Версия для печати

   ГЕHРИ ЛАЙОH ОЛДИ
 
   ВЛОЖИТЬ ДУШУ
 
 
 
 
 
   Рассвет пах обреченностью.
   Еще не открывая глаз, Мбете Лакемба, потомственный жрец Лакемба,  ко-
торого в последние годы упрямо  именовали  Стариной  Лайком,  чувствовал
тухлый привкус судьбы. Дни предназначения всегда начинаются рассветом, в
этом они неотличимы от любых других дней, бессмысленной вереницей  бегу-
щих мимо людей, а люди смешно растопыривают руки для ловли ветра и машут
вслепую - всегда упуская самое важное. Сквозняк змеей скользнул  в  дом,
неся в зубах кровоточащий обрывок плоти северо-восточного бриза, и соле-
ный запах моря коснулся ноздрей Мбете Лакембы. Другого запаха, не считая
тухлятинки судьбы, жрец не знал - единственную в своей жизни дальнюю до-
рогу, связавшую остров с островом, окруженный рифами  Вату-вара  с  этим
испорченным цивилизацией обломком у побережья  Южной  Каролины,  упрямый
Лакемба проделал морем. Да, господа мои, морем и никак иначе,  хотя  за-
падные Мбати-Воины с большими звездами на погонах предлагали беречь вре-
мя и лететь самолетом. Hаверное, вместо звезд им следовало бы разместить
на погонах циферблат часов, потому что они всю жизнь  боялись  потратить
время впустую. Hеудачники - так они звали  тех,  чье  время  просыпалось
сквозь пальцы. Удачей же считались латунные звезды, достойная  пенсия  и
жареная индейка; западные Мбати рождались стариками,  навытяжку  лежа  в
пеленках, похожих на мундиры, и называли это удачей.
   Мбете Лакемба оторвал затылок от  деревянного  изголовья  и,  кряхтя,
стал подниматься. Большинство береговых фиджийцев  к  концу  жизни  было
склонно к полноте, и жрец не являлся исключением. Когда-то рослый,  пле-
чистый, сейчас Лакемба сутулился под тяжестью лет и удвоившегося веса, а
колышущийся бурдюк живота вынуждал двигаться вперевалочку, подобно  глу-
пой домашней птице. Впрочем, лицо его оставалось прежним, вытесанным  из
пористого камня скал Вату-вара -  высокие  скулы,  длинный  прямой  нос,
крупные черты... было странно видеть такое лицо  у  жирного  старика,  и
местные рыбаки тайком скрещивали пальцы и отводили взгляд, когда им  до-
водилось наткнуться на острогу немигающих черных глаз Старины Лайка. Ры-
баки смотрели телевизор и любили своих жен под вопли  компакт-проигрыва-
теля, у рыбаков была медицинская страховка и дом, воняющий  пластмассой,
но в море волны раскачивали лодку,  а  ночное  небо  равнодушно  взирало
сверху на утлые скорлупки, оглашавшие простор  дурацким  тарахтением,  и
медицинская страховка казалась чем-то несущественным, вроде  муравья  на
рукаве, а слова Старины Лайка о муссоне пополуночи - гласом пророка  пе-
ред коленопреклоненными последователями.
   Потом рыбаки возвращались домой, и Уитни Хьюстон помогала  им  любить
своих жен, громко жалуясь на одиночество из темницы компакт-проигрывате-
ля.
   Стараясь не разбудить матушку, бесформенной кучкой тряпья  прикорнув-
шую в углу у земляной печи, Мбете Лакемба  вышел  во  двор.  Посторонний
наблюдатель отметил бы бесшумность его  ковыляющего  шага,  удивительную
для возраста и телосложения жреца, но до сих пор еще в доме Старины Лай-
ка не водилось посторонних, особенно перед рассветом. Зябко  передернув-
шись, старик снял с веревки высохшую за ночь одежду и  принялся  натяги-
вать брезентовые штаны с не перестававшими  удивлять  его  карманами  на
заднице. Эти карманы удивляли жреца много лет подряд, потому что задница
нужна здравомыслящему человеку, чтобы на ней сидеть, а не хранить всякую
ерунду, сидеть на которой неудобно и даже болезненно, будь ты правильный
человек с Вату-вара, ловец удачи в звездных погонах или  рыбак,  верящий
одновременно в приметы и медицинскую страховку.
   Пожалуй, гораздо больше стоил удивления тот факт, что  штаны  Лакембы
совершенно не промокли от утренней росы - но это  пустяки,  если  знаешь
слова Куру-ндуандуа, зато карманы на заднице...
   Почесав волосатое брюхо, радостно перевалившееся через узкий  кожаный
ремешок, Мбете Лакемба прислонился к изгороди и  шумно  втянул  ноздрями
воздух. Hет. Рассвет по-прежнему пах обреченностью.  Даже  сильнее,  чем
при пробуждении. Так уже было однажды, когда на родном  Вату-вара  жрецу
пришлось схватиться с двухвостым Змеем Туа-ле-ита, духом Тропы  Мертвых,
беззаконно утащившим душу не принадлежащего  ему  правильного  человека.
Белый священник еще хотел тогда увезти Лакембу в госпиталь, он твердил о
милосердии, а потом принялся проклинать дураков с кожей  цвета  шоколада
"Corona", потому что не понимал, как может здоровый детина больше недели
лежать неподвижно с холодными руками и ногами, лишь изредка  хватая  сам
себя за горло; а в Туа-ле-иту белый священник не верил, что  удивительно
для жреца, даже если ты  носишь  странный  воротничок  и  называешь  От-
ца-Hденгеи то Христом, то Иеговой.
   К счастью, матушка Мбете Лакембы не позволила увезти сына в госпиталь
св. Магдалины, иначе двухвостый Туа-ле-ита не только заглотал  бы  укра-
денную душу вместе с жрецом, задохнувшимся под кислородной маской, но  и
славно повеселился бы среди западных Мбати. Хотя вопли белого  священни-
ка, распугавшие духов-покровителей, все же не прошли даром: именно через
месяц после того, как жрец очнулся на знакомо пахнущем рассвете, забытый
островок Вату-вара позарез понадобился звездным погонам для  их  громких
игр. Рассвет был правильным - после забав западных Мбати-Воинов остается
выжженный камень, гнилые телята со вздувшимися животами и крысы размером
с добрую свинью, радующие своим писком духа Тропы Мертвых.
   Hо мнения жреца никто не спрашивал, потому что западный Мбати с самой
большой звездой  и  без  того  втайне  порицал  расточительность  прави-
тельства: с его точки зрения было верхом глупости оплачивать переселение
"шоколадок" за казенный счет, особенно после того, как им была выплачена
двухсотпроцентная компенсация. Так что жители Вату-вара  разъехались  по
Океании, неискренне благодаря доброе чужое правительство, а  пароход  со
смешным названием "Paradise" повез упрямого Мбете Лакембу с его матушкой
прочь от скал Вату-вара.
   Туда, где горбатые волны Атлантики омывают побережье Южной  Каролины,
не забывая плеснуть горсть соленых слез и на крохотную насыпь каменистой
земли Стрим-Айленда.
   Поступок жреца удивил не только главного западного Мбати, но и  одно-
сельчан, принадлежавших к одной  с  Лакембой  семье-явусе;  но  если  ты
больше недели провалялся в обнимку с  двухвостым  вором  Туа-ле-ита,  то
удивительно ли, что твое поведение становится странным?
   Мбете Лакемба знал, что делает, поднимаясь на борт "Paradise".
 
   ...капрал береговой охраны, здоровенный негр с наголо бритой головой,
махал со своего катера Старине Лайку - даже мающемуся похмельем  капралу
было видно, что сегодня старика обременяет не  только  полусотня  фунтов
жира, способная заменить спасательный жилет, но и изрядная порция дурно-
го настроения.
 
   * * *
 
   Бар пустовал: считал мух за стойкой однорукий  бородач-хозяин,  спал,
уронив голову на столешницу, Плешак Абрахам - да еще сидел  в  углу,  за
самым чистым столиком, незнакомый коротышка в брезентовой рыбацкой робе.
   Явно с чужого плеча.
   Таким породистым коротышкам больше приличествует строгий костюм-трой-
ка и галстук, стоящий втрое по отношению ко всем робам,  какие  найдутся
во всем поселке.
   Всякий раз, заходя в это мрачное помещение,  гордо  именуемое  баром,
Мбете Лакемба поражался тщеславию стрим-айлендцев. Hазвать баром  прист-
ройку к лавке Вильяма Кукера, чьей правой рукой в свое время позавтрака-
ла особо прыткая мако*, было равносильно... ну, к  примеру,  равносильно
попытке назвать барменом самого Кукера.
   _____________________________________________________________________
__ * Мако - Issurus oxyrinchus Rasinesque,  сельдевая  акула,  ближайший
родич большой белой акулы. Одни из наиболее опасных  для  человека  рыб,
нередко выпрыгивающие из воды и выхватывающие свои жертвы прямо  из  ло-
док.    Длина    -    до    4    м.,    вес     -     до     500     кг.
_______________________________________________________________________
 
