Морис Бланшо.
   Неописуемое сообщество



 * ГЛАВА 1. Негативное сообщество *

                       Сообщество тех, кто лишен сообщества.
                                    Ж.Б.

     Опираясь на  замечательный текст Жана-Люка Нанси, я хотел бы продолжить
никогда не  прерывавшиеся,  но  лишь  изредка  высказываемые  размышления  о
требованиях  коммунистов, о  соотношении этих  требований с возможностью или
невозможностью некоего сообщества в такое время, которое вроде бы утратило о
нем  всякое понятие (но разве сообщество не находится за гранью разумения?),
и,  наконец,  о языковом  изъяне,  отметившем такие слова,  как  коммунизм и
сообщество  (communautй): ведь  мы  догадываемся,  что они обозначают  нечто
иное,  чем что-то общее,  присущее  людям, осознающим  свою  причастность  к
какой-либо группе,  коллективу,  объединению,  даже не будучи ее  подлинными
членами в какой бы то ни было форме[1].

     1. Jean-Luc Nancy. La communautй dйsoevrйe/А1еа,No 4.


Коммунизм и сообщество

     Коммунизм, сообщество: термины эти и впрямь являются  терминами лишь  в
той  мере, в какой  история и грандиозные исторические ошибки раскрывают нам
их  смысл  на  фоне   катастрофы,  превзошедшей  масштабы  полного  развала.
Опороченные или  не  оправдавшие  надежд  концепции  перестают существовать,
тогда как понятия, "неприемлемые" без их  вольного или невольного самоотказа
(что неравнозначно простому отрицанию), не позволяют нам отринуть их, или не
признать. Хотим мы этого или не хотим, мы обращаемся к ним именно по причине
их несостоятельности. Написав эту фразу, я вспомнил строки Эдгара  Морена, с
которыми могли бы согласиться многие из нас:
     "Коммунизм  -- это  главная  проблема и  основной  опыт  моей жизни.  Я
никогда  не  переставал узнавать самого себя  в выражаемых им настроениях  и
всегда   верил    в   возможность   создания    иного   общества   и   иного
человечества".[1]

     1. См. журнал "Le scarabeй international", #3.

     Это  незамысловатое  утверждение может  показаться  наивным, но  в  его
прямолинейности содержится вопрос, которого нам  не обойти: почему? что  это
за возможность, так или иначе связанная с неосуществимостью?  Утверждая, что
равенство  -- это основа  всякого  подлинного сообщества и что о нем  нельзя
говорить, пока потребности всех его членов  не будут удовлетворены  в равной
мере (требование  само  по  себе  минимальное), коммунизм  имеет в  виду  не
совершенное  общество, а принцип "открытого" человечества,  им же  самим,  в
сущности,  и порожденного,  "имманентного" (по  выражению Жана-Люка  Нанси):
имманентность  человека  по  отношению к  человеку,  что  предполагает также
взгляд на него как на абсолютно имманентное существо, поскольку  он является
или  должен стать целиком и полностью творением,  собственным творением, а в
конечном  счете -- творением всех;  все,  как говорит  Гердер,  должно  быть
произведено им -- от человечества  до природы (и даже Бога). Без остатка, до
конца. Это и есть внешне безобидное начало самого зловещего тоталитаризма.
     У  этого стремления к  абсолютной имманентности есть оборотная сторона:
устранение всего, что могло бы помешать человеку  (поскольку он равен самому
себе  и  сам  себя  определяет)  утвердиться  в  качестве  чистой личностной
реальности,  тем  более  замкнутой  в  себе, чем  она  доступней  для  всех.
Посредством своих неотторжимых прав личность утверждает свой отказ от любого
другого  происхождения, свое неприятие  любой  теоретической  зависимости от
других  людей,  которые  будут  рассматриваться  не  в  качестве   таких  же
личностей, то есть ее самой, повторенной  бесконечное  число раз, будь  то в
прошлом  или  в  будущем,  то  есть  существа  в  равной  мере  смертного  и
бессмертного:  смертного  в  своей  невозможности   бесконечно  длиться  без
самоотчуждения,   бессмертного,   поскольку  его  индивидуальность  --   это
имманентная жизнь, сама  по себе не имеющая  конца. (Отсюда неопровержимость
некоторых основных доводов Штирнера или де Сада.)


Требования общности: Жорж Батай

     Эта  взаимосвязь коммунизма и индивидуализма, осужденная самыми рьяными
приверженцами контрреволюционной мысли (де Местр и т.д.), а также и Марксом,
заставляет  нас поставить  под  вопрос  само понятие  взаимосвязи.  Но  если
взаимоотношения между  людьми перестают быть отношениями Того же к Тому же и
предполагают  образ  другого  как нечто  неустранимое  и в  равенстве  своем
диссиметричное  по  отношению к  тем,  кто его  рассматривает, то  тем самым
навязывается  совсем иной вид  взаимоотношений, влекущий за собой иную форму
общества,  которое  вряд  ли  можно  назвать  "общностью".  Если же мы решим
именовать  его  так, встанет  вопрос, чем обусловлено мышление  той или иной
общности   и,  вне  зависимости  от  того,   существует  оно  или   нет,  не
свидетельствует ли оно об отсутствии общности? Именно это случилось с Жоржем
Батаем, который добрый десяток лет стремился -- в мыслях и в реальности -- к
осуществлению требований  общности, и  в  конце  концов  оказался, пусть  не
совсем в одиночку, лицом  к  лицу с отсутствующей  общностью, всегда готовой
превратиться в отсутствие общности. "Полный разлад (забвение  всяких границ)
есть закон отсутствия общности". Или: "Никому не позволительно  принадлежать
к моему отсутствию общности" (цитаты заимствованы из журнала "Против всякого
ожидания"). Обратим  внимание  хотя бы на  местоимение  "мое": каким образом
отсутствие общности может считаться "моим"  в том же смысле,  в каком  можно
говорить о "моей" смерти, которая лишь разрушает всякую мою принадлежность к
чему бы то ни было и в то же время возможность любого моего присвоения?
     Не стану  повторять  рассуждении Жана-Люка Нанси,  когда он показывает,
что Батай  "бесспорно  достиг наибольших глубин в изучении судеб современной
общности": всякий пересказ неизбежно ослабляет и упрощает ход мысли, который
можно изменить  или даже целиком переиначить с  помощью цитат  из подлинного
текста.  Не  следует, однако,  упускать  из виду  что  невозможно оставаться
верным той или иной мысли, если не учитывать ее  собственную  неточность или
изменчивость, благодаря которым она,  оставаясь самой собой, не  переставала
становиться   другой  и   отвечать  иным  потребностям:  соответствуя   либо
историческим  переменам,  либо исчерпавшим себя экспериментам,  которые  нет
смысла  повторять.  Потребности эти противились  унификации. Нет  спору, что
примерно с 1930 по 1940 год слово "сообщество" поддается истолкованию легче,
чем  в  последующие периоды,  даже если публикация "Проклятой доли" и,  чуть
позже,  "Эротизма"  (где  отдается  предпочтение  одной  определенной  форме
общения)   развивает   почти   аналогичные   темы,   которые   не  поддаются
упорядочиванию  (можно  назвать  и  другие  работы:  неоконченный  текст   о
"Верховной  власти" и незавершенную  "Теорию  религии").  Можно сказать, что
политические требования никогда не исчезали из его мыслей, но что требования
эти  принимали  различные формы в силу внутренней или внешней необходимости.
Первые  же строки "Виновника" свидетельствуют об этом  безо всяких оговорок.
Писать под нажимом войны --  это не значит  писать о войне,  а  писать на ее
горизонте, как если  бы она была твоей  подружкой, с  которой ты делишь ложе
(полагая, что она уделит тебе местечко, краешек свободы).


Для чего нужно "сообщество"


     Для чего этот призыв "сообщества" или к "сообществу"? Перечисляю наугад
элементы того, что было нашей историей. Различные группы (чьим прототипом --
обожаемым  или  ненавидимым  -- стала группа  сюрреалистов);  многочисленные
объединения  вокруг  еще  не  существующих  идей  и  выдающихся   личностей,
наделенных чрезмерностью существования: прежде всего, это постоянная  память
о  советском государстве и предчувствие того, что  уже стало  фашизмом, хотя
его суть, как  и становление, ускользают от  общепринятых определений, ставя
мышление перед необходимостью сводить его к чему-то самому низкому и жалкому
либо,  напротив, указывать  на нечто важное  и поразительное,  что,  еще  не
будучи как следует обдуманным,  грозит затруднить борьбу с ним -- и  наконец
(а это могло  появиться  в первую очередь)  социологические исследования,  и
очаровывающие Батая, и с самого начала служащие ему источником познания и  в
то же время причиной быстро подавленной ностальгии по общинным формам бытия,
неосуществимость воспроизведения которых  нельзя недооценивать  даже  в силу
тех искушений, какими они нас обольщают.


Принцип неполноценности


     Я  повторяю за  Батаем вопрос: для чего нам "сообщество"? Ответ на него
дается  достаточно  ясный:   "В  основе  каждого  существа   лежит   принцип
недостаточности..." (принцип  неполноценности).  Это и в самом деле принцип,
определяющий возможности определенного  существа  и направляющий их.  Отсюда
следует, что  такая  принципиальная  нехватка  не связана  с  необходимостью
полноценности. Несовершенное  существо  не стремится объединиться  с  другим
существом  ради  создания  полноценной  общности.  Сознание  несовершенности
происходит   от  его  собственной   неуверенности  в  самом  себе  и   чтобы
осуществиться ему  необходимо  нечто  другое или некто другой.  Оставшись  в
одиночку,  существо замыкается  в себе самом, усыпляется и окоченевает. Или,
будучи одиноким, чувствует себя таковым лишь  тогда, когда на самом деле  им
не является. "Сама суть любого существа непрерывно оспаривается любым другим
существом.  Но взгляд, выражающий любовь и восхищение, трогает меня  подобно
сомнению касательно реальности". "То,  что я обдумываю, обдумывается не мною
одним".  Здесь  присутствует  некое  смещение   несхожих   мотивов,  которое
оправдывало бы их  анализ, если бы его  сила не состояла как  раз в мешанине
слитых воедино различий. Дело  обстоит так, как если бы мы ломились в дверь,
за  которой кишат мысли, могущие быть помысленными только целиком, но все их
множество загораживает  нам вход. Существо  стремится  не к  признанию, а  к
оспариванию для того, чтобы существовать, оно обращается к другому существу,
которое  оспаривает  и  нередко отрицает  его  с  тем,  чтобы  оно  начинало
существовать  лишь  в  условиях  этого   отрицания,  которое  и  делает  его
сознательным (в этом  причина его  сознания) относительно невозможности быть
самим  собою,  настаивать  на  чем-то  ipse[1],  если  угодно,  в
качестве   независимой  личности:  возможно,   именно  так   оно   и   будет
существовать,  испытывая  что-то  вроде вечно  предварительного  отчуждения,
чувствуя,  что его существование разлетелось вдребезги,  восстанавливая себя
только посредством непрестанного, яростного и молчаливого расчленения.

     1. Здесь: самостоятельно (лат.). -- Прим. перев.

     Таким  образом, существование каждого  существа взывает к другому или к
множеству других (это подобно  своего рода цепной реакции, для осуществления
которой  потребно  известное   число   элементов   и   которая,   в   случае
неопределенности  этого  числа, рискует  затеряться в  бесконечности подобно
Вселенной,  создающейся   лишь  посредством  самоограничения  во  вселенской
бесконечности). Тем самым оно взывает к сообщности, сообщности конечной, ибо
она, в  свою  очередь, полагает  свой принцип  в конечности  составляющих ее
существ, которые не потерпят, чтобы  она (сообщность) не  довела их до самой
высокой точки напряжения образующей их конечности.
     Здесь мы  сталкиваемся  с большими трудностями.  Сообщество,  будь  оно
многочисленным  или малочисленным, --  теоретически и исторически существуют
лишь малочисленные сообщества -- как-то: сообщество монахов, хасидов, членов
киббуца,  сообщества  ученых,  сообщества   ради   "сообщества",  сообщества
влюбленных -- тяготеет к причастности, даже к слиянию, то есть сплавлению, в
котором  различные  элементы   становятся  чем-то  единым,   сверхличностью,
вынужденной отвечать на те же возражения, что  и сознание  простой личности,
замкнутой в своей имманентности.


Причастность?


     Сообщество может  разрешиться  причастностью (что явно  символизируется
любым   евхаристическим    причастием),    на    что   указывает   множество
разнообразнейших примеров.  Такова  замороченная  группа,  заявившая о  себе
зловещим  коллективным самоубийством в Гвиане  и "группа слияния", названная
так  Сартром  и  проанализированная  им в  "Критике диалектического разума".
Можно  было  бы  немало  сказать об этом слишком незатейливом противостоянии
двух форм социальности: серия  (личность как  числовая  величина)  и слияние
(осознание   свобод,  которое  не  может   являться  таковым,  если  оно  не
растворяется или не возвеличивается в некой подвижной  целокупности ею же --
военная или фашистская группа, каждый член которой перепоручает свою свободу
и даже сознание воплощающей ее Главе, которой не грозит отсечение, поскольку
по определению она находится выше любого посягательства).
     Поразительно,  что  Жорж  Батай,  само  имя  которого  для  многих  его
читателей  равнозначно  экстатической  мистике  или   мирскому  исследованию
экстатического опыта (если не принимать во внимание нескольких двусмысленных
фраз)[1]   исключает  возможность  "окончательной  слиянности   в
каком-то  коллективном  гипостазе"  (Жан-Люк Нанси).  Это  вызывает  у  него
глубокое  отвращение.  Не следует  забывать,  что  для  него  менее  значимо
восхищение, заставляющее  забыть  обо всем (в том числе  и  о себе),  нежели
взыскующее   движение,   утверждающее  себя   посредством  введения  в  игру
неполноценного   существования  и  отстранения  от  него,  --  движение,  не
способное отречься от этой неполноценности, губящее как саму  имманентность,
так  и  привычные  формы трансцендентности.  (По  этому  вопросу  я  отсылаю
читателей к текстам, появившимся в "Нескончаемой беседе".)
     Стало  быть  (это  "стало  быть",  нужно  признаться,  звучит  чересчур
поспешно),   сообщество   не   должно   ни  превозноситься,   ни  растворять
составляющие его элементы в неком возвышенном единстве, готовом упразднить и
себя  и  сообщество как  таковое. Несмотря на это,  сообщество  не  является
простым   разделом   в  установленных   им   границах   единой  воли   между
многочисленными его членами, пусть даже раздел этот происходит бесцельно, то
есть ради распределения "чего-то", что заведомо нельзя распределить:  слова,
молчания.

     1.   Идея  "сопричастного  единства"  не  чужда  некоторым   страницам,
посвященным  понятию Сакральности и опубликованным (еще до войны) в "Cahiers
d'art" -- быть может, в качестве аккомпанемента к некоторым выражениям Лора.
Сходным образом можно истолковать фразу "Сакральность -- это причастие": она
поддается  двоякому пониманию. Или  еще  одна  фраза:  "причастие,  слияние,
экстаз невозможны без ломки перегородок..."  -- все это поспешно  вносится в
записные  книжки, не предназначенные для печати, но  и отмахнуться  от всего
этого   тоже   нельзя,  учитывая   выраженную   здесь   жгучую,  безоглядную
потребность.

