Версия для печати

      Dark Windows
      Круги измерений.

   Circles of Dimensions

   Наша способнось усваивать необычное не беспредельна, а когда путешес-
твуешь на другие планеты, пределы оказываются очень узкими. Слишком мно-
го новых впечатлений; их приток становится невыносимым,  и мозг ищет от-
дыха в  буферном  процессе аналогизирования. Этот процесс как бы создает
мост между  воспринятым  известным  и неприемлимым неизвестным, облекает
невыносимое неизвестное в желанную мантию привычного.
         (Роберт Шекли Обмен разумов)

   От автора:
   Проиграв долгую и изнурительную борьбу с  совестью,  автор  не  может  не
упомянуть, что многие мысли,  идеи,  понятия,  слова  и  даже  абзацы  этого
произведения позаимствованы из двух книг. Основополагающей стала Физика  для
любознательных  Эрика  Роджерса.  Также  можно  сказать  с   большой   долей
уверенности, что данное  произведение  выглядело  бы  совершенно  иначе,  не
попадись в руки автору учебник физики, который создали А. В. Перышкин  и  Н.
А. Родина. Учебник этот автор изучал дважды - во время учёбы в средней школе
и непосредственно в период создания  романа,  которые  иногда  пересекались.
Автор до  сих  пор  находится  в  состоянии  восхищения  простотой  описания
важнейших законов физики. И если в предлагаемом Вам произведении  встретятся
запутанности, неточности и грубые ошибки, то за все эти  несуразности  автор
принимает ответственность на себя.
   Говорят, что самая удивительная вселенная заключена в  игральном  кубике,
весело прыгающем  по  пятому  столу  хрустального  зала  весьма  популярного
казино,  находящегося  на  небольшом  астероиде.  Астероид   тот   неуклонно
вращается по орбите вокруг потухшей звезды, заслоняющей своей чёрной  массой
чуть ли не полнеба.
   Миллионы завсегдатаев, туристов и прочих бездельников ежегодно  толкаются
в призрачном свете  свечей  и  мерцающих  отблесках  хрусталя  возле  пятого
столика, даже не подозревая, что  им  доводится  держать  в  руках.  Они  не
огорчаются, они знают - в  мире  есть  места  не  хуже.  И  одно  из  них  -
незабвенные Круги Измерений.
   1. Прибытие.
   Бастиан подумал, потом осторожно спросил:
   - А сколько желаний у меня в запасе?
   - Сколько хочешь. Чем больше,  тем  лучше,  мой  Бастиан.  Тем  богаче  и
многообразнее будет Фантазия.
   (Михаэль Энде  Бесконечная  книга)  Далее  речь  пойдет,  в  основном,  о
желаниях, о их силе, направлениях,  взаимодействиях  и  куче  подозрительных
личностей, которую эти желания то и дело  охватывают.  Неимоверную  важность
желания, как оси мироздания открыла и убедительно доказала своим героическим
примером  одна  сверхвысокоразвитая  цивилизация,  обитавшая  в   отдалённых
районах вселенной. Её название теперь похоронено под пылью времен и от всего
великого открытия остался  только  учебник  бесконечного  объёма,  посколько
предела знаниям, как и желаниям, не существует.
   Беда заключалась в том, что цивилизация  эта  не  только  открыла,  но  и
мечтала донести полученные знания до обычного рядового субъекта, у которого,
как подтверждено многоэровой практикой, в отличии от несуществующего предела
желаний предел знаний то  и  дело  обнаруживается  и  замирает  на  какой-то
слишком уж незначительной отметке.  Желание  упростить  свой  монументальный
труд и привело цивилизацию за грань гибели.
   Первая же фраза учебника, обращавшаяся  по  традиции  к  силам  высшим  и
доступным только для веры, а не для понимания, вызвала раскол и упадок.  Так
зачем же дали вы нам, сирым и убогим, эти желания! -  гласила  она  на  ныне
забытом языке. Тут же нашлись лидеры, которые не стали желать  считать  себя
сирыми и убогими. Вирус упрощения внезапно охватил широкие  слои  населения.
Целые страны и континенты не стали  желать  считать.  Потом  отдельные,  уже
упрощённые личности не стали желать.
   И,  наконец,  не  стали...  Вообще   ничего.   Так   цветущая   галактика
превратилась в пустыню, дав нам серьезный урок...
   ... Вихрь красных искорок затопил глаза. На  смену  им  выплыли  радужные
круги.
   Огненные полосы промелькнули и скрылись в наступившей мгле.
   Виктору с трудом удалось поднять веки. Его взору  представилось  огромное
окно, полукругом охватывающее комнату,  за  которым  на  иссиня-чёрном  небе
мерцали неподвижные звёзды. Состояние было настолько неуютным, что  хотелось
избавиться сразу от всей вселенной целиком. Обстановка оказалась  совершенно
незнакомой.
   Виктор  не  любил  неожиданно   оказываться   в   совершенно   незнакомой
обстановке. Тем более, что носовой платок в кармане отсутствовал, а с  носом
творились  обычные  дела,  предвещающие  событие,  которое  зовется   Острое
Респираторное Заболевание.
   Виктор прокашлялся и опробовал голос вопросом: Где это я?  Эхо  скрипучим
голосом  вернуло  ему  вопрос  обратно.   Конечно   же,   с   точки   зрения
высокоразвитых  цивилизаций  подобные  вопросики   считаются   примитивными,
ненужными, лишними, а кое-где и вовсе неуместными. Впрочем, с  точки  зрения
высокоразвитых  цивилизаций,  происходящее  событие  смело   можно   назвать
экспериментом по проверке акустических свойств  помещения.  Виктор  повторил
эксперимент, не внеся в исходные данные никаких изменений. На этот  раз  эхо
ответило ему Угадай!
   Пол снова качнуло, но уже не так сильно. Виктор изо  всех  сил  вжался  в
мягкое кресло и для пробы шмыгнул носом. Звёзды за окном резко дёрнулись, из
чего можно было заключить, что комната, в которой  он  находился,  совершила
непредвиденный поворот. Ну, придумал? - проявило инициативу  эхо.  Следовало
пока воздержаться от рискованных прогнозов. Давай быстрее, - предложило эхо.
- А то я начинаю скучать. Высотное здание? - предположил Виктор,  представив
западный небоскрёб, чьи окна с  утра  до  вечера  моет  угнетённый  западный
пролетарий. - Да нет, не может быть. Хитро, - отозвалось эхо, - сразу  да  с
нет, усиленные  не  может  быть.  Поконкретнее,  пожалуйста!  Не  здание,  -
отказался от своей гипотезы Виктор. Никакое здание не выдержало бы  подобных
толчков. Не здание, - подтвердило эхо. - Угадывай дальше. Вопрос о месте всё
ещё оставался открытым.
   Серебристая стена образовывала полусферу в  пределах  видимости  Виктора.
Кроме уже упомянутого окна на  ней  имелась  панель  с  множеством  мигающих
разноцветных  лампочек  и  единственным  дисплеем,  на   котором   извивался
неведомый спиралевидный  график.  Знакомых  ассоциаций  данная  панорама  не
навевала.
   Может быть, операторский зал? - пришло Виктору в голову. Чего? - спросило
эхо с нажимом, и Виктор испугался, что забрёл слишком  далеко  от  истинного
значения. Или телебашня - быстро сменил он позицию, но  эту  мысль  пришлось
отбросить. - Какого чёрта телебашня станет выполнять подобные скачки?
   Расписываться за телебашню всё же  не  стоило.  Словно  в  подтверждение,
звёзды за окном переместились ещё раз,  но  теперь  уже  медленно  и  нежно.
Правый нижний угол окна занял край огромного зелёного круга с лимонно-жёлтой
линией на границе с чернотой неба. Угадывай, - в очередной  раз  потребовало
эхо.
   А ведь это же... - Виктор вздрогнул и чуть не проглотил язык, избавившись
ненадолго от зудения в ушах и  отогнав  рвотный  позыв.  Ну!  -  восторженно
завопило эхо, требуя продолжения.  Но  пришедшая  догадка  вообще  не  имела
никакого смысла. Если судьба могла  ещё  каким-то  образом  занести  его  на
неведомую телевышку, то на  космический  корабль...  А  следовательно,  этот
зелёный круг никоим образом не  мог  быть  планетой.  Иначе  приходилось  бы
серьезным образом  опасаться  за  свой  рассудок.  Виктор  ещё  секунд  пять
понадеялся, что за окном всё  же  появится  тот  самый  западный  трудяга  с
предметами моющего  инвентаря.  Но  угнетённым  здесь  был  только  он  сам.
Угнетённый неизвестностью  и  тошнотворным  состоянием.  Даже  эхо  казалось
уверенным, иногда даже слишком.
   Рассмотри проблему с другой стороны, - подсказало  эхо.  -  Хотел  ли  ты
здесь оказаться?
   Хотел ли я здесь оказаться? - переспросил Виктор. Именно в  таком  месте?
Да вряд ли.
   А стать космонавтом? - последовала ещё одна подсказка.
   Космонавтом? - оживился Виктор. - Космонавтом, это же совсем другое дело.
   Представив себя затянутым в облегающий  серебристый  скафандр  и  стоящим
возле  громадного   многоступенчатого   корабля,   готового   стартовать   в
многомесячный  орбитальный  полёт,  Виктор   приосанился.   Ещё   заманчивее
выглядела перспектива на этом  же  корабле  не  вертеться  вокруг  Земли,  а
пронзать дальние галактики в компании  с  прелестной  девушкой.  Без  всяких
возможных конкурентов на сердце милой дамы и на подвиги разведчика глубокого
космоса. Вывернув голову  за  спинку  кресла,  Виктор  внимательно  осмотрел
корабль. Прелестной девушки не обнаружилось.
   К слову сказать, не  обнаружилось  вообще  никакой  девушки,  что  немало
огорчило отважного первопроходца вселенских глубин. Да  и  одежда  оказалась
вовсе не космонавтской. Где он,  серебристый  скафандр  с  эмблемой  великой
звёздной экспедиции? Обычная рубаха, обычные коричневые брюки и самые что ни
на  есть  обычные  ботинки  предположительно  фабрики   Скороход.   Возможно
пришельцам с пятой звезды созвездия  Лебедя  данный  комплект  показался  бы
донельзя экзотическим, но у Виктора он особых восторгов не вызывал  никогда.
Даже во времена покупки, так как альтернативы в  магазине  не  существовало.
Виктор с угасающей надеждой оглядел просторы ещё раз.  Ничего  удивительного
не случилось, разве что обнаружился  факт  незавязанного  шнурка  на  правом
ботинке. Зелёный круг тем временем занял уже пол-окна и решительно продолжал
своё наступление, ничуть не заботясь, что обо всём этом подумает Виктор.
   Вот так всегда! - недовольно проворчало объявившееся эхо. - Так где ты?
   Комнату тряхнуло ещё несколько раз, но  пейзаж  за  окном  не  изменился.
Только зелёное тело стремительно приближалось.  Качнув  головой  в  сторону,
Виктор оценил его ужасающую величину, несмотря на то, что оно находилось ещё
непомерно далеко от той точки, где он сейчас  сидел,  вцепившись  в  поручни
кресла. Выходит, что это всё-таки ракета, звездолет или космический корабль,
чёрт его дери. Виктор готов был поклясться, что до этого  видел  космические
аппараты разве что по телевизору или,  скажем,  на  ВДНХ  в  Москве.  Ну  не
космонавт же он?! Не космонавт! Несмотря на все свои  мечты  и  желания.  Но
предположить  то  можно,  тем  более,  что  мечтать,  по   оценкам   ведущих
специалистов, не вредно.
   - Космический корабль! - гордо объявил он.
   - Наконец-то! - обрадовалось эхо. - Позвольте приветствовать вас на борту
сверхсовременного  суперскоростного  катера  с  интеллектуальной   сервисной
системой сопровождения. В настоящее время мы падаем в связи с продолжающейся
самоликвидацией правого двигателя, детали которого вы имеете честь лицезреть
в иллюминаторе.
   За  окном  на  зелёном  фоне  промелькнула  вереница  серых  обломков   и
искорёженно-обгоревших деталей. Красиво!  -  подумал  Виктор,  а  потом  ему
пришла в голову мысль, что он не просто на нерушимом могучем  звездолёте,  а
на сломанном, неисправном,  терпящем  бедствие  и  неизбежно  стремящемся  к
катастрофе космическом катере, благо,  пока  герметичном.  Виктор  попытался
подняться, но эластичные ремни и могучая рука перегрузки прочно удержали его
в прежнем положении.
   - При посадке ремни должны быть пристегнуты,  -  ободрила  его  сервисная
система сопровождения. -  Последний  шанс  отдать  команду  для  прекращения
самоликвидации истек.
   - Так что же  ты  мне  сразу  ничего  не  сказала,  -  взорвался  Виктор,
безуспешно пытаясь отстегнуться.
   - Все зависело от того, где ты хотел оказаться, - ответила система.  -  В
мою задачу не входит вводить в курс дела субъекта, не являющегося пилотом, а
желающего всего-навсего очутиться на верхушке небоскрёба или телебашни.
   - Но что мне теперь делать?! - задал Виктор следующий вопрос, считающийся
у высокоразвитых цивилизаций ненужным, лишним, а порой и вредным.
   - Последний шанс отдать  команду  для  прекращения  самоликвидации  истек
четырнадцать секунд назад, - ласково ободрила его система.
   Стоп! А не  розыгрыш  ли  всё  это,  творящееся  за  окном.  Виктору  уже
доводилось  неоднократно  слышать  про  тренажеры  для  пилотов   и   просто
аттракционы,  на  которых  можно  полностью  ощутить  себя  и  лётчиком,   и
космонавтом. А не попал ли он на такой дурацкий  аттракцион?  Допустить  то,
что и тьма за окном, и звёзды, и наплывающее зелёное  безобразие  были  лишь
чудом компьютерной техники, несравненно легче, чем наличие какого бы  то  ни
было космического корабля. Да ещё с ехидной системой сопровождения.
   Виктор  усмехнулся.  В  голове  понемногу  прояснилось.  Всё   постепенно
становилось на свои места. Да кто  бы  пустил  Виктора  даже  на  территорию
космодрома, не то что на космический корабль?!  Да  зачем  Виктору  было  бы
ехать  на  этот  идиотский  космодром?  Версия  с  аттракционом   достоверно
объясняла творящееся вокруг. А если допустить ещё, что в начале этого полёта
Виктору довелось стукнуться своей неразумной башкой об какой-то выступ...
   Зверски просверлив уши,  взвыла  сирена.  За  окном  пронеслись  довольно
значительные куски металла. Зелёная поверхность захлестнула уже весь  экран.
Создавалась полная иллюзия, что  корабль  Виктора  потерпел  аварию,  а  его
останки теперь неудержимо притягивала к себе неведомая зелёная планета.
   - Но я не хотел оказаться  на  корабле,  терпящем  бедствие!!!  -  позвал
Виктор умолкнувшую систему. - Я вообще не хотел быть здесь! Никогда!
   - Ничего страшного, - сказала она. - Может этого хотел кто-то  другой.  В
просторах вселенной всегда найдется немало субъектов, то  и  дело  говорящих
друг другу Послушай, приятель, а не хотим ли мы с тобой найти дурня, который
провернёт за нас всю грязную работёнку?
   Половина лампочек на панели неожиданно потухла. Остались  только  красные
островки, которые в бешеном ритме мигали во вдруг наступившей  тьме.  Теперь
Виктор видел только  их,  да  окно,  отливавшее  нестерпимо  яркой  зеленью.
Комнату неудержимо затрясло, и Виктор вновь почувствовал себя  нехорошо.  Он
представил, как ржут снаружи те хохмачи, которые запихнули его сюда,  и  его
стала наполнять злость. Он не мог  предпринять  никаких  активных  действий,
поскольку ужасающая перегрузка буквально вдавила его в кресло,  а  ремни  не
собирались отстёгиваться.
   Тем не менее, он явственно ощущал, что падает с огромной  высоты.  Голова
дёргалась и кружилась, ноги стали  ватными,  кровь  билась  где-то  в  ушах,
отыскивая выход  наружу.  Наконец,  перед  глазами  всё  поплыло,  и  Виктор
погрузился и душой, и телом в абсолютную темноту.
   - Пассажирам приготовиться к прибытию в  мир  иной,  -  донесся  до  него
призыв сервисной системы. - Пять секунд на улаживание последних желаний.
   Посадку! - мелькнула у Виктора последняя мысль. - Посадку!
   Посадку-посадку-посадку! Мягк...
   ... Упомянув о теории желаний, невозможно не рассказать, с  чего  же  она
начиналась. Разумеется, невероятно сложной и сверхестественно объёмистой она
стала не сразу. Сначала теория желаний была понятна каждому.  Но  тогда  она
ещё не имела права  называться  наукой.  Ибо  любая  наука  должна  казаться
невероятно сложной, иначе все авторы научно-популярных книжек останутся  без
работы. Так уже было не раз во времена ужасающей неграмотности  населения  и
полного отсутствия профсоюзов. Когда запущенные дела  в  свои  крепкие  руки
принял соответствующий профсоюз,  то  первым  делом  он  открыл  комитет  по
регистрации наук. С тех пор  любой  набор  знаний,  возжелавший  именоваться
наукой, должен пройти отборочные тесты. И если в нём сумеет разобраться хотя
бы один из членов представительной комиссии, то знания будут  возвращены  на
доработку, невзирая на кажущуюся нужность и полезность.
   Как  уже  было  сказано,  основы  теории  желаний   были   открыты   ныне
несуществующей сверхвысокоразвитой цивилизацией. Кроме прочих достоинств  её
представители  обладали  телепатией,   поэтому   запантентовать   какое-либо
открытие было там сущим мучением. Не успеете Вы,  восхитившись  простотой  и
изяществом нового знания, выбежать на улицу к  ближайшему  патентному  бюро,
как первая же парочка встречных начинала хитро улыбаться и  доказывать  друг
другу: О! Мы же это знали давным-давно! В течение следующей минуты первый из
них  по  системе  межгалактической  связи  регистрировал   открытие   своего
собственного патентного  бюро,  а  второй  немедленно  патентовал  там  Ваше
открытие под собственным именем.
   Быстрые ноги уже не помогали, правительственные связи ничего не решали.
   Единственным способом  добиться  признания,  как  первооткрыватель,  была
шифрация открытия и патентование его в зашифрованном виде. Через год или два
можно было смело дать ключ от шифра широкой общественности и наблюдать,  как
её представители покрываются фиолетовой  плесенью  зависти  и  телепатически
передают  мысли,  содержание  которых  напечатать  тут   не   представляется
возможным. Так произошло и с  первым,  открытым  в  разрезе  теории  желаний
законом, который вывел на основе наблюдений  тогда  ещё  никому  неизвестный
ученый. За то время, пока различные слои населения  изучали  его  объёмистый
труд, произошло много знаменательных событий. Первый вариант расшифровки  по
теории  ключей  ведущей  шпионской  школы  принес   широкой   общественности
философскую теорию Принципы всего сущего. Не  прошло  и  трёх  месяцев,  как
известный лингвист той эпохи, использовав кольцевую структуру  повествования
и  сопоставив  написанное  с  прохождением  зелёной  планеты  по   созвездию
Чешуйчатого Епископа,  а  лилово-оранжевой  по  краю  Парадоксального  Пути,
доказал, что рассматриваемый труд необходимо читать с позиции отрицания. Так
возникли Принципы несущего. В настоящее время эта монография конфискована  и
сожжена, так как многие из этих  принципов  шли  в  разрез  с  Галактическим
сводом  законов  об  охране  собственности.  На  время  процесс  затих,   но
неожиданно пионерское звено в свободное от учёбы и  общественных  дел  время
переставило первый и последний звук  в  каждом  слове.  И  на  свет  явилась
величественная книга Я и  бог.  На  её  основе  расцвели  миллионы  сект,  а
представители знаменитого  звена,  покончив  с  пионерским  прошлым,  отбыли
миссионерами  в  самые  богатые  районы  галактики  для  сбора  средств   на
благотворительные цели. Через месяц одинокий пастух, спускаясь  с  пригорка,
выронил эту книгу и взглянул на её содержимое под неожиданным  углом.  После
случившегося ему не  составило  труда  написать  статью,  содержащую  ценные
сведения о  разведении  белых,  игольчатоволосых  стручков.  Параллельно  её
написанию  крупная  автомобильная  фабрика  включила  в  план  по   развитию
предприятия изучение тридцать четвёртой, сто семьдесят шестой и триста тысяч
девятой страницы зашифрованного послания. Кто знает, что явилось бы на  свет
в  связи  с  предполагаемым  исследованием,  но  срок  хранения  открытия  в
шифрованном виде истёк, и первооткрыватель извлёк из него фразу, послужившую
первым кирпичиком в  бесконечном  здании  теории  желаний.  Несмотря  на  её
незначительную длину, она таит в себе основополагающий принцип теории. Каков
желающий, такова и сила. В переводе на понятный язык её смысл состоит в том,
что  исполнение   нашего   желания   напрямую   зависит   не   от   незримых
сверхестественных сил, а от нас самих...
   ... Ослепительно голубое  небо  и  раскалённый  шар  Солнца,  на  который
невозможно взглянуть. Хорошо, - блаженно подумал Виктор. С востока наплывали
синие облака,  портившие  привычную  обстановочку,  поэтому  на  них  Виктор
старался не смотреть. Он  лежал  на  спине,  чувствуя  каждую  шероховатость
поверхности, на которую  его  угораздило  свалиться.  Вдобавок,  рубашка  на
пояснице сбилась в бесформенный ком, что тоже  доставляло  массу  неудобств.
Глаза Виктора кругами обшаривали весь  небосклон,  но  кроме  названных  уже
облаков не находили больше ничего удивительного.
   Мышцы спины начинали яростно сигналить о своем бедственном положении, что
указывало на  весьма  продолжительный  период,  в  течение  которого  Виктор
провалялся на этом месте. До сих пор с Виктором ещё ничего не  произошло.  А
значит, лежать дальше уже не имело никакого смысла. Виктор резво вскочил  на
ноги и чуть не сел обратно. Руки и ноги вели себя  так,  будто  бы  накануне
Виктору пришлось разгружать вагон мешков с  сахаром,  а  потом  таскать  эти
мешки на девятый этаж и обратно. Но  необычность  обстановки  заставила  его
забыть обо всём.
   Вокруг простиралась равнина, заросшая голубым мхом вперемешку  с  мелкими
неровными камнями, остроту которых надолго запомнила  спина  Виктора.  Слева
неподалёку торчали тёмно-синие, почти чёрные шары невиданных кустов.  Дальше
на горизонте высились  громады  многоэтажного  города.  Но  не  кусты  и  не
странная архитектура зданий поразили Виктора больше всего. На  всём  видимом
пространстве не наблюдалось ни огромного звездолёта, ни посадочного  модуля,
ни захудалой  спасательной  шлюпки,  ни  даже  одного-единственного  обломка
аппарата, который по логике вещей доставил сюда Виктора.
   Возможно, здесь поработали местные пионеры. Виктор весело  кивал  в  такт
своим мыслям. Почему бы им и не провести скоростной сбор металлолома? Но как
они могли не заметить самого Виктора? А  может,  и  могли!  И  заметили!  Но
первоочередной задачей остался, конечно же, металлолом. Зато уж когда  будет
день сбора инопланетных пришельцев...
   Однако, такой день мог уже состояться по плану на прошлой неделе. Значит,
приходилось либо ждать почти год до следующего (а кто знает,  сколько  здесь
длится год?), либо выпутываться самому. Завязав покрепче шнурки на ботинках,
Виктор вздохнул и побрел в направлении города,  размышляя  по  пути  о  том,
сколько  же  полезных  вещей  получится  при  переплавке  его   исчезнувшего
звездолета.  И  утюги,  и   асфальтоукладчики,   и   детские   площадки,   и
велотренажёры.
   Тренажёры? Стоп! Может, отсутствие корабля объяснялось легко и просто. Да
не было его совсем! Виктор полетал на тренажёре, пережил катастрофу, а затем
добрые друзья вынесли его на свежий воздух, на травку, так сказать,  на  мох
голубой. Далеко же нести пришлось, - подумал Виктор,  прикидывая  расстояние
до города. И город этот был, мягко скажем,  не  Париж.  Да  ещё  облака  эти
синие. Уж что хочешь, то и думай.
   Два часа спустя, уставившись на красную  слоноподобную  голову  существа,
сидевшего за столом и в свою очередь пристально разглядывавшего его  самого,
Виктор окончательно  понял,  что  никакие  тренажёры  тут  ни  при  чем.  Он
находился в местном бюро занятости инопланетных существ и мутантов. Сюда его
доставили два робота, которые, встретив инопланетного  пришельца  на  улице,
так и не сумели классифицировать вид и подвид Виктора.  Сейчас  они  скромно
стояли в углу и мигали разноцветными лампочками. Один из  роботов  напоминал
трехярусную метёлку, другой
   - кучу сплющенных кочанов металлической капусты.  Но  даже  они  померкли
перед странным служащим, к которому и был доставлен Виктор. Тот уставился на
Виктора с выражением явного довольства. Если кто-то и хотел  получить  дурня
для выполнения грязной работёнки, - грустно подумал Виктор,  -  то  это  ему
удалось.
   2. Предначалье.
   Орешек знаний твёрд, но всё же Мы не привыкли отступать.
   Нам  расколоть  его  поможет  Киножурнал  Хочу  всё  знать  (Заставка   к
научно-популярному киножурналу) Чтобы рассказывать о теории желаний, следует
сначала определить её специальные термины. Само по себе  желание  ничего  не
значит. Субъект, орущий с мрачным  видом  в  пустоту:  Хочу!,  ничего  кроме
раздражения и запоздалой жалости не вызывает.
   Любое желание  имеет  свой  объект,  т.е.  некие  предметы  или  события,
долженствующие объявиться по волеизъявлению  желающего.  Так  для  субъекта,
орущего в пустоту:
   Хочу новую Волгу и Кавказ!!!, объектами желания являются:
   1.)  Легковой   автомобиль   отечественного   производства   Горьковского
автозавода:
   а.) самой последней модели; б.) только  что  сошедший  с  конвейера;  в.)
требования, перечисленные в пунктах а и б включительно.
   2.) Перемещёние береговой линии Черноморского побережья Кавказа  к  месту
пребывания желающего:
   а.) исключая море, как таковое.
   б.) включая море, как таковое.
   в.) чередуя пункты а и б согласно  дням  недели,  фазам  Луны,  состоянию
внутреннего мира и настроения желающего и прочим  важным  причинам,  которые
следует указать в приложении к стандартной заявке на исполнение желания.
   Каждое желание имеет форму и объём. Субъект, возжелавший Да будет  свет!,
может подразумевать  совершенно  различные  объёмы  приложения  желания.  От
маленькой комнатки, где он скромно принимал ванну в тот самый момент,  когда
срок  службы  стеклянного  грушевидного  предмета  под  потолком  неожиданно
подошёл  к  концу.  До  бескрайних  просторов  вселенной,  кои  должны  быть
немедленно озарены вследствие нахождения у желающего в голове некой  идейки,
истолковываемой им, как вселенское знание. Идейки эти  обычно  возникают  от
бессонницы, но, судя по тому, что подавляющее большинство районов  вселенной
все  ещё  погружены  во  тьму,  к  снотворному,  производимому  монополистом
фармацевтической промышленности Элли Лилли Компани, рекламации предъявляться
не должны.
   Форма желания тоже имеет немаловажное значение. Так, например  одинаковые
по объёму  желания  Хочу  быть  повелителем  вселенной  и  Хочу,  чтобы  вся
вселенная лежала у моих ног имеют одинаковый объём, но совершенно  различную
форму.  И  если  в   последнем   случае   удовлетворенная   заявка   желания
всего-навсего прибавит Вам рост и вес, то события, которые произойдут с Вами
вследствие исполнения желания,  высказанного  в  первой  форме,  культурными
словами  на  этой  странице  описать  невозможно.  Поэтому  автор  не  может
удержаться от совета тем новичкам, которые только-только начинают шагать  по
тернистой  тропе  изучения  теории  желаний.  Не  надо  излагать  желания  в
изысканной и витиеватой форме,  понятной  только  Вам  самим.  Иначе  вместо
величественного трона, покоящегося на  самой  верхушке  пирамиды  вселенской
власти, Вы можете увидеть у своих ног лишь горстку пыли, да  и  пройтись  по
ней во вселенской обиде от того, что  все  эти  ученые  разговоры  о  теории
желаний оказались самым обыкновенным враньём.
   Все мысли, высказываемые  и  невысказываемые,  являются  желаниями.  Даже
такое, на первый взгляд, тривиальное предположение, как Дважды два равняется
четырём,  вызывает  целую  бурю  желаний  у  субъектов,  высказывающих   его
окружающим.
   Какой-нибудь ученый муж, говоря эту фразу, подразумевает своим  довольным
видом:
   А не хотим ли мы, коллеги, сказать, что выполнение этого правила является
неукоснительным  подтверждением  того,  что  в  нашей  реальности  всё   ещё
продолжают действовать строгие математические  законы?  Совсем  другое  дело
являет  собой  маленький  мальчик,   исподлобья   глядящий   на   неумолимую
учительницу.  Весь  его  вид  при   произношении   данной   фразы   выражает
одну-единственную слезную  просьбу:  Ну,  Марь  Ванна!  Поставьте,  наконец,
пятёрку. А то ведь отец опять пороть будет!
   Всё, что существовало,  существует  и  будет  существовать  на  просторах
вселенной, включая ее саму, является чьими-то воплощенными  желаниями.  Хотя
нередко в нашей  голове  и  появляются  мучительные  размышления  о  степени
разумности неведомого субъекта, в чьем воспаленном мозгу могло появиться  то
самое, на что сейчас направлен наш донельзя удивленный взгляд...
   ... Дом стоял на  пригорке,  за  городом.  После  всех  невероятностей  и
невозможностей глаза Виктора прямо-таки отдыхали, уставившись на  это  ничем
непримечательное  строение.  Да,  то  был  обычный,  пяти...  э,  вообще-то,
шестиэтажный дом из вполне обычного серого кирпича. Дом явно строился не для
выполнения программы Жильё-2000. На это намекало полное отсутствие  балконов
и квадратные окна с  крестообразными  перекладинами  рам.  Вышеперечисленные
признаки указывали на  принадлежность  здания  к  административному  классу.
Здесь  же  полагалось  иметься  солидному  парадному  крыльцу   с   бетонным
козырьком, но, возможно, оно располагалось с другой стороны. Без  окон,  без
дверей - полна горница людей (Секретное конструкторское бюро), - вспомнилась
Виктору загадка.
   Окна у здания все же присутствовали. Значит, что  бы  там  ни  находилось
внутри, оно носило статус полусекретного. На просторах Родины внутрь  такого
здания Виктора, разумеется, никто бы не пустил. Его  задержали  бы  прямо  у
крыльца, вознамерься он полюбопытствовать о новых  научных  тайнах.  Поэтому
тыльная  сторона  устраивала  Виктора  больше.  В  теплый   солнечный   день
невероятно приятно сжать в руке бутылку только что открытого пива,  усесться
на асфальт и прислониться спиной к прогретой стене вдали  от  шумной  улицы,
соприкоснувшись таким образом с кующейся за семью замками наукой.
   Да, всё же радостно было увидеть знакомые  очертания.  А  если  прищурить
глаза, сконцентрировать внимание исключительно на этих старых добрых  стенах
и не глазеть по сторонам, выкинув из поля зрения спиралевидные  конструкции,
то наплывало потерянное чувство уверенности. Уверенности в том, что не  было
ни странного  города,  ни  космического  корабля,  потерпевшего  аварию,  ни
роботов, ни слоноподобной красной...
   Однако, обладатель этой самой головы немедленно привлек внимание  Виктора
то ли покашливанием, то ли похрюкиванием.
   - Вот они! - торжественно выдало существо нечто членораздельное. -  Круги
Измерений!
   Виктор вздохнул.  Именно  здесь  ему  полагалось  разыскивать  неведомого
Орлика. Кто или  что  это,  Виктор  не  знал  (не  знал  этого,  впрочем,  и
служитель, нетерпеливо вертящий хоботом). Но  таковые  условия  вытекали  из
контракта,  заключенного  Виктором  со  службой  занятости  полчаса  земного
времени назад. В случае удачного завершения поисков и доставки Орлика,  если
он не превышал по  габаритам  двенадцать  гюмзиков  и  весил  не  более  ста
восемнадцати дувалей (а  Виктор  очень  надеялся  на  это),  или  подробного
описания  его  же,  в  случае  невыполнения  предыдущих   условий,   Виктору
гарантировалось возвращение в привычный мир земных  существ.  Контрактом  не
было предусмотрено  неудачное  завершение  поисков,  что  вселяло  некоторый
оптимизм (или затаённые опасения).
   Ещё раз полюбовавшись  гармоничными  очертаниями  серого  здания,  Виктор
повернулся к своему  собеседнику  и  работодателю.  Тот  долго  и  увлеченно
повествовал о чем-то.
   Виктор перестал печалиться и начал слушать.
   - ... И каждому,  заметьте,  каждому,  кто  в  добровольно-принудительном
порядке вызвался искать Орлика, мы продаем экземпляр Справочника  по  кругам
со значительными скидками. Вы покупаете? -  существо  преданно  заглянуло  в
лицо Виктора совершенно круглыми глазами.
   - Беру, - согласился Виктор, не желая  усугублять  свою  судьбу  нелепыми
отказами.
   Служитель  заулыбался.  Он  любил,  когда   "Путеводитель   по   кругам",
называемый им "Справочником" для пущей убедительности, покупался из его рук.
   - Тогда с вас ... - дальнейшая фраза  прозвучала  настолько  запутанно  и
невразумительно, что Виктор не запомнил ни единой буквы.
   - Чего? - ошарашенно переспросил он.
   - Ах да, - загрустило существо, - вы же с  Земли.  Сейчас  подумаем,  что
можно выжать с представителя эдакой, почти что никому неизвестной планетки.
   Виктор погрузился в мрачное ожидание.
   - У меня мечта, - возрадовался представитель высокоразвитой  цивилизации.
- Я уже давно хочу заполучить серебряный американский доллар.
   - Я тоже, - саркастически отозвался Виктор и предъявил  из  кармана  своё
наиглавнейшее сокровище - бляху от джинс Super  Perrys,  на  которой  силами
заграничного производства была  запечатлена  орлиная  сторона  американского
национального достояния  с  пояснительной  надписью  One  Dollar.  Рекламный
образец не заинтересовал  слоноподобную  голову,  справочник  растворился  в
неизвестности,  мир  и  взаимопонимание  между  народами  так  и   не   были
установлены.
   - Зачем Вам этот Орлик то? - попробовал в  последний  раз  отказаться  от
великой миссии Виктор. - Всё равно же никто не знает, что  он  такое  и  как
выглядит.
   - Ага, - злорадно кивнул головой инопланетянин. - А  прилетит  кто-нибудь
из передовой галактики, да спросит: Где это у вас тут Орлик  то?  И  что  мы
тогда ему покажем? Не твои же глупые  объяснения.  Давай,  не  рассуждай,  а
готовься.
   Желай как можно скорее найти этого самого  Орлика.  Или  хотя  бы  просто
найти его.
   Предстоящая тебе работа напрямую зависит от силы твоего желания.
   - Почему?
   - Ты хоть изучал теорию желаний? - ехидно поинтересовался работодатель.
   - Нет, - смущённо отозвался Виктор.
   - Итак, - встал красноголовый в гордую позу. - Разберём, что же  из  себя
представляет твоя, ещё непроделанная работа.  Работа,  как  известно,  прямо
пропорциональна силе желания и  прямо  пропорциональна  пути,  который  тебе
предстоит пройти. Возьмем ту самую серебряную монетку, о которой мечтаем  ты
и я.
   Предположим, что тебе известно, где она  бесхозно  валяется.  Теперь  всё
зависит от вышеприведённых факторов. Если растояние огромно, то требуется  и
немаленькая сила желания, иначе ты просто скажешь самому себе: Ну, и чего  я
попрусь в такую даль? Совсем другое дело, если она лежит прямо  у  тебя  под
носом. Тогда остается подумать: А не нагнуться ли мне и не  поднять  ли  её?
Тут сила желания должна быть всего таких размеров, чтобы просто  наклониться
и хватануть. От силы желания зависят многие факторы. Вот,  например,  круги.
Почему их всего шесть?
   - Не знаю.
   - Потому что кто-то пожелал увидеть их в таком  количестве.  И  он  прав.
Глупо посылать изыскателей с ограниченным жизненным сроком на  поиски,  если
число кругов приближается к бесконечности  или,  -  он  помахал  хоботом  по
сторонам и громко крикнул. - Эй, здесь есть математики? - и, подождав десять
секунд для убеждения, что окружающая реальность не взорвётся  торжествующими
возгласами  Я  -  математик!,  И  я!,  А  за  нашим  столиком   целых   пять
математиков!, продолжил, - или превосходит её. Бесконечный путь предполагает
бесконечное значение работы. А кто  тут  хочет  работать  бесконечно?  -  он
выждал эффектную паузу, но ни Виктор, ни окружающая реальность  не  выразили
желания поучаствовать в столь продолжительной работе. -  Другое  дело,  если
этаж будет всего один. Тогда многих сюда и не заманить, ибо оплата частенько
зависит от размера проделанной  работы.  Не  думаешь  же  ты,  что  мы  тебя
отправили бы обратно, если бы вся твоя  работа  заключалась  в  обследовании
сарая?
   - Вообще-то... - начал Виктор, но его собеседник не  собирался  и  дальше
терять время на бессмысленные споры.
   -  Иди  же,  о,  землянин,  -  торжественно  изрекло  существо.  -  И  да
сопутствует тебе удача, ибо ты вступаешь в землю неведомую. И увидишь ты там
всё, что ни пожелаешь.
   Напутствие не слишком ободрило Виктора, но он только рассеянно кивнул.
   Предупреждение крепко сидело в его голове. Предупреждение о  том,  что  в
кругах измерений Виктор на все события и на всех встречных будет смотреть  в
пределах собственного зрения и собственных ощущений. Чем это  грозило,  было
пока не ясно.
   Но  особо  Виктору  волноваться  не  стоило.  Любая   из   характеристик,
когда-либо выданных Виктору, неизменно заканчивалась фразой Политику  партии
и правительства понимает правильно.
   - Смелее, -  буркнул  обладатель  слоноподобной  головы  и  повернулся  к
Виктору затылком, словно не желал дальше  смотреть  на  это  душераздирающее
зрелище. Чуть дрожа от волнения, Виктор сделал несколько шагов вперед.
   Он стоял в полном  одиночестве  на  вершине  холма.  Вокруг  не  было  ни
спиралевидных сооружений, ни даже красного спутника. Внизу расстилался синий
туман, скрывая от глаз  все,  что  только  возможно.  На  ярко-голубом  небе
напрочь отсутствовало солнце. Здесь не  существовало  ничего,  кроме  холма,
Виктора и шестиэтажного здания из серых кирпичей. Словно Алиса в Зазеркалье,
Виктор оглядывал окрестности, с интересом ожидая,  чем  же  продолжится  его
необычное путешествие.
   Возможно,  сделав  несколько  шагов  назад,  он  снова  очутился   бы   в
инопланетном городе. Но сначала ничто не мешало поискать Орлика. К  тому  же
здесь всё было как бы привычней, роднее.
   Из оцепенения его вывел дружеский хлопок  по  плечу.  Резко  обернувшись,
Виктор  увидел  изрядно  располневшего  крепыша   в   серо-чёрном   костюме,
напоминавшего пробивного работника, долгие годы прослужившего снабженцем.  В
руке здоровяк держал солидный  пластмассовый  кейс  со  сверкающими  золотом
замочками.
   - Орлика ищем? - поинтересовался незнакомец.
   - А... разве это  запрещено,  -  вырвалось  у  Виктора,  который  в  душе
надеялся, что появившийся толстяк и окажется долгожданным Орликом  или  хотя
бы Орлик лежал у него в кейсе. Вот и ходить далеко не надо,  -  мелькнуло  у
него в голове.
   - Они всех сюда посылают, - разочаровал его крепыш. -  Только  приземлись
на их планете, как тебя тут же запрягут искать Орлика.
   - Кто они? Служба занятости?
   - А кто же ещё. Сдаётся мне, что они специально раскинули  силовое  поле,
чтобы затащить ещё парочку изыскателей в круги измерений.
   - Так значит, я не первый? - протянул Виктор.
   - И далеко не последний, - успокоил его здоровяк. -  Возможно,  последним
буду я, но уж не ты, точно. Откуда, брат, тебя такого занесло?
   - С Земли, - гордо произнес Виктор. Судя по  выражению  лица  незнакомца,
название это ему ни о чем не говорило, хотя его облик до последней  черточки
соответствовал земному.
   - А я с Денсобола-5, - не менее гордо ответствовал здоровяк. - Слыхал про
такое?
   Виктор с готовностью кивнул.  Про  Денсобол-5  он  что-то  читал.  Скорее
всего, где-то в  фантастических  рассказах,  тонкий  ручеек  которых  иногда
пробивался через железную стену и оставлял свои следы на страницах  журналов
Химия и Жизнь и Юный Техник. По крайней мере, нить разговора крепла.
   - А что такое круги измерений? - спросил он.
   - Да кто их знает, - признался собеседник. - Ещё никто не  возвращался  и
не раскалывался о своем пребывании там.
   - Да, но ведь издали целый справочник!
   - И что с того? Там только одни предположения, да  специальные  страницы,
которые по замыслу создателей немедленно вберут в себя информацию о месте, в
котором ты оказался, и тут же представят её тебе в удобоваримом виде.
   - А разве такое бывает?
   - Да ты что, никогда книг не читал?
   - Читал, - возмутился Виктор.
   - Не те ты книги читал, -  расстроенно  махнул  рукой  субъект,  осмотрев
внешний вид Виктора. - Знаешь, сколько бы такая книга стоила?
   Виктор не знал. Самая дорогая книга, которую он  держал  в  руках,  имела
номинал 6 рублей 02 копейки.
   - А сколько стоит Справочник?
   - Да я не спрашивал, - сказал Денсоболец. - Все  равно  назначат  тройную
цену. У, скупердяи.
   - И всё-таки, как книга  может  впитать  информацию  и  показать  мне  её
понятным образом?
   - Тут всё зависит от величины желания. Книга прикидывает величину круга и
величину желаний, таящихся там.  Потом  она  измеряет  тебя,  уровень  твоих
желаний.
   А  затем  сопоставляет  полученные  величины  друг  другу,  а  полученные
множества  пересекает  между  собой.  В  результате  перед  тобой   понятная
картинка. Там описано всё, что ты можешь себе вообразить. А что не можешь  -
останется за гранью твоего восприятия.
   - Постойте, я не понял. Как можно измерить желание?
   - Измерить желание -  это  сравнять  его  с  однородной  величиной.  Вот,
например, ты хочешь пива и я хочу пива. Вроде бы желания один  к  одному,  а
разберешься, так день и ночь.  Ты,  вот,  мечтаешь  о  Жигулёвском,  а  я  о
Баварии. Почему у тебя в голове сидит только Жигулёвское?
   - Так где мне Баварию купить. У нас и Жигулёвское только по  вторникам  и
четвергам на разлив.
   - В этом твоя беда. Мне нужна только Бавария, и я не люблю слово  купить,
но пива всё равно хочется. Что делать?
   - Не знаю, - пожал плечами Виктор.
   - Смотри, - денсоболец мечтательно прикрыл глаза.
   Из тумана выскочила юркая  блондинка  в  серебряном  платье,  отороченном
мехом. В руках у нее был поднос, на котором  расположился  высокий  бокал  с
запотевшими стенками, наполненный на три четверти.
   -  Наша  компания  проводит  презентацию  нового  сорта  Вашего  любимого
напитка, - застрочила девушка заученным голоском. - Позвольте угостить  Вас,
- и она смущенно улыбнулась.
   Денсоболец с достоинством принял бокал и  осушил  его.  Девушка  засияла,
словно ей только что вручили  первую  премию.  Затем  она  забрала  казенное
имущество и скрылась в тумане. Виктор увидел,  что  пива  ему  не  припасли,
мстительно прищурил глаза и начал скрипеть  мозгами.  С  другой  стороны  из
тумана принялся выползать облезший буро-жёлтый ларёк, чьё  окошко  закрывала
фанера с надписью Пива нет.
   Виктор прищурил глаза сильнее и начал мысленно убирать ненужную табличку.
   - Зря стараешься, - оборвал его денсоболец.
   - Почему?
   - Сегодня среда, а ты же сам определил  для  себя,  что  пиво  на  разлив
бывает только по вторникам и четвергам. Не умеешь  ты  желать  в  правильном
направлении. А ещё Орлика искать вздумал.
   Виктор вздохнул. Радужные надежды о скором возвращении  в  привычный  мир
значительно померкли.
   - Значит, никто оттуда не вернулся? - спросил Виктор с  тайной  надеждой,
что его собеседник пошутил. И нет  никаких  кругов  измерений,  а  заодно  и
спирального города, и невесть куда сгинувшего космического корабля.
   - Я-то уж вернусь, - заверил его  собеседник.  -  Впрочем,  и  ты  можешь
вернуться, если, конечно, не откажешься мне помогать.
   - Я вот  что  придумал,  -  зашептал  он  на  ухо  Виктору.  -  Надо  нам
действовать сообща. Я начну с верхних этажей. Сдаётся мне, что они  спрятали
Орлика на самой верхушке. А ты пока обыщи первый уровень.
   - Зачем, если Орлика там все равно нет, - обиделся Виктор.
   - Так, для очистки совести, - пояснил его новый спутник. - Толку от  тебя
больше никакого.
   В виду полного отсутствия  грандиозных  планов  поиска  неизвестного  для
широкой  общественности  объекта   Виктору   ничего   не   оставалось,   как
согласиться.
   - Значит, встретимся на втором этаже, - подвел итоги собеседник Виктора и
задумчиво посмотрел на шестой этаж.
   - Почему на втором?
   - Да потому, что я успею обшарить четыре верхних, пока ты  доберешься  до
второго,
   - отмахнулся от Виктора здоровяк и исчез. Прямо-таки растворился в чистом
воздухе (прозрачном, как слеза). К  слову  сказать,  Виктору  он  больше  не
встречался.
   3. Круг первый.
   "Кармадон, как и любой иной демон, был, по  школьным  понятиям  Данилова,
лишь определенным духовным выражением материи и  мог  принять  любую  форму,
какая бы соответствовала его желаниям и обстоятельствам." (В. Орлов "Альтист
Данилов") Описанные здесь и далее круги измерений, вернее - Круги Измерений,
являются плодом чьего-то воображения, который созрел и  даже  успел  рухнуть
вниз и твёрдо закрепиться на отведённом  ему  месте.  Появились  они  давно,
вследствие чьего-то желания. Что было это за желание и кто  его  высказал  в
своей мятущейся и необъятной  душе,  является  засекреченной  информацией  и
подпадает под Закон о неразглашении вселенских тайн (Свод законов об  охране
памятников труда цивилизаций великих, малых и пятого  пригорка).  Эту  тайну
знает и надежно хранит гарнизон закрытого  полигона  приграничья  вселенной.
Полигон пришлось закрыть почти с самого начала времён,  чтобы  не  возникало
вредных и политически неправильных споров  о  бесконечности  вселенной.  Все
воины гарнизона с тех пор беспробудно  спят  вечным  сном,  что  и  является
нерушимым гарантом сохранности.
   Чтобы  путешествовать  по   Кругам,   неплохо   обзавестись   специальным
путеводителем, который Вам всё равно не  поможет,  зато  оставит  прекрасное
впечатление своей высокой полиграфической ценностью. В нём нетрудно отыскать
невероятно красочные пейзажи, большинство  из  которых  к  Кругам  не  имеет
никакого отношения. Тем не  менее,  они  на  протяжении  многих  лет  станут
восхищать взор и Вам, и Вашей жене, и Вашим детям, и тому, кто ловко украдёт
его в тот самый момент, когда Ваши  дети  оставят  сей  ценный  предмет  без
внимания. Заканчивая о путеводителе, неплохо ещё упомянуть тот факт,  что  в
нём нет ни слова об Орлике.
   Но даже не читая  никакого  путеводителя,  можно  проникнуться  безмерным
уважением  к  тому  неведомому  созданию,  которое  силой   своего   желания
умудрилось впихнуть переплетение множества миров  в  непримечательное  и  не
такое уж высокое здание...
   ... Виктор стоял и смотрел на вознесшийся ввысь дом в каком-то  блаженном
оцепенении. Почему-то ему казалось, что вот сейчас придут сюда добрые  люди,
да заберут Виктора куда надо. Причем, куда надо Виктору, а не этим, пока ещё
неведомым добрым людям. Ведь всем  известно,  что  если  некие  добрые  люди
забирают вас куда надо им, то шансы вернуться  оттуда  настолько  малы,  что
подобную величину математики называют стремящейся к  нулю.  Добрые  люди  не
спешили, а глаза Виктора обнаружили одно из окон первого этажа, отличающееся
от своих собратьев на фоне всеобщего единообразия.  Створка  его  была  чуть
приоткрыта. И никто не мешал Виктору залезть в него и начать свои поиски. Со
скрипом толкнув раму внутрь, Виктор перемахнул через подоконник и очутился в
маленькой, светлой и совершенно пустой комнате  с  белым  высоким  потолком.
Стены, выложенные в шахматном порядке  белыми  и  лиловыми  плитками,  гулко
отражали каждый его шаг.
   Обстановка  не  располагала  к  веселью.  Она  напоминала   душевую   или
медицинское учреждение широкого профиля. Настроение не портилось ещё  больше
лишь по причине отсутствия бормашины  и  прочих  адских  штучек  современной
медицины. Природное чутье безошибочно  указало  Виктору,  что  Орлика  здесь
искать не стоит. На всякий случай он ещё раз оглядел кабинет и прикинул  где
бы он тут расположил бормашину.
   Бормашина не замедлила явиться и расположилась строго на указанном месте.
В комплекте с ней прибыло кресло и низенький черноусый доктор в белом халате
и шапочке.
   - Хай, парень, - ослепительно улыбнулся он. -  Тебе  невероятно  повезло.
Сегодня обычное лечение обойдется тебе всего  в  двадцать  условных  единиц,
лечение  без  боли  ты  можешь  получить  за  тридцать  пять  и  лечение   и
душераздирающей болью - со специальной скидкой - всего за восемьдесят.
   От врача с полуфашистским приветсвием и специальными ценами  добра  ждать
не приходилось. Тем более, что Виктор не располагал ни условными  единицами,
ни прочими инопланетными валютами. Да и зубы лечить он никогда не  любил.  К
счастью,  в  комнате  имелась  дверь.  Плоскость,  покрытая  белой  краской,
преграждала Виктору путь в неведомое. Если отбросить героические слова,  она
являла единственный выход отсюда. Туда Виктор и направился  самым  скорейшим
образом. В спину ему донеслось: Вызывают тут всякие, от дел отрывают...  Уши
у Виктора  мучительно  краснели,  но  зубы  трепетали,  взывая  о  пощаде  и
ненападении.  Дверь  грохнула,  с  трудом  сдвинувшись  с  места.  И  Виктор
осторожно выбрался в тёмный коридор.
   Но даже и здесь не нашлось ничего поразительного. Призрачный свет, идущий
из неведомых источников, не давал  Виктору  пристально  оглядеть  его  новое
пристанище.
   Зато вокруг сновало множество силуэтов, и отовсюду  непрестанно  сыпались
навязчивые вопросы: А, кстати, вы тут Орлика не встречали? Очевидно, в своих
стремлениях Виктор  был  не  одинок.  Покинув  маленькую,  слабо  освещённую
тусклой белой выпуклостью площадку возле  двери,  он  углубился  в  коридор.
Некоторую тесноту создавали не только хаотически бегающие  искатели  Орлика,
но и разнокалиберные трубы, неожиданно  выскакивающие  из  темноты  со  всех
сторон  и  вновь  скрывающиеся  во  мраке  через  несколько  шагов.  Коридор
напоминал   подвал,    увешанный    вентилляционными,    водопроводными    и
электроведущими конструкциями,  включая  газопровод  и  расширенную  систему
парового отопления. Постепенно глаза  привыкли  к  сумеркам,  а  под  ногами
обнаружились залежи пивных пробок с непонятными, но красочными  рисунками  и
надписями. Словно  монеты  старинного  клада  звенели  они  под  ногами,  но
окружающих интересовал Орлик и только Орлик. Изредка в стенах обнаруживались
крепко запертые двери, в которые безуспешно тыкались  все  проходящие  мимо.
Поиски Орлика, видимо, велись здесь с незапамятных времен, и привнести новое
сюда  казалось  крайне  нереальным  делом.  Эта  мысль   донельзя   испугала
новоприбывшего. В голове возникла картинка, где убелённый сединами Виктор  и
через пятьдесят лет сновал взад-вперед по коридору.
   Так, не сказав ни слова, Виктор постепенно добрался до конца злосчастного
коридора. Большинство искателей озабочено тыкались в большую парадную дверь,
неприступно белеющую в торцовой стене и, полюбовавшись на мерцание  янтарной
ручки, поворачивали обратно. Однако, находились и такие, которые исчезали во
мгле ответвления по правую сторону коридора и  уже  более  не  возвращались.
Виктор незамедлительно последовал за  ними,  немного  надеясь,  что  уж  эта
дорога, несомненно, приведет его к Орлику. Здесь, в крохотном коридорчике не
оказалось никого и ничего, кроме маленькой железной двери в стене, куда,  по
всей вероятности, и скрылись те,  кому  довелось  оказаться  на  этом  месте
немного раньше.
   Виктор не видел смысла возвращаться  в  коридор.  Поэтому  он  решительно
толкнул таинственную дверцу и шагнул  вперёд.  Теперь  он  стоял  в  светлом
тесноватом помещении, опять же без окон. В метре справа от него  устремлялся
ввысь лестничный пролёт. Наклонный потолок над головой Виктора,  несомненно,
являлся родным братом  этого  пролёта,  продолжающим  путь  своего  коллеги,
правда, в противоположную  сторону.  Путь  к  лестнице  преграждал  стол  из
светлого полированного дерева.  За  столом  сидел  седой  старик  с  длинной
бородой  в  позе  глубокой  задумчивости.  Белый  балахон  старика  неслышно
трепетал от легкого сквозняка. Именно таким Виктор и представлял себя  после
полувековых поисков.
   - Чего желаешь ты, прибывший? - раздался вопрос.
   - Где это я? - вырвалось у Виктора.
   - На границе первого круга! - торжественно изрек старик.
   - А вы кто? Вахтер? - предположил Виктор.
   - Знай же, несчастный, - вознесся и прогремел голос  его  собеседника,  -
что каждому я вижусь по-своему. Для  одних  я  -  наставник,  для  других  -
великий маг, для третьих - старый... Впрочем, о них не будем.
