Андрей НИКОЛАЕВ

                              КОРИДОР СУДЬБЫ




     Рыжий львовский автобусик, в который вбилось пассажиров больше чем  в
какой-либо "Икарус", тяжко подкатил к Дворцу Молодежи. Весьма привычный  к
давке Сергей облегченно  вздохнул,  стал  пробиваться  к  выходу.  Галстук
съехал на сторону, пуговицы на куртке расстегнулись. Автобус опустел, лишь
несколько бабушек осталось скучать  на  передних  сидениях  -  создавалось
впечатление,  что  весь  Питер  стремится  сегодня  сюда,   к   уродливому
громадному зданию на отшибе.
     Моросил мелкий противный дождик. Но настроение  отличное.  Сегодня  -
сорок шестая годовщина со дня рождения Джона Леннона, ради такого  события
в ЛДМ большой концерт рок-клубовских групп. Сейшн вызвал небывалый ажиотаж
среди поклонников рока и острый дефицит билетов. Но  старый  друг  Панкер,
как всегда, не подвел и билетов у Сергея хватило на всех - один билет даже
лишний. Ну, это-то как раз не проблема...
     Сергей поправил галстук и  застегнул  пуговицы.  На  рок-концерты  он
всегда  ходил  в  строгой  коричневой  тройке,  чтобы   выделяться   среди
однообразно-пестрой толпы в трепанных джинсах и фирменных свитерах.
     - Нет лишнего билетика? -  без  особой  надежды  спросила  невзрачная
пятнадцатилетняя девчушка, одетая как парень.
     - Нет. Извините, - сухо ответил Сергей, и быстро направился в сторону
дворца. У дверей мрачного  серо-коричневого  здания  ЛДМ  толпилось  много
людей и он надеялся продать лишний билет какой-нибудь симпатичной девушке,
как повод для знакомства. В сумке у него лежали три бутылки  сухого  вина,
он сумел отпроситься у жены аж до утра, впереди два выходных...
     Сергей присматривался к лицам жаждущих попасть на  концерт  любителей
рока, выискивая знакомых и решая, кому бы продать билет. Времени до начала
действа еще достаточно. Сергей не торопился, с удовольствием прислушивался
к обрывкам привычных околомузыкальных разговоров. Вид  Дворца  Молодежи  с
его невзрачной внешней отделкой,  нелепыми  балконами,  с  какой-то  особо
подчеркнутой приземленностью, и в то же время  с  помпезным  и  совершенно
бесполезным внутренним убранством - дурацкий бассейн, например,  -  всегда
наводил Сергея на мысль о вечной проблеме отцов  и  детей.  Отцы  с  самых
высоких трибун постоянно твердят: "молодым везде  у  нас...",  а  на  деле
строят вот это вот, да  еще  добираться  так  неудобно,  да  еще  напротив
отделение милиции, как насмешка. И "дети" ведут себя соответственно, одним
своим внешним видом и повадками приводя отцов в праведное негодование.
     Вдруг к Сергею подошел, прервав  его  высокие  размышления,  небритый
сухощавый мужчина лет сорока и сказал вопросительно-утвердительно:
     - Привет! У тебя, наверняка же, есть лишний билет.
     - Привет. Есть, - сам не зная почему, согласился Сергей. - Три рубля.
     На миг нечто очень знакомое показалось в чертах лица  незнакомца.  Но
Сергей тут же понял, что  ошибся  и  видит  его  впервые.  Серый  плащ  на
незнакомце расстегнулся, под  ним  виднелись  потертые  джинсы  и  красная
футболка с надписями на английском языке. Через плечо у него висела черная
кожаная, застегнутая на молнию, туго  набитая  сумка.  Что-то  удивительно
привлекательно-обаятельное увидел Сергей в незнакомце и сразу  проникся  к
нему симпатией.
     - У меня есть  хорошее  вино,  -  просто  сказал  мужчина.  -  Может,
поможешь с ним справиться, а? Перед концертом-то...
     - Дождь прекратился... - задумчиво протянул Сергей.  -  Что  ж,  грех
отказываться от такого предложения...  Только,  извини  -  меня  тут  двое
приятелей должны ждать. У нас тоже куплено. А ты,  кстати,  не  питерский,
что ли?
     - Да, - ответил незнакомец. - Гость вашего прекрасного города.  Много
слышал о ленинградском роке - вот и решил поглядеть собственными глазами.
     - Правильно решил - не пожалеешь, - сказал Сергей. - Ну ладно, раз ты
со своей бутылкой, то лишним не будешь. Вон, кстати, и Гуго  с  Дельфином.
Идем познакомлю.
     Сергей, улыбаясь, направился к идущим навстречу друзьям. На  вид  оба
выглядели      его      ровесниками.      Один      высокий,      холеный,
интеллигентно-аристократической наружности в модных импортных  очках  и  с
черным складным зонтиком в руках. Кстати, и все остальное, надетое на  нем
- импортное, модное, дорогое - и в то же время со вкусом подобранное и  не
броское.  Другой  же,  напротив,  -  одет  в  кричаще-сверхмодный  вареный
джинсовый костюм и в вареной же  куртке,  на  которой  наколото  несколько
значков с изображениями популярных рок-групп. Светлые  волосы  подстрижены
по самой последней моде, начисто выскобленное лицо аж лоснится, и от  него
исходит одуряющий запах дорогого одеколона. И  сам  он  весь  светится  от
сознания собственной привлекательности.
     - Привет, Гуго, - пожал Сергей руку  тому,  что  повыше.  -  Здорово,
Андрюха, - обернулся он к другому. - С днем рождения Джона.  Я  гляжу,  вы
уже...
     Новый знакомый Сергея тоже подошел, молча словно  сто  лет  знаком  с
ними, пожал руки его друзьям.
     - Мы уже с утра начали, - ответил Сергею Дельфин.  -  Тебя,  что  ли,
дожидаться?
     - Ну, пра-авильно, - протянул Сергей. - На вечер-то хоть оставили?
     - Оставили, оставили. Веселящего - море, -  успокоил  Гуго.  -  И  на
вечер хватит, и на ночь... Кстати, договорились поехать к Маринке,  у  нее
там подруги будут. Ты как - с нами?
     - Надеюсь. Пошли внутрь, чего здесь без толку стоять! - сказал Сергей
и все направились  к  большим  стеклянным  дверям,  у  которых  столпились
рвущиеся  внутрь  безбилетные  рок-фаны.  Из  шести  дверей,  как  обычно,
открытой была лишь одна и протолкнуться внутрь даже имея билеты  оказалось
не так-то просто.
     В гардеробе они встретили еще двух  своих  знакомых  -  темноволосого
бородача лет тридцати двух, в черных брюках  и  черном  свитере  с  глухим
воротом, очень похожего на Юрия Шевчука из "ДДТ" и носящего, кстати, такое
же имя. С ним был приятный, совсем  молодой  парень  в  клетчатых  штанах,
кожаном пиджаке, модной рубашке и с узким красным галстукам под  "Секрет".
Звали его Александром, он с полгода как вернулся из армии и  сосед  его  и
близкий друг Юрий приобщал к рок-культуре. От них тоже изрядно  попахивало
спиртным.
     Совершенно трезвый Сергей слегка обиделся и предложил  пойти  выпить.
Никто  не  возражал  и,  послав  Александра  в  буфет  за  бутербродами  и
стаканами, они направились в укромный уголок в запутанных недрах огромного
дворца, в которых друзья прекрасно ориентировались.
     По дороге и Сергею, и Юрию, и Дельфину с Гуго  постоянно  приходилось
здороваться, пожимать руки, перебрасываться ничего не значащими фразами  с
огромным количеством знакомых. Но все-таки они добрались до площадки тихой
служебной лестницы. Случайный знакомый Сергея достал из своей черной сумки
бутылку крепленого вина и передал Сергею. Тут как раз подоспел  Александр.
Юрий заявил, что он не пьет с теми, кого даже не знает, как зовут.
     - Сегодня день рождения Леннона, - сказал незнакомец. -  Зовите  меня
по такому случаю Брайаном.
     - Тогда я сегодня - Джордж, - заявил Юрий и все рассмеялись.
     - А я - Ринго, - смеясь, протянул руку незнакомцу Сергей.
     - А я - Джон, - поддержал шутку Дельфин.
     - Ну, а я - Пол Маккартни, - не отстал от друзей Гуго.
     - Получается, что я - Линда, - улыбнулся Александр.
     - Голубой, что ли? - равнодушно спросил "Брайан".
     - Сам ты, голубой! Ты... - Александр покраснел  и  попытался  ударить
оскорбившего его кулаком  в  лицо.  Не  для  того,  чтобы  на  самом  деле
подраться, а чтобы ребята сразу бросились разнимать, и таким  образом  без
потасовки защитить свою честь.
     Но никто так и не понял, как  получилось,  что  Александр  отлетел  к
противоположной стене, не сумел сохранить равновесие и, упав, покатился по
ступеням лестницы. Брайан же вроде и позы не успел поменять.
     Ребята растерялись, не зная, что делать, а Брайан быстро спустился  к
Александру, помог  ему  подняться  и  выяснил,  что  тот  ничего  себе  не
повредил.
     - Прошу прощения, - виноватым голосом сказал он. - Просто реакция  на
нападение. Я не хотел причинить ему вреда. Еще раз прошу прощения. - Он  в
обнимку с Александром поднялся на площадку и похлопал его по спине.
     - Ну, ладно, - примиряюще сказал Сергей, наливая стакан  вина  новому
знакомому. - Брайан - так Брайан. А если серьезно, то меня  зовут  Сергей.
Это Леха, - он показал на Гуго и тот  пожал  Брайану  руку.  -  Это  Юрий.
Александр. И Андрей...
     -  Ваше  здоровье...  За  знакомство,  -  сказал  Брайан,   приподняв
привычный глазу граненый стакан  наполненный  прозрачной  жидкостью  цвета
жженого сахара, и залпом выпил. Затем по  кругу  выпили  все  остальные  и
принялись жевать бутерброды.
     - Хорошо пошло, - сказал Сергей. - После смены у станка, так  здорово
оттянуться на тусовке...
     - Ты чего, прямо с завода сюда? - лениво спросил Гуго.
     - Ага. Устал сегодня до стеклянных мушек в глазах. Да еще с  мастером
поругался, он...
     - Ладно, перестань ты о работе... Кому это интересно? -  оборвал  его
Дельфин. - Ты у нас один такой... раб-ботяга. Поговорим лучше  о  девушках
красивых...
     - А чего о них говорить, - сказал Гуго, - поедем вечером  и  пощупаем
вволю, верно, Серега? Давай я лучше анекдот свежий расскажу...
     Постепенно завязался общий разговор. Про инцидент с  Александром  все
забыли, кроме, может, самого Александра. Брайан хоть и был лет  на  десять
их старше, оказался "своим в доску" - много и  удачно  шутил,  хохотал  со
всеми. Выпили еще одну бутылку, которую тоже достал  из  сумки  Брайан.  И
всем стало казаться, что знают они Брайана очень давно.
     Потом подошло время и  они  двинулись  в  зал.  Концерт  оказался  на
редкость удачным, выступали толковые коллективы,  исполняющие  в  основном
старые битловские песни. И музыканты, и зрители веселились от души. Сергей
ценил такие концерты -  нестандартные  составы,  музыканты  не  отыгрывают
устоявше-поднадоевшую программу, а импровизируют на ходу, ибо  и  для  них
сегодня праздник, ибо и они отдыхают.
     В перерыве прошли за кулисы - у Дельфина  имелись  хорошие  друзья  в
одной из отыгравших уже групп. Там еще выпили с музыкантами и  Брайан,  со
своей обаятельностью, опять был в  центре  внимания.  Руководитель  группы
заплетающимся языком даже предложил ему стать  их  менеджером,  но  Брайан
ловко ушел от ответа.
     Второе  отделение  концерта  получилось  еще  лучше,  чем  первое   и
кампания, уже довольно "тепленькая", в великолепном настроении  вывалилась
из дворца на улицу.
     - А Сашка где? - оглядевшись, спросил Сергей.
     - Потерялся где-то, - ответил Юрий. -  Да  черт  с  ним,  пошли.  Сам
доедет.
     - До "Петроградской" пойдем, или на автобусе? - спросил Гуго.
     - Ночь вся впереди... Дождя нет - пошли пешком прогуляемся, -  сказал
Сергей и они пошагали по хорошо знакомой тихой  улице  профессора  Попова,
обсуждая прошедший концерт, поминутно взрываясь  хохотом,  и  рассуждая  о
развитии их любимой рок-музыки в их любимой стране.
     Дельфин предлагал каждой встречной девушке любовь и дружбу. Услышав в
ответ очередное пожелание идти куда подальше, он ничуть не обескураженный,
под хохот друзей вновь присоединялся к беседе.
     - Где же твое неотразимое обаяние, Андрюха? - спросил  Сергей,  когда
того вновь отшили.
     - Он еще пока не в форме, - ответил Гуго. - Не допил -  сразу  видно.
Вот еще по стаканчику - и все девочки его...
     - Очень дельное предложение, - поддержал его бородатый  Юрий.  -  Вон
там... на стройке, за забором и добавим. Тост за Леннона,  как  никак  ему
сегодня день рождения.
     - Кстати, о Ленноне, - неожиданно сказал Брайан, доставая сигареты. -
Как вы считаете, что было бы, если б не застрелили его тогда и Джон был бы
сейчас жив?
     - Что было бы... что было бы... Круто все очень было  бы,  однако!  -
весело сказал Дельфин, пролезая в дыру в заборе. Остальные последовали  за
ним.
     - Нет, а все-таки? - настаивал Брайан и по ту сторону забора.
     Луна и  фонарь  хорошо  освещали  почти  достроенное  здание.  Ребята
подошли к штабелю бетонных плит. Гуго достал из сумки бутылку водки и стал
откупоривать ее.
     - Так что же все-таки было бы, если бы Леннона не  застрелили?  -  не
унимался Брайан.
     - Да черт его знает...  -  весело  сказал  Гуго,  протягивая  Брайану
стакан. - Выпустил бы еще с десяток альбомов, да и все, пожалуй. На, лучше
выпей за него.
     - А действительно, - вмешался Сергей, - мог бы он еще  что-то  крутое
сделать? По-моему, так вполне...
     - А по-моему, ничего "крутого" бы он не сделал, - авторитетно  заявил
бородатый Юрий своим прокуренным, с  сипотцой  голосом.  -  Последний  его
альбом такое барахло...
     - Ну и что из того? - ответил Гуго. - Если так рассуждать...
     - За здоровье Джона Леннона!  -  приподнял  Брайан  стакан  и  залпом
выпил.
     - Этому больше не наливаем, - сказал  Сергей  и  все  рассмеялись.  -
Какое здоровье, окстись, за упокой надо! На лучше, закуси! -  он  протянул
Брайану коржик.
     - Это как сказать... - Брайан понюхал коржик и передернул плечами.  -
Можно  за  упокой,  а  можно  и  за  здоровье...  Если   бы   вам   сейчас
предоставилась возможность спасти Леннона, вы бы согласились?
     - Ну о чем разговор! - под общий смех сказал Дельфин.  -  Конечно  бы
согласились! Когда начнем?
     Новый взрыв смеха.
     - Напрасно смеетесь... - начал было Брайан, но Сергей остановил его:
     - Подожди, не смеши. Дай выпить людям...
     Брайан закурил сигарету, а все по очереди выпили.
     -  Ну  так  что  там,  насчет  предоставившейся  возможности  спасать
Леннона? - закусывая коржиком, спросил Юрий.  -  Перемещение  во  времени?
Чушь собачья...
     - Конечно же, ты прав, - улыбнулся ему  Брайан.  -  С  научной  точки
зрения машина времени невозможна. Но я вам предлагаю,  клянусь  Коридором,
реальную возможность...
     - Чем-чем клянешься? - переспросил Гуго.
     - Ну... неважно, - отмахнулся Брайан.  Бросил  окурок,  дотлевший  до
фильтра, вытащил из кармана пачку, она оказалась пустой. Он нервно  как-то
смял ее и отшвырнул за плиты. - Дайте кто сигарету, у меня кончились.
     Сергей протянул ему пачку. Брайан прикурил, затянулся и закашлялся.
     - Что за гадость ты мне дал?
     - Почему гадость? Отличные сигареты. Кубинские...
     - Так в чем заключается твоя возможность-то? -  похлопал  Брайана  по
плечу Дельфин.
     - Существует некая система, - сказал Брайан, повернувшись к Дельфину,
но и все остальные его внимательно слушали, - из которой можно  попасть  в
любую  временную  точку  истории  нашей  планеты  в  любом  возможном   ее
варианте...
     - Чего-чего? - переспросил Дельфин. - По-русски, пожалуйста.
     - Ну ты чего, не понимаешь, что ли?  -  кривляясь  сказал  Сергей.  -
Параллельные миры там... альтернативная история...
     - Ребята, а не пора ли нам к девочкам? - сказал  вдруг  Гуго  и  снял
сумку с плит. - Скоро уж полночь...
     - В общем, Сергей, суть ты уловил верно, - сказал Брайан  не  обращая
внимания на реплику Гуго и на ироничный тон Сергея. Достал из  внутреннего
кармана плаща небольшой жезл странной формы, блестящий,  с  утолщением  на
конце. Он провернул это утолщение вокруг оси  и  нарисовал  им  в  воздухе
прямоугольник.
     Метрах в двух от них,  почти  у  самого  здания,  возникла  мерцающая
линия. Она моментально превратилась в материальную субстанцию и внутреннее
пространство затянулось матовой пленкой.
     - Прошу вас - это вход в Коридор, -  торжественно  сказал  Брайан.  -
Очень немногим предоставляется возможность войти в него!
     - Что вот так вот - прямо сейчас, что ли? - спросил Гуго, не особенно
довольный подобной перспективой, хотя  что-то  и  звало  его  пуститься  в
заманчивое приключение.
     - А чего сопли-то жевать? - удивился Дельфин. - Девки подождут, а тут
такое дело... Давай, Брайан, как пройти-то в него?
     - Такая возможность предоставляется раз с жизни, - с  пафосом  сказал
Брайан, видя недоверчивые взгляды Гуго и Сергея.  Юрий  стоял  в  тени,  а
Дельфин прямо рвался на поиски приключений. - Только один раз и далеко  не
всем. Просто вы мне симпатичны, ребятки... И цели у вас самые  благородные
- спасти Джона Леннона. Давно не встречал таких самоотверженных людей  как
вы! Замечательный музыкант и вы его  спасете,  я  не  сомневаюсь  в  этом.
Обратно вы вернетесь сюда в этот же момент времени, так что это будет  для
вас чем-то вроде внепланового отпуска... Есть,  правда,  риск  остаться  в
Коридоре навсегда, но все от вас зависит. А массу забавных  приключений  я
вам гарантирую! Спасете  Леннона  -  всю  жизнь  гордиться  будете.  Такой
талантище вернете человечеству, он еще горы своротит... Он еще,  честно-то
говоря, и не показал себя во всю силу - он на такое способен...
     Юрий, который до  этого  молча  наблюдал  за  Брайаном  прислонясь  к
бетонным плитам, вдруг отошел от них, покрутил  демонстративно  пальцем  у
виска и, ничего не говоря, направился к забору. Дойдя до дыры он обернулся
и сказал:
     - Чего-то он тут распелся соловьем... Не верю я ему. Вы как хотите, а
я поехал. Гуго, тебя же вроде ждут...
     Сергей вдруг с пьяной нежностью обнял Брайана и сказал:
     - Извини, дружище, все было очень здорово... Рад был познакомиться. Я
устал за день, как не знаю кто...  а  ты  тут  приключения  предлагаешь...
Спасибо, конечно... в другой бы раз и рад,  но  сейчас  бы  мне  до  койки
побыстрее добраться,  -  и  он  поспешил  вслед  за  Юрием,  радуясь,  что
инициатива бегства все-таки принадлежала бородатому.
     - Юрка, Серега, да вы что?! - изумился Дельфин. - Тут  человек  такое
дело предлагает... Один же раз в жизни! Джон Леннон! Да я за него...
     - Ладно, пошли, - хлопнул его по плечу Гуго. - Забыл что ли,  нас  же
Маринка с подругами ждет! Метро закроют - как добираться будем?
     Дельфин послушно потопал за Гуго к дыре в заборе.
     - Ребята, - спокойно и громко в ночной тишине сказал им вслед Брайан.
- Такой шанс выпадает раз в жизни!
     - А-а, - отмахнулся Дельфин. - Ребята-то правы. Время уходит,  мы  за
этим поганым забором торчим, а девочки скучают напрасно. Счастливо!
     - Дело ваше, - сказал Брайан достаточно  громко,  чтобы  услышали  за
забором. - Я тут покурю еще минут двадцать - подумайте! Такой шанс  больше
не предоставится!
     - Да пош-шел ты! - раздалось ему в ответ.
     Некоторое время друзья молча шли в сторону метро.
     - Слушай, Юрка, - прервал молчание Дельфин, - а  чего  это  ты  вдруг
сорвался? Все так здорово было... Из-за тебя и мы пошли.
     - Ты что, не догадался, что он мошенник? Мало ли чего ему от нас надо
было!  Надо  же  чушь  какую  молол:  Коридор...  Раз  в  жизни...  Спасти
Леннона...
     - Но ведь вход же материальный был... прямо на наших глазах...
     - Материальный? А ты что его щупал что ли? Может этот  Брайан  просто
гипнотизер какой? Кстати, Серега, откуда ты его вообще знаешь?
     - Откуда, откуда...  Билет  у  меня  лишний  спросил.  Выпить  с  ним
предложил. А тут как раз Гуго с Дельфином подошли. Слушайте, ребята, ну  а
если бы вы наверняка знали, что все это на самом деле?  Может,  мы  просто
испугались?
     - Кто испугался-то? - взорвался Дельфин.  -  Сами  же  и  испугались!
Человек, может, серьезно предлагал... Кстати,  мне  он  был  симпатичен...
отличный мужик. Мне сперва что-то такое знакомое в нем показалось.
     - Ага, и мне, - сказал Гуго. - Что-то в нем есть такое... в лице...
     - Мне тоже, -  сказал  Сергей.  -  А  насчет  испугались...  Может  и
испугались... Когда вот так вот... Да еще выпивши столько...  Я,  пожалуй,
домой поеду... Действительно очень устал...
     - Брось, Серега, - обнял друга Гуго. - Поехали к девочкам,  ждут  же,
договорились...
     - Не обижайтесь, ребята... У меня еще бутылка сухого  осталась...  Не
домой же ее тащить. Вон скверик, пойдем?
     - Пойдем, - согласился Гуго. - Может это поднимет твое  настроение  и
ты передумаешь.
     Все четверо зашли в небольшой садик, хорошо им знакомый  по  подобным
вечерам. При свете фонарей  Сергей  достал  бутылку,  сказал,  что  выпьет
последним  и  стал  неестественно  бодро  вспоминать  прошедший   концерт.
Разговор постепенно завязался. Все выпили, а Сергей  все  стоял  с  полным
стаканом. Странное предложение Брайана забылось, во всяком случае про него
никто не вспоминал.
     Сергей смотрел, смотрел на вино, потом  решился,  отбросил  окурок  в
сторону и залпом выпил. Несколько секунд он  стоял  со  стаканом  в  руке,
затем отшвырнул его в кусты и быстро отошел в сторону. Его начало тошнить.
     - Ну  пра-авильно,  -  протянул  Гуго,  передразнивая  любимую  фразу
Сергея. - Без этого не бывает.
     С Кировского  проспекта  свернул  автофургон  и  медленно,  уверенно,
словно озирая собственные владения, поехал по улице.
     - Хмелеуборочная, - предупреждающе прошептал Юрий и добавил  властно:
- Ну-ка! Встали все нормально!
     В этот момент Сергея стало тошнить с новой силой.
     Машина с надписью "Спецмедслужба" остановилась и  из  нее  вышли  два
милиционера. Третий остался за рулем.
     - Бежим! - не дожидаясь пока милиционеры  к  ним  подойдут,  прошипел
Юрий. - Мне попасть в трезвяк смерти подобно. Сразу же с работы попрут!
     Он подхватил Сергея под руку, Гуго взялся  с  другой  стороны  и  все
четверо  побежали  из  скверика  обратно  в  сторону  ЛДМ.   Охотники   за
нарушителями общественного порядка что-то прокричали и неторопливо полезли
в машину.
     - Давай, давай, - подгонял Юрий. - Надо куда-нибудь свернуть!
     Сергей  уже  оправился  и   пользоваться   скромным   гостеприимством
вытрезвителя, как и остальные, совершенно не желал.
     Неожиданно впереди показался милицейский газик. Сзади нагоняла машина
"Спецмедслужбы" - попались как барон Мюнхгаузен между львом и  крокодилом,
только уток в руках нет, не взлететь!
     Друзья как раз пробегали мимо забора и Гуго на бегу заглянул в дыру.
     - Эй, ребята, стойте! - задыхаясь прокричал  он.  -  Брайан  все  еще
ждет!
     Бородатый Юрий резко затормозил.
     - Давай, лезь! - еле переводя дыхание велел он. -  Мало  ли  чего  не
бывает... Все равно нам не убежать!
     Они быстро протиснулись в дыру. Юрий  сильно  разорвал  свою  дорогую
куртку, но в спешке даже не заметил этого.
     Увидев их Брайан улыбнулся и отбросил окурок.
     - Все-таки решились, - сказал он. - Правильно. Такой шанс...
     - После трепаться будем,  -  оборвал  его  Дельфин.  -  Пошли  Ленина
спасать!
     - Речь шла о Ленноне... Хотя, конечно, можно и...
     - Давай, давай! Все равно кого, только быстрее! - поторопил его Юрий.
     Машина "Спецмедслужбы" остановилась у дыры в  заборе.  Они  услышали,
как хлопнула дверца кабины. "Газик" проехал мимо.
     - Ну, что, набрехал что ли со своим Коридором? -  подлетевший  Сергей
схватил Брайана за отвороты плаща. - Сейчас мы тебе устроим!  Пусть  потом
хоть на пятнадцать суток забирают!
     Брайан, оглядев взволнованные, вспотевшие  лица  приятелей,  не  стал
обижаться и спорить. Он быстро  достал  свой  жезл,  подошел  к  странному
входу, едва различимому в темноте, и ткнул  жезлом  в  центр  пленки.  Она
лопнула, как мыльный пузырь и из образовавшегося отверстия  полился  яркий
свет, отчетливо осветивший Брайана.
     Если бы  ребята  взглянули  в  этот  момент  на  лицо  своего  нового
знакомого, они, может, и  не  решились  бы  переступить  порог  необычного
входа. На тут раздался окрик заглядывающего в дыру милиционера и  они,  не
задумываясь, ринулись вперед.
     Брайан посмотрел на забор, сплюнул и тоже вошел.


     Коридор, на первый взгляд,  более  всего  походил  на  станцию  метро
"Василеостровскую", или "Петроградскую" - огромный проход  с  серо-желтыми
стенами и нишами по обе стороны с  черными  створками  дверей.  Только  не
видно привычного тупика, двери в оба конца тянутся насколько хватает глаз.
И размерами ниши намного превосходили те, что в  метро.  Слева,  не  очень
далеко, этот коридор  пересекал  другой,  точно  такой  же,  с  такими  же
входами-нишами.
     Стены из  незнакомого  шершавого  материала  были  грязные,  покрытые
какими-то огромными пятнами и кое-где исписанные надписями  на  незнакомых
языках. Но выложенный серыми, плотно пригнанными друг к другу плитами пол,
как ни странно, блистал чистотой.
     - ХЦ-792-4-1987-ОВ", - прочитал Юрий надпись над входом и  повернулся
к Брайану, который стоял, спокойно облокотившись  о  стену.  -  Ну  и  что
дальше?
     - Как что? - удивился тот, - Леннона пойдем спасать! Дайте  сигаретку
что ли... Нет-нет, только не твои. -  Брайан  отодвинул  рукой  протянутые
Сергеем кубинские сигареты и взял из пачки Гуго.
     Сергея шатало, то ли от  выпитого  вина,  то  ли  от  того,  что  они
счастливо избежали  опасности.  Остальных,  впрочем,  шатало  тоже.  Кроме
Брайана - по нему даже не заметно было, что он вообще пил.
     Думать не хотелось, идти никуда тоже  не  хотелось.  Хотелось  сидеть
где-нибудь в мягком кресле и слушать спокойную приятную музыку.
     - Ну что, мы так и будем здесь стоять? - спросил Юрий. -  Пошли  хоть
куда-нибудь отсюда!
     Брайан пожал плечами, оторвался от стены и пошел.  На  ходу  он  стал
объяснять:
     - Мы сейчас зайдем в одно место - посидим, отдохнем. Надо еще  узнать
где, в какой реальности искать гибель  Леннона.  А  потом  можно  будет  и
подвиги совершать.
     Брайан  шел  уверенно,  быстро.  Друзья  потихоньку  стали  от   него
отставать, только Дельфин шагал с ним наравне и о  чем-то  спрашивал,  уже
заплетающим языком, но очень в бодром настроении. Шли долго. Коридор часто
пересекали другие коридоры. Иногда такие же, как этот, реже  -  еще  шире,
гораздо чаще - поуже и пониже.
     Звуки их шагов гулко разносились по пустому  огромному  коридору.  Но
странный мир не казался безжизненным - просто никто пока не  попадался  им
навстречу, в воздухе можно было различить слабый запах табака,  вперемешку
с запахом аммиака.
     Брайан свернул. Затем еще раз  свернул.  Затем  один  из  входов-ниш,
находящихся на одинаковом расстоянии друг от друга на всем протяжении,  во
всех коридорах, что они видели, оказался  выходом  на  лестницу.  Огромную
очень широкую лестницу, ведущую как вверх, так и вниз. Они  спустились  на
три этажа и снова пошли по коридору. Шли  долго.  Один  раз  им  навстречу
проехал на муле дремлющий мужчина в старинных восточных одеждах. Брайан не
обратил на него никакого внимания. В другой раз  они  услышали  неподалеку
какой-то странный шум и Брайан сделал им знак остановится. Впереди, совсем
неподалеку от них, по пересекающему коридору проехала, неприятно дребезжа,
странная низкая желто-красная машина с прицепом. Видно прицеп  был  полон,
так как из середины его торчала воткнутая во что-то лопата.
     Машина проехала и Брайан вновь двинулся вперед. Шли они  быстро  и  у
Сергея вскоре закололо в боку. Попросить Брайана, чтобы замедлил  шаг  ему
было неудобно и он  взял  под  локоть  Юрия,  вспомнив  как  в  армии,  на
физподготовке, когда бежать наравне со всеми уже не мог, а сержант орал  и
матерился, хватался за ремень  товарища  и  кое-как  не  отставал.  Брайан
уверенно вышагивал впереди и его незастегнутый плащ развевался, как крылья
зловещей птицы. Почему именно зловещей? - вряд ли бы Сергей смог ответить.
     - Далеко еще топать? - не выдержал, наконец, Сергей. - Сколько можно?
     - Да нет, - спокойно-доброжелательно  ответил  их  проводник,  -  уже
недалеко осталось. Потерпите. Придем и отдохнем. Возьмем еще вина, а там и
Леннона спасать пойдем...
     Однообразные коридоры до тошноты надоели Сергею, а Брайан все  шел  и
шел, сворачивал  в  другой  коридор  и  снова  шел.  Шли  молча,  так  как
разговаривать на ходу было неудобно. Прошедший концерт и  все  последующее
за ним  стало  казаться  далеким  и  почти  нереальным.  Захотелось  вдруг
подвигов. Чего-то делать, а не топать вот так по  однообразным  коридорам.
Приключения? - Так давай приключения, а не спортивный шаг!
     Вдруг вдалеке вывернул из-за поворота и  пошел  прямо  на  них  строй
каких-то людей. Брайан грязно выругался и огляделся по сторонам. Невдалеке
он увидел выход на одну из лестниц и, прихватив Дельфина за  руку,  быстро
направился туда. Остальные последовали его примеру. Они немного  поднялись
по лестничному пролету и Брайан остановился.
     - Фу-у... - вздохнул с облегчением Брайан. - Счастлив наш бог!
     Гуго достал сигареты и протянул Брайану.  Закурили,  переводя  дух  и
осматриваясь  -  необычно-непривычная  лестница,  ярко  освещенная  и  без
единого окна, с высокими сплошными перилами.
     Строй людей приближался, что они поняли по звуку. Топот множества ног
накрывала какая-то странная, дикая, жуткая, но одновременно завораживающая
мелодия. В открытый выход в коридор  друзья  видели,  как  мимо  проходили
парни в черных одеждах. Все они были одеты  по  разному  -  разный  покрой
курток, разная  ткань,  разные  блестящие  безделушки,  цепочки,  странные
предметы, пришитые или подвешенные к рубашкам и курткам. Но казалось,  что
все они в одинаковой форме. К плечу каждого  из  них  был  пришит  конский
черный хвост. Каждый шел сам по себе, не обращая внимания на остальных. Но
все-таки это был строй, а не просто толпа. И они представляли собой  очень
жуткое зрелище. Во всяком случае, ребята  порадовались  мысленно,  что  не
стоят у них на пути, а наблюдают из сравнительно безопасного места.
     Шум, создаваемый черным шествием еще  долго  доносился  до  компании.
Ребята стояли молча, пораженные увиденным. Сергей, а возможно и Гуго тоже,
размышляли:  а  стоило  ли  жертвовать   вечеринкой   с   девочками   ради
сомнительных приключений. Они уже совсем забыли, что вечер  сей  неизбежно
кончился бы для них холодным душем и жесткой койкой с резиновой клеенкой в
вытрезвителе петроградского района.
     - Они появились относительно недавно, - неожиданно заговорил  Брайан.
Очевидно, что хотя он не в первый раз имел счастье наблюдать  за  подобным
зрелищем, но и на этот раз оно произвело на него  сильное  впечатление.  -
Кто они такие, каковы их цели - никто из обитателей Коридора не знает. Да,
честно говоря, и знать не хочется. Но все их до смерти боятся. И, как  мне
кажется, не без оснований. Их называют "Чернобоями". Есть еще  другие,  но
те по...
     - Послушай, - неожиданно перебил Брайана Юрий. - Мы уже около часа  в
этом странном мире. И ни черта о нем не знаем... Что  такое,  черт  возьми
этот Коридор? Кто его обитатели? Какие здесь законы? Куда мы идем, в конце
концов?
     - Я же объяснял, что сейчас мы идем...
     - Вот, наконец-то, ты мне и встретился, сын  пса  и  рабыни.  Клянусь
Коридором, на этот раз тебе не уйти!
     Ребята вздрогнули и резко обернулись. Лишь Брайан не поменял  позы  -
стоял все так же, облокотясь небрежно о шершавую стену.
     С нижней площадки огромной лестницы на них смотрел белокурый  гигант.
Обнаженный до пояса, с перетянутыми до локтей кожаными ремнями руками, так
что вены вздулись, он опирался на огромный топор. Один  вид  этого  топора
наводил ужас. Давно немытые и нечесаные длиннющие волоса  и  рыжая,  также
нечесаная борода обрамляли его лицо. Безобразный  шрам,  проходящий  через
пустую правую глазницу придавал незнакомцу зверское, суровое выражение.
     - Защищайся, тля, пришел конец твой, - вновь прохрипел гигант.
     Ребята только сейчас обратили  внимание,  что  белокурый  говорил  на
неизвестном им, каком-то каркающем языке,  но  смысл  слов  они  прекрасно
понимали.
     - Тебе чего, мало прошлого раза, Неугомонный? Тогда только  чудом  ты
остался живым... Чудо не происходит регулярно, - спокойно ответил Брайан.
     Краска залила лицо гиганта,  мускулы  напряглись,  так  что  казалось
кожаные ремни вот-вот лопнут. Он как пушинку вскинул свой  огромный  топор
наперевес и в три прыжка достиг середины лестничного пролета.
     Брайан снял с плеча сумку и скинул плащ.
     - Постойте здесь, - спокойно сказал он ребятам. - Это не займет много
времени. - Он взял у Дельфина окурок, затянулся и  швырнул  в  своего,  по
всей видимости, давнего врага.
     Белокурый дьявол дико закричал,  с  шумом  рассек  воздух  топором  и
ринулся на Брайана. Тот ловко увернулся и страшный удар топора пришелся по
краю  площадки  -  крошка  брызнула  в  разные  стороны.  Ребята  опасливо
прижались к стене в противоположном углу. Пока  гигант  разгибался  Брайан
сзади  нанес  ему  ногой  сильнейший  удар  по  почкам.  Гигант   крякнул,
развернулся и вновь дико заорав, еще раз  безуспешно  попытался  разрубить
противника. Брайан стоял на  нижних  ступеньках  и  спокойно  ждал  нового
нападения. Он весь изменился - не сковывающие движений джинсы и  футболка,
тело оказавшееся состоящим из сплошных мускулов, без единого грамма  жира,
и  горящие   ненавистью,   внимательные   глаза.   Ребята   как-то   сразу
почувствовали себя увереннее, они поняли, что гиганту не  справится  с  их
проводником.
     Противники минут  пять  скакали  по  лестнице.  Гигант  с  криками  и
проклятьями  рассекал  воздух  своим  страшным  оружием,  а  Брайан  ловко
уворачивался от  остро  наточенного  лезвия  и  умудрялся  наносить  врагу
довольно чувствительные удары. Техника Брайана была поистине великолепна.
     Приятели, наблюдая за поединком, совершенно успокоились за его исход,
и подбадривали Брайана криками, как на стадионе. Это еще больше  разозлило
гиганта. Откуда-то из-за пояса он выхватил короткий широкий нож и метнул в
них, наудачу. Нож пролетел совсем рядом от головы  Сергея,  и  тому  стало
явно не по себе. Дельфин выхватил  из  рук  Гуго  его  складной  зонтик  и
запустил в белокурого,  попав  ему  в  плечо.  Гуго  выходка  Дельфина  не
очень-то понравилась.
     А одноглазый громила даже не заметил этого комариного укуса, так  как
воспользовавшись замешательством противника Брайан  нанес  ему  сильнейший
удар по правой руке. Хрустнула кость. Гигант сквозь зубы зарычал от  боли,
топор выпал у него из рук и ударил  обухом  по  стопе.  Брайан,  не  теряя
драгоценного времени нанес врагу удары в солнечное  сплетение  и  в  лицо.
Гигант скорчился от боли, но тут же выпрямился, сумел схватить Брайана  за
туловище и поднял врага в воздух. Брайан ударил  белокурого  со  всех  сил
руками по ушам. Тот не удержал равновесия и они оба загремели по лестнице.
В падении гиганту удалось подмять Брайана под себя и  на  нижней  площадке
лестницы одноглазый уселся верхом на противника  и  принялся  его  душить.
Брайан отбивался, но превосходство явно было на стороне гиганта.
     Юрий неожиданно для остальных сорвался с места и бросился  к  топору.
Топор оказался гораздо тяжелее, чем Юрий рассчитывал, но тем не  менее  он
поднял его двумя руками и пошел к яростно борющимся  противникам.  Широкая
обнаженная спина белокурого двигалась перед его глазами.
     Брайан еще пытался сопротивляться, но силы его покидали. Медлить было
нельзя. Юрий сжал зубы и неуклюже, но как мог сильно, нанес удар.
     Гигант от неожиданности и боли закричал, топор торчал  в  его  правом
плече. Левой рукой он нанес сокрушительный удар Брайану в лицо и  встал  с
него.  Страшное,  обезображенное  шрамом  и  кровоподтеком  лицо  с  почти
безумными глазами смотрело в упор на Юрия. Тот  попятился.  Гигант  рычал,
медленно надвигаясь на парня и чувствуя легкую добычу.
     Сергей, Гуго и Дельфин кинулись по  лестнице  на  помощь  Юрию,  хотя
прекрасно понимали, что вряд ли смогут что-либо сделать.
     Они встали все вчетвером на лестнице - достаточно пьяные,  чтобы  уже
ничего не боятся, но тем не менее с  ужасом  ждали  продолжения  и  каждый
считал, что дешево  свою  жизнь  не  отдаст.  Огромный  белокурый  воин  с
торчащим в плече  сзади  топором,  зловеще  усмехаясь,  медленно  -  очень
медленно  -  надвигался  на  них.  Ребята  потихоньку  пятились  вверх  по
лестнице.
     Но в этот момент Брайан, оправившись, вскочил на  ноги,  подлетел  по
ступенькам к противнику, выдернул у него из спины торчащий топор  и  почти
без размаху ударил. То ли топор был очень острый,  то  ли  всю  силу  свою
вложил Брайан в этот удар, но голова с грязной рыжей бородой покатилась по
ступенькам, оставляя за собой широкий багряный след.  Обезглавленное  тело
мешком упало под ноги  ребятам,  те  отпрянули.  Гуго  достал  из  кармана
носовой платок и нервно стал стирать с куртки  брызги  крови  поверженного
гиганта. Сергей облегченно вздохнул и отер пот со лба. Юрий тяжело сел  на
ступеньку. Густые длинные иссиня-черные волосы и буйная  борода,  вкупе  с
черным свитером с глухим воротом и черной же осенней курткой создавали ему
несколько мрачноватый имидж.
     - Однако, ты молодец, Брайан, - восторженно сказал Дельфин.  -  Я  уж
думал - конец нам пришел...
     - Ерунда... - сказал Брайан, поднимая с пола свой плащ. Губа  у  него
была разбита, правый глаз  заплыл,  на  шее  -  чудовищные  следы  пальцев
белокурого. - Бывает и хуже... - Он опустился  на  нижнюю  площадку,  взял
отрубленную голову за бороду (длинные белокурые волосы волочились по полу)
и поднялся к ребятам.
     - Ну ладно, пошли... поздно уже...
     Брайан вновь вышел в коридор и  пошагал,  но  уже  не  таким  быстрым
шагом, как прежде. Чуть отойдя от входа на лестницу, Юрий увидел что-то на
полу и нагнулся.
     - Что ты там нашел? - поинтересовался Сергей.
     - Да вот... Эти, наверное, ну... в черном... потеряли.
     На ладони у него лежал маленький, около пяти сантиметров в  высоту  и
трех в ширину, изумительно сделанный из  прозрачнейшего  стекла,  а  может
быть и из хрусталя, череп. Снизу,  под  челюстью  к  нему  был  прикреплен
обрывок блестящей цепочки.
     - Круто... - сказал подошедший Дельфин. - Подари... Зачем тебе это?
     - Пусть будет, - твердо сказал Юрий. - Как  память...  Пошли  Брайана
догоним, вон как отстали...
     И  снова  они  шли  бесконечными  коридорами.  Иногда  им  попадались
навстречу люди, в странных костюмах из других эпох, но ребята  уже  ничему
не удивлялись.
     - Брайан, а зачем ты  голову  эту  с  собой  тащишь?  -  все-таки  не
выдержал и спросил Сергей. - Что ты с ней делать собираешься?
     - Да ничего... - пожал плечами Брайан. - Отнесу подальше  и  брошу...
Чтобы не срослась, как в прошлый раз... Да хоть вон туда...
     Они как раз проходили мимо очередной лестницы и Брайан  швырнул  туда
мертвую голову гиганта. Она вновь покатилась по ступенькам.
     -  Послушай,  Брайан,  а  у  тебя  на  лице  ж  уже  ничего  нет,  ни
кровоподтека, ни ссадин... - вдруг сказал Гуго.
     - Ну и что... - сказал тот.  -  Ничего  удивительного.  Это  одно  из
свойств Коридора. - Он остановился. - Вот мы и пришли, наконец...


