сейчас рядом с ней! Но что он мог поделать?
   Майкл отвернулся и со стаканом в руке прошел в дальний угол  комнаты,
откуда можно было наблюдать за гостями, не опасаясь,  что  кто-нибудь  к
нему привяжется. Вспомнив о том, что ему сегодня предстоит, он улыбнулся
и продолжал смотреть на Дженнифер, порхавшую от одного гостя к другому.
   Допив виски, Майкл с отвращением уставился в пустой стакан и вернулся
к бару.
   - Не могли бы вы передать мне виски? Ему протянули  початую  бутылку.
Он налил себе полстакана, добавил воды, льда и поставил бутылку  обратно
на стол.
   - Простите. - Он  пробрался  к  окну  и  приоткрыл  его.  Внимательно
посмотрел на Эдисон. Отсюда он не  мог  слышать,  что  она  говорит,  но
видел, что ей трудно даже шевелить губами.
   - Можно тебя на минуточку? - раздался голос Джека Туччи. В одной руке
он держал стакан, в другой - изящную, ручной работы, трубку,  источавшую
сладкий дымок с ароматом вишен.
   - Как поживаешь? - холодно спросил Майкл.
   - Прекрасно. А ты?
   - Лучше не бывает.
   - Чего не скажешь об Элисон, - сухо добавил Джек.
   - Почему? - поинтересовался Майкл, словно не замечая того,  что  было
очевидно для всех.
   - Я несколько раз звонил тебе на работу на этой неделе. Почему ты  не
перезвонил?
   - Мне ничего не передавали. Нет, правда, - добавил Майкл, увидев, как
сузились глаза Туччи. - Моя секретарша так необязательна.
   - Майкл, ты со мной говоришь,  я  а  не  с  каким-нибудь  яйцеголовым
кретином. Я надеялся, что  ты  допускаешь  у  меня  наличие  интеллекта,
позволяющее понять, что меня старательно избегают. Так что не  будем.  -
Он взял Майкла за руку и затащил в угол. - Что с Элисон?
   - Она больна.
   - Чем?
   - Почки.
   - А поконкретней?
   - Джек, если тебе требуется подробное медицинское заключение, позвони
ее врачу.
   - Я сейчас разговаривал с ней, и она смотрела сквозь меня. Она словно
в каком-то трансе. Болезни почек так не проявляются.
   - Что бы ты хотел от меня услышать?
   - Правду. Элисон больна, но  дело  тут  не  в  физическом  состоянии.
Что-то не в порядке с ее психикой. Я должен все знать, чтобы помочь ей.
   Майкл бесстрастно смотрел на Туччи.
   - Я уже сказал, Джек, это - почки.
   - Ты принимаешь меня за идиота!
   - Если угодно.
   Джек схватил Майкла за руку.
   - Я...
   Майкл стряхнул его руку.
   - Что бы с ней ни происходило, это не твое дело. Извини за резкость.
   - Значит, это исключительно твое дело?
   - Совершенно верно.
   - По какому такому праву? Вас связывают священные узы брака?
   - Нет. Но Элисон - моя. И я сверну шею любому, кто  сунет  нос  не  в
свое дело. Я не желаю продолжать этот спор. Элисон больна. Почки, знаешь
ли, барахлят. - Он пошел прочь, злясь на Джека, злясь на себя за то, что
не сумел сдержаться. Он подошел к стене и  уселся  на  пол.  Разглядывал
народ,  затем  вновь  проверил,  как   там   Элисон.   Она   по-прежнему
разговаривала  с  кем-то,  совершенно   механически.   Майкл   попытался
представить себя на ее месте, ощутить страдание, боль и  страх,  которые
испытывала она, вкупе с перенесенным недавно ужасом,  перевернувшим  всю
ее жизнь. Но не смог. - Привет, - сказала Дженнифер, усаживаясь рядом  с
ним. - Брезгуешь нашим обществом?
   - Да, - холодно ответил он.
   - Уже двадцать минут двенадцатого. Майкл взглянул на часы и кивнул.
   - Через пять минут пойду.
   - По-моему, неплохая вышла вечеринка, - заметила Дженнифер, зная, что
ему это столь же безразлично, сколь и ей самой.
   - Вечеринка как вечеринка. Постарайся, чтобы после моего  ухода  Джек
Туччи не подходил к ней.
   - А в чем дело?
   - Он может задать слишком  много  вопросов,  а  она  сейчас  в  таком
состоянии, что может и ответить.
   - О'кей.
   - Кто-нибудь еще не в меру любопытный здесь есть?
   - Не думаю.
   - Ты должна не думать, а знать!
   - Есть! - с раздражением ответила она, - Не спускай  с  нее  глаз.  И
держи их от нее на расстоянии. Или, на  худой  конец,  пусть  болтают  о
всякой ерунде. Никто не должен говорить с ней о ее здоровье!
   - Я прослежу, не беспокойся.
   - Сегодня днем я пообщался с Гатцем. - Он помолчал. - Если  он  снова
придет ко мне и не застанет меня дома, он запросто может заявиться сюда.
Спрячь ее куда угодно, заслони ее спиной, засунь под кровать. Но  его  к
ней не подпускай.
   - Хорошо.
   Майкл вложил ей в ладонь листочек бумаги.
   - Здесь телефон врача. Если ей станет плохо,  позвони.  Он  сразу  же
приедет.
   Дженнифер кивнула.
   Он поднялся на ноги, отряхнул пиджак и пошел через  комнату,  опустив
голову, чтобы никто не пристал к нему с праздной болтовней.
   Элисон подняла глаза, Майкл взял ее за руку.
   - Прошу меня извинить, - сказал он, поднимая ее с места и ведя  через
комнату. Она бессильно прислонилась к стене. - Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально, - ответила Элисон. Губы ее еле двигались,  голос  звучал
словно откуда-то издалека.
   - Хуже не стало?
   - Нет.
   - Я сейчас ухожу, - сказал он, избегая  ее  глаз.  Глядя  в  них,  он
ощущал тревогу и угрызения совести. Постараюсь вернуться  до  того,  как
закончится вечеринка. Если не успею, спи здесь, а я постараюсь появиться
как можно скорее.
   - Куда ты идешь?
   - Я сам еще точно не знаю.
   - Но если...
   -  Никаких  больше  вопросов.  -  Он  пошарил  взглядом  в  толпе.  -
Дженнифер, - позвал он.
   - Уходишь? - подойдя, спросила та.
   - Да. Позаботься об Элисон.
   Майкл открыл шкаф, снял с вешалки свое пальто и перебросил его  через
руку. Затем взялся за ручку черного кейса и вытащил его.
   - Что там? - спросила Элисон, только что заметив его.
   - Ничего. - Майкл повернулся к двери.
   - Майкл,  -  сказала  Дженнифер,  -  будь  осторожен.  Элисон  быстро
взглянула на нее, затем прижалась к Майклу всем телом.  Он  обнимал  ее,
гладя  ее  волосы,  затем  мягко  отстранил  и  легонько  подтолкнул   к
Дженнифер.
   - Позволь мне пойти с тобой, - еле выговорила Элисон.
   Майкл не ответил. Он открыл дверь и ушел.

Глава 26

   Майкл подышал на побелевшие вт холода руки.  На  ходу  снова  натянул
перчатки, завернул за угол и медленно побрел по 89-й улице.
   Людей поблизости видно не было, стояла почти полная тишина. Казалось,
жизнь покинула этот район,  где  сегодня  должно  было  произойти  нечто
сверхъестественное.
   Мимо Майкла проскочили две машины. Он остановился и посмотрел вперед.
Особняк был совсем уже близко.
   Майкл вглядывался в подъезд и чернеющие окна, и вдруг порыв  внезапно
налетевшего ветра ударил его в спину. И окружавший его мрак  словно  еще
более сгустился, и ужас, охватывающий его  при  мысли  о  том,  что  ему
придется в одиночку войти в таинственный дом, усилился.
   Он начал было переходить улицу, но остановился я поднял глаза. Теперь
он видел неясную фигуру, маячившую в окне пятого этажа. Священник.  Отец
Мэтью Галлиран. Или Вильям О'Рурк? Интересно, он на самом  деле  слепой?
Узнав о  существовании  заговора,  Майкл  сильно  засомневался  в  этом.
Возможно, слепота - лишь уловка, прикрытие, позволявшее  старику  целыми
днями сидеть и безнаказанно пялиться в окно.
   Сообразив вдруг, что его могут заметить, Майкл метнулся  к  тротуару.
Достал из кармана связку ключей, тихонько поднялся по каменным  ступеням
крыльца и нырнул в подъезд. Здесь его никто не мог видеть, но вряд ли он
был в безопасности. Майкл был готов  вскоре  встретить  кого-нибудь,  и,
если он не переоценивал своих противников, они поджидали его.
   Поставив кейс на пол, он достал из кармана куртки фонарь и  проверил,
как тот работает. Затем достал  револьвер  и  внимательно  его  оглядел.
Заряжен, в полной боевой готовности. Майкл сунул револьвер за пояс.
   Он выглянул из подъезда и, никого не заметив, взял кейс, вставил ключ
Эдисон в замочную скважину и открыл входную дверь. Очутившись внутри, он
поднял глаза к потолку, где тускло горело  несколько  ламп;  создавалось
ощущение, что холл залит лунным светом Майкл вынул фонарь и направил его
луч на стену. Проку от этого оказалось мало.  Тогда  он  спрятал  фонарь
обратно в карман и начал медленно продвигаться  вперед,  сжимая  в  руке
револьвер.
   Неожиданно вздрогнув, он начал целиться в  пространство.  Там  что-то
промелькнуло... Его собственное  отражение  в  огромном  зеркале!  Майкл
изобразил на лице гримасу беззвучного смеха и бросил перчатки на столик.
Не отрывая взгляда от темнеющего второго  этажа,  он,  собрав  все  свое
мужество,  заставил  себя  начать  подниматься  по  лестнице,   которая,
казалось, уходила в бесконечность. В одной  руке  он  сжимал  револьвер,
другой - вцепился в перила.

***

   Элисон кричала, стиснув голову руками, она пошатнулась и упала бы, не
подоспей вовремя Джек.
   - Принесите льда, кто-нибудь! Элисон  еле  держалась  на  ногах.  Все
обернулись в их сторону.
   - Быстрее же!
   Махнув правой рукой, Элисон с трудом восстановила равновесие.  Прижав
ладони ко лбу, она пролепетала:
   - Сейчас все пройдет.
   Веселье замерло. Никто не двигался с  места.  Дженнифер  бросилась  к
ней.
   - Что с тобой? - встревоженно спрашивала она.
   - Все в порядке, - неуверенно отвечала Элисон.
   - Иди сюда. - Дженнифер, не слушая возражений, подвела ее к дивану  и
усадила. - Я принесу лед.
   - Не нужно. Сейчас все пройдет. Оставьте меня на несколько минут.
   - Но, Элисон...
   - Пожалуйста!
   Дженнифер подчинилась и  встала.  Тридцать  пар  глаз  -  испуганных,
растерянных - было приковано к ним.

***

   Майкл достиг лестничной площадки  и  прислонился  к  обитой  панелями
стене. Свет здесь не горел. Он достал из кармана фонарик  и  зажег  его,
осветив пустой холл.  Справа  от  него  располагалась  квартира  2-Б,  в
глубине - квартира 2-А. Подойдя к двери с  табличкой  2-Б,  он  повернул
ручку. Заперто.  Майкл  нащупал  на  стене  выключатель  и  щелкнул  им.
Никакого результата. Он покачал головой. Кем бы ни были его  противники,
они позаботились о том, чтобы ночь  ужаса  проходила  в  соответствующей
обстановке. Двери заперты, свет отключен. Он посветил фонариком на стену
и  заметил  участок,  обитый  совершенно  новыми   панелями,   лишенными
полировки. Это выглядело  довольно  странным.  Майкла  так  и  подмывало
обследовать стену, но он решил отложить  это  на  потом.  Вначале  нужно
обыскать квартиры. Он не оставит там камня на камне, но ключ к  разгадке
отыщет во что бы то ни стало.
   Майкл решил начать с квартиры номер 3-А. В уютном гнездышке Элисон он
все перевернул вверх дном. Сорвал обивку с мебели в гостиной,  опустошил
все  шкафы  и   выпотрошил   ящики   в   поисках   скрытых   микрофонов,
громкоговорителей и прочих технических приспособлений.  Подобная  участь
постигла и спальню, здесь Майкл  постарался  даже  еще  больше,  ведь  в
основном таинственные звуки раздавались именно в этой комнате. "Где бы я
спрятал микрофон?" - спросил он себя перед началом поисков. Но  никакого
микрофона он  не  отыскал,  Единственной  добычей  явился  слой  пыли  и
штукатурки, покрывший его с головы до  ног,  отчего  он  стал  похож  на
привидение.
   Выйдя на лестничную площадку,  Майкл  взглянул  на  часы:  двенадцать
сорок пять. Он обдумывал план дальнейших  действий.  Можно  подняться  в
квартиру священника, а можно остановиться где-нибудь посередине.  Первое
казалось более целесообразным, но на положительный результат здесь  вряд
ли можно было надеяться. Старик прежде ни разу не открывал  дверь,  вряд
ли  он  откроет  теперь  -  Майклу  по  крайней  мере.  Есть   еще   две
представляющие интерес квартиры: 4-А и 5-Б.  "Начнем  с  4-А",  -  решил
Майкл.
   Элисон прижимала ко лбу пузырь со льдом. Гости вернулись к  столам  с
напитками и закусками.
   - Тебе лучше? - спросила Дженнифер.
   - Да, гораздо, - еле слышно ответила Элисон. Это не было  заметно  по
ее виду.
   - Подержи лед еще чуть-чуть. А чуть попозже я постелю тебе в спальне.
   Подошел Джек. Несколько  мгновений  он  вглядывался  Элисон  в  лицо,
склоняясь над нею, затем сел и положил руку ей на бедро.
   - А не позвать ли нам доктора? - обратился он к Дженнифер.
   - Я...
   Элисон перебила, отчаянно замотав головой.
   - Элисон.
   - Не надо, пожалуйста. Не надо доктора, -  пыталась  выговорить  она.
Слова звучали невнятно, словно губы и язык не слушались ее.
   Джек смотрел на  нее,  не  зная,  как  себя  вести.  Элисон  силилась
улыбнуться. Затем вдруг вскрикнула:
   - Голова!
   Леденящий душу вопль наполнил комнату.
   - Я.., я не могу больше! Я...
   Пузырь со льдом повалился на пол. Со всей силы сжимая руками  голову,
Элисон не переставала кричать, а Джек и Дженнифер пытались  удержать  ее
бьющееся в судорогах тело. Рот ее конвульсивно открывался и  закрывался,
в уголках  губ  образовалась  пена,  язык  проваливался  в  глотку.  Она
задыхалась.
   - Разожми ей зубы и достань язык, -  велела  Дженнифер  среди  общего
замешательства.
   Джек засунул руку в рот Элисон, ее  зубы  тотчас  сомкнулись  на  его
пальце.
   - Дайте мне ложку, быстро!
   - Там на столе!
   Двое мужчин бросились за ложкой. Схватившись пальцами за нижние  зубы
Элисон, Джек тянул ее челюсть вниз. Другой рукой он нащупал язык.
   -  Готово!  -  закричал  он,  вставляя  ей  в  рот  ложку  и  вынимая
кровоточащую руку.
   Неожиданно  тело  Элисон  перестало  содрогаться,   она   застыла   и
повалилась на пол, лицом вниз.

***

   Гатц и Риццо неторопливо  шагали  по  пустому  коридору  полицейского
участка. Время от времени из-за плотно закрытых дверей  доносился  смех.
Гатц отпер дверь своего кабинета, подошел к столу  и  швырнул  шляпу  на
кипу деловых бумаг. Затем развалился в кресле и  задрал  ноги  на  стол.
Чиркнул о подлокотник спичкой и поджег замусоленный огрызок сигары. Гатц
глубоко  затянулся,  наслаждаясь  вкусом  табака.  Поскреб   щетину   на
подбородке: он не  брился  с  раннего  утра,  почти  девятнадцать  часов
прошло. Он зевнул. Зевнул еще раз.
   - Риццо, спустись к Мак-Гайру и принеси мне чашку кофе.
   Риццо кивнул и поспешил  исполнять  поручение.  Гатц  потер  глаза  и
закрыл их.
   - Сэр? - послышался от двери голос детектива Ричардсона.
   Гатц выпрямился в кресле.
   - Что такое?
   Ричардсон положил на стол отпечатанный на машинке лист.
   Гатц прокашлялся и углубился в чтение. Через минуту он  вскочил,  вне
себя от радости.
   - Где ты это раздобыл?
   - В тайнике, в одном из ящиков стола Бреннера. Гатц ударил кулаком по
столу.
   - Теперь он у меня в руках! - в восторге завопил  он.  -  Спасибо,  -
обернулся он к Ричардсону.
   Детектив вышел, Гатц нажал кнопку селектора.
   - Мак-Гайр, Риццо еще у вас?
   - Да, - раздался глубокий баритон.
   - Риццо, слышишь меня?
   - Да.
   - Доставь сюда Фармера.
   - Будем допрашивать?
   - Нет. Арестовывать.
   Он отпустил кнопку селектора и снова развалился в кресле. Гатц широко
улыбался, но в улыбке его сквозила  одна  лишь  ненависть.  Настал  час,
когда он перебьет хребет этому подонку.
   Гатц подвинул к себе телефон и набрал номер.
   - Инспектора Гарсиа, - попросил он. - Мы разгрызли орешек, - произнес
он, когда на том конце провода раздался ответ. -  Ричардсон  только  что
притащил подробную записку об Элисон  Паркер,  доказывающую  необходимую
нам связь. Ее нашли в кабинете Бреннера. Нет-нет. Я  уже  отправил  его,
Фармер будет здесь не позднее, чем через полчаса.
   Гатц  положил  трубку,  пошарил  по  столу  и  извлек  из-под   бумаг
мышеловку. Поставил ее перед собой, поднял пружину и  тихонько  просунул
внутрь проволочный крючок. Мышеловка захлопнулась, зажав проволоку. Гатц
не стал ее вытаскивать.
   - Попался, словно крыса, - внятно произнес он.

***

   Комнату наполнял шепот.
   Элисон вытянулась  на  кровати  с  ледяной  грелкой  на  лбу.  Ей  не
становилось  лучше.  Похоже  было,  что  она  находится   в   коматозном
состоянии; она то бессмысленно стонала, то  полностью  лишалась  чувств.
Дженнифер сидела рядом с ней и тихонько разговаривала по телефону. Джек,
заслоняя собой кровать, приподнял грелку, пощупал  лоб  Элисон  и  велел
принести еще льда. Молодая  девушка  протиснулась  сквозь  толпу,  взяла
грелку с растаявшим льдом и заменила ее новой. Дженнифер положила трубку
и сказала:
   - Доктор уже в пути. - Она достала из мятой пачки сигарету  и  нервно
затянулась. - Он говорит, надо выгнать всех из комнаты. Ей  может  стать
хуже оттого, что рядом столько народу. Джек одобрительно кивнул.
   Она встала и, раскинув руки, словно сгоняя овец, провозгласила:
   - Я буду всем очень признательна, если вы вернетесь в гостиную.
   Любопытные удалились. Дженнифер закрыла дверь.
   - Заметил, какая кожа у нее на веках и щеках? - спросила  она,  когда
Джек поднял на нее глаза.
   - Да, - ответил он.
   - Словно наждачная бумага или сухое дерево. Что-то  высосало  из  нее
всю жизнь. Никогда не видела ничего подобного.
   Джек осторожно потрогал кожу Элисон, затем  выпрямился  и  расстегнул
воротничок рубашки.
   - Где Майкл? - спросил он.
   - Не знаю.
   - Не знаешь? - В голосе его звучало недоверие. - А ты знаешь, что  он
самый настоящий идиот? Почки барахлят! Я не знаю, что с Элисон, но  будь
я проклят, если это имеет какое-то отношение к почкам. - Он напрягся.  -
Я заткну этому идиоту в глотку его гнусные зубы.
   - Не сейчас, я надеюсь? Посиди с ней, я выйду.
   - Хорошо.
   Дженнифер улыбнулась, нежно коснулась его руки и вышла из комнаты. Ей
было тревожно за Элисон. Но в то же время ей не  давала  покоя  мысль  о
Майкле,  который  не  потерпит,  чтобы  кто-то  догадался  об   истинном
состоянии Элисон.

***

   Освещая себе путь фонарем, Майкл крался по  коридору,  мимо  кухни  и
ванной в гостиную. За поясом у него были отвертка и зубило,  которые  он
прихватил с кухни Элисон.
   Он устало присел на софу. Поиски ничего не дали. Достав  из-за  пояса
отвертку, он вонзил ее в обивку, выдернул клок ваты  и  швырнул  его  на
пол. С каким наслаждением он разнес  бы  здесь  все  в  щепки  -  но  он
сдерживался. Силы могли еще пригодиться.
   Майкл пошарил фонариком по комнате.
   - Черт побери, - шептал он. - Проклятое логово.
   В этой гостиной произошла роковая ошибка,  стоившая  Бреннеру  жизни.
Вряд ли необходимо снова обследовать  ее,  скорее  всего  он  ничего  не
найдет. Но это единственное, что он может сделать. Пока.
   Майкл встал и принялся выворачивать  ящики  и  разбирать  паркет.  Но
ничего не нашел.
   Он прошел в коридор и взглянул на часы, их тиканье громко раздавалось
в тишине. Час сорок одна. Он уже почти два часа в  особняке.  Может,  он
ошибся и ничего не произойдет? Может, они все отменили?  Поняв,  что  он
слишком  до  многого  докопался  Испугавшись,  что  он  придет  сюда   с
подкреплением Майкл начал подниматься  на  пятый  этаж.  На  полпути  он
остановился,  засомневавшись,  стоит  ли  взламывать  дверь  в  квартиру
священника и заявлять о своем  присутствии.  Хотя  старик  не  может  не
знать, что он здесь. Выбора у него практически не было, но тем не  менее
ему хотелось отложить  конфронтацию  с  отцом  Галлираном.  Так  что  он
повернулся и принялся спускаться И тут услышал скрип двери.
   Майкл оцепенел от страха, покрывшись холодным потом. Он кожей ощутил,
что позади него находится нечто зловещее, ужасное. Надо бежать. И он уже
не спускался, а будто бы падал с лестницы, набирая с  каждой  ступенькой
скорость, подгоняемый враждебной  неизвестностью  сверху,  притягиваемый
темнотой внизу. Все  его  чувства  были  напряжены;  в  малейшем  скрипе
половиц ему чудились вопли притаившегося чудовища. Он несся все  быстрее
и быстрее, скользя вниз по ступеням, держа в одной руке фонарь, в другой
- револьвер,  будучи  готовым  в  любой  момент  нажать  на  курок.  Эхо
торопливых шагов раздавалось в темноте. Вот они проносятся мимо  квартир
3-А и 3-Б. Бешено колотится  сердце.  Майкл  потерял  ощущение  времени,
устремляясь прочь от таинственной опасности  сквозь  угрожающе-спокойную
прохладную утробу дома.
   И тут он остановился.
   Резко повернулся и направил  луч  фонаря  вниз.  Ничего.  Он  глубоко
вздохнул, пытаясь восстановить дыхание. Его оцепеневший  от  ужаса  мозг
пронзила мысль: а вдруг он сам выдумал этот тянувшийся с древних  времен
заговор кучки старых дураков и полоумных попов?
   Он посветил фонариком на дверь  с  табличкой  2-А.  Прислушался.  Все
тихо. Он перестал дрожать. Повернулся и осветил холл,  лестницу,  стены.
Луч нащупал неисправную лампочку и заплясал на новой деревянной панели.
   Новая панель! Майкл подошел ближе.  Да,  выглядит  довольно  странно,
надо проверить, что скрыто под ней. Задрав  голову  наверх,  он  оглядел
края плиты, постучал по ней кулаком. Судя по  раздавшемуся  звуку,  слой
дерева был тонким и неплотно прижатым к стене. Возможно, он нашел место,
где спрятаны громкоговорители или что-то еще в этом роде. Майкл и сам не
знал, чего он искал.
   Он вонзил зубило  сбоку  от  панели  и,  пользуясь  им  как  рычагом,
принялся раскачивать ее.
   Он с громким треском взламывал дреки и отшвыривал их в сторону. Затем
отошел полюбоваться плодами своего труда  в  свете  фонаря,  который  он
положил на пол, на пистолет, так, что луч падал непосредственно в  центр
панели. После чего с ожесточением принялся отламывать оставшиеся  доски,
пока, наконец, под градом  пыли  и  опилок  последние  куски  дерева  не
полетели на пол, обнажив то, что скрывалось под ними.

***

   Дженнифер тихонько открыла дверь и на цыпочках  вошла  в  комнату.  И
закричала. Джек лежал на полу с проломленным черепом. Из раны над правым
ухом на пол стекала струйка крови. Лампа, стоявшая прежде на тумбочке  у
кровати, валялась рядом - в виде груды  больших  и  маленьких  осколков,
залитых кровью.
   Кровать была пуста, окно, ведущее на пожарную лестницу, - распахнуто.
   Гости столпились за спиной Дженнифер.
   - Что случилось? - спросил кто-то.
   Ответа не последовало.
   Она подошла к телу Джека и опустилась на колени. Он шевельнул  рукой,
он был еще жив. Дженнифер всхлипнула. Ей было  страшно.  Ей  было  очень
страшно. Слишком много она видела. Слишком много слышала. Хватит  играть
в Шерлоков Холмсов! Джек лежит на полу без  сознания,  истекшая  кровью.
Кто следующий? И куда скрылась Элисон?
   Она схватила с тумбочки телефон и набрала одну цифру. Слезы текли  по
ее лицу.
   - Соедините меня с полицией. Это очень срочно.

***

   Майкл истерически захохотал. В этом звуке - глухом и далеком  -  было
что-то невыразимо ужасное. Он разносился по пустому дому,  поднимался  к
пятому этажу, где сидел у окна слепой священник,  опускался  к  первому,
окутанному таинственной дымкой. Он нес с собой  разочарование,  неверие,
гнев; одно сменяло другое, покуда эхо ревущего звука не  достигло  самых
отдаленных глубин дома и не смолкло.
   Он стер годами  копившуюся  пыль,  окутавшую  представшую  перед  его
взором поверхность, стряхнул паутину  с  засохшими  насекомыми.  Отошел,
поднял с пола фонарь и направил его луч на буквы, вырезанные  в  дереве.
И, начав читать надпись по второму разу,  он  снова  разразился  тем  же
жутким хохотом.
   Майкл читал:

   Я УВОЖУ К ОТВЕРЖЕННЫМ СЕЛЕНЬЯМ.
   Я УВОЖУ СКВОЗЬ ВЕКОВЕЧНЫЙ СТОН.
   Я УВОЖУ К ПОГИБШИМ ПОКОЛЕНЬЯМ.
   БЫЛ ПРАВДОЮ МОЙ ЗОДЧИЙ ВДОХНОВЛЕН:
   Я ВЫСШЕЙ СИЛОЙ, ПОЛНОТОЙ ВСЕЗНАНЬЯ,
   И ПЕРВОЮ ЛЮБОВЬЮ СОТВОРЕН.
   ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,
   И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.
   ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

   Хохот его не прекращался, покуда хватало воздуха в легких.  Затем  он
прошептал: "Спасибо, Данте", - поднял руку, снял с  головы  воображаемую
шляпу. И снова разразился хохотом. Он уже бился в конвульсиях,  до  него
доходила вся  смехотворная  нелепость  его  открытия.  Подумать  только:
особняк на 89-й улице, в  самом  центре  Нью-Йорка,  является  входом  в
преисподнюю! Где-то неподалеку, значит, и река Стикс!
   Майкл затих. Как ни смешно все это звучит, но  это  -  часть  чего-то
зловещего и вполне реального. Связанного с Элисон. Связанного с церковью
и насильным устранением людей в течение многих лет.
   Он встал на колени. И похолодел. Кто-то  стоял  сзади.  Дышал  ему  в
затылок, часто и сдавленно, словно умирающий от  пневмонии  в  последней
стадии. Майкл наклонился и, шаря по полу в  поисках  пистолета,  ощущал,
что фигура позади него ждет. Гладкий ствол скользнул ему  в  ладонь.  Он
осторожно   перехватил   пистолет   поудобнее,    осторожно    установил
указательный палец на  курке.  Затаив  дыхание,  обернулся,  светя  себе
фонарем, выставив вперед револьвер, держа палец на курке.
   Прямо перед ним стоял отец Галлиран. Лицо было таким  же,  как  и  на
фотографии в папке. Обтягивающую череп  сухую  кожу  прорезали  глубокие
морщины. Черные и синие крапинки - на месте лопнувших сосудов -  усевали
щеки и лоб. Бровей не было. Как и  ресниц.  Бесцветные  вены  и  артерии
раздувались под разлагающейся кожей, казалось,  они  вот-вот  лопнут  от
непосильного напряжения. Завершали  ужасный  облик  блеклые  свалявшиеся
волосы, покрытые комьями  грязи,  словно  старый  священник  только  что
восстал из могилы, для чего ему пришлось продираться сквозь шесть  футов
сырой земли.
   Майкл глотнул ртом воздух и обратил внимание на глаза священника. Без
зрачков, без радужной оболочки. Глаза  старика  покрывали  два  огромных
бельма.
   Отец Галлиран был одет в длинную черную мантию; застежка под  кадыком
поддерживала  складки  его  иссохшей  плоти,  свисавшие  с  шеи.  Мантия
окутывала его всего, включая ноги. Руки с острыми, как у  хищной  птицы,
когтями  он  сцепил  на  уровне  груди,  сжимая  ими  золотое  распятие.
Отраженные от него лучи фонаря  били  Майклу  в  лицо.  Он  сощурился  и
передвинул луч с сверкающего металла.
   Священник не двигался. Майкл  не  вставал  с  колен.  Глаза  их  были
прикованы друг к другу. Майкл смотрел с  вызовом.  Священник  ничего  не
видел перед собой, но тем не менее продолжал  глядеть  вниз,  словно  бы
мысли Майкла были открыты для него, а будущее Майкла  находилось  в  его
власти.
   Священник разжал губы. И издал еле слышный то ли стон, то  ли  свист.
Видимо, омертвелые мышцы его челюсти не способны были более образовывать
слова. Голова его начала медленно раскачиваться взад и  вперед  Он  явно
обращался к Майклу. Он заметил посетителя и чувствовал к нему жалость и,
возможно, раскаивался в чем-то. Еле заметными движениями  своей  увядшей
головы отец Галлиран хотел сказать очень  многое,  но  самое  главное  -
предупредить, что ужас еще не начался и что остановить  его  наступление
не может никто.
   Старик вновь застонал, повернулся и побрел, держа крест перед  собой,
обратно к лестнице, по которой только что спустился.
   Майкл взял себя в руки. От внезапного  появления  священника  у  него
едва не остановилось сердце. Теперь,  спустя  несколько  мгновений,  оно
бешено колотилось. Несмотря на охватившую Майкла  панику,  решимость,  с
которой он вошел в дом, не исчезала. Главное - не терять  самообладания,
уметь смирять  первобытные  инстинкты,  противопоставив  им  способность
мыслить логически и принимать взвешенные решения. Размышляя  так,  Майкл
устремился за священником. Он твердил себе,  что  тот  -  самый  обычный
человек, хотя сам всеми фибрами души сомневался в  этом,  да  и  события
последних дней свидетельствовали о том, что вступил он в схватку с некой
сверхъестественной силой.
   Майкл настиг отца Галлирана на первых  ступеньках  лестницы.  Схватил
его за руки и направил луч фонаря в лицо, тщетно пытаясь развернуть его.
Но старый священник  сопротивлялся  с  неожиданной  силой.  И  продолжал
медленно, ступенька за ступенькой, подниматься,  держа  крест,  устремив
перед собой взгляд остекленевших глаз.
   - Хорошо, приятель, - сказал Майкл, - пора тебе и меня принять в свою
игру.
   Старый священник слегка повернулся в его сторону, вырвал руку, словно
отгоняя  назойливое  насекомое,  и   отвернулся,   полностью   игнорируя
присутствие Майкла. Он начал что-то тихо напевать на латыни.
   - Я хочу знать, что здесь происходит! Кто за этим стоит? Кто является
объектом всей этой вашей игры? Что вам  надо?  И,  клянусь,  если  я  не
выясню этого, я сломаю крест о твою башку!
   Священник добрался уже до третьего этажа. Он не обращал  внимания  на
крики, на цепляющиеся за него и колотящие по нему  руки,  на  искаженное
лицо у своего правого плеча. Он неуклонно продвигался к цели.
   Майкл орал:
   - Говори же, ублюдок! Говори, или я проломлю  тебе  череп!  -  Ярость
почти ослепила его. - Почему те люди играли  в  прятки?  Чейзен!  Миссис
Кларк! Все остальные! Откуда вы все знаете об Элисон?  О  ее  отце?  Обо
мне? Из отчетов психиатров? Вы видели их?
   Он снова тряхнул священника за плечи. Старик остановился  и  медленно
повернул голову. Широко  раскрытые  глаза  его  сверкали,  их  невидящий
взгляд пронизывал до мозга костей. Если они действительно  выражали  его
чувства, он был сумасшедшим.
   Майкл отступил, не выдержав этого взгляда.
   Священник кивнул, снова с жалостью, и стал подниматься  на  четвертый
этаж. Майкл наблюдал за ним, пока тот не скрылся во тьме, потоптался  на
месте, затем, освещая путь фонарем, бросился вверх по лестнице и схватил
уже сворачивающего к своей квартире старика за шиворот.
   - Хочешь поиграть со мной? - грозно выкрикнул он. - Тогда позволь мне
кое-что сказать! Я только что прочитал, что это местечко является входом
в преисподнюю. А ты, значит, местное привидение. Поздравляю. Надеюсь,  в
вашей лавочке неплохая пенсия. Если нет, я  обговорю  условия.  -  Майкл
сознавал, что несет ахинею, но он исчерпал запас разумных слов. В  любом
случае, что бы он ни говорил, это было бесполезно.
   Галлиран продолжал петь.
   - Скажи же что-нибудь, ради Бога! - прокричал Майкл во всю силу своей
глотки.

***

   Гатц выскочил из подъезда участка и поспешил вниз по  ступеням.  Лицо
его было серьезно. Движения - решительны. Следовавший за ним полицейский
раскрыл заднюю дверцу автомобиля и сел. Гатц  расположился  на  переднем
сиденье рядом с Риццо.
   - Куда еще они могли пойти, кроме как к Лирсон,  как  ты  думаешь?  -
спросил Гатц.
   - Не знаю...
   - Телефон прослушивается?
   - Да.
   Гатц сосредоточенно кивнул. Машина заурчала, взревела и  сорвалась  с
места.
   - Где она живет?
   - В районе пятидесятых улиц.
   - Езжай через парк, - велел Гатц.
   - Хорошо, сэр.
   - Риццо, - проговорил Гатц со значением, - у меня такое ощущение, что
сегодня ночью что-то произойдет.

***

   Не переставая петь, отец Галлиран растворил дверь,  которая  все  это
время была столь надежно закрыта.
   И пошел по направлению к окну, у которого обычно сидел.  Перед  окном
стояло старинное деревянное  кресло.  Выглядело  оно  крайне  неудобным:
острые углы, жесткое сиденье.  Должно  быть,  для  страдающего  артритом
старика было пыткой сидеть час за часом  на  твердом  дереве,  не  меняя
положения. Но, посветив вокруг фонарем, Майкл понял, что  священнику  не
приходилось выбирать: другой мебели в комнате не было.
   Стоя посреди гостиной, он направил  луч  фонаря  в  сторону  спальни.
Сквозь открытую дверь тоже не было видно никакой мебели.  Значит,  здесь
он сидел, здесь спал, здесь  ел.  Майкл  поежился.  Ничего  похожего  на
кухонную утварь или пищу он тоже не заметил.
   Старик, держа в руках крест, сел и уставился в окно.
   - Ублюдок! - заорал Майкл.  -  Ублюдок!  Я  сверну  тебе  шею  голыми
руками. Я вытрясу из тебя все, что хочу знать.
   Он  обошел  вокруг  кресла  и  обхватил  шею   священника   холодными
бескровными пальцами.  И  начал  сжимать  их.  Старик  продолжал  что-то
напевать на непонятной латыни.
   - Ублюдок! Говори же, ублюдок! - выходил из себя Майкл.
   Галлиран, задыхаясь, продолжал петь, лишь немного сбившись  с  ритма.
Как бы сильно Майкл не сжимал  его  горло,  он  не  защищался.  В  своих
трясущихся, руках он сжимал крест.
   Кресло упало. Майкл и священник распластались на полу.
   - Я убью тебя! -  кричал  Майкл,  не  выпуская  старика.  -  Ублюдок!
Ублюдок!
   В сочившемся сквозь сероватое окно мягком свете показался  вылетевший
из темноты какой-то тяжелый предмет. Снова и снова он с силой  опускался
на череп. Кровь заливала голый пол. Послышался звук: чье-то тело волокли
по деревянной поверхности. Стоны. Кровь. Тишина.

***

   Элисон открыла глаза.
   Она тряхнула головой. Ее била дрожь. Где она была? Где сейчас она?  И
как она сюда попала? Дул  ледяной  порывистый  ветер,  а  она  была  без
пальто. Она замерзала.
   Элисон огляделась и вздрогнула, увидев стоявший на той стороне  улицы
особняк. Темный, тихий, враждебный.
   Мозг ее пронзила мысль: там же  Майкл.  Она  ступила  на  мостовую  и
остановилась, почувствовав слабость в дрожащем от холода и  ветра  теле.
Губы ее безудержно стучали, она терла друг о друга руки.  Затем,  собрав
все силы, перебежала через улицу и вошла в дом.
   Наверху по-прежнему горел свет, наполняя воздух туманной мглой.
   Эдисон  подошла  к  зеркалу,  взяла  со  столика  пару   перчаток   и
внимательно их рассмотрела. Это были перчатки Майкла. Значит, он  где-то
поблизости, он может услышать ее. Она отвернулась от зеркала, хранившего
ее неясное отражение и крикнула:
   - Майкл!
   Звук  ее  голоса,  многократно  отразившись  от  стен,  замер  где-то
наверху.
   - Майкл, где ты? - повторила она громким, срывающимся голосом.
   Ответа не последовало.
   - Зачем ты пришел сюда? - уже тише произнесла она. - Зачем?
   И снова крикнула:
   - Майкл!
   Она вертела в руках тонкие кожаные перчатки. Надо подняться  туда,  в
темноту, и обследовать каждую  квартиру.  Может,  он  не  слышит  ее  за
толстыми стенами. Или по какой-то ужасной  причине  не  может  ответить.
Элисон бросила перчатки обратно на стол.
   - Майкл, пожалуйста, ответь мне, - еще раз  крикнула  она.  Подождала
немного, но ответа не последовало. Вцепившись рукой в перила, она начала
подниматься по лестнице. По  мере  того,  как  она  преодолевала  старые
деревянные  ступени,  желтый  туман  улетучивался.  На  полпути   Элисон
остановилась и подергала перила. Прочные, как и всегда. Хоть на что-то в
этом доме можно положиться.  Еще  раз  тряхнув  их,  она  шаг  за  шагом
преодолела расстояние, оставшееся до площадки второго этажа.
   Элисон шла по холлу, мимо еле видной надписи на стене.
   - Майкл! - звала она.
   Она  подняла  глаза  на  лестницу,  ведущую  на  третий  этаж,  и   с
облегчением вздохнула, увидев, что в конце ее горела,  освещая  ступени,
маленькая желтая лампочка. Элисон шла медленно, помня, как наступила  на
кошку в ту кошмарную ночь.
   Она добралась  до  третьего  этажа  и  остановилась,  как  вкопанная,
заметив на полу большое круглое пятно и еще  какие-то  пятна  и  полосы,
поменьше, тянущиеся вдоль по коридору.  Удивившись,  Элисон  присела  на
корточки и потрогала их, ощутив под пальцами  что-то  жидкое,  вязкое  и
теплое. Она понюхала кончики пальцев, потерев их  друг  о  друга  и  тут
поняла, что это кровь.
   Дрожа от страха и отвращения, Элисон смотрела на маленькие  лужицы  и
струйки. Похоже было, что здесь  куда-то  волокли  мертвое  тело.  Следы
обрывались в центре холла, как если бы тело подняли и вышвырнули вон  из
дома. Элисон похолодела от ужаса.
   - Майкл, пожалуйста, помоги мне! Где бы ты ни был, пожалуйста!
   Она упала на колени, не в силах больше стоять и в изнеможении  ползла
к двери в свою квартиру, в единственное безопасное место во всем здании.
   Привстав, чтобы вставить ключ в скважину, она  вдруг  нащупала  рукой
что-то твердое и холодное на полу и,  подняв,  поднесла  это  к  глазам.
Тусклый  кусочек  желтого  металла.  Запонка.  Четырнадцать  каратов.  С
инициалами "М. С. Ф." Майкл Спенсер Фармер. Залитая кровью.
   Элисон вскрикнула  и  сжала  ее  в  кулаке,  другой  рукой  судорожно
нащупывая на груди распятие. С  трудом  она  вставила  ключ  в  замочную
скважину, плясавшую у нее перед глазами, толкнул  дверь  и  скрылась  за
ней. Прижавшись к стене, она закрыла глаза и произнесла, задыхаясь:
   - Майкл! Нет!
   Она вцепилась руками себе в волосы, словно пытаясь вырвать их.
   - Помогите! Помогите!
   Но никого не было рядом. Одна лишь тьма.
   - Я каюсь! Я согрешила! - кричала она. -  Согрешила.  Оставьте  меня!
Кто бы вы ни были, оставьте меня в покое! - Элисон забилась в  истерике,
царапая себя ногтями.
   Пронзенная внезапной мыслью,  она  быстро  заперла  дверь,  задвинула
засов, накинула цепочку. Затем, силясь что-либо  разглядеть  в  темноте,
подбежала к старинной напольной лампе и попробовала ее зажечь. Ничего не
получилось. Элисон щелкнула выключателем на стене, он тоже  не  работал.
Тогда она бросилась через комнату к кофейному столику  и  нажала  кнопку
маленького светильника. Он осветил комнату. Она была одна.
   Вся дрожа, Элисон вернулась к двери и еще раз проверила замки.  Затем
ринулась в ведущий в спальню коридор, по пути заглянула  на  кухню  и  в
ванную. Пусто. Свет на кухне не горел, но в  ванной  лампочка  зажглась.
"Что происходит с освещением?"  -  терялась  она  в  догадках.  Тихонько
прокравшись в спальню, Элисон попыталась включить верхний свет и,  когда
это не удалось, включила бра. Здесь тоже  никого  не  оказалось.  Элисон
находилась в безопасности - здесь, в квартире. Но была ли  то  настоящая
безопасность? У нее нет телефона. Нет каких-либо других средств связи  с
внешним миром. Рано или поздно придется выйти из  квартиры.  А  в  любое
время суток на лестнице будет темно, как ночью.  Что  делать?  Некоторое
время она озиралась по комнате в поисках выхода, затем вдруг бросилась в
гостиную. Окна выходят на улицу! Можно открыть их  и  кричать.  Плевать,
что поздно.  Кто-нибудь  обязательно  услышит  и  вызовет  полицию.  Она
торопливо  обогнула  диван,  пробежала  мимо  напольных  часов,  камина.
Яростно раздвинула шторы и оцепенела. Вместо окна  она  увидела  прочную
стену. Элисон издала жуткий вопль.
   - Нет!  -  Она  колотила  кулаками  по  стене.  Костяшки  пальцев  ее
распухли, сухие глаза нестерпимо жгло. Она дрожала. Другое окно  выходит
на глухую стену. Ее криков никто не услышит. Она в ловушке.
   Элисон отпрянула от окна.
   - Мамочка, - всхлипнула она. Перед глазами предстал родной  дом.  Как
бы она хотела, чтобы  рядом  сейчас  оказалась  мама.  Элисон  принялась
шагать по комнате, не  в  состоянии  собраться  с  мыслями.  К  жестокой
головной боли, нарастающей с того момента, как она очутилась  на  улице,
присоединились головокружение и  тошнота.  Она  здесь  совершенно  одна.
Отгорожена от всего мира. Кем? С какой целью?  А  Майкл?  Бедный  Майкл.
Элисон зашагала быстрее. Она нуждалась хоть в  какой-то  поддержке.  Тут
она остановилась, взгляд  ее  упал  на  телевизор.  Да,  на  него  можно
положиться. Элисон щелкнула  выключателем.  Настройка!  Она  переключила
канал. Музыка. Еще раз. Ничего. Еще раз.  Наконец-то!  Ночное  шоу.  Она
вжилась глазами в экран. Он был живым, настоящим,  наполненным  шумом  и
движением. Сознание ее утонуло в мириадах пляшущих  разноцветных  точек.
Она продолжала прохаживаться по комнате, не отрывая взгляда  от  экрана.
Пока, наконец, в изнеможении, не в силах более держаться  на  ногах,  не
побрела в спальню. И, упав перед кроватью на колени, уронила  голову  на
дрожащие руки. Она не ощутила прикосновения собственных пальцев к лицу.
   - Ангел Небесный, мой Ангел-Хранитель, - отрешенно молилась она. Если
бы можно было вернуться в ту церковь и вновь  исповедаться.  Тогда  она,
быть может, единственный раз в жизни, ощущала мир в своей  душе.  Элисон
потерлась лбом о кровать, несколько мгновений сидела неподвижно и  вдруг
начала дико озираться. Она услыхала шаги. Опять? Как  и  прежде,  кто-то
ходил взад-вперед. Раздался стук. И тут она осознала, что шаги доносятся
вовсе не сверху.
   Телевизор замолчал. Элисон вскочила.  Шаги  раздавались  в  гостиной.
Вдруг наступила тишина. Кто-то есть в квартире! Она  зажала  рот  рукой.
Это невозможно! Она же проверяла. Дверь она заперла на засор,  а  вместо
окон теперь стена. Тут Элисон вспомнила о стенном шкафу  в  гостиной,  в
который не заглянула. Кто бы ни был в соседней комнате, он скорее  всего
затаился за его створками и выжидал. Раздалось еще два шага. Послышалось
тяжелое дыхание.
   Элисон озиралась в поисках спасения. В отчаянии скользнула в  стенной
шкаф и захлопнула дверцу. Придерживая ее правой  рукой,  она  спряталась
среди висящей одежды. И замерла.
   Тяжелые шаги раздавались уже в коридоре. Медленно, но  неуклонно  они
приближались к ней и чем громче они становились,  тем  большее  отчаяние
охватывало ее. Он, кто бы он ни был, знает, что она здесь, и найдет  ее.
Шаги остановились у входа в спальню. Со всей  силы  вцепившись  в  ручку
двери, Элисон вдыхала запах нафталина, оберегавшего одежду от  моли;  от
него щипало в глазах и першило в  горле.  Она  поднесла  руку  к  груди.
Сердце билось ожесточенно и неравномерно. Такое  впечатление  было,  что
оно в любой момент может выпрыгнуть из груди и покатиться по полу.
   Шаги послышались вновь. Человек побродил по комнате, несколько секунд
помешкал у окна и направился к стенному шкафу.
   Она еще сильнее сжала ручку двери. Шаги приблизились к кровати.
   Элисон затаила дыхание, боясь издавать какие-либо звуки,  предпочитая
задохнуться, но не быть обнаруженной. Она вытерла об одежду потную  руку
и вновь вцепилась в дверь. В другой руке она сжимала распятие.
   Человек обошел вокруг кровати и двинулся  по  направлению  к  стенном
шкафу. Она замерла. Теплая жидкость заструилась по ее ногам.  Моча.  Она
взглянула вниз и в проникающем сквозь щелку свете  увидела,  что  лужица
медленно вытекает наружу. Элисон съежилась  и  напрягла  мышцы,  надеясь
прекратить поток. Это оказалось невозможным. Она зажмурилась при мысли о
том, что моча вытекает в спальню и вот-вот выдаст ее присутствие.
   Человек остановился перед  дверцей  шкафа.  Она  могла  видеть  тень,
падающую от его ног. Вот оно! Ее охватил мучительный ужас, с новой силой
возвратились   головокружение   и   тошнота.   Ручка   двери    медленно
поворачивалась, она вжалась в стену.
   Дверь приоткрылась на дюйм.  Непрошенный  гость  глубоко  вздохнул  и
резко распахнул ее.
   Элисон в ужасе раскрыла рот.

Глава 27

   - Майкл! - закричала она.
   - Что ты делаешь в шкафу? - ошеломленно спросил он. Элисон  буквально
упала в его объятия и обвила своими бессильными руками его шею.
   - Майкл, Майкл, Майкл, - стонала она, уткнувшись носом ему в плечо.
   - Все будет хорошо. Я же здесь.
   - Я не могу...
   - Успокойся. Я держу тебя. - И он сильнее прижал  ее  к  себе,  чтобы
дать ей почувствовать, что она в безопасности.
   - Я видела кровь, запонку.
   - Все будет хорошо, - повторил он. - Все-все-все.
   - Голова болит! - вскрикнула она, сжимая  руками  виски,  где  бешено
пульсировала кровь. - Мне так плохо.
   - Знаю. И я знаю, почему тебе плохо. Скоро все пройдет, и  ты  будешь
прекрасно себя чувствовать. Он перенес ее на кровать и присел рядом.
   - Успокойся, тебя никто не обидит, - мягко сказал  он,  словно  и  не
было никогда никакой опасности.
   - Как это, Майкл?
   - Скоро, скоро, - сказал он.
   - - Ты здесь.
   - Да, и мне многое нужно объяснить тебе.
   - Объяснить?
   - Да. За последние несколько часов я раскрыл тайну этого дома.  Знаю,
в  чем  заключается  роль  отца  Галлирана.  -  Элисон  вздрогнула   при
упоминании о таинственном священнике. - Пойми, человеческий мозг  просто
не в силах это усвоить.
   Элисон озадаченно смотрела на него.
   - Я расскажу тебе все, но сначала ты  должна  взять  себя  в  руки  и
успокоиться. Ты вся дрожишь.
   - Со мной все в порядке, - сказала она. - Я хочу знать все. Говори.
   Майкл взглянул на нее, сомневаясь, готова ли она услышать то, что  он
собирался сказать, и начал:
   - В это просто невозможно поверить!
   - Во что?
   - В это. - Он вытащил из кармана листок с переводом Рудзински.  -  Ты
когда-нибудь читала это прежде? Элисон пробежала глазами текст.
   - Нет, - уверенно заявила она.
   - Читала, только на латыни, в книге. Видишь,  я  сделал  перевод.  Но
этих слов не было в той книге, хотя ты определенным образом получила  их
через нее.
   - А где же они были?
   - Латинский вариант фразы внедрили в твой мозг, так что когда ум твой
освободится от всей прочей информации, в нем останутся только эти слова.
Это команда.
   - Майкл, я...
   - Пока тело твое и мозг очищались, тебе постоянно было плохо, у  тебя
болела голова, тебя мутило.
   - Но...
   - Я все объясню. Наберись терпения. - Он поднялся с кровати,  подошел
к шкафу  и,  достав  оттуда  книгу,  возвратился.  -  Знакомо  тебе  это
произведение?
   - Смутно.
   Майкл раскрыл на коленях  "Потерянный  Рай"  Мильтона.  Найдя  нужную
страницу, протянул книгу Элисон.
   - Ну и что ты скажешь?
   Элисон опустила глаза в книгу и прочла: "Книга четвертая".
   - Но Майкл, это нелепо! Я  никогда  не  читала  "Потерянный  Рай"  ни
по-английски, ни по-латыни.
   - Это отнюдь не нелепо. Отнюдь. - Майкл  встал  и  с  книгой  в  руке
прошелся по комнате, словно профессор перед аудиторией. - Данная  цитата
является предупреждением ангела Урйила ангелу Гавриилу, охраняющему Рай.
Урйил узнал, что злой дух бежал из преисподней и направляется  к  Эдему.
После его предупреждения Гавриил отправил двух ангелов к Адамовой  куще.
Они обнаружили там Сатану, который, оборотясь жабой, прикорнул над  ухом
Евы, и вышвырнули его из Эдема. Но Сатана под  видом;  вечернего  тумана
вновь проникает в Рай с коварной целью и вселяется в спящего Змия. После
этого произошло грехопадение человека. Интересно?
   - Да, - ответила Элисон, пораженная блеском его эрудиции.
   Майкл заглянул в книгу.
   - Сторожевые ангелы покидают Рай и возвращаются на небеса,  -  сказал
он и зачитал:
   Отряды Ангельские, торопясь, На Небо  из  Эдема  воспарили,  Супругам
соболезнуя, грустя  Безмолвно,  ибо  ведали  уже  О  их  грехопаденье  и
безмерно Дивились: как незримый Враг проник Украдкой в Рай?
   - Бог простил их и послал  Своего  Сына  судить  ослушников.  Грех  и
Смерть, до сих пор сидевшие у врат Ада, последуя Сатане - их властелину,
- стремятся проникнуть в обиталище человека.
   - Это смешно, Майкл.
   - Ш-ш-ш, - он  прижал  палец  к  губам.  -  Слушай.  Элисон  кивнула,
сморщилась от боли и снова кивнула. Майкл  улыбнулся,  подошел  к  окну,
держа раскрытую книгу перед собой, и продолжал:
   - Сатана вернулся к своим легионам и поведал о своей победе, о  новом
мире  и  призвал  их  следовать  за  собой  в  новое   царство.   Вместо
рукоплесканий в  ответ  раздается  соединенный  свист  и  шипение  всего
собрания, обращенного, вместе с Сатаной, в  змиев,  согласно  приговору,
произнесенному в Раю.
   Майкл закрыл книгу и поставил обратно в шкаф.
   - Мне плохо. Уедем отсюда, пожалуйста.
   - Я не закончил.
   - Потом закончишь.
   - Нет, сейчас!
   - Но Майкл, какой в этом смысл? Он строго взглянул на нее.
   - Смысл есть. Я пытаюсь объяснить тебе, что здесь происходит и кто ты
есть.
   Элисон вздрогнула и пристально уставилась на него.
   - Кто я есть?
   - Ты страж, - холодно произнес  он.  -  Ты  сменишь  отца  Галлирана,
который был им до тебя. А до него были другие, целая  вереница  стражей,
восходящая к ангелу Гавриилу.
   - Что?
   - То, что ты слышишь!
   - Нет. - Она покачала головой. - Я ничего не понимаю.
   - Когда человек  был  изгнан  из  Рая  и  поселен  на  Земле,  Сатана
поклялся, что вернется  со  своими  легионами.  Так  что  Богу  пришлось
поставить часовых и в новом мире. Но он решил, что ангелам  не  подобает
охранять этот мир, ибо в  утрате  Рая  не  было  их  вины.  Грехопадение
совершил человек, человек и был поставлен на стражу. Как Гавриил...  Как
отец Галлиран... И вот теперь ты. Все  стражи  своим  избранием  обязаны
собственным прегрешениям. Все они пытались убить себя. Они  призваны  не
только охранять Царство Божие, но и искупить  свои  грехи  против  самих
себя и спастись от вечного проклятия!
   - Это смешно!
   - Разве?
   Элисон рассмеялась, превозмогая боль.
   - Если бы Бог захотел выбрать часового, он никогда не выбрал бы меня.
- Она снова рассмеялась. - После всего, что я... И кем я была...
   Он криво ухмыльнулся.
   - Пути Господни неисповедимы. Эти  же  слова  Элисон  слышала  совсем
недавно в церкви.
   - Знаешь, каким образом ты попала в этот дом?
   - По объявлению в газете, которого ты не смог найти.
   - Тебя заманили. Никакого объявления в газете не было. Его внедрили в
твой мозг так же, как и фразу  из  книги.  Тебе  просто  было  приказано
прийти сюда и дождаться  момента,  когда  отец  Галлиран  передаст  тебе
распятие и ты займешь его место. Управлял всеми действиями,  обеспечивал
твою безопасность бдительный священник. Компаньон мисс Логан.  Монсеньер
Франкино. Он убрал тело убитого тобой сыщика. Которого, кстати, нанял я,
чтобы он обыскал здание и подтвердил или опровергнул все то,  о  чем  ты
рассказывала.  Франкино  отдавал  приказания  мисс  Логан,  тоже  агенту
церкви.  Он  организовал  ее   исчезновение,   когда   страсти   слишком
накалились.
   Этот дом - мост, перекинутый через Хаос. Он  связывает  Врата  Ада  с
границей этого  света.  Здесь  сиди!  Страж,  ангел  Божий  на  земле  и
наблюдает за силами зла. - Голос Майкла звучал все громче  и  громче.  -
Здесь будешь сидеть ты, когда  завершится  превращение.  Это  произойдет
сегодня ночью - если никто не помешает.  Ты  избавишься  от  всех  своих
знаний и способностей, станешь дряхлой и страшной, тебя невозможно будет
узнать. И ты навсегда усядешься в кресло. Чтобы наблюдать и ждать.
   - Что значит "если никто не помешает"?
   - Могут помешать. Тебя  пытаются  уничтожить,  заставив  отречься  от
самой себя. Отказаться от  собственной  жизни.  Повторить  свой  главный
грех. Это сложная задача. Вот почему цепь никогда не прерывается. Миссис
Кларк, лесбиянки, прочие, кого ты видела, твой отец -  все  они  солдаты
легионов Сатаны. Они уже попытались помешать однажды - в ту ночь,  когда
ты встретилась со своим отцом - и сегодня они попытаются вновь.  И  если
им это удастся, адские орды ринутся на Землю.
   - Прекрати это! Прекрати! Чего ты добиваешься? Чтобы я сошла  с  ума?
Бред какой-то.
   Майкл бросился к ней и порывисто обнял ее.
   - Успокойся. Я же здесь, значит, все будет хорошо. Я остановлю их, но
ты должна поверить мне.
   - Майкл... Я... - бормотала Элисон, схватившись руками за  голову.  -
Как можно в это поверить?
   - Поверить можно, потому что это - правда.  Теперь  пошли.  Я  покажу
тебе кое-что.
   Элисон начала с трудом приподниматься на кровати, но  остановилась  и
как-то странно взглянула на него. Она прижала руку  к  губам,  мгновение
подумала и спросила:
   - Почему ты не отзывался?
   - Я ничего не слышал.
   - Но я просто надрывалась.
   - Двери в квартирах толстые.
   - Какая разница: ведь я была в гостиной.
   - Что-что? - переспросил он, не совсем понимая, о чем идет речь.
   - Ты не мог не услышать меня, сидя в стенном шкафу в гостиной!
   - Мог, - тихо ответил он.
   - Майкл! - взорвалась она. Он нахмурился:
   - Я вовсе не был в стенном шкафу. Элисон судорожно глотнула воздух.
   - Дверь была заперта на засов. Как ты вошел?  И  откуда  ты  все  это
знаешь?
   Майкл глубоко вздохнул и уже открыл было  рот,  чтобы  ответить,  как
Элисон вдруг вскрикнула. В темноте,  у  двери  стояла,  выгнув  спину  и
округлив глаза, кошка. Джезебель.
   - Кошка! - кричала Элисон, забираясь обратно на кровать и  прижимаясь
к спинке, чтобы как можно большее расстояние отделяло ее  от  кошмарного
животного.
   Кошка зашипела и приблизилась на дюйм.
   - Убей ее!
   - Нет. Мне интересно, чего она хочет, - сказал Майкл.
   - Убей ее! - истерически визжала  она.  Кошка  прыгнула  на  кровать,
подкрадываясь к добыче.
   Элисон вжалась в спинку, оцепенев от ужаса. Майкл взял  ее  за  руку,
пытаясь успокоить. " - Убей ее!
   Кошка пробиралась по кровати и  наконец  замерла  прямо  перед  ними,
приготовившись к нападению. Она злобно зашипела на Элисон и  прыгнула...
Майклу на колени. Уютно свернулась в клубочек и еще раз злобно прошипела
в сторону Элисон.
   Элисон перевела дыхание и вопросительно взглянула на Майкла.
   - Майкл, я не... - бормотала она, буквально каменея от  страха  перед
маленьким исчадием ада.
   - Ты не понимаешь? - невозмутимо спросил он, поглаживая кошку.
   - Нет! - закричала она. Выскочила из кровати и бросилась к окну. -  Я
ничего не понимаю, но я чувствую, что ты - это зло!
   - Что ты, я добрый! - Он разразился смехом,  который  становился  все
громче и громче с каждым разом, как он набирал в легкие  воздух.  Что-то
странное появилось в нем, отчего волосы на голове у Элисон зашевелились.
Это было по-настоящему страшно. Майкл кричал:
   - Меня  убил  священник  Франкино,  когда  я  пытался  задушить  отца
Галлирана, и я проклят во веки веков за свои  прегрешения!  За  то,  что
нанял Бреннера для убийства своей жены Карен! - Он  продолжал  хохотать,
тело его содрогалось. - Я из легионов Сатаны!
   На  ее  глазах  дух  его,  ласкающий  кошку,  становился  прозрачным,
бесцветным, казалось, он мог развеяться от малейшего дуновения  ветерка.
Смех и звук его голоса словно исходили откуда-то  издалека,  из  царства
греха и зла.
   Элисон метнулась из комнаты вдоль по коридору к выходу. Запутавшись в
замках, слыша медленно приближающиеся шаги, она поняла,  что  не  сможет
победить. Если победит он, она будет уничтожена. Но  и  в  случае  своей
победы  она  исчезнет,  приговоренная  к  вечному  сидению  у  окна   во
искупление своих грехов. Но когда, наконец, ей удалось повернуть ключ  в
замке, отодвинуть засов и снять цепочку -  в  это  самое  мгновение  она
решила, что раз суждено ей быть  побежденной,  пусть  победителем  будет
Бог. И она станет сидеть и смотреть и превратится в стража его, и спасет
себя от проклятия.
   Элисон распахнула дверь, бросилась вниз по лестнице на  второй  этаж,
мгновение помедлила перед дверью квартиры 2-А, пробежала через  холл  и,
замерев спиной к надписи, которую все еще не замечала,  взглянула  вниз.
Она пошатнулась и схватилась за перила, чтобы удержать равновесие. Сзади
раздавались шаги. Элисон понеслась вниз, спотыкаясь, падая и на этот раз
позабыв проверить прочность перил. Она пробежала мимо висящего на  стене
зеркала и остановилась как вкопанная.
   - Добро пожаловать домой, -  ласково  проговорил  Чарльз  Чейзен.  Он
стоял в дверях, одетый так же, как и в тот вечер, когда впервые появился
у нее. - Не бойтесь, - сказал он. - Я ждал вас. Я  прямо-таки  мечтаю  о
том, как мы вместе произведем перестановку в моей квартирке. У вас такой
тонкий вкус. А сами вы такое милое дитя.  Я  просто  млею  от  восторга,
когда вы рядом.
   Элисон медленно пятилась назад.
   - Джезебель была счастлива,  что  вы  пришли  поздравить  ее  с  днем
рождения, хотя и не нашли времени купить подарок... В следующем  году  я
дам вам знать пораньше. Непременно!
   - Нет! - вскрикнула Элисон.
   - Тц-тц, зачем так громко, моим старым ушкам  больно.  Такое  хрупкое
дитя и столько шума! - Он начал приближаться к ней.
   Элисон  похолодела.  Она  увидела  свое  отражение  в  зеркале.   Что
случилось? Она выглядит старухой, в сотни раз хуже, чем  когда  вошла  в
дом. Она закричала и закрыла лицо руками.
   А  Чейзен  продолжал  неумолимо  приближаться  мелкими,   аккуратными
шажками -  Да,  -  снова  произнес  он.  -  Добро  пожаловать  домой.  -
Неожиданно уныние улетучилось с его  лица,  взгляд  его  посуровел,  рот
искривился  от  ярости.  Он  напрягся,   воздел   вверх   руки,   словно
проповедник,  обращающийся  к  пастве,  и  принялся  извергать  изо  рта
громовые мольбы. Стены здания  задрожали.  -  Я  преуспел  в  задуманном
превыше всех надежд, и воротился, чтобы  с  торжеством  вас  вывести  из
адских недр, - кричал он, словно  помешанный,  -  проклятой,  мерзостной
юдоли бед, застенка нашего Тирана.
   В глазах у Элисон потемнело.
   - Мир обширный достояньем вашим стал, немногим хуже отчины  небесной,
в опасностях великих и трудах, добытый мною.
   Она продолжала пятиться назад, а  он  медленно  надвигался,  раскинув
руки в предвкушении добычи.
   -  Долго  б  повелось  повествовать  о  том,  что  претерпел,  пучину
невещественную, хлябь безмерную, где правит искони разлад ужасный;  ныне
Грех и Смерть соорудили там широкий мост,  дабы  ваш  славный  облегчить
исход.
   Отступать стало более некуда, Элисон начала подниматься по  лестнице,
понимая, что попала в ловушку.
   - А что теперь вам, боги, остается,  как  не  встать  и  поспешить  в
блаженную обитель!
   Он стоял, подняв руки.
   Элисон ощутила вибрацию у себя под ногами. Обернулась и увидела,  что
лестница и холлы заполнены бесцветными неясными фигурами.
   Каждая клеточка ее тела горела, словно ее уже жгли адским огнем.  Она
не знала, куда идти. Назад?  В  эту  толпу?  Или  вперед?  Она  неохотно
двинулась назад. Назад! По холлу второго этажа, вверх  по  лестнице,  на
третий этаж, где на полу была кровь Майкла и лесбиянки Сандра  и  Герда,
совершенно голые, смотрели на нее и ласкали друг друга. А  рядом  стояли
Малькольм с женой. Идти дальше  некуда.  Сзади  по  лестнице  поднимался
Чейзен.
   Дико озираясь, Элисон прошмыгнула в дверь квартиры 3-Б и  вскрикнула.
На полу лежало  истекающее  кровью  тело  Майкла.  Бескровные  его  губы
посинели.
   Она подбежала к стене и оглянулась. Из спальни  вышла  миссис  Кларк.
Вслед  за  ней  выплыли  огромные  сестрицы  Клоткин,  их  отвратительно
колыхающиеся тела внушали  ужас.  Появился  детектив  Бреннер.  Все  они
остановились в нескольких ярдах от Элисон и замерли в ожидании.
   - Оставьте меня! - закричала Элисон. - Дайте мне умереть! - Из  груди
ее вновь вырвался вопль.  В  противоположном  конце  комнаты  неподвижно
стоял ее отец. Она всхлипнула. Он не шелохнулся. Он ждал чего-то.
   Дверь распахнулась и вошел Майкл.  Остановившись  у  своего  мертвого
тела, он обернулся к двери. Вслед за ним появился Чейзен -  на  плече  у
него подпрыгивал Мортимер. Он прошел в  центр  комнаты  и  поднял  руки;
голоса его паствы смешались в невообразимом  режущем  ухо  крещендо.  Не
переставая шипеть на Элисон, к хозяину подбежала Джезебель.
   Чейзен опустил руки и шум мгновенно прекратился.
   - Ты избранница Господа Бога, Тирана и нашего врага, - обратился он к
Элисон. - Ты призвана защищать и охранять вход  на  Землю.  Ты  призвана
получить знак власти Господа от предыдущего стража и занять  его  место.
Таково твое предназначение, и ты будешь  уничтожена,  если  мы  победим.
Настал час решительных действий. - Он повернулся к  своей  Армии.  -  Мы
выполним предначертанное и превратится она в одну из нас и восстанем  мы
и поспешим в блаженную обитель и предадим весь мир  в  добычу  Смерти  и
Греху! - Он снова обернулся к Элисон,  потрясая  скипетром.  -  Ты  сама
предашь себя проклятию!
   Чейзен вновь поднял руки и вновь пение,  бряцание  оружия  и  отзвуки
самого Ада заполнили здание. Элисон  начала  медленно  оседать  на  пол,
содрогаясь всем телом. Изо рта у нее  текла  кровь,  ее  рвало,  она  не
принадлежала больше самой себе, и она жаждала смерти.
   Монсеньер Франкино распахнул  дверь  квартиры  5-А.  Рядом  с  ним  в
дверном проеме стоял отец Галлиран. В протянутой руке он  держал  крест,
другую руку прижимал к измученной своей груди. Он двинулся вперед,  даже
дыхание давалось ему с огромным трудом. Он должен был разыскать Элисон и
передать ей распятие, дабы не разорвалась цепь  и  не  расчистился  путь
греху и злу.
   Армии ночи восстали, звеня оружием  и  доспехами.  Они  бросались  на
крест, но высшая сила сокрушала их. Легионы выходили на  бой  со  старым
священником. Но он шел сквозь всю эту суету. Он шел. Он шел. Отыскивая в
толпе своего преемника. Избранника Божьего, Стража.

Глава 28

   - Все назад! - Полицейский обернулся. - Вторую установите вон там!
   Любопытные глаза выглядывали из темноты.
   - Всем выйти за заграждение или встать на тротуар!
   Множество ног зашуршало по щебенке.
   - К вам это тоже относится.
   - Пресса.
   - Какая пресса?
   - "Дэйли Ньюс".
   - Пропуск есть?
   - Да. - Человек вынул из кармана  плаща  карточку,  которую  протянул
офицеру.
   Полицейский внимательно изучил удостоверение.
   - Можете остаться, - разрешил он.
   -  Спасибо,  -  поблагодарил  репортер,  входя   за   заграждение   и
направляясь к центру событий -  особняку,  находившемуся  на  расстоянии
примерно в сто ярдов. Полицейский оглядел  столпившихся  позади  барьера
людей. Прислушался к недовольным голосам, сплюнул  на  землю  и  перевел
взгляд на прожекторы, освещавшие особняк.
   Две  полицейские  машины  прибыли  сюда  минут  сорок  назад.  Первая
доставила Гатца, Риццо и еще трех детективов. Вторая - врача и Дженнифер
Лирсон в сопровождении нескольких полицейских. Гатц и  Риццо  немедленно
вошли в здание, оставив девушку снаружи.
   Они пробыли внутри десять минут, затем  Риццо  с  одним  из  офицеров
покинул здание, переговорил с остальными и сделал вызов по установленной
в машине рации.  Через  несколько  минут  улицу  заполонили  полицейские
автомобили.  Привезли   прожекторы   и   заграждения,   чтобы   сдержать
собравшуюся толпу.
   Что произошло внутри  дома,  оставалось  неизвестным.  Оттуда  больше
никто не выходил. Напряжение становилось  невыносимым.  И  в  довершение
всего  пошел  снег.  Наконец,  парадная  дверь  медленно   растворилась,
показались Гатц и Риццо. У  крыльца  сразу  столпились  репортеры.  Гатц
остановился, взглянул на них и обернулся к Риццо:
   - Позвони в лабораторию, пусть кого-нибудь пришлют.
   Тот кивнул и бросился к полицейским автомобилям. Гатц снова  взглянул
на томящихся в  ожидании  журналистов.  -  Пока  никаких  заявлений  для
прессы. Произошло убийство. Больше ничего сказать не  могу.  Как  только
инспектор Гарсиа даст добро, мы вас позовем  и  обо  всем  поговорим.  А
сейчас я попрошу вас посторониться.
   - Кто убит?
   - Позже, я сказал. А теперь шевелитесь. - Он махнул  рукой  стоявшему
позади репортеров Ричардсону. - Поставь здесь заграждение и всех за него
выгони. - Он обернулся к другому офицеру: - Который час?
   - Три сорок пять.
   Гатц высунул руку на улицу ладонью вверх и поймал несколько снежинок.
Похоже, надвигался сильный снегопад. Он слепил из них крошечный  снежный
шарик и бросил его на землю.
   - Холодная ночь, сэр.
   - Да. И гораздо холоднее, чем вы думаете.
   - Почему?
   - Почему? - Гатц улыбнулся. - Долго объяснять. - Он вышел из подъезда
- в лицо ему сразу ударил мокрый снег - и обернулся  к  полицейскому.  -
Никого не пускать, кроме оперативной бригады.
   - Слушаюсь, сэр.
   Он бодро спустился по ступенькам, окинул взглядом заполненную народом
улицу и подошел к пустой патрульной машине. Облокотись о капот, поправил
шарф и оглядел особняк сверху донизу.
   - Специалист по крови и дактилоскописты уже в пути, -  сказал  Риццо,
приблизившись к начальнику.
   - Отлично.
   Риццо развернул листок бумаги и передал Гатцу.
   - Здесь адрес женщины, вызвавшей полицию.
   - Из какого она дома?
   - Вон из того. - Риццо указал на  желтое  здание  на  другой  стороне
улицы.
   - А где она сейчас?
   - В участке. Ее не будут допрашивать до вашего приезда.
   - Ты говорил с ней?
   - Нет.
   - А кто говорил?
   - Джейк.
   - И?
   - Это была Паркер. Описание полностью совпадает. Женщина  смотрела  в
окно - она страдает  бессонницей  -  и  увидела,  как  девушка  вошла  в
особняк. Как вы думаете, куда она направлялась? - спросил Риццо.
   - Пока не знаю, но мы найдем ее. Лирсон знает?
   - Я только что рассказал ей.
   - Переживает?
   - Да. Доктору пришлось дать ей успокоительное. Гатц сплюнул на тонкий
слой снега,  покрывший  холодный  асфальт,  и  пристально  посмотрел  на
подъезд особняка.
   -  Скажи,  приходилось   тебе   когда-нибудь   испытывать   настоящее
разочарование - когда волком выть хочется?
   - Да.
   Гатц взглянул на Риццо и стиснул кулаки.
   - А почему вы спрашиваете?
   - Приятно осознавать, что ты не одинок.
   - Не понимаю.
   - Похоже, я  допустил  ошибку,  Риццо.  Ужасную  ошибку.  А  ведь  не
сомневался ни капельки!
   - Но и сейчас нельзя еще быть уверенным.
   - Ты прав, нельзя. Но это чувство у меня в животе...
   Гатц  был  сам  не  свой:  задумчивый,  мрачный.  Бесконечные   часы,
проведенные в размышлениях, предпринятые им  усилия  -  все  оказывалось
ненужным после этой ночи.
   Подошел Джейк Берштейн.
   - Врач осмотрел старого священника, - сказал он. - Судя  по  всему  -
остановка сердца.
   - А что за пятна у него на шее?
   - Следы рук и ногтей.
   - Удушение?
   - Возможно. Но не оно явилось причиной смерти.
   - Это точно?
   - Нет. Надо подождать  результатов  вскрытия.  Но  насчет  сердечного
приступа врач уверен. Гатц кивнул.
   - При Фармере обнаружили что-нибудь?
   - Нет.
   Гатц покачал головой.
   - Я показал девушке черный атташе-кейс, - сказал Джейк.
   - Она опознала его?
   - Да, и спросила, где бумаги.
   - Какие бумаги?
   - Не знаю. Она, похоже, помешалась. Когда я спросил о них,  она  лишь
твердила, что у Фармера в кейсе были какие-то бумаги.
   - Ничего не нашли? Джейк покачал головой.
   - Пусть обыщут все здание. Мне надо поговорить с ней.
   Джейк отошел было, но обернулся.
   - Не вешай нос, Том.
   - Риццо, - позвал вдруг Гатц.
   - Да?
   - Достань ордер на арест Элисон Паркер.
   - Какие обвинения?
   - Попытка убийства фотографа. Подозрение в убийстве  Майкла  Фармера.
Подозрение в соучастии в убийстве Карен Фармер.
   - Да, сэр, - послушно ответил тот. Мгновение он пристально смотрел на
шефа, затем повернулся и ушел.
   Гатц снова облокотился об автомобиль и  потер  затянутые  в  перчатки
руки одна о другую. Вот и все. Боже, как он устал! Он подумал об  Элисон
Паркер.  Ведь  он  полностью  освободил  ее  от  подозрений   во   время
расследования "дела Карен Фармер".  Неужели  он  ошибался?  И  она  была
виновна, а теперь убирает соучастников?  Он  ударил  кулаком  по  дверце
машины, потянул носом холодный ночной воздух и взглянул на особняк.
   Тяжелая дверь растворилась, ее придерживал полицейский в форме. Через
несколько секунд показалась облаченная в белое фигура, за ней -  носилки
с покрытым простыней телом и еще несколько человек. Носилки поместили  в
подъехавшую санитарную машину и захлопнули дверь. Водитель завел  мотор,
автомобиль объехал заграждения и скрылся в ночи.
   Гатц швырнул сигару  в  снег.  Дверь  парадного  вновь  отворилась  и
появилась еще одна группа полицейских с носилками, на которых лежало еще
одно тело. Белая простыня пропиталась кровью.
   Гатц отвернулся, отыскивая взглядом Дженнифер, чтобы расспросить ее о
содержимом кейса.

***

   Детектив Гатц завершил сбор свидетельских показаний,  большинство  из
которых принадлежало Дженнифер  Лирсон.  И  хотя  показания  эти  больше
смахивали на бред, он все же решил нанести визит в епархию.
   Кардинал изумленно смотрел на него.
   - При всем уважении к властям и к вашему расследованию, - начал он, -
могу сказать лишь одно: то, о чем вы поведали, немыслимо. Это вне  сферы
реальности, хотя, безусловно, силы Господа и  силы  Сатаны  находятся  в
непрерывной схватке.
   Гатц почтительно кивнул.
   - Уверяю вас, - продолжал  кардинал,  -  что  истину  следует  искать
где-то еще, Гатц поднялся.
   - Я ни в коем случае не  допрашиваю  Ваше  Преосвященство,  но  прошу
Вашего позволения задать еще один вопрос.
   Кардинал кивнул.
   - В деле замешан священник - Монсеньер Франкино. Я  пытался  отыскать
его в Управлении епархии, но безуспешно.
   Кардинал встал и снисходительно улыбнулся.
   - Неудивительно. Под моим началом нет человека с таким именем.  -  Он
обернулся к секретарю, который в подтверждение  его  слов  кивнул.  -  И
никогда не было.
   - Понятно, - сказал  Гатц.  Он  покраснел,  отчего-то  смутившись.  -
Простите, что отнял у вас время, - вежливо добавил  он,  повернувшись  к
выходу.
   Через несколько мгновений он забрался в патрульную машину и сел рядом
с Риццо, направляясь на последнюю назначенную на  сегодня  встречу  -  с
Дэвидом Карузо.
   Карузо встретил их у  дверей  в  инвалидной  коляске.  Они  с  Гатцем
обменялись любезностями, после чего он повторил, что сказал уже все, что
мог, и не представляет, какой еще полезной для  полиции  информацией  он
располагает.
   - Всего несколько вопросов, - настаивал Гатц.  Карузо  пригласил  его
присесть.
   - Вы слышали что-нибудь о мисс  Логан?  -  спросил  детектив.  Карузо
покачал головой.
   - Вы смогли отыскать ее домашний адрес?
   - Я уже говорил вам, у меня его никогда не было. Гатц  бросил  взгляд
на Риццо.
   - Вы когда-нибудь слышали о священнике по имени Монсеньер Франкино?
   Карузо мгновение помедлил и произнес:
   - Нет.
   - Имели ли вы какие-нибудь дела относительно покойного отца Галлирана
с представителями Нью-Йоркской епархии?
   - Вы уже спрашивали меня об этом пять раз.
   - Скажите снова.
   - Нет. Прежний владелец заключил договор с церковью. Я купил  у  него
дом перед его смертью. Мисс Логан ни с кем из моих  знакомых  связей  не
имела. Мы получали чеки с подписью: М. Лефлер, инспектор.
   Гатц  покачал  головой,  затем   поблагодарил   мистера   Карузо   за
потраченное время и за терпение.
   - Идем, - велел он Риццо и, когда они покинули квартиру,  добавил:  -
Отложи пока заявление Дженнифер Лирсон.
   За дверью Дэвид Карузо перебрался к окну. Он  наблюдал  за  тем,  как
Гатц и Риццо залезают в машину и уезжают прочь. Затем покачал головой  и
пощипал колечки седых волос на тыльной стороне своих веснушчатых рук. Он
был спокоен. Разорванная цепь замкнулась, и правда навсегда похоронена.
   Он опустил штору, встал а инвалидной коляски и отошел от окна.

ЭПИЛОГ

   Iа панели загорелась цифра "5".
   - Обычно в лифтах играет  музыка.  К  сожалению,  сейчас  система  не
работает, но дня через два-три ее непременно починят.
   Мужчина  улыбался  супружеской  паре.  Молодожены,  только   что   из
колледжа. Идеальные жильцы.
   - Недавно приехали в Нью-Йорк?
   - Да. Компания перевела меня сюда из Чикаго.
   - А в какой компании вы служите?
   - "Юнайтед Эрлайнз".
   - Вы летчик?
   - Не совсем. Я работаю в отделе  рекламы.  Мужчина  снова  улыбнулся.
Хорошая компания. Хорошее положение. Они определенно ему нравились,  эти
молодожены.
   - Когда появится маленький?
   - Еще не скоро.  Через  три  месяца.  -  Девушка  похлопала  себя  по
выпирающему животу и улыбнулась.
   На панели загорелась цифра "20". Лифт остановился, двери  разъехались
в стороны. Агент одернул свой недорогой коричневый пиджак и вышел  вслед
за супружеской четой.
   Стены холла были  оклеены  роскошными  обоями,  пол  устилал  толстый
ковер.
   -  На  каждом  этаже  пятнадцать  квартир,  -  рассказывал  агент.  -
Мусоросжигатель - рядом с лифтами. - Он достал из кармана ключ. - А  вот
и квартира 20-Л. - Он вставил ключ в скважину и  отпер  крашенную  серой
краской дверь.
   Они вошли в небольшую  прихожую  и,  повернув  направо,  очутились  в
огромной гостиной. Мебели не было, в  квартире  явно  недавно  произвели
ремонт.
   - Как видите, здесь большая гостиная..
   - Можно сказать, слишком большая, - отозвалась молодая  женщина.  Она
прошлась по комнате до окна и обратно. - У нас не хватит  мебели,  чтобы
ее заполнить.
   - Купим еще, если понадобится, -  ответил  ей  муж.  Он  обернулся  к
агенту. - Меня интересуют кладовые. Не станет ли  нам  тесновато,  когда
появится ребенок?
   - Я понимаю. Взгляните-ка сюда, - Агент отпер дверцу  в  прихожей.  -
Это  кладовка.  -  Он  включил  внутри  свет.  -  Как  видите,  довольно
вместительная. Сюда вполне можно ставить детскую коляску.
   Девушка  с  одобрением  кивнула  и  прошла   на   кухню,   оснащенную
наисовременнейшим оборудованием.
   - Мы платим за газ и электричество?
   - Нет. Только за электричество, Она кивнула, подошла к  холодильнику.
Открыла дверцу, заглянула внутрь.
   - Прекрасно. Спальню можно посмотреть?
   -  Разумеется.  Сюда,  пожалуйста.  Миновав  небольшой  коридор,  они
очутились в спальне.
   - Мне нравится, - сказала девушка. - Хотелось  бы,  конечно,  жить  в
особняке, но, думаю, здесь будет даже лучше. Удобнее и безопаснее.
   - Без  всякого  сомнения.  Хотя,  не  могу  с  вами  не  согласиться,
встречаются на редкость привлекательные особняки. Были они  и  здесь,  в
этом квартале, но их снесли пять лет назад, когда возводили это здание.
   - Если мы принимаем ваше предложение, когда можно въезжать? - спросил
муж.
   - Завтра, если угодно.
   Молодой человек обернулся к жене:
   - Что скажешь?
   - Скажу, что нам это подходит.
   - Вот и прекрасно. Теперь давайте спустимся  и  заполним  необходимые
документы. Договор должен быть  одобрен  владельцами  дома,  но,  думаю,
здесь проблем не возникнет. Надеюсь, сегодня мы все успеем оформить.
   - Здесь всегда так тихо? - спросила девушка.
   - Это основное требование, которое мы предъявляем к жильцам. Живите и
давайте жить другим! Но этот этаж, пожалуй, самый тихий.
   - Почему?
   Агент пожал плечами.
   - Так уж сложилось.
   Прибыл лифт. Первой вошла молодая женщина, следом - ее муж.
   - А что представляют собой соседи? - спросила она.
   Агент на мгновение задумался.
   - Ваши соседи? Так, дайте вспомнить. Во-первых,  мистер  Дженкинс  из
квартиры  "М".  Милейший  человек.  Играет  на  скрипке  в  нью-йоркском
симфоническом оркестре.
   - Надеюсь, дома он не репетирует?
   - Нет. Вы не услышите ни звука.
   - А квартира "К"? Она пуста?
   - Нет. - Он замялся. - Наверное, я должен все  рассказать,  ведь  вам
здесь жить. Женщина из квартиры  20-К  -  затворница.  Она  монахиня  и,
насколько я знаю, слепая. Можете увидеть, как она  сидит  у  окна,  если
внимательно посмотрите с улицы. Она поселилась здесь, едва был  построен
дом. Вот уж кто вас точно не будет беспокоить, так это она.  Никогда  не
выходит из квартиры. И вы не услышите оттуда ни малейшего  шороха,  даже
если будете специально прислушиваться.
   - Звучит зловеще, - сказала девушка. Муж ее улыбнулся:
   - Думаю, для наших душ будет полезно пожить рядом с монахиней.
   Они рассмеялись.
   День был в разгаре, когда молодая пара вышла  из  дома,  покончив  со
всеми необходимыми формальностями. Они пересекли улицу и направлялись  к
Централ-Парку, чтобы сесть там на автобус.
   Женщина остановилась.
   -  Смотри,  -  проговорила  она.  Муж  повернул  голову  в  указанном
направлении и глядел на последний этаж ультрасовременного здания.
   - Что там?
   - Окно. Предпоследнее. Видишь что-нибудь? Он прищурился.
   - Вроде бы да.
   - Слепая монашка?
   - Трудно сказать. Но если верить агенту, то да.
   - И что ты думаешь?
   Он заглянул ей в глаза и улыбнулся.
   - Об этом можно будет написать домой. -  Чмокнул  ее  в  щеку  и  оба
зашагали вдоль квартала, довольные, что нашли квартиру.
   В комнате было темно. Никакой  мебели,  кроме  деревянного  кресла  с
высокой спинкой, стоявшего у закрытого окна, задернутого  полупрозрачной
занавеской. На сиденье располагалось человеческое  существо,  совершенно
обезображенное годами.  Выпученные  глаза,  покрытые  жуткими  бельмами.
Морщинистая кожа, изборожденная трещинами,  словно  сухая  земля.  Синие
тонкие губы. Свалявшиеся волосы. Восково-бледное лицо.
   Существо хранит  неподвижность,  лишь  время  от  времени  вздымается
грудь. Застывшие безжизненные руки крепко держат золотое распятие.



   СТРАЖ - 2

Джефри КОНВИЦ



ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.org.ru


ПРОЛОГ

Ноябрь 1963 года

   Aоктор Мартин Абраме не спеша набил тяжелую трубку ручной  работы  и,
раскуривая ее, бросил взгляд на бумаги, отодвинутые на край  письменного
стола.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил он, хмуря густые черные брови.
   -  Чувствую...  -  безучастно  откликнулся  пациент,  прибывающий   а
глубоком трансе.
   Доктор заметил, что ответ был дан будто бы через силу.
   - Вы спокойны, - ровным голосом произнес он.
   - Да, - как-то неуверенно подтвердил пациент. - Спокоен.
   - Все хорошо.
   Наступила тишина. Выдержав паузу, Абраме продолжил:
   - Я хочу поговорить с вами о вашей матери. Пациент зябко поежился.
   - Я не помню ее.
   - Помните. Вы помните абсолютно все. Расскажите мне про нее.
   Запинаясь, пациент стал описывать женщину, а потом и свое отношение к
ней.
   Абраме удовлетворенно кивнул.
   - Хорошо, - сказал он, одновременно делая какие-то пометки в бумагах.
- А теперь расскажите мне о том, как она умерла.
   Лицо пациента преобразилось. Его охватил неподдельный ужас.
   - Я.., я не помню этого.
   - Помните. Говорите же!
   - Это было.., очень давно.
   - От чего она умерла?
   - От рака.
   - Это неправда. Расскажите мне, как она умерла. Подробно.
   - Рак. Меланома. Я навещал ее в больнице. Она мучилась,  страдала  от
сильной боли.
   - И это все, что вы помните?
   Пациент с трудом выдавил из себя еще  несколько  бессвязных  фраз,  а
потом и вовсе умолк. По его лбу и щекам струился пот.
   Абраме разжег потухшую трубку и крепко сжал зубами мундштук.
   - Как она умерла? - настоятельно требовал он продолжения рассказа.  -
Говорите!
   Пациент дико озирался по сторонам, не понимая, где он находится.
   - Говорите же!
   - Потом ее привезли из больницы домой. К нам  приходила  сиделка,  но
один раз она заболела и не смогла прийти.  А  у  мамы  как  раз  начался
сильный приступ... И она сказала, что если я действительно люблю ее, что
должен помочь ей умереть... Я заплакал. А потом выдернул  капельницу  из
ее вены и убежал в школу. А когда пришел домой  после  уроков,  она  уже
умерла.
   - И как вы себя чувствовали после этого?
   - Как будто я виноват в чем-то...
   - Вы пытались как-нибудь искупить эту вину?
   - Не помню.
   - Помните! Расскажите мне.
   Пациент судорожно задергался в  кресле.  Он  был  в  крайней  степени
смятения.
   - Я понял, что не смогу больше так жить.
   - И поэтому... - подсказал доктор.
   - Я пытался покончить с собой!
   Абраме, явно довольный своими успехами, тут же начал расспрашивать  о
подробностях,  одновременно  заполняя  целые  страницы   ровным   мелким
почерком. Наконец он отложил ручку в сторону и не  спеша  вывел  мужчину
из-под гипноза. Через минуту тот уже был в полном сознании.
   Абраме вызвал ассистентку и попросил сварить кофе.
   - А теперь я хотел бы задать вам несколько  вопросов,  -  сказал  он,
когда перед ними Поставили чашечки с дымящимся ароматным напитком.
   Пациент кивнул, охотно давая свое согласие.
   - От чего умерла ваша мать?
   - От рака. Она долго болела...
   - Разве ее не убили? - "удивился" Абраме.
   - Убили? - Мужчина нахмурился. - Вы что, с ума сошли?
   - Я нет. И вы, кстати, тоже далеко не сумасшедший. Пациент добродушно
рассмеялся. Доктор озабоченно покачал головой.
   - И вот о чем я еще хотел бы узнать...
   - Да, слушаю вас...
   - Вы когда-нибудь пытались покончить жизнь самоубийством?
   - Я? Да что вы! Конечно, нет.
   - Вы уверены? - прищурился Абраме.
   - Абсолютно.
   - Тогда у меня все. - Психиатр улыбнулся,  давая  понять,  что  прием
окончен.
   Мужчина с облегчением вздохнул, поднялся с  кресла  и,  попрощавшись,
быстро покинул кабинет.
   Абраме проводил его до двери, потом вернулся в свое кресло, и,  выбив
пепел из трубки, крепко задумался. Он снова и снова перелистывал записи,
размышляя о самом Удивительном случае в своей практике.

