Андрей ЛАЗАРЧУК

                            ТАМ ВДАЛИ, ЗА РЕКОЙ...




     Они  продрались  сквозь  последние,  особенно  густые  заросли  -   и
оказались на краю пустоши. Как раз до этого места и дошел Артем весной,  и
Васька Плющ тоже был здесь, а дальше пройти оказалось невозможно: вот  эта
глина, которая сейчас такая светлая и твердая, тогда была  липкой  грязью,
он сразу же провалился по колено, еле вылез сам и с большим трудом вытащил
потом сапоги. Однако уже месяц стояла сушь, высохло даже Сашино болото,  и
глина, должно быть, тоже высохла. Васька говорил, что в тех местах, откуда
он приехал, были точно такие же глинистые низины, совершенно  непроходимые
весной и осенью, но летом вполне сухие и  даже  гладкие,  хоть  на  скейте
гоняй. Ну, посмотрим...
     - Пойду проверю, - сказал Артем тоном,  не  терпящим  возражения;  да
никто, пожалуй, и не собирался возражать. Почему-то было страшно не то что
ступать - даже смотреть на эту голую и  гладкую,  как  обглоданную  кость,
землю.  Сега  подал  ему  оплавленный  конец  шнура:   "Обвяжись".   Артем
обвязываться не стал, просто намотал шнур на руку.
     Сначала глина под ногами была твердой, как стекло, потом - стала чуть
пружинить, подаваться. Но и только. Он  отошел  шагов  на  двести  -  пока
хватало шнура. Повернулся, помахал  рукой.  На  пустошь  спустились  Сега,
Ветка и Фрукт. Сега пропустил двоих вперед, махнул Артему рукой: иди, мол.
Артем двинулся, стараясь держать шнур натянутым. Черное  пятнышко  туннеля
было едва различимо. Срез горы  был  бледно-красным,  трава  наверху  и  у
подножия - бледно-зеленой. И про глину под ногами можно было  бы  сказать:
бледно-белая. То ли  сероватая,  то  ли  голубоватая,  то  ли  желтоватая.
Местами попадались  прожилки  и  островки  травы,  желтой  пижмы  и  синих
колокольчиков. Колокольчики были  огромные,  с  кулак.  Артем  вытащил  из
кармана "сосну", проверился. Радиация была нормальная, фоновая.
     Чем ближе к горе, тем податливее делалась глина под  ногами.  Местами
казалось, что идешь по болоту. Так, в сущности, и было. Лишь вместо  травы
и переплетенных корней - высохшая корка грязи.
     Я самый тяжелый, подумал Артем. Я пройду - и те сухари пройдут.  А  я
пройду.
     У него было какое-то непонятное чутье на топкие места. Сашино  болото
он мог перейти с закрытыми глазами. Никто больше не мог, а он мог.
     Но здесь, когда дошли, наконец, до края, до того места, где  из  топи
вновь  проступила  железнодорожная  насыпь  с  проржавевшими  насквозь,  в
кружева, рельсами - он почувствовал, что устал. И что еще  чуть-чуть  -  и
его просто потянуло бы в самую трясину. Как  если  бы  поменялись  местами
какие-то плюсы и минусы...
     На насыпи они сели. Даже Фрукт был ненормально  серьезен,  не  говоря
уже о Ветке. Ветка хмура всегда.
     - Сойдет, - сказал Артем.  -  Обратно  будет  легче.  Обратно  всегда
легче.
     - Как с горки, - подхватил Сега.
     - Пошли, что ли, - Артем встал.
     - Что-то я есть захотела, - сказала Ветка.
     - Вечно ты... - сказал Артем.
     - А правда, давайте пожрем, - обрадовался Сега. - И тащить меньше.
     - Притомились, - буркнул Артем.
     - Тебе хорошо говорить, - сказал Сега, - ты вон  сколько  жратвы  под
шкуркой таскаешь. А взять меня или, скажем, Урюка...
     - За Урюка получишь, - сказал Фрукт.
     - Все равно пошли, - сказал Артем. - У горы, может,  дрова  есть.  Не
сырое же мясо глотать...
     У тяжелых ворот, запирающих жерло туннеля, остановились. По  сторонам
насыпи рос ивняк, Артем спустился, вырубил две сухие жердины, разделал  на
дрова, сложил между  рельс  шалашик  и  бросил  внутрь  термитную  спичку.
Вспыхнуло сразу. Сега нанизал на проволоку за уголки  подушечки  с  мясом,
сунул в пламя. Вскоре закипело, подушечки надулись  и  расправились.  Отец
рассказывал Артему, что раньше продукты  хранили  замороженными,  во  всех
квартирах  стояли  шкафы  с  тепловыми  насосами,  "холодильники";   почти
половину энергии, которую расходовала семья, пожирали эти  приборы.  Ни  о
какой экономии тогда не думали, качал головой отец, а лишь  о  том,  чтобы
побольше электричества произвести, побольше нефти выкачать...
     Артем взял свою подушечку, покидал с ладони на ладонь, чтобы  немного
остыла. Потянул за язычок, вскрыл. Брызнул мясной сок.
     - C лу-уком, - сморщил морду Фрукт. - Я с луком не люблю...
     - Ешь хлеб, - отрезал Артем. - Котлету поделим.
     - Да я не так... Я же не говорю - не ем. Просто не люблю...
     - Потому ты и сухой, что  нос  от  всего  воротишь,  -  по-старушечьи
прогнусил Сега. - Кушать не будешь - не поправишься...
     - В лоб, - безнадежно сказал Фрукт.
     С Сегой он справился бы, да только какой смысл? Сегу могила исправит.
Артем на его подкусы вообще не отвечает...
     Поели, запили холодным чаем из бутыли.
     - Пошли, - велел Артем. - А то до отбоя не  успеем.  И  всего-то  два
часа осталось нам на всю разведку...
     - Вся наша экспедиция весь день бродила по лесу,  -  серьезно  сказал
Сега.
     - Чего? - изумилась Ветка.
     - Искала экспедиция везде дорогу к полюсу, - объяснил Сега.
     - Винни-Пух, - догадался Фрукт.
     - Начитанные вы, блин-компот, - сказала Ветка. - Даже под  один  куст
садиться с вами неловко.
     - Если тебе внезапно станет неловко, - учительским тоном сказал Сега,
-  перестань  испытывать   неловкость,   и   все   пройдет   само   собой.
Древнекитайская мудрость.
     - Если твои древние китайцы были такие мудрые, то чего ж они вымерли?
- презрительно сказала Ветка.
     - Их скосил гонконгский грипп, - и Сега снял кепочку.
     У самих ворот остановились в сомнении. Были они страшно  громадны  и,
наверное, страшно тяжелы. Там, где с железа отлетела черная краска, горела
ржавчина. И головки болтов, огромные, с суповую  кастрюлю  размером,  тоже
проржавели  -  вниз  от  них  тянулись  цветные  потеки.  Ворота  эти   не
поворачивались на петлях, а уходили в скалу. Наверное, когда все это  было
новеньким и блестящим, между скалой и плитой было и пальца  не  просунуть;
но вот прошло черт знает  сколько  лет,  скала  раскрошилась,  и  из  щели
сантиметров в сорок шириной тянуло сырым теплом, слабым грибным запахом  -
и еще запахом, который получается при ударах кремня о кремень.
     - Не пролезем, наверное, - с сомнением сказал Артем, глядя на щель. -
Зря шли.
     - Это ты, толстый, не пролезешь, - сказал Сега.  Он  сбросил  рюкзак,
достал ружье, одним движением примкнул ствол к  ложу.  Он  очень  гордился
своим ружьем, хотя это была всего-навсего  древняя  тулка,  одноствольная,
двадцать восьмого калибра. Правда, стрелял из нее Сега здорово: по  дороге
шагов с тридцати пальнул по подброшенной консервной банке и попал.  Теперь
у него осталось три патрона.
     Артем молча примерился к щели и, распластавшись  по  железной  плите,
медленно двинулся в темноту. Хорошо, что плита не  шершавая...  Скоро  она
кончилась, и он оказался в пустоте. Снял  с  пояса  фонарь,  посветил.  До
противоположной стены оказалось метра два.  Такой  же  толщины  был  торец
плиты. Четыре рельса под ногами... Ни хрена себе!  Рельсы  уходили  вправо
еще  метров  на  двадцать,  дальше  шло   какое-то   дикое   нагромождение
искореженного железа, еще дальше - поднималась стена. В самом  верху  этой
стены было зарешеченное окошечко.
     Рядом задвигалось, зашуршало, и влез Сега. Фонарь  его  был  на  лбу.
Первым делом он ослепил Артема, потом стал озираться.
     - Во понаворочали люди...
     Он прошел в конец помещения, загремел металлом. Появилась  Ветка,  за
нею - Фрукт. Лиловые пятна в глазах Артема понемногу таяли.
     - Секите-ка, - показала Ветка.
     Луч ее фонаря уперся в темный полукруглый  лаз  над  самым  полом,  у
внутреннего нижнего края плиты. Артем присел, поднес к дыре руку. Из  дыры
шел воздух.
     - Что-то мне это не нравится, - сказал за спиной Фрукт.
     Артем нагнулся ниже. Воздух шевелил волосы, холодил глаза. Пролезть в
дыру можно было только ползком.
     Почему-то именно ползти ему не хотелось.
     - Откуда она взялась, эта дыра? -  продолжал  Фрукт.  -  Будто  крысы
прогрызли...
     - Кабаны, - сказал Сега.
     - Эрозия, - Артем потрогал края. - Зимой намерзает  лед,  потом  вода
уносит отколовшиеся камушки...
     - Какой ты умный, - сказала Ветка.
     Ей было не по себе, поэтому она заедалась.
     Страшный скрежет подбросил их. Кто-то вскрикнул. В  скрещенных  лучах
стоял Сега с длинной железякой в руке.
     - Вот... - он осторожно положил железяку к ногам. - Все проржавело. Я
потянул, а она...
     - Мудило, - сказала Ветка.
     - Сама-то ты... - начал Сега, но заткнулся: с Веткой  связываться  не
стоило, в драке Ветка страшна, как разъяренная кошка. Разве что Артем  мог
справиться с нею, да и то не без урона.
     - Еще услышу, - сказал Артем, - хлебальники порасшибаю.  Тебя,  коза,
это тоже касается.
     - А пусть он...
     - Не ясно?
     - Ясно. Замяли.
     - Не нравится мне эта дыра, - сказал Фрукт.
     Мне тоже, подумал Артем. Он лег на  живот  и,  вытянув  руки  вперед,
пополз, толкая перед собой фонарик. Метра два дыра шла вдоль плиты,  потом
поворачивала в сторону туннеля - и в этом месте он  застрял.  Сначала  это
было даже смешно, потом пришел страх. Ведь - не вылезти.  И  не  похудеть,
что я вам, Винни-Пух? Он дернулся, попытался повернуться на бок. Не вышло,
застрял еще сильнее. Тогда  -  уперся  руками,  оттолкнулся  от  какого-то
выступа... ни фига: куртка завернулась, и он застрял опять. Ни вперед,  ни
назад.
     - Сега! Фрукт! Тащите меня за ноги!
     Услышали, ухватились, дернули раз, дернули два... Он перевернулся  на
спину, сел, отдышался.
     - Узко, ребята...
     - Ща поглядим, - Фрукт ящеркой  скользнул  в  дыру,  только  подметки
мелькнули. Через минуту раздалось:  -  Все  путем!  Тут  туннель,  рельсы,
тепловоз стоит! Сега, давай сюда!
     - Постой, - сказал Артем. - Обвяжись. И без дураков: только на  длину
шнура, понял? Если я подергаю - бегом назад. Ветка, проследишь.
     - Я прослежу... - сказала Ветка презрительно.
     - И там: если пойдете в боковые  ходы,  то  только  на  леске.  Сега,
слышишь? А ты сидишь в  туннеле  и  леску  держишь.  Чуть  что  не  так  -
дергаешь.
     - Да ладно, - поморщился Сега. - Сколько раз говорили...
     -  Говорили.  Только  я  думал,  что  сам  там  буду.  Короче,  Ветку
слушаться, как меня. Фрукт, слышал? Ветка за старшего, ясно?
     - Да ясно. Все с вами ясно, - сказал Фрукт издали.
     - Поговори мне.
     - Я что? Я ничего...
     Ветка уползла, следом уполз Сега. Перед тем, как скрыться в дыре,  он
оглянулся, будто хотел что-то сказать, но не сказал.
     Тишина была не ватная, как обычно в подземельях, а гулкая, прозрачная
- и даже  шелест  стекающего  с  катушки  шнура,  казалось,  создает  эхо.
Отчетливо капала в двух местах вода: близко и медленно: блоп. Блоп.  Блоп.
И - далеко и быстро: ляп-ляп-ляп-ляп-ляп... Воздух, текущий  за  решеткой,
создавал не звук, а вибрацию, которую воспринимали не столько уши, сколько
все лицо. И камень вокруг тоже  беззвучно  подрагивал,  как  будто  где-то
недалеко шли поезда.
     До   города   отсюда   было   двадцать   километров.   До   ближайшей
железнодорожной станции, до Тарасовки, еще пятнадцать.
     Сегодняшняя экспедиция могла состояться  только  потому,  что  летний
лагерь развернули в Лукошкином логу, при поливных полях. Отпластавшись  на
прополке три дня подряд, звено Артема заработало дополнительный  выходной.
И теперь в лагере были уверены, что  они  укатили  домой,  дома  об  этом,
понятно, ничего не знали,  да  и  не  заботились  особо...  Родители  были
убеждены, что Леонидополь - самое безопасное  место  в  мире.  Они  так  и
говорили  друг  другу:  на  все  плевать,  главное,  что  дети   здесь   в
безопасности.
     И в самом деле: по городу можно гулять хоть  всю  ночь,  не  опасаясь
ничего. И оставлять двери открытыми. И открывать на любой стук  и  звонок,
не спрашивая, кто там. Полицейскую службу несли  две  сорокалетние  тетки,
тетя Маруся и тетя Клава. Тетя Маруся на  маленьком  японском  мотороллере
объезжала иногда город, интересуясь, у кого какие проблемы, а  тетя  Клава
сидела у телефона и вязала.
     Артем вспомнил,  как  все  начиналось:  как  долго  ехали  автобусной
колонной, машина с мигалкой впереди, все уступали дорогу, а потом головной
автобус, в котором сидел и он с родителями, остановился на  крутом  берегу
над обрывом и загудел, и остальные автобусы сбились в тесное стадо и  тоже
загудели. Под обрывом  была  река,  а  за  рекой,  на  том  берегу,  стоял
настоящий город. Красные и желтые небольшие дома в центре, несколько белых
многоэтажек по окраинам, а  в  отдалении  -  квадраты  пятиэтажных  серых,
розовых и голубых коробок. Огромное количество деревьев и кустов,  и  даже
местами на крышах и в окнах росли деревья. Артем знал, что отец с друзьями
больше года приводили в порядок те дома, в которых им предстояло жить.
     Мостик  над  рекой  был  узкий,  пешеходный.   По   законам   города,
пользоваться в нем моторным транспортом  позволялось  лишь  полиции.  Даже
бургомистр ездил в двуколке.
     Когда-то в этом  городке  жило  сорок  тысяч  человек,  и  звался  он
Петровск-69. Настоящий Петровск стоял почти в  тысяче  километров  отсюда.
Весь город работал на чем-то, что называлось Комплекс. В девяносто седьмом
году Комплекс закрыли, что можно было вывезти - вывезли. Потом -  взорвали
входы, а воронки залили бетоном. За три  года  город  опустел  -  и  стоял
пустой больше десяти лет, пока на него не положили  глаз  Артемов  отец  с
друзьями. У них уже  тогда  возник  план:  уехать  из  больших  городов  и
где-нибудь в глуши основать сельскохозяйственную коммуну.  Они  напечатали
об этом статью, и отозвалось почти сто тысяч человек! Все  хотели  уехать,
всем надоело дышать угаром, все устали от воров и бандитов. Но отец и  его
друзья написали еще одну статью, где объясняли, что в коммуне будут  очень
строгие порядки и что нарушение этих порядков будет караться  изгнанием  -
сразу и беспрекословно. Артем однажды оказался невольным свидетелем такого
изгнания: отец еще был  бургомистром,  он  пришел  к  нему  на  работу  по
какому-то делу - и случайно через незакрытую дверь услышал,  как  выгоняют
одну женщину. Он не слишком понял, за что именно ее выгоняют,  но  слышал,
как она кричала: "И куда я там пойду? На  панель?  И  дочку  за  собой  на
панель  потащу?!"  И  ей  отвечали,  что  она  была  предупреждена,  когда
записывалась, что все имущество теперь общее, городское, она  внесла  свой
пай, но забрать его права не имеет, а получит, как все уходящие,  денежный
эквивалент полугодового содержания и два комплекта одежды для себя  и  для
ребенка... Артем тогда подумал, что  это  неправильно,  несправедливо,  но
когда попытался заговорить на эту тему с отцом - получил такую взбучку (не
ремнем, конечно, отец его и  пальцем  ни  разу  не  тронул),  что  зарекся
навсегда... Но все это было потом, а  тогда  -  тогда  автобусы  стояли  и
гудели, и люди высыпали из них и кричали что-то, и размахивали  руками,  и
обнимались, и говорили, что теперь-то начнется настоящая жизнь.
     И вечером были костры на берегу, и пир, и танцы,  и  игры,  и  песни.
"Там вдали, за рекой, уж погасли огни,  в  небе  ясном  заря  догорала..."
Непонятно почему, но эта песня стала как  бы  гимном  города.  Каждый  год
шестнадцатого августа, в годовщину основания, вот так же  собираются  люди
на берегу, жгут костры, пекут картошку и жарят мясо, пьют пиво и  яблочное
вино - и поют песни, и обязательно эту.
     "Ты,  конек  вороной,  передай,  дорогой,  что  я  честно  погиб   за
рабочих..."
     Артем не заметил  сам,  как  начал  напевать.  Шнур  уже  почти  весь
смотался, он вытащил из-под последних витков хвостик  и  привязал  к  нему
хорошим встречным узлом конец второго шнура. Двести и двести  -  четыреста
метров. А может, там ничего и нет? Тот же  Васька  Плющ  рассказывал,  что
где-то в окрестностях  его  родного  города  есть  такое  странное  место:
ниоткуда, посреди чистого поля, вдруг начинается отличное  широкое  шоссе,
идет-идет-идет - и так же внезапно обрывается. И такая же  из  ниоткуда  в
никуда железная дорога со стрелками и платформой...
     Сейчас в Леонидополе жили две с половиной тысячи человек. Половина из
них - дети.
     Фонарь Артема стоял на земле, посылая  широкий  луч  в  потолок.  Так
можно было видеть все вокруг. И шевельнувшуюся в дальнем конце пещеры тень
Артем хоть и краем глаза, да заметил.
     Сердце стукнуло громко, потом замерло. Он  протянул  руку  к  фонарю,
медленно обхватил его  пальцами.  И  одновременно:  повернул  голову  -  и
направил луч туда, в  угол,  сжимая  его  до  узкого,  почти  игольчатого,
пучка...
     Ничего там не оказалось. Железные  коробки,  трубы,  шланги,  колеса,
провода... Десять человек могло спрятаться за всем этим, и никто бы их  не
нашел.
     Его вдруг охватила дрожь. Не от страха. Просто внезапно  стало  очень
холодно в этом каменном мешке. Холода Артем не выносил, это все знали, это
не было стыдно. Стыдно было трусить, а мерзнуть -  это  уже  от  организма
зависит. Кубинцы, говорят, при двадцати пяти в толстых свитерах ходят...
     ...Да, маленькая Куба! - отец даже пристукивал кулаком по столу.  Да,
на велосипедах. И так же, как там: недовольных не  держим-с.  Хотите  жить
по-нашему - живите. Не хотите - вот вам Бог, а вот  порог.  И  все,  и  не
будет иначе.
     Артем правой вцепился  в  ручку  топорика,  в  резиновую  нескользкую
ручку, в левой у него был фонарь, и он сделал несколько  шагов  туда,  где
все громоздилось и где опять мелькнуло что-то на границе светового  пятна.
Крысы, сказал он себе. Кто же еще, кроме крыс?  Про  подземных  жителей  -
сказки...
     Да, он сделал несколько шагов и вдруг остановился. Просто ноги не шли
дальше. Не шли, и все. Это было просто смешно. Будто отсидел. Мурашки.  Не
слушаются. Он попытался сделать шаг, шажок... и  тут  за  спиной  раздался
громкий прерывистый шорох!
     И - подлинный ужас обрушился на него. Артем тихо пискнул -  и  долго,
бесконечно долго не мог  обернуться.  Все  страшные  истории  про  жителей
подземного города внезапно оказались втиснуты в этот шорох за спиной.
     Он сам не помнил, как сумел обернуться. Катушка со шнуром прыгала  по
полу, и шнур слетал с нее быстрыми рывками.
     Нет, все-таки правду говорят, что в четырнадцать лет люди ни черта не
боятся. Артем упал  на  катушку  -  и  буквально  в  последний  миг  успел
остановить ее, не дать уйти последним метрам шнура. Катушка рвалась,  шнур
натягивался и пружинил  -  как-то  не  в  такт:  будто  несколько  человек
отнимают  друг  у  друга  что-то,  привязанное  к  этому   шнуру.   Потом,
заглушенные расстоянием и препятствиями на пути,  донеслись  звуки  драки,
обычной драки: выкрики, удары... А потом закричала Ветка. И тут же -  шнур
ослаб. А Ветка кричала и кричала, и вдруг замолкла мгновенно. И уже ничего
не доносилось из дыры, будто ее прикрыли  чем-то.  Артем  крутил  катушку,
шнур шел легко, изредка цепляясь, и  понятно  было,  что  он  оборван.  Он
намотал полную катушку, а узла все не  было,  и  совершенно  автоматически
Артем перерубил шнур топориком, закрепил на  пустой  катушке  и  продолжал
мотать. Он ничего не чувствовал. Вот проскочил узел. Значит,  еще  столько
же...
     Оказалось - значительно меньше.
     Выбрав метров сто, он обратил внимание, что шнур  начал  лохматиться.
Потом  пошли  куски,  измазанные  черным.  Место  обрыва  было  тоже   все
перемазано, разлохмачено -  будто  шнур  перетирали  напильником.  Черное,
попав на ладонь, оказалось красным. Артем поднес к лицу: это была кровь.
     Из ватной тишины, пробив ее, долетел звук выстрела. И после этого все
смолкло окончательно.


