Версия для печати

                             John Barnes "One For The Morning Glory", 1996

                                                                ДЖОН БАРНС

                                                                ВИНО БОГОВ

                                                                   ЧАСТЬ I
                                                                ЛУЧ СОЛНЦА

                                                                   ГЛАВА 1
                                                    СУМАТОХА В КОРОЛЕВСТВЕ

    Была в Королевстве старая поговорка: "Дитя,  что  изопьет  Вина  Богов
слишком рано, вырастет получеловеком". И поскольку мудрецы  в  Королевстве
знали с незапамятных времен, что все старые  поговорки  сбываются,  никто,
насколько известно, детишек Вином Богов не потчевал.
    К тому же оно было недешево. То есть оно  было  так  дорого,  что  сам
король  позволял  себе  им  побаловаться   только   по   особым   случаям:
полстаканчика, скажем, при встрече с особо важным посланником, или  чайную
ложечку при непроходящей хандре, а  то  и  всего  капельку  -  когда  долг
обязывал его встать с постели, невзирая на  жестокую  простуду.  В  общем,
если даже  взрослые  и  не  очень  верили  в  поговорку,  они  чаще  всего
приберегали Вино Богов - если им, конечно, удавалось его раздобыть  -  для
себя.
    А  стоило  вино  немалых  денег  не  из-за  того,  что  готовилось  из
каких-нибудь дорогущих ингредиентов. Ингредиентов этих в Королевстве  было
- как грязи. Если на то пошло, грязь как раз и была одним из ингредиентов.
Дороговизна Вина Богов объяснялась тем, что  приготовить  его  совместными
усилиями могли только алхимик с трудовым стажем не менее  двадцати  лет  и
колдунья не младше ста лет от роду. А  каких  титанических  усилий  стоило
одно только сотворение аромата печеного осенью хлеба, да так, чтобы к нему
не  примешался  запах  ноября!  А  ведь  это  был  только  первый,   самый
примитивный этап. А последний этап состоял в том, чтобы брякнуться в грязь
на дороге точнехонько в семь часов летним утром, когда безоблачное небо ни
с того ни с сего померкнет, а снежинки еще не успеют упасть  на  озаренное
луной невспаханное поле. На достижение такого  мастерства  уходили  многие
годы. Говорили, будто бы после первой тысячи попыток талантливому алхимику
вдруг могло совершенно случайно повезти, а после второй тысячи этот  фокус
получался у него чуточку чаще, нежели не получался. Однако грош цена  всем
талантам и всей ловкости алхимика, если все ингредиенты  напитка  не  были
приготовлены колдуньей соответствующего возраста.
    Посему нечего было и уповать на то, что Вино Богов подешевеет и  будет
продаваться на каждом углу, а потому никому и в  голову  не  могло  прийти
взять да и проверить, а не врет ли  поговорка:  "Дитя,  что  изопьет  Вина
Богов слишком рано, вырастет получеловеком". Даже  отыщись  в  Королевстве
такой жестокий экспериментатор, ему еще  бы  пришлось  наскрести  изрядный
капиталец на приобретение вина, которое к тому же берегли как зеницу  ока,
дабы ни одно чадо не прикоснулось к нему.
    Каков же был истинный смысл поговорки -  это  могло  быть  записано  в
одном угрюмом фолианте из королевской библиотеки: "Всякие пакости, знать о
которых порой все-таки необходимо". Ну а если смысл поговорки был  и  того
ужаснее, прочесть о  нем  следовало  в  запыленной  и  запертой  на  замок
книженции под  названием  "Пакости,  о  которых  лучше  не  знать  вовсе".
Естественно, такие знания не могли быть открыты кому попало.
    Но раз уж про Вино Богов рассказывали в сказках, то  рано  или  поздно
беда должна была случиться, и потому не могло быть прощения всем тем,  кто
допустил  преступную  халатность  в  тот  день,  когда  принц   Аматус   -
единственный наследник престола, чья матушка, королева, умерла при родах -
всего через четыре дня после празднования его второго дня рождения, залпом
осушил полный стакан Вина Богов.
    Провинились четверо, и к тому времени, как во дворце  поднялся  жуткий
крик, никому из  них  улизнуть  не  удалось.  Король  Бонифаций,  заслышав
душераздирающие вопли, бросился в лабораторию королевского  алхимика.  Был
он потрясен случившимся не на шутку  и,  будучи  обладателем  всевозможных
званий в области юриспруденции, тут же учинил судилище с  незамедлительным
вынесением вердиктов, дабы потом никому и в голову не пришло, что  решения
приняты им холодно и по трезвом размышлении.
    - Ты, - сказал король няньке принца (старушке,  которая  крайне  редко
улыбалась, и при этом  никогда  -  весело),  -  конечно  же,  как  обычно,
раскладывала по  баночкам  нутряное  сало,  гладила  простыни  да  игрушки
прибирала, в рядочки их выстраивала, а за принцем не следила.  -  С  этими
словами король обернулся к начальнику стражи и распорядился:  -  Будь  так
добр, отруби ей голову немедленно.
    Нянька, наверное,  могла  что-то  сказать,  но  не  успела.  "Вжик"  -
взвизгнул меч начальника стражи и со свистом рассек воздух. Голова  няньки
упала с плеч, а начальник стражи, человек аккуратный и точный во всем, дал
хорошего пинка ее обезглавленному  телу,  и  оно  вывалилось  из  окна  на
мощенный булыжником двор. Никакого особого беспорядка  в  лаборатории  при
этом не образовалось.  А  голова  няньки,  губы  которой  так  и  остались
неодобрительно поджатыми, приземлилась на пол, встала на  обрубке  шеи,  и
глаза старушки уставились на короля.
    Вторым виновником происшествия, и притом не  меньшим,  был  придворный
алхимик.
    - Ты, - сказал король Бонифаций, и теперь голос его был мрачен и полон
гнева, - ты, ты должен был неусыпно наблюдать  за  процессом  изготовления
Вина Богов от начала до конца. Трудись ты на  поприще  алхимии  всего  лет
двадцать пять, я бы еще понял, почему ты рассеян и упоен своими успехами -
только молчи и не возражай: я видел, как ты работаешь, - и потому  упустил
из виду свою первейшую обязанность: следить за тем, чтобы никто не похитил
Вино Богов. Я еще понимаю,  если  бы  сюда  забрался  такой  прославленный
грабитель, как дьякон Дик Громила, и утащил, скажем, ложечку  Вина.  Но  в
действительности... Тут брови короля не только сошлись на переносице, но и
завязались  в  зловещий  узел,  от  чего  у  него,  конечно,  могла  жутко
разболеться голова, если бы уже не болела, и он  громогласно  взревел,  от
чего у придворного алхимика всенепременно душа бы ушла в пятки, не будь он
уже и так напуган до смерти. -  В  действительности  произошло  следующее:
алхимик с семидесятипятилетним опытом так сильно погрузился  в  восхищение
собственным триумфом, что не заметил, как двухлетний  младенец  похитил  у
него целый стакан Вина Богов!
    Король кивнул начальнику стражи, и снова зловещее "вжик" смешалось  со
свистом рассекаемого воздуха, послышался глухой  стук  падения  отсеченной
головы, а потом меч, издав чуть менее звонкое "вжик", вернулся в ножны.
    Носок сапога начальника стражи угодил в грудь обезглавленного алхимика
столь молниеносно, что не успело отзвучать эхо удара, как и это  тело  уже
вылетело из окна и приземлилось точнехонько поверх тела казненной  няньки.
Голова придворного алхимика - внушительная масса  седых  волос  и  морщин,
которая  прежде  производила  впечатление  мудрости,  а  теперь  (за  счет
произведенных  мечом  стрижки  и  бритья)  казалась  всего  лишь   дурацки
напыщенной, встала на отрубленной шее рядышком с головой няньки.
    Король, покончив с относительно приятной  частью  своих  обязанностей,
скорбно воззрился на придворную колдунью.
    - Ваше  величество,  -  изрекла  она,  -  даже  и  не  знаю,  как  мне
оправдаться за случившееся. Ведь я  тоже  была  здесь.  Мне  бы  следовало
почувствовать, как наложенные мною заклятия вдруг снялись. Но я ничего  не
почувствовала, не встревожилась, а ведь мне следовало встревожиться  из-за
того, что сюда проник посторонний, а в особенности -  персона  королевской
крови. Мое искусство потерпело поражение, ваше величество, а для  колдуньи
это непростительно.
    Король Бонифаций всегда питал теплые чувства к колдунье.  Женщина  она
была добрая и заклятия накладывала только такие, которые потом было  очень
легко  снять,  а  испытания  назначала  исключительно  такого  сорта,  что
выдержать их мог любой.  Она  -  наряду  с  порохом,  печатным  прессом  и
искусством рисования перспективы -  практически  излечила  Королевство  от
страха перед колдовством. Здесь почти  позабыли  о  суровых  испытаниях  и
мрачных проклятиях,  и  большинство  людей  давно  считали  их  достоянием
прошлого, на которое следует обращать еще меньше внимания, чем на  легенды
и сказки.
    И все же король вынужден был признать, что колдунья права, и не только
в отношении того, что стряслось сегодня, а вообще: ее пресловутая  доброта
в немалой степени обусловливалась ее некомпетентностью. Колдунья  была  не
способна наложить по-настоящему действенное заклятие или  назначить  герою
такие испытания, при которых он лицом к лицу столкнулся бы  с  собственной
слабостью, а также не могла она и проклясть кого-нибудь  так,  чтобы  тому
действительно не поздоровилось.
    И все же Бонифаций пребывал в некотором  замешательстве:  он  понимал,
что на том, кто мирился с подобной некомпетентностью, лежит часть вины,  а
ведь он таки с нею мирился.  И  теперь,  хотя  он  и  осознавал,  что  его
симпатия к колдунье - глупость, он осознавал и другое: держать ее на столь
высокой должности только из-за того, что она ему симпатична, еще глупее.
    И пока король терзался  такими  вот  раздумьями,  придворная  колдунья
обратилась к начальнику стражи и спросила:
    - Не будет ли удобнее, если я встану у окна, вот тут?
    - Если не трудно, отойдите чуть левее и  сделайте  полшага  вперед,  -
пробормотал начальник стражи. - Да, и еще,  если  бы  вы  могли  подобрать
волосы...
    Колдунья так и сделала - старательно и немного конфузливо.  На  нее  и
раньше-то смотреть без ужаса было трудновато, как  на  всех  колдуний,  но
свою шею - всю в складках и морщинах, похожую на шкуру ящерицы, она прежде
открыто никогда не демонстрировала и потому, понятное дело, смутилась.
    Стянув заколкой волосы, придворная  колдунья  вытянулась  по  струнке,
словно ребенок на похоронах. Начальник стражи уже вытащил свой меч (на сей
раз  совершенно  бесшумно)  и,  опустив   лезвие   на   ладонь,   негромко
поинтересовался, глядя колдунье прямо в глаза:
    - Не желаете ли что-нибудь еще сказать? Но уже на  слове  "что-нибудь"
начальник стражи хорошенько размахнулся, меч его описал широченную дугу  и
снес колдунье голову прежде, чем она успела  сообразить,  что  происходит.
Далее последовал пинок, от  которого  тело  колдуньи  вылетело  в  окно  и
улеглось на булыжник. Голова же взлетела  в  воздух  и,  роняя  шпильки  и
булавки, встала рядышком с головой королевского алхимика.
    На лице колдуньи не  запечатлелось  ни  изумления,  ни  гнева  -  лишь
некоторая  задумчивость,  ведь  она  и  вправду  задумалась  над  вопросом
начальника стражи. В общем, вид у ее головы был чуточку посимпатичней, чем
у первых двух,  но  мертва  колдунья  была  никак  не  меньше,  чем  былые
обладатели этих самых двух первых голов.
    Король Бонифаций, собравшийся было возразить  и  напомнить  начальнику
стражи о том, что в Королевстве не  принято  давать  обреченным  на  казнь
преступникам последнего слова, напугался настолько, что лишился дара речи,
и он еще не успел даже додумать следующей  мысли,  как  начальник  стражи,
опередив его, заявил:
    - Теперь наш милостивый  сюзерен  намерен  сказать  -  но  ему  трудно
говорить об этом ввиду его глубочайшего милосердия, - что и на  мне  также
лежит доля вины.
    Никогда прежде начальник стражи не был столь многословен, но поскольку
все понимали, что, завершив тираду, он умрет, никому и в голову не  пришло
прерывать его.
    - Вероятно, - продолжал начальник стражи, - и вы, ваше  величество,  и
все остальные задумались о тех затруднениях, какие  могут  возникнуть  при
том, что мне придется самому отрубить себе голову, разместить ее  рядом  с
уже отрубленными  ранее  головами,  избавиться  от  прочих  моих  останков
посредством выбрасывания их через окно, - после чего ведь еще нужно убрать
меч в ножны! Вы вольны поразмышлять над тем, насколько трудна эта  задача.
Прошу у вас минуту  тишины,  в  течение  которой  и  я  позволю  себе  это
обдумать.
    В лаборатории воцарилась мертвая тишина. Лишь время от  времени  капли
крови, стекавшей с подоконника, шлепались на пол - и это шлепанье только и
нарушало мертвую тишину.  Капитан  ссутулился,  дыхание  его  замедлилось,
взгляд стал чистым, ясным, устремленным в невидимое далеко, и  наконец  на
губах его заиграла улыбка.
    "Сейчас он скажет: "Я придумал", - решил король  Бонифаций,  -  и  это
славно, потому что я - нет".
    "Вжик!" - взвизгнул меч куда громче, чем тогда, когда начальник стражи
сносил головы няньки и алхимика,  но  взлетел  быстрее  и  бесшумнее,  чем
тогда, когда он расправлялся  с  придворной  колдуньей.  Начальник  стражи
крутанулся на месте, подбросил меч в воздух, и тот  упал,  когда  казнимый
еще не успел совершить полный оборот, но зато успел подбросить  к  потолку
ножны, да еще и исполнил сальто-мортале.
    Обезглавленное тело начальника стражи вылетело из окна как  раз  в  то
самое мгновение, когда его голова с глухим стуком опустилась на пол  рядом
с головой придворной колдуньи, и в тот  же  миг  меч  убрался  в  падающие
из-под потолка ножны, издав печальный скрип, а затем упал на каменный  пол
- точнехонько на то  самое  место,  где  совсем  недавно  стоял  начальник
стражи.
    - Поистине, - изрек король Бонифаций, - это он ловко проделал.
    И все дружно зааплодировали.
    Сделав два шага вперед, дабы лучше разглядеть  выстроившиеся  в  рядок
головы и стараясь при этом не  испачкать  в  крови  свою  мантию,  король,
охваченный лишь на миг сожалением, распорядился, указав на  голову  няньки
принца:
    - Выбросить ее на помойку в назидание за ее небрежность.
    Насчет головы придворного алхимика воспоследовало такое распоряжение:
    - Его голову отдать какой-нибудь знахарке,  пусть  использует  ее  для
изготовления приворотного зелья или каких-либо еще снадобий,  в  назидание
за его гордыню.
    Взглянув на голову придворной колдуньи, король сказал:
    - Похоронить, как подобает.
    А на предмет начальника стражи приказ был такой:
    - Похоронить со всеми приличествующими почестями. Придворные и  лакеи,
а особенно те лакеи, что мечтали о производстве  в  придворные,  стремглав
бросились исполнять приказы короля.
    Премьер-министр Седрик потянул Бонифация за рукав. Он знал, что король
этого терпеть не может, но частенько только так и можно  было  привлечь  к
себе внимание его величества.
    - Ваше  величество,  теперь  при  дворе  имеются  четыре  наиважнейших
вакансии.
    - Что ж, разошли весть о том, что есть  такие  вакансии,  -  отозвался
Бонифаций. Он немного нервничал -  отчасти  потому,  что  только  что  ему
довелось разделаться с весьма непростой проблемой, но больше  из-за  того,
что кое-что ему не нравилось в Седрике:  в  частности,  его  склонность  к
тому, чтобы надоедать королю  всякими  мелочами,  с  которыми,  на  взгляд
Бонифация,  премьер-министр  мог  бы  и  сам  без  труда   справиться.   -
Распространи эту весть через трубадуров и  пилигримов,  воинов  и  бродяг,
разбойников, моряков и  возниц,  странников  и  нищих  -  как  это  всегда
делается.
    - Но, - нервно выговорил премьер-министр, - но до тех  пор,  пока  эти
должности не заняты, то есть пока весть не разослана, пока на нее никто не
откликнулся, пока желающие не опрошены и не сделан окончательный выбор - а
на это уйдет не один  месяц  -  кто  же  будет  исполнять  соответствующие
обязанности?
    Из-за того, что Седрику пришлось задать королю  этот  вопрос,  он  так
разволновался, что совсем забылся и занялся тем, что королю в его  манерах
было особенно ненавистно: засунул бороду в рот и принялся  яростно  жевать
ее. Спохватившись, премьер-министр выхватил бороду изо рта и  вытер  ее  о
черный бархатный воротник алой шелковой мантии. Это  произвело  на  короля
Бонифация не менее отвратительное впечатление.
    Король  был  человеком  деликатным  и  ценил  Седрика  за  его   более
положительные качества, включая и тот факт, что премьер-министр  отличался
редкостной скрупулезностью в делах управления Королевством и почти никогда
не забывал об архиважных задачах.
    - Я об этом не подумал, - признался король и  одобрительно  улыбнулся,
надеясь,  что  тем  самым  удержит  бороду  премьер-министра   от   нового
пережевывания. - Однако я полагаю... что в ближайшее время у нас  вряд  ли
появятся новые отпрыски королевского рода, а потому можно  будет  обойтись
без соответствующих заклятий. Да и прежние-то были столь ненавязчивы,  что
их отсутствия, думаю, никто не заметит.
    Только теперь король  не  без  некоторого  раздражения  вспомнил,  что
последние  три  охранных  заклятия  были  рассчитаны  на  такие  маленькие
неприятности, как возможные падения младенцев при обучении ходьбе.
    - Все, кому положено пройти  испытания,  их  уже  проходят,  -  сказал
король,  -  так  что  пару-тройку  месяцев  мы  без  придворной   колдуньи
обойдемся.
    На самом деле самый младший вельможа только что  вернулся  из  далекой
Гектарии с чашкой сахара, потребной  для  излечения  дамы  его  сердца  от
икоты. Покойная колдунья по части испытания была столь же нежестока, сколь
и по части заклятий.
    - Кроме того, - заявил король, уразумев, что фактически уже  несколько
лет Королевство обходилось без Придворной колдуньи, - думаю, что и  насчет
отсутствия придворного алхимика нам особо переживать не стоит. Прежний был
на редкость запаслив, все заготавливал в избытке, и если  что  оставалось,
не выбрасывал. Так что скорее всего его заготовок нам на год  хватит.  Что
же до должности начальника стражи...
    И тут короля озарило, а именно периодическими озарениями  он  завоевал
славу первосортного короля.
    - Седрик, - изрек он, - поскольку у нас нет ни парламента, ни  выборов
и государство наше пребывает в зачаточном состоянии, у меня давно  бродила
мысль: должность премьер-министра вполне можно  совмещать  с  какой-нибудь
еще работой. А раз так, то ты вполне  можешь  справиться  с  деятельностью
начальника  стражи  и  верховного  главнокомандующего.   Фехтовальщик   ты
первостатейный, так что лучшей кандидатуры, чем ты, и не сыскать.
    Премьер-министра такое предложение поистине  потрясло.  Рука  его  уже
потянулась к бороде, но он вовремя одернул себя и ответил:
    - Хорошо, ваше величество, ради вас я готов на это. На  самом-то  деле
сердце у него очень даже радостно  забилось,  потому  что  он  никогда  не
мечтал о карьере придворного чиновника. Наоборот - его  всегда  привлекала
жизнь настоящего воина.
    -  Если  старательно  распределить  время,  ваше  величество,   работа
премьер-министра будет отнимать у меня не более нескольких часов по  утрам
раз в неделю, при условии, что обязанности церемониймейстера вы  возложите
на канцлера.
    А канцлер был кузеном Седрика, и Седрик его весьма недолюбливал.
    - Решено, - кивнул король. - Безусловно, со временем тебе нужно  будет
подыскать достойного человека, который заступил бы на должность начальника
стражи на полный рабочий день, а пока  ты  будешь  получать  жалованье  за
работу на том и  другом  посту  целиком.  Ну  а  когда  ты  снова  станешь
премьер-министром, мы  обсудим,  как  нам  быть,  если  подобная  ситуация
возникнет в будущем.
    И Седрик  решил  елико  возможно  отличиться  в  должности  начальника
стражи, дабы стать незаменимым.
    Он  так  воодушевился  из-за  того,  что  принял  такое  решение,  что
осмелился напомнить королю еще об одном нерешенном вопросе:
    - А как же должность няньки принца?  Кто  теперь  будет  выполнять  ее
работу, ваше величество?
    - Ну... а-а-а...- На сей раз король задумался надолго.
    На  должность  придворной  няньки   требовалась   особа   безупречного
поведения, но не потому, что такое поведение  в  дальнейшем  ожидалось  от
принца,  а  просто  для  того,  чтобы  принц  знал,  что  это  такое.  Так
исторически  сложилось,  что   пост   этот   обычно   занимала   уродливая
принцесса-бесприданница, страстно обожавшая детишек.
    К несчастью, все принцессы, что жили на расстоянии не менее года  езды
от Королевства, были либо хорошенькие и потому не страдали  от  отсутствия
женихов, либо являлись сводными сестрами каких-нибудь злодеев,  а  уж  это
никуда не годилось.
    - Ну... - задумчиво протянул король. - Ну... - повторил он, и наконец,
когда борода премьер-министра уже успела почти целиком исчезнуть  во  рту,
Бонифаций сказал: - Пожалуй, я смог бы... гм... то  есть  я  стану...  сам
ухаживать за малышом. Ничего тут такого особенного  нет,  на  мой  взгляд.
Надо только, чтобы парочка наших дам показали мне,  так  сказать,  азы,  а
потом... не думаю, чтобы это оказалось труднее, чем  битва  с  драконом  с
Горы Летучих Мышей, в  которой  я  одержал  победу,  будучи  принцем,  или
командование войском в сражении на Колокольном Побережье прошлым летом.
    Премьер-министр,  вырастивший  несколько   детей,   очень   хотел   бы
предостеречь короля и сказать ему, что на самом деле это куда как сложнее,
чем кажется на первый взгляд,  но  во  рту  у  него,  помимо  бороды,  уже
находились внушительные бакенбарды. И к тому моменту, когда Седрик  открыл
рот, откуда вывалилась перепачканная слюной спутанная куча волос, говорить
что-либо было уже бесполезно. Конечно, он мог бы еще  предпринять  попытку
отговорить короля от принятия поспешного решения, но как раз в  это  время
кто-то из придворных наконец удосужился взглянуть на принца Аматуса и дико
заорал.
    Он в самом деле стал получеловеком. Все, что  располагалось  слева  от
центра, если принять за центр переносицу, исчезло, как  ножом  срезали.  А
принцу хоть бы хны. Он прыгал и хлопал в  ладоши:  бил  правой  ручкой  по
отсутствующей левой. Похоже, сам он никакой ущербности не замечал и весело
смеялся, вот только никаких звуков из его ротика при этом не вылетало.
    - Почему мы его не слышим, как ты думаешь?  -  поинтересовался  король
после очень долгой и неловкой паузы.
    - Гм-м, - глубокомысленно изрек  премьер-министр,  который  уже  почти
овладел собой. Он боялся одного: что король примется на него кричать, ну а
поскольку этого не произошло, тут же заработали  такие  качества  Седрика,
как здравый смысл и находчивость.
    - Ваше величество, - предположил он, - вероятно, смех принца заглушает
хлопанье в ладоши, но поскольку хлопанья в ладоши мы не можем  слышать  по
определению...
    - Так как он хлопает одной рукой. Ясно.  Что  ж...  То,  что  от  него
осталось, выглядит недурно и чувствует себя, похоже, неплохо.  А  тебе  не
кажется... может быть, он просто наполовину  невидим,  и  тогда  невидимую
половину можно было бы просто покрасить хорошенько, и дело с концом?
    Седрик печально покачал головой:
    - Будь это так, мы бы слышали, как он хлопает в ладошки.  Кроме  того,
обратите внимание: его правый глаз не косит, следовательно, видит  он  как
бы обоими глазами, но его левый глаз нам не виден, а раз мы его не  видим,
значит, он не реагирует на свет, и потому неясно,  как  нас  может  видеть
отсутствующий глаз.
    Разглагольствуя таким  образом,  премьер-министр  медленно,  но  верно
подбирался к принцу и в конце концов схватил его и  взял  на  руки.  Принц
беззвучно хихикал и вырывался. Поднеся ребенка к королю, Седрик добавил:
    - Вот видите, ваше величество, от него только половинка осталась. Я не
нащупываю ни призрачной ножки, ни призрачной ручки  -  моя  рука  свободно
пересекает то пространство, где должна бы  располагаться  вторая  половина
принца. Но ее нет.
    - А... просто из любопытства... поверните-ка его ко мне левым боком, -
попросил король.
    - Не могу, ваше величество. У него нет левого бока.
    - Тогда встаньте ко мне лицом, а его поверните к  себе  правым  боком.
Ой-ой-ой... Ничего не вижу.
    - Ну, естественно. - Премьер-министр, словно солдат на  боевом  посту,
вытянулся по струнке, и его былой бюрократизм как  рукой  сняло  -  только
жеваная борода о нем и напоминала. - Вы смотрите на его левый бок, но ведь
его нет, а что можно увидеть, когда смотришь на то, чего нет?
    Спорить не приходилось. Король кивнул:
    - Что ж, остается надеяться, что теперь штанишки ему  менять  придется
наполовину реже. Распорядись, чтобы ко мне привели парочку нянек  -  пусть
покажут, что надо делать и как. И не  затягивай  с  объявлением  вакансий.
Дело, конечно, непростое, но я  думаю,  через  пару  недель  у  нас  будет
предостаточно кандидатов с превосходными рекомендациями.
    Король взял Аматуса на руки, причем сын не показался  ему  легче,  чем
тогда, когда он в последний раз держал его на руках - неужели это было так
давно? - и вышел из лаборатории.
    И как только король удалился, Седрик принялся воодушевленно и радостно
выкрикивать приказы, как будто всю свою жизнь был начальником стражи.

                                                                   ГЛАВА 2
                                                    ПОДХОДЯЩИЕ КАНДИДАТУРЫ

    Король оказался прав. Не прошло и  двух  недель,  как  в  Королевство,
известное своими богатствами, хлынули толпы квалифицированных соискателей.
    Но пока никто из них не был  утвержден  на  должности  няньки  принца,
придворного алхимика, придворной колдуньи и начальника стражи.
    Отчасти дело осложнялось тем, что прежде всего  нужно  было  утвердить
кого-то на пост няньки. Бонифацию что-нибудь да не нравилось в  каждой  из
соискательниц. Одни казались ему грубыми, холодными и  чересчур  строгими,
другие  -  слишком  снисходительными,  сентиментальными   и   неряшливыми.
Молоденькие и сами были несмышлеными девчушками,  а  старухи  -  ну  разве
можно  ждать,  что   старуха   поймет   ребенка?   Толстухам   недоставало
самообладания,  а  тощие  не  нравились  королю  своей  язвительностью   и
желчностью. Словом, каждая из кандидатур высоким требованиям Бонифация  не
удовлетворяла.
    Примерно  с  полдюжины  соискательниц   оказались,   что   называется,
"серединка на половинку". Этих король счел невыносимыми занудами и  отверг
еще решительней, чем остальных.
    Седрик, своими глазами наблюдавший  за  всем  этим,  мог  бы  злорадно
повеселиться, вот только трудно веселиться искренне,  одновременно  ощущая
себя в столь же приподнятом настроении, как пиранья  в  пруду  с  золотыми
рыбками.
    И все же повод для веселья существовал, поскольку  Бонифаций,  который
еще с тех пор, как был совсем юным принцем, не помышлял ни о чем ином, как
о том, чтобы стать королем, вдруг обнаружил в  себе  недюжинный  отцовский
талант. Теперь он всюду таскал с  собой  Аматуса  -  на  турниры,  на  бал
птичников, на охоту на цвибеков в ущелье Айсот, на Железное озеро, где они
плавали  под  парусом,  в  восточные  пустыни  с  военным   патрулем,   на
торжественное  чествование  выпускников  королевского   университета,   на
торжество в честь спуска на  воду  грандиозного  речного  корабля  "К.  С.
Бонифаций".
    Король сажал маленького принца на плечи или нес на  руках,  но  теперь
все чаще держал малыша за ручку или усаживал  на  коня  -  то  позади,  то
впереди себя.
    Они вместе ели, вместе смеялись и болтали (а Аматус  разговаривал  все
лучше и лучше) о том, как называются деревья, о том, как правильно держать
меч, о том, где лучше поставить фургоны на поле боя, дабы спрятать за ними
кулеврины,  о  повадках  птиц,  о  тактике   сражений   с   драконами,   о
вульгарианской чайной церемонии,  о  том,  как  лучше  заряжать  орудия  и
разворачивать лодку, и том, как важно говорить  "спасибо"  простым  людям.
Самое главное - они все лучше узнавали друг друга, и принц Аматус,  как  и
любой другой ребенок, от такого  воспитания  расцветал  на  глазах,  да  и
король тоже - а ведь такое дано немногим счастливым взрослым людям.
    Так что удивляться тому, что  король  никак  не  может  выбрать  новую
няньку для принца, не приходилось,  хоть  сам  он  порой  и  жаловался  на
двойную нагрузку.
    Не мог и Седрик мысленно потешаться над королем вовсю, так как большую
часть времени упивался собственными  радостями.  Так  уж  получилось,  что
Королевство несколько лет жило в мире, исключая только внезапное вторжение
из Загорья прошлым летом. Эта война разразилась столь молниеносно (дело  в
том, что до Бонифация еще не успели дойти слухи,  что  Вальдо  узурпировал
престол и прикончил все королевское семейство, к тому времени,  когда  его
войско  вторглось  в  пределы  Королевства),  что  поначалу   в   западных
провинциях народ отражал атаки захватчиков, что называется, голыми руками.
Но  затем  войску  Вальдо  было  нанесено  сокрушительное   поражение   на
Колокольном  Побережье,  и  с  тех   пор   угроза   войны   стала   весьма
незначительной.
    Так уж повелось, что в Королевстве начальник стражи  являлся  также  и
верховным главнокомандующим, но поскольку для деятельности на первом посту
требовался отважный воин с хорошей реакцией, прекрасно владеющий мечом,  а
на втором - искусный и изворотливый руководитель,  крайне  редко  труд  на
обоих поприщах приносил одинаковые успехи. За время долгого  мира  прежний
начальник стражи,  будучи  безупречным  мастером  боевых  искусств,  армию
забросил и довел до состояния удручающего разброда и шатания.
    К счастью, Седрик в боевых искусствах был далеко не любителем и всегда
сам отлично знал об этом, а что еще более удачно - он  был  и  талантливым
руководителем, что явствует из  его  прежней  деятельности.  Вскоре  после
того, как он заступил на пост начальника стражи,  он  принялся  пробовать,
пытаться, нажимать,  допрашивать,  оценивать,  ссориться,  вводить  всякие
новшества, отменять прежние приказы и отдавать новые таким зычным голосом,
что очень скоро в армии был восстановлен образцовый порядок.
    Поначалу он застал поистине ужасающую  картину:  дороги  и  укрепления
разрушены, солдаты и офицеры обленились до крайности.
    Седрик   незамедлительно   отдал   приказы:   перестроить,   укрепить,
перегруппироваться и приступить к каждодневной муштре.
    Шайка дьякона Дика Громилы бесчинствовала уже возле  самой  столицы  и
даже на город время от времени совершала налеты, а однажды эти  разбойники
напали на капитана с небольшим отрядом и ограбили их  -  изъяли  кое-какие
вещи исключительно сентиментального свойства (а больше у вояк ничегошеньки
не было при себе, так как квартирмейстеры  постоянно  задерживали  выплату
жалованья).
    Тут же были организованы конные патрули,  выставлены  дозоры,  зажжены
сигнальные  костры.  На  стенах  крепостей  воцарились  устрашающего  вида
кулеврины, волна залпов и ружейного огня пронеслась по северным  равнинам,
сверкнули мечи на сотнях темных дорог, и  довольно  скоро  Громила  и  его
шайка, изрядно потрепанная и утратившая прежний задор,  откатились  далеко
на север, где промышляли мелкими грабежами вдоль Длинной Речной дороги.  В
этих краях Седрик им закрепиться позволил, так как  считал  шайку  Громилы
необходимым компонентом естественного равновесия.
    В королевском арсенале не было обнаружено ровным счетом ничего,  кроме
обрывков заплесневелой кожи, медных пуговиц и  пряжек  и  здоровенных  куч
ржавчины. Ничего тут не было такого, что могло бы  с  треском  взорваться,
посему взорвался Седрик. Очень скоро плавильные печи и пороховые  мельницы
уже работали днем и ночью,  кузнецы  и  оружейники  дивно  разбогатели  на
заказах, в  частности,  из-за  того,  что  им  не  приходилось  вопить  на
подмастерьев  -  это  дело  было  поручено  офицерам,  раньше   охранявшим
проржавевший арсенал, передвижение которых по кузницам и у печей несколько
сдерживали наручники и кандалы.
    Занимаясь всем этим, Седрик чувствовал  себя  в  своей  стихии  и  тем
упивался. Выявив в рядах армии потерявших выправку и  разжиревших  солдат,
он закатил им такую муштру, что, как они ни стонали и ни проклинали его, в
конце концов поняли, что  на  них  куда  благосклоннее  стали  поглядывать
красотки из таборов у реки  и  вульгарианские  девицы,  прислуживающие  за
столиками и подтирающие пролитый бильж в придорожных  кабачках,  в  народе
именуемых "ступорами".
    Седрик жестоко  расправился  с  растратчиками  и  взяточниками.  Самых
закоренелых казнил, поскольку, на его взгляд, в тюрьмах они бы только  тем
и занимались, что грабили сокамерников, большими богачами  которых  и  так
назвать было нельзя. Седрик поднимался с постели ни свет ни заря, но  спал
крепко, как спят люди со спокойной совестью.
    Но  конечно,  ему  до  смерти  хотелось  поручить  такую  работу,  как
"бессмысленное торчание во дворце с мечом наголо и обвинение за  все,  что
идет не так, как надо" (так он говорил  об  этом  в  узком  кругу),  своим
наиболее надежным заместителям.
    Словом, занят был Седрик по уши, и времени на  то,  чтобы  производить
отбор кандидатов на должность начальника стражи, у  него  было  ничуть  не
больше, чем у короля на просмотр соискательниц поста придворной няньки.  А
учитывая тот факт, что,  как  только  подходящий  начальник  стражи  будет
найден,  Седрику,  хочешь  не  хочешь,  пришлось  бы  вернуться  к  работе
премьер-министра, он с выводами не торопился и с легкостью  заключал,  что
каждый из претендентов - туповатый рубака, безмозглый осел, который тут же
вернет войско  в  проржавевшее  и  заплесневелое  состояние.  В  этом  его
настроения совпадали с настроениями короля.
    Надо сказать, Седрик был недалек от истины,  так  как  среди  желающих
трудиться на посту начальника  стражи  талантливых  генералов  было  -  по
пальцам сосчитать. Дело в том, что  слава  прежнего  начальника  стражи  в
боевых искусствах была столь  велика,  что  занять  его  место  порывались
именно  отчаянные  рубаки,  а  вот  выдающиеся  стратеги   и   полководцы,
сомневающиеся в своих навыках фехтовальщиков, свои кандидатуры  предлагать
не торопились.
    В общем,  оба  столь  ответственных  поста  оставались  вакантными,  а
поскольку они-то и  были  самыми  важными,  то  про  то,  что  Королевству
необходимы придворный алхимик и придворная колдунья, и вообще было забыто.
То есть претендентов вообще не принимали.
    От  такого  пренебрежительного  отношения  многие  из  них   (особенно
колдуньи) не выдержали долгого ожидания и покинули Королевство, а по  пути
обратно со злости накладывали заклятия на дороги, деревья  и  мосты.  Мало
того: редкий алхимик удерживался от того, чтобы не  плеснуть  дрейксида  -
кошмарного зелья, от которого змеи и ящерицы превращались в драконов, -  в
пруды и канавы, где, естественно,  расплодилась  уйма  всяческой  ядовитой
мерзости.
    Седрик втайне радовался такому обороту дел, так  как  это  давало  ему
возможность нагрузить солдат заданиями под завязку, да и королю скучать не
приходилось: ему приходилось то и  дело  отправлять  кандидатов  в  рыцари
сражаться с чудовищами покрупнее.
    Вот  так  прошел  год  и  еще  один  день.  Войско  преобразилось   до
неузнаваемости. Бонифация стали за глаза  называть  "веселым"  королем,  и
пошли слухи о том, что скорее всего в Хрониках  он  будет  именоваться  не
Бонифацием Грозным, как  полагали  прежде,  а  Бонифацием  Жизнерадостным.
Седрик при дворе был - сама учтивость и галантность, а на поле боя -  сама
неустрашимость и задор. И всюду, куда бы ни забрасывала его судьба, он был
очень доволен собой. Он даже бороду  жевать  перестал,  и  они  с  королем
крепко подружились. А Аматус набирался ума-разума  и  подрастал  -  точнее
сказать, подрастала половинка Аматуса.
    На ту пору желающие занять четыре  вакантных  места  при  дворе  стали
появляться крайне редко. Немалую роль в этом сыграли те  самые  пилигримы,
странники и иже с ними, через которых Седрик в свое время разослал  весть.
Теперь они, люди по определению неглупые, всякому встречному втолковывали,
что топать в Королевство - напрасный труд. Между тем на стене,  окружавшей
королевский замок, теперь неусыпно дежурили дозорные, и когда на  западной
дороге, что вела к Мосту Тысячи  Лиц,  показались  четверо  незнакомцев  с
зеленым флагом (а это означало, что как минимум один из них - кандидат  на
вакантную должность), оглушительно взревели фанфары и зазвонили колокола.
    А  поскольку  соискатели  не  появлялись  уже  не  меньше  месяца,  их
прибытие, которое месяцев десять назад наверняка осталось бы незамеченным,
в этот день вызвало некоторый интерес. Более  того  -  король  оказался  в
замке - с Аматусом, по обыкновению. На месте был и Седрик, часок-другой  в
неделю уделявший таки обязанностям премьер-министра. Как  правило,  в  эти
часы он занимался  заполнением  каких-нибудь  простеньких  документов  или
отправкой писем с напоминаниями  о  необходимости  поторопиться  кое-каким
вассалам, уклоняющимся от принятия непростых решений.
    И поскольку случая для помпезных торжеств давно не  выпадало,  четверо
странников были  препровождены  в  замок  в  окружении  почетного  эскорта
гвардейцев.
    Стоило принцу Аматусу услышать шум и гам,  как  он  выразил  страстное
желание взглянуть на парад. Ну а  поскольку  Бонифаций  был  нисколько  не
против того, чтобы хотя бы притвориться исполняющим обязанности короля, то
и король, и принц, и премьер-министр поспешили в  тронный  зал,  дабы  там
ожидать прибытия процессии.
    Все придворные, кто услышал колокола и фанфары,  сбегались  в  тронный
зал  в  ожидании  развлечения.   Жизнерадостность   Бонифация   и   мудрое
руководство Седрика оказали благотворное влияние на вельмож, и теперь  они
отучились коротать свой досуг в интригах и предвкушениях кризисов.
    Только-только Бонифаций успел усесться на  трон,  а  Седрик  -  встать
позади  него,  а  придворные  только-только  успели  напустить   на   свои
физиономии высокомерные выражения (кроме Аматуса, конечно, - этот улыбался
широченной полуулыбкой, просто-таки сгорая от нетерпения, так ему хотелось
поскорее увидеть парад), как в зал  вошел  первый  гвардеец  из  почетного
караула.
    Четверо копейщиков  выстроились  по  бокам  от  вассала,  который  нес
королевский штандарт с вышитыми на нем  Рукой  и  Книгой.  Седрик  не  без
удовлетворения отметил, что шагают гвардейцы  в  ногу,  держатся  прямо  и
торжественно и что сапоги, копья и триолеты у них в образцовом порядке.  А
еще больше он порадовался, когда  король  Бонифаций  незаметно  пожал  ему
руку.
    За четверкой копейщиков последовало четверо будущих рыцарей, пока  еще
не посланных на испытания. Их шпоры  весело  звенели,  плюмажи  на  шлемах
грациозно покачивались. Как подобало особам такого ранга,  будущие  рыцари
были разодеты во все цвета радуги. Ткани дорогих одежд изящными  складками
ниспадали из прорезей их камзолов, и шлемы  у  всех  были  разные,  только
перья плюмажей одинаковые - черные, как положено.
    А за будущими рыцарями в тронный зал вошли соискатели.
    И сразу стало ясно, что занять место при дворе желает не  кто-то  один
из них. Прежде всего внимание присутствующих привлек высокий  широкоплечий
мужчина с солидным брюшком, темными волнистыми волосами до плеч, аккуратно
подстриженной бородой в форме лопаты, красноватым лицом (что говорило либо
о том, что он много времени проводит  на  воздухе,  либо  о  том,  что  он
изрядный выпивоха, либо  о  том  и  другом  вместе),  большими  блестящими
зелеными глазами и полными красными губами. Выражение физиономии  у  этого
человека было такое, будто он готов в любой миг запеть  песню  или  весело
расхохотаться. Одет незнакомец был в кожаный  камзол  до  колен,  потертые
легинсы, тяжелые сандалии. На голове у него красовалась квадратная шляпа -
в таких ходили  странствующие  ученые.  Из  дорожного  мешка  высовывалось
горлышко реторты и какая-то деталь небольшого перегонного  куба,  из  чего
можно было заключить, что он - алхимик. Аматус радостно заурчал  и  шепнул
отцу:
    - Хороший дядя.
    Бонифаций и сам не удержался от улыбки. За алхимиком следовала дама  -
судя по всему колдунья, каких еще поискать надо.  Волосы  у  нее  были  не
седые  и  засаленные,  а  белые,  как  снег,  густые  и  чистые,   как   у
светловолосого малыша. Глаза у нее были такие же большие, как у  алхимика,
вот только казались темными колодцами, потому что у них не наблюдалось  ни
белков, ни зрачков, ни радужек. Казалось, будто сама ночь живет  в  глазах
колдуньи. Кожу ее покрывали крошечные мягкие чешуйки, похожие на  змеиные,
бело-голубоватые, словно снежное  поле  в  сумерках  в  январские  морозы.
Из-под верхней губы виднелись безукоризненно белые клыки. Голубоватая кожа
так обтягивала скулы и подбородок, что казалось, они ее вот-вот  проткнут.
Платье на колдунье было традиционное - длинное, черное, но  в  отличие  от
бесформенных хламид других колдуний,  старавшихся  скрыть  свои  уродливые
тела, у этой колдуньи платье облегало фигуру и при  каждом  шаге  отливало
радужными бликами. А фигура у  колдуньи  была  такая,  что  любая  молодая
женщина могла позавидовать. Погляди мужчина только на ее фигуру - он бы ее
мигом возжелал.
    На фоне колдуньи и алхимика остальных двоих можно было бы не заметить,
но именно на них-то взгляд и задерживался дольше, будто было в них  что-то
такое, чего сразу не разглядишь. Девушка лет шестнадцати могла  быть  либо
простолюдинкой, одетой чуть богаче, чем подобало  бы,  либо,  наоборот,  -
богачкой, нарядившейся под  простолюдинку.  Ее  скромное  платье,  некогда
сшитое из белого льна, стало серым от множества  стирок  и  странствий  по
пыльным дорогам. Такой же вид имела и  шерстяная  шаль.  Ни  худышкой,  ни
толстушкой назвать девушку было нельзя. Волосы ее цветом напоминали старое
дерево, выкрашенное под  орех.  Прямые  и  густые,  они  падали  до  талии
девушки, и если у нее была тетка, она наверняка в  свое  время  втолковала
ей, что волосы - это ее главное украшение. Бледная, с  редкими  маленькими
веснушками кожа, серые, как штормовое море, глаза.  Девушка  озиралась  по
сторонам так, словно никогда прежде не бывала при дворе, не знала, что это
такое, а потому не понимала, надо ли восхищаться.
    Взглянув на мужчину, идущего следом за девушкой,  всякий  бы  поначалу
решил, что это слуга, так как на нем  был  выцветший  поношенный  плащ,  в
котором можно было спокойно улечься и  остаться  незамеченным  на  осеннем
поле - похоже, там этот незнакомец большей частью и спал, или  на  грязной
дороге - а похоже, он шагал  как  раз  по  таким  дорогам.  Приблизительно
такого же цвета была и остальная одежда. Лицо мужчины скрывала широкополая
шляпа, и если плащ его можно было  приблизительно  назвать  сероватым,  то
шляпа тогда была, пожалуй что, коричневатая.
    Между тем как раз он  почему-то  наиболее  долго  задерживал  на  себе
любопытные взгляды. Первое, что бросалось в глаза, так это то,  что  роста
он был необычайно высокого - намного выше своих спутников, а второе -  то,
что передвигался он как-то странно, неровно.  Не  исключено,  что  широкий
плащ  скрывал  какие-то  уродства,  но  между  тем  в  движениях  великана
чувствовались сила и стремительность. И наконец, внимание на себя обращало
то, что скрывалось в тени широкополой шляпы, - не лицо, а  какая-то  серая
железная маска, испещренная белыми, коричневыми и красными линиями.
    Наверняка  на  поясе  у  него  висела  уйма  оружия,  и  эти   догадки
подтвердились: полы плаща незнакомца  распахнулись,  и  изумленным  взорам
предстали меч, палица и три кинжала таких внушительных габаритов, что  все
просто ахнули.
    - На этом человеке не меньше тридцати фунтов  железа,  -  вырвалось  у
Седрика, - и у него неровная походка и,  похоже,  горб,  и  все  же  я  бы
поставил на него, если бы он побежал  наперегонки  с  любым  из  юношей  в
Королевстве. А еще  я  готов  поспорить,  под  плащом  у  него  широченная
портупея с двумя огромными пряжками и обоюдоострый топор.
    Король Бонифаций кивнул:
    - Прошел год и еще один день со времени... несчастного случая?
    Седрик на миг задержал дыхание.
    - О да, ваше величество, это так. Вы правы. Именно о таком сроке часто
говорится в сказках. Полагаю, нас ждет нечто необыкновенное.
    Аматус свои впечатления выразил вслух. Он пальчиком указал на гостей и
сказал:
    - Хорошие... страшные... хорошие... страшные.
    Бонифаций с опозданием прижал ладонь к губам сына и шепотом велел  ему
молчать.  Наступила  долгая  пауза,  а  потом  алхимик  и  девушка  весело
рассмеялись, а колдунья улыбнулась краешком губ, а Седрику показалось, что
странный незнакомец в плаще и шляпе тоже коротко хохотнул, хотя...  только
много лет спустя Седрик поймет и напишет об  этом  в  "Хрониках"  -  самых
достоверных  документах,  откуда  нам  известно  о  тех  днях,  -  то  был
единственный раз, когда он видел, как смеется этот человек.
    Тут и придворные решили, что можно  посмеяться,  и  даже  гвардейцы  с
трудом  сдерживали  улыбки,  но  все  же  сдерживали  и   этим   доставили
невыразимое удовольствие Седрику. Гвардейцы сопроводили  гостей  к  трону.
Как полагалось в таких случаях, алхимик  возложил  зеленый  флаг  к  ногам
короля.
    Бонифаций улыбнулся гостям:
    - Очевидно, хотя бы некоторые из вас  прибыли  сюда  для  того,  чтобы
просить о должности при дворе.
    Алхимик низко поклонился:
    - Все четверо, ваше величество,  и  мы  хотели  бы  просить  обо  всех
четырех вакансиях. У нас имеются необходимые рекомендации. А  если  нужно,
мы могли бы продемонстрировать свое мастерство.
    - А как вас зовут? - поинтересовался Седрик. На сердце  у  него  стало
тяжело. "Я ни за что не захотел бы сразиться с этим странным  незнакомцем,
и уж  конечно,  из  него  получится  отличный  начальник  стражи.  Похоже,
придется мне опять засесть за бумаги,  за  заполнение  протоколов,  а  это
значит, что арсеналы, да и не только  они,  снова  заржавеют.  И  года  не
пройдет". Вот какие печальные мысли бродили в голове у Седрика.
    - Зовут меня Голиас, - ответствовал алхимик, -  скорее  всего  потому,
что таково мое имя. - Как вы, наверное,  уже  догадались,  я  алхимик,  не
слишком опытный пока, но очень способный.  Я  прошу  о  месте  придворного
алхимика, и если мне будет позволено добавить, то...
    Колдунья кашлянула.
    Голиас поспешно проговорил:
    - Мою подругу зовут  Мортис,  и  она  просит  о  должности  придворной
колдуньи. Некогда она была королевой, но хотя это было  давным-давно,  она
хорошо помнит о тонкостях жизни при  дворе.  Она  строга  и  непоколебима,
немногословна, но удивительно могущественна и...
    - Заканчивай, - распорядилась колдунья. Голиас едва заметно вздрогнул,
но продолжал:
    - Мой спутник, чья  внешность  наверняка  вызвала  у  вас  недоумение,
пребывает под  заклятием,  из-за  которого  сам  он  не  может  произнести
собственного имени и раскрыть суть этого заклятия. Там,  где  он  побывал,
его чаще всего называли Кособоким. Он воин, телохранитель, фехтовальщик...
    - Палач, - изрек Кособокий. Голос из-под маски прозвучал, словно порыв
сырого  ветра  из  пещеры,  будто  звук  разбитого  в  полночь   окна.   -
Недурственно управляюсь с чудовищами и всякое такое. Но я  не  полководец.
Вряд ли кто-то с радостью пойдет за мной  в  бой  и  будет  исполнять  мои
приказы. Главнокомандующий вам понадобится отдельный, но все-таки я  прошу
о месте начальника стражи.
    Король Бонифаций сдержанно кивнул.  Он  знал,  как  много  значит  для
Седрика должность главнокомандующего. Он решил, что вполне мог бы иметь  и
начальника стражи, и главнокомандующего. Тем самым Седрик мог бы  заняться
любимым делом, ни  на  что  более  не  отвлекаясь,  а  король  получил  бы
первосортного телохранителя. Надо сказать, Седрик редко поручал эту работу
по-настоящему образцовым военным - он предпочитал,  чтобы  они  находились
там, где, на его взгляд, им подобало находиться, - то бишь в казармах. Так
получилось, что Кособокий предложил то, о чем король и сам уже  подумывал,
и это произвело на короля весьма благоприятное впечатление.
    - Ну, - сказал король, предотвратив долгие пояснения Голиаса, - а юная
дама, я полагаю, желает просить о месте няньки  принца,  и  наверняка  она
имеет немалый опыт в этом деле.
    Король постарался говорить  чуть  насмешливо  -  так,  чтобы  немножко
рассмешить придворных, но не обидеть при этом девушку. Он был  королем,  а
потому мало кто решался вести себя с ним искренне, и потому Бонифацию чаще
всего  не  удавалось  определить,  какой  именно  эффект  производят   его
высказывания. А это так неприятно.
    - Ваше величество, - произнесла  девушка  негромко,  но  голос  у  нее
оказался такой  мелодичный,  что  все  невольно  наклонили  головы,  чтобы
услышать получше. - Меня зовут Психея.  У  меня  нет  никакого  особенного
опыта. Я просто знаю, как и что делается, тружусь усердно, а детишки  мне,
как правило, нравятся, хотя, правду сказать, тут многое от ребенка зависит
- ведь все дети разные.
    Впервые Бонифаций услышал от соискательницы места няньки слова о  том,
что для нее все дети разные, и из-за этого девушка ему сразу приглянулась.
    Аматус поддержал отца. Он принялся подскакивать на месте и изрек:
    - Хорошая тетя. Она останется тут?
    А Психея улыбнулась малышу и тем самым закрепила свой успех  в  глазах
короля.
    "Ведь как ни крути, а год  и  еще  один  день  -  в  сказках  поистине
решающий срок", -  напомнил  себе  король.  Однако  ему  были  известны  и
правила, и потому, хоть он и был уверен, что на сей  раз  к  нему  явились
поистине достойные кандидаты на ключевые должности  при  дворе,  Бонифаций
сказал вот что:
    - Вы все мне очень нравитесь. Но не могли бы вы продемонстрировать мне
свое мастерство?
    Голиас кивнул:
    - Именно это мы и хотели предложить  вашему  величеству.  Мортис  и  я
желали бы попытаться изготовить Вино Богов.
    Придворные громко зашушукались.
    Бонифаций нахмурился:
    - Послушайте, что я вам скажу. Мне бы не хотелось, чтобы вас  постигла
случайная неудача. Если опыта у вас недостаточно, то вы  можете  натворить
немало бед даже не по своей вине...
    Придворные снова громко зароптали.
    - Ваш ропот отвлекает меня, - строго упрекнул их король.  -  Никто  не
просил никого не упоминать о Вине Богов, насколько мне  известно.  И  если
вы, мои придворные, старались молчать об этом, то делали это  напрасно.  К
примеру, я в детстве свалился с каштана, но никому и в голову не пришло не
говорить при мне о каштанах. Аматус переживет  упоминание  о  Вине  Богов.
Честно говоря, я сильно сомневаюсь, что  он  помнит  о  том,  что  у  него
когда-то была левая половина.
    - Правая ручка есть, - возразил Аматус и поднял руку, - а левой нет.
    Как на это заявление среагировать, не понял никто. Король взглянул  на
Психею. Губы девушки едва заметно  дрогнули,  но  улыбкой  это  назвал  бы
только тот, кто захотел бы увидеть улыбку. А король  улыбнулся  открыто  и
искренне.
    - Как бы хорошо ни знал ребенка, он всегда тебя чем-нибудь да удивит.
    Король просиял.
    - Но вы уверены, - вмешался Седрик, -  в  том,  что  желаете  заняться
именно таким сложным делом, как изготовление Вина Богов? Думаю,  нам  всем
хотелось бы, чтобы показ вашего мастерства прошел успешно.
    Мортис ответила ему:
    -  Мы  не  просто  хорошие  мастера  своего  дела,  мы  владеем  своим
мастерством в совершенстве. И мы  желаем  доказать  вам  это.  Нам  бы  не
хотелось, чтобы в будущем вам пришлось пожалеть о том, что вы взяли нас на
службу при дворе. К примеру, мне удается сохранять  такую  хорошую  форму,
хотя мне много сотен  лет.  Я  безупречная  колдунья.  А  Голиас  молод  и
неопытен, но я точно знаю, он не  допустит  ни  единой  ошибки.  У  вас  в
Королевстве, насколько мне известно, есть поговорка:
    "Кому знать цену алхимику, как не колдунье?"
    - Что до меня, - сказал Кособокий, - то вы  только  укажите  на  самое
большое и самое страшное чудовище в Королевстве, и я вам обещаю  доставить
его голову или несколько голов завтра на рассвете.  Я  расправлюсь  с  ним
ночью, когда эти твари злее всего. Пошлите со  мной  любого  воина,  пусть
будет свидетелем.
    - В топях у Горькой реки водится весьма  зловредная  гидра,  -  сказал
Седрик. - Покрупнее чудище у нас сейчас вряд ли сыщется. Гвардеец  Родерик
родом из этих краев и, думаю, проводит тебя туда. С техникой,  я  полагаю,
ты знаком?
    Кособокий кивнул:
    - Головы отрубить, шеи прижечь. Точно. С василиском - тут надо  хорошо
отполированное зеркало. С драконом - крепкий щит. Дубовый, обитый медью...
С вампиром - тут не обойдешься без осинового кола, а уж гидру без хорошего
факела не взять. Всему этому обучают в первую же неделю в Академии Героев.
Только сам я не герой, это я у походных костров наслушался, когда они  про
свои подвиги болтали.
    Бонифацию и эти слова очень пришлись по душе. Если  Кособокий  не  был
героем, но  кое-что  знал  такое,  что  полагается  знать  героям,  то  не
исключалось, что в сказке (если все  это  происходит  в  сказке)  появится
другой герой - например, Аматус.
    - Решено, - объявил король. - Принеси мне головы гидры, сколько их там
получится, а гвардеец Родерик подтвердит твою победу. Ну а теперь...
    - Ваше величество, - проговорила Психея.
    - Что? Ах да. Надо и тебе назначить какое-нибудь испытание. Правда,  я
не сомневаюсь - мальчику ты нравишься...
    - Расскажи мне сказку, - потребовал Аматус. - И приготовь бомбазиновый
пудинг. И поиграй со мной.
    - Пожалуйста, - строго уточнила Психея.
    - Пожалуйста, - повторил за ней Аматус.  Бонифаций  лучисто  улыбнулся
девушке. На его  взгляд,  у  нее  и  безо  всяких  испытаний  все  неплохо
получалось. - Что ж, - сказал он, - испытание достойное, весьма достойное.
    Затем, поскольку все соискатели выслушали  назначенные  им  испытания,
снова взревели  фанфары,  и  гости  удалились  в  сопровождении  почетного
караула. Аматус радовался несказанно. Голиас и Мортис поднялись по высокой
лестнице в лабораторию придворного алхимика, Кособокий и Родерик  оседлали
коней во дворе перед часовней, а Психея, держа за руку  весело  лепечущего
Аматуса, отправилась с ним в его покои, дабы подготовить мальчика к ужину,
за которым должны были последовать какие-нибудь спокойные игры и сон.
    Бонифаций, оставшись без малыша, приятно поужинал  с  Седриком  и  еще
кое-какими своими советниками, управился со множеством государственных дел
(в тот вечер он их переделал гораздо больше, чем за год и один день)  и  с
легким сердцем лег почивать. "Я тут ни при чем, - подумал  он  перед  тем,
как заснуть, - но все идет превосходно, вот только Аматус  все  в  том  же
состоянии... но хотя бы ему не хуже, и то хорошо".

                                                                   ГЛАВА 3
                                   ИСПЫТАНИЯ ВЫДЕРЖАНЫ, ВСТРЕЧИ НАЗНАЧЕНЫ,
                            ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ВЫСЛУШАНЫ. ПРОШЛО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ

    Когда король открыл глаза, его покои  были  залиты  солнечным  светом.
Вошла Психея и принесла ему чудесный завтрак: яйца,  сваренные  именно  до
такой  степени  мягкости,  до  какой  следовало,  свежайший,  только   что
испеченный хлеб, вафли, густо посыпанные сахарной  пудрой,  и  охлажденное
шоколадное молоко с густой пеной. Психея выглядела чистенькой и  свежей  и
согласилась составить королю  компанию  за  завтраком  -  съела  несколько
кусочков хлеба с клубничным вареньем. Но  большей  частью  она  болтала  -
рассказывала королю обо всем умном  и  забавном,  что  сказал  или  сделал
Аматус прошлым вечером.
    Бонифаций обнаружил, что они с Психеей солидарны во мнении  по  поводу
того, что Аматус - один из самых замечательных и умных трехлетних детей  в
мире и что утрата принцем левой половины тела, как это ни  было  печально,
никак не сказалась на его выдающихся способностях. Оказалось,  что  Психея
совершенно независимо обнаружила у принца многие из тех  качеств,  которые
уже были известны королю.
    Королю нравилось беседовать с девушкой. Он сам  не  понимал,  как  это
получилось, но почему-то сразу догадался, что ему либо придется принять на
службу всех четверых  кандидатов  на  важные  посты,  либо  всем  четверым
отказать. Поэтому теперь еще сильнее, чем прежде, королю  хотелось,  чтобы
трое остальных кандидатов преуспели в назначенных им испытаниях.
    Король уже заканчивал завтракать  и  подумывал  о  том,  что  надо  бы
переодеться из пижамы во что-нибудь другое, когда в его покои вошли Мортис
и Голиас. Алхимик держал в руках  серебряное  блюдо,  накрытое  зеркальным
колпаком. Он низко поклонился королю и  поднес  ему  блюдо.  Мортис  сняла
колпак, и оказалось, что на блюде  -  небольшая  бутылка,  а  в  ней,  без
сомнения, Вино Богов.
    Король взял бутылку и взвесил ее в руке. В ней было не меньше  полного
стакана напитка.
    - Процесс изготовления прошел без особых сложностей, - сообщил Голиас.
    Король Бонифаций улыбнулся:
    - Я разолью Вино Богов в пять наперстков, и  как  только  ваш  товарищ
вернется с победой, мы все выпьем за ваш успех и за мой удачный выбор.
    Тут в двери кто-то громко постучал. Король крикнул:
    - Войдите!
    И вошел Кособокий с мешком, из которого выглядывала дюжина старательно
вымытых голов гидры. Каждая из них вполне подошла бы крупному псу, не будь
головы сине-зелеными и похожими на головы ящериц, да еще  с  глазищами  на
коротких стебельках, и не торчи из каждой пасти по единственному зловещего
вида клыку.
    - Восхитительно, - отметил король. - Давайте выпьем за вашу удачу и за
то, что я успешно решил ряд административных  задач.  Безусловно,  тут  не
обошлось без чистого везения, но быть везучим королем  -  это  очень  даже
недурно.
    И они выпили Вина Богов, и все было решено. Наверное, теперь следовало
бы кратко поведать о том, что произошло за те годы, пока Аматус рос-рос  и
наконец вырос и смог ступить на тернистый путь  приключений,  -  следовало
бы, для того чтобы поскорее перескочить к приключениям как таковым.  Но...
в тот день, когда король утвердил всех четверых новичков на должности  при
дворе, произошло еще два немаловажных события. Когда Седрик состарился, он
распорядился,  чтобы  эти  два  события  были  всенепременно  отмечены   в
"Хрониках Королевства", ибо, оглядываясь назад, он решил, что события  эти
действительно имели большое значение. Ну а мы с ним спорить не вправе.
    Первое событие заключалось  в  том,  что  король  назначил  Кособокого
начальником стражи, а Седрика - верховным главнокомандующим.
    Со вторым событием дело обстояло несколько  сложнее.  Дело  было  так.
Король с Седриком занимались важнейшей работой.  Они  просматривали  карту
Королевства и решали, как наименовать новое  поселение  на  северо-востоке
страны: Бонифациебург, Бонифацвилль или просто Бонифаций, и в это время  в
дверь кто-то робко, тихо постучал. Если можно сказать о стуке в дверь, что
он был "извиняющимся", то это был как раз такой стук.
    От короля Бонифация не  укрылся  извиняющийся  характер  стука,  и  он
приподнял бровь и посмотрел на своего главного советника, как бы спрашивая
его тем самым, стоит ли сказать:  "Войдите!"  Седрик,  видимо,  также  дал
стуку сходную характеристику, поскольку мгновенно выпрямился  и  расправил
плечи - наверное, решил, что ему понадобится высокомерный вид.
    В покои короля бочком вошли трое людей, которых в обычное  время  вряд
ли можно было увидеть вместе.
    Первая из них, Вирна, была старая-престарая. Еще во времена  правления
отца Бонифация ее обвинили в убийстве  мужа,  пресловутого  Вепря  Великих
Северных  Лесов,  -  иначе  говоря,  отвратительного,  дурно  воспитанного
провинциального лорда, замок которого стоял возле Великих Северных  Лесов.
На самом деле никаким вепрем он не был, но уж разбойником и людоедом - это
точно. И поскольку совершенное дамой преступление скорее было  благим  для
государства деянием, повесить ее не решились. Вместо этого прежний  король
приговорил ее к пожизненному подметанию дворца,  за  что  она  имела  еду,
крышу над головой и немного денег на карманные расходы.  А  с  Вирны  было
взято торжественное обещание  впредь  не  убивать  никого,  кто  этого  не
заслуживал бы в той же степени, сколь ее печально известный супруг.  После
жизни с Вепрем все остальные  казались  Вирне  людьми  приятными  во  всех
отношениях, поэтому она  вскорости  стала  веселой  и  милой  старушкой  и
исполняла, если можно так выразиться, роль  почетной  бабушки  для  многих
молодых служанок во дворце.
    Однако теперь она не  улыбалась  своей  обычной  теплой  улыбкой.  Она
стояла перед королем и премьер-министром, в отчаянии заламывая руки.
    Рядом с ней стояла Гвин, девушка, прибиравшая детскую, - милая, но  не
красавица. Внешность ее говорила о том, что ей на роду было написано стать
нянькой, сиделкой или гувернанткой. На самом деле  она  сразу  согласилась
прибирать в детской, и после того, как в течение года подтирала  и  драила
там пол не только за Аматусом, но и за всеми отпрысками гостящих во дворце
лордов и королей, она не на шутку невзлюбила всех детей  вообще  и  втайне
уповала на то, что когда-нибудь ее полюбит какой-нибудь солдат с семейными
наклонностями, который не потребует, чтобы она  ему  нарожала  детей  этак
двадцать. Выражение лица у Гвин почти всегда было кислое, а улыбалась  она
крайне редко, поскольку кто-то ей сказал, что из-за этого она выглядит как
добрая мамочка.
    Теперь она стояла нервная, смущенная, растерянно кусала  нижнюю  губу,
уставясь в пол, и казалось, что она впала в детство.
    Последним из троих визитеров оказался гвардеец  Родерик,  и  это  было
самым  странным.  Солдат,  которого  Седрик  отправил  засвидетельствовать
победу Кособокого над гидрой, был их тех, кому верховный главнокомандующий
доверял почти беззаветно. И вот теперь он выглядел  нетипично  озабоченным
и, пожалуй, даже взволнованным.  Плечистый  верзила  Родерик  был  гораздо
умнее, чем казался на  вид.  Просто  из-за  флегматичного  темперамента  у
Родерика развилась привычка время от  времени  таращиться  в  одну  точку,
раззявив рот, вот многие и считали его непроходимым тупицей.  Впоследствии
он оставил военную службу и стал знаменитым драматургом,  творцом  длинных
кровавых эпических полотен, и оказалось, что прежде, пялясь в одну  точку,
он на самом деле уже сочинял в уме целые сцены и акты.
    В  то  время  Седрик,  конечно,  не  ведал  о  том,  какая   блестящая
литературная карьера впереди у простого солдата, но он знал,  что  Родерик
гораздо  смекалистей,  чем  кажется,  и  к  тому  же  только  притворяется
неустрашимым,  дабы  не  огорчать  главнокомандующего.   Словом,   зрелище
распсиховавшегося  Родерика,  нервно  шарящего   взглядом   по   сторонам,
показалось Седрику дурным предзнаменованием.
    Король и премьер-министр сразу  заподозрили  неладное,  так  как  всех
троих  давно  и  хорошо  знали  и  сразу  увидели,  что  те  пребывают   в
расположении духа, для себя крайне нехарактерном.
    - Что ж, - негромко проговорил  Седрик,  -  похоже,  случилось  что-то
необычное и важное.
    - Проходите, садитесь и расскажите нам, в  чем  дело,  -  распорядился
Бонифаций добросердечно. - Что бы  ни  встревожило  моих  преданных  слуг,
небезразлично и мне.
    Рассевшись по табуретам, троица  ничуть  не  успокоилась.  Затравленно
оглядевшись по сторонам, Вирна заговорила первой:
    - Ваше величество, вы знаете, наверное... что сегодня у  прислуги  был
пикник? Вот там-то мы и разговорились друг с другом.  В  промежутке  между
бегом в мешках и переноской яиц, если точнее. Кое-что... я  хочу  сказать,
всем нам троим кое-что не нравится в этих четверых  новичках,  которых  вы
только что наняли на службу, но сами по себе  мы  бы  не  пришли,  но  вот
разговорились, и вышло, что если все это соединить... три наших  рассказа,
то получается...
    - Вы заметили что-то неладное? - прервал ее Седрик.  -  Что-то  такое,
что вам не нравится?
    Вирна покачала головой, тряхнула седой гривой волос.
    - Нет, милорд. Про что-то такое определенное пока нельзя  сказать.  Но
все равно...
    - Хорошо, - мягко проговорил король. - Быть может, будет  лучше,  если
бы вы просто рассказали нам обо всем, что слышали и видели. Начнем с тебя,
Гвин.
    Гвин  коротко,  решительно  кивнула  и  вздернула  подбородок,  словно
солдат, вставший по  стойке  "смирно".  Именно  в  это  мгновение  Родерик
впервые в жизни обратил на нее пристальное  внимание,  и  от  нее  это  не
укрылось. А потому она приступила к изложению событий бодро и приподнято.
    - Слушаюсь, государь, - сказала Гвин. - Вышло так, что вчера вечером я
была в том крыле дворца, где детская, - выметала черепки и всякое такое  и
вдруг услышала, как новая нянька поет принцу колыбельную. Голосок  у  нее,
прямо скажем, ничего.
    - Неплохой голос, - согласился король.
    - Да и мелодия красивая была, -  продолжала  Гвин,  приободрившись.  -
Слов всех не упомню - не то сказка, не то повесть  про  мужчину-возницу  и
уличную танцовщицу, что его полюбила. Вроде бы так. Но припев я  запомнила
отлично:

    Раз - это солнца луч золотой,
    Два - роса утренняя,
    Три - то герой, что силен и могуч,
    А четыре - любовь твоя.

    - У тебя тоже приятный голосок, - отметил Седрик. - А  песенка  просто
замечательная.
    -  Да,  господин,  спасибо,  господин,  только  теперь  я  про   самое
неприятное скажу. Я, чтоб  получше  услышать,  поближе  к  двери  подошла,
потому что сама люблю послушать хорошую песню, ну и заглянула  в  щелочку.
Принц уже крепко спал, но нянька все еще пела - решила, видно, что  негоже
хорошую песню до конца не допеть, или,  может,  подумала,  что  принц  еще
проснуться может.
    Она  наклонилась  над  его  кроваткой  и  водила  руками...  вот  так,
государь. Все водила и водила, как будто...
    - Как будто плела заклинание? -  подсказал  девушке  Седрик  несколько
встревоженно.
    - Не хотелось бы мне так думать, господин, - сказала  Гвин.  -  Только
бабка у меня колдунья - не хочу, конечно, про нее ничего дурного сказать -
но только Психея руками  такое  выделывала...  словом,  я  узнала  Восьмое
Великое Заклинание - Октан.
    - Это охранное заклинание, - возразил король. - А судя  по  мелодии  и
словам, мне кажется, что речь шла о пожелании счастливой судьбы.
    - Но вы посудите,  государь,  -  заспорила  Гвин,  -  если  она  умеет
произносить Октан, стало быть, она  опытная  колдунья.  И  могущественная.
Может, она старуха, а только выглядит молоденькой?  А  с  какой  бы  стати
могущественной  колдунье  наниматься  нянькой  -   только   поймите   меня
правильно, государь, - и вытирать принцу нос да колыбельные распевать?
    - Может быть, - тепло улыбнувшись, предположил  король,  -  она  любит
детей, и уж ты  мне  поверь,  если  кто-то  любит  детей,  то  ему  Аматус
покажется чудесным ребенком.
    Гвин знала, что спорить с королем об этом не стоит.  Кроме  того,  она
теперь с этой должностью рассталась, и ей хотелось бы, чтобы  все  думали,
что она сделала это не потому, что терпеть не может детей.
    - Может, оно и так, государь, да  только  произносить  заклинания  над
спящим принцем...
    - Вот именно, - кивнул Бонифаций. -  Ты  была  совершенно  права,  что
решила мне все рассказать. Я рад, что ты  так  поступила.  Это  говорит  о
твоей преданности мне.
    Королю  хотелось,  чтобы  служанка  покинула  его  покои   в   хорошем
настроении - ведь он понимал, что ей  потребовалось  недюжинное  мужество,
чтобы явиться сюда. И потом - разве скажешь, когда тебе вдруг  понадобится
чья-то верность и  преданность,  пусть  даже  этот  кто-то  -  твой  самый
неуклюжий слуга. Тем не менее король не сомневался, что принял  на  службу
добрую и могущественную волшебницу.
    Следующей взяла слово Вирна:
    - Если мне будет позволено рассудить, ваше величество, то то, о чем  я
собираюсь вам поведать, ненамного  страшнее.  Просто  я  уже  столько  лет
прибираю в лаборатории придворного алхимика,  что  почти  все  слова,  что
произносятся при изготовлении Вина Богов, наизусть выучила.  А  на  старую
служанку разве кто внимание обращает? Говорят и говорят слова свои,  будто
меня и нет вовсе. Словом, когда я услышала, что они перед каждым этапом по
заклинанию добавляют, я...
    - Что же они  добавляли?  -  совсем  немного  встревожившись,  спросил
король. - Заверяю тебя, Вино они изготовили преотличное.
    - Ну... они ведь... главное, как они это говорили. Как они произносили
это добавочное заклинание, вот в чем дело. Этот новый придворный алхимик -
Голиас, он вроде как со смехом его произносил, как будто шутки шутил. Ну а
новая колдунья придворная, Мортис, она вроде бы как обижалась на  него  за
это и после него снова это заклинание повторяла. А  уж  у  нее  голос  был
прямо ледяной, сухой, как ветка, что от дерева в  январе  отламывается.  А
говорили они оба вот что:

    В день, далекий от начала
    И решающего часа,
    Между вечностью и бездной
    На подмогу призываем
    Мы того, кого любовью
    И коварным волшебством
    Поместили в промежутке
    Между светлым и смешным.

    И мне это, государь, показалось... скажем так, необычным.
    -  Это  загадочное  заклинание,  -  заключил  Седрик.  -   Им   что-то
требовалось, чего у них не было под рукой, и  они  вызывали  это  из  мира
духов заклинанием, облеченным в форму загадки. Духи,  знаете  ли,  обожают
всяческие загадки. Но именно поэтому Вина Богов ничто дурное не коснулось.
Этим заклинанием они не само Вино производили, а какой-то его  ингредиент,
или просто этот стих - оберег для Вина. Если мы поймем,  в  чем  дело,  то
легко рассудим, желательно для нас или нежелательно, чтобы они  занимались
этим впредь. Нужно только подумать хорошенько...
    Задумался Седрик довольно-таки надолго, а затем рассмеялся и всплеснул
руками.
    - Принесите Королевский Словарь! - приказал он,  и  Гвин  бросилась  в
библиотеку.
    Когда она принесла внушительный фолиант, Седрик тут же открыл  его  на
букве "С" и вскоре весело рассмеялся:
    - Вот-вот, так я и думал, нужно было только  представить  себя  на  их
месте, и все! И ничего ужасного нет.  -  Он  прижал  палец  к  странице  и
продемонстрировал ее всем остальным. Между словами "светлый"  и  "смешной"
стояло слово "счастье".
    Все четверо хором облегченно вздохнули,  но  тут  наконец  свое  слово
решил сказать Родерик:
    - Ну... хотелось бы мне, чтобы мои опасения были напрасными, государь.
Но дело так было... Этот Кособокий, он с  гидрой  ловко  управился,  спору
нет, только... когда у нее только одна  башка  осталась,  он...  ну...  по
правде говоря, государь, мне гидру ни капельки не жалко, она ведь  сколько
народу прикончила,  и  моих  родичей  двоих  в  том  числе  -  сестру  мою
двоюродную Мэйзи Энн, что замуж вышла за брата моего двоюродного по другой
линии, Ричардом его звали... Ричарда тоже гидра эта сожрала...
    Король кивнул, но не то чтобы нетерпеливо - он понимал, что рассказ  о
важном событии всегда чреват упоминанием второстепенных персонажей.
    - Ну и вот, государь... - продолжал Родерик, - только  мне  эту  тварь
все равно как бы жалко стало после того, что он с ней сделал. Оставил  он,
стало быть, одну башку и давай над  ней...  издеваться.  Ради  потехи,  не
иначе. Тут кольнет, там рубанет, там жилу вытянет... У гидры, бедняжки, уж
слезы потекли, она выть начала -  прямо  как  собака.  Ее  бы  прикончить,
избавить от мучений, но он все не унимался. Ну а потом,  видно,  наигрался
все-таки и отрубил эту  башку.  Он  боец  славный,  государь,  но  человек
жестокий. Я раньше никогда  не  видал,  чтобы  с  чудищем  кто  так  ловко
разделался, только и чудищ никогда раньше так не жалел.
    Родерик понимал, что говорит не так гладко и красиво, как принято  при
дворе, и его это удручало - а особенно потому, что он боялся произвести не
самое выгодное впечатление на Гвин.
    Король вздохнул.
    - Не страшнее, чем мы предполагали. Ваше величество,- заключил Седрик,
изо всех сил стараясь скрыть восторг - ведь именно такой работы он и  ждал
от Кособокого. - Предзнаменования сохраняются, это вам известно, и  многие
из них были столь благоприятны...
    - Это верно, - согласился Бонифаций, - но приглядеть за  новичками  не
помешает. Вы все были совершенно  правы.  Что-то  в  этом  есть.  Полагаю,
Седрик...
    - Совершенно согласен с вами, ваше величество, но я  не  сомневаюсь  -
это только самое начало  сказки.  Если  это  будет  сказка.  Полагаю,  нам
следует поблагодарить вас, и мы надеемся, что вы и впредь будете столь  же
бдительны  и  станете  сообщать   нам,   если   случится   еще   что-либо,
заслуживающее нашего внимания.
    Все трое дружно кивнули и с облегчением удалились. Седрик  прикрыл  за
ними дверь и сказал:
    - Ну, что ж... мы имеем один дурной знак против двух  добрых.  Спорить
не приходится, сказка началась, и несомненно, вскоре  мы  узнаем,  кто  ее
герой.
    Вирна  вернулась  в  свою  темницу  и  потом  много  лет   старательно
прислушивалась  к  разговорам  в   лаборатории,   но   кроме   заклинания,
подслушанного в первый день, так ничего интересного больше не услышала.  А
заклинание это Вирна стала частенько произносить сама, и многие  заметили,
что ей стало в жизни больше везти. Родерик и Гвин обнаружили, что  терпеть
не могут детей, и сошлись на этом. Если  даже  все  трое  замечали  что-то
необычное в  поведении  четверых  компаньонов,  Седрику  они  об  этом  не
докладывали - по крайней мере именно так он написал в "Хрониках",  а  если
они что-то рассказывали королю, значит, король ничего об  этом  не  сказал
Седрику.
    Ну а время шло, как и положено ему идти в сказках, и Аматус -  вернее,
его правая  половинка  росла  и  крепла.  Хорошо,  что  Психея  отличалась
поистине неистощимой энергией, потому что юный принц целыми днями  носился
всюду как угорелый - казалось, он думал, что  ему  отпущено  всего  десять
дней жизни, и он стремился успеть сделать за это  время  все,  что  только
мог. Только что сидел на дереве, а смотришь - уже  дерется  на  деревянных
мечах с Кособоким и отбивается с  яростью,  несвойственной  столь  нежному
возрасту. Время шло, и к ярости прибавились ловкость и умение.
    Но стоило привыкнуть к мысли о том, что  юный  принц  занят  обучением
боевым искусствам, как уже слышался топот его правой  ноги  по  черепичной
крыше замка и крики Психеи, высунувшейся из окна и бросающейся  следом  за
мальчиком. Как-то раз, когда  Аматусу  было  двенадцать  лет,  он  нарочно
взобрался на самый крутой скат крыши,  чтобы  Психея  не  смогла  в  своей
длинной юбке догнать его. Бонифаций наблюдал за сыном из окна своих покоев
и добродушно усмехался до тех пор, пока на полпути до конька крыши  Аматус
вдруг не начал скользить вниз и  того  гляди  мог  свалиться  на  мощенный
булыжником внутренний двор.
    В это мгновение Кособокий - помилуйте, разве он только  что  не  стоял
рядом с королем у окна? - уже взбирался вверх по крыше. Он мигом  оказался
рядом с Аматусом, ухватил мальчика за  край  камзола,  затем  -  за  ворот
рубахи и подтянул к себе.
    Вечером,  за  ужином,  Аматус  был  как-то   нетипично   тих.   Седрик
поинтересовался, "не утихомирил ли его немного" пережитый страх.
    - Да я вовсе не боялся, что упаду, - возразил принц, -  Может,  мне  и
следовало испугаться... но Кособокий мне сказал, что если я еще  хоть  раз
заставлю всех так волноваться, то он попросит папу, чтобы он разрешил  ему
наказать меня.
    - А что это у тебя на шее?
    - Это мне Кособокий дал, - ответил мальчик и показал Седрику маленький
серебряный свисток. - Он сказал, что раз уж я такой непоседа, то он просит
меня дуть в этот свисток всякий раз, как я  соберусь  вытворить  очередную
глупость. Правда, он сказал, что думает, что слышать звук  свистка  скорее
будет уже тогда, когда я эту глупость вытворю.
    Хотя Психея и Кособокий были любимыми спутниками принца  в  детстве  и
юности, Аматус довольно много времени проводил в лаборатории и  библиотеке
- приставал к Голиасу и Мортис и большей частью мешал им.  Пожалуй,  принц
был единственным в  королевском  замке,  кто  никогда  не  боялся  Мортис,
невзирая на ее пугающую внешность. Колдунья,  казалось,  почти  совсем  не
интересовалась мальчиком, но все, в чем он нуждался - защитные заклинания,
заклинания для успешной учебы и  понимания  наук,  -  всегда  было  к  его
услугам. Даже могущественное  Тригонометрическое  Заклинание,  придуманное
самим Тригонометрасом, помогало  ему,  а  ведь  поговаривали,  будто  если
сумеешь пережить обучение тригонометрии, то дальше  учиться  будет  совсем
легко.
    Но с другой стороны, если мальчик просто чего-то хотел, но не  слишком
нуждался в этом,  с  заклинаниями  происходило  что-то  странное.  Однажды
Мортис произнесла заклинание, рассчитанное на то, чтобы  Аматус  знал  все
завтрашние уроки, не уча их, но с утра принц поднялся измученный -  словно
всю ночь  просидел  над  книгами.  Потом  он  целую  неделю  пребывал  под
действием заклинания, даровавшего ему неуязвимость,  но  вдруг  обнаружил,
что  не  чувствует  вкуса  еды,  не  ощущает  прикосновения  руки  Психеи,
погладившей его по щеке, а держа  рукоятку  деревянного  меча,  словно  бы
сжимает  в  руке  воздух  и  не  понимает,  каков  будет  следующий   удар
Кособокого.  И,  что  еще  хуже  того,  он  утратил  ту  радость,  которую
испытывал, слушая песни Голиаса, а уж это было  совершенно  невыносимо,  и
принц отправился к Мортис  и  стал  умолять  ее  отменить  заклинание.  Но
оказалось, что для этого ему придется  подметать  пол  в  покоях  колдуньи
целую неделю, убирать помет за ее рафтерами, драить  стены,  сквозь  камни
которых проросли корни плюща, и только тогда Мортис  согласилась  отменить
заклинание.
    Бонифаций наблюдал за происходящим и видел, что Аматус  -  по  крайней
мере его половинка - процветает, благодаря неусыпным заботам Спутников,  и
поскольку Бонифаций был мудрым королем (ведь жизнерадостным он стал  после
того, как целых десять лет пробыл грозным), он  никогда  не  вмешивался  в
процесс воспитания сына и не пытался  как-то  смягчить  оный  процесс.  Ни
тогда,  когда  Кособокий  презентовал  Аматусу  в  честь   тринадцатилетия
тяжеленный ремень со здоровенной пряжкой и  взял  его  в  Железное  Ущелье
охотиться  на  газебо,  ни  тогда,  когда  Психея,  заметив,  как   Аматус
измывается над детенышем гидры, строго-настрого  запретила  мальчику  этим
заниматься и заставила его оставить детеныша у себя в  качестве  домашнего
питомца и заботиться о нем. А забот хватало, потому что у детеныша выросло
еще тридцать голов, и каждая требовала отдельной миски для  кормления.  Но
когда гидра в конце лета подохла (в конце лета все гидры дохнут, так уж им
на роду написано), Аматус горько плакал и только через неделю после  этого
печального события согласился выбросить миски.
    Король не вмешивался и тогда, когда Мортис назначала довольно  высокую
цену за отмену легкомысленно запрошенных принцем заклинаний.
    И тогда, когда Голиас научил Аматуса трем сотням куплетов  из  баллады
"Дочь мошенника".