Декабрь 1966 года

   Aртур Селигсон вышел из метро на пересечении улиц Бликер  и  Лафайет.
Теперь уже он нисколько не сомневался, что правильно  поступил,  хлопнув
дверью. К утру Сью забудет о размолвке, а он тем временем проведет  ночь
в городе и где-нибудь от души повеселится. Вообще-то  их  отношения  уже
стали для Артура настоящей обузой. Он смертельно  устал  от  бесконечных
придирок и постоянного ворчания своей подруги. А особенно сварливой  она
стала, узнав, что он - бисексуал и любит мальчиков ничуть не меньше  ее.
Впрочем, если она так и не сможет примириться с этим, то пусть убирается
ко всем чертям. Уж он-то без нее как-нибудь обойдется.
   Артур  свернул  на  Хьюстон-стрит  и  направился  по  ней  в  сторону
Ист-Вилледж, еще издали заметив яркий неоновый  щит  над  ночным  клубом
"Суарэ". Хоть он и не заходил сюда  раньше,  это  местечко  было  хорошо
известно любому  нью-йоркскому  гомосексуалисту.  Внутри  клуб  оказался
небольшим  и  был  даже  немного  тесноват  для   огромного   количества
столпившихся  под  низким   потолком   посетителей.   У   самого   входа
располагался бар, еще дальше - сцена, на которой сейчас  демонстрировали
свое мастерство четыре бледных худых музыканта и два мускулистых танцора
в женских  платьях.  Артур  отметил,  что  оформлен  клуб  на  удивление
скромно, хотя  на  это,  похоже,  никто  из  присутствующих  не  обращал
внимания. Но вообще же сквозь густую пелену табачного дыма  было  трудно
что-либо как следует разглядеть.
   Артур проверил карманы - не забыл ли он в пылу ссоры дома бумажник и,
убедившись, что тот на месте,  поспешил  к  бару.  Там  он  привстал  на
цыпочки, перегнулся через  стойку  и  заказал  чистый  виски  со  льдом,
стараясь перекричать оглушительный джаз.  Потом  подождал,  пока  бармен
принесет напиток, и со стаканом в  руке  стал  искать  свободное  место.
Наконец,  удобно  устроившись  в  углу   тесного   зала,   он   принялся
рассматривать посетителей, без стеснения заглядывая  им  прямо  в  лица.
Артур знал, что в этом диковинном месте царят совсем иные нравы,  нежели
там,  где  ему  приходилось  бывать  вместе  с  Сью.  Здесь   собиралось
совершенно  другое  общество  и  было  куда  меньше   церемоний.   Артур
чувствовал, что с каждой минутой клуб начинает нравиться ему все больше.
   Поэтому он снял свой мохеровый свитер и небрежно бросил его на спинку
кресла, с удовольствием сознавая, что, наконец,  нашел  именно  то,  что
искал.
   Его хлопчатая рубашка под свитером уже успела основательно взмокнуть,
и он попросил у официанта стакан  воды  со  льдом.  Потом  отпил  глоток
виски, протянул руку к блюдцу с солеными орешками, которые стояли  здесь
на каждом столике, и загреб сразу целую горсть. Сосед Артура внимательно
оглядел его, и они тепло улыбнулись друг Другу.
   Молодой человек оказался весьма приятной  наружности:  белокурый,  на
вид - ровесник Артура и  очень  стройный.  Он  был  в  черном  шерстяном
джемпере  поверх  белой  рубашки  и  в  плотно  облегающих   джинсах   с
замысловатой вышивкой на кармане.
   - Как дела? - не переставая  улыбаться,  спросил  парень,  будто  был
старым знакомым Артура.
   - Как всегда, прекрасно, - охотно отозвался тот.
   - Меня зовут Джек. Джек Купер, - представился юноша.
   - Артур Селигсон.
   Джек улыбнулся, обнажая ослепительной белизны зубы, и  отпил  немного
"бурбона".
   - А я вас, по-моему, тут раньше не видел, - заметил он.
   Артуру  понравился  и  голос  Джека,   такой   мягкий   и   отчетливо
женственный.
   - Это  и  неудивительно,  ведь  я  здесь  впервые.  Позади  музыканты
объявили антракт  и  скрылись  за  сценой.  Наслаждаясь  тишиной,  Артур
маленькими глотками допил виски.  Джек  тут  же  заказал  ему  еще  одну
порцию, и Артур не смог отказаться.
   - бы здешний? - спросил Джек, придвигаясь к нему поближе.
   - Нет, - ответил Артур. - Я родился в Ионкерсе, и там же  прошло  мое
детство. - Он улыбнулся. - Но школу я заканчивал уже в Буффало, а  потом
приехал в Колумбийский  университет  продолжить  образование.  И  сейчас
одновременно учусь и  подрабатываю  немного  в  универмаге,  -  Вы  один
живете? - поинтересовался Джек.
   - Нет.
   - С приятелем?
   - Нет, с девушкой.
   - Так  вы  здесь..,  случайно?  -  В  его  голосе  послышалось  явное
разочарование.
   - Не совсем. Впрочем, я от нее ничего не скрываю, и она в курсе  моих
симпатий.
   - Вам, наверное, нелегко живется, - посочувствовал Джек.
   - Это точно.
   Новый приятель Артура понимающе улыбнулся, потом  подозвал  официанта
и, указав ему на пустые стаканы, заказал еще виски.
   - А вы? - в свою очередь, спросил Артур, пока ему наливали уже третью
порцию.
   - Я тоже учусь. Изучаю литературу, а подрабатываю в этом клубе.
   - И кем же вы здесь.., подрабатываете?
   - Барменом, через день. Я живу в этом районе уже четыре года  и  знаю
здесь все кабаки. Приехал из Цинциннати, думал стать актером, но  ничего
путного из меня не вышло. Сначала снялся пару раз  в  рекламе  какого-то
безалкогольного напитка, который сам так ни разу и не попробовал,  потом
меня использовали в качестве "голоса за кадром" - но  ни  один  из  этих
роликов почему-то не пошел... Затем я шесть недель колесил по  стране  с
труппой "Фантастике" в качестве  подсобного  рабочего,  и  на  этом  моя
театральная карьера закончилась. Неплохо,  да?  Шесть  недель  с  такими
звездами - и мне не дали на сцене ни слова! Но к черту все это,  неохота
и вспоминать... Не вышло из меня звезды, хотя еще довольно  долго  я  не
мог в этом признаться даже самому себе.
   Артур понимающе кивнул.
   Джек достал сигарету и закурил.
   - А какие у тебя планы после университета?  -  спросил  он,  выпустив
дым.
   Артур неопределенно пожал плечами.
   - Понятия не имею! Но мне кажется, я становлюсь уже  профессиональным
"вечным" студентом. Конечно, все эти ученые степени звучат  красиво,  но
на одних  дипломах  далеко  не  уедешь...  А  торговать  безделушками  в
универмаге еще скучнее. Поэтому или буду учиться дальше,  пока  меня  не
вышибут, или женюсь на дочке миллионера!
   - Или на сыне? - уточнил Джек.
   - Или на сыне, - подтвердил Артур и слегка усмехнулся.
   Джек с обворожительной улыбкой нежно обнял Артура за плечи.
   - У тебя светлая голова, и ты мне начинаешь нравиться, -  сказал  он,
глядя ему прямо в глаза.
   - Взаимно. - Артур отхлебнул еще виски. Джек протянул пачку сигарет:
   - Куришь?
   - Нет. -  Артур  замотал  головой  и  тут  же  икнул.  "Господи,  уже
нажрался!" - мелькнуло у него в голове. - И никогда даже не пробовал.
   Джек спрятал пачку в карман.
   - А, ну, извини. Я не знал. А можно тебя кое о чем спросить?..
   - Валяй.
   - Ты когда начал?
   - Еще в колледже, - без колебаний признался Артур, сразу сообразив, о
чем речь. - На последнем курсе. Если точнее - во  время  каникул.  Мы  с
группой отправились покататься на горных лыжах в Стоув, это в  Вермонте,
и там я  познакомился  с  парнишкой  из  Нью-Гемпширского  университета.
Лыжник он был отменный, и взялся меня малость подучить. Всю неделю после
тренировок мы с ним волочились за бабами, но  ничего  у  нас  толком  не
вышло. И под конец я стал оставаться  у  него  ночевать,  и  мы  с  горя
напивались. Так вот, перед самым отъездом - уже в последнюю ночь - все и
произошло...
   - И ты потом чувствовал себя.., неловко? - участливо спросил Джек.
   - Ничуть не бывало! -  Артур  на  секунду  замолчал,  а  потом  вдруг
спросил: - А у тебя как было? Джек рассмеялся.
   - Ну, я в этом деле уже  тертый  калач!  Начал  в  пятнадцать  лет  с
моряком из Лексингтона. Ты не представляешь, сколько  шума  было,  когда
мать однажды выследила нас и  поймала  в  стоге  сена  прямо  "на  месте
преступления"! Хотя ее в это время не  должно  было  быть  дома.  Ох,  и
отколотила же она меня тогда! Слава Богу еще, что отец не дожил до  того
дня - иначе не сносить бы мне  головы.  Ну,  зато  мать  постаралась  за
двоих. А потом начала меня изводить  бесконечными  расспросами,  что  да
как, да  почему...  Ну,  я  и  брякнул,  что,  мол,  если  бы  она  была
хорошеньким мальчиком и жила с такой мамашей-занудой, когда рядом больше
никого, - то сама бы кинулась на шею первому встречному мужику... Однако
ей этот довод  почему-то  показался  неубедительным,  и  она  продолжала
выколачивать из меня дурь до тех пор, пока мне все это не осточертело, и
я сбежал от нее куда  глаза  глядят.  Просто  сел  в  первый  попавшийся
автобус на восток и... Автобус, как  оказалось,  шел  в  Филадельфию,  а
оттуда - прямиком в Нью-Йорк. И с тех пор  я  своей  мамочки  больше  не
видел. Говорят, она совсем спятила, узнав, что сын у нее - педик, и  это
скорее всего уже неизлечимо. Хотя я лично не проверял -  мне  теперь  на
нее глубоко наплевать. Да и какая она мать, если не смогла  как  следует
разобраться в чувствах собственного сына!
   Артур молча переваривал все, о чем рассказывал ему новый приятель.
   - А ты пробовал когда-нибудь с женщиной? - наконец спросил он.
   Джек отрицательно покачал головой. Потом они разговаривали  о  всяких
пустяках, снова пили, и вдруг, взглянув на часы, Джек схватил Артура  за
руку.
   - А ты сегодня вернешься к своей подруге? - печально спросил он.
   - Надеюсь, что нет, - ответил тот и улыбнулся.
   - Послушай, я живу тут неподалеку, в двух  кварталах.  Давай  возьмем
еще бутылочку и двинем ко мне! Там тихо. Разожжем камин, продолжим  нашу
беседу... Есть хорошая музыка. Ну как, согласен?
   - Звучит заманчиво, - не устоял Артур. Они дружно поднялись с  кресел
и стали пробираться к выходу. Пока швейцар подавал  им  пальто,  подошел
низенький плотный мужчина в дорогом костюме, обхватил Джека за  плечи  и
по-дружески притянул к себе.
   - Это Чарли Келлерман, - представил Джек  незнакомца.  -  А  это  мой
приятель Артур Селигсон, - сказал он мужчине.
   Келлерман с такой же теплотой обнял и Артура, а потом снова посмотрел
на Джека:
   - Так вы уже уходите?
   - Да. Я буду завтра в двенадцать. И сегодня еще поработаю, но  только
не за стойкой. - Он многозначительно подмигнул Артуру, а  потом  схватил
Келлермана за лацкан и заговорил громким шепотом, чтобы  было  слышно  и
Артуру: - Я очень рассчитываю на  крупный  куш.  Этот  красавец  недавно
сказочно разбогател!
   Келлерман рассмеялся и обхватил Артура за талию.
   - Неужели вы пойдете к такому заморышу? Артур молча улыбнулся.
   Келлерман глубоко затянулся сигаретой и задумчиво Произнес:
   - Ну что ж! Со своей стороны я могу  дать  ему  только  самые  лучшие
рекомендации. Но будьте осторожны: я чрезвычайно ревнив-!
   Все трое громко расхохотались. Наконец им подали пальто. Келлерман на
прощание еще раз обнял Джека, сжал Артуру руку чуть выше локтя и  весьма
развязно послал обоим воздушный поцелуй.
   - Не делайте никаких  глупостей!  -  предупредил  он  и  погрозил  им
пальцем. Джек улыбнулся.
   -  Это  самый  большой  сукин  сын  из  всех,  кого  мне  приводилось
встречать, - "пожаловался" он Артуру.
   Келлерман ухмыльнулся, пустил в лицо Джеку колечко сигаретного дыма и
растворился в толпе.
   Джек посмотрел ему вслед и взял Артура под руку.
   - Ну как, ты готов?
   - Вполне.
   Они нежно посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись И вышли из клуба.
Ноябрь 1978 года

   Eолеса беспомощно буксовали в жидкой дорожной  грязи.  Энни  Томпсон,
съежившись на переднем сиденье,  смотрела  в  боковое  стекло,  стараясь
разглядеть хотя бы обочину дороги. Но, кроме своего тусклого  отражения,
она не видела почти ничего, и от этого  создавшееся  положение  казалось
девушке еще более ужасным. Сама она тоже выглядела  не  лучшим  образом:
глаза покраснели, в лице - ни кровинки.
   Бобби Джо Мейсон крепко вцепился в руль  "вольно"  и  еще  раз  нажал
педаль газа, тут же схватив Энни за руку, чтобы она не стукнулась лбом о
ветровое стекло.
   - По такой круче забраться туда будет чертовски трудно, - сказал  он,
пытаясь как-то отвлечь Энни разговором.
   Он посмотрел на дорогу, ведущую к вершине горы Адирондак, и  повторил
сквозь стиснутые зубы:
   - Чертовски трудно!
   - Да, мы ведь всегда выбираем подходящее время и  место  для  отдыха,
правда? - пробормотала Энни, удрученно качая головой и  прислушиваясь  к
шуму дождя, барабанящего по крыше автомобиля.
   - Ну что за черт! - ворчал Бобби с нарастающим раздражением.
   Колеса машины продолжали крутиться на месте, разбрызгивая по сторонам
липкую грязь.
   Ливень начался час назад. Он пришел из Канады и застал  их  врасплох,
хотя, судя по сводкам, всю неделю до самого Дня благодарения должна была
стоять тихая сухая погода.
   Вдруг Энни невольно  дернулась  на  сиденье,  ударившись  коленями  о
приборную  панель  -  ее  напугала  ветка,   внезапно   хлестнувшая   по
забрызганному лобовому стеклу, через которое почти ничего  уже  не  было
видно. Бобби мрачно усмехнулся и полез  на  заднее  сиденье  за  кожаной
курткой.
   - Садись-ка лучше за руль, - сказал он своей спутнице, - а я попробую
толкнуть сзади. Когда я крикну "газ!" - выжимай педаль до упора и  держи
ее так.
   - И ты думаешь, это поможет? - безнадежно хмыкнула девушка.
   - Должно сработать. В противном случае нам придется спускаться задним
ходом до самого шоссе. На лице Энни смешались досада и отчаяние.
   - Отлично. Только этого не хватало!
   Бобби открыл дверь, выскочил из машины, подбежал к багажнику и, зябко
обхватив себя руками за плечи,  тряхнул  головой,  чтобы  сбить  с  лица
струйки холодной дождевой воды.  Небо  над  ними  стало  совсем  черным.
Дорога впереди таяла в густом тумане,  который  медленно  полз  вниз  по
склону через заросли колючих кустов. Бобби потер ладони и  заметил,  что
руки уже успели побелеть от сильного холода.
   - Газ! - громко выкрикнул он.
   Энни нажала педаль акселератора. Брызги грязи тут же ударили Бобби  в
лицо. Из-под колес машины вырвался пар,  и  она  судорожно  заездила  из
стороны в сторону, все глубже зарываясь в раскисшую колею.
   - Продолжай! - не унывал Бобби, раскачивая автомобиль снова и  снова,
пока, наконец, он не выехал на ровное место.
   Мотор все еще бешено  ревел.  Бобби  подбежал  к  передней  дверце  и
прыгнул за руль, едва успев крикнуть Энни:
   "Подвинься!" - Надо быстрее убираться отсюда,  -  нервно  пробормотал
он, стуча зубами от холода и едва переводя дыхание.
   Энни вынула платок, наклонилась к нему и стала вытирать брызги  грязи
с его лица.
   - Но все-таки мы победили! - торжествующе улыбнулась она.
   Бобби,  облегченно  вздохнув,  направил  машину  вверх   по   склону,
преодолел перевал и свернул на извилистую дорожку, ведущую в самую  чащу
старого леса. Но вскоре деревья расступились,  и  дорога  вывела  их  на
небольшую стоянку перед двухэтажным домиком из сосновых бревен.  Стоянку
и домик амфитеатром окружал густой лес.
   - Надо же! Все в точности, как в прошлый раз! - обрадовалась Энни,  и
лицо ее сразу же засветилось от счастья.
   Бобби наклонился и нежно поцеловал ее в щеку.
   - Правильно. А я что тебе говорил?  Девушка  обняла  его,  прижавшись
лицом к мокрому свитеру.
   - Ну все, хватит, - улыбнулся Бобби, легонько отстраняя ее  от  себя.
Потом потер  руки,  стараясь  сбросить  с  ладоней  присохшую  грязь,  и
застегнул куртку.
   - Я возьму рюкзаки, а ты хватай сумки с  продуктами,  -  распорядился
он.
   - Хорошо, - послушно отозвалась Энни. Они вытащили из машины  рюкзаки
и разноцветные пакеты с провизией и направились по  дорожке  к  крыльцу.
Здесь Бобби достал из кармана  целую  связку  ключей  и,  найдя  нужный,
открыл скрипучую дверь. Втащив вещи в дом,  они  зажгли  в  холле  свет,
потом заперлись на замок и сбросили промокшую верхнюю одежду  на  диван,
стоявший в самом центре комнаты перед старинным  камином,  сложенным  из
грубых серых камней.
   Внутри домик тоже оказался точно таким же, каким он запомнился  им  с
прошлого  года.  Тяжелые  балки  под  потолком,  умело   и   со   вкусом
расставленная мебель. Кухня - направо, а налево - лестница,  ведущая  на
второй этаж к спальням.
   - Я пока разберу продукты,  -  сказала  Энни  и  с  видом  заправской
хозяйки принялась распаковывать сумки.
   Бобби согласно кивнул и направился к дровяному сараю.  Энни  зашла  в
кухню и стала методично обследовать шкафы и имевшееся там  оборудование.
Большинство полок пустовало. Она отыскала лишь банки с солью, сахаром  и
несколько маленьких коробочек с разными  специями.  Большая  плита  была
исправна и чисто вымыта. Правда, из холодильника  шел  неприятный  запах
оттого, что он  долго  бездействовал.  Энни  решила  проветрить  его  и,
оставив дверцу открытой, принялась пока разбирать пакеты с продуктами.
   - Слушай, а в сарае почему-то дров нет, - растерянно  крикнул  Бобби,
но из-за сильного ветра его голос был едва слышен.
   Энни повернула голову.
   - Да ты все забыл! - прокричала она в ответ. -  Помнишь,  агент  ведь
нам говорил, что дрова лежат внизу, в подвале, в большом ящике.
   - Пойду проверю, - отозвался Бобби.
   Энни прислушалась. Вот скрипнула  дверь  подвала,  потом  шаги  стали
удаляться по лестнице вниз, затем послышалось какое-то шуршанье и  снова
шаги - на этот раз приближающиеся. И вдруг - полная тишина.
   -  Эй!  -  раздался  неожиданный  окрик  сзади.  Энни  вздрогнула   и
обернулась. Бобби улыбался. В руках у него была  целая  охапка  дров.  -
Ящик набит ими доверху, - с довольным видом сообщил он.
   - Вот и хорошо, - оживилась девушка. - Тогда растопи  камин  и  сними
побыстрее этот мокрый свитер, а то заработаешь воспаление легких.
   Бобби вышел из кухни, а она принялась хлопать себя ладонями по плечам
и бедрам, пытаясь быстрее согреться. Все ее тело  ныло  от  нестерпимого
холода, сырости и пронизывающего сквозняка, И тем  не  менее  Энни  была
невероятно счастлива. Ведь они сейчас совершенно одни в этом домике, как
и тогда, год назад, спустя две  недели  после  их  знакомства  во  время
осеннего семестра в колледже. Тогда все казалось ей  таким  необычным  и
удивительным! Ведь она, в сущности,  впервые  жила  вдвоем  с  мужчиной,
вдали от родного дома, и  знакомы  они  были  всего-то...  Но  теперь..,
теперь уже все привычно. Теперь они  живут  вместе,  вместе  радуются  и
горюют, и за этот год до того близко успели узнать друг  друга,  как  не
всякой супружеской паре удается ко дню "золотой" свадьбы:
   Энни подошла к открытой двери в гостиную и стала наблюдать, как Бобби
возится у Камина со скомканными газетами и дровами,  а  потом  незаметно
подошла к нему сзади и опустилась на колени, обхватив за шею руками.
   - Ну, как идут дела? - шепнула она ему в самое ухо.
   - Уже почти все готово, - так же тихо  ответил  Бобби.  Он  уложил  в
камин последнее полено, чиркнул спичкой и поднес ее к смятой газете.
   Энни перегнулась через его плечо, схватила лежавшие на полу мехи  для
раздувки огня и подала их Бобби, не забыв при этом нежно поцеловать  его
в ухо.
   Он коснулся ее руки.
   - Я люблю тебя, -  тихо  произнес  юноша.  Отсыревшая  бумага  нехотя
занялась, Бобби раздувал пламя  до  тех  пор,  пока  нижние  поленья  не
разгорелись как следует. Энни еще сильнее прижалась к его плечу.
   - А давай займемся любовью прямо сейчас, - вдруг предложила она.
   Бобби виновато улыбнулся.
   - Но здесь, по-моему, даже холоднее, чем на Северном полюсе...
   - Ну и что? Зато мы сразу согреемся.  Ведь  мы  займемся  этим  прямо
здесь - перед камином. - Энни лукаво улыбнулась.
   - А если кому-нибудь вздумается заглянуть в окно?
   - Кому?
   - Ну, я не знаю...
   - Ну, уж если кто-то и рискнет отправиться сюда в  такую  погоду,  то
он,  безусловно,  заслужит  этим  развлечение,  которое  мы  сможем  ему
предложить.
   Они засмеялись. Бобби толкнул Энни на ковер и нежно поцеловал. Резкий
сквозняк у пола заставил его поежиться. Он  внимательно  осмотрел  окна,
желая  еще  раз  убедиться,  что  за  ними  и  в  самом  деле  никто  не
подсматривает, а потом повернул девушку спиной к огню.
   Энни  медленно  расстегнула  его  рубашку,  при  этом  несколько  раз
коснувшись языком груди Бобби,  потом  сняла  с  него  брюки,  встала  и
разделась сама. Она делала это неторопливо и грациозно,  вызывая  в  нем
неумолимо нарастающее желание, и ее нежная гладкая  кожа  соблазнительно
переливалась в розоватых отблесках пляшущего огня.  Потом  она  медленно
опустилась на ковер рядом с Бобби и прижалась к нему своими  маленькими,
но упругими грудями.
   - Ты можешь мне кое-что пообещать, если я тебя попрошу? -  неожиданно
спросила  она,  пристально  глядя  на  него  своими  огромными  зелеными
глазами, которые сверкали сейчас, словно изумруды при луне.
   - Что же именно? - прошептал он и поцеловал ее в глаз.
   - Что ты  никогда  не  бросишь  меня.  И  не  дашь  мне  уйти.  И  не
перестанешь меня любить...
   Бобби улыбнулся. . - Ну конечно! Я обещаю.
   Она положила голову ему на плечо. Монотонный стук дождя  по  крыше  и
подоконникам немного успокоил ее. И нежное тепло  его  большого  мягкого
тела тоже действовало на нее умиротворяюще. Энни даже подумала, что если
бы дождь лил вот так целую вечность,  то  это  было  бы  для  них  обоих
большой удачей. Ведь тогда они смогли  бы  лежать  так  сколько  угодно,
отрезанные от всей мирской суеты. Ей на  самом  деле  хотелось  остаться
здесь навсегда и никуда больше не уезжать, чтобы все  было  именно  так,
как сейчас. Она почувствовала его руку у себя  между  ног.  Бобби  нежно
поглаживал ее. Она хотела этого, очень хотела. Но она  уже  так  устала!
Шум дождя, казалось, начал уходить вдруг куда-то вдаль, затихать, словно
грохот барабанов отступающей армии.
   И через несколько мгновений Энни уже спала.

***

   Когда  она  открыла  глаза,  в  камине  догорали  последние  угольки,
превращаясь в невесомую белую золу.  Девушка  зевнула  и  потянулась.  В
комнате заметно похолодало и, если не считать шума дождя,  стало  как-то
неестественно тихо. Она протянула руку, чтобы нащупать в темноте  Бобби,
но пальцы ткнулись лишь в ворсистую поверхность ковра,  на  котором  они
заснули. Тогда Энни приподнялась и  оглядела  комнату.  Света  нигде  не
было, и сейчас она находилась здесь совершенно одна.  Дрожа  от  холода,
девушка встала и надела юбку и блузу.  Застегнув  пуговицы  на  рукавах,
Энни пошевелила кочергой остатки углей в камине, но  они  почти  уже  не
давали тепла. Она  проспала,  должно  быть,  не  меньше  пяти  часов.  А
поскольку они, как помнила Энни, легли где-то в десять,  значит,  сейчас
уже примерно часа три ночи. Кромешная тьма  за  окнами  подтверждала  ее
предположение.
   Энни начала злиться. Выходит, этот негодяй отправился  наверх,  чтобы
поудобней устроиться там в кровати, а ее  оставил  лежать  здесь  совсем
одну - в холоде, на сквозняке, совершенно голую на полу гостиной!
   Девушка встала и щелкнула выключателем настольной лампы. Однако лампа
не загорелась. Тогда она попробовала  включить  верхний  свет,  но  тоже
безрезультатно. Может быть, перегорели пробки?
   В темноте Энни медленно двинулась к  лестнице  и,  нащупав  поручень,
стала осторожно подниматься по ней на второй этаж. Деревянные  ступеньки
отчаянно скрипели под ее ногами. Добравшись  до  верхней  площадки,  она
щелкнула выключателем в коридоре. Но и там света не было. Тогда  она  на
ощупь отыскала дверь большой спальни и толкнула  ее.  Никого.  И  вторая
спальня, которая была чуть поменьше, тоже пустовала.  Равно  как  и  обе
ванных комнаты.
   Произошло  что-то  страшное.  Какое-то  несчастье.   Она   интуитивно
почувствовала это. Желудок словно стянуло тугим узлом. На теле  выступил
холодный пот.
   Девушка сбежала по лестнице  вниз  и,  кинувшись  ко  входной  двери,
схватилась рукой за крючок, на котором Бобби оставил ключи от  домика  и
машины. Крючок был пуст.
   - Бобби! - крикнула она, уже чуть не плача.
   Ответа не последовало. Только дождь противно  барабанил  по  крыше  и
окнам. И еще почти осязаемым стало чувство нарастающего ужаса.
   Энни распахнула входную дверь, и в лицо ей сразу ударил  тугой  порыв
холодного ветра. Но она все же вышла на крыльцо и с  опаской  огляделась
по сторонам. Туман уже затянул  всю  поляну  и  почти  растворил  силуэт
темнеющей на стоянке машины. Но другого выбора не было: девушка  шагнула
прямо в грязь, медленно добрела до автомобиля и открыла дверцу водителя.
Ключей в замке не оказалось. Но что самое страшное - нигде не было видно
Бобби! Тогда Энни открыла "бардачок",  достала  оттуда  ручной  фонарик,
зажгла его  и  навела  тусклый  луч  на  капот  мотора,  тут  же  у  нее
перехватило дыхание. Капот был приоткрыт, и из-под него на крыло свисали
оборванные провода зажигания.
   Ужаснувшись при мысли о том, что нигде  поблизости  нет  телефона,  а
отправиться вниз пешком при такой буре она  физически  неспособна,  Энни
бросилась назад в дом, захлопнула и  заперла  за  собой  дверь  и  стала
обшаривать лучом фонаря всю гостиную. Потом еще  раз  обследовала  самые
дальние ее углы, надеясь обнаружить хоть какие-то  признаки  жизни.  Но,
кроме ее собственной тени, все в комнате оставалось неподвижным. В  доме
стоял уже нестерпимый холод, а  она  успела  насквозь  промокнуть,  пока
бегала за фонарем. Теперь надо было как можно скорее  снова  развести  в
камине огонь.
   Энни подбежала к двери в подвал, распахнула ее  и  бросила  опасливый
взгляд  на  шаткую  лесенку,  ведущую  вниз.  Потом   начала   осторожно
спускаться, предварительно освещая каждую следующую ступеньку. Здесь она
еще раз позвала Бобби, но, как и предполагала, никто не  ответил  на  ее
зов. Подвал служил самым настоящим складом. У дальней стены  были  кучей
свалены сломанные  диваны  и  садовые  скамейки.  По  углам  возвышались
штабели картонных коробок, в которых хранилась старая кухонная утварь  и
всевозможная мелкая рухлядь. Огромный ящик для дров стоял под  лестницей
у самой стены.
   Положив фонарь на пол, Энни  ухватилась  за  металлическую  скобу  на
крышке ящика,  но  та  не  поддавалась.  Тогда  девушка  нашла  какую-то
железяку и, используя ее в  качестве  рычага,  поддела  тяжелую  крышку,
налегая на инструмент со всей силой, на которую  только  была  способна.
Наконец петли скрипнули, и крышка отвалилась к стене. Энни  сунула  руку
внутрь, надеясь сразу же нащупать дрова, но ящик, казалось,  был  совсем
пуст. А ведь Бобби говорил, что он забит дровами до самого верха!
   Девушка подняла фонарик и, недоумевая, направила  луч  внутрь  ящика.
Там лежал Бобби. Он неестественно скрючился в самом  углу,  причем  один
его глаз был открыт, горло перерезано, а все тело жестоко изрублено.
   Холодный спертый воздух подвала прорезал нечеловеческий вопль.  Энни,
содрогаясь от крика и ничего не видя перед собой, бросилась по  лестнице
вверх, судорожно хватаясь за перила и стены, и луч фонаря, как безумный,
запрыгал  по  бревенчатым  стенам  домика.  На  верхней  ступеньке   она
споткнулась, выронила спасительный фонарик, налетела на ручку  кресла  и
беспомощно распласталась на  полу.  Кое-как  поднявшись  на  ноги,  Энни
подбежала ко входной двери и распахнула ее настежь.
   И тут же застыла  на  пороге  как  вкопанная,  испугавшись  до  такой
степени, что крик, готовый вырваться из ее груди, так и не прозвучал,  а
вместо этого воздух наполнил болезненный  хрип,  напоминающий  последний
вздох смертельно раненного животного.
   На крыльце стоял мужчина, и рукава его рубашки были до  самых  локтей
пропитаны кровью. Он был старый, худой и довольно невысокого роста.  Его
запавшие черные глаза источали не оставляющий надежд  холод,  а  длинные
грязные  волосы  в  беспорядке  спадали  на  плечи  и   лицо,   покрытое
многодневной густой щетиной.
   Мужчина смело  шагнул  внутрь  дома  и  разразился  жутким  каркающим
хохотом.
   Энни запричитала и в ужасе отступила назад.
   - Заткнись! - рявкнул он, зверски оскалившись. Энни тут  же  схватила
настольную лампу я без колебаний швырнула ее  в  пришельца.  Когда  шнур
лампы стегнул его по лицу, глаза старика налились кровью от ярости.
   Отпрыгнув назад, Энни бросилась по лестнице на второй этаж, но  снова
споткнулась и упала лицом на ступеньки. Еще лежа, она взглянула наверх и
увидела там, двух подростков, неторопливо приближающихся к ней с верхней
площадки. Они тоже дико скалились в беззвучном злорадном  смехе.  Каждый
держал в руке по огромному ножу.
   - Господи! - в отчаянии закричала Энни. - Помоги мне!
   Парни подходили все ближе. Энни попятилась, оступилась и скатилась  с
лестницы на пол гостиной. Она была уже на грани беспамятства.
   Но тут старик резко вздернул ее за волосы, а парни сразу же сорвали с
нее юбку и блузку. Энни успела ударить одного из них в пах ногой,  но  в
этот момент старик схватил ее за правую грудь и приставил нож к горлу. А
потом несколько раз с силой стукнул кулаком в лицо.
   - Проси пощады! - потребовал он.
   - Пожалуйста, - взмолилась  Энни.  -  Насилуйте  меня,  делайте,  что
хотите, только не убивайте!
   И тут все трое разразились диким, безумным, леденящим кровь  хохотом.
Девушка замолчала, переводя полный  ужаса  взгляд  с  одного  убийцы  на
другого. А потом неожиданно присела и  из-под  ног  старика  кинулась  к
закрытой входной двери. Но дверь оказалась  предусмотрительно  запертой.
На мгновение Энни обернулась и увидела, что все трое медленно подходят к
ней с разных сторон. И тогда, не раздумывая,  она  отскочила  к  окну  и
прямо через стекло бросилась на улицу, тяжело упав лицом вниз на  мокрую
землю. Вся ее кожа была в глубоких порезах, а некоторые  осколки  стекла
так и застряли в теле угрожающими блестящими занозами.  Но  она  уже  не
замечала этого. Девушка тут же вскочила на ноги и понеслась через поляну
к опушке леса, с трудом продираясь сквозь молодую поросль. За спиной она
слышала голоса трех мужчин, угрожающих ей самой лютой расправой.
   Энни бежала к главной дороге, на которой они застряли  вчера.  Голоса
преследователей звучали все ближе. Она чувствовала, что начинает слабеть
от потери крови и почти ничего уже не видит перед собой... Ничего, кроме
мягкого света впереди, который возник совершенно неожиданно, как  только
она взобралась на невысокую каменную  стену,  внезапно  вставшую  на  ее
пути, а потом спрыгнула с нее с другой стороны. С каждой  секундой  свет
становился все ярче и, казалось, исходил откуда-то из-за деревьев по  ту
сторону дороги. Хотя, насколько она  помнила,  ничего  подобного  они  с
Бобби не проезжали.
   Шаги преследователей вывели ее из временного оцепенения. Энни мельком
глянула через плечо. Трое мужчин уже стояли на каменной стене и смотрели
вниз, не обращая никакого внимания на  проливной  дождь.  И  Энни  снова
побежала вперед, отчаянно продираясь сквозь густые ветви  деревьев.  Она
бежала к этому яркому свету. Хотя, может быть,  он  был  просто  обманом
зрения или игрой ее воображения... Может, там и нет  никакого  света,  а
есть лишь дьявольский трюк природы, мираж, вызванный ее отчаянием?..  Но
если это действительно только  сон,  думала  она,  с  трудом  пробиваясь
вперед, то кошмар обязательно должен кончиться. Как только  она  откроет
глаза. И окажется, что Бобби лежит рядом с ней и давно уже спит. И огонь
в камине горит по-прежнему ярко. А в комнате тепло и спокойно. Только бы
все это оказалось страшным сном!.. Энни застонала, услышав,  как  старик
окликнул ее по имени. Откуда он мог знать, как ее зовут?
   Девушка спустилась в  небольшую  лощину  и  снова  бросила  взгляд  в
сторону странного мелочно-белого  зарева.  Да,  теперь  она  видела  его
совершенно ясно.  Это  не  был  обман  зрения  или  галлюцинация.  И  до
источника света оставалось уже не больше ста  футов.  Она  удвоила  свои
усилия, сознавая при этом, что преследователи нарочно  идут  за  ней  не
спеша, словно наслаждаясь ее отчаянием. И тут, откинув в  сторону  сразу
несколько тяжелых ветвей, Энни очутилась  на  небольшой  лужайке.  Прямо
перед собой она увидела сутулую женскую фигуру в одежде монахини. Это от
нее  исходило  то  удивительное  сияние,  которое  так  манило  девушку.
Распухшие  глаза  старухи  были  затянуты  пеленой  катаракты,  а   кожа
пожелтела и сморщилась, как глина на солнце.  Тонкие  синюшные  губы  ее
беззубого рта были плотно сжаты, а неподвижное восковое  лицо  обрамляли
высохшие седые волосы. Женщина медленно и тяжело дышала, сжимая в  руках
золотое распятие.
   Энни приблизилась к монахине и упала к ее ногам.  Следом  за  ней  на
лужайку выбежали трое мужчин, но тут же остановились.  Увидев  монахиню,
подростки немедленно отступили и скрылись в тени деревьев. Однако старик
остался. Правда, он выронил нож и, подойдя чуть  поближе,  начал  сильно
трястись.
   - Ты, Божья п...а! - в бессильной ярости заорал он.  Энни  съежилась.
Его голос, словно кнут, хлестал ее по ушам. Она затравленно взглянула на
старика, потом - с мольбой и надеждой - на монахиню.
   Старик тянул к монахине свой скрюченный указательный палец.
   - Я проклинаю тебя, сестра Тереза! - скрипучим голосом выкрикивал он.
- И я еще припомню тебе этот день!..  Так  и  знай:  твоя  служба  скоро
закончится. - Он сделал еще шаг вперед. - И тогда мои  слуги  переступят
эти границы. Я, Чарльз Чейзен, говорю тебе, что этот миг уже близок!
   Энни  прижалась  головой  к  ногам  монахини,  и  вдруг  земля  рядом
разверзлась и задрожала, а глаза девушки заломило от ослепительно яркого
света. Все  ее  тело  нестерпимо  ныло,  в  ушах  стоял  звон  и  голова
раскалывалась.  И  тут  все  завертелось  у  нее  перед  глазами.   Энни
пронзительно закричала и закрыла лицо руками.
   Но вдруг настала полная  тишина.  Девушка  медленно  подняла  голову.
Капли дождя падали  ей  на  лицо.  Монахиня  исчезла.  Исчез  и  старик,
назвавшийся Чарльзом Чеивеном. У ее ног лежал только его нож.
   Она подняла его и направилась  к  краю  лужайки,  бессмысленно  глядя
перед собой, но не видя вокруг ничего.
   Слеза покатилась по ее щеке. Энни почувствовала,  что  замерзла,  как
статуя в парке.

Март 1979 года

   Nтрелки часов на Банко ди Рома приближались к полуночи, когда большой
черный "мерседес" выехал из темного переулка на залитую светом Виа  дель
Тритоне, свернул налево и покатил к Ватикану,  пристроившись  в  среднем
ряду за полицейским автобусом.
   На заднем сиденье "мерседеса" темнела фигура  одинокого  пассажира  -
пожилого монсеньера Гульельмо Франкино. Он задумчиво  смотрел  на  дома,
мимо которых проплывала машина. У него  было  строгое,  но  не  лишенное
выразительности лицо. Свои руки, покрытые частыми завитками седых волос,
он держал на коленях, крепко сжимая ими две толстых картонных папки. Это
был крупный румяный человек атлетического телосложения с резкими чертами
лица, характерными для северных провинций Италии. Но на лице этом лежала
и  холодная  печать  отрешенной  замкнутости  -  результат  долгих  лет,
проведенных в одиночестве, пока он изучал священную историю и богословие
под руководством кардинала  Луиджи  Реджани,  возглавлявшего  Управление
Делами Ватикана и Духовную академию.
   Машина проехала мимо церкви Тринита-ден-Монти,  затем  через  площадь
Пьяцца-дель-Пополо, пересекла Тибр, въехала на площадь святого Петра  и,
наконец, остановилась перед папской резиденцией. Через несколько минут к
"мерседесу" подрулила вторая машина. Франкино  сидел  в  автомобиле,  не
шевелясь, взор его был устремлен вперед. Дверца второй машины открылась.
Послышались приглушенные шаги. И вот за стеклом показался  сам  кардинал
Реджани. Он приветливо улыбался.
   Франкино вышел из "мерседеса", и они сердечно обнялись.
   - Я боялся, что вы не  получите  моего  послания,  -  начал  Реджани,
направляясь к зданию.
   - Я получил его сразу же, как только вернулся с озера Комо, - ответил
Франкино, не переставая улыбаться.
   Реджани откашлялся и положил себе в рот маленькую  капсулу  какого-то
лекарства.
   - Документы у вас с собой? - осведомился он.
   - Да. - Франкино показал ему папки, которые так и держал в руках.
   - А как чувствует себя сестра  Анжелина?  -  продолжал  расспрашивать
кардинал.
   - Я постараюсь навестить ее завтра же, - отвечал его спутник.
   Наконец они дошли до массивной двери в самом конце длинного коридора,
Реджани нажал кнопку звонка. Через несколько секунд дверь отворилась,  и
секретарь Папы пригласил их в приемную.
   Папа, невзрачный мужчина  невысокого  роста  с  правильными  римскими
чертами  лица,  сидел  за  старинным  письменным  столом  неаполитанской
работы. Когда секретарь закрыл дверь  кабинета,  Папа  сразу  же  встал.
Франкино и Реджани поприветствовали его, на мгновение преклонив  колени,
и отступили немного назад, дожидаясь, пока тот усядется в свое массивное
кресло.
   - Я буду молиться за вас, сын мой, - произнес Папа, пристально  глядя
на монсеньера Франкино.
   - Ваше святейшество...  -  почтительно  ответил  Франкино  и  вежливо
поклонился, всем своим видом демонстрируя уважение.
   Наступила тишина. Погруженный в  свои  мысли,  Папа  подозвал  жестом
Франкино и указал рукой на его папки.
   Франкино подал ему первую.
   - Здесь сведения о сестре Терезе - Элисон. Паркер, - пояснил он почти
шепотом.
   Папа быстро просмотрел материалы и вернул папку.
   - А здесь информация о преемнике, - сказал  Франкино,  передавая  ему
вторую папку.
   Эти бумаги Папа читал уже более внимательно и, наконец, выразил  свое
удовлетворение, коротко кивнув. Затем положил папку на стол и в ожидании
откинулся на спинку кресла.
   Секретарь открыл шкаф в  углу  кабинета  и  достал  ив  него  тяжелый
фолиант  в  кожаном  переплете,   украшенном   старинной   флорентийской
гравюрой. Он не спеша раскрыл книгу, положил ее на стол рядом с папкой и
степенно вышел из комнаты, плотно закрыв  за  собой  дверь.  Папа  надел
пенсне и начал читать.
   Франкино собрался с силами и приготовился к мучительному неподвижному
стоянию в течение нескольких часов. Ему уже доводилось  проходить  через
подобное испытание, когда он сам читал вслух эту книгу во время бдения у
гроба своего предшественника монсеньера  Вилкинса.  Тогда  его  интуиция
выделяла в тексте некоторые места, заставлявшие Франкино  с  содроганием
думать о предстоящей  неминуемой  схватке  с  самим  Чарльзом  Чейзеном.
Теперь  же,  оставаясь  неподвижным,  он  постепенно  впал  в   глубокое
оцепенение, из которого, однако, его быстро вывели  произнесенные  Папой
слова из послания архангела Уриила к архангелу Гавриилу:

   "О Гавриил, внемли Господней воле:
   Судьбою предначертано тебе
   Блаженный край сей неустанно охранять
   От Зла вторженья или приближенья".

   "Но горькой вестью полнится мой слух,
   И вижу я, что дух из чуждых Небу -
   Один из тех, кто проклят и низвергнут, -
   Готов подняться вновь из преисподней;
   Твоя забота - отыскать его..."

   В воображении Франкино заплясали  образы,  запечатленные  на  древних
гравюрах. И он  будто  услышал  голос  самого  Гавриила,  приказывающего
серафимам лететь в Эдем, где они должны найти Сатану, шепчущего  на  ухо
Еве свои гнусные советы. Он даже представил себе плотский образ  Сатаны,
который, будучи однажды изгнанным, вернулся  как  туман  в  ночи,  чтобы
заставить человека совершить последнее грехопадение.
   Папа подробно остановился на грехопадении человека,  затем  напомнил,
как Бог послал своего сына, чтобы тот смертью искупил людские  грехи,  а
потом мог судить за них. И после этого вернулся к  чтению  книги.  Голос
его был сухим и резким, а на лице лежала тень крайнего утомления.
   Украдкой взглянув в маленькое окно кабинета, Франкино увидел  за  ним
первые  признаки  зарождающегося  утра.  А  Папа  продолжал   читать   о
водворении Сатаны  назад,  в  ад,  где  тот  призвал  своих  сторонников
следовать за ним в новый мир:

   "И я, сюда вернувшись, заявляю,
   Что вас с успехом поведу вперед из этой грязной ямы, ямы ада;
   Из проклятого дома, где лишь горе;
   Из той темницы, что нам дал тиран..."

   Франкино  вспомнил,  как  пятнадцать  лет  назад  Зверь  уже  пытался
вырваться из геенны,  и  почувствовал,  что  все  его  тело  покрывается
холодным потом. Он покосился на кардинала. Глаза Реджани были закрыты, а
лицо безмятежно. Казалось, для него слова Папы звучат  сладкой  музыкой.
Конечно, Реджани никогда не приходилось  сталкиваться  лицом  к  лицу  с
Чарльзом Чейзеном. А вот ему, Франкино, к сожалению, довелось!..
   К полудню Папа закончил чтение  основной  части  текста.  Франкино  и
Реджани простояли перед ним двенадцать часов. Наконец Папа поднял  книгу
со стола и зачитал им обращение  Всевышнего  к  своим  чадам.  Суть  его
сводилась к тому,  что,  поскольку  человек  согрешил  в  раю,  на  него
возлагается задача впредь самостоятельно  защищать  сотворенный  мир  от
происков Сатаны. Такую же задачу поставил в свое  время  архангел  Уриил
перед архангелом Гавриилом. Но из людей подобные стражи будут выбираться
не произвольно, а за совершенный конкретный смертный грех -  за  попытку
самоубийства. Таким образом, эти избранники  будут  не  только  охранять
Царство Господа, но и нести тем самым искупительное  наказание  за  свои
личные грехи, а в целом их божественная миссия будет служить  искуплению
первородного греха всего человечества.
   "Не должен больше человек жить в раю, - говорил Господь, обращаясь  к
ангелам. - Удалите же  их  оттуда,  дети  мои,  и  знайте,  что  Сатана,
поклявшийся вернуться обратно, должен отныне стать их  заботой.  И  сама
жизнь,  зачатая  во  грехе,  должна  быть  положена  во  искупление   их
первородной вины. Впредь им надлежит самим,  не  смыкая  глаз,  денно  и
нощно следить за тем, чтобы  Лукавый  не  поднял  голову,  а  врата  его
узилища были надежно закрыты. И только так они  заслужат  мое  прощение,
очистив свои души тяжким трудом вечных стражников у врат адской бездны".
   Папа положил книгу на стол и молча указал г входную  дверь.  Франкино
открыл дверь. Вошел секретарь и убрал книгу в шкаф.
   Франкино и Реджани поцеловали перстень на руке Папы и, не  говоря  ни
слова, вышли из кабинета. Их шаги гулко отдавались под высокими  сводами
коридора.

***

   Машина монсеньера Франкино съехала  с  автострады  и  направилась  по
неосвещенной двухрядной дороге к лесистым подножиям Апеннинских гор.
   Сидя позади шофера, Франкино неустанно молился про  себя.  Его  глаза
были закрыты, голова откинута назад. Он не замечал пейзажа,  мелькавшего
за окнами автомобиля, - ни живописных ферм, ни  разбросанных  по  холмам
домиков, мимо которых петляла извилистая дорога. Было почти  одиннадцать
вечера. Они находились в пути уже два часа, выехав из  Рима,  еще  когда
последние отблески заката тревожными сполохами догорали в вечернем небе.
   - Синьор, - вдруг  произнес  водитель,  впервые  нарушив  двухчасовое
молчание. Он притормозил и кивнул на дорожный указатель справа.  На  нем
значилось: "Понте-Норте".
   Франкино  устало  оглядел  развилку  и  указал  рукой  вправо.  Шофер
послушно свернул И повел машину по крутому горному серпантину.
   - Дорога впереди очень узкая,  -  предупредил  священник.  -  Будьте,
пожалуйста, осторожны.
   Водитель повернул руль, чтобы отъехать немного дальше от края обрыва.
   Одобрительно кивнув, Франкино наклонился к шкафчику  между  передними
сиденьями, достал оттуда папки с  документами  и  быстро  просмотрел  их
содержание. И вдруг  резко  наклонился  вперед,  схватившись  руками  за
грудь. Острая боль отдалась в спине и левом боку. Горло  словно  сдавило
тисками,  дышать  становилось  все  труднее.  Насилу  расстегнув  клапан
кармана, Франкино запустил туда руку, выхватил пузырек с нитроглицерином
и бросил под язык две таблетки. Они  сразу  же  растворились,  и  спустя
минуту приступ начал стихать. Франкино глубоко вздохнул, убрал пузырек и
отметил про себя время приступа - уже четвертого за эту неделю.
   Прошедшая по телу волна боли и напряжения сильно  ослабила  его.  Но,
даст Бог, он одолеет и это.
   - Синьор! - снова громко позвал водитель, указывая вперед.
   Франкино все еще держался рукой за грудь.  Потом  надел  очки,  чтобы
лучше разглядеть угрюмые очертания  аббатства  Монтересса,  построенного
над крошечным плато на вершине горы.
   - Подъезжайте к восточному входу, - ответил он и  застегнул  рясу  на
все пуговицы.
   - Да, синьор, - ответил  водитель  и  направил  машину  на  последний
подъем перед воротами аббатства.
   Франкино взял папки с документами, открыл дверцу  лимузина  и  вышел.
Посмотрев  наверх,  он  заметил,  что  все  окна  аббатства  темны,   за
исключением одного - на втором этаже.
   - Я ненадолго, - предупредил он  шофера.  Миновав  ворота  аббатства,
священник перешел двор и поднялся по лестнице на верхнюю галерею. Тут он
увидел, что в темноте коридора на втором этаже его ожидает женщина.
   - Сестра Анжелина! - воскликнул он и остановился.
   - Монсеньер? - ответила женщина.
   Франкино улыбнулся.  Голос  бесстрашной  Анжелины  не  Утратил  своей
твердости за минувшие пятнадцать лет. Но неужели и  вправду  прошло  уже
столько времени с тех пор, как он уехал в Нью-Йорк?..
   Франкино шатнул вперед, и она вышла ему навстречу в освещенную  луной
часть коридора. Тепло  обняв  женщину,  он  с  улыбкой  посмотрел  в  ее
потускневшие серые  глаза.  Она  выглядела  гораздо  старше  своих  лет.
Морщинистая  кожа,  потрескавшиеся  губы...   Из-под   головного   убора
выбивались пряди седых волос. Руки, цепко ухватившие его  за  одежду  на
груди,  казались  бесцветными  и   были   сплошь   покрыты   желтоватыми
склеротическими бляшками. Но с лица не исчезло  выражение  торжества,  и
Франкино мог только позавидовать ей. Эта стойкая женщина с честью прошла
через все испытания и невзгоды. ч - Ты слышала, как подъехала машина?  -
спросил Франкино.
   Старуха кивнула.
   - Я увидела вас, еще когда вы свернули у Понте-Норте.
   - Ты, как всегда, очень наблюдательна, сестра, - улыбнулся священник.
   - И вы тоже, святой отец... Иначе бы вы не оказались сейчас здесь  со
мной.
   Франкино нахмурился.
   - Пойдемте, - тихо  произнесла  монахиня,  беря  его  за  руку.  -  Я
приготовила чай в своей комнате. Там горит камин и очень уютно...
   - Спасибо за гостеприимство.
   Старуха провела Франкино в сумрачную келью и, налив  две  чашки  чая,
поставила их на незастеленный дощатый стол, расположенный  в  центре  ее
убогого жилища. Потом Анжелина подбросила дров в камин и,  отметив,  что
Франкино неплохо выглядит, сама села рядом.
   - Прошло уже так много времени!.. - произнесла она, отхлебывая чай из
фаянсовой чашки.
   -  Да,  очень  много,  -  согласился  священник.  -  Ты  хорошо  себя
чувствовала?
   - Спасибо, неплохо. Правда, меня иногда мучает  подагра  -  случаются
обострения... Но я все равно счастлива. Здесь я обрела  покой.  А  ни  к
чему другому моя душа и не стремилась.
   - Очень рад слышать это, сестра.
   - А вы как, святой отец? Где вы были? И  что  вам  принесли  все  эти
годы?
   - Большую часть времени я провел в Риме. И в Ватикане, конечно. - Тут
его лицо помрачнело. -  А  в  остальные  годы  мне  пришлось  прожить  в
Нью-Йорке.
   - Как чувствует себя сестра Тереза? - поинтересовалась Анжелина.
   Франкино вздрогнул и машинально бросил взгляд на папки.
   - Достаточно хорошо.
   - Да пощадит ее Господь! - вздохнула монахиня.
   -  И  защитит...  -  неожиданно  добавил  отец   Франкино.   Анжелина
пристально посмотрела на своего гостя.
   - Вы ведь проделали немалый путь, чтобы приехать ко мне. И хотя между
нами существует давняя дружеская привязанность, мне все же кажется,  что
такое посещение связано не только со старыми добрыми отношениями...
   Франкино вздрогнул.
   - Кардинал Реджани передает тебе свое благословение. Старуха кивнула.
   - Что же он хочет от меня?
   - Только твою преданность. Искреннюю любовь.., и помощь.
   - А вы?
   - И я прошу лишь о том же.
   Она встала, подошла к окну и устремила взгляд в темноту ночи.
   - Здесь очень спокойно.  И  мое  место  здесь.  Священник  озабоченно
прикусил нижнюю губу.
   - Страж уже отбыл положенное наказание. И  Господь  Бог  коснулся  ее
своей рукой. Теперь ее служба скоро будет завершена...
   Анжелина повернулась к нему.
   - Чейзен не будет ждать. Он принесет смерть, - напомнила она.
   - Но смерть  всегда  существовала  и  всегда  будет  существовать,  -
вздохнул Франкино.
   - Да, я знаю... Но я приехала сюда,  чтобы  навсегда  распрощаться  с
прошлым. И я считала - как мы и договорились, -  что  моим  единственным
вкладом в эту борьбу станет пребывание здесь...
   Франкино не мог не согласиться и поэтому кивнул.
   - Разумеется. И я никоим образом не смогу  упрекнуть  тебя,  если  ты
откажешься. Что ж... Просить человека столкнуться с ним даже один раз  -
этого уже больше чем достаточно. Но ведь без тебя мы не сможем  устроить
суд над ним. И Элисон Паркер без  твоей  помощи  никогда  бы  не  смогла
сохранить свою душу и стать благословенной сестрой Терезой... Но если ты
вдруг откажешься, то вся цепь преемственности будет нарушена... Ты  ведь
всегда искала, как укрепить свою душу. И теперь ты  можешь  сделать  это
еще раз...
   Анжелина закрыла лицо руками и стала молиться, а затем обратила  взор
к небу и прислонилась к стене.
   - На этот раз.., я не смогу, - раздался ее взволнованный голос.
   Франкино встал, взял свои папки с бумагами и подал ей.
   - Ты должна! - с отчаяньем в голосе крикнул он  и  резко  отвернулся,
остановив взгляд на мерцающей над столом керосиновой лампе.
   Женщина подождала немного, а затем стала медленно  листать  страницы.
Франкино заметил, как сомнение в ее глазах сменяется выражением ужаса, и
понял, что смысл этих документов дошел до нее и возымел такое  действие,
что теперь скорее всего он сможет рассчитывать на ее помощь.
   Наконец Анжелина подошла к столу, положила на него  папки  и  открыто
посмотрела в глаза священнику.
   - Можно мне отказаться? - тихо спросила она. Франкино в отчаянье сжал
кулаки, вздохнул и ответил:
   - Конечно.
   - И что вы тогда обо мне подумаете?
   - Может быть, мне покажется,  что  твоя  вера  и  преданность  Иисусу
Христу несколько ослабели. И все же я смогу понять тебя и поэтому прощу.
   - Ну, а если я окажу "да"? - Анжелина чуть склонила вбок голову.
   - Я подумаю, что ты безумна. Но все равно благословлю тебя.
   Франкино отпил еще чаю и стал терпеливо  ждать.  Прошло  пять  минут,
потом десять. Время будто остановилось в этом томительном ожидании.
   - Хорошо, я приду, - наконец твердо сказала она. Он сердечно сжал  ее
руку.
   - Так что я теперь должна делать? - деловым тоном спросила  монахиня,
присаживаясь на кушетку.
   - Тебе придется поехать в Нью-Йорк, остановиться в Управлении епархии
и ждать там, пока я лично не прибуду туда же.
   Она ласково улыбнулась.
   - Как я могла забыть, что вы так прекрасно владеете даром  убеждения,
монсеньер!
   - Нет, Анжелина, это не я смог тебя убедить. Ты  сама  убедила  себя.
Ведь я не открыл в твоем сердце ничего нового. Я лишь простой  смертный,
а не  Господь  Бог.  -  Верно..,  вы  простой  смертный,  -  согласилась
Анжелина. - Но зато какой сильный!
   Он приблизился к ней и нежно взял ее за  плечи,  пристально  взглянув
прямо в глаза, а потом молча кивнул. Теперь он больше не сомневался, что
они поступили правильно, еще раз прибегнув к ее услугам.
   - Я должна вернуться в Рим вместе с вами? - спросила Анжелина.
   - Нет, - ответил Франкино  и  попытался  ободряюще  улыбнуться.  -  Я
вернусь один. А во вторник за тобой приедет машина.
   Кивнув в знак согласия, сестра  расправила  складки  на  одежде  и  с
тоскливой задумчивостью произнесла:
   - Вот уже пятнадцать лет я не покидала этих мест.  И  думала  прожить
здесь до самой смерти, целиком посвятив себя служению Богу. Я надеялась,
что в конце концов смогу заслужить Его прощение.  Он  отпустит  мне  все
грехи... И все же я чувствовала, что в один прекрасный день вы появитесь
и заберете меня отсюда. Я знала это  даже  в  самые  тихие  ночи,  когда
горный воздух так безмятежно овевает аббатство, а поскрипывание  лестниц
и  стропил  будто  сливается  в  колыбельную  песню...  Каждый   раз   я
чувствовала, что это  не  может  продлиться  вечно.  И  знала,  что  мне
придется покинуть этот райский уголок, куда я пришла ради спасения своей
души. Это место, которое я так долго искала.
   Франкино как бы ненароком взглянул на свои наручные часы.
   - Прости, мне уже пора ехать. Не надо меня провожать.
   - Но мне очень хочется Проводить вас. Он помог ей подняться  и  пошел
следом по длинному коридору.
   - Скажи, сестра, а ты пользуешься какими-нибудь другими  комнатами  в
этом здании? - поинтересовался священник, когда они начали долгий  спуск
по центральной лестнице.
   - Только одной - той, что рядом с моей. Ну и,  разумеется,  часовней.
Но  здесь  очень  много  помещений,  в  которые  я  так  ни  разу  и  не
заглядывала.
   Они вышли за ворота аббатства  и  приблизились  к  автомобилю.  Шофер
стоял,   прислонившись   к   калитке,   и   курил   дешевую    сигарету,
распространяющую противный кислый запах. Услышав шаги, он открыл  дверцу
машины и сразу же сел за руль.
   Франкино остановился, окинул прощальным взглядом аббатство,  а  потом
снова посмотрел на сестру Анжелину.
   - Увидимся в Риме, - через силу улыбнулся он.
   - Если так будет угодно Господу Богу, - тихо ответила старая женщина.
   Франкино опустился на сиденье и захлопнул дверцу.
   - Поехали, - коротко сказал он водителю. Машина двинулась  вперед  по
узкой дорожке. Франкино обернулся и еще  долго  смотрел  на  удаляющуюся
фигуру бесстрашной монахини, пока ее очертания не поглотила ночная тьма.
   - Ну и слава Богу, - устало подумал он и закрыл глаза.

***

   Анжелина повернула назад в аббатство, моля Бога лишь о том, чтобы  Он
дал ей силы и указал верный путь. Все эти годы она надеялась, что ей  не
придется больше покидать это  святое  место  и  вспоминать  о  том,  что
случилось тогда в Нью-Йорке... Об Элисон Паркер... Но сейчас Я почему-то
особенно ярко вспомнилось, как она впервые увидела эту  девушку.  В  тот
день Элисон вошла в контору по аренде жилья и обратилась к ней, ссылаясь
на газетное объявление. Для Анжелины это оказалось  весьма  мучительным.
Ведь ей пришлось выдавать себя за агента по  недвижимости  Джоап  Логан.
Анжелина вспомнила долгие часы слежки  за  Элисон  и  ,все  прочее,  что
пришлось предпринять, лишь бы это юное создание не поддалось сатанисткой
воле Чарльза Чейзена. И вот  теперь  все  должно  повториться  снова.  И
участвовать в этой страшной цепи событий опять предстоит именно ей.
   Анжелина  обвела  отсутствующим  взглядом  стены  старого  аббатства,
покинутого всеми почти столетие назад, но ставшего ее последним приютом.
Потом  не  спеша  поднялась  по  лестнице  на  верхнюю  галерею  и   там
остановилась возле темного проема в стене. Внизу за  каменным  парапетом
еще виднелись огни машины, уносившей в Рим монсеньера  Франкино.  И  вот
она снова одна, в покое и  безопасности  за  этими  древними  священными
стенами.
   Она вошла в свою келью и села у окна, чтобы  собраться  с  мыслями  и
окончательно обдумать свое решение.
   Внезапно тишину разорвал пронзительный писк.
   Женщина  вздрогнула  и  обернулась.  В  комнате   что-то   двигалось.
Похолодев от испуга, она схватила лампу и стала освещать ею  погруженные
в тень углы кельи, пытаясь определить, кто таится в  этой  уже  пугающей
темноте. И вдруг она вскрикнула и отскочила к дальней  стене.  Рядом  со
столом  восседала  огромная  крыса.  Таких  Анжелине   видеть   еще   не
приходилось. Ее глаза светились яростью, как раскаленные угли.
   Крыса поднялась и вышла в полосу света.  Анжелина  протянула  руку  к
камину за увесистым медным чайником.  Но  крыса  медленно  приближалась,
будто не замечала никакой угрозы  со  стороны  женщины,  хотя  на  самой
середине комнаты она вдруг остановилась, словно в ожидании чего-то.
   И тут послышался новый  писк.  А  потом  еще  и  еще.  На  подоконник
вспрыгнула вторая крыса, за ней третья. А самая  большая  уже  сидела  в
углу кровати. И вдруг как по  команде  все  четыре  твари  двинулись  на
женщину, хищно лязгая челюстями.
   Анжелина швырнула чайник в самую крупную, но промахнулась. Охваченная
ужасом, она бросила лампу и кинулась  к  двери.  Одна  из  крыс  тут  же
вцепилась зубами ей  в  ногу  и  вырвала  большой  кусок  мяса.  Женщина
вскрикнула, распахнула дверь и замерла на пороге.
   В коридоре притаилось еще несколько крыс, а на  площадке  лестницы  и
выступах стен их было и того больше.
   Снизу и сзади женщина слышала, как скребутся  по  каменному  полу  их
маленькие острые коготки. А выглянув из окна коридора во двор,  увидела,
что к подножию лестницы  приближается  целая  армия  хвостатых  чудовищ.
Анжелина  сжала  руками  голову  -   она   не   могла   больше   слышать
пронзительного писка этой дьявольской нечисти.
   - Боже милостивый! - закричала она, чувствуя, как набухают вены у нее
на висках.
   Крысы стали прыгать на нее одна за другой. В отчаянии  Анжелина  даже
не пыталась отбиться от них, а медленно  шла  по  коридору  к  лестнице,
стремясь пробраться во двор к часовне. Минуту спустя она  уже  скользила
рукой по перилам, чтобы второпях не споткнуться и  не  полететь  кубарем
вниз по крутым ступеням. Но когда в конце лестницы она обернулась,  одна
крыса изловчилась и прыгнула ей прямо в лицо,  успев  при  этом  впиться
когтями в щеки. Женщина схватила зверька и,  рванув  прочь  от  лица,  с
рыданием упала на влажную землю. Тут же вторая крыса вонзила ей  зубы  в
бедро.
   Казалось, мохнатые  твари  заполнили  все  вокруг.  Они  были  внизу,
наверху. Они визжали, впивались и вгрызались в ее тело зубами и когтями.
   С большим трудом Анжелине удалось встать на ноги, но вскоре она снова
упала и теперь уже на коленях поползла  к  часовне,  оставляя  за  собой
страшный кровавый след. От заливающей глаза крови она  почти  ничего  не
видела, но все  же,  напрягая  остатки  зрения,  сумела  заметить  дверь
часовни футах в двенадцати впереди. Но перед ней стояли полчища  крыс  и
неподвижно наблюдали за ее медленным движением к спасительной двери.
   Возле самой часовни Анжелине удалось еще раз  подняться  на  ноги.  И
тогда сотни тварей с остервенением набросились  на  нее.  Задыхаясь,  из
последних сил она стала открывать тугой тяжелый засов, навалясь на  него
всем своим весом. Но вот, наконец, засов поддался,  и  дверь  с  громким
скрипом нехотя отворилась. В тот же миг Анжелина без чувств свалилась на
каменный пол часовни.
   Лунный свет заиграл на белом мраморном распятии  над  головой  старой
женщины, и все крысы в аббатстве с адским  визгом  забились  в  страшных
конвульсиях.
   Монсеньер Франкино уже бежал  по  двору,  позабыв  закрыть  за  собой
входную калитку. Весь двор  аббатства  был  буквально  завален  тысячами
крысиных телец, бившихся в предсмертной агонии. Франкино нашел на  земле
толстую палку и принялся с остервенением добивать ею  проклятых  тварей.
Те из них, кто  еще  оставался  в  живых,  огрызаясь,  набрасывались  на
священника, сбиваясь в грязные кучи у  его  ног.  Продолжая  размахивать
своей палкой, он  направился  вверх  по  лестнице,  громко  зовя  сестру
Анжелину. Но ответа не было. С трудом  пробиваясь  через  полчища  серых
тварей, он добрался, наконец, до верхней площадки. Весь коридор,  словно
сплошным ковром  смерти,  был  покрыт  трупами  этих  мерзких  животных.
Некоторые еще хрипло дышали.
   Спотыкаясь о горы мертвых телец. Франкино двинулся назад, к  открытой
кем-то двери часовни, и с опаской заглянул внутрь.
   Распластанная в луже крови на  полу  под  распятием  сестра  Анжелина
застонала и слегка повернула голову. На ее теле лежала  четкая  тень  от
креста, висевшего над входом в часовню. Жизнь едва  теплилась  в  старой
женщине. Она попыталась что-то сказать, но изо рта лишь вытекла  струйка
жидкой слюны. Франкино прочел над ней  прощальную  молитву  и  приподнял
голову бедной женщины.
   - Я виноват, - с трудом сдерживая слезы, проговорил он. - Я знал, что
тебе грозит опасность, и не должен был УХОДИТЬ.
   Он  почувствовал,  как  по  телу  монахини   пробежала   предсмертная
судорога, опустил ее голову и расстегнул воротник сутаны. На шее  сестры
Анжелины не было нательного креста.
   Глядя на тысячи мертвых тварей,  явившихся  сюда  прямо  из  ада,  он
поднял безжизненное тело женщины и отнес его в келью. Там  он  осторожно
положил труп на кушетку. У Франкино уже не было времени, чтобы  привести
все в должный порядок. Следовало срочно возвращаться в Рим. А там уж  он
даст все нужные распоряжения насчет похорон.
   "Прости меня", - уже  мысленно  произнес  старый  священник  и  нежно
коснулся пальцами ее холодеющего лба.
   После этого он вышел из комнаты, спустился по лестнице и, на  секунду
остановившись во дворе, ударом каблука прикончил одну  из  оставшихся  в
живых крыс. Взглянув в ее остекленевшие глаза, он посерьезнел. Лицо  его
выражало решимость.
   - Итак, начинается?  -  произнес  Франкино  с  вызовом  в  голосе.  -
Начинается.

Глава 1

   - Ну, как тебе? - спросил Бен Бэрдет, повернувшись перед  зеркалом  в
просторной каюте. Фэй Бэрдет поднялась с дивана.
   - Застегни пиджак, - ответила она, окинув мужа критическим взглядом.
   Он застегнул смокинг на среднюю пуговицу и встал прямо, опустив  руки
по швам.
   Фэй пригладила его атласные лацканы, проверяла,  нет  ли  складок  на
рубашке, и поправила галстук, который чуть-чуть сбился вправо.
   - Вот теперь, милый, ты  выглядишь  просто  на  миллион  долларов!  -
прощебетала она.
   Фэй поцеловала мужа и присела к туалетному столику,  чтобы  закончить
свой макияж и проверить, нет ли каких  изъянов  в  одежде.  На  ней  был
черно-серый брючный ансамбль и черная шелковая блузка.  Стоя  за  спиной
жены, Бен снова оглядел себя в  зеркало  и  одобрительно  кивнул.  Потом
повернулся и склонился над кроваткой их восьмимесячного сына,  продолжая
расправлять складки на своей нарядной рубашке.
   - Ну, а что ты скажешь, Джои? - спросил Бен сынишку.
   Джои с благодушной улыбкой посмотрел на отца и зашлепал ручонками  по
матрасу. Бен ласково поцеловал его и сел на диван,  ожидая,  пока  жена,
наконец, закончит свой туалет. Неожиданно он зевнул  от  усталости.  Две
недели на теплоходе успели порядком утомить его и притупить чувства. Все
это время он усердно занимался на тренажерах, стремясь сбросить за круиз
лишний вес.  Свежий  морской  загар  припекал  кожу,  а  выражение  лица
свидетельствовало лишь о том, что он  безумно  соскучился  по  городской
жизни. Хотя, конечно, он не мог пожаловаться на то, что  путешествие  не
доставило ему абсолютно никакого удовольствия.  Он  был  очень  доволен:
даже слишком, до тошноты. Но, к  счастью,  утром  они  уже  должны  были
причалить в Нью-Йорке.  И  теперь  ему  оставалось  помучиться  лишь  на
прощальном банкете,  который,  кстати,  отец  Макгвайр  почему-то  решил
пропустить. И тогда уже все, считай, позади.
   Наконец Фэй отвернулась от зеркала и весело улыбнулась, отчего ямочки
на ее щеках проступили еще сильнее. Брючный ансамбль сидел на ней просто
великолепно. Это  была  очень  стройная  женщина  с  длинными  ногами  и
белокурыми вьющимися волосами. Она не отличалась пышной грудью, зато  ее
лицо, по словам большинства поклонников  и  воздыхателей,  было  чистым,
милым и словно выточенным из мрамора.
   - Который час? - спросила Фэй. Бен приподнял рукав  рубашки  и  нажал
кнопку цифровых наручных часов. - Без десяти восемь, - сообщил он.
   Фэй бросила нетерпеливый взгляд на дверь каюты.
   - Мисс Иверсон может появиться в любую секунду, - заволновалась она.
   - Не надо быть такой нетерпеливой, - нравоучительно произнес Бен.
   Через двадцать минут пришла  няня  -  симпатичная  тридцатипятилетняя
женщина,  которая  в  дневное  время  работала  в   музыкальном   салоне
теплохода. Из-за путаницы с  поясным  временем  она  опоздала  на  целых
полчаса. И теперь, по ее милости, супруги Бэрдет, конечно же, опоздают к
началу и пропустят самые вкусные закуски и пару коктейлей. Ведь по радио
объявили, что банкет назначен на девять.
   Когда они вышли из кормовой двери коридора  "Б"  на  главную  палубу,
теплоход Делал плавный вираж. Супруги направились к главному  ресторану.
Сейчас на палубе было прохладней, чем в прежние вечера. Оно  и  понятно,
ведь они уже покинули тропики. С носа слышались глухие  ритмичные  удары
волн о форштевень корабля, в  чистом  небе  догорал  короткий  океанский
закат,  а  с  левого  борта  дул  свежий  прохладный  бриз.  Кроме  двух
официантов и серой чайки, свидетельствующей о том, что земля уже близко,
на палубе никого больше не было.
   Бэрдеты  торопливо  прошли  по   пустым   переходам   во   внутренний
коктейль-бар, но, как и ожидал Бен, он почти уже опустел. Через открытую
дверь главного ресторана было видно, как гости поспешно  усаживаются  за
банкетные столы. Ресторан был шикарно украшен, будто в канун  Рождества.
С  потолка  свисали  вьющиеся  ленты  яркого   серпантина   и   гирлянды
разноцветных шаров. На эстраде играл оркестр из десяти музыкантов. - Эй,
- окликнул супругу Бен, торопясь вдоль буфетной стойки.
   Фэй повернулась к нему уже с набитым икрой ртом.
   - Кажется, мы еще успеем поесть. Пошли-ка!
   - Хорошо-хорошо. - Фэй облизала  пальцы  и  глотнула  шампанского  из
бокала, который уже успела подхватить где-то и теперь держала в руке.
   Бен схватил ее за свободную руку и заглянул в глаза.
   - А после банкета мы трахнемся! Договорились? Фэй озорно  кивнула,  с
радостью давая свое согласие.
   - Это самое лучшее предложение, какое  я  слышала  за  последние  две
недели, - улыбнулась она.
   Супруги  со  смехом  обнялись  и,  протиснувшись  между  столиками  и
эстрадой, растворились среди сотен воздушных шаров и перекрученных  лент
серпантина.
   Банкет  закончился  в  половине  двенадцатого"  И  хотя   большинство
пассажиров осталось  в  ресторанном  зале,  Фэй  и  Бен  решили  сменить
обстановку и отправились в кают-компанию - небольшое помещение  на  носу
теплохода, - чтобы выпить по бокалу вина.
   Отец Джеймс Макгвайр уже поджидал их там, стоя  у  бара  и  потягивая
через соломинку легкий коктейль.
   - Святой отец! - радостно воскликнул Бен, подойдя к стойке.
   Священник отставил бокал и тепло обнял обоих Бэрдетов по очереди.
   - Если бы вы знали, как нам не хватало вас на  банкете!  -  вздохнула
Фэй, откидывая со лба непослушную прядь волос и обворожительно улыбаясь.
Ей нравилось в отце Макгвайре буквально все: и очертания  подбородка,  и
добрые голубые глаза, и классические ирландские черты лица.
   - Я должен извиниться перед вами, - застенчиво произнес  священник  и
повел их к ближайшему  свободному  столику,  не  забыв  прихватить  свой
недопитый бокал. - Конечно,  мне  очень  не  хотелось  пропускать  такое
захватывающее мероприятие, но, трезво все взвесив, я понял, что если  уж
решил закончить здесь свой  богословский  трактат,  то  должен  все-таки
остаться в каюте и как следует поработать. Что я и сделал. - И он  снова
улыбнулся.
   - Что вы, не нужно никаких извинений! - поспешно остановил его Бен. -
Мы же понимаем...
   - Конечно, - согласилась с мужем Фэй  и  нежно  коснулась  руки  отца
Макгвайра. - Все равно мы рады, что смогли встретиться с  вами  хотя  бы
здесь, в этом уютном салоне за бокалом легкого вина.
   Вскоре  кают-компания  начала   понемногу   заполняться   и   другими
пассажирами. Бен направился к стойке бара  и  вскоре  вернулся  с  двумя
бокалами. Только на этот раз вместо "легкого вина" он решил взять чистый
ликер "амаретто".
   -  Ну,  а  теперь  рассказывайте,  как  прошел  банкет,  -  улыбнулся
Макгвайр, поудобнее усаживаясь на своем стуле.
   - Превосходно! - отозвался Бен и начал подробно  описывать  все,  что
подавали на  стол.  При  этом  он  не  забыл  добавить,  что  отсутствие
священника на приеме сделало его не таким интересным,  как  рассчитывали
Бэрдеты.
   С самого начала круиза получилось так, что у Бена и Фэй не  оказалось
общих интересов с соседями по столику номер  17,  который  им  отвели  в
ресторане для ежедневных приемов пищи. Почти все отдыхающие  на  корабле
оказались жителями  каких-то  заштатных  городков  со  Среднего  Запада.
Поэтому Бен был несказанно счастлив, когда на второй же день за их  стол
посадили отца Макгвайра вместо молчаливой и угрюмой четы  из  Биллингса,
что в штате Монтана. Этот священник, как вскоре выяснилось, преподавал в
католической  духовной  семинарии  в  Нью-Йорке  и   оказался   умнейшим
человеком и прекрасным собеседником. К такому заключению супруги  Бэрдет
пришли единодушно. К тому же отношения между Беном и священником заметно
оживлялись тем фактом, что оба они  были  профессиональными  писателями.
Правда, темы их книг весьма разнились. Отец Макгвайр посвящал  свободное
время сочинению пространных теологических  трактатов,  а  Бен  пока  что
приступил к своей первой книге - это был довольно занятный  политический
роман, как считали сам Бен и его  супруга.  Что  касается  Фэй,  то  она
работала в рекламном агентстве и по роду деятельности  могла  помочь  им
обоим. Отец Макгвайр, например,  был  очень  заинтересован  в  связях  с
общественностью, особенно когда дело касалось религии.
   - Ну, а пика вы развлекались в ресторане, я оставался в своей каюте и
могу уверить, что обслуживание  сегодня  было  не  очень  навязчивым,  -
шутливо наметил отец Макгвайр, как только Бен  закончил  свой  длиннющий
монолог о диковинных яствах. Он раскурил сигару  и  предложил  такую  же
Бену.  Тот  не  отказался,  и  они  дружно  выпустили   синеватый   дым,
наслаждаясь безмятежностью отдыха. -  А  впрочем,  это,  наверное,  и  к
лучшему. Ведь вместо того, чтобы  терять  попусту  время,  ублажая  свою
плоть, я посвятил себя работе и теперь могу с уверенностью сказать,  что
сегодня остался собою доволен.
   - А я вот что хочу сказать вам, святой отец, - начал Бен, обнимая Фэй
чуть ниже талии. - Вы заставляете меня испытывать чувство вины.
   - Это каким же образом? - удивленно вскинул брови священник.
   - Вот у меня, например, почему-то за  целых  две  недели  не  нашлось
времени, чтобы написать хоть одно предложение для своего  романа,  а  вы
успели закончить целый трактат!
   Священник дружелюбно улыбнулся.
   - Бен,  не  забывайте,  что  вы  пишете  художественную  прозу...  Вы
создаете литературные образы, выдумываете новые идеи... А все это  очень
сложно. Я же просто излагаю на бумаге различные выводы и  заключения,  к
которым пришел после многих лет, посвященных изучению интересующих  меня
проблем.
   - Даже не вздумайте умалять свою работу, святой  отец!  -  решительно
запротестовал Бен, для большей убедительности подняв вверх  указательный
палец. -  Вы  пишете  не  менее  важные  вещи,  которые,  я  уверен,  по
достоинству оценят не только ваши ученики.  Я  же  ни  в  коей  мере  не
склонен принижать значения вашего творчества, и  вам  не  позволю  этого
делать. А что касается той книги, над которой работаю  я,  то,  по  сути
дела, это же обычная макулатура!..
   Фэй склонилась к  Бену  и  нежно  поцеловала  его  в  щеку,  поспешив
успокоить мужа:
   - Милый, я думаю, что твоя книга тоже многим понравится.
   Отец  Макгвайр  согласно  кивнул  и  не  замедлил  возразить   своему
собеседнику:
   - Я уже говорил вам, Бен, и готов повторить еще  раз:  если  хотя  бы
половина писателей занялась тем же, что пишу я сам,  те  мир  литературы
срезу стал бы скучным и бедным. Поймите: стремление  развлекать  книгами
не менее важно, чем желание поучать ими и просвещать. И никто не  вправе
судить, чья книга окажет человечеству большую услугу  -  моя  или  ваша.
Верно?
   - Вы оба так добры ко мне, - растрогался Бен, потягивая ликер и робко
глядя на священника и Фэй, словно стесняясь незаслуженной похвалы.
   В этот момент в зал вошли два гитариста и,  устроившись  возле  бара,
стали наигрывать тихую приятную мелодию.
   Бен наклонился вперед и почти на ухо зашептал священнику:
   - Мы с Фэй хотим, чтобы вы знали, насколько нам дороги ваша дружба  и
внимание, святой отец.  И  говорю  я  это  вовсе  не  потому,  что  наше
путешествие подходит к концу, а при прощании люди просто привыкли делать
друг другу комплименты... Нет, это идет от чистого сердца.
   Слушая  его,  Макгвайр  вдруг  почувствовал,  что  воротничок  сутаны
неожиданно начал сдавливать ему шею. Он был вынужден ослабить его рукой.
   - Тогда позвольте и мне вас заверить,  что  эти  чувства  взаимны,  -
ответил священник. - Теперь, оглядываясь на проведенные вместе  дни,  мы
можем только поблагодарить супругов из штата Монтана, что они  попросили
пересадить их за другой стол. Ведь именно этот случай н свел нас вместе.
   - А я и не знала, что  они  сами  попросились  за  другой  столик!  -
удивилась Фэй, прикуривая сигарету.
   - Я вообще-то  не  до  конца  в  этом  уверен,  -  быстро  поправился
священник. - Но мне помнится, кто-то говорил, что это было  именно  так.
Я, кажется, краем уха слышал, как один официант рассказывал другому, что
между пассажирами за одним из столиков произошел вроде бы какой-то спор,
и двое попросили их отсадить. Правда, я не уверен, что речь шла именно о
вашем столике... - И он смущенно пожал плечами.
   - Странно. - Бен задумался, а потом добавил:  -  Может  быть,  их  не
устраивало  расположение  этого  стола  или  просто  захотелось  сменить
обстановку?.. - "Пожалуй, не стоит продолжать эту тему", - подумал  Бей,
все еще сомневаясь и размышляя над словами священника. Но  внезапно  его
охватило  сильное  любопытство.  Поскольку  официант,  обслуживающий  их
столик номер 17, говорил, что священник сам попросился к ним в соседи  и
велел ему узнать, не  согласится  ли  кто-нибудь  пересесть  так,  чтобы
освободилось место именно за семнадцатым столиком.  Странно...  Но  если
официант не лжет - а причин для этого у него, видимо, нет - то почему же
тогда Макгвайр так уверенно и обстоятельно утверждает обратное?..  Зачем
ему все это? Непонятно...
   Его размышления были прерваны  веселым  смехом  и  шутками  Фэй.  Она
что-то рассказывала священнику, и оба они от души хохотали. Наконец  Фэй
направилась к бару, чтобы заказать себе еще ликера. В общей сложности  к
часу  ночи  она  выпила  целых  четыре   порции,   и   Бен,   к   своему
неудовольствию, отметил, что жена стала выглядеть немного подавленной.
   - Милая, как ты себя чувствуешь? Может быть, тебе стало  нехорошо?  -
поинтересовался он и многозначительно подмигнул отцу Макгвайру.
   - Нет-нет, все в порядке. - Фэй постаралась выпрямиться и улыбнулась.
   Бен посмотрел на часы. Перед  тем  как  отправиться  на  банкет,  они
твердо решили, что не будут  засиживаться  допоздна,  так  как  теплоход
прибывал в семь утра, а им еще предстояло собирать и упаковывать вещи.
   - Может быть, нам всем лучше выйти сейчас на палубу? - предложил он.
   - Ну разумеется! - поддержал Макгвайр, поднимаясь из-за стола. Вместе
с Беном они с обеих сторон подхватили Фэй под руки и помогли ей,  слегка
пошатывающейся,  выбраться  на   палубу,   где   свежий   воздух   сразу
благоприятно подействовал на нее.
   - Отец Макгвайр, вы мне очень нравитесь. Я от вас просто без  ума!  -
призналась Фэй, чувствуя, что от свежего ветерка ей становится легче.  -
Знаете, я хоть и католичка, но не хожу в церковь  и  никогда  не  питала
особых симпатий к священникам. Но вы совсем не такой, как они все...
   - Фэй, я весьма польщен и ценю ваши чувства. Но не забывайте, что  до
того, как стать священником, я был самым обыкновенным человеком...
   - Хорошо сказано, - неожиданно вставил Бен. Макгвайр гордо выпрямился
и продолжал:
   - Когда я жил в Дартмуте, я даже играл в футбол. И, конечно, со всеми
остальными регулярно принимал участие во всех беспорядках. Верите?
   Фэй улыбнулась.
   - Позвольте мне сказать вам кое-что еще, святой отец. С точки  зрения
женщины, вы очень красивый мужчина. И весьма сексуально смотритесь.
   Макгвайр громко расхохотался.
   - Нет, это правда! - настаивала Фэй, облизывая губы.
   Священник покраснел, вслед за ним залился краской и Бен.
   - Ну, что я могу на это возразить?  -  покачал  головой  Бен.  И  тут
неожиданно на лице Макгвайра появилась ухмылка, совершенно не вязавшаяся
с его  саном.  Бена  это  почему-то  насторожило.  -  Послушай,  Фэй,  -
обратился он к жене. - Мы немедленно возвращаемся в свою каюту.
   - Хорошо-хорошо. Разве я против?  -  Она  нетвердой  походкой  прошла
между мужчинами. Теперь и теплоход начало мерно покачивать,  и  они  все
втроем двинулись в обход  палубы,  на  всякий  случай  придерживаясь  за
поручни. Перед тем как расстаться у коридора "Б", они остановились.
   - Ну что ж, - улыбнулся Макгвайр. - Встретимся утром на палубе  перед
бассейном. Идет?
   - В восемь? - уточнил Бен.
   - Да. - Макгвайр наклонился и довольно бесцеремонно,  как  показалось
Бену, обнял Фэй. - А теперь желаю вам доброй ночи. И поцелуйте  за  меня
Джои.
   - Непременно, улыбнулась Фэй. - И вам спокойной ночи, святой отец.
   - Всего хорошего, Фэй. - Он кивнул и пожал руку Бена. - Ну, до утра.
   Отец Магвайр повернулся  и  твердой  уверенной  походкой  зашагал  по
палубе, держась на удивление прямо. Правда, он упомянул,  что  в  юности
был спортсменом и, вероятно, в душе оставался им по сей день.
   -  Ну,  а  теперь,  дорогая,  тебе  пора  спать,  -  сказал   Бен   и
многозначительно посмотрел на супругу.
   Фэй громко икнула, согласно кивая, и, пошатываясь, вошла в каюту.
   Бену снился какой-то волнующий сон, отчего он даже метался в постели,
но, проснувшись, так и не смог вспомнить,  что  ему  привиделось  в  эту
ночь. Посмотрев на часы, он удивился: была всего лишь  половина  пятого.
Тогда он повернулся на другой бок и немного поерзал на мягком матрасе  в
надежде устроиться поудобней, чтобы снова заснуть.  Рядом  с  ним  спала
Фэй. Голова ее буквально утопала в подушках, а одеяло сбилось  в  ногах.
Бен  приподнялся,  вытащил  одеяло  из-под  ног  жены,  потом   накрылся
простыней и натянул часть одеяла на себя.  Неожиданно  он  почувствовал,
что качка усилилась по сравнению с тем, что было в  середине  ночи.  Бен
попробовал хотя бы расслабиться и просто полежать спокойно  с  закрытыми
глазами, раз уж все равно не удавалось заснуть. Но что-то мешало  ему  и
не давало успокоиться. И тут он  ясно  услышал  тихие  шаги  на  палубе.
Кто-то шел очень медленно и, видимо, старался, чтобы его не было слышно.
Наверное, боялся кого-нибудь  разбудить.  Этот  неизвестный,  страдающий
бессонницей человек почему-то вызвал у Бена раздражение. "А  впрочем,  -
решил он, - какое мне до него дело? У каждого хватает своих  собственных
забот, чтобы еще думать о странных  типах,  разгуливающих  по  палубе  в
столь ранний час. Надо успокоиться и  заснуть".  Но  он  уже  знал,  что
заснуть ему вряд ли удастся.  И  вдруг  совершенно  неожиданно  на  него
словно накатилась сонная волна.
   Но в тот самый  сладкий  момент,  когда  Бен  начал  проваливаться  в
забытье, он вдруг отчетливо услышал, как медленно  поворачивается  ручка
во входной двери их каюты.
   Одним движением он сел в кровати.
   Кто-то явно пытался проникнуть внутрь.
   В тот же миг Бен вскочил на ноги, накинул халат  и,  резко  распахнув
дверь, вылетел в коридор.
   Но там никого уже не было.
   Тогда он решил прогуляться по палубе и  направился  на  бак  корабля,
надеясь встретить там заплутавшего незнакомца. Затем обогнул бассейн  на
носу судна, зашагал назад вдоль другого  борта  и  вдруг  заметил  вдали
чью-то фигуру, тут же скрывшуюся в двери за музыкальным салоном.
   Бен кинулся вперед вдоль правого борта к тому месту, где  только  что
исчезла подозрительная фигура. Но очень скоро, устав от  быстрого  бега,
прислонился к перилам наружного ограждения,  жадно  хватая  ртом  свежий
океанский  воздух.  Он  простоял  так  в  оцепенении  несколько   минут,
лихорадочно соображая, кто это мог быть и куда он, черт  возьми,  делся.
Руки его заметно дрожали. Наконец Бен выругался про себя  и  решил,  что
после этой неудачной погони теперь  самое  время  вернуться  в  каюту  и
заснуть.
   Но проходя через  верхнюю  палубу,  он  вдруг  заметил  возле  шлюпок
мужчину. Подойдя немного поближе, он с удивлением обнаружил, что это  не
кто  иной,  как  сам  отец  Макгвайр,  задумчиво  созерцающий  пурпурное
рассветное небо.
   Вздрогнув от неожиданности, Бен приблизился к своему приятелю.
   - Отец Макгвайр! -  произнес  он  таким  тоном,  словно  боялся,  что
обознается, или что священник сейчас растворится, как привидение,  прямо
у него на глазах.
   Но тот спокойно повернулся на оклик и удивленно воскликнул;
   - Бен! Неужели это вы? Что вы тут делаете в такую рань?
   - Я мог бы задать вам точно такой же вопрос, - парировал Бэрдет.
   - Видите ли, я никак не мог заснуть, - спокойно объяснил Макгвайр.  -
А воздух  здесь  такой  свежий!  Вот  я  и  решил  подышать  напоследок,
прогуляться по палубе, подумать о жизни...
   - Понятно, - с подозрением в голосе констатировал Бен.
   Макгвайр как ни в чем не бывало тронул его за плечо.
   - Мой друг, мне  кажется,  вы  чем-то  расстроены.  И  дышите  как-то
слишком уж тяжело... Что-нибудь случилось?
   - Да, мне пришлось сейчас совершить небольшую пробежку.
   - Я что-то не совсем понимаю, - насторожился священник. -  Расскажите
толком, в чем дело. Бен кивнул и сразу же посерьезнел.
   -  Только  что,  буквально  несколько  минут  назад,  кто-то  пытался
проникнуть в нашу каюту.
   Казалось, Макгвайр был поражен не меньше самого Бена.
   - Я проснулся и сперва услышал шаги, - продолжал тот. - А потом ручка
в двери начала медленно поворачиваться, словно  кто-то  хотел  незаметно
пробраться внутрь. Я моментально выскочил в коридор и - поверите? -  там
никого уже не было!.. Тогда  я  прошелся  по  палубе  и  вскоре  заметил
убегающего мужчину. Но едва я бросился вслед за этим незваным гостем, он
как  будто  сквозь  землю  провалился.  А  когда,  отчаявшись,  я  решил
возвратиться, то заметил здесь вас...
   - Надеюсь, вы не думаете, что этим ночным грабителем был именно я?  -
озабоченно нахмурился Макгвайр.
   Бен пристально посмотрел на  него,  задумавшись,  насколько  искренне
говорит сейчас священник. Хотя еще минуту назад ему и в голову не пришло
бы заподозрить своего Друга в чем-либо подобном. Да и зачем  ему  делать
это?
   Ведь если бы ему что-то понадобилось в их каюте,  он  мог  бы  просто
постучать и зайти, а не пробираться туда тайком.
   - Ну что вы! Конечно, нет, - сказал он, отметя  подозрения.  -  Ни  в
коем случае.
   Макгвайр улыбнулся и с облегчением вздохнул.
   - Хотя у меня на всякий случай есть алиби: как вы видите, я совсем не
запыхался, и поэтому не подхожу на роль  вашего  таинственного  беглеца.
Ведь ему, наверное, тоже пришлось недавно изрядно поработать ногами...
   Бен поразмыслил над этим и с сожалением произнес:
   - Прошу прощения, святой отец, если я вас как-то задел.
   - Не стоит. Хотя мне, конечно, было бы неприятно, если  бы  вы  вдруг
заподозрили меня в причастности к этому таинственному происшествию.  Тем
более что я просто ума не приложу, что все это могло означать.
   Бен устало прислонился к перилам и не мигая уставился на  корабельные
трубы, из которых в небо поднимался легкий дымок.
   - Черт побери! - пробормотал он, все еще с волнением  думая  об  этом
странном случае. - Но ведь кто-то же пытался открыть мою дверь!..
   Макгвайр  только  пожал  плечами!  Он  вполне  верил  Бену,  но  тоже
находился в полном недоумении.
   - Ну, ладно, - начал успокаиваться Бен. - Во всяком случае,  чего  бы
ни хотел добиться этот негодяй  -  ему  это  не  удалось.  Так  что,  по
большому счету, все в порядке, верно? - Он тронул священника за руку.  -
Я еще раз прошу прощения, что так обеспокоил вас, святой отец.
   - Ничего страшного, Бен, - примирительно ответил Макгвайр. - Все  уже
позади.
   Бен спустился на нижнюю палубу и по коридору "Б" направился  к  своей
каюте. Еще издалека он заметил, что на ручке двери каюты  что-то  висит.
Подойдя ближе, он от изумления раскрыл рот. Это было распятие.
   Бен осторожно снял  его  и  взял  в  руки.  Крест  оказался  довольно
большим, высотой около двенадцати  дюймов,  и  очень  тяжелым,  так  как
сделан был из какого-то темного блестящего металла.
   Зачем кому-то понадобилось оставлять эту вещь именно здесь?
   Войдя в каюту, Бен скинул халат и бросил  распятие  на  диван,  потом
проверил, крепко ли спит сынишка, и сам улегся в кровать. Фэй  спала  и,
очевидно, за все это время ни разу не просыпалась.
   Бен намотал цепочку от креста на ладонь и в задумчивости  поднял  его
перед собой, тут же  почувствовав,  как  по  спине  пробежал  неприятный
холодок. Его томило какое-то необъяснимое предчувствие. Вроде бы  ничего
особенного не произошло... Но в то же время теперь что-то терзало его  и
не давало окончательно успокоиться.
   Наконец Бен положил распятие под  подушку  и,  повернувшись  на  бок,
решил забыть о нем хотя бы на пару часов.

***

   Отец Макгвайр внимательно  осмотрел  распятие,  засмеялся,  при  этом
закашлявшись, и вернул его вконец растерявшемуся Бену.
   - Вы знаете, я тоже не могу представить, кто и зачем мог оставить его
на вашей двери, - признался он. - Но мне почему-то кажется, что не стоит
особенно мучиться из-за этого,  теряться  в  догадках  или,  тем  более,
строить всякие невероятные теории. Забудьте  об  этом.  Просто  по  воле
случая вы стали обладателем чудесного распятия. Так пусть же Господь Бог
отныне всегда улыбается вам. - Он дружески похлопал Бена по спине.  -  Я
вам серьезно говорю. Ничего дурного здесь и быть не может.
   Бен подозрительно посмотрел на священника, а петом, покачав  головой,
сунул распятие в сумку с детским питанием. Как раз в  это  время  к  ним
подошел носильщик и  сообщил,  что  багаж  отца  Макгвайра  благополучно
прошел таможенный досмотр и его уже можно получать.
   - Скажите, а вы сообщили о  своей  находке  жене?  -  поинтересовался
Макгвайр.
   - О распятии? Разумеется!  -  сразу  же  оживился  Бен,  оглянулся  и
помахал Фэй рукой. Она стояла немного поодаль  и  с  улыбкой  подошла  к
мужу, держа на руках ребенка.
   - У нас все готово, - радостно сообщила она. - Носильщики уже  сносят
багаж на берег. Бен удовлетворенно кивнул и взял сынишку к себе на руки.
   - Ну, что вы скажете, святой отец? - спросил  он  и  поднес  мальчика
сбоку почти к самому своему лицу. - Мы с ним похожи как две капли  воды,
а?
   Макгвайр внимательно осмотрел Бена, потом Фэй и, наконец, малыша.
   - Только глаза, - безапелляционно  заявил  он.  -  А  в  остальном  -
вылитая  Фэй.  Кстати,  я  вам  уже  говорил  об  этом.  У  вашего  сына
поразительное сходство с матерью.
   Малыш будто понял, о ком идет речь,  и  что-то  весело  агукнул.  Бен
засмеялся и вернул ребенка жене. Сейчас она была одета довольно скромно:
в длинную серую юбку и белую блузку из искусственного шелка.
   Впереди всей группы вышагивали два носильщика  и  толкали  тележку  с
багажом. Макгвайр, Бен и Фэй с сыном шли за ними.
   - Может быть, подвезти вас до дома? - предложил священник, когда  они
подошли к выходу с пирса. - Из семинарии за мной послали машину.
   - Нет, спасибо, святой отец, - поблагодарил его Бен. - За нами обещал
заехать один из наших приятелей. Мы с ним соседи...
   Они вышли на улицу к тротуару.
   Фэй  еще  раз  спросила  священника,  что   он   думает   по   поводу
таинственного распятия, но тот лишь весело рассмеялся.  А  потом  вполне
серьезно пояснил, что само по себе оно никакого значения в  общем-то  не
имеет и лучше всего не думать о нем слишком  много.  Это  не  более  чем
сувенир, - Но оно почему-то внушает мне страх,  -  пожаловалась  Фэй.  -
Может быть, лучше вообще его  выбросить?  Макгвайр  задумался,  медленно
кивая головой.
   - Я могу понять ваши чувства, - протянул он.
   - Фэй с тревогой посмотрела на Бена, но он лишь улыбнулся ей в  ответ
и пожал плечами.
   - Ну ладно, дорогая. Раз тебе не по душе  держать  его  дома,  я  его
сегодня же выкину. А  еще  лучше  -  подарю  какой-нибудь  больнице  при
католической церкви, где ему, по-моему, самое место.
   К тротуару подъехал лимузин за священником. Из машины тут же выскочил
шофер, уложил в багажник чемоданы и открыл для Макгвайра  заднюю  дверь.
Сам Макгвайр в это время обсуждал с Бэрдетами планы их будущей  встречи,
а потом обнял маленького Джозефа и ласково улыбнулся ему.
   - Я буду скучать без вас, - с искренней грустью  сказал  он,  -  и  с
нетерпением ждать вашего звонка, как условились.
   - Я уверен, что долго ждать вас не придется, - заверил его Бен.
   Священник сел в лимузин и на прощанье помахал  им  рукой  из  заднего
окошка.
   Бэрдеты, улыбнувшись, замахали ему в ответ, а когда машина  отъехала,
вернулись к своим чемоданам.

