Пол АНДЕРСОН

                             ПОЛЕТ В НАВСЕГДА



     В то утро шел дождь, и  мелкая  летняя  морось  летала  над  холмами,
скрывая блеск воды в реке и  поселок  за  ней.  Мартин  Саундерс  стоял  в
дверях, позволяя прохладному влажному воздуху овевать его лицо и  думая  о
том, какая погода ждет его через сто лет.
     Ева Лэнг подошла сзади и положила руку ему на плечо. Он улыбнулся  ей
и подумал, какая она красивая сейчас, когда капельки дождя блестят  на  ее
темных волосах, как маленькие жемчужины. Она ничего ему не сказала, в этом
не было нужды, и он с благодарностью принял ее молчание.
     Он заговорил первым.
     - Уже недолго, Ева, - сказал он, а потом, осознав банальность  фразы,
улыбнулся. - Только отчего у  нас  такое  вокзальное  настроение?  Я  ведь
отправляюсь совсем ненадолго.
     - На сто лет, - отозвалась она.
     - Только не волнуйся, дорогая. Теория работает  безошибочно.  Я  ведь
уже и раньше совершал прыжки во времени, помнишь? На двадцать лет вперед и
на двадцать назад. Проектор работает и проверен  на  практике.  Это  всего
лишь чуть более длинное путешествие, вот и все.
     - Но ведь автоматические машины, посланные на сто лет вперед,  так  и
не вернулись...
     - Верно. Скорее всего, у них испортилась какая-нибудь мелкая  деталь.
Лампа сгорела или еще что-нибудь.  Именно  поэтому  и  отправляемся  мы  с
Сэмом, надо же выяснить, в чем  дело.  А  нашу  машину  мы  всегда  сможем
исправить и скомпенсировать всем известную капризность вакуумных ламп.
     - Но почему именно вы двое? Хватило бы и одного. Сэм..
     - Сэм не физик. Он может не суметь отыскать неисправность.  С  другой
стороны, он опытный механик и умеет делать такое, на что не способен я. Мы
дополняем друг друга. - Саундерс  набрал  в  грудь  воздуха.  -  Послушай,
дорогая...
     - Все готово! - донесся до них басовитый возглас Сэма Халла. -  Можем
отправляться в любое время, как только захочешь!
     - Иду. - Саундерс не стал спешить и нежно попрощался с Евой,  но  все
же несколько торопливо. Она последовала за ним в дом и тоже  спустилась  в
просторную мастерскую в подвале.
     Проектор стоял в окружении разнообразной аппаратуры  в  белом  сиянии
флюоресцентных ламп. На вид он не был впечатляющим - металлический цилиндр
диаметром в три и длиной в десять  метров  -  и  имел  вид  незаконченного
экспериментального устройства. Его внешняя оболочка была  нужна  лишь  для
защиты  энергетических  батарей  и  скрытого  внутри   корпуса   проектора
измерений. Для двоих  людей  оставалось  лишь  крохотное  пространство  на
переднем конце.
     Сэм Халл  поприветствовал  их  веселым  взмахом  руки.  Рядом  с  его
массивной фигурой маленький Макферсон, облаченный в серый халат, был почти
незаметен.
     - Я уже  настроил  ее  на  сто  лет  вперед,  -  воскликнул  Халл.  -
Отправимся прямиком в две тысячи семьдесят третий!
     Глаза Макферсона по-совиному моргнули за толстыми линзами очков.
     - Все проверки выполнены, - сказал он. - Во всяком  случае,  так  мне
сказал Сэм. Сам-то я не отличу осциллографа от клистрона. У  вас  будет  с
собой обширный запас сменных  частей  и  инструментов,  так  что  вряд  ли
возникнут какие-либо затруднения.
     - А я  и  не  собираюсь  их  специально  отыскивать,  док,  -  сказал
Саундерс. - Ева все никак  не  может  поверить,  что  нас  не  сожрут  там
пучеглазые чудовища с длинными клыками, и мне приходится ей повторять, что
мы отправляемся лишь проверить ваши автоматические машины, если сможем  их
отыскать, сделать пару астрономических наблюдений и вернуться обратно.
     - В будущем есть и люди, - сказала Ева.
     - Что ж, если они пригласят  нас  пропустить  по  стаканчику,  мы  не
станем отказываться, - пожал плечами Халл. -  Кстати...  -  Он  выудил  из
объемистого кармана куртки бутылку. - Не пора  ли  произнести  на  дорожку
тост, как считаете?
     Саундерс немного нахмурился. Ему не хотелось усугублять  возникшее  у
Евы впечатление об их полете как о путешествии в неизвестность. Бедняжка и
так достаточно переволновалась.
     - Мы возвращались в 1953 год и убедились, что дом стоял. Отправлялись
в 1993, и дом тоже все еще стоял. В обоих случаях в доме никого  не  было.
Эти прыжки настолько скучны, что не стоят даже тоста.
     - Ничего, - отозвался Халл. - Еще скучнее будет отказаться от  тоста,
когда все уже готово. - Он налил всем, и они чокнулись. Странная это  была
церемония для совершенно прозаичной лаборатории. - Приятного путешествия!
     - Приятного  путешествия!  -  Ева  попыталась  улыбнуться,  но  рука,
подносившая стакан к губам, слегка дрожала.
     -  Ну,  давайте,  -  сказал  Халл.  -  Поехали,  Март.  Чем   быстрее
отправимся, тем быстрее вернемся.
     - Конечно. - Саундерс  решительно  поставил  стакан  и  повернулся  к
машине. - До свидания, Ева. Увидимся через пару часов - и лет через сто.
     - Пока... Мартин. - Она произнесла его имя с нежностью.
     Макферсон улыбнулся добродушной одобряющей улыбкой.
     Саундерс втиснулся в передний отсек вслед за Халлом. Он  был  крупный
мужчина,  с  длинными  конечностями  и  широкими  плечами,  с  грубоватыми
невзрачными чертами лица под шапкой каштановых волос и широко разнесенными
серыми  глазами  с  веером  морщинок  в  уголках,  потому  что  ему  часто
приходилось прищуриваться на солнце. На нем была лишь  обычная  рубашка  и
рабочий комбинезон, местами испачканный пятнышками от смазки и кислоты.
     Отсек был столь мал,  что  едва  вмещал  их  обоих,  да  еще  завален
инструментами, к тому же они прихватили винтовку и пистолет, исключительно
ради спокойствия Евы.  Саундерс  выругался,  зацепившись  за  винтовку,  и
закрыл дверь. Ее щелчок придал его действиям оттенок окончательности.
     -  Отправляемся,  -  сказал  Халл,  хотя  в  его   словах   не   было
необходимости.
     Саундерс кивнул и включил проектор на  прогрев.  Его  мощное  гудение
заполнило кабину и завибрировало в костях.  По  шкалам  приборов  поползли
стрелки, приближаясь к стабильным значениям.
     Сквозь единственный иллюминатор  он  увидел  машущую  рукой  Еву.  Он
помахал ей в ответ, а  затем  резко  и  сердито  перебросил  вниз  главный
тумблер.
     Машина  замерцала,  расплылась  и  исчезла.  Ева  резко  вдохнула   и
повернулась к Макферсону.


     За иллюминатором  ненадолго  заклубилась  безликая  серость,  гудение
проектора мощной песней заполняло машину. Саундерс посмотрел на приборы  и
немного повернул регулятор, управляющий скоростью перемещения во  времени.
Они перенеслись на сто лет вперед - меньше, чем на число дней, прошедшее с
тех пор, как был запущен первый автомат. Главное, чтобы никакой  болван  в
будущем на него не наткнулся и не уволок с собой.
     Он резко щелкнул тумблером, и шум и вибрация тут же  прекратились.  В
иллюминатор ворвался солнечный свет.
     - Дома уже нет? - спросил Халл.
     - Столетие - долгий срок, - сказал Саундерс. - Давай лучше  выйдем  и
оглядимся.
     Они протиснулись через дверь наружу и выпрямились. Машина  лежала  на
дне полузасыпанной ямы, над краями которой ветер волнами  шевелили  траву.
Из земли торчало несколько каменных обломков.  Над  головами  у  них  было
голубое небо, по которому ползли пухлые белые облака.
     - А автоматов-то здесь нет, - сказал Халл, оглядевшись.
     -  Странно.  Наверное,  они  были  настроены  появляться  на   уровне
поверхности. Так что давай посмотрим наверху.
     Они явно находились в полузасыпанном подвале  старого  дома,  который
каким-то образом разрушился за те восемьдесят лет,  что  прошли  после  их
последнего  визита.  Специальное  устройство  в  проекторе   автоматически
материализовывало их точно на  поверхности,  где  бы  они  ни  появлялись.
Внезапные падения или погребение под наросшими слоями грунта  исключались.
Не могли они и материализоваться внутри какого-нибудь твердого  объекта  -
массочувствительное устройство не позволяло машине останавливаться, если в
этом месте находилась твердая материя. Жидкость и молекулы газов  не  были
для них помехой.
     Саундерс стоял в высокой, колышущейся  от  ветра  траве  и  обозревал
безмятежный ландшафт штата Нью-Йорк. Ничто не изменилось, река и  поросшие
лесом холмы за ней остались теми же, солнце  ярко  светило,  а  в  небесах
сияли облака.
     Нет... боже, нет! Где же поселок?
     Дом разрушен, поселка нет - что же  случилось?  Или  же  люди  просто
перебрались в другой место, или... Он обернулся  и  посмотрел  на  подвал.
Всего лишь несколько минут назад - и сто лет в  прошлом  -  он  стоял  там
среди потрепанной аппаратуры вместе с Макферсоном и Евой  -  а  сейчас  на
этом месте яма, поросшая дикой травой. Его охватило странное отчаяние.
     А жив ли еще он сам? А... Ева?  Геронтология  1973  года  делала  это
вполне возможным, но кто знает... И ему вовсе не хотелось узнать ответ.
     - Должно быть, вернули страну индейцам, - хмыкнул Сэм Халл.
     Прозаичная острота вернула ему чувство равновесия.  В  конце  концов,
любой разумный человек знает, что все  со  временем  меняется.  В  будущем
будут те же добро и зло, что были и в прошлом.  А  фраза  "...и  жили  они
потом долго и счастливо" - чистейший миф.  Важными  были  лишь  изменения,
безостановочный поток которых был причиной всему. К тому же сейчас  у  них
было дело.
     Они  пошарили  в  траве  вокруг,  но  не  нашли  и  следа   небольших
автоматических проекторов. Халл задумчиво нахмурился.
     - Знаешь,  -  сказал  он,  -  по-моему,  они  отправились  обратно  и
испортились по дороге.
     - Наверное, ты прав, - кивнул Саундерс. - Мы могли появиться здесь  в
худшем случае через несколько минут после них. - Он повернулся и зашагал к
большой машине. - Так что давай проведем наблюдения и отправимся обратно.
     Они установили астрономическое оборудование  и  измерили  высоту  над
горизонтом заходящего солнца. Потом приготовили ужин на походной  печке  и
стали дожидаться  ночи  в  постепенно  сгущающихся  сумерках,  наполненных
стрекотом кузнечиков.
     - А мне нравится это будущее, - сказал Халл. - Тут  так  спокойно.  Я
уже подумываю, не отправиться ли мне сюда - в это настоящее - когда  выйду
на пенсию.
     Мысль  о  транстемпоральном  курорте заставила Саундерса  улыбнуться.
Но... кто знает? Все может быть!
     Над их головами ярко засияли звезды. Саундерс засек для некоторых  из
них  точные  цифры  восхождения,  склонения  и  время  прохождения   через
меридиан. Из этих данных они  позднее  смогут  вычислить  с  точностью  до
минут, насколько далеко перенесла  их  машина.  "Абсолютное  пространство"
было чистым вымыслом до тех пор, пока проектор  считал  Землю  неподвижным
центром вселенной.
     Они побрели обратно к машине по мокрой от росы траве.
     - Попробуем поискать автоматы, делая остановки через  десять  лет,  -
сказал Саундерс. - И если даже таким способом не найдем, то черт с ними. Я
есть хочу.
     2063 - над ямой шел дождь.
     2053 - солнечный свет и пустота.
     2043 - яма оказалась не такой старой, и из земли виднелось  несколько
полузасыпанных трухлявых бревен.
     Саундерс нахмурился, глядя на шкалу прибора.
     - Она жрет больше энергии, чем следует, - пробормотал он.
     2023 - дом явно погиб при  пожаре,  виднелись  обугленные  головешки.
Проектор взревел с такой силой, что у них начали трещать  головы.  Энергия
утекала из батарей, как вода из отжимаемой губки. Засветился раскалившийся
резистор.
     Они проверили все электрические  цепи,  дюйм  за  дюймом,  провод  за
проводом. Все оказалось в порядке.
     - Поехали дальше. - Лицо Халла побелело.
     Чтобы преодолеть следующие десять лет, потребовалась настоящая битва.
У них ушло полчаса мучительного труда, наполненного  грохотом  и  руганью,
чтобы заставить проектор двигаться назад. От излученной энергии  в  кабине
стало невыносимо жарко.


     2013 - почерневший от пожара подвал все еще стоял. На его полу лежали
два небольших цилиндра, покрытые налетом от нескольких лет пребывания  под
открытым небом.
     - Автоматы пробились на несколько лет дальше, - сказал Халл. -  Потом
отрубились, и так и остались здесь.
     Саундерс принялся их исследовать. Когда он оторвался от инструментов,
его лицо стало угрюмым от растущего внутри страха.
     - Пустые, - сказал он. - Батареи высосаны  полностью.  Они  потратили
все запасы энергии.
     - Но почему, черт подери? - едва не взревел Халл.
     - Не знаю. Кажется, существует  нечто  вроде  сопротивления,  которое
увеличивается по мере того, как мы пытаемся двигаться назад.
     - Поехали!
     - Но...
     - Поехали, будь оно все проклято!
     Саундерс безнадежно  пожал  плечами.  У  них  ушло  два  часа,  чтобы
пробиться еще на пять лет назад. Потом Саундерс остановил проектор.
     - Конец пути,  Сэм,  -  выдавил  он  дрогнувшим  голосом.  -  Мы  уже
использовали три четверти запаса  энергии  -  и  чем  дальше  возвращаемся
назад, тем больше энергии уходит  на  преодоление  каждого  года.  Похоже,
расход ее идет по экспоненте с высокой степенью.
     - Выходит...
     - Вернуться нам не удастся. При таком расходе батарей  хватит  менее,
чем на десять лет возвращения. -  Саундерс  выглядел  больным.  -  Нас  не
пускает какой-то теоретический эффект, какая-то ускоряющаяся необходимость
в расходе энергии по мере продвижения в  прошлое.  Для  прыжков  длиной  в
двадцать или менее лет расход энергии на возвращение  возрастает  примерно
как квадрат от числа пройденных лет.  Но  на  самом  деле  здесь  какая-то
экспоненциальная зависимость, и после определенной  точки  расход  энергии
быстро и круто возрастает. У нас не хватит энергии в батареях!
     - Если бы мы смогли их снова зарядить...
     - У нас нет с собой нужного оборудования. Но, может быть...
     Они выбрались из  разрушенного  подвала  и  с  надеждой  взглянули  в
сторону реки. От поселка не осталось и следов. Должно быть, он был  снесен
или еще как-то разрушен еще раньше в прошлом от той точки, в  которой  они
сейчас находились.
     - Здесь нам помощи не найти, - сказал Саундерс.
     - Можно поискать вокруг. Должны же где-нибудь быть люди!
     - Несомненно. - Саундерс собрался, пытаясь успокоиться. - Но, знаешь,
у нас может уйти очень много времени на поиски. К тому  же,  -  его  голос
дрогнул,  -  Сэм,  я  не  уверен,  что  нам  поможет  даже   периодическая
подзарядка. Я почти убежден, что кривая потребления энергия проходит через
вертикальную асимптоту.
     - Объясни по-человечески, - вымученно улыбнулся Халл.
     - Я хочу сказать, что через какое-то количество лет  нам  потребуется
бесконечно большое количество энергии. Это похоже на концепцию Эйнштейна о
скорости света как предельной. Когда ты приближаешься  к  скорости  света,
необходимая для дальнейшего ускорения энергия возрастает  еще  быстрее.  А
чтобы двигаться быстрее скорости света, тебе нужно бесконечное  количество
энергии - это лишь хитрый эквивалент утверждения, что подобное невозможно.
То же самое может оказаться справедливым и по отношению ко времени.
     - Так ты хочешь сказать, что мы никогда не вернемся?
     - Не знаю. - Саундерс в отчаянии оглядел приветливый  ландшафт.  -  Я
могу и ошибаться. Но страшно боюсь оказаться прав.
     Халл выругался.
     - И что же нам теперь делать?
     - У нас есть  два  пути,  -  ответил  Саундерс.  -  Во-первых,  можно
отыскать людей, перезарядить батареи и продолжать пробовать. Во-вторых, мы
можем отправиться в будущее.
     - В будущее!
     - Вот именно. Где-нибудь в будущем  наверняка  знают  о  таких  вещах
гораздо больше нас. И им известен способ обойти этот эффект. Они наверняка
смогут дать нам достаточно мощный двигатель, если тут все дело в  энергии,
и мы сможем вернуться. К примеру, небольшой атомный генератор.
     Халл  стоял,  склонив  голову  и   обдумывая   сказанное.   Откуда-то
доносилось пение жаворонка, раздражающе приятное.
     Саундерс заставил себя рассмеяться.
     - Но первое, чем мы сейчас займемся, - сказал он, - это завтрак.
     Еда оказалась безвкусной. Они ели в угрюмом молчании, едва не  давясь
прожеванным, но в конце концов взглянули  друг  на  друга  и  поняли,  что
пришли к общему решению.
     Халл улыбнулся и протянул волосатую руку.
     - Хоть это и чертовски длинный путь домой, - сказал он,  -  но  я  за
него.
     Саундерс молча пожал его руку. Вскоре они вернулись к машине.
     - И куда теперь? - спросил механик.
     - Сейчас две тысячи восьмой,  -  сказал  Саундерс.  -  Как  насчет...
скажем... 2500 года?
     - Годится. Приятное круглое число. Поднять якоря!
     Машина загудела и вздрогнула. Саундерс с благодарностью отметил,  как
мало энергии потребляют проносящиеся годы и десятилетия. При таком расходе
у них было достаточно энергии, чтобы путешествовать до самого конца света.
     "Ева, Ева, я вернусь. Вернусь,  даже  если  для  этого  мне  придется
добраться до самого Судного Дня..."


