Роберт КОУЛСОН
                               Жене ДЕ ВИС

                             ВРАТА ВСЕЛЕННОЙ




                                    1

     Росс опустил нож бульдозера и  начал  еще  один  проход  по  срезанию
холма. Еще полдня, подумал  он,  и  мы  закончим.  Если,  конечно,  мы  не
потеряем больше ни одного бульдозера, как на прошлой  неделе.  Скрежещущий
звук слегка задетой скалы, конечно ничего не говорил об эффективности ножа
бульдозера. Но было нежелательно налетать на два валуна такого размера  во
время одной работы, и, кроме того, нотация, которую бы он получил от босса
строителей, Джо Куйавы, соответствующим образом, ускорила его рефлексы.
     "Самый быстрый водитель  на  среднем  Западе",  -  пробормотал  он  с
некоторым  самодовольством,  и  поднял  нож  бульдозера,  чтобы  отследить
изменяющийся контур холма.
     Скрежет, похожий на то, как если бы миллионом кусков мела провели  по
гигантской школьной доске - или ножом бульдозера  по  огромному  валуну  -
наполнил воздух так, что  у  Росса  заломило  зубы.  Режущий  ухо  скрежет
прекратился  секундой  позже,  когда  рука  Росса  метнулась   к   органам
управления; нож поднялся и гусеницы остановились.
     Дав своим ушам и зубам прийти в норму,  Росс  вскочил  и,  как  можно
пристальней вгляделся поверх ножа. Единственное, что он смог увидеть,  это
то, что толкаемая им куча грунта осела и скрыла то, во  что  врезался  нож
бульдозера, что бы это ни было. Он бросил взгляд через плечо и увидел, что
Куйава, который присматривал за трамбовочными  машинами  ярдах  в  ста  от
него, услыхав скрежет, несется к нему галопом для разбирательства.
     Росс заблокировал тормоза  и  слез  вниз  по  одной  из  гусениц.  Он
копошился перед ножом,  отбрасывая  в  сторону  пригоршни  грунта,  когда,
пыхтя, подбежал Куйава.
     Росс мысленно махнул  рукой.  Как  обычно  при  разговоре  с  Россом,
каменное лицо Джо Куйавы скривилось в недовольной гримасе, делающей его не
более значительным, чем перебитый нос и изуродованная челюсть -  результат
давней аварии - делали его  нормальным.  В  действительности  Джо  был  на
несколько дюймов ниже Росса, но почему-то  его  грузное  туловище  всегда,
казалось, возвышалось над шестью футами  Росса.  В  своей  твердой  шляпе,
нахлобученной на жесткие сероватые волосы  он  походил  на  нечто  среднее
между продавцом сигарет и злодеем из телевизионной детективной постановки.
     - О'кэй, посмотрим, что ты  умудрился  протаранить  на  этот  раз,  -
проворчал Куйава, глядя мимо Росса на  маленький  участок  скалы,  который
откопал Росс. Кусочек скалы.
     - Он плоский, - сказал Росс хмуро,  когда  тот  ткнул  пальцем.  -  И
гладкий, как стекло.
     - Да? Ты никогда не видел гладких валунов раньше? Твое  счастье,  что
он был гладким; если бы это была  старая  скала,  вроде  той,  которую  ты
срезал на прошлой неделе,  у  тебя  были  бы  большие  неприятности.  Тебе
здорово повезло, тебе не кажется? Ладно, хватит сидеть здесь  с  разинутым
ртом; ты не на ловле мух.  Очисти  эту  штуку.  Я  пойду  принесу  немного
динамита, на всякий случай; у нас нет времени на всякие глупости.
     Куйава выпрямился и направился обратно через поле.
     - Подождите минутку! - крикнул Росс, перекрывая рокот работающего  на
холостом ходу двигателя бульдозера. - Это не  просто  скала!  Она  слишком
гладкая; это похоже на какую-то обработанную поверхность.
     Бос раздраженно повернулся. Одна рука сорвала желтую твердую шляпу, в
то время, как другая взъерошила волосы, сделав их похожими на копну сена.
     - Большое дело! - прорычал он. -  Да  она  гладкая;  потому,  что  ты
отполировал ее своим ножом! А четырнадцатью футами ниже  она  переходит  в
скалу.  Полагаю,  ты  воображаешь,  что   наткнулся   на   археологическую
достопримечательность в центре Индии? Или ты думаешь, что это  окаменевшее
летающее блюдце? Давай, доставай его оттуда!
     - Но...
     - И еще, - Куйава не обращал на его слова  внимания,  -  скажи  этому
своему приятелю, чтобы он перестал звонить тебе на работу. У  меня  и  так
достаточно проблем без того, чтобы отвечать на твои телефонные  звонки;  я
тебе не секретарь.
     Росс с минуту  тупо  смотрел  на  него,  пока  его  мысли  не  смогли
переключиться на внезапно изменившуюся тему  разговора.  Затем,  когда  он
понял, кто это, должно быть,  звонил,  его  лицо  растянулось  в  усмешке,
которую он постарался подавить прежде, чем Куйава успел спросить его,  над
чем это он смеется.
     - Вы имеете  в  виду  Роэма?  -  крикнул  он  вслед  Куйаве,  который
развернулся и целеустремленно направился прочь.
     - Ага, его, - крикнул Куйава через плечо. -  Если  ты  очистишь  этот
валун до тех пор, пока я вернусь, возможно я скажу тебе, что он сказал.
     Росс в течение нескольких секунд следил за удаляющейся спиной Куйавы,
чувствуя, как от нетерпения непроизвольно подергиваются мышцы его  живота.
Возможно, это было преждевременно, но Эд Роэм отлично знал, что  не  нужно
звонить Россу на работу, если, только, это  не  было  чрезвычайно  важным.
Возможно  маленький  литературный  агент,  наконец,  нашел  издателя   для
задуманной Россом приключенческой серии. Это было бы грандиозно;  если  бы
"Командор Фрефф, межзвездный агент" был продан, хотя бы первые три  книги,
тогда  Росс  мог  бы  решиться  оставить  бульдозер  и  целиком   заняться
написанием книг. И в самом деле, он так и должен был  бы  поступить.  Один
контракт, который у него уже был, заканчивался через какие-то  месяцы,  и,
если "Фреффовская" серия продалась...
     С большим усилием Росс заставил себя вернуться с небес  на  землю.  В
действительности он не имел  ни  малейшего  представления,  почему  звонил
Роэм. Может, это вовсе и не было связано с  продажей.  Может,  подумал  он
внезапно, маленький пройдоха угодил за решетку! Может...
     Ладно, лучше не рисковать, настраивая против себя Куйаву больше,  чем
это делало, похоже, само его присутствие; по крайней  мере,  до  тех  пор,
пока он не решит точно, что делать.
     Пятью минутами позже  Росс  сидел  на  сидении  бульдозера  удивленно
уставившись на то, что  отрыл.  Это  было,  решил  он,  в  высшей  степени
удивительно, если не совершенно невозможно. Он и раньше видел естественные
скальные плиты, но они  совершенно  не  походили  на  эту.  В  природе  не
существовало таких  абсолютно  плоских,  со  стеклянным  блеском,  скал  с
поперечником в  двадцать  футов.  Подобная  нелепость  больше  бы  подошла
командору Фреффу, а не трезвомыслящему и респектабельному Россу Аллену.
     Росс потряс головой. "Кончай, - подумал он. -  Ты  опять  даешь  волю
своему воображению. Это всего  лишь  большой,  плоский,  блестящий  валун.
Может,  обсидиан;  или  какой-то  другой  валун,  плоский,  со  стеклянным
блеском? В любом случае, что это еще могло быть? Плоские,  гладкие  валуны
гораздо более вероятны, чем..."
     Чем что?
     Не зная, что бы это еще могло быть, Росс решил  рассмотреть  все  под
другим углом зрения. Очевидно, что если бы  это  было  открыто  командором
Фреффом, а не Россом Алленом, то это оказалось бы какой-нибудь дьявольской
машиной. Это был тот сценарий, по  которому  происходили  все  приключения
командора. Здесь дьявольская машина, а в ней - безжалостные враги; за этим
следовало все остальное. Это, несомненно, оказалось бы  чем-то  оставшимся
после Нэйсурской Империи, после  того,  как  нэйсуры  отступили  из  этого
сектора космоса сто веков тому. Но, тогда, непонятно, что здесь делает эта
дьявольская машина?
     Погрузившись в приятные мысли, Росс поднял нож бульдозера и рассеянно
двинул машину вперед. Лучше  сделать  еще  один  последний  проход,  чтобы
очистить угол площадки, и,  затем  убрать  машину  с  дороги  прежде,  чем
приедет Куйава с динамитом. Не похоже, чтобы эту штуку можно было запросто
столкнуть с дороги первым попавшимся движением.
     Пока Росс направлял машину по плите, большая часть  его  мыслей  была
занята  командором  Фреффом,  который  продолжал  обследовать   загадочную
поверхность, пытаясь проникнуть в суть ее грозных возможностей.
     "Сомневаюсь, что это сильно заинтересует читателей, - подумал Росс. -
Ну,  ладно,   предполагается,   что   научная   фантастика   должна   быть
познавательной; дадим им возможность взглянуть на  другие,  суровые  миры.
Так, на чем это я остановился?"
     Командор Фрефф согнулся, почти  касаясь  носом  плиты,  и  пристально
вгляделся в ее молочную поверхность. Действительно ли он смог разглядеть в
глубине слабое вращательное движение? Что все это значило? Эта примитивная
планета находилась на самой окраине Галактической  цивилизации;  могли  ли
древние Нэйсуры проникнуть так далеко? Их родной мир был...
     Командор Фрефф и его размышления мгновенно  пропали,  когда  холодный
ветер внезапно повеял Россу в лицо  и  он  неожиданно  оказался  в  полной
темноте. В ту  же  секунду  уши  ему  заложило,  словно  он  опустился  на
несколько этажей на скоростном лифте. На мгновение он растерялся,  но  его
рефлексы одержали верх, и он  быстро  перевел  трансмиссию  в  нейтральное
положение и заблокировал тормоза.
     "Я ослеп, - подумал он. - Но почему? Что случилось? Ведь я ничего  не
делал?"
     Он отчаянно моргал, таращил глаза и, наконец, обернулся  на  сидении,
вглядываясь  в  черноту,  окружающую  его,  в  тщетной  попытке   что-либо
разглядеть - ничего. Его правая рука все еще лежала на рукоятке передач, и
мощный дизельный двигатель бульдозера громыхал и сотрясался, убеждая его в
том, что он все еще находится на машине; но зрение не давало ему при  этом
никакой информации. Он поднес левую руку к лицу, чтобы протереть глаза - и
вздохнул с облегчением.
     Он не был слеп, в конце  концов!  Светящийся  циферблат  успокаивающе
мерцал перед ним.
     Но если он не был слепым, то тогда, что  с  ним?  Где  он?  Несколько
секунд назад он был в центре десятиакровой  площадки,  при  ярком  дневном
свете. Но если ничего не случилось с его глазами, значит  что-то  внезапно
произошло с солнцем? Или теперь он был в каком-то  другом  месте?  Теперь,
когда начальный ужас пред возможной слепотой прошел,  он  оставался  почти
спокойным.   Действительно,   достаточно   спокойным,   чтобы   думать   и
осматриваться; но на что было смотреть, кроме циферблата часов?
     Звуки?  Он  поднес  часы  к  уху,  убеждаясь  в  том,  что  они  идут
по-прежнему, и, что прошло очень мало времени с  того  момента,  когда  он
проверял их в последний раз. Единственным звуком, кроме тиканья часов, был
грохот  двигателя  бульдозера,  работающего  на  холостом  ходу,  громкий,
отдающийся эхом, рокот...
     Отдающийся  эхом?  Не  только  отдающийся,  но  и  резонирующий.  Это
означало, что теперь он был внутри чего-то? В своего  рода  пещере?  Плита
была сводом какой-то огромной пещеры, и бульдозер провалился сквозь  него?
Но почему тогда ни он, ни бульдозер  не  разбились  в  лепешку?  Бульдозер
производит ужасающий эффект, если он падает со слишком большой высоты.
     Росс с надеждой посмотрел вверх, но чернота над головой была такой же
непроницаемой, как и везде вокруг. Над  ним  не  было  никакого  отверстия
через которое он мог провалиться.
     Что еще? Наземная мина особого рода? Плита взорвалась, и он мгновенно
погиб? Но это бы означало, что бульдозер скончался,  также,  и  отправился
вместе с ним туда, где бы он сейчас не находился. Вычеркиваем эту теорию.
     Амнезия? Он помутился разумом и направил  бульдозер  в  такое  место,
где, затем, мог пострадать и физически?  "Это  идиотская  идея,  даже  для
твоего воображения, - раздраженно сказал он себе, -  кроме  того,  на  это
просто не было времени".
     И еще - дул ветер; мягкий ветерок слегка обдувал его со всех  сторон.
Что могло быть причиной этого?
     В  задней  части  бульдозера  раздался  какой-то  стук.  Росс   резко
обернулся на сидении, когда знакомый голос прокаркал в темноте.
     - Что тут происходит? - это был Джо Куйава, и его голос  был  слишком
раздраженным, даже для Джо.
     - Джо? - голос Росса с трудом перекрыл звук дизеля.
     - Это ты Аллен? Какой идиотский фокус  устроил  ты  на  этот  раз?  -
раздражение проложило в конце концов дорогу панике.  Голос  был  на  целую
октаву выше к концу предложения.
     Росс заглушил двигатель  и  последовавшее  за  этим  изменение  звука
вызвало еще одну вспышку Куйавы.
     - Черт побери, Аллен, скажи что-нибудь! Ты, клоун, это ты или нет?  И
если это ты, то почему ты не зажигаешь фары?
     Фары?
     Это было слишком для спокойного и  рационального  Росса  Аллена.  Как
долго сидел он здесь, раздумывая о том, где он в то время, как выключатель
всех четырех фар был всего в нескольких дюймах от его руки? Он потянулся к
выключателю, раздумывая, не его ли подсознание _п_о_ж_е_л_а_л_о оставаться
в темноте. Он  зажмурился,  когда  лампы  по  всем  четырем  углам  машины
загорелись.
     Он оказался в помещении без дверей, комната окружала его. Она  имела,
по крайней мере, двадцать футов в высоту и пятьдесят футов в  поперечнике.
Пол был голый; передние фары светили прямо на гигантскую  фреску,  которая
почти полностью покрывала одну  из  стен.  Это  был  великолепный  вид  на
буйную, зеленую долину,  имеющую  какую-то  странность  в  растительности,
странность, которую Росс не мог уловить до конца. В дальнем  конце  долины
над окружающей зеленью элегантно вздымалась ярко окрашенная игла какого-то
здания. По верхнему краю фрески, у вздымающегося на двадцать  футов  свода
виднелся призыв: "Во  время  Вашей  остановки  посетите  ресторан  "Тауэр"
[tower - башня (англ.)].
     Оглядевшись, Росс увидел Куйаву, стоящего  сразу  позади  бульдозера.
Его рот был слегка приоткрыт, а в  руках  было  около  десятка  динамитных
шашек. Он стоял, тупо уставившись на еще одну похожую на афишу фреску; эта
изображала бесконечную полоску песка, освещенную ярким солнцем, гротескные
языки  лавы,  несколько  иссушенных  кустиков  и  неприятно   напоминающих
рептилий животных. Буквы идущие через безоблачное, но  не  совсем  голубое
небо гласили: "Кое-что особенное для отважных путешественников".
     - Джо? - проговорил Росс слабым голосом.
     При звуке голоса челюсти  Куйавы  клацнули,  и  он  резко  обернулся,
искоса глядя на свет фар.
     - Росс, ты идиот! - воскликнул он. -  Кроме  тебя  никто  не  был  бы
настолько глуп,  чтобы  сидеть  здесь  с  выключенными  фарами  в  течение
получаса. Ладно, на этот раз тебе это удалось. Кака  ты  устроил,  что  мы
оказались _з_д_е_с_ь_?
     Мужество, которое совершенно покинуло Росса из-за чудовищных размеров
комнаты и ее стен, частично вернулось к нему  благодаря  знакомому  голосу
Куйавы. Он звучал совершенно так  же,  как  звучал  в  течение  недель  на
строительной площадке;  даже  на  открытом  воздухе  его  мощное  рычание,
казалось, оглушало.
     - Прежде всего, - ответил Росс, - надо бы выяснить, где  это  "здесь"
находится.
     - Что? Ч'о ты 'меешь 'виду? Это ты притащил  нас  сюда!  Если  ты  не
знаешь, где мы, то кто же тогда знает?
     - Я притащил _н_а_с_ сюда? - удивленно переспросил Росс.  -  Полагаю,
что я притащил сюда себя, хотя и не знаю, как. Что же касается Вас...
     - Да, ты притащил нас  сюда.  Ты  и  твой  бульдозер  растворились  в
воздухе. Естественно, я побежал посмотреть, что случилось, и...
     - Исчезли? Буквально?
     - Да, исчезли. Буквально или как тебе будет угодно  это  называть.  -
Куйава размахивал руками, в которых  держал  динамит,  что  Росс  посчитал
неосторожным. - Я побежал, чтобы посмотреть, куда ты девался,  и  внезапно
все вокруг почернело, и я ударился о заднюю часть бульдозера.
     В голове у Росса забрезжила одна догадка, но он ее тут  же  отбросил.
Для писателя-фантаста имелся очевидный ответ, но ему не  хотелось  верить,
что такое могло произойти с ним. С командором Фреффом, возможно, но  не  с
Россом Алленом. Очевидно, он исчез со строительной площадки, и, совершенно
очевидно, что он  появился  здесь,  где  бы  это  "здесь"  не  находилось.
Следовательно, плита являлась каким-то устройством для транспортировки,  и
она перенесла куда-то в  пространстве  Росса,  Куйаву  и  бульдозер.  Или,
возможно,  во  времени.  Несомненно,  это   объяснение   было   совершенно
невероятным  и  безумным.  Должно  было  быть  какое-то   рациональное   и
логическое объяснение. Но какое?
     Росс тряхнул головой. В чем он нуждался в данную минуту,  так  это  в
изумительной, хотя и надуманной проницательности командора Фреффа. Если бы
командор попал в подобную переделку, как бы он поступил?
     - Командор! - вслух воскликнул Росс, внезапно вспомнив, что когда все
произошло, командор внимательно изучал плиту.  Конечно.  Он  выпрыгнул  из
бульдозера, опустился на колени и принялся изучать пол, в  то  время,  как
Куйава наблюдал за ним с ошарашенным  выражением  лица,  как  у  человека,
который наблюдает за своим спятившим и переворачивающим дом приятелем.  Не
обращая внимания на строительного боса, Росс пробежался руками по  полу  и
почти сразу обнаружил щель толщиной в волос, идущую  параллельно  гусенице
бульдозера. В нескольких футах позади бульдозера  щель,  почти  незаметная
для глаз, пересекалась  со  второй,  перпендикулярной  первой.  Следуя  за
щелями пальцами, Росс очертил на полу строения большой участок. Он не  мог
быть уверен, но участок выглядел по размерам  и  по  материалу  идентичным
обратной стороне плиты на строительной площадке.
     Итак, командор - и внезапная  интуиция  Росса  -  оказались  правы  в
конечном счете! Каким бы невероятным это ни казалось, но невинная по  виду
плита была каким-то передатчиком материи. Это был  единственный  возможный
способ попасть _о_т_т_у_д_а _с_ю_д_а_ без потери времени на перемещение.
     -  Я  же  говорил  вам,  что  камень  слишком  гладкий,  чтобы   быть
естественным, - сказал Росс.
     - Камень? При чем здесь камень...
     - Это была машина! - пояснил Росс. Должно  быть  передатчик  материи.
Или, полагаю, это могла бы  быть  машина  времени.  В  любом  случае,  она
действует, как ворота между строительной площадкой и тем  местом,  где  мы
сейчас находимся. Или тем временем.
     Удивительно, подумал он, слова  сорвались  с  его  языка,  словно  он
действительно знал, что они означали. Это вызвало в нем такое же  ощущение
эйфории, как и несколько лет назад, когда он  наблюдал  за  двумя  людьми,
скачущими по Луне. До того момента космические полеты никогда не  казались
достаточно реальными; это было что-то, о чем можно было только прочесть  в
книгах. Но той ночью он наблюдал за тем,  как  это  происходило  на  самом
деле.
     Теперь он отважно объяснял своему босу, что  они  только  что  прошли
через передатчик материи. Раньше он никогда в действительности не верил  в
существование передатчиков материи, хотя и писал о них. Теперь  они  стали
реальностью.
     Или, по крайней мере, они стали реальностью для него. Куйава все  еще
не волновался.
     - Если это такая шутка... - начал он.
     - Нет, не шутка, - заверил его Росс. - Или, если и так, то  над  нами
обоими. - Росс в тайне похвалил себя за эту фразу. Сам командор не мог  бы
сказать лучше.
     - Я не имею ни малейшего представления, где мы находимся, но я думаю,
что главной проблемой является выбраться обратно, - закончил он.
     - Конечно, - сказал Куйава. - Мы оказались под колпаком,  в  основном
потому, что тебе нравится налетать на скалы. О'кэй; ты затащил  нас  сюда,
ты нас отсюда  и  вытащишь.  Я  все  время  толкую  тебе  об  этом,  а  ты
продолжаешь сидеть здесь, как истукан.
     - Может нам сперва осмотреться немного? -  сказал  Росс.  -  В  конце
концов, мы - первые люди,  ступившие  в  этот  мир.  ("А  кто  же,  тогда,
построил передатчик?" - прозвучал у него в голове  тихий  дотошный  голос.
Росс приказал ему  заткнуться.)  -  Какой  интерес  был  бы  наблюдать  за
высадкой на Луну, если бы  астронавты  выпрыгнули  из  ракеты,  произнесли
несколько слов, а, затем, развернулись и убрались восвояси?
     - Этим астронавтам не нужно было подготавливать строительную площадку
к следующей пятнице, - сказал Джо. -  Ты  не  на  прогулке  на  бульдозере
компании, а поэтому, верни нас обратно туда, откуда мы прибыли.
     Росс с негодованием  подумал,  что  люди  подобные  Куйаве,  наверное
говорили Колумбу,  чтобы  он  забыл  обо  всем,  только  потому,  что  они
находились за оградой порта. Но  Куйава  был  босом,  поэтому  Росс  молча
взобрался обратно на бульдозер.
     - Насколько я понимаю, - сказал  он,  -  эта  плита,  на  которой  мы
находимся, доставила нас сюда; так, может, она  доставит  нас  и  обратно.
Когда  бульдозер  въехал  на  нее,  это  каким-то  образом  ее   включило;
следовательно, если въехать  на  нее  еще  раз,  это  должно  вернуть  нас
обратно. Залазьте и попробуем.
     - Вот теперь ты говоришь дело, - произнес Куйава. - Ну-ка,  возьми  у
меня что-нибудь, чтобы я мог  освободить  руку.  -  Он  небрежно  протянул
большинство динамитных шашек  с  уже  вставленными  капселями  и  фитилями
Россу, который торопливо схватил их. Небрежно засунув  остатки  взрывчатки
себе за пояс, Куйава взобрался по гусенице и встал  на  массивный  ящик  с
инструментами. Росс  пристроил  свои  динамитные  шашки  более  осторожно,
отпустил тормоза, запустил двигатель бульдозера и сдал назад по плите.
     Ничего не произошло.
     - Ну? - загремел у него над ухом голос  Куйавы.  Росс  перевел  рычаг
скоростей, и машина снова загрохотала вперед по  плите.  По  прежнему  дул
мягкий  ветерок.  Они  по-прежнему   были   внутри   огромного   строения.
Заблокировав левую гусеницу, Росс развернул бульдозер кругом и  предпринял
еще одну попытку. Единственным  результатом  этого  было  только  ощущение
ветра, когда они пересекали плиту.
     Он маневрировал, чтобы заехать  на  плиту  с  другой  стороны,  когда
услышал голос. Сквозь рокот двигателя он был едва слышен, и  Росс  перевел
коробку передач в нейтральное положение.
     Голос доносился с выделенного участка.
     Росс заблокировал тормоза и соскочил вниз; Куйава  недоуменно  следил
за его действиями. Ветер ощущался  сильнее,  когда  Росс  стоял  в  центре
плиты, прислушиваясь.
     Голос стал громче и отчетливее.
     - Куда они могли подеваться? Джо сказал, что идет взрывать эту штуку.
     - Это Сэм! - воскликнул Росс, узнав  голос  Сэма  Саусверса,  второго
бульдозериста. - Сэм, мы Здесь! Ты меня слышишь?
     Очевидно, Сэм не мог его слышать. Его  голос  продолжал  раздаваться,
обращаясь к кому-то, вероятно  стоящему  на  некотором  расстоянии.  Затем
другой, более тихий голос ответил, постепенно становясь все громче по мере
того, как его владелец приближался к тому, о чем Росс начинал думать,  как
о "Воротах". Второй голос тоже был знакомым, и, наконец, Росс узнал  Холла
Сандерса, владельца строительной компании.
     Куйава узнал его почти в то же время.
     - Чего это он приперся сюда? - проворчал  он  обиженно.  -  Проверять
меня, я думаю. Это...
     - Значит ты не знаешь, куда подевался старина Джо?  -  снова  донесся
второй голос.
     - Нет, сэр. Он пришел и взял немного динамита со склада добрых десять
минут назад. Он сказал, что Аллен наткнулся еще на одну скалу. На  эту,  я
уверен.
     - Ага. Она довольно древняя. Удивляюсь, как на ней сохранился  блеск?
Надеюсь, что это нас не задержит. Сэм, ты бы притащил еще  динамита.  Если
ты увидишь старину Джо, то передай ему, что я хочу с ним поговорить. Но не
трать слишком много времени на его поиски. Лучше притащи  еще  и  бур.  Мы
заложим один заряд прямо  в  ее  середину,  чтобы  взорвать.  И  спроси  у
Джегера, не видел ли он, также, этого второго бульдозера.
     - О'кэй. В последний раз, когда я видел его, им управлял  Аллен.  Это
было прямо где-то здесь. Вы знаете подобных чудаков. Как я только минувшей
ночью говорил Ривере...
     - Да, да. Ладно, двое мужчин и бульдозер не могут провалиться  сквозь
землю. Они  вернуться.  И  когда  это  произойдет,  -  в  голосе  Сандерса
зазвучали грозные нотки, - я хочу их видеть!
     Когда голоса начали затихать,  эйфория,  владевшая  Россом,  внезапно
улетучилась. Это не было простое наблюдение за обученными астронавтами  по
ТВ; это произошло с _н_и_м_. Эти голоса, доносящиеся с открытого  воздуха,
доносились с Земли. С Земли, на которую они никогда не  смогут  вернуться,
если только немедленно что-нибудь не предпримут.
     - Эй! - отчаянно завопил он, - мы здесь! Не взрывайте скалу! - Куйава
присоединился к его крику. Никакого ответа не последовало; не было никаких
признаков, что они могут быть услышаны.
     Через минуту или что-то около того  до  Росса  дошла  бессмысленность
крика; бульдозер мог наделать гораздо  больше  шума,  чем  они  с  Куйавой
вместе взятые, и если никто не до сих пор  не  услыхал  этого...  В  любом
случае горло у него охрипло.
     - Что бы это ни было, сказал он, - похоже,  что  эта  штука  работает
только в одну сторону. Все, что мы можем, это  надеяться,  что  кто-нибудь
пройдет сквозь нее в то время, как кто-нибудь еще будет за этим наблюдать.
Если они взорвут скалу прежде, чем мы  придумаем,  как  ее  сохранить,  мы
никогда не вернемся назад.
     Куйава довольно нервно оглядел комнату.
     - Мне кажется, у тебя может что-то получиться там,  -  сказал  он.  -
Если эта штука - такая машина, как ты говоришь, то  у  нее  где-то  должен
быть пульт управления. Все, что нам нужно сделать - это найти его.
     - Не стоит на это надеяться,  -  сказал  Росс,  но  все  же  принялся
осматривать все вокруг. Это отвлекло его мысли от  того,  что  произойдет,
если Сандерс взорвет скалу.
     Пол, как он видел, был совершенно гладким, кроме площадки в центре. В
этом  было  что-то  странное;  разделительная  черта  раньше  была   почти
незаметной,  теперь  же  она  явно  проступала.  Весь  пол  выглядел,  как
выложенный из серого мрамора,  пыльного,  но  совершенно  непоцарапанного.
Даже гусеницы  бульдозера  только  проложили  следы  в  пыли;  но  они  не
поцарапали пол. Каждая  из  стен  была  посвящена  огромной  фреске.  Виды
создавали потрясающий трехмерный эффект, и он  удивился,  как  это  он  не
заметил  этого  раньше.  Наверное,  он  был  слишком   озадачен   странным
окружением. Каждая из фресок изображала величественный, но какой-то  чужой
ландшафт, с чем-то, что, очевидно было рекламой,  написанной  по  верхнему
краю. И что самое удивительное, подумал Росс, объявления были написаны  на
английском. Что означало...
     Он моргнул и снова посмотрел  на  объявления,  и  внезапно  оцепенел.
Потрясающе, подумал он. Он был потрясен.
     - Джо, - сказал он после нескольких секунд разглядывания  объявлений,
- ты можешь прочесть надписи на стенах?
     - Конечно могу, -  сказал  Куйава,  не  прерывая  изучения  небольшой
полоски в углу комнаты. - Не один ты  научился  читать  в  школе.  Они  не
слишком похожи на ярлыки  на  панели  управления,  так  что  кончай  даром
тратить время компании и займись чем-нибудь полезным.
     - На каком они языке? - настаивал Росс.
     - На английском, конечно! На что же еще они похожи?
     - Они не похожи ни на что, виденное мной раньше.  Посмотри  еще  раз,
Джо. Повнимательнее.
     Куйава  недовольно  фыркнул,  но  повернулся,  чтобы  посмотреть   на
изображение пустыни.
     - Всего лишь несколько объявлений, вроде тех, что...
     Его голос пресекся, он моргнул и уставился на буквы.  Его  взгляд  на
мгновение обратился к Россу, затем переместился на следующую стену.
     -  Но  это  и  должен  быть  английский!  -  подтвердил  он.  -   Это
единственный язык, который я знаю!
     Странно, но Росс почувствовал облегчение; в чем он теперь был уверен,
так это в том, что и он, и Куйава видели одно и тоже. Он не был безумен, в
конце концов, или если и был, то не он один.
     - Совершенно очевидно, что это не английский, - сказал он. - И так же
очевидно, что мы оба можем это прочесть.
     - Какая разница? - внезапно вскипел Куйава, прерывая его размышления.
- Все это означает, что мы сможем прочесть надписи  управления,  когда  их
найдем.
     Конечно, он был прав, признал Росс. Даже то, что они стояли,  беседуя
об этом, было пустой  тратой  времени;  времени,  которого  они  не  могли
терять. Он поспешно последовал примеру Куйавы и и  начал  двигаться  вдоль
стен, исследуя каждую, самую незначительную нерегулярность, которая  могла
бы указывать на  панель  управления  или  на  дверь  в  отдельную  комнату
управления. Но даже, когда он был занят поисками, какая-то часть его мозга
продолжала размышлять о других вещах, таких, как командор Фрефф.
     Если бы только у него была камера! Никто никогда не  поверит  в  это.
Он, наверное, и сам не поверит в это, когда доберется  домой.  Между  тем,
это был тот случай, когда в "Командоре Фреффе" можно было бы  использовать
достоверно выглядящий чужой язык, и невероятные иероглифы на  стенах  были
бы  великолепны,  если  бы  он  нашел  издателя,  который  бы  захотел  их
напечатать. И в самом деле, весь этот эпизод составил бы  отличное  начало
для одного из приключений командора Фреффа.
     Если он когда-нибудь доберется домой, чтобы написать об этом.
     А пока Росс и Куйава осмотрели, обстучали и ощупали все четыре  стены
и пол, так ничего  и  не  обнаружив,  кроме  толстого  слоя  пыли  и  двух
полностью   металлических   полок   в   противоположных   углах   комнаты.
Единственным выделяющимся участком на всех четырех  стенах  или  на  полу,
были линии, очерчивающие площадку в центре пола.  Росс  снова  вернулся  к
этому участку, чувствуя, как с каждой секундой им  все  больше  овладевает
паника и разочарование. Ветер по-прежнему дул из  неизвестного  источника,
и, когда он был готов был еще раз, без особой надежды на успех,  осмотреть
стены, внутрь проник голос.
     - Пора! - это снова был Сандерс. - Эй, подай-ка мне этот заряд.
     Секундой позже раздались звякающие звуки, а  вслед  за  этим  -  визг
электрической дрели. Затем Саусверс, с некоторого расстояния, объявил, что
детонатор готов. У росса возникло такое ощущение, будто  слова  навалились
на него, раздавили и смяли  его.  Они  действительно  собирались  взорвать
плиту прежде, чем он и Джо смогли бы выбраться обратно.
     - Хол! - заорал Росс. - Вы взорвете эту штуку и никогда  не  получите
назад своего бульдозера!
     Не последовало никакой реакции, если  не  считать  того,  что  Куйава
прервал свое безнадежное обследование стены и побежал к бульдозеру.
     - Возможно,  все  дело  в  бульдозере!  -  сказал  Росс.  -  Это  наш
единственный шанс; каким-то образом  он  служит  ключом.  Говоря  это,  он
вскочил на бульдозер; Куйава последовал за ним. Росс взобрался на  сидение
и запустил двигатель,  в  то  время  как  Куйава  устроился  позади  него,
ухватившись за спинку сидения.
     - Думай о Земле! - прокричал Росс,  перекрывая  грохот  двигателя.  -
Возможно, это приводится в действие телепатией. Я думал о  чужой  планете,
когда въехал на нее в первый раз.
     - А я - нет! - буркнул Куйава, но сжал  зубы  и,  похоже,  постарался
сосредоточиться.
     Росс напряг всю свою волю, чтобы выбросить  из  головы  все  мысли  о
командоре и представить  себе  грязную  просторную  строительную  площадку
такой, какой он видел ее в  последний  раз.  Он  представил  себе  остатки
холмов, которые он срезал, уже выровненные участки,  на  которых  работали
трамбовочные машины, деревья в ста ярдах к западу и оживленную  автостраду
на таком же расстоянии на востоке. Голубое, почти безоблачное небо...
     Бульдозер вполз на площадку.  Они  почувствовали  дуновение  ветра  и
услыхали донесшийся до них голос Сандерса. Больше не произошло ничего.
     Оставив двигатель на высоких оборотах, Росс  так  резко  заблокировал
одну гусеницу, что они крутнулись на площадке. Куйава ухватился за  спинку
сидения,  когда  машина  крутнулась  на  месте  и  снова  двинулась  через
площадку. Росс перешел на первую передачу и они  двинулись  с  мучительной
медлительностью. Ничего. Только  ощущалось  дуновение  ветра  да  слышался
пронзительный звук сверла. Они должны были  быть  где-то  совсем  рядом  с
местом  установки  заряда,  с  бешенством  подумал  Росс.  Ну  почему   бы
кому-нибудь из них не пройти сквозь плиту? Почему передатчик не  сработал,
когда Сандерс взошел на плиту, чтобы начать бурение?
     Он опять переключил бульдозер на высокую передачу и  снова  развернул
его. На этот раз он пересек площадку из угла в  угол.  Ничего.  Достижение
противоположной стороны, еще один разворот, еще один  проход.  Он  опустил
нож так, что он заскрежетал,  царапая  по  полу.  Разные  углы,  различные
скорости. Ничего не происходило.
     - Теперь они могут взорвать ее в любую секунду,  -  прокричал  Куйава
ему в самое ухо. - И если мы прямо около заряда...
     Росс колебался только какое-то мгновение. Каким бы ни  было  действие
устройства, похоже было, что оно действовало только в  одном  направлении.
Если энергия звуковых волн проходило сквозь него, представлялось логичным,
что и энергия взрыва динамита также сможет сквозь него проникнуть. Все еще
двигаясь через площадку, Росс поднял нож и направил машину  к  находящейся
впереди стене, стремясь оказаться подальше от центра строения.
     Они были в нескольких футах от стены,  когда  значительная  ее  часть
исчезла, открывая залитую солнечным светом рампу, ведущую наклонно  вверх.
Росс направил машину сквозь отверстие, когда внезапно позади них  раздался
грохот и множество осколков ударило его по незащищенным плечам  и  голове.
Куйава, полностью открытый  для  взрывной  волны,  был  совсем  сброшен  с
бульдозера. Только нажав  на  тормоза,  Росс  заметил,  что  и  грохот,  и
взрывная волна внезапно исчезли.
     Когда  бульдозер  полностью  остановился,  Росс   повернулся,   чтобы
посмотреть назад в комнату. Задняя часть машины почти полностью  заполняла
собой проем, но он смог разглядеть, что хотя участок в  центре  комнаты  и
казался не потревоженным, вокруг него вздымались  кучки  грунта,  и,  в  а
вперемешку с ними лежали куски чего-то подозрительно похожего на части той
самой плиты со строительной площадки.
     Росс соскочил с машины и и бросился обратно к  площадке,  не  обращая
внимания на Куйаву, который тряс головой и пытался подняться на ноги.  Его
мозг, пока он бежал, занимало внезапное прекращение взрыва. Он был  уверен
в том, что найдет на этой площадке, но он  должен  был  убедиться  в  этом
собственными глазами.
     Он остановился в  центре  площадки,  прислушиваясь.  Не  было  слышно
никаких звуков, никаких голосов; только звук работающего на холостом  ходу
двигателя бульдозера.
     Ворота, чем бы они не были, закрылись.



