Алан ШВАРЦ

                          СТРАНСТВУЮЩИЙ ТЕЛЛУРИЕЦ




                                    1

     Как и большинство теллурийских гетто, колония на  Лхонце-4  содержала
академию. Здание  было  двухэтажным,  чем  отличалось  от  окружающих  его
построек.  Оно  было  прочным  и  внушительным,  построенным  из  местного
красного камня. Его украшали традиционные тяжелые гобелены и  найденные  в
гетто большие камины.
     Лхонц-4 был маленьким холодным миром. Здесь издавна обитали волосатые
гуманоиды, чья привлекательность была весьма сомнительна. Отношения  между
местными  жителями  и  сынами  Теллуса,  торговцами   смертью,   строились
исключительно на расчете наличными.
     Но теллурийцам приходилось поддерживать отношения с Лхонцем.  Немного
найдется миров, которые согласны терпеть колонию расы, издавна  снискавшей
репутацию  одной  из  самых  злобных,  и  к  тому  же  владеющей  оружием,
превосходящим все, что известно в галактике.
     Теллурийцы Лхонца-4 придерживались мнения, что планета эта  настолько
непривлекательна и бесполезна, что обитатели ее даже представить  себе  не
могут, чтобы кто-то пожелал ее у них  отнять.  Поэтому  они  не  возражают
против небольшой колонии теллурийцев,  раз  она  приносит  пользу  местным
резчикам по дереву, мясникам, пекарям и ремесленникам, делающим свечи.
     Лхонц-4 не был беспокойным миром.  К  теллурийской  индустрии  смерти
здесь относились нормально. Как и большинство  народов  галактики,  жители
Лхонца давно уже придерживались социально-экологической  тактики,  которая
исключала любую разновидность широкомасштабного конфликта.  Это  было  еще
одной причиной, почему  теллурийцы  основали  здесь  колонию.  Даже  самые
воинственные люди предпочитают, чтобы дом их находился в мирном месте.
     В академии Герберт Герберт излагал доктрину экологистов: вернуться на
родную планету, к принудительному миру. Майкал  Вендал  слушал  ученого  и
верил его словам. Майкал Вендал в возрасте двадцати  был  на  грани  того,
чтобы самому стать ученым. Майкал Вендал  собирался  никогда  не  покидать
академию ради права голоса, принадлежавшего его отцу,  небольшого  участка
космоса в галактике  неподалеку  от  Лхонца-4,  на  который  у  него  была
лицензия от Ассоциации и где были  пять-шесть  постоянных  покупателей  и,
может быть, еще тридцать в перспективе - мелкие лорды и тираны, которые  с
радостью обменяют свои ценности на порох.
     Энвер Вендал не был в восторге от занятия, которое  выбрал  себе  его
сын. Он не признавал сантименты экологистов. Старший Вендал  был  истинным
консерватором, он ценил  статус-кво  до  последней  песчинки  на  улице  и
никогда не упускал случая преподать свои идеалы сыну.
     Однажды вечером, когда он находился в особенно подходящем  для  этого
состоянии духа, он начал  вечернюю  беседу  с  замечания,  что  их  родная
планета мало приспособлена для жизни человека или зверя и, в любом случае,
заселена в основном последними.
     - Все равно это наш мир, - сказал Майкал.
     - Твой мир - это Лхонц-4. Этот мир был  миром  твоего  деда  и  будет
миром твоего сына, нравится тебе это или нет.
     - Местные могут нас вышвырнуть завтра  же.  Четыре  поколения  -  это
рекорд.
     - Тебе нравится академия?
     - Я хочу стать ученым. Вот как сильно она мне нравится.
     - Ты вот-вот должен будешь отправиться работать - впервые в жизни.  Я
скоро буду слишком стар, чтобы работать, так что тебе пора начинать,  пока
мы не умерли с голода.
     - Я не намерен быть торговцем смертью.
     - Завтра ты им станешь.  -  Глаза  Энвера  Вендала  сузились.  -  Мне
наплевать, нравится тебе это или нет. Завтра.
     - Никогда.
     Только сейчас до него дошло, что именно говорит отец.
     - Что ты этим хочешь сказать - "завтра"?
     - Завтра. Это такой день, который обычно следует за сегодня.
     - Я ни за что не сделаю этого.
     - Ты сделаешь это завтра, или убирайся прочь.
     - Мне некуда идти. Ты хочешь, чтобы я  замерз  где-нибудь  в  поселке
волосатых?
     - Тебе это не грозит, потому что ты отправляешься в космос, -  сказал
Энвер Вендал. - Точно так же,  как  это  сделал  я,  когда  достиг  твоего
возраста.
     - Я лучше замерзну насмерть, чем это сделаю.
     - Посмотрим.
     Герберт Герберт выглядел сонным, когда  впустил  младшего  Вендала  в
свою квартиру в одноэтажном доме позади академии, где жили все ученые.  Он
закутался в ночной халат из толстой грубой ткани и  прошел  в  центральную
комнату, где в камине горел яркий огонь. Майкал следовал за ним.
     - В чем дело? - спросила жена Герберта из-за  занавески,  за  которой
была кровать, встроенная в каменную стену рядом с очагом.
     - Небольшой кризис, дорогая. Спи.
     Они устроились перед огнем в низких креслах, сделанных из  металла  и
ткани. Древесина деревьев Лхонца-4 в тепле гнила  чересчур  быстро,  чтобы
имело смысл делать из нее мебель.
     - Мой отец  сказал,  что  я  должен  отправляться  работать,  или  он
вышвырнет меня.
     - Ты обязан слушаться его.
     - Вы говорили, что никто не должен поступаться своими принципами.
     - Какие у тебя принципы?
     - Возвращение и воссоединение.
     - Это лозунг, - критически заметил Герберт Герберт.
     - Это итог всего, во что я верю. Я не  стану  помогать  существованию
нашей нынешней системы.
     - Похвально. Чего ты добьешься?
     - Не знаю. Может быть, замерзну насмерть.
     - В любом случае ты нанесешь ущерб чести отца.  У  нас  здесь  сильны
семейные связи. Вы оба потеряете  авторитет  -  потеряете  лицо,  как  это
называется.
     - Зато мои идеи станут известны.
     - Никто не захочет тебя слушать.
     - Я хочу быть ученым, - сказал Вендал. - Что в этом дурного?
     - Ничего, если бы ты был готов. Но ты не готов. Похоже, ты ничего  не
знаешь о жизни.
     - Я думал, вы мне поможете.
     - Ты хочешь, чтобы я велел тебе быть героем. Для меня  важнее,  чтобы
ты был жив и благополучен.
     - Как вы хотите, чтобы я поступил?
     - Перестань думать  нутром.  Отправляйся.  Когда  вернешься  обратно,
тогда у тебя будет право говорить.
     - Вы хотите, чтобы я отправился в Космос?
     - Разве это так уж отвратительно?
     - Я никогда не думал, что вы пойдете на компромисс.
     Герберт Герберт тихо рассмеялся.
     - Я каждый день  иду  на  компромисс.  Я  научил  тебя  обращаться  с
книгами. Я научил тебя задавать курс космической лодке. Я научил тебя, как
осваивать языки при помощи анализатора. Я научил  тебя  делать  все,  чего
сейчас может потребовать от  тебя  отец.  Ты  можешь  рассказать  наизусть
составляющие пороха и построить чертежи десятков видов оружия.
     - Не понимаю.
     - Мятежные идеи - это только побочный эффект обучения.
     - Я на самом деле не понимаю. Если вы считаете, что мне лучше лететь,
я так и поступлю, но я не буду притворяться, что мне понятно.
     Учитель покачал головой.
     - У меня не было времени научить тебя, как это делается. Может  быть,
на планете где властвуют конфликты ты научишься быстрее,  чем  в  классной
комнате.
     Майкал Вендал некоторое время печально смотрел на огонь,  прежде  чем
покинуть Герберта Герберта.



                                    2

     Завтрак в центральной комнате дома Вендалов не был приятным.  Отец  и
сын смотрели друг  на  друга  через  стол.  Мать  и  дочь,  пребывающие  в
благоговейном ужасе от глубины молчания  мужчин,  тихо  подавали  отбивные
котлеты и овсяную кашу.
     - Ты отправишься, - сказал Энвер Вендал.
     - Я отправлюсь. Я уже сказал тебе, что отправлюсь.
     - Ты отправишься.
     Майкал Вендал не мог придумать, что бы  еще  сказать.  Очевидно,  его
отец тоже.
     Закончив завтракать, они оба закутались в двойные плащи  и  вышли  из
дома. Они направились к амбару для космических лодок в конце  Каунтингхаус
Роу. Это была длинная  постройка  из  синего  камня  с  наклонной  крышей,
покрытой шифером. Внутри строение было разделено на  множество  боксов,  в
большинстве которых находились сферические предметы примерно шести футов в
диаметре, имеющие гладкую поверхность. Каждая космическая лодка стояла  на
трех тонких опорах.
     Энвер Вендал вынул из кармана устройство субакустического  управления
и нажал  кнопку.  Входной  люк  космической  лодки,  представлявший  собой
прямоугольное отверстие в корпусе, открылся на шарнире  в  верхней  части.
Внутри зажегся свет.
     - Вот, - негромко произнес Энвер Вендал.
     - Вот, - эхом отозвался его сын.
     - Мне не придется тебя выталкивать.
     - Я сделаю то, что ты велишь. Даже если мне это не понравится.
     - Береги себя.
     - Со мной будет все в порядке, - сказал Майкал.
     - Будь осторожен там, снаружи. Держись подальше от  Ладза.  Это  семь
седьмых, восемь десятых, пять седьмых...
     - Знаешь, мне, кажется, почти интересно, что же там, снаружи.
     Энвер покачал головой.
     - Тебе не придется задерживаться  надолго.  У  тебя  все  мои  карты.
Береги себя.
     - Ты уже говорил.
     В боксе был шкафчик  со  снаряжением.  Энвер  Вендал  вынул  из  него
скафандр -  синий  с  металлическим  оттенком  скафандр,  который  защитит
Майкала практически от любого оружия, которое могут направить  на  него  в
технологически примитивных мирах, куда он отправлялся. На поясе  скафандра
был иглострел с  зарядами.  Энвер  Вендал  помог  сыну  одеться.  Скафандр
растянулся, где было необходимо, чтобы быть Майкалу как раз  впору.  Энвер
Вендал отдал сыну устройство управления люком космической лодки.
     - Это все, что я могу сделать.
     Энвер Вендал протянул руку для древнего символического рукопожатия, и
Майкал взял его руку в свою.
     Майкал забрался в космическую лодку. Он сел на  широкое  сиденье  без
обивки. Там было достаточно места для еще одного человека, но, разумеется,
с ним больше никто не полетит.
     Панели на вогнутой  внутренней  поверхности  космической  лодки  были
связаны с электроникой, управляющей  генераторами  гравитационных  циклов,
которые, собственно, и отправят Майкала в космос. Он бывал  в  космосе  на
школьных экскурсиях, но никогда не совершал посадку на другой планете.
     Майкал надеялся,  что  у  него  не  будет  причин  открывать  панели.
Конечно, ленты в библиотеке расскажут  ему,  что  делать.  Но  он  не  был
специалистом  по  космической  технике.   Он   разбирался   в   технологии
уничтожения вплоть до бездымного пороха, поскольку это  было  то,  что  он
обычно должен был продавать. Но обучение, которое он получил, сделало  его
всего лишь библиотекарем  особого  рода.  Вся  информация,  относящаяся  к
периоду до Конца, была закодирована в лентах его библиотеки.  Он  научился
тому, как понимать эту информацию, и как ее использовать.
     Майкал закрыл люк. Он надел управляющий шлем  и  сдвинул  вниз  визор
шести панелей, чтобы тот оказался у него перед глазами.  В  числе  прочего
его обучили пользоваться визором, так что он  мог  легко  интерпретировать
круговой обзор, предоставляемый прибором, переводя его в действия.  Майкал
дал мысленный сигнал, который откроет над ним крышу. Когда он  увидел  при
помощи визора, что крыша  над  его  боксом  открылась,  он  дал  мысленную
команду космической лодке начать движение. Он мысленно направил ее  вверх,
и вот он уже в пути. Майкал лениво задумался - а  что,  интересно,  думают
волосатые аборигены о космических лодках,  стартующих  из  гетто?  Тут  он
поймал себя на шовинизме и задумался над  тем,  какими  словами  обитатели
Лхонца называют теллурийцев, когда их не сдерживают правила вежливости.
     Когда лодка оказалась за пределами атмосферы, а затем миновала  самый
внешний из четырех маленьких спутников Лхонца-4,  Майкал  отдал  мысленный
приказ запустить главный двигатель. Тем временем он рассматривал в  визоре
множество звезд. Он мысленно  скомандовал  ограничить  систему  визуальной
информации звездами, лежащими в пределах  пятидесяти  льи.  Он  не  станет
отправляться ни к одной из планет, которые осмотрел его отец. Всего  таких
было восемнадцать. За исключением нескольких, все относились  враждебно  к
теллурийской технологии.
     Он произвел проверку при  помощи  Навигатора  Космического  Поиска  и
выбрал  планетную  систему  с   координатами   пять-один-восемь   седьмых,
шесть-один-шесть   десятых,   двенадцать   пятых.   Система   имела   одну
зарегистрированную обитаемую планету. Со времени Конца не  проводилось  ни
одного Поиска, так что вся информация в навигаторе устарела на две  тысячи
лет. Но это было лучше, чем поиски наугад.
     Майкал  установил  местоположение  планетной  системы   и   мысленной
командой направил космическую лодку к ней.  Меньше  чем  через  минуту  он
оказался в  надпространстве.  Теперь  в  визоре  не  было  ничего.  Майкал
автоматически установил таймер в момент вхождения в  надпространство,  так
что теперь ничего не оставалось делать, кроме как  ждать.  В  академии  он
узнал, что в надпространстве нет  объективного  времени,  но  субъективное
время есть.  У  его  приборов  была  одна  версия  субъективного  времени,
постоянная. Его субъективное время постоянным не было. Майкал ждал.
     Примерно через час он вышел из надпространства и увидел в визоре, что
он находится на краю планетной системы и может совершить быстрый прыжок  к
планете,  зарегистрированной  в  Навигаторе.  Майкал  немного  отдохнул  и
мысленно направил космическую лодку к выбранному объекту.
     Ему показалось, что добраться до зоны оптимальных  орбит  удалось  за
несколько  минут.  Он  начал  спуск,  тем  временем   производя   проверку
химического состава атмосферы и наличия радиосигналов. Первый находился  в
пределах, пригодных для живых существ, которые  дышат  кислородом.  Вторые
отсутствовали.
     Майкал   установил   местоположение   концентраций   углеводорода   и
направился к одной их них в надежде, что это окажется населенный пункт,  а
не просто лесной пожар. Вскоре он был достаточно близко, чтобы  разглядеть
в визоре прямоугольники полей и строений. Он опустил космическую лодку  на
одно из полей. Лодка приспособилась к поверхности так, чтобы стоять ровно.
Майкал мысленной командой открыл люк и  выбрался  наружу.  Местное  солнце
поднималось над горизонтом. Поблизости не было видно никаких людей, как бы
они здесь ни выглядели.
     Разумеется, они скорее всего окажутся человекоподобными, что  бы  они
из себя ни представляли. Таков был опыт давно погибшей службы Космического
Поиска. Существовало много непохожих  на  человека  форм  разумной  жизни,
психология которых была столь отлична, что вместе  с  условиями  их  среды
обитания не было ни практических возможностей,  ни,  в  сущности,  причин,
налаживать  с  ними  контакт.  Но  дышащую  кислородом   часть   галактики
контролировали гуманоиды.
     Через некоторое время вокруг него начали собираться  люди.  Они  были
настолько же безволосыми, насколько обитатели Лхонца-4 волосатыми.  Похоже
было, что они ничуть не  заботятся  о  том,  что  в  более  холодном  мире
называлось бы скромностью. Но их мир явно не был холодным. Они были выше и
преимущественно более худы, чем Майкал, к тому же весьма  разговорчивы.  С
учетом их разговорчивости Майкал вынес из лодки  анализатор  и  закрыл  за
собой люк при помощи субакустического устройства управления.
     Он надел анализатор на голову. Прибор был сконструирован  так,  чтобы
надеваться  как   шлем.   Это   было   специализированное   вычислительное
устройство, создание которого стало возможным в результате высадок  службы
Космического  Поиска  на  сотнях  и  сотнях  планет.  Любая  разновидность
человеческого  языка  практически  наверняка  соответствовала  одному   из
образцов, на  обработку  которых  был  рассчитан  анализатор.  Нужно  было
только, чтобы он получил достаточно примеров речи для анализа.
     Конечно, некоторые расы открыли способ общения посредством телепатии.
Другие использовали для этой цели свет - вроде  того,  как  Майкал  и  его
современники играли с модуляционными светолучевыми телефонами  в  возрасте
девяти - десяти лет. Некоторые расы  разговаривали  на  звуковых  частотах
выше или ниже  обычного  человеческого  порога.  Но  эти  исключения  были
чрезмерными отклонениями от гуманоидной нормы.
     Аборигены  болтали  без  толку  -  такое,  во  всяком   случае,   это
производило  впечатление.  Майкалу  снова   пришлось   поймать   себя   на
шовинистическом порыве и подождать, пока  анализатор  не  предоставит  ему
информацию, необходимую для "болтовни".
     Прошло примерно полчаса, и появилась группа людей среднего возраста в
тогах,  которые  напомнили  Майкалу  картинки  из   пред-древней   истории
теллурийской цивилизации. Они прошли сквозь толпу остальных,  столпившихся
вокруг космической лодки, и окружили Майкала. Их  было  человек  десять  -
двенадцать. Они казались суровыми,  но  недружелюбия  не  проявляли  -  по
крайней мере, открытого. Они произнесли что-то, по-видимому,  приветствие,
и Майкал с свою очередь приветствовал их. Но разумеется, они поняли его не
лучше, чем он их, так что временно все оказались в тупике.
     Наконец  анализатор  начал  выдавать  информацию.   Майкал   искренне
надеялся, что анализатор не подсунет ему ничего такого, из-за чего  Майкал
мог бы допустить серьезный  промах.  Он  перешел  в  мысленное  состояние,
необходимое для использования анализатора, то есть предельно  расслабился,
и стал произносить слова, которые  поначалу  ничего  не  значили  для  его
собственного слуха.
     - Доброе утро, господа. Я  -  Майкал  Вендал  с  планеты  Лхонц-4.  Я
теллурийский советник и у  меня  есть  для  продажи  информация  о  многих
полезных вещах.
     - Доброе утро еще раз, Майкал Вендал. Похоже, что у  вас  есть  много
полезных устройств. Меня зовут Браций, я нахожусь при исполнении служебных
обязанностей. Пройдемте с нами.
     Незнакомые слова с одной стороны  не  имели  никакого  смысла,  но  с
другой их значение было вполне ясным. Майкал имел небольшой опыт обращения
с  анализатором,  достаточный   лишь   для   элементарного   использования
устройства. Все это было для  него  еще  непривычным.  Он  обнаружил,  что
путешествие в космос начинает казаться ему  захватывающим.  Когда  он  шел
через поля вслед за людьми в тогах, он задумался  над  тем,  как  повлияют
путешествия в космосе на его политические идеи.
     Деревня состояла  из  хижин,  хорошо  построенных  из  глины,  крытых
соломенными крышами зеленого цвета. Несколько построек были  двухэтажными,
но в основном они были одноэтажными. Проемы окон и дверей  не  были  ничем
закрыты. Это служило еще одним  доказательством  того,  что  климат  здесь
теплый, как уже успел заметить Майкал. Он подумал, будет ли он себя хорошо
здесь чувствовать в разгар дня.
     Группа одетых в тоги людей средних лет, с которой он двигался, прошла
по узким грязным улицам по направлению к  постройке  сравнительно  больших
размеров в центре деревни.  Постройка  эта  была  снабжена  узкой  высокой
башней. Майкал предположил, что это либо дом собраний, либо храм.
     Майкал начал недоумевать,  почему  никто  особенно  не  удивился  его
прибытию. Конечно, он не знал, чего ожидать на незнакомой планете. Но  его
прибытие вызвало сначала праздное любопытство, а затем его с  достоинством
встретили люди старшего возраста. Никто не проявил благоговейного  трепета
или страха. Как будто к этим людям каждый день прилетают гости с  неба.  И
все же их деревня явно принадлежала к  дотехнологическому  уровню.  Майкал
задумался, чувствовал ли бы он себя в большей безопасности,  если  бы  они
стали с криками разбегаться от него или бросать в него копья. Но больше  у
него не осталось времени на размышления, потому что они пришли к зданию  с
башней.  В  постройке  были  широкие  двери  из  двух  половинок,  которые
торопливо отворил один из эскортирующих  Майкала  людей.  Группа  вошла  в
здание. Они оказались в большом зале  ста  футов  длиной  и  сорока  футов
шириной.
     Вдоль  обеих  боковых  стен  зала  шли  аркады.  Стены  были  покрыты
мозаиками. На противоположной входу стене висел  знак.  Он  был  похож  на
символ мужского пола и отличался от него тем, что стрела не имела  острия,
а окружность была перечеркнута диагональной чертой, словно для того, чтобы
ее зачеркнуть, отменить.
     Вдоль этой стены были поставлены несколько рядов  кресел  с  высокими
спинками.  Сопровождавшие  Майкала  люди   поклонились   символу.   Майкал
последовал их примеру из соображений дипломатии. Они все подошли к креслам
и уселись. Один из них жестом показал Майкалу, чтобы тот тоже сел вместе с
ними.
     Когда все расселись по местам, расправили тоги и  устроились  удобно,
насколько это было возможно сделать на жестких сиденьях, все повернулись к
Майкалу. Человек, который говорил с ним на поле, Браций, открыл рот:
     - У тебя есть некоторая информация для продажи нам,  юноша?  Расскажи
мне, какая именно.
     - Я могу показать вам, как делать устройства для передвижения больших
тяжестей.
     - Не нужно. У нас есть тягловые животные.
     Несколько человек захихикали, что очень  не  вязалось  с  их  суровым
достоинством.
     - Я могу показать вам, как разговаривать с другими людьми на  больших
расстояниях, не повышая голоса.
     - Бессмысленно говорить с тем, кто находится на большом расстоянии  и
от кого не может быть немедленной пользы говорящему. В таком разговоре нет
никакой выгоды.
     - Вас не интересует то, что у меня есть, - сказал Майкал.
     - Не интересует.
     - У вас нет врагов? - спросил Майкал.
     Даже тот, к кому он обращался, с трудом подавил хохот. Но наконец ему
удалось заговорить.
     - Юноша, у  нас  нет  ни  необходимости,  ни  желания  покупать  твои
устройства. Мы почти уничтожили сами себя много лет назад,  и  с  тех  пор
живем своей землей и своим умом - бедной, но хорошей жизнью.  Прости,  что
мы смеемся. Это место смеха. Оно посвящено абсурдности нашего собственного
прошлого, наших прошлых конфликтов. Разве твоя собственная раса  почти  не
вымерла в результате пристрастия к этим игрушкам? Неужели ты  не  ощущаешь
абсурдности вселенной?
     Майкалу на ум пришло слово "экзистенциалист". Он постарался отвлечься
на некоторое время от собственных забот и понял, что  раса,  которая  чуть
было  не  уничтожила  себя,  может  испытать  такой  психологический  шок,
последствием которого  будет  религиозный  ритуал,  в  котором  он  сейчас
участвует: демонстрация морального превосходства. Над ним.
     - Похоже, никто особенно не удивился моему прибытию, - сказал Майкал.
Это утверждение в действительности было вопросом.
     - У нас есть пословица, и это даже больше чем пословица: "Если солнце
говорит, не надо удивляться". А солнце часто говорит со  мной.  Ты  видел,
как оно открывает рот? У него очень нехорошие зубы, юноша.
     Значит, это не был экзистенциализм. Это больше походило  на  какое-то
психическое заболевание. Однако эти люди казались достаточно безвредными.
     Если их реакцией на свою  версию  Конца  был  психоз,  то  как  можно
назвать нашу собственную реакцию? - подумал Майкал. Он встал  и  вышел  из
зала, а ему вслед несся хохот.
     Он снова прошел по узким улицам. Людей было не больше, чем  он  видел
до сих пор. Он завернул за угол и наткнулся на девушку, которая сидела  на
пороге хижины, уставившись в стенку напротив.
     - Доброе утро, - вежливо произнес он. Несмотря на  редкие  волосы  на
голове,  она  была  привлекательна.  Майкалу  стало  интересно,  такая  же
странная здесь молодежь, как и взрослые, или нет.
     - Вы не должны отвлекать  меня  от  предмета,  который  я  изучаю,  -
сказала она.
     - Что же вы изучаете?
     Она начала хихикать.
     - Трещина в стене напротив учит меня религии. Лучше  вам  уйти,  пока
трещина не устала от меня и не ушла прочь.
     - Понятно, - сказал Майкал, хотя он совсем не был уверен,  что  понял
хоть что-нибудь.
     Он вернулся на поле. Не было видно ни души. Он  явно  не  представлял
собой ничего интересного для людей, которые  разговаривали  с  солнцем  и,
вероятно, были очень разочарованы тем, что у него обычное количество глаз.
Интересно, подумал Майкал, это он - безумец в нормальном  мире,  или  люди
этой планеты - безумцы  в  нормальной  вселенной?  Тут  он  вспомнил,  что
вселенная, если иметь в виду ее население, не очень-то нормальна.
     Он громко засмеялся и решил, что  лучше  ему  отправляться  восвояси,
прежде чем он будет столь же потрясен  абсурдностью,  как  те,  с  кем  он
только что беседовал.  Он  нашарил  устройство  управления  и  открыл  люк
космической лодки.
     Одну планету можно вычеркнуть совсем. Он захлопнул  за  собой  люк  и
снял анализатор.
     Майкал занял свое место и дал лодке мысленную команду вверх, прочь из
атмосферы планеты. Приятное было место, но  никак  не  аргумент  в  пользу
концепции экологизма. Насколько  большую  цену  можно  считать  правильной
платой за мир? - задумался Майкал.
     Выбравшись из опасной зоны, он снова справился с Навигатором  Поиска.
После недолгого изучения он нашел планету, о которой когда-то  сообщалось,
что  она  обитаема.   Он   приготовился   к   перемещению   в   координаты
пять-один-девять десятых, пять-девять-девятых, четыре-шесть-ноль пятых.