     - Надеюсь, Толя, ты не станешь  отрицать,  что  нынешняя  цивилизация
достигла некоего предела своего развития? -  Стахов,  нынешний  бургомистр
или, как это с недавних пор называлось, председатель горсовета, долил себе
чаю из чайника и положил в чай ложку меда. - Мед у тебя -  совершенство...
Потребности создаются искусственно, лишь бы загрузить производство. Даже в
России с ее традициями аскетизма - девять из десяти занятых в производстве
людей производят черт-те что! Я даже не называю  это  предметами  роскоши,
потому что это даже не роскошь, а  какой-то  изврат.  Телевизоры,  которые
сами выбирают для тебя программы. Они, видите ли, лучше тебя знают, что ты
любишь смотреть. По три автомобиля на  семью.  Дорог  проложили:  жми,  не
хочу... куда, зачем? Никто не думает, не считает... Или взять  эти,  не  к
столу будь сказано, таблетки - чтобы говно приятно пахло. Ну, Толя! Это-то
к чему? А ведь такого - миллион. И на все идет ресурс, а он  ограничен.  И
вот если взять вдруг и обрубить то, что не  нужно  никому,  что  полнейшее
излишество - окажется, что один  работающий  способен  прокормить,  обуть,
одеть и поселить человек сорок... Это раз.  А  два  я  уже  почти  сказал:
ресурс ограничен, и вот-вот что-то случится: то ли нефть кончится,  то  ли
перегрев начнется, то ли еще что похуже... И когда это  произойдет,  когда
мы вмажемся с ходу мордой о забор - когда встанет во  весь  рост  проблема
чисто физического выживания - тут и пригодится наш опыт. Никакой торговли,
а честное распределение. Ничего лишнего, но все необходимое. И сверх того:
подлинное  равенство,  подлинное  братство  и  подлинная  свобода.   Всему
приходит наконец-то время...
     Краюхин слушал молча. Все это он не просто  знал:  он  это  и  вывел.
Теоретические предпосылки неизбежности прихода человечества к  коммунизму.
Рост производительности труда  и  ограниченность  всех  ресурсов  планеты.
Двадцать лет назад он написал брошюру. А.  Краюхин,  "Неизбежное  завтра".
Теперь вот этот дубок излагает  ему  основы  его  же  собственной  теории.
Сейчас начнет делать выводы. Выводы первого порядка...
     - ...и чем большее число людей пройдет нашу школу, освоят науку  жить
в  коммуне  -  тем  легче,  проще,  безболезненнее   вся   страна   сумеет
сориентироваться в меняющихся обстоятельствах, тем...
     - Ты демагог, Федор, - перебил Краюхин.  -  И,  что  хуже  всего,  ты
неумелый демагог. Школу жизни нельзя пройти на  наглядных  примерах,  и  в
человеческих катаклизмах бесполезен любой опыт. Ты думаешь, когда начнется
это, мы будем  иметь  хоть  какие-то  преимущества  перед  остальными?  Ты
ошибаешься. Преимущества будут иметь те, кто сумеет превратиться в крыс  -
или хотя бы в волков. Поэтому твое предложение бесполезно с одной  стороны
- и безусловно вредно с другой. Мы существуем до сих  пор  только  потому,
что держим жесткую оборону от окружающего мира и допускаем к  себе  одного
из тридцати приходящих. Много званных, да мало избранных - это и про  нас.
Пока мы держим такую высокую планку, к нам стремятся лучшие. И  из  лучших
мы отбираем самых замечательных. Опусти мы планку...
     - Я не считаю, что мы должны менять критерии приема. Но помочь другим
организовать коммуны по примеру нашей...
     - Никому нельзя помогать, - сказал Краюхин. - Никому. - он заглянул в
чайник, покачал головой,  встал.  Стахов  дернулся  было  помочь,  Краюхин
махнул на него рукой. Кипяток в кубе еще был. Он заварил покруче, набросил
на чайник полотенце, вернулся,  сел.  Стул  тяжело  скрипнул.  -  Помогать
нельзя. Мы - это опыты природы над человеком,  понимаешь?  Над  человеком,
над обществом. Ты что, уверен, что мы избрали наилучший вариант  развития?
Я нет. Пусть другие упираются и изобретают. Не будем мешать...
     - Тогда я не понимаю,  как  ты  мог,  не  будучи  уверенным  в  своей
правоте...
     - Мог, - Краюхин пристукнул по столу кулаком. -  И  смогу  еще,  если
потребуется. Я уверен в нашем деле в целом, - сказал он,  смягчаясь,  -  и
именно поэтому не уверен в каждой отдельной детали. Если  угодно:  я  могу
позволить себе сомневаться в  деталях  потому,  что  абсолютно  убежден  в
целом. У тебя, как я понимаю, противоположные проблемы...
     - У меня просто другие проблемы, - сказал Стахов,  не  обижаясь.  Его
вообще было трудно обидеть - такой он был упругий и кругленький. -  Завтра
приезжают два козла из Всемирного совета  церквей.  С  ними,  естественно,
помощник губернатора, из наробраза, из земства...  Короче,  засада.  Опять
будут подводить нас под "тоталитарную секту"...
     - Старая песня.
     - Однако поется...
     - Им просто больше нечем нас припереть - а припереть хочется.  Давай,
я  с   ними   встречусь?   Скажу,   что   коммуна   создана   по   образцу
раннехристианской:  там  тоже  полагалось  отдавать  все   имущество   при
вступлении. Просто у нас либеральнее: там  за  попытку  выхода  из  общины
карали смертью, а мы выдаем подъемные для обустройства на новом месте...
     - Ты скажешь... - Стахов  помрачнел.  -  А  это  правда  -  про  кару
смертью?..
     - Читай "Жития Святых". А что?
     - Да ходят какие-то дурацкие слухи... Маруся рассказывала.  Будто  бы
мной - мной, представляешь! - создан какой-то "эскадрон  смерти",  который
выявляет тех, кто хочет бежать, и убивает их. Будто бы это  еще  с  Мирона
началось...
     - О, черт! - Краюхин отодвинул чашку. - Опять. Тогда болтали, будто я
Мирона утопил, теперь... А кто болтает, Маруся не выяснила?
     - Языки все равно не отрежешь, - махнул рукой Стахов.  -  Обидно.  Не
буду я на новый срок заявляться.
     - Значит, те, кто сбежал - не сбежал, а убиты? - задумался Краюхин. -
Сколько их у нас было?
     - Семеро за последний год.
     - И на их счет никаких сомнений?
     - Абсолютно. Разве что Соня Красулевская...
     - Напомни.
     - Прошлым летом. Поехала из города в детский  лагерь  и  не  доехала.
Хватились только через три дня, искали  -  ни  самой,  ни  велосипеда,  ни
следов каких-нибудь. И дома все цело. Другие, если помнишь, вещи забирали.
Но у Сони два брата в Барнауле, да  и  сама  девка  такая,  что  нигде  не
пропадет. С другой стороны, ни с кем никогда ни полслова о том, что ей тут
не в масть. Вот - казус...
     -  Красулевскую  я  вроде  бы  помню,  -  кивнул  Краюхин.  -  Все  с
ребятишками возилась. Жалко, если с ней что случилось.
     - Вот. А болтают, что это я, значит...
     - А не ты?
     - Толя, ты бы фильтровал базар...
     -  Извини.  Просто  люди  логичны  и  злопамятны  -  что  удивительно
сочетается у них с полной алогичностью  и  отсутствием  какой-либо  памяти
вообще. Коммунизм и чека - близнецы-братья, это вбито с детства. Эрго...
     - Но у нас же нет никакого чека!
     - Следует создать, или оно возникнет  само.  Вернее,  она.  Комиссия.
Если уже не возникла.
     - Что?!
     - Ты ведь меня понял, Федор. И, думаю, сам догадывался.  Короче,  нам
нужно очень  быстро  собрать  несколько  умных  и  энергичных  ребят  -  и
расследовать эти случаи исчезновения с точки зрения возможных убийств. Все
это воняет, Федор, и никакие таблетки...
     - Я тебя не понимаю, Толя, честное слово. Говори проще, прошу тебя.
     - И не говори красиво... Я  подозреваю,  что  где-то  в  нашей  среде
созрело тайное общество, взявшее на себя обязанность карать отступников  -
состоявшихся или потенциальных. Вот так.
     - Но... зачем это?
     - Может быть, им кажется, что мы живем недостаточно праведно.  Ты  же
вот хотел помочь новым коммунам. А может быть, они  хотят  сэкономить  для
общины пару-тройку рубликов. Или приучить всех к мысли, что законы следует
блюсти: положено уходить голым - уходи голым. Или они просто маньяки.
     - Да ну тебя...
     - Федор, я не  шучу.  Это  самая  большая  опасность,  с  которой  мы
сталкиваемся. Если  позволишь,  я  завтра  же  передам  транспортный  парк
Зайчику - и займусь этим делом сам.
     - Но ведь надо как-то посоветоваться...
     - Ни в коем случае. Полная, кромешная тайна.


     Солнце уходило, и небо меж полузадернутых  штор  было  медно-медовым.
Пологий луч, пролетевший уже под кронами  сосен,  заглянул  в  забытое  на
подоконнике зеркало и лег, умиротворенный,  на  стену,  на  старый  плакат
турбюро "Тропа", где семилетняя Алиса изображала счастливую альпинистку на
снежной вершине, и другая Алиса, трижды семи и еще чуть-чуть, подняла руку
и задумчиво обвела солнечного зайчика по контуру пальцем, и снова  обвела,
и снова...
     - Ты думаешь о чем-то? - спросил Золтан тихо.
     - Не знаю... - Алиса повернулась к нему и, выпятив  губу,  дунула  на
упавшую на глаза прядь волос. - Жалко, что уже вечер.
     - Жалко, - сказал Золтан. - Это был хороший день.
     Это был первый день, который они пробыли вдвоем весь: от  восхода  до
заката. Жена Золтана, Мирка, еще затемно уехала с  Келли  и  Ивановыми  на
базар в Тарасовку - продавать молодую картошку. Вряд ли  они  вернутся  до
полуночи, и все же...
     - Надо подумать,  как  тебя  незаметно  выпустить,  -  сказала  Алиса
зачем-то, нарушая ею же учрежденное правило не говорить вслух о сложностях
этой любви.
     Золтан сел, потянулся за одеждой.
     - Подожди, - выдохнула она. - Еще рано... Не уходи. Не хочу так.
     Он молча обнял ее, прижал к себе. Алиса положила ему руку  на  грудь,
провела по черным, с сильной  проседью,  волосам.  Золтану  было  тридцать
восемь, просто он рано поседел, как это часто бывает у балканцев.
     - До сих пор изумляюсь, что ты такой смуглый, а я  такая  светлая,  -
Алиса тихонько засмеялась. - Дружба народов,  смотри...  -  они  переплели
пальцы рук, и вышло, как на плакате из музея.
     - Я тебя по-настоящему люблю, - сказал  вдруг  Золтан,  тоже  нарушая
запрет на это страшное слово. - Я тебя люблю, и надо что-то делать, потому
что больше так нельзя жить...
     Алиса покачала головой, и он плечом поймал это движение.
     - Даже в самом крайнем случае - мы уйдем вместе, и все. Неужели мы не
проживем в большом мире? Я ведь умею много всего, я просто умею  работать,
наймусь строителем...
     - ...и будешь приходить домой грязный  и  усталый,  после  двенадцати
часов на ветру, и падать на диван, и съедать  не  глядя  то,  что  я  тебе
подам, и засыпать перед телевизором? Милый, я видела  все  это...  Знаешь,
что я тебе скажу? Если меня вдруг выгонят отсюда - а к этому идет,  вот  в
чем беда... если выгонят - я повешусь прямо на перилах моста. Меня слишком
круто брали в оборот, чтобы я хотела туда вернуться. По крайней мере, не в
этом году. И не в следующем. Может быть, через пять лет.  Может,  никогда.
Понимаешь?
     - Я тоже там жил, - Золтан погладил ее по  голове.  -  Скитался.  Как
цыган: без родины, без документов. Ничего  нельзя.  Детей  кормить  нечем.
Воровал. Ты знаешь.
     - Ты не был рабыней.
     - Не был. Это так...
     Алиса пробыла "рабыней" три года: ее сдавали внаем богатым  суданцам,
арабским  шейхам,  бухарцам,  филиппинским  купцам,   чеченским   нефтяным
князькам... С нею можно было делать все, что угодно  -  кроме  как  убить,
конечно. За убийство с нанимателя спросили бы так, что потом  и  следа  бы
его не нашли. Впрочем, настоящий садист ей попался только однажды, перс  с
безумными глазами. Остальным просто было лестно иметь белую рабыню...
     - Знаешь, - сказала вдруг Алиса, - мне страшно за наших детей.  Здесь
они вырастают, как птицы в дому. Ну,  умеют  они  построить  дом,  сложить
печь... Разве же это нужно уметь  там?  Представь  себе,  что  с  коммуной
что-то случится. Разгонят,  сама  распадется.  И  что  будут  делать  они,
приученные к любви?
     - Многие погибнут, - сказал  Золтан  неожиданно  спокойно.  -  Многие
выживут. Кое-кто добьется успеха.
     - А твоя Ветка?
     - Выживет, но успеха не добьется. Успеха с точки зрения  большинства,
- пояснил он. - У Ветки может оказаться свое понимание успеха.
     - Ты страшный человек, Золтан, - сказала Алиса. - Из  темного  камня.
Как Командор. Его шаги... Слушай, - она привстала. - Почему  дети  чего-то
боятся? Они что, предчувствуют то, о чем мы говорим?
     - Может быть, -  Золтан  кивнул.  -  А  может  быть,  им  не  хватает
настоящего страха, и они придумывают страшилки. Когда я был маленьким, все
безумно любили фильмы ужасов. А когда пришел настоящий ужас, их разлюбили.
Взрослые у нас тоже боятся, ты заметила?
     - Да. В учительской сплошное шу-шу-шу, кто-то войдет внезапно - и все
замолчали. Неприятно. Куда-то пропадают собаки. Вчера,  например,  пропала
собака директора... Я боюсь, что меня выгонят  из  коммуны  за  аморальную
связь с женатым человеком. Я этого боюсь так, что на собак мне  наплевать.
Говорят, что Стахов завел тайную гвардию и убивает тех,  кто  хочет  тайно
убежать.  Убивает,  понятно,  тоже  тайно.  Поэтому  все  об  этом  знают.
По-моему, чушь. Стахов может только размахивать руками и кудахтать,  а  не
ходить ночами с топором по городу. Не та порода. Вот ты  бы  смог.  Может,
это ты их и убиваешь?
     - Да, - сказал Золтан. - И тут же съедаю.
     - Без соли? - ужаснулась Алиса.
     - У меня соли - два мешка.
     - А собак?
     - Собак я отдаю прислуге, - сказал Золтан. - А прекрасных юных женщин
съедаю сам.
     Он медленно приподнял верхнюю губу,  обнажая  ослепительные  зубы,  и
Алисе на томительный миг стало сладко-страшно, как в самом давнем детстве,
когда ждешь появления  из  шкафа  лохматого  чудища...  Но  у  Золтана  не
оказалось вампирьих клыков, и она  припала  к  его  губам,  вздрагивая  от
нетерпения...


     Ветка  брела  по  штольне,  пригибаясь,  когда  свисавшие  с  кабелей
лохмотья касались  лба.  Фонарь  уцелел,  но  она  избегала  включать  его
надолго. Осветить путь, убедиться, что ям и препятствий нет - и  тихо-тихо
вперед, вытянув руку и касаясь плечом стены. Левая рука, то ли  сломанная,
то ли вывихнутая, болела так, что из глаз сыпались искры.  Ветка  сделала,
как учили: вытащила, скуля,  эту  руку  из  рукава,  потом  надела  куртку
поверх, застегнулась и подпоясалась. Прижатой полою руке  было  лучше,  но
все равно...
     Может быть, из-за этой боли все было как в тумане и  казалось  то  ли
очень давним, то ли вообще выдуманным. Ветке временами приходила в  голову
мысль: а было ли все это? Даже не так: произошло именно это -  или  что-то
другое, а просто показалось, что это?  Потому  что  на  самом  деле  этого
просто не могло быть...
     ...Они шли мимо бесконечного состава из  длинных  зеленых  вагонов  с
маленькими окошечками под самой крышей и  выдавленными  на  боках  старыми
гербами и буквами, уже  облупившимися:  "МПС  СССР".  Двери  вагонов  были
закрыты  и  заперты,  и  стандартный  железнодорожный  ключ,   захваченный
предусмотрительным Сегой, их не отпирал. Там стояли совсем  другие  замки.
Почти неожиданно попался вагон с нормальными окнами. Они  остановились,  и
Сега стал предлагать одно окно разбить, залезть внутрь и  посмотреть,  что
там есть. Просто потому, что иначе останется только возвратиться ни с чем.
И тут раздались  явственно  шаги  по  крыше,  они  подняли  головы,  стали
смотреть вверх...
     Набросились сзади. В мечущихся лучах Ветка успела заметить маленьких,
будто бы семи-восьмилетних ребятишек, голые  грязные  тела.  Но  они  были
сильны и проворны, как собаки, они налетали молча и вцеплялись  зубами,  и
почему-то тоже молча отбивались мальчишки. Ружье Сеги упало под ноги, и он
никак не мог подобрать  его.  А  потом,  как-то  отдельно,  Ветка  увидела
Фрукта, лежащего на спине - его  прижимал  к  земле  такой  вот  голый  и,
часто-часто работая челюстями, перегрызал ему  горло.  Фрукт  молотил  его
кулаками, бессмысленно сучил ногами - все это почему-то в  тишине,  только
сопение и мягкий хруст. Луч перелетел на Сегу: Сега, прижавшись  к  стене,
отмахивался еще, но одной руки у него не было по локоть,  а  перед  ним  и
спиной к Ветке стоял зверь покрупнее остальных -  и  замахивался  на  Сегу
чем-то вроде большого серпа. Он не успел ударить: другой зверь, маленький,
быстрый, весь в крови, метнулся к Сеге и вцепился зубами в пах - и,  резко
мотнув головой, все ему, наверное,  там  оторвал.  Сега  упал  на  колени,
запрокинул голову - и большой зверь ударом медленным и  плавным  перерубил
ему горло. А потом было что-то запутанное: они гнались за нею, все вместе,
хватая и цепляясь, но их зубы и когти соскальзывали с кевларовой курточки,
которую она носила,  просто  выдрючиваясь.  Несколько  шагов  длилась  эта
погоня, а потом под нею что-то подломилось, и она полетела  вниз,  вниз...
ватно ударилась обо что-то, услышала хруст и поняла: конец. Но  -  встала,
ощупала себя: да, жива, почти цела, и те за нею  почему-то  не  полезли...
При свете фонаря осмотрелась. Над нею была узкая труба, в  которую  она  и
провалилась. Скоб,  чтобы  вылезти,  не  было.  Она  уцелела  потому,  что
давным-давно кто-то составил под этой трубою пирамиду из пустых  ящиков  -
хотел, наверное, выбраться. А может быть, и выбрался. Будь обе руки целы -
можно было бы попробовать повторить этот  подвиг.  Подняться  распорочкой.
Если, конечно...
     Грохнул выстрел, и жакан врезался в обломки дощечек  у  ее  ног.  Она
отпрыгнула. В локоть будто бы воткнули оголенный провод.  Под  током.  Она
подавила крик, но рвоту подавить не удалось...
     Позже, пристроив более или менее руку, она  двинулась  по  штольне  к
выходу. Почему она решила, что выход в той стороне, она сказать не  смогла
бы. Штольня. Или дренажная труба. Или кабельный канал.  Время  от  времени
появлялись  боковые  ходы,  и  все  новые  и  новые  кабели,  гладкие  или
разлохмаченные, выходили из них  и  присоединялись  к  тем,  что  устилали
потолок и стены. Можно было понять, что она приближается к  центру,  но...
Она поняла, конечно. Потом. И изумилась, что  была  такой  дурой.  Даже  с
поправкой на боль и страх. Шагала,  как  заведенный  человечек.  В  полной
уверенности.
     Между тем нарастал какой-то шум: будто в морозной дали шел бесконечно
длинный поезд...