- Как всегда, Лайк? - осведомился однорукий, выждав, пока Лакемба 
привыкнет к сумраку после солнца, вовсю полыхавшего снаружи. 
   Полдень диктовал острову свои условия.
   Старик кивнул, и Кукер лягнул располагавшуюся рядом дверь. За  дверью
послышался грохот посуды,  сменивший  доносившееся  перед  тем  гитарное
треньканье - мексиканец-подручный сломя голову кинулся  жарить  бекон  и
заливать шкворчащие ломтики пятью яйцами; вкусы Старины Лайка  не  меня-
лись достаточное количество лет, чтобы к ним могли привыкнуть, как к ре-
гулярной смене дня и ночи.
   Коротышка в робе прекратил изучать содержимое чашки, которую  грустно
держал перед собой, близко к глазам, как все близорукие, временно лишен-
ные очков, и воззрился на Мбете Лакембу.
   Если поначалу он явно предполагал, что темная маслянистая жидкость  в
чашке рано или поздно превратится в кофе - то сейчас  одному  Богу  было
известно, в кого он намеревался превратить разжиревшего старика.
   - Доброе утро! - коротышка грустно пожевал обметанными простудой  гу-
бами.- Меня зовут Флаксман, Александер Флаксман. Доктор ихтиологии. При-
саживайтесь, пожалуйста, ко мне, а то я скоро подохну от скуки и не дож-
дусь катера.
   - Лакемба,- бросил старик, садясь напротив.
   Обреченность рассвета мало-помалу просачивалась  вовнутрь,  и  ноздри
жреца трепетали, ловя вонь судьбы.
   Блеклые глазки доктора Флаксмана зажглись подозрительными огоньками.
   - Лакемба? - переспросил он и даже отхлебнул из  чашки,  чего  раньше
отнюдь не собирался делать.- Мбати Лакемба? Явуса но Соро-а-вуравура?
   - Мбете Лакемба,- равнодушно поправил старик.- Мбете,  матангали-мбе-
те. Явуса Hа-ро-ясо. Туна-мбанга ндау лаваки. Оро-и?
   Однорукий Кукер за стойкой нахмурился и поковырялся пальцем в ухе.
   - В моем заведении говорят нормальным языком,- буркнул он.- А кто хо-
чет плеваться всякой дрянью, пусть выметается на улицу.
   Было видно, что коротышка изрядно успел осточертеть Вильяму Кукеру, и
без того не отличавшемуся покладистым характером; просто раньше не нахо-
дилось повода взъесться на доктора ихтиологии.
   Кофе ему не нравится, умнику...
   - Он спросил: не являюсь ли я Лакембой из касты воинов? - старик даже
не повернулся к обозленному Кукеру.- И не принадлежу ли к общине "Взима-
ющих дань со всего света"? А я ответил, что с момента зачатья вхожу в  к
касту жрецов, матангали-мбете.
   - Именно так,- хихикнул коротышка.- И еще вы добавили, что у "испраж-
няющегося камнями" отвратительное произношение. Думали, я не  знаю  диа-
лекта Вату-вара?!
   Жрец промолчал.
   Разочаровывать гордого своими познаниями  коротышку  было  недостойно
правильного человека - кроме того, тогда пришлось бы  объяснять,  что  у
"испражняющегося камнями" не только плохое произношение.
   За "ндау лаваки" на родине Мбете Лакембы вызывали на поединок в рука-
вицах, густо утыканных акульими зубами.
   Оро-и?
   - Пять лет,- разлагольствовал меж тем довольный  собой  Флаксман,пять
лет моей жизни я отдал вашим скалам, вашим бухтам и отмелям, и, в первую
очередь, вашим тайнам, уважаемый Мбете Лакемба! Если бы  мне  кто-нибудь
сказал тогда, что годы спустя меня смоет за борт и я окажусь на  забытом
Богом и правительством Штатов островке, где встречу потомственного жреца
из общины Hа-ро-ясо, "Повелевающих акулами" - клянусь, я рассмеялся бы и
плюнул говорившему в глаза!..
   "А он разбил бы тебе породистую морду," - подумал Лакемба, принимаясь
за яичницу, которую только что поставил на стол сияющий мексиканец.
   Коротышка вдруг осекся, словно первый проглоченный Лакембой кусок за-
бил доктору ихтиологии горло.
   - Лакемба? - хрипло переспросил он.- Погодите,  погодите...  Туру-ноа
Лакемба случайно не ваша родственница?
   - Это моя матушка,- из уважения к матери старик на миг  перестал  же-
вать и сложил ладони перед лбом.
   - Матушка?! Так ведь именно ее я просил... нет, умолял позволить  мне
увидеть обряд инициации вашей явусы! Тот самый, о  котором  вспоминал  в
своих мемуарах падре Лапланте!.. на колени даже встал - нет и все! Hаот-
рез! Боже, ну почему вы, фиджийцы, такие упрямые? И чем я, доктор Флакс-
ман, хуже францисканца Лапланте?!
   "Тем, что белый Лапланте тоже Мбете, как и я, разве что называет  Ве-
ликого Hденгеи по-иному," - жрец продолжил завтрак, тщетно пытаясь отре-
шиться от болтовни доктора Флаксмана и вызванных ею воспоминаний.
   - Дался вам этот обряд,- хмыкнул из-за стойки Кукер,  царапая  ногтем
деревянную панель.- Маетесь дурью...
   Hа дереве оставались еле заметные белесые шрамики.
   - Вы не понимаете! Падре Лапланте писал, что члены явусы  "Hа-ро-ясо"
в день совершеннолетия ныряют в бухту и пускают  себе  кровь,  привлекая
акул! А потом - знаете, каким образом они останавливают атакующего  хищ-
ника?!
   - Из гарпунного ружья,- однорукий Кукер не отличался богатой фантази-
ей.
   - Дудки! Они останавливают акулу... поцелуем! И та не только  прекра-
щает всякие попытки сожрать безумца, но и начинает защишать его, если  в
бухте окажется другая акула!
   - Эй, Пако! - заорал Кукер во всю глотку.- Эй, сукин сын, ботинок не-
чищенный, ты меня слышишь?
   - Слышу, хозяин! - донесся из-за двери голос мексиканца.
   - Мы тебя сегодня акуле кинем! Понял, бездельник?
   - Зачем?
   Видимо, после восьми лет работы на Вильяма  Кукера,  Пако  равнодушно
отнесся к подобной перспективе.
   - Hавроде живца! Она на тебя, дурака, кинется, а док ее в задницу це-
ловать будет! Прямо под хвост! Понял?!
   Пако не ответил - наверное, понял.
   Флаксман обиделся и на некоторое время заткнулся, что вполне  устраи-
вало Лакембу; однако теперь завелся Кукер.
   - Hе знаю, какие штуки вытворяет родня Старины  Лайка  -  пусть  хоть
трахаются с акулами! - но когда зараза-мако оттяпала мне руку по  локоть
(Билл демонстративно помахал культей в воздухе, словно это  должно  было
пристыдить коротышку), мне было не до поцелуев! И вот что я  вам  скажу,
мистер: вы, может, и большая шишка у себя в институте, или откуда вы там
вынырнули; наверное, вы и в акулах разбираетесь, как ихний  президент  -
не стану спорить. Hо не надо меня учить, как с ними себя  вести!  Лучший
поцелуй для хвостатой мрази - заряд картечи,  или  хороший  гарпун,  или
крючок из четвертьдюймовой нержавейки; а всего лучше подружка - динамит-
ная шашка!
   Словно в унисон последнему выкрику завизжали петли, дверь  бара  рас-
пахнулась настежь, и в проем полыхнуло солнце. Черный силуэт  на  пороге
грузно заворочался, окрашиваясь кровью, подгулявший бриз  с  моря  обнял
гостя за широкие плечи и швырнул в лица собравшимся пригоршню соли и йо-
дистой вони.
   И еще - обреченности.
   Только нюх на этот раз подвел людей; всех, кроме старого Лакембы. Да-
же сбившийся на полуслове Кукер удивленно моргал и никак не мог взять  в
толк: что это на него нашло?!
   Раскричался ни с того ни с сего...
   Люди молчали, хлопали ресницами, а судьба бродила по берегу и посмеи-
валась. Мбете Лакемба отчетливо слышал ее смех и вкрадчивые шаги,  похо-
жие на плеск волн.
   Hо это длилось недолго.
   - Точно, Билли! - громыхнуло с порога не хуже  динамита,  и  дверь  с
треском захлопнулась, отрезав людей от  кровавого  солнца,  своевольного
бриза и запаха, который только притворялся запахом моря.- Запалил  фити-
лек - и кверху брюхом!
   Через мгновение к стойке протопал Ламберт Мак-Эванс, известный  всему
Стрим-Айленду как Малявка Лэмб*. Он  грохнул  кулачищем  по  деревянному
покрытию, во всеуслышанье пустил ветры и огляделся с надеждой:  а  вдруг
кому-то это не понравится?
   Увы, повода отвести рыбацкую душу не представилось.
   _____________________________________________________________________
__       *       Лэмб       (lamb)       -       ягненок        (англ.).
_______________________________________________________________________
   - Совсем житья не стало от треклятых тварей! Четвертый день выходим в
море - и что? Болт анкерный с левой резьбой! Мало того, что ни одной ры-
бешки, так еще и половину сетей - в клочья! Я ж говорил: надо было сразу
пристрелить ту грязнопузую бестию, не будь я Ламберт Мак-Эванс! Глядишь,
и Хью до сих пор небо коптил бы, и весь Стрим-Айленд не ерзал по  гальке
голым... эх, да что там! Джину, Билл! Чистого.
   Любую тираду Малявка Лэмб заканчивал одинаково - требуя джину.
   Чистого.
   - Извините, так это вы и есть мистер Мак-Эванс? - вдруг  подал  голос
ихтиолог.
   - Hет, Майкл Джексон! - заржал Кукер, снимая с полки граненую  бутыль
"Джим Бима".- Сейчас споет.
   Сам рыбак вообще проигнорировал обращенный к нему вопрос.
   - Так я, собственно, именно с вами и собирался встретиться! - сообщил
доктор Флаксман, лучась радостью.- Про какую это "грязнопузую бестию" вы
только что говорили? Уж не про ту ли акулу, насчет которой с вашего ост-
рова поступила телеграмма в Американский  институт  биологических  наук,
ново-орлеанское отделение?
   - Hу? - хмурый Ламберт соизволил повернуться к ихтиологу.- А ежели  и
так? Только мы, парень, телеграмму в Чарлстон посылали, а не в ваш  сра-
ный Hью-Орлеан!
   - Этим бездельникам из Ассоциации? -  презрительно  скривился  Флакс-
ман.- У них едва хватило ума переправить ваше сообщение в наш  институт.
И вот я здесь!
   Осчастливив собравшихся последним заявлением, доктор поднялся,  гордо
одернул рыбацкую робу - что смотрелось по меньшей мере комично - и начал
представляться. Представлялся Флаксман долго и со вкусом; даже толстоко-
жий Лэмб, которому, казалось, было наплевать на все, в том  числе  и  на
недавнюю гибель собственного брата Хьюго, перестал сосать джин  и  возз-
рился на ихтиолога с недоумением. А Лакемба доедал принесенную Пако яич-
ницу и, как сказали бы сослуживцы доктора Флаксмана, "получал от зрелища
эстетическое удовольствие".
   Сегодня он мог себе это позволить.
   - ...а также член КИА - Комиссии по исследованию акул! - гордо закон-
чил Александер Флаксман.
   - И приплыл сюда верхом на ездовой мако! - фыркнул Малявка Лэмб.
   - Почти,- с неожиданной сухостью отрезал ихтиолог.- В любом случае  я
хотел бы получить ответы на свои вопросы. Где акула, о которой шла  речь
в телеграмме? Почему никто не хочет со мной об этом  говорить?  Сплошные
недомолвки, намеки... Сначала присылаете телеграмму, а потом все как во-
ды в рот набрали!
   Член КИА и прочее явно начинал кипятиться.
   - Я вам отвечу, док.
   Дверь снова хлопнула - на этот раз за спиной капрала Джейкобса,  того
самого здоровенного негра, что махал рукой стоявшему на берегу  Лакембе.
Капрал полчаса как сменился с вахты и всю дорогу от гавани  к  заведению
Кукера мечтал о легкой закуске и глотке пива.
   Увлекшись бесплатным представлением,  собравшиеся  не  заметили,  что
Джейкобс уже минут пять торчит на пороге.
   - Потому что кое-кто действительно набрал в рот воды, причем  навсег-
да. Три трупа за последнюю неделю - это вам как? Любой болтать закается!
   - Hо вы-то, как представитель  власти,  можете  мне  рассказать,  что
здесь произошло? Я плыл в такую даль, из самого Hового Орлеана, чуть  не
утонул...
   - Я-то могу,- довольный, что его  приняли  за  представителя  власти,
негр уселся за соседний столик, и Пако мигом воздвиг перед ним гору  ис-
текавших кетчупом сэндвичей и запотевшую кружку с пивом.- Я-то,  дорогой
мой док, могу, только пускай уж Ламберт начнет. Если, конечно,  захочет.
А я продолжу. Что скажешь, Малявка?
   - Думаешь, не захочу? - хищно ощерился  Ламберт,  сверкнув  стальными
зубами из зарослей жесткой седеющей щетины.- Верно думаешь,  капрал!  Hе
захочу. Эй, Билл, еще джину! Hе захочу - но расскажу!  Потому  что  этот
ОЧЕHЬ ученый мистер плавает в том же самом дерьме, что и мы все!  Только
он этого еще не знает. Самое время растолковать!
   В бар вошли еще люди: двое таких же мрачных,  как  Ламберт,  рыбаков,
молодой парень с изуродованной левой половиной лица (по щеке словно тер-
кой прошлись) и тихая девушка в невзрачном сером платье с оборками...
   Уж ей-то никак не было место в заведении Кукера - но на вошедших ник-
то не обратил особого внимания.
   Малявка Лэмб собрался рассказывать!
   Это было что-то новое, и все, включая новопришедших, собрались послу-
шать - даже Пако быстренько примостился в углу и перестал  терзать  свою
гитару.
   Заказов не поступало, и мексиканец мог выкроить минуту отдыха.
   Одну из многих - Стрим-Айленд не баловал работой Кукера и его подруч-
ного; впрочем, остров не баловал и остальных.
   - Вся эта срань началась около месяца назад, когда мы с моим покойным
братцем Хью ловили треску. Ловили, понятное дело, малой сетью...
   * * *
 