                                                                   ГЛАВА 4
                                                        НАЧАЛО ПРИКЛЮЧЕНИЙ

    Голиас был превосходным алхимиком и изучил с десяток  различных  наук.
Своими познаниями он всегда был  готов  поделиться  с  Аматусом,  но  хотя
учиться принц любил, к алхимии он как-то не  привязался.  К  счастью,  как
большинство хороших алхимиков, Голиас знал понемногу обо всем, ибо один из
основных принципов алхимии состоит в том,  что  все  на  свете  непременно
похоже на что-нибудь другое и что в этом подобии и состоит главный  смысл.
Потому Голиас знал не только о том,  что  ткань  печени  человека  подобна
плазмидам рогов газебо, но и то, что  строфа,  состоящая  из  трех  строк,
скорее  принадлежит  сонету,  нежели  куплету  песни,  и  что  три  струны
соответствуют скорее лире, нежели басовому барабану.
    И когда выяснилось, что интересы Аматуса - да и таланты, пожалуй, тоже
- лежат в области музыки и поэзии, именно в этой области  Голиас  оказался
для него просто незаменим. Юный принц зачитывался древними  преданиями  об
империях и богах, заглядывал  в  книги  со  странными  повествованиями  об
аэропланах и церквях, читал современные реалистические истории о битвах  с
драконами и спасении принцесс. Он заучивал  наизусть  целые  тома  стихов,
включая и "Бонифациаду", которую Голиас в то время сочинял. Он знал  песни
о весне и вине, о вине и женщинах, о женщинах и весне.
    Большую  часть  этих  произведений  искусства  он   почерпнул   не   в
лаборатории, а  во  дворах  замка,  и  даже  на  городской  площади.  Ведь
официально Голиас учителем Аматуса не числился, просто он был прирожденным
педагогом, способным научить тому, что знал сам, любого, кто готов был его
слушать. Поэтому если рядом с ним и принцем собиралась толпа зевак,  уроки
носили уже скорее публичный, нежели частный характер. Поговаривали,  будто
уроки Голиаса были столь увлекательны, что после того,  как  он  уходил  с
площади, самые отчаянные прогульщики пытались вернуться в школу.
    Однако  подо  всякую  практику  должна  быть   подложена   теория,   а
теоретически принц  мог  обзавестись  кое-какими  безобидными  пороками  и
попасть под влияние каких-нибудь не  слишком  порочных  личностей.  Аматус
рамки этой теории  расширил  и  сам  превратился  в  не  слишком  порочную
личность, под чье влияние время от времени кто-нибудь  подпадал.  Но  если
честно, то с пути истинного он не увел никого, кроме  пары-тройки  кухарок
(да и тех, как выяснилось впоследствии, тщательно отбирал Седрик  с  точки
зрения  безграничного  терпения  и  врожденного   бесплодия),   нескольких
лоботрясов  -  младших  сынков  лордов,  которых,  по  большому  счету,  и
следовало увести с пути истинного, а не то они бы определились на  военную
службу и стали бы головной болью для своих командиров, а также  безмозглых
отпрысков богатых простолюдинов, которые  в  противном  случае  всю  жизнь
мечтали бы о том, как бы жениться на богачке. И все-таки кухарки  постарше
(те, что действительно на кухне занимались своими прямыми делами), лорды с
консервативными мозгами и купцы вроде бы советовали  дружкам  и  подружкам
принца держаться от него подальше.
    И вот как-то раз, вечером, неподалеку от  берега  глубокой  и  быстрой
Длинной реки - той самой,  по  которой  в  столицу  Королевства  прибывали
корабли отовсюду, в том самом районе, где предпочитали селиться  эмигранты
из Нектарии и Вульгарии, в небольшом кабачке под названием "Серый  хорек",
на углу улиц Венд и Байвей собралась компания. Аматус, пристрастившийся  к
изысканным  винам  и  блюдам,  подававшимся  в  заведениях  нектарианского
квартала, выпивал в обществе Голиаса. Вино  было  превосходное  -  густой,
терпкий фруктовый гравамен, да и песни тоже недурны, хоть и давно знакомы.
Аматусу хотелось верить, что его, одетого в длиннополый плащ с  капюшоном,
никто не узнает, а Голиас незаметно одаривал посетителей кабачка денежками
из специально выделенной суммы,  дабы  те  делали  вид,  что  не  замечают
молодого человека, у которого не хватает левой половины.
    Голиас играл на девятиструнной  лютне  -  не  сказать,  чтобы  так  уж
виртуозно, Аматус его в этом искусстве уже превзошел, -  но  зато  громко,
весело и с душой, поскольку и компания у них подобралась громкая,  веселая
и душевная. Помимо раскрасневшегося  громкоголосого  Голиаса  за  столиком
сидел сэр Джон Слитгиззард, третий сын герцога Болот  Железного  Озера,  -
повеса, каких поискать, но при этом и воин изрядный, превосходно владевший
палицей и мечом. Говорили, будто бы он прикончил с  дюжину  соперников  на
дуэлях и в свое время состоял в шайке дьякона  Дика  Громилы  и  пару  раз
собственноручно ограбил богатых путешественников.
    Рядом с ним сидела Пелл Грант, девица  не  самых  пуританских  нравов.
Вроде  бы  именно  она,  как  поговаривали,  позировала  для  картинки   в
Королевском Словаре к слову "полногрудая",  когда  была  помоложе,  а  еще
болтали, что она обучила юного принца кое-каким секретам искусства  любви.
А рядом с ней восседал герцог  Вассант,  мужчина  тучного  телосложения  с
добродушнейшей улыбкой, известный, однако, недюжинным  умом  и  яростью  в
бою. Тысячи соперников он сокрушил в спорах, а несколько  -  в  буквальном
смысле.
    Напротив него, в мужском платье и вооруженная до зубов (и  даже  выше,
если считать крошечную шпажку, спрятанную в прядях густых волос,  убранных
под шляпу), сидела Каллиопа, младшая дочь одного из южных графов. С ней  у
Вассанта был короткий, но жаркий роман в ту пору, когда она была  еще  так
юна, что все  в  итоге  закончилось  скандалом.  Каллиопа  и  теперь  была
довольно молода и могла бы выйти замуж, если бы кто-то  из  молодых  людей
отважился попросить ее руки.  Слухи  о  ней  ходили  самые  неблаговидные,
однако Голиас, пристально следивший за формированием  окружения  принца  и
отбиравший для  этой  цели  людей  пусть  не  блиставших  добропорядочными
манерами, зато добрых душой, против Каллиопы ничего не имел.
    Люди же, слухам не подверженные и честные,  давным-давно  убедились  в
том, что Каллиопа благородна и добра  и  потому  часто  встает  на  защиту
беззащитных и что многие из ее анонимных стихов (большей частью эротичные)
хранят такую нежность и красоту, что способны растопить сердце. Между  тем
эти же самые люди, ради вящей справедливости, всенепременно упомянули бы о
том, как жестока  бывала  эта  леди  с  другими  дамами,  как  безжалостно
расправлялась с лучшими из молодых вельмож,  отважившихся  поухаживать  за
нею ввиду  ее  бесспорной  красоты,  а  также  со  своими  любовниками  из
купеческой среды (большей частью женатыми). Поговаривали, будто многие  из
них из-за нее покончили с собой.
    Все верили и, не стесняясь, болтали об этом - что  Каллиопа  и  Аматус
любовники.
    Из присутствующих в тот вечер в кабачке только Аматус и Голиас  знали,
что на самом деле  Каллиопа  вовсе  не  дочь  какого-то  южного  графа,  а
единственная наследница престола  соседствующей  с  Королевством  монархии
Загорье, которую спасла в младенческом возрасте ее  верная  нянька,  когда
все остальное семейство было вырезано узурпатором Вальдо.
    А еще только она сама,  Вассант  и  Аматус  (ну,  может  быть,  и  еще
кто-нибудь  проницательный)  знали,  что,  несмотря  на  бурный   нрав   и
несдержанный язык, девушка она на самом деле довольно-таки  стеснительная.
Аматус многое прощал ей, поскольку был без ума от ее  золотистых  волос  и
стихов. Как-то раз он попытался, что называется, "навести к ней мосты", на
что Каллиопа заметила, что он - неотесанный мужлан и надо бы ему поучиться
хорошим манерам. А поскольку принцу до Каллиопы никто ничего подобного  не
говорил, он этой новостью был просто сражен наповал.
    Голиас усердно дергал струны лютни и распевал жутко древнюю песню  под
названием "Пенна Пайк". Где она стояла, эта гора Пенна Пайк, толком  никто
не знал, хотя многие  вроде  бы  хаживали  к  ней  крутыми  и  извилистыми
дорожками в поисках приключений. Песня называлась "Пенна Пайк", потому что
припев ее звучал вот так:

    Пенна Пайк, Пенна Пайк, Пенна Пайк-Пайк-Пайк,
    Пенна Пайк, Пенна Пайк, Пенна-Пенна Пайк,
    Пенна Пайк, Пенна Пайк, Пенна Пайк-Пайк-Пайк,
    Пенна Пайк! Пенна Пайк-Пайк-Пайк!

    Баллада повествовала о смертной женщине, похищенной гоблинами, которую
они увели по темным коридорам под землю, а затем ее  возлюбленный  явился,
чтобы спасти ее и увести назад, но не спас и не  увел,  а  вернулся  один.
Почему-то этот малый решил, что для таких испытаний ему  недостает  широты
душевной, и из-за осознания собственной никчемности он склонился к карьере
разбойника с большой дороги, дабы в конце  концов  помереть  на  виселице.
Однако впоследствии выяснилось, что и в  разбойном  ремесле  он  не  особо
отличился и в итоге его не то сожгли на костре по ошибке  вместо  какой-то
ведьмы, не то он так и прожил до  конца  дней  своих  жизнью  неудачливого
грабителя. Заканчивалась песня как-то туманно и неопределенно.
    Как только Голиас допел балладу, Каллиопа, настаивавшая на том,  чтобы
нынче ее все звали "Каль", так как она нарядилась юношей, положила на стол
ногу в грязном сапоге, вытащила кинжал и сняла с сапога часть грязи, после
чего изрекла:
    - А жаль, что бедной девушке суждено было остаться  у  гоблинов.  Ведь
она туда попала не по своей воле.
    - Таков закон магии, - сказала Пелл, оглаживая корсет. Чтобы напомнить
всем присутствующим о том, на  какую  женщину  им  следовало  бы  обратить
внимание в первую очередь.
    Слитгиззард хмыкнул и ухмыльнулся:
    - Законы существуют для того, чтобы их нарушать.
    - Магические законы - совсем другое  дело,  -  возразил  Вассант,  дав
хозяину знак  принести  еще  одну  порцию  симиле  и  протонов  -  дивного
гектарианского блюда. - Нарушать их умеют только поэты да барды, да и то -
в подходящий момент. Девушка и ее  возлюбленный  не  могли  нарушить  этих
законов, потому что и он, и она находились внутри истории.
    - Но мы-то снаружи, - отметила Каллиопа,  даже  забыв  придать  голосу
мужскую хрипотцу.
    - Не совсем, - уточнил Голиас. - "Пенна Пайк" - очень  древняя  песня.
Местами она написана на языке, который давно вышел из употребления.  Ну  а
раз она такая древняя, то резонно предположить, что история,  рассказанная
в ней, правдива. Правдива настолько, что даже ее вымышленные фрагменты  за
столько лет стали правдивыми. Ну а если так, то магические законы  в  этой
истории необычайно сильны. Для того чтобы спуститься в  подземное  царство
гоблинов, нужен отряд отчаянных смельчаков. Еще больше отваги  потребуется
для того, чтобы вывести спасенную девицу оттуда, где все опутано коварными
заклинаниями, - нет-нет, то, что  она  столько  лет  томится  в  подземном
царстве, вполне объяснимо.
    - Ясно, - кивнула Каллиопа. - Ну и когда мы выступаем?
    Голиас задрал голову и поскреб макушку.
    - Ты насчет того, чтобы спуститься в подземелье? И спасти  девицу?  Да
это когда угодно. Если уж предприятию суждено быть успешным, то все  сразу
пойдет как по маслу, а если нет, то, как ни  готовься  к  выходу,  как  ни
экипируйся, все равно ничего не  получится.  Традиционно  в  такие  походы
отправляются ночью, когда злобные твари наиболее сильны.
    - Минуточку, - вмешался Вассант, которого такая  перспектива,  похоже,
вовсе не порадовала. - От тебя я такого не ожидал, Голиас. Разве, согласно
традиции, самый мудрый  член  отряда  не  обязан  предварительно  изложить
мрачные предзнаменования?
    - Вот именно, - кивнул сэр Джон Слитгиззард,  по  лицу  которого  было
видно, что он изрядно разволновался. - Я вас,  сэр,  конечно,  обидеть  не
хочу, но мне приходилось с кое-чем в таком роде  иметь  дело,  и  я  точно
знаю: когда заходят разговоры про  темные  коридоры  и  всяческих  злобных
тварей, обитающих  в  подземельях,  непременно  нужен  кто-нибудь,  хорошо
владеющий белой магией, и именно такой человек обязан предупредить  нас  о
том, что нас ждут большие трудности.
    Голиас глубоко вздохнул - так глубоко, что стоявшие  перед  ним  свечи
чуть не погасли, и тут у  всех  сидевших  за  столом  по  спинам  побежали
мурашки.
    - Знайте же, раз уж вы все такие решительные, что нам суждены  великие
испытания. Целую вечность - так нам покажется - мы  будем  пробираться  по
темным пещерам, кишащим летучими мышами и могильными  червями,  по  жутким
зловонным лужам при  свете  факелов,  которые  мы  захватим  с  собой,  да
гнилушек. Когда наконец мы доберемся до границы Царства  Гоблинов  -  если
доберемся, ибо они могут выследить нас  и  устроить  засаду,  -  нас  ждет
встреча с жутким чудовищем, охраняющим вход в страну этих мерзких  тварей.
Чудовище загадает нам неразгадываемую загадку, но если  мы  ее  разгадаем,
затем мы будем должны нагло проследовать прямехонько к королю  гоблинов  и
потребовать, чтобы он отдал нам девицу. Затем, невзирая  на  коварство  (а
когда имеешь дело с гоблинами, только и жди какого-нибудь коварства),  нам
нужно будет вывести девицу из подземелий, не сделав при  этом  ни  единого
неверного шага. И после всего этого нам достанется новый куплетик в  одной
более или менее  популярной  балладе.  Ну  а  если  нет,  то  когда-нибудь
отыщется новый герой  без  страха  и  упрека,  который  все-таки  добьется
успеха. Словом, дело совершенно бессмысленное и необычайно опасное. Только
разве вы сами об этом не догадывались?
    Пелл Грант покрепче обняла сэра Джона Слитгиззарда, словно  не  хотела
отпустить его, а он прижался к ней - то ли от страха, то ли просто потому,
что ему это было приятно, кто скажет? При этом выражение лица у сэра Джона
ни капельки не изменилось.
    Аматус все это время молчал и смотрел в окно, на то, как  капли  дождя
падают на размытую дорогу. Он чувствовал: что бы  ни  началось,  нынче  же
вечером  чему-то  суждено  кончиться.  Почему-то  вдруг   ему   показались
немыслимо драгоценными  такие  простые  вещи,  как  желтые  и  красноватые
отблески пламени очага,  над  которым  жарились  протоны,  шипение  жирных
свечей, тихий шелест дождя за окном, сопение большого пса, мирно  спавшего
под скамьей. Ему казалось, что так больше уже никогда не будет, и какая-то
часть души принца отчаянно пыталась удержаться за последние аккорды  лютни
Голиаса. Что-то было такое в  атмосфере  кабачка,  в  этой  смеси  запахов
мореного дуба, сырых сапог и дыма, пролитого гравамена и пара от котла,  в
котором готовили симиле - острейшую маргравиновую подливу,  что-то  такое,
что принц не  мог  бы  назвать  словами  и  чему  суждено  было  исчезнуть
навсегда.
    Аматус отпил еще гравамена, обнаружил,  что  храбрости  у  него  из-за
этого не прибавилось, и наконец изрек:
    - Похоже, нам предстоит приключение. Предчувствия  у  меня  нехорошие,
признаюсь в этом откровенно, и поэтому  я  не  хотел  бы,  чтобы  со  мной
отправились те, кто не жаждет этого всем  сердцем.  Поэтому  я  предлагаю,
если только мы можем тронуться в путь через час,  договориться  так:  если
кого-то из нас к концу этого часа здесь не  окажется,  стало  быть,  он  в
приключении участвовать не желает.
    При этих  словах  одна  темная  кустистая  бровь  Голиаса  взметнулась
высоко-высоко. О чем думал Голиас - этого никто не  знал,  поскольку,  как
правило, он любой вопрос рассматривал  исключительно  всесторонне,  однако
алхимик улыбнулся - сдержанно, довольно и даже немного угрюмо:
    - На редкость разумный план. Так давайте же в течение этого часа будем
петь, есть и рассуждать... а затем тронемся в путь, если,  конечно,  будет
кому трогаться.
    Час пролетел незаметно, и надо отметить, что  Голиас  играл  на  лютне
просто превосходно и спел множество замечательных старинных песен.
    Первой ушла Пелл Грант. Она не слишком охотно выпустила сэра Джона  из
своих объятий, а он на прощанье  сжал  ее  маленькую  руку,  а  потом  она
выскользнула из двери и отправилась из "Серого хорька" в  какое-то  другое
заведение.
    Немного погодя встал и герцог Вассант, поклонился, печально  улыбнулся
и сказал:
    - Господа, я чрезвычайно польщен предложением сопровождать вас,  но  я
не люблю совершать необдуманные поступки. Я к вашим  услугам,  когда  речь
зайдет о спасении Королевства или когда будут задеты мои или  ваши  личные
интересы. Однако  в  мероприятиях  подобного  сорта  участвовать  мне  уже
доводилось, и к тому же я уже начал ощущать  первые  признаки  приближения
старости - я полнею и обожаю всяческие удобства. Вероятно, утром я пожалею
о том, что решил признаться вам в этом, а еще больше буду сожалеть, что не
отправился с вами, когда вы вернетесь и приметесь взахлеб  описывать  ваши
приключения.  Но  сейчас  меня  больше  манит  к  себе  теплая  постель  и
уверенность в том, что утром я встану с нее и вкусно позавтракаю и  вообще
проведу день так, как пожелаю. Поэтому я  ухожу,  и  если  хотите,  можете
счесть меня трусом, но я верю, что вы, будучи моими  товарищами,  поймете,
что мною движет всего лишь нежелание подвергать себя ненужной опасности.
    - Мы все понимаем, - сказал Аматус, встал и протянул герцогу руку. Его
голос прозвучал глубоко и серьезно, а краешком глаза  он  успел  заметить,
что бровь Голиаса снова высоко подпрыгнула и вдобавок алхимик едва заметно
одобрительно кивнул.
    Судя по всему,  что-то  в  ответе  принца  глубоко  тронуло  и  самого
герцога, поскольку он, вместо того чтобы пожать  протянутую  руку  принца,
склонился к ней и поцеловал пальцы Аматуса. Когда Вассант выпрямился, поза
у него получилась торжественная, как  на  параде.  Принц  ответил  герцогу
поклоном.
    В кабачке стало холоднее. Очаг печально алел догорающими  угольями,  а
пролитый гравамен почему-то  стал  отдавать  кислятиной  после  того,  как
герцог Вассант, набросив на плечи алый плащ и опустив поля широкой  шляпы,
исчез за дверью. Еще мгновение - и  он  уже  быстро  зашагал  по  Венду  к
площади Плотников.
    - Время еще есть, - заметил Слитгиззард. - И мне  бы  хотелось,  чтобы
все вышло, как мы договорились, но я остаюсь.
    - И я, - подхватила Каллиопа.
    Принц Аматус опустился на  скамью,  старательно  запахнув  плащ,  дабы
никто не заметил отсутствия его половинки. Что же с ним  произошло,  когда
он  прощался  с  герцогом?  В  то  мгновение  все   казалось   правильным,
неоспоримым, а теперь он чувствовал себя усталым мальчишкой.
    - Досидим до конца часа, - сказал он негромко. - А пока  мне  хотелось
бы послушать песню о любви и о весне, но не о ночи  и  пролитой  крови,  а
главное, чтобы эта песня была не "Пенна Пайк".
    Голиас склонился к лютне и запел "Дочь  мошенника",  но  хотя  пел  он
чудесно, и стихи были превосходные, и сюжет баллады великолепен, но словно
бы все краски в "Сером хорьке" поблекли, и дождь за окном зашлепал  громче
и противнее, и стук капель, как они ни  силились,  не  попадал  в  такт  с
музыкой.
    И все же принц не просил Голиаса прервать песню. Он глядел по сторонам
так, будто хотел поглотить все звуки, краски и запахи, пока  еще  не  весь
песок пересыпался из верхней колбы песочных часов в нижнюю. Он даже слышал
свой собственный голос, умолявший продлить время, спеть  еще  одну  песню,
выпить еще по бокалу вина... Но принц молчал, не произносил этих слов.  Он
знал, что выговорил  бы  их  срывающимся  мальчишеским  дискантом.  Аматус
боролся с собой, зная, что живущий внутри него мальчишка жаждет, чтобы его
победил взрослый мужчина.
    Но вот отзвучали последние ноты "Дочери  мошенника",  Каллиопа  убрала
ноги со стола, сэр Джон облизнул губы, собираясь что-то сказать, и  в  это
мгновение, когда Аматусу еще сильнее, чем прежде,  захотелось  произнести:
"Пусть еще хоть немного потанцуют эти тени на стенах, пусть прозвучит  еще
одна веселая мелодия, пусть будет опустошен еще один хмельной бокал..."
    ...В это самое мгновение в кабачок вошли трое. Невзирая на то что  все
они были в плащах с капюшонами, не узнать их было невозможно. Одной из них
была высокая стройная женщина с бледно-голубой чешуйчатой кожей, вторым  -
здоровенный кривобокий мужчина, ну а третьей... третьей, конечно же,  была
Психея, наряженная в платье мальчика-пажа. Явились  трое  Спутников  точно
вовремя, и хотя Аматусу все еще хотелось оттянуть время, он  понимал,  что
час пробил, и тупая боль ностальгии отступила, покинула его.  Принц  молча
поднялся, запахнул плащ. Сэр  Джон,  Каллиопа  и  Голиас  последовали  его
примеру, а потом все семеро вышли из  кабачка  и  зашагали  по  промозглым
сырым улицам к поблескивавшей, словно рыбья чешуя, реке.
    Если кто и заметил их, то разве что горожане, подсмотревшие в  щелочку
из-за приоткрытых ставен, а в такую дождливую ночь вряд  ли  кто  стал  бы
приоткрывать ставни. Они миновали Гектарианский квартал и пошли дальше  по
Венду мимо сводчатых арок и  увенчанных  шпилями  домов  вульгариан,  мимо
небольших "ступоров", где в теплые летние деньки они любили коротать время
за чашечкой чая. Сэр Джон, Голиас  и  Кособокий  несли  зажженные  факелы.
Наконец компания добралась до набережной, где в Длинную реку по водостокам
стекали нечистоты.
    - Так уж вышло, - признался Голиас, - что я захватил с собой  веревку,
хотя, когда брал ее, не понимал, зачем она может мне понадобиться.
    Кособокий передал свой факел Каллиопе и первым  спустился  по  веревке
вниз, в почти  непроницаемый  мрак.  Впоследствии  Аматус  так  и  не  мог
сказать, действительно  ли  он  видел,  как  спускался  к  реке  начальник
королевской стражи, или в это время он просто отсчитывал мгновения,  глядя
на то, как раскачивается веревка, выхватываемая из темноты тусклым  светом
факелов.
    Кто-то должен был последовать за Кособоким, и пока его никто не  успел
опередить, принц Аматус натянул  на  руку  плотную  перчатку,  которую  на
всякий случай носил с собой, ухватился за  веревку  и  заскользил  по  ней
вниз.  Он  видел,  как  раскачивалась  веревка,  когда  по  ней  спускался
Кособокий, но никак не ожидал, что это так страшно и неприятно. Принца  то
толкало к граниту набережной, то относило к реке.  Сердце  его  уходило  в
пятки, когда пальцы, сжимавшие веревку, слабели.  Но  мало-помалу  веревка
стала раскачиваться меньше, и вскоре Аматус  коснулся  ступней  скользкого
выступа.
    - Мог бы придержать веревку, - укорил Кособокого принц.
    - Тебе это было ни к  чему.  Вот  тем,  кто  за  тобой  последует,  не
помешает, так что  давай-ка  хватайся.  И  три  руки  крепко  сжали  конец
веревки.
    - Да уж, телохранитель из тебя... - проговорил Аматус, но  собственный
голос показался ему жалобным, и он тут же пожалел о сказанном.
    - А я не телохранитель. Я  загадочный  Спутник,  -  уточнил  Кособокий
голосом скрипучим, как  несмазанное  тележное  колесо.  -  Так  нужно  для
сказки. А если бы не так, то я - начальник королевской стражи, и уж  тогда
я бы должен отвести тебя домой к папочке да всыпать тебе по первое  число.
Повезло тебе, считай, что нынче у меня, так сказать, нерабочее настроение.
А кроме того, твой отец понимает, как из принца человека делают.
    -  Хватит  болтать.  Остальные   спускаются.   Слитгиззард   спустится
последним. - Это был голос Мортис.
    Аматус понял, что лучше не спрашивать  придворную  колдунью,  как  она
здесь оказалась. Быть может, прилетела, а быть может,  просочилась  сквозь
землю. Принц только согласно кивнул и покрепче уперся единственной ступней
в камень.
    Первой спустилась  Каллиопа  -  так  резво,  что  веревка  снова  дико
раскачалась. Аматус протянул к девушке руку,  и  она  соскользнула  в  его
объятия, что несказанно порадовало  принца.  Психея  спустилась  быстро  и
легко - веревка даже не шелохнулась, а следом за ней гораздо менее  изящно
спуск совершил Голиас. Наконец аккуратно и почти мгновенно  спустился  сэр
Джон Слитгиззард. Компания была в сборе и готова начать свое странствие по
темным сырым туннелям чрева столицы Королевства.

                                                                   ГЛАВА 5
                         РАЦИОНАЛЬНОЕ ЧУДОВИЩЕ И ГОБЛИНЫ - РАЦИОНАЛИЗАТОРЫ

    Довольно долго нужды разговаривать не было. Все следовали за Голиасом,
освещавшим дорогу факелом, да время от времени поглядывали друг на  друга.
Мортис была по обыкновению спокойна. Теперь, в  подземелье,  она  откинула
капюшон плаща, и ее белоснежные волосы и голубая кожа  светились  почти  в
полной темноте. Голиас, Джон Слитгиззард и Кособокий, похоже, пребывали  в
ожидании чего-то, что могло в любое мгновение случиться. Аматус решил: это
потому,  что  они  более  опытные  искатели  приключений,  чем  он.  Принц
попробовал настроиться на такой же лад, но его хватило  всего  на  краткий
миг. Большей же частью он чувствовал себя  примерно  так  же,  как  тогда,
когда мальчиком шагал вслед за отцом на какую-нибудь скучнейшую  дворцовую
церемонию.
    За принцем шли Каллиопа и Психея. Аматус не оглядывался назад: боялся,
как бы они не заметили, что ему страшновато, или, наоборот, как бы  он  не
заметил, что страшновато им, или, что и того хуже... как бы не  оказалось,
что женщины на самом деле и не думают поддаваться страху.
    Шли  они  довольно  долго,  прежде  чем   заметили   первые   признаки
присутствия гоблинов. Дело в том, что с  тех  пор,  как  король  Бонифаций
назначил  Седрика  верховным   главнокомандующим,   Седрик   приступил   к
выполнению программы систематического истребления гоблинов, и теперь  мало
кто из них отваживался высунуть нос из подземелий. Как  правило,  то  были
отчаянные наглецы, но вреда от  них  бывало  немного:  напишут  что-нибудь
пакостное на стене, молоко у кого-нибудь сквасят. Так вот,  приближаясь  к
границам  Страны  Гоблинов,  наши  путешественники  воочию  увидели  плоды
кампании по сдерживанию гоблинов. На каждом повороте им попадались скелеты
гоблинов, куски доспехов и сломанные  мечи.  Неприятнее  всего  смотрелись
черепа: свет факела попадал в пустые глазницы, и черепа  как  бы  оживали.
Казалось, они того и гляди заговорят.
    Черепа были страшные, со здоровенными, как у  бульдогов,  челюстями  и
костистыми выростами  вокруг  похожих  на  хоботы  носов.  Над  глазницами
нависали тяжеленные надбровные дуги, а черепную  коробку  венчал  шипастый
гребень.
    А глазницы... от  них  глаз  невозможно  было  оторвать...  круглые  и
глубокие, словно колодцы.
    Аматус шагал вперед, решив, что, если мужество покинет  его,  придется
дальше идти без него.
    Наконец компания подошла к потрескавшемуся  полусгнившему  деревянному
мосту,  переброшенному  через  глубокую  расселину.  Перед  мостом  стояли
деревянные ворота, а у ворот разместился маленький косматый гоблин - жутко
уродливый и встретивший путников таким зловещим взглядом, что  от  такого,
наверное, и другие гоблины бы в страхе поежились.
    - Зачем явились?
    Из наставлений Голиаса Аматус помнил,  что  в  Стране  Гоблинов  нужно
говорить правду, потому честно и откровенно ответил:
    - Мы явились для  того,  чтобы  спасти  девицу,  томящуюся  здесь  уже
несколько столетий.
    - А-а-а, эту. Ну, это ладно, попытайте счастья. Давненько  сюда  никто
носа не совал, кроме заносчивых простолюдинов.  Да  и  тех  -  по  пальцам
сосчитать. Вас всего семеро?
    - Да.
    - И назад вернутся семеро?
    Принц уже готов было ответить: "Да", подумал, решил, что надо сказать:
"Нет, восьмеро", но, поразмыслив, сказал:
    - Откуда мне знать?
    Глазки гоблина разочарованно сверкнули.
    - Ну тогда ладно.  Считайте,  что  предварительное  испытание  прошли.
Теперь проходите в ворота и топайте  по  мосту,  ну  а  там  Чудовище  вам
загадки будет загадывать.
    Мост зловеще раскачивался.  Время  от  времени  от  него  отваливались
обломки и падали в черную бездну расселины.
    - Самый подходящий мостик для сказки, - шепнул Аматус Голиасу.
    - Самый что ни на есть, - согласился Голиас. - Ой! - Мост вдруг  резко
качнулся в сторону. - Наверняка он тут давно  висит,  да  и  провисит  еще
долго. Но не всякий реквизит для всякой сказки годится... Да  что  я  тебе
говорю, ты ведь и сам законы магии знаешь. Может быть, этот мост  тут  так
просто висит, для создания соответствующей атмосферы.
    Из-под руки Каллиопы сорвался в  пропасть  кусок  поручня  и  медленно
полетел вниз, вертясь, пока не скрылся из глаз. Еще  пара  мгновений  -  и
путники услышали глухой стук. Потом еще один. И еще.
    - Хватит! - прокричала Мортис. Все вздрогнули так сильно, что если  бы
мост продолжал раскачиваться, кого-то непременно подбросило бы,  и  лететь
бы ему, бедняжке, в пропасть. Но мост ни с того ни  с  сего  раскачиваться
перестал.  Он  стал  вдруг  прочным,  словно  каменный,  и  широким,   как
королевская дорога. Вдобавок вроде бы и мрак  слегка  рассеялся,  и  сразу
стало видно, что хоть расселина  и  глубока  чрезвычайно,  но  все  же  не
бездонна. Мортис холодно усмехнулась: - Голиас подсказал  верное  решение.
Мост либо важен для сказки, либо просто создает соответствующую атмосферу.
В последнем случае он бы просто со временем  испарился.  В  таких  случаях
достаточно волшебного слова, и я решила, что таким словом в данном  случае
является слово "Хватит!". В таких местах, конечно, мало  на  что  можно  с
уверенностью полагаться,  но  снять  заклинания  со  второстепенных  вещей
легко.
    И они пошли по  широкому  и  прочному  мосту  и,  миновав  его,  стали
поджидать  Чудовище.  Довольно  скоро   послышался   ужасный   шум,   эхом
пронесшийся по пещере, и над большим  камнем  показалась  лохматая  голова
чудища - нечто среднее между башкой медведя и  змеи,  с  такими  огромными
челюстями, что они, наверное,  смогли  бы  запросто  перекусить  человека.
Голова сидела на длинной косматой шее.  По  обе  стороны  камня  виднелись
широкие крылья, напоминавшие крылья летучей мыши.
    - Что это такое: с утра  ходит  на  четырех  ногах,  в  полдень  бреет
брадобрея, по вечерам переходит дорогу, и что у него в карманах?
    - Это я сам и мои личные вещи, - без запинки отвечал Аматус.
    - Можете проходить. Неплохо, кстати, ответил. Многим приходится делать
все три попытки. Удачи, как говорится, в дальнейшем.
    - Как думаешь, если бы он взялся нас поедать, он бы остался  таким  же
обходительным? - шепотом спросила Каллиопа у Аматуса.
    - Ни за какие коврижки я бы вас даже пробовать не  стал,  -  прошептал
зверь и добродушно усмехнулся. - Люди на вкус просто отвратительны. Если и
случается кого слопать, то проглатываю я людей  с  колоссальным  трудом  и
потом неделями страдаю несварением желудка.
    И пошли они дальше по дороге, ведущей  к  Стране  Гоблинов.  Могильные
черви,   обитавшие   на    стенах    и    потолке    туннеля,    испускали
мертвенно-зеленоватый свет, и путники видели даже,  пожалуй,  больше,  чем
хотели  бы.  Мимо  них  проносили   в   паланкинах   гоблинских   вельмож,
гоблины-купцы проезжали с корзинами, полными всяческих  товаров,  то  есть
гоблины просто-таки кишели кругом, однако путники на них особого  внимания
не обращали.
    По прошествии довольно долгого времени Каллиопа поинтересовалась:
    - Откуда ты знал ответ на загадку?
    - Дело практики, - отозвался Аматус. - Голиас сказал мне, что  на  все
подобные загадки ответ один: "я сам". Вот вопрос насчет того, что у меня в
карманах, заставил меня немного поволноваться.
    - Как бы то ни было, ответил ты славно, - отметил Джон Слитгиззард.  -
И у меня такое ощущение, что все окончится хорошо. Похоже,  нам  предстоит
не такое испытание, какого я боялся. Я-то думал, что тут на каждом углу по
гоблинскому палачу стоит.
    Аматус поежился. Он знал, что такие испытания бывают, и только  теперь
понял, что могло ему выпасть и такое, и все же, несмотря на это,  Каллиопа
и сэр Джон не отказались отправиться вместе с ним. И теперь принцу  более,
чем  раньше,  не   захотелось   оказаться   самым   трусливым   участником
приключения.
    Туннель шел прямо, и все уже начали задумываться,  скоро  ли  поворот,
как прямо перед ними появился дорожный указатель: "В Страну Гоблинов".
    - Странно, что написано на нашем языке, - проговорила Каллиопа.
    - Такие уж они, эти гоблины, -  объяснил  Голиас.  -  Сами  ничего  не
умеют. Только пользуются тем, что создали другие.
    Дорога к дворцу короля  гоблинов  больше  напоминала  тропу.  Ей  явно
пользовались  нечасто.  Гоблины  к  порядку   относились   наплевательски,
дорожной пошлины ни с кого не брали, и королевский двор был в общем-то  не
местом пребывания правительства, а чем-то вроде дорогого  развлекательного
центра, куда состоятельные гоблины посылали своих  бездарных  отпрысков  в
надежде, что те  сделают  политическую  карьеру.  А  потому  тут  в  итоге
отмечалась  невиданная  концентрация   идиотов   всех   мастей,   недотеп,
оболтусов, садистов недоучек, ловеласов-недоумков,  туповатых  сплетников,
аморальных  взяточников  и  недоразвитых  сексуальных  маньяков.   Гоблины
поумнее держались от  королевского  двора  подальше,  как  от  приюта  для
умалишенных, каковым двор, в сущности, и  являлся.  Если  бы  Терракоты  -
гоблинский королевский род - не были бы столь неуемны в сексуальном  плане
и не плодили  бы  непрестанно  в  огромном  количестве  незаконнорожденных
детей, их род бы уже давным-давно вымер. Ведь для того,  чтобы  более  или
менее успешно править страной и пребывать  при  этом  в  более  или  менее
здравом рассудке, они должны были осознавать,  какое  жуткое  общество  их
окружает.
    Все это Голиас  торопливым  шепотом  объяснял  Аматусу,  покуда  отряд
смельчаков  шагал  мимо  множества  ниш  в  стенах  туннеля.  А  в   нишах
разместились старательно  обглоданные  скелеты  или  части  скелетов,  как
гоблинов, так и людей, и еще каких-то тварей, которых  живыми  представить
можно было только волевым усилием воображения. Пахло  тухлятиной.  Поперек
тропы  валялись  полусгнившие  трупы,   и   путешественникам   приходилось
перешагивать через них.
    Каллиопа по неосторожности наступила на руку какого-то мертвеца.  Рука
ухватила ее за сапог, но девушка дала мертвецу пинка,  и  труп  отлетел  в
сторону. Потом сэр Джон поскользнулся на  какой-то  склизской  гадости,  и
скрюченные пальцы скелета вцепились в его голень. Было полное впечатление,
что сэр Джон наступил на гадюку, гуляя по лесу.
    - Ага! - понимающе воскликнул Голиас. -  Все  ясно!  -  И  он  вытащил
из-под плаща короткую палку, к концу которой был привязан кусок  ткани,  и
небольшую склянку, после чего капнул немного  содержимого  из  склянки  на
палку. Та мгновенно превратилась в метлу.  Метла  немного  постояла  перед
путешественниками по стойке "смирно", а затем  двинулась  вперед,  яростно
подметая тропу и расшвыривая кости по обочинам.
    - Входить  в  Страну  Гоблинов  следует,  соблюдая  определенные  меры
предосторожности, - пояснил Голиас. - Тут дело  не  в  том,  чтобы  просто
идти,  а  в  том,  чтобы  избегать  хождения  определенного  сорта.  Стоит
последовать этому мудрому правилу, и все  идет  как  по  маслу.  В  данном
случае пустые пространства между трупами были заколдованы.
    Метла,  расчистив  тропу  на  участке  до  поворота,  остановилась   и
принялась нетерпеливо подпрыгивать на месте.
    С виноватым смешком Голиас устремился вслед за ней. Аматус усмехнулся.
Он понимал, что алхимик не один час провел за изучением природы путей зла,
способов их  заклятия  и  того,  как  при  этом  пользоваться  магическими
метлами.
    Вскоре после поворота путники оказались в огромном  сводчатом  зале  -
дилетантской  копии  какого-то  помещения   надземного   мира.   Появление
незнакомцев вызвало большой шум. Голблинские вельможи разбегались в разные
стороны - видимо, для того, чтобы поскорее занять подобающие места.
    Идти к королевскому трону по проходу между придворными  оказалось  еще
более противно, чем по  тропе,  усеянной  трупами.  Львиную  долю  вельмож
составляли умалишенные, причем почти поголовно буйные, а будучи гоблинами,
они являли зрелище  отвратительное  даже  для  своих  сородичей.  Разодеты
придворные были опять-таки в некое подобие одежд надземного мира, а уж то,
как эти одежды были кроены-перекроены, отражало степень помешательства  их
владельцев. У одной дамы вокруг выреза  декольте  были  вышиты  шаловливые
ручонки, а у одного вельможи-горбуна горб был украшен гребнем из павлиньих
перьев. Если на теле гоблинов  имелись  незаживающие  болячки,  они  и  не
думали прятать их от посторонних глаз - нет, язвы выставлялись на всеобщее
обозрение,  а  то  еще  бывало,  что  детали  платья  просто-таки  к   ним
пришивались или прикалывались булавками.
    Сэр Джон еле слышно поругивался и  старался  по  возможности  смотреть
прямо перед собой. Левую руку он держал под плащом,  поближе  к  ремню,  к
которому были приторочены три мушкета и кинжал, а правой  рукой  сэр  Джон
незаметно сжимал рукоять меча. Психея быстро  наклонилась  -  как  бы  для
того, чтобы поправить сапог.  На  миг  сверкнула  сталь.  Аматус  тоже  не
удержался и сжал рукоять меча. Глянув краешком глаза на Кособокого,  принц
понял, что и он на всякий случай держит оружие наготове.
    Король и королева гоблинов (она  была  истинной  Терракотой,  а  он  -
бастардом, женившимся на ней исключительно из  тех  соображений,  что  она
была  его  сводной  сестрицей)  оказались  чуть  поприятнее  на  вид,  чем
придворные, вот только взгляд  у  королевы,  в  котором  мешались  желание
кого-нибудь немедленно прикончить и тупое кокетство, вызывал дрожь.
    - Зачем вы вторглись в  наше  царство?  -  сурово  вопросил  король  у
Голиаса.
    - На этот вопрос вам ответит мой повелитель, - отвечал Голиас. - А  вы
послушайте и тогда поймете, зачем мы пришли.
    Ответ Голиаса прозвучал официально, и Аматус пожалел, что в свое время
не уделил должного внимания изучению дипломатических формальностей. Именно
такая форма общения показалась  принцу  соответствующей  двору  гоблинских
правителей, а не обычная вежливость. Правда, куда бы ни попадал  Аматус  в
компании с Голиасом, у него почти всегда  возникало  сожаление  по  поводу
собственной малой начитанности в той или иной области, и потому принц  без
промедления перешел к делу:
    - Вы удерживаете  у  себя  девицу  из  рода  людей,  подданную  нашего
Королевства, и поскольку ее родным не удалось  вызволить  ее,  мы  явились
сюда с этой целью.
    - Она уже не девица.  Мы  насиловали  ее  до  тех  пор,  пока  она  не
перестала сопротивляться, а потом - до тех  пор,  пока  это  не  стало  ей
безразлично, а теперь она только этого и жаждет и просит еще,  -  злорадно
проговорила королева.
    - Это - на редкость неуклюжая ложь, - сказал Голиас.  -  Будучи  теми,
кто вы есть, вы повинуетесь еще более  строгим  законам,  нежели  те,  что
приняты  среди  людей,  а  потому  вы  не  способны  были  лишить   девицу
невинности, как бы ни старались  совратить  ее.  Если  бы  ваши  подданные
попытались изнасиловать девицу,  они  бы  все  погибли,  ибо,  являясь  не
истинной плотью, а насмешкой на истинную плоть, гоблины не могут коснуться
такого  могущественного  существа,  как  человеческая  девственница.   Это
записано во множестве книг, и некоторые из них принадлежат моему перу.
    Повисла  долгая  пауза.  Королева  от  злости  стукнула  кулаками   по
подлокотникам трона, и потолок зала задрожал с глухим рокотом. От  потолка
оторвался кусок камня и упал на толпу вельмож, угодив в одну из придворных
дам, которая упала на пол, придавленная  камнем.  Дама  завизжала,  начала
корчиться в агонии и стонать, а окружавшие ее гоблины принялись  тыкать  в
нее пальцами и хихикать. Лишь немногие окружили несчастную, присели  рядом
с  ней  и  стали  оплакивать  ее.  Похоже,  это  им  доставляло   истинное
наслаждение. А один тощий гоблин ухватил бедняжку за  руку  и  принялся  с
голодной страстью откусывать ее. Никто и не думал помочь бедной  гоблинке.
Наконец сэр Джон Слитгиззард не выдержал, выхватил  мушкет,  зарядил  его,
прицелился и нажал на курок.
    Мушкет издал громкий хлопок, и тяжелая картечь  мигом  положила  конец
страданиям придворной дамы. Аматус чуть не раскашлялся от порохового дыма,
но из дипломатических соображений сдержался.
    - Жаль, что она пострадала, - заключила королева, - но вы ее убили.  -
Грязная слеза стекла по щеке королевы - такая же грязная, как  ее  немытые
патлы. - Я в этом совершенно уверена. Можно считать,  что  мы  с  ней  обе
пострадали одинаково, ибо я - королева  добросердечная  и  мне  нестерпима
такая жестокость.
    Король приосанился и возгласил:
    - Кто вы такие, что смеете убивать моих придворных  прямо  у  меня  на
глазах?
    Аматус отметил, что потолок на сей раз на королевский  гнев  никак  не
отреагировал. Теперь он уже не  сомневался,  в  чьих  руках  сосредоточена
здесь реальная власть.
    - Камень упал, когда гневалась королева, - негромко отметил Голиас.
    Тут  гоблинская  королева  жутко  побледнела,  стукнула  кулаками   по
подлокотникам трона и взвизгнула:
    - Я не злая!
    Камни и штукатурка градом посыпались на придворных, но ни  Аматус,  ни
его друзья не пострадали, так как стояли поблизости от королевского трона,
а на короля с королевой ни камушка не упало. Гоблинские вельможи в  страхе
разбегались по углам.
    - Вы огорчаете королеву! - возопил король.
    Королева прищурилась:
    - Вы исполните все условия.
    Голос Голиаса не изменился, но прозвучал твердо и уверенно:
    - Мы не станем оглядываться, переговариваться, возвращаться назад и не
прибегнем к оружию до тех пор, пока не будет ранен кто-то из наших  рядов.
Мы принимаем эти условия и согласны по  доброй  воле  выполнить  их,  хотя
знаем, что вы - лжецы и обманщики. Мы согласны, ибо жизнь подданной принца
и ее свобода для него дороже, чем риск,  из-за  которого  он  может  пасть
жертвой  вашего  предательства.  Вы  всего  лишь  оттягиваете  неизбежное.
Отдайте нам девицу.
    - Отвернитесь и уходите. Она последует за вами.
    - Покажите нам ее. Когда мы убедимся, что  она  следует  за  нами,  мы
отвернемся.
    Королева  съежилась,  закрыла  лицо  руками  и  принялась  хныкать   и
причитать - дескать, почему это ей не доверяют, что  так  нечестно  и  что
никто не понимает, как  это  трудно  -  быть  королевой.  Король  принялся
безуспешно утешать супругу. Он гладил ее содрогавшиеся от рыданий плечи  и
кричал, чтобы наглецы ушли и оставили его бедную женушку в покое.
    А королева всхлипывала и бормотала что-то насчет того, что  если  люди
поцелуют ее и попросят у нее прощения, то она их, так уж и быть, простит и
отдаст им девицу вообще безо всяких там условий. Но  Голиас  заметил,  что
королева не властна освободить их от выполнения условий - не в ее это, так
сказать, компетенции.
    Наконец королева отплакалась, выпрямилась и тупо уставилась в  пол,  а
король  приказал  привести  девицу.  Но  вот  беда  -  придворные-то   все
разбежались, кто куда, и никто из них не желал вернуться  в  тронный  зал,
пока королева не пообещает, что больше не станет гневаться и  посыпать  их
камнями. Жалобные вопли придворных слышались из-за дверей. Они  сгрудились
там, но в зал входить упорно отказывались, хотя  многие  убеждали  других,
что теперь уже ничего дурного не  случится.  В  конце  концов  король  был
вынужден самолично отправиться за плененной девицей.
    Как только он удалился, королева сразу повеселела.
    - Знаете, - призналась она, - у нас тут так редко бывают гости, а  это
очень жаль, потому что народ мы очень гостеприимный. И  вы  бы  это  сразу
поняли, если бы познакомились с нами поближе. Не  желаете  ли  чего-нибудь
вкусить или выпить?
    - Нет, - решительно отказался Аматус. Он был голоден и хотел пить,  но
утолять голод и жажду гоблинскими яствами и напитками не собирался.
    - А у нас тут такие чудные коллекции живописи, - щебетала королева.  -
Ведь  мы,  гоблины,  живем  долго,  и  та  дама,  которую  вы  прикончили,
бедняжку... о, у меня все еще перед глазами ее лицо, искаженное болью,  но
это ладно, мы не станем сейчас говорить о таких  неприятных  вещах...  так
вот, поскольку, как я уже сказала, живем мы долго и жаль, что она умерла в
расцвете лет, ведь ей всего-то несколько веков миновало - совсем  ребенок,
можно сказать, - но об  этом  мы  тоже  говорить  не  будем  и  не  станем
обсуждать, что за людей вы,  принц,  привели  сюда  с  собой...  так  вот,
поскольку живем мы подолгу, наверняка в нашем собрании  живописи  отыщутся
портреты ваших предков, а ведь это так интересно...
    - Да, мне было бы любопытно взглянуть на вашу коллекцию, -  согласился
принц, - но я это понимаю посвоему, и когда придет время, я вернусь  сюда,
заберу картины и развешаю их у себя во дворце по своему усмотрению. А если
я сочту, что некоторые из них фальшивые, я прикажу их сжечь.
    Аматус всем телом ощущал непонятный зуд. Ему  казалось,  что  по  нему
ползают крошечные обезьянки и, чмокая крошечными  губешками,  слизывают  с
его кожи капельки холодного пота,  царапают  его  миниатюрными  коготками,
примериваются зубками, где бы откусить кусочек.
    - Как пожелаете. Вы, как я посмотрю, всегда добиваетесь своего.  Очень
польщена знакомством с вами, - процедила  королева  сквозь  зубы  и  стала
прихорашиваться - пригладила шерсть на физиономии, оправила мантию. - Даже
и не понимаю, зачем вам быть таким противным, если вам и так все удается.
    Тут вернулся король с девицей. Вид у той был такой, словно  в  царстве
гоблинов она пробыла денек-другой, не больше. Дело в том, что время в этой
стране течет довольно-таки странно. И не исключено, что для девушки прошло
именно столько времени. Ей, наверное, казалось, что всего-то час назад  ее
возлюбленный являлся сюда, чтобы спасти ее, но  ушел,  несолоно  хлебавши.
Похоже, она даже не вздремнула.
    - Привет, - довольно-таки высокомерно произнесла девица. -  Вы  небось
мои спасители.
    Аматус шагнул к ней. Пол в зале оказался скользким, жирным, и полы его
плаща распахнулись, и все увидели, что у принца не хватает половины  тела.
Однако принц с достоинством опустился на колено, не  обращая  внимания  на
грязь на полу. Он знал, что грязь отмоется, а позор  -  никогда.  Он  взял
девицу за не слишком чистую руку и поцеловал ее  пальцы  так,  словно  она
была гранд-дамой при его дворе, а не той, кем  она  была  на  самом  деле:
пухлой  простолюдинкой  с   глуповатой   мордашкой,   кривыми   зубами   и
приплюснутым носом.
    - Девица, - торжественно произнес принц, - я чту тебя за то, что  тебе
пришлось пережить. Девушка густо покраснела.
    - Да что вы все - "девица" да "девица"! Сильвия меня звать.
    - Вот ведь чудно! - хихикнула  королева.  -  Столького  добился,  хоть
всего из  одной  половинки  состоит!  А  все  ради  какой-то  толстухи  из
семейства, про которое никто бы и слыхом не слыхивал, не попади она  сюда.
Но надеюсь, принц не обесчестит это семейство своим дальнейшим обхождением
с этой дурнушкой - хотя, честно признаться, и обесчестил бы - никто бы его
за это не осудил. Эти простолюдинки - сущие свиньи  и  в  постели  подобны
свиньям. Конечно, может, мне и не стоило говорить о таких  неприличностях,
но вы уж простите, я не всегда собой владею...
    - Заткнись, - распорядилась Каллиопа. Психея  и  Аматус  обернулись  к
ней, и тут принц понял, что и Психея чересчур серьезно слушала  гоблинскую
королеву. Честно говоря, трудно было пропустить ее болтовню мимо ушей.
    И  тут,  словно  Каллиопа  разрушила  какое-то  заклинание,  заговорил
Голиас.
    - Сильвия, - сказал алхимик, - мы чтим  твое  терпение,  но  тебе  еще
предстоит претерпеть грядущие испытания. Ты последуешь  за  нами,  но  нам
нельзя  будет  оглядываться  на  тебя.  Мы  также  не   должны   по   пути
переговариваться, даже если ты будешь кричать и звать  нас  на  помощь,  а
гоблины наверняка будут подражать твоему  голосу  и  кричать  даже  тогда,
когда ты будешь молчать. Ты  можешь  спорить  с  ними,  но  мы  не  сможем
определить,  твой  ли  голос  слышим.  Нам  нельзя  сходить  с  дороги   и
возвращаться обратно, поэтому тебе придется  поспевать  за  нами.  Поэтому
тебе лучше не кричать даже тогда, когда будет страшно, чтобы никто из  нас
не бросился тебе на подмогу. И наконец, нам нельзя  пользоваться  оружием,
пока не ранят кого-нибудь из нас, поэтому даже если ты заметишь  засаду  и
почувствуешь подвох, молчи и не предупреждай нас об  этом,  ибо  мы  можем
поддаться искушению и пустить в ход  оружие  раньше  времени.  Как  только
гоблины предадут нас, мы  обретем  право  нарушить  условия.  И  тогда  ты
сможешь догнать нас, только поторопись.
    - Поняла, - ответила девушка.
    - Условия тяжелые, - отметила королева. - Честно говоря, и не  думала,
что кто-то решится их выполнить, пока нынешние правила в силе. Но уверена,
у вас все получится, если только ваши сердца полны надежды, но мне и самой
условия кажутся такими несправедливыми, что...
    - Заткнись, - мужественно выговорил Аматус. И сам удивился собственной
дерзости.
    Путники развернулись и зашагали к выходу. Король гоблинов увязался  за
Аматусом и все  уговаривал  его  вернуться,  задержаться  и  помириться  с
королевой, поскольку, по мнению короля, лучше  было  расстаться  друзьями.
Король лепетал о том, что он сам -  гоблин  честный  и  порядочный,  да  и
королева тоже, если узнать ее поближе. Просто, говорил он,  придворные  ее
порой  плохо  понимают,  вот  и  оговаривают  бедняжку,  наводят  тень  на
плетень...
    Аматусу  ужасно  надоели  причитания  короля,  и  он  жаждал  услышать
какие-нибудь другие звуки, но, увы, к хнычущему баску короля примешивалось
только  посвистывание  метлы,  послушно  метущей  дорогу  перед  компанией
смельчаков.  Наконец  путники  выбрались  на  главную  дорогу.  Король  на
прощанье произнес дежурную фразу:
    - Ну вот, гости у нас бывают редко, так что мы очень-очень  рады,  что
вы нас навестили. Приходите к нам еще, приятного вам дня.  А  у  вас  там,
наверху, похоже, скоро рассвет.
    С этими словами он наконец ретировался.
    А Сильвия тут же дико завопила.

                                                                   ГЛАВА 6
                                                                ЛУЧ СОЛНЦА

    Аматус вздрогнул, но не обернулся и не замедлил шага. Еще мгновение  -
и Сильвия сообщила:
    - Это гоблин кричал.
    - Ой-ой-ой! Он меня бьет! - сообщил тот же голос.
    - Он, наверное, будет мучить меня, пока мы не выберемся отсюда...
    - Он подражает моему голосу, чтобы вы  мне  не  помогли!  Ой!  Ой!  На
помощь! На помощь!
    Дорога была долгая, но на этот раз гоблины по  пути  не  попадались  -
держались позади путников. Пламя факела, который нес Голиас, озаряло своды
туннеля, увешанные сталактитами причудливой формы, и хотя воздух в туннеле
был неподвижен, пламя плясало и подпрыгивало, словно боролось с мраком,  а
тени зловеще танцевали на потолке.
    Через некоторое время гоблинам, видимо, прискучила  эта  игра,  и  они
начали развлекаться тем, что стали швыряться камнями, не попадая,  правда,
при этом по путникам. Камни перелетали через головы людей и громко клацали
по каменному полу. Всякий раз, швыряя камень,  кто-то  из  гоблинов  вопил
голосом Сильвии:
    - Осторожно! Поберегись! - или: - Ой, щас жахнет!
    Поначалу эта игра на самом  деле  щекотала  нервы,  но  потом  эффекта
поубавилось. Гоблины - такой народ. Эстетического чутья им недостает,  вот
они и думают,  что  если  что  сработало  в  первый  раз,  то  можно  этим
заниматься бесконечно с этим же результатом. В итоге  туннель  просто-таки
разрывался от какофонии воплей "Сильвии" и грохота падающих камней.  Число
же вопящих Сильвий возросло до невероятности, и теперь  при  всем  желании
невозможно  было  бы   отличить   крики   настоящей   девушки   от   визга
гоблинов-имитаторов. Довольно скоро Аматусу стало просто смешно.
    Пытаясь сдержать смех, он искоса глянул на Каллиопу и  обнаружил,  что
та тоже давится от хохота. Принц перевел взгляд на сэра Джона Слитгиззарда
и заметил, что тот тоже усмехается уголками глаз, как и Психея. Условия не
запрещали смеяться. Нельзя было  разговаривать  и  оглядываться  назад,  а
смеяться - сколько угодно. Вскоре вся компания уже дружно хохотала.
    А когда все отсмеялись, то поразились наступившей  тишине.  Они  пошли
дальше, и только поскрипывание сапог и башмаков напоминало о том, что  они
живы.
    Впереди завиднелся мост, а больше никто из  гоблинов  не  показывался.
Чудище, загадавшее им загадку, приветственно, по-деловому кивнуло. Похоже,
на сей раз ему были глубоко безразличны  идущие  мимо  люди.  Чудище  даже
хвостом повиляло. Путники по очереди погладили зверюгу  и  даже  за  ушами
почесали (для этого пришлось чесать за каждым  ухом  вдвоем),  что  чудищу
очень понравилось. Пройдя вперед, путники услышали, как Сильвия  погладила
голову чудища и попросила не пускать на  мост  гоблинов.  Затем,  судя  по
всему,  Сильвия  пошла  по  мосту  следом  за  всей  компанией,  а  Чудище
оповестило людей о ситуации:
    - Они ее не тронули,  она  жива-здоровехонька.  Как  говорится  -  без
происшествий.  Спустившись  с   моста,   путники   снова   встретились   с
гоблином-привратником, который поинтересовался:
    - Скажите, куда идете и зачем покидаете Страну Гоблинов?
    Голос у него был такой, словно все это ему до смерти прискучило.
    Голиас ничего не ответил, а просто  пошел  дальше  -  ведь  никому  из
путешественников нельзя было говорить, покуда они  не  увидят  света  дня.
Остальные молча последовали за Голиасом.
    Гоблин повторил вопрос несколько раз, последние пару  раз  перешел  на
крик, но компания упрямо шла вперед, храня молчание и не оборачиваясь.
    Вдруг у  самого  уха  Аматуса  послышалось  ядовитое,  леденящее  душу
шипение, и в тот же миг спину Голиаса пронзила стрела. Ее черное  оперение
торчало у алхимика между лопаток. Издав отчаянный крик, Голиас  рухнул  на
пол ничком, раскинув руки. Его лицо и бороду запачкала липкая грязь. Факел
выпал из рук Голиаса и погас. Теперь  дорогу  озаряло  только  зеленоватое
свечение могильных червей.
    Аматус обернулся и увидел, что привратник заряжает лук новой стрелой.
    - Прошу прощения, но правила есть правила, - произнес  он  с  ядовитой
ухмылкой. Ухмыляться, впрочем, долго он не смог, так как сэр  Джон  вогнал
ему в глаз кинжал по самую рукоятку.
    Сильвия бегом догоняла остальных, а за ней  мчались  десятки  и  сотни
гоблинов, вооруженных до  клыков.  Рекой  стекала  с  моста  толпа  жутких
тварей. Аматус, не задумываясь,  выхватил  из-под  плаща  мушкет,  оттянул
тяжелый бронзовый затвор, забил в ствол побольше картечи.
    - Тихо, не спеши, не стреляй раньше времени, - послышался за спиной  у
принца негромкий голос сэра Джона.
    - Подпустите их  на  выстрел,  -  прогремел  с  другой  стороны  голос
Кособокого. Рядом  с  Аматусом  встала  Каллиопа,  также  зарядившая  свой
мушкет.
    А за спиной у принца  слышались  хриплое  дыхание  и  кашель  Голиаса.
Мортис, Психея и Сильвия пытались облегчить его предсмертные муки.
    Гоблины упорно  подбирались  поближе,  их  ноздри  раздувались,  языки
облизывали губы. Эти твари обожали поедать все, что  страдает  в  процессе
поедания, но их излюбленной пищей была людская плоть.
    Вооружены гоблины были так-сяк. Оружие у них было самое  разномастное,
большей частью наворованное в надземном мире. Среди них,  судя  по  форме,
имелось довольно много генералов и полевых командиров. Гоблины  приволокли
с собой все, что могли, от грубо сработанной  мортиры  (она  наверняка  не
стреляла, и пользоваться ей можно было только как дубинкой: держали ее  за
дуло) до грабель. Похоже, сюда примчались те самые чокнутые  гоблины,  что
не так давно выдавали себя за придворную челядь. Теперь  они  держались  в
арьергарде и оружием подталкивали вперед "простых солдат".
    К первой атаке гоблины готовились довольно долго. У Аматуса  мелькнула
мысль: не воспользоваться ли медлительностью врагов? Тогда можно  было  бы
унести с поля боя Голиаса и выбраться на поверхность. Но Кособокий, словно
услышав мысли принца, прошептал:
    - С гоблинами так нельзя. Покажешь им спину - пиши пропало. Когда  они
кинутся на нас, -  сказал  он  чуть  громче,  чтобы  его  смогли  услышать
остальные, - цельтесь в передовую линию Это наверняка те  кого  специально
морили голодом, - они и вправду  опасны.  А  вы,  сэр  Джон,  постарайтесь
разглядеть тройку самых злостных генералов - это те, что  гонят  остальных
вперед, и попробуйте их подстрелить.
    - Это мы с радостью, - отвечал сэр Джон.
    - Цельтесь пониже, - посоветовал Кособокий. - Гоблины - коротышки, и к
тому же при промахе с такого прицела можно вдобавок задеть кого-нибудь еще
из этих тварей.
    Позади  Сильвия  и  Психея  отчаянно  пытались  приподнять  Голиаса  и
усадить, чтобы он мог дышать.  Рядом  с  ними  Мортис  читала  Септицемию,
седьмое из Великих Заклинаний. Считалось, что оно  способно  противостоять
действию любых ядов. Время от времени слышались хрипы и вздохи алхимика  -
значит, он был еще жив. Но вот послышался очередной хрип, и вдруг в пещере
стало тихо-тихо, только постукивали капли воды, стекавшей со  сталактитов.
Аматус услышал, как Кособокий медленно, обреченно выдохнул.
    Гоблины бросились на людей, подгоняемые дубинками  и  ржавыми  саблями
своих командиров. Первые ряды тварей мчались строго  вперед,  безо  всякой
военной хитрости и  тактики,  ведомые  исключительно  желанием  как  можно
скорее запустить клыки в людскую плоть.  Аматус  услышал  выстрел  мушкета
Кособокого, сам хорошенько прицелился и  пальнул  картечью  по  одному  из
гоблинов. Даже не удосужившись проверить, попал или  нет,  принц  выхватил
из-за пояса  второй  мушкет,  взвел  курок  и  выстрелил.  Уложив  второго
гоблина,  он  поспешно  разрядил  и  третий  мушкет.  Аматус  слышал,  что
Кособокий и Каллиопа тоже стреляют, и когда он  обнажил  свой  меч,  успел
заметить, что пол  уже  усеян  трупами  гоблинов  и  что  сэр  Джон  своей
стрельбой успел пробить брешь в арьергарде врагов, куда устремились твари,
желающие спастись бегством.
    Но тут часть гоблинов бросилась прямо на Аматуса. Маленькие, не  более
пяти футов ростом,  оружием  злодеи  пользовались  неумело  -  они  просто
яростно им размахивали, но их было такое количество, что в массе  они  все
же были опасны. Пришлось принцу действовать примерно  так,  как  во  время
урока фехтования. Он старался как  можно  скорее  отбиться  от  очередного
противника. Скоро принц уже потерял счет своим удачам и не мог бы сказать,
скольких гоблинов уложил,  скольких  ранил,  а  скольких  просто  заставил
отступить. Он знал, что многие уже просто удрали, но на поле брани  теперь
остались сущие безумцы, одуревшие от голода.
    Минуты ли летели, века ли тянулись - здесь, в  мертвенном  зеленоватом
свечении могильных  червей...  Аматус  рубил  и  колол,  судорожно  вдыхал
затхлый промозглый воздух. Холодный пот  ручьями  стекал  по  его  усталой
руке, но он не сдавался.
    Вдруг рядом с ним громко взревел Кособокий. Великан размахнулся мечом,
наклонился и что-то подобрал с пола. Мгновение спустя он выпрямился, держа
одной рукой за ноги извивающегося гоблина. Сжатой  в  кулак  другой  рукой
начальник королевской стражи молотил по ребрам визжащего ублюдка.
    - Я безоружен! Драться не могу! - прокричал Кособокий,  вертя  гоблина
над головой. - Нате! Ешьте, твари!
    Как следует раскрутив визжащего гоблина, начальник стражи швырнул  его
в сторону его сородичей. Гоблин перелетел через арьергард и  шлепнулся  на
пол пещеры.
    Голодные товарищи незамедлительно развернулись и набросились на  него,
не обращая внимания на его дикие вопли и мольбы  о  пощаде.  На  некоторое
время звуки боя сменились клацаньем клыков и треском раздираемой плоти.
    Прежде чем Аматус успел сообразить, что же  делать  дальше.  Кособокий
устремился в обход гоблинского войска,  выхватил  из  толпы  зазевавшегося
гоблина, сжал его мертвой хваткой и заставил бросить оружие. Еще мгновение
-  и  вот  еще   один   беспомощный   гоблин   был   отдан   на   съедение
сородичам-каннибалам. И снова вопли поедаемого и скрип клыков.
    Кособокий  продолжал  закреплять  достигнутый   успех.   Его   тактика
срабатывала беспроигрышно. Оказалось, что длительная голодовка  превращает
гоблинов в неуемных обжор, и довольно скоро Кособокий  почти  всех  тварей
скормил  друг  дружке.  Когда  остался  последний,  Кособокий  и   с   ним
церемониться не стал.  Ухватил  за  лодыжки,  размахнулся  как  следует  и
зашвырнул гоблина в пропасть под мостом. Летел  гоблин  недолго  -  только
показалось, что долго, но все равно при падении звучно шмякнулся  и,  судя
по всему, разбился вдребезги.
    Аматус, сэр Джон и Кособокий поспешили  к  Голиасу.  Психея  выдернула
стрелу и остановила кровь, но наконечник, как оказалось, был смазан гнилой
слизью с пола пещеры. Лицо алхимика мертвенно позеленело.
    - Рана близко от позвоночника, - заключил сэр Джон Слитгиззард. - Если
мы тронем его, он может умереть.
    - А не тронете - я точно умру, -  еле  слышно  пробормотал  Голиас.  -
Думаю, я так или иначе погибну. Но предпочел бы умереть при свете дня.
    - Поднимите его, - распорядился Кособокий. - Только  тихо,  осторожно.
Мы с сэром Джоном разрушим мост или продержим оборону, сколько сумеем.
    - Мост насквозь пропитан злобными заклинаниями, -  сказала  Мортис.  -
Мне придется остаться с вами. Аматус, тебе придется нести Голиаса.
    - Я выдержу, - ответил  принц,  наклонился  и  с  помощью  Каллиопы  и
Сильвии взвалил тело алхимика на плечо.
    Он  чувствовал  на  щеке  горячее  дыхание  друга,  а  по  его   спине
расползался жар от вытекавшей из раны Голиаса крови.
    - Пошли, - сказал Аматус.
    Он очень удивился тому, каким легким оказался алхимик. Принц  нес  его
сам, почти не покачиваясь.  Лишь  время  от  времени  Сильвия  и  Каллиопа
помогали Аматусу и поддерживали Голиаса, чтобы он не соскользнул  с  плеча
принца.
    Они шагали быстро. Психея зажгла факел и шла впереди, освещая  дорогу.
Каллиопа, нагруженная  своими  мушкетами  и  мушкетами  Аматуса,  замыкала
шествие. Сильвия пыталась подбодрить Голиаса, шептала ему слова  утешения.
Но похоже, алхимик вновь лишился чувств.
    Аматусу с трудом верилось, что всего несколько часов назад они вошли в
подземелья по городским водостокам, что днем раньше он грелся на солнышке,
не помышляя об этом жутком запахе смерти. И еще ему не хотелось  верить  в
то, что теплая струйка слюны, стекавшая по его шее, да не слишком  тяжелая
ноша на плече - это все, что осталось от Голиаса.
    Размышления принца, казалось, втекли  в  его  плоть  и  кровь.  Аматус
шагал,  чувствуя,  как  жесткая  борода  Голиаса  щекочет   ключицу,   как
перекатывается по плечу отяжелевшая голова алхимика.  Аматус  вспоминал  о
том, как терпелив был с ним Голиас. О том, как он  прочел  первую  толстую
книгу, показавшуюся ему ужасно тяжелой, а Голиас тогда  только  улыбнулся,
потрепал его по плечу и в награду за труды дал  другую  книгу,  еще  более
трудную. Он вспоминал о долгих часах учебы игре на  непослушной  лютне,  о
том,  как  Голиасу  снова  и  снова  приходилось  показывать  ему   верную
постановку пальцев, а еще о  том,  как  Голиас  усмехнулся,  когда  Аматус
написал, на его взгляд, замечательный трактат по  риторике,  который,  как
выяснилось,  далек  от  заданной  темы.  Да,  тогда  Голиас  усмехнулся  и
проговорил: Quid ergo, Amate?
    Поймав себя на том, что так обычно размышляют о человеке, который  уже
умер, Аматус решил подобные мысли отбросить, чтобы не  накликать  беду,  и
зашагал быстрее. Дыхание Голиаса стало частым, слабым и неровным.
    И вдруг Психея радостно вскрикнула. Еще мгновение -  и  Аматус  ощутил
под ногами булыжную мостовую.
    Они ускорили шаг, и вскоре Каллиопа сначала предупреждающе  свистнула,
но потом издала крик радости. Мортис, сэр Джон и Кособокий догнали друзей.
    - Мосту конец, - сообщила Мортис. - И восстановят его очень не скоро.
    Сэр Джон объяснил подробнее:
    - Вняв совету госпожи Мортис,  мы  позволили  ей  проделать  небольшую
дырочку в слое магии, окутывавшей  мост,  а  потом  пробились  сквозь  это
отверстие. Нам, правда, вряд ли бы удалось добиться  успеха,  если  бы  не
сила и ярость Кособокого, но заклинания мы  не  трогали  и  мост  обрушили
одной лишь физической  силой.  Однако  восстановить  его  гоблинам  теперь
удастся только упорным трудом. Пройдет еще много времени, пока мост  снова
будет возведен - ведь мы знаем, как трудолюбивы гоблины.
    Кособокий добавил:
    - Знайте, ваше высочество, что еще Мортис удалось развернуть Чудовище,
что загадки загадывает, мордой в обратную  сторону,  и  теперь  оно  будет
стоять на пути у гоблинов, а не у людей.
    - Эта перемена Чудище несказанно порадовала, - сообщил Слитгиззард.  -
Гоблины, так он сказал, на вкус ему больше нравятся.
    - Но ведь ответ на его загадку известен всем,  -  машинально  возразил
Аматус. Он слушал товарищей вполуха и думал только о том, как бы  поскорее
вынести Голиаса к свету дня.
    Но Мортис насмешливо проговорила:
    - Ни один гоблин не сумеет легко разгадать загадку, ответ  на  которую
гласит: "я сам и мои личные вещи". Так что, я думаю, мы теперь их не скоро
увидим у наших ворот.
    Принцу показалось, что Голиас стал еще легче, но не без тревоги Аматус
заметил, что алхимик почти не дышит. Еле слышный вздох - и снова тишина.
    - Если вы устали, я  могу  понести  его,  -  предложил  сэр  Джон,  но
Кособокий возразил:
    - Не стоит. В прикосновении принца скрыта сила, а быть может, и  магия
целительства. Да и быстрее него никто не донесет Голиаса.
    Голос  Кособокого  прозвучал  легко  и  гулко.  Компания  уже  шла  по
городским водостокам. Слышался шум стекавшей в туннель по трубам воды.
    Психея повернула за угол, свет ее факела померк, и вдруг она радостно,
победно закричала. Остальные догнали ее и увидели свет в конце  туннеля  -
радужную пляску бликов на потолке, отражение с  поверхности  реки.  Солнце
вот-вот должно было взойти, а путешественники были в нескольких  шагах  от
выхода.
    Аматус услышал слабый шепот Голиаса:  "Только  не  во  мраке,  non  in
umbris sed in lucibus multis, Amate..."
    Аматус пустился вперед бегом. Похоже, к алхимику  ненадолго  вернулись
силы, и он сам сжал плечо юноши.
    Как только принц выбежал из туннеля на широкий каменный выступ, солнце
выпрыгнуло  из-за  реки,  словно  огромный  алый  шар,  и  подожгло  волны
багрянцем.
    Сэр Джон расстелил на камнях свой плащ, и Аматус осторожно опустил  на
него Голиаса.
    - Благодарю вас от всей души, ваше высочество, - слабым, еле  слышным,
каким-то потусторонним голосом проговорил алхимик. - На свет... помните об
этом... всегда - на свет.
    Аматус  поддерживал  рукой  плечи  Голиаса,  и  вдруг  тело  алхимика,
казавшееся принцу таким легким на протяжении всего долгого  странствия  по
мрачным подземельям, стало вдруг  немыслимо  тяжелым,  и  принцу  пришлось
опустить руку и уложить голову Голиаса на землю. Как во сне,  он  коснулся
пальцами век алхимика и закрыл его глаза.
    Остальные молча встали кругом около Голиаса. Аматус встал, не  спуская
глаз с мертвого друга.
    Но тут все изумленно вскрикнули. Каллиопа указала вниз. Аматус опустил
взгляд...
    Левая половина тела у  него  по-прежнему  отсутствовала,  но  рядом  с
правой ногой появилась  левая  ступня,  самая  что  ни  на  есть  живая  и
настоящая. На ней даже сапог оказался - точно такой же, как на левой ноге.
Принц  торопливо  приподнял  новообретенную  ступню,  обнаружил,  что  она
шевелится, опустил ее на землю и понял, что может при ходьбе переносить на
нее вес тела.
    Затем он обернулся к троим Спутникам и по их глазам  увидел,  что  они
все понимают и принимают, потому что  именно  ради  этого  они  некогда  и
явились в Королевство.
    А потом Аматус заплакал жаркими, горючими слезами -  так,  как  плачут
мужчины из-за того, что стали мужчинами.
    Солнце вершило свой путь по небу, озаряя мир, полный забот. Вскоре вся
компания разошлась, ибо у каждого из них были  свои  заботы.  О  той  ночи
никто из них не сказал никому ни слова, только Седрику,  который  всех  по
очереди допросил. А записей никаких не сохранилось.



