Версия для печати

К. Дж. ЧЕРРИ
Рассказы

Последняя башня
КРЫЛЬЯ




К. Дж. ЧЕРРИ  Последняя башня


     Старик медленно  поднимался  по  ступенькам,  иногда  останавливаясь,
чтобы унять  биение сердца  и поправить  стоящий на  подносе  чайник, пока
соня не  выскочила из  его рукава  или бороды и не отшипнула кусочек кекса
для чая,  который он принес сверху из кухни. Это была старая башня на краю
сказочной  страны,   на  краю  Империи  Человека.  Она  была  между  ними.
Непонятно, кто  построил ее -  человек  или  эльф.  Это  было  задолго  до
рождения старика,  по крайней  мере, задолго  до  Империи  на  востоке.  И
говорили, что  при ее  создании применялась магия... Теперь здесь был только
старик с  соней и  спящим ежом,  да две или три птички, клевавшие зерно на
подоконнике у окна.
     Его настоящим  талантом были  дикие звери  и нежные  дела. Но  сейчас
настоящий волшебник  не мог  сделать себе  чай на кухне и терял дыхание на
ступенях. Настоящий  волшебник должен  хотя бы внушать какой-нибудь страх.
Он сохранил только пристальный взгляд. Но внушающий некоторую боязнь.
     Он остановился на полпути и обернулся.
     Поправив соскользающие  с носа очки и балансируя подносом с чайником,
кексами и  соней, он  остановился у  окна. На  востоке страна  была черна.
Вокруг башни все было черно. Горело все. На некотором расстоянии в течении
нескольких дней  он видел  сверкание  сражения  людских  армий.  Он  видел
развевающиеся знамена на лошадях и на трубах.
     Но вот  от темнеющего  востока, из  пыли и  копоти отделилась  группа
всадников. Он  ждал, утомившись,  на ступенях,  снова ждал, в то время как
соня обгрызала кекс, а еж шевелился в его кармане, устраиваясь поудобнее в
тишине.
     Подъехали всадники.  Принц - это  был  он -  послал  вперед  гарольда
позвонить в ворота.
     - Именем короля  открывай! - крикнул  гарольд и,  заметив его в окне,
продолжил:
     - Старик, открой  свои ворота.  Сдай башню.  Предупреждений больше не
будет.
     - Скажи ему нет,- сказал старик.- Так ему и передай.- Нет.
     - Завтра,- сказал гарольд,- мы придем с осадой.
     Старик снова  поправил сползающие  очки. Печально  екнув, его  старое
сердце тяжко забилось.
     - Зачем? - спросил  он.-  Что  за  важность,  из-за  чего  так  много
беспокойства?
     - Старый надоеда.-  Принц двинулся  вперед и спрыгнул со своей черной
лошади под окном.
     - Старый   мошенник.   Сойди   вниз   и   живи.   Отдай   нам   башню
неповрежденной - что  бы использовать ее... и живи. Завтра утром мы придем с
огнем и железом. И тогда старик упадут стены.
     Старик ничего не ответил. Всадники ускакали прочь. Старик поднялся по
ступеням, чайный сервиз звенел в его беспомощных руках. Его сердце болело.
Когда он  посмотрел на  страну, его  сердце заболело еще больше. Они скоро
вернуться. Птицы  и звери могли бежать от огня. Но здесь были только мышка
и еж,  да несколько  голубей, которые прожили всю свою жизнь на чердаке. И
несколько прилетевших воробьев. Остались только они.
     Он опустил  поднос, задумчиво  вытащил ежа  из кармана  и посадил его
вместе с  соней на  поднос, взял  кекс и  раскрошил его на подоконнике для
птиц. И слеза скатилась по его бороде.
     Старый мошенник. Он мог творить только маленькую магию, лесную магию.
Но они  сожгли весь  его лес  и разогнали  эльфов, и  он потерял даже этих
последних  несколько   созданий.   Они   смогут   разрушить   башню.   Они
распространяться по  всей стране,  и в этом мире больше не будет магии. Он