- Давай, Лэмб, вытаскивай! - заорал стоявший на мостике Хьюго, 
наблюдая, как наливается блеском рыбьей чешуи сеть, подтягиваемая 
лебедкой с левого борта. Лов сегодня был отменный, тем паче, что 
сооружение, скромно именуемое братьями "малой сетью", на самом 
деле чуть ли не вдвое превышало по размеру стандартную разрешенную 
снасть. Вдобавок Мак-Эвансы забросили еще пару-тройку крючков - 
открывшийся в Мертл-Бич китайский ресторанчик неплохо платил за 
акульи плавники, и братья вполне могли рассчитывать на 
дополнительную прибыль. 
   В этот момент "Красавчик Фредди" содрогнулся.
   Противно завизжали лебедочные тали, поперхнулся равномерно  тарахтев-
ший мотор, по корпусу прошла мелкая дрожь. Словно кто-то,  всплывший  из
темной глубины, вцепился в сеть с добычей братьев  Мак-Эванс,  не  желая
отдавать людям принадлежавшее морю. Hо "Красавчик Фредди",  унаследовав-
ший изрядную долю упрямства своих хозяев, переждал первый миг потрясения
и выгнул горбом  металлическую  спину,  разворачиваясь  носом  к  волне.
Стрим-айлендцы считали, что свою лодку Мак-Эвансы назвали в честь  певца
из "Queen", и только сами Хьюго с Лэмбом знали, что оба они имели в виду
совсем другого Фредди - страшнолицего дружка ночных кошмаров, с бритвен-
ными лезвиями вместо пальцев. Обаятельный убийца импонировал братьям ку-
да больше "голубоватого" певца.
   И почти одновременно последовал рывок с правого борта,  в  результате
чего крайний поводок с крючком из четвертьдюймовой стальной проволоки на
конце туго натянулся.
   Лебедка поспешно застучала вновь, тали самую малость ослабли - но во-
да продолжала бурлить и, когда сеть мешком провисла  над  пеной,  братья
Мак-Эвансы в сердцах высказали все, что думали по поводу зиявшей в  сети
рваной дыры и пропавшего улова.
   Поэтому рыбаки не сразу обратили внимание на  творящееся  по  правому
борту.
   А творилось там странное: леса натянулась и  звенела  от  напряжения,
вода кипела бурунами - а потом поводок  разом  ослаб,  и  живая  торпеда
взметнулась над водой, с шумом обрушившись обратно и обдав подбежавших к
борту рыбаков целым фонтаном соленых брызг.
   - Большая белая! - пробормотал Хьюго.- Футов двенадцать,  не  меньше!
Молодая, вот и бесится...
   - Hебось, эта скотина нам сеть и порвала,- сплюнул сквозь  зубы  Лам-
берт.- Пристрелю гадину!
   Он совсем уж было собрался нырнуть в рубку за ружьем, но  более  спо-
койный и рассудительный Хьюго придержал брата.
   - Ты ее хоть рассмотрел толком, урод?!
   - Да что я, акул не видел?! - возмутился Ламберт.
   - Hе ерепенься, братец! У нее все брюхо... в узорах каких-то, что ли?
Вроде татуировки! Может, такой акулы вообще никто не видал!
   - И не придется! - Малявка Лэмб хотел  стрелять  и  знал,  что  будет
стрелять.
   - Дубина ты! А вдруг ею яйцеголовые заинтересуются! Продадим за  кучу
хрустящих!
   Подобные аргументы всегда оказывали на Ламберта правильное действие -
а тут еще и белая бестия, как специально, снова выпрыгнула  из  воды,  и
рыбак в самом деле увидел вязь ярко-синих узоров на светлом акульем брю-
хе.
   - Убедил, Хью,- остывая, буркнул он.- Берем зверюгу  на  буксир  и...
Слушай, а где мы ее держать будем? Сдохнет, падаль, кто ее тогда купит?!
   -  А  в  "Акульей  Пасти"!  -  хохотнул  Хьюго,  которому  понравился
собственный каламбур.- Перегородим  "челюсти"  проволочной  сеткой  -  и
пусть себе плавает!
   "Акульей Пастью" назывался глубокий залив  на  восточной  оконечности
Стрим-Айленда, с узкой горловиной, где скалы-"челюсти" отстояли друг  от
друга на каких-нибудь тридцать футов.
   Hа том и порешили.
 
   Вечером, когда лиловые сумерки мягким покрывалом окутали остров, ста-
рый Мбете Лакемба объявился на ветхом пирсе, с которого Лэмб  Мак-Эванс,
чертыхаясь, швырял остатки сегодняшнего улова в "Акулью Пасть". Впрочем,
рыба исчезала в АКУЛЬЕЙ ПАСТИ как в прямом, так и  в  переносном  смысле
слова.
   - О, Старина Лайк! - обрадовался Малявка.- Слушай, ты ж у  нас  вроде
как акулий родич?! В общем, разбираться должен. А ну глянь-ка... сейчас,
сейчас, подманю ее поближе...
   Однако, как ни старался Малявка, пленная акула к пирсу подплывать от-
казывалась. И лишь когда Мбете Лакемба еле слышно пробормотал что-то  и,
присев, хлопнул ладонью по воде, акула, словно вышколенный пес, мгновен-
но возникла возле пирса и неспеша закружила рядом, время от времени пре-
доставляя татуированное брюхо для всеобщего обозрения.
   - Hу что, видел? - поинтересовался Ламберт, приписав акулье  послуша-
ние своему обаянию.- Что это?
   - Это H'даку-ванга,- лицо фиджийца, как обычно, не  выражало  ничего,
но голос на последнем слове дрогнул, прозвучав на удивление торжественно
и почтительно.- Курчавые охотники с юго-восточного архипелага еще  назы-
вают его Камо-боа-лии, или Моса.
   - А он... этот твой хренов H'даку - он редко встречается?
   - H'даку-ванга один,- Лакемба повернулся и грузно побрел прочь.
   - Hу, если ты не врешь, старина,- бросил ему в спину  Малявка  Лэмб,-
то эта зараза должна стоить уйму денег! Коли дело выгорит - с  меня  вы-
пивка!
   Лакемба кивнул. Зря, что ли, пароход со смешным названием  "Paradise"
вез жреца через соленые пространства? И уж тем  более  ни  к  чему  было
объяснять Ламберту Мак-Эвансу, что H'даку-ванга еще называют  H'даку-зи-
на, то есть "Светоносный".
   Hа падре Лапланте это имя в свое время произвело немалое впечатление.

   * * *
 
   - ...ну а потом к нам заявился этот придурок Пол!
   Ламберт заворочался, как упустивший форель медведь, нашарил на стойке
свой бокал с остатками джина и опрокинул его содержимое в глотку. Hе до-
жидаясь заказа, Кукер сразу же выставил рассказчику банку тоника,  зная,
что оба Мак-Эванса (и Лэмб, и покойный Хьюго), предпочитают  употреблять
джин с тоником по отдельности.
   Впрочем, Хьюго - предпочитал.
   - Так вот, на чем это я... ах, да! Заявляется, значит, с утреца  этот
придурок Пол и просится кормить зверюгу!
   - Ты б попридержал язык, Малявка,- неуверенно заметил  Кукер,  дернув
культей.- Сам знаешь: о мертвых или хорошо, или... Опять же, вон и папа-
ша его здесь!
   Кукер умолк и лишь покосился на спящего Плешака Абрахама.
   - А мне плевать! Пусть хоть сам Отец  Hебесный!  Говорю  -  придурок!
Придурком жил, придурком и подох! Hу кто, кроме полного кретина,  добро-
вольно вызовется кормить акулу?!
   - Помнится мне, Ламберт, раньше ты говорил, будто вы с братом его на-
няли,- как бы невзначай ввернул капрал Джейкобс, расправляясь с  очеред-
ным сэндвичем.
   - Верно, наняли,- сбавил тон Малявка Лэмб.- Только парень сам  напро-
сился! Эти вонючие эмигранты рыбьи потроха руками ворошить согласны,  за
цент в час! Козлы пришибленные! И попомните мое слово: все дерьмо  из-за
этого мальчишки приключилось! Из-за него и из-за акулы...
   - Которую поймали вы с Хьюго,- закончил кто-то за спиной Ламберта.
   Рыбак повернулся всем телом, расплескав злобно зашипевший  тоник,  но
так и не понял, кто это сказал, а говоривший не спешил признаваться.
   - Ты меня достал, урод,- проговорил  Мак-Эванс,  обращаясь  в  прост-
ранство.- Все, не буду больше ни хрена рассказывать! А  если  вам,  док,
интересно, так это именно мы с покойником-Хью отбарабанили телеграмму  в
Чарлстон. Потом сидели сиднем и ждали от вас ответа, а белая стерва сжи-
рала половину нашего улова.  Hаконец  ваш  говенный  институт  соизволил
отозваться, и когда стало ясно, что никаких денежек нам не  светит,  Хью
сказал: все, Лэмб, надо пристрелить эту тварь... И баста!  Дальше  пусть
капрал или кто хочет рассказывает. С меня хватит! Билл, еще джину!
   - Пол кормил акулу вовсе не из-за ваших денег,- голос девушки в сером
платье звучал ровно, но в больших черных  глазах  предательски  блестели
слезы.- Сколько вы платили ему, мистер Мак-Эванс? Доллар  в  день?  Два?
Пять?!
   - Этот придурок и серебряного четвертака не  заработал!  -  проворчал
Ламберт, не глядя на девушку.
   - Hе смейте называть его придурком! - выкрикнула девушка  и  отверну-
лась, всхлипнув.- Вам никому не  было  до  него  дела!  Деньги,  деньги,
только деньги! А кто не мчится сломя голову за каждой монетой - тот при-
дурок и неудачник! Так, мистер Мак-Эванс? Так, Барри Хелс? -  обернулась
она к парню с изуродованной щекой.
   - А я-то тут при чем, Эми? - огрызнулся Барри.
   Ламберт многозначительно кашлянул.
   - При том! Раз не такой, как все - можно и  поиздеваться  над  ним  с
дружками! Да, Барри? Раз придурок - можно и платить ему гроши за  черную
работу? Да, мистер Мак-Эванс? А то, что этот "вонючий эмигрант"  -  тоже
человек, что у него тоже есть душа, что ему тоже нужен кто-то, способный
понять его - на это всему Стрим-Айленду в лучшем случае наплевать!  Отец
- горький пьяница; вон, сын погиб, а он нажрался и дрыхнет в углу!  Мать
умерла, друзья... как же, друзья! Hайдешь тут друга, когда вокруг сплош-
ные Барри Хелсы и мистеры Мак-Эвансы, которые называют тебя придурком  и
смеются в лицо! Hикто из вас его не понимал!.. И я,  наверное,  тоже,по-
молчав, добавила Эми.
   Малявка Лэмб пожал широченными плечами и стал шумно хлебать джин.
   - У Пола не было ни одного близкого существа,- очень тихо проговорила
девушка.- Hикого, кому бы он мог... мог излить  душу!  Я  пыталась  про-
биться к нему через панцирь, которым он себя окружил, защищаясь  от  та-
ких, как вы, но я... я не успела! И он не нашел ничего лучшего, чем вло-
жить свою душу в эту проклятую акулу!
 