                                                                  ЧАСТЬ II

                                                               РАННЯЯ РОСА


                                                                   ГЛАВА 1
                                                            ПРИНЦ В ТРАУРЕ

    Вполне можно было представить, что принц  Аматус  станет  одеваться  в
черное - цвет скорби, уйдет в затвор  и  долго  будет  предаваться  тоске.
Бонифаций бы это понял и посоветовал друзьям не беспокоить принца  до  тех
пор, пока боль утраты не отступит.
    Запросто можно было  бы  предположить  и  другой  вариант.  Принц  мог
удариться в пьянство и дебоши, пытаясь утопить свое горе в вине и скитаясь
по злачным местам столицы в дурной компании. Ведь теперь не было  Голиаса,
который удержал бы юношу от самого  плохого.  Седрик  бы  понял  принца  и
защитил бы его от гнева отца.
    Не исключалось также, что принц с головой погрузится  в  науки  и  тем
самым почтит память Голиаса и отвлечется от переживаний. В этом случае ему
грозило в будущем прослыть королем Аматусом Ученым. И Бонифаций, и  Седрик
сумели бы это пережить.
    Но чего они не могли пережить, так это того, что принц ударился во все
три крайности одновременно. Он носил траур,  но  при  этом  расхаживал  по
дворцу с таким видом, словно был готов кого угодно прикончить  из  чувства
мести. Из-за этого Бонифаций сильно нервничал, а особенно  потому,  что  и
он, и все остальные обитатели дворца привыкли созерцать  половину  принца,
но теперь к этой половине присоединилась левая ступня, существовавшая  как
бы сама по себе, будучи не присоединенной к телу, и  от  этого  зрелища  и
короля, и придворных бросало в дрожь.
    А принц, вместо того чтобы сидеть в тоске у окна или, на худой  конец,
отказываться от общения с сэром Джоном и другими своими приятелями,  пусть
и в грубой форме, просто-напросто никого, казалось, вокруг не замечал.  Он
бродил по коридорам замка, что-то бормоча себе под нос. Но  стоило  только
окружающим привыкнуть к  такому  поведению  Аматуса,  как  Вирна,  которая
по-прежнему прибирала в самых мрачных  комнатах,  сообщила,  что  принц  с
головой ушел в чтение той самой мерзкой книги: "Всякие  пакости,  знать  о
которых порой все-таки необходимо".  Кроме  того,  Вирна  утверждала,  что
рядом с этой книгой на столе лежал открытый том, в который принц время  от
времени заглядывал. А это была книга под  названием:  "Всякие  пакости,  о
которых лучше не знать вовсе".
    Но и тут, как только все заподозрили, что принц опасно увлекся  черной
магией, и решили, что нужно немедленно просить Мортис  о  том,  чтобы  она
уберегла его от этого неблаговидного увлечения, как уже  поступили  другие
вести. Оказывается, ближе к ночи Аматус уже стучался в  двери  сэра  Джона
Слитгиззарда или герцога Вассанта. И все они отправились  кутить  и  орать
благим матом жуткие песни в нижний город.
    Седрик преспокойно назначил обоим молодым вельможам жалованье  за  то,
чтобы они докладывали ему обо всем, что говорил принц и чем он  занимался,
а также, чтобы они по возможности в случае чего оповещали Кособокого, дабы
тот крадучись следовал за ними по кривым и скользким  улочкам  и  оберегал
наследника престола от напастей. А поскольку Седрик  в  своем  выборе  был
мудр всегда, а двое друзей принца  были  верны  королю  и  отечеству  всей
душой, хотя и не всегда в частной жизни являли пример  безупречности,  они
докладывали премьер-министру обо всем, что видели  и  слышали.  Даже  сэра
Джона Слитгиззарда бросало в дрожь при  мысли  о  том,  какие  дома  начал
посещать Аматус, а Вассант открыто признавался в том, что его не на  шутку
пугает то, каких соперников принц избирает для поединков.
    Выслушав эти сообщения, Седрик, как правило, многозначительно вздернув
бровь, смотрел на Кособокого, а начальник стражи, пожав  плечами  (пожимал
плечами он так, что становилось непонятно, где у  него  находятся  плечи),
говорил:
    - Сэр, я прятался в тени совсем рядом с принцем, но если  честно,  мне
не было страшно за него, потому что  он  дрался  как  бешеный.  Я  бы  сам
побоялся встретиться с ним сейчас в поединке. Мне теперь приходится больше
опасаться за герцога и сэра Джона.
    Седрик вздыхал, а  Слитгиззард  и  Вассант  сожалели  о  том,  что  им
хотелось  бы,  да  нечем  утешить  его,  и  возвращались  к  себе   домой,
потрясенные  выходками  принца,  в  которых  они,  сами  того  не   желая,
участвовали, и гадали, долго ли еще удастся  удержать  слухи  о  проделках
будущего короля Аматуса Развратника в пределах  столицы.  Частенько  после
подобных ночных вылазок  сэр  Джон  приказывал  своим  слугам,  чтобы  они
готовили ему постель за час до заката и не будили раньше, чем  за  час  до
рассвета, дабы вообще не видеть ночи. А  герцог  Вассант  столь  же  часто
распоряжался, чтобы в его покоях всю ночь горели свечи, а порой доходило и
до того, что он просил свою старушку няню посидеть с ним  и  почитать  ему
перед сном.
    Кособокий,  если  ему  что-то  и  было  не  по  душе  в  происходящем,
помалкивал. Мортис также поведение принца никак  не  комментировала,  хотя
Вирна клялась и божилась, что придворная колдунья в последнее время  стала
печальна и теперь  редко  подходит  к  окну  полюбоваться  первыми  лучами
восходящего солнца и часто часами сидит неподвижно в кресле, что прежде ей
было несвойственно.
    А Психея подолгу сидела на солнышке на королевской веранде и шила  для
принца яркие одежды. Ни одной швее не удавалось так ловко мастерить платья
для человека, у которого не хватает половины тела. Она шила Аматусу  плащи
- алые, как рубины, и дублеты - желтые, словно нарциссы, брыжи и лосины  -
голубые, как небесная лазурь, но,  закончив  работу,  вздыхала  и  убирала
готовое платье в ящик кедрового комода. Королевский  столяр  сообщал,  что
каждые три дня теперь изготавливает новый  комод,  а  главный  королевский
камердинер говорил, будто бы новая кладовая уже просто-таки забита  новыми
комодами.
    Седрик подумал, что принцу могла  бы  чем-то  помочь  Каллиопа,  и  он
отправился к ней, но в  разговоре  выяснилось,  что  девушка  и  сама  уже
пыталась повлиять на принца.
    - Нет-нет, он меня не ударил, - сказала она, когда они с Седриком пили
чай на Высокой Террасе, выходившей на Западные горы.  -  Вид  у  него  был
ужасный - затравленный, уродливый, будто он наелся какой-то гадости, и  он
смотрел на меня,  не  мигая.  Он...  я  бы  сказала,  он  пожирал  глазами
некоторые части моей фигуры. В его взгляде была грубость, но  то  была  не
грубость человека, желающего прогнать меня, избавиться от меня - нет,  это
на него не похоже. В нем не было ненависти, не было похоти, но он  пытался
изобразить все именно так и заставить меня уйти.
    Седрик вздохнул:
    - Король дни напролет переживает за  сына.  Дела  в  государстве  идут
неплохо, поскольку в Королевстве все было тихо и ладно, пока  не  начались
все эти неприятности, но дайте время - все может пойти  прахом.  Позволено
ли мне будет поинтересоваться, куда именно смотрел...
    Каллиопа зарделась, откинула с лица пряди пышных рыжих волос, и Седрик
вдруг вспомнил, как она молода. Но прежде,  чем  он  успел  извиниться  за
бестактность, Каллиопа  взглянула  на  него  синими  глазами,  подернутыми
поволокой боли, и ответила:
    - Ну... он... он пристально смотрел на мой... живот. И сказал,  что...
черви сначала поедают самые мягкие части тела.
    Но тут на крышку стола легла черная тень. Седрик и Каллиопа обернулись
и увидели принца.
    - Ты стар, Седрик, - сказал Аматус. - Вот почему юная леди покраснела,
когда ей пришлось говорить о своем животе в твоем присутствии. - В  голосе
принца прозвучал такой  злобный  сарказм,  какого  Седрику  за  всю  жизнь
слышать не доводилось, хотя он столько лет провел в беседах с посланниками
и чиновниками. - И все же она тебе доверяет, поскольку она так молода, что
думает, будто старик, стоящий одной ногой в могиле,  уже  не  в  состоянии
испытать страсти. К тому же она хорошо воспитана и не может сказать  тебе,
что всякая плоть пахнет могилой.
    - Ты болен, - негромко проговорил Седрик. - И я  только  рад,  что  ты
страдаешь болезнью, которая к лицу принцу.
    - Хочешь сказать, что я помешался?
    - Я хочу так сказать... - вмешалась Каллиопа. Она произнесла эти слова
так резко, что принц и Седрик вздрогнули. Девушка встала. -  Я  знаю,  что
погиб твой друг. Я знаю, что ты не ожидал, что такое  может  случиться,  и
что ты никогда бы не  отправился  в  подземелья,  знай  ты,  что  все  так
закончится.
    И еще я знаю, что ты страшно переживаешь из-за того, что после  смерти
Голиаса у тебя  выросла  левая  ступня,  и  теперь  ты  понимаешь,  что  и
остальным твоим Спутникам придется расстаться с жизнью ради того, чтобы ты
обрел недостающую  половину  тела,  а  тебе  ненавистна  мысль  об  утрате
Спутников. Мне ужасно жаль тебя,  Аматус,  и  я  бы  поняла,  если  бы  ты
действительно потерял рассудок, но вести себя по-свински - от  этого  тебе
легче не станет. И я не вижу причин, почему бы  мне  следовало  оставаться
рядом с тобой, покуда ты ведешь себя как свинья.
    Если тебе захочется прийти ко мне и проплакать шесть дней напролет,  я
готова слушать твои жалобы и ухаживать за тобой, если, конечно,  время  от
времени ты будешь позволять мне поесть и поспать. Если ты хочешь, чтобы  я
сопровождала тебя в каком-нибудь опасном  испытании,  считай,  что  я  уже
собралась в дорогу. Если тебе хочется уйти в горы и выть там на луну целый
год, я пойду с тобой, сяду рядом и буду ждать, пока у тебя не станет легче
на душе. Но я не желаю находиться рядом  с  тобой,  пока  ты  ведешь  себя
настолько мерзко, что бы с тобой ни творилось.
    Она ушла с террасы,  прежде  чем  Седрик  успел  рот  открыть.  Однако
какой-то частью разума  он  осознал,  что  Каллиопа  -  вполне  подходящая
кандидатура в невесты для принца. Королевству, как воздух, была необходима
хорошая королева, и только что Седрик своими глазами наблюдал ее рождение.
    Старик обернулся к Аматусу и увидел, что пол-лица принца окаменело.
    - Я в этом замке не единственный умалишенный, - тихо проговорил принц.
- Но источник всех  болезней  -  я.  Прости  меня,  Седрик.  Прости  меня,
пожалуйста.
    С этими словами Аматус развернулся  и  вышел.  Седрик  какое-то  время
сидел неподвижно и  смотрел  в  окно,  сквозь  которое  на  террасу  лился
холодный свет зимнего солнца, а потом спокойно налил себе еще  чашку  чая,
пересел к подоконнику и еще долго сидел, пил чай и смотрел  на  город.  Он
думал  о  том,  как  долго  уже  служит  королю,  глядел  на  разноцветные
черепичные крыши, коньки которых пробивались  сквозь  снежные  одеяла,  на
белые дома, многие из которых были украшены флагами с изображением Руки  и
Книги, и ему вдруг стало страшно. Ведь здоровье  столицы  -  это  здоровье
Королевства,  а  здоровье  Королевства  -  это   прежде   всего   здоровье
королевской семьи. А в последнее время Седрик предостаточно насмотрелся на
ее болезнь.
    Просидев на террасе в раздумьях довольно долго, Седрик ушел, и  в  это
время солнце закатилось, а тени оконных переплетов проплыли по  потолку  и
исчезли, а недопитый Седриком чай остыл, и наутро горничная выплеснула его
в окно.
    Аматус тем временем спускался по лестнице. Ему  было  все  еще  ужасно
жаль себя, но кроме того, он чувствовал, что в жалости к себе за последнее
время он здорово переусердствовал и что хочешь не хочешь, а  настала  пора
возвращаться к воздуху и свету.
    Первым делом он остановился у входа в тронный зал. Немного  постояв  у
дверей, принц вошел в зал, где застал отца, и коротко, но  ясно  (коротко,
потому что боялся, что вдруг снова собьется на грубость) сказал ему о том,
что сожалеет о своем безобразном  поведении  и  что  вечером  спустится  к
ужину. Король Бонифаций тепло улыбнулся  сыну,  но  тут  же  по  его  лицу
пробежала тень тревоги, из чего Аматус  заключил,  что  выглядит  он  пока
неважно.
    Психею принц нашел в детской. Его няня тихо сидела у окна.
    - Я пришел попросить прощения, - сказал Аматус.
    Психея ласково улыбнулась:
    - Ты так поступал, когда был маленький.
    Принц давно перестал считать Психею своей  нянькой.  Он  думал  о  ней
скорее как о верной прислуге-ровеснице. Но теперь он подошел к ней и сел у
ее ног, не дав ей встать перед ним на колени.
    - Скажи, - спросил принц, - почему ты не стареешь? Ты и  теперь  точно
такая же, как тогда, когда впервые увидел тебя в тронном зале,  а  ведь  я
так вырос, ну, то есть моя  половинка  выросла...  а  ты  ни  на  день  не
состарилась.
    Психея улыбнулась - на сей раз загадочно, и ответила:
    - К тому времени, когда ты это поймешь, это  окажется  такой  мелочью,
что ты сам удивишься. Но обещай,  что  и  тогда,  когда  все  поймешь,  не
перестанешь любить меня.
    Аматус поклялся, что так оно и  будет,  а  Психея  встала,  подошла  к
гардеробной принца и вынула оттуда развешанные по плечикам одежды.
    - Королевский пурпур, темная синева с красной отделкой, - сказала она.
- Расцветка не самая веселая, но все же не этот жуткий траур. Ты  ведь  не
принцем Гамлетом родился, мой милый.
    Она уже много лет не называла принца "мой милый" - только тогда, когда
он был совсем малышом, и, услышав эти  слова,  Аматус  крепко  обнял  свою
няньку, а  она  обняла  его,  и  он  почувствовал,  как  носки  его  сапог
встретились с мысками ее туфелек, - а вот такого прежде никогда не бывало.
    Психея и Аматус опустили глаза.
    - Ты тоскуешь по нему? - спросил принц.
    - Нет, - всхлипнула  Психея,  и  могло  показаться,  что  она  говорит
неправду, но принц на самом деле не догадывался, о чем она плачет. -  Ваше
высочество, - проговорила она, - вы никогда не спрашивали меня об этом, но
теперь я вам скажу: мы все не питаем друг к другу большой любви. Каждый из
нас служит вам, и мы знаем, что все исполняем свой долг, и  верим,  что  и
другие делают это с честью, и радуемся этому. Я знаю, мой принц, как дорог
вам был Голиас и как вы были бы рады, если бы он остался жив  и  продолжал
дарить вам свою дружбу, но мы с ним друзьями не были. И не могли быть. Так
суждено.
    Аматус кивнул, поклонился Психее,  взял  из  ее  рук  новое  платье  и
сказал:
    - Спасибо за то, что ты сшила это для меня. Очень красиво.
    Переодевшись - но не в новую одежду, а в простой темно-синий костюм  -
строгий, но не мрачный, Аматус отправился навестить Кособокого.
    Кособокий, в то время надзиравший за учениями  у  восточного  бастиона
крепости, сдержанно кивнул и сообщил:
    - Твои извинения приняты, принц. А теперь я советовал бы тебе пойти  и
поговорить с Мортис. Она горюет больше всех нас, потому что  сильнее  всех
любила Голиаса. А потом, после разговора с ней, тебе было бы неплохо взять
перо да бумагу и  написать  письма  с  извинениями  всем,  кого  ты  успел
обидеть. Утром приступим к учению, да смотри не опаздывай.
    Разговаривал с принцем Кособокий совершенно неподобающе, но, с  другой
стороны, Аматус в последнее время вел себя  так,  как  вовсе  не  подобает
принцу, и догадывался: что бы ни задумал Кособокий, это непременно  пойдет
ему на пользу.
    - Благодарю вас, начальник стражи, - сказал Аматус и поспешил вниз,  в
лабораторию.
    Мортис он там не застал. Она, оказывается, переселилась на этаж  ниже.
Быстро окинув взглядом комнату, принц понял, как  глубоки  были  страдания
придворной колдуньи. Ничто не говорило о том,  что  она  только  на  время
сменила место своего обитания. Даже мебель сюда успели перенести -  в  эту
мрачную комнату, куда не проникали лучи солнца.
    На лице колдуньи залегли новые морщины, а веки покраснели.  "Наверное,
от слез", - решил Аматус. Он молча подошел и сел  рядом  с  колдуньей,  не
решаясь даже прикоснуться к ней, взять за руку,  -  он  знал,  что  Мортис
слишком горда, чтобы такое позволить. Он терпеливо ждал  мгновения,  когда
она заметит его присутствие. Наконец он проговорил:
    - Если понадобится, я готов сидеть здесь не  один  день,  лишь  бы  ты
заговорила со мной.
    Мортис встретилась взглядом с принцем, и он в  который  раз  вспомнил,
что хоть она и молодо выглядит и необычайно хороша собой, но все же она  -
колдунья и ей, наверное, тысяча лет, ибо смотревшие на него глаза  хранили
память о начале всего сущего. Так смотрят на человека холодные глаза змеи.
    Когда Мортис наконец заговорила,  Аматусу  показалось,  что  голос  ее
доносится из глубокой бездны.
    - Мой принц, - сказала колдунья, - есть тайна,  которую  я  не  должна
открывать тебе, ибо ты наверняка сам знаешь ее.
    - Говори, если решила сказать.
    Мортис вздохнула и мгновенно  перестала  походить  на  змею,  сбросила
холодность и древность, а принцу припомнились те дни, когда он приставал к
ней с вопросами о том, почему не бывает  волшебных  горшочков,  в  которых
всегда есть горячая еда, и когда она так терпеливо  помогала  ему  освоить
нулевое склонение - заданный Голиасом труднейший урок.
    - Мой принц! - сказала колдунья. - Я могла бы ничего не говорить тебе.
Теперь у тебя есть левая ступня. Мы все покинем тебя в то или иное  время,
но если мы не будем следовать определенным  правилам,  даже  это  тебе  не
поможет. Готов ли ты и впредь рисковать, зная, что все может сорваться?
    Принц понимающе кивнул:
    - Нет, не готов. Тогда ничего не говори мне. Но... ты только и хотела,
чтобы я узнал, что есть такая тайна?
    И вновь лицо Мортис приобрело  черты  глубокой  древности,  взгляд  ее
умчался ко временам сотворения мира, и вновь на принца уставились холодные
глаза рептилии. Но вот взгляд колдуньи опять потеплел.
    - Мой принц, - сказала она. - Солнце скоро сядет, а ваш отец ждет  вас
к ужину.
    - А мне еще нужно несколько писем написать, - проговорил Аматус, но не
пошевелился.
    В темницах было темнее и холоднее, чем в любом другом месте замка,  но
хотя Мортис и была одета в платье из какой-то  легчайшей  ткани,  ей  тут,
похоже, вовсе не было холодно. А вот принц, невзирая на то, что  одет  был
довольно тепло, уже дрожал.
    - Тебе бы стоило выбраться на солнышко да  позагорать,  -  посоветовал
колдунье Аматус, но тут же испугался, как бы она не обиделась на  него  за
такое предложение.
    Но она рассмеялась - или всхлипнула?
    - Было время, - сказала Мортис, - когда  я  могла  последовать  такому
совету.
    Какое-то время они еще посидели в тишине. А потом Мортис сказала:
    - Вам пора идти, мой принц, и поверьте, мне не станет хуже,  когда  вы
уйдете. Я вам искренне благодарна за то,  что  вы  нашли  время  навестить
меня.
    Аматус встал, но решился-таки перед уходом коснуться болезненной темы:
    - Кособокий сказал мне, что ты больше всех любила Голиаса.
    Мортис кивнула - изумленно и даже немного испуганно:
    - Это правда. Психея его плохо знала и не могла понять до конца, да  и
он ее. Для Кособокого - то,  что  было  дорого  Голиасу,  всегда  казалось
далеким и ненужным, точно так же,  как  Голиас  был  далек  от  того,  что
приносит  радость  Кособокому,  ибо  то,  что  одному  из   них   казалось
проявлением слабости, для другого являлось выражением силы  и  могущества.
Поэтому Психее не нравилось то,  чем  занимался  Голиас,  а  Кособокий  не
понимал, что за человек Голиас... но я, мой принц,  знала  Голиаса  таким,
каким он был всегда, и хотя моя любовь к нему ничего  не  значила,  потому
что между нами непременно должна была  существовать  пропасть  и  ощущение
неминуемой разлуки, но все же я любила его по-своему, любила  за  то,  что
было общего между нами.
    - Ну а вы, трое, что остались в живых...
    Глаза Мортис превратились в черные льдышки.
    - Наши чувства друг к другу тебя не касаются. - Но тут же  под  черным
льдом будто бы появился слой талой воды.  -  Но  вот  что  я  тебе  скажу:
Кособокий порой страдает, правда совсем немного, из-за того, что Психея не
может питать к нему таких чувств, какие он питает  к  ней.  Ну  что,  тебе
стало радостнее от того, что ты узнал, что в мире на одну боль больше?
    Аматус склонил голову:
    - Теперь я понимаю, госпожа. Я был неправ, что задал этот вопрос, а вы
были правы, что показали мне, чего я этим добился.
    - Стало быть, ты думаешь, что я ответила на  твой  вопрос  для  твоего
блага?
    - Да, я верю, что все Спутники трудятся ради моего блага.
    Мортис встала.
    - Скоро солнце сядет. Ступай.
    Принц ушел. Придя в свои покои, он уселся за письменный стол и  быстро
написал короткие письма герцогу Вассанту и сэру Джону Слитгиззарду, умоляя
простить его за все, что они пережили из-за него, и прося  их  помочь  ему
загладить вину. Кроме того, в письмах принц выражал  надежду  на  то,  что
как-нибудь вечерком в ближайшие дни они сумеют посидеть при свете  зимнего
солнца и попеть те песни, которым их научил Голиас,  -  песни  о  любви  и
вине, чтобы они согрели одинокие покои принца.
    Не без труда Аматус написал еще одно письмо,  и  пока  он  его  писал,
слезы не раз застилали его глаза,  хотя  в  письме  было  всего  несколько
строк:

    Дорогая моя Пелл!
    Мне не раз приходило в голову и раньше, что я с тобой обращался, как с
игрушкой. Более того - как с  нелюбимой  игрушкой,  которую  мне  хотелось
разбить. От моего поведения зависит судьба Королевства, а я вел себя  так.
как не подобает себя вести принцу. Я вынужден умолять тебя молчать во  имя
блага страны, но я признаю, что принес тебе много боли, а ты все  сносила,
и надо бы, чтобы в твою честь пели фанфары с городских крыш.  Я  знаю,  ты
любишь свою страну, и взываю к твоему патриотизму. Я прошу  тебя  простить
меня за мою безграничную жестокость, и я готов за твое молчание дать  тебе
любую награду, но лишь такую, от которой не пострадало бы  королевство.  Я
обещаю не показываться тебе на глаза до тех пор, пока мы оба не  излечимся
от того, что мы с тобой натворили - если когда-нибудь сумеем.
    С наилучшими пожеланиями... вот и все.
    Аматус.

    Это письмо оказалось самым тяжелым, но оставалось написать еще одно  -
Каллиопе. Здесь Аматус был краток. Между приветствием и подписью в  письме
было вот что:

    Ты права, а я ошибался. Прошу тебя, и впредь говори мне только правду.

    Принц, завершив столько важных дел, облегченно вздохнул и, взглянув  в
окно, увидел, что солнце вот-вот скроется за горизонтом.  Будь  он  в  это
время на террасе, он бы увидел, как  встает  со  стула  Седрик  и  уходит,
оставив на подоконнике недопитый чай. Но поскольку принца там не было,  он
этого не видел, и только годы спустя, когда Седрик разговаривал с принцем,
дабы внести очередные записи в "Хроники Королевства", он узнал, что в  тот
день, когда он сидел на террасе и  в  отчаянии  гадал  о  грядущей  судьбе
страны, молодой принц уже начал делать шаги к спасению отечества.
    Аматус взял кусок  сургуча,  разогрел  его  свечой,  быстро  запечатал
конверты и колокольчиком вызвал письмоношу. Он отдал мальчику письма и дал
за труды золотой флавин.
    - Срочные депеши, ваше высочество? -  чуть  надтреснутым  от  волнения
голосом поинтересовался мальчик.
    - Очень срочные, - кивнул принц. - Это извинения перед моими друзьями.
    Мальчик глуповато хихикнул:
    - А я-то думал... Ой, чего  это  я...  Ваше  высочество,  я  их  мигом
доставлю. Одна нога здесь, другая - там!
    Аматус тепло  улыбнулся  и  обнаружил,  что,  оказывается,  отвык  это
делать.
    - Для начала можешь вместе со мной сойти вниз по лестнице. А потом  уж
беги. А ты думал, что у принцев не бывает друзей или что принцы ни у  кого
не просят прощения?
    Но ответа на этот вопрос он так и не услышал, потому что в этот  самый
миг замок содрогнулся от чьего-то жуткого, душераздирающего вопля.  Аматус
потрепал мальчика по плечу.
    - Отнеси письма в город, - сказал он. - Да будь осторожнее.  Не  знаю,
что там такое, но нужно посмотреть.
    И принц, едва только за письмоношей закрылась дверь,  вышел  из  своих
покоев.

                                                                   ГЛАВА 2
                         ДУРНОЕ ПРЕДЗНАМЕНОВАНИЕ И ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ЭПИДЕМИЯ

    Нет, - сказал Аматус. - Понятия не имею. Кричали в  замке,  в  этом  я
уверен, и прямо под моими покоями, но сколько я потом ни бегал по лестнице
вверх и вниз, никто мне не смог объяснить, в чем дело и кто кричал.
    - Вот именно, - подтвердил Кособокий. Бонифаций перевел взгляд с  сына
на начальника стражи, а потом - на Седрика, но  тот  тоже  только  головой
покачал.
    - Я, - сказал он, -  глубоко  задумавшись,  спускался  по  лестнице  с
Верхней Террасы, и когда добрался до подножия лестницы, обнаружил, что все
суетятся, носятся туда и сюда, назад и вперед, но толком узнать мне  ни  у
кого ничего не удалось. Кричали, а потом кричать  перестали.  Что  это  за
предзнаменование, я сказать не могу, но трудно поверить в то, что  это  не
дурное предзнаменование.
    Бонифаций расстроенно уставился в свою  тарелку  и  отщипнул  пальцами
кусочек жареного окорока газебо. Вообще-то это было его  любимое  блюдо  -
молодой, нежный жареный газебо, но сегодня у короля что-то  совсем  пропал
аппетит. Как ни радовали его нынче  первые  признаки  выздоровления  сына,
этот жуткий крик не выходил у Бонифация из головы и портил ему настроение.
Кричали в замке,  а  слышали  крик  по  всему  городу,  вплоть  да  самого
отдаленного  вульгарианского  квартала  у  реки.  Стоило   только   солнцу
закатиться, как послышался этот душераздирающий вопль, и все горожане, как
по команде, устремили взгляды в сторону королевского замка и стали гадать,
что же это за дурное предзнаменование.
    - Мы мало что можем сделать до тех пор, пока знак не  повторится,  или
пока не произойдет что-нибудь еще, - напомнил Седрик королю. - Так давайте
же не позволим тому, что над нами нависло, разрушить  то,  что  мы  имеем,
пока это что-то еще на нас не свалилось.
    Король далеко не сразу уловил смысл последней фразы Седрика,  а  потом
еще  некоторое  время  пытался  решить,  была  ли  то  просто   напыщенная
поговорка, или  он  только  что  услышал  еще  одно  мрачное  пророчество.
Пребывая в раздумьях, Бонифаций по рассеянности  проглотил  большой  кусок
жареного газебо. Блюдо было приготовлено  превосходно,  и  поэтому  король
решил: как  бы  ни  было  у  него  тяжело  на  сердце,  он  просто  обязан
вознаградить свой  желудок  за  день,  проведенный  на  зимней  охоте.  Не
сказать, чтобы король успокоился, но все  же  принялся  за  еду  и  вскоре
почувствовал некоторое облегчение.
    - Завтра с утра я вернусь к занятиям  боевыми  искусствами,  -  заявил
принц Аматус, - а по вечерам постараюсь как можно больше  времени  уделять
попыткам понять, что же сегодня стряслось во дворце. Сейчас, как  никогда,
я нуждаюсь в испытании или решении какой-либо трудной задачи.
    - Вот и примись за эту, -  распорядился  Бонифаций  и  с  еще  большим
воодушевлением набросился на еду. Ведь он знал, что такие важные вещи, как
дурные предзнаменования, по плечу только героям.
    Ну а поскольку его сын сам вызвался взять решение задачи на  себя,  не
исключалось, что предисловию в сказке пришел  конец,  и  тем  самым  принц
превратился в ее героя. Да и вообще в Королевстве  так  уж  повелось,  что
стоило поручить важное дело герою, и можно было считать,  что  успех  уже,
так сказать, в кармане.
    Больше они в этот вечер об этом не говорили, и пусть в зале  стены  не
сотрясались от радостного смеха, но  хотя  бы  все  не  были  подавлены  и
мрачны. Седрик и  Бонифаций  даже  ухитрились  обменяться  добросердечными
улыбками, когда принц Аматус рано встал из-за стола,  не  дотронувшись  до
второго бокала вина, и отправился спать. После того как  он  ушел,  Седрик
вкратце сообщил королю о том, что Аматус принес искренние  извинения  всем
своим друзьям.
    Это очень порадовало Бонифация, но все же он поинтересовался:
    - Как это ты ухитряешься знать о том, что происходит там, где тебя  не
бывает?
    - Мальчик-письмоноша, ваше величество, получает у меня жалованье,  как
и добрая дюжина писарей. Все письма  принца  до  отправки  адресатам  были
переписаны для моего архива. Плохой бы я был премьер-министр, если  бы  не
заглядывал в переписку моего сюзерена.
    К этому времени свечи почти догорели, музыканты и прислуга давно  были
отправлены спать, а посему король и премьер-министр допили бутылку вина  и
также отправились по своим постелям, ничтоже сумняшеся. У обоих было такое
чувство, что все беды позади, вот только  ночью  обоим  снились  нехорошие
сны, которые, казалось, сдавливают  сердце  подобно  кольцам  змеи.  Кроме
того, прежде чем уснуть и погрузиться в эти самые кошмары, и у  Бонифация,
и у Седрика мелькнула одна и та же мысль:  если  выздоровлению  принца  от
черной тоски сопутствовало такое дурное предзнаменование, то стоило ли так
радоваться этому выздоровлению? А если не стоило, то что же это говорило о
характере принца?
    Аматусу тоже снились плохие сны. Кожа его жутко побледнела, губы жарко
алели, а вокруг глаза залег темный круг. Утром он долго умывался  холодной
водой и безо всякого удовольствия взирал на свое отражение в зеркале.  Как
он ни старался осторожно  вытираться  полотенцем,  ему  казалось,  что  он
сдирает с лица кожу. И все же он совладал с собой и даже поплескал ледяной
воды на грудь и спину и растерся полотенцем.
    Он бы мог, конечно, принять теплую душистую ванну  с  нежным  пенистым
мылом. Обычно по утрам ему как раз и готовили такую ванну,  и  королевские
слуги с радостью ее приготовили бы  и  сегодня,  но  и  отец,  и  Спутники
приучили принца к тому, что просить об этом  только  из-за  того,  что  он
удосужился встать рано и желал поупражняться, невежливо. Потому принц и не
стал просить, чтобы ему приготовили ванну.
    Аматус быстро оделся - за два часа до рассвета у него  в  покоях  было
прохладно, и обнаружил, что ремень и штанина  сидят  не  так  хорошо,  как
хотелось бы. Но принца это не огорчило.
    Кособокий ожидал его. При свете звезд начальник  стражи  выглядел  еще
более сурово, чем обычно. Обменявшись приветственными поклонами, следующие
полчаса они посвятили драке  на  учебных  мечах.  В  полном  молчании  они
двигались по внутреннему двору. Булыжники  мостовой  были  покрыты  коркой
льда, легко было поскользнуться, оступиться, но Кособокий всегда настаивал
на проведении уроков фехтования в плохих условиях - ведь  потом  именно  в
таких условиях и приходится драться в жизни.
    Несмотря на то, что конец меча Кособокого венчал тупой чехлик, он  все
равно оставлял на груди принца  темные  кровоподтеки.  Увы,  Аматус  успел
подрастерять мастерство, набранное до того, как он погрузился  в  тоску  и
загулы.
    Краткая передышка, глоток ледяной воды, и вот  уже  они  с  Кособоким,
набив заплечные мешки  тяжелыми  камнями,  бегут  по  городским  улицам  в
предрассветных сумерках. Аматус оступался и падал чаще, чем следовало  бы,
но все принимал как должное, как будто он это заслужил. Всякий раз, стоило
ему удариться об обледеневшую мостовую или  упасть  в  снег,  смешанный  с
грязью, он упрямо поднимался, отталкивался  от  земли  окоченевшей  рукой,
топал сапогами и догонял Кособокого. А начальник стражи  не  оступился  ни
разу, хотя на бегу напоминал трех карликов сразу, дерущихся под одеялом.
    К тому времени, когда солнце поднялось  над  горизонтом,  Аматус  дико
продрог в промокшей и перепачканной одежде. Они с Кособоким ушли далеко от
замка и находились в  лесу  под  Западным  бастионом,  где  упражнялись  в
стрельбе из мушкетов. Принц заставлял себя целиться как можно более точно,
но когда не получалось, старался заглянуть поглубже внутрь  себя  и  найти
там спокойствие, выдержку и тепло,  чтобы  согреть  непослушную  руку,  но
картечь по-прежнему отрывала от мишени края, и  этими  обломками  уже  был
усеян снег под мачтовыми соснами. Пришлось принцу  смириться  с  мыслью  о
том, что стрелок из него на сегодняшний день никудышный,  но  все-таки  он
продолжал стараться, как мог.
    Несколько раз ему все же  удалось  попасть  в  цель,  и  только  тогда
Кособокий наконец подал голос.
    - Кто-то идет по тропе позади нас, - сказал он.
    Принц Аматус опустил мушкет и стал протирать дуло и проверять,  хорошо
ли работает курок. И тут маленький мальчик, одетый в лохмотья, но при этом
довольно-таки упитанный, появился из-за деревьев.
    - В чем дело? - спросил принц.
    - Прошу вас, господин... моя мама... моя бабушка  говорит,  что  порой
людей спасает прикосновение принца, они  поправляются  от  болезни,  когда
болезнь зага... зага...
    - Загадочная, - закончил за мальчика Аматус, вытащил из  мешка  тонкий
камзол и натянул поверх промокшей одежды. -  Это  очень  древнее  поверье,
поэтому оно почти наверняка истинное. Веди меня, я пойду с тобой.
    В хижине оказалось довольно уютно, насколько может быть уютно в хижине
простолюдинов. Дело в том, что и король Бонифаций, и его отец,  а  до  них
дед Бонифация были монархами просвещенными  и  всячески  добивались  того,
чтобы в домах у простонародья обстановка была если не стильная, то хотя бы
уютная.  Так  что  в  домике,  куда  мальчик  привел   Аматуса,   оказался
деревянный, а не земляной пол, горел огонь в очаге, обложенном камнями,  и
аппетитно пахло свежевыпеченным хлебом и похлебкой.  Но  вот  лежавшая  на
лежанке женщина, возле которой сидела ее  старушка  мать,  была  бледна  и
истощена и выглядела гораздо старше своих лет.
    Старушка  испуганно  уставилась  на  Кособокого,  но  довольно  быстро
сообразила, кто это такой, и перестала его бояться. Начальник  королевской
стражи почтительно поклонился ей, а Аматус откинул капюшон плаща и сказал:
    - Сударыня, я сожалею, что нас сюда привело столь  печальное  событие.
Не известно ли вам какое-то иное средство от недуга вашей  дочери,  нежели
мое прикосновение? Если нет,  то  ведомо  ли  вам,  как  именно  я  должен
коснуться вашей дочери?
    - В поговорке об этом ничего не сказано, - покачала головой  старушка.
- А хворь у нее, похоже, в сердце и в крови.
    Аматус опустился на колени около лежанки и  заметил,  как  округлились
глаза женщины - она поняла, кто перед  ней.  Принц  протянул  руку,  чтобы
успокоить больную.  Решив,  что  бледность  говорит  о  лихорадке,  Аматус
поступил так, как всегда поступала  Психея,  когда  он  болел  в  детстве:
положил руку на лоб больной.
    И ему показалось, будто ладонь его коснулась жесткого, колючего ковра.
Руку его словно обожгло до самого плеча, под ложечкой  противно  засосало,
будто он съел  какую-то  пакость,  а  на  сердце  стало  тоскливо,  как  в
дождливый ноябрьский день, когда вспоминаешь об  утраченной  любви.  Принц
отдернул руку и отстранился. Теперь больным себя чувствовал он.
    А  женщина  приподнялась,  села,  легко  дыша.  Видно  было,  как  она
изнемогла от болезни, но ничуть не меньше было видно, что она поправилась.
Аматус, покачиваясь, встал и с трудом ответил на низкий реверанс  старушки
и земной поклон мальчика. Он только кивнул им. Голова у принца  кружилась,
перед глазами  плыло,  но  та  крошечная  частичка  его  разума,  что  еще
работала, подсказывала ему, что хозяева домика  не  ждут,  что  он  у  них
задержится, что они понимают: у принца есть другие дела, поважнее.  А  это
означало, что ему следовало что-то сказать им на прощанье и удалиться.
    - Желаю здравствовать, - произнес  принц,  и  ему  самому  собственный
голос показался предсмертным кваканьем жабы, и вышел из хижины,  следя  за
тем, чтобы его левая ступня не отставала от правой ноги.
    Кособокий, следовавший за принцем по пятам, догнал его, как только они
дошли до того места, где сворачивала тропа. Принц  Аматус  все  это  время
стоически держался, но это стоило ему больших усилий. Сейчас он чувствовал
себя чуть ли не хуже, чем сначала. Даже попытки сдерживаться и вести  себя
так, словно все хорошо, вытягивали из него  последние  силы.  И  когда  на
груди принца  сомкнулись  сильные,  мускулистые  руки  Кособокого,  он  на
несколько долгих мгновений  потерял  сознание.  Очнулся  он  тогда,  когда
начальник стражи на руках нес его к лошадям.
    - Можешь опустить меня, - прошептал Аматус. - Думаю, я смогу идти.
    - Уверен? - заботливо прогремел утробный бас Кособокого. Такой тревоги
в его голосе принц прежде никогда не слышал.
    - Давай проверим.
    Встав на ноги, Аматус ощутил обычную усталость,  которая  была  вполне
закономерна после утренней муштры.
    - Давай попробуем еще пострелять из мушкетов. Если получится,  мне  бы
хотелось еще заняться рукопашным боем и поработать куотерстафом. Не пойму,
как это произошло, но такое ощущение, будто болезнь быстро меня покинула.
    -  Хотелось  бы  верить,  -  пробурчал  Кособокий.  -  Но  давай   так
договоримся: если  опять  почувствуешь  себя  скверно,  отправишься  домой
поперек седла. Я не собираюсь подвергать опасности твою жизнь  и  здоровье
только из-за того, что ты такой упрямый гордец.
    - Договорились. Я тоже рисковать не стану. Но честное слово, сейчас  я
себя чувствую хорошо.
    Примерно через час усталый, измученный Аматус убедился в  том,  что  к
нему вернулись былые навыки прицеливания и стрельбы из мушкета. Затем  они
с Кособоким провели три поединка на куотерстафах на  заледенелой  лужайке.
Аматус не победил, но все-таки закончил бои  с  убеждением,  что  заставил
Кособокого немного попотеть.
    По пути в замок, на последнем витке дороги перед подъемом на  замковый
холм, они наткнулись  на  нескольких  крестьян.  Те  сидели  у  обочины  и
терпеливо дожидались принца. Аматус взглянул на Кособокого и по его глазам
понял, что тот бы посоветовал проехать мимо. По Аматус понимал, что  он  -
принц, и поэтому он спешился и подошел к крестьянам. Кособокий тоже слез с
лошади и последовал за ним.
    - Умоляем вас, ваше высочество, - проговорил один из крестьян. -  Если
можете... то есть... - Он растерялся. - Я бы не решился просить... но моей
жене стало хуже, и она уже не выносит солнечного света...
    - У вас всех, похоже, захворали родственники? - спросил Аматус. - И на
всех напала та самая хворь, которую я уже видел нынче утром?
    Все крестьяне молча кивнули.
    - Что ж... - вздохнул Аматус, вспоминая о том,  как  тяжело  ему  было
после первого исцеления. Кособокий глубокомысленно произнес:
    - Если здесь с десяток больных, то всего их не меньше тысячи...  стало
быть, в городе уже есть мертвые. Не сможешь же ты всех вылечить.
    - Сделаю, что смогу, - отвечал Аматус. - Хотя боюсь, ты  прав.  Думаю,
теперь мы знаем, что означал тот жуткий вопль во дворце,  но  не  понимаю,
чем мы навлекли на себя такую напасть.
    Он обернулся к сбившимся в кучку и трепещущим  крестьянам  и  заметил,
что горевшая в их глазах надежда гаснет. Видимо, они не подумали о том,  о
чем только что сказал Кособокий, и теперь решили,  что  зря  обратились  к
принцу за помощью. Принц заставил себя печально улыбнуться.
    -  Получается...  девять  больных?  Я  помогу  вам,  но  вам  придется
изготовить носилки и после каждого исцеления  переносить  меня  на  них  к
следующему больному, потому что после исцелений я слабею. -  Затем  Аматус
посмотрел на Кособокого и сказал: - Поезжай в  замок  и  приведи  в  город
солдат, чтобы они отвезли меня домой, как  только  я  закончу  работу.  Не
волнуйся, эти добрые люди не причинят мне зла.
    Кособокому, несмотря на то, как изуродовано и неуклюже было его  тело,
удалось отвесить принцу такой поклон, что Аматус понял:  начальник  стражи
исполнит  его  повеление.  Принц  ответил  ему,   как   подобает,   жестом
благородным и достойным, но все же у него осталось ощущение, что Кособокий
хотел бы возразить. Но все же он взлетел в седло и пустил  своего  коня  к
замку быстрым галопом.
    Все оказалось куда хуже, чем представлял  себе  Аматус.  Он  попросил,
чтобы его переносили к следующему больному сразу же  после  того,  как  он
коснется предыдущего. Он не забыл о том, что в первый раз после  исцеления
на какое-то время лишился чувств. Теперь же всякий раз после того, как  он
касался лба очередного больного, он испытывал те же ощущения, что в первый
раз:  удар  и  жжение  в  руке,  а  потом  тошноту,  тяжесть  в  сердце  и
головокружение. Потом он терял сознание, а потом целый час приходил в себя
и начинал соображать, что происходит, только после того,  как  его  кто-то
грубо тряс за плечо. Аматус открывал  глаза  и  видел  перед  собой  глаза
мужчины,  женщины   или   ребенка,   их   умиротворенные   лица.   Больные
выздоравливали и мирно засыпали, а их болезнь пронзала тело Аматуса, и  он
снова погружался в темные кровавые сны  и  снова  пробуждался,  когда  его
грубо будили, с пересохшими губами и таким чувством, словно его только что
вытошнило.
    Он знал, что больных оказалось больше девяти. Его умоляли, и он  не  в
силах был отказать и согласился заниматься исцелениями до тех пор, пока за
ним не прибудут из замка солдаты. И только тогда, когда Аматус  очнулся  в
повозке, везущей его в замок, он узнал от  гвардейца  Родерика,  шагавшего
рядом, что исцелил двадцать семь больных.
    - Ваше высочество, вам  так  больше  нельзя,  -  удрученно  проговорил
Родерик, а шагавший по другую сторону повозки Кособокий согласно кивнул. -
В замке пока, на счастье, все живы-здоровы, а вот в городе у самого замка,
говорят, уже сотня хворых. С заката вроде больше никто не заболел, но  те,
что уже хворают, до рассвета вряд ли доживут.
    - По всему городу так?
    - Нет, пока нет, ваше высочество. Просто чудо, что в  замке  никто  не
заболел, потому что болезнь поразила тех, кто живет как раз поблизости.
    Родерик нахмурился, но счел за лучшее отвернуться.
    - Родерик,  -  негромко  проговорил  Аматус,  чтобы  больше  никто  не
услышал. - Ведь твой дом совсем  рядом  с  крепостной  стеной.  Гвин  тоже
больна?
    Родерик неохотно кивнул.
    - Тогда я исцелю ее, - заявил принц. - Даже если это откажется мне  не
по силам. Но теперь мне уже гораздо лучше.
    Он осторожно сел, перебросил ноги через край повозки,  легко  спрыгнул
на землю и пошел рядом с Родериком и Кособоким - быстро  и  проворно,  как
обычно, вот только левой половины у него не  было,  но  в  этом  ведь  нет
ничего необычного.
    - После первого исцеления ты  оправился  почти  мгновенно...  а  после
двадцати восьми только час в себя приходил, - заметил Кособокий. -  Может,
я сужу поспешно, но  если  ты  готов  попытаться,  наверное,  ты  смог  бы
исцелить и остающуюся тысячу больных.
    - Тогда я сделаю это, - сказал Аматус. - Ну а  пока  я  чувствую  себя
здоровым, не откажешься ли пробежаться со мной наперегонки до замка?  Надо
же закончить утреннюю разминку.
    Вот так сказал принц, и так он и сделал, потому что понимал, что  этим
подбодрит Родерика и других гвардейцев. Но  когда  он  пустился  бегом  по
дороге рядом с Кособоким, когда в легкое его хлынул сырой, холодный воздух
и когда лучи солнца начали пробиваться сквозь серый свинец снеговых туч  и
высвечивать зелень сосен и елей и алые ягоды падуба, Аматус  почувствовал,
что наслаждается бегом, что он просто в восторге. Сердце,  казалось,  было
готово выскочить из груди. Он словно прощался со всем, что видел, и словно
только теперь увидел все это впервые.
    А когда они бок о бок вбежали в открытые ворота замка, принц  уже  был
готов весело расхохотаться.
    Почти все утро принц лечил больных  чумой  -  если  то  была  чума,  и
согласно записям Седрика исцелил в тот день сто четыре человека.  А  потом
он спал до самого вечера, и ему снились  страшные  сны  про  то,  что  его
преследует неведомо что, а  он  убегает  по  извилистым  узким  переулками
неведомо куда.

                                                                   ГЛАВА 3
                                  ЭПИДЕМИЯ РАЗРАСТАЕТСЯ. ПРИНЦ ДАЕТ КЛЯТВУ

    К вечеру принц проснулся, чувствуя себя отдохнувшим и  посвежевшим,  а
потом они с Седриком несколько часов  просидели  над  древними  летописями
Королевства, но не нашли в них никаких упоминаний о чем-либо, хоть  смутно
напоминавшем нынешнюю эпидемию. На самом деле главный их вывод  состоял  в
том, что летописи пребывают в  удручающе  плачевном  состоянии,  и  Седрик
пообещал, что приведет их в порядок, как только у него выдастся  свободное
время.
    - Но скорее всего, - вздохнул он, - это  случится,  когда  я  выйду  в
отставку.
    Когда Аматус ложился спать, в маленькой частичке  его  сердца  вопреки
рассудку все же теплилась надежда на то, что эпидемия  закончится  быстро,
быть может, даже за один-единственный день, и что вообще странная  болезнь
окажется не эпидемией как таковой, а дурным знаком. Никто  не  умер  -  по
крайней мере пока, - и, насколько было  известно  принцу,  на  сегодня  он
исцелил всех захворавших.
    Однако на следующее утро после пробежки, тренировочных боев на мечах и
стрельбы из мушкетов, как и раньше, у замка  выстроилась  длинная  очередь
просителей, и добрую половину дня принц снова страдал от боли  и  слабости
при  исцелении  больных,  и  снова  его  носили  на  носилках  от   одного
захворавшего к другому. На этот раз в город с ним  пошла  Психея,  но  она
мало чем  могла  ему  помочь.  Мортис  прислала  из  своего  добровольного
заточения короткую весточку, в которой сообщила, что пока  не  знает,  как
справиться с эпидемией, но знает, что хотя принц уже  и  взрослый,  сейчас
ему, как никогда, следует избегать употребления Вина Богов.  Это  известие
не порадовало Аматуса - ведь он как раз начал размышлять о  том,  как  это
странно, что тот самый напиток, который  повинен  в  его  ущербности,  так
согревает его и веселит после тяжелых трудов целителя.
    Но, как отметил Седрик, на этот раз все было четко и ясно. Болезнь  не
возвращалась в те дома, где побывал принц, а заболевшие жили все дальше  и
дальше от замка. Сам же замок так до сих пор от эпидемии не пострадал.
    Седрику не нравилось то, о чем уже начали поговаривать в городе насчет
того, откуда пошла  напасть,  а  говорили  вот  что:  будто  бы  громадный
указующий перст небес показывал прямо на замок.
    Вечером изможденный принц крепко спал у себя в покоях, а Седрик  тайно
встретился с сэром Джоном Слитгиззардом и герцогом Вассантом. Оба они, как
всегда,   продемонстрировали   верность   короне   и   готовность   помочь
премьер-министру и были готовы сопровождать принца на следующий день.
    - Вчера было сто тридцать два больных, - сообщил им Седрик. - Двадцать
восемь из них - в деревне, и сто четыре в городе. Сегодня - сто  семьдесят
восемь, из них четырнадцать в деревне, и сто шестьдесят восемь  в  городе.
Если мы не ошибаемся и если болезнь действительно  не  возвращается  в  те
дома, где побывал принц, то завтра в деревне никто заболеть не  должен,  а
вот в городе больных прибавится.
    Сэр Джон, бывший не в ладах с математикой, медленно кивнул, делая вид,
что производил в уме сложные подсчеты, и спросил:
    - А ведь в городе многие тысячи домов, стало быть,  нельзя  надеяться,
что тут все пойдет так же хорошо, как в деревне?
    - Надежды мало, - согласился Седрик. - Нужно найти лекарство  от  этой
болезни или какой-то способ изгнать  ее  -  что  угодно,  лишь  бы  только
избавить  наследника  престола  от  трудов,  которые  стоят  ему   великих
страданий.  С  каждым  днем  он  все  дольше  и   дольше   отходит   после
целительства. Но позвал я вас совсем для другого дела. Я хочу знать, о чем
говорят в городе. Правда, у  меня  есть  с  десяток  надежных  лиц  -  они
сообщают мне, о чем говорят аристократы, и еще с десяток, оповещающих меня
о разговорах среди бюргеров, и  еще  с  десяток,  держащих  меня  в  курсе
болтовни  среди  мастеровых,  и  даже   несколько   верных   людей   среди
нектарианцев и вульгариан.  Но  мне  не  хватает  достоверных  сведений  о
настроении горожан в целом, ибо мало кому  удается  прочесать  город,  так
сказать, от верхушки до самого дна. Это под силу только вам,  господа,  да
еще леди Каллиопе, но она пребывает в  затворе.  Поговаривают,  будто  она
решила, что принц Аматус разбил ее сердце,  и  потому  к  ней  я  не  могу
обратиться. Не могли бы вы нынче поздним вечером  отправиться  в  город  и
разузнать, о чем болтают повсюду, а затем вернуться  и  сообщить  мне  обо
всем, что выведали? Ибо не эпидемия сама по себе так тревожит меня, а  то,
что о ней говорят и куда указывают пальцами.
    Сэр Джон Слитгиззард откинулся на спинку стула и мрачно кивнул:
    - Кое-что я мог бы вам сообщить прямо сейчас, да и уже  вчера  вечером
мог бы сказать. Боюсь, происходит то самое, чего вы так страшитесь. Многие
люди, заметив, что наш принц лишь совсем недавно оправился  после  загула,
дебоширства и черной тоски, верят,  что  именно  он  навлек  проклятие  на
королевский род, а тем самым и на весь город.
    Вассант оторвал взгляд от ногтей, которые старательно чистил  кончиком
кинжала, поджал пухлые губы и добавил:
    -  И  я  слышал   примерно   такие   же   разговоры.   Какие-то   двое
горлопанов-бунтовщиков, которые, похоже, наняты иноземными  властями  -  я
почти не сомневаюсь, что эти власти не кто иной, как узурпатор  Вальдо,  -
вчера вечером усиленно распространяли по городу  именно  такие  крамольные
измышления. Распространяли, пока с ними не произошло несчастных случаев  в
темных переулках.
    - Примите мою искреннюю  благодарность,  -  кивнул  Седрик  и  передал
Вассанту  мешочек,   полный   золотых   флавинов.   -   Следует   ли   мне
предположить...
    - Как обычно, несчастные случаи якобы произошли из-за  того,  что  эти
двое жутко поссорились, подрались и нанесли друг дружке смертельные  раны,
- отвечал герцог, убирая кинжал в ножны. - С  такими  болтунами  покончить
легко, когда знаешь, что они - иноземные лазутчики. Гораздо труднее, да  и
нежелательно,  затыкать  рты  верноподданным   людям,   которые   попросту
встревожены.
    Седрик надолго задумался. Он рассеянно поглаживал бороду, и  ему  даже
по старой привычке захотелось ее немного пожевать. Но только  он  собрался
что-то изречь, как вдруг со двора перед замком послышался шум.
    Трудно было назвать этот шум гулом  или  ропотом  -  просто  слышались
отдельные  выкрики.  Седрик  и  двое   вельмож   поспешили   из   кабинета
премьер-министра по коридору к одной из галерей, выходивших во двор.
    Внизу царила неразбериха. В  те  времена  еще  не  существовало  таких
средств агитации и пропаганды, как транспаранты и плакаты, поэтому  трудно
было понять, что за общественные силы собрались  на  митинг.  Кроме  того,
одна группировка вообще не прибыла в замок вместе  с  толпой  -  это  были
зеленщики, мясники  и  продавцы  сыров,  которым  издавна  было  позволено
торговать у часовни, это право передавалось из поколения в поколение.  Эти
были верны королю, как никто  другой,  но  когда  двор  заполнился  толпой
недовольных, торговцы незамедлительно к ней присоединились.
    Не  сказать,  чтобы  недовольные  были  так  уж  хорошо  организованы.
Какую-то  их  часть  взбудоражили   лазутчики   Вальдо.   Другие   явились
исключительно для того, чтобы  искренне  попросить  короля  или  принца  о
помощи, не зная о том, что королевское семейство только тем и  занимается,
что пытается придумать, как им помочь. А еще  в  толпе  хватало  пьяниц  и
мелких воришек, которые были всегда  готовы  увязаться  за  любой  толпой,
большей частью из-за возможности пошарить по карманам или в надежде на то,
что все завершится пирушкой, где им что-нибудь перепадет.
    Где-то в середине толпы разместилось пятеро страстных  республиканцев,
друг с другом не согласных ни в чем, кроме того, что во всех бедах повинна
монархия.
    К тому времени,  как  на  балконе  появился  Седрик,  все  группировки
перемешались.  Одни  пытались  как-то  примириться  со  своими  ближайшими
соседями в толпе,  другие  что-то  кричали,  но  все  хотели  немедленного
объяснения. Пока не дошло ни до потасовки, ни до  откровенного  бунта,  но
все же беспорядки имели место и могли в любое мгновение перерасти  во  что
угодно.
    Короля Бонифация в замке, на счастье, не было.  Он  по  настоятельному
совету Седрика в  этот  день  отправился  на  рыбалку,  а  Седрик  заранее
предчувствовал, что сегодня может случиться нечто подобное,  и  знал,  что
нервы у короля на пределе. И потому решил, что лучше поберечь Бонифация от
таких   передряг.   Аматус,   естественно,   спал,   утомленный   утренним
целительством, и больше всего Седрика беспокоила мысль о том, что  шум  во
дворе может разбудить принца.
    Эта мысль, как выяснилось, волновала  не  только  премьер-министра.  У
дверей часовни появились запыхавшиеся  Психея  и  Кособокий.  Похоже,  они
намеревались разрешить конфликт таким  образом:  Психея  хотела  попросить
толпу успокоиться и перестать шуметь, а Кособокий  готов  был  эту  тишину
обеспечить. Однако народ уже так разбушевался,  что  Психею  и  Кособокого
попросту никто не замечал, и, на счастье, начальник  стражи  вроде  бы  не
собирался немедленно приступать к дисциплинарным мерам.
    Седрик прокашлялся и  попробовал  было  обратиться  к  толпе,  однако,
находясь дальше от народа, чем Психея и Кособокий, не добился успеха.  Сэр
Джон Слитгиззард вытащил мушкет и  жестом  показал  Седрику,  что  мог  бы
выстрелить в воздух и тем привлечь внимание расшумевшегося люда. Седрик не
слишком охотно дал понять сэру Джону, что лучше этого не делать, так как в
толпе могли оказаться и вооруженные люди и после выстрела сэра Джона могло
произойти кровопролитие.
    Толпа волновалась и двигалась, словно медуза под острым ножом. И вдруг
все, как по команде, развернулись к галерее, расположенной  ниже  балкона,
на котором стоял  Седрик.  Кто-то  спускался  оттуда  во  двор.  Психея  и
Кособокий бросились в ту сторону. Еще не видя, кто это идет, Седрик решил,
что это наверняка принц Аматус.
    Он спустился  по  лестнице  и  встал  в  нескольких  шагах  от  толпы.
Кособокий и Психея встали по обе стороны от Аматуса, а еще через мгновение
за их спинами выстроились в ряд Родерик и еще с десяток внушительного вида
гвардейцев. В итоге возникло впечатление некоего порядка.
    Принц Аматус шагнул вперед.  Он  наверняка  только-только  поднялся  с
постели и одевался впопыхах, по пути, но все же выглядел просто безупречно
- от сверкающих драгоценных камней на золотой полукороне до начищенных  до
блеска сапог. Улыбка его  была  дружелюбной,  но  не  заигрывающей.  Сразу
возникало такое впечатление, что ты ему мил и что он хочет говорить именно
с тобой, но не по душам, а о деле.
    - Спасибо всем вам, что вы пришли сюда,  -  сказал  принц,  -  в  одно
мгновение всем в толпе показалось (всем, кроме лазутчиков  Вальдо  и  пяти
республиканцев), что они явились во  дворец  для  того,  чтобы  рассказать
принцу о чем-то очень важном. О злобе и страхе все мгновенно забыли.
    "Каким замечательным королем он станет", - подумал Седрик. А  стоявший
рядом с ним сэр Джон Слитгиззард подумал  вот  что:  "Ему  не  откажешь  в
мужестве и чувстве собственного достоинства". Мысли герцога
    Вассанта не оформились в  слова.  Но  он  всеми  фибрами  души  в  это
мгновение ощутил, что до самой своей смерти будет верным спутником принца.
    А принц продолжал:
    - Я знаю, что все вы боитесь чумы и  что  вы  благодарны  за  то,  что
многих мне удалось исцелить. Увы, моих стараний мало. Боюсь, мы  не  можем
пока судить наверняка, надолго ли мне еще хватит сил. - Аматус обвел толпу
взглядом. - Потому вы пришли сюда, чтобы спросить, что еще можно  сделать.
Я даю вам слово: мы найдем причину этой напасти. Как  всем  вам  известно,
все началось с дурного предзнаменования, значение и источник которого  еще
предстоит понять и найти. Предзнаменование прозвучало в  замке.  Подобное,
как правило, является следствием скрытых преступлений или тайной тоски.
    Я клянусь вам: мы непременно узнаем, что это все значит, и поступим по
справедливости, кто бы ни оказался причиной несчастья.  И  хотя  мне  пока
больше нечего пообещать вам, свое слово я сдержу.
    В  толпе  зашептались,  начали  переговариваться.   Некоторые   что-то
негромко говорили стоявшим рядом с ними, радуясь услышанному. И  правда  -
разве они и раньше не знали, что принц - рассудительный и  добрый  молодой
человек, от которого можно ждать только правильных поступков?
    Другие, более въедливые, решили, что услышали всего лишь общие  слова,
не узнали никаких фактов и не поняли ничегошеньки  о  том,  что  их  может
ждать в дальнейшем. Эти пожалели о том, что  принц  так  себя  повел,  ибо
начитались и наслышались предостаточно всяких историй про то, к чему могут
привести голословные заявления.
    Но как бы то ни было, образно говоря, надутые ветром  паруса  повисли.
Пьянчужки побрели прочь со двора, догадываясь, что  дармовой  выпивкой  не
пахнет. За ними последовали карманники, ухитрившиеся собрать урожай в виде
нескольких  кошелей  и  бумажников,  а  за  карманниками  ушли,   несолоно
хлебавши, лазутчики Вальдо. Оставшиеся во дворе люди  еще  какое-то  время
потолковали друг с другом довольно мирно, пришли к выводу о том,  что  все
прошло как нельзя лучше, а теперь пора возвращаться к прерванным трудам  и
оставленным на произвол судьбы  домашним.  Вскоре,  веселые  и  довольные,
подданные   короля   покинули   двор   замка.   Последними   ушли   пятеро
республиканцев. У этих  мнения  разделились.  Двое  из  них  считали,  что
искренний ответ Аматуса на  волеизъявление  народа  -  яркая  демонстрация
того, как  замечательно  может  работать  система  самоуправления  (причем
каждый с пеной у рта доказывал, что все пойдет как по маслу, если  изберут
именно его). Другие двое не сомневались,  что  происшедшее  -  всего  лишь
очередной  роялистский  фокус,  направленный  на  дискредитацию   движения
народных масс. Последний республиканец тщетно пытался вставить словечко  и
доказать своим соратникам, что его мнение таково: пусть на  этот  раз  все
сошло гладко, но создание правительства народного доверия - слишком важное
дело,  и  тут  нельзя  полагаться  на  случайности  и   позволять   такому
талантливому политику, как принц Аматус, унаследовать престол.
    - Последнее заявление лучше никуда не записывать, - сказал Седрик сэру
Джону и герцогу.
    - Ив мыслях не было, - отвечал Слитгиззард.

                                                                   ГЛАВА 4
                                         ПРО ТО, О ЧЕМ НЕ СТОИЛО ГОВОРИТЬ,
                                                   ПРО ТО, О ЧЕМ ПОЗАБЫЛИ,
                                             А ТАКЖЕ ПРО КОЕ-КАКИЕ ЗАГАДКИ

    Не стоит и рассказывать о том, что  принц  оказался  столь  же  хорош,
сколь и данное им слово. На самом деле Седрик  написал  об  этом  в  своих
"Хрониках", а король - в  записках  к  автобиографии,  которую  так  и  не
закончил,  а  сэр  Джон  -  много  лет  спустя  в  письме   к   сыну,   по
одной-единственной причине: все они решили, что  эта  замечательная  фраза
украсит  сказку,  придаст  ей  живость.  Это  избавляло  всех   троих   от
необходимости долгого повествования о том, как каждое утро принца носили в
паланкине от дома к дому, где  он  исцелял  больных,  как  по  вечерам  до
поздней ночи он просиживал в  королевской  библиотеке  или  в  лаборатории
придворного алхимика, как он одну  за  другой  отметал  возможные  причины
случившегося в Королевстве несчастья, как углублялся в историю и  искал  в
ней хоть какие-нибудь туманные намеки на возможность решения загадки,  как
он подолгу обдумывал слова, оброненные  при  встрече  с  ним  каким-нибудь
простолюдином. Кроме того, эта фраза служила  превосходным  вступлением  к
следующей части истории.
    Итак, принц оказался так же хорош, как и  данное  им  слово,  но  хотя
молодость помогала ему, все же с  каждым  днем  он  уставал  все  сильнее.
Ежедневно в городе заболевало человек двести, и  теперь  принц  уже  успел
побывать во всех домах,  непосредственно  прилегавших  к  замку.  Эпидемия
распространялась по городу расширяющимся кольцом, как  круги  по  воде  от
брошенного камня. Редко бывало, чтобы заболело в день  больше  двух  сотен
человек, но и меньше этого  числа  тоже  никогда  не  бывало.  Медленно  и
неуклонно болезнь уходила все дальше и дальше от королевского замка.
    Принцу Аматусу, сожалевшему о том, как он безобразно себя вел, впав  в
тоску после гибели Голиаса, нужно было, так  сказать,  залатать  множество
дыр, а времени на это у  него  почти  совсем  не  оставалось.  Поэтому  он
неизбежно чем-то пренебрегал и ужасно сожалел  о  том,  что  вынужден  это
делать. В итоге казалось, что он присутствует как бы везде  сразу.  Только
что  его  видели  склонившимся  над   страницами   какого-то   запыленного
манускрипта в  библиотеке,  а  вот  он  уже  вручает  пергамент  какому-то
младшему писарю и строго наказывает переписать его и  затем  сообщить,  не
встретилось ли  в  переписке  чего-нибудь,  имеющего  хотя  бы  отдаленное
отношение к происходящему в  Королевстве.  Затем  принц  бегом  мчался  по
винтовой лестнице вниз, в лабораторию придворного алхимика,  где  проводил
какие-то  опыты  с  мочой  и  кровью  больных.  Правда,  ничего   особенно
интересного он из этих опытов не узнал  и  лишь  установил,  что  крови  у
больных чуть меньше, чем надо бы, а  мочи  ровно  столько  же,  сколько  у
здоровых. Затем он торопился в темницу, чтобы навестить Мортис: вспоминал,
что день клонится к вечеру, а он с ней так и не поздоровался.
    - Эта темница слишком мрачна и глубока для тебя, - говорил ей принц. -
Хорошо бы тебе снова вернуться к свету и свежему воздуху, где  ты  сможешь
дышать полной грудью и видеть столько прекрасного.
    Мортис решительно качала головой, а принц замечал, что  она  не  очень
хорошо выглядит.
    - Не заразилась ли ты чумой? - спросил принц.
    - Не то  чтобы  заразилась,  -  уклончиво  ответила  Мортис  и  тяжело
опустилась на стул. - Принц, мне нечего подсказать тебе.
    - Не то чтобы заразилась - что ты этим хочешь сказать?
    - Мы все заражены, принц.
    Аматус сел рядом с ней. В волосах  Мортис,  некогда  белых  как  снег,
появились  желтоватые  и   серые   пряди.   Небесно-голубая   кожа   стала
землисто-серой,  поросла  новыми,  беспорядочно  разбросанными  чешуйками.
Теперь она не сверкала и не переливалась,  как  прежде,  стала  тусклой  и
шершавой. И ее  некогда  ослепительно  белые  клыки  покрылись  желтоватым
налетом.
    - Все мы стареем по-своему, ваше высочество,  -  печально  проговорила
Мортис. И принц понял, что она прочла его мысли.
    - Я  не  понимал  этого,  -  признался  Аматус.  -  Только  позавчера,
по-моему, Психея сказала мне обратное. Или нет... это я спросил ее, почему
она не старится...
    - О, и она старится. Быстрее всех нас, если на то пошло. Но не внешне.
Когда тебе суждено будет в последний раз увидеть ее,  она  покажется  тебе
такой же, как всегда. И Кособокий уже не тот, каким  пришел  сюда.  Ты  бы
понял это, если бы мог увидеть его без плаща.
    Мортис умолкла. Аматус долго ждал, не заговорит ли она  снова,  но  не
выдержал и прервал молчание:
    - Я многого не понимаю.
    - Так будет всегда, - решительно объявила Мортис. - И не жди  перемен.
Переменится лишь то, чего ты не  понимаешь.  -  Она  вздохнула.  -  Солнце
садится. Тебе нельзя оставаться  в  этой  части  замка  после  наступления
темноты, принц.
    - Почему?
    - Это одна из тех вещей, которые тебе предстоит понять впоследствии.
    Встав,  принц  заметил,  что  за  полчаса  разговора  с   ним   Мортис
состарилась еще сильнее.
    - Теперь все происходит очень быстро, ваше высочество.  Мир  пришел  в
движение. Ты хочешь, чтобы эпидемии пришел конец, верно? -  Мортис  всегда
отличалась холодным  выражением  лица,  а  сейчас  ее  губы  вытянулись  в
ниточку. Казалось, она не вкладывает  никаких  чувств  в  произносимые  ей
слова. - Я скажу  тебе  то,  что  могу  сказать.  Не  приходи  сюда  после
наступления темноты. Тебе больше нельзя здесь находиться в это время.
    - Из-за того,  что  может  случиться,  или  из-за  того,  что  я  могу
натворить?
    - Из-за того, что ты можешь увидеть и во что  можешь  превратиться.  А
теперь три вопроса, ваше высочество. Уверены ли вы в  том,  что  все  ваши
друзья - ваши истинные друзья? Не могло ли быть так, что кто-то помог  вам
выпить Вина Богов, но помог во вред, а не во благо? И последний  вопрос  -
выслушайте его внимательно - на что это все похоже,  как  бы  вам  это  ни
объясняли другие?
    Принц кивнул, старательно  запомнил  вопросы  колдуньи,  понимая,  что
именно из таких вопросов в итоге получаются пророчества -  особенно  когда
имеешь дело с колдуньями. Первый вопрос был ему совершенно  ясен,  но  ему
очень не хотелось о нем думать, второй показался ему почти риторическим, а
третий... третий был из тех вопросов, что задаются  в  загадках.  И  принц
решил, что обо всех трех вопросах поразмышляет на досуге.  Он  знал,  что,
так или иначе, ход событий заставит его вспомнить о  них.  Но  даже  через
много лет, когда он писал свои "Мемуары" и цитировал в них вопросы  Мортис
- и тогда он не смог объяснить, что имела в виду колдунья.
    А Мортис резко поднялась со стула и махнула рукой:
    - Солнце вот-вот сядет, принц. Ступайте в свою башню. Скорее.
    Что прозвучало в ее голосе - страх, тревога  или  вожделение,  сказать
трудно, но волнение - это уж точно. Поэтому Аматус, недолго думая, со всех
ног пустился вверх по лестнице. Он бежал и чувствовал, как  сжимается  лед
вокруг  его  сердца,  и  ему  хотелось  остановиться,  сесть  на  каменную
ступеньку и плакать, плакать без конца. Он спотыкался и поскальзывался, но
продолжал бежать наверх. На Верхнюю Террасу он выбежал, когда ее коснулись
последние  лучи  заходящего  солнца.  Аматус  протянул  руку  к  солнцу  и
почувствовал  что-то  вроде  шока,  который   всегда   ощущал   во   время
целительства, но только теперь все вышло наоборот. Ему  показалось,  будто
что-то огромное, холодное, серое, скользкое, больное пробежало по его руке
и покинуло его тело. А потом, чувствуя себя так хорошо, как не  чувствовал
уже очень давно, принц просто стоял на террасе и с восторгом смотрел,  как
на небе загораются первые звезды.

                                                                   ГЛАВА 5
                                                              ЧТО ЭТО БЫЛО

    На следующий день, когда принца понесли в паланкине в  город,  где  он
собирался вновь исцелять больных, он дал герцогу Вассанту, сопровождавшему
его на этот раз, строгий наказ: после каждого исцеления  выносить  его  на
солнце.  Выслушав  распоряжение  принца,  герцог  отвесил  низкий  поклон,
продемонстрировав при этом, невзирая на свою тучность, завидное изящество.
Тот, кто никогда  не  видел,  как  Вассант  орудует  кинжалом,  мог  бы  и
изумиться его грациозности.  Итак,  герцог  поклонился  принцу  и  никаких
вопросов задавать не стал.
    А вот это принца встревожило. Он привык к тому, что герцог  Вассант  и
сэр Джон Слитгиззард, если  им  что-то  непонятно,  просят  объяснений.  В
данном случае распоряжение  прозвучало  довольно  бестолковое,  но  герцог
промолчал, хотя  и  избавил  тем  самым  принца  от  необходимости  как-то
истолковывать его смысл.
    - У тебя нет вопросов или каких-либо соображений по  этому  поводу?  -
поинтересовался Аматус.
    - Ваше высочество, я же знаю, что вы многие часы провели в королевской
библиотеке, а стало быть, у вашей просьбы есть  веские  основания.  И  мне
кажется, что это вполне резонно. Раз из-за болезни  люди  чувствуют  холод
внутри и бледнеют, стало быть, солнце, от которого кожа становится смуглее
и которое согревает тело, может помочь поскорее  выгнать  чужую  хворь  из
вас. Но главное, почему я не стал докучать вам вопросами, так это  потому,
что в тоне, каким вы давали мне этот приказ, прозвучал испуг -  вы  словно
боялись того, что с вами из-за этого может случиться.
    Принц Аматус собрался было возразить, но вдруг, только теперь,  ощутил
тоскливую тяжесть под ложечкой, заметил, что дышит тяжко  и  неровно,  что
лицо его сведено отвратительной  ухмылкой,  точнее  -  полуухмылкой,  ведь
второй половины лица у принца не было. Он не понимал,  почему  не  заметил
этого раньше, а почему с ним такое творилось, не знал.
    Когда он вновь заговорил, голос его прозвучал негромко и смущенно:
    - Конечно, ты прав. Есть нечто, что я страшусь узнать и боюсь  делать.
Но я сам не знаю, что это такое. Вероятно, пришла пора заглянуть  в  книгу
"Всякие пакости, о которых лучше не знать вовсе". Может  быть,  объяснение
попало туда по ошибке. Так бывает. Но сначала надо  разделаться  с  чумой.
Эпидемия уже на полпути к реке. Будем надеяться, что как только мы изгоним
болезнь из города, она уйдет насовсем. Хотелось бы в  это  верить,  но  не
знаю, насколько это  вероятно.  Из  замка  я  выеду  верхом,  но  паланкин
захватить нужно непременно.
    В этот день  первой  больной  оказалась  маленькая  девочка  -  совсем
малышка, которую еще ни разу не  стригли  и  у  которой  еще  не  выпадали
молочные зубки. Она была бледна. Как мел. Когда Аматус прикоснулся к  ней,
он испытал шок жуткой силы - сильнее, чем когда-либо раньше. Он успел  это
понять и тут же рухнул на носилки. Его вынесли на солнце, и в полубреду он
слышал, как герцог Вассант объясняет  гвардейцам,  что  теперь  так  нужно
будет поступать после каждого очередного исцеления, а кому-то  из  горожан
герцог сказал, что волноваться не  нужно  и  что  принц  побывает  у  всех
больных, как и раньше.
    Солнце подействовало на Аматуса именно так,  как  он  ожидал,  и  даже
более того: стоило солнечным лучам коснуться его,  как  что-то  мерзкое  и
холодное, похожее на сточную воду, вырывалось из него  и  таяло,  исчезало
без следа. Довольно скоро стало ясно, что дело пойдет быстрее, если принца
как можно скорее выносить на солнце, и тогда, оправившись от шока, он  мог
идти к следующему дому пешком.
    - Я и прежде всегда чувствовал внутри себя остатки болезни, - объяснил
принц герцогу Вассанту, когда  они  возвращались  в  замок.  -  Но  солнце
изгоняет из меня хворь мгновенно, и хотя поначалу ощущение такое, словно я
в следующий миг умру, миг проходит, и я не могу поверить, что мне было так
худо, - все как рукой снимает.
    - Жаль, что сейчас зима, ваше  высочество.  Солнце  светит  далеко  не
всегда. А вы правда себя хорошо чувствуете?
    - Лучше, чем когда-либо с тех пор,  как  не  стало  Голиаса.  -  Принц
полной грудью вдохнул морозный чистый  воздух,  сладкий,  словно  вино  из
одуванчиков, и прозрачный, как весенний ручеек, и оглянулся  по  сторонам.
Они ехали по улицам, огибающим небогатые дома. Детишки в  грязной,  но  не
рваной одежде возились в  лужах  и  ручьях,  стекавших  с  начавших  таять
снеговых шапок на крышах. Отовсюду доносились ароматы стряпни.
    - А все-таки славное место - наше Королевство, - сказал принц.
    - А вы разве в этом когда-нибудь сомневались, ваше высочество?
    Аматус внимательно посмотрел на герцога  единственным  глазом.  Герцог
этот взгляд  принца  запомнил  надолго  и  впоследствии  рассказал  о  нем
Седрику. Но когда Седрик писал "Хроники", он никак не мог припомнить,  что
именно сказал ему герцог. Поскольку у самого принца спрашивать, как же  он
тогда  посмотрел  на  герцога,  было  бы  неловко,  факт  так  и   остался
невыясненным. Аматус помнил  лишь,  что  надолго  задумался  над  вопросом
герцога - наверное, это и увидел Вассант в его взгляде.
    А сказал тогда Аматус вот что:
    - Вассант, ты предан королю и отечеству душой и телом, и  сердце  твое
так чисто, что ты не в силах  даже  представить,  как  же  такая  чудесная
страна может быть насквозь пропитана мерзостью и отравой. Но мне предстоит
править этой страной, и потому я обязан  задумываться  о  подобных  вещах.
Радуйся тому, что тебе не нужно отвечать на такие вопросы.
    А потом принц снова умолк  и  задумчиво  уставился  на  герцога.  Было
видно, что серьезность ответа поразила не  только  герцога,  но  и  самого
принца. Но вскоре Аматус весело  рассмеялся  и  запел  старинную  песню  -
веселую балладу о том, как один  галантный  лесничий  переходил  в  тумане
через мост и заблудился, а потом наткнулся на что-то и  решил,  что  перед
ним - страшный великан. Лесничий выхватил свой топор и принялся  сражаться
с  чудовищем  на  узеньком  мостике.  А  потом,  когда  туман   рассеялся,
оказалось, что он вовсе не на мостике, а на широкой проселочной  дороге  и
никакой перед ним не великан, а ветряная мельница, да и сам  он  вовсе  не
лесничий, а приснился  во  сне  бабочке,  которая  хотела,  да  не  сумела
привидеться себе во сне китайским философом.
    Песня была так весела и зажигательна, что ее туг же подхватил Вассант,
а вскоре ее уже хором распевали все гвардейцы.  Правда,  пели  они  ее  на
манер боевого марша, как привыкли воины, которые готовы разразиться бравой
песней после любого приказа офицера.
    А когда песня была допета до конца, герцог  не  мог  прогнать  с  лица
добродушной улыбки, и все мрачные утренние мысли развеялись.
    - Каллиопа обожает эту песенку, - заметил герцог. -  Жаль,  что  ее  с
нами не было.
    Принц Аматус нахмурился.
    - Послушай, ведь мы ее не видели с тех самых пор, как нагрянула  чума.
Я написал ей письмо, попросил у нее прощения, но она мне не ответила.  Это
не похоже на Каллиопу. Нужно будет непременно сегодня же  навестить  ее  и
убедиться, что с ней ничего не случилось.
    - А чего тянуть? - пожал плечами герцог. - Можно прямо  сейчас  к  ней
заглянуть. Если вы не против, я мог бы вас сопровождать, но если вы хотите
встретиться с ней наедине...
    - Вассант, а что это ты покраснел?
    Герцог опустил глаза, уставился на мостовую, по которой весело  цокали
копыта их коней, и смущенно ответил:
    - Ваше высочество, я  только  хотел  помочь,  чтобы  вам  не  пришлось
смущаться... Прощу прощения. Я ничего такого не хотел сказать.
    Аматус расхохотался - весело, непринужденно да так  заразительно,  что
из окон выглянули женщины, а мастеровые оторвались от работы. Принц  этого
не заметил, но его радостный смех  согрел  сердца  горожан,  и  вскоре  по
городу разнеслась весть о том, что очень скоро принц  отыщет  средство  от
эпидемии и еще до начала праздника проводов зимы  в  Королевство  вернутся
добрые старые времена.
    - Герцог Вассант, - отсмеявшись, проговорил Аматус, - за  что  я  тебя
люблю, так это за то, что твое преданное королю и отечеству  сердце  не  в
ладах с твоим грубым языком. Да,  мы  немедленно  отправимся  к  Каллиопе.
Отправь кого-нибудь в замок, пусть там знают, где мы, и не волнуются, а мы
сейчас же поскачем прямо к ее дому.
    А еще через несколько мгновений они уже  привязывали  своих  коней  на
небольшой, залитой солнцем площади, где стоял дом Каллиопы.
    Принц Аматус нетерпеливо постучал в дверь. Оказалось,  что  он  ужасно
скучал по Каллиопе, сам не зная, по кому так скучает, и даже  не  понимая,
как сильно ему не хватает ее. Словом, нетерпение принца не  знало  границ.
Вероятно, Каллиопа до сих пор сердилась на Аматуса, но теперь у него  хотя
бы имелось оправдание своему долгому отсутствию, и он знал, что и прощения
попросить на этот раз сумеет более искренне.
    Мириться с Каллиопой всегда было приятно. Она умела дуться  достаточно
долго для того, чтобы потом примирение оказалось радостным, но все  же  не
так долго, чтобы кто-то подумал, что  ей  прямо-таки  очень  нравится  так
долго обижаться.
    Принц постучал снова. Они с герцогом  уже  довольно  долго  стояли  на
мокром крыльце под ярким солнцем, которое, казалось, стремится заглянуть в
каждую выбоинку между булыжниками мостовой.
    Дверь едва заметно приоткрылась, в щелочку кто-то выглянул,  и  Аматус
понял единственное: за дверью стояла не Каллиопа.
    - Моей госпожи Каллиопы нет дома. Вернее, она дома, но для вас ее нет,
а вернее - ее нет ни для кого, - сообщил голос из-за  двери,  цитируя,  по
всей  вероятности,  слово  в   слово   распоряжение   хозяйки.   И   дверь
захлопнулась.
    - Похоже, она до сих пор злится на вас, - заключил герцог.
    - Вполне вероятно, - вздохнул Аматус. - Я, правда, понимал, что она не
станет со мной разговаривать до тех пор, пока я перед ней не извинюсь,  но
вот что она не станет  со  мной  разговаривать  даже  после  того,  как  я
извинился,  -  этого  я  представить  никак  не  мог.  Что   ж,   остается
предположить, что это всего лишь дурацкий каприз.
    Герцог потрепал принца по плечу.
    - Вот теперь я вижу, что вы вновь в добром здравии! - воскликнул он.