     Артем не помнил многого: как вылетел наружу, под ливень, как  сунулся
в раскисшую глину  (ноги  измазаны  выше  колен  -  хорошо,  что-то  сумел
сообразить, не полез дальше), как выволок  зачем-то  рюкзак  и  как  потом
вернулся за фонарем... С фонаря он и обрел себя вновь.
     Тонкий конус света  кончался  овальным  пятном  на  стене.  Почему-то
именно это пятно сказало ему: возвращаться нельзя ни  в  коем  случае.  Не
просто потому, что нельзя вернуться: болото и все такое - нет, не поэтому.
Как-то иначе. И даже не потому, что за такое его должны выгнать из коммуны
- а значит, выгнать отца, а уж это-то совершенно немыслимо. Он ее придумал
и основал. Его нельзя выгнать... но нельзя и не выгонять, потому что какой
же тогда закон? Значит, и поэтому нет пути назад. Но - и еще  почему-то...
Артем понял вдруг, что не ушел бы, даже если бы этих причин не было.
     Может, они еще живы? Кто-то же выстрелил много позже, когда  все  уже
кончилось.
     Но ведь не пролезть! Даже если раздеться догола...
     Это была мысль.
     Он уже расстегнулся, но приказал себе: стой. Не торопись.  Ничего  не
забыл?
     Оказывается, забыл все.
     Топор в рюкзаке, а значит, снаружи. Дальше: взрослых  нужно  вызвать,
чем бы это ни грозило. Сделать это можно с помощью  все  того  же  фонаря,
серьезная машина, не  зря  туристы-прямоходы  за  него  по  полторы  сотни
отваливают. Тут вам и любой свет, и электроподогрев спальника, и радиобуй.
Пробить мембрану, развернуть антенну-зонтик, нажать кнопку. И на диапазоне
спасателей в эфир пойдет: "Мэйдей,  мэйдей,  мэйдей..."  Взять  координаты
легко. Но тогда...
     Тогда придется идти без света.
     Есть, правда, ночные очки. Они неудобны, натирают переносицу, для них
все  равно  нужен  какой-то  свет  -  хотя  бы  свет  звезд.  Это  вам  не
инфракрасные,  нет.  С  другой  стороны,  говорят,   что   в   подземельях
инфракрасные бесполезны, потому что там все одинаковой температуры.
     Выхода нет?
     Почти.
     Потому что есть спички, а  еще  рефлектор  с  фонаря  снимается  -  и
провода, кажется, хватит...
     Итак, получилось: сам фонарь под дождем снаружи, антенна  развернута,
сигнал бедствия идет в эфир - а лампочка с рефлектором на  тонком  длинном
проводе просунута в "крысиную нору", светит - и будет светить  еще  долго.
Сейчас Артем пролезет туда, установит самый  тонкий  луч,  направит  вдоль
туннеля - и, если туннель прямой, то и в километре отсюда в  ночных  очках
будет что-то видно.
     Он в  последний  раз  выбрался  наружу,  постоял  под  дождем,  чтобы
намокнуть и стать скользким, мазнул для того же раскисшей глиной плечи - и
полез обратно. Дождь показался ему необыкновенно теплым.


     На  пульте  диспетчерской  уездной  спасательной  станции   включился
дисплей, и длинноногая блондинка с бокалом в руке сказала, придыхая:
     - Вы! Мужчина! Или вы так и проспите все мансы?
     Она бросила в бокал окурок черной сигареты, внимательно посмотрела на
то, как прозрачное вино становится буроватым и пенистым, быстро проглотила
эту жидкость и превратилась в лягушку.
     - Вставай! - завопила лягушка. - А то я и тя щас в чё-нить преврашшу!
     Митяй не спал,  конечно,  но  и  открывать  глаза  ему  не  хотелось.
Блондинка на дисплее была из его сна, компьютер  умел  вытворять  подобные
трючки, и было бы интересно досмотреть все до конца - но тогда  завтра  не
расхлебать кашку, потому что Петр Петрович на расправу скор  и  склонен  к
рукоприкладству. И потому Митяй подал голос:
     - Здесь.
     На дисплее тут же возникла дама учительского вида.
     - Господин дежурный, только что получен сигнал "мэйдей"  из  квадрата
"Григорий-семь".  Передатчик  стандартный  типа  "Аргон",  к   спонтанному
включению подобная система  не  склонна.  Отсутствие  текста  сообщения  и
подписи под сигналом заставляет предположить, что пользователь находится в
экстремальной ситуации.  В  квадрате  "Дмитрий-шесть"  расположен  детский
лагерь коммуны "Леонидополь". Сопоставляя...
     - Карту, - сказал Митяй.
     Дама сместилась в уголок, на дисплее высветилась карта.
     -   Поскольку   приемник-пеленгатор   в   Тарасовке   находится    на
профилактике, а прохождение спутника "АТОН" состоится лишь через три часа,
погрешность в определении точки передатчика составляет...
     - Вижу, - сказал Митяй.
     Местность была еще та. Компьютер определил  район,  из  которого  мог
быть получен сигнал, и получалась "бабочка" с  размахом  крыльев  почти  в
двадцать километров. Почти все это - непроходимая тайга, сопки, бурелом...
     Нужен еще одни приемник, а это значит - поднимать вертолет...  Ну-ка,
давай пока логически: если это дети, то куда именно они  могли  забраться?
Вот здесь скальная стенка. Устроили восхождение и зависли?  Ни  хрена  эти
коммунары за ребятишками не смотрят. Сколько гусей на  Смирновском  хуторе
сперли - не сосчитать. Главное,  ночами.  И  собаки,  что  характерно,  их
боятся. Наверное, с "пищалками" ходят, гады мелкие...
     Ладно. Скалы. Что еще? Болота? Это здесь и здесь. Хрена им делать  на
болотах? Гусей там нет...
     А  если  здесь?  Мальчишки  любят  развалины...  Да,   засыпало   или
прищемило.
     Стоп. Если бы дети пропали, те бы уже давно в набат ударили.  И  Петр
поставил бы уже всех на уши. Набата нет. Значит?..
     Ничего не значит. Могли просто не хватиться. Двадцать  три  двадцать.
Время детское.
     Что это ты на детях защемился? Может, это  пастух  ногу  сломал?  Или
дурной турист-прямоход забрался, а выбраться  не  может...  взяли  моду  -
линию на карте провести, и по ней, ни на метр не отклоняясь... бред.
     Нет, был бы текст сообщения. А детишки могли просто не знать, что так
можно сделать...
     Куда их черт занес?
     Под землю, будто подсказал кто-то. Митяй даже оглянулся.
     Под землю... под землю... Тут все изрыто,  как  в  муравейнике.  Петр
говорил,  что  объем  здешних  подземелий  впятеро   больше,   чем   объем
московского метро.
     А входов! А выходов! А вентиляционных шахт  и  прочих  хитрушек!  Все
заделаны, да. Но ведь - капля камень точит...
     И уже почти с уверенностью он посмотрел на то  место  на  карте,  где
обрывалась, уходя в туннель, железнодорожная насыпь - размытая, затонувшая
в болотах, кое-где просто разобранная, чтобы не мешала.
     Восемь километров по прямой было от этого места до детского лагеря.
     -  Артемида,  -  сказал  он  компьютеру,  -  а  соедини-ка  ты  меня,
голубушка, с леонидопольским бургомистром. И заодно  -  прикинь  смету  на
вертолет по нонешней погоде...
     На том конце провода отозвались сразу.
     - Стахов слушает.
     - Здравствуйте, Федор Иванович, спасательная  служба  вас  беспокоит,
дежурный Брешков. Получен  нами  сигнал  бедствия,  и  получен  с  земель,
которые вам отведены. Неподалеку ваш летний детский  лагерь.  Похоже,  что
ребенок сигнал послал, поскольку сумел  лишь  антенну  вытащить  и  кнопку
нажать. Так что решайте: вертолет мы выслать можем в течение часа, и будет
это вам стоить... - Митяй скосил глаза на дисплей,  -  будет  стоить  пять
тысяч четыреста двадцать девять рубликов в час плюс две тысячи за  посадку
вне аэродрома. Так что вот.
     - Понятно. Подождите минуту, я позвоню в лагерь,  узнаю,  что  там  и
как. Вы уверены, что это ребенок?
     - Нет, конечно. Это предположение.
     С некоторым опозданием бургомистр появился на экране. Митяй  смотрел,
как он разговаривает по другому аппарату.  "Ага.  Понял."  и  чуть  позже,
Митяю:
     - Подождите минуту, я еще проверю...
     Характерный звук набора номера. "Толя? Тёмка из лагеря вернулся? Нет?
Видишь ли... в лагере его тоже нет. Якобы уехал домой.  Да.  С  ним  дочка
Золтана, Петров-младший и  племянник  Башкирцева.  Люсе  не  говори  пока,
может... да. Прямо сейчас." И Митяю:
     - Есть пропажа. Вылетайте, ваш счет оплатим. Спасибо.
     - Вылетим в течение часа...
     Но в течение часа не получилось  -  такой  был  ливень.  Лишь  в  два
пополуночи вертолет с четырьмя спасателями на борту взлетел с аэродромчика
Тарасовки и направился на слабый, замирающий сигнальчик. В воздухе  четкая
триангуляция была проведена, и Митяй  поздравил  себя:  его  догадка  была
абсолютно верной. Сесть вертолет не смог, спасатели спустились  по  лееру.
Перед стальной заслонкой, закрывающей вход в туннель, стоял  радиобуй.  От
него уходил провод - в щель между скалой и заслонкой. Протиснуться туда не
удалось.  Зато  дотянулись  до  записки  на  развернутой  картонке  из-под
термитных  спичек:  "Туда  ушли  Иветта  Тадич,  Вадик  Петров  и   Сергей
Башкирцев. Иду за ними. А. Краюхин."
     Медленно наступало утро.


     Чека в Леонидополе, конечно, не  было.  Но  у  Краюхина  была  группа
старых друзей, восемь человек, а у друзей были свои друзья... Раз в  месяц
эти друзья Краюхина  собирались  у  него  на  вечеринку  -  а  что  делать
приличным людям, не телевизор  же  смотреть,  не  суету  эту  безумную?  -
пристойно  выпивали,  пристойно  закусывали,  пристойно  пели  песни   под
гитару... Так что  Краюхин  был  всегда  в  курсе  всех  проблем  коммуны.
Знаниями своими он не злоупотреблял и не вмешивался в события по пустякам.
"Лучшая полиция  -  это  та,  которой  как  бы  нет,  а  преступников  Бог
наказует..." За годы существования коммуны  лишь  одного  излишне  пылкого
ленинца  пришлось  тихо  придушить  его   же   подушкой,   да   нескольким
смутьянам-ворчунам    подбросить    в    дом    чего-нибудь     этакого...
Дедушку-коммуниста похоронили с  почетом,  смутьянов  изгнали  с  позором.
Коммуна жива.
     Сейчас собрались  внепланово.  Вспоминали,  было  ли  что  тревожащее
вокруг тех сбежавших - или исчезнувших? Не было, вот в  чем  фокус...  Ну,
бурчали иногда: было лучше, или это не так, или вообще: зря залезли в  эту
яму, теперь обратно нет ходу... Но ведь многие бурчат, когда можно.  Такие
вот пожилые, вялые, ни с кем не дружные, бездетные  (или  дети  отдельно),
одинокие... Одно было общим для всех:  жили  на  отшибе,  без  соседей,  и
хватились их не сразу. Почему-то лишь сейчас пришло в голову: да  мог  ли,
например, старик Панкратов утащить  на  себе  ту  гору  поношенной  обуви,
которую ему накануне  привезли  для  сортировки  и  обновления?  Или  чета
Ахматишиных, у которых одной зимней одежды был полный сундук? Непонятно...
     После звонка Стахова Краюхин  на  минуту  окаменел  и  так  и  сидел,
неподвижный, не понимая речи людей - и все,  кто  на  него  смотрел,  тоже
замирали и замолкали. Сейчас, сказал он наконец, и вышел.
     В ванной - плеснул в лицо холодной,  уставился  в  зеркало.  Там  был
кто-то незнакомый со страшными глазами. Тот, в зеркале, уже знал и понимал
все, а Краюхину это еще только предстояло.
     Он вернулся, сел за стол,  повторил:  "Сейчас..."  -  и  закрыл  лицо
руками. Не головами мы думали, нет... Шесть человек  исчезли  из  квартир.
Соня - по дороге в лагерь. Собак пропало - не  счесть.  Воют  они  ночами,
боятся, смертно боятся... И вот, дождались - четверо ребятишек. Артем. Да.
И Артем среди них. И Артем. Он повторил это несколько раз, пытаясь пробить
в себе какую-то корку. Или стену. Или вообще расколоть себя на части...
     - Боря, - он повернулся к одному из помощников. - Сделай  два  крытых
джипа. Сию минуту. Дети пропали. Поехали из лагеря... Да! И Золтан... - он
схватил телефон и набрал номер. - Золтан, дети пропали. Наши. Да. У  меня,
через пять минут. Возьми Веткиных собак.
     Башкирцеву он звонить не стал: старик болен, а сестра его  Люся,  как
известно, лучший дезорганизатор  из  всех,  живших  когда-то.  Может,  все
обойдется. Потом - набрал номер Алисы.
     - Алиса Витальевна, это Краюхин. Дети пропали.  Ваш  братишка  в  том
числе. Сейчас. От моего дома. Да.
     Он бросил телефон. Все стояли: в плащах, в сапогах. Дождь  на  улице.
Какие собаки, что вы...
     Лишь с дороги он догадался позвонить Стахову, потом спасателям.
     Сигнал бедствия...
     - В пещеры полезли, сволочи...
     Вытащим и из пещер. Из-под земли достанем.
     И по задницам, по задницам...
     Живых.


     Она, наверное, уснула. Потому что - проснулась. На часах было  02:20.
Левый локоть распирало так, что казалось - лопнет. Пальцы, торчащие из-под
полы, стали толстые и гладкие, как сардельки. Но  боль  будто  бы  утихла.
Если не шевелиться. Но шевелиться надо, потому  что  очень  хочется  пить.
Большая бутылка газировки была у Фрукта - одна на всех. Туристы...
     Говорят, без воды можно протянуть дней пять.
     Но эти - берут же где-то воду! И -  шумит!  Что  же  это  шумит?  Ах,
Ниагарский водопад...
     Ветка стала приподниматься, цепляясь за кабели - и вдруг замерла. Она
видела свою руку и видела кабели! Фонарь выключен...
     - Только не зажигайте света, девушка, - сказал кто-то  сзади,  и  она
чуть не заорала. - Вы же не хотите, чтобы я ослеп?..
     Она медленно обернулась. И увидела: огонек  свечи  и  руку,  держащую
свечу. И - красноватый отсвет будто бы кошачьих глаз...
     - Вы... кто? - в два приема выдохнула она.
     - Живу я здесь... - и носитель свечи меленько  рассмеялся.  -  Можете
звать меня Айболитом...


     Дурак,  не  оделся...  дурак,  не  оделся...  Артем  медленно  бежал,
старательно вглядываясь в вагоны и в  то,  что  под  ногами.  Очки  давали
гораздо лучшее изображение, чем он рассчитывал. То есть - почти все видно.
Контурно, слишком контрастно, но отчетливо. Двести шагов,  триста,  триста
пятьдесят...  где-то  здесь,  скоро...  Вначале  он  увидел  провалившуюся
решетку в полу - такие  решетки  несколько  раз  встречались  на  пути.  А
потом... потом запахло кровью. Он  как-то  сразу  понял,  что  это  пахнет
кровью.
     На гравии кровь была почти не видна. Мало ли какой  мазут  пролили...
Но Артем шестым чувством - может быть, тем  самым,  которое  помогало  ему
обходить топкие места - схватил: это было здесь.  Опустился  на  корточки.
Тронул камешки пальцем. Липко и мокро...
     Шорох раздался сверху и  за  спиной.  Артем,  даже  не  распрямляясь,
кувыркнулся вперед  -  а  когда  вскочил,  топор  в  отведенной  руке  уже
наготове... Двое вышли из ниши  в  стене  туннеля.  Еще  кто-то  шевелился
наверху, и Артем отступил на шаг, прижавшись спиной к стенке  вагона.  Ног
он не ощущал...
     - Ты кто такой? - спросил пискляво один из тех, что стоял у стены.  -
Мы тебя не видели. Ты за ними шел?
     - За... кем?
     - За неправильными. Сюда зашли три неправильных  гада  с  источниками
тьмы. У Драча до сих пор не видят глаза. И болят.
     - А где они теперь?
     - Это наша добыча. Да. Наша добыча. Что у тебя вместо глаз?
     - Вы их поймали? Или убили?
     - И поймали, и убили. Добыча. Завтра будет еда.  Что  у  тебя  вместо
глаз?
     - Я следил за ними...
     - Это вещь, чтобы следить?
     - Да. Зачем вы их убили?
     - Мясо. Хорошее свежее мясо. Лучше собак. Ты хотел сделать другое?
     - Да. Но теперь...
     - А что ты хотел сделать?
     - Я не могу этого сказать.
     - Ты должен сказать. Ты человек света. Значит, наш брат. Родом откуда
ты, брат?
     - Я... я из коммуны.
     - Где это - коммуна?
     - Это не очень далеко... но надо идти через верх.
     - Через тьму?
     - Да. Через тьму.
     - Мы умеем ходить через тьму.
     Источник тьмы, подумал Артем. Идти через тьму. Он вдруг понял все.
     - А как у вас в коммуне живут люди? Вы тоже готовитесь?
     - Конечно.
     - Ваш Наставник кто? - так это и было произнесено - с большой буквы.
     - Краюхин, - гордо сказал Артем. - Нашего Наставника зовут Краюхин. Я
его сын.
     - Ты - сын Наставника? И ты просто так ходишь, один?.. И  следишь  за
неправильными?
     Артем почувствовал вдруг, что внутренняя исступленная  дрожь  вот-вот
выплеснется в наружную трясучку, и тогда все. Запрыгала нога...
     - Я устал, - сказал он капризно. - Хочу сесть.
     - Садись, - разрешили ему.
     - Я сын Наставника, - он оглянулся, демонстративно посмотрел назад  и
вниз. - Мне нельзя сидеть на твердом.


     С Алисой уже было так  -  и  в  лапах  того  полубезумного  перса,  и
потом... нет, об этом нельзя вспоминать, нельзя! - когда она  сжималась  и
пряталась  внутри  собственного  тела,  и  тело   от   этого   становилось
деревянным, бесчувственным. Даже удары гасли в нем... Прыжки машин, клекот
моторов, мокрые плечи угрюмых мужчин... заросли, ржавые  рельсы,  грязевое
море без дна... дождь, дождь. Дождь. Краюхин, стальной несгибаемый  столп,
телефон у щеки и генеральский уверенный баритон, но лицо  почему-то  будто
вдавлено внутрь, и вместо  глаз  -  лужицы  страха.  Потом  -  полощущийся
прерывистый свист, светящийся марсианский треножник бродит где-то вдали...
     С рассветом приходят танки. Две пятнистые машины с воем проламываются
сквозь осинник и останавливаются на краю бездны (почему-то именно  бездной
видится Алисе грязевое море, будто не глиной оно полно, а жидким  стеклом,
прозрачным желе, медузным студнем... и так - до центра Земли) и сухой, как
хворост, офицер - черная куртка и черный берет с  трехцветной  кокардой  -
подходит быстрым шагом к Краюхину и бросает руку к виску:
     - Штабс-капитан Саломатов по  приказу  командира  сто  сорок  восьмой
резервной дивизии прибыл в ваше распоряжение!
     И именно с этого момента Алиса возвратилась  в  себя.  Не  сразу,  не
сразу... Голос у офицера сухой, как он сам: "Штапс-капитан Саломатоффф..."
Она его помнит: лагерь резервного полка рядом, и офицеры - частые гости  в
леонидопольских школах. А мальчики, соответственно -  в  дивизии.  И  она,
учительница,  с  ними.  Веселые  молодые  офицеры,  гоняющие  по  полигону
резервистов. Те - рады стараться: день на свежем воздухе,  в  движении,  в
игре и азарте. Раз в месяц - кто же против? Лишь в августе на  три  недели
дивизия собирается вся, и  тогда  в  Леонидополе  бывают  бессонные  ночи,
потому что грохот на полигоне и зарево на полнеба. Но с этим уже ничего не
поделать...
     Танки на воздушной подушке, грязевое море им нипочем.  Золтан  крепко
держит  Алису  за  талию,  прижимает  ее  к  себе.  Здесь   можно,   здесь
мотивировано. Воют турбины, ветер в лицо, ничего нельзя сказать - но и  не
надо почему-то. Все ясно и так...
     Шесть часов утра.
     Все еще дождь.