     В огромном зале, размерами примерно с половину Дворцовой площади, шум
стоял  как  в  приличном  кузнечно-прессовом  цеху,   дым   поднимался   к
высоченному потолку,  играла  легкомысленная  музыка.  По  одной  из  стен
помещения шли выходы (а может входы - как правильнее?) в Коридор -  много,
где-то около сотни. Через  них  постоянно  входили  и  выходили  обитатели
Коридора.
     Одежды посетителей этого огромного трактира были самые разнообразные.
Как показалось ребятам - всех вообразимых стилей всех времен и народов.
     Остальные три стены  помещения  представляли  собой  сплошную  череду
стоек, прилавков, магазинчиков, обыкновенных  дверей  с  яркими  зазывными
вывесками над ними. Середину зала занимала  поражающих  размеров  эстрада,
заставленная  микрофонами,  стойками,  динамиками  и  прочей  аппаратурой.
Внизу, по стенам эстрады также находились прилавки и конторки.  Эстрада  в
данный момент была пуста, но народу в трактире находилось довольно  много.
Зал  заставлен  множеством  внушительных  размеров  деревянных   струганых
столов. Сергей все высматривал откуда доносится музыка, так и не  понял  и
повернулся к друзьям.
     Брайан принес им тарелку с вареными раками и кувшин с пивом литров на
пять.  Затем  он  снова  куда-то  отошел.  Пиво  показалось  великолепным,
обстановка соответствовала и ребята чувствовали себя отлично. Под влиянием
момента и в предвкушении новых забавных приключений недавние события в  их
головах  выветрились,   как   сигаретный   дым   в   прокуренной   комнате
улетучивается мгновенно под действием сильного сквозняка.
     - Не  желаете  купить  "Вестники  Правительства  Сектора  "Ё"  -  три
последних  выпуска!  -   Подошел   к   ним   неприятный   рыхлый   мужчина
неопределенного возраста с опухшим лицом. Костюм на  продавце  "Вестников"
был очень неплохим, но  по  крайней  мере  полгода  на  него  не  обращали
никакого  внимания  -  пузырящиеся  на  коленях  брюки,   гармошка,   чуть
надорванный карман. Пятна хоть и пытались счищать, но так равнодушно,  что
когда-то бежевый костюм напоминал теперь застиранную застольную скатерть.
     - А что в них есть? - заинтересовался Сергей.
     Продавец устало, без  малейшей  искорки  жизни,  невыразительно  стал
перечислять какие-то статьи о каких-то событиях.
     Юрий  зло  наступил  Сергею  на  ногу  под  столом,  и  когда  Сергей
повернулся к нему, Юрий выразительно  щелкнул  пальцами:  "Откуда  местные
деньги?"
     - Нет, это все нас не интересует,  -  тут  же  среагировал  Сергей  и
демонстративно занялся кувшином с пивом, наполняя бокалы.
     Мужчину это, похоже, ничуть не удивило. Он равнодушно пожал плечами и
еще более отстраненным голосом произнес:
     - Голосуйте за Пилера Пьюберти  в  предстоящих  выборах.  Пьюберти  -
лучший  кандидат  в  президенты  сектора.  -   И   достал   из-под   пачки
большеформатных "Вестников" четыре ярких,  красочных  буклета.  Бросил  на
стол и удалился.
     Друзья разобрали проспекты, какое-то время рассматривали их: с каждой
страницы им улыбался симпатичный, хорошо одетый джентльмен и на каждый  же
странице утверждалось, что лучшего президента в Сектор "Ё" не  найти!  Как
Сергей не пытался понять, чем же  этот  Пьюберти  лучше  других,  кто  эти
другие, и в чем заключается  программа  кандидата,  ему  это  не  удалось.
Понравилась лишь красочная стилизованная эмблема, на которой был изображен
кусающий  свой  длинный  хвост   дракон   с   распростертыми   в   стороны
перепончатыми крыльями. Сергей  равнодушно  бросил  буклет  на  деревянный
стол, прямо в лужицу пролитого пива.
     Когда Брайан вновь вернулся к друзьям, сумка его, опустевшая во время
концерта, вновь была чем-то туго набита. За столом вместе с ребятами сидел
эффектный элегантный мужчина  средних  лет  в  строгом  костюме.  Кампания
весело над чем-то хохотала.
     - Знакомься, Брайан, это Стэн, - весело сказал Дельфин. -  Признал  в
Юрке старинного приятеля, говорит жизнь ему когда-то спас...
     - Дурик, ты зачем усы сбрил? - к чему-то сказал Гуго и вся  кампания,
в том числе и элегантный мужчина, рассмеялись.
     - Очень приятно познакомится, - сухо ответил Брайан и  кивнул  Стэну,
не протягивая ему руки. - Оч-чень. Но к сожалению, прошу прощения,  у  нас
дела... - Он выразительно посмотрел на Стэна. Тот поднялся с места.
     - Извините, - сказал Стэн поправляя галстук. -  Обознался,  подсел...
Приятно провели время... Рад был познакомиться.  Обязательно  еще  посидим
вместе... А сейчас - трубы зовут... - Он развел руками.
     Стэн пожал всем на прощанье руки, вежливо кивнув Брайану.  И  добавил
на прощанье, улыбнувшись взглянув на Сергея, видно  фразу  из  предыдущего
застольного разговора:
     - Извини, амиго, не смогла...
     Новый взрыв смеха. Стэн ушел куда-то вглубь обширного зала.
     Брайан молча уселся за  стол  налил  себе  пива  и  распечатал  пачку
сигарет. Ребята почувствовали, что он чем-то недоволен.
     - Однако, какие здесь девочки ходят! - сказал Дельфин,  чтобы  как-то
возобновить разговор.
     - Что ж ты теряешься? - усмехнулся Брайан. - Впрочем не  сейчас.  Нам
уже скоро пора идти.
     - Куда? - изумился Гуго. - И зачем?
     - А зачем вы вообще здесь? - огрызнулся Брайан. - Туда и пойдем...
     - Да брось ты, Брайан, - отмахнулся Сергей. -  Ну  какие  могут  быть
подвиги в таком виде... после трудного дня... Сейчас уже три ночи, по моим
часам...
     - Сейчас допиваем пиво, встаем и уходим, -  вдруг  сурово  и  властно
приказал Брайан. - А то...
     - А то что? - насмешливо поинтересовался Гуго.
     - Кончай пререкаться, - неожиданно сказал молчаливый Юрий. - В  конце
концов мы здесь гости... Если уж Брайан заварил эту кашу... и если  уж  мы
сумели вляпаться в эту историю... то должны  верить,  что  он  знает,  что
делает. - Юрий допил пиво и встал.
     Юрий среди друзей был старшим по возрасту и  остальные  его  уважали.
Поэтому без лишних слов, но и без особой  охоты,  ребята  последовали  его
примеру.
     И вновь они всей компанией шагали по бесконечным коридорам.  На  этот
раз идти пришлось недолго - минут пятнадцать-двадцать. Никого по дороге не
встретили,  пару  раз  свернули  в  другие  коридоры  и   наконец   Брайан
остановился. Он внимательно посмотрел в оба уходящих вдаль конца  коридора
и сказал:
     - Подождите  меня  здесь  минут  десять.  Никуда  не  уходите.  Скоро
вернусь. - Он достал жезл и открыл вход в реальность, рядом с которой  они
стояли.
     - Только ты недолго, - сказал  Дельфин.  -  Тоскливо  торчать  здесь,
однако...
     Брайан не ответил и шагнул в открывшийся вход. Пленка  за  ним  почти
сразу затянулась, ребята даже не поглядели что там было.
     Сергей присел на корточки у стены и закурил.
     - Ну и что вы думаете обо всем этом? - спросил он.
     - Вопрос, конечно, жизненно важный, -  протянул  Гуго,  пристраиваясь
рядом с Сергеем. - Но я лично пока ничего не думаю.
     Обещанные десять минут прошли, Брайан не появлялся.
     - Чего он там телится, однако?  -  недовольно  проворчал  Дельфин.  -
Пойти поторопить его что-ли?
     - Дурак, как ты реальность откроешь-то? - насмешливо отозвался Юрий.
     - Ха! Я ж забыл совсем вам сказать? Когда уходили из этого  кабака  я
жезл заметил, такой же, как у Брайана. Верно этот Стэн выронил...
     - Ну-ка, - протянул руку Юрий, - дай-ка глянуть...
     Дельфин достал из кармана куртки знакомого вида жезл  и  отдал  Юрию.
Гуго и Сергей подошли к нему поближе, чтобы тоже посмотреть. С минуту  они
разглядывали странную штуковину, потом Юрий посмотрел на остальных и ткнул
жезлом в центр входа, в который  вошел  Брайан.  Пленка  тут  же  лопнула.
Ребята увидели часть просторного помещения с ослепительно-белыми  стенами.
Они не без робости вошли. Зал, хоть и был довольно больших размеров, но не
такой огромный, как трактир. С одной стороны прямо  рядом  со  входом  шла
стена, напротив метрах в десяти тоже стена, а вправо тянулись  бесконечные
кабинки. На противоположной стене - ряд умывальников и  писсуаров.  Ребята
расхохотались.
     - Долго он, однако, - смеясь сказал Дельфин. - Эй! Брайан!!!
     Ответа не последовало. Ребята покричали немного и пошли  смотреть  по
кабинкам. Их было около сотни и все оказались пусты.
     - А куда этот-то подевался? - изумленно спросил Сергей,  когда  стало
ясно, что Брайана в помещении нет.
     В этот момент вход открылся и через него вошли пятеро. Они были одеты
в незнакомую, но явно военного  образца  форму  и  в  руках  они  держали,
направленное на ребят грозного вида оружие.
     -  Спокойно!  Руки  за  голову!  Выходить  по  одному!  Стреляем  без
предупреждения! - пролаял широкоплечий мужчина, видимо старший  у  них.  У
него были шикарные подковообразные усы, что придавало  его  лицу  довольно
глупый, но очень самоуверенный вид.
     - А в чем, собственно, дело? - пытался вступить в переговоры Юрий.
     Вместо ответа широкоплечий  дал  очередь  из  своего  автомата.  Пули
прошли много выше над головами друзей - очередь была  предупредительной  -
но ребята сразу, на всякий случай бросились  на  пол.  Сопротивление  было
бесполезно.
     - Встать! - пролаял широкоплечий. Он подошел ближе к ребятам и сильно
пнул Юрия под ребра.
     Юрий злобно посмотрел на него, но тут же заметил направленные на него
дула остальных незнакомцев. Он встал. Встали и остальные.
     - Без фокусов! Руки за  голову!  Пошли!  -  широкоплечий  говорил  на
совершенно незнакомым ребятам языке, но они уже  поняли,  что  в  Коридоре
каким-то странным образом стали полиглотами.
     Под прицелами автоматов они вышли в коридор. Он был пуст.
     Выйдя в коридор широкоплечий спрятал автомат под полу легкого  плаща,
но руку с курка не снял. Его люди поступили так же.
     - Не разговаривать! -  рявкнул  он,  заметив  попытку  Сергея  что-то
сказать остальным. - Встать затылок друг другу! Руки опустить! Чуть что  -
стреляем! Идти за мной, не отставать!
     Он пошел вперед.  Ничего  не  оставалось,  как  последовать  за  ним.
Охранники шли по бокам коридора, внимательно наблюдая за пленными, готовые
стрелять при первой же необходимости.
     "Ну и вляпались же, - думал  Сергей.  Мысли  перемешались,  в  голове
царили разброд и сумятица да плюс  еще  страх.  -  Черт  бы  побрал  этого
Брайана с Коридором - лучше бы в трезвяке сейчас дрыхли. Утром  все  равно
бы выпустили, а так еще неизвестно чем все это кончится. Да и сами хороши,
идиоты! Надо ж было так нажраться!"
     Широкоплечий предводитель шел достаточно быстрым шагом -  ребята  еле
поспевали. Охранники с  автоматами  видно  нервничали  -  ругались  и  все
подгоняли их. Неожиданно широкоплечий остановился. Шедший первым  Гуго  не
дошел до него пару шагов и встал, не зная, что  делать  дальше.  Охранники
тоже подошли ближе. Теперь все они стояли  перед  перекрестком  с  другим,
более больших размеров коридором. Сперва ребята разобрали  только  шум,  а
затем увидели первые ряды проходящего мимо них строя. Друзья сразу поняли,
кто это такие.
     Шли  молчаливые  парни  в  белых  рубашках  и  белых   перчатках,   в
одинакового покроя просторных серых брюках. И хотя на них не было  никаких
устрашающих причиндалов, как у чернобоев, нашей  четверке  они  показались
гораздо страшнее и отвратительнее тех. Шли  белые  молча  и  только  топот
сотен ног сопровождал их движение.
     Широкоплечий и его люди улыбались проходившим, а  один  из  них  даже
отдавал честь строю.
     Юрий понял, взглянув на охранников, что пришел момент действовать.
     - Бежим! - крикнул он друзьям и,  что  есть  сил  толкнул  одного  из
охранников на их широкоплечего предводителя.
     Те оба упали.
     Широкоплечий моментально вскочил, но Юрий с разбегу врезался в  строй
и усиленно работал локтями. В своей темной куртке и глухом черном  свитере
он разительно выделялся  среди  белых  рубашек.  Сергей,  Гуго  и  Дельфин
опомниться не успели, как  лежали  на  полу,  сбитые  мощными  ударами.  А
охранники ловили в  прицелы  автоматов  Юрия.  Их  предводитель  опомнился
первым:
     - Не стрелять! - заорал он остальным. - Пусть лучше  одного  из  этих
упустим, чем Белых против себя настроим!!!
     Юрий пытался пробиться сквозь строй, но чьи-то руки властно повернули
его в направлении движения, ряды разомкнулись и перестроились и  Юрий  сам
оказался в строю. Ничего лучшего Юрий  придумать  не  смог  и  решил  пока
подчиниться и идти вместе с ними.
     Все пятеро  военных  злыми  взглядами  и  грязной  руганью  проводили
уходящий строй и ускользнувшего от них Юрия.
     Лежащий на полу Сергей поднял голову и тут же  получил  сильный  удар
сапогом прямо в лицо.
     - Только ничего не повредить! - властно  приказал  своим  подчиненным
широкоплечий. Улыбаясь, он подошел к лежащему Дельфину. Тот хотел  встать,
и тут же был сбит.
     Их били долго и со знанием дела. Двое стояли с автоматами наготове, а
двое вместе  с  предводителем  демонстрировали  свое  искусство.  По  всей
видимости, друзьям действительно ничего не повредили, но легче от этого не
стало.
     Окончив экзекуцию охранники подняли друзей на ноги, выстроили вновь в
ряд и с руганью, тыкая в них стволами автоматов, погнали вперед.  Шли  они
недолго и вскоре широкоплечий, достав уже  знакомого  ребятам  вида  жезл,
открыл один из входов. Под прицелом автоматов друзья вошли внутрь.


     Сколько прошло времени с того момента, как он сбежал  от  охранников,
оставив своих друзей в беде, Юрий не знал.
     Сперва он хотел идти вместе со строем белых  рубашек  и  впоследствии
постараться их уговорить помочь ему найти и выручить друзей.  Но  поглядев
на лица соседей по шеренге, быстро разочаровался в этой идее. Может они  и
не плохие ребята, но ему с ними явно не по пути. Когда строй проходил мимо
очередной лестницы, он что есть силы рванулся в проем и с  ходу  преодолел
вниз пару пролетов. За ним никто не гнался.
     На всякий случай минут десять  он  постоял  на  лестнице,  покурил  и
обдумал свое положение. Его друзья в беде, а он, получается, бросил  их  -
спасся сам. Но с другой стороны, его положение тоже далеко не завидное,  а
находясь на свободе он может быть все-таки сумеет выручить ребят.  Вот  на
это и надо направить все помыслы.
     Когда Юрий вышел обратно в коридор строй белых виднелся где-то  очень
далеко. Юрий облегченно вздохнул и направился в  противоположную  сторону.
Он старался соблюдать осторожность, напрягал  слух  и  на  перекрестках  с
другими коридорами выглядывал за угол: нет ли кого-нибудь или чего-нибудь.
     На том месте, где он расстался с ребятами, естественно, никого уже не
было. Юрий постоял, постаравшись как  следует  вспомнить  как  они  шли  с
Брайаном от трактира, и двинулся в ту сторону. На что он рассчитывал?  Ну,
прежде всего, он надеялся найти Стэна -  все-таки  единственный  знакомый,
исключая Брайана, в этом странном непонятном мире. Надо, в  конце  концов,
выяснить, что здесь к чему, и что  происходит.  А  уж  тогда  думать,  как
разыскать и выручить друзей. И надо бы просто поесть и отдохнуть - он ноги
еле волочет от усталости и от выпитого спиртного, усугубленного пивом.
     Вход в трактир Юрий все  ж  таки  нашел,  но  вот  жезла  у  него  не
оказалось. Юрий открывал им ту реальность, где их  взяли  в  плен  и  жезл
должен быть у него. Юрий еще раз осмотрел все карманы,  -  безрезультатно.
Наверное, потерял в той суматохе.
     Сперва он хотел дождаться пока кто-нибудь будет входить или  выходить
из трактира. Послонявшись около входа минут пять-десять, он решил, что это
дело дохлое, а слоняться вот так попусту - только  на  новые  неприятности
напрашиваться.
     Какое-то время он просто брел по пустому коридору куда глаза  глядят.
Когда же пол под ногами стал покачиваться, а веки -  слипаться,  он  нашел
вход на одну из бесчисленных лестниц, спустился на середину  пролета,  сел
на ступеньку и, прислонившись к перилам, заснул.
     Спал он от силы два-три часа. Да  и  не  сон  это  был  -  все  время
вздрагивал, прислушивался, а напоследок нога сильно затекла. Тем не  менее
самую малость он отдохнул и решил идти дальше - все равно куда, лишь бы не
сидеть без дела на одном месте. Как говорится "под лежачий камень вода  не
течет", и на этой лестнице он своих проблем не решит.
     Бродил Юрий по пустынным коридорам достаточно долго. В  самом  начале
пути ему кто-то попался навстречу, но Юрий предпочел свернуть на ближайшем
перекрестке. Тем не менее после нескольких часов  бесцельных  хождений  он
уже рад был отдаться на милость первому встречному - будь, что будет! - но
никого не было.
     Силы его, как ни странно потихоньку восстановились, усталость исчезла
и мысли стали принимать стройное направление.
     И тут совершенно  случайно  взгляд  его  упал  в  очередной  вход  на
лестницу, мимо которого он проходил. Внизу, на площадке, задрав к  потолку
рыжую грязную бороду, валялась отрубленная голова.
     Юрий спустился по лестнице. Так  и  есть.  Это  та  самая  отсеченная
Брайаном голова свирепого воителя. Помнится, Брайан сказал, что  несет  ее
подальше, чтобы не срослась с телом. Юрий еще удивился тогда, но теперь он
уже утратил такую способность. Он понимал, что Брайан совсем не просто так
притащил их в этот Коридор, что Брайан просто-напросто  подставил  их  тем
вооруженным людям. Что за всем этим стояло Юрий не  знал,  но  понадеялся,
что враг Брайана может быть полезен в поисках ребят.
     Юрий с опаской и брезгливо взял отрубленную голову за длинные  волосы
и вышел в коридор. Надо постараться как можно точнее вспомнить их путь  от
места стычки с этим полуобнаженным гигантом...
     Так... Недалеко отсюда как раз должен быть один из входов в трактир -
они совсем недолго шли он этого места и не сворачивали... Да  и  от  места
поединка, вроде без поворотов шли... Трактир, по-моему, в ту сторону,  так
как лестница была справа. Значит  тело  должно  лежать  в  той  стороне  -
вперед!
     Но какое странное и удивительное место этот Коридор!  Совсем  недавно
он был полностью обессилен и расклеившись, а вот  опять  непонятно  почему
полон сил и мыслит абсолютно трезво - будто и не был сильно пьян. Странное
дело, но почему-то и дырки в коренном зубе нет - целый и здоровый.  Может,
это атмосфера Коридора на него так действует. Брайан, помнится сказал, что
у него кровоподтеки и ссадины зажили так быстро  из-за  свойств  Коридора.
Наверное, из-за этих-то свойств и голова может прирасти  обратно  к  телу.
Чудеса да и только! Может, у него  и  язва  застарелая  здесь  сама  собой
вылечится? Неплохо бы...
     И языки... Как так получилось, что он, да и  остальные  ребята  тоже,
стали понимать совершенно  незнакомые  им  языки?  Тоже,  видно,  одно  из
чудесных свойств Коридора. Какие еще чудеса поджидают их  здесь?  Все  эти
входы, которые ведут... как там Брайан сказал?...  Эх,  жалко  жезла  нет,
неплохо было бы посмотреть, что к чему.  И  вернуться  домой  можно,  если
верить Брайану, в  тот  же  момент,  что  сюда  вошли...  Правда  нас  там
"спецмедслужба" ждет... Да... Внеплановый отпуск. А  может,  и  не  отпуск
вовсе, а экзамен... Экзамен на... откуда  я  знаю  на  что!  А  вот  и  та
лестница...
     Обезглавленное  тело  мешком  лежало  на  ступеньках.  Юрий  подошел,
положил голову и стал переворачивать труп на спину. Тело  оказалось  очень
тяжелым и пришлось повозиться, прежде чем он сумел ровно приставить голову
к туловищу.
     Естественно, ничего не произошло. Впрочем, Юрий и не ждал немедленных
результатов.  Он  закурил  и  подошел  к  лежащему  окровавленному  топору
гиганта. Ого, какой тяжелый.  Юрий  никогда  не  жаловался  на  недостаток
физических сил, но размахивать такой дурой так же легко, как Брайан...
     Прошло с полчаса, никаких изменений не произошло и Юрию  стало  жалко
терять время около бездыханного тела. Неожиданно в  голову  пришла  мысль,
что у белокурого наверняка должен быть жезл, раз уж он обитатель Коридора.
Надо бы обыскать его, и в случае если эта догадка подтвердиться, то  лучше
посмотреть, что из себя представляют эти реальности, чем бесцельно торчать
здесь. А потом, скажем через час, можно будет и  вернуться,  проверить  не
воскреснет ли гигант...


     Сергею снилось, что он лежит на краю  пропасти  и  играет  со  своими
сынишками. Они ползают по нему, а он их по очереди подбрасывает  и  ловит.
Подбросив старшего в очередной раз, он вдруг с ужасом почувствовал, что не
может пошевелиться и его сынишка медленно падает вниз. Сергей вздрогнул  и
проснулся.
     Фу! Это только сон!
     Опять вчера упился до потери памяти, дурак! Сколько раз зарекался - и
опять! В голове звенящая пустота, в горле что-то подкатывает, пить хочется
до невозможности. Он приподнялся и мутным взглядом посмотрел вокруг.
     Он лежал на деревянном настиле в  небольшом  помещении  с  каменными,
сырыми стенами. Под потолком горела тусклая лампочка  в  грязном  плафоне.
Вся обстановка  очень  живо  напомнила  Сергею,  как  будучи  в  армии,  в
Петрозаводске, он попал  на  гауптвахту  -  очень  похожее  на  "задержку"
помещение. Его забрали пьяным на танцах, а он тогда  все  пытался  убедить
сперва патруль, а потом в "задержке"  караульных,  что  совершенно  трезв.
Психологическое состояние его тогда тоже было почти таким же как сейчас  -
звенящая пустота в голове и ожидание неприятностей.
     Рядом с ним спал Гуго, положив под голову свой  скомканный  плащ.  За
ним, у самой стены,  сидел  Дельфин  и  смотрел  неподвижным  взглядом  на
окованную дверь. Услышав, что Сергей  зашевелился,  он  повернулся  в  его
сторону.
     - Проснулся? Курить осталось? - еле выдавил из себя Дельфин.
     Сергей порылся в карманах пиджака и вытащил  помятую  пачку  с  одной
сигаретой. Они молча выкурили ее, по  очереди  затягиваясь  и  по  очереди
охая. Дельфин, видно, чувствовал себя не чуть не лучше Сергея.
     - Где хоть мы? -  спросил  наконец  Сергей.  -  В  милицию,  что  ли,
загремели?
     - Ты ничего не помнишь, что  ли?  -  тяжело  ворочая  языком  ответил
Дельфин.
     - Может и вспомнил бы, да не охота мозги напрягать. Воды бы попить.
     - Помнишь, как ты с каким-то мужиком... ну с Брайаном этим  к  нам  с
Гуго подошел... А потом как удирали от  ментов  и  в  этот  дикий  Коридор
попали... Пили еще в каком-то кабаке...
     - А... что-то такое  смутно  припоминается...  Ладно  потом  вспомню.
Который час?
     - На моих девять часов.
     - Ну и погано же, - вздохнул Сергей,  глубоко  затянувшись.  -  Давно
такого похмельного синдрома не было. Все ребра стонут...
     - Еще бы не стонали - помнишь как нас ногами метелили. Хорошо однако,
хоть не сломали вроде ничего...
     Сергей вдруг вспомнил, как их били, перед глазами отчетливо  появился
движущийся к его лицу тяжелый ботинок с оббитым железом носком. Он помотал
головой, пытаясь отогнать видение.  И  совершенно  неожиданно  понял,  что
ничего у него на самом деле-то не болит. Только звенящая пустота в  голове
и неимоверная жажда...
     - Да... вот теперь я все припоминаю... - сказал он. -  И  где  же  мы
теперь?
     - Да откуда я знаю? - с раздражением сказал Дельфин.
     - Слушай, Андрюха, а ведь это только кажется, что ребра стонут  -  не
болит ведь ничего.
     Дельфин прислушался к своим ощущениям.
     - Точно - не болит. А все одно погано, однако.
     - Должно болеть - после таких ударов-то.
     - Наверное, это Коридор на нас действует. Помнишь, как у Брайана лицо
быстро зажило?
     - Помню... Наверное, действительно  Коридор...  Только  от  этого  не
легче.
     - Однако, ты прав, - подтвердил Дельфин. - Что делать-то будем?
     - А чего делать? Спать - больше ничего не остается. - Сергей поправил
свою куртку и положил  на  нее  голову.  -  И  ты  вздремни,  силы-то  нам
наверняка сегодня пригодятся...
     - Эт-то точно, - вздохнул Дельфин.
     Неожиданно,  тяжелая  окованная  ржавым  железом  дверь  со   скрипом
отворилась и на пороге показался давешний усатый  широкоплечий  мужчина  в
сопровождении телохранителя.
     Сергей  и  Дельфин  вопросительно  уставились  на  своего  пленителя.
Дельфин сильно толкнул Гуго, чтоб просыпался. Тот выругался сквозь сон, но
открыл глаза и присел на их жесткой постели, мотая головой,  чтобы  скорее
придти в себя.
     С минуту широкоплечий иронически разглядывал друзей, а потом произнес
на своем лающем языке целую речь:
     - Вы находитесь в гостях у  Великого  Арнольда!  Будущего  властелина
сектора  "Ё",  а  впоследствии  и  всей  системы  Коридора!  У  вас   есть
возможность вступить в  ряды  его  доблестной  армии!  Собственно  говоря,
возможность-то у вас есть, но вступите ли вы в  нее  -  неизвестно.  -  Он
усмехнулся и  вновь  окинул  ребят  ироническим  взглядом.  -  Сейчас  вас
проведут в оружейный зал. Там для вас приготовлен завтрак. Там вы  сможете
выбрать себе оружие и приготовиться к Испытанию.
     - Что еще за Испытание? - пытался спросить Дельфин,  но  широкоплечий
резко оборвал его:
     - Молчать! - заорал он. - И не перебивать, когда с вами разговаривает
ноуфер Великого Арнольда! - И продолжил речь, уже не повышая голоса: -  Вы
должны будете доказать на деле, достойны  ли  вы  чести  служить  в  Армии
Великого  Арнольда.  Условия  Испытания  таковы,  -   широкоплечий   вновь
улыбнулся, почти что ласково, - Вы будете сражаться против таких же как вы
новопришедших на совершенно изолированном  Ристалище.  Поединок  продлится
пока или все вы, или все ваши противники будут убиты.  До  тех  пор  никто
Ристалище не покинет. Пусть даже Испытание продлится  месяц.  Я  все  ясно
излагаю?
     Широкоплечий  ноуфер  ("Звание  такое  что  ли?"  -  подумал  Сергей)
вопросительно посмотрел на друзей. Сергей поспешил утвердительно  кивнуть.
Гуго хотел что-то сказать, но Сергей прикосновением руки удержал его.
     - Тот, кто останется в живых попадет в учебный пункт  Армии  Великого
Арнольда! Да... вот еще... По квитанции вас четверо. То, что ваш  приятель
убежал - ударит по вам самим. Ваших противников все равно  будет  четверо.
Желаю удачи на Ристалище. Я буду "болеть" за  вас,  -  широкоплечий  снова
гадко усмехнулся. - Выходи по одному!
     - А похмелиться дадите? - спросил Гуго, не зная  что  и  ответить  на
свалившуюся на него новость. "Ну и дурацкие же у него усы, - подумал он. -
Хоть иногда в зеркало смотреться надо!"
     - Я сказал: выходи по одному!  -  властно  повторил  ноуфер  "великой
армии".
     Пререкаться смысла не имело. Сергей это быстро понял, поэтому,  тяжко
вздохнув, встал. Дельфин и Гуго последовали  его  примеру.  Они  вышли  из
камеры и под прицелом автомата охранников пошли за широкоплечим.
     Узкий каменный коридор, длинный и извилистый,  как  кишка,  освещался
факелами. Сергей горько ухмыльнулся про себя, увидев  всю  эту  романтику.
Вдобавок ко всему им пришлось подниматься по  страшно  неудобной  винтовой
каменной лестнице. С одного  края  ступеньки  были  чересчур  узкие,  а  с
другого - чересчур широкие. В середину лестницы вписаться  как-то  все  не
удавалось и друзья с большим облегчением вздохнули  когда  она  наконец-то
кончилась.
     Широкоплечий, достав огромных размеров и причудливой  формы  ключ,  с
трудом и скрипом провернул его в замке тяжелых деревянных ворот - иначе их
и не назовешь. С заметным усилием распахнув створку он сделал приглашающий
жест рукой. Охранник грубо подтолкнул Дельфина автоматом в спину и  друзья
вошли в большой светлый зал.
     - Здесь вам предстоит провести двадцать четыре  часа,  -  пролаял  их
Цербер (Сергей взглянул  на  часы  -  без  десяти  десять).  -  Отдыхайте!
Подкрепляйтесь! Выбирайте  оружие  по  вкусу  и  тренируйтесь!  Вы  должны
доставить удовольствие тем, кто будет наблюдать за Испытанием.
     Он вышел и ребята услышали как противно заскрипел ключ в замке.
     Они огляделись. Посреди просторного светлого зала  стоял  потрясающих
размеров деревянный стол, вокруг -  под  стать  столу  тяжелые  деревянные
стулья с высокими спинками. На столе свалены кучей различные продукты.  По
одной стене шли четыре больших незастекленных окна.  Из  них  лился  яркий
солнечный свет, сперва слегка ослепивший друзей, после полумрака камеры  и
коридора. Противоположная стена была сплошь завешена всевозможным холодным
оружием. Оружие и доспехи лежали так же и на полу -  в  таком  количестве,
что вполне можно было вооружить небольшую армию. Всю третью стену занимала
прекрасно выполненная  фреска  с  изображением  схватки  толпы  рыцарей  с
каким-то мифическим животным.
     Дельфин, внимательно смотревший на груду  продуктов,  издал  победный
клич, рукой указывая на бочонок. Ребята никогда не видели  странных  букв,
из которых складывалась надпись на бочонке, но они знали,  что  это  слово
означает "пиво"...
     Пока Гуго с Дельфином забавлялись пивом и высматривали, что повкуснее
из провизии, Сергей стоял у  широкого  окна  и  задумчиво  курил  -  благо
сигареты тоже на столе оказались. Потом он подошел  к  стоящему  на  столе
пятилитровому бочонку с надписью "вино", с трудом  дотащил  его  до  окна,
сбросил вниз и выглянул  в  окно.  Бочонок,  упав  с  высоты,  разбился  о
прибрежные камни. Судя по виду из окна она  находились  в  высоком  замке,
вокруг куда ни кинь взгляд - бескрайнее море. Потому, наверное, и  решеток
на окнах нет, что бежать некуда.
     - Ты чего, натворил, кретин?! - заорал Дельфин,  увидев,  что  сделал
Сергей. - Совсем одурел, что ли!
     Сергей подошел к столу, спокойно снял куртку, повесил  ее  на  спинку
кресла, сел и стал отрезать хлеб.
     - Серега, действительно, что за дела? - поддержал Дельфина Гуго.
     - А ничего, - повернулся  к  ним  Сергей.  -  Пиво  -  пожалуйста,  а
спиртное мы больше пить не будем!
     - Кто ты такой за всех решать? - возмутился Дельфин.
     - Один из нас троих, - медленно и веско произнес Сергей.  -  Слышали,
что сказано - сражаться до смерти. Это значит, что моя  жизнь  зависит  он
вас. А я хочу жить!
     - А кто ж не хочет? - Гуго допил пиво и  налил  себе  еще  в  высокий
красивый фужер. - Ты что, Серега, принимаешь все это серьезно?
     - А  ты  все  шуточки  играешь?  Вряд  ли  это  плохой  видеофильм  с
обязательным хэппи-эндом! Раз уж мы вляпались  в  эту  историю,  так  надо
смотреть на вещи трезво...
     - Так ты что же, собираешься убивать людей, - вдруг тихо и неожиданно
для него серьезным тоном спросил Дельфин. - Как ты говоришь - это не кино,
а убить человека... Вряд ли ты на это способен.
     - Да, Андрюха, ты прав, конечно, - чувствовалось,  что  Сергей  очень
взволнован и сам себя заводит. - Может чисто физически у  меня  это  и  не
получится... Но я  хочу  жить,  у  меня  двое  пацанов  дома,  я  не  могу
выбросится в окно... Если мы за  то  время,  что  нам  осталось  до  этого
поганого Испытания ничего не придумаем...  Я...  Я  буду  пытаться  убить,
чтобы не убили меня!
     - Да... Серега, - протянул Гуго. - Чего угодно, а вот этого я от тебя
не ожидал...
     - А что мы попадем в такую ситуацию - это ты  ожидал?  Предложи,  как
обойтись без крови - я тебя внимательно выслушаю...
     - А что я могу предложить? - пожал плечами Гуго и занялся едой.
     - Значит, хватит жрать пиво - давайте решать,  что  делать!  -  резко
сказал Сергей.