    Примерно через полчаса, после ориентировки на местности (и  некоторого
замешательства вследствие того, что обнаружилось, что им  обоим  известно,
где находится спальня  Каллиопы,  но  выяснилось,  что,  невзирая  на  все
попытки, ни  тот  ни  другой  там  ни  разу  не  бывали),  Аматус  не  без
любопытства уставился на замысловатую железную штуковину, которую сжимал в
руке герцог Вассант.
    - Это штырь, ваше высочество, - пояснил герцог.  -  Такими  пользуются
смелые пастухи, присматривающие за стадами горных  леггорнов  в  скалистых
областях моего герцогства. Чтобы вернуть в стадо заблудших  леггорнов,  им
порой приходится взбираться на отвесные скалы. Нужно только воткнуть штырь
в камень, потом перебросить через него веревку и взобраться по ней наверх.
Думаю, таким путем мы запросто доберемся до крыши дома  леди  Каллиопы,  а
потом останется только спуститься по веревке до окна ее спальни.
    - А ты этим штырем уже  пользовался  когда-нибудь?  -  поинтересовался
принц.
    -  Случалось  взобраться  на  пару-тройку  пиков,  да  и  вообще  было
времечко, когда чуть не каждый день доводилось  прибегать  к  помощи  этой
штуки, - признался Вассант. - Ерунда, плевое дело.
    На самом деле на "пару-тройку пиков"  герцог  совершил  восхождение  в
раннем детстве, сидя в заплечном мешке у пастуха леггорнов,  которому  его
препоручил папаша, а  штырем  по  большей  части  пользовался  в  школе  в
качестве пресса для бумаг, но сейчас он не  видел  причин,  зачем  бы  ему
понапрасну волновать принца Аматуса. Герцог  искренне  полагал,  что  дело
действительно, как он выразился, плевое.
    К изумлению Аматуса и облегчению Вассанта, штырь бесшумно  взлетел  на
крышу, зацепился, а веревка повисла совсем рядом с  балконом  Каллиопы.  В
доме было тихо, и если штырь и издал  какой-то  шум,  услышать  его  могли
только на чердаке. На миг Аматус задумался: то ли чердак необитаем, то  ли
вправду штырь приземлился там совершенно беззвучно.
    Но тут друзья заспорили:  герцог  настаивал  на  том,  что  первым  по
веревке должен взбираться он, так как обязан удостовериться, что принцу не
грозит никакая опасность (на самом  деле  гораздо  сильнее  Вассант  хотел
удостовериться в том, что со штырем и веревкой все в порядке,  прежде  чем
этой конструкцией воспользуется наследник престола).  Принц,  считая  себя
героем сказки, а также понимая, что грозящая ему опасность  зовется  всего
лишь Каллиопой, настаивал, что первым должен непременно лезть он. В  конце
концов, решив не унижать принца, герцог сдался.
    Аматус полез вверх по веревке ловко, как обезьяна, если  только  вы  в
состоянии представить себе обезьяну с одной рукой и двумя ногами, одна  из
которых представляет собой ступню, существующую отдельно от тела. Скоро он
уже перелез через  перила  балкона  и  махнул  Вассанту  рукой,  дав  знак
следовать за ним.
    Но стоило герцогу ухватиться за веревку, как штырь сорвался с крыши  и
упал на землю. Веревка легла к ногам герцога аккуратными кольцами, а штырь
вонзился в центр круга. Дело в том, что герцог и понятия не  имел  о  том,
что для повторной попытки нужно  было  трижды  перебросить  веревку  через
штырь. И как только принц отпустил  веревку,  штырь  послушно  вернулся  к
хозяину.
    Аматус про это знал еще меньше  герцога  и  рассердился  настолько  же
сильно, насколько герцог обалдел. Но поскольку принц решил не  шуметь,  он
был вынужден выразить свой гнев исключительно бурной жестикуляцией.  Но  и
это не возымело особого эффекта, так как герцог от смущения потупил взор и
пантомимы принца не видел.
    Адресовав затылку герцога еще  несколько  возмущенных  жестов,  Аматус
понял, что ничего этим не добьется, и стал  решать  другую  проблему:  как
проникнуть в спальню Каллиопы. Дверь в комнату с балкона была закрыта, но,
судя по всему, не на замок  -  ибо  какая  нужда  запираться  на  замок  в
комнате,  находящейся  на  третьем  этаже?  Аматус  разглядел  всего  лишь
небольшую задвижку.
    Лезвие его меча не было достаточно тонким для того,  чтобы  приподнять
задвижку, но Аматус додумался проковырять в двери дырочку, затем  просунул
в нее острие кинжала. И им приподнял задвижку. Все время, пока он  возился
с задвижкой, он ждал, что Каллиопа вскрикнет или его заметит кто-нибудь из
слуг, но все было тихо. Принц оглянулся, увидел, что  Вассант  смотрит  на
него, погрозил герцогу кулаком, убедился, что тот зарделся от стыда, и тут
же устыдился сам. Он ведь знал, что скоро простит друга за оплошность.
    Наконец  Аматусу  удалось  проковырять  в  двери  солидную  дырку,  он
просунул в нее кинжал и поддел им задвижку. Распахнув дверь,  он  вошел  в
спальню Каллиопы.
    Каллиопа лежала на  кровати.  Вид  у  нее  был  такой,  что  в  первое
мгновение принцу показалось, что она мертва. Он шагнул к постели.  Пахнуло
свежераскопанной  могилой,  но,  на  счастье,  порыв   ветерка   шевельнул
занавеси, и солнечный свет омыл лицо девушки. Она была необычайно  бледна,
и по тому, как она осунулась, принц понял, что она больна чумой  с  самого
первого дня эпидемии. Он понял и то,  почему  Каллиопа  не  появлялась  на
людях. Она лежала здесь до тех пор, пока у нее не осталось сил позвать  на
помощь, а потом ей стало еще хуже. Принц мысленно выругал слуг Каллиопы.
    Подойдя ближе, он увидел, что на бледных щеках девушки горят ярко-алые
пятна. Губы синели, словно  кровоподтеки,  веки  потемнели  и  сморщились,
обтянутые кожей скулы заострились. Каллиопа всегда была стройна, а  теперь
стала - кожа да кости.
    Принц сделал еще один  шаг  к  постели  девушки.  Сердце  его  тяжелым
молотом стучало в груди, и ему казалось, что, выглядя так жутко,  Каллиопа
вряд ли жива. Он чувствовал, что чума пронизывает ее насквозь.
    Но принц отбросил опасения и сомнения и коснулся ладонью лба Каллиопы.
    Всякий  раз,  когда  принц   исцелял   больных   прикосновением,   ему
становилось дурно - так, словно он напился настоя дрейксида, так, будто по
руке его били чем-то тяжелым и ломали кости,  так,  словно  рука  великана
вырывала у него внутренности. Но прежние ощущения не  могли  сравниться  с
теми, что он испытал на этот раз. Прежде он падал  в  обморок  от  боли  и
слабости, пропуская через свое тело чужую хворь, но сейчас боль, ударив  в
его руку, вылилась прямо в мозг и сердце с такой ужасающей силой, что даже
обморок показался бы благодатью. Но, увы, принц не потерял сознания.
    Рука Каллиопы взметнулась, и длинные когтистые пальцы впились в  грудь
принца. Казалось, это  не  пальцы,  а  обнаженные  кости  мертвой  хваткой
сжимали Аматуса. Кожа на руке Каллиопы отдавала трупной синевой.
    Другая ее рука ухватила принца за запястье. И эта рука была  синяя,  а
ногти на ней - длинные,  грязные  и  зазубренные.  Правой  рукой  Каллиопа
пыталась отбросить руку принца со своего лба, а левой притягивала  к  себе
его руку. Аматусу показалось, что он уже слышит хруст собственных  костей.
Он и представить себе не мог, чтобы кто-то, такой больной  и  слабый,  мог
иметь такую чудовищную силу, и  не  понимал,  каков  смысл  яростного  боя
Каллиопы с самой собой.
    А потом она начала драться и метаться и чуть было не  сбила  принца  с
ног, а потом ее глаза открылись и она  испустила  жуткий,  душераздирающий
вопль.
    Глаза Каллиопы были  холодны  и  безразличны  и  бездушны,  как  глаза
гадюки.  Тело  ее  билось  в   судорогах,   изгибалось   и   выпрямлялось,
вытягивалось и вновь изгибалось. В какой-то миг ее губы разжались, и стало
видно, что ее передние зубы превратились в длинные грязные клыки. Изо  рта
у нее пахло червивым мясом, дыхание влажным жаром обжигало руку принца, но
он, сопротивляясь изо всех сил, старался удержать руку на лбу. А она всеми
силами пыталась оторвать руку Аматуса от своего лба и подтащить ее ко рту.
    Заглянув  в  злобные,  неподвижные  глаза  Каллиопы,  Аматус  в  ужасе
проговорил:
    - Вампир. Ты вампир!
    Здравый смысл подсказывал, что нужно вырваться, развернуться и  бежать
из этого дома со всех ног, к солнцу, а  потом  вернуться  сюда  с  охапкой
чеснока и осиновым колом. Но откуда-то принц знал,  что  Каллиопа  еще  не
превратилась окончательно в бессмертную вампиршу, что еще есть надежда  ее
спасти, а потому он не вырывался.  Из  последних  сил,  какие  только  еще
оставались в его теле, состоящем всего из  одной  половины,  принц  Аматус
выпрямился, подхватил Каллиопу единственной рукой и поднял с  постели.  Ее
ногти, длинные словно пальцы, с жуткой траурной бахромой,  впились  в  его
бедро, но принц по-прежнему не давал  девушке  укусить  его  за  руку.  Он
быстро попятился назад.
    А она так увлеклась попытками укусить его,  что  только  тогда,  когда
принц был совсем рядом с балконной дверью, поняла, что к чему. Наконец она
перестала тянуть руку принца к зубам, а вместо этого начала вырываться, но
Аматус уже успел ухватить ее  за  волосы  -  за  длинные  мягкие  огненные
волосы, которыми он восхищался еще с тех  пор,  когда  они  вместе  играли
детьми. Теперь волосы Каллиопы стали  жесткими,  как  лошадиная  грива,  и
липкими, как набедренная  повязка  прокаженного.  Принц  тащил  девушку  к
балкону, заливаясь слезами. Наконец ему удалось обхватить ее плечи рукой и
закрыть лицо ладонью. Не обращая внимания на то, что острые клыки все  еще
пытаются впиться в его руку, принц шагнул на балкон левой ступней, и...
    И мерзкая хворь огромными клочьями холодной слизи  начала  стекать  по
его руке в тело, а по телу перетекла, как ни странно, в  левую  ступню,  а
потом  солнце  испарило  всю  мерзость,  вытекшую  из  них  обочх.   Принц
почувствовал страшный спазм в животе, его грудь и все  мышцы  свело  дикой
конвульсией, глаза полыхнули жаром, но он терпел эти муки и  не  отрываясь
смотрел в глаза Каллиопы.
    И вдруг в них мелькнули искорки, в них словно на миг проснулась  былая
Каллиопа, и Аматус с надеждой устремил взор в глаза вампирши, не  думая  о
том, что рискует стать таким, как она. С каждым мигом он чувствовал, что в
этом страшном теле становится все больше и больше от Каллиопы.
    Она перестала кусаться. С невероятным усилием она потянулась головой к
его руке, подставила лоб для  целительного  касания.  Теперь  и  ее  стала
покидать хворь, она вытекала из нее быстрым ручьем, невидимым для глаз, но
принц это чувствовал, потому что болезнь  Каллиопы  уходила,  пронзая  его
тело. Еще мгновение - и глаза девушки стали чистыми и ясными. Она еще была
мертвенно бледна, но так, как бывают бледны от усталости, от  изнеможения.
Жуткие клыки стали обычными зубами, ушел  и  отвратительный  запах.  Принц
присел, приподнял Каллиопу, чтобы вынести ее на свет солнца...
    Но тут с треском распахнулась дверь из коридора в спальню, сорвалась с
петель,  упала  на  пол,  и  в  комнату  ворвались  слуги  Каллиопы,   все
вооруженные, все бледные и все до одного - вампиры.
    Аматус широко распахнул створки двери, ведущей  на  балкон.  Солнечный
свет залил комнату, и слуги,  злобно  шипя,  попятились.  Держа  Каллиопу,
принц вынес ее на балкон. Дыхание ее оставалось холодным и частым,  но  то
было дыхание выздоравливающей.
    Принц не заметил, долго ли сражался с девушкой, борясь за ее жизнь,  а
зимние дни так коротки. Солнце вот-вот могло закатиться,  а  другого  пути
вниз у принца не было. Он ногой захлопнул двери балкона, опустил  Каллиопу
на пол и выхватил из ножен меч.
    На шее у принца, на цепочке висел серебряный свисток - тот самый,  что
дал ему когда-то Кособокий. Принц вытащил его и подул в него - громко, как
только мог. Увы, никто на его зов  не  ответил.  Он  знал:  покуда  солнце
озаряет балкон, бояться нечего, но до заката оставался  час  с  небольшим.
Аматус посмотрел вниз, но не придумал, как бы он  смог  спуститься  отсюда
даже один. Он снова взглянул на  Каллиопу.  Увы,  хотя  она  и  оправилась
немного и освободилась от проклятия, она все еще была слаба и хрупка.  Как
бы им ни пришлось выбираться из дома, ему все равно пришлось бы нести  ее.
Рука у принца была всего одна, и это значительно усложняло задачу.
    Аматус  тихо  ходил  по  балкону,  наклонялся  через  перила   и   все
высматривал, не найдется ли способ спуститься, стараясь при этом как можно
меньше шуметь. Оказавшись возле двери, он вдруг резко развернулся и рывком
толкнул створки.
    Почуяв живую плоть, вампиры сгрудились по ту сторону  дверей.  Но  как
только двери распахнулись, солнце, хоть и стояло уже низко над горизонтом,
залило своими лучами комнату, ударило по вампирам. Послышался жуткий визг.
Но только двое упали замертво. Остальные, визжа и  постанывая,  попятились
прочь от света.
    Аматус успел разглядеть, что некоторые из них,  как  и  Каллиопа,  еще
далеки от бессмертия.
    Аматус вновь захлопнул двери, наклонился к Каллиопе, а она  потянулась
к нему. Он нежно погладил ее волосы - они остались липкими, но  уже  стали
мягче, - отбросил с лица пряди.
    - Ты очнулась? Что я могу сделать для тебя?
    - Можете одолжить мне ваш  плащ.  Вы  меня  выволокли  сюда  в  ночной
сорочке, ваше высочество, и хотя вам искренне благодарна, я замерзла.  Как
ваша рука?
    - Не так хорошо, как хотелось бы. У тебя клыки  острые,  -  усмехнулся
принц, снял плащ и укутал им Каллиопу. А она  оторвала  от  своей  сорочки
полоску ткани и перевязала руку Аматуса, бережно и аккуратно.
    - Тебе случалось этим раньше заниматься? - спросил принц.
    - Раны перевязывать или  быть  вампиршей?  Первому  меня  научила  моя
нянька. Она считала, что такие вещи должна уметь делать королевская  дочь.
- Она прижалась к Аматусу. - Холодно. Знаешь,  я  все  помню,  но  как  бы
хотелось забыть.
    Аматус быстро огляделся по сторонам. Почему-то вдруг он встревожился -
как бы вдруг  кто-то  посторонний  не  услышал  и  не  узнал  об  истинном
происхождении Каллиопы.
    Она  задремала  на  его  плече,  но  как  только  солнце   закатилось,
пошевелилась и проснулась. Принц снова подул в свисток, и на этот раз  ему
показалось, что он расслышал вдалеке шум и крики.
    - Сказки так не заканчиваются, - решительно заявила Каллиопа.
    - Так не заканчиваются происшествия, которым суждено стать сказками, -
уточнил Аматус, -  но  поскольку  наша  сказка  еще  недосказана,  на  это
надеяться вряд ли можно. В саду возле замка  Спящей  Красавицы  в  колючих
кустах спали сто мертвых принцев.  Думаю,  многие  из  них  были  славными
парнями.
    Шум приближался. Тень уже легла на широкую  площадь  и  подбиралась  к
дому Каллиопы. Еще немного, и она начнет ползти вверх по стене к  балкону,
а потом еще несколько мгновений, и их окутает тьма, а как только  на  небе
появятся первые звезды, на балкон вырвутся вампиры.
    Аматус крепко обнял Каллиопу.
    - Похоже, они там оживились, - отметил он. - Голодные, наверное. Мне и
в голову не приходило, что все это произошло из-за  нападения  вампиров  -
ведь в городе никто не умер.  Видимо,  как  только  я  исцелял  очередного
больного, его дом приобретал частицу белой магии, и  вампир  не  мог  туда
вернуться. Но как же могло так получиться, чтобы  вампир  никого  не  убил
первым же укусом? - С опозданием он вспомнил о том, что Каллиопа ничего не
забыла. - Послушай, ты сказала, что помнишь все. Значит,  ты  знаешь,  кто
это. Кто же?
    Каллиопа вздохнула и прижалась к Аматусу.
    - Принц Аматус, ваше высочество... если нам суждено  здесь  погибнуть,
ответ принесет вам огромную боль, но что толку? Если мы останемся в  живых
- тогда у нас появится время. Единственное я скажу вам: настоящий вампир в
городе один, и как  это  ни  странно,  ему  ненавистна  собственная  суть.
Поэтому он не желает никому своей судьбы и  каждую  ночь  питается  кровью
такого числа людей, какое вам под силу исцелить. Если бы вас сюда  позвали
в первый же день, ни я, ни мои слуги не пострадали бы, но к тому  времени,
когда все мы поняли, что произошло, уже было  слишком  поздно.  Вы  должны
понять, что...
    Внутри дома послышались грохот, звон  стали,  падало  что-то  тяжелое,
катилось по лестнице, затем все стихло, кроме  ритмичного  глухого  стука,
который становился все громче и громче и в конце концов сменился  грохотом
и воплями.
    - Хотелось бы мне, чтобы к нам пробился Вассант. Наверное, Седрик  его
сурово накажет, - вздохнул Аматус, - но ведь он ни в чем не виноват.
    Он сам не особенно в это верил,  просто  ему  не  хотелось  погибнуть,
затаив обиду на друга.
    Тень уже карабкалась по стене вверх, к балкону. Принц вытащил все  три
мушкета, взвел курки и аккуратно разложил оружие рядом с собой.
    - Я слышал, будто бы, выстрелив  в  вампира,  его  только  продырявить
можно и на какое-то время сдержать. Но может быть, мне повезет и  я  уложу
тех, что еще не стали бессмертными. Тогда они  не  встанут  до  следующего
заката, а я выиграю хоть немного времени. Кроме  того,  порог  этой  двери
освящен белой магией, и это тоже может их задержать и  даже  причинить  им
зло.
    Но все равно, боюсь, придется поработать мечом. Двери  широкие,  через
них спокойно могут ворваться на балкон сразу трое вампиров. Ждать осталось
недолго.
    - Ваше высочество, - спросила Каллиопа, - можно мне взять один мушкет?
    - Возьми, если хочешь. Тогда я смогу поработать мечом.
    Она покачала головой:
    - Нет, ваше высочество. Я не  могу  выбирать  за  вас,  но  могу  сама
сделать выбор. Я была вампиршей и еще могу стать ею вновь. Еще  один  укус
настоящего вампира нынче ночью - и мне конец. Тогда я сама начну  собирать
жертвы в городе. Но я не хочу превратиться в вампиршу.  Мушкет  для  меня,
если вы погибнете.
    Аматус посмотрел девушке в глаза  -  удивительные  глаза  цвета  серой
морской волны, но не увидел там ничего, кроме отваги и решимости.
    - Я верю, что ты права, - сказал он. - Бери же мушкет, и если случится
так, как ты сказала, воспользуйся им. Я постараюсь поступить так же.
    Тень уже добралась до  балкона  и  на  глазах  у  Аматуса  и  Каллиопы
поднималась все выше. Солнце еще светило, но не  грело.  Принц  пожалел  о
том, что его плащ недостаточно широк и тепл для Каллиопы. Девушку знобило.
    - Теперь скоро, - прошептал он.
    - Спасибо за то, что ты спас меня.
    - Но я не...
    - Ты спас меня от самого страшного.
    Стук, грохот и жуткие вопли слышались  уже  совсем  рядом...  а  потом
раздались чьи-то сердитые выкрики за дверью. Аматус положил меч поближе  -
так, чтобы схватить его, когда разрядит мушкет, и, взяв мушкет, прицелился
из него в то место, где,  по  его  соображениям,  могла  находиться  грудь
человека, который бы первым оказался на балконе.
    И как только погасли последние лучи заходящего солнца, дверь  с  шумом
распахнулась.
    В  дверях  стоял  герцог  Вассант,  окровавленный,  с  ног  до  головы
усыпанный штукатуркой, но при этом улыбающийся от уха до  уха,  большой  и
добрый, как сама жизнь.
    - Заклинаю вас всеми богами на свете, ваше высочество, не стреляйте, а
не то про нас с вами до скончания веков будут сочинять баллады!
    Аматус осторожно поднял мушкет дулом вверх и прикрыл спусковой  крючок
предохранителем.
    - Вассант... так, стало быть, весь этот грохот...
    - Был произведен мной и моими  людьми.  Ну  и  конечно  же,  Кособокий
понял, что вы в опасности, и подключился к нам, а  с  ним  явился  старина
Слитгиззард. Сэр Джон только загнал последнюю полудюжину  этих  тварей  на
чердак, ваше высочество. Мы захватили как можно  больше  живых  и  повсюду
распахнули окна настежь, чтобы бессмертные вампиры  подохли,  а  остальные
отступили. Некоторые нуждаются в исцелении, но с этим лучше  подождать  до
утра, когда взойдет солнце, чтобы вы смогли отдыхать и  приходить  в  себя
после исцелений.
    - Ты славно потрудился, - облегченно вздохнул  Аматус.  -  Пожалуй,  я
прощаю тебя за неприятность со штырем.
    Герцог побагровел от стыда, румянец проступил сквозь его густую черную
бороду. В конце концов и он, и принц громко расхохотались.
    Но тут герцог опомнился и сказал:
    - Вы тут небось перемерзли. Наверняка в этом доме уже  много  дней  не
разводили огня. Сейчас распоряжусь. Добро пожаловать домой, леди Каллиопа,
и прошу прощения за тот беспорядок, что мы у вас устроили.
    - Вы будете прощены за все, милейший герцог, если придумаете,  как  бы
даме принять горячую ванну, - улыбнулась Каллиопа, - Надеюсь,  среди  моих
слуг...
    - Некоторые мертвы, сударыня, но таких немного, я нижайше прошу у  вас
прощения, но поймите, времени у нас было мало...
    Каллиопа милостиво кивнула, и герцог умолк.
    - Я не стану с вами спорить и укорять вас, мой добрый старый  друг.  Я
только хочу попросить вас о том, чтобы те, что остались в  живых  из  моих
слуг, не слишком страдали до утра. Ведь вы их наверное, связали?  А  утром
наш принц сумеет исцелить их. Но как вы, наверное,  догадались,  этот  дом
вампир каждую ночь посещает в первую очередь, и он будет здесь через  пару
часов. Поэтому вам надо приготовиться к  встрече  с  ним.  А  я  до  этого
времени хотела бы принять ванну и перекусить.
    Каллиопа  прошла  мимо  герцога  Вассанта  в  дом   с   изяществом   и
достоинством,  которого  трудно  было  ожидать  от   молодой   женщины   в
разорванной ночной сорочке и полуплаще с чужого плеча.  Аматус  последовал
за ней, и вскоре все собрались у  камина  в  парадной  столовой  Каллиопы.
Явился запыхавшийся  повар  герцога  Вассанта  -  талантливейший  кулинар,
искусству которого, как поговаривали, герцог и обязан особенностями  своей
фигуры. Он прихватил с собой в спешке собранные съестные припасы и  быстро
приготовил на редкость вкусные блюда. Еда была готова  к  тому  мгновению,
как Каллиопа вымылась и спешно переоделась.
    С ней произошли разительные перемены. Она,  правда,  осталась  бледна,
но, видимо, так сильно терла  себя  губкой,  что  кожа  хоть  немного,  но
порозовела. Зубы девушки побелели, а когда аматус поцеловал ее в щеку,  он
почувствовал, как свежо ее дыхание. От чисто вымытых волос Каллиопы, пусть
и не таких пышных, как прежде, пахло цветами.
    Довольно долго  друзья  ничего  делали  -  только  ели  да  облегченно
вздыхали. Очистив от нечисти чердак, к ним присоединился сэр  Джон,  а  за
ним и Кособокий. Кособокий, правда, ел мало, но  все  же  сел  за  стол  и
отведал немного супа, хлеба  и  вина.  Такого  славного  вечера  давно  не
выдавалось.
    Аматус решил не переедать. Он помнил о том, что  ночью  еще  предстоит
тяжелая работа, а ведь Каллиопа предупредила его о том,  что  разоблачение
вампира принесет ему горе. Принц переводил взгляд с одного своего друга на
другого, и ему нестерпимо хотелось  броситься  к  кому-нибудь  из  них  на
грудь, заплакать и попросить  утешения.  Но  вновь  и  вновь  он  мысленно
возвращался на балкон, куда, как сказала Каллиопа, каждую  ночь  прилетает
вампир.
    - Не тревожьтесь понапрасну, ваше величество,  -  проговорил  сидевший
рядом с принцем сэр Джон. - Я на свой страх и риск тут послал кое за  чем,
и раз уж вы ничего не едите, так хоть развлеките нас.
    И он подал  Аматусу  футляр  с  девятиструнной  лютней.  Принц  открыл
футляр,  вынул  лютню,  настроил  ее,  отметил,  что   инструмент   звучит
превосходно, и рассеянно взял несколько аккордов.
    - До прилета вампира еще есть немного времени, - улыбнулась  Каллиопа.
- Если можно попросить...
    - Да?
    - Не сыграете ли "Пенна Пайк"?
    В  камине  вдруг  громко  затрещали  дрова,  ярче   полыхнуло   пламя,
колыхнулись язычки горящих свечей, будто по комнате пронесся порыв  ветра.
Все присутствующие - похоже, даже Кособокий - затаили дыхание.
    "Они волнуются, - понял Аматус. - Хотят узнать, миновала ли моя  тоска
по Голиасу. Они тоже его очень любили, но не хотят, чтобы я оплакивал  его
вечно. Более того - сейчас самое время спеть эту песню".
    Принц не забыл о том, какова сила старинных баллад, и знал, что теперь
песня заканчивается иначе - рассказом  о  его  деяниях,  о  путешествии  в
царство гоблинов, о спасении Сильвии и  о  смерти  Голиаса.  Принцу  такое
окончание баллады не очень нравилось, потому что теперь в ней не пелось  о
других Спутниках, о Каллиопе и сэре Джоне.  "Что  ж,  -  решил  Аматус,  -
попробую сымпровизировать куплет-другой, ведь  раньше  у  меня  это  ловко
получалось".
    Он ударил по струнам, и лютня словно ожила под его рукой. Он  запел  и
сам не понял, почему - таковы уж они, эти старые  песни,  -  "Пенна  Пайк"
вдруг захватила его. Он прибавил к балладе недостающие куплеты, изменил по
ходу действия кое-что, что ему всегда не нравилось  в  словах,  и  остался
очень доволен новой версией.
    А пока он пел, ему вдруг показалось, что рядом с ним стоит  Голиас,  а
еще ему припомнилось, что как-то раз, когда он был маленьким,  он  страшно
разозлился и стал кричать, что так больше не может, что ничему никогда  не
выучится... а на следующий день ему пришлось тысячу раз  переписать  фразу
"superabo ob  conabor"  -  "я  сумею  победить,  потому  что  постараюсь",
каллиграфическим почерком на пергаменте, и только тогда придворный алхимик
снова стал с ним разговаривать. Где-то в  глубине  души  принца  открылась
дверца, и рана зарубцевалась, и прозвучала верная нота. А когда  он  допел
балладу до конца, он увидел, что у всех его друзей на глазах слезы.
    - Про меня вы уж там слишком наговорили, ваше высочество, -  проворчал
сэр Джон Слитгиззард.
    - И про меня, ваше высочество, - сказала Каллиопа. - Можно считать,  я
в том путешествии была всего лишь пассажиркой.
    Герцог Вассант глубоко вздохнул и изрек:
    - Надеюсь, нынче вечером я маленько расквитался за свое отсутствие, но
знаю: я всегда буду жалеть, что не пошел с вами.
    Аматус едва заметно кивнул - так, как учил его Голиас,  ибо  "если  ты
совершил добро, оно заслуживает похвалы, даже если  тебе  самому  кажется,
что ты этого недостоин".
    Он спел еще несколько песен, и пел  неплохо,  но  без  того  чудесного
вдохновения, с которым пел  "Пенна  Пайк".  Но  что  тут  поделаешь?  Чудо
являлось тогда, когда само того хотело.
    Но сейчас принц был среди друзей, вне опасности, в тепле, и знал,  что
с чумой скоро будет покончено. Аматус  бесконечно  жалел  тех  людей,  что
погибли и могли стать вампирами, но радовался тому, что главный  вампир  -
не Голиас. Этого он бы просто не вынес.

                                                                   ГЛАВА 6
                                                               РАННЯЯ РОСА

    Лютня уже давно лежала в футляре, камин погас, свечи  оплыли,  вот-вот
должна была взойти луна и залить  своим  серебряным  светом  крыши  домов.
Компания перебралась в спальню  Каллиопы,  где  ждала  появления  вампира.
Балконная дверь  была  распахнута  настежь,  в  комнату  проникала  ночная
прохлада.  У  самых  дверей  встали  сэр  Джон  Слитгиззард  и  Кособокий,
вооруженные садовыми  решетками,  увитыми  чесноком,  и  готовые  отрезать
вампиру путь к отступлению. Каллиопа, нацепив гирлянду из сухих  чесночных
цветов, улеглась в постель и притворилась спящей. Было  решено  создать  в
спальне такую обстановку, словно тут ничего не изменилось, чтобы вампир не
сразу заподозрил неладное.
    Угрюмый и молчаливый, словно смерть, неподалеку  от  постели  Каллиопы
стоял герцог  Вассант  с  фонарем,  прикрытым  тряпкой,  солидным  запасом
осиновых кольев и острющим топором.
    Аматус притаился в небольшом алькове, готовый встать между вампиром  и
кроватью девушки. Он также запасся осиновым колом и палицей.
    План был такой: как только вампиру будет отрезан путь  к  отступлению,
Кособокий и сэр Джон Слитгиззард схватят  его  и  повалят  на  пол.  Затем
Аматус должен будет проткнуть грудь вампира осиновым  колом,  а  герцог  -
отрубить голову. Затем предполагалось  сжечь  тело  вампира  в  камине,  а
набитую чесноком голову захоронить  на  ближайшем  перепутье.  Именно  так
истребляли в Королевстве вампиров с  незапамятных  времен.  Детишек  учили
этой полезной процедуре тогда же, когда обучали тому, какие слова  следует
произносить на свадьбах, как продолжать фамильное ремесло, и  когда  в  их
несмышленые головки вдалбливали, как вредно пить в  нежном  возрасте  Вино
Богов.
    Аматус сидел на корточках, прижавшись спиной к стене, и все  вспоминал
их последний разговор с Каллиопой. Как раз перед тем, как решили  погасить
свечи, она вновь отказалась признаться в том, кто же главный вампир.
    - Я могу сказать  одно,  потому  что  и  я  стояла  на  этой  страшной
дороге... Все это отвратительно и мерзко для самого  вампира.  В  каком-то
смысле это-то и есть самое страшное. Он жаждет освобождения...
    - И все-таки скажите хотя  бы:  это  он  или  она?  Каллиопа  покачала
головой, и огненный шелк ее волос вспыхнул в свете свечей. Все же  пока  к
ее волосам не вернулся их подлинный цвет.
    - Когда вы увидите, кто это, вы  будете  потрясены  до  глубины  души.
Главное, не забудьте о том, что все равно вы обязаны будете исполнить весь
обряд убиения вампира до конца. Можете поверить мне на слово: в вампире не
осталось ни капельки жизни. Он совершенно бессмертен, но жутко страдает  и
жаждет лишь одного - скорейшего освобождения. Очень может быть, что в  тот
миг, когда вы пронзите его сердце осиновым колом, вампир поблагодарит  вас
и благословит, когда изо рта его начнет вырываться кровавая пена.
    - Следовательно, разговаривать нам с ним не  следует?  -  спросил  сэр
Джон. - Он может нас заколдовать?
    - В книгах такого не написано, сэр Джон, - возразил Аматус. -  Вампиры
могут заколдовать только тех, кто не готов к  встрече  с  ними,  как  змея
гипнотизирует  кролика.  Случается,  наверное,  что  и  заколдует  кого-то
вампир, но всех нас сразу заколдовать он не сумеет. Может быть, кто-то  из
нас на миг окаменеет, но тогда остальным нужно будет заменить его.
    - Все равно, - решительно проговорила Каллиопа. - Вы можете,  конечно,
не прислушаться к моему совету,  но  разговаривать  с  вампиром  лучше  не
стоит. Он станет просить о милости, умолять поскорее убить его, но страсть
остаться  бессмертным  может  возобладать  в  нем,  и  тогда  он   выкинет
что-нибудь такое, к чему мы не готовы.
    И вот теперь Аматус сидел, время от времени потирая затекшие  ноги,  и
размышлял. Он понимал, что намеков у него - больше, чем достаточно. Он уже
несколько раз перебрал  в  уме  всех  подозреваемых,  и  одно  имя  так  и
просилось на язык, но произнести его принц не решался. Он как бы знал, кто
это, но не позволял себе этого знать.
    Не было никого, о ком бы он думал, надеясь, что вампир -  это  он,  но
были многие, о ком он думал, надеясь, что это не так.
    Вампиры, судя по тому, что было о них  написано  в  старинных  книгах,
имели разное происхождение. Порой они появлялись вследствие  самоубийства,
иной раз - вследствие отцовского  проклятия,  бывало  -  и  из-за  дурного
расположения звезд, из-за злых дел, а  бывало  -  и  потому,  что  человек
склонялся  к  этому  пути.  Иногда  вампирство  и  вообще  проистекало  из
неправильного захоронения  покойника.  Случалось,  что  жуткий  грешник  и
злодей, успевший уже сгнить в могиле до костей,  но  при  этом  при  жизни
желавший  жить  вечно  и  плевавший  на  тех,   кому   причинил   зло,   в
действительности, сам того не сознавая, мечтал превратиться в  вампира,  и
почти всегда этой мечты было достаточно для того, чтобы она осуществилась.
    В конце одной из таких книг был приведен перечень  поступков,  которые
время от времени превращали людей в вампиров:  извращенная  похоть,  жажда
мести, убийство на почве инцеста, смерть от родов в стенах Храма  Мертвых,
безумная страсть к умершему человеку, желание умереть, приводящее к самому
краю  могилы,  неуемная  жажда  наслаждений,  выражающаяся  в  пьянстве  и
дебошах, случайная любовная связь с  призраком  и  еще  множество  грехов,
причем некоторые из них были настолько  необычны,  что  даже  трудно  было
представить, что кто-то на такое способен.
    Аматус в который раз в уме пробегал глазами этот перечень. По  меньшей
мере вампиром не могли быть его отец, Седрик и  Родерик,  потому  что  все
трое находились этажом ниже с резервным отрядом гвардейцев. Если  ударному
отряду не удастся уничтожить вампира, хотя бы они увидят, кто это.
    И тут что-то темное, похожее на птицу, появилось на фоне окна. Крыльев
у вампиров не было, и то, как они умудрялись летать, оставалось  загадкой.
Но они носили просторную одежду, скрывавшую их уродливые тела. Вот  вампир
снова пересек балкон, и Аматус  разглядел  его  получше.  То  была  фигура
человека, вытянувшегося во весь рост и обернувшегося широким плащом.
    Еще один круг по балкону, на  сей  раз  более  широкий,  и  все  стало
понятно. Вампир не махал крыльями и не летал, но и не ходил по воздуху. Он
стоял и при этом передвигался. Его силуэт на фоне окна вырастал на глазах.
Кособокий и  сэр  Джон  шагнули  к  двери  и  подхватили  решетки,  увитые
чесноком.
    Затем  последовало  несколько  крайне   неприятных   моментов.   Принц
разглядел босые шипастые ноги вампира под плащом, заканчивающиеся  жуткими
загнутыми когтями. Затем  из-под  плаща  протянулась  рука  -  огромная  и
длинная. Ее кисть была вдвое больше лица страшного создания  и  напоминала
лапу какого-то заколдованного и искореженного морского зверя.
    Вампир проник в окно бесшумно: его  плащ  трепетал,  но  его  полы  не
хлопали. Повеяло запахом старой влажной могилы. Вампир влетел  и  встал  в
круге лунного света.
    Быстро, беззвучно сэр Джон и Кособокий сомкнули за  спиной  у  вампира
увитые чесночными плетями решетки. Свет луны на миг померк,  вампир  резко
обернулся, но было поздно. Он сделал один лишь шаг, и стало ясно,  что  он
не в состоянии приблизиться к чесночному заграждению.
    Послышался скрип и звон железа. Сэр Джон сдернул тряпку с фонаря. Свет
его после долгого пребывания во мраке показался просто-таки ослепительным.
    - Итак,  -  произнесла  закутанная  в  плащ  фигура.  -  Наконец.  Это
случилось.
    Голос вампира был холоден и еле слышен - почти шепот.
    Сэр Джон и Кособокий одновременно бросились к вампиру, схватили его за
руки, резко развели их в стороны, рванули злодея назад,  ударили  его  под
колени, а он принялся биться и вырываться. Каллиопа  сначала  скатилась  с
постели, вскочила и попятилась, но  затем  кинулась  вперед,  держа  перед
собой на вытянутых руках гирлянду из чеснока.  Она  стремилась  загородить
вампиру дорогу. С другой стороны подоспел герцог Вассант,  и  всем  вместе
удалось швырнуть вампира навзничь на кровать.
    Чудовище почти сразу прекратило борьбу. Теперь оно было пригвождено  к
постели. Кособокий держал вампира за ноги, а сэр Джон и герцог  Вассант  -
за руки.  Вампир  запрокинул  назад  укутанную  капюшоном  голову,  словно
добровольно отдавался на волю тому, что неизбежно должно было произойти.
    Слитгиззард протянул руку и сорвал с головы вампира капюшон.
    Это была Мортис.
    Теперь и сомневаться не приходилось в  том,  что  она  -  вампирша,  и
Аматус с  изумлением  подумал:  как  же  он  раньше  не  догадался,  ведь,
размышляя о том, что творилось с колдуньей в последние недели, можно  было
до этого додуматься! Ноги, казалось,  сами  понесли  принца  к  придворной
колдунье. Рука его крепко сжимала палицу и осиновый кол.  Каллиопа  обошла
принца, взяла у него кол и приставила его к середине  груди  Мортис.  Один
точный тяжелый удар - и дело сделано.
    Глаза Мортис всегда были темными и мрачными, но все же в них теплилась
жизнь, а теперь они стали совершенно пустыми.
    Принц поднял палицу.
    - Как? - Вот и все, о чем он сумел спросить ту, что некогда  была  его
Спутницей.
    -  Тот  вопль,  что  вы  сочли  дурным  предзнаменованием,  был   моим
предсмертным криком. В тот день я умерла  от  тоски,  ваше  высочество.  -
Прежде Аматусу никогда не доводилось слышать теплоты в  голосе  Мортис,  а
вот теперь он чувствовал странную, выстраданную теплоту.  Или  ему  только
показалось. Фонарь коптил и мигал, на стенах бешено  плясали  тени  клубов
пара, срывавшихся с губ при дыхании.
    - От тоски по Голиасу?
    - От тоски.
    Принц медленно выдохнул.
    - Прикончи ее, - распорядился Кособокий.
    Аматус размахнулся палицей:
    - Мне так жаль...
    Вампирша снова заговорила:
    - Если бы я смогла испить твоих извинений, я бы иссушила  тебя  дотла.
Либо убей меня, либо отпусти, чтобы я могла напиться крови. Тебе выбирать.
    - Я бы исцелил тебя, если бы смог.
    - Я мертва. Твое прикосновение помогает только тем, кто еще  не  умер.
Либо обагри моей кровью свою руку, либо дай мне напиться твоей крови.
    Одним-единственным точным ударом, размахнувшись палицей изо всех  сил,
Аматус вогнал  осиновый  кол  в  грудь  Мортис  и,  пронзив  ее  насквозь,
пригвоздил к кровати.
    Губы вампирши разжались, она испустила леденящий душу вопль.  Изо  рта
вывалился длинный черный язык, а острые, словно  клинки,  зубы,  сжавшись,
прикусили его. Вонь, наполнившая комнату, была подобна  той,  что  бывает,
если проткнуть долго пролежавшего в реке утопленника.
    Но самым ужасным было другое. В какой-то миг тело вампирши вдруг стало
прежним телом Мортис, ее рука потянулась к осиновому колу, нежно погладила
его, как будто ей хотелось вытащить его из  своей  груди.  А  другая  рука
вытянулась к Аматусу - так, словно колдунья хотела на прощанье  сжать  его
руку.
    Недолго думая, принц протянул руку к Мортис, но Каллиопа отбросила его
руку. Принц вздрогнул от боли и  испуга,  оторвал  взгляд  от  колдуньи  и
посмотрел в глаза девушки. Каллиопа взглядом метала молнии.
    - Нельзя! - воскликнула Каллиопа. - У вас же ранена  рука!  Она  может
высосать кровь, и тогда...
    Мортис  испустила  дух.  Лицо  ее  при  этом  не  стало  спокойным   и
умиротворенным, как поется в старинных балладах. Нет, в чертах ее  застыли
ненависть, горечь и более всего - жалость к себе.
    Что-то  перевернулось  в  груди  у  Аматуса.  Мир  снова  переменился,
перестал быть таким, как прежде.
    Долго-долго никто не решался произнести ни слова.
    - Ваше высочество, - наконец проговорила Каллиопа.
    - Что? - рассеянно отозвался принц. Честно говоря, он  ожидал,  что  у
него появится какая-нибудь новая часть тела, и действительно, физически он
чувствовал себя иначе, но, осмотрев себя с ног, никаких новых  поступлений
не обнаружил. И все-таки что-то изменилось.
    Каллиопа  шагнула  ближе  к  Аматусу,  нежно  коснулась   его   плеча,
наклонилась и прошептала ему на ухо:
    - Ваш глаз, ваше высочество. К вам вернулся второй глаз.
    Аматус посмотрел вверх, окинул взглядом комнату. Посмотреть в  зеркало
и понять, как он теперь выглядит, он  решил  попозже.  Но  уже  сейчас  он
чувствовал себя еще более необычно, чем  тогда,  когда  у  него  появилась
левая ступня, слушавшаяся его, хотя была как бы оторвана от  тела.  Сейчас
принцем владело изумление из-за того, что мир вокруг  приобрел  глубину  и
реальность, доселе ему неведомую.
    - Я... - проговорил Аматус. - Вы все выглядите по-другому. - Он  вновь
обвел взглядом спальню Каллиопы. - И вы такие красивые.
    А потом - то ли  от  печали,  охватившей  его,  то  ли  от  восхищения
красотой окружающего мира,  принц  обнаружил,  что  у  него  действительно
появился левый глаз, потому что оба его глаза застали слезы, и из-за этого
ему показалось, что в комнате потемнело.
    Кособокий торопливо подошел к Мортис и накрыл ее лицо простыней.
    - Ваше высочество, - сказал начальник стражи, - теперь вам нужно идти.
Попросите подняться сюда короля и премьер-министра.
    В голосе Кособокого, никогда не  отличавшемся  эмоциональностью  и  не
выдававшем ни страха, ни озабоченности, прозвучала такая тревога, что  все
мгновенно повиновались и сами не заметили, как через  несколько  мгновений
оказались на улице.
    - Погостите сегодня в замке, переночуйте,  -  пригласил  Аматус  своих
друзей. - Посидим у меня в башне, разведем яркий огонь.
    К  превеликой  радости  принца,  все  согласились.   Остается   только
добавить, что той ночью все они надолго засиделись у огня в покоях Аматуса
и вели разговоры и слезы сменялись смехом. Спать они легли  поздно,  да  и
наутро поднялись не рано и вместе позавтракали. На следующий  день  Аматус
исцелил уцелевших слуг Каллиопы, а потом они помогли  хозяйке  привести  в
порядок дом, пострадавший после ночного сражения с вампирами.
    Но Седрик в своих "Хрониках Королевства" повествует о других  вещах  и
клянется, что об этом принц Аматус ни сном ни духом не ведал. Может  быть,
так оно и было, поскольку согласно завещанию Седрика его  книги  пролежали
запечатанными целых сто лет после его смерти, а Аматус к  чьим  бы  то  ни
было волеизъявлением относился весьма щепетильно. Так что знал ли Аматус о
том, что произошло в спальне Каллиопы после того, как он  и  его  товарищи
покинули ее, или не знал, - нам об этом не узнать никогда.
    Когда в спальню вошли Седрик  и  король  Бонифаций,  Кособокий  поднял
фонарь повыше,  чтобы  лучше  осветить  лицо  Мортис,  но  открывать  лица
колдуньи не стал. И по одежде, и по голубоватому цвету кожи можно было без
сомнений установить, кто лежит на кровати.  И  король,  и  премьер-министр
горько вздохнули. Да, Мортис была страшновата на вид, но при всем том  она
была превосходной придворной колдуньей. К тому же  и  Седрик  и  Бонифаций
сразу задумались о том, как принц Аматус переживет смерть второго из своих
Спутников, случившуюся так скоро после гибели Голиаса. Кособокий сказал:
    - Я уже давно начал замечать, что она неважно себя чувствует, корчится
и меняется внешне при дневном свете и  старается  прикрывать  лицо,  чтобы
никто этого не заметил. Но  то,  что  вы  сейчас  увидите,  должно  навеки
остаться между нами.
    При  других  обстоятельствах  король  Бонифаций,  наверное,  стал   бы
возражать против такого условия, поставленного правящей особе, но на  этот
раз он словами своего протеста не  выразил.  Седрик  подошел  к  фонарю  и
поправил фитиль, чтобы свет стал ярче. Затем он вытащил из кармана  свечу,
поджег ее от фонаря, после чего зажег все свечи в спальне.
    Кособокий отдернул покров с лица Мортис и сказал:
    - Теперь смотрите, ваше величество, и вы,  милорд.  Лицо  Мортис  было
по-прежнему прекрасно. На нем, озаренном ярким  светом  фонаря  и  свечей,
застыла презрительная усмешка, но блестящие, похожие  на  змеиные,  глаза,
были увлажнены слезами.
    Но тут же, прямо на глазах у короля  и  премьер-министра,  чешуйки  на
коже Мортис побледнели и растаяли, словно их никогда  не  было  в  помине.
Синева на коже сменилась бледностью, а  потом  кожа  колдуньи  порозовела.
Желтые, как у старой собаки, клыки сначала побелели, а потом уменьшились и
стали обычными  зубами.  Черты  лица  Мортис  продолжали  меняться.  Опали
торчащие скулы, смягчился заостренный подбородок...
    Король в ужасе и изумлении дико закричал. Через мгновение  у  него  за
спиной послышался негромкий стон Седрика.
    На кровати лежала мертвая женщина - вылитая королева, покойная супруга
короля Бонифация, которая умерла, рожая Аматуса.
    - Что же это значит? - с трудом вымолвил Бонифаций, пытаясь  на  ощупь
отыскать стул - у него подкашивались ноги.
    - Как вы давно и верно догадывались, ваше  величество,  в  Королевство
пришла сказка, так и раньше нередко случалось. И мы находимся внутри  этой
сказки, - пояснил Кособокий. - Мне лично довелось поучаствовать...  скажем
так, не в одной сказке, и если  позволите,  я  не  стану  говорить  больше
этого. Это происшествие  либо  крайне  важно  для  сказки,  либо  является
событием, всего лишь достойным упоминания в ней.  Что  же  касается  того,
каким образом в сказку угодила  она...  Знайте  же,  ваше  величество,  мы
явились в Королевство, дабы стать Спутниками вашего сына, но мы пришли  из
разных мест и не в одно и то же время.
    - Но  ведь  я  похоронил  ее!  -  воскликнул  король.  -  Седрик  тому
свидетель, он видел, как ее опустили в могилу!
    - Но кто скажет, что вы  увидите  теперь,  если  разроете  ее  могилу?
Поэтому лучше бы ее не разрывать, - вздохнул Кособокий. - Более того,  кто
может сказать, как это случилось, что вашему сыну  удалось  отведать  Вина
Богов? Ведь по идее, это не должно было случиться. Если  в  такой  сказке,
которая творится у вас на глазах, ничто не может происходить  просто  так,
без смысла, стало быть, в этом и есть смысл. И с какой стати  вам  думать,
что случившееся с принцем произошло ради вашего или его блага? Да  и  ради
чьего-либо блага вообще?
    Наступят времена, когда из мира почти уйдет магия, и тогда с вампирами
можно будет разделаться с помощью скрещенных палочек или освященной  воды,
когда обо всем, о чем мы с вами говорим сейчас,  можно  будет  преспокойно
рассуждать как при свете дня, так и в кромешной тьме, без опасений навлечь
на себя пришествие темных сил. Тогда мудрецы станут спорить о том,  почему
вообще в мире существуют боль и страдания, и они изрекут множество  глупых
мыслей, но и немало мудрых. Но разве  нам  достаточно  сказать:  "Вот  так
случилось несчастье", - и этим ограничиться? Ведь пока мы  не  принадлежим
древности, мы не принадлежим и тем временам, когда утрачен смысл жизни,  и
временам, когда даже сказки утратили смысл.
    Мы явились из разных мест, чтобы стать Спутниками принца, но не все из
нас стали Спутниками по одной и  той  же  причине.  Не  спрашивайте  меня,
почему я выбрал этот путь. Я этого не знаю. Не спрашивайте меня о  Психее,
потому что если я скажу вам об этом, у меня от боли разорвется сердце.  Не
спрашивайте меня о Голиасе и Мортис, потому  что  какие  бы  цели  они  ни
преследовали, они их уже достигли и ушли из  жизни.  Только  поймите:  они
совсем не обязательно таковы, какими вы их себе представляете.  Они  могли
бы действовать ради чьего-либо блага, но могли и не делать этого.
    Так давайте же теперь отрубим ее голову, и набьем ее рот  чесноком,  и
избавимся от нее, как подобает. Ибо, кем бы она ни  была  на  самом  деле,
носила ли Мортис обличье вашей покойной королевы,  или  королева  воистину
вернулась, восстав  из  мертвых,  а  быть  может,  они  обе  являли  собой
отражение какого-то третьего существа, - эта женщина умерла, как вампирша,
и ради спасения Королевства мы должны позаботиться о том, чтобы  она  сюда
больше не возвратилась.
    - Ты искренне печешься о благе Аматуса, -  заметил  Седрик,  шагнув  к
Кособокому и намереваясь помочь ему. - Трудно ожидать такого поведения  от
человека, который не желал бы принцу добра.
    Король Бонифаций отошел к балконной двери, приоткрыл одну створку и  в
задумчивости уставился на усыпанное звездами небо. Ни начальник стражи, ни
премьер-министр  не  осмелились  окликнуть  короля  и  позвать,  чтобы  он
присоединился к ним.
    - Не могу утверждать, что я не желаю принцу добра. У меня есть долг, и
я обязан ему следовать. Но ведь вы знаете:  когда  он  был  маленький,  он
часто пугался меня. Я слышал, как вы говорили, сердясь на меня за то,  что
я мучил какую-нибудь тварь перед тем, как прикончить ее, что надеетесь  на
то, что принц Аматус не переймет у меня такую жестокость.
    Седрик ухватил Мортис - или королеву  -  за  волосы  и,  приподняв  ее
голову, запрокинул, чтобы открыть шею для удара Кособокого.
    - Не знал, что ты это слышал, - несколько смущенно проговорил  Седрик.
- Надеюсь, это вас не обидело? Не задело ваши чувства?
    -  Мне  неведомы  чувства,  которые  могли  бы  быть   задеты   такими
высказываниями, - отозвался  Кособокий  и  вытащил  из-за  спины  огромный
топор. Седрик еще сильнее потянул голову за волосы  и  закрыл  лицо  полой
плаща - он ждал, что кровь брызнет фонтаном.
    Но  крови  не  оказалось.  Топор  со  свистом  рассек   воздух,   руки
премьер-министра напряглись, но тут же обмякли. Он  открыл  глаза.  В  его
руках была  голова,  которую  он  по-прежнему  держал  за  волосы.  Седрик
обернулся, чтобы взять чеснок...
    И тут все они  вскрикнули  -  даже  Кособокий,  потому  что  тело,  из
которого не вытекло ни капли  крови,  кроме  той,  что  хлынула  из  раны,
произведенной забитой в грудь вампирши осиновым колом,  и  уже  запеклась,
стало съеживаться и  морщиться,  словно  яблоко  под  жарким  солнцем,  но
гораздо  быстрее.  Вскоре  на  кровати   лежала   мумия.   Премьер-министр
задохнулся от изумления: и голова, которую он держал за  волосы,  тоже  на
глазах старилась, сохла и через пару мгновений рассыпалась в  прах  у  его
ног, а в его руках остался только пучок волос.
    - Что ж, - проговорил Кособокий после долгого молчания. - Полагаю, нам
придется завернуть в простыню все, что от нее осталось, а этот прах смести
с пола и потом все вместе сжечь в камине. Надо будет извиниться перед леди
Каллиопой за то, что пришлось сжечь ее простыню.
    Так они и сделали - быстро  и  без  разговоров.  Когда  в  камине  уже
догорали последние пригоршни праха, Кособокий  встал,  молча  взял  короля
Бонифация под руку, и они вместе вышли из спальни Каллиопы.
    Седрик не пошел за ними, но на следующий день  путем  тайных  допросов
выяснил,  что  многие  горожане,  засидевшиеся  за  работой  допоздна  или
начавшие трудиться рано поутру -  молочники,  зеленщики,  шлюхи,  пьяницы,
поэты и прочие, - видели, как король и  начальник  стражи  шли  вдвоем  по
темному городу и разговаривали. Порой головы их склонялись друг к другу, и
король смеялся так, словно они с начальником стражи были  старыми  добрыми
товарищами, а случалось, они отворачивались  друг  от  друга  и  говорили,
поджав губы, будто еле переносили общество друг друга. Однако  о  чем  они
разговаривали - этого никто не слышал.
    Так что, увы, что за слова сказали они друг другу в ту ночь  и  почему
вернулись в замок только тогда, когда лучи рассветного  солнца  позолотили
верхушки башен, должно остаться за пределами сказки.



                                                                 ЧАСТЬ III

                                                        НЕСОКРУШИМЫЙ ГЕРОЙ

                                                                   ГЛАВА 1
                                        ГОДЫ И СПЛЕТНИ ИДУТ СВОЕЙ ЧЕРЕДОЙ.
                                     НЕПРИЯТНЫЙ РАЗГОВОР В ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ

    Знал кто-то наверняка, как на принце сказывалось "проклятие",  или  не
знал - хотя многие с пеной у рта утверждали, что им доподлинно известно, и
готовы были биться об заклад в любом кабачке или таверне с теми, кто готов
был выслушать их объяснения, - но вроде бы  на  обстановке  в  Королевстве
частичная половинчатость принца  никак  не  сказывалась.  Вернее,  если  и
сказывалась, то скорее положительно. Подданным Бонифация Аматус  нравился.
Те, кому довелось послушать, как принц выступает перед собраниями гильдий,
группами  горожан,  обществами  и  братствами,  представителями  различных
конфессий, с восторгом расписывали свои впечатления и поражались тому, как
Аматус умен и красноречив, хотя состоит из одной половинки, а в дополнение
к ней имеет еще ступню и глаз, которые существуют как бы сами по себе.
    Представить это в уме было, спору нет,  трудновато,  и  поэтому  любые
описания внешности принца всегда были далеки от истины, да  и  не  нашлось
двух  людей,  которые  описывали  бы  Аматуса  одинаково,  поэтому  стоило
разговору коснуться этой темы, тут же разгорались жаркие споры, тем  более
что насчитывалось множество  людей,  которые  принца  вообще  в  глаза  не
видели. А когда им выпадало такое счастье - а выпадало оно  не  так  уж  и
редко, поскольку Аматус ни от кого особо  не  прятался,  -  люди  выражали
полное несогласие с теми рассказами, что  слышали  от  других,  спешили  к
своим знакомым, чтобы поспорить  с  ними  на  этот  счет,  и  тогда  снова
вспыхивали  долгие  дискуссии  в  разных  уголках  города.   Так   оно   и
продолжалось, и годы шли,  и  времена  года  сменяли  друг  друга  обычной
чередой, все в мире старилось, и все старились тоже.
    Принц Аматус, точнее говоря -  его  правая  половина,  приобрел  черты
зрелости и научился  тому,  как  вести  государственные  дела,  заниматься
сбором налогов, надзирать  за  арсеналами,  дорогами  и  мостами,  как  не
наговорить  лишнего  в  присутствии   людей   набожных   и   как   хранить
торжественность в присутствии государственного флага с изображением Руки и
Книги.  Король  Бонифаций  поседел,  но  с  каждым  годом  становился  все
добродушнее и веселее, и потому в народе спорили о том, как же он в  итоге
будет именоваться в  "Хрониках  Королевства"  -  Веселым,  Хитроумным  или
попросту Добрым. Большинство склонялось к последнему прозвищу.
    Летом вульгариане вольготно посиживали  за  столиками,  расставленными
около "ступоров", и пили крепкий, темно-коричневый чай, который заваривали
в серебряных чайниках, и не стесняясь говорили о  том,  как  жаль,  что  у
принца недостает левой половины.
    Осенью с северных и западных гор спускались охотники, неся  на  плечах
только что убитых  и  освежеванных  газебо.  Воздух  наполнялся  ароматами
жарящегося мяса. Охотники  с  аппетитом  уплетали  сочные  куски  жаркого,
запивали его чудесным пенистым осенним элем и болтали о том, как  было  бы
славно, если бы принц стал целехонек, когда бы сам того пожелал. Но,  увы,
говорили они, для того, чтобы это случилось, чтобы он приобрел недостающие
части тела, принцу нужно было бы потерять Психею или Кособокого,  а  принц
слишком деликатен, чтобы взять да и сократить дни своих Спутников.
    Зима укрывала город снежным одеялом, зимнее солнце  заставляло  каждый
булыжник, каждую черепичку сверкать и переливаться всеми цветами радуги, и
во всех маленьких тавернах  гектарианского  квартала  горожане  потягивали
густой темно-красный гравамен - вино, от которого  становилось  теплее  на
сердце, и пели "Пенна Пайк" в  новом  варианте,  который  недавно  наконец
дописал принц, и рассказывали о мрачных ночах и ярчайшей  отваге  Аматуса,
хотя пока он не совершил ничего такого, чего нельзя было  бы  совершить  в
учебном бою или во время долгой охоты.
    А когда приходила весна, в  город  возвращались  цыгане,  пилигримы  и
бродячие актеры и на каждой площади ставили сцены и разыгрывали спектакли,
то многие пьесы были посвящены королевскому семейству и Вину Богов.
    Седрик   по-прежнему   оставался   премьер-министром    и    верховным
главнокомандующим и работе предавался с извечным энтузиазмом, а посему его
многочисленные агенты заботились о том, чтобы в разговорах горожан  правда
мешалась с солидной порцией неправды, а потому  истинной  правды  не  знал
никто. Поэтому, когда Вальдо-узурпатор, с каждым годом  становившийся  все
более злобным и  желчным  на  почве  измывательства  над  соседствующим  с
Королевством Загорьем, засылал в столицу лазутчиков, дабы те вынюхивали  в
городе все, что только могли, оные  лазутчики  возвращались,  повествуя  о
мире и процветании в Королевстве. Стоит ли  говорить  о  том,  как  Вальдо
мечтал положить конец миру и  процветанию  в  Королевстве!  Однако,  кроме
того, лазутчики рассказывали также байки о какой-то  магической  защите  и
могущественной волшебной силе. Расписывая своему повелителю прелести жизни
народа, целиком и полностью погруженного в радость бытия, шпионы Вальдо не
забывали упомянуть о неких тайных проклятиях и договорах с темными силами,
заключенными членами королевского семейства в  незапамятные  времена  ради
безопасности страны.
    Но самое главное было вот  что:  когда  лазутчики  Вальдо  принимались
разглагольствовать по поводу проблемы наследования престола, они  говорили
о том, что принц Аматус упорно отвергает  предлагающихся  ему  в  качестве
потенциальных невест принцесс одну за другой, упрямо не желает вступать  в
брак и сохраняет нежные чувства к леди  Каллиопе.  Подобная  привязанность
принца мешала  ему  связать  себя  брачными  узами  с  какой-либо  особой,
женитьба на которой была бы верна со стратегической точки  зрения,  и  тем
самым поведение принца было весьма на руку Вальдо. Слухи же о том,  что  и
сама леди Каллиопа - персона королевских  кровей,  доходившие  до  Вальдо,
казались ему не более достоверными, чем любые другие сплетни,  стекавшиеся
в мрачную  цитадель  узурпатора  -  Оппидум  Оптимум,  насквозь  пропахшую
излишествами и неопрятностью. Там, в верхних покоях, все еще тлели останки
членов семейства Каллиопы. Вальдо склонялся к тому,  что  Каллиопа  именно
та, за кого  себя  выдает  -  довольно  привлекательная  дочка  заштатного
аристократа, с которой у принца любовная интрижка.  В  конце  концов,  имя
Каллиопа было весьма распространенным, в  том  числе  и  в  простонародной
среде.
    От нападения на Королевство  Вальдо  удерживало  и  другое.  Хотя  его
войско и состояло из отборных головорезов,  он  знал,  что  Королевство  -
страна немаленькая, сильная  и  богатая  и  потому  может  себе  позволить
содержать многочисленную армию. Дело в том, что Седрик, выдающийся  мастер
экономии и сведения концов с концами, добился своими  усилиями  того,  что
Королевство имело  такую  армию,  которая  ему  вроде  бы  была  и  не  по
средствам.
    Вероятно также,  что  в  немалой  степени  от  нападения  на  соседнее
государство Вальдо удерживали  и  размышления  о  том  странном  уродливом
великане, что всюду, неотступно, словно тень, следовал за принцем Аматусом
и был готов выступить на его  защиту  при  малейших  признаках  опасности.
Некогда этот человек явился ко двору Бонифация в числе остальных Спутников
принца и, стало быть, наверняка что-то соображал в волшебстве.  Но  трудно
сказать, из-за чего Вальдо так побаивался Кособокого -  то  ли  из-за  его
чудовищной силы, то ли из-за неясности  его  происхождения,  то  ли  из-за
того, что четырежды подосланные  в  Королевство  наемные  убийцы,  имевшие
указания прикончить Кособокого, так и не вернулись обратно,  а  лазутчикам
Вальдо, как они ни старались, не удалось выведать,  как  сложилась  судьба
этих террористов. Дело в том, что  и  самих  лазутчиков  затем  обнаружили
убитыми на окраинах столицы  Королевства.  Кое-кто  из  них  напоролся  на
кинжал герцога Вассанта, других отправили на  тот  свет  меткие  мушкетные
выстрелы сэра  Джона  Слитгиззарда,  а  третьим  кто-то  просто  аккуратно
свернул  головы,  а  уж  на  такое  был  способен  только  сам   Кособокий
собственной персоной.
    Не  приходилось  Вальдо  рассчитывать  и  на  измену  среди  подданных
Бонифация. Аматус был щедр и заботился о том, чтобы служившие  ему  друзья
не бедствовали. С каждым днем он ощущал себя во все более неоплатном долгу
перед теми, кто без страха выходил на городские улицы по ночам и истреблял
злодеев. Между тем сознание того, что принц и  его  товарищи  многим  друг
другу обязаны, вовсе не сказывалось на их дружбе.
    Отношения у них оставались самые теплые - такие, словно ничего,  кроме
дружбы, их не связывало.
    И вот как-то раз  солнечным  весенним  днем,  расправившись  с  сытным
обедом,  дружная  компания  восседала  на   Верхней   Террасе,   потягивая
расчудесный подогретый гравамен - дар владельца "Серого хорька". С террасы
открывался великолепный вид на город, на западные холмы,  перераставшие  в
горы.  А  за  горами,  к  западу  и   югу,   лежали   земли,   захваченные
Вальдо-узурпатором.
    Среди присутствующих  был  герцог  Вассант,  изрядно  потучневший,  но
по-прежнему ловкий и сильный и ничуть не утративший былой остроты ума.  Он
сидел, забросив ноги на невысокий широкий парапет,  окружавший  балкон,  и
грел на солнышке ушибы и ссадины на плече и голени - результаты страстного
преследования  вражеских  лазутчиков  и  самозабвенной  охоты  на  газебо.
Правда, относись герцог Вассант к  разряду  людей  рефлексирующих,  он  бы
заметил, что и при такой безудержно активной жизни годы берут свое и  даже
к нему беспощадны.
    Рядом с Аматусом,  положив  голову  ему  на  плечо,  сидела  Каллиопа,
пребывавшая в полном расцвете красоты.  В  кругу  друзей  присутствовал  и
Седрик, выбравшийся на солнышко,  дабы  погреть  свои  старые  косточки  и
насладиться миром и покоем. Густая борода и шевелюра Седрика  основательно
поседели. Утром у него состоялся необычайно  тяжелый  разговор  с  королем
Бонифацием на  предмет  угрозы  безопасности  Королевства,  вот  старик  и
поднялся на террасу, дабы больше никто  не  испортил  ему  чудесный  вечер
разговорами обо всяческих угрозах и страхах.
    - Не странно ли, - рассеянно проговорил герцог  Вассант,  -  живем  мы
вроде бы в сказке, а при этом с запада на нас надвигается зло?
    Дело в том, что в последнее время, по примеру Аматуса, герцог  увлекся
науками. В частности, особенно его  интересовали  древние  предания,  а  в
Королевстве издавна укоренилась уверенность в том,  что  события  грядущие
непременно должны походить на те, что уже некогда происходили.
    Седрик едва заметно пошевелился, но  глаза  не  приоткрыл.  Он  сейчас
походил на старого пса, которому снится, как он охотится за кроликом.  Сэр
Джон,   подмигнув   и   улыбнувшись,   указал   приятелям    на    старого
премьер-министра.
    Однако Аматус воспринял вопрос Вассанта всерьез.
    - Ты прав, - сказал принц. - Во многих сказках говорится  о  том,  что
зло гнездится на востоке, но ведь существует множество преданий не  только
о нашем Королевстве, но и о других. Одна из причин,  почему  эти  предания
нам еще не слишком понятны, состоит в том, что наша сказка пока  только  в
самом начале. Еще хватит времени для того, чтобы сказочная география  сама
избрала для места действия материки и океаны, но сейчас не стоит  об  этом
рассуждать.
    Тут, по идее, градом могли бы посыпаться  вопросы.  Ведь  для  Седрика
история и география служили всего-навсего вспомогательными  материалами  в
деле наилучшего  размещения  крепостей,  для  герцога  Вассанта  география
сводилась к вопросу  личной  собственности  и  генеалогии,  а  сэра  Джона
Слитгиззарда, если он знал, кто его друзья, а кто - враги и как себя вести
с теми и другими, вообще мало что интересовало в области каких  бы  то  ни
было наук.
    Наверное, могла о чем-нибудь спросить принца Каллиопа - могла бы, если
бы он сообщил о чем-то, о чем сама она еще не знала. Но  в  географии  она
разбиралась не  хуже  Аматуса,  а  в  истории  и  получше  него  и  потому
промолчала. Да и день выдался такой замечательный!
    После продолжительной паузы, в  течение  которой  все  они  ничего  не
делали, кроме того, что потягивали  гравамен  да  обозревали  окрестности,
Седрик решил вернуться к затронутой теме и даже слегка расширить ее.
    - Тут мы можем говорить открыто, как вы понимаете,  поэтому  я  спрошу
вас всех: осознаете ли вы, какая это будет катастрофа, если  вскорости  на
нас обрушится Вальдо?
    Аматус потянулся, радуясь солнцу и теплому ветерку, и сказал:
    - Я уже, пожалуй, год с лишним  размышляю  об  этом,  и  мне  известно
несколько причин, из-за которых этому суждено случиться, но ни в одной  из
этих причин я не убежден наверняка.
    Герцог Вассант проворчал:
    - Он то и дело засылает к нам лазутчиков -  это  его  самые  хитрые  и
умные приспешники,  и  их  чем  дальше,  тем  больше.  А  наши  разведчики
докладывают мне о том, что войско Вальдо растет  и  крепнет,  хотя  страна
нищает с каждым днем. Если он не выступит против  нас  в  самое  ближайшее
время, вряд ли ему в будущем представится такая  возможность,  потому  что
такую армию долго не прокормишь,  когда  голодают  те,  за  чей  счет  она
кормится.
    - И у меня были такие же мысли, как у Вассанта, - признался  сэр  Джон
Слитгиззард, - однако мои предчувствия только подсказывают мне, что  скоро
разразится война.
    Каллиопа по-прежнему молчала, но, встав, подошла к стене, завела  руки
за спину, уперлась в стену ладонями и задумчиво посмотрела вдаль. Седрик и
Аматус, сведущие в истинном происхождении Каллиопы,  решили,  что  девушка
думает о своем семействе, которого не помнит,  о  прахе  погибших  старших
сестер  и  братьев,  об  останках  родителей,  что  до  сих  пор   лежали,
непогребенные, в каменных коридорах цитадели Оппидум  Оптимум.  Странники,
которым  удалось  подкупить  стражников  цитадели,  рассказывали,  что   к
останкам королевского рода  никто  не  прикасался.  Отец  и  старший  брат
Каллиопы  лежали  на  лестнице  -  там,  где  пытались   сдержать   натиск
приспешников Вальдо. Самую  старшую  сестру  убили  у  дверей  ее  покоев.
Другому брату отрубили голову в детской, и мертвые руки матери по-прежнему
обнимали  мальчика.  А  под  пропитанным   кровью   фамильным   гобеленом,
передававшимся из рода в род по наследству в Загорье со  времен  основания
королевства до  воцарения  отца  Каллиопы,  покоились  размозженные  кости
годовалых близнецов - мальчика и девочки - их Вальдо самолично подвесил за
ноги к стене.
    Но ни сэр Джон, ни герцог Вассант ни о чем таком не ведали, и  поэтому
им показалось, что  взгляд  Каллиопы  устремлен  туда,  где  вблизи  линии
горизонта Извилистая река впадала в Длинную реку. Они решили, что  девушка
мысленно  путешествует  по  дороге  от  королевского  замка  до  крепости,
воздвигнутой Бонифацием в Айсотском ущелье сразу же после того, как первое
вторжение  Вальдо  закончилось  для  него  сокрушительным  поражением   на
Колокольном Побережье, нанесенном захватчикам  через  год  после  рождения
Аматуса. Сэр Джон и герцог предполагали, что Каллиопа думает о том,  сколь
многим  молодым  людям  придется  сложить  головы,  пытаясь  удержать  эту
твердыню, дабы Королевство не постигла такая же  злосчастная  судьба,  как
та, что выпала Загорью. И хотя оба они ошибались, по сути, догадки их были
верны, ибо стоило только  Каллиопе  задуматься  о  Вальдо,  как  кровь  ее
вскипала и ни о чем, кроме войны, она не могла помыслить.
    Ни на одно  мгновение  девушка  не  сомневалась  в  том,  что  в  один
прекрасный  день  войско  под  предводительством  Аматуса   проскачет   по
Айсотскому ущелью или проберется обходным путем  по  Железному  ущелью  на
севере,  отберет  цитадель  у  захватчиков,  и  тогда  Вальдо  повесят  на
знаменитом Шпиле Духа. Короче говоря, как  только  Каллиопа  вспоминала  о
своем убитом злобным душегубом  семействе,  она  сразу  отчетливо  слышала
грохот кулеврин, стук колес боевых колесниц и треск картечи.
    Но сегодня,  из-за  того,  что  было  так  тепло...  в  воздухе  пахло
весной... а может быть, из-за того, что она выпила чуть больше  гравамена,
чем следовало бы, Каллиопа думала о предстоящей войне с печалью, и ей  так
не хотелось, чтобы хоть кто-нибудь погиб на этой войне.
    Кроме Вальдо. Тут Каллиопа ничего не могла с собой поделать.
    Снова  повисла  тягостная  пауза.  До   сих   пор   разговоры   велись
исключительно приятные, но теперь всем стало ясно, что последующая  беседа
вряд ли кого-то из них порадует.
    Наконец Аматус нарушил молчание:
    - Будем ли мы готовы к войне, если она разразится этой весной?
    Седрик вздохнул:
    - Мы будем готовы к ней лучше, чем были прошлой весной, но  хуже,  чем
если бы у нас оставался еще год в запасе. Думаю, это знает и Вальдо, а это
заставляет  меня  предполагать,  что  он  нагрянет   очень   скоро,   ваше
высочество.
    - Но будем ли мы готовы к этому?
    - Такого никто не знает наверняка, пока это не произойдет. А потом  мы
либо победим, что будет означать, что мы к войне были готовы вполне, хотя,
наверное, могли бы быть готовы и получше, либо проиграем, а уж  это  будет
означать, что мы готовы не были. Сейчас мы готовы настолько, насколько это
возможно. Я делаю все, что в моих силах, и думаю, перевес будет  на  нашей
стороне, но я ничего не могу  обещать,  ваше  высочество.  Когда  приходит
война, над событиями властны только боги, а, как вам известно, о богах  мы
знаем мало.
    - Что еще мы могли бы сделать?
    -  Большая  часть  необходимых  приготовлений  завершена.  Наш  лучший
разведчик,  старина  Эврипид,  еще  несколько  недель   назад   засел   на
наблюдательном посту в ущелье. Он вернется задолго  до  того,  как  войско
Вальдо тронется в поход, они не смогут скрыть от его  зорких  глаз  начала
выступления. Что же до остального...  мы  в  состоянии  выдать  подходящее
оружие каждому новобранцу, не говоря уже о тех, кто  служит  в  регулярных
войсках, а пороха, пуль и ядер у нас хватит, чтобы непрерывно  палить  изо
всех стволов до конца лета. Провианта тоже  хватит,  если  только  нам  не
будет угрожать осада, а если нам  удастся  удержать  в  неприкосновенности
дороги к восточным провинциям до середины  лета,  раннего  урожая  хватит,
чтобы заполнить столичные закрома на год вперед.  Войску  не  помешали  бы
лишние повозки, но если колесники начнут наращивать их  производство,  это
не укроется от лазутчиков Вальдо...
    - Пусть колесники трудятся не покладая рук. Но разве ты  не  собирался
очистить город от лазутчиков?
    - Я этим занимаюсь постоянно, ваше высочество. Но довести это дело  до
конца  крайне  затруднительно.  Мы   специально   не   тронули   некоторых
лазутчиков, составили перечни всех, с  кем  они  водят  знакомство,  но  я
уверен, что сведения наши далеко не полные и некоторым  вражеским  шпионам
все же удается время от времени ускользать и уходить на запад. К тому  же,
даже если лазутчиков Вальдо и не насторожит бурная деятельность колесников
и оживление в кузницах и на пороховых  мельницах,  несложно  предположить,
какие подозрения закрадутся в их параноидальные  мозги  из-за  поголовного
истребления их соратников.
    Принц кивнул:
    - Хорошо. Предположим, что они готовы к наступлению. В таком случае мы
выигрываем во времени и в степени готовности. Предположим, что  они  и  не
собираются на нас нападать. В этом случае они теряют множество лазутчиков,
а мы выигрываем в обеспечении народа и войска провиантом, и в итоге Вальдо
будет вынужден отложить наступление. Чем дольше мы не будем отрывать людей
от привычных занятий, дабы превратить их в солдат, тем дольше Вальдо будет
воздерживаться от нападения на нас, и тем сильнее мы будем.
    Седрик некоторое время подумал и решил согласиться:
    - Так и поступим.
    И тут вдруг Каллиопа спросила:
    - Напомни мне, Седрик,  будь  добр,  по  какому  праву  Вальдо  правит
Загорьем? Разве Загорье - не часть Королевства?
    - Когда-то так и было,  -  отозвался  Седрик.  Он  отлично  знал,  что
Каллиопе все это прекрасно известно, но, видимо,  она  хотела,  чтобы  сэр
Джон и герцог послушали и поняли, что грядущая воина не должна закончиться
изгнанием войска Вальдо в Загорье.
    Таково же было и желание  самого  Седрика.  Если  бы  выяснилось,  что
ближайшие друзья принца не убеждены в необходимости уничтожения  Вальдо  и
полагают,  что  достаточно  задать  ему  хорошую   трепку,   стало   быть,
премьер-министру еще оставалось над чем поработать в  плане  политического
просвещения Слитгиззарда и Вассанта.
    Итак, учитывая все вышеизложенные  обстоятельства,  Седрик  постарался
говорить так, чтобы его объяснения прозвучали осторожно и нейтрально:  так
отвечают талантливой и любознательной ученице на уроке истории.
    - Леди, - сказал он, - дело  в  том,  что  за  шестьдесят  королей  до
нынешнего в Королевстве правил король Бальдрик Легковерный, и был  у  него
младший брат по имени Пэнниер. Пэнниер  отличался  не  слишком  образцовым
поведением, как это частенько случается с младшими братьями, и потому было
крайне желательно услать его подальше от столицы  -  куда-нибудь,  где  от
него бы было меньше  неприятностей.  И  король  Бальдрик  спешно  придумал
должность заместителя короля по управлению  новыми  землями.  На  ту  пору
Загорье только-только заселили и воздвигли там Оппидум Оптимум, вот король
и назначил своего младшего братца этим самым  заместителем  и  отправил  в
резиденцию, до которой добираться нужно было не один день.
    Этого, по идее, должно было вполне хватить, но оказалось, что  Пэнниер
не  просто  вздорный  выскочка.  Для  начала  он  добился  того,  что  его
придворные как следует запомнили,  что  должность  его  именуется  гораздо
короче, а именно - "заместитель короля", а  потом  и  слово  "заместитель"
отпало за ненадобностью, и в конце концов вышло  так,  что  он  фактически
стал королем Загорья, а потом обнаглел настолько, что приказал  изготовить
для себя корону, которую и нахлобучил впоследствии на  лоб  своему  сынку,
Фартингейлу.
    В наши времена - да будут Небеса мне  свидетелем  -  многие  короли  с
радостью бы выступили против такого  наглого  узурпаторства,  но  Бальдрик
любил младшего братца и к войску своему относился трепетно и  считал,  что
войной мало чего добьешься, а вот дружбой можно добиться  многого,  вот  и
признал за  Фартингейлом  право  на  наследование  загорского  престола  и
передачу оного  престола  его  потомкам,  когда  таковые  появятся.  Ну  а
Фартингейл оказался таким же заносчивым, как  его  папаша,  но  совсем  не
таким гордецом, и объявил, что  если  его  потомкам  по  какой-то  причине
престол не достанется,  то  пусть  тогда  Загорьем  вновь  правят  монархи
Королевства. Вот так и получилось, что война не разразилась, а,  наоборот,
установились дружеские отношения.
    Со стороны Королевства  всегда  существовало  желание  объединить  оба
государства путем  заключения  брака,  от  которого  бы  родился  ребенок,
который  бы  стал  наследником  двух  престолов.  Принцы  и  принцессы  из
Королевства частенько направлялись  в  Загорье  с  подобными  намерениями.
Однако представители династии Фартингейлов упорно  избегали  вступления  в
брак с членами нашего королевского рода. Так продолжалось до тех пор, пока
власть в Загорье не захватил Вальдо.
    Вассант кивнул:
    - Однако из  сказанного  вами  следует  заключить,  что  поскольку  он
уничтожил все королевское семейство...
    - То теперь он оккупирует  провинцию  Королевства,  которой,  с  точки
зрения юрисдикции, должен править  Бонифаций,  -  закончил  мысль  герцога
Седрик. - Да, все именно так.
    - Но тогда... - вступил в разговор сэр  Джон,  до  сих  пор  хранивший
молчание, потому что всегда ощущал неуверенность при необходимости  облечь
свои мысли в слова, и предпочитал подолгу обдумывать любые  факты,  прежде
чем делать какие-либо выводы. - Тогда получается, что король  Бонифаций  и
Вальдо просто-таки обязаны вступить в войну.
    Седрик пожал плечами.
    - Фактически Вальдо воюет со всем человечеством. Не сосчитать, сколько
раз он чуть было не развязал  войну  с  Гектарией  и  Вульгарней.  Что  же
касается короля Бонифация, то вскоре после вторжения Вальдо в  Королевство
ему пришлось решать  множество  других  проблем.  Отец  Бонифация  оставил
страну в жутко запущенном состоянии, а  королева,  супруга  Бонифация,  да
простите меня за эти слова, Аматус, принесла ему много  горя,  хоть  он  и
любил ее всей душой. Войска на ту пору пребывали в плачевнейшем состоянии,
и если бы тогда предприняли попытку отвоевания Загорья, то, без  сомнения,
она оказалась бы безуспешной.  В  итоге  мы  преуспели  лишь  в  том,  что
победили Вальдо в сражении на  Колокольном  Побережье.  Ценой  невероятных
усилий  нам  удалось  достичь  нынешней  степени  готовности   к   военным
действиям. Думаю, теперь мы в состоянии противостоять Вальдо и разделаться
с ним раз и навсегда.
    - Что ж, если Загорье принадлежит нам,  следует  отобрать  эти  земли,
если получится, - заключил сэр Джон, мысленно радуясь тому,  что  уразумел
все, что обязан был уразуметь. Более трудные вопросы он оставил остальным.
    Затем  в  разговоре  наступил  очередной  длительный  перерыв.  Герцог
Вассант пришел к аналогичному  выводу  задолго  до  сэра  Джона  и  теперь
пытался придумать,  как  бы  от  этого  вывода  отказаться.  Одновременная
оборона Железного и Айсотского ущелий при наличии хорошего резерва на  тот
случай, если бы Вальдо все-таки удалось прорваться, представлялась герцогу
делом трудным, но не невозможным. И герцог полагал,  что  в  таком  объеме
выиграть войну вполне вероятно.  Но  вот  в  том,  что  армии  Королевства
удастся, сражаясь, пройти по одному из этих ущелий и с боями  пробиться  к
Оппидум Оптимум, а затем захватить город, который Вальдо  упорно  укреплял
все последние двадцать лет, - вот в этом герцог сильно сомневался.
    Не то чтобы он думал, что победа так уж невозможна,  но  полагал,  что
она достанется ценой больших усилий, да и поражения он тоже  не  исключал.
Как бы то ни было, при таком  развороте  событий  могли  погибнуть  многие
прекрасные молодые люди, которым бы жить да жить да думать о том, в  какие
платья их  возлюбленные  нарядятся  на  ярмарку  и  как  поведут  себя  их
соперники, если  дело  дойдет  до  драки.  Вместо  всего  этого  им  почти
наверняка предстоит пасть на поле боя.
    "Да, все это так... - размышлял герцог, - но ведь,  как  ни  крути,  -
каждому суждена смерть, а погибнуть за то, чтобы  навсегда  разделаться  с
Вальдо и избавиться от постоянной угрозы безопасности  королевства,  -  не
самая недостойная  смерть".  Служа  принцу,  Вассант  самолично  прикончил
человек сорок пять - пятьдесят, и почти всех -  в  близком  бою.  Зачастую
Вассант был свидетелем наступления их смертного часа, да еще и  утешал  их
напоследок. Он сам дивился  тому,  как  это  у  него  получалось:  нанести
смертельную рану врагу, а потом произносить душеспасительные речи про  то,
что близок  тот  час,  когда  убиенный  им  человек  встретится  со  своей
матушкой, если того пожелает. Вассант знал, каково это - умирать. Он знал:
как бы ты ни встретил смерть  -  трусливо  крича  и  плача  или  стоически
испустив последний вздох, ты все равно умирал.
    Он думал  о  том,  что  и  Каллиопе,  рассуждавшей  примерно  так  же,
нестерпима мысль о гибели многих молодых  парней.  Герцог  знал,  что  она
жалеет каждого, кому суждена гибель. Но на самом деле  Каллиопа  думала  о
том, что ее погибшая родня никогда не допустила бы присоединения Загорья к
Королевству. И еще она дивилась тому, как это вышло, что она,  выросшая  в
Королевстве, не впитала подобных помыслов.
    Девушка  гадала,  одобрили  ли  бы  ее  замученные  и  убитые   Вальдо
родственники то, что должно было произойти. Ведь Каллиопа не мечтала выйти
замуж ни за кого, кроме Аматуса, а этот брак означал бы, что Загорью,  как
независимому государству, конец. Она понимала, что простой народ  Загорья,
ее подданные, которых она сама никогда не  видела  и  которые  понятия  не
имели о том, что она жива, что ее,  чье  имя,  на  счастье,  еще  не  было
вписано в анналы королевского рода, вынесла из  замка  нянька,  переодетая
зеленщицей, только порадовались бы всему, что положило бы конец  правлению
Вальдо. Ну  а  жители  Королевства,  гордящиеся  своим  добрым  королем  и
необычным принцем, несомненно, пришли бы в восторг  от  расширения  границ
страны, тем более что  за  счет  жестокости  Вальдо  в  Загорье  пустовало
множество хорошей, плодородной земли.
    Но в конце концов, разве могла Каллиопа унаследовать  от  своего  рода
что-либо, кроме крови? Она перечитала в королевской библиотеке  все  книги
про  Загорье,  про  тамошние  традиции,  про  придворный  этикет,  но  все
полученные знания не вошли в ее плоть и кровь,  она  не  чувствовала  себя
подлинной королевой. Ну, хорошо,  думала  она,  пусть  все  это  пропадет,
растает,  а  если  так,  то  почему  вообще  не  отказаться  от  мыслей  о
наследовании престола, ведь из-за этого моя жизнь постоянно  в  опасности.
Почему бы не понадеяться на то, что Аматус женится на мне просто по любви,
а не из-за каких-то там политических соображений? И  разве  мне  самой  не
радостнее вступить в брак с тем, кого я люблю, и не думать при этом больше
ни о чем?
    Эти размышления вновь вернули Каллиопу к самому  неприятному  вопросу,
но тут она почувствовала, как теплая рука Аматуса коснулась ее руки.
    - Что ж, - сказал принц,  -  чему  быть,  того  не  миновать.  Седрик,
позволь  задать  тебе  тот  единственный  вопрос,  который  сейчас   имеет
значение. Как ты думаешь - ты, лучший из советников и судей, - мы победим?
    А надо сказать, что в то  время,  как  сэр  Джон  вообще  не  терзался
никакими сомнениями, герцог Вассант испытывал сожаление, а в душе Каллиопы
происходила тяжелая борьба, Седрик производил внутри себя самые  настоящие
пленарные дебаты. Будучи верховным главнокомандующим, он  знал,  что  быть
полностью готовыми к войне невозможно в принципе, что плоды любых нынешних
действий созреют далеко не сразу, и поэтому  ему  очень  хотелось  сказать
принцу, что к войне Королевство совсем не готово. И все же, с точки зрения
того же главнокомандующего, он вправе был гордиться порядком в  войсках  и
тем, как он обеспечил войска оружием и боеприпасами, а потому считал, что,
если противопоставить армию Королевства армии Вальдо,  преимущество  будет
на стороне Королевства.
    Однако, опять-таки как главнокомандующему, ему ненавистна была мысль о
грядущей гибели его солдат. Уж больно  много  сил  и  забот  было  вложено
Седриком в армию, чтобы он мог спокойно повести воинов на смерть.
    Не забудем же и о  том,  что  Седрик  оставался  премьер-министром,  а
потому его волновали и дела государственные. Кроме того, он был от природы
человеком чувствительным и тонким, и у него накопилась на  ту  пору  масса
личных  проблем,  о  которых  мы,  любезный  читатель,  пока  остаемся   в
неведении.
    Словом, Седрик ответил на вопрос принца далеко не сразу. Он с чувством
пригубил гравамена, позволил себе еще несколько  мгновений  понаслаждаться
прелестью теплого весеннего дня и наконец произнес следующее:
    - Ваше высочество, это  будет  зависеть  от  многого.  Если  дороги  в
Загорье просохнут раньше,  чем  в  Королевстве,  Вальдо  сумеет  захватить
крепости на перевалах, поскольку мы не успеем разместить там  гарнизоны  и
снабдить их всем необходимым. Однако сухие весны в Загорье  редки...  если
только Вальдо не ухитрился прибегнуть к помощи могущественных колдунов.  В
этом случае нам также следует опасаться, что узурпатор вступил в сговор со
злобными созданиями  вроде  гоблинов.  Гоблины  -  первые  твари,  которые
приходят на ум, а ведь под землей обитают  еще  более  древние  и  опасные
страшилища. И наконец, у Вальдо могут быть союзники  из  числа  обитателей
новых, недавно открытых земель, о которых нам  пока  ничего  не  известно.
Гектарианцы и вульгарианцы, обитающие к северу от Загорья, в отношении нас
настроены дружественно, они даже, наверное,  могли  бы  заключить  с  нами
союз, но мы никак не можем быть уверены в том,  что  к  войску  Вальдо  не
присоединятся народы, нам абсолютно неведомые.
    Аматус сдержанно кивнул:
    - Многое может пойти не так, как мы рассчитываем, и нас может  ожидать
множество неожиданностей. И  все  же,  как  тебе  кажется,  сумеем  ли  мы
одержать победу?
    - Мы сумеем одолеть те силы Вальдо, о  которых  знаем  на  сегодняшний
день, ваше высочество. Этого было бы вполне  достаточно  для  того,  чтобы
прорваться через горы и захватить Оппидум Оптимум. Но я не могу  судить  о
том, почему Вальдо сейчас ведет спешные приготовления к вторжению - то  ли
потому, что заручился поддержкой каких-то неизвестных нам союзников, то ли
потому, что опасается ослабления своих позиций с течением  времени.  Очень
может быть, что имеет место и первое, и второе.
    Аматус торжественно  склонил  голову.  Он  знал,  что  именно  так  бы
поступил его отец, но это его теперь нисколько  не  смущало.  Затем  принц
отметил, что советы Седрика исключительно  полезны  ввиду  того,  с  какой
осторожностью они даны. А потом - ведь принц был так молод,  да  и  друзья
его тоже, и потому он спросил:
    - Чем бы нам заняться вечерком?
    - Ваше высочество, -  вздохнул  Седрик,  -  вам  предстоит  труднейшая
задача: делать вид, будто ничего не происходит, но при этом посетить целый
ряд иноземных посольств. Я бы порекомендовал вам захватить  с  собой  леди
Каллиопу.
    - Недурная мысль, - кивнула Каллиопа и улыбнулась.
    Теперь, когда вечера  стали  светлее  и  теплее,  ей  хотелось  почаще
выбираться из замка.
    - А что это даст?  -  поинтересовался  Аматус.  Седрик  чуть  было  не
сказал: "Это даст нам  в  скором  времени  превосходную  королеву",  -  но
вовремя опомнился и ответил так:
    - Это даст вам  больше  возможностей,  ваше  высочество.  Вы  вынудите
вражеских  лазутчиков   следовать   за   вами   по   пятам.   Они   станут
переговариваться и тем самым выдадут себя, а уж наши  друзья  не  преминут
этим воспользоваться.
    - Стало быть, я буду прохлаждаться на дипломатических  приемах,  а  вы
будете подвергать себя опасности? И слушать об этом не желаю...
    Тут,  неожиданно  для  всех  присутствующих,  слово  взял   сэр   Джон
Слитгиззард.
    - Ваше высочество, - заявил он, - мы подвергнем себя опасности, потому
что таков  наш  долг.  Вы  -  единственная  приманка,  на  которую  клюнут
лазутчики Вальдо. Нам с герцогом при всем желании не созвать мух с четырех
концов города на одну банку варенья. И... вы уж на меня не обижайтесь,  но
из мушкета я стреляю более метко, чем вы, герцогу нет равных  во  владении
кинжалом, и мы оба получше вас орудуем мечами. Дело это  сделать  надо,  и
господин Седрик очень точно все продумал - как это провернуть и кому.
    Будь такие речи произнесены год назад, а  уж  тем  более  -  лет  пять
назад, Седрик не подивился бы тому, что принц вступил бы в жаркий  спор  и
принялся бы  отстаивать  свою  задетую  честь.  Но  теперь  Аматус  только
согласно кивнул и негромко проговорил:
    - Я постараюсь все сделать, как нужно. Вот, герцог Вассант, возьмите у
меня этот серебряный свисток - только  на  сегодняшний  вечер,  и  подайте
знак, если вам или сэру Джону будет грозить беда.  Вы,  надеюсь,  помните,
что если свистнуть в этот свисток, вам обязательно придут на помощь.
    А потом, словно  и  не  было  этого  разговора,  компания  возобновила
распитие вина, зазвучали песни и  потекли  беседы  о  прекрасных  дамах  и
девицах на выданье.