     Ты в плену, окончен бой. Под тюремною стеной ходит мрачно часовой...
     Надо что-то делать. Надо что-то делать. Надо что-то делать...
     Это просто шепчет кровь в ушах: надо что-то делать...
     И я не в плену. Я просто не знаю, как выйти отсюда.
     Айболит...
     Ветка потрогала гипс. Сухой и звонкий. И с  рукой  он  сделал  что-то
такое, что она занемела вся. Хруст косточек потом был как-то сам по  себе.
Не рука, а посторонний кусок мяса.
     Кусок мяса...
     Он меня им не отдаст. Не отдаст.
     Просто потому, что... не отдаст.
     И все.
     Она открыла глаза. Закрыла. Открыла  опять.  Все-таки  есть  какая-то
разница...
     Зачем это все? Вообще - зачем мы полезли сюда?  Ведь  не  хотели  же,
никто не  хотел!  И  -  как-то  умудрились  уговорить  друг  друга,  взять
перекрестно на "слабо"...
     И в результате: "Билл, мне почему-то кажется, что  мы  наелись  говна
бесплатно..."
     Артем сообразит вернуться за помощью. Не испугается. А я - испугалась
бы, полезла бы сама...
     Что сейчас? Утро, ночь, вечер? Часы Айболит отобрал... Часы,  фонарь,
спички, ремень. А курточку оставил.  Не  догадался,  что  не  простая  эта
курточка, что не берет ее ни нож, ни пистолетная пуля.
     Айболит... ну-ну. Всех излечит-исцелит.
     Странно - совсем не хочется есть. Она подумала так, и тут же  желудок
свело болезненным спазмом. То ли голодным, то ли рвотным.
     Когда ей было пять лет, она чуть не умерла от чего-то  подобного:  не
могла есть, потому что от запаха пищи ее рвало.
     Сама не помнит, конечно - мама рассказывала. Они бежали  от  турок  -
через горы, в снегу по грудь... а турецкие самолеты ходили  над  головами,
стреляя ракетами по малейшим  скоплениям  беженцев.  Эта  она  помнит,  но
как-то почти празднично: невообразимо синее  небо,  и  в  нем  тонкокрылые
птицы, посылающие из-под крыльев  куда-то  вперед  ослепительные  огненные
шары. Есть она не могла: плакала при виде  куска  хлеба.  Какие-то  добрые
греки сумели обмануть ее: поили молоком во сне. Так и выжила вот...
     Айболит... И корова, и  волчица.  Кто  я?  Часы-то  зачем  надо  было
отбирать?..


     Витя Чендров, помощник дежурного электрика, шестнадцати лет  человек,
ушел с дежурства не в восемь, как положено, а в  шесть  с  копейками  -  с
позволения, разумеется, своего шефа Василия Дмитриевича. Версия рыбалки по
ранней  зорьке  была   шефом   равнодушно   принята,   хотя   вопиюще   не
соответствовала объективной  законной  реальности.  Шефу  не  было  резона
задерживать своего помощника уже хотя бы потому, что толку  от  него  было
чуть. Да и предполагал шеф (без малейших к тому  оснований),  что  Витя  -
один из тех неприметных героев, которые помогают руководству держать  руку
на пульсе. Хотя бы по этой причини - пусть  его  гуляет...  сам  по  себе.
Василий Дмитриевич по уши хлебнул тех "золотых семидесятых", о которых так
любили поговорить в коммуне. Сам он помалкивал - именно в силу  того,  что
хлебнул. Пусть их...
     Пусть.
     А Витя не был стукачом и даже не подозревал, что такие  бывают.  Витя
был человеком с ветром в голове,  живущий  одним  днем.  Сейчас  он  любил
Эльвиру, кладовщицу на мучном складе, рыжую хохотушку  двадцати  лет.  Она
приходила на склад в пять утра, отпускала муку пекарням - и до девяти была
свободна, если никем не была занята. Сейчас,  например,  она  была  занята
Витей. Там, за штабелями с мукой, она расстелет покрывало...
     Неподалеку от склада стоял  под  дождем  без  зонта  какой-то  пацан,
странно одетый. Босой, куртка с чужого плеча, черная шляпа и  черные  очки
на морде. Причем  очки,  кажется,  не  просто  так  -  а  такие,  как  для
подводного плавания, прилегающие плотно...
     - Ты чего здесь? - покосился на него Витя.
     - Стою, - пискнул тот.
     - А ну, пошел...
     - Пошел, - согласился тот, повернулся и зашагал - там ничего не было,
пустырь и старые новостройки.
     Недоумевая, Витя вошел в склад. Пахло как-то не так.
     - Эля! - позвал он.
     Тишина. Чуть слышный шорох - крыса под полом.
     - Эля, где ты? - он двинулся к "вертепчику" - так они называли уголок
для любовных поединков.
     Там она и была - лежала, голая, на готовом к любви ложе, поджав ногу,
раскинув руки... Что-то было не  так,  но  Вите  понадобилось  много-много
времени, чтобы понять, что именно не так.
     У Эльвиры не было головы.
     Витя попятился - медленно, очень медленно. Нужно было бежать,  но  он
не имел сил повернуться спиной к этому. Нужно было кричать...
     Он споткнулся и грохнулся во весь рост, и все внутри у него  рухнуло,
слетело с мертвых тормозов - он завизжал... и  замолк  снова,  будто  кляп
вогнали: перед ним стоял давешний  пацан...  нет,  стоял  маленький  худой
старик, абсолютно голый, в огромных черных очках - и с головой  Эльвиры  в
руке. С шеи свисали какие-то лохмотья, глаза были открыты и смотрели прямо
на Витю, язык высунулся... Старик одной рукой как бы протягивал  Вите  эту
голову, а другой делал всем понятный жест: тише, тише! Указательный  палец
поднесен к  улыбающимся  губам.  И  Витя,  неожиданно  для  себя,  кивнул,
согласился: да, конечно же, тише. Она спит...
     Чьи-то маленькие ручки легли ему на затылок и  подбородок,  обхватили
неожиданно крепко... Вяу!!! - пронзительно ударило в ухо, он вздрогнул - и
эти ручки крутнули его голову  так,  что  в  затылке  громко  хрустнуло  и
полыхнуло огнем. Ой, громко как! - подумал Витя, валясь на пол  безвольной
куклой. Он был жив и даже немного  в  сознании,  когда  его  подхватили  и
понесли: под дождь, на пустырь, в какую-то дыру в земле...


     - ...такой прибор, который превращает  тьму  в  свет  -  и  наоборот.
Голову в него сунул - рраз! - и видишь во  тьме.  Рраз!  -  и  опять  стал
нормальный. Никто почти о приборе не знал, только отец, я,  еще  несколько
его слуг. И вот мы пошли на испытания - в самый разгар тьмы.  Я  переделал
зрение, а отец  не  успел.  Идут...  эти.  Мы,  конечно,  ломаем  комедию,
разговариваем с ними. Они нам верят. А потом... В общем, продал  нас  один
из слуг. И неправильные ключ от прибора у нас  украли.  Они,  может  быть,
думали, что это весь прибор, а прибор-то вот он, - Артем коснулся  пальцем
своих очков. - Но теперь без ключа я его снять не могу -  ослепну.  А  мне
слепнуть нельзя, я сын Наставника, мне здоровым  нужно  быть  -  в  пример
чтобы всем.
     Слушали сочувственно, кивали. Артем старался не завираться:  понимал,
что могут уличить. Поэтому рассказывал о жизни в  коммуне,  как  знал  ее,
только немного другими словами. И - будто бы коммуна под землей, в  городе
таком, который предки строили на случай войны. И - да, не всегда  они  там
жили, первые люди пришли откуда-то, но вот откуда - это  знать  запрещено.
Почему так? Первый Наставник так решил, и так стало.
     Верили...
     Когда он не нашел в вещах убитых Сеги и Фрукта "ключа" (а  правильнее
сказать, когда он убедился, что вещи здесь только их, Веткиных нет) -  ему
под величайшим секретом рассказали об  Айболите,  человеке  тьмы,  который
живет среди них... ну, не совсем среди,  но  все  равно  здесь,  в  городе
Света... так вот,  был  еще  один  пришелец,  но  он  провалился  туда,  в
подземелье к Айболиту, и теперь трудно будет забрать его оттуда... Почему?
Да вот такой он, Айболит. С ним так  запросто  не  поговоришь.  Когда  что
хочет, тогда и делает. Или не делает. Все у него по-своему. Лечит,  да.  И
учит, да. Но не любит, нет, не жалеет. Крысами зовет. И не сделать ничего,
потому что тогда сразу умрем все. Айболит слово знает, что все умрем...
     Артем сказал, что мяса не ест,  пост  у  него,  очищение.  Посмотрели
уважительно и накормили грибами. Несоленая масса со вкусом пыльного  сыра.
Сильный чесночный запах. Съел. Не умер.
     Дальше-то что?
     Если спасатели услышали  сигнал  -  то  уже  там,  открывают  ворота,
входят... А если нет? Не сработал передатчик,  скалой  заслонило  антенну,
залило дождем...
     Зато - Ветка жива. И его встречают с почетом.  Не  сорваться  бы,  не
начать бы спрашивать об очевидном - тогда заподозрят. И не  перестараться,
играя "VIP". Пока - сходит с рук. О-оххх...
     Славные ребята, эти подземники. Люди  Света.  Незатейливые,  простые.
Жаль, людоеды. А то бы...
     Их много. Несколько тысяч. В  этом  подземном  лабиринте.  В  котором
тридцать этажей. У них есть предание: сюда, в этот лабиринт, они пришли из
другого подземного мира, который затопило водой.  Это  было  недавно:  три
поколения назад. Сколько лет, неясно: нет смены времен года. И они - о,  с
какой гордостью это было произнесено! - они продолжают готовиться! Они  не
забыли заветов первых Людей Света!
     Знать бы, к чему. Чуть не спросил. Тут-то бы его и... того.
     Свет здесь исходит от мерцающих на потолке  светодиодов.  Подземникам
этого хватает для их огромных глаз, Артему - для очков.  Но  раз  светятся
светодиоды - значит, в цепи есть ток? Значит,  плафоны  могут  загореться?
Темные пока плафоны,  возле  каждого  из  которых  чуть  светится  точечка
светодиода?
     Интересно, знают ли они это сами?
     И не это ли имеет виду странный Айболит, когда...
     Если лампы вспыхнут, для подземников настанет вечный мрак.


     К девяти пробились в скальную нишу, куда втягивалась  плита  ворот  и
где находились механизмы ее перемещения  -  взорванные.  Саломатов  и  его
механик-водитель осмотрелись и  сказали,  что  потребуется  неделя,  чтобы
нечто  пригодное  смонтировать  заново.  Нужно  было  пробиваться  дальше,
используя обычную  методику:  сверлить  шурфы,  вбивать  экспресс-патроны,
пломбировать, взрывать, снова  сверлить...  Собаки  Ветки,  Рика  и  Тоша,
крутились под ногами, жалобно скуля, жались к людям - а потом  вдруг  обе,
подвывая, бросились к дыре, уходящей в туннель, и  скрылись  там.  Их  еще
было слышно несколько минут...


     Проверяющие прибыли на чопорном синем "Гранте" - и тут же  неподалеку
шлепнулся на лужайку глазастый тощий Ми-72 с телегруппой. Этих  только  не
хватало, закрыл глаза Стахов, правду говорят - беда одна не ходит...
     Инспектора, вопреки ожиданиям,  оказались  людьми  вполне  светскими:
доцент из Института мировых религий АН (совершенно хрестоматийный  доцент,
разве что не  в  пенсне)  и  очаровательнейшая  седеющая  дама-англичанка,
профессор психологии из Оксфорда; Стахов готов был руку дать на отсечение,
что уже видел ее, но где и когда? Нервничаю,  черт...  В  свите  их  были,
правда, две монахини, католичка и православная - секретари-референты. Были
еще  трое  молодых  ребят  и  девушка,  их  представили  как   технических
работников, но Стахов  хорошо  знал  эту  свободную  походку  и  эти  чуть
свисающие плечи. Без охраны - никуда... Был еще Шацкий  из  наробраза,  он
поймал взгляд Стахова и развел руками: что, мол, поделаешь. Шацкий бывал в
коммуне по пять раз за год и школами был доволен.  Школы  у  вас,  ребята,
говорил он - это просто рай.  С  ним  было  хорошо,  он  помогал  мебелью,
учебниками, прочим. Последний год поговаривали,  что  вот-вот  его  то  ли
снимут, то ли повысят. Стахов про себя решил, что в случае чего Шацкого  в
коммуне примут...
     Впрочем, зависело это не только от Стахова.
     Еще когда "Грант" завис над землей, Стахов подумал: сразу же скажу им
про ЧП, извинюсь - и пусть шастают везде сами.  Скрывать  нам  нечего.  Но
когда из  "мишки"  выпали  журналюги,  обвешанные  камерами,  рекордерами,
передатчиками - кто в разноцветных распашонках и ртутного  цвета  трико  с
черными гульфиками, кто в преувеличенно-военном: камуфляж, кожа, жилеты  с
миллионом кармашков, ботинки до середины икр,  козырькастые  кепи,  -  тут
Стахов испытал сильнейший позыв скрыть все и ни  на  шаг  не  отходить  от
инспекторов, крутиться рядом мальчиком для битья и тем самым отвлекать  на
себя внимание. Может, пронесет...
     И все равно: когда взаимные приветствия состоялись и мадам  профессор
на неплохом русском спросила: "Итак, что вы хотели  бы  продемонстрировать
нам фф первую очередь?" - Стахов вздохнул, развел  руками  и  сказал,  что
вынужден предоставить гостей самим себе, поскольку сам он должен... видите
ли, вчера четверо детей заблудились, забрались в заброшенный туннель...
     Он уже знал про окровавленные разлохмаченные веревки.
     Но надо пригласить спасателей, специалистофф...
     Они уже на месте. Кроме того, мы обратились за помощью к армии.
     Дело так плохо? - это уже был доцент.
     Там слишком узкий лаз. Взрослые  не  могут  протиснуться.  Приходится
долбить, взрывать...
     Конешшно. Если ваше присутствие необходимо там...
     Мое  присутствие  необходимо  здесь.  С  вашего  позволения,  я  буду
заниматься своим делом, а по  окончании  -  весь  к  вашим  услугам.  Юрий
Юрьевич! (Это Шацкому) Не  могли  бы  вы  как-нибудь  так  сделать,  чтобы
телебанда туда не полезла? Пусть ползают уж по городу...


     Сашеньку Куницыну,  гвоздь-репортера  программы  "Через  афедрон",  в
вертолете укачало. Но уже не так, как укачивало раньше. Привычка  начинала
сказываться.  Плюс  рюмка  коньяка,  принятая  перед   полетом   -   совет
Кудрявчика, знающего в этом деле толк. И все равно укачало. Заррраза...
     Сашенька спрыгнула на твердую надежную землю  (земля  мягко  подалась
под ногами, но устояла сама и удержала Сашеньку)  и  огляделась.  Пилотная
камера огляделась вместе с нею. Все, что видел репортер, шло на рекордер и
параллельно - на студийный монтаж-процессор. А это такая зараза, что да! -
порой от часового материала оставляет пятьдесят секунд. Чеши и пой. Или не
чеши...
     В группе Сашенька была  самой  младшей  по  возрасту,  но  уже  самой
известной и стойкой. Два года она работала в "Афедроне" с именем в титрах,
и от ее материалов даже после заррразы оставалось  процентов  десять.  Сам
Халымбаев не мог рассчитывать на большее. Однако сейчас...
     Ощущение скорого и неизбежного разочарования наполнило ее.  Ни  черта
мы отсюда не привезем... Хоть и сказал  Халымбаев:  инспектора  направлены
для проформы, решение о разгоне коммуны уже принято, патриархия  давит  на
правительство,   а   тому   сейчас   не   с   руки    защищать    каких-то
коммунистов-сектантов...  а  может  быть,  это  правительство   давит   на
патриархию, кто их там разберет, под ковром-то?.. Короче, большой  скандал
будет обязательно. И вы уж постарайтесь, чтобы на рекордер это попало...
     А вот фиг тебе, Халымбаев. Вышла наружу и чую - не будет скандала. Ты
же знаешь, какое у меня чутье на это дело.  И  даже  знаешь,  чем  я  чую.
Недаром программу так назвали...
     Нет. Будет что-то другое.
     - Леш! - позвала она.  -  Тебе  -  тупо  таскаться  за  инспекторами.
Записывай все: их болтовню между собой, разговоры с  охраной...  ну,  и  с
населением - но это менее важно. Роха, а ты  путайся  у  них  под  ногами,
понял?  Чтобы  реакция  была.  Петрак,  ты  идешь  в  народ.  По  сторонам
поглядывай. Я - в свободном. На связи непрерывно. Разошлись...


     - ...и рассудили здраво, и  делали  правильно,  а  получилось  что-то
совсем другое. Думали как? Будет война на  всеуничтожение,  и  победит  не
тот, кто больше раз проутюжит противника, а кто после любой утюжки уцелеет
и в рост пойдет. А тогда как раз научились  генами  жонглировать...  Самых
первых этих  чертиков  было  пятеро:  мальчик  и  четыре  девочки.  Никто,
конечно, не выжил - проверяли на них все, что  только  можно,  до  полного
разрушения...  Вторую  партию  делали  широко:   двести   девочек,   сорок
мальчиков. Всяким  дамочкам,  которые  нормальным  путем  забеременеть  не
могли, предлагали: искусственное, мол, оплодотворение, то-се... Потом бац:
ребеночек умер. Бывает, давайте еще  разок  попробуем...  ну,  и  если  те
соглашались, второй раз делали как надо. А детишек,  будто  бы  умерших  -
сюда, под землю. Не совсем сюда, конечно - "террариум" километрах в  двух,
если коридорами. Там и жили. Деточки  эти,  конечно,  еще  те  деточки.  В
неделю начинает  ходить,  в  месяц  вполне  самостоятельный,  в  три  года
размножаться может... Живут, правда, до семи лет, редко до  десяти.  Грибы
свои разводят, потом эту дрянь, которая у  них  вместо  хлеба...  как  ее?
Во-от. А когда старую-то власть поперли окончательно, начальство за головы
взялось. Это же под  десяток  статей  подпадает,  расстрел  с  пожизненным
повешеньем... какой там Менгеле, что вы!.. Всю документацию в печь  и  под
нож, сотрудников - туда  же...  А  я  вот  спрятался.  Да...  Входы-выходы
забетонировали, в "террариум" воду пустили. Из подземной реки. У нас же  и
река есть, все как у  людей.  Готовились  тут  я  не  знаю  сколько  веков
отсиживаться... жратвы,  не  поверишь:  мы  три  холодильника  выели,  еще
тридцать семь осталось. Папиросы "Норд", водка под сургучом... А, тебе  не
понять. Сухари ржаные - сорок девятого года. Тушенка вот эта,  которую  ты
трескаешь - с сорок четвертого, американская, ленд-лиз... Ну, и  прочее  в
том же духе. В общем, не знаю, нашла бы малышня сюда дорогу без  меня  или
нет... Поначалу они меня чтили: вроде как начальника. А потом - как-то все
дальше, дальше... я уже и понять не могу, что  они  болтают,  слова  вроде
нормальные, а смысл другой. Учиться перестали, кучковаться  начали,  потом
вдруг - биться между собой... Теперь вот у них две партии:  одни  считают,
что надо совершенством заниматься и ждать, когда труба позовет... а другие
- те говорят, что труба давно протрубила, война произошла и пора  выходить
на поверхность, очищать ее от  "неправильных"...  Слава  Богу,  этих  мало
пока, загнали их куда-то на нижний уровень,  на  окраины,  там  и  держат.
Царек у них, Колмак - из Колмаковых, значит, у них тут двенадцать фамилий,
- совершенно чокнутый. Но колдун. Сильный колдун. Многое может, кое-что  -
получше меня. Я ведь кто был?  Так,  лаборатория.  Анализы,  экспертизы...
забыл уж все. И чего я их тогда не утопил, как котят? Жил бы без  забот...
правда, девок своих они мне приводят... ну да это -  ладно.  Вышел  бы  со
временем, да и затерялся бы. Велика Россия и безалаберна. Слушай, а кто  у
вас там теперь: президент, или царь, или вообще никого?
     - Пока президент, - сказала Ветка. - А что с осени  будет,  никто  не
знает. Назначено это... Учредительное Собрание. Оно и  решит,  кто  дальше
станет. Отец говорит, что будет,  наверное,  царь.  А  вообще-то  это  все
неважно вовсе.  Живем  в  коммуне,  никого  не  трогаем,  ни  за  кого  не
голосуем...
     - Да... - Айболит торопливо кивнул птичьей своей  головой,  суетливым
движением подвинул Ветке отодвинутую ею было банку, снял нагар со свечи. -
Ты ешь, ешь... Сто лет, значит,  без  царя  -  и  опять  царь?  Не  может,
получается, русский человек без царей? Не может, да?
     - Не знаю, - сказала Ветка. Она уже наелась, но какой-то нервный  зуд
в деснах заставлял ее засовывать в рот и  жевать  волокнистое,  жирное,  с
сильным, но почему-то непищевым вкусом мясо. - Я вообще сербка.
     - А-а... - он сказал это, полуобернувшись и  наставив  огромное  свое
ухо на темный зев коридора.  Что-то  происходило  там,  вплетаясь  неясным
звуком в мерный рокот генераторов и шум водного потока, ставшие уже  общим
фоном существования...