     Юрий подошел к телу гиганта, чтобы обыскать его карманы, но  внезапно
его поразила мысль, что ведь это же элементарное воровство.  Чего-чего,  а
вот это всегда было чуждо его натуре. Но поразмышляв, Юрий решил, что если
одноглазый оживет, то  он  несомненно  вернет  гиганту  жезл,  а  если  не
оживет... то трупу жезл и подавно не нужен.  Правда,  это  уже  напоминает
мародерство... Но в Юрином ли положении рассуждать об этике?
     Его догадка оказалась  правильной  и  из  обширных  карманов  шаровар
гиганта Юрий вытащил жезл, вместительную флягу, ворох каких-то  бумажек  и
несколько  небольших  неизвестного  назначения  предметов.  Юрий  отвернул
крышку фляги понюхал содержимое и хлебнул.  Градусов  под  шестьдесят,  но
штука на редкость хорошая. Юрий завернул крышечку на место и с  сожалением
запихнул флягу в карман штанов гиганта. Туда же он  положил  и  непонятные
предметы, а вот бумажки решил взять, так  как  больно  уж  они  напоминали
деньги, и он резонно решил,  что  они  ему  еще  могут  пригодиться.  А  с
гигантом он как-нибудь рассчитается, пусть только он  воскреснет.  Считай,
что в долг взял.
     Юрий взглянул на часы. Прошло более сорока минут,  как  он  приставил
голову белокурого  к  туловищу  -  никакого  результата...  Может,  Брайан
издевался над ними? Вряд ли - зачем ему... Хотя с него станется... А  если
он говорил правду и  голова  прирастет,  то  сколько  на  это  потребуется
времени?  Сутки?  Неделя?  Ладно,  надо  пойти  посмотреть,  что  все-таки
представляют из себя эти реальности, а сюда еще стоит потом вернуться...
     Юрий выглянул в коридор и осмотрелся - тот был совершенно  пуст.  Все
входы в реальности выглядели абсолютно одинаково, только таблички над ними
разные. Юрий прошелся  немного,  разглядывая  надписи  на  табличках.  Что
обозначают первые буквы и цифры неясно, но  вот  последнее  четырехзначное
число - это явно год. Тем более, что Юрий отчетливо помнил, что  на  входе
их родной реальности было число 1987. К сожалению, остальных букв  и  цифр
он не помнил, ну да ладно...
     Так... надо, наконец, решаться.  Юрий  подошел  к  следующему  входу,
посмотрел на жезл и ткнул им ровно в середину серого пространства.  Ничего
не произошло. Юрий удивился и попробовал еще раз - результат тот же. Он  в
изумлении поднял голову на табличку. Она была пустой. Юрий пожал плечами и
дошел до следующего входа и посмотрел есть ли  там  надпись  на  табличке.
Юрий вновь приготовился к чему угодно и ткнул  в  середину  входа  жезлом.
Казалось, вход закрывала стальная плита,  настолько  цвет  похож,  но  это
только  тонкая  пленка,  которая  лопнула  от  прикосновения  жезла.  Юрий
посмотрел в открывшийся вход и нервно расхохотался. Перед ним была  ровная
кирпичная стена. Юрий даже потрогал ее на прочность. Чего угодно он ожидал
- только не этого.
     Ну что ж, попробуем еще  раз.  Юрий  подошел  к  следующему  входу  и
нетерпеливо ткнул жезлом. Вход открылся и его взору  предстал  красивейший
вид: ярко-голубое небо, кругом цветущие сады и невдалеке прекрасный город,
явно город будущего. Юрий отшвырнул окурок (как будто он собирался  пройти
в двери храма, а не под  обыкновенное  небо)  и  вошел.  Он  находился  на
высоком холме. Метрах в трех от него стояло какое-то небольшое летательное
устройство. Вокруг никого не было. Вдруг сзади раздался громкий  чмокающий
звук. Юрий резко обернулся и понял, что это закрылся вход в Коридор.


     Оставалось чуть больше  часа  до  истечения  срока,  назначенного  им
широкоплечим ноуфером. За это время  друзья  чего  только  не  передумали,
крупно поссорились, чуть до драки не дошло.  Потом  все-таки  поняли,  что
делить им нечего, что они в одной упряжке и если что-то можно сделать - то
только вместе.
     Знали они друг друга очень давно, чуть ли не со школьной  скамьи,  но
никогда  серьезных  дел  между  ними  не  было.  Так...  Общие   интересы,
развлечения... Никто из них не ставил перед собой вопрос: "пошел бы  он  в
разведку с двумя остальными". Теперь же они оказались  в  ситуации,  когда
каждый задумался о своих друзьях: может ли он на них положиться и в  какой
степени... Ладно, жизнь покажет, жалко только Юрия с ними нет.  Да  еще  и
жезл у него. Остался бы он у Дельфина, сейчас бы и проблем не было.
     Они долго выбирали себе оружие. Выбор оказался богатым: от  старинных
кончаров и двуручных мечей, один из  которых  Гуго  смог  поднять  лишь  с
большим трудом, до  кастетов,  велосипедных  цепей  и  даже  таких  вещей,
назначения которых не вдруг-то поймешь. Никакого огнестрельного  оружия  к
разочарованию друзей, не оказалось. Не  было  вообще  ничего  стреляющего,
даже луков или арбалетов. Только холодное оружие. Придумали было  наделать
рогаток - хоть какое, а стреляющее оружие! Но не нашли подходящей резины -
не из трусов же вынимать.
     Каждый на всякий случай взял по  несколько  кинжалов.  Сергей  выбрал
себе небольшой стальной шар с шипами, приделанный цепью к удобной ручке  -
весил он килограммов пять и Сергею очень понравился. Гуго  остановился  на
палице, так же как и серегин шар, утыканной железными шипами.  А  Дельфин,
умело свернув и положив в карман велосипедную цепь, взял еще и  подходящий
по весу меч - длинный, узкий и красивый, которым долго ходил и размахивал.
     Затем  Сергей  заставил  всех  лечь  спать.  Хотя  Гуго   и   Дельфин
утверждали, что все-равно заснуть не смогут, Сергею  удалось  их  убедить,
нажимая на то, что силы им еще пригодятся. Так как кроватей в их тюрьме не
было, они аккуратно сняли провизию со стола  и  спали  на  нем,  а  не  на
каменном полу.
     Сергей проснулся первым, разбудил остальных  и  около  часа  заставил
заниматься зарядкой. Обнаженные до пояса, они делали  упражнения,  которые
Сергей помнил со службы, а потом немного поборолись. Помыться было негде и
они сели есть потные, но довольные, что хоть как-то готовятся, а не  сидят
сложа руки.
     Каждый из них в душе боялся предстоящего Испытания. Но раз уж  решили
сражаться, то теперь не показывали страха друг перед  другом,  а  наоборот
храбрились.
     - Слушай, Леха, - обратился  Дельфин  к  Гуго,  набивая  рот  вареным
мясом, - я все хотел тебя спросить, как тебе  тогда  очки-то  не  разбили?
Отделали-то нас крепко...
     - А ты  что  не  заметил,  что  когда  приказали  выходить  из  этого
шикарного сортира я их в носок положил? У меня нюх  на  такие  дела  -  по
ногам обычно не бьют. Но по ребрам досталось - будь здоров - дело свое эти
скоты знают! Нас спасло то, что в этом Коридоре  заживает  все  быстро.  А
очки... - Гуго вынул их, повертел  в  руках  и  вновь  задумчиво  убрал  в
карман. - Мне кажется, что они больше не понадобятся - я  отлично  вижу...
Да-а...
     Гуго хотел что-то сказать, но в этот момент входная дверь со  скрипом
отворилась. Ребята повернулись в ее сторону. На пороге стоял, сложив  руки
на груди, все тот же широкоплечий вояка.
     - До выхода на Ристалище вам остался час! - пролаял он. - В  Приемной
Комиссии подобрались добрые люди. Обстоятельства сложились так, что  ваших
противников будет пятеро. Члены  Комиссии  милостиво  решили  уравновесить
ваши шансы. Тут как раз провинился и заслужил смерти воин  Армии  Великого
Арнольда. Любой воин Великого Арнольда один стоит  двоих.  -  Широкоплечий
перевел дух. - Еще раз повторю условия Испытания. Как  только  вы  и  ваши
противники окажетесь на Ристалище все двери туда  будут  наглухо  закрыты.
Никто не сможет покинуть Ристалище или войти туда, пока одна из  групп  не
будет полностью истреблена. Пусть даже из другой  группы  останется  всего
один человек - он и попадет в Учебный Пункт  Армии  Великого  Арнольда.  -
Казалось,   широкоплечему   доставляет   чисто   физическое   удовольствие
произносить это имя. - Испытание  может  длиться  сколь  угодно  долго.  В
Комиссии люди терпеливые. Поэтому подкрепляйтесь сейчас как следует. -  Он
замолчал и вошел в зал, пропуская человека, со  связанными  сзади  руками.
Позади  него  виднелись  охранники  с   автоматами.   -   Знакомьтесь!   -
провозгласил широкоплечий. - Ваш партнер - бывший лейтенант Армии Великого
Арнольда - Александр Шмель. Желаю всем удачи! -  Он  рассмеялся  и  вышел.
Дверь за ним закрылась.
     Ребята внимательно разглядывали нового товарища.
     - Ну что? Так со мной связанным и пойдете на  Ристалище,  что  ли?  -
весело спросил парень.
     Сергей вылез из-за стола, подошел к нему и кинжалом разрезал веревки.
     - Сергей, - представился он и протянул руку.
     - Здорово, здорово, - парень подошел  к  столу  и  стал  разглядывать
аккуратно сложенные ребятами продукты.  -  Да-а,  пожрать  есть  чего,  не
жалеют, сволочи. - Он запихал что-то в ром и посмотрел на Гуго.  -  Ну,  а
тебя как зовут?
     - Алексей, - представился Гуго и закурил. - А он Андрей, или  Дельфин
по-нашему...
     - Да вы не дрейфите, ребята. - Шмель посмотрел  осталось  ли  пиво  и
налил в фужер. - Я все это уже проходил, когда сюда попал, а теперь-то  уж
и подавно бояться нечего. Те наверняка такие же зеленые, как вы!
     - Их будет пятеро, - сказал Сергей.
     - А хоть шестеро, - беспечно ответил Шмель и  подошел  к  оружию.  Он
долго рассматривал обширную  коллекцию,  выбрал  короткий  широкий  меч  с
ножнами и повесил через плечо. Затем взял один из тяжелых двуручных мечей,
помахал им, удовлетворенно хмыкнул и отложил в сторону. Друзья внимательно
наблюдали за его действиями. Шмель отобрал пяток кинжалов и запустил их по
одному в спинку кресла... Все пять воткнулись по  одной  линии  в  крепкое
дерево, как в масло. Еще он приглядел кастет в виде металлического шара на
гибком китовом усе и положил в карман.
     По знанию дела и внимательности с которой Александр  выбирал  оружие,
ребята поняли,  что  он  далеко  не  новичок  в  этом  деле  и  облегченно
вздохнули. Хоть на кого-то более умелого и опытного можно будет  надеяться
на Ристалище.
     Александр Шмель был красивым парнем среднего  роста  и  атлетического
телосложения.  Франтоватые  бакенбарды  и  аккуратно   подстриженные   усы
указывали, что он неравнодушен к внешнему виду. Одет он  был  в  такую  же
форму, что и ноуфер с охранниками, но смотрелась на  нем  она  значительно
лучше, потому что была тщательно подогнана и ушита, хотя в  данный  момент
порванная и грязная.
     Закончив выбирать оружие он уселся в кресло, налил  пива,  закурил  и
положил ноги на стол.
     - Ну, давайте знакомится, - сказал он. - У нас  еще  есть  полчаса  -
поболтаем. Кто вы и откуда?
     - А черт его знает как и ответить, - сказал Гуго. Номер входа, откуда
пришли не помним, а так из Ленинграда, год  тысяча  девятьсот  восемьдесят
седьмой. А ты, вроде как, русский?
     - Вроде как, - кивнул Александр. - Даже более того, тоже  из  Питера,
из восемьдесят пятого. Господи! Как давно это было! Я  уж  и  не  помню-то
почти ничего!
     - И чего, за два года родной город забыл? - удивился Сергей.
     Шмель громко расхохотался. Перестав смеяться он сказал:
     - Два года... скажешь тоже... Я  здесь  уже  девяносто  лет  торчу...
Конечно, это не так уж много, но вполне достаточно,  чтобы  забыть  родные
места.
     - Не понял, - удивился Гуго. - Что ты плетешь про девяносто  лет,  ты
же на виде не старше нас!
     - Да вы что - еще ничего не знаете, что ли?
     - Вот именно - ничего, - вздохнул Сергей.
     - Так ты и растолкуй нам что к чему, пока нас не  прирезали  на  этих
Испытаниях, - сказал Дельфин.
     - Как вы попали-то хоть сюда?
     - По пьяному делу, как же еще, - сказал Сергей. - Разве  по  трезвому
согласится кто на  такой  бред?  Познакомились  с  одним...  В  общем,  на
концерте в честь годовщины Джона Леннона... Знаешь такого?
     - Знаю, знаю... - кивнул Шмель, - продолжай.
     - Ну вот... этот и предложил спасти Леннона от убийцы... Мы, конечно,
послали его куда подальше, но, как  назло  на  "спецмедслужбу"  нарвались.
Стали удирать, а этот... ну Брайан... все там стоял... Вот мы и удрали  от
милиции... - Сергей грустно усмехнулся.
     - Ладно, не расстраивайтесь! Обычно  и  не  на  такие  глупые  удочки
попадаются, - успокоил его Шмель. -  Я,  например,  был  шестнадцатилетним
сопляком, когда написал в газету, что у меня, мол,  нет  друзей,  родители
далеки по духу... ну и вообще, поплакался в газетку.
     - Ну и?.. - нетерпеливо спросил Дельфин.
     - Ну и пришел ко мне добрый такой дядя по объявлению. Рассказал много
интересных вещей и привел меня и еще троих таких же лопухов сюда... А  тут
все и понеслось: Коридор, Испытание... Тогда еще этого Великого Арнольда в
Коридоре и знать-то никто не знал... Да и сейчас никто не  знает.  Великим
его лишь лизоблюды называют... Так на чем я остановился? Ах да, так вот  -
учебный пункт, затем служба, интриги, задания,  пьянки,  гадости,  кабаки,
интриги, реальности, бабы... Врезал этому гаду по глупости,  кто  ж  знал,
что он новый фаворит самого... Хорошо хоть на  месте  не  расчленили...  А
так-то раз плюнуть выкарабкаюсь и не из таких передряг вылезал...
     - Ты хотел рассказать, что вообще такое этот Коридор, - напомнил  ему
Сергей.
     - Коридор... Хм... Трудно вот так сразу взять и объяснить... -  Шмель
потер небритый несколько дней подбородок. - Откуда взялся  Коридор  сейчас
уже, наверное, никто и не знает... Каждый отдельный коридор тянется в  обе
стороны бесконечно, не  считая,  конечно,  маленьких  переулков...  Каждая
лестница тоже бесконечна - можно спускаться и  подниматься  годами,  и  на
каждом этаже свои бесконечные коридоры... И в каждом  множество  входов  в
различные реальности... Много чего рассказывают, но  каждая  реальность  -
это Земля в... как бы это выразиться... в  одном  из  возможных  вариантов
истории и моментов времени...  не  знаю  как  бы  это  поглаже  сказать...
Говорят, что сперва был только один коридор с действующими входами и  вели
эти входы в один и тот же  вариант  развития  Земли,  но  в  разные  точки
времени... Вроде через каждые десять лет... У  Коридора  много  нелогичных
законов и правил,  которые  нельзя  поменять  и  в  которых  очень  тяжело
разобраться... Их можно только запомнить и подчиняться им. Так,  например,
если кто из Коридора войдет в реальность и сотворит там что-то, повлиявшее
на естественный ход событий,  то  сразу  же  в  другом  месте  Коридора  в
любом... без всякой системы... возникнет эта реальность без изменений, как
и должно было бы быть... А в первой все идет по-новому... Происходит вроде
как размножение реальностей... Так вот... Я понятно излагаю?
     - Не совсем, но давай  дальше  -  время  кончается,  -  сказал  Гуго,
внимательно слушавший Шмеля, как впрочем и Сергей с Дельфином.
     - Так вот... Коридор существует давно... очень давно - может  миллион
лет, а может и еще  больше...  И  естественно  за  это  время  тут  такого
наворотили, что теперь уже вообще ни в чем не разобраться...  -  Александр
налил себе пива и стал делать бутерброд.
     - Слушай, Александр... А чего нам Брайан... ну этот, который  заманил
нас сюда, сказал, что мы вернемся в  тот  же  момент  времени  домой.  Это
правда? - спросил Сергей.
     - Правда, - подтвердил Шмель с набитым ртом и, прожевав, объяснил:  -
Выйдешь из реальности в Коридор и хоть  через  год  возвращайся  -  момент
времени и место будут те же... Но вот если за этот год  в  эту  реальность
войдет кто другой их Коридора - то пока он не вышел, время там течет,  как
в Коридоре... - Александр потянулся за куревом.
     Ребята молчали, переваривая информацию.
     - Каждый, кто находится в Коридоре - бессмертен! - провозгласил Шмель
и окинул ребят любопытным взглядом - как они прореагируют.
     Они, видно, еще не поняли смысл его слов.
     - Обычным человеком Коридорный становится только вернувшись в  родную
реальность... Но таких дураков немного  находится.  Вы  совсем  недавно  в
Коридоре, поэтому вас еще можно убить довольно легко. А вот,  скажем,  лет
через пятьдесят можно будет убить - как меня, например, - только  повредив
мозг или там... отрубив голову. А если прожить здесь лет триста, так и это
не страшно - голова и прирасти может...
     - Вот оказывается почему Брайан таскал с  собой  голову  рыжего...  -
догадавшись, воскликнул Гуго.
     - Кстати, а почему Брайан нас сюда обманом затащил?  Не  мог  что  ли
силой взять, угрожая пистолетом, к примеру... - спросил Сергей.
     - Я же говорил, что законы Коридора странные и нелогичные... Так вот,
из родной реальности человека против воли не  вывести  -  он  тут  же,  на
пороге Коридора и погибает. Никто не знает почему так, но лишние  трупы  в
Коридоре никому не нужны...
     - Слушай, Александр, а что это за Армия этого самого Арнольда? И  что
в этом их Учебном Пункте? - спросил Дельфин.
     - Ну-у...  -  хотел  было  ответить  тот,  но  в  этот  момент  дверь
отворилась и на пороге опять появился усатый ноуфер.
     - Ваше время кончилось, -  холодно  сказал  он.  -  Берите  выбранное
оружие и пошли.
     Ребята без лишних слов встали, оделись и взяли вооружение.  Шмель  не
обращая внимания на приказ продолжал жевать свой бутерброд, запивая пивом.
     - Шмель, тебя что силой тащить? - заорал широкоплечий и в зал тут  же
вошли двое охранников.
     - Да ладно, не ори. - Александр неохотно  встал,  вытащил  из  спинки
кресла кинжалы, взвалили двуручный меч на плечо и направился к выходу.
     Опять узкая и темная винтовая лестница, но на сей  раз  друзья  и  не
заметили, как миновали ее. В ближайшее время решится их судьба. Они как-то
не верили, что могут погибнуть.
     А из учебки можно и  удрать.  К  тому  же  Юрий  на  свободе,  он  их
обязательно найдет и выручит. Если, конечно, они останутся в живых...


     Без малого почти сутки провел Юрий в сказочном городе будущего.  Мир,
в который попал Юрий оказался прекрасным миром коммунистического  будущего
- вернее, таким как это самое коммунистическое будущее Юрий себе  когда-то
очень давно в школе представлял. Значит, это все ж не  бред  марксистов  -
возможно... Только Юрий не выяснил - на всей ли  планете  процветает  этот
прекрасный мир, или только на Африканском континенте, где Юрий оказался...
     Мир чистый и светлый. Юрий почти целый день бродил по городу, заходил
в магазины, кафе, в которых не знали денег, пол дня провел в  великолепных
музеях, любуясь непривычными, но несомненно прекрасными  работами  еще  не
родившихся для Юрия художников и скульпторов. Больше  часа  наслаждался  в
этакой фантастической суперванне,  как  следует  отоспался  в  суперномере
супергостиницы. В одном  из  магазинов  выбрал  себе  великолепную  куртку
вместо своей порванной... И люди... разговоры... разговоры... разговоры...
     Юрий с сожалением покидал этот гостеприимный мир и то только  потому,
что где-то в беде его друзья. Мир действительно был прекрасный. Но жить  в
нем Юрий бы не хотел.  Слишком  этот  мир  чист  для  него.  Вот  "жить  и
работать" для того чтобы родной мир Юрия впоследствии стал таким - это да,
для этого можно и жизнь отдать...
     Выйдя обратно в Коридор, Юрий занес  на  всякий  случай  номер  этого
входа в сою записную книжку. Затем прошелся по коридору  и  нашел-таки  на
углу опознавательные знаки. Он записал и их. Подумал: не прошвырнуться  ли
ему еще в несколько миров на экскурсию. Но все же решил отложить это  дело
на потом - "вместе с ребятами погуляем" - и  направился  к  лестнице,  где
лежало тело гиганта.
     Насчет одного Брайан не обманул -  голова  действительно  приросла  к
телу незнакомца. Юрий задрал спутанную грязную бороду - шрам еле  заметен,
дыхание хоть еще и слабое, но есть,  да  и  лицо  уже  не  выглядит  лицом
мертвеца.
     А вот насчет того, что выйдя  из  мира  вернешься  в  тот  же  момент
времени... Скорее прошло не двадцать минут, что он гулял  по  коридору,  а
сутки, что он провел в городе будущего. Следовательно и там, в  Ленинграде
время отстукивает вперед. Так, пятница была,  значит  сейчас  где-то  утро
воскресенья. Хм-м. Как долго они еще в этом Коридоре пробудут? День-два он
еще у себя в институте отбрешется, и родители пока волноваться не будут  -
мало ли что... Да и за Гуго с Дельфином тоже - не в первый  раз...  А  вот
Серегина жена наверное с ума-то сходит. Тревогу небось  подняла,  может  и
милицию подключила... Объясняйся потом, где были.  Ну  да  это  ерунда,  -
пускай там Серега сам расхлебывает. Сейчас главное - найти их!
     Белокурый гигант, распластавшийся на  лестнице,  глубоко  вздохнул  и
открыл глаза. Он еще, видно, плохо соображал, как после  долгого  сна,  но
встряхнул головой и встал. Увидев сидящего на корточках Юрия  с  сигаретой
во рту, оживший труп грубо спросил на своем каркающем языке:
     - Кто такой?
     - Я был вместе с Брайаном, - ответил  Юрий  и  видя,  что  гигант  не
понимает, пояснил: - Ну, с тем, с которым вы сражались здесь... Я один  из
тех, что были с ним... - Юрий не стал напоминать, что  именно  он  воткнул
гиганту топор в спину. - Этот Брайан,  воспользовался  тем,  что  мы  были
сильно  под  градусом  и  заманил  нас  в  этот   Коридор.   Случайно   мы
повстречались с вами. Вы стали сражаться с Брайаном и, надо  сказать,  что
дрались  вы  превосходно...  -  Юрий  решил  на  всякий  случай  польстить
незнакомцу, но того это, вроде, не тронуло. - Брайан отрубил вам голову  и
отнес ее далеко отсюда... Затем он заманил нас в ловушку  и  нас  взяли  в
плен какие-то вооруженные автоматами люди... Мне  удалось  бежать,  а  мои
друзья в беде...  -  Заметив,  что  гигант  не  особенно  внимательно  его
слушает, Юрий старался говорить быстро. -  Я  даже  не  знаю,  куда  ребят
повели. Я долго бродил по пустым коридорам, пока не нашел  вашу  голову...
Брайан говорил, что она может прирасти к телу... Вот я и принес ее сюда...
     - Зачем? - спросил гигант.
     - Ну... - смутился Юрий. - Я надеюсь, что вы поможете мне... Ну  хотя
бы разыскать этого Брайана... Или еще как...
     - Дурак! - прокаркал незнакомец. - Какое мне дело до твоих проблем? -
Он подошел к своему топору и поднял  его.  -  А  с  этим  Брайаном  я  еще
посчитаюсь! Он мой и никуда от меня не уйдет!
     И не обращая больше внимания на Юрия гигант стал подниматься вверх по
лестнице.
     - Послушайте,  -  неуверенно  окликнул  его  Юрий,  но  тот  даже  не
обернулся. Его  тяжелые  шаги  еще  несколько  минут  доносились  до  Юрия
откуда-то сверху лестницы, будто кто  вдалеке  забивал  сваи  -  уверенно,
точно и с натугой. Потом гигант, видимо вошел в коридор.
     Юрий выругался. Его рука полезла в карман за сигаретами и  наткнулась
на жезл. Об этом-то Юрий и забыл - у него же  жезл  и  деньги  белокурого.
Сейчас тот спохватится вернется  за  своим  добром!  Надо  скорее  уходить
отсюда. И не дай бог ему еще встретиться с  ним.  Юрий  вспомнил  огромный
тяжелый топор гиганта и как легко он с ним обращался...
     Юрий в задумчивости вышел в коридор. Что же делать? Он смог придумать
только одно: идти в межкоридорный трактир и постараться найти  там  Стэна.
Или завести новое полезное знакомство...


     Ристалище  оказалось  покрытой  песком  ареной  метров  пятидесяти  в
диаметре и окруженной высокими стеклянными стенами. За  стеклом  в  уютных
креслах сидели по всему кругу какие-то люди. Перед  каждым  креслом  стоял
накрытый столик. Видно зрители приготовились  просидеть  здесь  достаточно
долго.
     "Пока не будет уничтожена одна из групп, -  подумал  Сергей.  -  Надо
постараться чтобы не наша. А где же противники?"
     Сергей  оглядел  своих  товарищей.  Шмель  фиглярствовал,  иронически
приветствуя людей за стеклом. Два дня небритый  Дельфин  в  мятой  варенке
растерял весь свой лоск. Он держал перед собой наготове длинный тонкий меч
и  напряженно  вглядывался  в  ворота  напротив,  чувствовалось,  что   он
настраивает себя на смертельный поединок. Что ж, Сергей знал, что  Дельфин
любитель подраться - когда он был помоложе, то ходил в "королях" на танцах
и ни одна драка  не  обходилась  без  его  участия.  Гуго  внешне  казался
спокойным: стоял, опираясь на палицу  и  вроде  как  бы  небрежно  ковырял
ногти. Но  Сергей-то  видел,  что  Гуго  нервничает,  боится  предстоящего
поединка, просто вида старается не показать. Сам Сергей уже  не  боялся  -
перегорел. Он думал только как бы не совершить оплошность,  которая  может
оказаться последней в его жизни.
     Двери на противоположной стене Ристалища открылись, и на арену  вышли
пятеро. Это были янычары, как показалось Сергею, или что-то  вроде  этого.
Один в чалме и роскошных одеждах с кривым  ятаганом  на  боку  -  по  всей
видимости старший, остальные - в одинаковых халатах  и  штанах,  наверное,
его телохранители или солдаты. То что  это  профессиональные  вояки  -  не
вызывало никаких сомнений. Старший сразу  прошел  шагов  десять  вперед  и
остановился. Его солдаты сложили у стены  принесенные  с  собой  оружие  и
запасы провизии и построились в шеренгу за его спиной.
     - Черт, надо было тоже пожрать взять, - сказал Сергей.  -  Вдруг  это
надолго...
     - Да... с такими будет долго, как же... Они  нас  вмиг  положат...  -
ответил Гуго.
     - Да не дрейфите вы, - спокойно сказал Шмель.  -  Приглядите  за  его
шестерками, а петуха этого я в пять секунд сделаю...
     Он сбросил с плеча тяжелый меч, вытащил из ножен короткий и широкий и
пошел на середину арены.
     Старший из янычар расхохотался, выхватил свою кривую саблю и двинулся
ему навстречу, крикнув что-то своим солдатам. Те остались стоять,  готовые
ринуться в бой по первому же его знаку.
     - Ребята, главное - не бойтесь, - сказал Дельфин Гуго и Сергею.  -  С
этим справится Шмель... будем надеяться. А если увидим, что эти дернутся -
то сразу сами размахиваем оружием, кричим жутко и  нападаем  первыми.  Чем
наглее - тем страшнее, пусть лучше они нас боятся...
     - Как же, испугаются такие... - протянул Гуго. -  Ты  погляди  на  их
рожи...
     - Рожи у всех у нас хороши, - оборвал его  Сергей.  -  Андрюха  прав,
терять нам все равно нечего!
     Тем временем Шмель и янычар сошлись в центре арены. Сергей  посмотрел
по сторонам - люди за стеклом внимательно следили за происходящим.  Янычар
рассмеялся, зло и устрашающе, прокричал какую-то  угрозу  и  нанес  первый
удар саблей. Александр парировал его  без  видимого  усилия.  Янычар  стал
наносить удар за  ударом,  Шмель  так  же  легко  отражал  их,  да  еще  и
подсказывал противнику, какие удары лучше наносить. Янычар понял, что  над
ним просто-напросто издеваются. Видно  он  был  очень  высокого  мнения  о
собственной персоне и замечания Шмеля, его спокойная, даже  непринужденная
поза, привели янычара в неописуемое бешенство. Он с огромной  силой  нанес
колющий удар. Окровавленная кривая сабля вышла у Александра из спины.
     Ребята вздрогнули и приготовились к бою. Сергей вытер выступивший  на
лбу пот рукой и стал расстегивать куртку,  что  б  не  стесняла  движений.
Неожиданно его рука нащупала под  подкладкой  пиджака  какой-то  стержень.
Сергей полез в карман, в нем оказалась небольшая дырка. Сергей в  волнении
разорвал подкладку - это оказался жезл! Наверное, жезл Стэна,  но  как  он
оказался у него, а не у Юрия?! Господи, да разве это сейчас важно!
     Янычар вытащил свою саблю из тела противника. Тот,  нахально  опустил
меч,  невредимый,  и  громко,  издеваясь  расхохотался,  увидев  изумленно
вытаращенные глаза врага. Янычар в гневе еще раз  воткнул  свое  оружие  в
Александра. Александр аж  зашелся  в  хохоте  и  показывал  на  противника
пальцем. Янычар с невероятной злобой и силой стал протыкать  своей  кривой
саблей тело Шмеля. Гимнастерка Александра вся пропиталась кровью, а он все
хохотал. Наконец янычар перестал его прокалывать и  ошеломленно  переводил
взгляд с ятагана на противника. Пот градом катил по лицу янычара,  дыхание
было тяжелым.
     Александр медленно, откровенно не торопясь, стал  заносить  свой  меч
для удара. Янычар с отчаянии взмахнул острой саблей,  вложив  в  удар  всю
силу и ненависть, и голова Александра упала к его ногам. Янычар облегченно
вздохнул и издал победный крик.
     - Дур-рак! - раздраженно сплюнул Дельфин. - Довыделывался, однако!..
     До сих пор он с  Гуго  внимательно  следил  за  поединком,  особо  не
волнуясь за его исход. Теперь, похоже, пришел из черед вступить в бой. Они
не жалели Александра - сам виноват. Даже наоборот - злились на  него,  так
как связывали  с  ним  определенные  надежды.  Воины  янычара,  размахивая
саблями и подбадривая себя воинственными криками бежали  к  трем  друзьям.
Сам же янычар спокойно вытер саблю от крови и вложил ее  в  ножны,  считая
видимо, что он свое дело сделал.
     Да, они впервые в  жизни  стояли  перед  смертельной  опасностью,  но
страха, как ни странно, не было. Была злоба на этого пижона  Александра  и
желание попробовать все-таки свои силы.
     В этот момент Сергей показал друзьям жезл. Противники приближались.
     - Давай же, Серега, чего  ты  ждешь?!  -  заорал  Гуго.  Увидев  шанс
избежать опасности, он моментально расхотел сражаться.
     Сергей быстро нарисовал в воздухе четырехугольник. Почти не видная на
ярком свете,  возникла  мерцающая  линия  и  стала  затягиваться  пленкой.
Противники были совсем уже близко, предводитель янычар не спеша шел  в  их
сторону и что-то кричал своим солдатам.
     - Мы их задержим! - заорал Дельфин, размахивая мечом.
     Один из их воинов, самый молодой и поэтому, наверное, самый  прыткий,
обогнал своих товарищей шагов на пять и подскочил  к  Дельфину.  Андрей  с
размаху нанес удар мечом. Но  янычар  увернулся,  и  меч  проскочил  мимо,
воткнувшись острием в песок. Янычар взмахнул было саблей, но в этот момент
на его голову обрушилась палица Гуго. Раздался противный хруст  и  в  лицо
Гуго брызнули человеческие мозги.
     Гуго вздрогнул от отвращения.
     Сергей ткнул жезлом в пленку образовавшегося входа и она  моментально
лопнула. Выход свободен!
     Видя гибель товарища, трое остальных воинов остановились  и  перевели
дух. Разгоряченный Дельфин хотел было сам напасть на них, но  Гуго  крепко
схватил его за руку.
     - Бежим! Бежим! - истошно орал Сергей и вскочил в образовавшийся вход
в Коридор. Дельфин и Гуго вбежали следом и сразу приготовились к бою -  на
случай если янычары бросятся за ними.
     Сергей обвел Ристалище прощальным взглядом. Янычары  не  трогались  с
места, видимо смекнув, что дав ребятам уйти они останутся без  противников
и нет нужды рисковать. Зато люди за стеклом повскакали  со  своих  удобных
кресел, опрокинув столики, что-то кричали и суетились.  Наверняка  они  не
ожидали подобного исхода поединка.
     Сергей лихорадочно махал жезлом, не зная как поскорее  закрыть  вход.
Наконец он со знакомым чмокающим звуком затянулся  непробиваемой  пленкой.
Ребята в облегчении перевели дух.
     - Что дальше будем делать? - спросил Гуго.
     - Откуда у тебя жезл? - одновременно с ним спросил Дельфин.
     - После все обсудим, - утирая пот ответил Сергей. -  Надо  как  можно
скорее уносить ноги - у тех наверняка тоже жезлы есть... Просто так они от
нас не отстанут!
     Друзья побежали по коридору. Миновав два перекрестка, они свернули на
третьем  и  по  первой  же  попавшейся  лестнице  спустились   этажей   на
пятнадцать.
     - Постоим пока здесь, - задыхаясь сказал Сергей.  -  Если  будет  кто
спускаться - услышим и спрячемся в какой-нибудь реальности...
     - Слышь, Леха, - сказал закуривая Дельфин. - А круто ты однако  этого
лопуха дубинкой  своей...  еще  бы  чуть-чуть  и  мне  бы  конец...  -  Он
вздрогнул, вспомнив лицо  янычара  и  занесенную  над  своей  головой  его
смертоносную саблю. - Да-а... ты же весь в его крови!
     - Знаете, - сказал Гуго, вытирая платком  лицо,  -  в  тот  момент  я
как-то совершенно не думал... хорошо или плохо я делаю... Я увидел, что он
сейчас тебя убьет и врезал ему. - Он помолчал. - Оказалось, что не так это
трудно - убить человека...
     - Этот Коридор из нас зверей сделает! - мрачно сказал Сергей. -  Надо
выбираться отсюда поскорее. Разыскать Юрку - и домой!
     - Ты чего, однако, спятил что-ли? - удивился Дельфин. - Или ты забыл,
что Александр сказал: кто попал в Коридор - бессмертен, пока не вернется в
родную реальность!
     - А где он сейчас, этот твой Александр?!
     - Ну-у... - протянул Гуго. - Дураки - они никогда  не  переведутся...
Не выкобенивался бы, разрубил бы этого турка - глядишь, сейчас бы  с  нами
был... Кстати, после всех этих переживаний жрать охота...
     -  Пожалуй,  ты  прав,  -  сказал  Сергей.  -  Где-нибудь   посидеть,
перекусить в безопасном месте было бы неплохо.  Например,  в  том  кабаке,
куда нас Брайан привел... Жезл у нас есть... Абсолютно не помню, как он  у
меня оказался... Юрка наверно  дал  глянуть,  а  потом  и  забыли  в  этой
кутерьме... Я и сам не помнил совершенно, иначе бы давно уж  удрали  бы...
Ну ладно. А насчет бессмертного проживания в Коридоре... Не  знаю...  Если
все будет в порядке и мы сумеем найти Юрку, то можно  слегка  погулять  по
реальностям... Но навсегда я  здесь  не  останусь.  У  меня  двое  пацанов
дома...
     - Опять завел о  детях...  -  поморщился  Дельфин.  -  Брось  ты  эти
разговоры! У меня тоже дома сын остался - ну и что? Они там - мы  здесь...
Не пропадут твои дети, а такой шанс... раз в жизни...
     - Ладно, - сердито оборвал его Гуго, - потом все  обсудим.  А  сейчас
надо что-нибудь придумать. Не здесь же оставаться...