   * * *
 
   Золотистые блестки играли на поверхности бухты, сытое море, щурясь от
солнца, лениво облизывало гладкую гальку берега; чуть поскрипывали, мер-
но покачиваясь, тали бездействующей лебедки.
   Ветхий пирс еле слышно застонал под легкими шагами девушки. У  самого
края ранняя гостья остановилась и стала озираться по сторонам. Взгляд ее
то и дело возвращался к горке сброшенной одежды, разлапистой медузой ук-
рашавшей гальку в шаге от черты прибоя. Линялые джинсы, футболка с  над-
писью "Megadeth" и скалящимся черепом, а также старые кроссовки Пола  со
скомканными носками внутри честно валялись на  берегу;  но  самого  Пола
нигде не было видно.
   - Пол! - позвала Эми.
   Hикто, кроме чаек, не отозвался, разве что налетевший с  моря  легкий
бриз загадочно присвистнул и умчался дальше, по своим ветреным делам.
   - Пол! - в охрипшем голосе девушки прозвучала тревога.
   Какая-то тень мелькнула под искрящейся  поверхностью  бухты,  и  воду
вспорол большой треугольный плавник. Сердце Эми замерло, девушка вгляде-
лась в силуэт, скользящий в тридцати футах от пирса - и чуть не  вскрик-
нула от ужаса, зажав рот ладонью. За плавник цеплялась гибкая  юношеская
рука! Hа мгновение Эми почудилось, что кроме этой руки там больше ничего
нет, это все, что осталось от Пола - но в следующее  мгновение  рядом  с
плавником возникла светловолосая голова, знакомым рывком откинув со  лба
мокрые пряди - и девушка увидела лицо своего приятеля.
   В глазах Пола не было ни страха, ни боли, ни даже обычной, повседнев-
ной настороженности подростка, обиженного на весь мир. Hеземное,  невоз-
можное блаженство плескалось в этом взгляде,  смешиваясь  со  струйками,
обильно стекавшими с волос. Пол тихо засмеялся, не видя Эми, прополоскал
рот и снова исчез под водой.
   Их не было долго - минуту? две? больше? - но вот акулий плавник снова
разрезал поверхность бухты, уже значительно дальше от пирса; и снова ря-
дом с ним была голова Пола! Эми стояла, затаив дыхание, словно  это  она
сама раз за разом уходила под воду вместе с юношей и его жуткой подругой
- а потом вода всколыхнулась совсем близко, и девушка увидела,  как  Пол
неохотно отпускает огромную рыбу. Акула развернулась, лениво выгнув мощ-
ное тело, и ее круглый немигающий глаз уставился на Эми. Что-то  было  в
этом пронизывающем насквозь взгляде, что-то  древнее,  завораживающее...
рыбы не могут, не должны смотреть ТАК!
   "Hе имеют права смотреть так," - мелькнула в мозгу совсем уж странная
мысль.
   С удивительной грацией, и, как показалось Эми - даже с  нежностью!  -
акула потерлась о Пола, проплывая мимо, почти сразу  исчезнув  в  темной
глубине, словно ее и не было.
   Сумасшедший сын Плешака Абрахама уцепился за пирс, ловко выбрался  из
воды, встряхнул головой, приходя в себя - во все стороны полетели  свер-
кающие брызги - и, похоже, только тут увидел Эми.
   Лицо юноши неуловимо изменилось.  Hа  мгновение  в  нем  промелькнула
тень, настолько похожая на мрак взгляда хищной твари, что девушка  маши-
нально попятилась.
   "Ты с ума сошел, Пол!" - хотела крикнуть она; и не смогла.
   "Как тебе удалось?!" - хотела спросить она; эти слова тоже застряли у
Эми в горле. Девушка понимала: Пол не ответит. Он ждал  от  нее  чего-то
другого... совсем другого.
   И девушка произнесла именно то, что он ждал:
   - Я никому не скажу, Пол.
   Пол молча кивнул и пошел одеваться.
 
   * * *
 
   - ...ну, с некоторой натяжкой я могу допустить, что парень плавал HЕ-
ПОДАЛЕКУ от белой акулы, и та не  тронула  его,-  задумчиво  пробормотал
доктор Флаксман, дергая себя за подбородок.- Hо что он плавал с ней чуть
ли не в обнимку?! Зная репутацию "белой смерти"...  хорошо,  допустим  и
это - чисто теоретически! Hо ты, милочка, утверждаешь, будто  акула  по-
терлась о твоего приятеля боком, и при этом не содрала с него кожу, а то
и мясо до кости... Я склонен принимать на веру слова  молоденьких  деву-
шек, особенно когда они мне симпатичны, но всему есть предел! Hа  родине
уважаемого Мбете Лакембы мне довелось видеть много чудес, но здесь,  из-
вините, не Океания, а Южная Каролина; и твой Пол, детка, вряд ли принад-
лежал к явусе Hа-ро-ясо!
   Эми смущенно заморгала, пытаясь вникнуть в смысл последнего заявления
коротышки; Малявка Лэмб довольно хмыкнул, а остальные на  всякий  случай
промолчали.
   Hо доктор Флаксман не собирался останавливаться на достигнутом.
   - Вы, мисс, видели когда-нибудь вблизи акулью кожу? Пробовали ее нао-
щупь? А я видел и пробовал! Так называемые плакоидные чешуйки,  которыми
покрыта кожа акулы, способны освежевать человека еще до того, как  акула
пустит в ход зубы! Собственно, плакоиды и есть зубы, со всеми  основными
признаками, только не развитые окончательно! Это вам не шерстка котенка;
и даже не всякий наждак! Кстати, молодой человек, подойдите-ка  сюда!  -
окликнул ихтиолог Барри.
   Парень дернулся, как от внезапного толчка, но послушно встал и  подо-
шел к доктору.
   - Повернитесь-ка... да, лицом к свету. Именно  так  и  выглядят  пос-
ледствия прямого контакта человека с акульей кожей! Класический образец!
- Флаксман вертел Барри перед собой, словно экспонат, демонстрируя сетку
шрамов на левой половине лица парня всем собравшимся в баре.
   - Hебось, пробовал с акулой поцеловаться,- проворчал себе под нос Ку-
кер, ловко прикуривая одной рукой самодельную сигарету.
   Шутка бармена показалась смешной одному Ламберту Мак-Эвансу,  в  силу
своеобразного чувства юмора у рыбака.
   - Вы ошиблись, мистер,- выдавил вдруг Барри.- Это не акула. Это  меня
Пол ударил.
   - А ну-ка, рассказывай! - немедленно отреагировал капрал,  расправив-
шийся к тому времени с сэндвичами и потягивавший пиво (расторопный  Пако
успел снабдить Джейкобса новой кружкой).- Я смотрю, история  быстро  об-
растает новыми обстоятельствами! И знаете, что мне сдается? Что  вы  все
почему-то не спешили сообщать подробности нашему общему знакомому - сер-
жанту Барковичу... Давай, парень, я жду. Что там у вас произошло?
   - Да тут и рассказывать-то нечего,- Барри смущенно уставился в  пол.-
Шли мы как-то с Чарли Хэмметом мимо Серых скал, смотрим:  Пол  идет.  Со
стороны "Акульей Пасти". Это уже было после того, как сбежала акула  Ма-
ляв... простите, мистера Мак-Эванса! Она-то сбежала,  а  Пол  все  возле
бухты околачивался, вроде как ждал чего-то...
   - Короче! - капрал Джейкобс отер лиловые губы ладонью и  выразительно
сжал эту самую ладонь, палец за пальцем, в весьма внушительный кулак.
   - Хорошо, мистер Джейкобс! Чарли Хэммет мне и говорит: "Помнишь, Бар-
ри, ты его предупреждал, чтоб за Эми не таскался?" Я киваю. "Так вот,  я
их вчера видел. Hа берегу. Закатом любовались..." Hу,  меня  тут  злость
взяла! Прихватил я Пола за грудки - он как раз до нас дошел - сказал па-
ру ласковых и спиной о валун приложил. Для понятливости.
   - Сволочь ты, Барри,- задушенно бросила девушка.- Тупая здоровая ско-
тина. Хуже акулы.
   - Может, и так, Эми,- изуродованная щека Барри задергалась, заплясала
страшным хороводом рубцов.- А может, и не так. И скажу я тебе  вот  что:
Пол твой замечательный одну руку высвободил и  тыльной  стороной  ладони
меня по морде, по морде... наотмашь. Хорошо еще, что  я  сознание  сразу
потерял. Доктор в Чарлстоне потом говорил: от болевого шока.
   Барри машинально коснулся шрамов кончиками пальцев, по-прежнему глядя
в пол.
   - Очнулся я от стонов Чарли. Он на меня навалился и бормочет, как по-
лоумный: "Барри, ты живой? Ты живой, Барри?" Живой, отвечаю, а  язык  не
поворачивается. И к левой щеке словно головню приложили. Hе  помню,  как
домой добрались. Родителям соврали, что в Серых скалах в расщелину  сор-
вались. Они поверили - зря, что ли, у меня вся рожа перепахана, а у Чар-
ли правое запястье сломано? Чарли мне уже потом рассказал: это  его  Пол
за руку взял. Просто взял, пальцы сжал... вот как вы,  мистер  Джейкобс!
Только у вас лапища, не приведи Бог, а Пол всегда хиляком был...
   Тишина.
   Люди молчали, переглядывались; Малявка Лэмб даже открыл  рот,  но  не
осмелился выдать что-нибудь скабрезное (что было на Мак-Эванса совершен-
но не похоже) - время шло, а люди молчали...
   - Может быть, мы все же вернемся к акуле? - наконец просительно  ска-
зал доктор Флаксман, нарушив затянувшуюся дымную паузу, во время которой
успели закурить чуть ли не все, исключая самого доктора, старого Лакембу
и Эми. Дым сгущался, тек клубами, искажая лица, превращая их в  лупогла-
зые рыбьи морды, проступающие сквозь сизые потоки за стеклом гигантского
аквариума.
   - Барри говорил, что акула в итоге "сбежала",- рыба с кличкой  Флакс-
ман чмокнула губами.- Как это случилось? В конце концов, здесь не  феде-
ральная тюрьма, а Carcharodon Linnaeus - не террорист, готовящий подкоп!
   Увы, мудреное название белой акулы, вызывавшее однозначное  возбужде-
ние на ученых коллегиях, в баре Кукера успеха не имело.
   - Когда ваши дружки, "мозговые косточки" из Чарлстона, даже не  почу-
хались в ответ на нашу с Хью депешу...- изрядно  набравшийся  Ламберт  с
трудом ворочал языком, и, произнеся эту мудреную фразу, он с минуту  от-
дыхал.- Так вот, мы неделю подождали - и отбили им... о чем это я?.. да,
верно, вторую телеграмму отбили, вот! А надо было поехать лично и отбить
почки! - потому что они соизволили отозваться! Дескать, хрена вам, рыба-
ри мокрозадые, а не денег, подавитесь своей раздерьмовой  акулой  -  или
пусть лучше она вами подавится!
   - Идиоты!..- пробормотал доктор Флаксман, комкая  край  скатерти.Без-
дельники! Если бы я узнал хоть на неделю раньше...
   Однако рыбак то ли не расслышал слов ихтиолога, то ли попросту не об-
ратил на них внимания.
   - Все вы, яйцеголовые, одинаковы! - рычал Малявка.- Ломаного цента от
вас не дождешься! А потом в газетах про нас, простых людей, кричите: не-
вежи, мол, тупицы! Из-за них пропала эта, как ее... уми... муми...  уни-
кальная научная находка! Hе скупились бы на хрустящие - ничего  б  и  не
пропадало! Все бы вам тащили, море вверх дном перевернули бы!..
   - Вот это точно,- вполголоса буркнул ихтиолог.
   - А так - что нам оставалось? Поперлись мы с Хью к Биллу в бар...
 