Глава 2

   Машину Сорренсона не узнать было невозможно, и  Бэрдеты  заметили  ее
еще издалека. К  ним  приближался  "Де-сото"  1956  года  выпуска.  Этот
невероятный "дредноут" обогнул угол и направился к  ним,  изрыгая  клубы
черного дыма и грохоча, как железный сейф, набитый столовым серебром. Но
самым  замечательным  было  то,  что  остатки  правого  крыла   свободно
трепыхались по  ветру,  издавая  оглушительный  ритмичный  лязг.  Машина
напоминала  гигантскую  тропическую   рыбину   с   длинными   хвостовыми
плавниками, а крыша была  до  такой  степени  разъедена  ржавчиной,  что
вполне могла бы сойти за рыбью чешую. За рулем  подпрыгивала  седовласая
голова самого владельца этой диковинной  колымаги  -  Джона  Сорренсона.
Руками он отчаянно сжимал руль и так пристально следил за  дорогой,  что
казалось, будто его взгляд  просто  приклеили  к  лобовому  стеклу.  Это
зрелище развеселило Бэрдетов, однако смех  их  был  вполне  дружелюбным.
Теперь, когда цены на ремонт автомобилей безбожно подскочили и положение
все больше усугублялось инфляцией,  Джон  Сорренсон,  первая  виолончель
Нью-йоркской филармонии, каким-то чудом все же ухитрялся содержать такой
антиквариат, выкраивая  на  это  деньги  из  своего  скромного  бюджета.
Наконец машина со скрежетом остановилась, и из нее  буквально  вывалился
радостный Сорренсон.
   - Чертова калоша! - сердито  пробормотал  он,  шутя  замахнувшись  на
автомобиль. - Сломалась как раз в  самом  подходящем  месте  -  на  48-й
улице.
   - Правда? - расстроилась Фэй, подходя ближе с малышом на руках.
   "Ну, теперь уже наверняка все в порядке", - подумал Бен. Еще  бы!  Им
пришлось ждать его больше часа. Уже несколько раз Бен порывался  плюнуть
на все и поймать такси, но поскольку Сорренсон еще ни  разу  не  нарушал
своих обещаний, супруги запаслись терпением и твердо решили ждать его до
победного конца.
   Бен начал грузить чемоданы в багажник.
   - Ну и что же стряслось с ней на этот раз? -  скорее  из  вежливости,
чем из любопытства, спросил он, между делом взглянув на Сорренсона.
   - Понятия не имею! - ответил тот, с крайне  растерянным  видом  пожав
плечами. - Я спокойно ехал себе по Девятой авеню, как вдруг  эта  зараза
подняла стрельбу и из нее повалил черный дым.  Представляете?  Это  было
просто неописуемо! Я приткнулся к обочине и начал судорожно  соображать,
что делать дальше, потому что  поблизости  не  было  даже  бензоколонки,
откуда есть шанс допроситься помощи. И тогда я  просто  поднял  капот  и
решил дать ей остыть и очухаться. Ну, повертел еще кое-какие железяки  в
моторе. И разумеется, прочитал ей хорошую лекцию. -  Для  убедительности
он снова погрозил  машине  пальцем.  -  В  результате,  как  видите,  мы
достигли взаимопонимания, потому что сразу же после этого она завелась и
как миленькая довезла меня к вам.
   Фэй поцеловала его в щеку.
   - Я никогда не сомневалась в  ваших  способностях,  Джон.  Вы  всегда
прекрасно ладили и с машинами, и с женщинами...
   Сорренсон зарделся, обнял ее и  пощекотал  малышу  подбородок.  Потом
предложил свою помощь Бену, но тот решительно замахал руками  и  наотрез
отказался  -  он  не  мог  позволить,  чтобы  их  семидесятилетний  друг
перетаскивал такие тяжести.
   Погрузка не заняла много времени, и уже через пару минут они ехали по
12-й улице.
   - Ну, а теперь  вы  должны  мне  подробно  все  рассказать.  Как  вам
понравилось путешествие, что вы  видели  интересного,  где  побывали?  -
потребовал Сорренсон.
   Бен повернулся к жене и взял у нее малыша.
   - Мне очень жаль, что все это время вас не  было  вместе  с  нами,  -
начала Фэй и, оборвала себя  на  полуслове,  услышав  сзади  выстрел  из
выхлопной трубы. - Поездка  оказалась  на  редкость  увлекательной.  Это
просто фантастика!
   - А я вам что говорил! Я и  не  сомневался,  что  вам  понравится!  -
радостно воскликнул Сорренсон, оглядев супругов с отеческой гордостью.
   - Да, вы оказались правы, - поддержал его Бен,  неожиданно  вспомнив,
что именно Сорренсон посоветовал им совершить океанский круиз, когда они
обсуждали проблему отдыха - куда ехать, как и на чем. - Вы знаете, мы  с
Фэй тут подумали и решили на будущий год снова отправиться на  теплоходе
по тому же маршруту, - добавил Бен и загадочно улыбнулся.
   - Да-да, именно так, - подхватила Фэй, заметив  его  улыбку  и  решив
тоже сделать старику приятное.
   - Вы серьезно? Ну это  просто  великолепно!  -  Сорренсон  был  очень
польщен, что сумел  выбрать  для  супругов  такой  замечательный  способ
отдыха.
   - Все было идеально, - продолжала Фэй. - Особенно погода и солнце.
   - Я уж вижу, как вы  "поджарились",  -  улыбнулся  Сорренсон.  -  Оба
просто чудесно выглядите. А ты. Бен, вообще исключительно Я  прямо  слов
не нахожу.
   Фэй, улыбнувшись, незаметно толкнула мужа локтем в бок.
   Сорренсон откашлялся и обрушил на них целый поток вопросов.  В  ответ
супруги,  возбужденно  перебивая  друг  друга,  начали   с   восхищением
рассказывать о  своем  отдыхе.  Наконец,  улучив  момент,  когда  старик
замешкался  с  очередным  "а  дальше?",  Фэй  опередила   его   и   сама
поинтересовалась, чем он сам занимался тут в  их  отсутствие  в  течение
целых двух недель.
   - У меня все по-прежнему,  -  вздохнул  Сорренсон.  -  сворачивая  на
Бродвей и задев при этом край тротуара 74-й улицы. -  Сначала  несколько
концертов Баха подряд, потом  постоянные  репетиции  с  квартетом  -  мы
готовимся к летнему сезону... А  еще  успели  записать  пластинку.  И  я
надеюсь, что вы сегодня будете в числе первых ее слушателей, потому  что
в честь вашего возвращения я решил  организовать  вечеринку.  Там  будут
наши общие друзья. Как вы на это смотрите?
   От неожиданности Бен чуть  не  поперхнулся.  Ведь  он-то  рассчитывал
сегодня пораньше лечь спать. Но так как именно Сорренсон посоветовал  им
ехать в этот круиз, а теперь еще встретил и успел  уже  пригласить  всех
друзей, ни о каком отказе не могло быть и речи, - Ну и как они поживают?
- спросил Бен, уже заметив их дом номер 69 по 89-й улице.
   - Слава Богу, все живы-здоровы, - ответил Сорренсон, не сводя глаз  с
дороги. - А вчера Макс и Грейс Вудбриджи  Даже  давали  обед  по  случая
того, что Макс наконец-то начал собственное  дело.  Поставки  сантехники
или что-то в этом роде - я и сам толком не разобрался.
   - А как Ральф Дженкинс? Уже вернулся из Европы? - подала голос Фэй.
   Сорренсон кивнул.
   - Да, несколько дней назад. Я, кстати, случайно встретил его в  холле
и сообщил, что вы сегодня возвращаетесь из круиза,  а  я  в  вашу  честь
устраиваю вечеринку, И пригласил его. А вы же  знаете,  каков  он,  этот
самый Ральф Дженкинс?..
   - Не совсем, - уклончиво ответил  Бен,  не  понимая,  на  что  именно
намекает старик. Дело в том, что Дженкинс перебрался на  их  этаж  всего
лишь три месяца назад, и соседям пока не  представлялось  случая  узнать
друг друга поближе. К тому же Ральф был членом правления  Международного
Общества  античного  искусства,  и  по  делам   службы   ему   частенько
приходилось ездить в Европу.
   - О, это такой парень! - воскликнул Сорренсон. - Вы только  намекните
ему, что где-нибудь устраивается вечеринка, обед или просто будут давать
коктейли, - и вы обязательно встретите его там.
   Еще несколько минут  Сорренсон  медленно  катил  по  улице,  а  потом
свернул в боковой проезд и поставил машину под  навес  у  десятиэтажного
дома, в котором прожил уже целых двенадцать лет. Напоследок из глушителя
прогремел еще один выстрел. Сорренсон сердито пробурчал что-то себе  под
нос, видимо, делая  автомобилю  строгое  предупреждение  по  поводу  его
возмутительного поведения, и в очередной раз пригрозил в самом ближайшем
будущем сдать свою колымагу в металлолом.
   С помощью привратника Бея перетащил чемоданы в лифт. Следом в  кабину
вошли Сорренсон и Фэй с ребенком, и все вместе поехали на десятый этаж.
   Квартира Сорренсона находилась сразу слева от лифта, а  Бэрдеты  жили
напротив, по другую сторону холла. Всего в  южном  крыле  здания  на  их
этаже располагалось восемь квартир: кроме Бэрдетов и  Сорренсона,  здесь
жили Лу Петросевич, Ральф Дженкинс,  Дэниэл  Батилль,  мистер  и  миссис
Вудбридж, еще в одной квартире обитали сразу две секретарши, а последнюю
занимала пожилая монахиня, которую, правда,  никто  ни  разу  не  видел,
потому что она никогда не выходила из комнаты даже в коридор.
   Войдя в комнату Бэрдетов, все  тут  же  направились  в  прямоугольную
гостиную,  которая  плавно  переходила  в   столовую   и   заканчивалась
просторной кухней.  Бен  не  забыл  дать  привратнику  чаевые,  а  потом
перетащил весь багаж по коридору в спальню. Фэй зажгла верхний свет.
   - Неужели за две недели может накопиться столько  пыли?  -  изумилась
Фэй, проведя ладонью по мебели.
   -  А  ты  как  думала?  -  усмехнулся  вернувшийся  из  спальни  Бен,
присаживаясь на диван. - Хорошо, что не больше. Здесь  еще  сравнительно
чисто!..
   Сорренсон согласно кивнул и напомнил, что если бы ему  дали  ключи  и
разрешили время от временя приходить  сюда  протирать  пыль,  как  он  и
предлагал перед их  отъездом,  то  сейчас  квартира  была  бы  просто  в
идеальном порядке.
   - Я понимаю вас, Джон, - улыбнулась Фэй. - Но если  бы  мы  разрешили
вам делать для нас все,  что  вы  предлагали,  то  у  вас  наверняка  не
осталось бы времени даже для репетиций в оркестре.
   - Ну, в моем возрасте тратить время уже особенно не на что,  -  важно
объявил Сорренсон и сел рядом с Беном.  Бен  дружески  похлопал  его  по
руке.
   - Я ни  за  что  не  проболтаюсь  об  этом  остальным  членам  вашего
квартета, - доверительно сказал он.
   - Да говорите им все, что заблагорассудится, Бен. Я разрешаю.
   Бен и Сорренсон закурили сигары, а Фэй в это время  уложила  ребенка,
потом быстро  приготовила  кофе  и  вернулась  в  гостиную  с  подносом.
Сорренсон тут же предупредил ее, что ровно в  час  он  должен  ехать  на
очередную репетицию.
   - Ну, тогда у вас остается еще ровно полчаса на то, чтобы  посмотреть
наши фотографии, - сообщила Фэй.
   - Как? Вы успели проявить пленки?
   - Нет. У нас был с собой "поляроид".
   Пока они рассматривали снимки  и  восхищались  чудными  видами  южных
стран, стрелка часов  приблизилась  к  половине  второго.  Заметив  это,
Сорренсон как ошпаренный вскочил с дивана, но на прощание не забыл  дать
указания относительно предстоящего вечера:
   - Не вздумайте надевать никаких вечерних нарядов.  У  нас  все  будет
по-домашнему. Кое-какая закуска, выпивка и, разумеется, музыка. Ровно  в
девять часов. И попрошу не опаздывать! А то  получится  очень  неудобно,
если почетные гости появятся как раз в тот момент, когда  остальные  уже
все съедят.
   Бен и Фэй проводили его до двери.
   - Джон, неужели мы хоть раз к вам опаздывали? - укоризненно  покачала
головой Фэй.
   - Нет... Но это с каждым может случиться в любой момент.
   Фэй поцеловала Сорренсона в морщинистую щеку и поправила его  свитер,
чтобы он сидел на плечах поровнее.
   - Как же я все-таки  рад,  что  вы  наконец  вернулись,  -  признался
старик.
   - Возвращаться всегда приятно, - улыбнулся ему Бен. - Особенно, когда
знаешь, что тебя ждут верные друзья.
   Сорренсон залился краской и поспешил к лифту.

***

   Вскоре после того, как ушел Сорренсон, Фэй выставила Бена за порог  и
разрешила ему делать "все что угодно вплоть  до  шести  ноль-моль".  Она
решила, что заниматься разборкой вещей и наведением порядка  в  квартире
будет гораздо удобней одной. Бен же постоянно шатался бы  из  комнаты  в
комнату и только замедлял бы этот процесс.
   Собрав целую кучу белья,  которое  срочно  нуждалось  в  стирке,  она
решила сегодня же вечером спуститься в прачечную в  подвале  и  заложить
его в машину, чтобы к утру все уже было готово. После того как  квартира
примяла божеский вид, Фэй одела малыша  для  прогулки  и  заодно  решила
пройтись по магазинам, чтобы купить на завтра свежих продуктов.

***

   Когда на обратном пути Фэй с покупками поднялась в подъезд  дома,  из
каморки вахтера навстречу ей вышел радостный Джо Бирок.
   - Миссис Бэрдет! - воскликнул он со славянским акцентом, от  которого
ему так и не удалось отделаться, хотя он  прожил  в  Нью-Йорке  уже  Бог
знает сколько.
   Фэй улыбнулась в ответ.
   - Рада видеть вас, Джо. Они дружески обмялись.
   - Джои!.. Мой любимый маленький Джои! - Бирок выхватил ребенка из рук
ошеломленной мамаши и принялся тискать его  и  подбрасывать  к  потолку.
Малышу, казалось, все это очень нравилось.
   - Не хотите ли  подняться  со  мной  и  выпить  по  чашечке  кофе?  -
предложила Фэй. Бирок посмотрел на часы.
   - Знаете, в пять часов я заступаю на смену... Но  если  речь  идет  о
растворимом кофе, то у меня, пожалуй, найдется еще несколько минут.
   - Договорились.
   Войдя в квартиру Бэрдетов, Бирок тут же уселся с малышом в  кресло  и
стал возиться с ним, ожидая, пока Фэй принесет кофе. Бирок был  довольно
крупным, широкоплечим мужчиной с огромными руками и крепкими  мускулами.
Джои рядом с ним выглядел совсем крошечным.
   - Ну, Джо, что у нас нового? - спросила  Фэй,  вынося  из  кухни  две
дымящихся чашки.
   - Да вроде ничего особенного, - начал Джо. - Кроме  того..,  что  моя
дочь родила сына.
   - То есть у вас теперь внук? Ну это  же  замечательно!  Джо  виновато
кивнул, словно уже сожалел о том, что  начал  говорить  о  своей  личной
жизни.
   - Ох, Джо, вы даже не представляете, как я за вас рада! - не умолкала
Фэй. - Ведь это ваш первый внук?
   - Конечно. Неужели я выгляжу настолько старым, что может  показаться,
будто у меня целая куча внуков и внучек? - И они оба рассмеялись.
   - Дочь назвала его  Тоддом,  -  продолжал  Бирок.  -  Тодд  Мелинчек.
Хорошее имя, правда?
   - Просто чудесное! Когда у нас с Беном родился  сын,  мы  тоже  долго
думали, как нам его назвать, и почти уже согласились,  что  назовем  его
Тоддом. Так что и наш Джон чуть не стал тезкой вашего внука.
   - Неужели?
   Фэй кивнула и улыбнулась.
   - А где живет ваша дочь? - поинтересовалась она.
   - На Лонг-Айленде.
   - А муж у нее работает в городе?
   - Нет... У него маленькая фабрика около дома. Он  производит  дамские
свитера.
   - Свитера? Это замечательное дело. Если бы у  всех  женщин  в  стране
вкусы были похожи на мои, то ваш зять давно  бы  уже  стал  миллионером!
Если, конечно, он им еще не стал, - поспешила добавить Фэй.
   - Такая возможность не исключена, - согласился довольный Бирок. -  Но
дело ведь не в богатстве. Деньги, конечно,  очень  важная  вещь,  но  не
главное в жизни.  Гораздо  важнее,  что  он  любит  мою  дочь  и  хорошо
относится ко всей нашей семье. Вот это действительно многого стоит.
   - Да. Я полностью с вами согласна, -  кивнула  Фэй,  Бирок  не  спеша
отпил еще глоток кофе.
   - Ax, да! Чуть не забыла, -  вдруг  спохватилась  Фэй  и  вскочила  с
дивана, бросившись в спальню. - Мы ведь кое-что привезли вам  из  нашего
путешествия.  бирок  открыл  было  рот,  собираясь  запротестовать   или
сослаться  на  то,  что  ему  пора  уже  заступать  на  службу,  но  Фэй
моментально вернулась назад. - Мы с Беном просто  не  могли  удержаться,
увидев вот это... А вы ведь всегда были к нам так добры и внимательны!
   С этими словами она протянула ему завернутую коробку.  Джо  аккуратно
принял подарок и поднес сверток к уху.
   - Не тикает, - заметил он.
   - А вы откройте!
   Джо  развернул  цветастую  бумажную  обертку.   Под   ней   оказалась
деревянная шкатулка длиной около десяти дюймов. Он приподнял  крышку,  и
глаза его засияли от радости.
   - Вам не надо было так тратиться!.. - укоризненно начал он  и  достал
из шкатулки великолепную трубку ручной работы.
   - Мы же хорошо помним, что вы просто сходите  с  ума  по  трубкам,  -
защебетала Фэй. - А  эта  -  самая  красивая,  какую  мы  только  сумели
отыскать.
   Бирок положил мундштук  в  рот,  покачал  головой,  а  потом  так  же
аккуратно убрал трубку назад в футляр и Нежно обнял Фэй.
   - Я буду держать ее на самом видном месте за  моей  конторкой,  чтобы
все проходящие завидовали, а сам я мог бы постоянно любоваться ею.
   Вскоре после этого Бирок ушел. Все еще улыбаясь, Фэй заперла  за  ним
дверь и вернулась  на  кухню  разбирать  продукты,  довольная  тем,  что
подарок пришелся Джо по душе.

***

   Бен вернулся домой ровно в шесть. По пути он задержался немного внизу
и поболтал с сияющим Бироком, а потом поднялся наверх и постучал в дверь
квартиры Макса Вудбриджа. На стук вышла Грейс Вудбридж - маленькая седая
женщина лет пятидесяти, одетая, как всегда,  в  одну  из  своих  любимых
шелковых блузок с вышивкой и длинную юбку.
   - Бен, как я рада вас видеть! - закричала она на весь коридор,  держа
в руках сковородку с дымящимися кукурузными оладьями. - Макс, к нам  Бен
пожаловал! - сообщила она мужу,  обернувшись  в  прихожую.  Из  столовой
показался Макс Вудбридж.
   - Бен, мальчик мой! - обрадовался он, заспешив к двери. - Как хорошо,
что вы уже вернулись!
   Бен улыбнулся.
   - Я зашел просто поздороваться и поблагодарить за то, что вы все  это
время так прилежно поливали наши цветы.
   - Даже не напоминай об этом! - запротестовала Грейс. - Лично мне  это
просто доставляло удовольствие. А кроме того, Фэй уже опередила  тебя  и
успела поблагодарить нас чуть раньше. Ну, проходи, садись. И  отведай-ка
моих кукурузных оладьев. Ты ведь, как я помню, их обожаешь?
   - В самом деле, это мое любимое блюдо, - смущенно согласился  Бен.  -
Но я тут заскочил в магазин деликатесов и там уже перехватил кое-чего.
   - Ну хоть кусочек!
   - А вы принесите их к Сорренсону, там все вместе и попробуем, идет? -
предложил он. - Так я и пеку их  специально  для  этой  вечеринки,  -  с
негодованием фыркнула Грейс.
   Макс Вудбридж улыбнулся, провел рукой по  своим  седеющим  волосам  и
затянул потуже пояс на длинном банном халате.
   - Бен, а вы точно уверены, что не хотели нас ни о  чем  попросить?  -
спросил Макс.
   - Абсолютно. Я же объяснил, что забежал всего  на  секуидочку,  чтобы
поздороваться.
   - Хорошо. И все же:  если  вы  вдруг  вспомните,  что  забыли  что-то
сказать, обязательно возвращайтесь. Вы же знаете -  мы  всегда  дома.  А
если что-то придет вам в голову уже вечером, тогда...
   - Тогда в квартире  Сорренсона.  Ровно  в  девять  часов.  И  никаких
опозданий. Спасибо, это я тоже помню, - улыбнулся Бен.
   - Добрый старина Сорренсон, - произнес  Маке  Вудбридж  и  дружелюбно
рассмеялся. - Умеет делать людям приятное, верно ведь?
   - Да, именно так, - подтвердил Бен.

***

   Когда Бэрдет добрался наконец до своей квартиры, он застал Фэй спящей
прямо на диване в гостиной. Рядом с  ней  на  журнальном  столике  стоял
полупустой стакан сухого вина.
   Бен аккуратно поднял жену, перенес ее в спальню и уложил на  кровать.
Потом вернулся в гостиную, взял продуктовую  сумку  и  вытащил  от  туда
распятие. Решив все же не выбрасывать его, он выдвинул ящик  письменного
стола и положил  крест  под  стопку  бумаг.  Вернувшись  в  спальню,  он
разделся, кинул одежду на туалетный столик, поцеловал  сынишку,  который
мирно сопел в своей колыбельке, а потом лег рядом с  женой  и  сразу  же
погрузился в сон.

Глава 3

   Ральф Дженкинс рассказывал гостям о всяких забавных  случаях  из  его
недавней европейской  поездки,  когда  Джон  Сорренсон  открыл  дверь  и
сообщил, что наконец-то явились виновники торжества - Бен и Фэй.
   - Вы опоздали на целых полчаса! - с упреком произнес он  и  осуждающе
покачал головой.
   - Простите нас, - виновато опустила  глаза  Фэй.  -  Но  мы  с  Беном
прилегли буквально на минутку, и  тут  же  заснули...  Да  так,  что  не
услышали даже будильника.
   Сорренсон ничего не  смог  возразить  Против  такого  чистосердечного
признания.
   - Что же  тут  удивительного?  -  примирительно  улыбнулся  Дженкинс,
поправляя очки с толстыми  бифокальными  стеклами.  -  Люди  только  что
вернулись из утомительного  двухнедельного  путешествия,  и  вы  хотите,
чтобы они в первый же вечер, не  отдохнувши  как  следует,  резвились  и
прыгали, переполненные энергией?
   - И правда, Джон, - заступился за Бэрдетов Макс Вудбридж. - А  потом,
если бы им и в самом деле захотелось опоздать немного, так ведь это же в
конце концов их исконное право...
   - Но вы ведь знаете... - начал Сорренсон.
   - Ничего я не  знаю  и  не  желаю  знать,  -  перебила  старика  Грей
Вудбридж.
   Сорренсон только  покачал  головой,  поправил  галстук  и  засмеялся,
признавая свое полное поражение. Особенно забавно это  смотрелось  из-за
того, что на нем сейчас был невероятной расцветки костюм, а на ногах,  -
если только зрение не обманывало Бена, - один коричневый ботинок и  один
черный. Но ведь это же был  Джон  Сорренсон  -  музыкант,  принципиально
покупающий всю одежду только на распродажах случайных вещей. Но  тем  не
менее его внешний вид не производил удручающего впечатления, хоть  он  и
находился сейчас рядом с безупречно одетым Ральфом Дженкинсом.
   - Не хотите ли вина? - предложил Бену и Фэй  Дэниэл  Батилль,  высоко
подняв вверх обе руки, в которых крепко держал по бутылке.
   - Мне белого, - сказала Фэй. - А тебе тоже? - Бен согласно кивнул.  -
Тогда два бокала белого.
   Батилль учился на юридическом факультете, а по  вечерам  подрабатывал
барменом и сейчас с профессиональной ловкостью наполнил супругам бокалы.
   - Вино и музыка! - объявил Сорренсон, направляясь к проигрывателю.
   -   Поставьте   что-нибудь   мелодичное,   -   попросила   одна    из
соседок-секретарш.
   - Есть как раз такая пластинка. - Сорренсон отыскал  ее  среди  груды
других на диване и поставил на диск проигрывателя,  переключив  скорость
вращения на сорок пять оборотов в минуту. -  Это  ранний  Синатра!  -  с
гордостью сообщил он.
   - А кто  такой  Синатра?  -  тут  же  спросила  вторая  секретарша  с
выражением искреннего недоумения на лице.
   Все  засмеялись  и  начали  наперебой  предлагать  тосты,   а   потом
разбрелись по гостиной,  уставленной  разномастной  мебелью,  множеством
безделушек и разным старьем, купленным, разумеется, на распродажах. Смех
постепенно становился все громче.
   - Вы, кажется, недавно побывали в Европе? - обратился  Бен  к  Ральфу
Дженкинсу после того, как Батилль снова наполнил  гостям  бокалы,  а  на
пластинке отзвучали последние аккорды.
   -  Да.  Это  была  деловая  поездка...  -  Дженкинсу   стукнуло   уже
шестьдесят, но он до сих пор не смог отделаться ни от официальной манеры
разговаривать, ни от легкого акцента, который, правда, Бен никак не  мог
определить. Сам Дженкинс утверждал, что он  родом  из  Баварии,  но  его
акцент почему-то не походил на немецкий.
   - Мои коллеги и я, - продолжал Дженкинс, - начали работу в Англии,  а
заканчивать  поиски  пришлось  в  Стамбуле.   Мы   пытались   обнаружить
какие-либо предметы старины, относящиеся к  периоду  правления  династии
Бурбонов, но, увы, не  нашли  ничего  интересного.  Однако  нам  удалось
собрать  кое-какую  информацию  о  том,  в  каком  направлении   следует
продолжать наши поиски,  и  уж  в  следующем  месяце,  когда  мне  снова
придется ехать в Европу, я уверен, что сразу выйду на нужный  след.  Нет
сомнений.
   - Выходит,  эта  поездка  все-таки  не  принесла  вам  стопроцентного
разочарования?
   - Что вы! Конечно, нет. К тому же я  рад  любому  случаю  побывать  в
Европе просто потому,  что  это  чудесная  возможность  посмотреть  мир,
приобрести себе новых друзей...
   Бен улыбнулся.
   - Что ж, Ральф, такие путешествия, как я вижу, идут вам на пользу: вы
прекрасно выглядите - отдохнувшим и полным жизни.
   - - И вы тоже, - не замедлил ответить Дженкинс. - Но знаете, дома все
равно как-то лучше. А кроме  того,  сейчас  мне  предстоит  здесь  масса
работы: надо написать статью для журнала "Лейдиз хоум джорнел" и начать,
наконец, книгу об искусстве Золотого века. - Вдруг он  улыбнулся,  будто
вспомнив о чем-то. - А как подвигается ваш собственный роман?
   - Ужасно.
   - Вот как?
   - Да. Представляете, во время круиза я не написал ни единой строчки!
   Тут из кухни появился Сорренсон,  неся  в  руках  огромное  блюдо  со
всевозможными бутербродами, которые тут же начал предлагать всем подряд,
и гости охотно разобрали их за считанные секунды. Бен и Дженкинс подошли
к незадернутому окну. Дженкинс задумчиво посмотрел на  улицу  и  надолго
замолчал.
   - Ну и что вы думаете по поводу этой стройки? -  наконец  спросил  он
после затянувшейся паузы.
   Бен тоже выглянул в окно. Прямо напротив их дома был  вырыт  глубокий
прямоугольный котлован, обнесенный деревянным забором. Он  видел  его  и
раньше, но не интересовался стройкой, считая,  что  здесь  скорее  всего
вырастет очередной многоэтажный жилой дом.
   - А что здесь будет? - насторожился Бен.
   - Как? Вы разве не знаете?
   - Нет. Откуда мне об этом знать?
   - А по-моему, я как раз перед вашим отъездом говорил об этом.
   - Ни слова, смею вас уверить. Дженкинс понимающе кивнул.
   - Ну, тогда слушайте сейчас. Управление нью-йоркской  епархии  решило
выстроить здесь новый кафедральный собор.
   В эту минуту к ним присоединились Дэниэл Батилль и Джон Сорренсон.
   - Мы как раз говорим о соборе святого  Симона,  -  пояснил  Дженкинс,
чтобы все были  в  курсе  дела.  -  Кстати,  очень  многие,  живущие  по
соседству, не выражают радости по этому поводу.
   - Да. И я - один из них, - со всей прямотой заявил Сорренсон. - Я  не
желаю, чтобы шпиль этого собора загораживал вид из моего окна.
   - А может быть, стоит что-нибудь предпринять;  чтобы  помешать  этому
строительству? - без особой уверенности предложил Бен.
   Но Дженкинс только грустно покачал головой.
   - Видите ли, незадолго до того, как отправиться по делам в Европу,  я
уже пытался  кое-что  выяснить.  Для  этого  я  связался  с  канцелярией
архиепископа, но все оказалось пустой тратой времени. Потом я  справился
об этом строительстве у городских властей, и мне любезно  ответили,  что
епархия действует в соответствии с существующим законодательством. Тогда
я стал наводить всевозможные справки в Налоговом Управлении и только там
сумел выяснить, что эта земля была передана  Церкви  еще  пятьдесят  лет
назад. Причем не только тот участок, где возводится сейчас  этот  собор,
но и весь прилегающий квартал, включая землю, на  которой  стоит  наш  с
вами дом. - Он замолчал и оглядел окружающих,  ожидая  их  реакции.  Все
молчали. Тогда Дженкинс продолжил: - Кроме всего  прочего,  я  обнаружил
также, что корпорация "Эквити", которой мы платим ренту,  принадлежит..,
кому бы вы думали? Правильно. Католической церкви.  Причем  на  все  сто
процентов. - Как? Вот этот наш с вами дом принадлежит Церкви? - изумился
Сорренсон.
   - Да, - простодушно улыбнулся Дженкинс.
   - Мне это совсем не по душе, - признался старик.
   - Интересно, что же вы теперь собираетесь делать? - усмехнулся Бен. -
Немедленно съезжать отсюда?
   - Пока не знаю, -  вздохнул  Сорренсон.  -  Но  только  все  это  мне
начинает уже серьезно не нравиться, - Джон! - вступил  в  разговор  Макс
Вудбридж. - Вы не понимаете своего счастья. Ведь может статься, что  это
и есть единственный путь к спасению. Предположим, мы останемся здесь.  А
когда наступит наш черед покидать этот мир, мы просто войдем  в  лифт  и
отправимся на нем прямо в рай!
   - Не вижу здесь ничего смешного! - вспыхнул Сорренсон.
   И Бен, едва оглянувшись на него, понял, что вся  обида  и  возмущение
старика идут от чистого сердца. Нет, этот человек не умел  притворяться.
Но, с другой стороны,  стоит  ли  так  расстраиваться,  что  этим  домом
владеет Управление местной епархии. В конце концов какая разница?
   - А может быть, этот факт  и  объясняет,  почему  на  нашем  этаже  в
квартире 10-С живет эта таинственная подруга? - усмехнулся Батилль.
   - Не исключено, -  кивнул  Дженкинс,  подхватывая  тему.  -  Конечно,
должна быть какая-то связь между Церковью и монахиней,  которую  Церковь
содержит. Тут все вполне логично.
   Грейс Вудбридж, которая все это время  лишь  молча  прислушивалась  к
разговору, теперь решилась высказаться  сама.  И  ее  сообщение  тут  же
привлекло всеобщее внимание.
   - Мне рассказывали, - начала она, - что эта  монахиня  была  схвачена
коммунистами во время событий в Бенгрии в 1956 году. Тогда она служила в
Будапештской  епархии,  но  большую  часть  своего   времени   посвящала
организации антикоммунистических выступлений. И  как  только  в  Бенгрию
ввели советские войска, Она была арестована КГБ и  подвергнута  жестоким
пыткам. Ватикан начал переговоры об  ее  освобождении,  вскоре  монахиня
оказалась здесь. На родине ее до сих пор помнят как  мученицу.  -  Грейс
выдержала паузу и покачала головой. - Но КГБ  окончательно  подорвал  ее
здоровье. И теперь она полностью  парализована,  ничего  не  слышит,  не
видит и не говорит. Она навечно прикована к своему стулу у окна комнаты.
   - Неужели все это правда? - ужаснулся Бен. Грейс неопределенно пожала
плечами.
   - Я не могу гарантировать это на сто процентов,  но  именно  так  мне
рассказывали.
   - Интересно, кто же? - осведомился Дженкинс.
   - Иммигрант из Бенгрии,  Ян  Надь.  Он  жил  здесь  на  пятом  этаже,
помните? Так вот он сказал, что  поддерживал  связь  с  этой  монахиней,
когда пытался выехать в Америку.
   - Занятная история, - подытожил Сорренсон. - Правда,  я  не  стал  бы
особенно верить подобным россказням.
   - Отчего же? - удивился Ральф Дженкинс.
   - Да оттого, что Ян Надь был душевнобольным.  Или,  попросту  говоря,
психом. Он страдал шизофренией и мог наплести черт-те что.
   Дженкинс загадочно улыбнулся.
   - Старая монахиня. Парализованная, слепая, глухая,  немая.  Постоянно
сидит у окна в своей комнате. Никогда не двигается, никогда  не  выходит
за пределы квартиры. И никто ее не навещает.  То  есть  никаких  видимых
признаков жизни. Я уверен, что и  в  менее  просвещенном  обществе,  чем
наше, такая личность  породила  бы  самые  невероятные  слухи  или  даже
легенды. - Он натянуто улыбнулся. - Еще один граф  Дракула.  Вернее,  на
этот раз уже графиня. Звучит вполне интригующе.
   Фэй зябко обхватила плечи руками.  Ее  начала  бить  мелкая  дрожь  -
Ральф... От ваших слов у меня просто мурашки по всему телу.
   - Да что вы, Фэй! Успокойтесь. Я ведь просто фантазирую. А  на  самом
деле уверен, что она всего лишь симпатичная пожилая дама.
   - Симпатичная дама? - Сорренсон скептически покачал головой. - Что-то
я в этом сильно сомневаюсь... И еще мне почему-то кажется, что нам  надо
постараться выяснить поточнее, кто она такая и что из себя представляет.
   Фэй бросила на него встревоженный взгляд.
   - Джон, я думаю, всем будет только лучше, если мы  как  можно  скорее
забудем о ней и оставим ее в покое.
   - А почему, собственно? - с вызовом хмыкнул Бен.
   - Не знаю. Просто у меня такое предчувствие... С тех пор как мы  сюда
переехали, я изо всех сил стараюсь забыть, что по соседству с нами живет
эта монахиня, и ваша спальня находится как раз за стеной ее комнаты, где
она постоянно сидит. Меня это всегда нервировало. И вот  еще  что,  Бен:
когда мы вернулись сегодня утром, я ощутила на себе ее взгляд. Я никогда
не чувствовала этого раньше и не знаю, что сегодня произошло, но я  явно
ощущала на себе ее взгляд!
   Дженкинс включил в гостиной еще одну лампу, чтобы стало повеселее,  и
бодро Произнес:
   - Знаете что, друзья? Я думаю, нам давно пора сменить тему разговора.
   - Неплохая мысль, - поддержал его Бен,  надеясь,  что  присутствующих
еще не успела до конца захватить идея начать охоту на ведьм. Но ведь эта
старая монахиня жила в их доме уже очень долго, и за  это  время  ничего
плохого в здании не случилось. Поэтому никому и в голову  не  приходило,
что с ней может быть связано что-то зловещее.
   Сорренсон подошел к проигрывателю и поставил новый диск с записью его
струнного квартета. И квартира, в которой  воцарилась  было  напряженная
тишина, вновь наполнилась звуками жизни.
   Бен подошел к Дженкинсу, который по-прежнему с отрешенным видом стоял
у окна.
   - О чем замечтались? - окликнул его Бен. И тут  же  заметил,  что  из
другого конца комнаты за ними" любопытством наблюдает Фэй.
   Дженкинс неожиданно чихнул, и, как бы  возвращаясь  в  реальный  мир,
потер переносицу пальцем.
   - Да так... Я просто думал... - нехотя отозвался он.
   - О чем же?
   - Об этой монахине. И еще о словах вашей жены.  Действительно,  может
быть, для всех будет лучше забыть о ней и оставить ее в покое.
   - Фэй просто напугана этой старой бабой, как маленькая!
   Дженкинс через силу улыбнулся.
   - Да, я с вами согласен. Она напугана. И все же права.
   Бен  прижался  лбом  к  холодному  оконному  стеклу.  Фэй.   Батилль.
Сорренсон. Грейс Вудбридж. А теперь еще - Дженкинс... И все  эти  милые,
образованные люди верят в какую-то чертовщину. Непостижимо!..

***

   - Мне кажется, я начинаю сходить с ума,  -  неожиданно  заявила  Фэй,
складывая приготовленное для стирки белье в проволочную тележку.
   - Что-нибудь случилось? Ты нездорова? - заволновался Бен.
   - Да нет. Может  быть,  я  и  не  совсем  еще  спятила,  -  поспешила
успокоить его жена. - Но тем не менее... Не кажется  ли  тебе,  что  все
происходящее вокруг нас носит  какой-то  таинственный  характер?  -  Фэй
опустилась на диван рядом с мужем. - Неужели ты думаешь, что все это так
- совпадение, простая случайность?  Я  имею  в  виду,  что  католическая
церковь вдруг начала дышать нам прямо в затылок, а?
   - Что-то я перестаю улавливать ход твоих мыслей, - нахмурился Бен.  .
- Ну, послушай. Сначала мы встречаемся на теплоходе с отцом  Макгвайром.
Далее. Среди ночи ты  просыпаешься  и  находишь  на  двери  нашей  каюты
оставленное кем-то распятие... Ладно, тут еще можно допустить,  что  все
это случайность. Но вот мы возвращаемся домой и вдруг обнаруживаем,  что
именно католическая епархия не только владеет всей землей вокруг  нашего
дома, но ей принадлежит даже сам этот дом! И, разумеется,  в  нем  живет
таинственная  монахиня...  Послушай,  Бен,  уж  не  слишком   ли   много
совпадений?.. Тебе это не приходило в голову?
   Бен скривился, застонал и тяжело поднялся с дивана.
   - Что ни говори, дорогая,  а  все  это  действительно  совпадения.  И
ничего  больше.   Я,   конечно,   не   прочь   поболтать   с   соседями,
пофантазировать,  послушать  о  чудесах,  творящихся  прямо  у  тебя  за
окном... Но давай не будем ввязываться во всю эту чушь, договорились?
   - Ну, Бен, пожалуйста!.. - взмолилась Фэй.
   - Родная моя, мы только что вернулись домой после длительной поездки.
И если честно, то сегодня нам вообще не надо было  ходить  ни  на  какие
вечеринки. А сейчас я уже настолько вымотался, что мечтаю только о  том,
как бы побыстрее растянуться на кровати и "вырубиться" часов на десять.
   Он пристально посмотрел на жену, и та обиженно  прикусила  губу.  Бен
же, взглянув на часы, вдруг забеспокоился.
   - Эй, дорогая! Уже почти  двенадцать.  Если  ты  собираешься  стирать
сегодня, то я бы посоветовал тебе немного поторопиться.
   - Хорошо-хорошо, я уже лечу, - кротко кивнула Фэй.
   - Может, ты хочешь,  чтобы  я  помог  тебе?  -  спросил  Бен  усталым
голосом, и Фэй сразу же поняла, что  ему  ужасно  не  хочется  куда-либо
идти.
   - Нет, не надо. Я сама управлюсь. - Фэй схватила  тележку  с  бельем,
выкатила ее в холл и, вызвав  лифт,  стала  нетерпеливо  поглядывать  на
световое табло над дверью.  Ей  казалось,  что  цифры  на  нем  меняются
слишком медленно.
   "Черт бы побрал этого Бена! - с раздражением думала она.  -  Он  стал
просто невыносим в последнее время. Особенно, когда узнал обо всех  этих
совпадениях".
   Наконец кабина поднялась на этаж, и створки дверей  с  мерзким  гулом
разъехались в стороны. Фэй  вкатила  тележку  внутрь  и  нажала  крайнюю
кнопку. Лифт послушно  двинулся  вниз.  Слышалось  лишь  унылое  гудение
мотора и шум воздуха в узкой  бетонной  шахте.  Потом  кабина  замедлила
движение и плавно остановилась. Дверцы  открылись,  и  Фэй  очутилась  в
коридоре подвального этажа здания,  облицованного  темными  плитками  из
прессованного шлака.
   Комната, где находилась прачечная-автомат  как  назло  была  в  самом
конце коридора, за темным поворотом возле лестницы в холл.  Впереди  Фэй
отчетливо слышала рев большого газового котла, снабжающего  дом  горячей
водой. Сзади захлопнулись створки лифта, и кабина начала  подниматься  -
видно, кто-то уже успел вызвать лифт с верхнего этажа.
   Фэй медленно двинулась по подвальному  коридору  к  прачечной,  всеми
силами заставляя  себя  не  волноваться.  Это  место  она  по-настоящему
ненавидела. Но что поделать - стиркой  надо  было  заняться  немедленно.
Если ждать до утра, то  все  стиральные  машины  будут  заняты  "ранними
пташками", которых в доме было великое множество.
   И тут до ушей женщины донесся какой-то новый, необычный звук.  Словно
кто-то двигался там, впереди. Или это ее воображение играет с  ней  злые
шутки?.. Нет. Вот еще. Значит, еще одна домохозяйка, спешащая  постирать
на ночь глядя. Фэй  остановилась,  прислушалась  и  опасливо  огляделась
вокруг. Никого.
   - Эй, там! -  громко  сказала  она,  проходя  мимо  закрытой  каморки
дворника.
   Но ей ответило лишь гулкое эхо. Других голосов не последовало.
   - Есть тут кто-нибудь? -  переспросила  Фэй,  стараясь,  чтобы  голос
звучал твердо и смело. Но в  ответ  услышала  лишь  собственное  тяжелое
дыхание.
   Вроде все тихо. Причин  для  волнения  никаких.  Она  приблизилась  к
повороту.  Теперь  перед  ней   находилась   комната   с   электрическим
компактором для прессовки мусора,  а  дальше  -  прачечная,  над  дверью
которой всегда горела красная лампочка.
   Черт  побери!..  Внезапно  тележка  с  бельем  показалась  Фэй  такой
тяжелой, словно ее нагрузили кирпичами. Ноги стали  ватными  и  потеряли
всякую чувствительность, как при параличе.  Она  сделала  еще  несколько
нетвердых шагов по коридору и в тревожном  замешательстве  остановилась.
Перед самой комнаткой с прессом для  мусора  на  полу  коридора  темнело
какое-то странное пятно. От ужаса Фэй померещилось, что пятно это растет
на  глазах.  Но  все  же  женщина  пересилила  себя,  подошла  ближе   и
наклонилась над ним. Это была кровь,  густая  струйка  которой  вытекала
из-под дверцы компактора.
   Ей захотелось сию же секунду бросить все  и  сломя  голову  бежать  к
лифту. Но как она могла это сделать? Ведь там наверняка кто-то ранен.  И
скорее всего довольно серьезно.  Возможно,  он  по  нелепой  случайности
попал под пресс и теперь не может сам выбраться. Фэй потянула  за  Ручку
дверцы и открыла ее. Внутри было темно.
   - Здесь есть кто-нибудь? - дрожащим голосом спросила она.
   Ответа не последовало. Тогда Фэй  нащупала  на  стене  выключатель  и
повернула пластмассовую рукоятку. Над серым железным  бункером  зажглась
лампочка, и Фэй, осторожно заглянув внутрь, издала пронзительный  вопль.
Но крик сразу же оборвался: горячий воздух обжег ей легкие,  а  кожа  на
теле начала морщиться и чернеть от нестерпимого жара.

***

   - Какого черта? - недовольно пробурчал Бен, с трудом разлепив веки  и
окинув взглядом темную спальню.
   Кто-то бешено колотил в дверь их квартиры и срывающимся  криком  звал
его по имени.
   - Иду. Уже иду, - вздохнул Бен. "Этот чертов идиот, кто бы он ни был,
чего  доброго  еще  разбудит  ребенка  и  Фэй.  Она  ведь   должна   уже
вернуться... А если нет?.." - Эй там, полегче! Погодите немного.
   Он наспех накинул рубашку и вышел в прихожую.
   - Ну, что там еще  стряслось?  -  недовольно  спросил  он,  отодвигая
щеколду, чтобы впустить странного ночного посетителя. И тут же вытаращил
глаза от испуга. - Джо! Что случилось?! Да не молчите же вы!
   В квартиру нетвердой походкой вошел Бирок, держа  на  руках  обмякшее
тело Фэй. Она была без сознания. В лице - ни кровинки, губы синие.
   - Мистер Бэрдет! Боже мой!..
   Бен тут же перехватил у него жену и уложил ее на диван.
   - Фэй... - Он похлопал ее по щекам. - Фэй, милая! Но в ответ  женщина
пробормотала лишь что-то невнятное. Бирок открыл в  гостиной  оба  окна,
чтобы дать приток свежего ночного воздуха.
   - Так что там произошло? - выкрикнул Бен, а сам уже рванулся в кухню,
схватил полотенце, намочил его холодной водой и, прибежав назад, тут  же
положил его на лоб жене.
   - Ох, мистер Бэрдет... - дрожащим голосом еле слышно выговорил Джо. -
Я и сам еще точно не знаю, но только там, в  подвале,  случилось  что-то
ужасное... - Он замолчал, а потом неожиданно разрыдался.
   Бен грубо схватил его за воротник и хорошенько потряс, желая  быстрее
окончить эту истерику.
   - Да возьмите же себя в руки, черт побери! -  Все  это  уже  начинало
надоедать Бену, и, тряхнув старика для профилактики еще раз, он  толкнул
его на диван.
   - Сейчас же выкладывайте все, что вам известно! Что там в подвале?
   Бирок  схватился  обеими  руками   за   голову,   пытаясь   побыстрее
успокоиться и сосредоточиться, и несколько раз глубоко вздохнул.
   - Понимаете, я дежурил у входной двери... И вдруг открывается лифт, а
оттуда буквально вылетает миссис Бэрдет и пронзительно кричит. Потом она
еще что-то бормотала, но довольно бессвязно. Я  так  ничего  и  не  смог
разобрать... Но по обрывкам фраз понял, что  в  подвале  дома  находится
труп. Тогда я оставил ее на первом этаже, с  мистером  Специо  -  он  из
квартиры 3-Н, -  а  сам  взял  фонарь,  прихватил  из  шкафа  дубинку  и
отправился вниз.
   - Ну и что  же  там  оказалось?  -  Бен  и  сам  уже  начинал  терять
хладнокровие.
   - Тело, мистер Бэрдет. И кровь. Много крови!.. В компакторе.  О  Боже
мой! Боже мой...
   - Вы уже звонили в полицию?
   - Нетю Бен взял ладонь Фэй в свою, продолжая другой  рукой  аккуратно
прижимать полотенце к ее лбу.
   - А скорую помощь вызвали?
   Старик лишь отрицательно и беспомощно замотал головой.
   Руки  у  Бена  сильно  тряслись,  и  телефонный  диск  несколько  раз
срывался, так что приходилось набирать заново. Наконец он услышал  голос
оператора на том конце провода и попросил связать его с  полицией.  Едва
соединение установилось, он повторил в  трубку  все,  что  минуту  назад
услышал от Бирока, и тут же вернулся назад к Фэй.
   Она лежала на  диване,  раскинув  руки,  и  сильно  дрожала.  Во  рту
виднелась густая липкая пена. Бен всем телом прижался  к  ней  и  сильно
стиснул жену в объятиях. То, что Бирок видел в подвале, и в  самом  деле
должно было быть чем-то немыслимо жутким, раз  потрясло  не  только  эту
слабую женщину, но и такого мужественного  и  уравновешенного  человека,
как старина Джо. Бену хотелось еще расспросить  Бирока,  но  он  не  мог
заставить себя. Вместо этого он  просто  сидел  рядом  с  Фэй,  тихонько
поглаживая ее, и ждал.

***

   В квартире 10-С почти не было мебели. Лишь у окна  в  гостиной  стоял
один стул. Дверь квартиры была заперта на три замка. Свет не  горел.  На
стуле сидела монахиня,  сестра  Тереза.  В  руках  она  сжимала  золотое
распятие. В обычное время старуха была совершенно неподвижна, но  сейчас
ее корчило, и все тело сводили судороги. Черты  лица  были  искажены  до
неузнаваемости, а волнение все росло и росло с каждой минутой.
   Потому что в этот момент уже совсем рядом был Чарльз Чейзен.

Глава 4

   Старший  инспектор  Джейк  Бурштейн  из  манхэттенского   отдела   по
расследованию убийств чувствовал, что его желудок  стягивается  в  тугой
комок. По роду службы на своем веку он повидал немало трупов, но то, что
сейчас предстало его  взору,  было  поистине  отвратительным.  Все  тело
сожжено, а затем спрессовано в компакторе, как мешок с мусором. Каким-то
чудом осталась нетронутой только правая рука. Она нелепо торчала  из-под
пресса и была обуглена до костей. Череп оказался сильно помят, хотя и не
раздроблен полностью. Торс трупа представлял  собой  чудовищный  обрубок
горелого мяса. Ноги были обожжены до черноты, кости раздроблены.
   Бурштейн, только что  прибывший  на  место  происшествия,  расстегнул
мокрый от дождя плащ и внимательно осмотрел  тесную  каморку.  Она  была
совсем крошечной - не больше  десяти  футов  на  семь,  стены  покрывала
облицовка из шлакоцементной плитки. На полу он сразу же  заметил  свежую
кровь. Струйка липкой багровой жидкости все еще вытекала  из-под  дверцы
стального бункера.
   -  Кто  обнаружил  тело?  -  без  предисловий  спросил  он  у  своего
помощника, прибывшего на десять минут раньше  с  бригадой  экспертов.  -
Женщина с десятого этажа, - ответил  сержант  Уосо,  стоявший  с  правой
стороны от инспектора.
   - Кто такая?
   - Некая Фэй Бэрдет. - Уосо на всякий случай  заглянул  в  блокнот,  с
которым никогда не расставался, и сейчас  тоже  держал  в  руке.  -  Нам
позвонил ее муж. А еще тело видел привратник по фамилии Бирок.
   Бурштейн аккуратно обошел  криминалиста  из  Полицейского  Управления
Нью-Йорка, который тщательно осматривал пол в поисках каких-либо следов,
а потом подошел к группе людей, изучающих бункер  компактора  при  свете
единственной лампочки, подвешенной к потолку.
   - Кто здесь старший? - первым делом осведомился он.
   Мужчина, стоявший ближе всех к агрегату, кивнул и представился.
   - Есть  какие-нибудь  следы,  отпечатки  пальцев?  -  поинтересовался
инспектор.
   - Пока никаких.
   Бурштейн достал из кармана зубочистку и принялся  задумчиво  ковырять
ею в зубах.
   - Когда произошло убийство? - процедил он через пару минут.
   - Точно мы еще не можем сказать, но, разумеется, не очень  давно.  Мы
не обнаружили здесь признаков разложения. Думаю, он встретил свою смерть
этим вечером.
   - Он? - удивился Уосо.
   - Да. Судебно-медицинский эксперт категорически нам заявил, что, судя
по останкам половых органов, в этом можно не сомневаться.
   Бурштейн кивнул и тяжело  вздохнул.  Приторный  запах  горелой  плоти
чувствовался везде и усугублялся почти полным отсутствием  вентиляции  в
комнате. Инспектор вытер рукавом лоб и устало прислонился  к  стене.  Он
был высок, строен и  лыс,  отчего  его  гладко  выбритое  лицо  казалось
каким-то слишком уж мягким.
   -  Так  сколько  же  времени  понадобится,  чтобы  опознать  тело?  -
поинтересовался он.
   - Трудно сказать. Но скорее всего мы вообще  никогда  не  сможем  его
опознать, - ответил хмурый криминалист.
   -  Как  прикажете  вас  понимать?  -  изумился  Бурштейн.  -  Снимите
отпечатки пальцев, проверьте по зубам, наконец!
   В комнату вошел следивший за разговором из коридора  судмедэксперт  с
сигаретой в зубах и, как бы нехотя,  поднял  руку  трупа,  показывая  ее
инспектору. Кончики пальцев на обгорелой руке были срезаны.
   - Тут не с чего снимать отпечатки пальцев, понимаете? И все зубы тоже
предусмотрительно удалены.
   Бурштейн некоторое время смотрел на эту страшную скрюченную  руку,  а
потом отвел эксперта в сторонку.
   - Мы сейчас прочешем весь подвал в поисках недостающих частей  трупа.
Я имею в виду кончики пальцев и зубы. Но, может быть,  вам  удастся  еще
как-нибудь опознать тело? Вдруг имеются какие-то шрамы, татуировки,  ну,
и так далее... Поработайте над этим, я вас очень прощу.
   - Послушайте, инспектор, не обманывайте  себя.  Если  на  теле  этого
бедолаги и были при жизни какие-то  шрамы,  родинки  или  другие  особые
приметы, то теперь уж ничего не осталось, можете не сомневаться.
   Расстроенный, Бурштейн повернулся к Уосо.
   - Где сейчас привратник и женщина?
   - Наверху, в ее квартире, - ответил помощник.  В  сопровождении  Уосо
Бурштейн вышел в мрачный коридор подвала. Сейчас тут  сновало  множество
полицейских и сотрудников экспертных бюро.
   Управляющий  домом,  пуэрториканец  по  фамилии  Васкес,   сидел   на
табуретке возле закрытой дворницкой.  Бурштейн  представился  и  тут  же
осыпал его градом вопросов Васкес четко  перечислил  ему  всех  служащих
дома, подробно объяснил обязанности  каждого,  а  потом  рассказал,  как
собирается и прессуется мусор. Большая часть работы выполняется утром. В
это время мусор, который за ночь накапливается  в  шахте  мусоропровода,
прессуется в компакторе дворником, упаковывается в полиэтиленовую пленку
и добавляется к тем мешкам, что были собраны за предыдущий день, а потом
выносится наружу,  чтобы  его  забрали  мусоросборщики.  В  течение  дня
дворник еще несколько раз бывает в этой  комнатке,  однако  после  шести
вечера сюда никто не заходит.
   - Ну, и какие у тебя имеются соображения? -  спросил  Бурштейн  Уосо,
направляясь с ним к лифту после беседы с управляющим.
   Сержант уныло покачал головой.
   - Ума не приложу, с чего тут можно начать.
   - Да уж, действительно. Утешительная новость, - усмехнулся инспектор.
***

   - Меня зовут  Джейк  Бурштейн.  Я  старший  инспектор  манхэттенского
отдела по расследованию убийств, - официально представился  он,  оглядев
мрачные лица собравшихся в комнате.
   - Бен Бэрдет, - назвал себя  Бен,  а  потом  представил  Джо  Бирока,
Ральфа Дженкинса и Джона Сорренсона.
   - Это вы сообщили об убийстве? - спросил инспектор.
   - Да.
   Бурштейн  прошелся  по  комнате,  с  видимым  равнодушием   оглядывая
обстановку. Уосо остался  возле  двери.  Сорренсон  присел  на  диван  и
расстегнул воротничок рубашки. Дженкинс последовал его примеру.
   - Где ваша жена? - наконец обратился инспектор к Бену.
   - Сейчас она в спальне. Мне пришлось дать ей три таблетки  валиума  -
это сильное успокоительное, его прописал ей  наш  врач.  Понимаете,  она
была в шоковом состоянии... Я позвонил доктору, и он предупредил, что ее
пока нельзя ни будить, ни тем более о чем-либо расспрашивать.
   Бурштейн понимающе кивнул и заговорил уже более весело:
   - А доктор не сказал вам, когда она сможет со мной побеседовать?
   - Нет, - коротко ответил Бен.
   - Понятно. - Инспектор подошел к  дивану,  на  котором  расположились
Дженкинс и Сорренсон.
   - Скажите, был ли кто-нибудь из вас здесь в тот момент, когда  мистер
Бирок принес в квартиру миссис Бэрдет?
   Оба отрицательно покачали головами.
   - Мы пришли сюда  потом,  чтобы  оказать  какую-нибудь  помощь,  если
понадобится, - пояснил Сорренсон. Бурштейн сел рядом с Бироком.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил он.
   - Хорошо, сэр. То есть довольно сносно, - тут же поправился  Джо  без
особой уверенности в голосе.
   - Послушайте, а нельзя  ли  отложить  все  это  до  утра?  -  начиная
раздражаться, спросил Бен, подойдя ближе к сидящим.
   - Прошу прощения, - усмехнулся инспектор. - Но если  бы  этот  убийца
имел хоть каплю  уважения  к  нашему  с  вами  спокойному  сну,  то  он,
несомненно, подождал бы до утра  со  своей  расправой.  Однако  он,  как
видите, ждать не стал. Поэтому, к моему глубочайшему сожалению,  я  тоже
не могу ждать. Итак, мистер Бирок, я хочу, чтобы вы рассказали мне  все,
что здесь произошло. И, по возможности, поподробнее.
   Бирок кивнул и описал по порядку  все  события  этой  страшной  ночи.
Бурштейн внимательно слушал, а Уосо  делал  заметки  в  своем  блокноте.
Когда Бирок умолк, Бурштейн поправил носовой платок, аккуратно вложенный
в  нагрудный  карман  его  спортивного  пиджака,   и   начал   бесцельно
прохаживаться перед диваном, бросая взгляды то на Бена, то на Бирока, то
на Дженкинса с Сорренсоном и вызывая у них тем самым вполне естественное
раздражение.
   Однако, подумав о чем-то пару минут, инспектор снова заговорил:
   - Итак, мистер Бирок, вы  сообщили  мне,  что  компактор  выключается
ровно в шесть часов вечера. Это верно?
   - Да, сэр.
   - И кто же его выключает?
   - Я, сэр. Вчера вечером я  тоже  выключил  его  в  шесть.  Вернее,  в
четверть седьмого.
   Бурштейн сел на ручку дивана.
   - А в это время в подвале был еще кто-нибудь, вы не заметили?
   - Нет, сэр.
   - А не могли бы вы  сказать,  после  вас  кто-нибудь  еще  заходил  в
подвал?
   - Я не знаю. Но в прачечной, конечно, было несколько женщин. А потом,
там ведь есть еще черный ход - через него обычно выносят велосипеды. Так
что днем внизу всегда находятся люди, господин, инспектор.
   Бурштейн повернулся к Бену, который все это время не  сводил  с  него
глаз, наблюдая за полицейским, как ястреб за своей жертвой.
   - Так почему же ваша жена так поздно оказалась в коридоре подвала?
   - Она хотела заложить белье в стиральную машину, чтобы  вернуться  за
ним уже утром. Впрочем, она часто так поступает.  Как  и  многие  другие
жильцы нашего дома. В этом нет ничего странного, уверяю вас.
   Бурштейн недоуменно вскинул брови.
   - А разве я сказал, что это странно? Мистер Бэрдет, я не считаю,  что
ваша жена имеет непосредственное отношение к убийству. Мне бы такое даже
в голову не пришло.
   Бен понимающе кивнул.
   Бурштейн улыбнулся и снова обратил свое внимание на привратника.
   - Мистер Бирок, а скажите, имеются ли в  этом  доме  жильцы,  которые
вызывают у вас подозрение? Ну, может быть,  некоторые  иногда  совершают
нечто такое, что выходит за рамки нормального поведения...
   Бирок глубоко задумался и вздохнул.
   - Нет. Я не  могу  назвать  никого,  кто  вызывал  бы  желание  сразу
показать на него пальцем. Хотя, знаете, в любом  большом  здании,  вроде
нашего, всегда есть сумасшедшие... Например, мистер  Крэм  с  четвертого
этажа имеет привычку часами разговаривать со своим английским бульдогом.
А у миссис Шварц с седьмого просто отвратительный характер...
   Но его тут же прервал Сорренсон:
   - Я живу в этом доме с тех пор, как его выстроили,  и  знаю  все  обо
всех, кто здесь жил и живет сейчас. И я могу с уверенностью сказать, что
искать тут убийцу не имеет смысла. Бен, вы со мной согласны?
   Тот утвердительно кивнул головой.
   - Так что, кто бы это ни сделал, он непременно человек со стороны,  -
добавил Бен.
   - Позвольте мне самому делать выводы, мистер Бэрдет, - довольно резко
заметил Бурштейн, - чтобы никто из вас не оказался  вдруг  в  неприятном
положении,  -  Послушайте,  инспектор,  мне  не  нравится   тон   вашего
разговора, - внезапно заявил Дженкинс. - Уже вполне очевидно, что  никто
из нас не имеет отношения к этому делу. А вы ведете себя так, будто мы и
есть ваши главные подозреваемые...
   - Прошу прощения, но я с вами не согласен,  -  учтиво  улыбнулся  ему
Бурштейн. - Видите ли, в силу специфики  моей  работы  с  этого  момента
каждый из вас, к сожалению, находится под подозрением. Это,  я  надеюсь,
понятно?
   Ему никто не ответил.
   - Есть тут одна вещь... - вдруг неуверенно произнес Бен.
   - Какая же? - мгновенно отреагировал полицейский.
   - Ну... Я, правда, не знаю, как это может вам помочь... И все же...
   - Ну, говорите же! - не отставал  от  него  инспектор.  И  тогда  Бен
шагнул вперед.
   - Дело вот в чем... В нашем доме  живет  одна  монахиня  -  здесь,  в
соседней квартире. Правда, ничего особенного в ней, наверное, нет,  как,
впрочем, и во  всех  остальных  жильцах  дома.  Но  есть  одно  странное
обстоятельство. Вчера  вечером  мы  с  друзьями  собирались  в  квартире
мистера Сорренсона, и внезапно эта старуха стала  главной  темой  нашего
разговора. Хотя лично с ней никто из нас  не  знаком,  а  просто  каждый
слышал какие-то сплетни, слухи, и все... Но я еще  раз  хочу  повторить,
что не знаю, каким образом она может быть замешана в  этом  деле...  Мне
говорили, что она полностью парализована, глуха, нема и слепа.
   Лицо Бурштейна по-прежнему оставалось  непроницаемым,  но  Бен  сразу
почувствовал, что его монолог задел полицейского, и теперь тот о  чем-то
напряженно раздумывает. Словно он уже знал об  этой  монахине  или  тоже
кое-что слышал. А может быть, он заметил ее еще с другой стороны  улицы,
когда приехал сюда. Она ведь  всегда  сидит  у  окна  своей  комнаты  на
десятом этаже... Но, так или иначе, слова Бена тронули его, а  может,  и
подсказали что-то ценное или навели на важную мысль.
   - А как зовут монахиню? - как бы между прочим осведомился инспектор.
   - Не знаю, - пожал плечами Бен. - Хотя этого, наверное,  и  никто  не
знает...
   Бурштейн медленно зашагал по комнате, потом снова подошел  к  окну  и
выглянул  в  ночь.  На  город  опускался  туман.  "Неужели  это  простое
совпадение?" - в который раз спрашивал он себя. А  потом  изо  всех  сил
напряг память, пытаясь восстановить в ней события,  со  времени  которых
прошло уже столько лет, что отчеты о них в полицейских архивах покрылись
дюймовым слоем пыли. Там еще вроде была замешана какая-то  девушка...  И
старый слепой священник. Вспомнилась запутанная цепь убийств.  Но  тогда
осталось множество вопросов, на которые так и не удалось найти ответа. И
все это чуть не привело  его  предшественника  и  тогдашнего  начальника
Томаса Гатца в психиатрическую больницу. Постепенно он начал припоминать
все более подробно. Теперь следовало выяснить адрес того дома,  где  все
случилось. Где-то в районе 80-х улиц в Западной  части  города.  Значит,
это совсем недалеко от того места, где он находится сейчас... Инспектора
все  сильнее  разбирало  любопытство.  Решено:  утром  он  первым  делом
затребует все архивные материалы о том следствии  и  проверит  адрес.  И
тогда все встанет на свои места. Может быть.
   Бурштейн  отвернулся  от  окна  и  заметил,  что  все  присутствующие
пристально смотрят на него.
   - Вы не знаете, кто владелец этого дома? - поинтересовался он.
   -  Управление  нью-йоркской  епархии  римско-католической  церкви,  -
отчеканил Дженкинс. Инспектор обратился к Бену:
   - Скажите, а сейчас монахиня тоже там? - Он указал пальцем на  стену,
за которой находилась квартира 10-С.
   - Да, - кивнул Бен. - Впрочем, она всегда там. Когда  вы  выйдете  на
улицу, не забудьте посмотреть на ее окно. Правда, сейчас ночь, и вы мало
что разглядите, но очертания ее фигуры легко различимы даже  в  темноте.
Если нет, попробуйте зайти завтра.
   - Утром мне хотелось бы переговорить с доктором вашей жены,  -  после
долгой паузы сообщил инспектор. - Надо выяснить, когда я смогу допросить
ее. И еще одно: никто из вас, господа, впредь не должен покидать города,
не уведомив предварительно меня или сержанта Уосо. Это понятно?
   Все согласно кивнули.
   - Тогда у меня все, - с мрачным видом произнес Бурштейн.
   Вместе с Уосо они вышли  в  коридор  и  остановились  перед  соседней
дверью с латунной табличкой "10-С". Инспектор  прислушался.  Тишина.  Он
легонько постучал в дверь. Ответа не последовало.
   - Я думаю, вы не отнеслись слишком серьезно ко всей этой белиберде? -
устало усмехнулся сержант.
   Бурштейн подошел к лифту и нажал кнопку вызова.
   - Вот что, Уосо. Я хочу, чтобы завтра ты нашел для меня в архиве одно
дело примерно пятнадцатилетней давности. Речь идет о серии убийств. Дело
расследовал инспектор Гатц. Поищи его в алфавитном каталоге по именам:
   Элисон Паркер, Майкл Фармер, Джозеф Бреннер.  Скорее  всего  материал
зарегистрирован на одну из этих фамилий. Когда найдешь  -  ознакомься  с
ним сам. А потом уже скажешь мне, что ты думаешь о старой парализованной
монахине. Договорились?
   Подъехал лифт.
   - Хорошо, - коротко кивнул Уосо, заходя в кабину.
   - А еще постарайся придумать какой-нибудь веский предлог для ордера.
   - Для какого ордера? - не  понял  Уосо.  Все  еще  стоя  в  коридоре,
Бурштейн оглянулся и обвел взглядом холл десятого этажа.
   - Мне необходимо побывать в квартире монахини. Он зашел в лифт, двери
закрылись, и начался плавный спуск.

***

   Дыхание  Фэй  было  медленным  и  тяжелым.  Пожалуй,  даже   чересчур
медленным. Но, значит, она  спит  спокойно,  и  никакие  кошмары  ее  не
мучают. Наконец-то на щеках жены обозначился легкий румянец.
   Бен склонился  над  ней  и  нежно  поцеловал  ее  в  щеку.  Лекарство
действовало, как и обещал доктор. Теперь Бену лишь оставалось надеяться,
что и он сможет так же безмятежно заснуть.
   Маленький Джои спал спокойно,  проснувшись  за  все  это  время  лишь
однажды, когда в комнате поднялся  шум,  да  и  то  ненадолго:  похлопав
глазенками, он тут же заснул опять.
   Бен снял брюки, подержал их в руках  с  сильным  желанием  зашвырнуть
куда подальше, но потом передумал и аккуратно повесил на  спинку  стула.
Надо, чтобы "Фэй утром проснулась в хорошем настроении, и ее  ничего  не
расстраивало. В том числе вид его одежды, разбросанной по всей  квартире
где ни попадя. Теперь ее нельзя беспокоить даже по мелочам, а, наоборот,
надо удвоить  свое  внимание  и  заботу  и  быть  предупредительным  как
никогда.
   Бен шагнул в ванную, наскоро почистил зубы, посмотрелся в  зеркало  и
покачал головой, оставшись крайне недовольным своим измученным, разбитым
видом. А потом погасил свет и отправился спать.
   Постель была мягкая, одеяло теплым. Рядом слышалось  тихое  и  ровное
дыхание Фэй. И еще убаюкивающее тиканье часов. На несколько  секунд  Бен
даже задержал дыхание, боясь нарушить эту гармонию темноты и тишины.
   И тут ему страшно захотелось спать, и он без колебаний закрыл глаза.
   "Так что там говорила Фэй? - думал он,  погружаясь  в  сон.  -  Лучше
всего забыть об этой монахине и оставить ее в покое... Пожалуй, она была
абсолютно права".
   Он повернулся на левый бок и, глубоко зевнув, сладко заснул.

Глава 5

   Инспектор Бурштейн появился у себя в отделе в одиннадцать утра.
   - Вам удалось хоть немного вздремнуть? - завидев своего шефа,  первым
делом спросил осунувшийся детектив Уосо.
   Бурштейн отрицательно покачал головой и подавил  зевок,  стараясь  не
обращать внимания на  головную  боль,  которая  мучила  его  с  половины
пятого, когда он решил все же лечь и заснуть.
   Они вошли в кабинет инспектора. Бурштейн  повесил  шляпу  и  плащ  на
вешалку и сел за письменный  стол,  заваленный  всевозможными  бумагами.
Налив себе чашку кофе из термоса, который он предусмотрительно  захватил
из дома, Бурштейн мельком взглянул  на  рабочее  расписание  сотрудников
отдела, потом посмотрел в потолок и снова зевнул.
   - Ну, как у нас обстоят дела на 89-й улице? - спросил он, расстегивая
ворот рубашки и ослабляя галстук.
   Уосо  откашлялся  и  поправил  на  переносице  очки   в   оправе   из
черепахового панциря.
   - Я тут побеседовал с криминалистами, - доложил он.  -  Они  обшарили
весь подвал в поисках недостающих частей трупа, но, как я и предполагал,
ничего не нашли.
   Так что нет никаких отпечатков. Их отчет будет у нас к полудню.
   Бурштейн медленно кивнул,  одновременно  кое-как  приводя  в  порядок
разбросанные по столу бумаги.
   - Жильцов в доме проверили?
   - Да, осталось разыскать лишь троих. Но двое из них - женщины.
   - А кто мужчина? Уосо раскрыл блокнот.
   - Его зовут Луис Петросевич. Он тоже, кстати, живет на десятом этаже.
Как раз напротив Бэрдетов, через холл.
   Бурштейн потянулся, потом схватил  карандаш  и  начал  что-то  быстро
писать в своем рабочем журнале.
   - Когда его видели последний раз? Уосо перелистал несколько страничек
и только потом ответил:
   - Вчера на работе. Он занимается продажей копировальной  техники.  Мы
позвонили к нему в контору и поговорили с секретаршей. Она сообщила, что
вчера в пять вечера Петросевич ушел на встречу с клиентом. А после этого
собирался ехать прямо домой. Но, насколько нам известно, в квартире он с
тех пор так и не появлялся.
   Карандаш сломался. Бурштейн  отбросил  его  в  сторону  и  потер  лоб
руками.
   - Так, хорошо... - задумчиво произнес он и отпил большой глоток кофе.
- Вполне возможно, что как раз он и есть жертва.
   - На всякий случай я собрал о нем кое-какие сведения...
   - Правильно, Уосо.
   В этот момент зазвонил телефон.  Бурштейн  поднял  трубку,  некоторое
время слушал, а потом посоветовал говорившему  обратиться  к  одному  из
дежурных детективов. - Ну, а как насчет дела, о котором я  говорил  тебе
вчера?
   - Его нет, - смущенно пробормотал помощник.
   - Что?!
   - Я проверил  везде,  где  только  возможно,  -  пытался  оправдаться
сержант. - Под каждым именем, которые вы мне дали. Но такого дела  нигде
нет.
   - И что, о нем нет даже упоминаний в каталоге?
   - Как раз в каталоге оно есть.  Название  занесено  в  компьютер.  Но
самого дела нет. Или его по ошибке переложили куда-то,  или  оно  просто
украдено. Я на всякий случай проверил, не осталось ли копий каких-нибудь
материалов... Но здесь тоже тупик.
   - Черт побери! - Бурштейн с  досадой  стукнул  кулаком  по  столу.  -
Только этого еще не хватало! Проверь еще раз все, что можно. - Он нервно
зашагал по кабинету. - А что слышно с ордером на обыск?
   Уосо торопливо положил в рот пластинку жевательной резинки.
   - Я говорил с прокурором округа. Но для  тог,  чтобы  получить  такой
ордер, надо представить что-то более убедительное, чем догадки...
   -  Ясное  дело!..  -  Бурштейн  тоскливо  посмотрел  на  улицу  через
зарешеченное  окно.  Вид  из  окна  был   на   редкость   унылый.   Край
замусоренного двора и стена соседнего  дома  мышиного  цвета.  Он  снова
повернулся к сержанту, - Мне надо еще раз тщательно все обдумать.
   - Хорошо, я буду рядом, - ответил Уосо и вышел из кабинета.
   Бурштейн достал новый карандаш, сделал какие-то записи,  потом  резко
схватил  телефонную  трубку  и  стал  медленно  набирать  номер.  Сперва
слышались громкие помехи на линии, а потом раздались длинные гудки.

***

   - Для меня, конечно,  твой  звонок  был  приятной  неожиданностью,  -
врастяжку говорил бывший старший инспектор Томас  Гатц  знакомым  низким
гнусавым голосом, который слегка раздражал Бурштейна. - Так  сколько  же
мы с тобой не виделись? - Внимание Гатца было целиком сосредоточено  на,
бесстрастном лице его собеседника.
   - Год, - тут же ответил  Бурштейн,  не  обращая  внимания  на  шум  в
переполненной закусочной, куда они зашли  Побеседовать.  -  А  может,  и
больше.
   Гатц посмотрел в тарелку куриного бульона,  которую  ему  только  что
принесли,  и  шумно  вздохнул.  Он  был  крепким   коренастым   мужчиной
невысокого роста с резкими чертами лица. Отличали  бывшего  сыщика  чуть
припухшие внимательные карие глаза, длинный нос с шишкой на переносице и
неестественно тонкие, почти бесцветные губы. А еще  он  постоянно  носил
старый фетровый котелок, который удивительно шел к его  плотной,  слегка
сутулой  фигуре.  На  рубашке   Томаса   Бурштейн   сразу   же   заметил
многочисленные сальные и  кофейные  пятна,  К  тому  же  Гатц  умудрялся
просыпать на нее пепел с сигары, которую беспрерывно держал во рту.
   - Год - это  слишком  много  для  таких  старых  друзей,  как  мы,  -
саркастически хмыкнул и покачал головой Гатц. - Значит,  у  тебя,  сукин
сын,  опять  возникла  проблема,  которая  тебе  не  по  зубам,  раз  ты
удосужился вспомнить обо мне. Я угадал?
   - Можно сказать и так, - обезоруживающе улыбнулся Бурштейн.
   - Как? После всего, чему я тебя научил, у тебя еще бывают проблемы? -
удивленно  поднял  брови  отставной  детектив.  В  ответ  Бурштейн  лишь
двусмысленно усмехнулся. А действительно, научился ли он  чему-нибудь  у
этого придирчивого старого дурака? Бурштейн улыбнулся, а  потом  откусил
кусочек бутерброда с грудинкой.
   -  Конечно,  вы  научили  меня  многому,  и  я  вам  за  это   весьма
признателен... Но в нашей  практике  бывали  случаи,  которые  даже  вас
ставили в тупик, помните?
   - Ну, таких было совсем немного! - хвастливо отмахнулся Гатц.
   Бурштейн с сомнением хмыкнул.
   - Ну, а как у вас вообще  дела?  -  поинтересовался  он.  -  Чего  вы
достигли с тех пор, как перестали ловить убийц?
   - Очень немногого, - вздохнул Гатц. - Но я ведь, по совести,  никогда
и не был готов к отставке... Конечно, в мире много интересных занятий  и
хороших профессий, но мне всегда хотелось работать только в полиции.  Ты
знаешь, временами мне даже снится, что я опять работаю в нашем отделе...
   - А почему бы вам, в самом деле, не устроиться снова в полицию?  Хотя
бы на неполный день...
   - Ну уж нет!  Я  уже  нашел  свое  место.  Теперь  я  работаю  ночным
сторожем. Всего три  смены  в  неделю,  в  фирме  "Кон-Эдисон".  Работа,
конечно, не пыльная, но, честно говоря, скучноватая. Но  ты  же  знаешь,
что для человека, которому стукнуло шестьдесят пять, большого выбора уже
нет, так что приходится довольствоваться этим.
   Бурштейн хотел как-то приободрить старика и  начал  бормотать  всякие
сочувственные слова, но тот сразу же остановил его:
   - Закрой клапан! Больно нужно  мне  твое  сострадание!..  Неужели  ты
думаешь, что я нуждаюсь  в  соболезнованиях  лысого  легавого  еврея,  у
которого сварливая жена и хронический геморрой?
   - А у вас и его нет, старый пердун! - прыснул инспектор.
   Гатц  показал  своему  воспитаннику  язык,  и  они   оба   добродушно
рассмеялись.
   - Нет, серьезно, как ваше здоровье? - спросил Бурштейн.  -  По-моему,
неплохо... Гатц кивнул.
   - У меня только артрит, который донимает иногда в  плохую  погоду.  А
кроме этого, все вроде бы в полном порядке. К тому же я  ведь  занимаюсь
каким-никаким делом, и  это  помогает  мне  держать  себя  в  форме.  Но
вообще-то теперь у меня много свободного времени...  По  вечерам,  когда
нет дежурства, я  частенько  хожу  в  кино  на  старые  фильмы.  Кстати,
недалеко отсюда есть кинотеатр, где крутят  допотопные  ленты.  За  один
вечер показывают  сразу  три  картины.  Сеанс  начинается  в  восемь,  а
заканчивается  иногда  уже  за  полночь.  Вчера,  например,   показывали
"Крылья", "Горбун собора Парижской Богоматери" и "Детство Цезаря".
   -  По-моему,  я  эти  фильмы  даже  не  видел.  И  названия  какие-то
незнакомые...
   - Ну ты же всегда был бескультурный, ограниченный остолоп,  Бурштейн.
Хоть это ты признаешь? - Гатц не стал дожидаться ответа. -  И  почему  я
тебя так любил?.. Никогда не пойму. Это останется для меня  загадкой  на
всю жизнь.
   Бурштейн засмеялся. Подошла официантка и  поставила  перед  ними  две
чашки кофе. Инспектор придвинулся к своему бывшему начальнику и сказал:
   - А где же я, черт возьми, найду время, чтобы смотреть все эти старые
фильмы? У меня ведь двое сыновей, которым еще надо дать  образование.  И
жена, сосущая деньги на хозяйство, как пылесос.
   Гатц заулыбался, вспомнив о мальчиках Бурштейна.
   - Семья в порядке?
   - Конечно! - просиял Джейк. Потом достал бумажник и вынул из него три
фотографии.
   - Вот они все здесь. Это Майкл, старший, - показал он пальцем.  -  Вы
его помните? Гатц утвердительно кивнул.
   - Он сейчас на третьем курсе в Бостонском колледже. А когда  закончит
его, будет поступать на юридический  факультет.  Он  не  хочет  начинать
работу на вторых ролях, как это пришлось делать нам с вами.
   - Да уж... Но если бы не твоя собачья работа, у него была  бы  сейчас
менее приятная юность, - заметил Гатц и улыбнулся. - Ну, а  теперь,  раз
уж он станет адвокатом, то непременно разбогатеет.
   Бурштейн указал на вторую карточку.
   - А это Рикки. Он уже поступил в Сиракузский университет.  Сейчас  на
первом курсе. Хороший парень. Учится на фармацевта.
   Гатц взял фотографию младшего сына Бурштейна.
   - Симпатичный парнишка, Джейк. Удивительно, как быстро растут дети!..
А ведь я помню еще то время, когда ты только пришел в наш  отдел.  Рикки
тогда было два или три года, не больше.
   - Верно.
   - Когда я смотрю на эти карточки, мне  кажется,  что  я  тоже  должен
срочно жениться и заиметь своих собственных детей. - Гатц  засмеялся.  -
Но, впрочем, как ни крути, а два сына у меня все-таки было.., в каком-то
смысле. Ты и Риццо. И я искренне любил вас обоих. Когда  Риццо  погиб  в
этой чертовой катастрофе, он словно унес с собой часть меня самого...
   - Я знаю, - тихо сказал Бурштейн.
   Этот пожилой человек обнажал душу в поисках  доброго  собеседника.  И
упоминание о Риццо, должно быть, сильно растревожило старика, потому что
он вдруг ни с того ни с сего изменил  тему  разговора  и  начал  взахлеб
пересказывать содержание старых фильмов. - Давай лучше я  расскажу  тебе
об этих картинах, - предложил он, вынимая изо рта сигару и принимаясь за
бульон.
   - - Вот, например, в  фильме  "Горбун  собора  Парижской  Богоматери"
Чарльз Лотон играет роль звонаря. Квазимодо. Кстати, ты помнишь сержанта
из полиции нравов со 188-й улицы? Кажется, его звали Мелвани.
   - Да.
   - Так вот он был  малость  похож  на  этого  Квазимодо.  Боже  мой!..
Мелвани, наверное, считался самым уродливым мерзавцем во, всей  полиции.
Страшнее его мне в жизни видывать не приходилось.
   Бурштейн внимательно изучал лицо Гатца.  Казалось,  оно  не  выражало
сейчас никаких чувств. - Я бы хотел поговорить  с  вами  кое  о  чем,  -
наконец начал инспектор. - Как вы выразились, "о проблеме", ради которой
я, собственно, и попросил вас прийти сюда...
   - Квазимодо еще ребенком нашел верховный судья, и мальчик стал жить в
соборе Парижской Богоматери. А епископом в том соборе  был  брат  судьи.
Так вот...
   - Послушайте же меня! - перебил его Бурштейн.
   - И еще там была девушка - цыганка по имени Эсмеральда, которую любил
судья...
   - Том!
   - И судья убил возлюбленного этой девушки...
   - Том! - в отчаянии закричал Бурштейн. - Я хочу поговорить с вами  об
Элисон Паркер!
   - А что с ней? - тут же холодно спросил Гатц.  Теперь  в  его  голосе
слышалась глубоко запрятанная горечь.
   - Произошло убийство.
   - Ну и что?
   И тогда Бурштейн подробно рассказал ему все,  что  случилось  в  доме
номер 69 по 89-й улице. Он еще никогда не  видел,  чтобы  Гатц  проявлял
такое внимание к его рассказу.  А  заканчивая  повествование,  инспектор
многозначительно добавил:
   - Дело из полицейского архива каким-то таинственным образом исчезло.
   Гатц молча уставился на него.
   - Ну? И что вы об этом думаете? - наконец спросил его Бурштейн.
   - А что я, по-твоему, должен думать?
   - Мне кажется, я уже кое о чем начинаю догадываться...
   - Ну, не знаю... Сперва мне надо увидеть эту монахиню,  поговорить  с
людьми... И, конечно, получить твое разрешение на все эти действия, -  с
долей горькой иронии усмехнулся отставной  детектив.  -  Пожалуйста!  Но
только при условии, что  вы  не  станете  вмешиваться  в  расследование,
которое веду я.
   - Нет-нет, Боже упаси! Но я очень  благодарен  тебе  за  то,  что  ты
обратился именно ко мне. Ты даже не  представляешь,  как  это  для  меня
важно... Ну, ладно, как только что-нибудь прояснится, я тут же дам  тебе
знать.
   - Да уж, пожалуйста.
   Разговор закончился, и так же внезапно  прервался  и  их  обед.  Гатц
встал и полез в карман  за  мелочью,  чтобы  оплатить  свой  бульон.  Но
Бурштейн успел перехватить его руку и укоризненно покачал головой.
   Гатц понимающе кивнул.
   - Ты хороший парень, Джейк, - сказал он. А потом повернулся  и  молча
вышел из кафе на улицу. Бурштейн потер  гладко  выбритый  подбородок  и,
рассеянно глядя в сторону длинного  ряда  столиков,  еще  раз  пришел  к
выводу, что поступил сейчас правильно. Ведь он не мог допустить, чтобы в
его работу вмешивались  посторонние.  Пусть  даже  Гатц.  Но,  с  другой
стороны, если бы он не ввел в курс  дела  своего  бывшего  шефа,  он  не
простил бы себе этого до конца дней. Ведь Гатц ждал этого момента  целую
вечность. И теперь он просто не мог отказать ему. Он лишь надеялся,  что
тот не зайдет слишком далеко  и  не  попадет  в  беду,  увлекшись  своим
расследованием.

***

   Через несколько часов после разговора с Бурштейном Гатц уже  сидел  с
банкой пива за письменным столом в своей крошечной квартире  на  окраине
Бронкса.
   Два тома следственного дела, которые он тайно изъял  из  полицейского
архива несколько лет назад, лежали сейчас перед ним. До этого они  долго
пылились на нижней полке его книжного шкафа.  Так  что  не  было  ничего
удивительного в том, что он успел уже  подзабыть  некоторые  подробности
того крайне необычного дела. Правда, это стало ясно только к двум  часам
дня, когда он прочел все документы по первому разу. К своему  удивлению,
Гатц весьма болезненно отреагировал на этот факт и поспешил пересмотреть
все материалы еще два раза подряд. Однако не удовлетворенный и этим,  он
твердо вознамерился читать некоторые  бумаги  снова  и  снова,  чтобы  к
полуночи уже назубок помнить все факты и обстоятельства  давно  минувших
событий, столь круто изменивших всю его  жизнь.  Он  прекрасно  понимал,
что, если ему предстоит появиться в доме номер  69  по  89-й  улице,  он
должен быть соответственно подготовлен, а значит, придется,  не  мешкая,
тренировать память.
   Гатцу давно уже  не  верилось,  что  когда-нибудь  ему  выпадет  шанс
восстановить свою профессиональную репутацию. Но если Бурштейн прав,  то
именно сейчас у него в руках оказались все козыри. И теперь все  зависит
только от него самого. А упускать такой шанс Гатц  вовсе  не  собирался.
Поэтому он поправил настольную лампу,  надел  очки,  отпил  глоток  пива
прямо из банки и начал заново перечитывать материал.

***

   Джо Бирок прикусил мундштук своей любимой трубки и глубоко затянулся,
наслаждаясь нежным ароматом голландского табака. Ночь выдалась холодной,
и он порядком продрог. Пришлось даже поднять воротник пальто и все время
переминаться с ноги на ногу, чтобы хоть как-то сохранить остаток  тепла.
Бирок нервно посмотрел на часы. Десять вечера. Он стоял здесь уже  целых
четыре часа, укрывшись в глубине темной аллеи за сетью спутанных веревок
для сушки белья. Присев за термосом с кофе, Джо зевнул и  прислонился  к
стене гаража, рядом с которым так "удобно"  устроился.  Потом  посмотрел
вверх на окно третьего этажа. Бывший детектив Томас Гатц все еще сидел у
себя в гостиной за письменным столом. Снизу его было хорошо видно.  Гатц
сидел совершенно неподвижно вот уже второй час.
   Бирок налил в колпачок термоса кофе и поднес его к губам. Кофе еще не
успел остыть и был по-прежнему  ароматным  и  приятным  на  вкус.  Бирок
улыбнулся и поставил термос на землю.