                                    2

     Росс стоял в центре площадки ни о чем не  думая,  почти  без  чувств.
Звук взрыва сам собой звучал у него  в  мозгу,  словно  его  оглушительный
грохот, повторяющийся снова и снова, мог разогнать тишину, которая  теперь
сомкнулась вокруг него; эта тишина означала, что  в  том  смысле,  который
интересовал его и Куйаву, Земля перестала существовать.
     Только спустя долгое время, там среди наваленных куч грунта и камней,
являющихся последней цепочкой, связывающей его с  Землей,  он  снова  смог
рассуждать здраво. В конце концов, если  кто-то  когда-то  и  готовился  к
чему-нибудь подобному, то это был он. Он помещал своих героев  в  ситуацию
вроде этой довольно часто, и все они выживали.
     Правда, они были героями,  а  не  реальными  людьми.  Каждый  из  них
обладал большими мускулами и знаниями, чем они с Куйавой вместе взятые, и,
к тому же, у  них  всегда  имелся  он,  который  за  ними  присматривал  и
вытягивал из любой дыры,  в  которую  они  умудрялись  провалиться.  Волна
отчаяния охватила Росса, когда его взгляд снова упал  на  частички  Земли,
валяющиеся вокруг.
     - Что произошло?
     Это был Куйава. Росс моргнул и огляделся. Строительный бос привалился
к одной из гусениц бульдозера.
     - Только то, чего мы и ожидали, - сказал Росс, подходя  к  Куйаве.  -
Они взорвали ее. - Он нагнулся и захватил комочек грунта. Тот  раскрошился
у него в руках и его частицы упали на пол.
     - Взорвали ее? - Куйава казался озадаченным. Росс кивнул.
     - Теперь мы можем надеяться только на  себя.  Даже,  если  мы  найдем
какие-то органы управления, то  не  осталось  ничего,  чем  бы  они  могли
управлять.
     Куйава все еще тупо следил за тем, как Росс подошел  к  бульдозеру  и
начал залазить на машину. Внезапно лицо более старшего мужчины  исказилось
гримасой злобы, и он устремился к Россу;  его  крепкие,  мускулистые  руки
потянулись к нему.
     - Ты, сучий сын! - закричал он, хватая Росса за  рубашку.  -  Это  ты
сделал это! Это ты затащил нас сюда!
     Потеряв равновесие, Росс отпустил руки, которыми держался,  взбираясь
по гусенице бульдозера. Каким-то образом ему удалось приземлиться на ноги,
покачнувшись назад. Его рубаха треснула и  вырвалась  из  захвата  Куйавы,
когда он рванулся в сторону.
     - Джо, постой. Что это на тебя нашло?
     Но Куйава не слушал. Он наступал на Росса, его лицо по-прежнему  было
искажено  злобой.  Росс  начал  опасаться,  что   совместное   воздействие
физического  и  психологического  шока  оказалось  слишком   сильным   для
строительного боса; он вел себя так, будто внезапно  сошел  с  ума.  Нужно
стараться быть вежливыми с людьми с помутившимся рассудком, вспомнил Росс,
и постараться рассмешить их - если они вам это позволят.
     - Послушай, Джо, что бы это ни было, но мы вляпались в это вместе. Не
можешь ли ты...
     Джо не мог. Он прыгнул вперед,  и  Росс  попытался  отскочить  только
тогда, когда обнаружил, что попал в ловушку. Для него не было места  между
боковой стеной рампы и гусеницей бульдозера, а Джо не собирался давать ему
время для того, чтобы взобраться на машину. Глаза Росса  шарили  вокруг  в
поисках чего-нибудь, что он мог бы использовать, чтобы защититься. Он  был
моложе Куйавы, но строительный босс был ветераном сотни костоломных драк и
Росс знал что в схватке в рукопашную у него не было бы никаких шансов. Тем
не менее, было похоже, что единственное, чем  он  располагал,  были  голые
руки.
     Затем, когда Куйава снова двинулся на него, Росс почувствовал  что-то
давящее ему на живот; динамитные шашки. Не раздумывая он выхватил одну  из
них, подняв, словно дубину. Он замахнулся ею, метя Куйаве в голову.
     Внезапно лицо Куйавы обрело нормальное выражение и  он  увернулся  от
удара Росса. В то время, как Росс пристально наблюдал за ним, он уставился
на Росса так, словно никогда не видел его раньше; затем он  расслабился  и
хихикнул.
     Росса трясло поле пережитого, но внезапно комичность  ситуации  дошла
до него и он расхохотался вслед за Куйавой.  Бос  привалился  к  гусенице,
чтобы удержаться на ногах в то время, как  смех  сотрясал  все  его  тело.
Наконец ему удалось заговорить.
     - Ты знаешь, насколько ты глупо выглядел, пытаясь раскроить мне череп
этой динамитной шашкой?
     Росс ухмыльнулся.
     - Ладно, я не смог придумать ничего другого. Я думал, что ты сошел  с
ума.
     Куйава кивнул.
     - Может, так оно и было, на минуту. Не знаю, что  на  меня  нашло.  Я
участвовал во множестве драк, и некоторые из них были довольно  жестокими.
Половине мужиков я сразу давал в ухо, -  сказал  он  машинально.  -  Но  я
всегда старался преподать урок какому-нибудь юнцу  или  оставить  по  себе
добрую память. Это впервые в жизни я так бешено рассвирепел на  кого-либо.
Минуту назад я хотел тебя убить. Я никогда не ощущал ничего подобного,  да
и вообще для этого не было никакой причины на  этот  раз.  Даже,  если  ты
втянул нас в эти неприятности.
     - Ладно, будем надеяться,  что  ты  больше  никогда  не  почувствуешь
ничего подобного снова,  особенно,  когда  являюсь  единственной  мишенью.
Поскольку мы не в состоянии выбраться обратно через Ворота, я полагаю, что
следующее, что нам нужно сделать - это осмотреть все снаружи.
     Куйава снова кивнул.
     - Конечно. Мы не можем решить, что нам делать до тех пор, пока мы  не
знаем, где мы находимся. Может есть какой-нибудь другой путь домой отсюда.
     Они повернулись к бульдозеру.
     - У тебя, действительно, нет никаких догадок о том, что это за место?
- спросил Куйава.
     Росс покачал головой.
     - Ни одной. Если та штука, действительно, была передатчиком, мы могли
оказаться где угодно во Вселенной.
     Произнесенные вслух слова помогли Россу осознать их  причастность,  и
он  начал  ощущать  некоторое  любопытство.  Не  важно,  что  еще  с  ними
случиться, они уже стали единственными  в  своем  роде.  Чем  бы  не  были
Ворота, но они были первыми людьми прошедшими через  них  за  тысячи  лет.
Образы мамонтов и пещерных  людей,  пирамид  Инков  и  первобытных  людей,
пересекающих Берингов пролив, зароились у него в голове. Он задумался  над
тем, какая из десятка сногсшибательных теорий о  "древних  астронавтах"  и
доисторических пришельцах из открытого пространства ближе всего подошла  к
действительности. Наверное, ни одна из них. Очень может быть, что он и Джо
Куйава были первыми человеческими существами,  когда-либо  использовавшими
такой  способ  перемещения;  эти  Ворота  могли  быть   поставлены   здесь
Арктурианскими  паукообразными  или  какими-нибудь   другими   пучеглазыми
монстрами, дорогими сердцу писателей-фантастов, и никогда не стремившимися
иметь какие-либо отношения с человечеством.
     За то время, пока он и Куйава залезли  на  бульдозер  и  были  готовы
тронуться в путь, чувство  нетерпения  и  любопытства  полностью  овладело
Россом, вытеснив всякое  воспоминание  об  отчаянии,  которое  так  сильно
владело им всего  несколько  минут  назад.  Перед  ним  был  новенький,  с
иголочки мир, скорее всего никогда, не виданный человеком, и он  только  и
ждал, чтобы Росс познакомился с ним. Он буквально будто сошел  со  страниц
одного из его романов. Росс включил передачу, и  они  двинулись  вверх  по
рампе.  Когда  они  выехали  на  улицу,  он  заметил  с  легким   чувством
разочарования, что небо выглядит совершенно привычно. Оттенки зеленого или
оранжевого, казалось, были бы более подходящими для чужой планеты, чем это
ярко голубое небо с  несколькими  серовато-белыми  облаками,  беспорядочно
перемещающимися по нему. Рампа навела его на мысль, что Ворота в этом мире
располагались приблизительно на такой же глубине под землей, что  и  плита
на  Земле.  Интересно,  было  ли  такое   же   огромное   строение   среди
доисторических лесов Индианы? [штат в США]
     Росс остановил машину у верхнего конца рампы и огляделся.  Пейзаж,  в
целом, казался похож на земной, хотя пышная растительность и мешала хорошо
его рассмотреть. Рампа выступала из здания и переходила в дорогу из такого
же гладкого материала. Насколько Росс мог судить, ничто не могло про расти
сквозь покрытие, но вдоль дороги тянулись кусты,  а  разросшиеся  ветви  и
изогнутые побеги деревьев образовывали непроходимые заросли  в  нескольких
футах впереди. Растительность казалась  очень  похожей  на  растительность
вокруг какой-нибудь заброшенной фермы на земле.  Росс  не  мог  разглядеть
ничего, что бы казалось явно чужим или отличным от земного,  но,  в  конце
концов, знания по ботанике никогда не входили в число его достоинств.
     "И почему, - вдруг подумал Росс, - я решил, что мы не на Земле? Это с
таким же успехом могла быть машина времени, как и  передатчик  материи  на
другую планету".
     Ладно, единственный способ выяснить это - если вообще  был  способ  -
это осмотреть все вокруг, а отсюда они  не  могли  многого  увидеть.  Росс
включил передачу, поднял нож на такую высоту,  чтобы  он  срезал  ветки  и
двинулся по заросшей дороге с бешеной скоростью в четыре мили в час.
     - Будь начеку,  Джо,  -  сказал  он,  когда  нож  врезался  в  первые
сплетения ветвей, - мы вполне можем наткнуться на Колдуна.
     То, что ответил Куйава, удивило Джо.
     - Если мы наткнемся на бронзового парня с топором  в  руках,  я  буду
знать, что мы  попали  в  банановую  республику.  Знаешь,  я  видел  такую
картинку по телевизору. Детям она нравится. Я не прочь и  сам  увидеть  ее
своими глазами, она выглядит так привлекательно. Они...
     Он оборвал фразу, улыбка на мгновение сошла с его лица.
     - Послушай, - сказал он. - Эта штука не могла  бы  двигаться  немного
быстрее?
     На мгновение Россу представилась его семья и девушка,  с  которой  он
встречался, и тут же этот новый мир показался ему темным и гнетущим. Но он
с усилием отогнал от себя эти мысли. Пока бульдозер продолжал прокладывать
себе дорогу сквозь  переплетение  растений,  он  начал  более  внимательно
присматриваться к ним. Весь новый мир был открыт для изучения.
     Многие из деревьев выглядели тропическими. По  меньшей  мере,  у  них
были  огромные  листья,  как  у  пальм,  но  кора  больше  соответствовала
представлению Росса о березе. Было,  также,  много  цветов,  таких  видов,
которые обычно у него ассоциировались с джунглями, и он мог  слышать,  как
множество  различных  существ  порхает,  чирикает  и  негодует  по  поводу
вторжения бульдозера, хотя животная жизнь и была скрыта от взгляда.  Чтобы
как-то определиться, он  посмотрел  на  солнце,  когда  оно  на  мгновение
проглянуло  сквозь  листья  над  головой.  Оно  было  ярким  и  жарким,  и
оставшееся после этого на некоторое время ощущение слепоты,  казалось,  не
отличалось заметно от аналогичного эффекта,  вызываемого  земным  солнцем.
Его знания, благодаря Фреффовской серии, о том, что Солнце принадлежало  к
классу G с  температурой  поверхности  около  6000  градусов  Кельвина  не
слишком могли помочь в определении местонахождения.  Это  солнце  не  было
красным гигантом и ничем еще, таким же экзотическим, но кроме этого он  не
мог больше ничего сказать.
     Куйава, который ковырял один из широких листьев, который он сорвал  с
низко нависающих веток, внезапно поднял голову.
     - Ты слышишь что-нибудь? - спросил он.
     Росс приглушил дизель и  прислушался.  Был  слышен  какой-то  шум;  у
Куйавы, должно быть, был хороший слух. Был слышен свистящий звук,  который
перемещался в их сторону и становился все громче.
     - Будь начеку, - сказал Росс переключая двигатель  на  более  высокую
передачу. - Может, мне удастся выехать на такое место,  откуда  мы  сможем
увидеть, что это движется.
     Звук быстро нарастал. Что бы ни было его причиной, но оно  пронеслось
всего лишь в нескольких ярдах впереди них с громким  уханьем,  затем  звук
начал быстро затихать. Несколькими секундами позже растительность исчезла,
и они увидели, что проход  вывел  их  на  мощеную  дорогу.  Растительность
отступила на несколько ярдов от дороги, и дальше слева они смогли  увидеть
что-то черное и прямоугольное, исчезающее  вдали.  Было  похоже,  что  оно
вовсе не касалось поверхности дороги. Росс предположил, что это могло быть
какое-то транспортное средство и подавил в себе порыв  попытаться  догнать
его на бульдозере.
     Через мгновение после того, как Росс остановил бульдозер в нескольких
футах от дороги, еще один  механизм  появился  из-за  поворота  дороги  на
некотором расстоянии справа от них. Когда он загрохотал по  направлению  к
ним, у Росса мелькнула мысль, не было бы  ли  лучше  остановить  бульдозер
так, чтобы  он  оставался  невидимым  с  дороги,  и  немного  осмотреться,
пройдясь пешком по загадочной стране. Мысль подать машину назад и спрятать
ее пришла ему в голову, но только на мгновение. Запуск двигателя сразу  на
скорости, не дав ему немного  поработать  на  холостом  ходу,  был  верным
способом запороть его, а поломка бульдозера была последней вещью,  которой
он желал. Кроме того, что он был  последней  ниточкой,  связывающей  их  с
Землей, он мог им еще пригодиться в будущем.
     Между тем, чужая машина была только в нескольких  десятках  ярдах  от
них, продолжая двигаться с той же скоростью и в том же направлении, что  и
первая.  Затем,  внезапно,  проехав  еще  только  несколько   ярдов,   она
остановилась. Не было никакого скрипа тормозов,  никакого  дополнительного
шума от торможения, никаких признаков заноса или  крена.  Механизм  просто
остановился ярдах в ста от наблюдателей.
     Мгновением позже большая часть  ближней  к  Россу  и  Куйаве  стороны
машины замерцала  и  исчезла.  Кто-то,  очевидно  водитель,  выпрыгнул  из
машины. Существо оказалось нормальным мужчиной  неопределенного  возраста.
Он был на несколько дюймов ниже шести футов Росса, не плотнее его,  но  от
него исходило ощущение силы. Густая борода, усы и косматые брови  скрывали
большую часть его лица. Он был одет во что-то наподобие черной униформы, и
он снимал  что-то,  прикрепленное  у  него  на  поясе,  всем  своим  видом
напоминая дотошного  копа,  готового  выписать  им  штраф  за  парковку  в
неположенном месте.
     В течение нескольких последующих секунд Росс  понял,  что  этот  мир,
каким бы он ни был, больше подходил для командора Фреффа,  чем  для  Росса
Аллена. Пока Росс наблюдал, водитель направил на них  устройство,  которое
снял со своего пояса. Из предмета раздался свист, донесшийся до Росса.  Он
оглянулся  как  раз  вовремя,  чтобы  увидеть,  что   осталось   от   Джо,
свалившегося с бульдозера. Не успев толком ни о чем подумать, даже о  том,
чтобы выжить, Росс нырнул головой вперед за спинку сидения и топливный бак
позади нее. Он с глухим звуком приземлился на бок, ударившись так, что ему
наполовину отшибло дыхание. Он посмотрел на  бульдозер  как  раз  вовремя,
чтобы увидеть, как верхушка  выхлопной  трубы  исчезла  под  аккомпанемент
такого же шипящего звука.
     Откуда-то у Росса взялись силы, чтобы отползти. До тех пор,  пока  он
прижимался к земле, бульдозер скрывал его от человека с его оружием,  если
только эта штука не была способна прожечь  несколько  тонн  стали  так  же
легко, как она прожгла Куйаву и срезала выхлопную  трубу.  Пригибаясь  как
можно ниже, Росс бросился назад по дороге и углубился в заросли. Когда  он
был в нескольких ярдах в глубине зарослей, он снова услыхал еще один взрыв
потрескивания и шипения, и участок зарослей в нескольких ярдах позади него
исчез.
     Не заботясь о руках и ногах, Росс продирался  сквозь  растительность,
спотыкаясь и падая через каждый ярд, иногда  ползком,  иногда  бегом.  Еще
дважды ближайшие кусты превращались в  ничто,  когда  по  ним  ударял  луч
оружия  чужака.  Шум,  который   он   поднимал,   очевидно   выдавал   его
местонахождение,  но  если   бы   он   попытался   двигаться   осторожней,
преследователь, наверное, смог бы достать его  в  момент.  Он  должен  был
что-то предпринять, и быстро, или он присоединится  к  Куйаве  в  качестве
жертвы. Но что он мог сделать, кроме как  бежать?  Попытаться  вступить  в
переговоры? Когда кто-то начинает палить в тебя, как только увидит,  вести
переговоры несколько затруднительно.
     Он мельком  подумал  о  старой  теории,  что  любая  раса,  достигшая
подобного  уровня  науки,  автоматически  решит  проблему   насилия.   Это
оказалось чепухой.
     Очередное потрескивание справа и позади него вынудило  его  броситься
влево. Это было то, что он мог сделать - и только!
     Затем он вспомнил о динамите.
     Неожиданно ему повезло. Но не слишком. Что он мог сделать при  помощи
динамита? Швырнуть его в преследователя? Чтобы сделать это он  должен  был
находиться  в  пределах  досягаемости  оружия,  которое  могло  без  труда
превратить в пар и его, и динамит прежде, чем  они  оба  смогли  чего-либо
достичь. Кроме того,  динамитная  шашка,  летящая  по  воздуху  с  горящим
фитилем, не только хорошо видна, но и от нее не составляет никакого  труда
увернуться. Командор Фрефф, конечно, мог бы обрезать  фитиль  как  раз  на
столько, чтобы использовать ее в качестве ручной гранаты, и сделать это на
бегу, но Росс с каждой секундой понимал все  яснее,  что  он  не  командор
Фрефф. Он даже не был  уверен,  что  смог  бы  швырнуть  заряд  достаточно
далеко, чтобы не подорваться самому, а длина фитиля и вовсе была для  него
загадкой. Он, конечно, пользовался динамитом при строительных работах,  но
при этом не имело  никакого  значения,  если  твой  фитиль  был  несколько
длиннее. Скалы не имеют обыкновения удирать от вас  или  стрелять  вам,  в
спину.
     Что-то снова затрещало позади него, на этот раз  немного  ближе.  Его
охватил новый приступ отчаяния. Что бы он не  намеревался  сделать,  лучше
ему было  сделать  это  немедленно.  Его  преследователь  был  прескверным
стрелком, но не мог же он промахиваться до бесконечности.
     Сквозь растительность проступила стена. Должно быть строения. Мог  ли
он снова попасть внутрь? Наверное, если бы это удалось ему, то удалось  бы
и его преследователю, и тогда он оказался бы в  настоящей  ловушке  внутри
этой просторной пустой комнаты. Может, просто стать за дверью  и  оглушить
преследователя, когда он войдет внутрь? Возможно он так и  поступит,  если
ему в голову не придет ничего лучшего.
     Он обошел рампу и вгляделся внутрь прохода. Стена внизу была цельной,
без единого проема. Должно быть, она закрылась автоматически  после  того,
как проехал бульдозер. Сбежав вниз, он, возможно и открыл бы ее  снова,  а
возможно, и нет. Он вздрогнул от этой мысли  и  двинулся  дальше,  обратив
внимание на то,  что  растительность  вокруг  строения  редеет.  Когда  он
скрылся за одним из наиболее крупных деревьев, одна из ветвей превратилась
в ничто на том месте, где он находился секундой раньше.
     Ощути прилив энергии, на которую он, казалось, даже, не был способен,
Росс прибавил  в  скорости  и  помчался  за  угол  строения.  "Теперь  или
никогда", - подумал он и резко остановился всего  в  нескольких  футах  от
угла. Стараясь припомнить, как быстро горит фитиль, он вытащил из-за пояса
одну из динамитных шашек и достал из  кармана  зажигалку.  Слава  небесам,
подумал он, за старые привычки. Если бы Шерил преуспела в  своей  кампании
по отучению его от курения год назад, он, наверное не стал бы до  сих  пор
таскать с собой зажигалку. Он торопливо зажег фитиль и секунду наблюдал за
тем, как он горит. Он горел не слишком  быстро,  и  он  мог  слышать  шаги
приближающиеся к углу здания.
     Он быстро поднес зажигалку к фитилю поближе к капсюлю. Внезапно,  ему
показалось, что фитиль горит с  угрожающей  скоростью;  он  бросил  его  и
побежал. Растительность все еще была здесь  редкой,  поэтому  он  отчаянно
стремился скрыться из виду прежде, чем его преследователь обогнет угол,  и
оказаться за деревьями прежде, чем взорвется динамит.
     Внезапно звук шагов и треск кустов, которые отмечали продвижение  его
преследователя, затихли. Человек, должно  быть  достиг  открытого  участка
возле строения и, наверное,  стоял  у  угла  здания,  тщательно  целясь  в
незащищенную спину Росса, которую  даже  заломило  от  предчувствия.  Росс
нырнул в сторону в заросли, перекатился через кусты, пока не оказался  под
защитой одного из напоминающих о тропиках деревьев. Затем он вытащил из-за
пояса еще одну динамитную шашку  и  попытался  выглянуть  из-за  дерева  в
сторону своего преследователя. С первой шашкой ничего не вышло; Она еще не
взорвалась, и преследователь должно быть или прошел мимо, или  остановился
и выдернул фитиль. Может он мог бы  зажечь  вторую  шашку,  на  этот  раз,
оставив только кусочек фитиля длиной в дюйм, и швырнуть ее из зарослей  на
звук шагов. Если бы только он смог правильно рассчитать время...
     Позади него была полная тишина. Почему  человек  не  подкрадывался  к
нему? Почему  динамит  не  взорвался;  его  преследователь,  должно  быть,
выдернул фитиль; может, пока он делал это, он потерял Росса из виду?
     Логика подсказывала Россу, что он должен оставаться в  неподвижности.
Если преследователь потерял его след, то лучшим способом  навести  его  на
него снова, было двинуться с места. Но мучительность  ожидания,  не  зная,
где тот находится или что он делает, была слишком велика, чтобы  ее  можно
было вынести. Росс  слегка  приподнялся  и  вытянул  шею,  стараясь  найти
просвет, через который он мог бы  посмотреть.  Осторожно  он  двинулся  от
дерева, прислушиваясь и приглядываясь.
     Наконец он нашел просвет в кустах и приник  к  нему.  Он  заморгал  и
затряс головой, не веря своим глазам. Человек стоял в нескольких футах  от
того места, где должен был лежать  динамит,  вообще  не  обращая  на  него
никакого  внимания.  Вместо  этого,  он  стоял  лицом  к  стене  строения,
разглядывая ее.
     Росс не понимал, что происходит, но он решил, что его  противник  так
заинтересовался строением потому, что никогда не видел динамита.  Стараясь
быть как можно осторожней, Росс снова устремился  к  большому  дереву.  Он
едва  достиг  его,  когда  динамит  взорвался.  Звук  взрыва   был   почти
оглушающим, и Россу сильно заложило уши. Его зажигалка погасла. Он положил
ее в карман и засунул неиспользованную динамитную шашку за пояс. Его руки,
как он заметил, снова дрожали.
     Какой человек, раздумывал он,  будет  стоять  и  разглядывать  чистую
стену, не обращая внимания на шипящую динамитную шашку, валяющуюся на виду
всего в нескольких футах от него? Кто-то, кто никогда  не  видел  динамита
раньше?
     Росс снова выбрался из кустов и медленно пошел обратно  вдоль  стены.
От его преследователя осталось еще меньше, чем от Куйавы. Он, должно быть,
стоял  прямо  над  динамитом.  Росс  смотрел  на  останки  с  такого  рода
очарованием, как кто-нибудь мог бы разглядывать фотографию,  запечатлевшую
резню в День Святого Валентина или поле битвы.
     Он запомнил мельчайшие подробности. Одежда казалась униформой, сшитой
из единого куска материи. На поясе имелся футляр  средних  размеров,  явно
пустой. Чтобы носить оружие?
     Воспоминание об  оружии  заставило  Росса  податься  назад  с  вполне
определенной целью. Он мог бы воспользоваться оружием, если  бы  смог  его
найти. Мир, в котором первый же встречный принимается палить  в  тебя,  не
задав  ни  единого  вопроса,  является   миром,   в   котором   долго   не
поразгуливаешь без оружия. Оно было  в  правой  руке  мужчины,  но  теперь
правая рука больше не была прикреплена к телу. Росс принудил себя оторвать
взгляд от останков у своих ног и поискать отсутствующие части. Его все еще
трясло, хотя и  не  так  сильно.  Убить  кого-то  оказалось  не  таким  уж
безличным делом, как это изображают на киноэкране.
     Через минуту он нашел оружие. Оно было в кустах, в  нескольких  ярдах
дальше того места, где Росс прятался. Оно  все  еще  сжималось  оторванной
рукой. Медленно, стараясь не глядеть на то, что он делает, Росс нагнулся и
разжал мертвые пальцы. Странно, но на оружии не было крови.
     Держа оружие в руке, предусмотрительно отвернув от себя  ствол,  Росс
поспешил  обратно  вдоль  строения,  глядя  вниз  не   больше,   чем   это
требовалось, чтобы не наступить на труп. К тому времени, когда  он  достиг
рампы и дороги, дрожь прошла, по крайней мере, внешне.
     Пока он шел по дороге к бульдозеру, он рассматривал оружие. Насколько
он мог судить, оно было невредимым. У него имелись  рукоятка  с  небольшим
выступом на передней части, который мог быть спусковым крючком, и  большая
треугольная  емкость.  Росс  совершенно  не  мог  себе  представить,   как
перезаряжается оружие или, хотя бы обнаружить отверстие в  емкости.  Ствол
был  слегка  обесцвечен;  это  было  все.  Само  оружие  было  черным,   а
единственной отметиной было овальной формы светло-желтое пятно у основания
рукоятки. Да,  в  основном  оно  было  светло-желтым.  Один  конец  овала,
наверное одна десятая часть его, был темно красным.  На  ощупь  окрашенное
место  отличалось  от  остальной  поверхности.  Какой-то  идентифицирующий
символ? Или, может быть, своего рода индикатор заряда? Он не мог сказать.
     Взяв оружие одной рукой, он попытался прицелиться.  На  нем  не  было
прицела, как такового, но можно было целиться  вдоль  вершины  треугольной
емкости. Возможно, подумал Росс, это объясняло, почему его  преследователь
был так удивительно не точен. Рукоятка, также, была на удивление неудобной
и через секунду он увидел почему. По ней шли узкие выемки, чтобы поместить
на два пальца больше, чем было у него. Пальцев гораздо более  тонких,  чем
его собственные, по крайней мере. Странно; он отчетливо помнил, что  когда
разжимал руку, беря оружие, на ней было нормальное количество пальцев.
     Росс остановился и прицелился, как  можно  лучше,  в  одно  из  белых
деревьев в нескольких ярдах дальше по дороге. Он слегка нажал на  то,  что
он принял за спусковой крючок, но ничего не произошло. Он нажал сильнее  и
подумал,  что,  возможно,  желтое  овальное  пятно  является  своего  рода
предохранителем. Он дотронулся  до  него,  никакого  результата.  Наверное
оружие утратило свой заряд, в конце концов. Он  потряс  его,  постучал  по
нему костяшками пальцев. Не имея ни малейшего представления о том, как оно
действует  все  его  попытки  вызвать  пламя  были  бесполезны.  Он  снова
прицелился в дерево и снова нажал на курок.
     Ничего не случилось и он усилил давление вложив в это всю силу  своей
руки.  Курок  вдавился  в  рукоятку  и  раздался   тихий   шипящий   звук.
Обесцвеченный участок на стволе засветился и огромный круглый кусок дерева
затрещал и исчез.
     Росс быстро освободил курок, который тут же встал на место. Он глянул
на овальное пятно на  рукоятке,  но,  насколько  он  мог  судить,  никаких
видимых изменений не произошло. Он  начал  было  заталкивать  пистолет  за
пояс, но этому не только мешала треугольная емкость, но и курок прижимался
к поясу. Учитывая, какое усилие требовалось,  чтобы  сдвинуть  курок,  это
казалось не слишком опасным, но, подумав о том,  что  пистолет  сделает  с
ним, если это все же произойдет, он решил его вытащить. Он  подумал  было,
что он мог бы взять пояс и футляр от пистолета, но он достаточно легко мог
засунуть его в карман. Пойти за футляром от пистолета  -  это  было  всего
лишь оправданием для того, чтобы избежать возвращения к бульдозеру.
     И к телу Джо Куйавы.
     Он сунул пистолет в карман и пошел к  работающему  на  холостом  ходу
бульдозеру.
     Он закончил за час. У него не было никаких инструментов и он  немного
побаивался испытать действие пистолета на земле,  но  теперь  тело  Куйавы
было скрыто от постороннего взгляда в кустах и  укрыто  таким  количеством
веток и камней, какое  он  только  смог  собрать.  Бульдозер  был  отведен
обратно  на  рампу,  чтобы  его  не  было  видно  с  дороги  и   тщательно
замаскирован на случай, если он когда-нибудь понадобится снова. Последнее,
что он сделал, это открыл ящик с инструментами и вынул из  него  небольшой
портфель, который он обычно держал там. В нем находился его  пустой  пакет
для ленча, несколько блокнотов и часть рукописи; все это он свалил в  ящик
с инструментами. В портфель перекочевали оставшиеся динамитные шашки  и  с
пол  десятка  мелких  инструментов.  Вид  динамита  заставил  его   вынуть
детонаторы. Он бежал через джунгли, падал, натыкался на деревья, и все это
время у него за поясом торчало несколько динамитных шашек  с  вставленными
капселями и фитилями. Было удивительно, что он не подорвался при первом же
падении или, что Джо не прихватил с  собой  их  обоих,  когда  свалился  с
бульдозера.
     Покончив со сборами, Росс  огляделся  в  последний  раз  и  пошел  по
дороге. Мысли о семье Джо сменились мыслями о своем собственном будущем на
этой планете. И те, и другие были одинаково гнетущими.
     Машина чужака все еще торчала на дороге, тихо шипя.  Секция,  которая
исчезла, чтобы водитель мог выйти, так  и  не  появилась  на  месте.  Росс
осторожно приблизился к ней, удивляясь, почему на дороге  больше  не  было
движения. Безусловно, такая  тщательно  построенная  дорога  указывала  на
интенсивное движение, но этого не было заметно. Он заглянул внутрь машины,
раздумывая, не забраться ли ему внутрь. Машина казалась очень  совершенным
видом транспорта, но смог  ли  бы  он  управлять  ею?  Командор  Фрефф  не
волновался бы по этому поводу, но командор Фрефф  начинал  казаться  очень
мало имеющим отношение к проблемам Росса.
     Кабина машины была очень  тесной,  и  Росс  не  смог  увидеть  ничего
напоминающего органы управления. Была только пара кресел, которые, похоже,
не слишком соответствовали человеческой анатомии. После  долгих  колебаний
Росс влез в середину, скользнул в то, что, как он надеялся, было  сидением
водителя и  принялся  разыскивать  что-нибудь,  что,  хотя  бы  отдаленно,
напоминало органы управления.
     Пока он осматривался, отсутствующая стенка машины внезапно  появилась
снова. Росс метнулся к ней, пытаясь не дать ей закрыться, но  опоздал.  Он
опоздал, подумалось ему, еще  в  тот  момент,  когда  влез  внутрь.  Дверь
закрылась раньше, чем он смог среагировать,  но  он  все  равно  продолжил
движение. Его  рука  даже  не  смогла  достичь  двери.  Вместо  этого  она
натолкнулась на невидимую преграду в дюйме от стекла.
     Внезапно машина пришла  в  движение.  Росс  ничего  не  почувствовал,
словно он был огражден от действия ускорения, но его зрение сообщило  ему,
что машина резко развернулась и стремительно помчалась обратно по дороге.
     "Теперь, - подумал Росс с каким-то мрачным юмором, - мы действительно
столкнулись с Колдуном".



                                    3

     Он был, подумал Росс, удивительно спокоен,  учитывая  обстоятельства.
За последние два часа он был перенесен с Земли,  видел,  как  единственная
связь с Землей была разрушена, его компаньон убит и, в  свою  очередь,  он
убил его убийцу, и вот теперь он был беспомощным в чужой машине мчащейся к
неизвестной и, наверное, таящей в себе смертельную угрозу, цели. На  самом
деле, скорее всего, он вовсе и не был спокоен; он просто был в оцепенении.
     Как бы там ни было, это давало ему возможность собраться  с  мыслями.
Совершенно логичным было попытаться  найти  органы  управления  машины,  в
которой он находился. Во  время  своего  первоначального  обследования  он
дотронулся только до нескольких точек на пустой панели в  том  месте,  где
должен был бы быть щиток управления; возможно, что он привел что-нибудь  в
действие, вовсе даже этого не желая. Теперь он начал делать попытки  найти
эти точки, чтобы посмотреть, не сможет ли он повернуть вспять тот процесс,
который сам же и начал. Он немедленно установил, что даже, если он и  смог
бы их установить, это ему ничего бы не дало.  Он  не  мог  прикоснуться  к
панели. Его рука и вытянутый палец останавливались преградой  в  дюйме  от
нее так же, как они были остановлены перед дверью. Ощущение было сходным с
тем,  которое  возникает  при  попытке  сблизить  два  магнита  одинаковой
полярности.
     Он отвел руку и, выставив вперед один палец, резко  ткнул  ею.  Палец
остановился у самой панели, и на мгновение он ощутил, как вся его кисть  и
половина предплечья были схвачены невидимой силой.  Он  испытал  таким  же
образом потолок и оба борта, и получил такой же результат.
     Если он не мог ею управлять, то может ему удастся  ее  повредить.  Он
вытащил из своего кармана пистолет чужака и огляделся, раздумывая,  где  у
машины могли бы быть жизненно важные точки. Судя по тому,  как  эта  штука
двигалась, ему вероятно не удалось бы  найти  механизм,  который  открывал
дверь, но он должен был попытаться. Судя по скорости, с  которой  растения
мелькали за окнами, пройдет не много времени, пока машина прибудет к месту
назначения, и неважно, где это может быть.
     Однако, прежде,  чем  пробовать  стрелять  в  щиток  управления,  он,
наверное, должен попытаться выстрелить в окно. Тогда, если эта штука  даже
когда-нибудь опрокинется, у него будет шанс выбраться наружу. Он  направил
оружие в дальний конец машины и все так же, с  определенным  трудом  нажал
курок.
     Сперва он подумал, что ни чего не случилось, но затем он заметил, что
ряд случайных пятен появляется в стене  растительности  вдоль  дороги.  Он
отпустил курок и пятна перестали появляться. Он опустил  оружие,  направив
его на нижнюю часть двери и снова вдавил курок. Он не мог видеть,  опустив
пистолет вниз, что происходило снаружи, но с дверью, очевидно,  ничего  не
происходило.
     Это казалось было все, что он мог предпринять. Третий закон Кларка  -
"Наука, развитая в достаточной степени, неотличима от магии", - вспомнился
ему. Этот принцип он  довольно  часто  использовал  в  своих  романах,  но
никогда не ожидал, что ему придется встретиться с ним в своей  собственной
жизни.
     Дорога неожиданно привела  к  участку,  похожему  на  парк,  если  не
обращать внимания на  какие-то  жестяные  емкости.  Кусты  и  лианы  между
деревьями сменились высокой сочной травой, да и деревья,  все  с  теми  же
странными белыми стволами, обладали теперь гораздо более мелкими листьями,
едва ли большими, чем их земные собратья. Машина остановилась.  Торможение
ощутилось очень слабо, и на это почти не потребовалось  времени;  механизм
просто перешел о  максимальной  скорости  к  нулевой.  Так  же  неожиданно
исчезли дверные секции по обоим бортам машины. Росс схватил свой  портфель
с сидения и буквально вывалился из машины  наружу.  Руководствуясь  только
инстинктом, он сломя голову побежал к ближайшим  деревьям,  расположенным,
наверное, футах в ста от дороги.  Густая  трава  замедляла  его  движение,
цепляясь за ноги, и к тому моменту, когда он добежал  до  первого  дерева,
его сердце колотилось так, что его почти можно было услышать. Ни о чем  не
думая, он нырнул за него и рухнул, прижавшись спиной к стволу.
     С минуту он сидел так, тяжело  дыша  и  прислушиваясь.  Единственными
звуками были шипение машины,  тихий  шелест  ветра  в  траве  и  несколько
отдаленно напоминающих птичье щебетание звуков среди ветвей  деревьев  над
ним. Он мельком подумал о еде и задумался о том, откуда  он  возьмет  свой
следующий обед. После ленча прошло всего только три или четыре часа, но он
определенно был голоден и начинал испытывать отчаянную жажду.  И,  к  тому
же, он ощущал себя отчаянно грязным. Вся эта  беготня  и  ползание  внесли
свою лепту. Его одежда была порвана  в  десятке  мест,  и  он  ощущал,  по
меньшей мере, два десятка царапин и ссадин. Его бок был ободран  там,  где
он приземлился при своем прыжке с бульдозера,  а  левая  лодыжка,  похоже,
была вывихнута.
     Он вскользь подумал о том, когда все  это  произошло.  Он  ничего  не
почувствовал,  когда  это  случилось.  И  только  теперь,  когда  он  смог
расслабиться и уделить внимание себе, это стало очевидным. И только теперь
он начал понимать, как невероятно ему везло до сих пор.  Убийца  выстрелил
сперва в Джо, а затем начал промахиваться, и,  наконец,  он  оставался  на
месте достаточное время, чтобы  сработал  динамит  Росса.  Никакой  другой
убийца не проехал по дороге, пока Росс убирал тело Куйавы и бульдозер,  и,
как не странно, никто не поджидал  здесь,  чтобы  подстрелить  его  в  тот
момент, когда он выйдет из машины.  Всего  этого  было  достаточно,  чтобы
убедить его в том, что кто-то действительно все время  присматривал  здесь
за ним, как он сам за командором Фреффом.
     - Не делай никаких резких движений, -  повелительно  произнес  густой
баритон откуда-то сзади и слева.
     "Я должен был бы знать, что в  конце  концов  так  оно  и  будет",  -
подумал он. Он подумал о том,  чтобы  вытащить  из  кармана  пистолет,  но
понял, что такая попытка в то время, когда он даже  не  мог  увидеть,  где
находится его противник, была бы фатальной. Кроме  того,  владелец  голоса
еще не выстрелил в него, что было необычным после его первого знакомства с
этой воинственной планетой. Он отметил, что владелец голоса говорит на том
же языке, как и тот, кто оформлял стены в здании Ворот, и ему даже хватило
времени удивиться, откуда он узнал что письменная и  речевая  формы  имеют
один и тот же источник.
     - Где Рака? - спросил голос.
     - Кто такой Рака? - спросил Росс, опасаясь того, что  он  уже  и  сам
знает ответ.
     Вмешался еще один голос, скрипучий, издающий бормотание, которое Росс
понял с трудом.
     - Очевидно, что этот знает Раку недостаточно хорошо,  чтобы  заменить
опознавательные знаки. Мы упомянули гуманоида, которому сперва принадлежал
механизм, в котором ты приехал - и оружие  в  твоем  кармане,  которое  ты
очень благоразумно решил не доставать.
     Рука Росса потянулась к карману, но  он  сдержал  себя.  Он  помолчал
несколько секунд, но не смог придумать никакой складной  истории,  которая
могла бы ему помочь. Прежде, чем он смог бы правдоподобно врать, ему  надо
было бы узнать основные правила, а он, даже, не  знал,  что  это  была  за
игра. Может, лучше всего рассказать правду и разом со всем покончить.
     - Он мертв, - сказал Росс, приготовившись ко всему, что могло за этим
последовать.
     Первый голос некоторое время с чувством ругался, затем продолжил.
     - Этот дурак был нашим единственным контактом!  Я  знал,  что  мы  не
должны были позволять ему уйти; ему нельзя было доверять.
     Голос продолжил чередой звуков, на языке отличном и от английского  и
от языка Ворот. По  их  тону  Росс  решил,  что  в  большинстве  это  были
проклятия, и понадеялся, что  они  были  по  адресу  Раки,  а  не  по  его
собственному.
     - Откуда ты? - продолжил голос после короткой паузы. - Как  долго  ты
здесь находишься?
     - Я с Земли, - сказал Росс и тут же понял, что на  этом  языке  слово
"Земля" переводилось, как "Веннтра" и относилось к почве под его ногами  и
к этой планете. - С третьей планеты Солнца, - поправил он себя. - Я  здесь
только несколько... как бы это сказать,  только  небольшую  часть  дня.  -
Единицы измерения времени в его новом языке не были  связаны  с  движением
планеты, и он обнаружил, что не имеет ни малейшего  представления  о  том,
какие отрезки времени означает каждое слово.
     - Он кажется достаточно благоразумным, - проскрипел второй голос.
     - Ладно, - сказал первый голос. - Ты можешь подняться.
     Росс поднялся и огляделся, надеясь,  что  обладатель  второго  голоса
выглядит не так плохо, как его голос.
     Он был именно таким. Его  осанка  была  прямой;  он  был  двуногим  и
похожим на рептилию. Кожа почти  вся  была  блестящей  зеленовато-голубого
цвета, а  голова  -  как  у  миниатюрного,  хотя  не  слишком  маленького,
тиранозавра. Зубы, более похожие на человеческие, чем все остальное,  были
видны, и роговой гребень проходил  по  верхушке  головы,  начинаясь  почти
сразу над глазами. Лицо было на столько совершенно чужим, что Росс не смог
ничего прочесть по его выражению. Единственной одеждой был широкий пояс, с
которого свисало множество мешочков. Росс даже не был уверен, что это была
мужская особь, хотя и думать об  этом  существе,  как  о  "нем"  почему-то
казалось  правильным.  Он  довольно  небрежно  держал  двойник  пистолета,
который лежал у Росса  в  кармане.  Кисть  уверенно  сжимала  его  тонкую,
приспособленную для семи пальцев рукоятку.
     Обладатель другого голоса представлял собой нечто совсем другое.  Она
совершенно определенно была человеком и  женщиной,  ростом,  наверное,  на
дюйм превышала шесть футов Росса.  Ее  кожа  была  почти  черной,  хотя  и
отливала  слегка   красновато-коричневым,   когда   солнце   освещало   ее
соответствующим образом; ее волосы, подрезанные на уровне плеч, были  ярко
красными. Существо было ближе всего к нордическому типу,  хотя,  наверное,
на эту мысль наталкивали ее рост и фигура. Она была  одета  во  что-то  на
подобие широких брюк и  свитера,  но  и  то,  и  другое  были  сделаны  из
какого-то зеленоватого меха. Она натягивала нацеленный  на  Росса  лук  со
стрелой. За плечами у нее висел колчан со стрелами.
     - Мы узнаем, конечно, оружие в твоем кармане, - сказала  рептилия.  -
Но вот тот, второй контейнер, - он показал  на  портфель.  -  Он  содержит
оружие?
     - Только инструменты, - твердо сказал Росс.
     Чужак склонил голову и какое-то мгновение изучал Росса.
     - Я чувствую, что там есть еще что-то, о чем ты не хочешь,  чтобы  мы
знали, - сказал он.
     Женщина схватила было портфель, но рептилия отстранила ее.
     - Все в порядке, - сказал он. - Он не на столько  глуп,  чтобы  сразу
нам довериться. - Он засунул пистолет в футляр. - Однако мы  не  замышляем
против него никакого предательства.
     Женщина нахмурилась с очевидным несогласием, но ничего не сказала.
     Росс пожал плечами. Кем бы ни был этот ящероподобный, в любом  случае
он мог читать мысли.
     - Ладно, - сказал он. - Вообще говоря, это не оружие, но тут  у  меня
есть немного взрывчатки.
     Голова ящероподобного совершила  легкое  круговое  движение,  и  Росс
решил, что это был чужой эквивалент кивка, выражающего удовлетворение.
     - Меня зовут Орл, - сказал чужак. - Это Кэри, - добавил он,  указывая
на женщину. - А ты?
     - Росс Аллен, - сказал он подавляя порыв попытаться пожать руки.
     Чужак снова сделал круговое движение  головой.  Одновременно  с  этим
тонкие, почти отсутствующие губы растянулись еще  дальше  назад,  открывая
остальные зубы. Они не были  похожи  на  человеческие,  как  Росс  подумал
сначала. Во-первых, их было намного больше, и, во-вторых, они они казались
заостренными или зазубренными.
     - Россаллен поможет нам, - сказал Орл Кэри. - Не так, как Рака, но  у
меня такое ощущение, что что-то связанное с ним окажется нам полезным.
     - Если ты так говоришь... - пробормотала Кэри, очевидно, не до  конца
убежденная, и повернулась, чтобы взглянуть в лицо Россу. На мгновение  она
показалась более опасной, чем Орл. - Почему ты убил Раку? -  спросила  она
внезапно.
     Росс смешался и отступил на шаг. Да, она определенно выглядела  более
опасной,  чем  Орл.  Во-первых,  она  казалась  вечно   рассерженной,   а,
во-вторых, она все время теребила огромный лук, который она забросила себе
на плечо, словно надеясь при первом же удобном случае применить его против
кого-нибудь.
     Росс пояснил, что произошло, особенно подчеркнув тот факт,  что  Рака
выстрелил первым.
     - Я это знала, - сказала Кэри, когда он закончил.  -  Я  должна  была
пойти с ним. Рака был слишком суеверным, чтобы ему доверяться, и он был не
наблюдательнее комара!
     Орл издал ужасающий звук, и Росс с удивлением посмотрел на него. Кэри
же просто нахмурилась.
     - Не вижу в этом ничего смешного, - сказала она.
     Выходит, что это чужак так смеялся. Росс слегка вздрогнул и подумал о
том, каким же должен быть звук ярости.
     - Ты права, конечно, -  сказал  Орл,  обретая  свое  спокойствие.  Он
повернулся к Россу. - До того,  как  Рака  напал  на  тебя,  ты  не  видел
проезжающим такой же механизм?
     - Я ничего не видел, - сказал Росс,  -  потому,  что  не  мог  видеть
дороги. Я слышал что-то, что, должно быть, было одним из ваших механизмов.
     Кэри нахмурилась еще больше.
     - Тогда нам лучше отсюда убраться, - сказала она. - Раз Рака  упустил
его, то он скоро вернется с целой бандой.
     Орл слегка  дернулся;  возможно  это  был  его  эквивалент  пожимания
плечами, подумал Росс, или, скорее, вздрагивания.
     - Очевидно, ты права, -  сказал  Орл  и  повернулся  к  Россу.  -  Мы
встретились кое с  кем,  кто  был  не  слишком  с  нами  дружелюбен.  Рака
преследовал его, но позволил сбить себя с толку  вашим  появлением  и  дал
возможность опасному  индивидууму  скрыться.  Поэтому  мы  переместимся  в
другое место. - Он сделал короткую паузу. - Тебе, конечно,  мы  предлагаем
последовать за нами.
     Орл и Кэри направились к дороге, где по-прежнему ожидала машина. Росс
последовал за ними. Другого выбора у него не было. Они не  пытались  убить
его, Орл казался относительно цивилизованным,  несмотря  на  свой  внешний
вид, и, похоже,  они  имели  некоторое  представление  о  том,  что  здесь
происходило и может, даже, о том, что следовало делать.
     Когда они подошли вплотную к машине, Орл сделал  какой-то  неуловимый
жест, и дверные панели, которые были наглухо закрыты, когда  они  подошли,
исчезли снова. Росс хотел было возразить, что внутри не хватит  места  для
всех троих, но прежде, чем он успел что-либо сказать, он заглянул внутрь и
увидел, что место было. Вместо тесного пространства, в котором он  приехал
сюда, там было просторное помещение с тремя сидениями.
     Когда Росс уселся, дверные секции появились на своем месте, и машина,
приподнявшись на фут над землей, свернула с дороги. Пока она виляла  между
деревьями, Росс не  мог  с  уверенностью  решить  было  ли  это  благодаря
волнообразным движениям рук Орла над пустой панелью или же в  ней  имелась
какая-то встроенная система для предотвращения столкновений.
     - До тех пор, пока мы будем держаться подальше от  дорог,  -  пояснил
Орл, - мы можем не волноваться. Насколько я смог заметить, местные варвары
не научились управлять машинами нигде, кроме дорог.
     Некоторое время они ехали молча. Орл пристально вглядывался вперед, в
то время, как  Кэри  следила  за  дорогой  позади.  У  Росса  была  тысяча
вопросов, но он чувствовал, что не должен мешать сосредоточенности Орла на
управлении машиной до тех пор, пока деревья не станут реже.
     Вскоре деревья начали редеть, и они выехали  на  окраину  травянистой
равнины,  которая,  казалось,  простиралась  в  бесконечность.   Некоторое
напряжение, похоже, покинуло Орла, и он глянул на Росса.
     - Я замечаю, что ты растерян, поскольку попал сюда неожиданно.
     Росс кивнул.
     - Совершенно сбит с толку, было бы сказать правильней. Для начала, не
мог бы ты сказать мне, где мы находимся?
     - Относительно твоего мира? Нет, этого нельзя объяснить.
     Росс ощутил гнетущее чувство.
     - Но ты, похоже, знаешь о Воротах. Ты не удивился, когда я  рассказал
вам, как я сюда попал.
     - Конечно, нет. Мы оба, и Кэри, и я попали сюда тем же путем.
     - Ты имеешь в виду, что вы не являетесь местными? - гнетущее  чувство
усилилось. - Но ты можешь управлять машиной; этот пистолет приспособлен  к
твоей руке. - Тут его осенила еще одна мысль. - А Рака? Он был местным?
     - В определенном смысле, - сказал Орл. - Он родился на этой  планете,
в отличие от Кэри и меня. Но его предки, однако, несомненно, прибыли через
одни из Ворот.
     - Ах, так. - Росс на мгновение задумался над услышанным. - А  где  же
тогда коренные жители?
     - Насколько мы с Кэри смогли выяснить, их больше нет. Что же касается
твоего замечания о том, что оружие  приспособлено  к  моей  руке,  то  мои
предки когда-то жили на  Веннтре,  и  коренные  жители,  если  только  они
остались, будут выглядеть похожими на меня.
     - Но если твои предки... - Росс тряхнул головой. - Наверное мне лучше
прекратить задавать вопросы и дать тебе возможность все объяснить.
     Губы Орла дрогнули, как надеялся Росс, в усмешке.
     - Поскольку я всего не знаю, то я и не могу этого объяснить.  Однако,
мои предки эмигрировали с этой планеты около двухсот наших поколений  тому
назад. Я точно не знаю, был ли это родной мир нашей расы или  просто  один
из основных центров нашей империи; наши записи об этом очень туманны.  Все
путешествия между двумя мирами осуществлялись  посредством  того,  что  ты
называешь Воротами.
     - Магических плоских камней, - пояснила Кэри.
     - Передатчиков материи определенного типа, - сказал Росс, и Орл снова
издал пугающие звуки, которые, очевидно, были его смехом. Кэри глянула  на
Орла, но ничего не сказала. Росс, понимая, над чем смеялся  ящероподобный,
дал себе клятву в  будущем  воздерживаться  от  научного  перефразирования
комментариев Кэри.
     - С твоей  точки  зрения  "магические",  вероятно,  более  подходящий
термин,  -  сказал  Орл,  когда  успокоился,  и  Кэри  бросила  на   Росса
триумфальный взгляд.
     - Как я говорил, - продолжил Орл, -  все  путешествия  осуществлялись
посредством Ворот. Можно прийти к  выводу,  что  одно  время  должны  были
использоваться межзвездные корабли; покажется обязательным достичь другого
мира по нормальному пространству, чтобы построить сами Ворота.  Но  у  нас
нет никаких записей относительно межзвездных кораблей.
     - Мой мир, Элспрэг, находился в процессе  колонизации.  Вскоре  после
того, как прибыла первая партия колонистов, Ворота  с  Веннтры  закрылись.
Несколько колонистов, как сообщается, вернулись,  чтобы  выяснить,  в  чем
дело, но...
     - Мне показалось, что ты сказал, будто Ворота  закрылись,  -  прервал
Росс.
     - Ворота с Веннтры на Элспрэг закрылись. Ворота с Элспрэга на Веннтру
остались открытыми, и были использованы,  чтобы  переслать  с  их  помощью
несколько колонистов для выяснения обстоятельств. Когда ни один из них  не
вернулся на Элспрэг, мы закрыли и эти Ворота, и  они  были  снова  открыты
только тогда, когда я был отправлен через них.
     -  Значит,  каждые  Ворота   действуют   только   в   одну   сторону?
"Неудивительно, - подумал Росс, - что мы не смогли найти  никаких  органов
управления, чтобы вернуться назад. Их просто не было".
     - Конечно, - сказал Орл. - Необходимо двое ворот, по одному в  каждом
направлении, чтобы сформировать полную линию связи.
     Надежда всколыхнула Росса, словно инъекция  адреналина.  Двое  Ворот!
Значит ворота с Веннтры на Землю все еще существуют!
     - Вторые Ворота, с Веннтры на Землю - где они?
     - Они могли быть где угодно, - ответил  Орл.  -  Ворота  должны  быть
разнесены на определенное расстояние.
     - Но не знаешь ли ты какого-нибудь способа найти их?
     - Возможно. У меня есть довольно подробная карта Веннтры такой, какой
она была двести поколений тому назад, скопированная с  наших  записей.  На
ней обозначены Ворота, но не  отмечено,  куда  какие  ворота  ведут.  Есть
доступные способы идентифицировать Ворота, которые мы можем  найти  здесь,
на Веннтре, но,  естественно,  учитывая  сколько  времени  прошло,  многие
Ворота  могут  оказаться  разрушенными.   Они,   даже,   могут   оказаться
разрушенными необратимо; мы не знаем, как или почему они были закрыты.
     - А как насчет вторых Ворот на Элспрэг? Ты  не  прибыл  бы  сюда,  не
будучи уверен, что сможешь вернуться, не так ли?
     - Конечно, это так. Я знаю, где находятся Ворота на Элспрэг, и у меня
есть некоторые знания, чтобы снова открыть их. Но я не открою  их  до  тех
пор, пока не выясню, что  вызвало  их  закрытие  раньше.  Это  могло  быть
связанно с огромной угрозой для нашей цивилизации, и должен  быть  уверен,
что она больше не существует.
     - Война... - начал Росс.
     - Маловероятно, - возразил Орл. - Веннтранский мир не знал войн сотни
поколений.
     - Таким могущественным магам, - сердито прокомментировала Кэри, -  не
нужно было сражаться друг с другом. Каждый из них мог бы управлять кем  бы
он только захотел.
     Орл слегка усмехнулся.
     - Это довольно верно, в определенном смысле.
     Росс разочарованно тряхнул головой. Знать, что ворота  на  Землю  все
еще существуют и не быть в состоянии что-либо сделать в этой связи,  кроме
как ждать!
     - Почему вы ждали так долго, чтобы вернуться? - спросил он.
     - Когда наши первые  посланцы  пропали,  было  нелогичным  продолжать
терять человеческие ресурсы до того момента,  пока  Время  не  предоставит
возможность действовать. Наша колония  насчитывала  чуть  менее  трех  сот
человек, когда ворота были закрыты. Мы нуждались в каждом.
     - Но двести поколений?
     - Когда Ворота закрылись, мы оказались отрезанными от всех источников
снабжения, информации и остальных колонистов.  Триста  человек  -  это  не
слишком  большое  число  для  восстановления  цивилизации.  Это  требовало
времени.
     - Но вы располагали научными знаниями, - возразил Росс.
     - Научные знания значат очень мало без технологии, с помощью  которой
их можно использовать. - Орл показал на механизм. - Какая польза от  того,
что располагаешь всеми необходимыми знаниями о том,  как  построить  такой
механизм, если нет даже минимальной техники  для  получения  металлических
руд?  Мы  имели  исчерпывающие  знания  о  том,  что  нужно  сделать,   но
требовалось очень много времени на то, чтобы  хотя  бы  воссоздать  нужное
количество населения для выполнения всех работ.
     Росс понимающе кивнул. Орл был прав. Ни один ученый, обладай он  даже
знаниями всей Земли,  не  смог  бы  построить  интегрирующую  цепочку  или
вакуумную лампу в 1000 году до Рождества Христова. Обладание знаниями  без
необходимого оборудования должно было  повергать  в  отчаяние  тех  первых
поселенцев Элспрэга. Он вспомнил о вопросе, который пришел  ему  в  голову
раньше.
     - Почему на Веннтре  были  Ворота,  ведущие  на  Землю?  Мы  не  были
колонизированы. Наши археологи нашли бы следы этого.
     - Так же, как они нашли следы Ворот? - с иронией спросил Орл.  -  Тем
не менее, ты прав. Согласно одной из наших старых книг, было много  миров,
предназначенных для туризма. - Слово, которое употребил Орл,  переводилось
не дословно как  "турист",  понял  Росс.  Оно  употреблялось  к  отдыху  и
экскурсиям,  но,  также,  и  к  научным  наблюдениям   и   фундаментальным
исследованиям. - Некоторые из туристских миров вскоре колонизировались,  -
продолжил Орл, - но всегда существовало больше миров, чем колонистов.
     Внезапно Росс перестал обращать  внимание  на  пояснения  Орла.  Было
что-то, что следило за ним. Он пристально огляделся и  ничего  не  увидел.
Снаружи машины по-прежнему простиралась травянистая  равнина.  Вдалеке  он
смог разглядеть еще одну группу деревьев, а за  ними  в  кристально-чистое
небо вздымалась гряда гор. На всем пространстве, какое он мог  видеть,  не
было заметно никаких признаков жизни.
     Ощущение осталось и стало сильнее.
     - Куда мы направляемся? - спросил Росс более резким  тоном,  чем  сам
того хотел. Кэри посмотрела на него с удивлением.
     - К еще одним Воротам, - ответил Орл. - Согласно моей карте, не очень
далеко отсюда есть Ворота. Если они так же хорошо сохранились,  как  и  те
через которые ты прибыл, мы сможем удовлетворить все  свои  первостепенные
потребности.
     Росс  придал  его  объяснению  мало  значения.  Предчувствие  чего-то
возрастало в нем. Что-то ужасное вот-вот должно было произойти.
     - Вы ничего не чувствуете?  -  спросил  он,  и  его  голос  прозвучал
слишком громко в закрытом пространстве.
     - Я не чувствую ничего угрожающего, если ты  это  имеешь  в  виду,  -
сказал Орл.
     Кэри нахмурилась еще больше и бросила  взгляд  сперва  на  Росса,  а,
затем за корму машины.
     - Останови машину! - Росс почти закричал.
     - Почему, Россаллен? - Голос Орла звучал  еще  более  угрожающе,  чем
всегда.
     - Я не знаю! Но ты должен остановить!
     Орл молчал, слегка повернувшись на своем сидении, чтобы наблюдать  за
Россом и Кэри. Кэри сидела молча, но она нахмурилась еще больше  так,  что
ее лицо приобрело свирепое выражение.  Ее  глаза  непрерывно  метались  от
одного окна к другому, а пальцы нервно теребили лук, лежащий рядом  с  ней
на сидении.
     Росс не видел ничего этого. Его  единственным  ощущением  был  страх,
нарастающий в нем, чувство, что кто-то следит за ним, поджидает его где-то
снаружи. Наблюдатель, кто бы или что бы это ни было, сидел  ожидая,  чтобы
схватить и уничтожить его, медленно, полностью, ужасающе.
     Он должен был остановить машину! Он  _д_о_л_ж_е_н  _б_ы_л_,  пока  не
стало слишком поздно!