   - Как это - вижусь по-своему? - не унимался Виктор.
   - Мир, из которого ты пришёл, состоит из  реалий,  воспринимаемых  твоими
ощущениями, - произнёс старик с таким видом, словно объяснял это уже миллион
раз. - Мир, в который ты вступил, сложен из ощущений,  сотканных  в  реалии.
Нет  одинаковых  ощущений,  поэтому  нет  одинаковых  миров.  Для   каждого,
избравшего измерения, создается свой мир.
   - А почему... - начал Виктор.
   - Не спрашивай меня,  странник.  Ибо  твоих  знаний  недостаточно,  чтобы
понять мои объяснения, - сказал  старик  и  улыбнулся,  довольный  тем,  что
удалось  отвертеться  от  столь  навязчивого  посетителя  и  его   каверзных
вопросов.
   - Мир таков, как я его вижу, - попробовал продолжить беседу Виктор.  -  И
таков, как его видят остальные.
   - Сначала ты прав, - ответил старик. - Но конец твоих рассуждений  двояк.
Что ты хочешь сказать: я вижу мир таким, потому что его видят таким все. Или
все видят мир таким, потому что его вижу таким я.
   Дедушка-маг, видимо, любил пофилософствовать.
   - А разве это не одно и то же?
   - Разумеется, нет. Если мы отталкиваемся  от  реальности,  воспринимаемой
всеми, в том числе и тобой, как от единой для всех константы,  то  мир  един
для всех. Но если мы берем в расчет  ощущения,  возникающие  при  встрече  с
реальностью, то они для  каждого  различны,  как  различны  свинцовое  небо,
сплошной серый небосвод и белесая полоса облаков без единого разрыва.
   - Но ведь все это обыкновенное небо в пасмурный день! Одно и  то  же  для
всех трёх случаев.
   - Да, это одна реальность, но обрати внимание, какие непохожие  ощущения.
Одна реальность, но совершенно разные чувства, не  говоря  уже  о  словах  и
определениях,
   - наставник развел руками.
   - Но ведь не может быть такого, чтобы я увидел, скажем, дом с крыльцом  и
трубой, а стоящий рядом - заросший травой холм?
   - Может! - радостно объявил наставник.  -  И  если  ты  поймешь  это,  то
поймешь и сущность кругов. Твой мир таков, каким ты его желаешь видеть.
   Старик ловко  ухватил  за  шиворот  горбоносого  мужичонку  в  поношенном
пиджаке, пытавшегося бочком пробраться мимо стола. Тот  напряжённо  замер  и
вызывающе засунул руки в карманы брюк с голубыми лампасами.
   - Что ты видел на первом круге? - грозно вопросил маг.
   - Стада хеггов, - буркнул  мужичонка  и,  вырвавшись,  побежал  вверх  по
лестнице.
   - Ну, хеггами он назвал искателей, - не сдавался Виктор. - Иначе  говоря,
толпу людей.
   - Нет, хеггами он назвал низкорослых вьючных животных с пушистым хвостом,
которые резво носятся по узкому загону с копнами сена возле стен.
   - Как мог этот мужичок видеть каких-то животных вместо сборища людей?
   - Для тебя это мужичок. А для него ты - порывистый конь из породы Арланов
(что, кстати, делает тебе немалую честь.  Можешь  поблагодарить  меня,  если
хочешь. Ну, как всегда, тишина).  Просто  вы  воспринимаете  одну  и  ту  же
реальность по-своему.
   - Не могу понять, - тяжело вздохнул Виктор.
   - Попробую объяснить, - не менее тяжело вздохнул наставник. - Возьмем,  к
примеру, два цвета - голубой и синий. Для тебя это разные цвета.
   - Предположим, - согласился Виктор. - Хотя и нечто общее в них есть.
   - Сгущая краски в голубом, мы постепенно  получим  синий  цвет.  А  внося
белизну в синий, мы постепенно переходим к голубому. Согласен?
   Виктор кивнул.
   - А где граница между ними? Ты  можешь  указать  участок,  где  кончается
синий и начинается голубой?
   - Ну, каждый покажет такой участок по-своему.
   - Вот именно! Там,  где  для  тебя  ещё  светло-синий,  для  другого  уже
тёмно-голубой!
   Теперь заменим цвета на  реальности  и  получим  две  разные  реальности,
переходящие одна в другую.
   - А говорят, что в английском языке и синий, и голубой звучат одинаково.
   Данное сообщение, похоже, поставило старичка в тупик.
   - Говорят, на Луне собаки лают, - нашёлся он. - Я там не был, не знаю.  О
том ли сейчас речь...
   - Но ведь по большому счету эти два цвета - одно и то же.
   - Вовсе нет. Просто при определенных обстоятельствах один может перейти в
другой и наоборот. А тебе известны они оба. Предположим теперь, что для тебя
знаком только синий цвет, а другому -  только  голубой,  а  кроме  того  все
промежуточные оттенки отбрасываются. Тогда, увидев нечто среднее между синим
и голубым, ты с уверенностью скажешь, что это синий, а твой оппонент  станет
утверждать - только голубой!
   - Значит, и искатели Орлика, и стада хеггов...
   - Совершенно верно! Ощутив нечто среднее, похожее  на  искателей  Орлика,
твое знание  отбрасывает  промежуточные  стадии,  идентифицирует  тебя,  как
одного из искателей, и формирует тебе желание увидеть искателей,  как  толпу
людей. Если оно окажется довольно сильным, то все так и случится.  А  почему
бы желанию не оказаться сильным? Ведь ты вырван из  привычной  обстановки  и
всеми силами стремишься попасть в неё обратно. Поэтому даже я  чем-то  похож
на привычную тебе обстановку.
   Виктор кивнул.
   - Для скэттла - дикого хегга, - продолжил старичок,  -  конечно  же,  все
окружающие выглядят вьючными четвероногими. Для тебя скэттл  -  человек  или
проще - мужчина не слишком шикарного вида, для него ты-  хегг  или  проще  -
конь, как один из подвидов хеггов,  находящихся  в  полном  расцвете  сил  и
возможностей.
   - Значит, все окружавшие  меня  на  первом  круге  -  вовсе  не  люди?  -
ошарашенно произнес Виктор.
   - Разумеется, нет. Это совершенно разнообразные личности. Но твое  знание
здесь, в кругах измерений, не в силах идентифицировать их  по  промежуточным
разделам.
   Поэтому  они  видятся  тебе  единственными  известными  твоему   сознанию
разумными существами - людьми.
   - Но могу ли я доверять им, не зная, кто они такие?
   - А ты уже знаешь! Все они - искатели Орлика. А значит, сущностью  чем-то
сродни тебе, хотя обликом даже близко тебя не напоминают.
   - Так я вижу не самих искателей, а их сущности! - восхитился Виктор.
   - Вот! - взмахнул руками маг. - Ты сумел сделать вывод из первого  круга,
а значит, достоин вступить на второй.
   Старик встал и торжественно сдвинул стол, открыв Виктору широкую дорогу.
   - А Вы? Вы, наверное, побывали на всех кругах?
   - Нет, только на первом.
   - Так почему бы Вам не отправиться вместе со мной?
   - Поняв сущность первого круга, я решаю вопрос: зачем он?
   И  усевшись  за  стол,  наставник  вновь  впал   в   состояние   глубокой
задумчивости.
   К этому времени Виктора отделяло от двери, ведущей во второй круг,  всего
четыре ступеньки.
   4. Круг метаморфоз.
   Если соврёт, - подумал Прохоров, - хорошо бы  его  вот  этой  люстрой  по
башке шарахнуло.
   - Это письмо, - тянул слова Стасик, - это письмо... написал... не...
   Люстра угрожающе поползла вниз.
   (В. Бахревский Фонтан Три Кита) Теорию желаний изучают  всегда  и  везде,
почти никогда, кстати, не задумываясь об этом. Специальных учебных заведений
по освоению  этого  многотрудного  и  полного  опасностей  предмета  ещё  не
существует.  Пока  только  построен  вселенский   университет   по   выпуску
строителей учебных корпусов, где  предполагается  изучать  начальные  основы
теории желаний. Студенты уже успели проучиться два вселенских расширения  и,
соответственно, сужения. После первого они выпустили  практическую  брошюрку
Астрология - Как заставить звёзды предсказывать  будущее.  После  второго  -
более внушительную работу Психология - Как  заставить  звёзды  предсказывать
будущее, которое тебе нужно.  Сейчас  идет  третье  расширение  и  готовится
третья работа. Пока не сообщается, что же станут делать заставленные  звёзды
на этот раз, но на приграничье вселенной на всякий случай строится очередной
закрытый полигон.
   Тот  факт,  что  вселенная  пока  существует  без   специальных   научных
учреждений по данному вопросу, ничуть не умаляет  значение  теории  желаний.
Умение желать ежемоментно необходимо  всем  без  исключения,  независимо  от
пола,  возраста,  социального  положения,  предела  знаний  и  выбранной   в
соответствии с последним профессии. Хочу! И,  значит,  существую!  -  сказал
поэт-классик забытых  времен,  чьи  труды  всё  ещё  входят  в  обязательную
программу по подготовке поваров для ресторанов высшего класса и зоопарков.
   Только умея хорошо и правильно желать, можно проектировать и претворять в
жизнь дома,  заводы,  машины,  электростанции,  интрижки,  любовные  романы,
перевороты, революции, апокалипсисы и вселенские катастрофы. Любой  поступок
существа, находящегося  на  бескрайних  просторах  вселенной  или  за  ними,
обусловлен либо его  собственными  желаниями,  либо  желаниями  постороннего
субьекта, которым по тем или иным причинам противостоять невозможно.
   Наши, да и не только, головы  заполнены  мечтами,  помыслами,  желаниями.
Предметы и существа, окружающие нас, в той или иной степени их олицетворяют.
Поэтому умение  видеть  желания  других  является  ценной  способностью  для
врачей, психологов, политиков,  президентов  и  всяких  неназываемых  хитрых
субъектов. Многие из последних обладают ещё утраченными знаниями о том,  как
собирать  энергию  чужих  желаний  и  с  помощью  несложного  приспособления
преобразовывать её в собственные решения и стремления.
   В чем же состоит глубинный смысл теории желаний?  Как  может  одна  наука
разобраться в таком множестве явлений?
   Любая наука,  которая  имеет  право  называться  наукой  и  уже  получила
зарегистрированный  товарный  знак,  обладает  способностью  выводить  общие
законы, по  которым  действуют  предметы  её  изучения.  Например,  субъект,
которого мы для простоты восприятия  назовем  маленький  мальчик,  правильно
умеющий желать некий предмет, который мы  проидентифицируем  как  мороженое,
неизменно это мороженое получает. Данный  факт  вызывает  удивление  лишь  у
неучей, но - никогда! - у того, кто хоть немного знаком с теорией желаний...
   ... На этот раз Виктора занесло в  гостиничный  коридор.  Трудно  назвать
как-то  иначе  помещение  со  стенами,   покрытыми   жёлтой   известкой,   и
единообразными дверями, отличающимися друг от друга только цифрами  номеров,
нанесёнными в середину верхнего квадрата отделки. Сейчас Виктор стоял где-то
между 212 и 213 номером с  одной  стороны  и  207  и  208  с  другой.  Самое
интересное заключалось в том, что дверь, через которую  Виктор  вошёл  сюда,
исчезла самым таинственным образом, отрезав тем самым  путь  к  отступлению.
Света в коридоре тоже не хватало, но было  все  же  поярче,  чем  на  первом
этаже. Слава богу, -  вздохнул  Виктор  и  с  удовлетворением  отметил,  что
толпами  искателей  Орлика  здесь  и  не  пахло.  Более  того,  коридор  был
совершенно пустынным, что наводило на мысль: не слишком-то  много  искателей
сумело преодолеть рубеж первого круга. Наслаждаясь тишиной, Виктор  медленно
зашагал направо,  туда,  где  далеко-далеко  вместо  мрачной  стены  сверкал
квадрат дневного света.
   Разумеется, первым делом следовало выспросить об Орлике всех, кого только
возможно. Беда в том, что население второго круга  не  встречало  Виктора  с
хлебом-солью. Скоро он понял,  что  даже  без  душистого  каравая  и  резной
солонки  к  нему  не  выйдет  ни  девушка  в  русском  сарафане,  ни  группа
ответственных  товарищей,  про  которых  обычно  пишут  и  другие,  когда  в
международном аэропорту  торжественно  встречают  лидирующих  представителей
братских и дружественных стран.
   Виктор решил  проявить  инициативу  и  активную  жизненную  позицию.  Это
выразилось в том, что у ближайшей двери он остановился с твёрдым  намерением
проникнуть внутрь. Но у порога смелость то ли  приотстала,  то  ли  наоборот
забежала вперед.
   Всего порыва хватило лишь на то, чтобы культурно и осторожно постучать по
гладкой поверхность.
   Тук, тук, - разнеслось по коридору, а ответом была тишина.
   Не повезло, - подумал Виктор и подкрался к следующей двери.
   Тук, тук-тук, - Виктор  разнообразил  и  продлил  вступительную  речь.  В
полном соответствии славным партизанским традициям из-за двери не  донеслось
ни звука.
   У третьей двери Виктор  снова  хотел  постучать,  но  вовремя  передумал.
Вместо сообщения  о  своём  прибытии  он  плавно  толкнул  дверь.  Усиленная
активная   жизненая   позиция   немедленно   принесла   результаты.    Дверь
приоткрылась,  и,  засунув  голову  вовнутрь,  Виктор  обнаружил  за  дверью
небольшую  каморку.  Половину  ее  занимал  вестак,  полузасыпанный   старой
стружкой, в другой на двух  истертых  временем  и  обстоятельствами  стульях
сидели двое немолодых мужчин и вели беседу, вытянув ноги к стене, на которой
был нарисованн очаг с пылающим огнем. От очага ощутимо сквозило.
   - И знаешь, что я тебе  скажу,  Джузеппе,  -  яростно  размахивал  руками
высокий с седой шевелюрой.  -  Никто  ведь  так  и  не  доказал,  что  Круги
Измерений, на втором из которых  мы  сейчас  находимся,  вообще  существуют.
Придется,  видно,  мне  заняться  этой  проблемой.  Глядишь,  годиков  через
десять-двенадцать...
   - Эх,  Карло,  -  вздохнул  приземистый  и  лысоватый.  -  И  охота  тебе
философствовать.
   Убрался бы вот лучше. Или сына хотя бы смастерил. А  то  и  не  останется
после тебя ничего. Я вот тебе и полено подходящее притащил.
   С этими  словами  он  легонько  пнул  потрепанный,  заляпанный  грязью  и
продуктами жизнедеятельности  мышей  серый  мешок,  откуда  сразу  донеслось
одобрительное похрюкивание.
   - Не о том ты, Джузеппе! Не о том! Ну подумай, до того ли мне  сейчас,  -
огорчился Карло и умоляюще сложил руки на груди.  -  Я  тебе  о  звёздах,  о
вселенной, о сущности нашего мира, о вечности, в конце-концов. А ты мне  про
полено какое-то. Мелочный ты человек, сразу видно, что столяр.
   - Ах так, - начал краснеть Джузеппе.  -  Значит,  всего  лишь  столяр.  А
инструмент кто тебе мастерил? Вселенная? Звёзды? Ты сам?
   - Что инструмент, - Карло задрал голову к небесам. - Оболочка и только. А
звуки из него извлекает тонкая душа музыканта. Да, Джузеппе, тебе  этого  не
понять.
   Нет, не буду я из твоего полена делать человечка. Вырастет  он,  натворит
делов, и останусь я в памяти людской не как гвоздь мироздания,  а  как  отец
никчемной, деревянной, плохо воспитанной куклы.
   - Гвоздь мироздания, - издевательски  протянул  Джузеппе.  -  Мысли  твои
хороши за стаканчиком вина для нашей с тобой беседы, да и только. Разве  что
крысы ещё послушают, хотя я не  уверен.  Ну  говорящий  сверчок  своё  слово
вставит, когда проснётся. Где же ты хочешь, чтобы  вселенная  мироздание  то
увидела?
   - А я добьюсь, - кипятился Карло. - Пусть  мне  опять  вернули,  я  им  в
тридцать седьмой раз пошлю. Я прорвусь, меня напечатают. И тогда...
   - Не напечатают, - махнул рукой Джузеппе.
   - Не напечатают? - тоном приближающейся грозы спросил Карло.
   - Да ты и сам это знаешь.
   - Подерёмся, Сизый Нос? - предложил Карло, снимая куртку.
   - Подерёмся, - кивнул Джузеппе,  приглаживая  ещё  оставшуюся  на  голове
растительность.
   - Люблю споры, - удовлетворённо сказал Карло, заехав оппоненту по уху.  -
В спорах рождается истина.
   Джузеппе крякнул в ответ и начал целиться своим мозолистым кулаком в глаз
старому приятелю.
   Виктор осторожно прикрыл дверь в науку и отправился дальше.
   Но не успел он пройти и четырех  метров,  как  слева  от  него  скрипнула
дверь, и дорогу ему преградили две привлекательные девушки с полным  набором
косметики на лице. Бедра одной из них плотно охватывала  кожаная  мини-юбка,
вытертая  джинсовая  юбочка  другой  была  ещё  короче.  Из-под  юбок   вниз
устремлялись шикарные ножки, затянутые в чёрные нейлоновые колготки. Одна из
девушек, презрительно  оглядев  Виктора,  достала  из  карманчика  блузки  с
огромным вырезом зажигалку и закурила, испачкав помадой  чуть  ли  не  треть
сигареты. Другая, напротив, томно заглянула  Виктору  в  глаза,  когда  ему,
наконец, удалось, приподнять  взгляд.  В  общем,  он  понял:  не  надо  быть
Штирлицем, чтобы догадаться, кто это такие.
   Но Виктор не знакомился на улицах.
   Девушка нетерпеливо шагнула навстречу. У Виктора перехватило дыхание, его
лицо мгновенно залилось краской. В этот миг  ему  казалось,  что  его  мысли
беспрепятственно читает всякий, кому вздумалось.
   Виктор  резко  вильнул  в  сторону,  норовя  по  стене   обойти   опасное
препятствие.
   Решительно шагнув, девушка  приблизилась  к  Виктору,  напирая  роскошным
бюстом.
   Рука Виктора рывком отскочила от бедра, коснувшегося его пальцев. Потирая
ушибленный локоть, он юркнул в щель между стеной и девушкой.
   - Может, задержитесь, молодой человек? - донеслось ему вслед.
   Но  классовое  самосознание  не  позволило  Виктору  завести  разговор  с
нетипичной для общества представительницей. Быстро-быстро перебирая  ногами,
наш путешественник  заторопился  к  выходу,  который,  казалось,  сам  летит
навстречу. Мелькали по  сторонам  единообразные  двери,  глаза  не  успевали
отмечать закорючки цифр, вокруг  становилось  все  светлее,  тишину  нарушал
только шорох ботинок, шагавших по стоптанной  красной  ковровой  дорожке.  И
вдруг все оборвалось...
   Именно так! Коридор не заканчивался ни дверью, ни  окном.  В  нем  просто
отсутствовала стена. Ещё шаг, и ковер попросту  исчез  из-под  ног  Виктора.
Теперь его ботинки замерли на мягком золотисто-жёлтом песке,  перед  глазами
тихо накатывались на берег волны бескрайнего моря, а над головой раскинулась
бездна ярко-голубого неба самой середины дня. Не надо забывать,  что  Виктор
находился в шестиэтажном здании и добрался пока лишь до второго этажа. Но не
было вокруг ни потолка, ни стен. И как-то не верилось, что где-то в  глубине
моря  скрывается  обыденный  пол,  покрытый  красным  ковром.  Бесконечность
просторов ошеломила Виктора. Он стоял, машинально  засунув  руки  в  карманы
просторных брюк фабрики  Сигнал.  Левая  ладонь  судорожно  сжимала  измятый
донельзя платок. Правая намертво впилась в  ключ  от  квартиры.  Происшедшие
вокруг перемены оказались настолько невероятными, что Виктор забыл обо всем,
даже о том, как и зачем оказался он на этом самом месте.
   Резкая   перемена   обстановки   настолько   потрясла   неподготовленного
путешественника, что он своим корпусом навалился на вертикально вкопанное  в
песок бревно. Волны всплеснули и на поверхность выбралась дружина  молодцов,
одетых в блестящие кольчуги, атласные штаны  и  сафьяновые  красные  сапоги.
Руки их сжимали копья, а головы венчали  остроконечные  шлемы.  Из  стройных
рядов  проворно  выбрался  худощавый   богатырь,   который   осторожно,   но
безоговорочно отодвинул Виктора от  столба  и  прикрепил  на  освободившееся
место исписанный бумажный прямоугольник.
   Верхний  его  край  был  густо  замазан  жёлтым  слоем,  сквозь   который
просвечивало трудноразличимое слово Молния.  Ниже  было  аккуратно  выведено
Боевой листок, а вслед за ним развернулась объёмная поэма, из которой Виктор
успел разобрать только первое  четверостишие:  Провели  мы  подготовку.  Кто
копьём, а кто винтовкой. На просторах всех морей. Двадцать семь богатырей.
   - А почему двадцать семь, - недовольно  заметил  Виктор.  -  Должно  быть
тридцать три. Я знаю. Я в школе учил.
   - Васюкин, доложить, -  сбоку  объявился  могучий  черноусый  дядька.  Из
второй шеренги донёсся звонкий мальчишеский голос:
   - По штату - тридцать три. По списку - тридцать три. В наличии - двадцать
семь.
   Один вакант. Комаров, Жбанидзе, Ханмамедов - командировка. Севастьянов  -
прогул.
   Аникина - декретный отпуск.
   - Это как? - не понял Виктор. - Богатырь, значит, в декретном отпуске?
   - Разрешите доложить, - с этим возгласом из первой шеренги, отстучав  три
шага, выбрался высокий, красиво  сложенный  богатырь,  чьи  сапоги  украшали
каблуки-шпильки. Одним резким жестом он сдёрнул шлем и по спине расплескался
водопад  золотистых  волос.  Черномор  огорчённо  кашлянул,  но  по   уставу
придраться не смог. Виктор заметно оробел.
   - Нет, мы не потерпим, - богатырь напирал на Виктора внушительным бюстом.
- Прошли те времена,  когда  женщин  затирали,  отводили  им  роль  домашней
посудомойки, поварихи и воспитательницы детей. Современная женщина не станет
терпеть притеснения со стороны  грубых,  потных  скотов,  гордящихся  своими
мужскими  принадлежностями.  Мы  долго  терпели,  но  теперь  ничто  нас  не
остановит. Равные права с мужчинами. Равные, а не ущербные. Нам не нужно  от
мужчин глупое сюсюканье, ханжеское отшаркивание, откровенное лизоблюдство  с
той лишь целью, чтобы отвлечь нас от прогресса и использовать как постельную
принадлежность...
   Виктор краснел то ли от темы беседы, то ли от стыда за  мужскую  половину
человечества и всей вселенной, то ли на всякий случай. Его организм  не  был
подготовлен к таким неожиданным обстоятельствам. В одном из научных журналов
он  как-то  прочел  перепечатку  статьи  западного   профессора,   клеймящую
феминизм. Нет, он понял уже тогда, что феминизм не сулит ничего хорошего, но
даже не догадывался, насколько все плохо.
   - Равные, - раскатывалось над пляжем. - Нет ничего такого, чтобы  женщина
не сумела сделать лучше, чем те ублюдки, называющие себя  мужчинами.  Равную
зарплату. Только так вселенная не упадет в бездну хаоса.  Равный  доступ  ко
всем без исключения профессиям...
   Дружина внимала, опустив головы.  Дядька  Черномор  смущенно  покашливал.
Виктору на ум  пришла  одна  мысль.  А  во  вселенной  наметились  маленькие
изменения, катализатором которых выступил сам Виктор, хоть он того  даже  не
подозревал.
   На  свете  рождается   слишком   мало   людей,   желания   которых   хоть
сколько-нибудь значат, - высечено на высокой скале в окрестностях  одной  из
планет Альдебарана на альдейском и  баранском  языках  мысль  древних.  Злые
негуманоидные существа с зелёной планеты без  названия  утверждают,  что  ее
оставил неудачливый альпинист, так и не добравшийся до  вершины.  Но  ученый
совет Дан-Кссссситраля (не ошибитесь в количестве букв с, иначе  вас  съедят
первые же автоматические челюсти первого попавшегося  Дан-Кссссситральца  на
первом же ученом совете) доказал, что в жизни каждого существа в возможных и
невозможных вселенных отведено по крайней мере три момента, когда загаданные
желания или просто странные ассоциации сбываются, хотите вы того или нет.  К
сожалению  прочитать  это  простое  и   изящное   доказательство   пока   не
представляется возможным, так как учёный совет не успел оформить его в  виде
связного отчёта и временно прекратил  свою  работу  в  ожидании  наступления
момента  Всеобщего  Великого  Равновесия.  Что  это  такое,  пока   ещё   не
установлено. Поэтому величайшие умы и ждут его прихода,  чтобы  завизировать
свои наблюдения всеми трехсот пятьюдесяти двумя органами чувств.
   Моменты исполнения  желаний  обычно  предпочитают  нагрянывать  нечаянно,
выбирая те секунды, когда их совсем не ждёшь. Поэтому вышеупомянутый  момент
наступил у Виктора неожиданно и  прошёл  незаметно  для  него  самого.  Зато
прекрасная воительница бесследно растворилась с морского побережья и  заново
кристаллизовалась в четырёх километрах  от  маленькой  сибирской  станции  в
составе передовой бригады шпалоукладчиц, выполняющих сто  пятьдесят  девятый
процент своей нелегкой, но крайне необходимой для общества нормы. По оценкам
местных и региональных статистиков всплеска феминизма на маленькой сибирской
станции не наблюдалось ни в этот,  ни  в  последующий  годы.  Его  также  не
наблюдалось до  того  самого  мгновения,  когда  Земля  превратилась...  Но,
вообще-то, это уже совершенно другая история.
   Заметно повеселевший Черномор скомандовал  Кругом  и  увёл  присмирневшую
дружину обратно в морские глубины. Сквозь плеск набежавшей волны  донеслось:
- Ванюков!
   - Я, товарищ майор! - Переписать утративший актуальность боевой листок! -
Есть... То ли дистанция была  уже  велика,  то  ли  неведомому  Ванюкову  не
хотелось переписывать всё заново, минусуя внеплановые потери, но в последней
фразе положенная легендарной дружине бодрость в голосе уже не чувствовалась.
   Безмятежно шелестели  волны,  а  тихий  ветерок  легонько  трепал  волосы
Виктора и его голубую клетчатую рубашку. "... Северо-восточный ветер  слабый
до умеренного.
   Температура воды - плюс двадцать девять  градусов.  Температура  воздуха:
ночью - двадцать градусов,  днём  -  тридцать  два  градуса  выше  нуля."  -
монотонно вещал кто-то из песка. Такое положение  дел  продолжалось  до  тех
пор, пока за спиной изыскателя не захрустел песок под чьими-то неторопливыми
шагами. Обернувшись, Виктор  обнаружил,  что  к  нему,  тихонько  напевая  и
покачивая головой в такт музыке, подходит его новая знакомая.  Та  самая,  в
кожаной юбке, которая едва не сбила нашего путешественника с истинного  пути
в сумрачном гостиничном коридоре.
   Классовое самосознание отвлеклось. Разинув рот, оно восхищалось  красотой
небес.
   Исключительно по этой причине Виктору пришлось вступить в разговор.
   - Любуемся вторым кругом? - вскинув челкой, спросила девушка.
   - Ага, - немногословно начал Виктор.
   - Ну и как?
   - Что как? - Виктор только теперь  заметил,  какая  изумительная  девушка
стоит перед ним.
   - Второй круг, - спокойно пояснила она, пристально взглянув прямо  в  его
глаза.
   -  Э-э,  ну...  в  общем,  нормально,  -  Виктор   принялся   внимательно
разглядывать носки своих ботинок. А левый в ремонт не мешало  бы!  -  пришла
ему в голову спасительная мысль.
   - Ну,  и  о  чем  мы  думаем?  -  ласково  осведомилась  девушка.  Что-то
подсказывало Виктору, что не стоит спрашивать её об  Орлике,  и  поэтому  он
скромно промолчал.
   Виктор несмело поднял голову и буквально утонул в серых глубоких  глазах,
исследующих такие глубины внутреннего  мира  Виктора,  куда  не  отваживался
заглядывать и он сам.
   - Наверное, Орлика ищем, - сама догадалась девушка.
   Что-то, специализирующееся на погоде,  прекратило  вещать  и  зарылось  в
песок  где-то  поблизости,  а  Виктор  обрадовался  наступившей   тишине   и
обнаружившейся теме для общего разговора.
   - Конечно, Орлика,  -  бодро  отрапортовал  он.  -  По-моему,  все  здесь
разыскивают Орлика.
   - Вовсе  нет,  -  поджав  губы,  ответила  девушка.  -  Многие  прекрасно
обходятся и без этого. Нельзя же искать вечно. Так и вся жизнь пройдет.
   - А разве поиски могут настолько затянуться?
   - Ты думаешь, тебе первому предложили найти Орлика? - презрительно пожала
плечами девушка. - Да тут таких миллионы,  и  пока  что-то  никто  не  видел
подобного фрукта. Многие уже  успокоились  и  теперь  живут  во  всех  шести
кругах, образуя самостоятельные государства и занимаясь кто чем. Впрочем, мы
можем продолжить поиски вместе.
   Она выгнулась навстречу Виктору и призывно задышала  ему  в  лицо.  Глаза
Виктора моментально уставились вниз.
   - Я привык действовать один, и... - произнес Виктор, уже сдаваясь.
   Но тут девушка положила свою мягкую  ручку  ему  на  плечо,  и  классовое
самосознание мигом упало с небес на землю.
   - ... И вообще, мы по разную сторону  баррикад,  -  неожиданно  для  себя
твёрдо закончил Виктор.
   - Да неужели, - едва шевеля вишнёвыми губами, процедила девушка. - Чем же
это ты лучше меня? Может быть, ты принц?
   - Нет, - гордо заявил Виктор. - Я не принц, и не хочу им  быть.  В  нашей
стране принцам не место. А вот ты никогда не станешь принцессой,  даже  если
очень захочешь.
   - Это ещё почему? - взъерошилась девушка. - Что ты про меня знаешь?  Ведь
мы даже не знакомы.
   - Я тебя насквозь вижу, - пробормотало классовое самосознание и  уступило
фронт действий Виктору.
   - Здесь любая сможет стать принцессой!
   - Нет! Даже если тебя одеть по-королевски и предоставить дворец и  свиту,
сущность твоя останется той же самой. Ты  не  сможешь  стать  принцессой.  И
никакая принцесса не сможет стать такой, как ты, потому что ей уже с детства
известно, что достойно принцессы, а что нет.
   - Вот! - палец девушки грозно уставился на Виктора. - Ты сам  подтвердил,
что корни в сущности человека, а сущность формируется каждой секундой жизни,
каждым поступком!
   Виктору пришлось отметить, что хотя перед ним  и  стояла  девица  лёгкого
поведения, своим умом она могла достигнуть несравненно большего. По  крайней
мере, спорить с  ней  было  трудновато  для  Виктора,  чьи  глаза  старались
увильнуть  от  волнующего  обозрения  двух  выпирающих  из  разреза   блузки
округлостей, но неизменно возвращались обратно.
   - Берегитесь часа метаморфоз,  -  прокричало  из  песка  что-то,  некогда
предсказывавшее Виктору погоду, и снова скрылось в песке, довольное тем, что
удалось дать полезный совет. Но в пылу спора никто не  обратил  внимания  на
его сообщение.
   - Не скажу, что  своими  поступками  ты  формируешь  образ  принцессы,  -
саркастически заметил Виктор.
   - Таково положение вещей  сейчас,  -  возразила  девушка.  -  Но  подожди
чуть-чуть, и сам увидишь, как оно изменится раз и навсегда.
   - Прошлого не изменить. Внешне став  принцессой,  в  душе  ты  останешься
дамой полусвета за счёт уже прожитого и  пережитого,  -  Виктору  нестерпимо
хотелось сменить тему разговора. Он предпочёл бы рассказать девушке о  своих
планах на будущее, о Земле, о папе Карло, наконец, и о том, что получится из
его знаметитого полена,  но  классовое  самосознание  непреклонно  вело  его
верной дорогой.
   - Да, но, став принцессой, у меня  не  будет  сомнительного  прошлого.  Я
получу жизнь принцессы, привычки и манеры принцессы от ее рождения и до этой
самой  секунды,  -  девушка  соблазнительно  наклонила  голову  и   тряхнула
ошеломляющей взрывной прической.
   Классовому самосознанию  до  ужаса  захотелось  повертеть  пальцем  возле
виска, но Виктор не  позволил.  Не  выдержав  дальнейшего  созерцания  умной
очаровашки, он  гордо  зашагал  прочь  от  ласковых  волн  и  несостоявшейся
принцессы. Ещё немного и слова могли окончательно разойтись с  делами.  Щёки
Виктора покрылись пунцовыми разводами, и  он  поспешил  скрыться,  чтобы  не
подвергнуть  классовое  самосознание  окончательному   поражению.   Да,   не
доставало ему ещё стойкости в подобных передрягах.
   Весь пляж вокруг  заливали  солнечные  лучи.  Обстановка  соответствовала
самым шикарным морским курортам, тем более, что  перед  Виктором  вознеслась
ввысь  громада  многозвёздочного  отеля,  внешне  напоминавшая   королевский
дворец.
   Вспоминая тёмный и тесноватый первый круг, Виктор подумал,  что  здесь-то
имеет смысл подзадержаться (по крайней мере, на недельку). В  конце  концов,
маленький отпуск ещё никому не повредил. Правда, чтобы жить в  таком  отеле,
надо быть хотя бы принцем.
   Песок под ботинками Виктора красиво вспыхнул нестерпимо яркими блёстками.
Перед глазами неожиданно всё поплыло, а в следующий момент...
   Принц резко  остановился,  вспомнив  нечто  важное.  Песок  скрипнул  под
ногами, и Виктор с неудовольствием отметил, что вместо пляжного  спортивного
костюма на нём неожиданно оказался приёмный. Принц был в ярко-белой  тройке.
Костюм удачно дополняла чёрная рубашка и шёлковый галстук, опять  же  белый.
Кроме  перечисленного,  из  верхнего  кармана   пиджака   виднелся   краешек
отутюженного  кремового  платка.  Однако,  обернувшись,  Виктор  отмёл   все
сомнения  в  выборе  своего  наряда.  Перед  ним  стояла  его  избранница  в
нежно-голубом вечернем платье.
   Голубизна  выгодно  выделяла  белые  локоны  принцессы  и  ее   жемчужное
ожерелье.
   -  Разрешите  Вас  проводить,  дорогая,  -  принц  мягко,  но  решительно
подхватил свою невесту  под  руку,  и  они  не  спеша  направились  к  своей
резиденции в отеле. Песок постанывал, спрессовываясь  под  твёрдой  поступью
принца, и чуть слышно отзывался на легкие шажки принцессы. Если бы будильник
Виктора был настроен на время второго круга, то  минуту  назад  стрелки  его
замерли бы на часе метаморфоз.
   Но и будильник, и классовое самосознание находились теперь  за  пределами
мироощущений Виктора.
   Море расступилось  и  на  прибрежный  песок  в  очередной  раз  выбралась
богатырская дружина. На этот раз она была одета в  форму  арабских  ифритов.
Ванюков лихо пришпиливал  к  столбу  обновленный  Боевой  Листок  с  помощью
рукоятки  изогнутого  меча.  В  центре  бумажного  прямоугольника   горбился
неподпоясанный солдат задрипанного вида, на  которого  грозно  орал  могучий
бородач. Принц соизволил  разобрать  последнее  четверостишие:  Эх,  товарищ
старшина! Ну моя ли тут вина?
   Спёр ремень проклятый вор... Злился дядька  Черномор.  Ванюков,  закончив
работу, отошёл на два шага и  любовался  полученным  результатом.  Остальная
дружина провожала тоскливым  взором  своего  командира.  Черномор,  внезапно
усохший, гордо реял над  белогривыми  волнами.  Борода  его  развевалась  по
ветру, а руки крепко сжимали испуганную девушку, с виду похожую  на  царскую
дочь. В крайнем случае, на княжескую. К берегу скакал мускулистый  красавец,
потрясая копьём.  Заметив  конкурента,  бывший  предводитель  витязей  резко
сменил  направление  и  двинулся  в  открытое  море.  Когда  он  скрылся  за
горизонтом, подъехавший всадник в сердцах начертил остриём  копья  на  песке
синусоиду и ускакал обратно. Из строя богатырей выдвинулся воин с обнажённой
волосатой грудью.  Он  деловито  вытер  руки  о  свои  атласные  шаровары  и
распорядился:
   - По местам постоянной дислокации... Шагом марш.
   И  волны  вновь  поглотили  поредевшую  дружину.  Из  глубин  до  Виктора
донеслось знакомое: - Ванюков! -  Я,  Ваше  высокоблагородие!  -  Переписать
утративший актуальность боевой листок! - Есть...
   Посочувствовав незадачливой судьбе Ванюкова,  принц  повернулся  к  своей
блистательной спутнице, чей вечерний наряд сменил голубизну на цвета спелого
абрикоса. Принцесса рассеянно вертела над головой  полупрозрачный  солнечный
зонтик.
   - Не правда ли, чудесная погода, дорогая, - Виктор обвел руками горизонт,
обратив внимание спутницы на царившую вокруг идиллию. -  Совсем  как  в  тот
день, когда я впервые увидел Вас.
   - Но, дорогой, по-моему, в тот день шёл дождь?
   - Для меня любой день, проведенный с Вами, озарен лучами солнца.
   Принцесса мило улыбнулась в ответ и напомнила:
   - А Вам ещё предстоит до обеда нанести визит моему отцу.
   - Всенепременно, дорогая, - принц учтиво склонил голову.
   - Желаю здравствовать, Ваше Высочество, -  привратник,  распахнув  дверь,
согнулся чуть ли не пополам. Виктор небрежно кивнул в ответ  и  прошествовал
мимо.
   - Мне надо выбрать платье к обеду, - заметила его спутница.
   - Разумеется, дорогая. Ваше присутствие на обеде скрасит мое одиночество.
Вы - словно роза в букете полевых цветов.
   - Спасибо, дорогой, - прошептала ему принцесса. - Я счастлива, что именно
Вы будете сопровождать меня всю оставшуюся жизнь.
   Она упорхнула к лифту. Ох уж эти обеденные церемонии, едва ли не полжизни
уходит на них, - грустно вздохнул принц, думая о предстоящем полуторачасовом
обеде. Где-то в глубине желудок робко заикнулся  о  том,  что  не  надо  так
переживать,  дело-то,  наверняка,  стоящее.  Но  вновь  возникшее  классовое
самосознание жестоко подавило неподобающие  облику  принца  размышления.  За
кратковременное отсутствие оно порядком окрепло и теперь прилагало все силы,
дабы удержать Виктора от любых неблаговидных поступков.
   Утопая в ковровом покрытии, скрылись из виду чёрные туфли принца.  Виктор
с трудом направился к лестнице, но ноги его вовремя  остановили.  Принцу  не
положено  подниматься  по  лестницам,  -  угодливо  пояснило   самосознание.
Вздохнув, Виктор вернулся к лифту. Пожилой лифтер заранее  поспешил  открыть
двери.
   - Второй этаж, сэр! - торжественно объявил он через минуту.
   Сунув служителю розовато-лимонную купюру,  принц  надменно  отправился  в
дорогу, выбрав направление по синим стрелкам. На втором  этаже  располагался
бассейн, в котором плескался сейчас отец его будущей жены, попросту говоря -
король.
   Орлик, - мелькнуло у принца в голове.
   Узнав  наследника  престола,  королевский  гвардеец  безмолвно  пропустил
Виктора в плавательный зал.
   - Рад приветствовать, Ваше Величество,  -  громко  объявил  принц.  -  Не
удалось ли Вам лицезреть Орлика своими очами?
   Король взмахнул рукой, заметив Виктора, медленно повернул  голову  справа
налево и обратно в знак того, что он не встречал никого и ничего,  носившего
название Орлик, и поплыл дальше, швыряя брызги во все стороны.  Он  осваивал
левую половину бассейна, а в  правой  на  волнах  вдалеке  колыхался  мусор.
Что-то было не так...
   Все вдруг в очередной раз поплыло у  Виктора  перед  глазами.  Когда  его
зрение пришло в норму, экс-принц оказался в пустынном гостиничном  коридоре.
Но теперь он знал, что делать. Выход прятался где-то рядом.
   Метаморфозы меняли сущность людей.  Меняли  сразу  и  целиком.  Никому  в
реальном мире не дано было достигнуть подобного результата. К счастью или  к
сожалению,  каждая  прожитая  секунда  откладывала  отпечаток  на   сущность
человека. Миллионы людей пытались и пытаются  изменить  себя  на  протяжении
всей жизни. Большинству это так и не удается. Меньшая  часть  довольствуется
частичными переменами.
   Единицы меняют себя полностью, но в тайниках души  продолжают  скрываться
воспоминания о прежней жизни. Они копятся, растут и, наконец, набрасываются,
словно  дракон,  в  самый  неподходящий  момент.  Неизбежность   пронизывала
реальный мир. Метаморфозы безжалостно отбирали  всё  прожитое,  даря  взамен
новую жизнь, наполненную иными радостями и печалями. Изменив  свою  жизнь  с
первой секунды, появившись на свет в другое время и в другом месте, девица в
кожаной мини-юбке в один миг стала настоящей принцессой.  Но  даже  не  так!
Просто одной девицей легкого поведения  стало  меньше,  а  одной  принцессой
больше. Метаморфозы вырывали людей из жизни и ставили на их место совершенно
других. И может, хорошо, что такие перемены действовали  только  на  час.  А
вдруг Виктор вернулся в  свою  сущность  лишь  потому,  что  отметил  первую
несуразицу в окружающем его мире или вспомнил про  Орлика.  Если  бы  в  его
голове не всплыло обязательство поиска, то, может, и сейчас он находился  бы
в королевском отеле на королевском обеде рядом с прекраснейшей из  принцесс,
оставшейся для него таинственной незнакомкой. А ведь девушка так и  осталась
принцессой,  -  обрадовался  Виктор.  Хотелось  надеяться,  что  никогда  не
наступит час метаморфоз, при котором  исчезнет  принцесса,  а  на  ее  месте
появится...
   На ближайшей от Виктора двери  вдруг  вспыхнуло  красными  буквами  слово
EXIT.
   Стопроцентная уверенность в том, что за ней лестница на  следующий  этаж,
охватила  искателя.  Круг  метаморфоз  позади.  Волшебные  метаморфозы.  Они
помогли понять,  что  стать  принцем  или  принцессой,  в  общем,  тем,  кем
захочешь, возможно одним-единственным способом. Надо с первой секунды  жизни
держать себя в выбранной стезе, стиснув зубы, держать, преодолевая преграды,
неизбежно стоящие на пути. Каждая слабинка, каждое отступление отдаляют тебя
от  цели.  Ибо  когда  цель  становится  недостижимой,  некого  упрекать   в
содеянном, кроме себя самого.
   Стоя у  разбитого  корыта,  приходится  уповать  лишь  на  фантастические
метаморфозы, которые подарят тебе новую, с иголочки,  жизнь,  жизнь  розовой
мечты...
   Да, Орлика здесь не оказалось. Но в невообразимых  пространствах  маячили
ещё четыре уровня. Дверь сама откинулась вовнутрь, пропуская  Виктора.  Путь
вперёд был свободен. В тот миг, когда нога путешественника, одетая в простой
ботинок вишневого цвета, коснулась третьей  ступеньки,  на  двери  вспыхнула
новая строчка.
   KING`S EXIT - гласила теперь надпись, провожая Виктора к неведомым  далям
третьего круга.
   5. Третий круг.
   Джип унаследовал милые черты своей матушки: он не звал меня в лавку и  не
надоедал приставаниями, он только тянул меня за палец по направлению к двери
- совершенно бессознательно - и было яснее ясного, чего ему хочется.
   (Герберт Уэллс Волшебная лавка) Желать  можно,  как  в  одиночку,  так  и
парами, не говоря уже об огромной толпе, где Вы плаваете в волнах  всеобщего
возбуждения и орёте теряющие смысл слова Хлеба!
   или Зрелищ!. Коллективное желание не гарантирует факт  свершения,  но  за
очередной кружкой пива на следующий вечер Вы имеете  уникальную  возможность
похвастаться перед приятелями, что не так уж скучно провели время накануне.
   Совсем другое дело, когда желание чего-либо сопровождается  параллельными
поисками требуемого объекта. Предположим, что этим вечером  Вам  не  хочется
заниматься сущими пустяками типа розысков ручки с оранжевой пастой,  которую
Вы терпеливо ищете согласно режиму дня с 21.00 до  21.20  ещё  с  пионерских
времен по всей площади квартиры, где проживаете. Нет, сегодня Вам  требуется
разыскать  вселенское  вместилище  сокровищ,  ещё  до  создания  большинства
колыбелей   высокоразвитых   цивилизаций   утерянное   существами,   которым
предстояло  эти  колыбели  построить.  Или  может  Вам  взбредет  в   голову
обозначить  объектом  желания  черноокую   и   фиолетововолосую   принцессу,
исчезнувшую в  ужасной  жёлтой  выпуклости  близ  туманности  Членистоногого
Слонопотама. Если принцессы в силу  возраста,  классового  самосознания  или
каких-то других не менее важных причин Вас уже не  интересуют,  то  к  Вашим
услугам  мечта  всех  самых  крутых  существ  девяносто  седьмой  галактики,
борющейся за имя Женеваля ДэЭспозито, - суперскоростная гоночная  машина  со
встроенным  интеллектом,  укатившая  в  неизвестном  направлении,  когда  её
интеллект   неожиданно   перескочил   из   стадии   встроенного   в   стадию
расстроенного. Ну на худой конец поищите пропавшее золото Инков, что ли.
   Исходя из предположения о том, что Вы ещё не  определили  местонахождение
объекта желания, мы ограничим площадь этого местонахождения довольно большим
районом, типа Планета, Звёздная Система, Галактика или  Вселенная.  Тогда  и
только тогда Вам придется ощутить  во  всей  красе  все  прелести  работы  с
партнёрами.
   Работать с партнёром начинают, как правило, не  от  хорошей  жизни.  И  в
самом деле, если бы отыскать вселенское хранилище можно было бы в  одиночку,
то никто не стал бы  тратить  остаток  своих  дней  на  бесконечную  делёжку
ценностей между своей славной персоной и ТЕМ,  кто  ещё  так  недавно  гордо
звался партнёр.  Теперь  ЭТО  безвозвратно  мутировало  в  злобное,  хитрое,
коварное и беспощадное существо, намеревающееся каждую секунду то  обхитрить
вас, то устранить от волнующего процесса деления, в который Вы вознамерились
вложить всю душу. Проще говоря, оставить Вас на нулях.
   Но  обследовать  район  типа  Галактика  в  одиночку  затруднительно  без
соответствующей техники. Стоимость же этой техники составляет  такую  сумму,
что при обретении вожделённого хранилища Вам придётся тут же доставлять  его
все, без малейшего остатка, на склады компании,  предоставившей  необходимое
оборудование.
   И я ещё ни слова не упомянул о налогах.
   В такие моменты и вспоминаются поговорки Один за всех и все за одного или
Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Под общие лозунги собирается  весёлая
команда бескорыстных  помощников,  обследующая  выбранный  район  под  Вашим
бдительным присмотром, чтобы результат поиска никоим образом  не  ускользнул
от организатора и вдохновителя, то есть  от  Вас.  В  отчёте  о  проделанной
работе результаты партнёров нетрудно использовать наравне со своими, но  все
же полезно указывать их  происхождение  на  тот  случай,  если  они  заведут
изыскания в тупик, а операция завершится сокрушительным провалом.
   Сотрудник-партнёр  -  удовольствие  не  из  больших.  Чем  больше  у  Вас
появляется партнёров, тем больше Вам достается руководящей и  наблюдательной
работы. Такая работа совершенно не ценится теми, кто  занят  непосредственно
поисками. И чем поиски ближе к  завершению,  тем  кардинальней  меняют  свой
смысл лозунговые поговорки, превращаясь в Семеро одного не ждут  или  Дружба
дружбой, а за сыр плати. Партнёрам почему то кажется, что Вы  переложили  на
них всю работу. Вы начинаете убеждать, что это  совершенно  не  так,  что  в
современном обществе большая роль отводится руководству, что... Уже неважно.
Ошибка была сделана раньше и позволила  партнёрам  заполучить  в  свои  руки
оборудование, маршруты, решения и результаты изысканий.
   Выход один - не ищите сотрудника-партнёра,  а  ищите  сотрудника-собрата.
Того, с кем Вы будете делить все тяготы и лишения  поиска.  Того,  с  кем  в
спорах станете разрабатывать маршруты изысканий и прокладывать их,  оставляя
следы на пыльных тропинках далеких  планет.  Того,  с  кем  получите  Вы  те
вожделённые  результаты,  когда  предмет  желания  окажется  в  ваших  общих
конечностях. Того, кто отнесётся к Вам в этот сияющий момент, как к  родному
брату, даже если самая ценная  часть  добычи  неожиданно  выпадет  из  Ваших
карманов на всеобщее  обозрение  ещё  до  наступления  процесса  подсчета  и
разделения.
   Тогда и только тогда Вы окажетесь в выигрыше.  Хотя  постоянные  читатели
уголовной хроники бытовых преступлений на миг являют  свое  лицо  внимающему
обществу, недоверчиво хмыкают и вновь погружаются за газетные страницы...
   ... На этот раз не было даже гостиничного коридора. Над головой  голубело
безоблачное небо и, наконец-то, появилось солнце. Виктор стоял в окружении с
детства знакомых, стандартных пятиэтажек из серого  кирпича.  Казалось,  ещё
немного, и он выйдет на улицу, по которой он вышагивал каждый день на работу
(или  на  учебу?  Память   куда-то   запропастилась   вместе   с   классовым
самосознанием).
   - Впервые  на  третьем  круге,  молодой  человек?  -  осведомился  кто-то
приятным баритоном. Виктор повернул голову налево  и  заметил  сорокалетнего
мужчину  в  импозантном  кордовом  костюме.  В  глазах   незнакомца   горело
невероятное желание помочь.
   - Впервые, - согласился Виктор.
   - Орлика ищем, - обрадовался его новый собеседник.
   - А откуда Вы знаете? - удивился Виктор.
   - А чего тут знать-то? - улыбнулся  ему  незнакомец.  -  Если  кто-нибудь
сваливается, как снег на голову, вертит головой  туда-сюда,  значит,  Орлика
ещё ищет.
   - Неужели уже нашёл кто-то? - испугался Виктор.
   - Да где там! Многие как раз уже перестали.
   - Вы, наверное, тоже? - догадался Виктор.
   - Ну, я не совсем ещё отошёл от поисков, - завертел головой мужчина. -  Я
оказываю всестороннее содействие искателям. Я, в некотором роде, здесь гид.
   - Чем же гид может помочь в розысках?
   - Прежде всего я формирую группы искателей. Не так-то  уж  много  из  них
пробивается на третий круг. Моя задача - собрать их вместе. В дальнейшем они
будут следить друг за другом, а там, глядишь, и Орлика найдут.
   - А если я не хочу, чтобы за мной следили?
   - Следить, в смысле помогать, - замахал руками гид, успокаивая Виктора.
   - Ну и кого же вы приготовили мне в попутчики? - поинтересовался Виктор.
   - М-м, - замялся гид. - Вы подошли не в  слишком  удачный  момент.  Я  не
смогу подобрать Вам спутника ни по раскраске, ни по тембру, ни по излучаемым
компонентам, ни по росту. Впрочем, одного попутчика я Вам всё  же  предложу.
Вот он. Смотрите сами.
   Гид широким жестом махнул направо. И бросив  взгляд  в  том  направлении,
Виктор  увидел...  богатыря.  Солнце  вспыхивало   искорками   в   кольчуге.
Разбрасывал яркие отблески островерхий шлем, нестерпимо сверкал острый  меч,
которым богатырь неспешно ковырял  кучу  чернозёма.  Лицо,  заросшее  густой
бородой, несомненно напоминало профиль Ильи Муромца. В общем, это был  самый
настоящий  богатырь,  неведомым  образом   выбравшийся   из   былин.   Общее
впечатление портил лишь один незначительный штришок: рост богатыря составлял
тридцать семь с половиной сантиметров.
   Тем временем богатырь оставил в покое  чернозём  и  придирчиво  оглядывал
брюки Виктора.
   - Годится, - наконец донеслось из окладистой бороды богатыря.
   - Вот и хорошо, - обрадовался гид, - вот и ладненько. Ну,  я  пошёл.  Мне
скоро новых гостей встречать. Вы не скучайте, -  раздался  его  голос  из-за
угла, - Орлика поищите что-ли...
   - Ну, чего глядим, - недовольно пробурчал богатырь. - С Земли, так ведь?
   - С Земли, - обрадовался Виктор.
   - А именно? - не принял ответ его новый знакомый.
   - Советский Союз! - гордо уточнил Виктор.
   - Бывал, - кивнул богатырь. - Скука. Даже почитать нечего.
   - Как нечего? -  возмутился  Виктор.  -  Наша  страна  уверенно  занимает
лидирующие позиции по выпуску самой разнообразной печатной продукции...
   - Толку то, - прервал его инопланетный пришелец. - У всех книг совершенно
одинаковое начало, - и он  начал  бойко  по  памяти  перечислять.-  Стихи  о
Родине.
   Физика для любознательных.  Пионерская  клятва.  Проблемы  редкоземельных
металлов.
   Корейские сказки... А внутри ничем не отличаются.
   - Это ещё почему?
   - Я почем знаю? Но только заглянешь за титульный лист, а там  одно  и  то
же.
   - В смысле?
   - Не в смысле, а в соответствии... В соответствии с решениями  очередного
съезда Коммунистической Партии Советского Союза...
   - А, так это только вступление. Дальше то везде разное.
   - Ничего подобного. Я и в конец заглянул.
   - И что же там в конце? - полюбопытствовал Виктор.
   - Дорогие ребята! - процитировал богатырь. -  Присылайте  ваши  отзывы  о
содержании, художественном оформлении и полиграфическом исполнении книги,  а
также пожелания автору и издательству.
   - Но это стандартный текст, - продолжал упорствовать Виктор. - Надо  было
прочитать середину.
   - Стоит ли тратить своё драгоценное время  на  середину,  если  тебе  уже
крайне не понравились начало и конец?
   Негодование захлестнуло Виктора, а слова протеста застряли в горле.  Видя
такой перепад чувств, богатырь решил немного сгладить обстановку.
   - Кстати, о разнообразной печатной продукции. Одну полезную  штучку  я  у
вас всё-таки раздобыл.