должен давно  попробовать что-нибудь -  но он  никогда не сотворял большую
магию. Он  должен поднять  смерчи и все стихии - но он не мог даже вызвать
ноги у  чайника, стоявшего на самом верху лестницы. И его сердце болело, и
его храбрость  ушла. И птички улетели - возможно, знали заранее. Только еж
и соня  важно смотрели  на  него  маленькими  глазами  при  свете  пожара,
последние, кто остался с ним.
     Нет. Он  взволновался  и  поспешил  к  затхлым  книгам -  книгам  его
учителя, пролежавшие  в пыли очень долгое время. В тебе нет сути,- говорил
его учитель  когда-то.- Ты  не хочешь  познать большую магию. Ты никого не
сможешь вызвать - потому что ты этого не хочешь.
     Теперь он  решил пробовать.  Он вывел свои символы на полу - рассыпав
порошок,  мерцающий   через  поднятые   очки,  рисуя   их  со  всем  своим
напряжением. Он  должен сделать  это - удержать  башню на  краю  волшебной
страны, меджу Империей человека и королевством эльфов. Он думал об это все
время. Он  заклинал силы.  Он вызывал  только великих.  Ветры  вздыхали  и
ревели внутри башни.
     И умерли.
     Его руки опустились. Он заплакал, большие слезы скользили вниз по его
бороде. Он  поднял соню  и ежа  и прижал  их к своей груди, не имея больше
никакой надежды.
     И тогда  пришла она.  Свет стал  белым и чистым. Запах лилий наполнил
воздух - она была здесь, нагая и белая, с пустыми руками и прекрасная.
     - Я пришла,- сказала она.
     Его сердце все еще болело.
     - Простите меня,- сказал он.- Я хотел вызвать что-нибудь свирепое.
     - О,- сказала она, темными и печальными глазами.
     - Я делаю  только маленькую  магию,- сказал  он.- Я  пробовал вызвать
дракона, если  получится. Василиска. Стихию. Чтобы остановить короля. Но я
могу сделать  цветы еще  лучше. И еще немного дыма, и может быть маленький
фейеверк. И то не каждый раз. До свидания. Пожалуйста, уходите. Пожалуйста
исчезните. Кто  бы вы ни были. Вам здесь не место. Вы красивы. А он придет
завтра - король -  со своими  армиями... это  не место  для вежливых  духов.
Только - не могли бы вы взять их... пожалуйста? Мышка и еж - это ведь не так
много. Я  больше не  хочу беспокоить  вас. Не  могли бы  вы сделать это? И
тогда вы сможете уйти?
     - Конечно,- сказала  она. Ее  голос был  как  шепот  ветра.  Падающие
снежинки образовывали  замерзшую корку.  Она прижала зверей к своей груди.
Поцеловала и как драгоценность обернула в белую ткань.
     - Старик,- сказала  она и  поцеловала  его  в  бровь,  как  еще  одну
драгоценность, выбеленную морозом. Окутав белым все в комнате, все книги и
все беспорядочно  разбросанные вещи  и паутины.  Она  спустилась  вниз  по
ступеням и  вышла через  ворота, и  украшала все  по своему  желанию.  Она
прошла страну,  и падал  снег, и  дули  ветры,  пока  не  остались  только
знамена, здесь  и там, окостеневшие во льду, над сугробами и горами снега,
отмечающие засыпанные  шатры. Вся  страна была  в белом,  от горизонта  до
горизонта.
     Ничто не  двигалось - кроме  волков, охотившихся  за оленями, и птиц,
ищущих ягоды последнего лета.
     Смерть  вернулась  обратно  к  башне,  и  остановилась,  в  морозе  и
продолжающимся снегопаде,  где старик  и его  магия спали  своим последним
сном.
     Она дыхнула  на него,  на ежа  и соню,  и продолжала следить - верная
заклинанию вызова,  пока снега  не стало  еще больше,  пока не уснули даже
волки и их белые шкуры не стали искрится на морозе.