Глава 6

   Высокий, пронзительный рев реактивных  двигателей  разрывал  холодный
ночной воздух над международным  аэропортом  Кеннеди.  Самолет  компании
"Алиталия", прибывший рейсом номер 7 из Рима, совершил посадку и  теперь
подруливал к месту высадки пассажиров. Наверху,  на  обзорной  площадке,
неподвижно стоял отец Макгвайр, крепко вцепившись в поручни  ограждения.
Он ждал прибытия этого самолета уже более  часа.  Пронизывающий  ледяной
ветер с бухты Джамейка бил ему прямо в лицо, но Макгвайр ощущал в  крови
мощный приток адреналина. Так с ним случалось всегда в минуты тревожного
ожидания важных событий. А  прибытие  Франкино  в  Нью-Йорк  как  раз  и
означало наступление последней фазы  этих  событий,  в  чем  бы  они  ни
заключались. Со времени их первой встречи  в  июле  священник  полностью
следовал  всем  инструкциям  монсеньера  и  не  задавал  никаких  лишних
вопросов. Он понимал, что, если ему уготована какая-то неведомая роль  в
этом секретном процессе, разработанном в Ватикане, у него все равно  нет
другого  выхода,  кроме  как  безропотно  подчиниться.  Но  теперь   эта
напряженная неопределенность должна, наконец, закончиться. В  телеграмме
от Франкино на то был явный намек...
   Внизу один за другим пассажиры  начали  выходить  на  трап.  Франкино
оказался четвертым. Отец Макгвайр не  видел  его  целых  шесть  месяцев.
Макгвайр вернулся в здание аэропорта и на  эскалаторе  спустился  в  зал
ожидания прибывающих пассажиров,  чтобы  там  в  тепле  подождать,  пока
Франкино получит свой багаж и пройдет паспортный и таможенный контроль.
   Франкино появился в зале уже через пятнадцать минут.
   - Монсеньер! - громко позвал его Макгвайр, когда тот вышел из  дверей
зоны досмотра.
   Они сердечно обнялись, искренне радуясь долгожданной встрече.
   - Ваш самолет прибыл точно по расписанию, - с  улыбкой  заметил  отец
Макгвайр.
   - И мы должны быть благодарны за  это  Господу,  -  смиренно  отвечал
монсеньер Франкино. - Ведь в Италии теперь мало что делается, как  надо.
- И они оба сдержанно улыбнулись.
   Макгвайр указал рукой на стеклянные двери выхода в город.
   - Пойдемте, машина уже ждет вас. Франкино кивнул, и они направились к
выходу.
   - Давайте, я помогу вам, - предложил Макгвайр и взял из  рук  прелата
тяжелый кожаный чемодан.
   - Очень любезно с вашей стороны, брат.  Знаете,  полет  был  довольно
длительный, и я, признаться, порядком устал. Возможно, начинаю  стареть,
как любит говорить кардинал Реджани. - В глазах Франкино блеснул огонек:
сам-то он в  это  не  верил.  -  Ведь  когда  человеку  переваливает  за
пятьдесят, с ним может случиться всякое... Причем не всегда это  зависит
от желаний самого человека. Как бы он ни заботился  о  себе,  возраст  -
дело серьезное... - Франкино умолк и с  лукавой  ухмылкой  посмотрел  на
священника. -  А  вы,  наверное,  как  всякий  истинный  американец,  не
забываете заботиться о своем здоровье?
   - Боюсь,  ваше  преосвященство,  я  уделяю  ему  даже  слишком  много
внимания, - скромно  потупился  отец  Макгвайр.  -  Как  только  у  меня
появляется возможность, я совершаю по утрам пробежки, а  вечером,  перед
сном, регулярно занимаюсь гимнастикой.
   На протяжении всего разговора, пока они выходили из здания  аэропорта
и усаживались на заднее сиденье  роскошного  черного  лимузина,  с  лица
Франкино не сходила приятная мягкая улыбка.  Наконец  Макгвайр  постучал
пальцами по стеклянной перегородке за спиной водителя и  дал  тому  знак
трогаться. И только тогда Франкино положил  на  сиденье  между  собой  и
священником черный атташе-кейс, с которым до  этого  ни  на  секунду  не
расставался.
   - Надеюсь, монсеньер, ваш полет был спокойным и обошелся  без  всяких
неожиданностей? - вежливо поинтересовался Макгвайр.
   - Да. И слава Богу,  он  уже  кончился.  Честно  говоря,  мне  больше
нравятся обратные перелеты - из Нью-Йорка в Рим.  Потому  что  я  обычно
сажусь на ночной рейс и сплю всю дорогу до самой посадки. Но  лететь  из
Рима сюда - всегда для меня большая проблема. А вы ведь еще не бывали  в
Европе, если не ошибаюсь?
   - Нет, не приходилось,  -  ответил  Макгвайр  с  ноткой  сожаления  в
голосе.
   - Ну, ничего; мы исправим эту оплошность, как  только  закончим  наши
дела в Нью-Йорке. Я могу взять вас с собой в Ватикан. Будете работать со
мной. А возможно,  мне  удастся  устроить  вас  и  в  аппарат  кардинала
Реджани.
   - Монсеньер! Вы, должно быть, переоцениваете мои  возможности.  Я  не
уверен, смогу ли оправдать  ваше  доверие  и  достоин  ли  вообще  столь
высокой чести...
   Франкино внимательно посмотрел Макгвайру в глаза.
   - Я ценю вашу скромность, святой отец. Но уверен, что за ней  кроются
не менее замечательные достоинства... Ведь вас  выбрали,  чтобы  оказать
мне помощь в одном очень  специфическом  деле,  именно  благодаря  вашим
способностям и таланту. Вы  -  один  из  самых  образованных  и  опытных
священников во всей здешней епархии. И вас ждет блестящее будущее.
   Лицо Макгвайра залилось краской.  Мысль  о  такой  головокружительной
карьере ему даже не снилась.
   Они  ехали  молча  до  тех  пор,  пока   машина   не   оказалась   на
Лонг-Айлендском скоростном шоссе.
   Макгвайр повернулся к Франкино.
   - Монсеньер, у нас возникла одна проблема... - осторожно начал он.
   - Проблема? - встрепенулся Франкино.
   -  Ну,  в  общем,  произошло  нечто  незапланированное...  Совершенно
неожиданное.
   Франкино совсем не нравились всякие неожиданности. И он ясно дал  это
понять еще в самый первый день их знакомства.
   - Так что случилось? - взволнованно спросил он.
   - Вчера ночью в  этом  доме  произошло  убийство.  Франкино  чуть  не
застонал от  досады  и  неподвижно  уставился  перед  собой,  с  горечью
осознавая услышанное.
   - Да-а... - только и смог выговорить он.
   Макгвайр сообщил ему все подробности происшедшего, а потом  откинулся
на сиденье, ожидая, как Франкино отреагирует на эту новость. Сам  он  не
был уверен, что убийство имеет какое-то отношение к их сугубо церковному
делу.
   - Конечно, - начал Франкино ровным, лишенным всяких эмоций голосом, -
это не кто иной, как заклятый хитрец Чарльз  Чейзен.  Таков  его  способ
заявлять о своем появлении.
   - А кто такой Чарльз Чейзен, монсеньер? -  осторожно  поинтересовался
Макгвайр. Ему вдруг показалось, что Франкино начал молиться про себя.
   Но тот как-то странно улыбнулся и тут же ответил:
   - Чарльз Чейзен - это Сатана! Макгвайр почувствовал, как по спине его
пробежал холодок.
   - Сатана? - переспросил он.
   - Да. Это пугает вас?
   - Конечно... Но я не уверен, что вы имели в виду...
   - Я имел в виду именно то, что сказал, - перебил Франкино. -  Человек
по имени Чарльз Чейзен и есть Сатана в своем земном воплощении.
   Макгвайра сковало оцепенение.
   - Но в этом доме нет жильца с таким именем...
   - Боюсь, что теперь уже есть, - горько усмехнулся Франкино.  -  Я  бы
очень удивился, если б это убийство оказалось случайным.
   - Я не понимаю... Ничего не понимаю, - сокрушенно вздохнул  Макгвайр,
устремив взор вперед, на небоскребы  Манхэттена,  до  которых  было  уже
рукой подать.
   - - А вам и не следует понимать  все!  Пока  от  вас  требуется  лишь
внимательно слушать и выполнять все, что вам говорят. Но самое главное -
вы должны хранить тайну и ни в коем случае никому не рассказывать о том,
что узнаете, увидите или сделаете.
   - Монсеньер, вам не стоило напоминать об этом!.. Ведь именно так мы и
договорились с самого начала. И я дал вам клятву... Но,  может  быть,  у
вас возникли сомнения по поводу моей преданности или  вы  не  уверены  в
силе моего характера?
   - Нет, друг мой. Я не сомневаюсь ни в  том,  ни  в  другом.  Но  хочу
предупредить вас, что на самом деле и преданность, и  сила  воли  -  все
равно что пыль на ветру перед могуществом Сатаны.  И  вы  должны  всегда
помнить об этом. До сих пор вы не знали, с чем вам предстоит иметь дело.
И даже сейчас я, к сожалению, не могу рассказать вам многого. Но  теперь
вы по крайней мере знаете самое главное. Мы  столкнулись  с  Сатаной  во
всем его зверином неистовстве!
   Отца Макгвайра буквально передернуло от этих  слов.  Он  почувствовал
озноб и  какую-то  внутреннюю  пустоту,  словно  его  заперли  одного  в
огромном  темном   холодильнике.   Неужели   все   это   правда?..   Ну,
разумеется... Ведь Франкино не большой любитель шутить,  особенно  таким
образом. И все же... Человеческий разум просто отказывался  воспринимать
это. Даже имея такое духовное образование, которое получил Макгвайр,  он
очень медленно, с большим трудом осознавал только что услышанное.
   - Монсеньер, а я когда-нибудь узнаю об этом больше? - наконец спросил
он.
   - Да, со временем. Но не теперь.
   - И я смогу все это понять?
   -  У  нас  нет  никаких  сомнений  относительно  ваших   способностей
адаптироваться и быстро реагировать на  обстановку.  Однако  лишь  время
покажет, сумеете ли вы понять все до конца, сын мой. Но вы должны верить
в Иисуса Христа, и он укажет вам истинный путь.
   Макгвайр достал из кармана носовой платок и вытер вспотевший лоб.
   - Пока что вы вернетесь к своим обязанностям в  семинарии,  -  ровным
голосом продолжал Франкино. - А я буду держать с вами постоянную  связь.
Но  имейте  в  виду,  что  вам  придется  проявить  терпение,  достойное
святого...
   - Я буду молить об этом Господа Бога, - смиренно отвечал Макгвайр.
   Пока лимузин ехал по тоннелю в  Манхэттен,  Франкино  сидел  молча  и
неподвижно.  Но  когда  впереди  замаячил  свет  уличных   фонарей,   он
озабоченно покачал головой и сказал:
   - Если Чейзен убил этого человека, значит, у него были на то причины.
И я склонен думать, что он успел уже занять место жертвы. Вот почему  он
так тщательно уничтожил все признаки, по  которым  можно  было  опознать
труп. - Франкино замолчал, погрузившись в раздумье. - В этом доме  очень
много людей. Но мы должны найти его!
   - Я сделаю это, - твердо заверил его Макгвайр.
   - Кстати, как чувствует себя Фэй Бэрдет?
   - Пока не очень хорошо, - вздохнул священник. Лимузин сделал  поворот
и направился к жилым кварталам.
   - Вот что, Макгвайр, - как бы между прочим заметил  Франкино.  -  Моя
работа  опасна...  И  со   мной   в   любой   момент   может   случиться
непоправимое... Так знайте: если я погибну, вы должны будете стать  моим
преемником!
   От неожиданности Макгвайр рывком развернулся на своем кресле.
   - Но я ведь даже не знаю... - начал он, но Франкино  тут  же  прервал
его:
   - Если меня не станет, то выполнять мои обязанности будете именно вы.
На этот счет вас проинструктируют. И тогда вам станет известно все,  что
знаю сейчас  я.  И  вы  сможете  делать  то  же,  что  делаю  сейчас  я.
Единственная  разница  между  нами  заключается  в  том,  что  мне   уже
приходилось сталкиваться с Чейзеном, и я примерно представляю  себе  его
возможности. Но все это не столь важно. У вас тоже будет немалая сила...
   - И все-таки мне хочется верить, что с вами, монсеньер, ничего такого
не произойдет, - ответил Макгвайр.
   - Если будет угодно Господу Богу...
   Лимузин миновал центр города и  выехал  на  Бродвей.  Франкино  ловко
сменил тему разговора, хотя и чувствовал, что Макгвайр порядком озадачен
его предложением и, конечно, хочет расспросить обо всем  поподробнее.  И
тогда он вспомнил свою собственную реакцию, свое смятение и испуг, когда
он впервые узнал о существовании Стража. Но это было уже так  много  лет
назад!.. И не стоит теперь ворошить старое и  вспоминать  о  собственных
слабостях. Ни к чему хорошему это не может привести.
   Автомобиль  свернул  на  89-ую  улицу  и  остановился  перед   старым
особняком, расположенным в пятидесяти  футах  от  строительной  площадки
собора святого Симона. Когда Франкино выходил из машины, он почувствовал
легкое  головокружение.  Это  случалось  с  ним  всякий  раз,  когда  он
возвращался сюда. Каждый раз, когда он находился в  поле  зрения  сестры
Терезы.
   Макгвайр вышел из лимузина вслед за ним.  Франкино  поднял  голову  и
посмотрел на окна десятого этажа дома номер 69 по 89-й улице.  Но  место
для наблюдения было неподходящим, и он так ничего и  не  увидел.  Однако
сестра Тереза была там. И хотя за ней никто  не  следил,  она  бдительно
выполняла свой долг. Франкино чувствовал ее присутствие. И  связь  между
ними была вполне очевидной, ведь силы и способности сестры  Терезы  были
несопоставимы с  возможностями  обычного  человека.  Она  могла  незримо
проникнуть в любое место и понять мысли и состояние кого угодно.
   Он взглянул на Макгвайра. Тот тоже внимательно смотрел на дом.
   - Вы заметили ее?
   - Да. Но... Кто она?
   - Ее зовут сестра Тереза.
   - И она тоже будет участвовать в нашем деле?
   - Возможно. - В голосе Франкино зазвучали нотки отчаяния,  и  это  не
ускользнуло от отца Макгвайра.
   Они  спустились  в  полуподвальный  этаж  особняка,  который   тускло
освещался единственной лампочкой. В  коридоре  был  свален  всевозможный
хлам, в затхлом воздухе пахло плесенью и мышами.
   Дверь  в  конце  коридора  оказалась  закрытой.   Макгвайр   тихонько
постучал. С другой стороны двери тут же послышались быстрые шаги.  Дверь
открылась. Стоящий  в  почти  полной  темноте  мужчина  наконец  включил
верхний свет. Макгвайр и Франкино вошли в  комнату  и  сел"  на  старый,
продавленный велюровый диван. Они молчали. Молчал и открывший им  дверь.
Потом он медленно опустился на колени и поцеловал правую руку Франкино.
   - Монсеньер... - произнес Бирок дрожащим от волнения голосом. - Я ваш
верный слуга.

Глава 7

   - Меня зовут Гатц. Детектив  Гатц.  Гэ-А-Тэ-Це.  -  И  он  улыбнулся,
обнажив полный рот зубов, отчего сразу стал похож  на  крокодила.  Могло
даже показаться, что вся нижняя часть его головы состоит сейчас из одних
лишь зубов. - Входите, пожалуйста, -  сказал  Бен,  обезоруженный  такой
улыбкой.
   Гатц решительной и твердой походкой вошел в  квартиру.  На  лице  его
было написано, что он по роду своей профессии подозревает всю жизнь всех
и каждого.
   -  Я  все-таки  не  понимаю  причин  вашего  визита,   -   недовольно
пробормотал Бен.
   Гатц расстегнул пальто и поискал глазами место, куда можно  присесть.
Бен молча указал ему  на  диван.  Гатц  нервно  пожевал  кончин  сигары,
которую уже полчаса держал во рту, и грузно опустился на подушки дивана.
   - Видите ли, мистер Бэрдет, я не имею привычки обсуждать  подробности
по телефону, - как бы в продолжение разговора пояснил бывший  инспектор.
- Вы знаете, телефоны ведь частенько прослушиваются...
   - А по-моему, мистер Гатц, все это вздор и  откровенная  чушь!  -  не
выдержал Бен.
   Гатц окинул квартиру внимательным взглядом.
   - Поверьте, мне самому  не  раз  приходилось  устанавливать  подобные
устройства. Так что это, увы, совсем не плод моего воображения.
   Бен молча кивнул. Вероятно, детектив Гатц в свое время  действительно
был "крутым" полицейским и хорошо знал свое дело.
   - Позвольте, я еще раз повторю вам то, что уже сообщил по телефону, -
продолжал  он.  -  Итак,  я  был   начальником   крупного   полицейского
подразделения.  А  именно  -  манхэттенского  отдела  по   расследованию
убийств. Инспектор Бурштейн тогда работал у меня. В связи с убийством  в
вашем подвале он попросил меня посмотреть, что тут у вас делается. Вот я
и смотрю.
   - И что же вы ищете?
   - Пока я и сам точно не знаю, - признался Гатц, откусил край  сигары,
скатал его в шарик и бросил в пепельницу.
   - Но я уже, кажется, сообщил полиции все, что мне  было  известно,  -
недоуменно пожал плечами Бен.
   - В этом я нисколько не сомневаюсь, - устало ответил Гатц,  закидывая
ногу за ногу. На подметках  обоих  его  ботинок  обнаружились  приличные
дыры. Бен тут же подметил,  что  и  воротник  пальто  детектива  немного
оторван.
   - Здание, в котором вы живете,  -  продолжал  тем  временем  Гатц,  -
существует уже около четырнадцати лет. А раньше  на  этом  месте  стояло
несколько старых особняков. И в частности, был тут один  особнячок...  В
общем, с виду он ничем не выделялся среди соседних.  Обычный  домишко...
Но незадолго до того, как его снесли, там произошло несколько убийств. И
я был как раз тем следователем, который вел  это  дело.  Официально  эти
убийства так и остались нераскрытыми. Расследование зашло в тупик.
   - Это, конечно, очень интересная история, мистер Гатц, но с  тех  пор
прошло, как вы говорите, целых  четырнадцать,  вернее,  даже  пятнадцать
лет!.. Не можете же вы серьезно предполагать,  что  убийство  в  подвале
нашего дома имеет какое-то отношение к тем давним событиям...
   - Я пока еще ничего не предполагаю.
   - А тогда почему, черт возьми, именно мы с Фэй стали  центром  вашего
внимания? - Бен начинал  всерьез  раздражаться.  -  Только  потому,  что
именно она обнаружила труп?
   - Отчасти, мистер Бэрдет. Только отчасти!
   - Хорошо, тогда сообщите мне остальные причины. Гатц встал, подошел к
стене и прислушался.
   - Остальные?.. Мои причины - монахиня! - неожиданно выпалил он.
   - А теперь послушайте меня! - взорвался Бен. Он подбежал к  детективу
вплотную и уставился на него горящими от гнева глазами. - С меня хватит!
Я уже сыт этой чушью по горло! Старая монахиня живет здесь дольше  всех,
и за все это время она никого ни разу не  беспокоила.  Если  же  она  не
нравится полиции или хозяевам дома,  они  могут  спокойно  выселить  ее.
Лично мне на это глубоко наплевать. Вам понятно? Она нас не  трогает,  и
мы ее не трогаем. И нам нет до нее никакого дела, а ей соответственно до
нас.
   - Думаю, как раз в этом вы ошибаетесь, мистер Бэрдет,  -  скептически
заметил Гатц.
   - Нет, не ошибаюсь! - закричал Бен.
   - Мистер Бэрдет, - уже несколько тише произнес детектив, стараясь  не
волновать собеседника и смягчая выражение лица. -  Я  ведь  пришел  сюда
вовсе не для того, чтобы спорить с вами. Я хочу вам помочь... Кое-кто  в
этом доме находится сейчас в серьезной опасности.  Но  пока  я  не  могу
сказать точно, кто именно. Хотя не исключено, что это  может  быть  даже
ваша собственная жена. Понимаете?
   Бен весь напрягся и подался вперед.
   - Послушайте же меня... - продолжал Гатц. - Тот особняк, о котором  я
говорил, только внешне был обычным старым домом. Только внешне... Но там
было нечто такое, что отличало его от всех других домов, по соседству.
   - И что же именно? - с надменной холодностью спросил Бен.
   - В одном из окон пятого этажа, в самом центре здания,  всегда  можно
было увидеть силуэт человека.  Священника.  Это  был  старый,  слепой  и
парализованный священник,  который  неподвижно  сидел  там  на  стуле  и
никогда не покидал своего места. Это вам о чем-нибудь говорит?
   - Простое совпадение! - отрезал Бен.
   - Да? Вы действительно так считаете, мистер Бэрдет?  Бен  внимательно
смотрел на сыщика.
   - А кстати, где сейчас ваш сын? - поинтересовался Гатц.
   - Внизу. С ним гуляет в парке сосед.
   - А ваша жена?
   - Она в спальне.
   - Я хотел бы с ней побеседовать. Бен отрицательно покачал головой.
   - Она еще не  совсем  здорова,  и  врач  запретил  ей  любые  нервные
перегрузки.
   - Но ведь прошло уже целых два дня, мистер Бэрдет! Все-таки не она же
подвергалась этому нападению. Она лишь обнаружила тело несчастного... Я,
конечно, понимаю, что для нее это было большим потрясением, но все же...
   Бен нахмурился. Ему и самому казалось несколько странным, что Фэй так
долго остается в шоковом состоянии.
   - Если она спит, - добавил Гатц, - я только одним глазком взгляну  на
нее и не стану тревожить. Но мне  сейчас  очень  важно  хотя  бы  просто
увидеть се.
   Они вошли в спальню. Жалюзи на окнах были опущены,  и  только  слабый
луч света пробивался из-под них в помещение.
   Фэй дышала спокойно, и мужчины подошли ближе. Бен осторожно  взял  ее
за руку. Она открыла глаза -  красные  и  воспаленные,  с  полопавшимися
сосудами.
   - Ну, как ты себя чувствуешь? - Бен попытался улыбнуться.
   Фэй облизала пересохшие губы и слегка пошевелила пальцами.
   - Устала. Очень устала. И  сильно  кружится  голова.  Бен  присел  на
краешек  кровати  и  погладил  ее  спутанные  волосы.  Фэй  еще   что-то
пробормотала, и Бен пододвинулся к ней ближе, пытаясь  разобрать  слабый
шепот.
   - Мистер Гатц - наш друг, - успокоил он жену, так и не поняв ее слов.
Гатц внимательно смотрел на ее руки и лицо.
   - Это мой друг, - поправил Бен. - Он  просто  зашел  навестить  меня,
узнать, как ты, и пожелать тебе скорого выздоровления...
   Гатц одобрительно кивнул.
   - Бен рассказал мне, что с вами случилось, миссис Бэрдет... Я выражаю
вам свое глубочайшее сочувствие.
   Фэй лежала почти неподвижно. Глаза ее устало закрылись.  Она  приняла
слишком много снотворного, и потому ей тяжело было как-то реагировать на
обращенные к ней слова.
   После долгой паузы Бен, наконец, поднялся.
   - Ну, мистер Гатц, вы видели ее. Этого достаточно?
   - Вполне.
   Они вернулись в гостиную.
   - Вы думаете, она все еще  в  шоке?  -  неожиданно  спросил  Гатц  и,
бесцеремонно положив ногу на кофейный столик, раскурил потухшую сигару.
   - Разумеется.
   - Знаете, Бэрдет, мне хотелось бы серьезно побеседовать с вами...  Но
только не здесь, а в каком-нибудь другом месте, чтобы не беспокоить вашу
жену.
   Бен посмотрел на дверь спальни.
   - Ну, хорошо. Только не долго.  Я  же  не  могу  оставлять  ее  здесь
одну...
   - Нет, мистер Бэрдет К сожалению, это будет длинный разговор.
   Они вышли из квартиры и спустились на лифте в просторный холл. Потом,
перейдя на другую сторону улицы, остановились, и Гатц  указал  рукой  на
окно монахини. За стеклом застыл четкий силуэт старухи в черной сутане.
   Бен заметил, как напряглись, перекатываясь,  мышцы  на  лице  бывшего
инспектора. Казалось, Гатц до предела сосредоточил свое внимание на этом
окне.
   - Она сидит там все время. Я вижу ее с того самого дня, как мы только
переехали в этот дом, - заметил Бен.
   Он ждал, что Гатц как-нибудь отреагирует на его слова. Но тот  ничего
не ответил. Он сосредоточенно всматривался в окно на десятом этаже.

***

   Пивной бар О'Рейли на углу авеню Колумба  был  идеальным  местом  для
приватной беседы.
   Они сразу же заняли столик в углу бара, заказали  по  кружке  пива  и
стали ждать, когда его подадут.
   Наконец официант принес пиво,  Гатц  откашлялся  и  наклонился  через
столик к Бену.
   - Я знаю, что вы относитесь ко мне с предубеждением, - начал он. -  И
после всего, что я вас сейчас расскажу,  вы  можете  послать  меня  куда
подальше и заявить, что вам на это наплевать. Но я  не  уверен,  что  вы
поступите именно так, потому что человек вы неглупый, и мне кажется, что
я смогу вас кое в чем убедить. Причем  сделать  это  мне  будет  гораздо
легче, чем вы думаете.
   Бен скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула.
   - Я пока еще ничего не думаю, мистер Гатц. Ровным  счетом  ничего.  И
готов выслушать вас. Начинайте.
   Гатц отхлебнул большой глоток пива  и  отогнал  муху,  усевшуюся  ему
прямо на кончик носа.
   - Итак, все это началось лет пятнадцать тому назад,  -  заговорил  он
после короткой паузы. - Помощником окружного прокурора тогда  был  здесь
некий Майкл Фармер. И вдруг он  начал  стремительно  богатеть.  Он  брал
взятки при всяких судебных разбирательствах, и многие в полиции знали об
этом, но к нему никак нельзя  было  подступиться,  потому  что  не  было
прямых доказательств. Очень скоро Фармер и я  стали  заклятыми  врагами.
Впрочем, мне он и раньше не нравился.  Уже  с  первой  нашей  встречи  я
понял, что он - первостатейный сукин сын с непомерно большими амбициями.
- Гатц замолчал, а потом улыбнулся и продолжил: - Так вот, он был  женат
на особе с девичьей фамилией Бирмингем. Карен Бирмингем.  Она  не  слыла
красавицей и не могла даже похвастаться  большим  состоянием.  И  Фармер
женился на ней  исключительно  для  того,  чтобы  добиться  положения  в
обществе, поскольку ее отец, партнер в  одной  из  юридических  фирм  на
Уолл-стрит, был важной шишкой в Республиканской партии. Но, к сожалению,
Фармер не умел держать  свой  хрен  в  штанах  и  очень  скоро  воспылал
страстью к молодой  манекенщице  Элисон  Паркер,  которая  тоже  по  уши
влюбилась в него, еще не зная,  что  он  женат.  Когда  же  мисс  Паркер
выяснила это, она устроила грандиозный скандал и поставила Фармера перед
выбором: либо он разводится с  женой,  либо  Элисон  сама  бросает  его.
Фармер попросил у  жены  развод.  Но  Карен  закапризничала  и  ответила
отказом. А через неделю ее нашли мертвой у подъезда  дома,  где  супруги
снимали квартиру. Мне поручили вести это дело. С виду все выглядело  как
самоубийство, но я-то знал, что это Фармер убил свою жену. Вероятно, она
пригрозила мужу, что сообщит его шефу, окружному прокурору, о взятках, и
он решил попросту избавиться от нее. Но, к сожалению, я и этого не  смог
доказать.  Медицинский  эксперт  дал  заключение,  что  смерть   явилась
результатом самоубийства. И никаких обвинений против  Фармера  выдвинуто
не было. А меня тут же сняли с этого дела, хотя я мог бы  уже  распутать
его и доказать, что это самое  настоящее  убийство.  Впрочем,  вам  надо
знать только, что жена Фармера умерла, и я был уверен, что ее  убили.  А
два месяца спустя подруга Фармера, замученная угрызениями совести  из-за
смерти его жены, попыталась покончить с собой, перерезав вены. Мне снова
пришлось расследовать это, и опять я оказался в тупике.
   Гатц замолчал, подозвал официанта и заказал себе еще кружку пива. Бен
видел, как на лице инспектора, словно в калейдоскопе, выражение гнева то
и дело сменялось отчаянием.
   Гатц достал из кармана недокуренную сигару, сунул ее в рот и зажег. -
В течение двух  последующих  лет  ничего  интересного  не  произошло,  -
продолжал детектив. -  Но  вот  однажды  ночью  меня  вызвали  по  очень
странному поводу. По городу - а было это в четыре  часа  утра  -  бегала
девушка в одной ночной сорочке  и  истерически  кричала,  то  она  убила
собственного отца. Я отправился в больницу, куда ее отвезли, и кого  бы,
вы думали, я там нашел?.. Правильно - Элисон Паркер!  Из  того,  то  она
говорила, нам удалось понять следующее:  после  того,  как  мисс  Паркер
оправилась от неудачной попытки самоубийства,  она  переехала  к  Майклу
Фармеру и занялась у него  домашним  хозяйством.  Все  шло  нормально  в
течение целых Двух лет, пока ей не позвонила мать, которая сообщила, что
отец Элисон умирает от рака. Девушка отправилась домой в Индиану,  чтобы
побыть там с семьей в трудные дни, и  на  это  время  запретила  Фармеру
навещать ее. Старик Паркер протянул еще пару месяцев. Но пребывание дома
для Элисон было тягостным, поскольку она  давно  уже  ненавидела  своего
отца, считая его откровенным мерзавцем. Но наконец отец умер,  и  Элисон
возвратилась назад в Нью-Йорк, теперь уже полностью  убежденная  в  том,
что ей надо уйти от Фармера и  найти  себе  какую-нибудь  квартиру.  Она
стала просматривать газеты и наткнулась  на  объявление  о  сдаче  жилья
агентом по недвижимости по имени Джоан Логан. Встретившись с  ней,  мисс
Паркер осмотрела предложенную квартиру  на  третьем  этаже  особняка  по
адресу 89-я улица, дом номер 69. - Когда в этом  месте  детектив  сделал
паузу, Бена передернуло от услышанного. Но Гатц, словно не  заметив  его
реакции, продолжал: - Осматривая здание, мисс Паркер  обратила  внимание
на священника, сидевшего  у  окна  своей  комнаты  на  пятом  этаже.  Но
женщина-агент успокоила  ее  и  посоветовала  ей  не  обращать  на  него
внимания,  поскольку  этот  священник  из  квартиры  5-А,  некий   Мэтью
Галлиран, - безобидный старый, слепой и парализованный человек.
   Мисс Паркер сняла предложенную квартиру.  Но  вскоре  после  переезда
туда у нее начались  внезапные  обмороки.  Затем  в  течение  нескольких
недель она познакомилась со своими новыми соседями. Сначала со стариком,
назвавшимся Чарльзом Чейзеном, который пришел  навестить  ее  вместе  со
своей кошкой  Джезебель  и  волнистым  попугайчиком  Мортимером.  Старик
обитал в квартире 5-В, через холл от  священника.  Потом  появились  две
лесбиянки из квартиры 2-А, но они вели себя  настолько  распущенно,  что
Элисон решила больше с ними не встречаться. И наконец ее  пригласили  на
день рождения кошки Чейзена, где она  познакомилась  с  его  друзьями  -
Эммой  и  Лилиан   Клоткин,   Анной   Кларк   и   супругами   Стинетами,
родственниками мадам Клоткин. Всю ту ночь Элисон не давал заснуть  топот
и шум из верхней квартиры - короче, веселье продолжалось и  после  того,
как она первой покинула эту шумную компанию. Тогда  мисс  Паркер  решила
пожаловаться на беспокойных соседей агенту Джоан Логан, но  та  заявила,
что, кроме самой Элисон, и того старого слепого священника, в доме никто
больше не живет уже много лет. Однако Элисон все же уговорила мисс Логан
показать ей весь дом, и  они  вдвоем  совершили  полный  обход  квартир,
обнаружив, что все они необитаемы и находятся в запустении. По  понятным
причинам не ходили они только в квартиру священника.
   Когда мисс Логан ушла, Элисон Паркер безуспешно пыталась связаться  с
Фармером и своей лучшей  подругой  Дженнифер  Лирсон,  которая  работала
вместе с ней манекенщицей. Но поскольку это не удалось, ей не оставалось
ничего другого, как продолжать пока жить в своей новой  квартире.  В  ту
ночь  около  четырех  утра  Элисон  проснулась,  потому  что  ей   снова
послышались шаги из верхней квартиры. Она  взяла  нож,  фонарь  и  смело
направилась наверх. Но на  полпути  Элисон  оступилась,  споткнувшись  о
кошку мистера Чейзена, и когда она осветила ее фонарем, то увидела,  что
Джезебель держит во рту  растерзанного  попугайчика  Мортимера  того  же
Чейзена. После этого кошка убежала куда-то. Девушка зашла в квартиру 4-А
и в темной спальне тут  же  наткнулась  на  человека,  которого  приняла
почему-то за своего покойного отца. В ужасе она  нанесла  ему  несколько
ударов ножом и выбежала из дома. И снова я взялся за это крайне странное
дело. Мы тщательно исследовали весь особняк, но никаких  следов  насилия
или пятен крови не обнаружили. Равно как и  соседей,  которых  тоже,  по
всей видимости, в реальности не существовало. Тогда мы попытались  выйти
на мисс Логан, но она словно сквозь землю провалилась. Наконец я добился
разрешения на эксгумацию тела покойного отца Элисон и убедился, что труп
спокойно гниет в своем гробу. Тогда  мы  взяли  на  исследование  кровь,
которой были перепачканы руки мисс Паркер, и  она  оказалась  идентичной
крови самой Элисон, а следовательно, могла вытечь из ее собственных ран.
Ведь не исключено, что девушка и  сама  порезалась,  когда  била  "отца"
ножом. Итак, исходя из всех этих фактов, мы  могли  сделать  только  два
заключения; первое - что у девушки начались галлюцинации или  ей  просто
приснился кошмар, что было вполне вероятным, если учитывать ее тогдашнее
психическое состояние.  И  второе  -  что  она  действительно  встретила
кого-то наверху и убила его. Если брать этот  второй  вариант,  то  тут,
скорее всего, не обошлось без участия Майкла Фармера. Но,  к  сожалению,
не имея трупа, я не мог ничего доказать. Однако не прошло и недели,  как
этот труп мы все-таки обнаружили. Им оказался  частный  детектив  Джозеф
Бреннер - мелкая  сошка,  специалист  по  копанию  в  грязном  белье  за
соответствующую плату. Работал он нелегально, но умел  держать  язык  за
зубами. Его труп нашли в багажнике автомобиля неподалеку от 89-й  улицы.
Он умер  от  многочисленных  колото-резаных  ран.  И  его  группа  крови
совпадала с той, что была обнаружена на руках Элисон. Я сразу догадался,
что Майкл Фармер специально подослал Бреннера в дом Элисон, заставив его
загримироваться под отца  мисс  Паркер,  и  она  убила  его,  приняв  за
покойника. Я также не сомневался, что Бреннер имел какое-то отношение  и
к убийству жены Фармера Карен. Но довольно долго я никак не мог доказать
сам факт связи Бреннера с Фармером. И вот  наступила  та  роковая  ночь,
когда произошло  самое  страшное.  Мои  помощники  при  обыске  квартиры
Бреннера нашли записи, подтверждающие его  прямую  связь  с  Майклом,  а
также то, что именно он сначала нанял его для убийства жены, а потом для
того, чтобы проникнуть в дом Элисон, предварительно загримировавшись под
мертвеца. Ордер на арест Фармера был у меня на руках, и я  отправился  к
нему на квартиру. Но в  это  время  нам  позвонила  Дженнифер  Лирсон  и
сообщила, что Элисон, которая до  этого  была  у  нее,  сбежала  в  свой
особняк,  чуда  чуть  раньше  отправился  и  сам  Майкл.  Дело  касалось
какого-то  жуткого  религиозного  заговора,  связанного  с  католической
церковью. Мы сразу же поехали в особняк и  обнаружили  там  труп  Майкла
Фармера с раздробленным черепом. Отец Галлиран тоже  оказался  мертв  по
причине сердечного приступа. А Элисон Паркер  исчезла.  Естественно,  мы
получили ордер и на ее арест тоже. Гатц замолчал и перевел дыхание.
   - И это все? - разочарованно спросил Бен.
   - Нет, - хладнокровно  ответил  Гатц.  -  Несколько  дней  мы  упорно
допрашивали Дженнифер Лирсон, и  она  помогла  нам  заполнить  кое-какие
пробелы в информации обо всем этом деле. В частности, она показала,  что
после выписки из больницы Элисон и Фармер долго спорили по поводу  того,
что же в действительности произошло в ту ночь,  когда  она  якобы  убила
отца. В отчаянье мисс Паркер решила еще раз встретиться с  Джоан  Логан,
но та пропала, а  ее  контора  оказалась  закрытой.  Причем  мисс  Логан
пропала как раз в тот день или ночь, когда  произошло  "убийство  отца".
Это вполне совпадало и с нашими данными, поскольку именно с того дня  мы
тоже начали поиски этого неуловимого агента, которые так ни к чему и  не
привели. А однажды вечером Фармер и Элисон пошли пообедать в ресторан  и
затем, проходя мимо небольшой экспозиции восковых фигур в галерее  Рипли
возле Бродвея, от нечего делать решили туда заглянуть. И там мисс Паркер
увидела восковое изваяние Анны Кларк - известной преступницы,  казненной
много  лет  назад  в  тюрьме  "Синг-Синг",  той  самой  Кларк,   которая
присутствовала на дне рождения кошки Чейзена. Элисон в  ужасе  бросилась
бежать из музея. А Фармер, снова  оставшись  в  одиночестве,  решил  сам
раскрыть эту тайну и пошел в редакцию газеты  "Тайме",  чтобы  выяснить,
кто давал объявление о сдаче квартиры в особняке номер 69 по 89-й улице,
на что удивленный редактор ответил ему, что такого объявления  никто  не
давал  и  оно  никогда  не  появлялось  на  страницах   газеты.   Сильно
озадаченный этим обстоятельством, Фармер вернулся домой.
   В тот  вечер  мисс  Паркер  приехала  к  Дженнифер  довольно  поздно,
объяснив, что по дороге заходила в церковь. А  вскоре  Фармер  признался
мисс Лирсон, что он нанял  детектива  Бреннера,  поручив  ему  выяснить,
существуют ли реально все те соседи, о которых так подробно рассказывала
Элисон.
   В конце концов и ему начало казаться, что в особняке творится  что-то
неладное. Тогда вдвоем с Элисон они еще раз  обыскали  весь  дом,  кроме
квартиры  священника,  но  никаких  следов  убийства   или   присутствия
посторонних не обнаружили. Зато нашли одну занятную книгу. Когда  в  нее
смотрел Фармер, он видел обычный английский текст. А  для  Элисон  книга
была  будто  бы  написана  по-латыни.  Тогда  Фармер   попросил   Элисон
переписать от руки то, что ей видится, и отправился  с  этой  записью  в
Колумбийский университет. Там профессор Рудзински перевел написанное.  И
вот что у него получилось:

   "Судьбою предначертано тебе
   Сей край блаженный
   Неустанно охранять
   От зла вторженья или приближенья".

   После этого мы безуспешно  пытались  разыскать  самого  Рудзински,  а
через год его тело было  найдено  близ  Медвежьей  горы...  Но  вернемся
немного назад. Фармер с переводом отправился в  Управление  нью-йоркской
епархии и показал его одному священнику - монсеньеру  Франкино,  который
оплачивал счета за  квартиру  Галлирана.  Но  Франкино  по  поводу  этих
странных слов ничего не смог объяснить,  а  также  заявил,  что  к  отцу
Галлирану не имеет никаких претензий.
   Однако это не убедило Фармера, и чуть позже он тайно проник в кабинет
Франкино, вскрыв его сейф и выкрал оттуда несколько папок с документами,
которые  впоследствии  показал  Дженнифер   Лирсон.   Некоторые   бумаги
оказались многовековой давности, другие посвежее, и рассказывали  они  о
судьбах сотен разных людей. Но у всех этих  личностей  была  одна  общая
черта: все они в свое время пытались покончить  жизнь  самоубийством,  и
все в один прекрасный день исчезали,  появляясь  вновь  уже  под  новыми
именами и совсем в другом качестве - как священники или монахини, причем
слепые и парализованные.
   Почему так случалось - ни Фармер, ни Дженнифер понять  не  могли.  Но
Фармер обнаружил среди бумаг и самую последнюю папку -  дело  на  Элисон
Паркер и некую сестру Терезу, в которую  ей  суждено  было  превратиться
Тогда  он  пришел  к  заключению,   что   Элисон   под   гипнозом   была
"закодирована", и именно поэтому ей так неожиданно понадобилось  съехать
от него на собственную квартиру; по той же причине она  нашла  в  газете
никогда не  печатавшееся  там  объявление  и  латинские  фразы  в  самой
обыкновенной книге. Он также сделал  вывод,  что  именно  Элисон  должна
стать преемницей отца Галлирана, выполняющего долг какого-то Стража  или
Часового. Причем ее превращение в  сестру  Терезу  должно  случиться  не
далее как в ближайшую ночь.  Поэтому  он  отправился  в  особняк,  чтобы
помешать этому и предупредить Элисон об опасности. Ну, а  остальное  вам
уже известно: Фармера нашли мертвым.., отца Галлирана тоже...  А  Элисон
Паркер исчезла. Дженнифер Лирсон сказала также, что все документы Фармер
взял с собой в особняк, но мы их там, естественно, не нашли.
   После этого мы  проверили  буквально  всех.  Даже  владельца  дома  -
человека по имени Карузо. Кстати, он тоже работал у архиепископа и  тоже
впоследствии бесследно пропал.  Но  что  самое  странное,  в  Управлении
епархии нам категорически  заявили,  что  никогда  не  слышали  о  таком
священнике, как  монсеньер  Франкино.  Что  же  произошло  той  ночью  в
особняке, нам так и не посчастливилось выяснить, и через  шесть  месяцев
дело было закрыто.
   - Чего и следовало ожидать, -  сорвался  Бен  и  стукнул  кулаком  по
столу. - Потому что это самая идиотская история,  какую  мне  когда-либо
доводилось слышать!
   - Послушайте, мой неверящий друг!..  -  печально  усмехнулся  пожилой
детектив. - Нравится вам все это или нет - вопрос уже далеко  не  первой
важности. Ведь все дело в том, что  монахиня,  живущая  по  соседству  с
вами, как раз и есть та самая сестра  Тереза.  То  есть  Элисон  Паркер,
сменившая отца Галлирана... Теперь настало время менять ее. И я бьюсь об
заклад,  что  на  эту  должность  подобрали  не  кого-нибудь,   а   вашу
собственную жену. Следующим Стражем должна стать именно она!
   - Но почему? Зачем? - растерялся Бен.  Гатц  лишь  вздохнул  и  пожал
плечами.
   - Чтобы охранять этот мир от приближения Сатаны - Что?!
   - Вы слушали меня очень внимательно, и за это вам большое спасибо,  -
серьезным тоном прервал его детектив.  -  Но  мне  нужна  еще  буквально
минута вашего внимания... Поверьте, я совсем  не  собираюсь  разыгрывать
вас. Да и не считаю это возможным при таком количестве трупов...  Просто
из попавших ко мне церковных документов следует, что Страж - это как  бы
ангел божий на Земле, своего рода преемник архангела Гавриила,  которому
Господь Бог приказал следить за Сатаной и не допустить его  появления  в
нашем мире...
   Бен вскочил на ноги.
   - Гатц, да вы просто спятили!  Неужели  вы  думаете,  что  кто-нибудь
поверит хоть одному  вашему  слову?  Сыщик  неторопливо  поднялся  из-за
стола.
   - Да. Я думаю, что вы мне поверите. Тем более что я обнаружил  место,
где имеется надпись, которая очень многое вам подскажет... И еще кое-что
мне удалось выкрасть из офиса архиепископа. Но  это  уже  дополнительная
информация... И если вам будет  угодно  навестить  меня  завтра  в  моей
квартире, я с радостью представлю вам все необходимые доказательства.
   - А если я откажусь?
   - Значит, вы обыкновенный дурак... Правда, я знаю, что вы придете.  -
И он написал на салфетке свой адрес.
   Бен выхватил у  него  салфетку,  нахмурился  и  сунул  ее  в  карман.
Наступила  долгая  пауза.  Потом  Бен  медленно  кивнул  и  чуть  слышно
проговорил:
   - Хорошо.
   Гатц молча кивнул в ответ.
   Официант подал счет, и Бен, ни слова не говоря, оплатил его.

***

   - Бен, мы чудесно отдохнули в парке! - с доброй улыбкой сообщил  Джон
Сорренсон. Он держал на руках маленького Джои и  направлялся  к  Бену  и
Гатцу, еще издали заметив их приближение. -  Правда,  я  немного  с  ним
вымотался, но сегодня, слава Богу, нет репетиции.
   Бен взял у него малыша, который, узнав отца, тут же потянулся к нему.
   - Очень хорошо, Джон. И огромное вам спасибо за помощь.
   - Ну, какие тут могут быть разговоры! Я всегда  к  вашим  услугам.  А
потом, когда я гуляю с ним, я  и  сам  будто  начинаю  себя  чувствовать
моложе...
   Бен повернулся к Гатцу.
   - Это мой сын Джозеф, - улыбнулся он. - А это - наш  сосед  по  этажу
Джон Сорренсон.
   Гатц и Сорренсон пожали друг другу руки.
   - Мистер Гатц - частный следователь, он помогает полиции раскрыть  то
убийство... - пояснил Бен, Сорренсон побледнел.
   - Давайте лучше не будем об этом... Я и так  уже  две  ночи  не  могу
нормально заснуть.
   Они подошли к подъезду, и Бен с удивлением взглянул на привратника.
   - Бирок неожиданно прихворнул, - объяснил Сорренсон, заметив на  лице
Бена недоумение. - И его временно замещает мистер Суарез.
   - Надеюсь, ничего серьезного? - нахмурился Бен.
   - Нет-нет. У Джо самый  обыкновенный  грипп.  В  понедельник  он  уже
выйдет на работу, - поспешил успокоить Сорренсон.
   Тут Гатц выступил вперед и неуверенно произнес:
   - Мистер Бэрдет, мне нужна еще минута вашего драгоценного времени...
   - Хорошо. - Бен обратился к  Сорренсону:  -  Джон,  вы  не  могли  бы
отвезти малыша наверх?
   - С удовольствием! - обрадовался старик. - И заодно погляжу, как  там
чувствует себя Фэй.
   - Да, пожалуйста. Дверь открыта.
   Сорренсон подхватил мальчика и вместе с ним скрылся в подъезде.  Гатц
отвел Бена за угол дома и полез во внутренний карман пиджака. Оттуда  он
извлек фотографию женщины и вручил ее Бену.
   - Это Элисон Паркер.
   Бен повернулся к солнцу спиной, чтобы яркие блики на  глянцевом  фото
не мешали как следует рассмотреть его  Да,  Элисон  Паркер,  несомненно,
была очень привлекательной  девушкой.  Высокая,  стройная...  Кожа,  как
шелк, и длинные темные волосы,  волнами  спадающие  на  округлые  плечи.
Огромные голубые глаза, чувственные губы и маленький аккуратный носик.
   - Оставьте этот снимок себе, - сказал Гатц.
   - А зачем? - удивился Бен.
   - Ну, просто так. Вдруг пригодится... У меня еще есть такие.
   Бен облокотился о крыло стоящей рядом машины.
   - Ну, теперь все, мистер Гатц? Детектив кивнул.
   - Да. Приходите ко мне завтра  ровно  в  час  дня.  И  будьте  добры,
сделайте мне еще одно одолжение... Не говорите никому ни  слова  о  том,
что я рассказал вам в кафе.
   - Договорились.
   Гатц резко повернулся и, даже не простившись, зашагал прочь.
   Бен рассеянно смотрел ему вслед, но перед глазами у него  все  плыло,
как в тумане. И неожиданно весь мир показался каким-то ненастоящим.
   Он снова посмотрел на фотографию Элисон Паркер, сунул  ее  в  карман,
покачал головой, вздохнул и пошел домой.

Глава 8

   На следующий день Бен взял такси и отправился  в  Бронкс  по  адресу,
написанному на салфетке Гатцем. Выбравшись из машины, он подождал,  пока
та скроется за поворотом, а потом огляделся по сторонам. Представший его
взору квартал был, конечно, не самым лучшим местом  на  свете.  На  углу
виднелся крошечный бакалейный магазинчик, через дорогу от него -  старая
замызганная  забегаловка.  Все  здания  вокруг  отличались  ветхостью  и
наводили тоску своими искореженными пожарными лестницами и проржавевшими
водосточными трубами. Стены же домов изобиловали уникальными по грубости
и цинизму надписями. Загаженные тротуары обрамляли  грязную  мостовую  с
глубокими ямами, доверху заполненными черной вонючей  жижей.  В  воздухе
пахло разложением и нищетой. Словом, место было  довольно  странным  для
бывшего начальника отдела по  расследованию  убийств.  Правда,  мизерная
пенсия полицейского, вероятно, и не позволяла ему ничего лучшего...
   Дом,  где  жил  Гатц,   представлял   собой   пятиэтажное   кирпичное
сооружение, походившее на уродливого древнего монстра, и располагался  в
самом центре этого убогого квартала. Опасливо озираясь по сторонам,  Бен
зашел внутрь и осторожно поднялся по темной скрипучей лестнице на третий
этаж. Здесь он увидел сразу четыре квартиры. Та,  что  требовалась  ему,
находилась в самом конце короткого коридорчика.
   Он трижды постучал в дверь. Ответа не было. Сверившись с часами,  Бен
убедился, что уже без пяти минут час. И следовательно, Гатц должен ждать
его дома. Особенно после того, как сам назначил встречу  именно  на  это
время. Не мог же он в конце концов позабыть о  ней.  Вряд  ли...  Скорее
всего ему просто понадобилось  ненадолго  отлучиться  куда-то,  и  очень
скоро он вернется назад.
   Постояв у двери еще пару  минут,  Бен  спустился  на  первый  этаж  и
позвонил в квартиру управляющего. Ему открыл низенький лысый мужчина,  с
виду похожий на Уинстона Черчилля и одетый в мешковатые полосатые  штаны
и синюю майку. В руке мужчина крепко сжимал пивную бутылку.
   - Свободных квартир нет, - усталым голосом произнес  он,  перед  этим
смачно рыгнув. - А для ожидающих есть список очередников. - Мне не нужна
квартира, - поспешил успокоить его Бен.
   А-а... Значит, вы занимаетесь мелкой торговлей? Так нам  тоже  ничего
не надо.
   С этими словами он хотел уже закрыть дверь, но Бен удержал ее.
   - Послушайте же!.. Я не торговец. И  квартира  мне  не  нужна.  -  Он
запнулся, лихорадочно соображая,  что  сказать  дальше.  -  Я  страховой
инспектор из полиции. - По  мнению  Бена,  это  должно  было  произвести
должное впечатление. - И на час дня у меня назначена встреча с  мистером
Гатцем относительно его пенсии. Но, похоже, его нет дома.
   - Нет? - безразлично переспросил управляющий  и  лениво  почесал  под
мышкой. Это был самый вульгарный и грязный тип из всех, с кем до сих пор
приходилось общаться Бену. - Ну, значит, его и в самом деле нет.
   - А вы не знаете, давно он ушел?
   - Нет. Я не требую от жильцов отчета. Если хотят уходить, то  уходят.
Если хотят срать, то срут. И пусть они хоть из  окон  прыгают,  лишь  бы
квартплата вносилась вовремя. Понятно?
   И снова толстяк попытался закрыть дверь, но Бен крепко держал ее.
   - Послушайте, а вы не возражаете, если я от вас позвоню?
   - Не возражаю. Но позвонить вы  все  равно  не  сможете.  Телефон  не
работает. И не откажите в любезности, не шатайтесь тут  по  холлу,  пока
будете его ждать. А то жильцы начинают от этого нервничать.
   - Хорошо, я подожду в подъезде, - предложил Бен маленький компромисс.
Ему совсем не светило стоять в таком районе у всех на виду.  -  А  можно
задать вам еще несколько вопросов?
   - Послушайте, мистер, как вас там...
   - Всего  несколько.  Все-таки  дело  касается  полицейского...  -  не
унимался Бен.
   Управляющий помолчал, потом нехотя  кивнул.  Табличка  на  его  двери
гласила: "Хардман" <Хардман - букв.: трудный, тяжелый человек.>.  И  эта
фамилия как нельзя лучше характеризовала своего владельца.
   - Вы хорошо знаете мистера Гатца? - начал расспрашивать Бен.
   - Так себе.
   - А он давно здесь живет?
   Хардман почесал лысину и попробовал втянуть живот, свисающий  у  него
над ремнем. - Ну, лет десять, а может, и все  двенадцать,  -  неуверенно
протянул он. - Но он  тихоня...  Никогда  ни  с  кем  не  разговаривает.
Выходит из дому редко. И на беседу его особо не раскачаешь - он же  ведь
бывший  полицейский...  А  теперь  вот  на  пенсии.  Никому  хлопот   не
доставляет, платит регулярно, без задержек. Ну, все выяснили? Больше  я,
один черт, ничего не знаю.
   - А он никогда не упоминал при вас об Элисон Паркер?
   - Как-как? Кто это?
   - Да так. Просто девушка. - Бен сразу понял, что Гатц, разумеется, не
говорил о ней с управляющим.
   - Вы знаете, половая жизнь мистера Гатца меня совсем  не  волнует.  У
него есть своя конура, и слава Богу. Если он с кем-то и развлекается, то
это его личное дело. Лишь бы не мешал соседям, и тогда все о'кей - пусть
трахается  хоть  круглые  сутки.  Только  чтоб  не  водил  сюда   всяких
проституток. Никакой грязи в этом доме я не потерплю!
   Бен  уже  успел  заметить  желтое  пятно  от  мочи  на  штанах  этого
"поборника нравственности". И он еще рассуждает о грязи и  проститутках!
Ему бы стоило прежде посмотреть в зеркало на самого себя...
   - Скажите, а вы не могли бы впустить меня в квартиру  мистера  Гатца?
Тогда бы я подождал его там... - попросил Бен.
   - Вы, мистер, случайно не спятили? Впустить вас в чужую  квартиру?  -
изумился толстяк.
   - Именно так. Гатц сказал, что если он немного и припозднится, то  вы
обязательно проведете меня к нему, - твердо заявил Бен.
   - Черта лысого! И  он  об  этом  прекрасно  знает.  Кстати,  если  вы
действительно  из  полиции,  так  предъявите,  наконец,  ваш  значок,  -
спохватился Хардман.
   - Значок? - Тут Бен замешкался.  -  Понимаете...  Я  ведь  не  совсем
полицейский. Просто страховой инспектор. Насчет пенсии...
   - А-а, понятно. Ну раз вы  никакой  не  полицейский,  тогда  поскорее
убирайтесь отсюда и возвращайтесь с кем-нибудь, у  кого  есть  настоящий
блестящий значок. И оставьте свои идиотские расспросы при себе. Вообще я
не люблю, когда здесь шляются  всякие  и  начинают  вынюхивать,  что  да
как... А еще я не желаю понапрасну тратить на вас свое время.
   И он теперь уже окончательно собрался захлопнуть  дверь  перед  носом
развенчанного  Бэрдета,  как  вдруг  кто-то  окликнул  его  из   глубины
квартиры. Хардман обернулся. Из кухни вышла хрупкая миловидная женщина в
длинном желтом халате, с аккуратной прической  и  с  тарелкой  какого-то
кушанья в руках.
   - Дорогой, я тут  случайно  услышала  ваш  разговор...  -  застенчиво
начала она.
   Женщина произвела на Бена очень приятное  впечатление,  заставив  его
искренне удивиться, насколько разные люди могут оказаться супругами.
   - Гатц сейчас у себя, - твердо заявила жена Хардмана. - Полчаса назад
я выносила мусор и встретила  его  во  дворе.  Он  как  раз  возвращался
откуда-то домой и сказал, что на час дня у него назначена  очень  важная
встреча, от которой зависит чуть ли не вся его дальнейшая жизнь.  И  еще
он попросил меня купить для него кое-каких  продуктов,  потому  что  сам
никак не мог отлучиться ид квартиры. Я сразу  поняла,  что  эта  встреча
действительно важная, раз уж он так спешит. Так что он наверху,  молодой
человек.
   - Но это невозможно! - пробормотал Бен. - Правда, пока я стучался, он
мог принимать душ и не слышать меня...
   - Нет тут у нас никаких душей, - мрачно буркнул Хардман.
   - Значит, он должен был слышать. Я ведь колотил по его  двери  минуты
две или три... - Бен был озадачен. - Что ж, пойду попробую еще раз.
   Управляющий недоуменно посмотрел на жену.
   - Он точно у себя, - еще раз подтвердила она.
   - Тогда я тоже пойду с вами, - заявил толстяк, вышел  на  лестницу  и
первым зашагал вверх.
   - Кстати, моя фамилия Хардман, - представился  он  по  пути  к  двери
Гатца.
   - Бен Бэрдет, - в свою очередь, отозвался Бен.
   Дойдя до квартиры, они снова, теперь уже вдвоем, стали громко стучать
по двери, но ответа так и  не  дождались.  Бен  выжидающе  уставился  на
управляющего, тот недовольно буркнул что-то себе под нос, а потом достал
связку дубликатов ключей и открыл замок.
   Оба мужчины вошли в переднюю.
   В квартире кто-то основательно перевернул все вверх дном. Ящики шкафа
были выдвинуты, белье разбросано по всей комнате. Даже занавески с  окон
кто-то умудрился сорвать. Матрас на кровати оказался вспорот  и  нещадно
разодран, словно в нем что-то искали.
   "Что же могло здесь случиться? - терялся в догадках  Бен.  -  И  куда
подевался сам Гатц?.. Ведь если миссис Хардман полчаса назад видела  его
в полном здравии, значит, нападение произошло совсем недавно - буквально
за несколько минут до его прихода сюда. Но Гатц, естественно, не стал бы
молча стоять и смотреть на происходящее. Он или сам  начал  бы  защищать
свое жилище или позвал бы на помощь. Однако, судя по всему, он не сделал
ни того, ни другого. А что, если все это случилось еще  ночью?  Впрочем,
нет, такого тоже не может быть. Ведь тогда бы Гатц непременно  сказал  о
взломщиках миссис Хардман".
   - Я думаю, сейчас лучше всего вызвать  полицию,  -  посоветовал  Бен,
мрачно оглядывая помещение.
   - Д-да уж, - запинаясь, произнес Хардман, протянул руку к лежащему на
полу телефону и дрожащим пальцем стал крутить диск. - Дайте  полицию,  -
пролепетал он, услышав голос телефонистки.
   Бен начал осматривать разгромленную квартиру. Что же грабители  могли
искать в этом убогом жилище? И уж не связано ли это как-нибудь с  Элисон
Паркер?..
   Он тщательно обыскал спальню,  потом  крошечную  ванную  комнату,  но
ничего интересного не обнаружил и перешел в кабинет Гатца.
   - Что вы тут рыщете? - нахмурился управляющий.
   - Сам не знаю, - безразличным тоном ответил Бен.
   - Лучше подождать, пока прибудет полиция, - посоветовал Хардман.
   Бен повернулся и с невинной улыбкой на губах произнес:
   - Видите ли, друг мой, когда они будут здесь, я  уже  вряд  ли  смогу
что-нибудь отыскать.
   Ответа на это  странное  заявление  не  последовало  -  вся  спесь  с
управляющего уже слетела. Опустив голову, он медленно побрел в кухню,  и
Бен услышал, как там с ревом открылся водопроводный кран.
   Сам Бэрдет в это время исследовал полки и ящики письменного  стола  в
кабинете. Большинство книг валялось на полу. Он начал поднимать их  одну
за другой,  но  ничего  заслуживающего  внимания  не  нашел.  Потом  Бен
внимательно осмотрел следы, оставшиеся на пыльной мебели от стоявших  на
ней предметов - видимо, Гатц редко протирал  пыль  в  своей  холостяцкой
норе. На нижней полке книжного шкафа остались прямоугольные отпечатки от
каких-то лежавших тут папок или журналов. Исследовав пол, Бен понял, что
как раз этих-то папок и недостает.
   Из кухни раздался сперва пронзительный вопль, а потом  Хардман  начал
истошно звать Бена на помощь. Тот сломя голову рванулся к нему.
   Хардман стоял возле  холодильника.  Дверца  была  открыта,  а  внутри
находилось мертвое тело детектива Томаса Гатца.
   - Господи! - ахнул Бен.
   -  Что  же  нам  теперь  делать?  -  еле  слышно   прошептал   вконец
раздавленный Хардман.
   - Ничего. Сейчас приедет полиция. Пусть они и разбираются,  -  твердо
заявил Бен.
   - Надо же! Прямо в моем доме... - причитал толстяк - Прямо у меня под
носом... И всего-то полчаса назад он разговаривал с моей  женой...  Нет,
не могу в это поверить... - Он с ужасом закрыл холодильник  и  теперь  в
любую минуту мог грохнуться на пол без сознания. - О Боже!..
   - Бог нам теперь вряд ли поможет. А вам сейчас лучше всего  присесть.
И если хватит сил, хорошенько умыться холодной водой  -  полегчает...  -
инструктировал Бен, Хардман, пошатываясь, побрел в  ванную.  А  Бен,  не
теряя времени, вернулся в комнату и еще раз обшарил все уголки. Наконец,
так и не найдя ничего, он поднял с пола перевернутый стул  и  уселся  на
него верхом, сложив руки на спинке. Теперь главное - взять себя в руки и
сосредоточиться. Через пару минут сюда  прибудет  полиция.  Естественно,
они начнут допрашивать его и первым делом поинтересуются, чего  ради  он
пришел к Гатцу. Значит, надо заранее придумать версию, которая могла  бы
их удовлетворить. Разумеется, если он упомянет об убийстве в компакторе,
они начнут тут же  сопоставлять  факты.  Но  уйти  от  этого  все  равно
невозможно. И бежать уже поздно. Хардман видел его, к тому же Бен  успел
представиться, и теперь его непременно разыщут.
   Наконец  из  ванной  появился  бледный  как  смерть  управляющий.  Он
проковылял в комнату и со стоном плюхнулся на край перевернутого дивана.
С подбородка у него стекала слюна. Видимо, его сильно рвало.
   - Наверное, теперь вопрос о пенсии уже мало волнует беднягу Гатца,  -
заплетающимся языком пробормотал Хардман.
   - Согласен с вами, - мрачно кивнул Бен.
   Управляющий тяжело вздохнул и закрыл руками лицо. Бен в прежней  позе
сидел на стуле. В комнате воцарилась полная тишина. Они ждали полицию.

***

   Как Бен и предполагал, полицейские допрашивали его  больше  часа.  Он
рассказал им, что по  приказу  и  с  согласия  инспектора  Бурштейна  из
манхэттенского отдела по расследованию убийств мистер Гатц был подключен
к  следствию  об  убийстве  в  их   доме.   Заодно   пришлось   подробно
пересказывать и всю историю со злосчастным трупом  в  компакторе.  Потом
Бен пояснил, что при их первой встрече Гатц  ничего  особенного  ему  не
сказал, а  пригласил  к  себе  домой  для  обстоятельного  разговора.  И
добавил, что  если  им  захочется  все  это  проверить,  то  надо  будет
справиться у самого инспектора Бурштейна, который ведет дело об убийстве
в подвале.
   Полицейские, в свою очередь, сообщили  Бену,  что  они  уже  давно  и
безуспешно пытаются найти лейтенанта Бурштейна, а потом связались с  его
помощником Уосо, и тот в общих чертах подтвердил  историю,  рассказанную
Беном. Хотя сам ничего определенного  о  связях  своего  шефа  с  Гатцем
сказать не мог. Около четырех часов дня Бена, наконец, отпустили.  Он  с
радостью покинул злосчастный дом и  тут  же,  поймав  такси,  отправился
прямиком в манхэттенский отдел по расследованию убийств. Всю  дорогу  он
тупо смотрел в окошко автомобиля, думая о том,  что  могло  случиться  в
квартире Гатца, и как  это  связано  с  его  вчерашним  рассказом.  Цепь
происходящих  событий  еще  вчера  начала  серьезно  тревожить  Бена.  А
убийство Гатца совсем выбило его из колеи. Ведь этот пожилой  джентльмен
был довольно крепким малым и вовсе не из робкого десятка, так что  нужна
была немалая сила, чтобы придушить его. Но как  бы  там  ни  было,  Гатц
погиб  и  унес  с  собой  в  могилу  все  обещанные   доказательства   и
разъяснения. И если теперь Бен вздумает идти дальше  самостоятельно,  то
ему придется иметь дело уже с Бурштейном, а может быть, и с самой Элисон
Паркер, у которой наверняка есть ответ на все волнующие его вопросы.
   Выйдя из автомобиля возле  полицейского  Управления,  он  поднялся  в
отдел по расследованию убийств  и  тут  же  попросил  дежурного  позвать
инспектора Бурштейна. Тот позвонил  куда-то,  и  через  несколько  минут
перед Беном предстал сержант Уосо еще с каким-то полицейским.
   - Мистер Бэрдет, если не ошибаюсь? - вежливо спросил Уосо, протягивая
Бену руку.
   Бен ответил рукопожатием, а в это время Уосо представил  ему  второго
полицейского - детектива по фамилии Якобелли.
   - Давайте, пройдем в свободную комнату, -  предложил  Уосо  и  жестом
указал в другой конец этажа.
   - Но мне хотелось бы поговорить с Бурштейном, -  заметил  Бен,  когда
все трое зашагали по коридору.
   - Да, но сначала я должен задать вам несколько вопросов  относительно
Гатца, - безапелляционно заявил сержант.
   - Послушайте, мистер Уосо, меня только что допрашивали в течение двух
часов,  и  я  рассказал  уже  все,  что  мне  известно,  в   отделе   по
расследованию убийств в Бронксе. Поговорите с ними. Вы, правда,  с  ними
уже связывались, но раз так надо, позвоните еще, и они вам все  подробно
изложат. Что  же  касается  меня,  то  мне  надо  увидеться  с  мистером
Бурштейном, а потом торопиться домой к жене. Это, я надеюсь, понятно?
   - Расскажите мне все о Гатце, - еще раз неумолимо потребовал Уосо.  -
С самого начала. И по порядку.
   Бен вздохнул и снова начал рассказывать. Он не упустил ничего,  кроме
разговора в пивной. Об этом он будет говорить только с  Бурштейном.  Тем
более, что сам Гатц просил его не особо распространяться на этот счет.
   Уосо задавал все новые вопросы  и  строил  самые  невероятные  теории
относительно таинственной связи между  убийством  в  подвале  и  смертью
отставного инспектора.
   Когда запас вопросов иссяк и полицейский замолчал, Бен сложил руки на
груди и сердито спросил:
   - Ну теперь, может быть, хватит? Я сижу в вашей комнате для  допросов
уже столько времени, что вы успели выжать из меня абсолютно все,  что  я
знал, кроме, пожалуй, таблицы умножения. А теперь  уж,  будьте  любезны,
пригласите  сюда  лейтенанта  Бурштейна.  Я  надеюсь,  вы   не   станете
отказывать мне в этой маленькой просьбе?
   - Нет, - согласился Уосо. - Но это будет чертовски трудно.
   - Почему же? - удивился Бен.
   - Да потому что он умер!  -  отрезал  Уосо..  Бен  почувствовал,  как
сердце его куда-то проваливается, а перед глазами все начинает  плыть  и
размазываться в цветные пятна.
   - Он сгорел в своем собственном доме вместе с женой, прямо во сне,  -
продолжал Уосо. - Мы узнали об этом всего час назад. По  предварительным
данным, там был поджог. Бен онемел. Уосо помог ему встать и  посоветовал
ехать домой, на прощание напомнив, что если Бен понадобится,  его  сразу
же вызовут.
   Минуту спустя Бен на ватных ногах вышел из полиция и, не в силах идти
дальше, остановился на углу. А потом закинул голову и посмотрел прямо  в
небо.
   - Господи! - невольно вырвался у него  отчаянные  крик.  И  настолько
громкий, что если бы Бог слушал его в этот момент, то непременно услышал
бы...

Глава 9

   Сначала неопознанное  тело  в  компакторе.  Потом  смерть  Гатца.  И,
наконец, Бурштейна.
   Есть ли между всем этим какая-то связь?.. Возможно.  Но,  разумеется,
все можно объяснить и простым совпадением.  И  старая  монахиня,  скорее
всего,  не  имеет  отношения  к  трупу  в  подвале.  А   Гатца   задушил
обыкновенный вор-взломщик, забравшийся  к  нему  в  квартиру...  Что  же
касается Бурштейна, то он вместе с женой стал жертвой какого-то  маньяка
пиромана. Но в  глубине  души  Бен  чувствовал,  что  все  эти  убийства
связаны, и Гатца с Бурштейном убрали лишь потому, что им слишком  многое
стало известно. И Майкл Фармер тоже погиб из-за этого, равно как  и  тот
старый священник - как его? - отец Галлиран. А  теперь  вот  Бурштейн  и
Гатц...
   Бен подвел  итог  кровавой  статистике.  Получилось,  что  одна  лишь
Дженнифер Лирсон еще в силах пролить свет на всю эту тайну, но и она уже
давно куда-то исчезла. И  если  действительно  кто-то  пытается  замести
следы, то и мисс Лирсон наверняка уже следует  искать  среди  трупов.  А
если нет, то она непременно станет следующей жертвой.  Вот  только  чьей
именно?.. Если верить рассказу Гатца, то  заговорщики  каким-то  образом
связаны со старой монахиней, а значит, следы приведут его  в  Управление
нью-йоркской  епархии.  Но   сейчас   это   казалось   Бену   совершенно
невероятным, ведь он уже полчаса сидел не где-нибудь, а в соборе святого
Луки, пытаясь привести в порядок свои  мысли  и  чувства.  Эх,  если  бы
нашелся  хоть  один  человек,  который  помог  бы  ему   разобраться   в
происходящем и посоветовал, как узнать  правду!..  Но  такого  человека,
увы, больше не было. И Бен чувствовал себя  одиноким  и  беспомощным.  А
дома в глубоком шоке лежала такая же беспомощная  Фэй  -  она  никак  не
могла оправиться после случившегося. Но если, опять-таки, верить  Гатцу,
то именно она имела самое прямое  отношение  ко  всем  этим  устрашающим
событиям. И была связана с цепью убийств не меньше, чем Элисон Паркер  и
все ее многочисленные предшественники.
   Бен открыл глаза. Солнечный свет, проникающий в  храм  через  цветные
стекла витражей, еще больше усиливал впечатление нереальности  всего,  о
чем он только что размышлял. И вдруг сама церковь  стала  казаться  Бену
какой-то зловещей и грозной. Но этого не может быть! Это ведь  священное
место!.. Хотя, если проследить всю цепочку событий, то в  святости  сего
заведения можно запросто усомниться.
   Под сводами церкви было прохладно и тихо. Но  хотя  уличная  жара  не
проникала сюда, Бен  вдруг  вспотел  и  воздух  показался  ему  каким-то
спертым и душным. А через минуту даже почудилось, что еще немного - и он
всерьез начнет задыхаться.  Бен  поднялся  со  скамьи,  оглянулся,  рас,
стегнул воротничок рубашки, и тут  увидел  позади  себя  приближающегося
священника.
   - Святой отец! - позвал он и подошел к священнику. - Святой  отец,  я
думаю, вы можете мне помочь... Капеллан улыбнулся.
   - Слушаю вас, сын мой.
   Спокойное  выражение  его  умиротворенного  розового   лица   немного
подбадривало Бена.
   - Мне говорили, что каждые несколько лет церковь выбирает среди мирян
определенного человека, чтобы изменить его внешность и сделать  каким-то
часовым или стражем... -  Тут  Бен  замолчал,  ожидая  реакции  на  свое
заявление.
   Священник выглядел озадаченным.
   - Ас какой целью, сын мой? - ласково спросил он.
   - Я и сам точно не знаю...
   - Сын мой, если бы вы рассказали мне об этом подробнее, то  я,  может
быть, и попробовал бы как-то помочь вам...
   - Но я сам больше ничего не знаю, святой отец. Мне  только  известно,
что уже очень многие люди погибли от  этого  заговора.  И  у  меня  даже
сложилось впечатление, что с помощью служителей церкви в последнее время
было совершено несколько убийств, чтобы сохранить в тайне личность этого
стража.
   Священник пришел в неподдельный ужас.
   - Сын мой, все  это  кажется  мне  маловероятным.  Предположить,  что
церковь участвует в каком-то насилии, противном Господу Богу, не  говоря
уже об убийстве?.. Нет, этого не  может  быть!  Это  оскорбительно  даже
слышать!.. Кто вам все это рассказал?
   - Один полицейский.
   - И где же он сейчас?
   - Сейчас? Скорее всего, в морге Бронкса. Его убили сегодня утром.
   Священник только покачал головой.
   - Вы знаете, мне кажется,  что  вся  эта  история  -  сплошная  ложь.
Правда, я не знаю, кому понадобилось сочинять все это, но твердо уверен,
что церковь никогда не стала бы заниматься такими вещами.
   - Пожалуй, вы правы, - проговорил Бен после долгой паузы. - Возможно,
это был просто страшный сон. А может быть, я схожу с ума.
   "И с чего это мне вдруг вздумалось заговорить с ним?  -  укорял  себя
Бен. - Ведь даже если этот священник каким-то образом замешан в деле  со
стражами, то он, разумеется, никогда не признается в этом  постороннему.
Хотя, скорее  всего,  рядовой  капеллан  и  вообще  не  в  курсе  всяких
заговоров и интриг, которые плетутся высшими церковными  иерархами.  Так
что я попусту теряю с ним время. А может, и того хуже -  подвергаю  себя
лишней опасности. Надо быстрее убираться отсюда".
   - Скорее всего, вы правы, святой отец! - С этими  словами  Бен  начал
пробираться к выходу. - Полицейский, очевидно, что-то напутал.  А  может
быть, он страдал паранойей. И потом, еще совершенно  неизвестно,  почему
его убили. Наверное, у  кого-то  был  на  него  зуб.  Ну,  старые  дела,
понимаете?.. Все-таки он работал в полиции. И у него могли быт;?  враги.
Много врагов...
   Бен дошел до крутых ступенек, ведущих в маленький сквер перед храмом,
и заметил, что священник по-прежнему удивленно смотрит ему вслед. Теперь
Бен не сомневался, что тот принял его за сумасшедшего.
   - Спасибо вам, святой отец. Вы мне здорово  помогли!  -  на  прощанье
выкрикнул он. - Огромное спасибо!
   Выйдя на улицу, Бен ускорил шаг.  Теперь  -  быстрее  домой,  к  Фэй,
расслабиться и хотя бы на время забыть обо всем.
   Но в то же время Бей прекрасно понимал, что  все  как  раз  только  и
начинается, и если он не хочет, чтобы судьба дальше сама  диктовала  ему
будущее, он должен  действовать.  Смело  и  решительно.  Теперь  он  сам
выяснит все до конца.

***

   И начнет это завтра же утром!
   - Что произошло? У нас вечеринка? По какому же поводу? - Бен стоял  в
дверях и растерянно улыбался.
   - Я уже чувствую себя значительно лучше, - сообщила ему Фэй, а  потом
спрыгнула с кушетки, подбежала к мужу и обняла его.
   - Вот видите! - усмехнулся старик  Сорренсон,  сидевший  в  кресле  в
гостиной. - Я же говорил вам: еще пара дней, и  все  это  пройдет.  Надо
лишь проявлять к ней побольше внимания и заботы.
   Из кухни появилась Грейс Вудбридж с подносом, уставленным  чашками  и
блюдцами.
   - Вот, - сказала она, - чай и кофе. Разбирайте,, кому что нравится.
   - Поставьте лучше на стол, - предложила Фэй, провела Бена в комнату и
усадила на диван рядом с Ральфом Дженкинсом.
   - Милая, а ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? -  с  сомнением  в
голосе произнес Бен.
   - Да, я проснулась где-то час  назад  и  уже  почувствовала  себя  на
миллион долларов! - С этими словами она взяла малыша из  рук  Дженкинса,
который до сих пор нянчил его, и начала нежно укачивать. - Ну, а когда я
увидела Джона, Ральфа и Грейс, мне стало еще лучше. Веришь?
   - Да... Могу представить себе.
   - А где ты был? - поинтересовалась Фэй.
   - Выходил ненадолго. А что, кто-нибудь звонил?
   - Пока я был здесь, телефон молчал, - сообщил Сорренсон. - А я здесь,
между прочим, с того самого момента, как ты ушел.
   - Так значит, вам пришлось пропустить репетицию? - расстроился Бен.
   - Да ладно!.. Какая там репетиция, когда  здесь  я  нужнее.  Мы  ведь
друзья... И кстати, я не единственный, кто пошел на такую  жертву,  если
уж тебе больше нравится именно так воспринимать помощь друга. Вот Ральф,
например, пропустил конференцию по проблемам античной культуры...
   - Это все пустяки, - перебил  его  Ральф.  -  Так  вы  встретились  с
полицейским?
   - Да, - коротко ответил Бен. Он не стал  объяснять  Дженкинсу,  зачем
идет к Гатцу, а просто упомянул, что  такая  встреча  должна  состояться
сегодня в час дня. Теперь же Бен надеялся, что ни  голос,  ни  выражение
лица не выдадут его волнения. - Все в порядке, - добавил он.
   - Ну и чудесно! - подвела итог Грейс, заканчивая сервировку стола.  -
Пора уже забыть обо всех печалях и начать говорить в этом доме только  о
приятном. А то Макс сегодня тоже ушел на работу со стонами и вздохами. А
когда я появилась здесь, то первым делом услышала, как  Джон  с  Ральфом
беседуют о конце света и  о  том,  что  скоро  на  всей  земле  начнутся
страшные катаклизмы. Слава Богу, Фэй спала и ничего  этого  не  слышала.
Почему-то у всех мужчин вдруг разыгралось мрачное воображение.  И,  надо
сказать, я успела уже порядком устать от этого; Да и Фэй  сейчас  нечего
нервничать и вступать в  подобные  разговоры.  Так  что  все  кончено  и
забыто!
   - И вы, кстати, мне это  обещали,  -  напомнила  Фэй.  Она  встала  и
закружилась по комнате с малышом на руках.  От  этого  он  начал  громко
смеяться, и вслед за маленьким Джои рассмеялись все  остальные.  Да  так
весело и непринужденно, как не смеялись уже давно.
   Грейс начала передавать по кругу закуски.  Бен  усадил  Фэй  рядом  с
собой на кушетку и возбужденно заговорил:
   - Ты даже не представляешь, как я рад снова видеть тебя  здоровой!  И
всех наших друзей рядом с тобой. Джона,  Ральфа,  Грейс...  Спасибо  вам
всем, что остались сегодня с  Фэй.  Вы  настоящие  друзья.  Может  быть,
действительно все уже кончилось?.. Ну, а ты как  считаешь,  сынок?  Наша
мамочка и в самом деле поправилась?
   Малыш помахал ручкой и губы его растянулись в  беззубой  улыбке.  Все
опять рассмеялись.
   Бен поднялся и отошел к окну.  Тут  только  он  обратил  внимание  на
пишущую машинку и толстую папку, в которой лежал его неоконченный роман.
Он совсем забросил его.
   - Дорогой, я хочу,  чтобы  ты  скорее  вернулся  к  своей  работе,  -
проговорила Фэй, отхлебывая чай.
   - Конечно, - неуверенно произнес  Бен,  перелистывая  уже  наполовину
забытые страницы.
   - Я ожидаю от вас шедевра, - сказал подошедший к нему Дженкинс.
   - Правда? - удивленно спросил Бен, а сам подумал:
   "Да уж, Ральф... Если б вам было известно то же, что мне, то  вам  бы
меньше всего хотелось сейчас заниматься этим проклятым романом".
   - Тут уж я знаю все наперед, -  похвастался  Ральф.  -  Вы  закончите
роман, доведете его до совершенства, потом - к издателю; и  очень  скоро
станете автором замечательного бестселлера.
   - Вашими бы устами мед пить, - смущенно усмехнулся Бен.
   Дженкинс довольно кивнул. Тут к ним присоединился Сорренсон, а Фэй  и
Грейс стали рассматривать последний журнал мод.
   - Знаете, а я все же занялся нашей старой монахиней, - почти  шепотом
сообщил старик. Бен резко взглянул на него.
   - Это правда?
   - Конечно. Я ведь  обещал...  Только  не  спрашивайте,  как  мне  это
удалось, но я выяснил, что ее счета за жилье оплачивает некто Леффлер.
   - А кто это? - заинтересовался Дженкинс.
   - Это я тоже установил. У меня один приятель  работает  в  Управлении
нью-йоркской епархии. Я попросил его навести справки, и он выяснил,  что
Леффлер - казначей в канцелярии архиепископа.
   - И что это нам дает? - спросил Бен.
   - Пока не очень многое. Мы  ведь  и  так  знали,  что  домом  владеет
Церковь, и подозревали, что они же платят  и  за  квартиру  монахини.  А
теперь мы знаем это наверняка.
   - Эй, о чем вы там снова шепчетесь? - раздался недовольный голос Фэй.
   - Да о всяких пустяках, - тут же с улыбкой ответил Бен.
   - Нет, вы разговаривали о монахине. Я угадала? Бен прокашлялся.
   - Ну, что-то вроде того.
   - Да сколько можно! Я уже устала говорить, чтобы  вы  оставили  ее  в
покое. Если сестре Терезе так хочется  сидеть  у  окна,  то  пусть  себе
сидит.
   - Что ты сказала? - вздрогнул Бен.
   - Сестре Терезе... Так зовут эту монахиню.
   - А откуда тебе это известно? - насторожился Бен.  Фэй  неопределенно
пожала плечами.
   - Кто тебе сказал ее имя?
   - Никто. - Она растерянно улыбнулась. - Просто  я  знала  его..,  Бен
посмотрел на Ральфа и Джона, но они сами были удивлены не  меньше  него.
Потом он сел рядом с Фэй и осторожно взял ее за руку.
   - А что тебе еще известно о ней?
   - б каком смысле, Бен?
   - Ты сама знаешь, в каком.
   Фэй промолчала.  Тогда  он  попытался  взять  ее  за  плечи,  но  она
вывернулась.
   - А как ее звали до  того,  как  она  стала  сестрой  Терезой?  -  не
отступал Бен.
   Сорренсон, Дженкинс и Грейс Вудбридж застыли как вкопанные.
   - Как ее звали?! Фэй задрожала.
   - Элисон, - хрипло  произнесла  она.  -  Элисон  Паркер.  Бен  тяжело
опустился на диван. Все молчали, боясь произнести хоть слово.
   - Элисон Паркер, - повторил Бен, чуть не  плача.  -  Да.  Все  верно.
Элисон Паркер.

***

   Гости давно уже разошлись, но вдруг в прихожей раздался  звонок.  Бен
вышел из спальни, чтобы открыть дверь.
   - Надеюсь, я вас не потревожил? - извиняющимся голосом спросил Бирок.
   Бен устало посмотрел на часы.
   - Нет, Джо. Мы только собирались ложиться. Что-то я вас не  видел  ни
вчера, ни сегодня...
   - Вчера меня весь день не было, а сегодня я вышел поздно,  во  вторую
смену. Мне разрешили немного отдохнуть... После того, что  случилось,  я
неважно себя чувствовал.
   - Понимаю, - кивнул Бен. - Вы что-то хотели?
   - Нет, мистер  Бэрдет,  просто  узнать,  как  чувствует  себя  миссис
Бэрдет. Я не хотел беспокоить вас, но меня это так волновало, что  я  не
удержался - и вот пришел...
   - Да ладно вам, Джо! Мы рады видеть вас в  любое  время.  А  Фэй  уже
значительно лучше. Я  передам  ей,  что  вы  заходили  справиться  о  ее
здоровье, она будет очень довольна.
   Бирок улыбнулся.
   - Вот это приятные новости! А то я  так  волновался...  -  Он  открыл
дверь и уже на пороге обернулся к Бену. - Мистер  Бэрдет,  я  завтра  на
службе; если вам что-нибудь будет  нужно,  -  сразу  звоните  мне  вниз.
Неважно, что именно. Я все устрою.
   - Спасибо, Джо. Вы настоящий друг. - Спокойной ночи, мистер Бэрдет.
   - Спокойной ночи, Джо.
   Бен закрыл за ним дверь и, уже лежа в  кровати,  вдруг  почувствовал,
будто его окатили ледяной водой. Но это был не обычный холод, какой люди
ощущают зимой.  Холодно  было  не  коже,  а  где-то  внутри.  Бену  даже
подумалось, что у него начала замерзать душа.
   Фэй лежала  рядом  и  читала  книгу.  Он  искоса  смотрел  на  нее  и
прислушивался к малышу, ворочавшемуся в своей кроватке,  которую  сейчас
скрывала густая тень. После того как Бен проводил Бирока, он на цыпочках
прошел в спальню, лег в кровать и надолго задумался. Теперь он был готов
задать давно наболевший вопрос.
   - Фэй, - позвал он жену.
   - Да, дорогой, - ответила она, не отрывая глаз от книги.
   Он придвинулся к ней.
   - Ты можешь оставить на  минутку  чтение?  Я  хочу  тебя  кое  о  чем
спросить.
   Она положила книгу на стеганое одеяло.
   - Конечно. Спрашивай.
   - Тебе не кажется странным, что ты знаешь имя этой монахини?
   Фэй удивленно посмотрела на мужа, а потом неуверенно пожала плечами.
   - Наверное, мне его кто-то сказал. Откуда бы я еще могла знать?
   - Но ведь ты не помнишь, чтобы кто-то тебе его говорил, верно?
   - - Не  помню.  Но  ты  уже  спрашивал  об  этом,  -  Фэй  недовольно
нахмурилась.
   - Хорошо. Оставим это. Тогда еще кое-что... Она снова кивнула.
   - Ты когда-нибудь пыталась покончить с собой?  Лицо  Фэй  приняло  до
того странное выражение, что Бен даже перепугался.
   - Было такое? - уже тише спросил он.
   - А зачем тебе это знать?
   - Ну, просто все это сейчас очень важно. Это касается и меня тоже...
   - Послушай, Бен. Мы женаты уже семь лет, а знакомы целых  двенадцать.
И вдруг тебе в голову приходит задавать такие вопросы...
   Он поерзал на кровати, помолчал и повторил свою просьбу.
   - Ну ладно. Мне просто интересно узнать. Фэй с обидой посмотрела  ему
в глаза и часто заморгала.
   Бен почувствовал, как тревожно забилось его сердце.
   Он приподнялся на подушках и быстро заговорил:
   - Фэй, милая, это же так просто! Если такого не было, что тебе  стоит
сказать, что не было, а?
   Она сердито отбросила книгу и натянула одеяло повыше, почти до самого
подбородка. Глаза ее смотрели куда-то в сторону.
   - А что если я пыталась убить себя? - с вызовом спросила Фэй, и голос
ее показался Бену  таким  далеким,  словно  эти  слова  произнес  кто-то
другой. - Это что-нибудь изменит?
   - Конечно, нет! Просто мне надо об этом знать.
   - Ну, хорошо, -  сдалась  Фэй,  сверля  его  ледяным  взглядом.  -  Я
пыталась покончить жизнь самоубийством. Но это было очень давно, еще  до
нашего знакомства.
   Бен долго молчал, а потом еле слышно произнес:
   - Зачем? Почему?..
   - Давай закончим на том, что  это  было,  и  все.  Я  поклялась,  что
никогда не буду говорить об этом. И долго пыталась забыть о том случае.
   - Фэй... Я...
   - Я не хочу больше говорить об этом. Не надо,  пожалуйста...  Я  даже
вспоминать об этом не могу. Обещай, что никогда больше  не  будешь  меня
расспрашивать, ладно?
   - Ладно, обещаю, - после некоторой паузы, вздохнув, выдавил  из  себя
Бен. Это признание было последней каплей, окончательно побудившей его  к
действиям. К каким именно действиям - Бен пока что не  знал,  и  поэтому
просто спросил: - Кстати, почему мы до сих пор не спим?
   Фэй ничего ему не ответила.
   Он протянул руку к лампе и щелкнул выключателем,  а  потом  сразу  же
повернулся на другой бок. И все равно чувствовал, что  Фэй  не  спит,  а
смотрит ему в затылок. Но он не стал поворачиваться обратно - он  и  так
уже сказал достаточно много. И  теперь  ему  надо  было  все  хорошенько
обдумать, выспаться и рано утром приниматься за дело.

Глава 10

   Бен вышел из дому в восемь утра. На улице бушевал проливной дождь,  и
не было видно ни одного свободного такси. Ему пришлось сесть в автобус и
сделать несколько пересадок,  чтобы  добраться  до  Центрального  парка,
откуда он решил начать поиски. Когда Бен выходил из метро,  в  лицо  ему
хлестнул сырой порывистый ветер, и  он  поспешил  укрыться  в  ближайшем
баре, где заказал себе чашку  кофе,  достал  из  кармана  плаща  краткий
справочник нью-йоркских агентств по найму манекенщиц и домов  моделей  и
принялся изучать адреса. Некоторые находились совсем  близко,  другие  -
ближе к пригороду. Если ему повезет  с  такси,  то,  в  принципе,  можно
объехать  все  центральные  дома  моды  и  за  один  день.  Правда,   он
рассчитывал, что ему не  придется  слишком  долго  колесить  по  городу,
втайне надеясь выйти на Дженнифер довольно быстро.  Хотя  он  и  отдавал
себе отчет в тех сложностях, которые могут  встать  на  его  пути.  Ведь
прошло уже целых  пятнадцать  лет!  А  для  профессии  манекенщицы,  где
главное - молодость и красота,  это  очень  большой  срок,  и  мало  кто
остается в этом бизнесе настолько долго. Но, может быть, она  продолжает
работать уже в какой-нибудь другой должности?
   После  второй  чашки  кофе   Бен   обошел   пешком   все   агентства,
расположенные в центре города. Но никто там даже не слышал  ни  о  какой
Лирсон, и хотя две-три бухгалтерши все же вспомнили имя  Элисон  Паркер,
они так и не смогли рассказать толком, что с ней случилось  и  куда  она
делась.
   Чем больше агентств обходил Бен, тем сильнее он  склонялся  к  мысли,
что попусту теряет время. Но наконец в одном доме мод ему  сказали,  что
помнят какую-то манекенщицу, чье имя было связано с  некими  загадочными
убийствами. Вместе с ней работала и другая девушка по имени Расти. Но то
агентство вскоре закрыли, хотя Расти продолжает  еще  работать,  правда,
теперь уже в другом месте - в доме моделей миссис Бланшар.
   Бен поблагодарил женщину, уточнил адрес  фирмы  Бланшар  и  вышел  на
улицу. Ему сразу  же  посчастливилось  поймать  такси,  которых  в  этот
дождливый день словно смыло с центральных улиц,  и,  объяснив  водителю,
куда надо ехать, очень скоро он  оказался  возле  бывшего  жилого  дома,
переделанного под офисы.
   Агентство миссис Бланшар располагалось  на  втором  этаже.  Владелица
оказалась приятной женщиной лет сорока. Кроме  нее  здесь  работало  еще
восемь женщин, и одной из них была та самая Расти.
   - Меня зовут Бен Бэрдет, - представился он, пожимая худую веснушчатую
руку Расти.
   Расти была высокой стройной блондинкой  с  румяным  лицом  и  мягким,
располагающим к себе голосом.
   - А я - Расти, - просто ответила она. Бен кивнул.
   - Послушайте, Расти... Вы меня очень обяжете,  если  поможете  мне  в
одном деле...
   - Я постараюсь, если  смогу,  конечно.  -  Женщина  видела,  что  Бен
напряжен и взволнован.
   Он присел рядом с ней на краешек кресла.
   - Я разыскиваю одну девушку по имени Дженнифер Лирсон.
   Казалось, эти слова несколько озадачили Расти.
   -  Дженнифер  Лирсон?  -  переспросила  она,  словно   боялась,   что
ослышалась. - О Господи, я сто  лет  уже  не  слышала  ее  имени...  Ну,
разумеется, я была с ней хорошо знакома.  В  свое  время  она  считалась
одной из лучших манекенщиц Нью-Йорка.
   - Да, мне об этом тоже говорили, -  подтвердил  Бен.  Он  смотрел  на
Расти умоляющими  глазами  и  ждал,  когда  она  начнет  рассказывать  о
Дженнифер.
   - Она была лучшей подругой другой манекенщицы по имени Элисон Паркер.
Я тогда занималась ими обеими - искала им выгодные контракты. Но то, что
произошло с этими девушками, - просто трагедия...
   Бен придвинул свое кресло поближе  к  женщине,  так,  что  почти  уже
чувствовал ее дыхание.
   - И что же с ними случилось?
   - Ну... Я, конечно, не знаю всех подробностей. Вам,  наверное,  лучше
обратиться в полицию... Они были прекрасными манекенщицами.  И  если  бы
ничего не произошло, они наверняка стали бы весьма популярными  в  своей
области. Особенно Элисон. Нет, звездами им стать было не суждено,  но  я
точно уверена, что будущее было бы за ними. Они  всегда  ходили  вместе,
как сестры, и вечно о чем-то болтали и хохотали, как заведенные. Если  я
не ошибаюсь, Элисон приехала из Индианы, а Дженнифер - из Мейкона, это в
штате Джорджия. Они и прожили-то здесь всего по два  года.  Сначала  они
снимали одну квартиру, а потом Элисон переехала к своему парню,  юристу.
Его звали Майкл Фармер.
   Бен достал сигару и закурил. Он понял, что эта женщина знает  многое,
но по тому, с какой легкостью она  начала  свой  рассказ,  он  сразу  же
успокоился. Расти расскажет ему все, что ей известно.
   - А потом произошло несчастье. Элисон бесследно пропала, будто  ее  и
вовсе никогда не было, а ее друга  убили.  Да...  Об  этом  тогда  много
писали  в  газетах,  велось  полицейское  расследование,   только,   мне
помнится, они так ничего и не выяснили.
   Бен облизнул пересохшие  губы  и  кивнул,  давая  понять,  что  он  с
нетерпением ждет продолжения этой истории.
   Расти вздохнула и опустила руки на колени, переплетя пальцы.
   - Но особенно мне жалко Дженнифер.
   - А почему?
   - Ну.., потом для нее наступили трудные времена. Конечно, то же самое
могло случиться и с Элисон, но Элисон  так  никто  больше  и  не  видел,
поэтому трудно судить, что с ней стало и что ей  пришлось  пережить.  Вы
меня понимаете?..
   - Да, конечно, - тут же участливо откликнулся Бен.
   - После этого убийства Дженнифер долго не  могла  прийти  в  себя.  А
когда она снова появилась на работе, ее было не узнать. Перед нами будто
предстал  совсем  другой  человек...  Я  уже,  кажется,  говорила,   что
Дженнифер отличалась редкостной  красотой.  У  нее  были  густые  черные
волосы, смуглая кожа, великолепная фигура и улыбка, способная  растопить
лед... И что же с ней стало! Бледная как смерть, похудевшая на  двадцать
фунтов - просто скелет, обтянутый кожей!.. Можно было подумать, что  она
только что сбежала из концлагеря. Под глазами  -  синяки  и  морщины,  и
вдобавок ее все время трясло. Когда мы ее увидели, у  нас  как  раз  был
обеденный перерыв, и у всех сразу же пропал аппетит. Она  говорила,  что
ее замучили бесконечными допросами в полиции, а потом  понесла  какую-то
несусветную чушь насчет Майкла и Элисон. Я сразу поняла, что  у  нее  не
все дома. Мысли ее сильно путались, и из того, что  она  говорила,  было
трудно что-либо понять.  Ну,  вы,  наверное,  знаете  -  это  как  будто
слушаешь бред сумасшедшего.  И  еще  у  нее,  очевидно,  началась  мания
преследования. Она твердила о каком-то заговоре  религиозных  фанатиков,
которые выслеживают ее, и тому подобное... Она  даже  носила  в  сумочке
пистолет на случай их нападения, чтобы обороняться. Я  попробовала,  как
могла, успокоить ее, но она и слышать ничего не хотела. А скорее  всего,
просто уже была не в состоянии. Она сказала, что давно уже вообще  ни  с
кем не встречается, из квартиры на улицу не выходит, потому что  боится,
что они схватят ее и убьют. Ну и что мне оставалось с  ней  делать?..  Я
была просто шокирована. Она, конечно, снова рвалась на  работу,  но  это
было уже невозможно. Кто бы стал заключать контракт с девушкой,  которая
по внешнему виду словно только что поднялась из могилы?.. Я посоветовала
ей хорошенько отдохнуть, уехать куда-нибудь  на  годик-другой,  а  потом
возвращаться. Но она твердила, что ей нужна работа,  потому  что  четыре
раза в неделю она ходит к психиатру, а денег на оплату счетов у нее нет.
   Потом она исчезла на несколько месяцев. А когда появилась - выглядела
еще    хуже.    Паранойя    полностью    одолела    ее,    и     начался
маниакально-депрессивный психоз. Одна из наших девушек даже решила,  что
Дженнифер -  настоящая  шизофреничка.  И  я  не  могла  спорить  с  этой
девушкой... А примерно  через  год  после  первого  появления  Лирсон  я
попыталась связаться с ней, потому что у нее остались неоплаченные  чеки
от фирмы. Но к телефону никто не подходил. Тогда я поехала прямо  к  ней
на квартиру и позвонила в дверь. Дженнифер открыла мне испустила внутрь.
Она пояснила, что не подходит к телефону, потому  что  думает,  что  это
звонят "они", а она не хочет, чтобы "они" знали, когда она дома. Да, эту
квартиру надо было видеть!.. Уборки там не производилось  уже  несколько
месяцев. Везде лежал мусор - на полу, на  мебели...  Грязные  тарелки  с
недоеденной пищей, раковина тоже забита грязной  посудой...  И  по  всей
квартире стоял жуткий запах человеческих экскрементов и мочи.  Бог  мой,
это было действительно ужасно! Я попыталась убедить ее переехать оттуда,
но, разумеется, безрезультатно. Теперь она объявила,  что  с  профессией
манекенщицы решила покончить, так как нашла себе более подходящий способ
зарабатывать деньги. Я сразу поняла, что ей требуется много денег  -  на
руках у нее были бесчисленные следы от уколов. Теперь она еще и кололась
наркотиками. Может быть, героин или морфий... Я уточнять не стала.
   - И такое случилось с ней всего за один год? - изумился Бен.
   - Да. Но с тех пор прошло уже четырнадцать  лет...  -  Расти  немного
помолчала, а потом  продолжила  свой  страшный  рассказ:  -  Через  пару
месяцев я все же узнала, как именно Дженнифер зарабатывает на жизнь. Мне
рассказала об этом другая манекенщица, Виктория, которая хорошо знала  и
ее, и Элисон. Виктория в тот вечер гуляла со своим приятелем по Бродвею,
и вот после  театрального  представления  они  вдруг  заметили  на  углу
девушку,  пристающую  к  мужчинам.  Она  была  в  сильном  наркотическом
опьянении. И ею  оказалась  Дженнифер.  Она,  конечно,  сильно  сдала...
Виктория пыталась заговорить с ней, но Дженнифер не отвечала. А потом из
соседнего подъезда вышел сутенер и предложил ее какому-то пуэрториканцу,
который тут же подхватил Дженнифер и затащил в свою  машину.  Они  сразу
уехали, а Виктория,  потрясенная  этой  встречей,  еще  долго  не  могла
сдвинуться с места. Она  хотела  расспросить  о  ней  сутенера,  но  тот
отказался отвечать на вопросы и сразу скрылся в подъезде.
   Расти замолчала. Она тяжело дышала, и на лбу у нее выступил пот.  Бен
предложил ей платок, и она с радостью взяла его.
   - Потом я не слышала о ней  очень  долго,  -  продолжала  женщина.  -
Наверное, года два... И вот как-то вечером... Я хорошо  помню  это.  Был
как раз канун Рождества... Зазвонил телефон, я сняла трубку  и  услышала
голос Дженнифер. Он был какой-то слабый и дрожал. Она объяснила мне, что
ввела себе очень большую дозу наркотика. Я сразу же позвонила в полицию,
и Дженнифер отвезли  в  психиатрическую  лечебницу.  Потом  я  разыскала
телефон ее родителей и связалась с ними Но отец  Дженнифер  заявил  мне,
что к судьбе своей дочери он не имеет больше никакого  отношения  и  ему
теперь на нее наплевать. Если умрет, значит, пусть  умирает.  И  повесил
трубку Это было невероятно!.. А через пару месяцев  я  сама  попробовала
поговорить с Дженнифер - ее выпустили из больницы и теперь она  лечилась
амбулаторно. Но на этот раз ее фантазии  приняли  совсем  уж  угрожающий
характер, и сразу после этого она снова  исчезла.  А  объявилась  только
через полтора года, сообщив, что ее насильно упекли в психушку, но  зато
там окончательно вылечили и она  стала  совершенно  нормальным  здоровым
человеком. Она снова хотела вернуться к своей профессии  манекенщицы.  Я
попросила ее заехать, хотя прекрасно  понимала:  неважно,  как  выглядит
теперь Дженнифер, - прошло уже слишком много времени... Слава Богу,  она
приехала перед самым закрытием, когда из агентства уже почти  все  ушли.
Ей ведь не было еще тридцати, но выглядела она, как старуха А ее  взгляд
мог напугать кого  угодно  -  безумный,  блуждающий,  как  у  загнанного
зверька Я попросила задержаться еще одну  нашу  сотрудницу,  потому  что
оставаться с Дженнифер наедине мне уже  было  страшно.  И  я  попыталась
толково объяснить ей, что с этой работой у нее пока ничего не выйдет.  Я
боялась, что она начнет психовать, но  все  обошлось  -  она  вела  себя
спокойно и тихо. Просто стояла и слушала, будто  знала  заранее,  что  я
отвечу ей именно так. А потом повернулась и молча ушла. И больше я ее  с
тех пор не видела.
   Бен судорожно курил  сигару.  Неожиданно  он  почувствовал,  что  его
охватывает неуправляемая  нервная  дрожь.  "Боже  мой!  -  пронеслось  в
голове. - Как же все это получилось?!" Во  рту  пересохло,  как  на  дне
степного солончака.
   - Так вы точно ее больше не видели? - напряженно спросил он.
   Расти подняла глаза вверх, словно напрягая память, и тихо произнесла:
   - Да, я уверена.
   - - И теперь вы даже не знаете, где ее можно найти?
   - А вот этого я не говорила.
   Бен подался вперед.
   - Так где же она?
   - Теперь она постоянно находится в психиатрической клинике.
   - В какой именно?
   - В Риверхеде, на Лонг-Айленде. Правда, что с ней сейчас стало, я  не
знаю, но не надо меня вмешивать,  если  можно.  Я  не  хотела  бы  снова
встречаться с ней.
   - Ну разумеется! - поспешил заверить ее Бен. Расти медленно поднялась
с кресла. Она дрожала.
   - Не знаю, как вас и благодарить, - сказал Бен и тоже поднялся.
   - Не стоит. Надеюсь, я была вам полезной.
   - Конечно! Огромное вам спасибо.
   Он не забыл поблагодарить за содействие и  миссис  Бланшар,  а  потом
направился к выходу. Расти проводила его.
   - Мистер Бэрдет, - вдруг сказала она, когда Бен уже  собирался  выйти
за дверь. - Я забыла спросить вас, а зачем вам понадобилось так подробно
узнавать судьбу Дженнифер? Почему вы ею так интересуетесь?
   Бен улыбнулся и внимательно посмотрел в зеленые, как у  кошки,  глаза
Расти.
   - Почему? - повторил он. - Потому что, сдается мне,  я  нашел  Элисон
Паркер.