                                    3

     Майкал опустил космическую лодку в атмосферу этой  планеты  медленно,
осторожно. Он не был уверен, хочет ли он продолжать свою работу - не из-за
каких-либо убеждений, а просто из опасений за свое  психическое  здоровье.
Он вспомнил самых убедительных  противников  экологизма  -  матриархию  на
планете Ладз. Возможно, что Ладз - это  всего  лишь  легенда,  придуманная
кем-то из службы Космического Поиска, у кого было  богатое  воображение  и
много свободного времени. Но пока Майкал  размышлял  над  проблемой  своих
убеждений, идея Ладза все глубже и глубже проникала в его мысли.
     Когда Майкал опустился на поверхность, там было совершенно темно.  Он
с трудом разглядел при помощи  визора  небольшой  дымок,  поднимающийся  в
темно-зеленое небо. Еще поблизости  было  фортификационное  сооружение  на
самой  высокой  точке  местности,  на  холме,  расположенном  примерно   в
километре (по меркам Лхонца) от места посадки космической лодки.
     Майкал отдохнул и принял пищевые таблетки. Некоторое время он провел,
скучая, а затем увидел,  что  местное  солнце  восходит.  Он  еще  немного
подождал, и открыл люк. Воздух снаружи был вонючий, однако Майкал дышал им
без труда. Эта планета была одной из сотен  кислородных  планет.  Согласно
Навигатору, кислорода на ней было достаточно, чтобы возникли формы  жизни,
которые он по крайней мере сможет  распознать.  Скоро  ему  предстоит  это
проверить.
     У подножия холма располагалась деревня.  Холм  был  футов  пятидесяти
высотой, не считая  укрепления  на  его  вершине,  которое  добавляло  еще
пятьдесят футов. Холм был единственной возвышенностью  поблизости.  Майкал
предположил, что эта местность раньше была  дном  озера.  Вдали  он  видел
зубчатые пики гор.
     Никто не выходил из деревни,  хотя  он  видел,  как  какие-то  фигуры
движутся среди каменных хижин. Воздух был холодным. Разумеется,  и  близко
не таким холодным, как на Лхонце, однако холодным. Майкал  сообразил,  что
он не знает, какое тут сейчас время года.
     Прошло еще некоторое время, и в деревне произошло  шевеление.  Майкал
увидел,  как  гуманоидные  фигуры   взбираются   на   огромных   рептилий,
длинноногих ящеров, и направляются к нему. Зрелище напомнило ему фильмы  о
древней  теллурийской  кавалерии.  Он  смотрел  фильмы  об   этом,   якобы
существовавшем явлении, в детстве. Но подлинное зрелище, даже так  странно
измененное, производило куда большее впечатление. Особенно  учитывая,  что
он понятия не имел, какие могут быть намерения у всадников.
     Всего их было пятеро. Это были обычные гуманоиды с  розоватой  кожей,
непривычной к солнцу -  во  всяком  случае,  к  большому  его  количеству.
Географическая широта была для этого вполне соответствующая. Четверо  были
одеты в униформу - красные просторные одежды и шлемы.  Это  означало,  что
здесь уже изобрели лук и стрелы. Шлем, как правило,  не  нужен  в  ближнем
бою, если бы не было  других  факторов,  которые  следовало  принимать  во
внимание - таких, как стрелы. А эти люди  производили  такое  впечатление,
что  вряд  ли  они  стали  бы  делать  что-то  просто  для   того,   чтобы
покрасоваться.
     У всех пяти были при себе длинные и тяжелые мечи  в  ножнах  из  кожи
ящеров. Пятый человек, который, похоже,  ими  командовал,  был  одет  ярче
других. У него одного не было пики и шлема.
     Группа приблизилась по комьям земли, производя  шум,  и  остановилась
перед Майкалом. У пары воинов был такой вид, будто  они  видят  в  Майкале
мало пользы и с удовольствием разделались бы с ним прямо  сейчас.  Главный
наклонился и что-то крикнул ему. Майкал надел анализатор. Он никак не  мог
знать, что говорит главный, но все равно ему ответил.
     - Я прибыл с другой планеты. Я невероятно могущественен, так  что  не
пытайтесь причинить мне вред.
     Он был рад, что воин его не понимает.
     Главный махнул рукой, и двое воинов с пиками направили  своих  ящеров
трусцой вокруг Майкала, заходя к нему со спины. Он закрыл люк  космической
лодки и был готов, когда его ткнули пиками в спину в знак того,  чтобы  он
пошевеливался. Он шагнул вперед,  хотя  сквозь  скафандр  не  почувствовал
боли. Он знал, что его  забирают  в  укрепление  -  может  быть,  это  был
настоящий замок, - чтобы допросить. Именно этого он и хотел.
     Двое легко  одетых  мужчин  находились  рядом  Майкалом  в  подземной
камере, расположенной под главным помещением укрепления. Майкал решил, что
это все-таки укрепление,  а  не  замок,  после  того,  как  убедился,  что
постройка имеет толстые стены и большой гарнизон, но  в  ней  совсем  мало
жизненного пространства. Одно  и  то  же  здание  служило  штаб-квартирой,
казармой и, на подземном уровне, тюрьмой.
     Его мучители, похоже, были местными обладателями знания. Он попытался
с ними поговорить, чтобы и анализатор  мог  обработать  их  язык.  Но  они
проводили слишком много времени, совещаясь в дальнем конце камеры.
     Помещение не было слишком уж неудобным.  В  нем  была  даже  кровать,
сделанная из дерева и покрытая соломой.  Майкал  никогда  до  сих  пор  не
видел, чтобы дерево  применялось  для  сооружения  чего  бы  то  ни  было.
Древесина на Лхонце-4  была  совершенно  бесполезна  для  подобных  целей.
Солома тоже крайне удивила его. Майкал смутно догадывался, что это  такое.
Злаки не растут на Лхонце-4, кроме как в тропиках.
     Он задумался над тем, какой  линии  поведения  ему  придерживаться  с
аборигенами.  Некоторым  торговцам  приходилось  позволить  считать   себя
богами, иначе они не могли ничего продать. Им приходилось выдавать себя за
богов или за колдунов, причем боги обычно имели больший успех.  Но  Майкал
не мог принять решение до того, как сможет понимать местных жителей и быть
понятым ими. Он ждал и  пытался  разговорить  двух  человек,  которые  тем
временем пытались понять его  собственный  язык  -  принятую  на  Лхонце-4
разновидность теллурийского.
     - Вы и впрямь парочка приятных идиотов. Надеюсь, у нас  в  результате
получится что-нибудь осмысленное, - сказал он с  таким  видом,  будто  это
было вежливым ответом на вопрос, который ему задали.
     Анализатор начал выдавать первые результаты. Майкал снова расслабился
и начал произносить незнакомые  звуки  -  или,  по  крайней  мере,  звуки,
которые он считал ему незнакомы. Остальные поняли их мгновенно и пришли  в
восторг.
     - Что это за место? - спросил он.
     - Это крепость его великолепия лорда м'Эртцла.
     - В каком королевстве?
     - Здесь нет короля, - ответил один из них. Похоже, слова Майкала  его
шокировали.
     - Это... ээ... республика? - спросил Майкал, и  внезапно  понял,  что
использовал неверное слово, а в словарном запасе, который  ему  приходится
использовать, такого слова нет.
     - Нет, этим местом не правят мятежные крестьяне, -  ответил  один  из
них. - Ты решил, что мы фермеры? Так?
     Майкал понял, что они считают, будто он знаком с их планетой.  Он  не
знал,  стоит  ли  разуверять  их  в  этом.  Он  решил  попытаться   добыть
информацию. У более опытного торговца не возникло  бы  таких  проблем,  он
действовал  бы,  полагаясь  на  инстинкт.  Майкал  порылся  во  внутренних
ощущениях и понял, что  у  него  еще  нет  таких  инстинктов.  Как  гласит
поговорка, ему придется играть  в  игру,  пытаясь  тем  временем  отгадать
правила.
     - Что вы хотите выведать у меня, господа,  спрашивайте  и  дайте  мне
затем возможность заняться своими делами?
     - Откуда ты прибыл? - был первый вопрос. Вопрос, на который Майкал не
был уверен, что сможет ответить. Он решил уклониться от ответа.
     - Я был внутри устройства, рядом с которым меня  обнаружил  ваш  лорд
м'Эртцл. Я так понимаю, тот господин, который меня обнаружил, был он.
     - Верно. Но ты не ответил на вопрос.
     Примитивные люди не обязательно простодушны.
     - Что именно вы хотите знать?
     Вмешался второй человек.
     - Прибыл ли ты от наших врагов, чтобы каким-либо способом ввести  нас
в замешательство? Мы не видели животных, которые тащили бы  твой  странный
экипаж. Ты королевский колдун?
     Значит, король - их враг. Кто же их друг?
     -  Меня  не  интересуют  ваши  местные  конфликты.  Я  прибыл  не  от
какого-либо другого правителя этого  мира.  -  Майкал  сохранял  гибкость,
чтобы при необходимости либо представить себя богом, либо самим собой. - Я
занимаюсь тем, что помогаю  тем,  кто  нуждается  в  помощи.  Если  у  вас
конфликт с королем, я буду рад помочь вам, чем смогу.
     Эти слова послужили причиной длительного  совещания  в  другом  конце
комнаты. Майкал не знал, о чем они говорили, но, надо полагать, обсуждался
вопрос,  кто  он  -  вражеский  колдун,  или  кто-то,  кого   они   смогут
использовать.  Наконец  они  закончили  совещаться  и   покинули   камеру.
Стражники, одетые в красную одежду и такой же шлем, как  воины  с  пиками,
закрыл дверь за двумя мужчинами, которые допрашивали Майкала.
     Судя по всему, у него был шанс продать что-нибудь местным  жителям  -
если только ему будет сопутствовать удача, и они не попытаются его  сжечь,
как колдуна. Майкал не знал, что бы он чувствовал  по  поводу  перспективы
войти  в  историю   этой   планеты,   которая   не   казалась   такой   уж
непривлекательной,    но    где,    похоже,     существовали     некоторые
непривлекательные обычаи. Но, в конце  концов,  война  была  тем,  чем  он
торговал, и он не мог жаловаться на то, что его  потенциальные  покупатели
были достаточно свирепы. Он был уверен,  что  на  этой  планете  случается
всякое. Он слышал множество историй от торговцев, которые  бывали  в  доме
его отца.
     Через некоторое время человек,  который  во  главе  отряда  воинов  с
пиками увел Майкала от космической лодки, спустился по лестнице. За ним на
почтительном  расстоянии  следовали  двое  -  как   бы   их   назвать?   -
предсказателей. Похоже, это был подходящий термин.
     - Кто ты такой? - спросил лорд.
     - Майкал Вендал.
     - Что тебе здесь нужно?
     - Я могу многим помочь вам, ваше великолепие. Я  только  хочу  взамен
честную плату.
     - Откуда ты прибыл?
     Майкал, надеясь, что поступает верно, указал вверх, подразумевая небо
над крепостью. Он не знал, как это согласуется с местными идеями.
     - С неба? Ты прилетел в этом маленьком шаре?
     Майкал сказал что да, так оно и было.
     - Значит, ты колдун.
     - Я не колдун. Я всего лишь бедный юный торговец, у которого есть  на
продажу знания. Вы слышали про порох? Если его поджечь, он  может  двигать
большие камни, и с его помощью  можно  стрелять  наконечниками  стрел  без
стрел.
     - Колдовство!
     - Называйте это как  хотите,  ваше  великолепие.  -  Майкал  старался
почаще употреблять "великолепие". - Как бы то ни было, я могу сделать  это
для вас, за умеренную плату.
     - Полагаю, ты всего лишь потребуешь мою душу.
     - Что у вас здесь ценится?
     - Редкие металлы. Хорошая пища. Трава, которую мы курим в трубках.
     "Табак!" - подумал Майкал. Не  исключено,  что  это  лучшее,  что  он
сможет привезти домой.
     - Давайте уточним, ваше великолепие. Если у вас  есть  враг,  слишком
могущественный, чтобы вы могли его победить, я обещаю вам победу и военную
славу. Взамен вы дадите мне курительную  траву,  которой  я  нагружу  свой
экипаж. Как по-вашему, это честная сделка? Больше я ничего от вас не прошу
и не требую, кроме еды и кровати на то время, пока я с вами останусь.
     - Тебя послали либо боги, либо злые силы - не знаю,  кто  именно.  Ты
сделал заманчивое предложение. У моего лорда, у принца, как раз есть такой
враг.
     - Значит, вас ожидают великие почести, если  вы  обеспечите  средства
для победы над этим врагом.
     Лорд м'Эртцл кивнул.
     - Я обсужу со своими советниками, стоит ли рисковать. Ты тем временем
останешься здесь. Я пока еще тебе не доверяю.
     Могущественный лорд зашагал  вверх  по  лестнице.  Его  приближенные,
оживленно разговаривая между собой, поспешили за ним.



                                    4

     Майкал никогда не был в тюрьме и не знал, чего ждать. Он  думал,  что
ему будет скучно. В гетто на Лхонце-4 не было тюрьмы.  Там  даже  суда  не
было, если не считать коммерческого суда, где он был  только  два  раза  в
жизни.
     Ну, если говорить о суде, то во владениях лорда м'Эртцла тоже  ничего
похожего не было.
     Майкал оказался прав. Ему действительно стало скучно. Он  отдохнул  и
получил жидкий суп на обед,  и  такой  же  на  ужин,  который  последовал,
казалось, дня через два. Сменилась стража. Но Майкал понял, что  стражники
больше похожи как раз на стражников, чем на людей - по крайней  мере,  для
тех, кого они стерегут. Наконец в  коридоре,  куда  выходила  его  камера,
погасили свечи. Майкал решил, что это сигнал ко сну, и попытался  заснуть.
Кровать была довольно удобной, а камера вовсе не холодной, но Майкал целый
день ничего не делал, и спать ему не  хотелось.  Стерегущий  его  стражник
задремал, привалившись к стене напротив,  а  Майкал  лежал,  бодрствуя,  и
обдумывал способы произвести впечатление на лорда м'Эртцла.
     Наверху послышался шум. Стражник вскочил, посмотрел вокруг, проверил,
на месте ли заключенные, и выбежал из тюрьмы вверх по  лестнице.  Секундой
позже он летел по ступенькам вниз, и из него торчала стрела.
     Два худых темнокожих человека в накидках с капюшонами  спустились  по
лестнице, переступив через упавшего стражника. Их преследовали двое солдат
м'Эртцла. На ступеньках произошло  короткое  сражение  при  помощи  мечей.
Незнакомцы, похоже, выигрывали.
     Они были ростом меньше солдат м'Эртцла, и мечи у них были меньше,  но
действовали они ими не менее эффективно. Они использовали мечи как рапиры,
тогда как солдаты лорда не знали никаких других приемов, кроме как  рубить
сплеча, держа меч обеими руками.
     Майкал быстро  решил,  что  ему  следует  что-нибудь  сделать,  чтобы
продемонстрировать свою добрую волю. Снаряжение было  при  нем.  Никто  не
посмел дотрагиваться до него  чем-нибудь  более  существенным  для  своего
владельца, чем наконечник пики. В любом случае,  его  хозяева  понятия  не
имели, что такое иглострел. Майкал вынул оружие  из  кобуры  и  прострелил
дыру в спине одного из незнакомцев. Как и учили  Майкала,  тот  был  мертв
гораздо раньше, чем успел что-нибудь сказать. Его меч  с  лязгом  упал  на
пол. Товарищ упавшего воина, обескураженный неожиданным поворотом события,
был буквально разрублен пополам от плеча до середины груди  одним  взмахом
меча солдата м'Эртцла.
     Этот солдат, единственный  оставшийся  в  живых  участник  стычки,  с
любопытством поглядел на Майкала и побежал вверх.
     Через несколько минут шум наверху прекратился. Майкал наконец заснул.
На следующее утро ему показалось, что было еще слишком  рано,  когда  лорд
м'Эртцл послал за ним, чтобы Майкал рассказал ему, что произошло.
     Один из людей, которых Майкал окрестил предсказателями, явился вместе
с парой солдат, чтобы доставить Майкала  к  лорду.  Они  шли,  перешагивая
через разбросанные тела, которые никто  не  позаботился  убрать.  Стражник
Майкала все еще лежал лицом вверх, из тела его торчала стрела.
     Через комнату первого этажа они прошли на  лестницу,  пристроенную  к
зданию снаружи. Внизу,  на  плац-параде,  представлявшем  собой  небольшое
пространство перед главным зданием крепости, на котором мог разместиться и
размещался только один отряд  воинов  лорда  на  верховых  ящерах,  Майкал
увидел человека, который мог бы быть братом того,  кого  он  убил  прошлой
ночью. Он был привязан веревками к ящерам.
     Предсказатель увидел, куда смотрит Майкал, и засмеялся.
     - Один из твоих товарищей по тюрьме. Всего лишь кочевник. Это за  ним
они приходили вчера ночью, но промахнулись. Вот что случается с теми,  кто
вызывает недовольство его великолепия.
     - Вижу, - сказал Майкал. Кочевника, судя по всему, медленно разрывали
на куски.
     - Это только одна из многих игр, для которых нам служат  кочевники  и
крестьяне. Я уверен, что тебе понравится пребывание у нас.
     - Гораздо больше оно мне понравится, если я  сам  не  стану  объектом
таких игр, - сказал Майкал куда искреннее, чем намеревался.
     Предсказатель рассмеялся.
     Они взобрались на четвертый этаж прочной башни. Стражник проводил  их
в достаточно комфортабельные апартаменты м'Эртцла. Лорд сидел на  стуле  и
причесывался, когда они вошли.
     Они сели на полу, на тряпках.
     - Говорят, ты совершил великий поступок, юный бедный торговец. О  да,
великий поступок.
     - Ничего особенного. Только пример того, что вы сможете делать, когда
получите знания, которые я могу вам дать.
     Майкал хотел бы, чтобы он не совершал  того,  что  совершил.  Ему  не
понравилось изображать из себя бога. Когда он думал  о  смерти  кочевника,
ему становилось дурно. Ему  говорили,  что  он  будет  не  в  восторге  от
некоторых вещей, которые  ему  придется  делать,  но  он  до  сих  пор  не
представлял себе, до какой же степени он будет не в восторге.
     -  Не  знаю,  кто  ты  такой,  -  сказал  лорд.  -  Но  будет  просто
преступлением раздумывать дальше. Ты поможешь моему лорду победить  врага.
Я заплачу тебе, как ты попросил. Я заключу с тобой сделку.
     Вмешался предсказатель.
     - Если этот человек послан злыми силами, он выпустит  злых  духов,  и
никто из нас не спасется от разложения и страшной болезни - смерти заживо.
     - У меня уже был случай заметить, - сказал лорд, - что смерть  заживо
настигает всех, и хороших, и плохих. Я отвергаю  твои  суеверия  по  этому
поводу.
     Они обсуждали какую-то местную болезнь. Майкал подумал, что  это  еще
один вариант удачной торговли, если только найдутся  более  здравомыслящие
люди, чем этот советник лорда.
     - Слуга злых сил не бывает силен духом, -  заметил  предсказатель.  -
Проверь, насколько силен этот человек.
     "Удобное определение злых сил для того, кто не уверен  в  собственной
силе духа", - подумал Майкал.
     - Я уже принял решение, - сказал лорд м'Эртцл. - Говори, что  хочешь.
Ты меня ни в чем не убедишь.
     - Тем хуже для тебя, - ответил предсказатель. Лорд м'Эртцл повернулся
к Майкалу.
     - Ты мне дашь такие устройства, как  то,  которым  ты  воспользовался
вчера ночью?
     - Мне не разрешено их продавать и, в любом случае, у меня только одно
такое. Я научу вас, как делать другие  устройства,  которых  тут  никто  и
вообразить не может. Но  вам  придется  делать  их  самому  или  заставить
кузнеца, или нескольких кузнецов, так же как химиков и  столяров.  Оружие,
которое я научу вас строить, поможет вам  победить  любого  врага,  какого
только захотите.
     - Если ты говоришь правду, на это стоит затратить любые усилия.  Если
ты лжешь, тогда другое дело, разумеется. Тогда я с большим уважением,  чем
теперь, выслушаю тех, кто не в восторге от твоих планов.
     - Пусть будет так, - сказал Майкал.
     - Мы должны отправиться в замок моего лорда, принца Покошла. До  него
несколько  дней  пути.  Ты  умеешь  ездить  верхом  так  же  хорошо,   как
разглагольствовать?
     - Я отправлюсь туда так же, как прибыл сюда,  -  сказал  Майкал.  Его
пока не просили ни о чем, для чего ему могла бы  понадобиться  библиотека.
Но он бы чувствовал себя в большей безопасности,  находясь  поблизости  от
своей космической лодки.
     - Я думаю, что ты отправишься с нами. Поедешь на ящере. Если  на  нас
нападут кочевники, у тебя будет прекрасная возможность  продемонстрировать
мне свое оружие.
     - Хорошо, как вам будет угодно.
     Майкала не приводила в восторг перспектива  поездки,  но,  похоже,  у
него не было выбора.
     - Скажи мне, это  кочевники  -  те  враги,  кого  вы  так  стремитесь
уничтожить?
     - Это неуместный вопрос, - сказал предсказатель.
     - Можно решить, что ты прибыл с солнца  вчера,  такое  невежество  ты
проявляешь, - сказал м'Эртцл. - Кочевники - всего лишь аборигены. Мы воюем
с другими детьми солнца.
     Майкал заинтересовался, что значило "дети солнца".
     М'Эртцл, как видно, закончил разговор. Он жестом отправил их прочь, и
они удалились.
     -  Пока  ты  получишь  более  комфортабельную   комнату,   -   сказал
предсказатель. - Когда тебя разоблачат, ты  снова  отправишься  в  тюрьму.
Или, возможно, я придумаю для тебя более приятную участь.
     - Когда твой народ прибыл с солнца? - спросил Майкал.
     - Королевские хроники утверждают, что прошло сто или более  поколений
с тех пор, как мы прибыли с солнца. Как записано, мы прилетели на  золотой
волне света. Ты еще  удостоверишься,  что  мы  почтенные  люди,  мы  очень
уважаем честь и терпеть не можем таких воров, как ты.
     Майкала сопроводили на первый этаж здания  и  указали  ему  маленькую
комнату  с  несколькими  гобеленами,  узким  окном,  затянутым  высушенным
желудком  какого-то  животного  в  тщетной  попытке  сохранить   тепло   и
пропустить свет, небольшим очагом и такой же кроватью, как та, на  которой
он спал вчера. Комната, однако, была меньше вчерашней камеры.
     Майкала заинтересовала легенда о прибытии с солнца. Конечно, никто не
мог прибыть прямиком  с  местного  солнца.  Но  кто-то  мог  прилететь  из
космоса.
     Он  вспомнил,  что  легенды  некоторых   народов   древнего   Теллуса
утверждали, что такое происхождение имеют  их  правители,  и  задумался  -
значит ли это, что теллурийские легенды  могли  подразумевать  аналогичные
факты, или те люди просто ошибались.
     Но если здешний народ прибыл из космоса, то откуда именно, и кто  они
такие?



