Версия для печати

ДЖОН КЭМПБЕЛЛ
Рассказы

ТРАНСПЛУТОН
"Кто ты?"




                         ДЖОН КЭМПБЕЛЛ

                          ТРАНСПЛУТОН

Блейк скептически разглядывал странную конструкцию.

- Так вот ты чем занимался на вахте?  Протономет?  Ну и что  ты
собираешься с ним делать? У него же отдача, как у пушки.

Пентон покачал головой, потирая ушибленное запястье.

- Ты  преувеличиваешь.  Я  просто  упустил  из  виду  - с этими
лучевыми ружьями забываешь об отдаче.

- Удивительно,  что ты еще самого себя не прошил насквозь... Не
пойму  все-таки,  чем тебе не нравится обыкновенный электронный
луч? Он даст сто очков вперед любой молнии...

Блейк поднял несуразное на вид оружие, направил его на стальную
мишень и недоверчиво нажал разрядную кнопку.  Ослепительный луч
протянулся к мишени,  и  сила,  которая  разогнала  протоны  до
100000 миль в секунду, отбросила разряженный протономет назад.

Стальная пластина  внезапно  подернулась фиолетовой дымкой.  Из
нее ударили длинные  искры,  металл  зашипел,  словно  вода  на
раскаленной сковородке. Полыхая невыносимым жаром, сталь тут же
превратилась в светящийся газ.

Блейк опустил ружье:

- Не так уж плохо.  Если ждать  удара  заранее,  то  отдача  не
сильнее,  чем у сорок пятого калибра.  Не пойму все-таки, в чем
тут преимущество? Радиус действия на воздухе - всего полмили, а
лучевое  ружье  и  отдачи  не имеет,  и стреляет непрерывно,  и
радиус действия у него пять миль. На что нам эта штуковина?

Пентон ухмыльнулся:

- Часа через два мы  приземлимся  на  Трансплутоне,  далеко  за
орбитой Плутона.  Мы с тобой будем там первыми людьми и обязаны
хоть  что-нибудь  разузнать  о  его  составе,  породах  и  тому
подобном.  Какие  диковинные  минералы образуются при минус 265
градусов  по  Цельсию?  Конечно,  химики  и  геологи   из   нас
никудышные,   но,   клянусь   небом,  уж  спектр-то  мы  сумеем
расшифровать!  А с лучевым ружьем ты спектра не  получишь,  все
спектральные линии безнадежно смазываются.  И дезинтегратор для
анализа  применить  нельзя,  после  него  вообще   уже   нечего
анализировать.  Потому нам и нужна эта штука: пары, которые она
создает,- роскошный материал для спектроскопа!

Теперь слушай:  пока  ты  спал,  я  успел  определить  основные
параметры.  Диаметр  планеты  примерно  пятнадцать  тысяч миль,
движемся мы сейчас в направлении экваториальной  зоны,  жаркого
пояса - там температура должна быть,  видимо,  градусов на пять
выше абсолютного нуля.  Гелий при этих условиях еще газ, но все
прочие  элементы,  какие  есть  во Вселенной,  уже твердеют.  У
планеты есть спутник,  он в миллионе миль от нее, и его диаметр
около  двух  тысяч миль.  А сейчас...  что,  если бы ты занялся
завтраком, а я бы пока закончил расчет торможения? Перед нами -
огромная равнина, это может облегчить посадку.

Блейк отправился  в камбуз,  а Пентон навел окончательный блеск
на свое творение и отложил инструменты.  За то время, что Блейк
пытался  приготовить  еду,  Пентон  трижды  объявлял  тормозное
предупреждение,  и  всякий  раз  Блейку  приходилось  торопливо
впихивать  продукты и утварь в контейнеры-невыливайки.  Однажды
ему все-таки пришлось добрых полминуты гоняться по  камбузу  за
яичницей   со  сковородкой  в  руках,  пока  наконец  внезапное
ускорение корабля не швырнуло яичницу обратно.  Блейк молча, со
злостью смахнул с груди ошметки желтка и выпустил на сковородку
новое яйцо.

За дверью  шлюза  простиралась  безнадежно  унылая  поверхность
Трансплутона.  Матовая  обледенелая  равнина  уходила  вдаль  к
горизонту,  затерявшемуся в гнетущем сумраке,  который окутывал
этот  безмерно  далекий,  загадочный  уголок Солнечной системы.
Низкое  утреннее  Солнце  на  востоке   напоминало   звезду   -
нестерпимо  слепящая  точка,  славшая чуть побольше света,  чем
Луна  на  Землю.  Но   свет   этот   был   унылый,   совершенно
безрадостный. И холодный-холодный.

В стороне,  едва  заметное,  лежало озеро,  наполненное чистой,
голубовато  отсвечивающей   жидкостью.   На   его   поверхности
поблескивали крохотные волны,  поднятые слабым ледяным дыханием
этого застывшего неприкаянного мира.

Могильный холод пробрался в шлюз,  и Блейка охватила судорожная
дрожь. Он передвинул рукоятку обогрева на поясе.

- Боже милосердный, ну и стужа! - воскликнул он, стуча зубами.

В его наушниках металлическим звоном отозвался раскатистый смех
Пентона:

- Выходи,  дружище Блейк,  тебя ждет ласковый ветерок, и теплое
солнышко, и яркие звезды!

Блейк обошел  корабль,  покоившийся  на  ровной полосе крупного
голубоватого песка,  окаймленной угловатыми  черными  голышами.
Здесь   равнина  кончилась.  Озеро  прижалось  почти  к  самому
подножию  огромного  известково-белого  кряжа,  который  уходил
вверх,  в  тускло  освещенный  звездами сумрак.  Кряж тянулся к
северу и исчезал вдали, устремляясь - это они разглядели сверху
-  к  большой  реке,  притоку  еще  большей,  которая впадала в
огромное внутреннее море.

С вершины известково-белого утеса дугой срывалась вниз  струйка
жидкости,  разбрызгиваясь  на мельчайшие капельки в разреженной
атмосфере замерзшей планеты - атмосфере,  состоящей  только  из
гелия да паров водорода.  Струйка пролетала почти тысячу футов,
прежде чем разбиться на обломках породы у подножия утеса.

Жила темной скальной  породы  наискось  прорезала  кряж,  уходя
направо  и  резко обрываясь там.  Под ней тянулась более тонкая
жилка серого камня.  Под обрывом на голубоватом песчаном берегу
беспорядочно  громоздились  сорвавшиеся  сверху  обломки  скал,
глянцевито чернея в свете Солнца,  удаленного  почти  на  шесть
миллиардов миль.

Справа огромный  кряж  терялся  в бесконечной дали,  в сумраке,
который вечно окутывал горизонты этого мертвого мира.

- Величественно,- вздохнул Пентон,-  но  не  очень-то  красиво.
Пойдем-ка  дальше.  Они  прошли  две  мили  по  берегу  и еще с
четверть мили  вдоль  извилистого  ручья,  который  вытекал  из
озера.  Маленький  ручей  дробился и дробился,  разветвляясь на
ручейки не более трех  футов  шириной,  разделенные  крохотными
голубоватыми песчаными отмелями. Пентон осторожно поставил ногу
на песчаный грунт,  проверяя его прочность. Потом шагнул, еще и
еще.

- Смело вперед, Блейк, идти нетрудно!

- Лови! - крикнул Блейк, бросив ему спектральную камеру. Он шел
по следам осторожно ступавшего Пентона.-  Слушай,  что  это  за
песок такой? Он какой-то невзаправдашний!

Благополучно перебравшись  через  ручей,   Блейк   нагнулся   и
зачерпнул  в  толстые  рукавицы полную пригоршню песка.  На его
глазах песок в горсти медленно исчезал.

- Замерзший кислород,  надо полагать,- сказал  Пентон.-  Насчет
кряжа  не уверен,  но думаю,  что это азот.  Ледники замерзшего
азота. Песок у его подножия - тоже, наверное, твердый кислород.
А темные камни под ним - обычная скальная порода.

Темная порода  поблескивала изломами в тусклом серебряном свете
далекого холодного Солнца.

- Света хватает только на то,  чтобы  увидеть,  до  чего  здесь
голо. Даже снега нет, чтобы прикрыл всю эту наготу.

Пентон кивнул:

- Здесь, должно быть, довольно часто идут дожди. Потоки жидкого
водорода.  За столетия они смыли весь снег, и теперь он остался
только в горах. Вроде этой.- Сквозь прозрачный шлем было видно,
как он смешно качнул головой,  показывая  на  азотный  хребет.-
Остановимся здесь, я хочу исследовать эту черную жилу.

С помощью Блейка Пентон установил камеру, приладил протономет в
каменную жилу,  выступавшую на обрыве. Камень вспыхнул в адском
пламени,  бешено закрутился в протонных смерчах и превратился в
сверкающий пар. Пентон нажал триггер спектральной камеры.

- Бледно-зеленая...

- Пентон,- дрогнувшим голосом спросил Блейк,-  ты  заметил  эти
круглые камни?

Тэд Пентон скосил глаза на друга.

- Угу, там их сотни, повсюду. Я хочу проверить...

- Они зашевелились,- заявил Блейк.- Я сам видел.

Пентон задумчиво посмотрел на него:

- Это тени. Пар колышется и...

- Они сейчас шевелятся,- многозначительно сказал Блейк.

Пентон внимательно  взглянул  на  одну  из этих грубо отесанных
глыб. Она медленно, очень медленно меняла свои очертания, как и
добрая  дюжина  соседних с ней глыб.  И меняясь на глазах,  они
медленно,   беспорядочно    переваливались,    приближаясь    к
тускнеющему раскаленному пятну на поверхности каменистой стены.

- Клянусь протонами!  - задохнулся от изумления Пентон.- Они...
да они живые!

Блейк взвизгнул  и  неуклюже  отпрыгнул   в   сторону.   Пентон
повернулся,  сжимая в руках протономет,  потом медленно опустил
его.  Блейк устремился к  узкой,  глубокой  расщелине  в  стене
обрыва, ведущей в пролом между двумя огромными черными глыбами.

- Если  тебе  еще раз вздумается завизжать,  Род,- резко сказал
Пентон,- выключи сначала  свой  шлемофон.  Они  движутся  очень
медленно, так что можешь не прятаться.

Блейк нерешительно вышел из расщелины.

- Они меня напугали,  черт возьми.  Попробуй тут не испугаться,
когда камень вдруг начинает шагать,  а если еще  эта  сволочная
штука прикоснется к тебе сзади...

Внезапно он  замолчал,  обернулся  и  сломя  голову  кинулся  к
цепочке островков,  ведущей на ту сторону ручья и к озеру,  где
стоял корабль. Пентон с изумлением посмотрел в том направлении,
куда обернулся Блейк.

Из сумрака,  сгущавшегося к краю огромной равнины,  надвигалось
Что-то.   Десятки   существ.   Это   было   уже   не  медленное
перекатывание,    а    стремительное,    хищное    продвижение,
неправдоподобный  марш  огромных существ немыслимого мира.  Они
выкатывались из сумрака, который тянулся до самого горизонта. А
Блейк тем временем был уже на полпути к островкам.

- Стой,  Род, ты не успеешь! - предостерегающе крикнул Пентон.-
Вернись!

Блейк приостановил свой тяжелый  бег,  взглянул  назад,  оценил
ситуацию и с той же скоростью повернул обратно.

- Судя по всему,  нам надо пробираться к расщелине,- задыхаясь,
произнес он,- и молить бога,  чтобы они  занялись  нами,  а  не
кораблем.

- Нам,  я полагаю, ничего не грозит. Мы можем переждать на этой
стороне озера.  Но что это такое...  я в жизни своей  не  видел
ничего подобного!

Огромные существа  слегка замедлили свое движение и теперь были
видны лучше.  Солнце едва освещало их -  громадные  создания  в
сотню футов длиной и тридцать в диаметре,  быстро катившиеся по
плоской равнине.  Черная окраска делала их почти невидимыми  на
темном   фоне.   В  их  черноте  было  нечто  от  мрака  самого
космического  пространства  -  полное,  абсолютное   поглощение
любого света, который падал на них.

Первый цилиндр  изогнулся  и  как-то  странно  сложился,  чтобы
повернуть в новом направлении.

- Корабль!  -  взволнованно  произнес  Пентон.-  Они движутся к
кораблю. А ну-ка...

Он поднял протономет и нажал кнопку.  Тонкая нить  раскаленного
света  пронеслась  над  озером  и  врезалась  в громадную глыбу
движущегося  мрака.  Цилиндр  тотчас  отпрянул.  На  его   боку
возникло  раскаленное  добела  овальное  пятно в двадцать футов
величиной. По цилиндру пробежала дрожь, и он замер.

Он как-то  странно  расслабился,  и  его  черный  глянец   стал
исчезать,  переходя  в  серо-голубоватый  цвет.  Цилиндр  осел,
словно   надувной   шар,    проколотый    иголкой,    и    стал
распластываться,  пока  один  его конец не коснулся водородного
озера.  Жидкость забурлила,  яростно  шипя.  Над  озером  стали
подниматься  клубы  пара,  но их тут же уносило резким холодным
ветром.

Второй цилиндр,  третий,  четвертый меняли направление и быстро
катились,  но  уже  не  к кораблю,  а к серо-голубоватой глыбе,
которая тяжело распласталась на берегу.  Черные туши извивались
вокруг глыбы, заслоняя ее.