     К полудню лаз расширили достаточно, чтобы нормальному человеку  можно
было в него протиснуться. Краюхин шел  первым,  за  ним  Саломатов,  потом
Золтан - и Коваленко, спасатель. Воздух в туннеле был до странности  свеж.
Краюхин повел лучом вдоль вагонов: пусто. Посветил на сами вагоны - как бы
между прочим. Пульс участился.
     Такие вагоны он знал слишком хорошо...
     Пять лет своего несчастливого офицерства Краюхин провел рядом с  ними
и  внутри  них.  Пусковые   мобильные   установки   стратегических   ракет
"Тополь"...
     Молча он шел вперед, не зная еще, что делать с этой находкой.
     Царь Колмак рассматривал пленника. Таких  он  раньше  не  видел.  Все
замирали, когда он своим страшным взором проникал в их сущность. А этот  -
обрадовался. Пахло от него, как от мальчика, а не как от мужчины,  и  лгал
он спокойно, не брызжа страхом во все стороны. Испытывал  он  страх  перед
чем-то другим, перед тем, что осталось позади и чего Колмак так и не  смог
увидеть...
     - Отпустите его, - сказал Колмак солдатам, и те тут же убрали руки. -
Встань, сын Наставника, и иди ко мне. И сядь рядом.
     Артем поднялся с пола. Его покачивало: и от удара  по  голове,  и  от
безумной гонки по подземелью,  когда  его,  привязанного  к  двум  жердям,
передавали из рук в руки, как эстафетную палочку. Но от человека, сидящего
на стуле с высокой спинкой, исходило дружелюбие, почти нежность... Он  был
совсем не похож на остальных подземников: напоминал сложением  нормального
мужчину,  только  низкорослого,  а  вовсе  не  мальчишку   со   старческим
личиком... И Артем, стараясь держаться прямо, подошел к нему и примостился
на краешке высокого стула.
     Здесь дружелюбие было почти нестерпимым, как жар от открытой печи,  и
Артем некоторое время просто не мог ни говорить, ни слышать. Ему казалось,
что он заболевает. А потом будто включили звук...
     - ...коварные и жестокие. Они  погубили  наших  Создателей  и  хотели
погубить нас, но добрый Доктор сумел  помешать  их  планам  сбыться.  Хотя
нелюди овладели всей землей, подземные города остались во власти Света. Но
нелюди стали творить морок, и многие люди Света поддались этому мороку. Им
думается теперь, что мы должны жить  под  землей  вечно,  пока  нелюди  не
исчезнут сами или не передавят друг друга. Только тогда мы должны выйти на
поверхность и обратить Тьму в  Свет...  Нет,  отвечаем  мы,  не  для  того
создавались подземные неприступные  твердыни,  не  для  того  творили  нас
Создатели, не для того Доктор выводил нас из вод и трясины, чтобы  мы  без
толку и пользы тянули свой век в тепле и ясности, среди наших плантаций  и
фабрик, занятые лишь подготовкой к тому, что нам  предстоит  пройти.  Нет,
знаем мы, что не сгинут нелюди сами, сильно их колдовство, хитры и коварны
они. Разве не понятно, что создавали нас Создатели для того только,  чтобы
истребить нелюдей и освободить родную нашу землю от их жестокого кровавого
гнета, сделать  все,  чтобы  Создатели  могли  возродиться?  Вопиет  небо:
выходите, выходите, сыны и  дочери  Народа,  сейте  разрушение  и  смерть!
Десять и сто жизней нелюдей берите за одну свою, и  расточатся  пред  вами
источники Света. Никто не спасется от  клинков  мщения!  Бессильны  нелюди
пред людьми Света, слабо их дыхание, медлительна рука. Наши старые женщины
превзойдут их воинов в поединке. Мы каждый день едим их мясо,  и  найдется
ли кто, оставшийся в живых, кто видел нас?
     Повисло вдруг молчание.
     - Да, ваше величество, - с трудом  сказал  Артем.  -  Они  не  устоят
против нас. Мой отец тоже так считает.
     Что-то произошло.
     - Скажи это еще раз, - потребовал Колмак.
     - Они не устоят...
     - Дальше.
     - Мой отец... тоже так считает...
     - Я понял, - сказал Колмак. - Твой отец - наставник людей Тьмы. И  ты
- человек Тьмы. Но не посланник и  не  шпион.  Кто  же  ты?  Кто  ты,  сын
Наставника?
     Артем задрожал. Дружелюбие царя опаляло.
     Уже не соврать...
     - Я... мы... мы хотели просто...  просто  потому,  что  боялись  идти
сюда, и надо было доказать, что не боимся, понимаете? Поэтому...
     - Можешь молчать. Я буду думать, что все это значит.  Ты  не  простой
человек, ты наделен Зрением, которым способен проникать под видимость.  Ты
еще не вполне умеешь им пользоваться...
     - Вы ведь не совсем подземник, да? - с надеждой спросил Артем.  -  То
есть, я хочу сказать...
     - Я - от семени Доктора, - с гордостью сказал царь. - Я проживу много
поколений. Может быть, я переживу Доктора...
     Он положил твердую, будто цельнокостяную лапу на голое колено Артема,
и Артем застыл. От лапы шел мертвый холод.


     Бабушка Ирина помнила коллективизацию, а зрение  терять  начала  лишь
два-три года назад. Сначала будто бы  темные  мушки  летали,  потом  стало
казаться, что носит она засиженные мухами очки... Она действительно  стала
носить очки, но лучше от этого не делалось.  Как  сквозь  грязное  виделся
мир, а где чистые промежутки оставались, так через них ничего нельзя  было
рассмотреть: глянешь  в  ту  сторону,  а  прозрачное  пятнышко  отбежит...
Покупали для нее какие-то безумно дорогие лекарства, привозили врачей,  вы
наш ветеран, говорили ей, наша первая комсомолка... Но не нахлебницей  она
была  и  теперь,  не  та  порода:  каждое  утро,  встав  часиков  в  пять,
заворачивала  она  по  две  сотни  пирожков  и  ставила  в  печи   -   для
ребятишечек-дошколят. А вчера прибежала Лика  из  горисполкома:  "Баб  Ир,
спеки рыбный пирог, гости завтра..." Завернула баба  Ира  и  рыбный:  рис,
лучок зеленый, яйца крутые мелко порубленные,  белужатинка...  Но  главное
дело - тесто, это всем ясно, даром, что ли, говорят: одна мучка, да другие
ручки. Оно и получилось. Румяный пирог, высокий. Корочка лакомая, маслицем
коровьим промазанная. Полотенцем укрыла,  а  как  Лика  прибежала  да  под
полотенце заглянула, так и взвизгнула и  понесла  пирог,  как  младенчика:
мягко ступая... А бабушка Ира села и задремала сидя. Не молоденькая...
     Девяносто пять осенью. Бабы столько не живут.
     Проснулась от шороха. Сумеречно было в доме, и пахло  горелым.  Опять
не выключила духовку... Поднялась с трудом и пошла, разминая одеревеневшие
ноги.
     Чадила духовка, правда.  Да  как-то  не  так  пахло,  как  обычно  от
духовки. Не маслом горелым, а  будто  бы  шерстью.  Шерстью  ли?..  Может,
тряпку-прихватку там оставила?  Бабушка  Ира  откинула  дверцу  -  в  лицо
пахнуло смрадом и дымом. Регулятор вывернут был до  предела.  Никогда  она
так не делала, никогда...
     Кто-то пробежал за спиной со смешком.
     Вот она, прихватка...
     Баба Ира, обжигаясь, выдернула из  духовки  противень.  На  противне,
шипя и пузырясь, горела отрезанная человеческая рука.
     Через маленькое просветленное окошечко увидела она эту руку, а  когда
метнулась туда взором, все опять заволокло...  но  руку  она  видела,  это
точно.
     И - опять кто-то пробежал.
     А потом - схватил ее сзади за локоть.
     Рука на противне корчилась и гнулась...
     Сердце бабы Иры вдруг наполнилось доверху - и с тихим  звуком,  будто
разбился маленький пузырек, разорвалось. Она  медленно  упала,  будто  вся
была  набита  легчайшим  пухом.  Черные  ножки  старого  кухонного   стола
оказались  колоннами,  на  которых  держался  небесный  свод,  и  грустная
торжественная мелодия хоров звучала, и звучала, и звучала...


     - Нас никто не заманивал сюда, поймите! - говорила  Мирка  Тадич.  За
эту ночь она осунулась и почернела. - Больше того - нас  не  пускали.  Нам
устроили экзамен, входное испытание. Мы месяц доказывали делом, что  умеем
работать и жить с людьми, а нам устраивали  проверки,  нас...  как  это?..
провокации, да. Подвергали провокации.  Потом  говорили  слова  извинения.
Другая семья поступала с нами, тем  сказали  слова  прощания.  Они...  как
это?.. качали права, да. А мы с радостью - эй, слышите вы?  -  с  радостью
отдали все, что имели. Этого было  мало,  но  это  было  все,  что  у  нас
осталось, все! Потому что знали: мы пришли  сюда  навсегда,  мы  не  уйдем
отсюда, а если нас попытаются разбросать... нет,  как  это?..  разнести...
разогнать - мы будем биться на пороге  наших  домов...  -  она  замолчала.
Рыдание сдавило горло. - Мы не уйдем отсюда, - сказала она очень  тихо.  -
Так и передайте там: мы не уйдем.
     Мадам профессор, Хелен Хью Таплин, слушала молча.  Разве  можно  этой
женщине, прошедшей через нищету и унижения, объяснить, что именно в  таких
вот  тихих  изолятах  и   вызревают   опаснейшие   и   необъяснимые   пока
поведенческие реакции? Что здесь, среди этих мирных  и  приветливых  людей
уже ходят психопаты, что почти у всех вас налицо  все  симптомы  латентной
сшибки  -  и  если  не  среагировать  вовремя,  через  два-три  года   она
превратится в надпороговую, и тогда вы, замечательные соседи  и  товарищи,
превратитесь в злейших врагов друг другу. Бедная Мирка, и ты при разговоре
смотришь не в глаза собеседнику, а вниз и влево...  ты  что-то  скрываешь,
да? О, вам всем есть что скрывать, потому что слишком мало  вас  здесь,  и
накопление взаимных тайн происходит слишком быстро -  особенно  при  вашем
пуританском образе мыслей. Самыми  долгоживущими  изолятами  были  колонии
хиппи семидесятых годов - именно потому, что там можно было почти все.  Но
и оттуда уходили выросшие дети... А боитесь вы не только того, что коммуну
вашу расформируют. И страх ваш общий не только перед внешней жизнью.  Есть
какой-то другой, застарелый, привычный...
     - Вашу дочь еще не нашли? - спросила Хелен Хью.
     - Еще нет. Но ее найдут, обязательно найдут. Я не тревожусь о ней. Вы
видите: я не тревожусь о  своем  ребенке,  который  заблудился  в  пещере,
потому что знаю: его найдут и спасут. Но я тревожусь за всех наших  детей,
потому что им, выросшим в любви и безопасности, вы готовите вышвыривание в
жизнь, полную корысти, насилия и зла.
     Они все равно придут туда, подумала Хелен  Хью,  но  чем  позже,  тем
менее подготовленными. А если вы попытаетесь не пустить их...
     - Неужели вы думаете, что мы хотим вам плохого? - спросила она.
     - Мы никогда не видели от вас хорошего, - был ответ. - Мы  бежали  от
вас, но и здесь вы нагоняете нас, и  здесь...  Вы  хотите,  чтобы  мы  все
умерли? Мы все умрем. И именно вы будете виновны в нашей смерти...
     - Тридцать пять лет  назад  в  Гайане  покончили  с  собой  девятьсот
человек - примерно такая же коммуна, как ваша. Двадцать лет  назад  -  три
тысячи человек на Филиппинах. Десять лет назад - столько же в  Японии.  За
последние пять лет это стало обыденностью. Каждый месяц, во  всех  уголках
света... Люди собираются вместе,  объединенные  какой-то  религиозной  или
социальной идеей, а через  несколько  месяцев  или  лет  кончают  массовым
самоубийством. Вот и вы грозите мне тем же...
     - Что вы хотите сказать? Что мы все сумасшедшие?
     - Нет, конечно. Но, согласитесь, ситуация тревожная.
     - Просто никто уже не выносит жизни, которой вы живете...
     Телеоператор, снимавший их - тот, в  желто-оранжевом  "гарде",  вечно
лезущий под ноги  охране  -  вдруг  замер  и  прислушался.  Наверное,  его
вызывали по "москиту". Выслушав указание, он подхватил штативную камеру  -
ножки ее смешно подогнулись - и пошел к  выходу.  В  дверях  обернулся,  и
пилотная камера на его плече обернулась вместе с ним.  Кажется,  он  хотел
что-то сказать, но не сказал.


     Перекусив на скорую руку, Сашенька заторопилась по указанному адресу.
Улица имени ХХII Съезда, дом 21, первый этаж... Было  даже  смешно.  Но  -
девяносто пять лет старушке, а? Подумать только...
     Пирог красивый. Жаль, сожрут инспектора, корочки не  оставят.  Может,
удастся уговорить ее на еще один? Это будет гвоздь программы.
     Дождь кончился, висела приречная  сырость,  пахло  травой  и  землей.
Улицы чистые, дома тоже чистые и нарядные. Ну  и  жили  бы  они  здесь,  с
раздражением подумала Сашенька, кому от этого  плохо?  Нет,  надо  залезть
руками в душу и вынуть - так принято... Человек пять прохожих  встретились
ей, один лишь старичок, остальные - не старше тридцати.


     Нормальные люди,  спокойные...  Она  представила  себе  Шадринск.  До
отвращения богатые витрины центральных  улиц,  цветная  плитка  тротуаров,
разодетые в пух и прах толпы  -  и  грязь  и  темень  переулков,  крысы  в
мусорных  баках,  опасные  тени  в  подъездах...  Шадринск  вырос  в  годы
экономического чуда на каком-то внезапно возникшем  торговом  перекрестке,
город без истории, новодел... Здесь же казалось: бродишь по кладбищу. Нет,
по музею. Тоже нет: по ожившему...  она  вздрогнула.  "Маленькие  города",
последний топ Петти Джонсон. Чудовище, которое мимикрирует  под  маленькие
города на дорогах Америки... люди останавливаются на пути  куда-либо  -  и
становятся сначала игрушкой, а потом и  пищей.  Красивый  фильм,  красивые
актеры, бесподобная музыка - "Хабитус Рарус". Индукция жутчайшая...
     Ах, черт. Конечно: засело в подкорке. "Хабитус  Рарус".  Всю  дорогу,
отвлекаясь от качки, слушала "Хабитус Рарус". Чего ж вам боле?..
     Бабушкин дом был  желтого  цвета,  кирпичный,  под  зеленой  железной
крышей. Два этажа, два подъезда. Бабушка живет здесь...
     По обычаю незапертая  дверь.  Сашенька  толкнула  ее,  вошла.  Громко
позвала: "Ирина Мокеевна!" Нет ответа. Спит, бедняга...  В  квартире  было
чисто, но сильно пахло горелым. Коврик на стене, кровать,  крытая  голубым
покрывальцем, круглый столик под кружевной салфеткой, вазочка с ромашками,
комод, плюшевые собачки на комоде, фарфоровая балерина, две пары очков...
     Но где же бабушка?
     Сашенька прошла на кухню.  Здесь  был  такой  же  порядок,  как  и  в
комнате. От большого духового шкафа шло тепло. Еще не остыл...
     - Ирина Мокеевна!
     Пошла погулять? Анжелика сказала, что она всегда дома,  а  гуляет  на
лавочке у подъезда. Родня ее вся на работе в  полях...  живут  в  соседней
квартире: сорокалетний внук с женой и трое  правнуков...  Заглянуть  туда?
Неловко... Сашенька пожала плечами, вышла из квартиры  -  и  тут  услышала
слабый полушорох-полувздох, будто кто-то  прятался  от  нее,  а  теперь  с
облегчением перевел дух. Сашенька резко повернулась -  и  успела  заметить
быструю тень, метнувшуюся под кровать. Собака,  неуверенно  подумала  она.
Край покрывала покачивался. Господи, мое-то  какое  дело?  -  сказала  она
себе.
     Сама не зная,  зачем,  она  подошла  к  кровати,  встала  на  колени,
опустила ручную камеру на пол - и заглянула под кровать, откинув покрывало
и одновременно включив подсветку пилотной камеры.
     Бабушка была там. Она лежала  на  спине,  вытянув  руки  вдоль  тела,
платочек сбился на затылок. А за нею  шевельнулся  кто-то  бесформенный  и
голый, и лишь огромные черные очки над оскаленным ртом  были  из  реальной
жизни. А в следующий миг - это бесформенное тело распрямилось, и маленькие
растопыренные острые пальчики метнулись к глазам Саши...
     Не зря ее так долго и так больно учили драться. Пальцы попали в скулу
и переносицу, это было как удар  гвоздями,  ослепляюще-страшно,  но  -  не
ослепило по-настоящему. А  ответный,  чисто  пружинный  удар  ее  отбросил
нападающего в сторону, раздался писк: обиженный котенок,  ребенок...  Саша
перекатилась налево и вскочила, спиной к окну - и тот тоже вскочил.  Голый
мальчишка лет десяти, черные очки - и кривой нож на поясе.
     - Ты что - с ума?.. - голос был  не  ее,  и  она  оборвала  себя:  не
отвлекайся на разговоры...
     Мальчишка с места взвился в воздух, точно так же целясь пальцами в ее
лицо, она присела,  отклоняясь  -  и  удар  ногой,  нацеленный  в  голову,
пришелся ей в плечо, как раз в пилотную камеру. Опять обиженный писк... Он
висел на ковре, как кот, а Сашенька сдергивала  камеру  с  плеча.  Как  ей
мешала эта камера... Произошло  одновременно:  она  выщелкнула  камеру  из
шарнира, а мальчишка подтянул ноги и оттолкнулся ими от стены, как  пловец
отталкивается от стенки бассейна, и понесся на Сашеньку, переворачиваясь в
воздухе,  нож  был  в  руке,  и  Саша  не  столько  ударила  его,  сколько
отмахнулась - но от этого отмаха и камера (килограмм с граммами), и голова
мальчишки раскололись - и в тот же  миг  острый,  как  бритва,  нож  мягко
коснулся Сашиной шеи. Она рухнула, сбитая с ног этим маленьким  чудовищем,
тут же вскочила - кипятком обдало шею, голова нервно дернулась, ее  повело
вбок - и тугая струя выплеснулась на потолок.
     - Помогите... -  это  она  подумала,  а  сказать  не  смогла:  воздух
свистнул из раны, и Саша с ледяной ясностью поняла, что вот  прямо  сейчас
умрет, если... если не...
     Обеими руками она залезла в горячее и сжала, как могла, и наклонилась
к двери, к выходу, стараясь не дышать, не дышать... Она вышла на площадку,
ноги уже не держали, было страшно и досадно, что вот так...
     У нее еще хватило сил вывалиться на улицу и сделать несколько  шагов.
Потом руки разжались, выпуская кровь на свободу...
     Ее нашли минут пятнадцать спустя.


     - Так далеко они не пошли бы, - неуверенно сказал Саломатов,  посылая
мощный луч то вдаль (полная тьма), то в потолок (метров  тридцать  высоты,
какие-то ферменные конструкции, легкие трапы,  свисающие  пучки  проводов,
бочонки  и  барабаны  всяческих  прожекторов...).  -  Наверное,   свернули
куда-то.
     - Может быть, - шепотом отозвался Краюхин. Нормально говорить он  уже
не мог: сорвал голос. - Ну, засранцы, ну, найдем...
     - Куда собаки-то делись? - в который раз задал вопрос Золтан. - Рика,
Тошка,  на-на-на!  -  потом  он  призывно  засвистел  и   оборвал   свист,
прислушиваясь. - Вода шумит... Откуда здесь вода?
     - Надо вызвать собак, - сказал Коваленко. - Без  собак  здесь  делать
нечего.
     Из огромного зала две  рельсовых  нитки  уходили  вправо,  в  обычный
туннель наподобие метрополитеновского. Три - так и терялись вдали, свет не
доставал до  конца  зала.  Слева  открывались  два  безрельсовых  туннеля,
выложенных  кафелем:  один  огромный,  два  трейлера  разъедутся,   второй
маленький,  для  пешего  хождения.  Кроме  того,  была  дюжина  лестниц  и
пандусов, ведущих куда-то вниз...
     - Вызывайте, - согласился Краюхин. - Об оплате не заботьтесь...
     Во сколько эти  приключения  нам  обойдутся?  Тысяч  в  тридцать?  Не
меньше... А если бы не Артем, вдруг  спросил  кто-то  нагло,  ты  бы  стал
платить? С ума сошел, подумал Краюхин, такие вопросы в голову  пускаешь...
А на самом деле? Платил бы - и с  легкою  душою.  Платил  бы,  подумал  он
твердо.
     А если бы знал, что они мертвы?
     Что?!
     Ты ведь знаешь, что они... что их... Вспомни веревку.
     Нет же. Нет. Не обязательно. Миллион объяснений...
     Коваленко взялся за  рацию,  но  еще  до  того,  как  начал  вызывать
оставшихся у входа, раздался зуммер. Вызывали они сами.
     - Петр Петрович! Петр  Петрович!  -  было  очень  тихо,  и  слова  из
динамика разносились далеко  и  отчетливо.  -  Возвращайтесь  скорее!  Тут
такое!..
     - Что именно?
     - Убили девчонку из телевидения!  Но  она  засняла  того,  кто  ее...
Короче, это видеть надо!
     - Причем тут мы?
     - Так это, наверное, одни и те же - и детей утащили, и ее! Понимаете,
это и не люди вовсе! То есть, может быть, и люди...
     - Митя, - Коваленко вздохнул. - Ты переутомился, наверное. Ладно,  мы
возвращаемся, а ты вызови-ка мне двух проводников с собачками -  и  сгоняй
за ними вертолет.
     - Вы идите, - сказал Краюхин. - Я побуду здесь.
     - Анатолий Михайлович, - сказал Саломатов, - не пори  горячку.  Потом
тебя искать...
     - Искать меня не придется, - сказал Краюхин.
     Через пять минут, оставшись в одиночестве и погасив фонарь, он  начал
медленно привыкать к темноте.