     2500 год. Машина материализовалась на вершине плоского холма - яма за
прошедшие столетия заполнилась. Бледные лучи солнца торопливо скользнули в
горячую кабину, пробившись сквозь несомые ветром дождевые облака.
     - Пошли, - сказал Халл. - Не торчать же здесь весь день.
     Он взял автоматическую винтовку.
     - С чего это ты вдруг? - воскликнул Саундерс.
     - Ева впервые оказалась права, - хмуро отозвался  Халл.  -  Нацепи-ка
лучше пистолет, Март.
     Саундерс повесил  на  бедро  тяжелое  оружие.  Пальцы  ощутили  холод
металла.
     Они вышли наружу и осмотрели горизонт.
     - Люди! - радостно закричал Халл.
     За рекой оказался небольшой городок,  неподалеку  от  берега  старого
Гудзона. По бокам от него виднелись поля зреющей пшеницы и кучки деревьев.
От шоссе не осталось и следа.  Возможно,  наземный  транспорт  теперь  был
полностью заброшен.
     Городок выглядел... странно. Должно быть, он стоял здесь  уже  давно,
дома успели обветшать. Это были высокие, с заостренными крышами постройки,
толпящиеся на узких улицах. Неподалеку от центра  городка  в  низкое  небо
вздымалась метров на сто пятьдесят сверкающая металлическая башня.
     Саундерс  как-то  совсем  по-другому   представлял   себе   поселения
будущего. Несмотря на высокие здания, городок оставлял  какое-то  странное
и...  зловещее  впечатление  захудалости.  Впрочем,  судить  было  трудно.
Возможно, все дело было в его усталости.
     Что-то появилось над центром города, в  небо  взмыл  черный  овоид  и
устремился через реку к ним. Комитет по  встрече,  подумал  Саундерс.  Его
рука легла на рукоятку пистолета.
     Когда  аппарат  приблизился,  он  увидел,  что  это  была  яйцевидная
реактивная машина с короткими  крыльями.  Из  хвостовой  части  вырывалось
пламя. Теперь он летел медленнее, постепенно полого снижаясь.
     - Эй, привет! - заорал Халл. Он  стоял  во  весь  рост  и  размахивал
рукой, резкий ветер трепал его огненно-рыжие волосы. - Привет, люди!
     Машина спикировала прямо на них. Из носовой части внезапно  вырвалась
дымная строчка. Трассеры!
     Натренированный рефлекс швырнул Саундерса на землю. Пули  взвыли  над
головой и с резким треском взорвались сзади. Он увидел, как Халла разнесло
на куски.
     Аппарат пронесся над ним и  развернулся  для  новой  атаки.  Саундерс
вскочил и побежал, низко пригнувшись  и  метаясь  на  бегу  из  стороны  в
сторону. Очередь опять пронеслась  мимо,  взметнув  неподалеку  фонтанчики
грязи. Он снова бросился на землю.
     Еще один заход... Саундерса сбило с ног взрывом снаряда. Он несколько
раз перевернулся и вжался в землю,  надеясь,  что  его  укроет  трава.  Он
мельком подумал, что аппарат летает слишком быстро для охоты на одиночного
человека - стрелок просто не успевает прицелиться.
     Он слышал наверху завывание двигателя,  но  даже  не  стал  поднимать
голову, чтобы взглянуть. Аппарат кружился, как стервятник, выискивая  его.
Саундерс получил небольшую передышку, и его захлестнула горькая ненависть.
     Сэм...  они  убили  его,  застрелили  без   предупреждения...   Сэма,
рыжеволосого весельчака и товарища Сэма. Сэм мертв, и убили его они.
     Он  рискнул  и  перевернулся  на  спину.  Аппарат  уже  садился;  они
собираются охотиться за ним на земле. Он вскочил и снова побежал.
     Мимо уха просвистела  пуля.  Он  обернулся  с  пистолетом  в  руку  и
выстрелил в  ответ.  Из  аппарата  выскакивали  люди  в  черной  униформе.
Расстояние было довольно  велико,  но  он  был  вооружен  крупнокалиберным
армейским пистолетом, и для него оно не было помехой. Он выстрелил снова и
ощутил дикую радость, увидев, как одна  из  черных  фигур  закрутилась  на
месте и рухнула на землю.
     До машины времени было уже недалеко. Некогда строить из  себя  героя,
надо удирать - и побыстрее! Рядом с ним уже взвизгивали пули.
     Он метнулся в дверь и захлопнул ее  за  собой.  Металлический  корпус
зазвенел, когда его пробила пуля. Слава богу, лампы еще не успели остыть!
     Он перебросил главный тумблер. Когда окружающее начало  расплываться,
он увидел в окно, что преследователи уже почти настигли его. Один  из  них
целился из чего-то, похожего на базуку.
     Потом все превратилось в серость. Он откинулся  на  спинку  и  сидел,
вздрагивая. До него медленно дошло,  что  одежда  его  разорвана,  а  рука
поцарапана каким-то металлическим обломком.
     И погиб Сэм. Он сидел и смотрел, как стрелка ползет вверх.
     Пусть будет 3000 год. Пять  столетий  не  будет  слишком  уж  большим
расстоянием между ним и его преследователями.


     Для прибытия он выбрал ночное время. Осторожный осмотр  показал,  что
он находится среди  высоких  зданий,  малоосвещенных,  или  вовсе  темных.
Прекрасно!
     Он потратил несколько минут, чтобы перевязать рану  и  переодеться  в
запасную одежду, которую Ева уговорила взять с собой -  плотную  шерстяную
рубашку, бриджи, ботинки и плащ, который наверняка поможет  ему  выглядеть
не так подозрительно. Конечно же, он не позабыл о кобуре  с  пистолетом  и
запасных обоймах. Придется на время разведки покинуть  машину  и  рискнуть
тем, что ее могут обнаружить. Единственное, что он смог - запереть дверь.
     Выйдя наружу, он очутился в небольшом, вымощенном булыжником  проходе
между высокими домами. Окна в них были темны  или  закрыты  ставнями.  Над
головой был плотный мрак, должно  быть,  звезды  скрывали  облака,  но  на
севере он разглядел  слабое  красное  сияние,  пульсирующее  и  мерцающее.
Секунду помедлив, он расправил  плечи  и  зашагал  по  аллее,  похожей  на
сгусток мрака.
     От тут же поразился невероятности ситуации, в которой оказался. Менее
чем за час он перенесся на тысячу лет вперед, увидел, как погиб его  друг,
а теперь шел по чужому  городу,  гораздо  более  одинокий,  чем  любой  из
когда-либо живших людей. Увижу ли я тебя снова, Ева?
     Мимо него бесшумно скользнула тень, еще более черная, чем ночь. В  ее
глазах тускло блеснул  зеленоватый  огонек  -  бродячий  кот!  Выходит,  у
человека все еще  есть  любимцы.  Но  сейчас  ему  не  помешала  бы  более
ободряющая встреча.
     Спереди донесся шум, луч света заплясал по  дверям  домов.  Он  сунул
руку под распахнутый плащ и ухватился за рукоятку пистолета.
     На  фоне  томного  горизонта  показались   четыре   черных   силуэта,
растянувшиеся по всей ширине улицы.  ритм  их  шагов  звучал  по-военному.
Какой-то патруль. Он огляделся в поисках убежища - ему вовсе  не  хотелось
попасть в плен к незнакомцам.
     По бокам прохода не было, и он попятился назад. Луч фонарика метнулся
вперед, скользнул поперек его тела и вернулся обратно.  Патрульный  что-то
крикнул, резко и властно.
     Саундерс повернулся и  побежал.  За  спиной  опять  что-то  крикнули.
Затопали тяжелые ботинки. Кто-то засвистел, эхо заметалось между  высокими
темными стенами.
     Из темноты вырос  черный  силуэт.  Крепкие,  как  стальная  проволока
пальцы сомкнулись на его руке и дернули в сторону. Он открыл рот,  но  его
тут же зажали рукой. Он еще не успел восстановить равновесие,  а  его  уже
волокли вниз по каким-то ступеням.
     - Сюда, - резко прошипели ему в ухо. - Быстро.
     Приоткрылась дверь. Они скользнули внутрь, и другой человек запер ее.
Щелкнул автоматический замок.
     - Каж'ся нас не зас'кли, - мрачно произнес человек. - Ин'че нам хана.
     Саундерс пригляделся к  нему.  Незнакомец  оказался  среднего  роста,
из-под черной накидки виднелось гибкое и ловкое тело,  затянутое  в  тесно
облегающую одежду. На одном бедре болтался пистолет, на другом сумка. Лицо
болезненного  желтоватого  оттенка,  волосы  сбриты.   Это   было   худое,
выразительное лицо,  с  высокими  скулами  и  прямым  носом  с  подвижными
ноздрями. Из-под мефистофелевских бровей смотрели темные, немного раскосые
глаза. Рот, широкий  и  самодовольный,  был  растянут  в  дерзкую  улыбку,
открывающую острые белые зубы.  Какая-то  монголоидная  полукровка,  решил
Саундерс.
     - Ты кто такой?  -  грубо  спросил  он.  Незнакомец  осмотрел  его  с
подозрительностью.
     - Белготай из Сырта, - ответил он наконец. - Но ты сам не здешн'й.
     - Еще какой, - мрачно сострил Саундерс. - Ты зачем меня сюда затащил?
     - Ты'ж не  х'тел  попасть  в  лапы  к'Щейкам,  в'рно?  -  переспросил
Белготай. - Т'ко не спраш'вай меня, зачем  я  спас  незн'комца.  Пр'сто  я
ок'зался на улице, см'трю,  ты  б'жишь.  Вот  я  и  пр'кинул,  что  кто-то
смывается от Ищеек, п'рню надо п'мочь. - он пожал плечами. - К'нечно, если
тебе п'мощь не нужна, м'жешь к'титься обр'тно.
     - Нет, я, конечно, останусь здесь, - сказал Саундерс. - И... спасибо,
что спас меня.
     - De nada, - ответил Белготай. - П'шли, выпьем.
     Они прошли в задымленную комнату с низким потолком, в которой  стояло
несколько  ободранных  деревянных  столов,  теснившихся  вокруг  небольшой
жаровни с углями. В дальнем углу виднелось несколько больших бочек. Скорее
всего, это была какая-то таверна, место сборищ местной мафии. Кажется, мне
повезло, подумал Саундерс. Преступники не будут  столь  придирчивы  к  его
прошлому по сравнению с официальными властями. Здесь он сможет осмотреться
и кое-что разузнать.
     - Боюсь, у меня нет денег, - сказал он. - Разве что... - Он достал из
кармана горстку монет.
     Белготай впился в монеты  взглядом  и  с  шумом  втянул  между  зубов
воздух. Потом его лицо разгладилось и стало бесстрастным.
     - Я угощаю, - радушно произнес он. - Эй, Хеннали, пр'неси нам висс'и.
     Белготай увлек Саундерса в сторону, и  они  уселись  в  темном  углу,
подальше от всех  остальных.  Хозяин  принес  высокие  стаканы  с  чем-то,
отдаленно напоминающим виски, и Саундерс осушил свой с благодарностью.
     - Т'бя как звать? - спросил Белготай.
     - Саундерс. Мартин Саундерс.
     - Рад позн'комиться. А т'перь...  -  Белготай  придвинулся  ближе,  и
голос его упал до шепота, - ...т'перь ск'жи-ка мне, Саундерс, из к'кого ты
г_о_д_а_?
     Саундерс замер. Белготай едва заметно улыбнулся.
     - Н'бойся, - сказал он. - Здесь т'лько мои др'зья. Н'то не  сб'рается
пр'резать т'бе глотку и выбр'сить на улицу. Я ничего пл'хого не замышляю.
     Саундерс неожиданно почувствовал огромное облегчение  и  расслабился.
Да и какого черта, рано или поздно это все равно бы открылось.
     - Из тысяча девятьсот семьдесят третьего, - сказал он.
     - Что? Из б'дущего?
     - Нет... из прошлого.
     - А, зн'чит, разная хр'нология. Сколько лет н'зад?
     - Тысяча двадцать семь.
     Белготай свистнул.
     - Н'близкий путь! Но я был уверен,  что  ты  нав'рняка  из  пр'шлого.
Н'кто еще не пр'бывал из б'дущего.
     - Ты хочешь сказать... это невозможно? - потерянно спросил Саундерс.
     - Н'знаю. - Белготай криво усмехнулся. - Да и кто  из  б'дущего  стал
п'сещать эту эпоху, д'же если б смог? Д'вай, рассказывай.
     Саундерс разозлился. Виски уже растеклось теплом по его венам.
     - Я продаю информацию, - холодно произнес он, - а не раздаю ее даром.
     - Что ж, ч'стно сказано. Давай, М'ртин Саунд'рс.
     Саундерс вкратце рассказал  ему  свою  историю.  Под  конец  Белготай
медленно кивнул.
     - Ты н'ткнулся на Фанатиков, тогда, п'тьсот лет н'зад, - сказал он. -
Они не выносят п'тешественников по врем'ни. Да и б'льшинство людей тоже.
     - Но что случилось? Что это за мир, в конце концов?
     Он уже стал легче воспринимать акцент Белготая. Произношение  немного
изменилось, гласные  звучали  чуть  по-другому,  "р"  стала  произноситься
примерно так, как в двадцатом веке в датском или  французском.  Добавились
иностранные слова, особенно испанские. Но тем не менее все  было  понятно.
Саундерс слушал. Белготай был не очень сведущ в истории, но его цепкий  ум
ухватил наиболее значимые факты.
     Время потрясений началось в двадцать третьем столетии после восстания
марсианских колонистов против все более продажного и  тираничного  Земного
Директората. Столетие спустя началось великое переселение  народов  Земли,
вызванное голодом, эпидемиями и гражданской войной, из этого  хаоса  вырос
религиозный энтузиазм Армагеддонистов -  или  Фанатиков,  как  их  назовут
позднее. Через пятьдесят лет после бойни на Луне военным диктатором  Земли
стал Хантри, и власть Армагеддонистов растянулась почти на  три  столетия.
Правление их было отчасти номинальным, на огромных  территориях  постоянно
вспыхивали восстания, а колонисты на других планетах  окрепли  достаточно,
чтобы не пускать Фанатиков в космос, но в тех  местах,  где  им  удавалось
удерживать контроль, они правили с абсолютной жестокостью.
     Среди многого прочего они запретили и путешествия во времени. Но  они
и так не были популярны со времен  Войны  во  Времени,  когда  побежденная
армия Директората просочилась из двадцать третьего  в  двадцать  четвертое
столетие и устроила резню, прежде чем их попытка  захватить  планету  была
подавлена. Путешественников во времени в любом случае  и  так  было  очень
немного, будущее было слишком непредсказуемым и опасным -  и  их  зачастую
убивали или захватывали в какой-нибудь беспокойной эпохе.
     В конце двадцать седьмого столетия  Планетарная  Лига  и  Африканские
Раскольники покончили, наконец, с правлением Фанатиков.  Из  послевоенного
хаоса поднялся Африканский Мир, и два столетия  человечество  наслаждалось
эрой относительного спокойствия и прогресса,  которую  теперь  с  завистью
вспоминают, как  золотой  век.  И  действительно,  современная  хронология
начинается с года восхождения на престол  Джона  Мтезы  I.  Крах  наступил
из-за внутреннего загнивания и всплесков варварства на  внешних  планетах,
после чего Солнечная Система разбилась на множество маленьких государств и
даже независимых городов. Это был трудный, беспокойный период, хотя  и  не
без некоторого блеска, но теперь он быстро клонится к концу.
     - Это один из г'родов-государств, - сказал Белготай. - Он  наз'вается
Лиунг-Вей. Его основали синезские захватчики около  трех  столетий  назад.
Теперь им правит диктатор  Краусманн,  упрямый  старый  осел,  к'торый  не
станет сдаваться, х'тя армии Владыки  Атлантики  уже  стоят  у  самых  его
в'рот. Видел то красное сияние? Это их излучатели обрабатывают наш силовой
экран. К'гда они его пробьют, то захватят г'род и накажут его за  то,  что
он так долго сопротивлялся. Ник'го эта перспектива не радует.
     Он рассказал немного и о себе. Белготай был осколком умирающей эпохи,
когда небольшие государства нанимали наемников, чтобы те за них сражались.
Рожденный на Марсе,  Белготай  продавал  свои  услуги  по  всей  Солнечной
Системе.  Но  небольшие  кучки  наемников   оказались   бессильны   против
организованных новобранцев  восставших  наций,  и  после  разгрома  своего
отряда Белготай бежал на Землю, где влачил  жалкое  существование  вора  и
наемного убийцы. Ему нечего было ждать от будущего.
     - Ник'му теперь не нужен вольный стрелок, - уныло произнес он. - Если
Ищейки меня к тому времени не  поймают,  я  сам  повеш'сь,  к'гда  Атланты
возьмут г'род.
     Саундерс сочувственно кивнул.
     Белготай приблизился, его раскосые глаза сверкнули.
     - Но ты м'жешь мне помочь, М'ртин Саунд'рс, - прошептал он. - И  с'бе
тоже.
     - Как? - непонимающе моргнул Саундерс.
     - Да, да. В'зьми меня с собой, вытащи из  эт'го  проклятого  времени.
Тут тебе никто не см'жет помочь, они знают о п'тешествиях  во  времени  не
больше тебя. Наверняка тебя тут засунут в каталажку,  а  машину  разобьют.
Тебе надо см'тываться. Возьми меня!
     Саундерс нерешительно замер. Что он в действительности знает об  этой
эпохе? И сколько правды в словах Белготая? Насколько ему можно верить...
     - Высади меня в т'кие времена, к'гда  вольный  стрелок  снова  сможет
ср'жаться. А я тем временем стану помогать тебе. Я  неплохо  упр'вляюсь  с
пистолетом и виброножом. Не можешь же ты скакать по б'дущему один.
     Саундерс задумался. Впрочем, что тут долго размышлять -  и  так  было
ясно, что этот период для него бесполезен. К тому же  Белготай  спас  его,
пусть даже Ищейки не такие страшные, какими он их расписал. И...  если  уж
на то пошло, ему нужен кто-нибудь, с  кем  можно  просто  поговорить.  Кто
помог бы ему забыть Сэма Халла и пропасть столетий, отделяющую его от Евы.
     Решение пришло.
     - Хорошо.
     - Отлично! Ты не пож'леешь, Мартин. - Белготай встал. -  П'шли,  пора
отправляться.
     - Прямо сейчас?
     - Чем ск'рее, тем лучше. А вдруг твою  машину  найдут?  Тогда  станет
слишком поздно.
     - Но... тебе же надо собраться, попрощаться...
     Белготай шлепнул себя по сумке.
     - Все мое со мной. - В его дерзком смехе пробилась горечь. - Мне не с
кем пр'щаться, разве что с кредиторами. П'шли!
     Наполовину ошеломленный, Саундерс вышел  вслед  за  ним  из  таверны.
Слишком уж быстро пришлось ему прыгать из эпохи в эпоху, и у него не  было
возможности приспособиться.
     Например, если он когда-нибудь вернется в свое время, у  него  в  эту
эпоху  будут  жить  потомки.  При  скорости,  с   какой   распространяются
родственные связи, в каждой из враждующих армий окажутся люди,  несущие  в
себе кровь его и Евы, и они сражаются между собой, даже не  задумываясь  о
той нежности, благодаря которой появились на свет. Но ведь и я сам, устало
подумал он, не задумывался в свое время, имею ли  общих  предков  с  теми,
кого убивал во время войны.
     Люди живут в  своем  собственном  времени,  короткой  вспышке  света,
ограниченной огромной темнотой, и не в их природе задумываться о том,  что
простирается за пределами этого короткого промежутка. Он  начал  понимать,
почему путешествия во времени никогда не стали обычным явлением.
     - Сюда! - Белготай увлек его в туннель  аллеи.  Они  скорчились  там,
пока мимо проходили четверо Ищеек в черных шлемах. В тусклом красном свете
Саундерс разглядел полувосточные лица с высокими скулами  и  металлическое
поблескивание висевшего на плечах оружия.
     Они добрались до машины, что лежала между домами, съежившимися в  эту
ночь страха и ожидания. Белготай снова рассмеялся, на  этот  раз  мягко  и
радостно.
     - Свобода! - прошептал он.
     Они забрались внутрь и Саундерс настроил пульт  на  сто  лет  вперед.
Белготай нахмурился.
     - Н'верное, мир тогда будет скучный и тихий, - сказал он.
     - Если я найду способ вернуться, - пообещал  Саундерс,  -  то  отвезу
тебя в любое время, какое только захочешь.
     - Или перенеси меня на сто лет назад от этого времени, - сказал воин.
- Давай, стартуй!