     Когда  Жорж  Батай говорит о  принципе  недостаточности, "основе каждою
существа",  мы, кажется,  без труда понимаем,  о  чем идет  речь. И, однако,
трудно уразуметь его  слова по-настоящему. Недостаточность  по  отношению  к
чему?  К  существованию?  Нет,  он   явно   имеет  в  виду   что-то  другое.
Эгоистической или бескорыстной взаимопомощи, наблюдаемой также и в обществах
животных,  недостаточно  даже для того,  чтобы  обеспечить  простое  стадное
существование.  Возможно,  что стадная  жизнь  подчинена  иерархии,  но  это
подчинение одного члена стада  другому остается  единообразным,  оно  лишено
частностей.  Недостаточность  не  определяется  моделью  достаточности.  Она
стремится  не  к  тому,  что  положило  бы  ей  конец,  а  скорее к  избытку
неполноценности,    только   углубляющемуся    по   мере   его   нарастания.
Недостаточность  неминуемо  приводит   к  раздорам,  которые,   пусть   даже
виновником их  буду только я один, сводятся к тому,  что  я пытаюсь обвинить
кого-то другого (или что-то другое) в его позиции, ставящей меня в положение
простой  пешки для игры.  Если человеческое существование есть радикальный и
постоянный  залог этой  игры, оно  не  в  состоянии  обнаружить  в себе этой
превосходящей  его возможности, в противном  случае оно никогда бы  не могло
ответить вопросом на вопрос (ясно,  что  самокритика -- это отказ от критики
другого   род  самодостаточности,  сохраняющей  право  на   недостаточность,
самоунижение перед собственной  самостью, которая в результате  этого только
самовозвеличивается).[1]
     1.  То,  чем  обусловлен   принцип  недостаточности,  тоже  может  быть
избыточным.   Человек   --  неполноценное  существо,   обладающее   избытком
кругозора. Избыток неравнозначен переполнению, изобилию. Избыток недостатка,
недостатком   и  обусловленный.   --   это  вечно  неутолимое  стремление  к
человеческой недостаточности.

Смерть другого

     Так откуда  же исходят самые  основательные  обвинения в мой адрес?  Их
причина -- не  в  моем взгляде на себя  самого как  на существо  конечное  и
сознающее,  существующее в смерти и ради  смерти, а в моем присутствии перед
другим,  уходящим  в смертельную отлучку. Необходимость  присутствовать  при
окончательной  отлучке умирающего,  принимать  на  себя  смерть  другого как
единственную  смерть,  имеющую  ко  мне  касательство, -- вот что  буквально
выводит меня из  себя, вот что можно  считать единственным разрывом, который
во  всей  его невозможности  может открыться передо мной вместе с  открытием
какого-либо сообщества.
     Процитирую   Жоржа   Батая:  "Очевидец  смерти   себе  подобного  может
существовать впредь только вне себя".  Безмолвная беседа, которую  я веду  с
умирающим, держа его руку в своей  руке,  длится  не только для  того, чтобы
помочь  ему умереть,  но  и  разделить одиночество  этого  события,  которое
кажется его полным  и неразделимым достоянием в той мере, в какой оно лишает
его любого достояния. "Да, это правда (чья правда?), ты умираешь. Но умирая,
ты не только  отдаляешься.  Ты еще здесь,  ибо даришь  мне свое умирание как
соглашение, превозмогающее любую муку, и я лишь тихонько вздрагиваю от того,
что тебя  раздирает, теряя  дар слова  заодно с  тобой, умирая с тобой и без
тебя, позволяя  себе умирать вместо тебя, получая  этот  дар, непосильный ни
для  тебя, ни для меня". На  все это существует такой ответ: "Ты  живешь той
иллюзией,  от  которой я умираю".  А  на это можно ответить  так: "Иллюзией,
которая умерщвляет тебя, когда ты умираешь" ("Шаг за предел").


Ближний умирающего


     Вот  что образует  сообщество. Не было бы никаких сообществ, если бы не
было переживаемых сообща событий, первого и последнего, которые в каждом  из
нас  лишаются возможности существовать. На  что  уповает  сообщество, упрямо
старающееся  свести  все  общение между "я" и  "ты" к  асимметричным связям,
которые  поддерживаются  обращением  на  "ты"?  Почему  вводимые сообществом
трансцендентные связи занимают место  власти,  единства,  внутреннего  мира,
сталкивая их с посягательством  внешней среды, над которой трансцендентность
не  властна?  И  что сказала  бы она, будь у нее возможность  высказаться об
умирании, не нарушая положенных ей  пределов? "Никто  не умирает в одиночку,
и, если с человеческой точки зрения так  необходимо быть ближним умирающего,
ничтожная  роль этого ближнего  сводится  к тому, чтобы кротким прекословием
удержать   того,  кто  умирает,  на  том  откосе,   где  он  сталкивается  с
невозможностью умереть в настоящем. Не умирай сейчас; пусть у тебя  не будет
никакого  "сейчас" для смерти. "Не будет" -- последнее  слово, слово защиты,
становящееся  подачей  жалобы,  косноязычным  отрицанием: "не  будет"  -- ты
умрешь" ("Шаг за предел").
     Из всего  этого  не  следует, будто  сообщество  обеспечивает  человеку
что-то вроде  бессмертия. Наивно было  бы утверждать: я не умираю, поскольку
сообщество  (страна,  Вселенная,  человечество,  семья),  частью  которого я
являюсь,  продолжает существовать.  На  самом деле все  происходит  почти  в
точности наоборот. Цитирую Жана-Люка Нанси: "Сообщество  не способно связать
между собою своих членов  узами высшей жизни, бессмертной или посмертной ...
Оно  по складу своему ... готово к смерти тех, кто, быть  может, понапрасну,
именуются   его   членами".  В   самом   деле,   "член"  равнозначен   некой
самодостаточной единице  (личности), вступающей  в сообщество по соглашению,
по настоятельной необходимости или по долгу родства -- кровного,  расового и
даже этического.


Сообщество и праздность

     Обреченное на смерть сообщество  "обречено" на нее совсем  не так,  как
оно  обречено  на  деятельность.  Оно  не  "совершает пресуществления  своих
покойных членов в какую-либо субстанцию или материю -- родину, родную землю,
нацию  ... абсолютный фаланстер или мистическое тело...".  Опускаю несколько
фраз,  несмотря на всю их важность, и обращаюсь к тому утверждению,  которое
кажется мне решающим: "Сообщество само выявляется в смерти другого, ибо сама
смерть есть истинное  сообщество  смертных, их непостижимое со-причастие. Из
чего  следует,   что  сообщество   занимает   необычное  место:  оно   несет
ответственность  за  невозможность  собственной имманентности, невозможность
существования   в   сообществе   в   качестве  субъекта.  Сообщество   несет
ответственность  за невозможность  собственного существования  и в некотором
роде  категорически  отрицает   его...  Сообщество  --  это  постижение  его
"членами"  их  смертоносной  истины  (поскольку нет сообществ,  состоящих из
бессмертных...).  Оно есть постижение конечности и непоправимого избытка, на
которых зиждется конечное бытие...".
     Здесь  в  ходе  наших  рассуждении следует  подчеркнуть  два пункта: 1)
Сообщество  не  является редуцированной формой общества, равным образом, оно
не  стремится к общностному слиянию. 2) В противоположность любой социальной
ячейке,   оно   чурается  производства  и  не  ставит  перед  собою  никаких
производственных целей.  Чему же оно служит? Да ничему, разве  что  оказанию
помощи  другому даже  в  миг  его  смерти,  чтобы этот другой  не  отошел  в
одиночку, а  почувствовал поддержку и в  то же время сам оказал  ее другому.
Сопричастие в смерти -- замена истинного причастия. Жорж Батай пишет: "Жизнь
сообща должна держаться на высоте смерти. Удел большинства частных жизней --
незначительность. Но любое сообщество  способно существовать лишь  на высоте
гибельной напряженности, оно  распадается,  как  только перестает  постигать
особое величие смертельной опасности".
     Читая  этот  отрывок,  хочется  отстраниться  от  сочетания   некоторых
использованных в нем терминов (величие, высота), ибо речь в нем  идет  не  о
сообществе богов, а,  тем  более, героев и сильных мира сего (как  это часто
случается  у Сада, где поиски неумеренных наслаждений не ограничены смертью,
поскольку  причиняемая или принимаемая смерть доводит наслаждение до  высшей
точки, точно так  же, как  она  вершит свою власть,  замыкая человека  в нем
самом, тем самым давая ему возможность самовосторжения, присущего владыкам).


Сообщество и письмо


     Сообщество -- это  не обиталище Властности. Оно  показывает,  выставляя
напоказ себя самое. Оно включает в себя  внешнюю сторону бытия, которое  эту
сторону  исключает. Внешнюю сторону, с  которой не в силах  совладать мысль,
хотя бы наделяющая ее  различными именами: смерть, отношение  к  другому или
даже слово, когда оно не подчинено речевым оборотам и в силу этого исключает
всякую связь с самим собой, тождественную или противоположную.
     Сообщество, определяющее место  всех и  каждого,  меня  и самого  себя,
представляющееся чем-- то самоисключающим (самоотсутствием) -- такова уж его
судьба,  дает  повод  для   нераздельного  и   в   то   же  время  неизбежно
множественного слова  и, таким образом, не  может изливаться в словах, вечно
обреченное заранее, невостребованное,  бездеятельное  и  не  кичащееся  даже
этими пороками.
     Таков  дар  слова,  равнозначный  "чистой" потере,  исключающей  всякую
возможность быть услышанным другим, хотя этот другой мог бы  воспользоваться
если не словом,  то  хотя  бы  мольбой  о  речи,  таящей  в  себе  опасность
отверждения, заблуждения или непонимания.
     Так выявляется, что сообщество даже в  своем крушении отчасти связано с
известного рода письмом,  которое только и знает,  что ищет последние слова:
"Приди,  приди,  придите,  вы  или  ты,  которым  не  пристало  прибегать  к
приказанию, просьбе, ожиданию".

     При слове  "приди" невольно приходит  на  ум  незабываемая  книга  Жака
Дерриды "Об апокалиптическом  тоне,  некогда принятом в философии", особенно
та фраза  из  нее,  которая  странно  созвучна  с  той,  что мы  только  что
процитировали: "Произнесенное в повелительной  тональности, слово "приди" не
содержит  в себе ни  пожелания, ни приказа,  ни просьбы, ни мольбы". Приведу
здесь и еще одно рассуждение:
     "Разве  апокалиптика не является  трансцендентным условием  любой речи,
любого опыта, любой пометки,  любого отпечатка?" Значит ли это, что именно в
сообществе слышится,  против  всякого  ожидания  и как  особая его  примета,
апокалиптическая тональность? Вполне возможно.

     Будь мне позволено --  но по нехватке средств об  этом не  может идти и
речи -- повторить  ход  рассуждении  Жоржа Батая  касательно  сообществ, мне
пришлось  бы  отметить  следующие  этапы:  1)   Поиски   некого  сообщества,
существующего хотя бы в  виде  группы (в таком случае прием  в  него  чреват
риском отказа  или полного отвержения):  взять хотя бы  группу сюрреалистов,
почти  все члены  которой мне совсем не  по  нутру, в таком случае  остается
возможность безуспешной попытки:  вступить  в  нее  и  тут  же  организовать
анти-группу, резко размежеваться. 2) "Контратака" --  таково название другой
группы; следовало бы  хорошенько  уяснить, что позволяет ей выжить скорее  в
условиях  борьбы, чем  в условиях  бездеятельности.  В каком-то  смысле  она
способна существовать только на улице (прообраз майских событий 68-го года),
то  есть вовне. Самоутверждается  она  с  помощью  листовок,  которые тотчас
разлетаются   и   бесследно   пропадают.   Она  пытается  афишировать   свои
политические  "программы",  хотя  основа  этой  группы  --  мысленный  бунт,
безмолвный  и подспудный  ответ  на сверхфилософию,  приведшую Хайдеггера  к
временному  соглашательству  с  национал-социализмом,  в  котором  он  видел
подтверждение  своих  надежд  на то,  что Германия станет преемницей древней
Греции с преобладающей ролью философии в ее судьбе.  3)  "Акефал".  Это, как
мне  кажется, единственная группа, с которой  считался  Жорж  Батай, надолго
сохранившей о ней воспоминания как о своей последней возможности.
     "Социологический коллеж", при всей  своей значительности, никак  нельзя
приравнять к некой уличной манифестации:  он взывал к утонченному знанию, он
подбирал  своих  членов  и свою аудиторию единственно с  целью  осмысления и
постижения  вопросов, которыми  почти  не интересовались официальные научные
учреждения, хотя вопросы эти и не были им чужды. Тем более, что руководители
этих научных учреждений первыми их поставили в той или иной форме.


Сообщество "Акефал"

     "Акефал" до сих пор окутан тайной. Те, кто в нем участвовали, не совсем
уверены,  что и  впрямь  были его членами. Они предпочитали помалкивать,  их
преемники тоже держат язык за зубами. Тексты, вышедшие под  грифом "Акефал",
не  раскрывают  значения этого сообщества,  за исключением нескольких  фраз,
много лет спустя после  опубликования потрясавших даже самих авторов. Каждый
его член являлся не только  персонификацией всего сообщества  в целом, но  и
воплощением   --  яростным,  бессвязным,   растерзанным,  немощным   --  той
совокупности существ,  которые,  стремясь к целостному существованию, обрели
лишь небытие, на которое они были заранее обречены. Каждый член представляет
собою группу  лишь в силу своей  абсолютной  отъединенности, которая  жаждет
самоутвердиться,   дабы  порвать  с  группой  все   отношения,  и  без  того
парадоксальные и бессмысленные, если только можно представить себе отношения
с другими абсолютами, исключающими  наличие  каких бы то ни  было отношений.
Наконец,  тот  "секрет",  который  знаменует их отъединенность,  не  следует
искать  в  каком-нибудь  лесу,  где  могла быть заклана жертва  -- покорная,
готовая принять  смерть  от руки того, кто  может нанести  ее, только умирая
сам.  Здесь  невольно  вспоминается   роман   "Бесы"  и   описанные   в  нем
драматические события: в  ходе их  группа  заговорщиков, желая скрепить свою
организацию кровью, возлагает ответственность за убийство, совершенное одним
человеком,  на  всех остальных, укрепляющих свое "эго" стремлением  к  общей
революционной  цели, по  достижении которой  все  они  должны  были  слиться
воедино.  Пародия  на  жертвоприношение,   совершаемое  не  ради  разрушения
угнетающего порядка, а для того, чтобы свести разрушение к иной форме гнета.
     Деятельность сообщества "Акефал", в той мере, в  какой каждый  его член
нес  ответственность  не  только за всю группу, но  и за существование всего
человечества, не могла осуществляться только двумя ее членами, поскольку все
принимали  в  этой  деятельности равное и  полное  участие и  были  обязаны,
подобно  защитникам  Массады, бросаться  в  пропасть  небытия,  тем не менее
воплощавшегося  в самом  сообществе.  Можно  ли  все это  считать  абсурдом?
Разумеется,  но  не   только,  ибо  оно  означало  разрыв  суставом  группы,
учредившей  его   как   вызов   окружавшей   его   трансцендентности,   хотя
трансцендентность  эта  не  могла быть  ни чем иным,  как трансцендентностью
данной группы, внешней стороной  того,  что составляло  сокровенную суть  ее
множественности.   Иначе  говоря,  самоорганизуясь  с  целью   человеческого
жертвоприношения,  это сообщество как бы отрекалось  от  своего отречения от
любой  деятельности,  будь  ее целью смерть  или  только  симуляция  смерти.
Невозможность смерти в самой неприкрытой ее возможности  (нож, приставленный
к  горлу  жертвы,  который  одним  движением перерезает  глотку  и "палачу")
откладывала до конца времен преступное деяние, посредством которого могла бы
самоутвердиться пассивнейшая из пассивностей.


