Версия для печати

   Джек Вэнс
   БОЛЬШАЯ ПЛАНЕТА
                                - 1 -

                              1. САБОТАЖ


     Его звали Артур Хиддерс.  Он был одет по земной моде и, если бы  не
длинные  волосы  и  лихо  закрученные  усы,  ничем  не  отличался  бы от
землянина.  Он  был сравнительно небольшого  роста, 5 футов  и 6 дюймов,
и, казалось,  состоял лишь  из костей  и мышц.   Тонкие черты  лица были
слишком мелкие для большой круглой головы.
     Он  отвернулся  от  иллюминатора  и  уставился  на старика Пианца с
младенчески простодушным выражением.
     - Это очень  интересно, но не  кажется ли вам,  что вся затея.  Хм,
фатальна?
     - Фатальна?   - С  достоинством переспросил  Пианца. -  Я не совсем
понимаю.
     - Уже  пятьсот лет,  раз в  поколение, Земля  посылает комиссии  на
Большую Планету.  Иногда комиссия возвращается.  Чаще - нет.  И в  любом
случае  результаты  равны  нулю.   Земля  теряет  людей,  теряет деньги,
раздражает местное население и ничего не добивается по сути.
     - Вы правы, - серьезно кивнул  Пианца. - Но на этот раз  все пойдет
по-другому.
     Хиддерс поднял брови:
     - А что, что-нибудь изменилось?  Большая Планета?  Или Земля?
     - Изменились условия. -  Пианца неуверенно оглядел каюту  - пустая,
если  не  считать  застывшей  в  медитации  Сестры Благодеяния. - Сильно
изменились.   Наших предшественников  посылали. Скажем  так, для очистки
совести.   Мы  знали  про  убийства,  пытки,  террор  - и надо было хоть
что-нибудь  делать.  -  Он  печально  улыбнулся.  -  Теперь  на  Планете
появилось кое-что новенькое:  Бэджарнум Бьюджулэйса.
     - Да, да, я часто проезжал через его земли.
     -  На   Большой  Планете,   вероятно,  сотни   не  менее   жестоких
правителей, но Бэджарнум -  вы это знаете -  расширяет свою империю.   И
не только в пределах Большой Планеты.
     - Да. То есть вы собираетесь расследовать Чарли Лисиддера?
     - В общем, да. И мы можем это сделать.
     На пороге каюты  появился невысокий темнокожий  человек.  Он  вошел
стремительной походкой, все его движения были резкими, быстрыми и  очень
точными.   Клод  Клайстра,  председатель  Комиссии.   Он  оглядел  каюту
тяжелым, ищущим, почти подозрительным взглядом, подошел к  иллюминатору,
около которого  стояли Хиддерс  и Пианца,  нашел прямо  по курсу  желтую
звезду.
     - Федра.  Мы будем на Большой Планете через несколько часов.
     Прозвенел гонг.
     - Ленч,  - сказал  Пианца, с  трудом скрывая  облегчение.  Клайстра
направился к выходу и остановился, чтобы пропустить Сестру Благодеяния.
     - Чудная, - пробормотал Пианца.
     Клайстра рассмеялся:
     - На Большой Планете все чудные.   Именно поэтому они там и  живут.
Если она хочет обратить их или присоединиться  к ним - это ее право.   И
- за исключением манеры одеваться  - такой вид чудачества сделает  честь
любой планете.
     Хиддерс  кивнул.   Сестры  Благодеяния,  подобно  прежним   Сестрам
Милосердия, обладали  высокой репутацией  на всех  цивилизованных мирах.
И эта репутация была заслуженной.

                                - 2 -

     - На Большой Планете совершенная демократия, да, мистер Клайстра?
     Пианца с интересом  ждал ответа.   Чего за Клайстрой  не числилось,
так это разговорчивости.  И Клайстра не подвел его.
     - Совершенная анархия, мистер Хиддерс.
     В  молчании  они  спустились  по  лестнице в кают-компанию и заняли
свои  места.   Один  за  другим  появлялись  члены  Комиссии:  большой и
шумный Роджер Фэйн,  Мосс Кетч, темный  и молчаливый, Стив  Бишоп, самый
молодой  член  Комиссии,  человек  с  овечьим лицом, мозгом, наполненным
всевозможными сведениями, и склонностью к ипохондрии.  Он всегда  таскал
с собой аптечку и карманную  библиотеку.  Последним явился Брюс  Дэррот,
прямой и воинственный, с растрепанными волосами огненно-рыжего цвета.
     Еда была вкусной, но  растущий в иллюминаторах шар  Большой Планеты
отвлекал внимание путешественников.
     От  резкого  толчка   зазвенела  посуда.    Удар,  ощутимая   смена
направления. Клайстру отбросило от иллюминатора.  Лампы замигали,  потом
погасли,  включилось  аварийное  освещение.   Клайстра  кинулся вверх по
лестнице на  мостик.   На верхней  площадке стоял  приземистый человек -
Эббидженс, радист.
     - Что случилось?  - Резко спросил Клайстра.
     - Не знаю, мистер.  Я попытался войти.  Дверь заперта.
     - Корабль явно вышел из-под контроля.  Мы можем разбиться?
     - Не беспокойтесь, сэр.   Если повреждение серьезно,  автоматически
включится механизм аварийной посадки.   Нас может тряхнуть, но в  салоне
достаточно безопасно. - Он мягко взял Клайстру под руку.
     Председатель  Комиссии  оттолкнул  его  и  подошел  к двери.  Дверь
выглядела солидно.
     Он сбежал вниз, проклиная себя за  то, что не принял мер на  случай
крушения.  Приземлиться  на Большой Планете  вне Территории Земли  - это
беда.  Это  катастрофа.   Он  стоял   в  дверях  салона  -  белые   лица
повернулись  к  нему.   Фэйн,  Дэррот,  Пианца,  Бишоп,  Кетч, Хиддерс и
Сестра -  все были  на месте.   Клайстра кинулся  в машинное  отделение.
Дверь  открылась.   Эса  Элтон,   главный  инженер,  вытолкнул  его   из
помещения.
     -  Мы  должны  перейти  в  спасательные  шлюпки,  -  жестко  сказал
Клайстра.
     - Шлюпок нет.
     - Что значит "нет"? Что происходит?
     - Повреждены.  Нам придется остаться на корабле.
     - А капитан и помощник. Что, собственно, произошло?
     Ответ Элтона заглушила сирена, прибавив к мигающему свету  страшный
лязг.
     В  салон  вошел  Эббидженс.   Он  триумфально  оглядел пассажиров и
кому-то кивнул.  Кому?  Клайстра развернулся.  Поздно.  Он видел  только
белые изумленные лица.  А потом - зрелище, которое он вряд ли забудет  -
дверь отворилась, помощник шагнул в проем, сжимая рукой горло.   Другой,
дрожащей, он показал  на Эббидженса, потом  колени его подогнулись  и он
упал.  Клайстра шагнул к коротышке-радисту.
     Он не успел.  Потому что пол ударил его.


     Клайстра медленно приходил в сознание.  Он открыл глаза.  Он  лежал
на  низкой  кровати  в  углу  деревянного  дома.  Лихорадочным движением
Клайстра оперся на локоть и уставился в дверной проем.  Ему  показалось,
что он видит самое прекрасное зрелище в своей жизни.

                                - 3 -

     Он  смотрел  на  зеленый  склон,  пестревший  желтыми  и   красными
цветами.  Склон  поднимался к лесу.   Сквозь листву виднелась  изгородь,
обыкновенная  изгородь  из  потемневших  от  времени  стволов.  Все было
залито бело-золотым сиянием, и Клайстра наслаждался чистотой и  яркостью
красок.
     В поле три девушки  в крестьянской одежде танцевали  веселую джигу.
Он слышал музыку.
     А потом  услышал шум  шагов.   Из-под полуприкрытых  век он увидел,
как в дом вошли Эли Пианца и  Роджер Фэйн.  Вслед за ними вошла  девушка
с двумя тонкими косичками.  Она несла поднос.
     Клайстра опять приподнялся на локте, но Пианца остановил его.
     - Расслабься, Клод.  Ты у нас больной.
     - Кто-нибудь погиб?  - Перебил его Клайстра.
     - Стюард.  Он был в своей  каюте.  И Сестра:  она тоже  вернулась к
себе, как раз перед  крушением.  Теперь они  в 20 футах под  землей.  И,
конечно, капитан и помощник.  У обоих перерезаны глотки.
     - Сколько времени прошло?
     - Около четырех дней.
     - Ну?
     - Корабль погиб, - сказал Фэйн.  - Развалился на куски.  Чудо,  что
мы остались живы.
     Девушка поставила  поднос на  кровать, наклонилась  и приготовилась
кормить Клайстру с ложечки.  Он уныло поглядел на нее:
     - И так было все это время?
     - За тобой нужно было ухаживать, - сказал Пианца.  Он положил  руку
на  плечо  девушки.  -  Это  Натилиен  Тлисса,  короче, Нэнси.  Отличная
сиделка.
     - Ты у нас счастливчик, - улыбнулся Фэйн.
     Клайстра отвел руку девушки:
     - Я сам. - Он перевел взгляд на Пианцу:  - Где мы, Эли?
     - Джубилит.  Деревня на северо-восточной границе Бьюджулэйса.
     Клайстра сжал губы:
     - Хуже некуда.  Я удивляюсь, что нас до сих пор не взяли.
     - Место глухое, связи у них нет. Мы здорово перенервничали.
     - Где Эббидженс?
     - Исчез. - Пианца растерянно посмотрел на Фэйна.
     - Почему вы не убили его?
     Пианца покачал головой.  Фэйн сказал:
     - Он сбежал раньше.
     - С ним был еще кто-то, - прошептал Клайстра.
     Эли Пианца наклонился вперед, остро блеснули серые глаза.
     - Кто?
     - Не знаю.  Эббидженс  убил капитана и помощника.   Второй повредил
двигатель и спасательные шлюпки. - Клайстра заметался на кровати,  Нэнси
положила прохладную руку ему  на лоб. - Я  был без сознания четыре  дня.
Это странно.
     - Мы  накачали тебя  успокоительным, -  сказал Пианца.  - Тебе  был
нужен отдых.  Ты был не в себе.


                     2. ДОРОГА В СОРОК ТЫСЯЧ МИЛЬ


     Не обращая внимания  на протесты Нэнси,  Клайстра сел, сжал  руками
раскалывающуюся голову и попытался встать.  Пианца кинулся к нему:
     - Ради Бога, Клод, лежи!

                                - 4 -

     Клайстра покачал головой:
     -  Нам  нужно  убираться  отсюда.    И  быстро.   Подумайте.    Где
Эббидженс?   Он  отправился  с  докладом  к  Чарли Лисиддеру. - Клайстра
подошел к двери и застыл в столбе золотистого света.  Пианца  пододвинул
ему кресло, и Клайстра сел.
     Деревня и  лес стояли  на середине  огромного -  по земным меркам -
склона.  Горизонта просто не было:   склон поднимался вверх и тянулся  в
голубую даль.
     Фэйн подставил солнцу мускулистые руки:
     - Я вернусь сюда, когда  состарюсь.  Мы зря отдали  Большую Планету
всем этим уродам.
     Спина Нэнси выразила явное неодобрение.  Девушка вышла из домика.
     - Она считает, что я назвал уродом ее, - хихикнул Фэйн.
     - Ты не доживешь  до старости, Фэйн, -  сказал Клайстра. - Если  мы
не уйдем отсюда.  Где корабль?
     - В лесу.  Недалеко отсюда.
     - Далеко ли до Бьюджулэйса?
     - У Бьюджулэйса нет четких границ, - сказал Фэйн. - Выше по  склону
есть долина,  видимо, вулканического  происхождения.   Теплые источники,
гейзеры, родники - они называют ее Долиной Стеклодувов.  В прошлом  году
Бэджарнум ввел туда войска, и теперь это часть Бьюджулэйса.  Он пока  не
прислал в Джубилит сборщиков налогов, но  их ждут со дня на день  вместе
с гарнизоном.
     - С гарнизоном?  Для поддержания порядка?
     - Для защиты от кочевников-работорговцев.  Их называют цыганами.
     -  Непохоже,  чтобы  они  слишком  страдали от кочевников. - Сказал
Клайстра, оглядев деревню. - Сколько отсюда до Гросгарта?
     -  Он  в  двухстах  милях   южнее.   Ближайший  гарнизон  стоит   в
Монтмарчи.  Насколько  я понимаю, это  в пятидесяти милях  на юго-восток
по склону.
     - Пятьдесят миль,  - повторил Клайстра.  - Скорее всего,  Эббидженс
направился именно туда.
     Со стороны  леса послышался  резкий металлический  звук.   Клайстра
вопросительно взглянул на Пианцу.
     - Они разбирают  корабль.  Это  самый большой кусок  металла, какой
они видели в своей жизни.  Мы сделали их миллионерами.
     - Пока Бэджарнум не конфискует все, - сказал Фэйн.
     - Мы  должны выбраться,  - бормотал  Клайстра. -  Мы должны  как-то
дойти до Территории Земли.
     Пианца закусил губу:
     - Это сорок тысяч миль.  На другой стороне планеты.
     Клайстра с трудом поднялся на ноги, прислонился к стене:
     - Мы не можем оставаться здесь.  Мы как утки на болоте, Эли.   Если
не взлетим, Лисиддер нафарширует нас яблоками.  Где остальные?
     - В деревне.  Нам дали большой дом.  Хиддерс ушел.
     - Куда?
     - В  Гросгарт.   Сказал, что  возьмет лодку  до залива  Марвен.   А
потом присоединится к какому-нибудь каравану.
     - Так.  Стюард и Сестра мертвы, капитан и помощник тоже,  Эббидженс
и Хиддерс ушли. - Клайстра считал по пальцам. - Нас восемь.  Комиссия  и
двое инженеров.  Зовите всех.  Устроим военный совет.
     Несколько минут Клайстра  следил, как Фэйн  и Пианца поднимаются  к
деревне, потом  озабоченно перевел  взгляд на  тропинку, идущую  вниз по
склону.  Если  солдаты появятся днем,  они не застанут  землян врасплох.
Клайстра  возблагодарил  Бога   за  неметаллическую  структуру   Большой

                                - 5 -

Планеты.   Нет  металлов  -  значит,  нет  машин,  нет  электричества и,
конечно, нет радио и телефона.
     Появилась  Нэнси.   Она  сменила   свою  голубую  юбку  на   костюм
Арлекина, зеленый  комбинезон весь  в желтых  и оранжевых  заплатах.  На
мгновение Клайстра  потерял дар  речи.   Нэнси закружилась  вокруг него,
сделала пируэт.
     - Неужели все девушки Джубилита так же очаровательны, как вы?
     Она подставила лицо солнцу и улыбнулась:
     - Я не из Джубилита.  Я здесь чужая.
     - Откуда вы?
     - С севера.  Лес Вейво.   Мой отец обладал пророческим даром,  люди
приходили  к  нему  за  сотни  миль,  чтобы  узнать  будущее.   Мой отец
разбогател.   Он послал  меня учиться.   Я жила  в Гросгарте,  Каллиопи,
Вэйле.   С  бродячими  трубадурами  я  путешествовала по разным странам,
видела прекрасные  земли, города  и замки.  И зло.   Очень много  зла, -
голос ее  был тих  и печален.  - Когда  я вернулась  домой, я  нашла там
только пепел.  Цыгане с севера  совершили набег на деревню.  Они  сожгли
дом моего  отца.   Вся моя  семья погибла.   Вот я  и пришла в Джубилит.
Здесь меня научат танцевать, и танец унесет мое горе.
     Клайстра внимательно наблюдал  за ней.   Подвижное лицо, голос,  то
звонкий, то  приглушенный, то  почти поющий.  И огромные, завораживающие
глаза.
     - Почему именно вы ухаживали за мной?
     Нэнси пожала плечами.
     - Я нездешняя.  Я училась в Гросгарте по книгам с Земли.  Нэйсука.
     Клайстра удивленно повторил слово:
     - Что это?
     -  Так  говорят  в  Гросгарте.   Ну.  То,  что  заставляет человека
действовать без всякой причины.
     - Что там дальше, вниз по склону?
     Нэнси уселась на траву рядом с ним.
     - Границей Джубилита  служит Тсаломбарский лес,  - она показала  на
темную линию деревьев. - Там, над триксодом, живут Древесные Люди.
     "Еще одна местная идиома", - подумал Клайстра.
     Со стороны деревни показались  земляне.  Клайстра смотрел,  как они
приближаются.   Обвинить  в  предательстве  кого-то  из  них было так же
немыслимо, как обвинить  в предательстве Нэнси.   И все же  кто-то помог
Эббидженсу, кто-то испортил двигатели.  Правда, этим человеком мог  быть
Артур Хиддерс.  А он ушел.
     - Садитесь, - пригласил Клайстра.  Все пришедшие уселись на  землю.
Подавив  минутную  неуверенность,  Клайстра  заговорил:   -  Мы в крайне
тяжелом положении.  Я не думаю, что это нужно объяснять.
     Все молчали.
     - На помощь Земли рассчитывать нечего.  В техническом отношении  мы
не  только  не  превосходим  людей  деревни,  мы уступаем им.  Они умеют
обращаться со своими  примитивными инструментами, а  мы - нет.   Имей мы
время, нам, наверное, удалось бы соорудить какое-то подобие  передатчика
и  вызвать  помощь.   Времени  у  нас  нет.   В любую минуту здесь могут
появиться солдаты,  чтобы уволочь  нас в  Гросгарт.   У нас  есть только
один шанс выжить - уйти как можно дальше от Бьюджулэйса.
     Он остановился,  вглядываясь в  лица своих  товарищей.   Уклончивый
взгляд  Пианцы,  напряженное,  прорезанное  морщинами  лицо Фэйна, Кетч,
ковыряющий  землю  кусочком  гравия,  удивленно  вскинувший брови Бишоп,
Дэррот, что-то бормочущий про себя, равнодушная улыбка Элтона.
     Второй инженер Валюссер смотрел  на Клайстру так, как  будто считал
его виновником всех бед. Он раздраженно спросил:

                                - 6 -

     - Что случится, если  мы скроемся?  Куда  нам бежать?  -  Он махнул
рукой вниз по склону. - Там живут дикари.  Они убьют нас.  Или  продадут
в рабство, что немногим лучше.
     Клайстра пожал плечами:
     - Вы можете идти куда  угодно и спасать свою шкуру  любым способом.
Лично я  вижу только  один путь.   Тяжелый, долгий  и опасный.    Скорее
всего, дойдут не  все.  Но  если мы хотим  выжить и вернуться  домой, мы
должны добраться до Территории Земли.
     - Звучит хорошо, - сказал Фэйн. - И как мы это сделаем?
     -  Единственное  средство  передвижения,  которым  мы располагаем -
наши ноги, - ухмыльнулся Клайстра.
     - Что?  - Взревел Фэйн.
     -  То  есть  нам  предстоит  укрепляющая  пешая  прогулка, - сказал
Дэррот.
     - Не будем  обманывать себя.   Это наш единственный  шанс вернуться
на Землю, - ответил Клайстра.
     - Но 40 000 миль, - жалобно запротестовал Фэйн. - Я слишком  толст,
чтобы ходить пешком.
     -  Мы  добудем  вьючных  животных,  -  сказал  Клайстра.  -  Купим,
украдем. Как-нибудь.
     - Но сорок тысяч миль!
     -  Долгий  путь.   Но  если  мы  встретим  реку,  мы поплывем.  Или
спустимся до черного океана и найдем корабль, идущий вдоль побережья.
     -  Не  получится,  -  заговорил  Бишоп.  - Австралийский полуостров
здесь изгибается на восток.   Нам пришлось бы добираться до  Хендерленда
и  обогнуть  Черные  Кордельеры,  чтобы  выйти  к  Пармабро.  А согласно
Альманаху  Большой  планеты,  навигация  на  Пармабро невозможна:  рифы,
пираты, плотоядные водоросли и ураганы каждую неделю.
     Роджер Фэйн снова застонал.   Клайстра поглядел на Нэнси и  увидел,
что  она  с  трудом  сдерживает  смех.   Он  поднялся на ноги.  Пианца с
сомнением поглядел на него:
     - Как ты себя чувствуешь, Клод?
     - Слабость.  Но  завтра я буду как  новенький.  Со мной  нет ничего
такого, чего бы  не вылечила маленькая  прогулка.  Единственное,  за что
мы должны быть благодарны судьбе.
     - Что же? - Спросил Фэйн.
     -  Наши  ботинки.   Непромокаемые,   несносимые.   Они  нам   очень
пригодятся.
     Фэйн оглядел себя:
     - Я  так хотел  отрастить живот  и выглядеть  солидно.   Теперь все
сойдет.
     -  Есть  еще  идеи?  -  Спросил Клайстра, обводя взглядом маленький
кружок. - Валюссер?
     - Я - как все.
     -  Хорошо.   Наша  программа:   упаковать  все  необходимое.   Весь
металл, какой сможем унести.   На Большой Планете это ценность.   Каждый
понесет 15  фунтов.   Лучше всего  ножи и  инструменты, но,  в принципе,
надо брать все, что только можно.   Карты.  Компас.  Каждому взять  нож,
одеяло и, самое главное, оружие.  Кто-нибудь обыскивал корабль?
     Элтон  сунул  руку  за  пазуху  и  показал  черный  ствол   ионного
пистолета.
     - Он принадлежал капитану.
     - У меня два, - сказал Фэйн.
     - В моей  каюте должен быть  один, - добавил  Пианца. - Вчера  я не
смог до него добраться, может быть, сегодня повезет.

                                - 7 -

     - И еще один в моей, - подытожил Клайстра.
     Семь человек пропали за сине-зелеными стволами деревьев.   Клайстра
отошел от порога.  Нэнси поднялась на ноги:
     - Вам нужно поспать.
     Медленно и  осторожно, чтобы  не вызвать  нового приступа  головной
боли, Клайстра стал устраиваться на низкой кровати.  Нэнси не сводила  с
него глаз.
     - Клод Клайстра.
     - Да?
     - Возьмите меня с собой.
     Он повернул голову и ошеломленно уставился на нее.
     - Туда, куда идете вы.
     Он решительно покачал головой:
     - Вас убьют.  У нас один шанс из тысячи.
     -  Мне  все  равно.   Умирают  только  раз.   А я хотела бы увидеть
Землю.  Я много путешествовала и много знаю.  Я пригожусь.
     Клайстра с трудом отогнал сон.  Что-то было не так.  Он  напряженно
вглядывался в  ее лицо.   Может быть,  это просто  влюбленность. Девушка
покраснела.
     - Вы легко краснеете, - отметил Клайстра.
     - Я сильная, я могу работать, я не слабее Бишопа или Кетча.
     - Хорошенькая девушка - это всегда неприятности.
     - Женщины есть везде, - улыбнулась Нэнси.
     Клайстра опустился обратно на кровать, все еще качая головой.
     - Вам нельзя идти с нами, Нэнси.
     Она наклонилась к нему:
     - Скажите им, что я проводник.  Я ведь могу пойти с вами до леса.
     - Ладно.  Но только до леса.


                           3. ВО ИМЯ СВОБОДЫ


     Клайстра  спал,  всем  телом  впитывая  отдых.  Когда он проснулся,
комнату заливал  шафрановый поток  солнечных лучей.   Наверху в  деревне
праздник был в полном разгаре.  Цепочки юношей и девушек в  разноцветных
костюмах плыли взад и вперед  в сложных движениях танца.   Ветер доносил
до  Клайстры  обрывки  джиги  -  скрипка,  концертино,  гитара.  Танцоры
качались вперед и назад в местном варианте гусиного шага.
     В дверях появились Пианца и Дэррот:
     - Ты не спишь, Клод?
     Клайстра спустил ноги с кровати и сел.
     -  Я  свеж  и  бодр.  -  Он  встал,  потянулся, помассировал руками
затылок.  Боль почти прошла. - Все готово?
     - Хоть сейчас  в путь, -  кивнул Пианца. -  Мы нашли твой  ионник и
тепловой пистолет помощника. - Он странно посмотрел на Клайстру:-  Нэнси
включена в экспедицию?
     -  Нет.   Я  сказал,  что  она  может  проводить  нас до леса.  Это
два-три часа пути.
     Эли Пианца был полон сомнений.
     - Она собрала вещи и сказала, что идет с нами.
     - Мне это очень не нравится, Клод, - заговорил Дэррот. - Наш  отряд
не место для женщин.  Начнутся трения.
     -  Я  с  тобой  полностью  согласен,  Брюс, - ответил Клайстра. - Я
отказал ей.

                                - 8 -

     - Но она собрала вещи, - сказал Пианца.
     - Я не  знаю, как мы  можем помешать ей  идти, скажем, в  ста ярдах
позади нас.
     - Да, конечно, - промычал неудовлетворенный Пианца.
     Но Дэррот был непреклонен.
     - Она много путешествовала, она  была в Гросгарте. А что,  если она
- шпион Бэджарнума?  Как я понял, они есть всюду, даже на Земле.
     -  Возможно.   Возможно,  что   и  ты,  Брюс,  тоже  работаешь   на
Бэджарнума.  Ведь кто-то из нас, определенно, его агент.
     Дэррот фыркнул и отвернулся.
     - Не беспокойся,  - сказал Клайстра,  похлопав его по  плечу. - Как
только мы  дойдем до  леса, я  отошлю ее.  - Он  подошел к двери и вышел
наружу.
     Пианца сказал:
     - Бишоп спас аптечку, пищевые таблетки и свои витамины.  Они  могут
пригодиться:  наша пища не всегда будет так хороша.
     - Прекрасно.
     - Фэйн  нашел свое  туристское снаряжение.   Мы берем  его с  собой
вместе с печкой и водоочистителем.
     - Есть запасные батареи к ионникам?
     - Нет.
     - Плохо. Нашли тело Сестры?
     Пианца покачал головой.
     - Очень плохо, - сказал Клайстра, хотя особых угрызений совести  он
не  чувствовал.   Эта  женщина  не  была  для  него живым существом.  Он
вспомнил тонкое белое лицо, черную рясу, ощущение силы, но  воспоминание
тут же погасло в его мозгу.
     Со стороны  деревни спускались  земляне, окруженные  пестрой толпой
танцоров.   Кетч,  Элтон,  Валюссер,  Фэйн,  Бишоп  и  Нэнси.   Она  шла
отдельно и наблюдала за  танцорами со странным безразличным  выражением,
как будто уже разорвала нити, привязывавшие ее к Джубилиту.
     Клайстра поднял голову.   Выше по склону  группы танцоров  кружили,
высоко поднимая ноги, запрокидывая головы.  Там звенела музыка, яркая  и
счастливая.  Глядя вниз, на огромный склон, Клайстра вдруг ощутил  страх
перед   долгим   путешествием.    Джубилит,   казалось,   сулил   мир  и
безопасность.   Он  был  почти  домом.   А  впереди  была только дорога.
"Сорок  тысяч  миль,  -  подумал  он.  - Путешествие вокруг Земли. И еще
столько же".
     Глядя туда, где на  Земле был бы горизонт,  он мог поднять глаза  и
увидеть земли,  лежащие впереди  - карандашные  линии различных  тонов -
равнина или лес, море или  пустыня, горный хребет или. Он  шагнул вперед
и сказал через плечо:
     - Пошли.
     Веселая музыка  еще долго  следовала за  ними.   Лишь когда  солнце
ушло за лес и на землю опустились сумерки, музыка пропала вдали.
     Дорога  вела  через  заросли  папоротника.   Толстый ковер из серых
стеблей  приятно  пружинил  под  ногами.   Склон  был  ровным и пологим.
Темнота  не  сбивала  путешественников,  нужно  было только идти вниз по
склону.
     Фэйн и  Дэррот шли  рядом во  главе группы,  за ними  - Клайстра  с
Нэнси и  Пианцей, затем  Кетч и  Бишоп, арьергард  состоял из бесшумного
Элтона и хромающего Валюссера.
     Небо прояснилось, появились звезды.  И не было в мире ничего  кроме
неба, планеты и людей, таких хрупких и ничтожных.

                                - 9 -

     Нэнси шла спокойно и осторожно, но темнота заставила ее идти  почти
рядом с Клайстрой.
     - Какая из этих звезд - Старое Солнце?
     Клайстра  задрал  голову.   Созвездия  были  незнакомы.   По дороге
Цетус оставался за  кормой.  Это  - Спика, а  рядом черный шар  Горшка с
Овсянкой.
     -  Я  думаю,  вот  эта  звезда,  прямо  над  яркой,  белой,   около
туманности.
     Нэнси смотрела в небо.
     - Расскажите мне о Земле.
     - Это  мой дом,  - сказал  Клайстра.   Он уже  не смотрел на желтую
звезду. - Мне там нравится.
     - Земля красивее Большой Планеты?
     -  Это  сложный  вопрос.   По  сути  -  нет.   Большая Планета. Она
большая, она поражает воображение.   Гималаи на Земле - просто  холмы по
сравнению со Склаемонским хребтом или Черными Кордельерами.
     - Где они?
     - Кто?  - На мгновение Клайстра потерял течение разговора.
     - Эти горы.
     - Склаемон  в тридцати  тысячах миль  на северо-восток,  этот район
планеты называется Матадор.  Там живут Снежные Люди.  Черные  Кордельеры
лежат  на  юго-востоке,  пять   тысяч  миль  отсюда,  на   Австралийском
полуострове, в Хендерленде.
     - Так много еще надо  узнать, увидеть. - Ее голос дрожал. - Земляне
знают нашу родину лучше, чем мы сами.  Это несправедливо.
     Клайстра сухо рассмеялся:
     - Большая  Планета -  компромисс между  слишком многими  идеями.  А
компромисс никому не нравится.
     - Мы живем в варварстве, - страстно сказала она. - Мой отец.
     - Варвар  не сознает,  что он  варвар, -  в голове Клайстры звучала
насмешка.
     - .Был убит.  Повсюду убийства, убийства и убийства.  И голод.
     Клайстра пытался говорить спокойно.
     - Это не ваша вина.   Но и не вина Земли.   Мы никогда не  пытались
утвердить  свою  власть  за  Виргинскими  Рифами.   Те,  кто   переходят
границу, предоставлены сами себе.  И их дети платят за это.
     Нэнси покачала головой.  Она явно не была убеждена.
     Клайстра чувствовал  себя неловко.   Он не  мог мириться  с болью и
нищетой  миллионов  людей.   Он  был  убежден,  что  власть Земли должна
где-то  кончаться.   Невозможно  запретить  людям  пересечь  границу   в
поисках свободы.  Но в этом случае многие страдали от ошибок немногих.
     Нэнси испытала  это на  себе.   Голод, убийства,  несправедливость,
усиливаясь в течении поколений, калечили племена, народы, континенты  и,
в  конце  концов,  затопили  целый  мир.   Это  въелось  в кровь и стало
неотъемлемой частью сознания  Нэнси.  Его  задачей было пробиться  через
этот заслон отрицательных эмоций.
     -  На  Земле,  с  самого  начала  ее  истории,  Человечество   было
разделено.  Одни люди жили  в полном согласии со своим  временем, другие
-  не  соответствовали  ему.   Такие  люди  были  несчастны  в  жестоком
обществе,  ибо  не  могли  войти  в  его  структуру.   Они   становились
пионерами,   исследователями,   философами,   преступниками,  пророками,
гениальными художниками.
     Они шли  через темноту.   Под ногами  хрустел папоротник,  справа и
слева раздавались приглушенные голоса их спутников.
     Нэнси, все еще глядя на Солнце, сказала:

                                - 10 -

     - Но это не имеет отношения к Большой Планете!
     - Джубилит был  основан балетной труппой,  которая хотела в  мирном
одиночестве  совершенствовать  свое  искусство.   Вероятно,  они  хотели
прожить здесь несколько лет, но  остались навсегда.  Первые поселенцы  -
те, что прилетели 600 лет назад - были примитивистами - людьми,  которые
не принимали машинной  цивилизации.  На  Земле примитивизм не  запрещен,
но считается формой чудачества.   Поэтому примитивисты купили корабль  и
отправились за пределы Системы.   И нашли Большую Планету.   Сначала они
решили, что она слишком большая, чтобы на ней можно было поселиться.
     - Почему?
     - Гравитация.   Чем больше  планета, тем  сильнее гравитация.    Но
Большая Планета состоит из легких элементов, и сила тяжести здесь  почти
равна земной, хотя объем Большой Планеты в тридцать раз больше  земного.
Дело  в  том,  что  Земля  состоит  из  тяжелых металлов.  Примитивистам
понравилась Большая Планета.   Это был рай,  солнечный, яркий, с  мягким
климатом  и,  что  главное,  с  органической жизнью, аналогичной земной.
Иными  словами,  местный  протеин   совместим  с  земной   протоплазмой.
Здешние животные и растения  съедобны.  Примитивисты поселились  здесь и
послали на Землю за своими друзьями.   Здесь хватило места и для  других
меньшинств, бесконечно много места.   Постепенно они перебирались  сюда:
различные культуры,  мизантропические общества  и просто  люди.   Иногда
они строили  города, иногда  жили просто  так, в  тысячах миль от любого
соседа.  На  Большой Планете нет  рудных залежей, то  есть нет базы  для
технической  цивилизации.    А   Земля  наложила   эмбарго  на   продажу
современного оружия.  Поэтому  местная цивилизация состоит из  крошечных
государств и городов и огромных неосвоенных пространств.
     Нэнси попыталась заговорить, но Клайстра прервал ее:
     - Да,  мы могли  бы организовать  жителей Большой  Планеты, дать им
закон и  порядок.   Но, во-первых,  Большая Планета  лежит за  пределами
Системы.   Во-вторых,  все  люди,  прилетевшие  сюда, пожертвовали своим
местом в цивилизованном  мире ради независимости.   В-третьих, мы  лишим
убежища остальных неудачников,  посылая их в  открытый космос на  поиски
новых миров,  наверняка не  столь пригодных  для обитания.   Правда,  мы
создали Территорию Земли с  университетом и технической школой  для тех,
кто захочет вернуться на Землю.  Туда приходят очень немногие.
     - Конечно, - сморщилась Нэнси. - Это сумасшедший дом.
     - Почему?
     - Все это  знают.  Однажды  Бэджарнум Бьюджулэйса отправился  туда.
Он посещал  эту школу  и вернулся  другим человеком.   Он освободил всех
рабов,  отменил  наказания.   Когда  он  объявил,  что земля принадлежит
всем, Совет  Герцогов восстал  и убил  его, потому  что он  явно сошел с
ума.
     Клайстра слабо улыбнулся:
     - Он был самым разумным человеком на планете.
     Нэнси фыркнула.
     -  Да,  -  сказал  Клайстра.  -  Очень  немногие  обращаются к нам.
Большая Планета  - их  дом.   Огромный, открытый.   Человек здесь  может
избрать  себе  любой  образ  жизни.   Правда,  его  могут  убить в любую
минуту.  На Земле и других планетах Системы мы живем в жестком  обществе
со  множеством  законов.   Впрочем,  все  идет  гладко:   большая  часть
нарушителей переселилась на Большую Планету.
     - Скучно, - сказала Нэнси. - Глупо и скучно.
     - Не  совсем.   Во всяком  случае, на  Земле живет  пять миллиардов
человек, и каждый из них - личность.
     Нэнси умолкла на мгновение, а затем спросила почти с насмешкой:

                                - 11 -

     - А  Бэджарнум Бьюджулэйса?   Он собирается  покорить Планету.   Он
уже увеличил свои владения втрое.
     Клайстра смотрел вперед, в бесконечную ночь Большой Планеты.
     -  Если  Бэджарнум  Бьюджулэйса,  или  Номарх  Скена,  или   Девять
Волшебников,  или  кто-нибудь  еще  покорит  Планету, ее жители потеряют
свою свободу еще более верно,  чем в случае вмешательства Системы.   Ибо
должны   будут   подчиняться   не   нескольким   разумным   законам,   а
фантастическим  искажениям,  причем  отличным   от  тех,  к  каким   они
привыкли.
     Она опять не понимала:
     -  Меня  удивляет,  что  Система  считает Бьюджулэйс основанием для
беспокойства.
     Тонкая улыбка мелькнула по лицу Клайстры.
     - Сам факт нашего  присутствия здесь кое-что говорит  о Бэджарнуме.
У него агенты повсюду,  в том числе и  на Земле.  Он  постоянно нарушает
наше эмбарго на ввоз оружия и металлов на Большую Планету.
     - Человека можно убить и деревянным мечом и вспышкой света.
     Клайстра покачал головой:
     -  У  этого  дела  есть  еще  несколько  аспектов.  Откуда он берет
оружие.   Система запрещает  нелицензированное производство  оружия.   И
очень трудно построить в тайне современный завод.  Большая часть  оружия
украдена с заводов Системы или добыта путем грабежа.  Его пираты  грабят
корабли  и  станции,  а  людей  либо  убивают,  либо продают в рабство в
Королевства-для-одного.
     - Королевство-для-одного. Что это?
     - Среди пяти миллиардов жителей  Земли есть очень странные люди,  -
задумчиво сказал Клайстра.  - Недостаточно странные,  чтобы эмигрировать
на Большую  Планету.   Очень богатые  люди.   Они колонизируют маленькие
миры в стороне  от космических трасс  и становятся их  королями.  Пираты
продают им рабов,  а в их  маленьких владениях их  воля - закон.   Через
два-три  месяца  они  возвращаются  на  Землю  и  становятся гражданами.
Потом   они   устают   от   цивилизации   -   и   снова   царствуют    в
Королевстве-для-одного.