   Он засунул руку глубоко в карман, пошарился там полминуты и вытащил  чуть
погнутую жестяную табличку, на которой под  красной  молнией,  раскалывающей
детально прорисованный череп, чернела однозначная надпись Не трогай - Убьёт!
   - Теперь, как наступают трудные времена, - объяснил богатырь, -  я  вешаю
её себе на грудь и смело иду в самую гущу неприятностей.
   - И не трогают? - хмыкнул Виктор.
   - Не трогают, - кивнул богатырь. - Здесь людям принято верить.
   - А Вы-то откуда? - поинтересовался Виктор,  крепко  обидевшись  за  свою
Родину.
   - Да с планеты богатырей,  -  обиделся  его  новый  спутник.  -  Глаза-то
протри.
   - Надо же, -  удивился  Виктор.  -  А  у  вас  там  все  такие  или  есть
нормального роста?
   - Двух видов, - кратко ответил богатырь, почесав шею. -  Есть  нормальные
богатыри, такие, как вот я, и большие ещё есть, ну, может, с тебя ростом или
чуть повыше.
   - Наверное, имена у вас героические.
   - Имена как имена. С твоим  языком,  кстати,  и  не  выговоришь.  Поэтому
обращайся ко мне напрямую, на ты. Я пойму.
   Богатырь умолк, а Виктор не нашёл, чем продолжить  разговор.  Поэтому  он
использовал паузу, чтобы оглядеться.
   Двор не пустовал. В подъезды входили и выходили люди.  Кто-то  на  втором
этаже заботливо поливал цветы в ящиках на балконе. Кто-то  развешивал  бельё
для сушки этажом повыше и на два подъезда правее.  Мужчина  невдалеке  читал
газету на ходу, а женщина тащила две  тяжёлые  сумки.  Жизнь  текла  обычным
чередом. Никто не бегал и не разыскивал неведомого  Орлика.  Не  наблюдалось
только детей, хотя все условия  для  их  существования  как  будто  имелись.
Густая роскошная трава окружала безлюдную детскую  площадку.  Две  лестницы,
приваренные под углом друг к  другу,  качели,  ярко  раскрашенная  карусель.
Целая шеренга низких лесенок, где перекладины то и дело заменялись  кольцами
всевозможных размеров, железная горка.
   Невдалеке располагался песочник, тоже совершенно пустынный.  Может,  дети
ещё спали, так как солнце едва поднялось над крышами, и на детской  площадке
лежала большая синеватая тень.
   Богатыря, похоже, меньше всего занимал вопрос полного  отсутствия  детей.
Повертев головой, он наконец произнес:
   - Да, мирок ещё тот.
   - А чем тебе здесь не нравится? - осторожно поинтересовался Виктор.
   - А что тут вообще может нравиться?  -  возмутился  богатырь.  -  Ты  сам
посмотри вокруг.
   Виктор опять оглядел пейзажи своей исторической родины  и  смело  вдохнул
свежий запах лета, чуть подпорченный неведомо как проникшими сюда выхлопными
газами.
   Все мельчайшие подробности окружающей обстановки находили  теплый  отзвук
где-то в потаенных глубинах души Виктора. У него даже не нашлось слов, чтобы
выразить те великие мысли, которые приходят в голову при взгляде на панораму
родного знакомого города, которую вдруг  увидел  после  долгого  отсутствия.
Зато слова нашлись у богатыря.
   - Убожество, - процедил он. - Как ты вообще жил в таком мире? Теперь  вот
и мне страдать.
   - Тебе то почему? - не понял Виктор.
   - Ты пришёл сюда первым.
   - Ну и что?
   - А то, что мир тут же поменялся в соответствии с тем, что ты хотел здесь
увидеть. Понятно,  что  ты  был  напуган  и  хотел  обнаружить  здесь  нечто
привычное.
   Но полное отсутствие фантазии... Нет, такого я не переживу. Почему не мне
довелось ступить первым на благодатную землю? Тогда на этом месте раскинулся
бы красивый парк. Тут плескался бы многокаскадный водопад. Там бы взмывали в
ввысь сто серебристых струй  прохладного  фонтана.  Здесь  расположилась  бы
мрачная, заброшенная людьми башня, в глубинах которой притаились бы  злобные
духи. А за холмом. Да-да, именно в  том  направлении,  поднялись  бы  мощные
стены замка, населённого племенем четырехруких амазонок. В небе сверкали  бы
фейерверки и падали кометы. А мир бы освещали три луны - громадная,  средняя
и почти незаметная.
   Виктор снова оглядел окрестности, но не обнаружил в  них  ничего  нового,
кроме  враз  поскучневших  пятиэтажек,  так   и   просившихся   на   полотно
прославленного  мастера,  в  изобразительном  искусстве  стойко   следующего
принципам социалистического реализма. Богатырь же, полностью разуверившись в
творческих способностях Виктора, теперь ожидал немедленных действий.
   - Ну, мы ищем Орлика или нет?
   - Ищем, ищем, - поспешно ответил Виктор. Вокруг него был огромный мир,  и
он совершенно не знал,  что  в  нём  делать.  Поэтому  возможность  потерять
единственного попутчика, который, судя  по  всему,  прекрасно  разбирался  в
окружающих вещах, совершенно не улыбалась Виктору.
   - Тогда идем, - кивнул богатырь и вопросительно поглядел на Виктора.
   - А куда?
   - Ты первый сюда попал, тебе и решать.
   - Значит, нам всё равно, куда идти?
   - Э, нет. Куда пойдёшь, туда и доберёшься.
   - Ну, мы можем вернуться, если не туда забредём.
   - Здесь путь выбирают только один раз, - нравоучительно пояснил богатырь.
   - Почему? - удивился Виктор.
   - У третьего круга нет названия,  -  ещё  более  нравоучительно  произнес
богатырь, напомнив Виктору пронырливого дедушку-философа, - лишь потому, что
ничто не может вобрать в единое краткое слово смысл прочувствованного в этом
месте.
   Богатырь сделал эффектную паузу и пояснил:
   - Путеводитель по кругам. Двадцать седьмая страница. Третий абзац сверху.
Пути третьего круга, словно меридианы времени. Вперёд - пожалуйста, но назад
ни шагу.
   И даже если тебе кажется, что ты топаешь себе назад, то  протри  глаза  и
убедись - совсем другое место, чем то, где ты только что проходил.
   - Жизнь невозможно повернуть назад, - понимающе вздохнул Виктор.
   - Точно! - широко раскрыв глаза, завопил  богатырь.  -  Вот  ты  осознал,
наконец, - и доверительно прошептал, -  а  некоторые  грамотеи  до  сих  пор
уверены в обратном.
   -  Вообще-то,  если  рассматривать  данную  проблему  в   более   широком
ракурсе... - начал невесть откуда вдруг появившийся гид. Но богатырь  сделал
страшное лицо и замахал рукой вдаль:
   - Вон, гляди, новые посетители прибыли.
   Гид моментально исчез, и богатырь продолжил:
   - Всего лишь простенький пример. К тебе, в  связи  с  полным  отсутствием
творческого мышления, подходит  целиком  и  полностью.  Положим,  взялся  ты
строгать табуретку и видишь: ничего-то путнего у тебя не выходит. Можешь  ли
ты вернуться в тот момент времени, когда табуретка ещё только задумывалась?
   - Нет! - честно сознался Виктор.
   - Вот! - выделил богатырь. - Это и есть суть третьего круга. Дорогу жизни
мы выбираем один раз, а если видишь, что она завела нас куда-то не туда,  то
назад нам уже не выбраться. В лучшем случае удается только лишь  свернуть  в
сторону. Ты тоже прочёл путеводитель по кругам?
   Не желая признаваться в  невежестве,  Виктор  тяжело  вздохнул.  Богатырь
понял.
   - Но хоть видел его?
   Виктор  вздохнул  ещё  раз,  вспоминая  работника  службы   занятости   и
мелькнувший в его руках таинственный том.
   - Ладно, - утешил его богатырь, - покажу.
   Покопавшись  в  левом  кармане  шаровар,  он  вытянул  оттуда  непонятную
конструкцию, на которой крупным шрифтом значилось Не паникуй!
   - Галактический Путеводитель для  Путешествующих  Автостопом,  -  объявил
богатырь, засовывая странное устройство обратно в карман.  -  Тоже  неплохая
вещичка, но не для нашей ситуации.
   После этого он погрузился в трехминутные молчаливые исследования  правого
кармана. Виктор терпеливо ждал.
   - Порядок, - изрек наконец богатырь,  показывая  издалека  увесистый  том
карманного размера, надписанный менявшими цвет буквами (сейчас они  отливали
серебром) Путеводитель по Кругам.
   Заметив изменение направления протянутой руки Виктора, богатырь  поспешно
сунул книгу в карман и пояснил:
   -  Трогать  не  даю.  Коллекционное  издание.  Ты  спрашивай,  а  я  тебе
процитирую.
   Виктор обиделся и не  стал  спрашивать.  Настроение  богатыря,  напротив,
только улучшалось.
   - Ну, - он пристально посмотрел на Виктора с бесшабашным взором в глазах,
- куда пойдём?
   - Туда,  -  Виктор,  не  желая  выглядеть  на  фоне  отважного  богатыря,
запутавшимся в неизвестности растеряхой, решительно махнул рукой на юг,  сам
не зная почему.
   - Хорошо, смотри внимательно, - сказал богатырь. - Может, ты увидишь  там
свою жизнь.
   И они двинулись в южном направлении.
   Двор оборвался серой шеренгой капитальных  гаражей.  За  ней  раскинулась
заасфальтированная баскетбольная площадка. Было удивительно видеть  знакомые
силуэты баскетбольных щитов за миллионы километров от  того  места,  где  им
надлежало бы находиться. Огораживала площадку зелёная  поросль.  Немерянного
количества дворцов  и  замков  пока  не  намечалось,  зато  прямо  по  курсу
монолитом стояла пятиэтажка из светло-белого кирпича. Отсутствие балконов  и
однотипные проржавевшие решетки первого этажа  неумолимо  выдавали  признаки
обыкновенной общаги. Слева серело тоже пятиэтажное здание и, судя по  всему,
тоже общага.
   Обстановку полного затишья нарушало лишь  присутствие  в  дальнем  правом
углу площадки теннисного стола. Вернее, не самого стола, а того, кто на  нём
находился.
   Первого  местного  обитателя  по  выбранному  Виктором  маршруту   стоило
разглядеть поближе. Искатели так и сделали.  Массивные  ножки  стола  прочно
покоились в земле.
   Это  обстоятельство  держало  данный  спортинвентарь   в   неподвижности,
несмотря на все старания его хозяина. Поверхность столешницы была  полностью
засыпана золотыми монетами. А на ней,  стараясь  подгрести  всё  золото  под
себя, вовсю  барахтался  невероятно  полный  мужчина  в  чёрном,  отливающим
бликами солнечных лучей спортивном костюме.
   - Моё, моё, - непрестанно повторял он.  Спрятать  всё  золото  под  своей
массой он не мог, сколько не дергался, однако попыток своих не  прерывал.  К
чести сказать, ещё ни одна монетка не сумела скатиться со  стола  на  землю.
Мужик бдительно контролировал своё состояние, неустанно работая всеми своими
четырьмя конечностями. Заметив путешественников, он  замолк  и  проводил  их
злобными  взглядами.  Ни  Виктору,  на  богатырю  разговаривать  с  ним   не
захотелось, и они бодро направились в проём между общагами.
   - Это что, моё будущее? -  раздраженно  выговаривал  богатырю  Виктор.  -
Найду Орлика, получу  состояние  и  заделаюсь  этаким  скупердяем,  гребущим
только под себя.
   - А я при чём?! - искренне возмутился богатырь. - Сам сюда  пошёл,  никто
тебя за руку не тянул. Кто же мог подумать, что у тебя такие наклонности.
   - Попробуйте взглянуть на эту аллегорию шире, -  посоветовал  сбоку  гид,
как ни в чем не бывало шагающий рядом. -  Возможно,  мы  видим  перед  собой
максимализм. Всё!
   Или ничего! И никак иначе. В источниках, вызывающих определенное доверие,
совершенно точно подмечено, что юности свойственен...
   - Иди, иди отсюда, - богатырь сделал стойку разъярённой собаки и  мелкими
шажками засеменил к оторопевшему гиду. - Давай, проваливай. Я  всегда  знал:
кто ищет - находит, кто не может искать - руководит.
   Гид растворился в воздухе, и больше не докучал им своими нравоучениями.
   Оставив позади общаги, путешественники замерли на  месте.  Справа  дорогу
преграждал девятиэтажный дом с зелёными стеклянными балконами и  стенами  из
мраморной крошки. Слева начинался забор, уходящий вдаль.  Ровный  деревянный
забор, крашенный в зелёный цвет и разделённый на  равные  отрезки  аккуратно
сложенными кирпичными столбиками. От девятиэтажки  параллельно  ему  тянулся
гораздо более грубый забор, сбитый из горбыля и  увенчанный  сверху  колючей
проволокой. Обычно такие заборы (тёмные от прожитых лет) скрывали  за  собой
садовые  участки.  Пространство  между   изгородями   образовывало   дорогу,
ступенькой бордюра рассечённую на тротуар и проезжую часть. Там, где  заборы
исчезали из виду, у самого горизонта блестели трамвайные рельсы, вырвавшиеся
из  пустоты  и  уходящие  в  неизвестность.  А  дальше  уже   царило   небо.
Бледно-голубое над головами  путешественников,  оно  становилось  жёлтым  на
горизонте. И где-то на границе голубого и жёлтого  потерялось  солнце,  ярко
сыпавшее лучи повсюду. Вдалеке у самых рельс  под  неслышную  отсюда  музыку
водили хоровод крошечные девушки в длинных синих платьях  и  синих  платках,
беззвучно кружась по дрожащему нагретому воздуху.
   Виктор нерешительно топтался по газону возле своей общаги и уже  собрался
ступить на асфальт, когда его ухватил за указательный палец богатырь.
   - Не вздумай туда идти!
   - Почему? Может быть, те девушки знают, где Орлик.
   - Это же дорога в никуда! Ты сам отрезаешь себе обратный путь, зная,  что
вернуться не сможешь. Орлика здесь нет. Но нет и конца у той дороги, как нет
и двери, ведущей на четвертый круг. Помни, всегда надо держать в памяти, что
Орлик может нас ждать и на следующем круге.
   Виктор с сожалением отвёл глаза от манящей жёлтым горизонтом дороги.
   - Тогда через забор? - с надеждой произнес он.
   - Ни в коем случае, -  испугался  богатырь.  -  Если  мы  уж  приняли  за
аксиому, что пути третьего круга представляют собой время, то перепрыгивание
временных заборов повлечет за собой всевозможные временные парадоксы.  А  их
можно решать бесконечно, что нисколько не лучше дороги в никуда.
   Ну никуда не пускают! Виктор попытался  взглянуть  направо,  но  дрожащее
марево скрывало очертания даже близких предметов,  а  идти  в  неизвестность
после пламенных речей богатыря не  хотелось.  Оставался  лишь  девятиэтажный
дом, и Виктор направился к ближайшему его подъезду.
   Невысокие деревья создавали прекрасную тень и навевали приятный  холодок.
Удобные скамейки так  и  звали  присесть  отдохнуть.  Но  у  Виктора  крепла
уверенность, что Орлика здесь уже не найти.  Он  толкнул  голубую  дверь  и,
пропустив богатыря вперед, ступил в прохладный полумрак подъезда.
   Третий круг оказался безграничным  по  объёму,  но  кратчайшим  по  пути,
пройденному  Виктором.  На  площадке   первого   этажа,   отделённая   пятью
ступеньками, чернела одна-единственная дверь.
   - А почему круг так быстро кончился? - поинтересовался Виктор.
   - С одной стороны, он показал твоё восприятие мира. Для одних третий круг
широк и бескраен, для других - узок и ограничен, - пояснил богатырь.  -  Но,
взглянув иначе, мы можем отметить решение поставленной задачи на отлично. Ты
сумел так ловко ограничить область возможного пребывания  Орлика  в  третьем
круге, что нам хватило на поиски чуть  больше  получаса,  а  ведь  мы  могли
запутаться в дебрях вариантов и плутать бесконечно.
   - Так мы прошли хорошо или плохо?
   - Да пойми же, в пределах кругов нет ничего определённого. Мы знаем,  что
Орлика здесь нет и  выяснили  это  довольно  быстро,  а  может,  нам  стоило
пошататься по третьему кругу, поглазеть на других и  себя  показать?  Ничего
этого мы не сделали, и не сделаем уже никогда! Сэкономив время,  мы,  вполне
возможно, потеряли нечто такое, что запомнили бы навсегда. Подумай об  этом!
Не дай бог, жизнь пролетит так  же  незаметно,  как  и  наше  пребывание  на
третьем круге.
   И всё же Виктор  не  согласился  с  богатырём.  Марево  тёплого  воздуха,
скрывавшее горизонт вокруг, и плавный синий хоровод далеких девушек стояли у
него перед глазами, когда он потянул на себя дверь следующего круга.










   6. Фильмокруг.
   "Лес раскинулся перед ней. Но не  деревья  росли  там,  а  мечты.  Каждый
росток представлял ещё не сбывшееся желание, но вполне осуществимое  или  уж
совсем безрассудное. Всё это, отлично  понятное  любому  человеку  из  любой
страны мира, но неведомое призракам, Лаура видела впервые.
   Но она чувствовала если не предназначение, то хотя  бы  название  каждого
видения." (Dark Window "Лаура - королева призраков") Опытами  над  разумными
существами  доказано,  что  фильм  или  соответствующее  ему   понятие   для
инопланетного разума производит  неизгладимое  впечатление,  если  смотрящий
увидел в нём героя, вместо которого  он  хотел  бы  там  оказаться.  Или  не
вместо, а рядом с ним. Также неплохие воспоминания оставляют те произведения
кинематографа, где зритель обнаружил  понравившуюся  ему  идею,  которой  он
немедленно пополняет свою копилку знаний. Слабые голоса о красивых  пейзажах
и  прочих  мелочах  жизни  обычно  списываются  на  допустимую   погрешность
аппаратуры.
   Желание поменять свою жизнь или её видение хотя бы мысленно,  посредством
просмотра телевизора или похода в театр обеспечивает появление всё  новых  и
новых фильмов. Предполагается, что при максимальном  приближении  фильмов  к
реальности зрители уйдут с головой и прочими частями  тела  в  свои  любимые
произведения, не заботясь о том, доведётся ли им вернуться обратно.  Кое-где
такой поворот дел уже состоялся.
   Исключение,  не  подвергавшееся  экспериментам,  представляют   глюкающие
колпроибротты, обитающие  в  гигантской  воронке,  затерянной  в  туманности
Верховного Учителя, а также похожие на них существа,  разбросанные  по  всей
вселенной. В  силу  различных  причин  им  незнакомо  понятие  кино,  фильм,
видеокассета, лазерный диск, мозговой контакт для максимального  приближения
к  реальности,  невозвращение  в  покинутую  реальность  и  прочие  термины,
созданные для несения искусства в массы.  Все  своё  время  похожие  на  них
существа проводят в упорных трудах и  заботах,  а  сами  колпроибротты  -  в
любованиях  сверхгиперпространственными  волнозаворотами   двести   тридцать
девятого порядка.
   Вся жизнь - театр, а люди в ней -  актёры.  Сию  фразу  можно  обнаружить
среди  собрания  величайших  мыслей  галактики,   в   строчках   выступлений
известнейших проповедников и на спинке изрезанной скамейки, когда  тот,  кто
на ней сидел, внезапно обнаружил, что является не попирателем  вселенной,  а
всего лишь героем нескончаемой малобюджетной мелодрамы, да  и  там  занимает
роли исключительно второго плана...
   ...  Виктор  в  который  уже  раз  замер,  поражённый  внезапной   сменой
обстановки.
   В отличие от замедленного течения времени  на  предыдущих  этажах,  жизнь
четвёртого круга кипела ключом. Искателей Орлика, собственно  говоря,  и  не
наблюдалось.
   Народ живо сновал вокруг по  своим  делам.  Город,  в  котором  очутились
Виктор с богатырём, напоминал киностудию. Словно шахматные клетки,  кварталы
отделялись друг от друга невидимыми границами. В  одном  проходил  рыцарский
турнир,  в  другом  вовсю  шли  войны  роботов  в   развалинах   серебристых
многоэтажных  зданий,  в  третьем  кто-то  старательно  пахал  землю   между
коричневых приземистых куполов на низкорослой гнедой  лошадке  с  невиданных
размеров гривой, в четвертом народ терпеливо выстаивал  очередь,  отоваривая
талоны на сахар. Только площадь перед  выходом,  возле  которого  находились
изыскатели, пустовала.
   - Порядок, - кивнул богатырь. - Прибыли по назначению.
   Чудеса вскружили Виктору голову, и он никак не  отреагировал  на  реплику
своего спутника.
   - На меня смотри, - резко потребовал богатырь дергая Виктора за рукав,  -
и прежде, чем что-либо решать, послушай сведения о фильмокруге.
   - Тут снимают фильмы? - резонно предположил Виктор.
   - И вовсе нет, - перебил его богатырь. - Хоть ты, можно сказать, в чём-то
прав, но не перебивай и не лезь вперёд меня. Обычно ты догадываешься о  сути
круга в самом его конце (если, конечно, допустить саму мысль,  что  у  круга
бывает конец, или что такой как ты вообще сумеет догадаться о его  сути).  А
здесь ты о ней узнаешь (с моей, разумеется, помощью) сразу после прибытия.
   Богатырь быстренько пролистал крошечную, но невероятно толстую  книжечку,
извлечённую из  неприметного  кармана,  прокашлялся,  запрятал  путеводитель
обратно, чтобы в дальнейшем не ссылаться на первоисточники, и начал:
   - Смотрел ли ты хоть один фильм?
   Виктор хотел радостно кивнуть, но поостерёгся. Кто знает, что за  каверзу
приготовил богатырь в своём,  кажущемся  донельзя  простым  вопросе.  Вместо
этого он задумчиво протянул:
   - Разберём сначала, что ты принимаешь за фильм.
   Глаза богатыря округлились.
   - Ты никогда не был в кинотеатре? У тебя дома нет телевизора?
   - А, это... - обрадовался Виктор, но поздно.
   -  Я  вообще  начинаю  сомневаться,  с  Земли  ли  ты?  Знаешь,  как  тут
разбираются с подделками?
   Виктор не знал, и его это встревожило.
   Рядом остановился кто-то похожий на небольшого  многогорбого  верблюда  с
длинным хвостом. Вцепившись в хвост, богатырь немедленно вознёсся  на  самый
высокий горб и оттуда без труда дотянулся до Виктора. Ткнув  пальцем  в  его
лоб, богатырь успокоился и  спрыгнул  вниз.  Как  раз  вовремя,  потому  что
многогорбый верблюд издал ужасающий вой и ускакал в пышущую  жаром  пустыню.
Совсем рядом от нее тройка эскимосов строила из снежных глыб округлый купол,
не обращая внимания на  резкий  перепад  температуры.  Снег  тоже  не  таял.
Видимо, потоки  тёплого  воздуха  совершенно  не  распостранялись  в  данном
направлении. Виктора страшно заинтересовало  это  необычайное  и  загадочное
явление природы, но только  он  набрал  в  грудь  воздух  для  вопроса,  как
богатырь ворчливо произнёс:
   - Здоров. Здоров. Только не умничай больше.
   Виктор облегченно и благодарно  выдохнул  и  ему  почему  то  расхотелось
спрашивать.
   - Слушай дальше. Когда ты смотришь фильм...  Только  хороший,  талантливо
сделанный  фильм,  то  неизменно  погружаешься  в  его  события,  оцениваешь
действия героев и себя на их месте. В конце концов ты замещаешь собой одного
из героев, или становишься рядом с ним, или противоборствуешь ему, а может и
всему миру в целом. Так?
   Виктор не стал спорить. Бывали в  его  жизни  такие  моменты.  С  раннего
детства, когда он на месте Буратино ни за что на свете не стал бы закапывать
золотые в бескрайних просторах Поля Чудес, и до настоящего момента, когда он
сделал бы  всё  возможное  лишь  бы  отбить  красотку  Леонеллу  у  Рикардо,
недостойного даже касаться её маленьких  изящных  ручек.  Конечно,  Леонелла
была стервой ещё той, но, в конце концов, ей  стоило  только  увидеть  новые
жизненные горизонты и почувствовать...
   В этот  момент  Виктор  сам  увидел  новые  жизненные  горизонты  в  виде
приближающихся грозовых туч и почувствовал, как богатырь нетерпеливо дергает
его за штанину.
   - Так, - оставалось ему кивнуть и вновь включиться в беседу.
   - Здесь же тебе такая возможность предоставляется, - пояснил богатырь.  -
Ты можешь войти в любой из фильмов  и  прожить  там  целую  жизнь  вместе  с
кем-нибудь или вместо кого-нибудь.
   Глаза Виктора радостно расширились. Вот сейчас  он  попадет  в  настоящие
приключения. Скажем в... Голова стремительно опустела. В голову почему-то не
приходило ни одного  названия  фильма,  в  котором  хотелось  бы  немедленно
оказаться.
   В голове яркой искоркой вспыхнула было картинка, но  тут  же  потухла  от
настойчивого дерганья за штанину. Цепкие ручки  словно  старались  проверить
ткань  на  прочность.  Продукция   отечественного   ширпотреба   мужественно
выдерживала свалившиеся на нее трудности и невзгоды.
   - Не забывай, нам нужен Орлик.
   - И что? - с трудом вернулся в реалии Виктор.
   - И ничего, - разочаровано произнёс богатырь. - С таким то  отношением  к
ДЕЛУ...
   Слово Дело он намеренно выделил величественными буквами.
   - Я  пока  не  понял,  -  продолжил  выяснять  обстановку  Виктор.  -  Я,
действительно, окажусь... э-э-э... в том фильме, в котором захочу?
   - Эвон куда хватанул, - усмехнулся богатырь. - Тут неисчислимое множество
фильмов. Тебе не  хватит  жизни,  чтобы  отыскать  один-единственный.  Будет
вообще удивительно, если ты  успеешь  найти  хоть  один  из  тех,  что  тебе
известны.
   Награда, вполне уже залуженная, невозвратимо вывернулась из  рук.  Реалии
вновь обступили Виктора.
   - Но послушай, - сказал он. - Ведь даже, когда  я  чувствую  себя  в  том
фильме, сюжет то не меняется, в нём просто нет места для меня,  я  не  сумею
дотронуться до кого-нибудь, съесть хоть  что-то,  сказать  так,  чтобы  меня
поняли... В общем При разговорах о халве во рту сладко не станет.
   Виктор замолчал, так как заметил крайне раздосадованый вид богатыря.  Тот
секунд пять колебался между решением в очередной  раз  начать  объяснения  и
возможностью  сделать  что-то  конкретное.  Наконец,   чувство   немедленных
действий победило,  отважный  воин  сорвался  с  места,  быстро  добежал  до
квартала, где, всё увеличиваясь в  размерах,  очередь  за  сахаром  змеилась
вдоль прилавка, просочился сквозь нее, пользуясь своими малыми размерами,  и
беспрепятственно достиг соседнего отдела. Там он  что-то  властно  прокричал
тётеньке в белом халате, скучавшей за прилавком. Та  нагнулась,  приняла  от
богатыря горстку мелочи и вручила три  белых  стаканчика.  С  гораздо  более
довольным видом богатырь выбрался на первый план, но не спешил возвращаться.
Он лихо завернул в  квартал,  где  лазерные  лучи  буравили  стены  высоток,
оставляя на них огненные нарывы, постепенно угасавшие  в  тёмные  бородавки.
Из-за кучи хлама вывернула худенькая девушка в черном  блестящем  костюме  и
растрепанными золотистыми волосами.
   Богатырь самоотверженно протянул ей один из стаканчиков, а затем  покинул
квартал, где продолжался нескончаемый бой и  на  передний  план  только  что
вывернул гигантский робот  с  оплавленной  рукой.  Девушка  осторожно  сжала
стакан свободной от бластера рукой и нырнула за уже упомянутую кучу,  которя
виделась теперь Виктору не меньше, чем баррикадой.
   Вернулся  богатырь  почти  полностью  счастливым.  Он  протянул  один  из
оставшихся  стаканчиков  Виктору.  Стаканчик  оказался  бумажным,  а  внутри
находилось молочное мороженое по десять копеек. Или то, что Виктор  принимал
за мороженое. Однако, никому не хотелось рассуждать, что же могло быть  там,
если  отбросить  все  происки  самосознания,  которое  старательно  пыталось
замаскировать неведомое под стандартные и привычные вещи.
   Гораздо легче было вонзить зубы в  ледяную  сладкую  мякоть  и  осторожно
вылизывать тающее во рту лакомство. Чем путешественники и  занимались,  пока
не прозвучал вопрос богатыря:
   - Я думаю, ты уже задавал себе вопрос, зачем же мы тут стоим?
   Такого вопроса Виктор ещё не успел себе задать, но признаваться не  стал,
чтобы не разочаровывать богатыря уровнем своего умственного развития.
   - Как ты помнишь, мы прибыли сюда, чтобы разыскать Орлика.
   Виктор быстро кивнул, за что заработал благосклонный взгляд.
   - Ты уже убедился, что вещи, позаимствованные из одного мира, пригодны  и
в другом. Скажем, идешь ты по пустыне, жарко, пить хочется, а тут откуда  ни
возьмись выскакивает гномик, протягивает тебе ведёрко воды, ничего не  прося
взамен. И что, ты будешь пить или доказывать  себе,  что  появление  гномика
здесь и сейчас невозможно?
   - Буду пить, - обречённо согласился Виктор, не сумевший уяснить свою роль
в происходящем.
   - Отлично, - обрадовался гномик, вернее богатырь, но Виктор уже стоял  на
грани реальности, если можно было назвать  реальностью  творившееся  вокруг.
Хотя очередь за сахаром не вызывала чувства  сверхестественного...  А  может
полуразрушенный город с обезумевшими роботами тоже для кого-то не вызывающая
удивления реальность?
   - Тогда на поиски! - скомандовал богатырь. - Здесь есть фильмы про всё. Я
не могу себе и представить, что тут  не  завалялась  где-нибудь  пара-тройка
фильмов об Орлике, чем бы он ни был. Встречаемся на этом же месте.
   Когда Виктор приготовился сделать первый шаг, богатырь решительно  дёрнул
его назад.
   - Постой-ка, сейчас я тебе одно приспособленьице дам.
   С этими словами он вытряхнул из своего  кармана  кучу  всякой  непонятной
всячины.
   Общий объём получившегося снаряжения превышал рост богатыря на половину.
   Богатырь любовно похлопал по карманам и похвалил их словами:  Внутри  они
значительно больше, чем снаружи.
   Ловкими движениями ладоней он загреб выпавшую собственность и в несколько
быстрых  приемов  запихал  свое  имущество  обратно  в  карман.  На   тёмных
кирпичиках площади остались лежать две коробочки, напоминающие пластмассовые
телефонные  штеккера  тёмно-серого  цвета.  Виктор  не  стал  спрашивать   о
предназначении появившихся предметов и на этот раз оказался прав.
   - Это устройство позволяет нам  наполовину  разделять  эмоции  и  события
полюбившихся героев. Втыкаешь его в обычную розетку, смотришь  на  экран,  и
все  беды  и  радости   выбранного   героя   убавляются   наполовину,   зато
освободившаяся половина немедленно обрушивается на  тебя.  Оно  потребуется,
чтобы нам помогать друг другу, ведь теперь мы будем действовать поодиночке.
   Слова застряли у Виктора в горле, поскольку к такому повороту событий  он
был не готов.
   - Так нам удастся обследовать вдвое больше  фильмов,  -  заявил  издалека
богатырь,  потом  он  ловко  прошествовал  по  границе  между  эскимосами  и
раскаленной пустыней и растворился в воздухе.
   Виктор ошеломлённо  хотел  последовать  за  ним,  но  не  смог  придумать
оправдания, объясняющего нежелание действовать в одиночку. Так мало  времени
прошло с момента их первой  встречи,  но  Виктор  уже  не  представлял  себе
дальнейшего  путешествия  по  этим   непонятным   кругам   без   присутствия
непоколебимо уверенного в себе богатыря.
   Новые горизонты сомкнулись над головой Виктора пеленой беспросветных туч.
   Крупные капли посыпались  с  отгородившихся  небес,  расплываясь  чёрными
пятнами на ещё не промокшей мостовой. Зашумел дождь. Уяснив, что  он  сейчас
промокнет до нитки, Виктор поспешил покинуть негостеприимную площадь.
   Для начала он решил не окунаться в  экзотику  и  шагнул  в  квартал,  где
тянулась такая привычная очередь.
   С первых же шагов он потерял  из  виду  все  сюрреалистические  квадраты.
Вместо  них  сами  собой  объявились  пятиэтажные  улочки,  разбавленные  на
горизонте высотками.
   Через два квартала раскинулся парк. Из-за верхушек деревьев  одиноко,  но
гордо торчал шпиль телевышки. Оставалось призадуматься, действительно ли всё
вокруг имело обыденный вид или тут постаралось самосознание.  Но  Виктор  не
стал. Так было гораздо спокойней. Он несколько раз  оглянулся,  ища  глазами
площадь. Она оставалась на месте. В щели  улицы  ещё  проглядывала  стена  с
дверью, закрывшей пути к отступлению на третий уровень.
   Наконец, очередь, которую огибал Виктор,  оборвалась.  Очередь  выглядела
вполне обычно.  Люди  разговаривали  о  погоде,  растущих  ценах  и  приезде
эстрадной знаменитости в деревеньку неподалёку, а бабушка в цветастом платке
всё бурчала себе под нос ... лезють и лезють без очереди, лезють и лезють...
Название газеты, которую читал  высокий  мужчина  в  черном  пальто,  Виктор
почему-то прочитать не рискнул. Здесь небо тоже затянула  пасмурная  пелена,
но дождь пока не начинался. Ветер дул с  ранне-осенней  пронизываемостью.  В
своей  летней  рубашке  Виктор  выделялся  ярким  пятном  на   фоне   толпы,
погрузившейся в ожидание ненастья.
   Только тут Виктор  сообразил,  что  богатырь,  определив  место  встречи,
совершенно не позаботился назначить время. Неизвестно  даже,  имелись  ли  у
него часы. Виктор взглянул на свои. Стрелки показывали начало пятого.  Самое
время начать поиски.
   Только с чего? Не спрашивать же на улице: Вы тут Орлика не видели?
   Решение пришло само собой, когда взгляд  Виктора  уперся  в  массивное  и
мрачное здание, которое могло служить пристанищем как солидного театра,  так
и средневекового кафедрального собора. Тем не менее  на  отливающей  золотом
вывеске, примостившейся в тёмной глубине между колонн значилось  Библиотека.
Что-то  в  душе  Виктора  сладостно  дрогнуло.  Впервые  со  времён   начала
экспедиции ему выпала возможность повести поиски научным путём. На экранчике
поверх вывески высветилось набором красных лампочек: Не зная броду, не суйся
в воду.
   Предостережение отозвалось холодком, но Виктор тут  же  отогнал  от  себя
мрачные мысли. Я  ведь  и  иду  выяснить,  где  этот  брод,  -  подумал  он,
безрезультатно толкнул тяжелую дверь, затем  потянул  её  на  себя,  открыл,
сделал несколько шагов и очутился в просторном и пустынном холле.
   Здесь было не теплее, чем на улице, поэтому хотелось выбраться отсюда как
можно скорее. Долго не раздумывая, Виктор зашагал вверх по широкой лестнице,
покрытой широким истрепавшимся по краям красным ковром.
   На   втором   этаже    оказалось    многолюднее.    Человек    пятнадцать
рассредоточились по огромному  залу  за  тёмными  широкими  столами.  Тишину
перебивал только редкий шелест страниц. Обстановка соответствовала настоящей
библиотеке, даже библиотекарь - женщина  сорока  лет  с  жёлтоватой  матовой
кожей - стояла за стойкой, отгораживающей  книжные  стеллажи,  и  напряжённо
посматривала на вошедшего. Виктор решил не откладывать дела в долгий ящик  и
сразу обратился с вопросом к ответственному работнику:
   - Мне бы что-нибудь про Орлика почитать.
   Одним  властным  жестом  библиотекарь  отправила  его  в   сторону,   где
громоздился ужасающих  размеров  шкаф,  состоящий  из  маленьких  аккуратных
ящичков. Лицо Виктора жалостливо скривилось. Он вспомнил тот день, когда для
каких-то целей  ему  понадобилось  разыскать  две  книги.  Он  провел  среди
лабиринта подобных ящичков целый долгий летний день,  перелистывая  карточки
каталога одну за другой, но так и не разыскал ни авторов,  ни  названий,  ни
что-либо приблизительно похожее на выбранную тему. С той поры  он  дал  себе
зарок не подходить близко к этому вместилищу  миллиардов  тонких  жестких  и
таких похожих друг на друга карточек.
   Есть нечто общее, объединяющее неисчислимое множество всех невообразимых,
непохожих друг на друга особ, которых на утерянной планете  Виктора  ласково
называют  прекрасной  половиной  человечества.  И  эта  маленькая  чёрточка,
присущая  им  всем  без  исключения,  зовётся  Чуткое  женское  сердце.  Оно
проявляет себя везде и во всём. На той же  самой  планете  гигантская  самка
паука, определившись с потомством и поедая своего кратковременного  супруга,
смотрит на мир слезящимися от грусти  глазами,  видит  все  его  проблемы  и
несоответствия и, разумеется, не может позволить любимому существу и  дальше
терпеть  все  трудности  и   лишения,   которые   готовит   ему   нормальная
среднестатистическая паучья жизнь.
   Чутким женским сердцем  библиотекарь  отлично  поняла,  что  за  смятение
чувств завертелось у Виктора в душе.
   - Хорошо, хорошо, - сказала она мягким голосом. - Я посмотрю сама.
   С этими словами она скрылась среди стеллажей, а ослабевшие ноги,  ещё  не
вернувшие Виктору былой уверенности, едва донесли его до  ближайшего  стула.
Там он безвольно рухнул на мягкое сиденье и  встретился  глазами  с  экраном
чёрно-белого телевизора.Звук был полностью  выключен,  но  это  не  помешало
Виктору обнаружить, что действующие лица оказались подозрительно  знакомыми.
На переднем плане действовал богатырь,  рядом  с  ним  без  устали  трудился
второй, а за ними виднелись ещё  два,  но  уже  нормального  роста  (вернее,
богатырь бы сказал - два нормальных и два  больших).  Усилия  этой  четвёрки
прикладывались к тому, чтобы лодочка несуразной формы, более  походившая  на
плот, не перевернулась, лавируя меж огромных волн. Небо сверкало молниями  и
ужасало чёрными тучами. Море  пугало  не  меньше.  Волны  так  и  стремились
опрокинуть несчастное суденышко. Невдалеке виднелся неприветливый  скалистый
берег. Надо было продержаться совсем немного.
   Богатырь крупным планом молча уставился на Виктора,  словно  говоря:  Ну,
чего смотришь, давай помогай!
   Вытащив врученную богатырём штуковину, Виктор проследовал вдоль  стены  в
поисках розетки. Таковая быстро нашлась, но имела целых четыре  отверстия  -
два круглых на положенных местах и два квадратных - сверху и  снизу.  Скорая
межфильмовская помощь располагала только одним толстым штырьком  треугольной
формы. Ни на что не надеясь, Виктор постарался  воткнуть  штырёк  в  круглую
дыру. Но умная машина взяла бразды правления  на  себя  -  не  успел  Виктор
коснуться  поверхности  розетки,  как  штырек   разветвился,   зазмеился   и
самостоятельно состыковался с требуемыми местами.
   Со следующей секунды с Виктором стали твориться удивительные и непонятные
вещи.
   Шквал ледяных брызг окатил его с ног до головы. Одежда мгновенно промокла
насквозь.  Самое  поразительное,  что  на  вид  она   продолжала   выглядеть
совершенно сухой. Затем неведомая сила подняла его и крутанула в воздухе,  а
потом принялась раскачивать из стороны в сторону.
   Зато на экране богатырь обрел рост и вес.  Умело  распределяя  полученную
свыше массу, богатырь значительно уменьшил качку их  временного  пристанища.
Суденышко заскользило к берегу, а Виктор уже порядком  замерз  под  потоками
ледяной воды и пронизывающим не летним ветром. Столешница, процарапанная  во
многих местах, то приближалась, то отдалялась. Иногда Виктора переворачивало
и бросало на потолок.
   Тогда  он  мог  разглядеть  каждую  трещинку,  каждую   паутинку.   Вдруг
оставленная далеко внизу коробочка заискрилась,  расплавилась  на  глазах  и
рассыпалась  горсткой  прогоревших  деталек.  Неведомые  силы   унеслись   в
потусторонье, а Виктор рухнул на стол  с  ужасающим  грохотом,  на  который,
впрочем, никто не обратил ни малейшего внимания.
   На экране  водяной  вал  захлестнул,  потерявшую  часть  массы  посудину,
опрокинул и смыл пассажиров в  разверзшуюся  пучину.  Последнее,  что  успел
заметить Виктор, было зрелище богатыря, машущего рукой и  постукивающего  по
запястью. Вслед за морской драмой немедленно стали показывать новости.
   Виктор  внезапно  обнаружил,  что  провод,   свисающий   от   телевизора,
оканчивается не сетевой вилкой, а миниатюрным наушником. Немедленно  воткнув
его в ухо, Виктор приготовиля услышать подробности, но в результате выслушал
множество совершенно бесполезной информации, из которой  запомнилось  только
то,  что  ...  несмотря  на  отличные  показатели  по  уборке   зерновых   и
зернобобовых культур, Вашингтонская  область  опять  не  выполнила  план  по
заготовке овощей...
   Слева от  Виктора  объявился  кто-то  ещё.  Зоркий  глаз  определил,  что
подсевший является  субъектом  мужского  пола  примерно  одного  возраста  с
Виктором. Каштановые волосы взъерошились. По синим брюкам пролегла нерушимая
стрелка, несмотря на их потрепанный вид. Карман серой ветровки  оттопыривала
синяя шайба громко тикающего будильника.
   - С Земли, - утвердил субъект.
   - Ну, - не стал спорить Виктор.
   - Звать то как?
   - Виктор, - официально представился искатель Орлика.
   - А меня - Серёга Комаров! - радостно заявил обладатель будильника  таким
голосом, что у Виктора резко должно было улучшиться настроение.  Последнего,
однако, не произошло, и Виктор продолжал настороженно смотреть на возможного
соотечественника. Или на возможного конкурента.
   - Все ещё ищешь?
   - Ну, - вновь не стал спорить Виктор, не раскрывая кого и зачем.
   - А мне надоело, - заявил Серёга. - Круги эти ничем не измерить!
   - Но, может, Орлик не на этом кругу, - возразил Виктор, разом нарушив всю
конспирацию.
   - Может и нет никакого орлика, - вздохнул Серёга.  -  Ну  его  вообще.  Я
устал уже по фильмам скакать. А двери на пятый круг  нет.  Теперь  вот  сюда
хожу всё чаще.
   Землю мне напоминает. Единственное, что не могу понять - мы  в  застойном
фильме производственной тематики или уже в те времена, когда  стали  чернуху
снимать?
   Виктор пропустил мимо ушей незнакомые понятия и ему почему-то  захотелось
выбраться отсюда и как можно скорее.
   - О чем речь, -понял его без слов Серёга. - Ты иди пока на площадь,  а  я
сейчас, только книги сдам.
   Виктор спустился в прохладный холл и собирался направиться к  центральной
двери, но тут его ухватил за рукав странный маленький и плотный  старичок  в
зелёном одеянии.
   - Вам сюда, - прошипел он. Огромная голова, похожая на  сморщенную  Луну,
два раза  подтверждающе  кивнула.  Старичок  решительно  потащил  Виктора  в
полумрак под лестницу. Виктор беспрекословно следовал за ним. Мимо мелькнула
дверь, за которой показался и  исчез  синий  умывальник,  далее  последовала
комнатушка,  освещённая   пятнадцативаттной   лампочкой,   потом   небольшой
коридорчик, в одном  из  углов  которого  стояла  большая  совковая  лопата,
вывалянная в засохшем цементе.
   Окружающие реалии, такие знакомые в совершенно нелогичном для них  месте,
смешивались  с  необычностью  положения  Виктора  и  дарили   ему   ощущение
приближавшейся тайны.
   - Вот так, - удовлетворенно сказал старичок и вытолкнул Виктора на улицу.
   Щёлкнул язычок замка и ободранная дверь  отгородила  искателя  Орлика  от
вместилища мирового разума. Ноги потоптались по давно не  хоженной  дорожке,
где мелкие камешки почти утопали в пыли. Глаза увидели две стены,  уходившие
вверх - одну из никогда некрашенного кирпича вековой давности и  другую,  на
которой ещё  сохранились  бледно-жёлтые  следы  давнишней  побелки.  Дорожка
вывела Виктора на площадь.
   Сначала он не поверил, что вышел на ту самую  площадь,  ведь  она  должна
находиться от библиотеки не  так  уж  близко.  Но  стена,  ещё  так  недавно
принадлежавшая фасаду библиотеки, теперь оказалась без окон,  без  колонн  и
всего с одной дверью - уже знакомой, отрезавшей путь назад - на третий круг.
Дождь уже закончился, а небо немного прояснилось. Площадь почти  просохла  и
продолжала выглядеть опустевшей.
   Декорации по бокам сменились. Исчезли и пустыня и эскимосы,  а  на  месте
полуразрушенного квартала, оккупированного  роботами,  разверзлось  противно
хлюпающее болото. Не дай бог, жизнь пролетит так же незаметно,  как  и  наше
пребывание на третьем круге, - вспомнились ему слова богатыря.  Раз  он  сам
здесь не присутствовал, то никто не мешал Виктору, быстренько нырнуть ещё  в
один  фильм.  Среди  скопления  кварталов,  поглощенных  тьмой  с   мрачными
похоронными процессиями на улицах, среди  зарослей,  меж  которорых  шастали
полуголые, раскрашенные в военные цвета толпы дикарей, среди  подозрительных
пустошей, на которых время  от  времени  вспыхивали  алые  огоньки,  доверие
вызывал разве что небольшой островок, застроенный  каменными  средневековыми
зданиями.
   Вздохнув, Виктор с замиранием сердца вступил на запретную территорию.
   Вокруг  него  раскинулась  неширокая  улочка  с  деревянными  лавчонками,
пристроенными к домам. Люди неторопливо переходили от одной к другой, рылись
в грудах выставленного товара, тщательно прикидывали одежду на себя,  а  еду
на вкус и цвет. С первого взгляда тут было тихо и мирно, а самое  главное  -
совершенно не напоминало Землю сегодняшних времен. Внезапно Виктор  заметил,
что все жители смотрят на него  с  выражением  какого-то  восторга  с  малой
толикой жалости. Ему стало приятно, что здешние люди даже по  внешнему  виду
Виктора сразу вникли в уникальность и грандиозность его внутреннего  мира  и
сочувствуют ему в трудностях поиска. Наверное, надо  быть  поистине  великим
человеком, чтобы вот так, сразу, стать предметом всеобщего восхищения. И как
же приятно оказалось  получить  подтверждение,  что  ты  и  есть  тот  самый
человек.
   В  этот  момент  твёрдая  рука  легла  на  плечо  Виктору,  заставив  его
пошатнуться. Ему улыбался молодой человек с  щегольской  бородкой  и  трубой
глашатая в руке.
   - Скорее, мой герой! Людоед долго ждать не станет.
   7. Что ты видала при дворе?
   И, надеюсь, что эта карьера не приведёт меня к  подобным  трагедиям,  как
сегодняшняя, - страстно проговорил я. - Если  же  это  случится,  это  будет
совершенно против моей воли!
   Лючио пытливо посмотрел на меня.
   - Ничего не может случиться против вашей воли.
   (Брэм Стокер Скорбь  Сатаны)  Откуда  же  взялась  вышеупомянутая  теория
желаний? Многие из ее  основ  добыты  цивилизациями  на  основе  собственных
наблюдений. В какой-нибудь отдаленной галактике подумает местный абориген  в
(n+1)-ый раз о том, что От разговоров о  халве  во  рту  сладко  не  станет,
посмотрит на пустую ложку, куда так и не упала желанная халва,  сунет  её  в
рот, так, на всякий случай, да и выведет следствие:
   Сухая ложка рот дерёт, оную смазать надлежит.  Тут  же  на  этой  планете
начинает цвести коррупция и взяточничество,  а  на  пустовавшую  было  ложку
немедленно  навёртывается  нечто  вкусное  и  невероятно  полезное  для   ее
обладателя.
   Читатель, хоть раз ознакомившийся с учебником физики, изданным на этой же
планете, несомненно помнит тот  удивительный  опыт,  когда  две  соединенные
вместе металлические полусферы, из которых был  выкачан  воздух,  не  смогли
разорвать восемь пар лошадей. Это  ежегодное  развлечение,  сопровождавшееся
заключением  множества  пари  и  безобразным  распитием  спиртных  напитков,
продолжалось до тех пор, пока обе сферы не были безвозвратно  утеряны.  Одна
из процветающих текстильных фирм нагло воспользовалась моментом и  подменила
металлические  предметы  на  пару  хлопчатобумажных  брюк,   выкрашенных   в
тёмно-синий цвет, и даже зарегистрировало сей факт  своей  торговой  маркой.
Поражённый народ долго тёр глаза, не веря подмене, но  не  желая  прекращать
наблюдения, а успокоившись, вывел следствие о том, что незаменимых вещей  не
существует.
   Не все наблюдения  стоит  принимать  за  чистую  монету.  Многие  из  них
видоизменены до неузнаваемости  из-за  попытки  объяснить  их  суть  широким
массам населения. Так, например, в той же отдаленной галактике некий  весьма
грозный субъект, находясь в мрачном расположении  духа,  попытался  передать
творящееся в его душе рядом стоящим согражданам. Для этого  он  забрался  на
неудачно построенное местное здание в форме башни, которое вследствие многих
обстоятельств находилось в наклонном состоянии, и принялся приводить  его  в
совершенно неремонтопригодный вид. И швырял он оттуда глыбы великие и малые.
И разбегались горожане с различными скоростями и  ускорениями.  И  была  его
работа  небогоугодна,  но  никто  не  осмелился  помешать  ей,   -   гласили
воспоминания местного историка, впоследствии удалённые из городской хроники,
как не отвечающие текущему политическому моменту.  Что  же  дошло  от  этого
примечательного события до потомков? Немногое.
   Прежде  всего  для  улучшения  эстетического  восприятия  неровные  глыбы
заменили на шарики разного цвета, веса и величины. А процесс их сброса  вниз
объявили  проведением  физических  опытов.  Потом   разбегающихся   прохожих
превратили в степенно гуляющие семейные пары, пришедшие  осмотреть  памятник
местного зодчества, украшенный монументальной доской Не  стой  под  стрелой.
Прохожих, впрочем, пришлось все же исключить, чтобы  у  маленьких  детей  не
возникало нездоровых вопросов о том, почему же это ни один шарик  не  угодил
никому на  голову.  На  всякий  случай  данный  исторический  факт  объявили
красивой легендой. Но так как проблема нездоровых вопросов продолжала  то  и
дело возникать, то следующим шагом явилось исключение шариков, как  таковых.
И теперь любой школьник в курсе, что побывавший в тот вечер на башне великий
ученый явился туда исключительно для  того,  чтобы  полюбоваться  закатом  и
сложить бессмертную поэму, строчки которой были  утеряны  в  тёмный  период,
когда у власти находилось оппозиционное правительство...
   ... Начало беседы Виктору сильно не понравилось, но его новый, так  и  не
представившийся знакомец не удосужился что-то там разъяснять.  Скорее  всего
он был уверен, что героям и без того всё положено знать.  А  Виктор  ещё  не
решил стоит ли ему разрушать геройский имидж глупыми вопросами или сохранять
текущее положение дел всеми силами. Он  всё  более  склонялся  к  последнему
варианту, так как встречные прохожие  смотрели  на  Виктора  с  нескрываемым
уважением. Хоть Виктор и не знал за что, но ему нравилось.
   После  двух  поворотов  путники  выбрались  на   более   широкую   улицу,
упиравшуюся в белый дворец с  множеством  высоких  белых  башен,  увенчанных
красными пирамидальными крышами с остроконечными шпилями. На большинстве  из
них красовались ажурные флюгера, указывающие в своем большинстве  в  сторону
северо-востока.  По  дворцовой  площади  прогуливались   горожане,   которые
нет-нет, да и поглядывали на Виктора.
   Резные  дворцовые  ворота,  покрашенные  в   красный   цвет,   приветливо
распахнулись, впуская путников под высокие своды. Как  только  нога  Виктора
коснулась  упругой  поверхности  широкой  дорожки,  пронзавшей  зал  подобно
лиловому лучу, по залу  разнеслись  звуки  величественной  музыки.  С  обеих
сторон вдоль стен из тёмных проходов почтительно выдвинулись  придворные.  С
недосягаемого взору потолка свешивалась громада тысячесвечёвой люстры.  Юный
спутник  Виктора  чувтвовал  себя   здесь   более   чем   уверенно.   Виктор
беспрекословно следовал за ним.
   Дорожка  беспрепятственно  унеслась  в   широкий   проход,   за   котором
обнаружился следующий зал с гораздо большим числом придворных, и завершилась
бахромой  из  кисточек  у  подножия  высокого   трона.   На   троне,   криво
развалившись, восседал король. Он был толстым и потным и сразу не понравился
Виктору. Поэтому взор  скользнул  поверх  трона  и  остановился  на  стенах,
облицованных голубым мрамором, что гораздо более радовало взор, чем  зрелище
несуразного короля. Ей-богу, король  на  втором  уровне  смотрелся  писанным
красавцем, правда и Виктор там был не менее, чем принцем.
   - Он пришёл! - величественно возвестил глашатай,  дунув  в  трубу.  После
своего сообщения он мягко отступил в сторону и незаметно затерялся в  густой
толпе придворных. Виктор же остался на всеобщем  обозрении.  Король  неловко
пошарил за троном, извлек оттуда корону с восемью невысокими,  изукрашенными
резными отверстиями зубцами, один из которых был немного обломан.
   - Так вот ты какой, наш новый герой! - негромко сказал он  скрипучим,  но
проникновенным голосом. В толпе кто-то почтительно  кашлянул.  Взор  Виктора
оставил  созерцание  уникальных  мраморных  стен,  пробежался   по   скопищу
придворных, так и не решившись задержаться ни на ком,  и  замер  на  красных
остроносых башмаках короля, изготовленных из какой-то блестящей ткани.
   - Ты все уже знаешь? - вкрадчиво спросил король.
   - Нет, - честно признался Виктор.
   - Тогда внимай моим словам, храбрый незнакомец! Видел ли ты в жизни  хоть
одного людоеда?
   Виктор счастливо помотал головой.
