Версия для печати

                               Г.Ф.КУНГУРОВ

                           АЛБАЗИНСКАЯ КРЕПОСТЬ




                               ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


                             ДРАГОЦЕННАЯ ТВАРЬ

     Древний городок Мангазея стоял на берегу реки  Таза,  на  перевале  к
великому  Енисею.  Обосновался  тут  царь  московский  неспроста:  царские
воеводы исправно собирали с покоренных сибирских народцев соболиный ясак в
государеву казну.
     Быстро расцвела Мангазея, тянулись к ней за счастьем купцы, ратные  и
служивые люди, промышленный и гулевой народ.
     Жили царевы люди привольно.
     Только недолго цвела Мангазея. Промышленные людишки, звероловы лесные
нашли места новые, богатые, звериные, реки рыбные и пути от Москвы ладные.
Мангазея захирела.
     Умирала Мангазея худой смертью: спешно разбегались людишки, вслед  за
ними  торопливо  бросали  лавки  купцы,  рушились  заезжие  избы;  доживал
последние дни и кабак, что стоял на бугре возле  самой  реки  Таза.  Около
кабака утоптана земля гладко. Решались тут жаркие споры. Каждый  стоял  за
себя как мог: кто кулаком, кто дубьем, кто чем попало.
     Но что было, то прошло.
     Горячее гулевое место, и кровное и побойное, опустело.
     ...Спит река Таза, метут снеговые  вихри,  и  растут  белые  курганы,
хороня под собой заветные тропы.
     Тихо вокруг. Даже собаки умолкли.
     В кабаке пусто.  Тоскливо  мерцает  огонек.  Оплывает  свеча  горячим
воском, и шлепают тяжелые капли  мерно,  увесисто,  словно  пробить  хотят
толстые половицы. За стойкой сутулится старый кабатчик. Желтые пятна света
прыгают по сморщенному,  одутловатому  лицу,  седые  космы  разметались  в
беспорядке.
     Напала на кабатчика печаль: отбил он на костяшках дневной доход  -  и
ахнул: гроши ломаные. Сбесился народишко,  волной  неудержимой  катится  с
насиженных мест, а куда - того и сам не знает.
     Сладок смрадный кабацкий дух, пышет теплом  жарко  натопленная  печь.
Вспотел кабатчик, размяк и захрапел, склонившись на стойку.
     Завизжала тяжелая кованая дверь, вздрогнули слюдяные  оконца,  поднял
косматую голову кабатчик, сонливо вглядываясь в темь.
     Вошел рослый, крутоплечий мужик. Не торопясь, снял шапку-ушанку, сбил
рукавицами снежные хлопья с тулупа и  шагнул  к  стойке.  Глаза  у  мужика
синие,   задорные,   колючие;   голова   вихрастая;   светлая   борода   в
кольцах-завитушках.
     - Отмерь-ка, с легкой руки, меру лихую - полштофа да одолжь огарочек,
- как топором рубанул он насмешливо у самого уха кабатчика.
     - Ай-яй!... - заверещал кабатчик и прикрыл  ухо  ладонью.  -  Юн  ты,
Ярошка, зелен, чтобы вопить эдак разбойно. Оглушил!...
     - Отмерь, - вскинул вихрастой головой Ярошка.
     - То можно, - торопливо мигая, сказал кабатчик.
     Ярошка взял чарку, запалил огарочек и уселся в дальнем углу.
     Выпив  чарочку,  он  вытащил   из-за   пазухи   замусоленную   трубку
пергамента, бережно  разгладил  его  ладонью  на  лавке  и,  водя  грязным
бородавчатым пальцем, что-то невнятно бормотал.
     По пергаменту синяя лазурь разлилась толстыми извилистыми змеями - то
были реки. А по сторонам рек безвестный грамотей-искусник щедро  разбросал
остроглавые бугры - то неприступные горы. Густо наставил раскидистые елки,
а между ними зверей хвостатых изобразил - то леса непроходимые. По берегам
рек одиноко притулились зимовья да рубленые избы, огороженные бревенчатыми
стенами, - то царские городки и становища. Следы человека и конских  копыт
вились узорчатой цепочкой по лесам, степям, меж  рек,  меж  гор  до  самой
великой Лены - то дороги и тропки.
     Через весь пергамент - рисунчатые буквы, затейливые, витые, усатые.
     Ярошка кривил  брови,  вглядываясь  в  пергамент,  что-то  выискивал,
ставил ногтем кресты. Огарок чадил,  скупые  отблески  падали  на  древний
пергамент. Ярошка еще ниже опустил голову. От натуги потемнело лицо, вихры
рассыпались по взмокшему лбу, горели глаза непоборимым  любопытством.  Как
святыню хранил он пергамент за пазухой, у  сердца,  верил:  скрыты  в  нем
превеликие мудрости человека. Стукнул кулаком об стол, скомкал пергамент.
     - Треклятый монах, две деньги выманил да крест нательный. Сунул  этот
пергамент, а понятия к нему при себе сохранил!
     Дверь вновь завизжала, в кабак суетливо  ввалились  два  монаха.  Они
сдернули шапки, наспех перекрестились и - к стойке.
     - Человече, - звонко сказал шустрый монах, - по чарочке-гагарочке  да
по рыбке крутосоленой поднеси!
     - От устали едва рясы на грешном теле несем, -  невнятно  пробормотал
второй, отдирая снежную сосульку с жидких усов.
     Монахи уселись на лавку и щурились от тусклого  огня.  Шустрый  монах
вскидывал руками и скороговоркой, вкрадчиво говорил:
     - Отче Гаврила, сказывали те бегуны и  пропойцы  превеликие  вести  о
землях, что за Леной-рекой.
     - Умолкни, Алексашка. Твердишь ты сие с полуночи,  подобно  петуху  -
трижды, без умолку, - важно сказал отец Гаврила и рванул зубами рыбу.
     Ярошка шумно поднялся и подошел к монахам.
     - Хлеб-соль.
     - В добрый час! - ответили монахи враз.
     - Отколь бредете, чернорясники?
     Монахи притихли.
     - Аль беглые?
     Монахи испуганно поднялись с лавок.
     - Что трепещете, аль уразуметь не в  силах,  каков  я  есть  человек?
Царским доносчиком не бывал...
     - Вестимо, -  невпопад  бросил  шустрый  монах,  а  Гаврила  степенно
добавил:
     - Бредем, куда перст божий указует.
     - Перст добр, коль кабака не минуете, - закатился Ярошка смехом.
     Монахи захихикали.
     - Злобу таю я на монахов, большую злобу...
     - Что злобишься?
     Ярошка развернул пергамент:
     - Вот это уразуметь не могу. Помогайте, чернорясники,  в  грамоте  вы
дошлые.
     Оба  монаха  забегали   по   пергаменту   глазами.   Шустрый   монах,
захлебываясь, тараторил:
     - Грамота страшенная, не иначе - краденая...
     - Ты не о страхах, ты давай делом, - нахмурил брови Ярошка.
     - А дела еще более страшенны: древний пергамент - чертеж  превеликого
Искера - землицы сибирской, от пояса каменного до реки, нареченной "Лена".
     - А по-за чертеж как пройти?
     Монахи переглянулись.
     - Места неведомы, -  ответил  отец  Гаврила,  -  нехожены,  неезжены,
страшны  и  бездонны,  от  человеческого  разума  сокрыты,  дорог,  окромя
звериных троп, не бывало.
     - Дурень пустомозглый, - загремел Ярошка, - дороги человеческая  нога
торит! Ты отвечай, куда путь идет по-из чертеж?
     - Того не ведаю... Слыхом слыхал от бродяг бездомных...
     - Говори, говори! - заторопил Ярошка.
     - За Леной-рекой конца края не видно, и  что-де  имеется  река  боле,
нежели Лена. На этой реке богатства несметны: соболи черней смолы кипучей,
с огневым отливом, злато, серебро и каменья драгоценные в горах растут  во
множестве. Рыбы в реках, птицы в лесах  столь  несметно,  что  гибнут  они
зазря.
     - Не брешешь? - усомнился Ярошка. - Ваша порода страсть брехлива.
     - За какую деньгу купил, за ту и продаю, - огрызнулся монах и умолк.
     - А каков люд на реке и как она прозывается? - допытывался Ярошка.
     Отец Гаврила нехотя продолжал:
     - По словам, наречена "Черны воды",  или  "Амур",  проживают  за  ней
иноземцы желтых кровей, ликом скуласты и узкоглазы. Как у  баб,  так  и  у
мужиков волосья отпущены у иных до пояса, а у иных и до самых пят. Словеса
лопочут пискливо, невнятно, веры идольской.
     - О-хо-хо! - перебил Ярошка монаха, мигом нахлобучил шапку и вышел из
кабака.
     Отец Гаврила спросил:
     - Не оскудел ли разумом сей громобойный муж?
     Вмешался кабатчик:
     - То, чернорясники, крут мужик, шатун лесной,  бездомный:  бродит  по
тайгам, рекам неведомым, и все мерещится ему зверь.
     - Зверь?! - удивились монахи.
     - От зверя оскудел разумом.
     - Медвежатник или волкодав? - полюбопытствовал отец Гаврила.
     Кабатчик засмеялся:
     - Зверек-то невелик, не боле рукавицы, только деньгу тот зверь  родит
большую.
     - То соболь. Драгоценная тварь... - догадался шустрый монах, и  глаза
его жадно засверкали.
     - О-о!.. - многозначительно  протянул  кабатчик.  -  Царь-батюшка  на
деньге сибирской высек не скипетр державный и не свой лик, а двух  соболей
хвостатых, а все оттого, что тварь эта дороже злата и на ней казна царская
стоит твердо.
     Отец Гаврила вновь спросил о мужике:
     - А  кто  же  тот  соболиный  ловец,  что  бродит  по  тайгам,  рекам
неведомым?
     -  Ярошка  Сабуров,  открыватель  новых  земель,  покровитель  лесных
народцев, - ответил кабатчик.
     - Добытчик  казны  царской?  -  уставился  на  кабатчика  немигающими
глазами отец Гаврила.
     - Смекаю, что царскую казну он блюдет исправно: царю соболя,  а  себе
два, - ехидно захихикал шустрый монах и посмотрел на кабатчика.
     Тот тоже засмеялся.
     - Ох, Алексашка, сгубит тебя твой  язык!..  Болтлив  ты  безмерно,  -
сурово оборвал его отец Гаврила и торопливо поднялся. -  Пойдем,  сей  муж
нам попутен, от него счастье иметь можно.
     Шустрый монах блаженно рассмеялся:
     - Умное, отче Гаврила, тобой сказано, умное...
     Поп Гаврила и его содружник Алексашка суетливо собрались и  скрылись,
оставив кабатчика дремать.