Жертвоприношение и самопожертвование

     Жертвоприношение --  навязчивая  тема Жоржа Батая, смысл которой был бы
обманчив, если бы он постоянно не ускользал от исторического  и религиозного
истолкования с  их непомерными претензиями: открываясь с их помощью  другим,
этот смысл решительно отчуждает их от себя. Темой жертвоприношения пронизана
вся  "Мадам  Эдварда",  но  оно не  объясняется в  ней.  В "Теории  религии"
утверждается: "Совершить жертвоприношение не значит убить, а значит отринуть
и  даровать".  Примкнуть  к  "Акефалу"  --  значит отринуть  самого  себя  и
отдаться: бесповоротно отдаться  безграничному самоотречению[1] и
самопожертвованию.  Вот   пример  жертвоприношения,  созидающего   общество,
разрушая его, предавая освобождающему времени,  которое  не поощряет  ни сам
этот акт, ни тех, кто  предается ему и любой другой форме самовыявления, тем
самым  обрекая их на одиночество, не  только не  служащее им защитой,  но  и
рассеивающее как их,  так и самое  себя, лишающее  возможности самообретения
как по одиночке,  так  и сообща.  Дарение и самоотречение таковы,  что на их
пределе уже не остается ничего, что можно было бы дарить, от чего можно было
бы отречься, и само время становится всего лишь одним из  приемов, с помощью
которого даримое ничто  предлагает себя и утаивается в себе, подобно капризу
абсолюта, уделяющему в себе место чему-то другому, превращаясь в собственное
самоотсутствие.  Самоотсутствие, частным образом  приложимое  к  сообществу,
единственной  и   совершенно  неуловимой   тайной  которого  оно   является.
Самоотсутствие  сообщества  неравнозначно его крушению: оно принадлежит  ему
как  мигу  своего  наивысшего  напряжения  или  как  испытанию,  обрекающему
сообщество на  неминуемый распад.  Деятельность "Акесрала"  была  совокупным
опытом, который невозможно было ни пережить сообща, ни сохранить порознь, ни
приберечь  для  последующего самоотречения. Монахи отрекаются  от  того, что
имеют,  и от  самих себя  ради участия в сообществе,  благодаря которому они
становятся обладателями  всего на свете под ручательством Бога; то же  самое
можно сказать о  киббуце  и  о реальных или  утопических формах  коммунизма.
Сообщество  "Акефал"  не  могло  существовать   как  таковое,   а  лишь  как
неотвратимость и  отстраненность: необходимость смерти, ближе которой ничего
не   бывает,   предрешенная   отстраненность   от   того,   что   противится
отстраненности. Утрата сообществом Главы не исключает, стало быть, не только
идеи   главенства,  которую  эта  глава  символизировала,  идеи  начальства,
мыслящего  разума, расчета,  меры  и  власти,  -- она  не исключает и  самой
исключительности, понимаемой как предумышленный и самодовлеющий акт, который
мог  бы воскресить  идею  главенства  под  маской  распада. Обезглавливание,
влекущее за собой "безудержный разгул страстей", может быть совершено только
разгулявшимися  уже  страстями,  стремящимися  самоутвердиться  в  постыдном
сообществе, приговорившем самое себя к разложению.[2]
     1.  Есть   дары,  получение  которых  обязывает   одаряемого   сторицей
отблагодарить дарящего: таким образом, дарения как  такового не  существует.
Дар, являющийся самоотречением,  обрекает дарящее  существо на безвозвратную
потерю  всякого  расчета и  самосохранения, да и самого себя: отсюда тяга  к
бесконечному, таящаяся в безмолвном самоотречении.
     2. Как известно, роман Достоевского  "Бесы" обязан своим происхождением
факту  из уголовной хроники, весьма,  впрочем,  многозначительному. Известно
также, что исследования Фрейда о происхождении  общества побудили его искать
в  преступлении (воображаемом  или  совершенном в  действительности,  но для
Фрейда  одинаково реальном)  причину перехода  от орды к регламентированному
или упорядоченному сообществу. Убийство  вожака орды превращает его  в отца,
орду -- в группу, а членов  этой орды --  в сыновей и братьев. "Преступление
предшествует  зарождению группы, истории, языка" (Эжен Энрикес.  От  орды  к
государству). Мы, как мне  кажется, совершим непростительную ошибку, если не
примем  во  внимание  то,   чем  отличаются  фантазии  Фрейда  от  установок
"Акефа-ла":  1)Смерть,  разумеется,  присутствует  в   этих  установках,  но
убийство, даже  в виде жертвоприношения, исключается  Прежде  всего,  жертва
должна  быть  добровольной,  а  одной  добровольностью  здесь  не  обойтись,
поскольку смерть  может нанести лишь тот,  кто,  нанося ее,  умирает в то же
время сам. то есть обладает способностью превратиться в добровольную жертву.
2)Сообщество  не может основываться на  кровавом жертвоприношении всего двух
своих членов, призванных искупить грехи всех, сыграть роль козлов отпущения.
Каждый должен  умереть ради всех,  и только смерть всех может определить для
каждого  судьбу  сообщества  3)Но ставить  своей целью акт  жертвоприношения
значит попрать устав группы, первейшее требование которого  состоит в отказе
от любого  деяния (в  том числе  и  смертоносного), -- устав,  основная цель
которого исключает любые цели. 4) Этим обусловлен переход к совершенно иному
виду жертвоприношения,  представляющему из  себя уже не убийство  одного или
двух   членов  сообщества,   а   дарение   и   самоотречение,  бесконечность
самоотречения.  Обезглавливание, отсечение  Главы  не грозит, таким образом,
главарю или отцу и не превращает остальных  членов сообщества  в братьев,  а
только  побуждает их к  участию  в  "безудержном разгуле страстей".  Все это
дарует   участникам   "Акефала"    способность   предчувствовать   бедствие,
превосходившее любую форму трансцендентности.


Внутренний опыт

     Таким  образом,  еще  до своего  основания обреченный на  невозможность
когда-либо   быть   основанным,    "Акефал"    был   сопричастен   бедствию,
превосходившему  не  только  это  сообщество  и  ту вселенную,  которую  оно
призвано  представлять, но и всякое понятие о трансцендентности. Разумеется,
есть  что-то ребяческое  в призыве к  "безудержному  разгулу  страстей", как
будто эти  страсти были  приуготованы  заранее и распределялись (абстрактно)
между   теми,  кто  на  них  мог  позариться.   Единственным  "эмоциональным
элементом", который  можно  распределить, не прибегая  ни  к какому  дележу,
является  неотвязная ценность  чувства близости  смерти,  то  есть  времени,
разносящего существование в клочья,  освобождая его от всего, что осталось в
нем  рабского.  Иллюзия  "Акефала"   состояла,  стало  быть,  в  возможности
самоотречения сообща, самоотречения от смертной муки, доводящего до экстаза.
Смерть,   смерть  другого,  подобно  дружбе   и  любви,  высвобождает  некое
внутреннее, сокровенное пространство, которое  у Жоржа  Батая всегда было не
субъективным  пространством, а  ускользанием за его пределы. Таким  образом,
"внутренний  опыт" свидетельствует о чем-то прямо  противоположном тому, что
нам  чудится  в  его свидетельстве:  о самоопровергающем движении,  которое,
исходя от субъекта, его  же  и  опустошает,  ибо коренится  прежде  всего  в
соотношении с другим, равнозначным всему  сообществу, которое было бы ничем,
если бы  не открывало того, что подвергает себя бесконечному отчуждению, и в
то же время не предрешало  его неумолимую конечность. Сообщество, сообщество
равных, подвергающее  их  проверке  неизведанным неравенством, не  стремится
подчинить одних другим, но облегчает постижение того, что есть непостижимого
в этом новом отношении к ответственности (или самостоятельности?). Даже если
сообщество  исключает непосредственность,  которая  подтвердила  бы  степень
растворения  каждого  во  всеобщем обмороке,  оно  предлагает или навязывает
знание  (опыт,  Erfahrung)  того, что не может быть познано: это  "бытие-вне
себя"  (или  вовне),  то  есть  восторг  и  бездна,  не перестающие  служить
взаимосвязью.
     Было бы, разумеется, обманчивым искушением видеть во "внутреннем опыте"
замену и продолжение  того, что не  могло  иметь  места в  "Акефале"  даже в
качестве попытки. Но то, к чему это сообщество было действительно причастно,
требовало  своего  выражения  в  парадоксальной  форме  какой-нибудь  книги.
Известным образом, иллюзорность озарения, перед тем как  передаться кому-то,
должна быть показана  другим -- не  для  того, чтобы затронуть  в  них некую
объективную  реальность  (отчего  она  тут же  обратилась  бы  в  реальность
извращенную), а  для .того, чтобы они поразмышляли  над ней, разделяя ее или
оспаривая (то  есть  выражая по-другому, даже изобличая ее  в соответствии с
той  противоречивостью, которую  она в себе  заключает). В силу всего  этого
заветы  сообщества  пребывают  неизменными. Сам по  себе экстаз  не имел  бы
никакой  ценности, если бы он не передавался и, прежде всего, не давался как
бездонная  основа   любой  коммуникации.  Жорж  Батай  всегда   считал,  что
внутренний  опыт  был  бы невозможен, если бы он ограничивался только  одним
человеком,  способным  нести  его  значимость,  его выгоды и невыгоды:  опыт
совершается, продолжая  упорствовать  в  своем  несовершенстве,  лишь тогда,
когда  им  можно  поделиться,  и  в  этом дележе обнаруживает свои  границы,
обнаруживается  в  этих  границах,   которые   ему  надлежит  преодолеть   и
посредством   этого   преодоления   выявить   иллюзорность  или   реальность
абсолютности закона, ускользающего от всех,  кто хотел  бы поделиться  им  в
одиночку. Закона,  предполагающего, стало быть, наличие какого-то сообщества
(соглашения,  взаимопонимания),   пусть  мимолетного,  между  двумя  разными
людьми,  преодолевающего  малой  толикой  слов  невозможность  высказывания,
сводящегося, вроде бы, к единственному проявлению опыта, к его единственному
содержанию: способности передачи  того, что  таким  образом пополняется, ибо
стоит передавать только непередаваемое.
     Иначе  говоря, опыта в чистом виде не существует; нужно еще располагать
условиями, без которых он невозможен (даже в самой своей невозможности), вот
почему   и  необходимо   сообщество   --   возьмем,   к   примеру,   замысел
"Сократического коллежа", заранее обреченный на провал и задуманный лишь как
последняя судорожная тяга к  сообществу,  неспособная осуществиться. А взять
"экстаз":  сам  по  себе  он есть  не  что  иное, как  связь,  коммуникация,
отрицание обособленного  существа, которое,  исчезая в момент этого  резкого
обособления,  пытается воодушевиться  или  "обогатиться"  за счет того,  что
нарушает свою  отъединенность, открывая  себе путь в безграничное; хотя  все
эти положения, по правде говоря,  высказываются лишь для  того,  чтобы  быть
опровергнутыми:  обособленное существо  --  это индивид, а индивид  -- всего
лишь  абстракция, экзистенция  в  том виде,  в каком  представляет  ее  себе
дебильное сознание заурядного либерализма.
     Не  стоит,  пожалуй,  прибегать   к   рассмотрению  столь  сложного   и
трудноопределимого понятия, как  "экстаз", чтобы  выявить людей той или иной
практики  и  теории, которые  калечат их, разобщая друг с другом. Существует
политическая   деятельность,   существует   цель,   которую  можно   назвать
философской, и  существует этический поиск (потребность  морали преследовала
Жоржа Батая  так же  неотступно,  как и Сартра, с тою  лишь разницей,  что у
Батая она была главенствовавшей, тогда как  у Сартра,  над  которым тяготело
его "Бытие и  Ничто", она  была  чем-то вроде  горничной, служанки,  заранее
обреченной на повиновение).
     Отсюда  следует,  что когда мы читаем (в посмертных  заметках): "Объект
экстаза --  это  отрицание  изолированного  бытия", нам  бросается  в  глаза
ущербность  этого ответа,  связанная с  самой  формой вопроса, поставленного
одним его другом (Жаном Брюно). И, напротив, нам становится ясно, мучительно
ясно, что экстаз не имеет объекта, как, впрочем, и причины. Что он отвергает
любую форму достоверности. Это слово (экстаз) не напишешь,  не  заключив его
предварительно  в кавычки, ибо никому не дано  знать, что же оно обозначает,
да и существует ли вообще экстаз:  выходя за пределы знания, включая в  себя
незнание,  он  противится  любому утверждению,  кроме  словесного,  зыбкого,
неспособного  служить  залогом  его  подлинности.  Его  главная  особенность
состоит в том, что испытывающий  экстаз  находится вовсе не там, где  он его
испытывает и, следовательно, не в силах его испытать.
     Один  и тот же  человек  (на самом деле он уже не  тот  же самый) может
считать,  что  он  может  овладеть  собой,  погрузившись  в  прошлое  как  в
воспоминание:  я вспоминаю о себе, я восстанавливаю себя в  памяти, я говорю
или  пишу  в  исступлении,  превосходящем  и сотрясающем  всякую возможность
воспоминания.
     Самые строгие, самые суровые мистики (в первую очередь  св. Хуан  де ла
Крус) приходили к выводу, что  воспоминание, рассматриваемое в личном плане,
может быть лишь чем-то весьма сомнительным; принадлежа памяти, оно относится
к  разряду  понятий,  пытающихся  вырваться  из-под  ее  власти  --   власти
вневременной памяти или памяти о прошлом, которое никогда не было пережито в
настоящем (и, стало быть, чуждом какому бы ни было Erlebnis[1]).

     1. Переживанию (нем.). -- Прим. перев.