   - Невесть откуда взялся этот людоед, питающийся  одними  принцессами,  но
вот пришёл он, и начались все наши беды и страдания...
   Проникновенность в голосе у  короля  сменилась  на  монотонность.  Скорее
всего он рассказывал эту историю уже не один десяток раз.
   - ... и сказал, что съест он  три  деревни.  А  когда  испуганные  жители
покинули свои дома, разозлился он ещё страшнее и сказал, что разорит  теперь
не меньше десяти деревень...
   Глаза у Виктора начали слипаться. Он ещё не уловил сути.
   - ... а когда все они перебрались под защиту городских стен...
   Тут  Виктор  почувствовал,  что  ноги  уже  не  держат   его,   и   начал
присматривать местечко для посадки.
   - ... сказал нам, что или город отдаст ему  принцессу  или  завтра  южные
ворота рухнут...
   Виктор украдкой  зевнул.  Хотя  можно  ли  что-то  сделать  украдкой  под
непрерывным пристальным наблюдением сотен глаз?
   - ... некому. Тебе надлежит оградить мою дочь от поедания самым  страшным
и жестоким людоедом во всей округе.
   Финал получился весьма драматическим. Виктор проснулся и крепко  пожалел,
что не остался в свое время на площади. Там, конечно,  скучновато,  зато  на
порядок  безопаснее.  В  сознании  Виктора  немедленно  сформировался  образ
закомплексованной толстушки с красным недовольным лицом и короной на голове,
которую надо вытягивать из всяческих приключений, и  довольно  ухмыляющегося
заросшего нечесанного полуоборванного людоеда с  огромным  набором  столовых
предметов в руках. Позади них возник внушительный котел, позаимствованный со
стены знаменитой каморки папы Карло.
   В эту секунду раздался стук лёгких и быстрых шагов  по  лестнице.  В  зал
вбежала симпатичная девушка  с  золотистыми  волосами  и  кристалльно-синими
глазами, какие бывают только на  специально  подсвеченной  рекламе  солидной
западной косметики.
   Одета прелестная незнакомка была в  серый  охотничьий  костюм  с  зелёным
зубчатым  воротником,  расплескавшимся   чуть   ли   не   на   полспины,   в
светло-коричневые сапожки  со  шнуровкой  по  бокам  и  в  зелёную  шапочку,
украшенную двумя круглыми красными пёрышками  и  одним  жёлтым  -  острым  и
длинным.
   - Принцесса! - запоздало объявил  глашатай,  когда  девушка  остановилась
возле трона.
   Взгляд  синих  глаз  пробуравил  Виктора  насквозь.  Принцесса  оказалась
какой-то напористой,  юркой,  смелой  и  совершенно  не  похожей  на  своего
флегматичного отца.
   - Привет, - обратилась она к  Виктору.  -  Значит,  это  ты  меня  будешь
охранять? А я ведь с тобой даже ещё и незнакома.
   Настроение у Виктора стало стремительно улучшаться.
   - Что ж делать, если никто из наших рыцарей  не  решился,  -  ответил  за
Виктора король.
   Виктор призадумался.
   - Есть ли у тебя последнее желание? - врадчиво спросил король.
   Виктору крайне не понравилось слово последнее, но спорить со сложившимися
обстоятельствами он не решился, хоть и взмок от волнения.
   - Обед, - распорядился он. - Ах, да, ещё горячую ванну.
   Если уж Виктору суждено сопровождать прекрасную принцессу, то пусть  хотя
бы ненужные запахи  не  отпугивают  спутницу  от  его  достойной  всяческого
внимания персоны.
   8. Волшебная сила искусства.
   - Спасибо, милый, - остановил Научного Мальчика Карлик. - До  чего  же  я
люблю учёных! Всё-то они знают! Всё-то объяснят!
   Куда бы мы без них!..
   (А. Нуйкин Посвящение в рыцари) Как и время желание можно рассматривать в
трёх состояниях. Состояние первое -  задуманное.  Это  то  блаженное  время,
когда желание живет исключительно в вашей голове и выбирается оттуда  только
в составе хвалебных речей о том, как невероятно  изменится  мир  к  лучшему,
когда ваше желание претворится в жизнь.
   Второе состояние харатеризует стадию исполнения. В зависимости от объекта
желания эта стадия может занимать временной интервал  от  мгновения  ока  до
бесконечности. Состояние желающего на этой  стадии  характеризуется  частыми
сменами настроения от блаженства, когда исполнение  идет  в  соответствии  с
поставленными планами, до жуткой депрессии,  когда  желающий  понимает,  что
задумывалось не то и не так.
   Заключительная стадия желания - свершение.  Процесс  исполнения  завершен
полностью и бесповоротно. Желание выполнено.  Понятие  желающий  приобретает
приставку  экс,  долженствующую  ещё  раз  обозначить  завершение   процесса
желания.
   Экс-желающий окончательно погружается в состояние либо идиота, невидящими
от  счастья  глазами  уставившегося  вдаль  и  не  реагирующего  на  внешние
источники раздражения, либо точно такого же идиота, но крайне обиженного  на
судьбу из-за того, что свершившееся получилось совершенно иным, чем виделось
когда-то в его казавшейся умной голове. Последних в  процентном  соотношении
неизмеримо больше, так как судьба беспрепятственно  разрешает  обижаться  на
себя всем желающим.
   Небольшое исключение из общей массы  представляют  те  существа,  которые
принимают свершившееся, как факт, и  включают  в  себе  все  новые  и  новые
желания, неуклонно проходя от первой до  последней  стадии.  Глядя  на  них,
кто-то сказал, что развитие происходит по спирали, хотя большинство разумных
обитателей вселенной по каким-то  необъяснимым  причинам  вполне  устраивает
замкнутый круг...
   ... Начало пути не задалось. Прежде всего  выяснилось,  что  в  карете  с
принцессой Виктору ехать никоим образом не положено. Предполагалось, что  он
будет следовать параллельным карете курсом на самом лучшем коне из дворцовой
конюшни, но выяснилось, что Виктор не может даже залезть на  ввверенное  ему
средство передвижения. Поэтому отливающий чернотой скакун так и остался  при
дворце к нескрываемому ликованию всех, начиная от конюха и заканчивая  самим
королём.
   Дорога не радовала. На каждой кочке телега подскакивала и жесткий  бортик
удовлетворённо набрасывался на ребра  Виктора.  Постилка  оказалась  тонкой,
слежавшейся, да вдобавок ещё  и  прелой.  Пришлось  садиться  на  непокрытые
доски, чтобы потом перед принцессой не предстать с  пятном  на  неподобающем
месте.
   Оставалось  подпрыгивать,  больно  опускаться  обратно  и  размышлять   о
вчерашнем  вечере.  С  ванной,  как  и  со  всем,  получились  проблемы.   В
словосочетание горячая ванна  Виктор  вкладывал  наполненную  почти  доверха
теплой водой посудину, а вовсе не пустой ушат, раскалённый до предела.  Пока
притащили воду, пока остужали  жестяное  дно,  пока  выяснилось,  что  вода,
набранная в посудину, уже даже не теплая, а ледяная, пока снова грели  воду,
пока искали этот самый ушат,  который  утащил  в  сарай  заботливый  завхоз,
никого, конечно же, не предупредив... В общем,  в  ванну  Виктор  залез  уже
глубокой ночью и даже успел там уснуть, что  крайне  убавило  его  авторитет
среди  придворных,  которые  лихо  гарцевали  сейчас  вблизи   кареты.   Все
радовались жизни, кроме  Виктора,  втиснувшегося  для  большей  устойчивости
среди мешков с провизией. Принцессы не видать, внимания тоже.
   Единственным  существом,  которое  Виктор  страстно  хотел  увидеть,  был
богатырь. Ну вот куда он запропастился? И вернется ли? А если  бы  коробочка
помощи уцелела, то помог бы он сейчас  Виктору?  И  каким  же  образом?  Все
вопросы естественно оставались без ответов.
   Путь оказался недолгим. Очень скоро дорога  уперлась  в  хилую  ограду  с
полуразломанными воротцами. За ними виднелся замок, который  был  под  стать
мрачной славе своего  нового  хозяина.  Тёмные  стены  неловко  накренились.
Высокие башни тоже хотели снискать почет и уважение своей Пизанской  сестры.
Одна из них, не дождавшись капитального ремонта, утратила десяток  блоков  у
проржавевшего  края  чёрной  конусовидной  крыши.  Выпавшие  блоки,  однако,
отсутствовали. Или людоед решил, наконец,  немного  призаняться  хозяйством,
или бережливые фермеры не слишком боялись  своего  нового  соседа  и  тёмной
порой утянули громадные камни для собственных нужд.  Придворные  поскучнели.
Наверное, каждого из них грызли сомнения, а только ли принцесс  ест  людоед?
Но все присутствующие поглядывали на Виктора с твёрдой уверенностью,  что  в
случае чего первым съедят именно эту никому неизвестную персону.
   Людоед  вышел  встречать  гостей  сам.   При   первом   же   взгляде   на
двухсполовинойметрового громилу сразу становилось ясно:  такой  съест  и  не
подавится, такой сможет. Вслед за грузной тушей тащилась развеваемая  ветром
борода, длинной чуть превышавшая бороду  Карабаса  Барабаса  после  памятной
встречи с Буратино у  сосны.  Глаза  настороженно  зыркали,  но  замерли  на
королевском экипаже. К своему счастью Виктор обнаружил, что грозный  великан
не  обратил  на  него  ни  малейшего   внимания.   Придворные   настороженно
перешёптывались.
   Дверца кареты легонько скрипнула и принцесса выбралась наружу.  Наверное,
она тоже была немного напугана, но по внешнему виду это не смог бы  заметить
и талантливый психолог. Она галантно улыбнулась хозяину замка, а потом  чуть
теплее всем присутствующим.
   - Вот! - довольно заурчал людоед.
   Сделав несколько громадных шагов он в  несколько  секунд  очутился  возле
принцессы,  казавшейся  сейчас  крохотной  птичкой,   приземлившейся   около
почерневшего пня.
   - Ну же, герой, действуй! -  раздался  в  правом  ухе  Виктора  свистящий
шепот, а спина почувствовала лёгкий толчок. Чуть  развернув  голову,  Виктор
обнаружил рядом с собой знакомого глашатая.
   - А что делать? - зашептал ему Виктор.
   - Откуда мне знать, - донёсся ответ, - Я всего лишь глашатай, а  герой  -
ты.
   - Угу, - согласился Виктор.
   - Тогда иди, -  заворчал  глашатай,  -  иди  скорее,  а  то  ведь  съедят
принцессу.
   На этот раз толчок выкинул Виктора на несколько шагов  из  общего  строя.
Людоед медленно перевел тяжёлый взгляд с принцессы на смельчака.
   - Ну, - поинтересовался он.
   Дальнейшее молчание не поощрялось.
   - Не ешь её, - сказал Виктор как можно жалостливее.
   - Это ещё почему? - удивился людоед.
   - Нехорошо.
   - А что я голодный - хорошо? - возмутился людоед.
   - Нет, - опустил голову Виктор. Больше умных мыслей у  него  не  нашлось.
Потом он понял, что абсолютно все мысли напрочь покинули его  голову.  Такое
положение дел страшно разозлило Виктора, пока он смотрел в чёрные дыры  глаз
с тупым покорством.
   - То-то же! - радостно заявил людоед и вновь повернулся к принцессе.
   - Не смей! - завизжал несостоявшийся герой.
   - А что ты мне сделаешь? - проникновенно спросил людоед.  Все  напряженно
смотрели на Виктора.
   - Там увидишь, - объяснил Виктор, чтобы не молчать.
   Людоед опустил свою тяжелую лапу на плечо Виктора, отчего  что-то  внутри
Виктора испуганно хрустнуло.
   - Может  мне  голову  отрубишь?  -  лохматая  голова  оказалась  напротив
Виктора,  и  тот  понял,  что  людоед  никогда  не  чистил  своих  страшных,
обломанных зубов. Виктор молчал, как пионер, попавшийся с огурцами  в  руках
сторожу на колхозном поле.
   - Может сердце вырвешь? - глаза буравили душу Виктора так,  что  хотелось
оказаться за много-много километров от чёрного замка.
   - Может такую песню споёшь, что... - волосы бороды больно  кольнули  кожу
шеи Виктора.
   - Спою! - заорал Виктор, только чтобы эта ужасная физиономия отодвинулась
подальше.
   - Отлично! - возликовал людоед. - Тогда не буду. Пока.
   Из уст всех присутсвующих послышался весьма  ощутимый  вздох  облегчения.
Виктор тоже перевел дух. Петь он любил. В первые школьные  годы  он  усердно
выводил в общем классном хоре: Мы ребята-октябрята. Правда, случился  в  его
жизни и творческий перерыв, когда на фестивале третьих  классов  он  позабыл
слова песни про хлопок, представляя солнечный Узбекистан.  После  этого  ему
доверяли разве что центральные роли. Когда одетые в цветастые  шали  девочки
плавно распевали Цыгане любят деньги, а  деньги  не  простые,  а  деньги  не
простые, а деньги золотые,  Виктор  изображал  того  самого  финансолюбивого
цыгана, молча стоявшего  в  самом  центре  сцены,  сжимая  в  вспотевших  от
волнения руках поводья коня, слепленного из двух первокласников. Повзрослев,
он  был  реабилитирован  и  сурово  пел  среди  стоявших  по  стойке  смирно
старшеклассников на общешкольном комсомольском  собрании:  Ты  только  будь,
пожалуйста, со мною, товарищ Правда. И сейчас, придя в гости,  Виктор  любил
взять в  руки  гитару,  мастерски  проверить  каждую  струну,  поднастроить,
извлечь высокую протяжную ноту  и  поставить  нежный  инструмент  на  место,
потому что играть на нём так и не научился.
   - Гитару... - взволнованно прохрипел он.
   - Ага, - хмыкнул людоед, - полцарства за гитару.
   Последняя строчка показалась Виктору странно знакомой.
   - Тогда не могу, - заявил Виктор, - как без музыки то?
   - Будет тебе музыка, - мрачно пообещал людоед.
   Потрепанного  вида  мужичок  вытащил   деревянный   короб,   напоминавший
покосившийся ящик  для  транспортировки  помидор,  и  извлёк  оттуда  мощный
агрегат, называвшийся Юпитер - 202.
   - Ого, - не сумел сдержаться Виктор. -  Откуда  у  вас  ЭТО?  Откуда  ЭТО
вообще взялось в вашем мире?
   - Чёрт его знает, - честно признался  людоед.  -  Королю  одному,  то  ли
Артуру, то ли Фартуру, подарили. Понятно, нам всем  сразу  захотелось  такие
же. Вот торговцы и засуетились. А откуда они ЭТО достают, кто  ж  знает.  Ты
гляди, осторожнее, - заорал он мужику, - Ты там не крути ничего. Поломать  -
раз плюнуть. Видишь, человек образованный прибыл, тоже понимает,  что  видит
ЭТО, а не фиговину или штукенцию, как ты её зовешь.
   Виктор  не  ответил  на  похвалу.  Его   распирало   от   гордости,   что
отечественная  продукция  наконец-то   обрела   свое   истинное   экспортное
призвание. Заодно становилось понятно, почему в магазинах днём  с  огнём  не
найти высококачественную технику родных заводов.
   Мужичок, не обращая внимания  на  ругань,  установил  агрегат  на  мощную
столешницу, осторожно поставил катушку с лентой и умело завернул конец ленты
на свободную катушку. После этого  он  щелкнул  боковым  выключателем,  и  в
воздух полилась музыка, знакомая, родная.  Только  не  было  тех  великих  и
главных слов, выводимых голосом всенародно известной певицы.
   - А где сама песня то? - спросил Виктор, - Музыку слышу, а слов нет.
   - Вот, - горестно подтвердил хозяин удивительных записей. - Слов нет.  Со
словами в пять раз дороже требуют. Разве ж я стал  бы  тебя  просить  спеть,
если бы слова имелись?
   - Но тут женский  вокал  нужен,  -  попробовал  спорить  Виктор  с  видом
специалиста.
   - Мне уже без разницы, я привередничать  не  стану,  -  начал  жаловаться
людоед. - Спой своим. Главное - песня замечательная.
   И Виктор запел. Это была торжественная песня, в которой  плавные  строчки
собирались в грустное  повествование  о  непростой  жизни,  которую  уже  не
развернёшь. Но отчаиваться не стоило,  потому  что  главные  часы  ещё  шли,
несмотря на свой солидный возраст и то, что время  остановить  они  тоже  не
умели.
   Придворные замерли. Принцесса слушала, не отводя взор от Виктора.  Людоед
смахивал слезу за слезой. Голос  Виктора  крепчал  с  каждой  удачно  взятой
нотой.
   После он спел про загадочный айсберг, вырастающий  из  тумана,  про  алые
розы, которых набралось целый миллион, и про розовые, которых и был то всего
один букет, но и его следовало подарить на тридцатилетний юбилей.
   - Всё! Всё! - завопил людоед, и Виктор испуганно смолк.
   - Хватит, а то сердце не выдержит, - пояснил поедатель принцесс. -  Люблю
искусство, что уж тут поделать...
   - Принцессу не есть, - робко напомнил Виктор.
   - Ладно, - махнул рукой людоед.  -  Режьте  баранов,  -  распорядился  он
мужику, старательно  сматывавшему  пленки  и  укладывающему  их  в  футляры,
обтянутые змеиной кожей. - Но только это ещё не конец, только ты мне  завтра
ещё споёшь. Да что споёшь! Ты мне завтра целый концерт организуешь.
   Рот Виктора автоматически раскрылся, готовый выплеснуть поток возражений.
   Проницательный взор людоеда моментально углядел надвигающуюся опасность и
пресёк её в самом корне.
   - А то съем, - пообещал он.
   И поток возражений так и остался невысказанным...
   ... Поток контролируемых и неконтролируемых желаний ежечасно, ежеминутно,
ежесекундно несёт нас по жизни. Этот процесс вместили и достойно отразили  в
себе строчки великого поэта, звучащие в сердцах миллионов: Желай  -  всегда,
желай - везде, до дней  последних  донца.  Желай!  И  никаких  гвоздей...  И
действительно, пока миллионы школьников заучивали и читали это стихотворение
наизусть,  их  родители,  зайдя  в   учреждение   под   скромным   названием
Хозяйственные товары не могли обнаружить там никаких  гвоздей,  сметенных  с
прилавков всеохватывающей силой  желания.  Люди,  помнящие  суровый  процесс
поиска требуемых хозпринадлежностей, и сейчас недовольно  хмурятся.  Однако,
не стоит упускать тот факт, что отсутствие  гвоздей  в  одном  из  магазинов
спасло большеухого друга весёлого крокодила Гены от мучительного  прибивания
к стене по той простой причине, что обладатель больших  ушей  никак  не  мог
избавиться от трансвенерианского акцента при произношении  слова  Апельсины.
Да что там говорить. Родись этот великий поэт примерно две тысячи лет  назад
и попади его стихотворение в школьную программу уже в те времена, кто знает,
может вся человеческая история пошла бы по иному пути...
   ... Утром Виктору долго спать не дали. Сначала в покой протиснулся низкий
согбенный лохматый и нечёсанный субъект неопределённого возраста.
   - Уплатить бы надо, - заявил он с настойчивыми нотками.
   - За что? - не понял Виктор.
   - Чтобы промысел хорошо шёл, - пояснил незнакомец. - Мы, колдуны, тут  со
всех собираем. И со знахарей, и с певцов, и с предсказателей погоды.
   - А зачем? - удивился Виктор.
   Колдун хмуро посмотрел на него непонимающим, но крайне суровым  взглядом.
Видя, что Виктор не лезет за кошельком, он уныло произнес.
   - Положено.
   - Кем положено? - не сдавался Виктор.
   - Не будешь! - прорвало колдуна, - не будешь платить?! Не хочешь,  так  и
скажи!
   Только я тебя предупреждал!
   Он плюнул и покинул покои. Озадаченный Виктор откинулся  на  подушки,  но
сон как рукой сняло. Не прошло и пяти минут, как  в  дверь,  опять-таки  без
предупреждения, по-хозяйски ввалился вчерашний мужичок с огромным  тазом,  в
котором плескалась вода, и безразмерным полотенцем.
   - Умываться, - заявил он беспрекословным тоном, и  Виктор  полез  из  под
одеяла.
   После того,  как  Виктор  вытер  раскрасневшееся  лицо  мягкой  материей,
мужичок придирчиво оглядел его со всех сторон и спросил:
   - Бриться будем?
   Виктор подергал за мягкий пух  на  подбородке,  который  никак  не  желал
трансформироваться в приличную бороду, и отрицательно замотал головой.
   - Вот и хорошо, - обрадовался утренний  гость  и  покинул  покои  будущей
звезды эстрады.
   Через полчаса всех собрали на завтрак. Принцесса выспалась и похорошела.
   Придворные совсем уже  было  успокоились  и  даже  начали  организовывать
хозяина замка на охоту. Тот  призадумался,  с  отвращением  жуя  прожаренное
ребро барашка, но так и не решился.
   - Делов много, - заявил он. - Да и концерт на вечер намечен.
   После завтрака  все  придворные,  за  исключением  принцессы  и  Виктора,
поехали на пикничок к  ближайшему  озеру,  пообещав  вернуться  к  концерту.
Принцесса удобно устроилась на балконе, где  изучала  толстенную  рукописную
книгу. Виктор принялся с ужасом наблюдать, как в огромном зале сколачивается
сцена, на которую по мере заполнения помоста водружаются  горы  электронной,
невесть откуда взявшейся  техники.  Процессом  руководил  небритый  лохматый
человек с подвязанными  чёрной  лентой  волосами.  Он  с  видом  специалиста
двигался по  сцене,  ловко  перебирая  худющими  длинными  ногами.  Наконец,
Виктору удалось наткнуться на людоеда.
   - Я это... не знаю... в общем... не смогу... - слова застряли в  горле  и
ему только удалось махнуть рукой на  все  увеличивающуюся  гору  усилителей,
микшеров и динамиков.
   - Не боись, - успокоил его  людоед.  -  Вон  Толян.  Он  нам  весь  музон
обеспечит, - узловатый палец проткнул воздух в направлении длинноволосого. -
Я его в долю уже взял, - закончил хозяин замка проникновенно-добрым голосом.
- Главное, голосом не подведи.
   К вечеру весь огромный зал был заполнен до предела. Те, кому  не  хватило
места  на  широких   дубовых   скамьях,   сиротливо   жались   возле   стен,
переругивались, но не уходили. Увидеть  великого  певца  для  неизбалованных
изысканными зрелищами  крестьян  и  ремесленников  значило  не  меньше,  чем
прожить долгую и достойную жизнь. В отдельной ложе на возвышении сидели  все
дальние родственники хозяина замка и  их  соседи.  Они  мрачно  косились  на
гудящий зал и отчаянно завидовали. Не каждый непутёвый братец, не съевший за
всю жизнь ни одной принцессы, мог удивить чем-то невообразимым.
   Виктор с ужасом взирал на происходящее из-за занавеса. Волнение не давало
ему даже сидеть на месте. Что теперь  ему  предстоит?  Так  просто  выйти  и
запеть?  Перед  такой  толпой?  Это   казалось   чем-то   сверхестественным.
Лихорадочный взгляд перескакивал  с  одного  предмета  на  другой,  пока  не
остановился на глашатае, сидевшев на задворках сцены  и  усердно  начищавшим
свое орудие труда. Рядом с ним расположилась вместительная, почти что полная
кружка с пивом, напоминающая прозрачный бочонок. Верная  мысль  мелькнула  в
голове Виктора, а в следующую секунду ноги несли его к обладателю голосистой
трубы.
   - Слушай, - проорал Виктор, едва сдерживая эмоции.
   Глашатай заинтересованно уставился на него.
   - Хочешь со мной выступать?
   Озорные огоньки в глазах глашатая потухли.
   - Куда уж нам, - сказал он с рассудительной обидой. -  Мы  люди  простые,
звёзд с неба не хватаем, соловьями не заливаемся.
   - Не в том дело, - оборвал его Виктор, опасаясь утерять удачную  идею.  -
Чем ты занимаешься в рабочее время?
   Вопрос поверг глашатая в замешательство.
   - Ну, у меня такая работа, что требует  не...  -  протянул  он,  а  потом
взорвался. - Что, даже нельзя пивка попить?  Сразу  работа,  да  работа.  Да
может в те редкие минуты, когда я провозглашаю  королевские  указы,  у  меня
душа горит. Я в это дело всего себя вкладываю, чтобы люди поверили.
   - Это мне и нужно, - оборвал горячий порыв Виктор. - Сможешь  ли  ты  так
объявить мой выход, чтобы люди поверили,  что  к  ним  явился  действительно
великий певец?
   Глашатай встал в презрительно-обиженную позу.
   - Что же мы совсем уже уважение к себе потеряли?  -  вопрошающе  произнес
он. - Что же нам зря ежегодное жалование капает?
   - Отлично, - успокоил его Виктор. - Тогда возвести  обо  мне  так,  чтобы
даже я уверился в своей исключительности.
   - Будет, - с деловым видом  кивнул  глашатай.  -  Только  смотри,  больше
никого, я сам...
   - Разумееется, - кивнул Виктор, у которого на примете  вообще  никого  не
было. - Но если подведёшь...
   - Ни в коем разе, - уверил его глашатай и, озарённый, убежал  готовиться.
До начала концерта оставалось четыре с половиной минуты.
   9. Кавалер скрещённых косточек.
   Капитан нахмурился. Он машинально вынул спичку из коробка, переломил ее и
швырнул на стол.
   - Послушать вас, Зайцев, - не человек вы, а  прямо  голубь.  Хотелось  бы
мне, чтобы вы таким голубем стали. Да не получается...
   ... И в ту же секунду с пола взвился белый голубь.
   (Юрий Томин Шёл по городу волшебник) Кроме  наличия  силы  желания  и  её
величины нельзя не учитывать её направление.
   Субъект,  возжелавший  построить  прекрасный  каменный  дом  и  ежедневно
выходящий для этого к местному болоту, чтобы поковыряться в трясине  большой
совковой лопатой, имеет довольно значительную силу желания, но  прикладывает
её не в том направлении, ибо совковая лопата применима и к  рытью  котлована
для закладки фундамента того самого желанного дома. Хотя направление - штука
неимоверно тонкая. И никто  не  может  поручиться,  что  не  найдутся  силы,
которые  восхищенные  столь  странным  и  удивительным  хобби,  безвозмездно
выстроят требуемое строение в  соответствии  с  требованиями,  указанными  в
типовой заявке для исполнения желаний.
   В связи с вышеизложенным видно, что сила желания должна быть направлена к
объекту желания. Или к тем составляющим, которые могут вывести желающего  на
объект желания любыми кратчайшими путями.  Известно  также,  что  кратчайшим
путем к объекту желания  далеко  не  всегда  является  прямая.  Для  примера
возьмем процесс создание семьи, где за желающего  примем  субъекта  мужского
пола, за объект желания восхитительную особу, которую данный субъект увидал,
и процесс бракосочетания, который данный субъект намеревается  претворить  в
жизнь совместно с выбранной для этого особой.
   Кратчайший путь заключается в подбегании к объекту желания, выплескивании
эмоций типа Дорогая, увидев Вас, я понял - вот Та, которую ждал  всю  жизнь.
Давайте распишемся. По возможности, немедленно.  И  увлечении  ошеломлённого
такой  постановкой  вопроса  объекта  в  сторону   гражданского   заведения,
призванного узаконить процесс, пока объект не опомнился и не начал оказывать
видимое сопротивление. Такой подход приносит свои плоды довольно редко.
   Обычным путем принято считать  подготовку  знакомства,  включающую  поиск
общих увлечений, приведение  своего  движимого  и  недвижимого  имущества  в
достойное состояние и создание жизненных ситуаций, при  которых  скрытые  от
широкой   общественности   достоинства   должны   расцвести   и   произвести
неизгладимое впечатление. Одновременно с этим происходит процесс упрятывания
своих недостатков или выдачи  их  за  те  самые,  долженствующие  произвести
неизгладимое впечатление достоинства. Объект желания, тем временем, начинает
весьма запутанную игру, целью  которой  является  объяснить  желающему  пару
существенных моментов. Первым  делом  показывается  полное  пренебрежение  к
желающему и  стойкое  незамечание  его  положительных  сторон.  Из  тайников
извлекаются бывшие поклонники  с  просроченным  сроком  годности,  а  объект
желания проявляет себя в  роли  великого  полководца,  стравливая  интересы,
заключённые в собственной особе, между  различными  слоями  населения.  Если
желающий не собирается менять первую составляющую желания  или,  умудрившись
опытом, напрочь отказаться от  второй,  то  начинается  болезненный  процесс
морального, а среди большинства высокоразвитых  цивилизаций,  и  физического
устранения конкурентов. Как это ни покажется парадоксальным,  сталкиваясь  с
трудностями и преодолевая препятствия, сила желания только увеличивается.  И
если процесс завершен  для  желающего  благополучно,  то  сила  его  желания
находится на самом пике, а направление поменять невозможно. Беда заключается
в том, что на этот  момент  общие  увлечения  уже  обговорены  до  последней
чёрточки, движимое и недвижимое имущество в  связи  с  затянувшейся  борьбой
пребывает в плачевном состоянии, а достоинства уже  изучены  окончательно  и
занесены в ранг недостатков, внесенных в список для скорейшего  искоренения.
И великий праздник, происходящий в  том  самом,  вышеупомянутом  гражданском
заведении, превращается в перемирие для подготовки новых этапов нескончаемой
борьбы между экс-желающим и той, которую он когда-то ласково и нежно называл
объектом желания.
   А  все  дело  в  том,  что  сила  желания  изначально  была  приложена  в
неправильном направлении. Но если кто-то вознамерится в последующих строчках
увидеть для себя ясные и единственно возможные направления для силы  желаний
на все случаи жизни, то мы напомним, что наша книга попросту не в  состоянии
вместить  такой  объём  информации.  В  качестве   бесплатного   совета   мы
порекомендуем  работу  великого  ученого,  специализирующегося   в   области
экономической психологии (в пер. А.С.
   Чука) или психологической экономики (в пер. С.А. Гека). Сей  мощный  труд
носит  название  Проблемы  управления  душевными  расстройствами  (своими  и
окружающих)  с  наименьшими   затратами   в   разрезе   товарно-материальных
ценностей. Глава из него Как закосить от армии издана отдельно и  расходится
миллиардными тиражами по всей галактике. К сожалению других сведений об этом
ученом не сохранилось, так как планета, на которой он проживал,  подверглась
внезапному истреблению диким племенем в составе сорока одного  питекантропа,
вывалившегося из пространственно-временного континуума и решившего  взять  в
руки палку с агрессивными намерениями...
   ...  Тяжелые   бархатные   портьеры   плавно   разъехались   в   сторону.
Торжественным шагом на  сцену  выбрался  глашатай  и  замер  у  самого  края
помоста. Толпа немилосердно взревела.  В  воздух  полетели  шапки,  а  рыжий
крестьянин в первом ряду начал бешено дергать себя за уши, словно  проверяя,
не сон ли это.
   Глашатай перенес шквал оваций с горделиво-заслуженным видом и изрек:
   - Великий певец современности. Ещё даже не слышны его шаги, хотя  он  уже
совсем близко. Не пройдет и пяти минут, как он взойдёт сюда и  озарит  своим
присутствием всех нас. Волшебный голос разольётся  в  наших  душах,  пронзит
трепетные сердца и улетит далеко-далеко за крепостные стены, неся  на  своих
крыльях славу того, кто сейчас приближается к этой знаменитой сцене.
   Не  столь  уж  многие  знали,  что  знаменитую  сцену  соорудили   только
сегодняшним утром.  Зал  довольно  загудел.  Всем  было  приятно  неожиданно
оказаться в чем-то известном месте.
   - Нам ли не знать, как редки истинные таланты в здешних землях. Нам ли не
помнить те мрачные минуты, когда заморские скупердяи, задрав  нос,  проходят
со своими  голосистыми  коробочками.  Но  теперь  и  на  нашу  улицу  пришёл
праздник.
   Стараниями нашего гостеприимного хозяина  (людоед  горделиво  заулыбался,
его родственники впали в состояние тоскливой  унылости)  все  присутствующие
при  нашем  знаменательном  событии  смогут  за  очень  незначительную  цену
насладиться тем, что называют истинное искусство.
   Зал гудел, не переставая.
   - Мы начинаем торжественный отсчет! Пять!  Наши  души  стремятся  слиться
друг с другом. Четыре! Наши глаза вбирают мельчащие частички того, что могут
узреть в магическом полумраке. Три! Наши уши мечтают  о  том,  когда  первые
ноты  разорвут  волшебной  симфонией  мрачную  пустоту.  Два!   Наши   языки
облизывают пересохшие от волнения губы. Один! Наши сердца ликуют и больше не
могут ждать. Он уже ЗДЕСЬ!
   Портьеры распахнулись, и Виктор едва успел  принять  приличествующую  его
теперешнему положению позу, дабы не предстать перед публикой в согбенном  от
глядения в дырку состоянии. Глашатай незаметно исчез и Виктор остался  перед
переполненным  залом  в  одиночестве.  На  секунду  наступила  оглушительная
тишина, донельзя перепугавшая  Виктора,  а  затем  зал  взорвался  не  менее
оглушительными апплодисментами. Все нутро  знаменитого  артиста  тряслось  и
вибрировало, но где-то там, внутри, уже пробивалась зловредная мыслишка: Так
вот ты какая, всенародная слава.
   В действие вступил Толян. Прожектор осветил  лимонно-жёлтым  светом  ноги
певца, и  в  зал  понеслись  первые  звуки  проигрыша.  Толпа  утихла  почти
моментально. Виктор зажмурил глаза от ужаса и запел.
   Под сосною, под зеленою Спать положите вы меня...
   Возможно Вас  удивит  выбранный  репертуар,  а  некоторых  даже  до  слёз
расстроит.  Но,  во-первых,  у  людоеда  имелся  крайне  ограниченный  выбор
фонограмм, а новоявленный Толян отвечал только за  аппаратуру.  А  во-вторых
народ, не избалованный многочисленными  радиостанциями  с  прямым  эфиром  и
концертами по заявкам погружался в истинное блажество. Для многих,  если  не
для всех, это было впервые.
   И дело даже не в музыке, и не в вокальных данных Виктора, а  в  том,  что
подобное здесь не происходило ещё никогда.
   К четвертой песне Виктор освоился и начал  оглядывать  зал.  К  пятой  он
обнаружил в первом  ряду  уже  знакомого  старенького  колдуна.  Тот  злился
неимоверно и к последнему припеву песни, где березовый мосток в три жёрдочки
перекидывался через безымянную речушку, даже начал выдергивать клочья  своей
бородки и отчаянно размахивать давно не мытыми ручками.
   Шестой должна была  стать  звёздная  Птица  счастья.  Глашатай  развернул
очередной свиток и собирался  зачитать  торжественные  слова  про  любовь  и
удачу, а Виктор вдруг обнаружил, что совершенно забыл текст. Вернее,  не  то
что совсем забыл.
   Просто смысл совершенно перепутался, в  строчки  вклинивались  совершенно
посторонние слова, песня расползалась на  отдельные  фрагменты.  Невероятным
усилием воли Виктор загнал её в изначальный размер и  условным  жестом  руки
остановил  глашатая.  Толян  заметил  задержку   и   тормознул   фонограмму.
Неуловимым движением глашатай возник возле Виктора и вопросительно уставился
ему в глаза.
   Виктор удерживал шевелящиеся буквы в своем мозгу и чуть не разрывался  от
напряжения. Колдун в зале прекратил непонятные движения и злорадно улыбался.
   Остатками воли Виктор коряво нацарапал на бумажке:  Сохрани!  Деньги!  На
удачу!
   - А смысл? - удивился соратник.
   - Откуда мне знать, - донесся сдавленный ответ, - Я всего лишь  певец,  а
глашатай
   - ты.
   - Хорошо, - кивнул  глашатай  по-деловому  и  предстал  перед  народом  с
ослепительной дежурной улыбкой.
   - Как много в нашей жизни, - горестно начал он, - зависит  от  наличия  у
нас мелких или крупных, но таких звонких монеток. И как неуловимы  они,  как
скоротечны. Только что держал их в руках, а вот они уже у здоровенного купца
или разбойника. Как нам сохранить их  и  приумножить?  Как  упросить  удачу,
чтобы наша сверкающая армия неизменно пополнялась круглыми бойцами, а потери
в борьбе за существование были не так уж и велики?
   Зал вздохнул Как? в едином порыве.
   - Ответ в песне! - величаво закончил глашатай.
   Пойдет? - вопросительный взгляд пробуравил Виктора.
   Виктор благодарно кивнул и из его уст полилась песня. Если куплет ещё как
то охватывал безвозмездность таинственной птицы счастья, то куплет бесспорно
представлял собой образец рекламы Сберегательного Банка. Но Виктор  старался
и выводил слово за словом, складывающиеся в удивительные словосочетания.
   Где-то Деньжата звенят.
   Их скалы гранита Навек сохранят.
   Деньги Твои сохранит Родная сберкасса, А не гранит.
   Зал восхищённо окутал Виктора грохотом хлопков. Старичок  в  первом  ряду
рвал и метал. Откуда-то появился рыцарь в чёрных латах.
   - Эту песню, - заявил он таким трубным гласом, что глашатай заволновался,
- я слышал  ещё  в  молодости.  Конечно,  в  те  времена  её  слова  звучали
совершенно по-другому. Но каждой эпохе - свои строчки! Я благодарен  хозяину
замка за такой концерт. Я благодарен нашему великому певцу.
   Он открыл забрало и смахнул слезу. Виктор хотел открыть ответную речь, но
в голове опять  крутились  одни  несуразности.  Положение  спас  подоспевший
людоед. Он величаво похлопал Виктора по плечу и заявил:
   - За столь великие песни награждаю тебя орденом Скрещённых Косточек.
   Виктор, принимая увесистую тёмную  медаль  с  вдавленными  в  поверхность
белыми косточками, вспотел  от  счастья,  а  в  директорской  ложе  началось
ощутимое скрежетание зубов.
   - Нехреново поёшь, - кивнул немногословный  Толян,  появившись  в  проеме
усилителей.
   - Да я его теперь по всем кругам повезу, - сиял людоед.
   - По заказу! - неистовствовал зал. - Теперь по заказу!
   - Хорошо, - кивнул глашатай, быстро освоившийся на сцене. -  Какие  песни
нужны народу?
   - Про дальние страны! - напрягали  глотку  труженики  полей,  никогда  не
выезжавшие за пределы деревушки.
   - Про охоту, - перекрывал их гул придворных, изъездивших  дальние  страны
вдоль и поперёк, но скучавших теперь без своего привычного времяпровождения.
   Разумеется, Виктор был солидарен с трудовым народом.
   - Что там у нас есть о дальних странах? - спросил он у глашатая.
   - Про Африку, - ответил тот, покопавшись в  своих  бумажках.  Мелькнувший
меж усилителей Толян подтверждающе кивнул.
   - Давай  про  Африку,  -  согласился  Виктор  и  начал  настраиваться  на
известную песню из детского фильма.
   - Нет, - заскрипел зубами колдун на первом ряду. - Ты споёшь про охоту.
   В  силу  несоциалистического  образа  жизни   подлая   душонка   лица   с
неопределённой профессией  жаждала  поддерживать  угнетателей  и  кровопийц.
Виктор не мог остаться в стороне.
   - Посмотрим, - в полголоса сказал он.
   - Посмотрим, - злобно мотнул головой коварный  старикашка  и  вырвал  ещё
несколько волосков из поредевшей бородёнки.
   Голова Виктора тоже  мотнулась  против  воли,  а  текст  песни,  проигрыш
которой расплескался  по  залу,  разом  вылетел  из  головы.  На  смену  ему
приходили  другие,  совершенно   иные   слова,   которые   сверхестественным
напряжением сознания Виктору удавалось складывать в рифмованные строчки.
   Если долго, долго, долго, Если ехать на машине, Если ехать по дороге,  То
приедешь прямо в лес.
   Там подстрелишь ты енота, И лосиху, и оленя, И ежа, и  кашалота,  Если  у
тебя обрез.
   Голова мотнулась ещё раз, а из уст  Виктора  вырвался  припев,  достойный
самой Алисы, находящейся в самой гуще Страны Чудес.
   А-а, Много дичи есть в лесу, А-а, и ондатра  и  барсук,  А-а,  крокодилы,
бегемоты, А-а, обезьяны, кашалоты, А-а, и усатый браконьер...
   Виктора мутило. Петь неправильную песню не казалось ему достойным  уровня
великого певца современности. Последняя строчка припева насторожила Виктора,
но потом обрадовала. Памятуя, что в каждой песне  должна  быть  идея,  можно
было получавшееся творение пропихнуть по линии  охраны  природы  и  общества
защиты  животных.  Однако,  пора  было  переходить  ко  второму  куплету,  а
подходящие слова ещё не добрались до сознания.
   Ну а если по тропинке Заберёшься прямо в чащу, Лесника найдешь  сторожку,
То узнаешь, как здесь пьют.
   Тебя враз за стол  посадят,  И  стаканчики  поставят,  И  закуску  в  рот
отправят, А потом ещё нальют.
   Песня куда-то ушла в сторону от охраны природы, Виктор ещё не понял  суть
нового пути, но пока постарался придерживаться выбранного направления.
   А-а, стоит водка под столом, А-а, и шампанское со льдом, А-а, пива полную
бутылку, А-а, и со спиртом взял пробирку, А-а, наш усатый браконьер.
   Народ  возрадовался,  услышав   какой   ассортимент   спиртных   напитков
приготовили для него прямо посреди леса. Расцвёл и колдун. Виктор же  сильно
помрачнел.
   Таинственные силы желаний колдуна, управлявшие  сейчас  разумом  Виктора,
начали оказывать на народ разлагающее влияние. Даже неумолимый враг  природы
был устами Виктора зачислен в разряд наших. Но Виктор был не согласен.
   Если выпить много водки, А потом добавить пива, Лось появится нахальный И
начнет читать мораль.
   Прилетят потом драконы, У которых есть погоны, Царь лесной канистру браги
Опрокинет на рояль.
   Смысла в песне становилось всё меньше. Кроме  того,  случайно  вылетевшую
ассоциацию про драконов с погонами местные стражи порядка  могли  немедленно
истолковать, как оскорбление собственной чести и  достоинства.  Да  ещё  при
содействии  мифического  существа  оказался  испорченным  самый  натуральный
предмет  искусства.  Но  Виктор  не   собирался   сдаваться,   несмотря   на
торжествующее состояние магического старикашки.
   А-а, я - подгнивший старый пень, А-а, и немножечко олень.
   А-а, мои полные стаканы, А-а, утащили великаны.
   А-а, и усатый браконьер.
   Слово немножечко Виктору удалось спеть с  прибалтийским  акцентом.  Народ
был взволнован и возмущён пропажей выпивки из рук главного  героя  песни.  И
пособник воровства - браконьер - мгновенно перестал считаться своим.  Увидев
смену настроения, колдун  что-то  мрачно  прошептал,  и  Виктора  неожиданно
вынесло на рэп.
   Эй, пионер - Ты всегда пример.
   Не время спать - Вставай лес охранять.
   Стой на страже ты - Ночью и днём.
   Тот не пройдёт - Кто шалит с огнём.
   И не забывай - Наш главный девиз Не кури, не пей - А то скатишься вниз.
   Старикашка неожиданно сыграл на  руку  Виктору,  умудрившемуся  в  каждую
строчку напихать по лозунгу. Взрослые начали смотреть на детей с надеждой  и
нескрываемым уважением. Дети выпрямились, приободрились и выросли  прямо  на
глазах. Прошептав что-то мрачное в обратном порядке, колдун вернул Виктора в
прежний темп и на прежнюю тему. Но Виктора теперь не так то легко было сбить
с верного пути. Он понял, что если постараться, то можно придать смысл  чему
угодно, пусть даже остальным  это  кажется  сущей  бессмыслицей.  Главное  -
правильно объяснить свою позицию.
   А-а, я кабанчик озорной, А-а, не  шутите  вы  со  мной,  А-а,  крокодилы,
самолёты, А-а, их бесстрашные пилоты, А-а, и усатый браконьер.
   С  учетом  галлюционаций,  отражаемых  в  песне,  текст  приобретал  ярко
выраженную антиалкогольную направленность.  Оставалось  только  показательно
проучить главного виновника творящегося в песне безобразия. Из последних сил
Виктор соединял разбегавшиеся слова и  продвигался  к  финишу,  как  шахтёр,
идущий на рекорд.
   Ты возьми щипцы большие, Ты возьми щипцы стальные, Вырви ус у браконьера,
Хоть слезу он злую льёт.
   Беспощадным стань к злодеям,  Добрым  будь  к  друзьям  природы,  Лесника
прости за пьянство, Не с хорошей жизни пьёт.
   Народ озадачился наказанием и стал проверять  собственную  растительность
на лице.
   Колдун аж подпрыгивал, не в силах сдержать свой гнев. Виктор никак не мог
остановиться.
   А-а, на параде буду я, А-а, отойдите, я - змея, А-а, обезьяны,  носороги,
А-а, убирайтесь прочь с дороги, А-а, и усатый браконьер.
   Содержание никак не  могло  прийти  к  логическому  концу.  А  фонограмма
доигрывала последние аккорды.  Виктор  умоляюще  уставился  в  темноту,  где
белело едва различимое лицо Толяна. Тот понял без слов  и  начал  отматывать
пленку назад, переключив пару кнопок  на  микшерском  пульте,  чтобы  в  зал
неслась не  тишина,  а  вариация  на  тему.  Текст  никак  не  вписывался  в
предлагаемую мелодию и Виктор перешёл на прозу.
   Так пили они и день, и другой.
   Так пили они и неделю, и месяц.
   И не кончалась водка.
   И вырвали браконьеру второй ус.
   И все шло хорошо и замечательно, Пока не очутились мы...
   Толян сделал знак, что у Виктора есть  в  запасе  только  припев.  Виктор
кивнул и продолжил. Он понял, что для пущей убедительности  придется  наряду
со всеми пожертвовать и главным  героем  песни,  а  у  отрицательного  героя
показательно поменять облик.
   А-а, в сине-жёлтенькой машинке, А-а, и с решёточкой кабинке, А-а, еду я и
браконьер.
   А-а, и безусый браконьер.
   Отзвучала  последняя  нота.  Виктор  отпрыгнул  из  света  прожекторов  в
спасительную темноту. Пот лил с  него  ручьём.  Что  его  ждало  в  следущее
мгновение? Всенародная слава или сокрушительный провал?
   На  сцену  выбрался   неказистый   мужичок   в   потрепанном   полушубке.
Единственной запоминающейся приметой были раскидистые, любовно  выращиваемые
на протяжение всей жизни усы. Увидь их запорожские казаки,  они  без  лишних
разговоров приняли бы  мужичонку  в  свои  славные  ряды.  Его  сопровождала
могучая супруга, при одном взгляде на которую становилось понятно, что  есть
женщины в русских селеньях.
   - Ну, давай, - надвигалась она на мужичонку необъятным торсом. -  Говори,
как обещал.
   - Я... это... - ошарашенно произнес мужонка,  словно  не  веря,  что  это
говорит он сам. - Я так  решил...  -  он  запнулся  и  быстро  огладил  свои
шикарные усы. - Со следующего дня ни-ни...
   Он провел рукой, словно обозначил нерушимую границу своего слова и  сошёл
со сцены. Навстречу ему понеслись апплодисменты, сначала тихие  и  несмелые,
но  потом  перешедшие  в  бурные  и   продолжительные   овации.   Придворные
помалкивали,  как  будто  их   напугала   сине-жёлтая   машинка,   вызванная
недремлющим пионером, стоящим на страже леса.
   Колдун с первого ряда принялся проделывать таинственные махинации.
   - Что ты теперь нам споёшь? - проникновенно спросил людоед. Гостевая ложа
с каждой секундой ощутимо погружалась в траур.
   - Катюшу, - подсказал глашатай, сверившись с программой.
   Катюшу, - хотел подтвердить Виктор, но раскрытый рот не изверг ни  одного
звука.
   Колдун удовлетворенно захехекал. Виктор сделал  отчаянные  глаза,  провёл
ребром ладони по горлу и сложил руки диагоналями андреевского флага.
   Людоед понял без слов.
   - Так, - возвестил он. - Концерт окончен.
   - Нет, - отчаянно завопили девичьи голоса, и Виктор чуть  не  разрыдался,
однако рот напрочь отказывался воспроизводить какие бы то ни было звуки.
   - Окончен, - подтвердил людоед. - А то съем.
   Зал быстро опустел.
   - Мама, а дядя то у нас теперь знаменитый,  -  сказал  маленький  мальчик
женщине из гостевой ложи. - Может мне тоже принцесс не есть?
   Мама возмутилась, но умолкла, не найдя достойных возражений.
   10. Проблемы будущего.
   Заблудившийся в лесу эсквайр громко взывает о помощи. На  шум  из  кустов
вылезает огромный медведь.
   - Что Вы так кричите, сэр? - спрашивает медведь.
   - Я хотел, чтобы меня услышали!
   - Вас услышали, сэр, но принесет ли это Вам счастье?
   (Английский юмор) При столкновении желаний происходит  обмен  количеством
энергии между желающими и  изменение  значения  силы  желания,  а  также  её
направления. Так как в  основном  столкновение  происходит  между  желаниями
разного порядка, то сила желания вследствие столкновения превращается в силу
сопротивления.  Изменение  значения  силы  желания  не   зависит   от   рода
столкновения. Идет  ли  речь  о  лёгком  столкновении,  когда  представитель
высокоразвитой  цивилизации  не  желает  оплачивать  проезд  в  общественном
транспорте, а другой представитель желает выжать из него не  только  оплату,
но и  весьма  внушительный  штраф.  Или  рассматривается  столкновение,  где
Гигантский Членистоногий Слонопотам желает пожрать встретившуюся ему на пути
планету, а представители этой  планеты  по  каким-то  совершенно  непонятным
Слонопотаму причинам отчаянно противятся его вполне естественному  поступку.
Все  равно  количество  энергии  сохраняется,  изменяется  только   сила   и
направление. Если обозначить желание  как  чей-то  интерес  к  какому-нибудь
объекту желаний, то мы можем вывести один из основополагающих законов теории
желаний:  ущемление  интересов  желающего  А  равно  такому  же   расширению
интересов желающего В. Закон этот встречается во многих формулировках. Самой
известной является формулировка, высказанная древним, но навечно вошедшим  в
историю учёным, родившимся опять-таки на весьма отдалённой от центра  знаний
планете. Разобранный нами закон он сформулировал простыми, но западающими  в
душу словами: Ежели в одном месте  что-то  прибавится,  то  в  другом  месте
непременно чего-то убудет. Этот факт неоднократно  подтверждён  на  практике
все тем же Членистоногим Слонопотамом. Когда у него в  желудке  прибавляется
некоторое  количество  питательной  массы,  то  в   окрестностях   неизменно
пропадает планета со всеми обитателями и их желаниями.
   Возвращаясь к древнему ученому, нельзя не  упомянуть  тот  знаменательный
факт, что он с детства хотел оказаться в самом центре знаний, как  известно,
расположенном  в  Большом  Вселенском  Университете,  чья  аббревиатура  БВУ
расшифровывается также как Бывший В Употреблении. Мальчик жадно читал, жадно
стремился к знаниям и жадно ел  так,  что  скоро  во  всех  окрестностях  не
осталось предметов пропитания.
   Только по этой причине его  благоразумный  отец,  планировавший  передать
сыну  по  наследству   славную   профессию   удобрителя   полей   предметами
жизнедеятельности крупноголового рабочего скота,  решил  отправить  мальчика
учиться. Об этом беспримерном походе за знаниями свидетельствуют две картины
кисти  великого  мастера  догалактической   эпохи   -   двадцатисемихвостого
осьминога, известного в богемных кругах под псевдонимом V*123(АГ). На первой
из них мальчик с умной головой и горящими  от  жадности  к  знаниям  глазами
садится в маленький  катер  в  составе  огромного  межзвёздного  купеческого
каравана,  следующего  на  планету,  где  расположен  БВУ.  Вторая  из   них
повествует о том славном моменте, когда мальчик вылезает из катера  на  фоне
старинных университетских зданий при  полном  отсутствии  ранее  упомянутого
межзвёздного купеческого каравана.  История  до  сих  пор  умалчивает,  куда
исчезли звёздные коммерсанты, их корабли и товары. Но для науки такой поворт
событий, как всегда,  ознаменовал  лишь  прогресс.  Ведь  прибудь  купцы  по
назначению, как свершился бы много раз происходивший во  вселенской  истории
постыдный факт, когда  великих  профессоров,  умеющих  на  лету  высчитывать
интегралы, дифферинциалы,  факториалы  и  логарифмы  обводил  вокруг  пальца
какой-нибудь  пройдоха,  только-только  освоивший  калькулятор.   Хитроумные
коммерсанты вручили  бы  местным  аборигенам  в  научных  мантиях  несколько
килограммов стеклянных бус, три комлекта зеркал и канистру огненной воды,  а
в обмен забрали бы весь остров, на котором располагался БВУ, и построили  бы
там  очередной  торгово-промышленный  комплекс  стандартного  образца.   Эта
горестная судьба в разные годы постигла Философский  Институт  Галактических
Агентов (ФИГА), Университет Хребетного Обследования  (УХО),  Космологическую
Всегалактическую Академию (КВА), Галактический Отдел Наукообразования  (ГОН)
и Передовой Творческий Университет  (ПТУ).  Только  благодаря  вошедшему  во
вселенскую историю учёному, в те годы ещё неопытному  мальчику,  все  здания
БВУ до сих пор стоят на месте и используются по назначению. А  после  смерти
учёного в  распоряжение  Университета  перешёл  и  блистательный  дворец  из
дорогостоящего разноцветного хрусталя, по легенде возникший за одну  ночь  и
безвозмездно  переданный  в  дар  молодому   светилу   науки   неназываемыми
сверхестественными  силами.  Это  прелестное  воплощение   мечты   ещё   раз
подтверждает все величие теории желаний и её нерушимых законов...
   ... Развалившись на мягкой  поверхности  огромнейшей  кровати,  советский
Майкл Джексон блаженствовал.
   Внезапно массивная дверь дрогнула, прогнулась и лопнула  с  оглушительным
треском.
   В  комнату  ворвался  лохматый  старикашка,  размахивая  ножом  ужасающих
размеров.
   Виктор едва успел соскочить  с  постели,  как  длинное  лезвие  пропороло
череду покрывал и простыней. Великий певец  современности  попытался  бочком
протиснуться в дверь, но нахальный  посетитель  умело  преградил  ему  путь.
Оставалось только достойно погибнуть. Виктор уже начал серьезно  раздумывать
о подобной перспективе, продолжая увиливать от сыпавшихся  молниями  ударов,
как вдруг на голову незванного охотника рухнула тёмная не  слишком  большая,
но увесистая масса.