                                 САБУРОВКА

     Белые вершины Байкальского хребта взмывают в поднебесье. Ледяные пики
рвут в клочья гонимые вихрем тяжелые тучи, и они  осыпают  сопки  обильным
игольчатым дождем. Снег здесь никогда не  тает.  Пустынны  туманно-ледяные
байкальские пики, даже бесстрашный белый  орел  не  достигает  их  снежных
вершин.
     Склоны  гор  поросли  вековыми  кедрами,  кондовыми  лиственницами  и
белоствольными березками. Весной всюду пылает розовым пламенем  багульник,
осенью рдеют склоны багряно-бурым ковром  брусники,  по  низинам  стелются
синие поросли  голубики.  В  предутренней  пелене  тумана  оживает  тайга.
Припадая  к  земле,  крадется  к  заячьим  логовам,  к  глухариным   токам
огнеглазая лиса. Черный соболь,  вынюхивая  острой  мордочкой,  изгибаясь,
скользит по гнилой валежине, скрадывая зазевавшуюся мышь.  У  синих  болот
злобно хрюкает черный кабан. Прильнув к стволу сосны, рысь выжидает добычу
- лося. В камышах гнездятся тучи уток, гусей, куликов. Вот тут и сливаются
желтоводные ручейки в одно русло и текут беспокойной речкой к северу.  Это
и есть начало великой Лены.
     Дойдя до прибайкальских гранитных гряд, Лена, пенясь, обдавая  берега
брызгами, с ревом вырывался из скал на широкую долину. Стихает, становится
широководной, сонно-ленивой. Дремлет Лена  из  века  в  век:  омуты  полны
икряной рыбой, камыши - жирной птицей. В прибрежных дебрях таится  таежное
зверье.
     В одну из ранних весен понесла Лена на своем хребте  небывалую  ношу:
плыли остроносые,  широкодонные  корабли,  плыли  к  северу.  Плеск  воды,
хриплый гам людей висели над  Леной  днем  и  ночью.  Перепуганные  эвенки
падали в зеленые заросли, пропустив чудовищные лодки, собирали  немудрящие
пожитки и бежали в таежную глушь. Хлопали крыльями ожиревшие утки,  силясь
оторваться и улететь; пришельцы глушили их палками, били из самопалов.
     ...Падало солнце. Синяя тень ложилась  плотно.  Лодки,  уткнувшись  в
заросшие, мшистые берега, дремотно качались на ленивой волне. Дышала  река
знобкой сыростью, тайга - теплом.
     Люди вышли на берег, наскоро стали готовить ночлег. Взлетели огненные
лоскутья костров, искры осыпали черные, словно застывшие, воды. Гам и крик
гулко прокатился по реке. Но вот все затихло. Костры погасли, и  становище
заснуло.
     ...Едва занялась заря, Ярофей оставил становище, взошел на гору.
     Быстро голубело  темное  небо,  янтарным  светом  загорались  далекие
вершины гор. Плыли над головой мелкие облака; гнал их ветер  на  запад,  и
холодком обдало сердце Ярофея. "Вот они, божьи скитальцы, бегут на родину,
к отцам нашим на Русь торопятся..."
     Поднялось солнце, озолотило реку, леса, горы,  и  невиданная  красота
открылась перед глазами. Посветлело сердце. Щурясь от серого блеска  реки,
Ярофей по-хозяйски оглядывал нетронутые, нехоженые места; дивился приволью
и обилью угодий. Словно комары едучие, надоедливо  лезли  в  голову  думы.
Гнал их Ярофей, торопливо отмахивался от них.  Вспомнилось  житье  тяжкое,
безотрадное. Большой дом, бревенчатые амбары, серый забор.  Заря  утренняя
посеребрила небо. Светлыми пятнами все изукрашено. За амбарами -  пустырь,
сизая трава, кочкарник. И куда уходит  этот  пустырь,  где  край  и  конец
ему?.. Спит город Устюг. В своей светелке спит и купчина Ревякин,  знатный
устюжанин. Работные люди его, чуть свет забрезжил,  спину  гнут.  Подпасок
Ярошка со своим дядей Прохором гонят табун лошадей  купчины  на  пастбище.
Добр богатей-устюжанин. От его доброты не по времени умер дядя  Прохор,  а
синие рубцы и по сей день видны на  спине  Ярофея.  Свинья  и  от  крапивы
жиреет. У Ярофея холодные колючки по спине бегают, как вспомнит  прожитое.
Разве такое  забудется?  Гости  у  купчины  веселились.  Захмелел  хозяин,
кликнул Ярошку.
     - Эй, пастушонок, каково пастушишь? Хорошо ли? Радиво ли?..
     Пастушонок, в коротких портах, босой, волосы растрепаны, стоял  перед
хозяином перепуганный.
     - Молчишь, бесенок? За радивость твою подарок припас я...
     Вздумалось хозяину гостей потешить. Стал он травить  пастушонка,  как
зайца. Заулюлюкал, загикал, гости  подхватили,  с  мест  сорвались:  через
сенцы - во двор, со двора - в пустырь. Загнал пастушонка в крапиву.  Гость
с бородкой жиденькой, с хмельными заплывшими глазками тонкоголосо хихикал,
руками взмахивал:
     - Гони его, гони в угол!.. Крапива там рясная, огнистая!..
     Другие подхватывали:
     - Портки надобно содрать! Вот баня-то будет!.. Умора!..
     Ярошка едва ускользнул, через забор кинулся, сорвался, вновь метнулся
- одолел. На  простор  вырвался.  Вспухли  ноги,  горели  пламенем;  слезы
застлали глаза, а  жаловаться  некому,  головы  приклонить  некуда.  После
смерти дяди Прохора плакал сирота молча, одиноко, чтоб люди не видели,  не
слышали - никто не пожалеет.
     Ярошка  слезы  вытер,  сжал  кулаки:  "Так-то,  купчина,  хорош  твой
подарок!.." Ночью послал он хозяину дорогой отдарок - охапку сухой  соломы
да блеск искры огневой. И полетела судьба Ярофея  по  ветру,  как  дым  по
небу.
     ...В утреннем блеске дремала сонная Лена. Ярофей, сидя  на  пригорке,
подсчитывал огневые и  соляные  запасы.  Прикидывал  людские  силы.  Перед
глазами лица заросшие, ветрами обожженные, непогодой побитые. Сходились  у
переносья рыжие, белесые, черные пучки бровей, злобно косились  на  Ярофея
люди.
     "Свирепеют мужики, - думал Ярофей. - То хорошо: с тихонями и пруда не
запрудишь, а свиреп да смел - медведя съел".
     Баловал Сенька Аверкеев - колюч мужик, давно примечал Ярофей. Прошлой
ночью Сенька без опаски сбивал народишко: крут, мол, нам, вольным, Ярофеев
присмотр, солон, одна маята. Плывем без пристанища и сгибнем зазря.
     ...К полудню вернулся Ярофей к становищу. У костра собрался  ватажный
круг: Сенька Аверкеев, Кешка Зазнамов, грамотей поп Гаврила,  что  пристал
еще в Мангазее, ванька Бояркин, давнишние бродяжьи содружники Пашка Ловкий
и Пашка Минин. Решали судьбу, вспотели, охрипли, умаялись. Слово Ярофея  -
непреклонное слово: топором не перерубишь, дубиной не перебьешь.  Порешили
твердо и по рукам ударили, чтоб дальше  не  плыть,  обосноваться  в  устье
светлоструйной  говоруньи  Киренги.  Тут  и  зарубить  засеки,   поставить
острожек и зазимовать, промышляя кто чем может.
     Загремели топоры, стлался над тайгой густой смоляной дым, катилось по
реке эхо и глохло в таежных далях. К  осени  обосновались,  огородились  и
зажили привольно.
     ...Падал желтый лист, одевалась тайга в белесую кухту, падала тяжелая
кухта, и вновь зеленел лист.
     Сменялись годы, забылась старая Мангазея.
     Бойким и доходным оказалось облюбованное место: и звериное, и рыбное,
и хлебное. Из-за Уральского хребта по сибирским рекам и волокам  потянулся
к насиженному месту гулевой, бездомный, обиженный люд. Кто  вел  его  сюда
через неведомые трущобы? Как проведал он о  житье  привольном,  о  великой
реке Лене? "Рыба ищет, где глубже, а человек - где  лучше".  Слухом  земля
полнится. Гнала народишко в землю Сибирскую царская да боярская злая рука:
солоно жилось холопскому люду, худо. Растекался он по лесам, бежал в  дали
безвестные, счастье пытал свое, долю искал. А Сибирь -  земля  бескрайная,
богатствами переполнена до краев, всем хватит. Ищи - найдешь,  бери  -  не
робей. Но всему свой удел - белка и та с дерева  падает.  Счастье  людское
редко шагает ровно - все о валежины  спотыкается.  Быстро  обеднели  леса;
опустошали  их  жадно,  зверя  били  безжалостно.  Совсем  стал   исчезать
соболь-зверь, худо добывалась белка, черно-бурая лисица пошла за редкость.
Многие охочие люди, что кровью, потом и удалью  добыли  заветную  Киренгу,
сели крепко на землю. Родила земля обильно.
     Разросся острожек, окреп и стал прозываться Сабуровкой.  Появились  в
нем  кривые,  непролазные  улочки,  переулочки:   Ярофеевка,   Аверкеевка,
Зазнамовка... Поставили сабуровцы с легкой руки из  толстенных  лиственных
бревен  одноглавую  церковь  в  виде  горящей  свечи.  Служил  в   ней   в
пропотевшей, залатанной рясе пропойца поп Гаврила. Но службы вел  исправно
и чинно.
     В Гнилой  долине  отыскался  соляной  родничок;  тут  устроил  Ярофей
соляную варницу. Зажил солью: соль стала давать хлеб, и  деньги,  и  почет
больше, чем соболь хвостатый.
     Богатеем  ленским  стал  Сабуров.  Где-то  купчина  Ревякин,  грозный
устюжанин? Потягаться бы, померяться с ним! Да  Ярофей  не  таков.  Сердце
зверобоя тянулось к  соболю,  зверю  огневому,  к  таежному  бродяжью.  И,
бывало, целыми днями смотрел нерадивый хозяин на черную гряду далеких гор.
Безмерно жгло желание перейти эту  неведомую  черту;  мнилось:  за  ней  -
скрытая ото всех тайна. По-прежнему хранил он  чертеж  землицы  Сибирской,
набросанный на темном пергаменте рукой безвестного умельца. Только  чертеж
этот мало утешал. "Эх, скудость ума нашего!.." - сетовал на  себя  Ярофей,
вновь  разглядывая  пергамент.  Теперь  он  бегло  читал  чертеж,   бранил
чертежника за лживые пометы, особенно по Киренге и Лене;  Ярофей  вдоль  и
поперек исходил здесь тайгу. Бранил и за нерадивость: дал  тот  безвестный
мудрец-чертежник предел земли Сибирской по реке Лене. Тут,  мол,  конец  и
край света. "Каков провидец!.." - сердился  Ярофей.  Оставив  все  заботы,
спешно уходил в тайгу  и  подолгу  пропадал  там.  Всем  управлял  шустрый
приказчик. Возвращался из тайги угрюмый хозяин, ходил с потемневшим лицом,
не мил ему белый  свет,  наскучила  Сабуровка  с  ее  кривыми  улочками  и
закоулочками. Бушевало сердце  Ярофея,  рвался  он  на  простор,  в  тайгу
дремучую, нехоженую, в  сизые  дали...  Приказчик  не  знал,  чем  угодить
хозяину, подходил к его избе робко, в дверь стучал  несмело,  словно  заяц
мягкой лапкой. Хозяин плохо слушал приказчика, в дела торговые вникать  не
хотел, неотрывно смотрел в оконце,  будто  и  соляные  варницы,  и  амбары
богатые, и лавки красные не его владения. Дивился приказчик такой перемене
и уходил тоже робко, как и приходил. "Что человеку надобно? Какая хворь на
него напала?" - недоумевал приказчик.  Но  люди  примечали  иное.  Прикрыв
плотно двери, сидел Ярофей дни и ночи напролет с грамотеем  Гаврилой.  Как
сыч, уставившись на пергамент, Ярофей поучал попа:
     - Пометь кривун реки, огибает она скалистый выступ и уходит на юг...
     Поп старательно ставил пометы.
     - А вот тут, - Ярофей чертил острым ногтем, - с вершины видно слияние
рек, а за ними горы, горы. Помечай, поп!..
     Светло загорелось сердце Ярофея. К заветному пергаменту,  на  котором
конец и край земли русской  пометил  безвестный  умелец,  добавились  его,
Ярофея, трудами богатые просторы и открывались приметные пути в  неведомые
царства. Потерял сон Ярофей, чудилось ему: за синими цепями  гор  и  лежит
она, нетронутая райская земля, и ждет своего хозяина.  В  потаенном  месте
хранил Ярофей тайный чертеж. Вскакивал ночью, зажигал светец и до утренней
звезды не отрывал беспокойных глаз от чертежа.
     На крутом яру, откуда видны и Киренга и Лена, срубил Сенька  Аверкеев
себе избу с клетью и подклетью, с малыми оконцами  к  востоку,  с  глухими
воротами. Вошла в нее хозяйкой Степанида. Перешагнула она  высокий  порог,
вспомнила путь до этого порога, усмехнулась, дернула рыжей бровью. Всплыли
прожитые  годы  -  горькие,  безрадостные,  сиротские...  Жила  Степка   в
подручных у стряпухи. Колола  дрова,  скоблила  оловянные  горшки,  рубила
капусту, чистила свеклу. Где блюдо подлизнет, где крохи подберет -  тем  и
сыта. Кутка своего не имела, а валялась в  птичнике  на  соломе.  Встанет,
бывало, поутру - до самых глаз в пере, в соломе да  в  дерьме  курином,  а
девки широкоротые, стряпухины дочки, ее на смех:
     - Эй, куриный шесток!
     Высохла Степка в былинку.  Как-то  в  воскресный  день  на  задворках
услыхала Степка, как гулевые мужики вели речи скрытные.  Шептались  тайно,
озирались воровато, хоронясь за овином.  Поняла  Степка  из  тайных  речей
заветные  думы  гулевых  мужиков:  собрались  они  в  поход,  чтоб   землю
привольную отыскать, чтоб спастись от  худой  жизни.  Запала  в  голову  и
Степке неотвязная думка - пристать к  мужикам,  посмотреть  ту  привольную
землю. Но как взглянет на себя Степка, омрачится, охнет и в слезы: кому же
нужда брать в такое дело заморыша, да к  тому  же  девчонку?  "Хоть  бы  я
парнем была", - сокрушалась Степка. Но думка  неотвязно  зрела,  и  Степка
гулевых мужиков перехитрила. Добыла портки и рубаху, рваную шубенку, шапку
и сошла за поваренка.
     ...До счастья далеко, суров походный путь: дороги  не  хожены,  места
глухи, леса буреломны.  Прорубались  тайгой,  плыли  кипучими  порожистыми
речками, переходили скалистые  кручи  волоком.  Где  огнем,  где  обманным
словом, где нехитрым подарком  смиряли  сибирских  коренных  жителей.  Вел
Ярофей Сабуров - смельчак и бывалец, вел к далеким берегам Лены.  Бывальцу
верили, но не всегда. В ярости хватались за  ножи,  рогатины,  самопалы  и
решали спор по-ратному: кто кого сразит.
     В начале  похода  у  Енисейского  волока  изголодавшиеся,  промокшие,
по-звериному ярые ватажники драли вихрастого паренька  Степку.  Сгубил  он
варево, свалил в котел и  щук,  и  жирнозадых  уток,  и  худо  облупленных
зайцев, да в придачу, по недоглядке,  обронил  туда  же  вонючую  тряпицу.
Выкручивался поваренок, отмалчивался, озорно  вздрагивала  рыжая  пушистая
бровь...
     Дорога бродяжья длинна и бескрайна. Тайга и то от времени  линяет,  и
часто лихой бывалец не узнает хоженных мест. А  что  скажешь  о  человеке,
если минуют годы?
     К концу бродяжьего похода стали примечать  ватажники  диво:  раздался
сухопарый поваренок в грудях, в бедрах  округлел  и  прозываться  стал  не
Степкой, а  Степанидой.  Подтянули  ватажники  кушаки,  заломили  шапки  и
заходили гусаками. Больше  всех  мучила  рыжая  бровь  Сеньку  Аверкееева.
Мучила смертельно, неотвязно.
     Но знал Сенька - сурова жизнь: "Метишь в лосеву телку, а  попадешь  в
гнилую елку". Заметался, затревожился, неотступно ходил за  Степанидой.  А
Степанида тянулась к Ярофею; приглядывалась, украдкой  вздыхала,  пыталась
разгадать, что таится у него на сердце. Немало пролилось девичьих слез.
     Но гору не перескочишь, в чужое сердце не залезешь. Вырвала Степанида
из своего сердца заветную думку, вырвала с болью, как  жгучую  крапиву,  и
перешагнула крепкой ногой порог Сенькиной избы.
     ...Порядки в Сабуровке сабуровские.
     До Москвы далеко, а еще дальше до царя; правил  окрестностями  Ярофей
своенравно, своеправно; слыл он за малого приленского воеводу.
     Жить  бы  да  жить  в  привольной  сытости.  Мрачный  ходил   Ярофей:
по-прежнему мучила надоедливая думка. Из теплого угла безудержно тянуло на
простор. Верилось: там, за нехоженой  тайгой  и  звериной  глушью,  цветет
неведомая счастливая земля.
     Даже сны Ярофея тревожили до одури. Как-то  приснилось:  раздвинулась
скала, что высится за синим мысом, и хлынула вода, залила горы и леса.  Не
стало места ни человеку, ни зверю, только  птицы  с  плачем  носились  над
водой, искали пристанища. Проснулся Ярофей в ознобе,  вскочил  с  лежанки:
"Уходить надо с насиженного места! Уходить!.. К худу сон..."
     Часто выходил Ярофей к реке, садился на  высокий  бугор.  Тихая  Лена
лениво катилась к северу. За Сабуровкой  она  разлилась  в  широкий  плес,
тусклый и мертвый,  как  озеро.  Берега  плеса  заросли  осокой,  камышом,
подернулись ряской. Вглядывался Ярофей в дремотную зелень, гневно  шептал:
"Бесталанная река, постылая!.."
     Всякому делу - свой конец.
     Стал  доискиваться  московский  царь:  отчего  с  богатой  Лены   мал
соболиный и иной пушной приход? Отчего  урон  терпит  царская  казна?  Иль
перевелось зверье? Или отбились от ясака покоренные сибирские народы?
     Дознался царь о самоуправстве дерзкого Ярошки Сабурова, послал своего
доглядчика и сборщика пушной  казны,  воеводу  немца  Петра  Кранца,  чтоб
царским именем и крепкой рукой  навел  на  Лене  порядок,  а  самоуправца,
беглого Ярошку, заковал бы в железные колодки.
     Словно вешний снег, явился в Сабуровку царский воевода.  Крутонрав  и
злобен оказался Петр Кранц. В день его приезда  ударил  задорно  церковный
колокол, поп Гаврила служил  в  честь  воеводы  молебен,  но,  к  великому
огорчению сабуровцев, воевода в храм не пожаловал. Со  своими  помощниками
торопливо громил он Ярофеевы погреба и  клети.  И  не  успел  поп  Гаврила
пропеть многолетие, как царский воевода заковал Ярофея в железо и бросил в
черную избу.
     Насупилась Сабуровка. Не по нраву пришлась ей  крутая  рука  воеводы.
Стали ревностно доглядывать сабуровцы  за  воеводой  и  его  людишками.  А
воевода, как берложный медведь, сидел в воеводской избе, будто его и  нет,
но все видел, все слышал.  Подслухи  его  и  доглядчики  навозными  мухами
рассеялись по Сабуровке. И примечали сабуровцы с тревогой, что  воеводская
сторона росла, съезжались отовсюду неведомые люди, воеводские доглядчики и
помощники. Многих сабуровцев разорил начисто лиходей  воевода  непомерными
поборами и своевольными грабежами.
     Разбилась Сабуровка на две слободы: Воеводовку и Ярофеевку.  Смертным
боем бились по воскресным дням слободки:  шли  люди  стеной,  ломали  друг
другу ребра, кровянили снег. К заходу солнца расходились; вновь  свирепели
и, едва залечив раны, готовились к новым схваткам.
     Драку затевали ребятишки, на  их  крик  выбегали  бабы,  и  начинался
словесный бой; ядовито-злобная брань разжигала кровь, быстро бабы  хватали
друг друга за волосы, и  тогда  с  дубьем,  кольями,  рогатинами  выбегали
мужики.
     Особенно круты и своевольны были низовые сабуровцы, что поселились  у
самого берега плотным куренем. Жили там  лихие  Бояркины,  дружные  братья
Зазнамовы, заядлые пропойцы и скандалисты Минины, бесстрашный  медвежатник
Пашка Ловкий, удачливый соболятник Сомов, прозванный Соболиным Дядькой.
     Видя  разлад  и  бесчинства,  отбивались  от  воеводы  и   покоренные
сибирские народцы; плыло  пушное  добро,  минуя  воеводские  клети,  плыло
неведомо куда.
     Давно бы надо казнить самоуправца  Ярошку  -  от  него  бесчинства  и
разбой, но медлил воевода, косясь волчьим глазом на низовую Сабуровку.
     Приказав  ключнику  накрепко  держать  Ярошку  под  замками  и  зорко
доглядывать, воевода вызвал письменного голову и велел строчить  в  Москву
царю скорую челобитную. Воевода писал:
     "...слезно  молю,  великий  царь-государь,  о  ратной  подмоге,  дабы
учинить спокой и привести Ярошкиных воров и разбоя чинителей к покорности,
а его, беглого Ярошку, казнить лютой смертью..."