                                    4

     Машина не остановится, понял Росс, до тех пор, пока он не умрет,  или
до тех пор, пока _о_н _н_е_ остановит ее! Ужас овладел им, и он  потянулся
вперед, бессознательно хватаясь за Орла. Ящероподобный отшатнулся,  подняв
одну руку, чтобы защититься.  Кэри  резко  ударила  Росса  наотмашь  левой
рукой. Ее тыльная сторона сильно ударила его в скулу, отбросив обратно  на
сидение.
     Он лежал там в течение какого-то времени, частично оглушенный, но все
еще ощущая ужас, который проникал в него извне. Она была  с  ними  заодно!
Что бы не  лежало  впереди,  поджидая  его,  она  была  частью  этого!  Он
рванулся, чтобы стряхнуть с себя  оцепенение  и  потянулся  к  карману  за
пистолетом.
     - Россаллен! - Звучный голос Кэри заполнил пространство машины, и  ее
левая рука схватила его кисть. Ее пальцы казались стальными,  и,  несмотря
на все свои усилия, он не мог сдвинуть руку по  направлению  к  пистолету.
Его вторая рука была зажата между телом и спинкой сидения.
     - Орл! - воскликнула она, повернувшись к ящероподобному. - Делай, как
он говорит. Останови машину.
     Орл поколебался какое-то время, затем повернулся к панели управления.
Его руки стремительно замелькали над ней, и машина остановилась, просев на
несколько дюймов.
     Росс продолжал вырываться. Теперь, когда машина остановилась, что  бы
ни было снаружи, поджидая его, ему оставалось только прийти  и  заполучить
его. Кэри была с этим в сговоре; она увидит, что это забирается в  машину,
и будет удерживать его до тех пор, пока...
     Мозг Росса отбросил от себя  эту  мысль,  боясь  даже  подумать,  что
случиться с ним тогда.
     Затем, пока он вырывался, стремясь освободиться от ее захвата,  мысли
о командоре Фреффа вынырнули откуда-то, весьма не кстати, пробились в  его
мозг. Его собственный страх был достаточно силен и сам по  себе;  не  было
никакой необходимости  его  подсознанию  вытаскивать  наружу  командора  и
сравнивать вымышленные геройские  реакции  Фреффа  с  реальными  реакциями
Росса! Но его подсознание упорно делало это. Фрефф никогда не позволил  бы
себе оказаться в идиотском положении,  вроде  этого,  когда  он  буквально
наложил в штаны от  затопившего  его  неопределенного  страха  и  оказался
беспомощным в руках единственной женщины. Только не командор Фрефф.  Фрефф
контролировал бы любую ситуацию; по  меньшей  мере,  он  контролировал  бы
себя.
     Перед внутренним взором Росса  предстал  образ  бравого  командора  с
проницательными глазами и твердыми скулами. В  лице  командора  Росс  смог
прочесть отражение своего собственного страха, но у командора он  каким-то
образом был подавлен. Командор не превратился в  кричащего,  вырывающегося
ребенка; он был выше подобных вульгарных проявлений.
     Медленно, не понимая до конца, как он  этого  добился,  Росс  овладел
собой. Ощущение  страха  не  исчезло;  он  по-прежнему  знал,  что  что-то
поджидает  его  за  спасительной  скорлупой  машины.  Все  его  тело  было
напряжено, и он уверен, что каждый его мускул дрожит  от  напряжения.  Но,
непостижимым образом, несмотря на  оставшуюся  силу,  страх  утратил  свою
власть над ним. Не смотря на вопящий в  нем  страх,  он  был  в  состоянии
трезво рассуждать и заставить себя действовать. Во-первых, он  должен  был
перестать вырываться прежде, чем Кэри будет вынуждена сломать ему руку. Он
сжал зубы и приказал своим мышцам расслабиться. Он был не до конца  уверен
в том, как это подействовало, но его мышцы,  казалось,  были  расслаблены,
его рука перестала делать попытки вырваться из захвата Кэри.
     -  Ты-можешь-теперь-меня-отпустить.  -  Его  слова   были   едва   ли
разборчивы  сквозь  стиснутые  зубы.  Мысленно   отдав   приказ   челюстям
расслабиться, он повторил фразу.
     Кэри, как он заметил, выказала признаки того, что борется с собой. Ее
лицо окаменело, и теперь, когда его рука в ее лежала  неподвижно,  он  мог
сказать,  что  она  тоже   дрожала.   Колеблясь,   она   убрала   руку   и
сосредоточилась на ведении своей собственной внутренней борьбы.
     - Разворачивайся, - сказал Росс Орлу, стараясь, чтобы его  голос  был
относительно твердым. - Увози нас отсюда.
     - Я не понимаю, что... - начал Орл, но Росс оборвал его.
     - Я тоже! Просто двигай  эту  колымагу  обратно  по  той  дороге,  по
которой мы приехали! Быстрее.
     Внешне более медленно, обдуманно, чем прежде, руки  Орла  задвигались
над панелью.  Машина  приподнялась,  развернулась,  и,  как  показалось  с
мучительной медлительностью начала двигаться обратно  по  той  дороге,  по
которой они приехали, постепенно набирая  скорость.  Росс  знал,  что  все
закончилось за секунду, или,  даже,  меньше,  но  показалось,  что  прошли
минуты.
     Затем, словно гигантская рука сняла огромный груз с его  плеч,  страх
прошел. Не было никакого постепенного облегчения. В какой-то  момент  Росс
решительно приказал себе расслабиться и  не  поддаваться  сидящему  внутри
него  страху;  в  следующее  мгновение  он  действительно  расслабился   и
почувствовал себя в такой безопасности, в какой он не  чувствовал  себя  с
момента прибытия на Веннтру. На самом же деле он чувствовал себя таким  же
потрепанным,  как  кухонное  полотенце.  Кэри,  также,  заметно  увяла   и
прерывисто дышала. Только на Орла, казалось, ничего не повлияло,  судя  по
тому, как он продолжал управлять механизмом размеренными движениями.
     - Что это было? - спросил Росс. - Что с нами случилось?
     Орл глянул на него.
     - Я надеялся, - сказал он, - что вы мне расскажете.  Я  смог  ощутить
сильную внутреннюю борьбу в тебе и несколько меньшую  в  Кэри,  но  сам  я
ничего не чувствовал и не видел никакой причины для вашего волнения.
     - Так же, как и я в этом смысле, - Росс слабо улыбнулся и  повернулся
к Кэри. - Ты тоже получила порцию этого, не так ли?
     Кэри кивнула.
     - Было что-то снаружи, поджидающее, чтобы  схватить  нас,  -  сказала
она.
     - Есть у тебя какие-то догадки о том, что это было? - спросил Росс.
     Она покачала головой.
     - Я не знаю, но оно было там.
     - Оно было там, - согласился Росс. - Но что касается  того,  что  это
было, или откуда я знал об этом... - его голос замер.
     -  Значит,  какое-то  психическое  воздействие,  -  сказал   Орл.   -
Любопытно. Очевидно приспособленное к человеческому метаболизму, поскольку
я ничего не почувствовал. Это что-то, что никогда не  отмечалось  в  наших
записях. Хотел бы я знать... - Его голос, также, замер в задумчивости.
     Солнце, как заметил Росс, склонившись  на  бок  и  выглянув  в  окно,
больше не стояло  прямо  над  головой,  хотя,  как  казалось,  не  слишком
продвинулось по небу. Он посмотрел на часы  и  увидел,  что  прошло  почти
шесть часов с того момента, когда он покинул Землю.
     Покинул Землю. Он  повторил  эту  фразу  про  себя,  словно  стараясь
проверить, как она звучит. Странно, но тоска больше не угнетала  его  так.
Он начинал привыкать к мысли, что на Веннтре он на  долго;  наверное,  так
оно было и лучше; он видел в этом приближение к здравому смыслу.
     Прежде,  чем  он  смог  уделить  большое  внимание  здравому   смыслу
применительно ко всем аспектам своей  ситуации,  они  пересекли  еще  одну
веннтранскую дорогу, которая уходила вправо под  углом  к  направлению  их
движения. Росс с интересом посмотрел на нее, когда из ложбины в нескольких
сотнях ярдов слева от них появился еще один механизм. Насколько  Росс  мог
судить, он был полностью идентичен тому, на котором он ехал.
     Орл, очевидно, тоже заметил его, так как его  руки  внезапно  сделали
ряд быстрых движений над пустой панелью  перед  ним,  и  трава,  казалось,
стала двигаться мимо них с гораздо большей скоростью, чем прежде.
     Глянув назад, Росс увидел, что другая  машина  остановилась  почти  у
того места, где они пересекли дорогу. Она постояла там  несколько  секунд,
отдаляясь, пока он наблюдал.  Внезапно  она  съехала  с  дороги  и  быстро
набрала скорость вслед за их собственной машиной.
     Странно,  но  теперь,  когда  перед  ним  было  нечто   действительно
угрожающее, Росс чувствовал себя довольно спокойным. Наверное, подумал он,
его центры, ответственные за страх, были перегружены пережитым перед  этим
ужасом, и еще полностью не восстановились. После невыносимого гнета ужаса,
который он испытал всего несколько минут назад, перспектива  преследования
машиной, полной убийц, не вызывала ничего, кроме легкого раздражения.
     - Мне показалось, ты сказал, что они не могут управлять этими штуками
вне дорог, - заметил он.
     - Тот, кто преследовал нас раньше, не мог - или не  хотел,  -  сказал
Орл. - Этот водитель проявляет себя более  искусным,  но  у  нас  отличные
шансы скрыться, как только мы достигнем лесного массива впереди.
     - Было бы проще остановиться и выстрелить, - проворчала Кэри.
     - Возможно, и так, - сказал Орл, - но это не разумно. Они, по меньшей
мере, более искусны со своим оружием, чем мы со своим,  и  у  нас  нет  ни
малейшего представления, сколько их может быть в этой машине. Не  забывай,
эта раса, обычно, держится группами.
     Кэри недовольно что-то пробормотала, но подчинилась.  Росс  задумался
над тем, стремилась ли она  к  стычке  просто  для  того,  чтобы  нарушить
однообразие поездки, или же она чувствовала потребность доказать себе, что
страх, который она испытала, был в прошлом, и она так  же  отважна,  какой
была всегда. Росс никогда не считал себя слишком смелым и поэтому не видел
никакой особой необходимости в самоутверждении теперь. Кэри, однако,  явно
была бойцом, и этот парализующий страх должен был, наверное, подействовать
на нее столь угнетающе, что она нуждалась в том, чтобы  вытеснить  его  из
памяти.
     - Какая дальность действия этих пистолетов?  -  спросил  Росс,  сунув
руку в карман.
     - Наверное ярдов сто, - ответил Орл.  -  Они  все  еще  вне  пределов
досягаемости.
     Росс снова оглянулся на ихних преследователей.
     - Думаю, они будут стрелять, - сказал он.
     - Он прав, - согласилась  Кэри.  -  Я  же  говорила,  что  нам  лучше
драться.
     Орл поправил отражающую поверхность, которая очевидно служила зеркало
заднего вида.
     - Вижу. Наверное вы правы. Мы можем быть вынуждены  сражаться,  хотим
мы этого или нет.
     Росс оценил расстояние между двумя машинами в около двух сот ярдов  и
подумал о том моменте, когда бы он смог выстрелить наверняка из ружья.  Он
убил бы оленя с большего расстояния, чем это. Хотя, раз уж он  подумал  об
этом, не было никакой гарантии, что ружейная пуля причинила бы  какой-либо
вред преследующей машине или ее пассажирам.
     А как на счет динамита, в таком случае? Они ничего  бы  не  потеряли,
сделав такую попытку, и, даже, если взрыв и не сможет причинить вред ихним
преследователям, имелась большая вероятность, что  он  приведет  к  потере
управления машиной.  Ощущение  приподнятости  возросло  в  нем,  когда  он
потянулся к полу за своим  портфелем.  Наконец  нащупав  его,  он  вытащил
динамитную шашку. Она была все еще с капселем, отметил он, и ощутил легкую
дрожь в животе. Он должен был быть более внимательным, когда  паковал  их;
он должно быть был более более возбужден,  чем  ему  казалось.  Динамитные
капсели - это не то с чем можно обращаться беспечно, и они определенно  не
должны находиться  вместе  с  динамитом  вплоть  до  того  момента,  когда
готовится взрыв.
     Кэри с интересом наблюдала  за  тем,  как  он  доставал  зажигалку  и
разглядывал фитиль в течение  нескольких  секунд.  Последний  был  слишком
длинным. Он уже определил, как он надеялся, подходящую длину, и был  готов
поджечь его, когда до него дошло, что он не знает, как выбросить эту штуку
из машины.
     - Можешь ты убрать боковое стекло? - спросил он Орла.
     Орл глянул на него.
     - Зачем?
     - Тогда я смогу выбросить наружу кое-что, что может немного  сбить  с
них спесь.
     Орл посмотрел на взрывчатку.
     - Это то, что убило Раку?
     - Оно самое.
     - Отлично, - сказал Орл, снова поворачиваясь к панели  управления.  -
Скажи мне, когда будешь готов.
     - Не внимателен и открывай окно быстро, -  сказал  Росс.  -  Когда  я
подожгу эту штуку, не думаю, чтобы я смог ее остановить.
     Росс заметил, что Кэри  снова  теребит  свой  лук,  словно  собираясь
выстрелить в тот же момент, когда Росс  швырнет  динамит.  "Могла  ли  она
послать стрелу так далеко?" - подумал он.
     Росс поджег фитиль, который начал гореть с угрожающей скоростью.
     - Теперь! - закричал он.
     Руки Орла задвигались над панелью управления, но ничего не произошло.
     - Теперь, я сказал! - повторил Росс.
     - Оно открыто, Россаллен, - проскрипел  ящероподобный.  -  Почему  ты
медлишь?
     - Но... - в то же мгновение  Росс  глянул  в  боковое  окно,  которое
выглядело таким же прочным, как и прежде.  Затем,  он  швырнул  динамит  с
почти полностью сгоревшим фитилем  как  можно  дальше.  Он  вылетел  через
боковое окно, не задев его.
     Руки Орла снова задвигались, и мгновением позже взрыв сильно  тряхнул
их машину. На мгновение она наклонилась вперед, и казалось что она  сейчас
врежется носом в землю. Но Орл задвигал руками,  и  машина  выровнялась  и
продолжила свое движение.
     Позади них, прямо  перед  машиной  преследователей  взвился  огромный
фонтан дыма и грунта. Вторую машину с  трудом  можно  было  разглядеть  за
оседающим облаком.  Она  казалась  неповрежденной,  но  она  остановилась.
Водитель  очевидно  утратил  решимость  преследовать   существа,   которые
способны вызывать такие взрывы.
     Когда Росс повернулся к остальным, он заметил, что  глаза  Кэри  были
открыты шире, чем всегда, а ее губы были не так плотно сжаты, как обычно.
     - Это что, обычное оружие твоего мира? - спросила она с легкой  тенью
благоговения.
     - Более или менее, - сказал Росс. - На самом деле это не оружие, хотя
бы потому, что она взорвалась  слишком  близко  от  машины.  Обычно  я  не
использую ее для таких целей. Как правило, мы используем ее для,  хм...  -
Росс сделал паузу, пытаясь подобрать слова, которые пояснили суть дела.  -
Хм, для того, чтобы с ее помощью проделывать отверстия, сказал он наконец.
     Глаза Кэри раскрылись еще шире.  Он  не  мог  сказать,  была  ли  она
восхищена, или просто не поверила его словам.
     - Это слишком впечатляюще для примитивного мозга, - сказал Орл,  -  и
поэтому, вероятно, оно будет нам полезней, чем обычное оружие,  с  которым
они уже познакомились за время своего пребывания здесь.
     - Он  говорит,  подумал  Росс,  как  помещик,  который  рассуждает  о
скверных арендаторах, которые будут выселены со временем.
     - Сможешь ли ты, однако, -  продолжил  Орл,  -  швырнуть  ее  немного
дальше, если будет необходимо применить ее снова?
     - Я попытаюсь, - сказал Росс. - По существу, неважно, как далеко я ее
брошу; что меня беспокоит, так это длина фитиля. Я постараюсь сделать  это
получше, хотя и надеюсь, что следующего раза не  потребуется,  так  как  у
меня мало зарядов.
     - Ты не можешь изготовить еще? - спросил Орл.
     - Вряд ли. Наша технология, возможно,  не  такая  сложная,  как  ваши
Ворота, но она также требует специального оборудования.
     Говоря это, Росс вспомнил рассказы, в  которых  персонажам  удавалось
изготовить  взрывчатые  вещества,   смешав   составляющие,   найденные   в
примитивном мире. К несчастью, хотя  и  он  знал,  что  обычно  взрывчатка
изготавливается из черного пороха, он не имел ни малейшего представления о
том, какие еще материалы требуются для этого, и, еще меньше, как их найти.
Он поклялся поинтересоваться  этим,  когда  вернется  на  Землю;  если  не
считать того, что, когда он вернется назад, ему это будет не нужно.
     Росс снова посмотрел назад. Облако пыли было довольно  далеко  позади
них и почти рассеялось, а их  недавние  преследователи  торчали  там,  где
остановились. Он уселся обратно, чувствуя, как начинает расслабляться,  по
крайней мере, по сравнению со своими ощущениями  за  последние  два  часа.
Веннтра, действительно, была планетой не  для  слабонервных;  земная,  так
называемая, "мышиная возня"  ради  работы  и  положения  в  обществе  была
приятным развлечением по сравнению с Веннтрой.
     - Мне кажется, я уже спрашивал, - сказал он, - но, все  же,  куда  мы
направляемся?
     - Да, ты спрашивал, - не оборачиваясь сказал Орл, -  но  ты,  однако,
похоже, не обратил особого внимания на мой ответ. Я  все  еще  намереваюсь
добраться до ближайших Ворот, возможно, очень похожие на твои с Земли.  Не
смотря на временное отклонение, мы должны быть где-то рядом  с  ними.  Как
только мы  доберемся  до  них,  и  если  они  в  рабочем  состоянии,  наши
неотложные потребности будут обеспечены.
     - Значит они - нечто большее, чем просто  Ворота?  Мы  с  Куйавой  не
смогли ничего обнаружить, вообще.
     - Они гораздо больше, - ответил Орл, - если, только, они действуют.
     - И ты знаешь, как извлечь из них пользу?
     - Естественно, - сказал Орл. - В конце концов, они были созданы  моей
расой.
     - А ты не думаешь, что двести  поколений  на  колонизованной  планете
могли изменить ваши представления о конструировании устройств?
     - Конечно, нет, - удивившись, сказал Орл. - С чего бы это?
     Росс заметил, что  у  него  открыт  рот  и  закрыл  его.  Раса  Орла,
очевидно, не была склонна к экспериментам. Они, наверное, отлично поладили
бы с некоторыми из инструкторов, которые встретились Россу в колледже.
     - Когда мы доберемся туда, что тогда? - настаивал он.
     - Тогда, - объявила Кэри, - мы составим план, чтобы найти  магическое
оборудование Орла.
     Орл повертел головой в манере, которую  Росс  теперь  отождествлял  с
кивком.
     - Это по-прежнему должно быть одной из наших главных задач.
     - Магическое оборудование? - несколько скептически переспросил Росс.
     - Оборудование для магии, - пояснила Кэри.
     - Это большое подспорье, - сказал ей Росс, и она  сердито  посмотрела
на него.
     - Научное оборудование, которое я пронес  с  собой  через  Ворота,  -
объяснил Орл. - Его от меня забрали, когда я был схвачен.
     - Они действительно берут людей в плен? По реакции Раки я решил,  что
они автоматически стреляют по вновь прибывшим, как только их увидят.
     По  спине  Орла  пробежала  какая-то  дрожь.  Своего  рода  пожимание
плечами?
     - В основном, это верно. Ясно, что они не хотят делить этот мир ни  с
кем больше. Я вижу по Кэри,  что  такое  стремление  весьма  обычно  среди
гуманоидов. Но, признаю, что я не до конца пони маю это.  Они  не  убивают
прибывших из своего  собственного  мира,  но,  в  остальном,  единственным
исключением  из  общего  правила,  предписывающего   немедленную   смерть,
являются существа моей расы. Рака сказал, что  у  них  есть  приказ  ихних
вождей приводить любого представителя моего вида в их  Храм.  Это  кажется
необычным. Никто с Элспрэга не прибывал на Веннтру с  времен,  которые  не
мог запомнить никто из живущих здесь сейчас; полагаю,  возможно,  что  мои
соплеменники  из  других  отрезанных  колоний  временами  прибывали  через
Ворота, так же, как и я, но Рака не мог вспомнить ничего о  ком-либо,  кто
бы видел существ, похожих на меня до моего  прибытия.  И,  тем  не  менее,
приказ, очевидно, достаточно строг.
     - Но почему?
     - У меня нет никаких соображений по этому поводу. Так же, как у  Раки
или у кого-либо из его друзей. Они, только,  знали  о  приказе.  Эта  раса
совершенно лишена индивидуализма. Они, даже,  не  знают,  какое  наказание
ждет ослушавшегося, хотя, ходили слухи, что оно  очень  строгое.  Конечно,
поскольку никто из представителей моего вида, похоже, не появлялся здесь в
течение целых поколений, то и не представлялся случай для неподчинения,  и
суть наказания, вполне, могла забыться. Но, тогда, если мыслить логически,
и сам приказ должен был забыться точно так же.
     - Все это довольно странно, - сказал Росс.  -  Возможно,  тебе  нужно
было остаться с ними и найти ответы на все вопросы.
     - Нет, - сказал Орл. - Я подозреваю,  что  не  прожил  бы  достаточно
долго для того, чтобы это выяснить. Они начали спорить о том,  требует  ли
приказ, чтобы я был  доставлен  в  собор  живым,  и  большинство,  похоже,
решило, что это не обязательно. Рака был одним из немногих, кто  настаивал
на буквальном понимании приказа.
     - Строгий конструкционист, - пробормотал  Росс.  -  Они  преследовали
свои цели.
     - Я полагаю, что только страх быть наказанным, если  остальные  убьют
меня, - сказал Орл, - толкнул Раку на то, чтобы помочь мне сбежать.
     - Как тебе удалось сбежать, раз  уж  ты  упомянул  об  этом?  Они  не
кажутся такими, которые позволяют пленникам спокойно сбежать?
     - К счастью, рядом оказалась Кэри.
     Росс скептически посмотрел на Кэри. Он с трудом мог  представить  ее,
ставшей на сторону Орла против гуманоидов; примитивные народы, как правило
не слишком терпимы к представителям других форм жизни.
     - Я сталкивалась с людьми Раки раньше, - пояснила Кэри,  заметив  его
взгляд. - Я думала, что Орл - какой-то демон - я и теперь еще не убеждена,
что это не так - но тогда я готова была помочь кому угодно, кто был против
них. Она тряхнула волосами типично женским движением. - Кроме того,  тотем
моего клана на Лииэне чем-то похож на Орла, поэтому, если, даже, он и  был
демоном, он должен был быть  расположен  к  любому  из  моего  клана.  Вот
поэтому, я помогла ему. Даже  демоны  становятся  иногда  благосклонны,  -
закончила она.
     - И ты уговорил Раку помочь тебе? - спросил Росс Орла.
     - Не совсем. Он был моим личным охранником, и  он  не  пытался  убить
меня  сразу,  когда  их  атаковала  Кэри,  что  любой  другой  сделал   бы
автоматически. Они исключительно решительные люди. Затем, Кэри взяла его с
собой, когда мы сбежали, а, после, он помог нам. Или,  лучше  сказать,  он
помогал нам.
     - Он был слабее многих, и его было легче схватить, - прибавила  Кэри,
и снисходительно посмотрела на Орла. - Орл даже и не подумал о том,  чтобы
взять пленника.
     - Боюсь,  я  не  гожусь  для  такого  рода  деятельности,  -  признал
ящероподобный.
     Кэри рассмеялась.
     - Это очевидно. Всегда берут пленных, если могут,  находясь  в  чужой
стране, потому, что их можно заставить дать сведения.
     Росс вздрогнул от этого случайного упоминания о пытках.
     - И, значит, Рака давал сведения до тех пор, пока я не убил его.
     - Да, он давал информацию, - сказал Орл. - Но я никогда не был уверен
в том, какая ее  часть  верна.  Думаю,  он  никогда  не  оставлял  надежды
доставить меня живым в свой  Храм.  Поэтому,  когда  гуманоиды  на  другой
машине выследили нас, и он настоял на том, чтобы  преследовать  их,  чтобы
убрать, как свидетелей, я установил управление так,  чтобы  я  всегда  мог
вернуть машину не зависимо от того, куда он  ее  направил.  Хотя  я  и  не
гожусь для того, чтобы мимоходом  совершать  предательство,  что  является
вашей распространенной гуманоидной практикой, я был  снабжен  информацией,
как уберечься от предательства. Наши записи, - закончил он довольно гордо,
- оказались довольно точными в том, что касается поведения чужаков.
     - О, - Росс моргнул. Это, казалось, было сказано не  к  месту,  и  он
почувствовал себя уязвленным этим последним  заявлением.  Кроме  того,  не
было похоже, что с оборудованием Орла ничего нельзя было сделать.
     - Куда они подевали твое магическое оборудование?  -  спросил  он.  -
Тебе это известно?
     - Рака сказал, что его заберут в собор, - сказал Орл.  -  Думаю,  это
было одного из его правдивых заявлений. Это казалось бы логичным, если  бы
захватившие меня, потеряв своего пленника, отнесли то, что у них осталось,
в Храм. Они могли бы и выбросить  его,  как  бесполезное,  но  мы  с  Кэри
вернулись назад, когда они уехали, и инструментов не было нигде в  округе.
Следовательно, инструменты были унесены куда-то, и  Храм  кажется  в  этой
связи очевидным направлением.
     - Следующим вопросом, который, похоже, должен быть задан, это  -  где
находится Храм?
     - Он не далеко отсюда. Это штаб-квартира варваров,  которые  занимают
Веннтру. У них, похоже, такая форма общества, в которой священники, также,
являются правителями, а Храм - это то место, где они  получают  инструкции
от своего бога. Судя по описанию  Раки,  я  подозреваю,  что  этот  бог  в
действительности...
     - Компьютер! - прервал его Росс, припомнив  десятки  произведений,  в
которых компьютеры управляли примитивными потомками своих создателей.
     Орл издал свой пугающий скрежет.
     - Если тебе больше подходит такое определение, пусть будет так.  Кэри
назвала бы его большим магом, что, возможно, более точно. Он  одновременно
управляет производством  и  распределением  всех  материалов  на  Веннтре,
энергетическими станциями, воротами, всеми видами энергетических устройств
и при этом является библиотекой, средством связи, диспетчером движения,  а
также выполняет некоторые функции, которые, похоже, не  имеют  аналогий  в
гуманоидных мирах.
     Росс задумался над тем, что  бы  это  могло  быть,  но  Орл  не  стал
объяснять, и его внимание привлекла предыдущая фраза.
     - Он управляет Воротами? - спросил Росс.
     - Он  контролировал  физические  процессы  и  оборудование.  Принятие
решений, конечно, находилось в руках  живущих  здесь  представителей  моей
расы.
     - Значит, чтобы открыть ворота...
     - Нужно компьютеру, как ты его  называешь,  отдать  приказ  выполнить
определенные действия. Если он все еще функционирует - что  представляется
весьма вероятным, судя по продолжающемуся функционированию входных Ворот и
машин - и если он распознает в отдающем приказ одного из тех, кто имеет на
это право, тогда он переведет указанные Ворота в активное состояние.
     -  Значит,  этим  миром  действительно  управляет  компьютер,  а   не
соплеменники Раки. И, очевидно, причиной, по которой эти варвары  получили
приказ доставлять живым любого представителя твоего вида является то,  что
компьютер ищет своих хозяев!
     - Эта мысль приходила мне в голову, - согласился Орл. -  Однако,  это
означало бы, что этот компьютер обладает волей и целями;  что  он,  короче
говоря, думает и строит планы во многом аналогично нам самим. Наши  записи
не говорят  о  том,  что  это  возможно.  Существуют  другие  возможности.
Возможно,  священники  выяснили,  что  компьютер  является   инструментом,
построенным  моим  видом,  и  хотят  узнать  побольше  о  том,   как   его
использовать.  Кэри  уверяет,  что  если  они  захотят  получить  от  меня
сведения, у них есть способы добиться от меня этого. Я не предлагаю делать
какие-либо выводы относительно  компьютера;  я  хочу  прежде,  чем  делать
заключения, получить необходимые факты.
     Росс неохотно кивнул.
     - Полагаю, ты прав. Но попасться в плен кажется таким  простым  путем
получить  ответы  на  все  вопросы.  Как  нам  быть  с  отысканием   твоих
инструментов, не будучи схваченными?
     - До неожиданного отъезда Раки мы надеялись,  что  он  останется  нам
верен нам - хотя бы ради власти и богатства, которые мы  ему  пообещали  -
достаточно долго, чтобы нам получить оборудование.
     Кэри фыркнула.
     - Это ты так думал. Я считала, что он оставил бы его у себя, если  бы
он вообще его добыл. Магическое оборудование могущественно.
     - Не думаю, - сказал Орл. Он не смог бы  ни  разобраться  в  нем,  ни
воспользоваться им. Но это не самое главное.  Похоже,  что  теперь  мы  не
сможем доверять ни одному варвару. Один из нас должен найти оборудование и
вернуться с ним.
     Росс нахмурился.
     - Сможем ли мы как-то не бросаться в глаза?
     - Я конечно не смогу войти в Храм незамеченным, - сказал Орл. -  Кэри
могла бы замаскироваться с помощью материалов, которые мы можем получить в
Воротах, хотя это и было бы трудно, да и женщины не играют заметной роли в
варварском   обществе,   поэтому   ей   было   бы   затруднительно   войти
беспрепятственно в Храм.
     Кэри пожала плечами.
     - Я могла бы убить охрану и дежурных священников.  Но  это  могло  бы
привлечь внимание.
     Орл продолжил:
     - Однако, ты, Россаллен, не  отличаешься  от  соплеменников  Раки  по
основным физическим данным.
     - Что? Минуту; я не думаю, что выгляжу в точности,  как  они.  И  как
быть с одеждой? Если они все носят эту черную форму...
     -  Думаю,  мы  сможем  снабдить  тебя  ею.  Подозреваю,  что  они  ее
используют потому, что это стандартная одежда для гуманоидов,  приезжающих
на Веннтру, и что любые ворота, которые еще  действуют,  обеспечивают  ею.
Варвары не имеют фабрик одежды; они должны где-то получать одежду.
     Росс сдался.  Если  он  собирался  когда-нибудь  выбраться  из  этого
безумного мира, казалось совершенно очевидным, что  Орл  собирался  помочь
ему в этом. Если он должен был, подобно командору Фреффу  выдать  себя  за
представителя чужой расы и проникнуть в их собор, чтобы  похитить  обратно
магическое оборудование другого чужака, то так тому и  быть.  После  того,
что с ним уже случилось, это, даже, не казалось таким уже и пугающим.
     Он привалился к спинке сидения  и  стал  ждать,  следя  за  тем,  как
проплывает лес по обе стороны от машины. Лес, казалось, составлял  большую
часть Веннтры; несколько  открытых  участков,  которые  он  заметил,  были
сравнительно малы. Он глянул на  часы;  почти  6:30.  Он  удивился,  какой
длинный был на Веннтре день; было похоже, что он длиннее земного, учитывая
то расстояние, какое  солнце  прошло  за  время  его  пребывания  на  этой
планете.  Но  гораздо  больше  его   волновало,   включали   ли   основные
потребности, удовлетворяемые Воротами, какое-нибудь питье  и  какую-нибудь
еду.
     Он должно быть, он задремал, потому что,  когда  он  очнулся,  машина
стояла у подножия рампы, казавшейся аналогичной той,  по  которой  он  вел
бульдозер всего лишь несколько часов назад.  Пока  он  осматривался,  Руки
Орла замелькали над панелью, и стена перед ними исчезла, открывая комнату,
которая, сперва, показалась идентичной комнате в земных Воротах.
     Но это была другая комната. Комната была освещена - или это Орл зажег
свет, когда открыл дверь? - и в свете он смог  разглядеть  с  пол  десятка
скелетов, лежащих на полу. Они не были похожи на  человеческие;  они  были
слишком большими и их пропорции казались довольно неправильными,  хотя  по
отдельным частям судить было трудно.
     Машина въехала через проем и осела у  одной  из  стен.  Дверь,  через
которую они проехали неожиданно снова стала прочной стеной. Боковые стенки
машины исчезли, и Орл вместе с Кэри  вышли  наружу.  Ни  один  из  них  не
обратил особого внимания на скелеты, хотя Кэри  явно  осматривала  комнату
впервые. Орл целеустремленно зашагал к одной из стен, не обращая  внимание
на все остальное.
     После короткого колебания, Росс вслед за своими компаньонами  покинул
машину. Осторожно он приблизился к центру комнаты, где лежали три скелета.
Когда он подошел, послышались какие-то звуки, как показалось, издалека. Он
остановился  и  прислушался,  но  они,  скорее,  были  похожи  на   звуки,
производимые  каким-нибудь  животным,  чем  на  продукт  цивилизации.  Они
доносились прямо из воздуха в  центре  комнаты.  Неужели,  после  стольких
тысячелетий еще одни Ворота все еще действовали?  Судя  по  скелетам,  это
были еще одни входные Ворота. Росс задумался над тем, что то ли они так  и
не смогли выйти из здания Ворот, то ли что-то другое убило их.
     Невдалеке от одного скелета лежал нож. Он был  ржавым,  со  сломанным
лезвием, но он был сделан из металла.  Он  повнимательнее  присмотрелся  к
скелетам. Скулы у  них  были  немного  меньше  человеческих,  несмотря  на
большие размеры остальных костей. Около семи футов в высоту,  подумал  он,
даже при том, что ноги были слегка кривыми,  а  спина  согнутой.  Разумные
обезьяны? Отвратительный снежный человек из другого  мира?  Он  задумался,
могли ли попасть на Веннтру еще их соплеменники. И почему никакие животные
не проходили через них? Он мог слышать  доносящиеся  сквозь  Ворота  звуки
какой-то потасовки и рычание.
     - Россаллен!
     Это был баритон Кэри. Росс повернулся к ней и увидел, что она стоит в
маленьком проходе сбоку комнаты. Его там не было, когда Росс  выбрался  из
машины,  но  Орл,  должно  быть,  поводил  рукой  и  произнес  Элспрэгский
эквивалент фразы "Сезам, откройся!", и вот, проход появился. Войдя в него,
Росс с любопытством посмотрел на фрески, которые были на  стенах  так  же,
как и на стенах Ворот  с  Земли.  Большинство  были  теми  же  самыми,  за
исключением того, что отсутствовала та, где  была  изображена  похожая  на
иглу башня, а ее место занимала фреска с изображением леса, гор  и  озера,
которое можно было бы отнести к любому из отведенных для  отдыха  мест  на
Земле.
     Внутри меньшей комнаты, с другой стороны от двери,  вдоль  двух  стен
тянулась скамья, сделанная из такого же сероватого материала, что и стены.
Перед третьей стеной  находилось  большая  плита,  которая,  должно  быть,
служила столом. Квадрат из какого-то вещества, размером около трех дюймов,
тоже серый, лежал на его поверхности. Когда Росс вошел, Орл поднял квадрат
и отломил от него кусок. Кэри стояла позади  стола,  прижав  одну  руку  к
несколько более темному треугольнику на стене. Когда Росс снова  посмотрел
на стол, на нем лежал второй квадрат. Этот был слегка  желтоватого  цвета,
похожий на брикет прессованных опилок.
     - Приложи руку там же, где и Кэри, -  проинструктировал  его  Орл.  -
Будет проанализирован твой обмен веществ и обеспечена пища.
     Росс надеялся,  что  его  квадрат  будет  выглядеть  несколько  более
аппетитным, чем предыдущие, но это  оказалось  не  так.  Слабый  оливковый
коричневатый оттенок делал его, даже, менее привлекательным, чем могло  бы
быть. Он решил, что находится не в том  положении,  чтобы  привередничать;
Если бы не Орл, то сейчас он был бы снаружи, пытаясь поймать  какое-нибудь
животное или питался местным аналогом ядовитого плюща. Он с  опаской  взял
квадрат, найдя его по консистенции напоминающим сухарь, и,  после  долгого
колебания, откусил кусок. Вкус у него отсутствовал,  но  каким-то  образом
сухое, плотное вещество у него  в  руке  превратилось  в  сочную  пищу  по
консистенции аналогичную овсянке, и ее влага вызвала великолепное ощущение
в горле. К тому времени, когда он прикончил кусок, он не испытывал  больше
ни голода, ни жажды.
     Однако, ему ужасно хотелось спать. Естественный обмен веществ,  решил
он, брал свое; у него был длинный утомительный день, а теперь он был  сыт,
ему было уютно, безопасно, и, теперь, настало время расслабиться.  Он  сел
на лавку и обнаружил, что она была сделана не  из  того  же,  похожего  на
мрамор материала, что стены и пол, а  была  относительно  мягкой  и  могла
менять свою форму в соответствии с контурами его тела.  Через  секунду  он
уже спал.