   Старичок безмолвно свалился на пол и утих. Масса поднялась отряхнулась  и
стала подозрительно знакомой к тому моменту, когда прозвучал первый вопрос.
   - Не рад что ли?
   - Ы-ы-ы-ы... - отчаянно промычал несчастный певец.
   - Держи, - богатырь вытянул из кармана бутылку из тёмно-жёлтого стекла  в
которой булькала чёрная жидкость. - Как раз от безголосья.
   Виктор сорвал зубами пробку и заглотил чуть ли не половину содержимого.
   Извергнутый из глотки радостный вопль показался ему хором ангелов.
   - Порядок, - обрадовался спаситель и тут же осведомился. - Нашёл Орлика?
   - Нет, - честно признался Виктор и горделиво продолжил. - Зато...
   - Знаю, - прервал его богатырь. - А теперь нам надо покинуть это место.
   - Почему? - огорчился Виктор. - Может я жить по-настоящему только начал.
   - Так, - недовольно процедил богатырь. - Не понял ещё.
   - Что? - тупо спросил Виктор.
   Богатырь вздохнул и углубился в объяснения:
   - Голос терял? Раз  (Виктор  кивнул).  Убить  тебя  хотели?  Два  (Виктор
кивнул).
   Могилу тебе выкопали? Три (Виктор горячо заспорил). Пока нет? Будет!
   Но Виктору сильно не хотелось расставаться с заслуженной славой.
   - Так ведь принцессу съедят! - нащупал он спасительную дорожку.
   - С собой возьмем, - не раздумывая ответил богатырь.
   Виктору вообще хотелось спросить, как богатырь  отыскал  его  среди  всех
этих  переплетений,  но  он  чувствовал,  что  сейчас  не  время.  Зато   он
предположил, что раз богатырю удалась такая сверхестественная  операция,  то
уж Орлика найти будет вообще плёвым  делом.  Вот,  кстати,  ещё  один  повод
задержаться.
   - А вдруг мы упустим Орлика, - сказал он как можно равнодушнее.
   - Орлика на этом круге нет, - заявил богатырь.
   - Это ещё почему? Ты сам говорил, что здесь наверняка найдутся три-четыре
фильма про Орлика!
   - Разумеется, найдутся. Только не сейчас.
   - ???
   - Ну как тебе попроще-то объяснить. Мы  могли  угодить  в  такой  отрезок
времени, где фильмы про Орлика ещё не снимали или где он уже исчез  из  всех
фильмов?
   - Могли, - с готовностью кивнул Виктор.
   - Считай, что мы в нём и находимся.
   Виктор погрустнел.
   - Но это существенно облегчает  нашу  задачу!  Теперь  мы  выяснили,  что
Орлика на четвертом кругу нет.
   - А вдруг он появится уже завтра!
   - Завтра - не наше время! Мы живём сегодня и сейчас. Вот если бы мы  жили
два часа спустя.
   Виктор окончательно загрузился. Богатырь этим немедленно воспользовался и
потащил его в сторону двери. Возле  неё  он  ловко  посторонился  и  вежливо
пропустил влетевшего в разломанный дверной проём  огромного  детину,  ростом
достойного выступать в финале чемпионата мира по  баскетболу.  Детина  обвел
комнату разъярённым взглядом и остановил его на начавшем дрожать Викторе.
   - А... это... - выдал он, некультурно указвая пальцем на Виктора.
   - Со мной, - кивнул богатырь. - Вы пока посидите, подождите.
   Пришелец кивнул и шлёпнулся на кровать, задрав ноги к потолку,  а  друзья
окончательно покинули комнату.
   Невдалеке  от  входа   они   наткнулись   на   знакомого   колдуна,   так
заботившегося, чтобы промысел шёл удачно. Сейчас  он  стоял  в  полусогнутом
состоянии и с интересом прислушивался к звукам.
   - А... это... где... - сказал  он,  изумленно  уставившись  на  живого  и
невредимого Виктора.
   - Ждут, - почтительно пояснил богатырь  и  таинственно  ткнул  пальцем  в
потолок.
   Когда они приблизились к повороту, Виктор  оглянулся  -  колдун  всё  ещё
смотрел в указанном направлении...
   ... Сам того  не  подозревая,  рассматриваемый  нами  колдун  только  что
опробовал  на  себе  очередной  закон  теории  желаний,  зовущийся  "Принцип
бумеранга". Его действие состоит в том, что посланные кому-нибудь желания  с
тёмными и нехорошими целями неизменно отражаются от личности, выбранной  для
злобных намерений, независимо от степени исполнения и  поражения.  Некоторое
время они парят в неизвестности, усиливая свою мощь и  обрастая  бесхозными,
никому не пригодившимися вредностями,  а  потом  неожиданно  вспоминают  про
хозяина. Высказавший их уже давно отпраздновал  заслуженную  победу  и  даже
думать забыл о неосторожных словах, некогда сорвавшихся с его языка. Тут они
и сваливаются на голову, плечи  и  спинной  хребет  или  соответствующие  им
конечности, неся в себе огромную сокрушающую силу, как  маленькая  изогнутая
дощечка, послушно возвращающаяся обратно, если её посылают  в  полёт  умелые
руки. И сокрушенный экс-желающий тоскливо вспоминает свой последний триумф и
размышляет о том, что ничто во вселенной не вечно и не  постоянно,  учитывая
заметно уменьшившийся набор своих конечностей.
   Колдун-экспериментатор пока стоит в самом  начале  большого  пути  и  ещё
пребывает в счастливом неведении  о  процессе,  который  им  уже  запущен  и
намерен возвратиться  к  хозяину  через  двое  с  половиной  суток  местного
времени. Мы не станем продолжать печальную повесть  о  последствиях  смелого
эксперимента, так как  обвинение  в  государственной  измене,  лишение  всех
привелегий и ссылка в жаркий курортный район на  добычу  льда  с  ежедневной
проверкой выполняемой нормы никоим образом не относится ни к поискам Орлика,
ни к рассказу о принципах теории желаний.
   Принцип бумеранга  для  собственной  пользы  научились  применять  только
жители планеты  Одалл,  чья  поверхность  состоит  в  основном  из  пустынь.
Население, напоминающее голубые шарики  с  тысячью  крохотных  ручек,  умеет
предвидеть  будущее  примерно  на  неделю.  В  нужный  момент  они   коварно
подкрадываются к недругам и швыряют им в глаза горсть колючего песка.  Через
два-три  дня,  когда  в  их  владениях  вдруг  вспыхивает  пожар,  с   небес
обрушиваются песчаные  горы,  засыпая  пламя  только-только  приготовившееся
пожрать  имущество  экс-желающего.  На  вопрос,  почему,  предвидя  будущее,
многорукие   голубые   шарики   не   предпринимают   более   гуманных    мер
противопожарного характера, наука пока ответить не в состоянии...
   ... Покои принцессы никто не охранял.  Все  придворные  отмечали  в  зале
удавшийся концерт и уговаривали людоеда поехать  на  охоту.  Тот  постепенно
уступал и склонялся к мысли принять предложение. Единственный слуга  умаялся
подносить всё новые и новые  кувшины  с  вином.  Хмурый  Толян  повеселел  и
дружески хлопал сияющего людоеда по спине.
   - Я их уел! - торжествовал хозяин замка,  имея  в  виду  всех  ближних  и
дальних родственников.
   - Уел, - кивал Толян, отрывая от кости очередной кусочек баранины.
   - Уел, уел, - радостно орали придворные. - Небось, на охоту они  тоже  не
ездят?
   - Не ездят, - соглашался людоед.
   - То-то же, - орал глашатай, заслуженно поглощая дополнительную порцию. -
Глупо было бы терять такой шанс!
   - Угу, - соглашался людоед.
   - Значит, завтра?
   - Нет, нет, я ещё не согласился!  -  вовремя  менял  общий  курс  людоед,
надеясь растянуть приятный процесс уговаривания до бесконечности.
   Богатырь вознамерился пинком отворить двери покоев принцессы,  но  Виктор
успел ухватить его за кольчугу. Неудобно без приглашения, - пояснил он.  Мне
можно,
   - попытался вывернуться богатырь, но у него не получилось.
   Виктор осторожно постучал в узорную дверь.
   - Войдите! - раздался мелодичный голос принцессы.
   Виктор вошёл и понял, что разговаривать с принцессой в духе второго круга
не сможет. Эта принцесса не походила на  классический  образчик.  Её  гибкая
фигурка удобно примостилась не на троне  или  многоперинной  постели,  а  на
жёстком подоконнике, где девушка изучала толстенный фолиант.
   Мы по делу, - хотел сказать Виктор, но богатырь его опередил.
   - Какие планы на завтрашнюю охоту? - поинтересовался маленький воин.
   - Никаких, - поморщилась принцесса. -  Я  не  поддерживаю  убийство  ради
забавы.
   -  А  кроликов,  небось,  едим?  -  ехидно  поинтересовался  богатырь.  -
Кабанчиков, оленят там разных?
   - Но это по необходимости! - запротестовала девушка.
   - По необходимости можно и салатами обойтись, травками всякими.
   Разве  можно  так  с  принцессами  разговаривать?!  -  ужаснулся  Виктор.
Выходило, что можно.
   - Что читаем? - осведомился богатырь, подобравшись вплотную.
   - Историю прошлого, настоящего и будущего нашего королевства, -  пояснила
принцесса. - Вас двоих там попросту не существует.
   - Ну, - протянул богатырь, - это мы знаем. А что там про Ваше Высочество?
   - А меня съели позавчера, - вздохнула принцесса. - Ума не приложу, почему
я ещё жива?
   Богатырь взвизгнул от восторга, подпрыгнул и  пихнул  в  бок  подошедшего
Виктора.
   - Видишь, - громко зашептал он. - Все идет, как по маслу!
   - Это  вы  про  что?  -  подозрительно  спросила  почти  не  существующая
принцесса.
   - Это мы про то, что в объективной реальности нас уже или ещё  нет.  Всех
троих.
   Поэтому я торжественно предлагаю покинуть  сей  круг,  дабы  не  засорять
больше объективную реальность.
   - Но мы здесь стоим! - не согласился Виктор. - Стоим, мыслим, а значит  и
существуем.
   - А ты здесь родился? Назови  дату  своего  рождения  в  летописях  этого
королевства.
   - Я сюда прибыл! - гордо заявил Виктор.  -  Как  вот  ты,  например,  или
Толян.
   - Толян, - захихикал богатырь. -  Толян  здесь  исключительно  по  твоему
повелению.
   - Это как, - опешил Виктор.
   - Да вот так, - усмехнулся богатырь. - Ты хоть петь умеешь?
   - Умею, - обиделся Виктор.
   - А раньше?
   - А раньше как-то не очень, - признался Виктор.
   - Вот, - ткнул пальцем ему в колено богатырь. - Смог бы  ты  сразиться  с
людоедом в поединке?
   - Нет, - честно признался богатырь.
   - А спеть, не оперным басом, конечно, а так, худо-бедно...
   - Ну ведь спел.
   - Но под музыку.
   - Разумеется, без музыки трудно.
   - Вот ты и пожелал магнитофон.
   - Это не я пожелал, это он у людоеда оказался.
   - Нет, из-за тебя  он  здесь  появился,  в  этом  средневековье.  Видать,
фильмов ты в свое время насмотрелся, вот и желания у тебя соотоветствующие.
   Виктор подавленно молчал. Будь он философом, тогда бы  разговор  крутился
по другому. Но кем был Виктор когда-то, он теперь не помнил,  значит  сейчас
он мог быть кем угодно. Даже известнейшим во вселенной философом. Может, так
оно и было на самом деле. Такое предположение всё же умных мыслей  в  голове
не прибавило.
   - Герой здесь, - богатырь  ткнул  в  книгу,  а  Виктор  потер  место  его
предыдущего тычка, - и не  планировался.  Принцессу  отдавали  людоеду,  она
съедалась, королевство оставалось хоть и в трауре, но и в  безопасности.  Но
сквозь объективную реальность ворвался ты. Сражаться ты, понятное  дело,  не
мог. Но спеть, пожалуйста. Объективная реальность осталась в стороне,  а  ты
получил ограниченную, но достаточно ощутимую власть. Тебе нужна была музыка,
и появился магнитофон с  известными  тебе  фонограммами.  Но  его  оказалось
недостаточно для большого зала и тут же  возникла  гора  аппаратуры.  А  кто
будет с ней управляться, не ты же? Вот тебе и Толян, отлично справившийся со
своей задачей. Только колдуна ты всерьез воспринял, а то бы наплакался он  с
тобой.
   Раздался скрип створок двери и в комнату вошёл вовсе непонятный  субъект.
Он робко приблизился к принцессе и потянул у неё из рук Историю Королевства.
   Принцесса сжала книгу покрепче.
   - Давайте что ли, - прогнусавил субъект. - А то и за месяц не успею.
   Вид у него был жалкий.  Чёрная  ряса  с  протёртыми  локтями  и  рукавами
бахромой.
   Узкие пальцы были перепачканы чернилами, за  ухом  притаилось  обкусанное
перо, а из кармана торчал краешек чернильницы-непроливашки.
   - Это писарь, - как всегда первым догадался богатырь.  -  Теперь  будущее
устарело, и ему приходится переписывать историю заново. Не надо, братан,  мы
сейчас на пятый круг уйдем. Ты про неё только исправь и всё.
   - Легко сказать, - протянул писарь. - Про неё исправь, про её детей тоже,
про родственников не забудь, про все войны, да перемирия из-за  новоявленных
наследников опиши. Тут работать и работать.
   - Видишь, как оно,  с  объективной  реальностью  связываться,  -  зашипел
богатырь снизу вверх.
   - Ладно, - махнула рукой  принцесса,  -  я  тоже  ухожу.  Не  переправляй
ничего.
   - Это же значительно облегчает дело, - просиял писарь. - Осталось  только
про концерт несколько страничек вклеить.
   - Пиши, - ободрил его богатырь. - Только подумай, если бы не концерт,  то
купили бы маленькому Ванечке леденец, чтобы он не плакал, пока мама с  папой
отсутствуют, а если бы купили, то потерял бы он  его  или  нет,  а  если  бы
потерял, то кто бы нашёл и что из этого вышло бы для мирового сообщества?
   Писарь впал в мрачное отчаянье.
   - Ну, мы пошли, - напутствовал его богатырь. - Давай!
   Это уже относилось к Виктору.
   - Что? - не понял тот, косясь на принцессу. В её глазах Виктору  хотелось
выглядеть весёлым и находчивым, только пока не получалось.
   - Как что? - удивился богатырь. -  Выход  на  пятый  круг!  У  тебя  ведь
звёздный час.
   Ты вот даже мою персону вытянул из невообразимых далей.  Что  тебе  стоит
сделать выход!
   Виктор  сделал  умоляющее  лицо,  не  рискуя  больше  задавать  идиотских
вопросов. А как?!!! - сквозила тоска в его взгляде.
   - Да как хочешь! - ответил богатырь. - От тебя зависит.
   И тогда Виктор подкинул свою  заслуженную  награду.  Медаль  закрутилась,
разрослась, выплюнула косточки и обернулась  чёрной  дырой.  Тьма  поглотила
отважных путешественников, так и не успевших ничего  сообразить.  Последнее,
что успел заметить Виктор, это тоскливый взгляд писаря.
   Как хорошо, что у  них  не  развито  книгопечатание,  -  подумал  Виктор,
уносясь в беспросветную мглу.
   11. Промежуток.
   Там одно вытекает  из  другого.  Там  люди,  приходя  в  незнакомый  дом,
встречают  именно  то,  чего  ждали,  и,  возвращаясь,  находят   свой   дом
неизменившимся, и ещё ропщут на это, неблагодарные.  Необыкновенные  события
случаются там так редко, что люди не узнают их, когда они приходят  всё-таки
наконец.
   (Е. Шварц Обыкновенное  чудо)  Сила  желания,  приложенная  в  правильном
направлении,  представляет   собой   неописуемую   мощь.   Хорошо   известен
исторический факт, когда некий субъект, возжелавший плод дерева, под которым
он находился в данный момент, немедленно получил этот плод на свою голову  в
самом буквальном смысле. История,  правда,  некоторое,  довольно  длительное
время умалчивала тот неблаговидный факт, что  и  плод,  и  дерево,  и  земля
находились в частной собственности,  не  имеющей  к  экс-желающему  никакого
отношения. В качестве  оправдания  своего  пребывания  на  территории  чужих
владений экс-желающему даже пришлось выдумывать новый физический  закон.  Но
впоследствии новое экономическое мышление,  наступившее  в  отдельно  взятой
стране на той планете, нашло компромисс между наукой и  уголовным  кодексом.
Теперь история  древних  времен  начинается  следующими  словами  на  первой
странице многотомного,  ежемесячно  переиздающегося  издания:  И  Мысль  эта
пришла ему в голову,  когда  он  сидел  на  полях,  любезно  предоставленных
Аграрной Транснациональной Корпорацией,  которая  может  предложить  Вам  со
специальными  скидками  широкий   спектр   сельскохозяйственной   продукции,
включающий в себя... На остальных страницах размещён  прайс-лист  продукции,
который небезынтересно  почитать  глубокой  ночью,  когда  сон  по  каким-то
причинам задержался по дороге, а снотворное Элли Лилли Компани  не  значится
ни в одной расходной статье Вашего бюджета.  С  сокращённым  вариантом  этой
истории можно ознакомиться при помощи учебника для средней  школы  и  других
научно-популярных книг по соответствующей теме...
   ... Приземление прошло вполне благополучно. Было совершенно темно.  Когда
глаза привыкли, рядом  обнаружились  чёрные  силуэты  гаражей,  а  невдалеке
коробка  пятиэтажки  общаговского  типа.  Архитектура   страшно   напоминала
просторы третьего круга. Богатырь принялся тщательно изучать путеводитель  с
извлечённым из кармана фонариком.
   Но Виктор не переживал, он вспомнил про принцессу.  По  его  мнению,  она
должна была испуганно жаться к нему в  поиках  защиты.  Но  действительность
всегда оказывается вовсе  не  такой,  как  она  виделась  в  смелых  мечтах.
Принцесса не искала защиты у Виктора. Более того, она и сама  не  собиралась
ни от кого защищаться. В ту секунду, когда Виктор про неё вспомнил, она  уже
исследовала мрачную щель меж двух гаражей. Если и без того сгустилась  почти
неразличимая  мгла,  то  в  данной   щели   притаилась   Тьма   Изначальная.
Исследования не принесли никаких результатов, кроме комка спутавшейся  сухой
травы. Виктор хотел посмотреть, что же находится за  гаражами,  но  богатырь
остерёг  их  пускаться  в  путь  сейчас.  Поэтому  тройка   путешественников
прислонила уставшие спины к прохладной стенке гаража  и  попыталась  уснуть.
Перед этим Виктор тщательно шарил вокруг, надеясь отыскать траву и для себя,
но ему так и не повезло.
   Виктор задумался о том, связана ли темнота вокруг с тем,  что  он  выбрал
тёмную медаль для открытия прохода. Может, подкинь  он  золотую  монетку,  и
угодили бы они в яркий солнечный день. Только вот  где  бы  раздобыть  такую
монетку? Но если бы она имелась у Виктора, то он не стал бы превращать её  в
проход на очередной круг. А  богатырь?  Он  бы  наверняка  заставил  Виктора
расстаться с сокровищем.
   Виктор  прямо-таки  видел  жёлтый  кружочек,  покоящийся  на  ладони.   И
богатыря, который, читая  обличительные  речи  о  скупости,  экспроприировал
только что обретённое сокровище.  Подобные  видения  заснуть  совершенно  не
помогали.
   Примерно через полчаса рядом упала немного помятая летающая кастрюля.  Из
нее выбрались крошечные тёмные  человечки  с  поблескивающими  глазами  и  с
веселой, но неразборчивой песней отправились  пересекать  пустырь  и  искать
приключения на свою голову, так как им богатырь не  успел  ничего  объяснить
насчет опасностей ночного путешествия.
   Рассвело. Если это можно было так назвать. Небосклон заслоняли  бугристые
серо-чёрные облака. Пора было начинать изыскания. Настроение становилось  не
менее пасмурным, чем окружающая среда. Виктор предложил всё-таки сунуться  в
проход между пятиэтажкой и строем гаражей. На удивление  богатырь  возражать
не стал. Принцесса тоже согласно кивнула головой.
   Рядом  с  предполагаемой  общагой   к   величайшему   изумлению   Виктора
обнаружился теннисный стол. И хоть сейчас  он  пустовал  без  золота  и  его
внушительного   хозяина,   Виктор   немедленно   опознал   ранее    виденный
спортинвентарь. Левее высились баскетбольные  стойки.  Богатырь  расстроенно
кашлянул.
   - Так мы на пятом круге или нет? - озадаченно спросил Виктор.
   Богатырь не ответил. А принцесса смело шагнула в проход.  За  пятиэтажкой
обнаружился  трехэтажный  особнячок  старинной  застройки.   Створки   двери
заслонял прибитый по периметру плакат: Закрыто в связи с переходом на летнее
время.
   - Так это пятый круг? - осведомился Виктор. С тем же успехом  можно  было
кричать в тёмную глубину колодца. Там хотя бы ответило эхо.
   В полумраке шастали  какие-то  несимпатичные  создания,  которые  изредка
ухали так громко и неожиданно, что  Виктора  передергивало.  Сквозь  трещины
асфальта пробивались серые побеги травы. Кусты уныло тянули во  все  стороны
свои оголённые ветви. Не говоря  ни  слова  и  стараясь  не  сталкиваться  с
непонятными тварями, команда добралась до угла. Зрелище,  обнаруженное  там,
их не порадовало. Шагах в пятидесяти располагалась та самая линия, о которой
Волька Костыльков с ловкой подсказки  Хоттабыча  вещал  на  уроке  географии
словами: Там где твердь небес  соприкасается  с  землёй.  Пройдя  ещё  шагов
двадцать дальше, можно было потрогать эту твердь руками. На ощупь  казалось,
что  пальцы  касались  серого  прохладного  стекла.  Усевшись  на  землю   и
прислонившись к небесному  куполу,  зарывавшемуся  в  глиняную  поверхность,
здесь отдыхала группа из пятнадцати человек. Полыхали невысокие язычки огня.
Над костерком примостился закопчённый котелок,  в  котором  булькало  густое
варево.  Высокий  худой  человек  с  лицом  Дуремара   задумчиво   помешивал
содержимое котелка досочкой, оторванной от упаковочной  тары  винно-водочной
продукции.
   - Угадай, кто они? - невесело обратился богатырь к Виктору.
   - Изыскатели, - предположил Виктор и попал в самую точку.
   - Тоже за Орликом шастали, - кивнул им повар.
   - Ага, - согласились Виктор и богатырь.
   - А я нет, - возразила принцесса. - Более того, я даже не знаю,  кто  или
что является Орликом.
   - Вот оно как, - несколько удивился повар. - А зачем же ты тогда здесь?
   - Но почему бы мне здесь не быть?
   - Только те, кто идёт сквозь судьбу, ведомые призрачным светом Орлика,  -
начал  нараспев  повар,  успевая  снять  пробу,  поморщиться  и   продолжать
помешивать с заметно увеличившийся скоростью, - могут угодить в такое место,
что не описано даже в Путеводителе по кругам.
   - Так это легендарный Промежуток! - воскликнул богатырь.
   - Он самый, друг мой, - повар снял очередную пробу  и  начал  остервенело
болтать своей досочкой. Горячие капли, шипя, разлетались по округе. Виктор и
богатырь быстренько отбежали от огненной шрапнели. А принцесса осталась.
   - А как он выглядит, Орлик то? - не удержалась она.
   Вопрос, видимо, задел  всех  за  больное  место  и  к  костру  немедленно
подтянулись все изыскатели.
   - Он огромен как гора, - завел речь  мужчина,  напоминавший  сухую,  чуть
надломленную жердину.
   -  Молчал  бы  уж,  -  перебил  его  рыжий  молодец,   чья   залихвастски
растрепанная борода придавала ему исключительно разбойничьий вид. -  Был  бы
Орлик горой, так разыскали бы его давно.
   - А может он и есть гора!  -  возразил  незнакомец,  прятавший  лицо  под
тёмной накидкой.  Он  походил  на  чёрного  мага,  потрёпанного  временем  и
дорогой. - Ты что, успел на всех кругах побывать?
   - До пятого добрался, - мечтательно сказал рыжий.
   - И как там?
   - Трудно сказать. Яркие дни и чёрные  ночи.  И  ведьмы,  ведьмы,  ведьмы.
Здесь вот скучно и серо, зато как спокойно. Просто душа отдыхает. А на пятом
кругу только и делаешь, что держишь ухо востро. Ни дня не проходит, чтобы  к
какой-нибудь ведьме в ловушку не угодить.
   Виктор вспомнил незнакомца,  агитирующего  у  здания  кругов,  тогда  ещё
таинственного и непонятного.
   - А я вот одного знаю, который сразу  на  шестой  круг  махнул,  -  гордо
заявил он.
   - Не завидую я ему, - вздохнул повар.
   -  Это  ещё  почему,  -  Виктор  не  хотел  заступаться  за   напыщенного
малосимпатичного субъекта, но что-то в душе звало спорить, протестовать,  не
соглашаться.
   - Ты, друг мой, слышал когда-нибудь о тяге? - поинтересовался рыжий,  так
как повар в  очередной  раз  попробовал  варево  и  теперь  стоял  в  полной
задумчивости.
   - О какой тяге? - Виктору не хотелось представлять себя  полным  идиотом,
задавая глупые вопросы, но полное молчание не красило бы его ещё больше.
   - О тяге кругов, - включился в разговор повар, мечтательно смотря  вдаль.
- Чем дальше ты углубляешься в поиски,  тем  сильнее  тебя  тянут  следующие
круги. Первый ты проходишь по собственной воле, на втором ты уже  чувствуешь
путеводную  ниточку,  на  третьем  направление  выбирается  безошибочно,   с
четвертого тебя просто выкидывает, на пятом ты не успеваешь  и  осмотреться,
как тебя перебрасывает на шестой. Тяга усиливается от круга к кругу, но горе
тому, кто рискнёт пробраться  сразу  на  шестой  круг.  Весь  максимум  тяги
обрушится на неподготовленную голову и расплющит хитреца в лепёшку. Никто не
может начинать с конца,  как  нельзя  прожить  жизнь,  родившись  умудрённым
старцем, наполненным опытом, а умереть  счастливым  младенцем  с  совершенно
пустой головой. Засунь трёхлетнему ребёнку  опыт  столетнего  долгожителя  и
разум его разорвётся от впечатлений.
   Виктор вспомнил несколько рассказов,  в  которых  исследовалась  жизнь  в
обратную сторону, а богатыря волновало совсем другое.
   - Чувствуешь... выбирается... выкидывает... находится... перебрасывает...
   Складывается такое  впечатление,  что  круги  пройти  -  раз  плюнуть,  -
пробурчал он.
   - Ошибочное мнение! - заявил чёрный маг. - как только ты отвлекаешься  от
поисков, тебя начинают  захлестывать  бытовые  дела,  срочные  и  неотложные
проблемы, текущие события. И оглянуться не успеешь,  как  поиски  становятся
полузабытой детской сказкой, а круг, где пришлось затормозить,  превращается
в объективную реальность. И вот ты уже живешь там и твёрдо знаешь,  что  все
остальные круги - как планеты недостижимых звёзд. Вроде бы они есть, но  так
далеко, что не добраться. Да вроде бы и не нужно уже всё это.
   Виктор вспомнил многочисленное население  кругов,  которое  и  словом  не
обмолвилось об Орлике. Неужели и они были когда-то неистовыми изыскателями?
   - Это очень просто  -  утратить  цель  существования,  -  добавил  повар,
проглотив содержимое очередной ложки. - Бывают мгновения, когда  видишь  эту
цель столь ярко, как звёздную дорожку, ведущую к вершине  всего  сущего.  Но
уже в следующую секунду тебя охватывает  уверенность,  что  это  всего  лишь
яркая картинка. Ты начинаешь считать, что такое попросту  невозможно.  А  на
следующий день картинка кажется для тебя совершеннейшей ерундой. В следующий
её приход ты опять проникаешься увиденной глубиной и думаешь, что вот теперь
то непременно начнешь жить по новому.  Но  прямо  сейчас  это  почему-то  не
получается. Предстоящие свершения откладываются на завтра,  до  понедельника
или после ремонта. Через год ты видишь эту картинку снова, с ужасом понимая,
что так ничего и не сделал для её воплощения. И тогда  возникает  великая  и
нерушимая клятва в том, что с дороги не свернуть. Но не прошло и недели, как
дорога стелется уже где-то побоку, а ты снова  влез  куда-то  в  постороннее
место  или  потратил  время  на  нечто  совершенно  бесполезное.   И   вдруг
обнаруживается, что время истекло окончательно, вся  жизнь  позади,  а  шанс
добраться упущен безвозвратно.  Картинка  так  и  осталась  мечтой,  но  уже
хорошо, если те дела, из-за которых пришлось от неё отказаться, вызывают  не
горечь, а гордость. А всё равно остается лёгкая зависть к тем немногим,  кто
сумел не свернуть, не растратить и добраться.
   От следующей ложки повар прикрыл глаза, удовлетворённо хмыкнул и сказал:
   - Готово!
   Все дружно вскочили на ноги и столпились возле костра, оттеснив  Виктора,
принцессу и богатыря за пределы видимости  общественного  котелка.  Наконец,
сквозь толпу продрался рыжий разбойник с котелком,  ручку  которого  сжимали
два огрубевших пальца.
   - Бывайте, - весело заявил он, лихо подмигнул, продавил небесную твердь и
исчез вместе с остальными, толпой повалившими за ним.
   - Счастливо оставаться, - попрощался чёрный маг, замыкавший  повеселевшую
демонстрацию.
   Тройка путешественников осталась  в  одиночестве,  если  не  считать  тех
странных тварей, ухающих в сумерках. Сильный порыв  ветра  задул  догоравший
костер и осенняя погода  воцарилась  в  легендарном  Промежутке,  о  котором
молчал даже Путеводитель по кругам. Виктор начал переживать.
   - Слушай, - обратился он к богатырю. -  Вот  ты  говорил,  что  мы  можем
предположить существование такого времени четвертого круга, где  Орлика  уже
или ещё нет.
   - Ну, - согласился или не согласился богатырь.
   - Так почему бы нам не допустить, что мы попали в такие круги, где Орлика
попросту не планируется?
   На удивление, богатырь не стал спорить с подобной постановкой задачи.
   - А нам это выгодно? - ехидно улыбнулся он. -  Считай,  ты  уже  добрался
почти до пятого круга. Ещё немножко и ты пройдёшь шестой. А затем выйдешь из
кругов с пустыми руками. Что тогда скажешь тому, кто обещал  отправить  тебя
на Родину, если не предоставишь ему Орлика?
   Виктор  подавлено  молчал.  Ситуация,  действительно   получалась   очень
неказистая.
   - Холодно, - сказала принцесса, - пора отсюда выбираться.
   - Давно пора, - кивнул богатырь. - Промежуток - не круги, Орлика здесь не
найдёшь. Тем более на таком ограниченном пространстве, каким располагает наш
любопытный друг.
   Он снова ткнул Виктора в ногу. А Виктор неожиданно - впервые!!!  -  успел
увернуться. Настроение у него немедленно поползло вверх.
   - Что за ограниченное пространство? - спроил он.
   Богатырь привычно вздохнул и начал разъяснительную работу.
   - Тебе Промежуток ничего не напоминает? - поинтересовался он.
   - Ну, третий круг как будто бы,  -  сказал  Виктор,  мучительно  подумав.
Больше всего не хотелось в очередной раз сверзиться в коварно  подставленную
лужу с подачи богатыря, да ещё и в присутствии принцессы.
   - Угу, - подтвердил богатырь. - А различия?
   - Темно тут, - начал перечислять Виктор, -  холодно,  скучно,  непонятно.
Впрочем, и на третьем круге тоже не все было понятно. Ага, ни золота нет, ни
мужчины, который его охранял.
   - Ещё, - потребовал богатырь.
   - А что ещё, - развел руками Виктор, - не знаю даже, что тут ещё. Ах, да,
мы не той дорогой пошли...
   - Вот, - довольно прервал его богатырь. - Каким бы  таинственным  ни  был
промежуток, он, как и круги, является  отражением  тебя  самого.  Погода  не
солнечная, так и настроение по жизни у тебя не  всегда  радостное.  Мужик  с
золотом исчез, но, вдруг, это твой максимализм подрастерялся. А  вот  другая
дорога - это просто замечательно. Значит, ты умеешь менять свою судьбу, хотя
и на новом пути она у тебя крайне маленькая и незначительная.
   Не мог богатырь обойтись  без  ложки  дёгтя.  Виктор  скрипнул  зубами  и
поклялся отыскать Орлика раньше, чем богатырь. Потом  он  вспомнил  людоеда,
уевшего всех своих родственников и поэтому безмерно  торжествующего,  и  ему
стало нехорошо.
   Прежде всего он решил действовать и  сразу  же  двинулся  вдоль  небесной
тверди, постоянно  проверяя  её  неприступность  нежным  касанием.  Наконец,
небесная твердь уткнулась в забор, за  которым  видимо  продолжалось  то  же
самое. Виктор вспомнил, что заборы в незнакомых местах пересекать крайне  не
рекомендуется. Пришлось идти вдоль  забора.  Он  восхищал  своим  ровненьким
совершенством, досочки были подогнаны одна к другой без малейшей кривизны, а
щели между ними скрывали изящные единообразные реечки. Только зелёная краска
успела то ли выцвести, то ли выгореть, и обсыпаться в некоторых самых видных
местах. Забор уперся в ряд гаражей. Ухающие  твари  покинули  этот  район  и
изысканиям Виктора никто не мешал.
   Виктор уже чувствовал, как они  огибают  гаражи,  возвращаются  на  поле,
опускаются на землю и застывают в тревожной дрёме, так как уже  использовали
единственно верную дорогу. Только он принялся размышлять, а была  ли  дорога
верной или единственной, как левая рука провалилась  в  тёмную  узкую  щель.
Виктор обрадовался. Во-первых, можно значительно сократить путь, прорвавшись
к  полю  напрямую.  А  во-вторых  в  такой  тёмной  щели  непременно  должно
обнаружиться сено,  чтобы  Виктору  было  мягко  спать  на  печальном  поле,
прислонившись к холодной стене гаража. Он втиснулся в узкое  пространство  и
начал пробираться все дальше и дальше. Щель никак не  заканчивалась.  Виктор
удивленно  оглянулся  назад.  Светлая  полоска,  перекрытая  вверху  головой
принцессы,  а  внизу  -  богатырём,  казалась  невероятно  далекой.   Виктор
испугался, но почему-то принялся пробираться дальше всё  более  остервенело.
Шорохи за спиной удостоверили его, что богатырь и принцесса  последовали  за
ним. Со скоростью разогнавшегося горнолыжника Виктор вырвался  на  свободное
пространство и чуть не утонул в белых колышущихся волнах.
   К тому времени, когда принцесса и богатырь присоединились к нему,  Виктор
понял, что это всего лишь туман. Из белых  клубящихся  облаков  выставлялась
каменная арка, ведущая в коридор, сложенный из  серых  неровных  блоков.  На
правой стойке красовалось гигантское объявление. Даже  отсюда  буквы  вполне
читались и складывались в призыв: Все Наташи, Тани, Оли не шагайте больше  к
школе и не прыгайте на воле во широком чистом поле. Вы сюда скорей бегите, к
центру тропочку найдите и меня, не медля, в центре Лабиринта  разыщите.  Под
этим лозунгом расположился портрет мордатого розовощекого субъекта с  весьма
развитой   мускулатурой.   Принцесса   заинтересовано   оглядела   красавца,
намеревавшегося осчастливить любую, кто проберётся к нему в центр неведомого
лабиринта.
   - Враньё, - махнул рукой богатырь. - Как всегда одни обещания. Но  верят,
и пробираются.
   Пока они изучали объявление, обстановка слева заметно  поменялась.  Туман
начал  исчезать,  а  на  освободившееся  место  наплывало  такое   знакомое,
невыносимо скучное осеннее поле.
   - Промежуток возвращается, - завопил богатырь. - Скорее в лабиринт.
   Изыскатели проскочили под каменным сводом, когда тот уже начал колебаться
и растворяться в белесых волнах  уносящегося  тумана.  Но  коридор  оказался
надежным и непоколебимым. Снаружи вход заволокла белая мутная пелена.  Затем
она слилась цветом со стеной и превратилась в ещё  один  каменный  фрагмент,
который немедленно был истыкан любопытными ручками богатыря.
   - Ага, - сказал богатырь. - Ну теперь  -  порядок.  Мы  почти  на  месте.
Двинулись.
   И он уверенно зашагал налево, туда, где должно расстилаться поле,  но  не
было ничего, кроме  полутёмного  сумеречного  коридора,  озарённого  чем-то,
напоминающим лампы  дневного  света,  упрятанные  в  каплеобразные  футляры.
Мерцающие и чуть потрескивающие капли  расстилались  по  неровному  потолку,
медленно перетекая с места на место.  Изредка  какая-нибудь  из  них  теряла
опору  и  скатывалась  по  влажной  стене.  Поблестев  сквозь  пыль  неярким
мерцанием  и  ярко  сверкнув  в  последний  миг  своего  существования,  она
превращалась в обычный камень - тёмную речную гальку,  испачканную  в  пыли.
Шаги путешественников гулко разносились в каменных просторах.  Частенько  на
стенах обнаруживались те самые плакаты, призывавшие всех Наташ, Тань  и  Оль
не сворачивать с выбранного пути. Сырые пятна  разъедали  очертания  букв  и
уродовали обладателя призывной улыбки, но суть объявления оставалась ясной и
неизменной.
   - Мы идём к центру? - поинтересовался Виктор.
   - Вот ещё, - хмыкнул богатырь. - Тебя случайно не Наташей зовут?
   - И не Таней, - напомнил ему Виктор.
   - Значит Олей, - улыбнулся богатырь, - тогда тебе направо.
   Справа время от времени мелькали тёмные проходы, ведущие в неизвестность.
   - А мне можно к центру? - спросила принцесса.
   Виктор донельзя испугался. Если такая очаровательная девушка покинет  их,
то путешествие станет гораздо скучнее. Виктор начал подозревать,  что  Орлик
не занимает все его мысли и чаяния. Причём, уже довольно давно.
   - Можно, - кивнул богатырь. - Тем  более,  ты  Орлика  не  ищешь.  Только
зачем?
   Хочешь стать очередным пополнением гарема того, кто сидит в центре?
   - А кто там сидит? - не  удержался  Виктор,  желая  отвратить  прекрасную
принцессу от столь опрометчивого поступка. Тем более, что принцессу вовсе не
испугала перспектива угодить в гарем. А Виктор то зачем  здесь?  Что  ж  он,
совсем непримечательная фигура?
   Нет, Виктор не желал оказаться во власти неведомых обстоятельств.  Больше
всего он хотел сейчас, чтобы в глазах принцессы вспыхнули  озорные  огоньки.
Тогда он смело бы подошёл к той, кто вмещала все представления о его  идеале
красоты. Он заглянул бы в глубины синих озёр глаз.  Он  тихонько  бы  провёл
пальцем по теплым изгибам щеки и  подбородка.  Он  бесконечно  любовался  бы
строгими очертаниями прелестного носика.  Он  погрузил  бы  руки  в  водопад
шелковистых волос и ласково дунул бы в край высовающегося  оттуда  ушка.  Он
осторожно дотронулся бы своими губами до ее  алых  кораллов.  Он  прижал  бы
изящную  фигурку  к  себе  бережно-бережно,  словно  куколку,  сотканную  из
хрупких, но  невероятно  ценных  бриллиантов.  И  позаботился,  чтобы  такое
положение дел продолжалось бы целую вечность.
   Принцесса, самая настоящая принцесса в качестве  спутницы  жизни  ему  не
надоела бы никогда.
   Озорные огоньки не  вспыхнули  и  Виктор  не  сдвинулся  с  места.  Самую
настоящую принцессу вполне устраивало положение дел, при котором Виктор если
и  планировался,  то  неизменно  соблюдал  дистанцию  без   всяких   близких
контактов. Она даже не глядела на Виктора,  а  буравила  взором  синих  озёр
богатыря, переспрашивая:
   - Так что насчёт центра? Кто там так призывно приглашает к себе в гости?
   - Неведомо, - отозвался богатырь. - Туда  много  разочаровавшихся  женщин
уходит или девушек любопытных. Обратно никто не вернулся.  Значит,  там  или
гарем, или нечто другое, в которое тем более не следует соваться.
   - А просто посмотреть? - Виктор загорелся желанием разведать  особенности
неизвестного конкурента.
   - Не получится, - охладил его пыл богатырь. - Лабиринт  состоит  из  семи
ярусов.
   Мы сейчас на первом.  Чем  дальше  ты  забираешься,  тем  больше  желание
посмотреть превращается в твёрдую уверенность остаться. Так что  советую  не
сворачивать в ту сторону и не думать о том, что притаилось в центре.
   Принцессу это не убедило и она постоянно всматривалась в проходы, ведущие
на второй ярус.
   - Порядок,  -  облегченно  выдохнул  богатырь  после  сорока  пяти  минут
неперывной ходьбы.
   По  левую  сторону  находилась  потертая  каменная  ступенька.   За   ней
нестерпимо сверкало голубизной небо без единого облачка.
   12. Круг магии и колдовства.
   Если очень захотеть, можно взять и полететь.
   (Прекрасно летающий Шмель, не изучавший физики, по чьим законам он летать
не должен) Сила желания - это то, что нас тянет и толкает вдаль,  к  объекту
желания. Пусть  даже  мы  не  видим  этот  объект  сейчас,  а  иногда  и  не
догадываемся ни что он  из  себя  представляет,  ни  где  он,  чёрт  побери,
находится. Силу желания мы чувствуем, когда в нос забивается  манящий  запах
шоколада, сыра или хорошо прожаренного мяса. Силу желания  мы  испытываем  в
жаркий денёк, когда наша голова  помимо  воли  поворачивается  вдоль  хмурой
очереди, тянущейся к пивному киоску или лотку с мороженым. Силе  желания  мы
подчиняемся, когда наша рука чешет нос или затылок, хотя секунду назад мы  и
не думали посылать её туда.
   При сооружении и проектировании маленьких заварушек, продвигающих  группу
проектировщиков  по  пути  прогресса  и  процветания,  необходимо  учитывать
множество совершенно разноплановых желаний. В любом обществе, чьими силами и
будет  обеспечено  процветание  проектировщиков,   существует   неисчислимое
количество всевозможных желаний. Разумеется, учесть, а тем  более  выполнить
эти желания невозможно, да это никогда и не входит в  цели  проектировщиков.
Главное условие успеха, чтобы при сложении сил желаний,  высказываемым  этим
обществом, их сумма или  разность  представляла  величину,  достаточную  для
проведения заварушки, а  направление  приблизительно  соответствовало  тому,
куда  желают  попасть  проектировщики.  Незначительные  погрешности   обычно
подправляются на ходу  и,  в  случае  отрицательных  результатов,  неизменно
списываются на народ. В результате группа ответственных товарищей  достигает
всеобщего  светлого  будущего  и  миролюбиво  пропускает   ещё   ничего   не
подозревающий  народ  в  совершенно  противоположную  сторону.  Наиважнейшее
правило для сохранения и укрепления  собственного  положения  заключается  в
длинном, многостраничном объяснении народу, что все мы находимся именно там,
где и заслужили место быть.
   Как это ни печально признавать, обычно народ почему-то не желает  верить,
что хотел оказаться в том самом, что  сейчас  переваривают  все  его  органы
чувств...
   ... После двух глубоких вдохов свежего воздуха,  пропитанного  неведомыми
ароматами,  где-то  в  глубинах  мозга   проснулось   желание   немедленного
определения своего местонахождения.
   - Где это мы? - поинтересовался Виктор.
   - На пятом круге, - убежденно заявил богатырь.
   - Откуда ты знаешь?
   - Чую! - сказал богатырь так, что Виктору расхотелось спорить.
   - А всё-таки? - спросила принцесса.
   -  У  пятого  круга  есть  две  основные  достопримечательности.  Море  и
Лабиринт. В данном месте мы можем наблюдать и то, и  другое.  Следовательно,
сомнения должны нас оставить.
   Путешественники находились в небольшой бухте, образованной двумя мрачными
скалами, за одной из которых пряталось солнце. Море плескалось совсем рядом.
   Высоко над волнами парили  чайки.  У  самого  берега  в  воде  шевелилась
большая улыбающаяся рыба. При взгляде на неё Виктору  почему-то  расхотелось
купаться.
   Впрочем, данное желание не высказали ни богатырь, ни принцесса, и  Виктор
успокоился.
   Богатырь кипел деятельностью. Развернувшись к входу в  лабиринт,  он  ещё
раз внимательно ознакомился с призывом неизвестного владельца вместительного
гарема.
   Ничего нового там не значилось,  и  богатырь  нырнул  в  тёмную  прохладу
коридора, своим примером предлагая сделать оставшимся то же самое. Виктору и
принцессе удалось догнать богатыря,  когда  он  в  задумчивости  остановился
перед развилкой, уводящей на следующий ярус.
   - Не хочется мне туда, да придется, - недовольно пробормотал он.  Коридор
заканчивался тупиком. Возвращаться обратно никому не  хотелось,  и  богатырь
принялся руководить:
   - Я с принцессой пойду влево, а ты исследуешь оставшийся проход.
   К великому огорчению Виктора принцесса не возражала.
   - Не заблудись, - предостерег его богатырь напоследок.
   Влажные ступеньки из чего-то, напоминающего известняк, привели Виктора  в
следующий коридор. Там обнаружились  две  непривлекательные  особы  женского
пола, тщательно исследующие стену на предмет наличия засекреченного  прохода
на третий ярус. При взгляде на них Виктор отбросил всякую  зависть  к  тому,
кто ждал гостей в самом  центре  седьмого  яруса.  Судя  по  косым  взглядам
попутчиц, Виктор их тоже не особо впечатлил. Но он  не  стал  переживать,  а
радостно  устремился  в  боковой  коридор,  врезавшийся   в   первый   ярус,
пересекавший его и устремлявшийся к выходу на свободу.
   Выбравшись, Виктор первым делом подышал свежим морским  воздухом  и  лишь
потом обратил внимание на группу  изыскателей,  с  интересом  разглядывавшем
его.
   - Без Орлика, - разочарованно произнес один из них.
   - Зато новенький! - заявил низенький крепыш и  заулыбался  так  радостно,
что на душе у Виктора потеплело. Подбегать к  новичку  никто  не  собирался.
Народ копошился у груды деревянного хлама, вытаскивал оттуда  неповрежденные
доски и старательно сортировал  их.  Одеты  люди  были  по  курортному  -  в
объёмистые шорты и плещущиеся на морском ветру футболки. Виктора  не  удивил
такой выбор - климат наблюдался южный и пятый круг  начинал  ему  нравиться,
несмотря на некоторую однообразность событий и  обстановки.  Чтобы  развеять
эту скуку,  Виктор  решил  приблизиться  и  поучаствовать  в  общей  работе,
субботнике или другом виде деятельности, чем бы оно  там  ни  оказалось.  Из
умных книг он был начитан, что  людей  обычно  сближают  совместный  труд  и
коллективные дела.
   Но он не успел, кто-то в этой дружной и сплочённой толпе поворотил голову
от Виктора чуть направо и заверещал:
   - Ведьма!!!
   Все тут же  бросили  работу  и  так  же  дружно  и  слаженно  побежали  к
небольшому, но уютному одноэтажному домику с  островерхой  крышей,  покрытой
красной черепицей.
   Виктор обернулся всего на пару секунд, но этого ему вполне хватило, чтобы
с каждым улетающим мигом его ноги быстро приближались к  команде,  несущейся
впереди. Позади, из длинного барака, сколоченного из серых досок, выбиралось
неопределенное существо. Огромная фигура не уступала  ростом  покинутому  на
предыдущем круге людоеду. Седые  волосы  развевались  склоченными  хвостами.
Длинное платье, подол которого немилосердно загребал сухой прибрежный песок,
давно превратилось в лохмотья тёмного цвета. Невозможно было разобрать,  где
заканчивалась одежда и начинались торчащие из неё  конечности.  Ступни  ног,
размерам которых мог позавидовать любой снежный человек, мерно делали шаг за
шагом, постепенно настигая команду изыскателей, а  заодно  и  догнавшего  их
Виктора. Заглядывать в глаза появившемуся чудовищу Виктор не рискнул.
   К  домику  напуганный  народ  всё-таки  успел  раньше  чудовища.   Кто-то
проскакивал в дверной проем, другие предпочитали сразу запрыгивать  в  окна.
Ставнями и дверями достоинство  местной  архитектурной  мысли  не  обладало.
Впрочем, никакая дверь не смогла бы удержать гигантскую ведьму.
   Прибывшие  на  место  жительства  обитатели  немедленно  стали  осваивать
предметы мебели, а двое самых ловких запрыгнули на  чердак.  Хлопали  дверцы
шкафов и крышки сундуков, чьи-то напуганные глаза таращились из под  бахромы
длинной скатерти, свисавшей с круглого стола чуть ли  не  до  пола.  Хороших
мест Виктору не хватило и он устраивался под  стулом,  благо  размеры  стула
этому не  препятствовали.  В  хорошие  времена  на  таком  стуле  без  труда
разместилось бы трое Викторов, но в данную секунду  и  один-единственный  не
желал находиться на мягкой поверхности  сиденья,  а  предпочитал  затеряться
самым неприметным образом где-то среди ножек.
   Волнение прошло по комнате и истаяло в наступившей тишине ожидания. Разве
что лёгкие скрипы потревоженной  мебели  не  давали  тишине  превратиться  в
смертельную, да ещё кто-то, спрятавшийся до  состояния  полной  невидимости,
настороженно сопел совсем рядом.
   Тяжёлая поступь возвестила, что ведьма вступила в комнату.  Виктор,  сжав
зубы покрепче, проклинал  себя,  что  стал  прятаться  в  первой  попавшейся
комнате, а не постарался отыскать комнатку подальше и понедоступнее. Нет, не
такими он хотел видеть ведьм. В голове рисовались мрачные замки  или  лесные
избушки, ледяные красавицы с отливавшими  чернотой  волосами  или  согбенные
старушки, пышущие злостью и желающие немедленно превратить всех окружающих в
мерзких жаб и червей.
   А тут рядом с ним бродило нечто, совершенно не подпадающее  под  всеобщее
представление. Что ни говори, а даже волшебная клюка напрочь  отсутствовала,
но и это Виктора почему-то не радовало. Виктор скосил глаза вниз и  принялся
обозревать  пыльную   потрескавшуюся   кожу   ступни   тёмно-серого   цвета.
Матово-жёлтые ногти  невиданной  длинны  спокойствия  не  вселяли.  Организм
Виктора набрал воздуха про запас и старался не дышать. Ведьмины ноги сделали
ещё шаг. Лохмотья истонченной временем  ткани  мягко  хлестнули  Виктора  по
лицу. Затем чудовище пододвинулось к  столу,  заставив  настороженные  глаза
потеряться в подстольной темноте. Виктор осторожно выдыхал воздух,  стараясь
делать это как можно бесшумнее. Ведьма силилась нагнуться, но не могла.  Она
пристанывала и кряхтела, подшагивала и покачивалась, тряслась  и  подвывала,
но поменять свою вертикальную осанку так и не сумела. В  досаде  она  звонко
стукнула по столешнице так, что пол  ощутимо  содрогнулся,  и  пробралась  в
соседнюю комнату. Там она скрылась из пределов видимости, а затем объявилась
у шкафа. Трижды её уродливые  пальцы  хватали  миниатюрную  ручку  и  трижды
соскальзывали в пустоту. Ведьма качнула шкаф и провела ногтем  указательного
пальца рваную белую  полосу  на  его  шоколадной  полированной  поверхности,
далеко  не  первую,  в  чем  Виктору  позволяло  убедиться  довольно   яркое
электрическое освещение. Потом ведьма ушла в дальнюю  комнату  и  продолжила
пугающее путешествие по дому.
   Примерно через полчаса (Виктор не догадался засечь  время)  откуда-то  из
недр донесся радостный вопль:
   - Ушла!!!
   Дверцы и крышки захлопали в обратном  направлении.  Изыскатели  принялись
выбираться на свежий воздух. Стараясь не смотреть на  не  столь  уж  далекий
ведьмин барак, Виктор приземлился  в  тени  прибежища  изыскателей  рядом  с
группой из пяти человек,  привалившихся  к  прохладной  стене  дома.  Виктор
опустил уставший от неудобной позы хребет на твёрдую поверхность. Заботиться
о том, чтобы на синеве рубашки не появились следы известки уже  не  осталось
никаких сил.
   - Не грусти, - отозвался сосед Виктора - юнец  с  мечтательно-напуганными
глазами.
   - Это уже третий рейс. Сегодня она больше не появится.
   - Так  каждый  день  что  ли?  -  недовольно  прохрипел  Виктор,  ещё  не
окончательно восстановивший нормальный дыхательный процесс.
   - Пустяки, - устало махнул рукой сосед,  -  ко  всему  можно  привыкнуть,
привыкнешь и к ней.
   - А почему вы не избавитесь от неё? - рискнул спросит Виктор.
   - Это же Ведьма! - поразился сосед. - Как же ты хочешь от нее избавиться?
   Виктор хотел сказать, что в средние века ведьм довольно  успешно  сжигали
на кострах, но потом он призадумался о том, кто же будет ловить ТАКУЮ ведьму
и какого размера костер ей нужен. Затем он перевел взгляд на кучу  дерева  -
то ли останки, то ли прообраз какой-то конструкции - и  решил,  что  данного
количества дров для костра вполне хватит.
   Собравшиеся словно прочитали мысли Виктора и дружно двинулись  в  сторону
той кучи. Там они снова принялись сортировать досочки и  любовно  укладывать
их в штабель.
   - Зачем они вам? - спросил Виктор.
   - Лодку делать, - гордо объяснил его новый знакомый. - Построим  лодку  и
уплывем от ведьмы. Хочешь с нами?
   Виктор перевел взгляд на море. В его мозгу возникла унылая  картина,  где
под  серым  небом  по  свинцовым  волнам  пробиралась  лодка  в   безбрежных
просторах, так как не было у этого  моря  ни  конца  ни  края.  Поразмыслив,
Виктор отрицательно замотал головой.
   -  Тогда  подыщи  в  доме  хорошее  местечко.  Там  много  славных   мест
освободится, как только мы уплывём отсюда.
   - А зачем трудов то столько? - начал недоумевать Виктор. -  Не  проще  ли
через лабиринт уйти?
   -  Попробуй,  -  усмехнулся  юнец.  -  Тот,  кто  угодил  между  морем  и
лабиринтом, уже не может вернуться обратно через лабиринт. Вот мы и  пробуем
пробраться через море. Говорят, оно на второй круг выводит.