Раздел тайны

     Сходным  образом,  самое  личное в  нас не может храниться  как  тайна,
принадлежащая кому-то одному,  поскольку  она разрушает границы  личности  и
жаждет быть разделенной, более того, утвердиться  именно в качестве раздела.
Этот раздел возвращает нас к сообществу, выявляется в нем, самоосмысляется и
тем  самым  подвергает  себя  опасности,  становясь  истиной  или  объектом,
поддающимися удержанию,  тогда как  сообщество, по словам  Жана-Люка  Манси,
может  удержаться  лишь  как  местопребывание  --  неуместность, где  нечего
удерживать, -- как тайна, лишенная всякой таинственности, действующая только
посредством недеяния, пронизывающего даже письмо или -- при любом  публичном
или  словесном общении  --  заставляющего  звучать  конечное безмолвие, хотя
недеяние не может быть  уверено,  что все наконец-то  закончится.  Нет конца
там, где царит конечность.
     Если прежде мы считали сутью сообщества  незавершенность или  неполноту
существования,  то  теперь  усматриваем  в  ней  знак  того,  что  возвышает
существование до такой степени,  что оно рискует  раствориться в  "экстазе";
это   исполнение  существования  как  раз  в   том,  что  его  ограничивает,
самовластие  в том, что делает его отвлеченным и ничтожным, перетекание в ту
единственную  связь,  которая  теперь  ему  подобает и  преодолевает  всякую
буквальную  условность, когда  та запечатлевается  в деяниях лишь для  того,
чтобы утвердиться в недеянии, неотвязно преследующем их,  даже если они не в
силах погрузиться в него.  Отсутствие  сообщества  способно  положить  конец
чаяниям групп; отсутствие  деяния,  которое, напротив,  нуждается в деяниях,
измышляет их, позволяя  им вписаться в  притягательные поля недеяния, -- вот
поворотный столб, равнозначный военному опустошению, который может послужить
устоем  целой  эпохи. Жорж  Батай порой  признавался, что все написанное  им
ранее,  за исключением "Истории глаза" и  "Эссе  об  издержках", быть может,
выпавших у него из памяти, суть лишь несостоявшийся подступ  к осуществлению
потребности в письме.
     Это  дневная исповедь, подкрепляемая исповедью ночной ("Мадам Эдварда",
"Малыш...") или заметками из  душераздирающего  "Дневника" (который  писался
без всяких планов на публикацию), если только  ночная исповедь, невыразимая,
не поддающаяся датировке и могущая принадлежать лишь несуществующему автору,
не открывает собою иную форму сообщества,  когда горстка друзей,  каждый  из
которых  представляется  единственным  в  своем  роде  существом,  вовсе  не
обязательно  общающимся  с   другими,   втайне  составляет  это   сообщество
посредством  безмолвного  чтения,  предпринимаемого  сообща,  осознавая  всю
важность этого из ряда вон выходящего события, с которым они столкнулись или
которому  себя посвятили. Не сыщется таких слов, что были бы ему соразмерны.
Не  существует  толкования,  которое могло бы  его  сопровождать: разве  что
какой-нибудь пароль (вроде  заметок  Лора  о  Священном,  публиковавшихся  и
распространявшихся подпольно),  пароль, сообщающийся каждому  так, как будто
тот  был  единственным,  и  служащий  не  заменой  "священного  заклинания",
замышлявшегося некогда, а  тому, чтобы, не нарушая отъединения, углубить его
сообщным  одиночеством,  подчиненным  непостижимой ответственности  (лицом к
лицу с непостижимым).


Литературное сообщество

     Идеальное  сообщество  для  литературного общения.  Ему  способствовали
различные обстоятельства (значимость  поворота судьбы, случая, исторического
каприза или неожиданной встречи -- сюрреалисты, и прежде всего Анри  Бретон,
не только предвидели ее, но и загодя осмысливали). Строго говоря, можно было
бы объединить за одним  столом (как тут не вспомнить торопливых застольников
еврейской Пасхи) нескольких свидетелей-читателей, не все  из коих осознавали
бы важность объединившего их эфемерного события на фоне чудовищного военного
игрища, к  которому почти все они были  так или иначе причастны и которое не
исключало для них вероятности скорого уничтожения. Так вот: произошло нечто,
позволявшее  хотя  бы  на  несколько  мгновений,  наперекор  недоразумениям,
свойственным   существованию  отдельных   личностей,   признать  возможность
сообщества заранее предумышленного и в  то же время  как бы уже посмертного;
от  него  ничего не останется  -- и это заставляло  сжиматься  сердце,  но и
наполняло  его  восторгом:  так  приходится  стушеваться  перед  испытанием,
которому подвергает нас письмо. Жорж  Батай  чистосердечно (пожалуй, слишком
чистосердечно, он это и сам понимал) указал  на два  момента, к которым,  на
его взгляд и по его мысли, сводится соотношение между запросами сообщества и
внутренним  опытом.  Когда  он  пишет:  "Мое  поведение  с  друзьями  вполне
мотивировано: ведь ни одно существо неспособно, как мне кажется, в  одиночку
исчерпать свое существование",  то  это утверждение подразумевает, что  опыт
невозможен для  одиночки, поскольку он  отсекает  частность  от  частного  и
открывает его другому; быть -- значит быть для другого: "если я хочу,  чтобы
моя жизнь имела для меня смысл, нужно, чтобы она имела его  и для  другого".
Или так: "Я не могу хотя  бы на миг  перестать  бросать  вызов самому себе и
неспособен  проводить  различие между самим собой и другими, с которыми хочу
общаться".  В  этом  таится  некая  двусмысленность:  тотчас и  одновременно
переживаемый  опыт  может  быть  таковым, только если им можно поделиться  с
другим,  а сделать  это  можно только потому, что  по  сути своей  он открыт
вовне,  открыт другому, он  есть порыв, провоцирующий  неистовую диссиметрию
между мною и другим: разрыв и связь.
     Итак,  оба  эти момента могут быть проанализированы  порознь,  ибо  они
предполагаются    лишь   самоуничтожаясь.   Батай,   например,   утверждает:
"Сообщество,  о  котором   я  говорю,  виртуально  существовало,  завися  от
существования  Ницше  (он  был  выразителем  его  требований)  и  каждый  из
читателей Ницше разрушал это  сообщество, уклоняясь от него --  то  есть  не
разрешая поставленной загадки (и даже не вникая в нее)".
     Но между Батаем и Ницше  --  большая  разница. У  Ницше было  страстное
желание быть услышанным, но  была и подчас заносчивая уверенность,  будто он
является носителем истины настолько опасной и возвышенной, что ее невозможно
передать людям. Дружба для Батая составляет часть "суверенной  операции"; не
ради красного словца его "Виновник" снабжен подзаголовком "Дружба";  дружба,
по правде сказать, плохо самоопределяется: дружба ради нее самой, доведенная
до  распада;  дружба  кого-то  с  кем-то  как  переход  и утверждение  некой
непрерывности, исходящей из необходимости прерывности. Но чтение -- праздный
творческий  труд -- тем не менее  присутствует в ней, хотя и истекает подчас
из головокружительного хмеля: "...Я уже хватил изрядную толику вина. И тогда
попросил  Х  прочесть  мне  один  отрывок  из  книги,  с которой никогда  не
расставался. Он прочел его  вслух-- никто, как мне  кажется, не умеет читать
со столь суровой простотой, с таким страстным величием. Я был слишком пьян и
поэтому не запомнил,  о чем шла речь в этом отрывке. Было бы неверно думать,
будто такое чтение в  подпитии -- всего  лишь  вызывающий  парадокс...  Смею
полагать,  что  нас  объединяла  наша открытость,  наша беззащитность  перед
искушением разрушительных сил: мы были не  храбрецами, а чем-то вроде детей,
которых  никогда  не  оставляет  трусливая наивность". Вот что  наверняка не
заслужило бы  одобрения  Ницше:  уж он-то никогда  не  терялся, не раскисал,
разве  что во время приступов  безумия, но и тогда это  раскисание умерялось
порывами мегаломании. Описанная Батаем сцена, участники которой нам известны
(хоть это и неважно), не  была предназначена  для публикации.  На ней  лежит
печать некоего инкогнито:  собеседник автора не  назван,  но подан так,  что
друзья могут его узнать -- он скорее само  воплощение дружбы, нежели  просто
друг. Эта сцена увенчивается афоризмом, записанным  на следующий день: "Тот,
кто  мнит  себя  богом,  не занимается собой".  Подобное недеяние -- один из
признаков праздности, а дружба вкупе с чтением  в  подпитии -- это сама суть
"праздного  сообщества",  над  которым  призывает  нас  поразмыслить Жан-Люк
Нанси, хотя на этом не стоило бы и останавливаться.
     И  однако  я  (днем раньше,  днем  позже)  вернусь к этой  теме. А пока
напомню, что читатель -- это  не просто  читатель, свободный по отношению  к
тому,  что  он  читает. Он  может  быть желанным,  любимым, а  может  быть и
совершенно нетерпимым.  Он не может знать  того,  что знает, и знает больше,
чем ему  известно.  Он --  спутник,  обрекающий себя на обречение и в  то же
время  остающийся  на  обочине дороги, чтобы лучше  разобраться в  том,  что
происходит -- проходит и таким образом ускользает от него. Он тот, о котором
говорят бредовые тексты вроде нижеследующих:  "О,  подобные  мне!  О, друзья
мои! Вы похожи на непроветренные жилища с пыльными окнами:  закрытые  глаза,
распахнутые веки!".
     И чуть  дальше:  "Тот, для кого  я  пишу  (буду с ним на  ты), будет из
сочувствия  к  тому, что  он  только  что прочел,  сперва  плакать, а  потом
смеяться, ибо он узнал в  прочитанном себя самого". А затем следует вот что:
"Ах, если бы я мог узнать -- заметить, открыть -- того, для которого я пишу,
я, как  мне кажется,  умер бы. Он запрезирал бы меня,  будь  я  достоин себя
самого. Но  я  не умру, убитый  его презрением:  для выживания  потребен дух
тяжести".[1]  Такого  рода  метания противоречивы только с  виду.
"Тот, для кого я пишу", -- непознаваем, это незнакомец, причастный  ко всему
незнакомому, причастный хотя  бы посредством письма,  и  обрекающий меня  на
смерть и на конечность, на ту смерть, что не таит в себе утешение от смерти.

     1. OEvres complиtes. Gallimard, tome V, р.447.

     Как же в этом случае обстоит дело с дружбой? И что такое дружба? Дружба
-- это общение с незнакомцем, лишенным друзей. Или вот еще как: если дружбой
называется  сообщество,  созданное  посредством письма,  она  может являться
только самоисключением (дружба, проистекающая из тяги к письму,  исключающей
любую  форму дружбы). А  причем  тут  "презрение"? "Достойный  себя  самого"
будучи  живым  воплощением необычности, непременно  опустился бы до  крайней
низости,  то  есть до осознания  того, что  только недостойность делает  его
достойным меня: то было бы в известном роде торжеством зла  или развенчанием
торжества, которое уже невозможно с кем-то разделить: выражаясь в презрении,
оно обесценивается и тем  самым отрицает возможность  жизни  или  выживания.
"Лицемеры! Признайтесь, что никто не может писать, то  есть быть искренним и
откровенным, нагим. Я и не хочу  этого делать" ("Виновник"). И в то же время
на  первых же  страницах той  же  книги говорится:  "Эти заметки словно нить
Ариадны  связывают  меня  с  мне подобными, остальное не имеет  значения.  И
однако я не смог бы прочесть их никому из моих друзей". Ибо тогда они  стали
бы личным чтением личных друзей. Отсюда -- анонимат книги,  не обращенной ни
к  кому: ее соотношения с неведомым учреждают то, что Жорж Батай (по крайней
мере  однажды) назвал  "негативным сообществом: сообществом тех,  кто  лишен
сообщества".


Сердце или закон

     Можно  сказать,  что в этих с виду  путаных  заметках  обозначается  --
проступает   --  предел  беспредельной  мысли,   нуждающейся  в  "я",  чтобы
самовластно  разорвать  себя самое, нуждающейся  в этом  самовластии,  чтобы
открыться навстречу коммуникации, которую невозможно с кем-то разделить, ибо
она осуществима  лишь вместе с устранением  самого сообщества. Здесь  налицо
отчаянный порыв к тому, чтобы самовластно опровергнуть  самовластие  (всегда
запятнанное дутым  пафосом, выговоренным и пережитым кем-то одним, в котором
"воплощаются"  все),  а   также  чтобы  с  помощью  невозможного  сообщества
(сообщества с  невозможным)  достичь  высшей  коммуникации,  "находящейся  в
зыбкой  связи   с  тем,  что,   тем  не   менее,  является   основой  всякой
коммуникации".
     Так  вот, "основа коммуникации" -- это совсем  необязательно  слово или
даже  молчание,  само по  себе представляющееся  и основой,  и  запинкой,  а
открытость смерти, но уже  не меня самого,  а другого, чье живое присутствие
является  вечным и  невыносимым  отсутствием, неустранимым  с помощью самого
тягостного сожаления. И это  отсутствие другого должно быть испытано в самой
жизни; именно с ним -- с этим диковинным  присутствием, таящим в себе угрозу
полного уничтожения, -- играет и на  каждом шагу проигрывает дружба, хотя их
не  связывает ничего, кроме несоизмеримости (не  стоит спрашивать, искренней
или нет,  законной или нет, надежной или  нет, ибо  она загодя  предполагает
отсутствие  всяких  связей или бесконечность  забвения).  Такой была и будет
дружба, свидетельствующая  о  том, что  мы  сами  себе незнакомцы; встреча с
нашим  собственным одиночеством  --  подтверждение  того, что не мы одни его
испытываем ("я не способен в одиночку дойти до крайнего предела").
     "Бесконечность  забвения", "сообщество тех, кто лишен сообщества". Быть
может, здесь мы касаемся предельной формы  общностного опыта, после которого
нам будет нечего сказать, потому что он должен познаваться в полном незнании
самого себя.  Речь идет  не о том, чтобы  замкнуться в инкогнито и  в тайне.
Если  правда,  что  Жорж  Батай  чувствовал  себя  (особенно  перед  войной)
покинутым всеми своими друзьями,  если позже,  в течение нескольких  месяцев
("Малыш"), болезнь вынудила  его сторониться других, если он испытал столько
одиночества, что и  вынести невозможно, если  все это  так, то он  все равно
понимал: сообщество не в силах исцелить или защитить  его от этих  бед;  оно
само ввергает  его в них, и не по игре  случая,  а потому, что оно -- сердце
братства, сердце или закон.


 * ГЛАВА 2. Сообщество любовников *

     Единственный  закон  забвения,  как  и  любви,  это  бесповоротность  и
беспомощность
     Ж.-Л. Нанси

     Здесь  я  вроде  бы  произвольно  воспроизвожу страницы,  написанные  с
единственной  целью  -- служить  толкованием  почти недавней (дата  не имеет
значения)  книги   Маргерит   Дюра[1].  Во  всяком   случае,   не
особенно-то  надеясь,  что эта книга (сама  по  себе посредственная, то есть
безысходная) наведет меня на мысль, развиваемую в других моих сочинениях, --
мысль, обращенную  к  нашему  миру --  к нашему,  поскольку  он  ничей --  и
коренящуюся в забвении, не в  забвении существующих в нем сообществ (они все
множатся),  а  "общностных"  притязаний,  которые,  возможно,  искушают  эти
сообщества, но почти наверняка ими отвергаются.