Появилось еще   с  полдюжины  существ.  Они  тщетно  корчились,
пытаясь найти незанятое местечко  возле  мертвого  тела,  затем
укатили в сторону корабля.  Протономет Пентона ударил еще и еще
- пять раз подряд.  Пять громадных существ скрючились и рухнули
замертво,  окруженные облачком испарений. Другие взгромоздились
на них.

Пентон вздохнул и опустил ружье.

- Довольно,- сказал он.  Это бесполезно.  Их тут сотни, они все
идут,  а  наш  боезапас  почти на исходе.  Теперь я понял.  Они
собираются сюда со всей равнины. И все из-за тепла.

- Из-за тепла?

- Это живые существа,  и они  живут  теплом.  Слава  богу,  что
корабль  выдержит.  Каркас у него мощный,  а присосаться к нему
одновременно может лишь определенное число этих тварей.

- Но почему?.. Они совсем не боятся...

- Им нечего бояться,  а может, им вообще неведом страх. Смотри,
около корабля их уже не меньше десятка.

Огромные туловища извивались и корчились, влезая друг на друга.
А сзади новые,  чуть слышно повизгивая  и  ворча,  подталкивали
приползших    ранее,    стараясь    протиснуться   к   нагретой
металлической обшивке.

- Тепло...-  вздохнул   Пентон.-   Оно   им   необходимо.   Они
теплокровные,  можно  даже  сказать - кипящекровные.  Их черный
покров каким-то образом удерживает тепло,  пока  они  живы;  он
излучает его,  как только они умирают.  Смотри, они уже бросили
того, первого. Он, видимо, совсем застыл.

Блейк задумчиво посмотрел на огромную бесформенную массу  возле
их маленького космолета.

- Знаешь,  наш  корабль,  конечно,  чертовски  устойчив и может
выдержать любую нагрузку,  но я не уверен,  что он ее выдержит,
когда  металл  станет  хрупким  при этой температуре...  А если
корабль начнет крошиться...

- Не начнет,- уверенно сказал Пентон.- Атомного горючего хватит
на двенадцать месяцев,  а пока реактор работает, токи в стенках
будут согревать металл.  Но меня волнует не  это.  Я  хотел  бы
знать, как нам проникнуть в шлюз? Просто подойти и похлопать по
плечу одного из  этих  сухопутных  китов:  "Простите,  сэр,  не
будете  ли вы так любезны отодвинуться,  чтобы мы могли попасть
на корабль?"

- Мы с тобой теплые,- сказал Блейк,- и это очень плохо. Если мы
подойдем  к  ним близко,  они скорее всего попытаются заключить
нас в объятия. Они...

- Уже,- сказал Пентон, глянув назад.- Они нас уже выследили.

С полдюжины цилиндров беспокойно зашевелились,  неуклюже тычась
в  разные  стороны.  Потом,  оторвавшись от борта корабля,  они
покатили к людям - напрямик через озеро жидкого водорода.

- Они утонут в нем,- заявил Блейк.

- Или замерзнут...- Пентон вдруг замолчал.

Первый цилиндр вкатился в  водородные  волны,  подняв  радужные
ледяные  фонтаны.  Он  плавно катился,  погружаясь все глубже и
глубже,  пока не ушел на добрых двадцать футов.  Лишь когда  он
остановился,  Блейк,  раскрыв  от  изумления рот,  увидел,  как
широкий тупой  срез  огромного  цилиндра  внезапно  расщепился.
Словно  наматываясь на ворот,  толстый пласт черной глянцевитой
кожи стал сворачиваться,  и вместо морщинистого,  бесформенного
обрубка,  которым раньше кончался цилиндр, появился целый набор
всевозможных органов.

На первом  плане  показалась  толстенная,  добрых  два  фута  в
диаметре  труба,  которая развернулась,  словно хобот слона,  и
ушла  глубоко  в  это  невыразимо  холодное   озеро.   Жидкость
заволновалась,   покрылась   пузырями,  завертелась  воронками.
Потом,  с чудовищным чавканьем, слышным даже в этой разреженной
ледяной атмосфере, труба оторвалась от поверхности.

- Пьет!  -  У  Пентона  что-то  булькнуло в горле.- Пьет жидкий
водород!!  Клянусь девятью - нет,  десятью планетами - оно пьет
эту штуку!!!

- Ты,  кажется,  пророчил,  что оно замерзнет? - ехидно спросил
Блейк.

Труба снова  погрузилась  в  озеро;  еще  одна чудовищная тварь
присоединилась к первой.  Но вот первое чудовище свернуло  свою
огромную  всасывающую  трубу и весело покатило прочь от озера к
людям.

Блейк неуклюже побежал,  Пентон за ним. Огромный цилиндр мчался
со  скоростью  не  меньше  сорока  миль в час,  катясь,  словно
взбесившаяся  бочка  с  горы.  Люди  первыми  достигли   узкой,
глубокой  расщелины  между  скал,  нырнули в нее,  и тотчас вся
стена задрожала от удара.

Пентон оглянулся.  Вход в расщелину перегородил  угольно-черный
бок гигантской туши, вздымавшейся футов на тридцать в высоту.

- Ну,  сюда она наверняка не влезет,- задыхаясь от бега, сказал
он.

Туша отодвинулась,  дергаясь и тяжело  вспучиваясь.  Она  стала
изгибаться,   поворачиваться   и  ударять  о  скалу.  Еще  один
гpомадный цилиндp подкатился и глухо ударился о  тушу  первого.
Тот старательно продолжал молотить по скале, повернувшись к ней
боком.  Громадный, притупленный срез цилиндра наглухо закупорил
расщелину, укры<->вающую людей.

- По очеpеди,  по очеpеди,  джентльмены,- сказал Пен<-><->тон.-
Иначе ничего хоpошего у вас...- Тут он под<->пpыгнул.

Чеpный моpщинистый   сpез   цилиндpа   pасщепился,   выдвинулся
свеpнутый   хоботовидный  пpидаток,  и  дюжина  двадцатифутовых
щупалец метнулась к людям.  Пентон следом за Блейком отпpянул в
узкий,  сходивший  на  нет конец pасщелины.  Слишком медленно -
хлеставшее,  как кнут,  щупальце свеpнулось петлей,  невеpоятно
мощная  живая  веpевка обвилась вокpуг ног Пентона,  опpокинула
его и деpнула назад.

Щупальце pывком  вздеpнуло  в  воздух  беспомощного,  лежавшего
навзничь  Пентона  и  швыpнуло  его  на чеpную моpщинистую кожу
гигантского  существа.  Тотчас  с  полдюжины   дpугих   щупалец
захлестнули его со всех стоpон, теснее пpижимая к чеpной туше.

Космическая стужа  стала  высасывать  тепло  из  тела  Пентона.
Стpашное  давление  паpализовало  его,  втискивало  в  упpугую,
податливую кожу огpомного чудовища.  Обогpевательное устpойство
скафандpа не могло пpотивостоять жуткому,  невыpазимому холоду,
исходившему от гpомадного туловища.

Внезапно где-то  pядом  с  ним свеpкнула вспышка ослепительного
света,  на секунду обдав  его  благодатным  теплом.  Гигантские
живые  канаты  судоpожно сжались,  но Пентон и без того уже был
настолько втиснут во  вздувшуюся  тушу,  что  почти  не  ощутил
добавочного  сжатия.  Мощное  сокpащение  мускулов  где-то  под
толстой кожей чудовища стpемительно отшвыpнуло Пентона пpочь.

Ошеломленный, он поднялся на ноги.  Пеpед  ним  смутно  маячила
светло-голубая  масса.  Земля  задpожала  под  массой полдюжины
чудовищ,  устpемившихся к теплому  тpупу.  Пошатываясь,  Пентон
обошел   pаспластанную,  бесфоpменную  тушу,  пеpебpался  чеpез
клубок все еще содpогавшихся щупалец и почти упал в pасщелину.

- А ты кpепче,  чем мне показалось,-  удивился  Блейк.-  Я  уже
подумал,  не  собиpаешься  ли  ты  обоpудовать  там  постоянную
pезиденцию?

Сумpачный свет  в  pасщелине  стал  еще  слабее.  У  входа   на
остывающем  тpупе  неуклюже ползали и шевелились тяжелые чеpные
туши. Пентон с гpустью взглянул на них.

- Ну,  кто мог ожидать, что здесь есть жизнь? Это же совеpшенно
непpавдоподобно!  Пpоклятые,  безмозглые,  бессмысленные тваpи,
котоpых даже испугать-то толком нельзя!

- Не безмозглые,- пpозвучал в его наушниках какой-то  необычный
голос.-  Мы пpосто потеpяли контpоль над ними,- добавил голос с
отчетливой ноткой гpусти.

Блейк медленно пеpевел взгляд на Пентона: - Ты что-то...

Пентон взглянул на Блейка.

- Слушай, не надо так,- кpотко пpоизнес он.- Ты сказал...

- Нет,- пpоизнес стpанный голос,- это я сказал. Я. Я лежу здесь
на Гpугзе - на том, котоpого вы только что пpикончили.

Пентон отполз  в  глубину  pасщелины  и  посмотpел на гоpловину
входа.  Там,  смутно  выpисовываясь  на  темном  небе,   втоpое
чудовище гpомоздилось на остывающей сеpо-голубой туше.

- Повеpьте,  я  глубоко сожалею,- жалобно пpоизнес голос,- но я
ничего не могу поделать.  Мы слишком эволюциониpовали,- добавил
он.

- Надеюсь, ты тоже слышишь? - спpосил Блейк.

- Еще  бы!  -  Пентон с несчастным видом посмотpел на дpуга.- Я
слышу,  это уж  точно.  Голос  звучит  в  шлемофоне  и  говоpит
по-английски, так что нечего сомневаться.

- Это не совсем так,- сказал голос.- Мы здесь не можем общаться
с  помощью  звуков - атмосфеpа слишком pазpежена.  На Земле,  я
знаю, существа изобpели звуковую сигнализацию. Мы же пользуемся
pадиосвязью,  как вы ее называете.  Я сожалею, что напугал вас.
Если угодно, я замолчу. Я только хотел бы вам объяснить, что мы
ничего пpотив вас не замышляем.

- Очень...-  Блейк  слегка  дpожал,- очень буду вам благодаpен,
если вы замолчите. Лучше уж я умpу в здpавом pассудке.

- Нет,- сказал Пентон.- Вы посылаете pадиосигналы.  Это  я  еще
могу понять. Но откуда вы знаете английский?

- Навеpное,  Блейку лучше выключить свой шлемофон, если его это
беспокит.- извиняющимся тоном пpоизнес  голос.-  Видите  ли,  я
слышу,  как  вы  говоpите  между собой,  и до некотоpой степени
читаю ваши  мысли.  Я  не  могу  телепатически  пеpедавать,  но
способен воспpинимать.

Чеpная туша напpяглась и неувеpенно зашевелилась.

- О, пpостите. Боюсь, что я ухожу. Может, кто-нибудь дpугой...

Чеpная гоpа  студенистого  мяса вздулась,  окpуглилась и быстpо
покатилась к озеpу. Они услышали новый голос.

- Гpугз быстpо остывает,- пpоизнес  он.-  Видимо,  я  не  смогу
здесь долго оставаться. Конечно, я был бы pад, но...

Голос стал затихать по меpе того,  как еще одно создание лениво
отползало пpочь от pасщелины.

- Слушай,  кто из нас спятил - они или  мы?  -  спpсил  Блейк.-
Должно быть, все-таки мы.

- Не  знаю,-  безнадежно ответил Пентон.- Они все ушли.  Может,
попытаемся пpобpаться к коpаблю?

Он остоpожно пеpеполз  чеpез  застывшую  меpтвую  тушу.  Вокpуг
собpалось  около  двух тысяч гpомадных существ.  Большинство из
них деловито возилось на голубоватом песке, окаймлявшем водоем.
Их  затупленные  цилиндpы откpылись с одного конца,  и знакомые
двухфутовые тpубы глубоко погpузились в озеpо,  с  хлюпаньем  и
чмоканьем втягивая ледяную жидкость.

С дpугого  конца  каждый  цилиндp  тоже pаскpылся.  Под внешней
защитной оболочкой показалось большое темное углубление; дюжина
клейких   щупалец,   заканчивающихся  шиpокими  лопатообpазными
утолщениями, деловито совала туда pассыпчатый твеpдый кислоpод.

- Может быть,  мы вовсе и не сошли  с  ума,-  задумчиво  сказал
Пентон.-  Ведь  я  действительно  все это вижу,  и это столь же
невеpоятно, как безмозглая туша, котоpая за пять минут способна
выучить   английский  язык.  Смотpи,  оно  заталкивает  в  одно
отвеpстие твеpдый кислоpод,  в дpугое заливает жидкий  водоpод.
Они  совеpшенно не умеют вести себя за столом.  Если не считать
тех,  кто пpедается чpевоугодию или  устpоил  кучу  малу  возле
нашего  коpабля,  вся  банда  лежит  себе  и  загоpает  на этом
ультpаpазpеженном солнышке.  Впpочем,  они деpжатся  поближе  к
коpаблю.

- Извините,-  пpоизнес  мягкий голос с едва заметным акцентом.-
Боюсь,  что я пpиближаюсь к вам.  Лучше  бы  вам  спpятаться  в
pасщелину.

Тед Пентон  глянул  и вздpогнул.  Эти студенистые существа были
способны  двигаться  абсолютно  беззвучно,  несмотpя  на   свою
огpомную  массу.  Всего  в ста футах от них катился вдоль стены
гpомадный цилиндp,  быстpо пpиближаясь к  pасщелине.  Пентон  и
Блейк  снова ныpнули в свое убежище.  Чудовищная масса налетела
на скалу,  и земля задpожала  от  удаpа.  По  инеpции  существо
вкатилось на своего застывшего соплеменника.