                                    5

     Майкал никогда не ездил верхом ни на каких животных. На  Лхонце-4  не
было никаких животных, на которых можно было бы ездить верхом. Так  что  у
него не было возможности подготовиться  к  ситуации,  которая  его  теперь
ожидала.
     Но он быстро учился. Первое, чему он  научился,  это  то,  что  ехать
верхом на большое расстояние, не имея практики,  значит  наверняка  отбить
себе седалище. Однако Майкал решил, что то, что делают его хозяева,  будет
делать и он. И он не жаловался, хотя пару раз задумывался, не ждут  ли  от
него жалоб, чтобы все могли остановиться и отдохнуть.
     Отряд состоял из лорда  м'Эртцл,  предсказателя  и  дюжины  солдат  и
погонщиков. Еще было полдюжины животных, нагруженных пищей и  снаряжением.
Это указывало на то, что путешествие будет не слишком быстрым.
     Они ехали полдня, прежде чем первый раз остановились на отдых.  Никто
не жаловался. Даже предсказатель, который,  похоже,  страдал  от  верховой
езда больше Майкала, ничего не говорил, хотя он корчил гримасу при  каждом
движении.
     Майкал начал чувствовать, что гордости его брошен вызов.
     Он понял, что их молчание может быть результатом дисциплины,  которую
должно поддерживать меньшинство, чтобы  диктовать  свою  волю  большинству
населения в течение сотен поколений.
     Они остановились на равнине, в очень красивом  месте.  Это  было  дно
давно исчезнувшего озера, где тут и там изредка возвышались холмы. Горы, к
которым они ехали, виднелись вдалеке. Привал сделали на небольшом  широком
холмике. Животным было позволено пастись под присмотром погонщика.  Другой
человек готовил еду на костре, сооруженном из веток кустарника, которые от
природы были пропитаны смолой и хорошо горели.
     Равнина поросла густой травой, а  вокруг  холмов  росли  кустарник  и
небольшие  деревца.  Местность  казалась  яркой.  Однако  в  сравнении   с
Лхонцем-4 что угодно показалось бы ярким, подумал Майкал.  На  Лхонце  все
имело приглушенные оттенки коричневого цвета.
     Отряд подкрепился колбасой и толстыми  стеблями  какого-то  растения.
Майкалу пришлось  изойти  из  предположения,  что  то,  что  не  повредило
остальным, не повредит и ему. Хотя он вовсе не был уверен, что прав.
     Трапеза прошла в молчании. Предсказатель время от времени  поглядывал
на Майкала. Солдаты вообще не  разговаривали,  даже  друг  с  другом.  Они
вообще ни сказали не слова за все время пути.  Когда  все  поели,  и  лорд
выкурил трубку, отряд снова направился к далеким горам.
     День, к счастью, оказался короче, чем дни, к которым Майкал привык на
Лхонце-4. Он устал и тело его болело, хотя они провели в  пути  не  больше
восьми часов по времени Лхонца до того момента, когда местное солнце село,
и они остановились на ночлег.
     Поставили палатки. Разложили складные кровати. Погонщики  приготовили
ужин, похожий на обед. Майкал уже почти уснул на своей кровати, когда лорд
м'Эртцл разбудил его, тряся за плечо.
     У лорда в зубах была трубка,  над  головой  его  поднимался  дым.  Он
казался настроенным дружелюбно. Майкалу стало интересно, как выглядит лорд
м'Эртцл, когда охотится на кочевников. Спорт этот представлялся ему  менее
чем гуманным.
     - Мой друг советник считает, что ты не бог  и  не  дьявол,  а  просто
самозванец. Что ты скажешь?
     - Мне незачем отвечать ему словами. Подождите и увидите, что я могу.
     Лорд указал на иглострел.
     - Это замечательное устройство. Где ты его взял?
     - Я привез его с собой из дома, - ответил Майкал.
     - Где твой дом? Откуда ты прибыл?
     - Я уже говорил, что вы мне не поверите.
     - Ты явился не с солнца. Я  не  верю  в  богов,  которым  служит  мой
советник. Но я не знаю, откуда ты пришел.
     - Если вы не верите, что я пришел с солнца,  то  что  вы  думаете  по
поводу легенды о том, что с солнца пришла твоя раса?
     - Легенда и есть легенда. Можно не иметь  по  этому  поводу  никакого
мнения, кроме как на людях. От нас, тех, кто правит, требуется набожность.
     - Я прибыл с планеты под названием  Лхонц-4.  Я  прилетел  в  машине,
которая может перемещаться по воздуху. Я здесь для того,  чтобы  продавать
вам знания.
     - Мне нужны знания.
     - Нет ничего более важного, ваше великолепие, - ответил Майкал.
     - Надеюсь только, что жрецы в городе принца не  окажутся  настойчивее
меня. Они ревниво относятся ко всем, кто отвергает их объяснения.
     Лорд м'Эртцл покинул палатку, явно не удовлетворенный.  Майкал  через
некоторое время заснул. Во сне он все время думал о том  какой  прием  ему
окажут жрецы.
     Майкалу было жарко. Он видел пламя. Тут до  него  дошло,  что  он  не
вполне проснулся. Он открыл глаза. Над ним действительно был огонь. Горела
палатка. Он скатился с кровати как раз вовремя,  чтобы  избежать  горящего
куска материи, который упал. Майкал выскочил из палатки и увидел, что  еще
несколько палаток горят.
     На фоне огня он видел сражающихся  людей.  Солдаты  лорда  дрались  с
кочевниками, одетыми в накидки с капюшонами и вооруженными копьями.
     В один миг иглострел оказался у Майкала в руке. Он нацелил оружие  на
ближайшего кочевника и выстрелил. В темноте заряд был виден, как  вспышка.
Кочевник  упал.  Но  вспышка  привлекла  внимание  двух  других,   которые
бросились на Майкала с копьями. Ему удалось убить одного кочевника. Другой
напал на него, прежде чем Майкал успел выстрелить, и он едва увернулся  от
острого копья. Майкал толкнул кочевника, тот упал на землю и  вскочил  как
раз чтобы получить заряд из иглострела.
     Майкал услышал голос лорда м'Эртцла и направился туда. Он не бежал, а
внимательно выбирал дорогу  среди  палаток,  надеясь  избежать  неприятных
столкновений.
     Майкал обогнул палатку и упал. Пытаясь подняться, он  обнаружил,  что
зацепился за тело. Это был предсказатель, из горла его текла кровь.
     Майкал пробрался еще на несколько ярдов вперед. Лорд м'Эртцл  и  двое
солдат с мечами в руках сражались с превосходящим числом кочевников.
     Один  человек  в  накидке  на  краю  площадки,  освещенной   горящими
палатками, натягивал лук. Майкал прицелился в него из иглострела,  но  тот
успел выпустить стрелу первым. Солдат рядом с  лордом  м'Эртцлом  упал  со
стрелой в глазу. Майкал выстрелил. Лучник упал и больше не шевелился.
     Кочевники, атакующие лорда  и  последнего  из  солдат  были  удивлены
вспышками и обернулись. Двое из них полегли под ударами  мечей.  Остальные
трое бросились бежать, но Майкал успел еще  выстрелить  вдогонку  и  убить
одного.
     Майкал подбежал к лорду.
     - Можно перепутать, кто за кем охотится, - сказал м'Эртцл. Он еще был
способен на саркастические комментарии, невзирая на свое недавнее бегство.
     - Зачем они это сделали?
     - Они живут тем, что украдут.
     К ним подошел еще один солдат.
     - У нас угнали всех  животных,  лорд,  -  сказал  он.  -  Значит,  мы
разбиты. Какой позор!
     - Что мы будем теперь делать? - спросил Майкал.
     - Собрать, что сможем, и идти вперед. Надеюсь, их достаточно напугала
твоя игрушка, чтобы они держались подальше от нас. Жаль, что у каждого  из
нас не было такого оружия. Почему ты мне не показал, как им пользоваться?
     -  Это  запрещено,  ваше  великолепие,  -  сказал  Майкал,  тщательно
добавляя титул.
     - Пожалуй, у нас схожие правила.
     Четверо людей обшарили лагерь, подбирая то немногое, что кочевники им
оставили. Когда м'Эртцл увидел тело предсказателя, он кивнул головой.
     - С ним это когда-то должно было случиться. Отвратительный был тип.
     Майкал мог только согласиться с этой оценкой.
     Подбирать было почти нечего.  Они  нашли  немного  еды  и  обнаружили
нескольких тяжелораненых. Лорд собственноручно прикончил их, пояснив,  что
это его долг.
     Наконец их осталось только четверо. У них было слишком  мало  еды,  а
идти предстояло не один день. Поскольку  не  было  животных,  нельзя  было
взять с собой ни палаток, ни другого тяжелого оборудования.
     Вместо того, чтобы оставаться на месте лагеря, они отправились  снова
в сторону гор.
     - Еще два дня, и мы бы добрались, - сказал м'Эртцл. -  Теперь  у  нас
уйдет четыре или пять дней. Если нам повезет, мы встретим  патруль.  Но  я
никогда не полагался на удачу.
     Солдаты были молчали, как и раньше. Маленький отряд шел вперед.
     Майкал пытался проводить столько времени, сколько мог, бодрствуя.  Он
мало верил солдатам после того, как увидел,  как  кочевники  обращаются  с
луками.
     Он не боялся, что ему причинят вред, пока на нем был скафандр -  хотя
его вполне можно было ударить в лицо, если бы его захватили врасплох и  он
бы не успел опустить капюшон.
     Но он не хотел, чтобы кочевники его захватили в плен. Ему  жаль  было
тратить  время  на  побег  и  установление  нового  контакта   с   людьми,
находящимися у власти.
     Яркая трава казалась выше, после того, как они десять или  двенадцать
часов непрерывно шли по ней. Они пускались в путь каждый день до рассвета,
а останавливались, когда солнце уже заходило. Еды было мало. Рационы  были
разделены на небольшие части, достаточные, чтобы поддержать их  в  течение
пяти дней. Экономить было нечего, но им ничего не  оставалось,  кроме  как
растягивать эти скудные пайки.
     Майкал предложил поохотиться, но м'Эртцл  объяснил,  что  на  равнине
охотиться не на кого.
     Итак, они шли и шли. Спали мало, ели еще меньше.  А  на  третий  день
пути они встретили патруль, который лучше бы не встречали.



                                    6

     Когда они в первый раз увидели всадников, было  еще  утро.  Они  были
достаточно  отдохнувшими,  но  не  в  такой  форме,  чтобы  встречаться  с
патрулем. У Майкала болели ноги, а ягодицы  были  стерты  еще  со  времени
первого дня верхом. Все они были голодны, а один из солдат, казалось,  уже
чуть не падал.
     Майкал первым увидел  всадников.  Их  было  двенадцать  -  пятнадцать
человек. Один из них был в  такой  же  разноцветной  одежде,  какую  носил
м'Эртцл. Другие были воинами в желтой униформе, вооруженными пиками.
     - Посмотрите туда, - сказал Майкал м'Эртцлу.
     Лорд был ошеломлен.
     - Ложись! - выдохнул он.
     Они попадали на землю. Высокая трава скрыла их от глаз всадников.
     - Кто они? - спросил Майкал.
     - Люди короля, - ответил м'Эртцл. - Если они нас  поймают,  мы  умрем
самой неприятной смертью, которую они только смогут придумать.
     Воины с пиками направлялись в их сторону, но были еще  на  расстоянии
нескольких сотен метров.
     - Если мы здесь останемся, они нас увидят, - сказал Майкал.
     - Они вне всякого сомнения увидят нас, если мы попытаемся бежать.
     - Мы должны драться.
     - Бесполезно.
     - У нас нет выбора, - шепнул Майкал.
     Они наблюдали за приближением патруля. Лорд и солдаты вынули мечи  из
ножен. Майкал ждал, пока не убедился, что больше ждать нельзя.
     Он поднял иглострел  и  выпустил  заряд  в  человека,  одетого  не  в
униформу. Голова человека запрокинулась назад. Майкал не видел  его  лица,
так как патруль еще был метрах в пятидесяти, но увидел, как тот свалился с
ящера, на котором ехал верхом. Синяя чешуйчатая тварь  дернулась,  и  тело
человека безжизненно упало на траву.
     Воины были потрясены и растеряны. Они не видели Майкала Вендала и его
спутников, которые все еще были скрыты высокой травой. Их ящеры  бесцельно
топтались на месте,  а  двое  всадников  спешились,  чтобы  помочь  своему
начальнику.
     Майкал выбрал следующую цель и убил одного из солдат. Снова  воины  в
желтых униформах  не  знали,  куда  направить  ящеров  и  оглядывались  по
сторонам, не в силах понять, что происходит.  Майкал  выстрелил  снова,  и
снова, и ни разу не промахнулся. Иглострел  не  нужно  было  нацеливать  в
жизненно  важный  орган,  чтобы  достичь  нужного  эффекта.  Шок,  который
получала нервная система жертвы, был смертельным.
     В следующий раз Майкал плохо прицелился и выстрелил вместо всадника в
его верхового ящера. Животное испустило дикий крик и упало на  живот.  Его
ноги просто подогнулись. Оно перекатилось на спину и  придавило  всадника.
Вопли  несчастного  окончательно   довершили   растерянность   среди   его
товарищей, и те пустились наутек галопом,  бросив  придавленного  солдата.
Майкал решил, что боль должна быть действительно нестерпимой, раз  человек
так страшно кричит - ведь, скорее всего, эти воины так же  молчаливы,  как
солдаты м'Эртцла.
     М'Эртцл и его спутники выбрались  из  укрытия  и  с  мечами  в  руках
подошли к месту, где лежал несчастный солдат. Майкал последовал за ними.
     - Возможно, - размышлял вслух м'Эртцл, - мы сможем получить  от  него
какие-либо сведения.
     Но они не прибавили шаг. Вероятность была невелика.
     Они вчетвером столкнули мертвое животное со всадника. Одетый в желтое
воин  все  это  время  пытался  вынуть  из  ноже  меч,  но  не  мог   даже
пошевелиться. Когда ящера убрали, он попытался встать и обнаружил, что  не
в состоянии.
     Они  оставили  покалеченного  солдата  корчиться  на  земле,  а  сами
занялись поимкой других ящеров, потерявших всадников.
     - Теперь мы, по крайней мере, можем ехать, а не идти. Я  думаю,  если
ехать быстро, мы доберемся до замка принца за день.
     - Если он не взят врагами, - сказал Майкал.
     - Я вижу, ты заинтересовался этими  людьми.  Я  тоже.  Ими  руководил
офицер высокого ранга. Я его не знаю, но ранг  его  был  по  меньшей  мере
равен моему. Посмотрим, что пленник расскажет нам о своем отряде.
     Они подошли к тому месту, где  раненый  пытался  приподняться,  чтобы
хотя бы ползти. М'Эртцл приставил острие меча к горлу солдата.
     - Ты знаешь, что я убью тебя, если ты не расскажешь мне то,  что  мне
нужно.
     Воин вел себя так, словно м'Эртцла не существует. Лорд ударил его  по
лицу лезвием меча плашмя. На щеке солдата выступила  кровь.  Он  продолжал
попытки подняться. М'Эртцл толкнул его и опрокинул на спину. Солдат поднял
меч.
     - Армия моего короля прикончит вас  всех  не  позже,  чем  через  две
недели, - пообещал раненый.
     - Как же, есть  у  него  армия!  Сомневаюсь.  Я  сомневаюсь,  что  он
способен выдержать хотя бы одну кампанию.
     - Вы скоро убедитесь сами, если будете продолжать  двигаться  вперед.
Вы умрете, как умираю я. Этот день был лучшим среди тех, что вас ждут.
     - Пошлость, - сказал м'Эртцл и воткнул меч в горло  солдата.  Хлынула
кровь.
     Майкалу стало плохо. Избыток адреналина, который позволил  ему  убить
четырех всадников, иссяк. Он  чувствовал  только  слабость  от  того,  что
убивал, убивал много раз, не моргнув глазом. И хотя жертвы были  чужаками,
ему было плохо от того, что он сделал.
     - Пойдем, - сказал ему м'Эртцл. - Нам предстоит долгий путь.
     Они взобрались на ящеров и оставили лежать  убитого  солдата  и  тех,
кого убил Майкал, там, где они лежали.