Перевод В. Кровяков




                              Кэролайн ЧЕРРИ

                                  КРЫЛЬЯ




     3 сентября 2152 года в 13:05 произошли две вещи.
     Амир Джефферсон смотрел, как выскользнувшая пластиковая  чашка  упала
на пол в зале отдыха и встала набок, после чего пиво вспенилось над  краем
чашки и должно было вылиться из нее. Но вместо этого,  чашка  выпрямилась,
не пролив ни капли  пива,  открылась  шлюзовая  дверь  и  чашка  вальсируя
вылетела с редеющим воздухом...
     В третьих, во время этой  смены  проходила  Федеральная  ревизия,  со
стоящим в доке  прекрасным  и  гладким  кораблем  Федерации  и  эскадроном
федеральных инспекторов, сующих  свой  нос  не  в  свои  дела  и  делающих
множество замечаний в свои  блокноты,  на  станционном  контроле  появился
красный сигнал тревоги, экраны осветились и  шеф  станции  Айсидора  Баббс
передвинула нейтрализатор от красной отметки к зеленой.
     О Боже.
     - Найдите неисправность, - приказала  она  руководителю  технического
обслуживания лично по связи.
     О Боже, никаких бананов сегодня; и ради бога, пусть будет так,  чтобы
ревизоры не заглянули в отсек 18, где  хранятся  фрукты,  не  указанные  в
судовой декларации, где яблоки, лимоны и  манго  плавают  в  темноте,  где
маленькие планетоиды апельсинов и луноподобные яблоки иногда  сталкиваются
друг с другом в своем медленном движении.
     - Шеф Баббс? - сказала связь. - Код 15 в зале отдыха.
     Баббс взялась было снова  за  горлышко  бутылки,  но  вспомнила,  что
только что отпила из нее.
     - Что там происходит? Где это?
     - Пивной автомат, - пришел ответ, - автобар,  кругом  летают  пиво  и
виски...
     - Кто-нибудь там есть?
     - Там вся смена, шеф, кругом...
     -  Очистить   секцию!   Перекрыть   энергию!   Вызовите   техническое
обслуживание!  Выведите  оттуда  команду  и  ликвидируйте   неисправность!
Слышите?
     После этого внизу, в зале  технического  обслуживания  номер  4,  два
молодых техника посмотрели друг на друга и один сказал:
     - Кажется, мы должны вызвать нашего начальника?
     - Он с ревизорами, - ответил другой и принялся смотреть  "Руководство
по эксплуатации".
     - Так, идем сюда... красная кнопка  безопасности  -  справа,  верхний
ряд.
     Первый техник, замешкавшись, повернул ключ на кнопке.
     Нажал на нее.
     После этого весь свет погас, весь мусор устремился в  зал  отдыха,  и
смена умерла.


     А точнее - под звуки сирен большая часть команды принялась задраивать
двери, ведущие в нижние коридоры,  паника  охватила  все  триста  двадцать
восемь человек - техников,  обслуживающий  персонал,  поваров,  клерков  и
команду на отдыхе, всех, кроме специалиста Амира Джефферсона, сидящего  на
диване, расположенном рядом с внушительного  вида  стеллажом  с  бутылками
виски и наблюдающего за плавающим баром, где стаканы описывали  интересные
орбиты под красным  аварийным  светом.  Если  прищурить  глаза,  то  из-за
освещения можно увидеть совершенно разные формы тени, одну  или  две.  Это
было просто замечательно.
     - Эй, кто это? - спросил кто-то,  и  то,  что  происходило  с  Амиром
Джефферсоном, было очень странно, в том, что так много  людей  выбежало  и
так много людей осталось, все пили, улыбались и не  обращали  внимание  на
тревогу...
     Есть только одно объяснение, - подумал он.  -  С  этими  системами  -
сплошные проблемы. Третий  сигнал  тревоги  за  эту  смену,  черт  побери.
Возможно, снова привидения, те же самые привидения, управляющие  плавающей
вокруг выпивкой. Сначала он просто  наблюдал  за  происходящим,  но  потом
запаниковал.
     А затем привык.
     Все вокруг летало.
     - Новый парень, - кто-то сказал и сунул выпивку в его руку.
     Амир посмотрел на него сверху вниз  -  чудной  вид,  хорошая  одежда,
кожаная куртка и белый шарф.
     И таких чудных большинство. Коричневые  кожаные  кепки  со  значками.
Кое-кто из них был в снаряжении - возможно, в том что  выдало  техническое
обслуживание.
     Аристократический  тип  в  униформе  тоже  потягивал  свою   выпивку,
разговаривал с двумя или тремя в голубых нарядах с заплатами.
     О Господи, парень с завитыми волосами, белым шарфом и кожаной курткой
разговаривал с типом в клетчатой юбке.
     Амир  Джефферсон  посмотрел  на  них,  посмотрел  на   подозрительную
выпивку, увидел, что он стоит на своих ногах, и перевел взгляд  на  парня,
сидящего в кресле в уголке.
     Потом он испугался по настоящему.