     Когда он  был  разбужен  Кэри,  которая  трясла  его  за  плечо,  ему
потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить, где он находится, и как он
сюда попал. Утро никогда не было для него лучшим временем дня, и этот раз,
также, не составил исключения. Но Кэри не собиралась с ним миндальничать.
     - Орл сделал одно из своих чудес, - объявила она, протягивая ему одну
из черных одежд. Когда он потянулся, чтобы взять ее, она схватила  его  за
руку и рывком поставила на ноги. - Одевай это - распорядилась она. - Скоро
рассветет, а сегодня  мы  отправляемся  осматривать  город.  Когда  станет
светло, будет слишком поздно, чтобы подобраться к нему.
     Росс взял одежду, которая, насколько он мог судить, была такой же,  в
какую был одет Рака. Он подумал о том, подойдет ли она ему по  размеру,  и
огляделся в поисках места, где мог бы переодеться. Ничего похожего не было
видно. Орла не было, но дверь была закрыта, а комната  лишена  каких  либо
ширм или чего либо пригодного для этого. Он  подумал  было  попросит  Кэри
повернуться к нему  спиной,  но  подумав  о  том,  какой  мог  бы  на  это
последовать ответ, решил, что если она желает наблюдать  за  тем,  как  он
переодевается, то может это делать.
     Она так и сделала, с полным отсутствием интереса, что вызвало  в  нем
смесь благодарности и раздражения.
     Форма ему отлично подошла; материал оказался  нейлоном  или  какой-то
подобной синтетикой; Росс никогда не  придавал  особого  внимания  одежде.
Постепенно его настроение улучшилось когда, вернулся Орл  и  они,  каждый,
прижали руки к отметке на стене. На этот раз, вместо одного квадрата перед
каждым из них появилось их по несколько. По одному они съели, а  остальные
отнесли в машину, где Росс и Кэри снова  расслабились,  пока  Орл  выводил
машину из строения в лес. Росс начал ощущать раздражение от того, что  они
сидели не имея ни малейшего  шанса  чем-нибудь  заняться.  Он  не  слишком
отличался по внешнему виду от Раки, а Кэри и Орл, похоже, не считали,  что
местные варвары слишком умны. Ему не хотелось быть отличным  образцом  для
подтверждения этой точки зрения.
     На небе, таком же  кристально  чистом,  как  и  днем  раньше,  начали
появляться признаки  рассвета,  когда  Орл  остановил  машину  в  ложбине,
похожей на высохшее русло ручья. Справа  от  них,  по  другую  сторону  от
встающего солнца, был холм, поросший такими же белоствольными, с  большими
листьями, деревьями, как и возле земных ворот.
     - Храмовый город находится за этим  холмом,  -  сказал  Орл,  показав
рукой. Боковая стенка их машины исчезла, и они вылезли наружу.
     - Мы с Кэри уже разведали это место, - пояснил Орл. - Я могу показать
тебе здание, которое, как мне кажется, является Храмом. Кэри и я  подождем
здесь, пока ты вернешься.
     - А если я не вернусь? - поинтересовался Росс.
     - Тогда мы с Кэри решим, что делать дальше.
     Это был не слишком утешительный ответ, подумал  Росс.  Кэри,  которая
начала было подниматься по склону холма, повернулась и улыбнулась  ему,  и
Росс,  достаточно  неожиданно,  почувствовал   себя   уверенней.   Воюющие
общества, вспомнил он, как правило, придают первостепенное значение помощи
товарищам. Он зашагал вслед за  ней  вверх  по  склону,  с  замыкающим  их
колонну Орлом, который один  производил  больше  шума,  чем  оба  человека
вместе взятые. Кэри двигалась так же  бесшумно,  как  привидение,  а  Росс
достаточно часто бывал на охоте, чтобы  относительно  неплохо  чувствовать
себя в лесу, но вот Орл явно был  городским  жителем.  Когда  они  были  в
нескольких ярдах от вершины, Кэри подала знак  Россу  и  Орлу,  чтобы  они
остановились, пока она пригнулась  и  медленно  высунулась  из-за  гребня.
Мгновением позже Росс услыхал ее прерывистое сдерживаемое дыхание, и  весь
напрягся,  почти  ожидая  увидеть  десяток  одетых  в   черное   варваров,
крадущихся вслед за ними по склону.
     Никто не появился, и Кэри подала им знак присоединиться к  ней.  Росс
повторил движения Кэри и осторожно двинулся вверх,  растянувшись  рядом  с
ней, когда достиг вершины. Позади них карабкался  Орл,  пригибаясь  книзу,
насколько только он мог. Перед ними раскинулась долина, усеянная там и сям
случайно разбросанными зданиями, очевидно, имеющая в поперечнике от  холма
на котором они находились до отрогов поросших лесом гор не противоположном
конце что-то около мили. Все здания  были  прямоугольными  приземистыми  и
серыми, и хотя они явно разнились по  размерам,  одно  из  них  было  явно
больше, чем все остальные. Тротуары вокруг зданий были  заполнены  черными
униформами. Даже издали их движения казались какими-то беспомощными, как у
насекомых, чье  гнездо  было  потревожено.  Несколько  веннтранских  машин
медленно перемещалось, а несколько варваров разъезжали верхом на животных,
похожих на лошадей, вылепленных шестилетками.
     - Он исчез! - объявила Кэри громким шепотом, уставившись на долину.
     - Что исчезло? - спросил Росс. Казалось, не было ничего, что могло бы
вызвать такое выражение удивления и испуга на ее  лице.  Правда  там  было
множество черных  униформ,  но  Орл  говорил,  что  это  был  своего  рода
правительственный центр, так что этого можно было ожидать.
     - Город! - сказала Кэри. - Там были сотни зданий, подобных  тем.  Они
занимали половину долины, вплоть до вон тех холмов. -  Она  повернулась  к
Орлу.  -  Что  это  за  колдовство?  Как  мог  даже  такой  могущественный
волшебник, как ты, заставить исчезнуть целый город за одну ночь?



                                    5

     - Я и не мог, - сказал Орл, и  Россу  захотелось  прочесть  выражение
лица ящероподобного.
     - Вы уверены, что это то место? - спросил Росс.
     - Конечно, - подтвердила Кэри. Недалеко отсюда я освободила Орла.
     - Но в незнакомом мире... - начал было Росс.
     Лицо Кэри превратилось в злобную маску.
     - Возможно я и не могу творить такие чудеса, как вы, но я пока еще  в
состоянии прочесть приметы!
     Удивленный ее реакцией,  Росс  пробормотал  извинения,  которые  были
проигнорированы.
     - Поразительно! - Это был скрипучий голос Орла в  каком-то  дюйме  от
уха Росса, и в этот момент его  звук  прозвучал  так  привычно,  что  Росс
подумал о том, как бы ящероподобный выглядел на экране телевизора, окажись
они снова на Земле.
     - Похоже, - продолжил Орл через мгновение,  -  что  Храм  остался  не
поврежденный. Это, должно быть, вон то большое, квадратное здание, одно из
наиболее красивых в середине группы.
     - У тебя есть какие-нибудь соображения  по  поводу  того,  что  здесь
произошло? - спросил Росс. - Могли варвары сделать это?
     Голова Орла снова сделала круговое движение, и сперва Росс решил, что
Орл кивнул.
     - Это кажется маловероятным, чтобы они обладали необходимой для этого
энергией,  если,  даже,  не  принимать  во  внимание  тот  факт,  что  они
обеспокоены случившимся.  Нет,  более  вероятным  кажется,  что  это  было
вызвано той же силой, которая раньше закрыла Ворота  -  если  я  правильно
понимаю.
     Связав слова с движением головы, Росс понял,  что  последнее  было  в
противоположном направлении  по  отношению  к  предыдущим  кивкам;  против
часовой стрелки, вместо поворота по часовой стрелке.  Имей  он  достаточно
времени, и Орл стал бы таким же знакомым ему, как сосед-человек на Земле.
     - Ты знаешь, чем являются остальные здания, или  почему  они  уцелели
после того, как исчез город?
     Орл снова отрицательно повертел головой.
     - Кроме Храма я больше ничего не знаю. Рака описывал Храм, но  больше
ничего. Поскольку мы не знаем, почему исчезло большинство строений, то  мы
не можем понять, почему остались эти, да это  и  неважно.  Наша  настоящая
поездка касается только Храма.
     - В который мне будет теперь еще труднее попасть, - заметил  Росс,  -
из-за варваров, снующих там, словно муравьи. Есть у  меня  шанс  научиться
управлять машиной? Прогулка пешком в этой толпе отнюдь меня не привлекает.
     Орл задумчиво окинул взглядом машину, возвышавшуюся над руслом  ручья
в ста футах под ними.
     -  Кажется  возможным,  чтобы  ты  овладел   управлением   некоторыми
простейшими функциями, - сказал он. - Некоторые из варваров это делают.
     - Благодарю за любезность, -  едко  сказал  Росс,  но  Орл  просто  с
удивлением посмотрел на него, и Росс инстинктивно  почувствовал,  что  его
сарказм остался незамеченным. -  Это  лучшее,  что  мы  можем  сделать,  -
закончил он. - Поехали в какое-нибудь место, где я смогу  попрактиковаться
в вождении. Не думаю, что наступит конец света, если мы подождем еще  день
или два, прежде чем добудем твои вещи.
     - Каждый проведенный здесь день  увеличивает  опасность  для  нас,  -
сказал Орл. -  Но  признаюсь,  у  меня  мало  надежды,  что  тебе  удастся
проникнуть в остатки города пешком. Поэтому...
     Орл был прерван возгласом Кэри.  Росс  увидел,  что  она  накладывает
стрелу на тетиву лука, и, затем, глянув поверх нее, увидел четыре одетые в
черную форму фигуры, приближающиеся к ним  слева  среди  деревьев.  Первой
мыслью Росса было броситься бежать к машине, но  Кэри  стояла  неподвижно.
Она стояла напрягши  ноги,  с  натянутым  луком,  выбирая  цель.  Одна  из
приближающихся фигур сунула руку в карман, и у Росса возникло чувство, что
он знает, что оттуда будет извлечено.
     - Того, что слева! - крикнул он Кэри, и затем вспомнил,  что  у  него
самого  есть  пистолет  и  выхватил  его.  Стрела  Кэри  ударила  варвара,
находящегося слева, в бок, заставив его крутнуться, после чего он упал  на
землю. Один из оставшихся бросил копье,  которое  держал,  и  потянулся  к
пистолету упавшего.
     Росс  выстрелил,  но  слишком  поспешно.  Ствол  дерева,   слева   от
пораженного  варвара  треснул,  и  большая  его   часть   исчезла.   Почти
одновременно с этим несколько веток над головой Росса тоже исчезли,  когда
его противник также выстрелил слишком  поспешно.  Стрела  просвистела  над
головой варвара достаточно близко, чтобы заставить его пригнуться  и  дать
Россу  еще  один  шанс.  Должно  быть,  он  только  слегка  задел   своего
противника; Росс не смог увидеть никаких видимых повреждений,  но  человек
уронил пистолет, вскрикнул от боли, попытался было подхватить оружие,  но,
затем, изменил намерения и бросился по склону.
     Это показалось Россу весьма своевременной идеей. Он оглянулся назад в
сторону русла ручья, желая только, чтобы между машиной  и  ними  оказалось
побольше укрытий.
     Машина уехала.
     Росс с отчаянием огляделся прежде, чем заметил ее, всего лишь в  ярде
от предыдущего места, движущуюся к ним вверх по склону.
     - Я подведу машину поближе к  вам,  -  сказал  Орл.  -  Приготовьтесь
забраться внутрь, когда я открою двери.
     Росс кивнул и переключил внимание на нападавших. Третий тоже лежал  с
о стрелой Кэри, торчащей из его плеча. Еще двое, оба вооруженные  копьями,
появились позади первой группы и осторожно приближались.
     - Нам незачем бежать от таких, как эти, - сказала  Кэри,  целясь  еще
одной стрелой. Похоже, она получала удовольствие от происходящего.
     - Наверное, нет, - сказал Орл, - но  прибывают  еще,  а  запас  твоих
стрелы ограничен. К тому же, еще одна машина приближается от города.
     Последний из нападавших метнул свое копье в Кэри, которая  уклонилась
и  потянулась  за  упавшим  пистолетом.  Кэри  выпустила  стрелу,  которая
вонзилась ему в руку и заставила обронить пистолет. Когда  он  повернулся,
ища упавший пистолет, Кэри глянула в сторону  приближающегося  автомобиля,
за которым теперь следовало еще два.
     Она пожала плечами.
     - Очень хорошо. У меня не хватит стрел на всех.
     Машина подъехала таким образом, чтобы образовать заслон между ними  и
варварами, и Орл вскочил внутрь вместе с последовавшим за ним Россом. Кэри
помедлила, чтобы выстрелить в направлении нападавших и проворно взобралась
в машину.
     Орл не стал дожидаться, пока они усядутся, а развернул машину  кругом
и помчался по руслу ручья, по той же  дороге,  по  которой  они  приехали.
Другие  машины  разделились;  одна  спустилась  в  русло  вслед  за  ними,
остальные повернули, чтобы преследовать их по гребню холма. Следя за ними,
Росс  увидел  с  пол  десятка  варваров  верхом  на  таких  же,  отдаленно
напоминающих лошадей, животных, каких  он  видел  возле  строений.  Где-то
должен был быть какой-то наблюдательный пост, решил он.
     Орл гнал по руслу ручья до тех пор, пока животные отстали, а,  затем,
свернул к одному из берегов и  через  узкую  полоску  деревьев  проехал  к
другой узкой ложбине. Когда они пересекали открытое пространство,  экипаж,
который преследовал их по руслу ручья показался позади, а несколько других
вынырнули из-за деревьев справа от них. На этот  раз  Орл  не  потерял  ни
секунды;  он  легко  держался  впереди,  и,  даже,  еще  немного  увеличил
расстояние, когда преследователи устремились за ними.
     - Где твои волшебные сверлители отверстий? - спросила Кэри.
     - Потребуется по отдельной шашке для  каждой  машины,  -  предупредил
Росс. - На долго их не хватит при таких темпах.
     - Пока нет необходимости ни в одной, - сказал  Орл.  -  У  меня  есть
предчувствие, что они больше пригодятся нам позже, к тому же,  я  надеюсь,
что мы сможем избавиться от  преследователей  в  лесу,  который  виднеется
впереди.
     Кэри пожала плечами.
     - Мне кажется глупым оставлять за спиной живых врагов, которые  позже
могут принести кучу неприятностей, но ты главный волшебник.
     - Каждый на этой планете, похоже, является  нашим  врагом,  -  сказал
Орл. - Мы не можем убить их всех.
     - Думаю, нет, - неохотно согласилась Кэри.
     Орл не снизил скорости, когда на  них  надвинулся  лес,  но  управлял
машиной среди деревьев с такой ловкостью,  которой  бы  позавидовал  любой
гонщик на Земле. Росс ощущал не столько зависть, сколько  страх,  но  пока
они снова и снова избегали смерти в каком-то дюйме от преграды, ни разу не
задевая ее, если не считать мелких веток.
     Вскоре  преследователи  пропали  из  виду,  но  Орл  продолжал   свою
головоломную езду. Затем, посередине поляны, образованной  более  крупными
деревьями, машина остановилась. В следующий момент  она  подскочила  прямо
вверх, по меньшей мере, на десять  футов  и  стала  медленно  продвигаться
среди листьев и ветвей. Вскоре они были окружены завесой из листьев, такой
густой, что земли внизу не было видно. Орл сделал еще  одно  движение  над
панелью управления и шипение машины стало едва слышно.
     - Ты это имел в виду? - недоверчиво спросил Росс. - Мы взобрались  на
дерево и надеемся, что они уберутся прочь?
     - Это кажется мне разумным, - ответил Орл. -  Необходимы  специальные
действия, чтобы машина смогла  подняться  так  высоко.  Сомневаюсь,  чтобы
варвары знали об этом.
     - Ты не думал, что они  знают,  как  управлять  машиной  по  полю,  -
напомнил ему Росс, и, затем, замолк, так как одна из преследующих их машин
зашипела под ними. Росс не мог быть уверен, но  ему  показалось,  что  Орл
победно глянул на него, когда еще одна машина промчалась без  задержки,  и
ее звук затих вдалеке.
     - Кстати, - спросил Росс, -  откуда  ты  так  много  знаешь  об  этих
машинах? Мне казалось, что ты тоже впервые на Веннтре.
     - Эти машины того же типа  -  возможно  те  же  самые  машины  -  что
производились в то время, когда Ворота закрылись.  Мы  сохранили  одну  из
наших, и, когда наша технология  позволила,  построили  машины,  насколько
смогли похожие  на  эти.  На  Элспрэге  отсутствуют  энергетические  лучи,
поэтому в наших используются внутренние источники энергии; в остальном они
такие же. Во всяком случае, органы управления обозначены достаточно  ясно;
не составляет трудности кому-либо после некоторой тренировки следовать  их
указаниям. - Он указал на чистую панель управления.
     - Тогда другое дело, - сказал Росс. - Органы управления, возможно,  и
ясно обозначены для тебя, но некоторым из нас несколько затруднительно  их
разглядеть.
     - О? - Орл наклонил голову, словно  птица,  разглядывающая  странного
червяка. - Ты не видишь эти обозначенные участки?
     - Насколько я могу судить, - заверил его Росс, - вся панель  окрашена
в темно-серый цвет. Никаких обозначений.
     Орл посмотрел на Кэри.
     - Ты что-нибудь видишь?
     Кэри внимательно присмотрелась к чистой панели.
     - Похоже, я недостаточно знаю  соответствующие  буквы,  -  призналась
она.
     Орл некоторое время помолчал.
     - Я могу только предположить, - сказал он наконец, -  что  спектр,  к
которому чувствительны глаза гуманоидов, как-то отличается от моего. -  Он
задумчиво помолчал. - Наверное, это объясняет одну вещь, сказанную  Ракой:
что потребовались напряженные тренировки, чтобы научиться управлять  одной
из машин. Я решил, что это из-за примитивности мозга гуманоидов, но теперь
понимаю, что трудности сильно возрастут, если не быть в  состоянии  видеть
органы управления.
     - Хотя бы некоторые из них, - согласился Росс. Кэри  только  с  умным
видом кивнула, словно ее теория об управлении  волшебством  подтвердилась.
Что, по сути, решил Росс, так и было.
     - Как долго мы  намереваемся  прятаться  здесь  от  этих  отродий?  -
спросила Кэри. Она употребила незнакомое  слово  перед  "отродьями";  Росс
решил, что это слово из ее родного языка и  что  оно  выражало  презрение.
Сейчас, когда он задумался над этим, ему пришло в голову, как  удивительно
мало было в веннтранском языке терминов для выражения презрения.  Да,  для
проклятий этот язык не слишком годился.
     Орл выполнил несколько манипуляций с невидимыми органами  управления,
и звуки леса стали более отчетливыми.  Насколько  Росс  мог  судить,  окна
оставались по-прежнему закрытыми, но звуки проникали  сквозь  них,  словно
они были открыты. Орл прислушивался в течение  некоторого  времени,  затем
сделал что-то, чтобы снова приглушить звуки.
     - Кажется, что в настоящее время мы в безопасности, - сказал он.
     Шипение машины усилилось до своего нормального уровня, и Орл медленно
спустил машину с дерева до ее обычной высоты около фута над землей.
     - Куда теперь? - спросил Росс.
     - Я начинаю думать, что мы должны разделиться, - сказал Орл.  -  Если
ты не можешь видеть органов управления,  то  обучение  управлению  машиной
очевидно исключается. Если это необходимо, мы могли бы замаскировать  Кэри
дать ей попытаться найти оборудование, но теперь, когда  их  город  исчез,
варвары будут более настороженными, чем всегда.
     "Туземцы беспокойны", - подумал было Росс, но затем  приказал  своему
подсознанию убраться до тех пор, пока оно не сможет предложить  что-нибудь
полезное.
     - Должно быть, более разумным для нас, - продолжил  Орл,  -  является
провести исследования где-нибудь еще, в каком-нибудь  районе,  не  занятом
варварами.
     - Ты полагаешь, что такие места существуют? Я  склонен  считать,  что
они распространились по всей планете.
     - Рака не упоминал ни одной широко распространившейся популяции,  что
заставляет меня думать, что или они занимают очень малое пространство, или
же они разделены на отдельные группы, очень  мало  контактирующие  друг  с
другом. Различные племена и кланы вполне могут враждовать, или, по крайней
мере, не станут все сразу активно охотиться на нас.
     - Как по мне, это звучит  неплохо,  -  сказал  Росс.  Я  вполне  могу
обойтись без этой беготни ради своей жизни, да и для  того,  чтобы  что-то
придумать, будет побольше времени. Есть у тебя  какие-то  идеи  по  поводу
того, куда направиться?
     - Судя по моей карте, - сказал Орл, -  похоже,  что  недалеко  отсюда
должен быть еще один крупный город; где-то, около дня  пути.  Если  он  не
разрушен значительно больше, чем все, что мы до сих пор здесь видели,  это
должно обеспечить нам источник информации.
     Росс откинулся назад, наблюдая за тем, как Орл ведет машину.  Но  уже
через несколько минут, когда эта картина стала монотонной, он заметил, что
его занимает совершеннейшая абсурдность его положения.  Меньше,  чем  день
назад он был спицей огромного колеса земной промышленности, с шумной, хотя
и хорошо оплачиваемой работой по управлению  бульдозером  и  с  призрачной
перспективой  менее  шумной  и  менее  оплачиваемой  работы  по   описанию
приключений командора Фреффа. А теперь он был на планете, которая  вызвала
бы презрение даже у  командора  Фреффа,  скрываясь  от  варваров,  которые
думали, что он разрушил их город, в одной  команде  с  амазонкой,  которая
могла бы, наверное, разорвать его пополам, если бы он вызвал ее досаду,  и
с говорящим динозавром.
     - Где же совершил ошибку? - пробормотал он себе, и его  предательское
подсознание ответило: - "Когда начал изучать чужое сооружение вместо того,
чтобы взорвать его, как всякий здравомыслящий землянин.  В  следующий  раз
воспользуйся динамитом и оставь исследования командору".
     Мысли о доблестном командоре вызвали автоматический отклик:  "Что  бы
сделал командор Фрефф в подобной ситуации? И почему я не могу сделать того
же самого?"
     Ответ на последний вопрос был до обидного очевиден; командор бросился
бы  в  атаку  и  решил  бы  все  проблемы,  вероятно,  вернув  на  Веннтру
цивилизацию к концу книги. Росс же не мог сделать того же  самого  потому,
что не обладал достоинствами командора - или его удачливостью. Впрочем, он
и так продержался достаточно долго, хотя не было никакой гарантии, что так
будет продолжаться и дальше.
     - Давай, командор, - пробормотал он, - валяй так и дальше.
     - Что ты сказал?
     Росс подскочил на месте. На мгновение ему  показалось,  что  командор
ему ответил, но затем он понял, что это Кэри.
     - Да так, ничего, - ответил он слегка сконфуженно. - Просто я говорил
сам с собой.
     Кэри уставилась на него, ее глаза расширились от удивления.
     - Говорил сам с собой?
     - Ничего особенного. Просто, я думаю вслух, иногда. Разве ты  никогда
так не делаешь?
     Она в замешательстве нахмурилась.
     - Но что бы я могла сказать себе такое, чего я еще не знаю?
     Это звучало несколько странно, если  ставить  вопрос  таким  образом,
понял Росс.
     -  Это  всего  лишь  привычка.  Иногда  это  помогает  мне,  когда  я
разговариваю сам с собой, только и всего.
     - Помогает тебе что делать?
     - Думать.
     Кэри открыла рот, чтобы уточнить, и Росс поспешил привести пример.
     - Когда я пишу что-нибудь, это помогает мне... -  Он  понял,  что  не
существовало веннтранского слова  для  определения  вымысла  или  сюжетной
фабулы. - Это помогает мне  создавать  истории,  -  закончил  он  довольно
неуклюже.
     - Я  не  понимаю.  Как  может  кто-либо  создавать  истории?  Истории
описывают то, что произошло; их не нужно создавать.
     -  Но,  иногда,  мне  хочется  подумать  об  историях,   которые   не
происходили, - пояснил Росс. Похоже  было,  что  и  для  "воображения"  не
существовало веннтранского слова; это создавало трудности.
     - Но если что-то не произошло, как ты можешь об этом думать?
     Росс покачал головой. Это действительно было затруднительно.
     - Ну, почему же, например, что бы случилось с Орлом, если  бы  ты  не
спасла его?
     - Я не знаю. Я спасла его.
     - Но, если бы ты этого не сделала, варвары,  должно  быть,  убили  бы
его, верно?
     Кэри кивнула.
     - Но ведь не убили же, так какую же пользу принесет, если ты  создашь
историю об этом?
     Росс сделал нетерпеливый жест.
     - Просто послушай, что я тебе скажу. На Земле ото весьма обычно; люди
тратят значительную част  времени,  думая  о  вещах,  которые  никогда  не
происходили.
     Кэри недоверчиво посмотрела на него.
     - Это, должно быть, очень странный мир.
     - Полагаю, ты права. Во всяком случае, у  людей  моей  расы  вызывают
интерес вещи, которые никогда не происходили, и, иногда, они платят людям,
вроде меня, чтобы они  создавали  рассказы,  и,  когда  я  делаю  это,  я,
временами, думаю вслух. Понимаешь?
     - Нет, - сказала Кэри. - Ты имеешь в виду, что  люди  дают  тебе  еду
потому, что ты лжешь им? Я не понимаю, зачем кому-либо делать это.
     Было странно, подумал Росс, что  в  веннтранском  языке  существовало
слово "ложь" и не было никакого слова для определения  "воображения".  Это
была, очевидно, очень практичная раса.
     - Я предполагал, что ты можешь и так взглянуть на  это.  Но  все  они
понимают, что то, что я написал для них, вовсе  не  является  реальностью.
"Или, по крайней мере, большинство из них", - мысленно поправил он себя.
     - Но зачем они хотят знать об этом, если оно не является реальным?  -
настаивала Кэри.
     - Потому, что им  доставляет  удовольствие  думать  о  несуществующих
вещах, - сказал Росс.  Он  вспомнил  о  времени,  когда  он  начал  читать
классику по программе, и решил,  что  это,  определенно,  будет  не  самая
лучшая политика, если он упомянет о  том,  что  некоторые  люди  читают  о
вымышленных вещах только потому, что это считается полезным.
     Кэри была явно поражена утверждением, что соплеменники Росса  находят
удовольствие в том, чтобы быть обманутыми.
     - А ты когда-нибудь рассказываешь истории о вещах, которые  произошли
на самом деле? - спросила она наконец.
     - Иногда, - сказал Росс, снова подумав о времени, когда  он  потратил
шесть месяцев  на  написание  описаний  и  инструкций  по  применению  для
изготовителей печей и каминов.
     - Кэри снова нахмурилась.
     - А то, что ты рассказал нам про себя и Раку, было правдой?
     - Конечно. Я вообще не буду обманывать  тебя.  Каждый  раз,  когда  я
придумаю для тебя историю, я буду говорить тебе, что я делаю, ладно? Кроме
того, в большинстве случаев, я обманываю письменно, а не устно.
     Она покачала головой.
     - Ты странная личность, даже для колдуна. Если все люди  твоего  мира
похожи на тебя, не думаю, чтобы мне понравился бы твой мир. Он должен быть
слишком сбивающим с толку.
     - Ладно, это так и есть, иногда, - признал Росс. - Но,  наверное,  ты
бы привыкла к этому.
     - Возможно, - сказала она задумчиво. - Я думаю, что если ты лжешь  на
бумаге, то это не так плохо. В любом случае, я не умею читать.
     Росс на мгновение удивился,  пока  не  сообразил,  что  в  мире  Кэри
письменность не слишком развита.
     - Я мог бы научить тебя, - предложил он.
     - Зачем? Чтобы ты мог лгать мне?
     Росс в отчаянии воздел руки.
     - Забудь об этом. Расскажи мне что-нибудь о себе. - "Что-нибудь, лишь
бы сменить тему".
     Она некоторое время испытующе глядела на него.
     - Ты хочешь услышать правду? Или ты хочешь, чтобы я солгала?
     - Правду. Понимаешь, только  при  определенных  обстоятельствах  ложь
желательна, а я не  думаю,  что  сейчас  существуют  такие  обстоятельства
здесь.
     - Отлично. Мне не нравится этот разговор о лжи. Я собираюсь заснуть.
     - Но ведь мы только что спали, - возразил Росс, озадаченный.
     - Спи, когда у  тебя  есть  возможность,  -  сообщила  ему  Кэри,  не
открывая глаз. - Это подготовит тебя к тому времени, когда  у  тебя  такой
возможности не будет.
     Она  заснула  чуть  ли  не  раньше,  чем  закончила  говорить.   Росс
позавидовал ей; никаких этих  цивилизованных  разговоров  о  необходимости
"проветриться" после  дневных  забот;  просто  решила  заснуть,  и  так  и
сделала. Расслабленная, она выглядела менее грозной. Ее губы  раздвинулись
в легкой улыбке,  и  за  исключением  нескольких  несущественных  деталей,
таких, как цвет лица и эти невероятные волосы, она могла бы быть одной  из
девушек, которых он знал на Земле. Он задумался над тем, действительно  ли
она смогла бы развить воображение, как он ее уверял, или она  была  бы  на
Земле уникумом. Раса Орла не казалась слишком  пользующейся  воображением,
местные варвары действительно  не  казались  достаточно  развитыми,  чтобы
иметь воображение, и хотя Кэри была достаточно умна, она, очевидно, ничего
не знала об этом предмете. "Но, действительно, - подумал он,  -  требуется
некоторое  воображение,  чтобы  создать  любую  цивилизацию.  А  ведь  Орл
цивилизован".
     Через некоторое время Росс оторвал взгляд  от  Кэри  и  посмотрел  на
территорию, которую они пересекали. Они миновали деревья и пересекали  еще
одну равнину, очень похожую на ту, которую они пересекали вчера, когда ими
овладел страх. Росс мысленно попытался  забыть  этот  эпизод,  но  у  него
ничего из этого не вышло;  он  подозревал,  что  ему  никогда  не  удастся
по-настоящему забыть его. Странно, подумал он, что  это  подействовало  на
Кэри не так сильно, и явно вообще не подействовало на Орла.  Может,  страх
был связан со способностью к воображению землян?
     Пока  монотонная,  желтая  трава  проносилась  мимо,  к  нему  начало
возвращаться испытанное ранее ощущение, и он тут же решил, что это  как-то
было связанно с воображением; он представил себе страх, и он появился.  Но
вчера не было никакого предчувствия. Он оглядел горизонт и подумал о  том,
действительно  ли  там  было   что-то   подкарауливающее   его.   Телепат,
обосновавшийся в его мозгу и готовый напасть. Но ощущение  вызвало  только
смутное беспокойство и  этим  и  ограничилось,  в  отличие  от  вчерашнего
непреодолимого ужаса.
     Неожиданно машина остановилась. Росс повернулся, чтобы посмотреть  на
Орла. Руки ящероподобного были сняты  с  панели  управления  и  прижаты  к
туловищу. Его  глаза  метались,  словно  пытаясь  глядеть  сразу  во  всех
направлениях.
     - Что случилось? - спросил Росс.
     - Я не знаю! Там есть что-то... - Слова были отрывистыми, хриплыми  и
скрипучими, звук голоса Орла был еще более раздражающим, чем всегда, звуча
так, словно создавался от трения друг о друга шершавых камней.
     Росс протянул руку, чтобы успокаивающе прикоснуться к  Орлу,  но  тот
резко отшатнулся назад, прижавшись к боковой двери.
     - Я не понимаю! -  проскрипел  он.  -  Нет  ничего,  чего  бы  стоило
бояться; это не логично - бояться неизвестно чего!
     Кэри проснулась так же быстро, как и заснула.
     - Что это? - спросила она.
     - Думаю, это то же, что случилось с нами  вчера,  -  сказал  Росс,  -
только, на этот раз, это происходит с Орлом.
     - Но Орл великий маг, - сказала она.  -  Он  знает,  как  бороться  с
заклинаниями.
     Росс покачал головой.
     - Не с такими.
     Пока Росс говорил,  рот  Орла  раскрылся,  открывая  несколько  рядов
зазубренных зубов. Росс наклонился было вперед, чтобы  успокоить  его,  но
теперь снова отодвинулся. Если этот рот захлопнется в  страхе,  он  вполне
может откусить руку. Безумный, скрипучий звук  вырвался  из  глотки  Орла.
Затем, его рука метнулась к панели управления, дверь машины исчезла, и Орл
вывалился из машины, устремляясь по равнине.
     - Давай, - резко бросил Росс, - мы не можем допустить, чтобы  он  так
ушел.
     Кэри выпрыгнула  из  машины,  на  время  оставив  свой  лук,  и  Росс
последовал за ней по пятам. Орл бежал прямо, его руки молотили по воздуху,
словно он отражал невидимые удары,  из  его  горла  раздавался  чудовищный
скрип, словно его что-то раздирало. Кэри догнала его за несколько секунд и
сбила на землю толчком, который мог бы обеспечить ей  место  в  "Майамских
дельфинах" [команда по американскому футболу]. Когда  Росс  подбежал,  она
прижимала коленями его спину, а руками прижимала к земле его  кисти.  Ноги
Орла продолжали дергаться, и Росс навалился на  них,  и  ему  с  некоторым
трудом удалось прижать их.
     - Орл! - закричал он, пытаясь во всю силу  легких  привлечь  внимание
ящероподобного. - С тобой  ничего  не  происходит!  Все  это  плод  твоего
воображения!
     Это ничего не дало. Орл был поглощен своими  собственными  кошмарами.
Росс  и  Кэри  старались  удержать  его,  в  то  время,  как  он   пытался
освободиться под влиянием ужаса, царящего в  его  мозгу.  Казалось  прошли
часы, пока они оставались в этом положении, Кэри - удерживая верхнюю часть
туловища Орла, а Росс - стремясь удержать его ноги и  убедить  Орла  -  и,
очень  возможно,  что  и  себя  -  что  ничего  не  было  там,  в   траве,
поджидающего, чтобы нанести удар.
     Со временем конвульсии стали менее отчаянными, а  звук,  вырывающийся
из горла Орла стал тише. Когда сопротивление  прекратилось,  Росс  и  Кэри
осторожно ослабили свою хватку, и, когда это  не  вызвало  новой  вспышки,
встали, внимательно следя за Орлом.
     Ящероподобный медленно перевернулся на спину и лежал так с минуту  не
двигаясь.  Росс  и  Кэри  были  готовы  возобновить   борьбу,   если   это
потребуется. Но, что бы не напало на Орла, оно ушло, обратно туда,  откуда
и пришло. Дыхание Орла постепенно становилось нормальным,  глаза  утратили
свое  безумное  выражение.  Он  встал,  слегка  пошатываясь,  словно  силы
покинули его.
     - Все кончилось? - спросил Росс.
     Неуверенно, Орл сделал свое утвердительное движение головой.
     - Я думаю, - сказал он, - что то, что случилось со  мной,  аналогично
произошедшему с вами вчера. - Он сделал паузу. - Я нахожу это  ужасным.  Я
никогда, даже, не слыхал ни о чем подобном среди представителей моей расы.
Это был не просто страх, хотя и это было довольно плохо. К тому же я знал,
что ужас, который я ощущал, не имел никакого логического обоснования. Нет,
это было не  безумие.  Очень  редко  мы,  элспрэгцы,  сходим  с  ума;  это
происходит достаточно часто, чтобы мы  знали,  что  это  означает,  но  не
достаточно часто, чтобы тратить свои, все  еще  ограниченные,  ресурсы  на
проведение исследования причин, вызывающих это. Я чувствовал  себя,  всего
лишь минуту назад, так, словно становлюсь безумным; он слабо улыбнулся.  -
Быть напуганным чем-то невидимым там в траве - ничто по сравнению с мыслью
о том, что ты впадаешь  в  состояние,  вызывающее  самый  большой  ужас  у
представителей твоей расы.
     Росс понимающе кивнул.
     - Теперь, похоже, это прошло, - закончил Орл.  -  Я  управляю  своими
поступками; я могу, отныне, только надеяться, что и дальше буду  управлять
ими. Еще одно такое испытание может действительно свести  меня  с  ума.  И
отныне, каждое мгновение, пока я буду  оставаться  на  Веннтре,  небольшая
часть меня будет ожидать начала безумия.  -  Он  некоторое  время  постоял
молча. - Я думаю, - сказал он, -  не  имеет  ли  это  явление  чего-нибудь
общего с закрытием Ворот?
     Дрожь пробежала по спине Росса. _Ч_т_о_-_т_о_ вызвало закрытие Ворот,
и что-то или уничтожило, или  вытеснило  всех  представителей  расы  Орла,
которые оставались на Веннтре после этого закрытия. Повторяющиеся приступы
этого ужаса могли бы сделать это - но как?  Может  ужас  передаваться  как
болезнь? Или, возможно, вместе с болезнью? Это была идея, хотя он и не мог
представить, что это за болезнь могла бы быть,  чтобы  вызвать  одинаковые
симптомы у него, Кэри и Орла.
     - Теперь у нас больше причин, чем когда-либо,  направиться  в  другой
город и  попытаться  собрать  информацию,  -  сказал  Орл.  Он,  казалось,
оправился от своей растерянности, и  пошел  впереди,  когда  они  зашагали
обратно к машине.
     Через несколько миль их путь пересекла  веннтранская  дорога,  и  Орл
свернул на нее, увеличив  скорость,  чтобы  воспользоваться  преимуществом
ровной поверхности. Кэри снова погрузилась в свой прерванный сон,  а  Росс
пытался систематизировать свои мысли. Ни одна из идей,  которые  приходили
ему в голову, не смогла выдержать ближайшего рассмотрения.  Если  приступы
страха  были  вызваны  чем-то  находящимся  в  воздухе,  то   почему   это
подействовало на них в разное время? Или, почему оно вообще  подействовало
на всех троих? Он и Кэри могли иметь определенное биологическое  сходство,
но единственное, что они имели общего с Орлом было то, что все они  дышали
кислородом.
     Звуковые волны?  Инфразвуки?  Он  вспомнил  прочитанное  о  том,  что
определенные  частоты  ниже  диапазона  человеческого   восприятия   могли
вызывать беспричинный ужас. Но могли ли  эти  частоты  распространяться  в
открытом пространстве? И могли ли они подействовать на  динозавра  средних
размеров? Возможно, но...
     Он задумался над тем, был ли прав  Орл  в  своем  предположении,  что
приступы ужаса были  как-то  связаны  с  закрытием  Ворот  и  уничтожением
Веннтранской цивилизации. Он мог представить, что если они  захватили  всю
планету и продолжаться  достаточно  долго,  они  могли  это  сделать.  Но,
несомненно, если бы это было причиной, то хотя  бы  один  из  Веннтранских
ученых нашел бы способ зашиты от них прежде, чем все было разрушено.
     Но если этот эффект разрушил Веннтранскую цивилизацию, почему  теперь
он действовал на такой ограниченной территории? Не  было  похоже,  что  он
беспокоил варваров. Голова Росса шла кругом. Плохо быть  героем  скверного
произведения. Командор Фрефф мог поразмышлять подобным  образом  несколько
минут и прийти к правильному решению  потому,  что  Росс  знал  правильный
ответ все время. Было ужасно досадно быть не в состоянии вообще  прийти  к
какому-либо решению.
     Оставив свои  размышления,  Росс  снова  заинтересовался  ландшафтом.
Впереди лежала горная гряда, наверное, та самая, которую он заметил вчера.
Он пытался вспомнить направление, в котором они двигались, и  какие-нибудь
характерные выступающие вершины, но не мог. Трава  изменила  свой  цвет  с
ярко желтого на бледно зеленый и стала не такой  густой.  Там  и  сям  над
травой поднимались удивительно голубые цветы. Виднелись  отдельные  группы
деревьев, деревьев со  странно  заостренными  вершинами,  словно  огромные
шутовские колпаки  насаженными  на  верхушки  неправильных  цилиндрических
стволов.
     Когда Росс  присматривался  к  одинокому  дереву,  приближающемуся  с
правой  стороны  дороги,  машина  начала  замедлять  свое   движение.   Он
вопросительно посмотрел на Орла. Ящероподобный сделал движение над панелью
управления, и машина начала снова набирать скорость.
     Но только на секунду. Затем, она снова замедлила движение. Орл  снова
пошевелил рукой над панелью  управления,  и  на  секунду  показалось,  что
скорость возрастает. Но, затем, она снова упала и продолжала падать.
     - Что-то не так? - спросил Росс, тут же подумав, что это  был  глупый
вопрос; совершенно очевидно, что что-то было не так.  -  Я  имел  в  виду,
знаешь ли ты, в чем дело?
     - Я не знаю, - сказал Орл, снова двигая рукой над  панелью.  На  этот
раз вообще не последовало никакой реакции, и машина совсем остановилась. -
Машина больше не слушается управления.
     - Могла исчезнуть энергия? Может мы  за  пределами  радиуса  действия
энергетического луча?
     - Нет, двигатель продолжает работать, - ответил Орл. - Если только не
произошла какая-то серьезная  поломка  оборудования,  энергетические  лучи
должны перекрывать всю планету. Однако, машина  не  движется  вперед.  Это
кажется мне лишенным логики.
     - Как и все остальное на этой планете, - заметил Росс.