                        4. ВОСЕМЬ ПРОТИВ АРМИИ


     Нэнси помолчала.
     - Какое это имеет отношение к Чарли Лисиддеру?
     Клайстра повернул голову,  и она увидела  его лицо -  белую маску в
темноте.
     - Чем платит Бэджарнум за контрабандное оружие?  Оно стоит  дорого.
Очень много крови и боли стоит каждый ионный пистолет.
     - Я не знаю. Я не думала об этом.
     -  На  Большой  Планете  нет  металлов,  но  есть куда более ценный
товар.
     Нэнси молчала.
     - Люди.
     - Ох.
     - Чарли Лисиддер - это чума.  Он заразил полвселенной.
     -  Но  что  вы  можете  сделать?   Вас  восемь  человек.  У вас нет
оружия, документов, нет даже плана действий.
     - Только разум.
     Нэнси снова погрузилась в молчание.  Клайстра насмешливо  посмотрел
на нее:

                                - 12 -

     - Это не производит на вас впечатления?
     - Я. Я очень неопытна.
     Клайстра  попытался  разглядеть  в  темноте  ее  лицо.  Он не знал,
насколько она серьезна.
     - Мы - команда.  Каждый из нас специалист.  Пианца - организатор  и
администратор, Мосс Кетч - техник, Брюс Дэррот - эколог.
     - Что такое эколог?
     Клайстра поглядел  вперед -  Фэйн и  Дэррот шли  в ногу.   Справа и
слева уже  встречались редкие  деревья, а  чуть ниже  по склону шелестел
Тсаломбарский лес, черное пятно на фоне ночного неба.
     - Главная задача экологии -  накормить людей.  Голодные люди  злы и
опасны.
     - Цыгане всегда голодны.  Они убили моего отца.
     -  Они  убили  его,  но  не  потому,  что  были  голодны.  Мертвецы
работорговцам не нужны.  Они пытались взять его живым.
     -  Ладно.   Фэйн  -  геолог.   Я  -  координатор  и пропагандист. -
Предугадав ее желание, он  спросил:- Почему Бэджарнуму удается  покорять
своих соседей?
     - У него сильная армия. И он очень умен.
     -  А  что,  если  армия  перестанет  подчиняться ему?  Если люди не
будут выполнять его приказы?  Что он сможет сделать?
     - Ничего.  Он будет бессилен.
     - Эффективная пропаганда может  создать такую ситуацию.   Я работаю
с  Бишопом.   Бишоп  занимается  культурой,  человеческим обществом.  Он
может поглядеть на наконечник стрелы и сказать, от кого унаследовал  имя
ее  владелец,  от  отца  или  от  матери.   Он  изучает группы людей, их
особенности, болевые  точки, кнопки  - идеи,  при помощи  которых людьми
можно  управлять  как  стадом. - Тут  Клайстра  вспомнил, что на Большой
Планете нет овец, - как стадом печавье.
     - А  вы тоже  можете управлять  людьми как  печавье?   - Улыбнулась
она.
     Клайстра покачал головой:
     - Не совсем.  Или вернее, не всегда.
     Они все еще спускались по склону.  Деревья придвигались все  ближе,
и, наконец,  отряд вошел  в Тсаломбарский  лес.   Вокруг Клайстры  плыло
восемь темных теней.  Он вздохнул и повернулся к Нэнси.
     - Кто-то здесь -  я не знаю, кто  - мой враг.   Мне нужно вычислить
его.
     Нэнси задохнулась.
     - Вы уверены?  - Испуганно спросила она.
     - Да.
     - Что он будет делать?
     - Если бы я знал.
     - Магический Фонтан Миртлисса может помочь.  Он знает все.
     - Где это, Миртлисс?
     - Далеко на восток.   Я там никогда не  была.  Путешествие  опасно,
если  не  ехать  по  монорельсу.   А  это  стоит  много  металла.   Отец
рассказывал  мне  об  оракуле  Фонтана.   Он  говорит  безумные  вещи  и
отвечает  на  любые  вопросы.   А  потом  умирает,  и Служители выбирают
нового оракула.
     Фэйн и Дэррот вдруг резко остановились.
     - Тихо, - прошептал Дэррот. - Впереди лагерь.  Огни.
     Шелестящие ветви закрывали  небо.  Было  очень темно.   Впереди, за
стволами деревьев мерцал крошечный красный огонек.

                                - 13 -

     - Возможно, Древесные Люди?  - Сказал Клайстра.
     - Нет,  - с  сомнением ответила  Нэнси. -  Они никогда  не покидают
деревьев.  И панически боятся огня.
     - Все сюда, - скомандовал  Клайстра.  Темные тени качнулись  ближе.
Клайстра заговорил тихо  и торопливо:   - Я иду  вперед на разведку.   Я
хочу, чтобы  вы держались  вместе.   Это необходимо.   Никто не  оставит
группу, не произнесет  ни звука, пока  я не вернусь.   Нэнси - в  центр.
Остальные вокруг нее, касаясь друг  друга локтями.  Проверьте соседей  и
следите, чтобы они не двигались.
     Он обошел группу:
     - Каждый касается двух других?  Хорошо.  Назовите себя.
     Тихо прозвучали имена.
     - Я  вернусь, как  смогу.   Если буду  нуждаться в  помощи, позову.
Так что держите уши открытыми.
     Прямо на середине  поляны был разложен  большой костер.   Пятьдесят
или шестьдесят  человек с  беспечным видом  сидело вокруг  костра.   Они
носили свободную голубую одежду:   шаровары, подвязанные под коленями  и
перетянутые черными кушаками халаты.  На груди был нашит красный знак  -
треугольник острием вниз.  У солдат были ножи, пращи и тяжелые  колчаны,
набитые дротиками.
     Они  не  были   красавцами:   приземистые,   плотные,  с   плоскими
коричневыми  лицами,   остроконечными  бородками,   узкими  глазами    и
крючковатыми  носами.   Они  пили  что-то  из  черных кожаных бурдюков и
громко переговаривались.  Им явно не хватало дисциплины.
     Невдалеке, повернувшись  к костру  спиной, стоял  человек в  черной
форме  -  Эббидженс.   Он  давал  указания  офицеру, очевидно, командиру
отряда.  Офицер слушал и кивал.
     На  краю  поляны  стояло  несколько  очень  странных животных.  Они
вытягивали длинные  шеи, со  свистом вдыхали  воздух, бормотали  и выли.
Узкие  плечи,  высокая  холка,   шесть  сильных  ног,  копьевидная,   не
вызывающая доверия голова -  сочетание верблюда, лошади, козы,  собаки и
ящерицы.   Погонщик  не  позаботился  снять  с  них  груз.   С внезапным
интересом Клайстра стал разглядывать вьюки.
     В одном было три металлических  цилиндра, в другом - большая  труба
и  связка  металлических  прутьев.   Клайстра  узнал механизм.  Бластер.
Полевое  орудие,  способное  снести  Джубилит  с  лица  земли.   Земного
производства.   Клайстра  неуверенно  огляделся.   Странно,  что  они не
выставили часовых.
     Его внимание привлек шум на другой стороне поляны.  Там  столпилось
около десятка солдат.  Они стояли, задрав головы, глядя строго вверх,  и
оживленно  размахивая  руками.   Клайстра  тоже  запрокинул  голову.  На
высоте в  две сотни  футов в  воздухе висела  деревня:   сеть деревянных
переходов, мостки из лиан, домики-гнезда.  В деревне было темно.   Из-за
стволов  виднелись  белые,  испуганные  лица  жителей.   Древесные  Люди
передвигались осторожно и медленно, лишь иногда совершая резкие  прыжки.
Видимо, солдаты  только что  заметили деревню.   Но не  это было поводом
для энтузиазма.  Они заметили там  девушку.  С лицом цвета сыворотки,  с
тусклыми глазами, но все же девушку.
     Клайстра смотрел  на вьючных  животных, оценивая  свои шансы увести
их  в  лес,  пока  солдаты  отвлечены  воздушной деревней.  Не бог весть
какие шансы.
     А  на  краю  поляны  положение  изменилось.   Какой-то  хвастун  со
смешными  усиками  пытался  добраться  до  домика  девушки.   Это   было
несложно  -  на  высоте  человеческого  роста в стволе дерева начинались
ступени.   Солдат,   подогреваемый  одобрительными  криками   товарищей,

                                - 14 -

взобрался по лестнице, влез на деревянную платформу и скрылся в  ветвях.
Какое-то   движение,    свист,   удар,    шум   потревоженных    ветвей.
Искалеченное, извивающееся тело вылетело  из темноты и с  тяжелым стуком
упало на землю.
     Ошеломленный  Клайстра  отступил  назад  и  поднял глаза - никто из
жителей деревни не двинулся с места.  Очевидно, солдат попал в  ловушку.
Ступил не туда, и его сбросило  с платформы.  Теперь он лежал  и стонал.
Его товарищи бесстрастно  наблюдали за ним.   В их взглядах,  обращенных
на Древесных Людей, не было ни следа враждебности.
     Эббидженс  и  офицер  подошли  к  краю  поляны и остановились около
упавшего  солдата.   Тот  подавил  стон  и  лежал  теперь  спокойно,   с
побелевшим от боли лицом.  Офицер заговорил.  Клайстра слышал общий  тон
речи,  но  не  мог  разобрать  слов.   Лежащий  солдат  ответил,   потом
попытался встать.  Ему это почти удалось, когда его нога подломилась,  и
он снова упал.
     Офицер  что-то  сказал  Эббидженсу.   Потом  заговорил   Эббидженс,
показывая  рукой   на  деревню.    Офицер  кивнул   одному  из   солдат,
отвернулся.   Солдат поглядел  на своего  раненого товарища, пробормотал
что-то извиняющимся тоном, вынул свой меч и заколол лежащего.
     Клайстра проглотил комок.
     Офицер  быстро  шел  через  поляну,  выкрикивая  приказы.    Теперь
Клайстра хорошо слышал его.
     - Встать!   Всем на  ноги!   Построиться!   Быстро:   мы  окружены!
Погонщик, смотри за животными!
     Эбидженс подошел к офицеру, что-то коротко сказал, офицер кивнул  и
отдал приказ.   Клайстра опять  не слышал  слов, но  увидел, что солдаты
отвели в сторону двух верблюящеров, тех, что несли пушку.
     Клайстра прищурился.  Неужели они используют пушку против деревни?
     Солдаты собрали аппарат и установили его на металлической  треноге.
Отблески костра  играли на  гладком вороненом  стволе.   Канонир поводил
дулом  вправо-влево,  покачал  треногу,  проверяя  устойчивость  орудия,
затем  снял  предохранитель,  прицелился  и  нажал  на  спуск.   Из дула
вырвался фиолетовый луч, вспыхнула трава, в воздухе запахло озоном.
     Проверка.  Теперь бластер в боевой готовности.
     Канонир поставил орудие на предохранитель, подошел в  верблюящерам,
выбрал самого сильного.  Тут возмутился погонщик и налетел на  канонира,
размахивая руками.  Началась бурная дискуссия.
     Клайстра шагнул вперед, заколебался, остановился.  Собрал всю  свою
решимость, действовать нужно было сейчас.   Он вышел на поляну.  Руки  у
него дрожали.   Скорее от  нетерпения, нежели  от страха.   Он развернул
бластер, поставил регулятор на минимум и снял предохранитель.  Все  было
до смешного просто.
     Один из солдат заметил его и закричал.
     - Не двигаться!  - Громко и ясно произнес Клайстра.


                               5. ЗАХВАТ


     Люди на  поляне застыли,  ошеломленно уставившись  на него.   Потом
канонир с яростным воплем кинулся к пушке.  Клайстра нажал на спуск.   В
воздухе развернулся фиолетовый  веер.  Канонир  был мертв, как  и пятеро
других, оказавшихся в переделах досягаемости.
     - Пианца!  Фэйн!  - Крикнул Клайстра.
     Солдаты не двигались.  Лицо Эббидженса было белее мела.

                                - 15 -

     Шум шагов.
     - Кто это?  - Спросил Клайстра.
     - Эли Пианца и все остальные.
     -  Хорошо.    Идите  с   той  стороны,   вы  окажетесь   в  мертвом
пространстве.  -  Он повернул голову:   - Эй, вы,  бьюджулэйсцы!  Все  в
центр поляны справа от костра.  Быстро!
     Солдаты  угрюмо  столпились  в  центре  поляны.  Эббидженс шагнул к
ним, но резкий окрик Клайстры остановил его.
     - Эббидженс, руки на голову и  марш ко мне.  Пианца, забери  у него
оружие.  -  Клайстра  повернулся  к  офицеру:   -  Вы  - вперед, руки за
голову!  Кто-нибудь, Элтон, обыщите его.
     Элтон шагнул вперед, за ним, хромая, потянулся Валюссер.
     -  Остальным  стоять  на  месте,  -  рявкнул  Клайстра. - Эта штука
щекочется.
     У Эббидженса оказался ионник, у офицера - ракетный пистолет.
     - Положите оружие на землю и свяжите этих типов.
     Через минуту Эббидженс и офицер лежали на земле.
     - Нэнси!
     - Да.
     - Точно выполняй  мой приказ.   Подними оба пистолета.   За стволы.
Принеси мне.  Не становись между бластером и солдатами.
     Нэнси  прошла  через  поляну  к  тому  месту, где на земле блестели
брошенные пистолеты.
     - За стволы!  - Выдохнул Клайстра.
     Она искоса поглядела  на него, остановилась.   Клайстра с  каменным
выражением лица наблюдал  за ней.   Не та была  ситуация, чтобы доверять
кому-либо.  Она наклонилась, осторожно подняла оба пистолета и  принесла
ему.   Клайстра  запихал  их  в  сумку  и  посмотрел  устало  на   своих
спутников.  Кто-то из них сейчас яростно просчитывал положение.  Кто?
     Это  был  критический  момент.   Кем  бы  он ни был, он постарается
зайти Клайстре за спину.
     - Я хочу, чтобы  вы все встали на  той стороне поляны, -  он указал
направление. - Теперь.  Солдаты, по одному переходите через поляну.


     Через  полчаса  солдаты  сидели  в  кругу  на  корточках - угрюмая,
внешне расслабленная  группа.   Эббидженс и  офицер лежали  там, где  их
оставили.   Эббидженс спокойно  следил глазами  за Клайстрой.   Клайстра
тоже  не  спускал  с  него  глаз,  пытаясь  определить, на кого надеется
радист.
     Эли Пианца с сомнением разглядывал пленных.
     - Они станут проблемой. Что ты собираешься делать с ними, Клод?
     Клайстра, все еще стоящий у бластера, расслабился, потянулся:
     -  Мы  не  можем  освободить  их.   Если  нам  удастся  скрыть этот
маленький эпизод  от Бэджарнума,  мы выиграем  время.   Нам придется или
убить их или взять с собой.
     Пианца покачал головой:
     - Взять их с собой?
     -  В  нескольких  милях  вниз  по  склону  начинается степь.  Земли
кочевников.  Если нам придется драться, лишние руки не помешают.
     - Но у нас есть бластер.  Нам не нужны мечи и дротики!
     - А если нас застанут врасплох?   Налетят со всех сторон?   Бластер
хорош, когда видишь мишень.
     - С ними будет трудно.

                                - 16 -

     - Я подумал об этом.  Пока  мы в лесу, мы свяжем их друг  с другом.
А в степи они  будут идти перед бластером.   Конечно, нам придется  быть
очень осторожными.
     Клайстра  поставил  бластер  на  предохранитель,  направил  ствол в
землю и подошел к Эббидженсу.
     - По-моему, нам пора поговорить.
     Эббидженс облизнул губы:
     - Конечно, я буду говорить.  Что вы хотите знать?
     Клайстра нехорошо улыбнулся:
     - Кто помогал тебе на борту "Витторио"?
     Эббидженс посмотрел на белые лица землян.
     - Пианца, - объявил он.
     Эли  Пианца  протестующе  поднял  брови.   Еще  одно  лицо изменило
выражение, на долю секунды.
     Клайстра отвернулся от пленника.  Единственным человеком,  которому
он сейчас доверял, был он сам.  Он обратился к Дэрроту и Элтону:
     - Вы дежурите  у бластера.   Не доверяйте друг  другу.  Враг  среди
нас.  Мы не знаем, кто он,  и мы не можем дать ему шанс  уничтожить всех
нас.  -  Он  отступил  на  шаг,  поднял  свой ионник. - Эли, у тебя есть
пистолет?
     - Да. Фэйн отдал мне один из своих.
     - Повернись ко мне спиной и положи его на землю.
     Пианца подчинился без возражений.  Клайстра подошел к нему,  провел
рукой по одежде, заглянул в сумку - другого оружия не было.
     Точно так  же он  отобрал ионник  у Фэйна  и Кетча,  у Валюссера  и
Бишопа были только ножи, у Нэнси не было ничего.
     Сложив весь арсенал в свою сумку, Клайстра направился к бластеру  и
отобрал  ионник  у  Элтона.   Теперь  у  него было пять ионников, считая
принадлежавший  Эббидженсу,   ракетный  пистолет   офицера  и   тепловой
покойного помощника.
     -  Теперь,  когда  мы  разоружились,  мы  можем  поспать.   Кетч  и
Валюссер,  возьмите  мечи   и  разойдитесь  по   сторонам  поляны.    Не
становитесь между бластером и солдатами, в этом случае, если  что-нибудь
произойдет,  вы   погибнете  первыми.    Дэррот,   Элтон,  вы   слышали?
Стреляйте, если заметите тень движения.
     - Хорошо, - сказал Элтон.  Дэррот кивнул.
     Клайстра поглядел на Нэнси, Пианцу и Бишопа:
     - Мы сменим их  через четыре часа. Здесь  у огня есть местечко  вне
радиуса действия бластера.
     Папоротник был сухим и мягким.   От костра веяло теплом.   Клайстра
улегся поудобнее, расслабился и чуть не потерял сознание от боли.   Весь
этот  час  его  мышцы  были  напряжены  до  предела,  теперь  с   трудом
возвращаясь в нормальное состояние.
     Он  лежал,  закинув  руки  за  голову  и  размышляя.  Прямо над ним
белели лица лесных  жителей.  Казалось,  Древесные люди не  сдвинулись с
места с того момента, как он впервые их увидел.
     Стив  Бишоп  устроился  рядом  с  ним  и  вздохнул.   Клайстра   на
мгновение  почувствовал  жалость  к  нему.   Стив  Бишоп  был кабинетным
ученым, любил комфорт и не  имел тяги к приключениям. Из  леса вернулась
Нэнси.   Клайстра  глядел  на  нее  с  нарастающим  подозрением,   потом
расслабился.  Невозможно  наблюдать за всеми  сразу.  Он  напомнил себе:
первое дело на утро - отослать Нэнси обратно в Джубилит.
     На  поляне  было  тихо,  только  в  толпе солдат слышалось какое-то
бормотание.  Дэррот и Элтон  застыли у бластера.  Кетч  медленно обходил
свою часть поляны, Валюссер  - свою.  Рядом  с Клайстрой лежала тихая  и
теплая Нэнси.  Бишоп спал  как младенец.  Пианца раздраженно  всхрапывал
во сне.

                                - 17 -

     Напряжение росло.  Клайстра  пытался определить его источник.   Что
это - настороженность Элтона, жесткое лицо Дэррота?  Или то, что за  его
спиной  лежит  Нэнси?   Или  что-то  неестественное  в  дыхании Бишопа и
Пианцы?  Он безуспешно пытался определить, за кем наблюдает Эббидженс.
     Текли минуты, прошло полчаса, час.  Воздух казался стеклянным.
     Мосс  Кетч  сделал  несколько  шагов  к  бластеру,  взмахнул рукой,
что-то пробормотал и отступил  назад.  Солдаты задвигались,  резкий крик
Дэррота  заставил  их  замереть.   Теперь  в  лес  углубился   Валюссер.
Солдаты снова  зашевелились, и  снова команда  Дэррота принудила голубые
мундиры к спокойствию.
     Черная тень метнулась к бластеру,  свист меча, стон. Потом топот  и
снова блеск стали.
     Клайстра вскочил, сжимая в руке ионник.
     Около бластера  стоял только  один человек,  и он  медленно наводил
дуло  на  Клайстру.   Клайстра  видел  это,  видел,  как  рука  человека
потянулась к спуску,  и выстрелил первым.   Фиолетовая вспышка.   Голова
человека  у  бластера  обуглилась,  потом  исчезла.   Ствол бластера был
погнут  в  трех  местах.   Клайстра  развернулся  к  солдатам.   Те  уже
вскочили, не зная, атаковать им или бежать.
     - Сесть, -  приказал Клайстра.   Тихий голос его  говорил о смерти.
Солдаты медленно подчинились.
     Клайстра открыл свою сумку и отдал два пистолета Пианце и Бишопу.
     - Следите за ними.  У нас больше нет бластера.
     Он подошел к  разбитому полевому орудию  и увидел тела.   Элтон был
жив. Мертвое  лицо Брюса  Дэррота искажено  яростью.   Рядом с ним лежал
Валюссер.  Клайстра перевернул скрюченное маленькое тело:
     - Так это был Валюссер.  Интересно, чем его купили.
     Мосс Кетч распаковал аптечку, и они наклонились над Элтоном.   Рана
на шее инженера  сильно кровоточила.   Клайстра промыл ее  антисептиком,
залил коллодием и  заклеил эластичной пленкой.   Когда пленка  высохнет,
она стянет края раны.
     Потом Клайстра встал и подошел к Эббидженсу:
     - Ты больше не нужен.  Я знаю то, что хотел знать.
     Эббидженс тряхнул головой, отбрасывая со лба прядь волос.
     - Ты собираешься убить меня?  - Спокойно спросил он.
     - Поживем - увидим,  - ответил Клайстра.   Он посмотрел на часы.  -
Ровно  двенадцать.  -  Он  протянул  пистолет Элтона Кетчу, повернулся к
Пианце и Бишопу:  - Ложитесь спать.  Мы с Моссом подежурим до трех.


                               6. ЦЫГАНЕ


     Дэррота и Валюссера  похоронили в одной  могиле с упавшим  с дерева
солдатом и теми шестью, которых убил Клайстра, когда захватил бластер.
     Когда  яму   засыпали  землей,   Эббидженс  облегченно    вздохнул.
Клайстра  улыбнулся,  очевидно,  радист  считал,  что  будет  в   могиле
десятым.
     Солнечные  лучи,  густые  и  яркие,  пробивались сквозь листву.  От
догоревшего костра поднимался белый дым.  Пора было в путь.
     Клайстра оглядел  поляну.   Где Нэнси?   Она стояла  около  вьючных
животных  с  самым  невинным  видом,  какой только может изобразить юная
очаровательная  девушка.   За  ее  спиной  ввысь  вздымались три дерева,
подобные колоннам античного храма.   Солнечный свет играл на их  гладких
стволах.

                                - 18 -

     Она почувствовала, что на нее смотрят, и ответила Клайстре  быстрым
взглядом  и  улыбкой.   Клайстра  почувствовал,  что  его  сердце бьется
сильнее.   Резко обернулся.   Лицо Элтона  было непроницаемо.   Клайстра
сжал губы и начал:
     - Нэнси, вам лучше вернуться в Джубилит.
     Улыбка медленно  сползла с  ее лица,  уголки рта  опустились, глаза
заволок   туман.    Явно   понимая   бесполезность   спора,   она  молча
повернулась,  пересекла  поляну.    На  краю   леса  она   остановилась,
оглянулась.
     Клайстра молча смотрел на нее.
     Она  пошла  вперед.   Какое-то  время  он  видел  в просветах между
стволами, как она поднимается вверх по склону, в Джубилит.
     Через полчаса колонна  тронулась в путь.   Солдаты Бьюджулэйса  шли
тесной группой, их руки были связаны, и каждый был пристегнут к  идущему
впереди.  Они несли свои мечи и  плащи.  Дротики были связаны во вьюк  и
нагружены на одного из верблюящеров.
     Первым  шел  офицер,  последним  -  Эббидженс.   За  ним  двигались
вьючные животные.  В носилках, висящих между первой парой, лежал  Элтон.
Элтон был  в сознании  и в  прекрасном настроении.   Он охранял  колонну
солдат с тепловым пистолетом в руках.
     Воздушная  деревня  пристально  наблюдала  за  ними.   Путь колонны
через лес  сопровождался топотом  ног по  деревянным переходам,  скрипом
веревочных  мостиков.   Иногда  сверху  раздавались  голоса  или детский
плач.  В воздухе висела  сеть из переплетенных живых и  засохших ветвей,
лиан,  ярких  красных  и  желтых  цветов.   Второй  этаж леса тянулся на
огромное  расстояние.   На  головы  путников  все  время  сыпались сухие
листья и обрывки лиан.
     - Что ты об этом думаешь?  - Спросил Пианца.
     - На первый взгляд напоминает висячий сад, - ответил Клайстра. -  У
нас больше нет эколога.  Брюс что-то да знал бы про это.
     Сад  кончился,  и  лучи  солнца  снова  пробивались  сквозь листву.
Клайстра направился к голове  колонны.  Офицер бьюджулэйсцев  шел, глядя
строго перед собой.
     - Ваше имя?
     - Морватц.   Командир руки  Зармандер Морватц.   Сто двенадцатый  в
Военной Академии.
     - Какой приказ вы получили?
     Офицер явно  не знал,  стоит ли  отвечать на  вопрос.   Он был чуть
ниже  среднего  роста,  круглолицый  и  темноглазый.   Его акцент сильно
отличался от речи его солдат.  Морватц был исполнен самоуважения.
     - Каков был приказ!?
     - Нас отдали в распоряжение  землянина. - Морватц кивнул в  сторону
Эббидженса:   - У  него был  приказ, подписанный  Лисиддером.  Это очень
большая власть.
     - Приказ был адресован лично вам?
     - Командиру гарнизона Монтмарчи.
     - Хм.  - Где  Эббидженс мог  достать приказ  за подписью Бэджарнума
Бьюджулэйса?  Здесь  было что-то, чего  Клайстра не понимал,  из-за чего
не мог соединить  фрагменты в единое  целое.  Измена  Валюссера вовсе не
объясняла событий последней недели.
     Он задал еще  несколько вопросов и  узнал, что Морватц  по рождению
Гуэрдон,  то  есть  принадлежит  к  мелкой  знати,  чем  очень гордится.
Морватц родился  в Пеллисаде,  деревеньке южнее  Гросгарта.   Он считал,
что  на  Земле  живут  безмозглые  роботы,  исполняющие  все действия по
звонку.

                                - 19 -

     -  Мы,  бьюджулэйсцы,  скорее  умрем,  чем  позволим так искалечить
себя!  - Пламенно заявил он.
     "Он мог  бы служить  подтверждением земного  стереотипа.   Типичный
житель  Большой   Планеты,  вспыльчивый   и  безрассудный",   -  подумал
Клайстра.  Улыбнувшись, он спросил:
     - Мы, что, выглядим так, как будто нам не хватает свободы воли?
     - Вы - явно элита.  Мы в Бьюджулэйсе не знаем такой тирании,  какую
вы установили  на Земле.   Нам о  вас известно  все, от  тех, кто изучал
вас.  - Он внимательно поглядел на Клайстру:  - Почему вы смеетесь?
     - Нэйсука, - рассмеялся Клайстра. - По причине отсутствия причины.
     - Вы использовали слово  из лексикона высших каст,  - подозрительно
сказал Морватц. - Даже я чувствую себя неловко, произнося его.
     -  Ну  и  ну,  -  Клайстра  поднял  брови.  -  Вы  не  имеете права
произносить некоторые слова, зато вы не живете при тирании.
     -  Именно.   Как  это  и  должно  быть.  -  Морватц собрал всю свою
отвагу, чтобы спросить:
     - А что вы сделаете с нами?
     -  Если  вы  будете  подчиняться  приказам,  получите равные с нами
шансы.   Я рассчитываю  на вас  и ваших  людей, как  на защитников.  Как
только мы прибудем на место, вы свободны.
     - А куда вы направляетесь?
     - На Территорию Земли.
     - Я не знаю, где это, - покраснел Морватц. - Сколько лиг?
     - Сорок тысяч миль.  Тринадцать тысяч лиг.
     Морватц споткнулся от неожиданности:
     - Вы с ума сошли.
     Клайстра рассмеялся:
     - Поблагодарите за это Эббидженса.
     Морватц собрался с мыслями.
     - Впереди  Земли Кочевников,  цыгане.   Если они  захватят нас, они
запрягут нас в повозки и погонят  как зипанготов, - он кивнул в  сторону
верблюящеров. - Они другой расы и терпеть нас не могут.
     - Я не  думаю, чтобы они  позарились на большой  хорошо вооруженный
отряд.
     Морватц покачал головой.
     - Шесть лун назад  Этман Бич Божий напал  на Бьюджулэйс.  Там,  где
он прошел, осталась только земля.
     Клайстра  посмотрел  вперед,  где  в  просветах между деревьями уже
виднелась открытая местность.
     - Впереди Земли Кочевников.  А что потом?
     - За ними,  - Морватц наморщил  лоб, - река  Уст.  За  ней болота и
Болотный Остров.  После болот.
     - Что же?
     - Я плохо знаю  восток.  Дикие земли,  дикие люди.  На  юго-востоке
Фелиссима, Кристиендэйл, монорельс  к Фонтану Миртлисса  и оракулу.   За
Миртлиссом  земля  Камней,  но  о  ней  я ничего не знаю, Миртлисс очень
далеко на восток.
     - Сколько лиг?
     - Несколько  сотен.   Трудно сказать  точно.   Отсюда до  реки пять
дней   пути.    Чтобы   пересечь   ее,   вам   придется  воспользоваться
Эдельвейсской воздушной  дорогой, до  Болотного Острова.   Или пойти  по
берегу на северо-запад, к Бьюджулэйсу.
     - Почему нельзя переправиться на лодках?
     - Гримоботы, - с умным видом сказал Морватц.

                                - 20 -

     - А это что?
     - Хищные речные звери.  Ужасные.
     - Так.  А за рекой?  Что там?  Где кончаются болота?
     - Если  идти на  восток -  четыре дня,  - подсчитал  Морватц, - это
если наймете  хорошую болотную  лодку.   А если  свернете на юг, сможете
поехать по монорельсу  через Гибернскую Марку  к Кристиендэйлу.   Затем,
если вы, конечно, поедете дальше.
     - Почему нет?
     -  Некоторые   остаются,  -   хитро  улыбнулся   Морватц,  -    .От
Кристиендэйла монорельс идет на запад  в Гросгарт, на юг -  в Фелиссиму,
и на восток - к Фонтану.
     - Как далеко от Кристиендэйла до Миртлисса?
     -  Два-три  дня  по  монорельсу.   Иначе  путешествовать опасно.  В
горах разбойники.
     - А за Миртлиссом?
     - Пустыня.
     - А за ней?
     - Спросите у оракула,  - пожал плечами Морватц.  - Если у вас  есть
металл, он ответит на любой вопрос.
     Листва над головой  поредела и теперь  колонна шла под  ослепляющим
солнцем  Большой  Планеты.    Склон  переходил  в  открытую   вересковую
пустошь, волнуемую ветром.  Не было  и следа человека.  Только с  севера
ветер доносил запах дыма.
     Клайстра остановил колонну и перегруппировал солдат, построив их  в
каре  вокруг  зипанготов.   Вьюки  с  дротиками  охранял  Элтон,  удобно
лежащий на носилках.   У него была праща,  дротик и тепловой пистолет  в
кобуре,  уложенный  так,  что  никто,  кроме  инженера,  не  мог до него
дотянуться.   Эббидженс  шел  в  первом  ряду.   Морватц - в арьергарде.
Справа и слева  от каре двигались  Пианца и Фэйн  с ионниками.   Сзади -
Бишоп и Кетч.
     Два  часа  они   шли  через  вереск,   чувствуя,  как  под   ногами
разравнивается склон.
     Клайстра услышал  бормотание солдат,  они заметили  что-то в степи.
В их глазах  был страх.   Клайстра поглядел в  том направлении и  увидел
дюжину зипанготов, беспечной рысью приближавшихся к ним.
     - Кто это, цыгане?
     Морватц, прищурившись, рассматривал пришельцев.
     -  Цыгане.   Но   не  казаки.   Воины   высокой  касты,   возможно,
политборо.   Только  они  ездят  на  зипанготах.   Мы  можем отбиться от
казаков.   У  них  нет  ни  мужества,  ни  дисциплины,  ни  разума.   Но
политбюро. - Голос офицера дрогнул.
     Клайстра посмотрел на Бишопа:
     - Ты о них что-нибудь знаешь, Стив?
     - Короткая глава в "Сборнике  большой планеты" Вандома.  Но  больше
об их происхождении, чем о культуре.  Сначала были Киргизские пастухи  с
Земли,  по-моему,  из  Туркестана.   Когда  метеорологи  усилили дожди в
Закавказье,  они  откочевали  на  Большую  планету,  где  степи остаются
степями.  Ехали третьим классом вместе с племенем цыган и  полинезийским
семейством.   По  дороге  Панвилсап  -  предводитель  цыган - убил вождя
киргизов и женился на Старшей  Матери полинезийцев.  К тому  времени как
их выгрузили  на Планету,  он руководил  всей группой.   В результате их
культура  -  это  смесь  киргизской,  полинезийской  и  цыганской, очень
сильно деформированна личностью Панвилсапа.
     Цыгане  были  теперь  на  расстоянии  мили  и  все еще не увеличили
скорость.