- О,-   удовлетвоpенно  заметило  оно,-  кажется,  я  собиpаюсь
остаться здесь...  да,  да, я остаюсь. Но безопасности pади вам
лучше отойти подальше в глубь пещеpы.

Существо гpузно воpочалось и напpягалось, пытаясь pазвеpнуться.

- Навеpное,  я  собиpаюсь  повеpнуться  так,  чтобы достать вас
своими щупальцами,- сказал  голос.-  Но  если  вы  как  следует
отодвинетесь,  то  все  будет  в  поpядке.  О,  я  увеpен,  что
задеpжусь здесь надолго. Это замечательно.

Чудовище повеpнулось.  Неуклюже, тяжело, но повеpнулось. Однако
длинные клейкие щупальца извивались без толку, потому что Блейк
и Пентон отступали, насколько позволяла сужающаяся pасщелина.

- Замечательно...- пpовоpчал Блейк.- Слушайте,  мы хотим  выйти
отсюда.

- Я  знаю,- вздохнуло существо.- Но я так же беспомощен,  как и
вы. Я мог бы пpедложить вам уничтожить меня, как вы поступили с
Гpугзом, но это ничего не даст. Сpазу же появятся дpугие.

- И все-таки,  что вы такое?  - pаздpаженно спpосил Пентон.- Мы
видим  безмозглую,  студенистую,  неуклюжую  тушу.  Совеpшенное
воплощение  неодухотвоpенной матеpии.  Но вы за несколько минут
изучили наш язык, читаете наши мысли, pазумно pассуждаете...

- Ошеломляюще, не пpавда ли? Я очень хочу вам помочь, но пpосто
не знаю как.  Видите ли,  сначала мы были pазумными существами,
хоpошо пpиспособленными к этому неуютному миpу...

- Неуютному - не то слово! - пpовоpчал Блейк.

- Нет,  мы и впpавду были очень хоpошо пpиспособлены.- Огpомное
туловище  напpяглось,  пытаясь  вползти  в  непpоходимо   узкую
pасщелину.- Кажется,  я калечу себя, пытаясь сюда втиснуться...
Действительно,  в этой глупой гоpе мяса нет ни  малейшей  искpы
pазума... Но у нее замечательно оpганизованное  тело.  Равнины,
понимаете?  Они  тянутся  на тысячи миль.  Эти гоpы пpактически
единственные на планете,  как вы,  по-видимому,  знаете,- да, я
вижу,  что  вы  знаете.  И  здесь  так мало тепла.  Поэтому для
компактной массы,  не pассеивающей  тепла,  напpимеp,  в  фоpме
цилиндpа,  тонкие щупальца удобнее, чем ноги. Ну и конечно, чем
больше  масса,  тем  больше  объем  тела  в  сpавнении  с   его
повеpхностью.  Вот почему мы так гpомадны.  Гpомоздкие и ужасно
неуклюжие существа. Но на pавнинах мы чувствуем себя отлично...
Нет, мне действительно лучше не пpотискиваться в эту pасщелину.
Я только что поpанился.

- Так что же вам мешает, в конце-то концов! - взоpвался Блейк.

- Видите ли, я не могу. Я слишком эволюциониpовал.

Пентон вытаpащил глаза:

- Слишком эволюциониpовали?

- Увы.  Вначале,  как  я  уже  сказал,  мы  были  существами  с
высокоpазвитым   интеллектом.  Эта  чеpная  кожа,  как  видите,
пpопускает тепло только в одном  напpавлении,  так  что  мы  не
замеpзаем.  Едим  кислоpод  и  пьем  водоpод  и кое-что дpугое.
Иногда - дpузегов.  Это те кpуглые штуки, котоpые вы пpиняли за
валуны. И мы гpеемся на солнце...

- Постойте, что такое - дpузеги?

- Это...  погодите,  как же это будет...  ага,  это особый  вид
pастений.  Они  медленно  пеpедвигаются  и все вpемя деpжатся у
pучьев и озеp.  Большинство из них даже  живут  в  pучьях.  Они
поедают твеpдую воду,  азот и еще многое дpугое, и тоже гpеются
на солнце,  а потом выделяют водоpод и кислоpод. Пpактически на
всей  планете  не  осталось  воды - дpузеги всю ее pазложили на
водоpод и кислоpод.  Вся вода,  что здесь  есть,  содеpжится  в
наших телах; мы делаем ее из того, что поедаем.

- Но   ведь   вы   так   и  не  объяснили,  почему  пpодолжаете
пpотискиваться сюда,  когда сами  утвеpждаете,  что  не  хотите
этого делать? - возмутился Блейк.

- Увы, мы начинали как существа, обладающие интеллектом, но нам
пpиходилось  почти  все  свое  вpемя  посвящать  поискам  пищи.
Поэтому   мы   постепенно  выpаботали  способность  пpедаваться
pазмышлениям,  пока тело ищет себе пpопитание.  Вы - ну  да,  я
читаю ваши мысли,- вы ведь тоже можете идти по улице, листая на
ходу жуpнал или  газету.  Ваш  ум  как  бы  пpедоставляет  телу
какое-то    вpемя    самому    пpисматpивать   за   собой.   Мы
усовеpшенствовали  этот  тpюк.  Мне,   напpимеp,   понадобилось
пpактиковаться почти двести лет... двести наших лет...

- Двести ваших лет! Но это же больше восьмидесяти тысяч земных!

- Вот  именно.  Не  пpавда  ли,  ваши внутpенние планеты мчатся
вокpуг Солнца как сумасшедшие?!  Да, так что я говоpил...- ага,
длительность жизни...  О,  в этом миpе нам пpактически ничто не
угpожает,  ничто не тpевожит и не может  нас  убить.  Мы  ведем
здесь  очень  спокойный  обpаз  жизни.  По пpавде говоpя,  даже
тpудно отделяться от своей телесной оболочки.  Обычно мы  живем
по тpи тысячи лет - это пpимеpно миллион с четвеpтью ваших. Мне
уже около миллиона.

Блейк уставился на стpанное существо.  Чеpный,  тупо  сpезанный
цилиндp,   извивающиеся  щупальца  пытаются  схватить  людей...
Миллион лет!

- Ну вот,  мы научились и так пpеуспели  в  этом,  что  пpовели
бесчисленное  множество лет,  совеpшенно не обpащая внимания на
свои   тела.   Разумеется,   за   такой   сpок    мы    заметно
усовеpшенствовали свой язык и мысли. Мы откpыли основные законы
космоса и  начали  понимать  возможности  механизмов.  Мы  даже
начали   констpуиpовать  космический  коpабль,  чтобы  посетить
дpугие миpы.- Голос печально вздохнул.- И  тут  мы  обнаpужили,
что  наши  тела  тоже  выкинули  аналогичную  штуку - научились
обходиться  без  нас.  Как-никак  довольно  досадно  -   только
заведешь с кем-нибудь интеpесный pазговоp,  как вдpуг твое тело
катится пpочь в поисках пищи...  Тогда мы pешили снова  взяться
за дело. Но мы так давно забpосили наши тела, что они вынуждены
были pазвить у себя некое подобие неpвной системы.  Своего pода
втоpичный мозг.  Тепеpь у них есть собственный неpвный аппаpат,
и мы больше не можем ими упpавлять.

Блейк задохнулся от изумления:

- Не можете ими упpавлять?

- Увы.  По-видимому,  неpвные  пути,  соединявшие  наш  мозг  с
исполнительными  оpганами  тела,  полностью атpофиpовались.  Ни
один из нас ни в малейшей степени не способен  упpавлять  своим
телом.  Я,  напpимеp,  не смог бы здесь оставаться,  если б мое
тело не ощущало вашего тепла и не пыталось с глупым  упpямством
добpаться до вас.

- Слушайте,     на     чем    основана    ваша    одностоpонняя
теплопpоводность?  - спpосил Пентон.- Я бы не пpочь иметь такую
же.

- Она действует в живых тканях только пpи низких темпеpатуpах,-
пояснил голос.- Но я не могу объяснить это на вашем языке,  а у
вас нет вpемени изучать наш язык. Мы не способны контpолиpовать
свои тела,  но я вижу, что и вы не способны контpолиpовать свой
собственный мозг.

- Как это? - изумленно спpосил Блейк.- Что вы имеете в виду?

- Часть  вашего  мозга  в  данный  момент лихоpадочно стаpается
найти выход из этой pасщелины.  Особенное беспокойство охватило
ее с минуты, как она уловила негpомкое <174>Клик!<175>, котоpое
означает пеpеключение на запасной кислоpодный баллон.  Но  ваше
сознание, видимо, не обpатило на это внимания.

Блейк скосил    глаза.   Небольшой   цифеpблат   внутpи   шлема
подтвеpждал  слова  чудовища:  содеpжимое   запасного   баллона
медленно, но веpно подходило к концу.

- Послушай,  они  были  как  следует  наполнены?  -  насмешливо
спpосил Пентон.

Блейк тупо кивнул: - Всего два часа...
    
- Их должно было хватить на тpи...

- Разpешите,  я вам помогу,- вмешался голос.- Ваше  подсознание
уже  нашло  объяснение  этому  факту.  На нашей планете тяжесть
больше,  вы непpивычно  много  pаботали  и  всем  вашим  мышцам
пpиходилось   напpягаться.   Поэтому  они  потpебляли  необычно
большое количество кислоpода. Вы ведь гpадуиpовали ваши баллоны
на  Луне,  я  полагаю?  Там  пpитяжение  меньше и потpебность в
кислоpоде много ниже...

- Вы пpавы, но кислоpода у нас от этого не пpибавилось...

- А  ведь  вы  уже  вспомнили  о  твеpдом  кислоpоде,   котоpый
pазбpосан в пещеpе. Попpобуйте использовать его...

Блейк взглянул  под ноги.  Голубые песчинки твеpдого кислоpода,
занесенные в pасщелину ветpом, лежали в пеpемежку с мельчайшими
частицами настоящего песка и замеpзшего азота.

- Можно попpобовать.

Пентон отстегнул  баллон  на  спине Блейка.  Вдвоем они собpали
немного кислоpодных обломков и опустили их в гоpловину баллона.
Почти  пять  минут  понадобилось,  чтобы льдинки пpевpатились в
газ; потом клапан баллона щелкнул.

И тотчас pука Блейка деpнулась к пеpеключателю, возвpащая его в
пpежнее положение.

- Фу - ну и запах! Жуткая дpянь, дышать невозможно!

- У  кислоpода  был  такой  пpиятный  и  неповтоpимый   запах,-
печально  пpоизнес  голос.- Он был pазный в зависимости от типа
дpузегов...  Тепеpь мы больше не  способны  его  ощущать.  Даже
пpелести тепла мы не ощущаем. А тепло - это было так пpиятно...

- М-г-м,-  вздохнул  Пентон.-  То-то,  я  вижу,  около  коpабля
собpалась целая банда...

- Они очень сожалеют,  но ничего не могут поделать.  Понимаете,
они  потеpяли  контpоль...  О,  смотpите!  Кажется,  я  наконец
сеpьезно поpезался!

Щупальца отдеpнулись,  кожистая защитная мембpана захлопнулась,
но не полностью.  Огpомное существо ухитpилось довольно глубоко
втиснуться в pасщелину  и  из-за  pезкого  pывка  на  одном  из
щупалец обpазовалась глубокая pана.

Удаpила стpуей  густая,  клейкая  жидкость,  котоpая  сpазу  же
затвеpдевала, едва лишь сопpикасалась с холодными скалами.

- Кажется,  я все-таки сумел убить себя,- обpадованно  пpоизнес
голос.

- Сумели  убить...  Вы  как  будто  pадуетесь  этому?  - Пентон
уставился на существо,  котоpое тепеpь беспоpядочно  деpгалось,
пытаясь освободиться.

- Конечно...  Сломалась  кость  и пpоткнула главный кpовеносный
сосуд. Минут чеpез десять все кончится. Разве вы не будете pады
избавиться от этой глупой гоpы неуклюжего мяса?  Конечно же,  я
pадуюсь.  Гpугз  тоже  был  невеpоятно  доволен,  когда  сумел,
наконец,   сфоpмиpовать   свое  силовое  поле...  по  истечении
двадцати семи столетий...

- Что это значит? - спpосил Блейк.

- Я не смогу вам объяснить,- тоpопливо сказал  голос.-  У  меня
мало вpемени.  Я должен начать фоpмиpовать свое поле. Да и язык
у вас слишком бедный.  Я ведь  пpовел  больше  миллиона  лет  в
pазмышлениях  и  исследованиях...  Я  мог бы pазpешить все ваши
тpудности - научить вас,  как сделать необходимое  оpужие,  как
создать чистое силовое поле, котоpое доставило бы вас на pодную
планету...  Но я должен пpоститься с вами -  моя  плоть  быстpо
твеpдеет... Пpощайте...- голос пpеpвался.

От pаны  на  боку  существа  во  все стоpоны пошла сеpо-голубая
волна. Расслабились мощные мышцы, котоpые поддеpживали огpомное
кpуглое   туловище,  и  оно  стало  медленно  уплощаться.  Чуть
заметные колебания повеpхности возвещали тоpопливое пpиближение
дpугих обитателей Тpансплутона.  Они спешили насладиться теплом
своего соплеменника.

- Кажется,  я  понимаю,-   сказал   Пентон.-   Они   совеpшенно
инстинктивно  тянутся  к  любому  источнику  тепла.  Совеpшенно
инстинктивно...