                                    6

     Орл быстро глянул на Росса, но тут же снова переключил свое  внимание
на  панель  управления.  Он  совершил   дополнительные   манипуляции   над
поверхностью панели, прикоснувшись к ней несколько раз. Россу  показалось,
что он ощутил под ногами слабую вибрацию, но этим все и ограничилось.
     Кэри к этому моменту уже проснулась, удивленно оглядываясь вокруг.
     - Почему мы остановились? - спросила она.
     - Мы наткнулись на что-то, - сказал Росс. - Хотя я и не знаю  на  что
именно.
     Кэри скептически посмотрела на него.
     - Правда?
     - Правда, - ответил Росс, подавив в себе побуждение сказать "чтоб мне
пропасть" и признавшись  себе,  что,  должно  быть,  он  совершил  ошибку,
пытаясь объяснить ей, что такое вымысел.
     Орл сделал еще несколько жестов, и машина  начала  медленно  пятиться
назад. Отъехав назад на несколько ярдов, Орл свернул  машину  с  дороги  и
проехал  так  ярдов  сто  или,  даже,  больше  прежде,   чем   развернулся
параллельно дороге и начал снова двигаться вперед.
     И снова машина остановилась, не дальше, чем это было на дороге.
     -  Странно,  -  сказал  Орл   наконец.   -   Тут   какой-то   барьер,
останавливающий наше продвижение вперед.
     - Силовое поле? - спросил Росс.
     Орл глянул на него, но ничего не  сказал;  очевидно,  положение  было
слишком серьезным, чтобы отвлекаться на абстрактные научные теории.  Снова
Орл отвел машину назад от чего бы  то  ни  было,  что  остановило  его,  и
отъехал по полю, на этот раз, по меньшей мере  на  пол  мили  прежде,  чем
развернуться и начать двигаться параллельно дороге.
     И снова что-то их остановило через десять, или немного больше, ярдов.
     - Я ничего не вижу, - объявила Кэри. - Еще какая-то магия?
     - Что-то вроде того, - согласился  Росс.  -  И,  на  этот  раз,  это,
похоже, большее колдовство, чем то, каким мы можем располагать.
     - Мне начинает не нравиться Веннтра, - сказала Кэри. - Слишком  много
магии; и ничего, во что можно вонзить кинжал.  -  Она  немного  помолчала,
наблюдая за тем, как Орл пытается продвинуть застрявшую машину  вперед.  -
Может, это поможет, если мы выйдем наружу и подтолкнем? - спросила она.
     Росс собрался было рассмеяться, но затем заметил, что  Орл  воспринял
вопрос серьезно.
     - Кажется маловероятным, что человеческие мышцы могут справиться там,
где отказал механизм, - сказал Орл. - Но это другая  форма  энергии.  Если
эта сила является модификацией энергетических лучей, то она не подействует
на энергию мускулов. Думаю, если попытаться, хуже не станет; попытка может
дать дополнительную информацию, даже, если она и не удастся.
     Кэри смотрела на них достаточно растерянно, поэтому Росс пояснил:
     - Он сказал, да.
     Мгновением позже боковые панели машины исчезли,  и  Росс  понял,  что
идея  толкать  машину  не  принесла  им  ничего  хорошего.   Внезапно   он
почувствовал себя так, словно был погружен в густое  прозрачное  желе.  Он
едва  мог  двигаться.  Кэри,  которая  начала  было  двигаться  к  дверям,
смотрелась как  в  замедленной  съемке.  Единственным  быстрым  изменением
любого рода было выражение полной растерянности, появившееся на ее лице.
     - Что происходит? Я не могу двигаться!  -  Ее  голос  был  больше  не
баритоном, а густым басом. Слова раздавались с их обычной  скоростью,  тон
был на октаву ниже нормального. Но даже  при  этом  в  них  явно  слышался
испуг.
     Руки Орла двигались над  панелью  управления,  теперь  с  мучительной
медлительностью.
     - Двери, - сказал он приблизительно после минуты  медленных  движений
руками, - не закроются. Ничего не будет работать. - Его голос вместо того,
чтобы звучать,  как  трущиеся  камни,  теперь  звучал,  словно  застрявший
скрежещущий бульдозер.
     - Мы не можем,  даже,  убраться  назад?  -  собственный  голос  Росса
поразил его своим невероятно низким звуком.
     - Похоже, что нет. Управление не действует.
     Чувство отчаяния пронзило всего Росса. Быть заброшенным в  незнакомый
мир было достаточно само  по  себе,  но  быть  пойманным,  словно  муха  в
смолу...
     Затем появилось  что-то  еще,  сперва  легкое  ощущение  покалывания,
затем,  все  возрастающее  онемение,  сперва  в  пальцах,  затем  медленно
распространяющееся на остальную часть ног.
     - Скорее! - издал он рокочущий возглас. - Мы должны выбраться отсюда;
оно начинает действовать на наши тела!
     Все так же, в замедленном движении, Кэри схватила свой лук, пока Росс
подхватывал портфель, содержащий оставшийся динамит и пакеты с едой.  Если
они вынуждены покинуть машину, то они будут нуждаться  в  еде  более,  чем
всегда.  Кэри  двигалась  через  дверь,  и  Росс  мог  видеть,  что   даже
гравитация, казалось, изменилась. Пошло не меньше двух секунд  с  момента,
когда Кэри сделала шаг из машины до  того  момента,  когда  она  коснулась
земли, находящейся едва ли в двух футах ниже.
     Росс и Орл вывалились на землю с противоположной стороны машины. Росс
задумался, успеют ли они при такой скорости убраться с  поля  прежде,  чем
онемение распространится по их телам на столько, что  сделает  невозможным
любое движение вообще. Его  мышцы  напрягались,  он  пытался  продвинуться
вперед, когда, наконец, он достиг грунта, но его тело  только  наклонилось
вперед с мучительной медлительностью, а его ноги,  которым  он  приказывал
бежать, только медленно передвигались, да и то,  с  огромным  усилием.  Он
представил себе, что они все трое должны выглядеть,  как  атлеты,  которых
показывают при замедленной съемке. Сперва одна нога коснулась земли.  Росс
мог ощутить толчок, даже сквозь онемение, когда его ботинок  погрузился  в
пыль, и он мог видеть, как земля медленно движется под ним по  мере  того,
как нога выпрямлялась, толкая его вперед. Затем вторая нога ступила вперед
и  выпрямилась.  Теперь,   его   тело,   казалось,   располагалось   почти
горизонтально, и все же, он не падал. Портфель, все еще крепко  зажатый  в
одной из рук, ощущался при замедленной пародии на нормальное  размахивание
руками, как свинцовый груз на конце рычага длиной в ярд.
     Теперь снова первая нога, ступающая вперед, снова  толкающая  его,  а
теперь вторая, медленно, медленно толкая его  вперед.  Уже  и  его  легкие
боролись за воздух; было ли это его воображение, или воздух сам  по  себе,
действительно, стал более густым  и  тяжелым  для  дыхания?  Или  онемение
начинало захватывать и легкие и замедлять их работу.
     Он мог слышать, как колотится его сердце, не в ускоренном, трепещущем
ритме, как это должно было быть, а медленно, словно огромный  пульсирующий
шар, растягиваемый сверх  предела  снова  и  снова,  стараясь  протолкнуть
густеющее желе его крови по его венам.
     Ощущения покинули нижнюю часть его тела. Двигались ли еще  его  ноги?
Он не мог этого сказать. Его зрение начало туманится.  Последнее,  что  он
помнил, была желтая трава чужого мира.
     Затем была рука, схватившая его,  тащившая  его  вперед,  и  внезапно
давление исчезло и он приподнял свое лицо из травы.  Воздух  был  пригоден
для дыхания, его сердце билось в нормальном темпе для нагрузки, которой он
его подверг, и он мог ощущать  траву  между  пальцами  его  левой  руки  и
рукоятку портфеля, зажатую в правой.
     Было чудесно просто лежать здесь в замечательном,  нормальном,  чужом
воздухе, но что-то упиралось ему  в  ребра,  и  голос  Кэри,  снова  своим
обычным баритоном, требовал, чтобы он вставал.
     - Давай! Мы должны помочь Орлу!
     Росс с трудом поднялся на ноги. Все его  мышцы  протестовали,  но  он
сделал это.
     Орл лежал менее, чем в десяти футах, вытянув обе  руки  перед  собой.
Росс мог видеть, как вздымалась при дыхании его грудь.
     Все существо Росса содрогнулось от мысли о возвращении в это  силовое
поле или что там еще,  и  он  с  отчаянием  огляделся  в  поисках  другого
решения. Его взгляд упал на  шестифутовый  лук  Кэри.  Подхватив  его,  он
осторожно двинулся вперед до тех пор, пока не ощутил, что воздух перед ним
начинает густеть, и протянул лук в сторону Орла.
     Он не достал. У Росса было сильное искушение бросить свои попытки, но
теперь оба, Орл и Кэри следили за ним, поэтому он примирился с  логическим
выводом. "Кроме того, - подумал он, - что бы сказал командор  Фрефф,  если
бы его создатель сплоховал при небольшом испытании нервов,  вроде  этого?"
Внезапно осознав, о чем он думал, он решил, что  раз  создатель  командора
Фреффа, очевидно, был просто ходячей размазней, он должен поскорее с  этим
покончить.
     - Держи меня за лодыжки, - сказал он Кэри.
     Она крепко ухватилась за него, и Росс заставил себя упасть вперед,  в
силовое поле.
     Его падение в густеющем воздухе казалось невероятно затянувшимся,  но
он все же почувствовал удар, когда приземлился перенеся большую часть веса
на левую руку, чтобы уберечь  лук.  Лежа  так,  с  работающими  легкими  и
сердцем, снова начавшим это медленное пульсирование, он вытянул лук  перед
собой, в сторону пальцев Орла. "Если  он  не  слишком  парализован,  чтобы
ухватиться за него", - подумал он.
     Орл не был слишком парализован. Когда лук коснулся его  пальцев,  они
начали  медленно  смыкаться  вокруг  него.  Росс  подождал,  пока  ему  не
показалось, что захват  достаточно  крепок,  а,  затем,  попытался  ползти
назад. Он не мог этого сделать. Как он  не  напрягал  силы,  вес  Орла  на
другом конце лука намертво прижимал его к земле. Затем появилось  давление
на его лодыжки, и он начал медленно скользить назад, на столько  медленно,
что долго он даже не ощущал этого. Дуга  лука  выпрямилась,  и  затем  Орл
медленно заскользил вперед, и Росс почувствовал, что  его  медленно  тянут
назад. Он слышал, как Кэри ворчала  и  напрягалась  позади  него,  и  стал
отталкиваться от травы, не столько, чтобы быть  полезным,  сколько,  чтобы
уменьшить мучительную боль в разрываемых лодыжках. Но он цепко держал лук.
     Затем его тело покинуло поле, и он  смог  сесть,  обхватив  колени  и
тяжело дыша, в то время, как Кэри находилась рядом, дотягиваясь  до  лука.
Орл выскользнул из поля, разжал хватку и безвольно распростерся на  земле.
Росс сидел рядом с ним, пытаясь немного собраться  с  силами  прежде,  чем
сделать титаническое усилие для того, чтобы встать.
     Кэри тяжело дышала, и капли  пота  стояли,  словно  кристаллы  на  ее
черной коже. Тем не менее, она стояла, и вскоре начала расхаживать взад  и
вперед. Подняв что-то с земли, она повернулась в  сторону  машины,  отвела
назад руку и швырнула это изо всей силы.
     Предмет полетел по воздуху, но, затем, замедлился, достигнув силового
поля, и Росс увидел, что это был небольшой камень. Он не упал, а продолжал
двигаться вперед с меньшей скоростью, только постепенно начиная спускаться
по дуге вниз. Прошло несколько секунд прежде,  чем  он  упал  на  землю  и
остановился в нескольких футах от машины.
     Росс снова подумал о третьем законе Кларка, о неразличимости магии  и
развитой науки. Для Кэри все это была чистая  магия.  Для  него  это  была
развитая наука - но  в  конце  концов,  это  вело  к  одному  и  тому  же.
Единственное, что имело значение теперь, это было выяснить, кто этот маг и
чего он пытался добиться. "Или чего она пыталась добиться,  или  чего  оно
пыталось достичь, - подсказало ему его подсознание. - Не будь шовинистом".
     Они не найдут ответа, сидя здесь, это совершенно очевидно. С мышцами,
выражающими протест, Росс поднялся,  пошатался  какое-то  время  и  сделал
несколько осторожных шагов, чтобы убедиться в том, что  он  по-прежнему  в
состоянии ходить. Машина, как он заметил  медленно  опускалась  на  землю.
Трава уже пригнулась под ее весом, и он мог видеть слабое движение при  ее
оседании. Не было слышно ни звука; даже обычного шипения. Орл  по-прежнему
был распростерт там, куда они с Кэри его дотащили, и Росс  подошел,  чтобы
взглянуть на него. Если что-нибудь случилось с Орлом,  то  исчезли  и  его
шансы выбраться из этого безумного места.
     - Он дышит нормально, - сказала Кэри. - С ним все будет в порядке.
     - Ты кажешься ужасно уверенной, - заметил Росс.
     - Я видела множество раненных, умирающих и мертвых людей  и  животных
всех видов. Орл не является одним из них. Он  был  в  заколдованном  месте
дольше нас, значит ему потребуется больше времени, чтобы  прийти  в  себя,
только и всего.
     "Он был там дольше, его метаболизм совершенно отличается от  нашего",
и это могло подействовать на него не так, как на нас", - подумал Росс,  но
не высказал вслух свои мысли. - "Если ты не можешь помочь,  не  переживай"
было одной из максим командора.
     - Если он придет в себя, то он будет обязан тебе жизнью, - сказал  он
Кэри. - А я уже обязан. Что, все  женщины  на  твоей  планете,  хм,  такие
сильные? Я думал, что ты оторвешь мне лодыжки, и если это вытащило бы меня
из этого поля, я не слишком бы расстроился.
     Кэри улыбнулась ему.
     - Я всегда считалась сильной, - сказала она. - Молодые мужчины в моей
деревне боялись меня. Особенно после того, как я убила одного за  то,  что
он пытался принудить меня заняться с ним любовью.
     - Да, это должно было напугать, - признал Росс.  -  Значит,  в  твоем
мире у вас есть правила, касающиеся занятий любовью?
     - Нет. Почему у нас должны быть правила? Это  естественная  вещь  для
мужчин и женщин, делать это. Но тогда у меня была ранена голова, и я  была
не расположена к этому, а он настаивал.
     - Поэтому ты убила его за это?
     - Я ударила его сильнее, чем хотела, -  пояснила  она.  -  Камнем.  В
любом случае, никто из моей деревни не был большой потерей. Кочевники были
лучше, но и они мне не слишком нравились. Люди здесь ничем не  лучше,  чем
на Лииэне, но мне кажется, - добавила  она  задумчиво,  -  что  ты  и  Орл
хорошие. Я не знала ни одного колдуна  раньше;  их  не  слишком  много  на
Лииэне.
     Лииэна,  решил  Росс,  должна  быть  маленькой  нищей  планеткой.  Он
собирался расспросить побольше о ней, когда  громыхание  со  стороны  Орла
привлекло его внимание.  Ящероподобный  сидел  охватив  голову  руками  и,
очевидно, чувствовал себя ужасно. Росс сочувственно улыбнулся;  он  хорошо
знал это ощущение.
     - Ты, кажется, приходишь в себя, - заметил он. - Кэри сказала, что  с
тобой все будет в порядке, но я немного беспокоился. Кроме всего  прочего,
мы в тебе нуждаемся.
     Орл пробормотал что-то неразборчивое.
     - Кстати, как оказалось, что ты был один? - спросил Росс, вспомнив  о
чем-то, что подсознательно беспокоило его. - На третьей планете  Солнечной
системы,  или  Земле,   -   он   употребил   английское   "Земле"   вместо
веннтранского, - мы почти никогда не посылаем одного ученого  для  решения
каких-либо проблем. Мы используем целые команды.
     Все еще держась за голову, Орл ответил:
     - Мы тоже, обычно, организованы в команды на Элспрэге.  Но  это  было
признано очень опасной операцией; мы не  могли  подвергать  риску  большое
число людей, или, вообще, кого-либо из ученых. Мы нуждаемся в наших ученых
для решения проблем дома.
     Росс был на мгновение озадачен.
     - Но, - сказал он, - я думал, что ты был ученым.
     Орл покачал рукой в воздухе, и через некоторое время Росс понял,  что
он просит помочь ему  подняться  на  ноги.  С  помощью  Кэри  они  помогли
ящероподобному  выпрямиться,  и  тот  сделал  небольшой  круг  по   траве,
разминаясь.
     - Нет, - сказал он. - Я вовсе не ученый, хотя я  получил  достаточную
подготовку, чтобы быть в  состоянии  распознать  технику  и  ауру  древних
веннтран. В основном, я наблюдатель и коммуникатор.
     Слово "аура" мало что дало Россу; оно, кажется, было как-то  связанно
с  мысленными  излучениями,  но  мысленные  излучения,  которые  могли  бы
остаться  в   опустевшем   городе,   похожи   на   сломанный   инструмент.
"Наблюдатель", казалось, означало довольно многое так же, как и английское
слово "исследователь" в его  широком  значении,  таком,  как  исследование
новых областей науки. Оно, также, включало в себя  осмысление  странных  и
нереальных  вещей.  Значит,  Орл   обладал   большим   воображением,   чем
большинство представителей его расы, что было достаточно  удивительно.  Но
было еще последнее слово, которое потрясло Росса.
     - Значит, я был прав, - сказал он. - Ты можешь читать мысли!
     Орл отрицательно повертел головой.
     - Не мысли;  даже  у  представителей  моей  собственной  расы.  Можно
сказать,  что  я  могу  чувствовать  намерения.  Я  могу  сказать,   когда
кто-нибудь замышляет против меня зло, когда говорит правду, а когда - нет.
Сопоставив это с анализом возможных поступков, иногда, я могу предсказать,
что индивидуум сделает в следующий  момент,  однако,  поскольку  намерения
постоянно меняются, невозможно распространить эту способность  на  слишком
отдаленное будущее.
     - Так вот почему ты решил, что я могу  оказаться  вам  полезным,  как
только вы меня встретили.
     - Не совсем так.  Иметь  возможность  предсказать  полезность  любого
индивидуума - это особая способность, которой  обладают  только  несколько
элспрэгцев. Вот почему меня посчитали идеально подходящим для  возвращения
на  Веннтру.  Мне   не   требовались   компаньоны;   я   мог   завербовать
доброжелательно настроенных чужаков после того, как прошел через Ворота.
     -  Доброжелательных,  возможно,  но   не   таких   уж   полезных,   -
прокомментировал Росс. - У тебя есть  какие-нибудь  идеи,  как  заполучить
назад машину?
     - Никаких, насколько я понимаю. Мы не можем добраться до нее, да если
бы, даже, и могли,  полагаю,  ее  двигатель  был  поврежден,  когда  двери
открылись. Это была  моя  ошибка.  Я  должен  был  догадаться,  что  поле,
генерируемое   самим   механизмом,   должно   до   определенной    степени
нейтрализовать поле барьера, и, что открытие дверей приведет к  разрушению
этого поля.
     - Значит, они одинаковой природы?
     -  Довольно  вероятно,  что  они  являются  одной  и  той  же  силой,
используемой в различных целях. Однако, я никогда не сталкивался с  ним  в
качестве барьера. Они могут быть и совершенно различны.
     Росс пожал плечами.
     - Значит, нам придется идти пешком.
     - Похоже, что у нас нет другого выбора.
     И так они отправились пешком к развалинам города и к Храму, где могли
храниться, а могли и нет, инструменты Орла,  и  могли  быть  доступны  или
недоступны. Первый час почти доставил удовольствие Россу,  который  всегда
любил прогулки по сельской  местности,  и  которому  редко  представлялась
такая возможность на Земле. Пристальное  разглядывание  деревьев  и  травы
отвлекало его от грустных мыслей о своем пребывании на чужой  планете.  Он
пытался заговаривать с  Орлом,  но  грузный  ящероподобный,  очевидно,  не
слишком привык ходить пешком, и сосредотачивал все свое внимание  на  том,
куда ставить ноги, чтобы не споткнуться  о  что-либо.  Кэри  была  склонна
удаляться  от  них  каждые  несколько  минут,  и,  затем,  нетерпеливо  их
дожидаться.
     Неплохо прошел и второй час, так же,  как  и  третий,  хотя,  к  тому
времени Росс начал подражать Орлу и сосредоточил все свое внимание на том,
куда ступают его ноги. В течение четвертого часа, несмотря на  бесконечные
остановки для отдыха, все мышцы Росса отчаянно протестовали против каждого
движения.
     К концу  пятого  часа  каждая  мышца  мучительно  ныла.  Хуже  всего,
казалось, приходилось голеням, которые ощущались так, словно кто-то бил по
ним молотком. Каждый раз, когда он опускал ногу, его пронзал новый приступ
боли. Он был не в состоянии оторвать ногу выше,  чем  на  дюйм  от  земли,
поэтому он двигался неверной, шаркающей походкой. Если бы  они  наткнулись
на группу варваров едущих по дороге, он  не  был  уверен,  что  был  бы  в
состоянии добраться до высокой травы, растущей вдоль дороги.
     Орл,  судя  по  его  замедлившемуся  шагу  и  осторожным   движениям,
казалось, чувствовал себя не лучше;  наверное,  даже,  хуже.  Только  Кэри
казалась неутомимой. Ее движения были такими же легкими и  непринужденными
после пяти часов ходьбы, какими были в начале, и  Росс  начал  злиться  на
нее. Ее ожидания, пока они ее догонят, становились все дольше.
     Росс подивился, как такая простая вещь, как ходьба, смогла  сотворить
с ним такое. На Земле  он  достаточно  много  ходил  пешком.  А  последние
несколько лет он, даже, занимался бегом трусцой, иногда  пробегая  по  три
мили за раз. Может, сказывалось чужеродное окружение или что-нибудь еще?
     В конце концов, хотя солнце стояло еще  высоко  в  небе,  а  Кэри  не
терпелось идти дальше, они остановились. Росс и Орл проковыляли по траве к
группе деревьев недалеко от дороги.
     После того, как они побыли неподвижными достаточно долго, чтобы  боль
в мышцах частично прошла, Росс принялся строить предположения о  том,  что
явилось  причиной  ихних  проблем  на  Веннтре.  Орл  просто   непонимающе
посмотрел на него, а Кэри выдала свой обычный ответ.
     - Магия, конечно.
     - Да, но какая именно? И кто этот колдун?
     Кэри пожала плечами - движение, которое она переняла у Росса.
     - Это дело других колдунов, выяснять это.
     - Ладно; именно это я и пытаюсь  делать.  Но  единственный  вывод,  к
которому я могу прийти -  это  то,  что  существует  невидимая  опасность,
специально приспособленная для того, чтобы мешать нам во всем, что  бы  мы
ни делали, а в это я и сам не могу поверить. Это уж чересчур.
     Никто  не  потрудился  ему  ответить,  и  Росс  мысленно   просмотрел
несколько  сотен  научно-фантастических  произведений,  подыскивая   одно,
которое могло бы подойти.
     - А как насчет  кого-нибудь,  кто  хочет  держать  нас  в  загородке,
подобно домашним животным? - предположил он. -  Барьер  из  силового  поля
является всего лишь изгородью, которая не пускает нас и  варваров  на  эту
территорию. Вот почему Рака ничего не знал об остальной части планеты.
     - Почему? - спросил Орл.
     - Что почему? - переспросил Росс, слегка сконфузившись.
     - Зачем кому бы то ни было хотеть помешать нашему движению?
     - Откуда мне знать? Это ты эксперт по чужакам.  Своего  рода  научный
опыт.  Социологический,  экологический  -  сколько   времени   потребуется
определенному числу гуманоидов, чтобы уничтожить  все  живое,  включая  их
самих, не территории определенной площади. Наши ученые всегда прибегают  к
подобным экспериментам.
     Кэри недоверчиво фыркнула, тогда как Орл выглядел озадаченным.
     - Зачем кому бы то ни было желать знать это? - спросил он.
     - _Я_ не знаю! Я никогда не  вникал  в  это.  Но  такие  эксперименты
проводились. В основном, с мелкими  животными,  но  тогда,  возможно,  наш
экспериментатор на столько отличается от нас, что считает нас маленькими и
лишенными разума.
     - Если Земля является таким миром, - сказала Кэри, - то я  удивляюсь,
что ты хочешь вернуться.
     Тут Росс фыркнул и вернулся к  своим  размышлениям.  Через  некоторое
время он попытался снова.
     - Гляди. Прошло двести ваших  поколений  с  тех  пор,  как  закрылись
Ворота. Я не знаю, сколько это в земных годах - нам еще предстоит сравнить
единицы измерения времени - но это, несомненно, достаточно долгий срок. Ты
говорил раньше, некоторое из оставшегося оборудования, должно быть, пришло
в негодность.
     - Но ничего этого не произошло, - возразил Орл.  -  Кое-что  из  него
делает вещи, которых, даже, нет в наших записях.
     - Это именно то, что я имею в  виду.  Далее,  ты  говорил,  что  этот
компьютер  использовался  для  того,  чтобы  управлять  всем  на  Веннтре,
правильно?
     - Да, но я не совсем понимаю...
     - И ты говорил, что безумие было редкостью на Элспрэге, но оно все же
случалось.
     Орл внезапно понял суть рассуждений Росса.
     - И ты считаешь, что компьютер на Веннтре сошел  с  ума?  Но  безумие
является отклонением в мыслительных процессах и  в  способности  оценивать
систему ценностей. Компьютер же не обладает  ни  способностью  мыслить  ни
независимой системой ценностей.
     - Ты хочешь сказать, что он не обладал ими, когда был оставлен вашими
предками. Но, в любом случае, это не совсем то, что я имел в виду.  У  нас
на Земле тоже есть компьютеры, хотя и не такие сложные, как этот. И иногда
они теряют голову. Это не техническое безумие; не подходящий резистор  или
выход из строя одной из цепей  или  какая-нибудь  поломка  в  механической
конструкции - но все это приводит к результатам, лишенным всякого  смысла.
Если ваш компьютер является более сложным и  более  мощным,  то  он  может
совершать более сложные и более существенные ошибки.
     Орл соглашаясь повертел головой.
     - Это  гениальная  теория.  Это  объяснило  бы  почему  мы  не  можем
обнаружить  никаких  следов  произошедших  здесь  событий;  компьютер,  по
крайней мере, какое-то время, создает бессмысленные воздействия  на  своих
входах. Но наиболее важной функцией компьютера, теперь, когда он не служит
цивилизации, является создание энергетических лучей. Кажется странным, что
случайное воздействие не подействовало одновременно и на них.
     - Возможно, что и подействовало, но мы не  в  том  месте,  чтобы  это
заметить.
     Обсуждение продолжалось, но, как  понимал  Росс,  предположение  было
бесплодным. Даже, если он был прав, то как исправить отказавший компьютер?
И он не был убежден в своей правоте. Может Кэри была права; свалить все на
магию и перестать думать об этом. Если не считать того, что при  этом  они
бы не получили никакого ответа, а ответ был им необходим, чтобы  выбраться
с этой планеты.
     Кэри заскучала и заснула посреди дискуссии. Когда голоса затихли, она
проснулась, объявив, что с этого момента одному  из  них  лучше  стать  на
часах, и, что она будет караулить, пока Орл и Росс будут спать.
     Когда Росс проснулся, стояла ночь, и  он  перевернулся  на  спину,  с
надеждой глядя на звезды. Он не знал точно, что он высматривает.  Знакомые
созвездие, даже, если бы он узнал его, мало бы ему сказало. Это  могло  бы
означать, что он всего лишь в нескольких световых годах от Земли, а  не  в
миллионе, но разница была бы не велика.  Без  действующих  Ворот  соседняя
солнечная система была так же недоступна, как и соседняя галактика. И  все
же он был разочарован, когда не  смог  найти  ничего  знакомого.  По  небу
проходила широкая полоса, похожая на Млечный  Путь,  состоящая  из  массы,
казалось миллионов, ярчайших звезд, не похожих ни на что, видимое с Земли.
Она занимала на небе два или три градуса, и ее яркость  равнялась  яркости
полумесяца на Земле. Здесь не было видно никакой луны, которая  оспаривала
бы свое господство в ночном небе.
     Он  подумал,  что  это  был  центр  галактики,   видимый   из   точки
расположенной к нему гораздо ближе, чем Земля. На мгновение  предчувствие,
которое он ощущал несколько  раз  вчера,  снова  завладело  окраинами  его
мозга. Центр галактики! Или мог это быть центр другой галактики? Не  стоит
ограничивать свои мечты одной жалкой галактикой.
     Однако, это настроение не удержалось. Пока он лежал  здесь,  над  ним
простиралось чужое небо, его тело по-прежнему ныло от  дневных  испытаний,
и, постепенно, в нем начинало нарастать чувство утраты. Тот факт,  что  он
был на чужой планете, что корабли действительно путешествовали меж  звезд,
и, даже, в далеком прошлом, на саму  Землю,  никак  не  мог  утешить  его.
Единственной мыслью, приносящей некоторое утешение, была вероятность того,
что они смогут найти Ворота на Землю, и будут в состоянии открыть  их.  Он
продолжал думать об этом до тех пор, пока снова не погрузился в сон.


     Сны Росса были о Земле. Это не были, однако, приятные  сны.  Не  один
раз он просыпался, осознавая себя непроизвольно дрожащим и мысленно громко
вскрикивая. Все его сны концентрировались на нескольких  днях  более,  чем
пятнадцать лет назад, когда он вместе со своим отцом стали лагерем в одном
из национальных парков. Тогда ничего не случилось,  но  теперь,  в  сонных
воспоминаниях о тех событиях,  происходило  _в_с_е_.  Каждый  неопознанный
звук в ночи превращался  в  реальное  и  ужасающее  животное,  безжалостно
охотящееся на него. Десятки  раз  за  эту  ночь  он  выбирался  из  своего
спального мешка и в ужасе мчался в темноту. Позади он  слышал  топот  ног,
треск ветвей, рев, рычание или вой, в зависимости от того, какое  животное
его преследовало. А  затем  наступала  тишина,  когда  его  преследователь
отталкивался от земли в последнем прыжке, и он ожидал, когда тот обрушится
ему на спину.
     Каждый раз, когда он просыпался  под  чужим  небом  Веннтры,  у  него
возникало необъяснимое желание  снова  очутиться  в  кошмарном  мире  сна,
только бы иметь возможность умереть на Земле, а не здесь, в этом  безумном
чужом мире.
     Один раз, проснувшись, он увидел Кэри,  обеспокоенно  склонившуюся  к
нему. Он хотел было объяснить, что ему приснился плохой сон, но не смог. В
веннтранском языке, похоже, отсутствовало слово "сон". В конце концов,  он
вынужден был объяснить, что такое сон, в тех же  выражениях,  в  каких  он
объяснял воображение.
     Кэри недоверчиво посмотрела на него.
     - Ты хочешь сказать, что во время сна ты лжешь даже самому себе?
     - Что-то вроде того, - согласился он.
     - Я не понимаю этого.
     - Ладно, на самом деле, и я не понимаю этого. Также, как и  никто  из
волшебников  Земли.  Они  изучают  это  уже   много   лет,   но   так,   в
действительности, и не узнали, что служит его причиной. Единственное,  что
они знают, это то, что сон необходим. Если мы не лжем  себе  во  сне,  наш
мозг заболевает.
     Кэри покачала головой в темноте.
     - Ваши люди - странные, Россаллен.  Наверное,  это  потому,  что  они
являются расой волшебников. Они заразились от странных вещей, которые  они
изучают.



                                    7

     Росс усмехнулся в темноте.
     - Лучше поберегись; я могу заразить тебя.
     Она фыркнула.
     - Ваши люди читают слишком много лжи. До тех  пор,  пока  я  не  умею
читать, до тех пор я буду в состоянии сказать, что реально, а что - нет.
     Это  последнее  утверждение  было  спорным,  решил  Росс,  но  первое
попадало прямо в цель.
     - На Лииэне кто-нибудь умеет читать? - спросил он.  -  Тебе  известно
это слово.
     - Некоторые умеют. Торговцы должны делать записи, в некоторых городах
есть короли, которые записывают великие события,  есть  несколько  книг  о
магии. Но мне никогда это не было нужно. Опасности на Лииэне такие, что их
можно  увидеть,  услышать,  сражаться  с  ними.  Они  не  невидимые  и  не
неощутимые, как здесь.
     - Расскажи мне о Лииэне, - предложил Росс.
     Она посмотрела на него удивленно.
     - Правду? - спросила она.
     - Правду.
     - Что ты хочешь знать? - Ее голос прозвучал несколько  неуверенно,  и
Росс мгновение помолчал. Он спрашивал себя, какой мог быть первый вопрос у
человека, который только несколько дней назад узнал, что существует  более
чем один населенный мир. Если бы  кто-нибудь  попросил  рассказать  ему  о
Земле, с чего бы он начал?
     - Начни с себя, - сказал он наконец. - Ты была воином, бойцом?
     - Не больше, чем необходимо, - ответила она. - Я всегда хотела быть в
состоянии позаботиться о себе сама. Вот почему этот мир пугает меня; я  не
знаю, как сражаться с колдовством.
     - Ты сказала, что ты не слишком  высокого  мнения  о  людях  в  твоей
деревне; почему?
     - Потому, что они тупые земляные черви, которые не знают ничего,  что
происходит за пределами деревенских земель, и не хотят узнать.
     Кэри  продолжила  еще  немного   объяснение   своего   отвращения   к
деревенской жизни. Она вспомнила свою первую работу, как она,  еще  совсем
маленькой девочкой, пропалывала посевы; она должна была это делать почти с
того момента, как смогла работать. Были  и  другие  обязанности,  все  они
вызывали у нее отвращение. Она всегда стремилась  быть  сорванцом,  но  ей
никогда этого не позволялось; Росс подметил, что деление между мужскими  и
женскими занятиями было даже резче, чем это было в  примитивных  обществах
на Земле.
     - Затем, когда я стала  старше,  наступила  засуха,  -  сказала  она.
Пустыня подступила к деревне так, что крестьяне вынуждены были перейти  на
новую землю, отобрав ее у другой деревни. Война ослабляла обе  деревни  до
тех пор, пока, в конце концов, уцелевшие не объединились вместе и не стали
обрабатывать невероятно скудную землю.
     - Я хорошо показала себя в  сражении,  -  сказала  Кэри  с  некоторой
гордостью.  -  Поскольку  наша  деревня  потеряла  множество  мужчин,  мне
позволили носить лук и кинжал. Однако,  они  не  позволили  бы  мне  вести
мужчин в битву; они говорили, что это не подходит женщине. А  я  могла  бы
выиграть ту войну... - Она оборвала  фразу.  -  Во  всяком  случае,  после
сражения от меня ожидали, что я остепенюсь, возьму себе мужа и  вернусь  к
исполнению женских обязанностей. Но к тому  времени  все  мужчины  боялись
меня. Большинство из них - еще, даже, до битвы, но я рассказывала тебе  об
убийстве того мужчины.
     - Не могу сказать, что я осуждаю их, - заметил Росс. - Ты  не  похожа
на идеальную жену.
     Кэри засмеялась.
     - Это то, что я говорила и тому кочевнику,  но  он  мне  не  поверил.
Когда  достигла  совершеннолетия,  через  их  деревню   проезжала   группа
кочевников. Десяток крестьян был убит, а  оружие,  пища  и  шесть  молодых
женщин были увезены ими.
     Кэри была уведена в их числе, не выразив особого протеста.
     - К тому времени я уже знала, что не хочу провести всю свою  жизнь  в
этой деревне. Но той ночью, когда кочевник пришел ко мне, я  сказала,  что
не хочу провести всю жизнь, также, и с ним. В конце  концов,  я  вынуждена
была убить его его же собственным ножом, чтобы освободиться.
     После этого она превратилась в вечного путешественника по  Лииэне,  в
поисках места или человека, которые  могли  бы  ее  устроить.  Иногда  она
останавливалась в огороженных  деревнях  и  работала,  чтобы  добыть  себе
пропитание, иногда - совершала набеги на лагеря кочевников  за  припасами.
Но, в основном, она охотилась, чувствуя уверенность,  что  ее  сноровка  в
обращении с луком, кинжалом и копьем  не  уступает  кому-либо  на  Лииэне.
Иногда ей представлялся случай убедиться, что так оно и было.
     Затем, однажды,  она  нашла  что-то  напоминающее  пещеру  наполовину
скрытую скальной плитой в  безлюдной  долине.  Из  любопытства  она  вошла
внутрь - и оказалась на Веннтре. Веннтра вызывала в ней смешанные чувства.
Жизнь здесь  была  легче,  чем  на  Лииэне,  но  наличие  такого  большого
количества волшебства беспокоило ее.
     - Теперь твоя очередь, - сказала она. - Расскажи мне о твоей  планете
волшебников.
     Росс считал, что, как писатель, он понимал  земной  тип  человечества
достаточно хорошо. Но к тому времени, когда он удовлетворительно  объяснил
Кэри,  что  такое  образование,  что  такое  баскетбол,  зачем   кому-либо
обеспечивать ему образование за то, что он  играет  в  баскетбол,  на  что
похож Нью-Йорк, почему все предпочитают жить там, что такое деньги, почему
их ему платили за то, что он  управлял  бульдозером,  что  такое  жилищное
строительство, и почему все хотят жить в  таких  домах,  к  тому  моменту,
когда  он  объяснил  ей  все  это,  он  понял,  что  его  представление  в
определенной степени было более поверхностным, чем он думал.
     В конце концов, она вернулась к снам, которых она совершенно не могла
понять, окончательно решив, колдуны  были  странными  людьми,  и  что,  за
исключением, может, Росса, лучше не иметь с ними дела.
     Росс задумался об отсутствии слов для обозначения как сновидений, так
и для воображения в  веннтранском  словаре.  Может,  это  было  характерно
только для Земли? Если так, то почему? После того, как Кэри оставила его в
покое, и он медленно снова погрузился в сон, этот вопрос застрял у него  в
мозгу, вызывая соответствующие сны о самих снах.


     Первое, что заметил Росс утром, было то, что он смог встать  и  идти.
После предыдущего дня, он не очень надеялся, что ему это удастся.  Процесс
по-прежнему был мучительный, но через несколько минут это стало терпимым и
не было похоже, что со временем станет хуже.  Даже  Орл  казался  частично
пришедшим в себя. Их продвижение,  однако,  казалось  более  медленным  по
сравнению с первыми часами предыдущего дня.
     Когда они остановились для завтрака, и Росс  вытаскивал  из  портфеля
кое-что из их истощающихся запасов пищи, Кэри протянула  руку  и  вытащила
динамитную шашку.
     - Будь поосторожней  с  этим,  -  предупредил  Росс.  Он  начал  было
извлекать капсели и фитили во время одного из привалов  прошлым  днем,  но
решил, что не уверен в том, что сможет сделать это, не взорвав все вокруг,
поэтому он оставил их  в  покое  и  обращался  с  портфелем  исключительно
осторожно.
     - Как действует это колдовство? - спросила Кэри.
     Росс пожал плечами. Почему бы и не обучить ее?
     - Дай мне ее на минуту, и я покажу тебе, - сказал он.
     Она вернула ему шашку, и Росс вздохнул с облегчением.
     - Ты должна поднести огонь  вот  сюда,  -  сказал  он,  показывая  ей
фитиль, - а затем уходи от нее, как можно дальше. - Он объяснил  трудность
точного определения времени взрыва, и она удивленно посмотрела на него.
     - Дай мне кусочек той части,  к  которой  ты  подносишь  огонь,  -  и
покажи, как ты это делаешь.
     Воспользовавшись ножом Кэри, он отрезал кусочек фитиля  длиной  около
трех дюймов, затем достал зажигалку из другого отделения портфеля. Называя
зажигалку улучшенной формой  кремня  и  огнива,  и  не  останавливаясь  на
фитиле, он потратил на дачу этого  пояснения  несколько  минут,  и  поджег
фитиль. Кэри  внимательно  наблюдала  за  тем,  как  он  горит,  и  слегка
покачивала головой через регулярные интервалы. После того, как он  сгорел,
она кивнула.
     - Теперь я понимаю, - сказала она.
     Росс почувствовал  себя  слегка  идиотом.  Рассчитать  длину  фитиля,
подпалив контрольный  отрезок,  было  совершенно  очевидным  решением,  до
которого он должен был додуматься. Он вернул себе твердую почву под  ноги,
разъяснив, что с вставленным капселем  фитиль  не  всегда  был  необходим.
Иногда динамит может взорваться, если его уронить, и поэтому с  ним  нужно
быть очень осторожным.
     - Почему, тогда, ты не извлекаешь капсели? - спросила она.
     Росс скривился.
     - Потому, что я боюсь; они могут взорваться,  пока  я  буду  пытаться
извлечь их. Я не разбираюсь в этих вещах по настоящему.
     Кэри важно кивнула,  и  стала  наблюдать,  как  Росс  кладет  динамит
обратно в портфель.
     Во время послеполуденного перехода Росс вспомнил, что хотел  спросить
Орла о сновидениях. Орл, так же, как и Кэри, не поверил. Сон был временем,
когда любая активность снижается; и мозг, и тело отдыхают. Сновидения, как
ему казалось, противоречили назначению сна.
     Они также коротко обсудили единицы измерения времени, вскоре придя  к
выводу, что двести поколений, которые сменились с момента закрытия  Ворот,
равнялись, по  крайней  мере,  12000  земным  годам.  Если,  конечно,  они
правильно выполнили свои подсчеты; выраженное  в  земных  поколениях,  это
было бы ближе к 60000 лет, а судя по  собственным  возрастным  изменениям,
представители расы Орла казались живущими не  намного  меньше,  чем  люди.
Достаточно долго, во всяком случае. Росс задумался над тем,  потребовалось
ли бы группе из двухсот или трехсот  человек  с  аналогичными  записанными
знаниями так много  времени,  чтобы  снова  поднять  свою  цивилизацию  до
существующего уровня Элспрэга. На Земле несколько  большая  группа  прошла
путь от копательных палочек и каменных ножей до зерноуборочных комбайнов и
компьютеров за такое же время или, даже, меньше, и за  это  время  сделала
все  свои  изобретения.  Имело  ли  какое-то  влияние  на  это  отсутствие
воображения? Где было бы человечество без воображения?  Все  еще  копалось
где-нибудь в начале железного века?
     С  другой  стороны,  Росс  отмечал  сотни   бессмысленных,   безумных
действий,  описываемых  в  газетах  каждый  день.   Возможно,   медленное,
постепенное,  подчиненное  логике  развитие  было  единственным   способом
достичь действительно огромного могущества. Земля прошла длинный  путь  за
более  короткое  время,  по  сравнению  с  Элспрэгом,  но   Элспрэг,   при
определенных обстоятельствах, овладеет всеми знаниями  своих  Веннтранских
предков. Продвинется ли когда-нибудь Земля так далеко, или  она  уничтожит
себя раньше?
     Но в этот вечер Росс временно потерял интерес  к  сравнению  ценности
логики и воображения. В отдалении появилось животное -  на  расстоянии  не
менее полумили на другом конце небольшой веннтранской долины. Веннтранское
солнце только что скрылось за горизонтом, но Росс был  совершенно  уверен,
что правильно определил его вид. Он видел его реконструкции  в  музеях,  и
его имитации, бегущие  во  множестве  фильмов  о  погибших  континентах  и
доисторических джунглях.
     Это был мамонт, огромный и волосатый, больший, чем  слон,  его  бивни
почти такой же длины, что и его  ноги,  загибались  впереди  туловища.  Он
тяжело прошел по открытой лужайке между двумя группами деревьев  и  исчез.
Он не издал ни звука.
     - Вы видели это? - спросил Росс.
     - Большое, лохматое животное? - спросила Кэри. - Да,  я  видела  его.
Ну, и что?
     - Это было животное, которое вымерло на Земле тысячи лет  назад.  Что
оно делает здесь?
     "Если бульдозер мог пройти через ворота в  1970-м,  почему  несколько
мамонтов не могли пройти через них  несколькими  тысячелетиями  раньше?  -
мысленно спросил он себя. - Не будь болваном".
     Орл вопросительно посмотрел на него, поэтому Росс пояснил.
     - Но мне интересно, - продолжил он через мгновение, - сколько  других
животных прошло через Ворота? Или это могли быть только самые  крупные  из
них, достаточно тяжелые, чтобы включить Ворота?
     - Возможно, - сказал Орл, не проявляя особого интереса. -  Но,  разве
ты не говорил, что твой напарник прошел через них вслед за тобой?  Сколько
он весил?
     - Опять мимо, - пробормотал Росс. Подобные вещи никогда не  случались
с командором Фреффом.
     В эту ночь казалось, что почти  все  Земные  животные,  какие  только
когда-либо существовали, должны  были  пройти  сквозь  Ворота.  Росс  смог
различить хриплый рев льва, который он  слыхал  в  телевизионном  шоу  вой
степного волка, который он слышал сам несколько лет назад. Были  и  тысячи
других, почти непрерывно, совершенно  не  определяемые.  Не  один  раз  он
подумывал о том, чтобы разбудить остальных и предложить идти, но куда  они
могли бы идти? Им нужно было найти другое здание Ворот или другую  машину.
Однако, больше они ничего не видели. Были  только  звуки.  Засыпая  снова,
Росс выбросил их из головы. Его сон прерывался только продолжением тех  же
сновидений, от которых он мучился прошлой ночью. Один раз он, должно быть,
закричал потому, что, проснувшись, он обнаружил возле себя Кэри,  тихонько
прижимающую руку к его губам. Рука  была  все  еще  там,  когда  он  снова
заснул.