                                                                   ГЛАВА 2
                                                     ВЕЧЕРНЕЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

    Гектарианское посольство с  незапамятных  времен  славилось  качеством
подававшегося гостям чая, а чай там подавали поздно  вечером,  дабы  гости
успели проголодаться как следует. Посланники Гектарии  всей  душой  желали
доставить гостям удовольствие, но такова уж гектарианская этика - во  всем
построена на противоречиях.
    Гектарианский посол,  чья  гениальность  была  изумительной  даже  для
гектарианца, в тот вечер особенно радовался гостям - ведь  его  совершенно
неожиданно навестил не кто-нибудь, а принц Аматус собственной  персоной  в
сопровождении очаровательной леди Каллиопы. Поскольку чай в  гектарианском
посольстве подавали а-ля фуршет, дабы гости могли общаться более свободно,
прибытие принца и его спутницы не вызвало особых сложностей. Принц Аматус,
поглотив порцию протонов и симиле и запив ее  бокалом  гравамена,  выразил
желание потолковать с послом с глазу на глаз.
    На самом деле беседу принц завел самую что ни на  есть  невинную  -  о
погоде, о семейных делах и  тому  подобной  ерунде,  но  посол  был  готов
болтать  с  Аматусом  о  чем   угодно,   поскольку   главное   направление
гектарианской внешней политики состояло  в  том,  чтобы  выдать  замуж  за
Аматуса одну из тамошних принцесс. Кроме того, посла несказанно порадовало
то,  что  некоего  довольно  грубого  молодого  человека,   всеми   силами
старавшегося подобраться к ним с  принцем  -  наверняка  для  того,  чтобы
подсунуть послу какую-то петицию, - остановила леди Каллиопа. То есть  она
буквально загородила молодому человеку дорогу, да так, что он не  смог  бы
при всем желании обойти ее, не применив грубой силы. Так  вряд  ли  стоило
вести себя даме, мечтавшей стать королевой, а потому посол сделал для себя
кое-какие  выводы  относительно  цели  визита  Аматуса   в   гектарианское
посольство.
    Но даже если посол не  ошибался  на  этот  счет,  то  принц  Аматус  с
изложением цели своего визита не поторопился - не  поторопился  настолько,
что, так и не посвятив  посла  в  свои  планы  относительно  потенциальной
женитьбы, вскоре покинул вечеринку,  не  забыв  прихватить  с  собой  леди
Каллиопу.
    А когда  они,  рука  об  руку,  миновали  ворота  и  покинули  пределы
слышимости гектарианских стражников, Каллиопа произнесла,  ни  к  кому  не
обращаясь, следующее:
    - Молодой, светловолосый, ростом выше Аматуса, в синем плаще и красных
сапогах, на плаще вышита желтая звезда, представляется как Михарри.
    Она проговорила это еле слышно, нежно - так, как и  положено  говорить
влюбленной женщине, и Аматус поцеловал ее, так что если  бы  гектарианские
стражники что и услышали (а они ничего не услышали),  то  решили  бы,  что
прозвучало не слишком внятное признание в любви.
    Затем парочка уселась в королевскую карету и отправилась  на  вечерний
прием в вульгарианское посольство. Эхо топота копыт коней, увозящих карету
прочь от гектарианского посольства,  еще  не  успело  стихнуть,  когда  из
ворот, с подчеркнуто невинным  видом  человека,  решившего  погулять  ради
собственного удовольствия, появился Михарри.
    Он повернул налево, то есть не в ту сторону, куда  уехала  карета,  и,
оказавшись за углом, ускорил шаг. Он то и  дело  оглядывался,  затравленно
озирался по сторонам, путал следы, но "хвоста" за собой  не  приметил.  Но
если бы он оглядывался именно в те мгновения, когда он этого не делал,  он
бы почти  наверняка  заметил  тень  тучного  мужчины,  передвигавшегося  с
быстротой и  ловкостью,  нехарактерной  для  человека  такой  внушительной
комплекции - так грациозно и легко, как те девушки, что танцуют за  деньги
в тавернах.
    Михарри свернул  в  переулок  и  пошел  дальше.  Вдруг  он  вздрогнул,
остановился и стал испуганно вертеть головой.  Никого  и  ничего.  Михарри
немного постоял в темном переулке, переминаясь с ноги на ногу, и вздохнул.
    А потом получил сильнейший удар в нижнюю челюсть, и кто-то здоровенный
приставил к горлу острие кинжала.
    - Где назначена ваша встреча? - негромко  прозвучал  голос  за  спиной
Михарри. Михарри молчал.
    - Вообще-то мне это безразлично, - сказал незнакомец и тихо добавил: -
Можешь сразиться со мной и погибнуть прямо здесь, можешь не  сражаться,  и
тогда тебя станут пытать до тех пор, пока ты не  заговоришь,  -  а  можешь
заговорить. Выбор за тобой, и советую поторопиться.
    Михарри с трудом сглотнул и прохрипел:
    - Я клятву дал...
    - Смерть освобождает тебя от  любых  клятв,  -  оповестил  несчастного
герцог Вассант, нажал на рукоять кинжала, провел им из стороны в сторону и
отпустил Михарри. Тот ничком повалился на мостовую, а герцог вытер  кинжал
о его камзол. Пытки Вассант всегда терпеть не мог, и ему  непосильно  было
видеть, как честный человек нарушает клятву. Наверняка у  Михарри  имелись
какие-то понятия о чести. Это, как правило, принято в среде лазутчиков.
    Удостоверившись в том, что  лазутчик  мертв,  Вассант  медленно  пошел
дальше по переулку. Дойдя до ближайшего угла, он  безо  всякого  удивления
обнаружил в стене дома расшатанный камень, за которым лежал клочок бумаги.
Герцог убрал бумагу в карман, спрятался неподалеку и стал  ждать.  Оттуда,
где он засел, ему был бы отлично виден силуэт человека, который должен был
явиться к тайнику.
    Затем герцог погрузился в легкую дремоту - чтобы научиться  этому,  он
немало часов посвятил упорным тренировкам. Нижнюю челюсть Вассанта  крепко
держала лента  его  широкополой  шляпы.  К  этой  предусмотрительности  он
прибег, зная, что тучные мужчины во сне храпят. Правда,  сам  герцог  пока
вроде в храпе замечен не был, но кто знает, когда это  могло  начаться?  В
переулке послышались шаги, и Вассант, вздрогнув, проснулся.
    Вассант сразу узнал, кто перед ним. Дабы не стать  жертвой  случайного
выстрела, герцог негромко окликнул:
    - Сэр Джон?
    Человек не пошевелился - только  навел  мушкет  туда,  откуда  донесся
голос.
    - Герцог?
    - Да.
    - Дай какой-нибудь знак.
    "Будь проклят сэр Джон за эту его всегдашнюю сверхпредосторожность", -
мысленно выругался Вассант, и сказал:
    - Нет, это ты дай мне знак. Какое родимое  пятно  у  леди  Каллиопы  в
паху?
    Сэр Джон вытянулся как по струнке.
    - Откуда мне знать?
    - Ну, тогда ты точно сэр Джон Слитгиззард. Любой другой на твоем месте
что-нибудь измыслил бы, думая, что тебе это известно.
    Сэр Джон, хмыкнув, сунул мушкет в кобуру и неожиданно спросил:
    - Пока что мы установили, что я - это я, а как насчет тебя, герцог?
    - А кто бы еще задал тебе такой вопрос? - буркнул герцог  и  вышел  из
укрытия. - Ну, как поохотился? - поинтересовался он.
    - Двое моих лежат поверх  одного  твоего.  Я  впереди.  Наверное,  мои
спешили за весточкой от твоего?
    - Весьма вероятно. Где ты их перехватил?
    - Первого - около Вульгарианского посольства, он тащился за принцем, а
второй присоединился к нему в таверне. А в таверне у меня человечек  есть,
парень по имени Гарк...
    - Помню-помню, опытный парень,  всегда  начеку.  И  сведения  полезные
поставляет. - Герцог и  его  старый  товарищ  пошли  дальше  по  переулку,
готовые к любым неожиданностям. - Ты догадываешься, который час? - спросил
Вассант.
    - Судя по бою курантов, поздний вечер, - отозвался сэр Джон.
    - В таком случае можно заглянуть  в  театр.  Вот-вот  должно  начаться
представление. Аматус собирался его посетить.
    - Решено, - кивнул сэр  Джон.  -  Давай  найдем  извозчика...  так  мы
избежим лишних подозрений, да и разговоров меньше будет, чем  если  бы  мы
шатались с тобой вдвоем по ночным улицам.
    Герцог согласно кивнул. На ближайшем  перекрестке  они  наткнулись  на
старую карету - изрядно потрепанную, но чистую, и велели кучеру отвезти их
к заведению под вывеской "Пестрый газебо".
    - Сегодня там выступает королевская труппа,  а  некоторые  из  любимых
актеров принца играют главные роли, - сообщил другу сэр Джон Слитгиззард.
    Театром герцог Вассант никогда  особенно  не  увлекался,  почитая  это
искусство  вульгарным.  Вдобавок  в  тех  заведениях,  где   разыгрывались
спектакли, запросто могли вычистить карманы  или  срезать  кошелек.  Кроме
того, герцог был ценителем хорошей музыки, а театральные  оркестрики  чаще
всего безбожно врали. Он обожал грациозные танцы, а в театре танцевали как
угодно, только не грациозно. Он любил честность и прямоту, а актеры только
тем и занимались,  что  притворялись  другими  людьми.  А  вот  сэр  Джон,
напротив, был заядлым театралом и  поэтому  все  время,  пока  они  ехали,
распинался о том, каких замечательных артистов им предстоит увидеть.
    - Видишь ли, - вещал сэр Джон, - это, безусловно,  величайший  сюрприз
для всех, кроме Седрика, - то, что Родерик оказался драматургом. Но,  судя
по всему, он  тайком  занимался  сочинительством  много  лет,  и  говорят,
многого достиг. Пьеса, которую дают сегодня, если  верить  слухам,  просто
шедевр. Называется она "Маска убийства", и в  ней  рассказывается  о  том,
как...
    - Умоляю тебя, сэр Джон, не увлекайся слишком. А  вдруг  нам  придется
уйти, дабы  преследовать  очередного  лазутчика  до  того,  как  спектакль
закончится? Тогда тебя постигнет жестокое разочарование.
    И герцог заерзал на сиденье, стараясь устроиться поудобнее.
    Сэр Джон кивнул:
    - Ты прав, конечно. Но поверь, так трудно удержаться,  особенно  после
всего того, чего я наслушался про эту пьесу.  И  подумать  только  -  ведь
автор творил ее, можно сказать, у нас на глазах...
    Но тут сэр Джон неожиданно выпрямился. Его  лицо,  озаренное  огарками
свечей,  отбрасывающих  тусклые  отблески  на  окна   кареты,   заклеенные
промасленной бумагой, стало мрачным и тревожным.
    - Что за... - вырвалось у герцога. Сэр Джон приложил  палец  к  губам,
обернулся и приоткрыл окошко. Бумага заскрипела.  Запрокинув  голову,  сэр
Джон выглянул в щелочку и прошептал, что было довольно затруднительно, так
как ему пришлось перекрикивать стук колос и цоканье копыт:
    - Мы только что пересекли Венд. Куда бы он нас ни вез, он везет нас не
к "Пестрому газебо". Боюсь, что...
    Карету качнуло, она резко остановилась. Сэр Джон резко отодвинулся  от
дверцы, послышался глухой треск, и Вассант увидел, как в подушку  сиденья,
в то самое место, где  только  что  сидел  Слитгиззард,  вонзилось  острие
шпаги. В это же мгновение  герцог  выхватил  мушкет,  не  успев  до  конца
осознать, что произошло... Их похитили!
    Чьи-то каблуки загрохотали по крыше - то ли туда забрался кучер, то ли
кто-то другой вознамерился выстрелить из мушкета им в спину, если  бы  они
вздумали  выпрыгнуть  из  кареты.  Сэр  Джон  взмахнул  мечом  и  снес   с
подсвечников огарки свеч. В карете стало темнее, чем на улице.
    В кромешном  мраке  не  было  видно  ничего,  кроме  овальных  окошек,
заклеенных  промасленной  бумагой.  По  краям  пробивался  тусклый   свет.
Долго-долго до них не доносилось вообще никаких звуков. Наконец медленно и
тихо дверца приоткрылась.
    Сэр Джон взвел  курок  мушкета,  придвинулся  поближе  к  той  дверце,
которую кто-то пытался открыть  снаружи,  медленно  поворачивая  ручку,  и
уперся рукой  в  крышу  кареты.  Тот,  кто  находился  на  крыше,  немного
подвинулся. Теперь Слитгиззард определил, где находится  нога  злодея.  Он
провел рукой по потолку, нащупал вторую ногу,  поднял  мушкет  и  направил
дуло точнехонько между ног неизвестного злоумышленника. На  все  это  ушло
гораздо  меньше  времени,  чем  потребовалось  для  описания.  А  за   эти
мгновения, длившиеся не долее четверти вдоха, герцог Вассант успел взвести
курок  своего  мушкета  и  прижался  ухом  к   дверце,   чтобы   наверняка
удостовериться в том, как расположился тот, что намеревался ее открыть.
    Удостоверившись, герцог нацелил мушкет на ручку дверцы - туда, где, по
его расчетам, располагалась рука злоумышленника.  А  тот  тянул,  и  ручка
поворачивалась со скоростью движения минутной стрелки по циферблату часов.
    Вассант почувствовал какой-то неприятный запах и  понял,  что  вот-вот
чихнет. Он до боли прикусил губу. Ручка дверцы совершила полный оборот.
    Легко, почти незаметно,  чтобы  не  напугать  герцога,  но  достаточно
твердо, дабы у того не осталось никаких сомнений в том,  что  это  значит,
сэр Джон коснулся указательным пальцем плеча Вассанта.  Не  дрогнув  и  на
миллиметр не сдвинув мушкета от того места, куда целился, Вассант  потянул
за спусковой крючок, и оба мушкета грянули одновременно. Звук  выстрела  в
закрытом пространстве был подобен грохоту пушек.
    Герцог ногой распахнул дверцу, сунул мушкет в кобуру  и  выпрыгнул  из
кареты, ловко выхватив из ножен меч. Уже стоя на мостовой и успев  бросить
взгляд по сторонам, дабы убедиться, не окружена ли карета,  он  заметил  в
свете луны фигуру мужчины,  тупо  уставившегося  на  обрубленную  руку,  и
второго, распластавшегося на крыше кареты, зажавшего руками пах.
    В это время с десяток врагов, все со шпагами наголо, вышли из  тьмы  и
встали полукругом с той стороны кареты, где стоял герцог Вассант.
    Тут рядом с ним появился сэр Джон.
    - Окружили, мерзавцы, - прошептал Слитгиззард. -  Взяли  в  кольцо.  В
колеса палки вставили. Не уедешь.
    Вассант кивнул. Стоявшие кругом люди все до одного  были  в  плащах  с
капюшонами. Ни единого факела. Злодеи казались застывшими статуями.
    Друзья стояли и ждали  мгновения,  когда  закипит  бой,  но  никто  не
трогался с места. Сэр Джон не шевелился и слушал. Вот,  лишившись  чувств,
повалился на  мостовую  тот,  кому  герцог  выстрелом  отрубил  руку,  вот
испустил последний вздох человек на крыше кареты.  Слитгиззард  смотрел  и
слушал, но ни один из окруживших их с Вассантом злодеев не сделал ни шага,
не произнес ни слова.
    Глаза  сэра  Джона  успели  привыкнуть  к  темноте,  и  он   разглядел
незнакомцев получше. Просторные,  плотные,  тяжелые  плащи  лежали  на  их
плечах так, словно под ними прятались неестественно хрупкие тела.
    - Что вам нужно от нас? - требовательно  вопросил  Вассант,  устав  от
ожидания, но не желая начинать сражение, поскольку он  понимал,  что  силы
далеко не равны и им с сэром Джоном грозит поражение, если дойдет до дела.
- Мы слуги короля и верноподданные принца Аматуса. Вы не  имеете  никакого
права удерживать нас здесь, и это не в вашей власти. Пропустите нас, иначе
мы убьем вас.
    Стоявшие кругом люди - если то  были  люди  -  не  шевельнулись  и  не
произнесли  ни   звука.   Миновало   еще   несколько   частых,   тревожных
сердцебиений, а потом все они, словно в унисон, тронулись с места,  сделав
шаг левой ногой вперед, и сомкнули ряды. Руки злодеев, сжимавшие шпаги, не
дрогнули.
    Сэр Джон выхватил мушкет и произнес, спокойно и небрежно - так, словно
излагал свое мнение по поводу второстепенного политического вопроса:
    - Поскольку перед вами открывалась блестящая  возможность  пристрелить
нас на месте, но вы этого не сделали, ваше поведение, друзья мои,  наводит
меня на мысль о том,  что  вам  приказано  взять  нас  живыми.  Желает  ли
кто-нибудь из вас оспорить мои соображения на этот счет? Из гибели  кучера
и его приспешника с очевидностью следует, что вам приказано не щадить друг
друга, а  быть  может,  вам  втолковали,  что  наши  жизни  дороже  ваших.
Вероятно, теперь мы могли бы удостовериться в том, так ли это.
    Затем он прицелился из мушкета в  ближайшего  злоумышленника,  оттянул
курок, прицелился в грудь мерзавца, не в силах избавиться  от  подозрений,
что окружившие их с герцогом подонки -  не  люди,  и  нажал  на  спусковой
крючок.
    Вспышка при выстреле просияла ярче света дня. Герцог Вассант подумал о
том, что на звук выстрела могла бы явиться подмога. Находись они в  другом
районе города, наверное, так бы  и  случилось,  но  они  угодили  в  самый
неудачный в этом смысле район. Здесь, в окрестностях Венда, куда и днем-то
мало кто заглядывал, кругом были только покинутые  жителями  пустые  дома.
Здесь давно уже никто не решался жить из страха перед ворами  и  убийцами.
Воры же и убийцы тут также надолго не задержались -  эти  опасались  новых
обитателей заброшенных жилищ, чьи имена они  даже  страшились  произнести.
Зло, казалось, сочилось здесь сквозь трещины мостовой.
    Тот, в кого угодила картечь,  запрокинулся  назад,  упал  на  спину  и
мгновение лежал неподвижно. Но вот он приподнял  голову  и  дернулся  так,
словно у него была перебита шея. Затем он начал  дрожать  и  извиваться  и
производил эти движения гораздо дольше, чем, по идее, следовало бы.
    Из мрака, перешагнув через  тело  павшего,  шагнула  другая  фигура  и
замкнула круг. Все твари вновь сделали шаг вперед и в сторону.
    Слитгиззард что-то еле слышно проговорил и не на шутку изумил  герцога
Вассанта  своей  грубостью.  Честно  говоря,  и  самому  сэру  Джону   его
собственное высказывание  показалось  весьма  скабрезным,  но  сложившаяся
ситуация до предела истощила его словарный запас, и,  кроме  ругательства,
больше решительно ничего не приходило ему в голову.
    За время ожидания герцог успел перезарядить все три мушкета, а  затем,
не спуская глаз с окружения, перевесил свою портупею на плечо сэра  Джона,
а сам обнажил меч и кинжал, предоставив Слитгиззарду возможность  стрелять
сразу из шести мушкетов.
    - Попробуй прикончить еще несколько ублюдков, - тихо сказал Вассант. -
Посмотрим, удастся ли их убить вообще.
    Слитгиззард среагировал на предложение товарища молниеносно. Руки  его
так и мелькали. Он стрелял, убирал очередной мушкет в  кобуру,  выхватывал
следующий. Эхо выстрелов разлеталось по закоулкам Венда гулом  и  треском.
Трое врагов пали,  пал  и  четвертый,  успевший  занять  место  одного  из
погибших.
    Все четверо ублюдков, упав на мостовую, задергались точно так же,  как
первый, приконченный сэром Джоном. Вассант, краем глаза наблюдая  за  этой
омерзительной картиной, лихорадочно перезаряжал мушкеты.
    - Даже тот, которого ты пристрелил первым, до  сих  пор  дергается,  -
вырвалось у Вассанта.
    Слитгиззард кивнул, а Вассант скорее почувствовал  его  кивок,  нежели
заметил. Вспышки мушкетных выстрелов слепили глаза.
    - Если бы я мог представить, что такое возможно, я бы сказал,  что  их
головы пожирают их тела, - выговорил он сквозь стиснутые зубы.
    Но вот стоявшие кругом твари опять сделали шаг  вперед,  затем  -  еще
один, и еще. Кольцо неумолимо сжималось.
    - Что ж,  похоже,  дело  предстоит  нешуточное,  -  изрек  Вассант.  -
Продолжай расправляться с теми, с кем  можешь.  Вот,  я  последний  мушкет
перезарядил.
    Грохот выстрелов сразу шести мушкетов был столь оглушителен,  что  мог
бы мертвецов, наверное, поднять из могил. Треть злодеев выпала из  кольца.
Образовалась солидная брешь, но не успели сэр Джон и  герцог  пробежать  и
двух шагов в ту сторону, как брешь закрыли явившиеся на подмогу мерзавцы.
    Пришлось друзьям отступить и вернуться на прежнюю позицию, в  середину
круга. Еще несколько шагов линии наступления - и герцогу  с  сэром  Джоном
показалось, что их, видимо, собираются взять в плен, но вскоре стало ясно,
что ублюдки теснят их в сторону от  кареты,  дабы  действительно  взять  в
кольцо.
    - Какая им разница? - удивился герцог. - Ведь они  нас  заполучат  так
или иначе!
    - А может, они просто тупицы безмозглые, - высказал предположение  сэр
Джон. - Как им велели, так и делают.
    Теперь они стояли спиной к спине, и герцог непрерывно дул в серебряный
свисток принца Аматуса, но оба друга отлично понимали, что навряд  ли  кто
из королевских гвардейцев окажется в этой части города  после  наступления
темноты. Поэтому надежды на спасение ни Слитгиззард, ни Вассант не питали.
Они были обречены и понимали это - ведь они уже сделали все, что могли.
    Мрачные фигуры  неуклонно  приближались.  Теперь  можно  было  бы  уже
разглядеть лица мерзавцев под капюшонами, но нет, лиц  видно  не  было.  А
видно было то, что капюшоны покрывают не человеческие головы.
    Еще два шага, и ряды фигур в капюшонах сомкнулись, твари встали плечом
к плечу, на расстоянии вытянутой шпаги от сэра  Джона  и  герцога.  Друзья
стояли так близко, что слышали дыхание друг друга. Все замерло. Ни звука.
    Медленно-медленно,  беззвучно  между  фигурами  в   капюшонах   начали
показываться поросшие шерстью маленькие острые носы. Маленькие острые носы
с желтыми клыками.  А  головы  неизвестных  тварей  в  это  время  как  бы
складывались, втягивались внутрь капюшонов.
    - Что это еще за... - вырвалось у герцога, но тут сверкнули  крошечные
красные глазки, и серые зверьки бросились на него и сэра Джона.
    - Крысы! - одновременно вскричали сэр Джон и герцог Вассант, и их мечи
рассекли зловонный ночной воздух, сверкнули серебром в свете тусклой  луны
и разрубили крошечные тельца.
    Первым же ударом каждому из друзей удалось расправиться с  полудюжиной
крыс. Сэр Джон и герцог рассекли их на куски разного  размера.  Куски  эти
валились куда-попало, в том числе и прямо под ноги друзьям.  Некоторым  из
мерзких тварей удавалось вцепиться и укусить сэра Джона и герцога за ноги,
прежде чем те успевали отшвыривать их в темноту яростными  пинками.  Крысы
перелетали через крыши невысоких домов, их трупики шмякались на  мостовую,
ударялись о стены. Одни падали в сточные канавы, другие, наверное, влетали
в печные трубы и застревали в дымоходах.
    Крыс оказалось не так уж много, но, сражаясь с ними,  друзья  получали
многочисленные укусы, и притом жутко болезненные. Вдобавок  сэру  Джону  и
герцогу пришлось разойтись в стороны, и потому они не могли прикрыть  друг
друга в тот миг, когда на них, выставив перед собой шпаги, вновь двинулись
те, кто прятался под плащами.
    Судя по  уродливым  телам  и  бешено  сверкающим  глазищам,  это  были
гоблины, однако они резко отличались от тех, какими их запомнил сэр  Джон.
Эти были целеустремленными, вышколенными. В их планы явно  входило  скорее
убийство,  нежели  желание  полакомиться  людьми,  а  главное,  они   явно
поддерживали друг дружку - то есть действовали с несвойственной их племени
солидарностью. Стоило ранить одного из них - его тут же оттаскивали назад,
а на его место вставали другие. А ведь в былые  времена  раненого  гоблина
незамедлительно бы сожрали его сородичи.
    Вот такие мысли мелькали в голове у  сэра  Джона  -  в  той  крошечной
частице его сознания,  которая  еще  была  способна  внятно  формулировать
мелькающие мысли. Теперь он стоял боком к герцогу  Вассанту,  стало  быть,
прикрывать друг друга они почти не могли. Да,  собственно  говоря,  теперь
это уже не имело значения, потому что гоблины прижали их не на шутку.
    Герцог сражался столь же отчаянно, он  тоже  прикончил  немалое  число
крыс, но в отличие от своего товарища мыслил более четко. Он заметил,  что
один из  гоблинов  держится  как  бы  поодаль  от  круга,  сомкнутого  его
сородичами,  да  и  меч   держит   больше   из   соображений   собственной
безопасности, а не в  целях  нападения,  как  остальные.  Не  укрылось  от
зоркого глаза герцога и то, что гоблинские мечи не покрыты солидным  слоем
ржавчины, как полагалось бы оружию из их подземных арсеналов, а, наоборот,
начищены до блеска, словно только что взяты из кузницы. Удивительно было и
то, что одеты были гоблины, что называется, с иголочки, ну а больше  всего
поражала их отличная боевая выучка.
    Единственная мысль утешала герцога и сэра Джона: оба они думали о том,
что кто бы ни обучал гоблинов боевым искусствам, он наверняка мог добиться
от них только тупого повиновения в  исполнении  приказов,  но  научить  их
хорошо драться не сумел бы при всем желании. И  действительно,  они  то  и
дело мешали друг дружке, загораживали дорогу. Сэр Джон и герцог Вассант не
преминули воспользоваться этими погрешностями в боевой подготовке  врагов.
Друзья дожидались мгновений; когда  ряды  гоблинов  приходили  в  ощутимый
беспорядок, и тогда  бросались  на  тварей  и  рубили  и  кололи,  поражая
пару-тройку бойцов. Но это  нисколько  не  смущало  наступавших  гоблинов.
Поверженные пару мгновений стояли торчком, потому что им  попросту  некуда
было падать.
    Да, дрались они не лучше, чем прежде, хотя кто-то и потрудился изрядно
над их дисциплиной. Но только успел герцог Вассант об этом  подумать,  как
свет луны мелькнул, озарив лезвие вражеского меча. Меч  рванулся  к  груди
герцога, но тот успел  отбросить  его  и  разрядил  свой  мушкет  прямо  в
нападающего гоблина.
    В это же мгновение сэр Джон получил третье небольшое  ранение  (помимо
крысиных укусов), и это заставило его усомниться в возможности победы  над
гоблинами  и  крысами.  Никогда  прежде  подобные  мысли  Слитгиззарда  не
посещали.
    Не сказать, чтобы из-за этой мысли  он  стал  драться  менее  пылко  -
никакие размышления не могли бы заставить его изменить всегдашней  отваге,
- нет, он сражался все яростней, но при этом сердце его все  сильнее  ныло
от отчаяния. Чутье подсказывало ему, что час гибели уже недалек.
    А герцог, готовый погибнуть, отстаивая свои убеждения, пришел к такому
же выводу чуть раньше сэра Джона и потому  столь  же  обреченно  и  храбро
размахивал мечом. Гоблины неумолимо надвигались, по шестеро, по десятеро в
затылок друг другу. Их было слишком  много,  чтобы  мечтать  вырваться  из
окружения. Будучи более  проницательным,  чем  сэр  Джон,  герцог  Вассант
понимал, как важно, чтобы о случившемся  непременно  узнал  Седрик,  чтобы
стало известно, что напали на них с сэром Джоном именно гоблины и что  эти
подонки теперь гораздо сильнее, чем прежде. Поэтому герцог бился  со  всей
страстью и отчаянием, на какие только был способен. Ему нужен был  краткий
миг,  доля  секунды,  чтобы  оставить   на   поле   брани   неопровержимое
свидетельство происшедшего. Правда, он пока и сам понятия не имел, что  бы
это могло быть за свидетельство.
    Четыре длинные тучи, снизу черные как уголь,  а  сверху  посеребренные
светом луны, плыли по небу, похожие на плоскодонные корабли, и надвигались
на  ночное  светило.  Но  ни  двое  людей,  ни  отряд  гоблинов,   ведущих
непримиримое сражение в глухих закоулках  Венда,  не  удосужились  поднять
головы и взглянуть на небо - у них просто не было такой возможности.
    А вот если бы  эти  тучи  увидел  предводитель  гоблинов,  его  сердце
наверняка бы радостно встрепенулось. Гоблины отлично  видят  в  темноте  и
сражаются еще более яростно под ее прикрытием. Вне сомнения, как  и  любой
другой на его месте, гоблинский военачальник решил бы, что  тучи  гоблинам
только на руку и что, как только первая из них закроет лик луны, сразу  же
стихнет бряцание стали (сейчас  больше  напоминавшее  звяканье  летящих  с
лестницы  кастрюль  и  сковородок),  прекратится  кровопролитие   и   ночь
наполнится радостным многоголосым визгом  гоблинов,  уже  успевших  набить
пасти человеческим мясом (лучше и не говорить о том,  какие  бы  при  этом
слышались звуки). В общем, можно предположить, что в тот миг,  когда  тень
наползла на сверкающие под луной крыши, когда туч"  (если  то  были  тучи)
выстроились в ряд, сердце гоблина-командира радостно екнуло. Не  исключено
также, что в его воображении возникли все вышеперечисленные звуки.
    Увы, он не расслышал звука выстрела  мортиры  Кособокого  -  выстрела,
которым ему  снесло  голову.  Обезглавленный  труп  предводителя  гоблинов
рухнул на мостовую, покрытую нечистотами.
    Как только первая туча краем коснулась диска луны, Кособокий обрушился
на гоблинов с тыла, размахивая обоюдоострым топором. Он крушил врагов так,
словно перед ним простиралось заросшее сорняками поле. Галлоны  гоблинской
крови, казавшейся черной в лунном свете, изливались из  обрубков  голов  и
лап. Кровь лужами растекалась  по  мостовой,  взлетала  в  воздух  черными
фонтанами. Слышались отдельные вскрики, но  они  тонули  в  мощных  звуках
ударов топора начальника королевской стражи.
    Поначалу гоблины даже пытались сразиться с ним и вели себя  почти  как
люди, но то ли смерть предводителя их так  напугала,  то  ли  сама  ярость
атаки, то ли мысль, которая в этим мгновения мелькнула даже у сэра Джона и
герцога Вассанта: кем бы ни был Кособокий на самом деле, сейчас в нем явно
бушевало что-то нечеловеческое. Короче говоря, что-то, а может  быть,  все
сразу, да вдобавок что-то еще, что было ведомо только гоблинам,  мгновенно
испарило их боевой задор, и они утратили его быстрее, чем кровь вытекла из
тел их изрубленных на куски сородичей. Гоблины  развернулись  и  бросились
наутек, попутно приканчивая своих соратников.
    Как только Кособокий начал крушить гоблинов с тыла,  прокладывая  себе
путь к двум  окруженным  людям,  началась  паника  и  в  передовых  рядах.
Гоблины, вплотную подступившие к сэру Джону и герцогу, отвернулись от  них
и стали рваться наружу, утыкаясь в спины  своих  товарищей.  В  результате
множество гоблинов погибло от рук соплеменников -  пожалуй,  даже  больше,
чем уложили все трое друзей, вместе взятые. Уцелевшие же твари улепетывали
проворнее деревянной лошадки, которая оторвалась от карусели.
    Отвратительные  трупы  гоблинов  усеяли  мостовую,  в  воздухе   повис
омерзительный запах жженой серы. Двое друзей, еще не до конца веря в  свое
чудесное спасение, отерли  лезвия  мечей,  убрали  их  в  ножны,  а  затем
отвесили Кособокому учтивейший поклон.
    Он ответил  им  столь  же  учтивым  поклоном,  и  все  они  обменялись
рукопожатиями.
    - Просто превосходно, - наконец удалось выговорить герцогу,  когда  он
совладал с охватившими его чувствами. Стоило ему это сказать,  как  темные
тучи отползли от луны, и мостовая, залитая  кровью  и  нечистотами,  снова
заблестела.
    - Если бы не ты, мы бы пропали, - добавил сэр Джон Слитгиззард.
    Кособокий  кивнул.  То  ли  пока  в  нем   было   еще   слишком   мало
человеческого, чтобы он мог  небрежно  проговорить  что-нибудь  типа:  "Не
стоит благодарности", то ли наоборот, он стал слишком человечен. Как бы то
ни было, сказал он исключительно о деле:
    - Нужно как можно быстрее оповестить  о  случившемся  Седрика,  короля
Бонифация  и  принца  Аматуса.  Хорошо  вооруженные  и  дисциплинированные
гоблины, дерзнувшие выбраться  на  поверхность  земли,  -  это  говорит  о
вторжении в Королевство сил,  которые  при  всем  желании  не  могут  быть
сочтены дружественными. Но сначала нужно заняться вашими ранами: эти твари
частенько орудуют отравленным оружием. Вы оба так нужны принцу, что  я  не
могу позволить, чтобы вы пали жертвами чьего-то недосмотра, в том числе  и
вашего собственного.
    А потом они втроем зашагали по заброшенному району города и  почти  не
переговаривались по пути. В обществе начальника стражи сэр Джон  и  герцог
Вассант чувствовали себя столь же спокойно, как за  стенами  замка.  Через
некоторое время они добрались до той части Венда,  где  им  могла  грозить
лишь самая обычная опасность, и друзья зашагали чуть медленнее. Затем  они
перешли в район еще менее заброшенный и безлюдный, и  сердца  их  забились
ровнее. Наконец они ступили в знакомые оживленные  кварталы.  Улицы  здесь
были запружены народом, невзирая на поздний час, поскольку  стояла  теплая
лунная весенняя ночь.  Казалось,  они  только  что  выбрались  в  город  с
намерением посетить "Серого хорька".
    Толпа на улицах так шумела,  что  можно  было  говорить  свободно,  не
боясь, что подслушают, и сэр Джон решился спросить:
    - Мы вам нравимся, начальник стражи?
    Рука Кособокого скользнула к железной маске  -  туда,  где,  наверное,
располагался его подбородок. Великан поскреб подбородок и  глубокомысленно
изрек:
    - Я давным-давно забыл, что это значит "нравиться". Пожалуй, я мог  бы
сказать, что  вы  мне  нравитесь  настолько  же,  насколько  нравятся  все
остальные. Мне не нравится врать, это я знаю точно, поэтому больше  я  вам
ничего не скажу.
    Герцог Вассант, человек сообразительный, догадался, к чему клонит  сэр
Джон, и дерзнул задать другой вопрос:
    - Тогда скажи хотя бы: мы что-то значим для тебя?
    Как прозвучал ответ Кособокого - угрюмо или горько? Ни  сэр  Джон,  ни
герцог Вассант так и не смогли назвать этого чувства, но оба  впоследствии
процитировали его слова в письмах к друзьям:
    - Для меня много значат все люди. Слишком много. Это часть  того,  что
означает жить под проклятием.
    Герцог кивнул, хотя, не будучи проклятым, он и понятия  не  имел,  что
это значит.
    - Ты чувствуешь все наши страдания?
    - Чувствую. Чувствую так, как каждый из вас  чувствует  боль  друга  -
больше,  чем  свою  собственную.  Я  чувствую,  как  всем  вам  хочется  с
состраданием коснуться страждущего собрата, но знаю, что нет того, кто  бы
сумел это сделать. Я чувствую причину этой боли, и...  и...  -  Тут  голос
Кособокого превратился в мрачный шепот, похожий на легчайший  ветерок,  от
которого закачались бы тела повешенных. - И я чувствую боль каждого из вас
и наслаждаюсь ею. И еще я чувствую, что это  наслаждение  испытывает  тот,
кто я есть на самом деле.
    После  продолжительной  паузы,  застенчиво  и  осторожно  -  так,  что
впоследствии и сэр Джон,  и  герцог  Вассант  могли  поклясться,  что  его
предыдущие слова не иначе как им пригрезились в  страшном  сне,  Кособокий
проговорил:
    - И все же я не испытываю радости, когда  кто-то  из  вас  попадает  в
беду, и мне приятно, что именно вам я оказал услугу. Вот и все,  что  пока
мне известно о дружбе. Надеюсь, я заслужил вашу похвалу.
    - Заслужил, - одновременно негромко проговорили друзья, и все трое бок
о бок пошли дальше, и путь их был долог и труден. Их  ожидало  еще  немало
сражений, подобных тому, что недавно  закончилось.  К  рассвету  в  городе
воздух пропах кровью вражеских лазутчиков и содержимым вывороченных  кишок
гоблинов. Герцог Вассант и сэр Джон, добравшись  наконец  до  королевского
замка, завалились спать и спали  полдня.  Седрик  распорядился,  чтобы  их
никто не тревожил.
    Вот ведь странно: спали они без снов, а проснувшись, увидели  ласковое
закатное солнышко и улыбнулись. Но такие уж люди загадочные существа.

                                                                   ГЛАВА 3
                               ПРО ТО, КАК НАДОЛГО ПРЕРВАЛСЯ ВОЕННЫЙ СОВЕТ

    Миновало несколько недель, и до столицы  дошли  вести  о  том,  что  в
Айсотском ущелье начал таять  снег.  На  ту  пору  истребление  лазутчиков
Вальдо стало поистине беспощадным. Агентов врага убивали и  захватывали  в
плен  в  огромном  количестве.  Можно  сказать,  город  в  некотором  роде
превратился в поле боя. Кроме того, вспыхнули два  гоблинских  бунта,  оба
нешуточные, в конце концов Аматусу пришлось совершить дерзкий  марш-бросок
в подземелья, в результате которого гоблины были  перебиты,  их  обиталища
разрушены, и повсюду были наложены беломагические заклятия.
    Гоблинов стало больше, и организованы они теперь были куда лучше,  чем
раньше,  но  сражались  они  попрежнему  неумело,  и  их  уничтожение   не
представляло большого труда. Попав в плен  и  угодив  в  пыточные  камеры,
гоблины, все до одного, поспешно признавались в  том,  что  теперь  у  них
новый король, совсем не похожий на предыдущего.
    - Наверняка они не лгут, и король у них действительно другой, если ему
удается добиться повиновения подданных на таком расстоянии от его царства,
- печально сказал Бонифаций Седрику в то время, как они вдвоем поднимались
по витой лестнице в тронный  зал.  -  Прежде  ни  один  гоблин  был  не  в
состоянии исполнять приказы, будучи отделен от сородичей.  И  даже  тогда,
когда  гоблины  сражались  сообща,  дисциплина  у  них  была  -  хуже   не
придумаешь. Плохие новости,  очень  плохие.  Даже  если  бы  Вальдо  и  не
готовился к походу на Королевство, выходки гоблинов можно было  бы  счесть
опасными. А ведь не исключено, что он с ними в сговоре.
    Они прошли  мимо  длинного  чудесного  гобелена,  сотканного  Психеей.
Гобелен изображал историю Королевства с того  самого  дня,  как  Бонифаций
воссел на престол. Каждый год Психея добавляла  к  гобелену  новый  кусок,
отражающий какое-либо событие, и почти всегда изображала Бонифация. И  вот
теперь, когда они с королем шли мимо гобелена, Седрик  заметил,  что  лицо
Бонифация становится все больше и больше похожим  на  его  изображения  на
гобелене. Наконец они дошли до того места, где сходство стало совершенным.
    - Я всегда удивлялся тому, как в этом замке уютно и  тепло,  -  сказал
вдруг Седрик, сам изумившись тому, откуда у  него  взялась  эта  мысль.  -
Какой-то он нетипичный, не сказочный.
    - Еще счастье, что ты не сказал, что он -  не  настоящий,  -  вздохнул
король. - Ведь власть и сила Королевства покоятся  на  его  реальности,  а
реальность под  вопросом.  Однако  сомнения  твои  правомерны.  Хотя...  в
большинстве сказок в замках  обитают  злобные  узурпаторы,  потому-то  там
холодно и мрачно - ну, в смысле, атмосфера там такая царит. А после  того,
как узурпатора свергают...
    - Да-да,  понимаю,  -  кивнул  премьер-министр.  -  В  сказках  всегда
говорится о том, что тогда в замке звенит радостный смех, воцаряются тепло
и любовь. И потом все живут долго и счастливо. Но и это трудно  отнести  к
нашему замку - ведь он знавал и дни скорби.
    - Между тем здесь никогда не горевали понапрасну, - заметил король.  -
Будь это так, Королевство стало бы попросту реальным и просто-таки исчезло
бы.
    Седрику и Бонифацию оставалось одолеть  последний  лестничный  пролет.
Старый премьер-министр понимал, что король  намекает  на  какие-то  тайны,
ведомые лишь членам королевского семейства, и потому, думая о  том,  какие
записи ему предстоит сделать вечером в дневнике, Седрик спросил:
    - Но как короли обретают подобные знания?
    - Мы читаем, - коротко отозвался Бонифаций, когда они  остановились  у
двери, ведущей в тронный зал.
    Там уже собрались почти все члены военного  совета.  Советники  нервно
расхаживали по залу и  тревожно  переговаривались  под  военным  флагом  -
огромным полотнищем с изображением Руки и Книги. Этот флаг  вывешивался  в
тронном зале в дни государственных бедствий. Бонифаций выпил  бокал  вина,
закусил сыром, а затем  приветствовал  вельмож,  прибывших  из  отдаленных
провинций, и только потом перешел к делу.
    Прибыли многие благородные особы, из которых в первую очередь  следует
отметить лордов, обитавших к югу от  Железного  озера.  Именно  эти  земли
должны были принять на  себя  первый  удар  войска  Вальдо,  если  бы  тот
двинулся на Королевство через Айсотское ущелье. Присутствовали и лорды  из
других краев. Среди них был и престарелый граф, много лет исполнявший роль
отца Каллиопы. Лицо его выражало столь  неподдельную  печаль,  что  Седрик
разволновался: выполнит ли граф обязательства, возложенные на него войной?
Другие аристократы расхаживали по залу. Некоторые из них напустили на себя
скучающий вид и разговаривали  исключительно  о  живописи  и  садоводстве.
Другие старались держаться браво и болтали об  охоте  и  театрах,  и  лишь
немногие   сидели   спокойно   и   печально    посматривали    на    своих
соотечественников,  с  грустью  думая  о  том,  скольким  жизням   суждено
прерваться, скольким землям сгореть в огне пожарищ. Эти  не  притворялись,
не играли никаких ролей, они считали, что главное - остаться самим собой.
    Естественно, среди собравшихся находились и сэр  Джон  Слитгиззард,  и
герцог Вассант. Теперь все знали, что они -  верные  соратники  принца,  и
никто не сомневался в том, что когда Аматус станет королем, они  обеспечат
ему всяческую поддержку и защиту. Оба они  настолько  подходили  для  этой
работы, что им никто не завидовал. Наоборот, все испытывали облегчение при
мысли о том, что разбитные товарищи юности принца превратились к поре  его
зрелости в настоящих, несокрушимых, надежных друзей. Они сидели  рядышком.
Герцог поглощал вкуснейшие пирожные, от которых просто не смог отказаться,
а сэр Джон прихлебывал крепкий чай  нового  сорта,  который  только-только
начали ввозить в Королевство с востока через Великую Пустыню.
    - Вот интересно, - задумчиво протянул  сэр  Джон,  -  откуда  в  нашей
сказке взялся чай? У меня такое ощущение, что  такие  сказки  должны  быть
постарее чая.
    - Знаешь, главное, чтобы древность присутствовала. Всякая древняя вещь
- а древность не всегда измеряется  годами  -  таит  в  себе  удивительные
запасы времени, - изрек герцог, старательно  облизывая  с  пальцев  нежный
крем и всей душой мечтая о том, чтобы его не тянуло столь неодолимо съесть
еще одно пирожное. - Так всегда говаривал Голиас. Понятия не имею, что  бы
это могло значить, но похоже, это и есть ответ на твой вопрос.
    Сэр Джон кивнул. Он по опыту знал, что  лучшие  ответы  звучат  именно
так.
    Тут как раз в тронный зал вошли Психея и Кособокий. Похоже,  появление
Спутников принца всех порадовало.
    А вот появление самого принца - наоборот. Аматус и  Каллиопа  вошли  в
зал вдвоем. Принц был одет подобающе случаю  -  в  полукамзол,  штанину  и
невысокие парадные туфли. Правда,  почему-то  возникало  впечатление,  что
одевался  он  впопыхах.  Каллиопа  же  явилась  такая  растрепанная,   что
внешность ее буквально кричала о том, что она только что встала с постели.
Все присутствующие вытаращили глаза и уставились на вошедшую парочку.
    Старик граф кинулся к Каллиопе и отвесил своей мнимой дочери увесистую
пощечину, прозвучавшую ударом в барабан. Слезы набежали на глаза Каллиопы,
но она выпрямилась, вздернула подбородок и гневно воззрилась на  графа.  А
граф обратился к принцу:
    - Ваше высочество, я служил вашему деду и служу вашему отцу. А теперь,
похоже, моя  дочь  решила  служить  вам  особым  образом.  За  свои  раны,
полученные в боях, я должен благодарить вашего деда. За ущерб,  нанесенный
моей казне приготовлениями к войне, я должен благодарить вашего отца...
    А за удар, нанесенный моей чести, ваше высочество, и чести всего моего
семейства, я остаюсь вашим подданным, настолько, насколько должен.  Но  не
более того. Дружбе между нашими домами, хотя мне терять больше, чем вам, -
конец, и она не возникнет вновь. Можете забрать себе эту потаскушку, плоть
от плоти моей, и делайте с ней, что вам  заблагорассудится.  Пусть  станет
вашей игрушкой, пусть будет костью для собаки, свиной тушей для мясника. Я
не желаю оставаться на вашем совете.
    С этими словами старый граф сорвал с груди  орден,  полученный  им  за
заслуги в сражении на Колокольном Побережье, - тяжелый  золотой  медальон,
каких в Королевстве было всего-то восемь штук. Все присутствующие  в  зале
замерли в ужасе от того, что ожидали увидеть.  А  граф  плюнул  на  орден,
швырнул его к ногам Аматуса, развернулся,  сверкнув  самоцветами  на  алой
шляпе,  и  вышел  из  зала.  Тяжелая  дубовая  дверь  с   громким   стуком
захлопнулась за ним.
    Тут же  поднялся  ужасающий  шум  и  гам.  Седрик  кричал  и  призывал
собравшихся  к  порядку,  попутно  отдавая  приказы,  противоречащие  один
другому. Каллиопа  разрыдалась  и  упала  на  грудь  Аматусу.  Поддерживая
единственной рукой, принц бережно вывел девушку из зала. Король  Бонифаций
принялся эхом повторять  приказы  Седрика,  в  особенности  ему  удавались
распоряжения, противоречащие приказам премьер-министра. Все  это  время  в
тронный зал кто-то входил,  кто-то  выходил.  Двери  поминутно  хлопали  с
ужасающим грохотом.
    Стоя на страже в  углу  зала,  Родерик,  всегда  присутствовавший  при
важных событиях во дворце, не смущаясь, плакал навзрыд от  стыда,  но  при
этом думал о том, что перед его глазами только  что  разыгралось  действие
первое, сцена вторая из пьесы "Трагическая смерть Бонифация Добродушного".
    Одним из первых из зала ускользнул сэр Джон Слитгиззард. И конечно же,
как только он успел затаиться за ширмой в  потайной  комнатке  за  троном,
дверь отворилась вновь, из комнаты вышел некто, очень  красиво  одетый,  и
устремился вверх по лестнице.
    Сэр  Джон   бесшумно   проследовал   за   незнакомцем   до   кладовой,
расположенной в одной из башен.
    А потом он выхватил шпагу и распахнул дверь.
    Незнакомец все еще сжимал в  руке  перо,  а  к  его  камзолу  прилипли
обрывки тонкого шнурка, которым он привязывал  записку,  но  вот  почтовый
голубь наверняка улетел - его клетка была пуста. Сэр Джон рванулся  вперед
и проткнул шею незнакомца шпагой. Изменник рухнул на пол.
    Вынув из кобуры мушкет, Слитгиззард перешагнул через труп,  перегнулся
через подоконник и выглянул наружу. Одинокий голубок еще кружил над замком
- голуби всегда так делают, когда им нужно набрать  высоту  перед  дальней
дорогой. Птица была уже высоко, казалась белым пятнышком в  небе,  и  кому
лучше сэра Джона знать, на какое расстояние стреляет мушкет, и все  же  он
взвел курок, положил руку с мушкетом на другую руку,  сжатую  в  кулак,  и
легонько потянул спусковой крючок. Мушкет изрыгнул пламя.
    Слитгиззард успел испустить глубокий выдох, а потом с неба  посыпались
перья,  и  мертвый  голубь  упал  где-то  на  внутреннем  дворе.   Заметив
мальчишку-лакея, таращащегося на голубя разинув рот. Сэр Джон крикнул:
    - Принеси мне эту птицу - получишь золотой флавин!
    Голубь ударился о парапет и упал на низкий,  покрытый  черепицей  скат
крыши часовни. Мальчишка вскарабкался туда по водосточному желобу,  а  сэр
Джон бегом пустился вниз по лестнице.
    В записке, привязанной к лапке голубя,  положение  дел  в  Королевстве
описывалось как "близкое к началу всенародного бунта". Это, конечно,  было
далеко от истины, но кроме того, в послании  содержалась  карта  страны  и
перечень военных укреплений, а вот их местоположение было  указано  верно.
Сэр Джон запустил руку в кошель и вручил мальчишке-лакею золотой флавин.
    - Говорят, вы самый лучший стрелок во всем Королевстве,  -  восхищенно
проговорил мальчишка. - Говорят, потому принц вас при себе и держит.
    - Что? А? - только и сказал сэр  Джон.  Вообще-то  он  слыл  человеком
учтивым и всегда уделял внимание  детям,  но  сейчас  он  слишком  глубоко
задумался о значении записки и карты -  О...  -  Он  посмотрел  в  сияющие
восторгом глаза юного лакея и улыбнулся. В этом  возрасте  и  он,  бывало,
восхищался опытными воинами. - Гм-м-м. Да, безусловно, это был  мой  самый
удачный  выстрел,  лучше  мне  вряд  ли  когда-либо  удастся   выстрелить,
учитывая, сколь многое тут зависело от чистого везения. Но даже если это и
не так, то этот выстрел уж точно был самым важным. Боюсь, теперь я  должен
тебя покинуть. Мне нужно срочно потолковать с премьер-министром.
    Сэр Джон улыбнулся лакею, который, стоя перед ним навытяжку, казалось,
за время разговора подрос на дюйм, и повернулся к двери.
    - Сэр, - осмелился окликнуть его мальчишка. Сэр Джон обернулся.
    - Как бы мне научиться вот так стрелять?
    Сэр Джон совершенно серьезно ответил:
    - Для этого нужны всего три вещи: двадцать лет ежедневных  тренировок,
отчаянная необходимость попасть в цель, а еще - большая удача.
    Мальчик едва заметно улыбнулся.
    - Тренируюсь я ежедневно уже три года - с тех пор, как  отец  позволил
мне стрелять, - сообщил он.
    Слиттиззард поощрил мальчика улыбкой, которую тот  запомнил  на  много
лет - нам это точно известно, потому  что  мы  располагаем  письмом  этого
самого младшего лакея, написанным в ту пору, когда он состарился. В письме
упоминается улыбка сэра Джона. Лакей пишет, что затем Слитгиззард потрепал
его по плечу и сказал: "Ну что ж, значит, осталось всего семнадцать лет".

    Барон с севера и двое его слуг вышли из зала вместе, склонив головы  и
о чем-то еле слышно переговариваясь - то  ли  они  были  удручены,  то  ли
ошарашены происшествием в тронном зале. Но как  только  они  повернули  за
угол, как со всех ног рванули к конюшням для  гостей.  А  еще  через  пару
мгновений они уже седлали лошадей.
    - Прошу прощенья, господа, могу ли я  вам  помочь?  -  поинтересовался
невысокого роста, с иголочки одетый грум, приближаясь к ним.
    Первый из слуг пробормотал:
    - Да, пожалуй что... боюсь, я в этом деле не слишком...
    - Ладно, заткнись, Руфус. Я тебе мигом коня оседлаю, - буркнул  второй
слуга. - Ты прости, мы торопимся. Может,  мы  и  не  обязаны  своих  коней
седлать, только тебе-то зачем беспокоиться...
    - Да никакого беспокойства, - махнул рукой грум, подойдя поближе.  Вот
ведь странно: грум как грум, а  почему-то  все  время  смотрел  под  ноги,
выбирая, куда ступить. - Только тут ведь что важно-то... - И  он  протянул
руку к седлу.
    - О, конечно, можешь помочь, если... - Слуга умолк, ибо в  глотку  ему
вонзился кинжал, невесть откуда взявшийся в руке у грума. Мгновение спустя
и Руфус рухнул замертво - следующий удар кинжала угодил ему в печень, и не
успел барон с севера толком понять, что происходит, как  кровожадный  грум
уже прижал его  к  стене  конюшни  и  приставил  к  горлу  кинжал.  Лошади
всхрапывали от запаха крови.
    - Милорд, - проговорил герцог Вассант (это, конечно  же,  был  он).  -
Прошу  прощения  за  то,  что  пришлось  разделаться  с   вашими   слугами
Подозреваю, что они были  ребята  неплохие,  но  им  не  повезло:  с  вами
связались. Можете утешиться тем, что умерли они быстро, а вот вам  это  не
грозит. В темнице уже разогреты докрасна инструменты, а мастер пыток у нас
- человек опытный. Руки держите так, чтобы я их видел, и следуйте за мной.

    Когда старый граф приблизился к воротам, он услышал чей-то шепот:
    - Тот, кого оскорбили, мог бы и отомстить за это.
    - Мог бы, - не слишком любезно отозвался старый граф, но остановился.
    - То, что не по силам господину, за него мог бы сделать слуга.
    - Мог бы, пожалуй.
    Арка, где происходил этот разговор, располагалась в самой старой части
замка, и эти ворота были такими древними, что  уже  никак  не  назывались,
хотя старики порой вроде бы припоминали, что когда-то в детстве от кого-то
слышали какое-то название. Камни  тут  изъел  неведомый  мох,  уже  и  сам
давным-давно высохший, а поверх него нарос новый слой мха,  причем  такого
вида, который встречался крайне редко. Тут пахло затхлостью и сыростью,  и
казалось, уже целое столетие сюда не залетали порывы ветра. Стояла тишина,
и, кроме шепота незнакомца, старик-граф ничего не слышал.
    - Вот если бы вы согласились принять гостя у себя в поместье...
    - Я весьма гостеприимен.
    - Ясно. Тогда ждите... - А затем послышалось глухое ворчание и краткий
вскрик, какой мог бы издать  человек,  если  бы  ему  сунул  в  рот  кулак
великан... а  затем  последовало  еще  несколько  вскриков,  премежавшихся
хрустом костей - скорее всего ломаемых пальцев.
    - Я унесу его отсюда, - послышался голос Кособокого.
    - Не мог ли бы ты для начала задать ему пару вопросов? - спросил граф.
- Быть может, он заговорил бы... и без...
    Послышался пренеприятный звук - будто у птицы  оторвали  крыло,  потом
еще один приглушенный крик и еле слышные рыдания.
    - Мне пообещали, что я смогу помучить его, пока  он  не  заговорит,  -
сказал Кособокий. - Вот для этого я и оттащу его в темницу... а там у него
будет шанс разговориться. Быть может, он  заговорит  сразу  и  лишит  меня
удовольствия, которое я испытал бы при виде его  мучений,  а  может,  я  и
успею побаловаться всласть. Но поскольку оба варианта сомнительны,  я  его
помучаю по дороге в темницу, пусть поразмыслит, хочется ли ему, чтобы  его
муки прекратились, или нет... А пока это только начало.
    Затем неизвестного поволокли прочь, его сдавленные вопли сочетались  с
топотом ног великана, но кричал  несчастный  негромко  -  судя  по  всему,
Кособокий продолжал затыкать ему рот вместо кляпа кулаком.
    А граф продолжил свой путь туда, где была привязана его лошадь. Он  не
питал особой любви к изменникам. И  потому  он  с  величайшей  готовностью
откликнулся на  предложение  Каллиопы  учинить  скандал  в  тронном  зале,
рассчитанный на выявление предателей среди лордов Королевства.
    И все же его немного смущало то обстоятельство, что он стал зачинщиком
всего этого переполоха.

    На  следующий  день,  после  того  как  изменники  были  вздернуты  на
виселицах, военный совет возобновился, как полагается. Хотя пока все и шло
по плану с видимым успехом, Седрик сохранял  озабоченность,  поскольку  из
скруплезнейшего  изучения  сказок  знал,  что  тираны,  завоеватели  и  им
подобные личности, как правило, весьма преуспевали в делах  до  тех  самых
пор, покуда их не  свергали,  и  некоторым  это  удавалось  на  протяжении
довольно   долгого   времени.   Так   что   хорошей   подготовленности   к
неожиданностям  и  ощущения  правоты  избранного  пути  далеко  не  всегда
хватало. Но кроме  того,  старый  премьер-министр  из  тех  же  источников
почерпнул  немало  доказательств   того,   что   те,   на   чьей   стороне
справедливость, частенько побеждают зло в самый последний момент  за  счет
чистого везения. А до тех пор удача,  как  правило,  целиком  и  полностью
сопутствовала злодеям. Седрик не  был  уверен  в  том,  можно  ли  должным
образом подготовиться к сражению  с  теми,  на  чьей  стороне  так  прочно
утвердилась удача, но он утешал себя мыслью, что  он  призван  всего  лишь
попробовать сделать это, а уж успех - это всегда в ведении богов.
    Остальные, собравшиеся на совет, были столь же угрюмы и тревожны,  как
Седрик, поскольку все они хорошо понимали,  что  убийство  агентов  Вальдо
запросто могло спровоцировать узурпатора  на  скорейшее  нападение,  да  и
число лазутчиков врага и изменников внутри Королевства просто-таки пугало.
Кроме того, с западного берега Железного озера пришли вести о том,  что  в
этом году реки вскрылись гораздо раньше, чем обычно, а это означало, что и
вторжение из Загорья могло воспоследовать скорее.
    Совет начался скучновато, как обычно и начинаются советы. Бонифаций  и
Седрик зачитывали перечни поручений, в которых оговаривалось, кто  за  что
отвечает и как скоро должны быть завершены те или иные приготовления, ну и
так далее, примерно в таком духе: "Проверить арсенал на востоке,  отобрать
там все пригодные для боя клинки и доставить их в столицу, а все  негодные
клинки отправить в деревню, чтобы их там перековали. Распространить  весть
о том, чтобы по городу собрали как можно  больше  клинков,  которые  затем
нужно будет вывезти из города по Длинной и Извилистой дорогам  к  границе,
где в клинках особая нужда", или в таком:
    "Отобрать  сотню  здоровенных  крестьянских  парней,   желательно   не
рвущихся к славе, обучить их, как подобает, и поставить охранять житницу".
    Как ни ярки были разноцветные плащи сидевших вокруг стола  советников,
как ни плясали на их спинах солнечные зайчики,  в  зале  было  холодно,  и
казалось, люди стараются сбиться в кучку и как можно меньше разговаривать.
    В  результате  совет  прошел  нетипично  быстро.  Оставалось  обсудить
последний важный вопрос - проблему обучения  добровольцев-новобранцев.  Их
муштра не должна была помешать  весенним  полевым  работам.  Только-только
молодые вельможи приступили к обстоятельной дискуссии на  этот  счет,  как
вдруг за дверью послышался шум. У Седрика заныло сердце. Почти всю зиму он
посвятил чтению сказок, дабы найти в них советы, как лучше подготовиться к
войне, и потому он знал, что в такой сказке, как та, в которой они  сейчас
находятся, нет худшего предзнаменования, чем этот шум за дверью.
    Через мгновение распахнулись двери, и в зал вошел человек. Некогда он,
наверное, был строен, но годы сгорбили  его.  Вероятно,  когда-то  он  был
хорош собой, но солнце и ветер выдубили и иссушили его кожу. С  головы  до
ног человек был одет в одежды  из  мягкой  кожи  цвибеков  и  газебо,  его
клочковатая борода доходила ему чуть не до  пояса.  Синие  глаза  старика,
казалось, на веки вечные прищурены.
    Войдя,  старик  произвел  ужасный  грохот  и  лязг:   на   его   груди
перекрещивались портупеи, начиненные мушкетами, а за спиной у него торчали
алебарда и обоюдоострый боевой топор. Эхом прогремели такие  же  звуки  из
угла: при виде человека,  направившегося  к  королевскому  трону  с  таким
количеством оружия, Кособокий откинул  полу  плаща,  под  которым  у  него
размещался целый арсенал. Некоторые из присутствующих успели заметить  под
плащом и некоторые части тела Кособокого, в страхе поспешно отвернулись  и
потом никому об увиденном не рассказывали.
    А старик, одетый в шкуры, прошествовал по  проходу,  преклонил  колени
перед троном, и только тогда советники разглядели, что его кожаная  рубаха
и легинсы во многих местах перепачканы кровью.
    Седрик поднялся и сказал:
    -  Ваше  величество,  ваше  высочество,  позвольте   представить   вам
Эврипида, нашего главного разведчика.
    Разведчик отвесил королевским особам нижайший поклон, поглубже вдохнул
и сообщил:
    - Новости у меня все до одной паршивые. Целый  месяц  я  выбирался  из
Загорья, а эти твари охотились за мной. Они  украли  лыжи,  на  которых  я
спускался, а потом мне пришлось перебираться через перевал. Я нашел  новый
высокогорный перевал, который осмелился назвать в  свою  честь.  Оттуда  я
увидел огромное войско. Оно и днем огромное, а по ночам - и  того  больше,
потому что ночью к нему присоединяются гоблины, их там не меньше половины,
потому что тех людей из Загорья, что не пожелали драться на стороне Вальдо
и не сумели удрать, поубивали. Там и не только гоблины,  пострашнее  твари
имеются - те самые убитые люди, восставшие из могил, теперь  они  тоже  на
стороне Вальдо.
    Все присутствующие в зале содрогнулись.  У  тех,  кому  уже  случалось
драться с вампирами и гоблинами, сердце екнуло. Они знали: как бы ни  были
сильны люди в схватках с нечистью, успех весьма зависит от числа  нечисти.
А те, кому довелось понюхать пороха в настоящих боях,  понимали,  что  это
такое - сражаться с войском, не знающим страха днем, и  становившимся  еще
сильнее ночью.
    - Новости действительно удручающие, и все же  я  должен  поблагодарить
тебя за то, что ты их доставил, - сказал Седрик, достал орден  (он  всегда
носил с собой несколько орденов - так,  на  всякий  случай)  и  был  готов
вручить награду разведчику.
    Но старик Эврипид с колен  не  поднялся.  Он  горько  вздохнул  -  так
горько, что, как утверждают очевидцы, даже Кособокий поежился.
    - Милорд,  -  сказал  разведчик,  -  это  еще  только  предисловие.  Я
пробирался обратно, а снег в горах в этом году начал таять рано, так  вот:
они шли за мной по пятам. Порой я попадал  в  западню  между  разведчиками
Вальдо и его войском. Они идут, милорд, уж три недели, не меньше, как идут
- вооружены до зубов и в полной боевой готовности.
    Седрик побледнел и кивнул сэру  Джону  Слитгиззарду.  Тот  выбежал  из
зала, поднялся на  башню  и  ударил  в  набат,  выбив  сигнал,  означавший
нападение врагов на Королевство, чтобы в городе  знали,  что  этой  весной
предстоит самая настоящая война и что к ней надо готовиться. Затем  Седрик
обернулся к  Эврипиду  и  вознамерился  водрузить  орден,  подвешенный  на
шелковой ленте, ему на грудь.
    - Милорд, - покачал головой Эврипид, - не надо. Все, что я вам  раньше
сказал, я сказал только для того, чтобы вы поверили тому, о  чем  я  скажу
сейчас.
    Все собравшиеся затаили дыхание.
    - Крепость в Айсотском ущелье пала, тамошний арсенал - в руках Вальдо,
все павшие превращены в бессмертных, и теперь они  заодно  с  узурпатором.
Теперь его войско в нескольких днях пути отсюда. Слишком поздно  я  принес
вам эту весть и подвел вас.

                                                                   ГЛАВА 4
                                                              ЧЕРНАЯ ВОЛНА

    Еще до того, как этим чудесным весенним вечером закатилось  солнце,  в
город успели прийти самые резвые из беженцев. В связи с тем,  что  гоблины
могли захватить в плен огромные толпы новых беженцев, которые пришли бы  к
стенам столицы за ночь, король  Бонифаций  распорядился  держать  западные
ворота открытыми всю ночь. С десяток  надежнейших  колдуний  и  две  сотни
стражников не сомкнули глаз  до  зари,  проверяя  каждого,  кто  входил  в
ворота.
    Приблизительно каждого  девятого  приходилось  сжигать  на  костре,  а
некоторые погибали, как только к ним прикасались веткой осины  или  пучком
чеснока.  Порой  враги   проявляли   чудеса   изворотливости:   отыскивали
какое-нибудь измученное долгой дорогой семейство, превращали в бессмертных
старенькую бабусю или маленького мальчика, а к остальным  не  прикасались.
Время от времени у ворот вспыхивали драки, и  к  утру  в  лазарете  рыдало
несколько связанных пострадавших солдат. Один  прирезал  как  бы  невинных
людей, поднявших панику из-за того, что им  примерещились  какие-то  тени,
другой вырвал бессмертного младенца из обуглившихся рук  погибшей  матери,
понятия не имея о том, что дитя бессмертно. Все эти солдаты стали жертвами
нечисти, прячущейся среди беженцев.
    Родерик, опытнейший из гвардейцев, - и тот чуть не  помер  со  страха,
пытаясь спасти двоих маленьких девчушек. Они упали  в  сточную  канаву  и,
протягивая к  нему  ручонки,  просили  спасти  их.  Но  только  он  к  ним
наклонился, они как бросятся на него! На счастье, он успел коснуться обеих
жезлом, на который были наложены охранные  заклинания,  а  потом  разрубил
топором. Вне себя от ужаса и отвращения, Родерик озирался  по  сторонам  и
увидел родителей девочек. Те были полумертвы от пережитого  кошмара:  ведь
всего несколько часов назад они, оказывается, схоронили умерших девчушек у
дороги до входа в город.
    Гвин  рассказывала  своей  внучке,  а  та   впоследствии   придворному
летописцу, составителю "Хроник", что Родерик не смог уснуть до  следующего
вечера, хотя на рассвете его сменили на карауле у ворот. Судя по тому, что
записано в летописи,  мы  можем  заключить,  что  Родерик  все  это  время
просидел не шевелясь на своем излюбленном стуле, заливаясь слезами, а Гвин
гладила его по голове и пела ему песни, которые, как она слышала когда-то,
пела Аматусу Психея.
    В летописи утверждается, что затем Родерик  наконец  встал  со  стула,
раздетый, и отправился спать после того, как  Гвин  додумалась  спеть  ему
"Один - это солнца рассветного луч" - ту самую колыбельную, которую Психея
никогда не пела у кроватки Аматуса,  пока  тот  крепко  не  засыпал.  Гвин
всегда считала эту колыбельную добрым  заклинанием.  Самые  мудрые  ученые
мужи в Королевстве всегда в этом сомневались. Можете и сами, если  хотите,
пропеть эту песенку и увидите, что толку от нее никакого.
    Когда взошло солнце, в город хлынули еще  более  многочисленные  толпы
беженцев. При свете дня колдуньи могли отдохнуть, и  дело  пошло  быстрее.
Гвардейцы  же  только  проверяли  поклажу   прибывающих,   заставляли   их
выворачивать и переворачивать вверх дном разные вещи. И  все  же  беженцев
было такое множество, что очередь за воротами все никак не сокращалась,  а
наоборот, с каждым часом росла. Те, что  еще  не  успели  войти  в  город,
испуганно оглядывались через плечо и смотрели на  горизонт:  боялись,  что
враги застигнут их по эту сторону надежных крепостных стен.
    Страх нарастал с каждым часом. Хотя значительной части  войска  Вальдо
приходилось днем становиться лагерем, так как свет  дня  был  для  нечисти
губителен, другая часть армии - живые люди - передвигалась быстро, широким
фронтом, сметая все на своем пути. Отрезанные от  города  лорды  забирали,
кого  могли,  к  себе  в  замки,  но  большинство   крестьян,   купцов   и
ремесленников Королевства торопились в столицу, под защиту армии Седрика.
    Ближе к вечеру положение вновь изменилось. У большинства  беженцев  не
было при себе никаких пожитков, проверять их скарб нужды не было, и потому
люди хлынули в город, словно вышедшая из берегов река.
    Однако дневные проволочки дали свой положительный  результат:  удалось
смастерить хоть какие-то навесы и несколько кухонь.  Гектарианский  посол,
рискуя навлечь на себя гнев Вальдо, открыл ворота посольства  и  разместил
там несколько сотен страждущих. Каллиопа без лишнего шума  перебралась  во
дворец и велела своим  слугам  принять  в  своем  доме  как  можно  больше
беженцев.  Ее  примеру  последовали   многие   домовладельцы,   и   вскоре
королевский  замок  превратился  в  гигантскую   спальню   для   городской
аристократии.
    Все это, вкупе со стараниями властей принять как можно  больше  людей,
лишившихся  крова,  позволило  горожанам  на  несколько  часов  забыть   о
надвигающейся беде. Напряженная работа  всех  развеселила  и  приободрила.
Седрик  даже  мысленно  записал  в  дневник   (на   то,   чтобы   записать
по-настоящему, у него попросту не было времени) о  том,  как  замечательно
все они потрудились в тот день. Родерик,  вернувшись  на  свой  пост,  был
приятно порадован дружеской теплотой в отношениях между людьми, которые  в
мирное время и разговаривать-то друг с дружкой не стали бы, и  решил,  что
неплохо бы включить их в качестве второстепенных персонажей в пьесу "Принц
Аматус", действие третье.
    Словом, все трудились на славу, стремясь  увеличить  число  обитателей
столицы вдвое, и это им  удалось.  Невзирая  на  поздний  час,  подъезжали
вереницы повозок с востока с провиантом на случай  долгой  осады.  Всякий,
знакомый с кузнечным ремеслом, да и те, что не очень были с  ним  знакомы,
засучив рукава, работали в кузницах и у плавильных печей - готовили оружие
к грядущему сражению. Туда и сюда  по  улицам  сновали  телеги,  груженные
бочонками с порохом.
    И тем не менее  все  понимали,  что  и  всего  этого  может  оказаться
недостаточно.  Защитники  крепости  в   Айсотском   ущелье   должны   были
продержаться против Вальдо несколько недель  и  дождаться  подхода  войска
Седрика, а крепость пала - и суток не прошло, и никто не знал  почему.  То
есть никто из горожан. Ополченцы  и  лорды,  жившие  вдоль  южного  берега
Железного озера, могли бы устроить засаду в том месте, где к  Колокольному
Побережью спускался ледник, но никто не знал об их судьбе.  То  ли  второе
сражение на Колокольном Побережье состоялось и было проиграно, то  ли  все
эти люди были перебиты спящими, так и не узнав о вторжении Вальдо.
    - Отсутствие вестей создает страх, - глубокомысленно проговорил герцог
Вассант, когда они вместе с сэром Джоном Слитгиззардом и премьер-министром
прогуливались по стене западного бастиона. - Если  это  дело  рук  Вальдо,
стало быть, тут кроется какая-то уловка, поскольку он коварен и злобен, но
уловка нехитрая, так как он неизобретателен и туп. Если мы поймем, что это
за уловка...
    - То мы всего лишь узнаем о том, что  он  уже  сделал,  -  нетерпеливо
прервал герцога Седрик. - Не настолько же он туп, чтобы использовать  одни
и те же уловки вновь и вновь.
    - Но тогда он перестанет казаться таким страшным, - возразил герцог. -
Уловка может оказаться низкой и подлой, и если мы ее разгадаем...
    Герцог упорствовал оживленнее обычного.  Он  просто  не  находил  себе
места в городе, чувствовал, что здесь сейчас от  него  никакого  толка,  и
рвался на какую-нибудь вылазку.
    - То обретем некоторое преимущество, - заключил Седрик.  -  Я  бы  это
оценил. Но сказать правду, герцог Вассант, у меня и  здесь  для  вас  есть
важнейшее дело - но знать о нем должны только вы  и  сэр  Джон.  -  Седрик
уселся на парапет, глубоко вздохнул и сказал: - Существует древний  закон:
нельзя критиковать живущего и здравствующего короля. Закон  дурацкий,  ибо
его величество Бонифаций сам его время от  времени  нарушает.  Король,  да
проживет он еще сто лет, говорит, что ни за что на свете не покинет  город
- то есть он либо победит здесь, либо здесь погибнет. Если случится первое
- нет проблем, но если суждено произойти второму, мы обязаны  позаботиться
о сохранении королевского рода. Поэтому... наклонитесь поближе. Я не  хочу
говорить о таких вещах вслух...
    Двое  друзей  наклонили  головы  так  низко,  что  стукнулись   лбами.
Собравшись с духом, премьер-министр еле слышно произнес:
    - Мы должны спасти жизнь принца Аматуса и леди Каллиопы.  Не  смотрите
на  меня  так.  Это  не  та  сказка,   где   девушка,   которой   отведена
второстепенная роль, выходит замуж за принца. Она  не  та,  за  кого  себя
выдает, ее положение гораздо выше. Не исключено, что Королевство  придется
отвоевывать, подняв восстание, но это станет возможным только тогда, когда
будут живы принц и леди Каллиопа. Конечно, если только никому  из  вас  не
хочется отдать власть в Королевстве кому-нибудь из республиканцев.
    Теперь вот о чем. Ваш любимый принц молод, горяч и верен престолу. Он,
конечно, пожелает остаться здесь и сражаться. Герцог Вассант, на вас ляжет
ответственность за то, чтобы принца  не  захватили  в  плен.  Не  мне  вам
объяснять, что для этого нужно сделать и что это означает с  точки  зрения
будущего.
    - Если Бонифаций погибнет...
    - Вы возглавите оборону города и станете моим ближайшим  заместителем.
Если погибнет Бонифаций, я вряд ли его переживу. Сражайтесь до  последнего
бойца или до победы, если судьба будет к вам  более  благосклонна,  чем  к
королевскому дому.
    Сэр Джон, - продолжал Седрик, - ваша задача проще. Найдутся те, кто не
одобрил бы подобное. Вы должны забрать  принца  и  леди  Каллиопу  -  если
понадобится, силой - и увезти их на крайний север. Там  вы  встретитесь  с
дьяконом Диком Громилой - нет, нет, не надо так вздрагивать, вы все  время
вот так вздрагиваете, когда я упоминаю о чем-то, о чем, по вашему  мнению,
знать не должен. Я знаю, что юность у вас была дикая  и  бесшабашная,  сэр
Джон, но если только кому-нибудь вздумается сболтнуть, что он знавал вас в
те времена, когда вы носили прозвище Джек-Твоя-Голова-с-Плеч и сшивались с
шайкой  Громилы,  то  имейте  в  виду:  в  моей  шкатулке  лежит  для  вас
помилование. Вряд ли из вас получился бы такой замечательный гадкий дружок
для принца, не будь у вас за плечами такого прошлого, а?
    - С последним я согласен, но, сэр, дьякон Дик никогда не  был  большим
другом королевского дома...
    - Верно, но с Вальдо он дружен еще  меньше,  а  поскольку  человек  он
практичный, то с республиканцами у него также мало общего. Кроме того,  на
дорогу вы получите два полных кошеля золота,  так  что  за  его  услуги  и
расположение его людей вам будет чем расплатиться.
    - Ага, если он просто не отберет у нас деньги.
    - Просто отберет деньги,  если  вы  польстите  его  тщеславию?  Просто
отберет деньги, когда столь отчетливо запахнет делами в духе  Робин  Гуда?
Вам наверняка памятны его этические устремления.
    - Вы правы, -  покраснел  сэр  Джон.  -  Глупо  с  моей  стороны  было
усомниться.
    Седрику предстояло запомнить этот последний разговор  надолго,  и  чем
больше проходило лет, тем более важным  он  ему  казался.  Он  всей  душой
полюбил двоих друзей принца и рассчитывал на них, как на  своих  ближайших
соратников.
    В этом смысле он нарушил свои собственные принципы:  ведь  много-много
раз он говорил Аматусу о том, что ни в коем случае нельзя  слишком  сильно
привязываться к человеку, которого тебе впоследствии придется отправить на
смерть, он учил принца управлять верноподданностью его людей, рассматривая
их при этом всего лишь как  инструменты,  которые,  поработав,  можно  без
жалости выбросить, ибо именно такое отношение к подданным составляет  суть
правления государством. И вот теперь он всей душой  желал,  чтобы  нашелся
кто-то еще, кроме этих двоих,  кому  бы  он  мог  поручить  столь  тяжелые
задания.
    Сэр Джон тонкой душевной организацией  не  отличался,  поэтому  ничего
этого не заметил, а  поскольку  герцог  Вассант  после  себя  мемуаров  не
оставил, нам остается только поверить Седрику на слово, а  он  утверждает,
что что-то такое заметил во взгляде герцога.
    Так, словно им жаль было сразу расставаться,  все  трое  сошли  вместе
вниз по лестнице, думая и говоря только о предстоящих делах. Им оставалось
одолеть всего несколько ступеней, когда послышались крики,  и  всем  троим
пришлось бегом взбежать обратно по лестнице.
    Посмотрев на запад, они увидели место  слияния  Длинной  и  Извилистой
рек. Дальше лежали поля и небольшие деревушки,  за  ними  -  луга.  А  еще
дальше по всей ширине равнины надвигалась черная волна.
    - Это не могут быть бессмертные, - вырвалось у герцога. - Они не могут
передвигаться при свете солнца.
    - Но все они никак не могут быть живыми людьми. Вальдо не мог  набрать
такое войско, - возразил Седрик. -  Тут  кроется  какая-то  тайна.  Нутром
чувствую. Причем тайна глупая. Если бы только  мы  знали,  как  поступить,
хватило бы какого-то пустяка.
    Тут к ним присоединился король Бонифаций, а  за  ним  следом  -  принц
Аматус.
    - Итак, -  провозгласил  король,  -  началось.  Я  прочитал  все  твои
приказы, Седрик, и согласен со всеми в  свете  сложившихся  обстоятельств.
Что еще мы могли бы сделать в плане приготовлений?
    - Только то, что уже делается. Будем готовы, насколько это возможно.
    - Этого достаточно, -  решительно  проговорил  Бонифаций  и  испытующе
посмотрел на всех троих: сначала - на сэра Джона Слитгиззарда, который  от
гордости даже стал выше ростом,  потом  -  на  герцога  Вассанта,  который
покорно склонил голову, и наконец на Аматуса, а тот  просто  ответил  отцу
взглядом.
    Седрик  понимал,  что  король  хочет  понять,  какие  чувства  владеют
молодыми людьми. Мог он  это  понять?  Или  не  мог?  Кроме  того,  Седрик
осознавал, что он - единственный из ныне живущих  людей,  кто  так  хорошо
знал короля, что мог заметить это. При мысли о том, что он прожил на свете
столько лет, Седрик опечалился. Избавиться от этой печали он мог  бы,  еще
раз сослужив службу королю. А там - всему конец.