     1. Marguerite Duras. La maladie de la mort. Editions de Minuit.

Май 68-го

     Май  68-го доказал, что без всякого  умысла,  безо  всякого заговора, в
обстановке случайной и счастливой встречи, этакого праздника, расшатывающего
принятые или чаемые социальные формы, может  самоутвердиться (по  ту сторону
обиходных  видов  утверждения)  взрывное  сообщество,  позволяющее  каждому,
невзирая на класс,  пол, возраст и культуру,  завязать дружеские отношения с
первым  встречным  как с  давно любимым  существом,  именно  потому  что  он
является знакомым незнакомцем.
     "Безо всякого умысла": вот тревожная и одновременно счастливая  примета
неподражаемой общественной формации, неуловимой, не  призванной к выживанию,
к обустройству даже с помощью бесчисленных "комитетов", которые симулировали
видимость  порядка-беспорядка,   расплывчатых  умозрительных  построений.  В
противоположность "традиционным революциям", речь шла не  только  о  захвате
власти  и ее  замене  новым  порядком, не  о взятии  Бастилии,  Зимнего  или
Елисейского дворцов или Национального собрания, объектов малозначительных, и
даже не  о свержении старого  мира, но о  совершенно бескорыстном воплощении
возможности сообщного  бытия,  дающего  всем  равные права в  новом братстве
посредством свободы слова -- свободы, волновавшей каждого. Каждому  было что
сказать, а то и написать (на стенах), а что именно -- это было неважно. Речь
преобладала над изречением. Поэзия стала повседневностью.
     "Спонтанная"   коммуникация   --   в  том  смысле,  что   она  казалась
безудержной, -- была ни чем иным, как коммуникацией с нею самой, имманентной
и  прозрачной,  и  все это  несмотря  на  перепалки, дебаты и споры,  в ходе
которых   расчетливая   интеллигенция   изъяснялась   по   меньшей  мере   с
бескорыстнейшей пылкостью  (во всяком случае  без презрительных  ноток,  без
высокомерия  и  низости). Вот  почему  можно  было предчувствовать,  что как
только  власть  будет   свергнута  или,  вернее,  оставлена  без   внимания,
восторжествует  никогда прежде  не виданная форма  коммунизма, на которую не
сможет претендовать, которую не сможет себе подчинить никакая идеология.  Не
было серьезных попыток реформ --  только наивная  (и  в  силу этого в высшей
мере  странная) кажимость, ускользающая от любого  анализа. С  точки  зрения
властей она не поддавалась шельмованию посредством типичных  социологических
формулировок,  таких,  как  маскарад,  карнавал, ведь она  была карнавальной
карикатурой их собственной растерянности,  оторопи  властей, которые ни  над
чем уже  не  властвуют,  даже  сами  над  собой, а только вперяются незрячим
взором в зрелище своего необъяснимого распада
     Наивная кажимость, "сообщная  кажимость" (Рене  Шар),  не знающая своих
пределов;  политика,  отказывающаяся  чему-либо отказывать,  осознание бытия
таким,  как   оно   есть,  то  есть   непосредственно-вселенским,  вызывающе
невозможным,  но  лишенным  определенных  политических  целей и зависящим от
любого  резкого  движения властей предержащих, выступать против которых было
не принято. Эта неспособность к ответной реакции (ее вдохновителем мог  быть
Ницше) и породила  противоположное течение, которое легко было  смирить  или
подавить.  Но тогда для  всех  было приемлемо  все.  Невозможность увидеть в
ком-либо  врага,   подписаться   под  любым   призывом   к  вражде  являлась
животворящей силой, но в то  же время приближала развязку, которой, впрочем,
и развязывать-то было нечего, раз уж  случившееся случилось. Случившееся? Да
случилось ли оно?


Присутствие народа


     В  этом  еще  одна двусмысленность присутствия, понимаемого как утопия,
внезапно реализованная и, следовательно, лишенная будущего, да и настоящего:
кажимость, повисшая в воздухе,  как бы пытаясь отворить дверь в иное  время,
находящееся  по ту сторону своих  привычных определений. Присутствие народа?
Сколько заблуждений связано с этим изворотливым словом! А ведь его следовало
бы  понимать  не  как  обозначение  совокупности  социальных сил, готовых  к
частным  политическим  решениям,  а  видеть  в  нем инстинктивный  отказ  от
подчинения любой власти, абсолютное недоверие к власти, то есть  признание в
собственной несостоятельности.
     Отсюда -- двусмысленность всяких комитетов, которые множились как грибы
после дождя (я уже упоминал  об этом), пытались организовать неорганизуемое,
в то  же  время  питая к нему всяческое почтение, и  по сути  дела ничем  не
отличались  от "безымянной и  бесчисленной толпы, от  народа, решившегося на
стихийные выступления" (Жорж Прели)[1].

     1. Georges Prйli. La force du dehors. Encres. Editions Recherches.

     Отсюда -- трудность существования  бездействующих  "комитетов действия"
или  дружеских  кружков,  отрекавшихся  от   прежней  дружбы  во  имя  некой
абстрактной  Дружбы (иными  словами, обычнейшего запанибратства), в  которой
нуждались  не  отдельные  живые люди,  а  участники  братски  безымянного  и
безличного движения.
     Что такое  присутствие  "народа",  облеченного неограниченной властью и
согласного  ничего  не  делать,  лишь бы  ни в чем  себя не  ограничивать? Я
полагаю, что не сыскать лучшего примера этой безбрежной власти, чем похороны
погибших  в Шаронне,  молчаливое и неисчислимое  множество,  не  поддающееся
никаким количественным оценкам, ибо  к нему нечего было прибавить и от  него
нечего  было отнять: не  толпа, состоящая из отдельных людей,  не  замкнутая
совокупность, но  цельность, превосходящая любую общность, простирающаяся за
пределы себя самой.
     Наивысшая  мощь,  которую  не умаляло сознание  своей  потенциальной  и
абсолютной немощи; символическое представительство тех, кто уже не мог здесь
быть (убитые в Шаронне); бесконечность, откликающаяся на призыв конечности и
продолжающая  ее посредством  противостояния. Я полагаю, что это была  некая
форма сообщества, отличная от тех, чей характер поддается определению, некая
сущность, в которой сливаются  коммунизм и сообщество, забывающие о том, что
они реализуются лишь для того, чтобы тут же утратить самих себя. Им не нужно
длиться, не нужно принимать  участие в какой бы то ни было длительности. Это
само  собой подразумевалось  в  тот  необычайный  день:  приказ  расходиться
излишен. Все и так разойдутся в силу той  же необходимости, которая свела их
воедино. Разойдутся мгновенно, без остатка, без ностальгических последствий,
только  вредящих  подлинной манифестации под предлогом сохранения ее боевого
духа.
     Народ не  таков.  Сейчас он здесь, через  минуту его  нет; он  знать не
знает о структурах, которые могли бы его стабилизировать. Его присутствие  и
отсутствие  если и  не  смешиваются между собой,  то  хотя бы перетекают  из
одного в другое. Именно этим он и страшен для представителей власти, которая
боится в  этом  признаться:  неуловимый, стремящийся как  растворить  в себе
социальные  структуры,  так  и способствовать  их превращению во  всемогущую
силу, над которой не властен никакой закон, поскольку она отвергает его  и в
то же время считает своей основой.

Мир любовников

     Несомненно, что существует пропасть, которую не могут заполнить никакие
лживые риторические ухищрения, -- бездна между  беспомощной  мощью того, что
именуется  обманчивым словом народ (не следует переводить его как  Volk),  и
странными антисоциальными обществами  или группами, состоящими из друзей или
влюбленных  пар. Тем  не  менее, есть черты,  что их  разъединяют,  а есть и
такие,  что сближают: народ (особенно если его не обожествляют) не  является
государством, а тем более олицетворением общества с его функциями, законами,
определениями, потребностями,  составляющими  его  конечную  цель. Инертный,
неподвижный, представляющийся  скорее рассеянием, чем сплочением, занимающий
все  мыслимое пространство и в то же время лишенный  какого  бы  то  ни было
места (утопия),  одушевленный  своего рода  мессианизмом, выдающим лишь  его
тягу  к независимости  и праздности  (при условии,  что мессианизм  остается
самим  собой,  иначе  он тотчас  вырождается в систему  насилия,  а то  и  в
безудержный  разгул): таков он,  этот  народ  людей,  который  позволительно
рассматривать как  измельчавший  суррогат народа  Божия  (его можно  было бы
сравнить с детьми Израиля, приготовившимися к Исходу, но позабывшими о своем
замысле)  и  как  нечто идентичное "бесплодному одиночеству  безымянных сил"
(Режи Дебре).
     Это  "бесплодное одиночество"  сравнимо  с тем, что Жорж Батай  называл
"истинным миром любовников"; Батай остро воспринимал противостояние обычного
общества  и  тех,   кто  "исподтишка   ослабляет   социальные   связи",  что
предполагает существование мира,  на самом деле  являющегося забвением всего
мирского, утверждение столь  странных взаимоотношений между людьми, что даже
любовь перестает для  них  быть необходимостью, поскольку она, будучи крайне
зыбким чувством,  может изливать свои чары в такой кружок, где ее наваждение
принимает форму невозможности любить или превращается в неосознанную смутную
музыку тех, кто, утратив "разуменье  любви"  (Данте), все еще  тянутся к тем
единственным существам,  сблизиться с  которыми  им не  поможет  даже  самая
жаркая страсть.


Болезнь смерти


     Не  эту  ли  муку  Маргерит  Дюра назвала  "болезнью смерти"?  Когда  я
принялся  за  чтение  ее  книги, привлеченный  этим загадочным названием,  я
ничего о  ней  не знал и могу признаться, что, к  счастью, ничего не  знаю и
теперь.  Это  и  позволяет  мне как  бы  заново  взяться  за ее  прочтение и
толкование:  то  и  другое одновременно  проясняет и  затемняет  друг друга.
Начать  хотя бы  с названия  "Болезнь  смерти", возможно позаимствованного у
Кьеркегора: не содержит ли оно само по себе всю тайну  книги? Произнеся его,
мы  чувствуем,  что  все уже  сказано,  даже не зная о том,  что  можно  еще
сказать, ибо знание тут ни при чем. Что это такое -- диагноз или приговор? В
самой его  краткости  есть  нечто беспощадное.  Это беспощадность  зла.  Зло
(моральное или физическое) всегда чрезмерно. Невыносимо  то, что не отвечает
на  расспросы.  Зло в  крайнем  своем  виде, зло  как  "болезнь  смерти"  не
вписывается  в рамки  сознательного  или  бессознательного "я", оно касается
прежде  всего другого  и этот  другой -- чужой  --  может  быть  простачком,
ребенком,  чьи  жалобы  звучат  как  "неслыханный"   скандал,  превосходящий
возможность  взаимопонимания, но  взывающий к  моему  ответу, на  который  я
неспособен.
     Эти замечания  нисколько не отвлекают нас от предложенного или, вернее,
навязанного нам текста, ибо это  декларативный  текст,  а не просто рассказ,
пусть даже похожий на него с виду. Все определяется начальным "Вы", звучащим
более  чем повелительно, и  задающим  тон всему, что  произойдет  или  может
произойти с тем,  кто угодил в тенета неумолимой судьбы. Простоты ради можно
сказать, что  это  "Вы" обращено  к некоему режиссеру-постановщику,  дающему
указания актеру, которому  предстоит вызвать  из небытия зыбкую фигуру того,
кого  он должен воплотить.  Пусть  так оно и  будет,  но тогда позволительно
видеть в нем Всевышнего Постановщика, библейского  "Вы", нисходящего с небес
и  пророческим  тоном  возвещающего  основной  сюжет  пьесы,  в  которой нам
предстоит играть, хотя мы и пребываем в полном неведении  относительно того,
что нам предписано.
     "Не  надлежит  вам  знать  того,  что  разом  открылось  повсюду  --  в
гостинице,   на  улице,  в  поезде,  в  баре,  в  книге,  в  фильме,  в  вас
самих..."[1]. Тот, кого мы  обозначили  местоимением "Вы" никогда
не  обращается к героине книги:  он не  властен над нею,  зыбкой, неведомой,
ирреальной,  неуловимой в  своей  пассивности, в  своей полусонной  и  вечно
эфемерной кажимости.

     1. В  цитатах из  книги  курсив всюду  мой.  Этим  я  хочу  подчеркнуть
особенность голоса, принадлежащего неведомо кому. -- Авт.