                               РАТНЫЙ ПОХОД

     Лил  весенний  косой  дождь.  Зеленые  молнии  рвали  небо.  Набухала
Киренга, ширилась, распирая берега.
     Мимо серых плетней по ухабам и  промоинам  торопливо  шла  женщина  с
узелком в руке. Дойдя до воеводских ворот, на миг задержалась.
     Мужик в рваной дерюге топтался у ворот в жидкой глине;  укрывая  лицо
от ударов дождя, злобился.
     В женщине узнал вратарь Степаниду, сплюнул, нехотя отдернул щеколду и
гнусаво промычал в слипшуюся бороду:
     - Сызнова к немцу?
     Степанида кивнула головой и скользнула в ворота.  Мужик  сыпал  вслед
срамную брань:
     - Бесстыжая!.. И непогодь не держит. Худо Сенька плетью  тебя  жалил,
ой, худо!..
     Степанида украдкой обошла воеводское крыльцо и  потонула  в  пустыре,
где среди полынника  и  крапивника  торчала  черная  изба.  В  рытвине  ее
встретил рослый парень с раскосыми глазами, в промокшей бараньей шубе.  Он
вырвал у Степаниды узелок и молча скрылся.
     Она стояла в полыннике, дрогла, кутаясь в платок.  Вскоре  послышался
глухой шепот, визг ржавого замка, шлепанье грузных  шагов.  Близко  всплыл
знакомый  голос,  от  него  захолонуло  сердце.  Степанида  не   стерпела,
бросилась и повисла на плече Ярофея. Он стоял, повитый цветным платком,  в
оборчатой юбке, узкой и короткой.
     Степанида шепнула:
     - Укрой бороду, - и пошла.
     За ней, неловко ступая, шагал Ярофей.
     У ворот Степанида привычно щелкнула колотушкой. Вратарь отпер ворота,
хитро усмехаясь, бросил:
     - Аль не в нраве немец? Аль горька ему?
     Степанида смолчала. Ярофей шагнул, путаясь и закрывая платком бороду.
     - Откуда с тобой подружница? - скосил глаза вратарь.
     - Ослеп, жеребец, - кинула озорно Степанида, -  то  с  поварни  девка
Силантиха.
     - Ах ты, такую птаху и не узнал... Винюсь! - загоготал мужик, сдернул
облезлую, дождем побитую шапчонку и озорно ляпнул ею по спине Ярофея.
     Степанида и Ярофей шли молча. Дождь стихал.
     - Иззябла я... - шепнула Степанида.
     - Скину я юбку, нет моей мочи... - не вытерпел Ярофей.
     - Страшись, всяк встречный признает!
     Дошли до избы. Озираясь, Степанида провела Ярофея  в  подклеть.  Ночь
Ярофей провел в тревоге, в полусне.
     Неотступно тревожил ласковый шепот Степаниды,  мерещились  ее  глаза.
Дивился Ярофей: чудна жизнь, в сердце человека премного  тайников  и  троп
непролазных. Приметен глаз у Ярофея, горячий,  взглянет  -  обожжет;  чует
Ярофей в таежной глуши хитрую  звериную  поступь,  а  вот  как  подкралась
Степанида, того не усмотрел.
     Дивился Ярофей, и от радости наливалось сердце  сладостной  тревогой,
колотилось  неудержно,  торопливо.  И  казалось  Ярофею:  он  -  птица  и,
всплеснув крыльями, летит  над  тайгой,  оглядывая  заветные  дали  зорким
глазом.
     Едва  скользнул  в  оконце  утренний  свет,  послышалась   осторожная
поступь. Степанида  вошла  бесшумно.  Ярофей  вскочил,  легко  поднял  ее,
обомлевшую, теплую, желанную. Припав  к  веснушчатой  щеке,  он  отрывисто
шептал:
     - Дай снесу тебя, Степанида, в свою избу. Сила во мне страшенная...
     Засмеялась, обвила шею и, обжигая губами, отвечала:
     - Не можно, Ярофеюшка, мужняя жена я...
     - Так ли? - загорелся Ярофей.
     - Не можно, - повторяла Степанида,  всем  телом  льнула  к  Ярофею  и
сжимала горячими руками еще крепче его шею.
     Вмиг выскользнула, выпрямилась, заговорила тревожно:
     - Страшусь, Ярофеюшка, не позору, - за тебя страшусь, месяц синенький
мой, быть тебе сгублену...
     - Не страшись, Степанида, были бы у сокола крылья, а небес хватит.
     - Лют и злобен воевода, - говорила Степанида, плотнее  прижималась  к
Ярофею и торопливо перебирала пальцами жесткие кольца его бороды.
     Всхлипывая и глотая слезы, поведала она свои  злоключения  и  кровные
обиды; рассказала и о хитростях  бабьих,  которые  помогли  ей  обманывать
воеводу, добыть ключи от тюремной избы. Только накликала на  себя  гнев  и
насмешки многих сабуровцев.
     - За гулящую признали, - жалобилась Степанида, - срамными словами при
встречах помыкали.
     Ярофей обнимал Степаниду молча, и примечала  она,  как  вздымались  у
него на шее жилы, плотно сжимались губы, кривилась бровь...


     Сабуровка готовилась к весне.
     Дознались низовые сабуровцы о новых происках воеводы. Плыли  слухи  о
бегстве Ярофея, но толком никто ничего не знал. Коварства лиходея  воеводы
беспредельны: мог казнить Ярофея и слух пустить.  Перестали  ладить  сохи,
хомуты, бороны, потянулись узловатые пальцы к самопалам, рогатинам, мечам.
     Точила ножи низовая  Сабуровка,  готовили  жонки  украдкой  сухари  и
прочую ратную снедь, как перед большим походом.
     У Ваньки Бояркина собрались дружки ватажные, старые бывальцы.  Тут  и
вскипела яростная и дерзкая думка: ударить по воеводе, утопить  лиходея  в
сонной Лене, а людишек его да тех из сабуровцев, которые вьются с лестью и
подачками около воеводы, побить  и  покалечить.  Страшиться  нечего:  пока
дойдет весть до царя, много поубавится воды в Киренге - жди-пожди.
     Но легко думка  вскипает,  легче  тумана  взвивается  под  облака,  и
остается горечь на сердце. Разбил думку Соболиный  Дядька.  Таежный  шатун
поведал диво. И выходило так, что  сидеть  на  Киренге,  дремать  у  Лены,
склоняя повинные головы перед воеводой, к лицу только Сеньке Аверкееву  да
его жонке, у которой левый глаз косится на Сеньку, а правый - на  воеводу.
Остальные вольные казаки должны бросить обжитое логово, и чем скорее,  тем
лучше. Соболиный Дядька шепотом говорил о своем последнем походе с Ярофеем
в тайгу. Дойдя до кипучей речонки, Ярофей примечал  по  звездам  и  другим
лесным приметам, где стоит неведомое царство Дауры и течет река Амур.  Той
реке наша Лена не ровня: там ни одна крещеная душа не  бывала,  соболь  не
тронут, тайга жирна зверем и птицей, река до верхов  рыбой  переполнилась,
волна выкидывает ту рыбу на берега, и кормятся ею медведи и росомахи. Горы
там родят чистое золото, серебро и каменья, лалы-самоцветы.
     Глаза у слушавших это диво горели  жадной  искрой,  от  зависти  туго
набухали  жилы,  колотились  сердца  -  так  распирал  их   словоохотливый
Соболиный Дядька.
     - У Ярофея своими глазами видел я заветный пергамент, -  не  унимался
Соболиный Дядька, - на  том  пергаменте  пути  проложены,  реки  и  волоки
помечены. Дивный пергамент!
     Зрели новые  помыслы,  раскалялись  жаркие  головы.  Ванька  Бояркин,
давнишний дружок Ярофея, горячился:
     - Крещеные, по нраву ли вам, вольным, воеводчество немчина?  Того  ли
ждали? Дадим ли сгинуть Ярофею от лиходейства?
     Сдерживали Ваньку, как медведя на рогатине, дюжие руки  Зазнамовых  и
Мининых, боялись бывалые казаки  озлобить  коварного  немчину  и  зазря  в
безвременье погубить свои помыслы.
     Ванька кидался в кулаки.  Быть  бы  бою  хмельному,  да  распахнулась
дверь, и встала перед Кешкой Зазнамовым Степанида.
     Кешка зыркнул глазами и крикнул:
     - Воеводова бражница! Каков посол, а? Чуете, казаки?
     - Дошлый немчина, чужих жонок в подслухах имеет! - кричал Минин.
     - Сенькин недогляд. Ишь, дал волю... - выпрямился Соболиный Дядька  и
хотел еще что-то сказать, но Степанида сбросила платок.
     - В подслухах не бывала, привела вам атамана.
     Вошел Ярофей.
     - Кого корите  срамным  словом?  Степаниде  кланяюсь  низко.  Вернула
подбитому соколу крылья. Легла поперек сердца.  Тому  быть.  Разумею  ваши
помыслы, по нраву они мне!..
     Смолкли  ватажники.  Насупились.  Косо  взглядывали  из-под  нависших
бровей и голов не  поднимали.  Ванька  Бояркин  теребил  кожаную  опояску,
украдкою сбил со лба надоедливую каплю пота,  кашлянул,  огляделся,  потом
осмелел и подошел к Ярофею.
     - Быть вольному вольным. Повинюсь за всех, откинь  обиду,  Ярофей,  и
ты, Степанида, не взыщи...
     Ватажники обнялись. Атамана усадили, по ратному  обычаю,  в  середине
круга, рядом -  Степаниду.  Бояркин  вновь  повел  разговор  об  обидах  и
происках, сумрачно оглядел Степаниду. Ярофей перебил:
     - Не о том молвишь, Ванька, глянь на Киренгу, вода  велика  и  буйна,
дощаники ладить сподручно.
     - Дело молвишь! - согласились казаки.
     Разошлись поздно, спать не ложились: не  выходила  из  головы  думка,
колючая, как заноза.
     Едва занималась заря вверх по Киренге, далеко за  Сабуровкой  стучали
топоры, приглушенный людской рокот плыл над тайгой, ветер  разносил  запах
сосны, дыма и едучей смолы. Низовая Сабуровка тайно строила  плоскодонные,
емкие и на воде ходкие дощаники.
     Лишь к концу лета девять легкоходных дощаников всплыли на беспокойной
волне Киренги.
     Сенька Аверкеев первый проведал о тайных делах низовых сабуровцев, об
их ратном походе и донес воеводе. С воеводой  сдружился  Сенька  с  первых
дней. Обидели кровно его низовые сабуровцы, грозились  пожечь,  покалечить
за болтливый язык. Затаил злобу Сенька. Хороня свое добро: избу,  рухлядь,
животину, лебезил перед воеводой, молил о защите, нес  небылицу  на  своих
прежних дружков.
     Прикормил воевода Сеньку, взял под свою руку, под свою  защиту.  Стал
Сенька у воеводы старательным доглядчиком  и  доносчиком.  Зажил  гордо  и
богато, но потерял Степаниду.  Бросив  всю  свою  бабью  рухлядь,  сбежала
Степанида.
     От Сенькиных вестей закручинился воевода. Упрекал и корил  Сеньку  за
нераденье, за поздние вести. Понял воевода: не  уплывут  ватажники  мирно,
быть разбою. Осмотрел своелично  запоры,  строго  наказал  караулам  нести
ночную службу.
     Сметливый немец думал, как обойти нависшую беду. Весть  сабуровцев  о
неведомых Даурах пришлась и ему по нраву.  Жадный  воевода  смекал:  поход
принесет выгоды немалые, завоевание непокоренных  землиц  государь  оценит
великой похвалой и почестями.  И  решил  воевода  хитростью  и  приманкой,
особенно огневыми припасами, пособить походу, добавить своих ратных  людей
и тем обеспечить себе доходы и почет. Знал воевода, что Ярофея теперь  ему
не поймать, не осилить, не изломать: крут и  бесстрашен  воровской  казак.
Решил воевода сменить гнев на ласку - на народе повиниться, Ярофея  наречь
атаманом ратного похода в неведомые Дауры.
     Сабуровцы справляли престольный праздник.
     С первым ударом колокола воевода с малым числом служилых людей пришел
в церковь. Переступив порог, заметил  неладное:  поп  не  начинал  службу,
народ в смятении топтался как попало.
     - Отчего не зачинается обедня? - спросил воевода.
     Неожиданно перед воеводой вырос Ванька Бояркин, лихо прищурил озорной
глаз, тряхнул чубом.
     - Постой, - обратился он к  попу,  -  повремени.  Ночью  явилось  мне
чудное видение, не могу утаить его перед честным людом, дозволь молвить!
     Воевода нахмурил брови, оглядел Ваньку сурово, вскинул руку:
     - Не медли, поп, зачинай обедню!
     Ванька поднялся на ступеньку возле алтаря.
     - В райском сиянии явился архангел Гавриил и гневным гласом  возопил:
"Поганцы, с каких пор это терпите вы в храме нечистых немкиных  выкормков?
Ведаете ли, какая кара ждет вас?.."
     Воевода понял: задумано худое,  тихонько  обернулся  и  попытался  из
церкви выйти. Всюду плотно  стояли  казаки  и  посадские  мужики.  Воевода
пригнулся, двинул плечом, но его оттолкнули чьи-то дюжие,  жилистые  руки.
Воевода  побагровел,  жидкие  волосы  прилипли  к  взмокшему  лбу,   глаза
налились, покраснели. Пытался  он  крикнуть  своих  близких  людей,  обвел
взглядом - всюду лица чужие:  большебородые,  хмурые,  глазастые.  Воевода
обомлел, хотел бежать, ноги словно застыли и пришиты к половицам.
     Обуял воеводу страх, пал он на колени, повинился и, заикаясь, сказал:
     - Коли я, крещеные, недостоин храма, то выйду вон...
     Цепкие руки потянулись  к  воеводе,  сорвали  соболиный  ворот  шубы,
изодрали полу и вцепились в волосы. Разноголосно орал народ:
     - Учиним убийство, чтоб неповадно было!
     - Круши лихоимца!..
     - Руки, руки ему вывертывай, чтоб отсохли!
     На приступку поднялся седовласый худосочный Алексей Торошин, пискливо
уговаривал:
     - Беду накликаете,  убийство  до  добра  не  доведет...  Ой,  солоно,
казачки, расхлебывать доведется!.. Горько!..
     Старца столкнули, рвали в клочья воеводу.
     Вступился Сенька Аверкеев, крикнул надрывно:
     - Казаки!..
     - Черт тебе казак!
     - Воеводский худодей!
     - На казаков доносчик!
     - Гони воеводского подслуха! Ломай его!
     Сеньку  сбили,  безудержно  мяли,  нещадно  крушили  кулаками.  После
расправы ринулась толпа из церкви.
     Тем временем дощаники стояли у причалов,  против  воеводского  двора.
Они грузно оседали  на  воде:  набивал  их  Ярофей  воеводскими  запасами.
Волокли  ватажники  пушки,  тащили  самопалы,  катили  бочонки  хмельного,
торопливо таскали свинец,  порох,  просо,  муку,  сало.  К  заходу  солнца
дощаники отвалили от берега и скрылись в темноте.
     В лето тысяча шестьсот шестьдесят пятое под началом Сабурова  отплыло
в ратный поход войско  в  двести  сорок  человек,  с  тремя  пушками,  при
самопалах и мечах, в куяках  [куяк  -  шлем,  кивер;  старинные  щитковые,
чешуйные или наборные латы из кованых пластинок по сукну] и панцирях.  Для
удачи в походе захватил Ярофей попа Гаврилу  с  иконами.  В  помощниках  у
Ярофея плыли Пашка Минин и Ванька Бояркин.
     По казачьему сговору у запасов съестного, у котлов,  что  приходились
по одному на дощаник, поставили жонок, отдав их под начало Степаниды.
     Плыли по Лене вниз, к северу. Широководная река  неслась  меж  крутых
каменистых отвесов. Буйные  струи  бились  в  извилинах,  хлестали  волны,
пенясь; бежали дощаники скорым ходом. На пути встретилась  шумливая  река,
впала она в Лену с востока - то был Витим. Ее  миновали,  плыли  дальше  к
северу. Донесла Лена дощаники до устья другой  реки  -  это  была  Олекма.
Задумал Ярофей плыть к востоку Олекмой; по его приметам, доведет Олекма до
водораздела, а там волоком можно пробиться и на Амур-реку.
     К ночи собрался малый ватажный сход. Ярофей сказал:
     - Смекал я, казаки, каков же ратный поход, коли плывем мы скопом, как
на свадьбу?
     - Мал толк плыть  всем  кораблям  тихим  ходом,  -  отозвался  Ванька
Бояркин.
     И решили караван поделить.  Выделил  Ярофей  четыре  малых  дощаника.
Отрядил девяносто дюжих до бойких казаков, а  в  атаманы  поставил  Ваньку
Бояркина и дал завет плыть вперед скорым плавом. При встречах с иноземцами
заводить мирные речи, склонять  их  к  покорности  подобру,  коли  нападут
скопом, отгораживаться засекой, бой принимать с опаской,  дабы  терпеть  в
битвах урон малый. При большой беде гнать скорого гонца.
     Поутру Гаврила  отслужил  заздравный  молебен,  и  дощаники  Бояркина
отплыли.
     Ярофей плыл вслед тихим ходом.