***

   - За последние шесть или  семь  лет,  -  начал  свой  рассказ  доктор
Тагуичи, - ее клали в больницу несколько раз. Хотя диагноз  был  ясен  с
самого начала. Но что странно: несмотря  на  свой  тяжелый  психоз,  она
проявляла симптомы и других болезней.
   - Я вас что-то  не  понимаю,  -  признался  Бен.  Они  направились  к
больничному корпусу через ухоженный зеленый дворик.
   - Видите ли, - продолжал врач, - в большинстве случаев  мы  наблюдаем
комплекс  характерных  симптомов,  которые  позволяют  нам   безошибочно
установить у больного шизофрению. А вот у  Дженнифер  Лирсон  проявились
еще и другие депрессивные и параноидальные тенденции.  Она  всегда  была
напряжена,  подозрительна,  а  иногда  даже   враждебно   и   агрессивно
настроена. И при этом она  постоянно  развивала  одну  и  ту  же  теорию
преследования, которую никогда не меняла,  а  только  расширяла  год  от
года.
   - И что же это за теория?
   Тагуичи рассказал ему о всех навязчивых страхах Дженнифер, и  рассказ
его был очень похож на то, что сам Бэрдет чуть раньше слышал  от  Гатца.
Тогда он спросил доктора, а что если во всем этом есть  доля  правды?  И
Тагуичи, к его удивлению, согласился, что это вполне возможно и частично
даже соответствует истине, а потом продолжил рассказ:
   - Но даже если  предположить,  что  этот  бред  преследования  насчет
заговора против нее католической  церкви  и  имеет  под  собой  какие-то
основания, то все равно кроме него у Дженнифер возникала и масса  других
версий, которые уж точно никак не назовешь истинными. Так, она убеждена,
например, что священники постоянно выслеживают ее с  целью  убить.  Был,
правда, и еще один вариант:  она  считала,  что  ее  хотят  захватить  и
сделать преемницей ее подруги  Элисон  Паркер,  то  есть  живой  жертвой
церкви, выполняющей роль некой Божьей стражницы на Земле. Вообще, судьба
и личность Элисон занимали очень большое место в ее голове. И  вместе  с
этим у нее начался бред величия. Она  возомнила  о  себе,  что  является
никем иным, как самой девой Марией. А потом появились галлюцинации.  Она
слышала голоса, видела устрашающие  картины.  Сначала  ей  померещилось,
будто ее сжигают на костре, как Жанну д'Арк, потом показалось, что у нее
начало  расти  сердце...  Мистер   Бэрдет,   это   классический   случай
осложненной  галлюцинаторно-параноидной  шизофрении.  Но,  как   я   уже
говорил, кроме этого у нее есть признаки и других  расстройств  психики.
Так, с некоторого времени у Дженнифер начались речевые нарушения. Иногда
было совершенно невозможно понять, что  она  хочет  сказать.  Потом  она
заговорила  отдельными  словами,  словно  это  были  какие-то  одной  ей
понятные символы, а затем стала отвечать на  любые  вопросы  уже  совсем
абсурдной  "словесной  окрошкой".  У  нее  наступала  немота,  эхолалия,
вербигерация <Вербигерация - навязчивое  повторение  бессмысленных  слов
или фраз психическими больными.> - короче,  все  возможные  расстройства
речи. И каждый раз, когда ее снова доставляли  сюда,  эти  симптомы  все
больше усиливались. Менялась и ее внешность, и поведение. А  как-то  раз
мы застали ее за весьма удручающим занятием -  она  поедала  собственные
экскременты.
   Бен скорчил такую гримасу, словно его вот-вот должно было вырвать.
   - И кроме  того,  она  совсем  перестала  реагировать  на  окружающую
действительность, потеряла всякую способность эмоционального  восприятия
мира.
   - Доктор... Но вы ведь описали мне абсолютного инвалида!  Как  же  вы
могли в таком случае выпускать ее из больницы?
   Тагуичи медленно кивнул, словно крепко задумался над этим вопросом. К
этому времени они уже  миновали  двор  и  теперь  подходили  к  большому
кирпичному зданию с правой стороны.
   - Понимаете, поначалу мисс Лирсон добровольно принимала курс лечения.
Тогда еще ее болезнь поддавалась контролю, и  мы  имели  возможность  на
время выпускать ее, когда не было обострении. Дома  она  сама  принимала
лекарства,  которые  мы  ей  рекомендовали.  Когда   какой-то   препарат
переставал действовать, мы назначали новый... Мы пробовали  и  различные
методы психотерапии, правда, к сожалению, без особого успеха.
   - А возвращалась она к вам добровольно?
   - О нет! Каждый раз ее доставляли к нам силой родители. Несколько раз
она пыталась изувечить себя, а однажды чуть не убила какого-то  мужчину,
который, очевидно, пытался расплатиться с ней за сексуальные  услуги.  К
тому же галлюцинации стали учащаться и приобрели затяжной характер.
   Бен и доктор поднялись на второй этаж и двинулись вперед по  длинному
белому коридору.
   Бен тяжело вздохнул.
   - Может быть, мне удастся  как-то  улучшить  ее  состояние,  -  робко
предположил он. - Может, то, что я ей расскажу, как-нибудь сдвинет  дело
с мертвой точки?
   - Боюсь разочаровать вас, мистер Бэрдет, -  грустно  покачал  головой
доктор, - но она - одна из  неизлечимых  пациенток  нашей  больницы  Это
очень тяжелый случай. Хотя,  конечно,  это  только  мое  личное  мнение.
Правда, оно подтверждается тем, что мы сейчас увидим... Но даже если  бы
она находилась сейчас  в  параноической  фазе,  вы  вряд  ли  смогли  бы
поговорить  с  ней.  Дело  в  том,  что  вот  уже  четыре   года   после
принудительного помещения сюда дела у мисс  Лирсон  идут  все  хуже,  и,
вероятно, сейчас она находится уже в самой последней стадии заболевания.
   Бен непонимающе посмотрел в глаза доктору.
   - Она стала кататоником.
   - Кем? - переспросил Бен.
   -  Видите  ли,  мистер  Бэрдет,   она   совсем   утратила   связь   с
действительностью. Сейчас такое состояние встречается довольно редко, но
раньше  оно  было  весьма  распространенным  среди   подобных   больных.
Современная терапия в большинстве случаев позволяет вывести человека  из
этого состояния. Но, к сожалению, ни один  из  существующих  методов  на
мисс  Лирсон  не  подействовал.  Ей  не  помогли  ни  нейролептики,   ни
инсулиновые комы, ни электрошок. Ничего. Вот уже два года она неподвижно
лежит  на  своей  кровати,  иногда  проявляя  полную  каталепсию  -   ее
конечности остаются в том положении, которое вы им  придаете,  постоянно
течет слюна... Короче, сейчас сами увидите. - Заметив ужас и отчаяние  в
глазах Бена, доктор лишь сочувственно  поглядел  на  него  и  беспомощно
развел руками.
   Наконец они остановились перед одной из дверей, врач открыл ее, и они
вошли внутрь.
   Бен едва сдержал крик. Ему сразу  стало  невыносимо  плохо.  Казалось
невероятным,  что  женщина,  которую  он  сейчас  видит,  была  когда-то
красавицей. Перед  ним  лежала  грязная  уродливая  старуха.  Сморщенное
пожелтевшее тело, лицо без  всякого  выражения  и  пустые  бессмысленные
глаза.
   Пока они стояли в палате, доктор продолжал рассказывать о  незавидном
состоянии Дженнифер. Один раз Бену даже почудилось, что  она  пошевелила
губами, но потом он понял, что, конечно, ошибся. Он пробовал  заговорить
с ней, перечислял имена, которые могли бы, по его мнению,  разбудить  ее
спящий мозг:  Элисон  Паркер,  Майкл  Фармер,  следователь  Томас  Гатц,
монсеньер  Франкино...  Но  она  была  немой  и  безучастной  ко  всему,
оставаясь в аду, созданном ее собственным рассудком.  Бен  почувствовал,
что еще немного - и он сам начнет сходить с ума. Он с тревогой посмотрел
на Тагуичи. Но сейчас он не мог позволить себе проявить  слабость  перед
этим врачом Бен попытался улыбнуться.
   - К сожалению, мы ничего пока не  можем  с  ней  сделать,  -  как  бы
извиняясь, сообщил доктор. - Но мы,  конечно,  не  оставляем  надежды  и
продолжаем пробовать разные методы...
   Бен тоскливо оглядел палату: деревянная кровать, простенький стол  из
струганных  досок,  голые  серые  стены.  Такие  комнаты  описывались  в
классических книгах. Наверное, в них даже можно  было  жить  когда-то  в
девятнадцатом веке...
   - Я хотел бы уйти отсюда, -  наконец  проговорил  он,  чувствуя,  что
реальность начинает отползать от него при виде живого трупа мисс Лирсон.
   Тагуичи понимающе кивнул и  проводил  его  к  выходу.  Здесь  мужчины
остановились.
   На Бена  посещение  больницы  произвело  очень  тяжелое  впечатление.
Доктор мог ему только посочувствовать. Ведь каждый, кто приходит  в  мир
душевнобольных, сам выходит, из него с душевной травмой.
   - Доктор, если наметятся какие-нибудь сдвиги...  Ну,  вдруг  наступит
какое-то улучшение... Я хочу, чтобы вы сразу дали мне знать, -  попросил
Бен.
   - Ну, разумеется, - охотно согласился Тагуичи.
   Бен глубоко  вздохнул.  Сейчас  ему  нестерпимо  хотелось  рассказать
доктору, зачем он приходил сюда, какие у него были причины, и почему  он
просто соврал, что является дальним родственником несчастной Дженнифер.
   Но ради собственной  безопасности,  ради  спасения  Фэй,  он  не  мог
позволить себе сделать это.
   Бен посмотрел на врача, снова  вздохнул  и  опустил  глаза  в  полной
беспомощности.
   Через несколько секунд доктор скрылся  за  дощатой  калиткой,  а  Бен
медленно побрел к железнодорожной станции.

***

   Он прождал поезд почти двадцать минут, но наконец по звенящим рельсам
к платформе с гулом подкатила нью-йоркская электричка.
   Бен осторожно подошел к краю перрона и,  держась  рукой  за  поручень
возле двери, вошел в вагон, внимательно глядя себе под  ноги.  Он  вдруг
испугался нечаянно свалиться на  рельсы  -  теперь  он,  кажется,  начал
бояться буквально всего Поезд тронулся. Бен  снял  куртку  и  с  тяжелым
вздохом опустился на свободное сиденье в конце вагона напротив  веселого
седого старичка с  длинными  закрученными  усами  и  коричневой  кожаной
спортивной сумкой. Молния  сумки  была  расстегнута,  и  оттуда  торчало
десятка два пожелтевших старых газет и бутылочки с апельсиновым соком.
   - Алекс Харди, - тут же представился чудаковатый попутчик.
   - Бэрдет, - буркнул Бен, одарив старика долгим тоскливым взглядом.
   Тот понял его по-своему.
   - Скучаете, молодой  человек?  -  со  знанием  дела  осведомился  он,
усмехнувшись в усы.
   Бен неопределенно пожал плечами.
   - Да-а, до Нью-Йорка  еще  часа  полтора,  -  тоном  знатока  сообщил
старик. - Хорошо хоть, после Манорвилла - без остановок.
   Бен согласно кивнул, уже по опыту зная, что  вступать  в  разговор  с
таким типом - значит, всю дорогу только и слушать его рассказы.
   - Я в свое время торговал машинами,  -  продолжал  между  тем  мистер
Харди. - Много пришлось поездить... И вот что я вам скажу: лучшее дело в
дороге - это чтение. - Тут он опять усмехнулся чему-то. - Правда, читать
последнее время особенно нечего. И лично  я  всему  прочему  предпочитаю
теперь старые газеты. - Он одними глазами с заговорщическим видом указал
Бену на свою сумку. - Да и как-то спокойнее на душе, когда  знаешь,  что
все эти события, о которых там пишут, давно уже кончились... -  С  этими
словами бывший торговец автомобилями извлек из  сумки  "Нью-Йорк  Тайме"
двухгодичной давности, "Уолл-стрит  джорнэл"  и  биржевое  приложение  к
"Вашингтон  пост".  -  Вот,  очень  рекомендую.  -  Он   протянул   Бену
потрепанную "Тайме". - Чего-нибудь узнаете, а заодно и время убьете...
   Бен поблагодарил  старика,  с  облегчением  подумав,  что  дальнейшей
беседы, кажется, не последует, и от нечего делать  развернул  газету  на
середине.
   Неожиданно его внимание привлекла  маленькая  статья  под  заголовком
"Призрак-заступник?..". Чуть ниже жирным шрифтом было набрано:  "Девушка
из Сиракуз, пережившая страшную  трагедию  на  вершине  горы  Адирондак,
рассказывает историю об убийстве, граничащую со сверхъестественным".
   Бен устроился поудобней и погрузился в чтение.

Глава 11

   В начале четвертого утра Бен вылез из люка  на  крыше  и  двинулся  в
сторону фасада здания.
   - Мы здесь, - раздался из темноты чей-то голос. Бен напряг зрение, но
все равно разглядеть ничего не  смог.  Ему  казалось,  что  с  таким  же
успехом он мог бы всматриваться в черную дыру.
   - Мистер Бэрдет! - снова окликнул его кто-то сзади.  Он  оглянулся  и
только теперь  заметил  двух  мужчин  в  спортивных  тапочках  и  черных
комбинезонах, которые шли ему прямо навстречу.
   - Простите, я немного опоздал, - извинился Бен.
   - Ерунда, - отмахнулся Зеленский - бригадир высотников в строительной
компании "Уайгатч-9". - Познакомьтесь - это Фил Тэрнер.
   Бен кивнул второму мужчине, тот улыбнулся и поправил лыжную  шапочку,
поглубже натянув ее на уши.
   - Люлька готова? - осведомился Бен. Зеленский довольно кивнул.
   - Да, мы подвесили ее еще днем. - Как же вы прошли в дом? -  удивился
Бен. - Вас никто не остановил?
   - Даже не пытался. Мы сказали привратнику,  что  управляющий  заказал
нам кое-какие работы, и нас  впустили  без  разговоров.  Бен  подошел  к
самому краю крыши и посмотрел вниз. Люлька висела  прямо  перед  ним  на
расстоянии примерно трех футов. Он пощупал крюки, и они  показались  ему
довольно надежными.
   - А вы уверены, что эта конструкция выдержит нас троих? - спросил он.
   Зеленский только рассмеялся в ответ.
   - Послушайте, мистер Бэрдет, нам приходится делать это каждый рабочий
день. Неужели мы стали бы рисковать своей  жизнью,  как  вы  считаете?..
Каждую неделю мы тщательно проверяем всю систему. Канаты, блоки, крепеж.
Короче, все до мелочей. - Он улыбнулся и ловко перелез  через  невысокое
ограждение крыши, оказавшись в люльке, Тэрнер еще раз проверил крепление
и последовал за своим напарником.
   - Мистер Бэрдет, не делайте никаких резких  движений,  -  посоветовал
Тэрнер. - Представьте себе, что вам предстоит сейчас  залезть  в  теплую
ванную, и действуйте.
   - Понял, - коротко ответил Бен и перелез через ограждение.
   Зеленский и Тэрнер подхватили его  и  помогли  устроиться  в  люльке,
которая немного покачнулась под тяжестью его тела.
   - Не волнуйтесь, - успокоил его Зеленский. -  Мы  все  сделаем  сами.
Спуститься надо всего на несколько футов - это пустячное дело не  займет
и минуты.
   Напарники разошлись по разным концам люльки  и  принялись  тянуть  за
канаты, заставляя платформу медленно ползти вниз.
   - Знаете что, мистер  Бэрдет,  -  заговорил  вдруг  Зеленский.  -  Я,
конечно, не очень любопытный человек и не хочу навлекать на себя  лишние
неприятности, но скажу вам, что это  самое  сумасшедшее  предприятие,  в
котором мне приходилось участвовать. Я видел  вашу  монахиню  в  окне  и
думаю, что она не очень-то обрадуется нашей затее.
   - Успокойтесь. Она глухая, немая,  слепая,  и  к  тому  Же  полностью
парализована.
   - Все равно...
   - И  потише,  пожалуйста,  -  предупредил  Бен.  Люлька  доползла  до
верхнего края окна монахини.
   - Теперь помедленней, - шепотом скомандовал Зеленский.
   - Все в порядке, - кивнул Тэрнер, крепко держась за  канат  руками  в
толстых прорезиненных перчатках.
   Бен встал на колени и прижал ладони к стеклу. Вот появилась кружевная
занавеска, потом лицо и фигура сидящей женщины. Но даже вблизи он не мог
как следует разглядеть ее - слишком уж темно было на улице и за окном.
   - Закрепляй! - отдал команду Зеленским. Тэрнер укрепил канат со своей
стороны и кивнул, давая понять, что все сделано, после чего  остался  на
месте. Зеленский же, зафиксировав канат на своем конце люльки, подошел к
Бену и заглянул в окно.
   - Спятить можно от всего этого, - вздохнул он  и  недовольно  покачал
головой. - Старая баба с распятием у окна... На вашем месте я не стал бы
даже близко подходить к ней.
   - Я ценю вашу заботу о моей персоне, мистер Зеленский, - ответил Бен.
- Но как мне помнится, я плачу деньги за вашу работу, а  не  за  лекции,
которые вы тут вздумали мне читать. Это ясно?
   - Конечно. Уже молчу.
   Порыв ветра неожиданно качнул люльку,  и  Бен  судорожно  вцепился  в
перила. Зеленский не смог сдержать смеха.
   - Да успокойтесь вы, мистер Бэрдет! Ничего с вами не случится.
   - Помогите-ка лучше поднять раму. Надо открыть окно.
   Некоторое время они безуспешно пытались сделать это,  потом  Бен  еще
раз внимательно осмотрел его и снова опустился на колени.
   Странно. Замок открыт. Наверное, просто раму где-то заело.
   Зеленский достал  из  кармана  пару  отверток,  дал  одну  Бену,  они
воткнули инструмент под нижний край рамы и стали расковыривать присохший
к ней слой грубой фасадной краски. Потом Бен  снова  попробовал  поднять
раму, и на этот раз она поддалась. Еще несколько движений отвертками - и
окно, наконец, послушно открылось.
   Бен отодвинул в сторону тюлевую занавеску.
   - О Господи! - ахнул он и едва сдержал крик, готовый в любую  секунду
слететь с его губ.
   Женщина представляла собой самое уродливое создание, какое ему только
доводилось встречать. Высохшая, вся в трещинах кожа, вздутые вены на шее
и руках, распухшие сосуды  на  лбу  и  глубокие  морщины,  избороздившие
каждый дюйм ее тела. Спутанные седые волосы напоминали ком заплесневелой
паутины, а глаза были затянуты плотными бельмами катаракты.
   Одета старуха была в  черную  монашескую  робу.  На  костлявых  руках
бугрились страшные окостенелые мозоли,  а  нестриженые  ногти  угрожающе
торчали в разные стороны. И если она еще дышала, это было  очень  трудно
заметить.
   - Эй!  У  нас,  кажется,  начинаются  неприятности...  -  содрогнулся
Зеленский, напряженно прислушиваясь к глухим щелчкам наверху.
   - Что там стряслось? - прошептал Тэрнер со своего конца люльки.
   - Ничего. Оставайся пока на месте. - Он повернулся к Бену.  -  Знаете
что, давайте-ка побыстрее сматывать удочки. Что-то не нравится  мне  все
это...
   - Но я сделаю все очень быстро. Прошу вас!
   Бен вынул из кармана стеклянный стакан, обернутый носовым платком,  и
попробовал высвободить руку монахини. Но та сжимала крест с такой силой,
словно успела уже прирасти  к  нему.  Бену  пришлось  просить  помощи  у
Зеленского. Тот нехотя потянул монахиню за  руку,  и  наконец  ее  левая
ладонь соскользнула с металла, Бен расправил пальцы  старухи,  аккуратно
прижал к ним  стакан,  чтобы  остались  все  отпечатки,  а  потом  снова
завернул его в платок и бережно положил в карман.
   Неожиданно поднявшийся ветер начал угрожающе раскачивать люльку перед
окном.
   - Все. Поднимаемся, - сказал Зеленский тоном, не терпящим возражений.
   - Ну, еще секунду! - взмолился Бен, доставая фотоаппарат.
   - Вверх! - скомандовал Зеленский Тэрнеру.
   Тот начал медленно тянуть канат.
   Бен наскоро Остановил  выдержку  и  стал  щелкать  затвором,  пытаясь
запечатлеть монахиню как можно большее число раз.
   - - Вверх! - что есть сил закричал Зеленский и,  рванувшись  на  свой
конец люльки, всем телом повис на канате Тэрнер  продолжал  тянуть  свой
край люльки вверх - Ну, теперь  держитесь  покрепче,  мистер  Бэрдет,  -
предупредил Зеленский. Но тот, казалось, не слышал его, а продолжал, как
сумасшедший, делать снимок за снимком Очередной порыв ветра  теперь  уже
чуть не перевернул всю платформу, и  только  тогда  Бен  поспешно  сунул
фотоаппарат в карман.
   - Ладно, поднимаемся, - сдался он. - Только надо же закрыть окно...
   - Да к черту окно! Вы что, не соображаете? Мы же сейчас разобьемся! -
орал на него Зеленский.
   Вдруг Тэрнер указал куда-то наверх.
   - Смотрите!
   Бен и Зеленский одновременно посмотрели туда, куда указывал Тэрнер.
   - Канаты! -  закричал  бригадир.  Правая  подвеска  на  глазах  стала
ослабевать, будто подрезанная.
   -  Господи!  -  Бен  покрылся  холодным   потом.   Люлька   угрожающе
накренилась, прижавшись поручнями % стене дома. Бен вцепился в свободный
конец каната.
   - Не поможет! -  выкрикнул  Тэрнер  и  осторожно  двинулся  к  центру
платформы. - Надо прыгать в окно!
   Зеленский ухватился за нижний край рамы. Тэрнер едва успел  уцепиться
за подоконник. А Бен не удержался на ногах и упал. Фотоаппарат вывалился
у него из кармана и отъехал к самому краю люльки. Но он пополз за ним и,
дотянувшись рукой, сунул его за пазуху.
   В это время Тэрнер уже ввалился через окно в квартиру монахини.
   - Ребята, скорее! - нервно кричал он.
   Зеленский подтянулся и, весь взмыленный, тоже  запрыгнул  в  комнату.
Один канат уже лопнул. Крепко держась  за  край  люльки,  Бен,  дюйм  за
дюймом, двинулся к распахнутому окну.
   Зеленский и Тэрнер высунулись  по  пояс,  пытаясь  схватить  Бена  за
куртку и втащить в проклятую квартиру.
   Мир перед глазами Бена перевернулся, и теперь  он  висел  над  улицей
вниз головой. Казалось, асфальт  сейчас  врежется  ему  в  лоб.  А  там,
наверху, было слышно, как один за другим лопаются канаты.
   Наконец порвался последний канат с правой  стороны,  платформа  стала
уходить у него из-под ног и повисла вертикально.  Теперь  она  держалась
лишь на остатках левой подвески. Откуда-то неслись крики, но Бен их  уже
не слышал. Он вцепился в последний спасательный канат на  высоте  десяти
этажей над землей.
   - Попробуйте раскачаться! - крикнул  ему  Зеленский.  Бен  попробовал
лезть по канату вверх, но он был слишком тонким и впивался ему в ладони,
разрывая их в кровь. А тело,  казалось,  становилось  тяжелей  с  каждой
секундой, будто наливалось свинцом.
   Ветер беспощадно хлестал в лицо. Он  в  ужасе  смотрел  то  вниз,  то
наверх и видел, что последний канат тоже начинает ослабевать.
   - Помогите! - взмолился Бен. , Но ни Зеленский, ни Тэрнер уже  ничего
не смогли сделать.
   - Подтягивайтесь! - кричал над годовой Зеленский. - Сильнее!
   Бен сжал канат с такой силой, что на глаза навернулись слезы. А внизу
под собой он увидел, как в квартире у Вудбриджей зажегся свет.
   Наконец последний крепежный  блок  развалился  и  платформа  с  диким
лязгом грохнулась оземь, пролетев все девять этажей.
   В квартирах стали зажигать свет.
   Бен с выпученными от ужаса глазами начал раскачиваться  на  последнем
канате, как Тарзан на лиане. Зеленский и  Тэрнер  тянули  руки,  пытаясь
схватить его. Наконец Бен качнулся так сильно, что  буквально  влетел  в
объятия Зеленского и вместе с ним повалился на пол в квартире  монахини.
Он был не в силах пошевелиться; все его тело тут же беспомощно  обмякло,
и начала бить крупная дрожь.
   В квартире было темно, но Бен заметил, что кроме  стула,  на  котором
сидела монахиня, никакой другой мебели здесь вообще нет.
   Зеленский и Тэрнер, отдуваясь, привалились к  стене.  Из-за  закрытой
входной двери слышались голоса сбежавшихся на  шум  соседей.  Бен  узнал
голос Сорренсона, потом Дэниэла Баттиля и одной из секретарш.
   От того,  что  могло  случиться  минуту  назад,  у  Бена  перехватило
дыхание. Еще один дюйм, еще несколько секунд - и сам был бы уже мертв. -
Если не ошибаюсь, вы  уверяли  меня,  что  канаты  проверены  и  надежно
закреплены, - сердито проворчал он. Зеленский закашлялся.
   - Все правильно. И они совсем новые - куплены меньше месяца назад.  И
пользовались-то мы ими всего,  раз  десять,  не  больше...  Я  могу  еще
допустить, что один канат по какой-то дикой случайности  мог  порваться.
Но чтобы все четыре?!
   - А может быть, их специально кто-то подрезал? - прищурился Бен.
   - Исключено. Они хранятся у нас под замком. И к тому  же,  перед  тем
как отправиться сюда, мы их еще раз проверили. Все было нормально.
   Бен оглядел комнату. Сейчас он видел перед собой  только  сгорбленную
спину монахини, которая  зловещей  тенью  возвышалась  над  ним,  словно
тягостное видение из кошмарного сна.
   - Но ведь что-то же заставило эти веревки порваться! - с отчаянием  в
голосе выпалил он.
   - А почему бы вам не спросить об этом у самой монахини? -  огрызнулся
Зеленский. - Я ведь предупреждал, что ей вряд ли понравится наша  затея.
Да вы только посмотрите на нее! Неужели вы думаете, что  это  нормальный
живой человек, а? Ну, если так, то  вы  просто  сошли  с  ума.  Это  кто
угодно, только не человек. Я не знаю, откуда и как она появилась  здесь,
но мне ясно одно: я не хочу больше участвовать в этом деле.  -  С  этими
словами он поднялся с пола, помог встать Тэрнеру и пошел к двери. Шум  в
коридоре к этому времени уже окончательно стих.
   - Теперь она  в  вашем  полном  распоряжении,  мистер  Бэрдет,  -  на
прощанье сказал  Зеленский.  -  Но  позвольте  дать  вам  один  совет...
Как-никак это приключение стоило мне новой люльки...
   - - Я возмещу убытки, - прервал его Бен.
   - ..и чуть не закончилось для всех нас трагически. И если после этого
вы будете продолжать свои авантюры в том же духе, то  я  должен  сказать
вам, что вы настоящий псих.
   Зеленский открыл замок, вытолкал в коридор Тернера, потом вышел сам и
захлопнул за собой дверь.
   Бен остался в комнате наедине с сестрой Терезой. Проверив фотоаппарат
и убедившись, что тот на месте, - он слегка успокоился. На месте  был  и
стакан. И камера, и стакан каким-то непостижимым образом уцелели.
   Бен осторожно шагнул к монахине и вдруг замер как  вкопанный.  Только
теперь до него дошло, что распятие, которое она держала  в  руках,  было
точной копией того, что лежало сейчас в его собственном письменном столе
под бумагами.
   Бен почувствовал,  как  вокруг  сгущается  темнота,  и  внезапно  его
охватило тревожное  ощущение  безысходности,  замкнутости  пространства,
которое часто  испытывают  страдающие  клаустрофобией  <Клаустрофобия  -
патологическая болезнь закрытых пространств.>. Что-то будто  мешало  ему
подойти к монахине ближе, словно между ними возник незримый барьер.
   - Что вам нужно от нас? - жутким голосом спросил он старуху.
   Она молчала. Бен попятился к двери, и с тяжелым стоном закрыл  глаза.
Как ему хотелось бы, чтобы эта дьявольская фигура сейчас исчезла!..
   Потом он открыл дверь и выскользнул в коридор.

***

   Бен вытер пот со лба и продолжил рассказ:
   - Ты представляешь, когда я вернулся домой, Фэй мирно  спала.  Шум  и
грохот  даже  не  разбудили  ее,  хотя  все  остальные  соседи  тут   же
повскакивали с постелей. Например, утром, выходя из дому, я встретился у
подъезда с Дэниэлом Баттилем - он тоже с нашего этажа, - и он был сильно
удивлен, когда я, сказал, что Фэй  никакого  шума  ночью  не  слышала...
Потом я оставил ее с сыном в парке, а сам вот пришел  к  тебе.  Ну,  как
идут дела?
   -  Прекрасно,  батенька,  -   ответил   Виктор   Рубцевич,   проворно
обрабатывая стакан под косыми лучами настольной лампы.  -  Думаю,  через
минуту уже будут первые результаты.
   Бен смотрел, как он водит по стеклу магнитной кистью  с  налипшей  на
нее гроздью мелкого железного порошка.
   Он познакомился с  Виком  в  спортивном  клубе.  Это  был  крупнейший
специалист по дактилоскопии во всей нью-йоркской полиции. И хотя он  уже
несколько лет не работал там, а содержал теперь небольшой ресторанчик  в
Гринвич Вилледж, он не успел еще растерять былых навыков. - Значит,  так
и не удалось выяснить, почему лопнули все канаты? -  озабоченно  покачал
головой Вик.
   - Не удалось, - вздохнул Бен и прислонился плечом  к  стенаыфошечного
кабинета, в котором они  сейчас  находились.  -  Наверное,  они  были  с
каким-то браком.
   Рубцевич кивнул.
   - И все равно я не могу представить себе, что заставило тебя пойти на
такой риск.
   Бен поднял брови и развел руками.
   - Вик, к сожалению, пока что не могу тебе всего рассказать,  так  что
поверь уж мне на слово, что все это для меня очень важно. Договорились?
   - Ну, разумеется! Я и не собирался  вмешиваться.  Вик  еще  несколько
минут  занимался  стаканом,  окуривая  его  парами  йода  и  внимательно
осматривая на свет, а потом наконец повернулся и вручил стакан Бену.
   - Прими мои поздравления, - сказал он. - Ты  прошел  сквозь  огонь  и
воду напрасно. Никаких отпечатков здесь нет.
   - Как это нет? - изумился Бен. - Я же плотно прижимал пальцы, чуть не
изо всей силы!
   - Очертания пальцев есть, но  внутри  -  пусто,  никаких  папиллярных
узоров. - Ничего не понимаю, - растерялся Бен.
   - Я и сам пока понять не могу. - Рубцевич пожал  плечами.  -  Но  это
именно так.
   - Проклятье! - Бен в сердцах стукнул кулаком по столу.
   - Ну и что ты теперь собираешься делать? - поинтересовался Вик.
   - Угостить тебя обедом, чтобы хоть как-то компенсировать твои труды и
потраченное время.
   - Ты лучше пригласи свою жену в ресторан,  когда  ей  станет  немного
лучше. Впрочем, я имел в виду не себя, а эту  монахиню.  Что  ты  с  ней
собираешься делать дальше?
   Бен лишь замотал головой и как-то натянуто улыбнулся.
   - Понятия не имею! - произнес он.

***

   Расставшись  с  Рубцевичем,  Бен  наскоро  выпил  кофе  в   ближайшей
закусочной и на такси отправился в театральный  район  города,  попросив
водителя остановиться на 47-й улице перед фотолабораторией "Техниколор".
   Его уже ждал специалист по обработке пленок, с которым он договорился
заранее по телефону. Взяв у Бена  кассету,  он  попросил  его  подождать
немного, объяснив, что дело это не такое уж скорое.
   Бен сел в кресло в холле, взял с журнального  столика  свежую  "Дейли
Ньюс" и  погрузился  в  чтение.  Прервался  он  всего  один  раз,  чтобы
позвонить домой и сообщить Фэй, что  он  вернется  приблизительно  через
час. А спустя минут пять  после  этого  к  нему  уже  вышел  улыбающийся
лаборант.
   - Все готово, - объявил он и  протянул  Бену  несколько  снимков,  не
удержавшись от комментария: - Обалденная старушенция!..
   Бен кивнул и стал внимательно разглядывать фотографии.
   -  Все  вышло  просто  великолепно!  -  похвалил   он   лаборанта   и
одобрительно хлопнул его по плечу. - Как раз то, что нужно.
   - Где же вы нашли такую каргу? - полюбопытствовал лаборант.
   - Она моя соседка, - весело отозвался Бен. - Послушайте, а  не  могли
бы вы оказать мне еще одну услугу?
   - С радостью, если это в моих силах.
   - Можно оставить у вас негативы на сохранение?  А  то  если  я  вдруг
потеряю эти снимки, мне понадобится сделать такие же еще раз. А монахиня
уже вряд ли согласится позировать по новой. Я и первый-то раз ее слишком
долго уламывал...
   - Понимаю. Ну, а почему бы и нет?.. Вы вполне можете оставить негатив
здесь, в лаборатории. А когда он будет вам нужен, вы мне позвоните.
   - Договорились.
   Бен поблагодарил его, расплатился и вышел на улицу. На  углу  Бродвея
он остановился, чтобы еще раз рассмотреть снимки  при  солнечном  свете.
Приходилось признать, что монахиня была настоящей - из плоти и крови.  И
Эта  жуткая,  омерзительная,  отталкивающая   реальность   действительно
существовала. Бен невольно вздрогнул, и по телу его  побежал  озноб.  Он
торопливо сунул фотографии в  карман,  прошелся  до  42-й  улицы  и  там
спустился в метро.

Глава 12

   В  десять  утра  Бен  вышел  из  самолета,  с  небольшим   опозданием
прибывшего в Сиракузы, штат Нью-Йорк,  и  направился  к  стоянке  такси,
держа в руках тонкую кожаную папку.  В  ней  лежала  статья  из  газеты,
любезно подаренной Бену  мистером  Харди,  старое  цветное  фото  Элисон
Паркер и снимки монахини. Через двадцать  минут  таксист  привез  его  в
респектабельный зеленый пригород, где по адресу улица Ирокезов, 625  Бен
обнаружил трехэтажный белокаменный особняк в колониальном  Стиле,  вышел
из автомобиля и, нажав кнопку звонка, приготовился ждать.  После  пятого
звонка  дверь  открыл  высокий  мужчина,  чем-то  напоминающий   Авраама
Линкольна.
   - Мистер Бэрдет? - осведомился он с долей уверенности в  голосе.  Бен
кивнул.
   - А вы - мистер Томпсон... - в свою очередь, уточнил он.
   - Да, - ответил хозяин дома. - Пожалуйста, проходите.
   Бен последовал за Томпсоном в широкую, просто обставленную  гостиную,
не лишенную, однако, деревенского очарования.
   - Присаживайтесь, мистер Бэрдет. Будьте как дома, - предложил хозяин.
   Бен огляделся и выбрал кресло-качалку.
   - Я очень ценю ваше участие..  -  заговорил  Бен.  Он  был  в  полной
растерянности. Как начать? С  чего?..  -  Я  знаю,  что  вам  это  очень
тяжело.., но мне необходимо будет увидеть вашу дочь.
   В глазах Томпсона читалась непроходящая боль.
   - О чем тут говорить, мистер Бэрдет...  Вы,  судя  по  всему,  можете
помочь мне точно так же, как я - вам. - Он саркастически  усмехнулся.  -
Если бы у меня была хоть какая-то надежда... Я отдал  бы  все  за  любой
шанс помочь Энни.
   Бен понимающе кивнул.
   - А она здесь, наверху? - спросил он.
   - Да, с ней там сиделка. Мы поговорим, а потом поднимемся к ней.
   Бен внимательно изучал своего собеседника.  У  него  были  правильные
тонкие черты лица, ухоженная темная бородка и умные голубые  глаза.  Бен
сразу понял, что этот человек - настоящий комок нервов. Руки  он  держал
сжатыми в кулаки, нижняя челюсть слегка  подрагивала,  а  кожа  лица  то
бледнела, то становилась землистой от приливающей крови.
   - Последние два года, мистер Бэрдет, были  для  меня  сущим  адом,  -
признался Томпсон. - Вы меня понимаете?
   - Конечно, - с искренним сочувствием кивнул Бен.
   - Я люблю свою дочь больше жизни, - продолжал хозяин дома.  -  Она  -
единственное, что у меня осталось. Моя жена умерла, когда Энни еще  была
совсем крошкой, и я воспитывал ее  сам.  Поверьте,  мистер  Бэрдет,  она
всегда была чудесным ребенком, нежной и любящей дочерью, и выросла милой
и доброй девушкой. И очень красивой... У нее, наверное, во всем мире, не
нашлось бы врагов и завистников. Вы представляете, как все это  на  меня
подействовало? Трудно объяснить... Словно кто-то залез ко мне  внутрь  и
вывернул наизнанку всю душу. Лучше бы она погибла  тогда!  Я  бы  просто
повесился, и теперь все уже было бы закончено...
   - Не надо так говорить, мистер Томпсон, - попробовал утешить его Бен.
   - Да бросьте вы! - с отчаяньем махнул рукой  Томпсон.  -  Это  я  уже
слышал. Я знаю - надо  притворяться,  будто  ничего  и  не  случилось...
Перенести все это в самый дальний уголок подсознания...  Забыть  о  том,
что я не спал спокойно уже Бог знает сколько ночей подряд.  Забыть,  что
моя дочь превратилась  в  настоящего  зомби!..  -  Он  нервно  встряхнул
головой. - Не обижайтесь на меня, мистер  Бэрдет,  но  я  уже  привык  к
подобным советам... Мне твердили об  этом  буквально  все  -  терапевты,
психологи, психиатры и даже  полицейские.  Все  они  как  один  говорили
именно это. Но, разумеется, более  красноречиво,  чем  я  попытался  вам
передать.
   Бен опустил глаза, чувствуя себя готовым провалиться сквозь землю. Он
всем сердцем жалел этого несчастного отца. Но еще больше он жалел сейчас
самого себя.
   - Мистер Томпсон, мне очень трудно говорить, и я хочу, чтобы вы знали
это... Но вместо того чтобы впадать в отчаяние, давайте лучше  попробуем
объединиться. Я знаю, что пришлось пережить вашей дочери.  А  вы  знаете
мое положение... Если же по телефону что-то  было  вам  непонятно,  я  с
радостью перескажу все сейчас.
   Томпсон напрягся.
   - Нет-нет, вы объяснили все очень толково.
   - Мне приходится жить в постоянном страхе, - продолжал  Бен.  -  И  я
уверен, что ваша дочь встретилась тогда  в  горах  именно  с  той  самой
монахиней,  сестрой  Терезой,  которую  должна  сменить  на  посту   моя
жена-Томпсон чуть заметно кивнул.
   - И если мы действительно установим, что это одна и та  же  монахиня,
то придется поверить и во все  остальное,  что  рассказал  мне  покойный
детектив Гатц. А тогда.., станет возможным все.
   - Что же именно? - взволнованно спросил Томпсон.
   - Пока я и сам не знаю... Но что-то точно произойдет. Может быть,  мы
сумеем разыскать священников, участвующих в заговоре... Мы доберемся  до
самых верхов католической церкви. И тогда можно будет обратиться в  ФБР,
в газеты, к Генеральному прокурору...
   Томпсон удивленно поднял брови.
   - Что вы такое говорите, мистер Бэрдет? Обращаться к  этим  людям  за
помощью? Позвольте, я вам кое-что расскажу... С того самого дня, как мою
дочь нашли на той проклятой поляне, все -  и  полиция,  и  газетчики,  и
прокурор - начали тыкать в нее своими грязными пальцами, осуждая за  то,
что она оказалась неспособной постоять за  себя.  Если  угодно,  я  могу
показать вам целый ворох статей, от которых любому нормальному  человеку
просто стало бы тошно. А окружной прокурор даже  пригрозил,  что  начнет
над ней суд по обвинению в убийстве.
   - Да вы шутите! - не веря своим ушам, произнес Бен.
   - - Вовсе нет, - грустно ответил мистер Томпсон. - Там ведь не  нашли
ни отпечатков пальцев,  ни  других  следов,  подтверждающих  присутствие
кого-то постороннего, кроме Энни и Бобби Джо. И этого  оказалось  вполне
достаточно, чтобы обвинить во всем Энни. Бен покачал головой.
   - Скажите, а она была.., в здравом  рассудке,  когда  ее  привезли  с
гор?
   - Временами да. Но в основном - нет. - Он тяжело вздохнул. - Потом ее
состояние очень быстро начало ухудшаться... И власти, конечно, со  своей
стороны, сделали для этого все возможное,  не  пытаясь  даже  поддержать
бедную девочку.
   - А что считают врачи? - спросил  Бен.  Томпсон  неопределенно  пожал
плечами.
   - Они и сами тут ни черта не понимают. Сначала  сказали,  что  у  нее
стал развиваться психоз. Потом решили, что это  физическое  заболевание,
затем - и то и другое вместе. Но  ни  один  тест  этого  не  подтвердил.
Честно говоря, я их уже давно сюда не пускаю - все равно никакого толку.
   - Я вас понимаю, - посочувствовал Бен, облизнув  пересохшие  губы.  -
Простите, у вас не найдется немного воды?
   - Да-да, конечно! - тут же  засуетился  Томпсон,  пошел  на  кухню  и
вскоре вернулся с полным стаканом. Бен отметил про себя, что ступает  он
очень тяжело, несмотря  на  свою  стройную,  даже  атлетическую  фигуру.
Видимо, эмоциональное потрясение подорвало и его физические силы.
   Бен сделал несколько глотков и, отставив стакан на журнальный столик,
вынул из папки фотографию Элисон Паркер.
   - Вот это и есть та самая Элисон, - объяснил он. - Снимок передал мне
детектив Гатц. Томпсон молча кивнул. Потом Бен  передал  ему  фотографию
монахини.
   - А это я снял сам пару дней назад. Томпсон  медленно  и  внимательно
разглядывал снимки. На лице его выступили капельки пота.
   - Гатц был убежден, что это одна и та  же  женщина.  Я  тщательнейшим
образом сравнивал фотографии, но все равно не могу быть уверенным на все
сто процентов. А вы как считаете?
   - Не знаю, - задумчиво произнес Томпсон. Он неотрывно изучал  снимки,
и удивление на его лице росло с каждой секундой.
   И тут Бен заметил, что глаза Томпсона заблестели от слез.
   - Да, это она, - наконец произнес несчастный отец, бросив  фотографии
на стол. - Это та самая женщина, которую видела моя Энни.
   - А почему вы так в этом уверены?
   - Я это знаю наверняка. Да вы и сами читали в газете ее описание. Так
что сомневаться тут не в чем - все сходится, как  Энни  и  говорила.  Вы
ведь тоже не сомневались в этом. Это подтвердил бы любой.
   - Но мне хотелось услышать эти слова именно от вас.
   - Так вот вы их и услышали! - Томпсон неожиданно разрыдался.  -  Боже
мой, Боже мой... - беспомощно причитал он. - Господи, за что?..
   Бен склонился к нему и осторожно тронул его за плечо.
   - Прошу вас, не надо... Я прекрасно понимаю, как вам  сейчас  тяжело,
но  нужно  взять  себя  в  руки.  Теперь  нам  как  никогда  понадобится
самообладание.
   И тут Томпсон пронзительно закричал. От неожиданности  Бен  отпрянул.
Казалось,  что  душа  Томпсона,  не   выдержав   страшного   двухлетнего
напряжения, уже покидает тело.
   Бену потребовалось несколько минут, чтобы успокоить его.
   - Теперь я хотел бы увидеть вашу дочь, -  наконец  сказал  он,  когда
Томпсон перестал рыдать. Тот кивнул и закрыл лицо руками.
   - Простите, - тихо прошептал он. - Со мной такое часто  случается.  Я
просто не могу больше этого выдержать...
   - Я понимаю, - сочувственно вздохнул Бен. -  Ну,  пойдемте.  -  И  он
помог Томпсону подняться на ноги.
   Сначала тот отнес в кухню стакан, а потом повел Бена по  лестнице  на
второй этаж. Там они зашагали по коридору к самой дальней комнате.
   Комната представляла собой настоящий мавзолей; склеп  для  еще  живой
Энни. Здесь царила тишина и полумрак, словно на всем внутри лежал  саван
безжизненности. Кружевные занавески на окнах никогда не  раздергивались.
Тумбочка была пуста. В воздухе витало какое-то гнетущее ощущение боли  и
безнадежности.
   Энни Томпсон лежала в кровати, укутанная  толстым  стеганым  одеялом.
Рядом стояло два стула, на одном из которых расположилась полная пожилая
женщина. Томпсон пояснил про нее, что это и есть сиделка Энни.  А  потом
добавил, что хотя денег у него не так уж и много, он все тратит  на  то,
чтобы Энни было хоть чуточку легче.
   Бен застыл в дверях, с ужасом уставившись  на  больную  девушку.  Это
была  точная  копия  Дженнифер  Лирсон  -  начиная  от  цвета   кожи   и
бессмысленного выражения на лице и кончая отвратительным запахом, идущим
из-под ее тела.
   Превозмогая  тошноту,  Бен  медленно  приблизился  к  кровати.  Глаза
девушки были открыты. Он не сомневался, что она видит его, хотя  никакой
реакции с ее стороны не последовало.
   Томпсон нежно заговорил с дочерью, объясняя, что он  привел  с  собой
друга.
   - А она слышит вас? - осторожно поинтересовался Бен.
   Томпсон лишь уныло пожал плечами.
   - Это никому не ведомо.
   Бен прикоснулся к ее коже. Холодная  и  сухая.  Он  отдернул  руку  и
машинально потер пальцы, чтобы избавиться от неприятного ощущения.
   - Здравствуй, Энни, - сказал Бен. - "-Я пришел, чтобы помочь тебе.  Я
знаю, ты не можешь мне отвечать, но все-таки ты постарайся понять  меня.
Я друг твоего отца, и хочу тебе кое-что показать.
   Томпсон настороженно склонил голову. Его беспокоили намерения Бена.
   - Сейчас я покажу тебе фотографию. Если ты вспомнишь,  кто  это,  дай
мне как-нибудь знать. Ну, моргни или пошевели пальцами. Дай любой  знак.
Я замечу.
   - А вы уверены, что это необходимо? - с  тревогой  в  голосе  спросил
Томпсон.
   - Во всяком случае, мы ничего не теряем, - успокоил его Бен.
   Он наклонился над самым лицом девушки и теперь ясно слышал ее дыхание
и чувствовал его зловоние, распространяющееся по всей комнате. Он достал
фотографии монахини, перебрал их и отыскал, на его взгляд, самую лучшую.
Потом повернул снимок так, чтобы Энни могла рассмотреть  его,  не  меняя
направления взгляда.
   Наступила напряженная пауза.
   - Она не понимает,  чего  вы  хотите,  -  тихо  вступила  в  разговор
сиделка.
   - Тссс! - зашипел на нее Бен, подняв вверх указательный палец.
   Неожиданно веки девушки дрогнули. Что-то должно было произойти  прямо
здесь и  сейчас,  в  этой  комнате.  Энни  беспокойно  заворочалась  под
одеялом.
   От испуга Томпсон как подкошенный  сел  рядом  с  ней  на  кровать  и
схватил дочь за руку.
   - Она узнает ее! - возбужденно воскликнул Бен. Теперь Энни  будто  бы
ожила.
   - Да, узнает. Узнает!!
   Томпсон начал звать дочь по имени, прижался к ней всем телом и  снова
расплакался.
   - Ты ведь видела эту монахиню, да? - начал расспросы Бен.
   Девушка напрягалась все больше.
   - Это она? - не отставал Бэрдет.
   И тут Энни резко вскочила с кровати. Томпсон бросился вслед  за  ней,
стараясь удержать дочь на месте. На губах девушки выступила пена.
   - Боже мой! - кричал Томпсон. - Помогите же удержать ее!
   Началась  страшная  возня,  Энни  лягалась  и  пронзительно  визжала.
Сиделка пыталась повалить ее на кровать, Бен помогал ей, как мог. Но тут
Энни изо всех сил лягнула  его  пяткой  в  пах,  отчего  он  согнулся  и
отступил, задыхаясь и корчась от боли.
   Томпсон тщетно пытался удержать дочь за плечи. Сиделка что-то кричала
Энни - неподвижная в течение  нескольких  лет  -  вдруг  превратилась  в
истошно вопящую истеричку, сжимавшую в руке фотографию старой монахини -
Бог мой... - бормотал Бен, отчаянно пытаясь ухватить ее за  ноги.  -  Ее
надо связать! - крикнул он Томпсону В  этот  момент  девушка  с  размаху
ударила отца по лицу. Из уголка его рта заструилась кровь.
   - Ч-черт! - стиснув зубы, простонал Бен. Энни больно укусила  его  за
руку, вырвалась и начала колотить всех троих. На лице  ее  была  гримаса
безжалостной ярости.
   Она била их в кровь, и Бен едва успевал уворачиваться И вдруг девушка
рванулась к двери, опрокинув сиделку на пол. Бен ухватил  ее  за  ночную
рубашку, но ткань  с  громким  треском  разорвалась.  Теперь  Энни  была
совершенно голая.
   На бегу она ударилась о дверной косяк, но  фотографию  не  выпустила,
все так же крепко сжимая се в руке.
   - Остановите ее!  -  крикнул  Бен.  Томпсон  бросился  за  дочерью  в
коридор, пытаясь ухватить ее за ногу, но  у  самой  лестницы  неожиданно
споткнулся и, не удержав равновесия, кубарем скатился  вниз,  на  первый
этаж, беспомощно распластавшись на полу в холле. Бен с ужасом  посмотрел
вниз. Сиделка первой подбежала к  Томпсону  и  запричитала,  потрясенная
неожиданным ходом событий. Но теперь уже пользы от нее было мало.
   - Энни! - закричал Бен.
   Он  сломя  голову  кинулся  вниз  по  лестнице,   лишь   на   секунду
задержавшись возле Томпсона, чтобы  оценить  его  состояние.  Тот  лежал
неподвижно. Видимо, без сознания. А может быть, даже мертвый. Но Бен  не
стал размышлять над этим, а бросился на улицу за нагой девушкой.
   Она успела уже удалиться от дома на полквартала и  неслась  теперь  к
оживленному перекрестку,  привлекая  изумленное  внимание  пешеходов.  -
Остановите eel - призывал Бен окружающих. Но ни один человек не двигался
с места. Эта  картина  так  шокировала  всех,  что  никто  не  мог  даже
сообразить, что надо делать. А Энни по-прежнему бежала вперед.
   Бен изо всех сил работал ногами, чувствуя,  что  легкие  его  вот-вот
лопнут от напряжения. Наконец двое мужчин сумели схватить ее за руки. Но
девушка тут же  вырвалась,  не  замедлив  движения.  Бен  припустил  еще
сильнее, постепенно нагоняя ее.
   - Энни! - звал он, смахивая ладонью пот, который  заливал  глаза,  не
давая ему ничего разглядеть перед собой.
   Наконец девушка споткнулась и остановилась, затравленно  озираясь  по
сторонам в полной беспомощности. Заметив в своей  руке  фотографию,  она
издала страшный вопль, растянув рот в гримасе дикого ужаса.  Теперь  она
стояла возле самого перекрестка и пристально смотрела  на  Бена,  словно
ждала от него помощи или надеялась, что сейчас он схватит ее и  избавит,
наконец, от страданий, которыми стала ее жизнь.
   Бен замер на  месте  футах  в  десяти  от  нее.  Их  взгляды  наконец
встретились. Машины за спиной девушки отчаянно  гудели  и  тормозили,  а
водители высовывались из окон, наблюдая очень странное зрелище. Пешеходы
тоже  останавливались,  не  в  силах  пройти  мимо  увиденного.  Посреди
Тротуара стояла голая девушка  с  каким-то  снимком  в  руке  и  безумно
кричала, а ее преследовал некий молодой человек. И вот  теперь  они  оба
замерли и смотрели в глаза друг другу, как дикие  звери  перед  решающей
схваткой.
   - Энни... - собравшись с духом, заговорил  наконец  Бен.  -  Я  хочу,
чтобы ты шла со мной. Я могу помочь тебе. - Он пытался перевести дыхание
и успокоиться. Я прошу тебя, Энни! Я знаю, ты понимаешь все, что я  тебе
говорю.
   Но она молчала. Изо рта несчастной продолжала капать липкая  пена.  И
вдобавок ко всему ее начала колотить страшная дрожь, словно  температура
у нее внезапно повысилась, превзойдя все человеческие пределы.
   "Что же с ней происходит? - отчаянно думал Бен. - Девушка,  скованная
в движениях, два года пролежавшая в кататоническом  ступоре,  неожиданно
ожила и стала непредсказуемой  и  агрессивной...  Что  теперь  делать  -
броситься на нее или подождать?.." - Я прошу всех.., отойти  от  нас,  -
наконец  тихо  выговорил  Бен.  Краем  глаза  он  успел  заметить,   что
любопытные уже начали сжимать вокруг  них  кольцо,  в  толпе  послышался
шепот, кое-где зазвучал неуместный смех. - Эта девушка серьезно  больна.
Пожалуйста, отойдите.
   Потом он снова попытался заговорить с  ней.  Кто-то  сзади  предложил
вызвать полицию Но отступать уже было поздно. А ждать - некогда.  Теперь
ему самому предстояло разобраться с Энни. Понимает ли она его  слова?  В
этом Бен не был до конца уверен.
   Девушка начала мерно покачиваться. По щеке ее  поползла  слеза.  Губы
задрожали, и вдруг она издала такой  душераздирающий  вопль,  что  толпа
испуганно отпрянула фута на два. Ничего подобного Бену не доводилось еще
слышать за всю свою жизнь. Это было намного страшнее, чем крик  отчаяния
ее отца.
   Он не раздумывая  шагнул  ей  навстречу,  и  в  тот  же  миг  девушка
повернулась и бросилась прямо на мостовую.  Автомобили,  скрипя  шинами,
пытались объехать ее, оглушительно визжали тормоза, но  она,  словно  не
замечая ничего, медленно брела против движения. Бен  осторожно  следовал
за ней. Одна машина больно задела его за  бедро.  Он  выругался,  но  не
остановился.
   Из-за угла показался междугородный автобус. Энни шла прямо  на  него.
Водитель рванул ручной тормоз, улица огласилась визгом прохожих, но было
уже слишком поздно. Автобус на полном ходу врезался в  припаркованный  у
обочины "джип", мощным бампером придавив к  нему  Энни.  Кровь  фонтаном
хлынула у нее из носа и рта прямо в лобовое стекло  автобуса.  Подбежав,
Бен застал уже лишь предсмертную судорогу.
   - Нет, только не это... - прошептал он, чувствуя, как рот наполняется
горечью. - Боже мой...
   Толпа сразу же обступила их, вдали раздался вой полицейской сирены. И
тут кто-то ударил его по голове. Бен без сознания  рухнул  на  мостовую.
Прошла целая вечность, пока туман перед его глазами рассеялся. Он  встал
на колени и принялся искать фотографии. Но их нигде не было. Бен  заполз
под автобус, заглянул под ближайшие машины... Снимки бесследно исчезли.
   Он, шатаясь, поднялся на ноги, решив поскорее убраться с этого места.
Теперь надо вернуться в дом Томпсонов и попытаться спасти хотя  бы  отца
Энни. И ни в коем случае не попадаться на  глаза  полиции.  Он  вряд  ли
выдержит сейчас еще один длинный допрос.
   Вернувшись в дом, Бен обнаружил, что мистер Томпсон по-прежнему лежит
на полу. Сиделка находилась в гостиной и безутешно рыдала.
   - Что с ним? - спросил Бен, заглянув в комнату.
   - Он умер, - сквозь всхлипывания сообщила сиделка. -  Я  уже  вызвала
полицию и скорую помощь. Бен кивнул.
   - Все ясно, - кратко резюмировал он.
   - Меня попросили назвать ваше имя и фамилию, но я их не знаю... А еще
просили вас задержаться здесь до приезда полиции.
   - Ясно, - повторил  Бен.  Теперь  ему  надо  было  как  можно  скорее
сматываться и отсюда.
   - Они скоро приедут, - добавила женщина.
   - Вот и хорошо, - сказал Бен, дико озираясь  по  сторонам.  -  Знаете
что, мне надо проверить машину. Я сейчас вернусь Сиделка кивнула.
   Бен вышел в холл, на секунду остановился возле мертвого тела  мистера
Томпсона, а потом решительно зашагал к двери.
   Энни обрела покой, как и ее несчастный  отец.  И  возможно,  это  был
лучший выход для них обоих, рассуждал Бен, сворачивая за угол.

***

   Бен плотно закрыл за собой дверь кабины телефона-автомата и посмотрел
на часы. До посадки в самолет на Нью-Йорк оставалось еще  десять  минут.
Уйма времени!..
   Он вынул из кармана клочок бумаги, взглянул на записанный там телефон
лаборатории  "Техниколор"  и  принялся  вращать  диск.   Трубку   поднял
приемщик. Бен попросил подозвать нужного  ему  лаборанта  и  через  пару
минут услышал знакомый голос.
   - Мистер Бэрдет?.. - неуверенно произнес тот.
   - Послушайте, - перебил его Бен. - У меня сейчас самолет,  поэтому  я
буду предельно краток. Я потерял все фотографии,  которые  вы  для  меня
сделали. И теперь мне надо заново  отпечатать  все  снимки.  Причем  как
можно скорее Наступила пауза.
   - Алло, вы меня слышите? - забеспокоился Бен.
   - Да, мистер Бэрдет, слышу. Но исполнить вашу просьбу,  к  сожалению,
невозможно.
   - Почему? - прохрипел Бен, чувствуя, как сжимается его горло.
   - Понимаете,  ночью  кто-то  забрался  в  лабораторию  и  украл  ваши
негативы.
   После долгого молчания Бен наконец спросил:
   - Только мои?
   - Это невероятно, но пропала именно ваша  пленка.  Все  остальное  не
тронули.
   Бен отнял трубку от уха и бессмысленно уставился на нее.
   - Мистер Бэрдет? - кричал голос с  другого  конца  провода.  -  Алло,
мистер Бэрдет! Вы меня слышите?!
   Бен был не в состоянии отвечать. Он повесил трубку, вышел из  кабинки
и направился к огромному, во всю стену, окну, выходящему на летное поле.
   В его мозгу крутились одни и те же слова.  Они  звучали  отрывисто  и
кратко, словно передавались по телетайпу.  ТЕПЕРЬ.  НАДО.  БОРОТЬСЯ.  ЗА
СВОЮ. СОБСТВЕННУЮ. ЖИЗНЬ.

Глава 13

   - Бен! - обрадовался отец Макгвайр, увидев с балкона своего приятеля.
   Бен помахал рукой и быстро взбежал вверх по лестнице.
   - Надеюсь, я не отвлек вас? - спросил он.
   - Ну конечно, нет, - тут же ответил  Макгвайр,  крепко  пожимая  Бену
руку. - Какая приятная неожиданность!
   - Я был тут неподалеку и вот решил заглянуть, - объяснил Бен.
   Макгвайр расплылся в добродушной улыбке.
   - Что ж, я очень рад. А то я уж было подумал, что вы про меня  совсем
забыли. И решил даже сам позвонить вам первым. Сейчас я вам покажу.  Вот
- записано в календаре на четверг. Видите? Бен кивнул.
   - Я тоже очень рад видеть вас, Джеймс.
   - Ну, пойдемте ко мне. Покажу вам свой кабинет, выпьем по  стаканчику
доброго вина, и вы расскажете мне, как поживают Фэй и малыш.
   Макгвайр жестом пригласил Бена следовать за ним, и они  прошли  через
длинный  коридор  к  двери  небольшой  комнаты,  заваленной  рукописями,
церковными книгами и всевозможными деловыми бумагами. Интерьер  кабинета
был весьма скромным и  состоял  в  основном  из  религиозных  атрибутов.
Макгвайр достал из шкафчика два стакана, стеклянный графин  и,  наполнив
стаканы, передал один Бену. Потом предложил ему устраиваться  поудобнее,
а сам уселся за письменный стол. Из-за  высоких  стопок  книг,  папок  и
прочих бумаг на столе Бен едва видел голову священника.
   - Как же вас занесло в наши края, Бен? - спросил Макгвайр.
   - Все из-за моей новой книги. Действие нескольких глав там происходит
как раз в этом районе. Ну, и я решил: для большей правдоподобности  надо
навестить эти улицы, чтобы не запутаться потом в названиях и не  попасть
впросак, когда буду описывать  их.  К  тому  же  надо  еще  походить  по
переулкам и обратить внимание на архитектуру здешних построек...
   Он отхлебнул глоток вина.
   - О! Это просто великолепно. Макгвайр был польщен.
   - Я счастлив, что вам понравилось, Бен. Признаться, вино  -  одно  из
моих давних увлечений, причем чуть ли не самое любимое. Знаете, вы  ведь
пьете сейчас мускат урожая 1964 года. Не зря этот год считается одним из
лучших по сбору винограда...
   Бен  отпил  еще  немного  и  начал   смаковать   ароматный   напиток,
наслаждаясь тонким букетом.
   - Так вот где вы пишете  и  работаете...  -  произнес  он,  оглядывая
комнату.
   - Да, в основном здесь, - подтвердил Макгвайр. - Я закрываю эту дверь
и отключаюсь от внешнего мира.
   - Мне бы такую дисциплинированность! - позавидовал Бен.
   - Ну это как раз несложно, -  улыбнулся  священник.  -  Просто  разум
должен быть выше материи.
   Бен усмехнулся и откинулся на спинку высокого кожаного кресла.  Потом
прокашлялся и нервно постучал донышком стакана по колену.
   Макгвайр внимательно смотрел на своего гостя.
   - Ну, Бен, как поживает Фэй? - спросил  он.  -  Надеюсь,  у  вас  все
хорошо?
   Бен немного замешкался, а потом ответил:
   - В общем, да... Хотя недавно она болела. У нас в доме произошло одно
очень неприятное происшествие... Убийство.  А  Фэй  как  раз  обнаружила
труп. И на нее это так сильно подействовало, что она не могла  прийти  в
себя в течение нескольких дней.
   Улыбка Макгвайра тут же погасла, и он взволнованно произнес:
   - Какой ужас! Надеюсь, теперь с ней уже все в порядке?
   - Ну, напряжение, конечно, еще осталось, - ответил Бен. - И на работу
она пока не выходит... Но  врач  сказал,  что  на  той  неделе  она  уже
полностью оправится и сможет снова браться за дела.
   - Бен, обязательно передайте ей мой  привет  и  пожелания  скорейшего
выздоровления, - с чувством сказал Макгвайр. - А если я чем-нибудь  могу
помочь, вы можете полностью располагать мною.
   Но Бэрдет лишь махнул рукой и придвинулся ближе к священнику.
   - Да нет, она уже почти в полном порядке. И кроме того,  у  нас  ведь
полно соседей, которые постоянно находятся рядом с ней. Но,  разумеется,
вы всегда наш желанный гость. Это само собой.
   Макгвайр задумчиво водил пальцами по лежащему  на  столе  серебряному
ножу для вскрытия писем, и Бен вдруг подумал, что  священник  становился
для него каким-то чужим. Конечно,  он  был  вежлив  и  гостеприимен,  но
впечатление отчужденности все-таки оставалось.
   - Что-нибудь случилось, святой отец? - наконец не выдержал Бен.
   - Что? А, нет! Почему вы решили?.. - растерялся Макгвайр.
   - Не знаю... Но, по-моему, ваши мысли сейчас не со мной.
   Макгвайр кивнул.
   - Да, простите, - признался он. - Впрочем, я часто становлюсь  таким,
когда работаю. Я целиком ухожу  в  свой  мир.  Вы  уж  извините  меня...
Расскажите лучше, как поживает ваш наследник.
   - Ну, с ним-то, слава Богу, все в порядке. К счастью, он еще  слишком
мал, чтобы заметить, что происходит с его матерью.
   - Да, в этом смысле ему повезло, - согласился священник.
   - Ну, а как ваши дела, Джеймс?
   - Неплохо, хотя работы навалом! Вы  не  представляете  себе,  сколько
энергии требуется,  чтобы  преподавать,  выполнять  другие  обязанности,
возложенные на меня в семинарии, да еще успевать писать книгу. Я  многое
отдал бы сейчас, чтобы опять побыть в одиночестве и спокойно поработать,
как тогда, во время круиза.
   Бен с завистью оглядел кипы бумаг  на  столе  Макгвайра.  Сразу  было
видно, что чем бы он ни занимался, он отдавал этому действительно немало
времени и сил.
   - И тем не менее, я рассчитываю на то, что вы сумеете все же выкроить
час-другой и отобедать с нами, как только Фэй окончательно  выздоровеет,
- сказал он.
   - С удовольствием, Бен. Вы же знаете, как мне это будет приятно.
   Затем оба надолго замолчали. Бен  давно  уже  не  вел  таких  пустых,
бессмысленных разговоров. - Святой отец, - наконец  заговорил  он  после
мучительной паузы. - У меня есть к вам дело...
   Макгвайр остановил на нем внимательный взгляд.
   - Понимаете, одна женщина по имени Дженнифер Лирсон находится  сейчас
на принудительном лечении в психиатрической клинике. И врачи  безуспешно
пытаются найти ключ к разгадке ее душевного срыва. А я знаю,  что  некий
католический священник монсеньер Франкино может помочь им разгадать  эту
тайну, так как он знал мисс Лирсон несколько  лет  назад  Вы  что-нибудь
слышали о нем?
   Макгвайр в задумчивости  почесал  подбородок,  а  потом  отрицательно
покачал головой.
   -  Нет,  никогда  не  слышал  такой  фамилии.  Он  как-то  связан   с
Управлением нашей епархии?
   - Этого я не знаю Очевидно,  он  работал  в  Нью-Йорке,  но  в  вашем
Управлении или нет - этого я сказать не могу.
   - А когда это было?
   -  Пятнадцать  лет  назад,  -  с  грустью   сообщил   Бен,   Макгвайр
сочувственно покачал головой.
   - Целых пятнадцать лет? Да-а... Непростая задача.
   Ведь если он  и  служил  тогда  в  нью-йоркской  епархии,  все  могло
измениться за такой  большой  срок.  Возможно,  он  уже  умер.  Или  его
перевели в другое место...
   - Или он до сих пор здесь, - добавил Бен. - И его как-то можно найти.
   Макгвайр согласно кивнул.
   - А вы можете описать мне его внешность?
   - К сожалению, нет. Я не хотел бы становиться для вас обузой, Джеймс,
но дело в том, что мне действительно нужна сейчас  ваша  помощь.  Я  уже
звонил в Управление епархии и справлялся о нем,  но  мне  ответили,  что
такого человека у них нет и, более того, никогда не было. Конечно, у них
могут быть свои причины, чтобы  скрывать  правду.  А  может,  данные  не
совсем полные... Но, с другой стороны, священнику они могли  бы  сказать
больше, чем постороннему человеку, верно?
   - Пожалуй...
   - И даже если монсеньер Франкино сейчас приписан  к  другой  епархии,
все равно вам будет проще отыскать его, - продолжал Бен.
   - Возможно. Бен улыбнулся.
   - Да  я  буду  просто  счастлив  помочь  вам!  -  дружелюбно  ответил
Макгвайр. - Я обязательно постараюсь найти его, и, как только что-нибудь
прояснится, сразу вам позвоню.
   - А это не слишком затруднит вас? - забеспокоился Бен.
   - Да что вы! Конечно, нет.
   Бен поднялся и пожал священнику руку.
   - Не знаю, как и благодарить вас. Макгвайр встал вслед за гостем.
   - Пока благодарить еще не за что, Бен. Может быть, мне и  не  удастся
отыскать вашего Франкино.
   - Все равно вы потратите на это время... Они подошли к двери.
   - Святой отец, я должен исповедаться перед вами, -  вдруг  с  улыбкой
заговорил Бен. - Я ведь оказался здесь совсем не случайно, а  специально
пришел к вам за помощью.
   - Я знаю, - спокойно ответил священник.
   - А откуда вы это знаете? - изумился Бен.
   - Из вас плохой лжец, сын мой. И они дружно рассмеялись.
   - Я позвоню вам, как только узнаю  что-нибудь,  -  еще  раз  пообещал
Макгвайр.
   Бен повернулся  и  зашагал  по  длинному  коридору.  Но  возле  самой
лестницы остановился, услышав, как Макгвайр окликнул его.
   - Бен... Я вот что хотел спросить . То самое распятие  -  помните?  -
оно все еще у вас?
   - Да, у меня. В письменном столе. Священник кивнул.
   - Ну, хорошо. Скоро встретимся. До свидания. Бен помахал ему рукой  и
заторопился к выходу.

***

   Отец Макгвайр позвонил в тот же вечер в половине девятого.
   - Бен! - без предисловий начал он. - Я,  кажется,  нашел  священника,
которого вы искали. Бен чуть не выронил трубку.
   - Он действительно служит в нашей  епархии,  только  его  не  было  в
списках, - пояснил Макгвайр.
   - А чем он занимается?
   - Вот этого я не знаю. Я пытался выяснить все  подробнее,  но  больше
мне узнать ничего не удалось. - А он сам о себе ничего не рассказывал?
   - Нет, Бен, - с сожалением в голосе вздохнул Макгвайр.
   Бен сильнее прижал к уху трубку - в соседней комнате  захныкал  малыш
Фэй была там же, рядом с сыном. Они только что поужинали,  потом  к  ним
ненадолго заходила миссис Вудбридж узнать, как дела.
   - А можно с ним встретиться? - с надеждой в голосе спросил Бен.
   - Да. Я уже договорился о встрече.
   - Когда? - чуть не задохнулся Бен.
   - Он предложил вам пообедать  с  ним  завтра  в  клубе  "Корнель".  Я
сказал, что позвоню вам, и если вы согласитесь, то больше беспокоить его
не стану.
   - Конечно-конечно! - затараторил Бен. - Меня это вполне устраивает.
   - Ровно в двенадцать.
   - Я буду там точно в полдень. А что он сказал, когда вы  назвали  ему
имя той девушки - Дженнифер Лирсон? - поинтересовался Бен.
   - Вот в этом-то вся загвоздка... - смутился священник.
   - Какая еще загвоздка?
   - Он совершенно уверен, что никогда не слышал такого имени.  Тогда  я
напомнил ему, что он мог слышать его пятнадцать лет назад,  а  ведь  это
большой срок, и память, может быть, просто подводит его.. И он вроде  бы
даже начал колебаться, но все равно так толком ничего и  не  вспомнил  И
должен предупредить вас, Бен, что он настроен  по  этому  поводу  весьма
скептически.
   - Ну, с этим-то я разберусь, - заверил  Бэрдет.  -  В  конце  концов,
Франкино - не так уж часто встречающаяся фамилия.
   - Хорошо. Надеюсь, я помог вам?
   - Огромное вам спасибо, святой отец!
   - Ну, слава Богу! Тогда держите меня в курсе событий, договорились?
   - Разумеется!
   - Спокойной ночи, Бен, - попрощался священник.
   - Спокойной ночи.

***

   Бен вернулся в гостиную и, плюхнувшись в кресло, включил телевизор  В
это  время  из  спальни  вышла  Фэй  -  Кто  это  звонил,   дорогой?   -
поинтересовалась она.
   - Да так,  один  знакомый,  -  как  бы  между  прочим  произнес  Бен,
переключая программы пультом дистанционного управления.
   - А кто именно? - не отставала Фэй.
   - Это что, допрос? - удивился Бен, не отрываясь от телевизора.
   Фэй присела рядом на подлокотник кресла и обняла мужа за шею.
   -  Мне  показалось,  ты  очень  волновался,  когда  разговаривал   по
телефону, - сказала она. -  Надеюсь,  у  тебя  не  появилось  никого  на
стороне, а?
   Бен засмеялся и нежно погладил ее по плечу.
   - Ничего глупее я еще не слышал. На какой еще стороне? Где? Да у меня
сил на это не хватило бы!
   - Ну, на меня у тебя всегда сил хватало! - заметила Фэй.
   - Ты - счастливое исключение.
   - Так кто это был? - настаивала она.
   - Ребенок заснул?
   - Да.
   - А почему он плакал?
   - Не знаю. - Она  пожала  плечами.  -  Бен,  по-моему,  ты  пытаешься
увильнуть от ответа.
   Бен сжал губы, но жена не отставала и тихонько  толкала  его  локтем,
ожидая ответа.
   - Ну, хорошо... - сдался Бен. - Это звонил отец Макгвайр.
   - Макгвайр? - изумилась Фэй. - А почему же ты не дал  мне  трубку?  -
Она обиженно отодвинулась от мужа. - Как ты мог? Ты ведь знаешь, как мне
хотелось поговорить с ним.
   - Ну, не стоит так переживать, дорогая,  -  попробовал  успокоить  ее
Бен. - Скоро мы встретимся все втроем и вдоволь наговоримся.  Я  сегодня
заходил к нему в семинарию и пригласил его пообедать с нами  на  днях...
Когда ты окончательно встанешь на ноги и сможешь выходить в город - Но я
и так уже хорошо себя чувствую! - нахмурилась Фэй, но Бен проигнорировал
эту реплику.
   - И сейчас он звонил, просто чтобы сказать мне, что  ему  было  очень
приятно увидеть меня сегодня, и поблагодарил за визит. Вот и все. А тебе
я не стал ничего говорить, потому что хотел сделать сюрприз.
   - Что?
   - Ну.., обед с Макгвайром Мы договорились с ним  встретиться  на  той
неделе. Но теперь это уже не сюрприз - Ну и что? - Фэй пожала плечами.
   Бей снова уставился на экран.  Фэй  закрыла  глаза  и  просидела  так
несколько минут. А потом  решительно  встала,  подошла  к  телевизору  и
выключила его.
   - Эй, в чем дело? - удивился Бен. Она  опустила  глаза,  одновременно
чувствуя и вину и какое-то напряжение.
   - Послушай, Бен, нам надо серьезно поговорить.
   - Хорошо, - ответил он и поудобней устроился в кресле.
   Фэй села рядом на пол - Видишь ли... С тех пор, как я нашла этот труп
в подвале, мы с тобой, по сути, еще и не разговаривали.  Ну,  сначала  я
была не в состоянии из-за того дурацкого шока, а потом ты все время  был
занят, причем я не знаю, чем именно... Но  факт  остается  фактом  -  мы
совсем перестали общаться. Ты постоянно куда-то ходишь...  У  меня  даже
начинает складываться впечатление, что мы больше не муж и жена - Прости,
дорогая. Я действительно совсем закопался в делах Эта книга.
   - Но ты ведь даже не притронулся к рукописи! - почти закричала Фэй.
   - Ну, ладно.. - вздохнул Бен. - Действительно, до  недавнего  времени
ты чувствовала себя очень  неважно,  и  я  был  сильно  расстроен  твоим
состоянием Поэтому я и стал таким неразговорчивым Это были трудные дни и
для тебя, и для меня тоже И теперь я хочу как можно  скорее  забыть  обо
всем этом.
   Фэй погладила его ладонь, но напряжение не проходило  -  Да,  денечки
выдались что надо! - пробормотала она, чуть не плача - И почему все  это
свалилось именно на нас?.. Ведь было так хорошо! А теперь .
   - Все уже кончилось, - твердо произнес  Бен  -  И  я  не  хочу  снова
перемалывать это Да и тебе пора уж отвлечься Ты ведь ничего  плохого  не
сделала, зачем же так переживать? Ну, нашла труп И что с  того?.  Теперь
ты снова в полном порядке. И можешь уже вернуться к работе Так почему бы
нам опять не начать улыбаться? Хватит горя и слез Ведь  всего  несколько
дней назад, когда к нам приходили соседи, ты  была  такой  счастливой  и
радостной!.. Ну, что опять не так, дорогая?
   - Не знаю Может быть,  я  слишком  много  думала  обо  всем  этом,  -
предположила Фэй. - А что если нам вообще переехать на другую квартиру?
   Бен и сам долго размышлял над этим, но каждый раз он вспоминал  слова
Гатца. Следователь убеждал его, что никакие переезды здесь не помогут.
   - А зачем? - спросил он.
   - Ну, не знаю Чтобы побыстрее забыть об  этом  месте.  Избавиться  от
всяческих воспоминаний.
   - Перестань, Фэй. Это со временем и так пройдет само по себе.
   Но Фэй внезапно задрожала всем телом.
   - Бен, послушай! Я не хочу больше жить рядом с этой монахиней.  Я  не
выдержу. Стоит мне только подумать, что она здесь, рядом, как  сразу  же
дурно делается. Я просто сойду с ума!
   - Но, Фэй, когда мы переехали сюда,  она  уже  жила  в  этом  доме...
Почему же только теперь она стала раздражать тебя, да еще так, что  тебе
захотелось даже поменять квартиру?
   - Не знаю... Мне теперь все здесь кажется странным Как ты  объяснишь,
например, что недавно сорвалась строительная люлька? И к  тому  же  Макс
Вудбридж выяснил, что никто никаких ночных работ в  доме  не  заказывал.
Что они тут делали, и почему она у них сорвалась?
   - Фэй, ради всего святого, откуда же мне знать об этом?!
   - А тебе известно, что окно в комнате  монахини  уже  несколько  дней
открыто?
   - Ты, наверное, разыгрываешь меня? - смутился Бен. - "Неужели мы  так
и не закрыли его?" - с ужасом подумал он.
   - Вовсе нет. Пойди посмотри сам с улицы. И увидишь, что я права.
   - Ну, ладно. Допустим, оно открыто. И что из этого?
   - А личность убийцы еще так и не установлена... Возможно, он  до  сих
пор рыщет где-то поблизости. И неизвестно, куда  пропал  Лу  Петросевич.
Ну, и еще многое другое...
   - И что ты от меня хочешь? - напрямик спросил Бен, в упор уставившись
в глаза Фэй.
   - Ничего. Просто я хочу, чтобы ты понял, каково  мне  сейчас,  и  что
творится у меня в душе.
   - Ну, хорошо. Это я могу понять. И обещаю  тебе  всерьез  подумать  о
переезде. Договорились?
   Она кивнула.
   - Теперь все?
   - Нет, - как-то глухо произнесла Фэй.
   - Ну, что еще, милая? - уже смягчаясь, спросил Бен.
   - В последнее время ты тоже стал вести себя очень странно, Бен. И мне
надо знать, отчего это происходит.  Бен  напрягся,  стараясь  не  выдать
своего волнения.
   - Я не совсем понимаю тебя, - медленно проговорил он.
   - Я поясню. Я прекрасно знаю, что моя болезнь сильно расстроила тебя,
и поэтому ты не мог работать над рукописью. Это ясно. Но  все  равно  ты
должен был оставаться  рядом  со  мной.  Разве  нет?  Или  ты  настолько
погрузился в свои дела, что перестал даже замечать, что  большей  частью
тебя вообще не бывает дома?.. В ту самую ночь, когда оборвалась  люлька,
я проснулась, хотя потом я сказала тебе, что крепко спала  и  ничего  не
слышала Мне просто не хотелось тогда расстраивать тебя. Так вот, когда я
проснулась от этого шума, тебя дома не оказалось. А ведь это была глухая
ночь! А потом мне позвонили из аэропорта, чтобы  проверить  номер  твоей
кредитной карточки. Оказывается, в четверг ты зачем-то летал в Сиракузы,
а мне сказал, что пойдешь в библиотеку собирать материал для книги... Ты
прекрасно знаешь, что я полностью доверяю тебе, никогда не задаю  лишних
вопросов и не занимаюсь никакой глупой  слежкой.  Ты  свободен  и  волен
приходить и уходить, когда тебе заблагорассудится. Но все же войди в мое
положение... Наверное, на моем месте ты почувствовал бы себя  точно  так
же, если бы я вдруг начала пропадать среди ночи неизвестно куда, а потом
рассказывать байки, которые нисколько не похожи на  правду.  Как  бы  ты
поступил? - возмущалась Фэй.
   - Да, наверное, я бы здорово расстроился, - согласился Бен.
   - Так что ты можешь сказать теперь в свое оправдание? - не  отступала
Фэй.
   - В ту ночь, когда упала люлька, я выходил погулять. Мне не  спалось,
и я решил подышать свежим воздухом. Фэй не шелохнулась.
   - А зачем тебе понадобилось летать в Сиракузы?
   - У меня там было важное дело. Мне позвонили из  газеты  и  попросили
вылететь туда, чтобы взять  интервью  у  нескольких  человек,  а  заодно
отвезти в их местную  газету  материал  для  какой-то  статьи.  Если  не
веришь, я могу дать тебе телефон этой газеты, и  ты  сама  поговоришь  с
редактором. Тебе скажут то же самое.
   К счастью для Бена, Фэй поверила ему на слово и  не  стала  требовать
никаких подтверждений.
   - И если тебя тревожат подобные мелочи, то надо было  сразу  спросить
меня, и я  бы  детально  все  объяснил,  а  не  строить  впустую  всякие
предположения. Видишь теперь, как  все,  оказывается,  просто  на  самом
деле? К тому же, ты давно уже должна была понять, что я  никогда  ничего
от тебя не скрываю. И тем более, не лгу. Ну разве не так, а?
   Казалось, на Фэй эта тирада произвела должное впечатление.
   - Это правда, - признала она.
   - Ну, тогда давай побыстрее кончать этот разговор. А если ты  всерьез
задумала менять квартиру, то лучше обсудим это с утра. А еще лучше, если
ты сама на свежую голову обдумаешь свои планы и решишь, действительно ли
для тебя так важно переехать отсюда. Если да, то будем вместе мозговать,
что делать дальше. Начнем искать варианты... Ну, по рукам, дорогая?
   - Д-да, наверное... Я согласна.
   - Вот видишь, какой шум ты подняла  из-за  пустяков!  -  сказал  Бен,
укоризненно покачав головой.
   - По-видимому, ты прав, - как-то не очень уверенно произнесла Фэй.
   - Но теперь все забыто? - спросил Бен. - Как договорились?
   Она засмеялась, кивнула и поднялась на ноги.
   - Включить тебе телевизор?
   - Нет, Фэй. Я хочу, чтобы ты легла сейчас рядом со мной  и  полностью
расслабилась. Больше мне ничего не надо. Ну, пошли спать?
   Она подошла к нему и, обняв, начала нежно гладить по спине.
   - Я люблю тебя, - прошептала Фэй.
   - Я тоже, - отозвался Бен. - И  ты  не  должна  в  этом  сомневаться,
обещай!
   - Обещаю, - тихо произнесла она.
   Бен закрыл глаза и почувствовал, как его тело сливается с телом жены.
Ему сразу стало легко и спокойно. В самом деле, ведь они  не  занимались
любовью с того самого дня, как вернулись домой из круиза. Он очень хотел
ее, и приятная истома начала охватывать его тело. Уже несколько  дней  в
такие минуты ему казалось, что трагедия, частью которой они стали,  была
всего лишь ночным кошмаром или выдумкой, пустой  и  глупой  фантазией..,
правда, это длилось недолго, и каждый раз тревожные мысли возвращали его
к событиям прошедших дней, а в голове снова начинали звучать пророческие
слова Томаса  Гатца,  перед  глазами  мелькали  лица  Дженнифер  Лирсон,
инспектора Бурштейна, Энни Томпсон и ее отца,  потом  появлялся  труп  в
компакторе и чудился неведомый монсеньер Франкино, наводя  на  тягостные
раздумья о немыслимой цепи роковых случайностей, нелепостей я совпадений
последних  дней.  И  в  самом  Деле,   вокруг   Бена   творилось   много
необъяснимого.  Например,  появление  таинственного  распятия  на  двери
каюты, обрыв канатов на люльке, внезапная смерть Гатца  и,  конечно  же,
реакция  Энни  на  фото  старой  монахини.  Будто  неумолимый  злой  рок
преследовал Бена,  словно  сама  судьба  навечно  заклеймила  его  и  не
выпускала из своих безжалостных цепких лап. Кончится ли когда-нибудь эта
вереница несчастий? И если да, то как именно?
   Теперь единственным человеком, который мог пролить свет на  все  это,
оставался монсеньер Франкино. Разумеется, при условии,  что  это  именно
тот  Франкино,   который   сыграл   свою   роль   в   роковых   событиях
пятнадцатилетней давности. Завтрашняя встреча  значила  для  Бена  очень
многое.
   Он посмотрел в темноте на Фэй и хотел сказать ей что-нибудь ласковое,
но не мог найти нужных слов. Он лишь крепче сжал ее в своих  объятиях  и
поцеловал в щеку, стараясь расковать напряженный  мозг  и  отвлечься  от
грустных мыслей, никак не желающих покидать его голову.
   Итак, Франкино...
   Завтра все выяснится...