    Естественно, в городе поднялся страшный переполох,  который  усилился,
когда солнце село. Какая бы хитрость ни стояла за тем, что Вальдо  удалось
обзавестись  столь  многочисленным  войском,  все  думали  об   одном:   с
наступлением темноты  к  армии  узурпатора  еще  присоединятся  гоблины  и
бессмертные.
    - Они могут одолеть нас лобовой атакой,  -  грустно  сказал  Бонифаций
Аматусу.
    - Отец, - улыбнулся принц, - я рад, что  мы  прожили  с  тобой  вместе
столько лет.
    То ли в этот миг принцем просто овладели сентиментальные  чувства,  то
ли Аматусу действительно важно было произнести эти слова - летописцы так и
не пришли в этом вопросе к полному согласию. Но все они далее пишут о том,
что король Бонифаций крепко обнял сына, а принц Аматус  обвил  плечи  отца
единственной рукой.
    Что собой представляло вражеское войско, никто  так  и  не  разглядел.
Потому что как только оно приблизилось, над городом нависла черная туча  и
стало так темно, что стоявшие на крепостной стене  то  и  дело  в  тревоге
проверяли на ощупь, кто стоит с ними рядом -  их  ли  товарищи,  и  сильно
опасались, что это могут быть не они.
    Только по звукам защитники  города  догадывались,  что  войско  Вальдо
окружило город, обтекло его, словно волна, набежавшая на замок  из  песка,
которому  не  суждено   рассыпаться   сразу   только   из-за   того,   что
предусмотрительный строитель возвел его на  прибрежном  камне,  но  только
этим и отсрочил неизбежное. Сначала в сгущающейся тьме послышался  конский
топот, и люди поняли, что кавалерия Вальдо скачет слишком  быстро  -  даже
быстрее, чем могли бы опытные конники скакать при свете  дня  по  равнине.
Значит, то были либо необычные кони, либо необычные всадники.
    Ночь переполнилась эхом гулкого цоканья  копыт  и  отчаянными  криками
тех, кого атака врагов застала за стенами города.  Самым  неприятным  было
то, что к крикам время от времени примешивались мольбы и рыдания.
    За топотом  кавалерии  последовала  маршевая  поступь  пехоты  Вальдо.
Поступь была не слишком ритмична, время от времени  мерный  шаг  нарушался
стуками и грохотом, но что удивительно - почти  не  слышалось  голосов,  и
многие подумали: "Это войско бессмертных", и содрогнулись. Дошло до  того,
что сердца защитников начинали биться радостнее, когда со  стороны  войска
Вальдо доносились  какие-нибудь  привычные  звуки  -  лязг  железа,  скрип
ремней, ругань: тогда казалось, что все же к городу движутся живые люди.
    Затем заскрипели  и  застучали  колеса  повозок,  набранных,  по  всей
вероятности, со всей округи - из покинутых жителями деревень, по  дорогам,
где их бросили спешившие в город беженцы. На повозках везли  боеприпасы  и
провиант  для  наступающего  войска.  По-прежнему   стояла   непроницаемая
темнота, несмотря на отчаянные усилия талантливейших колдуний, собравшихся
посреди внутреннего двора королевского замка. Казалось, ничто и никто не в
состоянии развеять этот  жуткий  мрак.  Шум  за  стенами  города  позволял
предположить, что  противник  становится  лагерем,  а  быть  может,  враги
выстраивались в боевой порядок - кто знал?
    Слышались и другие звуки, от которых  сердце  уходило  в  пятки:  стон
здоровенных  бревен,  визг  и  лязг  кривых,   скорее   всего   в   спешке
изготовленных  колес,  ржание  мулов   и   мычание   быков,   немилосердно
подгоняемых  щелкающими  в  воздухе  бичами  и  везущих,  судя  по  всему,
тяжеленную поклажу.
    - Осадные орудия везут, - пробормотал Седрик, выразив общую догадку. -
Несколько сотен осадных орудий, судя по звуку - мощнейших. Может быть, это
пушки, а может  быть,  катапульты  или  тараны.  Они  явно  не  собираются
осаждать город долго.
    В замок то и дело прибывали гонцы, запыленные и перепачканные  грязью.
Они торопились и падали на запруженных народом  городских  улицах:  стояла
такая темнота, что люди не видели друг друга. В итоге  вести  прибывали  с
опозданием, поскольку гонец, посланный  раньше,  поспевал  в  замок  позже
других, высланных за ним  следом.  Почти  все  гонцы  были  мальчишками  с
городских окраин, сообразительными ребятами, заранее получившими плату  за
свои труды. В свете свечей, озарявших покои короля, они  казались  жуткими
оборванцами. Многие получили сильные ушибы и  ссадины,  но  все  держались
молодцом и докладывали обо всем, что им  передали  командиры,  стоявшие  в
дозоре в разных местах крепостной стены, окружавшей  город.  Но  донесения
большей частью звучали одинаково: конница, пехота, повозки, осадные орудия
проехали туда-то и туда-то. Их слышали, но не видели.
    Последним из гонцов оказался юноша, выше других ростом, тощий  -  кожа
да кости, с гнилыми зубами, лопоухий. Он вытянулся по струнке, отсалютовал
и только потом выложил новость:
    - Ваше величество, дозорные с  восточного  бастиона  умоляют  сообщить
вам, что они слышали, как прямо под ними у стены соединились  два  осадных
обоза.
    Седрик мрачно кивнул и вновь сказал то, о чем подумали все остальные:
    - Мы окружены крепко-накрепко. Не  думаю,  что  они  станут  тянуть  с
атакой. - Он похлопал гонца по плечу. - Возвращайся к дозорным, ты  славно
потрудился. Вели им смотреть в оба и скажи, что глаза короля сегодня видят
каждого из защитников города.
    Юноша поклонился и выбежал из королевских покоев.
    - Что ж, - вздохнул Бонифаций и положил  небольшой  деревянный  кубик,
которыми обозначал диспозицию войска Вальдо на  большой  карте  города,  -
король и вправду видел бы каждого из защитников, если бы мог  хоть  что-то
разглядеть в двух футах от этой комнаты. Кони  для  нас  оседланы,  герцог
Вассант?
    - Оседланы, ваше величество, - откликнулся герцог. - Мы  в  любой  миг
можем оказаться там, где закипит бой.
    - В таком случае давай спустимся к коням, - сказал король.  -  Седрик,
ты пойдешь с нами. Из этой карты сейчас ничего нового  не  узнаешь,  кроме
того, что мы окружены, что противник превосходит нас числом и  что  врагам
глупо не атаковать нас прямо  сейчас,  когда  сила  их  невероятна,  а  мы
по-прежнему о них ничего не знаем. Я о Вальдо плохого мнения,  но  глупцом
его не считаю.
    Аматус  и  Каллиопа  поднялись,  явно   намереваясь   последовать   за
Бонифацием, но король обернулся к ним и сказал:
    - До того, как мы вступим в сражение с врагами,  необходимо  выполнить
одно наиважнейшее дело. Если бы нам  удалось  развеять  мрак,  наши  воины
приободрились бы, воспряли бы духом, а то -  кто  знает,  чего  они  могут
натворить в темноте, когда стоят спиной к спине,  а  на  карту  поставлено
буквально все? Аматус, ты обладаешь кое-какими талантами и несешь  в  себе
частицу волшебства. Никому из  нас  неведомо,  какими  магическими  дарами
владеют твои Спутники. Не мог бы ты вместе с Психеей и  Кособоким  оказать
нам такую любезность? Присоединитесь к собравшимся во дворе  колдуньям,  а
там поглядим, что из этого выйдет. Сэр Джон, вам я  поручаю  охранять  их.
Леди Каллиопа, поскольку я понимаю, что запретить вам я этого не  могу,  я
позволяю вам идти вместе с ними.
    Не сказать, чтобы это  поручение  несказанно  порадовало  Аматуса.  Он
понимал, что атака могла начаться сразу в нескольких местах.  И  поскольку
принц не страдал ложной скромностью, он считал, что его присутствие  могло
бы помочь там, где возникла бы нужда поднять боевой дух защитников. Не мог
же король находиться сразу везде? Однако это был приказ, и это была война.
Пожав отцу руку,  принц  вышел  из  королевских  покоев  и  отправился  во
внутренний двор замка. Психея, Кособокий, сэр Джон и Каллиопа  последовали
за ним.
    Как только за ними затворилась дверь, король негромко сказал Седрику:
    - Надеюсь, наше расставание не произвело впечатления фальши?
    Седрик склонил голову, немного  стыдясь  того,  во  что  ему  пришлось
втянуть короля, хотя иного выхода он не видел. Может  быть,  именно  из-за
испытанного им  в  те  мгновения  чувства  стыда  Седрик  и  не  описал  в
"Хрониках" этого эпизода, однако его хорошо  запомнил  бесценный  Родерик,
безмолвно стоявший на страже у дверей, -  запомнил,  засвидетельствовал  и
безо всяких авторских изменений  употребил  в  пьесе  "Король  Бонифаций".
Многие потом говорили, что это лучшая сцена в пьесе.
    В это время в покои вбежал очередной гонец и, задыхаясь, проговорил:
    - Ваше величество... ворота на Мосту Тысячи Лиц... дозорные у ворот...
докладывают... что сотни... много сотен... - И гонец упал замертво,  а  по
груди его растеклось кровавое пятно.
    Герцог, король и Седрик опрометью выбежали из покоев и  побежали  вниз
по  лестнице.  Еще  через  мгновение  они  уже  взлетели  в  седла   и   в
сопровождении Родерика и еще нескольких гвардейцев поскакали по  городу  в
направлении ворот, опасаясь, что оборона  там  уже  может  быть  прорвана.
Именно эти опасения и заставляли их торопиться.

                                                                   ГЛАВА 5
                                                  ПОРАЖЕНИЕ, ПОЖАР И ПОБЕГ

    Аматус и все, кто пошел вместе с ним, подошли к колдуньям как раз в то
мгновение, когда король, Седрик и герцог выехали из замка к  Мосту  Тысячи
Лиц. Не говоря ни слова, принц шагнул в круг  колдуний,  сосредоточился  и
попытался пробудить в себе скрытые силы, способные разогнать  сгустившийся
над городом мрак. Внутри у принца словно что-то переворачивалось, в  глаза
ему словно песка насыпали, их взгляд  состарился,  из  груди  готовы  были
вырваться рыдания, но увы -  ничего  не  произошло.  Рядом  с  ним  встали
Каллиопа и Психея. Через мгновение к ним присоединились  Кособокий  и  сэр
Джон. Принц почувствовал, как в круг влились новые силы. Они долго  стояли
и пытались передать  свою  силу  колдуньям.  Наваливалась  усталость,  все
чувствовали себя  постаревшими,  но  толку  не  было  никакого.  Никто  не
шевелился, все стояли неподвижно,  но  стараний  вкладывали  столько,  что
ощущали физическую боль. А  потом...  потом  Кособокий  с  головы  до  ног
озарился голубоватым свечением, похожим на молнию,  и  все  почувствовали,
как по их телам пронеслось нечто, испускавшее яростный, дикий  вопль.  Эта
леденящая душу ярость могла видеть и увидела, она могла судить без  страха
и упрека, она промчалась сквозь мрак и посмотрела на Вальдо и  узрела  его
таким, каким он был.
    А потом  все  хором  простонали,  и  тучи,  собравшиеся  над  городом,
пронзила ярчайшая молния и пробила в них брешь.  Сквозь  трещину  в  тучах
хлынул свет звезд. А еще через мгновение  весь  город  залило  серебристым
светом луны.
    Все колдуньи до одной упали замертво. Глаза их были широко открыты. Их
убило то, что они увидели.
    Аматус обернулся к Кособокому и спросил:
    - Что ты натворил?
    - То, что нам было приказано, принц. И  не  более  того.  А  нам  было
приказано разогнать мрак, сделать так, чтобы все могли видеть, но ни одной
доброй волшебнице не под силу увидеть такое и остаться в живых.  Утешьтесь
мыслью о том, что все они воистину были добрыми  волшебницами  и  в  любом
случае предпочли бы умереть  за  своего  короля.  Ну  а  если  они  только
притворялись добрыми, считайте, что мы от них избавились.
    Кособокий говорил равнодушно и небрежно - так, как говорил  часто,  но
все же Аматус всем нутром ощущал в  его  словах  жестокую  радость.  Принц
почувствовал  непреодолимое  отвращение.  Оглянувшись,  он  посмотрел   на
мертвые тела несчастных колдуний, вздохнул и проговорил:
    - Теперь в Королевстве не скоро появится магия.
    - А вы бы предпочли, чтобы их всех поставил себе на службу  Вальдо?  -
мрачно и горько вопросил Кособокий. - Ваше высочество, судя  по  шуму,  на
Мосту Тысячи  Лиц  закипел  бой.  Так  давайте  же  поспешим  туда,  чтобы
сразиться с врагами. Но если ноша мира, возложенная на ваши плечи, кажется
вам слишком тяжелой, вы можете расстаться с ней здесь.
    Сэр Джон и Каллиопа вздрогнули, ибо не положено было так разговаривать
с принцем, но Аматус только кивнул, наклонился к той колдунье, что  лежала
ближе к нему, и закрыл ей глаза. Через мгновение  все,  кроме  Кособокого,
занялись тем же: закрывали колдуньям глаза и складывали их руки на груди.
    Сэр Джон, склонившись к мертвому телу одной из колдуний, посмотрел  на
ее веснушчатую кожу, спутанные седые волосы, желтые зубы. На лице колдуньи
застыло выражение неподдельного ужаса, а ее пальцы до сих  пор  застыли  в
охранном знаке, призванном не пустить Вальдо в круг. Слитгиззард  коснулся
кончиками пальцев сухой, шершавой кожи век колдуньи и опустил их.
    - Вот бы и мне так впечатляюще уйти из жизни, когда пробьет мой час, -
прошептал он, не отводя глаз от мертвой старухи.
    Подул холодный, сырой ветер. Его порывом взметнуло плащ  Кособокого  и
полами облепило его фигуру. Все, кроме  Психеи,  содрогнулись.  Она  взяла
Кособокого за руку и сказала:
    - Если можешь, усади меня на  коня  позади  себя.  Но  оказалось,  что
пробираться по городу верхом на конях ничуть не быстрее, чем  пешком.  Как
только послышался шум атаки, горожане высыпали на улицы. Одни  вооружились
и были готовы  сражаться,  другие  тащили  пожитки,  намереваясь  спастись
бегством, третьи выбежали просто из любопытства. А когда развеялись  тучи,
город огласился радостными криками. Люди  кричали  о  том,  что  наверняка
королевская армия побеждает, что только что мимо них проскакал сам король,
и вскоре толпа горожан хлынула к воротам. Но теперь, когда  город  озарила
луна, стали видны клубы черного  дыма  и  языки  пламени  у  ворот,  и  те
горожане, что успели подбежать поближе, стали разворачиваться и торопились
обратно. И в результате налетали на тех, что бежали туда. Никто ничего  не
знал толком, но о том, что ничего не знают, вопили друг дружке так громко,
что удивительно, как у них грудь не разорвалась.
    Маленькому отряду то и дело приходилось  останавливаться  из-за  того,
что дорогу им преграждала толпа, запрудившая улицы и  переулки.  Некоторые
горожане вопили:
    "Ура!" - и приветствовали Аматуса, другие принимались распускать  слух
о том, что сам король уже погиб и  вот  теперь  принц  спешит  занять  его
место, а третьи пятились, пугаясь вида половинчатого принца. Им  казалось,
что своей необычностью наследник престола  способен  только  накликать  на
город беду. Повсюду сновали дети - то ли родители за ними недосмотрели, то
ли они выбежали  на  улицу  да  заблудились.  Словом,  неразбериха  стояла
страшная: все голосили, окликали друг дружку.
    - Мы не сумеем пробиться к воротам вовремя, а пробьемся - от  нас  уже
там не будет никакого толка, - заключил сэр Джон. Аматус согласно  кивнул,
однако они возобновили попытки протиснуться сквозь толпу.

    Когда к воротам, незадолго до отряда Аматуса, тронулись король, герцог
Вассант и Седрик, народа на улицах было еще не так  много,  и  потому  они
быстро добрались до ворот, где уже кипел бой.
    Первая атака Вальдо не отличалась хитростью или изяществом.  Передовая
волна наступавших была уничтожена ядрами, пущенными  из  катапульт,  когда
атакующие враги еще не успели ступить на мост. Вторую  волну  перебили  на
мосту. Третью закололи мечами и перестреляли из мушкетов.
    Увы, эти успехи защитников ничего  не  дали,  потому  что  за  третьей
волной  пошла  четвертая,  а  за  ней  -  пятая,  и  теперь  через   стену
перебиралась, наверное, седьмая. Защитники города  сражались  храбро,  как
никогда, но видели, что врагам нет конца и края, а ведь и в их  рядах  уже
имелись потери. И как бы отважно ни бились подданные Бонифация, как бы  ни
подбадривали себя, все они осознавали неизбежность того, что  должно  было
случиться, и от этих мыслей кровь их стыла в жилах, отчаяние охватывало их
все сильнее,  и  сражались  они,  уже  не  веря  в  успех.  Огонь  факелов
выхватывал из мрака темные тени под шлемами воинов Вальдо, и  трудно  было
сказать, живые то люди или  бессмертная  нечисть.  Пламя  озаряло  и  лица
верных солдат короля, но не было в их глазах надежды  -  только  решимость
умереть с честью, пусть и без пользы.
    Все это стало ясно Седрику мгновенно, и он уже открыл было рот,  чтобы
дать королю какой-то совет, но Бонифаций и  сам  все  понял  и  перешел  к
действиям. Он выхватил из ножен длиннющий меч - церемониальную реликвию, -
воздел его над головой, дернул поводья своего серого  коня,  от  чего  тот
встал на дыбы и устрашающе заржал, и прокричал, обращаясь к толпам горожан
и смятенным воинам:
    - Зададим-ка им жару! Вперед!
    Родерик ощутил силу, скрытую в  кличе  короля,  выхватил  из  портупеи
верхний мушкет и, пришпорив коня,  бросился  вслед  за  своим  повелителем
вперед, на врага, а следом за ним, как один, вперед  поскакали  гвардейцы,
его  подчиненные.  При  этом  Родерик  постарался  хорошо  запомнить  клич
Бонифация, дабы затем использовать  его  в  своих  творениях.  Надежда  на
победу вновь вспыхнула в груди Родерика,  он  приподнялся  в  стременах  и
галопом пустил своего  скакуна  к  небольшой  кучке  приспешников  Вальдо,
пробивших  оборону.  Оглушительно  рявкнул  мушкет  бравого  гвардейца,  и
предводитель врагов пал замертво. Рядом с  Родериком  зазвучали  мушкетные
залпы его товарищей.
    Седрик повел в бой пехотинцев, и они начали теснить врагов. Но новые и
новые противники перебирались через стены, ломились в ворота, но их тут же
отгоняли и убивали. Ни с той, ни с другой стороны никто не просил пощады и
не ведал ее, и скоро камни под ногами залила кровь, казавшаяся  при  свете
факелов черной.
    А потом ярчайшая молния разорвала плотную завесу мрачных туч,  и  тучи
взметнулись, словно вспоротое одеяло на жестоком ветру. Радостно вскричали
король и его верные воины, а Родерик, догадавшись о  том,  что  произошло,
воскликнул:
    - Аматус! Принц Аматус победил вражеский мрак!
    - Аматус! - хором взревело войско Бонифация, и в  считанные  мгновения
защитники города вновь оттеснили врагов к крепостной стене, оставив позади
себя трупы приспешников Вальдо и горы раненых. Безымянный  лорд  проскакал
вперед и водрузил на надвратной башне знамя с Рукой  и  Книгой,  сорванное
врагами. Солдаты собрались рядом со знаменем, намереваясь защищать его  до
последней капли крови.
    Герцог Вассант,  без  устали  орудовавший  мечом,  обагренным  кровью,
только успел подумать, что, быть может, победа еще улыбнется им, как вдруг
король Бонифаций покачнулся в седле и упал наземь.
    Седрик мгновенно оказался рядом с ним. Почти сразу к королю  подоспели
герцог Вассант и Родерик. Седрик приподнял Бонифация, но, увы, помочь  ему
уже ничем было нельзя. В груди короля зияла  огромная,  с  рваными  краями
дыра, белая борода обагрилась кровью, хлынувшей изо рта.  Король  лишь  на
миг приоткрыл глаза, и все подумали, что он  что-то  скажет  -  произнесет
какой-нибудь последний приказ или какие-нибудь гордые слова - или хотя  бы
выкрикнет что-нибудь о том, как это все несправедливо, но с губ короля  не
сорвалось ни единого слова. Испустив долгий, хриплый  вздох,  он  умер  на
руках своих соратников, и бледная луна озарила его  помертвевшее  лицо,  и
сердце его перестало биться.
    Отчаяние  вновь  охватило  храбрых  защитников  города,  и  хотя   они
продолжали сражаться не на жизнь, а на смерть, что-то словно покинуло  их.
Родерик поднялся с колен, до конца не понимая, что за чувства им владеют и
почему он держится на ногах, и издал крик,  полный  горечи  и  гнева.  Его
ярость, казалось, передалась его подчиненным, и когда герцог отдал  приказ
построиться, они с безнадежной,  отчаянной  страстью  кинулись  на  врага,
думая только том, как бы отправить на тот свет  побольше  мерзавцев,  пока
сами живы.
    Заливаясь   слезами,   герцог   Вассант    махнул    рукой    Седрику.
Премьер-министр и двое солдат понесли тело короля во дворец, а сам  герцог
вернулся к пехотинцам, построил их  в  боевой  порядок  и  повел  пылающий
гневом строй через мост, в самую гущу войска Вальдо. Вновь и вновь звучали
его кличи и приказы и  гремели  пушки  и  грохотали  катапульты,  пока  не
трескались до крови ладони артиллеристов, пока не опускались от  усталости
их плечи. И все же они продолжали заряжать орудия и палили  по  врагам  до
тех пор, пока не валились наземь без  сил,  и  меткости  их  выстрелов  не
мешали слезы, застилавшие глаза и стекавшие  ручьями  по  щекам,  покрытым
черной пороховой гарью.
    Приспешники Вальдо отступили. Добровольцы из числа  горожан  бросились
тушить  пожары  в  домах,  стоявших  близко  к  крепостной   стене.   Тучи
расступились еще сильнее. За ними горели холодные, равнодушные звезды.  Но
то, что они стали видны, можно было считать в некотором роде победой.
    Герцог скакал на коне между воинами. Кого-то трепал по плечу,  кому-то
говорил ободряющие слова, кого-то призывал к стойкости и всех призывал  не
прекращать пальбы. Он отчаянно надеялся на то,  что  вскорости  к  воротам
должно прибыть подкрепление. Ведь если бы ему сейчас  удалось  ударить  по
войску Вальдо, прорвавшись через мост, пока враги не опомнились, он мог бы
пробить брешь в их рядах, и тогда опасность осады хоть немного уменьшилась
бы. В голове у герцога метались тысячи мыслей.  И  тысячи  неотложных  дел
требовали его внимания. И все же он продолжал передвигаться между воинами,
подбадривал их и возвращал им боевой дух. Через много  лет  все  те,  кому
суждено было в ту страшную ночь сражаться у Моста Тысячи  Лиц,  вспоминали
слова герцога, сказанные им. Другие вспоминали о том, чем помогли герцогу,
а третьи просто помнили, как тучный, приземистый Вассант спешит от  одного
воина к другому. А самое замечательное,  что  все  эти  воспоминания  были
правдивыми.
    Во  мраке  рычали  какие-то  громадные  твари.  Некоторые  люди  потом
говорили, что они походили на  китов,  вырвавшихся  из-под  земли,  другим
мерещились головы демонов, вставших над крепостной стеной. Герцог  Вассант
страшилищ разглядел отчетливо и произнес их название, присовокупив к  нему
крепкое словцо, в дальнейших пересказах неотделимое от его имени.
    Стоявший рядом с ним Родерик брезгливо сплюнул:
    - Орудия эти нацелены не на нас.
    - Вальдо даже не удосужился возглавить атаку,  -  негромко  проговорил
Вассант таким тоном, словно о чем-то  приятном  разговаривал  за  игрой  в
кости в "Сером хорьке". - Но чему тут дивиться? Если он напал на  нас  так
коварно, что же странного в том, что он целится в мирных жителей.
    Родерик кивнул, но подумал в этот миг о жене. Он  надеялся,  что  Гвин
видит из окна их дома, стоявшего  неподалеку  от  замка,  что  творится  у
стены, и что тот самый здравый смысл, из-за которого он  когда-то  женился
на ней, подскажет ей разумное решение и она  спустится  в  подпол.  И  еще
Родерик гадал, удастся ли ему выжить и встретиться с женой.
    Первое из громадных осадных орудий изрыгнуло пламя и  дым.  На  орудие
явно было наложено какое-то заклятие: оно выстрелило по городу не пушечным
ядром, не каменным шаром, не снарядом, от  взрыва  которого  в  городе  бы
вспыхнул пожар. Из жерла заколдованного орудия вылетела светящаяся  сфера,
внутри которой, казалось, копошились черви. Мерзкий шар взлетел  ввысь,  а
потом начал медленно опускаться.  Он  парил  над  городом,  словно  летнее
облако. Пролетев над головами герцога и его  соратников,  шар  распался  с
негромким шипением и просыпал на город груду  трупов.  В  адском  свечении
шара были видны руки, ноги, туловища мертвецов.
    Только  герцог  собрался  прокричать  приказ,  чтобы  отряды  горожан,
специально  вооруженные  для  борьбы  с  бессмертной  пакостью,  бросились
отражать новое вторжение, как прямо на его  глазах  с  мостовой  поднялись
полусгнившие, перекореженные фигуры, объятые языками пламени. Все, к  чему
они прикасались,  мгновенно  воспламенялось.  Правда,  бессмертных  быстро
истребили осиной и чесноком, но на то, чтобы столь же быстро  сражаться  с
огнем, людей не хватало.
    А в вышине уже парили новые шары,  полные  омерзительных  трупов.  При
свете луны герцог разглядел и насчитал не менее сотни  орудий,  изрыгавших
дым и пламя.
    - Мы не сможем этому помешать, -  сказал  Вассант  Родерику.  -  Город
сгорит дотла. Нужно отступать - по возможности без паники и неразберихи  в
строю.
    Не успел он договорить, как в разных концах города вспыхнули пожары.

    В то время, когда на город начали падать наполненные горящими  трупами
шары, принц Аматус, двое его Спутников и двое друзей безнадежно застряли в
толпе. Горожане,  похоже,  сами  не  понимали,  чего  им  больше  хочется:
разбежаться на все четыре стороны, броситься к мосту на подмогу защитникам
города или ограбить близлежащие лавки. Аматус обнажил меч и  добился,  что
рядом с ним образовался кое-какой порядок,  но  докричаться  до  тех,  кто
находился в двадцати футах от него, мог бы с тем же успехом, как  если  бы
эти люди находились в далекой  Гектарии.  Невзирая  на  высокий  авторитет
Аматуса, сейчас почти никто не обращал на него внимания. Люди обезумели от
страха, которым, казалось, пропитался даже воздух.
    Неподалеку упал зловещий шар, набитый мертвечиной.  К  нему  бросились
ополченцы. Даже такое опасное дело, как  борьба  с  бессмертной  нечистью,
казалось, привлекало людей больше, чем бессмысленное метание из стороны  в
сторону. Но горожане успевали разделываться с пакостными захватчиками лишь
к тому времени, когда те  распространяли  по  округе  пожары,  а  с  огнем
справиться не удавалось.
    Между тем борьба с пожарами отвлекла толпу, и  вскоре  Аматусу  и  его
друзьям удалось немного продвинуться вперед. Но не успели они  миновать  и
десятка домов, как снова угодили в "пробку".
    Они возобновили попытки пробиться  вперед,  и  вдруг  Психея  радостно
воскликнула, спрыгнула с лошади Кособокого, бросилась  к  толпе  и  обняла
какую-то женщину.
    Аматус и сэр Джон обменялись недоуменными взглядами, а Кособокий повел
себя как ни в чем не бывало. Он только  подвел  своего  огромного  боевого
коня поближе к Психее, дабы в случае чего защитить ее.
    У  Каллиопы,  Аматуса  и  сэра  Джона  попросту  не  было  возможности
двигаться в каком-нибудь  еще  направлении,  поэтому  они  последовали  за
Кособоким.
    Женщиной,  которую  заметила  Психея  и  которую  она  столь  радостно
приветствовала, оказалась Сильвия - та самая девица, которую несколько лет
назад друзья спасли из заточения  в  подземельях  гоблинов.  В  результате
непродолжительной дискуссии выяснилось, что по  какой-то  причине  Сильвия
должна присоединиться к компании. Сэр Джон недовольно ворчал,  Аматус  был
готов к возражениям, но Кособокий отнесся к  этому  факту  как  к  чему-то
вполне естественному, а уж это означало, что должно было произойти  что-то
неестественное, а потому очень важное для общего дела.
    Короче говоря, не успели друзья и глазом  моргнуть,  как  Сильвия  уже
сидела верхом позади Кособокого, а Психея - позади Аматуса.
    - Ничего не понимаю,  -  пожаловался  Аматус,  когда  они  возобновили
попытки продолжить путь со скоростью улитки. Кругом повсюду пылали дома, и
продвигаться можно было только в  том  направлении,  где  еще  можно  было
проехать. - До места сражения мы никак не можем  добраться.  Мы  разрушили
заклинание, наложенное на небеса, но это ничего не дало, и почти никто  из
нас не понимает, с какой  стати  нам  понадобилась  Сильвия.  Не  понимаю,
откуда она вдруг появилась,  но  даже  если  это  всего-навсего  случайное
совпадение, ты ведешь себя так,  словно  нам  выпала  небывалая  удача,  а
Кособокий, похоже, с тобой солидарен.
    - Что ж, - проговорила Психея, и принц, не видя ее, почувствовал,  что
она насмешливо улыбается. - Ты должен не забывать о том, что ты - герой  и
что это - твое Королевство. Здесь ничего не происходит просто так.  А  раз
так, то появление кого-то, с кем ты встречался давным-давно, - это  добрый
знак. Это говорит о приближении развязки, а если развязка близка,  то  нет
смысла гадать, что случится на пути к ней, ибо по самой природе вещей  дни
Вальдо сочтены.
    По прошествии времени Аматус мог поклясться, что тогда у него на языке
вертелся какой-то вопрос, но  он  его  не  задал  и  потом  никак  не  мог
вспомнить, что же это был за вопрос. А в  это  время  от  дома,  стоявшего
через площадь от  того  места,  где  находились  Аматус  и  его  товарищи,
послышались дикие крики, и оттуда в страхе побежали люди. Не понимая,  что
происходит, Аматус и сэр Джон поспешили в ту сторону,  а  за  ними  погнал
своего коня Кособокий.
    Не успели они в общем гомоне разобрать крики: "Гоблины!  Гоблины!  Они
пожирают детей!" - как гоблины посыпались из окон  и  дверей  злосчастного
дома. Завидев мерзких тварей, ополченцы принялись палить по ним из  мортир
и мушкетов. Пальба напугала горожан не меньше, чем гоблинов. За  считанные
мгновения на площади возникла жуткая неразбериха. Аматус  и  его  товарищи
пытались  пробиться  сквозь  мятущуюся  и  вопящую  толпу  к  дому,  чтобы
сразиться с гоблинами.
    Ополченцы, возглавляемые парой-тройкой сержантов, совладали с собой, и
в  их  действиях  наметилась  некоторая  упорядоченность,  но  тут  здание
развалилось, как карточный домик, и храбрецы вынуждены были  отступить.  А
когда осела пыль, на людей хлынула волна из сотен гоблинов.
    Ополченцы всеми силами  старались  выстроиться  в  каре  и  продолжали
пальбу, но успехи их оставляли желать лучшего, так как их  практически  не
муштровали совместно, да многие из них друг друга и вообще раньше в  глаза
не видели. Когда у сэра  Джона  наконец  появилась  возможность  пробиться
вперед, он незамедлительно возглавил  командование  и  добился  того,  что
пальба приобрела некоторую ритмичность и меткость. Гоблины  несли  потери,
но из глубокой ямы, образовавшейся на том месте,  где  раньше  стоял  дом,
валили и валили все новые твари. Ополченцам пришлось  отступить,  но  хотя
отступали они, сохраняя порядок, отступление - это отступление.
    В это время рухнул еще один дом на противоположной стороне площади,  и
гоблины  десятками  посыпались  и  оттуда,  и  из  общественного   колодца
посередине площади.
    - Да они весь город подкопали! - вырвалось у сэра Джона.
    Он развернул ополченцев и дал команду отступать в  ту  часть  площади,
которая пока была свободна от гоблинов. Однако намерениям отступить и уйти
с площади этим путем осуществиться было не дано: едва только люди свернули
в переулок, как рухнули дома по обе стороны,  и  из-под  земли  показалась
огромная косматая головища с клыками длиной в человеческий рост.

    Седрику  повезло  чуть  больше.  Без  особого  труда  он  провез  тело
погибшего короля по городским  улицам  к  замку.  Премьер-министр  сначала
тронулся по той улице, что начиналась от ворот, и  потому  народа  на  ней
было мало. Почетный караул составляли всего-то двое конных  гвардейцев,  а
повезли тело короля на самой обычной повозке, позаимствованной возле лавки
зеленщика.
    К тому времени, когда на  город  посыпались  первые  шары,  начиненные
горящими трупами, Седрик находился уже сравнительно недалеко от замка, и у
него появилось время для размышлений. Такой жестокий  тиран,  как  Вальдо,
наверняка  располагал  неистощимым  запасом  трупов,  чем  и   объяснялось
огромное число бессмертных в рядах  его  войска,  да  и  немыслимое  число
гоблинов тоже - ведь гоблины обожают человечину и предпочитают  ее  всякой
другой пище. Правда, гоблины больше любят есть людей живьем  и  испытывают
истинное наслаждение при виде мучений своих жертв, но и от  мертвечины  не
отказываются. Но где  Вальдо  раздобыл  столько  живых  воинов  и  почему,
кстати, у них совсем не видно лиц?  У  всего  этого  должно  было  иметься
какое-то объяснение...
    Седрик вспоминал  о  том,  что  поначалу  приспешники  Вальдо  дрались
отчаянно и показали себя опасными противниками, но довольно скоро  перевес
оказался на стороне защитников города,  а  воины  Вальдо,  похоже,  быстро
выдохлись  и  ослабели.  Вполне  можно  было  предположить,  что   всякий,
находящийся на службе у тирана, подобного Вальдо, способен утратить боевой
задор при первых же сомнениях в близкой победе,  которая  для  его  воинов
означала возможность грабежа и насилия. А утрата боевого  задора  означала
большую вероятность измены.
    Седрик отчаянно  жалел  о  том,  что  обо  всем  этом  уже  не  сумеет
потолковать с Бонифацием. До сих пор он не осознавал, что помимо того, что
Бонифаций был замечательным монархом, которому было так приятно служить  в
должности премьер-министра, он еще был его лучшим другом. Седрик  понимал,
что будет долго оплакивать своего  старого  товарища,  но  сейчас  у  него
важных дел по горло, а горевать некогда.
    Неожиданно старик обнаружил, что что-то жует. Оказалось -  собственную
бороду. А ведь он этим не занимался уже много лет. Вкус у бороды  оказался
ничуть не приятнее, чем в прошлом. Седрик поспешно выдернул ее изо  рта  и
вытер рукавом. Он помнил,  что  еще  тогда,  когда  король  Бонифаций  был
моложе, он возмущался этой отвратительной, на его взгляд, привычкой своего
ревностного  и  безупречного  в  других  отношениях   премьер-министра   и
частенько отчитывал его за то, в какое плачевное состояние он привел  свою
бороду и манжеты.
    - Ваше величество, - прошептал Седрик неподвижному телу,  лежащему  на
повозке, - вы даже не представляете, как бы  я  порадовался,  если  бы  вы
взялись сейчас меня ругать.
    Тут он, забыв о том, что у него нет на это времени, горько разрыдался,
и слезы градом хлынули из его глаз и побежали по щекам.
    Повозка, грохоча колесами,  въехала  в  широкие  ворота  замка,  а  за
воротами собрались все придворные дамы.  Увидев,  что  король  мертв,  они
хором  ахнули.  Седрик  не  стал  утирать  слезы,   но   строгим   голосом
распорядился:
    - Обрядить тело его  величества  к  погребению  и  устроить  во  дворе
погребальный  костер,  ибо  его  бренные  останки  не  должны  попасть   в
нечестивые руки врагов.
    Дамы поспешили исполнять  приказ  премьер-министра,  а  он  торопливым
шагом отправился в  замок  и  поднялся  на  башню.  Замок  почти  опустел,
стражников можно было сосчитать по пальцам. Большинство гвардейцев  стояли
в дозоре на западном бастионе, выходившем на город, и все  они  были  либо
слишком стары, либо совсем мальчишки.  Восточный  бастион,  смыкавшийся  с
городской стеной и возвышавшийся над ней, был настолько  хорошо  укреплен,
что его оставили почти без защитников. Люди там  стояли  надежные,  но  их
было мало. Всхлипывая  и  чувствуя  себя  бесконечно  одиноко,  старенький
премьер-министр, время от времени призывая  к  себе  гонцов,  поднялся  на
Верхнюю Террасу, где когда-то, не так уж давно, он пил чай  с  Аматусом  и
Каллиопой. Отсюда ему были видны парапеты и  бойницы  обоих  бастионов,  а
также большая часть города. Место вполне годилось  в  качестве  командного
пункта. Седрик надеялся, что герцогу удастся отступить к  замку,  и  тогда
можно было бы при наличии достаточного числа защитников здесь закрепиться.
    Обозрев  окрестности,  Седрик  увидел,  что  город  охвачен   пламенем
пожарищ. Улицы заполнялись людьми, пытавшимися спастись там,  где  еще  не
пылал огонь, но пожары вспыхивали повсюду. Сгущался дым, от  гари  во  рту
горчило даже здесь, на башне замка. Улыбнись защитникам Королевства удача,
одержи они сегодня победу - все равно городу не удалось  бы  стать  таким,
как прежде.
    Внизу, во внутреннем  дворе,  собрались  женщины.  Они  махали  руками
Седрику, и он быстро взмахнул  рукой,  дав  им  знак  зажечь  погребальный
костер. В теле короля таилась великая сила,  а  Вальдо  уже  доказал  свои
способности к воскрешению мертвых. Нельзя  было  позволить  ему  завладеть
останками Бонифация Доброго.
    Костер вспыхнул. Премьер-министр прошептал:
    - Прощайте, ваше величество.
    Придворные дамы опустились на колени, и Седрик услышал их плач и треск
поленьев. Вот такие похороны были суждены Бонифацию Доброму.
    Довольно долго пожары до замка  не  добирались.  Седрик  распорядился,
чтобы каждому, кто придет сюда, был дан кров. Припасов  и  оружия  было  в
избытке, а народу в замке осталось совсем немного, но желающих найти здесь
приют оказалось мало. Седрик видел, как один за другим  рушатся  в  городе
дома, как из-под  земли  вылезают  полчища  гоблинов.  Он  велел  женщинам
вооружиться пиками и алебардами и охранять водостоки и колодцы, но гоблины
не появлялись. Видимо, скалу, на которой стоял замок, было не  так  просто
подкопать.
    Прошло довольно много  времени,  и  наконец  сердце  Седрика  забилось
веселее: на ближайших к замку улицах послышался шум. Это герцог Вассант во
главе довольно внушительного  отряда  пробивался  к  замку.  Копыта  коней
прогрохотали  по  подъемному   мосту,   и   герцог   оглушительным   басом
распорядился, чтобы мост сразу же  опустили.  В  считанные  мгновения  все
бастионы обрели боевой вид, там выстроились воины. Как ни ужасало все, что
творилось вокруг, замок по крайней мере  был  готов  выдержать  длительную
осаду.
    Герцог, тяжело дыша, проговорил:
    - Мы почти отрезаны. В городе из-за появления гоблинов такая паника...
Эти твари лезут из каждого подвала,  из  каждого  колодца,  по  улицам  ни
проехать ни пройти.
    Горожан эти ублюдки пожирают, не сходя с места, или тут же  превращают
в бессмертных. Город погибает, милорд, и ему никогда не стать прежним.
    Седрик вздохнул. Языки пламени погребального костра  короля  Бонифация
вздымались к небу, огонь выл и ревел, и в звуке его слышались  дерзость  и
возмущение.
    - Это я заметил, - сказал Седрик. -  Пока  на  улицах  ближе  к  замку
спокойно. Видимо, враги то ли приберегают для нас нечто особенное,  то  ли
замыслили основательно очистить город, чтобы потом войско беспрепятственно
подошло к замку. Я распорядился, чтобы женщинам выдали  портупеи,  по  три
мушкета в каждой. Они сумеют уложить  парочку  врагов,  а  третий  выстрел
приберечь для себя.
    Вассант невольно поежился. Он  понимал,  что  произойдет,  если  враги
захватят женщин живыми.
    - Я должен сообщить вам кое-что очень важное, - мрачно изрек он. - Мы,
правда,  это  только  мельком  видели.  Из-под  земли  выбралось  огромное
чудовище, и мне показалось...
    Но что ему показалось, герцог Седрику рассказать не успел, так  как  в
это самое мгновение их мрака вылетела целая стая  вампиров.  На  бастионах
закипело жаркое сражение. Мортиры, заряженные заколдованной картечью,  без
жалости били по  вампирам  и  нанесли  им  значительный  урон,  но  тварей
оказалось слишком много. Вскоре со стороны бастионов донеслись лязг  мечей
и мушкетные выстрелы - отогнать  вампиров  от  стен  замка  защитникам  не
удалось, а еще через некоторое время с грохотом и  стоном  упал  подъемный
мост: нескольким вампирам удалось овладеть надвратной башней.  К  открытым
воротам по темным улицам хлынуло войско Вальдо.
    Седрик и герцог Вассант пытались попасть во все места одновременно, но
куда бы они ни попадали, защитники падали замертво,  успев  прикончить  по
три-четыре  врага.  Но  на  каждого   защитника   замка   приходилось   по
двадцать-тридцать противников. Странно: стоило войску Вальдо  ворваться  в
замок, воины узурпатора сразу начали сдавать, слабеть, словно их  поразила
какая-то неведомая болезнь, но все же они неуклонно наступали, и число  их
непрерывно возрастало.
    Настал момент, когда герцог, премьер-министр и  Родерик  спустились  в
королевскую библиотеку. Хочешь не хочешь, а пришлось отступить, но  дальше
отступать было некуда. На какое-то время враги упустили их из вида, и  они
оказались в месте, всем им хорошо знакомом, и  потому  здесь  им  не  было
нужды зажигать свечи или светильники.
    - Отсюда уводит потайной ход, - прошептал Седрик, - но я  не  в  силах
помыслить о том, чтобы воспользоваться им, пока наши сограждане сражаются.
    Выстрелы еще звучали, но большей частью это отстреливались  придворные
дамы. Над головами друзей прозвучали  два  выстрела,  один  за  другим,  а
немного погодя третий. Это одна из женщин прикончила двоих врагов, а потом
взвела курок, поднесла дуло  мушкета  к  голове  и  выбрала  из  двух  зол
меньшее. Женщины запирались, где только могли,  погибали  в  одиночку  или
вместе, но без боя врагам не сдавались. Многие из них наверняка  затаились
там, куда еще не добрались враги, и некоторые из них еще могли бы спастись
бегством. Утешение слабое, спору нет, но теперь оставалось  радоваться  за
каждого человека,  способного  ускользнуть  из  лап  Вальдо.  И  пока  бой
продолжался, хотя ни один из троих друзей уже не в силах был  повлиять  на
его исход, мысль о побеге была ненавистна и герцогу, и премьер-министру.
    - Можно убежать, - сказал Вассант тихо-тихо, опасаясь,  что  их  могут
подслушать, - не для того, чтобы спасти свою  шкуру,  а  для  того,  чтобы
присоединиться к принцу. А еще я вам хотел сказать, что...
    С грохотом распахнулись дубовые двери В библиотеку ворвались  странные
воины Вальдо. В полумраке  видно  было  плоховато,  но  Седрик  еще  более
утвердился в мысли о том, что лица у солдат как бы не свои. Ему  казалось,
что если они отбросят с лица забрала шлемов, то за  ними  окажутся  глаза,
носы и губы, и все-таки в лица не сложатся. Все воины  почему-то  казались
до удивления похожими друг на друга, кроме двоих, замыкавших их ряды...
    В библиотеке зазвучали выстрелы.  Трое  друзей  непрерывно  палили  из
мушкетов без промаха, но добивались  только  того,  что  на  место  убитых
безликих воинов вставали  новые,  точно  такие  же.  Выпустив  весь  запас
картечи, герцог Вассант и Родерик взялись за  мечи,  но  в  проходе  между
книжными полками места хватало  только  для  одного,  и  это  место  занял
герцог.
    Люди Вальдо дрались так, словно никогда не обучались боевым искусствам
или были совершенно безмозглыми. Но их было много, и герцог устал, и ему с
его внушительной комплекцией было трудно  биться  в  узком  проходе  между
полками.
    Что-то изменилось в поведении врагов. Теперь гибель  очередного  воина
придавала  остальным  отвагу,  словно  силы  павшего  доставались  им   по
наследству.
    Седрик лихорадочно перезаряжал мушкеты, и вдруг его озарило. Сам не до
конца  понимая,  зачем  он  это  делает,  он  поднял  мушкет.  Старательно
прицелился и выпалил прямо в лицо одного из двоих  врагов,  что  держались
подальше, за спинами безликих.
    Тот  рухнул  замертво,  а  одноликие  как-то  сразу  обмякли.   Герцог
моментально прирезал двоих, но один из них успел ранить его. Седрик  снова
прицелился и метким выстрелом уложил второго предводителя безликих.
    Тут безликие, похоже, окончательно пали духом. Оружие вываливалось  из
их обессилевших рук, а герцог набросился на них с новым пылом и  погнал  к
концу прохода,  дабы  дать  возможность  Родерику  вступить  в  схватку  с
врагами. Еще несколько  мгновений,  и  вот  уже,  кроме  троих  друзей,  в
библиотеке ни одной живой души не осталось.
    Но рана герцога оказалась глубокой и опасной. Судя по тому, как  кровь
заливала его камзол, ранен он был в сердце. Вассант опустился на пол,  сел
и, тяжело дыша, заговорил:
    - Скорее, Седрик, вы должны это знать... Принц жив,  и  леди  Каллиопа
тоже... и сэр Джон. Они за пределами города. Не знаю, сможет ли  сэр  Джон
доставить их туда... куда вы распорядились...  но  вы  точно  могли  бы...
Кровь, подступавшая к горлу, мешала герцогу говорить.
    - Скажите принцу... - прохрипел он, но Седрик  так  и  не  узнал,  что
именно он должен был сказать принцу, потому что в это же мгновение  герцог
Вассант испустил дух.
    Родерик бережно уложил погибшего  товарища  на  пол  и  надел  на  шею
герцога венок из чеснока и роз, который сам носил под кольчугой.
    - Если эти мерзавцы его  и  разыщут,  -  заключил  Родерик,  -  он  им
достанется не таким, как им хотелось бы. Милорд, вы поверили ему?
    - Да, - негромко произнес Седрик. - А того, о чем я только что  узнал,
хватит, чтобы отвоевать Королевство, если мы будем действовать с  умом.  У
тебя какие планы?
    - Ну... милорд, если я вам не очень нужен, то я бы... в общем...
    Седрик понимающе кивнул:
    -  Конечно,  Родерик.  Ты  должен  позаботиться  о  жене,  тебе  нужно
разыскать ее. Уходи вместе со мной потайным ходом, а потом  пойдешь  своей
дорогой. Когда снова настанет время сражаться, ты узнаешь об этом.
    - Я с радостью, сэр. А... а если я не найду Гвин, что тогда?
    - Тогда нагрузи кошель камнями, да возьми их побольше,  добавь  к  ним
немного монет, привяжи кошель к поясу и поезжай  на  север  вдоль  Длинной
Прибрежной дороги до развилки. На развилке сверни направо,  в  сторону  от
Великих Северных Лесов и Железного озера, а потом целый день скачи до гор,
там дорога сворачивает к истоку реки. Ну а  если  по  пути  наткнешься  на
разбойников,  не  забудь  сообщить  им,   что   ты   -   старый   приятель
Джека-Твоя-Голова-с-Плеч.
    Родерик послушно повторил выслушанные указания и спросил:
    - Милорд, а вы что же...
    - Если тебя изловят и станут пытать, можешь  сказать,  что,  когда  ты
меня видел в последний раз, я направлялся на юг, в сторону  Горькой  реки.
Теперь повсюду дело найдется.
    Ведя разговор с Родериком, Седрик осторожно отодвинул в  сторону  один
из шкафов с книгами и ненадолго остановился у открывшейся за ним двери.
    - Кто знает, что нас ждет в конце этого потайного хода,  поэтому  идти
надо тихо и быть начеку. В любой миг надо быть готовыми отразить нападение
врагов, и притом без шума. Бедняга Вассант. Нам будет  недоставать  и  его
самого, и его кинжала.
    В потайном туннеле оказалось сухо, но холодно  и  темно  -  хоть  глаз
выколи. Наконец Родерик  и  Седрик  добрались  до  двери.  Премьер-министр
осторожно толкнул ее - за дверью никого не  оказалось.  Они  с  Родериком,
одни-одинешеньки, стояли на склоне скалистого холма. Позади пылал город, и
от зарева пожарищ было светло как днем. Дым поднимался к небу  и  заслонял
звезды. Луна стала алой, словно открытая рана.
    - Помни, - прошептал Седрик Родерику, хотя рядом с  ними  не  было  ни
души и не было на свете человека с такой хорошей памятью, как Родерик.
    А еще через мгновение они простились.  Родерик  зашагал  к  городу,  а
Седрик - на юг. Он шел в этом направлении до тех пор, пока не  уверился  в
том, что Родерик его больше не видит, и тогда свернул к северу и пошел  по
Длинной Прибрежной дороге. Эта ночь принесла Седрику  много  горя,  но  он
знал: если он не успеет добраться до принца  и  рассказать  ему  все,  что
знал, горя станет еще больше.
    Удивительное  дело:  судьба  Королевства  зависела  от   единственного
старика, который много помнил, но с трудом передвигал ноги. Но хотя  бы  у
Королевства оставалась судьба и оставался  один-единственный  человек,  от
которого она зависела. Седрик  шел  медленно  и  осторожно,  но  неуклонно
продвигался вперед. Рассвет застал его на берегу Длинной  реки,  за  много
миль от города.

                                                                   ГЛАВА 6
                                                             МОГУЧИЙ ГЕРОЙ

    В тот миг, когда  из-под  земли  появилась  голова  чудовища,  Аматусу
показалось, что его сказка уходит от него, и сердце его екнуло, потому что
он понял: до развязки еще далеко  и  кому-то,  очень  дорогому  для  него,
предстоит погибнуть. И все же он снял с плеча мортиру и прицелился в  глаз
чудовищу.
    Но как только его палец коснулся курка, Психея подбросила дуло мортиры
вверх и прокричала:
    - Не надо!
    Аматус на миг опустил мортиру и увидел, что Сильвия со всех ног мчится
прямо к чудовищу. Принц окликнул ее, умолял остановиться, но она  даже  не
оглянулась. Принц снова прицелился, но услышал голос Кособокого:
    - Психея права. Сильвия не просто так вернулась в нашу сказку. И  если
она сказала вам: "не надо", ваше высочество, значит, не надо.
    Тон, которым Кособокий произнес эти слова, был необычайно  мягок.  Это
так изумило Аматуса, что он во второй раз опустил  мортиру,  изнемогая  от
желания поскорее узнать, какой же во  всем  этом  смысл.  Сильвия  бежала,
продираясь сквозь мечущуюся, вопящую толпу,  к  тому  самому  месту,  куда
сыпались камни  рушащихся  домов,  -  бежала  и  на  бегу  что-то  кричала
страшилищу.
    Став  похожим  на  огромную  птицу,  которая  призадумалась  над  тем,
склевать ей зернышко или немного погодить, а может -  на  огромного  кота,
который только что обнаружил, что у него ни с того ни с сего промок хвост,
чудище неуклюже уселось на землю и уставилось  на  Сильвию.  А  потом  оно
испустило визг, от которого все чуть не оглохли, а потом... ну надо же!  -
весело, радостно покачало из  стороны  в  сторону  здоровенной  головищей,
вылезло из-под земли целиком и выгнуло шею, чтобы Сильвия могла почесать у
него за ухом.
    - Да это же то чудище, что загадывает загадки! - воскликнула Каллиопа.
    Тому, кто плохо разбирался в вопросах роста и продолжительности  жизни
чудищ этого типа, было бы трудно на глазок определить, сильно ли  подросло
оно за последние десять лет, но подросло -  это  точно.  Сильвия  поманила
страшилище пальцем, и оно пошло за ней по площади - ну ни  дать  ни  взять
потерявшийся щенок, нашедший хозяйку.
    Когда  чудище  подошло  поближе,  все  просто  ахнули  от   изумления:
оказалось, что у него преогромные крылья. На каждом из них можно  было  бы
разместить приличных  размеров  особняк,  и  еще  осталось  бы  место  для
скромного садика позади, и, пожалуй, еще фонтанчик впереди поместился  бы.
По мере приближения чудовище узнавало своих старых знакомцев, и  по  шкуре
его пробегала радостная рябь.
    - Он похож на огромную собаку, - проговорил сэр Джон с восхищением.
    - Прошу прощения, - обиделось чудище. - А вам понравится, если про вас
скажут: "Он похож на большую обезьяну"?
    Но тут вскрикнул Кособокий, и, обернувшись, все увидели,  что  на  них
надвигается толпа гоблинов. Твари палили из мушкетов, размахивали  мечами,
не щадили ни чужих, ни своих...
    Неожиданно сгустился непроницаемый мрак.  А  через  мгновение  площадь
снова озарила луна. Чудовище, пролетев над головами друзей, спикировало  в
самую гущу  отряда  гоблинов.  При  приземлении  оно  сокрушило  несколько
десятков этих мерзавцев, некоторых сжало  до  смерти  мощными  когтями,  а
затем принялось мотать головой из стороны в сторону.  Одних  оно  пожирало
целиком, других перекусывало пополам. Более  удачливые  гоблины  с  дикими
воплями разбегались куда глаза глядят.
    - Мы были первыми,  кто  заговорил  с  ним  по-хорошему,  -  объяснила
Сильвия. - И нос ему почесали.  А  когда  Мортис  его  перезаговорила,  он
получил возможность питаться гоблинами, а они - его любимая  еда.  Поэтому
он нас полюбил, и когда колдуны Вальдо пробрались в подземелья и сняли там
добрые заклятия, он пробрался сюда, чтобы разыскать нас.
    Чудище поглотило оставшихся гоблинов, попросту всосав их в свою пасть,
но это не было  похоже  на  то,  как  шланг  всасывает  воду.  Скорее  это
напоминало то, как сильно проголодавшийся человек,  причмокивая,  собирает
губами с тарелки остатки подливы. Когда чудище обернулось к  друзьям,  оно
еще жевало, а из его пасти все еще слышались отрывочные визги и стоны.
    - Что ж, польза от него и в самом деле есть, - заключил Аматус.  -  Но
думаю, теперь нам всем лучше отступить к замку, пока не...
    - Ваше высочество, даже при том, что на нашей  стороне  чудище,  город
потерян, - сказал Кособокий.
    - Это... это ужасно! - воскликнул принц, резко обернулся к  Кособокому
и взмахнул рукой так, словно собирался ударить своего телохранителя.
    - Это правда, - сказал Кособокий и бросил эти  слова  принцу  с  такой
силой, с какой бы выпустил картечь по  толпе  гоблинов.  -  Оглянитесь  по
сторонам - вы увидите, что повсюду на  город  сыплются  сотни  трупов.  Вы
услышите, как стонет земля, как она разверзается и изрыгает из своих  недр
все новых и новых гоблинов. Нет выбо...
    Он взревел и указал на луну. По небу словно промчалась черная дырчатая
туча.
    Каллиопа негромко выругалась.
    - Вампиры! Огромная стая!
    Психея тихим, нежным голосом заговорила с Аматусом:
    - Мой милый, будь ты сам по себе, ты мог бы решить остаться и умереть,
где хочешь, и никто бы не стал спорить с тобой, отговаривать тебя. Но ты -
принц, ты нужен своей стране, и если ты погибнешь, вместе с тобой погибнет
надежда на возрождение Королевства,  а  если  возрождение  не  произойдет,
ничья гибель не будет иметь смысла. Ты в долгу перед всеми нами.
    - Что же ты предлагаешь? - спросил принц,  и  в  глазах  его  полыхнул
гневный огонь. - Я останусь здесь  и  буду  сражаться  вместе  с  отцом  и
остальными защитниками города! - вот так он  сказал,  потому  что  еще  не
знал, что Бонифаций мертв и что уже горит его погребальный костер.
    Психея негромко проговорила:
    - Все мы должны забраться на спину чудища  и  улететь  далеко  отсюда.
Если ты останешься в живых, сражение можно будет начать вновь, а если нет,
то и говорить не о чем.
    Принц отступил на несколько шагов, обвел взглядом  своих  Спутников  и
друзей, и сказал:
    - Я уже и не знаю, зачем вы здесь: то ли для того, чтобы  помочь  мне,
то ли для того, чтобы навредить, а может быть, и вообще просто так. У меня
есть долг, и это мне отлично известно.
    Отсветы пламени горящего дома играли  на  его  лице,  губы  решительно
сжались.
    - Я обязан Королевству  жизнью.  Но  я  не  обязан  ему  моей  честью.
Храбрецы умирают повсюду, и город гибнет, пока мы тут  препираемся.  Я  не
могу...
    Но в это мгновение кто-то схватил его за руку, которой он  размахивал,
стремясь воззвать к пониманию своих друзей, и, заведя ее за спину,  крепко
сжал. Принц резко обернулся и увидел, что сэр Джон Слитгиззард держит  его
единственную  руку  двумя  своими.  К  сэру  Джону  подошел  Кособокий   и
крепко-накрепко связал Аматуса веревкой.
    - Он  не  удерет?  -  поинтересовался  сэр  Джон,  когда  принц  начал
вырываться.
    - Будь у него две руки, смог бы, - буркнул Кособокий. - Но рука у него
одна, так что можно считать, связал я его вдвое крепче, чем надо бы.
    Аматус изо всех сил пытался освободиться, но на единственную его  руку
приходилось четыре. Не успел он опомниться, как его уже водрузили на спину
чудища, которое все это время  наблюдало  за  происходящим  с  равнодушным
любопытством. Места на спине у чудища хватило на всех  и  еще  осталось  -
человек на двадцать.  Аматус  продолжал  вырываться  и  лягаться,  но,  не
обращая на  это  никакого  внимания,  все  остальные  забрались  на  спину
страшилища и расселись поудобнее.
    - Не могли бы вы пересадить его куда-нибудь, чтобы он не барабанил мне
прямо по хребту? - осведомилось чудище. Каллиопа и Психея оттащили Аматуса
немного в сторону. Принц попробовал закричать, ни  шерсть  у  чудища  была
длинная и густая, так что ничего Аматус криком не добился, кроме того, что
шерстью ему забило рот. Правда, принцу удалось перевернуться и  сесть,  но
он обнаружил, что встать на ноги со связанной за спиной рукой не в силах.
    Сэр Джон и Сильвия уселись поближе к шее  чудища  и  принялись  с  ним
беседовать о том о сем, и  сэр  Джон  что-то  сказал  насчет  Озера  Зимы.
Кособокий, мрачный и молчаливый, сел верхом сразу за  Аматусом.  Психея  и
Каллиопа привязывали седельные сумки и оружие к шерсти диковинного  зверя.
В это время на площади появилась новая орда гоблинов. Кособокий  ненадолго
покинул спину чудища - спрыгнул и разделался с  гоблинами.  Время  у  него
было, так что он не убивал гоблинов  наповал,  а  наносил  им  смертельные
раны, а потом наслаждался их предсмертной агонией.
    Чудище внимательно слушало сэра Джона и кивало  головой.  Наконец  оно
проговорило ворчливым, утробным голосом:
    - Мне это подходит. Давайте же поскорее отправимся туда. Думаю,  места
для разбега мне тут хватит.
    Аматус оглянулся, понимая, что,  быть  может,  видит  родной  город  в
последний раз. Кособокий оказался прав: вырваться из пут у принца не  было
никакой возможности. Повсюду, куда ни посмотри, падали и падали светящиеся
шары, набитые зловещими  трупами.  Еще  слышались  изредка  крики  боли  и
страха, залпы и выстрелы, но бряцание стали начало затихать, а  это  могло
означать единственное:  сопротивление  защитников  города  было  сломлено.
Сполохи пожарищ и клубы черного дыма застилали небо.
    Принц перестал вырываться, силы покинули его. Он  понимал,  что  нужен
защитникам города только для продолжения битвы, а битва проиграна... и все
же... все же... ведь многие еще живы и им суждены муки и гибель.
    На площадь на полном  скаку  вылетел  отряд  кавалеристов  с  герцогом
Вассантом во главе. Лошади на миг встали на дыбы, и  вот  тогда-то  герцог
увидел сэра Джона и всех остальных своих  товарищей.  Сэр  Джон  и  герцог
помахали друг другу руками, а потом кавалеристы проскакали  по  площади  и
продолжили свой путь к замку.
    Аматус заплакал. Ему в одно  мгновение  стал  ясен  план  Седрика.  Он
понимал, что сейчас видел  герцога  в  последний  раз,  а  он  даже  рукой
помахать на прощанье не мог.
    Вскоре,  разделавшись  с  гоблинами,  к  чудищу  подбежал   Кособокий,
взобрался на широкую спину зверя и уселся рядом с принцем.
    - Если вас это утешит, ваше высочество, то считайте, что  вы  в  долгу
перед герцогом. Его жертва останется напрасной, если вы откажетесь  бежать
из города.
    - Можешь развязать меня, - сурово проговорил Аматус. -  Даю  слово,  я
полечу с вами. Ты прав, таков мой долг.
    В одно мгновение принц  был  освобожден  от  пут.  Отовсюду  доносился
грохот рушившихся домов. Гоблины потрудились на славу: подкопали множество
домов, а пожары довершили их работу. Стояла прохладная весенняя  ночь,  но
теперь стало жарко, как летним днем. Все застилал едкий удушливый дым.
    - Пора, - сказал сэр Джон.
    Чудище кивнуло, разбежалось по мостовой и взмыло в  воздух.  В  первое
мгновение седоки ощутили себя мышками в коробке на спине лошади,  скачущей
галопом, а уже в следующий миг им показалось, что чудище  сбросило  их  со
своей косматой спины и все они парят в небесах.
    Пламя пожарищ раскалило воздух  над  городом.  Крылья  чудища  поймали
горячие восходящие потоки, и, описывая широкие круги, оно набирало высоту.
Внизу пылали дома и чернели  провалы  на  месте  сгоревших  зданий.  Враги
сгоняли горожан, словно скот, и гнали на равнину - уводили в плен.
    Город умирал, испуская последние  предсмертные  вздохи.  Каким  бы  ни
суждено ему было  стать  в  будущем,  старому  городу  с  улицей  Венд,  с
гектарианскими и вульгарианскими кварталами - городу, где родился и  вырос
принц Аматус, пришел конец. Принц подумал о том, что надо бы заплакать, но
не заплакал. Голосом, в котором звенела холодная, остро заточенная  сталь,
он произнес:
    - Он заплатит за это.
    Сэр Джон, Сильвия и Каллиопа расправили плечи. Слова принца  заставили
их сердца забиться ровнее. Кособокий кивнул, но так низко опустил  голову,
что кивок можно было бы счесть почтительным поклоном. Психея  улеглась  на
широкой спине чудища так, словно собралась вздремнуть, но при этом  крепко
вцепилась в шерсть зверя.
    А  чудище,  набрав  высоту,  совершило  большой,  широкий  разворот  и
устремилось на север. Внизу мелькнули шатры лагеря Вальдо, горящие дома  и
поля окрестных деревень и, наконец, пара  горящих  замков  на  близлежащих
холмах. Потом потянулись спокойные, не тронутые врагами земли.  Все  более
дикая и безлюдная местность простиралась  на  много  миль  вокруг,  и  все
меньше и меньше дорог пересекалось с Длинной Прибрежной дорогой.
    Ночь клубилась  под  широкими  крыльями  чудища.  Довольно  часто  оно
заводило со своими пассажирами  разговор  о  местности,  над  которой  они
пролетали. Чудище утверждало, что ни капельки не  устало,  но  высказывало
сомнения в том, что сумеет приземлиться в северных горах с таким грузом на
спине.
    - Я отнесу вас так далеко, как сумею, но понимаете, хоть это и немало,
я все-таки живой, и потому вес ваш очень даже  ощущаю.  Кроме  того,  меня
терзает один вопрос: когда я опущу вас на землю,  что  станется  со  мной?
Думаю, вы не обидитесь, если я скажу, что я  не  жажду  стать  чьей-нибудь
жертвой.  Вдруг  кому-нибудь  вздумается  использовать  меня  в   качестве
учебного пособия для прохождения рыцарского испытания?
    -  Даже  не  думай  об  этом!  Что  за  ужасная  мысль!  -  возмущенно
воскликнула Каллиопа.
    - Благородные господа помешаны на охоте, - сказала Сильвия. - Но чтобы
они были так помешаны на таком... честно говоря, не знаю.
    - Кто-нибудь из приспешников Вальдо мог бы пойти на это, - отметил сэр
Джон. - Безусловно, мы испытали бы огромное удовольствие, наблюдая за тем,
как чудище сожрет их и тем положит конец их кровожадным планам. Но, боюсь,
наш друг прав. Люди забывчивы, а порой чересчур фамильярны. Кто знает, как
встретят  чудовище  в  тех  краях,  где  оно  не   появлялось   лет   эдак
триста-четыреста? А вдруг местным юнцам взбредет в голову  позабавиться  и
выказать себя героями? Вряд ли нашего друга будут любезно просить прервать
полет и погостить на деревенских ярмарках.
    - Вот именно, - вздохнуло  чудище.  -  Кроме  того,  встает  вопрос  с
питанием. Надеюсь, вы не станете на меня обижаться, если я упомяну о  том,
что люди на вкус отвратительны  и  пахнут  омерзительно,  а  вот  гоблины,
напротив, весьма аппетитны, сочны и нежны...
    - Гоблинов всюду полно, если знаешь, где искать, - сказал Кособокий. -
Главное - принюхаться как следует. В горах к северу от Железного озера они
просто-таки кишат. Опустишь нас на землю  -  и  лети  примерно  полдня  на
запад.
    - Восхитительно, - облизнулось чудище. - Посмею также выразить надежду
на то, что как только со  всеми  нынешними  мелкими  неприятностями  будет
покончено и король вернет себе престол,  он  призадумается  над  проблемой
внедрения системы товарищеских поединков с чудовищами, дабы в городе могли
рассказывать добрые, но в меру страшные сказки на эту тему?
    - Обязательно! - отозвался Аматус. - Мы пришлем к тебе молодых вельмож
из тех, что поумнее, чтобы они посоветовались с тобой на этот  счет...  о,
ты сможешь обсуждать с ними самые удивительные вопросы, только загадки  не
загадывай!
    - Это будет весьма увлекательно, - отметило  чудище.  -  Да  и  против
загадок я ничего, в принципе, не имею, лишь бы только не я  их  загадывал.
Понимаете, на том поприще, где я  прежде  подвизался,  больше  всего  меня
угнетало то, что загадки я отгадывал куда как лучше многих людей,  которые
являлись  в  подземелья.  И  мне  казалось,  что  это   ужасно   глупо   и
несправедливо - то, что я только тем и занимался, что загадывал загадки, а
они отгадывали.
    - Что ж, решено, - кивнул Аматус.  -  Испытание,  предназначенное  для
того, чтобы загадать загадку Чудищу Загадочнику, станет самым  почетным  в
Королевстве, и честь пройти его будет даваться только самым  блистательным
молодым придворным кавалерам.
    - К блистательности я равнодушен, вы,  главное,  позаботьтесь  о  том,
чтобы они посообразительнее были,  -  посоветовало  чудище.  -  Если  меня
ожидает перспектива одной-другой увлекательной беседы в год, так ведь  это
и со скуки подохнуть недолго.
    - Безусловно, - заверил чудище  Аматус.  -  Но  не  Северные  ли  Горы
завиднелись на горизонте?
    - Они самые, и очень вовремя, - подтвердил сэр Джон.  -  Скоро  солнце
взойдет, и как бы все себя ни чувствовали, нам нужно передохнуть, а  я  бы
предпочел, учитывая, что за нами могли  погнаться  гоблины  и  бессмертные
твари, выспаться где-нибудь на солнышке.
    Остаток пути чудище проделало, пожалуй, даже немного  поспешно.  Когда
оно пошло на посадку, взошло солнце. Великие Северные Леса остались  слева
позади. Чудище летело над горами, ближе к тому краю, где протекала Длинная
река. Заснеженные пики ослепительно белели на  фоне  синего  неба,  склоны
чернели и зеленели. Наверное, друзьям ни разу в жизни не доводилось видеть
такого красивого рассвета, как этот, который  они  встретили  в  небе  над
горами. Чудище выбирало самое высокое место речной долины, стараясь унести
друзей как можно дальше от Длинной реки.  Предстоял  еще  долгий  путь  до
Озера Зимы - именно туда сэр Джон распорядился доставить принца.
    В конце концов чудищу пришлось развернуться. Последние несколько  миль
оказались слишком лесистыми, а между  прибрежными  утесами  садиться  было
рискованно Друзьям было жаль чудище, и все же  никто  не  возражал  против
того, чтобы еще немного полетать. Теперь это казалось вовсе не страшно, да
и чудище все полюбили. Полет друзей просто очаровал. Они любовались землей
с высоты, понимая, что вряд ли им еще когда-либо удастся  совершить  такой
полет.
    Наконец, негромко хлопнув кожистыми крыльями, чудище  приземлилось  на
горный луг, и все всадники слезли с его спины.  Все  -  даже  Кособокий  -
почесали чудищу нос и потрепали уши. Похоже, чудищу было тоже ужасно  жаль
расставаться с такой приятной компанией.  Оно  попросило  принца  еще  раз
пообещать, что после возрождения Королевства к  нему  будут  являться  для
испытания молодые вельможи, а также предложило  свою  помощь  на  будущее,
хотя, как оно сказало: "Я улечу так далеко в горы, что вы  меня  не  скоро
дозоветесь".
    С этими словами чудище  учтиво  поклонилось,  разбежалось  и  взлетело
ввысь, а люди махали ему руками, пока  оно  не  превратилось  в  маленькую
точку в поднебесье.
    - Ну а теперь, хотите вы этого или нет, большую часть дня нам придется
проспать, - сказал сэр Джон. Он прекрасно видел, как устали  и  Аматус,  и
Каллиопа, и Сильвия. Да и он сам еле держался на ногах.
    - Я постою в дозоре, - вызвался Кособокий.
    - Первым постоишь, - уточнил сэр Джон. - Мы все должны отдохнуть.
    - Я не устану.
    Сэр Джон, наверное, мог бы с этим поспорить, но фигура Кособокого,  по
обыкновению окутанного массой плащей,  капюшонов  и  позвякивающего  уймой
оружия, являла собой столь устрашающее зрелище на фоне раннего ясного утра
в горах, что слова застряли у герцога в горле.
    - Ладно, - выдавил Слитгиззард, - я на  тебя  надеюсь.  Кому,  как  не
тебе, лучше знать, готов ли ты к бою.
    - Благодарю, - буркнул Кособокий и уселся на траву на пригорке, да так
вальяжно, словно собрался весь день посвятить  наблюдению  за  птичками  и
бабочками. Психея подошла к нему и тихо села рядом. Аматус  собрался  было
что-то возразить, а Каллиопа с Сильвией стали наперебой  требовать,  чтобы
следующий дозор поручили одной из них, но сэр Джон шикнул на  них,  словно
на расшалившихся детишек, и сам улегся спать только тогда, когда  все  они
задремали. Но перед тем, как  уснуть,  он  бросил  взгляд  на  пригорок  и
заметил, что Психея положила голову на плечо Кособокого.
    Когда сэр Джон проснулся, день уже  клонился  к  вечеру,  а  Кособокий
сидел все в той же позе на том же самом месте, словно и  не  двигался  все
это время, - вот только на шее у него красовался венок из одуванчиков. Сэр
Джон  хитро  улыбнулся,  заметив  Психею,  которая   продолжала   собирать
одуванчики неподалеку.  Затем  он  уселся  на  траву  и  увидел  множество
бабочек, порхавших над лугом. Сэр Джон вымок от росы,  и  теперь  ласковое
солнце приятно грело спину. Сэр Джон  с  чувством  потянулся,  но  тут  же
вспомнил о том, что король почти наверняка погиб, а  с  ним  скорее  всего
герцог Вассант и Седрик, и что от Королевства осталось только то, что было
видно отсюда. Отдельные гарнизоны, если они еще и сохранились, падут,  как
только о них вспомнит Вальдо.
    Сэр Джон поднялся  на  ноги.  Поясница  неприятно  похрустывала,  ноги
затекли и ныли, - все это напомнило о том, что хоть он пока силен и ловок,
но все же уже не так молод, как в дни своей бесшабашной юности.
    Психея радостно помахала ему рукой.  Кособокий  встал  и  спустился  с
пригорка.
    - Все было тихо, - сообщил  он.  -  Спокойно,  замечательно.  Если  вы
считаете, что отдохнули и набрались сил, было бы лучше тронуться в путь.
    Психея  набросила  на  шею  сэра  Джона  ожерелье  из  одуванчиков   и
улыбнулась ему.
    - Вам тут тоже нравится? - спросила она. - Чудесный луг, правда?
    -  Превосходное  местечко,  -  согласился  сэр  Джон.  -  Но  нам  тут
задерживаться нельзя. Нечего и надеяться на то, что наш полет  остался  не
замеченным врагами. Но даже будь это так, надо  думать,  что  в  ближайшее
время целое войско двинется по Длинной Речной дороге, дабы  захватить  эти
земли. Нам к этому времени лучше оказаться за перевалами. И чем больше  мы
их одолеем, тем лучше для нас. А еще лучше успеть добраться до Озера Зимы.
    - Одобряю ваши мысли,  -  негромко  проговорил  Кособокий,  -  большей
частью потому, что знаю, как они далеки от истины.
    Сэр Джон не блистал ни умом, ни проницательностью. Зная об этих  своих
недостатках, он уже собрался было  спросить,  что  кроется  за  загадочным
высказыванием Кособокого, но в это  время  проснулись  Аматус,  Сильвия  и
Каллиопа. А это означало, что разговор о том, как прекрасен этот луг,  но,
как ни  жаль,  придется  отсюда  уходить,  предстояло  возобновить,  и  он
возобновился, только теперь в нем  приняли  участие  не  три  человека,  а
шестеро, и потому беседа затянулась.
    К концу разговора у сэра Джона возникла еще одна идея, и подсказал  ее
ему заурчавший желудок.
    - Я прихватил с собой немного бисквитов  и  сушеного  мяса.  Вот.  Тут
хватит на всех, чтобы перекусить перед дорогой.
    - Я тоже кое-что взял собой из съестного, - подхватил Аматус. -  Стало
быть, две трапезы обеспечены, пусть и скудные...
    - Видите ли, -  вмешалась  Психея,  -  пока  вы  спали,  я  нашла  тут
несколько  больших  ягодных  кустов,  немного  стрелолиста   и   растения,
именуемого "кружевами королевы Анны", так что можно немного  разнообразить
наше меню.
    Кособокий кивнул:
    - Ну а у меня полный седельный мешок солдатских пайков,  так  что  еды
вдоволь. Вы правы, сэр Джон, перекусить не мешает, но  надо  поторопиться.
Нас ждет долгий путь, и идти придется быстро, чтобы уйти от погони.
    Вскоре все собрали по пригоршне ягод  с  кустов,  на  которые  указала
Психея, - ягоды стали десертом на их небогатом столе, а бисквиты и коренья
- главным блюдом. Поели быстро, но все же солнце уже клонилось  к  западу,
когда маленький отряд тронулся в  путь  вверх  по  течению  Длинной  реки,
которая в этих краях была всего лишь быстрым  полноводным  горным  ручьем.
Тропинка оказалась узкая, по ней повозка и не проехала бы,  и  к  тому  же
неровной, так что все время приходилось смотреть под ноги. Но назвать путь
совсем уж изнурительным было бы преувеличением,  и  тропа  довольно  скоро
свернула и привела друзей под сень  темно-зеленого  горного  леса.  Дальше
начинался  подъем.  Тропа  уводила  все   выше   и   выше,   и   вот   уже
широколиственный лес сменился хвойным. Пышные сосны  и  ели  стояли  вдоль
тропы. К густому смолистому запаху хвои примешивались сырость и  прохлада,
предвещавшие скорое наступление ночи, и друзья зашагали быстрее.
    - Угрюмо тут, неприятно, - отметил сэр Джон. - Судя по всему,  выше  в
горах будет еще пакостнее. Жаль, что мы уже не за парой перевалов.
    Аматус проворчал:
    - Если бы да кабы... Пословица такая есть. "Если бы мечты были конями,
то нищие ездили бы верхом".
    Тропинка стала совсем узкой, ее покрывал густой  ковер  опавшей  хвои.
Друзья торопливо продолжали путь.  Поначалу  ступать  усталыми  ногами  по
мягкой хвое было даже приятно, но потом путники  стали  поскальзываться  и
спотыкаться и вскоре совсем выбились из сил, взбираясь по усыпанному хвоей
склону. Солнце тем временем продолжало свой путь к западу, и хотя время от
времени его лучи золотили стволы сосен,  тени  в  подлеске  сгущались  все
сильнее, и вот стало темно, как ночью. Вскоре  друзья  видели  друг  друга
темными силуэтами на фоне янтарных отсветов  заходящего  солнца.  А  когда
один за другим путники начали спотыкаться и падать, сэр Джон  распорядился
остановиться на  привал,  чтобы  все  перекусили  бисквитами  и  кусочками
сушеного мяса газебо. Увы,  толку  от  такого  отдыха  оказалось  мало.  В
дальнейший путь друзья пустились не без труда.
    К счастью, луна прибывала и должна была  взойти  рано,  но  все  равно
путникам грозила перспектива пробираться по густому лесу только при  свете
первых звезд... а если враги знали, где находятся путники,  им  ничего  не
стоило напустить на них вампиров или еще каких-нибудь летучих тварей.
    Шагавшая впереди Сильвия вдруг радостно вскрикнула и бросилась  бегом.
Остальные поспешили за ней.
    Дорога снова сворачивала, на сей раз в  узкую  скалистую  лощину,  дно
которой поросло деревьями. Это был первый из проходов в горах. Там, где он
заканчивался, через  ущелье  был  переброшен  хлипкий  на  вид  деревянный
мостик, а под ним ревел бурный поток. Солнца отсюда  видно  не  было.  Его
догорающие лучи озаряли дальнюю стену ущелья.
    - Давайте-ка прибавим шагу. Я хорошо знаю это место, - сказал сэр Джон
Слитгиззард. - Как только перейдем мостик, вскоре отыщем чудесное местечко
для ночлега. Рядом родник, да и пропитание там можно раздобыть.
    Путники,  ускорив  шаг,  пустились  вперед  по  лощине,  радуясь,  что
выбрались из темного леса. Сэр  Джон  указал  на  несколько  знакомых  ему
вершин и пиков. Казалось, они пришли в горы на пикник, не иначе.
    Но тут, на счастье,  Каллиопе  вздумалось  обернуться.  Она  испуганно
вскрикнула: из леса, следом за путниками, вылетел отряд вооруженных и явно
не дружески настроенных  людей.  Друзья  припустили  бегом.  Пока  они  не
думали, что их положение так уж безнадежно, ведь  и  одному  человеку  под
силу было закрепиться на мостике. Кроме  того,  сэр  Джон  мог  припугнуть
врагов своим беспощадным мушкетом...
    Еще один, последний поворот по лощине... Психея,  Сильвия  и  Каллиопа
опрометью бросились вперед по мостику. Их волосы бешено развевались  -  ни
дать  ни  взять  три  сказочных  безумных  духа.   Следом   за   ними   на
раскачивающийся мостик ступили Аматус и  Слитгиззард.  Добежав  до  другой
стороны ущелья, они спрыгнули с мостика и выхватили мушкеты.
    И тут прямо у них на глазах мост осел, сложился  пополам  и  рухнул  в
бурливший внизу поток.
    Друзья проводили мостик взглядом, глянули на противоположный  берег  и
поняли, что это Кособокий разрубил мостик  своим  обоюдоострым  топором  и
теперь, изготовив к бою мортиру, поджидал врагов.
    - Бегите, глупцы! -  проревел  Кособокий.  -  Бегите,  или  я  погибну
напрасно!
    Но Аматус и сэр Джон не сразу исполнили приказ начальника стражи.  Те,
что выбежали из леса, приближались к краю ущелья, и их  оказалось  не  два
десятка, как показалось сначала, а, как минимум, вдвое больше. Хуже  того:
начало   смеркаться,   и   повсюду   слышалось   повизгивание    гоблинов,
предвкушавших пиршество.
    - Он прав, - прошептал сэр Джон  Слитгиззард,  хотя  у  него  противно
засосало под ложечкой.
    - Да  повезет  тебе  найти  то,  что  ты  искал,  -  прокричал  Аматус
Кособокому, а тот приветственно поднял правую руку и развернулся  лицом  к
врагам.
    То, что произошло дальше, известно лишь в пересказе, и  пересказ  этот
принадлежит ряду опытных следопытов из шайки дьякона Дика Громилы, так что
мы не можем дать полной гарантии, что рассказ правдив. Но по крайней  мере
мы можем быть уверены, что их рассказ - не  стопроцентное  вранье.  Скорее
всего дальше все происходило примерно так:
    Кособокий всегда был отменным стрелком, а поскольку при  себе  у  него
имелась мортира и две портупеи с мушкетами, по три мушкета  в  каждой,  то
можно считать, что семью выстрелами (а сэр Джон насчитал  семь  выстрелов)
он уложил семерых врагов. Затем, по всей  вероятности.  Кособокий  взял  в
правую руку меч, а в левую - обоюдоострый топор и  вступил  в  бой.  Враги
приближались осторожно, поскольку первых семерых Кособокий уложил  наповал
выстрелами промеж глаз. Кроме того,  враги,  видимо,  имели  приказ  взять
путников живьем.
    Двоих-троих наглецов Кособокий пронзил мечом и скинул в пропасть.
    Следовательно, к тому моменту, как сэр Джон уговорил Аматуса и  женщин
уйти подальше от края пропасти, уже с десяток врагов валялись  мертвые,  а
Кособокому - хоть бы что. То ли первая победа придала ему задора, то ли он
просто продолжал бой так, как привык, - этого никто бы не узнал, даже если
бы нашелся хотя бы один живой свидетель. Но как бы то ни было, а Кособокий
не отступил ни на пядь, а принц и его маленький отряд получили возможность
уйти подальше от места сражения.
    Новая атака удалась врагам ненамного лучше  первой.  У  Кособокого  не
было времени  перезарядить  мушкеты,  поэтому  противники  вместо  картечи
получали удары мечом и топором. Дорога у моста была узкой, и в ближний бой
негодяи могли вступать только по одному - по двое.  Кособокий  без  устали
крушил врагов и по возможности не насмерть, дабы насладиться  зрелищем  их
мучений и вынудить остальных оттаскивать раненых с поля боя  для  оказания
помощи.
    Однако скорее всего Кособокого удивили эти  странно  похожие  друг  на
друга воины, наступавшие на него. Крики раненых их нисколько  не  смущали.
Казалось, они их просто не замечают.
    В результате второй атаки пятеро врагов были убиты и еще двое серьезно
ранены. Тропа стала скользкой от крови, и новую атаку врагам начинать было
опасно.
    До заката солнца оставались считанные мгновения.  Следопыты  из  шайки
Громилы сходятся во мнении о том, что  вроде  бы  во  время  второй  атаки
врагов Кособокий двоих захватил в плен. Одного он огрел  по  голове  мечом
плашмя, второму перебил колено топором, после чего  оттащил  их  подальше.
Остальные как бы слегка пали духом и новую атаку начинать не осмеливались.
    Кособокий заставил пленных немало помучиться. Кинжалом он перерезал им
сухожилия, и они, корчась, умоляли его прикончить их.
    Можно много недобрых слов сказать про Вальдо и про тех,  кто  вызвался
ему служить, но все же в некотором роде они оказались  верны  друг  другу,
поскольку затем они начали бросаться  на  Кособокого  более  яростно,  чем
прежде, а  некоторые  из  них  явно  намеревались  подобраться  к  раненым
товарищам и спасти их. Увы, удача им не сопутствовала. Кособокий прикончил
еще несколько человек, хотя и этих  имел  возможность  помучить.  Их  тела
также отправились в пропасть.
    Солнце, неуклонно приближавшееся к горизонту, наконец  коснулось  его.
Небо начало темнеть, темно-синий цвет сменил голубой.
    Кособокий продолжал сражаться, хотя отлично понимал, что  воспоследует
с наступлением темноты. Один из врагов был тяжело ранен, но  у  начальника
королевской стражи не было времени поднимать  его,  чтобы  присоединить  к
остальным пленникам. Несчастный  истекал  кровью,  просил  воды,  молил  о
пощаде, но не получил ни того ни другого и уж,  конечно,  не  представлял,
что может случиться в следующее мгновение.
    Как только пала тьма, по скалам прокатились звуки рогов и  дикий  вой.
Здешние горы всегда кишели гоблинами, и вот теперь мерзкие твари поспешили
на выручку своим союзникам. К счастью, ни один  из  гоблинов  не  выскочил
из-за каменистой гряды за спиной у Кособокого, но  положение  его  тем  не
менее стало отчаянным. Ведь гоблины  способны  карабкаться  и  пробираться
там, где человеку это не под силу, и появиться они  могли  откуда  угодно.
Более того:  пусть  гоблины  оставались  весьма  посредственными  бойцами,
дисциплина у них стала более отлаженной, и надвигались они  на  Кособокого
более или менее стройными рядами.
    Вскоре Кособокий получил первое ранение - в лодыжку, в тот миг,  когда
наклонился-таки к раненому.
    Сама по себе рана опасности не представляла, но  сильно  сказалась  на
ловкости Кособокого.
    Пока же он схватил раненого  врага  и  поднял  его  над  головой.  Тут
несчастный, похоже, догадался, какая  страшная  участь  ему  уготована.  И
принялся вопить и умолять Кособокого пощадить его. Если это на самом  деле
было именно  так,  нечего  и  описывать,  какое  неподдельное  наслаждение
испытал Кособокий, слушая эти  вопли.  Но  скорее  всего  раненый  лишился
чувств.
    А Кособокий взревел:
    - Людская плоть! Угощайтесь людской плотью!  -  и  зашвырнул  раненого
подальше в толпу гоблинов.
    Новая "дисциплина"  гоблинов  оказалась  понятием  весьма  растяжимым.
Совместно сражались они не лучше толпы деревенских мальчишек.  Перспектива
полакомиться человечиной заставила их забыть о каком бы то ни было  боевом
порядке, и они тут же скопом набросились на  раненого,  причем  офицеры  к
этой кровавой трапезе охотно присоединились, вместо  того  чтобы  призвать
солдат к порядку. Людям Вальдо пришлось на время забыть о  Кособоком.  Они
пустили в ход мушкеты и мечи и принялись пробиваться сквозь  беспорядочную
толпу гоблинов. Многих убили, но и сами получили ранения. Между  людьми  и
гоблинами закипел бой. В общем, мало того, что гоблины  сожрали  раненого,
так воины Вальдо еще перебили с десяток гоблинов и еще  один  человек  был
тяжело ранен.
    - Зачем люди вступили в сговор с гоблинами? - рявкнул Кособокий.
    Ему никто не ответил. Теперь, когда гоблины вновь выстроились в боевом
порядке, все враги приготовились к последней атаке. Вскоре  они  двинулись
вперед, останавливаясь только  для  того,  чтобы  заколоть  одного-другого
гоблина, припрятавшего куски человечины и пытавшегося тайком их доесть.
    На сей раз нападение было хорошо  организованным.  Враги  намеревались
ударить по Кособокому с трех сторон. Двое людей высокого роста зашагали по
тропе с мечами наголо прямо  к  великану.  Позади  него  горстка  гоблинов
спускалась со скалистого утеса, а снизу, цепляясь  когтями  за  камни,  из
ущелья выбирались еще трое ублюдков.
    Кособокий для начала сосредоточил свои усилия на людях. Он  набросился
на них с такой яростью, что  один  из  них  явно  струхнул.  Опытнейшие  и
искушенные в своем деле следопыты из шайки Дика  Громилы  утверждали,  что
видели его следы, неопровержимо свидетельствующие о том,, что он дал деру.
А им верить можно, поскольку они способны прочесть след,  поверх  которого
отпечаталось еще с десяток следов. Следы же удравшего  с  поля  боя  воина
Вальдо были столь глубоки, как уверяют следопыты, что, по их мнению, он  и
ранен-то не был, а просто развернулся и задал драпака. А вот второго воина
Кособокий  уложил  одним  ударом.  Произошло  все  гораздо  быстрее,   чем
рассчитывали враги, да и  гоблины  еще  пребывали  в  некотором  смятении.
Подхватив одного из запасных пленников. Кособокий вновь вскрикнул:
    - Кому человечинки? - и поднял раненого над головой.
    Пленник, видевший, какая участь постигла его соратника, начал визжать,
корчиться, плакать - плакать, это точно,  поскольку  следопыты  обнаружили
три слезы в одном из отпечатков подметок Кособокого. Но все было напрасно.
    Плача, несчастный мог взывать хоть к своей матери, хоть к темным богам
-  покровителям  Вальдо.  Все  это  не  возымело  ни  малейшего  действия.
Кособокий размахнулся и швырнул его в самую гущу отряда гоблинов.
    И снова смешались их ряды, и снова началась неразбериха,  пусть  и  не
такая, как в прошлый раз. На  самом  деле  людям  даже  удалось  отбить  у
гоблинов   своего   истекавшего    кровью    соратника,    но    следопыты
свидетельствуют, что вскоре он отдал концы и гоблины таки разорвали его на
куски. Потасовка привела к тому, что пало еще двое  людей  и  девятнадцать
гоблинов, а пока она продолжалась, Кособокий уложил  наповал  камнями  тех
гоблинов, что подбирались к нему сзади.
    Когда же несколько дерзновенных гоблинов решились  попробовать  обойти
великана сбоку, он заметил их маневр и всем троим раскроил черепа топором,
выпустил мозги, а трупы скинул в пропасть.
    Но в какой-то миг - то ли тогда,  когда  один  из  пущенных  гоблинами
дротиков достиг цели, то ли во время сражения с одним из мечников Вальдо -
Кособокий был ранен в плечо, как раз в то  самое  место,  где  кровеносные
сосуды ближе к коже и расположены мышцы, отвечающие за работу руки. Мешала
ему и рана, полученная раньше.
    А люди, после того как двое из них  были  скормлены  гоблинам,  обрели
новую решимость и отступать явно не думали. Они согнали гоблинов в кучу на
дороге и в  процессе  этого  прикончили  еще  парочку  и  погнали  вперед,
безжалостно  расправляясь  с  дезертирами.  Подгоняемые  страхом,  гоблины
яростно бросились к Кособокому, и хотя он неизменно рубил в куски каждого,
кто к нему приближался, одному-другому удавалось-таки уколоть его кинжалом
или укусить. Раны Кособокого множились,  из  них  текла  кровь,  дышал  он
тяжело, с присвистом.
    Наконец Кособокий отступил и прижался спиной к скале. Он и  теперь  не
сдавался, а отступил только для того, чтобы внести сумятицу в ряды врагов.
Первая волна гоблинов, бросившихся на великана, наткнулась на  еще  одного
пленника. В итоге людям ничего не оставалось,  как  заняться  истреблением
гоблинов, набросившихся на их вопящего от ужаса товарища.
    В конце концов людей осталось всего семеро,  и  теперь  они  настолько
обезумели от вида пролитой крови, что смысл драки состоял для них  лишь  в
самой драке. Они бросились к Кособокому  и  стали  сражаться  с  такой  же
слепой глубинной страстью, как он сам. Один из старших следопытов  Громилы
утверждает, что в бою многие из врагов Кособокого ранили друг дружку.  Как
бы то ни было, в тот миг, когда Кособокий рухнул замертво, пали мертвыми и
все семеро его соперников. А потом все они стали легкой добычей гоблинов.
    В это самое время далеко от ущелья,  куда  не  доносились  звуки  боя,
принц Аматус вдруг почувствовал, что что-то в нем  переменилось.  Осмотрев
себя с ног до головы, принц обнаружил, что у него  появилась  левая  рука.
Аматус сжал ее в кулак и сказал:
    - Он погиб.
    Никто не стал спрашивать у принца, откуда он узнал об этом, но все  не
отрывали глаз  от  новой  части  его  тела.  Аматус  тихо  поднял  руку  и
проговорил:
    - А ведь я его так мало знал. Да и не видел почти.
    - Он хотел, чтобы это было именно так, - вздохнула Психея.
    Они шли по горам до рассвета, и только успели отыскать удобную лужайку
для привала (ведь погони за ними не было, а они ужасно устали), как  вдруг
позади послышался конский топот.
    Аматус и сэр Джон Слитгиззард вмиг схватились за оружие и стали  ждать
тех, кто мог появиться из-за поворота.
    Они сразу поняли, что это не приспешники  Вальдо.  На  огромном  рыжем
жеребце на лужайку выехал седой старик с обветренным лицом, карими глазами
и выцветшими на солнце волосами, одетый  в  выдубленные  шкуры  газебо,  с
мортирой через плечо  и  мечом,  притороченным  к  поясу.  Следом  за  ним
появились  его  спутники  -  все  такие  же  обветренные,  выдубленные   и
оборванные, и все верхом на конях.
    После продолжительной паузы старик изрек:
    - Джек-Твоя-Голова-с-Плеч.
    - Дьякон Дик Громила,  -  отозвался  сэр  Джон  Слитгиззард  столь  же
сдержанно и спокойно.
    - Ричард! - вдруг вскричала Сильвия. Дьякон Дик Громила глянул на  нее
и вздрогнул. Он соскочил с коня и бросился к девушке, но ни разбойники, ни
принц, ни кто-либо из его спутников не понимали, как им быть.
    А дьякон Дик Громила, гроза окрестных  гор  на  протяжении  бессчетных
десятилетий, упал на колени перед пухленькой простушкой и прошептал:
    - Прости меня, если можешь.