     3100 год. Пустыня из почерневших, обугленных камней. Саундерс включил
счетчик  Гейгера,  и  тот  бешено  затрещал.   Радиоактивность!   Какая-то
дьявольская атомная бомба  смела  Лиунг-Вей.  Трясущейся  рукой  он  снова
включил машину.


     3200 год. Радиоактивность исчезла,  но  пустыня  осталась,  вместе  с
огромным оплавленным кратером под горячим небом, мертвым  и  безжизненным.
Была слабая вероятность пересечь его  и  попробовать  отыскать  людей,  но
Саундерс не хотел уходить далеко от машины. Если их от нее отрежут...


     К 3500 году выжженная земля снова покрылась почвой, на ней  рос  лес.
Они стояли под моросящим дождем и осматривались.
     - Большие деревья, - сказал Саундерс. - К этому лесу очень  долго  не
прикасалась рука человека.
     - Может, люди снова вернулись в пещеры? - предположил Белготай.
     -  Вряд  ли.  Цивилизация  слишком  широко  распространилась,   чтобы
погибнуть в полной дикости. Но до ближайшего поселения  может  быть  очень
далеко.
     - Тогда поехали дальше! - глаза Белготая заблестели от интереса.
     Лес рос на этом месте и несколько столетий спустя. Саундерс  тревожно
нахмурился. Ему очень не нравилось, что приходится  все  дальше  и  дальше
отдаляться от своего времени, он уже и так забрался настолько далеко,  что
не сможет вернуться без чье-то помощи. Но, конечно же, когда-нибудь...


     4100 год. Они  материализовались  на  широкой  травяной  лужайке,  на
которой среди фонтанов,  статуй  и  беседок  стояли  низкие,  закругленные
здания,  изготовленные  из  какого-то  подкрашенного   пластика.   Впереди
бесшумно пролетел маленький аппарат, снаружи у него не было видно никакого
двигателя.
     Вокруг были  люди,  молодые  мужчины  и  женщины,  одетые  в  длинные
разноцветные  накидки  поверх  легких  туник.  Они  с  криками  столпились
впереди. Саундерс и Белготай вышли наружу, подняв руки в жесте дружбы.  Но
воин продолжал держать руку поближе в оружию.
     Она заговорили на каком-то легком, мелодичном языке, в котором лишь с
большим трудом угадывалось что-то знакомое. Неужели  время  настолько  все
изменило?
     Их провели в одно из  зданий.  Внутри  его  просторного,  прохладного
интерьера навстречу им  приветливо  поднялся  седой  бородатый  мужчина  в
украшенной орнаментом красной одежде.  Кто-то  принес  небольшой  аппарат,
напоминающий осциллоскоп с микрофонной приставкой. Мужчина поставил его на
стол и что-то настроил.
     Он заговорил снова, и с его губ срывались  незнакомые  слова.  Но  из
машины раздалась английская речь!
     - Приветствую вас, путешественники, в  этом  отделении  Американского
Колледжа. Садитесь, прошу вас.
     Саундерс и Белготай ахнули. Старик улыбнулся.
     - Вижу, психофон для вас новинка. Он воспринимает мозговое  излучение
от  речевого  центра.  Когда   кто-то   говорит,   соответствующие   мысли
улавливаются машиной, сильно усиливаются и излучаются  в  мозг  слушателя,
который воспринимает их в словах родного языка.  Позвольте  представиться.
Меня зовут  Гамалон  Авард,  я  декан  этого  отделения  Колледжа.  -  Его
кустистые брови приподнялись в вежливом вопросе.
     Они назвали свои имена, и Авард церемонно кивнул.  Стройная  девушка,
чья весьма легкая одежда заставила глаза  Белготая  расшириться,  принесла
поднос с бутербродами и напиток, чем-то похожий на чай. Саундерс  внезапно
осознал, насколько он голоден и устал... Он обессиленно рухнул  в  кресло,
которое подстроилось под контуры его тела, и измученно взглянул на Аварда.
     Они рассказали о себе, и декан кивнул.
     - Я так и думал, что вы путешественники во времени, - сказал он. - Но
для нас вы очень интересны. Если вы будете столь любезны, с вами наверняка
захотят поговорить представители археологического факультета.
     - Вы можете нам помочь? -  прямо  спросил  Саундерс.  -  Сможете  так
переделать нашу машину, чтобы мы смогли вернуться?
     - Увы, нет. Боюсь, наша физика не оставляет для вас  надежд.  Я  могу
проконсультироваться с экспертами, но уверен, что с момента, когда Приоган
сформулировал свою пространственно-временную теорию, она не изменилась.  В
соответствии с  ней,  энергия,  необходимая  для  путешествия  в  прошлое,
чудовищно возрастает с  увеличением  длины  пути.  Видите  ли,  происходит
деформация мировых линий. За пределами границы примерно  в  семьдесят  лет
требуется бесконечно большая энергия.
     Саундерс хмуро кивнул.
     - Понятно. И нет никакой надежды?
     - В наше время боюсь, что нет. Но наука быстро развивается. Контакт с
другими цивилизациями галактики оказался необыкновенно стимулирующим...
     - У вас есть межзвездные путешествия? - не смог удержаться  Белготай.
- Вы можете долететь до звезд?
     - Да, конечно. Примерно пятьсот лет назад  на  базе  модифицированной
теории относительности Приогана был  создан  сверхсветовой  двигатель.  Он
позволяет пронизывать пространство сквозь более  высокие  измерения...  Но
вас ждут более важные проблемы, чем научные теории.
     - Только не меня! - пылко воскликнул  Белготай.  -  Если  бы  я  смог
д'браться до звезд... там н'верняка воюют...
     - Увы, да. Быстрое расширение границы освоенного пространства бросило
Галактику в хаос. Но не думаю, что  вам  разрешат  попасть  на  звездолет.
Более того, Совет наверняка прикажет применить по отношению к вам,  как  к
неуравновешенным личностям, темпоральную депортацию.  В  противном  случае
душевное здоровье Сола окажется в опасности.
     - Послушай,  ты...  -  взревел  Белготай  и  потянулся  к  пистолету.
Саундерс стиснул его руку.
     - Успокойся, дурак, - прошипел он. - Мы  не  можем  воевать  с  целой
планетой. Да и ради чего? Будут и другие эпохи.
     Белготай расслабился, но глаза его рассерженно блестели.
     Они оставались в Колледже еще два  дня.  Авард  и  его  коллеги  были
вежливы,  приветливы   и   с   жадным   интересом   выслушали   все,   что
путешественники смогли рассказать о своем  времени.  Они  предоставили  им
еду, жилье и такой необходимый отдых. Они даже передали  просьбу  Белготая
Совету Сола, он ответ был категоричен: в Галактике  и  так  слишком  много
варваров. Путешественникам придется отправиться дальше.
     Из их машины удалили батареи, а  на  их  место  установили  маленький
атомный двигатель с почти неограниченным  энергетическим  резервом.  Авард
дал им и психофон для общения с любым, кто встретится им  в  будущем.  Все
были очень вежливы и деликатны.  Но  Саундерс  поймал  себя  на  том,  что
вынужден согласиться с Белготаем.  Ему  не  очень  пришлись  по  душе  эти
чересчур цивилизованные господа. Он принадлежал к другой эпохе.
     Авард попрощался с ними важно и степенно.
     - Странно видеть, как  вы  отправляетесь,  -  сказал  он.  -  Странно
представить и то, что  вы  будете  путешествовать  еще  долго  после  моей
кремации, увидите такое, что я не смогу и вообразить. - На  мгновение  его
лицо изменилось. - Я даже  каким-то  образом  вам  завидую.  -  Он  быстро
отвернулся, словно испугавшись этой мысли. - Прощайте, и да будет  с  вами
удача.


     4300 год. Здания  колледжа  исчезли,  теперь  их  сменили  маленькие,
искусно сделанные летние домики. Вокруг машины столпились юноши и  девушки
в легкой переливающейся одежде.
     - Вы путешественники во времени? - спросил  один  из  них,  удивленно
раскрыв глаза.
     Саундерс кивнул, слишком усталый, чтобы говорить.
     - Путешественники во времени! - восхищенно пискнула девушка.
     - А не знают ли в ваше время  способа  путешествия  в  прошлое?  -  с
надеждой спросил Саундерс.
     - Я о таком не знаю. Но пожалуйста, останьтесь ненадолго,  расскажите
нам о вашем путешествии. У нас давно не было такой  забавы,  с  тех  самых
пор, как вернулся корабль с Сириуса.
     Они не скрывали нетерпеливой настойчивости.  В  особенности  женщины,
собравшиеся вокруг и окружившие  их  кольцом  нежных  рук.  Они  смеялись,
что-то восклицали и оттесняли их подальше от машины. Белготай ухмыльнулся.
     - Д'вай останемся на ночь, - предложил он.
     Саундерс не видел смысла спорить. Времени у них достаточно, с горечью
подумал он. Все время мира.
     Это была ночь шумного веселья. Саундерс ухитрился кое-что  разузнать.
В эту эпоху Сол стал галактическим захолустьем, где скопилось  накопленное
торговлей огромное  богатство,  охраняемое  негуманоидными  наемниками  от
межзвездных  пиратов  и   завоевателей.   Этот   регион   был   одной   из
многочисленных игровых площадок для детей из богатых купеческих семей, уже
многие поколения живущих за счет унаследованных  богатств.  Они  оказались
приятными  ребятами,  но  в  них  чувствовалась  какая-то   умственная   и
физическая   размягченность   и   глубокая   внутренняя    усталость    от
бессмысленных, все более теряющих новизну развлечений. Декаданс.
     В конце концов Саундерс одиноко уселся под луной, на которой  алмазно
поблескивали накрытые куполами города неподалеку от мягко  поблескивающего
искусственного озера, и стал разглядывать медленно вращающиеся над головой
созвездия - далекие солнца,  которые  человек  завоевал,  так  и  не  став
хозяином над самим собой. Он подумал о Еве и захотел заплакать, но пустота
в его груди оказалась сухой и холодной.


     Наутро Белготая одолело  сокрушительное  похмелье,  от  которого  его
избавило питье, предложенное одной из женщин. Он немного  поспорил,  стоит
ли ему оставаться в этом веке. Теперь никто не лишил  бы  его  возможности
улететь - в галактических далях остро не хватало воинов. Но тот факт,  что
Сол теперь очень редко посещался, и ему, возможно,  пришлось  бы  прождать
многие годы, склонил его в конце концов к продолжению путешествия.
     - Это н'дого не  затянется,  -  сказал  он.  -  Сол  слишк'м  лакомый
кусочек, а наемники не вс'гда преданы. Рано или поздно, но на Земле  сн'ва
будет война.
     Саундерс  грустно  кивнул.  Ему  было  невыносимо  тяжело  думать   о
сокрушающей  энергии,  которая  станет  губить  миролюбивых  и  никому  не
приносящих вреда людей, о насилии, убийствах и  пленениях,  но  у  истории
свой путь, и он усеян могилами пацифистов.
     Яркая сцена затянулась серостью. Они отправились дальше.