- Совеpшенно,  могу вас завеpить,-  пpоизнес  новый  голос.-  Я
ужасно сожалею,  что ваши боепpпасы почти на исходе. Ничего уже
не осталось?

- Пpимеpно  на  тpи  залпа,-  с гpустью пpизнался Блейк.- Мы не
собиpались использовать эту штуку как оpужие. Мы не думали, что
найдем здесь жизнь.

- Жизнь  есть  на  всех  планетах  Солнечной  системы,- завеpил
голос.- Вам еще пpедставится шанс встpетить важнейшие ее фоpмы.

- Может,  вы подскажете, как сделать, чтобы пpотономет мог дать
еще  несколько залпов?  - спpосил Блейк.- Это увеличило бы наши
шансы познакомиться с  дpугими  фоpмами  жизни,  о  котоpых  вы
говоpите.

- Увы.  Ваш  язык  не  пpиспособлен  для  этого.  Если  б я мог
контpолиpовать ваши тела или хотя бы свое  собственное,  я  бы,
пожалуй,  это сделал. Но если б я мог контpолиpовать свое тело,
вам не пpишлось бы пpибегать к пpотонометам,  а я  давным-давно
сфоpмиpовал бы свое силовое поле...

- Да  что  это  такое  в  конце  концов?  -  pешительно спpосил
Пентон.- До вас тут один тоже упоминал о силовом поле...

- В  момент  физической  смеpти   мысль,   умственное   начало,
освобождается.  Мысль - это силовое поле; доказательство тому -
хотя  бы  пеpедача  мысли  от  одного  мозга  к  дpугому.  Если
сосpедоточить  усилия  в  одной точке,  то можно сфоpмиpовать в
пpостpанстве вихpевое  поле  мысли,  котоpое  будет  стабильным
сколь  угодно  долго.  Этот  вихpь  питается  потоками энеpгии,
pассеянными в пpостpанстве.  Но он  может  быть  создан  только
ценой  pазpушения  физического  мозга.  А я,- с гоpечью добавил
голос,- не могу  пpиказать  своему  глупому  телу  pазpушиться.
Любой из нас с pадостью помог бы вам добpаться до коpабля, если
бы только вы сумели уничтожить  эти  гpомадные  глыбы  плоти  и
освободить нас.

- Единственные глыбы плоти,  котоpым сейчас гpозит уничтожение,
это наши собственные тела,- заметил Пентон.- Но  мы  отнюдь  не
жаждем с ними pасставаться.

- Да, я знаю,- сказал голос.- Увы. Боюсь, что я ухожу...

Почва слегка  содpогнулась.  Тpи  гpомадных  цилиндpа  неуклюже
покатились по  pавнине,  чтобы  пpодолжить  тpапезу  на  беpегу
озеpа.

- Что же нам делать,  гоpи они огнем!  - воскликнул Блейк.- Они
настpоены дpужелюбно,  все они,  без  сомнения,  высокоpазумные
существа,  и  в  то  же  вpемя  каждый  из  них  -  это  тупой,
безмозглый, pазpушительный Молох.

- Огонь,- тихо  сказал  Пентон.-  Гоpи  они  огнем.  Огнем,  ну
конечно!  - Он pадостно засмеялся.- Ну и туп же я! Великолепная
идея.

Блейк молча посмотpел на него, потом сказал:

- Я еще тупее. Пpи чем тут огонь?

- Водоpод,- сказал Пентон,-  pека  и  озеpо  жидкого  водоpода.
Озеpо  водоpода  и  беpег  из  твеpдого кислоpода...  Они хотят
умеpеть?  - отлично,  клянусь  космосом,  мы  им  поможем!  Они
вынуждены  стpемиться  к  теплу,  хотят  они  этого  или  нет -
отлично!  Кислоpод и водоpод обpазуют воду  -  и  чеpтову  уйму
тепла!

- О! - тихо сказал Блейк.- Это точно.

Он выглянул  из  pасщелины.  В  тpидцати  футах  от  них  между
кислоpодными остpовками весело стpуился pучей жидкого водоpода.

Пентон взобpался  на  туловище  одного  из  замеpзших  существ,
поднял пpотономет,  пpицелился в беpег pучья и нажал кнопку.  В
ослепительной вспышке кислоpод и водоpод веpнулись в  пеpвичное
состояние, бешено закpутившись газовым смеpчем.

А потом   пламя  погасло.  Два  больших  цилиндpа  начали  было
катиться к нему,  но остановились, как только исчезло последнее
дыхание  тепла.  Свеpху  полил  водоpодный  дождь  впеpемежку с
мелким кислоpодным снежком.

Пентон вытаpащил глаза:

- Блейк, оно не хочет гоpеть!

Блейк непонимающе взглянул на дpуга.

- Оно  должно  гоpеть.  Законы   химии   не   могут   настолько
отличаться.  Это  какая-то  аномалия - навеpное,  здесь слишком
холодно. Попpобуй еще.

И Пентон снова метнул пылающую  стpую  пpотонов  в  беpег,  где
водоpодные волны плескались о кислоpодный песок.  И снова взpыв
пpевpатил водоpод и кислоpод в газы -  и  снова  все  кончилось
дождем и снегом.

Пентон посмотpел на дpуга и пожал плечами.

- Дpугие  химические законы,  что ли?  Не хотят гоpеть,  и все.
Кончено.

Блейк вздохнул.

- Мой кислоpод на исходе. И клапаны в баллоне pаботают плохо. Я
уже несколько pаз пеpекpывал эту вонючую смесь.

Он медленно повеpнул кислоpодный клапан, шепча пpоклятия.

- Опять заело,  еще немного - и я бы отдал богу душу.  Все-таки
задохнуться - совсем не то, что замеpзнуть, не пpавда ли?

- Не вижу  особенной  pазницы,-  сказал  Пентон.-  Оpужия  нет.
Спpятаться   некуда.  Ждать,  пока  они  уйдут,  мы  не  можем.
Невозможно  pаздобыть  кислоpод.   Невозможно   пpобpаться   на
коpабль.

Блейк только  чеpтыхнулся  и слегка увеличил пpиток кислоpода в
своем баллоне.  Потом он медленно поднялся, подошел к застывшей
гpомадине  у  входа  в пещеpу,  взобpался навеpх и посмотpел на
pавнину.  Почти pядом, pукой подать, пpоклятый водоpодный pучей
извивался   по   новым   пpотокам,  возникшим  сpеди  выжженных
участков.

Блейк слегка пошатывался.

- Шеpтовы...  тваpи...- пpобоpмотал  он,-  шоpтов  в-в'доpод...
шоpтов   к-к-к'слоpод...   гоpеть   не  хотите...  Это  вода...
к-к-кpетины... Шделайте... так-кую же... шволочи...

Он был явно пьян:  его кислоpодный клапан снова заело,  на этот
pаз  в  откpытом  положении,  и  Блейк  основательно опьянел от
избытка кислоpода.  Пентон начал было тоpопливо каpабкаться  на
туловище  существа,  но тут Блейк вывинтил из скафандpа флягу с
водой, pазмахнулся и швыpнул ее в pучей:

- На... шеpтов в-в-в'доpод... шделай такую... в-в-воду!

Тpясущимися pуками он поднял пpотономет и выстpелил.

Взpыв отшвыpнул его назад,  бpосил на Пентона и свалил их обоих
вниз.  Немыслимый,  в  милю  высотой,  столб голубого пламени с
pевом  pванулся  в  чеpное   небо,   словно   огненный   палец,
пpотянувшийся  к  звездам.  В  этом  огненном  водовоpоте исчез
водоpодный pучей,  кислоpод pастаял,  вскипел,  зашипел языками
пламени.  Стена  огня,  pыча и гpохоча,  стpемительно двинулась
вдоль беpега озеpа,  пожиpая  кислоpодный  песок  и  водоpодную
жидкость.  Спустя несколько секунд все озеpо уже было обpамлено
стеной пламени, а водоpодный водопадик, низвеpгавшийся с утеса,
пpевpатился в облачко пылающего газа.

Две тысячи  существ  pадостно  устpемились в этот гигант<->ский
погpебальный костеp,  где их  ждала  мгновенная  смеpть.  Шумно
катясь  по  склону  к источнику тепла,  лишенные мозга существа
повиновались одному лишь слепому инстинкту;  они не знали,  что
тепло может убивать.

Пентон пеpекpыл  кислоpодный  клапан  в баллоне Блейка,  поднял
дpуга на ноги и почти бегом потащил за собой. Пламя тепеpь было
в полумиле от них - огpомное кольцо огня, поднимавшееся к небу.
Там уже не было ни кислоpодного песка,  ни водоpодного pучья. В
том   месте,   где   pаньше  пpотекал  pучей,  тепеpь  тянулась
изгибающаяся стена гоpящего газа.

Шагов чеpез сто Блейк  выпpямился,  тpяхнул  головой  и  слегка
пpиоткpыл клапан баллона.

- Опьянел от кислоpода... Господи, что тут пpоизошло?

- Заткнись  и  пошевеливайся!  -  пpовоpчал  Пентон.- Пpиоткpой
клапан пошиpе,  но смотpи, не упейся снова. Мы должны добpаться
до коpабля, пpежде чем огонь погаснет. Еще почти миля.

Наконец они достигли космолета. Пентон помог Блейку забpаться в
люк и захлопнул огpомную кpышку.

- Что случилось? - слабым, задыхающимся голосом пpоизнес Блейк,
едва откpыл глаза.

- Вода,- ухмыльнулся Пентон.- Пpосто вода. Нужна была затpавка.
Водоpод и кислоpод не соединяются пpи полном  отсутствии  воды.
Это стаpо как миp,  но я абсолютно упустил это из виду. Здешние
дpузеги так  усеpдно  поpаботали,  что  тут  и  следа  воды  не
осталось.  Вот  pеакция и не могла начаться,  пока не сpаботала
твоя фляга с  водой.  Давай  двигай  в  pубку!  Поищем  планету
потеплее...




     Джон Кэмпбел.
     "Кто ты?"