     Небо уже посветлело, когда Росс открыл глаза. Кэри спала рядом, в  то
время, как треск в ближайших кустах  мог  оказаться  слоном,  собирающимся
напасть, но более вероятно,  это  был  Орл,  старающийся  не  шуметь.  Они
нуждались в пище, но теперь, когда начали появляться крупные животные, они
могли бы, наверное, жить охотой. Кэри, конечно, могла бы убить дичь, да  и
Росс мог бы помочь чем-нибудь. Вместе они были в состоянии позаботиться об
Орле. От  мысли  о  беспомощности  Орла  на  открытом  воздухе  он  слегка
посмеивался. Если  это  был  Элспрэгский  исследователь,  то  каковы  были
остальные представители его расы?
     Затем, когда он садился, он заметил его.
     Оно было похоже на волка, но оно стояло на четырех ногах, высотой  до
плеча человека, и его медвежья коричневатая  голова  была  больше,  чем  у
Росса. Оно стояло за деревом меньше, чем в пятидесяти футах и  глядело  на
них. Росс замер в полусидячем положении. Сколько ему потребуется  времени,
чтобы достать пистолет из футляра, прицелиться и  нажать  тугой  спусковой
крючок?
     Слишком много, наверное, если оно  решит  напасть.  Лучше  не  делать
резких движений, и надеяться, что Орл  перестанет  шуметь  там  в  кустах.
Конечно, репутация  волков,  как  кровожадных  хищников,  была  совершенно
незаслуженной; они не нападают на людей. Но, обычно, волки не вырастают до
таких размеров.
     Внезапно он узнал его. Это был ископаемый волк. Он вспомнил  картины,
реконструкции. Животное, так же, как  и  мамонт,  вымерло,  но  его  кости
находили кое-где. Это означало, что оно,  наверное,  даже  не  знало,  что
такое человек и вполне могло думать, что они - его завтрак.
     Как только он узнал его, оно  ожило.  Его  глаза  блеснули  в  раннем
утреннем свете, челюсти угрожающе задвигались, и оно бросилось на них.
     Росс  отчаянно  попытался  вытащить  пистолет  из  футляра,  все  еще
висевшего у него на груди, и, пока он делал это, слева от него  послышался
шорох какого-то движения.  Кэри,  очевидно,  проснувшаяся  какое-то  время
назад, когда Росс разглядывал эту тварь, теперь схватила  свой  лук.  Пока
росс вытягивал  свой  пистолет,  Кэри  одним  плавным  движением  натянула
тетиву, зарядила стрелу и не поднимаясь выстрелила.
     Стрела вонзилась волку в плечо, и, явно, только разозлила его.  Затем
Росс извлек, наконец, пистолет и поднял его, как раз в тот  момент,  когда
тварь прыгнула на него. Так же, как и в его ночных кошмарах,  он  оказался
недостаточно проворен; животное полоснуло  его  по  вытянутой  руке  и  он
обронил пистолет.
     Прежде, чем челюсти волка вторично сомкнулись на его руке,  еще  одна
стрела пронзила его шею, и он, повернувшись,  бросился  на  Кэри,  которая
теперь стояла во весь рост и накладывала третью  стрелу  на  тетиву  лука.
Двигаясь быстрее, чем, как ему казалось, он был способен,  Росс  подхватил
пистолет левой рукой и,  не  целясь,  выстрелил.  Раздался  потрескивающий
звук, и трава в футе позади создания исчезла. Удерживая курок, он повернул
пистолет, помогая себе удержать его поврежденной правой рукой. Когда  волк
пригнулся, чтобы прыгнуть на Кэри, выстрел Росса угодил ему в задние ноги.
Нижняя часть его ног исчезла, и животное повалилось  вперед  вместо  того,
чтобы прыгнуть, когти его передних лап оцарапали ноги  Кэри.  Когда  тварь
пригнулась перед прыжком, Кэри отбросила лук и  выхватила  кинжал;  теперь
она осторожно отступила назад. Волк последовал  за  ней,  подтягиваясь  на
передних лапах.
     Росс, как можно тщательнее,  прицелился,  удерживая  пистолет  обоими
руками, несмотря на дикую боль в правой руке. Когда он выстрелил,  верхняя
часть головы  животного  исчезла,  и  оно  внезапно  свалилось.  Только  с
некоторым усилием Россу удалось  разжать  пальцы,  сжимавшие  пистолет,  и
освободить курок. Его правая рука безвольно повисла вдоль туловища.
     Звук, раздавшийся позади, заставил его резко обернуться, но  это  был
всего лишь Орл, продирающийся сквозь кусты.
     - Что случилось? - спросил Орл. - Что это за создание?
     Росс поднялся и осторожно подошел к упавшему волку.
     - Хороший вопрос, - сказал он. - Насколько я  могу  судить,  это  еще
одно земное создание, теперь вымершее на родной планете. Но  почему  здесь
вертятся только вымершие животные?
     Кэри шагнула вперед, больше глядя на Росса, чем на волка.
     - Твоя рука... - начала она.
     Росс моргнул, затем вспомнил, что челюсти волка сжались на его  руке.
И она, похоже, довольно сильно пострадала, решил он теперь, когда  подумал
об этом. Глянув вниз, он увидел, что рубчатый  форменный  рукав  окрасился
красной жидкостью, капающей через рваные отверстия. Та часть руки, которую
он смог разглядеть, выглядела такой же изодранной в клочья, как и рукав.
     Он рассматривал ее с удивительным спокойствием, гордясь  собой  из-за
того, что вид крови, даже своей собственной, никогда его особо не  смущал.
И все же, это создавало проблему. У него не было никакого дезинфицирующего
средства, и, совершенно очевидно, не было его и у Кэри. Может, оно имелось
у Орла; лучше было спросить его.
     Он  начал  поворачиваться  к  Орлу,  и,  затем,  казалось,  не   смог
остановиться. Мир закружился вокруг него.  Он  ощутил,  как  сильная  рука
охватила его за туловище, и  почему-то  там  было  лицо  Кэри,  и,  затем,
чернота ее лица, казалось, расплывалась до тех пор, пока не закрыла небо.
     В сознание он приходил медленно. В отдалении звучали голоса, и  через
несколько секунд он узнал в них Кэри и Орла.
     - Значит, это волшебное животное? - сказала Кэри.
     - Оно, действительно, не естественное,  -  сказал  Орл.  -  Оно  было
создано искусственно; пользуясь твоими выражениями, я бы сказал,  что  его
создала магия.
     - То-то я удивлялась, что в нем не было никакой крови.
     - Так же, как и пищеварительного тракта. У него нет никакого пути для
принятия пищи.
     - Тогда почему он напал на нас? - спросила Кэри, удивленная.  -  Если
он не хотел нас съесть, то для нападения не было никаких причин. И как  он
мог жить без пищи?
     - А он и не жил, во всяком случае, не больше, чем любая  веннтранская
машина. Он получал энергию тем же  способом;  я  узнаю  в  этих  элементах
приемники.
     - Опять магия, - сказала Кэри с отвращением.
     Росс попытался сесть,  и  мир  начал  вращаться  снова.  Кэри  и  Орл
поспешили ему на помощь, и Кэри помогла Россу привалиться спиной к дереву.
Через некоторое время земля успокоилась и перестала  вращаться.  Его  рука
болела, но ненамного больше, чем его ноги после первого дня пути. Она была
перевязана  полоской  черной  материи,  очевидно,  оторванной  от  второго
рукава, так как левая рука была теперь оголена.
     - Это не слишком тяжелая рана, - заверила  его  Кэри.  -  Просто  она
сильно кровоточила.
     - Мы перевязали ее, как смогли, - сказал Орл. - У меня есть кое-какие
лекарства на  такой  случай,  но  поскольку  я  не  знал,  как  они  могут
подействовать на другие виды, я побоялся их использовать.
     Росс подумал о чужих инфекциях, но затем до него дошло, что волк  был
искусственным; он, может, не был так набит бактериями,  как  настоящий.  И
разве  не  существовало  теории,  что  чужие  микробы   не   в   состоянии
подействовать на человека? Это звучало логично.
     "Конечно, - проинформировал его уголок сознания. - Вот почему индейцы
были так невосприимчивы к оспе". Росс приказал ему заткнуться и  убираться
прочь.
     Он глянул на  магического  ископаемого  волка,  который  был  вскрыт,
очевидно, при помощи пистолета Орла. Нутро  создания  было  одного  серого
цвета, похожего на окраску здания Ворот. Не было ни крови, ни костей.
     - Робот? - спросил Росс.
     - Этот термин подходит не хуже любого другого, - согласился Орл.
     - Не хуже, чем волшебный?
     - Не хуже, - сказал Орл, - но и  не  лучше.  Это  создание  одинаково
загадочно для всех нас; я  не  понимаю  как,  или  зачем  оно  создано.  Я
достаточно покопался в его цепях, однако, чтобы понять,  что  по  существу
это является машиной похожей на веннтранские механизмы.
     "Тогда почему ископаемый волк? - подумал  Росс.  -  Если  кто-то  для
каких-то непонятных целей создает животных, почему он использует  вымерших
животных Земли? Командор Фрефф, это больше по твоей  части;  выдай-ка  мне
ответ."
     Командор Фрефф не ответил. Росс,  в  действительности,  и  не  ожидал
этого, что, как он решил, было хорошим  признаком.  Если  наступит  время,
когда он начнет надеяться получить ответ от командора, он будет знать, что
у  него,  действительно,  имеются  проблемы.  В  голову  пришла  мысль   о
сумасшедшем компьютере, но как безумие могло привести  компьютер  к  тому,
чтобы начать создавать земных животных? И что он должен был использовать в
качестве модели?
     - Тише! - хриплый шепот Кэри прервал размышления  Росса.  Он  увидел,
что она  схватила  лук  и  делает  Орлу  знак  поступить  аналогично.  Орл
огляделся кругом и полез в один из своих футляров.
     Затем Росс услышал это; тихое шипение, которое означало,  что  где-то
рядом движется веннтранская машина. Он попытался подобрать ноги под  себя.
Прежде, чем ему это удалось, десяток,  одетых  в  черную  форму,  варваров
ввалился на поляну. Почти все они держали в руках пистолеты с треугольными
бачками.
     - Не двигаться! - приказал один из них высоким неприятным голосом.  -
Мы не убьем вас, если вы не вынудите нас к этому.
     Поскольку Росс и так не слишком преуспел в каком  либо  движении,  он
сел обратно на траву. По крайней мере, эти варвары говорили, а не стреляли
сразу. Если они действительно собирались их убить, то у них были  отличные
шансы сделать это до того, как они появились на виду.
     - Вы пойдете с нами, -  сказал  тот  же  варвар.  Это  был  белокурый
молодой мужчина, почти такой же  высокий,  как  и  Росс.  Это  делало  его
возвышающимся на пол головы над своими компаньонами.  Он  махнул  рукой  в
направлении шипящего звука. Из-за своего исключительного размера,  заметил
Росс, он оставил в пыли более глубокий след.
     Россу составило некоторый труд подняться, но он  сделал  это,  и  они
зашагали через поляну, со своими пленителями,  осторожно  двигающимися  за
ними. Удивительно, но они не  были  разоружены;  пистолеты  Росса  и  Орла
по-прежнему были в их футлярах, а Кэри продолжала нести свой лук. Какое-то
время  это  не  казалось  имеющим  особое  значение.   Кэри   споткнулась.
Восстанавливая равновесие, она передвинула кисть к одному из концов  лука,
используя его, как посох для опоры и так захромала позади  Росса  и  Орла.
Росс  бросил  на  нее  пристальный  взгляд  и  был  вознагражден  коротким
незаметным покачиванием головы. Удивляясь, что бы это значило, он двинулся
дальше.
     Он понял, что это означало, когда Кэри  резко  обернулась  и  ее  лук
описал полукруг.  Один  из  варваров  уклонился  от  удара,  но  при  этом
повалился спиной на землю, второй получил удар по голове и рухнул вниз,  а
третьего Кэри достала стремительным колющим ударом  в  живот.  Прежде  чем
остальные их пленители поняли, что произошло,  Кэри  прорвалась  через  их
линию, наступив на одного из упавших мужчин, и исчезла среди деревьев.
     Большинство варваров  держали  на  прицеле  Орла  и  Росса,  но  двое
выстрелили в Кэри. Она согнулась, и сперва Росс подумал, что в нее попали,
но, затем, он увидел, что она  схватила  портфель  с  оставшейся  пищей  и
динамитом, который их  захватчики  оставили  на  поляне.  Последовали  еще
выстрелы, но теперь ее совершенно не было видно и варвары палили в пустую.
По команде своего предводителя они прекратили это,  и  ее  никто  не  стал
преследовать.
     Без каких-либо дальнейших  происшествий  или  пояснений  Орл  и  Росс
прошагали туда, где над травой у дороги шипела не одна машина,  а  четыре.
Никто не дотрагивался к ним, но пистолеты неотступно следили  за  ними,  и
Росс был убежден,  что  малейшее  сопротивление  стало  бы  фатальным.  Он
чувствовал некоторый стыд, что даже не попытался освободиться после  того,
как это удалось Кэри, но этого было недостаточно, чтобы при  этой  попытке
получить заряд в голову.
     Орлу приказали садиться в одну машину, Россу - в другую. Хотя снаружи
машина Росса казалась не большей, чем та, которой они пользовались втроем,
четыре варвара умудрились разместиться внутри,  оставив  заметный  просвет
между собой и Россом. Один  из  них  управлял  машиной  в  то  время,  как
остальные держали оружие направленным  в  грудь  Росса.  Он  заметил,  что
движения водителя были медленными и неуверенными по сравнению с Орлом.
     Они ехали немногим более получаса, когда  впереди  появились  остатки
исчезнувшего города. Во время всей поездки не было произнесено  ни  одного
слова. Четыре машины  подъехали  к  остальным  перед  огромным  строением,
которое Орл показывал, как Храм. Оно не напоминало Россу ни о  чем,  разве
что об уменьшенной версии Стартового Комплекса на Мысе Кеннеди.  Оно  было
просторным,  приземистым,  совершенно   лишенным   украшений,   совершенно
деловым.
     Россу велели выйти, и он увидел Орла выходящим из второй машины прямо
напротив. Так же, как и в лесу, они были отконвоированы вперед к пятну  на
стене  здания.  Двое  варваров  стояли  перед  стеной  с  двух  сторон  на
расстоянии пяти футов друг от друга, словно  римские  гвардейцы  на  посту
перед дверью, с той лишь разницей, что двери не было.
     Когда Росс с Орлом были проведены вперед между двумя  стражниками,  и
почти уткнулись в стену, дверь появилась, хотя  и  не  так  внезапно,  как
дверь в здании Ворот. В этот раз движение было достаточно медленным, чтобы
Росс смог  его  увидеть.  Четыре  семифутовые  секции  стены  прямо  между
стражниками исчезли в движении, которое напомнило Россу ирисовую диафрагму
фотоаппарата. Это было движение во всех направлениях от центральной точки,
своего рода  несимметричное  вращение,  оставляющее  открытой  центральную
точку, до тех пор, пока весь проем не оказался открыт. Размеры коридора за
ним были такими же, как и у прохода, поэтому он больше был похож на хорошо
освещенный многоугольный туннель, чем на холл. Росса и Орла протолкнули  в
коридор. Трое варваров последовали за  ними,  по-прежнему  направляя  свои
пистолеты  на  пленников.  В  конце   коридора   процессия   остановилась,
повернувшись лицом к одной из стен. Раздвижение повторилось, их  втолкнули
в комнату, с конвоирами, следующими вплотную за ними.
     Комната была совершенно пустой так же, как и коридор. Потолок, пол  и
три стены были такого же безрадостного серого цвета, как и здание Ворот  и
внутренности магического волка. Четвертая стена была черной  и  блестящей,
словно отполированный обсидиан. Она не казалась  прозрачной,  но,  тем  не
менее в ее глубине явно виднелись световые пятна. Стоя перед ней, у  Росса
было ощущение, что она может поглотить его так же, как это сделали Ворота,
если не считать того, что это было бы скорее  умственное  поглощение,  чем
физическое. Странно, но у него, также, было ощущение, что  он  хочет  быть
поглощенным; Раствориться, избавиться от своих  проблем  и  погрузиться  в
забытье.
     - Представьтесь! - Голос был резким, со звучащим в  нем  напряжением,
словно человек не терял  контроля  над  собой  только  ценой  значительных
усилий.
     Росса грубо толкнули вперед, от неожиданности он потерял равновесие и
выставил левую руку,  чтобы  не  упасть.  Споткнувшись,  он  опустился  на
колени, и его рука с растопыренными пальцами  схватилась  за  черную,  как
ночь, стену.  Уголком  глаза  он  увидел,  что  Орл  двигается  вперед  по
собственной воле, почти с нетерпением.
     В тот момент, когда рука  Росса  коснулась  стены,  колющее  ощущение
пронзило все его тело. Оно ощутилось, как слабый  электрический  удар,  за
исключением того, что  это  ощущение  было  всеобъемлющим.  Все  его  тело
ощутило  покалывание,  изнутри  и  снаружи,  а  более  всего  почувствовал
прикосновение его мозг, словно отдаленный зуд.
     Он стоял там на коленях, неловко, потеряв  равновесие  -  как  долго?
Секунды? Минуты? Часы? Он не мог бы сказать; все внешние ощущения покинули
его, когда его пронзила дрожь. Затем, хотя он и стоял лицом  к  стене,  он
увидел трех варваров позади себя. Он увидел их более отчетливо чем раньше,
более  резко,  словно  его  глаза  были   безупречным   инструментом,   не
пропускающим никаких деталей. И - он каким-то образом видел  их  сразу  со
всех сторон. Они поворачивались. Серая стена снова  отворилась,  одетые  в
черное люди вышли сквозь отверстие, и стена вернула свою серую пустоту.
     А затем видение исчезло. Перед ним снова была эбонитовая стена.
     Позади него раздался звук  шаркающих  шагов.  Он  осторожно  повернул
голову,  чтобы  посмотреть.  Варвары  поворачивались.  Стена   отворилась,
варвары прошли сквозь проход, не оглянувшись.  Отверстие  исчезло  так  же
быстро, как и появилось. На мгновение зуд в теле Росса усилился  почти  до
невыносимого предела, особенно, в правой руке, а, затем, так же  внезапно,
как и появился, он прошел. Росс соскользнул на пол,  словно  его  покинули
все силы.
     "Ладно, командор Фрефф, что теперь? - подумал он. - Это, должно быть,
управляющий центр, о котором говорил Орл, но я не вижу  нигде  вокруг  его
оборудования. Если это  то,  что  мы  искали,  то  где  здесь  может  быть
сумасшедший компьютер?"
     Он встал на ноги,  обратив  внимание  на  те  же  волны  безразличия,
которые он испытал перед тем, но его  мысли  были  ясными.  Он  дотронулся
рукой до головы, и внезапно обнаружил, что  воспользовался  правой  рукой.
Ради эксперимента он подвигал ею. Она болела, но он мог ею пользоваться.
     Затем в его мозгу начали формироваться слова. Не веннтранские  слова,
а английские.
     - Наконец! - прозвучали слова. - Наконец  кто-то  пришел!  Можешь  ты
помочь мне?



                                    8

     Росс резко оглянулся.  Суперкомпьютер,  который  полагал,  что  может
получить значительную помощь от него в его теперешнем  положении,  не  мог
быть особенно здравомыслящим.
     - Ты - компьютер? - спросил он на английском. Орл, стоящий в ярде  от
него, удивленно оглянулся, услышав не знакомые слова.
     В мозгу Росса снова зазвучали слова.
     - Этот термин является удовлетворительным, - прозвучал ответ.  -  Мне
кажется, что ты не имеешь точного  представления  о  компьютерах,  но  моя
структура может подпадать под твое представление.
     Внимание Орла снова вернулось к стене, и было очевидно, что он слышит
то же самое.
     Снова родилась мысль:
     - Можешь ты помочь мне? - И на этот раз  Росс  понял,  что  это  было
обращено к Орлу.
     Орл издал серию скрипучих звуков, похожих на  язык,  на  котором  они
разговаривали, но не являющимся им. Очевидно, это был язык  Элспрэга.  Орл
глянул в сторону Росса и сказал:
     - Я сказал ему, что считал, будто это мы нуждаемся в помощи, так  как
эти люди держат нас пленниками.
     На этот раз компьютер, очевидно понял, в чем состоит затруднение  при
общении с представителями двух различных видов, и Росс  обратил  внимание,
что слова, похоже, сформировались в мозгу его и Орла одновременно.
     - Это не проблема. Им было приказано привести  вас  сюда.  Они  будут
делать то, что им скажут, до тех пор, пока они  в  состоянии  понять  свою
задачу и это не противоречит их интересам.
     Между  мыслями  о  том,  какого  рода  безумие  могло  быть  у  этого
компьютера, орл подумал о том, что если слова образуются у него  в  мозгу,
то почему компьютер говорит именно так, как он всегда  полагал,  и  должен
говорить компьютер. И почему на английском,  если  он  знал  веннтранский?
Затем он понял, что в действительности компьютер вовсе и  не  говорит.  Он
вызывал мысли у него в мозгу, а мозг преобразовывал  их  в  привычную  для
себя форму. Его разум продолжал искать что-нибудь знакомое  в  этом  чужом
мире.
     - Ты не веннтранин, - продолжали звучать слова, и Росс знал, что  они
были обращены к Орлу.
     - Мои предки были веннтранами.
     Если бы компьютеры могли кивать, то этот бы так и сделал.
     - Значит ты из колонии.
     - Да. С Элспрэга.
     Последовала  короткая  пауза,  и  слабые  призрачные  огоньки  внутри
эбеновой стены обрели, казалось новую активность.
     - Элспрэг, - сказал голос. - Это  была  одна  из  последних  колоний.
Двести восемьдесят три колониста в то время, когда  Ворота  были  заперты.
Странно, что один из более населенных миров не осуществил контакт первым.
     Эти слова, казалось, вернули Орла к жизни.
     - Что произошло? - спросил он. -  Почему  Ворота  были  закрыты?  Что
случилось с веннтранами?
     Словно это был один из вопросов, которые компьютер ожидал, в  черноте
перед ними мелькнули какие-то завихрения, и сформировалось изображение  на
(в) стене. Как  и  перед  тем,  изображение  было  неестественно  ясным  и
отчетливым, словно изображение, так же, как и  слова  заносилось  прямо  в
мозг Росса.
     Ящероподобный сидел перед экраном, который выглядел, как  уменьшенная
копия стены, на которой  создавалось  изображение.  Веннтранин,  насколько
Росс мог судить, был почти неотличим от Орла. Почти отсутствующий  остаток
хвоста был,  возможно  немного  более  заметным,  и  гребень,  также,  был
несколько больше, чем у Орла, будучи,  при  этом,  то  ли  заметно  темнее
остального тела, то ли будучи покрашен в  более  темный  оттенок  зеленого
цвета.
     Позади экрана была видна большая голая комната, размером, наверное, с
четвертую часть  комнаты  в  здании  Ворот.  Она  была  совершенно  лишена
какой-либо обстановки, если не считать многоугольной плиты,  поднимающейся
на несколько дюймов над полом в центре комнаты. Росс заметил,  что  воздух
непрерывно обтекал плиту, странным образом преломляя  свет.  Позади  плиты
стены комнаты призрачно колебались.
     На экране виднелось изображение. Это было хаотическое завихрение. Все
двигалось, и ничего не было достаточно отчетливым, чтобы  его  можно  было
разглядеть, даже, когда оно оставалось неподвижным. Цвета были темными,  в
основном  сероватыми  и  темно  красными,  и  их  непрерывное  вращение  и
перемещение оказывало гипнотическое воздействие.
     Откуда-то, в мозгу Росса всплыло воспоминание.  Это  не  были  слова;
компьютер не говорил с ним, как это было  до  того.  Просто  в  его  мозгу
родилось воспоминание, хотя перед тем ничего подобного  там  не  было.  Он
вспомнил, что делает веннтранин, и что  это  был  за  экран.  Он  управлял
Зондирующими Воротами, а экран показывал оператору, где  находится  второй
конец Зондирующих Ворот. Другими словами, он показывал оператору,  где  бы
он оказался, если бы полностью активировал Ворота и шагнул через  них.  Он
не мог сказать ему, где  бы  он  оказался  относительно  звездной  системы
координат. Все, что оператор знал, это то, что это может быть  в  соседней
солнечной системе, а может оказаться звездной системой в другой галактике.
     Или, возникло новое воспоминание, вызвав мурашки у Росса,  это  могла
бы быть совершенно другая вселенная. Никто никогда не доказал,  что  место
которого достигали Зондирующие  Ворота,  находятся  в  той  же  физической
вселенной, что и сама Веннтра, хотя это  и  подразумевалось.  Единственным
доказанным фактом являлось то, что какого бы места ни достигли Зондирующие
Ворота, где бы и когда бы они не существовали, немедленная передача к  ним
была  возможна,   как   только   Ворота   были   соответствующим   образом
сфокусированы и настроены передающие цепи. Когда находился подходящий мир,
в  нем  устанавливались  Зондирующие  Ворота,   и   веннтране   вместе   с
оборудованием проходили через них, чтобы построить  постоянные  Ворота.  В
данный момент работала только видео цепь, но у оператора хватало забот и с
ней одной. Фокусировка обычно не доставляла больших хлопот. В поле  зрения
попадала звезда, определялась планета, фокус зонда перемещался  к  ней,  и
выполнялась минимальная настройка. Отклонения и ошибки были  неизбежны  до
того, как достигалась надлежащая настройка, но  никогда  не  было  больших
вариаций.
     Не так было на этот раз.
     Оператор работал уже больше часа, а экран  по-прежнему  не  показывал
ничего, кроме вихрящегося хаоса. Даже из космоса мир не  был  полностью  в
фокусе. Что-то, похожее на сероватые облака, скрывало все, и граница между
планетой чернотой космоса вокруг нее была не различима. И что-то  странное
происходило и с солнцем. Но как только фокус  смещался  по  направлению  к
планете, завихрения возрастали.
     Оператор подумал с некоторым раздражением, куда его Ворота угодили  в
этот раз. Может они достали за пределы своего эффективного действия?  Одна
из научных школ придерживалась того мнения, что подобное  могло  произойти
только случайно; если бы это, наконец, случилось, то  все  ученые  Веннтры
толпились бы вокруг его установки.  Или,  может,  зонд,  как  предполагали
другие, проник в другую вселенную, с совершенно отличными от  веннтранских
физическими законами?
     Хотя веннтранин сам был только слегка раздосадован своими проблемами,
Росс снова ощутил дрожь, и, должно  быть,  не  совсем  точная  строчка  из
"Алисы в Стране Чудес" всплыла в его памяти; что-то о том, чтобы  поверить
перед завтраком хотя бы в одну невероятную вещь. Он  подумал,  во  сколько
еще невероятных вещей ему придется поверить здесь.
     Снова  семь  пальцев  веннтранина  забегали  над  пустой  панелью,  и
изображение стало, даже, еще менее резким. Росс,  когда  задвигались  руки
веннтранина, почувствовал, что и его руки тоже шевелятся,  словно  он  был
поглощен разумом веннтранина.
     Внезапно  его  сознание  разделилось  надвое.  Одна  часть   осталась
снаружи, в комнате вместе с Орлом, в то время,  как  вторая  внедрилась  в
сознание веннтранина. Он мог ощущать семипалые руки, вес огромной  головы,
десяток ощущений, для которых Росса Аллена не нашлось названий. Теперь  он
мог видеть обозначения на панели под экраном. Для  веннтранских  глаз  они
были ясны и понятны. Десяток  обозначений,  все  представляющие  отдельные
органы управления Зондирующих Ворот,  органы  управления,  которые  являли
собой тонкие  светящиеся  линии,  смещающиеся,  когда  пальцы  веннтранина
пробегали над ними.
     Пришла еще одна мысль, и какое-то время Росс не мог определить пришла
ли она ему, или веннтранину. "Возможно, - подумал он, - то, что я вижу,  и
является настоящим изображением".
     Руки веннтранина снова стремительно забегали по панели,  и  очертания
светящихся  линий  совершенно  изменились.  Как  только   это   произошло,
мельтешение кружащихся образов на экране перед ним изменилось почти так же
радикально. Только  на  мгновение  все  стало  резким  и  сфокусировалось.
Вращение и перемещение не прекратилось, и  образы  не  преобразовались  во
что-либо узнаваемое. Вместо вихрящегося  хаоса  на  мгновение  образовался
четко очерченный хаос. В нем  по-прежнему  не  было  никакого  смысла,  но
теперь он мог по дробно рассмотреть, что это было, лишенное смысла.
     В то же мгновение воздух над  плитой  в  центре  комнаты  потемнел  и
заполнился теми же кружащимися объемами,  что  заполняли  экран.  Импульсы
исходили  от  изящной  ограды  вокруг  плиты,  которая   являлась   щитом,
предосторожностью, используемой во всех Зондирующих Воротах. Стена  позади
плиты замутилась и задрожала, и темнота вздымающаяся над плитой, казалось,
расширилась и двинулась в комнату.
     Это было невозможно, конечно. Щит был непроницаем для всех  известных
форм материи и энергии.
     Всех _и_з_в_е_с_т_н_ы_х_ форм...
     Немедленно руки веннтранина упали на панель  управления.  Изображение
на экране померкло и сменилось чернотой, и чернота, нависающая над плитой,
также, превратилась в ничто. Щит блеснул еще один раз, почти не заметно.
     Веннтранин оглядел лишенную обстановки комнату. Она была пуста, как и
следовало ожидать. Он снова посмотрел на экран. Он стал  бездонно  черным,
что говорило о том, что он был в нерабочем состоянии.
     И, тем не менее, веннтранин чувствовал беспокойство. Для  Росса,  все
еще обитающему и в своем разуме и в разуме веннтранина, было  знакомо  это
ощущение, которое он часто испытывал, сидя в одиночку  в  своей  квартире,
поздно ночью, с разумом выискивающим невидимые и таящиеся ужасы для своего
рассказа. Это было ощущение того, что если он оглянется достаточно быстро,
то обнаружит что-нибудь ужасное, стоящее за ним,  и  сразу  исчезающее  из
поля зрения. Ощущение того, что несмотря на то, что  подсказывал  ему  его
рациональный разум, есть что-то еще с ним в комнате.
     Это было то же, понял он, что он ощутил в  машине  с  Орлом  и  Кэри.
Ощущение того, что снаружи было что-то, поджидающее его.
     Для  веннтранина   ощущение   было   беспрецедентным   и   совершенно
непереносимым.  Поскольку  оно  было  иррациональным   и,   следовательно,
невообразимым, оно было пугающим вдвойне. За всю его жизнь не было ничего,
что бы подготовило его к  этому.  Даже  страх  сам  по  себе,  возникающий
внезапно ниоткуда, являлся источником дополнительного ужаса.  В  логичной,
организованной работе были опасности, конечно, но  они  были  логичными  и
определенными, их можно было избежать  или,  по  меньшей  мере,  свести  к
минимуму надлежащими действиями. Подобные опасности  не  набрасывались  на
тебя из ниоткуда. У них всегда существовали _п_р_и_ч_и_н_ы_!
     Но у этой никаких причин не было. Ничего не было в комнате. Ничто  не
могло пройти через Зондирующие Ворота, даже за те  несколько  секунд,  что
они были сфокусированы на планете. Ничто не может путешествовать  по  лучу
сканера,  а  передающие  лучи  не  были  активированы;  они   никогда   не
активируются до тех пор, пока новый мир не будет скрупулезно исследован на
предмет возможных опасностей. Если бы что-то и прошло по лучу сканера,  то
оно не смогло бы проникнуть сквозь защитный  экран  и  было  бы  отброшено
обратно к своему источнику, когда поле Зондирующих Ворот было выключено. И
монитор ничего не зарегистрировал.
     Не было никакой вероятной причины для страха, но он все еще  ощущался
здесь.
     Веннтранин начал издавать звуки. Будь он  человеком,  звуки  были  бы
короткой, отрывистой смесью дыхания, стонов и мычания от ужаса потому, что
каждый звук, каждый взгляд и прикосновение означали новый источник ужаса.
     Это, понял Росс, должно было быть очень похожим на  то,  что  испытал
Орл, когда бежал, крича, от их машины. Было бы не удивительно, если бы  он
побежал. Это было похоже на  тот  страх,  который  испытал  сам  Росс,  но
гораздо сильнее. Гораздо сильнее, по крайней мере,  для  веннтранина.  Для
Росса, чье сознание по-прежнему делилось между веннтранином  и  им  самим,
это  было  странное  раздвоение.  Он  испытывал  те  же  ощущения,  что  и
веннтранин, но в, то же время, он стоял в  комнате,  которую  отделяло  от
веннтранина  десять  тысячелетий,  наблюдая  за  тем,  как   ящероподобный
съеживается и дрожит от страха.
     Затем  все  закончилось.  Изображение  на   экране   заколебалось   и
помутнело, словно нарушилась фокусировка. Перед ним  снова  была  эбеновая
стена. Разум Росса Аллена снова был только его, а не делился между  ним  и
давно умершим веннтранином. Но воспоминания, однако, все  еще  оставались.
Они были только воспоминаниями - и, даже, не его собственными - и все  же,
все его тело стало ватным, когда они навалились на него.  Прошла  секунда.
Воспоминания остались, но стали более отвлеченными. Не зависимо  от  того,
какими пугающими они  могли  показаться,  они,  в  действительности,  были
только очень яркими движущимися картинками. Росс отодвинулся от  стены,  и
впервые после того, как появились изображения, оглядел комнату.
     Орл вытянувшись лежал на полу. Его  глаза  были  открыты  и  смотрели
невидящим взглядом. Он тяжело дышал и лежал совершенно неподвижно, так же,
как и после ужаса, пережитого им в машине.
     Росс приблизился к нему и опустился на колени, но он знал, что  ничем
не может ему помочь.
     - Не обращай внимание, - прозвучали слова у него в  мозгу.  Компьютер
снова обращался к нему.
     - Вскоре он придет в сознание, - продолжил он. -  Я  контролирую  его
жизненные функции.  Я  вызвал  у  него  обморок,  когда  стало  ясно,  что
дальнейшая информация может нанести вред его разуму.
     Росс повернулся лицом к эбеновой стене.
     - Ты уже проделывал с нами такое? Не здесь, а где либо еще?
     Не заключалось ли в этом безумие компьютера? Может быть, он  каким-то
образом получал  удовольствие,  доводя  своих  создателей  до  безумия  от
страха?
     - Я - нет. - Прозвучали у него в мозгу Росса слова. - Но я это делал.
     - Что... - начал Росс, но замолчал, когда слова повторились.
     - Я не делал, но я делал. Нет, слова не точно выражали мысль. Два "Я"
в мыслях бы ли не одинаковы. Оба относились к тому, о чем Росс думал,  как
о компьютере, но они различались. Одно почему-то  казалось  более  личным,
более относящимся к сущности компьютера.  Второе  тоже  ассоциировалось  с
компьютером, но имело и некоторый безличный оттенок.
     Затем различие стало более понятным. Это, как если бы человек сказал:
     - Я не делал этого; моя рука сделала.
     Возникло ощущение, что компьютер подтвердил это.
     - Я не понимаю, - сказал Росс.
     - Я тоже, - прозвучал голос в его мозгу. - Я знаю только, что  только
что виденное тобой было началом.
     Но   началом   чего?   Компьютерной   шизофрении?   Может,   смутная,
неопределенная "вещь" была эквивалентом загадочных голосов, которые слышат
шизофреники, говоря, что только они могут их слышать? Но почему? С чего бы
подобному существу терять контроль над частью самого себя?
     Еще  одно  изображение  начало  формироваться  в   стене,   но   Росс
подозрительно отшатнулся.
     - Орл не сможет больше этого выдержать.
     - Орл без сознания, - прозвучали слова. - Я говорю только с тобой.
     Снова тысячи призрачных огоньков замерцали в толще стены,  затем  они
пропали. Росс почувствовал  прикосновение  к  своему  разуму,  и  не  смог
избежать этого прикосновения.
     Темнота перед ним рассеялась и превратилась в изображение. Веннтранин
сидел  один  в  комнате.  Как  и  прежде,  комната   была   голой,   стены
безрадостными и серыми. Это была, как подсказывала ему его память,  другая
комната в этом же здании, комната обозрения, из которой можно было увидеть
любую точку на планете. В комнате был стул и еще один чернеющий экран,  но
это  не  был  экран  Зондирующих  Ворот.  Зондирующих  Ворот   больше   не
существовало. Они были уничтожены.
     Веннтранин был напуган. Это,  понял  Росс,  была  женщина.  Она  была
напугана уже в течение многих дней.  Она  не  спала  потому,  что  боялась
спать. Пока она оставалась бодрствующей, она могла  бороться  со  страхом,
но,  как  только  она  засыпала,  он  завладевал   ею,   словно   какая-то
непреодолимая сила. Тем, что превращало страх в беспочвенный ужас, являлся
тот простой факт, что для него не было  никаких  объективных  причин.  Это
было что-то не имеющее  названия,  неопределенное,  вездесущее.  Ее  глаза
говорили ей, что она была одна в комнате, но ее страх утверждал, что  было
и что-то еще, чужое и враждебное, вместе с ней в комнате.
     Спасения не  было.  Все  Ворота,  ведущие  с  Веннтры,  были  заперты
компьютером, чтобы удержать это нечто проскользнувшее на  планету  подобно
бактериям чумы.  Первым  умершим  от  страха  и  потрясения  был  оператор
Зондирующих Ворот. С него это и начало распространяться.
     Страх перед будущим, решил Росс, или что-то очень  на  него  похожее.
Каждое мгновение веннтран было ночным кошмаром, а ведь ни у кого  из  них,
даже, никогда не  бывало  кошмаров  до  этого.  Никто  из  них,  даже,  не
подозревал, что ночные кошмары существуют, а  теперь  они  вынуждены  были
жить в нем.
     Они не прожили долго.  Их  прямолинейные,  логические  разумы,  столь
эффективные при исследованиях  и  использовании  всех  законов  науки,  не
смогли примириться с полностью лишенной  логики  вещью  появившейся  среди
них. Их разумы отказали, и их тела последовали за ними.
     Снова Росс почувствовал себя разделенным надвое. Часть его мозга была
с веннтранкой в то время, как вторая  оставалась  в  его  теле,  наблюдая,
запоминая, размышляя.
     Он ощущал ужас так же,  как  его  ощущала  веннтранка,  и  стонал  от
мучительного ощущения. Что касается веннтранки, то, несмотря  на  железное
самообладание, страх являлся физическим мучением, и Росс видел, что это не
продлиться слишком долго. Не смотря на испытываемые ею мучения, веннтранка
продолжала управлять  экраном  перед  собой,  переключаясь  с  картины  на
картину. Но везде картина была одна и та же. Везде была смерть.  Несколько
веннтран, в основном женщин, все еще оставались живы, но  это  был  вопрос
только времени.
     Через некоторое время веннтранка выключила экран. Она знала с  самого
начала, что это было бесполезно. На Веннтре некуда было бежать, и не  было
способа спастись с планеты при закрытых Воротах. Да и  бегство  с  планеты
ничего не дало  бы;  туда,  куда  она  могла  бы  сбежать,  ужас  смог  бы
последовать за ней.
     Внезапно, словно выключили выключатель, сознание веннтранки  исчезло,
и Росс остался один в своем сознании. Он снова стоял в  комнате  с  серыми
стенами перед черным, искрящимся, словно звездочками, экраном. Его разум и
тело содрогались от воспоминания о только что пережитом, и он знал, что  в
те минуты он видел конец цивилизации.
     - Но что это было? - спросил он,  когда  пришел  в  себя  достаточно,
чтобы говорить.
     - Я не знаю, -  ответил  компьютер.  -  Ты  получил  всю  информацию,
которой я располагаю.
     - Но это что-то,  что  пришло  через  Зондирующие  Ворота?  Это  было
причиной?
     - Похоже, что так.
     - Но как оно вызвало страх?
     - Такова его природа.
     - Но как? - повторил Росс свой вопрос. - Что было тем,  что  вызывает
это?
     - Такова его природа, - сказал компьютер.
     Затем Росс понял, то что  сказал  компьютер  означало:  это  является
магией. Существо, чужак,  _ч_т_о_-_т_о_  было  на  столько  же  далеко  за
пределами понимания компьютера, насколько сам компьютер был  за  пределами
понимания Росса. Существо пришло из чужой вселенной, где законы  нашей  не
применимы. Но оно очень могущественно, оно вызывает ужас в разумах существ
из нашей вселенной, с которыми вступает в контакт.
     Было ли это живое существо? Мог ли  ее  контакт  с  существами  вроде
Росса и Орла вызвать в нем такой же ужас, какой оно вызывало в  них?  Имел
ли ужас для него значение? Было ли это, вообще, живым существом? Не  могло
ли это быть просто отколовшимся куском этой чужой вселенной?
     Неожиданно, несмотря на продолжающееся содрогание  в  разуме  и  теле
Росса, он улыбнулся. "Результат Третьего закона Кларка, -  подумал  он.  -
Природные феномены, особенно чужие, неотличимы ни от развитой науки, ни от
магии".
     - Что произошло, - спросил он у компьютера, -  когда  умер  последний
веннтранин?
     - Чужак стал частью меня.
     - Значит, он все еще существует? Это же существо?
     - Оно существует, как часть меня.
     - Может ли оно управлять тобой?
     - Оно является частью меня.
     - Может ли оно быть уничтожено? "И чего это  я,  -  подумал  Росс,  -
играю в "двенадцать вопросов" с компьютером? Должен быть и более  полезный
способ времяпровождения". Но он не смог придумать ни одного.
     - Эта часть меня может быть уничтожена, - произнес компьютер.
     - Но может ли, вообще, быть уничтожено что-либо пришедшее  из  другой
вселенной?
     - Этого я не могу сказать точно.
     - О'кэй, ладно; каковы шансы уничтожить его?
     - У меня нет возможности определить это.
     - Если часть тебя уничтожить, то сохранишься ли ты сам? Будешь ли  ты
по-прежнему в состоянии открыть Ворота?
     - Да. Но я не разблокирую Ворота до тех пор, пока не будет  доказано,
что это существо уничтожено. Я не дам ему шанса попасть в другие  миры.  В
этом заключалась была  основная  причина  заблокирования  Ворот  с  самого
начала.
     - Значит, ты хочешь, чтобы эта часть тебя была уничтожена?
     -  Да.  До  тех  пор,  пока  оно  является  частью   меня,   я   буду
иррациональным.
     - И в этом и заключается та помощь, о которой ты просил?
     - Да.
     Росс кивнул. Он был убежден, что компьютер мог бы рассказать ему  все
это и сам, без расспросов  с  его  стороны,  но,  очевидно,  ему  хотелось
"покапризничать".
     - Как мы осуществим уничтожение? - спросил он.
     - Вы должны добраться  до  этой  части  и  удалить  предохранительные
устройства. Разрушение последует за этим автоматически.
     - Почему ты не можешь удалить  эти  устройства  сам?  Ты,  похоже,  в
состоянии сделать почти все, что угодно.
     - Мои директивы запрещают это, - раздались слова в мозгу Росса.  Или,
может, это было слово "сознание", а не "директивы"?
     - А что же варвары? Почему ты не использовал их?
     -  Я  пытался.  Они  оказались  не  способными  понять,  что  от  них
требуется.
     Какой-то шум заставил Росса обернуться. Орл медленно пошевелился, его
глаза моргали, взгляд блуждал. Росс подошел к нему и  помог  встать.  Лицо
Орла было таким же непроницаемым, как и всегда, но его движения  напомнили
Россу пьяницу с похмелья.
     Орл неуверенно огляделся.
     - Зондирующие Ворота, - начал  он  неуверенно.  -  Было  что-то...  Я
должен сообщить...
     - Он все еще в образе оператора Зондирующих Ворот, - прозвучали слова
в мозгу у Росса. - Вскоре он вернется в нормальное состояние.
     - Ты ничего не можешь для него сделать.
     - Он вне опасности. Я управляю его жизненными функциями.
     - Ты говорил это раньше. - Росс вспомнил о своей раненной  руке;  это
тоже было жизненной функцией. Он пошевелил рукой, сперва медленно. Никакой
боли не было, и он вытянул ее дальше, напрягая мускулы.  Боли  по-прежнему
не ощущалось. Было только легкое покалывание.
     - Ты можешь разбинтовать ее, - сказал ему компьютер.
     - Что ты с ней сделал?
     - Я восстановил ее.
     - Но как... - начал Росс.
     - Это одна из  моих  функций.  Ты  был  обследован,  и  к  тебе  были
приложены соответствующие воздействия.
     Росс подумал о ночи, которую они провели в здании  Ворот,  вспоминая,
как Орл сказал ему и  Кэри  прижать  руки  к  пятну  на  стене,  чтобы  их
метаболизм мог быть проанализирован и обеспечена пища.
     - Россаллен? - Это был голос Орла, снова звучащий  нормально.  -  Что
произошло?
     - Я не уверен, - сказал Росс, - но я полагал, что ты слушал несколько
более внимательно то, что говорит наш друг. - Он показал на экран.
     Орл моргнул и потряс головой, словно избавляясь от  все  еще  стоящих
перед ним образов.
     - Думаю ты прав. Но что это было? Это то, что уничтожило Веннтру?
     - Явно, это было оно. Но даже компьютер не знает, что это было.  Или,
лучше сказать, чем это является.
     - Значит, оно все еще существует. - Орл не выразил особого удивления.
     - Каким-то образом,  когда  все  веннтране  умерли,  оно  проникло  в
компьютер.
     Орл отшатнулся от экрана.
     - Это не в этой комнате, - прозвучали  слова  в  их  головах.  -  Это
существует в отдельной моей части.
     - Что бы и где бы это не  было,  оно  виновато  в  том,  что  с  нами
случилось, - сказал Росс. Он  начал  объяснять  то,  что  узнал,  закончив
словами: - И после того, как мы уничтожим Злую Ведьму Запада,  Великий  Оз
исполнит наше желание и отошлет нас домой.
     Орл выглядел озадаченным, но Россу показалось, что он услышал у  себя
в мозгу легкий смешок.
     - Но как насчет всего остального? - спросил Орл. - Барьера? Животных?
Исчезающими зданиями?
     - В этом виноват я/оно, - последовал ответ. - Барьер был моим.  Я  не
хотел, чтобы вы уехали так далеко, что вас нельзя было бы найти.
     - Но ты мог бы убить нас! - запротестовал Росс.
     - Этот барьер не убил бы вас,  -  сказал  компьютер.  -  Строения,  о
которых вы упомянули,  были  энергетическими  конструкциями.  Ко  времени,
когда Веннтра была опустошена, только несколько  строений  были  построены
физически. Во мне имеются образцы  всех  видов  пищи,  одежды,  жилищ.  За
исключением здания Ворот и  еще  нескольких,  оставшихся  с  более  ранних
времен. Все структуры были  созданы  энергетически.  Для  этого  требуется
огромное количество энергии. Я не поддерживал их после того, как веннтране
были уничтожены, но, когда прибыли  варвары,  я  создал  для  них  здания.
Однако, с тех пор, как прибыли вы двое, та, другая моя часть  забирает  на
себя все больше и больше потребляемой мной энергии.  Я  был  больше  не  в
состоянии сохранять здания.
     - Животные! - сказал Росс. - Для этого твоя другая часть использовала
энергию? Чтобы создавать искусственных животных?
     - Частично. Я не знаю, для чего это используется.
     - Но почему животные? И что ему служит образцом?
     - Я не знаю почему, - сказал голос,  и  Росс  подумал,  что  он  смог
различить в нем заунывные нотки.  -  Оно  использовало  образы  из  твоего
собственного мозга.
     - А что, если оно попытается убить нас прежде, чем мы  сможем  помочь
тебе? - спросил Росс.
     -  Оно  действует  в  соответствии  со  своей  природой,  -   ответил
компьютер, и Росс понял, что от развития этой темы будет мало толку.
     - Может, я ему просто нравлюсь, - сказал он с  некоторой  горечью.  -
Оно просто возвращает то, что обнаруживает в моем мозге; то, что, как  оно
думает, я хочу увидеть. Но  почему  оно  не  создает  животных  из  твоего
разума? - спросил он Орла. - Почему оно привязалось ко мне?
     - У меня нет причин думать о животных, - предположил Орл.
     - Так же, как и у меня. Я просто - мечтаю - о них. -  Как  только  он
произнес эти слова, все стало на свои места. Не существовало веннтранского
слова  для  определения  мечты  или  воображения.  Веннтране,   элспрэгцы,
лииэнцы, никто, кроме Росса, просто не мечтал. Его мозг  был  единственным
мыслящим, из которого  можно  было  взять,  в  качестве  образцов,  образы
животных. Он подумал о том, был ли какой-нибудь способ контролировать свои
мысли.
     - Ты сказал, что это создание может быть  уничтожено,  -  сказал  он.
Если  ух  он  собирается  выполнять  столь  опасную  миссию   для   чужого
компьютера, то, по крайней мере, ему нужна  хоть  какая-то  уверенность  в
успехе.
     Он не смог получить никакой.
     - Это возможно, - сказал компьютер, -  но  я  не  могу  гарантировать
уничтожение.
     Последовала пауза, и отдаленные огоньки в  глубине  чернеющего  перед
ними экране, казалось, возобновили свою активность.
     - Это становится крайне необходимым, чтобы вы немедленно  предприняли
свою  попытку,  -  сказал  голос.  -   Часть   меня   начала   накапливать
дополнительную  энергию.  Если  она  продолжит  возрастать  с   такой   же
скоростью, то вскоре уничтожит планету.