     4400 год. Вилла горела, взметая дым и пламя в пасмурное небо. Рядом с
ней навис огромный корпус звездолета, покрытый шрамами от лучевых  ударов,
а возле него бурлил водоворот огромных бородатых людей в шлемах и кирасах,
с хохотом тащивших отовсюду награбленное золото и  упирающихся  пленников.
Варвары пришли!
     Оба путешественника скользнули обратно в машину. Такое  оружие  могло
превратить ее в тлеющие обломки. Саундерс до упора двинул вперед  рукоятку
хода.
     - Давай лучше прыгнем подальше,  -  сказал  Саундерс,  когда  стрелка
миновала столетнюю отметку. - Вряд ли  можно  будет  ожидать  технического
прогресса в эпоху упадка. Попробую пятитысячный год.
     А  доберется  ли  когда-нибудь  прогресс  до  того,  что  нам  нужно,
мелькнуло у него в голове. Увижу ли я тебя когда-нибудь снова, Ева?  И  не
оплакивай  меня  чересчур  долго,  подумал  он,  словно  его  тоска  могла
пробиться сквозь провал тысячелетий. Во  все  кровавые  века  человеческой
истории единственное, что для меня важно - твое счастье.
     Когда  стрелка  стала  приближаться  к  шестому  столетию,   Саундерс
попытался передвинуть рукоятку обратно. Попытался!
     - Что случилось? - Белготай склонился к его плечу.
     Саундерс потянул сильнее, чувствуя, как по ребрам заструился холодный
пот. Рукоятка осталась неподвижной - проектор нельзя было остановить.
     - Сломалась? - тревожно спросил Белготай.
     - Нет... это автоматический детектор массы. Нас  уничтожит,  если  мы
появимся в том же объеме, который уже занимает твердая  материя.  Детектор
не дает проектору остановиться, если распознает такую ситуацию. - Саундерс
криво усмехнулся. - Должно быть, какой-то болван  построил  дом  прямо  на
этом месте!
     Стрелка продвинулась до упора,  а  они  все  еще  продолжали  мчаться
сквозь безликую серость. Саундерс  обнулил  счетчик  и  отметил  про  себя
первые полтысячелетия. Будет неплохо, хотя и не необходимо, знать, в каком
же году они вынырнут.
     Поначалу  он  не  волновался.  Творения  рук  человека  на   редкость
недолговечны; он с грустью подумал о городах и цивилизациях, чем восход он
наблюдал, и которые прожили свой недолгий час и снова погрузились в ночь и
хаос времени. Но через тысячу лет...
     Две тысячи...
     Три тысячи...
     В тусклом  свечении  инструментальной  панели  он  увидел  бледное  и
напряженное лицо Белготая.
     - Сколько еще? - прошептал он.
     - Не знаю...
     Внутри машины под мощную песнь проектора утекали долгие минуты, и два
человека с зачарованным восхищением наблюдали за отсчетом веков.
     Через двадцать тысяч  лет  невероятное  происшествие  завершилось.  В
25296 году рукоятка, на  которую  непрерывно  давил  Саундерс,  неожиданно
высвободилась. Машина вырвалась в реальность, покачнулась,  скользнула  на
полметра вниз и замерла. Они тут же распахнули дверь.
     Проектор лежал на каменном блоке размером с  небольшой  дом,  который
медленно соскальзывал со своего места, пока не освободил их. А  место  его
находилось на середине грани пирамиды.
     Монумент был из серого камня, тетраэдр с основанием в милю и  высотой
в полмили. Внешняя облицовка  то  ли  обвалилась,  то  ли  была  снята,  и
чудовищные блоки обнажились. Ветер нанес на них землю, и  на  титанических
склонах росли трава и  деревья.  Их  корни,  вместе  с  ветром,  дождем  и
морозом,  медленно  разрушали  искусственную  гору,  но   она   пока   еще
доминировала над ландшафтом.
     Из спутанных низких кустов на него злобно глядело лицо  исковерканной
статуи. Саундерс вгляделся в него и тут же с содроганием отвернулся.  Рука
человека никогда не высекла бы из камня такое.
     Окружающая местность изменилась; он больше не видел старой реки, а  в
отдалении блестело озеро, которого раньше не было. Холмы казались ниже, их
покрывал лес,  но  возле  основания  пирамиды  стоял  звездолет,  огромных
размеров машина  с  устремленным  в  небо  носом.  На  корпусе  его  пылал
солнечный блик. Рядом с ним работали люди.
     Крик Саундерса повис в неподвижном воздухе.  Они  и  Белготай  начали
спускаться по крутому склону на землю, цепляясь за деревья и лианы. Люди!
     Нет... не все они были людьми. Дюжина больших  сверкающих  машин  без
какого-либо надзора работала у подножия пирамиды... роботы.  А  в  группе,
что повернулась и смотрела  на  путешественников,  двое  были  приземисты,
покрыты голубым мехом, с мордами вместо лиц и шестипалыми руками.
     Саундерс с неожиданным потрясением осознал,  что  видит  перед  собой
внеземные разумные существа. Но смотрел он после этого только на людей.
     Все они были высоки, с утонченными аристократическими  лицами,  и  их
спокойствие казалось прирожденным.  Их  одежду  было  невозможно  описать,
казалось, что они укутаны в радужное сияние, непрерывно  меняющее  цвет  и
форму. Наверное, подумал Саундерс, так,  должно  быть,  выглядели  древние
боги на Олимпе, существа более великие и прекрасные, чем человек.
     Но голос, что донесся  до  них,  был  человеческий,  низкий,  глубоко
модулированный,  произносивший  слова  на  совершенно  незнакомом   языке.
Саундерс с досадой вспомнил, что забыл взять с собой психофон. Но один  из
покрытых голубым мехом инопланетян уже достал небольшой усеянный  кнопками
шар,   из   которого   тут   же   донесся    знакомый    голос-переводчик:
"...путешественники во времени".
     - Очевидно, из весьма отдаленного прошлого, - сказал другой человек.
     Черт бы их всех побрал, но их, казалось, больше  удивила  птица,  что
неожиданно высунулась из высокой травы. Неужели путешественники во времени
не достойны хотя бы рукопожатия?
     - Послушайте, - рявкнул Саундерс,  подсознательно  понимая,  что  его
раздражение - всего  лишь  реакция  на  страх,  который  внушала  ему  эта
компания, - мы попали в беду. Наша машина не может перенести нас  обратно,
и мы должны отыскать эпоху, в которой известно, как обойти этот эффект. Вы
можете это сделать?
     Один из инопланетян покачал звероподобной головой.
     - Нет, - сказал он. - Физике неизвестен  способ  возвращения  дальше,
чем на семьдесят лет. За  этой  границей  потребление  энергии  бесконечно
возрастает, и...
     Саундерс простонал.
     - Это мы и так знаем, - грубовато добавил Белготай.
     - По крайней мере, отдых вам не помешает, - сказал один из людей  уже
более приветливо. - Будет интересно послушать ваш рассказ.
     - За последние несколько тысяч лет я его уже рассказывал  черт  знает
сколько раз, - резко бросил Саундерс. - Не послушать ли ради  разнообразия
ваш?
     Двое  незнакомцев  обменялись  несколькими  негромко   произнесенными
словами.  Саундерс  был  почти  уверен,  что  может  перевести  их  и  без
психофона: "Варвары...  детская  эмоциональность...  ладно,  развлечем  их
ненадолго".
     - Это археологическая экспедиция, раскапывающая пирамиду, - терпеливо
произнес один из них. -  Мы  из  Галактического  Института,  из  отделения
Сирианского  сектора.  Мое  имя  лорд  Арсфел  Астракирский,  а  это   мои
подчиненные. Негуманоиды, если вам это интересно, с планеты  Куулхан,  чье
солнце не видно с Терры.
     Взгляд Саундерса с невольным изумлением переместился на возвышающееся
над ними колоссальное сооружение.
     - Кто ее построил? - выдохнул он.
     - Никто не знает, почему иксчулхи возводили такие сооружения на  всех
завоеванных ими планетами. Пока что никому не известно, кем они  были  или
откуда явились и куда, в конце концов, направились. Мы надеемся, что в  их
пирамидах отыщутся некоторые ответы на эти вопросы.
     Собеседники  понемногу  расслабились.  Люди  из  экспедиции   искусно
выведали у Саундерса и Белготая их истории и ту информацию  об  их  теперь
уже почти  доисторических  эпохах,  которая  их  интересовала.  Взамен  им
сообщили кое-что из недавней истории.
     После  сокрушительных  войн,  развязанных  иксчулхами,  Галактика  на
удивление быстро возродилась. Новейшие  методы  математической  психологии
сделали  возможным  объединение  людей,  живших  на  миллиардах  миров,  и
эффективное управление ими. Галактическая Империя была эгалитарной,  да  и
не  могла  быть  другой,  поскольку  одним   их   ее   основателей   стала
фантастически древняя и развитая раса с  планеты,  которую  люди  называли
Вро-Хи.
     Империя  стала  мирной,   процветающей   и   яркой   из-за   великого
многообразия рас и культур, начала развивать науки и  искусства.  Она  уже
перешагнула десятитысячный год своего сущестования,  и  для  невозмутимого
ума Арсфела, как казалось, не было и тени сомнения,  что  она  будет  жить
вечно. А как же варвары на периферии Галактики и в  Магеллановых  облаках?
Чушь! Со временем Империя цивилизует и их,  а  пока  что  они  всего  лишь
досадная помеха.
     Сол можно было почти что назвать одной из варварских звезд, хотя  она
и располагалась в пределах границ Империи. Цивилизация  сконцентрировалась
вблизи центра Галактики, а Сол находится в отдаленном  и  бедном  звездами
регионе космоса. Немногие примитивные крестьяне продолжают  пока  жить  на
своей планете и имеют редкие контакты с ближайшими звездами, но они  не  в
счет. Человечество почти что забыло свой древний дом.
     Эта картина по какой-то причине опечалила американца.  Он  подумал  о
старушке Земле, одиноко летящей  по  своему  пути  в  пустоте  космоса,  о
великой  заносчивой  Империи  и  обо  всех  могучих  доминионах,  успевших
рассыпаться  в  пыль  за  прошедшие  тысячелетия.  Но  когда  он   рискнул
предположить, что и эта цивилизация тоже  не  бессмертна,  его  немедленно
завалили  цифрами,  фактами,   логикой   и   странным   параматематическим
символизмом современной массовой психологии. Ему  уверенно  доказали,  что
современная общественная структура заведомо  непоколебимо  стабильна  -  и
десять тысяч  лет  истории  не  предоставили  ни  единого  доказательства,
опровергающего эту науку.
     - Сдаюсь, - сказал Саундерс. - С вами я спорить не могу.
     Их  провели  по  огромным  помещениями   звездолета,   по   роскошным
апартаментам  экспедиции,  показали  сложнейшие  мыслящие  машины.  Арсфел
пытался продемонстрировать им свои произведения искусства, записи  музыки,
психокниги - но все оказалось бесполезно, это было выше их понимания.
     Дикари!  Смог  бы  австралийский  абориген  восхищаться  Рембрандтом,
Бетховеном, Кантом,  Эйнштейном?  Смог  бы  счастливо  прожить  в  сложном
обществе Нью-Йорка?
     - Поехали лучше дальше, - пробормотал Белготай. -  Здесь  нам  нечего
делать.
     Саундерс кивнул. Для них это оказалась чересчур развитая цивилизация,
и  в  ее  непостижимой  огромности  они  могли  стать   лишь   испуганными
пенсионерами. Лучше снова отправиться в путь.
     - Я посоветовал бы вам двигаться вперед длинными прыжками,  -  сказал
Арсфел. - Галактическая цивилизация не доберется сюда  еще  многие  тысячи
лет, и, конечно же, какая бы туземная культура со временем  не  разовьется
на Соле, она не сможет вам помочь. - Он улыбнулся. - И  неважно,  если  вы
перескочите то время, в котором будет изобретен нужный вам процесс. Уверяю
вас, записи о нем не будут утеряны.  С  этого  момента  впереди  вас  ждет
только мир и просветление... если, конечно, варвары  на  Терре  не  станут
агрессивны, но и в таком случае вы легко сможете оставить их позади  себя.
Рано или поздно, но  здесь  появится  истинная  цивилизация,  которая  вам
поможет.
     Одно из существ с Куулхана затрясло своей странной головой.
     - Сомневаюсь, - серьезно произнесло оно. - Тогда бы у нас были  гости
из будущего.
     - Но, возможно, им  просто  неинтересно  посещать  ваше  время,  -  с
отчаянием возразил Саундерс. - У них о нем будут иметься полные записи.  В
таком случае они отправятся исследовать более примитивные века, в  которых
их присутствие легко может остаться незамеченным.
     - Возможно, вы правы, - сказал  Арсфел.  Интонации  его  голоса  были
такими же смущенными, как у взрослого, что успокаивает ребенка  безобидным
враньем.
     - Поехали! - прорычал Белготай.


     В 26000 году лес все еще стоял, а пирамида превратилась  в  холм,  на
котором качались и шелестели на ветру деревья.
     В 27000 году среди пшеничных полей появилась деревушка  с  домами  из
дерева и камня.
     В 28000 люди начали разбирать пирамиду, добывая из  нее  строительный
камень. Но ее огромное  тело  продержалось  до  30000  года,  пока  из  ее
материала не был построен небольшой город.
     Несколько минут назад, печально подумал Саундерс, мы разговаривали  с
лордом Арсфелом Астракирским, а сейчас  он  уже  пять  тысяч  лет,  как  в
могиле.
     В 31000 году они материализовались на одной из широких  лужаек  между
башнями высокого и гордого города. Над  головами  промелькнул  летательный
аппарат, а неподалеку стоял звездолет, небольшой по сравнению  с  кораблем
Арсфела, но тем не менее внушительный.
     - П'хоже, Империя добралась и сюда, - сказал Белготай.
     - Не знаю, - отозвался Саундерс. - Вид,  во  всяком  случае,  мирный.
Давай-ка выйдем и поговорим с людьми.
     Их приняла высокая  статная  женщина  в  белых  одеждах  классических
линий. Солом сейчас правит Матриархия, сказала она, и поэтому не соизволят
ли они вести себя так, как полагается существам низшего пола? Нет, Империя
никогда сюда не добиралась. Сол платит налог, а в  системе  Сириуса  живет
имперский легат, но реальные границы галактической культуры  за  последние
три тысячелетия не изменились. Цивилизация Сола -  исключительно  местная,
и, несомненно, превосходит чужеземное влияние Вро-Хи.
     Нет, о теории времени им ничего не известно.  Конечно,  они  рады  их
видеть, и тому подобное, но не могли бы они продолжить свое путешествие? К
сожалению, они совершенно  не  вписываются  в  тщательно  отрегулированную
культуру Терры.
     - Мне это не нравится, - сказал Саундерс, когда они шагали обратно  к
машине. - Арсфел клялся, что Империя будет расширять  как  действительную,
так и номинальную сферу своего влияния. Но теперь она статична. Почему?
     - Мне к'жется, - сказал Белготай,  -  что  н'смотря  на  всю  заумную
математику того лорда, ты ок'зался прав. Ничто не вечно.
     - Но... боже мой!


     34000  год.  Матриархия  кончилась.   Город   превратился   в   груду
искореженных обломков  и  закопченных  огнем  камней.  В  руинах  валялись
скелеты.
     - Варвары снова  двинулись  вперед,  -  дрогнувшим  голосом  произнес
Саундерс. - Они побывали здесь  совсем  недавно  -  видишь,  кости  совсем
свежие, и до самого центра Империи им еще очень далеко. Империи вроде этой
могут умирать многие тысячи лет. Но она уже обречена.
     - Что б'дем делать?
     - Поедем дальше, -  безразлично  ответил  Саундерс.  -  Что  нам  еще
остается?


     35000 год. Под огромными старыми деревьями стоит крестьянская хижина.
Местами из земли торчат обломки колонн - остатки города. Бородатый мужчина
в грубой домотканой одежде при виде появившейся машины со всех ног удирает
в лес вместе со своей женой и стайкой ребятишек.


     36000 год.  Снова  деревня,  в  отдалении  стоит  потрепанный  старый
звездолет. Существа полудюжины различных рас, включая людей, работают  над
сооружением какой-то загадочной машины. Они  одеты  в  простую  заношенную
одежду, на боку у каждого висит оружие, в глазах у них - упрямство воинов.
Но вновь прибывших они встречают неплохо.
     Их начальник - молодой человек в накидке и шлеме офицера Империи.  Но
снаряжение у них по меньшей мере столетней давности, и он всего лишь глава
небольшого отряды, нанятого среди  орд  варваров  для  защиты  этой  части
Терры. Как ни странно, он настаивает на том, чтобы  его  считали  лояльным
вассалом Императора.
     Империя! Среди звезд еще сияла ее былая слава. Она медленно тускнела,
пока варвары постепенно проникали все глубже, в то время как  коррупция  и
гражданская война разрывали ее изнутри, но она еще  продолжала  оставаться
трогательной  и  отчаянной  надеждой  разумных  существ  всей   Галактики.
Когда-нибудь в темноту  внешних  миров  вернется  цивилизация,  еще  более
великая и восхитительная, чем любая из прежних. Человек не может жить,  не
веря в такое.
     - Но  у  нас  здесь  дело,  -  пожимает  плечами  командир.  -  Тауфо
Сирианский скоро обрушится на Сол. Вряд ли мы сможем долго его сдерживать.
     - А что вы б'дете делать потом? - с вызовом произнес Белготай.
     Молодое и одновременно старое лицо скривилось в горькой усмешке:
     - Умирать, конечно. Что нам еще остается делать... в такое время?
     Они  провели  с  солдатами  ночь.  Белготай  весело   провел   время,
обмениваясь с ними байками о воинских похождениях, но к утру все же  решил
отправиться с Саундерсом дальше. Это эпоха была достаточно жестока, но  ее
безнадежность тронула даже его грубую душу.
     Осунувшийся Саундерс уставился на контрольную панель.
     - Нам придется отправиться далеко вперед, - сказал  он.  -  Чертовски
далеко.