     Коридоры, реальности, ловушки, гиганты-грубияны...
     А вели-то  мы  себя  далеко  не  лучшим  образом...  Вот  так  вот  и
получается: живешь честно, работаешь на благо общества, с чем-то борешься,
что-то любишь, кого-то уважаешь и тебя уважают... А потом случается  нечто
невообразимое,   невозможное   абсолютно...   Нечто   вроде   неожиданного
экзамена... Да, именно экзамена!
     И первый вопрос они, по всей  видимости,  завалили.  Правда,  это  не
значит, что они провалили сам экзамен - время еще есть...
     Все-таки водка - враг! Трезвый готов к любым  трудностям  и  напастям
жизни, а все серо, обрыдло... А вот стоит в кои-то  веки  расслабиться  на
выходные, - и то с друзьями и по-поводу, - и пожалуйста - экзамен... А как
и кому его сдавать?
     Юрий уверенно шел по  пустому  коридору.  На  этот  раз  он  не  брел
бесцельно - куда глаза глядят, а направлялся  к  межкоридорному  трактиру.
Это был его единственный, наверное,  шанс  найти  ребят.  Он  не  очень-то
рассчитывал на недавнего знакомого Стэна - после  неудачи  с  гигантом  он
вообще решил надеяться только на себя  в  этом  непонятном  мире  -  хотя,
конечно, и не отказался бы от помощи Стэна. Надо просто покрутиться в этом
трактире послушать, что люди говорят, узнать побольше  о  самом  Коридоре,
его законах и нравах.
     И потом Юрий справедливо  рассудил,  что  если  его  друзья  каким-то
образом  сумеют  выбраться  сами  из  неприятного  положения,  в   котором
оказались, то наиболее вероятное место, где он сможет их найти -  это  как
раз трактир...
     До входа в трактир оставалось совсем недалеко, когда неожиданно из-за
поворота (опять неожиданно!) вывернул строй белых рубашек. С кем-кем, а ух
с ними-то Юрий хотел бы встретиться в последнюю очередь.
     До ближайшей лестницы далеко, реальность с прекрасным миром  будущего
ничуть  не  ближе.  Придется  рискнуть,  спрятаться  в   первой   попавшей
реальности. Ну хотя бы в этой, цифры на табличке - "1980", все-таки близко
к привычному. Не становится же на дороге у этих...
     Они уже совсем близко, надо поторопиться! Юрий  достал  жезл,  вскрыл
вход и шагнул. Уже войдя он обернулся и посмотрел на  первые  ряды  строя,
проходившего мимо. И порадовался, что успел убраться  с  их  пути.  Может,
конечно, эти белые и отличные ребята, но...
     Вход закрылся со знакомым уже характерным звуком, и Юрий огляделся.
     Он  находился  в  небольшом  пустом  скверике,   засыпанным   желтыми
листьями. Погода стояла прохладная и Юрий порадовался, что на нем  хорошая
теплая куртка, которую он выбрал себе  в  городе  будущего.  Он  вышел  на
улицу.
     Полупустая,  не  очень  чистая  улица  современного  города.  Вывеска
небольшого магазинчика на английском языке. "Как хорошо,  что  в  Коридоре
становишься полиглотом, хоть с языком нет проблем", - облегченно  вздохнул
Юрий. Значит - Англия или Штаты, вряд ли что-нибудь африканское  -  погода
не та... Конечно, если эта реальность вообще каким-то боком соотносится  с
той историей, что знает Юрий. А то вполне возможно, что и в  России  могут
по-английски говорить, мало  ли  что...  Но  Юрий  в  эту  возможность,  в
общем-то не верил. Он дошел до  конца  улицы  и  увидел  вдали  гигантский
монумент, отлично знакомый ему по многочисленным фотографиям,  рисункам  и
карикатурам.
     Памятник Свободе... Нью-Йорк... Сколько раз он хотел побывать в  этом
городе!
     Черт, жалко конечно, что денег нет... Но погулять по городу, подышать
его воздухом все равно надо... Коридор не уйдет, час-другой Юрия все-равно
не устроят...
     Юрий подобрал с пустой скамейки кем-то оставленную газету.  "Нью-Йорк
Таймс" за седьмое декабря тысяча девятьсот восьмидесятого года. Значит  он
оказался прав и четырехзначное число действительно обозначает год.
     Юрий не спеша  полистал  газету...  Что  бы  он  хотел  посмотреть  в
Нью-Йорке? Что он вообще про него помнит? Ну, конечно  -  Бродвей!  Просто
прогуляться по этой знаменитой улице... Хотя что там  делать  без  денег?!
Так, что еще он помнит про этот  город?  Центральный  парк  под  названием
"Земляничные поляны" - могила Джона Леннона...
     Стоп!!!
     У Юрия аж руки задрожали.  Он  перевернул  газету  первой  страницей.
Седьмое декабря тысяча девятьсот  восьмидесятого  года.  Если  эта  газета
сегодняшняя, то Леннона застрелят завтра!..
     Это что - опять Экзамен?!
     Юрий очень живо вспомнил Лицо Брайана, когда тот  убеждал  их  спасти
Джона Леннона... Юрию тогда уже не нравилась эта затея.  Для  него  Леннон
был чем-то  вроде  символа,  памятника  той  великолепной  эпохи,  отзвуки
которой так сильно повлияли на него и на многих людей его поколения. Но он
не верил, что Леннон может сделать что-то еще... Ему не нравилось смотреть
по  видео  постаревшего  Маккартни,  все  так  же  мило  улыбающегося,  но
совершенно утратившего былое обаяние и влияние  на  умы  молодых...  Но  с
другой стороны, действительно - Леннон кумир, великий для него  человек...
И он просто обязан, раз уж так  сложились  обстоятельства...  Раз  уж  ему
представился такой шанс... Он должен, обязан просто  приложить  все  силы,
чтобы спасти Леннона от пули маньяка. Хотя бы для  того,  чтобы  с  честью
выдержать Экзамен. Прежде всего перед самим собой.
     Юрий в вожделении закурил, стараясь  успокоится  и  трезво  прикинуть
свои  возможности,  а  также  выработать  план  действий.   Первым   делом
необходимо точно выяснить какое сегодня число. Вполне возможно, что газета
вчерашняя, и тогда убийство произойдет  через  несколько  часов.  Если  не
через несколько минут... Вполне вероятно так же, что  газета  и  недельной
давности, тогда все его переживания вообще бессмысленны.  Но  если  газета
сегодняшняя - что он помнит о смерти Леннона? Убийство произошло  восьмого
октября восьмидесятого  года  в  Нью-Йорке.  У  входа  в  отель  "Дакота".
Вечером. Во сколько вечером - Юрий не знал. Но помнил, что утром этого дня
убийца взял автограф у Леннона...
     Юрий встал и пошел искать какой-нибудь газетный киоск. Это  оказалось
не так сложно и по огромному  количеству  газет  за  седьмое  декабря,  он
понял, что убийство должно произойти завтра...


     Гуго, Дельфин и Сергей минут пять шли по коридору, размышляя в  какой
бы реальности спрятаться. Надписи на табличках им ничего не  говорили,  но
справедливо решив, что четырехзначное числи - год реальности, и  не  желая
оказаться в какой-нибудь чуждой им исторической эпохе, где они  выделялись
бы одеждой и манерами, они выбрали  реальность  с  числом  "1980".  Ту  же
реальность, куда пол-часа назад вошел Юрий.
     Небритые, немытые, в мятых костюмах и со старинным  оружием  в  руках
они выглядели достаточно комично и неприглядно. Что  они  будут  делать  в
реальности, на что  они  рассчитывают  -  друзья  не  имели  ни  малейшего
представления. Но надеялись на  авось  -  кривая  вывезет,  что-нибудь  да
придумают!
     Оказавшись в англоязычной, западной стране, они решили  ничего  ни  у
кого не спрашивать, а самим попытаться все  выяснить.  Минут  через  пять,
пройдя с квартал, Сергей остановился и спросил:
     - Слушай, ребята, а зачем мы этот хлам с собой таскаем? -  Он  потряс
своим оружием и показал на меч и палицу. - По-моему,  они  нам  больше  не
понадобятся... Только внимание привлекаем к себе...
     - Во-первых, пока на нас внимания никто не обращал - тут видно  и  не
таких видели, -  ответил  ему  Гуго.  -  А  во-вторых,  это  скорее  всего
капстрана - значит  есть  шанс  найти  какую-нибудь  антикварную  лавку  и
постараться все это дело продать... Сработано-то оружие на славу, и вид  у
него достаточно  древний...  Может  за  него  дадут  столько,  что  хватит
погулять денек как следует...
     - Разумно мыслишь, - сказал  Дельфин.  -  Интересно  только,  где  мы
находимся?
     - Где-то  в  Штатах...  -  сказал   Гуго.   -   Вон   вдали   сколько
небоскребов... Крупный город... Вон газетами торгуют -  там  можно  это  и
выяснить.
     - Как? - поинтересовался Сергей. - Мы же решили, что ни у кого ничего
спрашивать не будем...
     - А это  и  не  будем  спрашивать,  -  отечески-наставительным  тоном
разъяснил ему Гуго.  -  Узнаем  по  местным  газетам.  Ну,  каких  местных
больше... сообразим, короче. А вот спрашивать все равно придется...  Не  в
таком же виде по городу разгуливать...
     Сергей поглядел на себя - пуговицы  на  пиджаке  и  куртке  оторваны,
брюки грязные и мятые. Да и остальные выглядели не лучше: мятые,  грязные,
заляпанные кровью. Да еще с таким оружием, и у каждого по паре зачехленных
кинжалов размером хоть на медведя. Что ни говори, они прямые  кандидаты  в
первый же полицейский участок...
     Выяснив по газетам, где они находятся, несколько минут друзья  стояли
в сторонке, стараясь не привлекать  внимание,  и  в  задумчивость  курили.
Сергей в надежде смотрел на Гуго, так как  ничего  путного  ему  самому  в
голову не лезло.
     Наконец Гуго что-то решил и остановил проходящее мимо  желтое  такси.
Сергей тут же зашипел на него, что мол, что он делает:  платить-то  нечем!
Но Гуго спокойно сказал шоферу, чтобы тот отвез их не к самому роскошному,
но и не к очень захудалому антикварному магазину. Таксист ответил, что как
раз знает такой.
     Сергея оставили в машине,  чтоб  таксист  не  придирался,  а  Гуго  с
Дельфином прошли в магазин. Пробыли они там довольно долго,  с  полчаса  и
Сергей начал  нервничать.  Сперва  он  желал  только  чтоб  хватило  денег
заплатить за такси, а потом он уже волновался за самих  ребят  -  мало  ли
что...
     Наконец они вышли из магазина довольные и сияющие и Сергей понял, что
все в порядке. Тем более, что были они без оружия. Но спрашивать ничего не
стал. Гуго уверенным и даже чуть наглым  тоном  велел  таксисту  ехать  на
Бродвей. И вольготно развалился на переднем сидении.
     Но до Бродвея они не доехали  -  Гуго  увидел  большой  универмаг  по
дороге и велел остановиться. Сергей, когда такси  отъехало,  первым  делом
выяснил у друзей, что произошло в магазине и  почему  они  так  долго  там
находились, он же весь изнервничался.
     - Знаешь, Серега, - рассказывал Гуго,  -  мы  поначалу  тоже  немного
боялись. Приемщик долго все наше добро в лупу разглядывал,  а  потом  ушел
куда-то. Мы уж с Андрюхой тикать приготовились... А потом  он  вернулся  с
каким-то  лысым  мужиком,  хозяином  или  еще  с  кем...  Они  снова   все
разглядывали в лупу, а  потом  лысый  нам  предложил  за  все  три  тысячи
долларов. Ну мы прямо ошалели - столько даже и не предполагали... Но  я-то
по рожам ихним вижу, что можно поторговаться...  А  Дельфин  возьми  да  и
ляпни, что согласны... Чтоб лишний раз в  неприятности  не  ввязываться  я
спорить не стал, только сказал, чтоб наличными сразу же отсчитали...
     - Им, однако, больше всего мой меч понравился, - гордо сказал Дельфин
- Камень-то в рукоятке наверняка драгоценный...
     - Так у тебя сейчас что - три тысячи на кармане? - радостно-удивленно
переспросил Сергей.
     - Ну-у, не три... - протянул Гуго. - Я с таксистом расплатился...
     Сергей в восторге хлопнул его по плечу.
     - Здорово! Молодцы, ребята. И что теперь будем делать?
     - Веселиться! Сходить с ума! - Дельфин в восторге чуть не подпрыгнул.
     - Конечно, - улыбнулся Гуго. -  Вот  только  сперва  прибарахлимся  и
приведем себя в порядок.
     В универмаге они купили себе полный комплект одежды  -  от  носок  до
курток, каждый по своему вкусу. Потом они снова взяли  такси  и  попросили
отвезти в хорошую, но не слишком дорогую  гостиницу.  Там  они  сняли  три
номера и пошли приводить себя в порядок, договорившись  встретиться  через
час в баре внизу. Гуго каждому дал по стодолларовой банкноте.
     Когда Сергей с Дельфином спустились в бар,  Гуго  уже  сидел  там  за
столиком и читал газету. Перед ним дымилось  кофе  и  стояла  тарелочка  с
двумя пирожными.
     - Чего так скромно, однако? - весело  спросил  Дельфин  усаживаясь  в
кресло напротив. Чисто вымытый и выскобленный, щедро  наодеколоненный,  он
вновь приобрел свой обычный привлекательно-лоснящийся вид.
     - Да, действительно, мог бы пока и по сто грамм заказать, - поддержал
его Сергей. - Обслуживание здесь, я вам скажу... И обстановочка...  У  нас
таково и не встретишь!...
     - Вы знаете какое здесь сегодня число? - спросил их Гуго.
     - Седьмое декабря - читали ж там в  газете,  -  непонимающие  ответил
Сергей. - Ну и что?
     Седьмое декабря тысяча девятьсот восьмидесятого года. Нью-Йорк,  -  с
расстановкой и многозначительно ответил Гуго. - Завтра  у  отеля  "Дакота"
Мак Чапман застрелит Джона Леннона. И об этом знаем только мы...
     Сергей протянул что-то вроде "М-да-а" и в задумчивости закурил.
     - Так что ж мы здесь сидим? - удивился Дельфин. - Действовать надо!
     - И что ты предлагаешь? - серьезно спросил его Гуго.
     - Как что?! Ну-у... купить по пистолету! Деньги есть, а  насколько  я
слышал, с этим здесь нет проблем... И идти спасать Леннона!
     - А ты уверен, что это необходимо? - спросил его Гуго.
     - Да вы что, ребята? Опять старая песня? Тогда с Брайаном не хотели и
сейчас, что ли трусите. Да ведь за этим же, однако, мы в Коридор и  пришли
- Леннона спасать. Так что ж вы сомневаетесь?
     - Ну, во-первых, Брайан мог нам наплести все что угодно,  лишь  бы  в
Коридор заманить. Леннон просто хороший предлог был... Просто первое,  что
пришло ему на ум... Он и не собирался его спасать.
     - Да в любом случае мы себе не простим, если  уйдем  отсюда  даже  не
попытавшись его спасти! - настаивал Дельфин.
     - Андрей  прав,  -  сказал  вдруг  Сергей.  -  Попытаться  мы  должны
обязательно... Для самих себя должны... Но не с помощью пистолетов!
     - У тебя есть план? - С показным вниманием посмотрел на него Гуго.
     - Какой  у  меня  может  быть  план?  -  ответил  Сергей.  -  Ну-у...
Попытаться предупредить Леннона, сказать, что мы из будущего...
     - Он на тебя как на  психа  посмотрит  в  лучшем  случае,  -  ответил
Дельфин. - А если этого Чапмана убрать?
     - И иметь дело  с  полицией?  -  издевательски  спросил  Гуго.  -  Не
очень-то хочется...
     - Что же придумать... что же придумать...  -  барабанил  пальцами  по
столу Сергей. - Черт... что же придумать...
     - Может, возьмем бутылку виски на троих? - предложил Дельфин. - Что б
думалось лучше - время-то у нас еще есть... А потом мы же все равно хотели
по Бродвею прошвырнуться...
     Гуго посмотрел на него и поглядел на Сергея. Тот кивнул.  Тогда  Гуго
сходил к стойке и вернулся с бутылкой виски и тарелкой сандвичей.
     - Значит так, -  разливая  спиртное  по  высоким  стеклянным  бокалам
сказал Гуго. - Решили - попытаемся  спасти  Леннона.  Пистолеты  попробуем
сейчас сходить купить... Но надо придумать бескровный вариант. Если никому
ничего умного в голову не придет... тогда... тогда можно будет стрелять по
ногам, когда Чапман достанет оружие - но не раньше...
     - За удачу, - поднял фужер Сергей. Они чокнулись.


     Ночь Юрий промерз на скамейке в  парке  в  трех  кварталах  от  отеля
"Дакота".
     Где расположен отель Юрий понятия не имел, а подумав  какого  бы  ему
было на расспросах и пешком добраться в Ленинграде  скажем  с  Купчино  до
Гражданки, отчаялся на дерзкий шаг. Он взял такси,  а  когда  приехали  на
место, сказал  шоферу  просто,  дружелюбно  и  извиняясь,  что,  мол,  вот
оказался в критическом положении, денег нет и в качестве оплаты  предложил
свои часы "Электроника-5" или хрустальный маленький череп, что он нашел  в
Коридоре. Пожилой таксист, мельком  взглянув  на  часы,  попросил  в  руки
безделушку. Он полюбовался ей на свет улыбнулся и кивнул в знак  согласия.
Юрий захлопнул дверцу такси и посмотрел в сторону отеля. Такси отъехало, а
потом вдруг остановилось, вернулось к Юрию, шофер открыл дверцу и протянул
Юрию десятидолларовую бумажку. Юрий хотел было гордо отказаться, но  шофер
так же просто, как Юрий предлагал ему часы вместо денег, сказал:
     - Держи, парень, пригодятся. Это за то, что ты честный - не попытался
убежать... Хотя, откровенно говоря, от  меня  убежать  нелегко!  -  и  без
дальнейших обсуждений таксист уехал.
     У Юрия почему-то потеплело на душе. Не от того,  что  у  него  теперь
хоть сколько-то есть денег. А от в общем-то бескорыстной помощи совершенно
незнакомого человека. Кто он таксисту - один из  многих  клиентов.  Они  в
пути и пятью словами-то не обменялись. А дома только и можно  прочитать  в
газетах, что американцы жутко практичные и циничные люди... Не совсем так,
оказывается...
     Он весь вечер  проболтался  у  отеля,  но  Леннона  не  увидел.  Зато
хорошенько изучил местность.  Утром,  очнувшись  от  кошмарной  полудремы,
сильно промерзший он побежал в маленькое кафе, что  заприметил  с  вечера.
Оно уже работало. Там Юрий, помывшись в туалете, скромненько позавтракал и
побежал на пост к отелю. Вот теперь-то зевать нельзя!
     Юрий не знал как выглядит Чапман, но зато отлично помнил  знакомое  с
детства по многочисленным фотографиям лицо Леннона. В газетах писали,  что
утром рокового Дня Чапман взял у Леннона автограф у входа в отель. Значит,
надо  не  пропустить  этот  момент.  Юрий  много  размышлял,  как  же  ему
поступить, но не придумал ничего лучшего, как  попытаться  предупредить  и
убедить Леннона. Он не очень-то верил в эту затею, но пока ничего  другого
ему не остается. Если не получится, то он запомнит Чапмана  и  постарается
поговорить с ним, вечером. Задержать на крайний случай, чтобы Леннон успел
пройти в отель, а до следующего утра маньяк, может, и успокоится...
     Речь для Леннона он приготовил заранее. Когда Чапман отошел от  певца
с подписанной пластинкой в  руках  он  подошел  к  Леннону  и  бойко  стал
говорить. Он говорил долго и как ему казалось, убедительно. Леннон  слушал
не перебивая и улыбаясь. Музыканта ждала машина, он торопился - Юрий знал:
в студию, на запись нового альбома - и поэтому Юрий начал говорить быстро,
сбился и скомкал конец приготовленной речи. Он говорил Леннону о том,  что
он из будущего, что не смейтесь пожалуйста, все возможно, он бы  и  сам  в
жизни не поверил... Но это так, что Леннона застрелит сегодня тот  парень,
что взял автограф, что он, Юрий, любит музыку Леннона вот с таких лет...
     Леннон улыбнулся Юрию своей  знаменитой  иронической  улыбкой  сказал
что-то - Юрий совершенно от волнения  не  понял  смысла  сказанного,  хотя
должен был бы навечно занести каждое ЕГО слово в свою память,  -  и,  видя
что у Юрия нет в руках ни  фотографий,  ни  пластинок  достал  из  кармана
мелкую банкноту и расписался на ней.
     - Держи, - сказал Юрию кумир его молодости. - В качестве гонорара  на
память о замечательной сказке, что ты мне  рассказал.  Я  сочиню  об  этом
песню, - он еще раз усмехнулся, - может быть... - эти слова он говорил уже
из машины.
     Юрий стояла как дурак  посреди  улицы  с  подписанной  двухдолларовой
бумажкой в руках. Потом опомнился и пошел прочь. Пока прочь!
     В общем-то  он  не  особенно  рассчитывал  на  успех,  но...  Обидно,
конечно, но логично. И не все еще потеряно!
     С отчаянья он зашел в телефонную  будку,  набрал  номер  полицейского
участка и опустил десятицентовик.
     Услышав ответ в трубке он зло сказал:
     - Агент КГБ под именем Майк Чапман  сегодня  вечером  встречается  со
связником у отеля "Дакота".
     И повесил трубку.


     Юрий увидел Чапмана на улице перед отелем, когда машины  Леннона  еще
не было и в помине, и понял,  что  если  он  хочет  попробовать  уговорить
Чапмана, то другой возможности не представится.
     - День добрый, - сказал Юрий походя к нему. - Мне необходимо с  тобой
поговорить.
     - Ты кто такой? - спросил Чапман и  Юрий  подумал,  что  он,  похоже,
действительно ненормальный.
     - Неважно кто я такой, - как можно вежливее и  дружелюбнее  заговорил
Юрий. - Зато мы оба знаем, что ты хочешь сейчас сделать. Я бы попросил еще
раз как следует подумать...
     Чапман засунул руку во внутренний карман. Юрий  прекрасно  видел  что
тот "на взводе" и лихорадочно соображал, что бы такое сказать. Дать бы ему
по его башке дурацкой, да и дело с концом. Нельзя - он вооружен...
     - Слушай друг... - Юрий говорил почти ласково, - мы же с тобой  почти
ровесники... Леннон нам одинаково дорог...
     - Леннон - это я! - вдруг почти что не закричал Чапман. - А тут живет
самозванец, который...
     - Ну конечно же ты - Леннон,  -  сказал  ему  Юрий.  Ох,  как  трудно
разговаривать с сумасшедшими. - Кто спорит? Только я хочу...
     И тут совершенно неожиданно Чапман вытащил пистолет и направил его на
Юрия.
     - Не подходи, - прошипел он. - Пошел вон отсюда.
     Они услышали звук подъехавшей с другой стороны машины и увидели,  что
из автомобиля вылезает Леннон с Йоко.
     - Чапман, - сказал Юрий. - Подумай! Не делай необратимых поступков!!!
Леннона обожают миллионы...
     Чапман в бешенстве посмотрел на Юрия,  перевел  взгляд  на  оружие  в
своей  руке  и  вдруг,  развернувшись,  выстрелил  в  Джона  Леннона.  Тот
вскрикнул и упал на ступеньки отеля. Чапман в  исступлении  выстрелил  еще
четыре раза. Истошно закричала Йоко Оно...
     И тут Юрий повернулся и побежал прочь. Не  страх  его  гнал  Юрия  от
места преступления, а стыд, чувство собственного бессилия и злость. Злость
на себя! Не разговаривать надо было, идиоту, а бить прямо в челюсть  сходу
и забирать пистолет от этого психа...
     Он  все  дальше  и  дальше  убегал  от  места  собственного   позора,
расталкивая прохожих и ничего не видя перед собой.


     Распив бутылку виски - которое ребятам  не  очень-то  и  понравилось:
наша водка лучше! - они взяли  такси  и  поехали  к  магазину,  торгующему
оружием и успели купить три самых  дешевых  пистолета  с  патронами  почти
перед самым его закрытием. Тем не  менее  продавец  подробно  рассказал  и
показал, как пользоваться оружием.
     А потом был Бродвей!
     Ребята, очарованные часа два  гуляли  по  нему,  не  зная  на  что  и
соблазниться.  Сергей  хотел   посмотреть   какой-нибудь   из   знаменитых
бродвейских мюзиклов, Гуго уговаривал поглядеть  пресловутый  американский
фильм "Рэмбо" (Сергей резонно напомнил Гуго о  годе  создания  знаменитого
боевика), а Дельфин тянул их на стриптиз. Наконец,  все  трое  сошлись  на
том, что решили пойти в один из многочисленных  баров  -  чтоб  никому  не
обидно было.
     В роскошном питейном заведении, куда они зашли, вовсю шло веселье. По
иронии судьбы из мощных динамиков  лилась  музыка  Джона  Леннона.  Звучал
"Дабл фэнтэзи" - его  последний,  -  и  как  выразился  Дельфин,  -  "Пока
последний!" - альбом.
     Обсудив свои планы  на  завтра  они  решили:  сегодня  гуляют,  потом
отсыпаются в гостинице, а затем, ближе к вечеру, берут такси, едут к отелю
"Дакота" и занимают пост. Как  только  кто  достанет  оружие,  все  втроем
налетают на него, сбивают с ног и заламывают руки... Дальше видно будет...
     Они взяли по двойному коктейлю, потом  решили  пить  что  покрепче  и
взяли сразу две  бутылки  виски.  Вскоре  они  познакомились  с  какими-то
молодыми людьми и купили еще спиртного. Американцев  потрясла  способность
друзей выпивать зараз стопятидесятиграммовый бокал виски.  Новые  знакомые
оказались отличными парнями и,  уже  все  изрядно  выпившие,  они  поехали
куда-то на студенческую вечеринку.  Там  оказалось  очень  весело,  играла
великолепная музыка, ходили  умопомрачительные  девочки,  спиртное  лилось
рекой и  ребята  провели  там  всю  ночь.  Дельфин  ухитрился  по  очереди
уединиться с пятью или шестью девицами, Гуго повздорил крепко с  одним  из
гостей дома, даже пистолет выхватил  -  вовремя  успокоили,  а  пьяный  до
предела Сергей плакался в кофточку какой-то не менее пьяной блондинке.  Он
рассказывал ей о осточертевшей  муторной  работе,  о  своих  замечательных
пацанах, которых очень любит, о глупостях  с  Коридором  и  о  том,  какой
замечательный музыкант Джон Леннон. Блондинка звала Сергея на диван, но до
дивана он не добрался, а пошел надоедать  новым  друзьям  своими  путаными
рассказами и жалобами на злую судьбу.
     Пробуждение оказалось тяжелым, но уже через  четверть  часа  началось
продолжение  веселья.  Вновь  играла  музыка,  опять  тосты  с   отличными
ребятами, снова красивые девочки. Давно друзья так не отдыхали!
     Все трое прекрасно помнили, что им предстоит сделать вечером. Но  все
время казалось, что до вечера еще так далеко...
     Когда же они, наконец, покинули вечеринку, уже смеркалось.
     Таксист гнал машину почти не обращая внимания  на  светофоры,  Сергей
тихо и зло матерился. Он не знал, во сколько точно  произошло  убийство  и
гадал успеют или нет. Дельфин спал на заднем сидении,  положив  голову  на
грудь Гуго. Шофер мастерски вел автомобиль, они  доехали  очень  быстро  и
опоздали на какую-то минуту.
     Когда они выскочили из машины, Леннон лежал  в  крови  на  ступеньках
отеля, над нам плакала Йоко, а неподалеку от них стоял глупо  ухмыляющийся
убийца с дымящимся пистолетом в руках.
     Сергей так  и  остановился  как  вкопанный,  не  веря  еще,  что  они
опоздали.
     Гуго расплачивался с таксистом.
     Неожиданно на  всю  улицу  загремели  выстрелы.  Сергей  вздрогнул  и
огляделся. Дельфин с безумными глазами в упор расстреливал  убийцу  своего
кумира. Рука Сергея автоматически полезла за жезлом, который,  к  счастью,
он не забыл переложить в новый костюм.
     Где-то вдалеке завыли полицейские сирены.
     Сергей схватил за руку Гуго  и  Дельфина  и  потащил  их  прочь.  Они
побежали. Кто-то из толпы собравшихся зевак пытался их задержать, но  Гуго
тоже выхватил пистолет и направил  на  толпу.  Они  вбежали  в  первый  же
попавшийся двор и Сергей отчаянно замахал жезлом.
     Когда вход в Коридоре за ними закрылся, Сергей прислонился к стене  с
закрытыми глазами  и  застонал.  Гуго  достал  из  пакета  бутылку  виски,
откупорил ее и молча протянул Сергею.
     - А как я все-таки этого гада, а? - доставая сигареты довольно сказал
Дельфин.
     Сергей взял из  рук  Гуго  бутылку,  посмотрел  на  нее  непонимающим
взглядом и вдруг с размаху швырнул ее в стену.
     - Хватит!!! - истошно заорал он и рванул молнию на куртке. -  Гады!!!
Сволочи мы с вами - вот мы кто! - он прислонился лицом к стене и заплакал.
- Не могу... не могу больше!!! Раз в жизни выпадает шанс... Раз в жизни...
И дело вовсе не в Ленноне... Все  дело  в  нас  самих...  Ради  пьянки  мы
пожертвовали всем лучшим, что есть у нас... Подвиги... Идеалы...  Как  же!
Баба в постели и спиртное оказывается дороже всего. Водка... Водка - враг,
мы это отлично знаем, знаем какие мы по пьяни,  а  все-равно  пьем...  Нас
бьют, с утра сами себе противны... Всю жизнь ломаем по пьянке... Все, ради
чего живем...
     Гуго и Дельфин молча, серьезно и вроде даже сочувственно смотрели  на
истерику Сергея. Тот повернулся к ним лицом и продолжал:
     - Коридоры... Бессмертие... Реальности... Да  какое  право  мы  имеем
входить туда, какое право имеем что-либо менять в них?! И никто, никто  не
имеет права! Сволочи... Ни в  одну  реальность,  кроме  родной,  не  войду
больше... И вообще домой пора, пока мы еще способны вернуться, пока мы еще
остаемся сами собой... Если уже не поздно...
     - Ладно, прекрати, - властно сказал Гуго. - Пошли.
     - Куда? - непонимающе уставился на него Сергей.
     - Откуда я знаю?... Туда... - показал рукой Гуго.
     Сергей достал сигареты и закурил. Он понемногу приходил в себя.
     - Ладно, ребята, не сердитесь... - сказал он друзьям. - Я сейчас  как
дурак какой. Я всегда, как напьюсь поганый... Да еще такое... такой облом!
     - Идем, идем, после, однако, плакаться будем. - По-дружески обнял его
рукой за плечи Дельфин и они пошли. Дельфин не разделял мнения  Сергея  (и
не одобрял его истерику), но на душе тоже отчего-то было  тоскливо  -  как
занозу здоровенную вогнали.
     Несколько минут они шли молча. Затем Гуго начал рассуждать вслух:
     - Так или иначе, - сказал он, - нам надо  разыскать  трактир.  А  там
поспрашивать, кто такие эти белорубашечники и где их искать - Юрка-то ведь
с ними ушел... А если он сейчас не с ними, то и подавно нам надо в трактир
- наиболее вероятное место встречи.
     - Хорошо, - согласился с ним Сергей. -  Только  давайте  договоримся,
что пока мы в этом поганом Коридоре - мы больше не пьем...
     - Договорились, - кивнул Гуго. - Пока Юрку  не  найдем  -  больше  ни
капли...  -  Он  достал  сигареты.  -  Погано,  конечно,   что   так   все
получилось... - Он вздохнул. - Но с  другой  стороны  -  грех  жаловаться.
Все-таки по Бродвею погуляли,  познакомились  с  отличными   американскими
парнями. Оказывается, они такие же, как мы - только без хвоста...
     - Оттянулись-то не слабо, - вставил Дельфин. - Уж сколько...
     В этот момент на них откуда-то сверху упала прочная капроновая  сеть.
Они пытались выбраться, но только запутались. Сергей еще  успел  пожалеть,
что они продали все свои кинжалы,  хоть  бы  один  оставили  -  сейчас  бы
пригодился...
     Друзья тщетно пытались освободиться. Из ближайшего входа на  лестницу
в коридор выбежали люди в противогазах и почти  мгновенно  усыпили  их  из
баллона каким-то едким непрозначно-розоватым газом...