                            ВСТРЕЧА С ДАУРЦАМИ

     Дул  ветер-низовик,  дощаники  Бояркина  подходили   к   порожистому,
шумливому перекату. Билась Олекма, кипела и рвалась  с  грохотом  и  ревом
через гранитные пороги, выплескивала  на  прибрежные  пески  комья  желтой
пены.
     Казаки тянули дощаники молча, бечева обжигала руки и плечи. Шагали по
резучим камням, промоинам, брели по студеной воде, проклиная  своенравную,
непутевую речку. Оглядывая побитые дощаники, изможденные, обветренные лица
казаков, обессилевших и злых,  Бояркин  омрачился.  Теперь  он  знал,  что
Ярофею  пробраться  с  тяжелыми  дощаниками  превеликая  мука,  побьет  на
перекатах  Олекма  корабли,  сгубит  огневые  и  соляные  запасы,  начисто
оголодит казаков.
     - Негожа река - буйна, мелководна и зловредна, - сетовал  Бояркин  на
Олекму.
     Невзлюбили ее и казаки, прозвали Буян-рекой.
     - Ошалела! - кричали казаки, когда струя  ударяла  в  дощаник,  рвала
бечеву и волокла его обратно вниз по течению.
     Вскоре берега Олекмы засеребрились первыми осенними  заморозками,  по
утрам острые льдины с треском отрывали щепы от бортов  дощаников.  Осенние
ветры били с дождем и снегом, жалобно завывала тайга,  ощетинилась  Олекма
седыми гребнями. У черной россыпи, что каменным поясом перерезала Олекму с
берега на берег, пришлось дощаники разгрузить, запасы перенести на плечах.
С утра до вечера ухали казаки на берегу,  с  тревогой  и  тяжкими  трудами
волокли дощаники посуху, чтобы миновать пороги и водопады.
     Наскоро починив побитые корабли, Олекмой плыли недолго. Пала в Олекму
неведомая речка, пала с юга тихим плесом. По ней и  решил  плыть  Бояркин.
Это была речка Нюкжа. Хоть и полюбилась казакам Нюкжа, да ударили  морозы.
Наскоро срубили казаки зимовья-землянки и приготовились коротать зиму. Тут
и поставил Бояркин первый крест.  Убила  сваленная  непогодью  лиственница
гулевого казака, певуна и смехотворца  Николку  Яшкина.  Схоронили  казаки
Николку по-христиански, а новое свое становище назвали Крестовым.
     Бояркин, не дожидаясь весеннего  ледолома,  по  первому  снегу  решил
двигаться вперед, к востоку, волоча за  собой  на  нартах  продовольствие,
пороховые и свинцовые запасы, теплую одежду. С Бояркиным пошли восемьдесят
казаков. Горела вольница неудержимой жаждой встречи с иноземцами,  лелеяла
заветную думку о превеликих богатствах неведомой Даурии.
     Казаки орали наперебой:
     - Сидеть зиму в медвежьем логове казаку несподручно!..
     - Веди, Ванька, ты в атаманах!
     На зимовье остались хранить запасы лишь хилые, покалеченные, да и  те
рвались за Бояркиным.  Только  бывалый  казак  Никита  Мышелов  уговаривал
степенно:
     - Эх, казаки, солоно хлебнете! Снеги белые захоронят  ваши  косточки.
Захоронят!..
     Казаки отшучивались. Бояркин наказывал Никите строго:
     - Ставлю тебя, Никита, ратным стражем. Особливо хлебные  и  пороховые
запасы хорони, - и, махнув шапкой-ушанкой, тронул отряд.
     Двигались по берегу Нюкжи. Река круто изогнулась  к  северу,  Бояркин
свернул от реки в глухой распадок, дойдя до стрелки, пошел на восток.
     - Держи на восход солнца! - кричал  он  Степану  Корневу,  шедшему  в
вожаках, а сам стал на лыжи с малым числом казаков и кинулся по следу, что
разглядел по утренней пороше казак Степка Логунов.
     На  рыхлом  снегу  отпечатались  следы  голых  ступней,  будто  бежал
человек, оставляя след, а за ним неотступно гнался  второй  на  лыжах,  по
бокам  вилась  кружевная  цепочка  собачьих  следов.  Перевалив  несколько
пригорков, Бояркин и его казаки  увидели  на  снегу  черные  пятна.  Бежал
медведь, его настигал маленький человек, с  ног  до  головы  закутанный  в
шкуры, с длинной рогатиной в руках. Собаки  облаяли  медведя,  забежали  с
двух сторон, свирепели и  бросались  на  него,  норовя  вцепиться  в  зад.
Медведь вскочил на дыбы, вихрил лапами снег, отбросив  собак,  кинулся  на
человека. Человек ловко сбросил лыжи, не спеша пошел на  медведя.  Человек
осилил зверя; зверь обагрив кровью  взрыхленный  снег,  вытянулся,  широко
разбросав лапы. Человек склонился к добыче, припал к ране и  жадно  глотал
горячую кровь. Подняв голову, обомлел, в страхе завизжал  голосом  тонким,
по-ребячьи. Перед ним стояли люди с большими бородами и широкими глазами.
     Бояркин сказал:
     - Человек этот иноземных кровей, не иначе тунгус...
     Бояркин  говорил  по-эвенкийски  плохо,  однако  неотложное  знал   и
пойманного спросил:
     - Тунгус?
     Человек воровато озирался, перепуганно заикался:
     - Эвенки Лантагир...
     Бояркин понял: это был эвенк Лантагирского рода.
     Лантагира привели  в  отряд.  Бояркин  применил  всю  свою  сноровку,
накопленную в походах.  Лантагира  обласкал  и  выведал  многое.  Лантагир
жаловался на  черную  беду,  которая  свалилась  на  его  чум.  Быть  горю
большому, если убьет эвенк  медведя  бездомного,  зимнего  шатуна.  Однако
Лантагир нарушил суровый обычай родичей: голодный, он убил шатуна.  Теперь
Лантагир умрет... И Лантагир готов умереть.
     Бояркин перебил Лантагира:
     - Ты не об этом. Сказывай, кому ясак платишь?
     Лантагир ответил:
     - Ясак берут с одного эвенка три владетеля: эвенкийский князь  Гамла,
Гамла дает ясак даурскому князю Дыптылу, а Дыптыл - маньчжурскому князю.
     Лантагир огляделся и спросил с опаской:
     - А какие люди будете? Где ваши чумы? Зачем пришли в чужое кочевье?
     Бояркин с усмешкой отвечал:
     - Русские люди... Ясак отныне не будешь  платить  трем  владетелям  -
понесешь нам.
     Лантагир прижался к  дереву,  задрожал,  заозирался.  Всматриваясь  в
казаков и блуждая раскосыми глазами, торопливо заговорил:
     - Правда ли, что лочи [лочи - русские (по-эвенкийски)] -  волки,  где
эвенков сыщут, то убьют, чум сожгут, оленей съедят, а жен и детей пленят?
     Казаки смеялись. Бояркин насупил брови.
     - Кто русским несет ясак сполна, идет с миром, -  тот  живет;  кто  с
лукавством и войной, - тому смерть!..
     Лантагир умолк, сел на землю, опустил голову. Бояркин  допытывался  о
коротких путях в  Дауры.  Услышав  о  походе  русских  в  Дауры,  Лантагир
оживился. О даурцах рассказывал охотно:
     - Людей у них, однако, больше, чем деревьев  в  тайге.  Живут  они  в
деревянных чумах, в войне храбры. Побить их немножко оттого, что едят  они
корни и травы, которые из земли добывают. А те корни и травы таят  большую
силу.
     Бояркин передал речи Лантагира казакам. Казаки храбрились:
     - Не эдаких ломали. Даурцы нам не помеха, сокрушим!..
     - Иноверцам супротив креста не стоять...
     - Побьем начисто!
     Бояркин кручинился, сетовал на Ярофея, что послал он в поход, не  дав
ни одной пушки-маломерки.
     Вокруг теснились снежные сопки, таежные буреломы  загромождали  путь.
Шел отряд,  пробиваясь  сквозь  дикую,  нехоженую  глушь.  Отогревались  у
костров, спали в снежных ямах, и хоть караулы несли строгие, а  от  лютого
зверя не всяк умел хорониться. Отошел от  становища  без  самопала  Ермака
Конев. Ждать-пождать, нет Еремки. Пошли казаки  скопом,  а  вместо  Еремки
нашли клок его шубейки да разглядели  волчьи  следы  на  снегу.  Разорвали
волки многих собак, покалечил  волчий  зуб  немало  и  казаков;  свирепели
лесные разбойники, неотступно гнались за отрядом, чуя добычу.
     Через три месяца Бояркин перевалил две  горные  цепи,  миновал  много
больших и малых рек. На одном из  перевалов  Лантагир  показал  на  долину
большой реки и сказал Бояркину с опаской:
     - Зея - желтая река, тут и начало Даурского царства...
     Дальше идти  Лантагир  отказался:  он  страшился  мести  даурцев.  Ни
уговоры, ни острастка не помогли. Лантагир взглядывал исподлобья и  упорно
отмалчивался. Бояркин, боясь измены  и  лукавства,  поставил  к  Лантагиру
старого доносчика, казака Кирюху Лукова. Ночью казаки сполошились.  Кирюха
валялся убитый, а от Лантагира остался лишь лыжный  след.  Бояркин  послал
погоню, но к вечеру казаки вернулись, не сыскав беглеца.
     ...Недолго мыкались, дошли до Зеи, осмотрелись.  Река  велика,  а  по
весне разливна, это примечали казаки-бывальцы.
     - Быстра река, многоводна. Смекаю то по ледяному  торосу  и  снежному
заносу, - деловито пояснил Бояркин.
     Выбрали холм, укрепились засекой и стали рубить зимовье.
     Бояркин подбадривал:
     - К весне дощаники сколотим, Зеей пойдем к даурцам.
     Весть  о  появлении  русских  на  Зее  привела  в  смятение  даурцев.
Неожиданные гости вызывали и тревогу и любопытство. Не успели казаки вбить
в мерзлую землю первый кол, как  глаза  даурских  лазутчиков  усмотрели  в
пришельцах лютейших врагов. Первейший доглядчик князя Дыптыла,  побывавший
у самой засеки, рассказывал князю:
     - Пришельцы обличьем страшны, носы птичьи, волосами  обросли,  словно
кочки на болоте, глаза круглые и синие, одежда смешная, луков и стрел нет;
вместо этого носят они длинные палки, ревущие и пускающие огонь и дым.
     Бояркин разослал лазутчиков проведать новые  места.  Степана  Корнева
послал с десятком казаков вверх по Зее, Тимофея Стрешнева  -  вниз,  Петра
Томилина - к востоку. Остальных казаков оставил при себе.
     Ждал возвращения казаков атаман недолго. Только Петр Томилин вернулся
не побитый. Остальные, понеся урон, прибежали в страхе.  Даурцы  погромили
их нещадно и грозили стоянку сжечь,  землю  очистить  и  вывести  лочей  с
корнем.
     Бояркин устрашился, ходил темен и суров, но перед казаками храбрился.
     Казаки ожидали  неладное.  Знали:  коль  Ванька  теребит  всклоченную
бороду, ноздри раздувает, подобно запаленному жеребцу, то примета  черная,
к худу...
     День  и  ночь  казаки  наскоро   рубили   острожек,   укреплялись   и
огораживались. Так вырос на реке Зее, на даурской  земле,  первый  русский
укрепленный острог.
     Иссякли запасы, пришельцы терпели нужду во  всем.  Сидеть  в  остроге
становилось мучительно, и казаки зароптали.
     Бояркин, боясь угроз и бесчинства, большую часть казаков повел в  бой
на даурцев. Казаки вышли на заре в полных  ратных  доспехах,  с  пищалями,
самопалами, пиками и бердышами. Скорым ходом они двинулись вниз по  Зее  и
подошли к даурскому городку Молдыкидач. Опасливый и лукавый Бояркин  велел
казакам хорониться в лесу ловчее, голов не высовывать,  на  чистополье  не
выбегать и ждать его знака. К городку он послал ловких  лазутчиков,  чтобы
проведать о силах и укреплении городка. Лазутчики вернулись сумрачные.
     - Городок, - говорили они, - крепок; стоит он на крутогорье,  окопан,
огорожен с большим старанием и умением.
     Бояркин махнул рукой:
     - То враки! Не посрамим Русь! Сокрушим иноземцев!
     Казаки подхватили:
     - Веди, Ванька!
     - Там, где русская нога была, оттуда не уходили!
     Бояркин повел казаков  на  приступ.  Дали  залп  из  всех  пищалей  и
самопалов. Даурцы оробели, хотя искусно владели в  бою  луками  и  пиками.
Бревенчатые ворота  раздвинулись,  и  к  Бояркину  с  поклоном  вышли  три
даурских князя: старый Дыптыл и его  сыновья.  Они  несли  покорные  дары:
соболей, лисиц, связки вяленой рыбы, драгоценные каменья и серебро в ланах
[китайская денежная мера в слитках серебра].
     Бояркин князей принял гордо и важно. Подарки  отобрал  без  почестей.
Дыптыла и его старшего сына полонил,  младшего  отослал  обратно,  наказав
городок сдать.
     Даурцы послали Бояркину новые дары: двадцать коробов рыбы и  пшена  и
десять коров. Возле городка поставили семь юрт для жилья казакам, а  ворот
городка не открыли.
     Казаки обогрелись  в  юртах,  сытно  подкормились  и  ходили  гордые,
довольные.
     На другой день Бояркин поставил  всех  в  ратный  строй  и  готовился
ринуться на городок. Пленные князья отговаривали через толмача:
     - Люди наши покорны, однако пойдешь на городок зря. Быть  бою,  кровь
многая прольется.
     Бояркин рассвирепел, приказал казакам ломать  ворота,  брать  городок
силой.
     К юртам подошли несколько  даурцев,  покорно  сложили  луки,  стрелы,
копья и просили старого Дыптыла и его  сына  отпустить,  от  городка  уйти
мирно. Бояркин метнул  суровым  глазам,  казаки  бросились  на  посланцев,
порубили их и с  боем  пошли  на  городок.  Даурцы  казаков  к  городу  не
подпустили. Они с криком высыпали из подземных ходов и подлазов и со  всех
сторон бросились на казаков, осыпая их игольчатым дождем стрел.
     Князь Дыптыл успел скрыться, сына его закололи казаки. Даурцы  разили
казаков  стрелами,  пиками,  забрасывали  камнями.  Бояркин  спешно  отвел
казаков к юртам и стал отбиваться. С востока от городка вылетела  даурская
конница. Казаки встретили конницу залпом  из  пищалей  и  самопалов,  кони
вздыбились, сбрасывая всадников, бешено метались по снежному полю.  Даурцы
окружили юрты, грозились пожечь. К ночи стихли. Жгли  костры,  нетерпеливо
ожидали  утро.  Урон  оказался  большой:  недосчитался  Бояркин   двадцати
казаков; оставшиеся, побитые, покалеченные, обессилили и  к  ратному  делу
были мало годны.
     Надумал Бояркин с оставшимися казаками тайно бежать и сесть в  засаду
в Зейском острожке. Побросав  убитых,  смертельно  покалеченных,  поползли
казаки из юрт в темноту и бежали в страхе и отчаянии.
     Наутро даурцы нашли в юртах трех истекающих кровью русских, добили их
и кинулись в погоню. Отбивались казаки кто как мог, бежали  с  поруганием,
обидой и большими потерями. Достигнув острожка, сели в осаду.
     Много раз даурцы нападали на ненавистный острог и всякий раз  бежали,
боясь быть сраженными огненным боем.
     Тем временем в острожке  разгорелась  междоусобица  и  ссора.  Казаки
кляли и  ругали  Бояркина,  грозились  на  пиках  выбросить  через  заломы
даурцам. Бояркин и лаской и грозным словом уговаривал:
     - До весны отсидимся... По вешним водам плавом уйдем.
     - Веди, Ванька, поколь снег не размяк, веди обратно к Ярофею!
     - Ярофей тебя не помилует. Сгубил ты немалую ратную силу.
     - Неуспех и поругание приняли от твоего нерадения!
     Бояркин клялся, в оправдание бил  себя  в  грудь,  целовал  нательный
крест.
     Тогда выскочил казак Стешка  Клин,  повел  налитыми  кровью  белками,
ударил оземь ногой.
     - Казак ободранный!.. - толкнул он Бояркина в грудь. - Тебе ли ходить
в атаманах?
     Бояркин попятился  и  уступил.  Казаки  бросили  Зейский  острожек  и
скрылись в тайге, держа путь на запад. Шли они старым путем,  только  муки
новые приняли, и столь тяжелые, что некоторые, обессилев, пали замертво.
     Рушился  снег,  на  солнцепеках  чернели  первые  проталины.  Свистел
задорно бурундук, извещая тайгу о весне. В полдень из-под  снеговой  корки
выбивались ручейки, к ночи - стыли наледью.
     Казаки  торопились  до  ледолома  добраться  до  Крестового.  Колючий
кустарник, цепкий боярышник догола раздели  казаков,  разодрав  немудрящую
одежонку. Шли в лохмотьях-лоскутьях, полубосые, рваные.  Шли,  друг  друга
иной раз и не в силах признать: кто был рыж, светлобород - стал от  копоти
и грязи черен; кто был бородат - обгорел у костра.
     Вышли на речку Нюкжу,  заторопились,  затревожились.  Кололась  река,
били по ней струи, объедали лед у берегов. К Крестовому  подошли  вечером.
Отыскали заветное место - крест, что поставили на могиле Николая Яшкина, а
вместо зимовья - пепел да черные головешки. Стервятники кружились у обрыва
реки.  Там  нашли  сраженного  стрелой  старого  казака  Никиту  Мышелова,
недалеко от него терзали вороны трупы остальных зимовщиков.
     Долго по приметам казаки  искали  яму,  где  спрятал  Никита  Мышелов
пороховые да соляные запасы. Потаенную яму  отыскали  возле  большого  пня
столетней лиственницы. Казаки Степан Клин да Васька Луков воздали  мертвым
должное: из того пня вырубили  искусно  облик  Николая-чудотворца,  сверху
воздвигли шатер, а на шатре крест. Подле этой часовенки и схоронили павших
товарищей. Так на Крестовом вместо одного креста стало десять.
     Поставили казаки на пепелище новое зимовье-времянку и  начали  спешно
чинить  старые  дощаники,  чтоб  весной  вслед  за  уходящим  льдом  плыть
навстречу Ярофею.