                                - 21 -

     Клайстра повернулся к Морватцу:
     - Как они живут?
     - Они  разводят зипанготов,  кроликоловов, печавье,  молочных крыс.
Ловят черепах в  горячих источниках, собирают  личинки цикад.   Весной и
осенью  совершают  набеги  на  Бьюджулэйс,  за  рабами.   Еще они грабят
Кератен на  севере и  Рамспур на  юге.   Уст отделяет  их от Фелиссимы и
Реббиров из Гнезда.  Ах, -  мечтательно вздохнул он, - какая могла  быть
война между Реббирами и цыганами.
     - Типично кочевое общество, - заметил Бишоп. - Почти не  отличаются
от древних скифов.
     -  Я  понимаю,  почему  вас  так  интересует  их  образ  жизни,   -
раздраженно сказал Морватц. - Этой ночью мы будем тащить их повозки.



                          7. ЭТМАН БИЧ БОЖИЙ


     Солнце было в зените, серо-зеленый вереск пах медом.  По мере  того
как  всадники  приближались,  к  ним  присоединялось  все  больше  пеших
казаков.  Они бежали за медленно трусящими зипанготами.
     - Это их обычный способ нападения?  - Спросил Клайстра.
     Морватц почесал в затылке:
     - У них нет обычных способов.
     - Прикажите  вашим людям  взять по  пять дротиков  из вьюка  и быть
наготове, - приказал Клайстра.
     Морватц явно пришел  в себя.   Он побежал вдоль  фронта, выкрикивая
приказы.  Бьюджулэйсцы  подтянулись, подравняли строй.   Они по  очереди
подходили к зипанготам, брали дротики и возвращались в каре.
     - Ты не боишься, что... - Проговорил Бишоп.
     - Я  боюсь выглядеть  испуганным, -  сказал Клайстра.  - Без оружия
они кинутся к лесу как кролики.   Это вопрос выдержки.  Мы должны  вести
себя так, как будто цыгане - прах под нашими ногами.
     - Теоретически, ты прав.
     Всадники остановились в сорока ярдах  от каре, как раз вне  предела
досягаемости пращ.  Их  зипанготы были больше бьюджулэйских,  холеные, с
длинными тяжелыми шеями, с блестящей  кожей.  На них была  кожаная сбруя
с  грубыми  украшениями,  и  у  каждого  на  морде  было  что-то   вроде
носорожьего рога.
     На  первом  зипанготе  сидел  высокий  дородный  человек  в голубых
сатиновых штанах, коротком черном плаще  и голубой шапке.  В  каждом его
ухе  висело  по  большому  медному  кольцу,  на груди он носил медаль из
полированного  железа.   Лицо  было  круглым,  мускулистым,  с  тяжелыми
веками.
     Клайстра услышал бормотание Морватца:
     - Этман Бич Божий.
     Клайстра оглядел вождя цыган,  спокойно кивнул.  Равнодушие  всегда
поражает больше самоуверенности.  За Этманом стояла дюжина всадников,  а
за ними кралось около сотни  мужчин и женщин в темно-красных  шароварах,
синих и зеленых блузах и остроконечных колпаках.
     Клайстра  повернулся,  чтобы  проверить  строй - что-то просвистело
мимо его лица.  Он  отскочил, наклонился и взглянул в  невозмутимое лицо
Эббидженса, медленно опускающего пращу.
     - Морватц, заберите у него оружие, свяжите руки и ноги.
     На мгновение Морватц заколебался, затем отдал приказ.

                                - 22 -

     Клайстра уже не обращал внимания  на свалку за спиной, ибо  Этман и
его политборо спешились и направлялись к нему.
     Этман  остановился  в  нескольких  шагах  от  Клайстры,  улыбаясь и
поигрывая хлыстом.
     -  О  чем  вы  думали,  вторгаясь  в  земли цыган?  - Речь его была
легкой и стремительной.
     - Мы идем в Кристиендэйл, дорога лежит через ваши земли.
     - Выходя в степь, вы рискуете свободой.
     - Работорговцы рискуют больше.
     - Нам ли бояться солдат?  - Презрительно отмахнулся Этман.
     И тут Клайстра услышал крик:
     - Клод!
     Он окаменел, потом понял, что Этман с удовольствием следит за ним.
     - Кто назвал мое имя?
     - Женщина  со склона,  которую мы  поймали в  лесу.   За нее  дадут
хорошую цену.
     - Отдай ее мне.  Я заплачу.
     -  Так  ты  богат?   Это  удачный  день  для цыган, - лениво сказал
Этман.
     - Приведи ее сюда, или я пошлю за ней человека.
     - Человека?  Одного?  -  Этман насмешливо сощурился. - Кто вы?   Вы
не из Бьюджулэйса, а для жителей Монвира у вас слишком темная кожа.
     Клайстра осторожно вытащил ионник.
     - Мы - электрики, - он улыбнулся собственной шутке.
     Этман потер свой тяжелый подбородок:
     - Где живет ваш народ?
     - Это не народ, а профессия.
     - А. Таких среди нас нет.  Мы воины, убийцы, работорговцы.
     Клайстра уже нашел решение.  Он повернул голову:
     -  Приведите  Эббидженса.   Электрики,  видите  ли,  могут  убивать
взмахом руки.
     Эббидженса вытолкнули вперед.  Клайстра сказал:
     - Если бы твоя смерть не была нужна для дела, я, клянусь,  доставил
бы тебя на Территорию Земли для исправления. - Он поднял ионник.
     Эббидженс вскинул голову и рассмеялся:
     - Неплохую шутку сыграл я с вами, Клод Клайстра!
     Через мгновение Эббидженс был мертв.
     Этман не казался испуганным.
     -  Отдай  мне  женщину.   Иначе  я  убью  тебя,  -  властно  сказал
Клайстра. - Быстро!
     Этман  удивленно  поднял  брови,  что-то  пробормотал, потом махнул
своим.
     - Дайте ему ее.
     Нэнси  упала,  дрожа  и  плача,  к  ногам  Клайстры.   Он  даже  не
посмотрел на нее.
     - Идите своей дорогой, а мы пойдем своей, - сказал он.
     Но Этман быстро сравнял счет.
     -  Я  уже  видел  такие  штуки.   Наши  копья убивают так же верно.
Особенно когда темно и копья летят со всех сторон.
     Клайстра повернулся к Морватцу:
     - Командуйте "марш".
     Морватц вскинул руки вверх и опустил.
     - Вперед.
     Этман улыбнулся и кивнул:
     - Возможно, мы еще встретимся.

                                - 23 -

     Великий  Склон  остался  позади.   Впереди  была степь, широкая как
океан, поросшая  серо-зеленым вереском  с темными  пятнами папоротника в
ложбинах.  Позади  остались цыгане:   пешие казаки и  политборо на своих
зипанготах.
     В середине дня на горизонте появилось темное пятно.
     - Похоже на деревья.  Вероятно, родник, - сказал Фэйн.
     Клайстра напряженно всматривался в степь.
     - По-моему, это  единственное укрытие на  десятки миль.   Мы станем
лагерем здесь. - Он посмотрел назад,  на темные точки в степи. -  Боюсь,
что у нас еще будут неприятности.
     В  глубине  рощи  был  маленький  родник, обложенный камнями.  Вода
была подозрительного  цвета, но  бьюджулэйсцы пили  ее с  удовольствием.
Около  родника  лежала  большая  куча  веток  со  странного вида желтыми
плодами и чан с чем-то, напоминавшим пиво.
     Солдаты  с  воплями  ринулись  к  чану.   Морватц выкрикнул приказ,
остановил их.  Крайне недовольные, солдаты повернули обратно.
     Клайстра достал из вьюка кружку и протянул Морватцу:
     - Норма на каждого.
     Он услышал восторженные крики солдат и сказал Пианце:
     - Если бы мы  могли каждый вечер поить  их грогом, нам не  пришлось
бы их охранять.
     Пианца покачал головой:
     - Совсем как дети.   Никакого контроля над эмоциями.   Надеюсь, они
не напьются.
     -  Напьются  или  нет,  главное,  что  мы можем расслабиться.  Ты с
Фэйном - первая  вахта.  Через  четыре часа вас  сменю я с  Бишопом.  Не
спускайте глаз с вьюка с  дротиками. - Он пошел сменить  Элтону повязку,
но увидел, что с раненым уже сидит Нэнси.


     Бьюджулэйсцы,  распевая,  разожгли  костер  и  подкинули  в   огонь
несколько веток из кучи, от  которых дым приобрел острый, пряный  запах.
Пианца был явно обеспокоен.
     - Они уже пьяны.  И, боюсь, могут стать неуправляемыми.
     Клайстра смотрел на солдат  с растущим раздражением.   Те, толкаясь
и  крича,  пытались  пробиться  туда,   где  дым  был  гуще.   Их   лица
расплывались в идиотских  улыбках.  Те,  кого вытолкнули, с  проклятиями
пытались прорваться обратно.
     -  Какой-то  наркотик,   -  сказал  Клайстра.   -  Местный   аналог
марихуаны.  Морватц!
     Красноглазый  Морватц  вышел  из  дыма  и  несколько  раз   тряхнул
головой, будто сметая опьянение.
     - Накормите ваших людей и  устраивайтесь на ночлег.  Хватит  дышать
дымом.
     Морватц  кивнул  и  после  недолгих,  хотя  и  яростных, пререканий
привел лагерь в порядок.
     Сварили котел каши.   К каше полагалась  добавка - горсть  сушеного
мяса и зелень.
     Клайстра подошел к Морватцу.  Тот ел отдельно от своих солдат.
     - Что это за дым?
     - Это зигаге, очень сильное зелье, очень ценное.  Но только  низшие
касты вдыхают дым - очень вульгарно, да и ощущения не те.
     - А как же его используют высшие касты?

                                - 24 -

     Морватц тяжело вздохнул:
     - Обычно я вообще им не пользуюсь.  Зигаге высасывает жизнь -  дым,
жидкость, трубка - люди дорого платят  за эту радость.  Простите, а  что
глотает ваш спутник?
     Стив Бишоп запивал водой очередную порцию витаминов.
     - Это другое  дело, - улыбнулся  Клайстра. - Бишоп  думает, что это
укрепляет его здоровье.  Если  скормить ему мел вместо витаминов,  он не
заметит.
     -  Еще  один  странный  и  бесполезный  обычай  землян,  -   сказал
озадаченный Морватц.
     Клайстра  вернулся  к   своим  товарищам.    Нэнси  уже   закончила
перевязку и теперь сидела рядом с зипанготами.
     Со  стороны  костра  донеслась   ругань.   Какой-то  солдат   снова
подбросил  зигаге  в  огонь,  и  теперь  Морватц пытался оттащить его от
костра.  Солдат с налитыми кровью глазами отчаянно сопротивлялся.
     Клайстра встал.
     - Дисциплина.  Ладно.  Надо дать им урок.
     Морватц вытаскивал  из костра  дымящиеся ветви.   Солдат, не  помня
себя, вскочил и ударил его.  Морватц упал лицом в огонь.
     Роджер Фэйн кинулся вперед, чтобы помочь стонущему Морватцу.   Трое
солдат навалились на него и сбили с ног.  Пианца выхватил ионник, но  не
стрелял - боялся попасть в Фэйна.  Солдаты окружили его, но прежде,  чем
его повалили, он убил троих.
     Вскоре земляне лежали безоружные, руки скручены за спиной.
     Рядом лежал несчастный Морватц.  Тот солдат, что ударил его,  вынул
свой меч  и добил  офицера.   Потом подошел  к своим  пленникам.  Провел
острием меча по подбородку Клайстры.
     -  Ваши  жизни  не  в  моих  руках.  -  Солдат взмахнул мечом. - Мы
вернемся  в  Гросгарт.   Мы  получим  деньги  и  звания.  Пусть Лисиддер
разбирается с вами.
     - А цыгане?  - Выдохнул Клайстра. - Они доберутся до нас.
     - Тьфу.   Грязные животные!   - Рассмеялся солдат.  - Мы убьем  их,
если они  придут. -  Он дико  взревел, потом  взял кипу  веток из кучи и
швырнул  в  костер.   Поднялся  густой  дым,  и солдаты ринулись в него,
отталкивая друг друга.
     Клайстра заворочался  в веревках,  но они  крепко держали  его.  Он
чуть не свернул себе шею.  Где Нэнси?
     Он уловил дальний звук,  прислушался - со стороны  степи доносилось
пение, перелив четырех нот, изредка прерываемый звуком горна.
     Поднялся ветер.   Дым зигаге несло  прямо на них.   Не вдыхать  его
было невозможно.  Едкий и приторный, он просачивался сквозь ноздри.
     Первым  ощущением  была  удвоившаяся,  утроившаяся  сила.    Цвета,
запаха,  звуки  стали  ярче  и   четче.   Каждый  лист  на  дереве   был
неповторим, каждое биение пульса открывало вселенную.
     Казалось, мозг не выдержит  этого наплыва счастья.   И одновременно
другая часть мозга яростно  работала.  Проблемы становились  удивительно
простыми.   Трудности,  вроде  скрученных  рук  и  перспективы встречи с
Чарли Лисиддером, едва ли заслуживающими внимания.
     А  пение  звучало  все  ближе.   Клайстра  отчетливо  слышал   его,
наверное, бьюджулэйсцы слышали его тоже.
     Пение гремело совсем рядом,  и солдаты опомнились.   Они оторвались
от костра - налитые кровью выпученные глаза, испитые лица,  перекошенные
рты, жадно хватающие воздух.
     Их  командир  -  убийца  Морватца  -  запрокинул  голову как волк и
завыл.

                                - 25 -

     Остальные подхватили.   Смеясь и  крича, они  расхватали дротики  и
кинулись в беспорядке навстречу цыганам.
     Командир  что-то  выкрикнул,  солдаты  на  бегу  приняли   какое-то
подобие строя и исчезли в темноте.
     Роща была пуста.  Клайстра  перекатился на колени, встал на  ноги и
огляделся, пытаясь  найти хоть  какое-нибудь средство  снять свои  путы.
Пианца прохрипел:
     - Подожди.   Я посмотрю,  могу ли  я развязать  веревки. -  Он тоже
встал на колени, потом на ноги, прижался спиной к спине Клайстры,  потом
сказал со вздохом:
     - Мои пальцы затекли.  Я не могу ими двигать.
     Солдаты  уже  выбежали  в  степь,  на  которую  опустились сумерки.
Пение  цыган  умолкло,  и  только  горн  продолжал звучать.  Было трудно
что-либо разглядеть.   Клайстра видел  падающие тела  и отчаянную  атаку
бьюджулэйсцев.
     Сражение поглотила ночь.


                         8. ПРОБЛЕМА ВИТАМИНОВ


     Клайстра безуспешно пытался разорвать веревки на запястьях  Пианцы.
Его пальцы тоже распухли  и потеряли чувствительность.   Он почувствовал
внезапную  слабость,  мысли  двигались  с  трудом  - видимо, сказывались
последствия наркотика.
     Шум боя  то нарастал,  то затихал.   Из колодца  вылезла дрожащая и
мокрая Нэнси.
     - Нэнси!  Скорее сюда.
     Она  растерянно  поглядела  на  Клайстру,  нервно  шагнула  вперед,
остановилась, глядя в степь, где все еще шла свалка.
     До пленников донесся победный крик солдат.
     - Нэнси!   - Крикнул  Клайстра. -  Освободи нас,  пока нас  всех не
перебили!
     Нэнси поглядела на него со странным презрительным выражением.
     Глубокие   сильные   голоса   наполнили   воздух.    Крики   солдат
оборвались.  И четко  стало слышно, кто ведет  боевую песнь - Этман  Бич
Божий.
     - Нэнси!  Сюда!  Развяжи нас.  Они будут здесь через минуту!
     Она кинулась  вперед, вытаскивая  нож.   Земляне вставали, разминая
затекшие   запястья.    Боль   от   восстанавливавшегося  кровообращения
усиливало наркотическое похмелье.
     - В конце концов,  нам больше не придется  сторожить бьюджулэйсцев,
- пробормотал Клайстра.
     - У цыган сегодня праздник,  - сказал Бишоп.  Он  был единственным,
кто сохранил  силы, как  будто и  не получал  своей порции  дыма зигаге.
Клайстра с завистью наблюдал, как Стив носится на поляне, собирая  вещи.
Его собственные мускулы сейчас напоминали тряпки.
     Мосс Кетч с усилием поднял что-то с земли:
     - Чей-то ионник.
     Клайстра  обшарил  поляну  и  нашел  свой  пистолет  там,  где  его
беспечно бросили.
     - Вот мой.   Их это не  заинтересовало. - Ветер  дохнул ему в  лицо
дымом.  Клайстра  снова почувствовал себя  счастливым. - Черт!   Сильное
зелье.
     Стив Бишоп лег  на землю и  стал отжиматься.   Заметив ошеломленные
взгляды остальных, он легко вскочил.

                                - 26 -

     -  Я  чувствую  себя  великолепно,  -  улыбнулся  он.  - Этот дым -
прекрасный допинг.
     Степь молчала.  Высоко в небе мерцали чужие звезды.
     И тут снова зазвенела боевая  песнь цыган.  Громко и  совсем рядом.
Что-то свистнуло в вышине, прошелестело сквозь листву.
     - Ложись, - прошептал Клайстра. - Стрелы.  Все от огня!
     А песнь становилась все громче.  Четыре ноты в странном,  прыгающем
ритме и непонятные слова.
     Голос Этмана звучал как гром.
     -  Выходите,  чужестранцы,  жалкие  бродяги,  выходите. Я Этман Бич
Божий.   Этман Работорговец.   Ваша жизнь  - бремя  для вас,  ваши мысли
тяжелы.  Выходите, я привяжу вас к своей повозке, вы будете есть  траву,
и вас не обеспокоят мысли.  Выходите ко мне.
     Они  увидели  его  силуэт  и  кольцо  зипанготов  за ним.  Клайстра
прицелился, потом  опустил пистолет.   Это было  все равно,  что  рубить
вековое дерево.
     - Лучше оставь нас в покое, Этман!  - Крикнул он.
     -  Ба!  -  Сколько  презрения  было  в  этом  звуке. - Вы не смеете
встретиться со мной.   Я пойду к  вам, одолею ваши  электрические штуки,
согну ваши шеи.
     Клайстра опустил пистолет еще ниже, затем собрался, смахнул с  себя
чары  этого  человека  и  нажал  на  спуск.   Багровый луч вошел в грудь
Этмана  -  и  ничего  не  произошло.   "Он  заземлен" - в панике подумал
Клайстра.
     Фигура Этмана четко  виднелась на фоне  костра.  Огромная,  больше,
чем жизнь.
     Бишоп  поднялся  на  ноги  и   медленно  пошел  к  Этману.    Цыган
пригнулся.   Внезапно Бишоп  резко взмыл  вверх и  приземлился за спиной
противника.  А тот совершил замечательное сальто-мортале и упал.   Бишоп
вскочил ему  на спину,  взмахнул рукой,  потом встал,  отряхивая ладони.
Клайстра, все еще ничего не понимая, кинулся к нему.
     - Что ты сделал?
     - Попробовал на  нем прием дзюдо,  - скромно ответил  Бишоп. - Этот
тип выигрывал  сражения голосом  и гипнотизмом.   На деле  он совершенно
безобиден.  Кажется, я убил его первым ударом.
     - Я не знал, что ты владеешь дзюдо.
     - Я не  владею.  Несколько  лет назад я  прочел книжку о  дзюдо.  А
сейчас вспомнил.  Черт!  Ты посмотри, сколько зипанготов.
     -  Они,  наверное,  принадлежали   тем  политборо,  которых   убили
солдаты.  Теперь они принадлежат нам.
     - А где же остальные цыгане?
     Клайстра прислушался.  В степи было тихо.
     - Ушли.
     Они вернулись в рощу, ведя за собой зипанготов.
     - Нам пора отправляться, - сказал Клайстра.
     - Сейчас?  - Возмутился Фэйн.
     - Сейчас,  - огрызнулся  командир. -  Мне это  нравиться не больше,
чем  вам.   Но,  -  он  показал  на  зипанготов, - теперь мы можем ехать
верхом.
     Утро, день и  вечер земляне провели  верхом, едва держась  в седлах
от  слабости.   Из-за  резкой,  прыгающей  походки  верблюящеров спать в
седле было невозможно.  Наконец, небо потемнело.
     Они  развели  в  ложбине  костер,  сварили  и съели кашу, выставили
часовых и улеглись спать.

                                - 27 -

     На следующее утро Клайстра открыл глаза и увидел, что Бишоп  делает
пробежки  туда  и  обратно  по  склону  ложбины.  Командир протер глаза,
зевнул  и  с  усилием  поднялся  на  ноги.  Он чувствовал себя полностью
разбитым.  Шатаясь, он подошел к Бишопу:
     - Какая муха тебя укусила?  Ты раньше никогда не делал зарядку.
     Длинное некрасивое лицо Бишопа пошло красными пятнами.
     - Сам не понимаю.  Я  в прекрасной форме.  Я никогда  не чувствовал
себя так хорошо.  Наверное, подействовали витамины.
     - Они почему-то не действовали,  пока мы не надышались зигаге.  Вот
тогда это пошло как лавина, и ты разделал Этмана на котлеты.
     - Как ты думаешь, это навсегда?
     Клайстра потер подбородок.
     -  Если  так,  то  это  замечательно.   Но  почему  тогда остальные
чувствуют себя  отвратительно?   Ведь мы  ели и  пили одно  и то  же. За
исключением тебя, - он удивленно посмотрел на Бишопа. - Ты ведь  накачал
себя витаминами, прежде чем нас связали?
     -  Ну  да.  Это  так.   Интересно,  может, тут есть какая-то связь.
Очень интересно.
     - Если мне еще когда-нибудь придется вдыхать зигаге, -  пробормотал
Клайстра, - я узнаю наверняка.
     Четыре дня от восхода до заката они ехали по степи, не видя  людей,
пока в середине четвертого дня не натолкнулись на двух  девушек-цыганок.
Им было лет  по шестнадцать.   Они пасли стадо  грязно-желтых животных -
печавье.   Девушки  носили  полосатые  халаты,  ноги  их  были  обмотаны
тряпьем.   Завидев всадников,  девушки бросили  свое стадо  и кинулись к
ним.
     - Вы чужеземцы-работорговцы?  -  Радостно спросила первая. - Вы  не
возьмете нас?
     - Простите, -  сухо сказал Клайстра.  - Мы просто  путешественники.
Ваш  народ  тоже  торгует  рабами.   Зачем  искать чужеземцев?  И откуда
столько энтузиазма?
     Девушки захихикали, и Клайстра почувствовал, что сказал глупость.
     -  Рабов  часто  кормят,  и  едят  они  с  тарелок,  им   позволяют
укрываться от дождя.   Цыгане не продают людей  своей крови, и мы  живем
хуже, чем рабы.
     В  нерешительности  Клайстра  разглядывал  девушек.   Если он будет
исправлять каждую  несправедливость по  дороге, то  никогда не доберется
до Территории Земли.  Он обернулся к своим.
     Элтон поймал его взгляд.
     - Я могу взять хорошую служанку, - легко сказал он. - Ты, как  тебя
зовут?
     - Мотта.  А это - Вайли.
     - Есть еще желающие?  - Устало спросил Клайстра.
     Пианца покачал головой.  Фэйн засопел и отвернулся.
     Стив Бишоп произнес с видом экспериментатора:
     - Я, пожалуй, возьму.


     Еще три дня в  степи, и каждый похож  на предыдущий.  На  четвертый
день рельеф  начал меняться.   Вереск стал  выше и  сквозь него  труднее
было  ехать.   Иногда  встречались  роскошные  кусты высотой около шести
футов с листьями, похожими на  хвост павлина.  Впереди блестела  голубая
полоса.  Цыганки сказали, что это река Уст.
     В середине  дня они  добрались до  Эдельвейса, деревянного  форта с
трехэтажными башнями по углам.

                                - 28 -

     - Иногда южные казаки  нападают на Волшебников, -  объяснила Мотта.
- Их не  пускают на распродажу:   вид голых ног  сводит их с  ума, и они
начинают  убивать.   Но  они  ценят  серую  соль,  которую  привозят   с
верховьев  Уста,  из  Гаммерея.    У  волшебников  ее  много.    Поэтому
Эдельвейс хорошо охраняется.
     Город в  свете полуденного  солнца казался  игрушечным, собственной
миниатюрной  копией  -  коричневые  дома  с черными окнами и двускатными
красно-зелеными  крышами.   В  центре  города  стояла  высокая  мачта  с
большим шаром наверху, напоминавшая смотровую надстройку на паруснике.
     - Здесь начинается  воздушная дорога до  Болотного острова.   А еще
отсюда наблюдают небо.  Самые мудрые из волшебников могут читать  судьбу
по облакам.
     - По облакам?
     - Так говорят.  Но мы, женщины, знаем мало.
     Они ехали по направлению к  реке и во второй половине  дня достигли
ее.  Широкий  Уст  тек  с  севера  и  потом  поворачивал  на  запад.  На
поверхности бурлили  водовороты, как  будто какое-то  подводное чудовище
всасывало воду.   Другой берег,  пологий и  низкий, порос  густым лесом.
Посредине реки лежал небольшой остров.
     - Смотрите!   - Хрипло закричал  Фэйн.  И  без его крика  все глаза
уже  были  прикованы  к  воде.   Со  стороны  острова  подплывало черное
чудовище.   Его  тело  было  круглым  и  гладким, а голова, напоминавшая
лягушечью,  была  перерезана  огромным  ртом.   Голова качалась в разные
стороны,  что-  то  подхватывала  с  поверхности воды и, чавкая, жевала.
Зверюга описала круг и скрылась в зарослях у противоположного берега.
     Фэйн облегченно вздохнул:
     - Это да. Неплохое соседство.
     Пианца внимательно оглядел реку:
     - Меня удивляет, что кто-то отваживается пересекать ее.
     - Все пользуются воздушной дорогой, - ответил Элтон.
     Тонкий серый провод тянулся от башни в центре Эдельвейса до  одного
из  деревьев  на  другом  берегу.   На  середине  реки  он висел всего в
пятидесяти футах над водой.
     Клайстра раздраженно фыркнул:
     -  Они  действительно  сшили  два  берега.   Нам  придется  просить
перевоза.
     - Вот так волшебники и получили свое богатство, - сказала Мотта.
     - Они обдерут нас как липку, - проворчал Фэйн.
     Клайстра провел рукой по волосам:
     - У нас нет выбора.
     И они направились вдоль берега к Эдельвейсу.


     Перед ними  возвышались стены  города:   балки двухфутовой толщины,
связанные  наверху  лианами  и  скрепленные  штифтами.   Дерево казалось
теплым и мягким.   Клайстра подумал, что  решительный человек легко  мог
бы прорубить себе дорогу топором.
     Когда они подошли  к воротам, то  увидели, что ворота  распахнуты и
ведут в маленький окруженный стенами двор.
     -  Странно,  -  сказал  Клайстра.  -  Ни  стражи,  ни  привратника.
Никого.
     -  Они  напуганы,  -  хихикнула  Вайли  и закричала:  - Волшебники!
Выходите и проводите нас к воздушной дороге!
     Нет ответа.  Что-то прошуршало за стенами.
     - Выходите!  - Завизжала Мотта. - Или мы сожжем стены!

                                - 29 -

     - Боже мой, - пробормотал Пианца.  Бишоп зажал уши руками.
     Вайли не хотелось отстать от подруги.
     - Выходите и приветствуйте нас, иначе мы перебьем всех!
     Стив Бишоп заткнул ей рот:
     - Вы с ума сошли!
     - Мы перебьем всех волшебников и снесем город в реку!
     В проеме что-то  зашевелилось.  Из  него вышли трое  лысых дрожащих
старцев.  Их  голые, не прикрытые  лохмотьями ноги состояли  из костей и
вен.
     - Кто вы?   - Спросил первый. -  Идите своей дорогой, у  нас ничего
нет.
     - Мы хотим  пересечь реку, -  сказал Клайстра. -  Перевезите нас, и
мы больше не будем вас беспокоить.
     Старцы  о  чем-то  посовещались,  бросая на Клайстру подозрительные
взгляды:
     - Вы опоздали.  Вы должны подождать.
     - Подождать?  Чего?  - Потребовал Клайстра.
     - Мы мирные волшебники, безобидные заклинатели и торговцы.  А вы  -
люди из Разбойничьих  земель и, конечно,  собираетесь отнять у  нас наше
добро.
     - В восьмером?  Ерунда!  Мы хотим переправиться.
     - Это невозможно, - дрожащим голосом ответил старец.
     - Почему?
     -  Это   запрещено,  -   все  трое   кинулись  в   проем.    Ворота
захлопнулись.
     Клайстра закусил губу.
     - Какого черта!
     Эса Элтон показал на мачту:
     - Там  гелиограф.   Они посылали  сигналы на  запад.   У них приказ
Бэджарнума.
     - В  этом случае,  - сказал  Клайстра, -  мы должны  переправляться
немедленно.  Здесь мы в ловушке.
     Фэйн оглядел берег:
     - Лодок не видно.
     - И плот не из чего сделать.
     - Плот нам не поможет, -  нахмурился Фэйн. - У нас нет  ни парусов,
ни весел.
     Клайстра рассматривал стену Эдельвейса.  Элтон улыбнулся.
     - Пари, что мы думаем об одном и том же.
     - Кусок стены, что стоит параллельно реке, это готовый плот.
     - Ну и что,  - сказал Фэйн. -  Здесь такое течение, что  нас снесет
до Марванского залива.
     - Есть очень простой  способ, - сказал Клайстра.   Он снял с  вьюка
веревку и сделал из нее лассо. - Я лезу на стену, а вы прикрываете  меня
снизу.
     Он  закинул  лассо  на  балку,  подтянулся,  осторожно взобрался на
стену и поглядел вниз.
     - Никого нет.  Тут крыши.  Кто-нибудь. Элтон, давай ко мне.
     Когда Элтон залез на крышу,  за темными стенами и закрытыми  окнами
не было слышно ни звука.

                                - 30 -

                              9. ГРИМОБОТ

     Он услышал треск:  Мосс Кетч тоже взобрался на стену.
     - Хотел посмотреть на Эдельвейс изнутри.  Мерзкое местечко.
     -  Посмотрите  на  стену,  -  сказал  Клайстра.  - Если мы разрежем
веревки и сломаем штифты здесь  и здесь, то сможем спустить  стену прямо
в реку.
     - А как с великими речными змеями - гримоботами?  - Спросил Кетч.
     - Неизвестное в нашем уравнении.  Придется рискнуть.
     - Они могут поднырнуть под плот?
     - Наверное, - сказал Клайстра. - Ты хочешь остаться здесь?
     - Ну нет.
     Элтон взмахнул руками:
     - Давайте займемся делом.
     Клайстра поглядел на небо:
     -  До  заката  еще  час.   Достаточно,  чтобы  управиться, если все
пойдет хорошо.   Кетч, давай  вниз и  гони всех,  включая зипанготов, на
берег под обрыв.   Будь осторожен, когда  мы обрушим стену.   Если  плот
упадет в реку, тащите его на берег, чтобы не уплыл.
     Кетч спрыгнул на землю.
     - Мы должны сделать дело, прежде  чем они поймут, чем мы заняты.  -
Клайстра поглядел вниз.   В 20 футах  кончался обрыв и  еще 50 футов  до
берега. - Стена поедет вниз под собственной тяжестью.
     -  50  Футов  будет  достаточно,  -  сказал  Элтон.  - Очень легкое
дерево.
     -  Мало.   Но  это  все,  что  мы  можем  взять.   Я  не думаю, что
волшебники будут стоять и смотреть, когда мы начнем работу.
     На  берегу  появились  зипанготы,  Кетч,  Пианца,  Фэйн,  Дэррот  и
девушки.  Клайстра  кивнул Элтону, вынул  свой нож и  полоснул по первой
веревке.  Сзади послышались внезапные крики ярости.  Из ниоткуда,  крича
и  воя,  вынырнули  4  старухи.    Рядом  с  ними  появилось   несколько
волшебников, худых, белокожих, размалеванных зеленью.
     Веревка разошлась.
     - Пора, - сказал  Клайстра. - Пока они  не навалились на нас.  - Он
вытащил ионник.  Раз, два, три.   Стена зашаталась.  Они уперлись в  нее
плечами и толкнули.  Стена перекосилась и застыла.
     - Вниз, - скомандовал Клайстра.  - Там есть еще несколько  веревок.
- Он нагнулся и заглянул под  крышу. - Придется стрелять вслепую.   Ты -
со своей стороны, я - со своей.
     Две полосы багрового света  протянулись вниз.  Нижние  концы бревен
охватил огонь.  Стена подалась и затрещала.
     - Двигаем!  - Крикнул Клайстра.  - А теперь быстро назад!   - Стена
развалилась, часть ее поползла  вниз, упала ребром на  берег, закачалась
и с грохотом рухнула в реку.
     Клайстра  проследил,  как   Кетч  закрепляет  плот   у  берега,   и
развернулся, чтобы  встретить атаку  волшебников.   Они яростно кричали,
но  отступили  назад,  встречая  взгляд  Клайстры.   Женщины размахивали
руками,  ругались  и  кричали,  но  тоже  не двигались вперед.  Клайстра
поглядел на реку.   Стена, ставшая плотом,  мирно покачивалась на  воде,
удерживаемая  веревкой  Кетча.   Фэйн  и  Пианца  стояли  рядом,  задрав
головы.
     Клайстра закричал:
     - Заводите животных на плот и стреножьте.
     Бишоп  закричал  что-то,  чего   Клайстра  не  понял.    Волшебники
подбирались все ближе.
     - Назад, - жестко сказал  Клайстра, - или я перерублю  ваши длинные
ноги. - Его слова не оказали действия, волшебники продолжали  наступать.
В руках у них появились длинные острые пики.