                                    7

     Несмотря на  обещания  солдата  в  желтой  униформе,  они  больше  не
встретили врагов в тот день. Еще до наступления ночи они встретили патруль
из замка принца. М'Эртцл и начальник патруля назвались друг другу,  и  они
объединились в один отряд, направляющийся в замок.
     День был долгим, и Майкал с нетерпением  ожидал  возможности  наконец
выспаться и поесть. Он был голоднее, чем когда-либо  в  своей  жизни.  Его
преследовали мысли о том, как  бы  съесть  чего-нибудь,  что  угодно.  Они
добрались по равнине до места, где уже начинались холмы, а через час -  до
более высоких гор. На  одной  из  них  серой  тенью  высилась  крепость  с
башнями, парапетами и укреплениями  вокруг.  Замок  был  в  несколько  раз
больше небольшой группы строений крепости м'Эртцла,  которая  казалась  по
сравнению с ним грубой и убогой. Они прошли  через  ворота,  которые  были
толстыми, деревянными, окованными железом, и оказались во дворе. Двор  был
достаточно велик, чтобы там разместился  целый  взвод  верхом  на  ящерах.
Повсюду были люди, которые ухаживали за верховыми животными  и  полировали
оружие. Слуга взял поводья их ящеров, а м'Эртцл и Майкал  Вендал  вошли  в
большое здание внутри крепости. Здание было четырехэтажным,  с  маленькими
окнами, забранными железными решетками, стражей в залах  и  узкой  дверью.
Это явно не было помещение общего назначения. Это был  королевский  дворец
принца Покошла.
     Их провели вверх на два лестничных пролета и  ввели  в  длинный  зал,
отделанный полупрозрачным камнем, в котором был накрыт  стол  и  полдюжины
человек ужинали. На стуле  с  высокой  спинкой  восседал  мужчина,  младше
остальных возрастом, с потупленными глазами и слегка выступающим  животом.
Он был центром всеобщего внимания. Он сделал знак м'Эртцлу и его спутникам
сесть за стол. При этом он жевал толстый бисквит, и в  руке  у  него  была
нога, которая могла принадлежать какому-нибудь некрупному млекопитающему.
     - Что заставило вас проделать этот долгий путь, доблестный м'Эртцл? -
раздался вопрос.
     - Я привез с собой человека, который вроде колдуна, ваше  высочество.
Его имя Майкал Вендал, он прибыл неизвестно откуда и утверждает, что знает
все об оружии. Я не знаю, может ли он сделать все, что  утверждает,  но  у
него с собой есть потрясающее устройство, при помощи которого  он  сегодня
утром убил четверых людей короля. Я это видел. Мы давно  были  бы  мертвы,
если бы не он.
     - Расскажи  мне  про  вашу  встречу  с  отрядом  королевских  солдат,
м'Эртцл, - сказал принц невнятно, больше  поглощенный  потреблением  куска
мяса.
     - Их было около двадцати солдат с пиками. Отряд  возглавлял  какой-то
лорд, хозяин поместья. Они испугались  страшного  оружия  и  бежали.  Один
оставшийся в живых утверждал, что этот отряд - часть армии. Однако  больше
мы с тех пор не видели людей короля.
     -  Не  сомневайся  в  его  словах,   м'Эртцл.   Король   с   огромным
удовольствием бросил бы свои силы против меня. Он продолжает хотеть, чтобы
я выполнил это странное обещание, которое дал мой  отец  -  отдать  королю
часть равнины в качестве выкупа за невесту. Мой возлюбленный отец вовсе не
предполагал, что король отнимет у меня землю, не сделав своим  наследником
- однако, нет сомнений, что король собирается сделать именно это. В  любом
случае я не хочу иметь  никакого  дела  с  его  дочерьми.  Каждая  из  них
способна прикончить человека, если он подойдет достаточно близко.
     Заговорил один из сидящих за столом.
     - Ваше высочество, люди говорят, что король воспитал из  них  мужчин,
потому что у него нет сыновей.
     - Король - редкостный идиот,  если  собирается  оставить  королевство
женщине. Неважно. У меня нет настроения  обсуждать  трех  гнусных  дочерей
гнусного короля Гэфта. Расскажи мне о твоем оружии, юноша.
     Принц ткнул пальцем в Майкала.
     - Я не могу  сделать  еще  такое  же  оружие,  ваше  высочество.  Это
запрещено. Я могу показать вам, как делать другое оружие, почти  настолько
же смертоносное.
     - Неизвестно, есть  ли  у  нас  время  производить  оружие.  Но  меня
заинтересовали твои слова, и я с уважением отношусь к  м'Эртцлу.  Расскажи
мне, что ты можешь сделать.
     - Ваши кузнецы могут сделать железную трубку, запечатанную  с  одного
конца. В трубку насыпается порох. Когда порох поджигается, образуются газы
и  скапливаются  за  некоторым  препятствием,  вложенным  в  трубку.   Они
выталкивают это препятствие  наружу  с  такой  скоростью,  что  оно  может
разбить каменную стену. Можно сделать и другие, менее  мощные  устройства.
Они могут быть любого размера, какого вы пожелаете:  достаточно  большими,
чтобы  разнести  стены  замка,  или  достаточно  маленькими,  чтобы  убить
человека на расстоянии ста шагов. Еще мне стало известно, что у вас  здесь
есть болезнь, которую вы называете "смерть заживо".
     - Верно, - ответил принц.
     - Возможно, я смогу избавить вас от нее.
     - Я устал от заклинаний, - сказал  принц.  -  Я  считаю,  что  смерть
заживо  -  это  просто  разновидность  весенней  горячки,  которой  болеют
большинство людей и от которой течет из носа и слезятся глаза. Это  просто
гигантская змея по сравнению с маленькой змейкой весенней горячки.
     Принц  производит  впечатление   просвещенного   человека,   особенно
учитывая условия его жизни.
     - Я не предлагаю заклинаний. Предположим, что вы правы.  Но  змеи,  о
которых вы говорите, принадлежат к разным видам. Предположим затем, что мы
нашли маленькую змею того же самого вида, который служит  причиной  смерти
заживо. Если бы кто-нибудь позволил укусить себя этой маленькой змейке, он
испытал бы некоторое неудобство, но змея уже никогда  не  укусила  бы  его
снова, потому что ее яд действует только один раз, пока тело не выработало
противоядие.
     - Это все очень гипотетично.
     - Это верно для очень многих болезней. Я сам наблюдал это.
     - Лучше держись подальше от жрецов, юноша, - сказал принц. -  Они  не
одобряют такие идеи.
     - Я постараюсь избежать их цензуры.
     - Покажи мне твое великолепное оружие.
     Майкал осторожно вынул  иглострел  из  кобуры,  особенно  внимательно
следя за тем, чтобы не направить оружие ни на кого.  Затем  он  сообразил,
что никто, кроме него самого и м'Эртцла  понятия  не  имеет,  какой  конец
предмета несет смерть. Он положил оружие на стол.
     - Вот оно. Обращайтесь с ним осторожно. Только  немногие  люди  могут
использовать его без опасности для себя. Ваши жрецы могли бы сказать,  что
на него наложено заклятие, которое  уничтожает  его,  если  им  попытается
воспользоваться кто-то, кроме хозяина. Это, разумеется, не вполне точно.
     - Конечно. Но все же я предпочитаю вообще его не трогать, раз так.
     Все иглострелы  настроены  на  нескольких  человек.  Больше,  чем  на
одного, на  случай  непредвиденной  опасности,  но  никогда  на  людей  за
пределами Ассоциации. Нет смысла иметь оружие, которое может быть обращено
против своего владельца, если можно это предотвратить.
     - Однако, - сказал принц, - я требую, чтобы ты его продемонстрировал.
Покажи, что оно может сделать с человеком. Герниц, дерни-ка за тот шнурок,
- обратился он к стоящему под стеной человеку.
     Тот потянул за грубую веревку. Где-то вдалеке  зазвонил  колокольчик.
Через несколько мгновений появился слуга, склонился в поклоне  и  спросил,
что нужно. Майкал решил, что этот человек - скорее мажордом,  чем  простой
слуга, потому что он принадлежал к той же расе,  что  и  остальные  здесь.
Слугами, полагал Майкал, должны быть серфы, которых он пока не  видел,  но
которые принадлежали к расе кочевников.
     - Пришли какую-нибудь служанку из кухни, или кого-нибудь еще, кто  не
нужен.
     - Хорошо, ваше высочество, - ответил тот, и ушел так же  быстро,  как
появился.
     - Теперь вы своими глазами увидим,  на  что  способно  твое  чудесное
оружие, юноша. Возьми его в руки.
     Майкал понятия не имел, что произойдет дальше. Он и  не  хотел  этого
знать, потому что он боялся, что на самом деле догадывается, и держал  это
знание в дальней части сознания. Как обычно, у него не было выбора,  кроме
как  подчиниться.  Или  рискнуть  доверить  кому-нибудь   иглострел,   что
кончилось бы, скорее всего, смертью для этого человека и  для  него  тоже.
Или, возможно, его сочтут жуликом  и  подвергнут  наказанию,  которое  ему
обещал ныне  покойный  предсказатель.  Достаточно  давно  покойный,  чтобы
Майкал успел забыть его угрозу. Теперь он вспомнил ее очень живо и пожелал
очутиться в этот миг  где-нибудь  в  другом  месте.  Лучше  бы  он  сейчас
замерзал в поселке волосатых!
     Легко одетая девушка вошла в комнату.  Черты  ее  лица  были  слишком
резкими, чтобы она была красивой.  Она  была  меньше  ростом,  худее,  чем
окружавшие Майкала люди. Кожа ее имела другую текстуру. Она выглядела так,
словно должна была бы быть неуклюжей, но она такой не была.
     - Это очень маленькая цель для стрельбы, ваше  высочество,  -  сказал
Майкал.
     Хотя девушка была ему чужой и невыразимо чуждой, он устал убивать.
     Тут он сообразил, насколько не чужими и не чуждыми кажутся  ему  люди
расы м'Эртцла. Если бы их соответствующим образом одеть и  научить  языку,
они вполне обычно смотрелись бы на улицах его родного гетто. Но их  мысли,
похоже, сильно отличались от его собственных.
     - Сойдет, - сказал принц. - Все равно эти серфы ни на что  другое  не
годны.
     Майкал Вендал  быстро  вскинул  иглострел  и,  не  тратя  времени  на
жалость, которая только смутила бы его,  нажал  на  курок.  Девушка  упала
мертвой на пол. Ее юбки еще продолжали опадать, когда Майкал понял, что он
совершил.
     Принц и двое других отправились посмотреть на девушку. Они  осмотрели
черное пятно на грудной клетке, куда попал заряд.
     - Замечательно, - сказал принц.
     Завершив осмотр, они вернулись к столу. Принц взял новый кусок мяса с
тарелки перед собой и впился в него зубами. При этом он бросил  взгляд  на
Майкала и увидел, что тот бледен.
     - Ты болен, юноша?
     - Ваше высочество, у меня на родине не  принято  есть  в  присутствии
мертвых. Мой народ строго соблюдает обычаи.
     - Да, но сейчас ты не в своей стране, а у нас  здесь  более  разумный
взгляд на вещи.
     "Причинять зло всем, кому пожелаешь, - подумал Майкал. -  Люди  вроде
тебя всегда считают это самым разумным".
     - Разве ты забыл, что наши бедные предки питались такими, как она?  -
сказал принц, показывая на девушку. - Конечно, это случалось нечасто.  Эти
серфы ничуть не похожи на нас, как тебе известно.
     "Конечно, непохожи", - подумал Майкал.
     Он больше не чувствовал голода. Он смотрел, как другие едят, но боль,
которую он  чувствовал,  не  имела  ничего  общего  с  муками  голода.  Он
проникался все большим и большим отвращением к тому, что он здесь  делает.
Когда все закончили ужин, появился камер-паж,  чтобы  указать  м'Эртцлу  и
Майкалу, где они будут спать. Принц велел  Майкалу  явиться  утром,  чтобы
объяснить все  необходимое  для  создания  такого  оружия,  о  котором  он
рассказывал. Майкал спустился по лестнице вслед за камер-пажом и  оказался
в холодной каменной комнате. Она очень напоминала ту, в которой он спал  в
крепости м'Эртцла, только в окне было стекло. Надо полагать, Майкал прибыл
в центр местной цивилизации. Он быстро заснул и постарался не видеть снов.



                                    8

     Молчаливый слуга разбудил Майкала на следующее  утро.  Слуга  был  из
серфов. Он был первым человеком этой расы, которого Макал  увидел  вблизи,
не  будучи  занят  его  убиванием.  Мужчина  был  намного  более  хрупкого
телосложения, чем Майкал и люди расы  м'Эртцла.  Майкал  предположил,  что
кто-нибудь из господ мог бы сломать руку слуги об свое колено  легче,  чем
лист алюминия.
     Майкал оделся и пошел в том  же  направлении,  что  и  вчера.  Вокруг
никого не было. Он вошел в зал, где вчера ужинали. Следы ужина -  блюда  и
тело служанки - были убраны. Без сомнения, об этом позаботились  послушные
слуги - быть может, братья и сестры убитой девушки. Майкал задумался,  как
они отреагировали. Приняли ли они ее судьбу так  же  легко,  как  господа,
считая такое обращение с ними нормальным? Конечно, они могли так думать.
     М'Эртцл вошел в зал вслед за Майкалом.  Они  стояли,  глядя  друг  на
друга.
     - Похоже, никого нет, - сказал Майкал.
     - Я никогда еще не видел, чтобы здесь было так пусто и  тихо.  Пойдем
во двор.
     Они вдвоем прошли через несколько залов  и  через  маленькую  главную
дверь вышли во двор. Там собирались группами вооруженные  люди,  хотя  без
своих верховых животных.  М'Эртцл  и  Майкал  пересекли  двор  и  вошли  в
надвратную башню. Они поднялись на самый верх по лестнице, минуя  комнаты,
полные молча ожидающих солдат. Наверху они окинули взглядом пустую  полосу
вокруг башни шириной две сотни метров. На башне  были  лучники  с  полными
колчанами стрел. Там же находился один из вчерашних сотрапезников  принца,
который наблюдал, что происходит внизу.
     На равнине было полно воинов в  желтой  одежде,  вооруженных  пиками,
верхом на ящерах. Они производили маневры вне пределов досягаемости стрел.
Надо полагать, это и была армия короля, встречу с которой им обещал  вчера
утром умирающий солдат.
     Майкал обратился к наблюдающему лорду:
     - Что случилось?
     - Похоже, старый король Цлшл держит нас за горло. У него вдвое больше
людей, чем мы можем собрать. Мы не сможем вовремя позвать подмогу. Нам  не
спастись. Меня ничуть не радует мысль о том, что с нами будет.
     - Как долго мы сможем выдерживать осаду? - спросил Майкал.
     - Если король выберет осаду, мы продержимся несколько месяцев.  Но  я
не думаю, что он так поступит. Он  может  взять  замок  штурмом,  учитывая
численный перевес его войска.  Каждый  второй  его  солдат  умрет,  но  он
возьмет замок еще до заката. Я бы на его месте предпочел штурм осаде.
     - Где принц? - спросил Майкал.
     - Он советуется с генералами.  Они  где-то  во  дворце.  Возможно,  в
башне. На месте принца я бы попытался бежать. Наше положение безнадежно.
     Майкал и м'Эртцл вернулись во двор, а оттуда во дворец. Похоже, имело
мало смысла разыскивать принца. Похоже, имело мало смысла делать что бы то
ни было.
     - Есть ли у тебя что-нибудь, что бы помогло нам спастись?  -  спросил
м'Эртцл.
     - У меня ничего нет. Я бы мог что-то сделать, если бы у меня была моя
лодка, но ты не позволил мне взять ее. В ней есть другое оружие. Но я  бы,
возможно, нарушил правила Ассоциации, если бы воспользовался им.
     - Буква закона. Здесь речь идет о наших жизнях. О твоей -  ничуть  не
меньше, чем об остальных. Король Цлшл ничего о тебе  не  знает.  Его  люди
прикончат тебя вместе с остальными нами.
     - Я буду драться тем, что у меня есть. Что мне еще делать?
     Они сели за стол, за которым вчера ужинали, и стали ждать. Ждать было
нечего, кроме атаки и плена, и выбора не было. Но Майкал знал, что м'Эртцл
сказал неправду: его заметят. И его вряд ли ранят, разве что убьют.
     М'Эртцл, который еще недавно казался таким уверенным  и  знающим,  на
глазах уходил в себя, замыкаясь в скорлупе дисциплины, которая делала  его
солдат такими молчаливыми и машиноподобными. После того, как они некоторое
время сидели и ждали, лорд поднялся и вынул из ножен меч.
     - Это - ничто против стольких воинов, - сказал он задумчиво. -  Но  я
должен исполнить свой долг.
     Майкалу бы стало жалко его, если бы не  безвыходность  их  положения.
Если то, что  они  услышали,  правда,  то  м'Эртцлу  осталось  жить  очень
недолго.
     - Должен быть какой-нибудь путь, чтобы выбраться из замка,  -  сказал
Майкал.
     - Я поклялся защищать принца. У меня нет выбора.
     Он был как деревянный - во всяком случае, реагировал на слова Майкала
именно так. Он  приготовился  к  смерти  и,  казалось,  ждал  ее  почти  с
нетерпением, как будто  она  была  ему  предписана.  С  таким  равнодушием
аборигены Лхонца-4 ожидают, что весной у них выпадет часть волос.
     Они снова вышли во двор. Там продолжали собираться  люди.  Они  ждали
атаки. Внутри замка было больше людей, чем  требовалось  для  его  защиты.
Майкал сразу увидел, что они  будут  мешать  друг  другу,  когда  начнется
атака. Но их было чересчур мало, чтобы встретить врага снаружи.
     - Замок удержать не получится, - сказал Майкал. -  Человек  на  башне
сказал правильно.
     - Что ты будешь делать?
     - Если  бы  мы  начали  атаку,  был  бы  шанс  бежать.  Если  бы  нам
сопутствовала удача, смогли  бы  бежать  достаточно  много  солдат,  чтобы
образовать армию в тылу войска короля.
     - Мы должны остаться здесь и сражаться. У нас нет выбора.
     Снова это отсутствие реакции со стороны  м'Эртцла.  Шанса  бежать  не
было.
     Они вернулись на  стену  и  посмотрели  вниз.  Королевская  кавалерия
больше не устраивала показные маневры. Всадники на ящерах строились в ряды
перед замком, на некотором расстоянии, а  пехота  -  в  авангарде.  Майкал
решил, что близится атака.
     Пехотинцы были вооружены копьями  и  луками.  У  солдат  короля  были
приставные лестницы, очевидно, чтобы забраться на стены.
     Позади них произошло движение. Майкал обернулся  и  увидел  принца  и
двух его приближенных. Они стали неподалеку, и принц обратился к Майкалу.
     - У тебя нет никакого полезного фокуса  на  этот  случай?  -  спросил
принц.
     - Нет времени.
     - Тогда мы, наверное, проиграем.
     Никого не шокировало то, что он выражает обреченность. Солдаты стояли
на своих постах, ожидая, когда появится что-то,  во  что  можно  стрелять.
Принц смотрел за движением внизу. Люди короля выстраивались.
     -  Что  происходит,  по-вашему?  -  спросил  принц  своих  генералов,
указывая на войско внизу.
     - Они готовятся атаковать.
     - Почему бы вам не сдаться? - спросил Майкал, и тут же  пожалел,  что
спросил. Его быстро полученное знание местного языка не всегда служило ему
хорошо. Он не  всегда  верно  выбирал  слова,  а  в  данном  случае  слово
"сдаться" имело для этих людей примерно такое же значение, как  "предать".
Майкал извинился и объяснил свою ошибку незнанием языка.
     Внизу в этот самый момент шеренги  начали  продвигаться  вперед.  Они
двигались  медленно.  Лучники  на  стене  выбрали  цели  среди  атакующих.
Кавалерия держалась позади.  Пехота  прибавила  шаг,  побежала  трусцой  и
наконец бегом ринулась к  стене.  Майкалу  были  хорошо  видны  солдаты  в
желтом, падающие на землю со стрелами в груди. Они падали часто,  и  много
из них упало, но их место занимали новые. Майкал прикинул,  что  атакующих
от трех до пяти тысяч. Это не было красивым зрелищем,  если  верить  тому,
что он слышал о других войнах, однако он не  привык  видеть,  как  умирает
даже один человек, тем более сотни.
     Солдаты преодолели двести метров вроде бы очень быстро, но по крайней
мере десятая их часть осталась лежать на траве. Слышались крики.
     Майкал  сообразил,  что  в  замке  нет  и  тысячи  человек.  Половина
защитников крепости собралась на стенах, остальные  столпились  во  дворе.
Очень немногих требовалось заменять. Пока убили  только  нескольких  людей
принца, поскольку никто из атакующих не  останавливался,  чтобы  выпустить
стрелу.
     Майкал снова вынул иглострел из кобуры. Все время его  пребывания  на
этой планете он вынимал оружие из кобуры  только  для  того,  чтобы  убить
кого-нибудь. Он задумался над своими поступками.  Делает  ли  он  то,  что
должен делать, или повинуется ненормальному (с точки зрения его  убеждений
экологиста) человеческому импульсу ввязаться в драку. Больше он не  тратил
времени на размышления, подумал только еще, что надо занять видное  место,
чтобы произвести впечатление на тех, кто возьмет его в плен.
     Стрелять в клубящуюся внизу толпу солдат в желтой  одежде  было  даже
слишком легко. Ему не нужно было даже целиться, достаточно было  направить
оружие вниз и передергивать затвор после каждого выстрела. Он быстро  убил
всех солдат у подножия приставной лестницы, которую они пытались поставить
под тем местом, где он стоял на стене.
     Принц, м'Эртцл и все люди принца отошли назад.  Кавалерия  противника
держалась  все  еще  вне  пределов  полета   стрелы.   Майкал   интуитивно
почувствовал  причину  этого.  Он  быстро  получил  доказательство   своих
предположений.
     - Пойдем, - сказал  принц.  -  Вернемся  в  замок.  Защищаться  здесь
бессмысленно.
     Аристократы, и вместе с ними  Майкал,  покинули  стену  и  пробрались
сквозь войска во дворе обратно во дворец  принца.  Они  оставили  открытой
входную дверь и направились в центральную комнату на первом этаже. Там они
расселись вокруг стола и стали ждать, неспешно  беседуя.  Через  небольшой
дверной проем Майкал видел сражение снаружи. Войска короля проникли внутрь
крепости, взобравшись на стену.
     Солдаты короля  открывали  ворота.  Майкал  слышал  звук,  с  которым
огромные  деревянные  створки  поворачивались  на  петлях.  Шум  со  двора
доносился чудовищный. Солдаты принца знали, что  с  ними  будет.  В  войне
такого рода, которую вели эти люди, не было, похоже, другого выхода: можно
было победить или умереть.
     Затем в замок вступила кавалерия.  Раздался  шум  входящих  в  ворота
ящеров, которые давили пехотинцев, не  разбираясь,  в  какую  униформу  те
одеты. Послышалось еще больше воплей. Странно было сидеть за  столом,  как
будто за летним праздничным ужином. Через дверь и  маленькие  окна  высоко
под потолком светило солнце... Кровавая битва по ту сторону двери пока  не
имела никакого отношения к сидящим здесь. Майкал никогда прежде  не  видел
смерти таким образом, как видел сейчас.
     Кавалерия и аристократы напомнили ему древнюю теллурийскую пословицу.
Насколько он ее помнил, она гласила: "Цель кавалерии - задавать тон  тому,
что иначе было бы вульгарной ссорой". Смерть, которой вот-вот должны  были
умереть люди, сидящие с ним за столом, и смерть, которая могла  ожидать  и
его тоже, имела  так  же  мало  общего  с  действительностью,  как  и  эта
пословица. Да, эта смерть будет реальна, но она не будет означать ничего.
     Несколько человек в желтой униформе показались  в  двери  и  вошли  в
центральную  комнату.  Аристократы  не  пошевелились.  Человек,  одетый  в
разноцветные  одежды,  которые  вроде  бы   означали   высокое   положение
независимо от принадлежности к одной из воюющих сторон, появился в  двери.
С его обнаженного меча капала кровь.
     Люди у стола поднялись с мест, как будто хотели приветствовать гостей
по всем правилам. Они обнажили свои мечи. Майкал снова вынул иглострел  из
кобуры. Он прицелился и выстрелил. Один из атакующих упал. Остальные  были
удивлены и посмотрели на упавшего. Они смотрели на него достаточно  долго,
чтобы  Майкал  успел  убить  еще  двоих.  Затем  атакующие  бросились   на
аристократов принца.
     Сражение было коротким. Майкал легко убил еще одного, а затем опустил
на лицо капюшон, чтобы предохранить себя. Он получил  мечом  по  шее.  Меч
отскочил от полумиллиметрового поля и вырвался из руки  человека,  который
пытался его применить.
     М'Эртцл удивленно уставился на  это  зрелище,  и  один  из  атакующих
отрубил ему голову.
     Майкал перестал участвовать в  схватке.  Он  больше  не  стрелял,  но
защищался от всех, кто приближался к нему.  Никто  больше  не  осмеливался
напасть на него, так что конфликт завершился без его дальнейшего участия.
     Аристократы короля, похоже, не знали, что им  делать  с  Майкалом.  С
остальными они сделали то, что хотели, и те лежали вокруг стола на полу  и
креслах, покрытые ужасными ранами и истекающие  кровью.  Наконец  один  из
людей короля заговорил с Майкалом.
     - Кто ты такой?
     Вопрос был несложным.
     - Я торговец Майкал Вендал с Лхонца-4. Я прибыл сюда,  чтобы  продать
устройства для ведения войны. Я могу их продать вашему  королю  точно  так
же, как любому другому.
     - Я никогда до сих пор не слышал про этот Лхонц. Где это?
     - Мне очень жаль, что ты не знаешь,  где  моя  родина.  Но  это  твоя
забота, а не моя.
     Майкалу  вовсе  не  хотелось  в  таких  напряженных   обстоятельствах
объяснять концепцию вселенной, насколько он сам  ее  знал,  группе  людей,
которые не вполне были уверены, не плоский ли их мир. Или, может быть, они
считали свой мир центром всего  -  если  они  были  более  развитыми,  чем
казались.
     - А  я  говорю,  убить  его,  как  и  остальных,  -  сказал  один  из
аристократов.
     Один из них решил последовать его  словам  и  ударил  Майкала  мечом.
Результат был таким же, как у предыдущего солдата, с той только  разницей,
что этот воин прочнее держался за меч и упал вместе с ним на пол.
     - Колдовство! - крикнул кто-то.
     - Отведите меня к вашему королю, - сказал Майкал Вендал.
     Ему ответил голос от двери, высокий голос, который перекрыл шум.
     - Не трогайте его. Даже от колдуна может быть польза.
     В комнате появился тот, кто только  что  говорил.  Это  была  дама  -
важная персона, перед которой склонились аристократы короля.
     Она была не старше его самого, решил Майкал,  посмотрев  на  женщину.
Это была первая женщина, которую он увидел со времени своего  прибытия  на
планету, и он  сомневался,  что  ее  внешность  типична.  Волосы  ее  были
обрезаны почти так же коротко, как у мужчин, и она была одета так же,  как
они.
     - Мой отец послал меня сюда, - сказала она Майкалу. -  Ты  пойдешь  с
нами к нему.
     Значит, это была одна из дочерей Цлшла, которых он обучил как  парней
чтобы они заняли место отсутствующих сыновей. Такое  обучение  никогда  не
может быть полностью успешным, решил Майкал. Несмотря на короткую стрижку,
мужскую одежду и окровавленный меч в руке, принцесса была - на холодный  и
зловещий манер - очень женственна.