***

   - Что ж, рассказ ваш довольно увлекательный, мистер Бэрдет, - вежливо
улыбнулся монсеньер Франкино, ковыряя вилкой фруктовый салат. - В  самом
деле, все это весьма занятно.
   Бен улыбнулся и положил руки на стол.
   Зал ресторана был до отказа забит посетителями - в основном, деловыми
людьми, в строгих костюмах и при галстуках.  Рассеянный  мягкий  свет  и
приглушенные  голоса  за  столиками  действовали  успокаивающе.  Бен   и
священник сидели здесь уже более получаса; правда, монсеньер Франкино на
несколько минут опоздал.
   - Видите ли, даже если забыть на  минуту,  что  вся  ваша  история  -
несусветная чушь и глупость, - продолжал священник, - я все равно совсем
не тот Франкино, который вам нужен,. Очевидно, в этом деле  был  замешан
другой человек с такой же фамилией,  если,  конечно,  предположить,  что
все, о чем вы тут наговорили, вообще имело место в действительности.
   - Понятно, - усмехнулся Бен, проглотив кусочек заливной осетрины.
   -  Позвольте  мне  задать  вам  один  вопрос,  -  вежливо  проговорил
священник, вынимая из густых  седых  волос  на  руке  застрявшую  в  них
хлебную крошку. - Предположим, что такой заговор, как вы это  называете,
действительно существовал, и я даже  имел  к  нему  какое-то  отношение.
Тогда почему вам понадобилось встречаться со мной?
   - А как же еще можно распутать все это дело? - удивился Бен.
   Франкино  задумался  и  кивнул,  нанизывая  на   вилку   маринованный
шампиньон.
   - Видите ли, мистер  Бэрдет,  накануне  нашей  встречи  я  специально
проверил в Управлении каталог  личных  дел  на  всех  сотрудников  нашей
епархии и выяснил, что под началом нью-йоркского архиепископа  в  разное
время работали несколько человек с точно такой же фамилией.
   - И все они были монсеньерами? - язвительно усмехнулся Бен.
   -  Нет,  конечно,  -  Франкино  терпеливо  улыбнулся.  Бен   старался
держаться спокойно. Он позволял священнику  защищаться  и  был  готов  к
этому, хотя явно чувствовал, что  тот  просто  играет  с  ним.  Франкино
напоминал Бену опытного адвоката, который распинается перед  присяжными,
умело жонглируя фактами и подтасовывая их в своих интересах.
   - Скажите, а вы находились в Нью-Йорке в то время, о  котором  я  вам
сейчас рассказывал? - поинтересовался Бэрдет.
   - Я уже сказал, кажется, что не  имею  никакого  отношения  к  вашему
заговору.
   - Я это понял, и все же...
   - Ну, хорошо, мистер Бэрдет, - сдался Франкино. - Если вам  от  этого
станет легче, я отвечу: нет, в то время я находился в Риме.  Если  более
точно, то в Ватикане. Устраивает?
   Бен не спеша поднял  бокал  с  вином  и  сделал  несколько  маленьких
глотков. - Видите ли, монсеньер. Мы с вами беседуем почти  уже  час.  Вы
слушали меня, а потом я внимательно выслушал вас. Так вот, скажите  мне,
как  вы  считаете,  у  меня  могут  еще  оставаться  сомнения  в   вашей
искренности, или я уже должен поверить вам до конца?.. Дело в том, что я
вам почему-то все равно не верю. К сожалению.
   Франкино напрягся, но сумел сдержаться и лишь натянуто улыбнулся.
   - Вы что же, подозреваете меня во лжи? - Он удивленно вскинул брови.
   - Давайте скажем чуточку по-другому. Просто я вам не верю. И хотя  вы
упорно продолжаете называть рассказ Гатца пустой  фантазией,  вы  должны
понять, что мне лично пришлось увидеть и  узнать  уже  довольно  многое,
чтобы сомневаться в его словах. И, конечно, живая монахиня  у  нас  тоже
имеется. Надеюсь, этого вы не станете отрицать?
   - Да, я знаю о ней. Это очень больная и несчастная женщина.
   - Вероятно, вы правы.
   - Вы какой-то черствый  и  бессердечный  человек,  мистер  Бэрдет,  -
укоризненно заметил Франкино. - Я, если хотите знать, выяснил все  о  ее
прошлом. Сейчас сестру  Терезу  содержит  Управление  нашей  епархии.  А
большую часть своей  жизни  она  проработала  в  Бронксе,  в  бесплатной
приходской школе для бедных. Помимо этого ей  приходилось  ухаживать  за
безнадежно больными в больнице святого Винсента. А в возрасте пятидесяти
шести лет у нее самой начался  рассеянный  склероз,  и  с  тех  пор  она
находится на полном содержании церкви и под ее опекой. Бен сузил глаза и
заговорил более жестко:
   - А почему же вы тогда согласились на эту встречу, если считаете себя
непричастным к тому, о чем я только что рассказал? Почему  вы  сразу  не
сказали отцу Макгвайру, что вы здесь ни при чем и  не  сможете  поведать
мне ничего интересного? Тут что-то не так...
   Священник лишь пожал плечами.
   - Отец Макгвайр просто попросил меня встретиться  с  вами,  вот  я  и
пришел.
   - Да бросьте вы, это все  неправда!  Как  он  мог  настаивать,  когда
ему-то я как раз ничего и не объяснил Неужели он начал  выкручивать  вам
руки? Нет, монсеньер, вы знали, куда идете и зачем. Вам необходимо  было
выяснить, что мне известно и до какой  степени  я  сумел  распутать  ваш
заговор.
   - Не хочу показаться вам слишком  резким,  -  перебил  его  Франкино,
сверкая глазами от негодования, - но мне кажется, что вы просто  слишком
мнительный человек с неуемной фантазией и сейчас  либо  ведете  какую-то
неведомую мне грязную игру, либо нуждаетесь в помощи хорошего психиатра.
   - Неужели? - прищурился Бен. Франкино поправил одежду, натянув рукава
рясы по самые ладони.
   - Я, знаете ли, не привык, чтобы меня обвиняли а смертных  грехах.  И
последний раз заявляю вам, что никого не убивал, ни от кого не скрываюсь
и, тем более, не участвую  ни  в  каких  таинственных  заговорах  против
"несчастных мирских", как вы изволили выразиться.
   - Да ни в чем я вас не обвиняю! - нервно усмехнулся Бэрдет.
   - Но вы именно это имели  в  виду  -  Да  поймите  же  вы:  на  карту
поставлена жизнь моей жены. И не исключено, что моя собственная -  тоже.
И если бы вы захотели помочь мне и честно  все  рассказали,  у  меня  не
осталось бы никаких сомнений на ваш счет. Но так как вы упорствуете и не
желаете говорить откровенно, значит, я тем более прав!  И  вы,  конечно,
должны чувствовать, будто вас подозревают и обвиняют. Вполне логично!..
   Подошел официант и убрал тарелки из-под закусок. Некоторое время  Бен
и Франкино молча сидели за опустевшим столом и медленно потягивали сухое
вино. Вскоре подали горячие блюда. Первым заговорил Бен:
   -  Скажите,  а  вам  не  приходилось  раньше  встречаться   с   отцом
Макгвайром?
   - Нет.
   - Это прекрасный человек! Очень добрый и большого ума. Церковь  может
по праву гордиться им.
   - Не сомневаюсь.
   - Мы провели с ним  две  недели  на  теплоходе  во  время  круиза,  -
продолжал рассказывать Бен. - И представляете, в  самую  последнюю  ночь
перед прибытием в  Нью-Йорк  в  мою  каюту  кто-то  пытался  проникнуть.
Правда, я вовремя проснулся  и  помешал  этому  таинственному  незваному
гостю, но он все же оставил о себе  память  -  повесил  на  дверь  каюты
распятие.
   - Ну, мне кажется, за вас, серьезно взялась Священная  Инквизиция!  -
рассмеялся Франкино. - Вам нужно срочно обратиться в полицию. Или нанять
частного сыщика.
   - А может быть, лучше получить аудиенцию  у  кардинала?  -  без  тени
улыбки в упор спросил Бен.
   - Что ж, это свободная страна, мистер"Бэрдет. Поступайте, как знаете.
- С этими словами Франкино принялся за ростбиф.  -  Кухня  здесь  просто
великолепная! Надеюсь, вам понравится, попробуйте.
   -  Непременно,  монсеньер.  Но,  конечно,  мой  аппетит   только   бы
улучшился, если бы я был в добром расположении духа и не мучался оттого,
что вы не желаете говорить мне всю правду.
   - Но все, что я говорю, и есть правда! - возмутился Франкино.
   - Простите меня за грубость, монсеньер... Я не привык говорить  таким
языком со священниками... Но мне кажется, что все, что вы тут сказали, -
самое настоящее дерьмо! - Произнося это, Бен продолжал вежливо улыбаться
и старался, чтобы его не слышали за соседними  столиками.  -  Гатц  ясно
сказал мне, что Майкл Фармер имел беседу с Франкино, а потом передал  ее
содержание Дженнифер Лирсон.
   - Ну, это мы уже, кажется, обсудили, - напомнил священник.
   - Не до конца. Фармер подробно рассказал  потом,  как  выглядел  этот
самый Франкино. К тому же и Гатц, и мисс  Лирсон  -  все  описывали  его
одинаково. У того Франкино были сильные, мускулистые руки.  Но  особенно
Фармеру запомнились  густые  колечки  седых  волос  на  тыльной  стороне
кистей. - Тут Бен схватил священника  за  руку,  но  тот  и  не  пытался
отдернуть ее. - Вот в точности, как у вас монсеньер,  -  победным  тоном
произнес он.
   На лице священника мелькнуло такое откровенное ожесточение,  что  Бен
даже вздрогнул, не ожидая  от  представителя  духовенства  столь  бурной
реакции.
   - Это вы встречались с Фармером пятнадцать лет назад! - продолжал он.
- И вы хранили папки с записями о всех часовых. Вы же  имели  дело  и  с
Элисон Паркер, которую превратили потом в монахиню. И  вы  -  тот  самый
человек, который преследует теперь мою жену! - заключил он.
   Франкино вскочил со стула и грозно уставился на Бена, тщетно  пытаясь
сдержать свой пыл.
   - Всего вам хорошего, мистер  Бэрдет,  -  сквозь  зубы  процедил  он,
швырнув салфетку на стол. - За обед я заплатил заранее. Так  что  можете
не волноваться и  заканчивать  без  меня.  Желаю  вам  и  вашей  супруге
всячески" благ. И надеюсь, что мы с вами больше  не  встретимся  Бен  не
успел даже ответить ему - Франкино пуле" вылетел из ресторана.  Подождав
немного, Бен тоже поднялся  подошел  к  окну  и  увидел,  как  священник
садится в такси Он улыбнулся. Теперь сомнений не оставалось. Это и  есть
тот самый Франкино.

Глава 14

   Монсеньер Франкино наконец выбрался на крышу дома номер  80  по  89-й
улице,  соседствующего  со   стройплощадкой   собора   святого   Симона.
Накрапывал дождь. Франкино вынул бинокль и навел его на квартиру  сестры
Терезы. Окно оказалось открытым, но сейчас не это волновало  священника.
Бирок уже успел доложить ему о происшествии со строительной  люлькой,  а
потом отправился вслед за Беном в Сиракузы и там выкрал  у  него  снимки
монахини, причем последнюю фотографию он выхватил уже из руки  умирающей
девушки.  Кроме   того,   накануне   Бирок   похитил   и   негативы   из
фотолаборатории "Техниколор" Джо всегда был  полезным  и  исполнительным
помощником Франкино направил бинокль на глаза  сестры  Терезы  Белые  от
катаракты зрачки казались ему горящими в ночи  светлячками.  Но  как  бы
ужасно ни выглядела  монахиня  на  первый  взгляд,  она  была  настоящим
воплощением истинной божественной  красоты.  Ангелом  Божьим  на  Земле,
своей преданностью и самопожертвованием заслужившим  спасение  души.  Но
скоро она отправится на покой и навеки соединится там с Господом Богом -
так же как и отец Галлиран до нее, В  памяти  Франкино  всплыли  события
пятнадцатилетней  давности:  отец  Мэтью  Галлиран,  урожденный   Уильям
О'Рурк... Сколько же времени прошло с тех пор?..
   Если бы не капли дождя, противно бьющего прямо в лицо,  и  не  адский
холод, заставляющий кожу бледнеть и терять чувствительность, он  мог  бы
полностью погрузиться в эти воспоминания. Ведь пятнадцать лет  назад  он
стоял на этой же самой крыше с биноклем и так же внимательно наблюдал за
окном в третьем этаже особняка, где поселилась  Элисон  Паркер.  И  ночь
тогда выдалась такая же дождливая. Осознав, что Чейзен может предпринять
что-то против девушки, он пришел сюда и,  по-видимому,  вовремя,  потому
что как раз  в  тот  момент  в  дом  вошел  какой-то  мужчина,  которого
впоследствии опознали как частного детектива Джозефа Бреннера.
   Вскоре после появления этого неизвестного из  дома  выскочила  Элисон
Паркер, вся в крови. Истошно крича, она  в  одном  белье  бросилась  под
дождь и вскоре скрылась из виду. Но только когда священник убедился, что
девушка уже далеко, он спустился вниз и сам пошел  обследовать  особняк.
Что же произошло?.. Что успел сделать Чейзен? И  кто  так  поздно  зашел
сюда? Неожиданно он наткнулся на труп детектива Бреннера. На  теле  было
множество ножевых ран. Монсеньер тут же вытащил труп  наружу  и  засунул
его в багажник брошенной кем-то машины, а потом  вернулся  в  особняк  и
тщательно убрал все следы крови, хотя  был  уверен,  что  Чейзен  и  сам
позаботился бы об этом Ему ведь тоже совеем  не  хотелось,  чтобы  домом
заинтересовалась полиция. Когда все следы были  уничтожены,  и  Франкино
собирался уже выйти на улицу, он вдруг  встретил  на  лестничной  клетке
самого Чарльза Чейзена. Никогда еще священник не испытывал такого ужаса.
Пот градом струился по его телу, и внезапно даже  почудилось,  что  весь
организм его начал разваливаться, а душа будто замерзла  Он  застыл  как
вкопанный и лишь молил Бога дать ему силы выдержать это, молил о помощи.
И помощь пришла  откуда-то:  прямо  на  глазах  монсеньера  Чейзен  стал
растворяться и вскоре исчез.
   Франкино вспомнил, как в ту ночь он приехал в Управление епархии,  из
последних сил добрался до своей кровати,  упал  на  нее  и  прорыдал  до
рассвета.
   Но потом все видения прошлого стали меркнуть, и  перед  ним  со  всей
отчетливостью предстало страшное настоящее - сестра Тереза,  Бен  и  Фэй
Бэрдеты, а еще дождь, холод и первые признаки начинающейся стенокардии И
именно сегодня он осознал, что Чейзен  приготовился  вновь  напомнить  о
своем присутствии.

***

   - Фэй, - позвал Бен, пытаясь разглядеть жену в темноте спальни.
   Но вокруг стояла полная тишина.
   - Фэй! - еще раз  крикнул  он,  подумав,  что  она,  очевидно,  пошла
зачем-то на кухню. - "Сколько же сейчас времени?  Три  часа  ночи.  Боже
мой!.." Малыш повернулся во сне и  закашлялся,  но  очень  быстро  опять
утих.
   Бен зажег  ночник  и  выпрыгнул  из  постели.  Голова  раскалывалась.
Проклятые мысли по-прежнему не  давали  ему  покоя.  Снова  и  снова  он
рассуждал про себя о недавней встрече в ресторане с Франкино.
   - Фэй? - уже менее уверенно позвал он, заходя в гостиную.
   Никого. Кухня тоже оказалась пустой. Как и ванная .
   Бен прислушался к шуму дождя за окном. Неужели  она  пошла  гулять  в
такую погоду? Невероятно.
   Он поспешно оделся и вышел из квартиры. В коридоре Бен прислушался  к
звукам  за  дверями  соседей  -  вдруг  ей  взбрело  в  голову   нанести
кому-нибудь поздний визит?.. Но все соседи, очевидно, давно  уже  спали.
По крайней мере ему не  удалось  услышать  никаких  голосов.  Бен  нажал
кнопку и, дождавшись лифта, спустился на первый этаж.
   Ночной вахтер спал на диванчике в дальнем  конце  холла.  У  ног  его
стоял зонтик, с которого стекала вода.
   Бен осторожно коснулся его плеча, потом встряхнул посильнее.
   - Что такое? - вздрогнув, спросил вахтер и рывком сел на диванчике.
   - Скажите, вы не видели мою жену? - без околичностей начал Бен.
   Мужчина спросонок никак не мог сориентироваться.
   - Я, наверное, задремал... - извиняющимся голосом Пробормотал  он.  -
Вы кого ищете, мистер Бэрдет?
   - Свою жену! - нетерпеливо повторил Бен.
   - Нет. Что-то не помню, чтобы она тут проходила. Правда, я,  кажется,
немного заснул... Может, она прошла как раз в этот момент?
   Бен кивнул, лихорадочно соображая,  куда  направляться.  Неужели  она
действительно разгуливает сейчас по улицам? В  такую-то  погоду...  Нет,
это просто сумасшествие. Но где же ее искать?..
   - Если увидите ее, сразу звоните мне, хорошо? - велел он привратнику.
   - Ну, конечно! - с готовностью отозвался тот,  вскочил  с  дивана  и,
запахнув пальто, начал прохаживаться по холлу, пытаясь разогнать сон.  -
Я лучше постою у подъезда, - наконец  сказал  он  и,  прихватив  зонтик,
зашагал к выходу.
   Бен подошел к лифту и,  зайдя  в  кабину,  задумался,  стоит  ли  ему
возвращаться домой ни с чем.
   "Куда же она могла запропаститься?.. И главное -  зачем  ей  вылезать
среди ночи из теплой постели, одеваться и куда-то идти?" И снова  разные
дурацкие мысли полезли в голову. Но вдруг, глядя на  кнопки  с  номерами
этажей, Бен чуть не вскрикнул. Подвал! Как он  мог  забыть  про  подвал?
Конечно, только туда ее могло так  неожиданно  потянуть.  Она  наверняка
там, внизу!
   Бен дрожащей рукой нажал кнопку подвала, и лифт медленно пополз вниз.
На этот раз ему показалось,  что  он  едет  слишком  уж  долго,  секунды
растягивались до бесконечности, и почему-то делалось  жутко  и  хотелось
поскорее выбраться из этой тесной кабинки.
   Но вот и подвал. Двери лифта раздвинулись,  и  Бен  шагнул  в  темный
коридор. Где-то вдалеке громко  капала  вода.  Возможно,  дворник  плохо
закрыл кран в своей комнатке. Трубы отопления монотонно гудели.
   Может быть, стоит покричать и позвать ее? Хотя нет лучше, пожалуй, не
шуметь.
   Фэй не заходила сюда с того дня, как обнаружила труп.  Так  зачем  же
именно сейчас ей понадобилось пробираться сюда тайком среди ночи? Ерунда
какая-то...
   Свернув за угол, Бен сразу почувствовал, что по пятам за  ним  кто-то
идет, но это явно не Фэй.
   Он  сделал  еще  несколько  осторожных  шагов.  Теперь  сомнений   не
оставалось - тут определенно кто-то есть. И этот таинственный незнакомец
старается, чтобы его не было слышно. Теперь Бен ясно различал за  спиной
постороннее дыхание, которое этот "кто-то" тщетно пытался сдерживать.
   Может, это все-таки Фэй так глупо  подшучивает  над  ним?..  Но  нет.
Внутренний голос упрямо твердил Бену, что Фэй  сейчас  совсем  в  другом
месте - не позади него, а впереди.
   Коридор заплясал перед глазами.  Но  вот  и  маленькая  комнатушка  с
компактором. То самое злосчастное место, где все и  произошло...  Кровь.
Труп. Смерть... Что же она делает сейчас там?
   - Фэй, - негромко позвал Бен, решив, что если она  находится  в  этой
комнате, то обязательно должна услышать его.
   Ответа не последовало, зато усилилось ощущение, что он здесь не один.
Теперь ему отчетливо померещился и второй человек, притаившийся с другой
стороны.
   Прижавшись к стене, Бен медленно двинулся вперед и,  затаив  дыхание,
заглянул в злополучную комнату.
   Красная лампочка над прессом для мусора исправно горела.  И  под  ней
неподвижно стояла Фэй, словно завороженная крохотным огоньком. Она будто
окаменела и не отвечала ему.
   - Фэй!
   Бен  смело  шагнул  вперед  и  схватил  супругу   за   плечи,   сразу
почувствовав, как напряжено ее тело. Очевидно, она была сейчас в трансе.
И хотя теперь она увидела мужа, никакой реакции на это не последовало.
   Он попробовал увести ее, но ноги Фэй были будто скованы судорогой,  и
Бен понял, что ее придется тащить на себе до самой квартиры.
   Он ухватил Фэй за талию  и,  уже  приготовившись  к  нелегкому  пути,
внезапно остановился: из коридора послышались странные звуки -  какой-то
приглушенный шелест, словно кто-то шаркал ногами по бетонному полу.
   - Фэй, - еще тише проговорил Бен. - Ты меня слышишь?
   И в этот момент из коридора раздался зловещий смех. Конечно, это  еще
был не повод для беспокойства - мало ли  кто  мог  смеяться  в  подвале:
дворник,  соседи  или  какие-нибудь  детишки,  зашедшие  сюда  с   улицы
погреться... Да, но среди ночи?..
   - Эй, кто-нибудь есть  здесь?  -  неожиданно  громко  выкрикнул  Бен,
улыбаясь, как идиот, и сам себе удивляясь. Тишина.
   Он осторожно высунул голову в коридор и хотел уже снова крикнуть, как
вдруг ощутил резкую боль. Кто-то с силой ударил его по голове. Он тут же
закрыл лицо руками и почувствовал на пальцах кровь. Последовал еще  один
удар. Кто-то бил его кулаками.
   И вот уже трое мужчин окружили Бена, присевшего от боли на  корточки,
и начали наносить ему новые удары по голове. Но теперь уже не руками,  а
коваными  ботинками,  а  он  лишь  пытался  как-то  закрыть   лицо   или
увернуться.  Сквозь  заливающую  глаза  кровь  Бен  смутно  видел   лица
напавших. Все они оказались  юнцами,  не  старше  двадцати  лет,  и  все
темнокожие. У одного в руке блеснул нож. А у самого  высокого  он  успел
заметить на лбу широкий шрам.
   Бен инстинктивно сжался  в  углу  грязной  каморки,  но  тут  к  нему
подскочил  парень  с   ножом   и   резанул   по   запястью.   Остальные,
расхохотавшись, принялись с двойным усердием избивать его.
   Потом они оттащили его к  компактору  и  там,  прижав  к  бункеру,  с
прессованным мусором, продолжили издевательства.
   - Ну что, испугался, паскуда? - спросил обладатель ножа.
   "Господи... Неужели никто их не остановит?!" - в отчаянии думал Бен.
   - Испугался, я спрашиваю?!
   - Эй, ребята, вы только  гляньте  на  эту  сучку!  -  вдруг  радостно
выкрикнул другой. - Вот так добыча!
   - Не трогайте ее! - закричал Бен.
   - Заткнись, ублюдок!
   Бен заметил, как один из парней занес ногу,  и  тут  же  острая  боль
разлилась из паха по всему его телу. Он согнулся и застонал.
   Самый высокий подбежал к Фэй, разорвал на  ней  блузку  и  укусил  за
грудь. Другой прокричал что-то по-испански.
   Бен увидел, как парень полоснул Фэй ножом по груди и из раны  хлынула
кровь. Он хотел закричать, но уже не мог  и  лишь  беспомощно  раскрывал
рот, задыхаясь от нестерпимой боли.
   Тем временем бандиты повалили Фэй на пол  и  стали  нещадно  избивать
ногами. Она сразу же пришла в себя и, увидев Бена, скорчившегося в  углу
у компактора, стала отчаянно звать его на  помощь.  Она  тянула  к  нему
руки, но туг один из парней подошел ближе и каблуком наступил ей на шею,
сдирая кожу грубой подошвой.
   Потом все трое повалились на нее сверху, осыпая  тело  Фэй  слюнявыми
поцелуями. Когда она пыталась сопротивляться, они снова и снова били  ее
по лицу, оставляя на нем багровые рубцы и кровоподтеки. Через  несколько
минут Фэй забили до такого состояния, что она опять отключилась и уже не
реагировала ни на какие их действия.
   Бен было бросился защищать жену, но его тут же схватили за горло и  с
размаху ударили головой о  стену.  Потом  насильники  посрывали  с  себя
одежду и поволокли Фэй на свет, к компактору.
   - Пожалуйста, оставьте меня! - вдруг пронзительно  завизжала  она.  -
Мне больно!
   - Заткнись, сука! - огрызнулся высокий парень с ножом. - Не то сейчас
туго тебе придется.
   - Нет! - выкрикнул Бен.
   Но самый высокий уже насильно раскрыл губы Фэй и  вставил  ей  в  рот
свой член. Остальные радостно засуетились, снимая с себя остатки одежды.
   Фэй начала задыхаться, а они не переставали  наносить  ей  все  новые
удары.
   Бен перекатился на живот и пополз на помощь жене,  скользя  в  шлейфе
собственной крови. Наконец он добрался до одного из бандитов и,  схватив
его за ногу, угрожающе процедил:
   - Я всех вас прикончу!
   Но тот сразу же занес над ним свободную  ногу.  Бен  увидел  огромный
черный каблук, стремительно несущийся прямо на него  и  закрывающий  все
вокруг, а потом ощутил резкую боль в голове и потерял сознание.

***

   Стирая с лица капли дождя и пота,  монсеньер  Франкино  со  всех  ног
бросился к дому, пробежал под окном сестры  Терезы  и  влетел  в  темный
холл, оставляя на полу  цепочку  грязных  мокрых  следов.  Очутившись  в
подвале, он без колебаний направился к  комнате  для  прессовки  мусора:
если что-то произошло, то непременно здесь, в этом же самом месте.
   Священник чувствовал, что  ему  не  даром  пришлось  столько  времени
провести под дождем на крыше. Хотя сейчас было важно уже совсем не это.
   Вот и последний поворот коридора. Комната перед ним,  но  вокруг  все
тихо... Хотя, выждав с минуту, он все же смог различить  впереди  чей-то
тихий стон.
   И  вновь  монсеньер  почувствовал,  как  мучительно  болит  грудь.  А
таблетки он, как назло, забыл на крыше, когда торопился сюда.
   Что же на этот раз натворил Чейзен?.. И с какой целью?
   Мысленно Франкино не переставал  молиться,  прося  у  Господа  сил  и
мужества.
   Вдруг ему показалось, что в подвале сделалось нестерпимо жарко  Стало
трудно дышать. Или, может  быть,  это  страх  уже  сжимает  горло  своей
безжалостной черной лапой?..
   Приближаясь к двери злополучной комнаты,  священник  крепко  сжал  на
груди распятие, а потом, на секунду закрыв глаза, решительно выдохнул  и
рванул дверь на себя.
   Бен Бэрдет сидел у стены с  лицом,  похожим  на  кровавую  маску.  На
коленях он держал голову жены. Фэй лежала на спине,  невидящими  глазами
уставившись в потолок, и еле дышала.
   Бен заметил Франкино и теперь молча разглядывал его Священник подошел
к ним и встал на колени, тоже не говоря ни слова.
   Бен облизал разбитые губы и посильнее прижал к себе истерзанную жену.
Она болезненно застонала.
   -  А-а,  монсеньер?..  -  чуть  слышно  пробормотал  Бен.  -   Мистер
Франкино!..

***

   Вставшее солнце озарило город веселым жизнерадостным  светом.  Внизу,
под окнами квартиры Бэрдетов, послышались  первые  звуки  пробуждающейся
жизни. Фэй лежала в постели и  беспокойно  ворочалась  во  сне.  Всю  ее
голову покрывала плотная марлевая повязка. Бен и монсеньер Франкино, оба
вконец обессилевшие, сидели в гостиной за столом и пили кофе из  больших
фаянсовых чашек. Последние полчаса Бен не отходил от Фэй ни на  секунду,
но теперь, когда она, наконец, заснула,  и  он  вновь  увидел  Франкино,
вспомнились все обиды.
   - Ну что ж, монсеньер, - начал Бен. - Видимо, пришло время поговорить
начистоту и выяснить, наконец, где кроется правда...
   Франкино виновато опустил глаза и отхлебнул большой глоток кофе.
   - Или на этот раз вы решили поиграть со мной в  немого?  -  продолжал
Бен.
   - Нет. Игры кончились. И никаких спектаклей больше не будет, -  вдруг
решительно заявил священник.
   Он казался сейчас мрачнее тучи и  все  же  был  более  открытым,  чем
тогда, в ресторане.
   - Так что вы делали ночью в подвале? - в упор спросил Бен.
   - Я пришел туда за вами, -  ответил  Франкино,  тяжело  вздохнув.  Он
постоянно потел, и капли пота заполняли мелкие оспины и морщины  на  его
лице.
   - А откуда вы взяли, что мы именно там? - недоверчиво прищурился Бен.
   - Просто я знал это, и все.
   - Но откуда?
   - Какая разница, мистер Бэрдет? - слегка поморщился  священник.  -  Я
знал, что вы там и что с вами должно случиться что-то плохое.
   - Тогда почему же вы  не  остановили  их  раньше?  -  с  негодованием
спросил Бен.
   - Я не мог. Бен нервно дернулся и пролил немного кофе на скатерть.
   - Что значит "не мог"? - возмутился он.
   - У меня нет такой силы.
   - Послушайте, монсеньер! - начал всерьез раздражаться Бен. - Все ваши
загадки мне еще в ресторане надоели. И сейчас я не в  настроении  решать
эти ребусы. Но вы посмотрите, что получается: трое молокососов  затащили
нас к мусорному прессу и прилично избили. А через пять минут после того,
как они скрылись, вдруг являетесь вы - эдакий друг и спаситель. И  потом
еще заявляете, что знали о грозящей нам опасности, но были  якобы  не  в
силах ее предотвратить... Знаете, если бы это случилось с кем-то Другим,
я бы, возможно, посмеялся сейчас вместе с  вами.  Но  дело  в  том,  что
именно мне теперь совсем не до смеха.
   Франкино придвинулся ближе к Бену.
   - Сестра Тереза, которая живет по соседству с вами, когда-то на самом
деле была Элисон Паркер, - сказал он, глядя Бену  прямо  в  глаза.  -  А
теперь она является Стражем, то есть все, о  чем  успел  рассказать  вам
инспектор Гатц, целиком соответствует истине. Это никакие не выдумки,  а
самая настоящая правда. Цитата из книги, которую приводил вам Гатц, тоже
исполнена глубокого смысла. И вы  правильно  поняли  роль  и  назначение
этого Стража. Конечно, многое вам еще не известно, но и того, что вы уже
знаете, вполне достаточно.
   Наконец-то Бен услышал долгожданную правду!.. После стольких  мучений
и бесплодных поисков ему подают все на блюдечке.
   -  А  почему,  интересно,  вы  именно  сейчас  решили  все  это   мне
рассказать? - вдруг задался вопросом Бен.
   - Потому что мне нужна ваша помощь, - последовал лаконичный ответ.
   - Какая? - напрягся Бэрдет.
   - Сейчас объясню...
   - А отец Макгвайр, случайно не замешан  как-нибудь  в  этом  деле?  -
спросил вдруг Бен.
   Франкино замолчал на секунду, а потом произнес:
   - Нет. И я раньше даже не видел его, пока он мне сам не позвонил.
   - Понимаю, - отозвался Бен и в свою очередь стер пот со лба. -  Итак,
сестра Тереза сидит у своего окна и ждет появления Сатаны. - Теперь  Бен
не знал, как ему вести себя - плакать или смеяться.
   - Именно так, - подтвердил Франкино.
   - А что если Сатане вздумается появиться не  здесь,  а  где-нибудь  в
Эфиопии или каком-то другом Богом забытом месте?
   - Это не имеет никакого значения, - впервые за  все  время  улыбнулся
священник. - Ведь хотя Часовой находится здесь, в Нью-Йорке,  сфера  его
власти и деятельности - весь мир. Место - понятие физическое,  доступное
человеческому восприятию. Но сестра Тереза может в любое время быть  где
угодно. Она - ангел Божий на Земле... Впрочем, и ее физическое  тело  не
обязательно должно находиться здесь - за  последние  несколько  столетий
место неоднократно менялось. Но это,  как  я  сказал,  никакой  роли  не
играет, а зависит в основном от того, где удобней расположить Часового с
точки зрения безопасности его физического тела. Отец Галлиран, например,
занимал квартиру в небольшом особняке, стоявшем когда-то на месте вашего
дома. А сестра Тереза живет теперь рядом с вами... Что  же  касается  ее
преемницы сестры Томазины, или, если  угодно,  Фэй  Бэрдет,  -  то  она,
скорее всего, будет находиться здесь же или где-то поблизости.
   - Итак, вы решили, что Фэй.., станет следующей стражницей? - холодея,
проговорил Бен.
   - Да.
   - И вы думаете, я буду спокойно сидеть и смотреть, как вы  воплощаете
свой изуверский план в жизнь? - уже еле сдерживаясь, продолжал он.
   Священник с виноватой улыбкой развел руками.
   - У вас нет выбора, сын мой. Такова воля Господа. И не надо  смотреть
на это, как на жестокость судьбы Страж благословен. Ему протягивает руку
прощения сам Господь Бог!.. Ибо когда Сатана совратил человека и тот был
изгнан из рая, Бог, разгневанный таким предательством, решил, что отныне
его небесные ангелы перестанут оберегать  мир  от  вторжения  Сатаны,  а
каждый раз эту нелегкую службу будет нести один из избранных им людей Но
охранять всех остальных он  будет  не  просто  так,  а  чтобы  заслужить
прощение за совершенный ранее смертный грех - попытку самоубийства.  Вы,
конечно, понимаете, что далеко не каждому из пытавших покончить с  собой
выпадает при жизни такой редкостный шанс. Так что быть  избранным  самим
Богом - это великое счастье!
   - Вот это счастье, чтоб я сдох! - взорвался Бен. - Да вы  же  сами  и
отнимете у нее жизнь! Она  сморщится,  как  чернослив,  потом  ослепнет,
оглохнет, онемеет. И вдобавок ее разобьет паралич.  И  вы  еще  уверяете
меня, что все это - великое счастье?!
   -  Послушайте,  сын  мой,  -  терпеливо  объяснял  священник.  -   Вы
рассуждаете  о  мире  лишь  с   примитивной   точки   зрения   плотского
человеческого тела. Но красота с годами уходит, люди старятся и умирают.
Плоть  превращается  в  прах.  Она,  в  сущности,  является  бесполезной
материей Только душа несет в себе суть жизни, искру  Божию.  И  за  душу
надо бороться. А  душа  Фэй  сейчас  в  опасности,  ведь  она  совершила
смертный грех, попытавшись убить себя. И этот грех надо искупить,  иначе
душа ее, навсегда попадет  в  ад.  У  Фэй  как  раз  есть  сейчас  такая
возможность, поскольку именно она избрана для того,  чтобы  беречь  этот
мир от пришествия  Сатаны.  И  если  она  выполнит  этот  долг,  на  нее
снизойдет милость и благодать Божия, а душа ее будет вечно  пребывать  в
царствии Его... На вашем месте я бы просто  молился,  чтобы  все  прошло
благополучно, и она сменила сестру Терезу на этом божественном посту.
   - Ас какой стати я должен молиться, - с  усмешкой  заговорил  Бен,  -
если Бог и так все давно уже решил без меня?
   - Потому что ему противостоит сила, которая обладает почти  такой  же
властью - это сила Сатаны. И если кандидат в Часовые согрешит еще раз  -
наложит на себя руки и смены не  произойдет,  цепь  будет  разорвана,  и
никто больше не защитит человечество от Лукавого. Он ворвется в наш  мир
и установит здесь свой порядок...  Естественно.  Сатана  будет  всячески
искушать вашу жену, чтобы не дать ей занять этот пост.  Он  постарается,
чтобы она еще раз совершила попытку убить себя, прежде чем произойдет ее
перевоплощение в  Часового.  Но  мы  не  можем  допустить  этого,  иначе
человечество будет обречено. Все что угодно, только не это!..
   - И как же вы собираетесь  предотвращать  эти  дьявольские  козни?  -
скептически скривился Бен.
   - Я пока что и сам не знаю, - вздохнул Франкино. - Перво-наперво надо
определить, где находится дьявол.
   - Так пускай вам подскажет ваш Часовой!
   - К сожалению, это невозможно. Ведь силы Сатаны неизмеримы, он  может
принимать любой вид и находиться  в  любом  месте...  Его  очень  трудно
обнаружить, но именно это мы обязаны сделать. Потому что бороться с  ним
возможно только тогда, когда знаешь, где он находится.  А  Часовой  лишь
чувствует  присутствие  Сатаны.  И  по  всем  признакам  сейчас   дьявол
находится в этом здании. Но он весьма искусно  замаскировался  и  теперь
ждет своего часа. Вполне возможно, что он принял облик того несчастного,
чей труп нашла в компакторе ваша жена. Я почти уверен, что он специально
уничтожил тело, а сам теперь выдает себя за  убитого.  Да...  Он  где-то
рядом. Это чувствую даже я сам. Мне ведь приходилось уже однажды  с  ним
сталкиваться... И сейчас я ощущаю  вокруг  вибрации,  от  которых  меня,
признаться, бросает в дрожь.
   - Неужели, монсеньер, вы боитесь его? - удивился Бен.  -  Вы  же  под
покровительством Церкви, Бога и всех святых... - И он мрачно усмехнулся.
   - Мы все должны бояться  его!  -  с  тревогой  в  голосе  предупредил
священник. - Это очень коварный и безжалостный враг... Вы  что  же,  так
ничего и не поняли из того, что я рассказал?
   Бен согласно кивнул, давая понять, что и он уже  успел  почувствовать
злобное присутствие нечистого где-то рядом. Страх постепенно овладевал и
им тоже.
   - А какова ваша роль во всем этом мероприятии? - поинтересовался он.
   - Я простой слуга Господа. И приехал сюда, чтобы защитить в последние
дни сестру Терезу и проследить за тем, чтобы ваша  жена  вовремя  заняла
место Стража. - Затем он протянул руку к окну. - Но сестра Томазина  уже
не сравнится с другими Часовыми, которые тут были раньше. Мы  специально
воздвигаем здесь этот собор, который станет для нее настоящим  щитом  и,
одновременно, памятником ее  мученичеству.  Он  укрепит  ее,  защитит  и
умножит силы... Очень скоро вы  увидите,  как  вознесется  вверх  гордый
шпиль этого храма -  благословенного  здания,  с  высоты  взирающего  на
город... Произойдет смена Стража, и Фэй будет ждать бессмертие!..
   - А если ваш план провалится?
   - Да поможет нам Господь... - лишь смиренно ответил священник.
   Бен встал и в задумчивости обошел вокруг  стола.  Франкино  продолжал
неподвижно сидеть.
   - Значит, вы хотите, чтобы я вам помог? - еще раз уточнил Бен.
   - Да, - кивнул монсеньер.
   - А как же я смогу вам помочь? Ведь если и вы, и ваша монахиня, и все
прочие священники тут бессильны, то как же сумею я?..
   - Уверяю вас, это вполне в ваших силах. Надо лишь  слушаться  меня  и
выполнять то, о чем я попрошу. А потом...
   Но тут Бен яростно стукнул кулаком по столу  и  наклонился  к  самому
лицу священника.
   - Да вы не соображаете, что говорите! Вы же  предлагаете  мне  помочь
вам уничтожить мою собственную жену!
   - Мистер Бэрдет, не забывайтесь! - предостерег Франкино.
   Но Бен уже схватил его  за  воротник  и  вытащил  из-за  стола,  хотя
священник даже не пытался сопротивляться или вырываться из его рук.
   - Так вы хотите, чтобы я сам уничтожил ее?! Негодяй! - кричал он.
   Франкино медленно выпрямился и отвел в сторону руки Бена.
   - Я попросил бы вас  быть  немного  сдержаннее,  мистер  Бэрдет.  Ваш
темперамент  не  поможет  ни  вам,  ни  мне.  Не  хотелось  бы   слишком
обнадеживать вас, но, должен сказать, у Церкви  есть  и  альтернатива  в
смысле физического состояния Стража...
   - Что вы имеете в виду? - нахмурился Бен.
   - Более подробно я не имею права  рассказывать.  Однако  есть  способ
изменить судьбу вашей жены таким образом, что это будет не  во  вред  ни
ей, ни одному другому смертному. Но это можно  сделать  только  с  вашей
помощью, хотя и очень сложно. Впрочем, если вы  не  будете  пренебрегать
моими просьбами и игнорировать их, то возможно  избавить  ее  от  тяжких
мучений.
   - Вы же наперед  знаете,  что  я  согласен  на  все...  -  сокрушенно
вздохнул Бен.
   - Не сомневаюсь.
   - Правда, при условии, что я вам поверил.
   - Мистер Бэрдет, если  после  всего,  что  вы  сами  видели  и  лично
пережили, у вас остаются еще какие-то сомнения относительно роли  Стража
и грозящей всему миру опасности, то вы, извините, просто  чокнутый.  Или
непроходимый болван.
   Бен лишь молча кивнул в ответ.
   Франкино подошел к окну.
   - Я буду давать вам указания... Для начала вы должны организовать мне
встречу со всеми жильцами этого этажа.
   - А почему именно этого? - удивился Бен.
   - Да потому что Сатана находится  здесь!  -  с  отчаянием  воскликнул
священник.
   - Ну, хорошо... Только прежде чем вы уйдете, мне все же  хотелось  бы
узнать, что на самом деле произошло в подвале?
   - Вас и вашу жену избили, -  Это  понятно.  Но  кто?  Трое  случайных
подростков с улицы?
   Франкино подошел к двери, остановился и резко повернулся к Бену.
   - Нет. Никаких подростков в подвале не было. И вообще,  кроме  вас  и
Фэй в подвал  больше  никто  не  заходил.  Это  был  хорошо  разыгранный
спектакль. Автор сценария, режиссер и исполнитель -  Чарльз  Чейзен,  то
есть сам Сатана.
   С этими словами священник открыл дверь и хотел уже шагнуть в коридор.
Но в последний момент его лицо приняло озабоченный вид, и он добавил:
   - Правда, я не знаю, зачем ему это  понадобилось.  Бен  опустился  на
стул и обхватил голову руками. Так он просидел несколько минут, а  потом
не выдержал и заплакал.

Глава 15

   - А я так уже волновался! - объявил  Джон  Сорренсон,  жуя  очищенную
морковь. - Это ведь совсем непохоже на вас с Беном - вдруг  закрыться  в
квартире и оборвать связь со всем миром, да еще на целых десять дней!
   - Нам просто хотелось побыть немного вдвоем,  -  улыбнулась  Фэй,  не
выдавая их секрета. Бен предупредил ее, что о происшествии в подвале  не
должен знать никто, равно как и об истинной  причине  их  десятидневного
затворничества. Ведь им пришлось так долго прятаться от  соседей,  чтобы
залечить хотя бы видимые на открытых частях тела раны и синяки. - Мы так
долго не оставались наедине... Ну, это было просто необходимо для нас, -
интимным шепотом закончила Фэй.
   - Да, но запираться от друзей?.. Избегать нас, прятаться...  Даже  не
предупредить, в конце концов, - продолжал журить их старик.
   - Джон, ну как вы не можете понять... - вздохнула Фэй.
   Сорренсон почесал голову. Сегодня он был без шляпы, в ярком клетчатом
костюме и розовой рубашке с красной "бабочкой" на шее. Щеки его  пылали,
придавая старику сходство с цирковым клоуном.
   - К счастью, Бирок успел предупредить меня, что разговаривал с  вами,
и вы оба в полном порядке. И я  слегка  успокоился.  А  то  пришлось  бы
вызывать полицию, - сказал он и улыбнулся.
   - Джон, я всегда знала, что вы о нас беспокоитесь и что на вас  можно
положиться в трудную минуту. - Фэй улыбнулась ему в ответ.
   - В самом деле. На меня всегда можно рассчитывать, - гордо  отозвался
он.
   Фэй обняла его правой рукой, стараясь не расплескать  вино,  бокал  с
которым все это время держала в левой руке.
   На вечеринку, устроенную Бэрдетами, собирались все новые гости.  Макс
Вудбридж,  увидев  Фэй,  тут  же  сделал  ей   комплимент,   оценив   ее
ослепительную улыбку и здоровый цвет лица.  Правда,  никто  особенно  не
удивлялся, что Фэй так отлично  выглядит,  ведь  им  было  неизвестно  о
происшедшем в подвале, а так как до этого Фэй уже шла  на  поправку,  то
вполне логично было предположить, что по истечении целых полутора недель
она просто обязана вновь стать здоровым и счастливым человеком.
   Бен сидел в другом конце  комнаты  и  наблюдал  за  гостями.  Наконец
подтянулись и опоздавшие. Теперь, кроме Лу Петросевича и сестры  Терезы,
в квартире собрались все обитатели десятого этажа.  Включая,  по  словам
Франкино, и самого Чарльза Чейзена. Вот только где он среди этих милых и
симпатичных людей?..
   - - Я только что говорил  с  вашим  приятелем,  -  сообщил  Дженкинс,
подходя к хозяину квартиры. - И должен сказать, что он весьма интересный
человек. Почему же вы раньше никогда не приглашали его в нашу компанию?
   - Я приглашал, - вздохнул Бен, оторвавшись от своих мрачных мыслей. -
Но только он вечно занят... Хотя на этот раз мне, кажется, повезло.
   - Неужели у него совсем не  бывает  свободного  времени?  -  удивился
Дженкинс.
   -  Он   профессор,   преподает   историю   религии   в   нью-йоркском
университете, - ответил Бен. - И лишь когда  я  рассказал  ему  о  нашей
знаменитой монахине, он нашел, наконец, время посетить меня.
   - И что он думает по этому поводу? - тут же спросил Дженкинс, понизив
голос.
   - Он считает, что это просто очень несчастная женщина.
   - Ас точки зрения религии она не заинтересовала его?
   - Хотите верьте, хотите  нет,  Ральф,  но  я  только  слово  в  слово
повторил вам его ответ.
   - Так как, вы говорите, его зовут - а то я опять забыл? - спросил он,
нервно постукивая средним пальцем по бокалу с вином.
   - Франкино.
   - Уильям?
   - Да.
   Бен взглянул  на  своего  нового  гостя:  монсеньер  Франкино  удобно
расположился на широком диване. Сейчас на нем была мирская одежда.
   - Знаете что, Бен... -  продолжал  Дженкинс.  -  Может  быть,  он  не
слишком разбирается в монахинях, но это не беда.  Главное,  он  оказался
великолепным знатоком антиквариата!
   - Вот как? Со  мной  он  никогда  на  эту  тему  не  разговаривал,  -
признался Бен, и эти слова прозвучали вполне искренне.
   - А мне он  сказал,  что  его  бывшая  жена  работала  в  антикварном
магазине, - сообщил Ральф.
   - Вполне возможно, - кивнул Бен.
   - Но, разумеется, - добавил  Дженкинс,  улыбнувшись  проходящей  мимо
Фэй, - я уверен, что мистер  Франкино  и  сам  имел  дело  с  предметами
старины. Любой человек, который свободно  владеет  столькими  языками  и
часто бывает в Европе, не может остаться равнодушным к древним предметам
быта и особенно мебели.
   - А мне казалось, что Билл знает только английский и  итальянский,  -
"удивился" Бэрдет.
   - Ну что вы,  Бен!  Он  прекрасно  говорит  по-немецки,  по-испански,
по-французски, неплохо знает русский и польский.
   - Да, это впечатляет, - признался Бен, заметив, что Франкино поднялся
со своего места и теперь направляется к ним. Он постоянно был  начеку  и
старался не пропустить ни одного движения, ни единого слова кого-либо из
гостей И это было вполне объяснимо. Ведь таинственный  противник  хорошо
знал  и  видел  его,  а  Франкино  еще  не  сумел  определить,  кто   из
присутствующих Чарльз Чейзен.
   - Бен, - с непринужденной улыбкой обратился Франкино к хозяину. -  Вы
не представляете, как мне у вас нравится!
   - Я очень рад, что вы выкроили, наконец, время и пришли.
   - И жена  у  вас  просто  замечательная,  -  продолжал  монсеньер.  -
Настоящая хозяйка!..
   - Спасибо, - вежливо ответил Бен, оглянувшись на Фэй. - Кстати,  я  и
не знал, что вы у нас полиглот, Билл.
   -  Ну,  некоторые  языки  я  знаю  весьма  поверхностно,  -  смутился
Франкино.
   - Да вы просто скромничаете! - не отступал Дженкинс.
   - Нет уж, скромность мне не грозит. Я ведь жуткий эгоист! -  Франкино
посмотрел на часы. - Знаете, Бен, мне уже пора... Надо еще поработать, а
времени, как всегда, в обрез.
   - Вот уж никогда не подумал бы, что у Преподавателей бывают  проблемы
со свободным временем! - заметил  Дженкинс,  поправляя  лацкан  идеально
сшитого пиджака. - У вас ведь остаются и вечера, и всяческие  праздники,
и  каникулы...  К  тому  же  -  целые  годы,  свободные  от  лекций   <В
американских  университетах  каждый  седьмой   год   работы   профессора
освобождаются от чтения лекций.>, ну и, разумеется, выходные.
   - Вам легко судить, - со вздохом отозвался Франкино.  -  Но  если  вы
находитесь в профессорском звании, то весь факультет только и ждет ваших
работ. И на это перечисленного вами времени едва хватает.
   - А над чем вы сейчас работаете? - поинтересовался Бен.  Этот  вопрос
был заготовлен заранее по сценарию Франкино.
   К  ним  уже  успел  присоединиться  и  Дэн  Батилль,  желая  услышать
что-нибудь интересное.
   - Я исследую неканонические религиозные обряды и  местные  поверья  в
славянских государствах эпохи Возрождения.
   - Это связано с православием? - спросил Батилль.
   - Отчасти, да. Но меня интересуют и другие влияния  на  религию  этих
стран.
   - Это какие же?
   - Ну,  например,  на  территории  нынешней  Болгарии  было  несколько
провинций, где жили члены одной секты, обряды которой  напоминают  смесь
православного богослужения и черной магии.  Они  верили  в  неиссякаемую
силу  креста  и  раз  в  году  собирались  все  вместе,  чтобы   выявить
приверженцев Сатаны и наказать их.
   -  Каким  же  образом  им  это  удавалось?  -  раздался  вдруг  голос
Сорренсона. Никто и не заметил, как он подошел сзади.
   - Они считали, что сатаниста  можно  определить  при  помощи  креста,
выплавленного из особой белой  руды,  добываемой  на  востоке  Болгарии.
Такой крест оставлял, якобы, ожог на теле дьяволопоклонника,  да  и,  по
поверьям, на самом дьяволе - тоже. Так вот, они проводили весьма сложные
и запутанные ритуалы, а потом заклейменных приговаривали к смерти.
   - И что же,  этот  крест  действительно  кого-нибудь  обжигал?  -  не
поверил Сорренсон.
   - Ну, теперь это трудно сказать. Хотя есть точные данные о  том,  что
после подобных ритуалов многих сжигали на кострах.
   - Скажите, а такие кресты еще существуют? - поинтересовался Бен, хотя
ответ был уже известен ему. Еще утром Франкино осмотрел  привезенное  из
круиза распятие и подтвердил, что это именно такой  крест.  "Что  это  -
совпадение? - подумал тогда Бен. - Вряд ли".
   - Да, несколько настоящих крестов сохранилось. Среди сотен подделок я
сумел опознать целых три. И все они находятся  в  частных  коллекциях  в
Бухаресте.
   -  И  вы  утверждаете,  -  не  унимался  Батилль,  -  что  одно  лишь
прикосновение таким крестом может вызвать ожог на теле?
   - Да, но только  если  дотронуться  крестом  до  сатаниста  во  время
особого ритуала.
   - Какой вздор! - фыркнул Сорренсон.
   И пока он пытался выяснить у Франкино, откуда взялось такое  поверье,
Бен подошел к письменному столу и извлек из ящика свое распятие.
   - Скажите, а такой крест не подойдет? - спросил он, подходя к гостям.
   - А я думала, ты его давно уже выкинул, - недовольно произнесла  Фэй,
тоже подойдя ближе к мужчинам.
   Бен оглянулся, виновато пожал плечами и передал распятие монсеньеру.
   Франкино неторопливо осмотрел крест и наконец с сожалением произнес:
   - Нет. Конечно, нет. Настоящие кресты для таких  ритуалов  -  большая
редкость, и они представляют собой огромную ценность.
   - А вы знаете, как проводится этот ритуал? - спросил Бен.
   - Да, - невозмутимо ответил Франкино. - А что?
   - Так давайте попробуем!  Ради  интереса,  а?  Но  Сорренсон  тут  же
замахал на него руками.
   - Бен, перестань! Это же нормальная  вечеринка,  а  не  спиритический
сеанс.
   - Да бросьте вы, Джон! Это же интересно. - Он  посмотрел  на  Фэй.  -
Если, конечно, ты не против, дорогая. Фэй ничего не ответила. К  Бэрдету
подошел Макс Вудбридж и тоже заметил:
   - В самом деле, Бен, по-моему,  сейчас  не  время  заниматься  такими
вещами.
   Но Бен, не обращая внимания на  его  слова,  уже  вышел  на  середину
комнаты и громко объявил, что сейчас его приятель мистер Франкино  будет
демонстрировать интересный старинный ритуал.
   - Может, действительно не надо? - попробовал отступиться Франкино.
   В комнате все притихли.
   - Ну, прошу вас! - настаивал Бен.
   Франкино пожал плечами и попросил гостей встать в круг, потом  провел
на полу черту мелом, разделив круг на две части, сам встал посередине  и
велел выключить свет. После этого он начал  бормотать  что-то  по-латыни
негромким грудным голосом. Это длилось несколько минут,  а  затем  голос
его стал громче.
   Было слышно, как вокруг тяжело дышат гости,  замершие  в  напряженном
ожидании. Вудбриджи стояли вместе, а Бен и  Фэй  оказались  друг  против
друга. Две секретарши и Батилль - напротив Сорренсона и Дженкинса.
   Наконец  Франкино  поднял  над  головой  распятие  и,  начав  быстрее
произносить заклинания, шагнул вперед.
   "Может быть, этот ритуал и в самом деле -  всего  лишь  средневековый
вздор?" - подумалось  Бену.  Но  он  переставал  уже  ориентироваться  в
собственной квартире, перед глазами все поплыло, голова закружилась.
   И вдруг Франкино издал страшный вопль, который  сразу  же  оборвался,
звоном повиснув в тишине комнаты.
   Бен бросился включать свет.
   Священник же упал на колени и, задыхаясь, схватился за сердце.
   - Что случилось? - крикнул из угла Бен. Смущенные гости не знали, что
делать, и переминались с ноги на ногу, не решаясь покинуть свои места.
   Франкино указал рукой на черную спортивную сумку, которую он  оставил
возле стола. Макс Вудбридж подбежал к ней и расстегнул молнию. Внутри он
сразу нашел пузырек с таблетками и передал его Бену.
   - Это? - спросил Бен.
   Франкино кивнул и тут же повалился" на правый бок, корчась от боли.
   Грейс Вудбридж бросилась в кухню за водой.
   Франкино затрясся, лицо его побледнело, начало отекать и  приобретать
синюшный оттенок.
   Бен подскочил к священнику и сунул ему в рот таблетку, а потом поднес
стакан и, с грехом пополам, напоил беднягу, при этом расплескав ему воду
на грудь.
   - Откройте окно! - крикнул Бен. -  Здесь  душно!  Секретарши  тут  же
кинулись открывать окна во всех комнатах.
   Постепенно Франкино стал приходить в себя. Он поднялся на  колени  и,
хотя все еще держался за сердце,  Бен  видел,  что  боль  уже  понемногу
стихает, и ему теперь значительно легче.
   - Ну как, все в порядке? - участливо спросила Грейс Вудбридж.
   Франкино с трудом встал на ноги и через силу улыбнулся.
   - Да... Проклятая грудная жаба! Мучает меня уже столько лет... Но это
проходит. Стоит принять таблетку нитроглицерина - и сразу же отпускает.
   - Может, вам лучше прилечь? - предложил Бен, подходя к священнику.
   Но Франкино лишь отмахнулся.
   - Ничего серьезного. Давайте продолжим, - предложил он.
   - Мистер Франкино, - обратилась к нему Грейс  Вудбридж,  -  по-моему,
вам следует отдохнуть. Такое напряжение...
   - Все уже прошло, - улыбнулся священник. - Становитесь на свои места.
   Сорренсон и Батилль дружно заявили, что вообще сейчас уйдут, если все
это будет продолжаться. Но Бен редко запротестовал:
   - Нет, я никого отсюда не выпущу, - заявил он.
   - Бен, ты что, спятил? - изумился Сорренсон.
   - Нет, - спокойно ответил Бен. - Просто  я  хочу,  чтобы  ритуал  был
доведен до конца, раз  уж  начали.  -  И  он  с  надеждой  посмотрел  на
Франкино, ища в нем поддержки.
   - Ну ладно, давайте, - сдался старик Бен проследил, чтобы все  встали
в круг, и снова потушил свет. Франкино сразу же поднял распятие и шагнул
вперед. И тут Бен поежился: по коже будто прошелся  холодный  ветер.  Но
откуда бы ему взяться?. Окна уже закрыли, кондиционер не  работал,  и  к
тому же Бей чувствовал, что это вовсе никакой и  не  ветер.  Было  такое
ощущение, словно по коже его кто-то водил куском льда.
   Наконец Франкино перестал читать заклинания и замолчал.
   "Интересно, кто-нибудь еще чувствует этот странный  холод?"  -  думал
Бен.
   Между тем  ощущения  усиливались,  и  Бен  начал  дрожать.  Священник
почему-то молчал, хотя, судя  по  всему,  должен  был  и  дальше  читать
молитвы.
   - Я начинаю замерзать, - наконец тихо сказала одна из секретарш.
   И вдруг послышался странный звук, словно человек с разбегу налетел на
неожиданную преграду. Франкино вновь закричал, и кто-то сразу же включил
свет.
   Священник лежал в углу комнаты возле перевернутого кресла и отбивался
от невидимых рук, которые, судя по его  движениям,  сжимали  его  горло,
пытаясь задушить. Над правым глазом у него был порез, из которого  текла
кровь, а лицо покраснело от удушья.
   Бен в ужасе бросился ему на помощь.
   - Уильям! Что это?! - крикнул он - Что происходит? - взвизгнула из-за
спины Бена миссис Вудбридж.
   Изо рта священника показалась пена, глаза закатились. Бен  расстегнул
ему ворот рубашки и поднял с пола распятие.
   Гости не шевелились.
   - Надо вызвать врача, - решительно сказал Дженкинс.
   - Нет! - сердито выкрикнул Бен. - Никаких  врачей!  Фэй  заплакала  и
упала на колени. Неожиданно  Франкино  перестал  извиваться  и  медленно
поднялся с пола.
   - Что это было? - спросил его Бен, приходя немного в себя.
   - Чейзен не дает мне закончить ритуал, - тихо ответил тот.
   - Какой еще Чейзен? - удивился Сорренсон. Священник произнес это  имя
довольно громко, и все гости его услышали.
   - Чейзен? - переспросил  сам  Франкино,  будто  впервые  услышал  эту
фамилию.
   - Да-да, - подтвердила Фэй. - Вы же сами только что сказали, что  вам
мешает какой-то Чейзен. Франкино удивленно уставился на Бена.
   - Так кто такой этот Чейзен? - не отставала Фэй.
   -  Сам  не  знаю,  -  произнес  Франкино  и  с  недоумением   оглядел
окружающих.

***

   - Боже мой! - в ужасе воскликнул Сорренсон, осмотревшись по сторонам.
   Бен оглядел комнату: теперь она напоминала  место  побоища.  Франкино
только что ушел. Он и в третий раз пытался закончить  ритуал,  хотя  уже
все гости без исключения дружно протестовали, и при  этом  сам  чуть  не
погиб.
   - Он, наверное, сумасшедший, заключила Грейс Вудбридж,  крепко  держа
мужа под руку. У ее ног валялся разбитый торшер.
   Бен перевел взгляд на Фэй - она была бледная, как полотно.
   - Ты говорил, что знаком с ним по колледжу? - холодно  спросила  она.
Бен кивнул, - А почему же ты раньше никогда мне о нем не рассказывал?
   Бен пожал плечами.
   - Видимо, было ни к чему.
   Дженкинс с трудом переводил дыхание. Его роскошный пиджак был изодран
в клочья. Франкино в ярости разорвал его, когда Дженкинс  пытался  силой
копировать новый приступ, в результате которого священник  мог  запросто
проглотить свой язык.
   - А сам-то ты что обо всем этом думаешь? - спросил Дженкинс Бена.
   - Не знаю. Может быть, он и болен. Похоже  на  эпилепсию.  Правда,  я
никогда раньше ничего подобного не наблюдал.
   Сорренсон задумчиво разглядывал распятие. Крест был  еще  влажным  от
рук священника.
   Бен аккуратно взял его у Джона и положил  назад  в  ящик  письменного
стола.
   - Простите меня за то, что сегодня произошло здесь,  -  извинился  он
перед соседями. - Я ведь не знал, что все так получится...
   - Наверное, на этом вечер придется закончить,  -  подытожила  Фэй.  А
потом нагнулась и поставила журнальный столик на место. Его тоже  успели
затолкать чуть ли не в самый угол комнаты. - Хорошо?
   Никто не стал возражать, и через пару минут все  разошлись  по  своим
квартирам.

***

   Все тело священника покрывал липкий пот. Он лежал на полу лицом вниз,
прижав руки к груди с такой силой,  словно  хотел  достать  пальцами  до
самого сердца. Глаза Франкино были закрыты, и он  ощущал  сейчас  только
страшное напряжение артерий - приближающийся новый приступ стенокардии.
   Франкино медленно открыл глаза  и  посмотрел  вверх.  За  окном  было
по-прежнему темно, краем Глаза он видел контуры одежды сестры Терезы,  а
кисловатый запах от ее тела распространялся по всей комнате.
   Боль не давала ему пошевелиться.
   Руки, ноги, спина, лицо - все нестерпимо ныло, пронзенное сатанинской
яростью Чарльза Чейзена.
   Он мог бы и предвидеть, что Чейзен не даст ему завершить  ритуал.  Но
по крайней мере, теперь уже не оставалось никаких сомнений  в  том,  что
Чейзен находится здесь, в этом доме, и именно на этом этаже!
   И снова его мысли вернулись в прошлое.  Поплыли  яркие  воспоминания:
ужас,  боль  и  лицо  Элисон  Паркер  в  ту  ночь,  когда  произошло  ее
перевоплощение в Стража. А было это целых пятнадцать лет назад...
   Может, он сам вспоминал все это, а может, это  всего  лишь  очередная
пытка изощренного в таких делах Чейзена...
   Образы замелькали перед глазами.
   Майкл Фармер,  узнавший  правду  о  Часовых...  Он  выкрал  папки  из
Управления епархии и поклялся изменить судьбу Элисон.
   Тогда Фармер приехал к особняку около полуночи. Наблюдая  за  ним  из
своего укрытия в доме, Франкино страшно перепугался, когда тот обнаружил
надпись над вратами Ада: "Оставь надежду всяк сюда входящий". Потом было
напряженное томительное  ожидание.  Отец  Галлиран  спустился  вниз,  на
первый этаж,  желая  предупредить  Майкла,  что  смертный  бессилен  тут
что-либо изменить. Но Фармер не понял этого и пошел за Галлираном в  его
квартиру, рассчитывая выведать у старика всю правду. Однако, так  ничего
не добившись, он схватил священника за горло и, повалив,  сильно  ударил
его головой об пол. Тут уже надо было срочно  остановить  непредвиденное
вмешательство Майкла Фармера. И тогда Франкино вышел из своего укрытия с
бронзовым подсвечником в руке и бил им Фармера по  голове  до  тех  пор,
пока тот не затих окончательно.
   Пытаясь выкинуть из головы эту сцену, Франкино подполз ближе к  стулу
сестры Терезы. Теперь он видел ее лицо,  освещенное  безжизненно-бледным
месяцем. Внезапно ему почудилось, что  веки  монахини  шевельнулись.  Но
нет, это невозможно. Теперь это были уже совсем не те глаза перепуганной
девушки, когда пятнадцать лет назад Элисон в  трансе  вошла  в  особняк,
надеясь отыскать там своего Майкла. Она, конечно, еще не знала, что  уже
повинуется  высшим   силам,   находящимся   далеко   за   пределами   ее
человеческого понимания, и эти  силы  повелевают  ей  прибыть  сюда  для
великого перевоплощения.
   И снова Франкино спрятался в тени  дома  и  наблюдал,  как  она  ищет
своего приятеля, а находит лишь кровавый след на  полу  и  одну  из  его
запонок, которую Франкино впопыхах не заметил и поэтому не убрал,  когда
оттаскивал тело в одну из пустующих квартир. Тогда Элисон,  испугавшись,
заперлась в своей комнате в полной уверенности, что находится там  одна.
Но это было не так. Скоро она услышала рядом чьи-то шаги и спряталась  в
шкафу. И хотя сам Франкино был в это время  в  квартире  священника,  он
прекрасно  знал,  что  происходит  в  комнате  Элисон.  Призрак  Фармера
предстал перед ней, поскольку теперь он присоединился к легионам Сатаны,
так как душа его была обречена на вечные адские муки за убийство  первой
жены. И теперь Фармер стал  инструментом  в  руках  дьявола,  с  помощью
которого тот надеялся еще раз толкнуть Элисон на самоубийство. Но  когда
девушка увидела, что Майкл мертв и все же разговаривает  с  ней,  она  в
ужасе бросилась вниз по лестнице, где ее уже поджидал сам Чарльз Чейзен,
который тоже стал уговаривать ее перерезать себе  вены,  чтобы  навсегда
закончить все земные мучения.  Но  Элисон  кинулась  назад  к  себе.  Ее
окружили бесчисленные слуги Чейзена, включая ее мнимых  соседей,  Майкла
Фармера и ее собственного отца. Все они также принялись убеждать  Элисон
покончить с собой. Повсюду появлялись  страшные  фигуры  солдат  легиона
дьявола. Пытаясь скрыться,  она  забежала  в  первую  попавшуюся  пустую
квартиру, но они тут же вошли туда  следом  за  ней,  и  возглавлял  эту
жуткую армию сам Чарльз Чейзен. Они умоляли Эдисон присоединиться к ним,
встать в их ряды, предать своего Бога, И в этот момент  Франкино  привел
отца Галлирана в холл. Армия потерянных душ окружила их, угрожая и мешая
идти. Бесформенные  твари  сотнями  кидались  на  священника  и  тут  же
растворялись, а их место занимали новые. Но, невзирая на  все  это,  они
медленно и неуклонно продвигались вперед. Среди  адского  гула  и  вихря
призраков они искали преемницу Галлирана  -  Элисон  Паркер.  Избранницу
Божию. Нового Стража.
   Время, казалось, остановилось. Но все-таки  они  нашли  ее  в  пустой
холодной  квартире,  окруженную   многочисленными   рабами   дьявола   -
визжащими, скулящими и умоляющими ее побыстрее занять место  среди  них.
Элисон лежала на полу. Она дрожала и уже теряла остатки сил. Теперь ей и
самой начинало вериться, что только смерть может избавить  ее  от  этого
кошмара.
   Но даже  сейчас  Франкино  помнил  тот  ужас,  который  охватил  слуг
Нечистого, когда он передал  крест  из  рук  священника  в  руки  Элисон
Паркер. Правда, кроме этого ощущения,  он  мало  что  помнил.  Остальное
смешалось в каком-то  диком  водовороте.  Еще  он,  помнится,  поцеловал
перстень на руке отца Галлирана, произнес  над  его  безжизненным  телом
прощальную молитву, а потом стал молиться о том, чтобы Господь простил и
его собственную грешную душу, после чего схватил за руку сестру  Терезу,
бывшую Элисон Паркер, и вывел ее из дома.
   Так все и было, и так это закончилось. И  так  все  опять  начинается
сначала...
   - Господи, помоги мне! - закричал он и схватился за ножку  стула,  на
котором сидела сестра Тереза. - Дай мне силы! Молю Тебя  лишь  об  этом.
Дай мне силы!
   Франкино опустил голову, чувствуя, как  по  лицу  его  струится  пот,
свернулся на холодном полу калачиком и стал ждать, когда взойдет  солнце
и обогреет его.

***

   В  начале  одиннадцатого  утра  монсеньер  вошел  в  свой  кабинет  в
Управлении нью-йоркской епархии. От  усталости  он  едва  мог  идти.  На
верхней губе запеклась кровь, черты лица  заострились,  резко  обозначив
скулы. Отец Макгвайр уже ждал его в кабинете.
   - С вами все в порядке? - спросил он.
   - Да, - еле слышно ответил Франкино.
   - Чейзен был там, в комнате?
   - Да.
   - И не дал вам довести до конца ритуал?
   -  Совершенно  верно.  Макгвайр  присел  на  стул  напротив   хозяина
кабинета.
   - Бирок закончил свою работу, - сообщил он и передал Франкино папку с
бумагами.
   Монсеньер тут же открыл ее и просмотрел документы.
   - Он сделал все, что мог, -  продолжал  Макгвайр.  -  Тут  данные  на
Батилля, Дженкинса, Сорренсона, Макса Вудбриджа и  Лу  Петросевича,  Все
сходится с нашей информацией,  за  исключением  Дженкинса.  По  нему  не
удалось проверить ни одного факта. Так что Дженкинс - настоящая  загадка
для нас. Не исключено, что он и есть Сатана.
   Макгвайр замолчал в ожидании ответа.
   Франкино продолжал молча листать обстоятельные отчеты Бирока.
   - Впрочем,  неважно,  какой  тут  напрашивается  вывод,  -  продолжал
Макгвайр. - Ведь даже если Сатана убил Дженкинса и занял его  место,  то
все равно у настоящего  Дженкинса  была  раньше  своя  жизнь,  факты  из
которой всегда можно проверить...
   Франкино  задумчиво  кивнул,  соглашаясь   с   рассуждениями   своего
помощника.
   - Так что мне теперь делать? - спросил тот после недолгой паузы.
   Наконец монсеньер оторвался от бумаг и поднял глаза.
   - Пусть Бирок еще раз проверит Дженкинса. И  еще  необходимо  достать
копии документов о рождении Джозефа Бердета.
   - Их ребенка? Франкино кивнул.
   - А зачем?  -  удивился  священник.  -  Чейзен  ведь  не  может  быть
младенцем. Да и тело, найденное  в  компакторе,  принадлежало  взрослому
мужчине... И потом, как он может влиять на Часового, все время  находясь
в детской кроватке?
   - Делайте, что я говорю! - сердито проворчал  монсеньер.  -  Я  хочу,
чтобы ребенка тоже проверили, и все документы  о  его  рождении  были  у
меня. Причем сделать это надо немедленно. Вам понятно?
   Макгвайр молча кивнул, потрясенный вспышкой гнева  Франкино  и  таким
странным решением насчет маленького Джои.
   - Мне надо разгадать,  зачем  Чейзену  понадобился  тот  спектакль  в
подвале - с избиением, - объяснил монсеньер. -  Это  тоже  сейчас  очень
важно. Потому что именно этот случай может каким-то образом вывести  нас
на личность Чейзена.
   С  этими  словами  Франкино  снова  углубился  в  бумаги,   собранные
исполнительным Бироком.
   Макгвайр подождал еще немного и, убедившись, что  разговор  закончен,
вышел из комнаты.

Глава 16

   Дневной смог начал рассеиваться с заходом раннего  весеннего  солнца.
Была половина восьмого вечера. Но улицы никак еще не могли избавиться от
бесконечного потока машин. Прошло уже три дня с тех пор,  как  монсеньер
Франкино так неудачно  пытался  провести  старинный  обряд  на  квартире
Бэрдетов. За это время случились  не  очень  значительные  события:  Фэй
вернулась на работу, в доме постепенно начали забывать о том неслыханном
происшествии, и жизнь понемногу вошла в  прежнее  русло.  Никаких  новых
указаний от Франкино не поступало.
   - Хорошо, что мы решили прогуляться пешком, - сказала Фэй, взяв  мужа
под руку.
   Бен улыбнулся и поцеловал ее.
   Они гуляли по Центральному парку уже второй час. Бен встретил жену  у
выхода с работы на 16-й улице,  прямо  у  здания  "Дженерал  Моторс".  И
оттуда они пешком направились к дому через зоопарк и катки.
   - Какой чудный вечер! - улыбнулась Фэй, закинув голову и рассматривая
верхушки деревьев. Где-то  в  районе  Пятой  авеню  над  домами  зависло
маленькое облачко, но, не считая его, небо было  совершенно  чистым.  На
востоке уже выплыла  огромная  желтая  луна,  а  у  западного  горизонта
появилась одна-единственная яркая звездочка. - Ты согласен со мной?
   - Да, - рассеянно кивнул Бен, продолжая брести вперед. Мысли его были
сейчас далеко.
   - Этот вечер даже напомнил мне Чикаго, - вздохнула Фэй.
   - Правда?
   - Конечно... Там такие же чудные безоблачные вечера. Помнишь, как  мы
любили гулять на закате? И у нас была такая милая маленькая квартирка  с
окнами на озеро Мичиган.
   - И поганая работа в авиакомпании, - добавил  Бен.  Но  Фэй,  покачав
головой, заметила:
   - Да, может быть, мы тогда не слишком  шикарно  жили,  но  зато  были
вполне счастливы.
   Он нежно провел ладонью по ее пушистым волосам.
   - Я тоже люблю вспоминать Чикаго. Но разве сейчас мы не счастливы?
   Глаза Фэй сверкнули в сумерках, как два бездонных колодца.
   - Ты говоришь, счастливы?.. Как же можно оставаться счастливым  после
всего, что нам пришлось пережить за последнее  время?  Нет,  конечно,  я
всегда счастлива, когда ты рядом. И мне очень хорошо  с  тобой.  Но  все
равно в душе я перепугана насмерть. И теперь боюсь уже буквально  всего.
Любой шорох приводит меня  в  трепет.  Я  опасаюсь  каждой  тени.  Даже,
наверное, своей собственной. Скорее бы все это кончилось!..
   - Что "это"?
   - Ну, то, что сейчас происходит с нами, - спокойно ответила Фэй, -  И
пожалуйста, Бен, не надо обращаться со мной, как с  малым  ребенком.  Ты
ведь не будешь отрицать, что с нами происходит  нечто  весьма  и  весьма
необычное. Причем замешаны в этом мы оба. И одному  Богу  известно,  кто
еще... Мне только непонятно, почему ты так тщательно пытаешься скрыть от
меня всю правду.
   Бен остановился, обнял Фэй и прижался лицом к ее волосам.
   - Дорогая, я ничего от тебя  не  скрываю,  хотя  бы  по  той  простой
причине,  что  скрывать  мне  абсолютно  нечего.  И,  по-моему,  мы  уже
достаточно подробно  все  это  обсудили.  На  прошлой  неделе,  если  ты
помнишь...
   Фэй посмотрела на него пустыми глазами.
   - Ну только не делай вид, что ты и в самом деле ничего не помнишь,  -
продолжал Бен. - Ты тогда еще устроила мне целый допрос по поводу  моего
полета в Сиракузы.
   Но тут она резко вырвалась из его  объятий,  прошла  под  мостиком  и
оказалась на соседней аллее Бен подождал немного, а потом решил  все  же
нагнать жену. Становилось уже темно, и он не  хотел  отпускать  ее  одну
слишком далеко от себя - За это время  появились  и  другие  причины,  -
мрачно заметила Фэй, как только Бен снова оказался с ней рядом, для чего
ему пришлось даже пробежаться немного.
   - Например? - с вызовом спросил он.
   - Почему мы не стали обращаться в полицию после того, как нас зверски
избили?
   - Фэй, я ведь сто раз уже объяснял тебе это, - напомнил Бен. - Ни ты,
ни я не запомнили тех подонков и не смогли бы даже описать  их  приметы.
Какой же в таком случае толк в полиции?  Мы  бы  только  потратили  уйму
времени, а бандиты при этом по-прежнему остались бы на свободе.
   - Ну, хорошо. С этим трудно не согласиться. Но я совершенно  не  вижу
причин, по которым нам необходимо было запираться от всех и целых десять
дней сидеть в квартире, как крысам в норе, - запальчиво продолжала Фэй.
   - Может, и не стоило, - согласился Бен и виновато развел руками. - Но
представь, что Сорренсон или кто-нибудь другой из соседей  узнали  бы  о
том, что с нами произошло. В доме началась бы паника! Они и так не могут
успокоиться после убийства в подвале. Так что  одно  наше  слово  насчет
того избиения - и они оборвали бы телефон полиции! И нас опять  замучили
бы допросами. Тогда я бы точно сошел с ума.
   Фэй подошла к большому валуну на  лужайке  и,  взобравшись  на  него,
присела на корточки. Бен подумал и сел рядом с ней  -  А  что  если  эти
хулиганы как-то связаны с тем убийством? - предположила Фэй.
   Бен пожал плечами.
   - Все может быть. Но мне это почему-то кажется маловероятным.
   - Но если там была какая-то связь, то сообщить об этом  в  полицию  -
наш прямой долг, Бен. А мы это скрыли...
   - Ну, и чего ты  теперь  хочешь  от  меня?  -  начиная  раздражаться,
спросил он.
   Фэй посмотрела на мужа, едва сдерживая слезы, внезапно  навернувшиеся
на глаза.
   - Не знаю, чего я хочу, - призналась она. - А если бы  знала,  то  не
чувствовала бы себя сейчас так неуверенно. Я ведь,  между  прочим,  тоже
еле держусь...
   Бен протянул к ней руки и стал нежно гладить по волосам.
   - Не знаю, кто такой этот Франкино, - продолжала Фэй, - но только то,
что произошло недавно в нашей квартире, - уж ни в какие ворота не лезет!
   - А я и не уверял тебя в обратном. Наверное, Франкино и в самом  деле
серьезно болен.
   - И эта болезнь  проявляется  именно  у  нас  сразу  после  избиения,
которое совершается сразу после убийства, а между этими событиями с нами
происходит целая серия необъяснимых вещей!..
   - Ну, это уж совсем смешной вывод, -  хмыкнул  Бен  и  снисходительно
улыбнулся.
   - Вот видишь! - тут же подхватила Фэй. - Ты даже не можешь  отрицать,
что все это весьма необычно.
   - Ну, хорошо. Может быть, это и в самом деле выглядит как-то странно,
- согласился Бен. - Но сейчас все эти вещи уже уходят  на  второй  план.
Самое же главное - это ты. Твое здоровье,  которое  заметно  улучшилось.
Твое физическое и эмоциональное состояние... Ты ведь знаешь, что у  тебя
есть любящий муж, который  сделает  все  возможное,  чтобы  с  тобой  не
случилось больше ничего плохого. А еще у тебя есть сын, который, кстати,
сейчас, может быть, ревет в три ручья и сводит с  ума  несчастную  Грейс
Вудбридж.
   С этими словами Бен приблизился к жене и нежно поцеловал  ее,  а  она
положила ладони ему на колени и прижалась к нему всем телом. Вокруг  них
продолжала сгущаться темнота. Ближайший фонарь  маячил  где-то  ярдах  в
пятидесяти впереди. Они оказались как бы отрезанными от всего  мира,  от
вечерних городских огней, непрерывного потока машин и вечно спешащих  по
своим делам пешеходов. Так просидели они молча  минут  пятнадцать,  пока
порывы резкого холодного ветра с Гудзона не привели их в чувство.  Тогда
они поднялись и не спеша зашагали к ближайшему выходу из парка.
   - Знаешь, Бен, -  снова  заговорила  Фэй,  как  только  они  миновали
освещенный  тупик  аллеи,  -  когда  ты  обнимаешь  меня,  мне  начинает
казаться, что ничего странного с нами и вовсе-то не было... Когда ты так
убедительно говоришь, что все скоро пройдет, я тоже начинаю чувствовать,
что это и в самом деле кончится в ближайшие дни И все у нас снова станет
по-прежнему тихо и мирно. Но вот только теперь я  почему-то  впервые  за
все время, что мы вместе, начинаю  сомневаться  в  справедливости  твоих
слов. Короче говоря, я больше не верю тебе.
   Бен от неожиданности даже остановился.
   - Бен, ты мне лжешь. Я не верю ни единому твоему слову,  -  повторила
Фэй. - Ни единому!

***

   -  Я  ничего  не  слышу,  -  признался  Бен,  сжимая  ладонь  жены  и
оглядываясь вокруг. Темные заросли старого парка волновались на ветру, и
длинные тени на траве стали похожи на скрещенные рапиры.
   - Но я точно слышала шаги! - настаивала Фэй. Бен посмотрел в  сторону
- теперь  они  находились  напротив  83-й  улицы;  до  выхода  из  парка
оставалось уже не больше ста ярдов. Но тропинка,  по  которой  они  шли,
заросла сорняком и высоким кустарником, и двигаться  по  ней  быстро  не
удавалось. И хотя вдали уже маячили огни города, сейчас ему  показалось,
что их отделяют от цивилизации многие мили.
   - Бен, я слышу эти шаги уже минут пять. А когда  мы  останавливаемся,
они тут же стихают.
   - По-моему, у  тебя  просто  разыгралось  воображение,  -  постарался
успокоить ее Бен, но сам тут же засомневался в своем предположении.
   - Бен, мне страшно. Давай скорее выбираться отсюда.
   - Хорошо, тогда пошли побыстрее. Эта тропинка как раз и  выведет  нас
на улицу, - улыбнулся он.
   Они двинулись вперед, но на этот раз Бен и Фэй одновременно  услышали
шаги за спиной.
   Бен резко обернулся, а Фэй зажала руками рот, чтобы не  завизжать  от
страха.
   Опять тишина. Но стоило им сделать первый шаг - звуки возобновились.
   Тогда Бен сошел с тропинки и решил проверить кусты, но Фэй  сразу  же
закричала:
   - Бен! Не бросай меня одну!
   Он тут же вернулся, сообразив, что искать кого-то в  кустах  в  такой
темноте и опасно, и просто глупо.
   - Ладно, пошли отсюда. Быстрее!
   Он взял жену за руку и потащил вперед.  В  глазах  Фэй  стоял  страх.
Точно такое же выражение Бен видел на ее лице тогда, в подвале, когда на
них напали трое неизвестных. Да и на самого Бена эти  таинственные  шаги
подействовали не лучшим образом. Он чувствовал, как бешено  заколотилось
его сердце, на коже выступил пот, и  одежда  стала  прилипать  ко  всему
телу.
   - Бежим, - тихо сказал он и опять подтолкнул  Фэй  по  направлению  к
выходу.
   Она рванулась вперед, но тут же снова застыла на  месте  Там,  сбоку,
футах в шестидесяти от тропинки, стоял какой-то мужчина и держал в  руке
длинный темный предмет. И в то же время сзади  слышались  приближающиеся
шаги.
   Бен заметался. Куда теперь?
   - Бен! - умоляюще зашептала Фэй, задыхаясь от ужаса.
   Тогда он шагнул вперед к  темному  силуэту  и  близоруко  прищурился.
Может быть, сейчас самое время позвать на помощь?..
   Человек  размахивал  правой   рукой,   хотя   тело   его   оставалось
неподвижным.  А  шаги  теперь  сделались  совсем  тихими  -   тот,   кто
преследовал их, очевидно, ступал по траве, прячась где-то в  кустах.  Их
окружали!.. Но кто же там  стоит  впереди?..  И  связан  ли  он  с  этим
невидимым преследователем? И зачем  ему  вообще  понадобилось  приходить
ночью в парк? Неужели он забыл об опасностях, которые могут подстерегать
здесь в такое время?
   - Давай сюда! - прошептал Бен жене, и  они  свернули  с  тропинки.  В
полной темноте Фэй сразу же оступилась, упала и разбила коленку. Но  Бен
тут же поднял ее, и они снова начали продираться через  колючки  и  шипы
сорняков. - Теперь сюда!
   Шаги стали громче.
   Но Бэрдеты уже выбрались к свету. Поток машин  с  зажженными  фарами,
уличные фонари и освещенные окна зданий прибавили  им  сил.  Выбежав  на
улицу, Фэй впервые обратила внимание на боль в колене и кровь, стекающую
по ноге.
   Она в изнеможении опустилась на  ближайшую  скамейку  на  тротуаре  и
вытянула больную ногу. Бен рванулся назад к тому месту, где они  впервые
увидели преградившего им путь  незнакомца,  только  теперь  он  бежал  с
другой стороны ограды парка, по улице. Мужчина по-прежнему стоял в  тени
под деревьями и размахивал чем-то. Бен, энергично жестикулируя, выскочил
наперерез первой же патрульной полицейской машине.  Она  затормозила,  и
оттуда вышли двое высоких темнокожих полицейских. Бен сбивчиво рассказал
им о том, что случилось с ним и женой в парке. Один из патрульных  вынул
мощный фонарь и направил луч света на то, что Бардеты приняли в  темноте
за человека.  Это  был  испорченный  парковый  фонарь.  Какой-то  шутник
накинул на  него  старое  пальто  и  привязал  к  правому  рукаву  палку
Полицейские  дружно  рассмеялись.  Бен,  запинаясь,   поблагодарил   их,
вернулся к скамейке, где сидела Фэй, и рассказал ей о  случившемся.  Все
еще дрожа, она обняла его и буквально повисла на шее.
   - Представляешь, какие мы с тобой трусишки! - улыбнулся Бен.
   Но она лишь с сомнением покачала головой.
   "А как же те шаги сзади? - пронеслось в голове  Бена.  -  Ведь  их-то
слышали мы оба! Это точно. Кто-то шел за нами, тут не может быть никаких
сомнений".
   Тогда он сделал несколько  шагов  назад  в  парк  по  заросшей  узкой
тропинке, прислушался и, сжав кулаки, нырнул в  темноту.  Но,  не  найдя
никого под деревьями, Бен понял, что их преследователь успел сбежать.
   С бешено колотящимся сердцем он вернулся к Фэй и помог  ей  подняться
на ноги. И вдруг впереди мелькнула фигура  человека,  неизвестно  откуда
выскочившего на тротуар и пытающегося  остановить  такси.  Этот  мужчина
запросто мог перелезть через ограду парка,  чтобы  оказаться  сейчас  на
улице.
   И хотя была ночь, и расстояние до такси не позволяло Бену  разглядеть
все как следует, он ни секунды не сомневался, что перед  ним  сейчас  не
кто иной, как отец Макгвайр Но он  ничего  не  стал  говорить  Фэй.  Они
подождали, пока сменятся огни светофора, и зашагали к  89-й  улице.  Бен
тщетно пытался понять, зачем священнику понадобилось сегодня следить  за
ними. И мозг его лихорадочно переваривал все новые  варианты  возможного
развития событий. Бен лишь удивлялся, как  он  только  не  додумался  до
этого раньше! Ведь понятно  же,  что  отец  Макгвайр  тоже  участвует  в
заговоре...

***

   Джо Бирок открыл им входную дверь.
   - Миссис Бэрдет, что стряслось? - взволнованно  спросил  он,  увидев,
что Фэй прихрамывает.
   - Все в порядке, Джо, - поспешил успокоить его Бен.  -  Она,  правда,
порядком устала. И еще, Джо: у вас не найдется стакана воды?
   - Ну, разумеется! Сейчас. Подождите секундочку...  Бирок  бросился  в
свою каморку и в ту же минуту вернулся оттуда с пластиковым стаканчиком,
полным воды.
   Бен взял у него воду, положил сумочку Фэй  на  банкетку  в  холле  и,
приставив стаканчик к ее губам, стал  уговаривать  ее  сделать  хотя  бы
несколько глотков. - Мы гуляли по парку, - объяснил он Бироку. -  И  как
только меня угораздило идти  туда  в  такую  темень?..  Бирок  понимающе
кивнул.
   - Меня туда и не заманишь после семи, - сказал он. -  Там  ведь  одни
хулиганы бродят, не говоря уж о том, что самому можно запросто  свернуть
себе шею.
   - Вы совершенно правы, - подтвердил Б".  -  К  тому  же  мы  услышали
какие-то шаги за спиной, и Фэй перепугалась, а потом у  нее  закружилась
голова...
   - Ну, хватит, нечего делать из мухи слона,  -  остановила  она  поток
красноречия мужа. - А то Джо всерьез начнет волноваться. Все уже прошло.
   - Ну что вы, миссис Бэрдет! Я и так всегда волнуюсь за вас. Если  вам
что-нибудь понадобится, я первый же приду к вам на помощь,  -  отозвался
привратник.
   Фэй улыбнулась. Бен дружелюбно похлопал Джо по  плечу.  Тот  заспешил
вперед и нажал кнопку вызова лифта.
   - И вам, мистер Бэрдет, - добавил он, - если что-нибудь  понадобится,
тут же звоните мне вниз - я к вам сразу же поднимусь.
   Подъехал лифт. Бен помог Фэй войти в кабину, а  Бирок  направился  на
свой пост к входным дверям.
   - Нажмите, пожалуйста, десятый, - попросил Бен мужчину,  стоявшего  у
панели управления.
   Мужчина  всем  телом  подался  вперед  и  нажал  кнопку  "10".  Двери
закрылись, и лифт начал подниматься. Бен заботливо поддерживал  жену,  а
сам внимательно разглядывал попутчика.
   И вдруг какое-то неведомое чувство подсказало Бену, что  тут  не  все
ладно.
   Казалось, мужчина смотрит куда-то сквозь него. Он был высокого роста,
худощавый, с темно-карими, как у гипнотизера, глазами,  тонкими  чертами
лица и смуглой кожей. На незнакомце была яркая спортивная куртка и белая
рубашка, на рукавах которой блестели золотые запонки с  выгравированными
на  них  буквами  "М.  С.  Ф."  Верхняя   пуговица   рубашки   оказалась
расстегнутой, и на воротничке виднелось темное пятно.
   - Добрый вечер, - поздоровался Бен. Мужчина кивнул и молча  уставился
на него.
   - Что-нибудь случилось? - прошептала Фэй,  чувствуя,  как  напряглось
тело мужа.
   - Не знаю, - тоже шепотом ответил  он,  понимая,  что  приключение  в
парке просто делает его слишком уж подозрительным.
   Лифт продолжал ехать вверх, слегка вибрируя и покачиваясь.
   - Вы забыли нажать свой этаж, - напомнил Бен незнакомцу.
   Мужчина глянул на пульт. Горела только одна кнопка - десятого  этажа.
Он улыбнулся и прикрыл глаза.
   Бен с тревогой взглянул на Фэй и понял, что она тоже  забеспокоилась,
не понимая, что тут все-таки происходит.
   - А к кому вы едете на десятый этаж? - как можно мягче спросил Бен.
   Мужчина  посмотрел   на   него,   прокашлялся,   улыбнулся,   обнажив
безукоризненные белые зубы, и снова ничего не сказал.
   Бен прижал Фэй к себе. "Неужели это  и  есть  тот  самый  убийца?"  -
пронеслось у него в голове. Но нет...  Франкино  ведь  уверял  его,  что
Чейзен специально убил кого-то,  чтобы  принять  облик  жертвы,  которая
должна быть хорошо знакома всем жильцам дома. А этого человека он  видит
впервые. И все же тут что-то не так...
   Лифт затормозил и остановился. Бен и Фэй  вышли  в  холл.  Бен  вынул
ключи - их квартира была совсем рядом. Незнакомец тоже вышел  из  лифта,
но не пошел по коридору, а остановился, наблюдая за ними.
   - Может, вам нужна наша помощь? - поинтересовалась Фэй.
   Но мужчина отрицательно покачал головой.
   Фэй схватила мужа за руку, и он почувствовал, что она сильно дрожит.
   Мужчина медленно двинулся к ним, но потом остановился, потому что как
раз в этот момент на этаж поднялся служебные лифт. Из него вышел Бирок и
подал Бену сумочку Фэй, которую они случайно забыли внизу, пока Фэй пила
воду.
   Мужчина быстро прошел мимо Бирока, миновал  квартиру  сестры  Терезы,
вынул из кармана ключи и скрылся в квартире Джона Сорренсона.
   - Кто  это?  -  спросила  Фэй  Бирока,  сперва  поблагодарив  его  за
беспокойство.
   - Не  знаю,  -  пожал  тот  плечами.  -  Наверное,  приятель  мистера
Сорренсона - А вы видели, как он входил в дом?  -  взволнованно  спросил
Бен.
   - Нет... Но, возможно, он пришел уже давно, когда  была  еще  не  моя
смена. А  на  каком  этаже  он  вошел  в  лифт?  Фэй  и  Бен  растерянно
переглянулись.
   - Как это на каком? - удивилась Фэй. - Он ведь был уже в лифте, когда
мы с Беном зашли в кабину.
   - Да ну! - изумился Бирок.
   - Джо... Вы хорошо себя чувствуете? - спросила Фэй,  дотронувшись  до
его руки. - Вы же не могли его не заметить, - он стоял рядом с пультом.
   - Простите, мистер Бэрдет, но я действительно не видел его. Я ведь не
заглядывал внутрь. Наверное, я думал о чем-то своем... Не знаю... Ну,  в
общем, я отвлекся и, вероятно, просто не обратил на него  внимания.  Бен
почувствовал, что его начинает тошнить. Бирок подошел к двери Сорренсона
и позвонил. Дав десять длинных  звонков  кряду,  он  подождал,  а  потом
обернулся.
   - Там никого нет, - сообщил он Бэрдетам.
   - Но это невозможно! - Бен подбежал к двери и громко постучал по  ней
костяшками пальцев. - Достаньте запасной ключ! Надо  немедленно  открыть
дверь!
   - Мистер Бэрдет... - замялся Бирок. - Я не  имею  права  это  делать.
Только в экстренных случаях...
   - Черт побери, - поддержала мужа Фэй. - Сейчас как раз и  есть  такой
случай! Может быть, с Сорренсоном что-то случилось.
   Но Бирок отрицательно покачал головой.
   - Ничего подобного. Мистер Сорренсон ушел из дому минут  за  пять  до
вашего появления. Он уехал на своей машине, и я уверен, что с тех пор он
больше не возвращался.
   - Вы уверены? - переспросил Бен.
   - Ну, конечно! - Бирок энергично кивнул в подтверждение своих слов. В
отчаянии  Бен  забарабанил  по  двери  кулаками.   Удары   гулким   эхом
разносились по коридору. Дверь задрожала,  но  никакого  ответа  изнутри
по-прежнему не было.
   -  Придется  подождать,  пока  вернется  хозяин,   -   с   сожалением
констатировал  Бирок.  -  И  все  же,  если  вы  услышите   какой-нибудь
подозрительный шум или снова увидите этого человека,  пожалуйста,  сразу
же позвоните мне на вахту. Хорошо?
   Бен молча кивнул и  направился  к  своей  двери.  Фэй  обняла  его  и
прижалась к мужу всем телом. Бирок уехал вниз на служебном лифте.
   Бен провел рукой по вспотевшему лбу.
   - Ну и вечерок! - заметил он и тоже обнял жену.
   - Ведь этот тип наверняка связан со всеми  нашими  кошмарами,  да?  -
чуть не плача спросила Фэй.
   - Не знаю, - тихо ответил Бен. - Ну откуда мне это знать?!

***

   Около трех часов ночи  Бен  проснулся  и,  поворочавшись  в  постели,
понял, что теперь ему уже вряд  ли  удастся  снова  быстро  заснуть.  Он
встал, подошел к окну и отдернул занавеску.  Луна,  которую  они  с  Фэй
видели еще в парке, теперь стала меньше и ярче на фоне темного неба. Бен
никак не мог выкинуть из головы того странного незнакомца  в  лифте.  Он
перебрал в мозгу все возможные варианты, но так и не смог разгадать, кто
же это такой. Наконец, подумав, что под одеялом он все равно  ничего  не
решит, Бен предпочел стоять у окна.
   Что-то вертелось у него на языке, какое-то имя, но он  никак  не  мог
вспомнить его, и  начал  заново  восстанавливать  в  памяти  облик  того
мужчины.
   Высокий, смуглый, темноволосый. Ярко-голубая спортивная куртка, белая
рубашка.
   Он схватил со стола коробку с сигарами, вынул одну,  откусил  кончик,
но прикуривать не  стал,  а  лишь  зажал  в  зубах  хрустящий  ароматный
цилиндр, поглядев на спящих сына  и  Фэй.  Мысли  его  носились  бешеным
вихрем, но каждый раз заходили в тупик.
   И наконец он вспомнил это имя, и тут же будто удар молнии  обжег  его
мозг. Как же он мог забыть  эти  запонки!  Круглые,  золотые  запонки  с
инициалами "М. С. Ф." Майкл Спенсер Фармер!

***

   - Я же сказал  вам,  чтобы  вы  не  смели  приходить  сюда  и  вообще
разыскивать меня! - рявкнул Франкино, закрывая за Беном массивную  дверь
своего кабинета.
   Бен сдержался, не сказав в  ответ  ничего  резкого,  и  огляделся  по
сторонам.
   Светлый просторный кабинет был обставлен дорогой итальянской  мебелью
- под стать человеку, которого все называли "монсеньер".  На  стене  над
дверью висело резное деревянное распятие. А справа и слева от стола  Бен
увидел портреты Папы римского и какого-то кардинала. Он сразу же заметил
между ними сильное сходство, будто бы Господь Бог выбирал себе  слуг  по
их внешним данным. И даже лицо Франкино чем-то походило на  его  римских
начальников. - Что вам угодно? - холодно спросил священник.
   - Мне надо сказать вам буквально несколько слов.  Франкино  уселся  в
кресло и сурово уставился на незванного посетителя.
   - В этом деле замешан и отец  Макгвайр,  верно?  -  без  околичностей
начал Бен.
   Франкино, продолжая сверлить его взглядом, коротко ответил:
   - Да.
   - Вчера он преследовал меня и Фэй в парке. Зачем?
   - Я велел ему делать это.
   - А для чего? - не отступал Бен.
   - - Это вас не касается. Но я вам все равно  отвечу:  он  должен  был
защищать вас от Чейзена.
   - А почему же вы мне самому не сказали? - удивился Бен.
   - Я не хотел вам этого говорить.
   - Вот ничтожество! - не выдержал Бен.
   - Заткнитесь лучше и сядьте, мистер Бэрдет! - Франкино  тоже  начинал
выходить из себя.
   Бен задрожал и безвольно опустился в кресло возле стола.
   - Вы закончили? - сурово спросил священник.
   - Нет. Вчера вечером в доме нас продолжали преследовать. Но  на  этот
раз уже не Макгвайр...
   - А кто?
   - Мужчина с золотыми запонками, на которых выгравированы буквы "М. С.
Ф.".
   Франкино оставался совершенно спокойным.  Он  лишь  кивнул  и  слегка
улыбнулся.
   - Это не мужчина, мистер Бэрдет. Это его призрак! Душа одного из слуг
Сатаны.
   - И что она там делала, эта душа?
   - Я не знаю.
   - Послушайте, монсеньер, я...
   - Вы сюда никогда больше не придете! - оборвал Бена  священник.  Лицо
его побагровело, и он, наконец, дал волю своим чувствам. - И  вы  больше
не посмеете меня искать. Оставайтесь в  своей  квартире  и  живите  себе
спокойно, как я и приказывал, не то будет хуже!
   Бен уставился на разбушевавшегося церковника выпученными от изумления
глазами.
   - Я не потерплю, чтобы вы вмешивались! - орал  священник.  -  Еще  не
пора! Сегодня будет самая ответственная ночь, мистер Бэрдет. А все  ваши
мелочные, пустяковые жалобы только отнимают у меня время! И чтобы больше
я ничего подобного от вас не слышал!
   Высказавшись, Франкино быстрым шагом подошел к Бену, ухватил его  под
мышки, поставил на ноги и поволок к двери.
   - Мне удалось установить  личность  Чейзена!  -  продолжал  он.  -  И
сегодня мне надо сделать первый решительный шаг!  А  вы  тут  лезете  со
своей ерундой!
   - И кто же он? - попробовал вставить слово Бен.
   - Убирайтесь! - рявкнул Франкино и распахнул дверь. Бен не  мог  даже
пошевельнуться, ошарашенно глядя на каменное лицо священника.
   - Вон отсюда! - взревел тот и,  приставив  ладони  к  пояснице  Бена,
вытолкал его в коридор, захлопнул дверь и повернул ручку замка.