                                - 31 -

     - Похоже,  нам придется  уложить нескольких,  - сказал  Клайстра, -
если они не остановятся.  - Он прицелился в  крышу и прожег дыру  в футе
от ближайшего волшебника.  Тот даже не повернул головы и продолжал  идти
вперед.
     - Чертовы истерики, - пробормотал Клайстра. - Бедняги.  Мне это  не
нравится. - Он  нажал на спуск.   Объятые пламенем люди  падали с  крыш,
скатывались по лестницам.
     Клайстра перегнулся через стену и крикнул:
     - Заканчивайте скорей и будьте готовы!
     Элтон глядел на мачту.
     -  Нам  нужно  повредить  все:   и  мачту,  и веревки.  Смотри, три
провода  ведут  наверх.   Еще  три  -  к  креплению в середине.  Если мы
перережем три верхних, мачта тихо сломается.
     Клайстра проверил магазин своего ионника:
     -  Надо  беречь  энергию.   У  нас  не  так  много  осталось.  - Он
прицелился  и  выстрелил.   Со  звуком  лопнувшей  струны  три   кабеля,
извиваясь, опустились на крыши Эдельвейса.  Мачта треснула как  морковка
и рухнула у самых ног землян.  Крики прекратились.
     Элтон крикнул вниз:
     - Внимание!  Идет!
     Кабель, соединявший берега, был натянут очень туго и теперь,  когда
напряжение исчезло, поволок  обломок мачты по  крышам, через пролом,  за
обрыв.
     - Держите его, -  крикнул Клайстра, - привязывайте  к плоту!  -  Он
начал спускаться по  стене.  Элтон  за ним.   Они скатились по  обрыву и
вылетели на берег.
     - Скорей, - звал Пианца. -  Наш якорь долго не выдержит!   Он может
порваться в любую минуту.
     Клайстра и Элтон вбежали в воду, вскарабкались на плот.
     - Поехали.
     Плот тронулся, оставляя за собой обрыв и опустошенный,  опечаленный
Эдельвейс.
     - Бедняги, - сказал Клайстра.
     Течение  сносило  плот  на  запад,  но кабель разрушенной воздушной
дороги удерживал его на курсе.
     - Ах!  - Воскликнул Фэйн,  тяжело опускаясь на вьюки. - Мир,  покой
- какая прелесть!
     -  Придержи  восторги  до  того  берега,  -  сказал  Кэтч. - Или до
встречи с гримоботом.
     Фэйн вскочил.
     - Я совсем забыл о них!  Боже!  Где они. Не одно, так другое!
     -  Посмотрите,  -  тихо  сказал  Бишоп.   Все  обернулись и увидели
темное пятно почти  рядом с краем  плота.  Что-то  плоское, блестящее и,
видимо, очень  большое.   Оно зашевелилось  и вспрыгнуло  на плот. Шесть
дюймов в диаметре.
     Эли Пианца рассмеялся.  Бишоп наклонился к "чудовищу":
     - Мне казалось, что это кончик щупальца.
     - Местная разновидность пиявки.
     - Однако, вид у нее. - Бишоп сбросил гостью обратно в реку.
     Плот дернулся, остановился, вода вокруг заволновалась.
     - Что-то прямо под нами, - шепнул Клайстра.
     Мотта и Вайли заплакали.
     -  Тихо,  -  скомандовал  Клайстра.   Девушки  умолкли.    Движение
прекратилось, и вода успокоилась.

                                - 32 -

     Бишоп дотронулся до руки Клайстры:
     - Посмотри на Эдельвейс.
     Над одной  из башен  города появился  фонарь.   Он вспыхивал и гас,
вспыхивал и гас.
     -  Клод,  они  с   кем-то  разговаривают.   Наверное,  с   Болотным
Островом.  Надеюсь, они не собираются перерезать свой конец кабеля.
     -  Фэйн  может  сплавать  на  тот  берег  с сообщением, - предложил
Элтон.  Фэйн недовольно вздохнул.  Элтон хихикнул.
     Из-за острова, задрав  голову, выплыл гримобот.   Мрак скрывал  его
очертания,  но  не  мог  скрыть  огромных  горящих  глаз.  Вода журчала,
смыкаясь за ним.  Гримобот что-то урчал про себя.
     - Он видит нас, - сказал Клайстра, вытаскивая ионник. - Надеюсь,  я
смогу ранить или отогнать его.  На то, чтобы убить его, у нас не  хватит
энергии.
     - Целься в голову, - сказал Пианца,  - в глаза.  Пусть он не  видит
нас.
     Клайстра кивнул.  Пламя  охватило голову животного, но  гримобот не
изменил направления.   Клайстра прицелился  в туловище.   Звук  рвущейся
ткани.   В боку  гримобота открылась  рваная рана,  из которой  сыпалось
что-то белое.
     Клайстра перевел прицел на уровень ватерлинии.  Чудовище  закричало
человеческим голосом.
     - Копья!  - Крикнул Клайстра. - Они бросают копья!
     Удар.  Что-то вонзилось  в дерево за его  спиной.  Затем еще  удар,
еще, потом странный звук и гортанный крик.  Клайстра вскочил:
     - Кетч!
     Мосс Кетч попытался вытащить копье из своей груди, упал на  колени,
все еще сжимая древко руками.
     - Они идут на абордаж!  - Вскрикнул Фэйн.
     - Разойдитесь, - сказал Пианца.  Он приподнялся на локте.
     Оранжевое  пламя  вырвалось  из   теплового  пистолета,  упало   на
волшебников, сметая их с плота в реку.
     Гримобот, глубоко сидя в воде, плыл по течению, прочь от плота.
     Клайстра  осторожно  перевернул  Кетча.   Руки  Мосса окостенели на
древке копья.  Клайстра встал и поглядел на темные стены Эдельвейса.
     - Фэйн, помоги.
     Он поднял Кетча за ноги.  Фэйн наклонился, взял мертвеца за плечи.
     - Что ты собираешься делать?
     - Бросить его в реку.  Что мы еще можем?
     Фэйн  открыл  рот,  что-то  пробормотал.   Клайстра ждал.  Наконец,
Фэйн заговорил подчеркнуто вежливым тоном:
     - Мы могли бы похоронить его.  Я имею в виду - по- настоящему.
     - Где? В болотах?
     Фэйн поднял тело.
     Клайстра стоял, глядя на удаляющийся Эдельвейс.
     - Гримобот - мошенничество.   Коммерческое предприятие -  отпугнуть
людей от реки, чтобы они пользовались воздушной дорогой.


     Ночь опустилась  на Большую  Планету.   Берег казался  черным.   На
плоту молчали.  Они плыли вниз по реке, уносимые течением.  А в  сторону
берега их тянул кабель бывшей воздушной дороги.
     Над  ними  возвышались  сосны  Болотного  острова.   Уши   забивало
жужжание и гудение бесконечных насекомых.  Было очень темно.
     Плот медленно вошел в прибрежный ил и остановился.

                                - 33 -

     - Мы подождем до рассвета, - сказал Клайстра. - Давайте поспим.
     Но никто не уснул.   Все сидели, глядя на черную  воду, поглотившую
Кетча.  Их охватило странное ощущение пустоты.  Так бывает, когда  болит
давно ампутированная рука.
     Рассвет  пришел  как  бы  из  ниоткуда, серебристый, мягкий.  Потом
восток окрасился желтым, оттеняя черный лес Болотного острова.
     Крик Мотты разорвал тишину.
     Клайстра  мгновенно   обернулся,  кровь   стучала  в   его  висках.
Огромное черное тело плыло через реку, над ним вздымалась  бочкообразная
голова, перерезанная узким  ртом.  Голова  покачивалась на длинной  шее,
изредка  погружалась  в  воду.   Когда  она  выныривала,  рот  был забит
желтоватым мхом.  Зверюга покружилась на месте, потом скрылась из глаз.
     Люди  на  плоту  обрели  способность  двигаться.   Женщины  были  в
истерике.
     Клайстра покачал головой:
     - Значит, гримоботы все-таки существуют.

     - Готов поклястся на Библии, - заявил Фэйн.
     - Но они вегетарианцы.   Волшебники пустили слух о хищниках,  чтобы
заменить лодки воздушной дорогой.  Ладно, пошли.


     Освобожденный плот медленно  уплывал вниз по  реке.  Навьюченные  и
оседланные зипанготы в нетерпении били копытами и изгибали длинные шеи.
     Клайстра прошел немного вглубь болота, пробуя землю.  Из-за  крутых
кочек, покрытых серо-зеленым мхом, трудно было определить маршрут  далее
чем на сто ярдов, но, в  общем, дорога была приемлемой.  Только  кое-где
между кочками плескалась черная вода.
     Клайстра вернулся к реке.  Зипанготов построили в линию так,  чтобы
голова последующего чуть ли не упиралась в хвост предыдущего.
     - Вперед!  - Сказал Клайстра.
     Река осталась позади  и скоро исчезла  из виду.   Караван полз, как
змея в высокой траве, изгибаясь влево и вправо, тщательно огибая  "окна"
черной воды.
     Солнце уже встало, и полосатые тени ложились на стволы деревьев.


                             10. МОНОРЕЛЬС


     Около  полудня   они  увидели   перед  собой   просвет  -    озеро.
Серебристую  поверхность  морщили  мелкие  волны,  в  глубине отражались
облака.  У  противоположного берега качалось  несколько узких лодок  под
латинскими парусами.   А дальше виднелся  Город-на-Болотах.  Он  висел в
воздухе  у  самых  вершин  деревьев,  как  мираж,  и  напоминал Клайстре
старинные рыбачьи поселки на сваях.
     Какое-то время путешественники  разглядывали город.   Пронзительный
крик заставил их  обернуться, что-то маленькое  и пестрое пролетело  над
их головами, бешено работая крыльями.
     - На  мгновение, -  сказал Фэйн,  - мне  показалось, что  это опять
волшебники.
     Они вернулись в лес.  Снова пошли зигзагами, им почти не  удавалось
идти по прямой.   Огромное солнце плыло  по небу вслед  за ними.   Через
несколько  часов  Клайстра  увидел  в  вышине  стены  Города-на-Болотах.
Через пять минут караван вошел в его тень.

                                - 34 -

     - Минуточку, - сказал спокойный голос.  Путешественники  обернулись
и увидели, что окружены отрядом солдат в зеленых мундирах.
     - Какое дело привело вас сюда?  - Спросил офицер.
     - Мы путешествуем.
     - Путешественники?   - Офицер поглядел  на зипанготов. -  Откуда вы
прибыли?
     - Из Джубилита, что на севере Бьюджулэйса.
     - Как  вы переправили  этих животных  через Уст?   Не по  воздушной
дороге - это точно, иначе наш агент сообщил бы нам.
     - Мы переправились на плоту, прошлой ночью.
     Офицер дернул себя за ус:
     - А как же гримоботы.
     -  Волшебники  морочили  вам   голову,  -  улыбнулся  Клайстра.   -
Гримоботы - безобидные вегетарианцы.  Единственный плотоядный среди  них
- муляж с солдатами внутри.
     Офицер пробормотал что-то по адресу волшебников.
     - Торд Виттельхэтч будет рад услышать это.  Волшебники и их  тарифы
приводят его в ярость.  Учитывая то, что кабель протянул он.
     - Кабель заинтересовал меня.  Он металлический?
     - Конечно,  нет, -  рассмеялся офицер,  красивый молодой  человек с
выразительным лицом и  роскошными усами. -  Пойдемте, я покажу  вам, где
вы сможете отдохнуть.  По дороге посмотрите наши мастерские.  Мы  делаем
лучшие веревки в мире.
     Клайстра не двинулся с места.
     -  Мы  хотели  бы  продолжить  путь  и  пройти  как можно дальше до
наступления ночи.  Вы не укажете нам дорогу?
     - Когда  богатый человек  спешит, он  едет по  монорельсу, - сказал
офицер.  -   Это  стоит   много   металла.   Вам  лучше   поговорить   с
Виттельхэтчем.
     - Прекрасно. - Клайстра махнул своим спутникам, и они двинулись  за
офицером  через  кварталы  ремесленников.   Сеть  веревочных   переходов
охватывала  площадь  примерно  в  пятьсот  квадратных футов, практически
очищенную  от  деревьев.   Их   было  оставлено  ровно  столько,   чтобы
выдерживать тяжесть города.
     - Наши  канаты непревзойденного  качества, -  сказал офицер,  гордо
подкрутив ус. -  Легкие, крепкие, непромокаемые.   Мы производим  канаты
для монорельсов  Фелиссимы, Боговера,  Тельмы, для  Гросгартской линии и
для Миртлисса.
     - Хм. А что такое монорельс?
     Офицер рассмеялся:
     - Вы меня разыгрываете.  Вперед, я провожу вас к Виттельхэтчу.   Он
обязательно устроит пир в вашу честь.  У него лучшая кухня на острове.
     - Но наши вьюки, наш багаж.  И зипанготов еще не кормили, на  ваших
болотах им негде пастись.
     Офицер поднял руку и четверо солдат выступили вперед.
     - Возьмите животных, накормите и вычистите их, смажьте  потертости,
обмойте  и  перевяжите  ноги.   Поставьте  в  стойла.  - Он повернулся к
Клайстре. - Ваш  багаж в безопасности.   На Болотном острове  нет воров.
Здесь живут только торговцы и ремесленники.  Грабеж не в их привычках.
     Лорд  Виттельхэтч  оказался  краснолицым  толстяком,  добродушным и
раздражительным.   Он  был  одет  в  белую  рубашку, расшитую лягушками,
красный  жилет,  голубые  штаны  в  обтяжку  и  черные сапоги.  Он носил
золотые серьги, пальцы его  были украшены металлическими перстнями.   Он
встретил  гостей,  сидя  в  парадном  кресле, куда, очевидно, только что
втиснулся, ибо все еще фыркал и пыхтел, устраиваясь поудобнее.

                                - 35 -

     Офицер, почтительно поклонившись, представил Клайстру:
     - Путешественник с запада, милорд.
     -  С  запада?   -   Виттельхэтч  прищурился  и  погладил  один   из
подбородков.  - Насколько мне известно, воздушное сообщение прервано,  и
нам придется восстанавливать линию.  Как вам удалось переправиться?
     Когда Клайстра объяснил суть дела, Виттельхэтч взорвался:
     -  Ах,  негодяи!   Постойте,  но  мы  можем приобрести дурную славу
из-за такого соседства!
     -  Мы  хотим  продолжить  путешествие,  - со сдержанным нетерпением
сказал Клайстра. - Ваш офицер порекомендовал монорельс.
     Виттельхэтч немедленно обрел деловой вид.
     - Сколько вас?
     - Восемь человек и багаж.
     Виттельхэтч повернулся к офицеру:
     - Как ты думаешь, Озрик, пять одиночных и грузовик?
     -  Багажа  немного.   Лучше  два  грузовика  и  два  одиночных.   И
проводника:  они не умеют обращаться с тележками.
     - Куда вы направляетесь?
     - Как можно дальше на восток.
     - В  Миртлисс.   Очень долгое  путешествие -  плата сверх  обычной.
Если  вы  купите  тележки  -  девяносто  унций  железа.   Если наймете -
шетьдесят,  плюс  плата  проводнику,  плюс  компенсация за обратный рейс
порожняком - еще десять унций.
     Клайстра вежливо кивнул и сбил арендную плату до пятидесяти  унций.
Вдобавок Виттельхэтч получал зипанготов, но зато проводнику платил он.
     - Ты поведешь эту партию, Озрик?
     - С удовольствием.
     - Хорошо, - сказал Клайстра. - Мы отбываем немедленно.


     Ветер  наполнял  паруса,  и  колеса  тележки  легко  скользили   по
монорельсу,  полудюймовому  канату  из   белой  болотной  веревки.    От
Города-на-Болотах  дорога  вела  с  дерева  на  дерево,  через  топи   к
скалистой  равнине,  проходя  всего  в  шести  футах  над   базальтовыми
зубьями.   Через каждые  пятьдесят футов  в землю  были вкопаны  мачта с
захватами, поддерживающими монорельс.  Они были сделаны так хорошо,  что
тележки проносились мимо креплений, не останавливаясь ни на мгновение.
     Озрик  вел  первую  тележку,  Клайстра  -  вторую.   Затем  шли два
трехколесных грузовика с багажом:   едой, одеждой, металлом,  витаминами
Бишопа,  туристским  снаряжением  Фэйна  и  всяким хламом, оставшимся от
солдат Бьюджулэйса.  На первом ехали  Элтон, Мотта и Вайли, на втором  -
Бишоп, Пианца и Нэнси.  Фэйн в одиночной замыкал движение.
     Исследуя  свое  средство  передвижения,  Клайстра  понял  нежелание
Виттельхэтча  расставаться  с  ним  даже  временно.   Деревянные   части
тележки были  так точно  подогнаны, что  механизм работал  не хуже своих
металлических собратьев с Земли.
     Большое колесо  было собрано  из семи  частей, тщательно  притертых
друг к другу  и отполированных до  блеска.  Ножка  сидения была когда-то
суком, росшим непосредственно из  пола.  Веревки, управляющие  парусами,
сходились  к  передку  тележки.    Здесь  же,  почти  на  уровне   пола,
располагались   педали,   напоминающие   велосипедные.    Они  позволяли
преодолеть  самый  крутой  подъем  и  служили  двигателем в безветренную
погоду.
     Около   полудня   рельеф   изменился.     Холмы   стали   выше,   и
путешественникам  пришлось   остановиться  и   перегрузить  тележки   на
следующий уровень монорельса.

                                - 36 -

     В конце дня они заночевали в свободном коттедже около станции и  на
следующее  утро  перевалили  через  горы,  Озрик  назвал  их Виксильским
хребтом.   Монорельс шел  через узкие  долины от  утеса к  утесу, иногда
облака закрывали от путников  землю.  Тележки проносились  через впадины
со страшной скоростью, благодаря силе инерции, и замедляли ход только  у
следующей вершины,  и тут  уж приходилось  пускать в  ход паруса и ноги,
чтобы перевалить через нее.
     Вечером третьего дня Озрик сказал:
     - Завтра в это же время мы будем в Кристиендэйле.
     - Народ там недружелюбный?
     - Напротив.
     - Кто правит ими?
     Озрик напряженно задумался.
     - Вы  знаете, когда  вы спросили  меня, я  вспомнил, что никогда не
слышал о правителе  или правителях Кристиендэйла.   Они, наверное,  сами
управляют собой, если их жизнь можно назвать управляемой.
     - Сколько займет дорога от Кристиендэйла до Миртлисса?
     - Никогда не ездил  этим маршрутом.  Он  не очень приятен.   Иногда
Реббиры спускаются из Гнезда, чтобы грабить путешественников.  Так  что,
несмотря на усилия Служителей Фонтана, дорога небезопасна.
     - Что лежит за Фонтаном Миртлисса?
     Озрик презрительно махнул рукой:
     - Пустыня.  Земли  пожирающих огонь дервишей, отщепенцев,  говорят,
там появляются вампиры.
     - А потом?
     - Горы Пало  Мало Се и  озеро Бларенгорран.   Из него берет  начало
река Мончевиор.  Она  течет на восток, и  вы можете проплыть часть  пути
на лодках.  Я не знаю, как далеко, нижнее течение реки малоисследовано.
     Клайстра  подавил  вздох.   Когда  они  достигнут  Мончевиора,   им
останется всего тридцать девять тысяч миль пути.
     Ночью начался дождь, и не было спасения от ветра.
     Продрогшие  и   мокрые,  они   встретили  серый   рассвет.    Дождь
прекратился  на  некоторое  время,  хотя  тучи  висели  так  низко, что,
казалось, их можно достать рукой.   Забравшись в тележки, они  поставили
паруса на самый малый и отправились в путь.
     В  течение  двух  часов  они  неслись  вдоль  горного кряжа.  Ветер
толкал их в спины,  шипел и свистел.   Внизу гнулись и трещали  деревья,
летели  листья.   Слева  от  них  была  темная,  заполненная испарениями
долина, панораму справа скрывал туман.   Зато когда они пересекли  кряж,
их глазам открылась  чудесная картина:   зеленые холмы, леса,  блестящие
озера, большие каменные замки.
     Озрик посмотрел на Клайстру и показал вниз:
     - Долина Галатундин.  Под  нами Гибернская Марка.  Герцоги,  рыцари
и  бароны   -  и   все  воюют   друг  с   другом.   Здесь   тоже  опасно
путешествовать.
     Ветер все усиливался.   Раскачиваясь из стороны в  сторону, тележки
неслись  на  восток  со  скоростью  шетьдесят  миль  в  час.  Если бы не
благоразумно убранные паруса, скорость была бы еще больше.
     Через час Озрик приподнялся и дал знак свернуть паруса совсем.
     Тележки  причалили  к  платформе.    От  нее  вниз  в  долину   вел
монорельс, тонкая нить, скрывающаяся в тумане.
     Нэнси глянула вниз и передернула плечами.
     Озрик улыбнулся:

                                - 37 -

     - Спускаться  здесь легко.   А вот  на подъем  требуется около двух
суток.
     - Мы спустимся вниз?  - Раздраженно спросила Нэнси.
     - Мы погибнем, если будем двигаться так быстро, - сказал Озрик.   -
Ветер просто  снесет нас  с монорельса.   За мной.  - Он  развернул свою
тележку и через мгновение исчез внизу.
     - Кажется, я следующий, - сказал Клайстра.
     Это  было.  Как  ступить  в  пустоту,  как  нырнуть в море с утеса.
Первые минуты -  просто свободное падение.   И еще ветер,  поддувающий в
спину.  Над головой высоким голосом пели колеса, белая линия  монорельса
тянулась вниз, скрываясь из глаз.
     Клайстра  почувствовал,  что  скрип  колес  утих,  спуск стал менее
крутым, и земля приближалась.
     Он  пролетел  над  желто-зеленым  лесом,  над  селением, маленькими
беленькими домиками,  вокруг которых  бегали ребятишки  в белых халатах.
Потом впереди, в ветвях огромного дерева, он увидел платформу, а на  ней
- Озрика.
     Клайстра взобрался на платформу.  Озрик с улыбкой следил за ним.
     - Как вам понравился спуск?
     - Я бы не прочь двигаться с такой скоростью хотя бы три недели,  мы
бы добрались до Территории Земли.
     Веревка задрожала.  Подняв  глаза, Клайстра увидел первый  грузовик
с Элтоном, Вайли и Моттой.
     -  Мы  должны  спуститься  дальше,  иначе  платформа не выдержит, -
сказал Озрик.
     И тележки тронулись.   Судя по тому,  как полоскал парус,  они явно
попали  в  глаз  циклона.   Монорельс  вел  от  одной  верхушки дерева к
другой, и иногда  черно-зеленая листва царапала  дно тележек.   Внезапно
Озрик свернул свой парус и затормозил.
     - Что-то не в порядке?
     "Тише",  -  просигналил  проводник,  Клайстра подобрался вплотную к
тележке Озрика.
     - Что случилось?
     Через просветы в листве Озрик внимательно рассматривал землю.
     - Это опасное место.  Солдаты - они грабят лесных людей, бандиты  -
иногда перерезают линию и убивают путешественников.
     Клайстра увидел сквозь  листву какое-то движение,  мелькание серого
и белого.  Озрик выбрался  из тележки на дерево, осторожно  спустился на
несколько футов.  Клайстра напряженно следил за ним.  Услышав за  спиной
скрип грузовика, Клайстра обернулся и дал им знак остановиться.
     Озрик махнул ему рукой.   Клайстра вылез из тележки и  схватился за
огромный сук, на котором уже стоял проводник.  Отсюда было хорошо  видно
людей.  Они наблюдали за монорельсом, как кот - за мышиной норой.   Луки
и стрелы наготове.
     - Это  ученики.   Если вырастут,  будут совершать  набеги на города
Марки и всей долины. - Озрик спокойно подкрутил винт своего арбалета.
     - Что вы собираетесь делать?
     - Убить старшего.  Я спасу этим много невинных жизней.
     Клайстра толкнул его  под руку.   Стрела срезала ветку  над головой
будущего убийцы.  Клайстра увидел посеревшие лица мальчишек.  Потом  они
как зайцы рванули в лес.
     - Зачем  вы это  сделали?   - Яростно  спросил Озрик.  - Теперь они
смогут убить меня, когда я поеду обратно.
     Сначала Клайстра не находил слов, потом пробормотал:
     - Простите. Полагаю, вы правы.  Если бы это произошло на Земле.

                                - 38 -

     Лес кончился.   Теперь их дорога  вела через речную  долину.  Речку
Озрик назвал Тельма.   Они перебрались на  другой берег и  снова поплыли
над фермами,  каменными домиками.   Крыши домов  почему-то были  утыканы
колючками.
     - Почему на крышах колючки и терновник?  - Спросил Клайстра.
     - Это ловушки для призраков, - ответил Озрик. - Здесь  полным-полно
призраков, и почти  каждый дом имеет  своего.  Они  любят выпрыгивать на
крышу и бегать туда-сюда.  А колючки им мешают.
     Монорельс  шел  старой  грунтовой  дорогой.   Несколько раз караван
обгонял большие красные  повозки фермеров, нагруженные  дынями, бутылями
вина,  корзинами  с  зеленью.   Босые  мальчишки, погонявшие зипанготов,
носили высокие колпаки и длинные вуали, закрывающие лицо.
     - Чтобы обмануть призраков?  - Спросил Клайстра.
     - Да.
     По мере того как день клонился к закату, местность становилась  все
привлекательнее.   Каждый  клочок  земли  был  тщательно  ухожен.  Фермы
остались позади.  Казалось, что караван плывет над огромным парком.
     Озрик показал вперед:
     -  Видите  белую  водокачку?   Это  граница  Кристиендэйла,  самого
прекрасного города в долине.



                        11. КАЖДЫЙ - МИЛЛИОНЕР!


     Первое  время  они  ничего  не  видели,  кроме  белых  пятен  между
деревьями да  коричневых мостиков.   Тележки пролетели  над пастбищем  с
красно-зеленой травой, затем деревья расступились, и они увидели  город,
поднимающийся из травянистой равнины.  Далеко на восток за ним  сверкали
вершины гор.
     Город был самым большим  поселением людей, какое видели  земляне на
Большой  Планете.   Это  не  был  земной  город.   Он напоминал Клайстре
иллюстрацию к волшебной сказке.
     Монорельс повернул, и путники увидели сцену в карнавальных тонах.
     Игра  была  в  самом  разгаре.   На  поле стояло пятьдесят мужчин и
женщин  в  очень  сложных  и  красивых  костюмах:   шелковых, бархатных,
атласных, украшенных бесконечными кружевами и позументами.
     Поле было разбито  на квадраты рядами  разноцветной травы.   Каждый
игрок  занимал  свой  квадрат.   В  воздухе  над  полем  висели  большие
воздушные шары, с которых свисали шелковые занавесы.
     Игроки  перебрасывались  легкими  разноцветными  мячами  и   ловили
каждый по-разному, очевидно, в зависимости от цвета мяча и квадрата,  на
котором стоял игрок.  Мячи  мелькали в воздухе, сверкая как  драгоценные
камни.  Иногда  кто-то из играющих  умудрялся поймать сразу  несколько и
мгновенно  разбросать  по  сторонам.    Когда  чей-нибудь  мяч   касался
шелковой занавески, счет увеличивался, к большой радости части игроков.
     Несколько сотен зрителей наблюдало за  игрой из-за края поля.   Эти
люди были одеты не менее  элегантно, чем игроки, и носили  поразительные
по сложности головные уборы.
     Монорельс обогнул поле.  Ни участники игры, ни зрители не  обратили
на  него  внимания.   Клайстра  увидел  служителя,  толкающего  столик с
прохладительными напитками:
     - Пианца, посмотри, во что он одет!
     Эли Пианца расплылся в улыбке:

                                - 39 -

     - Это тукседо.   Обеденный жилет.   Черный галстук, темные  брюки и
кожаные башмаки.  Замечательно.
     - Интересно, - крикнул Фэйн, - как они относятся к футболу?
     Клайстра перегнулся назад через край тележки:
     - Стив, что ты знаешь о Кристиендэйле?
     Бишоп сел на край своего грузовика, прямо под ведущим колесом.
     - Тут есть какая-то  тайна.  Парадокс Кристиендэйла,  кажется, так.
Я только что вспомнил.   Этот город основал синдикат миллионеров,  чтобы
не  платить  налоги  Системе.   Они  переехали  сюда  вместе со слугами,
тридцать семейств.  То, что мы видим - это результат.
     Веревки  заскрипели,  и  тележки,  похожие  на  огромных   бабочек,
пронеслись под аркой и затормозили у платформы.
     Трое носильщиков в  темных ливреях выступили  вперед и без  единого
слова сняли вьюки  с тележек и  поставили на тачку  с высокими колесами.
Клайстра попытался остановить их, потом повернулся к Озрику:
     - Что такое?
     - Они считают, что вы богаты.
     - Хм, - сказал Клайстра. - Я должен подтолкнуть их?
     - Что?
     - Дать им денег?
     Озрик явно ничего не понимал.
     - Ну, металл.
     - А, металл. - Озрик подкрутил ус. - Это как хотите.
     Подошел  главный  носильщик,   высокий  чисто  выбритый   худощавый
человек, явно с чувством собственного достоинства.
     Клайстра вручил ему три маленьких кусочка железа:
     - Вам и вашим людям.
     - Спасибо, сэр.  Куда прикажете доставить багаж?
     - Что вы можете предложить?
     -  Отели  "Савой",  "Метрополь"  и  "Ритц-Карлтон".  Все  отлично и
дорого.
     - Сколько?
     - Около унции в неделю.  "Караван-сарай" и "Фэйрмонт" тоже  дорогие
гостиницы, но в них потише.
     - Есть ли приличная гостиница с более умеренными ценами?
     - Я бы рекомендовал "Охотничий клуб".
     Он  отвел   их  к   изящному  ландо,   покоившемуся  на   золоченых
эллиптических  колесах.   Экипаж  смотрелся  замечательно,  но  у   него
отсутствовали всякая движущая сила, ни зипанготов, ничего.
     Главный носильщик с  поклоном отворил дверь.   Шедший впереди  Фэйн
внезапно остановился:
     -  Это  что,  розыгрыш?   После  того,  как  мы  сядем, вы уйдете и
оставите нас одних?
     - Ни в коем случае, сэр.
     Фэйн с трудом протиснулся в дверь и уселся.  Остальные  последовали
за ним.
     Главный носильщик осторожно захлопнул дверь.  Четверо в  облегающей
темной  униформе  подхватили  кожаные  ремни,  свисавшие  с  передка,  и
впряглись. Экипаж двинулся в центр города.
     В Кристиендэйле  было поразительно  чисто.   Стекла блестели, стены
домов и тротуары  были вымыты и  вычищены, всюду росли  цветы.  Основным
типом  постройки  были  огромные  башни,  обвитые винтовыми лестницами и
завершающиеся круглыми куполами.
     Въехав в центр, они направились к большому цилиндрическому  зданию.
Покрывавший  стены  виноград  и  ряды  высоких окон придавали достаточно
тяжеловесному строению легкость и элегантность.

                                - 40 -

     Они миновали роскошную вывеску с надписью "Отель Метрополь".
     - Хм, - сказал  Фэйн. - Это место  выглядит прилично.  После  всех.
Неудобств нашего путешествия, я могу выдержать недельку-другую роскоши.
     Но  экипаж  продолжал  ехать  вдоль  здания.   Появилась  следующая
вывеска - "Отель  Савой". Следующим был  классический портик с  надписью
"Ритц-Карлтон".  И  снова  Фэйн  жалобно  оглянулся,  когда они проехали
мимо.
     - Могли бы остановиться.
     Ландо оставило за  собой вход в  восточном стиле "Караван-сарай"  и
еще через сто ярдов остановилось перед бело-зеленой вывеской  "Охотничий
клуб".
     Швейцар помог им сойти на тротуар и широко распахнул дверь.
     Путешественники   проследовали   коротким   коридором,    увешанным
картинами, представляющими сцены охоты, и  вошли в холл.  Невдалеке  был
еще один вход, в глубине коридора мерцали зеркала.
     Клайстра оглядел холл.   Там были и  другие двери, явно  ведущие на
улицу.  Улыбаясь, он повернулся к Пианце:
     - "Метрополь",  "Савой", "Ритц-Карлтон",  "Караван-сарай" -  одна и
та же гостиница.
     Озрик свирепо закрыл ему рот рукой:
     -  Тише.    Кристеры  очень   серьезно  к   этому  относятся.    Вы
оскорбляете их.
     - Но.
     - Я должен был сказать вам, - торопливо добавил Озрик, - что  вход,
которым вы пользуетесь,  обозначает ваше положение  в обществе.   Номера
одинаковые, но благопристойнее входить через "Метрополь".
     - Я понял, - сказал Клайстра. - Мы будем осторожны.
     Швейцар  провел  их  через  холл  к круглому столу из полированного
дерева.   Стол  был  разделен  на  секции,  за  которыми  сидели клерки.
Вокруг стола летали яркие бабочки.
     Швейцар  указал  им  на  секцию,  украшенную  цветами  "Охотничьего
клуба". Клайстра обернулся и пересчитал  своих, как курица цыплят.   Все
еще красный Фэйн разговаривал с  усталым Пианцей.  Элтон и  Бишоп стояли
около Вайли  и Мотты,  у девушек  прекрасное настроение,  рядом с ними -
Нэнси, бледная и утомленная.   За плечом Клайстры дышал  Озрик.  Все  на
месте.
     -  Простите,  сэр,  -  сказал  клерк.  -  Вы мистер Клод Клайстра с
Земли?
     - Почему вы спрашиваете?  - Удивился Клайстра.
     - Сэр  Уолден Марчион  передает вам  привет и  нижайше просит вас и
ваших друзей оказать ему  честь и остановиться у  него на то время,  что
вы будете в Кристиендэйле.   На случай, если вы примете  приглашение, он
прислал экипаж.
     Клайстра повернулся к Озрику и холодно спросил:
     - Как этот сэр Уолден узнал о нашем прибытии?
     -  Главный  носильщик  спросил  меня,  кто  вы.  Я не видел причины
молчать, - с достоинством ответил Озрик.
     - Быстро  здесь распространяются  новости. Что  вы думаете  об этом
приглашении?
     Озрик повернулся к клерку:
     - Кто такой сэр Уолден Марчион?
     -  Один  из  самых  богатых  и  влиятельных  жителей нашего города.
Очень достойный джентельмен.
     Озрик улыбнулся Клайстре:
     - Я не вижу причины для отказа.