     Около часа ничего не видя перед собой бродил Юрий по улицам вечернего
Нью-Йорка. Потом опомнился и, решив что больше ему  здесь  делать  нечего,
нашел темный пустой дворик и вышел в Коридор.
     Юрий обратил внимание, что рядом  с  входом,  из  которого  он  вышел
появилось на стене пятно  и  груда  осколков  рядом.  Это  только  с  виду
коридоры безжизненны и пустынны. На самом-то деле жизнь  здесь  бурлит  во
всю, и зевать не приходится.
     Он быстрым шагом направился в  сторону  межкоридорного  трактира.  На
ходу  достал  из  кармана  бумажки,  позаимствованные  у   спасенного   им
грубияна-гиганта. Несомненно это деньги - деньги именно "коридорные",  как
явствовало из надписей на банкнотах, но какого-то  сектора  "Ё".  В  каком
секторе он сейчас находится, Юрий не знал, но решил понадеяться,  что  эти
деньги имеют здесь хождение.
     Войдя в трактир, он не торопился и внимательно осмотрелся.  В  первый
раз они здесь были выпивши и многие детали просто  проскользнули  мимо  их
сознания.
     Юрий выбрал банкноту с числом десять и  подошел  к  одной  из  стоек.
Здоровый красномордый бармен вежливо посмотрел на него.
     - Будьте любезны пива, хорошего вина  и  поесть  что-нибудь  на  ваше
усмотрение. Желательно горячего, - сказал Юрий, протягивая десятку.
     - На все? - переспросил бармен, удивленно подняв бровь.
     - Да, на все, - безмятежно ответил Юрий.
     Бармен вышел в подсобку.  Юрий  закурил.  Минут  через  пять  бармен,
наконец, появился в сопровождении двух помощников. В  руках  у  всех  были
подносы, заставленные всевозможными закусками, супницами, бутылками и  так
далее.
     - Куда нести?
     Опешивший Юрий показал на свободный столик, не очень близко к входам,
но и не очень далеко. Мало ли кто знакомый, Стэн к примеру, войдет.
     Они подошли к столу и официанты быстро и  ловко  разгрузили  подносы.
Огромный стол весь оказался заставленным тарелками, блюдами с закусками  и
бутылками. Посреди возвышался внушительных размеров кувшин пива.
     - На сколько персон принести приборов? - спросил бармен.
     - А?... - Юрий встрепенулся.  -  Ну-у,  человек  на  шесть...  Сейчас
друзья подойдут...
     Он не ожидал, что получится так много всего съестного - но это еще  и
лучше, можно будет угостить новых знакомых, если таковые появятся...
     -  Если  что  понадобится,  -  сказал  красномордый,  -   обращайтесь
исключительно к нам - у нас самая лучшая фирма в этом секторе!
     Оставшись один Юрий сел за стол и налил пива в фужер. Из супницы  шел
пар и возбуждающий аппетит аромат. Юрий наполнил тарелку, отрезал хлеба  и
приготовился вкусно поесть.
     И в этот момент он заметил странную компанию вошедшую в  зал.  Одного
из них Юрий очень хорошо помнил - это был Брайан. Вместе с  ним  к  столам
шли три совершенно пьяных парня на вид лет двадцати пяти - двадцати шести.
Та-ак... Брайан еще одних лопухов поймал... Надо  бы  понаблюдать  за  ним
повнимательнее...
     Брайан усадил своих спутников за стол и направился к  стойкам.  Купив
пиво и бутербродов, он отнес это на стол парням  и  вновь  куда-то  пошел.
Юрий не отрывал от него глаз.
     Тогда, помнится, Брайан тоже куда-то на полчаса  отлучался.  Это  еще
когда к ним Стэн подсел, обознавшись... Эх, жалко Стэна нигде не видно...
     Юрий отставил бокал с пивом, встал и осторожно двинулся между столами
в ту же сторону, что и Брайан. Тот шел уверенно, что-то напевая, в дальний
конец огромного зала. Там, оглядевшись (Юрий моментально  нагнулся,  якобы
что-то с обувью), Брайан поднялся по деревянной лесенке, на  что-то  вроде
веранды.
     Насколько Юрий смог увидеть снизу, там за огромным столом, заваленным
ворохом бумаг, сидел маленький чрезвычайно толстый пожилой мужчина в очках
и  щелкал  на  допотопных  счетах,  хотя  рядом  были  включены   аж   два
компьютерных монитора. Стараясь выглядеть как можно  более  непринужденно,
Юрий подошел к  постройке  и  встал  внизу,  закуривая.  Он  понимал,  что
поступает не очень-то осторожно, но другого пути что-либо разузнать он  не
видел. И не ошибся: разговор, подслушанный им, превзошел все ожидания.
     - А-а, милый, - услышал  Юрий  голос  по  всей  видимости  маленького
человечка, - с чем пожаловал на сей раз?
     - Три единицы, - сухо сказал Брайан -  реальность  "33-81-4-1972-АШ".
Выписывай квитанцию, через полтора часа они будут в обычном месте.
     - Та-ак, сейчас, минуточку... записал. То, что ты привел  еще  троих,
конечно, хорошо... - проворковал толстяк. Юрий их не видел,  зато  отлично
слышал. - Милый, а чего ты все из двадцатого века водишь... товар не шибко
податливый и стоит не очень...
     - Мое дело, - раздраженно сказал  Брайан.  -  Выписывай  квитанцию  и
нечего языком чесать.
     - Милый, а у тебя-то неприятности... Тобой сам шеф  интересовался,  -
почти ласково проговорил толстяк.
     - Что там опять у вас стряслось?
     - Не у нас, а у вас... Те четверо, что ты привел  в  прошлый  раз,  -
толстяк зашуршал бумагами, - реальность "ХЦ-792-4-1987-08"...  Один  сразу
убежал, а у остальных с собой жезл оказался. Прямо с Ристалища и удрали...
     - Это меня не касается, - облегченно  выдохнул  Брайан.  -  Что  один
сбежал - охрана не будет ворон считать, а остальных обыскать надо было как
следует... Сами на перекрестках по сторонам не смотрите...
     Юрий понял, что больше ему здесь делать нечего. Он с небрежным  видом
отбросил окурок и не торопясь двинулся прочь. Дойдя до огромной эстрады  в
центре зала, он огляделся, ничего подозрительного не заметил и достал свою
записную книжку. Пока цифры сидели в голове, надо скорее перенести  их  на
бумагу.
     Юрий подошел к своему столу. За ним  сидел  какой-то  тип  и  уплетал
бутерброды с красной рыбой за обе щеки, щедро заливая их пивом.
     Сперва Юрий слегка обалдел. Он огляделся думая, что ошибся. Но нет  -
стол именно тот самый. Юрий окинул его взглядом: пива и закуски стояло  на
целый взвод, так что лишний рот ему не страшен. Да и мало было  бы  еды  и
выпивки - все равно. Юрий довольно скуп на вещи  и  деньги,  крайне  редко
давал в долг, но вина, закуски, сигарет он не жалел никогда никому. К тому
же он сам очень хотел с кем-нибудь познакомиться. Но наглость  этого  типа
просто ошеломила его.
     "Ну и порядки в этом Коридоре", - подумал он и вежливо спросил:
     - Извините, к вам можно присоединиться?
     Тип оторвался от своего занятия и поднял на Юрия глаза. Это  оказался
пожилой человек, неряшливо одетый в какое-то старье,  с  лицом,  сразу  же
выдающим главное пристрастие старика. Пожалуй настолько уж  испитого  лица
Юрий никогда прежде и не видел.
     - Придет сейчас хозяин, у него и спросишь, - сиплым голосом прочавкал
старик. - А пока постой в сторонке, не мешай. - И он снова принялся  жадно
поглощать еду.
     - Да, но хозяин всего этого великолепия уже пришел, - спокойно сказал
Юрий и полез во внутренний карман куртки за сигаретами.
     Старик посмотрел на это движение Юрия и мгновенно вскочил.
     -  Все...  Понял...  Извините...  Ошибочка   вышла,   -   пробормотал
непрошенный гость отодвигая для Юрия тяжелый стул. - Я думал это мой  друг
заказал, он меня приглашал и... - Старик застыл в ожидании:  прогонит  его
Юрий или нет.
     Юрий пригладил свою густую бороду,  и  чуть  заметно  усмехнулся.  Он
прекрасно понимал, что никакого друга у этого типа нет и что скорее  всего
он из этого трактира вообще не выходит, а живет здесь чем придется.
     - Да ладно, сиди, - остановил он старика, хотевшего уже  скрыться.  -
Ко мне, вообще-то, должны придти друзья, но здесь хватит на всех.  -  Юрий
хозяйски-гостеприимным жестом обвел рукой полный стол. - А  пока  посидим,
выпьем, поговорим за жизнь. - Давай знакомиться. - Он наполнил два  бокала
вином и протянул старику руку. - Юрий...
     - Вы шутите или в самом деле  хотите  посидеть  со  мной,  -  спросил
незнакомец, недоверчиво уставившись на протянутую руку.
     - Не хочешь - держать не стану, - пожал плечами Юрий, пригубив  вино.
- А хочешь - поговорим, одному-то скучновато...
     - Да нет, что вы, - расплылся в улыбке старик, тряся Юрину руку. -  Я
- пожалуйста, если вы так настаиваете... Я  же  не  могу  отказать  такому
прекрасному человеку, как вы... Конечно же я составлю вам компанию! Старый
Йонах много чего может рассказать, только мало кто хочет его слушать...
     - Вот и прекрасно, Йонах, - ответил улыбаясь Юрий. - Ты пока  ешь,  а
потом поговори, покурим... Я тоже есть хочу.
     Юрий пододвинул к себе свою тарелку с супом и начал  не  спеша  есть.
Ему необходимо было собраться с мыслями и обдумать подслушанный  разговор,
а потом уж завязывать беседу. Старик, похоже, любит поговорить... и поесть
тоже, вон как лопает. Сколько же в него влезает?
     Юрий посмотрел на стол Брайана. Того  еще  не  было,  а  трое  пьяных
парней вовсю налегали на пиво,  лениво  переговариваясь.  До  назначенного
Брайаном толстяку времени осталось час и пятнадцать минут. Если все пойдет
у них по старому сценарию, то можно  увести  парней  из  под  самого  носа
тех... с автоматами. Только зачем  это  ему,  Юрию,  надо?  Ну  во-первых,
совесть велит - сам таким же недавно был. А  потом  уж  в  их-то  лице  он
приобретет себе союзников, это не то что тот белокурый хам.  Они-то  будут
ему благодарны... В крайнем случае его постигнет еще одна неудача, но  все
равно попробовать стоит. Да и Брайану гадость сделает, что тоже приятно.
     Что еще? Ах да! Самое главное - его друзья на свободе, бродят  где-то
в Коридоре и жезл у них есть...  Значит,  рано  или  поздно  они  окажутся
здесь... Номера-то родной реальности  они  наверняка  не  помнят...  Слава
богу, что он догадался сразу  записать,  пока  не  забыл...  Кстати,  надо
выяснить, нет ли еще трактиров в этом Коридоре...
     Юрий достал сигареты и протянул Йонаху. Тот, похоже, наконец наелся и
ждал пока Юрий заговорит с ним. Юрий лениво спросил:
     - Слушай, Йонах, тебе, наверно, столько лет, что и сам уж не  помнишь
сколько... А уж знаешь ты  должно  быть,  такое,  что  мне  и  представить
трудно...
     - О да, юноша, - старик блаженно улыбнулся, радуясь,  что  наконец-то
попался внимательный слушатель. - Знаю я безумно много. Моя голова вмещает
память о большем количестве  событий,  чем  упоминается  в  самой  Библии.
Только всем здесь наплевать на мои знания. А ведь мне есть, что вспомнить.
И сколько мне лет я не забыл, тут ты ошибся. Я попал в Коридор две  тысячи
триста восемнадцать лет назад... Тогда  я  был  еще  совсем  молодым...  В
самом, как говорится, расцвете сил и... - Старик аж  закрыл  глаза,  видно
вспомнив свой расцвет сил.
     - Сколько лет назад? - переспросил Юрий, думая что ослышался.
     -  Да-а...  -  протянул  старик  довольно.  -   Две   тысячи   триста
восемнадцать лет назад... Тогда Коридор еще был совсем не таким.
     Йонах показал Юрию на пачку сигарет и тот протянул ее. Говорил  Йонах
не спеша, напевно,  с  видимым  удовольствием  вслушиваясь  в  собственный
сиплый голос.
     - Я был чуть ли не среди самых первых  обитателей  Коридора  и  порой
играл далеко не последнюю роль в его истории. Только никто сейчас этого не
помнит... Что такое сейчас Йонах? Так - здесь, там...  Все  знают  Старого
Йонаха, но никто не принимает всерьез. А Старый Йонах помнит всех и все. Я
помню великих братьев Финглов, открывших законы Коридора... Я помню борьбу
Харпея  против  буриллов,  кончившуюся  столь  плачевно  и  чуть  было  не
приведшую к краху Коридора... Я  присутствовал  на  том  самом  знаменитом
обеде, где Коридор разделили на восемь секторов... И скажу, не  хвастаясь,
что немалая часть моей заслуги в том,  что  все  кончилось  миром  на  том
пиршестве, а не кровавой резней, как  у  Синара  Жесткого...  Да-а,  много
крови, подлости, боли и страха видели бесконечные  стены  Коридора.  Много
людей приходило... Много и сейчас приходит, и хотя  здесь  все  бессмертны
почти... никто не прожил столько, сколько Старый Йонах. Где  они,  те  кто
стояли  по  колено  в  крови  и  золоте,  воздвигали  себе  памятники   на
перекрестках коридоров и в многочисленных реальностях? Их  нет  боле!!!  А
Старый Йонах жив! - Старик остановился передохнуть (и отпить еще пива).
     Юрий вновь наполнил его бокал слабеньким великолепным вином, а заодно
и  свой.  Он  решил  пока  не  прерывать  старика  расспросами,  чтобы  не
показывать свою полную неосведомленность в делах Коридора.  Старик  и  сам
расскажет, его тянуть за язык не надо.
     Юрий  взглянул  на  часы  -  до  назначенного  Брайаном  времени  еще
пятьдесят минут.
     - Я  и  представить  себе  не  мог,  что  кто-то  еще  помнит  о  тех
временах... - подзадорил он старика.
     - О-о, юноша! Столько, сколько знаю я  -  не  знает  больше  никто  в
бескрайних просторах  Коридора,  во  всех  восьми  его  секторах.  Правда,
последние сто лет я стал тяжел на подъем и никуда отсюда не выхожу,  но  я
слышу все, что здесь говорится, я держу ухо востро... Мало  ли  кто-нибудь
когда-нибудь  соберется  писать  историю  Коридора  -   ценнее   меня   он
информатора не найдет... Только никто здесь не  ценит  этого...  Мало  кто
скажет Старому Йонаху доброе слово и угостит хорошим обедом. А  ведь  были
времена, когда я...
     К их столу подошла кричаще-красивая девица почти ни во что не одетая,
а так - лишь слегка прикрытая. Она без спроса вытащила сигарету из  юриной
пачки, прикурила и скромно предложила Юрию провести с нею часик.  "Дорого,
но вкусно", - как она выразилась.
     - Хочешь выпить - угощайся, нет - проваливай, - посоветовал ей Юрий и
вновь повернулся к старику.
     Девица искренне удивилась  отказу.  Она  оперлась  о  стол  руками  и
наклонилась к Юрию так, что через огромное декольте он целиком  увидел  ее
великолепные груди.
     - Ты что, уважаемый, на самом деле  не  хочешь  меня?  -  похоже,  ее
профессиональная гордость была задета.
     - Если б хотел, то наверняка не отказался  бы,  как  ты  считаешь?  -
ответил ей Юрий.
     - Вот так вот, Игрина. Это первый  в  Коридоре  человек,  который  не
пошел с  тобой,  -  констатировал  факт  Йонах,  отпивая  пиво  и  выбирая
бутерброд с огромного блюда.
     - А хочешь я тебе бесплатно отдамся? - неожиданно  предложила  девица
Юрию.
     - Нет, спасибо, - сухо ответил Юрий,  но  посмотрев  на  ее  красивое
расстроенно лицо добавил: - Да не переживай ты... Не последний день живем.
Вон вокруг сколько мужиков...
     - Ну что ж... тогда до встречи, - ответила она и отошла.
     - Ты меня удивляешь, Юрий, -  сказал  старик,  внимательно  глядя  на
собеседника. - Сперва ты угощаешь шикарным обедом никому не нужного  здесь
старика. Потом прогоняешь лучшую женщину  Сектора,  причем  я  первый  раз
слышу чтобы ей - самой Игрине! - отказали... А уж чтоб она бесплатно  кому
предложила!... - Он закатил вверх глаза,  показывая  насколько  удивлен  и
вдруг сказал неожиданно: - Ты недавно в Коридоре!
     - Да как тебе сказать... - растерялся Юрий.
     - А никак не говори - ответил старик. - Я и сам все  вижу.  Пока  еще
алкоголь мозги не растворил у Старого Йонаха - он все  видит  и  замечает.
Конечно же ты - новичок, и ни черта про Коридор не знаешь!
     - Тогда ответь на мои вопросы, - в лоб попросил Юрий, наполнив  вином
бокал старика, а себе налив пива.
     - Я должен выдать тебя властям  Сектора,  -  сказал  Йонах,  принимая
бокал. - Но мне не хочется делать этого...  Давно  никто  не  относился  к
Старому Йонаху по-человечески... И хоть я провел в  Коридоре  больше  двух
тысяч лет и душа моя очерствела окончательно, я  не  выдам  тебя.  Задавай
свои вопросы.
     - Я верю, что ты прожил здесь столько лет, - сказал Юрий,  -  но  как
тебе это удалось?
     Йонах рассмеялся - мелко и неприятно.
     - Если тебе повезет и ты не  погибнешь  по  глупости,  что  случается
здесь почти со всеми, то и сам столько  же  приживешь.  Все  считают,  что
попавший в Коридор -  бессмертен.  Это  не  совсем  так  -  я  попал  сюда
двадцатилетним юнцом, а теперь я дряхлый старик...  но  лет  двести-триста
еще, наверное, протяну. Скажем так: человек, попавший в Коридор,  получает
огромное здоровье и долголетие.
     Старик рассказывал долго и подробно, аж смакуя каждое слово,  радуясь
обретенному благодарному слушателю.
     Юрия аж пот  прошиб  от  вываленной  на  него  информации.  Он  обвел
взглядом окружающие столы. То, что он увидел, напомнило ему кадры  фильмов
о нэпманах. Толстые, потные люди с тупыми лицами упиваясь своим богатством
и значительностью, поглощали жирную пищу, наливались  прекрасным  игристым
вином, обнимали женщин  с  видом  собственников.  Шарили  какие-то  темные
личности, строящие из себя страшно деловых людей. Ходили, предлагая  себя,
внешне очень красивые женщины, которые за сотни  лет,  проведенные  здесь,
наверное изведали столько мужчин, что жутко представить. Все  одеты  очень
различно, многие выделялись и внешним видом, но как показалось  Юрию,  все
были на одно лицо. Бессмертные... Что ж, умному, творческому человеку  это
великолепный шанс стать великим или превратиться в ничтожество...
     Что, опять Экзамен?
     Юрий бросил взгляд на часы, времени  в  его  распоряжении  оставалось
минут двадцать, потом надо выходить, если он хочет выполнить задуманное.
     - Что такое Коридор вообще? - спросил Юрий закуривая.
     - Ну и вопросик,  -  вновь  неприятно  рассмеялся  Йонах.  -  Система
Коридора  представляет  собой  бесконечные   в   обе   стороны   коридоры,
пересекающиеся между собой  и  лестницы,  соединяющие  этажи,  на  которых
расположены эти бесконечные переплетения коридоров.  У  них  нет  конца  и
начала. Вот этот зал имеет выходы во многие точки Коридора в Секторе  "Ё",
но от самой дальней отсюда я уходил на огромные  расстояния...  Когда  был
помоложе... И все время попадались  действующие  входы...  А  теперь  этих
входов должно быть еще больше, так как они постоянно прибывают...
     - Много таких вот залов вообще в Коридоре? - спросил Юрий, вспомнив о
находящихся неизвестно где друзьях.
     -  Восемь.  По  одному  на  каждый  Сектор.  Коридор,  а  точнее  его
густонаселенная часть разделена в одной точке на восемь направлений  -  во
все стороны... И эту точку зовут Центром, хотя она таковой и не является -
у  бесконечности  нет  центра...  В  каждом  из   восьми   Секторов   свои
правительства и свои законодательства. Границы охраняются, но недостаточно
хорошо... Когда Старому Йонаху это было  нужно  -  он  за  день  пересекал
границы всех восьми секторов.
     Юрий посмотрел на заставленный снедью и посудой стол и перевел взгляд
на часы. Пора идти. Он хотел придти на место раньше Брайана  с  компанией,
благо дорогу он плохо, но помнил.
     - Я надеюсь, Йонах, что вы еще попользуетесь угощением, -  сказал  он
старику. - Мне надо часика на полтора отлучится по делам.
     - Кончено, юноша, конечно... - закивал старик.  -  Но  возвращайся  -
Старый Йонах много еще чего может порассказать...
     - Обязательно вернусь. И скорее всего не один. Кстати...  Тут  должны
подойти еще трое моих друзей, - на всякий случай  решил  сказать  Юрий,  -
которых я приглашал и для которых все это... -  он  обвел  рукой  накрытый
стол. - Вы их позовите сюда, если увидите,  скажите  что  я  скоро  приду,
пусть угощаются. - И он очень подробно описал как выглядят и во что  одеты
Сергей, Дельфин и Гуго.
     - Конечно, юноша, не беспокойтесь, - заверил старик.  -  Если  друзья
такие же, как ты - встречу по высшему разряду... Старый Йонах  много  чего
помнит, лишь бы слушали и уважали...
     Юрий поглядел на стол Брайана. Юрий не боялся, что тот его заметит  -
их столы стояли довольно далеко друг от друга, а народу  в  трактире  было
очень много.
     Трое парней выглядели вконец уже пьяными. Нелегко будет убедить их  в
чем-либо. Ну да ладно - не получится и бог с ними - может он еще  напрасно
и старается. Может эти трое  такие  же  свиньи,  как  и  все  здесь.  Надо
торопится, скоро Брайан поведет их.
     Брайан  что-то  рассказывал  парням  и   держался   как   их   лучший
бескорыстный  друг.  Бессмертный,  преисполненный  гордости,  обманывающий
зеленых пьяных парней. Господи! И такие как он могут ходить в  его  родной
мир!
     Юрий содрогнулся.
     Года три назад один из лучших друзей Юрия - Генка Рожков, пропал  без
вести. Кто знает, может он здесь? И какой он теперь,  если  здесь?...  Что
вообще делает с человеком Коридор?
     Юрий поставил бокал на стол и пошел.
     - Юноша, - догнал его голос Йонаха. - Подожди...
     Юрий вернулся.
     - Я уже говорил, что  во-глупости  здесь  ничего  не  стоит  и  жизнь
потерять... Ты мне очень симпатичен, юноша... Давно никто не относился так
уважительно  к  Старому  Йонаху,  -  старик  чуть  не  прослезился.   Юрий
поморщился, он спешил. - Будь осторожен, юноша... Никогда бы ни для кого я
не сделал бы такой подарок, но... - Старик засунул руку  куда-то  в  недра
своей  грязной  одежды  и  достал  какой-то  предмет.  -  Держи...   Может
пригодится.
     Это несомненно, было оружие. С рукояткой,  спусковым  курком,  только
вместо дула - нечто, больше всего напоминающее фирменный микрофон.
     - Это очень серьезная штука, - сказал старик.  -  А  пользоваться  ей
очень прости. Я думаю, ты разберешься...
     - Спасибо, - поблагодарил старика Юрий и, видя,  что  Брайан  встает,
добавил. - Я скоро вернусь, не уходите. Мне  очень  интересно  общаться  с
вами.
     Он запихал во внутренний карман подарок и поторопился к выходу.
     "Место и время встречи изменить нельзя" - пронеслось у него в голове.


     - С виду вроде ничего... Надо  попробовать  их  в  деле!  -  раздался
властный, но приятный женский голос где-то рядом.
     Сергей пришел в себя, встряхнул головой и открыл глаза.
     Абсолютно голый он сидел на огромном деревянном троне. Рядом на одной
линии стояли еще пять таких же тронов. На двух  из  них  находились  также
абсолютно голые Гуго и Дельфин. Рядом  с  троном  каждого  из  них  лежала
грудой их одежда. Из кармана пиджака Сергея торчал кончик жезла. У  Сергея
стало легче на душе. Но, обстановка к спокойствию не располагала.
     Два десятка молодых, необычайно мрачного и недовольного вида парней в
ладно сшитых строгих одинаковых  комбинезонах  держали  их  под  прицелами
небольших, но грозного вида автоматов, напоминающих "узи".  Перед  Сергеем
стояла очень красивая, явно  привыкшая  повелевать  брюнетка  в  роскошных
одеждах. На вид ей Сергей дал лет тридцать, фигура у нее, на сколько можно
судить под складками великолепного платья, роскошная, но красота  ее  была
какая-то чересчур  строгая  и  холодная.  Что-то  в  ее  глазах  очень  не
понравилось Сергею. За спиной у  нее  стояли  еще  две  мрачных  мужика  с
оружием и не отставали он нее ни на шаг.
     Они находились на огромной сцене с которой неширокой  мостик  вел  на
другую - круглую и расположенную ниже. Вокруг  круглой  сцены  амфитеатром
поднимались вверх ряды зрительских кресел. Обе сцены  были  ярко  освещены
прожекторами, лучи которых  били  откуда-то  сверху,  и  кто  находился  в
зрительском зале было совершенно не разглядеть. Но то, что зал  переполнен
- Сергей почувствовал.
     - Как себя чувствуете? - спросила властная  красавица,  заметив,  что
Гуго и Дельфин также пришли в себя и стыдливо стали прикрываться.
     - Нормально, - ответил Гуго, посмотрев на друзей, - но нельзя ли  нам
все-таки одеться...
     - Успеете,  -  равнодушно  ответила  брюнетка  и  указала  пальцем  с
красивым перстнем на Дельфина: - Начнем с него!
     К Дельфину тут же подошли две вооруженных парня и велев встать повели
под прицелом на малую сцену. Под многочисленными взглядами ему было крайне
неудобно стоять голым. Сергей залился краской, злился, но помочь другу  не
мог - сам в таком же положении...
     - Начинайте, - кивнула брюнетка.
     Под громкие звуки бравурной музыки появились на большой сцене и очень
медленно миновав мостик к Дельфину подошли десять  девушек  в  длинных  до
земли халатах. Все они были красивы,  но  каждая  по-разному:  стройные  и
полненькие, блондинки и брюнетки - практически на все вкусы.
     - Я курить хочу, - решив, что терять все равно  нечего  нагло  заявил
Сергей красавице. Она даже не повернувшись в его сторону пожала плечами:
     - Кури, если есть.
     Сергей под прицелом автоматов быстренько соскочил с трона и  бросился
к  одежде.  Первым  делом  он  натянул  брюки  и  с  опаской  поглядел  на
охранников. Видя, что они никак на  это  не  прореагировали,  он  украдкой
переложил в карман брюк жезл и взяв сигареты, подошел к одежде Гуго и взял
его брюки. Протянув их другу, он закурил и сел на свой трон, чтобы  лишний
раз не злить организаторов этого дикого шоу, цель которого пока не ясна.
     - Что ты обо всем этом думаешь? - по-русски спросил он Гуго.
     - Думаю, что мы попали к маньякам каким-то. Похоже, мы их  интересуем
как самцы и только...
     - Опять вляпались в историю, -  досадливо  ответил  Сергей.  -  Будем
надеяться, что это не смертельно.
     Девушки  вокруг  Дельфина  сели  полукругом.  Он  стоял  перед  ними,
стыдливо прикрываясь, и не понимая, что от него  хотят.  Одна  из  девушек
встала под  подбадривающие  крики  зрительного  зала,  подошла  к  нему  и
сбросила халат. Под ним ничего не было одето.
     Дельфин в недоумении обернулся к ребятам.
     - Начинайте! - властно приказала ему брюнетка.
     Девушки в халатах начали ритмично хлопать  в  ладоши,  все  остальные
звуки смолкли, огромный, переполненный людьми зал замер в ожидании.
     - Твое предположение верно, -  со  вздохом  сказал  Сергей  другу.  -
Господи, чего только не увидишь в  этом  Коридоре.  Не  нравится  мне  все
это...
     - Отчего же, - откликнулся Гуго. - Милое веселое приключение.
     Обнаженная девушка взяла Дельфина за руку и стала ложиться  прямо  на
сцену. Дельфин вынужден был последовать ее примеру,  еще  раз  с  надеждой
поглядев на ребят и брюнетку.
     - Начинайте! - уже с раздражением повторила красавица.
     И Дельфин махнул рукой на все.  Он  решил  выполнить  требуемое,  тем
более что на него и Гуго с Сергеем наставлены дула автоматов. К тому же он
был  большой  любитель  женского  пола,  хотя  никогда  раньше  ему  и  не
приходилось делать этого при таком скоплении зрителей.
     - Неужели и нам это предстоит... Вот так при всех... И при этой...  -
Сергей кивнул Гуго на брюнетку.
     - Ну и что? - ответил  Гуго.  -  Подумаешь,  тоже  мне...  Орлеанская
девственница... Жить захочешь и не то сделаешь!
     - Да вы с Дельфином и без этого рады стараться, - парировал Сергей, -
Вон Андрюха уже пятую обслужил!...
     - А ты-то что - боишься опозориться?
     - Ничего я не боюсь - противно все это. Ты посмотри на эти рожи...
     Охранники, наблюдавшие за действом представляли собой  нелицеприятное
зрелище. Почти забыв про обязанности, они не отрываясь  глядели  на  малую
сцену.  Некоторые  даже  губы  облизывали.  Сергею  это  было   совершенно
непонятно - их, что на голодном пайке всех держат? Или какая-то хитроумная
религия им самим не позволяет  заниматься  любовью?  Возможно,  когда  это
делает кто-то другой, на сцене... Может кому это и  интересно,  но  Сергею
противно. Хоть бы в открытую так жадно не смотрели... И из зала  доносятся
пораженные, восхищенные восклицания...
     Интересно, куда они вообще попали?
     Брюнетка, с высоко поднятой головой  и  гордой  позой,  не  отрываясь
смотрела на Андрея. Тот вошел в азарт, возбужденный количеством  женщин  и
безумством толпы.
     Сергей закурил  еще  одну  сигарету  и,  тихо  выругавшись,  сплюнул.
Конечно, он не пуританин, но происходящее ему явно  не  по  душе.  Тяжелые
нравственные  устои  социалистического  общества  наложили  на  него  свой
глубокий отпечаток - свободную любовь, проповедуемую когда-то хиппи, он не
одобрял. Гуго, глядя на Сергея, тоже как-то сник. Эта безумная атмосфера с
ревом зала, с похотливыми лицами охранников на сцене и  холодным  красивым
лицом брюнетки, не отрывающей глаз от малой сцены и не стесняющейся  этого
ничуть подавляла его.
     Сергей подумал о своем жезле - может, удрать. Но нет, из автоматов их
расстреляют раньше, чем они смогут скрыться в Коридоре.
     В  это  время  Дельфин,  расправившись  под  бурный  восторг  зала  с
последней девушкой, в изнеможении распластался на ковре. Девицы в  халатах
подскочили к нему и в восторге начали подбрасывать в воздух.  Он  вырвался
от них и подошел по мостику к брюнетке.
     - Ну что, красавица, может и ты хочешь? - с  видом  победителя  нагло
спросил он.
     - Позже, - сказала она очень тихо, почти беззвучно, и повернувшись  к
тронам указала на Сергея. - Теперь ты.
     Под прицелами автоматов Сергей встал. Девушки в халатах вновь  сидели
полукругом  и  снова  хлопали  в  ладоши,  вновь  заиграла   музыка.   Зал
бесновался, видно требуя от него тоже сексуальных подвигов.  "Да  что  они
все - обалдели?" - тупо подумал обескураженный Сергей. Он  нервно  оглядел
симпатичных девушек, с которыми ему предстояло сейчас... Нет,  он  не  мог
вот так... Он очень хотел каждую из них, но не в такой обстановке.
     Сергей повернулся  к  местной  повелительнице  и  громко,  чтобы  все
слышали, произнес, глядя ей прямо в глаза:
     - Я не буду этого делать!
     Гуго и Дельфин, который уже одевался, в изумлении уставились на него.
Зрительный зал разочарованно ахнул. "Наверное и к лучшему, что  никого  из
зрителей со сцены не видно", - решил Сергей.
     Неожиданно для Сергея брюнетка ответила равнодушно:
     - Не хочешь - не надо, одевайся. - Она повернулась к  Гуго:  -  Тогда
твоя очередь.
     Гуго посмотрел на Сергея, тот подошел к своим вещам.
     "Раз велела одеваться Сереге - значит не убьют,  а  то  бы  на  месте
порешили", - подумал Гуго и нагло заявил брюнетке:
     - Я тоже не хочу! Ваши девицы меня не возбуждают!
     При его ответе  толпа  вновь  разочарованно  простонала,  послышались
свист и оскорбительные выкрикивания в их адрес.
     - Выбирай любых, -  усмехнулась  повелительница  и  властно  щелкнула
пальцами. Из-за темных кулис  вышли  еще  десять  девушек,  не  уступающих
первым по внешним данным. - Еще позвать? - спросила брюнетка.
     - Нет, - поглядев на Сергея, твердо ответил Гуго.
     - Ну что ж - твое право, - спокойно ответила женщина и повернулась  к
своим телохранителям. - Этих двух - обратно к купцам,  пусть  забирают.  -
Она свысока посмотрела на Гуго с Сергеем. - Импотенты нам не нужны.
     Краска ударила в лицо Сергею, он  судорожно  сглотнул,  сжав  кулаки.
Гуго усмехнулся, хотя ему тоже стало обидно.
     - За этого, - продолжала брюнетка, указывая на Дельфина, -  заплатите
купцам сколько потребуют, не скупитесь. Накормить его и отвести во дворец.
- Она еще раз окинула  взглядом  Дельфина  и  в  глазах  ее  что-то  хищно
блеснуло.
     - Я никуда без друзей не пойду! - решительно заявил Дельфин и  сделал
несколько шагов к брюнетке, но тут же два автомата уткнулись ему в грудь.
     - Здесь приказываю я,  -  строго  сказала  женщина.  -  Этих  заберут
обратно, а ты останешься... И не пожалеешь.
     - Разрешите хоть попрощаться с другом, - попросил  Сергей  застегивая
куртку. Он ощупал пистолет в кармане -  может  затеять  стрельбу?  Слишком
опасно и мало шансов на успех.
     Властительница равнодушно кивнула и друзья  под  прицелами  автоматов
подошли друг к другу.
     - Мы с Гуго  сейчас  попытаемся  удрать  в  Коридор,  -  обнимаясь  с
Дельфином прошептал  ему  на  ухо  по-русски  Сергей.  -  Если  все  будет
нормально, попробуем разыскать Юрку. В любом случае мы скоро  вернемся  за
тобой. Запомним номер этой реальности, когда будет выходить и  обязательно
вернемся!
     - Черт его знает... так получилось, -  виновато  ответил  Дельфин.  -
Знать бы все с самого начала...  Я  буду  вас  ждать!  Однако,  девочки-то
ничего!
     Они еще раз обнялись на прощанье.
     Гуго с Сергеем повели два телохранителя с автоматами через кулисы, по
каким-то коридорам. Наконец их вывели на улицу  и  друзья  зажмурились  от
яркого солнечного света. И они шагали по улицам почти  пустынного  города.
"Все жители в зале что-ли находятся?" - удивленно подумал Сергей.
     - Слышь, Леха, надо удирать в  Коридор.  -  По-русски  сказал  он.  -
Купцы, это скорее всего те, кто нас захватил. Жезл  у  них  тоже  есть,  а
каковы их планы неизвестно... Не надо искушать судьбу...
     - Эй, не разговаривать! - грозно сказал один из охранников.
     - Мы в туалет хотим! - сказал Сергей останавливаясь и поворачиваясь к
ним лицом. По всей видимости, они не так строги (друзья это сразу поняли),
как церберы того широкоплечего ноуфера, хотя тоже имели оружие.
     - Потерпите!
     - Очень хотим! - поддержал товарища Гуго. - Сейчас прямо  здесь  лужу
сделаем!
     Один из охранников оглядел улицу. Город был ухоженный, чистый.
     - Нет, - отрубил он. - Скоро дойдем до здания вартэна.
     Действительно, если их куда-то ведут, то скорее всего запрут. А  если
и нет и с ними кто-то будет находиться, то  всегда  в  туалет  попроситься
можно и... А если их разведут по одиночным камерам?
     Но их провели в здание, сдали с рук на руки другим людям в  таких  же
строгих комбинезонах, и те их отвели в  камеру.  За  ними  закрыли  дверь,
звонко лязгнул замок.
     Сергей  ухмыльнулся,  сделал  равнодушной  окованной  двери   "козу",
подошел к дальней стене и нарисовал жезлом выход в Коридор.
     Через минуту они  чувствовали  себя  свободными.  Сергей  внимательно
всматривался вдаль коридора и прислушивался - мало  ли  чего,  здесь  надо
держать ухо востро. Гуго записал номер реальности в свою книжечку.
     - Ну что, Леха, еще одного потеряли? - со вздохом сказал Сергей.
     - Ничего  страшного,  -  ответил  Гуго.  -  За  Дельфином-то  мы  еще
вернемся, пусть пока побалуется... Бородатого бы найти!
     - Может, он в том трактире сидит? Куда  ему  еще  податься?  А  войти
туда, можно же и без жезла - с кем-нибудь. А на хвост сесть Юрка  по-моему
любому сможет.
     - Эт-то точно! - подтвердил  Гуго.  -  В  любом  случае  надо  искать
трактир... К тому же  есть  жутко  охота...  Пойдем,  а  на  стенах  будем
рисовать стрелки, чтоб потом легче Дельфина найти...
     - Молодец, Леха, - улыбнулся другу Сергей, - здорово придумал!