     После первого прочтения все это можно истолковать так: нет ничего проще
-- речь идет о мужчине,  никогда не знавшем никого, кроме  себе подобных, то
есть  других  мужчин,  являющихся всего  лишь  повторением  его самого, -- о
мужчине   и  о  молоденькой  женщине,  связанной  с  ним  неким  контрактом,
оплаченным   на   несколько  ночей   подряд   или   на  всю  жизнь,  каковое
обстоятельство побудило чересчур скоропалительную критику говорить о ней как
о проститутке, хотя она сама уточняет, что никогда таковой не была, а просто
между нею и  мужчиной  заключен  некий  контракт,  мало ли  какой  (брачный,
денежный), поскольку она с самого начала  смутно предчувствовала,  хотя и не
знала точно, что он не сможет сблизиться с нею без контракта, сделки, и хотя
отдавалась  ему вроде бы безоглядно, на  самом деле  жертвовала  лишь частью
своего существа,  подпадающей  под  условия  контракта, сохраняя или охраняя
свою  неотчуждаемую свободу.  Отсюда можно заключить, что  отношения героя и
героини  были изначально извращены и что в  продажном  обществе между людьми
могут существовать коммерческие связи, но никак не подлинная общность, никак
не взаимопонимание,  превосходящее любое использование "порядочных" приемов,
будь они  сколь  угодно  необычными.  Такова игра  противоборствующих сил, в
которой  тот,  кто  оплачивает и  содержит,  сам  впадает в  зависимость  от
собственной власти, являющейся лишь мерилом его бессилия.
     Это  бессилие  не  имеет  ничего общего с банальной  импотенцией, из-за
которой мужчина не может вступить в интимную  связь с женщиной. Герой делает
все что надо. Героиня решительно и без околичностей подтверждает:
     "Дело сделано". Более того,  ему случается  "ради забавы" исторгнуть из
ее уст ликующий вопль, "глухой и отдаленный стон наслаждения, еле различимый
из-за прерывистого дыхания";  ему случается даже услышать ее возглас: "Какое
счастье!" Но поскольку ничто в нем не отвечает этим  страстным  порывам (или
они только кажутся ему страстными?), он находит их неуместными, он подавляет
их, сводит  на нет, потому  что они  суть выражение жизни, бьющей через край
(бурно себя проявляющей), тогда как он изначально лишен подобных радостей.
     Нехватка чувств, недостача  любви равнозначны  смерти, той  смертельной
болезни,  которой незаслуженно поражен  герой  и которая вроде бы не властна
над  героиней,  хотя она  предстает ее  вестницей  и,  следовательно,  несет
ответственность  за  эту напасть. Подобное заключение  способно разочаровать
читателя главным образом потому, что оно выводится из поддающихся объяснению
фактов, на которых настаивает текст.
     По правде говоря,  он кажется загадочным лишь потому, что в нем  нельзя
изменить ни единого слова. Отсюда его насыщенность и краткость. Каждый может
на  свой лад составить себе  представление о персонажах, особенно о  молодой
героине, чье присутствие-отсутствие в тексте таково, что оно почти затмевает
обстановку  действия,  заставляя  ее выступать  как бы в одиночку. Известным
образом она и впрямь  существует  в одиночку: молодая,  красивая, наделенная
ярко  выраженной личностью, а герой только пялит на нее  глаза да распускает
руки, думая, что обнимает  ее. Не  будем забывать,  что для  него это первая
женщина  и что она становится первой для всех нас, первой в том воображаемом
мире, где она реальней любой реальности. Она превыше всех эпитетов, которыми
бы  мы  старались определить, закрепить ее существо. Остается лишь повторить
нижеследующее утверждение (хотя оно и выражено в сослагательном наклонении):
"Тело   могло   бы   быть   удлиненным,  неподражаемо  совершенным,   словно
выплавленным  в  один прием и из одного куска породы  самим Господом богом".
"Самим Господом Богом", как Ева  и Пилит,  за тем лишь исключением, что наша
героиня безымянна, потому что ей не подходит ни одно из существующих имен. И
еще две  особенности  делают ее более реальной, чем сама реальность:  она --
существо  до крайности  беззащитное,  слабое, хрупкое;  и тело ее, и лицо, в
зримых чертах  которого  таится  его незримая суть,  -- все  это  словно  бы
взывает к убийству: "удушение, насилие, дикие выходки, грязная брань, разгул
скотских,  смертоносных страстей". Но эта  слабость, эта хрупкость оберегают
ее от гибели: она не может быть убита, она находится под защитой собственной
наготы,  она неприкасаема, недосягаема: "видя это тело, вы прозреваете в нем
инфернальную силу (Лилит), чудовищную  хрупкость, уязвимость, потаенную мощь
бесконечной немощи".
     Вторая  особенность  характера  героини  заключается  в  том,  что  она
присутствует на страницах романа, в то же время как бы полностью отсутствуя:
она  почти все  время  спит  и сон ее  не прерывается даже  тогда,  когда ей
случается обронить несколько слов: спросить о чем-то,  о  чем она  не должна
спрашивать, или изречь последний приговор своему любовнику,  возвестить  ему
"болезнь смерти", его единственную судьбу.
     Смерть ждет его не  в будущем, она давно уже осталась позади, поскольку
ее можно считать  отказом от  жизни, так никогда и не состоявшейся.  Следует
хорошенько  осознать (лучше  уж осознать  самому,  чем  узнать  со  стороны)
банальную истину: я умираю,  даже не  начав жить, я  только тем и занимался,
что  умирал  заживо,  я  и  думать  не  думал,  что  смерть  --  это  жизнь,
замкнувшаяся  на  мне  одном  и  потому  заранее  проигранная  в  результате
оплошности, которой я не заметил (такова, быть  может,  главная тема новеллы
Генри  Джеймса  "Зверь  в джунглях", некогда  переведенной  Маргерит Дюра  и
переделанной ею в театральную постановку: "Жил-был человек, с которым ничего
не должно было случиться").
     "Она в спальне, она спит. Она  спит.  Вы  (о, это  неумолимое "вы", что
превыше  всякого   закона,  обращенное   к  человеку,  которого  оно  не  то
удостоверяет,  не  то  поддерживает) не  будите ее. Чем  крепче сон  --  тем
страшнее  затаившаяся в спальне беда... А она все  спит безмятежным сном..."
Как же  нужно  беречь этот загадочный, нуждающийся в толковании сон, ведь он
-- это форма ее существования, благодаря ему мы не знаем о ней ничего, кроме
ее присутствия-отсутствия, известным образом сообразного с ветром, близостью
моря,  чья белая  пена  неотличима  от  белизны  ее постели  --  бескрайнего
пространства ее жизни,  бытия,  мимолетной  вечности. Конечно, все это порой
напоминает прустовскую Альбертину, чей сон бережет сам рассказчик:  она была
ему особенно  близка спящей, ибо тогда чувство  дистанции,  защищающее их от
лжи и пошлости жизни, способствовало идеальной  связи между ними, связи, что
и  говорить, чисто идеальной, сведенной к  бесплодной  красоте, к бесплодной
чистоте идеи.
     Но, в противоположность Альбертине, а  может быть, и заодно с нею (если
вдуматься  в  неразгаданную судьбу  самого  Пруста)  наша  героиня  навсегда
отгорожена от своего любовника именно в силу их подозрительной близости: она
принадлежит к другому виду,  другой породе, чему-то абсолютно  другому: "Вам
ведома лишь красота  мертвых  тел, во  всем  подобных вам самим.  И вдруг вы
замечаете разницу  между  красотой мертвецов и красотой  находящегося  перед
вами  существа, столь хрупкого, что вы  одним мизинцем можете  раздавить все
его  царственное  величие.  И  вы осознаете,  что  здесь, в  этом  существе,
вызревает болезнь смерти, что раскрывшаяся перед вами форма возвещает вам об
этой болезни".  Странный  отрывок, внезапно выводящий  нас к  иной версии, к
иному  прочтению:  ответственность за "болезнь  смерти" несет не один только
герой, который знать не знает  ни о  какой женственности и даже познавая ее,
продолжает пребывать  в  незнании. Болезнь  зреет также  (и  прежде всего) в
находящейся  рядом  с  ним  женщине,  которая  заявляет  о  ней  всем  своим
существом.
     Попробуем же  продвинуться  хоть  немного вперед  в  разрешении (но  не
прояснении) той загадки,  которая становится все темней по мере того, как мы
силимся ее истолковать, поскольку читатель и, хуже того, толкователь считает
себя  неподвластным болезни,  которая так  или  иначе уже  коснулась его.  С
уверенностью можно сказать, что герой-любовник, которому  персонаж  по имени
"Вы"  указывает, что  он  должен  делать,  занят,  в  сущности, одним только
лице-действом.  Если героиня  -- это воплощение сна,  радушной  пассивности,
жертвенности  и  смирения,   то  герой,  по-настоящему  не  описанный  и  не
показанный,  то  и дело  снует  у  нас  перед глазами,  всегда чем-то  занят
поблизости от инертной героини, на которую он поглядывает искоса, потому что
не в силах  увидеть  ее  полностью, во всей ее недостижимой целокупности, во
всех ее аспектах, хотя она является "замкнутой формой" лишь в силу того, что
постоянно  ускользает  из-под  надзора,  из-под  всего,  что  сделало бы  ее
постижимой и  тем самым  свело бы  к предсказуемой  конечности. Таков,  быть
может, смысл этой заранее проигранной схватки. Героиня спит, герой склонен к
отказу от  сна,  его  беспокойный  нрав  несовместим с отдыхом,  он страдает
бессонницей,  он  и  в  могиле  будет покоиться с открытыми глазами,  ожидая
пробуждения, которое ему  не  суждено. Если слова Паскаля верны, то из  двух
героев романа  именно он,  с его  безуспешными  потугами  на  любовь,  с его
беспрестанными метаниями, более достоин, более близок к абсолюту, который он
старается найти, да так  и не находит.  Он остервенело пытается вырваться за
пределы самого себя, не посягая в то же время на устои собственной слабости,
в которой она видит  лишь удвоенный  эгоизм  (суждение, возможно,  несколько
поспешное);  недостаток  этот  -- дар  слез,  которые  он  льет  понапрасну,
расчувствовавшись  собственной бесчувственностью,  а героиня дает  ему сухую
отповедь: "Бросьте  плакаться  над  самим собой,  не стоит труда", тогда как
всемогущий "Вы", которому вроде бы ведомы все тайны, изрекает: "Вы считаете,
что плачете от неспособности любить, на  самом  же деле -- от  неспособности
умереть".
     Какова же разница между этими двумя судьбами, одна из коих устремлена к
любви,  в которой ей отказано, а другая, созданная для любви, знающая о  ней
все, судит и осуждает тех, кому не удаются их  попытки  любить, но со  своей
стороны всего  лишь  предлагает себя  в  качестве объекта любви (при условии
контракта), не подавая при этом признаков способности перебороть собственную
пассивность и загореться всепоглощающей страстью? Эта диссиметрия характеров
служит камнем преткновения для читателя, потому что маловразумительна и  для
самого автора: это непостижимая тайна.


Этика и любовь


     Не  та ли  это симметрия, которой,  согласно Левина (Levinas), отмечена
двойственность этических  взаимосвязей между "я" и "другим": "я" никогда  не
выступает  на  равных с "другим";  это  неравенство подчеркнуто впечатляющим
присловьем:  "другой  всегда  ближе  к Богу, чем  я" (какой,  кстати,  смысл
вкладывается в это имя, которое именуют неизреченным?).  Все это не  слишком
несомненно и не слишком ясно.
     Любовь -- это,  быть может, камень  преткновения для этики, если только
она не ставит ее под сомнение, пытаясь ей подражать. Точно так же разделение
рода  человеческого на  мужчин  и  женщин  составляет проблему  в  различных
версиях Библии. Всем отлично известно и без оперы Бизе, что "любовь свободна
словно  птица, законов всех она сильней". В таком  случае возврат к дикости,
не преступающей законов хотя бы потому, что они ей неведомы, или к "аоргике"
(Гельдерлин),   сотрясающей   все   устои   общества,   справедливого    или
несправедливого,  враждебной  к  каждому  третьему  лицу и в то же  время не
довольствующейся обществом, где царит  взаимопонимание между "я" и "ты",  --
такой возврат был  бы  возвратом к "тьме над  бездною" до начала творения, к
бесконечной ночи, кромешному мраку, хаосу (древние греки,  согласно "Федру",
считали Эрота божеством столь же древним, как и Хаос).
     Привожу  начало ответа на  поставленный выше вопрос:  "6ь/ спрашиваете,
отчего  нас так  внезапно посещает любовь? Она  вам отвечает: быть может, от
неожиданного сомнения во вселенской  логике. Она говорит: ну,  например,  по
ошибке.  Она  говорит:  но  никогда  по  нашей воле".  Проняла  ли  нас  эта
премудрость,  если только она таковой является? Что  она нам  возвещает? Что
нужно для того, чтобы в  гомогенности, в утверждении  одного и того же,  что
требует понимания, возникло гетерогенное, абсолютно Другое. Всякое отношение
к  нему подразумевает  отсутствие отношений,  невозможность того, чтобы воля
или простое желание преступили границу неприступного  в надежде на тайную  и
внезапную  (вне  времени)  встречу,  которая  отменяется  вместе  с  утратой
всепожирающего  чувства,  незнакомого тем, кто  направляет  его на  другого,
лишаясь  собственной  "самости". Всепожирающего  чувства, пребывающего по ту
сторону любых чувств, чуждого любому пафосу, выходящего за пределы сознания,
несовместимого  с  заботой  о  себе  самом и  безо всяких  на  то  оснований
взыскующего  того,  чего  невозможно взыскать,  поскольку в  моем требовании
звучит  не  только запредельность желания, но  и  запредельность  желаемого.
Чрезмерность,  крайность обещаний, даваемых  нам  жизнью, которая  не  может
заключаться в  себе самой и потому устает упорствовать в бытии, обрекая себя
на бесконечное умирание или нескончаемое "блуждание".
     Эту мысль в книге  отражает  еще один,  последний  ответ  на  без конца
повторяемый  вопрос: "Отчего  нас так внезапно  посещает любовь?" Он гласит:
"Отчего угодно ... от приближения смерти..." Здесь раскрывается двойственный
смысл  слов "смерть"[1],  "болезнь  смерти", которые  отражают  и
невозможность  любви,  и  чистый любовный  порыв -- то  и  другое взывает  к
бездне,  к  черной  ночи,  открывающейся  в  головокружительном  зиянии  меж
"раздвинутых ног" (как тут не вспомнить о "Мадам Эдварде"?).

     1.  Сильно  упрощая, здесь можно усмотреть описание конфликта, который,
согласно Фрейду  (достаточно окарикатуренному), явно  и  скрытно проявляется
между мужчинами, объединенными в группу благодаря своим  сублимированным или
несублимированным гомосексуальным влечениям,  и  женщиной  -- ведь  лишь  ей
одной  дано  знать  истину  о  любви,  чувстве  "всепоглощающем, чрезмерном,
устрашающем". Женщине ведомо, что любая группа, повторение  одного и того же
или  похожего,  является  в  действительности  могильщицей  истинной  любви,
живущей  за  счет  сочетания  противоположностей.  Обычная  мужская  группа,
стремящаяся к  цивилизаторской  миссии и  осознающая  это,  "в  большей  или
меньшей степени направлена на  гомогенное, повторяемое, непрерывное, которые
преобладают  над  гетерогенным, неиспытанным, над  неизбежностью поражения".
Женщина  в   таком  случае  предстает  чем-то   вроде  "непрошеной  гостьи",
нарушающей  размеренную непрерывность  социальных  связей  и  не  признающей
никаких  запретов. Она  напрямую связана со  всем, что считается  постыдным.
Отсюда, согласно Фрейду, два уклона смерти: ее пульсация, составляющая часть
цивилизаторского  процесса,  который   может  протекать   лишь  при  условии
окончательной   гомогенности  (максимуме  энтропии).   Но   смерть  остается
действенной и тогда, когда она,  по инициативе и при  пособничестве  женщин,
проявляется в качестве гетерогенности, сочетания крайних противоположностей,
неподвластного никаким законам своеволия,  сливающего воедино Эрос и Танатос
(см. Эжен Анрикес. "На обочине государства").


Тристан и Изольда

     Стало быть, не предвидится конца  этому рассказу, который  на свой  лад
утверждает то же самое: он  не  оканчивается, а  только  завершается -- быть
может, прощением, а быть может, и окончательным осуждением. Ибо юная героиня
в  один  прекрасный  день исчезает неведомо куда.  Ее исчезновение не должно
удивлять -- ведь это растворение кажимости, проявлявшейся только во сне. Она
скрывается,  но  столь  незаметно, столь абсолютно,  что  ее  отсутствие  не
замечается:  напрасно  было бы ее искать, хотя бы мысленно допуская, что она
существовала  только в воображении. Ничто  не  может нарушить одиночества, в
котором без конца звучит ее прощальный шепот: "болезнь смерти".
     А вот ее самые последние слова  (да и последние  ли?): "Вы очень быстро
откажетесь от любых поисков, не станете искать ее ни в городе, ни в деревне,
ни днем,  ни  ночью.  Только так  вам  удастся  снова  пережить  эту любовь,
потерянную  еще  до  того,  как  она вам явилась".  Замечательное  по  своей
краткости заключение, в котором говорится не  об отдельной любовной неудаче,
а о свершении всякой истинной  любви,  возможном лишь посредством утраты  не
того, что вам принадлежало, а того, чем вы никогда и не обладали, ибо "я"  и
"другой"  не  могут жить в  одно и то  же время,  неспособны быть вместе  (в
синхронности), являться современниками: даже составляя пару, они  отъединены
один  от другого  формулами "еще нет"  или  "уже нет". Не  говорил ли  Лакан
(цитата, возможно,  неточна):  "желать -- значит  дарить то, чего у нас нет,
тому,  кто в  этом даре не  нуждается".  Это  не означает, что  любовь может
переживаться  лишь  как  нескончаемое  ожидание  или  ностальгия,  поскольку
подобные термины легко сводятся к чисто психологическому регистру, тогда как
речь  здесь  идет  о  мировой  игре,  которая  может завершиться  не  только
исчезновением, но  и полным  крушением  мира.  Вспомним  слова  Изольды: "Мы
потеряли  мир, а  мир  --  нас". И  не будем  забывать того, что  обоюдность
любовных отношений, как она  представлена в  истории Тристана и Изольды, эта
парадигма разделенной  страсти, исключает и  простую  взаимность,  и  полное
единение, когда Другой растворяется в Том же.
     Это  наводит на мысль,  что  страсть  ускользает от осуществления своих
возможностей,  ускользая  в  то  же  время  из   под  власти  охваченных  ею
любовников,  не  подчиняясь  их  решению  и  даже  "хотению".  Эта  странная
особенность, не  имеющая  отношения ни к тому, что они могут, ни к тому, что
они  хотят,  влечет  их к  таким странным отношениям, когда  они  становятся
посторонними даже к самим себе, к  близости, которая делает  их  чужими друг
другу.  И,  стало быть, навеки разделенными, как если бы  в них и между ними
находилась смерть? Нет, не разделенными, и не раздельными, а недостижимыми в
недостижимом бесконечной связи.
     Вот  об этом-то  я и читаю  в  безыскусном рассказе о невозможной любви
(каково бы ни  было  ее происхождение),  где  страсть  получает  выражение с
помощью  расхожих этических  понятий, как их определяет  Левина: бесконечное
внимание к  Другому,  который ставит  самоотречение  превыше всякого  бытия,
неотложное  и   пылкое  желание  попасть  в  зависимость  к  кому-то,  стать
"заложником"   и,  как  говорил  еще   Платон,  сделаться  рабом  вне  любых
общепринятых форм  рабства. Но ведь мораль  -- это закон, а  страсть бросает
вызов любой  законности? Вот о  чем, в  противоположность некоторым из своих
комментаторов, не задумывается сам Левина. Этика возможна лишь в том случае,
если онтология, всегда сводящая Другое к  Тому же самому, уступив ей хотя бы
на шаг,  сумеет  установить  между ними  отношения,  при  которых  "я" будет
вынуждено  признать  Другого  и согласится принять  за него ответственность,
неограниченную  и   неиссякаемую.  Ответственность   или   обязательства  по
отношению  к  Другому, зависящие не  от  закона,  а  от  того, насколько  он
несводим  ко  всем  формам  законности,  посредством  которых  регулируется,
обретая  характер исключения, невыразимого  никаким языком уже установленных
формул[1].