                               МАРФА ЯШКИНА

     Рать Ярофея зимовала на Олекме. Поставили  казаки  зимовье,  опасаясь
набегов иноземцев, огородились высокой засекой, укрепились заломами. Ждали
весны. Окрестных эвенков покорили; привел  их  Ярофей  под  царскую  руку,
собрал  ясак  богатый.  Дальние  стойбища  эвенков   отбивались   яростно;
грозились пойти большим походом. Ярофея и его людей похвалялись  покорить.
Много раз Ярофей ходил на них ратным боем и повоевать не мог. Пленил  лишь
сына и  двух  братьев  эвенкийского  князя  Мамтагира.  Держал  их  Ярофей
заложниками.
     Сгустилась ночь над тайгой,  в  черноте  потонули  и  леса  и  сопки.
Смолкли на казачьем становище собаки. Глох в тишине далекий вой бездомного
волка. Казачьи жонки собрались в большое зимовье коротать ночь. Ждали  они
казаков из дальнего похода с удачей и добычей.
     Степанида сидела на корточках у очага, разгребая жаркие  угли,  пекла
на них толстые лепешки, ловкой рукой прятала под платок рыжие пряди, чтоб,
рассыпаясь, не обгорели. На скамьях у камелька сидели казачьи жонки: Елена
Калашина, косая Аксинья Минина, Палашка Силантьева, а многие, забившись на
лежанке,  спали.  Жонки  жмурились  от  дыма  и  копоти,  чинили  походную
одежонку. Молчали.
     Степанида нетерпеливо ждала Ярофея. С боязнью думала:  не  побили  бы
иноземцы  Ярофееву  рать.  Знала:  в  походах  крут  и  всполошен  Ярофей,
вспоминала синеву его глаз, лихих и ярых,  вздернутые  клочковатые  брови,
грубый окрик, от которого шарахаются в тревоге  казаки.  И  эти  же  синие
глаза чудились ласковыми, дремотными: глядишь в  них,  как  в  небеса,  ни
тучки в них, ни облачка - чистые, ясные... Степанида,  вслушиваясь  в  лай
собак, поднялась, подошла к оконцу, глянула в темноту и вернулась к  очагу
опечаленная.
     Поодаль сидела на лежанке Марфа Яшкина. Накинув сборчатую шубейку  на
голые  плечи,  она  заплетала  косы.  Марфа  слыла  за   первую   певунью,
хороводницу и вызывала у  жонок  ревнивую  зависть.  Липли  к  ней  казаки
неотвязно, как к сладкотелой медунице. И  хоть  Марфа  и  мужняя  жена,  а
примечали жонки за ней худое. Как зальется смехом душевным  да  трепетным,
аль запоет тонко, жалостливо - жонки в один голос:
     - Ах, сызнова медуница мед сочит, обливает  им  казаков  непутевых!..
Хоть бы о муже печалилась! Где он?
     Скажут это жонки, меж собой посудачат, а каждая о  себе  в  заботе  и
суете, как бы своего мужа уберечь, иначе зараз обворожит, опьянит.
     Марфа повязала косы, потянулась, шубейка соскользнула с плеч.
     Тускло горел камелек. Желтые пятна лениво ползли по гладким  молочным
плечам, золотили светлые пряди волос. Камелек  затрещал,  пламя  вспыхнуло
ярче и побежало по лицу. Лицо широкое, чистое, губы - брусника спелая, нос
задорный, а глаза большие, круглые, насмешливые.
     Палашка Силантьева и Аксинья Минина переглянулись. Аксинья вполголоса
сказала:
     - Зазор, срамота...
     Палашка перебила, шепнула в ухо:
     - Ноне пытала я ее: "Скучно мол, Марфуша, без  Николки,  постыло?"  А
она: "Все едино", - а сама глазищами на...
     Палашка стихла, глянула на Степаниду и вкрадчиво добавила:
     - На Ярофея...
     - Но?! - разинула рот Аксинья и смолкла, перекосившись от удивления.
     Марфа  знала:  о  ней  чешут  языки.  Выпрямилась,  нехотя  набросила
шубейку, улыбнулась ласково:
     - Жонки, подтягивайте! - и затянула звонко, душевно...
     Остальные покорно подтягивали:

                       На своем на белом коне,
                       Как сокол, как ясный, летает,
                       Вокруг острога, вокруг вражьего
                       Русскую рать собирает...

     Песня глохла и вновь всплывала протяжно  и  жалостливо,  голос  Марфы
рыдал:

                       И взмолился тот вражеский князь,
                       Златом, серебром откупиться рад,
                       Чтоб оставили, чтоб спокинули
                       Казаки тот острожек княжеский...

     Степанида сказала:
     - Тоскливо голосим, к добру ли то?
     Песня оборвалась. Над тайгой косматой медвежьей шубой лежали  тяжелые
тучи, темень глушила, предвещая пургу. Сторожевой  казак  озирался,  дрог,
косился на черную пропасть, творил молитву. Не слышал он,  как  с  глухого
угла у засеки, по-лисьи припадая к  снегу,  подползали  тайные  люди.  Они
подкрались и, накинув волчью шкуру, беззвучно казака  удушили.  У  зимовья
надрывно взвизгнула собака и смолкла.  Люди  обошли  сторожевой  мостик  и
залегли меж пеньков и колодин, подле зимовья. Ловко ступая, двое крались к
зимовью. Толкнув дверь, вошли.
     Степанида подняла  голову,  пламя  очага  осветило  блеклыми  пятнами
вошедших.
     Стояли люди, затянутые в оленьи шкуры, с пиками и  ножами.  Дремавшие
на лежанке казачьи жонки вскочили. Вошедшие огляделись, слегка  пригнулись
и шагнули вперед, стуча по половицам древками пик. Степанида  разглядывала
вошедших: из-под меховых шапок, плотно обтягивающих голову  и  лицо,  чуть
виднелись плоские носы да желтые скулы. Высокий эвенк  в  лисьем  малахае,
плохо выговаривая русские слова, сказал:
     - Было в тайге лютых волков много, стало их еще больше! Зачем в  наши
кочевья пришли?
     Эвенк сдвинул брови, скривил рот и, раздувая ноздри,  вскинул  копье,
второй - тоже.
     Жонки сбились в угол.
     Степанида и Марфа Яшкина  метнулись  к  самопалам,  но  эвенки  ловко
накинули на них мешки из оленьих шкур. Схватив пленниц, затушив камелек  и
затоптав головешки в очаге, бросились  к  дверям  и  скрылись  в  морозной
темноте.
     Становище встревожилось. Подле зимовья не успел  снегомет  захоронить
вражьих следов. Рассмотрели казаки три  лыжные  дорожки  да  ямки  оленьих
копыт. Погнали скорых гонцов в тайгу, к Ярофею.
     Тем временем эвенкийский князь Мамтагир, поставив свой чум за ущельем
Белого Лося, ждал лазутчиков. В чуме нестерпимо  воняло  гарью,  медвежьим
салом, псиной. Князь сидел на белой шкуре оленя,  подбитой  лисьим  мехом,
макал беличий хвост в чашку с медвежьим  жиром  и  мазал  рот  деревянному
большеголовому божку. Четыре жены князя забились  под  песцовые  одеяла  и
изредка выглядывали заспанными раскосыми щелками глаз.
     Князь  стар,  белые  облезлые  брови  его  топорщились.   Вздрагивала
жидковолосая бородка и побитые сединой  усы.  Князь  украдкой  всхлипывал,
утирая  воспаленные  веки   рукавом   своей   песцовой   парки,   бормотал
большеголовому божку на ухо:
     - Черный дух послал лочей, побили они моих  людей,  полонили  сына  и
храбрых братьев, двух жен моих увели, оленей угнали. Пусти  на  них  худой
ветер. Выгони из тайги лочей!..
     Князь раскачивался, кормил божка жиром, капли стекали по  рукаву,  по
дорогому, расшитому младшей женой,  лисьему  нагруднику,  падали  в  очаг,
вскипая едучей гарью. Князь щурился, крепко сжимая божка, громко говорил:
     - Ты, обжора!.. Мало тебе медведя, я убил трех лучших оленей,  кормил
тебя кровью их сердец. Ты, обжора! Что ты просишь?  А?  Ты  просишь  белой
крови самой юной моей жены Нактачал?
     В углу чума песцовое одеяло дрогнуло. Князь, шамкая шершавыми губами,
бормотал:
     - Я дам тебе эту белую кровь! Пошли худой ветер на лочей,  пусть  они
сгниют, как гниет на песке выброшенная волной вонючая рыба.
     Песцовое одеяло вновь дрогнуло. Кто-то всхлипнул чуть слышно и умолк.
Князь спрятал божка за пазуху.
     Распахнулся полог чума и вошел осыпанный снежной  пылью  воин.  Князь
неторопливо повернул голову:
     - С доброй ли вестью?
     - Наказ князя Мамтагира выполнил, двух жен лочей украл.  Пусть  князь
не печалится, у него опять стало шесть жен.
     Князь вытащил божка из-за пазухи, прижал к щеке и зажмурился.
     Прошептав, открыл глаза и спрятал божка под нагрудник.
     Степаниду и Марфу ввели в чум. Князь разглядывал женщин  неторопливо,
как драгоценную добычу. Кряхтел, синими пальцами щупал рыжие  пряди  волос
Степаниды. Удивленно чмокал губами, бросал пряди,  вновь  к  ним  тянулся,
разбирал их по волоску, будто пробовал огненный  мех  лисицы,  и,  блуждая
потухшими глазами, тянул:
     - Трава на болотных кочках красна, а эти волосы краснее. Огонь горяч,
а эти волосы, однако, горячее.
     Степанида  нетерпеливо  рванулась,  оставив  князя  с  растопыренными
пальцами. Марфа гадливо плюнула:
     - Поганец...
     Князь услышал незнакомое слово, сказанного не понял, но  голос  Марфы
ему понравился, и он скривился в усмешке. На Степаниде князь увидел  кофту
ярко-желтой камки и сказал с важностью:
     - У князя лучшая жена Нактачал, дорогую одежду надо отдать ей.
     Он поднял руку, и со Степаниды сорвали кофту, дав ей  взамен  кожаную
короткую поддевку. Кофту долго рассматривал князь и кликнул Нактачал.  Она
безропотно поднялась и пугливо подошла. Нактачал еще девочка, низкорослая,
остроплечая,  с  широким  темным  лицом  и   жиденькими   волосами,   туго
заплетенными в косички. Князь гордился Нактачал, он дорого купил  ее:  дал
двести оленей, много  лисиц,  песцов  и  соболей.  Надев  кофту,  Нактачал
потонула в ней, князь подворачивал ей длинные рукава, одобрительно  чмокал
губами. Марфа не сдержалась и прыснула смехом. Князь в обиде сжал  губы  и
плюнул на дерзкую пленницу.
     Марфа закрылась руками и неслышно заплакала.
     Степаниду и Марфу отвели в чум жен князя  и  поставили  в  доглядчицы
старшую жену - Адагу.
     К полудню стойбище могущественного князя  Мамтагира  приготовилось  к
большому кочевью. Князь знал  коварство  лочей,  торопился  уйти  в  глубь
тайги, спастись за буреломами и крутыми сопками.  На  старом  стойбище  он
оставил отборных, храбрых воинов, чтоб, отбиваясь, сдерживали лочей и  тем
самым избавили бы князя от погони.
     Бесконечной вереницей шагали олени, каждый  нес  свою  ношу.  Пленниц
везли на нартах, неотлучно охраняя. Солнце падало за горы,  густели  тени,
стихала к ночи тайга.
     Князь ехал на рослом олене, у пригорка остановился,  смахнул  меховым
нагрудником иней  с  обледеневших  ресниц,  приподнял  шапку,  осмотрелся.
Воткнул в снег вешку - быть тут чуму. Караван остановился на ночлег, чтобы
встать на  заре,  успеть  к  полудню  дойти  до  владений  храброго  князя
Чапчагира.  Мамтагир  готовил  Чапчагиру  подарки,  думал  уговорить   его
соединить воинов, чтобы легче было побить лочей.
     Чумы Мамтагира раскинулись по склону в беспорядке.  Пастухи  охраняли
оленей, терпеливо  добывавших  из-под  снега  сочные  стебли  ягеля.  Луна
прыгала по макушкам гор, купалась в голубых снегах.
     Старшая жена князя, Адага, варила в  огромном  котле  мясо  лося,  ей
помогали остальные жены.  Котел  бурлил,  обдавал  чум  теплой  влагой,  с
закопченных шестов падали капли, оставляя черные пятна  на  белых  шкурах.
Степанида, склонившись к Марфе, шептала:
     - Сгинем, Марфушка, от поганцев не спастись...
     Адага оглянулась, взяла из котла  жирный  кусок  мяса  и  бросила  на
шкуры, к ногам пленниц. Оголодавшая Марфа потянулась  жадно  к  дымящемуся
куску, но схватить не успела: собаки вырвали кусок, злобно рыча,  сожрали.
Адага палкой била собак, выталкивала  из  чума;  они  огрызались,  скалили
зубы.
     Вошел Мамтагир. Меньшая жена, соблюдая  обычай,  кинулась  навстречу,
упала на колени и, хватаясь руками за промокшие унты князя, торопилась  их
снять, чтоб обсушить и приготовить к  утру.  Князь  толкнул  жену  в  бок,
гневно скривил рот и протянул ногу Степаниде, чтобы разула, обогрела  его,
как подобает жене.
     Степанида вспыхнула, лицо ее обожгла обида и  стыд,  она  забилась  в
шкуры. Марфа, видя свирепость князя, невнятно уговаривала:
     - Корись, Степанида, корись!..
     Степанида задыхалась в вонючих шкурах, будто стиснула ей горло желтая
пасть, зубастая, горячая. В ушах стучало, мутилось  в  голове.  И  тут  же
среди тяжкой темноты  чудилось:  вырастала  рожь  сплошная,  колосистая...
Горит она на солнце, колышется, и видит Степанида: не рожь это  колосится,
нет, а Ярофеевы кудри светлые...
     Степанида едва подняла голову, выглянула из-под  шкур.  Сквозь  серую
пелену  увидела  князя.  Стоял  он  возле  дымного  костра,  губы  у  него
вздрагивали, багровыми пятнами опалены скулы, складки  на  лбу  поднялись:
непокорная женщина в чуме то же, что и бешеный  олень  в  стаде.  Бешеного
оленя надо задушить, мясо скормить бездомным собакам. Непокорную жену надо
убить, и кровь ее сделает ручным и ласковым даже свирепого барса.
     Князь,  словно  сучковатое,  колючее  дерево,   ощетинился,   замахал
высохшими руками, ударил  Марфу,  отбросил  в  сторону.  Оставляя  грязные
следы, шагнул по шкурам к Степаниде. Степанида сжалась в комок,  и,  когда
князь нагнулся к ней, вцепилась в горло, с силой оттолкнула. Князь неловко
повалился, ногой толкнул котел, расплескал варево, залил огонь в очаге.  В
чуме повисла темень, едучий дым  и  копоть  застилали  глаза.  Жены  князя
визжали. Адага торопливо выбила искру, зажгла запасливо хранимую  бересту.
В чуме мелькнул свет. Князь, сверкая белками глаз,  выхватил  из-за  пояса
нож. Жены сбились в кучу. Марфа и Степанида гребли в  охапку  шкуры,  чтоб
защититься ими.
     Полог чума распахнулся, и взъерошенный, по-волчьи злой князь узнал  в
вошедшем нежданного гостя. Стоял храбрый князь  эвенкийского  рода  Черной
птицы - Чапчагир.
     - Хой!  Что  делает  славный  Мамтагир?  Не  обламывает  ли  он  рога
непокорному оленю? Не поучает ли он непослушную жену?
     - Непослушного оленя можно объездить, непокорную жену лучше убить!..
     Адага развела жаркий костер, сучья корчились, трещали, пламя взлетало
рыжими клочьями, огневые сполохи осветили чум.
     Степанида и Марфа прильнули друг к другу,  перепуганно  озирались.  У
костра торопливо хозяйничала Адага:  налила  котел,  подбросила  сучьев  в
огонь, шестом сбросила лишний полог с дымоходной дыры чума. В  чуме  стало
светло и жарко. Хорошо видно и гостя и хозяина.
     Гость  молод,  широкоскул,  белолиц.  Ровные,  будто   тканые   брови
сходились  у  переносья,  из-под  них  через   узкие   прорези   светились
зеленоватые  глазки.  Когда  гость  смеялся,  ноздри  его  плоского   носа
раздувались, как у распаленного оленя, вздрагивала верхняя  губа,  обнажая
мелкие лисьи зубы. Смеялся он  задорно,  звонким  певучим  голосом.  Мягко
вскидывая руку, разглаживал  смольно-черные  усики.  Одет  гость  в  лисью
парку, подбитую по рукавам и вороту  отборным  соболем,  штаны  из  мягкой
ровдуги [ровдуга - оленья или козья шкура, выделанная  замшей]  и  высокие
лосиные унты, шитые узором. Из-под шапки-малахая выбивалась тугая косичка,
искусно  перевитая  кожаной  тесемкой.  Гость   заметно   гордился   своим
нагрудником, заботливо собранным  из  кусочков  дорогих  мехов,  бисера  и
цветной ровдуги. Сбоку висели хвосты соболей, лисиц, белок,  на  пояске  -
охотничий нож, тут же зубы кабана, волка, рыси, лося. Чапчагир опирался на
загнутый круто лук, за плечами висел колчан, туго набитый стрелами.
     Марфа дивилась красоте Чапчагира и  приметила,  что  жена  Мамтагира,
юная Нактачал, не сводит глаз с гостя,  дрожащими  пальцами  рвет  пушинки
песцового одеяла и жадно ловит каждое его слово.
     Чапчагир говорил:
     -  Славный  Мамтагир  бросил  свое  стойбище.  Разве  вывелся  зверь?
Вытоптали олени кормовище?
     Мамтагир сумрачно ответил:
     - Над стойбищем черный ветер: пришли лочи,  все  чумы  сожгут,  людей
побьют. Один олень - плохо, два - хорошо, много - счастье! Бежит  Мамтагир
к Чапчагиру, пусть силы их умножатся.
     Гость встал, горделиво приосанился:
     - Лочи - волки! Разве Чапчагир волков боится? Чапчагир  соберет  всех
воинов-эвенков, Чапчагир пойдет большой войной, лочей побьет!
     Гость оглядел чум, встретился с синими глазами,  по  скуластому  лицу
скользнула тень удивленной улыбки, он наклонился к Мамтагиру:
     - Славный Мамтагир, в чуме твоем  вижу  добычу.  Храбрый  охотник  не
прячет от гостя добытого... Не обидеть бы хозяина тайги...
     - Храбрый Чапчагир, - ответил хозяин недовольно, - худой  добычей  не
хочу омрачать глаза дорогого гостя.
     - В чума славного Мамтагира никогда худого не встречал,  худое  пусть
гниет на пустыре или живет в рваном чуме.
     - Рваные чумы! - злобно прошипел Мамтагир. - На слабую тетиву лука не
надейся - стрела не полетит... Рваные чумы радуются: лочи  разбросали  для
них приманку по тайге.
     - Худо! - ответил Чапчагир. - Почему славный Мамтагир не  расправился
с рваными чумами?
     - Черный ветер... Сломить его может только хозяин тайги, - и Мамтагир
вытащил из-под нагрудника деревянного божка, закрыл глаза, приложил его  к
щеке и шумно вздохнул.
     Гость не сводил глаз с пленниц, попросил хозяина показать добычу.
     Хозяин крикнул, в чум вбежали два воина. Он показал желтым пальцем на
пленниц и на очаг. Воины бросились к пленницам.  Марфа  подошла  к  очагу.
Степаниду приволокли и усадили.
     Теперь Марфа сидела рядом с гостем. И когда он наклонялся  к  костру,
Марфу горячил теплый запах пота, прелых звериных шкур, смолистой хвои. Она
опускала голову, смотрела в огонь.
     Гость и хозяин громко заговорили.
     Марфа подняла  голову,  взглянула  на  гостя.  Из-под  тонких  бровей
огневой взгляд Чапчагира жег,  сердце  Марфы  колотилось,  рдели  щеки,  и
синева ее глаз казалась темнее, влажнее, томительнее.
     Она закрыла лицо руками, отвернулась. Чапчагир взял ее руки, отвел от
лица. Синими  звездами  переливались  глаза.  Чапчагир,  не  отрываясь,  с
жадностью вглядывался в них, говорил  торопливо.  Марфа  не  могла  понять
незнакомые слова, но ее сердце тревожило что-то ласковое, зовущее,  и  она
улыбалась.
     Гость наклонился к уху хозяина:
     - Славный Мамтагир отдаст Чапчагиру половину добычи?..
     Хозяин мотнул головой.
     - Пусть храбрый Чапчагир берет красноволосую лочи, -  и  ткнул  сухим
пальцем в Степаниду.
     - Хой!.. Чапчагир не смеет обижать славного Мамтагира, он видел,  как
тот тянулся к красноволосой лочи, он возьмет желтоволосую.
     Хозяин куснул чубук трубки, чубук раскололся. Бросил его в огонь.
     Чапчагир торопливо вышел из чума. Марфа покорно шла за ним...
     Белел восток, но еще не вставало солнце. Тайга  тонула  в  полумраке,
огромные тени лениво плыли по склонам гор.
     Над головой  дрожали  белые  звезды,  хмурые  вершины  деревьев  были
врезаны в светлеющее небо.  Чапчагир  шел  впереди,  Марфа  -  ему  вслед.
Высокой шапкой он задел  тяжело  заснеженную  ветвь  старой  пихты.  Ветвь
качнулась, и мягкий ком упал на Марфу, снегом осыпало  ей  лицо  и  плечи.
Марфа с трудом выговорила: "Чапчагир..."  Он  обернулся,  сорвал  с  пояса
хвост чернобурой лисицы, легко смахнул им снег с Марфы и снова зашагал.