     Юрий уверенно шагал по направлению к трактиру. Как ни странно он  уже
довольно сносно ориентировался в  бесконечных  лабиринтах,  наверное,  это
тоже одно из свойств Коридора действует на него.
     Юрий довольно усмехался - гадость Брайану  он  сделал,  неприятностей
теперь тому не избежать.
     Как только Брайан скрылся в том же входе в  идиотскую  уборную,  Юрий
подошел к ребятам. Оказалось достаточно сложно убедить их уйти - все  трое
были очень пьяны. Брайан их просто очаровал, а вот Юрия-то  они  видели  в
первый раз и никаких оснований верить ему они не видели.
     Юрий чуть не силой оттащил их на ближайшую лестницу, поклявшись,  что
если Брайан выйдет обратно и ничего не случится, то они  пусть  идут  куда
хотят. Но пришли тот же самый ноуфер с дурацкими подковообразными усами  и
охранники с оружием. Они долго ругались, так что Юрий с  парнями  слышали,
потом открыли вход и вошли.
     Вот тогда-то эти трое и поверили Юрию. Он хотел  посмотреть  на  лицо
широкоплечего, когда тот будет выходить, но решил не рисковать.
     Возник вопрос что делать с  вдрызг  пьяными  спасенными  от  пленения
парнями. Не в трактир же их тащить - только обуза. И Юрий решил отвести их
в прекрасный мир будущего - пусть отсыпаются там  в  гостинице.  Велев  им
никуда из гостиницы не уходить и ждать его, - в крайнем случае в ресторане
расположенном на первом этаже гостиницы, где не знали что такое  деньги  -
он вернулся в Коридор.
     Не забывая от осторожности, Юрий  размышлял  о  положении  в  котором
оказался. Он поверил словам старика Йонаха о бессмертии и понимал, что это
огромная удача - попасть в  Коридор,  что  такого  шанса  не  преставиться
больше никогда. И сам себе удивлялся, что его тянет в родную реальность.
     Нет, это не страх перед неизвестным и непривычным. Скорее  просто  не
нравилась ему нравственная атмосфера Коридора. Какие-то люди,  и  по  всей
видимости далеко не лучшие люди, случайно попавшие  в  Коридор  занимаются
какими-то своими  мелкими  делишками.  И,  наверняка,  это  удовлетворение
страстей  -  кто-то  хочет  завоевать  какую-либо  реальность  или   часть
Коридора, а может и весь Коридор; кто-то бродит по реальностям  в  поисках
приключений; кто-то спекулирует, кто-то еще что... И ведь  наверняка  всем
этим коридорным глубоко наплевать на обитателей реальности в  которой  они
пакостят. Юрий вспомнил посетителей межкоридорного трактира  и  ему  стало
противно.
     Но с другой стороны не исключено, что он просто  еще  мало  знает,  и
есть здесь отличные люди стремящиеся к высоким идеалам.  Пока,  во  всяком
случае он  здесь  не  встретил  никого  достойного  уважения...  И  старик
этот... Йонах... тоже, наверное, сволочь порядочная, иначе бы он так долго
здесь не протянул. Юрий вспомнил девицу, предлагавшую себя  в  трактире  и
улыбнулся. Дельфин бы не отказался, тем более  бесплатно.  Интересно,  где
сейчас ребята, может уже сидят с Йонахом и наливаются пивом...
     Выйдя из-за очередного поворота,  Юрий  увидел  мужчину  в  сиреневой
спецовке, подметающего полы. Неподалеку стояло что-то вроде электрокары  с
прицепом, вроде той, что они видели как только попали в Коридор.
     Ага, оказывается здесь убирают. Можно, вообще-то,  догадаться,  иначе
бы все коридоры были завалены бы расчлененными телами - при их-то  нравах.
Интересно, что заставляет коридорных (а ведь каждый, кто попал сюда и он в
том числе - обитатель Коридора со всеми вытекающими  последствиями,  хочет
он того или нет) работать. Юрий опять вспомнил ту девицу в трактире,  хотя
с ней-то как раз все ясно, и красномордого бармена с помощниками.  Неужели
нельзя кормится в реальностях... хотя бы в том же мире будущего  -  их  же
наверняка много таких миров, где все бесплатно?
     - Закурить не найдется? - спросил уборщик, когда Юрий  проходил  мимо
него.
     - Найдется, - ответил Юрий достав сигареты и взяв одну себе.
     Оба закурили от зажигалки уборщика и тот сказал Юрию дружелюбно,  как
старому знакомому:
     - Читал последний "Вестник"? Опять Сектора "Д" и  "З"  воюют.  Часто,
видите ли, нарушаются границы...
     - Ну и как? - равнодушно спросил Юрий. Он  посчитал,  что  собеседник
опасности не представляет и решил поговорить немного. - Кто кого?
     - Да как всегда - никто никого... - уборщик втянул в  себя  табачного
дыма и выпустил через ноздри. -  Тоска...  Просто,  отработав  положенное,
хотел там отдохнуть. Мне дружок в  Секторе  "Д"  реальность  рекомендовал.
Такое  обслуживание,  говорит...  девочки  классные,  ну  прямо  особенные
какие-то. А  теперь  соваться  туда  неохота,  еще  заловят,  да  заставят
воевать... - Уборщик, похоже, рад  был  поболтать,  а  не  работать.  -  А
впрочем, что расстраиваться - отдохнуть, сам  знаешь,  везде  можно.  И  в
нашем Секторе есть такие реальности...
     - Слушай, а что это у тебя в прицепе пищит? - спросил Юрий.
     - А-а... Это-то? Да опять ребенка нашел, еще живой  оказался.  Душить
неохота было, все равно в конвертере уничтожится - пускай пищит...
     - Пойдем посмотрим, - предложил Юрий  и  они  пошли  к  машине,  хотя
уборщик и сказал неохотно:
     - А чего там глядеть-то? Сколько их на пути попадалось...  И  сколько
еще попадется... Да и правильно, кому  ж  охота  водиться,  к  тому  же  с
мальчиком... А уберечься не всегда удается.
     - А почему бы в детдом в какой-либо реальности не отдать?  -  спросил
Юрий, разглядывая маленькое розовое существо лежащее  на  груде  мусора  и
жалобно пищащее.
     - Ты что с луны свалился или не знаешь, что обитательница Коридора  в
реальностях рожать не может - сразу погибнет, а  ребенка  до  года  никуда
кроме спецвходов заносить нельзя... При переходе в любую реальность  концы
отдаст... А чего с ним по Коридору таскаться -  тем  более  с  мальчишкой,
была бы еще девочка... Вот многие и бросают...
     - А что это  за  спецвходы,  -  ляпнул  не  подумав  Юрий,  глядя  на
младенца, поражаясь услышанному и решая что делать.
     -  Да  участки,  правления,  библиотеки,  трактиры...  -  начал  было
уборщик, но осекся и внимательно посмотрел на Юрия. - Ты что - новенький в
Коридоре? - с него слетело все дружелюбие. - Ну-ка, покажи свой кристалл!
     Юрий растерялся. Ничего подобного Йонах ему не рассказывал. Может, не
подумал об этом и забыл предупредить?
     - Да ты что, парень,  -  нагло  ответил  Юрий.  -  За  зеленого  меня
принимаешь, что ли? - он обаятельно улыбнулся уборщику.
     - Конечно - новый, - сказал мужчина прислоняя метлу к борту  прицепа.
- Не хочешь показать кристалл - значит, его у тебя нет! -  Говоря  это  он
подошел к кабине и достал микрофон.  -  Участок,  участок,  вызывает...  -
начал было он, но заметив направленное на него оружие,  которое  дал  Юрию
Старый Йонах, выронил микрофон из рук.
     Юрий держал странное оружие двумя руками, широко расставив ноги,  как
полицейские  в  американских  боевиках  и  лихорадочно  искал   выход   из
создавшегося положения.
     -  Слушай  ты,  бессмертный,  -  зло  процедил  он  сквозь  зубы,   -
пошевелишься - нажму на курок.
     - Ты что - с ума сошел? - испуганно сказал уборщик. - Я же сейчас  на
службе, а не частное лицо - я неприкосновенен...
     - А мне наплевать! Я человек новый и ваших законов не знаю, - ответил
Юрий. - Руки подними вверх и обопрись ими о стену, - приказал он.
     Уборщик моментально подчинился и пролепетал:
     - Не стреляй только, не стреляй! Зачем тебе это надо? И убери палец с
курка - нажмешь нечаянно...
     - Дрожишь, бессмертный, - зло усмехнулся  Юрий.  -  Кому  нужна  твоя
паршивая жизнь, - он подошел к уборщику и левой рукой начал выворачивать у
него карманы. - Что за кристалл - говори!
     - Кристалл - это что-то вроде паспорта... он должен  быть  у  каждого
обитателя  Коридора.  Цвет  кристалла  обозначает  Сектор,  на  торце  имя
владельца, сбоку отметки о прохождении административных работ...
     - Государство... - задумчиво пробормотал Юрий, разглядывая  кристалл,
вытащенный из кармана уборщика. Точно  такой  же  он  видел  у  белокурого
гиганта, но тогда он не знал, что это такое.
     - Ладно, я еще все выясню про вашу систему...  -  Юрий  добросовестно
обыскал коридорного, но вытащил только  жезл.  -  Отпускать  тебя  нельзя,
понимаешь? - почти нежно сказал Юрий. - Ты обязательно расскажешь обо  мне
в своем участке. Как ты говоришь - нападение при исполнении... Мне это  ни
к чему...
     - Не убивай меня, - мужчина  чуть  не  плакал.  Юрию  стало  противно
смотреть на него. Грудного ребенка в кучу мусора бросил, а за  свою  жизнь
вон как трясется... Бессмертный... Тьфу! Он посмотрел  на  жезл  уборщика.
Что ж, это выход. Нажать на курок Юрий не мог, хотя и презирал этого типа.
Ведь он же не  герой  супербоевика,  которому  человека  убить,  что  муху
прихлопнуть...
     Юрий ткнул жезлом в ближайший вход в реальность и когда  он  открылся
приказал коридорному:
     - Заходи!
     - Да ты что?!! - уборщик в ужасе заглянул внутрь.
     Юрий последовал его примеру. Он  увидел  совершенно  неожиданный  для
себя пейзаж: дикие древние джунгли и каких-то огромных животных вдали. Кто
их знает динозавры, диплодоки или еще кто - знания в этой области  у  Юрия
были минимальные.
     -  Не-е-ет!!!  Только  не  это!  -  во  весь  голос  в  ужасе  заорал
коридорный.
     Юрий огляделся  по  стенам.  Коридор  был  пустынен.  Вдруг  ребенок,
лежащий до этого тихо громко закричал. Юрий вздрогнул.
     - Не хочешь туда - готовься к  смерти  здесь,  -  холодно  сказал  он
уборщику.
     Тот посмотрел на Юрино лицо, грязно выругался и вошел  в  реальность.
Юрий подождал, пока вход закроется и облегченно вздохнул. Конечно,  он  бы
не нажал курок, хорошо, что тот испугался и поверил... А с другой  стороны
как коридорному было не поверить-то, зная местные нравы.
     Юрий засунул жезл и кристалл уборщика к своему жезлу в карман  и  еще
раз огляделся. Младенец в кузове заходился в крике. Юрий  подошел  и  взял
его на руки. Мальчик оказался совсем крошечным, видно только родился, весь
красненький, ручки-ножки такие  тонкие,  что  у  Юрия  сердце  сжалось  от
жалости. И, наверное, младенец очень хотел есть.
     Юрий аккуратно положил ребенка на сиденье в кабине, снял свою куртку,
завернул в нее мальчишку, бережно положил на  левую  руку  и  почти  бегом
двинулся в сторону межкоридорного трактира.


     Некоторое время Сергей и Гуго шли  молча  и  в  задумчивости  курили.
Коридоры вокруг были пустынны, им не встретилось пока ни одной живой души.
Каждый думал о своем,  но  они  не  забывали  рассматривать  таблички  над
входами. На всех углах, хотя они все время шли прямо, Гуго рисовал  ручкой
стрелку.
     Оба хотели  спокойно  обдумать  положение,  разобраться  в  последних
событиях.  Слишком  много   всего   сразу   навалилось,   приключение   за
приключением и некогда было сообразить, что к чему.
     - Интересно, сколько времени мы уже  находимся  в  этом  Коридоре?  -
наконец спросил Гуго.
     - А можно прикинуть, - откликнулся Сергей. -  Ночь  в  той  задержке,
где-то около суток в том оружейном зале, потом больше суток в Нью-Йорке...
Вот и считай четвертый день мы здесь болтаемся.
     - И как ты ко всему этому относишься?
     - Знаешь, Леха, я еще толком не разобрался, как я к этому отношусь. Я
имею в виду не только Коридор, как систему, но и наше  пребывание  в  нем.
Конечно, нам это - огромный урок... Так сказать, информация к  размышлению
о том какие мы и о смысле жизни... Если можно так выразиться. Пока что  мы
обгадились по всем параметрам, разве только то, что  не  подчинились  этой
бабе расфуфыренной - приятно... Я не осуждаю  Дельфина,  так  уж  там  все
получилось...  Но  я  лично  почти  горжусь,  что  не  пошел   на   поводу
обстоятельств, да... - Сергей помолчал немного и  продолжил.  -  Неприятно
ломать себя и делать  то,  что  не  хочется.  Хотя,  в  общем-то,  этим  и
приходится заниматься всю жизнь... на каждом шагу. А если говорить о самом
Коридоре... Бред, конечно, но  нельзя  не  верить  собственным  глазам.  И
вообще мы же о нем почти  ничего  не  знаем.  Из  обитателей  Коридора  мы
общались только с Брайаном и Шмелем, если не считать  Стэна  и  того,  как
его... а, ноуфера. И только по их словам можем судить о чем-то. Правда, мы
кое-что и сами уже проверили, но все равно, этого, наверное,  очень  мало,
чтобы можно было составить полное мнение. Я  не  жалею,  что  попал  сюда.
Правда, все это случилось так неожиданно, да мы еще все пьяные были...
     - А если бы тебе трезвому предложили, ты пошел бы сюда?
     - Трезвый я не поверил бы в это никогда, но если бы  пошел,  оно  бы,
наверное, намного лучше было, бы чем так как сейчас... А теперь мы с тобой
бредем, как два дурака. Не зная куда, не зная здешних порядков. В карманах
по пистолету, и ведь мы уже готовы стрелять в случае чего...  И  нам  надо
найти Юрку обязательно... И как-то выручать Дельфина...  Видишь,  будь  мы
все вместе - можно было бы слегка походить для развития кругозора по мирам
и возвращаться домой.
     - Домой... - задумчиво повторил Гуго, доставая новую сигарету.  -  Ты
вот, Серега, все твердишь - "домой, домой!". А ты  не  задумываешься,  что
здесь мы все-таки бессмертны? Ну что у тебя дома? Каждый день  на  работу,
жена, дети... Вот сам говорил - после концертов пеленки стираешь. Вспомни,
как плакался, что дома только на кухне и ошиваешься  -  дети,  видите  ли,
спят... Опять же, перестройка, программа "Время" по  вечерам...  Водки  не
купить, кругом очереди, в магазинах нет ни рожна, хозрасчет... По твоим же
словам на заводе совсем плохо становится... А будет ведь еще хуже...
     - На заводе, скажем, не так чтобы совсем уж плохо -  работать  просто
надо как следует... - вставил Сергей, который никак не мог сообразить  что
и возразить в ответ. - Но то что будет еще хуже, я тоже не сомневаюсь.  Ну
и что? Там моя Родина - она одна.
     - Ах, отстань ты... Не в комсомол принимаю, мне-то мозги не вправляй.
Ты  только  подумай  какие  возможности  предоставляет  Коридор!   Сколько
приключений... Мы здесь только четыре дня, а сколько кайфа!...
     - Кайфа-то пока маловато...
     - Брось! Чем, собственно, ты  недоволен?  Ну,  не  получилось  спасти
Леннона, так что? Никому это и не нужно, если так-то разобраться. Ну, дали
по ребрам - ничего, живы, да и не в первый раз, и дома такое вполне  может
случится... Ну, потеряли Дельфина, так ведь мы же знаем, где его искать  -
обязательно выручим! Жизнь  прекрасна,  и  удирать  отсюда  сломя  голову,
по-моему, просто глупо! Обвыкнемся здесь, станем тут своими...
     - Знаешь, Леха, помнишь как у Гребенщикова: "Чтобы  стоять  я  должен
держаться корней...". - Сергей  помолчал.  -  Найдем  бородатого,  вытащим
Дельфина и побродим по реальностям -  поглядим,  что  и  как.  Постараемся
узнать побольше... Я не против, упаси бог... Но  все-таки  я  уверен,  что
домой вернуться обязательно надо... - Он опять  помолчал.  -  Да  в  конце
концов, жезл-то останется  -  всегда  можно  будет  здесь  вернуться  сюда
отдохнуть, когда дома достанут до предела... Глянь, Гуго,  как  по-твоему,
это не вход в трактир?
     - Черт его знает, похоже он...
     - Ну что, рискнем?
     - А если это не то?
     - Ну и что? Не то,  так  сразу  увидим.  Предпринимать-то  все  равно
что-то надо, не век же по этим коридорам топать.
     - Хорошо, пошли. Только интересно, какие деньги используются  в  этом
трактире? Вряд ли рубли или доллары...
     - Да... Наверное, у них своя валюта - миров-то много и  везде  деньги
разные. Ничего, что-нибудь придумаем...
     Это действительно оказался трактир и они вошли. Некоторое  время  они
озирались по сторонам, удивленные, что он  таких  огромных  размеров  -  в
первый раз он показался им значительно меньше. Но это, без  сомнения,  был
тот самый зал.
     - Ну и что теперь делать? - спросил Сергей.
     - Давай пока просто походим меж столов, послушаем разговоры. Может на
хвост кому сядем, может Стэна встретим, да мало ли что...  Только  держись
так, будто в этом кабаке всю жизнь шляешься...
     Они закурили и не спеша пошли между столов. В  первый  раз  они  мало
обращали внимания на окружающую обстановку,  теперь  они  внимательно  все
разглядывали. Их поразило какие разные по внешнему  виду  люди  сидели  за
столами, и в то же время что-то  у  всех  было  общее  в  выражении  лица.
Отовсюду лилась разноязыкая речь, но они все понимали. Они ловили  обрывки
разговоров, пытаясь выудить хоть что-то полезное для себя,  но  посетители
трактира говорили  в  основном  или  о  заключении  каких-то  сделок,  или
рассказывали о всевозможных приключениях, либо обсуждали  общих  знакомых.
Обычные застольные разговоры, какие ведутся и в наших  ресторанах,  ничего
интересного...
     Внимание друзей привлекло большое  скопление  людей,  столпившихся  у
одного из столов. Ребята подошли и им удалось  протиснуться  сквозь  толпу
почти к самому столу. Там  шла  оживленная  игра,  по  всей  видимости  на
деньги. К  своему  удивлению,  Сергей  увидел,  что  играют  в  домино,  в
обыкновенного  козла.  Зрители  с  интересом  следили   за   ходом   игры,
возбужденно обмениваясь замечаниями.
     Два элегантно одетых в одинаковые черные тройки ухоженных  мужчины  -
прирожденные игроки,  давно  сыгравшиеся  между  собой,  спокойно  ставили
кости, не тратя на размышления ни секунды лишней. Один из их  противников,
толстый потный мужчина с расстегнутой чуть не до пупа рубашкой,  наоборот,
долго думал над каждым ходом, перебирал все  свои  фишки,  не  зная  какую
ставить. Его партнер, странно и непривычно с точки зрения  Сергея  одетый,
тощий брюнет с щегольскими усиками, хоть и ставил  фишки  быстро,  но  все
время  переживал  и  показывал  свои  фишки  ближайшим  зрителям,  жалобно
вздыхая.
     - Я вышел. Партия, - сказал один из элегантно одетых  игроков,  ставя
последнюю кость и подгребая к себе кучу бумажек. - Есть еще желающие?
     - Давай еще раз, - сказал тощий брюнет с усиками, перемешивая домино.
     - С меня хватит, - ответил его толстый партнер вставая.
     - Будет кто со мной в паре  играть?  Ставка  сто  единиц  с  носа!  -
обратился тощий к толпе зрителей.
     Никто не торопился сесть на освободившееся место. Элегантные партнеры
непринужденно  курили,  снисходительно  рассматривая  собравшихся   зевак.
Сергей немного подумал, затем снял куртку, протянул ее Гуго и сел за стол.
     - Ты что с ума сошел? - прошептал ему  на  ухо  Гуго,  но  Сергей  не
ответил.
     - Молодой человек, у вас деньги есть? Сто единиц с человека! - сказал
один из элегантных.
     - Есть, - спокойно ответил Сергей, тщательно перемешивая домино.
     - А покажи! -  сказал  кто  из  зрителей.  Оба  элегантных  выжидающе
смотрели на него.
     Сергей все так же спокойно полез в карман пиджака и  достав  пистолет
положил его рядом на стол.
     - Обычно джентльменам верят на слово, - веско сказал он.
     - Убедительно, - кивнул элегантный, беря кости.
     - Ты играть-то хоть умеешь? - спросил Сергея его тощий партнер.
     - А что ту сложного? - удивился Сергей. - Ставь фишку к  фишке  да  и
вся недолга...
     - Ну вот... - расстроенно сказал тощий брюнет обращаясь к зрителям, -
опять с партнером не повезло. Ты  внимательно  смотри,  что  я  ставлю,  -
грозно сказал он Сергею, - а то тебе и пушка твоя не поможет...
     - Давай, давай, начали. У кого один-один? -  весело  ответил  Сергей.
Конечно, он слукавил. Домино Сергей любил и знал. Сколько обедов на  своем
заводе он провел за  домино,  жертвуя  ради  него  столовой...  Собственно
говоря, он здорово рисковал, так как денег у них не было,  а  как  поведут
себя эти люди, если он проиграет и откажется платить он не представлял.
     По игре Сергей сразу понял, что  его  партнер  слабоват.  Такие  чаще
всего тянут игру на себя, не обращая внимания на партнера, спекулируют  на
чужой карте и в конечном итоге проигрывают.  Сергею  уже  неоднократно  на
родном заводе приходилось иметь дело с подобными партнерами.  Он  не  стал
возмущаться или ругаться с тощим брюнетом, а просто стал играть только  на
него. В результате брюнет вышел. Радости тощего не было предела, но  очков
противникам не хватило, хотя и перевалило  за  половину  необходимого.  На
следующий кон Сергею пришла пусть и не отличная, но сильная карта -  масти
все и игра есть.  Но  он  бил  свою  карту,  все  усилия  приложил,  чтобы
усатенький вышел. Так оно и получилось. Как радовался щеголь не  передать,
он даже бросил Сергею: "Учись играть, салага", но Сергей только сжал  дубы
и смолчал. Главное -  выиграть  и  получить  деньги.  Проиграть  -  смерти
подобно. Но  элегантные  его  противники  все  поняли.  Они  переглянулись
удивленно и посмотрели на Сергея, и даже  чуть  наклонили  головы  в  знак
уважения. Правда Сергею легче  от  этого  не  стало,  так  как  противник,
сидящий под ним, стал прилагать все усилия, чтобы Сергей  ничего  не  смог
сделать. Тощий брюнет им был, практически не опасен. Как следствие,  вышел
один из элегантных, Сергей был бессилен помешать  этому.  Правда  очки  он
выбросил и у них совсем  мало  оказалось.  Следующий  кон  оказался  почти
повторением предыдущего, но очков оказалось много и остался всего один кон
- и тем и другим в случае поражения хватало. Сергей постарался  собраться,
хотя понимал, что раз упустили перелом в игре - то считай  проиграли.  Но,
когда очень хочется то... То повезет. Сергею пришло пять двоек и вся масть
была. Конечно, партнер мог нагадить, но к счастью,  он  по  его  карте  не
сумел этого сделать и Сергей вышел. Они выиграли!
     Гуго  ахнул,  до  того  предрекавший  на  ухо  поражение  и   готовый
ретироваться вместе с другом в любой момент. А у Сергея камень как с  души
свалился. Он протянул руку за своей долей. Элегантные переглянулись и один
из них достал из кармана деньги. Вдруг тощий партнер Сергея нагло выхватил
выигрыш из рук противника и стал  запихивать  их  себе  в  карман.  Сергей
растерялся и не знал что и сказать. Но вдруг из за его спины Гуго  схватил
пистолет со стола, направил дуло ровненько в правый глаз тощему брюнету  и
холодно сказал:
     - А половину партнеру своему отдать не хочешь?
     - Че-его? За что это? - почти искренне удивился щеголь. - Я два  раза
вышел, а он только один, да и то случайно... Пусть вообще спасибо  скажет,
что я стал с ним играть...
     Элегантные игроки  с  любопытством  глядели  на  Сергея.  Тому  стало
нестерпимо стыдно и он аккуратно взял свой пистолет у Гуго и, перегнувшись
через стол почти уткнул дуло в бровь усатому.
     - Извини, друг, - сказал Сергей тощему,  -  ты  плохо  играл  и  тебе
придется отдать мне весь выигрыш...
     - Люди! Да вы посмотрите  что  делается,  -  пытался  апеллировать  к
зрителям бывший партнер  Сергея,  но  те  совершенно  равнодушно  отводили
глаза.
     - Раз! - сказал Сергей. Краем глаза он заметил, что Гуго вытащил свой
пистолет и подстраховывает его.
     Бывшие соперники Сергея с  нескрываемым  удовольствием  наблюдали  за
назревающим скандалом. И вдруг совершенно неожиданно один  из  них  сказал
брюнету:
     - Слушай, Диркин, одно то что ты выиграл у нас  должно  служить  тебе
наградой. Отдай выигрыш молодому  человеку,  если  хочешь  еще  когда-либо
играть...
     Сергей улыбнулся признательно элегантному, но пистолета  не  опустил.
Публика поддержала проигравшего и тощему ничего не оставалось как  бросить
на стол деньги.
     - Подавись ты ими! - со слезами заявил он. - Играть не тянет, а  туда
же!... - он явно хотел добавить еще что-то, но постеснялся под дулами двух
пистолетов.
     - Благодарю всех за прекрасную  игру!  -  вежливо  поклонился  Сергей
элегантным. - Извините, но мне надо идти. Я вам  впоследствии  обязательно
дам шанс отыграться. - Сергей взял со стола деньги и засунул их в  карман.
Гуго убрал пистолет.
     - Это мы вам благодарны за доставленное удовольствие, - не остался  в
долгу один из элегантных. - Мы уже давно забыли, что значит проигрывать...
Вы, несомненно, новенький...  -  он  неожиданно  достал  пачку  банкнот  и
протянул Сергею две сотенных бумажки. - Это вам от  меня,  не  сочтите  за
наглость... Рад буду как-нибудь познакомится поближе.
     Сергей по-простому взял у элегантного деньги.
     - О чем разговор, - улыбаясь ответил он.  -  Пошли  снимем  столик  и
познакомимся  поближе.  -  И  Сергей   красноречиво   помахал   бумажками,
показывая, что не дорожит деньгами, а готов потратить их...
     - Мы ценим ваше предложение - ответил партнер давшего деньги  Сергею.
- Но, наверное, как-нибудь в следующий раз. Вы ведь сказали, что вам  надо
идти...
     - Спасибо. Всего доброго, - сказал Сергей и  они  с  Гуго  отошли  от
стола.
     "Будет кто со мной играть против этих..." - услышали  они  за  спиной
голос тощего брюнета и усмехнулись.
     - Я и не ожидал от тебя такой прыти, - сказал Гуго Сергею, когда  они
отошли чуть подальше.
     - Я и сам не ожидал, - ответил Сергей. - Но и ты молодец - я-то и  не
знал, что делать, когда этот деньги взял...
     - Зато теперь у нас есть на что  пообедать  и...  -  Гуго  неожиданно
замолк, уставясь куда-то. - Смотри-ка, Серега, кто-то уж  больно  знакомый
только что вошел в кабак...
     - Господи! Ну конечно же Юрка! - радостно воскликнул Сергей. - Только
что это у него за ребенок на руках?!
     Радости от встречи не было предела. Младенец истошно кричал на  руках
у Юрия, а Гуго с Сергеем лезли обниматься. Юрий, чуть не наорал на  них  и
провел к столу, где сидел в одиночестве старик Йонах, размышляя о  судьбах
Коридора.
     Сергей отобрал у Юрия ребенка и как-то очень быстро  успокоил  его  -
сказывался опыт. Юрий сперва не хотел отдавать, но потом  решил,  что  так
даже лучше и пошел заказать горячее на обед и, главное, молока мальчику.
     Сергей, как опытный папаша, проверил кипяченое ли молоко и из ложечки
покормил ребенка. Йонах, видя,  что  он  лишний,  что  ребятам  необходимо
поговорить друг с другом, стал благодарить Юрия, собираясь уходить.  Юрий,
наоборот, сам благодарил Йонаха и спросил: нельзя ли где достать  пеленок,
распашонок, сосок и чего там надо еще...
     Йонах ответил, что здесь, в  трактире  это  довольно  сложно,  но  он
постарается обязательно, скоро вернется, а пока пусть они, то есть ребята,
наговорятся - им много чего надо рассказать друг другу...
     Юрий протянул две банкноты (из позаимствованных у белокурого гиганта)
- на пеленки. Старик взял деньги и ушел, обещав скоро вернуться.
     Младенец, насытившись, уснул и Сергей,  завернув  его  в  сухой  край
Юриной куртки уложил бережно на дальнем стуле. Затем закурил и  повернулся
к найденному только что бородатому другу:
     - Давай, Юрка, рассказывай, что с тобой было, а потом мы...
     - Не кури - ребенок рядом все же... - заметил в ответ Юрий.
     - Брось, Юрка, все равно от этого не уйти - глянь все курят, а я  его
и так подальше положил и дымлю в сторону... Рассказывай!
     - Ну ладно... - вздохнул Юрий и тоже  достал  сигарету.  -  Вы  жуйте
пока... я же вижу вы голодные, а я пока расскажу...
     Жаркое  оказалось  просто  великолепное.   Гуго   с   Сергеем   жадно
набросились на  него,  запивая  прекрасным  пивом  и  внимательно  слушали
повествование Юрия. Они не перебивали его и лишь, когда он дошел до мира с
гибелью Леннона охнули и стали рассказывать, что тоже ведь там же  были...
Ну как же так!..
     Юрию все же удалось закончить свой рассказ, а потом  Сергей  и  Гуго,
сменяя и перебивая друг друга поведали свою историю.
     Когда они закончили Юрий разлил по фужерам  вино  и  поднял  свой  со
словами:
     - Ну давайте, за то что встретились все-таки!
     - Ну давай... - поддержал его Гуго. - Андрюхи, правда, нет с нами, но
мы ведь пойдем за ним завтра?
     - Конечно пойдем, - ответил Сергей. - Только вот мы же дали зарок  не
пить больше пока домой не вернемся...
     - Знаешь, Серега, не порти настроение, - поморщился Гуго. -  Одну  за
встречу - сам бог велел. А после не будем.
     - Только одну! - сказал Сергей и все трое чокнулись. - За встречу!
     Младенец снова расплакался. Юрий взял его  на  руки  и  стал  ласково
убаюкивать. Тот почти осмысленно, как показалось Юрию, посмотрел на него и
снова заснул. Юрий аккуратно положил его на место.
     - Так, - сказал он друзьям.  -  Давайте  подведем  итоги...  Попав  в
Коридор, мы стали бессмертными и только вернувшись домой станем  прежними.
- Юрий усмехнулся, подумав, что вряд ли он  уже  будет  таким  как  раньше
после того, что произошло с ним в этом Коридоре. - Домой мы вернемся в тот
же момент времени и в то же место... Но если за время, что мы здесь кто-то
из коридорных туда войдет, то время будет течь там  параллельно  этому.  А
если коридорный заберется куда-нибудь  в  Африку  или  в  Сибирь,  то  мы,
вернувшись, окажемся бог знает где от дома... Поэтому надо решать  сейчас:
останемся мы здесь или вернемся...
     - Я не знаю, как вы, - твердо сказал  Сергей,  -  а  я  свое  решение
принял. Как вы захотите, так и поступайте, никого не  принуждаю  к  своему
решению... Но лично я вернусь. Долги вот только раздать  надо  -  Дельфина
вытащить от этих амазонок, да ребят, что Юрка от Брайана увел...
     - Кстати, - отставив пустую тарелку сказал Гуго. -  А  что  если  нам
заловить Брайана и отделать как следует, чтоб другим не повадно было?
     - Ага, - усмехнулся Сергей. - Победить Брайана, разгромить... как там
ее... Армию  Великого  Арнольда...  Навести  в  Коридоре  Законы  ДОБРА  и
СПРАВЕДЛИВОСТИ... Тоже мне супермен! Нам-то какое дело до всего  этого?!..
А то что в мой родной мир может залезть всякая гадина и  пакостить  там  -
мне неприятно...
     - Ну против этого вряд ли что ты сможешь сделать, -  сказал  Гуго.  -
Даже если сам домой вернешься...
     - Ну почему не могу?  -  удивился  Сергей.  -  Например...  -  он  на
мгновение задумался и продолжал:  -  Поеду  куда-нибудь  за  город,  вырою
огромную яму, влезу в нее, выйду в Коридор и снова войду... Вылезу из  ямы
и заделаю ее как  следует...  Тот  кто  после  этого  придет  из  Коридора
окажется в темном склепе - пусть там пакостит сколько душе угодно!
     -  Молодец  -  соображаешь!  -  похвалил  Сергея  Юрий.  -  Я   забыл
рассказать, но уже встретился случайно с чем-то похожим... Когда я  открыл
какой-то вход, то увидел крепкую кирпичную стену...
     - Можно и так, - кивнул Сергей.
     - Только если в нашем родном мире кто-то из коридорных есть сейчас, а
ты выроешь эту самую яму, то труд твой будет напрасным... Где  выйдет  тот
коридорный - там и будет вход...
     Сергей рассмеялся.
     - Это-то я буду знать как только войду в родной мир, - сказал  он.  -
Если вернусь ко Дворцу Молодежи, на стройку, где нас ждет "хмелеуборочная"
-  значит  нет  там  никого  из  коридорных...  И  надо  бы  действительно
поторопиться, пока не влез кто...
     - Кстати, о  птичках...  -  сказал  Гуго.  -  А  как  ты  собираешься
возвращаться - там же и заберут тебя сразу.
     - Вернусь как-нибудь, - угрюмо ответил  Сергей.  -  К  тому  же  буду
трезв, как стеклышко - за что забирать! Юрий, ты номер-то, что  подслушал,
не забыл?
     - Не беспокойся - я его записал. Вон смотрите - девица... Она ко  мне
подъезжала все в прошлый раз... Даже бесплатно звала, да я ее отшил...
     Сергей и Гуго посмотрели куда показывал Юрий.
     - Напрасно, - сказал Гуго. - Девица - высший сорт.  По-моему,  она  к
нам направляется...
     Действительно к их столу подошла Игрина.
     - Ты не передумал? - спросила она Юрия.
     - Насчет чего? - откликнулся Юрий.
     - Насчет пойти со мной...
     - Куда? - глупо спросил Юрий, изображая из себя дурака.
     - Не все ли равно куда, главное - зачем!
     - А зачем?
     - Ты что  -  действительно  такой  или  придуриваешься?  -  обиделась
Игрина.
     - Придуриваюсь, - ответил Юрий, сбросив  дурашливую  маску.  -  Спору
нет, ты, конечно, хороша, но...
     - Но у тебя есть другая? - девица почему-то покраснела.  -  Так  ведь
я...
     - Да никого у меня вообще нет,  -  перебил  ее  раздраженно  Юрий.  -
Просто сейчас мне не хочется - видишь я беседую.
     Юрий посмотрел на младенца. Тот спокойно спал.
     - А вот мне хочется, - заявил вдруг Гуго Игрине.  -  Со  мной  ты  не
хочешь пойти?
     Игрина посмотрела на него, как на пустое место и отвернулась.
     Гуго обиделся.
     - Если надо заплатить, то я даже на  это  пойду,  хотя  ребята  могут
подтвердить, что это против моих принципов!
     Игрина тоскливо посмотрела на Гуго и со вздохом ответила:
     - Сто монет и деньги вперед!
     Гуго кивнул Сергею. Тот  надулся,  но  полез  за  честно  выигранными
деньгами. Юрий усмехнулся и  вытащив  пачку  бумажек,  позаимствованных  у
спасенного гиганта, выбрал сотенную и протянул девице.
     - Пойди, доставь моему другу удовольствие...
     Игрина повертела бумажку в руках, потом бросила ее на стол и  врезала
Юрию пощечину. На ее глазах показались слезы.
     Заплакал ребенок. Юрий взял мальчика на руки и стал успокаивать.
     - Ладно, не сердись, - примиряюще сказал Юрий  девице.  -  Успокойся,
Гуго, не получится у тебя с ней. - И снова повернулся к Игрине: - Садись с
нами, отдохни покури... Серега, налей ей вина!
     Игрина постояла в раздумье, потом села за стол.  Сергей  протянул  ей
фужер. Младенец вновь заснул и Юрий бережно положил его на прежнее  место.
Все закурили, разговор не клеился из-за присутствия Игрины.
     Жизнь в трактире, казалось, ни утихала ни днем ни ночью. "А вообще, -
подумал Сергей, - есть ли в этом Коридоре деление на день и ночь".
     Все уже устали, говорить было неохота, хотелось спать. Ждали Йонаха с
пеленками и сосками, но он все не появлялся. Младенец мирно спал на стуле.
Наконец, Юрий сказал:
     - Значит так... Те парни, что я увел от брайановской  банды,  проспят
еще часов десять... Это точно, уж больно  пьяны  они  были...  Молока  для
мальчика раза на четыре-пять еще хватит. Так  что  есть  смысл  где-нибудь
поспать часиков шесть. А потом идти в реальность где торчит  Дельфин,  раз
вы говорите, что это не очень далеко. А потом  пойдем  в  мир  будущего...
Посмотрите хоть - красотища. Там и для  ребенка  все  требуемое  возьму...
Йонаха все равно не видно, достал бы что - так уже здесь бы был... Игрина,
можно где здесь поспать?
     - Пойдемте ко  мне  -  у  меня  места  много,  четыре  комнаты,  всем
хватит...
     - Мы бы все-таки хотели бы что-нибудь снять, - ответил Юрий. - Деньги
есть, ты не беспокойся...
     - Я вас от чистого сердца пригласила, - опять обиделась Игрина.  -  И
денег у меня без вас как-нибудь...
     - А никто тебе ничего не скажет? - осторожно спросил Юрий.
     - Не волнуйся - у меня ни начальства, никого. Вольная птица... -  она
усмехнулась каким-то своим мыслям.
     - Ну тогда и разбудишь нас через шесть часов. А то тут есть  любители
поспать... - Юрий, вспомнив что-то, насмешливо  поглядел  на  Гуго.  Затем
встал,  осторожно  взял  ребенка  на  руки.  -  Черт,  ну  как  есть  весь
обмочился... Серега, захвати молоко. И курево все заберите... Пошли.
     Они  прошли  через  весь  зал.  Игрину  постоянно  окликали,  но  она
отделывалась остроумными шуточками. Они вошли в одну из дверей  в  дальней
стене и Игрина уверенно повела их  по  полутемным  лабиринтам.  Оказалось,
трактир далеко не ограничивается общим залом - сперва они  проходили  мимо
кухонь, подсобок, контор,  потом  начались  бесконечные  жилые  помещения.
Игрина  уверенно  ориентировалась  в  этих  вонючих  коридорчиках,   узких
лестницах,  которые  соседствовали  со  светлыми   холлами   и   ковровыми
дорожками. По коридорам этой огромной гостиницы  сновали  пьяные  мужчины,
полуголые девки и гарсоны с подносами.
     В одном из узких плохо  освещенных  проходов  шедшая  впереди  Игрина
вдруг закричала и остановилась. Идущий за ней Гуго с прихваченным кувшином
пива чуть не сбил ее с ног.
     - Можно не орать - ребенка испугаете! - зло прошипел Юрий, подходя  к
ним. - Ну что там еще?
     Прислоненный к стене в липкой луже полусидел человек с  простреленной
окровавленной головой. Пуля попала прямо в глаз. По одежде и бороде ребята
сразу узнали Старого Йонаха.
     Они стояли, пораженные, и не знали, что сказать.
     - За что это его? - прошептал в пустоту Сергей.
     - Слушай, Игрина, - спросил Юрий, - может его из-за нас?...
     - Вряд ли из-за вас - кто вы такие? Поссорился с кем по пьяному делу,
или ограбили... Здесь такое часто бывает.
     - У него и грабить-то нечего было - сразу же видно, - удивился Юрий.
     - В Коридоре внешность  почти  всегда  всегда  обманчива,  -  сказала
Игрина со стеклянными глазами. - Он ко мне так хорошо относился...  Пошли,
тут уже близко осталось.
     - Нельзя же так оставлять! - сказал ей  Сергей.  -  Надо  бы  кому-то
сказать, чтоб унесли, похоронили... Человек ведь!
     - Неприятностей хочется? - ошпарила его  взглядом  Игрина,  -  И  сам
можешь вот также... оказаться. Без тебя уберут, пошли!
     - Постой-ка... Сергей, подержи ребенка, - Юрий отдал Сергею  мальчика
и нагнулся к трупу.
     В руках у убитого  Йонаха  оказался  бумажный,  разворошенный  кем-то
сверток с запачканными в крови пеленками и детским бельем.
     - Да-а... ну и нравы в этом Коридоре... - протянул Сергей.