                                    9

     Других пленников было очень мало. То, что Майкал был пленником,  было
более чем очевидно. Хотя никто  из  взявших  его  в  плен  не  осмеливался
подходить к нему близко, чтобы  не  пострадать  от  того,  что  они  сочли
колдовством, один из них издалека умело накинул ему на шею петлю.  Майкала
вместе с другими пленниками, которые почти все были ранены,  привязали  на
буксир за кавалерией.
     Майкалу делалось плохо при виде других пленников. Они напоминали  ему
о всех мертвых и умирающих, которые остались позади. Когда они  шли  через
двор, не было выхода, кроме как ступать по трупам, которыми  была  усыпана
земля. Над кровоточащими ранами  других  пленников  жужжали  мухи.  Майкал
ничем не мог помочь этим людям. У него было некоторое представление о том,
зачем их везут в замок короля. Если учесть, какие идеи у  местных  жителей
по поводу чести и должного обращения с людьми, было очевидно, для чего  их
везут в замок. Понимание того, что с ними будет, когда их  туда  доставят,
только усугубляло мрачные мысли Майкала.
     Однако, доберутся туда  не  все.  Кавалеристам,  похоже,  не  слишком
нравилось, что их заставили беспокоиться о пленных. То и  дело  кто-нибудь
из них, будто случайно, посильнее затягивал  веревку  на  шее  пленника...
Другие пленники умирали в пути от ран, и их тела еще несколько  километров
волочились за ящерами.
     Отряд двигался по многу часов,  начиная  путь  до  восхода  солнца  и
продолжая идти, когда оно уже заходило. Майкал посчитал, что за первые два
дня пути они прошли по меньшей мере шестьдесят километров. Исходя из того,
что он знал о  политической  структуре  этого  района,  замок  короля  мог
находиться где угодно - хоть через полмира, хотя в этом он сомневался.
     Путешествие продлилось всего лишь еще один день.  На  следующий  день
после этого люди оказались перед воротами крепости  или  города.  Это  был
муравейник, нагромождение хижин, располагавшихся чуть ли не одна на другую
и  окруженных  стеной.  Эту  стену,  в  свою  очередь,  окружало   внешнее
укрепление. Отряд прошел первое укрепление. Каменные стены были  наклонены
назад и имели двадцать футов толщины. Отряд прошел по мосту  надо  рвом  и
через вторые ворота вошел собственно в город. Майкал понятия не имел, чего
ждать. Он ждал, что население начнет проклинать пленников и приветствовать
победоносную армию. Но население состояло из бывших кочевников - крестьян,
худых и темнокожих  людей,  которые  выглядывали  из  окон,  но  держались
подальше от солдат. Они никого не приветствовали и не проклинали.
     Путешествие по узким улицам города прошло без каких  бы  то  ни  было
происшествий. Вскоре отряд достиг замка в  центре  города.  Строение  было
куда богаче, чем жалкая (как казалось теперь) крепость принца, которую так
быстро  захватили  люди  короля.  Майкала  протащила  на  веревке   сквозь
несколько дверей во двор, вдвое больше размерами, чем двор замка принца.
     Пленников поместили в строение без окон, расположенное у самой стены.
Майкала заперли вместе с остальными. Он задумался, чем для него закончится
все это. Он больше  был  уверен  в  судьбе  остальных,  которые  были  еще
молчаливее, чем прежде - если это вообще возможно.
     Никто не позаботился о том, чтобы накормить их, никто не заговорил  с
ними и вообще не дал понять,  что  замечает  их  существование.  Они  были
заперты в темной постройке и оставлены ждать.
     Никак нельзя было понять,  наступил  ли  новый  день.  Наверное,  да,
потому что пришел отряд солдат и пленников стали выводить из их тюрьмы  по
одному. Затем их  отвели  через  двор  и  провели  в  ворота,  за  которым
находилось что-то вроде небольшой арены.
     Майкал не знал, какое сейчас время дня. Он  знал  только,  что  очень
голоден и хочет пить. Еще он волновался, что сейчас будет. Он полагал, что
его товарищам это известно - но ему, разумеется, это известно не было.
     Арена была каменной и круглой. На одном конце располагались навесы  и
скамейки - вероятно, для местной знати. Почему его  привели  сюда,  вместо
того, чтобы отвести к королю? - думал  Майкал.  Может  быть,  здесь  будет
какое-то развлечение?
     Развлечение для холодной принцессы, надо полагать, - подумал он.
     Аристократы  прибывали  и  усаживались  за  высокой  стеной,  которая
отделяла их от пленников внизу. Прошло довольно много времени,  и  наконец
появилась королевская семья. Король  чем-то  напоминал  м'Эртцла.  Он  был
темноволосым,  невысоким,  плотным,  и  производил  впечатление   человека
одновременно веселого и жестокого. Три его дочери тоже были здесь. Они  не
были все такими, как та, которую видел Майкал. Одна из  них  была  намного
моложе других. У нее были длинные волосы. Платье, которое было на ней, шло
ей больше, чем грубые одежды, в которые была одета ее  сестра.  Однако  ее
сестра, старшая из трех, сегодня тоже была одета иначе, в  соответствии  с
моментом. На ней была юбка и легкая блузка, не скрывающая  фигуры.  Третья
сестра казалась женской копией своего отца. В ней  тоже  была  та  веселая
свирепость, которая поражала Майкала в короле. Были и  другие  женщины,  и
даже много. Все они были  со  своими  мужчинами  -  теми  самыми  угрюмыми
аристократами, которые захватили в плен Майкала.  Все  собравшиеся  ждали.
Майкалу было очень интересно, чего они ждут. Особенно от него, Майкала.
     Из маленькой двери под сектором,  где  расселась  королевская  семья,
вышел человек. Он  был  одет  в  обычные  здесь  (жеманные  по  стандартам
Майкала) разноцветные одежды, которые носила знать. В руке у него был меч.
     - Поскольку вам было отказано в  смерти  раньше,  -  обратился  он  к
пленникам, - мы дадим вам  еще  одну  возможность  умереть,  как  положено
мужчинам.
     Он подошел к тому  месту,  где  стояла  небольшая  группа  пленников.
Майкал размышлял, насколько ханжеской была эта речь. Он обратил  внимание,
что в толпе есть несколько просто одетых людей того типа, как те, что были
предсказателями у покойного м'Эртцла. Они выглядели весьма  серьезно,  как
будто наблюдали за ритуалом, тогда как  остальные  зрители  были  в  более
веселом настроении.
     Церемониймейстер освободил от веревок одного из пленников, раненого в
ногу, и дал ничего не соображающему воину меч. Через ту  же  дверь,  через
которую он появился, вышел еще один человек. У него тоже был  меч,  но  он
явно собирался применить оружие иначе,  чем  первый.  С  важным  видом  он
пересек небольшую арену и приблизился к своему предполагаемому противнику.
Он  без  труда  разрубил  воина-пленника  на  куски.  Толпа   смеялась   и
восторженно вопила.
     Церемониймейстер повторил  процедуру  с  другим  пленником.  Появился
новый противник из числа воинов короля. Результат был в общих  чертах  тот
же, хотя пленник  попытался  защищаться.  Теперь  на  арене  валялось  два
мертвых тела.
     - Это лучше, чем  умереть  как  крестьянин,  -  пробормотал  один  из
пленников.
     Майкалу казалось, что смерть  -  это  всегда  смерть,  независимо  от
сопутствующих обстоятельств.
     Церемониймейстер снова выступил вперед. На этот раз он  освободил  от
веревок Майкала. Когда он попытался дать Майкалу  меч,  тот  отказался.  У
него все еще был  иглострел.  Оружие  оставили  ему,  поскольку  никто  не
рискнул его забрать.
     Противником Майкала оказался юноша немногим старше его.  Он  важничал
больше  остальных  и,  прежде  чем  приблизиться  к  Майкалу,   поклонился
принцессе с холодным взглядом. Затем он заметил, что у Майкала нет меча.
     Он крикнул церемониймейстеру:
     - Что  я,  по-вашему,  должен  делать?  Убить  человека,  который  не
защищается?
     Церемониймейстер подошел к Майкалу и настоял, чтобы тот взял меч.
     Толпа больше не смеялась и не вопила. Некоторые  из  зрителей  знали,
что этот поединок будет иметь не  столь  однозначный  результат,  как  два
предыдущих. Зрители шептались друг с другом, передавая эти сведения.
     Майкал решил, что он предоставит им то  зрелище,  ради  которого  они
пришли. У него практически не было представления, как держать меч, который
вдобавок, как он заметил, был не  слишком  острым.  Но,  опустив  на  лицо
капюшон, он мог не бояться противника, как бы искусен тот ни был.
     Противник ждал его на противоположном конце арены,  гордо  поглядывая
по сторонам.  Возможно,  он  начал  удивляться,  что  значит  шепот  среди
зрителей. Майкал сделал уступку его гордости и подошел к нему сам.
     Принцесса с холодным взглядом  смотрела,  не  отрывая  взгляда  и  не
открывая рот. Майкалу стало интересно, почему  она  хочет,  чтобы  стоящий
напротив него юноша умер.
     Противник нанес Майкалу удар.  Майкал  отпрянул.  Следующий  удар  он
встретил своим тупым  мечом.  Затем  Майкал  нанес  удар  противнику.  Тот
проскользнул под мечом и ударил бы Майкала в живот, но скафандр неожиданно
остановил меч.
     Противник Майкала был поражен. Майкал получил превосходство и  ударил
противника по руке. Тупое лезвие даже не порезало одежду.  Значит,  шансов
победить с этим мечом не  было.  Майкал  отбросил  оружие  прочь  и  встал
напротив юноши, ожидая. Тот попытался проткнуть Майкалу горло.
     Меч отскочил от защитного поля и  противник  Майкала  чуть  не  упал.
Майкал вынул иглострел и прицелился в юношу. Тот взглянул  вверх  вовремя,
чтобы увидеть оружие.
     - Колдовство! - вскричал он.
     Майкал выстрелил, и тот скорчился, упал на колени, а затем растянулся
лицом вниз. Меч оказался под ним.
     Большинство зрителей к этому  времени  уже  не  удивились  тому,  что
произошло. Церемониймейстер понятия не имел, что ему  делать  дальше.  Все
молчали, никто не издал ни звука.
     Король встал и сделал Майкалу знак подойти. Майкал подошел туда,  где
король мог смотреть на него  сверху.  Свирепо-веселая  личность  некоторое
время смотрела на него, не зная, что сказать.
     Затем он нашел соответствующие слова.
     - Ты свободен от состязания. Можешь  покинуть  арену.  Но  ты  должен
оставаться в замке, пока я за тобой не пришлю.
     - Очень хорошо.
     - Это было колдовство? - спросил король.
     - Нет, не колдовство.
     Никто не поверит  его  словам,  подумал  Майкал,  учитывая  состояние
здешней так называемой цивилизации.
     - Пусть он идет свободно! - крикнул король церемониймейстеру.
     Тот подбежал к Майкалу и вывел его с арены. Майкал направился обратно
во двор замка - ждать, пока его не позовут.
     Он несколько дней почти не ел и не спал. Ему  очень  хотелось,  чтобы
нашлась мягкая кровать, на которую он бы свалился. Но он  несколько  часов
просидел на камне во дворе,  преисполненный  ожидания.  Несколько  раз  он
проваливался в полудрему.
     Наконец в полдень из внешнего двора  появился  человек,  который  был
церемониймейстером на арене. Он обнаружил Майкала дремлющим на камне.
     - Юноша!
     - Да, да. Я полагаю, вы пришли за мной.
     - Идемте.
     Майкал последовал за этим человеком через лабиринт  комнат,  залов  и
дверей в помещение с аркадами  вдоль  стен  по  обе  стороны,  с  обычными
грубыми гобеленами на стенах.  У  противоположной  стены  стоял  стол,  за
которым сидел король, несколько аристократов и три дочери. Они,  очевидно,
только что закончили трапезу. Все догрызали кости, лежащие  на  деревянных
тарелках. Некоторые мужчины набивали что-то в трубки, чтобы закурить.  Вид
обглоданных костей не сделал Майкала менее голодным.  Это  только  сделало
идею поесть не такой привлекательной для него, как она была.
     - У тебя есть приспособление для убийства, которого я никогда до  сих
пор не видел, - сказал король, перегнувшись через стол  и  уставившись  на
Майкала.
     - Я могу  показать  вам,  как  делать  другие  устройства,  способные
убивать. Это мое ремесло.
     - Ты работал на принца.
     - Принц мертв. Я работаю на любого, кто мне платит.
     - Похоже, ты не очень-то помог принцу, - заметил король.
     -  Я  не  могу  делать  эти  устройства  собственноручно,  и  на   их
изготовление требуется время.
     - Что ты хочешь взамен?
     - Я должен получить машину, в которой прибыл. Вы обнаружите ее  рядом
с укреплением, принадлежащим покойному лорду м'Эртцлу.
     - Это все, чего ты просишь? Достаточно высокая цена. Это занятие  для
многих  человек  на  много  дней.  Им  придется   рисковать   встречей   с
кочевниками.
     - Если вы согласитесь на мои условия, я обещаю  вам  оружие,  которое
навсегда обезопасит вас от угрозы кочевников, - сказал Майкал.
     - Это не угроза, а всего лишь неудобство, - сказал король.
     Снова эта самонадеянность, подумал Майкал, и снова ему считают нужным
сообщить, что кочевники не представляют собой опасности. Интересно, почему
так? Возможно, для поддержания духа.
     - Я еще попрошу наполнить мою машину  листом,  который  вы  курите  в
своих трубках, если он хорош. Если нет, я приму медь или серебро,  если  у
вас много этих металлов.
     - Трава и металлы имеют большую  ценность.  Я  должен  обдумать  твое
предложение.
     - Будьте добры обеспечить мне пищу и помещение, пока будете решать, -
сказал Майкал.
     - Ах да, разумеется.
     Король сделал  знак  человеку,  который  привел  Майкала  сюда.  Тот,
похоже, выполнял роль камер-пажа.
     Пока  они  обсуждали,  какую  комнату   предоставить   Майкалу,   тот
воспользовался  возможностью  рассмотреть  трех  принцесс  на   достаточно
близком расстоянии.
     Старшая из них была тем, чем он ее счел при первом знакомстве  -  как
изящный меч в сравнению с молотом, которым был ее отец. Майкала продолжало
интересовать, что двигало ей, когда  она  послала  на  смерть  юношу,  его
противника на арене.
     Одна из сестер была женской карикатурой на своего отца -  его  черты,
его мрачный вид, но без мужественности, которая почти искупала это  все  в
короле.
     Третья была больше  всех  похожа  на  то,  как  он  представлял  себе
принцессу  -  такая  же  изящная,  как  старшая  сестра,  но  лишенная  ее
холодности.
     Камер-паж, или кто он там был, провел Майкала по коридорам, еще через
множество комнат и дверей, пока не нашел  то,  что  искал.  Майкала  снова
заперли в комнате. По крайней мере, здесь  была  кровать.  Он  решил  лечь
спать, и его решение было нетрудно исполнить.



                                    10

     Кто-то стучал в дверь. Майкал еще толком не проснулся,  но  удивился,
кто в таком месте настолько уважает  его  уединение,  что  дал  себе  труд
постучать в дверь.
     Он  встряхнулся,  попытался  проснуться  и  понял,  что  окончательно
проснуться не в состоянии. Однако он крикнул, чтобы стучавший вошел.
     Дверь немного приоткрылась - ровно настолько, чтобы впустить девушку.
Майкал узнал в ней младшую из принцесс - длинноволосое  существо,  неудачу
короля в превращении дочерей в сыновей.
     - Ты - тот человек, который вчера вечером говорил  с  моим  отцом?  -
спросила она.
     - Да. Что тебе нужно?
     - Я хочу только поговорить с тобой. Ты колдун?
     Она казалась наполовину заинтересованной им,  наполовину  испуганной.
Майкал спросил сам себя, кто мог послать ее. Он решил, что на этот  вопрос
нет ответа, и ему ничего не остается делать, кроме как вступить в  игру  и
посмотреть, что из этого выйдет.
     - Нет, я не колдун.
     - Конечно, если бы ты был колдуном, ты бы никому об этом не сказал, -
произнесла она.
     - Да, может быть. Тогда зачем ты меня спрашиваешь?
     Она некоторое время не могла ничего сказать, а затем, похоже,  вообще
забыла, о чем спрашивала. Майкал по  своему  небольшому  опыту  общения  с
девушками заметил, что они часто так себя ведут.
     - Пойдем со мной, я хочу, чтобы ты кое с кем встретился.
     - С твоим отцом? - спросил Майкал.
     - О нет, не с ним.
     - Твой отец об этом знает?
     - Нет, он бы не одобрил.
     - Тогда я останусь здесь.
     - Я хочу отвести тебя к знатоку религии, - сказала она  таким  тоном,
будто это имело для него особенное значение.
     - Ну и что?
     - Прошу тебя, пойдем. Это очень важно.
     Майкал не хотел идти, особенно если король бы этого не одобрил, но он
решил, что пойдет - возможно, руководствуясь интуицией, которой он никогда
прежде не доверял. Люди часто делают глупости. Ему стало интересно, узнает
ли он от знатока религии что-то об этой планете. Или о  двух  расах,  расе
господ и расе слуг, которые так явственно друг от друга отличались. Что-то
его беспокоило во всем этом, и он хотел бы разобраться, что именно.
     Снова блуждание по лабиринту.
     - Почему необходимо строить эти замки такими запутанными?  -  заметил
он девушке, которая вела его через зал.
     Она не поняла, о чем он. Она никогда не жила в другом месте.
     Они вышли во двор, и принцесса приказала слуге привести  им  верховых
животных.
     - Мы направляемся в очень священное место, - сказала она.
     - Что это за место?
     Она посмотрела на него так, словно ее обескуражили его слова.  Майкал
задумался, какую роль ему придется сейчас разыграть: "юный бог",  "колдун"
или, быть может, "пророк".
     Они выбрались по  узким  запутанным  улицам  из  города,  выехали  за
городскую стену и еще немного проехали.
     За городом были только фермы, и большая часть земель была под паром -
по крайней мере, в настоящий момент не распахана и не  использовалась  под
пастбище, потому что у этих людей вроде не было кого пасти, кроме ящеров.
     Когда они отъехали от города настолько, что его  уже  почти  не  было
видно, они добрались до низкого холма,  на  котором  был  построен  купол,
пластиковый купол. Пластиковый купол!
     Майкал попытался представить, откуда здесь  мог  взяться  пластиковый
купол? Он узнал его. Это была часть системы жизнеобеспечения, датированная
периодом до Большого Конца. Это было типичное устройство для  теллурийской
колонии, временное убежище  для  людей,  которые  прибыли  на  поверхность
гостеприимной планеты.  Это  убежище  давало  им  время  узнать,  есть  ли
какая-нибудь опасность, с которой они  могут  столкнутся,  и  которую  они
могли вычислить по показаниям приборов. Но что купол-убежище делает здесь?
     Их ожидал пеший человек в одежде, напоминающей одежду солдат.  Но  он
не был солдатом, хотя бы потому, что был для этого слишком стар.
     Они спешились и направились туда, где он их ждал - снаружи  открытого
воздушного шлюза купола.
     - Это тот юноша, Майкал, - сказала ему девушка. Майкалу она сказала:
     - Это надсмотрщик Корл. Он изучает древние книги. Когда мы  войдем  в
купол, не говори ни с кем. Только смотри и слушай. Поговорим позже.
     Они прошли через шлюз. Майкал увидел то, что,  согласно  имеющимся  у
него знаниям, и должен был увидеть в таком месте.
     Внутри купола было очень  немногое.  Несколько  давно  не  работающих
машин, устройства  системы  жизнеобеспечения  внутри  купола.  И  там  был
корабль, вокруг которого купол  был  построен.  Не  маленькая  сфера,  как
космическая лодка Майкала, а корабль, способный  нести  двадцать  человек,
оборудование и еду, которые им понадобятся на незнакомой планете.
     Корабль был кубической  формы.  Он  стоял  на  трех  толстых  опорах,
выходящих из его днища. У него было только три антенны, тоже  в  днище,  в
отличие от лодки Майкала, которая вся была покрыта  десятками  антенн.  Но
его космическая лодка была построена  по  военной  модели  более  позднего
периода.
     Поверхность  корабля   была,   однако,   из   такого   же   холодного
керамического материала мертвенно-серого цвета.
     В люке корабля  сидел  и  что-то  бормотал  человек  в  развевающихся
красных одеждах. Майкал предположил, что это жрец солнца. Корл  направился
к нему.
     - О отец, молю тебя, можем ли мы на минуту тебя побеспокоить?
     Старик заворчал и поднял глаза посмотреть, кто его тревожит.
     - Ах, ах, в чем дело? Ах, надсмотрщик Корл.  Входи,  сын  мой.  Входи
внутрь.
     - Не беспокойтесь. Я пришел показать чудесный дом наших предков этому
чужаку, - Корл указал на Майкала.
     - Да, совершенно правильно. Можешь продолжать, надсмотрщик.
     Они прошли мимо старика. Корабль выглядел так, как и  ожидал  Майкал.
Он все это уже видел раньше на картинках.
     Там был центр  для  электронных  устройств  и  питающие  их  батареи.
Остальная часть куба была разделена на несколько помещений. В двух из  них
были сиденья, в каждом - два уровня по пять сидений. Еще два  были  пусты.
Из них давно вынесли то, что когда-то было жизненно важным  оборудованием,
привезенным для колонизации.
     Кроме этого в одном из  помещений  было  еще  два  сидения  на  одном
уровне. Это были места для управления. Над ними находились поднятые  вверх
визоры, перед ними располагались приборы ручного управления  такого  типа,
который устарел и был заменен приборами прямого управления, типа тех,  что
были в лодке Майкала. Между сиденьями находился визор. Но, на случай  если
он не сработает, рядом лежала книга Космического  Поиска,  324-е  издание.
Майкал пользовался всего лишь 326-м изданием.
     - Старик нас не услышит, - сказал Корл.
     - Что значит "надсмотрщик"? - спросил Майкал.
     - Я присматриваю за серфами. Это не  лучшая  работа,  но  она  должна
кем-то делаться.
     - Он скромный человек, но мудрый, - сказала девушка.
     Майкал решил, что она - ученица Корла. Есть ли у него другие?
     - Ты не с Гэфта. Я  не  знаю,  откуда  ты  прибыл,  но  ты  прибыл  в
устройстве, очень похожем на это в основных чертах,  если  мне  рассказали
правду.
     - Так что?
     - Мы не знаем ничего, кроме того, что написано в книгах,  которые  не
может прочитать никто из ныне живущих. Горстка людей среди нас осознала  и
сберегла некоторые истинные факты.
     - Какие же?
     Корл начал свою басню.
     - Существует много звезд, а вокруг них много планет, и Гэфт -  только
одна из них. Существует много рас, и все родственны, и мы - только одна из
них. Когда-то, когда люди были  мудрее,  убийств  не  было.  Были  машины,
которые собирали людей вместе. Люди читали великие книги и были  свободны.
Возможно, вне Гэфта  еще  есть  люди,  которые  делают  все  эти  вещи.  -
Надсмотрщик значительно посмотрел на Майкала. - Возможно,  ты  -  один  из
этих людей.
     - А какое место в этом всем занимают серфы? - спросил Майкал.
     - Они серфы. Они были здесь до нашего прибытия, и  они  останутся  до
тех пор, пока мы не объединимся и не перебьем их.
     - Весьма  гуманная  доктрина,  -  заметил  Майкал,  сознавая  двойную
иронию.
     - Именно так,  -  ответил  надсмотрщик,  который  никакой  иронии  не
почувствовал.
     - Что вам нужно от меня? - спросил Майкал.
     - Я объясню  тебе  нашу  проблему.  Прости,  что  я  так  увлекся.  -
Надсмотрщик  производил  впечатление   увлекающегося.   -   Ортодоксальная
доктрина утверждает, что мы прибыли с солнца и из-за  наших  слабостей  мы
обречены жить без знания этих святых устройств и святых книг,  которые  ты
здесь видишь. Когда мы все  осознаем  нашу  ответственность  и  долг  быть
сильными и верить в истинную доктрину, придет пророк и  научит  нас  тому,
что мы утратили. Это все ерунда. Ты это наверняка понимаешь. Я не  верю  в
святого  пророка,  я  только  могу  связать   воедино   оборванные   нити,
воспользоваться древними книгами, и попытаться воссоздать истину.
     Синтетическая истина, подумал Майкал.
     Надсмотрщик продолжал свою речь.
     - Мы - жалкие остатки тех, кто  по  какому-то  недосмотру  затерялся.
Очевидно, что мы принадлежим к расе, которая должна владеть вселенной.  Ты
же и есть представитель цивилизации, которая  нас  потеряла.  Может  быть,
тебя послали разыскать нас, а, может, ты оказался здесь  случайно.  Но  ты
можешь помочь нам. Ты можешь показать нам машины. Мы сможем бежать  отсюда
и, возможно, вернуться на нашу родину.
     - Предположим, что ты прав, - сказал Майкал. - Но  твой  народ  живет
здесь тысячи лет. Вы даже не говорите на нашем  языке.  Ваша  культура  на
тысячи лет отстала от нашей. Даже если я покажу вам, как  управлять  этими
машинами, у вас будет мало шансов добраться хоть куда-нибудь.
     - Ты хочешь сказать, что они сломаны?
     - Не думаю.
     Машины, сделанные до Конца, обычно были построены так же хорошо,  как
и те, что делались после. Они никогда не изнашивались окончательно.
     - Но вы не понимаете, что вас ждет. Вы  можете  направить  корабль  в
центр солнца. Я бы сам не решился никуда лететь на этой штуке, потому  что
меня не учили управлять кораблем вручную.
     - Значит, ты признаешь, что  прибыл  извне,  -  утвердительно  сказал
надсмотрщик.
     - Я этого не говорил. Думайте, что хотите. Но даже  если  вы  сможете
куда-нибудь отправится на этом  корабле,  вы  сможете  взять  только  двух
операторов и еще двадцать человек.
     - Правильно. Только немногие смогут  бежать.  Разве  это  достаточная
причина, чтобы оставаться здесь?
     - Вы не знаете, что снаружи, - наконец сказал Майкал.
     - Скажи мне, как управлять этим устройством, а решение я приму сам, -
настаивал Корл.
     Майкал сел и стал рассматривать приборы управления. Они  были  крайне
просты: джойстик и дроссель. Был еще индикатор курса и цифровой  ящик  для
введения координат.
     Он опустил перед собой визор. Устройство не включалось автоматически,
как в его лодке, и  он  поискал  кнопку  запуска.  Она  находилась  позади
визора.
     По крайней мере, Майкал предположил, что это и есть она.  Он  показал
ее надсмотрщику.
     - Я не стану включать. Я не знаю, что  случится,  если  я  нажму  эту
кнопку. Нет смысла объяснять вам, как это все работает. Начнем с того, что
я сам этого толком не знаю. Чтобы научиться управлять одной из этих машин,
нужны годы.
     - Я узнал все, что  хотел.  Ты  поступишь  разумно,  если  не  будешь
упоминать нашу беседу. Нас  бы  сочли  еретиками,  если  бы  жрецам  стали
известны наши взгляды. С нами бы поступили так жестоко, как только  смогли
бы. На нас бы  даже  могли  устроить  охоту,  как  на  серфов,  чтобы  нас
опозорить.  Даже  принцесса  не  избежала  бы  этой  участи.  Жрецы  имеют
некоторую власть, потому что утверждают, что у них есть  ключи  к  знанию,
которое содержат древние книги. Но они лгут.
     Они все покинули корабль, прошли мимо сонного жреца на  пороге  люка.
Он даже не проснулся достаточно, чтобы попрощаться.