     - ...Айболитик, миленький, выпусти меня отсюда...  Выпусти,  я  домой
хочу... Выпусти, меня мама ждет... Она  испугается,  что  меня  так  долго
нет... Айболитик, выпусти, хороший... Ну, пожалуйста... Ты  же  хороший...
Ты же даже этих страшненьких жалеешь... Выпусти,  я  никому  про  тебя  не
скажу...
     И так - час за часом. Вроде бы тепло, а ноги замерзли. Будто  бы  лед
под полом. Может, и вправду лед. Крепка решетка, и никак не дотянуться  до
засова. Его ли эта серая тень? Забрал  все,  только  курточку  оставил,  и
ушел. Хорошо, хоть одеяло дал. Зачем ушел?
     - Айболитик, ты где?.. Выпусти меня, мне страшно...  Я  пить  хочу...
Зачем ты меня запер?.. Пожалуйста, хороший Айболитик, выпусти меня отсюда,
я к маме хочу, выпусти меня...
     Свеча на столе все короче...


     Город взорвался.  С  полей,  с  огородов,  с  ферм  примчались  люди,
толпились перед Советом,  многие  с  детьми,  многие  с  оружием:  вилами,
дробовиками... Из Тарасовки прилетел вертолет со следователями; выехал, но
застрял где-то в  дороге  автобус  с  вооруженными  полицейскими.  Дивизия
прислала три десятка сержантов и младших офицеров: с автоматами за спиной,
они стояли на перекрестках, прочесывали дворы, заглядывали в подвалы.  Это
успокаивало. Инспекторов их охранники запихнули в вертолет, но улетать они
пока  не  собирались.  Телевизионщики,  ставшие  героями   дня,   внезапно
размножились: теперь их было  человек  десять,  посерьезневших,  в  легких
касках и брониках, быстрых и пронырливых. Чьи-то вертолеты кругами  ходили
над городом. Стахов чувствовал,  что  и  его  начинает  затягивать  темный
азарт. Будто начало войны. Ужас и восторг...
     Маруся Шелухина, полицейский, рассказала только что обо всем том, что
накапливалось за  год  -  тихо,  исподволь:  слухи  о  гигантских  крысах,
выходящих в лунные ночи из  дыр  в  земле;  слухи  о  том,  что  ребятишки
повадились  голыми  шнырять  по  пустырям   и   в   развалинах   заводских
недостроенных  корпусов;  постоянное  исчезновение  каких-то  неценных,  а
потому оставленных без присмотра вещей... И люди,  конечно.  Вот  сегодня:
нет нигде Виктора Чендрова с  электростанции  (с  работы  ушел,  домой  не
вернулся), и нет Эльвиры Булак, которая из дому ушла, а на работе ее  нет,
и склад стоит открытый, хотя и было предписано: склады запирать...
     На экране  в  сотый  раз  прокручивали:  в  ярком  пятне  света  тело
старушки, а из-за него приподнимается  и  замирает  на  секунду  чудовище:
маленькая головка с огромными рубиновыми глазами, за головой плечи  буквой
V, и все  это  похоже  немного  на  атакующую  кобру;  потом  голова  чуть
поворачивается, рубиновый отсвет исчезает, и становится видно, что это  не
глаза, а странной формы очки; идут - медленно - снизу косо вверх и  вперед
и чуть влево две тонкие напряженные руки с вытянутыми пальцами, и вслед за
руками начинает приближаться  голова,  плечи  опускаются...  Смена  кадра:
мальчишка у стены в позе готовой  прыгнуть  собаки,  зубы  оскалены,  очки
непроницаемы - прыгает, все так же вытянув руки вперед, плывет, плывет  по
воздуху...
     - Маруся, - сказал Стахов, - возьми-ка пару армейских ребят да  сходи
на этот Эльвирин склад. Что-то там не чисто...
     Дверь за Марусей закрылась и тут же  открылась  вновь.  Вожатая  Лиза
привела из лагеря Гарика Шваба, пятого из звена Артема  Краюхина.  Стахову
уже позвонили, что Гарик был  в  курсе  преступного  умысла  четверки,  но
никому не сказал ни слова. Теперь он был  уверен,  что  его  с  родителями
выкинут вон.
     - Ты не реви, -  сказал  Стахов  ушастому  белобрысенькому  парнишке,
испуганному и дрожащему. - Что не сказал - ладно. Ты  еще  молодой,  чтобы
различать, когда закладывать друзей грех, а когда  наоборот.  Со  временем
поймешь... Ты вот что скажи: почему ты сам с ними не пошел?
     - Не знаю... - прошептал Гарик. - Так что - мне ничего не будет? - он
посмотрел на Стахова недоверчиво.
     - А ты орден хотел?
     - Н-нет... Вы мамку с отцом не выгоните?
     - Нет, конечно. Хотя выпороть тебя - потом - не помешало бы... Ладно,
доживем до потом... а пока рассказывай.
     - А чего рассказывать?  Боялся  я.  Все  же  знают,  что  подземников
трогать нельзя. А Темка говорит:  не  бывает  их!  А  все  же  знают,  что
бывают... Ну, и... все. Ветка говорит: слабо  в  пещеру  залезть.  Вот.  А
Темка туда уже ходил, да дойти не смог: болото. А тут жара... Ну, и пошли.
Я говорю... вот. А они: никаких не бывает, потому что... и все.  А  только
Сега ружье-то прихватил. Хоть и говорил, что не бывает... А  мне  сказали,
что трус - ну и сиди. А я что? Я не потому что трус, а просто... Ну, я  же
сам видел! Маленького, как первоклашку, голого, а с ножами. Спарту как раз
прогуливал... она залаяла, он в канаву - и все...
     - И ты молчал?
     - Так все же знают...
     - А я почему не знаю? Краюхин-отец почему не знает? Эх, детки! Или уж
мы такое говно в ваших глазах, что нам ни доверия, ни... а, да что с  вами
говорить... В общем, парень, знай: в том, что ребята пропали, не только их
глупость виной, но и твоя. Иди пока. Вспомнишь что ценное - скажешь.  Мне,
или тете Клаве, тете Марусе...
     - Так не верят же! - закричал вдруг Гарик. - Не верит мне никто! Я же
говорил - не верят!!!
     - Говорил? - тупо повторил Стахов.
     - Ну... говорил... - Гарик судорожно вздохнул, давя рыдание.
     - Лиза, - Стахов повернулся к  вожатой,  внимающей  изумленно.  -  Ты
возле детей. Слышала что-нибудь такое: про подземных  жителей,  про  голых
малышей?
     - Так ведь... они же всякие страшилки все время рассказывают, я уж их
отвлекать пыталась...
     - Ясно с нами все. Иди, Лизавета. А ты, парень, подожди.  Нужно  мне,
чтобы ты - сейчас, немедленно - поговорил с  ребятами  и  узнал  про  этих
подземников как можно больше. Кто  они,  чем  занимаются...  Через,  -  он
посмотрел на часы, - через четыре часа придешь сюда и расскажешь все,  что
узнал, мне или тому, кто будет здесь вместо меня. Понял? Теперь беги.
     Курлыкнула рация. Маруся сообщала, что на полу в  мучном  складе  под
слоем муки обнаружена кровь, много крови, очень много крови...


     Вначале Артем услышал шорох, потом уловил движение. Комната  -  целый
зал - где его поместили, освещалась не  светодиодами,  а  какой-то  липкой
сиреневато-зеленой дрянью, размазанной по потолку и стенам.  Свет  от  нее
шел довольно сильный - по сравнению со светодиодами, конечно, -  но  из-за
того, что шел он со всех сторон, казалось:  зал  полон  дыма.  Было  плохо
видно, что в очках, что без очков...
     В дальнем конце что-то шевелилось.
     Артем сидел неподвижно, закутавшись в почти не греющий брезент. Царь,
уличив его в обмане, о чем-то задумался  надолго,  а  потом  велел  страже
отвести его - гостя! - в этот зал, вкусно кормить и заботиться, но  наружу
не выпускать. Отступники могут попытаться похитить его или  даже  убить...
Артем  чувствовал,  что  заболевает:  дышалось  тяжело,   глаза   казались
тюбиками, из которых кто-то что-то выдавливает, кожа будто  бы  высохла  и
отстала, прикосновения к ней не ощущались. Замерз. Простыл. Слова не имели
смысла. За-мерз. За-кон. За-рок. Рок. Кон. Мерз. Мерзавец. Я.  Ну  и  что?
Подумаешь... Он покосился в угол, где продолжалось шевеление. Не звал я их
сюда и  силком  не  тащил...  Только  там,  еще  почти  наверху,  роясь  в
окровавленных вещах, Артем ощутил вдруг невыносимый  ужас  утраты.  Сейчас
ему было почти все равно. Будто оброс корой. Надо выбираться, вот  и  все.
Надо выбираться... Он не пошевелился.
     Потом он понял природу шевеления в углу. Светящаяся плесень на  стене
то погасала, то загоралась. Будто кто-то дул на  угли.  И  шорох.  Коротко
прокатилось что-то тяжелое. Нехотя Артем  встал  и  пошел  в  ту  сторону.
Оказалось страшно далеко.
     По-настоящему болела спина. Будто тупой кол вогнали под лопатку.
     Плесень вспыхнула ярко, и Артем  увидел  кошку,  катающую  консервную
банку. Кошка оглянулась, увидела его, шагнула к  стене  и  пропала.  Сразу
стало темно.
     При новом всплеске света  обнаружилась  решетка  в  стене.  Приличных
размеров решетка, из-за которой  шел  теплый  воздух,  пахнущий  так,  как
пахнут при соударении два кремня...
     Артему понадобился час, чтобы открутить гайки.


     - Он пошел за зверем, - доложили Колмаку.
     - Я знаю, - сказал царь.


     Наконец Краюхин нашел  главный  рубильник  и  распределительный  щит.
Толстый, в руку, кабель шел к нему из-под земли, и десятки тонких  уходили
вверх и потом в стороны, разбегаясь и теряясь поодиночке. Теперь следовало
как-то снять, сорвать, вскрыть заслонку... Краюхин  поковырял  в  замочной
скважине теми ключами, что были в карманах, гвоздем - и стал  озираться  в
поисках какого-нибудь подходящего железа. И в этот момент  в  туннеле,  из
которого он пришел и куда не так давно ушли Саломатов, Золтан и спасатель,
началась пальба. Краюхина  будто  парализовало.  Усиленные  эхом,  гремели
наперебой короткие умелые очереди, потом совсем рядом  взревел  пулемет...
Под потолком лопнул прожектор, стекло падало с поразительным звоном.  Раз,
и два, и три - рванули гранаты. Потом  -  ослепительный  шар  летящей  ППР
вырвался из туннеля, мелькнул мимо и лопнул несколько секунд спустя где-то
вдали от щита. Огонь заметно ослаб, било три или четыре ствола.  Когда  он
сорвал  заслонку,  когда  вогнал  рубильник  между  клеммами,  когда  стал
перекидывать в верхнее положение все  тумблеры  подряд,  и  где-то  что-то
вспыхивало, шипело, начинало вертеться - бил  уже  один  автомат.  Краюхин
перекинул последний тумблер, оглянулся. Было  светло.  Как  в  полдень  на
пляже. Как на съемочной площадке. Как в оранжерее...
     И тихо.
     Где-то выл, цепляясь крыльчаткой о кожух,  вентилятор.  Где-то  шумно
искрило. Не стреляли.
     Судорожно сжимая лом, он быстро пошел, почти побежал по туннелю.  Вон
- морда тепловоза...
     Рядом с тепловозом стоял, покачиваясь, человек в военной  форме  и  с
автоматом в руке.
     Краюхин узнал его только шагов с трех: настолько  искажено  было  его
лицо. Искажено, неподвижно, перепачкано сажей и кровью.
     - Не надо вам туда, Анатолий Михайлович, - сказал человек в форме.
     - Саломатов? - дернулся Краюхин. - Что случилось, Андрей Васильевич?
     - Все, - сказал Саломатов. - Их больше нет. Не  ходите.  Я  не  хочу,
чтобы кто-то это видел.
     - Андрей! Да что, в конце концов...
     - Победитель детей, - сказал Саломатов и вдруг упал, будто бы ломаясь
на части еще в падении. Он  ткнулся  лицом  в  гравий,  и  Краюхин  увидел
длинную черную щепку, торчащую из-под левой лопатки.
     Краюхин нагнулся,  подобрал  автомат,  вынул  из  подсумка  последний
магазин. Из кобуры достал пистолет и запасную обойму.
     Пошел вперед -  туда,  где  что-то  грудами,  кучами  лежало  в  тени
вагонов.


     Она вцепилась в Золтана и не отпускала его, не  разжимая  рук,  и  он
даже неловко оглянулся: молодые офицеры по одному проскальзывали в щель  и
исчезали в туннеле. Их было  пятнадцать,  перебравшихся  через  болото  на
броне  танка.  Брызги  жидкой  грязи,   поднятые   вентиляторами   машины,
превратили и офицеров, и все кругом в  глиняные  фигуры  глиняной  страны.
Митя, спасатель, тихо ругаясь, протирал экран телевизора, стоящего рядом с
переносным пультом космической связи. На экране в сотый  раз  прокручивали
"последние  кадры  Саши   Куницыной"   (титры   плыли   внизу).   Чудовище
приподнималось, бросалось вперед...
     Золтан, Золтан, говорила  она,  да  что  же  это  творится?  Господи,
Золтан, как нам быть? Ну, скажи, что всего этого нет, что  это  мой  бред,
скажи, я поверю... Ее не  слышно  было  за  ревом  заходящего  на  посадку
тяжелого армейского вертолета. Ведь это все, Золтан? Детей - нет.  Надежды
- нет. Это ведь все, да?
     А он стоял, почти пустой и растерянный,  и  ему  нужно  было  куда-то
бежать и хоть что-то  делать,  чтобы  заполнить  эту  пустоту  собственным
движением.
     Почему на нашу  долю  все  время  что-то  достается?  Мы  что,  такие
скверные люди? Или мы делаем что-то неправильно, или в нас  есть  какой-то
дефект? Почему нам  никто  и  никогда  не  дает  жить  спокойно,  а  когда
наказывают, то наказывают до смерти? Я так не хочу больше... Вадик, Вадик,
неужели - все? Я так хотела, чтобы ты не узнал того, что  прокатилось  под
мне... мальчик мой бедненький...
     Вертолет грузно сел, заглушил турбины, вернулись другие звуки. Золтан
мягко и нежно отводил и разжимал ее руки. Мне надо идти,  шепнул  он,  там
Ветка... Он не понимает, грустно  подумала  Алиса.  Бедные  дети.  Мы  все
хотели как лучше...
     - Сейчас собак привезут, с собаками мы их  быстро  найдем,  -  сказал
Золтан, и Алиса поняла, что он сам не верит своим словам. - Мы перетряхнем
всю эту нору...
     В этот момент началась стрельба.


     Пить хотелось нестерпимо, и потому Артему везде чудилась вода.  Когда
он полз по трубе, то за стенами ее была вода,  он  это  знал,  но  не  мог
пробить трубу ни рукой, ни  камнем.  И  потом,  когда  труба  кончилась  и
пришлось идти босыми ногами по острым горячим камням, он  знал,  что  вода
где-то рядом, и надо лишь точно повернуть. А блуждая меж ребристых горячих
труб, идущих от земли к потолку, он слышал журчание  в  трубах,  но  крана
найти так и не сумел. Запах воды бесил, отнимал последние силы,  заставлял
озираться, потому что вода всегда оказывалась сзади - и исчезала, когда на
нее падал взгляд. Иногда делалось совсем темно, иногда -  светлее,  но  ни
разу Артем не видел, откуда берется свет. Потом он услышал  звук  падающих
капель. Он пошел на звук и уперся в гору искореженного бетона  с  торчащей
арматурой. Из трещин и щелей  доносился  этот  звук,  и  не  было  никакой
возможности добраться до воды - но не было сил встать и уйти. Неужели  вот
так и умирают? - подумал он.  Потом  он  услышал  песню.  Безумно  далеко,
гораздо дальше, чем способен услышать человек,  несколько  голосов  тянуло
заунывно: "...поскакал на вра-ага, завязалась крова-авая  битва..."  Артем
пополз, раздирая руки и колени, по обломкам, по железным прутьям. Брезент,
в который он заворачивался, мертво застрял, и Артем его бросил. Над  горой
нависал край косой бетонной плиты, и когда Артем  проползал  в  оставшуюся
щель, на него посыпалась мокрая холодная земля, здесь и пахло так:  мокрой
разрытой землей... А через минуту он обеими руками наступил в лужицу.
     Напившись - наполнив  желудок  скользкими  несмешивающимися  ледяными
глотками-шариками,  -  он  вдруг  почувствовал,  что  куда-то  летит.  Все
кружилось вокруг и призывало лечь на бок. Но  Артем  вместо  этого  встал,
придерживаясь за шершавый обломок, и потом долго не мог  понять,  что  это
такое у него в руках. Звенело, но и сквозь звон  врывалась  в  уши  песня:
"...из груди мо-ло-дой..."
     И он пошел туда, на песню.
     Здесь был светлый берег реки, и несколько  человек,  сидя  в  кружок,
тянули тонкими голосами: "...из бу-де-новских войск..." Артем сел рядом  и
подтянул: "На разведку в поля-а по-ска-ка-ала..." Люди  повернули  к  нему
лица с  одинаково  открытыми  ртами.  Что-то  двигалось  под  лицами,  как
движутся под опущенными веками глаза, и это видно. Дяденька,  сказал  один
из обладателей лиц, ты нашу песню не тронь,  это  мы  ее  поем.  Это  наша
песня, хотел возмутиться  Артем,  но  у  одного  из  поющих  личико  вдруг
сморщилось и задралось вверх, и из-под него  высунулась  маленькая  ручка,
ухватилась за подбородок и вернула лицо на место. "Это бело-о-о-о..."  Все
остальное стало красным, а потом черным. И зеленым. Трава, подумал  Артем,
я сижу в траве.
     Кузнечики неистово скрипели. Палило, как в печи.


     - Толя?..
     - Да. - После долгой паузы.
     - Почему ты не выходишь?
     - Я же объяснял. Веду переговоры.
     Краюхин отвечал голосом странным и с таким запозданием, будто  кабель
телефона  тянулся  через  луну.   Это   походило   на   сеансы   связи   с
"Порт-Армстронгом" или  "Королевым"  -  Стахов,  старший  оператор  Центра
дальней связи РКА, провел их сотни, пока его не сократили за  политический
радикализм. И вот теперь он даже оглянулся, чтобы убедиться: нет,  это  не
зал Центра, а  старая  железнодорожная  насыпь  перед  стальной  заслонкой
туннеля, уходящего в сердце горы. Вот если здесь, ткнул пальцем  под  ноги
полковник Юлин,  рванет  бомба  в  сто  пятьдесят  килотонн,  эта  железка
выдержит. А ты - взорвать... А лазером - ну, понаделаем дырок,  а  дальше?
Так вот и будем резать, но это на сутки работа... капли горящего железа от
струи плазменного резака  разлетались  вокруг.  Четыре  заляпанных  грязью
саперных танка стояли, до половины выбравшись на твердый грунт.
     Тучи вроде бы разогнало, дул упругий северный ветер.
     - Толя, можно подробнее?
     - Нет.
     - Дети хотя бы живы?
     - Кажется, да. Не мешайте мне, ладно? И вот что, Федор...
     - Что?
     - Прикажи саперам,  чтобы  помощнее  заминировали  вход.  Так,  чтобы
насмерть могло завалить. Герметически. Радиовзрыватель - и передатчик  мне
сюда. Все понял?
     - Зачем это, Толя?
     - Дурацкий вопрос. Делайте.
     Стахов беспомощно посмотрел на полковника.
     - Он говорит, что...
     - Я слышал, - кивнул полковник. - Наверное, он прав.


     Краюхин сунул телефон в карман, вернулся в вагон.  Чтобы  поговорить,
пришлось выйти. Мощность сигнала маленькая...  Пенопластовой  заглушки  на
пусковой не было. Много неясного с этим поездом... и много ходило  в  свое
время легенд вокруг них... Он  зачерпнул  из  ведра  густую  темно-красную
термитную пасту и  стал  обмазывать  боеголовку  сверху.  Конечно,  он  не
собирался взрывать бомбу - это  было  невозможно  сделать.  Слишком  много
всяческих блокировок. Но ее можно разрушить, добраться до плутония...
     До одного из самых токсичных веществ в природе.
     Железный  сурик  и  алюминиевая   краска   хранились   рядышком,   на
"разъезде". Просто в углу. Ведерные банки сурика и  бидоны  с  алюминиевой
пудрой.  Как  специально  собранные  в  одно  место.  Компоненты  термита.
Оставалось только смешать...
     Через два часа здесь будет ад.
     Килограммов десять термита в бумажном мешке он пропихнул  поглубже  к
основанию обтекателя. Потом спустился к тачке, взял две банки, тоже полные
термитом, и отнес их к хвосту ракеты - туда, где  на  стенке  направляющей
были скобы.  Он  примостил  банки  между  направляющей  и  крышей  вагона,
примотав их толстой проволокой к ферме и  надеясь,  что  пять  сантиметров
стеклопластика не окажутся  слишком  серьезным  препятствием  для  потоков
пламени в три тысячи градусов...
     Когда прогорит направляющая, а потом стенка  ракеты,  когда  вспыхнет
горючее  -  весь  туннель  превратится  в   огромную   пушку,   стреляющую
отравленной картечью  -  туда,  внутрь  горы,  в  этот  мерзкий  подземный
лабиринт. Газов образуется столько, что частички окиси плутония вдавит  во
все закоулки, во все тупички и укрытия. Никакие двери, шлюзы, фильтры...
     Вы нас держали за скот? Который - резать и жрать? Вот вам - скот!
     Его начинало трясти, когда он думал об этом, и потому он старался  не
думать вообще ни о чем.