     Андрей сладко  потянулся  в  постели,  проснувшись.  Из-за  роскошных
занавесей, закрывающих широкое окно, пробивалось утреннее солнце. Рядом  с
ним спала та самая властная красавица-брюнетка.
     За вчерашний день Андрей так ничего и не узнал  о  странном  мире,  в
который  попал.  Все  вроде  как  у  людей   -   телевизоры,   компьютеры,
автомобили... Только у местных мужчин какие-то проблемы с сексом, но какие
- Андрей так пока и не понял. Да и не интересовало его это, честно говоря.
У него лично с сексом проблем нет - что еще человеку для счастья надо?! Он
понял лишь, что здоровых в половом отношении мужчин в этом  мире  покупали
за большие деньги у "купцов", заботились об этих мужчинах, и  использовали
их чуть ли не как быков-производителей.  Кто  такие  эти  купцы  и  откуда
здоровые мужчины, вопросов не  возникало,  а  сами  "купленные"  особо  не
распространялись - делали свое дели и были довольны, так  как  их  любили,
они ни в чем не нуждались, и физической работой их не утруждали.
     Каждого мужчину, что предлагали  купить,  как  повелось  проверяли  в
присутствии всех  желающих,  причем  роль  проверяльщиц  доверялась  особо
отличившимся, да и  то  если  их  внешность  соответствовала  определенным
требованиям. Это был своего рода ритуальный праздник, купцов на который не
допускали.
     Как понял Дельфин он оказался  крепче  всех  мужчин  прошедших  через
такую проверку (что сильно подняло его мнение о себе) и  на  него  заявила
свои права правительница этой страны, которая и спала сейчас  мирным  сном
рядом с ним.
     Андрей встал, подошел к окну, отдернул занавеску и распахнул створки.
Под окном простирался великолепный  ухоженный  сад,  даже,  вернее,  парк.
Андрей  набрал  полную  грудь  чистого  воздуха.  Весело  щебетали  птицы.
Благодать-то какая! Он взял с маленького столика кувшин и наполнил стакан.
Это оказался виноградный сок, свежий, холодный и очень вкусный.
     Андрей посмотрел на кровать. В лучах утреннего солнца спала его Крея,
разметав длинные шелковистые  волосы  по  подушке.  К  великому  удивлению
Дельфина она оказалась девственницей. Взрослая  женщина,  очень  красивая,
властная, умная, сильная - была ночью в его руках  как  податливая  глина.
Никогда не знавшая мужчин она и боялась и хотела его. Хотя Андрей понимал,
что где-то внутри она, наверное, презирает его.
     И он,  неожиданно  для  себя  самого  став  стесняться  ее,  приложил
максимум такта и нежности, не пытаясь взять ее, а  стараясь  отдать  себя.
Такого с ним давно не было. А может и вообще никогда не  было...  Но  ночь
получилась просто волшебная...
     Дельфин вспомнил свою жену  Светлану.  Глупая  размалеванная  девица,
женившая его на себе при помощи беременности. Первое время  после  свадьбы
он еще пытался внушить себе, что любит ее, что хочет от  нее  ребенка,  но
болото семейных бытовых проблем быстро разубедило его в этом. Неумение его
жены вести хозяйство, ее довольно вздорный характер, да и его  собственная
лень и нежелание уступать в  мелочах  привели  к  тому,  что  была  только
видимость семьи. Жена готовила ему обед - без души, убирала  квартиру,  он
ей помогал, - тоже без души, - и иногда спал с ней. Правда есть еще сын  -
Дениска, которого он действительно любил.
     Андрей улыбнулся.  Милое  маленькое  существо,  которое  со  временем
вырастет в такого же оболтуса, как его отец. Дельфин далеко не был доволен
собой и тем, чего сумел добиться. Но воплощение в  жизнь  всего  хорошего,
что в нем было требовало столько самоограничений и хлопот,  что  он  давно
махнул на все рукой. Да и действительно: "Живем только раз". А  окружающая
обстановка, отнюдь не самая оптимальная, с которой он не  мог  бороться  с
одной стороны и всевозможные соблазны, друзья с другой разбили его веру  в
идеалы, вбитые школой. Он поставил крест на наивных детских мечтах  и  жил
так, как получится, стараясь урвать побольше,  как  можно  меньше  отдавая
взамен.
     Андрей подошел  к  своей  одежде,  достал  из  кармана  куртки  пачку
сигарет, посмотрел на спящую Крею и вернулся к окну.
     "Странно, - подумал он, - неужели я влюбился?!"
     Его неудержимо тянуло к ней, хотелось разбудить ее и просто сидеть  и
держать ее за руку. Такого желания у него никогда еще не возникало.
     Андрей взял было в рот сигарету, но потом решил, что не стоит портить
такое утро курением. Он налил еще сока и  высунулся  в  окно,  наслаждаясь
прекрасным утром.
     Ребята, концерт, Брайан, Коридор, Ристалище, Леннон, реальности - все
подернуто пьяной дымкой и только это утро и есть настоящая реальность. Та,
о которой он, может быть, мечтал, сам того не осознавая, всю свою жизнь.
     - Ты уже проснулся? - спросила Крея поднимая голову. - Иди ко мне.  Я
никогда не думала, что может быть так хорошо... Я... я люблю тебя...
     В это время в соседней комнате  послышался  вскрик,  какая-то  возня,
что-то упало и дверь распахнулась. Андрей и Крея одновременно посмотрели в
ту сторону.
     На пороге стояли, держа в руках оружие, Юрий, Сергей и Гуго...
     Крея  потянула  на  себя  тонкое  изящное  одеяло,   прикрывая   свое
прекрасное тело. Сергей посмотрел на нее и усмехнулся.
     - Что, не нравится быть  обнаженной  перед  всеми?  -  он  подошел  к
кровати и сдернул одеяло. - А как мы торчали голые у вас уже забыла?
     - Отстань он нее, - спокойно и  даже  властно,  с  угрозой  в  голосе
сказал Сергею Дельфин.
     Крея, оставшись обнаженной, села в постели, подтянув под себя длинные
ноги и высоко подняла голову, не сказав ни слова.
     - Давай, Андрюха,  быстренько  одевайся  и  пошли  отсюда,  нам  надо
торопиться! - сказал Юрий, подумав об Игрине с ребенком на руках,  которую
они оставили  в  ближайшем  от  этой  реальности  лестничном  пролете.  Он
беспокоился за ребенка,  к  тому  же  мальчика  скоро  уже  пора  кормить.
Подзадержались они здесь, много времени потратили на то,  чтобы  выбраться
из камеры местной тюрьмы и найти Дельфина. Слава богу,  хоть  стрелять  не
пришлось - так справились.
     - Мне  никуда  не  надо  торопиться,  однако,  -  неожиданно  ответил
Дельфин. - Я остаюсь здесь! - И он с нежностью посмотрел на Крею.
     Она улыбнулась ему в ответ.
     - Ты в своем уме, Андрей? - уставился на него Сергей в недоумении.  -
Собирайся и пойдем!
     - Я же сказал уже, что никуда не пойду! - Дельфин был  совершенно  на
вид спокоен.
     Друзья его никогда таким не видели. Он был  совершенно  не  похож  на
того веселого беспутного парня, которого они знали.
     - Ты хоть объяснишь почему? - спросил его Гуго, закуривая  и  не  без
удовольствия разглядывая Крею.
     - Чего еще его спрашивать-то? - удивился Сергей, обращаясь к  Юрию  и
Гуго. - Взяли за руки, за ноги, да поволокли отсюда!
     - Попробуй только, дурак! - неожиданно зло ответил Дельфин.  И  вдруг
его прорвало: - Сам идиот корячишься дома и на работе - и всех хочешь  под
свою мерку подравнять! Я знаю - тебя домой тянет.  Боишься  всего  нового,
хотя и отрицаешь это. Да и черт  с  тобой  -  возвращайся  в  свое  родное
болото! А я нашел то, что всю жизнь искал! Тебе, может, и не понять  этого
- вот, мол, Дельфин, бабник, пьяница, подвертелся-подкрутился, там  продал
- здесь обманул... А ведь обрыдло все, сил  нет,  опаскудела  вся  гадость
наша... А здесь... - Андрей снова посмотрел на Крею. - А здесь... Может  я
ошибаюсь и здесь мне тоже в конце концов станет тоскливо...
     Дельфин разволновался, покраснел и чтобы перевести дух,  собраться  с
мыслями, налил себе стакан сока и залпом выпил.
     Крея все так же молча  смотрела  только  на  Андрея.  Она  вообще  ни
произнесла ни слова с того момента, как ворвались ребята. Да русский  язык
она скорее всего и не понимала.
     Гуго задумчиво курил, переваривая речь друга, которого, как он раньше
полагал, знал досконально и как оказалось  сильно  ошибался.  Сергей  тоже
молчал, сжимая кулаки, наливаясь злобой.  Дельфин  хотел  было  продолжить
свою речь, но его неожиданно остановил Юрий, протянув ему жезл, отобранный
от коридорного уборщика.
     - Ладно, Андрюха, дальше не надо, - сказал Юрий. -  Мы  тебя  поняли.
Вот тебе жезл... бери, бери, у меня есть другой. Мы еще встретимся  и  все
расскажем друг другу. Вот номер родной реальности, -  Юрий  вырвал  чистый
листок и записал цифры, - и номер трактира, они  все  одинаковые  на  всех
входах, только вот эти цифры  отличаются...  -  Он  показал  и  отдал  все
Дельфину. - Ну давай тогда... До встречи. - Юрий протянул  руку.  -  Пошли
ребята, надо торопиться...
     Гуго тоже подошел к Дельфину и крепко обнял его.
     - До скорого, - усмехнулся Гуго. - Я-то тебя знаю!
     - Ты тоже, как этот, - Дельфин кивнул на Сергея, - домой рвешься?
     - Да, не знаю... посмотрим, - ответил Гуго. -  Во  всяком  случае  не
тороплюсь!
     Дельфин протянул руку Сергею:
     - Прощай, примерный труженик. Всего тебе наилучшего!
     Сергей посмотрел на него, но руки не подал.
     - Всего лучшего, - буркнул он и шагнул вслед за Юрием в Коридор.
     Андрей поглядел, как закрылся вход за друзьями, закурил и, подойдя  к
кровати, сел рядом с любимой...


     - Дельфин - идиот.  Выжмут  его,  как  лимон  и  вышвырнут  к  чертям
собачим! - сказал Гуго. - От кого-кого, а уж от него я этого не  ожидал...
Хотя от него всего можно ожидать - помню на одной  пьянке  с  девочками  у
него ничего не получалось. Сидел на  телефоне,  ну  всех  обзвонил  -  кто
занят, кто уехал. Так он спьяну набрал домашний телефон и выписал жену  на
хату... а? А с другой стороны  -  может  здесь  Дельфин  и  поимеет  очень
неплохо - если увидит что лакомое, его за уши не отдерешь. Так что, может,
он и не такой дурак, как мы сейчас подумали...
     - А может действительно - встретил человек свою Единственную, а вы на
него набросились, - сказала Игрина.
     Они все вместе шли по направлению к реальности с миром будущего. Юрий
с ребенком на руках шел чуть впереди, уверенно выбирая дорогу.
     - Да, Гуго, в общем-то я его понимаю и он, конечно, по-своему прав, -
сказал Сергей. - Зря я на него обозлился - у каждого своя судьба и  каждый
сам выбирает свой путь...
     - Ну и какой же ты решил выбрать? - оглянулся молчавший  до  сих  пор
Юрий.
     - Не знаю даже, если честно, - ответил Сергей. - Я уже как-то домой и
не рвусь особо... Пребывание в этом Коридоре - хороший удар по мозгам. Все
мысли в кучу, не разобрался еще...
     Переспали друзья в уютной квартире Игрины. Подняла  она  их  довольно
рано, но они выспались, хотя вставать и не хотели.  Только  Юрию  пришлось
все время подскакивать к ребенку, когда тот плакал и Юрий  сам  удивлялся,
откуда у него столько терпения и нежности к этому маленькому существу.
     Как грубо Игрину не  отговаривали  идти  с  ними,  даже  запрещали  и
посылали куда подальше, она все  равно  увязалась  за  ним.  По  дороге  к
реальности, где остался Дельфин, Игрина  рассказывала  различные  забавные
истории из быта межкоридорного трактира,  а  Гуго  и  Сергей  веселили  ее
ленинградскими анекдотами и смешными случаями из собственной жизни.  Очень
быстро ребята перестали ее стесняться и относились к  ней,  как  к  старой
знакомой.
     - Пришли, - наконец сказал  Юрий,  доставая  жезл.  -  Во-он  на  той
лестнице Брайан с тем гигантом дрался...
     - Юр, давай я с мальчишкой посижу, - предложил  Сергей.  -  А  Игрина
пусть с вами идет... Хочешь? - спросил он ее.
     - Отчего не сходить? - обрадовалась она. - Ни разу в жизни не была  в
реальностях... Да я, честно говоря и из трактира-то в первый раз вышла...
     - Хорошо, - сказал Юрий  передавая  ребенка  Сергею.  -  Только  будь
осторожен, сиди на лестнице. В случае чего удирай - потом вернешься...  Мы
тебя  будем  ждать,  если  тебя  не  будет...  Но  мы  постараемся  быстро
вернуться. - Он открыл вход. - Пошли...
     Сергей с ребенком на руках и с сумкой с молоком пошел на лестницу. Он
поднялся на пролет и сел на ступеньку.
     Младенец расплакался, Сергей стал его успокаивать.
     "Зачем Юрка взял его?  -  подумал  Сергей,  с  нежностью  разглядывая
мальчика. - А как не возьмешь - я бы тоже взял. Вот только куда его теперь
денешь? Не год же, действительно, здесь торчать... А почему бы и  нет?  Ну
почему я считаю, что обязательно должен  вернуться  домой?  Потому  что  в
любом фантастическом романе, если кто попадает в чужой мир  обязательно  в
конце возвращается домой? Жизнь - это не книги... Может, наплевать на  все
и действительно остаться здесь? Все-таки почти бессмертие! А  дома,  точно
сказал Дельфин, болото беспросветное... Болото?! Но ведь я же  всю  дорогу
считал,  что  живу  счастливо  -  дом,  любимый  город,  любимая  женщина,
высокооплачиваемая работа... Дети, наконец! Дети - это да..."
     Сергей нежно поглядел на уснувшего мальчика и вспомнил своих пацанов.
Мороки, конечно, с ними хватает - не без этого, но когда оба  повиснут  на
тебе, а старший еще скажет, картавя: "Папа, я  тебя  люблю!",  а  младший:
"Моя папа" - так на сердце тепло становится...
     Младенец сладко спал, а  Сергей  размышлял  о  доме,  о  Коридоре,  о
открывшихся возможностях здесь, и  что  хотел  сделать  там.  О  том,  что
Коридор уже ему дал: полиглотство, здоровье (зубы  во  всяком  случае  без
дырок стали). И что Коридор еще может дать. Но потом он вспомнил труп того
турка на Ристалище, вспомнил как Дельфин палил в убийцу Леннона,  как  сам
легко выхватил пистолет в трактире. Стрелять  бы,  конечно,  он  не  стал.
Вчера... А завтра? Коридор  влияет  на  них  не  только  тем,  что  у  них
появилось здоровье и знание языков, а может и еще чем-то... Они становятся
другими... Как говорится - с волками жить...
     - Сергей! Ты чего, ничего не слышишь, что ли?
     Сергей вздрогнул. На площадке стояли Юрий, Гуго и Игрина.
     - А где же те парни? - удивленно спросил он.
     - Там остались, - сердито сказал Юрий, подошел к нему и взял ребенка.
- Спишь тут, а мало ли что! Спасай тебя потом...
     Они вышли в Коридор и пошли в сторону трактира.
     - Что случилось-то там? - спросил Сергей у Гуго.
     - А мы искали-искали по отелю тех парней, а потом робот-регистратор и
выдал нам, что их сагитировал какой-то звездолетчик  в  какую-то  звездную
экспедицию добровольцами. Те,  наверное,  еще  не  проспавшись  были,  раз
вписались... Мы дернулись, но  поезд,  вернее  звездолет,  уже  стартовал.
Правда нес успокоили, что мы на  другом  звездолете  тоже  можем  полететь
добровольцами - они там нужны всегда... А Юрка, видно, переживает, что это
по его вине...  Ведь  он  же  их  туда  приволок.  А  чего,  спрашивается,
переживать?
     - Пеленок-то хоть достали?
     - Вот. - Гуго показал объемистую сумку. - И у Игрины вон...
     "А Юрий еще и взял себе новую куртку, такую же, как и ту, что  описал
ребенок", - отметил Сергей.
     - А что за гитара у тебя в руках? - спросил он у Гуго.
     - А... Это Юрий не удержался.  Говорит,  всю  жизнь  мечтал  толковую
"банку" иметь.
     Они пошли все рядом и Игрина сказала Юрию:
     - Да не расстраивайся ты! Подумаешь - улетели. Может они там, в  этой
реальности, найдут свое счастье и призвание, кто его  знает.  А  здесь,  в
коридоре, попали бы в плен и неизвестно, что с ними  бы  дальше  было  бы.
Может и вообще бы погибли. Хорошо, что с вами-то  серьезных  неприятностей
не произошло. В реальностях, говорят, такое бывает...  Рассказывают  и  не
верится!
     - Стой! - вдруг неожиданно и властно сказал Юрий.
     Все остановились. Из-за ближайшего поворота, который был еще довольно
далеко на них вывернул строй чернобоев.
     Друзья оглянулись.
     Сзади, так же из ближайшего перекрестка вывернул строй белых рубашек.
     Они оказались в капкане  и  лестниц  на  всем  участке  ни  одной  не
оказалось. Друзья переглянулись.
     - Вляпались! - с досадой констатировал факт Сергей.
     - По-моему у них тут встреча, - сказал Гуго. - И скорее  всего  ничем
хорошим она не кончится.
     - Во всяком случае для нас, - грустно усмехнулся Сергей.
     - Ладно, не скули раньше времени, - одернул его Юрий и  повернулся  к
Игрине. - Кто они такие и чего хотят?
     - Не знаю, - ответила та. - Черных в  Коридоре  все  ненавидят  и  до
ужаса боятся, а белые вроде хорошие.
     Оба строя остановились на приличном расстоянии друг  от  друга.  Этот
коридор был достаточно широк - метров десять - для сражения, и похоже, что
Гуго прав. Группу из четырех человек с ребенком у  одного  на  руках,  что
стояла посередине коридора, оба строя, казалось, не замечали.
     - Вечная борьба Добра и Зла, воплощенных в конкретных людях, - сказал
Юрий. - Интересно, кто победит на этот раз... И кто из них воплощает Зло?
     - А мне на  это,  в  общем-то,  наплевать,  -  ответил  Гуго.  -  Как
говорится - не до жиру, быть бы живу...
     - Господи, да чего переживаем, - вдруг  сказал  Сергей.  -  Пока  они
таращатся друг на друга, успеем войти в любую реальность,  хоть  в  эту...
Забыли, что, где находимся-то?
     - Правильно, - обрадовался Гуго. - Не тяни,  вскрывай,  пока  они  не
начали... А то окажемся между...
     - ...между матрицей и пуансоном, - закончил за него Сергей.
     Он уже открыл вход, ткнув в него своим жезлом и  посмотрел  на  Юрия.
Потом перевел взгляд на младенца, спавшего на его  руках.  Игрина  держала
Юрия под руку и смотрела на вход в реальность.
     - М-мда... - протянул Сергей. - Что же делать?
     - Слушай, Юрка, чего ты с ним таскаешься?  -  спросил  Гуго.  Он  уже
вошел в реальность, где зеленел дикий лиственный лес. - Живем только раз и
смертельно рисковать из-за чужого ребенка, который здесь  только  обуза...
Зачем тебе это на...
     Юрий так посмотрел на Гуго, что тот замолчал на полуслове. Юрий хотел
уже было что-то сказать Гуго, но между ними встал Сергей.
     - Ну вы еще раздеритесь,  идиоты!  Вон,  смотрите,  эти  команды  уже
двинулись друг  к  другу!  -  заорал  Сергей  на  друзей  и  повернулся  к
бородатому: - Знаешь, что, Юрка, давай сюда ребенка, а вы мотайте  скорее,
прячьтесь. Меня  одного,  может,  и  пронесет...  Как-нибудь  выберусь  по
краю... Тогда, когда все закончится я за вами приду...
     - Еще чего! - оборвал его Юрий. - Ребенка ты не получишь!  А  вообще,
ты прав - давайте-ка  все  быстрее  туда  и  молитесь  за  меня!  Я  здесь
останусь!
     - Юрка, давай я! - искренне предложил Сергей.
     - Делай как я сказал! - властно гаркнул  Юрий.  -  А  ну  быстро  все
отсюда! - Он повернулся к Игрине. - И ты тоже давай, кому сказал?!
     - Да поможет тебе Рок, -  сказал  Юрке  Гуго.  -  Не  прощаюсь  -  до
встречи.
     - Скоро увидимся, - подтвердил Сергей и вошел за  Гуго  в  незнакомую
реальность.
     Вход за ними закрылся. Они оказались почти на  самой  опушке  буйного
зеленого леса, впереди виднелись поля.
     - Стой, - вдруг сказал Гуго, - бабу-то эту забыли!
     - Да по-моему, она сама  захотела  остаться,  -  вздохнул  Сергей.  -
Ладно, пойдем прогуляемся немного, поглядим что тут к чему...


     - Дура! - рявкнул Юрий, заметив, что Игрина осталась и держит его  за
руку. - Я же сказал тебе идти с ними!
     В этот момент первые ряды противников сомкнулись.
     Юрий и Игрина прильнули к самой стене. Крепко прижимая к  себе  левой
рукой младенца, который проснулся и  начал  громко  плакать,  правой  Юрий
достал из кармана  свое  странное  оружие,  готовый  стрелять  при  первой
необходимости. Ведь теперь он отвечал за ребенка! И за Игрину - навязалась
же на его голову! - тоже.
     Коридор был достаточно широк и сражающиеся их не задевали. Противники
дрались  жестоко  и  яростно,  падали  раненые,  текла  кровь,  шум  стоял
невообразимый.  Трудно  было  понять  -  кто  же  берет  верх,   настолько
перемешались ряды враждующих.
     Юрий с Игриной начали потихонечку продвигаться по стеночке в  сторону
трактира. Двое белых заметили их и отделились от общей массы  сражающихся.
Их намерения  ясно  читались  на  лицах.  Юрий  хладнокровно  приготовился
стрелять - о моральной стороне дела он в этот момент даже и не  думал.  Но
почти тут же из толпы выбрались трое чернобоев и подскочили  к  ним.  Двое
отвлекли на себя белых, а третий, кивнув  в  противоположную  от  трактира
сторону, молча взял Игрину за руку и вывел их за пределы  сражения.  После
чего, так и не сказав ни слова, вновь бросился в бескомпромиссный бой.
     Юрий вздохнул облегченно, убрал в карман свое оружие и, успокаивая на
ходу мальчика, пошел  к  ближайшей  лестнице.  Игрина  поспешила  за  ним,
рассказывая на ходу, как ей  было  страшно,  как  ненавидит  она  все  эти
молодежные группировки (при этих ее словах Юрий как-то странно поглядел на
Игрину) и как она рада, что все закончилось для них  благополучно,  и  что
дай она ребенка перепеленает. Юрий отдал ей младенца и закурил. Они прошли
перекресток, дошли наконец до лестницы и  здесь  стали  ждать.  Игрина  на
лестнице  занималась  ребенком,  а  Юрий   стоял   в   Коридоре,   готовый
ретироваться при первой  же  опасности,  и  смотрел  издали  на  сражение,
прикуривая одну сигарету от другой.
     Битва  закончилась  минут  через  сорок.  Чернобои,  унося   раненых,
двинулись в их сторону, но дойдя до перекрестка, гордо свернули  в  другой
коридор. Юрий помахал им рукой, но вряд ли они заметили это.
     Белые бежали. Поле боя было устлано телами их павших бойцов...
     Юрий опасался, что не вспомнит вход, где скрылись друзья, и проклинал
себя, что не записал номер той реальности. Он оставил Игрину с ребенком на
лестнице и пошел за ребятами.
     Подойдя поближе он увидел,  что  у  всех  павших  белых  вместо  глаз
кровавая каша. Погибших чернобоев не было - их, видно, унесли свои. Вдали,
почти у самого перекрестка,  Юрий  заметил  двоих  белых.  Они  равнодушно
рассматривали  павших  и  раненым  втыкали  в  глазницы   длинный   тонкий
металлический стержень. Юрий вспомнил  слова  Йонаха  о  крепкой  черепной
коробке, о...
     Откуда-то из желудка поднялась  волна  дикого  гнева.  Глаза  заливал
выступивший вдруг пот. Юрий выхватил оружие Йонаха и прицелился  в  одного
из убийц. Те хладнокровно выполняли свою работу.
     Юрий опустил оружие. Чужой мир - чужие законы. Зачем ему вмешиваться?
Зачем пачкать руки кровью? Пусть и кровью негодяев... Ведь это же  не  его
друзей, раненых, добивали таким жутким варварским способом. За  своих  еще
стоит сражаться, даже мстить, а эти-то вряд ли того и стоят. Пусть!
     Он осмотрел ряд входов. Да, вон в тот вошли Гуго с Сергеем.
     "Куда же эти черти могли  подеваться?"  -  подумал  Юрий,  озадаченно
оглядываясь по сторонам. "Наверное, надо пойти в сторону полей, не в  чащу
же они подались... - раздраженно размышлял  он.  -  Сидели  бы  здесь,  на
траве, спокойно... Так вечно же их потянет на приключения... А может здесь
есть местный Робин Гуд, пленивший их? В этих реальностях все возможно..."
     За время пребывания в Коридоре осторожность стала его второй натурой.
Он быстро шел к опушке, стараясь прятаться за деревьями.  И  не  напрасно.
Подойдя к самой опушке леса  он  увидел  группу  людей.  И  своих  друзей,
привязанных к толстому старому дубу.
     Юрий  моментально  выхватил  из  кармана  свое   оружие.   И   горько
усмехнулся, подумав с какой легкостью это у него теперь получается.  Слава
богу, что хоть пользоваться им пока не довелось, а то черт знает  до  чего
дойти можно!
     Вокруг дуба копошились мужчины в одеждах а ля Людовик  ХII.  Рядом  с
привязанными прочной  веревкой  Гуго  и  Сергеем  стоял  молодой  человек,
примерно  ровесник  их.  Судя  по  роскошной  одежде  и  повадкам  -  явно
аристократ и старший в этой компании. Он о чем-то спрашивал пленников,  но
слов Юрий разобрать не мог. Затем вельможа что-то  сказал  своим  людям  и
отвернулся от  дерева.  Двое  солдат  вскочили  и  достав  мушкеты,  стали
приспосабливать их к подставкам. Гуго и Сергей в испуге заорали. Один звал
его, Юрия, другой обращался к вельможе.
     Юрий понял, что больше медлить нельзя и тщательно прицелившись дважды
нажал на спуск своего  странного  оружия.  Выстрелов  не  последовало,  но
солдаты, целившиеся в ребят, упали замертво. Юрий удивленно глянул на свое
оружие. "Излучение какое-то", - решил он. Да и правильно - дула-то нет. Но
он почему-то думал, что эта штука стреляет разрядами какими-нибудь.
     Вельможа, увидев Юрия,  выхватил  шпагу  и  побежал  в  его  сторону.
Оставшиеся солдаты стали палить из мушкетов по деревьям.
     Юрий  выглянул  из-за  дерева,  прицелился  и  выстрелил  в  бегущего
вельможу. Тот упал. Юрий начал целиться в стреляющих солдат,  стараясь  не
попасть в друзей -  он  не  знал,  узконаправленное  ли  это  смертоносное
излучение или как...
     Увидев, что все солдаты валяются на земле, Юрий  подошел  к  друзьям.
Один из людей вельможи лежал, трусливо уткнувшись лицом в траву и молился,
его мушкет валялся неподалеку. Юрий хотел и его прикончить, но передумал -
хватит жертв, этот не страшен.
     - Уф-ф, а я все думал  -  догадаешься  ты  прийти  или  нет?...  -  с
огромным облегчением приветствовал Юрия Сергей. - Как там у вас-то дела  -
все обошлось? И чем это ты их положил?
     Юрий задумчиво поглядел на свое оружие.
     - Йонах дал, сам не знаю, что это такое... - ответил он. - У нас  все
в порядке... Чернобои побили белых. Игрина с мальчиком на лестнице ждут...
- Он развязал веревку. - Стоит оставить вас одних - и  вот  пожалуйста,  -
незлобно ворчал он, - спасай вас тут...
     - Юрка, я тебе в какой-нибудь реальность памятник поставлю, -  сказал
Гуго, растирая затекшие руки. - Но ты действительно очень кстати появился.
Я уже и молиться перестал... Еще чуть-чуть и не видать мне больше  мамы...
- Он довольно улыбался. В который уже раз за последние дни  они  счастливо
избежали опасности.
     Сергей подошел к трусливому солдату и поставил его на ноги.
     - Добей его, Юрка, - со злостью сказал Гуго.
     - Хватит покойников, - спокойно доставая сигареты, сказал  Сергей.  -
Кстати, Юра, знаешь кого ты порешил?  Герцога  Ришелье.  Создал  еще  одну
новую реальность в этом бардачном Коридоре...
     Говорили  они  по  привычке  по-русски.  Оставшийся  в  живых  солдат
удивленно и испуганно переводил взгляд с одного на другого и на третьего и
молил о пощаде.
     - Да ну? - удивился Гуго словам Сергея. - А я  этого  и  не  понял  -
монсеньер, да монсеньер... Мало ли что...
     - Дюма надо больше читать, - усмехнулся Сергей. - Кстати, ты  обратил
внимание, как он на тебя похож? Вылитый ты, только  без  чуть  повыше,  да
бородка с усиками, - насмешливо сказал он Гуго.
     -  И  волосы  гораздо  длиннее,  -  в  тон   Сергею   добавил   Юрий,
переворачивая убитого вельможу. У того  были  вытекшие  глаза  от  Юриного
излучения и Юрий в отвращении поднялся. - Я всегда  подозревал,  что  Гуго
голубых кровей...
     Трусливый солдат, видя, что на него не обращают  внимания,  изо  всех
сил побежал к полю - там вдали  у  одинокого  развесистого  дерева  стояли
привязанные лошади. Друзья не обратили на него внимания - пусть бежит.  Не
убивать же его, да и зачем он им нужен, пора  возвращаться  в  Коридор,  к
Игрине.
     Юрий создал выход  и  они  направились  к  лестнице.  Гуго  и  Сергей
удивленно посмотрели на тела белорубашечников.
     Юрий усмехнулся и ничего не сказал, те тоже промолчали.
     - Стойте! - вдруг сказал Сергей. - Леха, ведь  сумку  с  пеленками  и
юркину гитару-то там оставили!
     - Идиоты! - процедил Юрий.
     Пришлось вернуться.
     - А что,  -  спросил  Гуго,  когда  они  вновь  вышли  в  Коридор,  -
действительно я на того жлоба похож - или издеваетесь?
     - Похож, похож - рассмеялся Сергей. - Решил, что ли занять его место?
     - Почему бы и нет? - улыбаясь ответил Гуго. - Этого труса  догнать  и
использовать как хочешь можно... Он все подтвердит.  Переоделся,  подобрал
парик, усики отрастил, пару лет попутешествовал - и пожалуйста: я  знатный
дворянин, твори что хочешь...
     - Ну-ну, - усмехнулся Юрий. - Да тебя, дурака, вмиг раскусят.
     - Если дураком быть, так конечно в момент выведут на чистую  воду.  А
если по-умному, по-тихому...
     Сергей хотел было что-то сказать ему, но они уже входили на лестницу.
Игрина, увидев их, обрадованно вскрикнула и встала.
     Юрий взял у нее ребенка и они  направились  обратно  в  межкоридорный
трактир. Ребята поведали Игрине о своих приключениях, она поахала,  что-то
рассказала  похоже-забавное  и  разговор  принял   легкий   непринужденный
характер.
     Они подошли к трактиру и Юрий уже хотел было открыть вход, когда  тот
отворился с характерным звуком и навстречу им вышли трое мужчин в форме  и
с лазурными повязками на рукавах.
     - Здравствуйте. Патруль, - вежливо сказал им старший и  представился.
Затем объявил: - Сектора "Д" и "З" объявили войну между  собой.  Подданные
этих Секторов должны покинуть нашу территорию. - И приказал: -  Предъявите
ваши кристаллы!