   - Есть на втором круге какое-то море, - согласился  Виктор  на  бегу.  Он
нёсся к тому чёрному отверстию, через которое  ему  посчастливилось  прибыть
сюда.
   Морское побережье от сумрачных коридоров  лабиринта  отделяла  непонятная
прозрачная  плёнка.  Виктор  нажимал  на  неё,  но  она  не  рвалась  и   не
открывалась.
   Виктор тянул её на себя, но она только растягивалась и  оставалась  такой
же неприступной. С той стороны на Виктора печально смотрел богатырь.
   - Вляпался? - жалостливо спрашивал он время от времени. Виктор  не  менее
жалостливо кивал и предпринимал все новые, но такие же  безуспешные  попытки
выбраться.
   - Ладно, - решился богатырь, - давай руку.
   Виктор нерешительно протянул правую руку, богатырь уверенно схватился  за
вспотевшие  от  испуга  пальцы  и  втянул  Виктора  в  прохладные   коридоры
лабиринта.
   - А... это... - растерянно произнес  Виктор,  оборачиваясь  на  поблекшую
панораму изыскателей, как ни в  чем  не  бывало  продолжавших  строить  свою
лодку.
   - Оставь их, - посоветовал богатырь. - Зачем портить людям  жизнь?  Стоит
ли тащить их обратно? Они уже свыклись с законами своей реальности и не  нам
их менять.
   -  Но  плёнка?  -  продолжал  удивляться  Виктор  и  голос  его   набирал
удивительную силу и тембр. - Я же не мог пробраться сюда из-за  плёнки.  Она
не пускала меня.
   - Relax, - посоветовал богатырь, но видя, что Виктор никак не  реагирует,
возмутился. - Чему тебя в школе учили?
   - Кажется, немецкому, - заикаясь от волнения, начал оправдываться Виктор.
   - Я сказал, успокойся, - миролюбиво добавил  богатырь,  и  неестественное
напряжение начало покидать Виктора. - Эта плёнка существовала для тебя, а не
для меня. Тебе ведь сказали про неё, не правда ли?
   - Ну, сказали, - согласился Виктор.
   - Так вот она и появилась! - величаво  провозгласил  богатырь.  -  Кто-то
сказал кому-то  и  тот  поверил,  да  ещё  и  передал  сведения  о  преграде
следующему. Возникла легенда, в последствии трансформировавшаяся  в  твёрдую
веру. Теперь уже ни один изыскатель  не  мог  даже  предположить  того,  что
преграда пропустит его обратно.
   Эта твоя невидимая плёнка живёт исключительно за счет  народной  веры.  И
твоей в том числе тоже. Хочешь проверить ещё раз?
   Виктор отрицательно замотал головой.
   - А стоило бы, - задумчиво произнес богатырь.
   - Но почему для тебя не существует этой плёнки?
   - Можно предположить, что я в неё  не  верю,  но  гораздо  честнее  будет
сказать, что я  просто  не  успел  угодить  в  пространство  между  морем  и
лабиринтом.
   - Стоп! - Виктор нашёл неувязочку. - Но мы же находились  между  морем  и
лабиринтом совсем недавно и все вместе.  Почему  там  не  оказалось  никакой
плёнки?
   - А ты тогда знал про эту плёнку и её пагубное действие? - строго спросил
богатырь.
   - Нет, - смущенно признался Виктор.
   - И я не знал! - воскликнул маленький воин. - Никто из нас не знал. Никто
из нас не верил. Так как мы могли почувствовать эту преграду? Но  теперь,  -
рука богатыря тряхнула маленькой, но толстой книжкой, -  я  успел  прочитать
про неё.
   Теперь я знаю, что плёнка есть, и верю, что она непреодолима.
   Нет, Виктор  не  понял  решительно  ничего  и  расстроился.  Из  бокового
ответвления вынырнула принцесса и озадаченно уставилась на Виктора.
   - Нам пора, - наконец сказал богатырь и по-ленински махнул рукой.
   - Куда? - поинтересовалась принцесса.
   - Дальше, - опередил  богатыря  Виктор  и  тоже  взмахнул  рукой.  Правда
получилось не по-ленински, а по-гагарински. Впрочем,  принцесса  разницы  не
заметила.
   Виктор вспомнил зловещую  фигуру  ведьмы  и  поёжился.  Богатырь  заметил
шевеление и уставился на виновника своей остановки.
   - Страшно? - он смотрел на Виктора немигающими  глазами,  будто  понимая,
чем так напуган его партнёр. Через минуту выяснилось, что у него имеются все
основания для понимания.  В  руке  маленького  воина  разместился  крошечный
телевизор, на экране которого развёртывались события остросюжетного  фильма.
Гигантская фигура на фоне  морского  побережья  мерно  шагала  вдоль  экрана
справа налево, а кто-то,  похожий  на  Виктора,  пробовал  от  неё  убежать,
суетливо перебирая заплетающимися от ужаса ногами.
   - Страшно, - кивнул Виктор.
   - А почему страшно? - с недоумевающим видом продолжил допрос богатырь.
   - Так ведь ведьма!  -  развёл  руками  Виктор,  показывая,  что  изменить
обстоятельства не в его силах.
   - Ну и что? - богатырь спародировал его жест, напоминающий теперь  размах
рыбака, выудившего рыбу не слишком больших размеров.
   - ???
   - Тебе раньше ведьмы не попадались? - спросил  богатырь  с  участливостью
врача скорой помощи.
   - Теперь уже попадались, - мрачно заметил Виктор.
   - И чего ты от них ждал?
   - Да ничего!!! - Виктор взорвался,  как  почтальон  Печкин,  услшавший  в
сотый раз "Кто там?"
   - Так зачем бояться? - богатырь веселился от души.
   - А чего она такая? -  Виктор  начал  обижаться,  как  маленькое  дитя  с
коробки питательной смеси "Малыш".
   - А какую ведьму ты хотел увидеть?
   - Ну... там... старушку с котлом, - краснея, сказал  Виктор,  потому  что
экран телевизора показывал черноокую красотку с длинными волнистыми волосами
и пушистыми ресницами. Полные губы задумчиво закусили тонкую прядь волос,  а
в глазах мерцали потусторонние искорки.
   - Ага, - богатырь и принцесса  заинтересованно  разглядывали  раскованное
поведение ведьмочки, вращающейся в  странном  танце  на  поляне,  окруженной
высоченными елями, чью хвою пронзали лучи Луны. Виктор  начал  плавиться  от
стыда и попробовал вызвать  мысленный  образ  почтенной  старушки,  степенно
помешивающей в закопченном и помятом котле колдовское варево.  Изменений  не
произошло, на экране молодая ведьма продолжала волнующую ночную пляску.
   - Понятно, - вздохнул богатырь, - оцениваешь ситуацию ты пока  слабовато.
Для тебя ведьма - это всего  лишь  женщина,  балующаяся  волшебством.  Зелье
приворотное сварить. На метле полетать. Как всегда, мыслишь мелко. Пытаешься
втиснуть сверхестественное  в  жёсткие  рамки  человеческих,  да  каких  там
человеческих, своих ограниченных понятий. И ведь умудрился! И ведь  втиснул!
Да только самое главное отрубил безвозвратно. А теперь, когда тебе  довелось
увидеть не сложившийся у тебя  в  голове  образ,  а  истинную  сущность,  ты
расстроен и напуган. Можно подумать, виноват весь белый свет. А прежде всего
виноват ты сам. Никогда не суди о том, чего не в силах понять.
   - Но почему...
   - Стоп! - богатырь немедленно оборвал возмущённый возглас.  -  Почему  ты
увидел её именно такой? Большая. Да, сущность  ведьмы  вмещает  больше,  чем
твоя или всех этих береговых изыскателей.  Страшная.  Непонятное  пугает,  а
понять сущность ведьмы ты не в состоянии. Истрёпанная ткань платья указывает
на древность времён, когда появились ведьмы, а простота ткани объясняет, что
в сущность ведьмы можно проникнуть даже тебе. И путь прост, но ты  ведь  так
любишь возводить окольные дороги.
   - А... - начал Виктор.
   - Всё, - рубанул по воздуху рукой богатырь. - Я  устал.  Дальше  объясняй
сам.
   Голова у тебя есть. И некоторое количество рабочей мозговой ткани всё  же
имеется. Откинь видимое и загляни за понятия.
   Виктор попробовал и что-то начало у него образовываться. Но,  наткнувшись
на равнодушный взор принцессы, все аналогии вылетели из  головы,  а  в  душе
поселилась знакомая тоскливая пустота неразделённой симпатии.
   Метров через  десять  в  коридоре  стало  светлее,  зато  у  стен  начали
концентрироваться  непонятные  призрачные  фигуры,  размахивающие   длинными
изогнутыми полумесяцем мечами.
   - Кто это? - спросил Виктор.
   - Жнецы, - коротко пояснил богатырь.
   Виктору  захотелось  расплакаться  от  собственного  тупоумия  и   только
присутствие прелестной девушки удержало его от столь опрометчивого поступка.
А принцесса нисколько не волновалась, словно всё шло как и было задумано.  В
общем, окружающие находились в полном курсе событий и только  Виктор  ничего
не понимал.
   - Ложись, - пихнул Виктора под коленки маленький воин.
   - Зачем?
   - О, силы великие, - завопил богатырь. -  Ну  как  маленький  просто.  Ни
минуты без Кто?, Что?, Почему?, Зачем?. Не хочешь ложиться - стой!
   Сам он лег и пополз мимо полупрозрачных фигур. Серповидные мечи  бесшумно
рассекали воздушную плоскость сантиметров в двадцати от матовой кольчуги.
   Принцесса  беспрекословно  последовала  за   ним.   Виктору   ничего   не
оставалось, как лечь и ползти, ползти,  ползти,  вытирая  от  пыли  и  песка
каменные плиты пола своими почти что новыми брюками. Минуты через четыре  он
безнадежно отстал и выдохся. Поэтому ему пришлось перевернуться на  спину  и
замереть  в  неподвижном  блаженстве,  уставившись  на  потрескавшийся,   но
непоколебимый потолок. Лезвия  мечей  сверкали  в  неприятной  близости,  но
Виктор старался  не  обращать  на  них  внимания,  тем  более  что  ни  один
призрачный воин не изъявил желания сойти с места  и  пригвоздить  Виктора  к
полу вертикальным ударом своего грозного оружия.
   Немного отдохнув, Виктор пополз дальше. Вскоре вместо одного  из  грозных
охранников в стене обнаружилось окно настолько широкое,  что  за  ним  могла
разместиться  витрина   центрального   городского   универмага.   Три   раза
убедившись, что  острие  меча  ближайшего  воина  не  сможет  ни  при  каких
обстоятельствах дотянуться до  него,  Виктор  рискнул  приподнять  голову  и
заглянуть в окно. Судя по  всему  в  витрине  находился  он  сам.  За  окном
обнаружился глинистый овраг, поросль молодых тополей за ним и  стройный  ряд
пятиэтажек из железобетона. Казалось, разбей стекло и  ты  -  на  Земле!  Но
следовало непрестанно  помнить,  что  ты  на  пятом  круге  и  первом  ярусе
непонятного лабиринта, а  творящееся  за  окном  -  всего  лишь  наваждение,
родившееся из переваренного сознанием  Виктора  чего-то  такого  запредельно
невообразимого, что оно не умещалось в сознании.
   Прежде, чем опустить голову, Виктор проверил обстановку впереди.  Парочка
уже давно скрылась за поворотом. Лишь воины без  устали  размахивали  своими
мечами,  бледным  сиянием  озарявшими  просторы  снова   начавшего   темнеть
коридора. Не прошло и получаса, а Виктор успешно миновал поворот. Богатырь и
принцесса отдыхали, уставившись в круглое отверстие  лаза  наружу,  имевшего
двухмеровый диаметр. За лабиринтом прекрасно разместилась утопавшая в зелени
улица, заполненная трехэтажками послевоенной застройки. На маленьком пятачке
перед лабиринтом красовались  три  машины  с  цистернами,  на  которых  ярко
значилось Огнеопасно!
   Газ!
   Увидев привычную обстановку, Виктор смело пополз на выход.
   - Куда? - зашипел богатырь, ухватив Виктора за штанину.
   - А что? - удивился Виктор.
   - Ну надо же, - возмущенно заявил богатырь то ли молчаливой принцессе, то
ли не более многословным небесам, - ползет в самое логово  мага  и  считает,
что у него хватит сил на магический поединок.
   - Какая магия, - начал негодовать Виктор,  -  глаза  разуй.  Там  обычная
улица.
   Глянь, вполне нормальные бензовозы стоят!
   - Много ты понимаешь в магии, -  оборвал  его  богатырь.  -  Откуда  тебе
известно,  что  для  страшного  магического  ритуала  не  требуется  парочка
бензовозов. А тут смотри, их целых три. Тем более, что в них  не  бензин,  а
газ.
   Нет,  спорить  с  богатырём  не  имело  смысла.  Виктор   отвернулся   от
долгожданной свободы и наткнулся на  пристальный  взгляд  немигающих  чёрных
глаз. Их обладателем оказалось странное существо, похожее на угольно-чёрного
зайца с блестящим носом и выпирающей парой  верхний  зубов.  Оно  стояло  на
задних лапах,  а  обязанности  передних  распределились  следующим  образом.
Правая дежала раскрытую книжечку, форматом похожую на справочник по  кругам,
но толщиной на десять порядков ниже.
   Левая сжимала ручку, выписывавшую на страницах  этой  книжечки  невидимые
вензеля.
   - Вот незадача, -  прохрипел  богатырь  сзади,  -  и  угораздило  же  нас
напороться на скрада.
   - А что он крадёт? - не удержался Виктор.
   - Он не крадёт, - терпеливо объяснил богатырь, словно перед ним находился
первокласник из школы для умственно отсталых детей. -  Он  фиксирует,  -  и,
предваряя новый вопрос, продолжил. - Собственно говоря, сейчас  он  фиксирет
наше пребывание на  подвластной  какому-нибудь  магу  территории.  Так  что,
герой, готовься. Поединка с магом тебе не избежать.
   13. Есть такая профессия - колдовать.
   Имею желание купить дом, но не имею возможности.
   Имею возможность купить козу, но не имею желания.
   Так выпьем же за  то,  чтобы  наши  желания  всегда  совпадали  с  нашими
возможностями.
   (Умный горец, делающий вид, что  ничего  не  смыслит  в  теории  желаний)
Наиглавнейшим законом теории желаний из  трёх  самых  главных,  которые  уже
удалось вывести, является второй. Почему именно второй, объяснить  никто  не
мог, пока лингвист с затерянной и все ещё не разысканной планеты не сказал с
мрачным видом: Все гениальное -  просто.  Данная  фраза  никоим  образом  не
относится ко второму закону, потому что его определение настолько запутанно,
что за его расшифровку берутся лишь в том случае, когда шансы получить  хоть
какую-нибудь другую  работу  достигают  отрицательной  отметки.  Его  полная
формулировка приведена в учебнике для расширенной  тренировки  памяти  сразу
после упражнения по запоминанию всех звёзд во всех галактиках всех возможных
и невозможных вселенных.
   Данный закон призван утвердить в нашем сознаниии тот печальный факт,  что
кроме наших собственных желаний существуют ещё желания посторонние. Применив
этот закон на  практике,  желающий  убеждается,  что  сила  этих  желаний  в
большинстве случаев превышает его собственную.
   Говоря простым, общечеловеческим языком суть второго закона гласит:  Если
на объект действует сила  желаний  постороннего  субъекта,  то  произведение
массы объекта на ускорение прямо пропорционально силе желания, а направление
ускорения совпадает с направлением силы желания.
   Тут для читателя сразу встречается много новых и трудных слов типа  прямо
пропорционально или направление ускорения. Тем характернее его  формулировка
на языке теории желаний, которую мы здесь  приводить  не  будем,  а  поясним
действие закона на простеньком примере.
   Допустим, что по утрам Вас охватывает неистовое  желание  озеленять  свой
город.
   Допустим также, что процесс копания ям, поливки водой, доставки  саженцев
на место происшествия не должен выполняться Вашей персоной. В лучшем  случае
она сумеет перенести  лишь  парочку  фотовспышек  и  чтение  соответствующей
статьи хвалебного содержания на первой полосе  какой-нибудь  важной  газеты.
Следовательно начинается процесс поиска  воплотителя  желания  в  жизнь  под
Вашим чутким руководством.
   Процесс  поиска  не  затягивается  до  бесконечности,  если  не   слишком
привередничать.
   И вот он стоит перед Вами - объект с  огромной  мышечной  массой,  вполне
пригодной, чтобы пару часов помахать лопатой. Понятное  дело,  он  не  горит
желанием  немедленно  получить  в  руки  соответствующий  инструмент.  А  по
угрюмому выражению его лица Вы понимаете, что чтение патриотических речей не
возымеет положительного результата. Лучшее, на что подвигнется субъект после
таких речей, так это на повышение своего  благосостояния  путем  конфискации
наличности из Ваших собственных карманов. Одного взгляда  достаточно,  чтобы
осознать истинность того непреложного факта, что  прикладываемая  Вами  сила
желания должна быть пропорциональна массе объекта, на который Вы  оказываете
воздействие. И если она недостаточна, то объект даже пальцем своей массы  не
пошевельнёт, чтобы ускоренно следовать в направлении силы Вашего желания.
   Вот  тут  и  проявляется  умение  прикладывать  силу  желания  в  должном
направлении.
   Например, Вы можете пообещать угрюмому субъекту свою  красавицу-кузину  в
жёны,  показав  для  создания   соответствующего   настроения   качественную
фотографию  Ким  Бейсинджер  или  Эдит  Гонсалез.  Не  медля   ни   секунды,
вдохновлённый объект выроет не только  ямки  для  деревьев,  но  и  глубокую
траншею, вполне достаточную для прокладки всей районной теплотрассы.  Теперь
главное  -  успеть  засунуть  саженцы  в  ямки,  а  трубы  в  траншею,  пока
воплотитель великой  миссии  не  обнаружил  факт  полного  отсутствия  своей
невесты в окружающей реальности. Движимый  праведным  гневом  он  немедленно
уничтожит плоды труда своего, засыпав и ямки и траншею.
   Таким образом  великая  миссия  будет  выполнена.  Почти.  Ибо  никто  не
гарантирует, что, засыпая ямки, наш новый друг  не  выдерет  оттуда  бережно
посаженные деревца.
   Однако и  тут  перед  Вами  раскрывается  огромное  количество  вариантов
действий.
   Нужно только помнить второй  закон  теории  желаний  и,  по  возможности,
подталкивать события в требуемом направлении...
   ... Ну и что, - думал Виктор, привалившись к стене, - с людоедом  мы  уже
сражались.  Как  бы  сражались.  С  колдуном  тоже.  Вот  и  с   волшебником
разберемся.
   Может ему тоже песню спеть надо. Задушевную.
   Принцесса спала. Богатырь в разговоре не участвовал. Он  смотрел  в  даль
нового перехода. Здесь воинов не наблюдалось. Зато повсюду  валялись  ящики.
Большие и маленькие. Полностью деревянные и окованные  железными  полосками.
Забитые невыворачиваемыми гвоздями и запертые на изящные замочки без всякого
намека на местонахождение ключей.  Скрад  давно  затерялся  в  беспорядочных
россыпях,  а  где-то  далеко  у  следующего  поворота  что-то  шевелилось  и
приближалось.
   - Прячемся, - богатырь  ткнул  острым  локтем  Виктора  в  бок,  а  затем
принялся будить принцессу точно таким же образом. Принцесса раскрыла  глаза,
обрамленные  пушистыми  ресницами  (сердечко  Виктора  сладостно  дрогнуло),
зевнула, приоткрыв алые губки и показав верхний ряд ровных  жемчужных  зубов
(сердце Виктора учащенно забилось), потянулась и изящно вскочила, как  дикая
пантера (сердце Виктора стучало, как отбойный молоток). Не обращая  никакого
внимания  на  тайного  поклонника,  она  в  два  прыжка  очутилась  в  узком
промежутке между стеной и самым высоким ящиком. Через секунду туда же нырнул
богатырь.
   - Вот тормоз, - донеслось до Виктора, и он почти сразу же догадался,  что
это зовут его. Не желая отставать от коллектива, Виктор втиснулся  в  проём,
где после прибытия принцессы и богатыря осталось  не  так  уж  много  места.
Постепенно взволнованное дыхание, бороздившее тишину перекрёстка, утихло,  и
стали слышны шаги.
   Принцесса оказалась совершенно  нелюбопытной  особой.  Она  со  скучающим
видом стояла между богатырём и Виктором,  не  предпринимая  никаких  попыток
высунуться. А мужская часть команды осторожно выглядывала  из-за  углов.  По
коридору, виляя между ящиков, вальяжно двигался мужчина лет пятидесяти пяти,
одетый в синий потертый костюм-двойку. Прибывший был  круглоголов,  лысоват,
носил круглые очки и ему срочно требовалось  сбросить  килограммов  двадцать
пять в талии, а лучше и все тридцать. Рядом с ним, едва  успевая  перебирать
своими  короткими  лапками,  семенил  пропавший  чёрный  заяц,  всё  так  же
сжимавший книжечку и строчивший туда что-то невидимое.
   - Охранников здесь нет, - лениво указывал мужчина зайцу. - Почему нет?
   Поставить. Нет охранников, вот и шастают тут всякие. Пошли, за  поворотом
глянем.
   Если там не найдём, то после здесь тщательней проверим.
   Заяц по-странному взглянул на говорившего снизу вверх.
   - Убегут, думаешь? - спросил его мужчина. - Вот уж нет. Мы тут на  всякий
случай барьер соорудим, - он щёлкнул пальцами  и  за  его  спиной  поднялась
стена чёрного тумана.
   Заяц строчил и строчил без перерыва. На дорогу он и  не  посматривал,  но
как-то умудрялся не запнуться ни об один ящик или  коробку.  Чёрная  парочка
скрылась за поворотом, где  призрачные  воины  неустанно  махали  мечами,  а
богатырь принялся шумно выбираться из укрытия.
   Виктор заинтересованно рассматривал выросшую стену, перегородившую  путь,
и размышлял вслух:
   - Надо было у того мужика про Орлика то пораспросить.
   Вместо того, чтобы похвалить Виктора за усердие в  общем  деле,  богатырь
сделал кислую рожу:
   - Ты хоть понял, от кого мы прятались?
   - Нет, - признался Виктор.
   - А ваше высочество? - обратился богатырь к принцессе.
   -  Вероятно,  это  какой-то  волшебник,  -  на  полном  серьёзе   сказала
принцесса.
   Виктор  догадался,  что  его  разыгрывают.  Ведьма  в  образе   уродливой
великанши после объяснений богатыря ещё как-то вписывалась  в  сознание,  но
могущественный колдун, принявший личину бухгалтера,  каким  его  рисовали  в
чёрно-белых фильмах старых лет... Нет, в такое  Виктор  напрочь  отказывался
верить.
   - Ну, - хмыкнул богатырь, по виду Виктора оценив творящееся в его душе, -
что у нас снова не так?
   - Таких магов не бывает, - бодро отрапортовал Виктор,  представив  в  уме
седовласового старца с длинной бородой и горящими  холодной  яростью  очами,
одетого в красный балахон, расшитый золотой  росписью,  сжимавшего  в  руках
крючковатый посох. Картинка затуманилась и исчезла.
   - Ага, - кивнул богатырь, вытащив  из  кармана  миниатюрный  телевизор  с
длинной антенной и разглядывавший видения Виктора на экране. -  Ты,  видать,
сказок насмотрелся. И зачем ему рядиться в балахон? Чтобы любой мог случайно
наступить ему на полу и оставить след грязного башмака. А  волшебник  должен
постоянно кипятиться по данному поводу, так как чужие ошибки ему прощать  по
должности не положено, и каждые пять минут сжигать очередного провинившегося
в пепел? Кроме того,  ты  представляешь  такую  одежду  посреди  миллионного
города. Зачем выставлять себя на показ? Чтобы каждый  встречный  думал:  Вот
маг тащится, а дай-ка я над ним поприкалываюсь или на поединок  вызову,  что
ли. Любому, даже сильному магу нельзя постоянно находиться в напряжении. А в
расслабленном или неподготовленном состоянии он  запросто  может  проиграть.
Так что колдун ещё сто раз  подумает,  прежде  чем  объявиться  на  всеобщее
обозрение. А волшебный посох? Такой изукрашенный  посох  не  опознает  и  не
украдёт только ленивый.
   Виктору подумалось, что  богатырь  прав.  Ситуация  напоминала  бы  тогда
экзотические фильмы про ниндзя, где боец невидимого фронта  был  вынужден  в
любую жару рядиться в непроницаемый чёрный костюм и разгуливать в таком виде
у всех на виду, навесив для эффекта на спину длиннющий меч. В  его  нелегкой
жизни постоянно приходилось намеренно создавать трудности себе и окружающим.
Вместо  того,  чтобы  устранить  двух  скучающих  охранников   у   входа   в
какой-нибудь  небоскрёб,  чёрный  воин  предпринимал   опасное   двухчасовое
восхождение на сотый этаж по отвесной стене, а жители  окрестных  домов  все
это время мужественно не подходили к окнам и всячески отводили взгляды,  так
как им  не  положено  лицезреть  фигуру  в  чёрном.  После  проникновения  в
небоскрёб мучения не заканчивались. Теперь  ниндзя  крался  вдоль  стеночки,
согнувшись в три погибели, и  совершенно  не  привлекал  внимания  служащих,
шаставших по центру коридора то в курилку, то обратно на место работы.
   Может, если бы ниндзя украл сокровища  или  важные  бумаги  более  лёгким
способом, то такой несолидный поступок подпортил бы его репутацию  навсегда.
А старый учитель в маленькой лесной хижине укоризненно покачал  бы  головой,
заставил бы вернуть нерадивого ученика украденное обратно  и  раздобыть  его
повторной попыткой, но уже способом, достойным уровня ниндзя.
   Богатырь внимательно изучал поведение чёрных воинов с  мечами,  шаставших
по небоскрёбам, на  экране  своего  удивительного  телевизора  и  уже  хотел
высказаться в своей обычной манере, но его опередила принцесса.
   - Они возвращаются, - бесстрастно заметила она.
   - Заговорился с тобой, - пробурчал богатырь. -  Куда  теперь?  Дорога  то
закрыта.
   Нет, выступать против такого существа Виктор отказывался. Вот если бы  на
сцене объявился стандартный  чародей  из  сказок  про  волшебные  палочки  и
скатерти  самобранки,  Виктор  смело  вышел  бы  ему   навстречу,   потрясая
комсомольским  билетом  и  материалистическим  мировоззрением,  использующим
законы физики и химии и не допускающим никакой мистики или магии. Но субъект
казался совершенно обычным человеком,  только  хитрым  и  подозрительным.  А
общения с подобными людьми  Виктор  старался  избегать.  Он  хотел  ринуться
сквозь чёрный туман, но передумал,  за  что  заслужил  благосклонный  взгляд
богатыря. Положения это, однако, не спасло, так  как  шаги  раздавались  все
ближе. Даже странно, что такой неказистый человечек (скрада вообще можно  не
учитывать) производил невероятно гулкие и грозные шаги.
   - А мы ведь даже не посмотрели, что в ящиках! - воскликнул Виктор.
   - Молодец!!! - богатырь прямо завелся и теперь летал от  одного  ящика  к
другому, пробуя на прочность их крышки. От увесистого пинка седьмой по счету
объект эксперимента развалился на отдельные досочки.
   - Тряпки, - разочарованно протянул Виктор, глядя  на  бесформенную  кучу,
вывалившуюся из потревоженных недр.
   - Не тряпки, - торжественно перебил его богатырь, - а одежда воинов!
   - Так чего же мы стоим, - прикрикнула на него принцесса,  потянув  первый
попавшийся комплект формы на себя. - Быстрее переодеваемся.
   - А я чего, я ничего, - засмущался богатырь. - Всё  равно  моего  размера
тут не найдёшь.
   Так оно и случилось. Но расторопный богатырь уже оправился  от  минутного
замешательства и теперь нахально залезал  Виктору  в  сапог.  Виктор  стойко
молчал, зная, что другой вариант укрытия подыскивать для  богатыря  уже  нет
времени. А сапоги Виктору достались матерчатые, растягивающиеся  и  на  пять
размеров больше, чем нужно.
   Колдун зашёл в коридор и уперся взором в новобранцев призрачной армии.
   - Уже поставил? - обратился он к скраду. - Молодец. А оружие у  них  где?
Много они нам без оружия навоюют.  И  беглецов  твоих  все  равно  упустили.
Давай-давай, пошевеливайся.
   Чёрный заяц вздрогнул и подозрительно покосился  на  Виктора.  Тот  стоял
каменным гостем, жестко подавляя рвущиеся наружу эмоции.  Но  волшебник  уже
прошёл сквозь чёрную стену, вобрав её в себя величавым взмахом  руки.  Скрад
вздрогнул ещё раз и вприпрыжку бросился догонять хозяина.
   Как только тёмные силы скрылись за горизонтом, Виктор безвольно сел прямо
в пыль. Принцесса участливо посмотрела на него, но ничего не  сказала,  хотя
Виктор уже начинал надеяться. Постепенно нервы пришли в норму. В сравнении с
пронырливым очкастым  чародеем  страшная,  но  весьма  прямолинейная  ведьма
казалась гораздо безопаснее.
   Зато богатырь никак не  желал  успокоиться.  Он  лихорадочно  семенил  по
маленькому пятачку перекрестка, а глаза его сверкали жёлтым нервным блеском,
словно   внутри   богатыря   бушевали   непрерывные   электрические    бури,
оборачивающиеся грандиозными короткими замыканиями.
   - Вы чувствуете её? - восторженно вопил маленький воин, задрав  голову  к
небу.
   - Нет, - честно призналась принцесса.
   - Кого? - увильнул от ответа Виктор.
   - Повар не соврал, -  торжественно  заявил  богатырь.  -  Вот  она,  тяга
кругов! И мне ничего не надо! Ни ведьм, ни  пятого  круга.  Только  туда,  к
последнему рубежу, где может скрываться предмет  моего  поиска.  И  тогда  я
снова улечу на планету Богатырей.
   Виктора начали обуревать  мрачные  предчувствия.  По  лицу  принцессы  он
ничего не смог прочитать. Она подняла маленький плоский камешек и  запустила
его так, чтобы он отскакивал от поверхности каменного пола.  Не  получилось.
Камешек на третьем прыжке безвозвратно затерялся в  никем  не  потревоженной
пыли у правой стены.
   Глаза богатыря пробуравили Виктора и перскочили на принцессу.
   - Вы не со мной? - грозно спросил он.
   - С тобой, - заметался Виктор, - только как?
   - Так ты не чувствуешь, - убито константировал факт маленький воин и  тут
же  выдвинул  предположение.  -  Наверное,  у  тебя   масса   тела   слишком
грандиозная. Тяга не может тебя подцепить.
   - Враньё, - возмутился Виктор, - мне все говорят, что я слишком худой.
   -  Не  верь  дешёвым  комплиментам,  -  посоветовал  богатырь   и   начал
растворяться в воздухе.
   - Ты  куда?  -  заорал  Виктор,  чувствуя,  что  сейчас  он  останется  в
неизвестности.
   Даже зрелище принцессы, глядящей на него, не успокаивало.
   - На шестой круг, - спокойно ответил полупрозрачный богатырь, словно речь
шла о вылазке в ближайшую булочную.
   А я? - хотел выкрикнуть Виктор, но слова застряли у него в горле.
   - Я буду ждать тебя там. Не перепутай половинки, - загадочно пояснил  он.
- Когда почувствуешь тягу, успокойся, расслабься, замри.  И  она  сама  тебя
перебросит на шестой круг.
   С этими словами призрачный силуэт богатыря окончательно растаял.
   Принцесса не стала долго переживать. Изящно  лавируя  между  ящиков,  она
двинулась  вперёд.  Испугавшись  остаться  в  полном   одиночестве,   Виктор
последовал за ней. В отутствии жизнерадостного, уверенного в себе  богатыря,
побывавшего везде, где только можно, казалось, что хуже уже  не  станет.  Но
Виктор снова ошибся. Из полумрака отдаленных пространств раздались  знакомые
гулкие шаги. Взгляд заметался в сплетениях ящиков и  с  величайшей  радостью
обнаружил два тёмных проема по бокам.
   - Я к центру, - безаппеляционно заявила принцесса и исчезла  в  полумраке
перехода, который вел на третий ярус. Шаги колдуна раздавались совсем рядом.
Его толстая фигура  вот-вот  могла  появиться  в  коридоре.  Сталкиваться  с
существом, которого испугался сам богатырь, Виктор не желал никоим  образом.
Снова оказаться между морем и лабиринтом и верить в  проклятую  плёнку?  Что
угодно, только не это!
   Может, просто отсидеться в предверии выхода. Но  сознание  уже  услужливо
рисовало картинку, на которой скрад  радостно  показывал  на  Виктора  своей
лапкой  с  неиссякаемой  ручкой,  а  волшебник  разворачивался  и  готовился
ухватить его чёрной когтистой лапищей. Зажмурив глаза,  Виктор  бросился  за
принцессой.
   14. Дом во мраке.
   Регулировщик засвистел в свисток и  взмахнул  жезлом,  лошади  дёрнули  и
потащили телегу, крестьянин зевнул и сплюнул. Покупатели и продавцы покупали
и продавали, словом,  всё  шло  своим  чередом.  Но  Джим  знал,  стоит  ему
отвернуться, как все эти люди, снующие мимо, опять замрут, растянувшись  кто
где, а дергающие их ниточки ослабнут.
   (Л. Рон Хаббард Страх) Ознакомившись со вторым  законом  теории  желаний,
читатель будет просто потрясен, насколько простым и  понятным  на  его  фоне
выглядит формулировка первого закона этой замечательной теории.
   Всякий желающий, предоставленный самому себе (при отсутствии влияния сил,
вызванных   посторонними   желаниями),   сохраняет   состояние   покоя   или
равномерного прямолинейного движения по линии жизни.
   И тут все действительно раскладывается по полочкам. Да кем  бы  мы  были,
если бы нас не окружали посторонние желания? Такой вопрос, как  Что  важнее:
Красота или Ум?, полностью бы утратил свою актуальность. Во первых,  нам  не
понадобилась бы красота. Зачем она, если никто  не  оценит.  А  самого  себя
считать неряхой и уродом нам не позволит наш друг - самосознание. Во вторых,
можно полностью отказаться от ума. И он не нужен, так как дураков вокруг  не
наблюдается,  да  и  субъектов,  желающих  являть  пример   находчивости   и
сообразительности тоже. Многие из волнующих моментов  окружающей  реальности
стали бы казаться ничего  не  стоящими  пустяками.  И  в  самом  деле,  кому
требуется мебельный гарнитур Европа-А, если отсутствует Маргарита  Петровна,
которая безмерно гордится наличием данного гарнитура в своей квартире.
   Состояние  покоя  тоже  споров  не  вызывает.  Большинство   сознательных
представителей развитых, высокоразвитых  и  сверхвысокоразвитых  цивилизаций
неизменно строят в голове грандиозные планы. Звучат они по  разному.  Кто-то
собирается бросить курить и заняться бегом по утрам. Он твёрдо уверен, что в
следующий месяц не съест ни одной  шоколадки  и  похудеет  на  пятнадцать  с
половиной килограммов. А прямо завтра можно начать  ремонт  в  квартире.  Со
следующей недели он разом перестает бояться вампиров  и  привидений.  Раз  в
квартал   будет   рассекречен   очередной   вражеский   агент   инопланетной
цивилизации, а в течение лета будут найдены эльфы, конспиративно  живущие  в
соседнем доме. Через год  он  намеревается  покорить  самую  высокую  горную
вершину. И через десять лет слетать на соседнюю планету, а если техника  ещё
не достигнет к тому времени космических высот, то хотя бы стать президентом,
таким, как тот, что так счастливо скалится с экранов телевизоров.
   Что же с ним происходит на самом деле? Сигареты и шоколадки покупаются  в
таком же, если не в большем объёме,  а  бег  откладывается  на  потом  из-за
непреодолимых  обстоятельств  типа  пасмурной  ветренной  погоды.  Ремонт  в
квартире начинается покупкой кисти  для  покраски  пола  и  на  этой  стадии
замирает на бесконечный  период  времени.  Сердечко  все  так  же  испуганно
сжимается при виде бледного субъекта с алыми губами, пусть даже  под  гримом
проступают черты знакомого актера. Эльфы продолжают спокойно жить в соседнем
доме, даже не подозревая о включении собственных персон в широкоидущие планы
изыскателя, а злобный агент  инопланетного  разума  коварно  разрушает  нашу
цивилизацию изнутри без всяческих помех. Самая  высокая  вершина  покоряется
другими  героями.  Судьба  полета  на  соседнюю  планету  так   и   остается
невыясненной, невыясненным остается даже  изучение  возможностей,  способных
доставить туда тело желающего. А президент так и  пребывает  в  единственном
экземпляре, и  его  улыбающееся  изображение  почему-то  никоим  образом  не
напоминает черты того, кто так страстно желал очутиться рядом с ним.
   О чем бы не мечтал желающий, все его мечты так  и  остаются  мечтами  при
отсутствии внешних сил.  Сознание  сохраняет  состояние  покоя,  омраченного
редкими проблесками совести, а тело равномерно и прямолинейно  двигается  по
линии жизни от точки Рождение до точки Переход в иной мир.
   К счастью, хоть и вопреки нашему желанию, мы непрестанно ощущаем на  себе
действие второго закона теории желаний,  то  есть  те  самые  силы,  которые
действуют на нашу массу и заставляют ее двигаться с ускорением  в  требуемом
направлении.
   Простейший пример. Вечер, наше усталое тело желает расслабиться с газетой
в руках, а сознание бурно обсуждает альтернативные предложения  о  том,  чем
предстоит заняться - чтением газеты или деланием вида, что газета  читается.
Но из внешнего, враждебного мира раздаются волшебные слова: Так ты, наконец,
прибьёшь   полочки?   Окончательно   ломает   сопротивление   заключительная
магическая фраза: Да, да, прямо СЕЙЧАС!  И  вот  наша  масса  уже  ускоренно
продвигается к тому месту, где полочки обещали появиться ещё полгода  назад,
а сознание просчитывает варианты скорейшего отбытия наказания и  возвращения
к блаженному состоянию покоя.
   Не будь внешних сил, общество никогда бы не стало  на  путь  прогресса  и
процветания...
   ... Здесь, видимо, владения могущественного колдуна  заканчивались.  Даже
звуки  шагов  не  достигали  этого  сумрачного  пространства.  Проход  вывел
испуганную парочку в огромный  грот.  Неясное  освещение  из  неопределимого
источника позволяло хоть как-то ориентироваться. Множество  дырок  в  стенах
уводили в абсолютную темноту. Прямо в центре  стоял  двухэтажный  особнячок,
схожий видом то с  простенькой  кладбищенской  усыпальницей,  то  с  неплохо
сохранившимся детским садом. Только ограда  его  была  не  из  единообразных
деревянных реечек или проволочной сетки, а из  острых  стрельчатых  прутьев.
Калитка  отсутствовала,  и  данный  факт  настораживал.  Может  быть  всё  и
закончилось бы благополучно, но в этот  момент  Виктор  вспомнил,  что  надо
заниматься делом.
   - Хорошо бы зайти, - хрипло произнес он, словно дожидаясь  волеизъявления
царственной особы, - про Орлика разузнать бы.
   Царственная особа в лице принцессы не возражала. Она даже  посторонилась,
чтобы не мешать Виктору пройти в особнячок первым. Если бы не  выжидательный
взгляд принцессы, то Виктор уже давно отказался бы от этой бредовой  идеи  и
со спокойной совестью нырнул бы в одно из тёмных отверстий в далеких стенах.
По крайней мере они не  выглядели  такими  пугающими.  Но  принцесса  стояла
позади, и возможности отступить не предвиделось.
   Вблизи дом окончательно потерял сходство с усыпальницей, превратившись  в
стандартное вместилище детей,  родители  которых  из-за  работы  или  других
жизненных  обстоятельств  не  могли   оставить   ребенка   под   собственным
присмотром. Виктор осторожно открыл створку  двери  и,  пройдя  пять  шагов,
очутился перед лестницей, уводящей  на  второй  этаж.  Ее  перила  неприятно
полыхали алым переливчатым  светом,  что,  учитывая  отсутствие  какого-либо
другого освещения, выглядело  пугающе.  И  слева,  и  справа  тянулись  ряды
узеньких  шкафчиков  для  одежды.  Дальше  начинались  две  глубокие   ниши,
заполненные все теми же  шкафчиками,  на  дверце  каждого  из  которых  были
аккуратно просверлены пять дырочек. Над ними располагался рисунок.
   На ближайшем шкафчике Виктор  рассмотрел  смутные  очертания  ракеты,  на
следующем - звёздочку, далее обнаружилась вишенка, потом - нечто,  схожее  с
бульдозером.
   Разглядеть рисунок на пятом шкафчике не позволяло зрение,  отказывавшееся
работать в едва различимых сумерках. Кроме того, пора было принимать решение
о выборе направления. На второй этаж не хотелось, а  по  обеим  сторонам  за
нишами чернели раскрытые двери. На вид они выглядели совершенно одинаковыми.
   - Куда двинемся? - спросил Виктор у принцессы.
   - Не знаю, - пожала плечами она.
   Вот всегда так, - проворчал  Виктор,  разумеется,  не  вслух.  -  кому-то
обязательно выпадает сволочная должность - принимать  решения.  И,  судя  по
всему, сегодня она выпала именно мне.
   На этот раз ему захотелось пойти налево. Без возражений  принцесса  пошла
за ним шаг в шаг. У самого входа Виктор на мгновение задержался,  но  затем,
судорожно выдохнув и приготовившись к самому худшему, вошёл.
   Ничего страшного не случилось. Когда глаза  привыкли  к  темноте,  Виктор
обнаружил, что дальняя часть  комнаты  наполнена  сложенными  раскладушками,
вдоль стен белыми пятнами протянулись шкафы, а посреди комнаты стоит длинный
низенький стол вокруг которого на маленьких стульчиках расположилась  группа
мальчиков и  девочек  трёх-четырёхлетнего  возраста,  тревожно  глядящих  на
Виктора и на принцессу за его неширокой спиной.
   - Дети? - удивился Виктор.
   - Мы не дети, - из-за стола поднялся мальчик, похожий одновременно  и  на
девочку, и на ангелочка, и на Володю Ульянова в детстве. - Мы - воины!
   Какие воины? - чуть не  сорвалось  у  Виктора  с  языка,  но  он  вовремя
вспомнил доброго старичка у выхода первого круга.  Если  Виктору  окружающие
виделись детьми, то реально они могли оказаться могучими воинами. И Виктор в
их глазах мог быть грозным генералом. Он даже хотел уточнить, так ли это, но
почему-то не рискнул. Вместо глупых вопросов Виктор понимающе кивнул и занял
свободный стульчик, едва не сев мимо. Ноги вытянуть не получилось, и  Виктор
замер со скрюченным видом и  унылыми  мыслями  в  голове.  Принцесса  изящно
опустилась рядом с ним и лучезарно  улыбнулась  всем  собравшимся.  В  ответ
появились несмелые улыбки.
   - Ну а теперь кто-нибудь пусть расскажет, где это нам довелось очутиться,
- зазвучал прелестный голосок принцессы, и Виктор понял, что  та  совершенно
не растерялась и даже не заскучала.
   - Мы в доме дверей, - смело заявил черноволосый мальчуган. - Отсюда можно
выбраться в любой мир. Надо только правильно выбрать дверь и время.
   - И не попасться колдуньям, - наставительно добавила  высокая  девочка  с
короткой стрижкой.
   - И тут колдуньи, - горестно вздохнул Виктор.
   - Целых две, - боязливо заявил их первый собеседник. - Главная  ведьма  и
её заместительница.
   - Мы все в плену, - объяснил черноволосый мальчуган. - План спасения пока
обсуждается. Вырваться отсюда можно только через второй этаж...
   - А как же входная дверь, - не удержался Виктор.
   - Она односторонняя, - печально сказала девочка с длинными  косичками.  -
Мы то сюда угодили совершенно иным образом, а вот вам  следовало  знать  про
односторонние двери.
   Виктор только пожал плечами. Единственный опытный спутник в  их  компании
недавно растворился в неизвестном  направлении  вместе  со  своим  увесистым
справочником по кругам.
   - А что на втором этаже? - продолжила прерванную тему принцесса.
   - Там хорошо, - мечтательно произнес паренёк с взъерошенным ёжиком  волос
на голове. На кармане его светлой рубашки темнел силует  заячьей  головы.  -
Туда ведьмам нельзя.
   - Значит, выход там, - утвердительно кивнул Виктор.
   - Не-а, - дружно замотали головой дети-воины. - Там  коридор  и  комнаты.
Выхода на втором этаже нет.
   - Так что, - раздосадованно спросил Виктор. - Значит нет никакой разницы?
Что здесь сидеть в закрытых помещениях, что там в точно таких же комнатах.
   - Не-а, - не согласилось с такой постановкой вопроса ещё большее число то
ли детей, то ли воинов. - Там светло, там  есть  всё,  что  нам  надо,  туда
ведьмы не проберутся.
   - Ведьмы! - испуганно ойкнул кто-то на другом конце стола.
   Виктор по привычке хотел нырнуть под стул, но вовремя сообразил, что  под
таким стулом он разместит разве что голову.
   Величавой поступью ведьмы  приблизились  к  столу.  При  взгляде  на  них
Виктору ещё меньше захотелось жить на пятом круге.  Первая  из  них  фигурой
напоминала гигантскую раздувшуюся жабу. Прическа у нее  была  совсем  как  у
Медузы Горгоны.
   Только по сторонам развевались не  клубки  змей,  а  всклокоченные  космы
волос.
   Одета она была в длинное чёрное блестящее платье. И этот блеск в сумерках
выглядел отталкивающе. Подруга её не слишком отличалась от своей начальницы.
   Только фигура у ней была несколько стройнее,  да  платье  имело  какой-то
другой оттенок, хотя темнота всё равно превращала  его  в  чёрное.  На  лица
Виктор старался не смотреть. Так было лучше для душевного спокойствия.
   - Мыть руки! - возвестила главная ведьма.
   Дети встали и строем потянулись к уборной, где кроме всего прочего  стоял
и ряд умывальников. Виктор пристроился в конец очереди.  Принцесса  неслышно
ступала прямо за ним. Пока  дети  мыли  руки,  оба  путешественника  скинули
одежды  призрачных  воинов,  спасших  их  от   пристального   внимания   уже
полузабытого  колдуна.  Мыло  обладало  земляничным   запахом   и   знакомой
кирпичеобразной формой.  После  этого  Виктор,  опасливо  косясь  на  ведьм,
вернулся  к  столу.  Но  владычиц  странного  помещения  ничуть  не  смущало
присутствие двух  персон,  заметно  превосходивших  ростом  остальную  массу
народонаселения.
   - Обедать! - продолжала командовать главная ведьма.
   Из  тьмы  вынырнули  два  смутных  существа,  с  удивительной   быстротой
расставивших возле каждого, сидящего за столом, тарелку с чем-то непонятным,
ложку, кусок хлеба и стакан компота из сухофруктов. Дети  дружно  заработали
ложками. Виктор рискнул  попробовать  полужидкое-полузастывшее  кушанье.  По
вкусу оно  удивительно  напоминало  пшённую  кашу.  Кусок  хлеба  не  вызвал
подозрений ни вкусом, ни видом. И Виктор сам не заметил, как  проглотил  всю
порцию, а затем протянул тарелку безмолвному официанту  за  добавкой.  Между
двумя ложками каши Виктор попытался вспомнить, когда  он  осуществлял  прием
пищи в последний раз, но память начисто отказывалась откручиваться на  такое
далёкое расстояние.
   Происходящие события напоминали самый  настоящий  детский  сад,  если  не
принимать в расчет полное отсутствие света и ужасающий облик воспитательниц.
Виктор ничего не понимал.  Вернее,  понимал,  что  мозгами  сейчас  скрипеть
бесполезно. Поэтому он просто обедал.
   - Тихий час! - прервала обед главная ведьма.
   Дети послушно встали и побрели к раскладушкам. Виктор поплёлся  за  ними.
Что-то подсказывало  ему  -  не  стоит  задавать  вопросы.  Однако,  следует
покинуть это странное место как можно скорее. Случая пока не представлялось,
поэтому он лёг вместе со всеми. Раздеваться никто  не  стал,  так  как  было
весьма прохладно.
   Кто-то из детей вручил Виктору пыльное одеяло, и он  укрылся  с  головой,
стараясь отогнать жгучие вопросы.
   Зачем их кормят? Может на убой? Ну, это было бы слишком примитивно.  Хотя
в кругах всего можно ожидать. Но Виктора грызло подозрение,  что  сейчас  он
вовсе не в кругах измерений. Отсутствовали главные ориентиры пятого круга  -
море и лабиринт. И никто не мог раскрыть Виктору глаза на истинное положение
дел.
   Мягкая темнота, пропитанная шелковистой пылью, укутывала Виктора, нагоняя
сон.
   Перед глазами поплыли голубые круги, а затем Виктор отключился.
   Разбудил его мягкий толчок в бок. Осторожно высунув голову, Виктор увидел
склонившуюся на его раскладушкой принцессу.
   - Ты хочешь остаться здесь на всю жизнь? - прошептала она.
   - Нет, -  категорично  заявил  Виктор  и  тут  же  озадачился  ещё  одной
проблемой. Как ему обращаться к принцессе: на ты или на Вы. Перед  богатырём
таких проблем никогда не стояло, но он сейчас находился на  шестом  круге  и
ничем не мог помочь совершенно запутавшемуся Виктору.
   - Тогда надо уходить! - зашептала принцесса чуть громче. - Ведьмы куда-то
исчезли.
   Одеяла соседних подушек зашевелились и из под них  высунулись  любопытные
детские головы.
   - Ведьм не будет ещё минут десять, - донеслось из темноты, - но  вам  всё
равно не успеть.
   - С такими то длинными ногами может и успеют, - раздался голос  с  другой
стороны.
   - Скорей, - потянула принцесса за  одеяло.  Виктор  нехотя  поднялся.  За
десять минут вполне можно обежать  все  это  строение  целиком,  не  то  что
добраться до лестницы. Сонно перебирая ногами, он последовал за  принцессой,
но внезапно обернулся, решив выяснить положение вещей до конца:
   - А что, больше никто с нами не идёт?
   - Нет, - сказал светловолосый мальчик с ангельским личиком. - Мы  ещё  не
готовы.
   Мы ещё не рассчитали, в какую дверь уйти. Разные двери - в  разные  миры.
Разные времена - в разные миры. Помните, что вы двое, если  хотите  остаться
вместе, должны шагнуть в одну и ту же дверь, в одно и то же время.
   - Спасибо, - поблагодарил Виктор. - А никто из вас, так, ненавязчиво,  не
видел Орлика?
   - Орлика? - удивился мальчик. - А что это такое?
   - Понятно, - нахмурился Виктор.
   Может  под  обликом  этих  детей  и  скрывалась  воинская  сущность,   но
изыскателями  Орлика  они  не  являлись.  Данный  факт  ещё  больше  укрепил
нехорошие предчувствия Виктора о том, что круги  измерений  остались  где-то
побоку, в совершенно иной плоскости.
   - Пошли, - принцесса ухватилась  за  рукав  и  упорно  тащила  Виктора  в
коридор.
   Рассевшиеся на раскладушках дети провожали  путешественников  любопытными
взглядами.
   Как только ноги  Виктора  ступили  на  дощатый  пол  коридора,  он  сразу
почувствовал, что движение замедлилось. Воздух стал плотным и вязким, словно
тело брело в теплой прозрачной воде. Идти быстрее не  получалось.  Принцесса
тоже преодолевала каждый новый метр с большим трудом. Их  всего  то  и  было
пять - метров, ведущих до  лестницы.  Но  десять  минут  истекли  на  исходе
четвертого. Принцесса продвинулась чуть дальше и  следующий  шаг  она  могла
завершить у самой лестницы.
   Перила нестерпимо полыхали алыми переливами. Виктор не заметил как  сбоку
от него объявились две тёмных фигуры, в которых невозможно было не  опознать
злобных ведьм, жаждущих непременно вернуть сбежавших пленников.
   В тот момент, когда холодные  пальцы  главной  ведьмы  коснулись  тыльной
стороны ладони Виктора, принцесса уже шагнула на вторую ступеньку. Не  помня
себя от ужаса, Виктор  выкинул  руки  вперед,  вцепился  в  первый  прут  из
стройного ряда его собратьев,  соединявших  светящиеся  перила  с  каменными
блоками лестницы,  и  подтянулся  к  нему  всем  телом.  Ведьма  попробовала
ухватить Виктора за рубаху, но тот уже рывком забросил свои непослушные ноги
на ступеьку. Теперь движения Виктора хоть и не приобрели  прежней  резвости,
зато стали чуть быстрее. Ведьма же, напротив, стала утрачивать скорость,  но
все равно не отставала. Интервал между принцессой и  Виктором  составлял  то
четыре, то пять ступенек. Скоро Виктор достиг поворота. Он лихо развернулся,
ускользнув  из  злобных  ведьминых  объятий,  краем   глаза   отметил,   что
заместительница не стала забираться вслед  за  ними,  и  перевел  взгляд  на
светлое будущее в виде проёма уходящего вдаль коридора. На  фоне  окружающей
темноты будущее, озаренное обычным электрическим светом, виделось почти  что
раем.
   Ступенька. За ней ещё одна. И ещё. Ведьма надсадно пыхтела позади, но  не
сдавалась. Силует принцессы мелькнул в проёме. Вцепившись в  перила,  Виктор
прыжком  перебрасывал  ноги  на  следующие  ступеньки,  а  потом  они  вдруг
кончились и он ворвался в странно знакомое место.
   Неизвестно как бы увиделось это  местечко  богатырю,  принцессе,  воинам,
оставшимся внизу, и многочисленным толпам изыскателей, рыскавшим с уровня на
уровень, но Виктор узнал  в  нем  коридор  детской  поликлинники,  куда  его
помногу раз в год водили на приём к различным врачам.  Дверь  за  номером  3
принадлежала терапевту.
   Впереди, там, где коридор разветвлялся буквой Т, виднелась дверь седьмого
кабинета. Принцесса с разбегу толкнула дверь с цифиркой 4. Виктор не помнил,
кто из врачей там располагался. Тем более, что сейчас оттуда полыхнули  огни
фейерверка. Дверь уводила в зал,  где  на  мраморных  стенах  весело  мигали
разноцветные лампочки гирлянды. Миг, и принцессы уже не видно.
   - Постой, - раздался позади хриплый голос.