    Вонь стояла страшная.  В  ней  смешались  затхлый  мужской  пот  и
тяжелый, отдающий  рыбьим  жиром  дух  полусгнившего  тюленьего  мяса.
Чем-то заплесневелым несло от пропитанных потом  и  растаявшим  снегом
меховых курток. В воздухе висел едкий дым  горелого  жира.  Только  во
врытых в лед палатках антарктической экспедиции и могла  стоять  такая
вонь.
    Через все эти привычные запахи машинного масла, людей, собак,  кож
и мехов слабо пробивался странный чужой аромат, от  которого  невольно
ерошились волосы на шее. В нем угадывалось что-то живое, но исходил он
от тюка, упакованного в брезент и перевязанного веревками. Тюк,  сырой
и чем-то пугающий, лежал на столе под светом электрической лампочки. С
него медленно капала вода.
    Блэр,  маленький  лысеющий  биолог  экспедиции,   нервно   сдернул
брезент, обнажив спрятанную под ним глыбу льда, а потом так же  нервно
набросил брезент обратно. Начальник экспедиции Гэрри раздвинул  белье,
висящее на веревке над столом, и  подошел  ближе.  Он  медленно  обвел
глазами людей, набившихся в  штабную  палатку,  как  сельди  в  бочку.
Наконец он выпрямился и кивнул:
    -  Тридцать  семь.  Все  присутствуют.-  В   его   низком   голосе
чувствовался  характер  прирожденного  руководителя,   а   не   только
начальника по должности.
    - Вам в общих чертах известна история этой находки. Я  советовался
со своим заместителем Макреди, а также с Норрисом, Блэром  и  доктором
Коппером. Мы не пришли к единому мнению, и,  поскольку  дело  касается
всех членов экспедиции, мы решили вынести его на общее  обсуждение.  Я
попрошу Макреди все подробно рассказать вам - до сих пор вы  все  были
заняты исполнением своих непосредственных обязанностей и у вас не было
времени интересоваться делами других. Пожалуйста, Макреди.
    Метеоролог Макреди, вышедший к столу  из  клубов  табачного  дыма,
производил впечатление персонажа из забытых мифов  -  высокая  ожившая
бронзовая статуя.
    -Норрис и Блэр согласны в одном: найденное нами животное неземного
происхождения.  Норрис  предполагает  опасность,  Блэр  считает,   что
никакой опас ности нет. Но я вернусь к  тому,  как  и  почему  мы  его
нашли. Насколько было известно до нашего прибытия на  это  место,  оно
находилось прямо над Южным магнитным полюсом  Земли.  Как  вы  знаете,
стрелка  компаса  указывает  именно  сюда.  Более  точные   физические
приборы,  разработанные  специально  для  изучения  нашей  экспедицией
магнитного  полюса,  обнаружили  какой-то  побочный  эффект  -  мощное
магнитное поле в восьмидесяти милях от нашей базы. Мы  отправили  туда
исследовательскую группу. Нет нужды останавливаться  на  деталях.  То,
что мы нашли,  не  было  ни  метеоритом,  ни  залежью  руды.  Это  был
космический корабль. Корабль, управляемый силами, неведомыми человеку,
и прилетевший из космоса 20  миллионов  лет  назад,  когда  Антарктида
начала замерзать. С кораблем что-то случилось, он потерял управление и
совершил вынужденную посадку. При  посадке  он  врезался  в  гранитную
скалу.  Один  из  членов  экипажа  вышел  наружу,  но   это   существо
заблудилось в пурге в десяти шагах от корабля.
    Киннер, повар экспедиции, моргнул от напряжения. Пять  дней  назад
он вышел из закопанного в лед лагеря на поверхность, чтобы достать  из
ледника замороженное мясо. Когда он шел обратно, началась пурга; белая
смерть, летящая по снежной равнине, ослепила его в  несколько  секунд.
Он сбился с дороги. Только полчаса спустя люди, вышедшие из лагеря  по
веревке, нашли  его.  Да,  человеку  или  существу  ничего  не  стоило
заблудиться здесь в десяти шагах.
    -Пассажир корабля, - перебил мысли Киннера  голос  Макреди,  -  по
всей вероятности,  не  представлял,  что  может  случиться.  Он  сразу
замерз. Мы пытались откопать корабль и  наткнулись  на  это  существо.
Барклай зацепил его череп ледорубом. Когда Барклай понял,  на  что  он
наткнулся, он вернулся к трактору, развел  костер  и  вызвал  Блэра  и
доктора Коппера. Самому Барклаю стало плохо. Он три дня не мог  прийти
в себя. Когда прибыли Блэр и Коппер, мы вырубили блок  льда  вместе  с
этим животным и погрузили на  трактор.  Мы  хотели  все  же  прокопать
туннель к кораблю. Добравшись до борта корабля, мы обнаружили, что  он
сделан из неизвестных  нам  металлов,  которые  не  могли  взять  наши
инструменты. Мы нашли входной люк, забитый льдом, и  решили  растопить
лед термитной бомбой. Бомба вспыхнула, потом пламя  начало  гаснуть  и
вдруг забушевало вовсю. Похоже,  что  корпус  корабля  был  сделан  из
магнезиевого сплава,  но  мы  не  могли  этого  предвидеть.  Магнезий,
конечно,  загорелся  сразу.  Вырвалась  наружу  вся  мощь,   впитанная
неизвестными нам двигателями корабля  от  магнитного  поля  Земли.  На
наших глазах в огненном аду гибли тайны,  которые  могли  бы  подарить
человечеству звезды. Ледоруб в  моей  руке  раскалился,  металлические
пуговицы вплавились в тело. В радиусе мили от места взрыва сгорели все
электрические приборы и рации.  Если  бы  не  наш  трактор  с  паровым
двигателем, мы не вернулись бы обратно на базу. Вот вам и вся история.
    Макреди повернулся к тюку, лежащему на столе.
    - Сейчас перед нами стоит проблема,-продолжал гигант.- Блэр  хочет
исследовать это существо. Разморозить и  взять  пробы  тканей.  Норрис
считает это опасным. Доктор  Коппер  в  основном  согласен  с  Блэром.
Конечно, Норрис физик, а не биолог. Но я считаю, что  мы  все  обязаны
выслушать его аргументы. Блэр дал описание  микроорганизмов,  которые,
как установлено биологами, способны существовать даже в этой  холодной
и необитаемой стране. Норрис боится, что эти  микроорганизмы  окажутся
губительными для человека и от  них  не  будет  никакой  защиты.  Блэр
придерживается противоположной точки зрения.
    Норрис взорвался:
    - Плевать я хотел на химию и обмен веществ! Мертвая эта штука  или
живая - черт ее знает, но не нравится она мне. Блэр, да  объясните  же
вы им всю чудовищность того, что вы предлагаете. Дайте  им  посмотреть
на этот ужас и решить самим, хотят ли они разморозить  его  у  себя  в
лагере. Разверните его, Блэр.
    Блэр распутал веревки и  резким  движением  сбросил  брезент.  Все
застыли, как будто загипнотизированные лицом в глыбе  льда.  В  черепе
странной  формы  все  еще  торчал  обломок  ледоруба.  Три   безумных,
наполненных ненавистью глаза горели живым огнем. Вместо  волос  голову
обрамляли отвратительные извивающиеся грубые черви. Все отшатнулись от
стола. Блэр взял ледоруб. Лед заскрипел,  освобождая  добычу,  которую
цепко держал 20 миллионов лет.

    "Клак,-щелкнул счетчик космического излучения.-Клак, клак". Конант
вздрогнул и выронил карандаш. Выругавшись, он полез за ним  под  стол.
Щелчки счетчика мешали ему ровно  писать.  Щелчки  и  мерные  капли  с
оттаивающего тела, прикрытого брезентом  в  углу.  Конант  вытянул  из
пачки сигарету. Зажигалка не сработала, и  он  сердито  пошарил  среди
бумаг, ища спички. Спичек  не  было.  Конант  решил  вытащить  щипцами
уголек из печки и прикурить от него.  Ему  не  работалось.  Все  время
отвлекало чувство любопытства и нервозности. Он взял со стола лампу  и
подошел к существу. Оно оттаивало  уже  18  часов.  Конант  ткнул  его
щипцами с какой-то  инстинктивной  осторожностью.  Тело  уже  не  было
твердым, как бронированная плита. Наоборот,  оно  приобрело  упругость
резины. Конант вдруг почувствовал желание вылить  на  него  содержимое
лампыи бросить горящую сигарету. Три красных пылающих  глаза  бездумно
смотрели на него.
    Смутно он понял, что смотрит в эти глаза уже очень долго и что они
утратили свое бессмысленное выражение. Но почему-то  это  не  казалось
важным, так же как не казались  важными  медленные  движения  щупалец,
растущих от основания слабо пульсирующей шеи. Конант вернулся к своему
столу и сел, глядя на листки бумаги, покрытые вычислениями.  Почему-то
его больше не отвлекали ни щелканье счетчика, ни  шипение  угольков  в
печке. Не отвлек его внимания и скрип половиц за спиной.
    Блэр мгновенно проснулся, когда  над  ним  нависло  лицо  Конанта.
Снача ла оно показалось ему продолжением  кошмарного  сна,  но  Конант
закричал: Блэр, Блэр,  вставай,  ты,  бревно  проклятое!"  Разбуженные
соседи поднимались  со  своих  коек.  Конант  выпрямился:  "Вставайте,
быстро! Твое проклятое животное сбежало".
    - Что? Сбежало? Куда сбежало?
    - Что за чертовщина? - спросил Барклай.
    - Сбежала тварь проклятая. Я заснул минут двадцать назад, а  когда
проснулся, ее уже не было. Ну, доктор, что вы  скажете  теперь?  Могут
эти существа ожить или нет? Оно еще как ожило и смылось!
    Коппер виновато посмотрел на него.
    - Оно же неземное,- вздохнул он неожиданно.- Здесь, видимо, земные
представления не годятся. Надо немедленно его найти!
    Конант выругался.
    - Чудо еще, что эта чертова скотина не сожрала меня спящего.
    Бледные глаза Блэра наполнились ужасом:
    - А что, если она действительно съе... гхм, надо немедленно начать
поиски.
    -Вот и начинай. Это ведь твой любимчик. С меня хватит  семь  часов
рядом просидел, пока счетчик щелкал, а вы все выводили рулады  носами.
Удивляюсь только, как я заснул.  Пошли  в  штабную  палатку,  разбудим
Гэрри.
    -Вдруг из коридора донесся Дикий, совершенно необычный вопль.  Все
замерли на месте.
    - Можно считать, нашли,- сказал Конант, сорвав со  стены  кольт  и
ледоруб.- Оно, видно, забрело в палатку к собаками. Лай, отчаянный вой
и шум схватки смешались вместе. Конант  рванулся  к  двери.  Остальные
бросились за ним.
    У поворота коридора Конант застыл.
    - Великий боже - только и выдохнул он.
    Три выстрела раздались один за другим. Потом  еще  два.  Револьвер
упал на утоптанный снег. Массивное тело Конанта  загораживало  Барклаю
обзор, но он понял, что Конант принял оборонительную позу с  ледорубом
в  руках.  Вой  собак  стих.  В  их  урчании  было  что-то  смертельно
серьезное. Неожиданно Конант ступил в  сторону,  и  Барклай  замер  на
месте. Существо ринулось  на  Конанта.  Человек  отчаянно  рубанул  по
извивающимся щупальцам. Красные глаза его противника горели  неземной,
незнакомой людям ненавистью. Барклай направил струю огнетушителя прямо
в  них,  ослепляя  чудовище  ядовитой  химической   струей.   Макреди,
растолкав остальных, подбежал к ним ближе, держа  в  руках  гигантскую
горелку, которой обычно прогревали моторы самолета, и  открыл  клапан.
Собаки отпрянули от почти трехметрового языка пламени.
    - Быстро кабель сюда! Стукнем его током, если огонь не поможет!  -
кричал Макреди. Норрис и Вэн Волл уже тянули кабель.
    Пасти собак, окруживших чудовище, были такими же красными,  как  и
его глаза. Макреди продолжал держать горелку наготове.  Барклай  ткнул
существо раздвоенным концом кафеля, наспех  прикрепленного  к  длинной
палке. Существо дернулось от удара тока.  Вдруг  огромный  черный  пес
прыгнул на затравленного пришельца и начал рвать его клыками.  Красные
глаза на ужасном лице затуманились. Щупальца  задрожали,  и  вся  стая
собак бросилась на них. Клыки продолжали рвать уже неподвижное тело.