                                - 41 -

     - Мы принимаем приглашение, - сказал Клайстра.
     Клерк кивнул.
     - Я  уверен, что  вы сочтете  ваше пребывание  в замке сэра Уолдена
приятным.  К  его столу неоднократно  подавали мясо.   Мэнвилль, если вы
не  против. - Он  сделал  жест  в  сторону  клерка  "Савоя". Тот, в свою
очередь,  кивнул  молодому  человеку  в  яркой  желтой  ливрее.    Юноша
вскочил, стремительно нырнул в  коридор "Савоя" и вскоре  появился через
коридор "Охотничьего клуба". Он подошел к Клайстре и поклонился.
     - Экипаж сэра Уолдена, сэр.
     - Благодарю вас.
     Осторожно,   чтобы   не   совершить   бестактность,   выйдя   через
"Караван-сарай", путешественники выбрались на  улицу и сели в  ожидавшую
их берлину.  Швейцар захлопнул за ним дверцу.
     Кучер сказал:
     - Ваш багаж будет доставлен к сэру Уолдену.
     - Такое благородство, - пробормотал Клайстра. - Просто не верится.
     Фэйн с блаженным выражением лица откинулся на сидении:
     - Боюсь, что я начинаю привыкать к феодализму.
     - Интересно, -  сказал Клайстра, глядя  в окно, -  что имел в  виду
клерк, говоря о мясе?
     Озрик надул щеки:
     - Легко  объяснить.   Из-за стечения  обстоятельств в  долине могут
жить  только  зипанготы.   А  мясо  у  них  поразительно жесткое, просто
несъедобное.  Кристеры  - вегетарианцы.   Они едят овощи,  фрукты, рыбу,
личинки  насекомых.    Мясо  привозят  из   Кэлленвилли,  и  здесь   оно
деликатес.
     Влекомая шестью  лакеями в  ливреях сэра  Уолдена берлина грохотала
по  мостовой.   Проехали  мимо  ряда  магазинов,  внутри  первого   были
выставлены  сложные  изделия  из  шелка  и  газа,  во втором - флаконы с
разноцветными  жидкостями  и   голубоватое  мыло,  следующий   предлагал
роскошные  головные  уборы,  два  ювелирных,  чьи витрины были заполнены
сверкающими украшениями из золота, серебра, стекла и железа.
     - Меня  интересует их  экономика, -  сказал Фэйн,  - Это все должно
где-то производиться.  Где? Кем?   Рабы?  Нужна мощная индустрия,  чтобы
поддерживать такой образ жизни.
     Клайстра потер затылок:
     -  Не  знаю,  как  они  управляются.   Все это невозможно вывезти с
Земли.
     - Их секрет, - сказал Пианца. - Парадокс Кристиендэйла.
     -  Кажется,  это  всем  подходит,  -  подытожил  Фэйн, - Все вокруг
выглядят счастливыми.
     - Все, кого мы видим, - сказал Элтон.
     Вайли  и  Мотта  шептались  между   собой.   Их  глаза  горели   от
возбуждения.   Клайстра  представил  себе,  что  должно  твориться  в их
головах.  Они пополнели, их  щеки больше не напоминали ямы,  волосы были
вымыты и причесаны  - девушки были  очаровательны.  Элтон  и Бишоп имели
полное право гордиться ими.  Элтон погладил Мотту по голове:
     - Тебе здесь что-нибудь нравится?
     - Конечно!   Драгоценности и  металлы, и  одежда, рюши  и кружева и
еще эти сандалии.
     Элтон подмигнул Бишопу.
     - Тряпки, тряпки и тряпки, - ответил Бишоп.
     Экипаж повернул  и очутился  среди леса  башен, изящных  строений с
шарами домов на вершинах.

                                - 42 -

     Берлина остановилась  у высокой  зеленой колонны.   Лакей распахнул
дверь:
     - Замок сэра Уолдена Марчиона.



                       12. ИДИЛЛИЯ КРИСТИЕНДЭЙЛА


     Путешественники вывалились из экипажа.
     - Прошу сюда.
     И они начали подъем к куполу замка.
     Элтон потрогал ступени.
     - Дерево.  Похоже, лестница  растет прямо  из стены.  - Он наклонил
голову, рассматривая крепления. - Они действительно растут!  Это  просто
большие деревья.
     Лакей обернулся и посмотрел на Элтона с неодобрением:
     - Это замок сэра Уолдена, сэр.
     - Вероятно, я ошибся, и это вовсе не гигантский желудь.
     - Конечно, нет, сэр.
     Лестница сделала  последний поворот,  и гости  оказались на широкой
платформе, обвеваемой прохладным бризом.
     Слуга  распахнул  дверь  и  застыл  около  нее.  Гости сэра Уолдена
вошли в его воздушный замок.
     Они стояли  в большом,  светлом и  прохладном зале,  обставленном с
ненавязчивой роскошью.  Пол был неровным и наклонялся к центру  комнаты,
где находился бассейн с голубоватой водой.  Вокруг него летали  стрекозы
и бабочки.
     - Располагайтесь, - сказал лакей. - Сэр Уолден немедленно выйдет  к
вам.  Прошу  вас, прохладительные напитки.   Надеюсь, вам понравится.  -
Он поклонился и вышел.  Гости остались одни.
     Клайстра тяжело вздохнул:
     - Выглядит все это неплохо.
     Через пять  минут появился  сэр Уолден,  высокий, сухощавый,  очень
красивый джентельмен.  Он начал с извинений за то, что заставил  дорогих
гостей ждать, неотложные дела задерживали его в другом месте.
     Клайстра при первой же возможности шепнул Пианце:
     - Где мы могли его видеть?
     - Понятия не имею, - покачал головой Пианца.
     В зал вошли  двое юношей четырнадцати  и шестнадцати лет,  одетые в
роскошные красно-желто-зеленые одежды.  Они поклонились:
     - К услугам путешественников с Матери-Земли.
     - Мои сыновья, - сказал сэр Уолден. - Тэйн и Хэлмон.
     -  Мы  рады  встретить  такое  гостеприимство,  сэр Уолден. - Начал
Клайстра. - Но теряемся в догадках, чем оно вызвано.  Мы - чужеземцы,  в
Кристиендэйле у нас нет друзей.
     -  Пожалуйста,  -  с  элегантным  жестом  ответил  сэр Уолден. - Мы
поговорим об этом позже.  А  сейчас вы, наверное, устали и нуждаетесь  в
отдыхе. - Он хлопнул в ладоши. - Слуги!
     Из ниоткуда бесшумно появилось несколько мужчин и женщин.
     - Ванну нашим гостям.   Аромат. - Сэр Уолден задумчиво  потер рукой
подбородок, как  бы решая  важную проблему.  - Найгали  № 20,  это самое
подходящее.  И подберите новые костюмы.
     - Ванна, - сказал Фейн. - Горячая вода.
     - Спасибо, - сказал Клайстра.  Причины радушия все еще были темны.

                                - 43 -

     Его  проводили  в  уютный  будуар,  бесстрастный  молодой человек в
ливрее забрал его вещи:
     - Ванная за дверью, Лорд Клайстра.
     Клайстра  шагнул  в  небольшую  комнату  со  стенами из перламутра,
теплая  вода  лизнула  подошвы,  поднялась  до  щиколоток,  до колен, до
груди,   охватила   его   целиком.    Клайстра   вздохнул,  расслабился,
напряжение последних дней ушло, оставляя только приятную усталость.
     Уровень  воды  постепенно  понижался,  Клайстру обвил теплый ветер.
Он толкнул дверь.  Лакей исчез.  В будуаре стояла улыбающаяся девушка  с
подносом.
     - Я ваша горничная.  Если вам неприятно, я могу уйти.
     Клайстра схватил полотенце и завернулся в него.
     - Где моя одежда?
     С тем же выражением лица она подала ему кристиендэйльский костюм  и
помогла разобраться в его бесконечных крючках, ремешках и застежках.
     Наконец  она  объявила,  что  он  одет.   На нем был зелено-голубой
наряд,  в  котором  он  чувствовал  себя  смешным  и  неловким.  Девушка
настаивала, что  мужчина не  может появляться  в обществе  без головного
убора, и, в конце концов,  Клайстра позволил ей надеть черный  бархатный
берет на свою жесткую шевелюру.   Прежде чем он успел что-либо  сказать,
девушка прицепила к его уху нитку красных бус.
     Горничная отступила назад, с удовольствием разглядывая Клайстру.
     - Теперь мой господин выглядит как король.
     - Как король ослов, - буркнул про себя Клайстра.
     Он  спустился  в  главный  зал.   Лучи  заходящего  солнца  били  в
хрустальные  окна.   В  центре  зала  был  накрыт  стол  на четырнадцать
персон.
     Посуда  была  мраморной,  тонкой  и  хрупкой,  явно  ручная работа.
Столовые приборы выточены из железного дерева.
     Один  за  другим  в  зале  появлялись  спутники  Клайстры.  Мужчины
выглядели странно  в своих  новых костюмах,  девушки, наоборот, блистали
красотой.  Когда в зал вплыла Нэнси в свободном бледно-зеленом  одеянии,
Клайстра на мгновение  потерял дар речи.   Она отвела взгляд.   Клайстра
сжал зубы и отошел к бассейну.
     Вошел сэр Уолден с сыновьями,  дочерью и высокой женщиной в  пышном
наряде, которую он представил как свою жену.
     Обед был грандиозным:   несколько перемен блюд,  каждое из  кушаний
было новым и поразительно вкусным.  Разнообразие еды привело Клайстру  в
шок, особенно, когда он сообразил, что все блюда вегетарианские.
     После обеда они пили темные тягучие ликеры и разговаривали.
     Клайстра повернулся к гостеприимному хозяину:
     -  Прошу  прощения,  сэр,  но  Вы  так и не объяснили причины столь
горячего интереса к случайным проезжим.
     Сэр Уолден слегка поморщился:
     - Это обычное  дело.  Поскольку  мне нравится ваше  общество, а вам
все равно надо где-то остановиться, то какая разница?
     -  Это  беспокоит  меня,  -  сказал  Клайстра.  -  Каждый  поступок
человека  является  результатом  какого-то  импульса.  Природа импульса,
заставившего  Вас  послать  за  нами  своего  лакея,  занимает  мой  ум.
Надеюсь, вы простите мою настойчивость.
     - Некоторые,  - улыбнулся  сэр Уолден,  - из  жителей Кристиендэйла
верят в  Доктрину Нелогичного  Действия, которая  несколько противоречит
вашей теории  причинности.   Есть еще  Догмат о  Текущем Времени,  очень
интересный,  хотя  я  не  вполне  согласен  с  позицией его сторонников.
Возможно,  основные   постулаты  этой   теории  неизвестны   на   Земле.
Утверждают,  что  так  как  река  времени  течет сквозь нас, наш мозг, а

                                - 44 -

точнее, его деятельность,  искажается этим потоком.   Отсюда вывод,  что
когда поток времени станет  управляемым, возможно будет также  управлять
творческими способностями людей.  Что вы на это скажете?
     - Что я все еще теряюсь в догадках о причине вашего радушия.
     Сэр Уолден беспомощно рассмеялся:
     -  Вы  должны  понять,  что  наш  мир,  наш  город, наша жизнь мало
обременены причинностью. - Он  наклонился к уху Клайстры,  будто сообщая
важную тайну.   - Мы, кристеры,  любим все новое,  свежее, неизведанное.
Вы - земляне.  Уже пятьдесят лет земляне не появлялись в  Кристиендэйле.
Ваше пребывание  в моем  замке не  только доставляет  мне удовольствие и
новые впечатления, но  и существенно поднимает  мой престиж в  обществе.
Видите, я откровенен в ущерб себе.
     - Я  вижу, -  сказал Клайстра.   Объяснение было  приемлемым. - Без
сомнения, вы получили бы дюжину других в течение часа.
     - У меня есть связи в транспортном отделе.
     Клайстра  попытался  вспомнить  главного  носильщика  на   вокзале.
Наверняка, именно он сразу же передал информацию сэру Уолдену.
     Вечер закончился.  Лакей провел слегка осоловевшего Клайстру в  его
покои.
     Утром ему  прислуживал тонколицый  молодой человек.   Он приготовил
гостю утреннюю ванну и, в полном молчании, помог Клайстре одеться.
     Клайстра торопливо спустился в зал, надеясь найти Нэнси, но ее  там
не было.  За столом сидели Пианца и Элтон и ели дыню.
     Клайстра  пробормотал  приветствие  и  тоже  уселся.   Через минуту
появилась Нэнси,свежая  и отдохнувшая,  еще более  красивая, чем  вчера.
За  завтраком  он  попытался  прозондировать  ее.  Она отвечала вежливо,
холодно и спокойно.
     Через полчаса в зале собрались все.  Кроме.
     - Где Роджер?  - Спросил Пианца. - Он еще спит?  - Он повернулся  к
лакею. - Вы не могли бы разбудить мистера Фэйна?
     Лакей вернулся и сказал, что Фэйна в его комнатах нет.
     Его не было весь день.
     -  Возможно,  -  сказал  сэр  Уолден,  -  Фэйн  отправился   пешком
осматривать город.
     Поскольку  другие  гипотезы  нельзя  было высказать вслух, Клайстра
вежливо  согласился.   Если  Фэйн  действительно  бродит  по  городу, он
вернется, когда устанет.  Если его похитили, Клайстра бессилен  что-либо
предпринять.   "Следует  покинуть  Кристиендэйл  как  можно  скорее",  -
подумал он и объявил об этом за обедом.
     Вайли и Мотта переглянулись.
     - Мы лучше останемся здесь,  - сказала Вайли. - Здесь  все веселые,
женщин не бьют, и всем хватает еды.
     - Конечно,здесь нет мяса, - уточнила Мотта. - Но кого это  волнует?
Зато  здесь  хорошая  одежда  и  духи,  и. - Она переглянулась с Вайли и
хихикнула.
     Стив Бишоп вспыхнул и отпил  из своего бокала.  Элтон  сардонически
поднял брови.
     - У меня для вас приятный  сюрприз, - сказал сэр Уолден. -  Сегодня
к ужину будет мясо.  В честь наших гостей.
     Он оглядел путешественников, ожидая вспышки энтузиазма.
     - Но, вероятно, для вас мясо не такая роскошь, как для нас. И  еще,
милорд сэр  Кларенс Эттлви  просил передать,  что он  приглашает в  свой
замок  на  вечер.   Он  устраивает  прием  в  вашу честь.  Я надеюсь, вы
примете приглашение.

                                - 45 -

     - Спасибо, - сказал Клайстра. - Лично я приду с удовольствием.   Он
поглядел на своих спутников.  - Думаю, мы все  пойдем.  Даже Фэйн,  если
он вернется к вечеру.
     В  середине  дня  сэр  Уолден  провел  своих  гостей  на "розлив" -
церемонию  получения  цветочного   вина.   Присутствовало  около   сотни
аристократов в зеленых и серых головных уборах.  Сэр Уолден сказал,  что
это традиция.
     Пажи  подавали  присутствующим  хрустальные  бокалы  с  несколькими
каплями вина.  Сэр Уолден сказал:
     - Проведите языком по жидкости, но не пробуйте по-настоящему.
     Клайстра последовал совету.   Волна жидкого огня прокатилась  через
горло в ноздри.  Перед глазами поплыли яркие пятна, голова  закружилась,
он на мгновение застыл в экстазе.
     - Божественно, - выдохнул он, когда смог говорить.
     Сэр Уолден кивнул:
     -  Это  сбор  "Байе-Жоли".  Следующий  -  "Красное  дерево",  потом
"Морской сад", "Розовый дурман" и, наконец, мой любимый "Урожай луга".


                              13. СЕКРЕТ


     Когда Клайстра и  его спутники возвратились  в замок сэра  Уолдена,
им сказали, что Роджер Фэйн не появлялся.
     Этим вечером сэр  Уолден был еще  более великолепен и  радушен, чем
когда-либо.   Он постоянно  поднимал тосты  за здоровье  своих гостей  и
Матери-Земли.  Зеленое вино сменялось оранжевым, оранжевое - красным,  и
у Клайстры звенело в голове еще до окончания первой перемены блюд.
     Печеные, тушеные, маринованные фрукты  и овощи, салаты, супы,  соте
и, в заключение, огромный, пропитанный ромом арбуз.
     Сэр  Уолден  сам  подавал   мясо,  тоненькие  кусочки,  тушеные   в
коричневом соусе.
     Клайстра  обнаружил,  что  совершенно  сыт,  и  только   вежливость
заставила его доесть свой кусок.
     - Что за животное мы едим?
     Сэр Уолден пожал плечами:
     -  Это  очень  большой  зверь,  редко  встречающийся в наших краях.
Забрел сюда  из северных  лесов.   Мы его  поймали.   У него удивительно
нежное мясо.
     - О да, -  сказал Клайстра.  Обернувшись,  он заметил, что Элтон  с
Бишопом  сохранили  аппетит  и  с  удовольствием  расправляются с мясом,
девушки-цыганки тоже.
     За десертом Клайстра сказал:
     - Я думаю, сэр Уолден, завтра мы покинем Кристиендэйл.
     - Что?  Так скоро?
     -  Перед  нами  далекий  путь,   линия  монорельса  идет  лишь   до
Миртлисса.
     - Но ваш друг. Фэйн.
     - Если  он найдется. - Клайстра помолчал.  - Если  он найдется, он,
вероятно, сможет догнать нас.  Я считаю, что нам следует уехать,  прежде
чем еще кто-нибудь "заблудится".
     - Мы  отвыкаем от  суровой походной  жизни, -  сказал Пианца. - Еще
две недели, и мы не сможем заставить себя уйти.
     Сэр Уолден был искренне расстроен:
     -  Я  пригласил  вас  как  достопримечательность, но вы стали моими
друзьями.

                                - 46 -

     Прибыл экипаж,  чтобы отвезти  землян в  замок сэра  Кларенса.  Сэр
Уолден, однако, не поехал с ними.
     - Этим вечером я занят, - сказал он.
     Клайстра опустился  на мягкое  сиденье, автоматически  провел рукой
по бедру и вспомнил, что оставил пистолет в комнате.  Он шепнул Элтону:
     - Не  пей много  сегодня вечером.   Нам потребуются  свежие головы.
Для чего?..  Пока не знаю.
     - Ясно.
     Экипаж  остановился  перед  бело-голубой  колонной.   Сэр  Кларенс,
человек  с  тяжелым  подбородком  и  острыми глазами, встречал гостей на
вершине  винтовой  лестницы.   Клайстра  внимательно  смотрел  на  него.
Почему-то лицо сэра Кларенса казалось ему знакомым.
     - Мы не встречались с вами раньше, сэр Кларенс?  На розливе?
     - Не думаю, - ответил сэр Кларенс. - Я был занят другими делами.  -
Он проводил гостей  в дом. -  Позвольте вам представить  мою жену и  мою
дочь Валерию.
     Клайстра открыл рот.   Это была та  самая девушка, что  одевала его
после ванной.  Он пробормотал:
     - Счастлив познакомиться, - и она отошла к другим гостям.
     Наблюдая  за  надменной  юной  леди  в  шуршащих  шелковых одеждах,
Клайстра все более уверялся, что это та самая девушка.
     Бишоп склонился к его уху:
     - Происходит что-то очень странное.
     - Что же?
     - Наш хозяин, сэр Кларенс. Я видел его раньше.
     - И я.
     - Это он. - Бишоп хрустнул пальцами.
     - Кто?
     - Сэр Кларенс был или есть швейцар "Охотничьего клуба".
     Клайстра недоуменно  уставился на  Бишопа, потом  на сэра Кларенса,
мирно беседовавшего с Нэнси.  Бишоп был прав.
     За его спиной раздался громкий хохот, переходящий в рев.
     - Господи!  Вы только посмотрите!
     Смеялся Элтон, а с ним это редко случалось.
     Клайстра обернулся и столкнулся с Роджером Фэйном.
     Фэйн был одет в черную ливрею с маленьким золотым эполетом и  катил
перед собой столик, уставленный всякой снедью.
     Клайстра,  Пианца  и  Бишоп  разразились  дружным  хохотом.    Фэйн
вспыхнул, кровь прилила  к его щекам  и шее.   Он испуганно поглядел  на
сэра Кларенса, невозмутимо наблюдающего за происшествием.
     - Фэйн,  - сказал  Клайстра. -  Может быть,  ты введешь  нас в курс
дела?  Ты, что, решил подработать на каникулах?
     - Не хотите ли пирожного, - спокойно осведомился Фэйн.
     - Нет.  Я не хочу есть, я хочу, чтобы ты объяснил.
     - Спасибо, сэр, - сказал Фэйн и двинулся дальше.
     Клайстра догнал Фэйна, который,  казалось, был занят только  своими
обязанностями лакея.
     - Роджер!  Стой, или я разобью твою чертову посуду!
     - Тише, - шепнул Фэйн. - Неучтиво поднимать такой шум.
     - Слава Богу, я не аристократ!
     - Но  я -  аристократ!   И ты  вредишь моему  престижу!   Здесь все
живут так же, - ответил Фэйн. - Каждый кому-нибудь служит.  Иначе им  не
удавалось бы поддерживать такой уровень.
     Клайстра сел:
     - Но.

                                - 47 -

     -  Я  решил,  что  мне  здесь  нравится.   Я  остаюсь.  Мне надоело
тащиться по джунглям и рисковать  жизнью.  Я спросил сэра  Уолдена, могу
ли я остаться.  Он сказал "да", но объяснил, что мне придется  работать.
В мире  нет более  трудолюбивых людей,  чем кристеры.   Они знают,  чего
хотят  и  создают  это.   Каждый  час  всемогущества  и   аристократизма
оплачивается  двумя  часами  труда  в  магазинах,  на фабриках, в домах.
Вместо  одной  жизни  они  живут  двумя,  тремя.  Им  это нравится.  Они
гордятся этим.   Мне это тоже  нравится.  Назовите  меня снобом, -  Фэйн
почти кричал. - Вы будете правы.  Но когда вы уйдете, я буду жить  здесь
как король!
     - Все  в порядке,  Роджер, -  сказал Клайстра.  - Или,  вернее, сэр
Роджер.  Почему вы не сообщили мне о своих планах?
     Фэйн отвернулся:
     - Я думал, что вы будете со мной спорить.
     - Вовсе  нет.   Вы свободный  человек.   Желаю удачи,  - и Клайстра
вернулся в главный зал.


     Утром следующего дня  к дому сэра  Уолдена подкатил экипаж.   Среди
людей в упряжке Клайстра узнал сына сэра Кларенса.
     Вайли и Мотта отсутствовали.  Клайстра спросил Бишопа:
     - Где твоя служанка?
     Бишоп покачал головой.
     - Она знала, что мы уезжаем?
     - Ну. Да.
     Клайстра развернулся к Элтону:
     - Где Мотта?
     Элтон с улыбкой посмотрел на Бишопа.
     -  Надо  глядеть  правде  в   глаза,  мы  не  можем  сравняться   с
Кристиендэйлом.
     - Вы собираетесь искать их?
     - Здесь им будет лучше, - покачал головой Элтон.
     - Поехали, - сказал Бишоп.
     На вокзале главный носильщик распахнул дверцу экипажа, потом  отвез
на тачке  багаж и  перегрузил его  в тележки.   Клайстра подмигнул своим
спутникам.  Носильщиком был сэр Уолден Марчион.
     С непроницаемым лицом Клайстра вручил ему еще три куска железа.
     - Большое спасибо, сэр, - сэр Уолден низко поклонился.
     Кристиендэйл исчез на  западе.  Как  и прежде, впереди  ехал Озрик,
за ним  следовал Клайстра,  потом первый  грузовик с  Элтоном и  Нэнси и
второй с Бишопом и Пианцей.  Тележка Фэйна осталась в Кристиендэйле.
     "Наши ряды редеют, -  Клайстра вспоминал последние недели.  - Кетч,
Дэррот, Валюссер  - убиты,  Фэйн ушел;  Эббидженс, Морватц  и их солдаты
либо мертвы, либо в рабстве;  Этман, его люди, волшебники в  гримоботе -
тоже мертвы.  Кто последует за ними?" - Эти мысли как туча висели в  его
мозгу,  пока  они  плыли  над  берегом  тихой  речки, восточного притока
Тельмы.  Здесь росли земные  дубы, кипарисы и ясени, посаженные  первыми
поселенцами  и  привившиеся  на  чужой  почве.   Были и растения Большой
Планеты:   колокольчики,  платочное  дерево,  кусты  бронзовника,  сотни
безымянных цветов и трав.  В речных долинах стояли фермы и мельницы.
     Речка сворачивала на север,  а линия монорельса тянулась  дальше на
юго-восток.  Местность изменилась.   Зеленые луга и леса превратились  в
темные пятна  слева и  сзади.   Впереди была  саванна, а  за ней  в небо
поднимались голубые вершины гор.
     - Гнездо, - сказал Озрик.

                                - 48 -

     В полдень третьего дня Озрик обернулся к землянам:
     - Подъезжаем к озеру Пеллитанат.
     Над болотистой  низменностью монорельс  повернул на  юг.   Какое-то
время они  ехали над  дюнами, поросшими  сухой желтой  травой, и  белыми
песками, чей  блеск слепил  глаза.   Высокая трава  тянулась к тележкам,
как пена на гребне волны, и снова сгибалась под ветром.
     Тележка  Озрика  вдруг  пропала  из  виду.   Желтая  трава внезапно
зашевелилась и. Голые, худые,  размалеванные желтыми и черными  полосами
и поразительно высокие люди выскочили из травы и кинулись к  монорельсу.
Они двигались  большими прыжками.   Раздался резкий  крик, и  нападающие
подняли  копья.    Вспыхнул  фиолетовый  луч.   Великаны  попадали   как
подкошенные.  Они не были мертвы, а стонали и извивались от боли.
     Озрик поднялся с земли, прохлюпал  через болото и добил раненых  их
же собственными копьями.
     Вокруг  было  тихо.   Клайстра  осмотрел  магазин ионника и покачал
головой.
     -  Выдохся,  -  он  хотел  выбросить  его, но, вспомнив, что металл
представляет ценность, сунул пистолет под сиденье.
     Озрик вернулся к своей тележке, ругаясь и шипя.
     - Эти  чертовы разбойники,  чума их  побери, перерезали  линию!   -
Большего преступления в глазах Озрика, очевидно, не существовало.
     -  Что  это  за  народ?   -  Спросил  Бишоп,  спустившийся  вниз по
веревке.
     Озрик пожал плечами и равнодушно сказал:
     - Называют себя Станези.  Они часто беспокоят путешественников.
     Бишоп перевернул тело одного из нападавших, заглянул ему в рот:
     -  Зубы   подпилены.   Тип   черепа  хамитский.    Племя   шиллуков
эмигрировало сюда из  Судана около трех  столетий назад.   Они предпочли
изгнание подчинению Мировому правительству.  Возможно, это их потомки.
     Озрик  достал  из  своей  тележки  блок  и  моток веревки.  Под его
руководством путешественники соединили обрезки монорельса.  Озрик  залез
на одну из опор и закрепил место обрыва еще одной веревкой.  Потом  блок
убрали, и монорельс был готов.
     Тележку  Озрика  подняли  наверх,  он  распустил  паруса, и караван
снова двинулся на восток.
     Когда они обогнули  лагуну, Клайстра посмотрел  вниз и увидел,  как
Станези,  крадучись,  приближаются  к   желто-черным  телам.   "Что   за
трагедия, - подумал он, - весь цвет племени погиб за доли секунды".
     Монорельс  приближался   к  полосе   деревьев,  окружавших    озеро
Пеллитанат.  Ветер был слабым, и скорость тележек не превышала  скорости
бегущего  человека.   Озеро  было  похоже  на  зеркало.  Противоположный
берег скрывался в тумане.   Посередине озера виднелось несколько  лодок.
По словам  Озрика, здесь  жило племя  рыбаков, суеверных  людей,чьи ноги
никогда не касались земли.


     Поздно  вечером  они  все  еще  шли  над  приозерным лесом, когда с
востока появились тележки торговцев.
     Озрик  остановил  свою  тележку,  глава  второй группы сделал то же
самое, и они обменялись приветствиями.
     Торговцы были из Мирамара,  что в Келанвилли, южнее  Кристиендэйла,
и возвращались  от Миртлисского  Фонтана.   Это были  ясноглазые высокие
люди в белых льняных одеждах.   Красные повязки на головах придавали  им

                                - 49 -

пиратский вид. Озрик, однако, не  проявлял и тени недоверия, и  Клайстра
немного расслабился.
     Торговый  караван  состоял  из  четырнадцати  тележек,  нагруженных
рафинадом.   По обычаю,  земляне, у  которых было  всего четыре тележки,
должны были спуститься на землю и уступить торговцам дорогу.
     Ночь  уже  опускалась  на  озеро,   и  Клайстра  решил,  что   пора
становиться лагерем.  Глава торговцев решил расположиться рядом.
     - В эти  печальные времена, -  сказал он, -  приятно иметь честного
соседа, пусть только на одну ночь.



                               14. ОБМАН


     Спать было  еще рано.   Торговцы сидели  у костра,  склонившись над
длинным ящиком, в котором по  дорожкам скакали кузнечики.  Рядом  сидела
Нэнси.   Ее  темные  глаза  неотрывно  смотрели  в  огонь.   Эли  Пианца
полировал  ногти,  Стив  Бишоп   возился  с  записной  книжкой.    Элтон
расслабленно  прислонился  к  дереву,  из-под  опущенных век наблюдая за
лагерем.  Озрик, напевая сквозь зубы, чинил свою тележку.
     Клайстра спустился к берегу и стал следить, как на озеро  наползает
темнота.   Запад  был  оранжевым,  зеленым  и  серым,  восток же был уже
черным.  Ветер утих.  Поверхность озера была молочно-белой.
     Из-за деревьев вышла Нэнси, волосы ее были как золотой туман.   Она
села рядом с ним.
     - Зачем вы пришли сюда?
     - Так, бродил. Думал.
     - Вы жалеете, что покинули Кристиендэйл?
     - Конечно, нет, - удивленно ответил он.
     - Вы избегаете меня, - просто сказала Нэнси.
     - Вовсе нет.
     -  Наверное,  женщины  Кристиендэйла  нравятся  вам  больше, - в ее
голосе четко слышалась обида.
     Клайстра рассмеялся:
     - Я почти не разговаривал с ними. Как вам тамошние мужчины?
     - Как  я могла  думать о  ком-нибудь другом?   Я сходила  с ума  от
ревности.
     Клайстре  вдруг  стало  легко,  как  будто  с  него  сняли огромную
тяжесть.  Он лег и притянул ее к себе.
     - За Миртлиссом нет монорельса.
     - Нет.
     - Я собирался вернуться в Кристиендэйл.
     Он почувствовал, как она напряглась.
     - И  построить там  планер, достаточно  большой, чтобы  поднять нас
всех.  Потом я  понял, что мы не  сможем лететь все время,  во-первых, и
что без горючего мы вообще не взлетим, во-вторых.
     - Ты слишком волнуешся, Клод, - она погладила его по руке.
     - Одна идея  может сработать:   воздушный шар, наполненный  горячим
воздухом.  Но здесь сильный юго-восточный ветер, и нас снесет в море,  -
он подавил вздох.
     - Давай прогуляемся по берегу туда, где нас не увидят.
     Когда они возвратились, торговцы откупорили большую бутыль вина,  и
все снова уселись  вокруг огня, весело  беседуя.  Клайстра  и Нэнси пили
совсем немного.

                                - 50 -

     Яркий  солнечный  свет  заливал  лагерь.   Клайстра  заставил  себя
проснуться.  Почему  так сухо во  рту?  Почему  его не разбудили,  чтобы
сменить часовых?
     Он оглядел лагерь.
     Торговцы ушли!
     Клайстра вскочил.  Под монорельсом вниз лицом лежал Эли Пианца.
     Тележек не  было.   Четыре тележки,  сотни фунтов  металла, одежды,
инструментов.
     И Эли был мертв.
     Они  похоронили  его  в  полном  молчании.   Клайстра  поглядел  на
монорельс, потом на свой маленький отряд:
     - Не будем обманывать себя.  Это настоящий удар.
     - Вино, - зло сказал Озрик. -  Нам не надо было пить.  Они  смазали
стаканы сонным зельем.  Никогда нельзя доверять торговцам.
     Клайстра все  качал головой,  глядя на  могилу Пианца.   Прекрасный
товарищ, добрый, умный. Он повернулся к группе:
     - Озрик, вам нет смысла оставаться с нами.  Тележки похищены и  наш
металл  тоже.   Вам  лучше  вернуться  в  Кристиендэйл и забрать тележку
Фэйна, в ней вы сможете добраться до Болотного острова.
     Они оставались вчетвером:  Элтон, Бишоп, Нэнси и он сам.
     - Вы тоже  можете вернуться.   Впереди опасности и  смерть, каждый,
кто хочет вернуться в Кристиендэйл, имеет на это право.
     - Почему  ты не  повернешь, Клод?   - Спросила  Нэнси. -  У нас вся
жизнь впереди, рано или поздно мы сможем послать сообщение.
     - Нет.  Я иду вперед.
     - Естественно, - сказал Бишоп.
     - Мне не  нравится Кристиендэйл, -  улыбнулся Элтон. -  Они слишком
тяжело работают.
     Нэнси опустила плечи.
     - Ты можешь вернуться с Озриком, - предложил Клайстра.
     Она печально поглядела на него:
     - Ты хочешь, чтобы я ушла?
     - Я с самого начала был против твоего участия в походе.
     - Я не поверну назад, - упрямо сказала она.
     Озрик встал, подкрутил соломенный ус и вежливо поклонился:
     -  Я  желаю  вам  удачи.   Разумнее  было  бы  вернуться  со мной в
Город-на-Болотах.  Виттельхэтч  - не самый  плохой хозяин, -  он оглядел
их. - Нет?
     - Желаю счастливо добраться домой, - сказал Клайстра.
     Он следил,  как Озрик  шел к  деревьям, размахивая  на ходу руками.
Арбалет остался в тележке, а тележка.
     - Стойте!
     Озрик обернулся.  Клайстра протянул ему тепловой пистолет:
     - Снимаете предохранитель и нажимаете  на эту кнопку.  Здесь  очень
мало энергии, так что не тратьте по пустякам.
     - Спасибо, - сказал Озрик.
     - До свидания.
     Он исчез за деревьями.
     Клайстра вздохнул:
     - Два или три заряда в  этой пушке дали бы нам несколько  миль пути
или нескольких  мертвых реббиров.   Ему они  спасут жизнь.  Так, с  этим
кончено, что у нас осталось?

                                - 51 -

     - Пакеты  с концентратами,  мои витамины,  водоочиститель и  четыре
ионника.
     - Зато не тяжело, - сказал Элтон.