                                    9

     Росс уставился в мерцающую  черноту.  Что-то  от  ужаса,  испытанного
тысячами умерших веннтран, проникло в его мозг,  холодное  и  мрачное.  Он
знал, что не ослышался, но, все-таки, на всякий случай, переспросил.
     - Мы верно тебя услышали? Эта  штука  в  тебе  собирается  уничтожить
Веннтру?
     - Если оно продолжит накапливать энергию, как оно начало  теперь  это
делать.
     - Но чувство самосохранения... ты сказал, что  прежде,  чем  хотя  бы
одна твоя сможет быть  уничтожена,  мы  должны  удалить  предохранительные
устройства.
     Это правда. Самосохранение обеспечивает  то,  что  ни  одна  из  моих
секций не может быть перегружена, так  как  дополнительная  энергия  может
быть взята от других  секций.  Чтобы  уничтожить  одну  секцию,  ее  нужно
изолировать от главного энергетического потока; чужак, используя  энергию,
тем самым, перегрузит энерговвод этой секции. Но теперь я/он создаю угрозу
того, что будет перегружена вся система.
     - Но приведет ли это к тому, что выйдет из строя только энерговвод? -
спросил Росс. - Существуют ли  другие  предохранители  для  предотвращения
взрыва?
     - Конечно, но вы должны помнить, что прошло много  времени.  Если  бы
энергетический центр функционировал  нормально,  то  не  было  бы  никаких
проблем. Но, однако, за те годы, что прошли  после  уничтожения  веннтран,
произошло  существенное  снижение  эффективности  всей  системы.  Не   все
компоненты работают надлежащим  образом,  и  результирующие  неисправности
устраняются мной. С энергетическим центром, находящимся в  его  теперешнем
состоянии, мои расчеты показывают,  что  поля,  сдерживающие  производящие
энергию реакции,  разрушаться  раньше,  чем  предохранительные  устройства
сработают, чтобы прекратить реакцию.  Результатом  будет  неконтролируемый
выброс энергии огромной силы. Твой мозг содержит знания о ядерных  бомбах;
уверяю тебя, что вся ядерная энергия, имеющаяся в распоряжении твоего мира
много  меньше  той,  что  генерируется  этой  веннтранской  энергетической
системой.
     "Вспышки случаются, - подумал про себя Росс, -  даже  здесь.  Но  ты,
конечно, обладаешь особыми возможностями, которые могут быть  использованы
для того, чтобы отключить энергию прежде, чем произойдет взрыв".
     - Мои директивы отрицают самоуничтожение. Если энерговвод  отключить,
я перестану существовать. Разрушение сдерживающих полей, также,  прекратит
мое существование, но позже. Используя  вашу  терминологию,  я  прожил  бы
дольше, позволив взрыву произойти.
     - Но ты сохранил бы множество жизней!
     - Мои директивы требуют, чтобы я сохранял разумную жизнь  на  Веннтре
прежде своей - но ты и остальные варвары не являетесь веннтранами.
     - А как же, тогда, Орл? Он является частью веннтранской расы.
     - Мои директивы не  касаются  жизней  колонистов;  это  не  считалось
необходимым.
     - С отключенным энерговводом, - вмешался Орл, - компьютер и и все его
функции были бы не действующими. Не было бы энергии для Ворот. Мы были  бы
навсегда  изолированы  на  Веннтре  -  с  созданием,   вызывающим   страх,
существующим среди нас.
     - Навсегда, или до тех пор, пока кто-нибудь не прилетит на Веннтру на
межзвездном корабле, - поправил его Росс. - Что могло бы быть в  следующем
году, или же не произойти и за миллион лет, и, полагаю, это создание могло
бы по-прежнему существовать здесь.
     - Это правда, - прозвучали слова в их мозгу. -  Нет  никакой  причины
надеяться, что я/оно когда-либо перестану существовать.
     - Если, только, мы не удалим предохранительное устройство, чтобы  оно
взорвалось.
     - Даже тогда, - предупредил компьютер, -  нет  никакой  гарантии  его
уничтожения.
     - Но это наш единственный шанс, я полагаю, - сказал  Росс  мрачно.  -
Сколько у нас времени?
     -  Невозможно  предсказать   точно.   Если   существующая   тенденция
сохранится, взрыв произойдет, приблизительно, через день.
     Росс почувствовал, как все у него внутри похолодело.
     - В таком случае, - сказал он,  -  нам  лучше  идти.  Что  мы  должны
делать?
     - Вы должны добраться до моей секции, которая должна быть уничтожена,
и дезактивировать цепи самосохранения.
     - Это я знаю. Как мы найдем эту секцию? Как мы до нее доберемся?  Как
мы отличим  цепи  самосохранения  так,  чтобы  не  отключить  вместо  них,
например, водяное охлаждение?
     - Я буду вести вас.  -  Какой-то  предмет  появился  на  поверхности,
поблескивающей перед ними звездочками. Вернее, какие-то два предмета.  Они
оказались дисками диаметром в пол дюйма, такого  же  неопределенно  серого
цвета,  который,  похоже,  отличал  все,  связанное  с   компьютером,   за
исключением видеоэкрана. В центре каждого из них виднелась одна  и  та  же
фигура.
     - Возьмите это, - прозвучали слова.
     Росс моргнул. Диски казались изображениями, и в любом случае, как мог
твердый объект существовать внутри  твердого  экрана?  Он  вытянул  вперед
руку, ожидая коснуться поверхности экрана, как прежде.  Вместо  этого  его
рука погрузилась в поверхность экрана, словно она  была  просто  тенью,  и
сомкнулась на совершенно твердом объекте,  каком-то  медальоне.  Его  руку
кольнуло, когда он дотронулся до него.
     Схватив медальон, он выдернул руку. Ощутилось  легкое  сопротивление,
словно он извлекал его из слабого магнитного поля. Он протянул  его  Орлу,
который стоял молча во время почти всего  диалога,  и  полез  в  экран  за
вторым диском. Достав его, он с интересом его осмотрел. Выступающая фигура
была изображением строения, в котором они сейчас  находились;  Храма,  как
называл его Орл. Но это был не просто барельеф. Каким-то образом в плоский
диск  было  помещено  трехмерное  изображение.  Словно  для  того,   чтобы
продемонстрировать его действительную сущность, на  мгновение  изображение
исчезло, сменившись небольшим участком искрящейся черноты.
     Затем, почти мгновенно, изображение строения вернулось.
     Росс и Орл повесили медальоны себе на шею.  Цепочки  из  та  кого  же
серого материала, как и все остальное, казалось, обвились  и  застегнулись
сами собой, и, затем, замерли.
     Стена напротив эбенового экрана раскрылась, и та же  троица,  которая
привела их в комнату, остановилась в выжидательной позе, бросая удивленные
и вопрошающие взгляды. Росс впервые заметил тонкие серые шнурки вокруг шеи
каждого из них.
     - Да, - тихо прозвучали слова у него в мозгу,  -  все,  кто  приходит
сюда, имеют такие же устройства. Ваши я сделало  немного  большими,  чтобы
подчеркнуть ваш статус.
     Затем сформировались слова, услышанные  тремя  варварами,  ожидавшими
его и Орла в коридоре.
     - Куда бы эти двое не пошли, что бы  они  не  сделали,  они  являются
исполнителями моей воли. Они докладывают мне обо всем. Вы будете выполнять
все, что они прикажут.
     Все трое посмотрели на Росса и Орла, их глаза замерли на  медальонах.
Они ничего не сказали, но тень недовольства пробежала по их лицам.
     - Вы проведете их до Дома  В  Который  Нельзя  Входить,  -  продолжил
голос, когда они вышили в коридор.
     Последовало короткое колебание, но не открытое  неповиновение.  Лица,
однако, были весьма красноречивы. Росс с беспокойством подумал о том,  как
долго компьютеру будет удаваться сохранять эту лояльность варваров теперь,
когда его энергетический кризис лишил их большей части города и, вероятно,
и других выгод. Они с Орлом последовали за  троицей  по  коридору,  и  они
вышли на солнечный свет. Солнце стояло почти над  головой,  что  означало,
что они пробыли в Храме - пять часов? Было ли  это  возможным?  Глянув  на
свои часы, Росс убедился, что это было возможно, хотя казалось, что прошло
не больше часа. Картины, оживлявшие фрагменты веннтранской  жизни,  должно
быть, отняли больше времени, чем он думал.
     Пока они шли, Росс вынужден был подавлять в себе желание рассмеяться.
Вот он, Росс  Аллен,  Межзвездный  Агент,  со  своим  верным  компаньоном,
говорящим динозавром, направляется чужим компьютером для  миссии  спасения
планеты. Это не была слишком населенная планета, но,  тем  не  менее,  это
была планета, целый мир, и она была населена им самим, по крайней мере. Он
собирался найти остатки цивилизации, которая погибла за долго до того, как
люди на Земле строили свои первые города, и все это, внезапно,  показалось
ему невероятным. Невероятная миссия, чтобы не сказать больше, и  если  они
потерпят неудачу, то во Вселенной  изгладится  всякое  воспоминание  о  их
существовании.
     Где, подумалось ему, был командор Фрефф? Это было такое дело, в каких
отличался командор; оно,  действительно,  не  должно  было  бы  поручаться
слабому смертному, вроде Росса Аллена. Да и, в любом случае, насколько  он
был уверен, что все это происходило на самом деле? Может там,  в  недавнем
прошлом, когда он пересекал  на  бульдозере  плиту,  что-то  действительно
взорвалось, и все, что произошло за последние несколько дней,  было  всего
лишь больничным бредом.
     Он решил, что это не имеет значения. Это казалось реальным,  и  лучше
для него действовать так, словно так оно и  было.  Бред  не  требовал  его
внимания; действительность требовала. Он направил свое внимание  в  нужное
русло. Они были снаружи,  проходя  мимо  одной  из  шипящих  машин,  возле
которой стояло человек шесть варваров, одетых в черное. Россу  показалось,
что он узнает большинство из них по  пленению  сегодняшним  утром,  и  они
вовсе не выглядели дружелюбно,  когда  узнали  Росса  и  Орла.  Он  только
понадеялся, что медальоны были такими могущественными,  как  в  это  верил
компьютер.
     Один  из  их  эскорта  начал  что-то  говорить  предводителю   группы
находящейся возле машины, но было ли это "Прочь с дороги!"  или  "Хватайте
их!", Росс так никогда и не узнал. Раздался шипящий звук, и Росс с  ужасом
его узнал.
     - ВСЕ ЛОЖИТЕСЬ! - закричал он, резко оборачиваясь и  сбивая  Орла  на
землю. Он уставился на  стрелу  с  крепко  привязанной  к  ней  динамитной
шашкой. На мгновение его порывом было броситься вперед и отшвырнуть ее как
можно дальше, но фитиль почти догорел, и он не успел бы до него добежать.
     Выкрикнув "ложись!" снова, он и сам приник к земле, плотно вдавившись
в грязь и стараясь спрятать в ней голову.  Он  как  раз  прикрывал  голову
руками, когда грянул взрыв.
     Он был оглушительным. Земля вздрогнула, а уши ему заложило.
     Откуда-то донесся отдаленный голос:
     - Сюда!
     Росс огляделся.  Их  эскорт  из  трех  человек  валялся  на  земле  в
нескольких ярдах от него. Они ощупывали себя дрожащими руками.  Группа  из
шести человек возле машины тоже были  на  земле.  Двое  из  них  совершали
скребущие движения в пыли, но остальные лежали неподвижно и  было  похоже,
что они не поднимутся в течение некоторого времени, если не  никогда.  Они
не были в центре взрыва, но они оказались слишком близко от него.
     Снова донесся голос:
     - Поторопитесь! Сюда!
     Росс узнал его, учитывая, к тому же еще и тот  факт,  что  это  могло
быть только одно лицо.
     Кэри.
     Росс поднялся, лихорадочно озираясь.  Орл,  тоже,  явно  узнал  голос
потому, что, поднимаясь, он тоже вертел головой во все  стороны.  Наконец,
Росс заметил ее. Каким-то образом ей удалось взобраться на крышу одного из
остальных зданий, стоящего от них примерно  в  ста  ярдах,  и  теперь  она
стояла на углу, держа в руке лук и маша им.
     - Нет! - крикнул Росс, маша ей рукой. - Они освобождают нас...
     - Осторожно, сзади! - крикнула Кэри,  хватая  с  расположенной  рядом
крыши следующую стрелу. Даже на таком расстоянии Росс  смог  увидеть,  что
она была несколько толстоватой для обычной стрелы. Затем он заметил  в  ее
руках небольшой огонек, и мгновением позже стрела была оттянута назад.
     - Не делай этого! - закричал Росс.
     Затем он услыхал  шум  позади  и  обернулся,  чтобы  посмотреть.  Еще
человек шесть варваров  появились  откуда-то  и  торопились  к  нему.  Они
выглядели  скорее  напуганными,  чем   разозленными,   но   все   же   они
приближались, вооруженные своими пистолетами.
     В тот же момент  он  услыхал  свист  и  жужжание  стрелы,  когда  она
пролетела над его головой и вонзилась в землю на пол дороги  между  ним  и
приближающимися варварами. Его порыв подбежать и отшвырнуть ее  в  сторону
на этот раз был заметно короче, и они с Орлом снова растянулись на земле.
     Снова, не позже, чем через несколько секунд после выстрела,  раздался
взрыв, даже еще  более  оглушительный,  чем  предыдущий.  Кэри,  очевидно,
решила проблему определения времени горения фитиля.
     Росс снова вскочил, в ушах у  него  звенело.  На  этот  раз  варвары,
очевидно, попадали на землю потому, что, казалось, никто  из  них  не  был
серьезно ранен. Все они казались ошеломленными и оглушенными, однако,  они
поднялись и пораженно разглядывали воронку, вырытую динамитом.
     - Пошли! - сказал Росс, хватая Орла за руку и помогая ему  подняться.
- Не думаю, что теперь эти медальоны смогут защитить нас.
     Наполовину таща Орла за собой, Росс бросился к  машине,  но  пробежав
несколько футов, он свернул влево, по направлению  к  зданию,  где  стояла
Кэри. Машина больше не висела, шипя. Она по-прежнему шипела, но теперь она
завалилась на бок, одной стороной касаясь земли.
     Пока они бежали, Орл обрел скорость и  устойчивость,  и  Росс  бросил
быстрый взгляд назад. Никто  их  не  преследовал,  по  крайней  мере,  сию
секунду.  Варвары  с  трудом  поднимались  на  ноги.  Они  все  еще   были
ошеломлены, но, наверное,  достаточно  пришедшими  в  себя,  чтобы  вскоре
воспользоваться своими пистолетами. Затем они  с  Орлом  оказались  позади
строения с которого стреляла Кэри, и Росс не представлял себе, что  делать
дальше.  До  ближайшей  точки  леса  было  около  полумили  по   открытому
пространству, и он знал, что ему ни за  что  не  успеть,  даже  самому.  А
попытаться добраться туда  с  Орлом,  сохранив  ему  жизнь  и  вовсе  было
безнадежным делом.
     В следующий момент кэри легко соскочила на землю в  нескольких  ярдах
от них, и Росс заметил ряд скоб, ведущих на крышу у того  места,  где  она
спустилась вниз. Он разглядел, что к четырем стрелам  в  ее  колчане  были
прикреплены динамитные шашки, и что в той же руке, в которой  она  держала
лук, у нее была зажигалка.
     - Пошли! - сказала она, махнув в сторону отдаленного леса. -  У  меня
еще осталось четыре твои  магические  палочки.  Это  должно  задержать  их
достаточно, чтобы...
     - Они отпускали нас! - резко сказал Росс. - До тех пор,  пока  ты  не
вмешалась, нам не нужно было их задерживать.
     Внезапно в мозгу Росса всплыло воспоминание, и он замолчал.  Это  был
не голос, а только воспоминание. Оно просто возникло, так же как и другие,
ниоткуда, как тогда, когда он разделил мысли с давно умершими  веннтранами
в  компьютерной  комнате.  Теперь  он  вспомнил,  что   приблизительно   в
пятидесяти ярдах направо от того места, где  они  стояли,  находилось  еще
одно здание, содержащее вход в  древнюю  подземную  транспортную  систему.
Система  была  построена   и   использовалась   задолго   до   того,   как
энергетические конструкции заменили физические структуры, и  варвары,  как
откуда-то было известно Россу, не знали о том, что содержится в здании.
     Компьютер, решил он, должно быть, снабжает его информацией при помощи
медальона; не было другого способа для него узнать все это. Он огляделся и
заметил здание. Оно было серым, как и все остальные, но оно было меньше, и
вместо того, чтобы быть квадратным и приземистым, оно было  цилиндрическим
и приземистым. Орл, заметил он, тоже смотрел в том направлении.
     - Сюда! - распорядился Росс и бросился к зданию. - Скорей! -  крикнул
он Орлу и Кэри, увидев, что варвары больше не разглядывают воронку в земле
а потянулись за своими пистолетами, большинство из которых, похоже, выбило
у них из рук взрывом. От  другого  здания  позади  Храма  появились  новые
варвары.
     Орл побежал за Россом, и, сперва бросившись к лесу, Кэри  последовала
за  ними,  выглядя  озадаченной.  Когда  Росс  приблизился   к   строению,
многоугольный участок  стены  начал  знакомое  вращательное  движение,  и,
мгновение спустя, в стене открылся  проход.  Этот,  как  обратил  внимание
Росс, не был такой правильной и  резко  очерченной  формы,  как  проход  в
Храме. Края у него  были  изрезанные  и  не  одинакового  размера.  Время,
подумал он, или поломка? А, впрочем, какая разница?
     Он остановился в проеме  и  посмотрел  назад.  Варвары  подняли  свои
пистолеты и приближались  нервной  походкой.  Пистолеты  были  нацелены  в
сторону Росса и остальных, но никто не стрелял. Компьютер пытался удержать
их? Даже, если это было и так, то это  удавалось  не  долго.  Кэри  и  Орл
пролазили в отверстие, когда  первый  из  преследователей  преодолел  свою
нерешительность и выстрелил.  Раздался  знакомый  потрескивающий  звук,  и
овальное пятно появилось в грязи в нескольких футах от отверстия. Человек,
должно быть, все еще был слегка оглушен, подумал Росс.
     Когда они трое были в безопасности внутри, вход закрылся.
     Когда вход исчез, то же произошло и со  светом,  и  они  оказались  в
полной темноте. Единственным звуком, кроме их  собственного  дыхания,  был
отчаянный треск, доносящийся из-за стены. Варвары явно  продолжали  палить
по исчезнувшему входу, и Росс подумал о том, продержится ли он  достаточно
долго, чтобы он, Кэри и Орл нащупали выход из этого мавзолея.
     Как только он подумал об этом, ответ появился в  его  мозгу  в  форме
смутной уверенности, что, по крайней мере, с этой стороны не  было  причин
для беспокойства в данный момент.
     Одновременно всплыло еще одно воспоминание,  и  Росс  понял,  что  их
цель, та секция компьютера,  которую  они  должны  разрушить,  находилась,
наверное на расстоянии половины веннтранского дня пути от того места,  где
они находились теперь.  Транспортные  туннели  обеспечивали  более  легкий
путь, и он подумал, не является ли  это  здание  Домом  В  Который  Нельзя
Войти, куда посылал их  компьютер.  Смутное  воспоминание  в  глубине  его
сознания, похоже, говорило, что так оно и есть.
     Россу  в  голову  пришел  десяток   вопросов,   но   любые   ответные
воспоминания были перебиты голосом Кэри.
     - Где мы? Зачем ты привел нас сюда? Как мы  отсюда  выберемся?  -  Ее
голос звучал нервно и отдавался эхом в темноте.
     - Мы не станем отсюда выбираться, - сказал Росс, все еще  сердясь  на
вмешательство Кэри в планы компьютера. - Мы идем вперед.
     - Как? Или ваше волшебство позволяет видеть в темноте?
     - Я не знаю, но мы не можем выйти наружу. Мы  будем  убиты  в  ту  же
секунду, благодаря тебе.
     - О чем ты говоришь? -  произнесла  она  одновременно  обиженно  и  с
некоторым предчувствием. - Если бы не я...
     - Если бы не ты, - желчно сказал  Росс,  -  у  нас  было  бы  вдоволь
времени, чтобы узнать побольше об этом месте прежде, чем лезть  внутрь,  и
во всяком случае,  местные  пожелали  бы  нам  доброго  пути!  -  Но  даже
произнося это, однако, в последнем он слегка сомневался.
     - Но...
     - Они собирались нас отпустить! Понимаешь ты это?
     - Нет, не понимаю! Они пытались убить нас, как только мы попали сюда,
и...
     - Ладно, черт побери, они оставили эти попытки до тех пор, пока ты не
спровоцировала их снова! Мы с Орлом все уладили, пока ты не вмешалась и не
расстроила все!
     Затем на расстоянии нескольких футов прозвучал скрипучий голос Орла.
     - Не огорчайся, Кэри, -  сказал  он.  -  У  тебя  были  самые  лучшие
намерения; просто были вещи, о которых ты не знала.
     Росс ощутил некоторое чувство вины. В конце концов, он не был уверен,
что варвары стали бы подчиняться компьютеру; его беспокоило, что было  бы,
если бы они не стали, когда Кэри открыла огонь.  Видение  того,  как  Кэри
старалась вытащить его из ограждающего поля, встало перед его взором. Если
бы она обождала перед тем, как начать действовать, и он, и Орл, оба, могли
бы уже быть мертвыми. Компьютер сказал, что поле не было  смертельным,  но
Росс не был полностью в этом убежден.
     - Извини, - сказал он в темноту. - Это не было твоей ошибкой.  Ты  не
могла знать.
     - Ладно, если вы не хотели, чтобы вас спасали, я сожалею, что сделала
это. - Голос Кэри был сердитым, но явно более подавленным, чем Росс слышал
когда-либо раньше. - Так чего же я не могла знать?
     - Что я был прав, когда говорил Орлу, что ему следовало бы остаться в
плену, - сказал Росс и ухмыльнулся.  -  Правителем  Веннтры  действительно
является компьютер, и он возложил на нас миссию.  -  Он  изложил  Кэри  их
приключения в компьютерной комнате.
     - Значит эти красивые диски, которые на вас надеты - тоже магические,
- сказала она. - Они такие же сильные, как магическое оборудование Орла?
     - Лучше, надеюсь, - сказал  Росс.  -  Кстати,  как  ты  добралась  до
города? Даже ты не могла пройти пешком это расстояние за то время, что  мы
были в компьютерной комнате.
     Что-то от  былой  уверенности  Кэри  было  в  ее  голосе,  когда  она
ответила, и Росс смог представить, как она улыбается ему в темноте.
     - Я наткнулась  на  веннтранина  с  одним  из  тех  красивых  ездовых
животных, - сказала она. - После того, как я убила его,  другие  погнались
за мной в машине, но твои магические палочки позаботились об этом.  Испуг,
также, заставил животное бежать быстрее, чем всегда. Я спрятала его в лесу
и пешком прошла в город. Никто не обратил на меня никакого внимания, когда
я пришла; они все, казалось, были заняты Храмом. Я не знала,  где  вы,  но
Орл думал, что его отвели бы в Храм,  поэтому  я  взобралась  на  крышу  и
дождалась, пока вы вышли. - Она продолжила снова подавленным тоном. -  Мне
жаль, что я вам все испортила.
     - Все образовалось, - сказал Росс. - Компьютер в любом случае посылал
нас сюда, но я полагал, что у нас будет какой-нибудь свет,  когда  полезем
сюда. Он задумался над тем, как они собираются что-нибудь  увидеть,  чтобы
добраться куда-либо. Несколько лет назад он был на экскурсии в  Мамонтовой
пещере, и гид показал им, что такое полная темнота,  выключив  все  лампы,
когда они находились под землей. Здесь было то же  самое,  и  Росс  ощутил
такую же беспомощность.
     Но, пока он стоял, размышляя о  том,  смогут  ли  они  двигаться,  он
обнаружил, что темнота больше не является полной. Тусклый свет, словно  от
светлячка, заполнил воздух. На сколько он мог  судить,  не  было  никакого
источника; свет струился из воздуха, как бы, сам по себе. Затем он обратил
внимание на медальон Орла и свой. На них больше не было изображения Храма.
Вместо  этого  их  центр  заполнила  искрящаяся  чернота  видео   экранов.
Медальоны не светились, но возле них свет казался сильнее.  Он  постепенно
становился все ярче до тех пор, пока они не смогли бы  разглядеть  крупные
объекты на расстоянии до ста футов, но что касается его яркости,  то  Росс
предпочел бы хороший фонарь или факел.
     Снова магия. Он ничего не мог с этим поделать, но подумал, будет ли у
него когда-либо шанс использовать какое-либо из этих чудес в  приключениях
командора Фреффа. Почитателям командора, несомненно, это придется по вкусу
- он всегда считал, что серия  будет  продаваться  и  обеспечит  командора
некоторым числом почитателей.
     Они были в одной большой комнате. На другом конце  комнаты,  напротив
того места, где они вошли, находилась лестница, ведущая вниз в еще большую
темноту. Росс и Орл вместе направились по наклонному полу по направлению к
лестнице. Кэри последовала за ними, выглядя менее решительной чем  обычно.
Пока они шли, в памяти Росса промелькнули новые воспоминания, и он ощутил,
что и Орл тоже получает их. А можно ли получать  воспоминания?  Во  всяком
случае, воспоминания появились у  них  обоих.  Подземная  система  уходила
корнями к временам до того, как стали возможны энергетические конструкции,
до того, как были  изобретены  Ворота,  когда  Веннтра  все  еще  посылала
межзвездные корабли через открытое пространство. Она была построена, даже,
еще раньше компьютера.
     Нет,  это  было  не  совсем  верно.  Самый  зародыш  компьютера   уже
существовал в то время; его первые, примитивные секции использовались  для
управления транспортной системой. В течение  столетий  и  тысячелетий,  по
мере того, как компьютер увеличивал свои размеры и мощность, по мере того,
как энергетические конструкции все больше и больше использовались во  всех
аспектах жизни, по  мере  того,  как  компьютер  стал  использоваться  для
производства  пищи  и   одежды,   потребность   в   транспортной   системе
уменьшалась. Со  временем,  она  была  заброшена.  Некоторое  пространство
заброшенной системы было использовано для построения дополнительных секций
компьютера. Воспоминания о причинах этого  были  смутными;  казалось,  это
как-то было связанно с тем, что банки  данных  компьютера  не  могли  быть
сконструированы  энергетически  и  поэтому  не  могли  быть  построены  на
поверхности. Возможно, Орл и нашел бы в этом  логическую  связь,  но  Росс
просто принял это, как необъяснимый факт.
     Важной  частью  воспоминаний  было  то,  что   одной   из   последних
компьютерных секций, построенных перед тем, как должен  был  быть  запущен
последний, "окончательный", центр  управления,  была  та,  которую  теперь
занимало  существо,  пришедшее  через  Зондирующие  Ворота.  Воспоминание,
также, подсказывало ему нахождение этой секции.
     Они  начали  спускаться  по  ступеням,   сопровождаемые   рассеянным,
призрачным светом, который перемещался вместе с ними. Когда они  дошил  до
середины лестницы, они увидели  в  футе  от  лестницы  широкий,  с  ровным
основанием туннель, теряющийся в темноте в обоих направлениях.  Когда  они
достигли его основания, Росс глянул назад на только что  пройденный  путь.
Там, тоже, была только темнота.
     Россу  на  ум  пришла  картинка  из  старой  книжки  комиксов,  и  он
улыбнулся.
     - Если мы тут найдем старый Сезам, - пробормотал он на английском,  -
буду _з_н_а_т_ь_, что все это является ночным кошмаром.
     Орл и Кэри удивленно посмотрели на него, но ничего не сказали.
     Они свернули налево и зашагали вперед. Туннель был шириной добрых сто
футов и почти такой же в высоту. Свет, сопровождавший их позволял только с
трудом  разглядеть  потолок  над  головой,  и,  если  только  они  не  шли
посредине, им была видна только одна стена. В  большинстве  мест  скалы  и
грунт, через которые был проложен туннель, были  видны  за  тонкой,  почти
прозрачной пленкой, покрывающей стены. Возле трещин покрытие  менялось  от
почти прозрачного до молочно-белого. В одном  месте  Росс  поднял  кусочек
покрытия, который совсем отвалился. По краям он был мутным и  белым  в  то
время, как центр оставался все еще  прозрачным.  Он  был  не  толще  куска
жести,  хотя  и  много  тяжелее,  и  Росс,  эксперимента  ради,  попытался
разломить его. Белая часть рассыпалась в пыль,  но  оставшаяся  прозрачной
часть была такой же твердой, как сталь. Еще  одна  задачка  для  командора
Фреффа?  Нет,  ничто  практичное,   вроде   формулы   суперпластмассы   не
заинтересовало бы командора. Он был романтичным секретным  агентом,  а  не
промышленным шпионом. Росс швырнул кусочек в стену в пятидесяти футах, где
он ударился с глухим стуком и упал на пол.
     Дважды в течение последовавших затем часов им  пришлось  перебираться
через огромные  завалы  камней  и  грунта,  которые  частично  перекрывали
туннель. В обоих  случаях  Кэри  помогала  взобраться  Россу,  и  они  оба
помогали взобраться Орлу, который, казалось, был еще менее приспособлен  к
лазанию, чем он был способен  тихо  пробираться  среди  деревьев.  Туннель
разветвлялся, но их воспоминания вели их по правильному пути.
     Они двигались уже несколько часов, и Росс был готов сделать еще  одну
остановку для  отдыха,  когда  они  подошли  к  стене,  которая  полностью
перекрывала туннель. Пока они  приближались  к  ней,  они  надеялись,  что
какая-то часть ее  начнет  вращаться  и  появится  проход,  но  ничего  не
произошло.
     - Что-то не так? - спросила Кэри.
     - Это не тот тип стены, -  ответил  Росс,  извлекая  свои  знания  из
имплантированной компьютером памяти.  -  Эта  осталась  от  первоначальной
транспортной системы, как защитная против энергии питающей систему.
     "Вроде заслонки в печи, - подумал он, - или люк корабельного  трюма",
и тут же понял, что ни одна из этих аналогий ничего не скажет Кэри.
     - Она была построена до того, как  были  изобретены  эти  вращающиеся
двери.
     - Как же, тогда, мы переберемся через нее? Можем мы использовать ваши
пистолеты, чтобы прорубить в ней отверстие?
     В ответ у Росса возникло воспоминание. Энергия пистолетов была  очень
сродни той энергии, которая питала  транспортную  систему,  а  двери  были
специально созданы для того, чтобы противостоять этой форме энергии.
     - Нет, если только дверь сильно не ослабла за множество лет, - сказал
он. - А на это не очень похоже.
     Внезапно его охватило ощущение настоятельной  потребности  того,  что
они должны были сделать, и он услыхал удивленный скрипучий звук,  изданный
Орлом. Новая мысль проникла  в  их  мозг,  и  Росс  почувствовал  знакомое
ощущение. Скорость,  с  которой  энергия  накапливалась  в  энергетическом
центре компьютера, снова возросла. При этой скорости, вместо еще  двадцати
часов, отведенных на их работу, у них, в лучшем случае, оставалось десять!
Стена перед ними выглядела еще более прочной и неприступной, чем до того.