                                                                  ЧАСТЬ IV

                                                                    ЛЮБОВЬ

                                                                   ГЛАВА 1
                                       СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ И НЕОЖИДАННЫЕ ВСТРЕЧИ

    Поскольку все члены маленького отряда очень  устали  (кроме,  пожалуй,
Психеи), было бы разумно выспаться, а уж потом все выяснить,  но  волнение
было столь  велико,  что  никому  и  в  голову  не  пришло  отдыхать.  Все
тараторили наперебой, и хотя каждый счел своим долгом упомянуть, что  утро
вечера мудренее и он (или она) немедленно  отправляются  спать,  разговоры
долго не затихали. Говорили о вторжении Вальдо, о гибели столицы,  о  том,
как Аматус обрел левую руку, о полете на Чудище Загадочнике, и даже о том,
кем на самом деле была Каллиопа, - она сама решила, что теперь хватит  это
скрывать.
    - Если уж что-то происходит из-за  меня,  то  пусть  так  и  будет,  -
заявила она. - А если мы погибнем, Вальдо прикончит и  меня,  невзирая  на
то, кто я такая.
    Но все эти новости меркли в сравнении с удивительным открытием: дьякон
Дик Громила оказался тем самым  женихом,  которому  не  хватило  храбрости
вызволить Сильвию из Царства Гоблинов, как о  том  пелось  столько  лет  в
балладе "Пенна Панк".
    - Но я думала, что "Пенна Панк" - такая старая  песня!  -  воскликнула
Каллиопа. - Ведь ей несколько сотен лет!
    - Чем песня старее, тем правдивее, - пояснила Психея. -  А  уж  "Пенна
Пайк" - такая древняя, что в ней не может быть ни слова вымысла.
    Каллиопа  всегда  относилась  к  Психее  немного   подозрительно,   но
промолчала, больше выспрашивать не стала.
    - Что ж,  по  правде  говоря,  на  скользкий  путь  преступлений  меня
толкнула трусость, - признался Громила Сильвии. - Ты же знаешь,  я  всегда
мечтал про героические поступки и про  всякое  такое,  а  тут  ведь  такая
возможность представилась, да и в песне все пелось так просто и ясно...  и
ведь не сказать, чтобы дело такое уж  трудное  было,  понимаешь?  Ну  а  я
просто развернулся и дал деру. Не было во  мне  чего-то  такого,  из  чего
герои сделаны, вот и весь сказ. Короче, я рванул на север.
    Ты же знаешь, как это бывает: решишь, что ты разбойник из разбойников,
ну и, стало быть, раз ты такой, то и принимаешься за разбой. Вот и начал я
грабить лавки, потом по карманам шарить принялся, потом  -  кур  воровать,
потом на овец переключился, потом - на коров и  лошадей,  словом...  очень
скоро я стал заправским грабителем.
    Ну а грабителей кто любит? Никто их не любит, никто не уважает, ничего
им в жизни не светит - и что мне оставалось? Конечно, я размечтался о том,
чтобы стать настоящим разбойником  или  пиратом.  Как  я  качку  переношу,
Сильвия, это  не  мне  тебе  рассказывать,  так  что  оставалось  одно:  в
разбойники податься.
    Поначалу у меня просто поджилки тряслись, я ведь думал, что  храбрости
у меня ну ни капельки нету. Но потом оказалось,  что  из  мушкета  я  палю
довольно-таки метко да и с  мечом  неплохо  управляюсь.  А  когда  кого-то
грабишь, люди попадаются чаще всего безоружные или такие, кого  припугнешь
как следует - и бери голыми руками. Словом, научился  я  и  оружие  в  ход
пускать, и орудовать им со временем выучился неплохо... короче, вот он  я.
Самый страшный разбойник во всем  Королевстве.  Но  все  это  -  расплата,
честное слово. У меня советник имеется, много песен знает, так он мне то и
дело твердит про эту самую расплату. В одной песне про меня поется,  какой
я удачливый, а в другой поется про то, как меня побили, а я уж привык и  к
тому, и к другому.
    Да и все привыкли. Кстати сказать, зовут-то меня по-настоящему  Браун.
Старина  Ричард  Браун.  Конечно,  такое  имечко  для  предводителя  шайки
разбойников никуда не годилось, вот я и взял себе прозвище - Дик  Громила.
Ну а когда я завел  такой  порядок,  чтобы  бедных  не  грабить,  а  часть
награбленного раздавать сиротам да вдовам, это, конечно,  нам  здорово  по
карману ударило, сама понимаешь, но зато народ нашу шайку зауважал и ни  в
жизнь бы нас никому не выдал... словом, вот за все  эти  глупости  меня  и
прозвали Дьяконом.
    Но кое-что хорошее все-таки из этого вышло, ты сама признай. Уж как ни
крути, а шайка  дьякона  Дика  Громилы  все-таки  получше  звучит,  нежели
"карманники и курокрады Ричарда Брауна".
    Разбойники одобрительно загомонили.
    Рассказ Сильвии, конечно, оказался куда короче. Ведь  для  нее  время,
проведенное в Царстве Гоблинов, пролетело, как один долгий  сон.  А  потом
она нанялась в подавальщицы в одну маленькую таверну, а потом ей  сказали,
что вульгарианцы платят получше, и она перебралась в их  квартал  и  стала
работать в одном из "ступоров".
    Наконец, когда все истории были рассказаны, а время уже было  позднее,
Громила - Брауном его назвать как-то даже язык не поворачивался, да и люди
его об этом и слышать не желали - предложил отправиться в один  из  тайных
лагерей его шайки, расположенный в  густом  лесу,  дабы  там  как  следует
закусить,  пораньше  лечь  спать,  основательно  выспаться,  а  потом   уж
обмозговать, как быть  дальше.  Мысль  эта  показалась  Аматусу  настолько
гениальной, что он шепнул сэру Джону:
    - Знаешь, а я понимаю, как он стал предводителем шайки.
    - Вот-вот, - согласно кивнул сэр Джон и прошептал  на  ухо  принцу:  -
Только, ваше высочество, всеми богами заклинаю вас, не  вздумайте  сказать
об этом вслух. Ему ненавистна мысль о том,  что  главарем  разбойником  он
стал  вследствие  административных  талантов   и   здравого   смысла.   Он
по-прежнему жаждет верить, что главарем стал исключительно из-за того, что
он - самый отчаянный, самый дерзкий разбойник от  Озера  Зимы  до  Горькой
реки. Не стоит задевать его чувства - он страшно обидчив.
    Когда друзья в сопровождении разбойников  приблизились  к  лагерю,  их
встретила радостная толпа женщин и ребятишек. Похоже, у каждой  из  женщин
среди разбойников был муж  или  отец.  Вскоре  друзья  почувствовали  себя
присутствующими  на  некоем  подобии  военного  парада.  Дети  сторонились
Аматуса из-за его странной внешности, а Каллиопу и сэра Джона обступили  и
просто прохода им не давали - ведь они ни разу в жизни не видели настоящей
принцессы и настоящего рыцаря.
    Дик Громила отстал от отряда, чтобы переговорить с Аматусом.
    - Надеюсь, - сказал он, - нам удастся  сделать  так,  чтобы  война  не
докатилась до северных границ. Наши лагеря за много лет  стали  почти  что
городками. Мои люди грабят теперь так - время от времени. А большей частью
трудятся, как крестьяне. Некоторые уже и приличными домами обзавелись, так
что терять эти дома им ох как не захочется.
    Аматус улыбнулся:
    - Такое впечатление, что территории Королевства, помеченные  на  карте
как "незаселенные", очень даже заселены.
    - Ну, они же ничьи...
    - Это мы уладим. Уладим, если Королевство возродится.  Как  его  можно
сейчас назвать?  "Узурпация"?  Или  "Узурпия"  -  на  манер  графства  или
провинции? Я не согласен. Я вижу,  что  у  тебя  тут  множество  отчаянных
храбрецов и им определенно есть за что сражаться.
    - Потому  они  такие  отчаянные,  -  кивнул  Громила.  -  От  холостых
разбойников толку чуть. Во-первых, они женщин не уважают,  а  из-за  этого
женатые ребята страшно бесятся. Тут глазом моргнуть не успеешь, как они за
оружие похватаются, и такое начнется, что ни в сказке  сказать,  ни  пером
описать. Хуже того... Вы как думаете, ежели  холостой  разбойник  награбит
добра, он что - в шайке задержится или работать  будет?  Да  ни  за  какие
коврижки! Он тут же рванет в город, чтобы денежки спустить, ну а там  его,
как пить дать, изловят, и он, ясное дело, чтобы шкуру  свою  спасти,  всех
нас заложит. А вот семейный разбойник, а еще лучше - целая шайка  семейных
разбойников - это, я вам доложу, из разбойников разбойники. Этот на  шлюху
и не покосится. Он ведь понимает, что, закрути он со шлюхой, другие ребята
женушкам своим проболтаются и рано или поздно и его  благоверная  про  это
дело узнает. Ну а что касательно того, чтобы денежки в городе промотать, -
это навряд ли. Надо же что-то иметь на черный день,  да  детишкам  башмаки
купить, да крышу перекрыть... А когда  поселение  большое,  тут  еще  и  в
складчину много чего покупать приходится.
    Кстати говоря, так оно и самому разбойничку лучше. Холостой  разбойник
за собой не следит. Когда ему за собой следить? Он ведь или по  веревке  к
какой-нибудь бабе в окно лезет, или напивается в стельку и песни  горланит
ночь напролет, а то еще примется перед  женщинами  хорохориться,  натворит
чего-нибудь. Еду он себе приготовить не умеет, вот и лопает что  попало  в
каких-нибудь грязных харчевнях, и какое тут, спрашивается,  у  него  будет
здоровье? Никакого, а без здоровья на большой дороге и делать нечего.
    Ну а семейный разбойник... этот пару-тройку дней пограбит, постреляет,
поспит на холодной земле, а потом домой возвращается, а там чисто прибрано
и обед готов, он и вымоется, и выспится, и с детишками поиграет,  так  что
через недельку уже  опять  свеженький,  бодренький,  готов  к  новым,  как
говорится, подвигам.
    Аматус даже не нашелся, что на это ответить. Он только сказал Громиле,
что кому, как не ему, знать, как управлять шайкой разбойников.
    - Ну, это дело ясное, - кивнул Дик. - А что делать? Приходится,  когда
добычи маловато, а еще  какой-нибудь  шибко  умный  решит,  что  настоящий
разбойник - это тот, кто все  награбленное  имеет  право  прикарманить.  С
этими я борюсь нещадно.  А  ведь  это  помимо  всего  прочего,  всей  этой
тягомотины с управлением, а ее, я вам руку на сердце положа, скажу, просто
терпеть не могу, только больше некому у нас этим делом заняться...
    Громила продолжал таким  образом  разглагольствовать,  и  наконец  они
въехали в лагерь. С  первого  же  взгляда  стало  ясно,  что  "разбойничье
логово" устроено и обустроено куда лучше многих королевских  поселений  на
востоке. Поселок был обнесен крепким частоколом, дома тут стояли  крепкие,
солидные, вот только раскрашены были  странно  -  зелеными  и  коричневыми
пятнами.  За  частоколом  располагалась  большая   общая   трапезная,   но
оказалось, что обедать там собираются нынче далеко не все разбойники.
    - Тут у многих семьи, - пояснил Громила, - а  кое-кого  пригласили  на
домашний обед. У нас тут дружеские связи очень уважаются.
    За частоколом принца и его товарищей ждал сытный обед, уютный  кров  -
то есть все, о чем можно было только мечтать. Пусть это  был  не  их  дом,
пусть столица и даже самое Королевство пока были для них потеряны, но  все
же было чему порадоваться.

                                                                   ГЛАВА 2
                                                                ОЗЕРО ЗИМЫ

    Миновала неделя. Аматус стоял на берегу Озера Зимы, а рядом  с  ним  -
Психея, сэр Джон Слитгиззард и Каллиопа. Дьякон Дик Громила  показывал  им
окрестности.
    - Вон там, где с Белой Горы ледник спускается чуть не до  самого  края
воды, - видите? - берег маленько смахивает  на  Колокольное  Побережье  на
Железном озере. Но только тут похолоднее будет, и река с  ледника  стекает
только летом, зато уж и буйствует она в это  время  -  я  вам  доложу.  На
восточном берегу - отличные гавани, и земля там отменная.  Можно  было  бы
там садов насадить вишневых и яблоневых,  но  вы  же  знаете,  королевские
власти сюда не шибко наведывались,  а  мне  пока  не  под  силу  за  такое
взяться. На другом берегу живут лесорубы, охотники на газебо да  несколько
крестьян - картошку сажают. Ну а на этом берегу  -  пара-тройка  маленьких
рыбацких деревушек. Они, кстати сказать, вам, ваше высочество, податей уже
давненько не платили, да и мы с них денег за охрану не  брали  -  рука  не
поднимается. Есть тут еще несколько  ферм,  а  еще  ваш,  если  можно  так
выразиться, замок. Ну а гарнизон тамошний... ладно, молчу, сами увидите.
    Они вместе обогнули высокий скалистый мыс, и перед ними  открылся  вид
на пологий полуостров. На самом  его  конце  возвышался  небольшой,  грубо
сработанный замок - проще говоря, каменный бастион, огражденный деревянным
частоколом, а посередине - башня.
    - Что ж, удержать такое укрепление можно, но только не тогда, когда на
него повалит целое войско, - глубокомысленно изрек сэр Джон.
    - Однако не исключено, что это последняя крепость, оставшаяся в  руках
тех, кто верен королю, - добавил Аматус.
    - Это как посмотреть, - буркнул Дик Громила, и все они поскакали  вниз
по извилистой тропке, а затем обогнули небольшой  залив  и  направились  к
крепости. На полпути к цели ее загородили холмы, и  когда  крепость  снова
стала  видна,  путники  находились  намного  ниже   нее.   Хотя   крепость
по-прежнему казалась скромной, впечатление она все же производила довольно
устрашающее.
    - Палестрио! Эй! Командор Палестрио! - выкрикнул Громила. -  А  ну-ка,
выходи, да порадуй нас!
    В крепости послышался шум и возня, и  наконец  над  крепостной  стеной
появилась голова в шлеме.
    - Ступай своей дорогой, Дик Громила. До уплаты  следующей  подати  еще
целых десять дней осталось.
    - Это ты верно говоришь, только я к тебе сегодня не за этим явился,  -
объявил Громила, и лицо его озарилось  широченной  ухмылкой.  -  Это  тебе
ровным счетом ничегошеньки не будет стоить...
    - Ничего я тебе не дам. Я - слуга короля, его представитель в  здешних
краях...
    - Откажешься - не ходить тебе по  ягоды  в  лес  и  не  видать  летних
пикников, как своих ушей, - строго и решительно  ответил  Дик  Громила,  и
притом громко, чтобы командор слышал все, слово в слово. - Ну давай,  будь
паинькой, спускайся, да потолкуем по душам!
    - Мы с тобой так не договаривались!
    - А тут кое-что изменилось. Ладно, кончай волынку тянуть да  канючить.
Спускайся, говорят тебе, покалякаем. Ты не бойся, ничего такого страшного.
Слово даю.
    - Ну, ладно, уговорил, - вздохнул командор. - Я мигом.
    Даже  оттуда,  где  стояли   путники,   было   видно,   что   командор
действительно спешит на зов атамана разбойников.
    - Но как же это... - вырвалось у  Аматуса,  который,  похоже,  был  не
шутку возмущен.
    - Ну, понимаете, ваше высочество, тут такое дело... -  усмехнулся  Дик
Громила. - Ваш батюшка и министры его издавна сюда  на  службу  отправляли
такой народец, в  котором,  скажем  так,  сильно  сомневались.  А  что  до
командора Палестрио, так он малый очень даже неплохой, просто  ему  ничего
другого не оставалось, как нам  дань  платить.  Если  бы  еще  ему  одному
решать, так он, может, и взбунтовался бы, да только  у  него  под  началом
ребята, которые, считай, в этих краях лет по  двадцать  прожили,  да  и  в
рекруты их набирали по тутошней округе, так что они  нас,  можно  сказать,
побаиваются. Ну а командор малый мягкосердечный, и ему жалко ребят - зачем
зря на рожон-то лезть, правильно?
    Аматус не совсем понимал, как ему себя вести в сложившейся ситуации.
    Принц  видел,  что  Слитгиззард  с  трудом  удерживается  от   улыбки,
Каллиопа, не стесняясь, улыбается, да и Психея едва заметно усмехается.  И
тоже сдерживается, чтобы не рассмеяться.
    - Хорошо-хорошо, - сказал Аматус. - Я его не стану  наказывать,  да  и
ругать особо не собираюсь. Но все равно я желаю знать, что тут происходит.
    Деревянные ворота крепости распахнулись, и оттуда вышли двое  военных.
На командоре  Палестрио  красовалось  некое  подобие  королевской  военной
формы, вот только  мундир  был  латан-перелатан,  а  вот  его  подчиненный
выглядел похожим на разбойников из шайки Дика Громилы, правда,  еще  более
оборванным.
    Оба представителя гарнизона крепости молча приблизились  к  Громиле  и
встали перед ним. Но тут, не говоря ни слова, Аматус  откинул  плащ,  дабы
его подданным стало ясно, кто перед  ними.  Двое  вояк  выпучили  глаза  и
раззявили рты, а потом командор Палестрио бухнулся на колени.
    - Ваше  высочество,  -  выдохнул  он.  Его  подчиненный,  соображавший
несколько помедленнее начальника, с  заметным  опозданием  последовал  его
примеру.
    - Встань, командор. Полагаю, мне  следует  поинтересоваться,  с  какой
стати из королевской казны платится дань атаману разбойников...
    - Нет-нет, ваше высочество, из казны  ни  единого  флавина  мы  им  не
платим! У нас тут прибыль кое-какая имеется - за переправу на  лодках,  от
ресторанчика, от лавки, все в таком духе...
    Бровь Аматуса взметнулась вверх. Трудно сказать, что  он  испытывал  -
изумление или любопытство, - по одной брови разве  скажешь?  Но  поскольку
затем он заморгал  обоими  глазами,  скорее  всего  им  все-таки  овладело
любопытство.
    - Переправа? Это еще что такое?
    Дик Громила пояснил:
    - Мы с командором Палестрио, ваше высочество, а точнее говоря,  мы  со
Скеледрусом - вот этим малым - наладили лодочную  переправу  через  озеро.
Надо же как-то охотникам на газебо, лесорубам да картофелеводам на  другой
берег перебираться. Ну а  что  до  ресторанчика,  так  тут  дело  такое...
словом, долгое время командор Палестрио подати со здешнего народа  получал
рыбой, дичью да овощами. И вот вы мне  скажите,  ваше  высочество,  вы  бы
хотели, чтобы в  королевскую  казну  вместо  флавинов  вам  рыбу  да  дичь
присылали, а? Короче говоря,  четыре  дня  в  неделю  тут  работает  очень
славный маленький ресторанчик с видом  за  озеро.  И  по-моему,  нынче  он
должен быть открыт.
    - Открыт-открыт! - радостно подхватил командор Палестрио.  Похоже,  он
немного оправился от потрясения. Едва заметно улыбнувшись, он  добавил:  -
Да и будь сегодня нерабочий день, тут у нас такое строгое правило имеется:
ежели наезжает к нам кто-то из важным персон, не говоря уж  о  королевских
особах, мы ресторанчик наш мигом открываем.
    - Вот не знал, что у нас такое правило, - захлопал глазами Скеледрус.
    - Поэтому я  пишу  правила,  а  ты  занимаешься  переправой,  -  ловко
выкрутился Палестрио. - А уж что я сам написал, того никогда не забуду.
    Скеледруса, похоже, ответ начальника убедил, и он понимающе кивнул.
    Аматус начал улавливать логику в происходящем.
    - Насколько я понимаю, лавку вы открыли из-за того, что...
    - Ну, тут дело в том, что торговые караваны  больше  нигде  не  желают
останавливаться, кроме как у нас. Крепость стоит в самом конце  дороги,  и
мало кто сюда доберется к приходу каравана, ну а караванщики долго гостить
не любят, - пустился в объяснения Палестрио. -  Да  и  денежки  нужно  все
время в оборот пускать.  Не  будь  мы  так  предприимчивы,  все  свободные
флавины в этих краях оседали бы у нас в казне, да так и лежали бы, если бы
мы их не пускали на разные приобретения. К тому же всякий раз,  как  новый
караван приходит, цены подскакивают, ну и...
    Аматус переводил взгляд с дьякона Дика Громилы на командора Палестрио,
и у него мелькнула мысль: вот этих двоих людей с огромной радостью взял бы
на службу Седрик и поручил бы им любые посты,  вплоть  до  самых  высоких.
Вспомнив о Седрике, принц вспомнил о погибшей столице и о том, что  вскоре
и в эти края могло нагрянуть войско Вальдо, и сказал:
    - Мне бы хотелось, если, конечно,  это  возможно,  собрать  здесь  как
можно больше людей со всей округи - с побережья и из лесов...  ну  скажем,
через неделю. Если бы вы изыскали возможность открыть  кредит  для  вашего
нанимателя, командор,  мне  бы  также  хотелось  устроить  для  всех,  кто
соберется, хорошее угощение.
    - Будет сделано, - отчеканил командор.
    - Дорогонько обойдется, - заметил Скеледрус.
    - Рот закрой,  -  посоветовал  ему  Палестрио.  В  крепости  оказалось
приятно и уютно, хотя как  укрепление  она,  бесспорно,  оставляла  желать
лучшего.
    - Мы, если бы захотели, могли бы ее в любое время захватить, -  сказал
Громила. - Но вот вопрос: куда бы мы тогда  отправились,  чтобы  прикупить
одежонки да переплавить мечи и кинжалы, когда они затупятся? Ну  и  потом,
сюда можно без опаски отпускать моих ребят-холостяков, чтобы они  тут  пар
спускали да встречались бы с порядочными деревенскими девушками. -  Карие,
с поволокой глаза Дика Громилы весело сверкнули. -  Было  времечко,  когда
дела тут шли туговато, так мы в долг давали командору Палестрио -  из  тех
самых денежек, что он нам отстегивал.
    Сэр Джон поскреб макушку:
    - Королевский форпост брал взаймы у разбойников?
    - Ну, мы же  по-людски  договаривались,  и  отдавал  он  долги  всегда
вовремя.
    Той ночью друзья спали в комнатах  для  гостей,  и  хотя  простыни  им
постелили грубые, домотканые, а полы здесь не были устланы  коврами,  зато
все было чисто и аккуратно, и все проснулись отдохнувшими и посвежевшими.
    Дик Громила, как и предсказывал  Седрик,  был  готов  оказать  друзьям
поддержку и старался изо всех сил. Ведь разбойник,  приходящий  на  помощь
законному монарху, как ни крути, всегда  найдет  достойное  отображение  в
тысячах старых песен. А хорошим атаманом разбойничьей шайки вряд ли  может
стать человек, не отличающийся  глубокой  прозорливостью  в  делах  такого
сорта.  По  предложению  Громилы  компания  на  ближайшие  несколько  дней
разделилась, дабы постранствовать по окрестностям и  пробудить  у  местных
жителей интерес к предстоящей встрече с принцем.
    Поскольку  сэра  Джона  Слитгиззарда  здесь  еще  хорошо  помнили  под
прозвищем Джек-Твоя-Голова-с-Плеч, ему разумнее всего было  проехаться  по
разбойничьим лагерям. То, что Каллиопа была принцессой, похоже, вызывало к
ней неподдельный  интерес  в  разбойничьей  среде,  и  потому  она  решила
присоединиться к сэру Джону.
    - Тут дело понятное, - высказался по этому поводу Дик Громила. - Сроду
тут никого королевских кровей не  видали,  вот  и  интересуются.  -  Ну  а
поскольку вдобавок вы, сударыня, единственная наследница престола,  а  всю
вашу родню перебили, то, считайте, сердца моих людей вы покорили сразу. То
есть я чего сказать хочу... такая, как вы, может рассчитывать на помощь от
разбойников.
    В результате на долю Аматуса выпало  плавание  по  озеру  на  лодке  в
сопровождении  Скеледруса,  но  дело  это  отчасти  осложнялось  тем,  что
Скеледрус Аматуса побаивался, можно даже сказать - трепетал перед ним.
    И дело тут было вовсе не в том, что Аматус был принцем, и  не  в  том,
что у него не хватало нескольких частей  тела.  Просто-напросто  Скеледрус
был на редкость  исполнительным  солдатом  и  все  распоряжения  командора
Палестрио воспринимал буквально. Сказано ему было: "трепещи перед принцем"
- вот он и трепетал и даже не задумывался, а зачем бы ему трепетать.
    Психея отправилась вместе с Аматусом, и с этим никто не стал  спорить.
Гораздо больше все подивились тому, что Сильвия выразила желание составить
компанию Дику Громиле,  который  собирался  объехать  несколько  небольших
деревушек к югу от озера, высоко в горах.
    - Мне всего-то и надо - рассказать крестьянам о том, что  случилось  с
городом, - уверяла друзей Сильвия. - Я сумею их  уговорить,  вот  увидите.
Ведь все эти люди добывали все, что у них есть, тяжким трудом, и когда они
узнают, что вот-вот кто-то может явиться и отнять у них  все  нажитое,  да
еще,  глядишь,  земли  перепортят...  словом,  они   столько   лет   мирно
соседствовали с разбойниками, потому что у  разбойников  строго  заведено:
они никогда не отберут лишнего. А это не одно и то же. Они все придут,  вы
уж мне поверьте. А еще... - Тут Сильвия склонилась  к  Каллиопе  и  широко
улыбнулась. - А еще мне просто очень хочется несколько дней побыть наедине
с Ричардом.
    - Неужели ты все еще...
    - Ну конечно! Он был мне замечательным возлюбленным,  и  муж  из  него
получится чудесный. Ну, не вышло из него героя, и он до  сих  пор  страшно
из-за этого переживает. Но если на то пошло, мы поженимся,  а  в  семейной
жизни так уж ли важно подвиги совершать?  Просто  нужно  время,  чтобы  он
свыкся с этой мыслью, вот и все.
    Расстались они рано утром. Скеледрус и его команда наотрез  отказались
от помощи Аматуса и Психеи,  так  что  они  сели  в  лодку,  забрались  на
небольшую надстройку на палубе и помахали на прощанье  руками  Каллиопе  и
Слитгиззарду, которые затем ускакали на запад,  а  также  Сильвии  и  Дику
Громиле, направившимся на юг.
    В первый день принц и  его  нянька  направились  к  небольшому  лагерю
лесорубов, расположенному на юго-восточном берегу озера.  По  пути  Аматус
репетировал свою речь. Лодка скользила по волнам, на которых весело играли
солнечные блики, но принц почему-то очень разволновался.
    Но когда они сошли на берег,  добрались  до  поселка  и  Аматус  встал
спиной к походной кухоньке лесорубов и  окинул  взглядом  окрестности,  то
здесь,  где  величавые  голубые  сосны  вздымались  над  зеленым   мшистым
подлеском, он вдруг почувствовал  себя  как  дома.  Принц  бросил  быстрый
взгляд на Психею, она улыбнулась ему, и Аматус, воспрянув духом, обратился
к лесорубам.
    Начал он с того, что попытался  внушить  лесорубам,  что  те  живут  в
Королевстве только потому, что у них есть  король,  но  эта  прелюдия  ему
самому тут  же  показалась  дурацкой.  Правда,  Аматус  отметил,  что  для
Скеледруса первая фраза его речи прозвучала  истинным  откровением.  Затем
принц поведал собравшимся о землях, которых  они  никогда  не  видели,  но
могли никогда и не увидеть: о Загорье,  о  столице,  о  землях  к  югу  от
Железного озера, о Колокольном Побережье, о бескрайних пустынях на востоке
и о Великих Северных Лесах, протянувшихся  от  Длинной  Речной  дороги  до
Железного озера. Принц постарался в красках описать, какими были эти  края
до нашествия Вальдо,  а  потом  сообщил,  что  Вальдо  захватил  страну  и
разрушил столицу и что многим землям также грозит разорение.
    Затем принц сказал о том, что  скорее  всего  Вальдо  почти  наверняка
двинет войска в эту сторону, потому что не такой он человек, этот  Вальдо,
чтобы забыть о землях, которые  еще  ему  неподвластны.  Принц  ничего  не
обещал своим подданным, кроме крови, железа и огня, и ничего не предлагал,
кроме жестокого выбора: пойти и найти все это или ждать, пока все это само
их отыщет.
    Когда Аматус закончил свою речь, все лесорубы,  высоченного  роста,  с
каменными мышцами, один  за  другим  вышли  вперед  и  дали  принцу  слово
непременно прибыть на встречу И заверили Аматуса  в  том,  что  готовы  ко
всему, о чем он их попросит.
    Принц разделил с лесорубами их скромную вечернюю трапезу,  а  они  при
этом ужасно стеснялись, но все же Аматусу удалось перекинулся парой слов с
каждым.
    К следующей стоянке пришлось добираться  ночью,  дабы  воспользоваться
попутным ветром. Ночь выдалась спокойная, и большая часть  команды  спала.
Аматус и Психея долго не ложились, сидели  на  крыше  кабинки,  любовались
звездами, луной и темной тенью лодки, скользившей по отражению небес.
    Они долго молчали, а потом Аматус негромко проговорил:
    - Только ты одна и осталась у меня.
    - Верно.
    - Знаешь, я бы с радостью остался получеловеком, лишь бы сберечь  всех
вас, и даже Мортис, хоть я ее и боялся, и даже Кособокого,  который  порой
заставлял меня содрогаться от отвращения.
    - Увы, выбирать тебе не приходится, принц Аматус. Никто из  нас,  знай
он тому цену, не предпочел бы стать целым, но у нас нет иного  выбора.  Ты
понимаешь, что станешь целым, когда уйду я...
    - Физически целым - да. Но по Голиасу я  тоскую  даже  теперь.  И  эта
тоска - как незаживающая рана. Да и всех остальных мне недостает.
    - И по мне ты тоже будешь тосковать.  Это  неизбежно,  но  так  должно
быть.
    Дул ветер - не сильный, но ровный, и лодка рассекала сверкающие  волны
Озера Зимы почти бесшумно, только изредка  еле  слышно  у  борта  плескала
вода.  Мимо  проплывали  величавые  горные  вершины,  а  дальше  к  северу
возвышались заснеженные остроконечные пики, замыкавшие мир.  Ясные  звезды
казались близкими. Аматус долго-долго, ни о чем не думая,  наслаждался  их
светом и следил за тем, как опускается луна за западные горы.
    Наконец он спросил у Психеи:
    - Скажи, а кто-нибудь из вас знает о том, как вы уходите?
    - Эту тайну каждый из нас уносит с собой, ваше высочество. Голиас умер
при свете, побывав во мраке. Мортис умерла как тайна, которых была полна.
    - А Кособокий?
    - С отвращением  и  ненавистью,  -  холодно  и  равнодушно  произнесла
Психея.
    Аматус снова долго сидел, слушал тихие всплески волн и  шелест  ветра,
вдыхал влажный воздух, колыхавшийся  над  горным  озером,  спускавшийся  с
ледников и струившийся затем в долину Длинной реки. Было холодно,  и  лицо
принца пощипывало.
    - Люди Дика Громилы говорят, что его нашли с гирляндой из одуванчиков,
которую ты сплела для него. Мне кажется, он любил тебя, или  что-то  вроде
этого.
    - Что-то вроде этого, - ворчливо отозвалась Психея. - Не все мы - твои
друзья, принц. Ты уже знаешь: Мортис тебе другом не была.  Голиас  и  я  -
пожалуй, да. А Кособокий... он был тебе не другом и не врагом. Он был тем,
кем должен был быть.
    Аматус вздохнул, но осмелился задать еще один вопрос:
    - А ты можешь сказать мне, как уйдешь ты?
    - Я была с вами много лет, ваше высочество. Когда меня не  станет,  вы
станете целым.
    С этими словами Психея встала и спустилась с кабинки вниз. Чуть погодя
спустился и принц, лег, но еще долго не мог заснуть. Завтра ему предстояло
говорить с лесорубами еще в трех лагерях, а на следующей день - в четырех,
и только потом они должны были вернуться в крепость, к Палестрио.
    В каждом поселке принца встречали одинаково. Люди готовы были подарить
ему свою любовь и преданность. Не помни Аматус так ярко  пылающий  в  огне
пожарищ город и уничтоженное врагами за один-единственный день войско,  на
создание которого  Седрик  потратил  столько  лет,  наверное,  его  сердце
забилось бы радостнее и к нему вернулась бы надежда.
    Скоро - а наверное, даже слишком скоро - Скеледрус и его  команда  уже
вели небольшое суденышко обратно к  прибрежной  крепости,  а  когда  лодка
подплыла поближе, то все увидели, что над бастионом  гордо  реет  знамя  с
изображением Руки и Книги.
    - Странно, - нахмурился Аматус. - Этот флаг  должен  подниматься  там,
где находится нынешняя резиденция короля. Наверное, это означает, что  мой
отец погиб и что теперь я король, и именно поэтому над  крепостью  подняли
флаг. Но все-таки им не следовало так поступать, пока об  этом  не  станет
известно наверняка.
    - Ждите и смотрите, ваше высочество, - сказала Психея негромко.
    Долго ждать принцу не пришлось. Лодка подплывала все ближе и  ближе  к
берегу, и вскоре Аматус увидел, что его  встречают  вернувшиеся  из  своих
странствий сэр Джон Слитгиззард и Каллиопа, а рядом с ними - Дик Громила и
Сильвия, а еще командор Палестрио, а еще... кто-то еще...
    Только ступив на берег, Аматус понял, что перед ним, весь в  пороховых
ожогах, с растрепанной бородой, стоит не кто иной,  как  Седрик.  А  когда
Седрик обратился к нему "ваше величество",  принц  все  понял.  В  сказках
потом так и написали, потому что так оно и было: в тот миг,  когда  Аматус
узнал, что стал королем, он заплакал.

                                                                   ГЛАВА 3
                                                       ИСТОРИИ РАССКАЗАНЫ,
                                       СВЕДЕНИЯ ПОЛУЧЕНЫ, ПЛАНЫ СОСТАВЛЕНЫ

    Почти весь день все только тем и занимались, что слушали рассказы друг
друга, но про путешествие Аматуса мы уже рассказали.  Странствие  Седрика,
по его словам, заключалось всего-навсего в том, что он  переставлял  ноги.
По пути ему встречались заброшенные  деревни  и  поля,  потому  он  всегда
находил себе пропитание и кров, так что пересказывать его путешествие  нам
нужды нет.
    Да и сам Седрик, правду сказать, был необычайно краток.
    - Безусловно, - отметил он, - совершать кражи со взломом и  заниматься
мародерством в моем возрасте -  довольно-таки  увлекательное  занятие,  но
рассказывать об этом не очень интересно.  Я  шел.  Я  оглядывался.  Набрал
кое-каких припасов, когда  понял,  что  деревни  мне  по  пути  больше  не
попадутся. А сюда я пришел, потому что знал, что именно сюда доставит  вас
сэр Джон.
    Ну а если вам все же  не  терпится  узнать  о  путешествии  Седрика  в
подробностях, обратитесь к "Хроникам Королевства", только имейте  в  виду,
что большинство летописцев обычно  опускает  этот  эпизод,  а  если  он  и
упоминается, то исключительно в связи с  описанием  социальных  условий  и
экономической статистики тех времен.
    Известие о  гибели  Кособокого  опечалило  Седрика  больше,  чем  всех
остальных. Может быть, причина крылась в том, что других  Кособокий  пугал
своей угрюмой кровожадностью, а Седрику как раз это его качество  казалось
определяющим для человека,  занимающего  пост  начальника  стражи.  Именно
поэтому  премьер-министр  не  обращал  никакого  внимания  на   физическое
уродство Кособокого. Друзья с огромной грустью  узнали  о  смерти  герцога
Вассанта. Особенно  огорчилась  Каллиопа  -  ведь  герцог  был  ее  первой
любовью. Нечего и говорить о том, как все  расстроились,  узнав  о  гибели
короля Бонифация. Осиротевший Аматус почти на  полдня  удалился  в  башню,
выходившую на Озеро  Зимы,  и  никто  не  осмелился  подняться  к  нему  и
заговорить с ним о смерти отца.
    Когда же отзвучали все рсссказы,  остались  сведения,  которые  принес
Седрик. Покидая замок, премьер-министр прихватил из королевской библиотеки
две толстенные книги: "Всякие пакости,  знать  о  которых  порой  все-таки
необходимо" и "Всякие пакости, о которых лучше не знать вовсе". Но гораздо
важней этих книг оказался рассказ Седрика о том, что он видел собственными
глазами, и те выводы, что он сделал на основании этих наблюдений.
    - Я не так уж старался идти только днем,  -  объяснял  Седрик.  -  Это
верно, что по ночам всякой нечисти больше, но и бессмертные, и гоблины  не
настолько  дисциплинированы,  чтобы  выставлять   по   ночам   дозор   или
отправляться на разведку. Похоже, они даже не знали, что искать  им  нужно
именно меня. Один из недостатков столь быстрого захвата города  состоит  в
том, что потом не сразу разберешь, что на месте, а чего недостает. Словом,
выпадали дни, когда я не спал, а просто лежал в кровати или сидел на стуле
и думал... Но, несомненно, самое главное - то, что я понял  в  королевской
библиотеке: когда убиваешь тех, что на одно лицо, остальные обретают силу,
а когда убиваешь тех, что от них отличаются, они сразу становятся слабее.
    Так вот... Во  "Всяких  пакостях..."  написано  о  том,  что  подобное
соединение душ происходит из-за злобных  деяний  разных  злых  колдунов  в
течение многих столетий. Тела таких воинов легко  сотворить,  а  потом  их
души соединяют по две-три в одну. Если один  из  таких  рукотворных  людей
погибает, его дух передается остальным, и они становятся сильнее. Но  если
убить одного из настоящих людей, которые питают рукотворных живым духом...
    Аматус кивнул и поднял руку, чтобы ненадолго прервать Седрика:
    - Я понял. Тогда они все слабеют, даже живые воины, потому что в целом
духа у них становится меньше. И если бы удалось перебить  всех  настоящих,
живых воинов...
    - Я видел, как это происходит, -  продолжил  свой  рассказ  Седрик.  -
Рукотворные люди начинают качаться, спотыкаться. Они живые, но  не  более,
чем туша только что заколотой свиньи  на  прилавке  у  мясника.  -  Седрик
вздохнул. - Более того, я имел сомнительное удовольствие прочесть об  этой
процедуре в первоисточнике, то бишь в книге  "Всякие  пакости,  о  которых
лучше не знать вовсе". Я выяснил,  что  как  всякая  черная  магия  такого
сорта, эта также требует чудовищной расплаты - столь высокой, что, за  нее
вряд ли возьмется хоть один здравомыслящий человек. Для того чтобы обрести
силы на сотворение этого злого колдовства,  Валь-до  должен  был  лишиться
собственного сердца. Оно теперь не в его  теле,  а  где-то  еще.  Если  мы
разыщем его сердце и уничтожим, его сила  испарится,  как  роса  на  траве
летним утром.
    - Никогда не  мог  до  конца  уразуметь  названия  этой  книженции,  -
проворчал сэр Джон Слитгиззард. - Она хранилась  в  библиотеке,  и  теперь
получается, что мы почерпнули из нее весьма полезные сведения.
    - Творить то, о чем написано в этой книге, дурно, - вмешался Аматус. -
А тот, кто получает такие знания, может впасть  в  искушение  и  сотворить
что-либо из того, о чем там написано. А если так, то,  зная  о  таком,  ты
всегда в опасности. Вот  живой  пример:  посудите  сами,  что  эти  знания
сделали с Вальдо. И можно ли теперь, спрашивается,  убить  Вальдо  обычным
путем? А если мы изыщем способ уничтожить его, что станет с его войском?
    - Ну... я бы сказал так: если отрубить ему голову,  выколоть  глаз  да
ткнуть в  глазницу  кинжалом  поглубже  -  до  самого  мозга,  или  печень
проткнуть - тут Вальдо и конец. Так  скорее  найдешь  его  сердце,  а  как
найдешь - надо швырнуть его в огонь или пополам разрубить -  что-нибудь  в
этом роде. Что касается его войска - что ж, видимо,  уйдет  сила,  которая
прежде управляла сотворенными воинами. Они превратятся  в  куски  мяса,  а
живые воины, думаю, будут не на шутку  потрясены  случившимся.  Так  можно
разделаться не меньше чем с третью врагов. А остальные... какой бы  Вальдо
ни был кровожадный, он все-таки должен оставить  в  живых  довольно  много
подданных Королевства, чтобы было кому гнуть на него спину. А его  повсюду
ненавидят лютой ненавистью. Бессмертные и гоблины на нас и прежде, бывало,
нападали. Позволю себе предположить, что  к  тому  времени,  когда  Вальдо
лишится своего войска, а  с  ним  -  возможности  охранять  логовища,  где
бессмертные прячутся днем, и входы в  Царство  Гоблинов,  ваши  подданные,
ваше  величество,  быстренько  перебьют  всю  нечисть  одними   вилами   и
рогатинами. Аматус кивнул:
    - Скажи, Седрик, а каково настроение в Королевстве? Удалось ли тебе за
время странствия его почувствовать? Готовы ли люди сражаться за свободу?
    - Еще как готовы, и победили бы, если бы знали, как победить.
    - Что  ж,  в  таком  случае  они  должны  стать  свидетелями  хотя  бы
нескольких побед.
    Дик Громила негромко кашлянул.
    - Вы побывали у них дома и в лагерях, король Аматус и сэр Джон. И  как
вам кажется, что за бойцы получатся из наших северян?
    - Молчаливые и упорные, на мой взгляд. Они привыкли  обедать  рядом  с
пушками и не снимая портупей,  так  что,  думаю,  стрелки  из  них  выйдут
преотличные. Но вот холодным оружием они вряд ли владеют в совершенстве  -
я имею в виду рыбаков, охотников  и  лесорубов,  Дик.  Я  знаю,  что  твои
разбойники в своем ремесле специалисты, но...
    - Прошу прощения, ваше высо... то есть... ваше величество, -  вмешался
сэр Джон. - Похоже, вы не до конца вникли в суть  дела.  В  свое  время  я
заработал прозвище Джек-Твоя-Голова-с-Плеч не  за  то,  что  переворачивал
мечом жареную картошку или рубил им куриные окорочка, а за то, что умел  с
его помощью делать кое-что другое, и  притом  недурственно.  Что  касается
охотников, то они-то как раз  стрелки  превосходные,  поскольку  им,  ваше
величество, дробь приходится экономить. Не скажу, чтобы они  были  так  уж
хороши при стрельбе с близкого расстояния, но издалека  не  промахнутся  и
способны целое войско ухлопать.
    - Золотые слова, - подхватил Дик Громила. - Так что, ежели вообразить,
что нам придется встретиться с войском Вальдо днем, да вдобавок  там,  где
побольше кустов да каменюк, за которыми попрятаться можно,  да  чтобы  еще
перебежать с места на место в случае чего, тогда...
    - Вот-вот, - поддержал его Седрик. - И при этом стараться стрелять  по
живым воинам, пока одноликие не  начнут  падать  и  спотыкаться.  А  потом
выпустить лесорубов с топорами и рыбаков с баграми... Я  считаю,  что  это
просто  превосходная  мысль.  Но  сможем  ли  мы  вооружить  и  обеспечить
провиантом войско в здешних краях?
    - Сейчас у нас конец весны, - отозвался командор Палестрио. -  Но  это
все равно, потому что в это время  года  мы  так  и  так  провизию  с  юга
закупаем. В последнее время поставок не было,  мы  имеем  только  то,  что
запасено в кладовых с прошлого года. Снега в горах пока  многовато,  чтобы
на газебо охотиться, а если и  повезет  пристрелить  газебо,  мяса  у  них
сейчас - смех, да и только. С рыбой сейчас тоже не сезон  -  рыба  пойдет,
когда горные ручьи ото льда очистятся, а это через месяц, не  раньше.  Так
что если Королевство в разрухе, то можно считать,  что  мы  -  на  осадном
положении. Станем сражаться и не победим - будем  голодать,  и  не  станем
сражаться - все равно будем голодать. Только если сразимся и победим, есть
надежда выжить.
    В  ходе  дальнейшей  дискуссии  выяснилось,  что  под  ружье   удастся
поставить не меньше тысячи человек.
    - Но это ничто в сравнении со ста тысячами воинов Вальдо, ворвавшимися
в столицу, - заметил Седрик. - Правда, тут  надо  учесть,  что  две  трети
вражеского войска при свете дня бессильно. А  это  значит,  что  в  худшем
случае нам придется сразиться с тридцатью пятью тысячами  врагов.  Пока  я
сюда добирался, мимо меня несколько раз  проходили  патрули,  и,  по  моим
подсчетам, на одного  настоящего  бойца  у  них  приходится  по  пятьдесят
рукотворных.
    - Это в конных патрулях, - уточнил чей-то скрипучий старческий  голос,
послышавшийся откуда-то сверху. - В пехоте теперь на сто сотворенных  один
живой приходится, потому что на людей Вальдо - на  живых  людей  -  напала
какая-то душевная хворь.
    При звуке этого голоса все подняли головы  и  посмотрели  вверх  и,  к
превеликому изумлению, разглядели среди густых ветвей раскидистого дерева,
под которым сидели, старика Эврипида, лучшего королевского разведчика.
    - Долго же ты сюда добирался, - улыбнулся Седрик. - Ну и какой  же  ты
разведчик после этого?
    - По правде говоря, на редкость  никудышный,  -  вздохнул  Эврипид  и,
кряхтя, спустился с дерева. - Ведь заметь я  все  эти  пакости  в  Загорье
несколько месяцев назад, сидеть бы нам сейчас дома за бутылочкой отменного
подогретого гравамена да любезно толковать про  это.  Но  поздно  все-таки
лучше, чем никогда, по крайней мере чаще всего оно так бывает. - Он  снова
вздохнул  и  почесался.  -  А  не  мог  бы  никуда  не  годный   разведчик
поинтересоваться насчет кусочка бисквитика?
    - Отчего же не мог? - ухмыльнулся Дик Громила. - Пусть поинтересуется,
так получит полный обед. Ты только скажи, старина,  как  же  тебе  удалось
обойти моих дозорных?
    - С трудом, представь себе. С превеликим трудом. Еле-еле  кости  унес,
если честно, - признался Эврипид.
    Затем все последовали за Громилой, а он направился туда,  где  Сильвия
готовила обед. На полпути к костру атаман разбойников обернулся  и  шепнул
Аматусу и Каллиопе:
    - Супы готовить - это она всегда мастерица была.  Вот  не  думал,  что
удосужусь снова отведать ее стряпни. Разве только если... ну ладно, это  я
так.
    Заметив энергичный кивок и взмах руки Каллиопы, Аматус сказал:
    - Знаешь, Дик,  она  ведь  почти  наверняка  всегда  ходила  с...  ну,
конечно, в Царстве Гоблинов никаких факелов не жгут... но в городе  -  да,
и... ну, ты же знаешь этот обычай. Готов поклясться, она  всюду  ходила  с
факелом, куда бы ни шла, поэтому никому и в голову  не  приходило  за  ней
приударить. Но здесь... здесь я ее ни разу с факелом не видел, а ты?
    Глаза Громилы озарились надеждой. Аматус потрепал атамана по плечу.
    Суп действительно оказался превосходным, и  чем  больше  его  поглощал
Эврипид, тем больше друзья узнавали о  результатах  его  разведывательного
рейда и тем легче становилось у них на душе.  Правда,  вести  о  том,  как
бесчинствуют  приспешники  Вальдо  в  округе,  у  всех  вызвали   гнев   и
возмущение, тем более что друзья понимали: все, что бы ни вытворял Вальдо,
- следствие низкого, грязного обмана.
    - Ну, что ж, - изрек Седрик, осушив вторую кружку темного эля, которым
некий вульгарианский торговец снабжал  командора  Палестрио  в  кредит,  -
остается решить вопрос: что делать и как это сделать. При свете дня войско
севера... кстати, "войско севера" - это звучит неплохо, согласитесь, а для
таких сказок,  как  наша,  звучное  название  -  это  весьма  немаловажная
деталь... так вот, при свете  дня  войско  северян  имеет  неплохие  шансы
одолеть ту часть армии Вальдо, которая  представлена  живыми  людьми.  Как
только это произойдет, мы  произведем  сокрушительную  революцию,  в  ходе
которой будет произведено массовое  истребление  гоблинов  и  бессмертных.
Тогда возникает следующий вопрос. Как вам кажется -  если  учесть,  что  в
этой битве мы должны победить, - не задать ли нам войску  Вальдо  решающее
сражение... ну, скажем, где-нибудь ниже быстрин Длинной реки?
    Дик Громила, король Аматус и командор Палестрио  -  то  есть  те,  кто
кое-что понимал в военном искусстве, одобрительно кивнули,  высоко  оценив
выбранное Седриком место предстоящего генерального  сражения.  Каллиопа  и
Сильвия тоже кивнули - потому что не знали, что же Седрик скажет дальше, а
им хотелось, чтобы он поскорее сказал об этом. Психея безмятежно  смотрела
вдаль, а сэр Джон Слитгиззард и Скеледрус кивнули просто так, за компанию.
    - Ну, так вот, - продолжал Седрик. - Если мы выиграем сражение  именно
там, мы можем уповать на то,  что  вскоре  в  стране  вспыхнет  восстание,
однако до столицы нам вряд ли удастся добраться быстро. Наверняка в каждой
деревне  нас  будет  ожидать  пышное  празднество,  да  еще   надо   будет
расправляться с разбежавшимися врагами, ну и так далее и тому подобное. Не
сомневаюсь, когда вся страна взбунтуется, гоблины и  бессмертные  вряд  ли
решатся вернуться в столицу. Стены у нас там длинные, удержать их сложно -
особенно если учесть, какие они претерпели разрушения во время осады.  Так
что смело можно рассчитывать на слабое сопротивлении при нашем  подходе  к
городу. Но боюсь, крестьяне с равнин навряд ли станут хорошими бойцами, да
и на то, что к нам быстро присоединится уцелевшая часть моего  регулярного
войска, тоже надеяться не приходится, не говоря уже о том,  что  наверняка
немногим нашим воинам удалось сберечь оружие. В лучшем случае мы  подойдем
к столице с войском северян, к  которому  добавится  примерно  столько  же
обученных королевских солдат. Как ни жаль, былого порядка в моей армии  не
будет. Ну и еще можно прибавить втрое  больше  людей,  которые  с  лопатой
управляются намного ловчее, чем с мортирой. С такими силами мы  без  труда
одолеем крепостную стену, если повезет, - в столице  наверняка  засело  не
слишком много живых, настоящих воинов, да и те, судя по всему, хворые.  Но
даже если мы пронесемся по городу ураганом, сметающим все на своем пути, у
нас не хватит сил захватить замок, и это меня очень печалит.
    - Ну, допустим, не хватит у нас на это сил, - вмешался Дик Громила.  -
А Вальдо мы измором взять сумеем?
    - Вероятно, со временем. Но просто загнать его в угол -  это  примерно
то же самое, что гадюку к земле палкой прижать. Змея-то в беде,  но  и  ты
по-прежнему в опасности. А что он может вытворить, засев в  замке...  нет,
он слишком хитер, чтобы давать ему такую возможность.
    - В таком случае не сомневаюсь, ты что-то задумал? - спросил Аматус, и
его единственная бровь подпрыгнула вверх. - Я уже давным-давно заметил: ни
один мудрый премьер-министр ни за что не обмолвится о  какой-то  проблеме,
если у него уже не припасено готового решения для монарха.
    - Ничто так не греет сердце старого учителя, как  успехи  талантливого
ученика, - сказал  Седрик,  пригладил  жалкие  останки  некогда  роскошной
бороды, и его глаза весело сверкнули. - Что ж, вы, несомненно, правы, ваше
величество. У меня такое подозрение: то, что сердце Вальдо отделено от его
тела, имеет к нашей сказке самое прямое отношение. А это означает, что  мы
изо всех сил должны постараться отыскать  сердце  злодея,  ибо  это  сразу
избавило  бы  нас  от  массы  сложностей.  Стало  быть,  помимо  сражения,
предстоит еще и небольшое испытание. Проще  говоря,  кто-то  должен  найти
сердце Вальдо и уничтожить его.
    Кроме того, мне представляется крайне  важным  еще  одно  мероприятие.
Мероприятие это зовется обманным маневром. Если бы  нам  удалось  выманить
Вальдо из замка - а еще лучше, из города, - то замок захватить  мы  смогли
вообще безо всякого боя. Ну а если нам это удастся,  то  останется  только
выследить Вальдо и позаботиться о том, чтобы он и близко не смог подойти к
месту, где прячет свое сердце, пока наш герой не разрубит его на куски или
не сожжет. Как только  мы  отвоюем  столицу  и  замок,  а  мерзкое  войско
узурпатора будет перебито или расползется по своим вонючим норам, его злая
сила померкнет. Ну а если мы затем  проявим  упорство  и  настойчивость  в
поисках, без сомнения, мы сможем добиться того, чтобы у  этой  сказки  был
счастливый конец.
    Седрик тут  же  пожалел  о  своих  последних  словах.  Взгляд  Аматуса
затуманился болью, он посмотрел на  Психею.  Долго-долго  все  молчали,  и
тишину нарушало только чавканье старика Эврипида. Простим  его  -  он  так
отвык от  горячей  пищи  и  приличного  общества,  что  манеры  его  стали
настолько  же  дурными,  насколько  превосходным   было   его   мастерство
разведчика.
    - Ну, что же... - наконец проговорил Аматус, - все это звучит здраво и
трезво, и по всей  вероятности,  ты  знаешь,  кому  какое  дело  поручить.
Поначалу я было решил, что именно мне следует  совершить  подвиг  и  найти
сердце Вальдо, но испытания и подвиги - это игры для принцев, а  я  теперь
король, следовательно, обязан возглавить войско. Психея не расстанется  со
мной. Кроме того, я не допускаю и мысли о том, чтобы идти в бой  без  двух
людей, которым в этих краях все безоговорочно доверяют и которых я намерен
назначить командирами, - я говорю о Дике Громиле  и  командоре  Палестрио.
Следовательно, для выполнения двух остальных задач у нас остаются...
    - Гм-гм, - кашлянул сэр Джон. - А-а-а... В общем, у меня  есть  мысль.
Такая, знаете ли, мысль...  Словом,  в  столице  я,  конечно,  кое  в  чем
отличился, но в рыцарских испытаниях  сроду  не  участвовал.  Никто  меня,
правда, и не думал на них отправлять, потому что поначалу я  буйствовал  и
дебоширил, и никто не верил, что я пройду какие-то  там  испытания.  Ну  а
потом, мой принц, я от вас - ни на шаг, куда  вы  -  туда  и  я,  во  всех
приключениях, так что небось народ  думал,  что  я  уже...  того...  -  Он
запнулся, умолк, но не сводил с Аматуса взгляда, полного надежды.
    - Ну, конечно, сэр  Джон!  -  Аматус  хлопнул  в  ладоши  и  изумленно
уставился на свои руки, ведь прежде он никогда не  мог  этого  сделать.  -
Тебе мы это и поручим.
    - Но это еще не вся моя мысль, - уточнил Слитгиззард, опустил глаза  и
почти покраснел. Все ждали, когда он заговорит  снова.  -  Мне  кажется...
словом... ну, вы все знаете,  что  я  не  слишком-то  сообразителен.  Умом
похвастаться не могу, это не мне  вам  рассказывать.  А  для  того,  чтобы
что-то искать, тут одной ловкости мало, хоть ее у меня - завались. Вот и я
подумал, может, мне  не  топать  сразу  сердце  это  самое  искать,  а  не
разыскать ли мне для начала Чудище Загадочника да  не  поспрашивать  ли  у
него, куда мне лучше, так сказать, направить свои стопы?
    - И он еще говорит, что умом  не  вышел!  -  рассмеялась  Каллиопа.  -
Превосходная идея!
    Вот тут уж сэр Джон зарделся  как  маков  цвет.  Все  решили,  что  он
смутился из-за комплимента, но на самом деле покраснел он от радости,  что
никто над ним не посмеялся.  Быть  может,  Каллиопа  догадалась  об  этом,
поскольку она поспешила сменить тему разговора.
    - Так, - сказала она. - Значит,  для  обманного  маневра  остаемся  я,
Седрик  и  Эврипид,  если,  конечно,  Аматус,   ты   можешь   пожертвовать
разведчиком. Кстати, я уже кое-что придумала.
    Аматус кивнул.
    - Думаю, в этих краях лучших  разведчиков,  чем  люди  из  шайки  Дика
Громилы,  нам  не  сыскать.  Что  до  Седрика,  то  мне,  конечно,   будет
недоставать его мудрых советов, но наш изворотливый старикан всегда сумеет
оказаться там, где нужно и когда нужно.
    - Это кого  вы,  ваше  величество,  стариканом  назвали?  -  притворно
возмутился Седрик, но похвала Аматуса его явно порадовала,  и  у  молодого
короля сразу стало легче на сердце. Дело  в  том,  что  Аматусу  не  очень
хотелось, чтобы во время его первого великого сражения  Седрик  заглядывал
ему через плечо, как учитель в тетрадку ученика, но при этом  не  хотелось
обижать старика.
    - Согласен с тобой, верная моя Каллиопа. Говори же, что ты задумала, -
кивнул Аматус и улыбнулся  куда  более  невинно,  чем  мог  бы  улыбнуться
по-настоящему невинный человек.
    - Словом, как бы то ни было,  -  отозвалась  Каллиопа,  -  диверсию  я
придумала вот какую. Думаю,  можно  не  сомневаться,  что  Загорье  Вальдо
просто-таки вымел дочиста, чтобы устроить вторжение в Королевство. И  хотя
народ там состарился на двадцать лет и изнемог под  игом  узурпатора,  тем
больше шансов, что люди обозлены до крайности. Думаю, мне удастся  поднять
там восстание, ну  а  если  мне  улыбнется  удача,  быть  может,  я  сумею
отвоевать мой фамильный замок в  Оппидум  Оптимуме.  Это  заставит  Вальдо
зашевелиться, и к тому времени, когда он узнает о завоевании  столицы,  он
окажется далеко от нее, на дороге к Железному озеру.
    - Только обещай мне, что будешь осторожна, - попросил Аматус.
    - Хорошо, милый, - ответила Каллиопа, пожалуй,  чересчур  покорно.  Но
хотя все теперь знали, что Аматус - король, не смогли удержаться от смеха,
да и сам Аматус весело рассмеялся.
    - Что ж, тогда теряй голову, делай глупости, попадай в  беду,  сколько
тебе вздумается, только, всеми богами заклинаю тебя, возвращайся  целая  и
невредимая, - сказал Аматус. - Итак,  со  стратегией  мы  определились,  а
теперь самое время приняться за ее осуществление.

                                                                   ГЛАВА 4
                                              ИСПЫТАНИЯ И ОБМАННЫЕ МАНЕВРЫ

    О тех трудностях, которые выпали на долю сэра  Джона  Слитгиззарда  во
время его испытания,  нам,  пожалуй,  упоминать  не  стоит,  поскольку  он
терпеть не мог жаловаться. Вероятно, именно из уважения к  нему  никто  не
отважился записать рассказ о его приключениях. Однако из того же  уважения
к сэру Джону мы должны отдать  ему  должное  и  сказать,  что  мужество  и
терпение он проявил незаурядные.
    Нам известно, однако, что быстрый путь он  предпочел  легкому.  Долгий
обходной путь мог просто-напросто прискучить сэру Джону.  Выбери  он  его,
ему бы пришлось спускаться к Длинной реке, искать мост, потом спускаться в
предгорья, потом топать до развилки, а  на  развилке  свернуть  к  Великим
Северным Лесам.  Затем  бы  ему  предстояло  идти  по  темной,  безлюдной,
заколдованной лесной дороге три-четыре дня, и только тогда бы он  добрался
до Железного озера, а там ему нужно было бы искать лодку, но скорее  всего
он бы ее не нашел и тогда вынужден был бы идти по берегу озера в обход. На
это ушло бы еще несколько дней. А потом нужно было искать дорогу,  ведущую
на север от Железного ущелья, а потом - идти по ней в горы вдоль  Железной
реки, в результате чего сэр Джон в конце концов оказался бы  во  владениях
Железняков. Люди они были  странные,  необщительные,  пусть  и  не  всегда
опасные, но и не совсем дружелюбные.
    Отправься сэр Джон в путь по Железянии, он бы в  конце  концов  забрел
слишком высоко в горы - к самым  пикам,  где  вообще  не  обитало  никакой
живности, кроме разнообразных чудовищ, гоблинов и газебо.  Правда,  теперь
там поселилось и Чудище Загадочник.
    Но этот путь был легким, и не этим путем пошел сэр Джон. Он знал,  что
существует один проход высоко в горах - так высоко, что тамошний перевал в
любой другой стране могли бы запросто  счесть  вершиной.  А  перевал  этот
находился  между  Северными  горами,  вздымавшимися  над  Озером  Зимы,  и
безымянными горами к северу от Железного озера, куда и направилось  Чудище
Загадочник. Еще через месяц на этом перевале мог  бы,  наверное,  растаять
снег, но месяца у Слитгиззарда в запасе не было,  поэтому  он  тронулся  в
путь без промедления.
    - И не волнуйтесь, ваше величество, - сказал он Аматусу перед тем, как
Скеледрус перевез его на лодке через озеро и еще немного вверх по  течению
горной речки. - Одно дело, когда вы отправляете на испытание какого-нибудь
желторотого мокрохвостого юнца, который еще ни разу  пороха  не  нюхал,  а
когда испытание предстоит человеку,  умудренному  опытом,  это  же  совсем
другое дело, верно? Такому человеку испытание просто стыдно не выдержать.
    Скеледрус сообщил, что сэр Джон очень обрадовался, когда  увидел  двух
вьючных мулов, которых Скеледрус  выпросил  для  него  у  самого  богатого
картофелевода в округе. Мулов сэру Джону дали как бы взаймы, но  он  решил
купить их.
    - Не думаю, что они выдержат всю дорогу, - сказал Слитгиззард. - Ну  а
если каким-то чудом один из них все же останется жив,  я  хотя  бы  его  с
почестями провожу на заслуженный отдых.
    Последнее, что видел Скеледрус, - это то, как сэр Джон уходил в  горы,
насвистывая "Дочь мошенника". Врал он безбожно, но свистел  громко,  чтобы
фальшь была не так заметна.
    Каллиопа отправилась в путь  через  день  после  того,  как  Скеледрус
проводил сэра Джона. Она  собиралась  спуститься  к  Длинной  реке,  потом
намеревалась следовать по дороге через Великие Северные Леса до  Железного
озера, чтобы в конце концов проникнуть в Загорье через Железное ущелье.
    Аматус сам удивлялся, почему так тревожится за нее. Спору нет, путь ей
предстоял опасный, но не более опасный, чем ее былые приключения.  И  дело
Каллиопе выпало важное, но не  менее  важное,  чем  сэру  Джону  и  самому
Аматусу. И все  же  никогда  прежде  Аматусу  не  было  так  тоскливо  при
расставании со своей подругой.
    Он  понимал,  что  испытываемые  им  чувства   целиком   и   полностью
соответствуют счастливому окончанию сказки, и потому взволнованно  поискал
взглядом Психею, чтобы убедиться, что она по-прежнему здесь.
    Странствие Каллиопы по Великим Северным Лесам в компании с Седриком  и
Эврипидом прошло без особых приключений  -  путешествие  как  путешествие.
Великие Северные Леса  на  протяжении  многих  веков  служили  королевским
заповедником. Не стучал здесь топор  дровосека,  не  ступала  нога  воина.
Обитали тут создания, встреча с которыми сулила испытания, а также  твари,
которых следовало бы в ходе  испытаний  истребить.  На  редкой  поляне  не
попадалось могилы рыцаря, под редким пригорком не пряталось логово людоеда
или  не  лежал  черный  прах  какого-нибудь  субъекта  с  темным  прошлым.
Поговаривали, будто  бы  дорога,  ведущая  через  Великие  Северные  Леса,
существовала чуть ли не раньше  самого  Королевства,  но  ничего  не  было
известно о том, как она была проложена и почему  не  зарастала.  Ходили  и
ездили по ней крайне редко, но тем не менее она всегда пребывала в сносном
состоянии. Как бы то ни было, охотников ходить по этой дороге было мало.
    На сей раз, сколько бы опасностей ни таила лесная  дорога  для  других
странников,  за  четыре  дня  пути  ровным  счетом  ничего  страшного   не
произошло. Эврипид то и дело бубнил себе под нос:
    - Слишком тихо.
    Но стоило ему произнести эти слова,  как  в  чаше  начинали  шебуршать
звери, словно пытались успокоить старого разведчика, доказать ему, что все
тут, в лесу, в полном порядке.
    Когда путники не молчали, они спорили  о  том,  почему,  интересно,  в
Великих Северных  Лесах  никогда  не  водились  гоблины.  Эврипид  считал:
потому, что ни один гоблин никогда не сунется туда, где до него не побывал
хотя  бы  еще  один  гоблин.  Каллиопа  сочла  такой  вывод   слишком   уж
примитивным. По ее гипотезе выходило примерно следующее: что бы  собой  ни
представляли  Великие  Северные  Леса,  они  наверняка  были   древнее   и
могущественнее  гоблинов,   однако   и   сама   Каллиопа   признала,   что
предположение у нее слабенькое. Во всяком случае, вопрос этот предоставлял
троим  спутникам  возможность  вести  пространные  беседы,  когда  у   них
возникало такое желание, но возникало оно не слишком часто.
    Время от времени  деревья  расступались,  и  в  просветах  между  ними
становились видны какие-то развалины или горы, древние,  полуразрушившиеся
от старости, но чаще путники  видели  только  сомкнувшиеся  аркой  над  их
головами ветви деревьев.
    Ближе к ночи, стоило только им подумать о  привале,  они  выезжали  на
поляну, вполне подходящую для ночлега. На полянах всегда хватало  хвороста
для костра. Друзья распаковывали дорожные мешки и перекусывали  лепешками,
сушеным мясом газебо и прочими нехитрыми припасами.
    Наконец, незадолго до полудня четвертого дня пути  по  лесам,  путники
добрались до Плоского Камня - громадной каменной плиты, на  которой  могла
бы плечом к плечу встать тысяча человек. Этот камень один краем упирался в
Железное озеро в  том  месте,  где  на  северо-западе  обрывались  Великие
Северные леса. Почему он лежал именно в этом месте  -  судить  трудно,  но
надо же ему было где-то лежать? Взойдя на Плоский Камень, друзья торопливо
позавтракали.
    А потом Каллиопа, сама не  понимая,  зачем  бы  ей  это  понадобилось,
решила прогуляться по Плоскому Камню и дошла до самой воды. И  как  только
она дотуда дошла, горизонт озарился вспышкой.
    Как потом описывал это видение Седрик, вспышка напоминала  нечто,  что
увидишь краешком глаза, когда резко  повернешь  голову.  Но  потом  сияние
начало разрастаться, а Каллиопа стояла выпрямившись, подняв  голову  и  не
шевелясь, словно за ней наблюдали миллионы людей.
    Над  линией  горизонта  поднялся  корабль  под  коричневым  парусом  с
темно-синими  полосами.  На  мачте  реял  флаг,  но   какой   державе   он
принадлежал,  было  непонятно.  Корабль  помчался  к  Плоскому   Камню   с
необычайной скоростью. Седрик и Эврипид  побежали  к  Каллиопе,  поскольку
Седрик сначала решил, что Вальдо построил флот, а Эврипид подумал, что это
пираты.
    Молниеносно, в одно мгновение  ока  корабль  оказался  возле  Плоского
Камня, и при ярком солнце стало  видно,  что  он  самый  что  ни  на  есть
настоящий, прочный, как и Камень, и все-таки он был как-то странно  врезан
в воздух, окружавший его. Ощущение создавалось такое,  будто  корабль  еще
более  реален,  чем  все,  что  находится  рядом  с  ним.  Корабль   мягко
покачивался на волнах  рядом  с  Камнем,  на  расстоянии  вытянутой  руки.
Видимо, он смог подойти так близко к берегу из-за того, что возле Плоского
Камня было достаточно глубоко. Неведомо откуда появился деревянный трап  и
с громким стуком упал на край Плоского Камня.
    На палубе не было ни души - никто не стоял у руля, никто  не  управлял
парусом, никто  не  бегал  туда  и  сюда,  не  отдавал  приказаний  -  все
происходило как бы само по себе. Корабль стоял и, похоже, ждал, когда люди
взойдут на него.
    - Как вы думаете... - взволнованным шепотом начала Каллиопа.
    - Я думаю... Ничего не  думаю,  -  негромко  отозвался  Седрик.  -  Но
только... это нечто такое, чего в сказках  упускать  никак  нельзя.  Такой
корабль способен отнести нас туда, куда мы желаем попасть,  можно  в  этом
даже не сомневаться.  Этот  трап...  на  вид  он  прочный,  надежный.  Как
думаете, может быть, попробовать провести по нему лошадей и мулов?
    - Но нам понадобится еда для них - сено, овес, - возразил Эврипид.
    - Навряд ли,  -  покачал  головой  Седрик.  -  Это  настолько  быстрый
корабль, что он, без сомнения, доставит нас  до  любого  берега  Железного
озера за несколько часов.
    - Но как знать, за нами ли он приплыл? - недоверчиво спросила Каллиопа
и нерешительно шагнула на трап.
    - За вами, сударыня, - решительно заявил Эврипид.
    - Откуда ты знаешь?
    - А оттуда, что, как только вы ступили на трап, флаг на мачте, который
до сих  пор  был  непонятно  чей,  сразу  же  превратился  в  полотнище  с
изображением Ворона и Петуха - ваше фамильное знамя, - пояснил  Эврипид  и
указал на верхушку мачты. Каллиопа и Седрик посмотрели  и  убедились,  что
это так и есть.
    Немного погодя они завели по трапу на борт последнего мула и собрали с
Плоского Камня остатки поклажи. Каллиопа спросила:
    - Ну а теперь, если мы уберем трап?..
    В это же мгновение трап поднялся сам по себе, а на канатах  завязались
узлы, из-за чего трап быстро втянулся  на  палубу.  Корабль  едва  заметно
качнулся и боком отвалил от Плоского  Камня,  а  потом  его  парус  поймал
попутный ветер, и что интересно - за миг  до  этого  стоял  полный  штиль.
Судно понеслось по волнам быстрее скачущей во весь опор лошади,  и  притом
совершенно бесшумно.
    Каллиопа все еще пыталась понять, откуда взялся  корабль  и  зачем  он
появился.
    - Вы утверждаете, что он явился мне на помощь, так как  на  его  мачте
возник флаг с Вороном и Петухом, но ведь я прежде бывала на Железном озере
десятки раз, а такого корабля ни разу не видела.
    Седрик усмехнулся; Переубедить его теперь вряд  ли  кто  смог  бы.  Он
окончательно  уверился  в  том,  что  появление  старинного   неизвестного
волшебного корабля означало выступление добрых сил на борьбу со  злыми,  а
уж это значило, что Вальдо окончательно зарвался, зашел слишком  далеко  и
теперь, в самом скором времени, его ждала расплата за злодеяния.
    - Не видели вы его потому, что раньше  его  просто-напросто  не  было.
События ускорили свой ход. А это добрый знак, очень добрый.
    Корабль причалил к Плоскому Камню как раз тогда, когда путешественники
закончили завтракать. Примерно через час после отплытия, еще до того,  как
друзья успели проголодаться и подумать  о  том,  что  неплохо  бы  немного
вздремнуть, впереди возник западный  берег  Железного  озера.  Из  густого
колючего кустарника выступал камень - ни дать ни взять  уменьшенная  копия
Плоского  Камня   на   противоположном   берегу.   За   камнем   виднелась
полуразрушенная стена, а за ней начиналась дорога. Извиваясь, она  уходила
вперед и исчезала под сенью деревьев.
    - Где же это мы? - изумленно спросил Седрик.
    - Местечко знакомое, - отозвался Эврипид. - Бывал  я  тут,  как  почти
везде. Здешние рыбаки зовут его Старым Причалом, так что я  всегда  думал,
что так оно и есть. Ну а эта дорога - кстати говоря, она  никогда  слишком
не зарастает травой, совсем как та, что ведет через Великие Северные Леса,
- вьется-вьется, а потом встречается с Королевской дорогой. До этого места
отсюда пара десятков миль. Там, в холмах. Королевская дорога  поворачивает
и ведет к Железному ущелью. Так что кораблик этот  нам  путь  сократил  на
несколько дней, да и от опасностей избавил.
    Пока Эврипид говорил, корабль с аккуратностью кошки, укладывающейся на
мягкую  подушку,  причалил  к  прибрежному  камню.   Опустился   трап,   и
путешественники свели по нему лошадей и мулов и отнесли на берег поклажу.
    Теперь они ждали от корабля чего угодно - на  их  взгляд,  он  мог  бы
взять и затонуть,  или  превратиться  во  что-то  другое,  или  уплыть  за
горизонт, но пока они смотрели  на  корабль  и  гадали,  как  же  он  себя
поведет, его просто-напросто не стало. Корабль исчез, а вода  разошлась  и
со вздохом сомкнулась на том месте, где он только что покачивался.
    Дорога увела путешественников в  горы.  Ехать  по  ней  было  легко  и
приятно. Ближе к вечеру они остановились на привал  неподалеку  от  форта,
охранявшего вход в ущелье. Костра разводить не стали и устроились подальше
от дороги, стараясь производить как можно меньше шума -  ведь  форт  почти
наверняка был захвачен солдатами Вальдо. Друзья намеревались утром  встать
до зари и поискать путь в обход крепости.
    Задолго до рассвета, когда Каллиопа и Седрик проснулись и,  позевывая,
попили  холодной  воды  из  походных  фляжек,  старик   Эврипид,   подобно
безмолвной тени на  фоне  темного  мха,  крадучись,  пошел  вперед,  чтобы
разведать, как и что. Когда он ушел, Каллиопа с  Седриком  прибрали  вещи,
обвязали копыта лошадей и  мулов  тряпьем,  шепотом  успокаивая  животных,
чтобы те не вздумали шуметь. Чутье подсказывало  им,  что  они  не  должны
оставлять  на  стоянке  никаких  следов  своего  пребывания.  Покончив  со
сборами, старик и  девушка  уселись  на  поваленное  дерево  и  перекусили
лепешками и сушеным мясом газебо.
    Эврипиду, по идее, уже следовало бы вернуться,  но  он  не  появлялся.
Наверняка обнаружил какое-то препятствие, а значит, можно было ждать его в
любой миг.
    Каллиопа шепотом предложила Седрику лечь  поспать,  а  сама  вызвалась
постоять в дозоре до возвращения Эврипида. Седрик согласился, расстелил на
траве плащ и улегся. Было еще темно,  Каллиопа  с  трудом  видела  спящего
Седрика. Она осталась наедине со своими мыслями. Она думала об Аматусе, от
том, как пал в бою король Бонифаций, как погиб герцог Вассант, о том,  как
ушли из жизни трое Спутников. Странно... Психея поначалу  казалась  просто
милой, доброй девушкой, а потом стала верной подругой,  но  теперь,  когда
Каллиопа стала лучше понимать, что собой представляют Спутники, она начала
догадываться, что ее подруга - стихия  природы,  подобная  ветру,  истине,
притяжению Земли, полету.
    Звезды мало-помалу меркли, и вот  на  небе  осталась  только  Утренняя
звезда, яркая и торжественная.  Она  озаряла  опушку,  проглядывая  сквозь
пушистые ветви сосен. Эврипид ушел на разведку на полчаса, а задержался на
несколько часов. Если он не вернется сейчас же, придется  ждать  следующей
ночи.
    Миновали предрассветные сумерки, унесли с собой  Утреннюю  звезду,  но
по-прежнему стояла тишина. Эврипид не возвращался. Красное  солнце  встало
над горизонтом, предвещая ветреный день,  набежали  серые  тучи,  затянули
голубое небо, стало почти так же  темно  и  мрачно,  как  до  рассвета,  а
разведчик все не  появлялся.  Каллиопа  было  подумала,  не  разбудить  ли
Седрика, но потом  решила,  что  делать  этого  не  стоит.  Если  Эврипида
схватили приспешники Вальдо, оставалось надеяться, что он выдержит пытки и
не проронит ни слова о своих спутниках. Не имело смысла  покидать  стоянку
до следующей ночи.
    Седрик проснулся от топота копыт, послышавшегося со стороны дороги.  И
он, и Каллиопа вскочили, когда услышали,  как  их  окликнул  Эврипид.  Они
быстро  переглянулись.  Седрик,  яростно  отряхивавший  листья  и   грязь,
прилипшие к плащу, прошептал:
    - Это может быть...
    Но не успел он произнести слова  "ловушка",  как  из-за  кустов  вышел
Эврипид, а следом за ним - трое мужчин, и все опустились на  колени  перед
Седриком.   Старый   главнокомандующий    и    по    совместительству    -
премьер-министр, не успевший до конца очистить плащ и бороду от листьев  и
грязи,  обладал  даром  опытного  вельможи  и  умел   мгновенно   обретать
величественный и гордый вид. Он его обрел и царственным жестом велел  всем
троим подняться с колен. Когда перед ним встал последний из троих,  Седрик
изумленно воскликнул:
    - Командор Псевдолюс! О боги! О боги  всевышние!  А  я-то  думал,  что
крепость пала и все вы погибли!
    - Так, стало быть,  война  все-таки  была,  -  выдохнул  Псевдолюс.  -
Знаете, к нам сюда, в Железное ущелье, вести с опозданием приходят. Тут на
днях явился какой-то  чудаковатый  парень.  Говорит,  теперь  королевством
какой-то  Вальдо  правит,  и  передал  нам  какие-то  диковинные  приказы.
Наверняка вранье. Самозванец какой-нибудь, наслышался про того Вальдо, что
в Загорье сидит, вот и все. В общем, он нам, кроме  этого  вранья,  ничего
такого плохого не сказал,  ну  вот  мы  его  и  отколотили  для  острастки
хорошенько - так что он потом еле на ногах держался, и пустили по дороге в
ночной сорочке, а на грудь табличку повесили с надписью "дурак". Наверное,
надо будет извиниться перед ним, если еще приведет с ним свидеться.
    - Не советую так уж сильно извиняться, - усмехнулся Седрик. - Пожалуй,
начнем с того, что осмотрим форт, - тут он подмигнул Каллиопе, -  а  затем
продолжим наш путь.
    Более  проницательный  человек,  чем  командор  Псевдолюс,   наверное,
обратил  бы  внимание  на  то,  что  кухню  Седрик   осматривал   чересчур
придирчиво. Но с другой стороны, более  проницательный  человек,  пожалуй,
уже давным-давно сдал бы крепость захватчикам.
    На следующее утро Седрик установил, что в крепости  под  командованием
Псевдолюса имеется сотня бомбардиров и мечников, все в  добром  здравии  и
вымуштрованы на славу.
    - Ну что же, - заявил Седрик, с лучистой улыбкой потирая руки,  -  вот
вам и первый отряд вашего войска, ваше высочество.
    Псевдолюс был просто-таки ошарашен,  но  Седрик  без  колебаний  отмел
какие бы то ни было возражения:
    - Ваша стойкость в деле  сохранения  королевского  гарнизона  в  нашей
стране навсегда станет примером верности и преданности монаршему престолу.
Если вы женаты, командор Псевдолюс, можете смело сказать вашей  супруге  о
том, что и вы, и ваши потомки будут носить дворянские титулы, поверьте мне
на слово.
    У бедняги командора, всю жизнь считавшего, что на  службу  в  Железное
ущелье его определили не иначе как потому, что хорошего  офицера  в  такую
дыру не пошлют, голова закружилась, и  он  заплетающимся  языком  произнес
слова благодарности.
    - Не за что меня благодарить, не за что, вы это  честно  заслужили,  -
замахал руками Седрик.
    - Ну а если власти Королевства все же проявят вопиющую неблагодарность
и не даруют вам дворянского титула, - вмешалась  Каллиопа,  -  я  даю  вам
слово принцессы и будущей королевы Загорья, что  там  вас  будут  ждать  и
титул, и власть, и богатство. Правда, богатство под  сомнением,  учитывая,
во что Вальдо превратил страну. Есть ли у  вашего  семейства  какой-нибудь
девиз?
    - Ну... мой старик всегда говорил, что верности королю у меня  больше,
чем мозгов, сударыня. А его  папаша  про  него  говорил  то  же  самое.  -
Псевдолюс растерялся, немного помедлил и выпалил: - Вот не  знал,  что  вы
королева! Надеюсь, я ничего такого не сделал неправильного...
    Каллиопа лучисто улыбнулась командору:
    - Вы все сделали великолепно. А королевой я решила стать только что. А
ваш фамильный девиз мы напишем по-латыни,  и  он  произведет  неизгладимое
впечатление на ваших потомков. "Quam stultus sed quam fidelior". Но теперь
я хочу спросить у вас, Седрик, обращаясь  к  вам  как  к  премьер-министру
Королевства и  верховному  главнокомандующему:  не  могли  бы  вы  оказать
посильную военную помощь соседнему королевству? Мне бы хотелось  попросить
вас о...
    - Что ж, думаю, нам стоит назвать здешний гарнизон Войском Запада. Да,
безусловно. Королевство пошлет это войско  на  помощь  соседям.  Командор,
готовьте  ваших  солдат  к  немедленному  выступлению.  Мы   с   Королевой
отправляемся в Загорье. Ну а поскольку мое звание, как минимум, маршал, вы
у нас будете... вы у нас будете генералом - думаю, на время хватит  с  вас
такого звания. Насчет повышения жалованья  решим  попозже.  Как  скоро  вы
будете готовы выступить?
    - Нынче к вечеру, если пожелаете, сэр. Молодцы у меня  тут  быстрые  -
вмиг соберутся.
    - Торопиться не будем. Готовьте своих  ребят  к  завтрашнему  утру.  А
теперь можете идти и рассказать вашей супруге о повышении  в  должности  и
прочих успехах.
    Уходя, командор Палестрио бормотал себе под нос:
    - Вот-вот, старик мне всегда твердил: делай, что тебе говорят,  да  не
раздумывай много. Прав был, ох как прав.
    На следующее утро отряд покинул  крепость,  миновал  перевал  и  начал
спуск в ущелье. Вид  у  воинов  был  такой  бравый,  что  сердце  Каллиопы
забилось веселее. Теперь, возвращаясь на родину, она уже свыклась с мыслью
о том, что она - королева. Каллиопа видела, что Седрик произносит ее титул
без запинки, да и Эврипиду, похоже,  больше  нравилось  обращаться  к  ней
"ваше величество". Помимо всего прочего, в горах было необычайно  красиво.
К  дороге  подступали  величавые   сосновые   леса,   сменявшиеся   весело
зеленевшими лугами. Начиналось лето, и снега растаяли почти повсеместно. В
небе кружили орлы, в кустах  прыгали  газебо  и  шуршали  маленькие  юркие
цвибеки, в  полноводных  ручьях  плескала  крупная  рыба.  Словом,  первые
несколько часов пути напоминали приятную королевскую прогулку.
    Но к тому времени, когда отряд остановился на привал ближе к  полудню,
дорога приобрела такой запущенный вид, что казалось, тут  даже  разбойники
много лет не появлялись. Это еще можно было бы пережить, если  бы  леса  и
горы оставались столь же живописными,  как  в  Королевстве,  но  чем  ниже
спускалось по дороге небольшое войско, тем  более  удручающее  впечатление
производила картина окрестностей. Деревья стояли почти голые, лишь кое-где
топорщилась хвоя и дрожали на ветвях  листья.  Трава  вдоль  дороги  здесь
росла не густая и изумрудная, как в Королевстве. Она напоминала  спутанные
волосы утопленницы. Зелень уродовали  черные  и  коричневые  пятна,  трава
высохла и стала похожей на кожу мумии. По холмам не скакали газебо, а  два
замеченных по пути цвибека оказались тощими  и  понурыми.  С  гор  стекали
грязные илистые ручьи, издававшие ужасную вонь.
    Чем  дальше  продвигался  отряд,  тем   более   гнетущее   впечатление
производила местность. Деревья, прежде  казавшиеся  обрызганными  какой-то
отравой, теперь стояли просто мертвые, затем деревья  исчезли,  потянулись
гнилые пустоши,  а  потом  поля,  усыпанные  пеплом.  Рядом  вниз  стекала
слизистая, непрозрачная, медленная, зловонная река.  Если  воздух  не  был
сухим и горьковатым, он становился затхлым и сырым. Если  тут  и  водилась
какая-то живность, то она затаилась и тайком подглядывала  за  отрядом  из
щелей и нор.
    - Какой правитель - такая и страна, - вздохнул  Седрик.  -  Вот  когда
Вальдо не станет...
    - Между прочим, сейчас тут еще получше, чем было  в  прошлом  году,  -
заметил Эврипид.
    Незадолго до заката отряд подъехал к развалинам  небольшой  деревушки.
Дома были почти полностью разрушены, редко где можно  было  увидеть  прямо
стоящую стену или дверь, плотно  прилегавшую  к  притолоке.  На  усыпанной
пылью площади не было ни души. Но  как  только  отряд  поехал  по  главной
улице, со всех сторон послышались шуршание и  скрипы.  Деревенские  жители
выбирались из своих жалких лачуг.
    Это были большей частью дети и подростки с лицами маленьких старичков.
Наверное, они выжили потому, что их родители голодали, чтобы спасти их,  а
может быть, потому, что  еще  не  успели  поддаться  отчаянию  и  пока  не
собирались умирать. Деревенские жители, одетые в лохмотья, не сводили глаз
с процессии.
    Каллиопа спешилась и подошла к самому старшему из крестьян  -  мужчине
лет сорока, и проговорила твердо и решительно:
    - Я - Каллиопа, королева Загорья. Я пришла  для  того,  чтобы  вернуть
себе престол и уничтожить узурпатора и его приспешников.
    В этот миг у нее за спиной зашелестел и затрепетал  на  ветру  флаг  с
изображением Ворона и Петуха, который вышил в  подарок  Каллиопе  один  из
гвардейцев Псевдолюса.
    Каллиопа ожидала какого угодно ответа на свои слова - бурной  радости,
горькой насмешки, но она никак не думала,  что  крестьянин  разрыдается  и
упадет перед ней на колени.
    Каллиопа склонилась к нему, помогла подняться.
    - Не нужно, не нужно, прошу тебя. Встань... Крестьянин наконец  встал,
низко поклонился и пробормотал:
    - Я один из немногих в этой стране, кто еще  помнит  этот  флаг,  ваше
величество, и кто еще знает, что такое "королева". Но остальные это выучат
и крепко-накрепко запомнят.
    Вечером снова питались сухими пайками, к  которым  добавилось  жареное
мясо газебо, подстреленных днем. Солдатам подобная трапеза - так,  обычный
перекус на марше, но для изголодавшихся крестьян  то  был  настоящий  пир.
Каллиопа переходила от одного жителя деревни к другому, у одних  о  чем-то
спрашивала, другие сами ей о чем-то рассказывали, и  постепенно  перед  ее
взором начала разворачиваться картина всего, что произошло  в  Загорье  за
эти годы. Большинство жителей этой деревни время от времени отправлялись в
странствия, чтобы продать камни, которые еще можно было добыть  в  здешних
копях. Добывали тут в основном просцениум да еще кое-какие полудрагоценные
камни - самниты и смитерины. Некоторым довелось гнуть спину в подневольных
трудовых батальонах Вальдо. По всему Загорью дела  обстояли  примерно  так
же.
    - Высосал у нас всю кровушку, чтоб войско собрать и  пойти  войной  на
Королевство, - горько вздохнула одна женщина,  -  а  теперь  выкинул,  как
мусор. Неужто мало ему того, что он все Загорье по  миру  пустил,  так  он
еще, видать, хочет, чтобы сюда во веки веков никто больше носа не совал.
    Поутру выяснилось,  что  среди  крестьян  есть  добровольцы,  желающие
присоединиться к войску королевы. Вид  волонтеры  имели  такой,  что  было
ясно: они и мили не протянут.  Поэтому  из  них  отобрали  самых  крепких.
Вооружиться они смогли только  посохами  да  дубинками,  но,  похоже,  это
крестьян нисколько не смущало. Когда отряд снова выступил в поход,  Седрик
отметил, что новобранцы попадают в ногу, на  марше  не  болтают,  а  через
некоторое время он добавил к своим наблюдениям еще одно: на лицах крестьян
застыла гримаса ненависти. Однако шаг за шагом, по мере продвижения войска
по дороге, крестьяне начали изредка улыбаться, а когда ближе к ночи войско
остановилось на ночлег, Седрик отметил, что все новобранцы, как  один,  за
время пути окрепли и даже немного подросли.
    За первый день марша по Загорью Войско Запада миновало еще одиннадцать
деревень и небольших городков по дороге на  Оппидум  Оптимум.  Седрик  вел
дневник, начала делать записи и Каллиопа. Судя по тому, что они записывали
в те дни, можно заключить, что уже тогда они  задумывались  над  тем,  как
привести  Загорье  в  порядок.  В  каждом  поселении  они  находили  новых
новобранцев, и к концу дня число людей в войске значительно умножилось.
    По подсчетам Седрика, кроме восьмидесяти солдат под  предводительством
Псевдолюса, в войске теперь насчитывалось шестьсот пятьдесят человек. А по
подсчетам Каллиопы - восемьсот двадцать пять.
    Поздно вечером по пути  попался  арсенал,  набитый  кучей  никудышного
ржавого железа. Воины взяли оттуда лишь несколько более или менее  крепких
клинков. Затем была без боя захвачена  полевая  житница,  которую  охранял
один-единственный полу дохлого вида сержант  и  семеро  одноликих  бойцов.
Одноликих без шума обезглавили, и сержант сразу пошел на поправку, но  той
же ночью  помер  в  страшных  муках,  и  глаза  его  перед  кончиной  дико
выпучились от ужаса.
    В житнице, наполненной до краев пшеницей, ячменем и овсом,  почти  все
запасы,  созданные  непосильным  трудом  загорян,  сгнили,   но   все   же
сохранилось достаточно зерна, чтобы  пополнить  запасы  провианта.  Поздно
ночью Каллиопа и Седрик покончили с  записями  и  улеглись  спать,  полные
замыслов, выводов и вопросов. Оба понимали, что обманный маневр зашел  уже
слишком далеко и должен бы уже привлечь внимание  Вальдо.  Думать  пока  о
чем-либо другом и тешить  себя  надеждами  на  лучшее  было  бы  дерзко  и
самонадеянно.
    Но на следующее утро выяснилось,  что  пока  они  почивали,  к  Войску
Запада присоединилось еще четыре тысячи новобранцев-добровольцев.