***

   - Эй, привет!  -  закричал  Сорренсон,  высунувшись  из  двери  своей
квартиры со смычком в руке.
   Бен только что поднялся на  лифте  вместе  с  Дэниэлом  Батиллем.  Но
неожиданный исход встречи с монсеньером Франкино настолько  подействовал
на него, что он почти  перестал  воспринимать  весь  окружающий  мир,  и
находился  сейчас  в  прострации,  потрясенный   немыслимым   поведением
священника.
   - В чем дело? - холодно спросил он.
   - Какое дело?.. - растерялся Сорренсон. -  Никакого  дела.  То  есть,
ничего плохого не случилось, - тут же поправился он. - А разве Фэй  тебе
ничего не сказала?
   - Меня сейчас не было дома... - пояснил Бен. - А что она должна  была
мне рассказать?
   - Лу Петросевич отыскался!
   - Да что вы! - обрадовался Батилль, вцепившись пальцами в свои  книги
по законодательству. - И где же его откопали?
   - Я только что лично с ним разговаривал. Я играл на  виолончели  -  и
вдруг телефонный звонок. Он, оказывается, понятия не имел о том,  что  у
нас  тут  происходит.  А  вчера  он  позвонил  своей  секретарше,  чтобы
извиниться за столь внезапное исчезновение, и она сообщает ему, что  его
разыскивает полиция...  И  более  того,  что  он  подозревается  либо  в
убийстве, либо в том, что стал жертвой убийцы. Представляете?
   - Ничего себе выбор! - заметил Батилль, перекатывая во рту леденец.
   - И где же он пропадал? - поинтересовался Бен.
   -  Ну-у...  -  засмущался  старик.  -  Я  ведь  всегда  говорил,  что
Петросевича подведет его страсть к  слабому  полу...  В  общем,  в  день
своего исчезновения он встречался с одной клиенткой, которой  оказалась,
как   мне   передали,   весьма   приятная..,   можно   сказать,   просто
очаровательная юная особа. Ну, и Петросевич, конечно, не  смог  упустить
такого шанса и поехал вместе с ней отдохнуть в горах.
   - И даже не сообщил своей секретарше? - удивился Бен.
   - Представляете - ни словечка!
   - Наверное, он там был с нею на седьмом небе, - рассмеялся Батилль. -
Тут о любой работе забудешь!
   Сорренсон укоризненно посмотрел на молодого человека и  погрозил  ему
пальцем.
   - - Ну, у вас, Дэниэл, еще все впереди. Вы пока еще учитесь, а  когда
станете  адвокатом,  к  вам  тоже  начнут  ходить  такие  клиентки.  Вот
увидите!.. Ну, ладно, речь не о том... Короче, он  уже  в  полиции,  его
допросили и пришли к выводу, что он не имеет к этому убийству решительно
никакого отношения. И слава Богу, - закончил старик.
   Бен  схватил  смычок,  которым  Сорренсон,   разволновавшись,   начал
отчаянно размахивать из стороны в сторону.
   - Джон, осторожней! Вы же мне  глаз  так  выколете.  Сорренсон  глупо
рассмеялся, извинился и сунул смычок под мышку.
   - А вы будто и не рады, Бен? - с удивлением обратился он к Бэрдету.
   - Я-то?.. Да нет, признаться, радоваться тут особенно нечему. Хорошо,
конечно, что с Петросевичем ничего не случилось. Так когда, вы говорите,
он приезжает?
   - Обещал через пару дней.
   Батилль извинился и  направился  в  свою  квартиру.  Тогда  Сорренсон
подошел к Бену и тихо заговорил:
   -  Между  прочим,  -  доверительно  произнес  он,  -  мне  Бирок  все
рассказал.
   - И вы знаете, кто этот незнакомец?  -  невольно  похолодев,  спросил
Бен.
   Но Сорренсон отрицательно покачал головой.
   - Я ничего не могу понять, - признался он. - Я тщательно проверил все
комнаты. Все лежит на местах. Только  на  виолончели  одна  струна  была
порвана, но она, скорее всего, лопнула сама по себе. Это случается...  А
так все в полном порядке. Так что полицию вызывать вроде бы  незачем.  -
Он в задумчивости почесал подбородок. - А ты, Бен, что думаешь?
   - Сам не пойму, - ответил тот и сунул ключ  в  замочную  скважину.  -
Наверное, лучше всего побыстрее забыть об этом. - Он  повернул  ключ.  -
Да... Если вам еще раз позвонит Петросевич, передайте ему мой  привет  и
скажите, что я очень рад был узнать, что с ним все в порядке.
   - Конечно, Бен. Обязательно передам.
   - Ну, еще увидимся, - улыбнулся Бэрдет.
   - Бен... - вдруг взволнованно произнес старик  и,  подойдя  к  соседу
поближе,  с  беспокойством  спросил:  -  Ты  себя  действительно  хорошо
чувствуешь?
   - Да, а что? - невозмутимо ответил Бен и закрыл за собой дверь.

Глава 17

   В начале  четвертого  утра  воздух  был  уже  достаточно  теплым,  но
влажность за ночь заметно повысилась. Обложенное  тяжелыми  тучами  небо
предвещало дожди. Улицы еще пустовали, лишь иногда проносилось  одинокое
такси или машина полиции. Все автостоянки на  89-й  улице  были  заняты.
Железные ворота, ведущие на стройплощадку собора,  где  уже  заканчивали
класть фундамент, были заперты на ночь,  парадный  вход  дома  номер  69
закрыт на замок, а ночной привратник сидел у себя в дежурке  и,  попивая
кофе, смотрел фильмы для полуночников на маленьком цветном телевизоре.

***

   Джо Бирок открыл глаза и поднялся.
   Кто-то тихо постучал в дверь.
   Он быстро вышел из  маленькой  дворницкой,  щелкнул  выключателем  и,
шаркая ногами, заспешил по тускло освещенному коридору  мимо  котельной,
прачечной и  компактора,  чтобы  открыть  черный  ход  в  дальнем  конце
подвала.
   На улице перед ним стояли монсеньер Франкино  и  отец  Макгвайр.  Они
молча шагнули внутрь и Бирок увидел у каждого в руке по Библии.
   Он поклонился священникам, поцеловал перстень  на  руке  Франкино,  а
потом провел их к служебному лифту.
   - На девятый этаж, - коротко приказал монсеньер. Бирок  повернулся  к
пульту и послушно нажал кнопку девятого этажа. Кабина медленно  поползла
вверх. Священники раскрыли книги и стали молиться. Бирок прислушивался к
ним, но глаза его были прикованы к двери лифта.
   Наконец кабина дернулась и остановилась. Священники вышли в коридор.
   - Молитесь за нас, сын мой, - произнес Франкино.
   - Конечно, монсеньер, - с благоговением ответил Бирок.
   Он нажал кнопку, и двери лифта закрылись. Макгвайр вынул  из  кармана
часы, взглянул на них и произнес:
   - Три тридцать.
   Франкино первым шагнул к запасному выходу. Макгвайр послушно следовал
за ним. Их мерные шаги гулко отдавались в пустом коридоре.
   Священники поднялись по лестнице на десятый  этаж  и  остановились  у
двери, ведущей в коридор с квартирами.
   Франкино прочитал последнюю молитву, а  потом  решительно  взялся  за
ручку двери.
   - Да поможет нам Господь Бог! -  выдохнул  он.  Но  Макгвайр  тут  же
перехватил его руку.
   - А все-таки, кто Чарльз Чейзен? - с тревогой в голосе спросил он.
   Но Франкино лишь покачал головой, и Макгвайр  увидел,  как  дрожат  у
него руки и губы.
   Макгвайр попробовал стряхнуть с себя наползающий страх.
   - Вы обязаны сказать это мне! - настаивал он. -  Мне  необходимо  это
знать. Я ведь сейчас встречусь с ним!
   - Скоро вы сами все узнаете, - заявил Франкино  и  медленно  повернул
ручку. Макгвайр вытер пот с ладоней. Кровь отхлынула от его лица, придав
ему мертвенно-бледный оттенок.
   Дверь распахнулась, и Франкино шагнул вперед.
   - Святой отец!  -  тут  же  шепотом  позвал  он  и  жестом  пригласил
Макгвайра следовать за ним в коридор.
   Немного поколебавшись, Макгвайр тоже сделал пару шагов и  остановился
возле Франкино.
   Дверь за ними со скрипом закрылась.
   Сейчас они стояли в восточной части дома, и все  квартиры  находились
слева от них. Вдали виднелось окно, выходящее на западную сторону, а  за
ним - темное ночное небо. Холл был абсолютно пуст, если не считать ковра
на полу и урны для мусора возле лифта. Одна  из  лампочек  под  потолком
перегорела, но остальные ярко освещали блестящие свежевыкрашенные  стены
холла.
   - Чейзен здесь, - заявил Франкино  и,  зорко  всматриваясь  в  пустой
коридор, перекрестился.
   Макгвайр последовал его примеру, а потом достал  платок  и  промокнул
пот на лбу.
   Франкино вышел на середину холла, и,  продолжая  ощущать  присутствие
зла, медленно двинулся вперед к квартирам.
   - Монсеньер! - вдруг вскрикнул Макгвайр, почувствовав на лице  резкий
порыв холодного ветра. Он остановился и перевел дух, а потом  откинул  с
глаз прядь волос, которые успел растрепать странный сквозняк.  Священник
прислушался. Несомненно, где-то рядом завывал сильный ветер. Но где?.. -
Я что-то чувствую! - наконец с дрожью в голосе сказал он.
   Франкино тоже остановился в ожидании.
   И опять  налетел  этот  неведомый  вихрь.  Он  прошелся  вдоль  всего
коридора со стороны окна. Но ведь окно-то при этом было закрыто!..
   Макгвайр упал на колени.
   И снова ветер. На этот раз он настиг их со спины, словно просочившись
сквозь стену. Франкино пошатнулся и лишь чудом устоял на ногах. Макгвайр
нагнулся вперед и уперся ладонями в ковер. Его Библия упала на пол.
   - Это Чейзен! - сообщил Франкино зловещим шепотом.
   А ветер уже свирепствовал совсем  где-то  рядом,  угрожающе  завывал,
словно предупреждая о грядущем несчастье. И вот  он  настиг  их,  причем
сразу со всех сторон, словно вода, прорвавшая высокую дамбу.  Весь  холл
наполнили пыльные смерчи и тучи мелкого  мусора,  попавшие  в  воздушную
круговерть. Адский грохот  и  свист  этого  урагана  был  невыносим  для
человеческого слуха.
   Франкино  прижался  к  двери  пожарного  выхода.  От  самого  лба  до
подбородка по щеке его пролегла глубокая рана. Столбы пыли скрывали  все
вокруг,  и  уже  невозможно  было  понять,  где  находится  пол,  а  где
потолок...  Все  поглотил  сплошной  серый   смерч,   завладевший   всем
пространством вокруг. Ветер безжалостно хлестал священников, швыряя им в
лицо горсти содранной штукатурки и мелкого мусора.
   Франкино ничего уже не видел перед собой  -  по  лицу  его  струилась
кровь, заливая глаза.
   - Надо уходить отсюда! - выкрикнул он. - Мы не сможем...
   И вновь его швырнуло о стену.
   - ?oi делать мне? - заорал в ответ Макгвайр, пытаясь криком заглушить
грохот бури.
   Франкино жестом указал на дверь  лестницы.  Макгвайр  схватил  его  и
потащил к этой двери.  Их  тела  то  и  дело  ударялись  о  стены,  лица
побагровели, а на коже начали выступать волдыри от  нестерпимо  горячего
сухого ветра.
   "Неужели никто не слышит,  что  здесь  творится?  -  с  ужасом  думал
молодой священник. - Неужели никто не проснется?!" Наконец они добрались
до двери и попробовали открыть  ее.  Но  ручка  не  поддавалась,  словно
кто-то намертво приморозил ее.
   Они снова повернулись навстречу ветру, но ураган уже стал сильнее,  и
теперь священники почти потеряли способность передвигаться.
   - Скорее к лифту! - прокричал Макгвайр. Но тут монсеньера  опрокинуло
на пол. Тогда Макгвайр ухватил его за ворот и из последних  сил  поволок
по коридору. Однако почти уже  добравшись  до  лифта,  он  был  вынужден
отпустить Франкино и закрыть лицо руками - пыль плотно  забилась  ему  в
нос, уши и глаза.
   - Я не выдержу этого! - заорал он, а щеки его  начали  как  резиновые
раздуваться от ветра.
   Но Франкино все же  умудрился  нажать  кнопку  вызова  лифта,  а  сам
перекатился на бок,  задыхаясь  в  пыльном  буране.  Раскаленный  воздух
впивался в легкие, словно был наполнен тысячами микроскопических лезвий.
   Наконец лифт подъехал, и они оба вползли в кабину. Двери закрылись  и
наступила непривычная тишина.
   Какое-то время они молча лежали на полу лифта, постепенно  приходя  в
себя. Франкино прижимал к раненой щеке носовой платок. Наконец Макгвайр,
как в тумане, поднялся на ноги и дрожащими пальцами нажал кнопку первого
этажа.
   Но лифт не тронулся с места.
   Он снова надавил кнопку, теперь уже более решительно.
   И вновь никакого результата.
   - Он не дает нам уйти! - холодея от ужаса, воскликнул священник.
   Франкино поднялся с пола  вслед  за  своим  спутником  и  с  тревогой
огляделся по сторонам.
   -  Что-то  здесь  слишком  тихо,  -  наконец  медленно   сказал   он,
приготовившись к самому худшему. - И мне это не нравится.
   Макгвайр вздрогнул. Он вдруг почувствовал какие-то странные вибрации,
которые  заметил  вскоре   и   сам   Франкино.   Кабина   лифта   начала
раскачиваться, все чаще ударяясь о стены шахты.
   Раздался звон бьющегося стекла - лопнула  лампочка  под  потолком,  и
священники погрузились в полную темноту.
   А секунду спустя оглушительно затрещало дерево,  и,  прикоснувшись  к
стене, Макгвайр понял, что доски, из которых был сделан  лифт,  начинают
расходиться.
   - Стены рушатся! - закричал он. Франкино  нащупал  в  темноте  панель
управления и стал судорожно нажимать все кнопки подряд.
   - Надо выбираться отсюда! - перекрывал  адский  треск  его  отчаянный
голос.
   Пол под ними трещал, стены разламывались, а трос, на  котором  висела
кабина, готов был оборваться в  любой  момент.  Франкино  не  переставал
нажимать кнопки, а Макгвайр тем  временем  сунул  пальцы  в  щель  между
дверьми и попытался открыть их вручную.
   Но вот одна из досок с пола выстрелила вверх  и,  встав  вертикально,
пронзила ногу Франкино,  глубоко  войдя  в  мышцы  его  бедра.  Макгвайр
оттащил монсеньера в сторону, а сам всем телом стал напирать  на  дверь,
надеясь сломать ее и выбраться из кабины.
   Неожиданно створки двери открылись сами. Макгвайр кубарем выкатился в
коридор, а потом вытащил туда и Франкино. Кабина по-прежнему  продолжала
раскачиваться и через несколько секунд с  оглушительным  лязгом  рухнула
вниз, превратившись  в  груду  щепок  и  искореженного  металла  на  дне
глубокой бетонной шахты.
   Ветер мгновенно стих. В коридоре наступила мертвая тишина.
   Франкино встал, но ноги едва держали его. Макгвайр  молча  следил  за
ним с пола, не в силах даже подняться.
   - Я презираю тебя! - вдруг пронзительно закричал монсеньер. -  Теперь
я знаю, кто ты, Чарльз Чейзен! Я не боюсь тебя!
   И тут невиданной силы порыв  ветра  подхватил  Франкино,  перенес  по
воздуху к самой дальней стене и обрушил на нее с тяжким грохотом. Ураган
возвращался.
   И вновь Франкино попытался открыть дверь на лестницу, но его  залитые
кровью руки лишь беспомощно скользили по бронзовой  ручке.  Новый  заряд
бури обрушился на Священников, и Франкино ухватился за стеклянный  короб
пожарного крана, чтобы устоять на ногах. Стекло не выдержало и треснуло.
Пожарный шланг вывалился наружу, монсеньер  начал  в  отчаянии  колотить
кулаками по  закрытой  двери.  Подбежал  Макгвайр  и,  упав  на  колени,
присоединился к нему, для поддержки опираясь о стену.  Неожиданно  шланг
взлетел в воздух и, обвившись вокруг шеи Франкино, начал душить его.  На
лбу и щеках монсеньера вздулись багровые вены. Он заскрежетал  зубами  и
хотел что-то крикнуть, но уже не мог и лишь хватался  руками  за  шланг,
пытаясь освободиться. Но  тот  сжимался  на  его  шее  все  крепче,  как
голодный питон.
   На зубах монсеньера показалась кровь.
   Макгвайр тоже  ухватился  за  шланг,  пытаясь  оторвать  его  от  шеи
Франкино. А в это время ураган уже свирепствовал по всему этажу, разнося
все вокруг в пух и прах. В воздух взвивались куски линолеума  и  бетона,
стены дрожали. Тело Макгвайра обдавало немыслимым жаром,  заставляя  его
издавать страшные вопли. Наконец шланг ослаб. Франкино  посинел,  и  его
вырвало.
   Лампочки под потолком стали взрываться одна  за  другой,  а  ковер  в
нескольких местах загорелся.
   - Я презираю тебя, Чейзен! - закричал Франкино, как только  Макгвайру
удалось снять с его шеи проклятый шланг, разорвав петлю.
   И тут у Франкино вспыхнули рукава, а у Макгвайра начали тлеть ботинки
и брюки. Священники  стали  кататься  по  полу,  стараясь  сбить  пламя.
Макгвайру это  удалось  достаточно  быстро,  а  вот  на  Франкино  огонь
разгорался все сильнее, окутывая его тело сплошным горящим покрывалом.
   Наконец  монсеньер  из  последних  сил  встал   и,   осыпая   Чейзена
проклятиями, пошатываясь, вышел на середину холла. Огонь охватил его  со
всех сторон.
   И тут страшный, как взрывная волна, удар ветра налетел на священника,
осыпав его градом битого стекла,  деревянных  щепок,  кусками  бетона  и
штукатурки. Макгвайр упал лицом вниз, пытаясь защититься  от  сметающего
все на своем пути вихря. Но Франкино не сдавался. Он высоко  поднял  обе
руки, готовый принять мученическую смерть в борьбе с силами  Сатаны.  На
пол с тела его текла кровь.
   - Чейзен! - нечеловеческим голосом закричал он.  Ветер  взвыл  ему  в
ответ с новой силой.
   - Чейзен!!
   И тут какой-то плотный туман начал собираться за спиной монсеньера  в
огромный зловещий гриб.
   - Чейзен!!. - продолжал кричать он.
   И вдруг этот гриб взорвался и,  подхватив  Франкино,  точно  пушинку,
понес его в дальний конец коридора. Раздался  звон  бьющегося  стекла  -
западное окно разлетелось вдребезги, и тело монсеньера было выброшено  в
пустоту ночного неба.
   Почти теряя сознание и ничего не видя перед собой, Макгвайр пополз  в
направлении  последнего  крика  Франкино.   Он   напрягал   зрение,   но
воспаленные глаза отказывались служить. Добравшись до окна, он с  трудом
приподнялся и, выглянув наружу, увидел  внизу,  в  переулке,  беспомощно
распростертое тело Франкино.
   Макгвайр, как сомнамбула, встал во весь рост и закрыл глаза. А потом,
когда вновь  открыл  их,  увидел,  что  везде,  где  действовал  Чейзен,
появляются огромные черные пятна. И вскоре все вокруг было затянуто этой
зловещей дьявольской чернотой.

***

   Сержант Уосо склонился над трупом Франкино, а потом и вовсе встал  на
колени, не обращая внимания на холодные лужицы, собравшиеся на  асфальте
после дождя.
   - Следы насилия есть? - спросил он у эксперта, работающего  рядом  Но
тот лишь покачал головой.
   - Нет. Ни одного. Я вообще сомневаюсь, Что это убийство, хотя  лучше,
конечно, подождать результатов вскрытия.
   - А что же, несчастный случай?
   Эксперт задумчиво посмотрел на окно десятого этажа и  пожал  плечами.
Выло уже шесть утра, и первые лучи  Солнца  начали  подсвечивать  хмурое
небо.
   - Может быть, самоубийство? - без особой уверенности предположил  он.
Уосо нахмурился.
   - Нет, это невозможно - тело принадлежит священнику.
   Сержант осмотрел переулок,  где  лежал  труп.  Вокруг  было  чисто  и
пустынно, от улицы его отделял забор. А впереди возвышалась стена дома с
окошками, ведущими в коридоры каждого из десяти этажей.
   Уосо подошел к забору и выглянул  на  улицу.  К  дому  уже  подъехало
несколько полицейских автомобилей.
   Первые пешеходы, вооружившиеся по случаю ненастья зонтиками, начинали
скапливаться  у  подъезда.  Но  среди   них   он   не   заметил   никого
подозрительного.
   - Якобелли! - позвал  детектив  помощника.  Тот  сидел  в  патрульной
машине. Он передал что-то по  рации,  а  потом  вышел  из  автомобиля  и
направился к Уосо.
   - Я связался с Управлением епархии, - сообщил он. - Они пришлют своих
людей через пару минут.
   - Прекрасно, - кивнул сержант. - Значит, они и  опознают  его.  Если,
конечно, он на самом деле священник. Якобелли прищурился, не понимая,  к
чему клонит шеф.
   - Ну, может быть, он просто собирался  на  бал-маскарад,  -  объяснил
Уосо и усмехнулся. Якобелли понимающе кивнул.
   - Мы уже опросили жильцов дома и обслуживающий персонал, - сказал он.
   - И кто-то заметил что-нибудь необычное? - без особой надежды спросил
детектив. - Нет, пока ничего, - вздохнул помощник.
   - А привратника вы допросили?
   - Да. Но он уверяет, что тоже ничего не видел и не слышал.
   Уосо достал из кармана пластинку жевательной резинки, скатал  из  нее
шарик и сунул в рот.
   - Да, не хотелось бы мне жить в этом доме... -  задумчиво  проговорил
он.
   Якобелли засмеялся и провел пятерней по копне жестких черных волос.
   - Я бы, пожалуй, тоже не согласился, - поддержал он начальника.
   Уосо снова подошел к трупу. Дождь уже с полчаса назад прекратился, но
тучи не торопились  улетать,  грозя  новым  ненастьем.  Было  холодно  и
неуютно.
   - Ну, ладно, - наконец сказал детектив. - Если обнаружите  что-нибудь
интересное, я наверху.
   Помощник и эксперт молча кивнули. Уосо легкой походкой  устремился  к
подъезду, поднялся по ступенькам и там снова остановился, оглянувшись на
Труп. Потом закинул голову и  начал  внимательно  разглядывать  разбитое
окно в коридоре десятого этажа'.
   "Да, этот несчастный пролетел футов восемьдесят, не меньше, - подумал
сержант. - Неудивительно, что он сломал себе шею. Но  неужели  это  и  в
самом  деле  несчастный  вручай?..  Маловероятно!"  Озабоченно   покачав
головой, детектив вошел в дом.

***

   - Вы узнаете этого человека? - спросил сержант,  передавая  по  кругу
только что отснятую фотографию трупа Франкино.
   Все присутствующие в комнате закивали. Часы на камине пробили девять.
   Джон Сорренсон поднялся с  кресла  и  прокашлялся.  Так  Как  полиция
собрала всех жильцов  этажа  именно  у  него  на"квартире,  было  вполне
логично, чтобы он высказался первым.
   - Его фамилия Франкино, - начал он, мельком взглянув на  Бена.  -  Он
был приятелем мистера Бэрдета. И два дня назад он  приходил  к  нему  на
вечеринку, где мы все с ним и познакомились.
   Уосо перевел взгляд на Бена, который, испуганно  сжавшись,  приютился
на диване и одной рукой обнимал растерянную Фэй. Она ничего не понимала.
Полусонная, с растрепанными  волосами,  Фэй  держала  на  руках  спящего
малыша.
   - Все в-верно... - запинаясь, проговорил Бен. - Он был моим другом.
   - Что ж, очень хорошо, мистер Бэрдет. Тогда, может быть, вы объясните
полиции, зачем монсеньеру Франкино понадобилось расхаживать  среди  ночи
по коридорам вашего дома?
   Когда из уст полицейского прозвучало слово "монсеньер", все удивленно
посмотрели на Бена. Но он сделал вид, что не заметил этого.
   - Я не могу сказать вам, что он здесь делал, - ответил Бен детективу.
   Уосо нервно зашагал  взад-вперед  по  красно-коричневому  персидскому
ковру.
   - Поня-ятно, - протянул он. - Тогда, мистер Бэрдет, -" поведайте  нам
хотя бы то, что вам доподлинно известно, - предложил он.
   - Да я, собственно, мало что знаю... - попытался выйти  из  положения
Бен. -  Мы  ведь  познакомились  с  ним  еще  в  колледже,  в  Чикагском
университете...  Я  заканчивал  курс,  а  он  преподавал   историю.   Мы
подружились. Но потом потеряли друг друга и практически не виделись  все
эти годы. Ну, может быть, пару раз, не больше.
   - Простите, сержант, - вмешался в разговор Дэниэл Батилль. - Но  если
я не ошибаюсь, вы сказали, что Франкино был священником?
   - Именно так.
   И все опять удивленно переглянулись.
   - А разве вы не знали об этом? - На этот раз изумился уже сам Уосо.
   - Нет, - искренне признался Макс Вудбридж.
   - Но вы-то должны были об этом  Знать,  мистер  Бэрдет,  -  обратился
детектив к Бену.
   Тот мельком взглянул на Дженкинса, который  в  задумчивости  стоял  у
окна, облаченный в темно-вишневый шелковый халат. - Д-да,  -  неуверенно
кивнул Бен. - Я знал, что он священник, однако...
   - Бен, но вы же сами слышали, как он сказал всем, что был женат! -  с
возмущением перебил его Дженкинс.
   - Да, - подтвердил вконец растерявшийся Бен.
   - А про то,  что  он  священник,  вы  нам  не  сказали!  -  продолжал
возмущаться Ральф.
   - Да, я как-то забыл... Но его жену я никогда не видел и даже  заочно
с ней не был знаком. Наверное, это было  еще  до  того,  как  он  принял
духовный сан... - "Боже мой, что же теперь будет? -  с  отчаянием  думал
Бен. - Ведь теперь, кроме отца Макгвайра, не осталось в живых ни  одного
знакомого мне человека, связанного с этим  чертовым  заговором!"  -  Ну,
скорее всего, монсеньер Франкино никогда и не был женат, -  прервал  его
размышления Уосо. - Только зачем ему понадобилось сочинять все это,  как
вы считаете? - поинтересовался он.
   - Понятия не имею, - пожал плечами Бэрдет.
   - Ясно... А скажите, может быть,  Франкино  просто  попросил  вас  не
рассказывать соседям, что он священник?
   - - Да, - ухватился Бен за спасительную ниточку, чтобы не  показаться
подозрительным своим друзьям. - А зачем ему это было нужно?  -  удивился
Уосо.
   - Этого он мне не объяснил, - с сожалением вздохнул Бен.
   - Да, мистер Бэрдет... Мне кажется, вы вообще ничего  не  знаете  или
уже успели перезабыть. Что с вами происходит?
   Бен пожал плечами и  забрал  у  жены  ребенка.  Фэй  встала,  немного
прошлась по комнате, потирая глаза, а потом снова уселась на диван. Уосо
развернул еще одну пластинку жвачки и запихнул ее себе в рот.  Теперь  у
него скопился там довольно приличный шарик из трех пластинок, который он
беспрерывно жевал.
   - А как он попал к вам на вечеринку? -  последовал  очередной  вопрос
полицейского.
   - Он позвонил мне на днях и сказал, что находится Сейчас в городе.  Я
предложил встретиться и объяснил, что мы  с  женой  как  раз  устраиваем
небольшую вечеринку. Он обещал  обязательно  прийти.  Ну,  и  пришел,  -
объяснил Бен.
   - Так он, значит, сказал, что находится в городе? - переспросил Уосо.
   - Да.
   - Странно... Ведь он жил здесь все время!
   - Я не знал этого, - заупрямился Бен. - Мне  он  сказал  только,  что
сейчас находится здесь, и больше ничего.
   Уосо надул из жвачки огромный пузырь, потом втянул его назад в рот  и
снова стал судорожно жевать.
   - И вы все, - обратился он к присутствующим, - видели этого  человека
на вечере у Бэрдетов?
   Все  одновременно  кивнули  -  Батилль,  обе  секретарши,   Вудбридж,
Дженкинс и, конечно, Джон Сорренсон.
   - А не говорил ли он чего-то такого, из чего можно  было  бы  сделать
вывод, что он склонен к самоубийству?  -  подсказал  детектив.  -  Может
быть, он производил какие-нибудь странные действия?..
   Наступила неловкая пауза.
   - По-моему, я задал вопрос, и требую на него ответа! - резко произнес
полицейский.
   Вперед выступил Дженкинс. Он вынул из кармана платок,  которым  время
от времени вытирал лицо, откашлялся и заговорил:
   - Насколько я заметил, мистер Франкино... Вернее, монсеньер  Франкино
был очень неуравновешенным человеком и, вероятно, серьезно больным...
   Уосо сел на ручку дивана и удивленно уставился на  Дженкинса.  Потом,
положив руки на колени, детектив, наконец, спросил:
   - А почему вы так решили?
   И Дженкинс, не скрывая ничего, как мог, рассказал ему обо  всем,  что
случилось в тот вечер.  Он  описал  и  таинственный  ритуал,  и  приступ
священника, и то, как монсеньер накинулся на него  и  порвал  пиджак,  и
многое другое... Уосо внимательно слушал Дженкинса, ни разу не перебив и
не скрывая своего растущего интереса. А когда тот закончил,  полицейский
попросил специалиста по антиквариату сделать  вывод  относительно  столь
странного поведения монсеньера - что оно могло означать?
   - Ну... - многозначительно начал Дженкинс,  потом  помолчал  немного,
как бы обдумывая свой ответ, и, наконец, заговорил: - Похоже на то,  что
он страдал либо эпилепсией, либо у него был самый  настоящий  психоз  на
религиозной почве. Если  же  нужно  мое  личное  мнение,  то,  с  вашего
позволения, сержант...  Основываясь  на  том,  что  я  имел  возможность
наблюдать собственными глазами в квартире Бэрдетов, я имею все основания
полагать,  что  этот  человек,  безусловно,   был   способен   совершить
самоубийство как  сознательно,  так  и  нечаянно,  во  время  очередного
приступа.
   Уосо подсел ближе к Бену, положив руку на спинку дивана.
   - Ну, а что вы могли бы добавить, мистер Бэрдет? - не скрывая  своего
подозрения, осведомился он. - Сначала  мы  находим  труп  в  компакторе.
Вернее, его  находит  именно  ваша  жена,  и  у  нее  наступает  шоковое
состояние... Дело берет  инспектор  Бурштейн,  которому  не  дает  покоя
старая, слепая и парализованная монахиня, живущая по соседству  с  вами.
Он  просит  меня  просмотреть  старые  дела  об  убийствах,  совершенных
пятнадцать лет назад в особняке, который стоял  тогда  на  месте  вашего
дома. Но папки именно с этими делами оказываются кем-то  похищенными  из
архива. Тогда Бурштейн выходит на Гатца - детектива, который  пятнадцать
лет назад занимался этими убийствами. Гатц же встречается именно с  вами
и приглашает вас для разговора к себе домой. Вы идете туда и  неожиданно
находите  там  его  труп.  Снова  убийство.  Вы,  разумеется,  пытаетесь
связаться с Бурштейном, но как раз в  этот  момент  выясняется,  что  он
погиб при пожаре. Причем уже доподлинно установлено, что это был поджог.
И вдруг откуда ни возьмись, прямо как гром среди ясного неба,  выплывает
этот самый священник по фамилии Франкино. И  сначала  у  него  случается
припадок во время религиозного ритуала в  Вашей  квартире,  а  потом  он
решает выкинуться из окна именно с вашего этажа, причем буквально  через
день после вечеринки у вас. Правда занятно, да?
   - Да, - не смущаясь, ответил Бен. - Такой  рассказ  в  пору  нести  в
детективный журнал.
   Уосо улыбнулся.
   - Зачем же обязательно в журнал? - ехидно прищурился он. - Можно и  в
уголовное дело по факту  многочисленных  убийств,  которое  потом  будет
представлено Большому Жюри <Большое Жюри - состав присяжных числом более
12 человек, решающий вопрос о предания кого-либо  суду  по  обвинению  в
тяжких уголовных преступлениях>.
   Все замерли на своих местах. В течение нескольких минут никто не  мог
выговорить ни слова.
   Потом Уосо поднялся и не спеша направился к выходу.
   - Я хочу, чтобы над моими словами задумался не только мистер  Бэрдет,
но и все остальные, кто здесь находится Хотя, конечно, в первую  очередь
это касается именно мистера Бэрдета. Впрочем, я  думаю,  с  ним  мы  еще
встретимся в другом месте и поговорим более основательно...
   Он еще раз улыбнулся и, надев шляпу, исчез за дверью.

Глава 18

   Комната сфокусировалась в его поле  зрения,  будто  медленно,  как  в
старом кино, навели резкость. Это  была  маленькая  каморка,  не  больше
пятнадцати квадратных футов, с., верным от копоти потолком  и  грязными,
заляпанными стенами. Он лежал на старой продавленной  кровати,  покрытой
ватным матрасом.  Справа  от  себя  он  заметил  тумбочку  с  отломанной
дверцей, а над ней - большое пыльное зеркало под старину. В дальнем углу
стоял стул, на котором вперемешку были свалены  платья,  бюстгальтеры  и
постельное белье не первой свежести. Над головой горела тусклая лампочка
без абажура. На оконном стекле раскинулась паутина трещин.
   Он облизнул пересохшие губы и попытался  определить,  где  находится.
Кое-что начало всплывать в памяти: жгучий ветер, пыльная  буря  в  холле
десятого этажа... Потом Франкино,  выпавший  из  окна.  Боль.  И  полная
темнота... А больше ничего. Как же он попал в эту  странную  комнату?  И
кто ее хозяин?
   Макгвайр попытался приподняться на локтях. В комнате  пахло  дешевыми
терпкими духами, от которых его сразу же затошнило. Он послюнявил пальцы
и стер песчинки из уголков глаз. А потом услышал какой-то шум. Вероятно,
из соседней комнаты.
   - Эй там, не вздумай вставать  с  кровати!  -  раздался  из-за  стены
хриплый женский голос.
   - Где я? - чуть слышно спросил священник.
   - Ты-то? В комнате. И причем на кровати. Макгвайр откинул заплатанное
одеяло и увидел, что все его тело покрыто синяками и ссадинами.
   - Можно мне поговорить с вами? - неуверенно спросил он.
   - Конечно. Я хоть и черномазая, но с  белыми  потрепаться  совсем  не
брезгую. Только потерпи чуток, святой отец. Я сейчас дочищу твою рясу  и
приготовлю чайку, а потом мы с тобой вдоволь наболтаемся.
   Макгвайр снова откинулся на подушки в шелковых  наволочках.  На  полу
рядом с ним валялись смятые газеты и резиновый вибратор в форме пениса.
   Через несколько секунд в  комнату  вошла  миловидная  негритянка  лет
тридцати в белом халате. В руках она держала его  одежду  и  поднос,  на
котором оказалась вазочка с печеньем и чашка чая.
   - Да-а... Ну и видок у тебя, святой отец! Я тут попробовала отскрести
твою рясу - ну, смыть с нее всякое дерьмо... И это было ох как непросто!
Даже представить себе не могу, в какую ты влип историю... Нет уж,  лучше
даже не представлять!..
   - А что же я делаю здесь, дитя мое? Женщина добродушно рассмеялась.
   - Дитя? Ну ты даешь! Я уж  и  позабыла,  когда  дитем-то  была,  если
вообще была когда-нибудь. Веришь?
   - Так меня сюда принесли? - продолжал допытываться Макгвайр.
   - Черта с два!.. Впрочем, не обращай внимания на мой язык, ладно?  Я,
конечно, попробую при тебе не выражаться,  но  знаешь.,  как  говорится,
горбатого могила исправит.
   Макгвайр немного успокоился. С этой женщиной он почему-то  чувствовал
себя в безопасности. Несмотря на то  что  она  была  чересчур  развязна,
вульгарно  накрашена  и  по  всему  ее  лицу  шел  безобразный  шрам  от
подбородка до самого виска, все равно что-то в ее  поведении  заставляло
его чувствовать себя уверенней.
   - Даже не знаю, как тебе и ответить, чтоб не обидеть... - начала она,
ставя перед ним поднос и вешая одежду на дужку  кровати.  -  Короче,  ты
приполз сюда сам. Возвращаюсь я домой после тяжких  трудов  -  и  нахожу
тебя на пороге своей хибары. Ты совсем вырубился и валялся перед  дверью
на коврике. Правда, я не знаю, как ты сумел доползти  сюда,  но  это,  в
общем, не моего ума дело... Ну, и как же я могла бросить  тебя  в  таком
состоянии?.. Я, конечно, тут  же  позвонила  Хосе  -  это  самый  клевый
сутенер во всем Манхэттене - он мигом примчался, и мы вдвоем  перетащили
твою священную задницу со всем остальным в эту  комнату  и  закинули  на
кровать.  -  Женщина  замолчала,  достала  из  кармана  халата   дорогую
зажигалку  и  сигарету,  прикурила  и,  глубоко  затянувшись,  выпустила
голубоватый дым. - А знаешь, святой отец, ведь до тебя  у  меня  еще  ни
одного священника в доме не было... Да и вообще я  их  уже  давненько  и
вблизи-то не видела. Врубаешься?
   - Ну, конечно! - сразу же подхватил Макгвайр,  поудобнее  устраиваясь
на подушках. - Но Господь Бог всегда рядом с тобою, дитя мое.
   Женщина расхохоталась, обнажив два ряда желтых, прокуренных зубов.  -
Если, святой отец, как ты говоришь, Бог тут где-то  неподалеку,  то  ему
иногда такие картиночки приходится  наблюдать,  от  которых  у  него,  я
думаю, аж все лицо вытягивается. Это, конечно, если представить,  что  у
него есть лицо, а не просто какое-нибудь облачко.
   Макгвайр улыбнулся.
   - А где находится твоя квартира?
   - Что? Ах, это... Перекресток Второй авеню и 121-й улицы.  Короче,  в
Испанском Гарлеме.
   Священник чуть не поперхнулся и рывком сел на кровати.
   - Эй, поосторожней, святой отец!.. И прежде  чем  ты  засыплешь  меня
своими вопросами, дай я представлюсь... Зовут меня Флоренс. И еще,  хотя
тебе это, наверное,  не  совсем  интересно..,  я  проститутка,  и  между
прочим, самая шикарная в этом районе. Можешь спросить у любого сутенера,
если не веришь.  Тебе  каждый  скажет,  какие  штучки  умеет  выделывать
старушка Флоренс!.. Но я, конечно, не жду, что ты  на  меня  позаришься.
Бог бы, наверное, меня здорово отшлепал по попке за одни такие мысли.
   - Но я уверен, что у тебя их и нету, дитя мое. И думаю,  что  Господь
Бог отыщет в своем сердце место и для  тебя  и  простит  тебе  все  твои
прегрешения.
   - Аминь, - закончила Флоренс и разразилась таким сумасшедшим хохотом,
что у священника чуть не лопнули барабанные перепонки. - И  аллилуйя,  -
добавила она, переставая смеяться.
   - А который час? - поинтересовался Макгвайр.
   - Десять утра, - весело сообщила негритянка. -  А  теперь  тебе  надо
подкрепиться хотя бы чаем. Сразу в себя придешь. А если тебя  раздражает
дым, так я могу потушить эту отраву...
   - Нет-нет, это мне совсем не мешает, - поспешил уверить  ее  Макгвайр
и, взяв в руки чашку, заметил, что она из дорогого  китайского  фарфора.
Видимо, эта женщина все же имела некоторую склонность к хорошим вещам, и
Макгвайр тут же похвалил ее за такой тонкий вкус.
   -  Спасибо,  святой  отец.  В  шикарных  вещичках   я   действительно
разбираюсь. Правда, эта чашечка и блюдце - моего бывшего дружка.
   - А почему же бывшего? - полюбопытствовал священник.
   - Ну... Потому что теперь мы с ним очень нескоро  встретимся.  В  том
году его засадили на двадцать лет за торговлю  наркотиками.  Но  вкус  у
него был, это точно. А этот сервизик он свистнул у одной богатой дамочки
с Пятой авеню. Только не подумай, что она была белая - черта с два!  Эта
черножопая потаскуха имела денежки благодаря своим земельным владениям.
   - Да, Господу Богу придется много чего  простить,  если  он  вздумает
заглянуть в твою квартирку, - улыбнулся Макгвайр.
   Флоренс кивнула.
   - Так если  сейчас  только  десять,  значит,  я  и  проспал-то  всего
чуть-чуть, - подытожил Макгвайр, потягиваясь в кровати.
   - Да ты, видать,  совсем  спятил,  -  опять  рассмеялась  Флоренс.  -
Десять-то десять, да только не того утра, о котором ты думаешь. Ты был в
отключке еще двое суток. И пока ты тут дрых, я успела уже зашибить  кучу
денег. Правда, мне пришлось туговато. Представляешь, если бы  кто-нибудь
из моих постоянных клиентов вдруг обнаружил, что у  старушки  Флоренс  в
соседней комнате спит священник!  Сразу  пришлось  бы  подыскивать  себе
другую работу...
   - Два дня?! - от изумления Макгвайр остался с открытым ртом и  замер,
не донеся до него чашку.
   - А ты что, оглох, что ли? Кстати,  эти  денечки  были  для  меня  не
самыми счастливыми в жизни... Жаль, что ты сам не слышал своего бреда  и
бесконечных стонов. Священник вздрогнул и крепко схватил  негритянку  за
руку.
   - А что я тут такого наговорил? - взволнованно спросил он.
   - Да чушь всякую. Я в общем-то так толком ничего  и  не  разобрала...
Ругался на чем свет стоит, все время вспоминал дьявола  и  еще  каких-то
ребят - Франкино и Чейзена. И без конца одно и то же:  мол,  черт  среди
нас гуляет - в чем я, правда, полностью с тобой согласна, - и что он  то
и дело убивает  людей...  Ну,  на  это  возразить  тоже  трудно.  Но  ты
почему-то был уверен, что следующей жертвой он  выбрал  именно  тебя.  А
этого мне совсем не хотелось бы. Во-первых,  потому,  что  мужик  ты,  я
вижу, неплохой, а потом, если бы он явился сюда за тобой, то я  бы  тоже
могла на беду оказаться где-нибудь рядом... Конечно, рано или поздно мне
так и так придется с ним познакомиться, но все-таки хотелось бы отложить
эту встречу на более поздний срок.
   - А я уверен, что Господь снизошлет тебе свое  прощение,  -  возразил
Макгвайр.
   - При условии, что я раскаюсь? - улыбнулась Флоренс.
   - Да, дитя мое.
   - Звучит, конечно, заманчиво... Да только некогда мне раскаиваться. У
меня ведь иногда даже не хватает времени, чтобы хорошенько просраться. -
Тут она в смущении закрыла рот рукой и виновато поглядела на священника.
   Макгвайр засмеялся.
   - Ну, юмор  еще  никому  не  вредил,  -  сказал  он,  а  потом  снова
попробовал подняться. Это удалось ему с огромным трудом - ноги ослабли и
колени противно тряслись. - Дитя мое, тебе придется помочь мне выбраться
отсюда - я должен срочно ехать к себе на работу.
   - А по-моему, тебе надо бы еще денек  отдохнуть,  чтобы  как  следует
набраться сил, - возразила Флоренс.
   - Нет, я в любом случае должен спешить, - настаивал священник.
   - Ну, я-то, конечно,  помогу...  -  усмехнулась  она.  -  Только  мне
кажется, твои церковные друзья малость  прибалдеют,  когда  увидят,  кто
поддерживает их коллегу.
   - Знаешь что, Флоренс... Я думаю, многим из них не помешало бы  иметь
такое доброе сердце, как у тебя. Ты - сама добродетель.
   - Что?! Я и добродетель? Святой отец, да нас  даже  рядом-то  ставить
неприлично! Если я расскажу про  это  подружкам,  меня  просто  на  смех
поднимут!
   - Ну, тогда помоги мне хотя бы одеться и вызови, пожалуйста, такси.
   Флоренс согласно кивнула. Макгвайр осторожно дотронулся до ее руки.
   - Когда все это кончится, я обязательно помолюсь за тебя, -  пообещал
он.
   - Помолишься? Это, конечно, хорошо... Только  я  что-то  не  знаю  ни
одной молитвы, которая помогала бы зарабатывать деньги  и  не  протянуть
ноги с голоду.
   Священник снял с дужки кровати одежду и начал надевать брюки.
   - Наверное, ты права, - согласился он.
   - Черт побери, я действительно права! - подтвердила Флоренс.
   Макгвайр замолчал и еще раз  оглядел  свою  случайную  спасительницу.
Слава Богу, что на его пути попалась именно она, которая с таким  теплом
и добротой приютила его и ухаживала за ним все эти дни. Он,  разумеется,
теперь в долгу у нее. Макгвайр  сунул  руку  в  карман  и,  отыскав  там
бумажку в двадцать  долларов,  согнул  ее  пополам  и  вложил  в  ладонь
негритянки, решительно кивнув в подтверждение своих действий.
   И она, не говоря ни слова, кивнула ему в ответ.

***

   Отец Макгвайр смотрел, как угасает улыбка на губах Флоренс,  по  мере
того как такси удаляется от ее дома.  Ему  никогда  еще  не  приходилось
сталкиваться с такими людьми - настоящими уличными философами, чья  речь
обильно пересыпана и солеными колкостями, и меткими  глубокими  фразами.
Но, может быть, она в любой  жизненной  ситуации  способна  найти  более
точный ответ, чем самые изысканные  словесники.  Во  всяком  случае,  ее
бесхитростные рассуждения были очень недалеки от истины.
   - В следующий раз будьте осторожнее, святой отец, - напутствовала его
Флоренс.
   И Макгвайр пообещал, что больше с ним такого не повторится,  а  потом
добавил, что, возможно, им придется еще встретиться  в  этой  жизни.  Но
даже если такого и не случится, он все равно никогда  не  забудет  ее  и
обязательно помолится, как обещал, прося у Христа прощения за ее грехи.
   Наконец,  его  раздумья  были  прерваны:  машина  остановилась  перед
воротами семинарии.
   Священник вышел из автомобиля и не спеша поднялся на третий этаж, где
находились жилые помещения преподавателей.
   "Что же теперь будет? - не переставал спрашивать себя Макгвайр. - И с
кем мне теперь  надо  связаться?  И  почему  все  же  Франкино  не  стал
рассказывать мне о Чейзене? Почему не  раскрыл  его  нового  обличья  до
того, как произошло несчастье?.." Он молил Бога о прощении и  упоении  в
мире  души  монсеньера,  а  потом  сам  же  проклинал  его  за  излишнюю
скрытность.
   Священник медленно брел по  длинному  бесцветному  коридору  третьего
этажа. Его келья находилась в самом конце, как  раз  напротив  запасного
выхода. Этаж был совсем пустым, и только с лестницы временами доносились
чьи-то тихие шаги.
   Открыв дверь своей комнаты, Макгвайр застыл на пороге: его уже ждали.
Двое сидели на кровати, один - за столом. Никого из  них  он  раньше  не
видел.
   - Отец Макгвайр? - осведомился отец Теппер, поднимаясь из-за стола.
   - Да, - только и смог вымолвить ошарашенный священник.
   - Да упокоится в мире монсеньер Франкино, - послышались тихие слова.
   Макгвайр молча кивнул в ответ.
   Отец Теппер шагнул вперед. Это  был  высокий  худощавый  мужчина  лет
сорока, с черными волосами и бледным вытянутым лицом.
   - Нас просили отвезти  вас  на  место,  -  произнес  он.  Макгвайр  с
тревогой покосился на еще двоих, устроившихся на кровати.
   - А куда? - спросил он, чувствуя все нарастающее беспокойство.
   Теппер ничего не ответил, а молча подошел к двери и распахнул ее.
   - О чем, собственно,  идет  речь?  -  еще  раз  взволнованно  спросил
Макгвайр.
   - Простите, но мы не имеем права говорить об этом, - пояснил Теппер.
   Макгвайр еще раз окинул взглядом троих незнакомцев, а потом  послушно
вышел в пустой коридор.
   У подъезда их уже ждал лимузин. Когда все расселись, машина двинулась
по Восточному шоссе, дальше - на  Бруклинский  мост,  и  за  ним  начала
петлять по переулкам. Но Макгвайр все же понял, что они находятся сейчас
где-то в  прибрежной  части  города,  на  Манхэттене.  Наконец,  проехав
грязные  негритянские  кварталы,   они   затормозили   перед   старинной
готической церковью.
   Выходили из автомобиля молча.
   Следуя за своими провожатыми, Макгвайр как  бы  ненароком  глянул  на
угол улицы в надежде разобрать ее название, чтобы хотя бы приблизительно
представить себе, где они остановились. Но табличку на доме прочесть  не
удалось. Тогда он огляделся по сторонам и заметил, что  редкие  пешеходы
здесь все-таки  белокожие.  Скорее  всего  это  была  южная  оконечность
Бруклина, хотя ручаться за это священник  не  мог.  Отец  Теппер  открыл
дверь церкви, и все по очереди зашли внутрь.
   В конце коридора начиналась крутая винтовая лестница, уходящая  вверх
и вниз, и, направляясь к ней, Макгвайр заглянул в  главный  зал  церкви.
Там было пусто, свет не горел, отчего  пламя  свечей  возле  исповедален
показалось ему особенно ярким.
   По лестнице все четверо спустились в подвал, остановившись там  перед
огромной дубовой дверью. Теппер открыл ее и жестом  пригласил  остальных
зайти. Они вошли в небольшой зал, в  котором  Макгвайр  насчитал  десять
рядов скамеек. В дальнем  конце  этого  помещения  находилась  еще  одна
дверь.  Два  огромных  напольных  подсвечника   освещали   это   мрачное
подземелье. В первом ряду на скамье сидел один-единственный  человек,  в
котором Макгвайр без промедления узнал Бирока.
   Теппер открыл вторую дверь и слегка подтолкнул Макгвайра в  маленькую
подземную часовню. Два других священника остались снаружи.
   Часовня оказалась совершенно пустой. Стены ее были сложены из  грубых
шлакобетонных плит. Внутри Макгвайр увидел одинокого монаха, но лица его
разглядеть не смог - оно было  надежно  скрыто  широким,  надвинутым  на
глаза капюшоном. На стене висело  распятие,  а  на  алтаре  стоял  гроб.
Подойдя ближе, Макгвайр чуть не задохнулся  от  неожиданности:  в  гробу
лежало тело Франкино, а чуть ниже - на невысоком  амвоне  -  две  книги,
одна из которых была открыта.
   Монах в капюшоне подвел Макгвайра к книгам и, прошептав  ему  на  ухо
несколько слов, отошел в темный угол за спиной священника.
   Получив указания от таинственного монаха, Макгвайр  начал  читать  из
первой книги. Губы его тряслись, он то и дело поглядывал на мертвое лицо
монсеньера Франкино. Сейчас он произносил по латыни молитвы  о  прощении
грехов, о верности Христу и какие-то незнакомые ему  тексты  для  чтения
над  усопшими.  Это  продолжалось  более  часа,  пока,  наконец,  он  не
перевернул последнюю  страницу  указанной  книги.  Закрыв  ее,  Макгвайр
оглянулся и выжидающе посмотрел на отца Теппера  и  монаха  в  капюшоне,
которые стояли немного поодаль.
   - Да поможет тебе Господь, сын мой, - произнес монах. - Ибо испытания
твои еще только начинаются...
   Макгвайр перекрестился. После этого отец Теппер  и  его  таинственный
спутник медленно вышли из часовни и плотно закрыли за собой дверь.
   Макгвайр невольно вздрогнул,  услышав,  как  захлопнулась  и  тяжелая
дубовая дверь первого зала. И вот он остался совершенно один  с  мертвым
телом монсеньера  Франкино,  чтобы  предстать  перед  новыми  неведомыми
испытаниями, и призвал милосердного Господа защитить и поддержать его  в
этот трудный час.

Глава 19

   - Не надо суетиться, - с легким  раздражением  произнес  Дженкинс.  -
Фэй, мне всего-то и нужен был один кусок сахара...
   -  Сейчас  все  будет,  -  ответила  Фэй,  вынимая  из  тостера   два
поджаренных хлебца. - Но раз уж вы зашли, то без кофе я  вас  все  равно
отсюда не выпущу.
   Дженкинс беспомощно пожал плечами.
   Бен, наконец, оторвал взгляд от свежей газеты и улыбнулся:
   - - От меня, Ральф, защиты не ждите. Здесь  командует  жена.  И  если
хотите поспорить - обращайтесь непосредственно к ней. Тут я бессилен вам
помочь.
   - Никакие возражения не принимаются! - безапелляционно заявила Фэй. -
Если не ошибаюсь, вы кладете в кофе пол чайной ложки сахара, верно?
   Дженкинс беспомощно опустился на стул. Да... И еще чуть-чуть  сливок,
если можно.
   Фэй подошла к холодильнику.
   - Жаль, что мне никак не удается убедить вас перейти на искусственный
сахар. Натуральный ведь очень портит зубы!  И  кроме  того,  от  него  в
организме размножаются всякие вредные бактерии...
   - Да знаю! - отмахнулся Дженкинс. - Но  лучше  уж  я  буду  травиться
натуральными продуктами, чем какими-то  неизвестными  заменителями.  Бог
весть каким образом схимиченными в лаборатории.
   Покачав головой,  Фэй  вынула  из  кастрюльки  четыре  яйца  вкрутую,
выложила их на тарелку и подала к столу. Потом сняла фартук и расправила
замшевую юбку, плотно облегающую ее бедра, и  пышную  кружевную  блузку,
которая вздымалась, как парус у ее широких плеч и маленькой  груди.  Фэй
выглядела хорошо отдохнувшей. Наконец-то она полностью  пришла  в  себя.
После того как стало известно о гибели Франкино,  она  снова  не  смогла
пойти на работу и взяла отгул. Но, просидев целый день дома и  послушав,
как Бен шесть часов кряду стучит на машинке, Фэй решила, что ей тоже  не
следует падать духом, а лучше отвлечься работой. Поэтому  сегодня  утром
она уже снова собиралась на службу, Фэй вышла из кухни, но  очень  скоро
вернулась обратно с малышом на руках, посадила его на  высокий  стульчик
за общий стол и предложила всем съесть по яйцу. Правда,  Дженкинс  сразу
же отказался, заявив, что в яйцах  слишком  много  холестерина.  Фэй  не
оставалось ничего другого, как налить всем кофе.
   - Ну, а как у вас дела на работе? - поинтересовался Дженкинс.
   Фэй  кивнула   и   улыбнулась.   Позади   нее   яркие   лучи   солнца
беспрепятственно падали на пол кухни через раскрытые окна.
   - Сейчас мне предложили один очень интересный проект, - ответила она,
поворачиваясь с гостю лицом. - Это долгосрочная  рекламная  кампания  на
телевидении по заказу производителей прогулочных яхт.
   Дженкинс внимательно слушал ее, не спеша отхлебывая кофе.
   - Ты знаешь, дорогой, мне, вероятно, придется теперь часто  ездить  в
командировки, - неожиданно сообщила она Бену.
   - Правда? - рассеянно спросил тот, не  отрывая  взгляда  от  утренней
газеты.
   - Да, потому что их контора расположена в Сан-Диего.
   - Что ж, это замечательно, -  буркнул  муж.  Фэй  подошла  к  нему  и
потянула газету на себя., - Эй, ты  слышишь,  о  чем  я  рассказываю?  -
нахмурилась она.
   Но Бен никак не хотел отпускать газетный листок.
   - Разумеется. Я все прекрасно слышу. Просто я тут читаю кое-что...
   - Почитать можешь и потом, - огрызнулась Фэй. - У нас все-таки Ральф.
И при госте ты мог бы  быть  более  внимательным,  а  не  шелестеть  тут
газетой, полностью игнорируя нас. Это становится уже просто  неприлично!
Бен поднял на жену глаза.
   - Ну и что же,  что  гость?  Чего  ты  от  меня  хочешь?  Какого  еще
внимания? Может, мне для вас спеть теперь или сплясать?
   - Не смешно, - отрезала Фэй.
   - Ну я, пожалуй, пойду, - неуверенно  произнес  Дженкинс,  поднимаясь
из-за стола. - Поговорим позже...
   - Да нет, Ральф, садитесь. Мы просто так шутим, -  улыбнулся  Бен.  -
Говорите, что вы хотели. А Фэй скоро и сама успокоится.
   - Иногда я просто удивляюсь  твоим  способностям  выводить  людей  из
себя, - продолжала ворчать Фэй.
   -  Да  что  ты,  милая!  Я  же  не  нарочно...  -  с  невинным  видом
оправдывался Бен. А  потом,  указав  через  открытую  дверь  на  пишущую
машинку и стопку чистой бумаги в соседней комнате,  добавил:  -  Я  хочу
хоть немного отвлечься вон от того.
   - А зачем? - удивился Дженкинс.
   - Я уже начинаю ненавидеть эту книгу, - объяснил Бен.  -  Только  мне
приходит в голову какой-то сюжетный ход, как сразу же что-то  случается,
и я либо должен все менять, либо вообще начинать сначала. Впрочем,  дело
чаще всего кончается тем, что я рву написанное -  и  передо  мной  вновь
лежит пачка девственно чистой бумаги. Значит, надо писать все  заново...
Это кого хочешь сведет с ума. Знаете, Ральф, у меня такое  чувство,  что
это мой первый и последний роман.
   Дженкинс сочувственно кивнул.
   Бен снова углубился  в  газету,  стараясь  сохранять  на  лице  самое
невозмутимое выражение. Единственно, что его волновало сейчас, - это как
разыскать неожиданно пропавшего отца Макгвайра. В день  смерти  Франкино
он бросился на его поиски сразу же после ухода полиции. Но они  не  Дали
абсолютно никаких результатов. Комната Макгвайра в  семинарии  оказалась
запертой, а дворник доверительно сообщил, что не  видел  священника  уже
несколько дней. То же самое ему сказали и в ректорате  семинарии.  Итак,
Макгвайр бесследно исчез. То есть, не осталось никакой связи. И  никаких
указаний, как действовать дальше,  и  что  предпринимать.  Бен  пробовал
звонить и в Управление  епархии,  но  там  либо  вообще  не  знали  отца
Макгвайра, либо не могли сказать ничего  определенного  о  его  нынешнем
местонахождении. Безусловно, Макгвайр  знал  о  гибели  Франкино.  И  не
исключено даже, что он сам каким-то образом принимал участие в том,  что
случилось в холле десятого этажа, и был  свидетелем  смерти  монсеньера.
Значит, он должен рано или поздно  снова  появиться  на  горизонте.  Вот
только когда это произойдет?..
   Ожидание становилось невыносимым.
   Ребенок засмеялся и начал молотить ладошками по  своему  укрепленному
на стульчике подносу. Фэй склонилась к сынишке, поцеловала его  и  тепло
улыбнулась Дженкинсу.
   - Вот видите, Ральф, - обратилась она к гостю. - Когда вы заходите  к
нам, Джои рад больше всех.
   - Вы слишком добры ко мне, Фэй.  Скорее  всего,  моя  радость  просто
настолько заметна, что передается даже детям...
   - Радость? - удивился Бен. - А по какому поводу, позвольте узнать?
   - Я только что получил контейнер из Европы, - объяснял Дженкинс. -  И
сейчас то, что в нем находилось, перевезли ко мне на квартиру.  Так  что
можете зайти посмотреть.
   - А что это, если не секрет? - поинтересовался  Бен,  -  Старинная  и
очень редкая мебель - два удивительных образца, созданных  самим  Карлом
Фридрихом   Шенкелем   для   прусской   королевы   Луизы.   Они    будут
экспонироваться на одной частной выставке, а пока  их  целиком  доверили
мне. И им цены нет! Вы очень многое потеряете, если откажетесь зайти  ко
мне и взглянуть на эти шедевры...
   - Ну, хорошо.  После  работы  я  обязательно  к  вам  заскочу,  если,
конечно, вы будете дома, - пообещала Фэй и встала из-за стола.
   - После семи я к вашим услугам, - отозвался Дженкинс.
   - Договорились.
   Дженкинс посмотрел на  Бена,  который  никак  не  мог  оторваться  от
газеты, с головой погрузившись в какую-то статью.
   - Ну а вы, Бен? - неуверенно спросил он. Тот поднял голову, с  трудом
соображая, о чем идет речь, и как сейчас лучше ответить.
   - Ну... Наверное, где-то днем... Обязательно. Впрочем, у меня  сейчас
много работы, так что я еще позвоню.
   Дженкинс одобрительно кивнул и тоже поднялся. Фэй взглянула на часы и
недовольно покачала головой - она уже опаздывала на работу.
   Пока она убирала со стола, Бен продолжал изучение газетной статьи,  а
потом, прокашлявшись, откинулся  на  спинку  кресла  и  стал  зачитывать
вслух:
   - Некролог, - сообщил он. - Монсеньер Гульельмо  Франкино  родился  в
Италии, в Турине, умер в Нью-Йорке... Принял духовный сан 11  июня  1959
года. - После этого Бен нервно расхохотался, швырнул газету на  стол  и,
вытащив ребенка со стульчика, занялся им. Фэй и  Дженкинс  наблюдали  за
ним, не сводя глаз.
   - Да упокоится с миром его душа, - заключил Бен.

***

   Около полудня, погуляв в парке с ребенком, Бен вернулся домой, усадил
малыша в манеж и решил взяться, наконец, за работу. После того как  ушел
Дженкинс, а Фэй стремглав улетела на службу, он еще раз попытался  найти
Макгвайра и для этого сделал несколько телефонных  звонков.  Но,  как  и
раньше, ничего выяснять не удалось. Прогулка с малышом  тоже  не  смогла
успокоить  его  расшалившиеся  нервы,  и  теперь,  очутившись  снова   в
квартире, Бен понял вдруг, что книга - это пока  единственное  средство,
чтобы хоть на время перестать думать о судьбе  Фэй  и  гадать,  где  так
долго может скрываться отец Макгвайр.
   Он поудобней устроился в кресле и стал  обдумывать  начало  следующей
главы, а потом уверенно  сел  за  машинку  и  принялся  как  сумасшедший
стучать по клавишам, боясь даже остановиться. Так он проработал довольно
долго, переполняемый  то  отчаянием,  то  раздражением  и  беспредельной
злобой. Наконец, глава была закончена. Он  вынул  из  машинки  последнюю
страницу, перечитал все заново и, не долго думая, вышвырнул напечатанное
в корзину для мусора. А потом  повалился  на  диван  и  обхватил  голову
руками, чувствуя свою полную беспомощность. Что  теперь  -  снова  пойти
гулять? Или опять засесть за проклятую машинку? Или  лежать  вот  так  и
думать до изнеможения о страшных  событиях  последних  дней  и  туманных
перспективах ближайшего будущего?.. Сколько же сможет еще  вы-,  держать
эти перегрузки его и без того уже измученный мозг?
   Наконец он решился. Взяв ребенка на руки, Бен открыл дверь и вышел  с
ним в коридор. Как же  он  мог  забыть!  Ведь  всего  пару  часов  назад
Дженкинс приглашал его зайти полюбоваться каким-то антиквариатом. И этот
безобидный визит сейчас как  раз  то,  что  нужно,  чтобы  отвлечься  от
неприятных мыслей.
   Позвонив в дверь Ральфа, он сразу же услышал шаги, и через  несколько
секунд ручка замка повернулась.
   - А, это вы, Бен! - обрадовался Дженкинс, отступая назад, чтобы  дать
гостю проход. Бен натянуто улыбнулся.
   - Я вспомнил про ваше приглашение, и  вот  решил  зайти  полюбоваться
обещанными сокровищами, - объяснил он.
   - Что ж, прекрасно. Я ждал вас. И  Джои,  конечно,  тоже.  Хотя,  мне
кажется, он еще слишком мал, чтобы по достоинству оценить то, что я  вам
хочу сейчас показать.
   Бен рассмеялся.
   - Да я и сам настоящий младенец в таких делах!
   - Ничего подобного, - серьезно заявил Дженкинс и пригласил их  пройти
в гостиную.
   Эта комната  напоминала  больше  музейный  зал.  Кроме  пары  стульев
современного образца, вся остальная мебель здесь была очень старой  -  в
основном, как объяснил Дженкинс, французской: и  к  ней  он  никогда  не
прикасался, разве что когда протирал пыль.
   - Вам, я уверен, не приходилось еще видеть таких роскошных  вещиц,  -
торжественно произнес Дженкинс и ловко провел  гостя  мимо  всевозможных
тумбочек, кресел и прочих атрибутов древности  к  двум  накрытым  тканью
предметам. Откинув первое покрывало, он показал кровать, предназначенную
для самой королевы Луизы, пояснив, что фанера здесь сделана  из  средней
трети ствола грушевого дерева.
   Бен внимательно рассмотрел кровать,  которая  не  произвела  на  него
абсолютно никакого впечатления, а напомнила больше несуразную гигантскую
люльку.
   - А вот это - декоративный шкафчик, -  не  умолкал  Дженкинс,  снимая
второе покрывало. - Его сделали, по нашим предположениям, в  1835  году.
Видите, как много здесь гравировки по меди!  А  этот  шпон  выполнен  из
древесины молодого клена. Но  этот  шкафчик  только  с  виду  напоминает
пустую тумбочку - внутри полно разных  ящиков!  -  С  этими  словами  он
выдвинул пару ящиков, демонстрируя их Бену. - Такие шкафчики делались по
индивидуальным заказам крупными мастерами, и каждый  считается  в  своем
роде шедевром. Причем мебельщики работали над такими заказами в одиночку
- сами и резали по дереву, и выполняли гравировку на металле... А здесь,
как вы видите, требуется искусство настоящего художника. Великолепно, не
правда ли?
   Бен кивнул. Шкафчик понравился ему  чуть  больше.  Он  был  похож  на
прямоугольную коробку с ножками, поставленную "на попа". Правда,  резьба
была действительно изумительной, и это сильно отличало шкафчик в  лучшую
сторону от кровати, если судить по их эстетическим качествам.
   Дженкинс снова с любовью накинул покрывала на свои новые поступления.
Бен присел на стоявший неподалеку диван и утер сынишке  лицо  платком  -
тот успел уже напустить  слюней.  Теперь  Бэрдету  предстояло  выслушать
целую лекцию о достоинствах этой мебели, пока сам хозяин готовил кофе  и
доставал из серванта в кухне печенье и пирожные.
   - Но вы так и  не  высказали  своего  мнения!  -  закончил  Дженкинс,
присаживаясь на другой диван, напротив Бена.
   - Действительно, красивые вещи,  -  как-то  равнодушно  произнес  он,
чувствуя, что не испытывает абсолютно никакой страсти к  этой  старинной
мебели, хотя он нисколько не сомневался, что все, собранное  Дженкинсом,
- разумеется, не подделка и должно стоить кучу денег. Ральф  рассмеялся,
прощая Бену его невежество, и, промокнув губы платком, поставил чашку  с
кофе на резной столик.
   - Но, Бен, я все равно рад, что вы пришли. Ведь мы должны  поговорить
и кое о чем другом... Разумеется, я не мог начать этот разговор у вас, в
присутствии Фэй. Вы меня понимаете?..
   - Не очень, - сознался Бен, чувствуя, что начинает волноваться.
   - У меня есть один приятель, который служит в полиции. И как  раз  на
днях он дежурил вместе с судебно-медицинским экспертом. А сегодня  утром
я  ему  позвонил,  потому  что  он  обещал  передать  мне,  что   скажет
судмедэксперт по поводу смерти монсеньера Франкино.  Так,  вот,  эксперт
теперь, видимо, ничего  уже  не  сможет  сказать,  поскольку  тело  было
похищено!
   - Что?! - вскрикнул Бен и  резко  наклонился  к  Дженкинсу,  чуть  не
выронив при этом ребенка.
   - В морг проникли неизвестные и похитили труп Франкино.  Можете  себе
такое представить?
   Разумеется, после всего пережитого, Бен мог  представить  себе  и  не
такое, однако вслух он произнес:
   - Даже поверить  трудно!  -  В  основном,  это  было  сказано,  чтобы
поддержать начатый Дженкинсом разговор.
   - А как вы думаете, кому и для чего могло понадобиться это тело? - не
отставал Ральф. Бен только пожал плечами.
   - Понятия не имею.
   - А я имею, - неожиданно заявил Дженкинс.
   - Имеете? - Бен не  верил  собственным  ушам.  Дженкинс  не  торопясь
поднял свою чашку и отхлебнул глоток горячего кофе.
   - Конечно, Бен... Только давайте сперва серьезно поговорим о добре  и
зле. - Он пристально посмотрел  на  гостя,  а  затем  продолжил:  -  Вы,
наверное, уже знаете, что это здание - как раз и есть поле  битвы  между
двумя противостоящими силами. Добра  и  Зла.  То  есть  Господа  Бога  и
Сатаны.
   Бен вскочил с дивана, и на лице его отравился неподдельный  ужас.  Он
попытался улыбнуться, но лишь растерянно посмотрел на Дженкинса и крепче
сжал малыша в руках.
   - Я вас не совсем понимаю, - выдавил он.
   - Да все вы прекрасно поняли! Вы не хуже  моего  знаете,  что  Страж,
назначаемый по заповеди  Господа,  находится  именно  здесь.  Разве  это
новость для, вас, а? Ну, признавайтесь, Бенджамин Бардет! Инспектор Гатц
проделал большую работу... Равно как и монсеньер Франкино.  Так  что  вы
прекрасно осведомлены, я в этом даже не сомневаюсь.
   - А откуда все это известно вам? - начал паниковать Бен.
   Дженкинс  разразился  громовым  хохотом,  а  потом,   как   неведомое
чудовище, хищно поднялся с дивана, расправляя свой костюм-тройку.
   - Чего же вы так боитесь, Бен? - спросил он, поправляя очки на  носу.
- Хотя вас можно понять... Но после того, как  мы  с  вами  обстоятельно
поговорим, я уверен, в вас не останется ни капли страха.
   Бен ринулся к двери,  чувствуя,  как  бешено  колотится  его  сердце.
Теперь лицо Дженкинса  стало  похожим  на  стальную  маску  -  оно  было
абсолютно бесстрастно и не выражало ровным счетом ничего.
   - Оставьте меня в покое! - на ходу выкрикнул Бен.
   - Не могу, Бен! - ответил хозяин.
   Бен схватился за дверную ручку и дернул ее  на  себя.  Но  та  словно
примерзла к месту. Дверь не открывалась.
   Он дернул еще раз, одной рукой удерживая на  груди  ребенка,  но  все
напрасно. Видимо, Дженкинс успел незаметно запереть замок.
   Тогда   Бен   оглянулся,   чтобы   посмотреть   на   выражение   лица
злорадствующего Дженкинса, но того и след простыл. В комнате было пусто.
   - Господи! - закричал Бен в отчаянии и прикрыл ребенка руками,  будто
хотел защитить его от невидимого зла, витавшего в этой квартире.
   Он заходил по комнате, дико озираясь вокруг. Что же теперь  делать?..
Потом, подбежав к одной из стен, изо всех сил ударил по ней ногой.  Если
Вудбриджи дома, они непременно должны услышать этот  удар  и  прийти  на
помощь. Но тут он с ужасом вспомнил, что как раз  сегодня  Вудбриджи  на
целый день уехали в гости. В другие  стены  стучать  было  бессмысленно,
поскольку все они выходили только на улицу. Подмоги ждать неоткуда.
   Тогда он без колебаний  сорвал  покрывало  со  старинной  королевской
кровати, положил ребенка на соседний диванчик и, подкатив кровать  ближе
к двери, с разгону ударил ею по прочному дереву, надеясь  или  расшатать
дверь или совсем выбить ее с помощью такого необычного тарана. Кровать с
грохотом врезалась в дубовую створку, однако дверь даже не дрогнула.
   И тут он услышал приближающиеся шаги.
   - Дженкинс! - закричал Бен,  снова  хватая  ребенка  и  пряча  его  в
объятиях.
   Подбежав к телефону, он судорожно  схватил  трубку,  но  телефон  был
мертв. Не поддавались и окна, словно запаянные кем-то в наружных  рамах.
Не работал даже внутренний домофон, по которому можно было бы  связаться
с дворником или вахтером.
   - Что вам от меня нужно? - закричал Бен, теряя остатки самообладания.
   И тут в дверях спальни неожиданно появился сам Дженкинс.
   Бен смотрел на него и не узнавал. Что за одеяние появилось на Ральфе?
И в кого он таким образом превратился? Это невероятно!..
   Дженкинс указал на диван и спокойно предложил:
   - Садитесь сюда, Бен.
   Тот послушно опустился на указанное место, не сводя  глаз  с  хозяина
квартиры  и  по-прежнему  крепко  сжимая  в   руках   малыша.   Дженкинс
приблизился к нему, немигающим взглядом сверля своего  гостя.  От  этого
взгляда Бен застыл, как каменный, не в силах пошевелиться.  Этот  взгляд
гипнотизировал и заставлял повиноваться. Бен чувствовал,  как  медленно,
но верно парализуется его воля.
   - Молитесь, Бен Бэрдет! Молитесь своему Всемогущему Господу  Богу,  -
произнес Ральф Дженкинс.

Глава 20

   Оставшись в гробовой тишине часовни, отец Макгвайр провел пальцами по
старинным буквам, выдавленным на  кожаном  переплете,  а  потом  раскрыл
книгу. Шрифт оказался крупным, а текст был написан  по-латыни.  Прочитав
эту рукопись, он должен будет узнать обо  всем,  что  не  успел  сделать
монсеньер Франкино, и что  перекладывалось  теперь  на  его  собственные
плечи. Священник вытер  капли  пота,  выступившие  на  лбу,  и  еще  раз
взглянул на мерное  лицо  своего  предшественника,  которое  блестело  в
пламени свечей, словно восковое. "Но зачем сюда доставили его труп?" - в
который раз спрашивал себя Макгвайр, но так и не  мог  найти  ответа  на
этот вопрос. Однако сам факт присутствия рядом мертвого  тела  повергало
его  в  глубокое  уныние.  Неужели  ему  не   могли   дать   возможность
ознакомиться с этой книгой без трупа?.. Ведь глядя на него, Макгвайр  не
переставал испытывать жгучее чувство  вины  и  стыда,  так  как  сам  он
остался жить, в то время как Франкино мужественно  отдал  свою  жизнь  в
борьбе с силами Сатаны.
   Дрожащими пальцами Макгвайр открыл первую страницу и начал  медленно,
строчку  за  строчкой  читать  старинную  рукопись,  с   каждым   словом
осознавая, что речь в ней  идет  об  истории  самого  зла,  о  том,  как
началась борьба между Господом Богом и падшим ангелом.
   В  книге  говорилось,  как  Господь  призвал  своих  ангелов,  и  они
слетелись со всего  Рая,  чтобы  услышать,  как  Создатель  возвестит  о
существовании своего Сына, которому он дарует всю власть:

   "Так слушайте же, возлюбленные ангелы мои:
   Сегодня я произвел на свет единственного своего сына,
   И преклонятся пред ним все колена в Раю,
   А кто посмеет ослушаться меня,
   Будет низвергнут в темноту и забвение..."

   Потом речь пошла о Сатане - бывшем первом архангеле,  чья  зависть  и
ревность толкнули его на бунт против Бога, и он, почтя себя обиженным  и
ущемленным, решился сместить Всевышнего с его трона.

   "В это время Создатель,
   Чьему гладу видны всякие помыслы,
   Узрел, что поднимается против него восставший,
   И увидел, как множества собираются,
   Чтобы свергнуть Его.

   И тогда он призвал своего Сына
   И велел ему защитить Его трон;
   И тот с радостью принял из рук
   Его Меч разящий..."

   Еще Всевышний  послал  на  битву  с  дьяволом  архангелов  Михаила  и
Гавриила, чтобы поверженный  Сатана  и  все  его  легионы  были  навечно
помещены в место изгнания и наказания, то есть, в Ад.

   "...И излилась на них великая ярость;
   Раздался страшный грохот и лязг оружия.
   Зловещим был этот шум,
   И по всем небесам несся гул его.
   И сражение шло безжалостное и бесконечное..."

   Макгвайр прервал чтение и с тревогой прислушался,  но  вокруг  стояла
все та же полная тишина. Стараясь на смотреть на Франкино, он  попытался
отделаться от чувства нарастающей паники. Уже несколько часов подряд  он
был как бы слит воедино с этой книгой, становясь  в  душе  свидетелем  и
участником всех описанных в ней  давних  событий.  Различные  образы  по
непонятным каналам проникали к нему прямо в  мозг  и  представали  почти
живыми перед его мысленным взором. Но впереди было еще  самое  важное  -
оставались непрочитанными сотни страниц, которые ему  только  предстояло
преодолеть. Наконец он приступил к  описанию  финала  этого  чудовищного
первичного боя, глас Божий словно зазвучал в его ушах:

   "Два дня прошло с тех пор, как отправился Михаил,
   Чтобы усмирить и укротить тех, кто ослушался моей воли.
   Третий день принадлежит тебе, Сын мой,
   Как и слава закончить эту битву победой.
   Так взойди же на мою колесницу
   И преследуй сыновей тьмы,
   И прогони их в глубины..."

   И Сын Господа сделал так, как повелел Отец, и изгнал Сатану с небес в
преисподнюю:

   "Он выдворил их за пределы небесные
   В глухие опустошенные глубины,
   И Ад принял их, разверзшись,
   А потом вновь закрылся,
   Преисполненный огнем и дымом.
   И отныне он стал их домом,
   Где царствуют горе и боль".

   Потом Макгвайр прочитал, как Сын с триумфом  вернулся  на  небеса.  А
после этого, несмотря на страшную усталость, развязал  бечевку,  которая
скрепляла вместе последние сто страниц книги. Из них он узнал о том, как
низвергнутый Сатана стал искушать человека и привел его к  грехопадению,
после чего разгневанный  Господь  Бог  поручил  самому  человеку  впредь
охранять себя, поставив Стража вместо архангела Гавриила.
   Макгвайр изо всех сил старался не заснуть и не упасть  в  обморок  от
изнеможения; тело его нещадно  ныло,  и  разум  молил  об  отдыхе  после
стольких часов  невероятного  напряжения.  Он  не  чаял  дождаться  того
момента,  когда  все  это  мучение,  наконец,  завершится.  Но   страниц
оставалось еще много - далее следовали подробные инструкции  и  описания
ритуалов, объяснялась природа и смысл превращения человека в  Стража,  и
Макгвайр с ужасом понимал, что все это было истиной.  Наконец  он  узнал
все то, что знал его предшественник, монсеньер  Франкино...  Теперь  все
знания были открыты ему.
   С трудом борясь с сильным головокружением, он закрыл толстый  том  и,
тяжело ступая, двинулся к выходу. Добредя до двери, священник постучался
и принялся ждать. Но тишину не нарушал ни один звук, и дверь по-прежнему
оставалась закрытой. Он снова постучал и, не  дождавшись  ответа,  решил
все же вернуться на свое прежнее место, поняв, что  испытания  на  этом,
видимо, еще не закончились.
   И вдруг странная волна  подступающего  ужаса  окутала  его  сознание.
Священник подошел к книгам, опустил на них голову и закрыл глаза. Он так
устал, что был больше не в силах ни о чем думать.
   И тут в комнате произошло какое-то движение, послышался легкий шорох.
Макгвайр посмотрел на дверь, потом наверх,  пытаясь  определить,  откуда
идут эти необычные звуки. Неожиданно шум резко усилился и  обрушился  на
него настоящим эмоциональным взрывом, охватившим сразу все его  чувства.
Он сжал голову руками, а потом заткнул уши и отступил назад, не в  силах
бороться с этим дьявольским наваждением. И тогда тело Франкино  медленно
поднялось из гроба. В страшном  шуме  неизвестной  природы  оно  как  бы
зависло над его собственным телом. Макгвайр в ужасе  упал  на  колени  и
закрыл глаза, чтобы страшное видение  поскорее  исчезло.  Но  он  тщетно
пытался прогнать его. Эти звуки и образы проникали  ему  прямо  в  душу,
обжигая  ее,  как  огнем.  И  тогда  священнику  показалось,  будто  его
коснулось дыхание самого Сатаны, а потом вдруг время остановилось, и  он
снова очутился далеко позади своих дней, в гуще событий, происходивших в
самом начале. Он услышал свист оружия и  шелест  поступи  давно  ушедших
душ, увидел тела, облаченные  в  латы,  и  их  вождя,  Чарльза  Чейзена,
который  призывал  свои  войска  на  решительный  штурм  цитадели   Отца
Небесного. И они неумолимо наступали на осажденную крепость, а оказалась
ею... Элисон Паркер, беспомощно лежащая  на  полу  в  особняке.  Легионы
Сатаны двигались и к своему главному  врагу  отцу  Галлирану  -  Стражу,
которого вел под руку монсеньер Франкино. Ему необходимо  было  передать
распятие новому часовому и отослать  Чейзена,  то  есть  самого  Сатану,
назад, в глубь преисподней, в вечный Ад, где он горел бы в  испепеляющем
пламени Господнего гнева.
   Находясь по-прежнему в этой маленькой часовне, Макгвайр путешествовал
во времени и пространстве и  сам  становился  свидетелем  перевоплощения
смертного человека в Стража, как это случилось с Элисон Паркер, чья душа
была обременена тяжким грехом самоубийства.
   Потом видение сестры Терезы постепенно начало таять и совсем исчезло,
а осталась только страшная головная боль и пульсирующий шум в ушах.
   Наконец он с опаской открыл глаза, боясь снова  увидеть  перед  собой
восставшее из гроба мертвое тело монсеньера Франкино. К ужасу Макгвайра,
оно по-прежнему парило в воздухе, и  на  этот  раз  он  не  выдержал  и,
потеряв  сознание,  погрузился  в  бесконечную  черноту.   Но   тут   он
почувствовал, будто кто-то хочет слиться с ним,  и  понял,  что  это  не
физическое тело умершего монсеньера, а  его  бессмертная  душа,  которая
стремится передать ему сейчас нечто важное.
   Это оказалось  самым  тяжким  испытанием,  но  все  же  он  до  конца
прочувствовал на себе весь  ужас  и  восторг  переселения  душ  и  понял
глубокий  смысл  и  важность  того,  чтобы  цепь  событий   никогда   не
прерывалась и ангел Божий на Земле был  заменен  на  нового  по  воле  и
приказу Всевышнего.
   Тяжкий гнет этого откровения придавил Макгвайра с неописуемой  силой,
и он вновь упал на колени, балансируя на  грани  безумия.  И  тут  некая
посторонняя сущность влилась в его душу, укрепляя ее и  поддерживая  его
волю. Он испытал новый взрыв бесчисленных ощущений и,  обуреваемый  ими,
взмокший от струящегося по телу пота, без сознания рухнул на пол.

***

   В подвал спустился отец Теппер и подошел к двери, ведущей в  часовню.
Он успел уже переодеться, но на лице его сохранилось все то  же  мрачное
выражение, которое Макгвайр отметил еще при первой встрече, до того  как
началось его испытание.
   Теппер ухватился за тяжелый стальной засов и со  скрежетом  отодвинул
его.
   Через несколько секунд отец Макгвайр вышел из часовни на свет.
   Бирок  взглянул  на  него  и  обомлел,  потрясенный   внешним   видом
священника. Да, это был все тот же отец Макгвайр, но как  разительно  он
изменился!.. Он постарел, будто провел в часовне несколько лет. Конечно,
за  последние  сорок  восемь  часов  на  долю  этого   человека   выпало
действительно чересчур  много  тяжкого  душевного  бремени.  Волосы  его
поседели, лоб прорезали глубокие  морщины,  а  взгляд  стал  холодным  и
далеким.
   Макгвайр и отец Теппер молча заключили друг друга в объятия.
   Бирок стоял как вкопанный, не смея пошевелиться.
   Макгвайр подошел к нему и дружески  положил  потяжелевшую  ладонь  на
плечо.
   - Сын мой! - коротко поприветствовал он словака, и выражение его лица
немного смягчилось.
   - С вами все в порядке, святой отец? - осторожно осведомился Бирок.
   Макгвайр кивнул, и взор его устремился вдаль.
   - Нам предстоит еще сделать очень многое, - в  грустной  задумчивости
сказал он.
   - Я ваш верный слуга,  святой  отец,  -  подтвердил  свою  лояльность
преданный Бирок.
   Макгвайр прошел вместе с ним к двери.
   - Мне необходимо как можно больше  узнать  насчет  ребенка  Бэрдетов,
причем все это - срочно! А также о самих Бэрдетах - о Бене и  Фэй...  Вы
должны использовать все свои связи, чтобы ускорить это дело. Ибо времени
у нас остается в обрез, и действовать надо решительно.
   Бирок  понимающе  кивнул,  сразу  же  посерьезнев.  -   Я   приступаю
немедленно, - отчеканил он. Макгвайр улыбнулся.
   - Вот и хорошо, - похвалил  он  словака,  а  потом  открыл  дверь  на
лестницу.
   По ней они поднялись из подвала на первый этаж. У входа в церковь уже
ждал лимузин. Но Макгвайр лишь усадил туда Бирока, а сам отступил назад,
наблюдая, как автомобиль отъезжает и медленно скрывается за поворотом.
   Проводив его взглядом, священник повернулся и  снова  вошел  назад  в
церковь.

Глава 21

   Через четыре дня Бирок позвонил в семинарию отцу Макгвайру и сообщил,
что добыть информацию о малыше Бэрдетов оказалось намного  сложнее,  чем
он предполагал. Несмотря на то, что имелись  все  данные  о  том,  будто
ребенок родился в клинике пресвитерианской церкви  в  Манхэттене,  Бирок
решил более подробно изучить историю болезни и старые списки  пациентов.
И не обнаружил  там  никаких  подтверждений  беременности  Фэй  и  факта
рождения Джои Бэрдета. Но что еще  более  странно,  ни  в  каких  других
больницах это имя тоже не значилось, словно он вообще  не  появлялся  на
свет.
   Удивленный такими новостями, отец Макгвайр тем не  менее  потребовал,
чтобы Бирок продолжил поиски места рождения загадочного  ребенка.  Затем
он сам позвонил Бэрдетам, но дома застал одну Фэй, и  та  сообщила  ему,
что Бен отправился играть в теннис в спортивный клуб, но если он так  уж
срочно нужен священнику, то можно позвонить прямо  туда,  поскольку  Бен
проторчит на корте еще не менее часа.
   После минутного размышления Макгвайр решил никуда не звонить, а сразу
подъехать к клубу  и,  поймав  такси  у  ворот  семинарии,  очень  скоро
очутился возле крытого стадиона, где сразу же отыскал Бена на  теннисном
корте. Взобравшись на третий этаж, он прижался лицом к стеклу  смотровой
площадки и несколько минут наблюдал за своим Приятелем.
   Потом отец Макгвайр спустился вниз к выходу, а Бен тем  временем  уже
закончил игру и шел навстречу священнику. Он успел  заметить  Макгвайра,
когда тот еще смотрел на него с третьего этажа.
   - Я хочу поговорить с вами, - презрительно бросил Бен, с  недоумением
поглядев на волосы Макгвайра, поседевшие всего за один день.
   - А я - с  вами,  -  тут  же  отозвался  Макгвайр.  -  Где  мы  можем
уединиться?
   Бен вытер полотенцем лицо и провел священника в  пустую  комнату  для
игры в бридж.
   Они сели за карточный столик друг против друга. Бен вынул из  кармана
спортивной  куртки  сигару  и  предложил  закурить  Макгвайру,  но   тот
отказался.
   - Я требую, чтобы  вы  ответили  на  некоторые  моя  вопросы,  -  без
предисловий начал священник, хрипло откашлявшись.
   Бен со злостью ударил кулаком по столу.
   - Ну уж нет! Отвечать сейчас будете вы! А если нет, можете  уматывать
отсюда подобру-поздорову.
   - Бен!.. - опешил священник.
   - И хватит с  меня  вашей  чуши!  Говорить  будете  начистоту,  иначе
считайте, что наша беседа закончилась, не начавшись.
   Макгвайр замолчал и стал нервно подергивать рукава своей рясы.
   - Вы ведь с самого начала знали, что происходит, и сами участвовали в
этом заговоре! - выкрикнул Бей в лицо священнику.
   - Да, - только и смог вымолвить тот, - Именно поэтому вас и подослали
на теплоход.
   - Да, - подтвердил Макгвайр.
   - И вы сами подстроили все так, чтобы мы оказались за одним  столиком
- чтобы легче было познакомиться! - не унимался Бен.
   - Да.
   - И вы подсунули  нам  распятие.  -  Бен  сверлил  священника  полным
ненависти ледяным взглядом.
   - Да, - не стал отпираться тот.
   - А если бы Франкино не погиб, вы бы так  до  конца  и  оставались  в
тени?
   - Вот это трудно сказать. Я  ведь  действовал  не  самостоятельно,  а
только выполнял то, что мне приказывали... - объяснил священник без тени
стыда или раскаяния в голосе.
   - А я, кстати, заметил вас тогда в парке. Вы еще смылись на  каком-то
такси... - Бен чуть-чуть раскачивался на стуле.
   - Я это знаю, - невозмутимо ответил Макгвайр. - Франкино говорил мне.
   Бен затянулся и выпустил в потолок густой столб сигарного дыма.
   - А как он погиб? - спросил вдруг Бэрдет.
   - Я не знаю, - потупил глаза священник.
   - Опять вранье! Я спрашиваю, как погиб  Франкино?  -  почти  закричал
Бен.
   - Не надо переигрывать! - неожиданно возмутился Макгвайр. - Я отвечаю
на все ваши вопросы, потому что имею на это право и желание. Но я  хочу,
чтобы и вы доверились мне. Теперь я уже не пешка в руках Франкино. И мне
больше не на кого опереться - Франкино, как вы знаете, уже не  руководит
мною. Но теперь то, что не успел сделать он,  предстоит  сделать  именно
мне. Так что все его обязанности я принял  на  себя  и  выполню  их,  не
считаясь даже со своей жизнью. Но я не потерплю ничьего вмешательства!
   Бен был ошеломлен, услышав эту тираду. Он сглотнул, а потом заговорил
снова, теперь уже более примирительным тоном:
   - Тогда где же вы  пропадали  столько  времени?  И  почему  сразу  не
связались со мной после смерти Франкино?..
   - Это, к сожалению, было невозможно. Нашлись более срочные  дела.  Но
сейчас не стоит обращать на это внимания. Ничего  не  изменилось,  кроме
того, что я стал преемником монсеньера Франкино.
   - Значит, Фэй по-прежнему уготована роль следующего Стража?
   - Да, - подтвердил священник.
   - Но ведь Франкино говорил мне, что  существует  некая  альтернатива,
что будто бы возможно и по-другому повернуть ее судьбу...
   Макгвайр кивнул.
   - Да, это так. Только он наверняка предупредил вас, что в этом случае
вы должны беспрекословно слушаться его. Ну, а теперь, стало быть,  меня.
И не задавать лишних вопросов. И не думать ни о каких последствиях ваших
действий - короче, полностью положиться на нас.
   - Да. Я согласен, - после секундной паузы кивнул Бен.
   - Хорошо, - сказал Макгвайр и поднялся. Он отошел  к  окну,  а  потом
снова повернулся к Бену. - Где родился ваш  сын?  -  неожиданно  спросил
священник.
   - Я не понимаю...
   - Я спрашиваю, где родился Джои Бэрдет? - не отступал Макгвайр.
   Бен уставился в пустоту. Заметив это, Макгвайр сразу понял, о попал в
точку. Теперь оставалось лишь ждать ответа.
   - В Манхэттене, - не глядя на него, сказал Бен.
   - А в какой именно больнице?
   - В клинике пресвитерианской церкви. В Колумбийском медцентре.
   - Кто принимал роды?
   - Доктор Герберт Райфельсон.
   - Как мне связаться с ним? - продолжал допрашивать священник.
   - Это  невозможно.  Три  месяца  назад  он  скончался  от  сердечного
приступа, - сообщил Бен.
   "Неплохо придумано", - отметил про себя Макгвайр.
   - Наверное, после него остались больничные карты его пациентов?
   - Откуда мне знать? - начал заводиться Бен, швырнув сигару  прямо  на
пол. - Я его секретаршей не работал! - Он встал  и  вплотную  подошел  к
священнику. - Послушайте, святой отец.  Я  не  знаю,  что  вы  пытаетесь
сейчас разнюхать... Но мне скрывать действительно  нечего.  Мой  сын,  я
повторяю, родился в клинике пресвитерианской церкви в Манхэттене, а роды
у жены принимал доктор Райфельсон. Макгвайр улыбнулся.
   - Мы уже проверили все бумаги в больнице. И никакого свидетельства на
Джои Бэрдета, разумеется, там не  обнаружили.  А  тем  более  -  историю
болезни Фэй Бэрдет. Также не нашли мы и чека на оплату медицинских услуг
ни от вашего имени, ни от имени Фэй.
   - Ну, значит, они плохо ведут свои записи и кое-что упускают... Я  же
не могу отвечать за их канцелярию! Мальчик родился там, и добавить мне к
этому абсолютно нечего.
   Макгвайр чуть заметно кивнул.
   - Бен... А вы мне правду рассказываете? - проникновенно спросил он.
   - А что же еще, черт побери! - взорвался Бэрдет. - И какая вам вообще
разница, в какой больнице родился мой сын? Вы же сейчас попусту  теряете
время, а  жизнь  моей  жены,  между  прочим,  остается  в  опасности!  -
возмутился он.
   Но Макгвайр вдруг вцепился ему в плечо.
   - Я теряю время? - спросил он, глядя Бену прямо в глаза. -  Вероятно,
вы и сами догадываетесь, почему это происходит...
   - Но Чейзен не может принять облик младенца. Это же  полная  чушь!  -
продолжал кипятиться Бен.
   - Возможно, вы и правы. Но существуют и другие причины, по которым вы
сейчас отказываетесь сообщить мне  всю  правду...  -  Священник  оставил
плечо Бена в покое и зашагал к  двери,  однако  у  самого  порога  опять
оглянулся. - Если у вас пропадет все же желание  постоянно  врать  и  вы
захотите сообщить мне нечто важное, я вас с удовольствием выслушаю. Если
же нет, мне придется самому докопаться до истины. И тогда вам  останется
уповать только на Господа Бога.