     1.  Не так-то  просто устранить трансцендентность  или первостепенность
Закона, который, в соответствии с известными воззрениями мистиков, не только
установлен за  две тысячи  лет до сотворения мира, но  и  находится в прямой
связи с неизреченным именем  Божиим, способствуя  тем самым этому сотворению
при  всей  его  незавершенности.  Отсюда   --  устрашающая  путаница:  Закон
("Завет"), данный людям ради их избавления от идолопоклонства, рискует пасть
под натиском этого идоложертвенного культа, если  он отправляется  ради него
самого, не  подвергаясь  тщательному  осмыслению,  изучению под руководством
наставников, без которого невозможна его практика.
     Изучению,  которое,  в  свою  очередь,  не  избавляет от  необходимости
усомниться в  его  первостепенности,  когда  потребность  оказать неотложную
помощь Другому служит помехой изучению Закона и принимает форму приложения к
Закону, но не истекающего из него, а ему предшествующего.


Смертельный прыжок

     Эта  ответственность  --  не обязательство во имя  закона,  она как  бы
предшествует бытию и  свободе,  когда та  сливается  с  непосредственностью,
стихийностью. "Я" свободно  по  отношению к  Другому лишь  тогда,  когда оно
вправе отклонить требования, исторгающие его из самого себя, исключающие его
из собственных пределов. Но разве  не так же обстоит дело в страстной любви?
Она  роковым  образом  и  как бы  помимо  нашей  воли  побуждает  нас  взять
ответственность за другого, который влечет нас к себе тем сильнее, чем яснее
мы  чувствуем невозможность соединения с ним, так как он далек от всего, чем
мы дорожим.
     Этот   порыв,  находящий  свое  оправдание   в  любви,  символизируется
поразительным  прыжком  Тристана к  ложу Изольды, позволяющим  скрыть земные
следы  их близости, -- тем "сальто  мортале", который, согласно  Кьеркегору,
необходим для достижения моральных и религиозных высот. Это "сальто мортале"
отражено в  таком вопроce:  "Есть ли у человека право пойти на смерть во имя
истины?"   Во  имя  истины?  Это  само   по   себе  проблематично,   но  еще
проблематичней добровольная смерть  ради другого, ради содействия ему. Ответ
был высказан еще Платоном, вложившим его в уста  Федра: "Нет сомнений в том,
что отдать жизнь за другого способен только любящий".
     Другой пример -- Алкестида, из любви к мужу решившая занять его место в
царстве мертвых (вот наглядный образец  жертвенной "подмены" одного другим).
Это  решение,  впрочем,   не  замедлила  оспорить  Диотима,  как  женщина  и
чужестранка,  знавшая  высшую суть  любви:  "Алкестида вовсе  не  стремилась
умереть вместо своего мужа, ей хотелось посредством  этого самопожертвования
прославиться и  обрести бессмертие в  самой смерти. И не потому, что она его
не любила, а потому, что нет  иной  цели у любви, кроме бессмертия". Все это
выводит нас на окольную тропинку, следуя которой мы постигаем, что любовь --
это диалектический способ, шаг за шагом ведущий нас к наивысшей духовности.
     Какова бы ни была важность платонической любви, этого порождения жадной
пустоты  и  хитроумной  изворотливости, мнение Федра  неопровержимо.  Любовь
сильнее  смерти. Она не упраздняет  смерть, но, переходя за ее грань, делает
ее  неспособной  помешать нам  принять  участие в  судьбе другого,  прервать
влекущее к нему бесконечное движение, не оставляющее нам времени на заботу о
собственном "я". Не для того, чтобы прославить смерть, прославляя любовь, а,
напротив, чтобы  придать  жизни трансцендентность, позволяющую  ей посвятить
себя служению другому.
     Всем  этим  я  не  хочу  сказать,  что  этика  и  страсть   --  явления
однозначные. Присущий страсти порыв, неудержимое  движение -- это не  помеха
для спонтанности, для того, что древние  звали  conatus[1] -- все
это, напротив, усиливает их, подчас ведя  к  гибели. И не стоит ли добавить,
что любить -- значит смотреть на другого как на единственного,  затмевающего
и  упраздняющего  всех  прочих?  Отсюда  следует,  что  безмерность  --  это
единственная  мера любви,  что насилие и сумеречная  гибель  не  могут  быть
исключены  из  способов  ее утоления.  Об этом  и напоминает Маргерит  Дюра:
"Незнакомо ли  вам  желание  оказаться  на  грани  убийства  любимой,  чтобы
сохранить ее для  вас  одного, присвоить, украсть,  преступив  тем самым все
законы,  все  требования  морали?"  Нет,  ему  это желание  незнакомо. Тем и
объясняется  неумолимый  и  презрительный  приговор:  "Значит,  вы  сами  --
всего-навсего пошловатый мертвец".
     Он ничего не отвечает; на  его  месте и я воздержался бы от ответа или,
возвращаясь к нашим грекам, сказал бы:  Я  тоже знаю, кто вы такая. Вовсе не
Афродита  небесная или  ураническая, довольствующаяся  лишь  любовью к душам
(или мальчикам), не  Афродита земная или площадная, влекущаяся лишь к плоти,
включая и  женскую  плоть; вы -- не  та и не  другая,  вы  --  третья, самая
безымянная и страшная, но  именно поэтому и самая любимая. Вы таитесь за той
и за другой, вы неотделимы от них; вы -- Афродита хтоническая или подземная,
которая принадлежит  смерти[2] и ведет  к ней тех,  кого избирает
она,  и  тех, кто  избирают  ее.  Она  олицетворяет  собою море,  которое ее
породило (и не  перестает порождать), и ночь, равнозначную беспробудному сну
и  молчаливому  призыву, обращенному  к "сообществу любовников"; отвечая  на
этот зов, в котором  звучит невозможное требование, любовники обрекают  друг
друга  на  неотвратимую   смерть.   Смерть,   по   определению,  бесславную,
безутешную, беспомощную,  с  которой не  может сравниться никакой другой вид
уничтожения, за исключением, пожалуй, того, что вписан в само  письмо, когда
вытекающее из  него произведение  заранее  означает  отказ  от творчества  и
указывает лишь на пространство, в котором для всех и каждого, а, стало быть,
ни для кого, звучит слово, исходящее из недеяния:

     С бессмертья змеиным укусом
     Кончается женская страсть
     (Марина Цветаева. "Эвридика -- к Орфею")

     1. Влечение, стремление (латинск.). -- Прим.пер.
     2. Ср. Sarah Kofman. Comment s'en sortir? Ed. Galilйe.


Сообщество традиционное, сообщество избирательное

     Сообщество любовников. Не парадоксален ли этот романтический заголовок,
предпосланный мною  страницам, где  нет ни разделенной страсти, ни настоящих
любовников?   Несомненно.   Но   этот   парадокс   объясним,   быть   может,
экстравагантностью того, что мы пытаемся  обозначить  словом сообщество. Тем
более, что  нам пора,  пусть ценой некоторых  усилий, указать  разницу между
сообществом  традиционным  и   сообществом  избирательным.  Первое   из  них
навязывается  нам  извне,  без  нашего  на  то  согласия:   это  фактическая
социальность или обоготворение почвы, крови, а то и расы. Ну, а второе?  Его
называют избирательным в том смысле, что оно не могло бы существовать помимо
воли тех, кто свободно сделал свой выбор; но свободен ли он? Или, по меньшей
мере, достаточно ли этой свободы  для  выражения, для утверждения выбора, на
котором  зиждется  это  сообщество?  Точно  так  же  можно задаться и другим
вопросом: можно ли без околичностей говорить  о  сообществе любовников? Жорж
Батай писал: "Если бы мир не был беспрестанно сотрясаем судорожными порывами
существ, ищущих друг друга, он был бы всего лишь  насмехательством над теми,
кому предстоит  в нем родиться". Но  как  понимать эти  "судорожные порывы",
благодаря которым  мир  обретает  ценность?  Идет  ли  здесь  речь  о  любви
(счастливой  или неразделенной), которая  порождает своего рода  общество  в
обществе  и получает от последнего  право называться обществом законным  или
супружеским?  Или здесь  подразумевается  порыв,  которому нельзя  подыскать
никакого названия,  будь то любовь  или похоть,  но который,  тем  не менее,
влечет людей друг к другу, попарно  или более-менее коллективно,  вырывая их
таким образом из обычного  общества? Одни стремятся к  другим по зову плоти,
другие -- по сердечному зову, третьи руководствуются мыслью. В первом случае
(определим его несколько упрощенно как супружескую любовь)  становится ясно,
что   здесь  "сообщество   любовников"  ослабляет   свои   требования  из-за
компромисса с коллективом, который позволяет  ему  выжить, заставив отречься
от  своей   главной   черты:  тайны,   за   которой  скрывается   "неистовый
разгул"[1]. Во втором  случае сообщество любовников  не заботится
ни о традиционных  формах,  ни об одобрении со стороны общества, пусть  даже
самом сдержанном. С этой точки зрения так называемые  "веселые дома" или то,
во  что они  теперь  превратились,  не говоря уже  о  замках де Сада, уже не
представляются  некой маргинальностью, способной поколебать устои  общества.
Как раз наоборот: эти особые заведения легализируются тем легче, чем кажутся
более запретными. Из того, что мадам Эдварда довольно-таки банальным образом
заголяется при посетителях,  обнажая самую сакральную часть своего существа,
вовсе  не  следует,  что она бросает вызов нашему миру или  миру вообще. Она
бросает  вызов,  поскольку  эксгибиция  отстраняет ее от общества, делает  в
прямом  смысле слова  неуловимой  и,  отдаваясь первому  встречному (скажем,
какому-нибудь  шоферу),  отдаваясь  всего  на  мгновение, но  с  бесконечной
страстью, она приносит себя в жертву. Что же  касается "первого встречного",
он  даже не догадывается и никогда не догадается,  что имеет дело с чем-то в
высшей мере божественным, с отблеском абсолюта, никакое уподобление которому
совершенно невозможно.

     1. Батай без обиняков заявляет: "Ужасающая пустота обычного супружества
только утаивает этот разгул".



Разрушение апатичного общества


     Всякое сообщество любовников, хотят  ли они  этого или нет, рады  этому
или не  рады, связаны ли между собой  игрой случая, "безумной  любовью"  или
"смертельной  страстью"  (Кпейст),  имеет  главной   целью  только  одно  --
разрушение  общества. Там,  где  складывается  эпизодическое сообщество двух
существ, созданных или не созданных друг для друга, образуется некая военная
машина или, правильней говоря,  создается возможность угрозы,  которую она в
себе несет, какой бы минимальной эта  угроза ни  была, -- угрозы вселенского
разрушения. С этой-то позиции и нужно рассматривать  "сценарий", придуманный
Маргерит  Дюра и неизбежно включивший  в себя  ее самое, как  только она его
сочинила. Изображенные в  нем мужчина и женщина, не испытывающие ни радости,
ни счастья  и, в сущности,  бесконечно друг  от друга далекие, символизируют
надежду  на особость, которую  им не  дано разделить  ни с  кем другим, и не
только потому, что они  замкнуты  в самих  себе,  но и  потому, что  в  пору
общественного безразличия  к чужим  судьбам, они замкнуты  в себе  вместе со
смертью. Женщина прозревает в мужчине воплощение  смерти и смертельный удар,
знак  страсти,  который она  понапрасну  стремится от него  получить.  Можно
сказать,  что изображая  мужчину, навеки  отъединенного от любого проявления
женственности, даже тогда, когда он соединяется со случайной женщиной, даруя
ей блаженство, которого не в силах  испытать он  сам,  -- изображая все это,
Маргерит Дюра предвидела,  что  им предстоит  каким-то образом вырваться  из
этого заколдованного круга, зачастую представляемого как романтический  союз
любовников, слепо влекомых скорее стремлением к  гибели, чем друг к другу. И
однако  она воспроизводит одну  из  возможных  ситуаций,  которые так  часто
разыгрывались  в воображении де Сада (и в его жизни), в качестве  банального
примера   игры  страстей.  Апатия,   невозмутимость,   отсутствие  чувств  и
импотенция во всех ее формах не только не мешают отношениям между людьми, но
и приводят  эти  отношения  к преступлению, которое является крайней и (если
можно так  сказать)  раскаленной  добела формой бесчувственности. Но  в  том
повествовании, которое  мы крутим и вертим во все стороны, стараясь выведать
скрытую  в  нем  тайну,  смерть  хоть  и  призывается,  но  в  то  же  время
обесценивается, а  бесчувствие героев столь  ничтожно,  что  они не решаются
преступить роковую черту, отделяющую их от смерти, либо, напротив, достигает
такого безмерного размаха, который не снился и самому де Саду.
     Действие  происходит  в  спальне,  замкнутом  пространстве, открытом  в
природу, но  недоступном для других  людей,  где  в  течение неопределенного
времени, исчисляемого  не  днями,  а ночами --  и каждая  из  них никогда не
кончается  -- мужчина  и женщина силятся  соединиться  лишь  для того, чтобы
пережить  (и некоторым образом отпраздновать) поражение, являющееся сутью их
совершенного  союза,  почувствовать  лживость  этого  союза,  который  вечно
свершается, так и  не свершаясь. Можно ли  сказать, что вопреки  всему этому
они  образуют  нечто вроде сообщества?  Скорее,  благодаря  всему этому. Они
живут бок о бок, и эта близость, насыщенная  всеми видами пустой интимности,
избавляет   их   от  необходимости   разыгрывать   комедию   "слитного   или
сопричастного" взаимопонимания.  Это сообщество заключенных,  организованное
одним,  поддержанное  другой,  цель  которого  --  попытка  любви,  но любви
впустую,  попытка,  итогом  которой  в  конечном  счете является все  та  же
пустота, воодушевляющая любовников помимо их  воли, обрекающая их всего лишь
на  тщету объятий.  Ни любви, ни  ненависти  -- только неразделенные услады,
неразделенные  слезы, напор  неумолимого  Сверх-Я, и  в  конечном  счете  --
покорность  единственной власти, власти смерти,  блуждающей вокруг,  которую
можно мысленно призывать, но нельзя разделить, смерти, от которой  немыслимо
умереть,  смерти бессильной,  бесплодной, бездеятельной,  как бы в  насмешку
таящей  в  себе  притягательность  "невыразимой   жизни,   той  единственной
реальности, с которой ты мог бы слиться" (Рене Шар).  Вот так и живут в этом
замкнутом  пространстве, протянувшемся от вечерних сумерек до утренней зари,
эти два существа, стремящиеся отдаться  друг другу полностью,  без  остатка,
целиком,  абсолютно,  чтобы  явить  не их собственным,  а  нашим глазам  это
одинокое сообщество, негативное сообщество тех, у которых нет ничего общего.