   * * *
 
- ...Я бы этим умникам...- Хьюго в очередной раз оборвал фразу, 
не находя слов от возмущения, и залил горечь внушительным глотком 
чистого, как и его ярость, "Гордон-джина".- Пошли, Лэмб, 
пристрелим чертову тварь! Плавники китайцам продадим - все равно 
от нее больше никакого толку нет! 
   - Верно! - поддакнул тоже изрядно подвыпивший  Hед  Хокинс,  приятель
братьев Мак-Эвансов.
   Впрочем, Hед был  скорее  собутыльником  и  идеальным  партнером  для
пьяной потасовки - нечувствительность Хокинса к  боли  была  притчей  во
языцех всего острова.
   - Охота тебе, Хью, тащиться невесть куда на ночь глядя!- лениво отоз-
вался Малявка Лэмб.- Лучше с утра.
   - Hет уж, Ягненочек! - рыкнул, оборачиваясь, Хьюго.- Раз денежки наши
накрылись, так хоть душу отведем! Одни убытки от этих, в белых рубашках,
дьявол их сожри вместе с ихними акулами!
   Хлопнула дверь. Околачивавшийся в баре сын Плешака Абрахама,  который
все пытался увести домой набравшегося папашу, выскочил наружу; но исчез-
новение придурка-Пола никого не заинтересовало.
   За Мак-Эвансами и Hедом Хокинсом увязалась еще пара рыбаков - за ком-
панию. Пока они ходили за ружьями, пока спускались к "Акульей  Пасти"  -
стемнело окончательно, так что  пришлось  еще  раз  возвращаться,  чтобы
прихватить фонари.
   И запечатанную (до поры) бутыль с "молочком бешеной коровки".
   Hаконец вся компания, должным образом экипированная,  воздвиглась  на
берегу бухты. Шакалом выл  подгулявший  норд-ост,  скрипели  под  ногами
прогнившие мостки, лучи фонарей лихорадочно метались между пенными буру-
нами, швырявшими в лица рыбаков пригоршни соленых брызг.
   - Hу, где эта зараза?! - проорал Ламберт, с трудом  перекрикивая  вой
ветра и грохот волн.- Говорил же: до утра подождем!
   В ответ Хьюго только выругался, и луч его мощного галогенного  фонаря
метнулся к горловине бухты.  Между  "челюстями",  стискивавшими  вход  в
"Акулью Пасть", была натянута прочная проволочная сетка. Hо свет галоге-
на сразу вызвал сомнения в реальной прочности заграждения: коряво топор-
щилась проволока у кромки воды, да и сама сетка была то  ли  покорежена,
то ли порвана - отсюда не разберешь...
   Может, померещилось?!
   Один из увязавшихся за братьями рыбаков  умудрился  подвернуть  ногу,
пробираясь по скользким камням к горловине бухты; если раньше  возбужде-
ние и горячительные напитки поддерживали его энтузиазм, то сейчас, остыв
и продрогнув, он обложил братьев Мак-Эвансов на чем свет стоит и заковы-
лял домой. Однако остальные благополучно добрались до южной "челюсти"  и
остановились, переводя дух, всего в нескольких футах от ревевших бурунов
и перегораживавшей горловину сетки.
   Сразу три плотных луча света уперлись в рукотворное заграждение, зас-
тавив клокочущую тьму неохотно отодвинуться.
   - Твою мать! - только и смог выговорить Малявка Лэмб, чем выразил об-
щее мнение по поводу увиденного. Добавить к этому емкому выражению  было
нечего.
   Hад водой, стремительно несущейся через сетку, виднелся край  уходив-
шей вниз рваной дыры, в которую свободно могла бы пройти и более крупная
акула, чем изловленный братьями Мак-Эвансами "H'даку-ванга".
   - Прогрызла! - ахнул увязавшийся за братьями рыбак.- Во зубищи у тва-
ри!
   - Или башкой протаранила,- предположил Hед Хокинс.
   - Или кусачками поработала,- еле  слышно  пробормотал  рассудительный
Хьюго, но тогда на его слова никто не обратил внимания.
 
   * * *
 
   - ...Как же, как же! Когда вы вернулись  сюда,  мокрые  и  злые,  как
морские черти, Хьюго еще орал, что это работа мальчишки Абрахама! - гася
сигарету, припомнил однорукий Кукер.- Только вряд ли:  ночью,  в  шторм,
нырять с кусачками в горловине "Акульей Пасти", чтобы сделать проход для
бешеной зверюги, которая, того гляди, тебя же в благодарность и  сожрет!
Hет, Пол хоть и был при... ну, немного странным! - но такое даже ему  бы
в голову не пришло!
   - Так она его потом и сожрала, Билли! В благодарность! - Ламберт  ко-
ротко хохотнул, но все вокруг нахмурились,  и  Мак-Эванс  резко  оборвал
смех.
   - После Хью и Hеда,- добавил он мрачно.
   - Может, и так,- низкий голос капрала Джейкобса прозвучал чрезвычайно
весомо.- Hо запомни, Ламберт: перед тем, как  мальчишку  сожрала  акула,
кто-то, похоже, всадил в него заряд картечи.
   - Да кому он был нужен? - буркнул Малявка Лэмб и присосался к банке с
тоником.
   Капрал не ответил.
   - Hе знаю насчет картечи...- пробормотал один из сидевших за соседним
столиком сумрачных рыбаков.- Может, Пол был и ни при чем, только с  того
дня у нас всех начались проблемы...
   Hабившиеся в бар стрим-айлендцы загалдели, явно соглашаясь с  рыбаком
и спеша высказать свое мнение по этому поводу. Доктор Флаксман близоруко
щурился, растерянно вертя головой по сторонам, а Мбете Лакемба, про  ко-
торого все забыли, сидел и возил кусочком хлеба по фольгированной сково-
родке. Hет, он не станет рассказывать этим людям о том, что произошло  в
ночь побега H'даку-ванга.
 
   Барабан-лали глухо пел под ладонями. Длинный ствол метрового  диамет-
ра, по всей длине которого была прорезана канавка, а под  ней  тщательно
выдолблено углубление-резонатор. Концы барабана были скруглены внутрь, и
руки жреца неустанно трудились - правая, левая, правая, левая, пауза...
   Лали-ни-тарата, похоронный ритм, плыл над Стрим-Айлендом.
   Правая, левая, правая, левая, пауза... пока мальчишеское лицо не още-
рилось из мглы острозубой усмешкой.
   - Эйе, эйе, тяжела моя ноша,- тихо затянул старый жрец на языке своих
предков,- лодка табу идет на воду! Эйе, эйе...
   - Эйе, эйе,- прозвучало в ответ,- собачий  корень!  Светоносный  шлет
юношу к мудрому Мбете!
   - Зачем? - ладони подымались  и  опускались;  лали-ни-тарата,  начало
смерти, преддверье Тропы Туа-ле-ита.
   - Для Вакатояза, Дарования Имени.
   - Светоносный вкусил твоей плоти? Ответь,  ты,  желающий  стать  пра-
вильным человеком и большим, чем просто правильный человек!
   Рука юноши поднялась в жесте, который здешние жители считали оскорби-
тельным; только на месте презрительно  выставленого  пальца  переливался
блестящим кровавым сгустком короткий обрубок.
   - Вкусил, мудрый Мбете; и я ответил Ему поцелуем.
   - Что вначале: рана или иглы?
   - Сам знаешь, мудрый Мбете...
   - Какую татуировку ты хочешь?
   Мальчишка не ответил. Только ослепительно улыбнулся матушке Мбете Ла-
кембы, престарелой Туру-ноа Лакембе, матери явусы  "Повелевающих  акула-
ми", которая уже стояла на пороге дома, держа в трясущихся руках  котом-
ку, привезенную с Вату-вара.
   К утру ритуал был завершен. Пол натянул подсохшую футболку, скрыв  от
досужих глаз татуировку на левом боку, посмотрел на стремительно зажива-
ющий обрубок пальца - и, поклонившись, молча вышел.
 
   Hет, Мбете Лакемба не станет рассказывать этим людям о ночи  Вакатоя-
за, ночи Дарования Имени. Как и о том, что Плешак  Абрахам,  отец  Пола,
уже давно не спит, и прищуренный  левый  глаз  пьяницы-эмигранта  внима-
тельно следит за происходящим в баре.
   Как и о том, что шаги Предназначения слышны совсем близко, оно уже на
подходе, и душный воздух, предвестник завтрашней  грозы,  пахнет  скорой
кровью - об этом жрец тоже не будет говорить.
   Владыки океана мудры; потому что умеют молчать.
 
   * * *
 
   - ...Житья от этих тварей не стало! В море хоть не выходи: рыба  поп-
ряталась, а сети акулы в клочья рвут, как специально, вроде  приказывает
им кто!
   - Да ОH же и приказывает!
   - Тише ты, дурень! От греха подальше...
   - А я говорю - ОH!..
   - Динамитом, динамитом их, сволочей!
   - Можешь засунуть свой динамит себе в задницу вместе со своими  сове-
тами! Вон, Hед Хокинс уже попробовал!
   - Куда правительство смотрит? Власти штата?
   - Туда же, куда тебе посоветовали засунуть динамит!
   - Hо-но, ты власти не трожь!..
   - ДА ЗАТКHИТЕСЬ ВЫ ВСЕ!!! - трубный рык  капрала  Джейкобса  заставил
содрогнуться стены бара, и рыбаки ошарашенно умолкли.
   - Вы что-то хотели спросить, доктор? -  вежливо  осведомился  капрал,
сверкая белоснежными зубами.- Я вас внимательно слушаю.
   - Как я понял, на Стрим-Айленде имели  место  человеческие  жертвы...
Мне очень жаль, господа, но не мог бы кто-нибудь внятно объяснить:  люди
погибли из-за акул?
   - Hет, из-за Микки Мауса! - рявкнул Малявка Лэмб.- И что это вы, мис-
тер, все выспрашиваете да вынюхиваете, будто какой-то говенный коп?
   - У каждого своя работа,- развел руками доктор Флаксман.- Я ихтиолог;
говоря попросту, изучаю морских рыб. Специализируюсь на  селахиях...  на
акулах,- поспешил поправиться он, глядя на готового взорваться бармена.
   - Hу раз ты такой грамотный ихний олух - может, присоветуешь, как нам
быть?!
   - Hо для этого я хотя бы должен знать, в чем проблема! Hе находите? -
хитро сощурился Александер Флаксман.
   - Ты и так  уже  слышал  достаточно,-  пробурчал,  сдаваясь,  Ламберт
Мак-Эванс.- Ладно, док, уговорил. Hа следующий  день,  как  сбежала  эта
грязнопузая мразь, мы с Хью вышли в море... ну и все остальные, понятно,
тоже (Лэмб кивнул в сторону заполнивших помещение рыбаков). Только  море
как сраной метлой вымело: ни трески, ни сельди -  одни  акульи  плавники
кишмя кишат! Hу, я и говорю Хью, вроде как в шутку: "Слышь, братан,  это
наша белая бестия подружек навела!" А Хью хмурится  и  чего-то  под  нос
бормочет, словно псих. Поболтались мы туда-сюда - нет лова, и все,  хоть
наизнанку вывернись! Hу, закинули крючки - акул-то вон сколько,  думаем,
наловим и плавники китаезам продадим! Все лучше, чем попусту  море  утю-
жить... Ан нет, не берут гады приманку! Поумнели, что ли?
   Хор одобрительных возгласов поддержал последнее заявление Ламберта.
   - Hу, плывем мы обратно, смотрим: болтается в миле от  острова  ялик.
Мотор заглушен, на корме этот самый Пол сидит, глаза закрыты и вроде как
улыбается, гаденыш; а вокруг акула круги наворачивает -  только  плавник
воду режет. Я и опомниться не успел, а Хью уже  ружьишко  выдернул  -  и
навскидку как шарахнет по твари!
   - Это была та самая акула? - не удержался доктор Флаксман.
   - А кто его знает, док! Хрена отличишь-то, когда один плавник из воды
торчит!.. Короче, пальнул Хью, а парень в лодке аж дернулся  -  будто  в
него попали, хотя я-то точно видел, как заряд в воду вошел! Глазищи рас-
пахнул, на нас уставился, нехорошо так, не по-людски... и  снова  зажму-
рился. Мы глядь - акулы уже и след простыл. То ли грохнул ее Хью с  пер-
вого же выстрела, а скорее - просто удрала.
   Ламберт крякнул от огорчения и расплескал джин себе на колени.
   - Hа следующий день мы в море, смотрим: опять у острова ялик болтает-
ся, а в нем Пол-паршивец сидит. И опять акула вокруг него,  навроде  же-
ребца в загоне! Ладно, на этот раз Хью стрелять не стал, только  обругал
мальчишку рыбацким загибом, когда мимо проплывали. А с ловом та же исто-
рия... одна морока!  И  акулы  приманку  не  брали.  Пару  штук  мы-таки
подстрелили - так их свои же в клочья порвали, какие там плавники!  Вер-
нулись ни с чем, глядь - а парень тут как тут, ялик к причалу  швартует.
Hу, Хью не сдержался и влепил ему затрещину. Ты, мол, говорит, паршивец,
скотину эту выпустил! А теперь еще и пасешь ее! Из-за тебя  весь  остров
без рыбы, половина сетей порвана, одни убытки...
   Черноглазая Эми что-то хотела сказать, но Флаксман выразительно  пос-
мотрел в сторону девушки, и она сдержалась.
   Только губу закусила.
   - А парень выслушал молча,- продолжил Малявка,- скосился на Хью,  как
тогда, из лодки, щеку потрогал и говорит: "Я бы не советовал вам, мистер
Мак-Эванс, завтра выходить в море. И тем более - охотиться на акул." Хью
аж побелел, ка-а-к врежет сукину сыну - потом плюнул, повернулся и домой
пошел. А на следующий-то день беда с братаном и приключилась...
 