***

   Чувствуя, как нарастает в груди волна отчаяния, Макгвайр отправился в
Управление епархии и заперся там в кабинете, еще недавно  принадлежавшем
монсеньеру Франкино. К счастью, у него нашелся верный и надежный друг  -
словак Бирок. Если кому-то и можно  было  поручить  такое  Ответственное
дело, как выяснение причин молчания Бена, то только ему. Но времени было
в обрез. И действовать  предстояло  очень  быстро  и  оперативно.  Смена
Стража должна произойти в пятницу, до которой осталось всего лишь  шесть
дней.
   Макгвайр поставил ближе настольную лампу и устало потер глаза. Ставни
на окнах были закрыты, и лучи солнца не могли проникнуть сюда.
   Позади  стола  находился  маленький  сейф,  запертый  на  два  замка.
Священник достал ключи и открыл его. Внутри  в  строгом  хронологическом
порядке хранились толстые картонные папки, и все бумаги  в  каждой  были
аккуратно разделены вертикальной чертой на две части.
   Он вынул первые две. На одной стояла  надпись  "Элисон  Паркер/Сестра
Тереза", на другой - "Уильям О'Рурк/Отец Галлиран". Во второй  папке  он
нашел подробное описаний жизни  человека  по  фамилии  О'Рурк,  ставшего
впоследствии отцом  Галлираном,  которому  якобы  принадлежал  приход  в
районе Квинс, но более двадцати лет назад  он  был  закрыт  и  прихожане
перешли в другую церковь.
   Он внимательно изучил историю отца Галлирана и перешел к другой папке
- с описанием жизни Элисон Паркер  и  легендой  сестры  Терезы,  которая
утверждала, что та якобы с восемнадцати лет была монахиней.
   И вновь волна непонятного страха начала охватывать отца  Макгвайра  -
его пугала эта бесконечная цепочка, частью которой теперь стал и он сам.
   Наконец, завершив чтение, он поставил эти папки на место и вынул  еще
одну, самую последнюю, положив ее перед  собой.  Просмотрев  находящиеся
там  документы,  Макгвайр   особо   задержался   на   истории   болезни,
составленной доктором Мартином Абрамсом. В  ней  описывался  невроз  его
пациента и  рассказывалось,  как  под  глубоким  гипнозом  этот  больной
поведал доктору о смерти собственной матери  и  том,  что  чувство  вины
потом заставило его совершить  попытку  самоубийства.  Но  в  результате
депрессии, приведшей к суицидальным действиям,  пациент  начал  страдать
впоследствии частичной потерей памяти.
   Пожалуй, это и был самый главный документ. Из него становилось  ясно,
почему именно этот человек был избран на роль следующего Стража и почему
сам он ничего не помнил о своем желании расстаться с жизнью.
   Макгвайр задумчиво уставился на первую страницу,  разделенную  чертой
на две части. С правой стороны значилось "Отец Беллофонтэн", а слева  до
боли знакомым ровным почерком монсеньера Франкино  было  выведено:  "Бен
Бэрдет".
   Итак, Бен должен стать новым часовым Господа Бога.
   Но стало ли всем легче от того, что по воле случайных  совпадений  он
решил, что эта роль уготована его жене Фэй?
   Впрочем, вспомнив цепь недавних событий, Макгвайр все же подумал, что
это несколько облегчило их задачу, поскольку у Бена не возникло  никаких
подозрений относительно себя самого, а значит, с ним легче  будет  иметь
дело в урочный час.
   Наконец, погасив настольную лампу, он положил на место и эту папку  и
вышел из кабинета.

***

   В понедельник утром Бирок позвонил отцу Макгвайру и сообщил, что  ему
удалось обнаружить информацию, требующую незамедлительной встречи.
   Священник не раздумывая направился в дом номер 80 и по 89-й  улице  и
прибыл туда к десяти утра. Чуть погодя он  увидел  и  спешащего  к  дому
Бирока.
   - Что случилось? - с ходу спросил Макгвайр,  чувствуя,  как  тревожно
забилось сердце в ожидании непредвиденных осложнений.
   Бирок тяжело опустился на  диван  и  набил  табаком  трубку,  которую
недавно подарили ему Бэрдеты. Макгвайр присел рядом.
   -  Я   еще   раз   перепроверил   данные,   полученные   из   клиники
пресвитерианской церкви, - начал Бирок,  стараясь  держаться  как  можно
спокойнее. - И теперь уже ошибки быть не может. Ребенок там не рождался.
Потом я стал искать Райфельсона. Он  действительно  лечил  когда-то  Фэй
Бэрдет, но только  от  чего  -  не  известно.  Впрочем,  он  никогда  не
занимался акушерством и гинекологией, так что  его  участие  в  принятии
родов исключается. Тогда я начал обследовать все больницы  Новой  Англии
и, наконец, нашел то, что мы так долго искали...
   Макгвайр  напрягся.  Сейчас  должно  было  прозвучать  нечто   совсем
неожиданное.
   - Итак, Джои Бэрдет родился в штате Массачусетс, в городе  Бостон,  -
продолжал рассказ Бирок. - Но Фэй Бэрдет - не родная его мать. Настоящая
мать живет в Кокорде, штат Нью-Гемпшир. И фамилия ее  -  Бурреро.  Через
два дня после родов она отказалась от ребенка и оставила его в больнице,
а двадцать  второго  июля  Бен  и  Фэй  усыновили  его  и  оформили  все
необходимые  документы.  По  вашей  просьбе  я  заново  проследил   весь
жизненный путь Бена Бэрдета. И теперь уже почти уверен,  что  все  факты
его биографии - тоже сплошная липа.
   - Я перестаю вас понимать... - с ужасом признался ioец Макгвайр.
   - Все, что мы знаем о его детстве, оказалось  обыкновенным  вымыслом.
Но что самое главное - оба его родителя умерли от инфаркта.  И  никакого
рака у его Матери не было. Я сам видел заключение о  ее  смерти,  и  нет
никаких подозрений, что эта смерть  была  неестественной.  Так  что  Бен
Бэрдет не убивал свою мать и у  него,  следовательно,  не  было  никаких
причин совершать на этой почве попытку самоубийства.
   - Но это непостижимо! - Обескураженный Макгвайр с трудом  приходил  в
себя после всего услышанного. - Франкино не мог так ошибаться!..
   - Я не знаю, Франкино ли тут  ошибся  или  кто  другой,  но  вся  моя
информация имеет документальное подтверждение.  И  я  могу  ручаться  за
каждое сказанное мною слово.
   - Но ведь это еще не все?.. - с затаенной надеждой спросил  Макгвайр,
лихорадочно соображая, почему так промахнулся сам монсеньер и что теперь
надо делать, чтобы исправить положение.
   - К счастью, не все, - подтвердил Бирок. - Есть одна ниточка... Я тут
наткнулся на человека, вернее, пока только  на  имя  -  Артур  Селигсон,
который может дать ключ к нашей тайне. Этот Артур каким-то  образом  был
связан с Беном Бэрдетом. Узнав об этом, я стал копать дальше и вышел  на
человека по имени Чарли Келлерман. Правда, говорить  с  ним  без  вашего
ведома я не стал, но адресок у меня имеется.
   - И как же он может нам помочь? - напряженно нахмурил лоб священник.
   - Пока ума не приложу, - признался Бирок. - Но это единственная нить.
Кто знает... Макгвайр кивнул.
   - Надо попробовать. Так где он живет?
   - Неподалеку. В Гринвич Вилледж. - И он протянул священнику  карточку
с адресом.
   Макгвайр мельком взглянул на бумажку,  сложил  ее  вдвое  и  сунул  в
карман.

***

   Чарли Келлерман поднял глаза на священника и, не вставая  с  кровати,
рассмеялся. Это был  странный  смех,  больше  напоминающий  коктейль  из
свиста и хриплого кашля.
   - Присаживайтесь, святой отец, - проговорил  он,  старательно  выводя
каждый звук. Голос его звучал еле слышно.  -  Видите  ли,  у  меня  была
операция на гортани, и мне теперь нелегко говорить. Ну,  а  понять  меня
еще труднее... Рак, - пояснил он. - Вон там возьмите себе табуреточку...
   Макгвайр ухватил трехногий табурет, на который указал ему  Келлерман,
и тот жалобно заскрипел под могучим телом священника.
   - Так вы хотели о чем-то поговорить со мной? - спросил Чарли.
   - Да, - отозвался Макгвайр. - Но сначала, наверное,  надо  бы  зажечь
свет... Или открыть окна, а то темновато...
   - Если можно, давайте останемся в  этом  полумраке.  Свет  режет  мне
глаза, а темные очки больше не помогают. Поймите меня правильно.
   Макгвайр с жалостью поглядел на измученное тело Келлермана.  Бены  на
его руках были сплошь исколоты, а у правого запястья, похоже, начиналась
гангрена. Зрачки расширены, а лодыжки, торчащие из-под коротких шаровар,
отекли. Судя по всему, этот бедолага давно уже сидел на игле.
   - Как вам у меня нравится? - спросил Чарли и обвел руками свое жалкое
однокомнатное жилище, расположенное на чердаке старого  многоквартирного
дома.
   - Нормально, - неопределенно  пожал  плечами  Макгвайр,  стараясь  не
обращать внимания на страшную вонь в каморке, кучи сваленного  по  углам
грязного белья и одноразовых пластиковых тарелок с какими-то огрызками и
объедками.  Ему  показалось,  что  пыль  здесь  никто  не  протирал  уже
несколько лет, и она успела покрыть все вокруг по меньшей мере  дюймовым
слоем.
   - Я обитаю здесь уже пятый год, - сообщил Келлерман. - С того  самого
дня, как прикрыли мой клуб для гомосексуалистов. Он  назывался  "Суарэ".
Тогда я жил роскошно... У меня на Третьей авеню была  такая  квартира!..
Двухэтажная. - Он мечтательно закатил глаза. - И наркотиков было сколько
угодно. Все бабы - мои. И педики - тоже. А еще я любил  устраивать  дома
оргии. Но все это давно прошло... Я уже начинаю забывать эти  счастливые
дни. А теперь вот приходится жить в Сохо.  Денег  нет.  Все  угрохал  на
героин. Так что о новом клубе и мечтать не приходится...  Кто  мне  даст
лицензию  на  торговлю  спиртным,  когда  я   засветился   на   торговле
наркотиками?.. - Он облизнул пересохшие губы и заворочался  на  кровати,
устраиваясь поудобней. - Да-а... Человек ко всему привыкает, в этом я уж
на себе убедился. Но я не переживаю. Я  ведь  живу  на  облаке...  Витаю
где-то наверху рядом с Господом. Познаю свое астральное "Я" и не тужу...
   Макгвайр только покачал головой, жалея  этого  несчастного  человека,
потерявшего все и опустившегося на самое дно.
   - Может  быть,  я  смогу  как-то  помочь  вам,  мистер  Келлерман?  -
осторожно спросил он.
   - Ну, раз уж вы  так  спрашиваете.  Конечно.  Итак,  что  вам  нужно?
Получить некую информацию? Я согласен ее  представить.  Но  тогда  и  вы
будете мне кое-что должны.
   - Что же?
   - Мне сейчас нужны только зелененькие. Чтобы свести концы с  концами.
Я же не могу  вечно  шататься  по  улицам  и  жить  на  подаяние.  Нужна
некоторая  передышка..  Да  и  надеяться  на   доброго   волшебника   не
приходится. - Он немного помолчал, а потом лицо  его  озарила  блаженная
улыбка. - Впрочем, тут я, наверное, ошибаюсь: добрый волшебник уже сидит
в моей конуре.
   Макгвайр  незамедлительно  вынул  из   кармана   пятидесятидолларовую
бумажку и аккуратно положил ее на простыню рядом с Келлерманом.
   - Этого будет недостаточно, - предупредил тот. Священник  достал  еще
одну такую же банкноту и положил ее поверх первой.
   Келлерман проворно схватил обе купюры и сунул их под подушку.
   -  Следующий  дозняк  будет  принят  во   имя   Христа-Спасителя,   -
торжественно пообещал он.
   Макгвайр терпеливо ждал, когда у Келлермана пройдет очередной приступ
смеха. Чарли в истерике катался по кровати, но очень быстро успокоился и
затих, с трудом переводя дыхание.
   - Может быть, поговорим о деле? - предложил наконец священник.
   - Конечно, святой отец, - охотно  отозвался  Келлерман,  стряхивая  с
одеяла таракана. - Задавайте вопросы, и я, как смогу, отвечу на них.
   - Вам известен человек по имени Артур Селигсон? - спросил Макгвайр.
   Келлерман нахмурился, напрягая память.
   - Я точно не  уверен...  -  задумался  он.  -  Но  фамилия  вроде  бы
знакомая.
   - Вы должны его вспомнить, - подсказал священник. Келлерман углубился
в воспоминания, бормоча что-то  себе  под  нос.  Несколько  раз  он  уже
открывал рот, намереваясь что-то сказать, но  потом  снова  задумывался.
Память урывками возвращала его в прошлые годы. Макгвайр  молча  наблюдал
за ним и молился про себя, чтобы мозги у Чарли хоть ненадолго заработали
и он смог поведать священнику о событиях давно минувших лет.
   Прошло десять долгих минут, и  наконец  Келлерман  с  победным  видом
приподнялся на локтях в своей грязной постели. Для  начала  он  попросил
достать окурок из пепельницы, чтобы ему стало полегче. Священник отыскал
среди "бычков" самый длинный, и, сунув  его  в  рот  Келлерману,  поднес
спичку.
   Табак  оказался  настолько  отвратительным,  что  от  едкого  дыма  у
Макгвайра защипало глаза.
   - Все. Я вспомнил его, - гордо объявил Чарли, счастливый от того, что
память на сей раз не подкачала. - Он приходил  в  "Суарэ".  Ну,  и  стал
вроде как постоянным членом нашего клуба. Раз в неделю он бывал у меня -
это  точно.  А  то  и  чаще...  Он  был   неглупым   парнем   и   весьма
привлекательным.
   - Попробуйте описать его, - попросил Макгвайр.
   - Волосы темные. Среднего роста. Достоинства крупные.
   - Какие еще достоинства? - не понял священник. Келлерман хихикнул.
   - Мужские, разумеется. Я любил иногда  потискать  его,  но,  конечно,
ничего серьезного у нас с ним произойти не могло  -  так  только,  шутки
ради. Потому что у Селигсона был очень ревнивый любовник, и с  ним  было
лучше не связываться.
   - А кто был его любовником?
   - Один педрила по имени Джек Купер.
   Макгвайр тут же вынул блокнот и записал это имя.
   - Значит, как я уже говорил, - продолжал свой  рассказ  Келлерман,  -
этот красавчик заходил ко мне раза два в  неделю,  чтобы  повидаться  со
своим Купером. А тот работал у меня.
   - И сколько времени все это продолжалось?
   - Не меньше года. Но потом  Селигсон  внезапно  исчез.  И  больше  не
заявлялся. Так я его и не видел.
   - И больше вы о  нем  ничего  не  знаете?  -  разочарованно  произнес
священник.
   - Ничего. А что вам еще нужно? Понимаете, святой отец, ведь тогда,  в
шестидесятых, голубые не ходили так открыто, как нынче.  Одни  прятались
по квартирам. Другие сшивались в барах. Но с виду нельзя было и сказать,
что перед тобой педик. В основном им приходилось вести Двойную жизнь.  В
обществе они носили маску. А у меня в "Суарэ"  ее  снимали.  Врубаетесь?
Так вот я сразу понял: если хочешь, чтобы дела у тебя шли хорошо,  -  не
задавай глупых вопросов. Ну, я никогда и не лез особенно в их отношения.
Лишь бы они не забывали меня и платили денежки. А там хоть кол на голове
теши. Ну, конечно, самые постоянные клиенты еще могли мне довериться, но
случайные посетители - боже упаси. Они приходят и уходят - и  какое  мне
дело до того, как дальше складывается их судьба!.. Рано или  поздно  все
они переставали посещать клуб. Некоторые уезжали в другие города, кто-то
просто менял квартиру, чтобы замести следы. А отдельные даже  умудрялись
жениться, хотя должен сказать, что таких как раз можно было  по  пальцам
пересчитать. В основном ведь педики начинают активно принимать наркотики
и дохнут от этого. Да я ни о ком из них практически и не знал  ничего...
Впрочем, кому какое дело до них! Пошли они ко всем чертям. Еще помнить о
таких отбросах!..
   - А что стало с  Джеком  Купером?  Келлерман  откинулся  на  подушке,
продолжая усердно дымить окурком.
   - Понятия не имею. В 1968 году он пришел ко мне, заявил, что  уезжает
из города, и попросил дать ему расчет. У нас не принято спрашивать, куда
именно, раз он сам не сказал, ну, я и не стал интересоваться...
   - А где же тогда был Артур Селигсон?
   - Бог его знает. Селигсон к тому времени уже и носа  не  показывал  в
клубе. Да и сам Джек говорил как-то, что потерял  с  ним  связь.  Видите
ли... Селигсон, вообще-то, был бисексуалом. И все время, пока встречался
с Джеком, жил  у  какой-то  бабы...  Может  быть,  он  решил,  что  пора
завязывать с голубыми, да и женился на своей крале.  Не  исключено,  что
теперь у него  целый  выводок  потомства,  а  сам  Артур  превратился  в
степенного папашу и ходит на  службу  с  девяти  до  пяти,  крутится  от
зарплаты  до  зарплаты,  а  по  вечерам,  вздыхая,   вспоминает   своего
брошенного любовника.
   - Ну, а Джек Купер?
   - А этот засранец скорее всего уже откинул копыта. Впрочем, мне и  на
него наплевать.
   - А вы не знаете, как фамилия той девушки, у которой жил  в  те  годы
Артур? - попробовал нащупать нить Макгвайр.
   Но Келлерман лишь рассмеялся.
   - Да вы шутите над стариком, святой отец! Видите, сколько времени мне
потребовалось, чтобы вообще вспомнить, кто такой этот Селигсон. А теперь
вы еще хотите, чтобы я припомнил имя какой-то вшивой  бабенки?  Да  я  и
слышал-то о ней всего пару раз краем уха.
   Макгвайр поднялся с табурета.
   - Ну да, конечно. Ведь столько воды  уже  утекло...  -  с  пониманием
кивнул он.
   Келлерман лишь пожал плечами.
   - Так вы уверены, что ничего больше не можете добавить  к  тому,  что
сказали? - на всякий случай спросил священник.
   - Абсолютно уверен. Так же, как и в том, что мне сейчас  очень  нужно
поправить здоровье укольчиком...
   Макгвайр быстро написал  в  блокноте  номер  телефона,  потом  вырвал
листок и протянул его Келлерману:
   - Если вы  вдруг  вспомните  еще  что-нибудь  -  позвоните  по  этому
телефону. Понимаете, для меня все это сейчас очень важно...
   - С превеликим удовольствием, - улыбнулся Чарли.  Макгвайр  застегнул
пальто.
   - Еще раз спасибо за информацию, - сказал он, поворачиваясь к двери.
   - Был счастлив помочь.
   - Да, кстати, - вдруг спохватился Макгвайр. - А  кем  работал  у  вас
этот Джек Купер?
   - Старина Джек? Ну, часть времени он торчал за стойкой...
   - А другую часть? - замер Макгвайр.
   Келлерман  снова  закатился  от  смеха.  Макгвайр  застыл  на  месте,
заинтригованный столь необычной реакцией на самый, казалось бы, невинный
вопрос.
   - Так что он еще делал у вас в клубе? - повторил священник.
   Келлерман молча указал в угол, где стояла картонная обувная  коробка,
перевязанная крест-накрест бечевкой. Он попросил Макгвайра принести ее к
нему на кровать и открыть. Внутри находилось, наверное, не меньше тысячи
разных фотографий. Келлерман начал перебирать их, и  священник  невольно
придвинулся ближе.
   Неожиданно Чарли замер, вынул одно фото и, снова рассмеявшись, закрыл
коробку. Теперь он держал  в  руках  всего  один  снимок  и  внимательно
всматривался в него, не переставая улыбаться.
   - Все верно, сэр, - важно произнес он. - Вот это и есть  Джек  Купер.
Так вам все  еще  интересно,  чей  он  занимался  в  моем  клубе,  кроме
коктейлей?..
   Макгвайр кивнул. И тогда Келлерман вручил  ему  фотографию.  Макгвайр
осторожно взял ее в руки, а потом подошел ближе к задернутому окну и при
слабом свете, падающем через щель между  шторами,  попытался  разглядеть
ее.
   Через несколько секунд он вновь повернулся к Келлерману. То,  что  он
увидел на снимке, потрясло его до такой степени, что священник  чуть  не
выронил фотографию. Сейчас он готов  был  кричать  и  биться  головой  о
стену.
   Ибо ему открылась страшная истина.

Глава 22

   Колеса неприметного  черного  седана  буксовали  в  грязи,  с  трудом
проталкивая машину вперед по разбитой колее старой  проселочной  дороги.
Автомобиль трясло так, что отец Макгвайр несколько раз ударился  головой
о потолок. Рядом с ним  сидел  Бирок  с  напряженным  и  сосредоточенным
выражением лица. В руках он держал фонарь  и  маленький  блокнот.  Кроме
них, в машине ехали еще трое. Все были в черных костюмах, плащах и таких
же шляпах. Небо затягивали густые мрачные тучи. Вокруг не было видно  ни
зги. Дорога  шла  по  унылой  заболоченной  местности  где-то  в  районе
Вестчестера, недалеко от  Нью-Йорка.  Но  за  последние  полчаса  им  не
попалось ни одного жилья,  ни  одного  дорожного  указателя  -  довольно
странное место для захоронения, организованного при содействии  Главного
судмедэксперта Нью-Йорка, давшего свое  согласие  на  погребение  жертвы
убийства в этом районе. Но Бирок не мог ошибиться - он сумел  проследить
за криминалистами, и теперь был абсолютно уверен, что труп из компактора
покоится именно здесь.
   - Сколько нам еще ехать? - нервно спросил Макгвайр.
   - Уже недалеко, - ответил шофер, взглянув  на  развернутую  карту.  -
Мили три-четыре... Не больше десяти минут.
   Макгвайр посмотрел  на  часы  и  кивнул.  В  тот  же  момент  машина,
дернувшись, въехала на более-менее сносный  участок  дороги,  посыпанный
крупным щебнем. Ямы и выбоины остались позади, водитель прибавил газу, и
вскоре они подъехали к броду через неглубокую речку, за которым свернули
к старой заброшенной мельнице. Как только они миновали ее, машина  снова
затормозила и, наконец, остановилась.
   - Это там! - сказал Бирок, указывая пальцем в темноту за окном.
   И тут все разглядели неподалеку высокий ржавый забор и мощные ворота,
запертые на цепь с висячим замком. Вокруг не было ни души, все  скрывала
зловещая тьма. Макгвайр опустил стекло. В воздухе пахло гнилью, и тишина
казалась напряженной  еще  оттого,  что  не  было  слышно  ни  привычных
сверчков, ни шума, производимого ночными животными, вышедшими на охоту.
   Немного подумав, шофер  переставил  машину  под  растущие  неподалеку
густые деревья, чтобы в случае чего ее не было заметно с дороги.
   - Только не хлопайте громко дверьми! - предупредил Макгвайр. - И если
надо будет что-то сказать, говорите шепотом.
   Все пассажиры один за другим выбрались из  автомобиля.  Бирок  открыл
багажник, достал оттуда увесистый  рюкзак,  а  потом  включил  фонарь  и
направил луч света на запертые ворота.
   - Пошли, - тихо сказал Макгвайр.
   Земля под ногами совсем раскисла от затяжных  дождей,  и  на  подошвы
ночных путешественников тут же налипли огромные комья грязи.  Подойдя  к
забору.  Бирок  остановился,  вынул  из  рюкзака   гигантские   кусачки,
перекусил ими цепь и открыл ворота. Он первым вошел внутрь и, когда  все
оказались на его стороне, снова закрыл створки ворот, повесив цепь таким
образом, чтобы случайно проходящие мимо люди не сомневались, что  все  в
порядке, и не могли заподозрить, что цепь уже перекушена.
   Бирок зашагал впереди всей группы, ведя ее по темной аллее из  старых
могучих кленов. Кладбище сплошь заросло сорняками: здесь  давно  уже  не
ступала нога человека - никто больше не заботился об этих могилах, и они
находились в полной заброшенности. На дорожках блестела раскисшая глина,
а единственным источником света был здесь карманный фонарик Бирока.
   Словак снова остановился и, достав блокнот, развернул  его,  сверяясь
со схемой, которую начертил на днях, выслеживая  похоронную  бригаду  из
полицейского морга. Он показал схему Макгвайру, прочертив на ней пальцем
остаток маршрута, а потом снова пошел вперед, безошибочно находя  дорогу
в хитроумном лабиринте  кладбища.  Остальные  молча  брели  за  ним,  не
обращая внимания на мрачные ряды  поросших  мхом  надгробий  и  склепов.
Макгвайр  шел  в  этой  цепочке  последним.   Он   проникся   атмосферой
торжественности и печали, которая обычно посещает людей в таких  местах.
Но остальные не чувствовали никаких особых перемен в настроении,  словно
и не ведали вовсе, что им предстоит сейчас сделать.
   - Мы правильно идем? - спросил  священник,  когда  Бирок  на  секунду
замешкался, а потом резко свернул, выбрав другую тропинку.
   Тот коротко кивнул в ответ.
   - Да, - чуть слышно буркнул словак.
   Неожиданно он снова остановился, сошел  с  тропинки  и  присел  возле
камня, на котором стоял только кладбищенский  номер  и  больше  не  было
никаких надписей.
   - Здесь, - сказал Бирок.
   Макгвайр вытер рукавом взмокший лоб.
   - Прекрасно, - прошептал он. -  Начинайте.  Трое  мужчин  достали  из
рюкзака складные саперные лопатки и без дальнейших объяснений  принялись
копать землю в указанном месте.
   - Из медицинской карточки следует, - тем временем тихо  шептал  Бирок
священнику, - что у него в коленной чашечке после операции в  1962  году
оставили металлический штифт, который удерживает ее на месте. Его должно
быть видно. А еще у него характерный перелом четвертого правого ребра  -
там должен быть окостеневший ложный сустав. Макгвайр кивнул.
   Звук втыкающихся в  землю  лопат  негромким  шелестом  разносился  по
кладбищу. Несколько минут мужчины работали без передышки, и наконец  все
услышали долгожданный звук - штыки лопат ударились о дерево.
   - Есть! - радостно сообщил шофер, высовываясь из ямы.
   Макгвайр заглянул внутрь  вскрытой  могилы.  На  глубине  трех  футов
отчетливо виднелась деревянная крышка.
   - Открывайте! - скомандовал он.
   Мужчины подняли гроб и выставили его наружу, потом достали из рюкзака
гвоздодеры и принялись один  за  другим  вытаскивать  из  крышки  кривые
гвозди. Отец Макгвайр отступил немного назад, наблюдая за их работой.  В
голове его рождались звуки заунывного  церковного  хора,  перед  глазами
мелькали огни свечей - все это всплыло из самых дальних уголков  памяти,
воскресившей перед ним обрывочные  картины  из  какого-то  голливудского
фильма ужасов, который  он  видел  давным-давно,  в  детстве,  и  сейчас
почему-то вспомнил.
   Наконец водитель и его помощники аккуратно сдвинули крышку гроба.
   Макгвайр взглянул на груду обожженной гниющей плоти, и тошнота волной
подступила к самому горлу.
   - Проверяйте, - велел он Бироку.
   Тот  сразу  же  ухватил  труп  за  колено.  Клочья  обугленного  мяса
рассыпались у него на ладони. Он скривился, но не отступил, решив все же
найти этот злосчастный металлический штифт.
   Неожиданно высоко в небе прогремел гром.
   - Что это? - испуганно вскрикнул Бирок, подняв глаза вверх.
   - Тише! - шикнул на него священник, тоже  с  тревогой  вглядываясь  в
темное небо.
   Остальные невольно попятились  и  в  ожидании  грозы  спрятались  под
старыми кленами. Макгвайр не стал ничего говорить им, а снова повернулся
к Бироку.
   - Быстрее! - громким шепотом произнес он.
   Бирок снова запустил руку в гроб.
   И опять над  головой  оглушительно  грохнуло,  заставив  содрогнуться
непрошенных гостей кладбища. Бирок испуганно прикрыл ладонью  глаза.  Но
Макгвайр грубо схватил его за воротник и чуть не ткнул лицом в гроб.
   - Если вы не в состоянии выполнить это, то отойдите, и я  все  сделаю
сам! - рассердился он на словака.
   - Простите, святой отец, - пробормотал насмерть  перепуганный  Бирок,
пытаясь совладать с собой.
   И тут хищный зигзаг молнии прорезал черное небо. Все сжались,  ожидая
раската грома, но стояла полная тишина.
   Бирок снова решительно ухватился за ногу трупа.
   Неожиданно глаза  Макгвайра  обожгло  ослепительным  светом.  В  лицо
пахнуло нестерпимым жаром. Края одежды  священника  задымились  и  стали
обугливаться.
   Молния угодила прямо в гроб, и он  тут  же  запылал  ярким  пламенем.
Бирок так и не успел отскочить,  и  в  мгновение  ока  сгорел  вместе  с
гробом, как клочок бумаги.
   Чейзен знал, что  они  задумали,  и  не  замедлил  помешать  отважным
гробокопателям. Он никогда бы не  позволил  им  исследовать  злосчастный
труп!..
   - Господи! - закричал во весь голос  отец  Макгвайр,  и  ему  ответил
раскатистый гром.
   Оставшиеся в живых со всех ног бросились  к  автомобилю.  Потрясенный
священник, почти ничего не видя перед  собой,  механически  поплелся  за
ними по грязной скользкой тропинке к выходу с кладбища. Но он не  успел:
остальные оказались проворнее и, ловко  прыгнув  в  автомобиль,  тут  же
тронулись с  места,  оставив  его  в  полном  одиночестве  среди  могил.
Священник закричал что-то вслед машине, но его уже никто не слышал.
   Небо хмурилось, гром продолжал греметь, а молнии то и  дело  заливали
округу зловещим мертвенным светом. Макгвайр повернулся  и,  закрыв  лицо
руками, беспомощно скорчился от отчаяния и невыносимого ужаса.
   Молнии стали сверкать с такой частотой, что казалось, будто все  небо
озарено их пугающим светом.
   И  вот  раздался  оглушительный  взрыв,  будто   вся   энергия   бури
соединилась в один поток - точно такой же,  как  тот,  что  безвозвратно
унес монсеньера Франкино. И  этот  огненный  бич  обрушился  с  неба  на
мчащийся прочь от кладбища автомобиль, объяв его ослепительным пламенем.
В ушах Макгвайра зазвенело от страшного грохота, и он замер с  раскрытым
ртом, наблюдая, как горящие куски металла разлетаются в разные  стороны.
И тут же, словно по волшебству, гром стих, и небо вновь потемнело. Гроза
прошла так же внезапно, как началась. Вокруг воцарилась прежняя  тишина,
не нарушаемая ни одним посторонним звуком.
   Священник, пошатываясь, вышел на дорогу. Он никак  не  мог  прийти  в
себя и поверить, что его одного пощадили, оставив почему-то в живых.
   Слезы ручьями текли по его лицу, клочья одежды развевались от слабого
ветерка. Несколько секунд он постоял в растерянности, а потом решительно
зашагал по грязной мокрой дороге, облизывая пересохшие  губы  и  вытирая
руками лицо в разводах копоти и  красноватой  глины.  Макгвайр  молился,
чтобы быстрее настало утро.

Глава 23

   - В дверь звонят, дорогой! - крикнула Фэй  и,  обвязав  вокруг  груди
банное полотенце, уселась на диван.  Она  всего  несколько  минут  назад
вылезла из-под душа и не успела еще до конца обсохнуть. - Ты посмотришь,
кто там?
   - Где? - не  совсем  еще  соображая,  что  происходит,  спросил  Бен,
высовываясь из ванной.
   - В дверь кто-то звонит, - нетерпеливо повторила Фэй.
   Наконец он понял, в чем дело, на секунду скрылся за дверью и  тут  же
вышел,  облаченный  в  длинный  махровый  халат.  -  Я  же  предупреждал
Сорренсона, чтобы он не приходил так рано! - проворчал  Бен,  поглядывая
на большие настенные часы в спальне. - Еще и восьми нет.
   Наконец он прошел через гостиную и из прихожей громко спросил:
   - Кто там?
   - Отец Макгвайр, - раздалось в ответ.
   - Макгвайр? - словно не веря своим ушам, переспросил Бен,  растерянно
открывая дверь столь раннему визитеру.
   - Доброе утро, Бен, - поздоровался священник. - Можно войти?
   - Да, разумеется... - запинаясь, ответил тот. А потом отступил назад,
с изумлением разглядывая священника.
   Макгвайр оторвал окровавленные руки от дверного  косяка  и  нетвердой
походкой вошел в квартиру. Ботинки его  были  облеплены  комьями  глины,
лицо вымазано в грязи и перепачкано кровью. От одежды пахло горелым.
   - Где ребенок? - хрипло спросил он, проходя в гостиную.
   - В спальне, - недоуменно ответил Бен.
   - И Фэй тоже там?
   - Ну да...
   - Пусть они придут сюда.
   - Да что  с  вами  стряслось,  святой  отец?  -  все  еще  колеблясь,
взволнованно спросил Бен.
   - Делайте, что вам говорят!
   Бен только пожал плечами и скрылся за дверью, через несколько  секунд
появившись вместе с Фэй и маленьким Джои.
   - Отец Макгвайр! - схватилась за сердце Фэй, как  только  увидела,  в
каком состоянии нагрянул к ним ранний гость. Она кинулась к священнику и
начала обнимать его, не обращая внимания на  запекшуюся  кровь  и  комья
грязи. Судя по всему, Бен успел уже предупредить ее, что  с  их  другом,
вероятно, что-то случилось. -  О,  я  так  рада  вас  видеть!..  Я  даже
поссорилась недавно с Беном из-за того, что он не дал мне  поговорить  с
вами, когда вы ему звонили. Ну а  теперь...  -  Она  молча  разглядывала
священника, пораженная его видом. - Мне лишь остается надеяться,  что  с
вами все в порядке...
   Макгвайр взял ее за руку и отвел к дивану.
   - Присядьте сюда, пожалуйста. Я хочу поговорить с вами и с Беном.
   Фэй нервно облизала губы.
   - Конечно, святой отец. Говорите же!..
   - Несколько дней назад, - начал Макгвайр, не сводя глаз с Бена,  -  я
спрашивал вас о Джои. - С этими словами он взял малыша у Фэй,  поцеловал
его в щеку и нежно погладил по взбившимся светлым волосам, приводя  и  в
порядок. - Так вы и сейчас будете настаивать на том, что  он  родился  в
клинике пресвитерианской церкви в Нью-Йорке?
   - А в чем, собственно, дело? - заволновалась Фай, - Так  или  нет?  -
продолжал давить Макгвайр. Бен кивнул.
   - Все верно, - подтвердил он. Тогда Макгвайр повернулся к Фэй.
   - Теперь я хочу спросить вас. Где родился ваш сын, миссис Бэрдет?
   - Бен же сказал... В клинике пресвитерианской церкви, - повторила она
слова мужа.
   Макгвайр подошел к дивану и приблизил ребенка сначала к Фэй, потом  к
Бену. Он наслаждался сейчас недоумением Бэрдетов.  Потом  вернул  малыша
матери.
   - Никакого сходства  с  вами,  вам  так  не  кажется?  -  ухмыльнулся
священник.
   - Я не понимаю, на что вы намекаете, - огрызнулась Фэй, - но сходство
здесь, по-моему, бесспорное. Он же моя копия! А носик  -  совсем  как  у
отца.
   Макгвайр лишь горько усмехнулся.
   - Да, носик, вероятно, и в самом деле, как у его  отца...  Но  только
совсем не как у Бена. А если он  в  чем-то  и  напоминает  вас,  то  это
сходство чисто случайное. Ну, может быть, теперь вы заговорите  наконец?
- Наступила пауза. - Ну, хорошо... Если вы предпочитаете  слушать  меня,
так слушайте: ребенок родился в штате Массачусетс.  Его  настоящая  мать
живет сейчас  в  Нью-Гемпшире,  а  отец  где-то  в  средних  штатах.  Вы
усыновили этого  ребенка!  Фэй,  вы  никогда  не  были  беременны.  Ваша
беременность - это сплошная фальшь и уловка перед соседями. У вас  никто
никогда не рождался. Да попросту и не мог родиться!
   Макгвайр сглотнул, ощущая, как страх начал  волнами  закрадываться  в
душу. Теперь ему приходилось прилагать изрядные усилия, чтобы  голос  не
дрожал и на лице сохранялось спокойствие и уверенность. В  эту  квартиру
он пришел, обуреваемый весьма противоречивыми чувствами, но и это должно
было остаться не замеченным супругами.
   Фэй прижала к себе ребенка, Бен подошел к ней и  нежно  обнял  ее  за
плечи.
   - Ну и что?  -  запальчиво  произнес  он.  -  Допустим,  ребенок  был
усыновлен, так в чем же тут преступление? И какая кому разница, в  конце
концов?
   - Какая разница? -  вскипел  Макгвайр,  чувствуя,  что  жилы  на  шее
вздулись и натянуты теперь, как веревки. - У Фэй Бэрдет  не  могло  быть
детей вообще! Потому что на самом  деле  она  -  мужчина.  Мужчина,  имя
которого раньше было Джек Купер - трансвестит и  имитатор  женщин.  Быть
может, самый изощренный в своем богомерзком искусстве...
   С этими словами Макгвайр швырнул на колени  Фэй  фотографию,  которую
ему любезно подарил Чарли Келлерман.
   - Посмотрите лучше сюда!
   Фэй мельком взглянула на карточку.
   - Это Джек Купер, который носит сейчас имя Фэй Бэрдет. Здесь он  снят
в женской одежде перед выходом на сцену клуба "Суарэ" в 1966 году.
   Бен уставился на священника. На лице его смешались ненависть и страх.
   - Так вот, Джек Купер  и  есть  Фэй  Бэрдет!  -  повторил  священник,
приближаясь к Бену вплотную. - Теперь вы не станете отрицать этого?
   - Если бы об этом стало известно, у нас  бы  отобрали  ребенка!  -  в
отчаянии выкрикнула Фэй.
   - Так вы еще отрицаете? - грозно сдвинул брови Макгвайр.
   - Нет, - беспомощно произнес Бен.
   - Итак, вы встретились в "Суарэ" в 1966 году.  Бен  назвался  Артуром
Селигсоном - он всегда прикрывался этим псевдонимом, когда посещал  бары
для гомосексуалистов, чтобы не выдать себя в другой жизни,  где  у  него
была девушка. Вы стали проводить вместе время. Сначала это  были  просто
дружеские встречи, но постепенно ваша дружба переросла в нечто  большее.
Джек при этом продолжал работать в клубе барменом и выступать  на  сцене
как трансвестит. Через год Артур Селигсон исчез неизвестно куда,  ну,  а
после него, разумеется, уволился и Джек Купер. - Тут он схватил Бена  за
руку. - Так вот вы и есть Артур Селигсон. А вы, - он повернулся к Фэй, -
Джек Купер! По крайней мере так было раньше.
   Бен стоял, боясь пошевелиться. Он был бледен как  смерть.  Теперь  их
тайна была раскрыта. Конечно, они предполагали, что рано или поздно  это
произойдет, и Бен был готов к разоблачению в любую минуту. Он повернулся
к священнику и заговорил:
   - Ну, хорошо. Пусть вам все стало  известно.  Да,  Фэй  действительно
была когда-то Джеком Купером. И мы усыновили  ребенка.  Но  ведь  Фэй  -
настоящая женщина в душе! И так было всегда... Так что  же  вы  намерены
теперь сделать - объявить всему миру, что мы голубые?.. Но ведь если  бы
это стало известно властям, нам никогда не разрешили бы усыновить  Джои,
а если станет известно теперь - у нас отнимут  нашего  мальчика.  Святой
отец, кому нужна ваша правда? Ведь все эти годы мы были так счастливы!..
Фэй - моя настоящая жена. И мы воспитаем Джои ничуть не хуже, чем  любые
другие родители. И он вырастет хорошим парнем, безо  всяких  отклонений.
Ну какая вам разница, кто есть кто?..
   - Ах, какая разница?! - взревел священник, отступая назад. - Да кроме
того, что вы все эти годы грешили против Господа Бога, ваше  вероломство
и ложь чуть не поставили под угрозу существование всего  человечества!..
Еще немного - и погасла бы последняя  искра  надежды!  Хорошо  еще,  что
Бирок успел помочь мне и выяснить истину, царство ему небесное.
   - Бирок?.. - чуть слышно повторил Бен.
   - Труп в  компакторе,  как  вы  помните,  был  мужской,  -  продолжал
священник. - И поэтому мы с  Франкино  справедливо  решили,  что  Чейзен
принял вид того самого мужчины, которого он убил.  А  когда  при  помощи
Стража мы выяснили, что Чейзен находится здесь, на десятом  этаже,  круг
подозреваемых сузился до предела. Значит, он мог превратиться  только  в
Сорренсона, Дженкинса, Батилля, Макса Вудбриджа или в Бена Бэрдета!  Но,
попавшись на вашу удочку, мы не учли, что Фэй - тоже мужчина, тем  более
что Чейзен так талантливо разыграл  чуть  позже  сцену  изнасилования  в
подвале, после которой, если и были еще какие-то подозрения,  они  сразу
рассеялись. - С этими словами Макгвайр подошел к Фэй,  которая  все  это
время наблюдала за ним с  совершенно  бесстрастным  лицом.  -  Так  вот,
настоящая Фэй Бэрдет - или Джек Купер, если угодно, - и была убита тогда
в подвале Чарльзом Чейзеном. Именно ее тело там и нашли!
   А вот душа ее отлетела прямиком в  ад,  чтобы  присоединиться  там  к
легионам  Сатаны,  которым  она  должна   была,   по   нашему   замыслу,
противостоять. Так что вы и есть Чарльз Чейзен!  -  закончил  священник,
обращаясь к Фэй. - Вы - Сатана! - Он выждал несколько  секунд,  а  потом
гневно указал на Фэй пальцем. - И я проклинаю тебя! Я  проклинаю  каждый
миг твоего презренного существования! Ты - наказание и бич человечества!
Ты приносишь одни несчастья и бедствия! Ты - мерзкое, гнусное  и  подлое
исчадье ада! Будь же ты проклят во веки веков!
   Фэй  ничего  ему  не  ответила.  Более  того,  она  вообще  никак  не
отреагировала на тираду священника, неподвижно сидя перед ним на диване.
   В наступившей тишине Бену показалось, что каминные часы стали  тикать
как-то особенно громко. И снова  отец  Макгвайр  осыпал  проклятиями  то
существо, которое приняло форму его жены.
   Бен встал между ними и взял Фэй за руку. На лице его выступили  капли
пота. "Неужели это правда? - переспрашивал он себя. - Наверное..." - Это
так? - просто спросил он, с ненавистью глядя  на  восковое  лицо  Фэй  с
безразличными пустыми глазами. Но она отдернула  руку  и  повернулась  к
священнику.
   - Проклинаю тебя! - еще раз выкрикнул отец Макгвайр.
   И тут Фэй с такой  силой  расхохоталась,  что  в  серванте  зазвенела
посуда. Ребенок заплакал и стал давиться слезами. Но Фэй направилась  не
к нему, а к мужчинам, продолжая громогласно смеяться. Лицо ее  стало  на
глазах искажаться, как расплавленный воск, принимая самые  разнообразные
очертания. В воздухе запахло серой, а потом Бену почудилось, что  совсем
рядом что-то сильно гниет.
   - Фэй! - исступленно закричал он. Но теперь уже  он  обращался  не  к
тому существу, что находилось сейчас у него в  квартире...  Он  вспомнил
свою настоящую Фэй, погибшую в подвале, и, упав на  колени,  в  отчаянии
закрыл лицо руками.
   Теперь стало меняться и само тело Чейзена, еще недавно имевшее  форму
Фэй. Кожа сделалась тонкой и хрупкой, начала трескаться, и через  минуту
перед ними стоял уже сам Чарльз Чейзен в  том  виде,  как  его  встретил
Франкино в старом особняке пятнадцать лет назад.
   Неизвестно откуда налетел ветер, сметая все на своем пути, поднимая в
воздух бумаги и опустошая пепельницы...
   Со стен попадали картины, но ветер не утихал. Макгвайр  схватился  за
решетку камина, чтобы устоять на ногах. Бен накрыл своим телом малыша.
   Чейзен не  переставал  дико  хохотать  и,  стоя  в  дверях,  упивался
произведенным эффектом.
   Свет померк. В квартире царил  хаос,  повсюду  валялась  перевернутая
мебель. Наконец Бен и Макгвайр  отважились  посмотреть  на  Чейзена.  Он
стоял, опершись о стену. И вдруг начал таять в воздухе и исчез. Вместе с
этим прекратилась и буря. Наступила полная тишина, словно ветра не  было
и в помине.
   Бен  начал  укачивать  ребенка,  стараясь  успокоить  его  и  бормоча
какую-то незатейливую песенку. Малыш все еще сильно дрожал.
   - Бен, - укоризненно произнес отец  Макгвайр.  -  Все  это  произошло
только из-за вас. Вы виноваты в  том,  что  у  вас  не  осталось  теперь
времени, чтобы справиться с Чарльзом Чейзеном.
   - Да к черту вашего Чейзена! - разозлился Бен. - Плевать мне на него!
И на все, что у вас тут творится!..
   - Вы лжете самому себе, Бен, - покачал еловой священник.
   - Да идите вы!..
   - Вам не может быть безразлично все это, если вы, конечно, еще верите
в Бога и продолжаете любить Его, - терпеливо увещевал Макгвайр.
   - Да никакого Бога не существует! - отрезал Бен.
   - И Сатаны, выходит, тоже? Не обманывайте себя, Бен. Вы же только что
видели его своими глазами. И смею вас уверить, что Бог  тоже  существует
так же реально, - продолжал священник.
   - Фэй умерла! И если она должна была стать вашим Стражем,  то  теперь
никакого Стража больше не будет! - в отчаянии прокричал  Бен,  с  трудом
сдерживая подступающие рыдания.
   Макгвайр подошел к нему ближе.
   - Но у вас ведь остался сын... И надо дать  ему  возможность  прожить
хорошую, достойную жизнь. А у него есть такой шанс... Вы же  не  станете
лишать своего ребенка полноценной  жизни?..  Так  что  альтернатива  еще
остается...
   - Что? - не понял Бэрдет.
   - Все, о чем мы говорили раньше, остается в силе.  Только  вы  должны
полностью довериться мне.
   - Я уже пробовал довериться Франкино.
   - Я не Франкино, - напомнил священник. - И к тому же,  у  вас  просто
нет теперь другого выбора. Теперь вы должны  выслушать  меня  и  сделать
так, как я скажу.
   Бен молча смотрел на него.
   - Завтра в полночь вы должны прийти в эту квартиру, - давал  указания
Макгвайр. - А сейчас вы уйдете отсюда вместе  со  мной.  Найдите  другое
место, где можно было бы переночевать. Ребенка  немедленно  отправьте  к
родственникам. А завтра к полуночи - снова сюда. Вам все понятно?
   - Да... - неуверенно ответил Бен. - Но только  вы  должны  объяснить,
зачем все это нужно. Какие на то причины?
   Макгвайр недобро сузил глаза.
   - Причины? - переспросил он. - Если вы не явитесь сюда и если до  вас
не успеет добраться Сатана, то доберусь я и лично уничтожу вас. И вас, и
вашего сына! Вот какие причины! - закричал он. - Теперь, я надеюсь,  вам
все понятно?
   Бен застыл от изумления с разинутым ртом, но потом  все  же  медленно
кивнул.
   - Ну и прекрасно, - вздохнул Макгвайр и указал Бену на выход.

Глава 24

   Сны  в  ту  ночь  быстро  сменяли  один  другой,   словно   узоры   в
калейдоскопе. Несколько раз он просыпался и вертелся в постели,  пытаясь
стряхнуть  с  себя  наползающую  пелену  ужаса   и   найти   ответы   на
многочисленные вопросы насчет  прошлого  Бена  Бэрдета,  которые  так  и
остались неразрешенными после гибели Бирока. Священник был убежден,  что
словак работал на совесть и подробно выяснил всю хронологию жизни  Бена,
но это только лишний  раз  доказывало,  какую  роковую  ошибку  совершил
Франкино. Но почему все так получилось?.. Ведь Франкино был не  из  тех,
кто мог настолько грубо ошибиться. Неужели все, над чем он так тщательно
трудился, оказалось ненужным и в  корне  неправильным?  Ведь  должен  же
где-то крыться недостающий элемент -  пропавшее  звено  в  цепочке...  А
именно попытка самоубийства, из-за которой, собственно, Бен и был избран
на роль следующего Стража. Вопросы казались особенно сложными еще  из-за
того, что сейчас была глубокая ночь и в сознании все еще  жили  страшные
образы тех событий, свидетелем  которых  Макгвайр  стал  этим  утром  на
квартире Бэрдетов. Жуткая картина никак не выходила у него из  головы  -
превращение хрупкой Фэй Бэрдет в самого Сатану.

***

   Будильник прозвенел ровно в десять утра. Отец Макгвайр одним  прыжком
выскочил из постели, наскоро принял душ, оделся и,  выйдя  из  спального
корпуса, перешел двор, очутившись у подъезда самой семинарии. Поднявшись
на третий этаж, он подошел к своему кабинету, распахнул дверь  и  застыл
на пороге. Внутри его ждали трое неизвестных.
   - Доброе утро, святой отец, - поприветствовал Макгвайра сержант Уосо.
   - Да-да...  Доброе  утро,  -  запинаясь,  произнес  священник.  -  Но
проктите, кто вы такие? И что здесь делаете?
   Уосо поднялся из-за письменного стола Макгвайра и предъявил ему  свой
значок, а потом представил и  двух  других  полицейских:  ими  оказались
детективы Якобелли  и  Делламар.  Затем,  снова  усевшись  за  стол,  он
предложил священнику располагаться  поудобнее  и  не  спешить,  так  как
требовалось ответить на некоторые вопросы полиции.
   Макгвайр, негодуя, плюхнулся в свободное кресло для посетителей.
   - Что все это значит? - с вызовом обратился он к сержанту.
   Уосо хладнокровно сунул в рот пластинку жевательной резинки.
   - Убийство, - коротко пояснил он.
   - Убийство?! - словно не веря своим ушам, переспросил священник.
   - А разве  вы  никогда  не  слышали  такого  слова,  святой  отец?  -
саркастически усмехнулся сержант.
   Макгвайр  оглядел  полицейских   и,   беспомощно   покачав   головой,
прищурился от яркого света настольной лампы, которую Уосо  направил  ему
прямо в глаза.
   - И все же непонятно, почему вам  потребовалось  говорить  именно  со
мной? - недоумевал священник.
   Уосо вынул из кармана плаща фотографию и небрежно швырнул ее на стол.
   - Это тело на карточке еще  недавно  принадлежало  мистеру  Гульельмо
Франкино. Или монсеньеру Франкино,  как  вы  привыкли  его  называть,  -
заговорил сержант. - Несколько дней назад  он  выпал  из  окна  десятого
этажа дома номер 69 по 89-й улице. С первого взгляда это было похоже  на
самоубийство, хотя никто из нас наверняка не  стал  бы  утверждать,  что
священники  на  такое  способны,  верно?..  А  монсеньер  Франкино,  как
сообщили мне в Управлении епархии,  действительно  был  священником.  Вы
знали его? - вдруг спросил он Макгвайра.
   Тот внимательно посмотрел на снимок. Неужели Бен уже успел рассказать
что-то полиции?.. Маловероятно.
   - Нет, - решительно заявил он. - К сожалению, этот человек мне не был
знаком.
   - Понятно, - самоуверенно кивнул Уосо, словно и  ожидал  услышать  от
Макгвайра именно такой ответ. - А вы знаете некоего Бена Бэрдета?
   Макгвайр  изо  всех  сил  пытался  не  выказать  своего  нарастающего
волнения и лишь отрицательно покачал головой.
   - А Фэй Бэрдет? - не унимался сержант.
   - Тоже нет.
   - А кого-нибудь другого из этого дома?
   - Никого. И я думаю, что вы сами знаете об этом не хуже меня, - теряя
терпение, произнес Макгвайр.
   - А вы точно  ничего  не  запамятовали,  святой  отец?  -  вкрадчивым
голосом спросил Уосо, присаживаясь на  край  письменного  стола.  -  Ну,
хорошо. Тогда, может быть, вы знали бывшего детектива Гатца?
   - Впервые слышу эту фамилию.
   - А  инспектора  Бурштейна?  Макгвайр  снова  покачал  головой.  Уосо
рассмеялся.
   - Послушайте, святой отец, вас когда-нибудь обвиняли во лжи?
   Макгвайр  выпрямился  в  кресле  и  с  негодованием  смерил  взглядом
сержанта.
   - Никогда, - высокомерно заявил он.
   - Какая жалость! Значит, мне придется стать первым, кто это  сделает.
Потому что у нас имеются веские доказательства того, что вы знаете всех,
кого я только что перечислил. И не только знаете, но и  принимали  самое
непосредственное участие в их судьбах. А ведь многие из них умерли...  И
не исключено, что  вы  активно  содействовали  тому,  чтобы  этих  людей
настигла смерть - я имею в виду Гатца, Бурштейна и монсеньера  Франкино.
Святой отец, скажите, а разве в ту ночь, когда погиб  Франкино,  вас  не
было рядом с ним? - прищурился Уосо.
   Макгвайр вскочил с кресла, гневно сверкая глазами.
   - Я уже сказал вам, что не знал этого человека! - выкрикнул он.
   - Да-да, я помню, - невозмутимо ответил Уосо и пристально поглядел на
священника. - Но неужели у вас не было ссоры с монсеньером Франкино в ту
ночь, когда он выпал из окна? Ведь Франкино собирался доложить  о  вашей
не совсем христианской деятельности в Управление  епархии.  И  тогда  вы
ударили его наконечником пожарного шланга по голове и  оглушили.  Ну,  а
дальше  все  ясно:  вам   пришлось   выкинуть   тело,   имитировав   его
самоубийство.
   Макгвайр чуть не задохнулся от негодования и снова  стал  утверждать,
что никогда не слышал всех тех фамилий, которые  только  что  перечислил
ему сержант, и уж, конечно, никоим образом не  мог  находиться  рядом  с
неизвестным ему Франкино в роковую ночь его гибели.
   Уосо молча слушал, печально кивая головой, а потом вынул  из  кармана
наручники и, передав их Якобелли, обратился к помощнику:
   - Зачитайте ему права.
   - Тут какая-то ошибка! - начиная впадать в панику, закричал Макгвайр.
   - Простите меня, святой отец, - произнес Уосо. - Но вы арестованы.
   - По какому же обвинению?
   - По обвинению в убийстве монсеньера Франкино, - отчеканил Уосо.
   - Но почему? Я же никогда в жизни...
   - Приберегите дыхание для присяжных, - оборвал  его  сержант.  -  Вам
придется еще многое объяснять. Дело в том, святой отец, что у нас теперь
есть свидетель... К сожалению, этот человек долго скрывал от нас  истину
из-за опасения, что вы  начнете  его  преследовать.  То  есть  свидетель
просто боялся вашего возмездия. Но он видел  вас,  когда  вы  той  ночью
спорили с Франкино в коридоре десятого этажа. Потом этот человек  видел,
как вы ударили монсеньера и выкинули его из окна.  А  чтобы  всем  стало
ясно, что этот человек говорит правду, ему удалось сфотографировать  вас
в ту ночь. - С этими словами он снова полез в карман и вынул оттуда  еще
одну фотографию - качественный цветной снимок, на котором был запечатлен
Франкино, распростертый на полу в, луже крови, и отец Макгвайр,  стоящий
над ним с металлическим наконечником пожарного шланга в руке.
   Макгвайр сердито швырнул фотографию на стол.
   - Это гнусная подделка! - решительно заявил он. Все трое  полицейских
лишь  рассмеялись  ему  в  лицо,  осуждающе  покачивая  головами.  Потом
Якобелли зачитал священнику права арестованного с маленькой  пластиковой
карточки и торжественно надел на него наручники.
   - Так скажите мне хотя бы, кто он - этот таинственный  свидетель?!  -
потребовал Макгвайр, поняв, что сопротивление бесполезно.
   - Это женщина, - ответил Уосо, подходя к двери кабинета и  распахивая
ее. - А зовут ее Фэй Бэрдет.

***

   Уже несколько часов Макгвайра мучила страшная  головная  боль.  Кровь
стучала в висках так, что это  заглушало  все  остальные  чувства.  Боль
началась  сразу  после  ареста  и  с  ходом  времени  лишь  усиливалась.
Священник находился сейчас  в  тесной  камере  в  одном  из  центральных
полицейских  участков,  на  втором  этаже  с  длинным  коридором,  вдоль
которого по обе стороны располагались еще десятки  таких  же  камер  для
арестованных.
   Теперь  у  него  не  осталось  никакого  выбора.  Только  ждать,  что
произойдет дальше. Перед тем, как его заперли здесь,  Макгвайру  удалось
все же дозвониться в Управление епархии и наскоро переговорить  с  отцом
Теппером,  объяснив  ему  ситуацию.  Теппер  посоветовал  ему  сохранять
спокойствие и обещал, что постарается выручить его или по  крайней  мере
забрать пока под залог... Но до сих пор  никто  еще  не  приехал,  чтобы
освободить Макгвайра, а было уже семь вечера. Однако священник не  терял
присутствия духа. Кто-то обязательно должен был объявиться, ведь сегодня
в полночь произойдет смена Стража.
   Внезапно  Макгвайру  захотелось  горько  расплакаться,  чтобы   снять
нечеловеческое напряжение нервов. Да только какой  от  этого  прок?  Все
равно его никто не услышит... В камере вместе с ним находился  еще  один
человек - Дряхлый высохший старичок, который, видимо, потерял уже всякую
надежду на освобождение и теперь неподвижно  лежал  на  тюремной  койке.
Поделиться своим несчастьем Макгвайру было абсолютно не  с  кем.  Только
сам священник мог осознать, как ловко действовал  Чейзен,  приняв  снова
вид Фэй и представив полиции фотографию его и Франкино в момент  урагана
в холле десятого этажа. Таким образом, он отключил священника от участия
во всех дальнейших событиях.
   В восемь вечера Макгвайр  снова  связался  с  Управлением  епархии  и
попросил к телефону отца Теппера,  но  ему  ответили,  что  тот  куда-то
уехал. Затем  священник  попытался  переговорить  еще  с  кем-нибудь  из
руководства, но в здании Управления к этому часу  никого  уже  не  было.
Тогда  он  дозвонился  до  резиденции  самого  архиепископа,  но  и  там
ответили, что его нет сейчас в  городе  и  придется  перезвонить  утром,
когда на месте будут все его заместители.
   Макгвайр вернулся в  свою  камеру  и  в  отчаянии  рухнул  на  койку.
Головная боль не  утихала.  Он  лежал  на  спине  с  открытыми  глазами,
чувствуя, что воля его начинает слабеть. Сосед-старик по-прежнему  мирно
спал. До Макгвайра доносились голоса заключенных из других камер, кто-то
насвистывал рядом простенькую мелодию. Через каждые десять -  пятнадцать
минут в коридоре  появлялся  тучный  охранник,  проверяющий,  все  ли  у
арестованных  в  порядке.  После  своего  шестого  обхода   охранник   с
сожалением посмотрел на часы. Было еще всего девять  вечера...  Небо  за
окнами потемнело, но из  Управления  так  никто  и  не  приезжал.  Теряя
терпение, Макгвайр вскочил с  койки  и  нервно  зашагал  взад-вперед  по
камере, чувствуя, как тревожно бьется сердце  в  груди.  И  вдруг  дверь
камеры распахнулась, и на пороге появился все тот же тучный охранник.
   - Ваш адвокат прибыл, - сообщил он, ткнув  в  Макгвайра  указательным
пальцем.
   - Мой адвокат? - изумился тот.
   Охранник вышел в коридор. Макгвайр присел на койку, посмотрев сначала
на спящего старика, а потом на часы. Но через несколько секунд он  опять
вскочил, не в силах сдержать своего нетерпения и прислушиваясь к  гулким
шагам в коридоре за дверью.
   Наконец дверь открылась, и в камеру вошел Ральф Дженкинс.
   - Пожалуйста, присядьте,  -  попросил  он  священника,  непринужденно
снимая шляпу.
   Макгвайр был поражен, увидев его. "Что может делать здесь  Дженкинс?"
- удивлялся он.
   - Меня попросили помочь  вам,  -  начал  Дженкинс.  -  Я  думаю,  вам
известно, кто я такой?..
   - Конечно, - ответил Макгвайр. - Вы Ральф Дженкинс.
   Тот кивнул и загадочно улыбнулся.
   - Ну, хорошо, сейчас сойдет и Ральф  Дженкинс,  -  ответил  он.  -  Я
помогу вам выбраться отсюда до полуночи.
   - Это каким же образом? - не переставал удивляться Макгвайр.
   Дженкинс нахмурился.
   - Видите ли, наше предложение отпустить вас  под  залог  в  восемьсот
тысяч долларов было пока отклонено до предъявления вам обвинения. А  это
может произойти только завтра утром.
   - Но это же будет...
   -  Слишком  поздно,  вы  хотели  сказать?  -  прервал  его  Дженкинс,
проницательно улыбаясь. - Я знаю.
   - Так что же мне делать? - разволновался священник.
   - Мы уже кое-что придумали, - уклончиво ответил Дженкинс.
   - Что именно? - не отступал  Макгвайр.  Дженкинс  осторожно  выглянул
через дверной глазок -  в  коридоре  было  пусто.  Тогда  он  с  опаской
покосился на старика, но Макгвайр тут же успокоил его, уверив,  что  тот
давно уже спит и ничего не слышит.
   - Мы вам устроим побег, - прошептал Дженкинс.
   - Но это невозможно! - опешил Макгвайр. - Вы, наверное, шутите!..
   - Сохраняйте  полное  спокойствие  и  невозмутимость,  -  посоветовал
Дженкинс.  -  И  не  задавайте  лишних  вопросов.  Макгвайр   постарался
изобразить на лице самое нейтральное  выражение.  Пожелав  ему  еще  раз
оставаться спокойным, Дженкинс подозвал охранника,  который  и  выпустил
его из камеры.
   - Вы обо всем переговорили? - спросил охранник.
   - Да, - кивнул Дженкинс и, выходя в коридор,  еще  раз  оглянулся  на
Макгвайра, - Увидимся утром, святой отец.
   Охранник запер за ним дверь.
   - Спасибо вам, мистер Дженкинс, - пробормотал  священник,  так  и  не
поняв, что за план созрел в голове этого типа.
   Через несколько секунд он услышал, как закрыли и главную дверь  всего
отсека из десяти камер. Макгвайр снял наручные  часы  и  положил  их  на
подушку так, чтобы постоянно можно было следить  за  временем.  А  потом
устало прислонил голову к холодной каменной стене и приготовился ждать.

***

   Взрыв, раздавшийся где-то снизу, оглушил священника и заставил  стены
камеры содрогнуться. Макгвайр упал с койки и беспомощно ухватился за  ее
ножку. Все здание продолжало дрожать. "Скорее всего, взорвалось что-то в
подвале", -  решил  священник.  Запах  гари  быстро  распространился  по
лестницам и вскоре  достиг  их  этажа.  Из  отдушины  в  потолке  камеры
полетела черная зола. Среди арестованных  началась  паника,  послышались
испуганные крики, кто-то колотил в  двери  стульями  в  надежде  сломать
замки и вырваться из этого ада. Старик-сосед наконец проснулся и  теперь
истошным голосом звал на помощь охрану.
   Макгвайр сорвал с подушки наволочку и, сложив ее вчетверо,  прижал  к
лицу, чтобы в легкие не попадал дым.
   -  Мы  все  здесь  подохнем!  -  истерично  кричал  старик,  а  потом
приблизился к Макгвайру и начал трясти его, словно  ждал  от  священника
какой-то помощи.
   - Никто тут не умрет, - успокоил его священник,  осторожно  отстраняя
от себя.
   В здании завыла сирена.
   Раздался второй взрыв, и Макгвайр рухнул на  пол,  увлекая  за  собой
старика.
   - Ложитесь! - приказал он. - Здесь  меньше  дыма.  Старичок  послушно
кивнул, испуганно озираясь по сторонам.
   Макгвайру  не  оставалось  ничего  другого,  как  только  ждать,  чем
закончится весь этот шум. Крики усиливались. Может  быть,  это  сработал
хитроумный  план  Дженкинса,  и  такой  ценой  его  решили  вырвать   на
свободу?.. Но нет, это казалось священнику невозможным. Неужели  церковь
могла пойти на такое?.. Ведь в  опасности  теперь  жизни  многих  людей!
Неужели это допустимо для спасения одного-единственного  человека?  Вряд
ли. И все же.., если он не  выйдет  сейчас  из  тюрьмы,  то  вообще  все
человечество столкнется с угрозой полного вымирания. Он  сильнее  прижал
наволочку к лицу и начал молиться. А потом посмотрел на часы,  с  ужасом
отметив, что уже без двадцати одиннадцать. Макгвайр догадывался, что все
служащие давно уже покинули здание,  оставив  арестованных  на  произвол
судьбы.
   Неожиданно  в  коридоре  раздались  громкие  шаги.  Закашлявшись,  он
подбежал к двери и выглянул  в  глазок.  Два  охранника  в  противогазах
бежали по коридору, на ходу открывая камеры  и  освобождая  заключенных.
Арестанты тут же выскакивали из своих клетушек и со всех  ног  бежали  к
выходу, чтобы не задохнуться от дыма.
   Тучный  охранник  отпер  камеру,  в  которой  томился   Макгвайр,   и
выкрикнул:
   - Уходите!
   - Пошли! - велел  священник  старику,  подхватывая  его  под  руку  и
помогая встать на ноги.
   Спотыкаясь, они вышли из камеры. В коридоре дыма было гораздо меньше,
но  все  равно  чувствовалось,  что  опасность  близка.  Охранник  успел
сообщить им, что в подвале  взорвались  котлы  и  на  первом  этаже  уже
свирепствует  огонь,  который  через  вентиляцию  проникает  и  во   все
остальные помещения. Пожар распространялся с ужасающей быстротой.
   - Как же нам теперь быть? - спросил перепуганный старичок.
   - Бегом вниз по лестнице! - заорал охранник. Старик посмотрел  вперед
и увидел, что сама лестница уже тоже охвачена пламенем. - Но там  огонь!
- в отчаянии закричал он. Охранник что есть силы толкнул его вперед.
   - Больше выхода нет! Бегите!
   - Нет! - завопил старик.
   - И молитесь... - добавил охранник.
   Старик ухватил полицейского за ногу, но  тот  с  силой  пнул  его,  и
бедняга покатился вниз по  ступенькам.  Макгвайр  было  кинулся  ему  на
помощь, но охранник преградил священнику путь.
   - Но он же погибнет! - закричал Макгвайр.
   - Что поделать! - С этими словами охранник вынул пистолет и приставил
его к виску священника. - Если ты сделаешь хоть один шаг  вниз,  я  тебе
мозги вышибу, - пригрозил он.
   Макгвайр еще раз глянул на лестницу. Огонь уже лизал стены. Краска на
потолке вздулась пузырями.
   - Надо убираться отсюда! - кричал  полицейский  сквозь  треск  и  рев
пламени. - Только другим путем.
   - Но как? - в отчаянии спросил Макгвайр, вцепившись в руку охранника,
и с ужасом оглядываясь на лестницу, где в огне исчез несчастный старик.
   - Заткнись! - рявкнул полицейский, ухватил Макгвайра  за  воротник  и
поволок назад в камеру.
   - Вы что, с ума сошли? - опешил священник.
   - Заткнись! - снова крикнул на него полицейский.
   - Мы же здесь оба погибнем! - не унимался Макгвайр.
   Достигнув камеры, охранник вынул  из-за  пояса  второй  противогаз  и
напялил его священнику на голову, а потом потащил его  к  черному  ходу,
который раньше всегда был  заперт.  Достав  ключ,  он  открыл  скрипучую
дверь.
   За дверью оказалась еще одна лестница. Дыма и огня здесь уже не было.
Охранник подтолкнул  Макгвайра  вниз,  и  тот  не  заставил  себя  долго
упрашивать. Однако, одолев мигом целый пролет, он все же  остановился  и
оглянулся. Но полицейского уже и след простыл, а  дверь,  через  которую
они проникли сюда, была снова закрыта и, очевидно, заперта на замок.  Не
имея особого выбора, Макгвайр заспешил вниз. На первом этаже дверь  тоже
оказалась  закрытой,  и  ему  пришлось  какое-то  время   повозиться   с
раскалившимся засовом, прежде чем он смог отодвинуть его. Толкнув дверь,
Макгвайр очутился на свободе  и  увидел  перед  собой  темный  переулок,
расположенный позади полицейского участка. Он огляделся. Все здание было
объято пламенем. Куски дерева и бетона сыпались  сверху  на  тротуар,  и
даже  другая  сторона  переулка  была   изрядно   завалена   обгоревшими
обломками. В фундаменте здания зияли огромные дыры.
   Переулок вел к воротам какого-то  предприятия,  а  Другой  его  конец
терялся в темноте проходных дворов. Макгвайр кинулся  в  противоположную
от участка сторону,  все  еще  кашляя  и  задыхаясь  от  дыма,  которого
порядком успел наглотаться. Позади завыли  сирены  подъехавших  пожарных
машин. А впереди ждала темнота.
   Пробежав несколько сот футов, он хотел было остановиться и  перевести
дух, но тут из подворотни кто-то выскочил на дорогу, и  его  уволокли  в
сторону. Здесь перед священником предстали трое. Одним из  них  оказался
Ральф Дженкинс. Во втором  Макгвайр  сразу  же  узнал  отца  Теппера.  А
третьего он никогда не видел, но этот неизвестный тут же  достал  из-под
полы пальто кислородный баллон  и  дал  ему  подышать.  Через  несколько
секунд он убрал кислород. К этому времени Макгвайр почти  уже  полностью
пришел в себя.
   - Так это вы взорвали полицию? - с негодованием закричал он.
   Дженкинс кивнул.
   - Но ведь там погибла уйма народу!
   - Мы молились, чтобы этого не случилось,  -  просто  ответил  на  это
обвинение Дженкинс.
   Макгвайр снова закашлялся, и теперь уже Дженкинс поднес  ему  ко  рту
баллон с кислородом. Потом он  взял  священника  под  руку  и  подвел  к
лестнице, выходящей на соседнюю улицу.
   - Прошу вас следовать за мной, святой отец, - сказал он и  увлек  его
за собой.

Глава 25

   - Но кто вы такой? - недоуменно спросил Макгвайр.
   - Ваш друг, - коротко ответил Дженкинс. Отец Теппер  сидел  в  машине
рядом  с  водителем  и  внимательно  следил   за   дорогой.   Добираться
приходилось окольным путем. Теппер нервно посмотрел на часы.
   - Одиннадцать двадцать, - взволнованно сообщил он.
   - Мы высадим вас на  перекрестке  85-й  улицы  и  Амстердам-авеню,  -
заговорил Дженкинс, вглядываясь в измученное лицо Макгвайра.
   Через несколько секунд автомобиль уже мчался по прямой  к  указанному
месту.
   - Вы так и не ответили на мой вопрос, - напомнил Макгвайр.
   - Сейчас не время для вопросов и ответов, - отозвался Дженкинс. -  Вы
знаете, что вам предстоит скоро сделать... В тот  момент,  когда  сестра
Тереза соединится с Господом, ее место должен занять отец Беллофонтэн. И
это в любом  случае  должно  свершиться,  что  бы  вам  ни  открылось  в
последний момент.
   Макгвайр кивнул, уставившись в окошко автомобиля. Разумеется, его уже
не особенно волновало, кто на самом деле такой этот Дженкинс.  Сейчас  в
его жизни судьбы других людей занимали куда более важное  место.  Сестра
Тереза... Отец Беллофонтэн... Бен Бэрдет. И наконец,  Чарльз  Чейзен!  И
сам Макгвайр должен был участвовать в перевоплощении простого  смертного
человека в ангела Божьего на. Земле.
   Священник тяжело дышал,  собирая  всю  свою  отвагу  и  мужество.  Он
тщательно перебирал в памяти все, что могло ему сейчас пригодиться:  все
знания, которые передал ему отец Теппер, то, что он самостоятельно узнал
из книг. Макгвайр прекрасно  понимал  огромную  значимость  предстоящего
события. Ведь отец Беллофонтэн станет не просто пешкой в руках  Господа,
он будет его главным оружием в этом мире.
   - Приехали, - неожиданно  сказал  Дженкинс  и,  наклонившись  вперед,
слегка постучал водителя по плечу.
   Тот сразу  же  затормозил,  и  машина  остановилась  у  водоразборной
колонки.
   Дженкинс открыл дверцу и вышел из автомобиля. Макгвайр последовал его
примеру.
   - Да пребудет с вами благодать Господа, - напутствовал его Дженкинс и
крепко обнял на прощанье.
   - И да буду я достоин Его любви, - смиренно ответил Макгвайр.
   Священник ступил  на  тротуар,  а  Дженкинс  сел  обратно  в  машину.
Водитель развернулся, и скоро автомобиль скрылся в темноте ночи.
   Макгвайр  подошел  к  углу  Амстердам-авеню,   что   проходит   южнее
Колумбийского университета, и с тоской посмотрел в сторону длинного ряда
унылых  каменных  зданий.  К  востоку  до  самого   Центрального   парка
простирались дешевые жилые  кварталы.  Улицы  были  замусорены,  повсюду
валялись окурки, целлофановые  пакеты  и  обрывки  газет.  В  нескольких
пивнушках  еще  горел  свет  и  внутри  было  довольно   оживленно.   Но
большинство витрин уже погасло - магазины закрылись на ночь. Вдали прямо
по проезжей части шла какая-то развеселая компания, машин на улице почти
не было.
   Макгвайр застегнул пальто - становилось  уже  довольно  холодно  -  и
направился вперед, пытаясь отогнать  от  себя  пугающие  образы  Чарльза
Чейзена, которые рисовало ему сейчас  непослушное  воображение.  На  лбу
выступила испарина, ноги едва волочились. Позади  оставался  квартал  за
кварталом, и довольно скоро Макгвайру начало казаться,  что  он  потерял
ощущение времени и пространства. На каждом  перекрестке  он  внимательно
читал названия улиц, желая понять, где он сейчас находится и сколько еще
осталось пройти. И вдруг, неожиданно для самого  себя,  он  очутился  на
стройплощадке собора святого Симона. Священник механически поднял  вверх
голову и увидел в окне десятого этажа четкий силуэт сестры  Терезы.  Она
ждала.
   Перейдя улицу, Макгвайр обошел  дом  вокруг  и  приблизился  к  двери
черного хода, которую после смерти Франкино  по  настоянию  управляющего
всегда теперь держали запертой. Священник достал из кармана ключ, открыл
замок и исчез в темноте подвального коридора.
   В полном одиночестве он доехал на лифте до десятого этажа, но  уже  в
кабине  его  охватило  тревожное  чувство,  что  он  отсюда  никогда  не
выберется. Наконец лифт остановился, и двери, словно сжалившись над ним,
раздвинулись, выпуская священника в холл.
   Внимательно оглядевшись, он сразу  почувствовал  разлитую  в  воздухе
смертельную угрозу. Чейзен был где-то рядом. Но  скоро  все  это  должно
кончиться...  И  теперь  лишь  ожидание  близкой  развязки  поддерживало
душевные силы Макгвайра.
   Открыв квартиру Бэрдетов ключом, который недавно выделил ему для этой
цели ныне покойный Бирок, Макгвайр  вошел  внутрь.  Немного  выждав,  он
зажег верхний свет.
   - Бен! - позвал священник, вытирая вспотевшие ладони о пальто.
   Но никакого ответа не  последовало,  только  громко  тикали  каминные
часы.
   Он снова позвал Бэрдета, а потом  тщательно  осмотрел  всю  квартиру,
надеясь найти его где-нибудь задремавшим.
   Но Бена в квартире не было.
   Что же произошло?.. Ведь Бен обязательно должен был находиться сейчас
в своей квартире.
   Если и не по собственному желанию, то  так  должен  был  сделать  сам
Господь Бог!
   Отец Макгвайр с тревогой взглянул  на  часы:  до  полночи  оставалось
всего двадцать минут.
   Вероятно, произошло что-то непредвиденное...

***

   После минутного колебания бармен налил еще кружку пива.
   - Мне кажется, на сегодня вам уже хватит, - недовольно пробормотал он
и нахмурил брови  за  толстыми  стеклами  бифокальных  очков  в  дорогой
роговой оправе.
   Но Бен лишь тряхнул головой и попытался пошире раскрыть  глаза.  Веки
его уже слипались.
   - Со мной все в порядке,  -  произнес  он  и  тут  же  громко  икнул,
разглядывая свое отражение в зеркале, висящем за стойкой бара.
   - Это точно? - засомневался бармен. -  Конечно,  если  вы  уверены  в
своих силах и чувствуете себя хорошо, то и слава Богу. Я ничего не  имею
против, лишь бы мои посетители не падали пьяными прямо здесь.
   Бен рассмеялся, поднял кружку и шумно отхлебнул пару глотков. - Да  я
еще не успел и разогреться как следует, - с улыбкой сообщил он  и  опять
икнул. Бармен представлялся ему в виде большого расплывчатого  пятна,  а
все остальное вокруг выглядело, как на  абстрактном  полотне  Шагала,  и
Бену становилось все труднее определить, где же  тут  находятся  стулья,
столики и, собственно, посетители.
   - А вы меня помните? - снова обратился он к бармену,  слегка  склонив
голову набок.
   Бармен задумался, потом повернул голову, услышав,  как  его  окликнул
другой клиент, и пожал плечами.
   - Ну как же! - обиделся Бен. - Должны вспомнить! Бармен быстро  налил
кружку пива и отнес ее к столику, за  которым  скучал  одинокий  старик.
Сейчас,  кроме  Бена,  в  кабачке  осталось  всего  шесть   посетителей.
Вернувшись за стойку, бармен снова пожал плечами.
   - Простите, но я вас не помню, - честно признался он.
   - Но я же приходил сюда днем.  Пару  недель  назад,  -  заплетающимся
языком пытался доказать что-то Бен. - С детективом. Его фамилия Гатц.
   - К сожалению, я работаю здесь только по ночам, - объяснил бармен.
   - А ваше лицо мне почему-то очень знакомо, - не отставал Бэрдет. - Вы
меня не обманываете? Вас тогда точно здесь не было?
   Бармен вздохнул, глядя одним глазом на экран телевизора,  и  принялся
мыть кружки.
   - А тот полицейский, с которым я приходил, уже умер, -  сообщил  Бен,
засовывая в рот сигару. - Потому что его убили.
   - Неужели? - усмехнулся бармен.
   - Да... Именно убили, - подтвердил Бен. - И, кроме  него,  убито  еще
много людей.
   - Послушайте, - начиная раздражаться,  обратился  к  нему  бармен.  -
Может быть, вам уже пора домой, в постельку?
   Но Бен упрямо замотал головой.
   - Выслушайте меня! Ведь теперь вся моя жизнь - коту под хвост...
   И тут Бен неожиданно разрыдался. Бармен подошел к  нему  и  участливо
наклонился вперед.
   - Ну, перестаньте. Если вам хочется поговорить, то валяйте.  Я  готов
выслушать вас. Все, что вы хотите сказать, Не стесняйтесь.
   Бен утер глаза кулаком.
   - Погиб не только Гатц, но и священник. Его звали монсеньер Франкино.
А потом еще один полицейский - инспектор Бурштейн. И моя жена.
   Бармен недовольно поморщился, а  потом,  поправив  очки,  налил  себе
полную кружку пива.
   - И вы можете все это доказать? - спросил он. Бен кивнул  и  погладил
рукой толстую кожаную папку, а потом расстегнул молнию  и  вынул  оттуда
здоровенное распятие. Теперь он всегда носил его с  собой,  куда  бы  ни
шел. Так велел Дженкинс.
   - И что же, полиции ничего не известно? - удивился бармен.
   Бен рассмеялся, но  очень  скоро  лицо  его  снова  приняло  скорбное
выражение.
   - Кое-что они, конечно, уже знают. И даже очень  многое.  Наверное  -
все, кроме того, что случилось с  моей  женой...  Правда,  они  даже  не
подозревают, кто совершил все эти убийства.
   Бармен близоруко  прищурился.  Его  начинало  разбирать  любопытство.
Конечно, он в каждую смену слышал десятки самых невероятных историй,  но
он умел отличать пьяную  болтовню  от  правды,  и  теперь  рассказ  Бена
серьезно заинтриговал его. Бармен весь подался вперед.
   - Неужели? - искренне удивился он. Бен кивнул.
   - Но я не могу вам этого рассказать, - "-вздохнул он и,  замотав  для
убедительности головой, громко рыгнул.
   - Вам что-то мешает? - полюбопытствовал бармен.
   - Я дал  клятву,  что  буду  молчать,  -  сказал  Бен  и,  как  бы  в
подтверждение своих слов, прижал к губам указательный палеи.
   - Кому же вы клялись?
   - Ральфу Дженкинсу, - охотно сообщил Бен. Бармен достал зубочистку  и
принялся ковырять ею в золотых коронках.
   - А что это за тип? - продолжал расспрашивать он.
   - Мой сосед.
   - И он имеет какое-то отношение ко всем этим убийствам?
   - И этого я, к сожалению, тоже не могу вам сказать, - сокрушался Бен.
   - Послушайте, мистер! - с негодованием заговорил бармен. - Если,  как
вы утверждаете, в городе произошло убийство, и даже  не  одно,  а  сразу
несколько, и вы знаете,  кто  все  это  натворил,  то  вам,  безусловно,
следует не шататься по кабакам, а быстрее бежать в полицию и  рассказать
все, как есть.
   - Все равно этим делу не поможешь, - махнул рукой Бен и опять икнул.
   - Почему-же?
   - Потому что они ничего  тут  не  смогут  сделать.  Здесь  все  очень
запутано... И замешана не только Церковь, но и сам Господь Бог, а  также
Сатана. Понимаете?
   - А-а, - разочарованно протянул бармен. - Теперь мне все ясно. - И он
недовольно поморщился. - А вы, мистер, вообще-то в своем уме?
   - Можете спорить на что угодно, что я абсолютно здоров, - заявил Бен.
   -  Ну,  я  спорю,  только  когда  уверен  на  все  сто  процентов,  -
ухмыльнулся бармен. - Послушайте, мне уже страшно  надоело  узнавать  от
своих подвыпивших клиентов, что скоро наступит конец  света  или  явится
новый мессия. - Он опустил пустую кружку на стойку и вновь  наполнил  ее
до краев. - Меня уже от этого просто тошнит! Да и времени  у  меня  нет,
чтобы выслушивать подобную ерунду. Так что если вы позволите...
   Но Бен схватил его за руку.
   - Вы мне не верите?! Но ведь это  не  ерунда!  Я  говорю  вам  вполне
серьезно. Тут же целый заговор!..
   Бармен терпеливо отодрал пальцы Бена от своего запястья.
   - Если вы еще  раз  дадите  волю  своим  клешням,  я  вам  все  ребра
пересчитаю. Понятно? - пригрозил он.
   Бен испуганно отшатнулся  и,  вытирая  рукавом  слюни  с  подбородка,
взглянул на часы, прикрыв один глаз, чтобы  циферблат  не  двоился.  Без
четверти двенадцать. Пора уходить отсюда. Ведь он обещал Дженкинсу,  что
в полночь явится к себе домой и будет ждать там отца Макгвайра.  Правда,
идти до дома совсем недолго - минут пять И все же...
   - Мне, наверное, уже  пора,  -  объявил  он  и  поднялся  с  высокого
табурета.
   - Вот это вы  правильно  решили,  мистер,  -  примирительно  произнес
бармен. - Идите-ка лучше проспитесь. А утром,  когда  протрезвеете,  все
трупы уже исчезнут, и вы почувствуете себя  на  миллион  долларов.  Бен,
пошатываясь, схватил папку  под  мышку,  выронил  изо  рта  недокуренную
сигару и направился к двери. Он едва уже волочил ноги, оставляя на полу,
посыпанном перед уборкой влажными опилками, длинную извилистую  дорожку.
Наконец,  выбравшись  из  бара,  он  огляделся  по   сторонам,   пытаясь
определить, куда надо идти. Его дом находился всего в четырех  кварталах
отсюда: два на восток, потом поворот, и еще  столько  же  -  в  северном
направлении. Выйдя на улицу, Бен медленно перешел проезжую часть. Вокруг
было тихо, только где-то вдали гудела машина - видимо, у  нее  сработала
сигнализация. Сориентировавшись на местности, Бен  потер  ладонью  лицо,
чтобы хмель побыстрее прошел. В голове его никак  не  укладывалось,  что
сейчас он не спит, и ему действительно предстоит увидеть нечто  из  ряда
вон выходящее. Он просто отказывался верить,  что  торопится  сейчас  на
свидание с самим Злом.
   Подойдя к повороту, Бен прищурился от света  фар  летящих  по  ночной
улице автомобилей. Чувства его теперь  были  притуплены  из-за  обильных
возлияний в баре, как, впрочем, и память. В голове мелькал образ Фэй, то
и дело превращающейся в Джека Купера. Нет, тогда он  и  предположить  не
мог, что влюбится в гомосексуалиста, да еще и трансвестит. И все же  это
произошло, хотел он этого или нет. Но с тех пор многое уже изменилось...
И вот он влип в  эту  дьявольскую  историю.  А  что  случится  теперь  с
маленьким Джои, особенно если учесть, что у самого Бена не слишком много
шансов пережить сегодняшнюю ночь? Что если и он  присоединится  к  армии
мертвых, в которую уже вступили Гатц, Бурштейн, Фэй и  все  остальные?..
Но, как ни странно, такая перспектива вовсе  не  пугала  его.  Наверное,
умереть сейчас было бы наилучшим выходом. Раз и все...  Гораздо  труднее
оставаться в живых и ежедневно выносить все ужасы существования.
   "Но почему же все так случилось?" - в который раз спрашивал себя Бен.
Ведь  счастье  могло  длиться  вечно!..  Фэй  оказалась   фантастической
женщиной, причем характер ее из года в год улучшался.  И  никто  не  мог
заподозрить в ней мужчину. Ведь даже когда они только  начали  еще  жить
вместе, Бен уже серьезно рассчитывал, что их никогда  не  разоблачат.  И
вот вся его семейная жизнь внезапно оборвалась... Когда-то давно  он  не
мог  и  предположить,  что  так  влюбится  в  Джека  Купера,  но  судьба
распорядилась по-своему. Фэй сочетала в себе  решительно  все,  что  ему
было нужно; и в ней он "одним ударом" сумел  найти  удовлетворение  всех
своих желаний - и как обычного мужчины, и как гомосексуалиста. О чем  же
еще можно было мечтать?..
   Мимо с оглушительным ревом пронеслась одинокая  машина,  ослепив  его
светом фар. Но неожиданно она остановилась, подпрыгнув на куче щебня, и,
развернувшись, помчалась прямо на Бена. Он инстинктивно прикрыл  ладонью
глаза, а затем постарался различить лицо шофера.  И  тут  же,  к  своему
ужасу, понял, что за рулем никои) нет. Но это невероятно! Бен  испуганно
оглянулся на стену дома за своей спиной,  а  потом  снова  посмотрел  на
стремительно приближающийся автомобиль. Машина неумолимо неслась вперед.
Бен, не раздумывая, бросился наутек,  чтобы  успеть  скрыться  за  углом
здания. С большим трудом это все-таки удалось ему. Машина же с легкостью
влетела на тротуар и врезалась в стену дома как раз на  том  месте,  где
всего несколько секунд назад стоял Бен. Выглянув из-за  угла,  он  снова
стал всматриваться внутрь салона через разбитые окна автомобиля и  вдруг
увидел за рулем  улыбающегося  Чарльза  Чейзена.  От  неожиданности  Бен
присел, и в тот же миг машина, дав задний ход, опять рванулась к нему, и
он едва уже успел увернуться. Но все же автомобиль сильно задел  его  за
плечо. Бен закричал, схватившись  здоровой  рукой  за  рану.  Рубашка  и
куртка тут же окрасились кровью, наружу свесились куски содранной  кожи,
а сквозь дыры в одежде показалась  оголенная  ключица.  Все  завертелось
перед глазами, и Бен едва не потерял сознание.
   Снова взревел мотор. Чейзен ухмылялся. Теперь Бен отчетливо видел его
злорадное лицо. На этот раз он ловко укрылся  за  грузовиком,  и  машина
Чейзена врезалась в витрину китайской прачечной, разнеся ее вдребезги.
   Бен  торопливо  перебежал  через  дорогу  и  нырнул   в   метро.   Он
перескакивал сразу через две-три ступеньки, едва удерживаясь  на  ногах.
Здоровой рукой он судорожно хватался за поручни. Внизу  Бен  еще  издали
заметил кассу, подбежал к ней, купил жетон и уже через несколько  секунд
стоял на перроне. Здесь он не выдержал и,  согнувшись,  упал  на  колени
возле  самого  края  платформы.  На  станции   было   совсем   безлюдно.
Прислушиваясь, нет ли за  ним  погони,  Бен  на  четвереньках  пополз  в
дальний угол станции, где можно было на время  спрятаться  в  темноте  и
дождаться поезда. Но через несколько  шагов  он  понял,  что  от  такого
передвижения плечо страдает еще сильнее, и поднялся с колен.  Теперь  он
ковылял по перрону, как раненая обезьяна -  полусогнувшись  и  безвольно
свесив разбитую руку,  И  тут  вдалеке  послышались  шаги,  гулким  эхом
отдающиеся под сводами станции. Кто-то, громко пыхтя  и  шаркая  ногами,
без сомнения, двигался вслед за ним.  Но  как  ни  старался  Бен,  из-за
страшной слабости он не мог уже идти быстрее. Тогда он собрался с духом,
остановился и оглянулся, но никого вокруг не увидел. Однако  звук  шагов
слышался уже совсем близко,  и  вдруг  за  его  спиной  раздался  чей-то
самоуверенный хохот. На стене  замелькали  тени.  Бен  сжался,  невольно
вскрикнув от боли. Но наконец  из  туннеля  донесся  звук,  напоминающий
пулеметную очередь, - это стучали колеса подходящего поезда. Вдали  уже,
виднелись его огни.
   Поезд затормозил, и окошки замелькали перед Беном, как зеркала. Двери
открылись, и он вошел в последний вагон. В вагоне не было ни  души.  Бен
успел заметить, что в  соседнем,  предпоследнем  вагоне,  едет  служащий
метро. Но вот поезд дернулся и устремился вперед, в темноту туннеля.
   Когда он еще ехал  по  станции,  Бен  увидел,  что  Чейзен  стоит  на
платформе и растерянно смотрит ему вслед.  Немного  успокоившись,  он  в
изнеможении упал на скамейку, крепко сжимая под мышкой драгоценную папку
с распятием. У него сильно кружилась голова, и перед глазами все  плыло,
как в тумане.  Бен  закрыл  лицо  руками  и  попробовал  перевести  дух,
одновременно со смутной тревогой прислушиваясь к  частому  стуку  колес.
Постепенно до его сознания дошло,  что  поезд  едет  как-то  слишком  уж
быстро - вагон нещадно бросало из стороны в сторону. Он поднял взгляд на
служащего метро в соседнем вагоне, но того уже и след простыл. Тогда Бен
подошел к двери и  прижался  лицом  к  стеклу,  твердо  решив  сойти  на
следующей же  станции,  чтобы  вовремя  поспеть  домой.  И  тут  станция
неожиданно промелькнула мимо, а поезд не только не остановился, но  даже
не снизил скорости, проезжая ее. "Что-то стряслось с этой  электричкой!"
- смекнул Бен и направился в конец вагона, чтобы  перейти  в  следующий.
Здесь он без колебаний открыл дверь  тамбура  и,  выйдя  на  стыковочную
площадку, закрыл ее  за  собой.  Но  дверь  соседнего  вагона  почему-то
оказалась запертой. Бену не оставалось  ничего  другого,  как  вернуться
назад в свой  вагон.  Но  тут  он  с  ужасом  понял,  что  и  дверь  его
собственного вагона, который он покинул всего  несколько  секунд  назад,
тоже будто примерзла и больше  не  открывается.  А  поезд  тем  временем
продолжал набирать скорость. Бен уже нисколько не сомневался, что теперь
он в любой момент может сойти с рельсов. В  отчаянии  он  отвернулся  от
страшного ветра, который несся ему навстречу из темноты туннеля. Вот они
проскочили  и  следующую  станцию,  тоже  без  остановки.  Неожидан