   Виктор обернулся. В месте, где должен располагаться обширный вестибюль  с
отгороженным кусочком природы, составленном из живых и искусственных  цветов
и множества  птичьих  чучел,  сидящих  на  берёзовых  стволах,  по  прежнему
расстилалась темнота. Не осмеливаясь сунуться в  коридор,  у  самой  границы
света и тьмы стояла печальная фигура ведьмы.  Теперь  она  уже  не  казалась
страшной, а просто некрасивой и какой-то уставшей.
   -  Вернись,  -  просила  она   совершенно   негрозным   голосом.   Виктор
остановился. Нет, он вовсе не собирался возвращаться в странный детский сад,
где есть тихий час и пшённая каша на обед, но почему же тогда  ноги  его  не
желали шагать к той двери, за которой расположился бушующий праздничный мир.
   Он бросил взгляд в сторону желанной двери, но  не  было  за  ней  уже  ни
фейерверка, ни весёлых огоньков, ни мраморных стен. Праздничный  мир  исчез,
оставив после себя чёрную дыру.
   - Не  успел,  -  невесело  сказала  ведьма,  хотя  она  то  сейчас  могла
радоваться от души.
   - Почему? - выдавил из себя Виктор.
   - Время ушло. Возвращайся. Если не веришь, закрой и открой дверь.
   Так Виктор и сделал. Теперь за дверью протянулся коридор с ответвлениями.
Стены были из брони, прошитой заклепками, словно на  боевом  корабле  начала
века.
   - Её не вернуть, - продолжила ведьма. - Возвращайся.
   Сердце у Виктора сжалось. Он ведь даже не успел узнать  имени  прекрасной
принцессы.
   - Может хоть ты знаешь, где Орлик? - чуть не расплакался Виктор.
   Ведьма покачала головой и снова предложила вернуться.
   - В какую дверь мне надо сунуться, чтобы вернуться на пятый круг?
   - Иди через пол, - загадочно сказала ведьма, - но лучше возвращайся.
   - Нет, - твёрдо сказал Виктор. - Мне нужен Орлик.
   - Здесь его нет, - печально ответила хозяйка странного места.  -  Так  ты
ещё не надумал вернуться?
   Виктор не выдержал и бросился по коридору прочь. Он чувствовал, что через
пару минут уговоры ведьмы подействуют. И он вернётся на первый этаж, где его
будут воспитывать и кормить пшённой кашей. И  проделывая  эти  операции  над
Виктором, ведьмы будут знать, что  их  жизнь  течет  не  зря,  что  их  дело
приносит  невероятную  пользу   обществу,   что   благодарные   воспитанники
когда-нибудь  напишут   в   своих   мемуарах   про   добрых   и   заботливых
воспитательниц, если сумеют вырваться из тёмных стен детского сада. И Виктор
глубоко вздохнул, намереваясь взять устрашающий разгон и отгоняя из сознания
картинку, где убелённый сединами он все так же сидел на маленьком  стульчике
и поглощал дополнительную порцию пшенки. Но  на  третьем  шаге  правая  нога
запнулась  о  жестяную  полоску,  скреплявшую  стык  двух  полос  линолиума.
Грязно-голубой пол бросился навстречу и Виктор зажмурился,  успев  выставить
руки перед собой. Те не встретили никакой преграды.  Он  падал  и  продолжал
размышлять об исчезнувшей принцессе. Наверное, - думал он, - мне не  суждено
было остаться с нею вместе. Ведь, чтобы заслужить принцессу  надо  и  самому
хоть в чём-то походить на принца.
   Несколько  секунд  Виктора  не  существовало  нигде.  Ни  в  пятом  кругу
измерений, ни в третьем ярусе так и не пройденного до центра  лабиринта,  ни
на втором этаже странного детского сада. Он уходил  и  возвращался.  Точного
определения подобрать  было  невозможно,  так  как  и  уход,  и  возвращение
определяется только по отношению к кому-то или чему-то. А вокруг Виктора все
исчезло. И даже он сам.
   Постепенно Виктор почувствовал, что он, несмотря на падение, твёрдо стоит
на ногах. Глаза осторожно открылись. Лучше  бы  он  повременил.  Пола  перед
взором не оказалось. Виктор стоял посреди бескрайней пустой степи с полегшей
осенней травой.  Вдалеке  виднелось  стандартное  здание  трехэтажной  школы
улучшенной планировки. Ни одно из окон не  светилось.  Но  не  это  испугало
Виктора.
   На угольно-чёрном небе без единой звезды вместо луны, занимая чуть ли  не
четверть небосклона сверкал огромный круг, отливавший тускло-жёлтым  светом.
На нем прекрасно отражалось полотно Дед и внук кисти неизвестного  художника
конца  двадцатого  столетия.  Зрелище  это   было   настолько   непривычным,
необъяснимым, ужасающим, что Виктор напугался как никогда в жизни. На  такую
невероятную картину просто невозможно было  смотреть  без  содрогания  перед
неведомыми сверхестественными силами, по чьему велению она здесь  появилась.
Виктор отступил на два  шага  назад  и  уперся  спиной  в  какую-то  круглую
поверхность. Продолжая пятиться, он  обогнул  преграду.  Ей  оказался  самый
обычный телеграфный столб без всякого наличия братьев-соседей и тянувшихся к
ним проводов. Виктор с размаху уткнулся в промасленную  поверхность  дерева,
чтобы не видеть это ужасное ночное светило.
   Внезапно он почувствовал невероятную лёгкость в теле.  Наверное,  нервная
система Виктора ликовала, что  ей  больше  не  приходится  обозревать  столь
непонятное явление. Ещё через секунду Виктор почувствовал, что  переместился
в другое место.
   И верно. Никакого столба перед ним сейчас не стояло, а сам он находился в
маленьком тёмном сарайчике без всяких признаков окон. В этот  знаменательный
момент Виктор окончательно  и  бесповоротно  понял,  что  включившаяся  тяга
кругов перетащила его на самый  верх  здания,  оказавшегося  внутри  гораздо
объёмнее, чем снаружи.
   15. Тёмная половина.
   - Искусство управлять умклайдетом, - сказал незнакомец, - это  сложное  и
тонкое искусство.
   Вы ни в  коем  случае  не  должны  огорчаться  или  упрекать  себя.  Курс
управления умклайдетом занимает восемь семестров  и  требует  основательного
знания квантовой алхимии.
   (А. Стругацкий, Б. Стругацкий Понедельник  начинается  в  субботу)  Самым
коротким по определению из законов теории желаний является третий.
   Действие равно противодействию.
   И этим все сказано.
   В нем кроется тот самый, глубинный смысл, разъясняющий,  почему  же  наши
желания мгновенно не претворяются в жизнь. Встанем мы посреди чистого  поля,
да прокричим сверхестественным силам: Хочу, чтобы тут возник  дворец!!!.  Не
пройдет и секунды, как сверхестественные  силы  безмолвно  прокричат  нам  в
ответ: А во тебе!!! И никакого дворца, разумеется, не  возникнет.  Не  стоит
огорчаться такому печальному положению дел. Во-первых, по теории вероятности
существует шанс, что дворец все же появится на этом месте. Пусть не  сейчас.
Пусть лет через сто или двести. Пусть  не  дворец  хотя  бы,  а  всего  лишь
благоустроенный дом, ибо многие развитые цивилизации все  ещё  расходятся  в
определении понятия дворец.
   Так как дворец на указанном месте все же не появился, будем считать,  что
силы  желания  обеих   сторон   (действия   и   противодействия)   равны   и
противоположно   направлены.    Если    бы    направления    оказались    не
противоположными, то на желаемом месте что-нибудь  да  появилось.  Например,
перелётная птица, любопытно изучающая место внеплановой посадки, или сторож,
громким голосом требующий очистить от посторонних территорию вверенного  под
охрану объекта.
   Судя по сохранившемуся выражению устойчивой печали на наших  лицах,  смею
предположить, что такой вариант нам не слишком  подходит.  Стоит  ли  вообще
кричать в пустоту, если дворец  не  появится  здесь  немедленно,  а  если  и
появится немедленно, то не дворец. Да, мы убедились на  опыте,  что  на  наш
одинокий голосок,  выплеснувший  силу  желания,  сверхестественные  создания
ответили точно  такой  же  противодействующей  силой.  И  порядок  вещей  не
изменился. И снова не стоит огорчаться. А  что  если  сто,  тысяча,  миллион
человек возжелает увидеть дворец на этом месте? Какой величины станет  сила,
сумеет ли противодействие возобладать над ней?  Для  скорейшего  претворения
желания неплохо бы также, чтобы все эти люди явились в  желаемое  место,  по
возможности  прихватив  с  собой   инструменты,   стойматериалы   и   прочие
необходимые принадлежности.
   Любая  сила,  применённая  к  некоему   объекту,   неизменное   встречает
противодействие  со  стороны  этого  объекта.   Например,   нельзя   ударить
кого-нибудь по голове, не испытав ответного  действия  хотя  бы  от  головы.
Обычно  последствия  для  беззаботного  экспериментатора  бывают  ещё  более
плачевными. Но тут в действие вступают уже иные силы, а мы скромно  вернемся
к оставленной в стороне теории желаний.
   Немаловажным средством для борьбы  с  противодействием  внешних  сил  или
усиления собственного противодействия внешним силам  является  использование
вспомогательных  предметов.  Универсальным  средством  несомненно   является
предмет,  называемый  волшебная  палочка  или  на  строгом   научном   языке
магический жезл.
   Существуют его вариации в форме  других  предметов  бытового  назначения,
таких как кольцо или лампа. Незначительные различия в обращении  отражены  в
прилагаемой к ним заводом-изготовителем инструкции по эксплуатации.  Однако,
последствия  активации  подобных  предметов  в  неумелых   руках   настолько
сокрушительны, что пострадавший народ  только  мудро  кивает,  приговаривая:
Бывает и хуже, да реже встречается. Вышеупомянутые предметы,  действительно,
встречаются неимоверно  редко.  Шанс  попадания  хотя  бы  одного  из  таких
предметов в Ваши руки стремится к нулю. Поэтому для практической  работы  мы
выберем более обыденный предмет. Такой, как, например, капитальный гараж. Во
дворец его переоборудовать не так уж легко.
   Зато в примере, рассмотренном в предыдущей главе, он выступает чуть ли не
в роли ангела-спасителя.
   Что из себя представляет гараж, как не сооружение для хранения и  ремонта
средства передвижения. Но  приходят  трудные  времена  и  голова  обладателя
недвижимости начинает работать в совершенно неожиданных направлениях. И  вот
гараж превращается в мебельную мастерскую или в  склад  картофеля  и  прочей
сельхозпродукции.
   И  всё-таки  его  великая  суть  не  в  этом.   Рассмотрим   гараж,   как
вспомогательный предмет противостояния внешним  силам.  Тем  внешним  силам,
которые сдвигают нас с насиженного места, невзирая на наши слабые увёртки  и
протесты. Воскресенье.
   Утро. Вы ещё не успели встать, а на Вашу голову уже обрушен  внушительный
список работ, которые просто необходимо сделать сегодня для общего  блага  и
процветания.
   Внутренним разумом немедленно проводится  исследование  величин  то,  что
хочу я и то, что хотим мы и константация обидного факта, что их  направления
если не диаметрально противоположны, то уж точно не параллельны. Но  если  в
связи с последними событиями выходной день у  Вас  получился  запорченным  и
скучным, то Вы так и не научились пользоваться теорией желаний.  Разумеется,
почитать вожделенную газету дома уже не получится. Тогда на  первый  план  и
выплывает вспомогательный предмет - гараж, как вместилище светоча  знаний  в
тёмные  времена  семейной  инквизиции.  Газета  немедленно  засовывается   в
объёмистую сумку, а  ее  обладатель,  которым  вполне  можете  стать  и  Вы,
отправляется вершить дела великие и непонятные остальным, но не  допускающие
ни  малейшего  отлагательства.  Дверь  гаража  надежно  запирается  изнутри,
включается  свет  и  тепло...  И  перед   Вами   целый   день,   наполненный
разнообразными мечтами и желаниями, противодействовать которым внешние  силы
уже не в состоянии...
   ... Сарай оказался не только маленьким, но и  низеньким.  Голова  Виктора
едва не касалась бугристых досок потолка. В  виду  отсутствия  явной  угрозы
отсиживаться  не  имело  смысла,  поэтому  Виктор  приблизился  к  стене   и
осторожно,  чтобы  не   посадить   занозы,   начал   ощупывать   шероховатую
поверхность. Так, шаг за шагом, он  медленно  двигался  вдоль  стены.  После
второго поворота он наткнулся на выступ,  оказавшийся  дверным  карнизом.  К
счастью, запереть сарай  снаружи  никто  не  догадался,  а  изнутри  никаких
засовов не было и подавно.
   Когда  Виктор  выбрался  из  своего  невеликого  пристанища,  его   снова
встретила ночь.
   Он оказался посреди  квартала,  застроенного  пятиэтажками  жилых  домов.
Повсюду росли тополя, липы и клонившиеся к земле  ивы.  Изредка  из  зелёной
массы листьев высовывался  угол  трансформаторной  будки  или  железный  бок
гаража. Было прохладно.
   Именно прохладно, а не холодно, так как воздух  пропитывала  неизъяснимая
свежесть летней ночи. Если бы не твёрдая уверенность в том, что все  события
переместились сейчас на  шестой  круг,  то  Виктор  мог  подумать,  что  ему
посчастливилось вернуться обратно  домой,  только  район  оказался  какой-то
незнакомый. Но, в принципе, стоять здесь было не так уж и плохо. По  крайней
мере мертвая тишина и страхи ушли, а им на смену  явились  привычный  шелест
листвы и уверенность.
   Блаженство продолжалось недолго. Из тьмы вынырнули незнакомые личности  в
количестве пяти человек. Их лица в темноте Виктору не удалось разглядеть.
   Пятерка плотно обступила новичка  и  стала  пристально  его  осматривать.
Чужие пальцы тыкали Виктора в бок, трогали за  волосы  и  воротник  рубашки,
пробовали оторвать пуговицу от обшлага рукава, но неудачно. Двое из внезапно
появившихся постоянно листали свои записные книжки и сверялись там с чем-то.
   - Я не Орлик, - на всякий случай заметил Виктор.
   - Знаем, - раздвинув исследователей, появился ещё один тип. От  остальных
его отличало наличие  длинного  плаща  и  импозантной  шляпы,  словно  вновь
прибывший сошёл с экрана гангстерского фильма  тридцатых  годов.  Виктор  не
нашёлся,  что  добавить,  оставалось  ждать  дальнейшего  развития  событий.
Пятерка исследователей прекратила пристально изучать Виктора и теперь  молча
стояла, посматривая на типа в шляпе,  являвшегося,  судя  по  всему,  у  них
кем-то вроде главаря. Тот эффектным  жестом  вытащил  свёрнутую  в  трубочку
газету, одним взмахом развернул её и звучно ткнул пальцем в первую страницу.
   В полуискажённом кривоватом лице с уродливо разинутым ртом,  полузакрытым
микрофоном, Виктор узнал собственную физиономию.  Под  фотографией  крупными
буквами сиял заголовок Величайший певец современности.
   - Похоже, его уже здорово раскрутили, - кивнул главный своим ребятам.
   - Угу, - немногословно согласились те.
   - Ну, - главарь снова повернулся к  Виктору,  -  что  мы  с  тобой  будем
делать?
   - Найдём Орлика, - обнадежился Виктор, желающий выжать как  можно  больше
на крыльях неожиданно свалившейся славы.
   - С детскими игрушками мы давно завязали, - очаровательно  улыбнулся  ему
главарь.
   - У нас на тебя несколько иные планы.
   - Вы поможете мне вернуться домой? - обрадовался Виктор. Что ни говори, а
наличие поклонников заметно облегчает жизнь.
   - Вот уж нет, - обиделся его приветливый собеседник. - Ты нам  нужен  для
совершенно других мероприятий. Во-первых, мы можем зверски убить тебя, чтобы
прославить имя нашей группы навсегда.
   Наличие  поклонников  сразу  же  перестало  радовать  величайшего   певца
современности.
   - И это всё? - дрожащим голосом произнес он.
   - Ну почему же, - продолжил  распределитель  будущего.  -  Во-вторых,  мы
можем сдавать тебя в аренду, но такой план мне не очень то по  душе.  Скорее
всего, мы просто запросим за тебя солидный выкуп.
   - Но это же...  -  Виктор  запутался.  Слово  нехорошо  казалось  слишком
плоским и примитивным, чтобы выразить всю глубину сложившихся обстоятельств.
   - Ты  хочешь  сказать,  что  нормальные  положительные  граждане  так  не
поступают? - улыбнулся главарь. - Но ты посмотри на  нас.  Мы  же  те  самые
плохие парни. Разве ты ещё не заметил?
   Плохие парни заулыбались и закивали головами. Виктор и не сомневался, что
угодил в серьезный переплёт,  но  прикалываться  тем  более  не  стоило.  Он
поморщился переступил с ноги на ногу и  повторил  данную  операцию  ещё  раз
пять.
   - Смотри, - доверительно сказал босс, упрятав газету в карман  и  вытащив
оттуда цветную фотографию. - На тебя уже  поступают  заказы.  Самую  крупную
сумму обещала вот эта особа.
   В сравнении с образом на фотографии  все  ведьмы  пятого  круга  казались
стройными  богинями  с  ангельскими  личиками.  В  отсутствии  многоопытного
богатыря  Виктор  начал   понимать,   что   выкручиваться   из   сложившихся
обстоятельств придётся самостоятельно.
   - А чем так уж плох первый вариант? - осторожно спросил он.
   - Ну, мы ещё окончательно не решили, какой вариант используем, -  немного
растерялся мафиозник.
   -  Вот,  -  возликовал  Виктор,  -  позвольте  мне  представить  вам  все
достоинства первого варианта. Во-первых, никаких  заказов  и  переговоров  с
клиентами. Это только наше общее дело, и мы никому не позволим сюда соваться
и портить нам работу.
   - И что дальше? - поинтересовался босс. - Я не вижу здесь никаких  денег.
Бывают времена, когда  отчётливо  понимаешь,  что  лучше  поменьше  славы  и
побольше деньжат.
   - А во-вторых, - воодушевленно продолжил Виктор, -  Это  только  кажется,
что первый вариант не сулит никакой прибыли. Конечно в течение  первых  дней
никаких поступлений  не  ожидается.  Зато,  когда  про  вас  узнают  широкие
массы...
   Плохие ребята зловещё хмыкнули.
   - Может, вы подумали, что общество вас  осудит?  -  не  сдавался  Виктор,
потому что главарь, явно любивший поговорить,  помалкивал,  а  его  ребятам,
видимо, не полагалось трепаться впустую, -  Нет,  не  осудит.  Сейчас  модно
порассуждать о том, что не бывает однозначно плохих или хороших людей.
   - Как это? - тупо спросил кто-то из толпы.
   - Вот, что ты, к примеру, любишь? - задал Виктор вопрос в темноту.
   - Ну там у костра посидеть, на гитаре сыграть, песню  спеть  душевную,  -
раздался тот же голос.
   - Так ты - романтик! - чуть ли не искренне восхитился Виктор и в отчаянии
воздел руки к ночному небу. - А мне вот не судьба. Не умею я на гитаре то.
   - Бывает, - сочувственно согласился голос.
   - И в-третьих, - не сдавался Виктор. - Может, я в душе  маньяк,  и,  убив
меня, вы спасете мир от ужасной гибели? Неплохо ведь стать супергероями,  не
так ли, парни?
   Парни  слаженно  кивнули,  словно  их  головы  одновременно  дернули   за
верёвочки, но какая-то сволочная душонка пропищала из темноты:
   - Да нет, он и не похож на маньяка.
   - Хорошо, - разозлился Виктор, - пусть я не маньяк. Но разве  это  что-то
меняет?
   Вы  оборвете  мою  жизнь,  как   жизнь   рядового   среднестатистического
гражданина, и немедленно найдётся множество людей, которые тут же  оправдают
вас, объяснив сущность ваших с первого взгляда нехороших  поступков  трудным
детством, разлагающим влиянием коллектива, политикой партии и правительства,
нестабильным положением в стране. И вот про меня  уже  забыли,  будто  и  не
существовало никогда моей персоны. Зато вы уже на самом верху. Вы перестаёте
быть самими собой и  становитесь  символом  эпохи,  живым  укором  обществу,
героями нашего времени. Вас показывают по телевизору. О вас пишут  репортажи
и снимают душещипательные, огребающие  миллионы  наград  фильмы.  Ваш  образ
используют в рекламных кампаниях и разного вида бестселлерах. И на этом фоне
грандиозных свершений я превращаюсь в невидимую пылинку, в неизбежную жертву
во благо общества, идущего по пути прогресса и процветания. Что такое судьба
одного человека по сравнению с мировой революцией?
   - И что, - проворчал кто-то из команды, готовившейся взлететь  в  верхние
слои общества, - именно тебе и придется стать этим одним человеком? Ты  хоть
сам думаешь, о чём болтаешь.
   На выскочку возмущенно зашикали, а Виктора уже было не остановить.
   - Я вот подумал, - произнес он, закатив глаза, - а не выдвинуться ли  вам
под это дело в президенты? Народ любит страдальцев.
   -  Да,  -  сказал  главарь,  -  но  я  так  понял,  что  роль  страдальца
предназначается тебе?
   - Мне? - поразился Виктор. - Судите сами, как она  может  предназначаться
мне?
   Меня просто убьют и всё. Что может  чувствовать  труп.  А  вам  до  самых
последних дней предстоят жгучие душевные муки, угрызения совести,  бессонные
ночи, когда мой образ будет вставать перед взором каждого  из  вас.  Видите,
какая непростая жизнь вам уготована.
   - Может согласимся на выкуп? - жалостливо  спросил  ближайший  к  главарю
бандит. - Я по ночам и без того плохо сплю.
   - Нет, - замотал головой главарь. - Выкуп не  подходит.  Нам  только  что
объяснили почему, но я забыл. Кто-нибудь помнит почему?
   Все замотали головами, словно опять дернулись невидимые верёвочки.
   Из кустов бесшумно выкатилась длинная чёрная машина. Стекло кабины плавно
утонуло в обшивке, а в окно высунулась усатая голова водителя.
   - Ну так что? - спросил он.
   - Ничего, - устало махнул рукой главарь. - Поехали.
   Виктор сделал попытку шагнуть в сторону.
   - Куда? - грозно пресек его действия босс. - Ты едешь с нами.
   - Угу, - невесело согласился Виктор  и  принялся  пропускать  бандитов  в
машину, приговаривая: Только после Вас, только после Вас.
   Когда последним в машину уселся главарь, Виктор вежливо захлопнул за  ним
дверь и бросился бежать через ближайший двор, стараясь выбрать самые узкие и
непроходимые пути.
   Машина безнадёжно отстала. Несмотря на огромное количество лошадиных сил,
толкавших машину в погоню, лошадиной увертливостью чудо техники не обладало.
   Куда уж ей было угнаться за юрким беглецом, которого не устраивал ни один
вариант будущего, предлагаемого лихими  ребятами.  Постепенно  путь  Виктора
упёрся в длиннющий дом. Пробежав двенадцатый подъезд, Виктор не выдержал. Он
так и видел картину, где шикарный автомобиль выныривает из-за далёкого  угла
и постепенно сокращает расстояние, буравя спину Виктора светом  фар.  Виктор
решил нырнуть в следующий подъезд, но не  удалось.  Стена  завернула  влево.
Несколько  пристроенных  друг  к  другу  домов  образовывали   нечто   вроде
изогнутого знака вопроса. Пересекать двор в открытую Виктор не рискнул. Ноги
уже несли его к чёрной дыре  входа  углового  подъезда.  Срочно  требовалось
спрятаться и отдышаться.
   Единым порывом Виктор взлетел на верхний  этаж  -  то  ли  пятый,  то  ли
шестой. Путь на  чердак  закрывала  решётка,  сваренная  из  железных  труб.
Добравшись до  неожиданного  финиша,  ноги  бегуна  подогнулись  и  опустили
усталое тело на каменные  ступеньки.  Обстановочка  напоминала  фильмы,  где
любят показывать старые дома. На каждый этаж вели не  два,  а  целых  четыре
пролета, изогнутые спиралевидным квадратом. На пустое место так и  просилась
оплетённая проволочной сеткой шахта лифта - древнего, где двери  приходилось
закрывать самим. Но этому дому лифт по каким-то причинам не достался. Вокруг
расстилалась скрытая тьмой площадка. Всё вокруг налилось тревожной  тишиной.
В такой  тишине  скрип  двери  показался  настолько  зловещим,  что  Виктора
передернуло как от прикосновения  к  оголенному  электрическому  проводу.  В
следующую  секунду  рядом   с   Виктором   возникла   любопытная   мордочка,
принадлежавшая четырнадцатилетнему  пареньку,  выскользнувшему  из  какой-то
неосвещённой и поэтому неопределяемой квартиры. Руки паренька сжимали тёмную
коробку, в чьих очертаниях угадывались контуры кассетного магнитофона.
   Паренёк критически  оглядел  Виктора  и  вдруг  расплылся  в  добродушной
улыбке.
   - Ого, - начал он, - я, конечно, знал, что  все  знаменитости  -  большие
оригиналы, но чтобы уж до такой степени.
   - А что? - заволновался Виктор.
   - Да ничего, - присвистнул парень. - Великий певец  современности  вместо
роскошных апартаментов отеля предпочитает проводить ночь  на  каменном  полу
подъезда самого обычного дома. Надо же,  как  мне  повезло,  что  ты  выбрал
именно мой подъезд.
   После великого прокола с прошлыми поклонничками  Виктор  решил  проявлять
бдительность и осторожность:
   - А почему ты решил, что я певец, да ещё и великий?
   - Ну-ну, - покивал головой парень. - Инкогнито, понимаю. А что ты скажешь
на это?
   Из кармана неказистого пиджака из кожезаменителя извлеклась уже  знакомая
фотография, вырезанная из Вестника кругов и теперь бережно согнутая пополам.
   - Ну похож, - попробовал оправдаться Виктор.
   - А голос? - обиделся парень. Указательный палец  резко  вдавил  одну  из
кнопок магнитофона, и незнакомый гнусавый голос запел про малиновку.
   - Это я? - поразился Виктор. Кто-то говорил  ему,  что  для  самого  себя
голос искажается, а все окружающие слышат его  иначе.  Но  не  до  такой  же
степени.
   - Один к одному, - подтвердил парень и вздохнул. - Копия, конечно, далеко
не первая.
   Виктор понуро побрел вниз.
   - А автограф? - обиделся парень, потрясая ручкой.
   - Какой автограф? - взорвался Виктор. -  Меня  тут  убьют  зверски  минут
через пять, а ты - автограф, автограф...
   - За тобой гонятся? - посерьезнел парень. - Тогда чего же ты сидишь?
   - Прячусь, - признался Виктор.
   - Бесполезно, - махнул рукой его собеседник. - Найдут.
   - А ты сделай так, чтобы не нашли, - сообразил Виктор.  В  конце  концов,
кто защитит бедного певца всех времен  и  народов,  если  не  его  друзья  и
поклонники.
   - Сам сделай, - горячо возразил парень. - Чего же ты ждёшь? Если  это  не
твоя половина, то выбирайся и дело с концом.
   - Куда выбираться? - не понял Виктор.
   - Да на другую половину, где тебе хорошо и уютно,  -  парень  смотрел  на
Виктора так, словно  недоумевал  до  глубины  души,  почему  великому  певцу
приходится растолковывать самые элементарные вещи.
   - А как? - смущённо спросил Виктор.
   - Иди на  сполохи,  -  парень  махнул  рукой  куда-то  вдаль.  -  Извини,
проводить не могу. Моя половина именно здесь.
   Виктор благодарно кивнул и шагнул вниз по ступенькам.
   - Автограф то! -  обиженно  раздалось  сзади.  Пришлось  останавливаться,
брать ручку и расписываться сначала в записной книжке, затем на  потрепанной
бумажке с текстом непонятного содержания и, наконец,  на  чём-то  совершенно
невообразимом, у которого всё же присутствовала поверхность для росчерка.
   Виктор выбрался из подъезда и побрел по двору, уже позабыв про мафию. Его
теперь интересовали только сполохи. На  свободной  части  небосклона  их  не
наблюдалось.
   Остальную закрывали стены домов, вдоль которых лежал его путь.
   Наконец, Виктор обогнул угол самого дальнего дома  и  обнаружил,  что  за
длиннющей стеной скрывался пустырь. На горизонте виднелись дома, дома, дома.
Много домов.
   От приземистых двухэтажек до гигантов, точное количество  этажей  которых
на таком расстоянии Виктор  подсчитать  затруднялся.  Над  ними  и  сверкали
предсказанные сполохи. Далеко-далеко. В душе проснулась печаль, окончательно
вытеснившая  страх.  В  этой  печали  Виктор  набрел  на  столб   автобусной
остановки. Скамеек не планировалось. Виктор опустился  на  небрежно  кинутый
бетонный блок и стал ждать.
   Через несколько минут автобус приехал.
   Виктор устал удивляться несуразностям шестого  круга.  Виданое  ли  дело,
чтобы автобусы ходили по ночам. Тем не менее, он  залез  в  почти  пустынный
салон, опустил шесть копеек в кассу, открутил странный полупрозрачный  билет
с выдавленными красными квадратиками и рухнул на одиночное сиденье  ближе  к
концу автобуса. Одинокий  пассажир  на  передней  паре  сидений  не  заметил
пополнения. Он переменил позу, всхрапнул и вновь повалился на потрескавшуюся
обивку.
   Общественный транспорт двигался на диво быстро. Не прошло и минуты,  а  в
окне замелькали стены домов. Спать не хотелось и Виктор тупо глядел  в  окно
на проносившуюся мимо панораму ночного города. У одного из светофоров  рядом
затормозил ещё один автобус. В его салоне разместилась  внушительная  группа
угрюмых ребят. И хоть они не походили на встреченных  ранее  плохих  парней,
Виктор пригнулся. Так, на всякий случай.
   - Конечная, - объявил водитель через два  квартала.  Двери  раскрылись  и
пришлось  вылезать   с   удобного   рыжего   сиденья,   обитого   продранным
кожезаменителем. После прогретого салона Виктор продрог за пять  секунд.  Но
далеко идти не понадобилось.
   У перекрестка Виктора  поджидала  длинная  чёрная  машина,  на  раскрытую
дверцу  которой  изящно  облокотился  главарь,   имевший   непривлекательные
прогнозы на будущее Виктора.
   - Как вы меня отыскали? - вырвалось у Виктора. В  конце  концов  надо  же
было хоть что-то произнести. Не стоять же молчком  в  угрюмой  задумчивости.
Главарь загадочно улыбнулся:
   - Бывали у тебя мгновения полного осознания,  что  мир  вращается  вокруг
тебя?
   Будто бы ты ось всей вселенной?
   - Бывали, - признался Виктор.
   - Значит, тебе приходилось ощущать себя тем человеком, из-за  которого  и
существует весь этот мир? - спросил он.
   - Приходилось, - признался  Виктор.  В  принципе  он,  конечно  же,  имел
понятие, что его смерть пройдет незамеченной для широких слоёв населения, но
в душе иногда надеялся, что это не так.
   - Значит ты чувствовал единение со всем миром?
   - Чувствовал, - не стал врать Виктор.
   - И чувствовал, что ты и есть этот самый мир?
   - Да, - согласился Виктор, дико надеясь, что смеяться над ним все  же  не
станут.
   Зря. Из машины тут же понеслось непристойное  хрюканье,  которое  главарь
оборвал одним грозным поворотом головы.
   - Вот видишь, - продолжил главарь, - если принять во внимание, что  ты  и
есть весь этот мир, то чтобы найти тебя нам следовало  всего  лишь  отыскать
мир, которым ты являешься. Что особого труда не составляло, если  вспомнить,
что мы находились в этом мире с самого начала. А зная, где находится мир, мы
узнаем соответственно, где в этом мире существует твоя персона.
   Виктор не понял. Был бы рядом богатырь, он  бы  объяснил.  Но  Виктор  не
обладал ни опытом, ни широким кругозором, поэтому он стоял  и  молчал,  чуть
задрав голову кверху. Желанные сполохи переливались совсем рядом, словно  на
крыше соседнего дома кто-то установил  радужный  прожектор  с  преобладанием
красного.
   - Ну что же, - прервал его раздумья большой босс, - пора.
   Виктор посторонился, пропуская бандитов вперед.
   - Нет, дружок, - радостно не согласился главарь, - ты первый.
   Виктор кивнул и полез в мягкие внутренности автомобиля. Там  он  довольно
невежливо захлопнул дверь перед носом какого-то из  плохих  ребят  и  заорал
водителю:
   - Вперед!!!
   - А... - непонимающе посмотрел на него шофёр, кивая головой на оставшихся
снаружи. Те замерли в недоумении.
   - Живо!!!!!  -  голос  Виктора  теперь  вполне  подходил  для  объявления
воздушной тревоги. Он взмахнул рукой так, как никто не махал  никогда  ни  в
каком из всех существующих и несуществующих миров. Пальцы  чуть  не  пробили
верх кабины, и Виктор,  яростно  растирая  ушибленные  места,  подумал,  что
подобным образом уже не махнет никогда даже он сам.
   Машина сорвалась с места так резво, что даже время  осталось  позади.  По
крайней  мере  так  показалось  Виктору,  полностью   ослеплённому   светом,
расплескавшимся за окном. В какой-то миг он  даже  подумал,  что  автомобиль
пронзил небо и ворвался в самый центр солнца.
   16. Светлая половина.
   "Вероятно, желания выплыли самые затаенные.
   Те, что раньше дремали в неясной животной тоске.
   А теперь пробудились и требовали одновременно:
   и прибавки к зарплате, и хода в горисполком, и чтоб мастер подох, и  чтоб
мастер, напротив, - проникся, и чтоб выселить, к черту,  и  чтоб  -  обратно
вселить, и чтоб всё провалилось, и чтоб  всё  мгновенно  наладилось,  кто-то
требовал женщин, а кто-то - хозяйственного мужика, кто-то - сахар, а  кто-то
- дешёвого вермута, и навоза на дачу, и новый  автомобиль..."  (А.  Столяров
"Монахи под Луной") Когда мы говорим, что все  высказанные  и  невысказанные
желания подчиняются вышеупомянутым законам, то мы вовсе  не  хотим  сказать,
что первооткрыватель  теории  желаний  или  законы  этой  теории  заставляют
творящееся во вселенной вести себя подобным образом.
   Мы просто подразумеваем, что все именно так и произойдёт  -  так  показал
эксперимент. И это пример того  поведения,  которое  описывают  три  главных
закона и великое множество им сопутствующих. Слово закон заводит наши мыли в
ненужные ассоциации, связанные, например, с увесистым  томом,  озаглавленным
Уголовный кодекс. Значение же слова закон для теории желаний  заключается  в
создании характеристики зависимости или поведения объекта  желания,  которое
установлено и имеет  весьма  общий  характер.  Также  все  вышеперечисленное
должно представляться нам простым и важным.
   Большинство  законов  теории  желаний  найдено  на  основе   эксперимента
индуктивным путем. Процесс, обычно, идет от простого к сложному.  Начинается
он с пожелания  немедленного  получения  вкусной  вещички  типа  конфеты,  а
заканчиваться должен чем-то, по объёму сравнимым с  вселенной.  К  сожалению
длительность  цикла  жизнедеятельности  не  позволяет  большинству  разумных
существ  достичь  таких   громадных   объёмов.   Поэтому   вершина   желаний
ограничивается чем-то вроде президента какой-нибудь планеты.  Вершина  долго
притирается, корректируется и останавливается  на  уровне,  характерном  для
общей массы населения, окружающего желающего.  К  сожалению,  встречаются  и
неприятные для общей массы исключения, которые она пытается устранить  всеми
доступными средствами. Но даже тогда у  единичных  представителей  населения
вспыхивают  в  мозгу  желания,  которые  они  называют,  вследствие  слабого
знакомства с теорией желаний, несбыточными.
   Законы суммируют то, что мы обнаружили или что  по  нашему  мнению  может
происходить на просторах вселенной.  Законы  не  командуют  желаниями  и  их
свершением подобно ловкому распорядителю. Они возникли из  экспериментов,  и
вряд ли их можно  считать  ниспосланными  свыше,  если,  конечно,  существа,
которые наш разум желает считать высшими силами, не согласятся нести за  них
полную и исключительную  ответственность.  Законы  -  это  простые  правила,
которые мы извлекаем из изучаемых нами явлений. Теория желаний не состоялась
бы, как наука, если бы знания, накопленные  в  её  объёме,  были  бы  просто
сборищем туманных фактов или случайных наблюдений.
   К примеру, в лихие времена средневековья на площадь является таинственный
бородач, потрясающий  увесистой  разукрашенной  палкой,  собирает  окрестный
народ и объявляет себя  могучим  колдуном.  Через  весьма  непродолжительное
время он прибирает к рукам всю городскую казну, от которой не отказались  бы
и Ваши руки, и получает в жёны ту самую принцессу, на  которую  Вы  давно  и
прочно  положили  свой  глаз.  Вскипая  праведным   гневом   от   творящейся
несправедливости, Вы тёмной ночью выкрадываете волшебный посох  и  бежите  с
ним в ближайший лес, где,  размахивая  обретённым  сокровищем  над  головой,
начинаете творить чудеса. Обычно Вам хватает пяти минут, дабы удостовериться
в  непригодности  украденного  имущества  для  великих   дел.   После   чего
переломленная на несколько неравных частей палка используется для разжигания
не слишком большого костерка. Если, проделав подобную операцию, Вы  получили
точно такой же результат, не спешите выводить новые  всеобъёмлющие  правила.
Возможно, Вы  так  и  не  прониклись  духом  великой  теории  желаний  с  её
нерушимыми и верными при любой политической обстановке законами.
   Если после ознакомления с  законами  теории  желаний  Вы  посчитали,  что
существуют простые правила, которые мы ищем, и  что  каждое  из  них  должно
давать верное описание дел, творящихся во вселенной, то автор хочет удержать
читателя от излишнего ликования. Приведённые в понятную для нас форму законы
теории  желаний  неизменно  содержат  допущения,  отражающие  наши  надежды.
Многообразие желаний, сведенное в  систему  законов,  есть  отражение  наших
представлений о желаниях и способах их претворения в жизнь.
   Даже такое, казалось бы простейшее желание, как  Хочу  быть  счастливым!,
вызывается совершенно  разными  предпосылками  в  организмах  представителей
маленькой планеты Земля  и  жёлтых  бородавчатых  смолд-тоарров  с  вогнутой
чёрной кометы, несущейся в невообразимых далях от указанной планетки. Да что
там говорить. Если взять двух случайно выбранных людей с той  же  Земли,  то
сформулированное одним из них понятие  счастье  будет  крайне  нелогичным  и
противоречивым даже  для  второго  субъекта,  выбранного  для  эксперимента.
Начнутся великие споры, брызганье слюной, обсуждение физических и умственных
недостатков  всех  родственников  по  всей  биологической  ветви   развития,
пускание в действие кулаков и стыковка их с  наиболее  болезненными  точками
противника. Может исключительно  поэтому  жёлтые  бородавчатые  смолд-тоарры
никогда не высказывают желания быть счастливыми. Видимо, им хватает насущных
проблем и без того...
   ... Лихо затормозив, шофер прогнулся назад и  плавным,  почти  неуловимым
жестом открыл дверцу для Виктора. Смущаясь, Виктор полез в кошелек и  извлек
наружу три помятых жёлто-коричневых  бумажки,  пестревшие  стандартными  Бир
Сом, Бир Сум, Бир Манат. Все эти загадочные  и  для  Земли  слова,  по  всей
вероятности, имели здесь ещё  меньшее  влияние.  Шофер  изучил  внимательным
взглядом предложенные к оплате государственные казначейские билеты и скривил
рот. Виктор  начал  впадать  в  панику.  Ему  пока  ни  разу  не  доводилось
оказываться  на  месте  клиента,  не  уплатившего  по  счётчику.  Но  он  не
сомневался, что меры воспоследуют грозные и суровые.
   - Нету? - в последний раз поинтересовался водитель.
   Бледнея на глазах, Виктор скомкал ненужные бумажки вспотевшими  руками  и
засунул влажный  комок  в  карман  брюк.  Водитель  ждал.  Его  единственный
пассажир робко мотнул головой в отрицательном  ответе.  Впрочем,  на  всякий
случай, данный жест  больше  напоминал  непроизвольное  движение  по  отгону
невидимой, но крайне назойливой мухи.
   - Ничего страшного, - ослепительно улыбнулся водитель и задорно подмигнул
Виктору. - Рад доставить на другую половину. Если что, забегай.
   Ошеломленный Виктор выбрался из уютного салона  на  ватных  ногах.  Мягко
щелкнула дверца, ласково  зафырчал  мотор  и  водитель  со  своим  средством
передвижения укатил в неизвестность, оставив Виктора осознавать  случившееся
в лучах тёплого восходящего солнца.
   Чувство всепроникающего счастья окутывало сознание Виктора, как  воспетый
народным творчеством Оренбургский пуховый платок. Виктор  не  мог  поверить,
что мрачная пропасть, в которую он падал из-за полного отсутствия надлежащей
валюты,  обернулась  сверкающей  вершиной.  Ноги,  хотя  и  подгибались,  но
продолжали медленно и верно тащить тело Виктора куда-то вперёд  и  чуть-чуть
вправо. Метров через двадцать этого чуть-чуть как раз хватило на  то,  чтобы
Виктор состыковался с пористой отвесной стеной цвета графита.
   Никогда не бывший  приверженцем  Клуба  кинопутешествий,  Виктор  не  мог
определить откуда  же  его  самосознание  выдрало  окружающую  панораму.  Но
никаких стандартных, с детства знакомых строений вокруг не обнаружилось. Что
из себя  представлял  дом,  послуживший  опорой  для  Виктора,  выяснить  не
представлялось возможным, поскольку великое видится издалека. А верхний этаж
Виктор так и не смог точно определить, несмотря  на  непрестанное  задирание
головы к безоблачно-голубому небу. Зато противоположный дом предстал во всей
красе. Больше всего он напоминал рояль апельсинового цвета, поставленный  на
бок. Множество эллипсовидных окошек было беспорядочно  разбросано  по  яркой
стене. Почти в самом центре с небольшим перекосом направо темнела  громадная
овальная дыра непонятного предназначения.
   Далее расположился дом, похожий на  ярко-раскрашенный  радужной  спиралью
детский барабан совершенно потрясающих размеров. Затем улица оборачивалась в
аллею из  развесистых  деревьев  с  тёмно-синей  листвой,  над  которой,  то
поднимаясь в небеса, то опускаясь до самых верхушек, парили три матово-белых
шара. За аллеей виднелась череда небоскрёбов, в  щели  которых  проглядывало
восходящее солнце. Два из этих примечательных зданий  были  выгнуты  острыми
клыками навстречу друг другу.
   Остальные поражали разве что своей высотой.  Может  у  Виктора,  наконец,
пробудилась фантазия? Виктор горделиво улыбнулся и  порадовался,  что  рядом
нет богатыря,  который  немедленно  опроверг  бы  данную  гипотезу  гневными
возражениями.
   Рядом с тротуаром  бесшумно  затормозил  полосатый  двухэтажный  автобус,
какие иногда показывает в западных рекламных роликах  вражеская  пропаганда.
Мелодичный девичий голос пригласил Виктора по имени отчеству пройти в салон.
От охватившей его робости Виктор так и не решился подняться на второй  этаж.
Но и на первом этаже, где  Виктор  сидел  в  совершенном  одиночестве,  было
неплохо. На месте водителя никого не виделось. Более того,  отсутствовало  и
само водительское кресло. Вместо сложной панели управления, рулевого  колеса
и   всевозможных   рычагов   и   рычажков   расположился   плотно   закрытый
двухстворчатый шкаф.  Туда  Виктор  заглядывать  не  рискнул.  Он  осторожно
опустился в кресло у окна с правой стороны и прильнул к стеклу.
   В течение следующих трех часов Виктора возили по городу, рассказывали про
мелькавшие за  окном  удивительные  дома  и  проплывающие  мимо  конструкции
стадионов, совмещённых с бассейнами. Памятники на улицах отсутствовали. Да и
народа наблюдалось не слишком много. За время двух коротких остановок Виктор
успел  пообедать  в  пустом  зале  ресторана  без  каких  бы  то   ни   было
капиталовложений со своей стороны и  подробно  осмотреть  маленький  храм  в
стиле близком к готическому.
   Из-за нахлынувших чувств все впечатления смешались и смазались, в  памяти
задержались лишь витражи цветного стекла в сумрачном коридорчике.
   Творившееся вокруг напоминало самую  настоящую  сказку.  В  любом  другом
месте кругов кусочки  знакомой  реальности  то  и  дело  прорывались  сквозь
творящиеся вокруг чудеса. Только  здесь  привычные  предметы  отсутствовали.
Вроде всё было в ресторане на месте - и столы, и стулья, и вилки, и тарелки.
Но  иные,  отличающиеся  на  своих  земных   собратьев.   Пятизубые   вилки,
шестигранные тарелки, колбообразные стаканы. Предназначение их было  простым
и понятным, но вид постоянно указывал, что ты в особом месте, не похожем  на
любые другие. Нечто подобное, наверняка, испытывал Незнайка,  очутившись  со
своими друзьями на просторных улицах  Солнечного  города,  когда  архитектор
Кубик   таскал   их   повсюду,   не   проходя   мимо   ни   одной    местной
достопримечательности, заслуживающей хоть малейшего внимания.
   Всю экскурсию Виктора сопровождал мелодичный голосок  невидимой  девушки.
Наконец, волшебное путешествие завершилось. Когда Виктор в третий раз  вышел
из  автобуса,  то  двери  за  ним  закрылись,  и  умная  машина  укатила   в
неизвестность. Оглядевшись, путешественник нацелился на маленькое  кафе,  за
ближним столиком которого сидел  кто-то  невидимый  в  тени,  но  пристально
изучавший Виктора. Как только Виктор сделал шаг навстречу,  тот  вскочил  на
стол прямо с ногами. Увидев, что от такого хитрого манёвра  рост  незнакомца
практически не изменился, Виктор узнал его и на сердце сразу  же  потеплело,
словно ему довелось окунуться в ряды старых,  проверенных  друзей.  Богатырь
радостно махал ему рукой, приплясывая  на  столе,  и  не  спешили  наперерез
грозные стражи порядка, нарушаемого столь неэтичным поступком.
   Через три  минуты  друзья  уже  сидели  за  другим  столиком  и  слаженно
отхлёбывали из кружек. Виктор - чешское пиво, а богатырь густое бурое варево
с алыми прожилками. Что за напиток предпочитал богатырь, Виктор уточнять  не
решился, да и не успел. Его прорвало, и  теперь  поток  отчаянных  жалоб  на
покинутую половину шестого  круга  непрерывно  изливался  на  богатыря.  Тот
суровым взглядом буравил пространство над головой Виктора и наблюдал на небе
необычный феномен - две светящиеся спирали и постороннее солнце. Виктор тоже
пару раз глянул туда, но столь грандиозное зрелище выглядело слишком пугающе
для его ослабленных впечатлениями нервов. К тому же было некогда, история  о
том, как Виктор ловко обманул  ночную  банду  презентацией  своего  будущего
убийства, подходила к концу, и теперь рассказчик  ожидал  сдержанных  похвал
богатыря.
   Наконец, тот перевел  взор  с  безобразия,  творящегося  на  небесах,  на
пылающее от эмоций лицо Виктора и спросил:
   - Понравилось тебе здесь?
   - Не то слово! - восторженно взвился Виктор. - Вот, где я бы  хотел  жить
больше всего.
   - А там? - задал следующий вопрос богатырь.
   - Да ни за что на свете!  -  Виктор  чуть  не  задохнулся  от  праведного
негодования.
   - А остальные? - загадочно спросил богатырь.
   - Что остальные? - не понял Виктор.
   - Не что, а кто, - разъяснил старший и  опытный  друг.  -  Ты  видел  там
местных жителей, кроме напавших на тебя?
   - Видел, - признался Виктор. - Парень в подъезде. Водитель. Пассажир.  Да
ещё полно народа во встречном автобусе.
   - Как ты думаешь, почему они не берут ноги в руки и не несутся сюда,  где
светло, сухо, тепло и никаких проблем?
   - Ну не знаю. Бандитам на той половине несравненно лучше. А здесь  у  них
вряд ли что получится.
   - Там что, живут одни бандиты?
   - Ну не совсем. Парень то вообще замечательный  попался.  Да  и  водитель
тоже здорово выручил и даже денег не взял.
   - Так может им лучше там, откуда ты так поспешно убежал?
   - Но здесь же все есть и ТАКОЕ...
   - А ты не задумывался - почему? Ответов может быть невероятное множество.
   - Да какие тут ответы.
   - Самые разные. И не всегда приятные.
   - Например?
   -  Например.  Думал  ли  ты,  Виктор,  что  окружающая  обстановка   лишь
успокаивает тебя, но только ты расслабишься, на  вашем  языке,  окончательно
утратишь бдительность, как она мгновенно поменяется и проглотит тебя сразу и
навеки.
   - Это ещё зачем?
   - А это ты у нее спроси. Вариант два. Там ты не видел много народа. Но не
удивительно. Ночь всё-таки. Теперь посмотри вокруг. Ясный день, а  на  улице
почти никого нет. Разве  не  подозрительно.  Если  всем  тут  так  хорошо  и
замечательно  живется,  то  где  карнавалы,   шествия,   говоря   по-вашему,
всенародные гуляния?
   - Наверное, все на работе.
   - А ты не спрашивал, какая у них работа?
   - А разве надо?
   - Не стоило.
   - Почему? Тут что, невероятно тяжелые условия?
   - Да как тебе сказать.  И  да,  и  нет.  Просто  на  этой  половине  тебя
встретили как гостя, и ты сразу решил, что жить здесь - проще некуда.  А  на
пройденной половине ты угодил в неприятнейшую историю и  посчитал,  что  там
невозможно продержаться даже  сутки.  Местное  население,  живущее  на  той,
тёмной для тебя половине, и на этой, светлой,  просто  не  делит  вертящиеся
кругом дела на злые и добрые, на светлые и тёмные, на чёрные  и  белые.  Они
нашли себя, нашли половину, где им хорошо и интересно. Угоди ты сюда  ночью,
а туда днём, кто знает, что поменялось бы в твоём восприятии.
   - На меня бы здесь тоже напали?
   - Ну, зачем  же  так  слепо  копировать  обстоятельства?  Но  разве  тебя
впечатлила бы пешая прогулка по огромному пустому городу в темноте?
   - Нет, - решил согласиться Виктор.
   - А зря, - съехидничал богатырь. - Только подумай, ты угодил в совершенно
незнакомое и, даже скажем, невозможное  место.  У  тебя  есть  время,  чтобы
облазить  его  сверху  донизу.  Конечно,  после  благоустроенной   экскурсии
подобная перспектива не кажется ужасно привлекательной, но ты  откати  время
назад и взгляни на себя глазами субъекта, ни разу не бывавшего не то что  за
границей или в дружественных республиках, но даже в соседнем городе.
   Виктор представил и у него не нашлось слов.
   - А теперь представь после этой прогулки город твоей тёмной половины,  но
только не ночной, а дневной, наполненный транспортом и толпами. Кроме  того,
не забывай про родные пейзажи и знакомую архитектуру. Ты  видишь  почти  что
панораму своего города, только перемешанную  и  запутанную.  Разве  тебя  не
потянуло бы окунуться в ее глубину после долгого отсутствия дома и блуждания
по кругам?
   - Потянуло бы, - уныло протянул Виктор, ожидая очередного А  зря!  Но  не
дождался.
   - В этом и суть, - рассудительно сказал богатырь. - Это мы сами  проводим
границы, отделяя добро от зла, свет от тьмы, а они не  существуют  друг  без
друга.
   Главное - не в границах. Главное, чтобы смешав свет и тьму мы не получили
пасмурное  небо,  а  соединив  чёрное  и  белое,  не   окунулись   в   серое
безынтересное существование.
   - Но ведь серый цвет  как  раз  и  получается  путем  смешения  белого  и
чёрного...
   - А ты разбей белое на семицветье, а чёрный  используй  для  контрастного
оттенения, - не дал богатырь Виктору поделиться знаниями цветовой палитры.
   - Что-то такое я и сам на тёмной половине... -  горделиво  начал  Виктор,
припоминая, как он ловко выкрутился от сдачи себя в аренду. Но  богатырь  не
собирался возвращаться к повторению старой темы.
   - Бросай болтовню, - решительно прервал он  своего  собеседника,  в  одно
мгновение соскочил со стула и зашагал куда-то в  восточном  направлении.  До
Виктора ещё успело донестись:
   - Всё, что ты видел до этого, не  стоит  длинных  разговоров.  На  шестом
круге есть всего три диковинки. Центр Вселенной, Край Света и ДДГ.
   Виктор поспешил за своим прагматичным спутником, и тот  торжественно  ему
сообщил:
   - Настало время, когда мы можем увидеть первое.
   Виктор запнулся и краем глаза увидел, что вертящихся спиралей на  небесах
стало три. К тому  же  меж  ними  расположились  шестнадцать  солнц.  Виктор
поспешно отвёл взор и пожаловался богатырю.
   - Наплюй, - посоветовал тот. - Совершенно  безвредное  явление.  Ты  что,
никогда не видел подобных штучек?
   - На пятом круге, - Виктор погрузился в страшные воспоминания. -  Правда,
я не уверен, что я находился тогда там. Ни моря, ни лабиринта.
   - Тем не менее они находились перед тобой, - не  согласился  богатырь.  -
Ночь.
   Чёрный безбрежный океан небес.
   - А лабиринт? - заспорил Виктор. - Там ничего больше не было.  Разве  что
школа.
   - А что есть школа, как не лабиринт, ведущий нас к знаниям, - патетически
заявил богатырь, но, заметив, как скривился Виктор, тут же сменил тему. - Не
несись так быстро. Нам сворачивать.
   За поворотом обнаружился маленький  пристрой  к  длинному  волнообразному
дому.
   Первый же взгляд на довесок к летящим изгибам здания ясно  давал  понять,
что его проектировало не столь  значительное  светило  архитектурной  мысли.
Криво сложенный кирпичный нарост на удивление  напоминал  навес,  ведущий  в
подвальные мастерские какой-нибудь  пятиэтажной  хрущевки.  У  Виктора  даже
упало сердце, а не ведет ли богатырь тайными тропами его на тёмную половину.
Потом пришло яркое озарение, что именно этим лазом и пользуются  перебежчики
с тёмной на светлую сторону.
   Затем он сообразил, что сам без труда пересёк границу на обычном такси. В
связи с этим вряд ли остальное население будет значительно усложнять процесс
эмиграции.   Пока   озарение   и   разочарование   в    своей    дедуктивной
изобретательности прокручивались в мозгу Виктора, его взгляд  наметил  живое
существо,  старательно  раскапывавшее  землю   под   кустом   с   оранжевыми
остроконечными листьями. Виктор не утерпел и пристроился поближе. Существо в
облике низенького пожилого мужчины с волевыми морщинами на лбу  и  обвислыми
щеками заметило Виктора, отставило лопатку в сторону, вытерло руки об  серые
штаны и пояснило:
   - Червей копаю. Для рыбалки.