     50000 год. Они выскользнули из потока времени и распахнули  дверь.  В
лицо им ударил резкий ветер, треплющий тонкую завесу снежинок. Серое  небо
нависло над высокими каменными холмами,  на  которых  среди  голых  утесов
стояли угрюмые сосны. По реке, с бормотанием  вытекавшей  из  леса,  плыли
льдины.
     Геология не работает так быстро, даже четырнадцать тысяч лет не  были
очень большим сроком для медленно изменяющейся планеты. Наверняка это было
работой разумных существ, терзавших планету и покрывавших ее шрамами после
бессмысленных войн невообразимой мощи.
     Над всем  ландшафтом  доминировала  серая  каменная  масса.  Огромным
монолитом она стояла в нескольких милях от них,  черные  стены  охватывали
невообразимую площадь, массивные зубчатые башни мрачно  тянулись  к  небу.
Она  наполовину  лежала  в  руинах.  Исковерканные  и  искрошенные  камни,
потерявшие форму под  ударами  энергии,  что  когда-то  заставляла  камень
плавиться, теперь сгладились, несчитанные тысячелетия подвергаясь действию
погоды. Они были очень стары.
     - Мертво. - Голос Саундерса был с  трудом  различим  среди  завываний
ветра. - Все мертво.
     - Нет! - Раскосые глаза Белготая прищурились,  спасаясь  от  летящего
снега. - Нет, Мартин, к'жется, я вижу флаг.
     Ветер налетал резкими порывами, от которых их бросало в дрожь.
     - Поедем дальше? - мрачно осведомился Саундерс.
     - Д'вай лучше выясним, что же сл'чилось, - сказал Белготай. - В самом
худшем сл'чае нас убьют, а я н'чинаю думать, что это не так уж и плохо.
     Саундерс натянул на себя всю одежду,  какую  смог  отыскать,  и  взял
окоченевшей рукой психофон.  Белготай  поплотнее  закутался  в  плащ.  Они
направились к серому сооружению.
     Ветер все  дул  и  дул.  Вокруг  них  шуршал  снег,  заметая  упрямые
серо-зеленые растения, пробивавшиеся  сквозь  каменистую  почву.  Лето  на
Земле, год 50000.
     Чем ближе они подходили, тем больше убеждались в чудовищных  размерах
сооружения. Некоторые из уцелевших башен  были,  должно  быть,  высотой  в
полмили. Но вид у них был грубый, варварский, никакая цивилизованная  раса
не стала бы строить подобный форт.
     Две небольших быстрых  тени  взметнулись  в  воздух  с  утесоподобной
стены.
     - Летательные аппараты, - лаконично произнес Белготай. Ветер  тут  же
унес его слова.
     Аппараты были яйцевидной формы,  без  внешних  органов  управления  и
окон, и перемещались, очевидно, за счет сил гравитации, которые уже  давно
были приручены. Один из них завис прямо  над  ними,  другой  опустился  на
землю. Когда он приземлился, Саундерс заметил, что аппарат  очень  старый,
потрепанный и помятый. Но на боку его еще виднелось выцветшее  изображение
лучистого солнца.  Должно  быть,  какие-то  воспоминания  об  Империи  еще
сохранились.
     Из  маленького  аппарата  вышли  два   существа   и   направились   к
путешественникам, держа в руках оружие. Один из них был человек,  высокий,
хорошо сложенный юноша с длинными, до плеч, волосами,  которые  выбивались
из-под потускневшего шлема и развевались на  ветру.  На  покрытых  кирасой
плечах бился под ветром залатанный  красный  плащ.  На  нем  был  потертый
кожаный пояс и сапоги на толстой подошве. Другой же...
     Другой был чуть ниже человека, но с необыкновенно широкой грудью.  Из
массивных  плеч  росли  четыре  мускулистые  руки,  вокруг  когтистых  ног
обвивался увенчанный кисточкой хвост.  У  него  была  крупная,  с  широким
черепом  голова,  круглое  полуживотное  лицо  с  кошачьими  усиками   над
клыкастым ртом и желтые глаза с узкими зрачками. Кроме кожаных ремней,  на
нем не было одежды, но все его сильное тело покрывал  мягкий  серо-голубой
мех.
     - Кто идет? - прозвучал из психофона возглас человека.
     - Друзья, - отозвался Саундерс. - Нам нужно лишь прибежище и  немного
информации.
     - Откуда вы? - В голосе  человека  прозвучала  резкая,  повелительная
интонация. Его лицо - прямое, худощавое, с  самообладанием  потомственного
аристократа - теперь было искажено напряжением. - Что вам нужно?  Что  это
за звездолет, на котором вы сели?
     - Успокойся, Варгор, - пророкотал бас инопланетянина. - Ты же видишь,
это не звездолет.
     - Нет, - подтвердил Саундерс. - Это проектор времени.
     -  Путешественники  во  времени!   -   Ярко-голубые   глаза   Варгора
расширились. - Однажды  я  слышал  о  подобном,  но...  путешественник  во
времени! Вы из какой эпохи? - внезапно спросил он. - Можете нам помочь?
     - Мы из очень далекого прошлого, - с сожалением ответил  Саундерс.  -
Боюсь, мы одиноки и беспомощны.
     Напряженная поза Варгора немного смягчилась. Он взглянул  в  сторону,
но другое существо нетерпеливо шагнуло к ним.
     - Насколько далеко ваше время? - спросил он. - Куда вы направляетесь?
     - Скорее всего, прямо к дьяволу в пасть. Но не впустите ли вы нас? Мы
замерзаем.
     - Конечно. Идите с нами. Надеюсь, вы не поймете нас  превратно,  если
мы направим дозорных осмотреть вашу машину? Видите ли, нам приходится быть
очень осторожными.
     Все четверо забрались в  летательный  аппарат,  и  тот  поднял  их  в
воздух, натужно гудя древними двигателями. Варгор указал на форт  впереди,
и в его голосе прозвучала легкая насмешка.
     -  Добро  пожаловать  в  крепость  Бронтофор.   Приветствую   вас   в
Галактической Империи!
     - Империи?
     - Да, это Империя, или то, что от нее осталось. Форт-убежище на диком
призрачном мире, последний обломок старого Империума, все  еще  пытающийся
делать вид, что Галактика не умирает - что она не умерла тысячелетия назад
и от нее осталось нечто большее, чем завывающие среди руин дикие звери.  -
Голос Варгора прервался в непроизвольном всхлипе. - Добро пожаловать!
     Инопланетянин положил огромную руку на плечо человека.
     - Не впадай в истерику, Варгор, - мягко произнес он. - Пока в  смелых
существах живет надежда, Империя продолжает жить  -  что  бы  про  нее  ни
говорили.
     Он обернулся и посмотрел на остальных.
     - Мы искренне рады вам, - сказал он. - Жизнь у нас  здесь  тяжелая  и
мрачная. И Таури, и Мечтатель будут счастливы с  вами  встретиться.  -  Он
умолк, потом неуверенно добавил: - Но лучше  будет,  если  вы  не  станете
слишком много рассказывать о древних временах, если  вы  их  действительно
видели.  Знаете,  нам  будет  очень   тяжело   переносить   такое   резкое
напоминание.
     Машина перелетела через стену, снизилась над  гигантским,  вымощенным
плитами внутренним двором, и направилась  к  чудовищной  туше...  донжона,
главной башни, так, наверное, можно ее  назвать,  прикинул  Саундерс.  Она
вздымалась  несколькими  уступами,  на  террасах  которых   были   разбиты
трогательные садики, и увенчивалась куполом из прозрачного пластика.
     Стены были огромной толщины, на них  были  установлены  орудия,  ясно
различимые даже сквозь снегопад. Во дворе возле донжона  стояло  несколько
длинных, похожих на бараки зданий, а возле другого  здания,  напоминающего
арсенал, расположились два звездолета, настолько древних, что было  просто
удивительно, как они еще не развалились. По стенам,  кутаясь  от  ветра  в
плащи, расхаживали часовые в шлемах с энергетическими ружьями, а во  дворе
у подножия гигантских стен копошились и другие, мужчины, женщины и дети.
     - Таури там, - сказал  инопланетянин,  указав  на  небольшую  группу,
теснившуюся на одной из террас. - Можем сесть прямо там. - Его широкий рот
растянулся  в  довольно-таки  устрашающей  улыбке.  -  Извините,  что   не
представился раньше. Я Хунда Хаамирурский, генерал Имперской армии, а  это
Варгор Алфри, принц Империи.
     - Ты что, спятил? - ляпнул Белготай. - Какой еще Империи?
     Хунда пожал плечами.
     - Это всего лишь безобидная игра,  разве  не  так?  Знаете,  ведь  мы
сейчас и есть вся Империя - по  закону.  Таури  -  прямой  потомок  Маурко
Сокрушителя,  последнего  Императора,  взошедшего  на  престол   по   всем
правилам. Конечно, это было пять тысяч  лет  назад,  и  у  Маурко  к  тому
времени осталось лишь три звездных системы, но закон есть закон. Та  сотня
или больше варваров-претендентов, людей  или  нелюдей,  не  имеют  и  тени
реального права на титул.
     Аппарат сел, и они вышли наружу.  Стоявшие  на  террасе  ждали,  пока
прилетевшие подойдут. Среди  них  было  несколько  стариков,  чьи  длинные
бороды бешено трепал ветер, существо с лицом длинноклювой птицы  и  другое
существо-кентавроид.
     - Двор Императрицы Таури, - сказал Хунда.
     - Добро пожаловать. - Слова были произнесены негромко и грациозно.
     Саундерс и Белготай уставились на Таури в немом изумлении.  Она  была
высока, почти как любой из мужчин, но туника из мелких серебряных колец  и
меховой плащ скрывали тело женщины такой красоты, о которой они могли лишь
мечтать, не веря, что подобное может существовать в  действительности.  Ее
гордо поднятая голова чем-то напоминала черты Варгора, с такими же четкими
линиями лица и высокими скулами, н оно, от широких ясно очерченных  бровей
до крупного изумительно вылепленного рта и сильного  подбородка,  отражало
спокойное самообладание женщины. Прелестная гладкость ее щек порозовела от
мороза. Тяжелые бронзово-красные волосы обвивались вокруг  шлема,  а  один
упрямый локон мягко падал на ровные  темные  брови.  Ее  глаза,  огромные,
слегка раскосые и серые, как северные моря, спокойно смотрели на них.
     Саундерс обрел дар речи.
     - Благодарю вас, ваше величество, - твердо произнес он.  -  Позвольте
представиться, я Мартин Саундерс из Америки, примерно сорок  восемь  тысяч
лет в прошлом, а это  мой  компаньон  Белготай,  вольный  воин  из  Сырта,
примерно на тысячу нет позднее. Мы к вашим услугам, если способны  сделать
для вас хоть что-нибудь.
     Она склонила статную голову, и ее неожиданная улыбка оказалась теплой
и человечной.
     - Это редкое удовольствие, - сказала она. - Заходите,  прошу  вас.  И
забудьте о формальностях. Будем сегодня вечером просто людьми.
     Они сидели в небольшом зале. Большой холл был слишком велик  и  пуст,
пещерой пустоты и ржавеющих останков былого  величия,  и  навевал  слишком
много воспоминаний. Маленькую же комнату смогли сделать более живой, стены
увесили гобеленами, а пол покрыли шкурами. Светящиеся трубки  лили  в  нее
белый свет, в камине весело потрескивал огонь. И если бы не бивший в  окно
ветер, они легко могли бы позабыть, где находятся.
     - ...и вы не можете вернуться? - рассудительно произнесла Таури. - Не
в состоянии вернуться домой?
     - Мне так не кажется, - сказал Саундерс. - Из нашего рассказа это  не
следует, так ведь?
     - Нет, - отозвался Хунда. -  Но  для  вас  было  бы  лучше  осесть  в
какой-нибудь эпохе и постараться устроиться в ней получше.
     - И почему бы не с нами? - открыто спросил Варгор.
     - Мы рады вас от всей души, - сказала Таури, - но я не могу  искренне
посоветовать вам остаться. Это жестокие времена.
     Язык, на котором они говорили, был резким и грубоватым,  со  звонкими
металлическими звуками, что привнесли в  него  варвары.  Но  в  ее  устах,
подумал Саундерс, он звучит как музыка.
     - Мы останемся, по меньшей мере, на  несколько  дней,  -  импульсивно
произнес он. - Но вряд ли мы что-нибудь сможем для вас сделать.
     - А я в этом сомневаюсь, - возразил практичный Хунда. - Ведь  мы  уже
регрессировали. К примеру, принципы  проектора  времени  уже  давным-давно
утеряны. Но все же у нас осталось многое из  той  технологии,  что  далеко
превышает уровень вашего времени.
     - Знаю, - несколько уязвленно признал Саундерс. - Но...  впрочем,  мы
так и не прижились ни в одном из времен.
     - А наступит  ли  еще  когда-нибудь  достойная  эпоха?  -  с  горечью
вопросил один из придворных.
     Птицеподобное существо с Клаккахара посмотрело на Саундерса.
     - Для вас не станет трусостью покинуть проигравших,  которым  вы  все
равно,  вероятно,  не   сможете   помочь,   -   произнесло   оно   тонким,
акцентированным голоском. - Когда анварды придут, думаю, мы все погибнем.
     - А что это за ист'рия про Мечтателя? - спросил Белготай.  -  Вы  про
него что-то уп'минали.
     Его  слова  произвели  такое  впечатление,  будто  комната   внезапно
погрузилась во мрак. Наступила тишина, нарушаемая только завыванием ветра,
в которой все  сидели,  погрузившись  в  невеселые  мысли.  Наконец  Таури
заговорила.
     - Он последний из Вро-Хи, советников Империи. Последний, кто еще жив.
Но, наверное, никогда не будет новой Империи, по крайней мере  на  той  же
основе, что и старая. Нет другой такой расы,  достаточно  разумной,  чтобы
координировать ее.
     Хунда удивленно покачал большой головой.
     - Мечтатель однажды сказал мне, что это, может быть, и к  лучшему,  -
произнес он. - Но не стал ничего объяснять.
     - Как получилось, что из всех планет вы оказались здесь, на Земле?  -
спросил Саундерс.
     Таури улыбнулась так, словно услышала мрачную шутку.
     - Последние два поколения оказались самым неудачным периодом Империи,
- сказала она. - Словом, самое большое, чем еще командовал Император,  был
маленький флот. Моего отца битва лишила даже этого. Он ускользнул на  трех
кораблях сюда, в сторону периферии. И решил,  что  Сол  вполне  сойдет  за
прибежище.
     В темные  века  Солнечная  система  была  жестоко  изранена.  Большие
инженерные сооружения, делавшие другие планеты обитаемыми, были разрушены,
а сама Земля превращена в  пустыню.  Было  применено  оружие,  поглощавшее
атмосферную двуокись углерода.
     Саундерс, припомнив, как в его время  геологи  объясняли  наступление
ледниковых периодов, нахмурился и понимающе кивнул.
     - На планете осталась лишь жалкая кучка дикарей, да и весь Сирианский
сектор был настолько разграблен, что ни одному  завоевателю  не  приходила
мысль тратить на него время.  Императору  доставило  удовольствие  сделать
столицей Империи древний дом  своей  расы.  Он  перебрался  в  разрушенную
крепость Бронтофор, построенную около семи тысяч лет  назад  негуманоидами
гримманами, и разгромленную тысячелетие спустя.  Пришлось  восстанавливать
часть крепости, устанавливать оружие  и  защитные  сооружения,  возрождать
сельское хозяйство... И то сказать, ведь он внезапно обрел целую планетную
систему! - добавила Таури с грустной улыбкой.
     На следующий день она повела  их  в  подземные  этажи  на  встречу  с
Мечтателем. С ними пошел и Варгор, вышагивая чуть  позади  нее,  но  Хунда
остался наверху - он был очень занят, руководя  установкой  дополнительных
генераторов защитных экранов.
     Они проходили по огромным  высеченным  в  скале  пещерам,  промозглым
туннелям тишины, от стен которых зловеще отражались звуки их шагов, а тени
мерцали в тусклом свете светящихся шаров. Время от времени  они  проходили
мимо  нависающих  чудовищных  корпусов,  проржавевших  останков   каких-то
древних машин.  Ночь  и  одиночество  тяжко  давили  на  них,  они  теснее
сдвинулись на ходу и не разговаривали, боясь запустить скачущее эхо.
     - Здесь когда-то были самодвижущиеся  дорожки,  -  заметила  Таури  в
самом начале пути, - но у нас не  дошли  руки  установить  новые.  Слишком
многое еще надо сделать.
     "Слишком многое  -  это  заново  построить  цивилизацию,  от  которой
осталось лишь несколько обломков. И как только у них хватает духу пытаться
сделать это под взглядом разгневанных богов? Каким же мужеством они должны
обладать!"
     Таури шла  впереди  длинными  скользящими  шагами  воина,  похожая  в
колеблющихся тенях на рыжую женщину-львицу. Отблески света вспыхивали в ее
серых глазах с удивительной  яркостью.  Варгор  не  отставал,  но  ему  не
хватало ее уверенности, и его  глаза  нервно  шарили  по  сторонам,  когда
группа шагала по гулким туннелям. Белготай  крался  по-кошачьи,  и  в  его
беспокойных глазах виднелась лишь привычная настороженность, приобретенная
за тяжкую и отчаянную  жизнь.  Саундерсу  снова  подумалось,  в  какой  же
странной компании он оказался - четверо людей из разных времен от  восхода
до заката человеческой цивилизации,  заброшенные  вместе  к  самому  концу
этого мира и идущие поприветствовать  последнего  из  богов.  Его  прошлая
жизнь, Ева, Макферсон, мир его времени потускнели в его сознании, они были
слишком далеки от нынешней реальности. Ему показалось, что он так и провел
всю свою жизнь, следуя за Императрицей Галактики.
     Наконец они подошли к двери. Таури негромко  постучала  и  распахнула
ее... да, теперь они даже вернулись к открываемым вручную дверям.
     Саундерс приготовился увидеть самое  невероятное,  но  тем  не  менее
внешность Мечтателя потрясла его. Он представлял себе его то  как  важного
седобородого старца, то как крупноголового паука, то как обнаженный  мозг,
пульсирующий в ящике и заботливо  оберегаемый  машиной.  Но  последний  из
Вро-Хи оказался... чудовищем.
     Но не совсем. Если отбросить человеческие  стандарты,  в  его  облике
можно было отыскать какую-то искаженную красоту. Его крупное тело  радужно
переливалось, многочисленные семипалые руки  были  гибки  и  грациозны,  а
глаза... глаза были огромными каплями расплавленного золота,  лучистыми  и
мудрыми, слишком яркими, чтобы смотреть на них, не отрываясь.
     Когда они вошли, он поднялся на ноги-пеньки, но даже стоя не был выше
четырех футов, хотя его головогрудь и была широкой и массивной. Его кривой
клюв не раскрылся, психофон остался молчалив, но когда к нему  протянулись
длинные чуткие щупальца, Саундерс услышал в своей голове слова, похожие на
низкое рокотание органа в неподвижном воздухе:
     - Приветствую вас, ваше величество. Приветствую вас, ваше высочество.
Приветствую, люди из времени, и добро пожаловать!
     Телепатия - прямая телепатия - так вот она какая!
     - Благодарю вас... сэр.  -  Каким-то  образом  он  почувствовал,  что
существо заслуживает этого  обращения,  заслуживает  трепетного  уважения,
проявившегося в формальном тоне Саундерса.  -  Но  мне  казалось,  что  до
настоящего момента вы находились в сосредоточенном размышлении. Откуда  же
вы узнали... - Голос Саундерса дрогнул, и он отвернулся,  внезапно  ощутив
отвращение.
     - Нет, путешественник, я не читаю твои мысли, как  ты  решил.  Вро-Хи
всегда уважали неприкосновенность личности и не читали мыслей  кроме  тех,
что выражены словами и обращены непосредственно к ним. Но  мое  заключение
было очевидным.
     - О чем вы думали  во  время  последнего  транса?  -  спросил  Варгор
высоким от напряжения голосом. - Удалось ли создать какой-нибудь план?
     - Нет, ваше высочество, - провибрировал Мечтатель. - До тех пор, пока
доступные нам факторы остаются неизменными, логически мы не  можем  делать
ничего, кроме того, что уже делаем. Когда  появится  новая  информация,  я
немедленно все переосмыслю. Нет, я продолжал размышлять  над  тем,  какова
должна быть философская основа Второй Империи.
     - Какой еще Второй Империи? - с горечью фыркнул Варгор.
     - Той, что будет... когда-нибудь, - тихо ответила Таури.
     Мудрые глаза Мечтателя остановились на Саундерсе и Белготае.
     - Если вы позволите, -  мысленно  произнес  он,  -  мне  хотелось  бы
просмотреть все уровни вашей  памяти  -  сознательной,  подсознательной  и
клеточной.  Мы  так  мало  знаем  о  вашем  времени.  -  Увидев,  что  они
колеблются, он добавил. - Заверяю вас, сэры, что нечеловеческое  существо,
которому уже больше полумиллиона лет, умеет хранить тайны, и, конечно  же,
не станет морализировать над вашими поступками. К тому же сканирование все
равно будет необходимым, если мне придется научить вас современному языку.
     Саундерс отбросил сомнения.
     - Начинайте, - бесстрастно произнес он.
     На мгновение он почувствовал слабость, глаза застлала  пелена,  а  по
каждому нерву его тела пробежала тончайшая дрожь. Таури положила руку  ему
на пояс, удерживая от падения.
     Все тут же прошло. Изумленный Саундерс потряс головой.
     - И это в_с_е?
     -  Да,  сэр.   Мозг   Вро-Хи   способен   одновременно   обрабатывать
неограниченное количество информации. Но заметили ли вы, -  добавил  он  с
намеком на усмешку, - на каком языке вы задали вопрос?
     - Я... что? -  Саундерс  непонимающе  взглянул  на  смеющуюся  Таури.
Резкие, с открытыми гласными слова вырвались из его рта:  -  Я...  клянусь
всеми богами... теперь я умею говорить на стелларианском!
     - Да, - услышал  он  мысль  Мечтателя.  -  Центры  речи  в  мозгу  на
удивление восприимчивы, в них легко вложить что-то новое. Метод инструкции
не будет работать столь же хорошо в случае  информации,  требующей  других
способностей, но вы должны признать, что это удобный и эффективный  способ
изучения языка.
     - В таком сл'чае, со мной этот номер не пр'йдет!  -  весело  произнес
Белготай. - Я всегда был тупицей в смысле языков.
     Когда Мечтатель закончил, он сказал:
     - Надеюсь, вы не поймете меня превратно, если я скажу, что все смелое
и честное, увиденное мною в умах вас обоих, находится под влиянием легкого
невроза,  который  все  существа  вашего  уровня  эволюции  не  могут   не
накапливать. Если пожелаете, я был бы рад избавить вас от него.
     - Нет уж, благодарю, - сказал Белготай. - Мне нравится мой  маленький
невроз.
     - Я вижу, вы спорите, оставаться вам  здесь,  или  нет,  -  продолжил
Мечтатель. - Вы будете ценны для нас, но хочу откровенно предупредить  вас
об отчаянном положении, в котором мы сейчас находимся. Мы живем в не очень
приятное время.
     - Из того, что я видел, я понял, - медленно ответил Саундерс,  -  что
любой золотой век кажется таким только с  поверхности.  Внешне  они  могут
быть привлекательными, но  в  них  самих  уже  таятся  семена  их  гибели.
Поверьте мне, что путешествовать с надеждой  гораздо  лучше,  чем  прибыть
куда-то.
     - Верно, это было истиной во все прошлые века. И это же было  великим
просчетом Вро-Хи. Нам следовало бы об  этом  задуматься,  имея  за  спиной
десять миллионов лет цивилизации. - В его рокочущем мыслепульсе  пробилась
трагическая нотка. - Но  мы  полагали,  что  раз  мы  достигли  статичного
физического состояния, в котором все  границы  познания  находятся  внутри
наших разумов, все существа и на всех  уровнях  эволюции  могут  и  должны
развить в себе такую же идею.
     С нашей помощью,  а  также  с  применением  научной  психодинамики  и
крупных кибернетических устройств стала  возможна  координация  миллиардов
планет. В своем роде это было совершенство - но для несовершенных  существ
совершенство равно гибели, и даже Вро-Хи потерпели множество неудач. Я  не
могу полностью объяснить вам нашу философию  -  это  потребует  применения
концепций, которые вы не в состоянии полностью воспринять - но  вы  видели
проявление великих законов в подъеме и падении культур. Мне удалось строго
доказать,  что  постоянство  -  внутренне  противоречивая  концепция.   Не
существует конечной цели, к которой надо стремиться, и никогда не будет.
     - Выходит, Вторую Империю не  ждет  ничего,  кроме  нового  упадка  и
хаоса? - усмехнулся Саундерс. - Тогда зачем же вы к ней стремитесь?
     Задумчивое молчание прервал отрывистый смех Варгора.
     - Да какой смысл планировать будущее вселенной, когда мы сами - всего
лишь объявленные вне закона изгнанники, ютящиеся на  заброшенной  планете?
Анварды идут! - Он опомнился,  и  на  его  лице  появилось  то  выражение,
которое нравилось Саундерсу. - Они идут, и мы мало что можем сделать, дабы
остановить их, - сказал Варгор. - Но мы сразимся с ними. И это будет такая
битва, какую бедная старая Галактика еще никогда не видела!