                                    10

     Кэри выглядела озадаченной.
     - Почему пистолеты не сработают?
     - Дверь заговорена против них, - пояснил Росс,  удовлетворенный  тем,
что так быстро додумался до приемлемого ответа.
     - А как насчет твоих магических копателей отверстий? - спросила Кэри.
- Стена не может быть заговоренной против них; никто не знал о них,  когда
она строилась.
     Росс моргнул. У Кэри  был  простейший  взгляд  на  технологию,  но  с
мозгами у нее было все в порядке. Динамит  работал  на  совершенно  другом
принципе.
     - Я не знаю, - сказал он, - но мы можем попытаться. Зажигалка все еще
у тебя?
     Вместо ответа она  вытащила  из  своего  колчана  четыре  снаряженных
динамитом стрелы, протянула их Россу, а, затем, полезла на дно  колчана  и
достала зажигалку.
     Росс вернул ей три стрелы,  и,  воспользовавшись  ее  ножом,  отрезал
динамитную шашку от оставшейся.
     - Вы вдвоем возвращайтесь по туннелю, - сказал он. - А я подожгу  это
и догоню вас.
     Кэри посмотрела  так,  словно  собиралась  возразить,  но  только  на
мгновение. Она явно  была  еще  немного  подавлена  своим  несвоевременным
вмешательством в их освобождение. Когда они с Орлом зашагали  по  туннелю,
Росс пристроил динамит приблизительно в центре двери. Когда  он  потянулся
за  зажигалкой,  то  пожалел,  что  нет  какого-нибудь  способа  подсунуть
взрывчатку под самую дверь; слишком  много  энергии  взрыва  расходовалось
понапрасну в воздух при таком способе.  Но  дверь  прилегала  к  основанию
туннеля так плотно, что между ними нельзя было бы  просунуть  даже  лезвие
ножа.
     Он поджег конец фитиля и побежал к призрачному пятну  света,  которое
окружало Орла и Кэри в ста ярдах дальше по туннелю. Когда  он  добежал  до
них, они все трое бросились на  пол,  и  несколькими  секундами  позже  их
тряхнул взрыв. Хотя он был более отдаленным,  чем  остальные  до  него,  в
закрытом пространстве он показался значительно более громким и эхо от него
разнеслось, словно продолжительная артиллерийская пальба. Пока они лежали,
ожидая,  пока  воцарится  тишина,  что-то  ударилось  об  пол  туннеля   в
нескольких ярдах от них. Оно было невелико, но Росс  похолодел  от  мысли,
что потолок обвалится и завалит выход. Однако, ничего больше не  упало,  и
когда снова наступила тишина, они встали и посмотрели на дверь. Они ничего
не смогли рассмотреть; призрачный свет немного не доходил до двери.
     Росс поспешил обратно к двери. Не было никаких звуков, которые  могли
бы быть связаны с рвущимся металлом, поэтому он не  был  слишком  удивлен,
когда подошел достаточно близко, что бы увидеть, что дверь все еще стоит.
     Однако, она не была совершенно неповрежденной.  Когда  он  подошел  к
ней, он смог разглядеть небольшую трещину, идущую от пола вверх, насколько
доставал свет. Росс навалился на дверь с каждой стороны  трещины,  но  она
казалась такой же прочной, как и раньше.
     По крайней мере, она не была полностью неуязвимой. Он использовал еще
две динамитные шашки во второй попытке, разместив их вплотную  к  двери  и
постаравшись, без особого успеха, присыпать их землей. Взрыв вызвал у него
долго не затихающий звон в ушах, но не смог  поколебать  дверь.  Появилось
еще несколько трещин, но, даже втроем, им не  удалось,  хотя  бы  немного,
покачнуть дверь.
     Росс с сомнением посмотрел на последнюю  динамитную  шашку.  Судя  по
последней попытке, она, наверное не ослабит дверь  достаточно,  чтобы  они
смогли пройти, а динамит оказывался до сих пор таким полезным, что  он  не
решался использовать последнюю шашку. Другие возможности, однако, казались
не слишком обнадеживающими.  Другие  входы  в  транспортную  систему  были
достаточно далеко, и все они были дальше  от  секции  компьютера  чем  та,
которой они воспользовались. И, если  этот  туннель  был  блокирован,  то,
казалось не было причин для того, чтобы остальные  были  доступны.  Может,
это забаррикадировалось  чужое  существо?  Если  это  было  так,  то  было
маловероятно, что оно пренебрегло любым доступным ходом.
     Его память показал ему более старые входы  в  систему,  один  из  них
очень близко от  них  -  но  эти  входы  были  разрушены  давным-давно,  и
требовалось строительное оборудование для того, чтобы снова открыть их.
     Ассоциация   родилась   немедленно;   строительное   оборудование   -
бульдозер! С этой дверью, предположительно  ослабленной  взрывами,  им  не
нужен был другой вход; Бульдозер должен пройти через нее.
     Если бы они смогли вовремя добраться до машины...
     Вызванная компьютером память тут же подсказала ему, что они находятся
менее, чем в одной десятой дня пути от Земных Ворот. Кэри, конечно,  могла
бы проделать этот путь вполовину быстрее, но у  нее  было  бы  очень  мало
шансов на успех попытайся она управлять бульдозером.
     Ведомые Россом, они поспешили назад к последнему ответвлению туннеля.
Орл не имел ни малейшего представления о том, что такое бульдозер,  но  он
казался  удовлетворенным  тем,  что  предсказанная  им  полезность  Росса,
наконец, начала  проявляться.  Кэри  приняла  объяснение  Росса,  что  ему
необходимо кое-что из  магического  оборудования,  оставленного  в  земных
Воротах. Между ответвлением и другим входом было только  одно  место,  где
стены частично  разрушились  и  кучи  обломков  не  казались  такими,  что
составят ощутимую преграду  бульдозеру.  Росс  с  надеждой  проверил  свою
память пытаясь отыскать проход к секции  компьютера  через  другую  группу
туннелей, но пришел к тому же выводу, что и раньше; условия не известны, а
входы находятся слишком далеко. Если они не смогут сломать  ту  дверь,  то
они ничего не смогут сделать.
     Через час или немного больше троица взбиралась по ступенькам станции,
и Росс задумался, сможет ли бульдозер  спуститься  по  этим  ступеням.  Но
думать об этом не было  никакого  смысла;  он  должен  был  и  точка.  Они
торопливо прошли по полу просторной комнаты  у  верхнего  конца  лестницы;
веннтране, очевидно, предпочитали делать  все  свои  станции  одинаковыми.
Секция стены раздвинулась для них  и,  словно  в  ответ  на  невысказанный
вопрос Росса, продолжала раздвигаться, пока  половина  стены  не  исчезла,
прежде чем вернулась к своему нормальному состоянию.  Значит,  по  крайней
мере, они смогут заехать на бульдозере на станцию.
     Если какие-либо другие строения и были когда-то  возле  станции,  они
давно исчезли. Даже кусочка обломков не было видно  на  окружающей  траве.
Несколько обугленных стволов деревьев являли собой  свидетельство  пожара,
который опустошил участок, да и они погрузились в перегной.  В  нескольких
сотнях ярдов от здания разросся лес. Нигде в пределах видимости ничего  не
двигалось.
     Как только Росс понял, что не имеет  представления  о  том,  в  каком
направлении отсюда находятся Земные Ворота,  тут  же  одно  из  его  новых
воспоминаний явилось, чтобы подсказать ему это. То же, очевидно, произошло
и Орлом, так как они двинулись одновременно. Кэри,  зная  только,  что  их
ведет магия, последовала  за  ними,  бросая  пристальные  взгляды  во  все
стороны. Как только они оказались на окраине леса, Росс почувствовал  себя
в большей безопасности, хотя и знал, что это было иллюзией. Варвары  легко
нашли их в лесу в прошлый раз, а что касается  существа,  занявшего  часть
компьютера,  то  у  него  не  было  ни  малейшего  представления   о   его
возможностях или, хотя бы о его  намерениях.  Не  было  никаких  признаков
того, знало ли оно о том, где они находились  в  любой  момент,  или  нет.
Каким-то образом, по какой-то не известной причине, оно задело их слегка и
оставило в покое. При этом оно едва не свело  их  с  ума,  как  сделало  с
веннтранами давным-давно, но не было способа узнать, вызывал ли их страх у
существа  чувство  удовлетворения,  разочарования,  безразличия,  или   же
какие-то другие эмоции, и знало ли оно вообще об  их  страхе.  И  еще,  по
какой-то необъяснимой причине, оно создавало животных.
     Но были ли какая-нибудь причина ожидать от  него  логичных  действий?
Конечно, не в соответствии с веннтранской или земной логикой.  Создание  -
если оно вообще было живым существом - было  столь  отлично  от  них,  что
обычные законы природы, казалось, были к нему  не  применимы,  то  как  же
могло что-либо, вроде человеческой логики, применяться в качестве мерила?
     Оно действовало в соответствии со своей природой,  сказал  компьютер,
что было великолепной фразой,  если  не  задумываться  над  ней.  Действия
существа определялись его природой - и, очевидно, его природа  могла  быть
определена только посредством его действий. Очень  много  для  всезнающего
компьютера.
     Словно мысль о существе привлекло его внимание, Росс ощутил отголоски
беспричинного  страха,  промелькнувшие  в  его  мозгу  и,  вместе  с   тем
мгновенную растерянность. Еще  прежде,  чем  он  успел  среагировать,  это
прошло, оставив у него ощущение, обширного бесформенного тела - энергии? -
каким-то образом запертого  -  в  секции  компьютера?  -  и  расстроенного
окончанием выполнения какой-то непостижимой задачи. Хотя в его  эмоциях  и
преобладало любопытство, природа его была не  ясна.  Научная?  Садистская?
Использование эмоций; не как еды, а - как  наркотиков!  На  мгновение  все
показалось ясным, но затем Росс понял, что  он  получил  только  частичный
ответ. Эмоциональная наркомания  могла  объяснить  многое,  например,  то,
почему Джо Куйава взорвался, когда они только попали на  Веннтру,  но  это
смешивалось с другой, совершенно чуждой концепцией.
     Что было совершенно ясно, так это то, что существо определенно было в
секции компьютера. Если его привлекали эмоции, то тогда приближение Росса,
Орла и Кэри привлечет его и вызовет у них такой же ужас и  безумие,  какое
они ощутили во время того краткого прикосновения.
     У них было столько же шансов уничтожить  его,  сколько  и  у  древних
веннтран.
     Солнце склонялось к закату и шел небольшой дождь, когда они добрались
до Земных Ворот. Росс пошел прямо туда, где  среди  деревьев  был  спрятан
бульдозер, пока Кэри и Орл зашли в здание  Ворот  посмотреть  работает  ли
приготовление пищи. На бульдозере  Росс  выполнил,  казалось,  бесконечные
операции, необходимые, чтобы  запустить  сперва  стартер,  а,  затем,  сам
дизель и дать ему прогреться надлежащим образом. Почему,  подумалось  ему,
не может  технология,  пославшая  человека  на  Луну,  создать  бульдозер,
который можно было  бы  запустить  несколько  меньшим  числом,  чем  около
пятидесяти органов управления и около сотни различных действий  оператора?
Когда, наконец, дизель ровно заурчал на  малых  оборотах,  он  спрыгнул  и
побежал обратно к строению Ворот, надеясь, что Орл нашел все в  работающем
состоянии.
     Огромные двери у основания рампы были открыты, и  Орл  с  Кэри  ждали
сразу внутри, спрятавшись от дождя. Кэри показала на маленькую комнату,  и
Росс  набрал  с  полдюжины  маленьких  пищевых  квадратов  и  с  жадностью
проглотил один, пока шел обратно к наружной двери. Остальные он  попытался
рассовать по карманам, и  только  тогда  обнаружил,  что  форма  не  имеет
карманов. Он тут же съел еще один  из  квадратов  и  засунул  остальные  в
футляр поверх пистолета, удивляясь,  не  являются  ли  карманы  еще  одной
вещью, характерной только для Земли. Он избегал смотреть на центр  комнаты
и на камни и грунт - с Земли! - рассыпанные по полу.
     К  тому  времени,  когда  они   вернулись   к   бульдозеру,   горячка
закончилась,  и  чудовище  готово  было  двигаться.  Росс  предложил  Кэри
втиснуться на половинку потертого сидения или усесться на один из  широких
поручней, но она предпочла идти пешком. Хотя ей и было бы  лучше  видно  с
бульдозера,  она  чувствовала  там  себя  незащищенной,  и  с  подозрением
отнеслась к рокотанию машины. Земная магия, по сравнению  с  веннтранской,
была  поразительно  шумной.  Росс  тоже  чувствовал  себя  незащищенным  и
беспомощным, но он ничего не мог с этим поделать, кроме,  как  пожалеть  о
том, что не управляет одной из моделей с закрытой кабиной. Орл, хотя его и
нервировала незащищенность, решил, что он не  сможет  поспевать  за  ними,
если останется на земле. Он присел на правый поручень сидения и ухватился,
как только мог покрепче, за рукоятку, торчащую из топливного  бака  позади
сидения. Это было рискованно,  но  лучше,  чем  пытаться  идти  пешком  со
скоростью шести миль в час.
     Росс протянул свой пистолет Кэри, которая приняла его с  колебаниями,
и только после пояснения Росса, что он  не  сможет  управлять  и  стрелять
одновременно,  и,   поскольку   все,   кроме   одной,   динамитные   шашки
израсходованы, ее стрелы будут не так полезны, как пистолет.
     Когда они выехали на дорогу, Росс попытался вспомнить, сколько у него
горючего. Заправлял ли он машину тем утром - перед тем, как проехать через
Ворота, или это было предыдущей ночью? Бак, вмещающий 115 галлонов  -  это
звучало хорошо, но этому чудищу этого хватило бы не на долго. Наконец,  он
решил, что это не имело особого значения; если  баки  иссякнут,  дизельное
топливо будет мало применимо  на  Веннтре.  Компьютер,  наверное,  мог  бы
произвести любое необходимое топливо - после того, как  они  пройдут  весь
обратный путь до компьютера с образцом для анализа. За это  время  планета
взорвалась бы. В любом случае, ему казалось не возможным точно определить,
сколько   топлива   понадобилось   бы   для   того,   чтобы   доехать   до
"инфицированной" секции компьютера и проломить по пути  неизвестное  число
дверей.
     То ли компьютер устроил так, чтобы убрать любые патрули варваров,  то
ли ужасающее рычание бульдозерного двигателя заставляло  их  держаться  на
расстоянии, или же варвары просто не любили выходить под дождь,  Росс  так
никогда и не узнал. Но ни одна из маленьких шипящих машин не  приближалась
к ним в течение того времени, что потребовалось  им,  чтобы  добраться  до
входа в транспортную систему. Одна из передних фар  бульдозера  разбилась,
но никаких особых проблем с машиной не было. Если бы не  дождь  и  не  его
беспокойство о том, как он проедет через ворота, когда они  приедут,  Росс
считал бы эту поездку одним из самых приятных моментов,  связанных  с  его
управлением бульдозером, хотя и нельзя сказать,  что  у  него  было  много
приятных воспоминаний о работе на машине, по сравнению с  данным  случаем.
Не было, даже, рычания животных, а если бы и было, то он с трудом мог себе
представить животное, способное как либо противостоять бульдозеру.
     Его  воображение  оказалось,   однако,   более   развитым,   чем   он
предполагал. Откуда-то  из  темноты,  из-за  границы,  образованной  тремя
оставшимися фарами, раздалась смесь воя и рева,  на  фоне  которой  грохот
бульдозера показался  тихим.  Кэри,  шедшая  вдоль  периметра  освещенного
пространства, внезапно остановилась, ее глаза  уставились  по  направлению
звука. Росс, с бульдозером едущем  почти  на  максимальной  скорости,  мог
только направлять его прямо  к  поляне,  окружающей  вход  в  транспортную
систему. Еще одна или две минуты - это было все, что им требовалось.  Если
что бы это не было подержится в отдалении это время...
     Оно не продержалось. Раздался еще один рев,  и  что-то  появилось  на
краю пространства освещенного оставшейся передней фарой.  Оно  выдвинулось
дальше  на  освещенное  пространство,  его  косматые,  похожие  на  стволы
деревьев ноги переступали на месте,  его  хобот  раскачивался  в  воздухе,
загнутые бивни почти касались земли.
     "Ты только что подумал о животных, не так ли? - часть сознания  Росса
усмехнулась ему. - И вот  между  нами  и  строением  появился  мамонт,  и,
надеюсь, теперь ты удовлетворен".
     Уголком глаза Росс мог видеть, что Орл полез  одной  рукой  за  своим
пистолетом, в то время как вторую он использовал для того, чтобы держаться
за бульдозер, и прикипел глазами к привидению  впереди.  Кэри,  у  которой
инстинкт победил здравый смысл, уже выпустила в тварь стрелу. Она  ударила
в плечо животного, произведя эффект не больший, чем булавочный укол.
     - Держись! - крикнул Росс Орлу. - Я останавливаюсь!
     После, он решил что было бы лучше, если бы  он  продолжал  двигаться,
используя инерцию бульдозера для того, чтобы отбросить тварь с дороги.  Но
тогда единственное, о чем он подумал, была боязнь столкновения. Даже  пока
он говорил, его руки метались от рычага  к  рычагу,  освобождая  передачу,
снижая обороты двигателя, пока он не  стал  работать  на  холостом,  ходу,
переводя рычаг скоростей  в  нейтральное  положение,  а  сам  он  бормотал
проклятия по поводу  сложности  действий.  Прежде,  чем  он  закончил  все
операции, машина замерла на  месте,  едва  не  сбросив  Орла  на  одну  из
гусениц.  Когда  мамонт  устремился  на  них,  все   еще   трубя,   словно
десятитонный баньши [мифический дух, чьи стоны  предвещают  смерть  (ирл.,
шотл.)], Росс поднял нож бульдозера, чтобы встретить его, а  Орл  спрыгнул
на землю.
     - Лучше убирайся оттуда!  -  крикнул  ему  Росс.  -  Если  эта  штука
достанет до тебя на земле, все, что ей нужно будет сделать - это наступить
на тебя.
     Орл качнул пистолетом.
     - Я смогу стрелять более эффективно с земли.
     Прежде, чем он вообще смог  выстрелить,  раздался  страшный  скрежет,
когда бивни ударились о  поднятый  нож,  сопровождаемый  толчком,  который
сорвал Росса с сидения, когда  вся  масса  создания  врезалась  в  машину,
сдвинув  ее  на  несколько  дюймов  назад,  несмотря  на   заблокированные
гусеницы.
     Затем тварь отступила, подняв в воздух хобот, и Росс смог разглядеть,
что один из бивней сломан почти наполовину, и что во лбу у нее зияла рана.
Нет, не рана; мамонт был  такой  же  машиной,  как  и  бульдозер.  Значит,
поломка. Тварь, казалось, не была обескуражена поломкой.  После  недолгого
разглядывания противника она снова напала.
     Орл, тем временем, переместился так, что мог  без  помех  стрелять  в
тварь, а Кэри с опозданием воспользовалась своим разумом  и  сменила  свой
лук на пистолет, довольно неуверенно направив его на мамонта.
     Огненный луч ударил из оружия Орла, наполнив ночную темноту  искрами,
когда отдельные капли дождя вспыхивали и исчезали на его пути. Он  зашипел
под дождем, и раздался громкий треск, когда он  коснулся  бока  мамонта  и
начал проникать в него.
     Мамонт продолжил нападение, развернувшись  к  источнику  луча.  Ожило
оружие Кэри, ударив  по  твари  с  другой  стороны,  и  начав  проделывать
отверстие шириной в фут в серых, лишенных крови,  внутренностях,  даже  не
замедлив его движения.
     - Ноги! - закричал Росс. - Перебейте ноги!
     Почти одновременно лучи переместились, словно пара ракетных следов  в
заполненном дождем воздухе. Они сфокусировались на передних  ногах,  когда
тварь выдвинулась из-за бульдозера, и Орл  спрятался  за  машиной.  Мамонт
потянулся к нему хоботом,  а  когда  он  увернулся,  развернулся  к  Кэри,
которая стояла на открытом пространстве, в стороне от какого-либо укрытия.
Не в состоянии что-либо сделать, кроме,  как  наблюдать,  Росс  беспомощно
сел, когда тварь, казалось, собралась втоптать девушку в землю. Затем,  на
расстоянии всего лишь одного ярда, его передние ноги  подломились,  и  она
завалилась вперед, замерев так близко от кэри, что она могла вытянуть руку
и коснуться ее. Лучи погасли.
     Но с искусственным монстром не было покончено. Раздался  рев,  теперь
так близко, что буквально  оглушил,  и  хобот  метнулся  к  Кэри,  которая
отскочила назад с дороги. Даже за то время, пока Кэри огибала  чудовище  и
бежала к бульдозеру, Росс мог увидеть,  как  брешь  в  боку  твари  начала
затягиваться таким же сероватым  материалом,  какой  был  уничтожен.  Ноги
начали восстанавливаться, в то время, как их обрубки упирались в траву.
     Росс наблюдал  за  этим  в  оцепенении  какое-то  время,  прежде  чем
повернулся, чтобы крикнуть своим компаньонам.
     - Бегите в здание! - заорал он. - Я приведу бульдозер!
     Орл неуклюже побежал через поляну, в то время, как  Кэри  последовала
за  ним,  временами  приостанавливаясь,  чтобы  проверить,  где  находится
мамонт. Росс отпустил тормоза  и  постарался  заставить  машину  двигаться
вперед с минимумом лишних движений. Когда  машина  начала  ползти  вперед,
Росс  скосил  глаза  в  темноту  за  пределы  освещенного  передней  фарой
пространства. В двух или трех сотнях  ярдов  впереди  он  смог  разглядеть
слабое свечение окружавшее призрачные фигуры Кэри и Орла.  За  ними  слабо
проступало транспортное строение.  Росс  с  отчаянием  пожалел  о  способе
ускорить бульдозер, но такого не было. Позади, на границе света от  задних
фар, он мог видеть, как мамонт начал  подниматься  на  ноги.  Как  он  это
делал?  Росс  знал,  что  компьютер  -  а   значит   и   чужое   существо,
инфицировавшее одну  из  компьютерных  секций  -  был  способен  создавать
искусственных животных или почти все что угодно. Но прямо из  воздуха,  на
пустом месте?
     Еще одно воспоминание. Транспортная  система  была  заброшена,  когда
компьютер заменил распределительную систему программой создания всего, что
только требовалось  веннтранам,  в  их  собственных  домах.  Может,  чужак
подвинул процесс на шаг дальше?
     Росс  бросил  взгляд  вперед,  чтобы  посмотреть,  как   далеко   ему
предстояло проехать. Слишком далеко при такой скорости; мамонт  устремился
за ним.
     Он резко заблокировал одну гусеницу так,  что  машина  крутнулась  на
месте, повернувшись к мамонту. Одновременно, он переключил коробку передач
на задний ход, так что, когда разворот  был  закончен  и  тормоз  отпущен,
машина на полной скорости двигалась назад, что составляло целых семь  миль
в час. Увеличение скорости было не основной целью этого  маневра,  но  это
поместило нож бульдозера между Россом и мамонтом, и его плечи  могли  быть
избавлены от сомнительного удовольствия быть охваченными хоботом сзади.
     Держа руки на рычагах управления, он изогнулся на сидении так,  чтобы
видеть, куда едет.
     Все еще на приличном расстоянии, вход раскрылся достаточно, чтобы Орл
и Кэри попали внутрь, но  был  еще  далеко  не  достаточного  размера  для
бульдозера. Росс подумал о том, что случиться, если он попытается проехать
через него раньше, чем он станет достаточно широким, и решил, что  ему  не
хочется проверять это. Он старался направлять бульдозер как можно точнее в
проем, но, как это бывало почти всегда, когда он  ехал  задним  ходом,  он
воспользовался не тем рычагом,  и  понял,  что  разворачивается  не  в  ту
сторону. С возрастающим ощущением паники он  рванул  за  другой  рычаг,  и
машина вильнула обратно, но ее занесло.
     Затем он снова  услышал  трубный  рев  мамонта,  и  на  этот  раз  он
прозвучал ближе. Или это было его воображение? "Все это  чертово  создание
является моей фантазией! - подумал он. - Почему я не могу вообразить,  что
оно исчезло?" Иметь нож бульдозера в качестве  щита  было  хорошо,  но  он
хотел бы быть в состоянии видеть, что делает мамонт. Затем он навис  почти
прямо над ним, и наблюдение за тем, что он делает, показалось не такой  уж
хорошей идеей, особенно, если то, что он собирался сделать -  это  стащить
Росса с бульдозера и оставить от него мокрое место.  Его  ноги  выглядели,
словно новые - да они и были такими, понял он. Он подумал, не оставить  ли
ему машину и не  убежать  ли.  Если  бы  животное  атаковало  вместо  него
бульдозер...
     Столб искрящегося, шипящего пламени пронзил воздух рядом с Россом,  и
голова мамонта взорвалась трескучей дезинтеграцией. Искусственное чудовище
ткнулось в борт бульдозера, в то время,  как  Росс  отчаянно  цеплялся  за
любые рычаги, до которых мог дотянуться, и, затем, с грохотом  рухнуло  на
землю.
     Дверь здания, теперь только на расстоянии ярда, вспучилась  наружу  -
ее края были расплывчатыми и неопределенными - дрожа,  словно  преодолевая
сопротивление ее дальнейшему раскрытию. Последним движением  рычагов  Росс
направил бульдозер внутрь, и, почти до того,  как  машина  миновала  вход,
отверстие, казалось, исчезло  само  по  себе,  и  стена  стала  плоской  и
прочной.
     Росс остановил машину и перевел дыхание. Он весь дрожал.  Он  посидел
так несколько секунд, глубоко  дыша  и  давая  успокоиться  своим  нервам.
Подошли Орл и Кэри и испытующе посмотрели на него. Росс подмигнул  им,  а,
затем, заставил себя выпрямиться на сидении. Дрожь,  в  основном,  прошла,
оставалась только вибрация от двигателя.
     - О'кэй, - сказал Росс, разворачивая  бульдозер  и  направляя  его  к
лестнице, - самое легкое позади. Теперь займемся настоящими проблемами.



                                    11

     Спуск бульдозера по лестнице оказался не таким уж сложным делом,  как
думал Росс. Был момент нервозности и головокружения, когда огромная машина
перевалила через верхний край лестницы и, наконец, наклонилась вперед,  но
наклон был меньше 45 градусов и гусеницы цеплялись за края,  казалось,  не
уязвимых ступеней и удерживали  бульдозер  от  соскальзывания  вниз  вдоль
всего пути  к  подножию  лестницы.  Его  единственной  проблемой  являлось
одинаково тормозить обе гусеницы; в противном  случае,  машина  стремилась
завалиться на бок, вместо того, чтобы двигаться вперед носом.
     Оказавшись  внизу,  они  сразу  двинулись  вперед   на   максимальной
скорости, кроме  мест,  где  встречались  упоминавшиеся  препятствия.  Орл
оставался на поручне сидения, крепко держась за ручку,  в  то  время,  как
Кэри шагала сбоку. Росс злился на ее упрямство.
     Немногим  более,  чем  через  пол  часа  они  добрались   до   дверей
перекрывающих дорогу. По настоянию Росса Орл и Кэри стали в  отдалении,  и
он опять пожалел, что управляет не моделью с закрытой кабиной. Если  любая
часть этой двери решит свалиться назад  на  него,  у  него  будут  большие
проблемы.
     Решив начать потихоньку, он  подвел  машину  к  двери  так,  что  нож
коснулся ее. Затем, на низкой передаче,  он  попытался  двинуться  вперед.
Ничего не случилось, если не считать нескольких осколков, упавших  на  пол
туннеля.
     Он отъехал назад на несколько футов и снова двинулся  вперед,  также,
на низкой передаче, при скорости немного большей, чем две мили в час. Даже
при этой скорости нож ударил в дверь с грохотом. Дверь,  казалось,  слегка
пошатнулась, но устояла. На ней, даже, не появились новые  трещины,  чтобы
стал виден результат усилий.
     "Ладно, - подумал Росс. - Все или ничего. Полный вперед,  и  к  черту
осторожность. Жаль, что у меня только одна жизнь, чтобы отдать ее  за  мой
компьютер. Положим  ее  за  Кормильца".  Он  отъехал  назад  на  приличное
расстояние, переключил  машину  на  максимальную  передачу,  и  устремился
вперед. Даже на скромной максимальной скорости,  на  какую  была  способна
машина, полные восемнадцать тонн бульдозера генерировали огромную инерцию.
Основание ножа, который ударился первым, смялось, опоры  и  гидравлический
привод,  которые  управляли  ножом,  согнулись  и  лопнули,   остававшаяся
передняя фара исчезла.
     В смеси звука раздираемого  металла  и  рычания  двигателя  прозвучал
звук, словно обрушилась тысяча стеклянных стен. Целая сеть  тонких  трещин
появилась на двери. На какое-то мгновение все  застыло,  а,  затем,  часть
двери, имеющая высоту около тридцати футов и почти такой же ширины  просто
отломилась, валясь в сторону противоположную машине.
     Росс отъехал назад, развернув бульдозер таким образом,  чтобы  задние
огни светили в проем. Рухнувшая часть двери была покрыта слоем пыли вместе
с нескольким более крупными обломками. Подойдя, чтобы рассмотреть их, Росс
увидел,  что  она  явно  была  сделана  из  того  же  материала,   который
облицовывал стены туннеля, за исключением того, что он не был прозрачным и
был заметно  толще;  его  полная  толщина  составляла,  по  меньшей  мере,
четверть дюйма. Позади проема простирался пустой туннель.
     Когда Росс проводил бульдозер  через  проем  задним  ходом  несколько
секунд спустя, он заметил, что остатки  ножа  скребут  полу,  прибавляя  к
рычанию  двигателя  скрежет,  словно  от  огромных  когтей  по  гигантской
школьной доске. Он попытался поднять его, но кроме короткого рывка  ничего
не произошло. Он  решил,  что  ему  еще  повезло,  что  машина  продолжала
работать; нож и его тяги приняли, очевидно, большую часть удара на себя.
     Затем он увидел скелеты, лежащие в углу, образованном дверью и стеной
туннеля.  Небольшая  их  группа  лежала  там,  прижатая  к  двери,  словно
последним их действием была попытка протиснуться сквозь нее. Все они  были
одеты в черную униформу варваров, такую же, как и та,  что  была,  теперь,
одета на Росса. Или более, или менее такую же, учитывая оторванные  рукава
и множество дыр и прорех в  материале.  Рядом  с  двумя  скелетами  лежали
пистолеты, наводя на вывод, о насильственном вмешательстве в  то,  что  бы
здесь не произошло. На шее у каждого висели медальоны,  и  их  вид  вызвал
новое воспоминание  у  Росса.  Много  лет  назад,  когда  варвары  впервые
обнаружили компьютер, он пытался посылать их группы  по  этим  туннелям  к
инфицированной секции. Ни одна не  вернулась,  и  Дом,  В  Который  Нельзя
Входить, обрел свое название.  Росс  почувствовал  беспокойство  и  бросил
подозрительный  взгляд  вдоль  туннеля.  Строчка  из  "Острова   Сокровищ"
поневоле пришла ему на ум: "Их было шестеро, и нас шестеро;  и  теперь  от
них остались только кости." За исключением того,  что  в  их  группе  было
только трое. Варварам ничего не удалось; так были ли какие-нибудь  причины
надеяться, что их попытка будет более удачной?
     "Мы более приспособлены, - тихо сказал он себе, и  другая  часть  его
мозга сказала: - Конечно, именно поэтому  Кэри  вытягивает  тебя  из  всех
неприятностей".
     Хотя, сидеть здесь и переживать - никакого толку.
     - Поехали, - сказал он. - Кто хочет ехать?
     Орл взобрался по гусенице и уселся на поручень  сидения,  ухватившись
за ручку позади сидения. Кэри все  еще  нервно  посматривала  на  скелеты.
Россу нужно было  бы,  он  чувствовал,  разъяснить  эту  последнюю  порцию
информации, но...
     Медальоны! Если они все еще действуют, компьютер  мог  бы  дать  свои
собственные разъяснения. Он затянул тормоза и слез вниз.
     - Это тоже магия, -  сказал  он  Кэри,  когда  подошел  к  одному  из
скелетов и снял медальон.  -  Для  тебя,  на  этот  раз,  если  магия  еще
действует.
     Она посмотрела на него удивленно.
     - Я не маг, - сказала она несколько  растерянно,  -  но  сегодня  все
может являться магическим.
     Росс протер медальон и увидел, что  его  центр  демонстрирует  ту  же
искрящуюся черноту, что и его собственный, временами. Он надеялся, что это
означает, что он все еще действует. Он протянул его Кэри.
     - Одень это на шею, - сказал он. - Это вызовет у тебя в голове мысли,
как это, - он показал на свой медальон, - вызывает мысли у меня.
     - Правдивые мысли? - спросила Кэри,  с  сомнением  беря  медальон,  и
затем, прежде, чем Росс смог ответить, она одела его через голову,  слегка
вздрогнув, когда серая цепочка сдвинулась и стала на место.
     Мгновением позже ее глаза расширились, и  Росс  подумал  о  том,  как
много компьютер рассказывает ей, и в  какой  форме  ее  мозг  воспринимает
информацию. После нескольких минут молчания на ее лице появилось выражение
озабоченности.
     - Почему мы стоим здесь? - спросила она резко. - Мы не должны  терять
времени!
     Она двинулась по туннелю, и Росс поспешно взобрался  на  бульдозер  и
двинулся вслед за ней.  Из-за  отсутствия  обеих  передних  фар,  пришлось
двигаться задом, изогнувшись на сидении, чтобы видеть, куда он едет.
     Они отъехали, наверное, на милю от двери, и шея Росса начала затекать
от  неудобного  положения,  когда  он  почувствовал  первое  прикосновение
страха. Где-то впереди  существо  лежало,  поджидая  их,  и  в  его  мозгу
появился образ огромной, свернувшейся кольцами, змеи.
     Он непроизвольно рванул рычаги и попытался отогнать  эту  мысль.  Еще
одно  воспоминание  возникло  в  нем,  пытаясь  придать  ему  уверенности.
Возможность создавать искусственных животных или что-либо еще была  как-то
связана с "рецепторами" компьютера,  которые  были  размещены  так,  чтобы
покрыть поверхность Веннтры, но никогда не устанавливались в туннелях, так
как там не было в них никакой необходимости. Животные здесь  внизу  должны
были являться полностью воображаемыми, а не трехмерными репродукциями, как
на поверхности.
     Эта информация должна была успокоить Росса, но этого не случилось. Он
по-прежнему мог видеть змею,  и,  теперь,  она  скользила  по  поверхности
где-то у него над головой. Даже, если она существовала на самом деле, а не
в его воображении, он не могла бы добраться до него сюда, но знание  этого
не помогало. Знание было логичным и рациональным, а страх таким не был.
     - Оно начинается, - скрипучий голос Орла прозвучал почти у самого уха
Росса.
     - Значит, ты тоже можешь это чувствовать? - спросил  Росс,  заставляя
свой голос звучать спокойно.
     - Значительно сильнее, чем это было раньше, - ответил Орл. Пальцы его
свободной руки дрожали непрекращающейся, но неровной дрожью. - Я  надеюсь,
- продолжил ящероподобный после минутного молчания, - что смогу  управлять
своими реакциями, теперь, когда я знаю о причинах.
     - Я тоже на это надеюсь, - сказал Росс и задумался. Миллионы веннтран
испытали ужас, который привел их к безумию; каковы шансы, что этот избежит
судьбы всех остальных? И если Орлу это не удастся, то как  смогут  Росс  и
Кэри увидеть органы управления и найти нужную цепь, чтобы ее отсоединить?
     Следующую четверть мили  страх  становился  все  сильнее  и  сильнее,
переходя в настоящий ужас. Сперва рокочущий дизель помогал отгонять  мысли
о том, что лежало впереди, но, теперь, это был  всего  лишь  фоновый  шум.
Темнота  за  пределами  освещенного  фарами  пространства  была  наполнена
тысячами смутных, неопределенных созданий, созданий, от которых  компьютер
не мог защитить потому, что он понимал их  природу  не  лучше,  чем  Росс.
Убеждение себя в том, что они не существуют нигде, кроме его  воображения,
не  могло  убедить  атавистическую  часть  его  мозга,  которая  верила  в
привидений и вампиров. Он начал дрожать, и его руки тряслись на рычагах.
     Внезапно Кэри  остановилась  перед  машиной.  Она  стояла  напряженно
выпрямившись, словно статуя, и Росс мог видеть, что ее губы крепко  сжаты.
Медальон был снят с ее шеи. Он остановил бульдозер едва вовремя, чтобы  не
наехать на нее.
     Без предупреждения Орл спрыгнул со своего сидения. Когда он ступил на
гусеницу, которая все еще медленно двигалась,  его  нога  дрогнула,  и  он
свалился на землю. Прежде, чем Росс смог начать слазить вниз, Орл поднялся
и начал  быстро  удаляться  по  тому  пути,  каким  они  приехали.  Словно
освободившись от транса, Кэри бросила свой лук и помчалась за ним. Росс  с
трудом слез с машины и принял участие в погоне, и пока он бежал,  контроль
частично вернулся к нему. Это происходило так, словно  простой  физической
нагрузкой он мог частично преодолеть эффект, вызванный существом.
     Кэри догнала Орла через несколько ярдов, положила руки ему на плечи и
крутнулась на пятках, выводя его из равновесия.  Он  закинул  руки  назад,
словно собираясь ударить ее, но  остановился  прежде,  чем  движение  было
закончено. Какое-то время он стоял неподвижно, уставившись прямо вперед.
     - Теперь, надеюсь, я владею собой, -  проскрипел,  обращаясь  к  ним,
голос Орла. - Но я чувствую, что будет безопасней, если  мы  оставим  наше
веннтранское оружие. Я больше не доверяю себе, имея его.
     Он медленно вытащил пистолет из его футляра, повернулся лицом  в  том
направлении, откуда они пришли и зашвырнул пистолет как можно дальше. Росс
взял свой пистолет, который Кэри вернула  ему,  как  только  они  достигли
здания транспортной системы, и посмотрел на  него.  Они  вполне  могли  им
понадобиться до того, как все будет кончено, - но он вспомнил  скелеты  за
дверью. Варвары не оставили своего оружия, и, судя по всему, погибли из-за
него. Он сильно швырнул пистолет в сторону. Когда он исчез в темноте, он с
трудом удержался от того, чтобы побежать за ним.
     С трудом, сконцентрировав все свое внимание на том,  чтобы  заставить
подчиняться себе свои мускулы, они пошли обратно к бульдозеру.
     "Мы не сможем выдержать намного больше, - подумал Росс. - Как  далеко
еще?"
     Ответ сам пришел к нему. В дальнем  конце  туннеля  виднелся  неясный
свет,  такое  же  призрачное  свечение,   которое   окутывало   владельцев
медальонов.
     Всплеск надежды пронзил Росса, но он был кратким. Когда они подошли к
бульдозеру, стонущий звук вырвался из безгубого  рта  Орла.  Ящероподобный
сделал еще один шаг, медленный, напряженный, словно находясь  во  сне.  Он
начал делать следующий  шаг,  его  ступня  медленно  поднялась  над  полом
туннеля и остановилась. Вся его нога начала дрожать; затем,  его  туловище
начало сотрясаться в конвульсиях.  Его  глаза  расширились  и,  мгновением
позже, закатились. Медленно, все мышцы  по  очереди,  тело  ящероподобного
расслабилось и рухнуло на пол.
     Росс стал на колени рядом с Орлом, взял его за плечи и потряс. Голова
безвольно качнулась. Если бы не дыхание, его  можно  было  бы  принять  за
мертвого. Росс позволил ему упасть обратно на пол. У них не  было  способа
поднять его и не было уверенности, что это принесло бы что-нибудь хорошее.
Единственный из  троицы,  кто  смог  бы  прочесть  обозначения  на  панели
управления предохранительной  системы,  свалился  первым.  Что  они  могли
сделать теперь?
     Взгляд, брошенный на его часы  сказал  Россу,  что  у  них  есть  еще
несколько часов, чтобы уйти. Они могли бы унести Орла обратно по  туннелю,
где он мог бы прийти в себя. Возможно, он смог бы описать  местонахождение
управления. Если варвары могли действовать невидимыми органами  управления
машин, может Росс смог бы запомнить несколько в  энерговводе.  По  крайней
мере, дальше от этого бесконечно продолжающегося приступа ужаса они смогли
бы спокойно подумать.
     Затем, словно ниоткуда, к Россу пришла мысль, и он понял, что  у  них
нет времени для возвращения. Они не располагали часами; у  них  оставались
минуты. За последние несколько минут, пока они заставляли  себя  двигаться
вперед, преодолевая страх, накопление энергии чужаком снова ускорилось.
     - Почему? - крикнул Росс в медальон, словно это был радиопередатчик.
     - Такова его природа, - родилась ответная мысль.
     Не в состоянии принять такой ответ, мозг  Росса  продолжал  работать.
Может, их собственное приближение к существу вызывало проблему? Может, это
существо, чем  бы  оно  не  было,  испытывало  нечто  подобное  тому,  что
испытывали  они  сами?  Может,  оно  впадало  в  ужас  и  безумие  при  их
приближении и пыталось защититься, слепо ударяя по вселенной, которую  оно
понимало не лучше, чем эта вселенная понимала его? Нанося удар и используя
единственный источник энергии,  который  был  ему  доступен;  компьютерный
энергетический центр.
     Каковы бы не были причины, результат был бы  один  и  тот  же.  Через
какие-то  несколько  минут  центральная   энергетическая   система   будет
перегружена и превратит Веннтру в коллекцию астероидов.
     Росс стоял и смотрел на бульдозер. Он был мощным, но  теперь  ему  не
нужна была его мощь, и если бы ужас возрос еще немного, он  был  бы  не  в
состоянии  удержать  рычаги.  Физическое  напряжение  помогло  перед  тем,
поэтому  лучшей  идеей  казалось  побежать  к  этому  призрачному  слабому
свечению впереди.
     А если он доберется, что ему делать тогда?
     Кэри нагнулась, чтобы поднять свой лук, и Росс  увидел  стрелы  в  ее
колчане.
     У него забрезжила идея.
     - Динамит - магический копатель отверстий, - сказал  он.  -  Дай  мне
его. И зажигалку.
     Тщательно контролируя свои движения, Кэри взяла стрелу с динамитом из
своего колчана и протянула ее ему. Не доверяя себе отвязать его от стрелы,
он просто держал стрелу, пока Кэри доставала зажигалку  и  протягивала  ее
ему.
     - Я могу помочь, - сказала она.
     - Ты ничего не сможешь сделать.  Возвращайся  по  туннелю  туда,  где
страх меньше.
     - Ты можешь разрушить эту штуку?
     - Может быть, если смогу до нее добраться.
     - Я пойду с тобой, - сказала она. - Я помогу.
     Он посмотрел на нее. Она, хотя и с  трудом,  сохраняла  контроль  над
своим телом,  но  ее  лицо  выказывало  больший  ужас,  чем  тот,  который
испытывал он.
     - Ладно, - сказал он. Он потянулся и взял  медальон  с  шеи  Орла.  -
Возьми это и одень. Если я не  осилю  всего  пути,  постарайся  продолжать
идти. Этот  магический  диск  подскажет  тебе,  куда  положить  магическую
палочку. Положи ее там, подожги и убегай.
     - Я попытаюсь.
     - У нас будет больше шансов, если мы побежим.
     Они отступили на несколько шагов. Росс ощутил уменьшение страха, и  у
него  было  почти  непреодолимое  искушение  продолжать  идти  в  том   же
направлении, несмотря ни на какие доводы.  Если  он  в  любом  случае  был
обречен на поражение, то почему бы ему не провести последние свои минуты в
относительном комфорте?
     Но еще оставался шанс. Он был на  ногах,  все  еще  был  в  состоянии
думать, и цель была в поле зрения. Одно последнее усилие могло все решить.
     - Так быстро, как только сможешь, - сказал он. - Тащи  меня,  если  я
замедлю шаг. Теперь!
     Вместе, они  бросились  вперед,  их  ноги  затопали  по  голому  полу
туннеля. На первых нескольких ярдах, пока они  были  все  еще  в  пределах
освещаемого фарами  бульдозера  пространства,  их  продвижение,  казалось,
давалось им легко, словно физическая нагрузка  при  беге  сняла  некоторое
оцепенение с их тел и некоторую завесу ужаса с их разумов.
     Затем он начал усиливаться снова. Вхождение в темноту с одним  только
рассеянным светом от их  медальонов  напоминало  погружение  в  постепенно
уплотняющуюся стену воды. Росс подумал, что, может, было бы лучше  поехать
на бульдозере, с его фарами несколько рассеивающими страх, но теперь  было
слишком поздно.
     Впереди была чернота, и в этой черноте, знал Росс, их  поджидал  весь
ужас, какой только мог найтись на Земле  или  Веннтре.  Свернувшаяся  змея
шипела и бросалась там, в темноте. Он  мог  ощущать  ее  яд,  которым  она
плевалась в его сторону, чувствовать ее холодную скользкую кожу, когда она
скользила  по  нему.  Его  рациональное  возражение,  что  змеи  вовсе  не
скользкие, никак не развеивало иллюзии; он мог ощущать прерывистый след от
чешуи, скользившей по его коже. Чудовищный паук выпрыгнул из темноты, и он
почувствовал его  раздутое,  пульсирующее  туловище  на  своем  лице,  его
суставчатые мохнатые ноги извивались над головой  Росса,  словно  стараясь
вцепиться в него. Он продирался среди гигантских пиявок, в то  время,  как
крысы взбирались по его ногам, а в кожу проникали личинки. Он открыл  рот,
чтобы закричать, и почувствовал, как мохнатое брюхо  паука  скользнуло  по
его языку, заполнило рот и приглушило крик.
     Внезапно он почувствовал, что  его  сознание  разделилось.  Одна  его
половина пробиралась в темноте по полу туннеля, осаждаемая всеми страхами,
какие только могло родить его подсознание. Вторая же половина наблюдала за
ним самим на расстоянии. Это было сходно с  его  реакцией  на  изображение
древних веннтран. Каким-то образом рациональный наблюдатель  отделился  от
той его части, которая осталась среди ужасов.
     Это был,  даже,  не  он  сам,  здесь,  на  полу  туннеля,  тот,  кого
показывала ему отделившаяся часть сознания; это был не Росс Аллен.  Вместо
этого, его мозг в соответствии со своей безумной логикой создал  командора
Фреффа. Каждый светлый волосок был на своем месте, стальные глаза сверкали
решимостью, стройное, мускулистое тело, как  всегда,  готово  к  действию;
командора было не устрашить несколькими монстрами. Он  сорвал  гигантского
паука со своего лица и швырнул его в дальнюю стену туннеля.  Размахнувшись
со смертельной точностью, он размозжил голову змее,  хотя  она  и  сделала
выпад. Его начищенные  башмаки  переламывали  хребты  крысам  под  ногами.
Командор Фрефф, магическое творение разума Росса,  прокладывал  себе  путь
среди магических творений чужака к тусклому свету за ними.
     Когда  Росс  и  командор  побежали  вперед,  Росс  увидел,  что  Кэри
оцепенела  и  упала.  Ее  ноги  больше  не  могли  нести  ее,  преодолевая
противостоящий им груз ужаса, но она  подняла  взор  на  Росса,  когда  он
пробегал мимо, и проползла вперед еще несколько футов,  прежде,  чем  ужас
лишил ее сознания.
     Росс и командор вступили на тускло освещенное  пространство,  которое
являлось секцией компьютера.  Кошмарные  создания  толпились  и  шлепались
вокруг, заслоняя собой оборудование в комнате. Но, каким-то образом,  Росс
знал, где разместить заряд, и он  направил  пальцы  командора,  когда  они
затолкнули наконечник стрелы в щель между двумя плитами и подожгли фитиль.
     Затем Росс был волен открыть путь ужасам, порожденным его  сознанием,
и устремиться обратно по туннелю.  Сам  не  зная  как,  он  заставил  себя
остановиться возле тела  Кэри,  и  с  силой,  которой  он  не  думал,  что
обладает, он взвалил ее на себя и устремился в темноту.
     Он все еще пробирался по туннелю, когда произошел взрыв, сбив его  на
пол и откатив их обоих на несколько футов вдоль туннеля. Пока  они  лежали
там, оглушенные взрывом и  все  еще  морально  подавленные  окружающим  их
ужасом, раздался еще один звук. Сперва он был потрескивающим, вроде  того,
что Росс запомнил, услыхав однажды,  когда  упавшая  высоковольтная  линия
замкнулась   на   металлическую   опору.   Затем   раздался    оглушающий,
пронзительный, словно вой баньши, звук и трескотня слабых взрывов, похожая
на пулеметный огонь. Наконец, вой прервался и наступила тишина.
     Затем наступил покой. Чужака не стало.
     Прошло несколько часов прежде, чем они  почувствовали  в  себе  силы,
чтобы попытаться  пройти  туннелем  обратно.  Бульдозер  стал;  то  ли  он
израсходовал все топливо, то ли он был поврежден финальным  взрывом,  Росс
не знал и не чувствовал большого желания  выяснять  это.  Может  быть,  он
вернется и посмотрит позже; а пока, прощай, мой добрый верный конь.
     Пока они шли, они переговорили с компьютером.
     - Теперь возможно открыть Ворота, - проинформировал их  компьютер.  -
Вы можете вернуться на Элспрэг, на Землю и на Лииэну, если вы так решите.
     - Только не на Лииэну, - сказала Кэри. - Я слишком привыкла к магии с
тех пор, как попала сюда, и никогда не было ничего на Лииэне, о чем  бы  я
беспокоилась.
     Первой реакцией Росса была приподнятость. Он выиграл битву  и  теперь
он мог взять свою награду, отправиться домой и  расслабиться.  Приключения
командора  Фреффа  могли  получить  великолепное  начало   с   материалом,
появившимся у него здесь. "Межгалактическая  инфекция"  было  бы  отличным
названием.
     - Мой долг - открыть Ворота, и сообщить ученым Элспрэга,  что  больше
мы не отрезаны, - сказал Орл. - После того...  ладно,  наверное,  я  смогу
вернуться с научной командой. В конце концов, теперь, я являюсь  экспертом
по этой планете; я надеюсь, что смогу убедить их в том, что они  нуждаются
во мне.
     - Ты не собираешься остаться на Элспрэге? - спросил Росс,  удивленный
его словами. - Я думал, что тебе уже хватило воображения и алогичности  на
сегодня.
     Орл отрицательно повертел головой.
     - Это твое воображение оказывается могучей силой. Было  бы  интересно
изучить его.
     - Оно может быть довольно опасным,  если  его  не  контролировать,  -
сказал Росс.
     - Значит, мы научимся управлять им, - ответил Орл.
     - Если вы получите такую возможность, - сказала Кэри. - Ты не сказал,
что ты собираешься делать, Россаллен. Если ты вернешься на Землю, здесь не
будет никакого воображения, чтобы Орл мог его изучать.
     Слушая Орла, Росс задумался о другом.
     - Если я вернусь  на  Землю,  -  спросил  он  у  компьютера,  -  есть
какая-нибудь возможность того, что будут построены Ворота, через которые я
смогу вернуться сюда.
     - Вероятность этого очень мала,  -  сказал  ему  компьютер.  -  Чтобы
построить Ворота с Земли на Веннтру, элспрэгские  ученые  должны  были  бы
пройти через Ворота на Землю вместе с  материалами,  необходимыми  для  их
строительства. Но у них много дел здесь; кажется маловероятным, что  время
будет тратиться на подобное.
     "Не говоря уже о том, что бы случилось с ними, ступи они на Землю", -
подумал Росс. Итак, если он вернется на Землю, то это будет путешествие  в
одну сторону. Он посмотрел на Кэри.
     - Ну ка, подумай вот о чем, - сказал он, -  ты  не  сказала,  что  ты
собираешься делать. Все, что ты сказала, это то, что не хочешь обратно  на
Лииэну.
     Кэри выглядела чувствующей себя не уютно.
     - Это обязательно для меня решать сейчас? - спросила она раздраженно.
     Росс принял решение.
     - Да, потому, что твое решение повлияет на то,  что  я  буду  делать.
Если ты останешься здесь, останешься ли ты со мной?
     Внезапно она улыбнулась ему.
     - Я не могла решить, потому, что не знала, что ты собираешься делать.
Если ты собираешься остаться здесь, то и я останусь здесь.
     - И, когда я вернусь с Элспрэга, - сказал Орл, -  мы  сможем  изучать
веннтранскую цивилизацию - и магию - вместе.
     Но Росс и Кэри  были  слишком  поглощены  магией  друг  друга,  чтобы
слышать его.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.