     - Закройте аварийный выход! - пронзительно крикнула начальник станции
своему помощнику. - Выключите эту проклятую сирену!
     Какой-то идиот открыл аварийный шлюз.
     - Номер два, - сказала связь. - Шеф, здесь Юдал. Он говорит, что  ему
в руки попался один из ревизоров, кажется тот напуган тем, что зал  отдыха
полон пьяной командой.
     О Господи боже.
     - Что Юдалу делать с ревизором?
     Баббс подумала об этом. Большая часть этих дум  была  преступна.  Она
заскрежетала зубами и сказала:
     - Я увижусь с ним. Скажите ему, что мы извиняемся.
     - Я... - сказал помощник. Затем: - О, мой бог...
     - Что?
     - Они говорят, что опять тревога. А в зале отдыха шумное веселье.


     Даже уверившись, в том  он  мертв,  но  существует,  для  Амира  было
большим шоком. Он выровнял свое тело, которое сидело  совершенно  спокойно
позади кучи стаканов.
     Кто-то хлопнул его по плечу. Он почувствовал,  как  вес  покинул  его
тело... Он посмотрел на беловолосого офицера, который сказал:
     - Сынок, только что ты вступил в наш эскадрон.
     Офицер повернул его, его, скромного специалиста и стал  называть  ему
имена - Берд и Роджер, Смит и Эйхарт, имя за именем словно  выписанные  из
книги истории, лица знакомые по голограммам, униформы и знаки различия  от
атома до аэропланов...
     И специалист 2-го класса Амир Джефферсон, кем он и остался, в  первый
момент зная, что он мертв, подумал о том, что будут делать его  друзья,  и
если он оказался в Аду, то что ему делать с назначенным свиданием с  Мерси
Тодд в субботу вечером - начал чувствовать еще больший холод, потерянность
и испуг.
     Что я делаю здесь? - думал он постоянно, пожимая одну руку за  другой
в толпе знаменитостей, имена - Боже,  легенды,  все  вышедшие  из  древней
истории, пилоты и астронавты, пионеры и исследователи...
     Он  был  обеспокоен,  ужасно  обеспокоен,  чувствуя  себя  совершенно
неуютно в толпе этих людей, как на обычной  вечеринке,  пробующих  поднять
ему настроение и угощавших его как будто бы он принадлежал этой компании.
     - Мне действительно очень жаль, - сказал  он.  -  Я  не  должен  быть
здесь.
     Люди улыбались. Если мертвый парень мог краснеть, он  краснел,  и  он
посмотрел на пол. - Извините меня, - сказал он, и повернулся к  двери;  но
Роджер схватил его за руку и сказал:
     - Эй! Все нормально...
     - Все нормально, - повторил он, и все вокруг громко закричали и снова
сунули ему в руку выпивку.
     - Здесь новый парень! - сказал кто-то, и звон  стаканов  разнесся  по
всей комнате, после чего раздались приветствия, и  Амир  сделал  глоток  и
пробормотал:
     - Благодарю вас... - Он сделал большой глоток -  так  или  иначе,  он
мертвый, алкоголь не повредит, и смотрел на этих  великих  людей,  которые
понимали его удивление, его мысли относительно Марси Тодд  и  относительно
его самого.
     - Извините меня, я стал этой дрянью... - Это прозвучало просто глупо.
Все понял это, он не собирался так начинать.
     - Что я здесь делаю?
     - Это ты о чем? - спросил Смит.
     - Я дурак, эти люди и я... это работа... на  станции  есть  ревизоры,
которых я должен провести по...
     Смит почесал свою голову.
     - Не будем делать это.
     - А что делают привидения?
     Наступила  долгая  тишина.  Наконец  кто-то,   он   не   представился
торжественно сказал:
     - Дела. Какие бы они ни были. Некоторые не могут иметь дело с нами. А
некоторые только начинают понимать.
     - Делают что? Появляются в определенных местах?
     - Для тех, кто не может стать свободным, да, но только  не  для  тех,
кто уже свободен.
     - Хорошо... - Амиру пришла мысль относительно всех этих апельсинах  и
старых запасных частях. - Почему именно здесь?  Почему  все  вы  приходите
сюда?
     - Корабли.
     - Корабли?
     - Он сказал правильно, - сказал Берд, -  некоторые  собратья  еще  не
могут стать свободными. А кто может, тот ушел очень далеко.
     - Мы можем стать ими только далеко отсюда, - сказал Эйхарт. - Так что
все очень просто.
     - Кроме того,  это  намного  дальше,  чем  места,  до  которых  могут
добираться корабли, - сказал Берд. - Это то, для чего мы  здесь.  Это  то,
что мы ищем.
     - Вы случайно не пилот? - спросил Эйхарт, - не так ли?
     - Я получил лицензию на мелкие перевозки, - ответил Амир.
     И тут же пара рук легла на его плечи.  Он  перевел  взгляд  с  одного
молодого лица на улыбающихся ему парней во всем голубом.
     - Теперь среди  нас  пилот,  -  сказал  один,  а  другой  добавил:  -
Современный пилот...