     - О, нет... нет... нет...
     Слова  надломленным  возгласом  боли   срывались   с   губ   Варгора,
смотревшего на мерцающее и расплывающееся изображение  на  большом  экране
межзвездной связи. Ужас был и в глазах Таури, мрачность в сжатых  челюстях
Хунды, печаль многих безнадежных столетий в золотистом взгляде Мечтателя.
     Саундерс понял, что после недель ожиданий  и  приготовлений  события,
наконец, начали развиваться.
     - Да, ваше величество, - произнес человек на экране. Он был изможден,
обессилен и измучен  напряжением,  борьбой  и  поражением.  -  Да.  У  нас
пятьдесят четыре корабля, и нас преследует анвардийский флот.
     - Какое между вами расстояние? - отрывисто бросил Хунда.
     - Примерно половина светового года, сэр, но оно медленно сокращается.
Они догонят нас очень близко от Сола.
     - Вы в состоянии сражаться? - крикнул в микрофон Хунда.
     - Нет, сэр, - ответил человек.  -  Корабли  полны  беженцев, женщин с
детьми  и  невооруженных  крестьян.  У  нас  едва  найдется  по  орудию на
корабль...  Можете вы нам помочь?  -  Это был уже крик, оборванный треском
статики,  наполнявшей  межзвездную  бездну.  -  Можете вы помочь нам, ваше
величество? Они продадут нас в рабство!
     - Как это случилось? - слабым голосом произнесла Таури.
     - Не знаю, ваше величество. Через ваших агентов мы узнали, что вы  на
Соле, и тайно собрали корабли. Мы не хотели попасть под  власть  анвардов,
Императрица - они под угрозой смерти  загоняют  в  армию  мужчин  и  берут
заложниками наших женщин  и  детей...  Мы  поддерживали  связь  только  на
ультраволнах - их нельзя засечь - и пользовались только тем кодом, что дал
нам ваш агент. Но когда мы проходили  мимо  Канопуса,  они  приказали  нам
сдаться именем их короля - а теперь нас преследует целый военный флот!
     - Через сколько времени они будут здесь? - спросил Хунда.
     - При такой скорости, сэр, примерно через неделю, -  ответил  капитан
корабля. Его голос заглушал треск статики.
     - Хорошо, продолжайте идти прежним курсом, -  обессиленно  произнесла
Таури. - Мы пошлем против них корабли. Пока будет идти битва,  вы  сможете
оторваться.  Но,  конечно,  не  направляйтесь  к  Солу,  отсюда   придется
эвакуироваться. Наши люди попробуют связаться с вами позднее.
     - Мы не стоим этого, ваше величество. Лучше сохраните свои корабли.
     - Мы отправляемся, - бесстрастно сказала Таури и прервала связь.
     Она повернулась к остальным, продолжая высоко держать рыжую голову.
     - Большинство наших людей сможет спастись, - сказала она. -  Они  еще
могут ускользнуть в созвездие Арлаф - в  этой  глуши  враг  не  сможет  их
отыскать. - Она слегка улыбнулась усталой улыбкой, чуть  тронувшей  уголок
ее рта. - Мы все знаем, что следует делать, потому  что  к  этому  дню  мы
готовились. Мунидор, Фальз,  Мико  -  начинайте  подготовку  к  эвакуации.
Хунда, вы и я займемся планом атаки. Следует сделать ее  как  можно  более
эффективной, но использовать минимум кораблей.
     - К чему бесполезно жертвовать боевые силы? - спросил Белготай.
     -  Вовсе  не  напрасно.  Мы  задержим  анвардов  и   дадим   беженцам
возможность спастись.
     - Если бы у нас было оружие! - прогудел Хунда.  Его  огромные  кулаки
сжались. - О, если бы у нас было настоящее оружие!
     Мечтатель напрягся. Но не успел он излучить свою  мысль,  как  то  же
самое пришло в голову Саундерсу, и они, человек и Вро-Хи, посмотрели  друг
на друга с неожиданной безумной надеждой...


     Пространство сверкало и вспыхивало миллионами  звезд,  теснящихся  на
фоне огромного мрака, пенящийся  Млечный  Путь  опоясывал  небеса  полосой
холодного серебра и потрясал человека своей необъятностью. Саундерс ощутил
одиночество, которого не испытывал во время полета к Венере -  потому  что
Сол быстро  съеживался  за  спиной,  а  корабль  все  быстрее  уносился  в
межзвездную пустоту.
     У них едва хватило времени установить на  дредноут  новое  оружие,  и
из-за отчаянной нехватки времени и подходящих условий не  смогли  испытать
его даже во время маневров. Конечно, они могли нырять в  прошлое  снова  и
снова, выгадывая недели, но мастерские на Терре все  равно  не  смогли  бы
дать больше того, что они сделали за имевшееся время.
     Поэтому и приходилось по необходимости рисковать и  ставить  на  одну
отчаянную ставку  весь  флот  и  всю  боевую  мощь  Сола.  И  если  старый
"Мститель" сделает свое дело, немногочисленные имперцы получат свой  шанс.
Но если нет...
     Саундерс стоял на  мостике,  смотрел  на  мешанину  звезд  и  пытался
увидеть анвардийский флот. Детекторы давно зашкалило, враг был близок,  но
нельзя разглядеть то, что обгоняет свое изображение.
     Хунда сидел за центральным пультом, склонившись  над  потрескавшимися
старыми шкалами и покручивая покрытые налетом ржавчины сигнальные  колеса,
пытаясь выжать еще один сантиметр в секунду из корабля более древнего, чем
были пирамиды во времена  Саундерса.  Мечтатель  спокойно  стоял  в  углу,
задумчиво разглядывая Галактику. Остальные были на других кораблях, каждый
возглавлял эскадрилью, и Саундерс держал с ними связь по интеркорабельному
видеоэкрану -  с  побледневшим  и  напряженным  Варгором,  возбужденным  и
богохульствующим Белготаем и всеми прочими,  проявляющими  лишь  спокойную
собранность.
     - Через несколько минут, - сказала Таури. - Осталось всего  несколько
минут, Мартин.
     Она отошла от иллюминатора, гибкая и неутомимая, как  тигрица.  В  ее
глазах отражался холодный белый свет звезд. Красный плащ обвивался  вокруг
сильных, глубоких изгибов ее тела, а бронзовые волосы гордо увенчивал шлем
с изображением лучистого солнечного  диска.  Как  она  прекрасна,  подумал
Саундерс.
     Она улыбнулась ему.
     - Это твое детище, Мартин, - сказала она. - Ты  явился  из  прошлого,
чтобы принести нам  надежду.  Этого  достаточно,  чтобы  начать  верить  в
судьбу... - Она взяла его за руку. -  Но,  конечно,  это  не  та  надежда,
которая нужна тебе. Это не поможет тебе вернуться домой.
     - Это не имеет значения, - сказал он.
     - Имеет, Мартин. Но... позволь мне сказать? Я до сих пор рада  этому.
Не только из-за блага Империи, но и...
     - Связист -  мостику,  -  прохрипел  динамик  коммуникатора.  -  Враг
передает нам сообщение, ваше величество. Переключить связь на вас?
     - Конечно. - Таури включила экран.
     На нем появилось лицо, сильное, гордое  и  безжалостное.  Не  зеленых
волосах сверкал Императорский солнечный диск.
     - Приветствую тебя, Таури из Сола, - произнес анвардиец. - Я Руулфан,
Император Галактики.
     - Я знаю, кто ты такой, - дрогнувшим голосом ответила Таури, - но  не
признаю твоего присвоенного титула.
     - Наши  локаторы  показывают,  что  ты  приближаешься  нам  с  флотом
примерно в десять раз меньшим, чем наш. Конечно, у тебя есть один  корабль
класса "Сверхновая", но такие есть и у нас. Если не захочешь принять  наши
условия, мы тебя уничтожим.
     - И каковы же ваши условия?
     - Сдача в плен, казнь тех преступников, что возглавляли нападения  на
анвардийские планеты.  Кроме  того,  ты  дашь  мне  клятву  верности,  как
Императору Галактики. - Его голос был резок и тверд, как сталь.
     Таури с отвращением  отвернулась.  Саундерс  в  цветастых  выражениях
передал Руулфану, что он  может  сделать  со  своими  условиями,  а  затем
выключил экран.
     Таури  указала  ему  на  недавно   установленный   пульт   управления
проекторами времени.
     - Садись, Мартин, - сказала она. - Они твои по праву. -  Она  вложила
свои руки в его ладони и взглянула на него серьезными серыми глазами. -  И
если нас постигнет неудача... прощай, Мартин.
     - До свидания, - хрипло произнес он.
     Он  резко  повернулся  к  пульту  и  уселся  перед  немногочисленными
органами управления. Ну, начали!
     Он махнул рукой, и Хунда выключил гипердвигатель.  Сбросив  ускорение
до минимума, "Мститель" завис в пространстве, а  невидимые  корабли  флота
рванулись мимо него вперед, навстречу приближающимся анвардам.
     Саундерс медленно передвинул вниз выключатель генератора времени.  По
кораблю  пронесся  мощный  рев,  и  атомная  энергия  хлынула  в   могучие
устройства, которые они установили, чтобы перенести сквозь время  огромную
массу   корабля.   Свет   потускнел,   гигантская   машина   загудела    и
запульсировала, а за иллюминаторами заклубилась безликая серость.
     Он перебросил корабль на  три  дня  назад.  Они  вынырнули  в  пустом
космосе, анварды были еще  фантастически  далеко.  Его  глаза  напряглись,
отыскивая далекую искорку Сола. Как раз сейчас, в  эту  самую  минуту,  он
выбивается там из сил, помогая устанавливать на корабле проектор,  который
только что перенес его назад во времени.
     Но нет, все это бессмысленно,  а  одновременность  лишь  условная.  А
сейчас у него есть дело.
     Раздался голос главного астрогатора, который тут же обрушил  на  него
потоки цифр. Им было необходимо  рассчитать  точные  координаты  точки,  в
которой флагман анвардийского флота  окажется  ровно  семьдесят  два  часа
спустя. Хунда передал сигнал управлявшим двигателями роботам, и "Мститель"
медленно и неуклюже переместился в пространстве на пять миллионов миль.
     - Все готово, - сказал Хунда. - Поехали!
     Саундерс  невесело  усмехнулся  и  перебросил  главный  переключатель
обратно. На три дня вперед...
     И они вынырнули рядом с бортом анвардийского дредноута!
     Хунда мгновенно снова включил гипердвигатель, уравнивая относительные
скорости кораблей. Теперь они могли видеть вражеский корабль,  заслоняющий
звезды, подобно металлической горе. И тут же на "Мстителе" заговорили  все
до единого орудия.
     Вихревые пушки,  бластеры,  атомные  снаряды  и  торпеды,  исказители
гравитации - весь тот ад, что был изобретен за кровавые столетия  истории,
теперь обрушился на защитные экраны анвардийского флагмана.
     Под  этим  чудовищным  натиском  клокочущей   энергии,   так   плотно
заполнившей пространство, что,  казалось,  вскипела  сама  его  структура,
защитные экраны взорвались со вспышкой, соперничавшей по яркости с блеском
сверхновой. И тут же оружие начало буравить, рвать, взрывать и  уничтожать
корпус вражеского корабля. Сталь вскипала, превращаясь в атомарный пар,  в
чистую всепожирающую  энергию,  которая  обрушивалась  на  еще  оставшуюся
твердую материю. Яростное, не оставляющее за собой даже пепла пламя начало
проедать насквозь остатки корпуса.
     И тут на анвардов обрушился весь флот Империи.  Атакованный  снаружи,
со всепожирающим монстром внутри, анвардийский флот прекратил наступление,
смешался и распался на отчаянно сражающиеся одиночные корабли. Под  белыми
молчаливыми звездами вспыхнула битва.
     Но  анварды  продолжали  сражаться,  обрушиваясь  на  строй  кораблей
Империи, калеча корабли и убивая  людей  даже  ценой  собственной  гибели.
Потеряв организованность, они сохранили численное превосходство, и  у  них
было то же оружие, и не меньшее, чем у их противников, мужество.
     Удары грохочущей  битвы  сотрясали  мостик  "Мстителя".  Свет  погас,
вспыхнул снова, опять потускнел. Содрогающийся воздух остро пахнул озоном,
а огромное количество выделяющейся энергии превратило внутренность корабля
в печь. Из коммуникатора доносились отрывочные сообщения:
     - ...экран номер три пробит... пятый отсек  не  отвечает...  вихревое
орудие номер 537 вышло из строя...
     Но корабль  все  сражался,  извергая  непрерывный  ураган  металла  и
энергии, с яростью вклиниваясь между кораблями анвардов.  Вскоре  Саундерс
уже наводил в цель орудие,  стреляя  по  кораблям,  которых  не  видел,  и
прицеливался, ненадолго вглядываясь в приборы залитыми  потом  глазами.  В
пламени, дыму и грохоте медленно проползали часы битвы.
     "Они бегут!"
     По всем уцелевшим отсекам огромного старого корабля пронесся ликующий
вопль. "Победа, победа, победа!" Таких радостных звуков корабль не  слышал
уже пять тысяч лет.
     Саундерс пошатываясь, вернулся на  мостик.  Теперь  он  смог  увидеть
рассеянные в пространстве корабли анвардов, беспорядочно  разлетающиеся  в
стороны в отчаянных  попытках  спасения,  и  их  преследовали  и  догоняли
жаждущие мщения корабли Империи.
     И тут  встал  Мечтатель,  внезапно  превратившийся  из  коротконогого
невысокого монстра в живое воплощение бога, чья мысль  с  ужасающей  мощью
промчалась сквозь пространство, обгоняя  свет,  и  загрохотала  в  черепах
варваров. Саундерс рухнул на  пол  под  ударом  этого  могучего  крика,  и
остался  лежать  неподвижно,  глядя  на  бесстрастные  звезды,  а  в   его
разрывающемся мозгу грохотала команда:
     "Солдаты Анвардии, ваш фальшивый  император  мертв,  а  Таури  Рыжая,
Императрица Галактики, одержала победу. Вы уже видели ее мощь.  Прекратите
сопротивление, потому что остановить ее невозможно.
     Сложите оружие. Сдайтесь  на  милость  Империи.  Мы  гарантируем  вам
амнистию и личную неприкосновенность. И донесите  до  ваших  планет  слова
Императрицы:
     Таури Рыжая призывает всех вождей Анвардийской Конфедерации  принести
ей клятву верности и помочь в возрождении Галактической Империи!"