     Пива  на  столе  было  достаточное  количество,  от  тушеных   грибов
поднимался пар и разговор лился легкий и ни о чем. Юрий рассказывал  Стэну
о том, как когда-то с друзьями  "нажрался"  на  "толкучке",  вступился  за
кого-то, попал в милицию и чем все это закончилось.
     Рассказывал он с юмором, слушать его было довольно занятно. Сергей  и
Гуго знали эту историю чуть ли не наизусть и сейчас, думая каждый и своем,
не спеша ели грибы, запивая пивом.
     Когда патрульные потребовали предъявить кристаллы  Игрина  сразу  без
разговора достала и показала им. Юрий, решив -  была  не  была,  -  достал
кристалл уборщика. Патрульный мельком  взглянув  -  ему  важен  был  цвет,
обозначающий  Сектор,  -  повернулся  к  Гуго  и   Сергею.   Те   пытались
отвертеться, но бесполезно. Патрульные попросили их следовать за ними так,
что не возможно было отказаться. Юрий спросил  у  Игрины,  кто  такие  эти
патрульные и что ждет теперь ребят. Патруль есть патруль -  они  соблюдают
порядок в Секторе, а что  ждет  ребят  Игрина  не  знала.  Юрий  отдал  ей
младенца, вытащил купюру и попросил ее накрыть стол в трактире и ждать его
с друзьями. Уж он-то вернется в любом случае. Игрина сказала, что мало  ли
что, и не надо сорить деньгами, но Юрий  тоном,  не  терпящим  возражений,
попросил сделать ее  так,  как  он  сказал.  А  сам  побежал  вдогонку  за
друзьями.
     Юрия не гнали прочь, но и не задерживали. Их всех  провели  во  вход,
который реальностью не  являлся,  а  был  административным  центром  этого
Сектора. Патрульные сдали в огромной приемной Гуго и Сергея дежурному  под
расписку и отправились  восвояси.  На  Юрия  никто  не  обращал  внимания.
Задержанным велели посидеть вон там, на скамейке  и,  казалось,  забыли  о
них. Сергей предлагал удрать, на них вроде никто не обращал  внимания,  но
как только он пытался подойти к дверям приемной, его сразу довольно  грубо
попросили вернуться на место.
     Они просидели так с полчаса. Затем к ним подошел  какой-то  маленький
человечек в галстуке и хорошем костюме, с лысиной и в очках и начал пугать
их огромносроковым заключением. Говорил он  о  морали  и  законах  Сектора
долго и очень нудно - на друзей напала тоска смертная. Потом он,  наконец,
ушел. Прошло еще полчаса. Гуго пошел к дежурному "качать  права",  но  его
быстро успокоили самым что ни на есть  варварским  методом.  Вскоре  после
этого Сергея и Гуго куда-то увели.
     Юрий  посидел-посидел  в  этой  огромной   приемной,   больше   всего
напоминающую проходной двор - через  нее  постоянно  сновали  люди,  потом
встал и прошел к выходу в Коридор. Его никто  не  остановил.  Он  вышел  в
Коридор, покурил минут десять и вернулся на ту же скамейку.
     Наконец, озверев от ожидания и неизвестности, Юрий направился было  к
дежурному с твердым  намерением  все  выяснить.  И  в  этот  момент  среди
множества людей, проходивших через приемную, он увидел Стэна. Того  самого
обаятельного человека, с которым они в первый вечер  своего  пребывания  в
Коридоре так хорошо  пообщались.  Того  самого,  которого  Юрий  стремился
найти, чтобы тот помог ему выручить друзей.
     Юрий бросился догонять  его.  Вежливо  поздоровавшись,  Юрий  с  ходу
сказал Стэну, что тот потерял свой жезл, они хотели вернуть, но  нигде  не
могли Стэна разыскать, что вот  теперь  они  наконец  встретились  и  Юрий
возвращает жезл...
     У Юрия оставался последний жезл, расставаться с ним он не хотел, но и
другого выхода тоже не видел.
     Стэн вспомнил Юрия, обрадовался встрече и поразился, что это Юрий так
переживает из-за какого-то пустяка, - этих жезлов можно  достать  столько,
сколько нужно и почему он делает из этого проблему ему, Стэну,  совершенно
непонятно...
     Тогда Юрий решил довериться Стэну, отвел его на скамейку  и  подробно
рассказал всю их историю: как они  попали  в  Коридор,  какие  приключения
пережили и о теперешних неприятностях.
     Стэн слушал внимательно,  не  перебивал,  лишь  иногда  переспрашивал
последнюю фразу. Когда Юрий закончил рассказ, Стэн  надолго  задумался,  а
потом серьезно заявил, что он, конечно же приложит все силы, но это очень,
ну очень трудно и он не знает...
     Совершенно неожиданно в этот момент в приемную вошли Сергей  и  Гуго.
Радостные и без сопровождающих.
     Как выяснилось, на  деле  все  оказалось  значительно  проще  и  они,
подписав кучу  каких-то  бумаг,  стали  полноправными  подданными  данного
Сектора Коридора. Со всеми вытекающими правами и обязанностями. Они  гордо
показали Юрию и Стэну, которому оба обрадовались, свои кристаллы.
     Стэн предложил отметить такое дело, никто не  возражал  и  они  очень
быстро оказались с трактире. Игрина сидела за накрытым  столом  и  кормила
младенца, а как пришли ребята сходила  к  прилавкам  и  принесли  горячее.
Затем Игрина отдала ребенка Юрию  и  покинула  их,  заявив,  что  ей  надо
работать, но часа через три-четыре она к  ним  вернется.  Сергей  чуть  не
захлебнулся пивом, Гуго язвительно хмыкнул, хотел было что-то сказать,  но
посмотрев на Юрия сдержался. Юрий же лишь равнодушно пожал плечами,  налил
себе еще пива и начал рассказывать Стэну свои байки. Ребенок мирно спал на
стуле рядом.
     Друзья отдыхали после всех пережитых приключений,  расслабившись  под
пиво и прекрасную закуску. Народу в трактире было  как  всегда  много,  но
музыка не звучала и  шум  им  не  мешал.  Пили  пиво,  шутили  над  своими
похождениями, громко хохотали. Стэн  все  же  действительно  замечательный
собеседник!
     И вдруг Стэн неожиданно спросил Юрия:
     - В какой, говоришь, конторке, договаривался этот самый ваш Брайан  с
толстяком?
     - Да вон в той, - Юрий показал Стэну через весь зал рукой.  -  Во-он,
видишь? А зачем тебе это?
     - Дело в том, - сказал Стэн обращаясь ко всем троим друзьям сразу,  -
что это моя работа. Мне, дураку, еще когда я увидел вас впервые, надо было
обо всем догадаться. Но меня внешность Юрия  смутила  -  я-то  думал,  что
он...
     - Постой, постой, - перебил Стэна Гуго,  -  так  в  чем,  собственно,
заключается эта твоя работа?
     - Я - сотрудник Иммиграционного  отдела  Сектора...  Охочусь  вот  за
такими, как ваш Брайан. Иммиграция строго запрещена и то, что вы  здесь  -
грубое нарушение наших законов.
     - Не понял, - сказал Сергей, - а как же нас тогда отпустили?  Да  еще
кристаллы дали и велели зайти через девять дней для регистрации и чего там
еще?...
     - Правильно, - согласился Стэн. - А как еще было  поступить  с  вами?
Вступив в Коридор, человек становится коридорным навсегда. Даже вернувшись
в родную реальность - но только там он  стареет  как  обычные  люди.  А  в
Коридоре и других реальностях - нет. Так что обратно вас не выдворишь,  да
и кто скажет - какая ваша реальность, не вы же сами... А к стенке  ставить
- тоже не выход. Живите, может и выйдет с вас толк...
     -  Слушай,  Стэн,  расскажи  нам  поподробнее  о  всей   системе,   о
правопорядке Сектора, о... - попросил Сергей подливая еще  пива  Стэну.  -
Что-то я еще ни во что вникнуть не могу...
     - Да чего ж я буду вам сейчас рассказывать? - рассмеялся Стэн. - Сами
все узнаете. Вот давайте все трое в  наш  отдел  устраивайтесь!  Парни  вы
толковые, вижу. Раз уж сумели из таких приключений выкарабкаться, как  мне
Юрий рассказал... Да еще и приспособились к обстановке вон как быстро!  Да
вы не отмахивайтесь  от  предложения.  Работа  у  нас  интересная,  платят
неплохо,  я  за  вас  словечко  замолвлю.  А  так  куда  еще  вас   пошлют
отрабатывать... - Тут на часах Стэна  заиграла  музыка.  Он  хлопнул  себя
ладонью по лбу. -  Извините,  совсем  забыл,  но  у  меня  важная  деловая
встреча. Вот, - он вынул из внутреннего кармана  своего  пиджака  визитную
карточку и достал ручку. - Я вот вам здесь напишу номер  своего  кабинета.
Это на восемнадцатом уровне административного центра. Ну, где  мы  сегодня
повстречались... Приходите завтра... Скажем к пятнадцати часам и обо  всем
поговорим серьезно в спокойной обстановке. Только  обязательно  приходите.
Толковые ребята, как вы, нам нужны!
     - Постой! Постой! - Гуго посмотрел на свои часы.  -  Как  тут  у  вас
время считать? У меня сейчас на часах двадцать сорок пять. А у вас?
     - Система у нас обычная, как в большинстве цивилизованных реальностей
- двадцатичетырехчасовая, - ответил Стэн. - А время сейчас  -  шестнадцать
часов пятнадцать минут... Итак, до завтра. - Он встал из-за стола и  пожал
всем руки. - Обязательно приходите - буду вас ждать. До завтра!
     Он быстро пошел в сторону выходов в Коридор.
     - А что, - размышляя протянул Гуго. - Может,  действительно,  к  нему
рвануть?
     Сергей взял в руки приобретенную Юрием в мире будущего гитару и начал
задумчиво перебирать струны. Играть он не умел совершенно и это ему быстро
надоело. Он положил ее на место и сказал:
     - Окуриваем ребенка со всех сторон, а он дрыхнет себе  хоть  бы  что.
Вот бы мои пацаны такими были... Так нет - младший до  сих  пор  по  ночам
спать не дает, орет почти через каждый час...
     - Да, правильно подметил, - сказал Юрий. - Бросай тут курить!
     - Да что толку-то? - лениво ответил  Гуго.  -  Может,  пока  он  спит
отнесем его куда-нибудь?
     - Куда ты его отнесешь?  -  поинтересовался  Сергей.  -  Да-а,  Юрка,
вляпался ты в это дело по самые уши. Теперь  ищи  куда  его  пристроить...
Дома Малютки здесь, по всей видимости, нет. И имени ты ему еще не дал...
     - А зачем пристраивать? - ответил Юрий. - Сам  как-нибудь  справлюсь.
Игрину вон напрягу. Да придумаю что-нибудь. А имя...  -  он  задумался.  -
Назову его Джоном, в честь Леннона...
     - Ты что решил здесь остаться? - удивился Сергей.
     - А ты все домой рвешься! - почти зло сказал Гуго. - Да  прекрати  ты
свои  причитания.  Это  же  какой  шанс  выпал  -   такая   удача,   такие
возможности... А он: домой, домой... Я остаюсь здесь, - твердо сказал  он,
налил пива, отхлебнул и оглядел зал. - Вон пойду к Стэну, поймаем Брайана,
он у меня за все заплатит! Хотя, если по-совести, мы благодарны ему должны
быть, что он привел нас сюда.
     - Ага, - улыбнулся Юрий. - Как встретим Брайана,  не  забыть  бы  ему
бутылочку поставить...
     - Да, - серьезно сказал Сергей. - Я благодарен ему, что  попал  сюда.
Нет-нет, я говорю серьезно! Это время, что я здесь провел на  меня  сильно
повлияло. И заставило задуматься. Но оставаться здесь,  во  всяком  случае
пока, я не собираюсь. Вы как  хотите,  никого  не  насилую,  но  я  должен
вернуться... Для  себя  самого.  Разобраться  в  себе  самом  в  спокойной
обстановке... Ведь все это  оказалось  для  нас,  правильно  Юрка  сказал,
экзаменом. Или распутьем... Дельфин вон, выбрал свой путь -  и  я  его  не
осуждаю. Ты, Леха, хочешь здесь оставаться - пожалуйста, мне-то что. Но  я
иду домой!
     - Прямо сейчас? - насмешливо спросил Гуго.
     - Можно, конечно, и прямо сейчас. Но пока пиво не  допито  и  закуски
полон стол, совесть не позволяет мне бросить вас...
     Юрий стал разливать всем пиво.
     - Конечно, Серега, ты прав, - сказал он. - Мы  люди  взрослые.  Никто
никого заставлять против воли не будет. Хочешь домой -  пожалуйста.  Номер
нашей реальности у меня записан. Как-нибудь найдем ее,  не  беспокойся.  Я
пока останусь здесь, а там  видно  будет...  Я  на  всякий  случай  чиркну
записку  предкам.  Мол,  подвернулось  выгодное  предложение  работать  не
Севере, надо  было  срочно  ехать,  приеду  через  год  -  все  объясню...
Передашь?
     - Ну конечно, Юрка, какой может быть разговор? Сделаю все  как  надо.
Кстати, можно  и  договориться,  что  я  вернусь  сюда  ровно  через  год.
Посмотрю, как вы тут устроитесь... Может, и сам здесь останусь... - Сергей
почему-то очень обрадовался этой мысли. - Да, наверно, так и решим.  Через
год я приду сюда, вроде как на встречу к вам...
     - Тогда и я маман письмецо чиркну, чтоб не переживала, - сказал Гуго.
- Бог его знает, может и я со временем вернуться  захочу.  Только  пока  я
такого желания не испытываю.
     Он достал ручку и на бумажной  салфетке  из  стаканчика  стал  писать
записку, обдумывая каждое слово. Юрий последовал его примеру. Сергей допил
пиво и от нечего делать снова взял в руки  гитару.  Совершенно  неожиданно
для  него  самого  стала  получаться  грустная,   приятная   мелодия.   Он
непонимающе поглядел на свои руки, немного подумал и запел:

                 Что хотела жена - есть, что захочет - будет,
                 А нет и не будет - пусть,
                 Совсем не о том моя грусть.
                 Кто мне может помочь
                 Встать и увидеть ночь?

                 Трубы заводов зовут нас, машины сильнее меня,
                 Я сжат как пружина, пусть,
                 Совсем не о том моя грусть.
                 Кто мне может пропеть
                 Как мне порвать эту сеть?

                 Жена меня ждет с работы, сынишка тянет мне руки,
                 Я к ним всем сердцем стремлюсь,
                 Но снова со мной моя грусть.
                 Может быть, хватит мне
                 Того, что я вижу во сне?

                 Снова друзья и дела, снова в заботах я,
                 Бег по кругу? Что ж, пусть,
                 Может об этом и грусть.
                 Наверно, поют для меня
                 Про серого в небе коня?

                 Звук гитары тревожит, флейта просит любви,
                 Время уходит - боюсь,
                 Что не пойму в чем грусть.
                 Может за то и плачу,
                 Что не знаю чего я хочу?

                 Что хотела жена - есть, что захочет - будет,
                 А нет и не будет - пусть,
                 Совсем не о том моя грусть.
                 Но кто же мне сможет помочь
                 Встать и уйти в ночь?

     Пока Сергей пел, Гуго и Юрий удивленно смотрели  на  него,  прекратив
писать, а когда он кончил Юрий спросил:
     - Что же это ты раньше все мозги компостировал, что играть не умеешь?
     - А я и на самом деле не умею, - ответил Сергей. - Честное слово, сам
не знаю, как получилось...
     - А песня чья?
     - Да какая это песня? - удивился Сергей. - Я просто  говорил  о  том,
что в  душе  сейчас  творится...  Хотя,  может,  и  на  самом  деле  песня
получилась... Черт знает что в этом Коридоре происходит! Какие еще таланты
и способности, кроме тех о которых мы уже знаем, могут проявиться?!
     - А ты еще собираешься домой вернуться! - укоризненно сказал Гуго.  -
Дай-ка гитару. Вдруг и у меня что выйдет, я тоже не играл раньше ни разу -
мишка на ухо наступил...
     Сергей протянул ему инструмент и закурил. Юрий тоже достал сигарету и
они стали с интересом наблюдать получится ли что у Гуго.
     - Приветствую вас, незнакомый мне  мастер  домино!  -  услышал  вдруг
Сергей и обернулся.
     Перед ним стоял один из  двух  давешних  элегантных  игроков.  Сергей
встал и радостно протянул руку.
     - Прошу к нашему столу, - пригласил  он  элегантного.  -  Меня  зовут
Сергей, рад буду познакомиться.
     - Спасибо за приглашение. - Элегантный сел за стол.
     Юрий оказался к нему ближе всех, и хотя не знал кто это,  но  тут  же
налил ему стопку вина. Гуго, неумело  перебирая  струны  гитары  улыбнулся
элегантному, как старому хорошему знакомому.
     - Меня зовут Рик Пост, - сказал игрок в домино. - За знакомство! - Он
выпил вино, вздохнул и повернулся к Сергею. - У меня  к  вам  предложение,
Сергей. Я остался без напарника - не хотите ли заменить его,  пока  он  не
вернется. Не хочется мне два года без дела быть. Вашу манеру игры я  видел
- вполне подходит, сыграемся. Мы  зарабатывали  порядка  десяти-двенадцати
тысяч в день, половину отдавали администрации, остальное  делили  пополам.
Значит, в случае вашего согласия, ежедневный заработок -  две-три  тысячи.
Очень недурные средства! Вы согласны?
     - Я  очень  польщен  предложением,  -  ответил  Сергей.  -  Только  я
сомневаюсь, что гожусь для  такой  работы.  Домино  для  меня  -  страсть,
извлекать из него деньги мне не хочется.
     - В таком случае,  извините.  -  Рик  Пост  встал  и  вынул  визитную
карточку. - Если вдруг  в  ближайшие  дни  передумаете,  Сергей,  вот  мои
координаты. - Он раскланялся и отошел от стола.
     - Ну вот, на ловца и зверь  бежит,  -  сказал  Гуго.  -  Дело  вполне
стоящее, зря  ты  отказался.  -  Он  некоторое  время  издавал  на  гитаре
совершенно дикие звуки, потом все это  приобрело  какой-то  примитивный  и
довольно  похабный,  но   все-таки   четко   выраженный   рисунок.   Гуго,
почувствовав мотив, запел:

                    Есть фалеристы, есть букинисты,
                    Есть нумизматы, филокартисты,
                    Библиофилы, филателисты,
                    Есть меломаны, есть онанисты,
                    Есть скрипачи, есть пианисты,
                    Есть альпинисты, есть футболисты.
                    Есть сутенеры, воры и артисты,
                    Есть педерасты, есть пацифисты,
                    Есть коммунисты, есть металлисты,
                    Есть космонавты, есть карьеристы,
                    Собаководы и медалисты,
                    Есть алкоголики, есть мазохисты,
                    Капиталисты, фашисты, садисты,
                    Альтруисты и анархисты,
                    Герои труда и атеисты...

     Гуго не знал как закончить и проговорил вместо эпилога:
     - Я не принадлежу ни к одним из них. Как  по  вашему:  я  здоров  или
псих?
     Все трое весело расхохотались.
     - Конечно же псих, - смеясь сказал Сергей.
     - А что? Здорово получилось! Почти что "рэп", - сказал довольно Гуго,
откладывая гитару и закуривая.
     - Ага, смотришь - и в "звезды" выйдешь! - расхохотался  Сергей.  -  У
кого что, тот то и поет. Юрка, может и ты споешь?  Я  знаю  -  ты  здорово
играешь... Интересно, что у тебя выйдет?
     Юрий нехотя взял гитару. Он долго, минут  пятнадцать  настраивал  ее,
ребятам уж и ждать надоело. Наконец он заиграл, Гуго с Сергеем с  надеждой
стали слушать, но Юрий спел старый добрый "Восход  Солнца"  группы  "Юрайя
хипп". Играл и пел он просто здорово,  но  Сергей  был  разочарован  -  не
собственного сочинения...
     А потом Юрий спел "Лестницу в небо". А  потом  "Эстудэй".  Его  голос
разносился почти по всему громадному залу и ребята даже не  заметили,  что
давно уже стоит полная тишина, что все  слушают  Юрия.  Что  Игрина  сидит
рядом с Юрием и качает ребенка. Что вокруг их стола стоят  люди  -  разные
люди, с разных эпох и миров, добрые, злые, никакие - разные. И все слушают
песню. А Юрий все пел и пел - это были старые, проверенные временем  хиты,
но сегодня в его исполнении они приобретали совершенно новый оттенок.  Его
голос брал за живое, хотелось положить руки на плечи соседей и  слиться  в
один большой организм, живущей этой песней.
     А потом  Юрий  устал,  отложил  гитару  и  стал  пить  пиво  большими
глотками. Все стояли и ждали. А он закурил и стало  ясно,  что  больше  он
петь не будет. И сразу единение людей исчезло, как не  бывало.  Все  снова
стали самим собой и зал вновь наполнился шумом  голосов.  Со  всех  сторон
доносились похвалы, а стоящие вокруг  стола  люди  стали  вдруг  доставать
деньги и класть их на стол.
     Когда все разошлись Юрий посмотрел на солидную кучу бумажек на  столе
и тяжело вздохнул.
     - Что  ты  вздыхаешь?  -  сказал  ему  Гуго.  -  Каждый  труд  должен
оплачиваться.
     - Ты прав, конечно, - ответил Юрий. - Но это был почти  крик  души...
Раньше я никогда так не пел... И получать за это  деньги...  -  Он  махнул
рукой и принялся есть остывшие грибы.


     Проводник шел быстро и уверенно. Скоро они  уже  должны  были  дойти.
Друзья отстали от проводника шагов на тридцать,  чтобы  он  не  слышал  их
разговора. Гуго, дурачась, строил планы на будущее:
     - ...Вот переловим со Стэном всех этих  брайанов  и  займусь  Великим
Арнольдом. Тоже мне верховный диктатор выискался...
     - Тоже мне - Джеймс Бонд, - усмехнулся Сергей. - Герой мира  -  гроза
претендентов на мировое господство!
     - Ну и что? Хотя бы. Или пойду к Дельфину, наберу там  гарем  и  буду
жить, как султан...
     - Тебе что - дома девиц не хватало? - поинтересовался Юрий.
     - Или, - продолжал свое Гуго, -  пойду  в  ту  реальность,  где  Юрка
Ришелье убил и займу его место, раз вы говорите, что мы с ним похожи...
     - Может, это и не Ришелье вовсе, - сказал Сергей. - Это я так,  сдуру
ляпнул. Откуда мне точно знать?
     - Да какая разница?! - ответил Гуго. - Не Ришелье - так  и  бог-то  с
ним. Все равно власть имеющий - сразу видно. А уж как там я с этой властью
распоряжусь... Чего наворочу - мое дело. Может,  мне  всегда  этого  и  не
хватало - дела. Большого, интересного, в масштабах всей страны, а может  и
континента. А тут такой плацдарм... Да еще институтское образование должно
сыграть свою роль... Историю  я  немного  знаю,  быстро  разберусь  что  к
чему...
     - Тоже мне Гуго Капет, - рассмеялся Сергей, но взглянув на лицо друга
замолчал.
     Он стал думать о возвращении домой. Скоро они придут и наступит время
прощаться. Там дома, надо  будет  еще  как-то  с  милицией  разобраться...
Сергей оглядел себя. Все вроде нормально. У Игрины они вымылись под душем,
побрились, почистились, он отпарил  свою  новую  тройку,  что  приобрел  в
Нью-Йорке. Жаль, старую оставил в той  гостинице...  Как  он  теперь  жене
объяснит, что у него другой костюм?  Да  ладно,  как-нибудь...  Зато  и  с
милицией легче будет: "Не знаю. Не видел.  Я  трезвый.  За  кого  вы  меня
принимаете? Я и одет по-другому..."
     Они провели еще одну ночь  у  Игрины,  а  с  утра  она  нашла  Сергею
проводника и снова пошла работать. Юрий с Гуго решили проводить его,  пока
маленький Джоник сладко спит после кормления.
     - Ладно, Серега, - нарушил молчание Юрий.  -  Ты  правильно  решил  -
мотай отсюда скорее, пока у тебя руки чистые. Мы здесь всего-то -  ничего,
а кроме тебя уже все запачкались в крови.  Хотя  никто  из  нас  не  хотел
этого.
     - Да, - ответил Сергей. - И это тоже одна из причин. Я  понимаю,  что
вы подняли руку на другого человека не просто так, а спасая друзей. И  ты,
и Гуго. И случись надобность, я тоже поступил бы так же. Но я доволен, что
мне не пришлось убивать... Ну вот,  проводник  показывает,  что  пришли...
Пора прощаться.
     Проводник  -   маленький,   неразговорчивый   человек   в   пастушьем
средневековом костюме - сверил номер реальности с Юриной записью  и  ждал.
Юрий расплатился с ним и тот, видя, что его больше не задерживают,  быстро
пошел в обратную сторону.
     Гуго достал из сумки фужер и бутылку хорошего вина.
     - Ну что - выпьем на прощание?
     - Я бы с удовольствием, - ответил Сергей, разглядывая выход домой,  -
но там меня "спецмедслужба" ждет. Пока трезвый как стеклышко -  как-нибудь
отговорюсь. Так что вы пейте, а я покурю за компанию...
     Гуго пожал плечами, налил полстакана и протянул Юрию. Тот взял его  и
поднес к рту.
     - Твое здоровье, Серега, - сказал Юрий. - Чтобы все было хорошо!
     - Спасибо, - ответил Сергей и отвернулся, чтобы не мешать ему выпить.
- Идет кто-то, - равнодушно заметил  он,  увидев  вдали  человека.  -  Эти
коридоры только кажутся пустынными - на  самом  деле  побыть  здесь  одним
очень трудно!
     - Эт-то точно, - подтвердил Юрий.
     - Похоже, это наш старый знакомый, - протянул Гуго.
     Расстояние между ними и идущим человеком  сократилось  и  теперь  все
увидели, что это Брайан. Он шел уверенно и не торопясь, одетый в красивый,
отлично сшитый и подогнанный кожаный комбинезон красного цвета и в кожаные
же красные сапоги.
     - День добрый, - сказал он приблизившись. - Все-таки решили уйти?
     Сергей вынул из кармана  свой  пистолет,  купленный  в  Нью-Йорке,  и
направил его Брайану в лицо.
     - Лучше уходи по хорошему, - прошипел он. - Нам  разговаривать  не  о
чем!
     - Напрасно ты так думаешь, - не обращая внимания на пистолет  Сергея,
спокойно ответил Брайан. - Налили бы лучше...
     Гуго и Юрий тоже были совершенно спокойны и с интересом  смотрели  на
Брайана. Гуго налил ему вина и протянул стакан.
     - За удачу! - сказал Брайан и залпом выпил вино.
     - Зачем  ты  пришел?  -  зло  спросил  Сергей,  двумя  руками  сжимая
пистолет, нацеленный Брайана в глаза - чуть ли  не  единственное  уязвимое
место коридорного, как он знал.
     - Затем, чтобы удержать вас. И предложить дело.  Большое,  интересное
дело...
     - Знаем мы твои дела. Делишки точнее. Нам это не подходит,  -  сказал
Сергей.
     - Говори только за себя, - заметил Гуго.
     Сергей удивленно взглянул на друга,  продолжая  держать  Брайана  под
прицелом.
     - Правильно, Алексей,  -  сказал  Брайан.  -  Я  вижу,  ты  начинаешь
разбираться в обстановке. Коридор - это нечто совершенно  иное,  непохожее
на то к чему вы привыкли  и  приспособились  дома.  Здесь  другие  законы,
другие нравы и другая мораль... Все имеет  свой  смысл,  и  то  что  здесь
произошло с вами - тоже... Вы выжили - и это хорошо. Вы научились  убивать
- здесь без этого нельзя. Большие возможности даром не даются, и  вам  еще
неоднократно придется перелопачивать себя. Но Коридор - единственное,  что
может возвысить человека  над  собой,  помочь  ему  реализовать  все  свои
возможности и таланты... Даже о которых он  и  не  подозревал.  Но  только
сильному человеку - слабые здесь сразу погибают... А  сильный  человек  за
тот огромный срок, что ему отпущен в Коридоре...
     - Только большая сволочь может протянуть здесь долго, -  зло  вставил
Сергей.
     - Сволочь? Может быть. А ты, чистоплюй поганый, хочешь быстрее домой,
к маме? Да что ты дома не видел? Несовершенный мир с уродливо сложившимися
отношениями и...
     - Пусть! - сказал Сергей. - Это мой мир!
     - Да этот твой мир сгниет через десяток лет. Я то  уж  набродился  по
реальностям и видел загаженные  озера  и  мертвые  леса,  почти  безлюдные
города и...
     - Пусть! Это мой мир! И в наших силах не допустить того, что  ты  тут
наплел. И не тебе - чужаку, коридорному, трижды сволочи и предателю судить
о нем. Это мой мир, плох он или хорош - мой!!!
     - Да. Ты прав. Но это и мой мир тоже... Был когда-то...
     Все трое друзей удивленно уставились на него.
     - Да, - продолжал Брайан. - Это моя родная реальность. Более того,  я
и пришел сюда сейчас потому что узнал вас... Конечно, если бы я узнал  вас
перед концертом, то может и не подошел бы тогда... Ведь  мы  даже  дружили
когда-то... Правда Юрка не носил бороду, а Андрей и Леха своих  теперешних
кличек... Да и времени прошло...
     - Так ты пропавший без вести Генка Рожков? - поразился Юрий, вспомнив
как тогда, в трактире, глядя на Брайана с  пьяными  парнями,  он  вспомнил
Гену, но даже и не подумал, что он перед ним. - Трудно поверить!
     - Но это так, - ответил Брайан. - Три года назад по вашему времени  и
шестьсот сорок семь по коридорному. И  за  этого  огромный  срок  я  очень
многое узнал, многого добился и...
     Договорить он  не  успел.  Неожиданно  Сергей  грязно  выматерился  и
выстрелил.  Пуля  попала  Брайану  прямо  в  глазницу.   Тот   упал,   как
подкошенный.
     - Идиот!!! Кретин!!! Что  ты  наделал?!  -  заорал  на  Сергея  Гуго.
Бутылка с вином выпала у него из рук, но он даже не заметил этого.
     Юрий дернулся было к Сергей, но тот навел на него пистолет.
     - Спокойно, ребята,  не  нервничайте,  -  сказал  Сергей,  успокаивая
главным образом себя. - Я не хотел этого, но сделанного не вернешь... И не
жалею, потому что ненавижу. Открой реальность,  я  ухожу,  -  попросил  он
Юрия, не опуская пистолета. - Увидимся через год...
     Юрий, стараясь не  делать  резких  движений,  видя  состояния  друга,
аккуратно открыл выход в родной мир.
     - Ну давай, Серега, прощай. - Он протянул ему руку. - Даст бог, через
год встретимся!
     Сергей быстро пожал руки друзьям, с силой отбросил в коридор пистолет
- он покатился по полу вращаясь - и ушел в ночь. Вход за ним затянулся.


     Сергей вышел в то же место  и  в  тот  же  момент  времени,  что  они
покинули с Брайаном. Надвигалась ленинградская промозглая ночь. В  тусклом
свете отдаленных фонарей прямо перед ним возвышалось молчаливым  исполином
почти достроенное здание. Через  дыру  в  заборе  пролезал  милиционер  из
"спецмедслужбы". За ним.
     Сергей спокойно, но как  только  можно  быстро  пошел  вдоль  здания.
Обойдя строение, он увидел, что сзади забора нет, вышел на улицу  и  почти
бегом обогнув стройку, вышел на улицу профессора Попова. Подбегая  к  ней,
он перешел на  спокойный  шаг  и  свернув  на  нее  направился  в  сторону
Кировского проспекта, к метро. Милицейский фургон он  оставил  за  спиной,
заставляя себя не оборачиваться. Вскоре в ночной тишине  он  услышал,  как
хлопнули дверцы машины и она поехала в сторону Дворца Молодежи.
     Внешне  Сергей  выглядел  спокойным,  но  внутри   все   кипело.   Он
прислонился к ближайшему фонарю и закурил, чтобы успокоиться.
     "Вот я и вернулся домой, - думал он. - А стоило ли? Конечно,  стоило,
- постарался отогнать он крамольные мысли. - Плохой или  хороший,  но  это
мой мир. Здесь я вырос, здесь я свой,  здесь  мой  дом,  моя  работа,  моя
семья, мои дети. Дети! Вот только из-за чего стоило вернуться".
     Он вспомнил, как уезжал летом с дачи в город, а старший бежал за  ним
в слезах и Сергею приходилось возвращаться и сердце сжималось и надо  было
ехать, а сынишка вновь бежал за ним - так  не  хотелось  ему,  чтобы  папа
уезжал...
     "Да, дети! Юрка взялся вырастить чужого ребенка,  подкидыша.  И  ведь
сознательно идет на огромные трудности и лишения.  А  я  должен  вырастить
своих!...
     Но  я  увидел  другую  жизнь...  Чуждую  мне  по  морали,  но   такую
притягательную... Даже не знаю чем. Знаю только, что  теперь  я  не  смогу
жить, как раньше - работа, семья, выходные с водкой,  болтовня  ни  о  чем
часами по телефону... Я прикоснулся к другому  миру,  в  котором  выживают
лишь сильные люди, пусть даже для того  чтобы  там  выжить  и  надо  стать
сволочью... Пусть... Я не погиб  сразу,  значит,  что-то  во  мне  есть...
Приятно... Но я сбежал оттуда... Значит я трус? Нет -  просто  не  захотел
стать сволочью! У меня здесь двое детей, я должен поставить их на ноги,  а
тогда...
     Странно, но меня нисколько не  волнует,  что  десять  минут  назад  я
застрелил человека. Неужели это так просто или я уже начал превращаться  в
сволочь? Коридорный..."
     - Ты чего здесь стоишь, Серега? Я думал, что  вы  уехали  давно...  -
раздался неожиданно голос совсем рядом. Сергей вздрогнул  и  обернулся.  К
нему подходил Александр, такой родной и нетрезвый.
     - Сашка! - радостно воскликнул Сергей. - Куда ж  ты  делся,  мы  тебя
ждали-ждали...
     Сергей обрадовался, что сейчас начнется обычный пустой разговор и  не
надо будет, по крайней мере сейчас, ломать голову над вопросами  о  смысле
жизни и о своем месте в ней.
     - А где Гуго, Юрка и Дельфин? -  спросил  Александр.  -  И  этот  как
его... Брайан?
     - Брайан... не знаю... А ребята на автобусе поехали.
     - А ты чего?
     - Плохо стало, вот и решил прогуляться... сейчас отошел.
     Они вместе пошли в сторону метро, свернув с улицы в переулки.
     "Конечно, нет смысла кому-то про все рассказывать, - думал Сергей,  -
даже самым близким. Во-первых, один черт никто не поверит, еще в дурдом не
дай бог отправят. А во-вторых, я пока и сам ни в чем не  разобрался.  И  в
первую очередь в себе..."
     - А  хороший  все-таки  концерт  получился!  -  сказал  Александр.  -
Здорово!
     "Чтобы стоять, я должен держаться корней..." - хорошее успокоение для
самого себя. И Юрка с Гуго тоже порвать с домом  насовсем  не  решились  -
письма родным написали. И Брайан, сволочь последняя, но посещал же  родную
реальность... Сколько он там прожил-то шестьсот лет вроде как...
     Сергей случайно нащупал в  кармане  жезл  и  лежащий  рядом  кристалл
полноправного гражданина Коридора Сектора "Ё".
     - Отличный был концерт,  правда?  -  видя,  что  Сергей  не  отвечает
переспросил Александр. - Или тебе не понравилось?
     - Что? - не понял Сергей. -  Ах  да...  концерт...  Еще  бы,  конечно
понравился! - ответил он.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.