     ...Старый шаман Мамтагирского рода бил в бубен, прыгал вокруг костра,
надрывно кричал. Взывал он к могущественным богам земли и неба;  молил  их
оградить эвенков  от  нашествия  лочей.  К  утру  шаман  замолк,  усталый,
мертвенно-бледный уснул у потухающего костра. С восходом  солнца  он  вяло
встал и, глухо кашлянув, поднял сухую руку:
     - Беда... Мамтагир пригрел у своего очага лочей с огненными волосами.
Худо будет эвенкам. Лочей надо убить, и пусть мясо их съест шаман-огонь. К
эвенкам вернется счастье...
     Встревоженный Мамтагир отдал Степаниду шаману. Шаман  поспешно  вышел
из чума.
     ...К полудню у Белой горы Мамтагир остановил хрипевшего  от  быстрого
бега оленя.  Возле  огромной  высохшей  лиственницы  шаман  уже  торопливо
готовил  костер.  Послух  его  собирал  сучья,  складывал   их   у   корня
лиственницы. К Мамтагиру подбежал  эвенк,  перепуганный,  с  изодранным  в
кровь лицом и руками, его загнанный  олень  пал.  Эвенк,  слизывая  с  губ
спекшуюся кровь, торопливо заговорил:
     - На старом стойбище лочи побили наших людей...
     - Хой-хо!.. - встрепенулся Мамтагир, спросил в тревоге:  -  Много  ли
лочей?
     Больше, чем волос на жирном олене.
     Мамтагир притих. Думал. Эвенк огляделся, вполголоса сказал:
     - Горе Мамтагиру. Лочей привел на стойбище сын его Калтама.
     - Калтама? Сын мой?
     - Калтама, - ответил эвенк.
     Мамтагир вскинул копье, им хотел сразить злого  ябедника  и  наглеца.
Эвенк отскочил, натолкнулся на человека, в  нем  узнал  Калтаму.  Мамтагир
сурово оглядел сына, копья не опустил. Калтама бормотал с обидой:
     - Лочи послали меня к тебе:  отдай  пленных...  Худое  будет...  Лочи
побьют эвенков... Всех побьют!..
     - Эко трус!.. - сказал шаман.
     Мамтагир спросил сына:
     - Далеко ли лочи?
     - У Лисьего ущелья. Торопись... Лочи бегут по снегу быстрее лося.
     - Эко, забоялись смерти... Зайцы! - озлился шаман.
     Шамана не слушали. Лисье ущелье - это один олений переход.
     Беда близко, ближе, чем стойбище князя Чапчагира.
     Мамтагир взял своего лучшего  оленя,  посадил  на  него  Степаниду  и
пустил по следу Калтамы в сторону русских.
     Люди Мамтагира побросали оленей, чумы,  имущество  и  разбежались  по
тайге. Мамтагир с сыном, хоронясь и оглядываясь,  бежали  в  долину  Лисьи
норы.
     В один день могущественный князь Мамтагир стал беднее болотной  мыши,
трусливее зайца.
     ...Казаки Ярофея нашли Степаниду у старого стойбища эвенков,  сбросил
ее олень на старом пепелище  чума  Мамтагира.  Она  замерзла,  прильнув  к
обгорелому пню.
     Ярофей  на  руках  снес  Степаниду  к  зимовью,  казаки,   измученные
непомерными походами и схватками с эвенками, не преследовали Мамтагира.