     Они стояли на балконе Бронтофора и снова смотрели на старушку  Землю.
Впервые за прошедший с тех пор год и,  наверное,  в  последний  раз  в  их
жизни.
     Как странно, подумал Саундерс, что, вновь ступив  на  родную  планету
после многих месяцев, проведенных на чужих  мирах  Галактики,  я  волнуюсь
больше, чем мог себе представить. У него слегка защемило сердце, когда  он
вспомнил о ярких надеждах на будущее. Теперь он прощался с миром Евы.
     Но Евы уже не было, она принадлежала прошлому, мертвому вот уже сорок
восемь тысяч лет. И он в_и_д_е_л, как эти годы зарождались  и  умирали,  а
один год его личного времени до такой степени оказался заполнен и расширен
зрелищем творящейся истории, что Ева превратилась  в  отдаленный  приятный
сон. Пусть бог хранит ее, где бы ни скиталась за прошедшие тысячелетия  ее
душа, что же до него, то ему предстоит прожить собственную жизнь и  решить
задачу, трудность которой он до сих пор не мог полностью осознать.
     События последних месяцев всплыли в его памяти  потоком  удивительных
воспоминаний.  После  того,  как   анвардийский   флот   сдался,   имперцы
направились под его эскортом прямо к Канопусу и далее по всей анвардийской
империи. Теперь, когда Руулфан был мертв, а Таури доказала, что она  может
одерживать победы, вождь за вождем приносили ей клятвы верности.
     Хунда все еще был в космосе вместе с Белготаем,  сражаясь  с  упрямым
анвардийским графом. Мечтатель отправился в  великую  систему  Полариса  и
усиленно трудился над ее  переустройством.  Теперь,  конечно  же,  столицу
Империи будет необходимо переместить с изолированного Сола на  центральный
Поларис, и Таури сомневалась, что у нее когда-нибудь  появится  время  или
возможность снова навестить Землю.
     И поэтому она проделала путь  в  тысячу  световых  лет  к  маленькому
одинокому солнцу, что было ее домом, прихватив с собой корабли,  машины  и
войска. Сол получит военную базу для  своей  защиты.  Инженеры-климатологи
вернут ледники обратно к полюсам Земли и начнут  возрождать  поселения  на
других планетах. Появятся школы, заводы, цивилизация, и у Сола будет повод
вспомнить Императрицу добрым словом.
     Саундерс отправился в ней, потому что для него была невыносима  мысль
навсегда покинуть Землю, не попрощавшись. Их сопровождал  Варгор,  ставший
еще более молчаливым и угрюмым,  но  старое  товарищество  Бронтофора  уже
начало растворяться в неожиданном потоке дел, войн и сложностей, в который
они погрузились.
     И теперь Саундерс и Таури снова стояли  на  балконе  древнего  замка,
глядя на ночную Землю.
     Было  поздно,  остальные,  наверное,  уже  спали.  Черные  стены  под
балконом постепенно растворялись в чернильном мраке главного двора. Сквозь
пролом в разрушенном участке стены виднелся снег, белый и  таинственный  в
лунном свете. Огромные звезды льдисто вспыхивали и  переливались  холодным
хрустальным светом над силуэтами  сосен.  Необъятный  и  молчаливый  купол
ночного неба величественно вращался над их головами.  Луна  поднялась  уже
высоко, ее покрытый шрамами древний лик был единственным,  что  напоминало
Саундерсу  о  своем  времени,  а  серебристое  сияние,  заливавшее   снег,
разбивалось на миллионы осколков.
     Было очень тихо,  и  сами  звуки,  казалось,  оцепенели  от  сильного
безветренного мороза. Поначалу Саундерс стоял один,  закутавшись  в  меха,
выпуская из ноздрей призрачно светящиеся облачка пара, глядя на молчаливый
зимний мир и погруженный в свои мысли. Потом он  услышал  мягкие  шаги,  и
обернувшись, увидел приближающуюся Таури.
     - Не спится, - сказала она.
     Таури вышла на балкон  и  встала  рядом  с  ним.  Лунный  свет  залил
белизной ее лицо и слабо замерцал в глазах и на  волосах.  Она  показалась
Саундерсу призрачной богиней ночи.
     - О чем ты думаешь, Мартин? - спросила она немного погодя.
     - Я... да так, ни о чем особенном, - ответил он. -  Наверное,  слегка
размечтался. Мне очень странно представить, что  я  уже  навсегда  покинул
свое время, а теперь покидаю даже свой собственный мир.
     Она медленно кивнула.
     - Понимаю. У меня такое же чувство. - Ее негромкий голос  превратился
в шепот. - Ты ведь знаешь, мне не следовало бы прилетать  сюда.  Я  больше
нужна там, на Поларисе. Но я подумала, что  мне  надо  сказать  что-то  на
прощание тем дням,  когда  мы  сражались  за  все  собственными  руками  и
скитались среди звезд, когда мы были лишь небольшой кучкой преданных  друг
другу товарищей, мечтавших о том, что нам было не по силам. Да,  это  было
тяжело и горько, но мне кажется, что у  нас  теперь  больше  не  останется
времени для веселья. Когда делаешь что-то для миллионов звезд, у тебя  нет
больше возможности  увидеть,  как  от  сделанного  тобой  добра  осветится
изнутри морщинистое лицо крестьянина, или услышать от него, что ты сделала
не так. Весь мир превратится для нас в незнакомцев...
     На мгновение под далекими холодными звездами наступила тишина,  потом
она сказала:
     - Мартин... я теперь так одинока.
     Он обнял ее. Ее губы были холодны от жестокого мороза  ночи,  но  она
страстно ответила на его поцелуй.
     - Мне кажется, я люблю тебя, Мартин, -  произнесла  она  после  очень
долгой паузы. Неожиданно она рассмеялась, и ее  смех  ясной  и  прелестной
музыкой отразился от заиндевевших башен Бронтофора. - О, Мартин, и  почему
только я боялась! Мы никогда больше не будем одиноки...
     Когда он проводил ее  в  комнату,  луна  успела  глубоко  утонуть  за
горизонтом. Он поцеловал ее на прощание, пожелал спокойной ночи и  зашагал
по гулкому коридору к своей комнате.
     Его голова шла кругом - он был пьян от  нежности  и  восхищения,  ему
хотелось петь и громко смеяться, сотрясая всю звездную  вселенную.  Таури,
Таури, Таури!
     - Мартин.
     Он замер. Возле его двери застыла чья-то худощавая фигура,  укутанная
в облегающий темный плащ.  Тусклый  свет  светошара  бросал  на  его  лицо
скользящие тени. Варгор.
     - Что случилось? - спросил Саундерс.
     Рука принца поднялась, и он увидел направленный на него  тупой  ствол
парализатора. Варгор улыбнулся, криво и извиняюще.
     - Прости, Мартин, - произнес он.
     Саундерс оцепенел, не веря своим глазам. Варгор... он сражался  рядом
с ним, они спасали друг другу жизнь, работали и жили вместе... Варгор!
     Парализатор  выстрелил.  В  голове  Саундерса   загрохотало,   и   он
провалился во мрак.
     Он приходил в себя очень медленно, каждый нерв  его  тела  стонал  от
боли, когда к нему возвращалась чувствительность.  Что-то  не  давало  ему
двигаться. Когда зрение прояснилось, он увидел, что лежит, связанный  и  с
кляпом во рту, на полу своего проектора времени.
     Машина времени...  он  совсем  позабыл  про  нее,  оставил  стоять  в
подвале, отправляясь к звездам, и  даже  не  собирался  взглянуть  на  нее
напоследок. Машина времени!
     Варгор стоял возле открытой  двери,  светошар  в  одной  из  его  рук
освещал его осунувшееся лицо. На его усталое  красивое  лицо  беспорядочно
падали волосы, а глаза были такими же дикими, как  и  слова,  что  услышал
Саундерс.
     - Мне жаль, Мартин, очень жаль. Я люблю тебя,  и  ты  оказал  Империи
такую услугу, которую она никогда не забудет, а  то,  что  я  собираюсь  с
тобой сделать - самое гнусное, что один человек может сделать другому.  Но
я должен. Память об этой ночи будет терзать меня всю жизнь, но я должен.
     Саундерс попытался пошевелиться,  из  его  запечатанного  кляпом  рта
вырвались невнятные звуки. Варгор покачал головой.
     - Нет, Мартин, я не могу рисковать, дав тебе шанс крикнуть.  Если  уж
мне приходится совершать зло, я буду делать его без ошибок.
     Видишь ли, я люблю Таури. Я полюбил ее с тех самых пор,  как  впервые
увидел, когда вернулся со звезд ко двору ее отца во главе боевого флота, и
ее серые глаза впервые засияли для меня. Любовь к  ней  настолько  сильна,
что доставляет мне боль. Я не перенесу разлуки с ней,  и  ради  нее  готов
перевернуть весь космос. И я видел, что  она  постепенно  начинает  любить
меня.
     Но когда я сегодня вечером  застал  вас  на  балконе,  я  понял,  что
проиграл. Но я не могу сдаться! Наш род  завоевал  ради  мечты  Галактику,
Мартин - и не в наших  принципах  прекращать  борьбу,  пока  ты  еще  жив.
Сражаться любыми средствами за то, что ты любишь и ценишь - но сражаться!
     Варгор сделал протестующий жест.
     -  Я  не  стремлюсь  к  власти,  Мартин,  поверь  мне.  Роль  супруга
Императрицы  будет  тяжелой,   не   приносящей   славы,   удручающей   для
честолюбивого человека - но только так я смогу обладать  ею,  и  да  будет
так. И я искренне полагаю, прав я или не прав, что я лучше для нее  и  для
Империи, чем ты. Ты ведь знаешь, что не принадлежишь по-настоящему  нашему
времени. У тебя нет ни нужных традиций, ни чувств,  ни  образования  -  ни
даже биологического наследства  последних  пяти  тысяч  лет.  Таури  может
любить тебя сейчас, но подумай о том, что будет через двадцать лет!
     Варгор едва заметно улыбнулся.
     - Конечно же, я рискую. Если ты найдешь способ перемещения в  прошлое
и вернешься сюда, для  меня  это  будет  означать  бесчестье  и  изгнание.
Надежнее было бы убить тебя. Но я вовсе не законченный негодяй, и даю тебе
шанс. В худшем случае  ты  попадешь  в  то  время,  когда  Вторая  Империя
достигнет пышного расцвета, в более счастливый  век.  И  если  ты  найдешь
способ вернуться... что ж, вспомни о том, что я  тебе  говорил  по  поводу
другой эпохи и постарайся действовать с ясностью и  добротой.  Добротой  к
Таури, Мартин.
     Он приподнял светошар,  направив  его  свет  в  тусклую  внутренность
машины.
     - Итак, прощай, Мартин. Надеюсь, ты  не  станешь  очень  сильно  меня
ненавидеть. У тебя  уйдет  несколько  тысяч  лет,  чтобы  высвободиться  и
остановить машину. Я снабдил тебя оружием, припасами и  всем  прочим,  что
тебе сможет понадобиться. Но я уверен, что ты перенесешься в более великое
и миролюбивое общество и станешь счастливее, чем здесь.
     Неожиданно в его голосе появилась странная нежность.
     - Прощай, Мартин, товарищ мой. И... удачи тебе!
     Он включил главный двигатель на прогрев и вышел. Захлопнулась дверь.
     Саундерс начал яростно извиваться, мозг превратился в черный  сгусток
горечи. Мощный гул проектора достиг максимума, и он отправился  в  путь...
о, нет, остановите машину... остановите, пока еще не поздно!
     Пластиковые веревки врезались ему  в  запястья.  Он  был  привязан  к
подпорке и не мог  дотянуться  до  выключателя  никакой  частью  тела.  Он
нащупал ноющими пальцами узел и вцепился в него ногтями. Машина  взревела,
набрав полную мощность, и швырнула его в необъятность времени.
     Варгор  связал  его  умело,  и  он  потратил  много  времени,   чтобы
освободиться. Под конец он высвобождался из пут медленно, ему было уже все
равно, и он с угрюмой уверенностью знал, что перенесся в будущее на  много
больше тысяч лет, чем способны зарегистрировать его приборы.
     Он  поднялся,  выдрал  изо  рта  кляп  и  безразлично   посмотрел   в
иллюминатор на безликую серость. Стрелка  указателя  столетий  уперлась  в
ограничитель. По грубым прикидкам,  он  забрался  в  будущее  примерно  на
десять тысяч лет.
     Десять тысяч лет!
     В приступе внезапной ярости он ударил по выключателю.
     Снаружи было темно. Он  постоял  секунду  в  нерешительности,  и  тут
заметил просачивающуюся в кабину воду.  Вода...  он  сейчас  под  водой...
короткое замыкание! Он мгновенно послал машину вперед.
     Он попробовал на вкус воду на полу. она оказалась соленой. В какой-то
момент из этих  десяти  тысяч  лет,  то  ли  по  естественным,  то  ли  по
искусственным причинам, море покрыло равнину, на которой стоял Бронтофор.
     Тысячу лет спустя он все еще был под водой. Две тысячи,  три  тысячи,
десять...
     Таури, Таури! Вот уже двадцать тысяч лет, как она обратилась  в  прах
на какой-то далекой планете. Нет и Белготая  с  его  улыбкой,  ни  верного
Хунды, и даже Мечтатель, должно быть, давно  уже  удалился  во  мрак.  Над
мертвым Бронтофором катило валы море, и он был одинок.
     Он уткнул лицо в ладони и зарыдал.
     Три миллиона лет океан скрывал Бронтофор. И Саундерс двигался вперед.
     Время от времени он останавливался для проверки. И каждый раз  корпус
машины стонал под тяжестью воды, а море  просачивалось  сквозь  трещины  в
дверях. Интервалы между попытками он  проводил  в  тоскливом  одиночестве,
оценивая пройденные века по показаниям  своих  часов  и  средней  скорости
проектора, перестав волноваться о точной дате.
     Несколько  раз  он  собирался  остановить  машину  и  позволить  морю
ворваться внутрь. В глубине его ждали бы спокойствие, сон  и  забытье.  Но
нет, не в его правилах было сдаваться так легко. Смерть была  его  другом,
она всегда будет дожидаться его зова.
     Но Таури уже мертва.
     Время утекало к своему концу. На четвертом миллионе лет он  остановил
машину и обнаружил, что вокруг него сухой воздух.
     Он оказался в городе. Но это был такой город, какого  он  никогда  не
смог  бы  увидеть  или  вообразить,  он  не  мог  понять  дикой  геометрии
титанических структур, что возвышались вокруг него, ни разу не повторяясь.
Местность вокруг него гудела  и  пульсировала  от  сил  невероятной  мощи,
колыхалась и расплывалась в странно нереальном свете.  Вокруг  сверкали  и
грохотали сгустки энергии - на  землю  обрушилась  гроза.  Вспышки  молний
обжигали шипящий воздух.
     Мысль воплем заполнила его череп, огнем обожгла нервы. Она была столь
мощной, что  его  оглушенный  мозг  оказался  едва  способен  ухватить  ее
значение:
     "СУЩЕСТВО ИЗ ДРУГОГО ВРЕМЕНИ, НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬ ЭТО МЕСТО,  ИНАЧЕ  МЫ
ПРИМЕНИМ СИЛУ, КОТОРАЯ УНИЧТОЖИТ ТЕБЯ!"
     Снова и снова его  опалял  этот  мысленный  образ,  охватывая  каждую
молекулу его  мозга,  и  вся  его  жизнь  лежала  перед  Ними  открытой  в
ослепительно-белом свете.
     "Можете ли вы мне помочь? - крикнул он богам.  -  Можете  ли  послать
меня обратно сквозь время?"
     "ЧЕЛОВЕК, ПЕРЕДВИГАТЬСЯ НАЗАД ПО ВРЕМЕНИ  НЕЛЬЗЯ,  ЭТО  ПРИНЦИПИАЛЬНО
НЕВОЗМОЖНО. ТЫ ДОЛЖЕН ИДТИ ВПЕРЕД ДО САМОГО КОНЦА ВСЕЛЕННОЙ И  ПЕРЕШАГНУТЬ
ЭТОТ КОНЕЦ, ПОТОМУ ЧТО НА ЭТОМ ПУТИ ЛЕЖИТ..."
     Он завопил от боли,  когда  невыносимо  огромная  мысль  и  концепция
заполонила его человеческий мозг.
     "ИДИ, ЧЕЛОВЕК, ИДИ ДАЛЬШЕ! НО ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ ВЫЖИТЬ В  ТОЙ  МАШИНЕ,  В
КАКОЙ СЕЙЧАС НАХОДИШЬСЯ. СЕЙЧАС Я ПЕРЕДЕЛАЮ ЕЕ... ТЕПЕРЬ ИДИ!"
     Проектор времени включился сам  собой.  Саундерса  метнуло  вперед  в
ревущий мрак.