     - Один мертвый, - услышала шеф станции Баббс, и, уронив  свою  голову
на руки, стала медленно качаться.
     -  Стаканы  и  разлитая  повсюду  выпивка,  -  безжалостно  продолжал
помощник. - Медики думают, что он был уже пьян, когда зазвучала тревога  и
не смог ее услышать...
     - Боже мой, - сказала Баббс и  потянулась  за  бутылкой  с  пилюлями,
вертя в руках снятую пробку.
     - Главный ревизор хочет увидеться с вами, - сообщил коммутатор. -  Он
довольно расстроенный.
     Пилюли рассыпались. Баббс отложила пару и начала подбирать остальные.
     - Шеф?
     - Пошлите его в...
     Баббс наконец закрыла бутылку,  кинув  ее  в  стол,  посмотрела,  как
беловолосый Главный ревизор свирепствовал в офисе, и,  поднявшись  толчком
на ноги, оперлась о стол суставами пальцев.
     - Это ваш чертов персонал,  -  выкрикнула  она  прежде,  чем  Главный
ревизор что-то сказал. -  Ваша  проклятая  команда  облепила  меня,  когда
произошла авария, вот почему произошло несчастье, мистер, и все это  будет
в моем рапорте.
     Главный ревизор выкрикнул в ответ.
     - Что я вообще делаю на  станции,  нашпигованную  проблемами  защиты,
проблемами связи и некомпетентным персоналом?! Я закончу  свою  работу  на
нашем корабле, который - слава Богу! - стоит под нашим замком и ключом,  с
данными,  с  достаточным  количеством  доказательств,  чтобы  увидеть  вас
наказанной, Шеф станции Баббс! И когда мы пошлем эти документы на Землю, я
гарантирую  вам,  в  них  вполне  достаточно  обвинений  против   вас,   и
одиннадцать других преступных работников с этой станции...
     - Шеф? - раздалось из коммутатора. - Шеф? Можете ли вы выйти отсюда?
     - Я на конференции! - Баббс закричала в микрофон.
     - Шеф? - сказал помощник, его голос то затихал то повышался.
     - Извините меня, - ответила Баббс немножко выровняв дыхание, и  вышла
из приемной закрыв за собой дверь.
     Помощник, с белым лицом, протянул  ей  записку  на  маленьком  клочке
бумаги.
     Просмотрев ее, Баббс, к удивлению помощника усмехнулась во весь рот.


     - Я точно знаю,  как  это  случилось,  -  сказал  шеф  дока,  стоя  в
станционном контроле рядом  с  апоплексического  вида  шефом  ревизоров  и
вежливой и примиренной Айсидорой  Баббс.  Шеф  дока  смотрел  на  экран  -
который показывал блестящий новый правительственный  корабль,  уходящий  с
ускорением и находящийся в такой позиции, при которой невозможен  был  его
перехват - посмотрел на Баббс, как бы спрашивая, должен ли он держать  рот
закрытым для остальных жителей станции зная...
     Баббс слегка нахмурилась. Шеф дока пожал плечами и сказал:
     - Я  предполагаю,  что  это  было  автоматика,  в  которой  произошла
некоторая ошибка. Корабль вне дока, и это так, и нет других предположений,
сбой мог произойти в какой-нибудь программе  -  может  быть,  имела  место
целая последовательность ошибок, которая привела...
     - Быть не может таких вещей! - сказал ревизор.
     Шеф дока пожал плечами и вежливо замолчал.


     А в это время космический корабль "Свобода  2",  без  живой  души  на
борту, уходила в глубокий космос, от мира, станции и всего остального.
К. Дж. Черри. Крылья.
перевод с англ. - В. Кровяков.
C.J. Cherryh. Wings.