     Озеро  было  около  сорока  километров  в  диаметре,  два  дня  они
спокойно  шли  лесом.   Вечером  второго  дня  они  наткнулись  на реку,
текущую на юг, и разбили лагерь на ее берегу.
     На следующее утро  они построили плот.   Яростной греблей  четверка
переправила  хрупкое  сооружение  на  другой  берег  в  трех  милях ниже
монорельса.
     Они выбрались  на берег  и огляделись.   На северо-востоке  в  небо
врезался хребет Гнездо, окруженный  справа и слева более  низкими рядами
утесов.
     - Похоже, - сказал Элтон, - нам придется посвятить этим скалам  как
минимум три дня.
     - Хорошо, что мы идем пешком, - сказал Бишоп. - Я представляю  себе
всю эту возню с перегрузкой.
     Клайстра внимательно разглядывал ближний берег озера.
     - Что вы там видите?
     - Десяток всадников на зипанготах, - ответил Элтон.
     - Торговцы говорили об отряде реббиров. Похоже, - он кивнул.
     - Как хорошо было бы ехать верхом, - вздохнула Нэнси.
     - Именно об этом я и думаю, - улыбнулся Клайстра.
     Бишоп печально вздохнул:
     - Месяц назад я  был цивилизованным человеком.   Я и не думал,  что
стану конокрадом.
     - Ты еще больше удивишься,  если вспомнишь, что шестьсот лет  назад
реббиры тоже были цивилизованными людьми, - ухмыльнулся Клайстра.
     - Ну и что мы будем делать?   - Спросил Элтон. - Спустимся и  убьем
их?
     - Если они подождут  нас, - ответил Клайстра.  - Я надеюсь, что  мы
уложимся в  один мегаватт,  потому что,  - он  проверил магазин  ионника
Пианцы, - тут только два.
     - У меня столько же, - сказал Бишоп.
     - Мне хватит на два хороших залпа, - заключил Элтон.
     - Если они тихо проедут мимо, мы будем знать, что это мирные  люди,
и не тронем их, - сказал Клайстра, - но если.
     - Они заметили нас!- Закричала Нэнси. - Они едут к нам!
     Через равнину летели всадники  на бешеных зипанготах, черные  плащи
развевались по ветру.  Зипанготы отличались от тех, что Клайстра  продал
Виттельхэтчу:   они были  больше, тяжелее,  их белые  и костлявые головы
напоминали черепа.
     - Демоны, - пробормотала Нэнси.
     - Все наверх, -  скомандовал Клайстра. - Нужно  задержать передних,
пока все не окажутся в радиусе действия.
     Боевой  клич  реббиров  летел  над  равниной,  земляне  уже   могли
различить лица передних всадников.
     -  Всего  тринадцать,  -  шепнул  Клайстра.  -  Бишоп, твои те, что
справа, Элтон - слева, я возьму пятерых в центре.
     Всадники  выстроились  полукругом,  огибая  холм, на котором стояли
четверо.  Три вспышки.  Тринадцать реббиров на земле.
     Через  несколько  минут  отряд  отправился  через  равнину к черной
линии утесов.  Они  взяли самых лучших зипанготов,  остальных отпустили.
Сабли, ножи и металл реббиров  брякали в седельных сумках.   На землянах
были черные плащи и белые шлемы.

                                - 52 -

     Нэнси все это не нравилось.
     - От реббиров разит козлом, -  морщилась она, - их плащи ужасны,  а
шлемы грязные внутри.
     - Вытри,  - посоветовал  Клайстра, -  и надень,  если хочешь  живой
добраться до Миртлисса.
     Вскоре  они  добрались  до  скалистого  склона.   В высоте над ними
проплыл караван из шести грузовых тележек под полными парусами.   Задрав
головы, путники следили за ним, пока тележки не исчезли в тени леса.


     На  третий  день  они  достигли  хребта.   Линия  монорельса  резко
поднималась вверх, к острию утеса.
     - Так они спускаются из Миртлисса, - Клайстра посмотрел на  кабель,
сливающийся  с  меловой  стеной  утеса.  -  Вверх  подниматься   тяжело.
Сплошные перегрузки.  А вниз. Помните, как мы въезжали в Долину?
     - Здесь было бы еще хуже, - голос Нэнси дрожал.
     Путники  подъехали  к  нижней  платформе  монорельса.  От нее вверх
вела тропинка,  сворачивавшая влево  и назад,  огибавшая мелкие  скалы и
превращавшаяся в узкий проход, врезанный  в утес.  Двести ярдов  вперед,
затем  назад,  наискосок  вправо,  влево,  вправо, влево. Плечи животных
упирались в стены,  нужно было скорчиться  в седле, чтобы  не ушибиться.
Зипанготы, впрочем, двигались без особого напряжения.
     Вверх, вперед,  назад, вверх.   Земля отдалялась  и росла,  там где
глаза  Клайстры  привыкли  видеть  горизонт,  была  только земля.  Вдали
серебряным зеркалом блестело озеро.
     Вверх.   Тучи закрыли  солнце, и  земляне почти  не видели  дороги,
ветер ревел над их головами.
     Отряд  остановился  на  краю  утеса.   Ветер  прижимал  их к скале.
Плато было голым и безжизненным.   Серая плоскость тянулась на  двадцать
миль и  терялась в  не менее  серой тени.   Высоко над  ней дрожал белый
канат монорельса, единственное, что придавало картине объемность.
     - Ну что ж, - сказал Клайстра, - Ничего в виду.
     - Смотри, - рука Элтона показывала на север.
     Клайстра чуть не вылетел из седла.
     - Доброе утро!  Реббиры.
     Словно колонна муравьев,  они ползли по  хребту в нескольких  милях
от землян.  Их было около двух сотен.  Клайстра хрипло сказал:
     -  Нам  лучше  ехать.  Если  мы  пойдем  под  монорельсом, не очень
быстро, может быть, они не тронут нас.
     - Тогда поехали, - сказал Элтон.
     Беспечной  рысью  караван  двинулся   на  восток  прямо  по   тени,
отбрасываемой монорельсом.  Клайстра не спускал глаз с реббиров:
     - Мне кажется, что они не следуют за нами.
     - Уже следуют, - сказал Элтон.
     Дюжина всадников  вырвалась из  рядов реббиров  с явным  намерением
догнать маленький отряд.
     - Нам придется прибавить скорость, - прошипел Клайстра.
     Он  сжал  коленями  бока  зипангота,  тот  взвыл и рванулся вперед,
закидывая костлявую голову.
     Двадцать  четыре  ноги  тяжело  били  в  базальт.   А сзади неслись
реббиры в черных развевающихся плащах.

                                - 53 -

                              15. РЕББИРЫ


     "Кошмарная  скачка,  -  подумал  Клайстра,  -  быть может, я сплю?"
Кошмарные скакуны, черные всадники и равнина, как из "Ада" Данте.
     Клайстра  отогнал  это  ощущение.   Обернувшись,  он  посмотрел  на
реббиров.   Теперь их  преследовала вся  армия.   Первый десяток был еще
далеко.  Клайстра пришпорил своего зипангота:
     - Скачи, милый.
     Миля  за  милей  серая  равнина  и  топот сотен ног.  Глядя вперед,
Клайстра увидел, что  базальт кончается.   Впереди были дюны,  белые как
соль и блестящие как битое стекло.
     Реббиры  приближались.    Оглянувшись,  Клайстра  увидел   зрелище,
которое  при  других  обстоятельствах  показалось  бы  ему   прекрасным:
преследователи  стояли  на  спинах  несущихся  животных.  Каждый из них,
откинув капюшон, натягивал тетиву большого черного лука.
     - Берегись!  - Выкрикнул Клайстра. - В нас стреляют!  - И  прижался
к спине зипангота.
     Стрела пропела  над его  головой.   Впереди росли  дюны.   Клайстра
услышал, что топот зипанготов стал  глуше, теперь они скакали по  песку.
Зипангот устал,  дыхание с  хрипом вылетало  изо рта.   Через  несколько
миль животные сдадут, и тогда им всем конец.
     Через  дюны,  через  небольшую   долину  к  молочно-белым   утесам.
Цепочка черных всадников,  летящих через дюны,  была похожа на  огромный
черный шарф.
     Беглецы достигли  утесов.   Сзади топот  ног и  резкий боевой клич.
Вперед по высохшему руслу реки. Зипанготы спотыкались о камни, все  ниже
наклоняли головы.
     С двух сторон в утесах открывался проход.  Клайстра кивнул влево.
     - Сюда!   - Он погладил  своего задыхающегося зипангота.  - Быстро!
Если мы оторвемся, имеем шанс.
     Он  прыгнул  в  проход,  за  ним  - Нэнси, бледная, с синим кольцом
вокруг губ, Бишоп, Элтон.
     - Тихо, - сказал Клайстра. - Все в тень.
     Рокочущий звук прокатился по старому руслу.  Боевой клич  прозвучал
совсем рядом, потом затих.
     Потом   топот   стал   звонче,   преследователи   явно   переменили
направление.    Их   крики   больше   не   содержали   угрозы,   реббиры
разговаривали между собой.   Клайстра посмотрел через  плечо.  Овраг,  в
котором они  стояли, под  немыслимым углом  упирался в  склон горы.   Он
повернулся к Нэнси:
     - Вверх по склону.  Бишоп и Элтон - за ней.
     Нэнси пришпорила своего скакуна,  он двинулся, затем остановился  и
попытался  повернуть  назад.   Нэнси  дернула  поводья.   Кашляя и шипя,
зипангот начал взбираться на гору.
     -  Быстрее,  -  сказал  Клайстра.  -  Они  могут  появиться в любой
момент.
     Бишоп и Элтон  последовали за Нэнси.  Крики становились все  ближе.
Клайстра поднял своего скакуна на  склон.  Позади, пригнувшись в  седлах
и размахивая саблями, скакали реббиры.
     Проход был забит разгоряченными  людьми и животными.   Они сплелись
в тесный клубок и не могли вырваться из прохода.
     Нэнси первой  перевалила хребет,  потом -  Бишоп, потом  - Элтон  и
Клайстра.
     Элтон знал,  что делать.   Он смеялся,  показывая белые  зубы.  Его
ионник был наготове.  Он  прицелился в первого зипангота.   Белая голова

                                - 54 -

превратилась  в  красное  пятно.   Животное  упало  и покатилось вниз по
склону, сшибая с ног остальных.
     Клайстра повел свой  отряд вдоль хребта.   Они ехали с  максимально
возможной  скоростью.   Они  скакали  по  наплывам  лавы, огибая утесы и
провалы.
     Минут через пять Клайстра свернул в один из проходов и  остановился
лишь доехав до запиравшей его скалы.
     - Они будут долго нас искать, если вообще будут. До темноты мы,  во
всяком случае, в безопасности.
     Он поглядел на тяжело вздымающиеся плечи своего зипангота:
     - На вид ты не очень-то хорош, приятель, но тебе цены нет.


     Ночью  они  вернулись  на  плато  и  тихо  поехали на восток.  Кряж
расширялся и становился более  пологим, иногда острые зубья  скал тонули
в океане песка.
     Когда они выехали на  равнину, издалека донесся клич,  клекот орла.
Клайстра остановил своего зипангота и прислушался.  Тишина.
     Зипангот всхрапывал, перебирал ногами.  Клич повторился.   Клайстра
пришпорил его:
     - Нам лучше  убраться подальше от  реббиров пока темно.   Или найти
укрытие.
     Они  тихо  поехали  по  светящемуся  песку.   Клайстра  наблюдал за
равниной  позади.   Метеориты  чертили  яркие  линии  в  темном небе.  А
позади снова раздался клич.
     Начинался рассвет.   На востоке  появились неясные  тени  деревьев.
Федра поднялась  в небо,  и путешественники  ясно видели  теперь зеленый
остров в море песка.   Из центра оазиса поднималось полукруглое  здание,
будто сделанное из белого металла.
     - Должно быть Миртлисс, - сказал Клайстра. - Фонтан Миртлисса.
     Безжизненный песок пустыни резко оборвался.  На границе оазиса  рос
высокий голубоватый  мох, а  за несколько  дюймов до  этой границы земля
была сухой и пыльной.


     Они  вошли  под  тень  деревьев   как  в  райский  сад.    Клайстра
соскользнул  со  своего  зипангота,  привязал  поводья  к дереву и помог
Нэнси сойти на землю.  Лицо ее  было бледным и усталым.  Бишоп сразу  же
растянулся на траве.   Глаза Элтона горели  лихорадочным огнем, рот  был
сжат в тонкую белую линию.
     Зипанготы, обнюхав мох, опрокинулись на спины и начали кататься  по
нему.  Клайстра кинулся снимать груз, прежде чем его сотрут в порошок.
     Нэнси растянулась под деревом рядом с Бишопом.
     - Голодна?  - Спросил Клайстра.
     -  Нет,  -  она  покачала  головой.  -  Просто устала.  Здесь мир и
покой. Слышишь. Это птица?
     Клайстра прислушался:
     - Это только похоже на птиц.
     Эса Элтон открыл пакет, смешал пищевой порошок с витаминами,  долил
воды, замешал  тесто, выложил  его в  микроволновую печь  Фэйна, опустил
шторку и через пять минут достал готовый пирог.
     Клайстра лег на мох:
     - Открываю военный совет.
     - В чем дело?  - Спросил Элтон.
     Клайстра смотрел на густую листву, на белые прожилки листьев.

                                - 55 -

     -  Выживание.  Когда  мы  вышли  из  Джубилита, нас было восемь, не
считая Нэнси.  Ты, я, Бишоп,  Пианца, Фэйн, Дэррот, Кетч и Валюссер.   С
Нэнси  -  девять.   Мы  прошли  тысячу  миль,  и  нас  осталось четверо.
Впереди  пустыня,  нам  придется  пересечь  значительную  часть  Палари.
Потом горы, озеро, река Мончевиор, потом полная неизвестность.
     - Он нас пугает, - сказал Бишоп.
     - Когда мы оставили Джубилит,  - продолжал Клайстра так, как  будто
не слышал,  - я  думал, что  у нас  есть приличные  шансы на  то, что мы
дойдем.  Сотрем ноги, вымотаемся, но дойдем.  Я был неправ.  Итак,  пока
это возможно, каждый, кто хочет вернуться по монорельсу в  Кристиендэйл,
получает  мое  благословение.   В  саблях  реббиров  достаточно металла,
чтобы сделать нас  всех богачами.   Если кто-то предпочитает  быть живым
кристером, а не мертвым землянином, сейчас самое время сделать выбор.
     Он ждал.  Все молчали.
     Он продолжал смотреть в небо.
     - Мы отдохнем  здесь, в Миртлиссе,  день или два,  а потом те,  кто
все еще хочет идти на восток.
     Клайстра осторожно  шагал по  поляне, разглядывая  своих спутников.
Бишоп  сопел,  Элтон  спал  как  невинный младенец, Нэнси снился кошмар:
она стонала  во сне.   Клайстра думал:   "Торговцы убили  Пианцу потому,
что он остался дежурить той ночью.  Почему они остановились?  Они  очень
легко могли перерезать всех нас, сонных.  У этих торговцев явно не  было
ни совести, ни  иных спасительных предрассудков.   У землян была  ценная
одежда с металлическими застежками.  Ионники сами по себе были  огромной
ценностью.   Почему  же  торговцы  все-таки   не  убили  нас?   Или   их
переубедил  кто-то,  обладавший  большим  авторитетом.  Вероятно, в виде
ионного пистолета".
     Клайстра  повернул  обратно.   Боль  комком  стояла  в  горле.   Он
вернулся  на  поляну.   Мох  был  мягким,  пружинистым  и  пушистым  как
звериная  шкура.    В  воздухе   был  разлит   покой.   Солнечные   лучи
пробивались  сквозь  листву  и  придавали  роще  вид  волшебного леса из
сказки  об  эльфах.   Откуда-то  доносился  музыкальный свист, щелкание,
снова свист.  Пела не птица, какое-то насекомое или ящерица, на  Большой
Планете не было птиц.  А со стороны круглого здания раздавался четкий  и
слышный звук гонга.
     Он услышал  шорох за  спиной.   Резко обернулся.   Нэнси.  Клайстра
облегченно вздохнул:
     - Ты меня напугала.
     - Клод, - шепнула  она, - давай вернемся,  все вместе. - Она  жадно
хватала ртом  воздух. -  Я не  имею права  так говорить,  я -  незванная
гостья . Но  ты погибнешь, а  я не хочу,  чтобы ты умирал.  Почему мы не
можем  просто  жить,  ты  и  я?   Если  мы  вернемся  в Кристиендэйл, мы
проживем жизнь в любви и покое.
     Он покачал головой:
     -  Не  уговаривай  меня,  Нэнси.   Я  не  могу повернуть назад.  Но
думаю, что ты - должна.
     Она отступила назад, глядя на него расширенными глазами:
     - Я тебе больше не нужна?
     - Конечно,  нужна, -  он рассмеялся  устало. -  Я жить  без тебя не
могу.  Но  то, что мы  забрались так далеко  - это чудо.   А чудо должно
когда-нибудь кончиться.
     - Конечно!  - Крикнула она.  - Поэтому я и хочу, чтобы  ты повернул
назад!  - Она положила руки ему на грудь. - Клод, я прошу тебя.
     - Нет.

                                - 56 -

     Слезы текли  по ее  щекам.   Он растерянно  смотрел на нее, пытаясь
подобрать успокаивающие слова.   Они застревали в  его горле.   Не найдя
ничего лучшего, он сказал:
     - Тебе следует отдохнуть.
     - Я больше никогда не буду отдыхать.
     Он  удивленно  посмотрел  на  нее.   Нэнси  отошла  к  краю оазиса,
прислонилась к дереву и стала смотреть в пустыню.
     И  Клайстра  снова  пошел  кругами.   Мягкий  мох заглушал звук его
шагов.
     Прошел час.
     Он подошел взглянуть на Нэнси.  Она спала, заложив руки за  голову.
Что-то  в  ее  позе,  в  напряженности  спины  сказало  Клайстре, что их
отношения никогда уже не будут прежними.
     Он подошел к спящему Элтону  и коснулся его плеча.   Инженер открыл
глаза.
     - Твоя очередь.  Разбудишь Стива через час.
     Элтон зевнул и встал.
     - Хорошо.
     Звук.  Хриплый глухой звук.  Клайстра очень устал, но не мог  снова
погрузиться  в  сон.   Дальний,   беспокоящий  звук  не  позволял   ему.
Опасность.  Он должен проснуться!
     Он вскочил на ноги, хватаясь за рукоятку ионника.
     Рядом лежал спящий Элтон.
     Бишопа  не  было  видно.   Нэнси  тоже.   Голоса.   Удар, еще удар.
Звуки затихли вдали.
     Клайстра  побежал,  раздвигая  ветви  деревьев,  перепрыгивая через
стелющиеся по земле лианы.  Он обо что-то споткнулся и остановился.   Он
споткнулся о труп.
     Об  окровавленный  безголовый  труп  Стива  Бишопа.   Голову убийцы
унесли с собой.
     "Где теперь  эта круглая  голова, этот  мозг, заполненный знаниями?
Где Бишоп?  Куда он ушел?"
     Кто-то схватил его за руку.
     - Клод!
     Он взглянул в лицо Элтона:
     - Они убили Стива.
     - Вижу.  Где Нэнси?
     - Где Нэнси.
     Он обернулся,  потом остановился  и стал  внимательно смотреть  под
ноги.
     - Те,  кто убил  Стива, забрали  ее с  собой, -  сказал Элтон. - На
земле остались следы.
     Клайстра глубоко вздохнул, еще раз,  еще раз.  Посмотрел на  следы.
Его охватило  неудержимое желание  действовать.   Он кинулся  к круглому
зданию.   Он пробежал  кипарисовую рощу  и вылетел  на мощеную  дорожку,
ведущую прямо  к храму.   Отсюда храм  был виден  целиком, от  колоннады
справа до колоннады слева.  Ни Нэнси, ни ее похитители не появлялись.
     На мгновение Клайстра остановился,  потом снова побежал.   Он бежал
через  сад,  мимо  длинной  мраморной  скамьи,  мимо  каскада фонтанов с
желтой водой,вниз по дорожке, вымощенной черным и белым мрамором.
     Старик в сером  шерстяном халате подрезал  розы.  Увидев  Клайстру,
он распрямился.
     - Куда они пошли?  - Прохрипел Клайстра. - Люди с девушкой?
     Старик тупо смотрел на него.
     Сзади подбежал Элтон:
     - Он глухой.

                                - 57 -

     Клайстра побежал дальше.   В конце дорожки  была дверь.   Наверное,
именно через нее Нэнси втащили внутрь.   Он ударил в нее плечом.   Дверь
не поддавалась.
     Он заколотил в стену руками, крича:
     - Откройте!  Откройте, я приказываю вам!
     - Колотясь в эту дверь, ты ничего не добьешся.  Разве что  получишь
стрелу в горло, - сказал Элтон.
     Клайстра остановился.  Внимательно осмотрел стену.  Солнечный  свет
играл на ней с тенями деревьев.  Очень спокойно Клайстра сказал:
     - В моем ионнике хватит зарядов, чтобы поглядеть на цвет их крови.
     -  Ты  успокоишся,  наконец?!    -  Нетерпеливо  сказал  Элтон.   -
Во-первых, мы должны позаботиться о зипанготах, покуда их не украли.
     Клайстра с усилием оторвал глаза от стены и повернулся к Элтону.
     - Ладно, ты прав. Бедняга Бишоп.
     - Вряд ли мы переживем его хотя бы на сутки, - ровно сказал Элтон.
     В отсутствие хозяев  зипанготы обьели половину  кустов на поляне  и
теперь  мирно  стояли,  вытягивая  шеи  и  тихо  подвывая.  Не говоря ни
слова, Клайстра  и Элтон  разгрузили вьюки.   Имущество Бишопа  и  Нэнси
казалось им много тяжелее их собственного.
     - Знаешь,  что бы  сделал я,  если бы  руководил нашим  походом?  -
Спросил Элтон, на мгновение прекратив работу.
     - Что?
     - Поехал бы строго на восток и не оглянулся бы.
     Клайстра покачал головой:
     - Я не могу,Эса.
     - Тут что-то очень не так.
     - Знаю.   И хочу  понять, что  именно.   Я теперь  воюю за  мертвое
дело.  Ты еще можешь вернуться в Кристиендэйл.
     - Вот еще, - фыркнул Элтон.
     Они сели в седла и поехали по направлению к храму.



                              16. ПОИСКИ


     Воздух  был  полон  звуков:   "птичий"  свист,  жужжание  и зудение
мелких насекомых, шорох теплого ветра.   Они шагом проехали через  рощу.
Там  стояла  девочка,  возившаяся  с  игрушечным  чертенком.  У нее было
треугольное лицо  и большие  темные глаза.   На ней  были только зеленые
сатиновые  бриджи  и  красные  шлепанцы.   Она наблюдала за чужеземцами,
приоткрыв  рот,  совсем  позабыв  о  своей  игрушке.  Она была похожа на
земного ребенка.  Что станет с ней, когда она вырастет?
     Они ехали  мимо длинной  стены из  тесаного камня,  поросшей тем же
голубоватым мхом.   Стена уперлась во  флигель храма.   Обогнув его, они
поехали  по  чистой  узенькой  улочке,  вдоль  которой  протекал канал с
желтоватой водой.   Справа появились  маленькие лавки,  потом  открылась
базарная площадь; путешествуя между звезд, Клайстра видел сотни таких.
     С прилавков  свисала одежда,  пояса, матерчатые  украшения, тут  же
лежали кучи фруктов и  дынь, рядами выстроились горшки,  миски, тарелки,
рядом  стояли  корзины  с  зеленью  и  просто  корзины и, конечно, вино.
Никто не обращал внимания на проезжающих мимо землян.
     Над самой  большой и  чистой лавкой  в качестве  вывески висел меч.
Клайстра остановил зипангота.
     - У  меня есть  идея. -  Он слез,  вытащил из  седельной сумки  две
сабли, отбитые у реббиров, и шагнул в темноту лавки.

                                - 58 -

     Невысокий очень толстый человек поднял  голову от стола.  Его  лицо
было бледным, в волосах пробивалась седина, а нос и подбородок  выдавали
реббира, чуть смягченного цивилизацией.
     Клайстра швырнул сабли на стол:
     - Сколько вы дадите за них?
     Толстяк изменился в лице.  Он не пытался скрыть интерес.
     - Где вы это взяли?  -  Он взял саблю, провел пальцем по лезвию.  -
Это прекрасная сталь. Такую изготовляют только кузнецы Южных реббиров.
     - Я их недорого отдам.
     Глаза оружейника загорелись.
     -  Чего  вы  хотите?    Может  быть,  роскошный  шлем,   отделанный
перламутром,  с  магическим  горным  опалом  на  шишаке?   Еще  я   могу
предложить вам.
     - Нет, -  сказал Клайстра, -  еще дешевле.   Час назад мою  женщину
силой увели в тот большой дом,  или храм, ну, как он называется.  Я хочу
получить ее назад.
     - Две таких сабли за женщину?   Вы шутите?  За эти сабли я  приведу
вам пятнадцать девушек, прекрасных как утренняя заря!
     - Нет.  Мне нужна только моя женщина.
     Торговец с  отсуствующим видом  потер лоб  и снова  провел рукой по
лезвию клинка.
     - По правде говоря, я очень хочу получить эти сабли. Но и голова  у
меня только одна, - он положил  саблю на место. - Знаете, эти  служители
совершенно непредсказуемы.   Иногда они ведут  себя как выжившие  из ума
олухи,  а  потом  все  это  оборачивается  таким  умом и коварством, что
честному торговцу остается только руками разводить.
     Клайстра  нервничал.   Время  шло.   Минуты  капали,  как  вода  на
обнаженный мозг.  Нэнси, что с ней?
     - Ну и что?  - Спросил он оружейника.
     - Чего вы хотите от меня?
     - Я хочу эту  женщину.  Она молода  и красива, вероятно, кто-то  из
служителей взял ее себе.
     Оружейник покачал головой, как бы удивляясь невежеству клиента:
     - Мудрецы  хранят целомудрие.   Скорее всего,  ее взяли  в ямы  для
рабов.
     - Я не знаю ничего о храме.  Мне нужен кто-то, кто знает.
     - Понятно, - кивнул торговец. - Так вы пойдете сами?
     -  Да,  -  зло  сказал  Клайстра.  -  Но  не  думай,  что не будешь
рисковать своей шеей.
     - Не  буду, -  холодно ответил  торговец. -  Я -  не буду.  Кое-кто
другой. - Он стукнул ногой в пол.  Через минуту в комнату вошел  бледный
молодой человек,  чье лицо  было более  жестким и  костлявым, чем  у его
отца.  Его взгляд упал на сабли, и юноша подавил восхищенный вздох.
     -  Мой  сын  Нимэстер.  -  Оружейник  повернулся  к юноше:- Один из
клинков - твой.  Ты должен  провести этого человека в храм через  проход
Зелло.  Оденьте рясы, возьмите одну  с собой.  Этот человек укажет  тебе
женщину,  без  сомнения,  она   в  камере.   Ты  подкупишь   Коромутина.
Пообещай ему кинжал из порфирита.  Приведи женщину сюда.
     - Это все?  И сабля моя?
     - Тогда да.
     - Пошли, - сказал юноша Клайстре.
     - Минуточку, - Клайстра распахнул дверь. - Элтон!
     Элтон скользнул в комнату, бесстрастно оглядел ее.
     - Если я вернусь вместе с Нэнси, отдай ему эти две сабли.  Если  мы
не вернемся - убей его.

                                - 59 -

     Торговец попытался протестовать.  Клайстра улыбнулся:
     - Неужели ты думаешь, что я тебе доверяю?
     - Доверяю?  - Удивился тот. - А что такое доверие?
     Клайстра одарил Элтона волчьей улыбкой:
     -  На  случай,  если  не  вернусь,  желаю  удачи.   Делай  карьеру,
становись императором.
     Нимэстер и Клайстра вышли из  лавки, обогнули стену и двинулись  по
аллее между двумя живыми изгородями.  Нимэстер остановился у  маленького
сарайчика, нажал  на что-то  и открыл  дверь.   Достал оттуда  сверток и
протянул его Клайстре.
     - Одевайтесь.
     Это  была  белая  ряса  с  капюшоном,  Клайстра  натянул  ее, затем
серебряный халат без завязок и черную мантию, тоже с капюшоном.
     Нимэстер натянул такой же наряд.
     - Это одеяние Мудреца, средний ранг  у Служителей.  В храме на  нас
никто не обратит внимания, -  он связал третий комплект в  плотный узел,
быстрым взглядом изучил аллею. - Сюда, скорее.
     Они пробежали сотню футов до отверстия в ограде и проникли в сад.
     Тут Нимэстер остановился, осторожно двинулся вперед, снова замер  и
дал Клайстре знак  остановиться тоже.   Глядя вперед через  переплетение
виноградных лоз, Клайстра увидел высокого тощего человека с серым  лицом
и крючковатым носом, мирно греющегося на  солнышке.  В руках у него  был
хлыст, и  он лениво  похлопывал им  себя по  сапогу.   Невдалеке шестеро
ребятишек  разного  возраста  работали  в  винограднике,  подпирая  лозы
длинными палками.
     Нимэстер наклонился к Клайстре и шепнул:
     -  Чтобы  добраться  до  стен,  надо  миновать Зелло.  Он не должен
видеть нас, иначе поднимет крик.
     Нимэстер наклонился,  подобрал камешек  и швырнул  его в  одного из
мальчишек.  Тот закричал, но быстро замолк и вернулся к работе.
     Зелло зашевелился,  как ленивый  питон, и  пошел через виноградник,
поднимая хлыст.
     -  Пора,   -  шепнул   Нимэстер.   Они   ринулись  через   открытое
пространство и остановились в тени стены.
     Нимэстер  остановился   и  стал   внимательно  разглядывать   купол
Миртлисского храма.
     - Иногда там  стоит жрец и  наблюдает за пустыней.   Это когда  они
ждут важного гостя и хотят вовремя приготовить оракула, - юноша  кивнул.
- Так и есть.  Вот он.
     Клайстра  увидел  на  краю  крыши  темную тень,подобную Нотрдамской
химере.
     - Не  беспокойтесь, -  сказал Нимэстер,  - он  не заметит  нас.  Мы
ведь не в пустыне. - Он начал карабкаться по стене, используя выступы  и
выщербины как  ступени.   На полдороге  пропал из  виду.   Добравшись до
середины стены, Клайстра обнаружил узкий лаз, невидимый снизу.
     Из лаза раздался гулкий голос Нимэстера:
     - Эту стену  строили для престижа,  она пустая внутри,  и тут можно
пройти.
     Послышалось клацанье, затем вспыхнул огонь.  Нимэстер зажег  фонарь
и пошел вперед.  Шаги его были легки и очень осторожны.
     Они прошли  две сотни  ярдов внутри  стены, затем  проход загородил
большой  черный  камень.   Рядом  с  ним  была  яма, в которую скользнул
Нимэстер.
     - Осторожно, - пробормотал он, - ступеньки очень узкие.   Держитесь
крепче.

                                - 60 -

     Клайстра протиснулся в  щель в фундаменте  здания и вылез  в темный
коридор.
     - Теперь мы под полом  Главного Собрания.  Над нами  Вердиктаториум
- место, где сидит оракул.
     Над ними звучали шаги.  Торопливые, легкие, но какие-то странные.
     -  Это  надсмотрщик,  старый  Капер.   Когда  он  был  молодым, его
наложница смазала зубы ядом  и укусила его за  бедро.  Бедняга так  и не
оправился.  Его левая нога не толще моей руки.
     Еще одна скала преградила им путь.
     - Это  пьедестал сидения  оракула.   Теперь нужно  вести себя очень
осторожно.   Прячьте лицо  от света  и молчите.   Если нас  остановят  и
узнают.
     - Что тогда?
     - Зависит от того, кто это  сделает.  Самые опасные - послушники  в
черных рясах.  Они сверхподозрительны.  И Иерархи с золотыми кистями  на
капюшонах.  Остальные не так внимательны.
     - Каковы твои планы?
     - Этот  коридор ведет  к камерам,  где содержат  пленников, рабов и
преступников, прежде чем использовать их.
     - Использовать?  В качестве оракула?
     -  Ни  в  коем  разе,  -  покачал  головой Нимэстер. - Чтобы давать
ответы, оракул нуждается в мудрости  четырех человек.  Поэтому вместе  с
ним используют еще троих.  Сам он тоже служит следующему оракулу.
     - Нам пора, - в приступе нетерпения сказал Клайстра.
     - Очень тихо, - предупредил Нимэстер.  Он вытащил откуда-то  грубую
деревянную лестницу  и приставил  ее к  скале.   Взобравшись на  нее, он
привязал  фонарь  к  веревке  и  оставил  висеть, а сам пополз по новому
лазу.   Клайстра  последовал  за  ним.   Каменный  потолок  давил ему на
спину.
     - Быстро за мной, - шепнул, обернувшись, Нимэстер.
     Он  исчез.   Клайстра  провалился  в  узкую  дыру  и приземлился на
каменном полу рядом  с Нимэстером.   Под его ногами  текла вонючая вода.
Нимэстер двинулся  к источнику  света, фонарю,  висевшему над лестничным
пролетом.  Он  поднялся по ступеням  и без колебаний  вошел в освещенное
помещение.  Клайстра - за ним.
     Воздух  был  горячим  и  несвежим,  Клайстра  почувствовал тошноту.
Из-за широкой арки доносилась какая-то возня.
     Героическим  усилием  Клайстра  проглотил   комок  и  двинулся   за
дрожавшим от нетерпения Нимэстером.
     Люди в рясах  проходили мимо по  двое, по трое,  не обращая на  них
никакого внимания.  Нимэстер остановился:
     - Камера за стеной.  Посмотри в щель и найди свою женщину.
     Клайстра  прижался  к  холодной  стене  и  стал всматриваться через
небольшую дыру  как раз  на уровне  глаза.   Около двух десятков человек
стояло в середине камеры или  сидело на каменных скамьях.   Головы рабов
были обриты и окрашены в желтый, зеленый и голубой цвета.
     - Ну, где она?  - Спросил Нимэстер. - Та, в дальнем углу?
     - Нет, - сказал Клайстра. - Ее здесь нет.
     - Ха, - пробормотал юноша, - это проблема. Очень сложно и, как  мне
кажется, за пределами нашего соглашения.
     - Ерунда!  Ты подрядился найти  женщину и спасти ее, где бы  она ни
была. Проведи меня к ней, или я убью тебя здесь и сейчас!
     - Я не знаю, где искать ее, - спокойно объяснил Нимэстер.
     - Так узнай!