   - А-а, - успокоенно протянул Виктор, - я-то думал,  может,  Орлик  где-то
здесь...
   - Не для того меня маманя родила, чтобы я всю жизнь на Орлика потратил, -
перебил его мужчина.
   - Точно? - строго спросил объявившийся рядом богатырь.
   - Наверное, - засмущался рыбак. - Вообще-то я не спрашивал.
   - Ладно, двинулись, - богатырь потянул Виктора за штанину.
   - А то, может, со мной, - предложил повеселевший  мужчина,  догадавшийся,
что разноса от маленького воина не последует. - Я такие места знаю...
   Но  на  его  призыв  никто  не  отозвался.  Путешественники  уже   успели
спуститься по каменным истертым ступенькам сумрачного прохода и очутиться  в
тёмном погребке.
   Разумеется, никакими слесарными мастерскими тут и не пахло.  Над  головой
тянулась плита  бетонного  потолка,  уходящего  в  бесконечность.  А  вокруг
раскинулась во всю ширь мрачная степь без конца и края, по которой  стелился
белёсый туман.
   - Это и есть центр вселенной? -  разочарованно  протянул  Виктор.  Честно
говоря, после всех неповторимых панорам светлой половины он с полным  правом
ожидал чего-нибудь грандиозно-невозможного. Или хотя бы памятный указатель.
   - Центр Вселенной, - торжественным утверждающим эхом отозвался  богатырь,
словно любовался всем тем, что хотел, да не сумел увидеть его спутник.
   Недовольный видом местности Виктор сразу же приобрел готовность  спорить.
Не видя возможности придраться к пейзажу, он решил докопаться к названию.
   - А почему он так называется? - сурово спросил он.
   - Потому что это центр вселенной, - терпеливо объяснил богатырь.
   - Вселенная бесконечна, - не менее терпеливо объяснил Виктор.
   - Но это не мешает ей иметь центр, - объяснил  богатырь  с  таким  видом,
словно растолковывал первокласснику правила сложения.
   - Как можно вычислить центр у бесконечности? - спросил Виктор так,  будто
перед ним стоял трехлетний ребенок.
   - Если даже этот центр вычислить нельзя, то это ещё не значит, что его не
существует,  -  тон  богатыря  напоминал  тон  заботливой  мамочки,  которая
обнаружила, что ее младенцу придется внепланово менять пелёнки.
   Внятных возражений Виктор не нашёл, временем подумать он  не  располагал,
поэтому попробовал осуществить заход с другой стороны.
   - Хорошо, пусть он существует. Но почему именно здесь, в этом месте?
   - А почему бы и нет? - отпарировал богатырь.
   - Слишком мала вероятность, - вспомнил ученое слово Виктор.
   - А ты знаешь место,  которое  с  большей  вероятностью  может  считаться
Центром Вселенной?
   - Нет, - убито произнес Виктор.
   - Тогда кто тебе мешает согласиться с общим мнением?
   - Но... - протянул Виктор, мучительно подыскивая новые возражения.
   - Слушай, - перебил его богатырь. - Ты сейчас в таком месте, где  мечтало
побывать неисчислимое количество людей. Но тебе недосуг, вместо того,  чтобы
стоять и смотреть, ты тратишь  время  на  пустую  болтовню.  Ты  никогда  не
замечал, что с мечтами подобное происходит постоянно. Когда она  далеко,  то
дотянуться до нее хочется неимоверно. Но только она свалилась  в  руки,  как
внимание уже переключается на что-то иное, гораздо  менее  важное.  Так  вот
жизнь и разменивают на пустяки, а ты, между прочим, занимаешься  этим  прямо
сейчас.
   После такого предупреждения  богатырь  прекратил  всяческие  разговоры  и
принялся торжествующе вглядываться вдаль.  Виктор  последовал  его  примеру.
Через десять минут пристального смотрения в полной тишине далеко-далеко  над
туманом стали вырисовываться призрачные контуры башен. Пока  их  наблюдалось
всего три.
   Темнеющие с каждой секундой силуэты, непохожие друг на друга. Не  слишком
худые и не слишком толстые. Одну  венчала  длинная  пирамидальная  крыша  со
шпилем. У другой пирамида оказалась пологой и усеченной, а третья вообще  не
располагала  впечатляющей  крышей.   Шпиль   начинался   прямо   с   плоской
поверхности. Верхний этаж третьей башни состоял  из  арок.  Или  это  только
казалось. Потерявшаяся было сказка вернулась вновь. Хотелось даже забыть все
и броситься по  туманной  степи  им  навстречу,  но  Виктор  знал,  что  это
бесполезно. Такой вот он, самый  настоящий  Центр  Вселенной.  Впрочем,  для
каждого Центр Вселенной мог выглядеть по своему.
   Собственно говоря, у каждого был свой Центр Вселенной,  но  находился  он
почему-то именно в этой точке. Там, вдали,  у  горизонта  бескрайней  степи,
занесённой белым туманом. Степи развернувшейся в скромном подвале волнистого
дома светлой половины верхнего  предела  Кругов  Измерений,  находившихся  в
непримечательном шестиэтажном здании где-то  на  неведомой  планетке.  Центр
Вселенной решил расположиться именно здесь.  И  почему-то,  Виктор  не  знал
почему, но уже  не  хотел  ни  горячо  спорить,  ни  даже  возражать,  такое
положение вещей было правильным и единственно верным.
   Но, как обычно, на смену возвышенному тут же приходят простые и обыденные
размышления о смысле жизни.
   - А Орлик, - испугался Виктор. - Мы ведь даже не  побеспокоились  о  том,
чтобы поискать Орлика. Ни на тёмной половине, ни на светлой.
   - Сходи-ка ты на Край Света, - задумчиво посоветовал богатырь. - Там тебе
многое прояснится, очень многое. И насчет Орлика. И насчет всяческих  других
вещей.
   - А ты там уже был? - коварно спросил Виктор.
   - Конечно, - кивнул богатырь.
   - Так расскажи мне.
   - Зачем? - удивленно воззрился богатырь  на  вопрошающего.  -  Зачем  всё
узнавать понаслышке, когда можно увидеть самому?
   И Виктор в очередной раз за сегодня не стал спорить.







   17. Край Света.
   - Когда же я начну видеть вещи такими, как они  есть  на  самом  деле?  -
спросил Марвин.
   - Вот вопрос, достойный философа , - ответил ковбой-бродяга.
   (Роберт Шекли Обмен разумов) Говоря много об ускорении,  мы  ни  разу  не
упомянули, что же такое ускорение и как оно выглядит на  практике.  Разберем
процесс его появления на примере  давления.  Не  секрет,  что  мы  постоянно
чувствуем давление со всевозможных сторон, включая  семью,  школу,  произвол
начальства,  нестабильную  ситуацию  в  стране,   бедственное   материальное
положение и полное отсутствие способов его  выправить.  Если  Вы  тот  самый
счастливый субъект, который двумя росчерками  пера  может  поставить  жирный
крест на данном списке, то  вспомните,  что  существует  ещё  и  атмосферное
давление.
   Позабыв  про  иные   давящие   на   личность   причины,   Вы   беззаботно
прогуливаетесь по парку и замечаете ущемляющую все права и свободы  личности
табличку. Она гласит:
   По газонам не ходить!!!  Разумеется,  данное  правило  относится  к  кому
угодно, но только не к борцу за свободу и  независимость  в  Вашем  отважном
лице. Ноги бесстрашно пересекают невысокий заборчик, а руки смело вырывают с
корнем последствия диктатуры, хаоса и произвола, давящие на Вашу и без  того
измученную душу. Странно, но Ваши решительные действия  привлекают  внимание
тихой старушки, до этого времени смирно сидевшей на лавочке. Удивительно, но
она крайне недовольна Вашим неординарным поступком, стремясь словами удалить
Вас с освобождённой территории. Вы проникаете в её  душу  и  понимаете,  что
человек, выросший при полном отсутствии демократии, не может эту  демократию
воспринять как Вы, всей душой и сердцем. Не дави на меня,  бабушка,  ой,  не
дави,  -  пробуете  Вы  увещёвать  старушку  и  послать  в   противоположном
направлении доходчивыми выражениями, которые мы тут приводить не  станем.  И
старушка ускоренно  удаляется  в  указанном  направлении.  Увидев  ускорение
собственными глазами,  Вы  можете  справедливо  торжествовать  победу  своей
личности и собственных желаний. До того самого  момента,  когда  исчезнувшая
было старушка внезапно появляется на переднем плане, а  рядом  с  ней  стоит
суровый страж порядка, ненавязчиво поигрывая дубинкой, знакомиться с которой
очень не хочется. Испытав дополнительное давление, Вы вовремя понимаете, что
ускорение  теперь  лучше  сообщить  теми  же   доходчивыми   словами   своей
собственной персоне. И Вы  ускоренно  исчезаете  в  безопасном  направлении,
выдавленные с  территории,  вновь  погрузившейся  в  мрак  жёсткого  периода
железной стены.  Для  Вас  происшедшее  является  всего  лишь  неудачным  по
гороскопу днем. Для ученого, проникшего в  глубины  теории  желаний,  данный
случай наглядно иллюстрирует действие второго закона  этой  славной  теории:
для создания ускорения должна существовать разность давлений...
   ... Три детских сада слаженно пристроились друг к другу. Их общие  заборы
матово светились тёмно-зелёным, а собственные ограждения  от  влияния  улицы
приятно голубели в  сумерках.  На  вывеске  первого  были  нарисованы  яркие
улыбающиеся грибы и надпись Гномик. Второй тоже  стремился  быть  поближе  к
природе, о чем сообщали белые облака, складывающиеся на зелёном фоне стены в
слово Пастушок. Имя третьего - Налоговичок - было  выполнено  строгими,  без
излишеств, буквами, укреплёнными на крыше  навеса  над  входной  дверью.  По
другую сторону  тянулся  заросший  зелёной  травой  холмистый  пустырь.  Над
головой развернулось небо.
   Розовое-розовое от горизонта до горизонта. Впереди,  через  полкилометра,
высились панельные пятиэтажки из разноцветных квадратиков железобетона. Край
Света начинался на границе и наплывал на территорию тёмной половины.
   Рядом с Виктором по обеим сторонам  шагали  две  высоченные  фигуры.  При
взгляде на них без лишних разговоров становилось  понятно,  почему  в  домах
светлой половины такие высокие потолки первых этажей. Шаги их  были  гораздо
шире, поэтому оба спутника Виктора то и дело оказывались впереди, а  Виктору
приходилось вприпрыжку догонять их и вливаться в общую шеренгу.  Вернее,  не
спутники, а спутницы, так как одеты они были в длинные, чуть ли не до земли,
платья. Собственно говоря, судить  по  одежде  не  стоило,  так  как  самого
Виктора для подобной миссии одели донельзя странно. Виктор  не  мог  считать
себя одетым и даже полуодетым,  хотя  половинные  формальности  соблюдались.
Грудь Виктора заботливо закрывал тёплый свитер фабричной вязки. На плечи был
накинут серый короткополый пиджачок. Ноги шагали, перескакивая через трещины
в асфальте, обутые в потрёпанные ботинки - единственную родную вещь.  Больше
на Викторе не наблюдалось ничего. В самом  прямом  смысле.  Если  бы  одетой
оказалась нижняя половина, то Виктор чувствовал бы  себя  в  своей  тарелке,
невзирая на далеко не рельефную мускулатуру собственного тела. Но  одеть  не
разрешили как раз нижнюю половину. Поэтому Виктор смущался неимоверно.
   Пусть ни навстречу, ни параллельным курсом не  шли  любопытные  прохожие.
Пусть величественные, светлые длинноволосые фигуры не хихикали  в  кулак,  а
вели меж собой какую-то непонятную беседу. Пусть весь город спал под  сводом
розового   неба.   Виктора   сейчас   нисколько   не   интересовали   данные
обстоятельства. Его занимал один-единственный вопрос - почему визит на  Край
Света должен проходить в подобном  наряде.  Время  от  времени  он  пробовал
растянуть свитер и иногда ему даже казалось, что нижний край стал прикрывать
больший участок. Следующая секунда развеивала призрачные иллюзии, но  Виктор
не оставлял надежду на лучшее.
   Экспериментировать с пиджачком и вовсе не стоило. Оставалось в  очередной
раз горестно вздохнуть и снизу вверх заглянуть в лица тех,  кто  вёл  сейчас
беседу о высоких  материях.  Виктор  успокаивал  себя  тем,  что  они  выше,
взрослее, умнее и безусловно знают, как всё нужно делать.
   Окна  темнели.  Небо  наливалось  предвосходным  сиянием.  Но  солнце  не
торопилось предстать перед идущими к Краю Света. Может быть когда то тем  же
путем вели  в  иную  жизнь  великого  Данте,  только  окружающая  обстановка
соответствовала современным реалиям. Действительно, сумрачный лес давно  уже
вырубили и сплавили по широкой реке в неизвестность. Гору сравняли с  землей
и выстроили на этом месте промышленный комлекс, а деревенька,  о  которой  и
сказано то в той великой книге  ничего  не  было,  разрослась  и  обернулась
бетонными  пятиэтажками.  Но  уже  не  вставали  люди  ни  свет-ни  заря,  а
предпочитали спать до упора. В общем, жить стало лучше, жить стало  веселей.
И Виктор этому искренне радовался. Он даже думать не хотел о таком варианте,
когда на балконах толпились бы любопытствующие жители, даже  если  с  пятого
этажа Виктор представлялся в более культурном виде.
   Ну нет, в голову опять лезли исключительно печальные мысли.
   Срочно требовалось переменить тему. На спутниц надеяться не  приходилось.
Их темы витали на  высотах,  недоступных  уровню  развития  бедолаги,  чудом
угодившего в их компанию. Он годился лишь для того, чтобы вести его  куда-то
и следить, чтобы он не потерялся и вёл себя хорошо. Оставалось призадуматься
о кругах.
   Данте со своим спутником прошёл семь кругов ада. Виктор стоял на  шестом.
Ну не преисподней, конечно, а чего-то непонятного и несколько некомфортного.
Кроме того, в воздухе неоднократно витало  понятие  восьмой  круг  ада,  что
означало нечто опасное и труднопреодолимое. Но стоило  ли  применять  земные
реалии на сущность кругов, хоть они так и выпирали отовсюду. Тем  не  менее,
можно было представить, что круги вовсе не заканчивались шестым этажом.  Кто
знает, может ещё существовал некий  таинственный  чердачок,  где  и  прятали
неуловимого Орлика от посторонних глаз. Виктора пробрала приятная  дрожь  от
своей догадливости.
   Неудивительно, что никто  до  этого  так  и  не  смог  разыскать  предмет
вожделения.
   Дома расступились и перед Виктором раскрылась пустота. Земля  под  ногами
изгибалась в длинную узкую изогнутую косу,  на  самом  краю  которой  стояла
конструкция, напоминающая вышку военного локатора.  Далее  не  было  ничего,
кроме этой самой пустоты. Как Виктор читал во  многих  книгах,  про  пустоту
трудно сказать что-то определённое. Это же подтверждала и народная  мудрость
поговоркой Лучше один раз увидеть. Виктор увидел и слов  не  находилось.  Он
мог сказать только то, что пустота была светлой, если такое выражение вообще
к ней подходило.
   Но зрелище захватывало. Над головой ещё розовело  небо.  Чуть  сзади  две
величественные фигуры  продолжали  нескончаемую  беседу.  За  спиной  стояли
непоколебимые пятиэтажки.  Справа  и  вдалеке  высился  локатор  или  что-то
похожее на него. А впереди всего сущего стоял Виктор.
   У каждого человека будет в жизни момент, когда он встанет перед пустотой.
И тогда уже поздно будет думать, бежать, оглядываться.  Отличие  Виктора  от
вышеупомянутых людей состояло в том, что он мог отступить, что его время ещё
не пришло, что он пока ещё только зритель.
   Так  он  и  поступил.  Сначала  был  небольшой  шажок  назад,  потом  шаг
поуверенней, затем Виктор развернулся и решительно двинулся в обратный путь.
Две фигуры, не прекращая  почти  неслышного  и  всё  такого  же  непонятного
разговора, последовали за ним.
   В самый последний миг,  когда  пустота  ещё  не  скрылась  под  привычной
панорамой пятиэтажек и розового неба,  неведомое  и  необъяснимое  прохладно
коснулось чего-то неощутимого внутри Виктора. И  в  душе  Виктора  разлилась
печаль.
   Теперь он знал совершенно точно - Орлика на Кругах  Измерений  искать  не
стоило.
   Ни раньше, ни сейчас. И ещё он твёрдо знал, что выхода из  шестого  круга
тоже не существует.





   18. Третья половина.
   - И тебе не нужно никакой награды?  Ты  ни  о  чём  не  просишь  меня?  -
спросила красавица.
   - Ну как же, очень прошу: оставьте меня в покое! - сказал Зербино. - Если
человек ничего не хочет - значит, у него есть всё, что он хочет.  А  если  у
него есть всё, чего он хочет, - значит, он счастлив. Прощайте!
   И он захрапел.
   - Бедный юноша, - сказала красавица. - Твоя душа спит крепче, чем ты сам.
   (Э. Лабулэ  Зербино-нелюдим)  Часто  бывает  необходимо  прикинуть  текст
желания, хотя нет  данных  для  точного  расчета  или  нет  ни  времени,  ни
возможностей использовать все данные полностью.
   Разбирая   случай    с    тем    же    вожделенным    дворцом,    обычный
среднестатистический желающий вряд ли сможет представить и  связно  показать
как в этом дворце будет проходить  отопительная  система  или  воздухоотвод.
Разумеется, он может вообразить облик дворца весь, до последней  черточки  и
винтика, удерживающего дверцу одного из многочисленных тайничков,  но  сила,
призванная воплотить это желание в реальность, целиком и полностью уйдет  на
высказывание его вслух, которое может затянуться на всю оставшуюся жизнь.  И
даже после этого он рискует  остаться  недовольным,  обнаружив,  что  в  сто
девятнадцатой ванной кафель не молочного цвета, а лимонно-жёлтого.  Или  что
грандиозное сооружение с  искусственным  морем,  метрополитеном  и  канатной
дорогой построилось вовсе не для него, так как желание, начинающееся  фразой
Хочу, чтобы здесь был дворец...  вовсе  не  предполагает  наличие  какого-то
конкретного хозяина.
   Чтобы этого не произошло существует такое  понятие,  как  приблизительная
оценка. В огромном количестве желаний,  где  отыскание  точной  формулировки
либо  требует  затраты  неоправданных  усилий,   либо   просто   невозможно,
приходится  удовлетворяться  приближённым  решением.  В  таких  случаях   не
остается ничего другого, как на  основе  разумных  предположений,  требующих
смекалки и работы мысли, произвести оценку, или, как  выражаются  на  языке,
понятном обывателям, грубую прикидку.
   Оценки, к которым приходится прибегать желающему, - дело не простое.  Тут
недостаточно примитивного угадывания решения. Желание типа  Мне  нужна  жена
вот с таким бюстом!!! таит в себе  неведомые  опасности,  так  как  желающий
никоим образом не позаботился ни о количестве ног и голов, ни о том, что  же
именно он принимает за понятие бюст.  Оценки  требуют  не  только  умения  и
навыка, разностороннего опыта и широты знаний,  но  и  твёрдости  характера.
Иначе после высказывания желания Вам подсунут залежалый товар  сомнительного
качества.  Вы  должны  проницательным  взглядом   немедленно   оценить   все
недостатки и устранить их посредством  заполнения  приложений  к  заявке  на
исполнение  желания.  Также  полезно   проявлять   твёрдость   характера   в
повседневной  работе  и  жизни,  будь  то  производственное  совещание   или
выяснение глобального характера, кто же должен  сегодня  заниматься  выносом
мусора. И Вы сами заметите, насколько легче Ваши желания  будут  становиться
реальностью.
   Если Вам трудно сделать приблизительную оценку  объекта  желания,  то  на
помощь приходят ведущие специалисты в области теории желаний.  Их  силами  и
упорным трудом разработан грандиозный проект под названием Типовая заявка на
исполнение желаний. Типовая заявка создана для облегчения воплощения желания
среднестатистическим желающим, который не  может  тратить  своё  драгоценное
время на обдумку всяких тонкостей. Типовая заявка призвана автоматизировать,
унифицировать и стандартизировать процесс высказывания желаний.  Разумеется,
за всё надо платить и строго следить за выполнением  отмеченных  пунктов.  В
целях экономии времени типовая заявка может оказаться главным и единственным
фактором претворения желания в реальность.
   Теперь  Вам  не  придется  долго  подыскивать  соответствующие  слова   и
выражения.
   Нужно просто достать ручку, фломастер, кусочек угля  или  другую  пишущую
принадлежность и приготовиться делать отметки в требуемых пунктах.  97.  Тип
строения. Разумеется, дворец. Мы к нему уже привыкли в качестве примера  для
лабораторной работы, хотя некоторым он уже успел изрядно надоесть. 216.
   Количество этажей. Да пусть будет десять. Чем мы хуже Васи, который живет
на девятом в типовой многоэтажке. 1325. Отопление.  Да!  2329.  Вентилляция.
Да!
   5333. Водопровод и  Канализация.  Да!  5338.  Холодная  вода.  Пропускаем
(потом узнаете почему). 5339. Холодная и  горячая  вода.  Опять  пропускаем.
5340.
   Холодная, горячая и ледяная вода.  И  снова  пропустим!  5341.  Холодная,
горячая и ледяная вода, включая ванну с шампанским.  Маловато,  конечно,  но
пожалуй стоит затормозить, а то и до  пенсии  не  успеем  заполнить.  17556.
Автоматическая уборка полов. Yes, yes, yes!!! Не царское  это  дело  -  полы
мыть. 230784.
   Суперскоростное аннигиляционное устройство. Тут нам встретилось несколько
новых, непонятных слов. Прежде, чем автоматически  ставить  плюсик,  неплохо
поинтересоваться, что же будет аннигилировать  устройство  с  такой  высокой
скоростью? Или кого?
   Если типовая заявка Вам не подошла, то приходится выполнять ту же  работу
вручную, экономя на всяких незначительных  факторах  типа  обоев,  коврового
покрытия и автоматической одевалки. Зато приблизительная оценка позволит Вам
уложиться в пять  минут,  хотя  потом  придется  вызывать  бригаду  мастеров
широкого профиля для окончательной доводки полученной конструкции  под  Ваши
собственные  стандарты.  Если  Вы  хотите   достичь   успехов   в   освоении
высказывании желаний без типовой заявки, то  Вам  наверняка  придется  часто
проделывать ориентировочные расчеты. Навык в этом  деле  представляет  собой
важнейшее  качество  талантливого   изъявителя   желаний.   При   правильном
применении оценочные расчеты с их приближенными ответами играют важную  роль
в процессе высказывания желаний.
   Отрезок времени, за который ещё так недавно  Вы  успевали  пожелать  лишь
малую  частичку  чего-то  одного,   теперь   наполняется   разнообразнейшими
желаниями.
   Остается только обеспечить работу механизма по скорейшему претворению  их
в жизнь...
   ...  Богатырь  собирал  вещи.  То,  что  не  умещалось  в  его   поистине
неисчерпаемых  карманах,  он  заботливо  укладывал   в   маленький   кожаный
чемоданчик, словно позаимствованный  у  некогда  популярной  игрушки  Доктор
Айболит. Вот прямо сейчас он запихал туда отличнейшие горные лыжи длиною  не
менее двух метров.  Виктор  не  стал  спрашивать  секрет  такой  невероятной
упаковки. Отчаяние грызло его уже  второй  час.  Он  не  мог  поверить,  что
никогда  не  вернётся  на  Землю.  Богатырь  огорченно  крякнул.  Гигантские
горнолыжные  ботинки  не  желали  проходить  в  узкое  жерло,   образованное
раздувшимися стенками чемоданчика. Тогда герой народных былин поднапрягся  и
с видимым усилием растянул бордовую кожу, увеличив диаметр дыры чуть  ли  не
вдвое. Ботинок со скрипом продрался сквозь препятствие и ухнул  вниз  как  в
пустую бочку. Судя по всему, несмотря на  деформированные  контуры  предмета
дорожного обихода, в нём оставалось ещё  немало  места.  Богатырь  задумчиво
поглядел на гору, возвышающуюся над городом.
   Виктор даже напугался, а не собирается ли  богатырь  и  ее  прихватить  с
собой.
   Впрочем,  облюбованная  всепроникающим   путешественником   возвышенность
скорее всего принадлежала тёмной половине, поэтому Виктор особо не возражал.
Если бы, конечно, кто-то догадался  спрашивать  его  мнение.  Но  обитателям
обеих половин шестого круга было недосуг интересоваться мнением  Виктора  ни
по данному вопросу, ни по каким другим. Им также крайне недоставало  времени
интересоваться и самим  Виктором.  Правая  рука  отчаянно  сжимала  бумажку,
испещренную символами невиданной ранее письменности. Многоопытный  богатырь,
оторвавшись от упаковки багажа, перевёл  озадаченному  Виктору,  что  данный
документ содержал набор пространных изречений, вся суть которых сводилась  к
одной-единственной фразе. Фраза  эта  подразумевала  сообщить  Виктору,  что
вопрос удаления Виктора с Кругов Измерений будет рассмотрен  не  ранее,  чем
через два месяца. Цифирку  2,  напоминавшую  две  римские  палочки  какой-то
добрый человек успел заботливо подкорректировать, пририсовав  дополнительную
чёрточку алой пастой. Данное исправление означало, что рассмотрение  вопроса
отложено ещё на один  месяц.  Богатырь  не  преминул  сообщить  и  без  того
расстроенному Виктору, что рассмотрение - это ещё далеко не утверждение.
   Тайна о том как самому богатырю удалось избежать всех формальностей,  так
и  осталась  нераскрытой.  Богатырь  категорически  отказался  рассказывать,
заявив, что Виктора такой способ однозначно не устроит.
   - У меня особое положение, - завершил он свой рассказ. - Я  свою  планету
чуть ли не полжизни разыскиваю. А ты только-только потерялся. Ну посуди сам,
разве  справедливо  будет  возвращать  тебя  обратно,  когда   ты   ещё   не
прочувствовал все тяготы и лишения беспланетной жизни?
   Виктор не стал отвечать и пригорюнился, упершись взором в гору, так и  не
пригодившуюся богатырю.
   - Правильно смотришь, - одобрил его времяпрепровождение маленький боец. -
Прежде чем унывать, попробуй-ка третью половину. Ты ведь ещё не видел ДДГ.
   - Это где? - моментально встрепенулся Виктор.
   - А кто его знает, - махнул рукой богатырь. - Оно  на  границе  вечера  и
ночи.
   Здесь невозможно  корректно  провести  границу  между  тёмной  и  светлой
половинами, так где найти специалиста, умеющего разделять вечер и ночь. День
и ночь, тут бы и я справился. А вечер, кто его разберёт.
   С этими словами богатырь захлопнул крышку чемоданчика,  уверенно  попинал
по бортам, отчего изогнутые поверхности вновь стали прямыми плоскостями, и с
лязгом застегнул все три ремня: левый, правый и длинный,  плотно  обмотавший
по центру весь чемодан.
   - Не грусти, - богатырь вскочил на стол  и  глаза  Виктора  оказались  на
одном уровне с глазами покидавшего его друга. - Тебе нужен выход и он у тебя
будет?
   - Выход? - обиженно нахохлился Виктор. - Да  нет  его  здесь.  Понимаешь,
нет. По крайней мере для меня.
   - С чего ты взял? - в глазах богатыря засияли проникновенные звездочки.
   - Я знаю это! Понимаешь, ЗНАЮ!!!
   - А ты представь, что не знаешь про отсутствие  выхода.  Ты  пока  ещё  в
неизвестности. Ещё раз  повторю  тебе.  Твоя  беда  в  предсказуемости.  Как
предсказуемы   все   твои   пятиэтажные    конструкции    из    красно-белых
параллелипипедов, которые ты упорно называешь жилыми домами. Взгляни на  мир
по другому. Взгляни на шестой круг так, чтобы увидеть  в  нём  выход.  Пусть
этот выход существует только для тебя, но он БУДЕТ!  Только  захоти  увидеть
его. Сильно  захоти.  А  потом  взгляни,  отбросив  то,  что  так  услужливо
подсказывает тебе сознание. И  самосознание,  кстати.  Такое,  как  у  тебя,
только вредит. Взгляни иначе. Взгляни  так,  как  никогда  не  смотрел.  Это
единственный выход для тебя. И он уже есть.
   Просто тебе он кажется чем-то другим. Увидь его, и тогда ты будешь ЗНАТЬ,
что он есть. Более того, ты сразу поймешь, как через него пройти туда,  куда
нужно твоей персоне.
   Виктор проводил его до выхода  из  роскошной  гостиницы,  где  им  отвели
двухместный номер. К самому крыльцу подкатил микроавтобус, ласкающий  взгляд
своими плавными очертаниями. Впрочем, это поймёт только автомобилист. Виктор
же никогда не принадлежал к сословию автомобилистов и поэтому  не  любовался
совершенством чуда техники, а печально взирал, как богатырь  загружает  свой
удивительный чемодан в салон,  обитый  тёмно-фиолетовым  бархатом.  Богатырь
вскочил на верхнюю ступеньку, по деловому махнул Виктору рукой  и  прокричал
на прощание:
   - Не забывай про третью половину! И помни, если что, я рядом.
   Сила всегда с  тобой!  -  отозвалось  эхо  и  истаяло  за  углом,  как  и
микроавтобус, чей дальнейший маршрут был  покрыт  тайной,  поскольку  ни  на
одном из кругов Виктор не заметил ни малейших признаков космодрома.
   Дело было вечером, делать было нечего. От  вынужденного  безделья  Виктор
бесцельно шатался  по  городу,  поскольку  в  номере  на  него  накатывалась
невыносимая скука. Да и стоит ли оказаться невесть где, только за тем, чтобы
отсидеть положенный срок в не слишком большой комнате с  плотно  зашторенным
окном.
   Постепенно  удивительные  дома  стали  сходить  на  нет,  уступая   место
полусферам из жёлтого кирпича без всяких признаков  окон  и  дверей.  То  ли
здесь строились технические сооружения, то ли их неведомым обитателям  вовсе
не требовались окна и двери. Дорога начала забирать в гору  и  чем-то  стала
напоминать  центральную  аллею  заброшенного  пионерского  лагеря,  заросшую
раскидистыми  кустами.  Кусты  оказались  обычными  зелёными  и   совершенно
нехарактерными  для  светлой  половины,  буквально   набитой   всевозможными
диковинками. Сгущался сумрак. Где-то далеко зажглись невидимые фонари  и  их
отсветы бродили по почерневшему беззвёздному небу. Чем больше  темнело,  тем
больше народа встречалось Виктору,  словно  здешние  обитатели  вели  ночной
образ жизни. Дорога прошла вверх совсем круто. Обычные  автомобили  вряд  ли
сумели бы забраться на такой подъём. Но для  кого  же  тогда  строилась  эта
совсем новенькая гладкая дорога? Вопрос до сих пор остался невыясненным, так
как никакого общественного и личного авто-мототранспорта на  проезжей  части
не наблюдалось. Только люди.
   В отличии от Виктора прочие путешественники  не  испытывали  ни  малейших
неудобств с подъемом на обозначенную возвышенность  и  спуском  с  неё.  Они
преспокойно следовали перпендикулярно  плоскости  дороги,  и  только  Виктор
выдыхался,  карабкаясь  на  всё  увеличивавшуюся   крутизну.   Остановившись
передохнуть, он с изумлением  наблюдал  за  снующими  туда-сюда  гражданами,
находящимися  под  углом  градусов  сорок  пять   относительно   измученного
альпинистскими  вывертами  тела  Виктора.  Некоторые   из   них   приветливо
улыбались.  С  их  точки  зрения  Виктор   изображал   странного   субъекта,
передвигающегося на четырёх конечностях и никак  не  решающегося  встать  на
ноги. И Виктор действительно не решался. Незримый отвес подтверждал  правоту
Виктора и указывал ему на несоответствие поведения окружающих. А окружающие,
нисколько не смущаясь, шагали и шагали. И вовсе не думали падать, скатываясь
по ленте дороги к подножию горы, скрытому наступившим мраком.
   Постепенно до Виктора  добралась  неприятная  мысль,  что  все  остальные
шагают правильно и удобно, и  только  он  корчит  дурака,  выставленного  на
всеобщее  посмешище.  Осторожным  рывком  Виктор  оторвал  руки  от   земли.
Невидимый отвес запротестовал, но Виктор подавил неприятные ощущения. Закрыв
глаза от ужаса, он поставил ноги на полную ступню и выпрямился, ожидая,  что
сейчас запрокинется на спину и покатится кувырками, на ходу сбивая ни в  чём
неповинных людей. Ничего страшного не произошло. Всё вокруг  осталось  точно
таким же. Разве что кусты теперь выглядели тянущимися  к  земле.  Пускай,  -
успокоил себя  Виктор.  -  Бывают  такие  кусты.  Кирпичные  сферы  казались
полуопрокинутыми. Ну и что, - подумал Виктор. - Может именно так оно и  было
задумано. Небо над головой не изменилось и осталось все таким  же  чёрным  и
беззвёздным. Это позволило Виктору оторвать правую ногу от земли  и  сделать
первый маленький шаг, затем второй и третий.
   После пришлось отправить вдогонку и левую  ногу,  иначе  Виктор  рисковал
усесться в гимнастический шпагат.
   Теперь шагалось легко и хорошо, как и  всему  остальному  народу.  Виктор
успокоился, так как никто больше  не  обращал  на  него  внимания.  Неспешно
продвигаясь вперед, он достиг вершины горы и тут замер, как замороженный.
   Единственная  возвышенность  шестого  круга,  та  самая,  что  привлекала
пристальное внимание богатыря, находилась совсем в другой части города -  на
тёмной половине.
   Виктор начал пристально вглядываться вдаль, но тщетно - ночная мгла съела
панораму окружающей местности. В пределах видимости осталась только  вершина
неизвестной горы, казавшаяся теперь для Виктора крутым обрывом. Вблизи самой
высокой точки,  около  сворачивающей  вниз  дороги  примостилось  небольшое,
опрокидывающееся в бездну деревянное строение  с  ярко  горящими  окнами.  А
совсем рядом от дезориентированного путника, как пушечный ствол,  в  сторону
скрытого ночной тьмой горизонта уставилось массивное дерево, чьи  длинные  и
крепкие ветви раскинулись у него над головой во всех направлениях света.
   Через  несколько  шагов  Виктор  подобрался  к  краю  обрыва,  а   затем,
уцепившись за дерево, рискнул шагнуть на гладкий склон. Глаза зажмурились от
страха,  когда  нога  отыскивала  опору  на  новой  плоскости.  Падения   не
произошло. Осторожно открыв глаза, Виктор обнаружил над  головой  неизменное
небо. Однако, теперь ствол дерева тянулся вертикально вверх.
   Дуб, - подумал Виктор,  разглядывая  морщинистую  кору.  Но  если  полное
отсутствие желудей можно было  списать  на  добросовестную  работу  местного
дворника, то пятиугольные стрельчатые листья никак  нельзя  было  спутать  с
плавными переходами дубовых.
   Тогда каштан, - решил Виктор, никогда  в  жизни  не  видевший  ни  одного
каштана, но тут же поменял свое решение. - Нет, лучше баобаб.
   Про баобаб он где то читал, но это было очень давно, и источник никак  не
хотел вспоминаться.
   - Не, - громко и смело возразил кто-то рядом и чуть-чуть ниже.
   Виктор опустил взор и заметил коренастого мужичонку  с  дикими,  горящими
зелёным  светом  глазами.  Подобное  зрелище  красиво  смотрится  на  экране
телевизора, но в реальной жизни и особенно вблизи большого  удовольствия  не
доставляет.
   - Почему? -  заспорил  Виктор,  проклиная  в  душе  всех  без  исключения
телепатов.
   - Сам такой, - обиделся зелёноглазый, услышав новое, незнакомое слово.  -
Меня обозвал, дерево наше обозвал, а ведь полезешь туда, помяни  мое  слово,
полезешь.
   И исчез. Просто растворился во тьме.
   Виктор пристальнее вгляделся в непонятное дерево. А  почему,  собственно,
оно должно считаться баобабом? Неужели Виктор обязан идентифицировать его, а
затем раскладывать по видам и подвидам. Да пускай оно будет просто  деревом.
Деревом, и ничем другим. Виктор любовно провёл пальцем по морщинистой  коре.
Дерево не возражало оставаться просто деревом.
   Судя по всему, единственное творение  живой  природы  не  оставалось  без
внимания  народнных  масс.  То  и  дело  на  дерево  пытались  вскарабкаться
всевозможные, зачастую совершенно неописуемые  существа.  Среди  прибывающих
царили мир, дружба, солидарность. Более высокие помогали забраться  средним,
маленьким и очень маленьким, а крохотных просто поднимали и  подсаживали  на
нижние ветки.
   Виктор задумался, а что бы по этому поводу  сказал  богатырь.  Но  небеса
молчали,  поэтому  приходилось  жить  своим  умом.  Игноррировать   старания
населения по освоению зелёных  просторов  не  получалось.  Виктор  вздохнул,
подпрыгнул, ухватился за одну из веток, подтянулся и оказался над землей.
   Смотреть на мир сверху вниз всегда приятно и завлекательно.  У  некоторых
граждан, правда, при этом  совершенно  неожиданно  просыпаются  плевательные
инстинкты. Но Виктор не относился к этому, далеко  не  маленькому  сословию.
Тем более, что в эту знаменательную  минуту  его  в  очередной  раз  догнало
классовое самосознание, безнадежно отставшее где-то  на  предыдущих  кругах.
Оно вовремя остановило Виктора, напомнив, что плевок запросто может  угодить
на голову какого-нибудь существа, которое появится в поле  видимости  именно
тогда, когда остановить процесс будет уже невозможно. О том,  что  пока  ещё
кроющееся во тьме существо может  оказаться  довольно  габаритным  со  всеми
вытекающими отсюда последствиями, Виктор  догадался  сам.  Да  и  просто  не
хотелось портить хороший  вечер  поступком,  не  соответствующим  моральному
кодексу строителя коммунизма.
   Нет, здесь было по-настоящему хорошо. Виктор осторожно  сел  на  ветку  и
начал оглядывать далекие горизонты, которые так и не нашлись, так как тьма и
не  думала  рассеиваться.  Пришлось  перевести  взгляд  на   более   близкие
перспективы. А их набиралось всего-ничего.  Раскидистое  дерево,  приютившее
Виктора. Непонятный дом.
   И гора, на которой они разместились.
   Дом-Дерево-Гора, - подумалось Виктору, - ДДГ!
   Он находился в самом центре третьей достопримечательности шестого круга.
   Находился на той самой, таинственной Третьей Половине,  затерянной  между
вечером и ночью. Здесь не было бесконечности Центра Вселенной и пустоты Края
Света. Но в воздухе витало нечто особенное. Да и  дом  нельзя  было  назвать
обыкновенным, заурядным строением. Прежде  всего  Виктор  заметил,  что  его
архитектура   неуловимо   менялась.   С   первого   взгляда   он   напоминал
избушку-развалюшку, обнесённую  шаткой  оградой,  с  пристроенным  сараем  и
прочими хозяйственными сооружениями.
   Подтягиваясь, Виктор краем глаза отметил, что теперь перед ним чуть ли не
небоскрёб, выстроенный  все  из  тех  же  потемневших  от  времени  и  мрака
деревянных бревен. Нельзя сказать, что он взметнулся в небо,  но  по  стенам
рассыпалось  великое  множество  жёлтых  квадратных  окошек,  среди  которых
изредка попадались приятно-бежевые. И правильно, - подумал Виктор. -  А  кто
это обязал дом  строго  соблюдать  неизменное  количество  этажей?  Кто  тут
вознамерился лишить дом интересной непредсказуемой жизни и  втиснуть  его  в
жесткие формы? Пускай этим буквоедом буду не я. Здание переменной  этажности
тоже не возражало.
   Теперь дом предстал перед ним то ли шести, то ли четырёхэтажным  кубиком,
с серебристой трапецией крыши, невероятным количеством кирпичных и  жестяных
дымовых труб и изящных балкончиков на стенах. Он менялся прямо на глазах, но
заметить, как рождались перемены Виктор так и не смог. Дом снова  становился
приземистым, трёхэтажным, словно из него бесшумно вылетал  ранее  накаченный
воздух.  И  Виктор  знал,  что  зайти  туда  он  не  решится  ни  при  каких
обстоятельствах. Не из-за страха или лени. Просто здание строилось вовсе  не
для того, чтобы туда заходил Виктор. Такое положение вещей трудно объяснить.
Его можно лишь почувствовать, а затем поверить.
   Народные  гуляния  продолжались.  Люди,  не   интересовавшиеся   местными
достопримечательностями,  появлялись  из-за  близкого   горного   горизонта,
огибали и дом, и дерево, а после скрывались  за  склоном,  опрокидываясь  во
тьму. Там тоже тянулась дорога. Но  Виктор  не  хотел  покидать  насиженного
места. Он не знал почему. Просто хорошо было  сидеть  здесь  в  одиночестве,
словно не существовало никаких Кругов Измерений, Земли, Денсобола-5  и  всей
остальной вселенной впридачу. Для жизни вполне  хватало  и  того  маленького
кусочка, озарённого неяркими фонарями, свет которых так и не отступил  перед
бескрайним мраком.
   В толпе мелькнуло знакомое лицо. Серёга Комаров  весело  шагал  во  главе
цепочки из пяти человек  с  лопатами  на  плечах.  В  руке  он  нёс  фонарь,
стрелявший вперед пучками света, словно  сверкающими  вениками.  Шаг.  Качок
фонаря. Шаг. Качок в другую сторону. Шаг. И из  жестяного  корпуса  вылетает
новый пучок и уносится прочь за пределы видимости. Команда дружно  распевала
Мы садовники-огородники на мотив Подмосковных вечеров. Видимо, Серёга  сумел
найти здесь свое счастье.
   Но Виктору не  хотелось  слезать  с  дерева  и  бежать  за  приятелем  по
четвертому кругу. Он чувствовал, что  Серёгин  путь  отличен  от  того,  что
предстоял ему.
   Отличен настолько же, как и дорога богатыря, куда тот даже не  планировал
брать Виктора. И его выбор  был  не  за  дорогой,  стелящейся  внизу,  а  за
сидением здесь.
   Ожидание не тяготило. Всё располагалось на своих местах. Выбор был и  был
выход.
   Осталось только сформулировать свой выбор, как это уже не раз происходило
на пройденных этажах странного здания Кругов Измерений.
   - Время, - то ли спросило, то ли утвердило сидящее  рядом  существо.  Оно
представляло  собой  меховой  тёмно-серебристый  шар  с  выпуклыми,   матово
поблескивающими глазами. Все оно без труда разместилось бы в ладони Виктора,
но  менять  своё  местоположение  существо  не  собиралось.  Или  просто  не
показывало вида.
   - Время, - ещё раз сказало оно. - Пора. Ты знаешь.
   Виктор знал. Ещё секунду  назад  он  не  чувствовал  этого  удивительного
знания. Но сейчас... Он знал. И все  вопросы  становились  бессмысленными  и
ненужными. Надо было просто запрокинуться  назад.  Резко.  Безбоязненно.  Не
задавая никаких вопросов.  Запрокинуться  назад,  чтобы  сорваться  с  ветки
дерева третьей половины шестого этажа Кругов Измерений...












   19. Возвращение.
   А в сегодняшнем вечере всё-таки  было  что-то  такое,  чего  не  хотелось
предавать, и Сердюк даже знал что - ту секунду, когда они, привязав  лошадей
к веткам дерева, читали  друг  другу  стихи.  И  хоть,  если  вдуматься,  ни
лошадей, ни стихов на самом деле не было, все же эта секунда была настоящей,
и ветер, прилетавший с юга и обещавший скорое лето, и звёзды на небе  -  всё
это тоже было, без всяких сомнений, настоящим, то есть таким, каким и должно
быть.
   (В. Пелевин "Чапаев и Пустота")  Бегло  пробежавшись  по  основам  теории
желаний, мы вернулись  к  исходным  вопросам  о  причинах,  объяснениях,  об
эксперименте и самой теории. Вы так и не получили чёткого заключения, что же
в теории желаний можно считать правильным. По существу, к моменту, когда  Вы
читаете эти строчки, у Вас накопилось гораздо большее  количество  вопросов,
чем то, что было до прочтения книги.
   Но даже сжатый, усечённый и жёстко отцензурированный курс теории  желаний
показывает насколько велико значение желания в прошлом, настоящем и  будущем
вселенной и того, что скрывается за её пределами.
   Не стоит расстраиваться от осознания факта, что Вы пока  не  в  состоянии
применить всю мощь теории на практике,  в  обычных,  повседневных  событиях,
чтобы разом перевернуть свою  жизнь  и  весь  мир  вместе  с  ней.  Грядущие
перспективы теории желаний, как ни странно, во многом зависят  от  отношения
неспециалистов в этой области: родителей, учителей, должностных лиц,  членов
правительства и, как  достойного  завершения  данной  закономерности,  Вашей
собственной персоны. Поэтому не надо отказываться от  своих  желаний.  Нужно
изучать их, исследовать и претворять в жизнь,  если  с  Вашей  точки  зрения
прогресс движется в том же направлении.
   Желание. Одно лишь слово. Но невозможно объять его смысл.
   Желание, как бриллиант с миллионами граней. Мы любуемся  игрой  света  на
одних, никогда не замечаем другие, видим третьи искаженными, а  о  четвертых
можем только догадываться. Цепочка слитых в  ожерелье  желаний  тянется  всю
нашу жизнь, а может и до неё, и после. Не возникай желания, не  существовало
бы ничего кроме бесконечной пустоты. Посреди неисследованного мрака летит  в
бесконечность  сверкающее,  озарённое  светом  дальних  неназываемых   звёзд
ожерелье. Оно проходит над тысячами других, ныряет под миллионы точно  таких
же, пересекается с чужими ожерельями, забирая из них  необходимые  звенья  и
теряя свои. Оно сплетается с цепочками, тянущимися  в  том  же  направлении,
чтобы усилиться, окрепнуть и не порваться ещё долго-долго.  Закрыв  глаза  и
отрешившись от текущих дел, каждый из нас  может  разглядеть  во  тьме  свою
собственную  цепочку.  Но  большинство   разумных   существ   во   вселенной
ограничивается несколькими звеньями, видимыми всегда и всюду. Может  поэтому
они и зовутся разумными. Не всегда хочется знать,  какое  будущее  уготовила
нам наша цепочка, и не всегда верится, что мы сами способны повернуть  её  в
требуемом направлении.
   Теория желаний не может ответить на все вопросы бытия. Но она создавалась
в совершенно иных целях.  И,  может,  освоивший  всего  лишь  основы  сумеет
подарить  кому-нибудь  дворец  уже  не  на  лабораторной  работе,  а  ранним
солнечным  утром,  когда  тёплые  лучики  только  что  родившегося   светила
доберутся до первых граней новой, ещё не сбывшейся мечты...
   ... Вся прежняя жизнь, позабытая  за  приключениями,  раскинулась  теперь
перед Виктором  без  малейших  потерь,  без  сучка,  как  говорится,  и  без
задоринки. Виктор стоял посреди своей собственной комнаты, в которой не было
ничего. Вернее, вещи в ней все же имелись. Вещи  вроде  потрепанного  дивана
или парочки стульев из разрозненного  немецкого  мебельного  гарнитура.  Или
вроде однотумбового стола с исцарапанной во  многих  местах  полировкой,  на
котором стояла электрическая лампа с чуть помятым красным, ободранным у края
абажуром. Вещи в комнате бесспорно  присутствовали.  Обычные  вещи,  которые
покупались в обычных магазинах на самые  обычные  деньги  за  обычную  цену,
заботливо проставленную на ценниках, накленных с тыльной стороны. А не  было
здесь ни людоедских замков, ни отелей для королевских семей, ни таинственных
возвышенностей, на которых росли  деревья  без  названия  и  строились  дома
нечёткого деления на этажность.
   И ничего из исчезнувшего уже не требовалось Виктору. Он вырвался с Кругов
Измерений, так и не разыскав Орлика и не дождавшись рассмотрения  вопроса  о
собственной судьбе в разрезе общей деятельности кругов.  Он  вернулся  туда,
где ему хорошо и спокойно.
   Но мыслям не прикажешь.  И  в  голове  уже  тяжко  заворочались  коварные
размышления.
   Он вернулся. Но каким образом?
   - Но ты  же  сам  этого  захотел!  -  раздался  знакомый  голос.  Из  под
стандартного однотумбового стола выбрался богатырь.
   - Ты сам захотел вернуться, - ещё раз повторил он, видя,  что  Виктор  от
удивления то ли онемел, то ли растерял остатки своего  разума,  и  без  того
незначительного по мнению богатыря. - Вспомни четвертый круг, вспомни пятый.
Ты сам открывал дороги. И теперь ты захотел сделать так, чтобы тебе все твои
приключения только приснились. И вот ты у себя дома.
   - А ты? - вырвалось у Виктора. - По всем  законам  физики  ты  не  можешь
стоять здесь и разговаривать со мной.
   - Разумеется, - хмыкнул богатырь. - По законам физики я  сейчас  нахожусь
совершенно в другом месте. А здесь  я  очутился  по  законам  дружбы.  Я  же
говорил тебе, я настоятельно упоминал, что всегда буду  рядом.  Как  видишь,
наши с тобой возможности безграничны. Надо только сильно захотеть  и  знать,
твёрдо быть уверенным в том, что задуманное  непременно  свершится.  Кстати,
если ты сумеешь отыскать научное обоснование своего возвращения,  то  можешь
запатентовать его в качестве телепорта с планеты на планету. Желания создают
прогресс и двигают его вперёд.
   - А нам преподаватель говорил, что лень - двигатель прогресса, -  в  силу
привычки попробовал не согласиться Виктор.
   - Метафора, -  отмахнулся  богатырь,  -  всего  лишь  метафора.  Открытия
происходят,  когда  сказано  Хочу.   Они   идут   к   высказанному   желанию
параллельными курсами, они пересекают его перепендикулярными путями. Но Хочу
- это основополагающее.
   Взять  к  примеру  пульт  дистанционного  управления,  именуемого  у  вас
лентяйкой.
   Знаешь про такое?
   Виктор знал. Он видел этот пульт в каталоге,  который  привезли  родители
другу из Швеции.
   - Так вот, - продолжил богатырь. - Лень тут бессильна.  Просто  возникает
желание переключать каналы, не вставая с удобного места, сначала  у  одного,
потом у другого,  у  десятков,  сотен,  тысяч.  Желание  витает  в  воздухе,
наполняется всеобщим ожиданием, растёт и ширится.  Возникает  поле  желания.
Впрочем, о полях желаний тебе  пока  рановато.  Но  суть  в  том,  что  сила
возникшего желания выбирает для воплощения подходящего  субъекта,  и  в  его
обуреваемом желанием мозгу проявляется яркая картинка того, Как  Всё  Должно
Быть. И вот в руках у граждан уже удобные коробочки с плавными  очертаниями,
а их желания уже витают в иных направлениях, концентрируясь и набирая  силу,
чтобы воплотиться в следующих открытиях. Если мы ещё захотим встретиться,  я
обязательно расскажу тебе поподробнее.
   - Я хочу, - сказал Виктор, - хочу  встретиться.  Хотя  рядом  с  тобой  я
постоянно чувствую себя таким дураком.
   - В этом твоё счастье, - печально  улыбнулся  богатырь.  -  Я  бы  многое
отдал, чтобы хотя бы разик снова окунуться в то блаженное  состояние,  когда
ещё ничего не понимаешь. Не понимаешь даже того, что  не  должен  ты  ничего
понимать.  Когда  понимание  впереди,  то  оно  представляется  неприступной
крепостью, горным пиком, на который не всходил никто и  никогда.  Добравшись
до понимания, ты чувствуешь сладостный миг победы, а потом с тобой  остаются
только воспоминания, да удовлетворение  от  пройденного  пути.  Так  что  не
грусти, что пока не добрался до своего понимания. Ты идёшь  к  нему,  и  это
главное.
   Виктор только кивал. Он ничуть не удивился бы, если дверь на кухню сейчас
распахнётся, а за ней окажется песчаная пустыня. Богатырь повертел  в  руках
маленькую увесистую книжечку.
   - Хотел оставить тебе на память, - сказал он,  -  но  не  буду.  Надо  же
такому как ты хоть немного помучаться в раздумьях о том, что было, а чего не
может быть никогда и ни при каких обстоятельствах, и может  ли  быть  такое,
чего не может быть никогда.
   Книжечка упала в карман, и Виктор понял, что прикоснуться  к  знаменитому
путеводителю по кругам ему уже не суждено.
   - Исчезаю, - сообщил богатырь и пешком зашагал под  стол.  -  Да  и  твоя
остановка завершается. Можешь считать, что  напоследок  тебе  вновь  удалось
свалиться в промежуток. Только в хороший промежуток - для  счастливчиков,  а
не для неудачников...
   ... В следующую минуту Виктор проснулся в своей собственной  квартире  на
своем потрепанном диване. В окно  ярко  светило  солнце,  стрелки  на  часах
показывали без пятнадцати девять, а на календаре значилось  воскресенье.  На
всякий случай Виктор вытянул голову и заглянул под стол. Разумеется, его там
никто не ждал. Сказка осталась позади. И всё-таки хорошо, что кто-то во всей
вселенной может оказаться рядом с тобой просто  так,  по  неведомым  законам
дружбы, вопреки всем оставшимся законам вселенной. Как бы  ни  банально  это
звучало для постороннего слуха.
   Виктор  уже  почти  окончательно  приготовился  вставать.  В  его  глазах
колыхались толпы,  так  и  не  дождавшиеся  появления  Орлика,  но  все  ещё
неимоверно желающие его отыскать.  Внушительные  толпы,  объединённые  общим
желанием, направленным в едином направлении,  в  единую  точку,  пусть  пока
находящуюся невесть где. Сила всеобщего желания набирала мощь, добираясь  до
предела прочности, разыскивая неприметного субъекта, который  натолкнется  и
найдёт. Кто знает, может им окажется именно  Виктор  и  именно  в  следующую
секунду. Он вскочил и подошёл к окну. Ничего не произошло, разве что  солнце
выбралось из-за лёгкого облачка и брызнуло в глаза своими тёплыми лучами.
   Секунду назад Орлик ещё не найден.

   Идея - 1984
   Обработка - 1992
   Окончательная реализация -  июль  1998  -  2 ноября 1998
   Окончательная реализация - июль 1998 - 2 ноября 1998