     Царь Колмак ощутил  прилив  беспокойства.  Источник  его  был  где-то
впереди и сверху, но впереди не в обычном смысле, не перед грудью, а - так
впереди, что не обойти. И это была не обычная угроза со стороны ренегатов,
и  не  от  банды,  и  не  от  Айболита:  те  ощущались  короткими  иглами,
выступающими из стен. А здесь - было похоже  на  котел  с  кипящей  водой,
который наклоняется, наклоняется... Жар этого котла  ощущался  всей  кожей
лица. Пока еще далекий жар.
     Да, это было там, на верхнем этаже Города,  который  поглотила  Тьма.
Люди Тьмы одолели ренегатов, это было хорошо... но  угроза  возникала  для
всех.
     Сын Наставника дошел до реки. Добрый знак. Колмак хлопнул в ладоши.
     - Пусть Куница и пять воинов поднимутся к месту битвы с людьми  Тьмы.
Я хочу видеть это...


     После гибели Петра Петровича Митяй некоторое время просто  ничего  не
понимал. То есть на автопилоте он распоряжался, кого-то куда-то посылал...
и, как впоследствии оказалось, распоряжался разумно и посылал  куда  надо.
Потом подошел весь черный Стахов, дал глотнуть коньяка из фляжки и сказал,
что спасателям спасибо, но вот теперь полиция и армия этим  занялись,  так
что... Пятачок перед воротами туннеля был полон людей в форме, садились  и
взлетали с большого  понтона  вертолеты,  вот-вот  будет  готов  наплавной
мост... Митяй покивал, усмехнулся чему-то, потрепал Стахова по плечу  -  и
вдруг понял, что Петра нет и никогда уже не будет.
     - Да, сказал он. - Нам пора сваливать.
     - Кто же знал, что так обернется... - виновато сказал Стахов.
     Нефиг мешать большим дядькам, думал Митяй, глядя на уходящую  вниз  и
назад скалу выветренно-красного цвета. Было досадно. Теперь мы уже  только
мешаем... Странную серую фигуру на краю обрыва, на светлом мху, он  увидел
- и долго не мог понять, зачем этот человек в плащ-палатке  машет  руками.
Потом - дошло.
     - Валера! - он повернулся к пилоту. - Сможешь подгрести  во-он  туда?
Подобрать того парня?
     - Аск, - пожал плечами пилот.
     Струей  от  ротора  человека  на  обрыве  едва  не   сбросило   вниз.
Плащ-палатка развевалась, как знамя в  шквал:  то  взлетая,  то  обвиваясь
вокруг древка. Пилот опер машину о  землю  одной  лыжей,  Митяй  распахнул
дверцу:  садись!  Человек  забрался  в  салон.  Откинул  капюшон.  Он  был
абсолютно лыс, под истонченной кожей голубели вены. Глаза  его  прикрывали
огромные непроницаемые очки.
     - Кто у вас тут самый главный? - голос его  звучал  неестественно,  -
будто говорил не он, а невидимый чревовещатель. - Отвезите меня к нему.
     - А вы кто? - спросил Митяй, хотя уже догадывался, кто.
     - Зовите меня Айболитом, - сказал человек. - Настоящее  мое  имя  вам
знать не надо. Я оттуда, снизу.
     - Дети живы? - сразу спросил Митяй.
     - Одна девочка. Остальные мертвы.


     - Толя. Толя. Отвечай, Толя... - монотонно звал Стахов.
     - Я здесь, - бросил Краюхин. - Помолчи.
     - Я и так только и делаю, что молчу! Толя, они же тебе  врут!  Или...
или ты мне врешь, Толя? Что ты задумал? Ты же делаешь там  что-то,  как  я
сразу не понял...
     - Через пять  секунд  взрываю  вход,  -  сказал  Краюхин.  -  Пять...
четыре...
     - Не надо! Ты же обратно...
     - Два...
     - Ветка жива! А твой...
     - Один...
     Краюхин вдавил кнопку передатчика и широко раскрыл  рот.  Толкнуло  в
лицо, ударило по ушам. Вдоль вагона прокатилась волна ударов: сталкивались
буфера. Сам взрыв был почти беззвучен: все поглотила скала.
     Слышно было, как падают камни.
     Краюхин выронил передатчик из  рук.  Зачем-то  -  наступил  каблуком.
Почувствовал жалкий хруст.


     Все легли, и Стахов тоже лег. Чуть дрогнула  земля.  Из  щелей  между
скалой и заслонкой вылетело облачко пыли.
     Стахов  тут  же  вскочил,  машинально  отряхивая  плащ.  Обернулся  к
Айболиту. Тот  стоял,  как  стоял.  Презрительно  улыбался.  Желто-голубая
покойничья рожа.
     - Как мы можем получить обратно девочку? И тела других детей?
     - Тела - нет, - процедил Айболит. - А девочку можно. Я вам ее  отдам.
Обменяю.
     - На что?
     - А у вас есть что-то, на что вы ее не  обменяете?  -  он  усмехнулся
серыми губами.  -  Впрочем,  это  может  оказаться  ненужным  мне...  Если
какая-нибудь женщина согласится пойти со  мной,  то  девочку  я  верну.  А
впридачу - помогу очистить подземелье от крыс. Они мне надоели.
     - Вы чудовище, - сказал Стахов, помолчав.
     - Да? - удивился Айболит. - Кто бы мог подумать...
     - Мы прочешем этот подвал и вывернем его наизнанку...
     - Их несколько тысяч, и каждый из них там, под землей, стоит пятерых.
Они и наверху-то неплохие бойцы... В подземелье тридцать этажей, некоторые
туннели тянутся на полсотни километров.  Атомная  крепость.  Вам  и  через
эти-то ворота не пройти, а  там  такое  на  каждом  шагу.  А  я  -  включу
освещение, и можно будет просто ходить и  собирать  их,  как  картошку.  В
мешки.
     - Мы должны посоветоваться, - сказал Стахов. - Решаю здесь не  только
я...
     - Советоваться вы будете в моем присутствии, - сказал  Айболит.  -  И
еще: не тяните. Будет плохо, если крысы обнаружат, что меня нет. Я для них
Бог, а боги всегда должны быть на месте. Какая гарантия,  что  вы  вернете
девочку?
     - Гарантия? Никакой, естественно. Вы же не требуете гарантий со своих
богов. Я беру женщину, возвращаю девочку, потом включаю свет. Потом -  все
зависит от вас. Но меня вы должны будете навсегда оставить в покое...
     - То есть вы требуете абсолютного доверия...
     - Можете называть это как угодно, - сказал Айболит,  ухмыляясь,  -  а
только все будет именно так, как я сказал, и ни на йоту иначе.
     - Здесь нечего обсуждать, - Алиса подошла так, что никто не  заметил.
- Я иду с ним.
     - Что? - повернулся Стахов.
     - Это шанс. Другого нет.
     - Алиса... - беспомощно сказал Золтан.
     Она посмотрела на него, как будто видела впервые в жизни.
     - Новую жизнь устроили, - и рассмеялась. - Новый,  зараза,  город.  А
получилось -  кладбище  с  упырями.  Замок  с  привидениями.  Кто  же  так
делает-то, а? Думать мозгом надо было...
     Глаза у нее были страшные.
     - Алиса... - повторил Золтан.
     - Ничего, - сказала  она.  -  Так  даже  и  лучше.  А  то  от  всяких
засранцев-моралистов ни житья, ни проходу. Правда же, Федор Иванович?
     - Что? - ошалело спросил тот.
     - Каждый умрет, как сможет, - Алиса улыбнулась еще шире, и  это  была
уже не совсем улыбка. - Пойдем, дорогой, - она подала руку Айболиту.
     - Давай-ка, любезный, - повернулся Айболит к летчику,  -  отвези  нас
туда, где взял. И - сразу вниз. Предупреждаю: чтоб никто не подглядывал за
мной, ясно? Это в основном к вам относится, полковник.
     - Хорошо, - сказал Юлин.
     Пять минут назад ему  доложили,  наконец,  что  система  "Аист"  дает
полную картинку местности.
     Айболит галантно пропустил Алису в салон вертолета,  сам  сел  рядом.
Летчик забрался в кабину - и увидел, как  Золтан,  пригнувшись,  бежит  за
спинами людей куда-то и возвращается над самой землей, с автоматом в руке,
вцепляется в стойку лыжи и делает знак пилоту: молчи!.. Видеть  его  может
только летчик - и Алиса, если приподнимется и прижмется лицом к стеклу. Но
она сидит откинувшись на спинку кресла и смотрит на того  невидимого,  кто
будто бы сидит рядом с пилотом, и оборачивается, и смотрит на нее...
     Вертолет взлетел к вершине скалы, завис  над  краем  обрыва,  выбирая
место, свободное от искривленных и тонких, но все же берез. Золтан  лежал,
распластавшись, в промоине. Этот гад его не заметит... Он  снова  коснулся
лыжей земли, сделал знак: выходите! Айболит выпрыгнул сам,  принял  Алису.
Захлопнул  дверь.  Вертолет  свечой  ушел  вверх,   развернулся   на   сто
восемьдесят, завис на мгновение - и в полувитке спирали исчез над обрывом.
     Стало очень тихо.
     - Пойдем, - Айболит взял Алису под локоть. - Нужно торопиться.
     Солнце стояло высоко, затянутое дымкой. С разорванными краями  облака
казались синими. За близким лесом начинались поля, потом видны были  крыши
города, потом - река под обрывом. По обрыву  неровной  и  лохматой  черной
шерстяной неразрывной нитью тянулся далекий бор. Если идти пешком,  то  до
наступления темноты как раз и можно дойти до этого бора...
     - Да, конечно, - сказала  Алиса.  -  Где  бы  мы  были,  если  бы  не
торопились?


     За  время,  проведенное  в  полной  темноте,  Ветка  превратилась   в
скулящего щенка. Жутко, толчками, болела рука. Хотелось сосредоточиться на
боли - но не получалось. Одна, маленькая, заживо погребенная... под толщей
земли и камней... Мама, мамочка, мама...
     Много маленьких  ножек  зашлепало  по  коридору,  и  Ветка  перестала
дышать.
     Но ножки уверенно нашли дорогу к ее двери, и  взвизгнул  засов.  Нет,
сказала Ветка, вставая. Ее схватили  за  ноги  и  уронили.  Нет!  Не-ет!!!
Жесткое и вонючее закрыло ей рот. Она билась насмерть. Потом - устала.  Ее
держали за ноги, за плечи, за голову... Ее уже тысячу раз могли бы  убить,
но не убивали.
     - Ты из тех, сверху, - сказал кто-то на ухо  детским  голосом.  -  Ты
умеешь лечить?
     - Что?
     - Ты знаешь лекарства? Доктор ушел, нам нужно  взять  то,  что  нужно
взять. И не брать того, что не нужно. Понимаешь?
     - Да. Только я не знаю... где что лежит...
     - Мы покажем.
     - А кто болеет? И чем?
     - Верхний человек. Он весь горячий. Говорит во сне.
     - Да. Я знаю, что нужно взять. Где все это лежит?
     - Пойдем. Мы  проводим  тебя  в  комнату  и  оставим,  и  ты  сможешь
напустить полную комнату тьмы.
     - Ведите, - сказала  Ветка.  -  А  потом  -  проводите  меня  к  тому
человеку, хорошо?
     - Плохо. Доктор увидит, что тебя нет, и рассердится. Накажет.
     - Я быстро посмотрю и вернусь. Он не узнает.


     Золтан  спрыгнул  неудачно...  То  есть  он  попал,  куда  хотел,  но
оказалось, что целился он не туда. Промоина была слишком крутая,  градусов
сорок пять - и после дождя еще совершенно не просохшая.  Песок  и  щебень,
наполнявшие ее, тихонько плыли к обрыву под  собственной  тяжестью  и  под
тяжестью тела Золтана - и всякая  попытка  за  что-то  ухватиться,  как-то
помешать  этому  сплыванию  приводила   лишь   к   продвижению   вниз   на
дополнительный десяток сантиметров.
     Он осторожно посмотрел сначала через левое, потом через правое плечо.
Никаких корней, никаких прочно сидящих  обломков.  Если  бы  в  руках  был
ледоруб, а не тупой автомат... Он  все-таки  попытался  воткнуть  ствол  в
сыпучку - бесполезно. Плывет, и все.
     До края  осталось  чуть  больше  метра,  наклон  увеличился.  Золтана
охватило нечеловеческое спокойствие.  Не  закричать,  подумал  он.  Падать
молча. Как камень.
     Он воевал, и прятался от башибузуков, и замерзал, и лежал  на  дороге
под бомбами - и никогда не чувствовал ничего похожего. Тогда - был  страх,
ярость, желание жить. Сейчас - будто бы миг смерти уже позади...
     Сзади обрушился целый  пласт,  и  ноги  потеряли  опору.  И  вдруг  -
пронзительной любовью ко всему и ко всем  переполнило  душу.  Он  чуть  не
закричал, но не от страха, а от  опаляющего  счастья.  Не  закричал  -  и,
заскользив быстро, быстрее, быстрее - начал свое долгое падение.


     Айболит и Алиса удалились от края обрыва метров на  сто  пятьдесят  и
поэтому ничего не услышали.


     На экране  пульта  телеразведчика  видно  было,  как  они  идут,  как
спускаются в заросшую густым кустарником лощинку - и вдруг исчезают в ней,
и даже тепла тел не ощущают приборы...


     Краюхин посмотрел на часы.  Было  без  двух  минут  восемь.  Успел  к
назначенному самим себе сроку. Ничего не ждем. Он поднялся в первый вагон,
поднес  огонек  зажигалки  к  осветительной  ракете,  воткнутой  в  густое
термитное тесто вокруг боеголовки.  Сейчас  все  это  загорится,  и  через
полминуты лопнут от жара шнурочки,  удерживающие  предохранительные  скобы
гранат, вбитых снизу. Хорошо, что он вспомнил про гранаты, а то  черт  его
знает: вдруг не прогорит керамическая термозащитная рубашка? А так  -  все
вдребезги, и беззащитное нутро открыто пылающему железу...
     Ослепительно  вспыхнул  магний,  Краюхин  зажмурился  и   отшатнулся.
Бросился к хвостовой части  ракеты.  Забрался  по  скобам  наверх,  поджег
запал. Здесь тоже модификация первоначального  плана:  приспособил  ручной
гранатомет, были они у двоих... Даже если направляющая не  прогорит  -  ее
пробьет кумулятивной струей.
     Вскочил в заднюю дверь вагона - и не понял,  что  происходит.  Решил:
ослеп от магния. Но нет, сзади горело, и отсвет  пламени  с  его  силуэтом
лежал на стене...
     Просто кто-то погасил свет.
     Ему прыгнули на спину - сверху, с крыши вагона. С  силой  запрокинули
голову назад и перегрызли горло.


     Артем раскинулся в жару и бреду. Ветка потребовала воды,  и  принесли
воду - в стеклянной бутылке. Она просунула  горлышко  бутылки  между  губ,
вода попала в рот - и Артем закашлялся и попытался приподняться.  Островки
сознания у него еще жили. Он выпил почти все, и его тут же вырвало.  Ветка
знала, что так и должно быть, держала Артема за плечи,  подземников  вновь
погнала за водой...
     После этого он ненадолго пришел в себя.
     - Ветка... - сказал он, озираясь  и  ощупывая  свое  лицо.  -  Ветка,
уходить надо...
     Потом он увидел свечу и уставился на нее.
     - Огонь, -  сказал  он.  -  Везде  огонь...  Везде  огонь!  -  хрипло
вскрикнул он и откинулся без сил. - Ветка, уходить надо, уходить...
     Во второй бутылке она размешала шипучий аспирин и  витаминный  сироп,
дала отпить несколько глотков. Потом набрала в большой шприц  два  флакона
метрагила, легко нашла вену и стала  вводить  лекарство.  Старый  Шиян  по
прозвищу Акула научил Ветку попадать в любую  вену  и  в  любых  условиях,
когда ей было еще восемь лет. Они жили в соседних палатках, у  Шияна  было
три с половиной пальца на обеих руках и множество осколков во  всем  теле.
Он был полковым врачом на той войне. Когда шел очередной осколок и не было
уже сил терпеть, он звал ее...
     - Уходить надо, - тихо, но отчетливо сказал Артем, пытаясь подняться;
Ветка прижала его руку к земле,  ввела  до  конца  то,  что  оставалось  в
шприце; выдернула иглу, согнула безвольную  руку  в  локте.  -  Уходить...
надо...
     - Уйдем, - сказала Ветка. - Конечно, уйдем.


     Первый доклад от  агента-наблюдателя  Марии  Шелухиной  лег  на  стол
начальника спецотдела "Кадр" Главного управления контрразведки  полковника
Коренева в восемь часов сорок пять минут санкт-петербургского  времени;  в
Леонидополе было двенадцать сорок пять.  В  течение  дня  доклад  обрастал
деталями совершенно невероятными, и компьютерный  анализ  давал  не  более
двенадцати процентов вероятности. Но потом пришел телесюжет, а чуть  позже
- данные по архивам. Аналитики и интерполяторы из "Эха-2" дали заключение,
что  в  семидесятых-восьмидесятых  годах  прошлого  столетия  имели  место
генноинженерные  эксперименты  над  человеческой  плазмой  -   именно   на
территории Петровска-69. В девяносто седьмом году были уничтожены как сама
лаборатория, так и вся документация. Возможно, что уничтожение лаборатории
проведено было не слишком тщательно... А к  четырем  часам  дня  поисковая
программа набрела на след еще одного эксцесса тех же бурных лет: с боевого
дежурства был снят, но на пункт демилитаризации не прибыл  "стратегический
поезд": состав с четырьмя пусковыми установками МБР  "Тополь".  Позднейшие
рапорты и  заключения  комиссий  отрицали  факт  исчезновения,  назывались
виновники  дезинформации...  но  зацепка  оставалась.  Кореневу  и  раньше
приходилось копаться в подобных делах: исчезали  якобы  проданные  на  лом
эсминцы и подлодки, истребители и штурмовики; счет танков не  сходился  на
сотни единиц, боеприпасов -  на  тысячи  вагонов.  Все  это  потом  где-то
всплывало, взлетало, взрывалось...  И  тогда  были  рапорты  и  заключения
комиссий, отрицавшие саму возможность исчезновения чего-либо. В  армии  на
учете даже пуговицы, что вы, что вы!..
     Ракеты "Тополь". Четыре штуки. С боеголовками по шесть мегатонн...
     Исчезли где-то на линии Решетнево - Саяногорск.
     То есть, вполне возможно, что и в Петровске-69. Там ракеты  снаряжали
боеголовками, туда же могли и загнать для каких-то нужд...
     А раз так - то в первую очередь предположим, что весь шабаш  есть  не
что  иное,  как  внешние  проявления  некоей  операции,  затеянной  то  ли
леваками, то ли фашистами, то ли религиозными фанатиками,  и  направленной
на захват и использование этих самых боеголовок...
     И Коренев пожалел - в который за сегодня раз! - что в свое  время  не
позволил   разместить   в   Леонидополе   следящие    видеодатчики.    Эти
киббуцники-фурьеристы показались ему людьми тихими, мирными, сломленными и
обреченными. Пусть тихо поживут, сколько могут...
     Основной задачей  спецотдела  "Кадр"  было  наблюдение  -  гласное  и
негласное - за различными социальными и религиозными  изолятами,  которые,
как известно, являются  особо  питательной  средой  для  вызревания  самых
беспощадных идеологий.
     В шестнадцать двадцать две по столичному времени  спецгруппа  "Орион"
(борьба  с  терроризмом,  обезвреживание  объектов  повышенной  опасности,
освобождение заложников) вылетела с авиабазы  "Енисейск-15".  Сообщение  о
взрыве в туннеле застало их в воздухе...


     Воздух, до этого неподвижный, вдруг ударил в лицо.  Захлопали  двери,
что-то упало и разбилось со звоном. Ветка вскочила. Уши начало давить, как
на глубине. Артем закричал и сел. Подземники  метались,  визжа.  По  камню
дошел тугой  подземный  удар,  отдался  в  коленях.  Все  шаталось.  Потом
почему-то даже в Артемовых очках стало ничего не  видно.  Ветка  подумала:
пыль, - но, взглянув на потолок, не увидела нежного  свечения  светодиода.
Что-то случилось. Мир подземных жителей провалился  в  полную  темноту.  В
подлинную Тьму.