                                - 61 -

     - Я спрошу Коромутина.  Подожди здесь.
     - Нет, я пойду с тобой.
     Нимэстер  тихо  выругался  и  пошел  вниз  по коридору до небольшой
двери, открыл  ее и  просунул голову  внутрь.   Человеку внутри было лет
пятьдесят.   Он  носил  белоснежную  тунику  и безукоризненный кружевной
воротник.   Он совершенно  не удивился,  увидев Нимэстера,  и лишь  всем
своим видом немедленно создал ощущение, что он важная персона, и  каждая
его минута на счету.
     Нимэстер  заговорил  с  ним  шепотом.   Слова  едва  доносились  до
Клайстры.   Коромутин  поднял  глаза  и  попытался заглянуть под капюшон
землянина.
     - .Он говорит, что она не в камере, он не уйдет без нее.
     Коромутин задумчиво нахмурил брови:
     - Очевидно, женщина  наверху.  Если  так, то сколько  заплатит твой
отец?  Я бы не отказался от кинжала их хорошего Филемонского порфира.
     - Он будет твоим, - кивнул Нимэстер.
     Коромутин потер руки, встал и поглядел на Клайстру с интересом.
     -  Эта  женщина,  конечно,  королева.    Мой  дорогой  сэр,  -   он
поклонился, - я восхищен вашей верностью.  Позвольте мне помочь в  ваших
поисках, - он отвернулся, не дожидаясь ответа.
     Они поднимались  по мраморной  лестнице.   Сверху послышались шаги.
Коромутин низко и раболепно поклонился.
     - Кланяйтесь, - шепнул Нимэстер, - Мудрейший.
     Клайстра  склонил  голову.   Он  увидел  богатые одежды Мудрейшего.
Белая ряса  была шелковой,  красная -  шерстяной и  мягкой, как  бархат,
черная - из более плотной шерсти.  Брюзгливый голос произнес:
     -  Где  ты  был,  Коромутин?   Оракул  скоро  будет готов, а где же
мудрость?  Ты нерадив.
     Коромутин рассыпался  в извинениях,  и Мудрейший  повернул обратно.
Коромутин тоже  вернулся в  свой закуток,  где натянул  длинное одеяло с
высоким  воротником,  накидку,  расшитую  красными  пауками,  и  высокий
колпак с вуалью, почти полностью скрывавшей его лицо.
     - Что за задержка?  - Прошипел Клайстра.
     - Коромутин  занимает пост  Вводящего, а  это -  его церемониальное
одеяние.  Придется подождать.
     - У нас нет времени.  Объясни ему.
     - Невозможно, -  покачал головой Нимэстер.  - Коромутин привязан  к
оракулу.   Да и  я сам  хочу посмотреть  на ритуал.   Я никогда не видел
откровения.
     Клайстра  использовал   все  мыслимые   угрозы,  но   Нимэстер  был
непоколебим.
     - Ждите.  Коромутин  приведет нас к женщине.   Ее нет в камере,  вы
сами видели.
     Клайстре пришлось согласиться.



                              17. ОРАКУЛ


     Коромутин продолжал свои приготовления.   Он достал из сейфа  сосуд
с мутной  оранжевой жидкостью  и набрал  немного жидкости  в примитивный
шприц.
     - Что это?

                                - 62 -

     - Мудрость, - ответил  Коромутин с самодовольством посвященного.  -
На   каждую   порцию   идут   мозговые   железы   четырех  человек,  это
концентрированные знания.
     "Гормоны плюс мозговая жидкость", - подумал Клайстра.
     Коромутин  поставил  жидкость  обратно  в  сейф  и  спрятал шприц в
рукав.
     - Теперь в Вердиктаториум.
     Он провел Клайстру и Нимэстера  по коридору, по широкой лестнице  в
главный зал  храма, огромный  отделанный перламутром  двенадцатигранник,
залитый бледно-серым  светом.   В центре  зала на  постаменте из черного
дерева стояло простое кресло.
     Рядом  с  ним  полукругом  стояло  около  дюжины мудрых, выводивших
жутковатый мотив.
     -  Дежурные,  -  пробормотал  Коромутин.  -  Лорду  Воеводе  это не
понравится.   Он  ставит  мудрость  оракула  в зависимость от количества
жрецов в зале. Я должен подождать здесь, в нише, - голос Коромутина  был
глухим и усталым. - По обычаю  я сопровождаю оракула. - Он оглядел  зал:
- Вам лучше  стать в тень,  пока какой-нибудь послушник  не заглянул под
ваши капюшоны и не поднял крик.
     Нимэстер и  Клайстра спокойно  стали около  стены.   Через минуту в
зал внесли яйцевидный паланкин с шелковыми занавесками.  Четверо  негров
в красных бриджах служили носильщиками, сзади шли две девушки с  креслом
и кипой разноцветных подушек.
     Носильщики  поставили  паланкин.    Из  него  выпрыгнул   маленький
краснолицый человек и уселся в мгновенно подставленное кресло.
     Он оглядел присутствующих яростным взором.
     - Скорей, скорей!   - Зашипел он. -  Жизнь уходит.  Свет  меркнет в
моих глазах, пока я сижу здесь!
     Мудрейший, поклонившись, приблизился к нему:
     -  Вероятно,  Лорд  Воевода   отдохнет  во  время   предварительных
церемоний?
     - К  черту церемонии!   - Яростно  сказал Воевода.  - Я  вижу,  что
только  горсть  жрецов  решила  почтить  меня  своим  присутствием.    Я
обойдусь без ваших ритуалов.  Давайте прямо к прорицанию.  Только  пусть
это будет мужчина в расцвете сил:  реббир, бод или джиллард.
     - Мы  приложим все  усилия, милорд,  - склонил  голову Мудрейший. -
Оракул идет.
     Двое  жрецов  вошли  в  зал,  поддерживая  темноволосого человека в
белом халате.  Он затравленно оглядывался по сторонам.
     - И этот урод  будет давать мне советы!   - Проревел Воевода. -  Да
он способен только дрожать от страха!
     - Вы ошибаетесь,  Лорд Воевода, -  уверенно сказал Мудрейший.  - Он
обладает мудростью четырех человек.
     Несчастного оракула посадили в кресло, где он скорчился, дрожа.
     Лорд Воевода бросил на него полный злобы и презрения взгляд.
     - Наверняка, я могу сказать ему  больше, чем он мне, даже если  его
мудрость учетверена, он не знает ничего, кроме страха.  И я даром  трачу
драгоценное мгновение своей жизни.  Наверняка, есть и лучшие оракулы.
     Мудрейший пожал плечами:
     - Мир широк.  Возможно, где-нибудь найдется оракул сильнее  нашего.
Лорд Воевода свободен отправиться на поиски.
     Воевода нахмурился, но промолчал.
     Появился  Коромутин,   прямой  и   церемонный.    Он  поднялся   на
возвышение, извлек  шприц и,  со всеми  необходимыми ритуальными жестами
вонзил иглу в шею оракула.   Оракул дернулся, изогнул спину,  запрокинул
голову.   Какое-то  мгновение  он  сидел  прямо,  потом бессильно осел в
кресле, прижав руки ко лбу.

                                - 63 -

     В зале стояла мертвая тишина.  Оракул продолжал сжимать лоб.
     Потом  он  дернул  ногой,   тряхнул  головой.   Изо  рта   полились
бессвязные звуки.  Он с удивлением оглядел зал.  Его руки тряслись.   По
подбородку стекала белая пена.   Он закричал страшным, хриплым  голосом.
Его тело качалось из стороны в сторону все быстрее и быстрее.
     Клайстра не мог оторвать глаз от этого зрелища.
     - Это и есть мудрость?  - Спросил он.
     - Именно.  Тише.
     Оракул был в агонии.  Его глаза горели лихорадочным огнем.
     Лорд Воевода наклонился вперед,  кивнул и, улыбаясь, что-то  сказал
почтительно склонившемуся Мудрейшему.   Слов из-за рева оракула  не было
слышно.  Мудрейший  спокойно кивнул, выпрямился  и стал покачиваться  на
носках, заложив руки за спину.
     Оракул замер.  Теперь он  сидел спокойно и прямо, как  будто агония
смыла все его эмоции, оставив только разум.
     В  наступившей  тишине  Клайстра  легко расслышал слова Мудрейшего,
обращенные к Воеводе.
     - Он готов.  У вас есть пять минут мудрости, потом он умрет.
     Воевода кивнул:
     - Оракул, отвечай хорошенько.  Сколько мне осталось жить?
     Оракул устало улыбнулся:
     -  Тривиальный  вопрос,  легко  ответить.   Почему  нет?   Итак, из
положения твоего тела, из ритма дыхания  и пульса я делаю вывод, что  ты
болен раком.  Твое дыхание гнилостно.  Ты не проживешь и года.
     Воевода с искаженным лицом повернулся к Мудрейшему:
     - Убрать его, он лжец!  Я дал вам рабов, а он лжет мне!
     Мудрейший поднял руку:
     -  Не  приходи  к  Фонтану  за  ложью  и лестью, ты услышишь только
правду.
     - Как могу я продлить свою жизнь?
     - Я не врач.  Умеренность в еде, разумный режим дня, отказ от  вина
и наркотиков.  Благотворительность, для облегчения совести.
     Воевода снова яростно уставился на Мудрейшего:
     - Вы снова обманываете меня.   Этот урод несет чушь.  Почему  он не
откроет формулу?
     - Какую формулу?  - Непонимающе спросил жрец.
     - Эликсир вечной жизни!  - Проревел воевода. - Что еще?
     - Спросите его самого, - пожал плечами Мудрейший.
     Воевода повторил вопрос.  Оракул покачал головой:
     - Я не знаю такой формулы,  и мне не хватает знаний, чтобы  вывести
ее.
     - Спрашивайте  только о  том, что  реально.   Оракул - не обманщик,
как Витторы или волшебники из Эдельвейса.
     Воевода густо покраснел:
     - Как могу я закрепить свою власть за своим сыном?
     - В государстве, изолированном  от внешнего влияния, можно  править
благодаря традиции, благодаря силе или по желанию подданных.   Последнее
гарантирует режиму стабильность.
     - Дальше, - крикнул Воевода. - Ты можешь сейчас умереть.
     - Странно, - сказал оракул, - а я только начал жить.
     - Говори, - резко приказал Мудрейший.
     -  Твоя  династия  началась  с  тебя,  когда  ты  отравил  прежнего
Воеводу.  Ты не можешь опираться  на традицию.  Поэтому твой сын  должен
править  силой.   Механизм  прост:   он  должен  убивать  всякого,   кто

                                - 64 -

осмелится оспорить  его власть.   Это создаст  ему новых  врагов, их  он
тоже  должен  уничтожить.   Если  он  сможет  убивать  быстрее,  чем его
противники, он останется у власти.
     -  Невозможно!   Мой  сын   -  неженка.   Я  окружен   предателями,
мерзавцами,  которые  ждут  только  моей  смерти, чтобы начать грабить и
убивать.
     - В  этом случае,  твой сын  должен показать  себя таким  способным
правителем, чтобы ни у кого не возникло желания заменить его.
     Глаза Воеводы  затуманились.   Его мысли  были далеко,  наверное, с
его сыном.
     - Чтобы подготовить почву, ты должен изменить внутреннюю  политику.
Следует  рассмотреть  каждое  действие  твоих  чиновников с точки зрения
непривилегированных   слоев   населения.    И   внести   соответствующие
изменения  в  политику.   Тогда  после  твоей  смерти  твой  сын  сможет
опираться на доверие и лояльность простого народа.
     Воевода  откинулся  на  спинку  кресла  и  насмешливо  поглядел  на
Мудрейшего.
     - И за это я заплатил двадцать рабов и пять унций меди?
     - Он наметил вам план действий.  Он ответил вам.
     -  Но,  -  запротестовал  Воевода,  -  он  не  сказал  мне   ничего
приятного.
     Мудрейший спокойно смотрел на перламутровую стену:
     -  Лесть  и  фантастические  бредни  оставьте  придворным магам.  У
Фонтана вы услышите только правду.
     Воевода вздохнул, фыркнул:
     -  Хорошо.    Еще  вопрос.    Люди  Дельты   совершают  набеги   на
Криджинскую долину и угоняют скот.  А мои солдаты не могут  преследовать
их, тонут в грязи и теряют следы  в протоках.  Как мне покончить с  этой
напастью?
     - Посади дикий виноград на Имсдиптонских холмах.
     Воевода крякнул, Мудрейший торопливо сказал:
     - Объясни.
     - Люди  Дельты выращивают  кламов.   Твои стада  печавье пасутся на
Имсдиптонских  холмах  и  каждый  год  объедают  там всю растительность.
Осенние дожди смывают почву в  реку Паннасик.  Вещества, содержащиеся  в
ней,  смертельны  для  кламов.   Они  гибнут  от соприкосновения с ней и
оголодавшие люди Дельты крадут твой скот.  Ты можешь покончить с  бедой,
устранив ее причину.
     - Они коварны, они разбойники и обманщики, я жажду мести!
     - Ты ее не получишь, - сказал оракул.
     Воевода  вскочил  на  ноги.   Он  схватил  каменный сосуд из своего
паланкина и швырнул в оракула.  Сосуд попал бедняге в грудь.   Мудрейший
яростно вскинул  руку, Воевода  ответил ему  бешеным взглядом, оттолкнул
девушек и нырнул в  паланкин.  Носильщики подняли  его на плечи и  вышли
из зала.
     Оракул закрыл глаза.   Он тяжело дышал,  жадно хватал воздух.   Его
пальцы смыкались и размыкались. Завороженный Клайстра шагнул вперед,  но
Нимэстер схватил его за рукав:
     - Вы сошли с ума!
     Коромутин прошел мимо них, прошептав:
     - Ждите меня в коридоре.
     - Пошли, - сказал Клайстра.
     Коромутин  еще  раз  кивнул  и  скрылся  в  проходе.   Через десять
бесконечных минут он вернулся в своем обычном белом одеянии.  Не  говоря
ни слова,  он стал  подниматься по  широким белым  ступеням, ведущим  на

                                - 65 -

галерею, опоясывающую здание.  Сквозь  высокие арки был виден не  только
оазис, но и пустыня и черные голые вершины Гнезда.
     Они поднялись  на еще  один пролет  и вышли  в узкий  коридор, тоже
идущий  вокруг  главного  зала,  туда  можно  было  заглянуть через окна
справа.  Коромутин  заглянул в небольшую  комнату.  Человека,  сидевшего
за столом,  можно было  назвать близнецом  Вводящего.   Коромутин махнул
Клайстре  и  Нимэстеру  и  вошел  в  комнату.   Подошел  к столу и начал
переговоры.
     Потом обернулся к Нимэстеру:
     - Это Жентиль, Хранитель порядка.   Он поможет вам, если твой  отец
согласится расстаться с еще одним порфировым кинжалом.
     - Хорошо, - вздохнул Нимэстер.
     Коромутин кивнул, и коротышка,  как будто ожидавший этого  сигнала,
встал и вышел в коридор.
     - Он видел, как ее допрашивали, - тихо сказал Коромутин, - и  может
провести  вас  к  ней.   Я  оставляю  вас  на  его  попечение.    Будьте
осторожны, здесь очень опасно.
     Они  пошли  за  Жентилем  по  бесконечным коридорам, снова вверх по
лестнице.   Клайстра различил  звук, который  заставил его остановиться,
ровный ритмичный гул.
     Жентиль нетерпеливо махнул рукой:
     - Идемте, я покажу вам женщину и развяжусь с этим делом.
     - Откуда идет этот звук?  - Спросил Клайстра.
     - Загляни сквозь  решетку, ты увидишь  его источник.   Это организм
из стекла и  металла.  Он  разговаривает разными голосами.   Это могучая
вещь и не нашего ума дело.  Пошли.
     Клайстра  впился  глазами  в   комнату  за  решеткой.   Он   увидел
современное электронное оборудование.  Люди, которые устанавливали  его,
знали, с чем имели дело.   На грубом столе стоял микрофон с  наушниками,
а   дальше   на   рамах   располагались   печатные   схемы,   заменявшие
конденсаторы,  сопротивления,  проводники.  Клайстра  как следует оценил
открывшуюся возможность.
     - Идем, скорее,  - хрипел Жентиль.  - Я хочу  сохранить свою голову
на плечах.
     - Сколько нам еще идти?  - Спросил Нимэстер.
     - Несколько шагов.  Потом вы увидете вашу женщину.  Но, ради  Бога,
осторожней.  Иначе они поймают нас и высосут наши мозги.
     - Что?  - Чуть не взревел Клайстра.  Нимэстер схватил его за руку.
     - Не спорьте со старым дураком,  - шепнул он, - иначе мы  вообще не
найдем ее.



                          18. ЧАРЛИ ЛИСИДДЕР


     Они  шли   по  коридору,   выстланному  толстым   зеленым   ковром,
совершенно  скрадывавшим  звук  шагов.   Сделали  несколько   поворотов.
Наконец  Жентиль  остановился  перед  тяжелой  деревянной  дверью.    Он
затравленно  оглянулся,   потом  привычным,   выдававшим  большой   опыт
движением подобрал рясу, нагнулся и заглянул в замочную скважину.
     Потом повернулся к Клайстре:
     -  Посмотрите.   Убедитесь,  что  это  она,  и  мы пойдем.  В любую
минуту здесь может появиться Настоятель.
     Клайстра сдержал улыбку и тоже заглянул в скважину.

                                - 66 -

     Нэнси.  Она сидела на подушках, закинув голову и полузакрыв  глаза.
На ней была  свободная зеленая пижама,  волосы были вымыты  и расчесаны.
Она выглядела так, как  будто только что вышла  из ванны.  Лицо  ее было
лишено выражения, вернее, это выражение было незнакомо Клайстре.
     Левой рукой Клайстра нашел язычок замка, правой вытаскивал  ионник.
Толстый Хранитель порядка зарычал:
     - Отойдите!  Отойдите немедленно!  Нам надо бежать!
     Он схватил Клайстру за один из капюшонов.
     Клайстра оттолкнул его:
     - Нимэстер, держи этого болвана.
     Дверь не была заперта.  Он распахнул ее. Глаза Нэнси вспыхнули:
     - Клод!
     Она медленно поднялась на ноги.   Она не кинулась к нему, плача  от
радости.  Это была Нэнси.
     - Что с тобой сделали?  - Спокойно спросил он.
     - Ничего.  Я в порядке. - Ее голосу не хватало жизни.
     - Пошли.  У нас мало времени.
     Нимэстер  держал  Жентиля  за  шиворот  в  дюйме от пола.  Клайстра
заглянул в испуганные злобные глаза Служителя.
     -  Отведи  нас  к  радио.  -  Ноги  Жентиля  коснулись  пола.    Он
облегченно закрутил головой и повел их вниз по коридору.
     Вниз по  лестнице, назад  по извилистым  проходам.   В правой  руке
Клайстра держал ионник, левой сжимал руку Нэнси.
     Тот же ровный гул.
     Клайстра ворвался в комнату.  От аппарата поднялся тощий человек  в
голубом халате.
     - Не двигайтесь, и вас не тронут, - сказал Клайстра.
     Оператор не сводил расширенных глаз с ионника.
     - Вы знаете, что это, - сказал Клайстра. - Вы землянин?
     - Да. И что из этого?
     - Вы установили рацию?
     Оператор бросил короткий взгляд на оборудование:
     - Ну и что?. Разве что-нибудь неправильно?  Чего вы хотите?
     - Свяжите меня с Территорией Земли.
     -  Нет,  сэр.   Я  этого  не  сделаю.   Я  дорожу  жизнью,  мистер.
Вызывайте сами.  Я не могу удержать вас, у вас пистолет.
     Клайстра шагнул вперед.  Лицо оператора даже не дрогнуло.
     - Станьте к стене, рядом с этим. Нэнси!
     - Клод?
     - Зайди, встань у стены, не загораживай проход, не двигайся.
     Она  медленно  вошла  и  встала,  куда  он  показал.    Внимательно
осмотрела комнату.   Облизала пересохшие  губы, хотела  что-то  сказать,
потом передумала.
     Клайстра сел за стол и  оглядел рацию.  Энергия идет  от небольшого
источника, обычной батарейки, такие есть во всех магазинах Системы.
     Он нажал на кнопку с надписью "вкл":
     - Какая у них частота?
     - Не имею понятия, - ответил оператор.
     Клайстра  открыл   справочник  на   букву  Т.   Территория   Земли.
Официальный код - "181933".  На контрольной панели было  шесть рукояток.
Под первой значилось "0", под второй - "10", под третьей - "100", и  так
до шестого  порядка.   "Очевидно, -  подумал Клайстра,  - каждая  из них
обозначает  порядок  частоты".  Он  поставил  шестую  рукоятку  на  "1",
следующую - на "8", поднял голову и прислушался.
     В  коридоре  послышались  чьи-то  тяжелые  шаги, на лице Нэнси было
написано отчаяние.

                                - 67 -

     - Тихо, - шепнул Клайстра.  Он переключил следующую "1", "9".
     Дверь  распахнулась.   В  проеме  появилось  тяжелое  смуглое лицо.
Жентиль упал на колени:
     - Простите!  Это не я, меня заставили!
     Меркодион кивнул через плечо в коридор:
     - Внутрь.  Схватить их.
     Клайстра щелкнул  рукояткой "3".  Еще одна.  Служители вломились  в
комнату.   Нэнси оторвалась  от стены,  лицо ее  было белым, бескровным.
Она встала на линию огня.
     -  Нэнси!   -  Крикнул  Клайстра.   Он  поднял  свой ионник.  Нэнси
стояла между ним и настоятелем. - Извини, - прошептал он, - это  больше,
чем твоя жизнь.
     Он нажал на спуск.  Фиолетовый свет ударил в белые лица.  И  погас.
Энергия кончилась.
     Трое в черных рясах навалились  на Клайстру.  Он сражался  отчаянно
и  яростно,  как  реббир.   Стол  затрещал  и  опрокинулся.  Несмотря на
усилия оператора, рация рухнула на пол.  В этот момент Нимэстер  оглушил
своего  противника  и  выскочил  из  комнаты.   Никто  не обратил на это
внимания.
     Клайстра  пробивался  к  двери.   Он  орудовал  кулаками,  локтями,
коленями.  Послушники сбили его  с ног, несколько раз ударили  по голове
и заломили руки за спину.
     -  Свяжите  его  хорошенько,  -  сказал  Меркодион.  -  А потом - в
камеру!
     Они поволокли его по коридорам,  вниз по лестнице, вдоль галереи  с
видом на оазис.
     Черная  точка  плыла  высоко  в  небе.   Из горла Клайстры вырвался
радостный крик:
     - Аэрокар!   Это землянин!   - Он  пытался задержаться  у окна.   -
Земной аэрокар!
     - Земной аэрокар.  Да, - улыбнулся Меркодион, - но не с Земли.   Из
Гросгарта.
     - Гросгарт,  - прошептал  Клайстра. -  Только у  одного человека  в
Гросгарте может быть аэрокар.
     - Именно.
     - Знает ли Бэджарнум?.
     - Он знает, что вы здесь.   Неужели вы думаете, что в его  аэрокаре
нет радио?   - Настоятель  повернулся к  послушникам. -  Отведите его  в
камеру.  Я должен встречать Чарли Лисиддера. Следите за этим  человеком.
Он очень опасен.


     Клайстра  стоял  на  середине  камеры,  усталый  и несчастный.  Его
голова  была  обрита.   Его  новая  одежда  пахла  чем-то,  напоминавшим
виноградный уксус.
     Подземные  камеры  Фонтана.    Воздух  можно  было  резать   ножом.
Клайстра  старался  дышать  ртом,  чтобы  не  чувствовать  запаха.    Он
вздохнул.  Странно.   Один из компонентов  аромата - едкий,  приторный -
был ему знаком.
     Он  попытался  вспомнить.   Ничего  не  получилось.   Каменный  пол
холодил его  босые ноги.   Несколько женщин,  скорчившихся около  стены,
беспрерывно  стонали.   Из  соседней  комнаты,  где  шла  "подготовка" к
откровению, тянуло сквозняком.  Сквозь  щели в стене проходил не  только
ветер, но и свет и звуки  работы:  шум кипящей воды, треск,  бульканье и
громкие голоса.

                                - 68 -

     Кто-то  глядел  на  него  из  коридора  через  дыру  в двери.  Глаз
моргнул и  исчез. Нереальность.  Почему он  здесь?   Эли Пианце повезло:
он лежал в  мягкой земле под  рыжими соснами озера  Пеллитанат.  Роджеру
Фэйну повезло еще больше.  Он носит  красную нитку бус в ухе и играет  в
слугу и хозяина.
     Это была слабость.  Он очень ослаб.  Будто часть его  человеческого
достоинства, часть его мужества сбрили вместе с волосами. Едкий  сладкий
запах стал еще сильнее.  Он был очень знаком. Вербена?  Мирра?   Розовое
масло?  Нет.  Что-то щелкнуло  в голове Клайстры.  Зигаге! Он  подошел к
стене и заглянул в щель.
     Прямо перед его глазами кипел котел.  Рядом лежали ветки с  желтыми
плодами.    Действительно   зигаге.   Он   с   любопытством   следил  за
происходящим.  Плотный  и усталый человек  в черных бриджах  и с красным
шейным платком отобрал пригоршню плодов зигаге и бросил их в котел.
     Зигаге! Клайстра отвернулся от щели.  Мозг его напряженно  работал.
Если  откровения  базируются  на  зигаге,  то  зачем  мозговая жидкость?
Возможно, просто так, возможно, это  символ мощи оракула.  Конечно,  тут
нет уверенности, но не похоже,  чтобы гормоны и мозговая жидкость  могли
вызвать   такие   поразительные   изменения,   которые   он  наблюдал  в
Вердиктаториуме.  Скорее, активным ингредиентом является зигаге,  аналог
земных марихуаны, пейотля, опиума, кураре и прочих наркотических зелий.
     Он  подумал  о  своем  личном  опыте:   резкий  подъем  сил,  затем
истощение.   Реакция  оракула  была  такой  же,  только  на ином уровне.
Клайстра восстановил в памяти всю сцену.  Несчастный перепуганный  разум
и хладнокровие.
     Это  поразительное  превращение  вытащило  на поверхность латентные
способности  человека.   Как  действует   это  зелье?   Мысли   Клайстры
крутились вокруг этого.  Задача для ученых.  "Жаль, - подумал  Клайстра,
- что человек  может достичь этой  высокой ступени только  на мгновения.
Да, это действует как истощение, после того как вдыхаешь дым." Вдруг  он
почувствовал пустоту внутри, так, как будто часы в его голове  перестали
тикать.   "Стив  Бишоп  не  испытал  истощения.   Бишоп",  - он вспомнил
состояние  Бишопа  после  того,  как  тот  надышался  зигаге.  Очевидно,
привычка глотать витамины предотвратила истощение.
     Витамины. Наверное, оракул умер от недостатка витаминов.  Тут  было
о чем подумать.  Клайстра медленно ходил кругами по камере.
     Желтоволосая  женщина  бессмысленно  наблюдала  за  ним.  Остальные
плакали.
     - Тсс.
     Клайстра поглядел на дверь.   Скозь отверстие смотрели злые  глаза.
Клайстра подошел к двери.
     Нимэстер.  Его круглое лицо было искажено яростью.
     - Ты в тюрьме, -  сказал он тихо. - Ты  скоро умрешь.  Что будет  с
моим отцом?  Твой  друг унесет сабли и  убьет моего отца, потому  что ты
так приказал.
     "Он прав", - подумал Клайстра.  Нимэстер верно служил ему.
     - Добудь мне бумагу, - сказал он. - Я напишу Элтону.
     Нимэстер  просунул  в  отверстие  грязный  кусок  бумаги  и осколок
графита.
     - Ты что-нибудь слышал о.
     -  Коромутин  сказал,  что  ты  будешь  оракулом.  Для самого Чарли
Лисиддера.  Так сказал ему Мудрейший, пока бил его.
     - Ты не можешь  выкупить меня?  -  Спросил Клайстра. - У  меня есть
металл, такие же сабли.

                                - 69 -

     Нимэстер покачал головой:
     - Тонна железа ничего не  изменит.  Этим вечером Меркодион  сказал,
что сам выжжет твой мозг для Лисиддера.
     И тут Клайстра понял,  что значат эти слова.   Он сжал руки,  чтобы
не дрожали:
     - Ты можешь провести Элтона сюда?.  Получишь еще одну саблю.
     - Конечно. - Ответил Нимэстер. - Я смогу. Это смертельный риск,  но
я проведу его.
     - Тогда отнеси ему эту записку, и возвращайтесь скорее.


     Теперь  звуки  и  запахи  камеры  не  имели  для него значения.  Он
спокойно ходил взад-вперед, что-то насвистывая про себя.
     Туда  и  обратно,  туда  и  обратно,  каждый  раз  всматриваясь   в
отверстие.  Когда же появится Элтон?
     Внезапный холод пронзил его.   Он начал понимать механику  заговора
против комиссии.   После того, как  провалился Морватц, после  того, как
они обогнали второй отряд, переправившись через Уст и обрезав  воздушную
дорогу,  им  позволили  идти  в  Миртлисс.   И  все это время, начиная с
Болотного острова, они  шли в заранее  поставленную ловушку.   Стратегия
была ясна.   А исполнителем  был он  сам.   А что,  если Элтон  тоже был
частью  плана?   В  этот  момент  предположение  не  показалось Клайстре
немыслимым.
     - Клайстра.
     Он поднял глаза, подошел к отверстию.  Это был Эса Элтон в  одеждах
жреца,как всегда спокойный и насмешливый.
     - Как идут дела?
     Клайстра прижал лицо к двери.
     - Ты принес?  - Прошептал он.
     Элтон передал ему пакет:
     - Что теперь?
     Клайстра невесело улыбнулся:
     - Не знаю.   На твоем месте я  бы отправился в Кристиендэйл.   Тебе
нечего здесь делать.
     - Ты мне еще не объяснил, что собираешься делать с витаминами.
     - Съесть.
     - Ты болен?  - Удивился Элтон.
     - Нет.  Но у меня есть блестящая идея.
     Элтон чем-то зашуршал:
     - Я мог бы пробить дыру в стене.
     -  При  первом  звуке  сюда  сбежится  полхрама.   Иди  обратно   к
оружейнику.  Ждите  до утра.   Если я не  вернусь на заре,  я не вернусь
вообще.
     - В моем  магазине есть еще  два заряда, -  тихо сказал Элтон.  - У
меня  есть  слабая  надежда,  -  Клайстра  видел,  как  блеснули   глаза
инженера, - повстречать здесь кое-кого.
     -  Я  не  могу  поверить  в  это, - сказал Клайстра, хрипя внезапно
пересохшим горлом.
     Элтон молчал.
     - Она не убивала Бишопа.  Я уверен, это был несчастный случай.  Или
он хотел остановить ее.
     -  Твоя  точка  зрения  не  имеет  значения,  ее  роль  от этого не
меняется.  Погибло четверо хороших людей:  Бишоп, Пианца, Дэррот,  Кетч.
Валюссер не в счет,  он получил по заслугам.   Я долго наблюдал за  ней,
фактически с того  момента, как она  присоединилась к нашему  маленькому
клубу самоубийц.

                                - 70 -

     Клайстра коротко хохотнул.
     - Я думал, что она. - Он не мог закончить.
     - Я знаю, - кивнул Элтон.  - Единственное, что я могу сказать  в ее
пользу:  она тоже ставила свою жизнь.   И ей повезло, теперь она там,  -
он поднял палец, - а ты здесь.   Боже правый, что за дыра.  Что они  там
варят?
     - Видишь  ли, -  мирно сказал  Клайстра, -  они выцеживают из людей
мозговую жидкость, смешивают с зигаге  и вводят оракулу.  Это  действует
на оракула  примерно так  же, как  дым на  солдат Бьюджулэйса,  только в
тысячу раз сильнее.
     - И оракулы гибнут.
     - Как мухи.
     - Сегодня на очереди ты?.
     Клайстра подбросил в воздух пакет, принесенный Элтоном:
     - У  меня есть  эта штука.   Я не  знаю, что  произойдет.   С этого
момента  я  играю  на  слух,  и,  возможно,  я ошибаюсь, но события этим
вечером  могут  принять  очень  интересный  и  совершенно непредвиденный
оборот.  В общем, я не беспокоюсь.
     Рядом с Элтоном появился Нимэстер:
     - Идем, по лестнице спускается префект.  Скорее!
     Клайстра плотнее прижался к отверстию:
     - Счастливо, Эса.
     Элтон небрежно помахал ему рукой.