                                    11

     Майкал терпеливо ждал в отведенной ему комнате еще  несколько  часов.
Он раздумывал над тем, что увидел, и пытался угадать, что получится,  если
(или когда)  надсмотрщик  попытается  включить  машину.  В  лучшем  случае
избранные узнают истину: нет  никакого  смысла  лететь  никуда,  кроме  их
родного мира. А самое бессмысленное - искать древнюю родину.
     В худшем случае что-нибудь не сработает, и все они либо  умрут,  либо
затеряются в космосе.
     Майкал размышлял над странными социальными  обычаями  здешних  людей.
Особенно его интересовало, что  такое  "охота".  Хотя  это  казалось  даже
слишком очевидным: разновидность варварской  игры,  которую  вполне  можно
было ожидать встретить  среди  потомков  давно  потерявшихся  теллурийцев,
самой кровожадной расы космоса.
     Он устал от мыслей и бездействия.  Наконец  прибыл  камер-паж,  чтобы
отвести его к королю. Он провел Майкала через  комнаты  и  залы  в  ту  же
комнату, где он был вчера. Там те же люди снова заканчивали  ужин.  Майкал
ждал,  какой  трюк   его   заставят   совершить   на   этот   раз,   чтобы
продемонстрировать свои возможности. Но на этот раз с ним обошлись иначе.
     - Юноша, - обратился к нему король, -  Я  тщательно  рассмотрел  твое
предложение. Я не знаю, откуда ты прибыл, но мои  советники  говорят,  что
если ты бог, тебе не нужны мои богатства, а если ты дьявол,  я  не  должен
тебе ничего давать, иначе я потеряю свою душу.
     - Ты хочешь сказать, что ничего не станешь покупать у меня?
     Не страшно. На планете есть  другие  люди,  которые  могут  оказаться
лучшими  покупателями.  Или  он  может  вообще  убраться   отсюда.   Какая
привлекательная мысль!
     - Я хочу иметь то, что ты предлагал.  Я  просто  не  намерен  за  это
платить. Ясно?
     - Я продаю, а не раздаю подарки.
     - Я предлагаю тебе только  одну  вещь  в  обмен  на  твою  помощь.  Я
предлагаю тебе жизнь. Для молодого человека жизнь значит многое.
     - Никто из Ассоциации никогда не давал информацию даром, и  не  будет
этого делать.
     Итак, намерения короля прояснились.
     - Ты не хочешь сотрудничать с нами? - спросил круглолицый человек.
     - Нет.
     Король поднял руку. Внезапно на шее Майкала оказалась веревка. Другая
веревка петлей охватила его ноги, и он упал на  пол.  Вокруг  него  стояли
несколько солдат короля.
     - Я не стану пытаться убить тебя обычным способом.  Это  не  поможет.
Опыт показал, что вокруг тебя или твоей одежды есть что-то, что делает это
невозможным. Но я могу удерживать тебя так, пока ты не решишь,  что  лучше
жить, чем умереть с голода.
     - Этого не будет.
     - Посмотрим.
     Властная старшая принцесса поднялась со  своего  места  за  столом  и
подошла к лежащему на полу Майкалу. Солдаты посторонились,  пропуская  ее,
как будто боялись  к  ней  прикоснуться.  Она  вынула  у  него  из  кобуры
иглострел.
     - У нас твое оружие, Майкал Вендал.
     - Не пытайся использовать его.
     Девушка вернулась к столу и положила оружие перед отцом.
     Ее сестра, которая возила Майкала к космическому кораблю, смотрела на
все это равнодушно. "Я послужил ее целям, и больше ей не нужен?" - подумал
Майкал. Он знал, что не может рассчитывать ни на чью помощь.
     Третья принцесса жадно схватила иглострел.
     - Тот, кто воспользуется этим оружием, умрет, - пообещал Майкал.
     - Разве меч разит того, кто его держит в руке? - спросила принцесса с
холодным взглядом.
     - Это не меч. Этим оружием могу  воспользоваться  только  я  или  мой
отец.
     Девушка направила иглострел на него и выглядела так,  словно  решала,
как заставить оружие действовать.
     - Может быть, это оружие доберется до твоей кожи, - сказал король.
     - Исключено.
     Девушка нашла, что  искала,  и  выглядела  довольной.  Она  встала  и
прицелилась в солдат. Они бросились врассыпную, но совершенно напрасно.
     Принцесса  нажала  на  курок,  и  ее  волосы  засверкали  искрами  от
электричества. Иглострел выпал у нее из руки, она  вздохнула  и  упала  на
стол.
     Все повскакивали и собрались вокруг девушки. Ее трясли, расталкивали,
окликали, но все бесполезно. Она была мертва.
     - Моя сестра умерла, - сказала старшая принцесса.
     Они все демонстрировали стоицизм, который Майкал уже наблюдал.  Никто
не кричал и не плакал. Все взгляды были устремлены на него.
     - Ты умрешь,  -  сказала  девушка.  -  Ты  должен  умереть.  Тебе  не
понравится умирать.
     - Кровавые теллурийцы, - сказал Майкал.
     Никто не понял его намека.
     - Снимите с него эту дьявольскую одежду, - велела девушка солдатам.
     Они сгрудились вокруг него и стали неуклюже шарить по его  скафандру.
Майкал знал, что если они  преуспеют,  ему  недолго  останется  жить.  Они
обшарили его с головы до ног, и он уже решил, что  ни  у  кого  не  хватит
воображения найти застежки.
     - Это его настоящая кожа, - сказал один из солдат.
     Поле скафандра смягчало силу ударов, но не могло оттолкнуть руки. Оно
было специально разработано, чтобы  отталкивать  именно  оружие,  учитывая
твердость и скорость.
     - Это не его кожа. Смотрите, к ней прикреплен капюшон. Значит, это не
кожа.
     - Он дьявол.
     Один из солдат наконец нашел застежку,  затем  они  легко  обнаружили
вторую. Некоторое время они обсуждали,  для  чего  служат  эти  штуки,  но
наконец решили: это то, что им нужно. Скафандр был снят. Теперь его ничего
не могло спасти.
     Солдаты вынесли его из комнаты во двор, чтобы оставить там  на  ночь.
Майкал раздумывал, каким будет утро. Он пытался  спать,  предполагая,  что
ему надо быть отдохнувшим, но без  скафандра  ему  было  слишком  холодно.
Кроме того,  он  очень  волновался.  Его  оставили  в  клетке  из  толстых
деревянных прутьев. Никто его не стерег, но он очень быстро убедился,  что
отсюда не выбраться. Снова ему оставалось только ждать.



                                    12

     Утро наступило достаточно  быстро.  Слишком  быстро,  как  показалось
Майкалу. Он не знал в точности, что запланировали для него его хозяева, но
был уверен, что это не будет приятным.
     Приготовления, которые, как он ожидал, будут происходить во  дворе  с
утра, начались с восходом солнца. Слуги вывели ящеров, чистили их  щетками
и мыли. Солдаты деловито наводили блеск на  свое  грубое  оружие.  Младшая
дочь короля прогуливалась по двору, но вдруг резко  свернула  к  клетке  с
Майкалом.
     - Доброе утро, прекрасная принцесса, - сказал он.
     - Ты, должно быть, сошел с ума, - ответила она.
     - Волноваться нет смысла.
     - Ты знаешь, что с тобой будет?
     - Нет. Почему бы тебе не сказать мне?
     Он  надеялся,  что  она  расскажет,  какая  участь  его  ждет,  и   в
благодарность за услугу подскажет, как этой участи избежать. Однако что-то
в ее поведении говорило, что она  пришла  не  затем,  чтобы  помочь.  Быть
может, у нее были еще какие-то личные цели, но никак не помощь ему.
     - Тебя выведут наружу и  будут  на  тебя  охотиться.  Это  прекрасный
спорт.
     - Помоги мне.
     - О нет, только не я. Моя сестра тебе поможет. Она,  наверное,  будет
тем охотником, который схватит тебя. Наденет на  пику.  Она  очень  хорошо
умеет такие вещи.
     - Ты не сожалеешь о том,  что  она,  вероятно,  сделает  со  мной?  -
спросил Майкал наполовину резко, наполовину в надежде.
     - Нет, - ответила девушка.
     - Как говорит древняя поговорка,  -  мрачно  произнес  он,  -  такова
жизнь.
     - Прощай, - сказала принцесса и ушла.
     Он подождал еще немного. Во дворе уже было  несколько  людей  короля.
Затем появились  король  со  старшей  дочерью.  Король  был,  как  обычно,
сердечен и столь же приятен, как стальная стенка. Ни он, ни его дочь  даже
не глянули в сторону пленника. Через довольно большое  время,  когда  весь
отряд собрался и занял места на  ящерах,  открыли  дверь  клетки  Майкала.
Камер-паж, который  также  служил  церемониймейстером  на  арене,  вежливо
попросил его выйти.
     К его шее привязали веревку. Камер-паж  взобрался  на  ящера  и  взял
другой конец веревки. Отряд покинул двор. Майкала они практически волочили
за собой. Они проехали через весь город.
     Как  обычно,  на  улицах  города  было  немного  людей  -   небольшое
количество крестьян, которые, как полагал Майкал, боялись  попадаться  под
руку лордам и леди  из  замка,  которые  имели  обычай  ездить  по  улицам
собственного города с пиками и мечами  наголо,  и  могли  бы  при  желании
затравить полквартала горожан.
     Отряд выехал за внешнюю стену, как только были соблюдены формальности
между капитаном стражи и монархом.  Затем  они  отъехали  от  крепости  по
меньшей мере на две мили.
     Они оставили позади возделанные поля вокруг  города.  Местность  была
покрыта низким кустарником. Они уехали так далеко, что уже  не  видели  ни
города, ни полей, и ни одной живой души, кроме  них  самих.  Только  тогда
отряд остановился.
     Майкал задумался, неужели изоляция делает людей настолько склонными к
садизму,  или  изоляция  только  проявляет  их  природные  склонности.  Он
задумался также над  некоторыми  вещами,  больше  относящимися  к  природе
человеческой доброты. Затем он понял, что у него осталось мало времени  на
размышления. Он решил временно оставить философствования.  Он  еще  успеет
подумать, если останется в живых.
     Они остановились. Камер-паж спешился и снял веревку  с  шеи  Майкала.
Тот не бросился бежать. Дыхание ящеров все еще делало  его  холодную  кожу
влажной.
     - Правила очень  просты,  -  сказал  камер-паж.  -  Ты  убегаешь.  Мы
догоняем. Мы хватаем тебя. Мы тебя убиваем.
     - Вы что, пьесу ставите? - спросил Майкал, но никто не понял, что  он
сказал.
     - Беги. У тебя есть несколько минут, прежде чем мы пустимся в погоню.
     Майкал бросил последний взгляд на ледяную  принцессу,  на  счастливое
выражение ее лица, и побежал, побежал "будто за ним  черти  гнались",  как
гласит поговорка.
     Но в густом кустарнике бежать было особенно некуда. Он побежал  вверх
по склону невысокого холма и перевалил через его вершину, чтобы скрыться с
глаз охотничьего отряда. Кусты цеплялись и царапали его  кожу,  каменистая
почва ранила босые ноги, но он продолжал бежать.
     Если бы он знал, в каком направлении  находится  древний  космический
корабль, он побежал бы туда. Этот религиозные реликт выглядел  так,  будто
его все-таки можно было бы  поднять  в  воздух.  Лучше  было  бы  рискнуть
сделать это, чем оставаться там, где его  схватит  и  прикончит  охотничий
отряд, как это без особенных церемоний изложил ему церемониймейстер.
     Майкалу показалось, что кто-то наблюдает за ним. Он осмотрелся вокруг
и ничего не увидел. Но он слышал, как  сотрясают  землю  ящеры  охотников,
чудовищным галопом устремившиеся куда-то к подножию холма, на  котором  он
находился.
     Он продолжал бежать, продираясь сквозь кусты. Он взбежал на следующий
холм. Но охотничий отряд был менее чем в двухстах  метрах  позади  него  и
быстро настигал.
     Чем быстрее он бежал, тем больше его царапал кустарник.  Кровь  текла
из царапин на теле Майкала. Ноги его ужасно болели. Он старался не  думать
об этом и сосредоточиться на том, чтобы одолеть следующий холм.
     Но когда он взбирался на него, охотничий отряд  уже  перевалил  через
предыдущий холм и приближался со всей доступной ящерам  быстротой.  Майкал
добежал до вершины холма и ринулся вниз. В  этот  момент  в  него  бросили
копье, но промахнулись.
     Он оказался в овраге, по которому тек ручей.  Кусты  здесь  были  еще
гуще. Он нырнул в кусты и застрял.
     Охотники были слишком близко. Всего в нескольких метрах  позади.  Они
увидели густой кустарник и бросились за жертвой.
     Майкал поднял взгляд и увидел, что догоняющие его  охотники  внезапно
остановились. Ящеры не могли  двигаться  в  густом  кустарнике.  Некоторые
охотники спешивались.
     Затем он услышал голос старшей принцессы.
     - Он мой, - сказала она кому-то.
     После этого Майкал не услышал ничего, кроме своего собственного крика
боли.
     Он не остановился посмотреть, но он чувствовал пику в своей ноге.  Он
пробрался сквозь кустарник и попал в  ручей.  Он  больше  не  мог  бежать.
Майкал оглянулся. Несколько человек выбирались из кустарника, в том  числе
владелица пики, которой он был пронзен.  Принцесса  вынимала  из-за  пояса
нож.
     Когда Майкал уже почти выбрался на противоположный берег, он упал  на
мокрые камни. И снова закричал. Охотники смыкались вокруг  него.  Спасения
не было.
     Они смотрели на него довольно равнодушно. Двое  из  них  были  заняты
каким-то  совершенно  посторонним  разговором.  Камер-паж  протолкался   к
Майкалу и поглядел на него.
     - Он еще жив, - пожаловался камер-паж.
     - Терпение, - ответила девушка, придвигаясь ближе.
     - Вы звери! - крикнул им Майкал. - Когда мой отец узнает, он вам всем
покажет!
     - Пустые слова, - сказал один из охотников.
     Принцесса замахнулась ножом. В тот же  миг  что-то  упало  сверху  на
корчащееся тело Майкала. Он взглянул, что это. Это было  мертвое  тело  со
стрелой в спине. Принцесса отпрянула.
     Сквозь полуприкрытые веки Майкал  видел,  как  падают  остальные.  Он
увидел, как упали еще двое. Прочие сели на  ящеров  и  вразброс  удалялись
прочь. Храбрые охотники не желали превращаться в дичь.
     Это было последнее, что помнил Майкал. Да еще кустарник,  на  который
он смотрел, когда потерял сознание.