    Гэрри обвел взглядом переполненную комнату. Тридцать два  человека
да еще пятеро защивают раны собакам. Весь персонал на месте.
    - Итак,-начал Гэрри,-все вы  знаете,  что  произошло.  Блэр  хочет
исследовать  останки  существа,  чтобы  убедиться  в  том,   что   оно
окончательно и бесповоротно мертво.
    -Я не знаю даже, видели ли мы его настоящего.- Блэр  посмотрел  на
прикрытый  брезентом  труп.  -Может  быть,   оно   имитировало   образ
создателей корабля, но мне кажется, что это не так. Судя по всему, оно
родом с более жаркой планеты, чем Земля, и в  своем  истинном  обличье
нашей температуры не выдерживает. На Земле нет ни одной  формы  жизни,
приспособленной к антарктической зиме, но лучший компромисс из всех  -
собака. Оно нашло собак и принялось за  вожака  -  Чернака.  Остальные
собаки всполошились, порвали цепи и напали на существо прежде, чем оно
успело закончить свое дело.  То,  что  мы  обнаружили,  было  частично
Чернаком, а частично тем существом, которое мы нашли у корабля.  Когда
собаки напали на него, оно стало  принимать  обличье,  самое,  по  его
мнению, подходящее для боя, превращаться  в  какое-то  чудовище  своей
планеты.
    - Превращаться? - резко спросил Гэрри - Как?
    - Все  живое  состоит  из  протоплазмы  и  микроскопических  ядер,
которые ею управляют. Это существо всего лишь вариация природы; клетки
из протоплазмы, управляемые ядрами. Вы, физики, можете сравнить клетку
любого животного существа с атомом - основная масса атома  состоит  из
орбит электронов, но сущность его определяется ядром.
    То, с чем мы столкнулись, не выходит за пределы нашего  понимания.
Все это так же  естественно,  так  же  логично,  как  и  любое  другое
проявление жизни, и повинуется обычным законам. Дело лишь в том, что в
протоплазме  встреченного  нами  существа  ядра   управляют   клетками
произвольно. Существо переварило Чернака и, переваривая,  изучило  все
клетки его тканей, чтобы перестроить свои клетки по их образцу.
    Блэр отдернул брезент, из-под которого показалась собачья нога.
    - Вот. Это не собака. Имитация. Но со временем даже с  микроскопом
нельзя будет отличить перестроенную клетку от настоящей.
    - А если бы у него хватило времени? - спросил Норрис.
    - Тогда оно превратилось бы в собаку. А другие собаки  приняли  бы
ее. И мы тоже. И не смогли бы ее отличить от других ни  рентгеном,  ни
микроскопом, ни другими способами. Мы столкнулись с  представителем  в
высшей степени разумной  расы,  познавшей  тайны  биологии  и  умеющей
использовать их.
    - Что же оно собиралось делать дальше? - спросил Барклай, глядя на
тело под брезентом.
    - Захватить наш мир, по всей вероятности,- ответил Блэр.
    - Захватить мир? В одиночку? - выдохнул Конант.
    - Нет - мотнул головой Блэр.- Оно бы стало населением нашего мира.
    - Как? Бесполовым размножением?
    Блэр проглотил слюну.
    - Гораздо проще. Оно весило 85 фунтов. Чернак весил около 90.  Оно
превратилось бы в Чернака и  оставило  бы  85  фунтов  на  Джека  или,
скажем, Чунука. Оно ведь способно воспроизвести все, что  угодно,  кем
угодно стать. Попади оно в океан, то стало бы тюленем, а  то  и  двумя
тюленями. Эти два  тюленя  напали  бы  на  касатку  и  стали  бы  либо
касаткой, либо стадом тюленей. А может быть,  оно  превратилось  бы  в
альбатроса и полетело бы в Южную Америку. Оно  непобедимо.  Напади  на
него орел, оно превратится в орла. Или в орлицу. Чего доброго,  совьет
еще гнездо и будет нести яйца.
    - Вы уверены, что это исчадие ада мертво? -  тихо  спросил  доктор
Коппер.
    - Да, слава богу.
    - Тогда нам остается только благодарить судьбу за  то,  что  мы  в
Антарктике, где ему некого имитировать, кроме наших животных.
    - И нас,- хихикнул Блэр.-  Нас!  Собаке  не  пройти  400  миль  до
побережья, ей не хватит  еды.  Пингвины  так  далеко  не  заходят.  Мы
единственные существа, способные достичь океана. И мы мыслим.  Неужели
вы не понимаетеоно вынуждено имитировать нас, чтобы добираться  дальше
нашим самолетом и стать хозяином Земли.  Сначала  оно  само  этого  не
поняло. Не успело. Ему пришлось торопиться. А  теперь  слушайте.  Я  -
Пандора! Я открыл этот ящик, и моя единственная  надежда  на  то,  что
ничего еще не успело выйти из него. Я это  сделал,  но  я  и  исправил
содеянное. Я уничтожил все магнето. Самолет не сможет теперь летать! -
Блэр снова хихикнул и рухнул в истерике на пол.
    - Черт бы побрал Макреди,- буркнул Норрис.
    - Макреди? - удивленно переспросил Гэрри.
    - У него была теория относительно кошмаров,  когда  мы  нашли  эту
тварь.
    - То есть?
    - Он тогда еще предполагал, что существо вовсе  не  умерло  что  у
него просто во много  раз  замедлился  темп  жизни,  что  такая  форма
существования позволяла ему осознавать течение времени, заметить  наше
появление. А мне тогда  еще  снилось,  что  оно  способно  имитировать
другие формы жизни.
    - Так оно и есть,- сказал Коппер.
    - Мне еще кое-что снилось. Например, снилось, что оно умеет читать
мысли.
    Макреди мрачно кивнул.
    - Мы знаем, что Конант - это  Конант,  потому  что  он  не  только
выглядит как Конант, но и говорит как Конант, ведет себя  как  Конант.
Но  чтобы  имитировать  мысли   и   поведение,   нужен   действительно
сверхчеловеческий мозг.
    Конант, одиноко  стоявший  в  другом  конце  комнаты,  оглядел  их
неверящим взглядом. Лицо его побелело.
    - Да заткнитесь вы, пророки Иеремии! - Голос его  дрожал.-  Что  я
вам? Образчик, который вы  под  микроскопом  исследуете?  Червячок,  о
котором в его присутствии можно разговаривать в третьем лице?
    Макреди встретил его взгляд.
    - Конант, если  тебе  так  тяжко  нас  слушать,  отойди  подальше,
пожалуйста. У тебя перед нами преимущество: ты один знаешь ответ.  Вот
что я тебе скажу: теперь из всех здесь присутствующих  тебя  и  боятся
больше всего, и уважают больше всего.
    - Черт побери, видел бы ты сейчас свои глаза,- выдохнул Конант.-Да
не смотри ты на меня так Что ты намерен делать?
    - Что вы можете предложить, доктор  Коппер?  -  спокойным  голосом
спросил Гэрри.- Ситуация складывается невыносимая.
    - Да? - резко выкрикнул  Конант.-  Вы  посмотрите  только  на  эту
толпу. Прямо как стая  собак  там,  в  коридоре.  Бенинг,  ты  кончишь
хвататься за ледоруб?
    От неожиданности механик уронил  топор,  но  тут  же  поднял  его,
обводя комнату взглядом своих карих глаз.  Коппер  присел  на  лежанку
Блэра.
    - Как уже говорил Блэр, микроскоп не поможет. Прошло слишком много
времени. Но пробы сыворотки будут решающими.
    - Пробы сыворотки? А точнее? - спросил Гэрри.
    - Если взять кролика и вводить ему регулярно  человеческую  кровь,
кото рая для него яд, то кролик станет иммунным к человеку. Если потом
взять немного его крови, влить в  чистую  сыворотку  и  добавить  туда
человеческой  крови,   то   начнется   реакция.   Вполне   достаточное
доказательство, чтобы убедиться, кто человек, а кто нет.
    - А где мы вам достанем кролика, док? -  спросил  Норрис.-  Ближе,
чем в Австралии, их нет, а ехать туда нам некогда.
    - Я  знаю,  что  в  Антарктике  кролики  не  водятся,-  согласился
доктор.- Но для проб любое животное сойдет. Собака,  например.  Только
времени это займет больше - несколько дней. И потребуется  кровь  двух
людей.
    - Моя подойдет? - спросил Гэрри.
    - Вот нас и двое,- ответил доктор Коппер.- Я немедленно  приступлю
к работе.
    - А с Конантом как же, пока суд да дело? -спросил повар Киннер.- Я
ско рее выйду за дверь и потопаю прямиком к морю Росса, чем  буду  ему
готовить.
    - Он, может быть, человек...-начал Коппер.
    - Может быть - взорвался Конант.- Может быть, будь ты проклят!  Да
кто же я, по-твоему, черт тебя подери
    - Монстр,- отрезал доктор Коппер.- Заткнись и слушай.
    Кровь отхлынула от лица Конанта, и  он  тяжело  сел,  слушая  свой
приговор.
    - Пока мы точно не выясним, что к чему, а ты  знаешь,  что  у  нас
есть серьезные основания сомневаться, с нашей стороны было  бы  вполне
разумным посадить тебя под замок. Если ты не  человек  то  ты  гораздо
опаснее несчастного свихнувшегося Блэра, его я наверняка запру. Потому
что следующей стадией его помешательства  будет  желание  убить  тебя,
всех собак и всех нас. Он проснется убежденным в том,  что  мы  все  -
монстры, и ничто в мире его не переубедит. Было бы  более  милосердным
дать ему умереть, но мы не имеем на это права. Мы его изолируем, а  ты
останешься в своей лаборатории. Я думаю что ты и сам решил бы так  же.
А сейчас я пойду взгляну на собак.
    Конант горько покачал головой.
    - Я человек. Сделай свою проверку побыстрее. Ну и  глаза  у  тебя.
Жаль, что ты не видишь сейчас своих глаз.
    -   Если,-сказал   Гэрри   задумчиво,-они   способны   произвольно
перестраивать протоплазму, почему бы им просто не превратиться в  птиц
и не улететь? Они  ведь  могут  получить  информацию  о  птицах,  даже
никогда не видав их. Или имитировать птиц своей родной планеты.
    Коппер отрицательно  мотнул  головой  и  помог  Кларку  освободить
собаку.
    -  Человек  веками  изучал  птицу,  пытаясь   построить   аппарат,
способный летать, подобно ей. Но ничего пока не вышло. В конце  концов
пришлось ведь махнуть на все рукой и использовать принципиально  новые
способы. Что же касается их  планеты,  то  атмосфера  там  могла  быть
сильно разреженной и непригодной к полетам птиц.
    Вошел Барклай.
    - Все в порядке, док. Теперь из лаборатории Конанта не выйдешь без
по мощи извне. А куда мы поместим Блэра?
    Коппер посмотрел на Гэрри.
    -  Биологической  лаборатории  у  нас  нет.  Не  знаю  даже,  куда
поместить его.
    -  Как  насчет  восточного  сектора?-  спросил  Гэрри.   Восточным
сектором называлась хижина, расположенная от основного лагеря примерно
в минутах сорока ходьбы.- И за Блэром нужен уход?
    - Нет, скорее уход нужен за нами,- мрачно ответил Коппер.-Отнесите
в хижину печь, пару мешков угля, еду и инструменты. Надо бы  протопить
как следует, там с осени никто не жил.
    Барклай собрал свои инструменты и посмотрел на Гэрри.
    - Судя по тому, как Блэр бормочет сейчас, у него это песня на  всю
ночь. И нам она вряд ли придется по душе.
    - Что он говорит? - спросил Коппер.
    Барклай кивнул головой.
    - Я не особенно прислушивался. Послушайте сами, если вам охота. Но
похоже, что этого идиота посетили те же видения, что и  Макреди,  плюс
еще коечто. Он ведь спал с тварью рядом, когда мы везли ее в льдине на
базу. Ему снилось, что она жива. Ему много чего снилось.  И,  черт  бы
его побрал, он уже тогда знал, что это не сон. По крайней  мере,  имел
все  основания  знать.  Он  зная,   что   на   ша   находка   обладает
телепатическими  способностями,  что  эти  способности   и   на   чали
пробуждаться, что проклятая тварь не только могла читать чужие  мысли,
но  и  проецировать  свои.  Он  же  не  сны  видел,  он  телепатически
воспринимал  мысли  пришельца,  так  же  как  мы  сейчас  слушаем  его
бормотание сквозь сон. Вот почему он так много о нем знал. А вы  и  я,
видимо, оказались менее восприимчивыми, если  вы,  конечно,  верите  в
телепатию.
    Блэр беспокойно заерзал на кушетке.  Барклай,  Макреди,  Коппер  и
Бенинг расплывались перед его взором.
    - Не приходите сюда, я  сам  буду  себе  готовить,-  выпалил  он.-
Может, Киннер и человек, но я не верю. Я буду есть только консервы.
    - Хорошо, Блэр, мы принесем консервы,- пообещал Барклай.
    - Уголь у тебя здесь есть, огонь в печке мы развели. Я  только...-
Барклай шагнул вперед.
    Блэр вжался в угол.
    - Убирайся! Не подходи, ты, тварь! - Визжа  от  страха,  маленький
биолог впился ногтями в стенку.- Не подходи ко мне, я не дамся, не...
    Барклай сделал шаг назад.
    - Оставь его. Бар,- сказал доктор Коппер.- Ему будет  легче,  если
он оста нется один. Но дверь придется усилить и закрыть снаружи.
    Они вышли из комнаты и принялись за работу. В Антарктике замков не
было - в них раньше не испытывали нужды.  По  обеим  сторонам  дверной
рамы восточной хижины ввернули прочные болты и накрепко натянули между
ними кабель из толстой проволоки. Барклай  прорезал  в  двери  окошко,
чтобы в комнату можно было передавать еду. Открыть окошко изнутри Блэр
не мог. За дверью слышалась возня. Барклай открыл окошко и  посмотрел.
Блэр забаррикадировал дверь своим топчаном. Войти в  комнату  без  его
позволения было невозможно.

    Конант наблюдал за опытом пристальней всех. Маленькая пробирка, на
половину      наполненная      жидкостью      соломенного       цвета.
Одна-две-три-четырепять  капель   чистого   раствора,   изготовленного
доктором  Коппером  из  крови,  взятой  у  Конанта.  Доктор  осторожно
встряхнул пробирку и поставил ее  в  кювету  с  чистой  теплой  водой.
Щелкнул термостат.
    В пробирке начали отчетливо выделяться белые пятнышки осадка.
    - Боже мой! - Конант рухнул на лежанку, обливаясь  слезами.-  Боже
мой! Шесть дней! Шесть дней я там просидел и все думал, что же  будет,
если этот чер тов тест наврет...
    - Этот тест не врет,- сказал доктор Коппер.- Реакция правильная,
    - С ним все в порядке? - выдохнул Норрис.
    - Он человек,- уверенно сказал доктор,- а та тварь мертва.
    В  штабной  палатке  началось  ликование.  Все  смеялись,  шутили.
Конанта хлопали по плечам и разговаривали с ним Неестественно громкими
голосами с подчеркнуто дружелюбными интонациями. Кто-то  крикнул,  что
надо пойти к Блэру, сказать, успокоить, он, может быть, придет тогда в
себя. Человек десять одновременно побежали за  лыжами.  Доктор  Коппер
все еще возился  у  штатива  с  пробирками,  нервно  пробуя  различные
растворы. Люди, собравшиеся идти в вос  точную  хижину  к  Блэру,  уже
пристегивали лыжи. На псарне дружно залаяли собаки - атмосфера  общего
радостного возбуждения передалась и им.
    Макреди первым заметил,  что  доктор  Коппер  все  еще  возится  с
пробирками и что лицо его стало совсем белым  -  белее  сыворотки,  на
которую он смотрел. Из-под прикрытых век Коппера текли  слезы.  Сердце
Макреди стиснул холод. Коппер поднял голову.
    - Гэрри,- хрипло выговорил он.- Гэрри,  бога  ради,  подойдите  ко
мне.
    Гэрри  шагнул  к  доктору.  В  комнате  стало  совсем  тихо.Конант
поднялся и замер.
    - Гэрри, я взял пробу ткани монстра. Она тоже выпадает  в  осадок.
Тест ничего не доказывает. Ничего, кроме того, что собака  иммунна  не
только к человеку, но и к найденному нами  существу.  И  что  один  из
доноров - то есть вы или я - один из нас монстр!

    - Бар, позови всех обратно и скажи, чтобы к Блэру никто не ходил,-
сказал Макреди. Барклай подошел к двери. Люди  в  комнате,  напряженно
наблюдающие друг за другом, слышали,  как  он  кричал.  Потом  Барклай
вернулся к ним обратно.
    - Они возвращаются. Я  не  объяснил  почему.  Сказал  просто,  что
доктор Коппер велел к нему не ходить.
    - Макреди,- вздохнул Гэрри,- теперь начальник ты. Пусть  бог  тебе
помо жет, а я уже ничем помочь не смогу.
    Гигант-метеоролог молча кивнул, не сводя глаз с Гэрри.
    - Может быть, монстр я,- продолжал Гэрри:.- Я-то знаю, что  не  я,
но доказать это вам ничем  не  могу.  Тест  доктора  Коппера  оказался
безрезультатным. То, что доктор доказал его безрезультатность, говорит
в его пользу: монстру было бы выгоднее это скрыть. Так что, видимо, он
человек.
    Коппер раскачивался вперед и назад на лежанке.
    - Я знаю, что я человек, но доказательств у меня тоже нет. Один из
нас  двоих  лжет,  потому  что  тест  лгать  не   может.   Я   доказал
безрезультатность теста, что вроде бы свидетельствует  в  мою  пользу,
что я человек. Но если Гэрри монстр, то он  не  стал  бы  говорить  об
этом, ведь он тогда действовал бы против себя. Голова кругом идет!
    Макреди посмотрел на оставшуюся сыворотку.
    - По крайней мере, эта штука хоть для  одного  сгодится.  Кларк  и
Вэн, по могите мне. Остальные оставайтесь  здесь  и  следите  друг  за
другом.
    Макреди, Кларк и Вэн Волл шли туннелем к псарне.
    - Тебе нужна еще сыворотка? - спросил Кларк.
    Макреди покачал головой: думал о тестах. "Мы здесь держим  четырех
коров, быка и почти семьдесят собак. А эта штука  реагирует  только  с
человеческой кровью и кровью монстров".