     Краюхин рассчитал все точно, и лишь случайность, граничащая с  чудом,
несколько сбила его план. Осветительная ракета, которую он  использовал  в
качестве воспламенителя для термита, горела долго  -  и,  когда  термитный
заряд над хвостовой частью "Тополя" уже воспламенился, все еще  продолжала
гореть. Вспышка термита отбросила  ее  чуть  вбок  -  и  в  последний  миг
догорающий  столбик   прессованной   магниевой   стружки   пережег   нить,
удерживающую  спусковой  крючок  гранатомета.  Выстрел  и  взрыв   гранаты
произошли  почти  одновременно,  и  сорок  граммов  обращенного  в  плазму
циркония иглой прошли сквозь стеклопластик направляющей,  сквозь  титан  и
керамику ракетной ступени, сквозь толщу горючего (испаряя и поджигая  его)
- вплоть до центрального  канала  двигателя,  наполненного  воспламеняющим
составом. Это было равносильно срабатыванию стартовых патронов -  если  не
считать того, что площадь горения была  больше  штатной  (из-за  пробитого
кумулятивной струей канала), а отток газов через  дюзы  затруднен.  Ракета
выдвинулась на полтора  метра,  сбросив  с  боеголовки  горящий  термит  и
расшвыряв гранаты, которые взорвались, но уже  на  некотором  удалении  от
обтекателя - что хотя и привело к разгерметизации боеголовки, но плутоний,
заключенный в вольфрамовую капсулу, так и  не  обрел  контакта  с  внешней
средой...
     Взорвались  сами  ступени.  Уже  через  две  секунды  после  выстрела
гранатомета давлением истекающих газов  разорвало  направляющую,  потом  -
вагон. Потом - вдоль,  как  консервная  банка  по  шву,  вскрылась  первая
ступень. Локальное давление в  туннеле  подскочило  до  пятисот  атмосфер.
Шесть вагонов, стоящих ближе к воротам, бросило туда, на завал, на скалы и
сталь - и смяло в гармошку. Еще одна пусковая переломилась, как  сигарета,
заряд ракеты вспыхнул, добавив почти миллион кубометров пламени в  течение
следующих пяти минут. Восемь вагонов с тепловозом, направленные вглубь,  в
сторону "разъезда" - оказались пулей в стволе. Несмотря на мертвую  хватку
тормозов, скорость состава на срезе туннеля - там,  где  он  открывался  в
обширный зал - составила восемьдесят  метров  в  секунду  -  и  продолжала
нарастать,  поскольку  двигатели  третьей  ступени  (вторая  взорвалась  и
отделилась) мертво застрявшего в остове вагона "Тополя"  работали  штатно.
Пролетев "разъезд", поезд-ракета скрылся в следующем туннеле и  через  три
секунды врезался в  бетонную  стену.  Проломив  ее  (от  столкновения  две
оставшиеся ракеты деформировались и вспыхнули), поезд  многотонной  грудой
стали на скорости сто метров в секунду врезался  в  плотину  подземного  в
плотину подземного водохранилища и,  проломив  ее  и  изменив  траекторию,
устремился  по  наклонному  туннелю  водовода  -  прямо  в  машинный   зал
электростанции.
     Это было равносильно залпу всех орудий всех кораблей, сошедшихся  сто
двенадцать лет назад в Цусимском проливе - в одну точку, в упор...


     Свечу, которую нес Айболит, задуло. Он вынужден  был  выпустить  руку
Алисы - и  она  послушно  ждала,  когда  он  огромной  вонючей  зажигалкой
затеплит свечу  вновь.  Тянуло  по  ногам,  временами  будто  мягкие  мыши
касались щиколоток, ощутимые сквозь тонкую резину сапог. Свеча  мерцала  и
металась. Ладонь Айболита просвечивала, но не розовым, а желтым.
     - Боялся, ты убежишь, - проскрипел Айболит. - А ты нет.  Не  убежала.
Дочка твоя? Сестра?
     - Сестра, - сказала Алиса. Зачем уточнять?..
     - Понятно, - сказал Айболит. - За чужую-то какая дура пойдет...
     Ты сволочь, подумала Алиса. Тебе не жить, понял, старая  ты  сволочь?
Тебе не жить...
     Чтобы успокоиться, она стала представлять  себе,  как  будет  убивать
этого козла. Наверняка и без лишней жестокости. Просто убить, и  все.  Как
таракана.
     Грубый чудовищный рык, приглушенный камнем, доносился отовсюду.


     Царь Колмак созвал народ. Они прибегали и ложились перед  ним,  пряча
лица. Он смотрел поверх. Солдаты ходили  вдоль  стен,  собирая  на  копья,
обмотанные тряпьем, росистую тьму.  Без  нее,  как  ни  крути,  ничего  не
увидеть в этом мире... Мальчик, наделенный Зрением, был  сейчас  почти  на
самом верху и двигался к миру  Тьмы.  Это  был  знак.  Нельзя  противиться
судьбе. Время пришло. Царь готовился к этому мигу всю жизнь, но вот - ждал
знака, не мог начать...
     - Люди, - сказал он и откашлялся. -  Люди  Света,  мои  люди.  Час  -
пробил. Предначертание должно  исполниться.  Последняя  битва,  битва  сил
Света против армии Тьмы - началась!..


     Обломки состава и электростанции плотно  запечатали  отводящий  канал
подземного  потока.  С  этой  минуты  подземный  город  был  обречен,   но
потребуется еще около года, чтобы все его бесконечные помещения  оказались
затоплены водой...
     Остро воняло горелой резиной. Из узкой отдушины над полом била  струя
горячего дыма. Впереди кричали  -  будто  сгорая  заживо.  Ветка  шла,  не
останавливаясь, свеча трещала в руке, да подземники позади вдруг  замолкли
и шлепали босыми ножками часто-часто, Артем  на  плечах  у  них  стонал  и
несвязно говорил что-то, потом вдруг объявил: "Пустите! Пойду сам!"  -  но
сам смог пройти шагов сто, и его вновь взвалили на плечи и понесли,  шумно
дышащего. Ветка не оборачивалась. Она и так знала, что все больше и больше
подземников идут за нею, идут в каком-то торжественном трансе...


     Оператор "Аиста" засек на инфракрасном  экране  восемь  температурных
аномалий -  восемь  столбов  горячего  воздуха,  выходящего  из  подземных
помещений. В эти места тут же отправились поисковые группы.


     Стахов видел, как побледнел  полковник  Юлин,  прочитав  шифровку  из
штаба. Как он огляделся по сторонам - почти  беспомощно.  Ворота,  красная
скала, серая глина - все было в  полосах  и  пятнах  жирной  копоти.  Трое
офицеров попали под удар пламени, прорвавшегося сквозь  завал.  Их  только
что вертолетом отправили в госпиталь.
     - Что-то новое? - спросил Стахов.
     - Да, - с трудом сказал Юлин. - Скорее всего, там,  -  он  кивнул  на
туннель, - была ракетная батарея. И ваш... товарищ... ее взорвал.
     - Так. И... что?
     - Четыре термоядерных боеголовки. Если произошла утечка плутония...
     Это Стахов понимал.
     - Надо немедленно эвакуировать...
     - Да, - полковник усмехнулся. - Просто, если утечка произошла, то нам
с вами эвакуироваться поздно.
     - Видимо, Краюхин как-то узнал, что дети мертвы. И решил отомстить...
     - Я так и подумал, что этот мерзавец врет, - полковник кивнул вверх и
в сторону горы. - Не следовало, наверное...
     - Алиса с ним справится, - сказал Стахов. - Она через  такое  прошла,
вы и представить себе не можете.
     - Ну, почему же, - сказал полковник. - Могу.


     О том, что этот туннель существует, знал только Колмак. И  только  он
знал, как его открыть. Еще, конечно, Доктор. Но сейчас он был не  в  счет.
Колмак бежал впереди всех, вода журчала под ногами, догоняя. Следом бежали
солдаты, за солдатами - женщины и дети. Весь его народ бежал молча,  зная,
что бежать придется  долго,  ничего  не  видя  в  ровном  сплошном  свете.
Редко-редко пятна росистой тьмы дрожали на стенах.


     Конвертоплан Су-208 с группой "Орион"  на  борту  ходил  кругами  над
местом  инцидента.  Тарас  Пархоменко,  командир  группы,   держал   связь
одновременно с Петербургом, со штабом близлежащей армейской  дивизии  и  с
руководством спасательными работами  на  месте.  После  взрыва  в  туннеле
надобность в специалистах класса "Ориона"  вроде  бы  как  отпала:  угроза
захвата террористами ядерного оружия перестала быть  даже  гипотетической.
Тем не менее он все не  решался  отдать  приказ  о  возвращении:  странные
существа,  запечатленные  телекамерой,  могли   оказаться   куда   большей
опасностью, чем леваки, вооруженные нейтронными фугасами.
     - Гаттаров, Бергер, Яшко, - назвал он командиров штурмовых  групп.  -
Давайте вниз, парни. Перекройте лаз, которым ушел  Айболит  с  заложницей.
Активных действий пока не вести, внутрь не лезть.
     Сорок секунд спустя три десантные капсулы скользнули вниз.
     - Бесик, - сказал Пархоменко пилоту. - Ты нас посадишь  вон  там,  на
насыпи.
     - Тарас Андреевич... - жалобно пропел пилот.
     - Нэ спорь, малтшик.


     Айболит ухмыльнулся:
     - Вот это встреча! Не ждали, зайчики?
     Подземники  сгрудились  сзади,  неразборчиво  пищали.   Ветка   снова
почувствовала, как болит рука. Огромный воспалившийся зуб вместо  локтя...
Артем стоял рядом, шатаясь.
     - С дороги, - сказал он вдруг незнакомым голосом. - Это наша земля.
     - Что?! - весело изумился Айболит. - Похоже, меня  слишком  долго  не
было с вами.
     - Ты уже ничего не можешь, - сказал Артем. - Тебе не под силу открыть
ворота тьмы. Ты - ложный бог.
     - А это мы сейчас узнаем,  -  сказал  Айболит  и  вынул  из-за  спины
огромный пистолет...


     Алиса будто сквозь сон смотрела долгий скучный фильм. Кто-то  куда-то
идет: низкие потолки, тусклый отсвет на стенах. Встреча, разговор.  Плоско
и равнодушно...
     Проснулась она мгновенно. Перед нею в  двух  шагах  стояли  Иветта  и
Артем! Артем почти голый, грязный,  взлохмаченный.  Иветта  -  в  каком-то
брезенте, из-под полы нелепо  торчит  загипсованная  рука...  За  ними,  в
полной почти темноте, угадывается шевеление. Свеча в руке Айболита,  свеча
в руке Ветки. Ослепительный свет... И вдруг Айболит отпускает  ее  руку  и
достает из-за пояса ракетницу! Пять минут назад Алиса видела это в деле...
вот что ее отключило,  вогнало  в  ступор...  как  они  кричали,  как  они
кричали, выцарапывая себе глаза, бросаясь на стены...
     - Дети! - закричала она. - Это же дети!!! -  и  бросилась  вперед,  и
повисла на руке с ракетницей, сгибая ее вниз, выкручивая... впилась зубами
в восковое запястье... Свеча погасла, погасла вторая...  нет,  лицо  Ветки
мелькнуло туманным пятном...
     Будто лошадь лягнула ее в живот - и  все  исчезло  в  огненной  волне
боли. Алиса попыталась за что-то уцепиться, но руки соскользнули...


     - Убейте его! - крикнул Артем, падая вперед. Подземники шли  вслепую.
Алиса лежала под стеной, фонтан искр бил  из  ее  тела,  и  она  будто  бы
пыталась зажать его руками. Айболит сам был ослеплен: тряс головой, словно
освобождаясь от капюшона. Потом он шагнул  и  уперся  в  стену.  Кто-то  с
хрюканьем вцепился ему в ногу, кто-то повис на плечах. Мелькнул  нож,  еще
нож... Айболит закричал тонко, упал. Над ним сомкнулись.


     Последние прожектора установили уже после  захода  солнца.  В  городе
ввели патрулирование: полиция, офицеры дивизии, вооруженные горожане хмуро
бродили  по  улицам.  Всех,  живших  на  окраинах,  срочно  переселили   в
центральные квартиры. Детей не было ни видно, ни слышно.


     Артем то приходил в себя, то проваливался под  твердый  горячий  лед.
Плачущая  Ветка...  красная  крепостная  стена,  с  которой  он   валится,
валится... Ветка поит его чем-то, еще укол... это не шприц,  это  огромный
петух с железным хоботком, глаз рубинов и зол, крылья делают мах, и мах, и
мах! - взлетает, вытягивается стрелой и пропадает в  небе...  здесь  узкая
труба, и надо ползти самому, да, смогу, конечно, смогу... холод и вонь.
     Ах, как они шли за ним, как они верили ему...


     - Да, конечно, - Юлин сделал шаг в сторону, как бы уступая  командное
место. И Пархоменко слегка позавидовал ему, и тут же  -  завидовать  стало
некогда...
     - Тарас Андреевич! - взревело в наушниках. - Идут!  Видим  и  слышим!
Идут! Много!
     - Далеко?
     - Метров сто осталось... Так, стоят, говорят  что-то...  не  пойму...
нет, не пойму. А воняет-то как оттуда!
     - Спокойно, Ахмед. Сейчас подойдут вертолеты.
     - Что делать, если полезут? Стрелять?
     - По обстановке. Я отвечаю за все.
     - Тарас Андреевич!
     - Ну?
     - Они люди? Или не люди?


     - Стойте... - Артем опять встал на ноги. Его держали  под  локти,  за
плечи. - Стойте. Туда нам нельзя... И оставаться нельзя. Ничего  нельзя...
- он засмеялся. - Ничего себе, попали. Ветка, ты им скажи,  у  меня  мозги
заклинило. Ведь перестреляют же всех...
     - За что? - сказала Ветка. - Никого не тронут.  Мы  скажем,  что  это
другие. Не те, которые... а другие. Так мы скажем.
     - Думаешь, ты хитрая? - снова засмеялся Артем.  -  Они  же  и  правда
другие. Ты не знала? А, ты же их не слышишь... Эй, люди! -  крикнул  он  и
тут же сорвал голос. - Идем... наверх. Только кому мы там, в жопу, нужны?
     Ветка почувствовала вдруг, что жидкий холод наполняет  ее  грудь.  Не
просто страх - что-то  более  основательное,  долгое,  пожизненное.  Будто
перед предательством, подумала она. Подземники  стояли  молча  и  смотрели
из-под рук. Она прикрывала пламя свечи здоровой рукой, но и это  было  для
них чересчур ярко. Как они будут под небом?..
     Их действительно никто не ждет, поняла  она  с  ужасом.  Артем  прав.
Никто не будет знать, что с ними делать. Я их выведу, а там...
     Но и оставаться они не могут. Их дом горит...
     Вернуться вниз, подумала она. Помочь им,  чем  можно.  Доктор  жил  с
ними...
     Нет. Я не смогу.
     - Идемте, - сказала она с усилием.
     Стало еще холоднее.


     Вот она, эта дверь... Колмак сам налег на ржавый штурвал - он подался
со скрежетом. Солдаты  подобострастно  оттеснили  своего  царя,  закрутили
колесо.  Створки  двери  начали  медленно  расходиться.  С   той   стороны
посыпалась труха. Стало лучше видно: за  дверью  все  стены  были  покрыты
росистой тьмой. Гулкие железные лестницы вели  вверх:  десятки  лестничных
пролетов. Колмак шел первым. Ржа съела  металл  наполовину,  но  он  своим
видением проникал в суть железа и знал, что оставшееся - выдержит.  Где-то
далеко шел мальчик. Колмак не переставал его чувствовать с тех самых  пор,
как увидел впервые. И чувствовал все сильнее... Мальчик подходил к другому
выходу и вел за собой часть народа, и это было знамением.
     На верхних этажах чувствовалось чужое угрожающее присутствие.  Колмак
потянул  носом  воздух  и  рассмеялся.  Два  десятка  молодых  мужчин,  не
пожелавших быть воинами. Банда. Бежавшая от всяческой власти. Не  хотелось
оставлять  их,  но  не  хотелось  и  останавливаться.  Он  чувствовал  их,
забившихся в углы и тупики. Никто не устоит перед солдатами царя.
     Никто.


     Ветка выбралась первой - и  задохнулась  от  воздуха  и  слез.  Свеча
погасла в ее руке, и горячий  парафин  полился  на  одеревеневшие  пальцы.
Черные листья шелестели вокруг, черная трава стояла до плеч, пахло дождем.
Ветку тихонько толкали, обходя. Потом рядом оказался Артем, обхватил ее за
плечи, почти повис.
     - Вышли, - сказал он. - Вышли, да?
     Подземники все прибывали. Сколько же их, подумала Ветка.  Боль  снова
стала что-то значить. Сейчас мне помогут,  подумала  она,  сейчас  сделают
что-то. И всем-всем помогут. Это же наши. Наши.
     В следующий миг -  тьма  стала  светом.  Ярче  солнца  огненный  круг
вспыхнул перед лицом. Ветка закричала  -  и  все  вокруг  тоже  закричали.
Треск, будто ломались связки сухих прутьев, был  нестрашен,  и  удары  над
головой, от которых вниз сыпались листья, ветки, вершины деревцев  -  тоже
были нестрашными. А страшен был крик. Ветка не  вышла  из  ослепления,  но
как-то сбоку вдруг увидела на  миг  сверкающий  стеклянно-стальной  скелет
доисторического  чудовища  -  который  рос,  поворачивался  боком,   потом
пастью... блики и языки пламени плясали на нем, огненный круг над  хребтом
вспыхивал и гас...
     - Ветка, ложись! - издалека вторгся голос Артема. - Ложи-ись!!!
     - Да что же это? - вслух изумилась Ветка. - Уберите же все!
     Маленький подземник вдруг молча ткнулся ей в живот  и  замер,  дрожа.
Ветка обхватила его здоровой рукой, шагнула вперед, шагнула тяжело, волоча
и себя, и его, маленького, но тяжелого - и вдруг повалилась на спину,  так
он ее толкнул... эй, ты что? - подземник дергался и мычал, а  потом  вдруг
стал мягким, Ветка с  трудом  выбралась  из-под  него  -  рука  утонула  в
горячем. Весь его бок был сплошная рана.
     Ветка стояла на коленях.
     - Что вы делаете? - кричала она.
     В  гуле  и  грохоте  не  было  слышно  людей.  Сквозь  лиловые  пятна
проступали лица. Вертолеты ходили по головам. Ветка поднялась.  Расставила
руки: сломанным крестом. Живые и убитые лежали у ее ног вперемешку.
     - Не смейте стрелять!  -  кричала  она.  -  Не  смейте  стрелять!  Не
смейте...
     Артем поднялся перед нею. Так они и стояли,  а  навстречу  им  шипели
прожектора и опасливо приближались одинаково истонченные светом люди...


     Царь Колмак вышел из лаза первым. Солдаты - за ним. И он, и многие из
солдат впервые ступали в верхний мир, но он  прекрасно  знал,  что  именно
встретит здесь. Солдаты тройками растекались по сторонам и исчезали  между
домами. Великая битва Света с Тьмою начиналась...
     Вас больше, подумал Колмак. Вас всего-навсего больше...


     - Я, наверное, останусь, - сказала Хелен Хью Григоровичу.  -  Кому-то
надо остаться, и лучше, если это буду я. Мы еще не сталкивались ни с  чем,
подобным этому...
     - Мне, собственно, тоже  не  обязательно  улетать,  -  пожал  плечами
Григорович. - Доклад можно переслать по мэйлу. Тем более, как  я  понимаю,
прежняя наша миссия уже неактуальна.
     - Пожалуй, - согласилась  Хелен  Хью.  За  стеклом  салона  вертолета
светились окна домов, прожектора на краю летного поля, высокие  фонари  на
каких-то башнях. Город был иллюминирован, как для праздника. -  Я  никогда
не чувствовала себя менее готовой к принятию решений...
     - Придется создавать какие-то лагеря для них, какие-то  обиталища.  А
потом? В сущности, это вторая разумная раса на  Земле.  Хоть  и  созданная
искусственно. Разумная - и враждебная человечеству. Или я не прав?
     - Не знаю,  -  сказала  Хелен  Хью.  -  По  первому  впечатлению  мне
показалось: надо их всех немедленно уничтожить. Вы  никому  не  скажете  о
моем первом впечатлении, Максим?.. Смотрите-ка! - она приподнялась.
     Погасли окна в одном доме. Потом в другом, в третьем...
     - Ух ты...  -  прошептал  охранник,  стоящий  у  открытой  двери.  Он
попятился и сел, обхватив живот.
     - Пилот, взлет! - крикнул Григорович.
     Оглушительный удар  в  борт.  Молочно-белым  от  трещин  стало  вдруг
стекло.
     Охранник лег, перебрал ногами и вытянулся.
     С натугой  завыли  турбины.  Медленно-медленно  начал  раскручиваться
винт.
     Две серых тени беззвучно скользнули в салон. В черно-зеркальных очках
одного Хелен Хью увидела свое отражение...


     Ветке сделали укол, потом еще укол, и теперь она смотрела на мир  как
из аквариума, полного годной для дыхания воды. Ее перенесли в вертолет,  и
вертолет тоже был аквариумом, потому что весь был из стекла,  и  даже  пол
под ногами был стеклянный. Ее пытались положить, как Артема, но лежать она
почему-то не могла. Все качнулось и поплыло назад, ей дали  телефон,  мама
плакала, все обойдется, прости меня, Ветка не  могла  говорить,  язык  был
восковой. Внизу плыли огни, город сиял. Потянулась гирлянда  шоссе.  Город
оставался позади, Ветка смотрела на него и не могла  оторваться.  В  горле
встал ком. Огни города гасли, гасли, гасли - как угли  костра,  заливаемые
ночным дождем.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.