                                ОЛЕНЬ-ГОРА

     Зима уходила. Оживало становище  Ярофея.  Порыхлел  снег.  В  таежные
походы казаки не ходили, но весна вновь горячила кровь,  задорила  казачьи
головы. В зимовьях коротали ночи, днем  грелись  на  солнцепеке,  готовили
походные доспехи.
     У берега на крутом яру  собрались  казаки,  те,  что  покалечились  в
походах. Отсиживались они, гнали  хворь.  Веяло  с  реки  весенней  теплой
прелью, опахивали теплые ветры, опадал и рушился лед.
     Вместе с весенней теплынью пришла и забота.  Деловито  ладили  казаки
дощаники:  сколачивали,  чинили,  смолили.  Ярофей  бродил  по   становищу
угрюмый, людей чуждался. Всем заправлял ловкий Пашка Минин.
     Ярофей  не  однажды  бросался  одиночкой  в  тайгу,   хотел   поймать
эвенкийского князя Чапчагира, отбить полонянку Марфу.
     Встала она наперекор сердцу, пуще занозы острой вонзилась в грудь. От
песен Марфы пьянел,  бывало,  атаман,  как  от  хмельной  браги.  А  Марфа
сторонилась атамана, косилась на Степаниду.
     Казаки скулили в усы:
     - Волком рыщет атаман!..
     - Прилепилась к нему Марфа неотступно, пуще смолы кипучей!
     Ярофей миновал черную избу, зашел в бревенчатый  прируб.  Пылал  очаг
жарко, на скамье, разметавшись, лежала хворая  Степанида.  Камелек  чадил,
мерцая желтой мутью. Скрип двери  вспугнул  Степаниду,  поднялась  она  на
локоть, признала вошедшего, заулыбалась. Ярофей присел на  лежанку,  обнял
пылающую от хвори Степаниду, обласкал, растрепал. Она прошептала:
     - Как наряден... От серебристой чешуи твоего куяки ослепну. Аль вновь
в тайгу наладился?
     Кивнул головой.
     - Ладное ли задумал,  Ярофеюшка?  Реки  распалились,  тайга  в  мокре
люта!..
     Отвел глаза. Вновь осторожно заводил  вчерашние  речи:  спрашивал  об
эвенках, о полоне, о Марфе Яшкиной. О большом походе  в  Дауры,  о  Ваньке
Бояркине, что увел дощаники и почти сотню казаков, не вспоминал. Жаловался
на раннюю весну:  ударила,  мол,  по  рукам,  сделала  тайгу  непролазной,
помогла поганцу Мамтагиру от смерти спастись,  Марфу  полонить.  Степанида
мрачнела, вглядывалась в лицо Ярофея. Ярофей вполголоса говорил:
     - Хворь твоя не ко времени... Сильно помял тебя тунгусский князь!
     Тихо смеялся,  щетинились  брови,  морщился  лоб.  Степанида  прятала
глаза, чтоб не видел бабьих слез.
     Послышался треск и гул, гам  казацких  глоток  взлетел  над  Олекмой.
Ярофей, хлопнув дверью, вышел. Степанида вскочила с лежанки и босая  пошла
к оконцу. Лед на  Олекме  лопнул.  Поплыла  частая  шуга,  синие  промоины
выбивались на желтый сыпучий берег. Услышала зычный голос. Кричал Ярофей:
     - Заламывай! Сорвет с причала! Побьет!
     Казаки ухали, шлепали по воде. Обороняли от напора льдов корабли.
     Наступал день отплытия.
     Казаки месили ногами прибрежный ил, толкались  у  причалов,  волочили
якоря. Поп Гаврила служил отплывную, голосил у самой реки; эхо  вторило  и
таяло. Казаки крестились размашисто, облезлую  икону  целовали  не  спеша.
Пашка Минин кричал:
     - А ну, шевелись! Гони от берегов! Отчаливай!..
     Ярофей  взмахнул  шапкой,  казаки  навалились  на  бечеву,   дощаники
поплыли. В это время к Ярофеевой ладье подбежал головной доглядчик, орал с
берега звонкоголосо:
     - Вижу корабли, Ярофей! Сплывают на низ!
     Ярофей вскочил на корму, долго махал  шапкой.  Дощаники  причалили  к
берегу. Казаки приготовились к отбою, хоронясь по берегу в проталинах, меж
камней, меж валежника. Из-за поворота реки  выплыл  корабль,  за  ним  еще
один. Плыли корабли налегке, к берегу повернули без опаски, не хоронясь.
     Казаки признали дощаники Бояркина, выбежали на берег.
     Ярофей с Пашкой Мининым разглядели Бояркина, наперебой кричали ему:
     - С добычей ли?!
     - Каков поход?!
     Бояркин отвечал нехотя:
     - Свое погубили. Чуть живы плывем...
     - Неуспех? - допытывался Ярофей.
     Бояркинские  казаки  грозились,   над   головой   потрясали   пиками,
самопалами:
     - Ваш какой успех? Кажите добычу!
     - Зиму проспали в теплом логове. Ожирели!..
     - Запасы, поди, пожрали начисто! Саранча!..
     Дощаники причалили.  Многих  казаков  недосчитались.  Урон  в  походе
Бояркина оказался большой: не вернулось и половины. Многих из прибывших от
худобы ветер качал, одежонка драная топорщилась,  иные  и  ратные  доспехи
порастеряли.
     Бояркинские казаки жаловались Ярофею. Во всех бедах винили  Бояркина,
рвались побить нерадивого атамана. Ярофей брал побитого казака  за  острые
плечи, крутил:
     - А ну, повернись, покажись, воин! Каков? А? Ишь, как встретили  тебя
даурцы! Побили?
     Бояркин прятался, боялся  расправы,  казакам  на  глаза  не  попадал.
Ярофею он поведал без утайки о своем неудачном походе на Зею, в Дауры. Всю
ночь до зари слушал Ярофей речи Бояркина о непокоренных даурцах, иноземцах
желтолицых, в бою бесстрашных. С большим  любопытством  допрашивал  Ярофей
Бояркина об укрепленных городках даурцев, о неисчислимых богатствах  земли
Даурской. Послушал Бояркина, вздохнул:
     - Негожий поход, посрамление. Нешто иноземцы двужильные,  в  боях  не
ломятся?
     Бояркин оживился:
     - Телесами мелки, боем лучным владеют, к огневому трусливы...
     Ярофей позвал Минина, втроем сидели долго: думали, куда держать путь.
Минин горячился:
     - Путь один - пробиться в Дауры.
     Бояркин отговаривал: и рать мала и запасы скудны.
     Ярофей достал чертеж -  потертый,  рваный.  В  грамоте  атаманы  были
неискусны, потому в сотый раз него заглядывали - и все без толку.
     Разбудили попа Гаврилу, единственного грамотея. Поп Гаврила  толковал
этот чертеж многажды, и каждый раз по-иному.
     Однако Ярофей понял по-своему:
     - Неладно, атаманы, плывем!.. Смекаю так: заходить Олекмой в середину
Даурского царства неподручно. Побьют.
     - Иных путей не вижу, - ответил Минин.
     - Надобно ударить даурцев с Амура-реки! - убеждал Ярофей.
     - Путь к Амуру-реке неведом, - усомнился Бояркин.
     Замолчали. Вновь спорили горячо. Уходила ночь, посерело небо,  туманы
сникли к реке. Олекма ощетинилась предутренней  рябью.  Атаманы  разошлись
сумрачные.
     Ярофей прилег на  лежанку.  Неотступно  мучило  одно:  как  пройти  к
Амуру-реке, как обойти даурцев? Ярофей лежал на спине,  устремив  глаза  в
закоптелый бревенчатый потолок. Вставало  перед  ним  заветное,  распаляло
кровь, сжимало сладостно сердце. Казалось: вот стоит он, Ярофей, на холме,
а под ним течет Амур-река - черна, многоводна, величава.  Вокруг  нее  без
конца и без края привольные земли, и тонут те  земли  в  синеве  лесов,  в
зелени лугов: и все-то украшено и все-то убрано в цветы яркой  красоты.  А
земли жирны, не паханы, тайга не хожена, травы не топтаны, зверь  и  птица
не тронуты.
     Ярофей засыпает, и мерещится ему: в белом небе парит сизый беркут,  и
с ним говорит Ярофей: "Эй, птица вольна, с высоты  небес  видны  тебе  все
дали, все пути земные?.. Да?"
     Беркут взвивается ввысь, теряется.
     И слышит Ярофей голос знакомый, жалостливый, душевный: поет Марфа.  И
к песне той  слетаются  все  певчие  птицы  и  тоже  заливаются,  щебечут,
свистят, рассыпают трели.
     Он тихо поднимается с лежанки и вновь слышит голос:
     - Что ты, Ярофеюшка?! Полуношник... Спи!..
     Степанида, обвив шею, укладывает  его  на  лежанку,  шепчет  молитву.
Ярофей срывается, тяжело ступает. Скрипят половицы.
     - Темень меня обуяла, Степанида, слепой я, кроту подобен!
     - Что ты? - вскакивает Степанида. - Очнись!..
     - С путей сбился, дорог не вижу... То как?
     Степанида говорит:
     - Надобно тунгусов, Ярофеюшка, поспрошать...
     Ярофей задумывается.
     Пути знают эвенки: известны им все реки, волоки, горные  переходы.  В
аманатах - заложниках - держал Ярофей  двух  князей:  одного  отпустил:  а
старого князьца Калтачу оставил, чтоб эвенки платили ясак  исправно,  чтоб
помнили твердую русскую силу.
     ...Утром в атаманскую избу вошел Ярофей с Ванькой Бояркиным:  говорил
Ванька по-эвенкийски.
     Ярофей думал: "Старый Калтача должен хорошо знать пути до Амура-реки.
Но заставить говорить Калтачу трудно".
     Войдя в  атаманскую  избу,  Ярофей  и  Бояркин  не  сразу  разглядели
Калтачу: забился он в темный  угол,  дремал  на  шкурах  оленя.  Княжеское
ожерелье - нанизанные на кожаный шнурок зубы бобра, волка, медведя, лисицы
и рыси - валялось поодаль, рядом лежал  небрежно  брошенный  большеголовый
деревянный божок. На вошедших пленник взглянул мертвыми, блеклыми глазами,
сухие губы сжал, ссутулился, опустив голову на колени.
     Вошла Степанида, поставила перед Калтачой чашу с кусками медвежатины.
Калтача чашу отодвинул, не поднял опухшие веки.
     Ярофей слукавил:
     - Люди твои ясак сполна дали, мирюсь с тунгусами, иди в тайгу, живи в
своем чуме...
     Калтача поднял высохшую голову, ответил вполголоса:
     - Ты хитрее лисицы, злее рыси. Калтача не верит...
     Ярофей скрыл обиду:
     - Велю тебя отпустить, укажи пути ладные и скорые.
     Калтача выпрямился, глаза блеснули:
     - Плачут эвенки в тайге... Пусть лочи убьют старого  Калтачу,  он  не
покажет им родных стойбищ!..
     - Не о тунгусах говорю...
     Ярофей торопил Ваньку пересказать Калтаче:
     - Люди твои стонут  от  лютости  даурцев...  Худого  не  хочу,  пусть
тунгусы живут мирно... Иду к Амуру-реке, иду на даурцев!..
     Калтача захохотал, закашлялся и ответил с хитрой усмешкой:
     - Калтача старее совы ночной, а  глупее  лочей  не  встречал  -  ведь
Амуром-рекой  владеет  могущественный  даурский  князь  Албаза.  Никто  не
побеждал Албазу. Великий китайский царь шлет  дары  Албазе!  Не  раз  лочи
бывали на Амуре-реке, не раз в страхе убегали!
     - Кто убегал? В какие времена это было? - загорелся Ярофей.
     Калтача растерянно  мигал,  вспомнить  имена  лочей  не  мог.  Ярофей
допытывался. По приметам  Калтачи  и  его  людей  выходило  так:  лочи  на
Амур-реку пришли прошлой зимой. Где они теперь, Калтача не знал.
     Вспомнились Ярофею слова беглого Магды, сказанные ему еще в  Илимске.
Магда клялся луной и звездами, что храбрый атаман  Черниговский  уплыл  на
Амур со  своими  казаками  и  что  он,  Магда,  хотел  с  ними  плыть,  да
устрашился.
     ...Калтача на расспросы больше не отвечал.
     Ярофей  насторожился.  Хитрым  глазом  разглядел:  вздернулись  седые
клочки  бровей  Калтачи,   острые   скулы   покрылись   темными   пятнами,
переполнились  глаза  мутной  слезой.  Калтача  опустил  голову.  Вспомнил
опустошительные набеги даурцев  на  эвенкийские  стойбища.  Даурцы  побили
эвенков, оленей  увели,  чумы  разорили.  Бросив  кочевья  родичей,  бежал
Калтача на Олекму. Даурцы страшнее лочей, с давних времен  плачут  от  них
эвенки.
     Ярофей загордился, стал похваляться:
     - Даурцев побью!.. Против русской рати им не стоять!
     Калтача скалил гнилые зубы, трепал дрожащей рукой косичку, терялся  в
догадках. Ярофею не верил. Долго молчали. Наконец заговорил:
     - Пусть лочи побьют даурцев!.. Пусть кровь прольется за эвенков!..
     Ярофей мотнул  головой.  Калтача  неторопливо  говорил,  водя  черным
пальцем по корявому полу:
     - Плыви рекой Олекмой обратно,  встретишь  широкий  плес:  то  пал  в
Олекму веселый Тугир. Им плыви до Олень-горы. Олень-гору переходи  посуху,
подойдешь к желтоводной Урке. Урка пала в Амур-реку...
     Ярофей встрепенулся, заговорил отрывисто:
     - Не худо ли задумал? Не брешешь ли, князец?.. Ярофей не спустит!
     Ванька,  размахивая  руками,  как  и  Ярофей,  с  большим   старанием
передавал его слова.  Калтача  морщил  лоб,  лукаво  озираясь,  подошел  к
Ярофею:
     - Калтача сам проведет лочей к Олень-горе, укажет дорогу  в  Даурское
царство. Пусть побьют лочи Албазу!..
     С восходом солнца дощаники Ярофея скрылись за излучиной  реки.  Плыли
недолго. По указке Калтачи приблизились  к  левому  берегу.  Пошла  Олекма
двумя руслами, разделил ее зеленый остров.  Через  две  недели  подошли  к
Тугиру. Казаки радовались.
     Степанида говорила Ярофею:
     - Глянь, Ярофеюшка, как  нарядна  река:  утонула  в  лесах,  камышах,
прибрежных цветных травах...
     Ярофей огляделся, смеясь, вдохнул носом:
     - Близко, Степанида, горячие ветры.
     Тугир темной полосой тянулся к  югу.  Ветер-верховик  обдавал  теплой
влагой.  Часто  добывали  казаки  неведомых  доселе  птиц  -  красноперых,
хохлатых, горластых. Ловили пучеглазую жирную рыбу. Смотрели ее на солнце,
удивлялись: сквозь мелкую чешую светилась она  восковым  жиром,  в  вареве
распадалась белыми ломтями. Вспугивали у водопоев табуны  козуль,  оленей,
лосей. Отбивались от ярых кабанов, спасались от коварных рысей.
     На одном из привалов принесла Степанида охапку  цветов:  ярко-желтые,
крупные, они пылали на солнце, от сладкого запаха мутилась голова.
     - Глянь-ка, Ярофеюшка, как красивы...
     - Ты в цветах, как в полыме... Что за диковина? - удивился Ярофей.  -
Умру, набросай этих огневок на могилу. Каков цвет! Аж глаза режет!..
     Засмеялся. Увидев, как казаки разбрелись по берегу, крикнул:
     - Плывем! Отчаливай!..
     "К  чему  бы  это?"   -   вздохнула   Степанида.   Слова   Ярофея   о
цветах-огневках встревожили ее, и она бросила  их  в  реку.  Они  медленно
плыли, и по воде растянулась узкая желтая дорожка.
     ...Богатство даурцев казалось безмерным.
     Земли даурские манили, зрело у каждого желание  стать  на  эту  землю
твердой ногой.
     Доплыли до Олень-горы, долго не  отрывали  глаз.  Повисла  над  рекой
черная скала в виде огромной рогатой головы оленя.
     Тут попрощались с Тугиром. Омыли головы, ноги.  На  пригорье  срубили
наскоро часовенку. Поп Гаврила  отслужил  молебен.  Оставили  в  часовенке
малую икону Спаса, чтоб знала эта земля русскую веру.
     У Олень-горы жили долго. По тайге волоком перетащили  дощаники  через
гору. Перенесли на плечах запасы, переволокли пушки.
     Калтачу Ярофей отдарил и отпустил на волю.  Наказал  Калтаче  сказать
эвенкам твердо, чтоб ясак платили русскому  царю,  от  даурцев  бы  отошли
навечно, с русскими бы жили в мире.
     Починив дощаники, поплыли казаки быстро вниз по Урке-реке к  великому
Амуру, в Даурскую землю, на рубежи неведомого Серединного царства - Китая.