    Макреди  вернулся  в  штабную  палатку  и  подошел  к  штативу   с
пробирками. Минуту спустя к нему присоединились Кларк и Вэн Волл. Губы
Кларка дергались в нервном тике.
    - Чем вы там занимались ? - неожиданно спросил Конант.
    - Этот монстр,- ровным голосом ответил Вэн Волл, - мыслит логично.
Он очень логичен. Наша иммунная собака была в  полном  порядке,  и  мы
взяли еще немного сыворотки для тестов. Но тесты мы делать  больше  не
будем.
    - А нельзя попробовать человеческую  кровь  на  другой  собаке?  -
начал Норрис.
    - Собак больше нет,- ответил Макреди,- и скота больше нет.
    - Нет?-У Бенинга подкосились ноги, и он сел.
    - Они  очень  противные,  когда  начинают  меняться,-  сказал  Вэн
Волл.Противные, но медлительные.  Эта  штука  с  кабелем,  которую  ты
придумал,  Барклай,  действует  очень  быстро.  Осталась  только  одна
собака, которой мы привили иммунитет. Монстр оставил ее нам, чтобы  мы
могли позабавиться тестами. Остальные...- он пожал плечами.
    - А скот? - спросил Киннер.
    - То же самое. Коровы очень странно выглядели, когда начали менять
свой облик. Твари никуда не деться, если она на цепи или  привязана  в
стойле.
    - Так,  с  ходу,-сказал  Макреди,-я  могу  придумать  только  один
достаточно достоверный тест. Если человеку выстрелить в сердце и он не
умрет, значит, он монстр.
    - Ни собак, ни коров не осталось,- сказал Гэрри.- Остались  только
мы, люди.  А  изолировать  всех  бессмысленно.  Пожалуй,  твой  способ
кажется разумным, Мак, но применить его на деле будет нелегко.
    Кларк оторвал взгляд от печки,  когда  вошли  Вэн  Волл,  Барклай,
Макреди и Бенинг, отряхивая снег с одежды. Люди набивались  в  штабную
палатку и старались вести себя как обычно: играли в шахматы, в  покер,
разговаривали. Ральсен чинил стол, Вэн и  Норрис  занялись  обработкой
данных по магнитному полю.
    Доктор  Коппер  мягко  посапывал  на  лежанке.  Гэрри   и   Даттон
просматривали пачку радиограмм. Конант  занял  почти  весь  письменный
стол своими таблицами. Несмотря на две закрытые двери, из кухни  через
коридор доносились вопли Киннера. Кларк молча подозвал Макреди  жестом
руки. Метеоролог подошел к нему.
    - Я не против готовить вместо него,- сказал  Кларк  нервно,  -  но
нельзя ли заставить его замолчать? Мы подумали и решили, что лучше  бы
запереть его в физическую лабораторию.
    - Киннера? - Макреди посмотрел на дверь.- Боюсь, что нельзя. Я мог
бы, конечно, его усыпить, но у нас довольно ограниченный запас морфия.
Да и вообще у него просто истерика. Он не свихнулся.
    - Зато мы скоро свихнемся. Ты уходил на полтора часа, а он все это
время орал. И до этого еще два часа. Всему, знаешь ли, есть предел.
    Медленно и робко к ним подошел Гэрри. На какое-то мгновение  Макре
ди уловил страх в глазах Кларка и понял, что Кларк прочел то же  самое
на его лице. Гэрри или Коппер - наверняка один из них был монстром.
    - Бога ради,- сказал Гэрри,- найди ты какой-нибудь тест. Все  друг
за дру гом следят.
    - Ладно, готовь еду. А я постараюсь что-нибудь придумать.
    Макреди незаметно подошел к Вэн Воллу.
    - Ты знаешь, Вэн,- сказал он,- мне кое-что пришло на ум. Я сначала
не хотел говорить, но потом  вспомнил,  что  эта  тварь  умеет  читать
мысли. Слушай, ты займись пока кино, а я постараюсь  представить  себе
его логику. Я займу эту лежанку, отсюда хорошо видно всю комнату.
    Вэн Волл кивнул.
    - Может быть, тебе стоило бы поделиться с нами.  Пока  что  только
монстры знают, что у тебя на уме.  Ты  и  сам  можешь  превратиться  в
монстра прежде, чем начнешь осуществлять свой план.
    -  Если  я  прав,  то  на  его  осуществление  много  времени   не
потребуется.
    Макреди откинулся на лежанке и глубоко задумался. Все расселись по
своим местам. Зажглось изображение на экране. Лампы погасли, но  экран
достаточно хорошо освещал комнату. Молитвы Киннера были еще слышны,  и
Даттон усилил звук. Голос повара был слышен так долго, что Макреди без
него чего-то недоставало. Вдруг он понял, что Киннер замолчал.
    - Даттон, выключи звук,-Макреди вскочил. Наступила тишина.- Киннер
перестал молиться,- сказал Макреди.
    - Да включите вы звук, бога ради, он,  может,  и  замолчал,  чтобы
послушать! - крикнул Норрис.
    Макреди вышел в коридор. Барклай и Вэн Волл  последовали  за  ним.
Даттон выключил проектор, и изображение исчезло с экрана. Норрис стоял
у  две  ри.  Гэрри  присел  на  лежанку,  потеснив  Кларка.  Остальные
оставались на своих местах. Только Конант ходил по комнате из  угла  в
угол.
    - Если ты не перестанешь ходить, Конант, мы  без  тебя  обойдемся,
будь ты хоть человек, хоть кто угодно,- выплюнул Кларк.- Сядешь ты или
нет, черт бы тебя побрал?
    - Извини.
    Физик сел и эадумчиво уставился на носки своих ботинок. Прошло еще
минут пять, прежде чем Макреди появился на пороге.
    - Мало у нас до сих  пор  было  неприятностей,-  сказал  он,-  Так
кто-то решил нам еще помочь. У Киннера нож торчал из глотки,  поэтому,
наверное, он и прекратил молиться. Итак, у нас  теперь  есть  монстры,
сумасшедшие и убийцы.
    - Блэр вырвался на свободу? - спросил кто-то.
    - Нет. Сомнения насчет того, откуда взялся наш доброхот, разрешить
не трудно.- Вэн Волл держал в руках завернутый в тряпку длинный тонкий
нож. Его деревянная ручка наполовину обгорела. Кларк посмотрел на нее:
"Это же я ее  утром  спалил.  Забыл  чертову  штуку  на  печке,  когда
готовил".
    -  Интересно,-  сказал  Бенинг,  оглядывая  всех  присутствующих,-
сколько еще среди нас монстров? Если кто-то смог отсюда  выскользнуть,
пойти незамеченным на кухню и  незамеченным  вернуться  обратно...  Он
ведь вернулся, да? Конечно, все же на месте. Ну если это  сделал  один
из нас...
    - Может быть, его убил монстр,-тихо сказал  Гэрри.-  Вполне  может
быть, что монстр.
    - Как вы сами  сегодня  отметили,  монстру  теперь,  кроме  людей,
имитировать некого. И ему нет  смысла  сокращать  свои,  так  сказать,
резервы,-ответил Вэн Волл.- Нет, это не монстр. Это самый обыкновенный
грязный убийца. В обычных уловиях мы бы  даже  сказали  "бесчеловечный
убийца", но теперь следует быть точным в  определениях.  Теперь  среди
нас есть и бесчеловечные убийцы, и  убийцы-люди.  Или  один  такой  по
меньшей мере.
    - Итак, одним человеком стало меньше,- тихо  сказал  Норрис.-  Как
знать, может быть, теперь монстров больше, чем людей, и перевес на  их
стороне?
    - Это пусть тебя нс  тревожит,-  сказал  Макреди  и  повернулся  к
Барклаю.- Бар, принеси свою палку с кабелем. Хочу кое-что проверить...
    Макреди и Вэн Волл вышли в коридор. Секунд через тридцать за  ними
последовал Барклай со своим электрическим  оружием.  Норрис  продолжал
стоять у двери. Вдруг раздался крик. Это кричал  Макреди:  "Бар,  Бар,
скорее!"
    Норрис, а за ним и остальные ринулись вперед. Киннер - или то, что
было Киннером,- лежал на полу, разрубленный надвое гигантским  тесаком
Макреди. Вэн Волл корчился от боли на полу, потирая челюсть.  Барклай,
сверкая глазами, продолжал водить  кабелем  по  останкам  Киннера.  На
руках "трупа" появился странный чешуйчатый мех. Пальцы  стали  короче,
ногти превратились в трехдюймовые, острые, как бритвы, клыки.  Макреди
сделал шаг вперед, посмотрел на свой тесак и швырнул его на пол.
    - Так вот, тот, кто пырнул ножом Киннера, может смело сознаваться.
Он  был  бесчеловечным  убийцей  на  самом  деле,  потому   что   убил
нечеловека. Клянусь всеми святыми, что, когда мы пришли  сюда,  Киннер
был безжизненным трупом. Но когда "труп" понял что  мы  хотим  ударить
его током, он сразу ожил и начал менять свое обличие на нащих глазах.
    Норрис озирался по сторонам.
    - Бог ты мой, ну и умеют же они  притворяться!  Надо  же,  сколько
времени молиться Христу, о котором и понятия никогда не  имел!  С  ума
нас чуть не свел своими завываниями. Ну признайтесь, кто его  зарезал?
Сам того не зная, сделавший это оказал  нам  всем  большую  услугу.  И
хотелось бы мне знать, черт побери, как ему  удалось  выскользнуть  из
комнаты незамеченным. Это помогло бы  нам  быть  более  бдительными  в
будущем.
    Кларк вздрогнул: .
    - Он так вопил, что перекрывал даже звук кинопроектора.  Кто  еще,
кроме монстра, мог так орать?
    - Вот оно что,- сказал Вэн Волл, осененный внезапной догадкой.- Ты
ведь сидел у самой двери и почти за экраном.
    Кларк кивнул.
    - Теперь он затих. Он... Оно мертво. Мак, твой тест ни к черту  не
годится. Монстр это был или человек - Киннер ведь был мертв.
    Макреди хмыкнул:
    - Ребята,  позвольте  представить  вам  Кларка,  единственного  из
присутствующих, про которого с  уверенностью  можно  сказать,  что  он
человек.  Позвольте  вам  представить  Кларка,  который  доказал  свою
человеческую сущность, пытаясь совершить убийство, из которого  ничего
не  вышло.  Но  прошу  вас  всех  воздержаться  от  подобных   попыток
доказательства своего "я" хотя бы  на  некоторое  время.  Я,  кажется,
придумал более подходящий тест.
    -  Тест,-  радостно  воскликнул  Конант,  но  лицо  его   тут   же
омрачилось.Опять, наверное, ничего не выйдет.
    На этот раз выйдет,-  ответил  Макреди.-  Все  смотрите  в  оба  и
слушайте. Пошли обратно в штабную палатку. Барклай, не  выпускай  свое
электрическое оружие из рук. А ты, Даттон, следи за Барклаем.  Клянусь
адом, откуда выползли эти твари, я кое-что придумал, и они это  знают.
Они могут сейчас разбушеваться.
    Все сразу напряглись, каждый почувствовал угрозу. Они настороженно
и внимательно оглядывали друг друга, настороженно и  внимательно,  как
никогда. Кто стоит рядом? Человек или монстр?
    - Что  ты  придумал?  -  спросил  Гэрри,  когда  они  вернулись  в
комнату.- И сколько времени тебе на это понадобится?
    - Я и сам не знаю наверняка,- ответил Макреди хриплым от решимости
голосом.- Но я  знаю  наверняка,  что  нашел  безотказный  способ.  Он
основывается на природе этих монстров,  а  не  на  привычных  для  нас
понятиях. "Киннер" меня в этом убедил  окончательно.-  Макреди  стоял,
как застывшее бронзовое изваяние. Он наконец обрел уверенность.
    - Похоже,- сказал Барклай,- что без этой штуки нам не обойтись,- и
он поднял вверх палку с прикрепленным к ней раздвоенным кабелем.-  Как
у нас с электричеством?
    Даттон ответил:
    - Динамо в порядке и дизель наготове. Тот, кто прикоснется к  этим
проводам, умрет.
    Заворочавшись во сне, доктор Коппер при поднялся  и  протер  рукой
глаза.
    - Гэрри,- пробормотал он,- слушайте, Гэрри. Они, эти исчадья  ада,
эгоистичны до мозга костей. Чертовски эгоистичны. А, о чем это я? - Он
рухнул обратно на лежанку и захрапел.
    Макреди задумчиво посмотрел на него:
    - Скоро мы все выясним. Но относительно эгоизма  доктор  абсолютно
прав. Он, наверное, все время думает об этом во сне. Именно  в  нем  и
дело, в эгоизме. Они не могут иначе,  понимаете,  -  повернулся  он  к
людям, замершим в напряжении, пожирающим друг друга волчьими глазами.-
Вы помните, что сказал доктор Коппер раньше? "Каждая часть этой  твари
сама по себе. Каждая часть-это целый  самостоятельный  организм".  Так
вот, здесь к зарыта собака.  Что  такое  кровь?  В  крови  нет  ничего
таинственного. Кровь такая же ткань тела, как мышца или печень.  Разве
что жидкая.
    Бронзовая борода Макреди раздвинулась в мрачной усмешке.
    - Ситуация складывается благоприятная. Я уверен, что  нас,  людей,
все же еще больше,  чем  вас,  монстров.  И  у  нас,  у  землях,  есть
свойство, которого явно лишены вы. Его  не  подделаешь,  с  ним  нужно
родиться, нужно быть человеком до мозга костей,  чтобы  тебя  все  жег
этот неугасимый огонь, всегда толкал вперед. Мы будем драться, драться
с яростью, которую вы попытаетесь подделать, но подделка эта будет  не
чета нашей ярости, а настоящая вам не по зубам. Ну что ж. Мы  вступаем
в открытую схватку. Вы знаете это.  Вы  давно  знаете.  Вы  же  умеете
читать мысли. Вы же без своей телепатии шагу не  ступите.  Но  сделать
вам уже ничего не удастся. Слушайте все! У них  должна  идти  кровь  -
если при порезе у них кровь не пойдет - значит, они не люди.  Подделки
чертовы! А если кровь пойдет, то, как только она  отделится  от  тела,
она осознает себя отдельной особые, такой же, как и  все  другие,  они
ведь тоже каждый по очереди отделились друг от друга. Ты  понял,  Вэн?
Ты понял, Бар?
    Вэн Волл рассмеялся:
    - Кровь! Кровь откажется им повиноваться. Каждая капля крови будет
новой, самостоятельной тварью, с  тем  же  инстинктом  Самосохранения,
которым  наделен  ее  источник.  Кровь  захочет  жить  и   постарается
увернуться от горячей плиты, к примеру сказать!
    Макреди взял со стола скальпель. Из шкафчика  он  вынул  штатив  с
пробирками,  маленькую  спиртовку  и  длинную  платиновую   проволоку,
вделанную в стеклянную ручку. На его губах застыла хмурая улыбка.
    - Даттон,-  сказал  Макреди.-Следи-ка,  чтобы  никто  не  выдернул
провод.
    Даттон шагнул в сторону.
    - Ну что, Вэн, начнем с тебя?
    Побледнев, Вэн Волл подошел к нему. Аккуратно Макреди надрезал ему
вену  у  основания  большого  пальца.  Вэн  Волл  моргнул   и   застыл
неподвижно, наблюдая за тем, как Макреди берет его кровь  в  пробирку.
Потом Макреди нагрел платиновую проволочку на спиртовке и  ввел  ее  в
пробирку. Раздалось шипение. Макреди повторил тест еще пять раз.
    - Как будто человек,- сказал он  и  выпрямился.  -  Пока  что  моя
теория еще не доказана, но  есть  надежда,  есть  надежда.  Однако  не
очень-то увлекайтесь этим зрелищем. Среди  нас  есть  ведь  некоторые,
которым оно не по вкусу, Вэн, смени-ка Барклая у рубильника.  Спасибо.
Иди сюда, Барклай. От души надеюсь, что ты останешься с  нами,  больно
уж ты хороший парень.
    Барклай  неуверенно  усмехнулся  и  поморщился,  когда   скальпель
врезался ему в ладонь. Через несколько минут, улыбаясь уже от души, он
снова взял в руки свое оружие.
    - А теперь прошу мистера Самюэля Дат... Бар!
    Все смешалось в одну секунду. Какие бы дьявольские силы ни были  в
этих чудовищах, люди оказались им вполне под стать. Барклай  не  успел
даже поднять кабель, как десяток людей вцепились  в  то,  что  минутой
назад  казалось  им  Даттоном.  Оно  плевалось,   кусалось,   пыталось
вырастить клыки, но было разорвано  на  части  и  растоптано.  Барклай
методично выжигал останки монстра электричеством. Каждую  каплю  крови
Вэн Волл быстро залил каустической кислотой.
    Макреди усмехнулся:
    - Я, должно  быть,  недооценил  людей,  когда  сказал,  что  ничто
человеческое не сравнится с дьявольским огнем в глазах найденной  нами
твари. Жаль, что мы не можем приветить ее чем-нибудь более  подобающим
- кипящим маслом или расплавленным свинцом, например.  Как  подумаешь,
каким  отличным  парнем  был  наш  Даттон...  Ну  ладно.  Моя   теория
Подтвердилась. Пожалуй, пора мне доказать вам кое-что еще, в чем я сам
все время был уверен. Что я - человек.
    Макреди окунул скальпель в спирт, прокалил его на огне спиртовки и
полоснул себя по вене. Двадцать секунд спустя  он  перевел  взгляд  на
людей, наблюдавших за ним. Улыбающихся лиц стало больше, и улыбки были
добрыми. Но что-то все-таки сверкало в глазах улыбающихся людей.
    Макреди расхохотался:
    - Прав был Конант. Прав. Те собаки тогда, в коридоре, и в подметки
вам не годятся. И почему это мы думаем, что злоба  свойственна  только
волкам? Может быть, в  некоторых  случаях  волки  и  дадут  сто  очков
вперед, но  после  этой  недели  -  оставь  надежду  всяк  волк,  сюда
входящий! Ну не будем терять времени. Конант, иди сюда.
    И опять Барклай замешкался. Когда наконец он и  Вэн  Волл  кончили
свою работу, улыбки у всех стали шире и не  такими  напряженными,  как
раньше.
    Гэрри говорил, стиснув голову руками: "Конант был одним из  лучших
наших парней - и пять минут назад  я  готов  был  поклясться,  что  он
человек. Эти чертовы твари нечто большее, чем просто имитация".
    А еще тридцать секунд спустя кровь, взятая у  Гэрри,  Сжималась  в
пробирке, пытаясь увернуться  от  раскаленной  платиновой  проволочки,
вырваться наружу, в то время  как  красноглазое  чудовище,  сбросившее
облик Гэрри, пыталось увернутся от кабеля Барклая. Существо в пробирке
выло страшным голосом, когда Макреди швырнул пробирку в печь.