                                                                   ГЛАВА 5
                                                          ДЕЛА ИДУТ НА ЛАД

    Когда Аматус наконец засел за свои краткие  "Мемуары",  фрагментом  из
которых мы располагаем,  он  описал  битву  на  Длинной  Речной  дороге  в
нескольких коротких, рубленых фразах. В книге "Разбойник - барон. Про  то,
как семейство Громилы,  слывшего  грозой  Севера,  стало  самым  уважаемым
баронским родом в Королевстве", приписываемой самому дьякону Дику Громиле,
содержится  подробнейшее  описание   сражения,   однако   авторство   сего
произведения сомнительно. Совершенно ясно, что оно составлено из рассказов
людей, очевидцами битвы не являвшихся, и к тому же  изобилует  откровенным
враньем.
    Поэтому лучше всего руководствоваться краткими воспоминаниями Аматуса,
согласующимися со столь  же  кратким  отчетом  командора  (впоследствии  -
генерала) Палестрио, а также не вступающими в  противоречие  с  некоторыми
фрагментами псевдобиографии Дика Громилы. Однако читателю следует  помнить
о том, что его заранее предупредили о  возможности  вольной  интерпретации
событий, и уж теперь ему самому решать, верить или нет в то, что  было,  а
чего не было.
    Аматус встал лагерем  довольно  высоко  в  предгорьях.  Войско  Севера
готовилось к предстоящему бою. Время от времени молодой  король  задумчиво
смотрел вдаль. Все думали, что он в уме прорабатывает  стратегию  будущего
сражения, но Психея знала, что с ним.
    - Послушайте, ваше величество, хватит вам горевать о Каллиопе.  Все  с
ней будет хорошо. Вы  бы  лучше  занялись  диспозицией  вашего  войска,  -
посоветовала Аматусу Психея, поставив перед ним тарелку с завтраком.
    Аматус  посмотрел  на  нее  и  улыбнулся  так  печально,  что   многие
порадовались тому, что видели только половину его улыбки.
    - Неужели так заметно? Ладно, тогда посиди со  мной,  попиши  под  мою
диктовку, и мы  разработаем  план  сражения.  Признаюсь,  я  действительно
отвлекся от мыслей о нем, но на самом деле все проще простого.
    Он тут  же  отыскал  глазами  гонцов  и  отправил  их  за  Громилой  и
Палестрио. Вскоре начался военный совет. Как сказал Аматус,  задача  их  в
значительной мере упрощалась тем, что теперь они все знали про сотворенных
Вальдо  воинов.  Настоящие   люди,   вынужденные   одалживать   свой   дух
сотворенным, годились только на то, чтобы тупо выполнять приказы, отдавать
которые должен был Вальдо собственной персоной.
    Вальдо был, безусловно,  хитер,  но  положение  для  него  создавалось
безвыходное. Он не мог позволить Войску  Севера  взять  его  в  окружение,
следовательно,  обязан  был  принять  бой  В  этих  краях  сражение  могло
состояться в одном-единственном месте - на Длинной Речной  дороге.  Именно
по этой дороге Вальдо должен был повести свою  орду,  но  именно  на  этой
дороге его ожидала  малоприятная  встреча  с  тысячей  лучших  стрелков  и
мечников округи, у которых просто руки чесались перерезать и  перестрелять
людей узурпатора. Таким образом, план Аматуса заключался  всего-навсего  в
том, чтобы выманить  войско  Вальдо  туда,  где  Войско  Севера  могло  бы
перестрелять живых вражеских бойцов, но при этом оставаться  в  засаде  до
тех пор, пока ряды противника основательно не дрогнут.
    И как только этому суждено  было  произойти,  на  врагов  должны  были
наброситься ополченцы,  вооруженные  чем  попало,  дабы  добить  одноликих
воинов, - лесорубы с топорами, крестьяне-картофелеводы с остро заточенными
лопатами и рыбаки с баграми.
    У  Вальдо  оставалась  единственная  надежда:  заставить   свою   орду
сражаться ночью, но и  тут  его  ждало  жестокое  разочарование.  Согласно
расчетам Аматуса, через  несколько  дней  войску  узурпатора  пришлось  бы
занять оборонительную позицию из-за налетов Дика Громилы. А разбойники  из
шайки Громилы должны были прискакать в какую-нибудь деревню, выкупить  там
дома и все имущество крестьян на деньги из  королевской  казны,  позволить
жителям деревни унести все, что те сумеют, осторожненько (чтобы  никто  не
пострадал) сжечь деревню, а затем подкупить  проверенных  людей,  дабы  те
добрались до ближайшего гарнизона Вальдо и рассказали о налете.  Тогда  бы
Вальдо вынужден был тронуться  на  север,  тем  более  что  в  народе  уже
распевали песни про то, что власти на Севере у  Вальдо  никакой,  что  его
владения ограничиваются Извилистой рекой. А в Королевстве уж так повелось,
даже тогда, когда оно пребывало под пятой узурпатора: о чем сегодня  поют,
то завтра сбывается. Это знали все, от мала до велика, потому  что  и  про
это тоже пелось уж в самых древних песнях.
    В общем, все случилось именно так, как и было задумано: Вальдо со всем
своим войском выступил на север, вот  только  теперь  днем  ни  его  живые
воины, ни рукотворные не могли,  как  положено,  следить  за  гоблинами  и
бессмертными, поскольку на войско то тут,  то  там,  налетала  шайка  Дика
Громилы. Разбойники размахивали веревками, к концам которых были привязаны
крюки, срывали с опор шатры, укладывали  наповал  беспомощных  гоблинов  и
бессмертных и наносили значительный урон живым воинам Вальдо стрельбой  из
засады. Гоблины в страхе  прятались  в  любую  щель,  а  вампиры,  которым
деваться было некуда, о смерти мечтали сильней, чем о свежей крови.  Таким
образом, приближаясь к позиции в холмах, где  обосновался  Аматус,  Вальдо
полагал, что угрожает ему только Громила во главе пары сотен  головорезов.
Узурпатор решил, что проще всего задать им бой и перебить всех  до  одного
при свете дня или измотать до захода солнца, а потом уж уничтожить.
    Как и положено простым планам, план Аматуса сработал  в  полной  мере.
Люди Громилы,  преследуемые  по  пятам  большей  частью  кавалерии  врага,
поскакали вверх по дороге, и как только  разбойники  миновали  условленное
место, взревели пушки и мортиры, спрятанные за каждым  деревом  и  камнем.
Живые воины Вальдо гибли десятками, а уцелевшие, которым  теперь  пришлось
делить дух со множеством одноликих, слабели и валились на землю.  Шагавшие
следом за кавалерией  пехотинцы  дрогнули  и  начали  было  отступать,  но
имевшиеся среди них живые воины  погнали  одноликих  вперед.  Духа  у  них
оставалось маловато, но страх перед Вальдо еще жил в них.
    А позади наступавшего войска Вальдо, невидимые - поскольку на разведку
Вальдо  отправить  было   положительно   некого,   -   двигались   угрюмые
северяне-охотники. Они бесшумно забирались на деревья, а лесорубы и рыбаки
прятались за кустами и камнями. Северные края жестоки, но и люди  тут  под
стать земле, по которой Вальдо было чрезвычайно трудно вести свою орду. По
сигналу Скеледруса прозвучал пушечный залп.  Орудия  ударили  по  передней
линии врагов и с флангов, и пало  еще  несколько  десятков  живых  воинов.
Скеледрус  потом  утверждал,  что,  похоже,  некоторые  живые  воины  сами
подставляли грудь под выстрелы и гибли добровольно, с улыбками  на  устах.
Что ж, это может быть правдой. Наверняка они изнемогли  от  того,  что  им
приходилось делить душу с таким количеством одноликих выродков,  и  потому
они мечтали о том, чтобы душа их отделилась от тела, и  не  важно  как.  К
тому же Скеледрус вряд ли бы сумел так красиво соврать.
    Вальдо, естественно, как только увидел,  какой  оборот  приняло  дело,
решил поскорее смыться. За ним было устремились и уцелевшие  живые  бойцы,
но длительная дележка духом сделала свое дело,  и  не  успели  они  удрать
далеко, как упали замертво. Битва началась утром и  не  рано,  а  ближе  к
полудню Вальдо уже во весь опор скакал к столице, а за ним, еле передвигая
ноги, топали остатки его войска. К концу  дня  на  врагов  налетела  шайка
Громилы и подожгла повозки, на которых везли вампиров.
    Ночью не  было  замечено  ни  единого  гоблина.  Стало  быть,  они  не
намеревались  устроить  контрнападение,  а  раз  так,  то  Вальдо  лишился
союзников.
    На следующий день провинции присягнули  на  верность  Аматусу,  и  эта
весть облетела страну быстрее ветра. В маленьких  гарнизонах,  оставленных
Вальдо для устрашения населения,  зачастую  насчитывалось  всего  по  пять
живых воинов. Теперь, когда все знали о том,  что  за  бойцы  в  войске  у
узурпатора,  с  ними  легко  справлялись  местные  лорды,  мэры  и   любые
предводители. Живых убивали из огнестрельного оружия, а  затем  быстренько
казнили и сжигали бессмертных. Охота  на  гоблинов  была  стремительной  и
жестокой - людям было за что мстить  этим  подонкам,  и  потом  в  течение
нескольких  десятков  лет  гоблины  в  Королевстве  не   появлялись.   Они
разбаловались за время краткого владычества Вальдо, не боялись,  что  люди
заметят входы в их логовища, но входы были замечены и замурованы  на  веки
вечные.
    Но вот о том, чем каждый из наших героев отличился во  время  сражения
на Длинной Речной дороге, история умалчивает - ну, если  только,  конечно,
вам  охота   поверить   в   вопиющую   ложь,   изложенную   на   страницах
"Барона-разбойника". Но скорее всего несколько воинов Аматуса  были  легко
ранены, и, похоже, никто не был убит. Те, кто видели, как войско  молодого
короля  подходило  к  городу,  были  просто  до  глубины  души   потрясены
великолепным зрелищем. Рядом с Аматусом ехала Психея, по обеим сторонам от
них -  дьякон  Дик  Громила  и  командор  Палестрио.  А  над  их  головами
развевался на ветру флаг с изображением Руки и Книги. В общем, зрелище это
настолько  ярко  запомнилось  очевидцам,  что  даже  их  далекие   потомки
рассказывали о нем так, словно все видели собственными глазами.

    Прибытие  Каллиопы  в  Оппидум  Оптимум  по  духу   очень   напоминало
торжественный марш короля Аматуса, вот только числом ее  войско,  конечно,
уступало. В Загорье, измученном двадцатилетним игом Вальдо, превратившемся
за это время в отравленную пустыню, людей стало  еще  меньше,  чем  тогда,
когда сюда явились первые поселенцы.
    И все же люди собрали с полей все,  что  могли,  а  солдаты  командора
Псевдолюса захватили житницы, так  что  впервые  за  много  лет  появилась
возможность засеять поля (если бы  в  Загорье  могло  прорасти  хоть  одно
зерно). Но по крайней мере хотя бы  голод  обитателям  страны  не  грозил.
Большинство  крестьян  дожидались,  когда  им  дадут  зерна,   затем   они
приветствовали свою  новую  королеву  и  спешили  вернуться  домой,  чтобы
поскорее заняться  севом.  Но  по  нескольку  человек  от  каждой  деревни
присоединялось к Войску Запада.
    Словом,  к  тому  времени,  как  войско  Каллиопы  подошло  к  Оппидум
Оптимуму, в нем было несколько  тысяч  человек,  а  в  крепости  оказалось
всего-то шесть живых воинов Вальдо и около восьмидесяти одноликих, так что
сражение вышло коротким и не особо кровопролитным. Погибло всего несколько
человек из отряда Псевдолюса. За час с небольшим все  живые  воины  Вальдо
были перебиты, а с одноликими разделались, как на скотобойне.
    По пути не нашлось ни одной мортиры, ни единого ружья, а ведь когда-то
в Загорье процветала охота. От оружия Вальдо избавился в первую очередь, и
не потому, что так уж опасался бунта. Просто он опасался,  что  при  таком
количестве оружия для самообороны вероятность бунта увеличивается.
    Когда тела павших врагов оттащили и свалили в кучу, чтобы затем сжечь,
Каллиопа спросила:
    - Как вы думаете, почему вообще кто-то  пошел  за  Вальдо?  Не  считая
одноликих, которые не имели собственных душ, гоблинов и вампиров,  которые
всего-навсего жаждали добычи, живым-то людям с какой  стати  было  идти  к
нему на службу? Вы только посмотрите, какие они тощие,  измученные!  Зачем
им это было нужно?
    Седрик понимающе кивнул:
    - Ваше величество, мне представляется, что в такой, полной зла стране,
какой стало Загорье за годы правления Вальдо, всегда можно отыскать людей,
которые верят, что все должно быть именно так, как есть. Уверовав  в  это,
такие люди затем начинают искать  для  себя  тепленькое  местечко.  Думаю,
именно это и произошло с большей частью  тех,  кто  пошел  в  услужение  к
Вальдо. Были, наверное, и другие. Этим было  все  равно,  что  их  изредка
колотят, лишь бы иметь возможность колотить других.
    Стоявший рядом с ними Эврипид вздохнул и пожал плечами:
    - Разве когда-нибудь было так уж трудно найти человека на дурное дело?
    Церемония занятия цитадели была скромной, но радостной. На всех башнях
водрузили знамена с изображением Ворона и Петуха, кроме Шпиля Духа. Просто
пока никто не смог отыскать дверь, ведущую на эту, самую высокую башню.
    Трое сильных мужчин забрались по столбу на знаменитый флюгер  у  ворот
крепости и хорошенько смазали его. Вскоре флюгер заработал: пять  железных
воронов завертелись по кругу около  фигурки  петуха,  сжимавшего  в  крыле
копье,  отчего  казалось,  будто  он  готов  сразиться  с  любым   ветром,
налетавшим  на  Оппидум  Оптимум.  Флюгер  не  представлял  собой   ничего
особенного. Его миниатюрные копии в Королевстве можно было купить в  любой
игрушечной лавке, и все же  все  приветствовали  его  вращение  радостными
криками.
    Каллиопа произнесла короткую тронную речь, а потом все, кто  пришел  в
Оппидум Оптимум вместе с ней, отправились в  город,  чтобы  посмотреть,  в
каком состоянии дома. Город был пуст, и Каллиопа объявила, что любой,  кто
способен привести дом в сносный вид, может забрать его себе и передать  по
наследству потомкам.
    Только ближе к вечеру Каллиопа поднялась в комнатку под  Шпилем  Духа,
где была убита ее семья, и откуда ее унесла нянька и  спасла  в  последнее
мгновение. Каллиопа пробыла там долго. Сначала она взошла  по  лестнице  и
бережно подобрала останки отца и старшего брата, которому  в  день  гибели
исполнилось шестнадцать, и завернула  их  в  шелковый  покров.  Затем  она
спустилась по лестнице и вошла сквозь разбитые двери в королевские покои.
    Там, у двери, она нашла останки старшей сестры. Кости одной руки  были
сломаны, и Каллиопа не сразу поняла, что отважная двенадцатилетняя девочка
во время нападения врагов вставила руку в  кольца  на  двери,  как  засов.
Каллиопа бережно подняла останки сестры и тоже завернула в шелк.
    Затем она обернула шелком обгоревшие кости матери  и  младшего  брата,
которому  было  всего  шесть  лет.  Ужаснее  всего  было  увидеть  останки
годовалых близнецов, изрубленных на куски самим Вальдо. Каллиопа терпеливо
разобрала кости  и  бережно  завернула  в  шелк.  Когда  она  покончила  с
печальными заботами, уже смеркалось. Каллиопа позвала слуг, и они  отнесли
останки  членов  королевского  семейства,  легкие,  словно  соломинки  или
бумага, в фамильный склеп.

    Сэр  Джон  Слитгиззард  обошел  по  краю  отвесную  скалу,  ступая  по
зарубкам,  видимо,  оставленным  здесь  когда-то  одиноким  странником,  и
изумился: перед его глазами предстала голая каменная долина,  закрытая  со
всех сторон скалами от ветра. Идти по ней было легко и  просто.  Не  успел
сэр Джон пройти и десяти  шагов,  как  оказался  перед  входом  в  пещеру.
Несколько дней назад сэр Джон видел, как  Чудище  Загадочник  кружило  над
этой горой, и сердце его радостно забилось.
    Однако то, что он увидел внутри пещеры, заставило его  сердце  уйти  в
пятки.  А  увидел  он  там  здоровенный  очаг,  вокруг  которого  валялось
множество человеческих костей. Наверняка это была пещера людоеда. Не  будь
у сэра Джона такого важного задания, он бы глазом не  моргнув  сразился  с
людоедом. Надо сказать, что одним из наиважнейших  мероприятий  в  области
здравоохранения Седрик считал истребление людоедов. По  его  указу  каждый
вооруженный мужчина при встрече с  людоедом  обязан  был  его  прикончить.
Слитгиззарда, правда, очень удивил тот факт, что людоеду удалось  уцелеть,
проживая на одной горе вместе с Чудищем Загадочником.  Вряд  ли  оно  было
большим поклонником людоедов.
    Сэр Джон уже собрался было выйти из пещеры, но вдруг  услышал  ужасный
скрежет. Слитгиззард в один миг спрятался за камнем  и  разложил  рядом  с
собой заряженные мушкеты и мортиру, страшно жалея о том, что у него нет  с
собой старого широкоствольного отцовского ружья - ведь у  людоедов  ужасно
толстая шкура. А еще через мгновение в пещеру забралось что-то огромное, и
сэр Джон радостно вскрикнул.
    Это оказалось Чудище Загадочник, которое, по всей вероятности,  только
что разделалось с людоедом: между его зубами свисала здоровенная трехпалая
ручища. Сэр Джон вышел из-за камня, и как только Чудище узрело, кто  перед
ним, они друг дружку немного поколошматили по-товарищески - совсем как два
пса, когда-то водивших знакомство, но успевших об этом подзабыть. Невзирая
на дружеский характер потасовки, к концу церемонии приветствия оба  тяжело
дышали.
    - А я только что переехал, - сообщило Чудище не без гордости. -  Такая
чудненькая пещерка, а досталась какому-то вонючему  людоедишке.  Наверняка
этот пакостник забрался так высоко потому, что где-то услышал  сказку  про
то, что  здесь,  в  горах,  люди  живут  чуть  ли  не  вечно  и  регулярно
прогуливаются  странники.  Но  со  странниками:  у  него  промашка  вышла.
Во-первых, их тут маловато, а  во-вторых,  всякий  странник,  мечтающий  о
вечной жизни, блюдет строгую диету, так что мяса  на  них  -  смех,  да  и
только.
    - Так значит, сказки не врут?
    -  Конечно,  не  врут.  Они  старые,  сказаные-пересказаные,  так  что
наверняка правдивые. Если  хочешь,  как  только  мы  разделаемся  с  твоим
испытанием, можно было бы наведаться в эти края, поглядеть, как тут и что.
Я считаю, человеку не  мешает  узнать  дорогу  в  такое  место.  -  Чудище
уселось, тяжело дыша, и заговорило  дальше,  время  от  времени  взрываясь
хохотом: - Ну... так вот... Я  уже  месяц,  как  здесь  поселился.  Света,
воздуха - сколько твоей душеньке угодно. А я это  очень  уважаю.  Одиноко,
правда, но зато питание отменное - свеженькие гоблины, газебо, красота, да
и  только.  И  движение,  дружище,  движение!  Словом,  поздоровел  я  тут
несказанно.  Между  прочим,  твоя  подружка,   колдунья,   меня   маленько
перезаговорила и обещала, что, как  только  у  Царства  Гоблинов  появятся
другие ворота, я обрету свободу. Кстати, как она поживает?
    - Боюсь, она плохо кончила, - вздохнул сэр Джон.
    - Что ж, жалко, колдунья была первосортная. А теперь  выкладывай,  сэр
Джон. Не иначе, ты для какого-то испытания сюда забрался?
    Слитгиззард кивнул:
    - Расскажу, только,  если  ты  не  возражаешь,  я  бы  сначала  развел
костерок и воды нагрел. Нужно приготовить чаю или супа, а потом поговорим.
Разговор у нас будет долгий.
    - Уф! Что же ты сразу не предупредил? А у меня в старых копях немножко
освежеванных газебо развешано - так, на перекус. Погоди.  Я  мигом.  Будет
тебе бифштекс или похлебка - не знаю уж,  что  вы  там  готовите  из  этих
газебо. Одного тебе хватит?
    - О, конечно! - воскликнул сэр Джон. - Хоть я и проголодался  зверски,
больше одного окорока мне не одолеть.
    - Как скажешь. Но я все-таки про запас еще парочку прихвачу. Может, не
откажешься зажарить их. Я еще ни разу жареного мяса не пробовал -  хочется
отведать чего-нибудь новенького.
    - Пальчики оближешь, - пообещал сэр Джон.
    К счастью, у людоеда оказался изрядный запас дров, и к  тому  времени,
как Чудище Загадочник вернулось, сэр Джон успел развести  большой  костер.
Кроме того, он самым тщательным образом очистил вертела, чтобы от них даже
не пахло человеческим  мясом.  Туши  газебо,  которые  приволокло  Чудище,
оказались на редкость аккуратно освежеванными и  выпотрошенными.  (Позднее
сэр Джон узнал, что Чудище проделывает  эти  процедуры  кончиками  когтей,
совсем как креветка.) Туши отвиселись ровно столько, сколько нужно, и были
вполне готовы к  употреблению.  Вскоре  сэр  Джон  принялся  жарить  мясо,
которого, по его мнению, должно было хватить, чтобы накормиться до  отвала
человек пятьдесят. В итоге до отвала  наелся  сэр  Джон,  а  Чудище  легко
перекусило. Во время еды оба молчали. Наконец сэр Джон сказал:
    - Что же это я расселся тут, лопаю, а надо было  бы  сразу  рассказать
тебе о деле. Просто мне показалось, что  будет  невежливо  сразу  с  этого
начинать.
    - Всему свое время, - глубокомысленно изрекло  Чудище.  -  Ты,  сударь
мой, сэр Джон  Слитгиззард,  угодил  в  такую  сказку,  где  время  играет
важнейшую роль. Пока все идет, как надо. Даже если бы ты  и  припозднился,
для этого отыскалась бы веская причина.
    Слитгиззард  и  кивнул  и  рассказал,  зачем  пришел,  присовокупив  к
рассказу все, что ему было известно о Вальдо.
    - Знаешь, - сказал он, -  мне  кажется,  что  вопрос:  "Где  находится
сердце Вальдо" -  совсем  неплохая  загадка,  над  ней  бы  стоило  голову
поломать.
    Чудище Загадочник уселось на пол пещеры и задумалось. Думало оно долго
и упорно. Сэр Джон  занялся  делами,  приличествующими  окончанию  долгого
странствия: перебрал пожитки,  что-то  починил,  что-то  почистил,  и  так
далее. Оба удобно устроились у костра, и к потрескиванью поленьев  изредка
примешивался то негромкий звон стали (это сэр  Джон  проверял,  хорошо  ли
ходит спусковой крючок у мушкета), то громкое царапанье (это Чудище чесало
себе задней лапищей макушку или нос).
    Костер уже почти догорел, когда Чудище Загадочник  заявило,  что  утро
вечера мудренее. Чудище было теплокровным, спало крепко и сладко, так  что
сэр Джон свернулся калачиком у него под боком и мгновенно заснул. "Честное
слово, - подумал он, - если и есть на свете место, где еще можно  вот  так
заснуть, не переживая за то, останешься ли цел и  невредим,  то  я  такого
места не знаю".
    Но посреди ночи сэр Джон проснулся, разбуженный шепотом Чудища.
    - Сэр Джон, я отгадал загадку, - сообщило оно.
    - О-о-а-а? - зевнул сэр Джон.
    - Я  все  вспоминал  какую-нибудь  подходящую  старинную  пословицу  и
наконец выбрал вот какую: "Где дом, там и сердце". Потом я  вспомнил,  что
дома у Валь-до нет. Как ты помнишь, в Загорье он явился под  видом  нищего
со своей страхолюдной старой мамашей. И тогда я понял, что свое сердце  он
оставил у нее, а уж ее он оставил там, куда сейчас вряд ли кто сунется.  А
куда сейчас вряд ли кто сунется? Правильно, в Загорье. И тогда я уразумел,
что она до сих пор охраняет сердце Вальдо не где-нибудь, а прямо в Оппидум
Оптимуме!
    Сэр Джон выругался.
    - Вряд ли кто сунется! А Седрик и Каллиопа как раз туда и отправились!
Может, они уже там!
    - Ну, что ж, - пожало плечами Чудище Загадочник. - Если ты собрал свои
пожитки, то мне собирать нечего. Учитывая, сколько гоблинов нынче  мечется
по округе, думаю, перекусить по пути  мне  удастся.  Не  взлететь  ли  нам
сейчас, пока луна высоко?
    В считанные  мгновения  дорожный  мешок  сэра  Джона  и  его  владелец
водворились на  спину  Чудища.  Сэр  Джон  покрепче  ухватился  за  шерсть
зверюги, и они взлетели ввысь. Не сказать, чтобы сэр Джон  так  уж  сильно
переживал за Каллиопу и Седрика, их всего-навсего  нужно  было  спасти,  а
спасение предполагало всего-навсего  встречу  с  опасностями.  А  пока  он
просто наслаждался полетом, чувствуя, как ритмично работают могучие крылья
Чудища,  и  наблюдая  за  проплывавшими  под  ними  заснеженными   горами,
озаренными  луной.  Задолго  до  восхода  солнца  они   уже   летели   над
северо-западной окраиной Великих Северных  Лесов.  Вскоре  внизу  мелькнул
Плоский  Камень,  а  когда  они  пролетали  над  темно-серебристой   зыбью
Железного озера, взошло солнце.

                                                                   ГЛАВА 6
                                                        ТАИНСТВЕННАЯ БАШНЯ

    После погребения родственников Каллиопа положительно не знала, чем  бы
ей заняться, чтобы привлечь внимание Вальдо.  Она  рассчитывала,  что  для
этого будет вполне достаточно захватить  его  прежнюю  цитадель.  Каллиопа
была готова в любое мгновение распустить новобранцев, дабы им  не  грозили
репрессии,  после  чего  собиралась  и  сама  бежать  вместе   с   отрядом
Псевдолюса.  Однако  ни  слова,  ни  весточки  из  Айсотского  ущелья   не
приходило, и еще через пару дней Каллиопа отправила Эврипида и  еще  двоих
разведчиков, дабы те выяснили, что же там происходит.
    Тем  временем  она  решила  придать   отвлекающему   маневру   большую
убедительность.  Словами  не  описать  то  возмущение,  которое   Каллиопа
испытала при виде тех покоев, где были убиты ее родители, братья и сестры.
Не меньший гнев у нее  вызвала  и  разруха  в  крепости,  но  более  всего
огорчило ее то, что узурпатор сотворил с ее народом. Она сама не заметила,
как быстро это  произошло,  но  она  уже  называла  народ  Загорья  своим!
Каллиопу мучила совесть. Все эти годы она безбедно жила в Королевстве, а в
это время ее подданные страдали под пятой и плетью Вальдо.  Она  понимала,
что Войско Севера под предводительством Аматуса  вооружено  и  экипировано
гораздо лучше, чем ее небольшая, впопыхах собранная армия. Она понимала  и
другое: не успеет Вальдо отъехать на несколько миль от столицы Королевства
в сторону Айсотского ущелья, как город будет для него потерян и  он  будет
вынужден повернуть обратно и встретиться с Аматусом в открытом бою. И  все
же она тайком мечтала о том, чтобы  именно  она,  а  никто  другой,  лично
разделалась с Вальдо, полагая, что  прав  у  нее  на  это  больше,  чем  у
кого-либо еще.
    Каллиопа поделилась своими соображения с  Седриком,  предполагая,  что
нужно дать ему шанс отговорить ее  от  подобных  замыслов,  однако,  к  ее
изумлению, Седрик ее поддержал.
    - Если у волшебства есть законы, - сказал Седрик, - то  один  из  этих
законов  -  высшая  справедливость,  а  иметь  на  своей  стороне   высшую
справедливость - это  очень  немало.  Кроме  того,  я  знаю,  как  усилить
действие нашего обманного маневра. Только бы  до  Вальдо  дошла  весть  об
этом. Я заметил, что, въехав в страну, вы вполне естественно приняли титул
королевы. Однако пока вы не коронованы, но это легко исправить,  поскольку
при вас находится высокопоставленный  представитель  иноземной  державы  в
моем лице. А  также  командор  Псевдолюс,  которому  вы  можете  даровать,
скажем, титул барона, дабы  у  нас  имелся  еще  один  аристократ.  А  два
аристократа, один из которых иноземец, - вот все, что вам нужно. Собрать с
десяток простолюдинов труда не составит.
    - Думаю, теперь, когда мы уверены,  что  собрали  достаточно  хорошего
зерна, чтобы все, кто хочет, смогли засеять поля, - сказала Каллиопа, - мы
могли бы устроить по поводу коронации  что-то  вроде  пиршества.  Конечно,
пиршество получится скромное - увы, уж чего я лока не могу себе позволить,
так это закатить королевский пир на широкую ногу.
    - Великолепно! - воскликнул Седрик и погладил бороду. - Не сомневаюсь,
люди, которые так долго  голодали,  воспримут  такой  шаг  как  проявление
истинной заботы.
    - Да нет же, по-моему, это  просто  практично,  -  возразила  Каллиопа
несколько раздраженно. Она начинала понимать, как много теперь в ее  жизни
будет политики.
    - Практичность -  лучший  способ  проявления  заботы,  -  урезонил  ее
Седрик.
    - Ну, значит, мне аристократичности недостает. Я вот о чем думаю... Ко
мне подходили женщины - десять-двенадцать женщин - и спрашивали, не  нужно
ли чем помочь. А я не смогла  придумать,  какую  бы  им  поручить  работу.
Мужчин занять делом всегда легче - поручить им  разобрать  полуразрушенные
дома, что-то починить, ну и так далее. А  как  вы  думаете,  не  будет  ли
невежливо с моей стороны попросить женщин как  следует  здесь  прибрать  и
перемыть посуду, чтобы замок чуть получше выглядел к коронации?
    - Думаю, если вы обратитесь к женщинам с такой просьбой, то  окажется,
что они только об этом и мечтали. Для них это будет такая честь,  что  они
работу друг у дружки из рук рвать станут.
    Каллиопа  недоверчиво  усмехнулась.  Но   старый   министр   был,   по
обыкновению, мудр, и вскоре все пошло именно так, как он  предполагал:  от
желающих взяться за работу по уборке отбоя не  было,  и  не  прошло  много
времени, как почти  везде  в  замке  был  наведен  порядок  -  любо-дорого
посмотреть. Каллиопа решила, что, как только она выйдет замуж за  Аматуса,
будет непременно устраивать здесь приемы, и вельможи из воссоединенного  с
Загорьем Королевства будут только  мечтать  о  том,  чтобы  попасть  сюда.
Светлые изящные арки, прозрачные купола - ведь Оппидум Оптимум строили  не
с расчетом на то, чтобы он мог выдержать осаду, -  большие  окна...  здесь
все казалось таким просторным, воздушным, и Каллиопа купалась в этом  море
света и тепла. В гардеробных было найдено множество старинных  нарядов.  И
некоторые из них вполне  подошли  Каллиопе  после  того,  как  прачки  как
следует их выстирали - удивительно, где  они  разыскали  мыло!  На  взгляд
Седрика, эти наряды не были так модны, как те платья, в  которых  Каллиопа
щеголяла прежде, зато они очень шли королеве.
    В цитадели оставалась одна  нераскрытая  тайна  -  дверь  за  Кровавым
Гобеленом. Гобелен назвали Кровавым, и хотя Каллиопа содрогалась при звуке
этих слов, она понимала, что название нужно сохранить как символ и что оно
пристало к полотну, как засохшая на нем кровь. Скорее  всего  таинственная
дверь и была той самой, что вела в башню, увенчанную Шпилем Духа.
    Однако на двери не было ни замка, ни  запора,  ни  ручки.  Петли  были
навешены с внутренней стороны, и, видимо, открывалась дверь  вовнутрь,  но
даже совместных усилий четверых дюжих воинов не хватило, чтобы выбить  ее.
Поскольку за дверью могло находиться все, что угодно,  командор  Псевдолюс
поставил около  нее  стражу.  С  ночного  дозора  стражники  возвращались,
рассказывая о том, что слышали за дверью какой-то шум -  вроде  бы  чьи-то
шаги и стоны.
    - Знаете, - сказала Каллиопа, склонившись над планом цитадели, который
для нее нарисовал лучший  маркшейдер  командора  Псевдолюса,  -  я  готова
поспорить: там кроется какая-то  тайна  Вальдо.  Но  сегодня  вечером  моя
коронация, а об этом позаботимся позднее.

    - Ну, что же, - довольно  крякнул  дьякон  Дик  Громила,  -  обманного
маневра из всего этого не вышло, но зато Загорье свободно. И  еще  я  рад,
что все живы и здоровы.
    Друзья собрались на военный совет в старом  доме  Каллиопы,  одном  из
немногих домов в столице, имевших столь прочный фундамент, что гоблины  не
сумели его подкопать. К тому же дом, как  ни  странно,  не  пострадал  при
пожаре. В городе все только и говорили о новой королеве  Загорья  из  рода
Фартингейлов, но Вальдо отступил в замок вместе с остатками войска и  носа
оттуда не высовывал.
    В столице шла ожесточенная охота на гоблинов и вампиров,  а  каменщики
денно  и  нощно  трудились,   замуровывая   дыры,   в   которые   горожане
предварительно выливали расплавленную смолу  или  выгружали  полные  тачки
горящего мусора. Перебитых гоблинов и вампиров уже и считать перестали.
    Было захвачено столько арсеналов и складов оружия, в  город  вернулось
столько воинов из регулярного войска,  что  Вальдо  теперь  был  полностью
окружен и заперт в замке. По кольцу около замка стояли кулеврины и  стояли
плотными рядами воины, вооруженные мортирами и мушкетами. А из  замка  уже
два дня не доносилось ни единого выстрела.
    Разбойники Дика Громилы оказались превосходными снайперами,  и  войско
Вальдо таяло на глазах. Не проходило часа, чтобы по замку не было выпущено
пять-шесть метких залпов, и каждый из них достигал цели, пусть  даже  этой
целью становился один из одноликих воинов. На стенах  более  удобного  для
обстрела Западного бастиона валялись трупы бойцов узурпатора, но никто  не
убирал их - у врагов попросту не было на это времени. Ни днем ни ночью они
не ведали покоя.
    Однако, несмотря на то, что с таким войском Аматус мог бы без труда  в
любой день захватить замок, он все оттягивал день последнего  наступления.
Ему нестерпима была мысль о том, что во время штурма могут погибнуть люди.
    -  Будет  для  этого   более   подходящее   время,   и   планы   будут
соответствующие, - объяснял он Громиле и Палестрио в то утро. - Я не  хочу
сказать, что мы обойдемся без  лобовой  атаки.  Она  непременно  будет,  и
предпримем мы ее со стороны Западного бастиона. Но кроме этого, необходимо
заняться еще кое-чем. Это не обманный маневр, но нечто такое, чего  Вальдо
должен бояться. Он явно больше не владеет положением.  А  если  узурпатора
отвлечь угрозой, которую он не  сможет  проигнорировать,  погибнет  меньше
хороших людей.
    И тут негромко заговорила Психея:
    - Ваше величество, вспомните: Седрик знал о том, что  из  замка  ведет
потайной ход. Ведь он именно по нему и ушел из библиотеки. Похоже, я  знаю
заклинание, с помощью которого можно открыть дверь в потайной ход с  нашей
стороны, - ему меня научил Голиас давным-давно. Но по  этому  ходу  смогут
пройти лишь несколько человек. Туннель узкий, извилистый и темный, а дверь
в библиотеке и вовсе крошечная. Так что пойти туда смогут человека три  от
силы.
    - И один человек способен на многое,  -  сказал  Аматус.  Он  встал  и
подбросил в огонь полено левой рукой  -  отчасти,  потому,  что  ему  было
просто интересно что-то делать новой рукой, а отчасти потому, что старался
при любой возможности упражняться и набираться сил, дабы и его левая  рука
стала такой же ловкой и умелой, как в свое время  стала  правая  благодаря
муштре Кособокого.
    - Наша сказка должна закончиться поединком, -  сказал  он.  -  Если  я
отправлюсь в замок с Психеей, чтобы застигнуть  Вальдо  врасплох  и  убить
его, сумеете ли вы без меня пойти на штурм?
    - Вы станете нашим знаменем и полководцем, - пообещал Дик  Громила.  -
Войску Севера - а надо вам сказать, ребята про себя  переименовали  его  в
"Личных стрелков короля", но если вам это название не по душе,  можно  его
быстренько искоренить - шибко нравится думать, что они ваши душой и телом.
Но они - закаленные бойцы, все переживут, и я так думаю, что, если  бы  вы
даже нынче ночью померли во сне,  они  бы  все  равно  захватили  замок  и
возвели бы на престол Каллиопу.
    - Регулярное войско в отличной форме, - добавил командор Палестрио.  -
Наши  молодцы  будут  только  счастливы  участвовать  в  штурме  замка   и
истреблении врагов. Если честно, ваше величество, и то,  и  другое  войско
могло бы в одиночку захватить замок хоть  сейчас.  Силы  Вальдо  тают  как
снег, и будь я уверен, что он -  обычный  смертный,  я  бы  предложил  его
измором взять, потому что за нашу осаду ему не вырваться. Но такой  оборот
для сказки не годится. Вдобавок  если  наш  король  отправится  драться  с
Вальдо один на один, это здорово поднимет у ребят боевой дух.  Мы  немного
выждем, ваше величество, а потом уж  все  объявим  солдатам  и  рванем  на
штурм.
    Потом Аматусу показалось,  что  у  него  закружилась  голова  и  время
ускорило обычный ход. Он пришел в себя только на следующее утро, когда они
с Психеей и Родериком пробирались в предрассветных сумерках по пригородным
холмам. Было решено, что с королем и его нянькой  пойдет  только  Родерик,
чтобы не привлечь лишнего внимания ни  к  королю,  ни  -  тем  более  -  к
потайному  ходу.  Родерик  довольно  быстро  отыскал  дверь  и  хорошенько
запомнил это место - как знать, вдруг потайной ход и ему еще понадобится.
    - Желаю удачи, ваше величество. И вам  тоже,  сударыня.  Гвин  просила
передать вам, что она вас очень любит.
    - Любовь - самое лучшее из всего, что  можно  передать,  -  улыбнулась
Психея. - Я сохраню ее любовь в моем сердце, а ты передай  ей,  что  я  ее
тоже очень люблю и часто вспоминаю о том, как мы с ней вместе трудились  в
детской.
    Родерик кивнул  и  слегка  поклонился,  словно  получил  очень  важный
королевский приказ. А потом Психея отвернулась, прижалась щекой  к  двери,
спрятанной в темном гроте, и  что-то  прошептала.  Дверь  легко,  бесшумно
отворилась.
    Аматус плотнее закутался в плащ - он ведь хорошо представлял себе, что
произойдет, если в замке заметят человека, у которого недостает половины -
ну,  почти  половины  тела.  Но  на   нем   был   не   только   плащ:   он
предусмотрительно нарядился в форму, снятую с захваченного  в  плен  воина
Вальдо. Вряд ли бы кто-то остановил и стал  допрашивать  человека  в  этой
форме в замке, когда бы начался штурм, если бы  кто-то  не  пригляделся  к
нему получше.
    - Я пойду за тобой до двери, ведущей в  библиотеку,  -  сказал  Аматус
Психее. - Ее тоже придется открывать с помощью заклинания?
    - Надеюсь, что нет, ваше величество, потому что я такого заклинания не
знаю.
    - Похоже, мне предстоит совершить небольшой  подвиг,  Родерик.  Но  ты
все-таки не спеши, подожди, посмотрим, как  все  закончится,  а  уж  потом
вставляй этот эпизод в свою пьесу.
    Родерик, слушавший Аматуса очень внимательно, дабы ничего не упустить,
густо покраснел, но, к счастью, было еще темно, и никто этого не  заметил.
Рассказал он об этом Гвин или нет - этого никто не знает.
    - Ну, что ж, - вздохнул Аматус, - если дверь в библиотеку  открывается
легко, то я пойду первым. Ты, если хочешь, потом можешь вернуться обратно.
    - Я всегда с тобой, - отвечала Психея.
    - Я знаю, - с нежностью отозвался Аматус. - Но если  ты  имеешь  право
выбирать, мне бы хотелось, чтобы ты избрала  безопасность,  потому  что  я
ступаю на опасный путь. Тебе решать - воспользуешься  ли  ты  оружием,  но
боюсь, нам не придется разговаривать до тех пор, пока на нас не нападут. Я
сразу отправлюсь в тронный зал  -  Вальдо  наверняка  там.  Молится  своим
мрачным богам или выкрикивает приказы - все зависит от того, знает ли  он,
что на него пошли штурмом. Как  только  я  его  увижу,  я  постараюсь  его
пристрелить. Когда имеешь дело с  таким  мерзавцем,  как  Вальдо,  мешкать
нельзя. Да и потом, почетнее и приятнее вернуться обратно живым. Ну а  как
только Вальдо будет мертв, я, пожалуй, немного поимпровизирую.
    Психея кивнула и повторила:
    - Я буду с тобой.
    Пока Аматус шагал по сырому холодному туннелю  следом  за  Психеей,  у
него было предостаточно времени на размышления, но  все  о  чем  он  тогда
думал,  записано  в  утраченной  части  его  "Мемуаров".  Быть  может,  он
рассказал о своих тогдашних думах Седрику под строжайшим секретом -  таким
строжайшим, что Седрик  не  отважился  изложить  рассказ  короля  в  своем
дневнике, а быть может, и вообще никому ничего не рассказал.
    Аматус прошел мимо Психеи, толкнул дверь и шагнул  в  библиотеку.  Там
было пусто и темно, но доносившиеся сверху  выстрелы  и  топот  подсказали
королю, что штурм замка начался. Сжав в одной  руке  меч,  а  в  другой  -
мушкет, Аматус ногой распахнул дверь из библиотеки на лестничную площадку.
Там тоже не оказалось ни души, и  он  пустился  бегом  вниз  по  лестнице,
мечтая  как  можно  скорее  добраться  до  тронного  зала.  Сейчас  Аматус
благодарил всех богов на свете за то, что в детстве был любопытен и потому
знал в замке каждый  уголок  -  по  крайней  мере  все  уголки,  куда  ему
дозволялось заглядывать. За считанные мгновения  он  добежал  до  тронного
зала, но и там никого не обнаружил.
    Вальдо, что бы  там  о  нем  ни  твердила  молва,  трусом  никогда  не
числился. Значит, скорее всего он  отправился  на  Верхнюю  Террасу,  дабы
оттуда руководить обороной замка. Аматус побежал по лестнице вверх.
    Он миновал одну амбразуру, повернул за угол, добежал  до  следующей  и
чуть  не  столкнулся  с  одноликим  воином,  который  тащил  целую  охапку
заряженных мортир - наверное, нес их снайперу, засевшему на террасе.  Воин
вытянулся по стойке "смирно", отсалютовал  Аматусу,  торжественно  передал
ему груду оружия и поспешил вниз по лестнице.
    Аматус бросил мортиры на пол и выглянул в амбразуру. На крыше  часовни
он разглядел с десяток живых воинов,  командующих  сражением  на  Западном
бастионе. Аматус схватил мортиру, прицелился и выстрелил  самому  дальнему
от него воину в затылок.  Выстрел  получился  метким  и  заставил  Аматуса
вспомнить о сэре Джоне Слиттиззарде, о Кособоком и о герцоге Вассанте, что
погиб, защищая  замок,  в  той  самой  библиотеке,  через  которую  Аматус
вернулся в родовое гнездо. Он поднял еще одну  мортиру  и  пристрелил  еще
одного воина, потом еще одного, и еще...
    Он перестрелял половину приспешников Вальдо прежде,  чем  они  поняли,
откуда пальба. Тогда они задумали бежать, и один из них свалился  с  крыши
на мостовую и разбился. Видимо, это явилось для врагов  последней  каплей.
Они начали шататься и падать, а в  рядах  одноликих  бойцов,  стоявших  на
парапетах, произошла сумятица. В это же время на стены Западного  бастиона
были заброшены приставные лестницы и тысячи крюков, привязанных к  крепким
веревкам. Войско Севера начало штурм.
    Взревела большая  пушка,  и  огромное  ядро  пробило  дыру  в  главных
воротах. В ворота хлынуло королевское войско.
    Аматус развернулся и быстрее прежнего  побежал  вверх  по  лестнице  в
поисках Вальдо.
    На верхней лестничной площадке стоял дозорный. Он знаком велел Аматусу
проходить. Вероятно, плащ вполне достаточно  скрывал  обличье  короля.  Он
бегом припустился по коридору, миновал еще одного стражника... На  Верхней
Террасе было пусто. Аматус обернулся к одноликому стражнику, лишь  на  миг
задумавшись  о  том,  умеют  ли  эти  выродки  разговаривать,  и  произнес
единственное слово:
    - Вальдо?
    - В детской, - коротко отозвался стражник. Аматус  опрометью  бросился
по лестнице вниз. На пути ему не попалось ни души - все воины, и живые,  и
одноликие, кто еще мог держаться на ногах, спешили во двор, чтобы биться с
наступавшими со всех сторон войсками. Дверь в  детскую  была  заперта,  но
оттуда доносились звуки. Голос принадлежал мужчине, и этот мужчина  хныкал
от страха. Аматус попробовал выбить дверь плечом. Она не  поддавалась.  Он
бил и бил в дверь плечом, чувствуя, что разбил его в кровь, но  ничего  не
получалось.
    Голос  за  дверью  продолжал  хныкать  и  проклинать  судьбу.  Воюя  с
неподатливой  дверью,  Аматус  вынужден  был  признать,  что   его   вывод
относительно того, что Вальдо - не трус, несколько преждевременен.  Просто
раньше никто не видел, чтобы он проигрывал.

    Рано утром, на следующий день после коронации,  как  раз  в  то  самое
время, когда Аматус и Психея распрощались с Родериком у двери,  ведущей  в
потайной ход, Каллиопа проснулась и  бродила  по  замку  Оппидум  Оптимум.
Солнце  еще  не  взошло,  но  Каллиопа  за  последние  дни   стала   очень
непоседливой и разлюбила подолгу валяться в постели. В кухне об этом знали
и уже успели испечь для  королевы  горячие  булочки,  которые  она  просто
обожала.
    - Чудная была коронация, ваше величество, - сказала повариха, подливая
королеве шоколада. - Уж такой красивой коронации мы сроду не видали. И все
честь по чести, как положено.
    - Спасибо тебе, - поблагодарила  ее  Каллиопа.  -  Я  рада,  что  тебе
понравилось. Надеюсь, прибрать в замке после пиршества  будет  не  так  уж
трудно?
    - А когда я пришла на кухню, ночные слуги уже как раз  все  закончили.
Говорили, будто быстро управились. Там же только еда  оставалась,  особого
мусора не было, а  в  Загорье,  ваше  величество,  народ  не  привык  едой
разбрасываться. Люди унесли  свои  горшки  с  угощением  домой,  а  многие
остались, чтоб помочь прислуге вымыть посуду.
    Каллиопа была просто убита.
    - Если бы я знала, что тут столько народа всю ночь трудилось, я бы  ни
за что не легла спать!
    - Это все понимали, ваше величество, потому вам ничего и  не  сказали.
Знаете, вам надо позволять своим подданным любить вас. Это дело непростое,
но нужное.
    Каллиопа улыбнулась.
    - Тогда можно мне еще капельку шоколада и еще  одну  булочку?  У  меня
сегодня прилив сил,  нужно  будет  их  на  что-нибудь  употребить.  Думаю,
обедать я сяду не скоро.
    Покончив с завтраком, Каллиопа быстро обошла замок и  обнаружила,  что
все в полном порядке. Наконец она пошла к лестнице, ведущей в башню, но на
первой же площадке ее остановил стражник.
    - Ваше величество, - с волнением проговорил он, - меня послали  гонцом
к вам и господину Седрику.
    Шум за дверью стал просто жуткий, и нам там страшновато.
    - Так беги же разыщи  Седрика,  а  я  поспешу  к  твоим  товарищам,  -
распорядилась Каллиопа и побежала вверх по лестнице.
    Шум за дверью действительно был ужасный, и Каллиопа порадовалась тому,
что трое из гвардейцев Псевдолюса остались на посту.  Кто-то  оглушительно
громко стучал за дверью, а так выть мог бы зверь, страдающий от боли,  или
женщина от  страсти,  или  зверь  и  женщина  совместно.  Однако  вой  был
премерзкий, кто бы там ни выл.
    Каллиопа велела снять и выстирать гобелен.  Она  понимала,  что  кровь
отмыть не удастся, но ей хотелось,  чтобы  гобелен  выглядел  почище.  Она
надеялась, что когда-нибудь его повесят в каком-нибудь дальнем  зале,  где
она редко бывает, и тогда она сумеет забыть о нем. В стене, которую прежде
скрывал  гобелен,  виднелась  небольшая  округлая   дверца,   так   плотно
пригнанная к краям арки, что между ней и камнем стены невозможно было даже
лезвие ножа просунуть.
    Каллиопа заметила, что стражники напуганы не на шутку.  Следовательно,
ей нужно было действовать смело и  уверенно.  Она  шагнула  к  двери  так,
словно всю жизнь только тем и занималась, что до рассвета ликвидировала  в
замках таинственные шумы, кивнула стражникам и коснулась двери ладонью.
    О том, что  произошло  потом,  до  сих  пор  не  утихают  споры.  Двое
стражников утверждали, будто бы Каллиопа толкнула дверь рукой, дверь упала
и увлекла королеву за собой. А третий божился, будто  бы  Каллиопа  прошла
сквозь дверь. Сама же Каллиопа уверяла,  что  она  только  прикоснулась  к
двери и мгновенно оказалась по другую сторону.
    На самом деле ничего удивительного не случилось. Ведь теперь  Каллиопа
стала законной королевой, и доброе волшебство, таившееся  в  замке,  стало
дарить ей свою силу. Каллиопа обернулась,  попробовала  уйти  обратно,  но
дверь на сей раз не поддалась, не могли открыть ее и  стражники  с  другой
стороны. Наконец, когда стук  и  вой  стали  еще  громче  и  когда  к  ним
добавился еще какой-то странный  чмокающий  звук,  прибыл  Седрик.  Они  с
Каллиопой переговорили через закрытую дверь и пришли к обоюдному согласию:
королеве не оставалось ничего иного, кроме как пойти и посмотреть, что  же
таится в Шпиле Духа, - что бы там ни таилось, встретиться с этим  Каллиопе
предстояло наедине.
    Лестница обледенела, ступени были мокрыми и скользкими, предрассветный
сумрак еле-еле пробивался сквозь узкие окна. Лестница уводила  по  спирали
вверх, и ступени ее, чем выше, тем более угрожающе накренялись  внутрь,  к
тому краю, где не было перил.
    Башня эта всегда называлась Шпилем Духа, но за время правления  Вальдо
в Загорье многое успели подзабыть, и теперь  никто  не  знал,  зовется  ли
башня так потому, что там обитает какой-то призрак, или  потому,  что  она
насквозь пропитана духовностью,  или  еще  почему-нибудь.  Наконец,  когда
Каллиопа уже начала всерьез  опасаться,  что  того  и  гляди  сорвется  со
ступеньки и упадет с огромной высоты, она добралась-таки до самой вершины,
отворила дверцу и оказалась на верхней площадке Шпиля Духа.
    Стук мог исходить только от сердца Вальдо, лежавшего на подставке  под
стеклянным колпаком.
    А вой и чмоканье издавала голая старуха,  такая  жуткая  на  вид,  что
поначалу Каллиопа приняла ее за огромную ящерицу. Она  стонала,  вопила  и
терлась лицом о стекло, и стекло при этом  противно  визжало.  То  и  дело
старуха  принималась  целовать  стеклянный  колпак,  омерзительно  чмокая.
Серо-синяя кожа старухи,  морщинистая  и  обвисшая  складками,  напоминала
шкуру древнего бегемота. Грязные седые волосы спутанными космами  нависали
на лицо. Но самое  страшное  зрелище  являли  собой  ее  руки  с  черными,
немыслимо длинными ногтями, все в глубоких морщинах, с  кожей,  в  которую
въелась несмываемая грязь.  Даже  оттуда,  где  стояла  Каллиопа,  до  нее
доносился удушливый запашок - но то была не вонь, а запах мерзких, дешевых
духов, которыми старуха, наверное, пыталась заглушить  исходившее  от  нее
зловоние.
    Несомненно, перед Каллиопой предстал персонаж, пропавший из сказки лет
сто назад, - мать Вальдо.
    Она обернулась, увидела девушку, и в ярости, с диким криком  бросилась
на нее. Королева не удосужилась вооружиться, но была молода, сильна и  уже
приобрела кое-какую боевую закалку, поэтому заехала старой карге со  всего
размаха по носу. При этом она почувствовала, как беззубые челюсти  старухи
пытаются  укусить  ее  за  руку,  и,  в  отвращении  вскричав,  отшвырнула
омерзительную тварь подальше от себя.
    Однако старуха  оказалась  сильнее,  чем  казалась  на  вид,  и  снова
рванулась к Каллиопе, схватила за горло, сжала шею девушки своими мерзкими
когтями и потянула на  пол.  Как  ни  отбивалась  Каллиопа,  ей  удавалось
отвоевать только возможность изредка вдохнуть и выдохнуть. Она  ухитрилась
запустить пальцы в глазницы старой ведьмы, но пальцы  ее  нащупали  только
прах - глаза матери Вальдо давным-давно высохли. Она ничего не видела,  ни
о чем не думала, она только скалилась, выла и стонала.
    Они упали на пол и покатились к подставке. Каллиопа отпустила старуху,
а та изо всех сил вцепилась ей в горло, и девушка  даже  на  миг  потеряла
сознание, но ухитрилась дотянуться до  сердца,  лежавшего  под  стеклянным
колпаком. В глазах у нее потемнело, она понимала, что вот-вот окончательно
лишится чувств. Но ей хотелось захватить сердце Вальдо, превратить его  во
что-то вроде заложника.
    Но под ее пальцами стекло хрустнуло, и в следующий миг она уже сжимала
в руках живое, бьющееся сердце Вальдо.  Старуха  тут  же  отпустила  горло
Каллиопы,  и  девушка  жадно  вдохнула  ледяного,   промозглого   воздуха,
напоенного ароматом фальшивых роз. Она напряглась и нанесла  старой  карге
удар коленкой в живот. Казалось, больно от этого удара старухе  не  стало,
но она взлетела в воздух, перевернулась и шмякнулась на  пол,  но  тут  же
вскочила на ноги.
    Старуха и девушка вновь сцепились, каждая  тянула  сердце  к  себе,  а
сердце билось и сотрясалось. У Каллиопы кружилась голова,  ей  показалось,
что башня раскачалась, но она изо  всех  сил  рванула  к  себе  сердце  и,
покачиваясь, бросилась к краю площадки.
    И тогда мать Вальдо зашептала:
    - Дай мне его, дай, дай, дай! У-у-у, миленькая,  хорошенькая,  ну  что
тебе стоит! Хочу кушать! Дай мне его, оно мое, дай!
    Каллиопа, пошатываясь, сделала еще один шаг. Нет,  ей  не  показалось,
что Шпиль Духа раскачался. Он качался все сильнее  с  каждым  мигом.  И  в
любое мгновение мог рухнуть. Но все же, скользя по  залитому  слизью  полу
площадки,  королева  неумолимо  приближалась  к  ее  краю,  нависшему  над
внутренним двором. Мать  Вальдо  плелась  за  ней,  хватала  сердце  сына,
пыталась лизнуть, но ее беззубые челюсти  не  в  силах  были  оторвать  от
сердца ни кусочка.
    И тут где-то совсем рядом раздался оглушительный выстрел из мушкета, и
голова старой карги взорвалась,  словно  надутый  воздухом  пузырь.  Когти
старухи разжались. Вздрогнув всем телом, Каллиопа изо  всех  сил  швырнула
сердце злодея вниз, а потом шпиль покачнулся, и девушка заскользила  вниз,
ища руками, за что бы ухватиться, чтобы удержаться, но хвататься  было  не
за что.
    Она уже видела булыжники мостовой внутреннего двора. Каллиопа  закрыла
глаза и упала...
    Она падала и думала о том, что  все,  что  случилось  сегодня,  станет
легендой о королеве, которая  пробыла  королевой  всего  один-единственный
день и  разбилась  насмерть.  Она  только  мечтала,  чтобы  вместе  с  ней
разбилось и сердце Вальдо.
    Но тут, откуда ни возьмись, под ней возникла чья-то огромная  косматая
спина, и Каллиопа мягко приземлилась на нее, но чуть не соскользнула.  Сэр
Джон ухватил ее за воротник и втащил на спину  Чудища  Загадочника,  после
чего сам покрепче вцепился в его шерсть, ибо Чудище  резко  взмыло  ввысь,
чтобы не угодить под обломки  Шпиля  Духа,  засыпавшие  пустой  внутренний
двор.
    Каллиопа, сэр Джон Слитгиззард  и  Чудище  Загадочник  своими  глазами
видели, как сердце Вальдо накололось на копье  петуха-флюгера  у  ворот  и
взорвалось, словно шар, наполненный жидким варом. А  еще  через  мгновение
обломок шпиля угодил в петуха, сбил его, и флюгер упал на камни,  унося  с
собой проколотое сердце Вальдо. Затем вся башня, увенчанная  Шпилем  Духа,
развалилась на куски, обломками завалило и двор, и часть крепостной стены,
и то, что осталось от сердца злодея узурпатора.
    Друзья переглянулись и поняли, что уже сейчас могут присутствовать при
окончании сказки. Каллиопа рассмеялась, радуясь тому, что осталась жива, и
тому, как хорошо теперь без Вальдо и его жуткой матери. Но потом  бедняжку
вытошнило, потому что она вспомнила, как мать Вальдо хотела съесть  сердце
своего драгоценного сыночка. Каллиопа затем попросила у Чудища прощения  и
самолично вымыла его душистым мылом, но это было потом.

                                                                   ГЛАВА 7
                                                                    ЛЮБОВЬ

    Всхлипывание за дверью стихло, а со  двора  донеслись  громкие  крики.
Дело в том, что в этот миг (Аматус узнал об этом  позже)  уцелевшие  воины
Вальдо, все, как один, пали замертво. То ли они безраздельно  принадлежали
своему владыке и потому умерли одновременно с ним, то ли, как впоследствии
написал один автор, со смертью Вальдо разрозненные частицы душ вернулись к
их владельцам, но сотворенного зла в этих душах  накопилось  столько,  что
этого не выдержал бы ни один человек. Как бы то ни было,  ярким  солнечным
утром во дворе королевского замка с дикими воплями, в муках погибли  живые
воины Вальдо, и на лицах их запечатлелась гримаса ужаса.
    Но обо всем этом Аматус узнал потом. А  в  это  время  молодой  король
стоял совершенно изможденный у  двери  в  детскую  и  успел  даже  немного
разозлиться. "Какой же это конец для сказки, - думал он в отчаянии, - если
Вальдо за дверью, а я тут стою, как дурак, плечо разбил, измотался, а чего
добился? Снайпером поработал, только и всего?"
    Короля  окликнули  взбегавшие  по  лестнице  Дик  Громила  и  командор
Палестрио.
    - Я здесь! - крикнул Аматус. - Цел и невредим. Вальдо за этой  дверью,
но что-то он притих.
    - Прислать сюда кого-нибудь с  топором!  -  гаркнул  Палестрио,  и  по
лестнице вразвалку поднялся здоровяк лесоруб. Остановившись  у  двери,  он
примерился, размахнулся топором и  пятью  точными  ударами  снес  петли  и
запор. Дверь сорвалась и упала в комнату.
    Вальдо лежал мертвый на полу, схватившись рукой за грудь.
    - Его сердце, - вырвалось у Аматуса. -  Сэр  Джон  или  кто-то  другой
уничтожили его сердце!
    Он мог бы это не говорить  и,  наверное,  произнес  эти  слова  только
потому,  что  перед  глазами  всех,  кто  вбежал  в   детскую,   предстало
удивительное, поистине невероятное зрелище. У Вальдо-узурпатора, точно так
же, как некогда у Аматуса, не хватало половины тела - правой половины.
    - Точно, он ведь всегда разъезжал  весь  закутанный-замотанный,  и  ни
один порядочный человек с ним сроду лицом к лицу не встречался, а  если  и
встречался, то вряд ли остался жив,  -  задумчиво  проговорил  дьякон  Дик
Громила. - Ну, теперь-то  ясно  почему.  Небось  ему  тоже  Винишка  Богов
плеснули.
    - Ваше величество! - вскричал тут Палестрио. - Ваше величество,  когда
это... где это...
    - Тише! - оборвал его Аматус. Он только что заметил, что рядом  с  ним
нет Психеи. Он дважды окликнул ее, но Палестрио, не в силах  сдерживаться,
снова воскликнул:
    - Ваше величество,  ваше  величество,  простите,  что  говорю  вам  об
этом... сир... но вы... вы целый!
    Аматус опустил глаза и убедился в том, что это так  и  есть.  Он  стал
обычным человеком, и его левая половина была точным подобием правой, и обе
половины крепко-накрепко соединились между собой - ни дырочки, ни  стежка.
И когда Аматус увидел это, он расплакался. Дик  Громила  взял  короля  под
руки и тихо отвел в отдаленные покои, дабы Аматус пришел в себя.
    Тела  Психеи  так  и  не  нашли.  Аматус  решил,  что  она,  по   всей
вероятности, погибла вскоре после того, как они проникли в замок, и именно
поэтому стражники не заметили ничего особенного  в  его  внешности.  Когда
впоследствии обо всем случившемся узнала Каллиопа, она задумалась  о  том,
не было ли какой-то связи между Психеей и Вальдо,  и  от  этой  мысли  она
никак не могла избавиться, и она не давала ей покоя, потому что она  очень
любила Психею.
    Гораздо позже Седрик изложил в  дневнике  свои  размышления  по  этому
поводу. Он полагал,  что  исчезновение  Психеи  и  то,  что  Аматус  обрел
целостность, вовсе не обязательно означало, что Психея умерла.  "Вероятно,
- гласят его записи, - она свершила все, что от нее требовалось,  а  потом
ушла. Всех законов, касающихся исключительно важных вещей, нам  не  узнать
никогда".

    Торжество Освобождения, отпразднованное  в  первый  день  лета,  стало
грандиознейшим событием, подобного которому в Королевстве не видели  потом
еще много лет. И если вам когда-нибудь доведется побывать  в  Королевстве,
вы увидите, что Торжество Освобождения по  сей  день  празднуется,  как  в
добрые старые времена.
    На веки вечные этим праздником стал первый день лета, тот самый  день,
когда Каллиопа уничтожила сердце Вальдо, а войска Аматуса отвоевали  замок
столицы Королевства. В этот день исполняются торжественные оратории, горят
фейерверки, устраиваются парады и представления. Но самое первое Торжество
Освобождения прошло наиболее торжественно, потому что именно в  этот  день
Каллиопа и Аматус наконец поженились, а провинция Загорье  снова  вошла  в
состав Королевства.
    Праздник из-за этого, спору нет, прошел веселее,  но  все  же  не  так
весело, как, наверное, хотелось бы. Многое уже было сделано, но еще многое
предстояло сделать за годы правления Аматуса Великого и Каллиопы Отважной,
чтобы столица Королевства обрела былую красоту  и  чтобы  Оппидум  Оптимум
стал таким, каким его мечтала видеть Каллиопа. Еще  нужно  было  разгрести
обломки  и  восстановить  дома  из  руин,  а  пока  почти  все   подданные
Королевства, от благородных  господ  до  простых  крестьян,  только-только
успели оправиться от пережитого ужаса и оплакивания павших.
    И все же труды по наведению порядка в стране  уже  шли  полным  ходом,
несмотря на то, что казавшийся незаменимым Седрик все-таки ушел в отставку
и основательно засел за "Хроники Королевства".  Кроме  того,  он  посвятил
немало трудов переизданию летописей, не один десяток лет  провалявшихся  в
королевской библиотеке. Командор Палестрио и дьякон  Дик  Громила  -  ныне
граф  Палестрио  и   барон   Громилио   -   были   поставлены   во   главе
восстановительных    работ    и    стали,    соответственно,     верховным
главнокомандующим  и  премьер-министром.  Палестрио   добился   выдающихся
успехов,  ибо,  как  отмечал  Седрик,  только  человек,  который  способен
сохранить войско, не имея почти ни гроша, был  так  нужен  Королевству  во
дни, когда ни при каких обстоятельствах нельзя было повышать  налоги.  Что
же касается Громилы, то разве умение управлять  громадной,  прославившейся
на  всю  страну  шайкой  разбойников  не  есть   свидетельство   наивысшей
квалификации в области дипломатии и административной деятельности?
    Сэр Джон Слитгиззард стал начальником стражи, и  Каллиопа  с  Аматусом
радовались этому несказанно, так  как  имели  возможность  в  любое  время
пригласить его отобедать с ними. Кроме того, сэр Джон  не  отказывался  от
исполнения обязанностей няньки и почетного дядюшки многочисленных  детишек
короля и королевы. Раз в год при хорошей погоде сэр Джон брал отпуск и  на
месяц отправлялся в северные горы,  чтобы  навестить  Чудище  Загадочника.
Поговаривали, будто бы много лет спустя  они  вместе  улетели  в  какую-то
далекую долину, поскольку стали неразлучными друзьями. В промежутках между
визитами сэра Джона Чудище не скучало. Оно стало  настоящим  экспертом  во
множестве  областей  и  просто  обожало  давать  всевозможные  советы,  за
которыми к нему время  от  времени  являлись  самые  разные  люди.  Аматус
предлагал Чудищу переселиться в более приятные места, чем далекие северные
горы, однако Чудище упорно отказывалось, мотивируя тем, что туда, где  оно
обитает сейчас, со всякими глупостями вряд  ли  кто  потащится,  а  придут
только люди серьезные, озабоченные истинно важными проблемами.
    Вечером  того  дня,  когда  праздновалось  бракосочетание  Аматуса   и
Каллиопы и Торжество Освобождения, труппа  актеров,  спешно  созданная  из
гвардейцев под командованием лорда Псевдолюса, должна была представить  на
суд зрителей новую пьесу. Это было первое театральное представление  после
победы над Вальдо. Актеры  страшно  волновались  -  по  крайней  мере  так
утверждали те, кому удалось заглянуть за кулисы. Ведь большинству  из  них
до  этого  момента  пришлось  поработать  и  ткачами,  и   плотниками,   и
торговцами, да кем угодно, лишь бы хоть как-то свести концы с  концами,  и
вот наконец они обрели возможность  вернуться  к  своей  былой  профессии.
Больше всех нервничал Родерик, поскольку король и  королева  упросили  его
представить  трагедию,  дабы  в  день   всенародного   торжества   веселье
уравнялось с печалью. Вот Родерик и боялся, как бы его пьеса не  испортила
зрителям праздничного настроения.
    Волновался  же  он  совершенно  напрасно,  поскольку  спектакль   имел
грандиозный успех, и  потом  еще  много  лет  на  Торжествах  Освобождения
непременно разыгрывали "Трагическую смерть  Бонифация  Доброго".  В  конце
третьего действия сэр Джон Слитгиззард (актер)  и  герцог  Вассант  (также
актер) прощались друг с другом в горящем городе. Сэр Джон  (актер)  поднял
руку и прокричал вослед герцогу:
    - Прощай, прощай, старый друг, и погибни, если тебе суждено погибнуть,
но живи ради своего принца!
    Актеры вышли на поклон, а публика  долго  и  громко  аплодировала  им.
Настоящий сэр Джон, сидевший в первом ряду, был весьма смущен.
    - Ну нет, - сказал он, - я такого сроду  не  говорил.  Красивые  слова
говорить - с этим у меня туговато.
    Каллиопа,  явившаяся  в  театр  в  великолепном  подвенечном   платье,
улыбнулась Слитгиззарду и лукаво проговорила:
    - А может быть, ты тогда так и хотел сказать?
    - Да я и сейчас не понял, что эти слова значат! - признался сэр  Джон.
- Любой, кому был знаком бедняга Вассант - ох, кто бы знал, как же мне его
не хватает до сих пор, - знал, как он любил жизнь, и расстался бы  с  ней,
только если бы это было нужно или защищая свою честь. Сроду бы  я  не  дал
ему такого глупого совета, а дал бы, так он бы посмеялся надо мной.
    Каллиопа тайком сжала руку  Аматуса,  они  незаметно  подмигнули  друг
другу, и Аматус сказал:
    - Ну ладно, не стоит ругать старину Родерика. Ну приврал  он  немного,
приписал тебе какие-то слова, которых ты  на  самом  деле  не  говорил,  -
главное, чтобы все оценили значительность этих слов, верно?
    Сэр Джон поглядел на огромную толпу зрителей, на  город,  на  закатное
солнце. На уличной сцене это  глупое  представление  не  могло  продлиться
после заката, хоть это согрело душу Слитгиззарда.
    - Ну уж нет, - покачал головой сэр Джон. - Чего-чего,  а  значительных
слов я в жизни ни разу не говорил.