                                    13

     Время от времени Майкал достаточно приходил в себя,  чтобы  осознать,
что он переброшен через спину ящера, который быстро движется по вересковой
пустоши. Эту местность он видел на пути к крепости ныне покойного  принца.
Но Майкал не мог пошевелить головой, чтобы увидеть, кто везет его  -  куда
бы он его ни вез.
     Затем Майкал проснулся. Он уже не  покачивался  на  спине  ящера.  Он
лежал на грязном полу хижины. Большая часть хижины была под землей.  Стены
были грубо сделаны из камня, крыша - из шкуры ящера. Майкал был  в  хижине
не один. У очага готовила еду молодая девушка. Очаг располагался  рядом  с
дверью, где дым хоть отчасти уносило  наружу.  Снаружи  доносились  голоса
мужчин, разговаривающих на певучем языке. Хоть Майкал и не знал, о чем они
говорят, он уловил, что между ними идет спор. Он прислушался, и  разобрал,
что разговаривают пятеро. Он потерял анализатор вместе со скафандром, и  у
него не было возможности даже начать изучение этого языка.
     Девушка заметила, что он проснулся. Она подошла туда,  где  он  лежал
под толстой шкурой, посмотрела на него и положила руку ему на  лоб.  Затем
она позвала других. Разговор снаружи хижины прекратился, и в хижину  вошли
двое мужчин.
     Оба были кочевниками,  ростом  не  более  полутора  метров,  хрупкого
телосложения и темнокожие. Майкал еще никогда  не  был  на  таком  близком
расстоянии от людей этой расы. Они явно  были  гуманоидами,  но  столь  же
очевидно не были людьми.  Уши  у  них  были  маленькие,  остроконечные,  и
располагались высоко на голове. Глаза были большие, красновато-фиолетовые.
Кожа казалась как будто пыльной. Он предположил, что у них с  людьми  расы
короля не может быть детей, и он не слышал ничего, что опровергло  бы  эту
догадку.
     Один из мужчин, молодой, такого же хрупкого вида,  как  и  остальные,
приблизился к Майкалу, уставился ему в глаза и попытался заговорить с ним.
Разумеется, Майкал ничего не  понял.  Мужчина  отвернулся  к  остальным  и
что-то сказал им, затем снова повернулся к Майкалу.
     - Ты говоришь на языке гэфтов? - спросил он.
     - Да.
     - Кто ты такой? Ты не вполне похож на остальных.
     - Я - Майкал Вендал с Лхонца-4, - ответил Майкал.
     - Я не знаю такого места. Похоже, ты не очень-то  понравился  гэфтам.
Они редко охотятся на кого-то еще, кроме людей  нашей  расы,  которых  они
называют серфами.
     - Вам известно, что такое планета? -  спросил  Майкал,  углубляясь  в
тему гораздо глубже  и  быстрее,  чем  он  счел  бы  безопасным,  если  бы
поразмыслил.
     - Наши философы говорили, что существует много миров и много солнц.
     - Я прибыл с другой планеты.
     - Но ты больше похож на гэфтов, чем на нас, Майкал Вендал.
     - Я полагаю, что у меня с ними были  общие  предки  на  нашей  родной
планете, которую мы покинули тысячи лет назад.
     - Чувствуешь ли ты, что связан с ними родственными узами?
     - Нет.
     Мужчина вернулся к остальным и заговорил с ними на их певучем  языке.
Второй мужчина, который заходил вместе с ним в хижину к  Майкалу,  похоже,
сомневался насчет чувств, которые Майкал питает к гэфтам,  как  люди  этой
расы называли человеческое население планеты.
     - Он тебе не верит, - сказал Майкалу первый мужчина.  -  Он  говорит,
что ты принадлежишь к ним и будешь против нас. Можешь ли ты чем-нибудь нам
помочь, Майкал Вендал?
     - Гэфты забрали мое оружие и одежду. У меня ничего не осталось, кроме
моих знаний, а я не думаю,  что  вы  сможете  их  использовать.  -  Майкал
вспомнил про космическую лодку. - Впрочем, у меня осталась еще одна  вещь,
если я смогу до не добраться. Вы слышали о лорде м'Эртцле?
     - Нет. Среди гэфтов много лордов. Не меньше сотни.
     - Этот лорд был вассалом принца Покошла.
     - Принц мне известен. Наши люди говорят, что  принц  мертв,  все  его
люди мертвы, а король Цлшл захватил все его земли.
     - Если я доберусь до моей машины, я смогу очень сильно вам помочь.
     - Я почему-то верю тебе, Майкал Вендал. Может быть потому, что у  нас
нет выбора. Меня зовут Ди-Лак.
     Мужчина протянул вперед обе руки ладонями кверху. Майкал предположил,
что от него ожидают того же, и тоже так поступил.
     - Я объясню  тебе,  потому  что  ты  прибыл  из  другого  мира.  Тебе
известно, что идет война между  нами  и  твоими  дальними  родственниками,
которые сделались нашими правителями.  Эта  война  началась,  когда  гэфты
только появились здесь. Мы не знаем, откуда они пришли. Это все легенды, и
никто в наши дни не знает правды.
     Легенды гласят, что гэфтов было очень  немного,  даже  меньше  целого
племени. Женщин у  них  тоже  было  немного.  Они  долгое  время  жили  на
нескольких холмах и не просили у нас ни помощи, ни земли.  Затем  однажды,
через много лет после того, как они появились, они напали на группу  наших
людей. У них было удивительное оружие, которое стреляло огнем. Они увели с
собой женщин. Но женщины  не  рожали  от  них  детей.  Когда  они  в  этом
убедились, они вышвырнули женщин из своего лагеря. Мы все еще не  нападали
на них.
     Время шло, и их становилось больше. Но их было слишком мало  в  самом
начале. Затем один из них привел на свою ферму нескольких наших, чтобы они
ему помогали. Это тогда некоторые наши соплеменники стали серфами.
     Мы долгое время боялись странного  оружия  гэфтов.  Но  они,  похоже,
утратили умение им пользоваться. Сейчас об этом оружие известно только то,
что говорят легенды.
     Численность гэфтов медленно росла, и они забирали к себе  все  больше
наших. Они  были  сильнее  нас.  Они  умели  делать  обыкновенное  оружие,
которого мы тогда делать не умели. Они первыми приручили  животных,  чтобы
ездить верхом.
     Мы всегда были мирными людьми. С первых дней существования нашей расы
мы были охотниками и пастухами. Мы никогда не были фермерами. У  нас  были
мыслители,  но  никогда  не  было  техники  для  производства   оружия   и
инструментов, как у гэфтов. Мы никогда не хотели войны. Мы никогда не были
организованы для войны и не знали, как ее вести.
     Они заставили нас вести войну. Каждый день они  отбирали  у  нас  еще
один участок земли. Они отрезали нас от источников, где  мы  всегда  поили
скот, и не давали нам прохода по нашим обычным тропам с равнин в горы.
     Они охотились на нас и убивали всякий раз,  когда  не  могли  сделать
серфами.
     У нас больше не стало мыслителей, потому что мы не имели  времени  на
размышления. Духи солнца и земли оскорблены нашим невниманием. Наш скот не
получает должного ухода. Хотя нас гораздо больше, чем их, гэфты  постоянно
убивают нас. Они убивают нас и делают рабами на своих плантациях, а мы  не
в силах остановить их, хотя мы многому научились от них и теперь  воюем  с
ними, как только можем.
     Их тысячи, и они сильны. Нас тысячи тысяч, и мы слабы.
     Некоторые из нас  сейчас  говорят,  что  мы  должны  стать  сильными,
заставив воинов сражаться, как это делают гэфты  -  командовать  ими,  как
серфами.
     Но если мы окончательно уничтожим наши старые традиции,  духи  больше
никогда не станут помогать нам. Уже сейчас болезнь гэфтов напала на нас, и
духи не помогают.
     Если мы уничтожим старый образ жизни, это будет хуже,  чем  все,  что
могли бы сделать с нами гэфты. Я думаю так.
     Ситуация была классической, точно как в учебнике. Местное  население,
неразрывно входящее в экологическую  структуру,  было  стабильно  и  имело
свободную  организацию.  Никакого   перенаселения,   никакой   технологии,
стабильность. Затем появились  гэфты,  люди.  У  них  была  организация  и
стремление ее  использовать.  Они  медленно  расширяли  сферу  влияния,  а
местное население не могло им противостоять, потому что местные были не  в
состоянии разобрать и проанализировать что  происходит  на  основе  своего
прошлого  опыта  -  быть  может,  такого  же  продолжительного,  как  опыт
человеческой расы, но совершенно мирного, а не проведенного  в  постоянной
экспансии и конфликтах на тысяче планет.
     Среди  кочевников,  очевидно,  развились  разные   течения.   Другими
словами, та же самая ситуация возникла после долгого периода  теллурийской
оккупации, где местному населению позволили жить, как оно жило до сих пор,
в  течение  любого  времени.  Гэфты  в  миниатюре  повторили  ситуацию   с
теллурийской расой в целом перед Концом. Быть  может,  они  даже  не  были
настоящими колонистами, а бежали от Конца. Большинство оставшихся  колоний
сократились до гетто, как на планете Майкала,  когда  социальная  динамика
Конца  стала  очевидной.  Никому  не  хотелось  повторять  вновь  то,  что
случилось прежде.
     Гэфты, однако, прибыли сюда в малом числе,  с  небольшим  количеством
оборудования и еще меньшими знаниями. Они были  полной  противоположностью
тому, какой должна быть группа колонизаторов.
     И они постепенно захватили власть над планетой  -  ради  практических
целей - хотя они и утратили все, что знали их предки. У  них  были  только
организованность и агрессивность.
     Снова шла речь о болезни - возможно, той самой, о которой Майкал  уже
слышал от лорда м'Эртцла. Среди кочевников явно  свирепствовала  эпидемия.
Либо  на  них  напала  новая  разновидность  болезни,  либо  болезнь  была
циклической, и кочевники просто забыли, когда она была в последний раз. А,
скорее всего, и то, и другое одновременно.
     - Ты думаешь, Майкал Вендал?
     - Я думаю. Я могу вам помочь, но я  должен  вернуть  машину,  которую
оставил в крепости лорда м'Эртцла.  Я  также  могу  помочь  вам  атаковать
гэфтов, хотя тем самым нарушу правила моего народа. Но у меня есть  личные
причины желать, чтобы с ними было покончено.
     Геноцид, подумал Майкал. Но так или иначе  это  будет  геноцид.  Если
уничтожить  военную  власть  гэфтов,  они  смогут  жить  тысячи  лет,   не
превращаясь снова в угрозу.
     - Может быть,  мне  удастся  прекратить  болезнь.  Я  не  могу  этого
обещать, но, возможно, у меня получится.
     - Ты знаешь какую-нибудь магию?
     - Помнишь огненное оружие из легенды? - спросил Майкал. - Такие  вещи
заставляет работать не магия, а знание. Оружие похоже на  солнечный  свет,
который приходит с большого расстояния и обжигает.
     - Не понимаю.
     - Мы должны вернуть мою машину, - твердо сказал Майкал.
     - Я отправлюсь с тобой, и у меня есть верховой ящер для  тебя.  Может
быть, с нами пойдут и другие. Но будут и противники. Они  поймут  тебя  не
лучше, чем понимаю  я,  и  у  них  есть  свои  решения  наших  проблем.  Я
соглашаюсь с тем, что ты предложил, не потому, что поверил тебе, а  потому
что у нас и так мало шансов. Я бы попробовал подняться на вершину холма  и
полететь, если бы думал, что это поможет. Многие просто в отчаянии.
     Майкал хотел встать, и понял, что на нем нет одежды. Он  закутался  в
шкуру.
     - Будем собираться, - сказал Ди-Лак.
     Он заговорил с девушкой. Она принесла из угла хижины мешок, сделанный
из шкуры, и достала из него толстый плащ, какие носили все кочевники.  Она
дала плащ Майкалу, но когда он закутался в него, над ним засмеялись и она,
и Ди-Лак. Плащ был на десять сантиметров короче, чем надо.
     - Как, интересно, быть с обувью? - сказал Ди-Лак.
     - Нет времени. Я сниму ее с первого гэфта, которого поймаю.
     Майкал поразился собственной агрессивности.
     Они вышли из хижины. Солнце садилось, и в центре площадки, окруженной
одинаковыми хижинами, разжигали  костер.  Вокруг  костра  стояли  мужчины,
что-то обсуждая (Майкала?).
     Ди-Лак заговорил  с  ними.  Завязалась  оживленная  беседа,  которая,
похоже, принимала неприятный оборот.
     - Что происходит? - спросил Майкал.
     - Некоторые из нас тоже умеют говорить на чудовищном языке, чужак,  -
сказал один из мужчин. - Меня зовут Ра-Сев. Я не верю, что эта экспедиция,
которую ты предлагаешь, что-то принесет нам. Ты родственник гэфтов,  а  не
наш. Я не верю в существование этой твоей машины. Может  быть,  ты  только
хочешь вернуться к своим друзьям за наш счет.
     Спор стал еще яростнее, и его участники уже смотрели друг другу прямо
в глаза с расстояния в несколько дюймов.
     - Я еду в любом случае, - сказал Ди-Лак. - Какая еще  надежда  у  нас
есть?
     Несколько других вроде бы соглашались с ним. Когда он встал, они тоже
встали.
     - Мы отправляемся в течение часа. Вас поставят в известность.
     Мужчина по имени Ра-Сев тоже встал.
     - Вы оставляете нам мало людей, чтобы защитить стада.  Вы  можете  не
вернуться, и ваша глупость будет нам стоить  всего,  что  мы  имеем.  Этот
чужак не должен для нас значить ничего. Мы должны убить его, как убили  бы
любого гэфта.
     - Он мой гость.
     Один из мужчин, что продолжали сидеть, вынул из складок плаща длинный
нож и глянул на Майкала.
     - Община не может потерять вас всех. Если чужак умрет, у вас не будет
повода гоняться за его безумными идеями. Вы не можете сражаться  с  вашими
соплеменниками, защищая его.
     Друг Ра-Сева, поигрывающий ножом, встал и подошел к Майкалу.
     - Быстрее, - сказал Ра-Сев.
     Нападающий взмахнул ножом, но  прежде  чем  он  успел  его  опустить,
Майкал схватил его тонкую руку и рванул ее назад. Они оба упали. Нож  упал
вне пределов досягаемости.
     - Ты нарушаешь законы гостеприимства, Ра-Сев, - сказал Ди-Лак.
     - Не может быть гостеприимства по отношению к врагу.
     - Я спас этого человека от короля не для того, чтобы отдать тебе.  Мы
отправляемся в путь немедленно.
     Ди-Лак и другие удалились от костра вместе с Майкалом. Они  вышли  за
круг хижин. Ди-Лак отдал остальным приказы, и они разошлись.
     - Ты видишь, что не все разделяют мои взгляды, - сказал Ди-Лак.
     - Как мы найдем место, где я оставил машину? - спросил Майкал.
     - Это будет трудно, но возможно. Мы найдем земли принца Покошла  -  я
думаю, что смогу их найти. Там мы узнаем от его  бывших  серфов,  где  жил
этот  твой  лорд.  Путешествовать  будет  опасно,  если   солдаты   короля
разбросаны там повсюду, перенимая  управление  этим  новым  владением  его
величества, но мы настолько же опасны для них, как и они для нас. Мы убили
много солдат, пойманных вокруг на дорогах. Мы убьем их  еще  больше,  хотя
многие из нас умрут. Их не так много, чтобы они могли терять людей.
     - Неужели люди твоего народа так легко решаются  на  самоубийство?  -
спросил Майкал.
     - Только те, кто знают, что мы непременно  должны  истребить  гэфтов.
Другие нападают на фермы,  чтобы  забрать  животных.  Третьи  не  подходят
близко. Они избегают  гэфтов  и  бегут  из  мест,  где  обнаруживают  этих
дьяволов. Они оставляют источники и свои деревни без боя, даже не  пытаясь
сопротивляться. Есть еще те, которые мечтают о великой армии, сидя  вокруг
костров, но понятия не имеют, как  ее  собрать.  Они  отравляют  остальных
своими мыслями.
     Отправленные с поручениями три участника  их  отряда  возвратились  с
дополнительной одеждой и едой в сумках из кожи ящеров. Они все  взобрались
на верховых ящеров. Также у них было с собой оружие - несколько мечей, а в
основном луки. Но у Майкала не было ничего. Они двинулись прочь от деревни
по холмистой равнине.



                                    14

     Езда верхом была такой же тяжелой, как прежде. Майкал нисколько к ней
не привык. Они ехали верхом всю эту ночь. Майкал даже не видел,  куда  они
едут. Он держался все время за Ди-Лаком и только таким  образом  не  терял
дорогу.
     Когда настало утро, они остановились и несколько часов отдыхали. Всем
раздали куски сушеного мяса и трубки с травой, которую  здесь  курили.  Ее
можно было курить, но она не была похожа на то  растение,  которое  Майкал
знал как табак. Но он счел, что она все равно будет иметь  ценность,  если
он когда-нибудь доставит ее на Лхонц-4. Прошло уже несколько  дней  с  тех
пор, как он вообще думал о  том,  что  когда-нибудь  сможет  вернуться  на
Лхонц-4. Временами он был совершенно уверен в том, что никогда не вернется
туда.
     После обеда они снова пустились  в  путь.  Днем  они  ехали  быстрее.
Кочевники были великолепными наездниками. Майкал держался, что стоило  ему
еще нескольких натертостей от седла. Он с радостью думал,  что  ему  очень
долго не придется ездить верхом ни на каких животных,  если  он  выберется
отсюда.
     Он не узнавал местность, по которой они ехали. Все  равнины  казались
ему совершенно одинаковыми. Лишенная цвета трава. Холмы. Горы в отдалении.
Больше не было практически ничего,  что  могло  бы  как-то  отличить  один
участок равнины от другого. Иногда,  очень  редко,  отряд  встречал  стада
рептилий. Обычно кочевники охотились на них,  но  сейчас  у  них  не  было
времени остановиться для охоты или чего-нибудь еще.
     Они  снова  отдохнули,  ехали  всю  ночь,  отдыхали  опять  и   вновь
отправились в путь. Майкал был уверен, что они преодолели гораздо  большее
расстояние, чем преодолели бы на их месте  солдаты  короля,  которые  были
большими разгильдяями, несмотря на их суровую дисциплину.
     Наконец  отряд  выехал  к  полям,  где  паслись  стада  животных  под
присмотром пастухов. Пастухами  были  серфы,  одетые  в  тускло-коричневую
одежду фасона гэфтов - штаны, туники и короткие плащи из грубой  шерстяной
пряжи или выделанных шкур, выглядевшие  очень  грубо.  Серфы  не  обращали
внимания на путников. Они как будто их вообще не видели.
     Путники остановились, чтобы задать вопросы  пастуху.  Ди-Лак  сначала
попытался заговорить с ним на языке кочевников, но тот отвечал медленно  и
неуклюже, и Ди-Лак перешел на язык гэфтов.
     - Да, эта земля принадлежала принцу Покошлу. Он мертв.  У  нас  новый
правитель. Мы не знаем, кто теперь наш лорд, - ответствовал пастух.
     Кочевники были несколько потрясены неспособностью серфа  говорить  на
языке, который должен быть его родным.
     - Ты знаешь лорда м'Эртцла? - спросил Майкал.
     - Я слышал это имя. Он тоже мертв.
     - Где были его земли, когда он был жив?
     - Вон там, - сказал пастух, показывая пальцем в сторону холмов справа
от них.
     Майкал и кочевники оставили  пастуха  с  его  стадами,  или,  вернее,
стадами  его  господина,  и  направились  туда,  куда  он  показал.  Через
несколько часов местность стала  казаться  Майкалу  смутно  знакомой.  Они
проезжали здесь по дороге к замку принца. Сейчас  они  ехали  по  чему-то,
смахивающему напоминающему дорогу, хотя она не была известна никому, кроме
тех, кто ей пользовался. Они направлялись в  земли,  которые  принадлежали
лорду м'Эртцлу. Теперь Майкал даже мог указывать, куда ехать.
     Они снова отдохнули и снова пустились в  путь.  Когда  стемнело,  они
опять остановились поесть, покурить и немного отдохнуть.
     Разложили костер.  Все  сидели  вокруг  костра,  когда  один  человек
услышал какой-то звук и обратился к Ди-Лаку. Тот забросал костер грязью  и
объяснил Майкалу, что случилось.
     - Во-Эво слышит приближающуюся повозку. Ты ее слышишь?
     Все затихли. Майкал внимательно прислушался и краем уха уловил  скрип
колес. Они все ждали появления чего-то, что  можно  было  связать  с  этим
звуком. Вскоре появились всадники, по обыкновению  безмолвные.  Они  ехали
медленно, а позади них  ехала  повозка,  которую  тоже  тащили  ящеры.  На
повозке находилась круглая космическая  лодка  на  опорах,  привязанная  к
повозке  веревками.  Всего  в  отряде  было  двенадцать  солдат  с  высоко
поднятыми пиками, и  офицер,  который  ехал  рядом  с  повозкой.  Повозкой
управлял серф. Другой серф погонял двух животных впереди нее. Они казались
крошечными по сравнению с ящерами.
     - Это моя машина, - сказал Майкал.
     - Тише, или они нас услышат.
     Майкал шепнул:
     - Мы должны отбить ее у них, прежде чем  они  отвезут  ее  к  королю.
Тогда у нас уже не будет шанса ее заполучить.
     - Нас только пятеро, а их тринадцать. У нас ничего не выйдет.
     - Дай мне твой нож, - сказал Майкал.
     - Что ты станешь делать?
     - Если я попаду в машину прежде, чем они смогут меня  остановить,  мы
выиграли.
     - Мы можем отвлечь их, - сказал Ди-Лак. - Мы разведем другой  костер.
Затем  отправимся  к  повозке  и  будем  сдерживать  солдат,  пока  ты  не
проберешься внутрь.
     Майкал направился к повозке, которая была в пятидесяти метрах.  Когда
он был на половине дороги, то увидел костер в двадцати метрах  справа.  Он
продолжал двигаться вперед. Четверо солдат направились к костру, а повозка
остановилась.
     Майкал зашел сзади и обнаружил, что  между  ним  и  повозкой  четверо
солдат. Он крикнул. Они попытались броситься на него. Пика едва не  задела
ноги. Он проскользнул между двумя животными. Солдат выхватил меч  и  хотел
ударить Майкала, но тот увернулся и  взобрался  на  повозку.  Его  ударили
пикой, но промахнулись, и он схватился  за  нее,  пока  держащий  владелец
оружия пытался  отпрянуть,  Майкал  сбросил  его  с  ящера.  Один  из  его
противников был сражен стрелой, и  остальные  стали  осматриваться,  чтобы
понять, откуда она прилетела. Майкал тем  временем  открывал  дверь  своей
машины.
     Он забрался в космическую лодку. Как и  следовало  ожидать,  там  все
было в порядке, поскольку никто не мог  проникнуть  сквозь  окружавшее  ее
поле, хотя поле не мешало ее перемещать, - точно так же  как  поле  вокруг
скафандра Майкала препятствовало некоторым действиям,  которым  подвергали
его солдаты короля.
     Майкал надел шлем управления и  запустил  машину.  Она  поднялась  на
несколько сантиметров над повозкой. Веревки натянулись. Майкал добавил еще
мощности, чтобы поднять повозку. Веревки натянулись до предела  под  весом
массивной повозки с тремя колесами, сделанными из  стволов  деревьев.  При
помощи визора он видел, как падают люди, но в темноте он не мог  различить
деталей, только контуры.
     Повозка оборвалась и  упала,  накрыв  нескольких  солдат.  Майкал  не
слышал ничего, но почти чувствовал их вопли.
     Солдаты  мчались  прочь,  в  ужасе  от  космической  лодки  и  смерти
товарищей. Майкал не видел кочевников, но он направил машину к  зажженному
костру и посадил ее рядом с ним.
     Когда он совершил посадку и открыл дверь, его  ждали  три  кочевника.
Они испытывали благоговейный страх перед  тем,  что  наделала  космическая
лодка.
     - Это в самом деле чудесная машина, Майкал Вендал. Что ты собираешься
делать теперь, когда она снова у тебя?
     - Нам нужно вернуться в лагерь.
     Трое кочевников согласились вернуться в лагерь с лишними  ящерами,  а
Ди-Лак забрался к Майкалу в лодку. В машине было  место  только  для  двух
человек. Ди-Лак посмотрел на визор, библиотеку и шлем управления, и ничего
не сказал.
     - Мы вернемся за несколько минут. Завтра попробуем лечить болезнь,  -
сказал Майкал.