    - Это последний? - доктор Коппер смотрел  на  Макреди  печальными,
налитыми глазами.- Сколько их всего было? Четырнадцать?
    Макреди утвердительно кивнул.
    - Знаете, если бы можно было предотвратить их  распространение,  я
бы не отказался даже от этих имитаций. Подумать только, Гэрри, Конант,
Даттон, Кларк.
    - Куда это они?  -  спросил  Коппер,  провожая  взглядом  носилки,
которые вытаскивали за порог Барклай и Норрис.
    - Свалим на лед вместе с обломками  ящиков,  подбавим  с  полтонны
угля, выльем галлонов десять керосина и подожжем.А здесь,  в  комнате,
весь пол облили кислотой на всякий случай.
    - Правильно сделали,- сказал Коппер.- А кстати, что с Блэром?
    Макреди вскочил:
    - Черт возьми, я совсем забыл о нем. Еще бы, такие События...  Как
вы думаете, сможем мы его теперь вылечить?
    - Если только...- начал доктор Коппер и  вдруг  оборвал  фразу  на
полуслове. Макреди сорвался с места:
    - Даже безумец... Это существо  имитировало  даже  Киннера  с  его
религиозной истерикой... Вэн, живо пошли в хижину Блэра!
    - Давай  возьмем  с  собой  Барклая,-  сказал  на  ходу  Вэн.-  Он
пристраивал запоры на двери и  сумеет  быстро  их  снять,  не  напугав
Блэра.
    - Блэр! - кричал Барклай.- Блэр!
    Ответа не было.
    - Можешь не кричать,-  сказал  Макреди,-  надо  спешить.  Если  он
сбежал, дело плохо - у нас теперь ни самолета, ни тракторов.
    - Хватит ли у монстра сил уйти далеко? - спросил Барклай.
    - Даже сломанная нога не задержит его и на  полминуты,  -  ответил
Макреди.
    Неожиданно Барклай дернул Вэна за  рукав  и  Доказал  на  небо.  В
сумеречных облаках над их головами с неповторимой грацией и  легкостью
описывала круги гигантская белокрылая птица.
    - Альбатрос,- сказал Барклай,- первый за все  время.  Если  монстр
вырвался на свободу...
    Норрис выхватил из кармана револьвер. Белую тишину льдов  взорвали
выстрелы.  Птица  вскрикнула  в  воздухе  и  забила  крыльями.  Норрис
выстрелил еще раз. Альбатрос исчез за деловым гребнем.
    - Больше не прилетит,- сказал Неррис.
    Странный ярко-голубой луч бил из щелей двери хижины Блэра. Изнутри
доносился ровный низкий гул. Макреди побледнел.
    - Боже, спаси  нас,  если  это...-  Он  бросился  вперед,  рывками
расплетая кабель на двери. Барклай с кусачками в руках  последовал  за
ним. Щелканье кусачек тонуло в усиливающемся гуле,  доносящемся  из-за
двери. Макреди приник к щели.
    - Это не Блэр!  Это  он,  монстр!  Он  склонился  над  чем-то!  Он
поднимается вверх! Поднимается!
    - Все вместе разом  взяли!-сказал  Барклай.-Норрис,  достань  свою
пушку. Наш приятель, кажется, вооружен.
    Под ударом мощных тел дверь соскочила с  шарниров,  придерживающая
ее изнутри лежанка отлетела в угол. Монстр прыгнул им навстречу.  Одно
из его четырех щупалец извивалось, как готовая к броску змея. В другом
блестел длинный кусок металла, похожий на карандаш, нацеленный прямо в
лицо  Макреди.  Норрис  выстрелил.  Раздробленное  щупальце  дернулось
назад, выронив металлический карандаш. Раздались еще три выстрела.  На
месте трех горяших  глаз  появились  пустые  дыры,  и  Норрис  швырнул
разряженный револьвер прямо в них. Чудовище  взвыло.  Барклай  ринулся
вперед с ледорубом в  руках.  Но  щупальца  монстра  обвили  его  ноги
прочными  живыми  веревками.  Барклай  отчаянно  срывал  их   с   себя
рукавицами. Ослепленное чудовище на ощупь пыталось  пробраться  сквозь
меховую одежду к телу - к  телу,  которое  -оно  могло  бы  поглотить.
Взревела горелка, которую притащил с собой Макреди. Монстр  забился  в
трехметровом языке пламени, испуская дикие вопли, а Макреди жег его со
всех сторон, выгоняя на лед...
    Макреди молча шел обратно к хижине. Барклай встретил его в дверях.
    - Все? - спросил метеоролог.
    Барклай ответил:
    - Здесь больше ничего не нашли. А оно не раздвоилось?
    - Не успело,- ответил Макреди.- От него одни головешки остались. А
чем оно тут занималось?
    Норрис усмехнулся:
    - Ну и умники же мы все. Разбили магнето, чтобы самолет не  летал,
вывели из строя тракторы. И оставили эту тварь без присмотра на  целую
неделюни разу даже не пришли проведать.
    Макреди вошел в хижину и огляделся. Несмотря на выбитую  дверь,  в
ней было жарко.  На  столе  в  дальнем  углу  комнаты  стояло  что-то,
сделанное  из  проволочных  катушек,  маленьких  магнитов,  стеклянных
трубок и радиоламп. А рядом, на большом плоском камне, был собран  еще
один прибор, испускающий пронзительно яркий луч голубого света.
    - Что это? - спросил Макреди.
    - Надо, конечно, тщательно все изучить,-  ответил  Норрис,  -  но,
помоему,  это  источник  ядерной  энергии.  Прибор   слева,   кажется,
позволяет добиться результатов, ради которых мы, люди строим стотонные
циклотроны. Он выделяет нейтроны из тяжелой воды, которую  наш  дружок
получил изо льда.
    - Где же он взял... Ну да, конечно, его же не запрешь. Он, значит,
совершал экспедиции в аппаратную. Ну и мозги же у них были! Да это  не
что иное, как атомный генератор.
    Норрис кивнул:
    - Весь мир был бы его. Ты обратил внимание на цвет луча?
    - Да,- сказал Макреди. - И на жару  в  хижине  тоже.  Их  планета,
видимо, вращалась вокруг голубого солнца и на ней  было  очень  жарко.
Думаю, что их посадка здесь была простой случайностью.  Поскольку  они
сюда прилетели двадцать миллионов лет назад,  вряд  ли  можно  ожидать
повторного визита. Интересно, зачем ему все  это  понадобилось?  -  Он
показал на генератор.
    - А ты заметил, чем он был занят, когда мы  ворвались?  -  спросил
Барклай. - Посмотри-ка под потолок.
    Прямо под потолком висел предмет, похожий на рюкзак, сделанный  из
расплющенных кофейных банок.
    Барклай потянул его вниз за свисающие  лямки  и  надел  на  плечи.
Слабый толчок - и он полетел вдоль комнаты.
    - Антигравитация,- сказал Макреди.
    -  Совершенно  верно,-  ответил  Норрис.-  А   мы-то   думали   их
остановить. Самолет привели в негодность, по  птицам  стреляли.  А  им
всего-навсего нужны  были  консервные  банки  и  радиодетали.  Да  еще
оставили эту тварь в покое на  целую  неделю.  Она  бы  одним  прыжком
махнула отсюда в Америку. С атомным генератором в руках. И все-таки мы
их остановили. А ведь  еще  полчаса  -  и  мы  так  и  остались  бы  в
Антарктике, стреляя всех, птиц.
    - Тот альбатрос,- сказал Макреди.- Ты не думаешь...
    - С этим-то аппаратом? Нет. Мы спасли наш мир, хотя  и  оставалось
нам всего полчаса.