                      19. МУДРОСТЬ ДЛЯ ЛИСИДДЕРА


     Солнце  садилось  за  деревья  Фонтана  Миртлисса.   Высоко  в небе
проплывали золотистые  облака.   С востока,  где ночь  уже опустилась на
поля, города и замки, наплывали сумерки.
     У  восточного  края  храма  стоял  мраморный  павильон, соединенный
колоннадой  с  основным  зданием.   Он  стоял  на  середине пруда.  Вода
светилась в  сумерках, и  в ней  перекрещивались черные  ветви деревьев.
Из дверей храма вышло  четверо молодых людей с  факелами.  Все они  были
высокими  и  тонкими,  длинные  белокурые  волосы  заплетены в множество
мелких  косичек.   Они  были   одеты  в  роскошные  ливреи,   украшенные
драгоценными камнями.   Юноши поставили факелы  на подставки из  черного
дерева и вернулись в храм.
     Через  несколько  минут  шестеро  мужчин  в черных килотах принесли
квадратный стол, который поставили в центре павильона.  Юноши в  ливреях
принесли стулья.  Люди в черных юбках ушли.
     Юноши  накрыли  стол  богато  расшитой  скатертью.   В  центр стола
поставили  миниатюрную  копию  Миртлисского  Фонтана  со всеми деталями,
вплоть  до  павильона,  стола  в  павильоне  и пятерых людей, сидящих за
столом.
     Бутылки  с  вином  выставили  на  лед.   Стол украсили хрустальными
вазами с фруктами, сушеными насекомыми, блюдами с пирогами, пирожками  и
пирожными.  Затем лакеи замерли рядом с факелами.
     Шли  минуты.   Сумерки  сменились  ночью.   Мерцали  звезды.  Через
колоннаду пронесся мягкий, теплый бриз, играя с пламенем факелов.
     Со стороны храма  зазвучали голоса.   В колоннаду вошли  Меркодион,
высокий  Настоятель,   Декан  Фонтана   Миртлисса,  и   Чарли  Лисиддер,

                                - 71 -

Бэджарнум  Бьюджулэйса.   Меркодион   был  в  своих  парадных   одеждах,
украшенных жемчугами и  металлами.  Бэджарнум  был в сером  комбинезоне,
темной куртке и высоких сапогах.
     За ними шли Мудрейший и два дворянина из свиты Лисиддера.
     Лисиддер с одобрением  посмотрел на накрытый  стол и застывших  как
статуи юношей и уселся.
     Разлили  вино,  подали   еду.   Чарли   Лисиддер  был  в   отличном
настроении, и все присутствующие смеялись  его шуткам.  Когда за  столом
возникало  молчание,  стоявшая  в  углу  девушка  начинала наигрывать на
флейте, немедленно замолкая, если кто-то возобновлял разговор.
     - Ну, а  теперь, - сказал  Бэджарнум, - перейдем  к нашему оракулу,
Клоду Клайстре.  Честно говоря,  я планировал допросить его под  пыткой,
но ваш  вариант облегчает  положение всех  заинтересованных сторон.   Он
человек больших знаний и опыта, ему будет чем поделиться.
     -  Жаль,  что  мы  так  недолго  сможем  черпать из этого источника
знаний.
     -  Вы  должны  всерьез  заняться  проблемой  продления  жизни ваших
оракулов, Меркодион.  Теперешнее положение меня не удовлетворяет.
     Настоятель склонил голову:
     -  Все  будет   согласно  вашим  желаниям.   А  теперь  я   прикажу
приготовить оракула, и мы перейдем в зал.
     Зал был заполнен толпой перешептывающихся жрецов.  По обычаю  жрецы
снимали  капюшоны  на  ночь.   Их  заменяли  белые  повязки:    верхняя,
охватывающая  лоб  и  часть  щек,  и  нижняя,  спускающаяся  до   груди.
Открытыми оставались только глаза.
     Жрецы  негромко  пели  церемониальные  гимны.   Двенадцать  хоров -
каждый у своей стены - сливали голоса в сложной полифонии.
     Бэджарнум, Меркодион и  их свита вошли  в зал и  уселись на длинной
скамье  перед  креслом  оракула.   Из  боковой  двери  вышла  девушка со
строгим  лицом  и  облаком  золотых  волос.   На  ней были серые брюки и
серо-зеленая  свободная  блуза.   На  мгновение  она остановилась, потом
медленно  пересекла  зал.   Единственная  женщина  среди  сотен  мужчин,
жаворонок среди воронов.  Все глаза следили за ней.
     Она  остановилась  рядом  с  Бэджарнумом,  посмотрела  на  него  со
странным, ищущим  выражением.   Меркодион вежливо  поклонился.  Лисиддер
холодно улыбнулся:
     - Садись.
     Лицо  девушки  снова  стало  пустым  и  холодным.  Она села рядом с
Бэджарнумом.  Зрители отреагировали на это шепотом, гулом, шорохом  ряс.
По слухам,  женщина была  новой служанкой  Настоятеля.   На нее  бросали
испытывающие  взгляды  и  тут  же  отводили  глаза; смертельным холодом,
чем-то спокойным и беспощадным веяло от нее.
     Последний печальный звук  гимна прозвенел и  угас в огромном  зале.
Бэджарнум,  казалось,   только  что   заметивший  присутствие    жрецов,
недовольно пробормотал что-то Настоятелю.  Тот кивнул и встал:
     - Всем выйти.  Немедленно.
     Недовольно бормоча,  белые, черные  и серебристые  рясы вылились из
зала.  Теперь он был  пуст, и незаметное раньше эхо  сопровождало каждый
звук.
     Звон гонга  огласил приближение  оракула.   Справа и  слева от него
стояли два префекта, позади шел Вводящий в торжественном одеянии.
     Оракул был  облачен в  красные и  серые шелка,  лицо его  закрывала
вуаль.   Он   шел  медленно,  но   без  колебаний.    У  постамента   он
остановился, и префекты подняли его в кресло.
     Тишина в зале  была тишиной ледяной  пещеры.  Ни  шепота, ни звука,
ни дыхания.  Даже ветер стих.

                                - 72 -

     Префекты  взяли  оракула  за  руки,  Вводящий  шагнул вперед, вынул
шприц, поднял его.
     Настоятель вскочил и хрипло сказал:
     - Стойте!
     - Да, Настоятель?
     - Снимите вуаль, Бэджарнум хочет видеть его лицо.
     Префект заколебался,  затем поднял  руку и  осторожно потянул белую
ткань.
     Оракул поглядел в глаза Бэджарнума:
     -  По-моему,  это  мой  старый  приятель  Артур  Хиддерс,  торговец
кожами.
     Бэджарнум покачал головой:
     - Меня обычно зовут Чарли Лисиддер.  А вы нервничаете, Клайстра.
     Клод Клайстра резко  рассмеялся.  Огромная  доза витаминов амино  и
нуклеиновых кислот сильно разрегулировала его двигательную систему.
     - Вы оказываете мне честь, какой я едва ли достоин.
     - Поглядим, - очень легко сказал Бэджарнум.
     Клайстра посмотрел на  Нэнси.  На  мгновение она встретилась  с ним
взглядом, потом отвернулась.   Рядом с человеком,  которого он знал  как
Артура Хиддерса, Нэнси приобрела новые черты.  Очень знакомые черты.
     - Сестра Благодеяния!  - Воскликнул Клайстра.
     - Хороший ход, не правда ли?  - Кивнул Лисиддер.
     - Хороший. Но зачем?
     - Торговец  кожами может  спокойно собрать  достаточно денег, чтобы
оплатить  паломничество  на  Мать-Землю,  но  вряд  ли он станет брать с
собой свою молодую талантливую секретаршу.
     - Талантливую - это правда.
     Лисиддер повернулся и с одобрением посмотрел на Нэнси.
     - Мне, право, жаль, что она стала орудием в политической игре,  она
достойна  лучшего.  Но  этот  болван  Эббидженс  разбил  корабль слишком
далеко от  Гросгарта, и  у меня  никого не  было под  рукой.   Да, жаль,
теперь  ей  придется  искать  другого  покровителя.  - Он бросил веселый
взгляд  на  Меркодиона.  -  Ей  не  придется  искать  долго,  не так ли,
Настоятель?
     Меркодион вспыхнул и сердито посмотрел на Лисиддера:
     - Мои вкусы  в некоторых областях  не менее изысканы,  нежели ваши,
Бэджарнум.
     Лисиддер откинулся на спинку кресла:
     -  Не  имеет  значения.   Для  нее  найдется  работа  в  Гросгарте.
Давайте займемся предсказанием.
     Меркодион махнул рукой:
     - Продолжайте.
     Вводящий поднял шприц.
     Игла  глубоко  вошла  в  шею  Клайстры.   Он почувствовал давление,
резкую боль.
     Префекты крепко прижали его руки к ручкам кресла.  Он заметил,  что
Нэнси смотрит  в пол.   Бэджарнум Бьюджулэйса  наблюдал за  процедурой с
неподдельным интересом.
     Огромная  темная  ладонь  опустилась  на  мозг  Клайстры.  Его тело
стремительно росло:   руки достигли  двадцатифутовой длины,  ноги  стали
подножием  утеса,  глаза  -  огромными  окнами,  ведущими  в мир.  Голос
Бэджарнума звучал как шепот в подземной пещере:
     - Ага. Он корчится.  Началось.
     Префекты продолжали сжимать руки Клайстры.

                                - 73 -

     -  Посмотрите,  -  весело  сказал  Бэджарнум.  -  Смотрите,  как он
извивается.  Он  причинил мне массу  беспокойства.  Теперь  он платит за
все.
     Но  Клайстра  не  ощущал  боли.   Он  потерял чувствительность.  Он
снова  переживал  свою  жизнь,  от  первого  крика до нынешнего момента,
каждую деталь, каждое мгновение.   Он следил за собственной жизнью,  как
опытный садовник за  ростом дерева.   И каждый раз,  обнаруживая ошибку,
непонимание,  прокол,  он  восстанавливал  реальный  ход событий, стирая
туман, доселе заполнявший его мозг.
     Детство,  юность  на  Земле,  учеба  на  планетах Системы.  Большая
Планета,  растущая  в  иллюминаторе,  крушение  на  Великом  Склоне  под
Джубилитом, решение  идти на  восток.   Он отследил  свой маршрут  через
Тсаломбарский лес, Земли кочевников,  Эдельвейс, Уст, Болотный остров  ,
по  монорельсу  до  Гибернской  Марки  и  Кристиендэйла, через пустыню к
Фонтану Миртлисса.  Он  ворвался в настоящее как  поезд из туннеля.   Он
был более в  сознании, чем когда-либо.   Опыт всей его  жизни, тщательно
разобранный,  рассортированный  и  разложенный  по  полочкам  был  к его
услугам.
     Он услышал голос Настоятеля:
     - Его  мозг чист.   Теперь вы  должны торопиться,  через пять минут
его силы истощатся, и он умрет.
     Клайстра  открыл  глаза.   Его  тело  было  одновременно  горячим и
холодным.  Его чувства  обострились в несколько раз.   Он ощущал в  себе
страшную, переполняющую организм силу.
     Клайстра оглядел зал,  встревоженных людей перед  собой.  Они  были
жертвами,  рабами  собственных  недостатков.   На  белом лице Нэнси жили
только глаза.  Клайстра видел ее как она есть, проникал в ее мотивы.
     - Он выглядит вполне счастливым, - разочарованно сказал Бэджарнум.
     - Это  обычное состояние,  - ответил  Меркодион. -  На первых порах
все  они  чувствуют   себя  прекрасно.    Потом  умирают.    Торопитесь,
Бэджарнум, торопитесь, если хотите что-то узнать.
     - Кого  мне надо  подкупить, чтобы  брать оружие  непосредственно у
Комитета Контроля над Вооружением?  - Громко спросил Чарли Лисиддер.
     Клайстра смотрел вниз на Бэджарнума, на Меркодиона, на Нэнси.   Все
это было поразительно смешно, и он с трудом сдерживал себя.
     Бэджарнум настойчиво повторил вопрос.
     - Попробуйте с  Аланом Марклоу, -  сказал Клайстра, будто  открывая
страшную тайну.
     Бэджарнум против своей воли наклонился вперед:
     - Марклоу!  Председатель Комитета?  - Бэджарнум снова откинулся  на
подушки, полуудивленный, полурассерженный.  - Итак, Алана  Марклоу можно
купить.  Черт бы побрал этого святейшего негодяя!
     - С  таким же  успехом, как  и остальных  членов Комитета. - Сказал
Клайстра.  -  Единственное,  что  заставляет  меня  остановиться  на его
кандидатуре, так  это соображение,  что всегда  проще купить  босса, чем
возиться с его командой.
     Бэджарнум  удивленно  поднял  брови.   Настоятель  заворочался   на
скамье.
     -  Как  я  понимаю,  -  сказал  Клайстра, - вам нужно оружие, чтобы
расширить вашу империю, не так ли?
     - Именно, - едко ответил Бэджарнум.
     - А зачем?
     Меркодион  вскочил  на  ноги,   собираясь  что-то  сказать,   потом
передумал и сел, сжав губы в тонкую линию.
     - Я хочу покрыть себя  славой, сделать Гросгарт столицей планеты  и
покарать своих врагов, - сформулировал Лисиддер.

                                - 74 -

     - Смешно и безнадежно.
     Лисиддер  был  невозмутим.   Он  повернулся  к  дрожащему от ярости
Настоятелю:
     - И всегда так?
     -  Первый  случай,  -  прохрипел  Настоятель.   Он  больше  не  мог
сдерживать себя, вскочил и взмахнул рукой.
     - Отвечай  прямо!   Что ты  за оракул,  если ты  споришь, крутишь и
противишься  действию  зелья  мудрости.   Приказываю  тебе  говорить  по
существу, ибо ты скоро умрешь, а Бэджарнуму нужны знания.
     - Вероятно, мой вопрос  был. Неточен, - спокойно  сказал Бэджарнум.
Он повернулся к Клайстре. - Каков наиболее простой способ добыть  оружие
по низкой цене?
     -  Присоединитесь  к  Патрулю.   Вам  бесплатно  выдадут вибронож и
ионник.
     Меркодион  подавил   ругательство.    Бэджарнум  покачал   головой.
Допрос шел как-то не так.  Он попробовал в третий раз.
     - Собирается ли Земля объединить Большую планету?
     - Сильно сомневаюсь, - совершенно честно ответил Клайстра. -  Земля
не собиралась. - Он подумал, что уже пора осесть в кресле.
     - Совершенно неудовлетворительно, - рявкнул Меркодион.
     Лисиддер закусил  губу и  внимательно разглядывал  Клайстру.  Глаза
Нэнси были пустыми, несмотря на  свои новые способности Клайстра не  мог
прочесть ее мысли.
     -  Еще  вопрос,  -  сказал  Бэджарнум,  -  как могу я продлить свою
жизнь?.
     Только страшным  усилием смог  Клайстра удержаться  от улыбки.   Он
сказал усталым, слабым голосом:
     - Дай Служителям накачать тебя по уши зигаге, как меня.
     - Черт!  - Плюнул Меркодион. - Он невыносим!  Если бы он не был  на
три четверти мертв, я убил бы его собственными руками. О, да!
     В этот момент Клайстра остановил дыхание.
     - Отнесите  падаль в  хранилище, -  проревел Меркодион.  - Это была
ошибка,  Бэджарнум,  если  вы  желаете,  я  прикажу  приготовить  нового
оракула.
     -  Нет,  -  сказал  склонившийся  над  телом  Клайстры Бэджарнум. -
Интересно, что он имел в виду.
     - Это был бред.
     Префекты вынесли тело из зала.
     - Странно, -  сказал Лисиддер. -  Он выглядел вполне  здоровым, как
очень далекий от смерти человек. Что же он хотел сказать?


     Человек крался через ночь, человек, от которого пахло смертью.   Он
пробрался  через  виноградник  Зелло,  нырнул  в  темную аллею, вышел на
улицу.
     Никого.  Прижимаясь к стене, тень среди теней, он торопился к  дому
оружейника.
     Сквозь шторы пробивался  желтоватый свет.   Он постучал.   Нимэстер
открыл  дверь  и  застыл  с  открытым  ртом.   Из  комнаты  вышел другой
человек, Элтон, подозрительно взглянул на пришельца.
     - Клод. - Выдавил он, - ты.
     - У нас мало времени, - сказал Клайстра. - И я хочу принять ванну.
     Элтон кивнул.
     - Это тебе явно необходимо,  - он повернулся к Нимэстеру.  - Ванну.
И что-нибудь из одежды.

                                - 75 -

     Нимэстер послушно кивнул.
     - Они отнесли меня на ледник.  Когда пришел смотритель, я вылез,  и
он упал в обморок.  Я переоделся в его костюм и выбрался через стену.
     - Они сделали тебе инъекцию этой гадости?
     - Это  интересный опыт,  - кивнул  Клайстра.   Уже из  ванны он дал
Элтону и Нимэстеру полный отчет о событиях в храме.
     - И что теперь?  - Спросил Элтон.
     - Теперь мы доберемся до Лисиддера.
     Через полчаса они разглядывали мраморный дворик, где стоял  аэрокар
Бэджарнума.  Прислонившись  к машине, стоял  человек в красной  тунике и
высоких сапогах.  На боку у него висел ионник.
     - Что ты об этом думаешь?  - Спросил Клайстра.
     - Я могу управлять им, - ответил Элтон, - если попаду внутрь.
     - Хорошо.  Я зайду часовому  в спину, а ты отвлечешь его  внимание.
- Клайстра исчез.
     Элтон подождал две минуты, а  потом вышел из кустов, поднимая  свой
ионник.
     - Не двигаться!  - Приказал он.
     Часовой раздраженно заговорил:
     - Какого  черта. - Но тут позади  него появился  Клайстра.   Глухой
звук, и часовой упал наземь.  Клайстра протянул его оружие Элтону.
     - Летим, - сказал он.
     Под ними проплывал Фонтан Миртлисса.  Клайстра весело рассмеялся:
     - Мы свободны, Эса, мы сделали это!
     Элтон поглядел на землю внизу:
     - Не поверю, пока не увижу Территорию Земли.
     - Территорию Земли?  - Удивился Клайстра.
     - Ты предлагаешь лететь в Гросгарт?  - Осведомился Элтон.
     -  Нет.   Но  подумай.   Чарли  Лисиддер  сидит  в  Миртлиссе   без
аэрокара, без связи.
     - А  монорельс?   - Спросил  Элтон. -  Он будет  в Гросгарте  через
четыре дня.
     - Монорельс.  Он поедет по монорельсу.  И там мы его возьмем.
     - Легче сказать, чем сделать.  Он будет вооружен до зубов.
     - Не  сомневаюсь.   Он может  послать человека  в Гросгарт,  если у
него  есть  второй  аэрокар.   Мы  проверим.   Есть место, где монорельс
проходит под обрывом, мы там и засядем.
     - Я бы не играл с судьбой, - сказал Элтон.
     - Мы не нуждаемся в удаче.  Мы больше не жалкие беглецы, какими  мы
были, мы знаем, что делаем.  Раньше Бэджарнум охотился на нас, а  теперь
мы на него.  Вот здесь. - Показал Клайстра. - Этот обрыв.   Мы устроимся
наверху и  подождем.   Рано утром  мы увидим,  если увидим вообще, Чарли
Лисиддера, несущегося домой на всех парусах.



                      20. ВАКАНСИЯ В БЬЮДЖУЛЭЙСЕ


     Через два часа после рассвета с востока появились белые паруса.
     - Это Бэджарнум, - с удовлетворением сказал Клайстра.
     Тележка  приближалась,  слегка  покачиваясь  на  ветру.   Это   был
длинный грузовик с  двумя латинскими парусами.   Он плыл по  воздуху как
белый лебедь.

                                - 76 -

     Со  скрипом  колес  и  шорохом  парусов воздушный корабль скользнул
мимо  землян.   На  платформе  стояли  четверо:   Чарли  Лисиддер,  двое
аристократов из его свиты и Нэнси.
     Клайстра следил взглядом за удаляющимся грузовиком.
     - Какие нахмуренные лица.
     - У  них у  всех ионники,  - отметил  Элтон. -  До них будет трудно
добраться.
     - Я не собираюсь добираться  до них, - Клайстра встал  и направился
к аэрокару.
     - Поскольку  я следую  за тобой,  я хотел  бы знать,  что у тебя на
уме, - с легким раздражением сказал  Элтон. - А что до моего  мнения, то
мне кажется, что ты со своим суперменством слишком далеко заходишь.
     -  Я,   что,  действительно   произвожу  такое   впечатление?     -
Остановился  Клайстра.   Он  задумчиво  поглядел  на  серую  пустыню, на
зеленый остров Миртлисса. - Наверное, это нормальная реакция психики  на
такой тяжелый шок.
     - Что ты называешь нормальной реакцией?
     - Интраверсию.   Эгоцентризм, -  он вздохнул.  - Понимаешь,  я  все
время пытаюсь собрать себя из кусочков.
     - Наверное, мне тоже неплохо бы глотнуть этой отравы.
     - Я тоже  об этом подумал.   Но сейчас давай  поймаем Лисиддера.  -
Клайстра скользнул на сидение аэрокара.
     Они  летели  на  запад,  над  черными  обсидиановыми  скалами,  над
холмами белого песка, над скалистой равниной, перевалили через  огромный
утес.
     Монорельс, тянувшийся к вершине утеса, казался тоненькой  паутинкой
в  небе.   Клайстра  повернул  на  восток,  поднялся  на милю над нижней
платформой и причалил к одной из промежуточных станций.
     - А  теперь мы  нарушим первую  заповедь Озрика:   перережем линию.
Нам нужно расстояние в сотню футов, веревки между двумя станциями  будет
достаточно.
     Они  перерезали  линию  и  закрепили  веревку  так, что роль нижней
платформы монорельса теперь выполнял аэрокар.
     - Они будут здесь через час, - сказал Клайстра, - или скорее,  если
ветер усилится.
     Время шло.   Федра, огромная и  рыжая, висела в  темно-голубом небе
Большой Планеты.   Насекомые, напоминающие сказочных  драконов, мелькали
в серых ветвях деревьев.   В скалах грелись на солнышке  розовые круглые
жабы с глазами на антеннах.  На вершине утеса появилось белое пятно.
     - Они, - сказал Элтон.
     - Смертельный номер, - кивнул Клайстра.
     Белое пятно перевалило утес и начало спускаться.
     - Хотел бы я видеть лицо Бэджарнума, - улыбнулся Клайстра.
     Он нажал  на рычаг,  аэрокар вынырнул  из-под платформы  и поднялся
вверх  на  уровень  вершины  утеса.   Тележка  скатилась на нижнюю точку
линии и беспомощно повисла там.   В ней виднелись четыре темных точки  -
пассажиры монорельса, испуганные, неуверенные, непонимающие.
     Клайстра подлетел  к вершине  и приземлился  на верхней  платформе.
Он аккуратно закрепил  прочную болотную веревку  на носу аэрокара  и так
же тщательно  привязал ее  к линии  монорельса.   А затем  обрезал линию
выше узла.   Теперь тележка  вместе с  четырьмя ее  пассажирами висела в
воздухе под аэрокаром.
     Клайстра поглядел вниз:
     - Вот мы и поймали  Бэджарнума Бьюджулэйса, находясь в сотне  ярдов
от него и его оружия.

                                - 77 -

     -  Но  оружие  все  еще  у  него,  -  заметил  Элтон. - И он сможет
использовать  его,  как  только  мы  сядем,  даже если мы довезем его до
Территории Земли.
     - Я  подумал об  этом.   Небольшое купание  в озере  охладит ярость
Лисиддера и разрядит магазины его пистолетов.


     Лицо  стоящего  на  песчаном  берегу  Бэджарнума  было  бледным   и
напряженным.  Его глаза блестели как ртуть, но он не смотрел ни  вправо,
ни влево.   Его придворные  каким-то образом  ухитрялись сохранять  свое
достоинство,  несмотря  на  воду,  хлюпающую  в  ботинках.  Волосы Нэнси
прилипли к щекам.   Лицо ее напоминало мраморную  маску.  Она сидела  на
песке, дрожа и стуча зубами от холода.
     Клайстра протянул ей свой плащ.   Она завернулась в него, отошла  в
сторону и стала снимать свою промокшую одежду.
     Клайстра все еще сжимал ионник.
     - По-одному заходите в машину.  Элтон обыщет вас на предмет  ножей,
кастетов и  прочих средств  аргументации. -  Он кивнул  Бэджарнуму. - Вы
первый.
     Один  за  другим  пленники  проходили  мимо Элтона.  Получилось три
кривых  сабли,  четыре  севших  ионника  и  маленький пульверизатор черт
знает с чем, отобранный на всякий случай.
     - В  хвост аэрокара,  - приказал  Клайстра. -  Загони их  как можно
дальше, Элтон.
     Голос Бэджарнума был мягок и спокоен:
     - Вы ответите за это, Клайстра, даже если мне придется гоняться  за
вами всю жизнь.
     - Чушь.   Вас ослепляет ярость,  - рассмеялся Клайстра.  - Позже вы
поймете,  что  отвечать  придется  вам  за  сотни тысяч мужчин, женщин и
детей, проданных в космос.
     - Откуда вы взяли эту цифру?  - Удивленно спросил Лисиддер.
     - Ладно, все равно.   Тысяча или сотня тысяч, суть  преступления не
меняется.
     Клайстра сел  в кресло  рядом с  пилотским и  развернул его,  чтобы
наблюдать за пленниками.  Эмоции Лисиддера были ясны:  холодная  ярость,
тщательно  скрываемая   под  маской   насмешливого  спокойствия.     Оба
аристократа  были  одинаково  угрюмы  и  встревожены.   Нэнси?   Ее лицо
казалось  спокойным,  мысли   блуждали  где-то  далеко.    Клайстра   не
чувствовал в ней ни злости, ни сомнений, ни страха.  Ее лоб был чист,  и
такой  же  четкой  и  чистой  была  линия  рта.   Полуприщуренные  глаза
смотрели твердо и почти весело.
     "Только  что,   -  подумал   Клайстра,  -   закончилось  раздвоение
личности.  До сих пор она боролась с собой.  Теперь ее подхватил  поток,
превышающий  ее  силы,  она  расслабилась  и  поплыла  по  течению.  Она
чувствует вину, она знает, что ее ожидает наказание.  Она подчинилась".
     Он повернулся к Элтону:
     - Поехали.  Ты сможешь найти Территорию?
     -  Надеюсь,  -  он  нажал  на  педаль.  - Пойдем по радиомаяку, как
только выберемся в их полушарие.
     - Хорошо.
     Аэрокар  поднялся  в  воздух  и  полетел  на запад.  Озеро осталось
далеко позади.
     Лисиддер сосредоточенно выжимал  воду из плаща.   Он успокоился,  в
глазах его больше не было злобы.

                                - 78 -

     - Я думаю, вы здорово  ошиблись, Клайстра.  Я действительно  продал
несколько  умиравших  от  голода  бродяг,  чтобы  положить конец голоду.
Средство, конечно, не из лучших, но  разве люди не погибали на Земле  до
ее объединения?
     - То есть вы хотите объединить Большую Планету?
     - Да.
     - И с какой целью?
     -  О,  дьявол!   Ну  кто-то  должен  навести  во  всем этом минимум
порядка!
     - Никакого порядка  у вас не  получилось бы, сами  знаете.  Большую
Планету  нельзя  объединить  путем  завоеваний.   По  крайней  мере,  не
бьюджулэйским солдатам, посаженным на  зипанготов, и не в  течение вашей
жизни.   Я  сомневаюсь,  чтобы  вас  интересовал  мир  и  порядок.    Вы
использовали свою  армию, чтобы  оккупировать Вэйл  и Глэйтри, маленькие
тихие фермерские общины, а реббиры и цыгане грабят и убивают как хотят.
     Нэнси с удивлением поглядела  на Бэджарнума.  Чарли  Лисиддер потер
подбородок.
     -  Нет,  -  сказал  Клайстра,  -  причиной завоеваний на самом деле
являются ваше честолюбие  и эгоизм.   Вы просто Этман  Бич Божий, только
руки моете.
     - Слова, слова, слова. - Улыбнулся Лисиддер. - Комиссии  приходят и
уходят.  Большая Планета остается как была.  И все дела землян  исчезают
как круги на воде.
     -  Не  эта  комиссия.   Я  принял  руководство,  только  когда  мне
гарантировали всю полноту власти.  Я не советую, а приказываю.
     Бэджарнум все еще держался.
     - Немного осталось от вашей полномочной комиссии.  Да, кстати,  что
вы собираетесь делать?
     - Не знаю.  У меня есть  идеи, но нет программы.  Во всяком  случае
с убийствами и работорговлей надо кончать.
     -  Ну,  да,  -  кивнул  Бэджарнум.  -  Вы вызовете военные корабли,
перебьете  цыган,  реббиров,  вообще   всех  кочевников  на  Планете   и
построите  империю   земного  типа   там,  где   я  строил   бы  империю
Бьюджулэйса.
     -  Нет,  -  сказал  Клайстра.  -  Вы совершенно не улавливаете сути
проблемы.  Людям Большой Планеты  нельзя навязать объединение.  С  таким
же  успехом  вы  можете  создать  Федерацию, объединив муравьев, слонов,
мартышек  и  белых  медведей.   Пройдут  тысячи  лет,  прежде  чем здесь
образуется единое государство.  В случае вмешательства Земли  управление
Большой Планетой будет почти таким же тираническим и бессмысленным,  как
и в вашей Бьюджулэйской Империи.
     - Так что же вы планируете?
     - Региональная организация, местные силы самообороны.
     - И прочий  земной идеализм, -  фыркнул Лисиддер. -  Через пять лет
ваши  мировые  судьи   будут  куплены  с   потрохами,  а  ваша   полиция
превратится в бандитов или, что еще вероятнее, в завоевателей.
     - Да,  это возможно,  - признал  Клайстра. -  Здесь мы  должны быть
очень осторожны.
     Он  поглядел  в  окно  на  залитую  солнцем  землю Большой Планеты.
Леса,  зеленые  горы,  уже  обжитые  долины,  широкие  реки, бесконечные
равнины, поросшие вереском и высокой травой.
     Он услышал подавленный крик  и резко обернулся.   Двое аристократов
в  красных  туниках  стояли,  готовые  наброситься  на  него.  Он поднял
ионник,  и  они  вернулись  на  место.   Лисиддер  прошипел что-то, чего
Клайстра не слышал.  Нэнси прижалась к борту машины.
     Десять минут напряженного молчания.  Потом Бэджарнум спросил:

                                - 79 -

     - И что, в свете сказанного, вы собираетесь делать с нами?
     Клайстра снова посмотрел в окно:
     - Разрешите, я отвечу вам через несколько часов.
     Они пересекли  море с  пригоршней мелких  островов, серую  пустыню,
горный хребет,  ощетинившийся белыми  пиками.   Над холмистой  равниной,
покрытой виноградниками, Клайстра сказал:
     - Мы пролетели достаточно.  Садись, Эса.
     Аэрокар коснулся земли.
     Клайстра  увидел,  как   напряглись  мышцы  Лисиддера.    Бэджарнум
готовился драться, но голос его был ровен:
     - Что вы собираетесь делать?
     - Ничего.   Отпустить вас.   Если хотите,  попытайтесь вернуться  в
Гросгарт.  Сомневаюсь,  что вы дойдете.   Если вы останетесь  здесь, вам
придется зарабатывать себе на хлеб, худшего наказания для вас я не  могу
придумать.
     Лисиддер и оба аристократа осторожно вышли в яркий полдень.   Нэнси
отшатнулась назад.  Лисиддер сердито взглянул на нее:
     - Нам будет о чем поговорить.
     Нэнси отчаянно поглядела на Клайстру:
     - Вы не могли бы высадить меня в другом месте?.
     Клайстра закрыл дверь:
     - Взлет, Эса.  Я тебя вообще не собираюсь высаживать.
     Чарли  Лисиддер  и  двое  его  спутников  превратились в маленькие,
кукольные фигурки.  Застывшие, неподвижные, они наблюдали за  набирающим
высоту аэрокаром.   Лисиддер, уже  не сдерживая  ярости, поднял  кулак и
прокричал  что-то  нелестное.   Но  слов  уже  не было слышно.  Клайстра
улыбнулся:
     - Похоже, в Бьюджулэйсе  образовалась вакансия.  Элтон,  тебе нужна
работа?
     - Из меня получился бы приличный король.  Надо будет подумать.   Ты
знаешь, - сказал Элтон,  - я всегда хотел  стать феодалом в стране,  где
делают хорошее вино. Ладно, вноси меня в список.
     -  Должность  твоя,  и  если  мне  нужно  сказать  еще  что-то,  то
необходимо.
     - Спасибо.  Моим первым ордонансом будет отмена всей этой  мерзости
Фонтана Миртлисса.  Или моя империя туда не доходит?
     - Если тебе так нужен Фонтан, тебе придется взять пустыню Палари  и
реббиров в придачу.
     - И навести переправу  через Уст, - добавил  Элтон. - Но это  я уже
один раз делал.


     Большая Планета проплывала под  ними, леса, реки, поля;  в какой-то
момент  Клайстра  понял,  что  больше  не  может  игнорировать  молчащую
фигурку в хвосте  машины.  Он  отошел от приборной  доски и сел  рядом с
ней.
     - Ну, насколько  я понимаю. - Неуверенно  сказал он, - мне хотелось
бы верить, что ты была невольной помощницей, и я вижу, что.
     Она прервала его.  Теперь ее голос был низким и страстным:
     -  Я  никогда  не  смогла  бы  заставить  тебя  поверить,  что   мы
стремились к той же цели.
     Клайстра  печально  улыбнулся,  вспомнив  их путешествие на восток.
Дэррот,  Кетч,  Пианца,  Бишоп  мертвы,  если  не  от ее руки, то при ее
участии.
     - Я знаю, о  чем ты думаешь, -  сказала она, - дай  мне договорить,
потом можешь высадить меня где угодно, хоть посреди океана.

                                - 80 -

     - Цыгане  сожгли мой  дом и  мою семью,  - продолжала  она. - Я уже
рассказывала  тебе.   Все  это  правда.   Я  пришла  в  Гросгарт.  Чарли
Лисиддер увидел  меня на  Празднике Лета.   Он звал  к крестовому походу
против внешнего мира, я думала,  что мы можем сделать жизнь  безопасной,
уничтожить  таких,  как  цыгане.   Он  пригласил  меня на службу, я дала
согласие.   Может  ли  девушка  отказать  императору?   Он  взял меня на
Землю, по дороге обратно  мы узнали о ваших  планах.  Вы собирались,  не
более и не менее, как уничтожить Чарли Лисиддера.  Я ненавидела  землян.
Они жили в мире и безопасности, когда нас - а в нас тоже земная кровь  -
пытали, грабили, убивали.  Почему они не помогли нам?
     Клайстра попытался заговорить, но она не дала ему:
     - Я знаю, что ты скажешь:  Земля может править только  ограниченной
частью  пространства,  тот,  кто  пересекает  границу,  отказывается  от
безопасности ради независимости.   Может быть, это  было так для  первых
поселенцев,  но  жестоко  наказывать   детей  за  беспечность  отцов   и
позволять страдать им вечно.  И мало того, что  вы не хотели помочь,  вы
собирались  уничтожить  единственного  человека,  который  пытался  хоть
что-то делать,  я говорю  о Лисиддере.   Это причиняло  мне боль, потому
что, - она бросила на него быстрый взгляд, - я полюбила тебя, но  должна
была уничтожить вас.
     - Почему ты не сделала этого?  - Спросил Клайстра.
     -  Не  могла.  Мне  было  очень  плохо.  Не  понимаю,  почему вы не
заподозрили меня.
     - Когда я вспоминаю,  - сказал Клайстра, -  мне кажется, что я  все
время  знал,  но  не  мог  заставить  себя  поверить.   Сотни   случаев.
Например, когда солдаты Морватца связали нас, ты не решилась  освободить
нас, пока не стало ясно, что солдаты мертвы, и приближаются цыгане.   Ты
сказала, что  насекомые Миртлисса  поют как  птицы.   На Большой Планете
нет птиц.  А когда погиб Бишоп.
     - Я  не знала  об этом.   Я пыталась  незаметно войти  в храм.   Он
пошел за мной, стражники убили его и забрали голову.
     - А Пианца?
     Она покачала головой.
     - Он был уже мертв.  Я не дала им убить остальных.  Но я  позволила
забрать тележки,  я думала,  что мы  вернемся в  Кристиендэйл и  заживем
мирно и счастливо. - Губы ее дрожали.  - Ты не  веришь ни единому  моему
слову.
     - Наоборот.  Каждому.  Хотел бы я обладать таким же мужеством.
     От приборной доски донесся голос Элтона:
     - Вы отвлекаете меня, мешаете вести машину.  Обнимитесь и  кончайте
эту ерунду.
     Клайстра и Нэнси сидели молча.  Потом Клайстра сказал:
     - У  нас масса  незаконченных дел.  Кстати, на  обратном пути  надо
будет  завернуть  в  Кристиендэйл  и  проследить, чтобы наш экипаж тащил
именно сэр Роджер Фэйн.
     - Я поеду с вами, - сказал Элтон. - И возьму большой кнут.