                                    15

     На следующее утро Майкала разбудил Ди-Лак. Они вышли к костру, вокруг
которого сидело и завтракало  много  людей,  в  том  числе  Ра-Сев  и  тот
человек, который пытался убить Майкала.
     - Ты поступил, как обещал, - сказал Ра-Сев. - Теперь проверка.
     - О чем ты говоришь? - спросил Майкал.
     - До сих пор мы слышали о страшной болезни от остальных.  Теперь  она
пришла к нам. Мне сказали, что она убивает каждого четвертого и  ослабляет
остальных. Болезнь пришла от гэфтов. Это еще один способ нас угнетать.  Ты
говорил, что сможешь вылечить болезнь.
     - Я не уверен, смогу ли я ее вылечить.
     - Ты должен попытаться, и мы будем знать, способен  ли  ты  выполнить
все остальное, что обещал.
     Непохоже было, чтобы отношение Ра-Сева к Майкалу  сильно  изменилось.
Он  требовал  доказательств.  Майкалу  хотелось  бы,  чтобы   в   качестве
доказательства от него требовали чего-то,  в  чем  он  больше  уверен.  Он
отправился к космической лодке, взял небольшую машинку из тайника в панели
и вернулся с ней к Ра-Севу.
     - Отведи меня к больному, Ра-Сев. Я сделаю все, что смогу,  но  я  не
могу ничего обещать.
     Маленькая  машинка  была  всего  лишь  тестирующим  устройством   для
персональной помощи, и Майкал разбирался в медицине всего лишь в  пределах
оказания первой помощи, ничего более серьезного. Машинка  была  скоростным
анализатором. Она не проводила глубоко исследования,  для  которого  нужна
была полностью оборудованная лаборатория.
     Ра-Сев отвел Майкала в хижину. Внутри они обнаружили женщину, которая
нянчила мальчика лет двенадцати. Мальчик дрожал, скорчившись  под  шкурами
на полу. Майкал направил устройство на мальчика и принялся не очень  умело
возиться с машинкой. При помощи устройства с девятью клавишами  и  визором
он записывал результаты - числа, которые для него ничего не значили. Затем
он забрал машинку обратно на борт лодки. Ра-Сев следовал за ним.
     - Какая хитрая машина,  -  сказал  Ра-Сев,  указывая  на  космическую
лодку. - Как она работает?
     - Я не знаю в точности, как именно, - сказал  Майкал.  -  По  крайней
мере, тебе я этого объяснить не смогу.
     Майкал подсоединил медицинский анализатор к библиотеке и задействовал
информаторий. Он нашел необходимые ему ссылки, и понял - насколько он  был
в состоянии понять, - что из себя  представляет  эта  болезнь,  и  как  ее
лечить.
     - В основе этой болезни -  один  из  вирусов,  составлявших  то,  что
древние называли "обычная простуда".
     - Что ты можешь предпринять?
     - Предполагается, что эта болезнь  не  опасна.  Возможно,  это  более
серьезная ее разновидность, или, возможно, есть  какие-то  особенности  на
этой планете или в вашей расе, которые делают ее смертельной. Вы  уверены,
что это гэфтская болезнь?
     - Увереннее и быть нельзя, - ответил Ра-Сев.
     - У меня есть небольшое  количество  антибиотика  общего  назначения,
который можно использовать. Но я не могу воспроизвести его здесь и сделать
еще. Это будет противоречить правилам Ассоциации.
     - Что это за Ассоциация? - оскалился Ра-Сев.
     - Вы что, думаете, я единственный представитель своей расы? Нас очень
много. Мы занимаемся продажей знания людям вроде гэфтов, получая от них  в
обмен то, что они могут дать. Для твоего народа я мало что  могу  сделать.
То, что я знаю, для вас бесполезно, потому  что  у  меня  нет  возможности
показать вам, как делать лекарства или оружие. У вас  нет  средств  делать
такие вещи.
     - Если тебе выгодно торговать с гэфтами, почему ты помогаешь нам?
     - Не знаю.
     На самом деле у Майкала были некоторые  соображения,  почему  он  так
поступает.  Но  он  не  собирался  объяснять   принципы   экологизма   или
расписывать чувства, которые он питает к людям, которые чуть было не убили
его, как дикого зверя.
     Он взял антибиотик из тайника в стене, вернул  на  место  медицинское
устройство и отдал Ра-Севу две капсулы лекарства.
     - Я не  могу  гарантировать,  что  произойдет.  У  меня  недостаточно
данных, чтобы иметь даже малейшую  уверенность.  Попробуйте  это.  Мальчик
должен проглотить лекарство. Завтра мы будем знать. Я ничего не обещаю.
     - Увидим, - сказал Ра-Сев и ушел.
     Майкал и Ди-Лак вместе с его сторонниками обсудили,  что  они  смогут
сделать. Затем Майкал занялся обычными делами - едой,  разговорами,  сном,
еще разговорами.
     - Нам нужен всего один успех,  и  тогда  мы  сбросим  гэфтов.  Но  мы
никогда еще не выигрывали. У нас нет опыта победы.
     Майкал об этом думал.
     - Значит, у вас будет победа, и будет она здесь и сейчас.
     - У нас не будет такой возможности, если Ра-Сев  не  утихомирится,  -
сказал один мужчина.
     Майкал лег спать. Утром он ждал, как  ему  приходилось  здесь  делать
часто. Он решил,  что  лучше  сражаться,  чем  постоянно  ждать.  Если  он
когда-нибудь вернется домой, школьные друзья  будут  расспрашивать  его  о
приключениях. Даже хотя он никогда не стремился стать  торговцем,  он  все
равно думал, что это интересное занятие. Он никогда  не  предполагал,  что
ему в основном придется сидеть и ждать.
     В хижину, где лежал Майкал, вошел Ра-Сев. Худощавый мужчина присел на
корточки  и  несколько  минут  глядел  на  Майкала,  прежде  чем   наконец
заговорил.
     - Мальчику лучше. Прошу тебя  дать  нам  остальное  лекарство,  чтобы
защитить нас всех от болезни, когда она снова придет.
     - Я отдам его тебе, когда доберусь до машины.
     - Хорошо, - сказал Ра-Сев.
     Но он не ушел. Он оставался на месте и продолжал пристально  смотреть
на Майкала.
     - Чего ты еще хочешь от меня? - спросил Майкал.
     -  Ты  говорил,  что  можешь  помочь  нам  прогнать  гэфтов.  Что  ты
предлагаешь?
     - Собери всех, кого сможешь. Я сломаю стены  замка.  Я  сломаю  стены
всех крепостей, которые обнаружу. Вы сможете атаковать гэфтов. Прежде  чем
они успеют отремонтировать стены, они станут вашей добычей.
     - У тебя нет сочувствия к твоим сородичам?
     - Не убивайте  их  всех  -  только  тех,  кто  окажет  сопротивление.
Заберите у них оружие, оставьте  только  то,  что  необходимо  для  охоты.
Запретите им возвращаться в замки. От тех из гэфтов,  кто  может  научить,
научитесь работать с металлами.
     - Что ты хочешь получить за то, что сделаешь это? - спросил Ра-Сев.
     - Гэфты обещали мне траву для курения.
     - Это все, что ты хочешь?
     - Это большая роскошь в моем мире. Там не растет ничего похожего.
     - Я поддержу тебя, Майкал Вендал, хотя я не  уверен,  что  это  самое
лучшее. Может быть, Ди-Лак прав в своем мнении о тебе.
     -  Собери  всех,  кого  сможешь,  и  как  можно  быстрее.  Мы  ударим
немедленно.
     - Хорошо, юноша, - сказал Ра-Сев и вышел.



                                    16

     Кочевников было больше тысячи,  преимущественно  верхом,  вооруженных
мечами, луками, а некоторые - захваченными у врага пиками и ятаганами,  на
которых все еще были цвета разных королей. Майкал ждал  три  недели,  живя
ужасной лагерной жизнью. Каждый день был таким же, как предыдущий. Наконец
кочевники собрались и были готовы к нападению на гэфтов. И Майкал пообещал
поддержать их оружием, которого никто из гэфтов не видел со времени первой
посадки на эту планету, когда они еще были теллурийцами.
     Вожди говорили со своими людьми. Они собирались на военные  советы  и
выработали план битвы над картой, которую начертили тут же на песке. Воины
тем временем ждали за пределами лагеря.
     "Это должно быть сделано быстро, - подумал Майкал, - до того, когда у
них кончится еда и они решат разойтись по домам". Они находились не  более
чем в половине дня езды от замка. Это значило, что нападение будет легким,
если только король не узнает, что происходит и не пошлет солдат  сражаться
с кочевниками на открытом месте. Там у неопытных, необученных и не имеющих
военных вождей кочевников будет меньше шансов, несмотря на то, что  у  них
будет некоторый численный перевес. И на открытой местности Майкал мало чем
сможет им помочь.
     Он сомневался, что король станет рисковать своими людьми  в  открытом
бою, когда, с точки зрения короля, ему достаточно  всего  лишь  удерживать
крепости против кочевников в  течение  нескольких  дней.  Затем  кочевники
откажутся от осады, как это происходило  всегда,  насколько  знал  Майкал.
Король не представлял,  что  на  этот  раз  замок  окажется  для  него  не
преимуществом, а недостатком - учитывая, какое оружие  будет  против  него
применено.
     Майкалу пришло в голову, что если бы у него получилось ввести здесь в
обращение порох, конечный результат был бы тем же, что и сейчас.  Если  бы
крепости  стали  бесполезными,  разбиваемые  пушками   осаждающих   войск,
кочевники постепенно - в течение столетия, быть может, - добыли бы оружие,
которое сделало бы их численный перевес значащим.
     Майкал сначала собирался ждать, пока не  соберутся  все,  чтобы  быть
уверенным в успешности нападения, но в конце концов решил этого не делать.
Причиной его решения было то, что в какой-то момент из  его  нерегулярного
войска начнет уходить  за  ближайший  холм  столько  же  человек,  сколько
присоединяться, и он не знал, когда этот момент наступит.
     Все  приготовились.  Майкал  направился  к   космической   лодке,   и
обнаружил, что его там ждет Ди-Лак.
     - Хорошая сейчас предстоит драка, - сказал кочевник.
     - Я направлюсь к замку и подожду вас там,  -  сказал  Майкал.  -  Или
наоборот, подожду здесь. Но я думаю, что  мне  лучше  отправиться  первым.
Когда ваши люди увидят мою машину, это вселит в них  уверенность  в  нашем
успехе.
     - Да, я думаю, что ты прав.
     Майкал забрался в космическую лодку и надел  шлем.  Люк  был  закрыт.
Майкал видел войско кочевников вокруг. Когда он поднял лодку в воздух,  то
увидел несколько солдат короля на  холмах  неподалеку.  Он  надеялся,  что
сражения на открытом месте не будет.
     Майкал медленно двигался над равниной, отмечая холмы и далекие  горы,
пока не оказался над  обработанной  землей.  Отсюда  ему  уже  была  видна
ожидающая его крепость - огромное скопление стен и башен, окружающее город
и дворец.
     Майкал изучил местность, чтобы понять, что  он  сможет  сделать.  Ему
понадобится знать ее в точности, однако он  не  хотел,  чтобы  космическую
лодку увидели люди внизу, поэтому он оставался на большой высоте.
     Даже если шпионы доложат королю, рассудил он,  они  не  доберутся  до
крепости так быстро, чтобы король успел изменить свои планы и начать атаку
на открытом месте.
     Он ждал, снова ждал, в который раз...
     Кочевники  показались  на  горизонте.  В  замке  появились  некоторые
признаки деятельности. Майкал был сонным.  Его  совершенно  не  возбуждало
предстоящее сражение. Он это все уже видел, и не раз.
     Тучу пыли, поднятую  тысячной  армией  кочевников,  должны  были  уже
заметить в замке. Майкал ждал,  чтобы  что-нибудь  произошло.  Он  опустил
лодку ниже, полагая, что  если  даже  его  заметят,  все  равно  никто  не
додумается, что он собрался делать.
     Кочевникам понадобилось только несколько минут,  чтобы  добраться  до
замка. Ворота были закрыты. Майкал  видел,  как  солдаты  бегут  по  узким
улицам города, словно насекомые.
     Он мысленной командой выделил одну  из  антенн  двигателя  -  кольцо,
скрытое в цельной на вид поверхности  космической  лодки,  -  из  системы,
которая поддерживала его в воздухе. Всего  было  шестьдесят  четыре  таких
маленьких кольца, разбросанных на равных расстояниях по поверхности  лодки
- достаточно, чтобы  мгновенно  дать  лодке  толчок  в  любом  необходимом
направлении.
     Он мысленно определил фазу антенны, а также  необходимый  ей  баланс,
чтобы это действие не нарушило общее равновесие космической  лодки.  Таким
образом антенна начала испускать два  цикла  волн.  Майкал  принял  нужное
положение и мысленно направил волны в противоположном направлении  друг  к
другу. Поверхность земли в тех местах, где ее коснулись волны, закачалась.
Майкал немного повернул машину, и волны пришли в соприкосновение с внешней
стеной  крепости.  Невидимые  силы  стали  раскачивать   камень.   Солдаты
разбежались в разные стороны от непонятного  явления  -  землетрясения  на
ограниченной площади примерно в десять квадратных метров размерами.
     Майкал разрушил стену в пяти местах, затем перевел  луч  на  основные
стены вокруг собственно дворца. Камень крошился и осыпался со стен, и сами
стены медленно обрушились, когда сила природной гравитации переборола силы
лучей машины Майкала. Лучи  специально  были  спроектированы  слабее  силы
гравитации, чтобы достичь именно этой цели.
     Верховые кочевники устремились в  проломы  внешней  стены.  Некоторые
солдаты отступали от внешней стены, но другие остались и вели  безнадежный
бой. Кочевников было пятеро против одного солдата,  насколько  мог  видеть
Майкал, и сыновья степей  были  верхом  против  своих  пеших  противников.
Организованность и опыт солдат мало им помогали.
     Повинуясь импульсу, Майкал (он заметил, что в последнее время  многое
делает, повинуясь импульсу) мягко опустил космическую лодку вниз, рядом  с
самым большим проломом в стене  гэфтов.  Кочевники,  которые  ждали  своей
очереди попасть внутрь, посторонились. Майкал выбрался и закрыл люк лодки.
Даже  лишенный  скафандра  и  иглострела,  он  хотел  принять  участие   в
происходящем.
     Ему нашли верховое животное и меч - только что добытый гэфтский  меч,
владелец которого не умел  достаточно  хорошо  использовать  свое  оружие.
Майкал позволил животному  самому  выбирать  дорогу,  и  хорошо  обученная
бестия  продемонстрировала  воинственную  натуру,  так   как   направилась
прямиком к стене. С Майкалом остался небольшой отряд кочевников.
     Они проехали сквозь путаницу битвы, не ввязываясь в  нее.  Оказавшись
за линией сражения, они въехали в город.  В  узких  щелях  между  ставнями
виднелись лица жителей города. Серфы видели, что  происходит.  Но  они  не
выбежали на улицы с радостными криками, как надеялся Майкал.
     Он и несколько человек вместе с ним  направились  к  замку.  Там  они
встретили более значительное сопротивление. Солдаты на стенах стреляли  из
лука во все,  что  двигалось  внизу.  Другие  солдаты  пытались  соорудить
баррикады в тех местах, где были проломаны стены.
     Вокруг Майкала собиралось все больше кочевников. Он подумал о Ди-Лаке
и понадеялся, что тот  в  безопасности.  Когда  ему  показалось,  что  под
укрытие зданий недалеко от замка  собралось  достаточно  людей,  кочевники
устремились на строителей баррикад. Те не оказали сильного  сопротивления.
Кочевники прорвались за линию лучников, потеряв всего нескольких  человек.
Они устремились в пролом стены и взобрались на ступени, откуда ввелась  по
ним стрельба. У Майкала была более определенная цель.
     Добраться до внутреннего двора было довольно  просто.  Там  скопилось
множество солдат, которые ждали  своей  очереди  сразиться.  Зрелище  было
таким же, какое  Майкал  уже  однажды  видел  с  точки  зрения  осаждаемой
стороны. Верховые кочевники систематически уничтожали солдат, не  встречая
особенных препятствия в том, чтобы вволю рубить и  кромсать  пеших.  Когда
внутренний двор был почти очищен от врага,  Майкал  замер  в  ожидании  на
пороге дворца.
     Во двор еще и еще въезжали кочевники. Он хотел предупредить их, чтобы
они отошли прочь - он опасался, что они будут контратакованы. Но, судя  по
всему, он не очень-то ожидал, что кто-то из людей короля еще  способен  на
контратаку.
     Во дворе показались Ди-Лак и несколько остальных, кого он  знал.  Они
легко нашли Майкала.
     - Мы совершили это! - сказал кочевник.
     Он не ликовал, но был доволен.
     - Это только начало. Серфы  теперь  не  станут  работать  на  гэфтов.
Разнесется  весть  о  том,  что  свершилось,  и  серфы  станут  убегать  и
присоединяться к нам. Гэфты теперь полностью в нашей власти.
     - Если вы не намерены перебить гэфтов всех до единого, проявите к ним
милосердие. Иначе снова будет война, всегда война, - сказал Майкал.
     - Где король? - спросил кто-то.
     - Он, вероятнее всего, внутри замка, - сказал Майкал. - Я думаю,  что
знаю, где его найти.
     Он знал, на что это скорее всего будет похоже. Он посмотрел  на  свой
меч и увидел,  что  тот  покрыт  засыхающей  кровью.  Он  не  почувствовал
дурноты, как раньше. Он убивал без раздумья, чтобы первым попасть в замок.
     - Некоторые бежали? - сказал кто-то.
     - Куда?
     - Они направились к холму со священными предметами.
     Майкал бросил взгляд на говорившего и понял, что это не  кочевник,  а
серф, но серф вооруженный и верхом. Значит, Ди-Лак был прав насчет серфов.
     - Что они собрались делать? - спросил кто-то.
     - Молиться, - ответил Ди-Лак.
     - Я знаю, что они будут делать, - сказал  Майкал.  -  Я  не  хочу  их
останавливать. Зачем спасать их, когда мы перебили всех остальных?
     - Пойдемте к королю, - твердо сказал Ди-Лак.
     Ди-Лак, Майкал и несколько остальных спешились и вошли в замок. Никто
не оказал им сопротивления. Майкал повел их в направлении большого зала, и
вскоре они уже были там.
     Как и ожидалось, король и несколько его людей ждали их там. Вместе  с
ними ждала принцесса - коротко стриженная принцесса,  которая  ранила  его
пикой в ногу, о чем Майкал сразу вспомнил - особенно потому, что  рана  до
сих пор болела.
     - Значит, ты вернулся к нам, - произнесла девушка.
     Оказавшись побежденной, она стала не такой привлекательной.
     - Едва ли ты ждала, что я появлюсь, - сказал Майкал.
     Он и другие приблизились к столу, вокруг которого  сидел  в  ожидании
король  со  своими  людьми.  Мечи  их  были  обнажены.   Кочевников   было
достаточно, чтобы подавить любое сопротивление, и воины еще прибывали.
     Король  сделал  шаг  вперед  и  сделал  выпад  в  сторону  ближайшего
кочевника. Он угодил ему в голову, и тот упал. Король  пронзил  мечом  его
грудь. Но пока король наблюдал, что делает, кто-то  другой  вонзил  меч  в
него.
     Принцесса ждала Майкала.
     - Теперь я с тобой разделаюсь, Майкал Вендал, - сказала она.
     Он встретил ее. Она нанесла ему смертоносный удар, который  он  отбил
неумело, так что долей секунды позже принцесса уже освободила меч и  снова
ударила. Майкал увернулся и понял, что она равна ему  и  даже  превосходит
его, если речь идет о бое на мечах.
     - Нет чудесных машин, чтобы помочь тебе, колдун, - сказала девушка.
     Ее короткие волосы взлетали и опадали, как волна, когда она  наносила
удары. Проникавшее через окно солнце блестело  на  ее  волосах.  Принцесса
была в  платье  -  возможно,  ее  поздно  предупредили  и  она  не  успела
переодеться. Но она двигалась так ловко, словно ей ничего не мешало.
     Майкал парировал очередной выпад и ударил по рукояти ее меча изо всех
сил - достаточно сильно, чтобы удар отдался жгучей  болью  в  ее  руке,  и
принцесса мгновение промедлила. Если у Майкала  не  было  умения,  то,  по
крайней мере, у него было достаточно силы.
     Затем он нанес еще один удар, снова по рукояти меча, и оружие  выпало
из ее руки. Майкал схватил принцессу и приставил меч к ее горлу.
     - Тогда убей меня, Майкал Вендал. Я  вижу,  что  ты  убил  остальных,
чтобы добраться до меня.
     - Оставь ее в живых, - сказал Ди-Лак из-за спины Майкала.
     Остальные гэфты, как увидел Майкал, оглядев комнату, были  мертвы,  и
некоторые кочевники тоже.
     - Я бы не оставила тебя в живых, Майкал Вендал. Если ты  был  в  моих
руках, как я сейчас в твоих, я бы убила тебя медленно, по  частям.  Ты  бы
пожалел, что родился на свет.
     - Оставь ее в живых, и из нее получится хорошая  жена,  когда  ты  ее
укротишь. В твоем возрасте уже пора жениться, - сказал другой кочевник.
     Девушка действовала так быстро, что никто не успел отреагировать. Она
выхватила откуда-то из своего платья маленький  кинжал  и  замахнулась  на
Майкала. Он  ударил  ее  мечом,  и  кровь  принцессы  залила  и  без  того
окровавленный меч.
     - Ну вот, она мертва, - сказал Ди-Лак.
     Ну и ладно.
     Девушка лежала на полу. Кинжал все еще был в ее руке,  а  из  раны  в
горле хлестала кровь. Похоже, она действительно была мертва. Взгляд ее был
устремлен на Майкала. Майкал отвернулся.
     Вбежал человек. Он заговорил с Ди-Лаком на языке  кочевников.  Ди-Лак
повернулся к Майкалу.
     - Он говорит, что со священного холма поднялась  машина,  похожая  на
твою.
     - Я знал это, - сказал Майкал.
     - Что нам теперь делать?
     - Не нужно делать ничего. Некоторые гэфты отправились на поиски своих
соплеменников.  Скорее  всего,  они  никогда  их   не   найдут.   Учитывая
относительность времени, они, возможно, уже мертвы.
     Он попытался  вспомнить  номер  на  регистрационной  коробке  старого
колонизационного корабля, но не смог. Он никогда не сможет ничего сделать,
чтобы помочь им. Впрочем, он никогда не мог им ничем помочь.



                                    17

     На улицах гетто дул нормальный холодный  ветер.  Майкал  добрался  до
здания позади академии и постучал в дверь, зацепившись  ногами  за  порог,
чтобы его не сдуло.
     Ему ответил человек. Герберт Герберт.
     - Майкал! Входи. Я слышал, что ты сегодня вернулся.
     - Я навещал  своих  отца  и  мать,  и  остальных.  Они  хотели  снова
взглянуть на меня. Я думал, у них уже не будет такой возможности.
     - Что ты привез?
     - Половина груза - серебро, а половина -  трава,  которая  сойдет  за
табак. Я не курильщик, поэтому не знаю, хороша она или  плоха.  Я  потерял
скафандр и иглострел в путешествии.
     - Ты выглядишь отлично.
     - Я не добился большой выгоды, - сказал Майкал.
     - Нет такой вещи, как выгода. Ты добился всего, и даже больше.
     Майкал улыбнулся, слыша ученый тон.
     - Входи и садись, - сказал ученый.
     Они направились к камину и сели в кресла перед огнем. Герберт Герберт
взял трубку. Он задумчиво зажег ее и посмотрел на Майкала.
     - Что можешь ты сообщить из представляющего научный интерес?
     - Я обнаружил людей, совершенно безумных, но  живущих  в  мире  и  не
голодающих. Я нашел и других, которые мне больше понравились, но над  ними
господствует колония теллурийцев, утратившая все свои  былые  знания.  Они
сражаются при помощи пик и стрел.
     - Затерянные колонии встречаются очень редко.
     - Та, про которую я говорю, долго не протянет. Я об этом позаботился.
Я, пожалуй, потерял покупателя. Но найдутся другие.
     - Ты полетишь снова?
     - Я только начинаю учиться. Я учусь чувствам,  которые  возникают  по
поводу фактов. Некоторые чувства не совпадают с  фактами.  Я  хочу  знать,
будем ли мы когда-нибудь жить в мире. Я хочу знать, не деградируем ли мы и
не впадем ли мы в безумие.
     - Не каждое  общество  нам  подойдет,  -  сказал  ученый.  -  Вспомни
матриархию Ладза. Экономика, основанная на каннибализме. Там не существует
ни мысли, ни любви  -  ничего,  кроме  жесткой  системы,  составленной  из
угрюмых людей, идущих к быстрой смерти. Система  функционирует  прекрасно.
Нет ни голода, ни войн, ни старости, ни проблемы  перенаселения.  Мы  сами
можем решить, какую систему мы выберем для себя.
     - Я знаю теперь меньше, чем раньше знал.
     - Да, я думаю, ты чувствуешь именно это, - сказал Герберт Герберт.
     - Но я собираюсь отправиться на нашу родную планету. Я  хочу  увидеть
ее своими глазами. В мире должно существовать  лучшее  занятие,  чем  быть
торговцем и учить людей убивать друг друга.
     - Будь очень осторожен, - вдруг сказал Герберт Герберт другим  тоном.
- Береги себя. Быть может, ты сможешь вернуться и научить нас  не  убивать
друг друга.
     Майкал задумался и некоторое время сидел  молча.  Затем  по  какой-то
причине он стал думать о длинноволосой девушке в кубической машине  где-то
в  просторах  космоса,  девушке,  которая  больше   всего   желает   иметь
какую-нибудь судьбу, и обреченной не иметь никакой. И  он  решил,  что  не
знает вообще ничего.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.