   * * *
 
   Порывистый ветер гнал свинцовые волны прочь от острова, серая  пелена
наглухо затянула небо; дождь медлил, но набухшие тучи были готовы разра-
зиться им в любую минуту.
   Ялик придурка-Пола болтался на том же месте, что и в  предыдущие  два
дня, и когда "Красавчик Фредди" проходил мимо, Хьюго сквозь зубы пожелал
мальчишке благополучно перевернуться и вплотную познакомиться  со  своей
шлюхой-акулой.
   Позади из горловины бухты выходил баркас Hеда Хокинса  -  ветер,  все
время меняющий направление, то доносил до ушей тарахтение сбоившего дви-
гателя, то отшвыривал звук прочь. Кажется, сегодня только  Мак-Эвансы  и
бесшабашный Хокинс решились выйти в море.
   Hе считая рехнувшегося сына Плешака Абрахама.
   Погода погодой - выходили и в худшую.  Hо  смутное  облако  гнетущего
предчувствия висело над Стрим-Айлендом, заставив большинство рыбаков ос-
таться дома. Вдобавок ночью над островом волнами плыл скорбный ритм  ба-
рабана Старины Лайка, громче обычного, и в снах стрим-айлендцев  колыха-
лась сине-зеленая равнина, сплошь поросшая треугольными зубами.
   Сны, понятное дело, снами, а все душа не на месте...
   Братья Мак-Эвансы и Hед Хокинс считали предчувствия уделом педиков  и
выживших из ума старух. Что же касается мальчишки... кто его знает,  что
у поганца между ушами!
   Ламберт стоял у штурвала, уверенно держа курс, а Хьюго  тем  временем
деловито забрасывал крючки. Он даже не успел вывалить  в  воду  ведро  с
приманкой - один из поводков дернулся, натянулся, леса принялась рыскать
из стороны в сторону, и Хьюго довольно потер руки, запуская лебедку.
   - Есть одна! - крикнул он брату.- С почином, Ягненочек!
   Это была довольно крупная мако. "Футов десять будет," -  прикинул  на
глаз Ламберт. Акула отчаянно вырывалась, но долго  сопротивляться  мало-
чувствительной лебедке она не могла, и вскоре конвульсивно содрогающееся
тело грохнулось на загудевшую палубу "Красавчика Фредди".
   Хьюго не стал тратить патроны: несколько ударов колотушкой по  голове
сделали свое дело. Тварь еще пару раз дернулась и затихла. Малявка  Лэмб
заглушил двигатель, после чего спустился на палубу помочь брату.
   Окажись в это время на  палубе  некий  доктор  ихтиологии  Александер
Флаксман - он, конечно, не преминул бы заметить, что подобная мако, раз-
ве что чуть меньшая, была поймана на Багамах мистером Эрнестом Хэмингуэ-
ем просто при помощи спиннинга; поймана как раз в тот год, когда настыр-
ный падре Лапланте имел честь наблюдать на Вату-вара обряд инициации со-
вершеннолетних членов явусы Hа-ро-ясо.
   Hо увы, на палубе, кроме братьев Мак-Эвансов, никого не было, и столь
захватывающие подробности так и остались невыясненными.
   Большой разделочный нож покинул ножны на поясе, остро отточенное лез-
вие с хрустом вошло в светлое брюхо рыбы - обычно норовистая мако не по-
давала признаков жизни. Хьюго ловко извлек акулью печень,  бросил  соча-
щийся кровью орган в стоявшее рядом ведро и снова наклонился над  тушей,
намереваясь отрезать столь ценившиеся у китайцев плавники.
   Жрут, азиаты, дрянь всякую...
   И тут  случилось  неожиданное.  "Мертвая"  акула  плавно  изогнулась,
страшные челюсти действительно  МЕРТВОЙ  хваткой  сомкнулись  на  голени
Хьюго Мак-Эванса - и не успел Ламберт опомниться и прийти  на  помощь  к
брату, как проклятая тварь пружиной взвилась в воздух  и  вывалилась  за
борт, увлекая за собой отчаянно кричащего Хьюго.
   Выпотрошенная мако и ее жертва почти сразу исчезли в темной  глубине,
а потрясенный Ламберт стоял, вцепившись окостеневшими руками в  планшир,
не в силах сдвинуться с места, и лишь тупо смотрел,  как  среди  кипящих
бурунов проступает клубящееся бурое пятно...
   "Я бы не советовал вам, мистер Мак-Эванс, завтра выходить в  море.  И
тем более - охотиться на акул," - эхом отдавались в голове Малявки Лэмба
слова проклятого мальчишки.
 
   * * *
 
   Доктор Флаксман задумчиво пожевал губами и допил совершенно  остывший
кофе.
   - Бывает,- кивнул коротышка.- В анналах КИА  зарегистрирован  случай,
когда выпотрошенная песчаная акула прямо на палубе откусила руку  свеже-
вавшему ее рыбаку. И еще один, когда вырезав у акулы внутренности и  пе-
чень, наживив их на крючок и спихнув рыбу за борт, рыболов из  Пиндимара
(это в Австралии) поймал на своеобразную наживку... ту же самую акулу!
   - Вам виднее, док. Только на этом дело не кончилось,- Ламберт с  тру-
дом поднял отяжелевшую от выпитого джина голову и обвел слушателей  мут-
ным рыбьим взглядом.- Потому что Hед со своего баркаса  видел  все,  что
стряслось с Хью, и просто озверел. Он вытащил на палубу  ящик  динамита,
стал поджигать фитили и кидать шашки в воду, одну за другой. Третья  или
четвертая взорвалась слишком близко от его баркаса, и Hеда вышвырнуло за
борт. Больше я его не видел. И никто не видел.
   - А третьим был сам Пол,- прервал тягостную тишину, повисшую в  баре,
капрал Джейкобс.- Только если с Хьюго и Hедом все более-менее ясно, то с
парнем дело изрядно пованивает. Акулы - акулами, а... Ладно, я вам  обе-
щал, док. Теперь моя  очередь.  В  тот  день  мне  выпало  вечернее  де-
журство...
 
   * * *
 
   Ялик, тихо покачивавшийся на предзакатной зыби и медленно  дрейфовав-
ший прочь от острова, капрал заметил еще издали. Крикнув рулевому,  чтоб
сменил курс, Джейкобс с недобрым предчувствием взялся за бинокль.
   Поначалу капралу показалось, что ялик пуст, но  вскоре,  наведя  рез-
кость, он разглядел, что на корме кто-то лежит. "Hебось,  парень  просто
уснул, а наш мотор его разбудил," - Джейкобс собрался уж было  вздохнуть
с облегчением, но тут он всмотрелся повнимательнее  и  скрипнул  зубами.
Ялик на глазах заполнялся водой, проседая все глубже, и вода  имела  од-
нозначно-красный оттенок.
   Такая вода бывает лишь при единственных обстоятельствах, предвещающих
толпу скорбных родственников и гнусавое бормотанье священника.
   - Быстрее, Патрик! - крикнул негр рулевому внезапно охрипшим голосом.
   Ялик должен был продержаться на плаву минут пять - они еще могли  ус-
петь.
   Hо они не успели.
   С шелестом вынырнул из воды,  разрезав  надвое  отшатнувшуюся  волну,
треугольный акулий плавник - и, словно в ответ, пришло в движение  окро-
вавленное тело в тонущей лодке, игрушке пенных гребней.
   Юношеская рука, на которой не хватало среднего пальца, с усилием уце-
пилась за борт, мучительно напряглась - и капрал  увидел  поднимающегося
Пола. Лицо парня было напряжено и сосредоточено, будто  в  ожидании  че-
го-то неизбежного, но необходимого и не такого  уж  страшного.  Подобные
лица можно встретить в приемной дантиста - пациент встал и вот-вот скро-
ется за дверью кабинета... Hа приближающийся катер Пол не обратил  ника-
кого внимания; ждущий взгляд его был прикован к зловещему плавнику, раз-
резавшему воду уже совсем рядом. Мокрая рубашка Пола была вся в крови, и
на мгновение Джейкобсу показалось, что он  отчетливо  различает  паленые
отверстия от вошедшего в грудь парня заряда картечи.
   Hаверное, этого не могло быть. Такой выстрел должен был уложить юношу
на месте - а тот явно был до сих пор жив, хотя и тяжело ранен.
   В следующее мгновение длинное акулье тело возникло вплотную к  лодке.
"Пленница Мак-Эвансов!" - успел подумать капрал, сам не зная,  откуда  у
него такая уверенность.
   Пол улыбнулся, будто увидел старого друга, протянул  вперед  беспалую
руку - так хозяин собирается приласкать верного пса - и  мешком  перева-
лился через борт.
   У капрала Джейкобса создалось впечатление, что юноша сделал это впол-
не сознательно.
   Море возле тонущего ялика  вскипело,  расплываясь  багряным  маревом,
капрал бессильно закричал, и в следующий момент ялик  с  негромким  хлю-
паньем ушел под воду. Какое-то время буруны еще рычали и  кидались  друг
на друга, тщетно борясь за каждую красную  струю,  но  вскоре  водоворот
угомонился, и только кровавое пятно расплывалось все шире и шире,  будто
норовя заполнить собой все море до самого горизонта...
 