     Неудержимо  и  отчаянно,  словно  человек,   преследуемый   демонами,
Саундерс несся в будущее.
     Он не мог отмахнуться от тех ужасных слов, что  обрушились  на  него.
Сама мысль богов намертво врезалась в каждую клеточку его мозга. Он не мог
представить, ради чего ему следует добираться до конца времен, да ему было
все равно. Но дойти он должен!
     Машина  оказалась  переделанной.  Теперь  она  стала  герметичной,  а
попытка разбить окно показала, что сделать  это  невозможно.  Что-то  было
сделано и с  проектором,  потому  что  теперь  он  увлекал  его  вперед  с
невероятной скоростью, и миллионы лет пролетали за  то  время,  пока  часы
внутри машины отсчитывали минуту-две.
     Но кто были это боги? Ему этого никогда не узнать.
     Существа  из-за  пределов  Галактики,  или  даже  самой  вселенной...
потомки людей, достигшие вершины эволюции... нечто  такое,  чьей  сути  он
даже не мог предположить - ответить было невозможно. Одно было ясно: то ли
вымерев окончательно, то ли превратившись  в  нечто  другое,  человеческая
раса исчезла. Земля больше никогда не ощутит поступь человека.
     Интересно, что стало со Второй Империей?  Надеюсь,  ей  была  суждена
долгая и счастливая жизнь. А  что,  если...  не  могли  ли  боги  быть  ее
непостижимым конечным продуктом?
     Годы улетали назад, миллионы и миллиарды  лет  громоздились  один  на
другой, а Земля продолжала вращаться вокруг своей звезды во все  стареющей
Галактике. Саундерс мчался вперед.
     Время от времени он  останавливался,  не  в  силах  удержаться  и  не
бросить взгляд на мир и его отдаленнейшую историю.
     Выглянув наружу через сто миллионов лет, он увидел  огромные  снежные
поля. Богов больше не было. Они или тоже  умерли,  или  покинули  Землю  -
возможно, перебравшись в совершенной иную плоскость  существования.  Этого
ему было знать не дано.
     Сквозь завесу метели он увидел какое-то  существо.  Ветер  швырял  на
него снег крутящимися шуршащими облаками. Серый мех был покрыт инеем.  Оно
двигалось с  нечеловеческой  гибкостью  и  грациозностью,  держа  в  руках
изогнутый шест, кончик которого сверкал, как крошечное солнце.
     Саундерс включил психофон, и его усиленный голос унесся сквозь метель
к существу:
     - Кто ты такой? Что ты делаешь на Земле?
     Существо держало в другой руке каменный топор, на шее у  него  висела
нитка грубо выделанных бус.  Оно  посмотрело  на  машину  наглыми  желтыми
глазами, из из психофона донесся его резкий скрипучий голос:
     - Ты, должно быть, из далекого прошлого, из более ранних циклов.
     - Мне велели идти вперед. Давно, почти сто миллионов лет  назад.  Они
приказали мне добраться до самого конца времени.
     Психофон зазвенел от металлического смеха.
     - Если Они тебе приказали - тогда отправляйся!
     Существо зашагало дальше сквозь метель.
     Саундерс отправился вперед. На Земле для него больше не было места, и
другого выбора у него не было - только вперед.
     Через миллиард лет он увидел  город,  стоящий  на  равнине,  поросшей
голубой, словно стеклянной травой, которая хрустально  позванивала,  когда
ее шевелил ветер. Но город был построен не  людьми,  и  его  предупредили,
чтобы он убирался подальше. Он не смог ослушаться.
     Потом пришло море, а еще позднее он попал в капкан, оказавшись внутри
горы, и был вынужден забираться вперед, пока гора не осыпалась щебнем.
     Солнце становилось все более белым и горячим - в его  недрах  набирал
интенсивность водородно-гелиевый  цикл.  Земля  стала  вращаться  ближе  к
светилу, потому что за миллиарды лет трение о  пылевые  и  газовые  облака
притормозили ее на орбите.
     Какое же множество разумных рас родилось на Земле, прожило свой век и
умерло с тех пор, как человек впервые  вышел  из  джунглей?  Но  зато  мы,
устало подумал он, были первыми.
     Через сто миллиардов лет в  будущем  солнце  израсходовало  последние
запасы  ядерного  топлива.  Саундерс  увидел  голые   безжизненные   горы,
зловещие, как лунный ландшафт - но сама Луна  уже  давным-давно  упала  на
породивший ее мир и взорвалась метеоритным дождем. Земля  снова  приобрела
свой первоначальный облик, каждые ее сутки были теперь  длиной  в  прежний
год. Над горизонтом Саундерс увидел  кусок  тускло  светящегося  огромного
кроваво-красного солнечного диска.
     Прощай, Сол, подумал он. Прощай, и спасибо тебе  за  многие  миллионы
лет тепла и света. Спи спокойно, старый друг.
     Через  несколько   миллиардов   лет   не   осталось   ничего,   кроме
элементарного мрака. Энтропия достигла максимума, источники  энергии  были
израсходованы, вселенная умерла.
     "Вселенная умерла!"
     Из его уст вырвался вопль кладбищенского ужаса,  и  он  снова  бросил
машину вперед. Если бы не приказ богов, он  наверняка  оставил  бы  машину
висеть в пустоте, распахнул бы дверь, чтобы впустить внутрь вакуум и мороз
абсолютного нуля и умереть. Но он должен  идти  вперед.  Он  достиг  конца
всего сущего, но надо идти вперед. "Перешагнуть конец времени..."
     Миллиард лет улетал вслед  очередному  миллиарду.  Саундерс  лежал  в
машине, погрузившись в апатичную кому. Однажды он встал, чтобы  поесть,  и
ощутил весь  сардонический  юмор  ситуации  -  последнее  живое  существо,
последний сгусток свободной энергии во всем превратившемся в золу космосе,
готовит себе бутерброд.
     Через много  миллиардов  лет  Саундерс  снова  остановил  машину.  Он
выглянул в темноту и с неожиданным потрясением разглядел отдаленное слабое
свечение, едва различимый намек на свет.
     Дрожа от возбуждения, он перенесся в будущее  еще  на  миллиард  лет.
Свет стал  сильнее,  и  огромное,  медленно  расползающееся  сияние  стало
заполнять небеса.
     Вселенная стала возрождаться.
     А в этом есть смысл, подумал Саундерс, пытаясь  взять  себя  в  руки.
Пространство расширилось до определенного предела,  теперь  оно  сжимается
обратно и начинает цикл заново - цикл, который повторялся  уже  никому  не
известное количество раз в прошлом.  Вселенная  смертна,  но  она  подобна
фениксу, который никогда не умирает окончательно.
     Но сам-то он смертен, и прежнее желание смерти внезапно покинуло его.
Теперь ему хотелось увидеть, каким же будет мир в новом цикле. Но  ведь  в
соответствии  с  теориями  космологии  двадцатого  века  вселенная  должна
сжаться буквально в точку, в сгусток  чистой  энергии,  из  которой  потом
родятся первичные атомы. И если он не хочет  испариться  в  этой  бушующей
топке, надо поскорее прыгнуть вперед. И как можно дальше!
     Он улыбнулся, приняв отчаянное решение, и передвинул ручку вперед.
     Но тревога вернулась. А как он узнает, что под ним снова образовалась
планета? Он может вынырнуть в  открытом  космосе  или  в  пылающем  сердце
звезды... Что ж, придется рискнуть. Должно быть,  боги  предвидели  это  и
позволили отправиться в будущее.
     Он вынырнул на мгновение... и тут же снова нырнул  в  поток  времени.
Планета была еще расплавленной!
     Несколько геологических эпох  спустя  он  увидел  сквозь  иллюминатор
серые дождевые потоки, льющиеся с бессмысленной мощью с  невидимого  неба,
покрывая голые скалы бурлящими водоворотами пенящейся влаги.  Он  не  стал
выходить - атмосфера наверняка была непригодной для дыхания, ведь растения
еще не насытили ее кислородом. Вперед и вперед! Иногда он  оказывался  под
водой, иногда на суше. Он видел, как странные джунгли, похожие на  заросли
огромных мхов и папоротников, то вырастают, то гибнут от холода ледниковых
эпох, и снова возрождаются, но уже в новом обличье.
     Какая-то мысль не давала ему покоя, оставаясь на задворках  сознания,
пока он двигался вперед. Несколько миллионов лет он не мог ее поймать,  но
потом понял, что его волновало. "Луна! Боже мой, на небе снова Луна!"
     Его руки затряслись с такой силой, что  он  никак  не  мог  выключить
машину.  Наконец  он  сделал  над  собой  усилие,  собрался  и  перебросил
выключатель. Он тут же выскочил наружу и увидел в небе полную луну.
     Луна. Старое знакомое лицо. Луна!
     Это  зрелище  потрясло  его  до  глубины  души.  Едва  сознавая  свои
действия, он продолжил путь. И вот уже мир стал принимать знакомый  облик,
появились  низкие,  поросшие  лесом  холмы  и поблескивающая  в  отдалении
река...
     Он все никак не мог поверить своим глазам, пока  не  увидел  поселок.
тот самый поселок - Гудзон, в штате Нью-Йорк.
     Он посидел несколько секунд, пока его мозг физика усваивал  важнейший
факт. Говоря терминами теории Ньютона, каждая частица, вновь возникшая  во
время Начала, имела точно такие  же  координаты  и  скорость,  как  каждая
соответствующая частица  в  предыдущих  циклах.  Говоря  более  приемлемым
языком  Эйнштейна,  континуум  оказался  сферическим   во   всех   четырех
измерениях. В любом  случае,  путешествуя  достаточно  долго,  или  сквозь
пространство, или сквозь время, вы вернетесь в исходную точку.
     "Выходит, я могу вернуться домой!"
     Он побежал вниз по залитому солнцем холму, позабыв о своей чужеземной
одежде, и бежал до тех пор, пока дыхание не начало с хрипом вырываться  из
натруженных легких, а сердце едва не разорвалось в груди. Тяжело дыша,  он
вошел в поселок,  зашел  в  банк  и  посмотрел  на  отрывной  календарь  и
настенные часы.
     17 июня 1936 года, половина второго пополудни. Узнав это, он сможет с
точностью до минут рассчитать время своего появления в 1973 году.
     Он медленно вернулся назад на дрожащих от  усталости  ногах  и  снова
включил машину. Снаружи все стало серым - в последний раз.
     1973 год. Мартин Саундерс вышел из машины, Там, в Бронтофоре,  машину
передвигали в пространстве, и  теперь  она  оказалась  за  пределами  дома
Макферсона, на середине склона холма, на котором  стоял  неуклюжий  старый
дом.
     За спиной неожиданно полыхнула  беззвучная  вспышка.  Саундерс  резко
обернулся и увидела,  как  машина  превратилась  сначала  в  расплавленный
металл, потом в газ, потом в ничто, которое коротко вспыхнуло и исчезло.
     Наверное, боги встроили  в  нее  устройство  самоуничтожения.  Им  не
хотелось, чтобы их техника будущего попала в двадцатый век.
     Но им нечего было опасаться, подумал Саундерс, медленно  шагая  вверх
по склону по мокрой от дождя траве. Он видел слишком много войн и  ужасов,
чтобы дать людям знания, к которым они не готовы. Ему,  Еве  и  Макферсону
придется скрыть историю его возвращения по окружности времени - потому что
иначе это даст способ возвращения в прошлое и  удалит  барьер,  не  дающий
людям использовать машину для  убийства  и  угнетения.  Вторая  Империя  и
философия Мечтателя лежат еще очень далеко в будущем.
     Он шагал вперед. После всего, что он увидел,  после  всей  огромности
космоса будущего, холм показался ему странно нереальным. Наверное, он  так
и не сможет полностью прийти в себя и прожить те годы, что  ему  остались,
словно ничего не произошло.
     Таури... ее светлое любимое лицо всплыло перед его внутренним взором,
ему показалось, что  он  слышит  ее  шепот  в  прохладном  влажном  ветре,
пошевелившем его волосы, подобно ее сильным, нежным рукам.
     "Прощай, - шепнул он в бесконечность времени. - Прощай, любимая."
     Он неторопливо поднялся по ступенькам и вошел в дом. Им еще предстоит
оплакать Сэма. А потом он напишет тщательно составленный отчет и будет всю
жизнь заниматься любимой работой, и проживет ее с девушкой, которая нежна,
добра и прелестна, хоть она и не Таури. Что еще  можно  пожелать  простому
смертному?
     Он вошел в комнату и улыбнулся Еве и Макферсону.
     - Привет, - сказал он. - Кажется, я пришел немного рановато.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.