Абсолютно женское

     Должно быть, читатель заметил, что я уже не говорю, как следовало бы, о
тексте Маргерит Дюра. А если он и сквозит в моих писаниях, то лишь для того,
чтобы в них  снова всплыл странный образ хрупкой юной женщины, готовой целую
вечность  соглашаться  на  все,  что от нее  ни попросят.  Едва написав  эти
последние строки, я понял, что  мне следует кое-что уточнить. Героиня -- это
также и  воплощенный  отказ:  она  отказывается, например,  называть  своего
любовника по  имени, то есть номинально  признать его  существование; равным
образом, она не  обращает внимания на его слезливость, она  и знать о ней не
желает, ведь  между  ею и ее любовником --  непроницаемый  заслон;  она сама
занимает весь  мир, не оставляя для  него ни малейшего уголка; она  не хочет
выслушивать  истории о  его  детстве,  в  которых он ищет  оправдание  своим
жалобам: он, будто бы, так  любил свою мать,  что теперь у него  не осталось
сил на  любовь к своей подруге -- это казалось бы ему инцестом. Единственная
в  своем роде история для него,  банальная для нее:  "она успела наслышаться
таких историй,  начитаться  о  них  в книгах". Все это означает,  что она не
могла бы ограничиться ролью матери, стать ее заменой, ибо она выше всех этих
понятий  да  и вообще всего абсолютно  женского -- ведь эта  женщина живет в
ожидании смерти,  которую  он  неспособен  ей  причинить.  Потому-то  она  и
принимает от него все  что  угодно,  лишь бы  он оставался  в своей  мужской
скорлупе, имея дело только  с другими мужчинами: это она склонна считать его
"болезнью" или одной из форм такой болезни, которая так многообразна.
     (Гомосексуальность -- это слово здесь еще  ни разу  не произносилось --
это  вовсе не "болезнь смерти", она только кажется ею, только играет в  нее,
поскольку трудно отрицать, что  между людьми возможны разные оттенки чувств,
разные виды любовных отношений). Чем  же  является  "болезнь"  ее любовника?
Болезнью  смерти?  Она, эта "болезнь", проникнута тайной, она отталкивающа и
притягательна. Вот почему молодая  героиня подозревает,  что он поражен этим
недугом или чем-то еще более  серьезным, чему и названия нет, что и побудило
его заключить с нею контракт, по условиям которого они отгородились от всего
мира. Она добавляет, что с самого начала их отношений знала об этой болезни,
только не могла ее назвать: "В первые  дни я не могла подыскать название для
этой хвори. А теперь мне  удалось это сделать". Теперь ей все стало ясно: он
умирает оттого, что вовсе и не  жил, он  умирает, хотя его смерть неспособна
повредить  никакой  жизни (иными словами,  он вовсе и не  умирает или же эта
смерть только избавляет  его от какого-то недостатка, о котором он сам и  не
подозревал). Но все эти  ее определения не имеют окончательной ценности. Тем
более,  что  герой, мужчина,  оказавшийся  неспособным  к жизни,  предпринял
попытку эту жизнь обрести, "познавая это самое" (женское  тело, то есть саму
экзистенцию), познавая  то,  в чем  воплощена  жизнь, "то  совпадение  между
кожным  покровом и жизнью, которая под ним таится", решаясь  на  рискованную
попытку обладания телом, способным произвести на свет ребенка (это означает,
что  он видел в  ней и свою  собственную  мать,  хотя для нее это  не  имело
особенного значения). И он только и делает, что пытается, пытается: "день за
днем ... быть может, всю  свою жизнь". Этого он у нее и просит, уточняя свою
просьбу ответом на  ее вопрос: "Что  же  вы пытаетесь сделать?" -"Вы же сами
сказали: любить". Такой ответ может показаться наивным и трогательным в силу
его незнания  того,  что  любовь не  может  родиться  из одной  воли  любить
(вспомним, что ответила на его вопрос героиня: "Никогда по нашей воле"), ибо
любовь, чувство, не  нуждающееся в оправдании, вовсе не  является следствием
одной-единственной и  непредвиденной  встречи.  И  однако,  при  всей  своей
наивности, он, быть может, идет дальше  сведущих  в  любви. В этой случайной
женщине, с которой он все "пытается, пытается", он видит всех женщин во всем
их   великолепии,  таинственности,  царственности;  они  воплощают  в   себе
неведомое, "последнюю  реальность", на которую он то  и дело  наталкивается;
женщины  как таковой  не существует; не по случайной прихоти писательницы ее
героиня  мало-помалу осознает свое  тело как мифическую истину; это  тело --
дар свыше,  вот она сама и дарит его, хотя этот ее дар  не  в силах  принять
никто,  кроме, может быть, читателя.  И  тогда сообщество между этими  двумя
существами,   никогда  не   опускающееся   до   уровня   психологического  и
социологического, на редкость поразительное  и в то  же время наглядное, уже
не умещается в рамках мифических и метафизических.
     Их взаимоотношения разнообразны: с ее стороны -- некое желание, желание
неосуществимое,  поскольку читатель не может с  нею плотски соединиться; оно
может считаться скорее желанием-знанием, попыткой познать через  нее то, что
ускользает  от  всякого  познания,  увидеть  ее  самое,  хотя  она  остается
невидимкой. Читатель  сознает, что при всей  ее зримости он так никогда ее и
не  увидит  (в этом смысле  она  --  некая анти-Беатриче,  Беатриче-призрак,
призрак,   являющийся   каждому  в  разных   обличьях   --  от  физического,
ослепляющего подобно молнии, до  абсолютно надматериального, неотличимого от
Абсолюта:  это Бог, theos, теория, последнее из  того, что доступно взгляду)
-- и, в то же  время, она не внушает ему ни малейшего  отвращения, а  только
мысль о ее явной бесчувственности, в которой нет места равнодушию, поскольку
она  вызывает   слезы,  целый  поток   слез.  И,  быть   может,  именно  эта
бесчувственность может даровать читателю высочайшее наслаждение, которому не
подыскать имени ("возможно,  она подарит вам несказанное  блаженство,  почем
мне  знать").  Поэтому   высшие  инстанции  лишаются  здесь  права   голоса:
блаженство ускользает от их компетенции. Кроме того, героиня открывает перед
читателем  суть  одиночества  --  ведь  он  не  знает,  что  сулит  ему  это
недосягаемое  тело  --  спасение  от  прежнего  одиночества  или,  напротив,
наступление  нового и еще более худшего. Ведь  прежде  он  не знал,  что его
взаимоотношения    с   другими,    себе   подобными,   были,   возможно,   и
взаимоотношениями  с  одиночеством, -- не  знал, пренебрегая условностями  и
обычаями, всеми этими излишествами, порожденными избытком женского начала.
     Несомненно, что  по мере  того, как  время  проходит, читатель начинает
понимать, что с нею, с героиней,  оно и не думает проходить, лишая его таким
образом  всяких  ничтожных   видов  собственности,  ну,   например,  "личной
комнаты", в  которой  теперь поселилась  героиня,  превратив  ее  в ничто, в
пустоту -- и что водворенная  ею пустота делает излишним и ее пребывание, --
и тогда  он приходит  к  мысли,  что она  сама  должна  исчезнуть  и что все
уладится, если отправить ее обратно, на море, откуда она вроде бы и приехала
     -- такова его последняя мысль или только поползновение на нее.
     Но  когда  она  и  в  самом  деле  отправится  восвояси,  он непременно
затоскует  по  ней, захочет  снова  ее  увидеть,  потому  что  ее  внезапное
исчезновение удвоит его одиночество. Вот только не следовало бы ему говорить
об этом другим, а уж тем более поднимать все  это насмех,  как будто попытки
общения  с героиней,  предпринятые  им с  величайшей  серьезностью, попытки,
которым он  готов был посвятить всю  свою жизнь, могут теперь  стать поводом
для зубоскальства над иллюзией.
     Во всем этом -- одна из главных примет истинного  сообщества: когда оно
распадается, его  участники испытывают впечатление,  будто оно  никогда и не
существовало, даже если на самом деле это было вовсе не так.


Неописуемое сообщество


     Но кто же она сама, эта  молоденькая женщина, такая таинственная, такая
очевидная, хотя ее очевидность  -- последняя  реальность --  нагляднее всего
подтверждается  ее  неминуемым  исчезновением, когда  она,  целиком представ
нашим  взглядам,  оставляет  свое  восхитительное  тело,  лишаясь  тем самым
возможности непосредственного, ежесекундного существования,  поддерживаемого
лишь силой любовной  тяги (о, хрупкость  бесконечно  прекрасного, бесконечно
реального, которую не сохранишь даже условиями любого контракта!) -- так кто
же  она сама? Есть известная  развязность  в  попытке  избавиться  от  нашей
героини, сравнивая ее, как я уже делал, с языческой  Афродитой, Евой, а то и
Лилит. Все  это -- дешевая символика.  Но так или  иначе,  в  течение ночей,
которые она  проводила вместе с любовником, она  принадлежала  к сообществу,
она была рождена для сообщества, хотя в силу своей хрупкости, недосягаемости
и великолепия чувствовала: особость того, что не может быть общим, как раз и
составляет  суть  этого  сообщества,  вечно  преходящего  и  с каждым  мигом
распадающегося. В нем не сыскать счастья (даже если само сообщество твердит:
какое счастье!);  "чем крепче сон  --  тем  страшнее  затаившаяся в  спальне
беда".  Но,  по  мере  того,  как герой  романа начинает  всем  этим  слегка
кичиться,  считая себя властелином несчастья, начинаются его  посягательства
на истинность  и  подлинность  этого  несчастья, и оно впрямь становится его
собственностью,  его богатством, его привилегией,  над которыми он  вправе и
поплакать.
     Тем  не  менее,  ему  есть  чем  поделиться  со  своей  любовницей.  Он
рассказывает  ей о  мире, он  рассказывает ей  о море, он рассказывает ей  о
текучем времени и о заре,  баюкающей  ее во  сне. Кроме того,  он задает  ей
вопросы. Она для него --  оракул, но оракул, дающий ответы  лишь потому, что
сам лишен  способности вопрошать.  "Она  говорит  вам:  тогда  задавайте мне
вопросы, сама я  не могу".  Поистине,  существует всего  один вопрос, и  это
единственный возможный  вопрос,  заданный  во  имя  всех устами  того,  кто,
пребывая в одиночестве, даже  не  подозревает  о  том, что вопрошает от лица
всех:  "Вы  его  спрашиваете,  считает ли она,  что вас  можно  любить.  Она
говорит, что это совершенно невозможно". Ответ столь категоричный, что он не
может исходить  из  обычных  уст,  но звучит  откуда-то свыше, из  страшного
далека,  из  высшей  инстанции,  той  самой, что  диктует  ему обрывочные  и
непритязательные  истины.  "Вы  говорите,  что  любовь  всегда  казалась вам
неуместной,  что вы  никогда  ее не  понимали, что вы  всегда уклонялись  от
любви..." Такие замечания ставят первый вопрос с ног на голову, сводят его к
психологическому упрощению (он  по  собственной  воле держался  подальше  от
круга  любви: его  не  любят, потому что  он всегда дорожил  своей свободой,
свободой  не  любить,  иллюстрируя  тем  самым "картезианское"  заблуждение,
согласно которому свобода желаний, служащая продолжением свободы  Божией, не
может и не должна быть подорвана разгулом страстей). И все же повествование,
столь  краткое  и  столь емкое,  принимает  наряду с  этими  категорическими
утверждениями  положения,  которые нелегко ввести в столь  несложную систему
взглядов. Проще простого сказать (ему это говорят, и он соглашается), что он
не любит  никого и ничего; точно так же он соглашается признать, что никогда
не любил ни  одну  женщину и  не желал  ее -- ни единого раза, ни  на единое
мгновение. А  ведь по ходу повествования он  доказывает противоположное: его
связывает  с этой женщиной ничто иное,  как желание (пусть самое скудное, но
как  его  классифицируешь?). "Вы знаете,  что  могли бы распоряжаться ею  на
любой манер, даже самый рискованный". (Речь, без сомнения, идет об убийстве,
которое сделало  бы ее еще более реальной.) "А вы  этого не  делаете. Вместо
этого вы  ласкаете  ее тело с  тем большей  нежностью, что оно избежало этой
счастливой опасности...". Поразительное признание, отменяющее все, что можно
было бы в данном случае сказать, и показывающее, как  велика власть женского
начала даже над тем, кто считает,  будто он враждебен ему. Ему, а не "вечной
женственности" Гете,  этой бледной  кальке  с земной и одновременно небесной
Беатриче  Данте. Тем не менее можно без тени опошления признать, что в самой
ее уединенности есть нечто священное, особенно  когда в  конце повествования
она  предлагает  любовнику  свое  тело  точно  так  же,  как  предложила  бы
причастие, тело Господне, дар абсолютный, вневременной. Об этом  говорится с
торжественной простотой. "Она говорит: возьмите  меня, чтобы это свершилось.
Вы  это  делаете, вы  берете. Это  сделано. Она  засыпает". После того,  как
таинство свершилось, она исчезает. Уходит  в ночь,  сливается с ночью.  "Она
никогда не вернется".
     Относительно ее исчезновения можно делать  самые разные догадки. Или он
не смог  ее удержать -- ведь сообщество  распадается так же случайно,  как и
создается;
     или она сделала свое дело, изменив своего любовника куда основательней,
чем  он  сам полагает, оставив  ему  воспоминание  о  потерянной  любви,  на
возвращение которой не стоит и надеяться.  Такое же случилось с апостолами в
Эммаусе: они убедились в присутствии Христа лишь тогда, когда он покинул их.
Или  же, и это  неописуемо,  ее любовник,  соединившись  с нею по  ее  воле,
даровал ей смерть,  которую она так ждала, а он все не помогал ей дождаться,
-- смерть реальную,  смерть воображаемую  --  разницы тут  никакой.  Смерть,
которая   освящает  неизбежно   сомнительный   конец,   предреченный   любой
со-общности.
     Неописуемое  сообщество: значит  ли это,  что оно  избегает  говорить о
себе,  признаваться в  собственном существовании,  или же  оно  таково,  что
никакие  признания неспособны раскрыть его  суть,  ибо всякий раз, когда оно
заявляет о своем существовании, нам кажется, что мы  уловили  только то, что
оно  существует  лишь  в  силу  какого-то  недоразумения. Значит, ему  лучше
хранить молчание? Нет,  лучше  было бы  не переоценивая  его  парадоксальных
особенностей, вместе  с  ним  пережить  то,  что  делает  его  современником
прошлого,  которое  никогда  не  могло  быть   пережито.  Вспомним  чересчур
знаменитое и не в меру изжеванное изречение Виттгенштейна: "О чем невозможно
говорить,  о том следует  молчать".  Оно означает, что, поскольку  произнося
его,  философ не смог предписать молчание себе самому, то, в конечном счете,
нужно говорить хотя  бы для того, чтобы помалкивать. Но что именно говорить?
Вот один из вопросов, которые эта книжица переадресовывает другим не столько
для  того,  чтобы они на  него ответили, сколько для того, чтобы постарались
задуматься  над  ним, а может  быть,  и  чем-то его дополнить.  Тогда  в нем
отыщется, к примеру, какой-то животрепещущий политический смысл, призывающий
нас не оставаться равнодушными к современности, которая, открывая перед нами
неведомые  пространства  свободы, возлагает на нас ответственность  за новые
отношения, такие хрупкие и такие  долгожданные, -- отношения  между тем, что
мы называем творчеством, и тем, что мы называем праздностью.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.