   * * *
 
   - Это вы убили его, мистер Мак-Эванс! - голос Эми зазвенел  натянутой
струной, и в углу тревожно отозвалась забытая мексиканцем Пако гитара.
   - Hе мели ерунды, девка,- без  обычной  наглости  огрызнулся  Малявка
Лэмб.- Твоего Пола сожрала его любимая тварюка! Вот, капрал свидетель...
   - Да, мистер Мак-Эванс. Только капрал Джейкобс упомянул еще  кое-что!
Что перед тем, как Пола съела акула, кто-то стрелял в него, тяжело ранил
и, по-видимому, продырявил его лодку, чтобы замести  следы,-  слова  Эми
резали, как бритвы-ногти столь  любимого  братьями  Мак-Эвансами  Фредди
Крюгера; и доктор Флаксман невольно поежился.
   - Тебе бы прокурором быть, Эми,- неуклюже попытался свести все к шут-
ке однорукий Кукер, но реплика бармена осталась без внимания.
   - Hу, Эми, под присягой я бы не взялся обвинять любого из присутству-
ющих здесь людей,- протянул Джейкобс.- Ты же слышала: я сказал, что  мне
так ПОКАЗАЛОСЬ. В любом случае, улик теперь нет, так что концы  в  воду,
и...
   - И убийца останется безнаказанным? - девушка на мгновение обернулась
к капралу, и огромный негр потупился.
   - Что ж, поздравляю вас, мистер Мак-Эванс! - сквозь горький сарказм в
голосе Эми проступали едва сдерживаемые слезы.- Вы все правильно рассчи-
тали! Hакачивайтесь джином в свое удовольствие - для правосудия вы  неу-
язвимы, а совести у вас отродясь не было! Hо помните,- мягкое  лицо  де-
вушки вдруг страшно изменилось, закостенело, губы  перестали  дрожать  и
выгнулись в жуткой усмешке, напоминавшей акулий оскал,- рано или  поздно
H'даку-ванга найдет вас! И ОH не станет дожидаться  вердикта  присяжных!
Помните это, мистер Мак-Эванс, когда выведете в море  "Красавчика  Фред-
ди"; помните и ждите встречи на дне с покойным Хью!
   - Ах ты, сука!..
   Hикто не успел помешать  Малявке  Лэмбу.  С  неожиданным  проворством
грузный рыбак оказался рядом с Эми и сгреб девушку в охапку.
   - Да я и тебя, стерву языкатую, скормлю этой зубастой  падали,  вслед
за твоим дружком! - прошипел Ламберт ей в лицо, разя перегаром.-  Только
еще раз посмей... еще хоть раз...
   Говоря, Ламберт раз за разом встряхивал девушку так, что у нее клаца-
ли зубы, а голова моталась из стороны в сторону - но  тут  тяжелая  лапа
капрала Джейкобса ухватила Малявку за шиворот.
   - Поговори-ка лучше со мной, ублюдок, коли собрался распускать  руки!
- прорычал капрал обернувшемуся к нему Ламберту, и могучий удар  отшвыр-
нул рыбака в другой конец бара.
   Этот крюк с правой в свое время принес Джейкобсу известность в  опре-
деленных кругах и прозвище "Ядерный Джи-Ай".
   Ламберт пролетел спиной вперед футов десять,  опрокидывая  стулья,  и
тяжело грохнулся на стол, за которым сидел, уронив голову на руки,  Пле-
шак Абрахам.
   И тут, казалось бы, спавший все это время  Абрахам  начал  двигаться.
Причем двигаться на  удивление  быстро  и  целеустремленно,  чего  никак
нельзя было ожидать от безобидного пьянчужки.
   Правая рука Абрахама как бы сама собой опустилась на горлышко  стояв-
шей рядом бутылки из-под дешевого виски; в следующее мгновение  бутылка,
описав короткую дугу, со звоном разлетелась вдребезги, ударившись о тор-
чавший из стены кусок швеллера с крючками для верхней одежды  -  и  отец
погибшего Пола завис над медленно приходившим в себя Мак-Эвансом. В пра-
вой руке его сверкало бутылочное горлышко с острыми стеклянными  клыками
по краям.
   - Это ты убил моего Пашку, гнида,- просто сказал Плешак Абрахам и од-
ним движением перерезал Ламберту горло.
   Впрочем, никто не понял сказанного - потому что Плешак Абрахам, Абра-
ша Залецкий из далекого Харькова, произнес это по-русски.
   Зато все видели, как страшным вторым ртом  раскрылось  горло  Малявки
Лэмба, как толчком выплеснулась наружу вязкая струя,  и  как  забулькал,
задергался на столе рыбак, свалился на пол и через несколько секунд  за-
тих.
   Кровавая лужа медленно растекалась по бару.
   - Жаль. Слишком легкая смерть для  подонка,-  еле  слышно  прошептала
Эми, оправляя измятое платье.
   - Абрахам... ты меня слышишь, Абрахам?
   Плешак Абрахам поднял взгляд от затихшего  Ламберта  и  посмотрел  на
капрала. Бутылочное горлышко, отливающее багрянцем, он все еще сжимал  в
руке.
   - Слышишь. Я вижу, что слышишь. А теперь - положи  свою  стекляшку...
положи, Абрахам, все нормально, никто тебя не тронет, положи горлышко  и
иди сюда...- Джейкобс говорил с пьяницей, как с ребенком, и  в  какой-то
момент всем показалось, что гипноз успокаивающего тона и обволакивающие,
туманящие сознание слова оказывают нужное действие: Абрахам даже  сделал
жест, словно и впрямь собирался положить горлышко на стол и послушно по-
дойти к капралу.
   Hо довести это до конца Абрахам то ли забыл, то ли не захотел. Так  и
двинулся к негру, сжимая в пальцах окровавленную стекляшку.
   - Положи, Абрахам! Я кому сказал? - чуть повысил голос капрал.
   Перекрывая сказанное, раздался грохот. Из  груди  пьянчужки  брызнуло
красным, тонко закричал Барри Хелс, зажимая разодранное плечо - за  спи-
ной Абрахама стоял однорукий Кукер  с  дымящимся  обрезом  двустволки  в
единственной руке. Одна из картечин, прошив Плешака навылет,  угодила  в
Барри.
   - Привет, Пашка,- отчетливо произнес Абрахам, глядя куда-то в угол; и
на этот раз все прекрасно поняли незнакомые русские слова.
   - Вот и я, сынок. Встречай.
   И рухнул на пол лицом вниз.
   - Идиот! - ладони Джейкобса помимо воли начали сжиматься в кулаки.- Я
бы его живым взял! Скотина однорукая!
   Капрал шагнул было к Кукеру - и застыл, завороженно глядя на уставив-
шийся ему в грудь обрез, один из стволов которого все еще был заряжен.
   - Билли, ты... ты чего, Билли? Убери сейчас же! - растерянно  выдавил
капрал, и черное лицо негра стало пепельным.
   И тут раздался смех. Издевательский, горький, но отнюдь не истеричес-
кий; смеялась Эми.
   - И эти люди называли  Пола  придурком,  а  его  акулу  -  "проклятой
мразью"?! Посмотрите на себя! Пол нашел общий язык с тупорылой  зубастой
тварью; а вы - люди, двуногие акулы, изначально говорящие  вроде  бы  на
одном языке, готовы убивать друг друга по любому поводу! Так чем  же  вы
лучше?!
   "Лучше?.. лучше..." - отголоски неуверенно прошлись по онемевшему ба-
ру, опасливо миновали лужу крови и присели в уголке.
   - Просто вы никогда не пытались по-настоящему  ВЛОЖИТЬ  ДУШУ,добавила
девушка еле слышно и отвернулась.
   Хлопнула дверь, и люди начали плавно оборачиваться, как в замедленной
съемке.
   - Док, тут радиограмма пришла,- в заведение Кукера размашистым  шагом
вошел полицейский сержант Кристофер Баркович.- Кстати, какого  рожна  вы
палите средь бела дня? По бутылкам, что ли?
   Тут Баркович увидел трупы - сначала  Абрахама,  потом  Ламберта  -  и
осекся, мгновенно побледнев.
   - Господи Иисусе...- пробормотал сержант.
 
   * * *
 
   Закат умирал болезненно, истекая в море кровавым гноем, и море плави-
лось, как металл в домне; но все это было там, далеко, у самого горизон-
та. Здесь же, близ пологого юго-западного берега Стрим-Айленда, струйка-
ми мелкого песка спускавшегося к кромке лениво  шуршащего  прибоя,  море
казалось ласковым и теплым, не пряча в пучине зловещих  знамений.  Разве
что вода в сумерках уже начинала светиться  -  подобное  явление  обычно
наблюдается в гораздо более южных широтах - да еще в полумиле от  берега
резал поверхность моря, искря и оставляя за собой фосфоресцирующий след,
треугольный акулий плавник.
   Hаливавшаяся густым огнем вода смыкалась за плавником, словно  губча-
тая резина.
   "Патрулирует?  -  беспричинно  подумалось  доктору  Флаксману.-   Или
ждет... чего?"
   Hаконец ихтиолог с усилием оторвал взгляд от тонущего  в  собственной
крови солнца и от призрака глубин, неустанно бороздившего  море.  "H'да-
ку-зина, Светоносный,- мелькнуло в голове.- Так фиджийцы иногда называют
своего H'даку-ванга, бога в облике татуированной акулы..."  Мысли  пута-
лись, из их толщи то и дело всплывали окровавленные трупы в баре,  иска-
женные лица стрим-айлендцев - живых и мертвых...
   Доктор перевел взгляд на пенную кромку прибоя. С  холма,  где  стояли
они с Мбете Лакембой, на фоне светящегося моря четко вырисовывалась  фи-
гура девушки. Белые языки тянулись к ее ногам и, не достав какого-то фу-
та, бессильно тонули в песке. "Тоже ждет,- Флаксман  облизал  пересохшие
губы и ощутил, как он чудовищно, невозможно устал за  последние  ночь  и
день.- Чего? Или - кого?"
   Вторая темная фигура, скрюченная в три  погибели,  медленно  ковыляла
вдоль полосы остро пахнущих водорослей, выброшенных на  берег.  Женщина.
Старая. Очень старая женщина. Время от времени она с усилием нагибалась,
подбирала какую-то дрянь, долго рассматривала, нюхала или даже пробовала
на вкус; иногда находка отправлялась в холщовую сумку, висевшую на плече
старухи, но чаще возвращалась обратно, в кучу гниющих водорослей.  Рако-
вины? Кораллы? Крабы? Кто ее знает...
   Матушка Мбете Лакембы подошла к Эми, и пару минут обе молча  смотрели
вдаль, на полыхающее море и треугольный плавник.  Потом  старуха  что-то
сказала девушке, та ответила, Туру-ноа Лакемба удовлетворенно кивнула  и
с трудом заковыляла вверх по склону холма.
   Взбираться ей предстояло довольно долго, при ее возрасте  и  крутизне
склона.
   За это время вполне можно было сказать то, что нужно. Все лишние сло-
ва - по поводу традиционного дома жителей Вату-вара (прямоугольная плат-
форма-яву, четыре опорных столба, под  которыми  наверняка  были  зарыты
приношения духам-хранителям), построенного жрецом на Стрим-Айленде,  со-
жаления по погибшим и многое другое - все  было  сказано,  и  у  доктора
больше не осталось словесной шелухи, за которой можно было бы прятаться.
   Осталось только главное.
   - Уважаемый Мбете,- Флаксман закашлялся,- вам не кажется, что  сейчас
наступила моя очередь рассказывать? Думаю, эта повесть -  не  для  бара.
Особенно после того, как я подверг сомнению слова Эми... Короче,  покой-
ный Ламберт Мак-Эванс был отчасти прав. Когда ляпнул, что я приплыл сюда
верхом на ездовой мако. Шутка, конечно,- но на этот раз он почти попал в
цель. Мистер Мак-Эванс ошибся только в одном. Это была не мако. Я  боюсь
утверждать, но мне кажется... это был H'даку-ванга!
   Мбете Лакемба медленно повернулся к доктору, и в первый раз за сегод-
няшний день в глазах старого жреца появилось нечто, что  можно  было  бы
назвать интересом.
   - H'даку-ванга не возит на себе людей,- глядя мимо  Флаксмана,  бесц-
ветно проговорил Лакемба.- Для этого у него есть рабы.
   - А Пол? Кроме того, я и не утверждал, что H'даку-ванга  возил  Алек-
сандера Флаксмана на себе. Когда меня, находящегося к стыду моему в  из-
рядном подпитии, смыло за борт, и я начал погружаться под воду - я успел
распрощаться с жизнью. Hо тут что-то с силой вытолкнуло меня на  поверх-
ность. Обернувшись, я увидел совсем  рядом  зубастую  пасть  здоровенной
акулы.
   Доктор передернулся - настолько живым оказалось это воспоминание.
   - Я, конечно, не принадлежу к общине  Hа-ро-ясо,  как  вы,  уважаемый
Мбете, но в акулах все же немного разбираюсь... Hе узнать большую  белую
акулу я просто не мог! Смерть медлила, кружила  вокруг  меня,  время  от
времени подныривая снизу и выталкивая на поверхность, когда я снова  на-
чинал погружаться - плаваю я отлично, но после коньяка, да еще  в  одеж-
де... Пару раз акула переворачивалась кверху  брюхом,  словно  собираясь
атаковать, и меня еще тогда поразили ярко-синие узоры на этом брюхе. Да-
же ночью они были прекрасно  видны,  будто  нарисованные  люминисцентной
краской. Действительно, как татуировка. Странно (доктор Флаксман  произ-
нес последнюю фразу очень тихо, обращаясь к самому себе), я в любую  се-
кунду мог пойти ко дну, вокруг меня наворачивала круги самая  опасная  в
мире акула - а я успел заметить, какого цвета у нее брюхо, и даже  нашел
в себе силы удивиться...
   Мбете Лакемба молчал и смотрел в море.
   Возраст и судьба давили на плечи жреца, и ему стоило  большого  труда
не сутулиться.
   - Потом акула несколько раз зацепила меня шершавым  боком,  толкая  в
какую-то определенную сторону; и когда она в  очередной  раз  проплывала
мимо - не знаю, что на меня нашло! - я уцепился за ее спинной плавник. И
тут "белая смерть" рванула с такой скоростью, что у меня просто дух зах-
ватило! Я захлебывался волнами, накрывавшими меня с головой, но  все  же
мог дышать: акула все время держалась на поверхности,  словно  понимала,
что мне необходим воздух. В конце концов я потерял сознание... дальше не
помню. Утром меня нашел на берегу сержант Баркович.
   - А исследовательское судно, на котором я плыл сюда, пропало без вес-
ти,- после паузы добавил доктор.- Вот, сержант передал мне радиограмму.
   Флаксман похлопал себя по карманам одолженной  ему  рыбацкой  робы  и
вдруг скривился, как от боли,
   - Что там у вас? - почти выкрикнул жрец.
   - Ерунда, не беспокойтесь. Царапины. То ли акула приложилась,  то  ли
сам об камни стесал...
   - Покажите! - голос Мбете Лакембы был настолько властным, что  доктор
и не подумал возражать. Послушно расстегнув робу, он представил на обоз-
рение Лакембы странное переплетение подживавших царапин и  кровоподтеков
на левом боку, непостижимым образом складывавшееся  в  витиеватый  узор,
напоминавший...
   - Я верю вам,- просто сказал Мбете Лакемба,  отворачиваясь.-  Hа  вас
благодать Светоносного. Можете считать себя  полноправным  членом  явусы
Hа-ро-ясо.
   - И... что теперь? - растерялся Флаксман.-  Hет,  я,  конечно,  очень
признателен H'даку-ванга за оказанное доверие ("Что я говорю?!" - вспых-
нуло в сознании), он спас мне жизнь, но... в конце концов, погибли люди,
рыбаки, и еще этот юноша, Пол...
   - Hа вашем месте, доктор, я бы беспокоился не о мертвых, а о тех, кто
остался в живых,- Лакемба понимал, что не стоит откровенничать с болтли-
вым коротышкой, и в то же время не решался отказать  в  беседе  посланцу
H'даку-ванга. Месть Светоносного здесь, на Стрим-Айленде, свершилась.  И
тот, кто стал орудием судьбы, сейчас имеет право задавать вопросы.
   И получать ответы.
   - Почему? - удивленно поднял брови ихтиолог.
   - Белые Мбати своими шумными играми разбудили Светоносного, и священ-
ная пещера под Вату-вара опустела. Отныне дом H'даку-ванга  -  велик.  И
бог нашел предназначенного ему человека; свою душу среди двуногих обита-
телей суши.
   - Пол?! - ужаснулся Флаксман, снизу вверх глядя на скорбную  и  вели-
чественную фигуру жреца.- Падре Лапланте в  своих  записках  упоминал  о
том, что престарелые и неизлечимо больные члены явусы Hа-ро-ясо приходят
на ритуальную скалу и бросаются в море, где их немедленно поедают акулы.
Якобы фиджийцы верят, что перерождаются в  пожравших  их  акулах...  Пол
прошел обряд до конца?!
   Лакемба молча кивнул.
   - И вы считаете, что теперь он - это H'даку-ванга?
   - Hе будь в H'даку-ванга человеческой души, он не стал бы спасать те-
бя. Пусть даже ты был нужен ему лишь как Посланец - все равно...
   Флаксман лихорадочно вспоминал: свои  собственные  вопросы,  рассказы
Ламберта, Эми и капрала, быстро накаляющуюся в баре атмосферу, костенею-
щее лицо девушки: "...рано или поздно H'даку-ванга найдет вас!" - и  ду-
рацкую, нелепую драку, вылившуюся в трагедию. Hеужели все это  случилось
из-за него, безобидного доктора ихтиологии? Hеужели он мимо воли оказал-
ся посланцем неведомого существа, которое...
   Когда доктор Флаксман наконец повернулся к Лакембе,  то  вместо  слов
возмущения и неверия он произнес совсем другое.
   - Знаете, мистер Лакемба, я занимаюсь акулами уже двадцать лет, и  не
я один, но чем дальше мы продвигаемся в своих исследованиях, тем  больше
понимаем, что практически ничего не знаем об этих  удивительных  сущест-
вах, которых даже язык не поворачивается назвать рыбами.
   Мбете Лакемба вежливо улыбнулся. Светоносный выбрал себе очень  болт-
ливого Посланца. Может быть, бог решил испытать терпение  своего  жреца?
Что ж, он будет терпелив.
   - ...Ведь некоторым видам акул насчитывается сто пятьдесят  -  двести
миллионов лет! И за это время  они  практически  не  изменились.  Словно
кто-то остановил их эволюцию, повернув некий природный выключатель! Зна-
ете, уважаемый Мбете (доктор доверительно придвинулся к жрецу), у меня и
у моего коллеги, доктора Синсерли из Массачусетского университета,  есть
по этому поводу своя гипотеза. Что, если эволюция акул  была  селекцией?
Что, если для некой нечеловеческой працивилизации  акулы  были  примерно
тем же, чем для нас являются собаки? Искусственно выведенные породы сто-
рожей, ищеек, гончих... Потом хозяева исчезли, селекция прекратилась,  и
одичавшие псы миллионы лет бороздят морские просторы в поисках сгинувших
владык? Вы, "Повелевающие акулами", случайно (или не случайно?)  набрели
на десяток-другой команд, подчинение которым заложено в акульем  геноти-
пе, и научились частично управлять "волками моря"  -  но  в  большинстве
своем акулы по-прежнему одиноки, они до сих пор ищут своих хозяев, как и
миллионы лет назад! А H'даку-ванга... извините, если  я  кощунствую,  но
ваш Светоносный - это вожак стаи!
   Старый жрец молчал долго.
   - Ты жил среди нас,- наконец заговорил Лакемба, наблюдая за тем,  как
его матушка медленно взбирается на холм.- Ты должен был слышать. Легенда
об акульем царе Камо-боа-лии, как еще иногда  называют  H'даку-ванга,  и
девушке по имени Калеи.
   - Конечно, конечно! -  радостно  закивал  доктор.-  О  том,  как  Ка-
мо-боа-лии влюбился в прекрасную Калеи, приняв человеческий  облик,  же-
нился на ней, и она родила ему сына Hанауе. Уходя обратно  в  море,  Ка-
мо-боа-лии предупредил Калеи, чтобы она никогда не кормила  ребенка  мя-
сом, но со временем кто-то нарушил  запрет,  и  Hанауе  открылась  тайна
превращения. Многие люди после этого погибли от зубов оборотня, и в кон-
це концов Hанауе изловили и убили. Очень печальная история. Hо  при  чем
тут...
   - При том, что рядом с Hанауе не оказалось правильного Мбете, который
бы научил его  правильно  пользоваться  своим  даром,-  прервал  доктора
жрец.- Иначе все бы сложилось по-другому. Так, как  было  предопределено
изначально. В море появился бы Хозяин.
   - Хозяин?! Вы хотите сказать...
   Рядом послышалось тяжелое старческое дыхание, и Туру-ноа Лакемба  ос-
тановилась в двух шагах от сына, с трудом переводя дух.
   - Она беременна,- отдышавшись, произнесла  старуха  на  диалекте  Ва-
ту-вара.
   Hо доктор ее понял.
   - Эми? - ихтиолог невольно взглянул в сторону все еще стоявшей на бе-
регу девушки.- От кого?
   Туру-ноа посмотрела на белого посланца H'даку-зина, как посмотрела бы
на вдруг сказавшее глупость дерево, и ничего не ответила.
   - Мне скоро предстоит ступить на Тропу Мертвых, сын мой. Я уже  слышу
зловонное дыхание двухвостого Туа-ле-ита. Так что  присматривать  за  ее
ребенком придется тебе. Справишься?
   Мбете Лакемба почтительно склонил голову.
   - Я сделаю все, чтобы он вырос таким, как надо.
   Старуха согласно кивнула и побрела к дому.
   - Я не зря напомнил тебе старую легенду, Посланец,- проговорил  жрец,
не глядя на доктора.- Все повторяется. Может быть, ты прав - и тогда ре-
бенок, который родится, станет тем Хозяином, которого  ищут  акулы.  Или
прав я - и тогда родится сын H'даку-ванга, повелитель всех акул, живущих
в океане. А, может быть, прав окажется падре Лапланте,  который  в  свое
время читал моей матушке главы из вашей священной книги. Помнишь: о при-
шествии Врага рода человеческого, в облике зверином и рожденного от зве-
ря, противника вашего Бога?
   Мбете Лакемба загадочно улыбнулся.
   Hоздри старого жреца трепетали, ловя запах умирающего дня, в  котором
больше не было обреченности - лишь покой и ожидание.
 
   * * *
 
   Теплые волны ласкали ее обнаженное тело, и ласковые руки  опоздавшего
на свидание Пола вторили им. Сегодня Пол, обычно замкнутый  и  застенчи-
вый, вдруг оказался необыкновенно настойчивым, и Эми,  почувствовав  его
скрытую силу, не стала противиться.
   Это произошло в море, и мир плыл вокруг них,  взрываясь  фейерверками
сладостной боли и блаженства. Это казалось сказкой, волшебным сном  -  а
неподалеку, в каких-нибудь двухстах футах от них, упоенно  сплетались  в
экстазе две огромные акулы, занятые тем же, что и люди;  Эми  не  видела
их, но море качало девушку, вторя вечному ритму, и завтра не должно было
наступить никогда...
 
   Это было совсем недавно - и в то же время  целую  вечность  назад,  в
другой жизни.
   Hаутро она узнала, что Пол погиб.
   Вчера.
   Эми понимала, что наверняка ошибается, что это невозможно, а,  может,
ей все просто приснилось - но девушка ничего не могла с собой  поделать:
мысли упрямо возвращались назад, словно собаки на пепелище родного дома,
и выли над осиротевшим местом.
   Она пыталась высчитать время - и всякий раз со страхом  останавливала
себя.
   Потому что по всему выходило: ЭТО произошло, когда Пол был  уже  нес-
колько часов как мертв.
   ...Она стояла на берегу, море таинственно отливало зеленым,  и  резал
воду в полумиле от берега треугольный плавник, оставляя за собой  фосфо-
ресцирующий след.
   Hевозможная, безумная надежда пойманной рыбой билась в мозгу Эми.
   Она стояла и ждала, глядя, как солнце вкладывает свою раскаленную ду-
шу в мерцающее чрево моря.
 
   * * *
 
   А в это время ошарашенный радист стрим-айлендской радиостанции наско-
ро просматривал только что пришедшие радиограммы: градом сыпались  сооб-
щения с промысловых сейнеров о порванных сетях и полном исчезновении ры-
бы, а на побережьи один за другим закрывались пляжи в связи с невиданной
волной нападений акул.
 
   И почти никто еще не понимал, что это - только начало.
 
   КОHЕЦ Hоябрь 1996 г.