                               ЧАСТЬ ВТОРАЯ


                           АЛБАЗИНСКАЯ КРЕПОСТЬ

     Корабли Ярофея Сабурова ранней весной уплыли на  Амур.  Казакам  Амур
казался больше Лены, и вода его не переливалась ржавой  желтизной,  как  в
Олекме. Амур раскинулся безбрежной сизой гладью.  Когда  поднимался  серый
туман и солнце показывало из-за гор свою  багряную  кромку,  Амур  казался
светло-зеленым,  щедро  осыпанным  блеклыми  пятнами.   Изредка   пробегал
ветерок, Амур  тускнел,  жидкая  рябь  ерошила  тихие  заводи,  колыхались
прибрежные вербы. По  левому  берегу  спускались  горы,  покрытые  голубой
березой, серебристой ольхой, даурской  сосной,  пихтой,  лиственницей.  По
правому - тянулись луга.
     Подымалось солнце. С юга дул теплый  ветер.  Казаки  плыли  у  самого
берега, над головами плотным карнизом нависала зелень.
     Ярофей Сабуров поднимал голову, жадно  тянул  носом  влажный  воздух.
Сонные листья трепетали, сквозь их сетку виднелись клочки синего неба.
     Выше поднялось солнце, рощи расцвели нарядным ковром, пели, до  этого
неслыханные, голосистые птицы, трещали кузнечики, свистели суслики.
     Ярофей и Степанида садились на  корму  дощаника,  казаки  переставали
грести; несло дощаники течением плавно, беззвучно. Все молчали;  каждый  в
думах улетел в поднебесные выси, позабыв ратные невзгоды и горести.
     Тихо вокруг,  не  шумел  лес,  не  колыхались  травы.  Сквозь  зелень
пробивались  горячие  лучи,  рассыпались  они  по  воде  мелкими  пятнами.
Степанида хватала Ярофея за руку.
     - Ярофеюшка, глянь, какие кросоты!.. Цветисты, любы!.. А небо?..
     Ярофей смотрел пристально ввысь. "Синь-то, синь какая, и  нет  ей  ни
края, ни конца. Сомкнется она с далекими концами гор. Это и есть  край.  А
вот подойди к нему, опять убежит земля. Кто знает, где ее конец?"
     Рядом  сидела  Степанида  чуть  дыша,  сердцем  своим   догадывалась:
сладкое, заветное овладело Ярофеюшкой, вишь, как глаза его тепло светятся.
А у самой тоскливо, зябко  на  душе.  Опустила  голову,  закрыла  глаза  и
жалуется в смутных молитвах и  просит  немногого.  Устала  она  от  ратных
походов, от бездомной жизни,  от  невзгод...  вот  бы  маленькую  избушку,
мирную, тихую. Чисто в ней вымыто, прибрано, жарко  топится  печь,  пахнет
хлебом, медом душистым. Жилое русское место с иконкой святителя Николая  в
переднем углу.  А  в  оконце  глянешь  -  тишина  ласковая,  цветут  поля,
ребятишки бегают, резвятся, курицы копошатся в пыли. Захлопнешь  оконце  -
спит на лежанке Ярофеюшка, избавленный от  тягостных  походных  забот,  от
страшных ратных дел. А потом свет это растает, уплывет,  и  начнет  корить
себя Степанида: "Баба я, глупая баба! Время ли о  теплом  угле  плакаться,
Ярофеюшку печалить, сокола храброго, вольного и  безудержного?  Думы-то  у
него совсем иные. Глаза-то его вон какие  огромные,  смотрит  он  в  белые
дали,  разгадать,  познать  ему  все  хочется.   Своими   глазами   видеть
невиданное, своими ногами ходить по нехоженным землям."
     Степанида выпрямилась, лицо ее  разрумянилось,  толкнула  она  Ярофея
локтем, в глаза ему взглянула.  А  он  словно  проснулся,  поднял  голову,
засмеялся и крикнул:
     - Греби, казаки, наваливай! Ишь, разомлели!..
     Зычный  голос  и  всплески  воды  разбудили  тишину,  шарахнулись   в
прибрежных зарослях испуганные козы, олени,  косули  и,  оставив  водопой,
потерялись в тайге. В камышах подняли возню утки, в  заводи  перекликались
любовно лебеди.
     Казаки дивились богатству Амура. Пашенные места,  нехоженные  луга  и
рощи манили и разжигали казачьи  сердца  пуще  государева  горячего  вина.
Многие казаки, спрыгнув  с  кораблей,  шли  берегом,  хватали  пригоршнями
тяжелые  черноземные  комья,  наперебой  хвалили:  "Гибнет   зазря   божья
благодать!", "Зажирела  землица!"  Некоторые,  хватив  сук,  взрыхляли  им
землю, пробовали на пахоту и, вздохнув, нехотя шли на корабли.
     Казак Зазманов вздыхал:
     - Господи, земли-то, земли!.. Плачет она, сирота, без хозяина.
     Казаки смеялись:
     - Не ты ли, Зазнамов, хозяин тут? А?
     А он не унимался:
     - Земля богова, но ласковых рук землепашца  ждет:  потом  ее  смочить
надобно, силушку приложить, иначе зачахнет, вконец одичает. Рыщут  тунгусы
по лесам да по трущобам, зверя гоняют, а земля-то,  как  вдовица  забытая,
стонет, скучает; хлебец добрый способна родить. Так разумею  я,  казаки...
Что молчите?
     А казаки молчали неспроста: у всех на сердце земля-вдовица,  забытая,
заброшенная...
     Корабли плыли вниз по Амуру. Сабуров, помня о злоключениях  и  ратных
потерях Бояркина, плыл с опаской, неторопливо: боялся внезапного нападения
даурцев. После  трехдневного  хода  Сабуров  остановил  корабли  у  левого
берега. Казачьи доглядчики увидели на берегу остатки жилья, следы людей  и
конских копыт.
     Амур в этом месте разлился широко и разбился на множество проток.
     Меж проток возвышались острова, густо поросшие курчавой зеленью.
     Зелень спадала до самой воды, а ветви плакучих ив купились  в  Амуре.
Беспрерывно плескалась рыба:  тут  же  хлопали  крыльями  крикливые  утки,
хватая с жадностью жирных рыб.
     Казаки высадились на берег, развели  костры.  Сабуров  с  нетерпением
ждал доглядчиков - удалых казаков, посланных вперед пешим ходом.
     Поздно ночью доглядчики вернулись с добычей:  они  привели  амурского
эвенка-охотника. Эвенк жаловался на тяжелые обиды  и  жестокости  даурцев.
Рассказал, что на том  месте,  где  сейчас  горят  казачьи  костры,  стоял
кочевой даурский городок, его захватил и сжег казак  Черниговский.  Второй
городок, князя  Албазы,  тоже  разбил  Черниговский  и  на  месте  городка
крепость возвел. Албаза крепость ту многожды  осаждал.  Казаков  поубавил,
крепость же взять  не  мог  и  теперь  сидит  в  последнем  городе  своего
укрепленного царства.
     Услышав такие речи, казаки радовались, Сабурова торопили:
     -  Плыть  надо,  атаман,  в  ту  Албазинскую  крепость,  Черниговским
возведенную. Силу русскую на Амуре умножить!
     На заре поплыли казаки вниз  по  Амуру.  Плыли  весь  день.  Крепость
Черниговского встретила сабуровцев сумрачно. В полуразрушенном, обгоревшем
укреплении нашли сабуровцы двух умирающих казаков. Черниговский  с  шестью
казаками ушел из крепости. "Пойду, - сказал он, обратно  в  Якутск,  людей
многих созову, казаков удалых да храбрых. Стану на  Амуре  сильной  ногой.
Крепость построю  новую,  неприступную,  чтоб  неповадно  было  даурцам  и
манчьжурам ходить войной на русских".
     Слова эти запали на сердце Сабурову. Ходил он молча, оглядывал остовы
строения. Заложена крепость на высоком ладном месте. Вокруг  стоит  темной
стеной  лес,  синеют  за  ним  далекие  горы,  внизу,  за  желтой  балкой,
раскинулся широким плесом Амур - река великая.
     Поутру  Сабуров  отправил  десять  казаков,  чтобы  разведали,  каков
городок даурцев и какая в нем ратная сила; вожаком поставил Сабуров Ваньку
Бояркина и строго-настрого  наказал  на  глаза  даурцам  не  показываться,
доглядывать искусно, тайно хоронясь в тарвах и рытвинах.
     К вечеру второго дня Бояркин вернулся, Ярофею рассказал:
     - С горы той виден городок, укреплен тот городок накрепко и  стенами,
и рвами, и колючками.
     - Много ли даурцев, каковы обликом, каким боем владеют?  -  спрашивал
Сабуров.
     - Людный городок, и люд конный, с лучным боем. В стенах крепости дыры
большие и малые, а что в тех дырах, того не видно.
     Сабуров остался доглядом Бояркина недоволен, рассмеялся:
     - Эх, Ванька, нагоняли на тебя зейские даурцы страхов, перепуган  ты,
как заяц! И все-то тебе чудится...
     Бояркин обиделся, но обиду скрыл, вышел молча.
     На другой день Сабуров сам ходил в догляд, вернулся угрюмый, злой.
     - Место тут  пригожее.  Надобно,  казаки,  спешно  крепость  ставить.
Даурцы, прослышав о нашем малолюдстве, пойдут в разбойный поход,  погромят
нас начисто!..
     Так  начали  казаки  строить  Албазинскую  крепость,  заложенную  еще
Черниговским.
     Перво-наперво поставили дозорный шатер. Шатер немудрящий -  столетняя
сосна, а по ней зарубки - лазы, по ним и  взбирался  на  вершину  дозорный
казак, а на вершине - помост с аршин шириной. С того  помоста  видны  дали
Амура, горы, луга, долины. Коль приближался враг, казак давал скорый  знак
- бил колотушкой о подвешенную сухую доску. А чтоб враг вихрем не  налетел
на становище, огородились казаки заломами, навалили бревен  крест-накрест,
набили острых кольев.
     Крепость строили дружно, трудились безотказно от  восхода  солнца  до
темна. Валили толстые лиственницы, волоком тащили  их  к  месту  крепости,
клали венцы. Искусные плотники рубили башни с потайными лазами, большими и
малыми бойницами.
     Росла крепость.
     Даурскому князю Албазе доглядчики доносили: растет крепость  лочей  и
велика и страшна.
     Старый Албаза похвалялся:
     -  Грозилась  муха  верблюда  съесть,  верблюд  плюнул,  муху   убил.
Китайский богдыхан - храбрый маньчжур, он лочей побьет.
     Близкие помощники Албазы говорили ему:
     - Маньчжуры на лочей пойдут боем, но и наших людей  разорят,  побьют,
как побили китайцев.  Захватив  богдыханов  трон,  маньчжуры  похваляются:
"Всех повоюем, от нашей рати никому спасения нет!.."
     Албаза сердился, помощников своих из юрты гнал.
     Как-то поутру копали казаки ямы для  угловых  башен.  Вот  тут  и  не
стерпел казак Зазнамов, радивый землероб. Схватил он горсть земли,  прижал
ее к щеке:
     - Казаки, какова землица!.. - Зазнамов не  досказал,  осекся,  голову
опустил.
     Увидели казаки, как хлынули слезы  у  Зазнамова  и  ту  горсть  земли
напоили. Земля столь почернела, столь обмякла,  будто  сдобница  на  меду.
Бросили казаки лопаты, землю ту нащупали, терли на  ладонях,  разглядывали
на солнце.
     Подошел Ярофей. Зазнамов к нему:
     - Дозволь, Ярофеюшка, попытаю землицу даурскую,  каковы  соки  имеет?
Как родит?..
     Ярофей говорил:
     - Сколь ты, Зазнамов богат? Словно имеешь закрома зерна! Да?
     Зазнамов горячился:
     - Хошь малу толику дозволь, чтоб я  мог  землю  спытать,  какова  она
есть.
     Дали Зазнамову из ратных запасов два мешка ячменя да мешок проса.
     Братья-Зазнамовы деревянной  сохой-копарулей  да  лопатами  взрыхлили
добротный клочок земли, бросили первые зерна ячменя  и  проса  в  амурскую
землю.
     К середине лета Албазинская крепость выросла в  грозный  для  даурцев
городок. Это было искусно срубленное из толстых  лиственниц  укрепление  в
сто сажен длины, в шестьдесят ширины. Крепость  казаки  огородили  двойной
высокой стеной из заостренных вверху бревен,  с  башнями  и  бойницами.  С
наружной стороны окопали глубоким рвом, а  по-за  рвом  набили  колючек  и
рогатин. Башни возвышались по углам, внизу под ними вырубили казаки тайные
ворота, построили  подземные  подлазы  с  хитрыми  ловушками-западнями.  В
средине крепости поставили съезжую избу, а над  ней  возвышалась  шатровая
караульная башня, с которой дозорный казак мог далеко  видеть  приближение
неприятеля.
     Даурцы, пораженные быстрым рождением на их  земле  грозного  городка,
собрав многолюдную рать, много раз пытались осадить  и  сжечь  ненавистную
крепость, а непрошенных пришельцев изрубить всех до единого. Но всякий раз
осада заканчивалась бегством дауров, которые  бросали  раненых  и  убитых,
луки и стрелы, лошадей и арбы.
     Сабуров также пытал  силу  городка  князя  Албазы:  дважды  ходил  на
приступ, но возвращался ни с чем,  а  в  последней  осаде  даурцы  пробили
стрелой Сабурову руку и убили трех казаков.  Оба  городка  затаили  злобу,
готовились к смертельным боям.
     Сабуровцы построили в городке хлебные, соляные и иные амбары,  вырыли
кладезь, поставили малую походную церковь. Городок подготовился  к  долгой
осаде.
     Укрепившись в городке, Сабуров собрал с местных  эвенков  ясак  малый
именем  московского  царя.  Встревоженные  эвенки  опасливо  смотрели   на
светлоглазых,  большебородых   пришельцев.   Подстрекаемые   шаманами   да
даурскими князьцами готовились к великому кочевью на север. Но ясак малый,
взятый Сабуровым при добром слове, его поход  на  ненавистного  Албазу  их
остановил.  Таили  они  давнишнюю  злобу   на   корыстного   и   жестокого
албазинского князя, его частые  набеги,  как  яростный  огонь,  опустошали
мирные стойбища эвенков.
     Тем временем даурский князь Албаза послал с дорогими подарками гонцов
к китайскому богдыхану, просил скорой помоги, клялся в верности  и  обещал
сполна платить ему ясак. "Крепость лочей, - говорил он,  -  поставлена  на
страшном месте: угрожает и Даурской земле и  Китайскому  царству.  Надобно
крепость лочей сжечь, а их вывести с корнем, чтоб и впредь не  ходили  они
ратным боем на великий Амур".
     Уходило лето. Осыпались цветы, жесткие травы  блекли.  Падал  звонкий
лист осин, оголились березы, ивы, тополя. Пахло в  тайге  горькой  грибной
гнилью, стихли птицы. Зелень лесов  померкла,  терялись  рощи  в  утреннем
тяжелом тумане. Из темных логов и ущелий тянуло сырым, знобким холодком.
     В крепости Сабурова иссякли запасы, особенно хлеба,  соли  и  огневых
припасов.
     Страшились казаки: нагрянет зима, какова-то она  на  Даурской  земле,
сколь лютая и сколь долгая?
     ...Тускнело вечернее небо,  плыли  серые  клочковатые  тучи.  Сабуров
вошел во двор крепости,  огляделся:  небо  сурово,  ветер  осенний  остер,
стонет, хмурится Амур черной щетиной гребней. Сабуров  присел  на  бревно,
видит: бежит Степанида, а вслед ей сыплется глухой бабий ропот:
     - Сгибнем зазря в неведомых землях!.. Аль ослеп  Ярофей  и  не  видит
беды?
     Чей-то надрывный голос добавляет:
     - Пытай, Степанида, своего Ярофея, пытай, каков корм на зиму  припас?
Аль на зазнамовских ячменях норовит прожить?..
     Степанида скрылась за углом.
     Хмурился Сабуров, думал: "Хоть мала у нас ратная сила, а надобно идти
боем и даурцев воевать".
     Вошел  в  каморку.  На  лежанке,  уткнувшись  в  изголовье,   плакала
Степанида, плечи ее вздрагивали. Поднялась, повисла на шее.
     - Ярофеюшко, тяжко, жонки корят...
     Сабуров Степаниду обласкал, уговорил.
     Всю ночь не спалось Ярофею. В  неведомой  стране  застигла  его  зима
врасплох. Разброд и уныние  охватили  людей.  "Запасов  нет,  хлебушко  на
исходе, - твердил Сабуров. - Как зиму скоротать?" Закрыл глаза, отгонял от
себя назойливые думы, а они неотвязно терзали  сердце.  Всплывало  золотое
поле зазнамовских ячменей. Хорош:  густ,  высок,  зернист.  Обильно  родит
здешняя земля. Много  ли  пополнит  запасы  зазнамовский  урожай?  Считал,
прикидывал и выходило: зиму не прокоротать. Вскакивал с лежанки, садился к
оконцу. Густая темень плотно придавила и Амур, и горы, и леса. Взглянул на
небо: дрожали чистые звезды. И показалось Сабурову и  небо,  и  звезды,  и
земля, что утонула в темноте, близкими и родными. "Неужто  бросать  эдакую
благодать,  уходить,  спасаться?"  -  вздрогнул  он.   Встал,   заскрипели
половицы. Проснулась Степанида.
     - Ярофеюшка, полуношник мой. Спи...
     - Не до сна, Степанида...
     - Загрызли тебя темные думы. Уймись, Ярофеюшка,  склоняй  даурцев  на
мир.
     Понял, что и Степанида не спала, терзается и ее сердце.
     - Пустое говоришь. Не  однажды  пытал  я  склонить  даурцев  к  миру.
Посланцы мои, тунгусы, приходили ни с чем, а  последнего,  Путугира,  сама
знаешь, на кол даурцы посадили. Вот какой мир, Степанида...
     Опять заскрипела  половица.  Сабуров  распахнул  оконце.  Ворвался  в
каморку предутренний холодок. Где-то далеко простонала  птица  и  смолкла.
"Хоть малость уснуть надобно, - подумал Ярофей, - завтра  собрать  казачий
круг, боем идти на Албазу".
     ...В эти осенние дни тоскливо щемило сердце Степаниды. Уходила она из
городка, садилась на пригорок и долго глядела и не  могла  наглядеться  на
ячменной поле. Колыхалось оно живой волной; туго налитые колосья клонились
к земле. Под их мерный шелест закрывала глаза  Степанида,  и  чудилась  ей
родная сторона, слышались песни русские,  душевные...  Таяла,  как  вешний
снег, забывалась беспокойная походная  жизнь;  и  всюду-то  цветы  красоты
сладостной,  плетни  огородные,  избушки  мирные,   на   зеленой   лужайке
хоровод... Только нет нигде Ярофеюшки. Вскакивала Степанида, руками с лица
словно паутину липкую сбрасывала,  брови  насупив,  бежала  с  пригорка  к
крепости. Отыскав Ярофея, не жаловалась, не плакала,  будто  и  сердце  не
тосковало, шла гордая подле него - достойная жонка атамана.
     Зазнамовы готовились к уборке своего не в меру позднего  урожая.  Все
казачьи жонки в тот день поднялись спозоранку: все наскучились по страдной
поре. Скорее бы на полюшко! Каждый колосок обласкать, обцеловать готовы.
     На утренней заре крепость встревожил дозорный казак. Сабуров  выбежал
во двор, на востоке вздымался багровый столб дыма. Даурцы подкрались ночью
и подожгли колосистые, высокие хлеба Зазнамовых. Так первый урожай русских
на  амурской  земле  не  пошел  впрок.  Зазнамовы  метались  по  крепости,
грозились, кляли даурцев. Старший Зазнамов хвалился:
     - Хошь не отведали казаки урожайного  хлеба,  я  видел  всяк,  какова
плодовита землица. За этакую землю,  крови  не  жалеючи,  на  ратное  дело
пойдем! Да, казаки?!
     Казаки кивали головами, соглашались, но ходили  хмурые,  злые,  жонки
надрывно голосили...
     В полдень Сабуров собрал албазинцев, взошел на шатровый помост.
     - Вольны казаки!..
     - Сгинь ты, беглый душегуб!.. - сбил атамана визгливый бабий голос.
     Сабуров оглянулся, голосила казачья жонка Силантьиха.  Сдержал  гнев,
велел жонок с казачьего круга выгнать. Помолчал, продолжил:
     - Негоже живем, казаки... Негоже и сгибнем!.. Надобно городок  Албазу
захватить, добро и скот отобрать, на земли  наши  амурские  стать  крепкой
ногой!
     - То-то будет зимушка - жирна и сытна! - хлопнул оземь шапкой молодой
казачишка.
     Его заглушили голоса:
     - Не бывать Амуру в руках даурцев!
     - Им ли владеть великой землицей!
     - Отберут у них земли маньчжуры, а их побьют, повыведут начисто!
     На круг вышел Ванька Бояркин:
     -  Неладное  атаман  надумал:  и  неумное,  и  неразумное!..   Даурцы
укрепились неприступно, конной силой  владеют  во  множестве,  к  тому  же
свирепы на бою.
     Сабуров скрипнул зубами, набухли на скулах красные желваки:
     - Речи твои, Ванька, хуже гнилой деревины поперек дороги легли!..
     Ванька выпятил грудь, шагнул к Ярофею. Казаки зашумели:
     - Видано ль, чтоб куренок на орла кинулся?
     - Попытаю тебя, Ванька, каков ты есть на бою, -  и  Сабуров  выхватил
клинок, кинулся на Ваньку. Тот успел взмахнуть  саблей.  Казаки  заполошно
орали:
     - Чему быть - тому быть!..
     - Не робей, атаман! Бей своих, чужие бояться станут!..
     - Не сдавай, Ванька!..
     Бояркин против Сабурова на бою оказался слаб. С казачьего круга  ушел
посрамленный. Злобой кипел, грозился... Казаки вслед галдели:
     - Ой ли, Ванька, смотри!..
     - Не битый - серебряный, а битый - золотой!..
     - Грозилась птаха море сжечь, да сама в нем и утопла...
     Надумал Сабуров идти на городок даурцев всей ратью сполна. В крепости
оставил баб, а в подмогу  им  дал  для  огневых  дел  -  двух  пушкарей  и
доглядчика на шатровую башню.
     Едва занялась заря, пока еще не сошла с реки синяя  дымка,  казаки  в
кольчатых бронях, при саблях, при пиках, бердышах, с самопалами  встали  в
ратные ряды.
     Для  штурма  даурского  города   поволокли   казаки   с   собой   две
пушки-маломерки и одну долгомерную. Зная о дозорных князя Албазы, рекой не
поплыли. Решил Сабуров идти трудным путем, ударить с гор, захватить  врага
врасплох.
     Сабуров обошел крепость с левой стороны. Взошел на  гору  -  обомлел:
вместо даурской крепости и городка чернело  огромное  пепелище,  ни  одной
души нигде не было видно.
     Сабуров и его казаки, давнишние бывальцы, ратных  дел  храбрые  люди,
омрачились. Лукавство даурцев показалось обидным,  досадным;  уязвило  оно
ратников Сабурова пуще стрел и пик. Сабуров не пошел на пепелище, стоял на
холме, грыз кончик уса, клял свои неудачи.
     На пепелище, возле тлеющего пня,  нашли  казаки  обгоревшую  молодую,
лицом пригожую даурку с младенцем на руках. Полонянку привели к  Сабурову.
Через толмачей выведали: даурка - одна из жен князя Албазы.  От  полонянки
узнали и тайну гибели даурской крепости.
     За пять дней до ратного  похода  Сабурова  жители  даурской  крепости
взбунтовались. Подошли даурские воины к шатру князя  Албазы,  подняли  над
головами ножи, пики и луки.
     - Не наш ты, князь!
     - От княжения твоего лихо нам, и женам нашим, и детям, и скоту.
     - Ты накликал краснобородых лочей!.. От мира с ними отказался! Ты!..
     Албаза вышел из шатра, из-под высокой шапки выбивались седые космы  и
спадали на желтое лицо. Ветер трепал полы расхлестнутого цветного  халата.
Князь вздергивал плечом, сутулился, клочки бровей сходились  у  переносья,
говорил гордо:
     - На тигра можно влезть, но с тигра нельзя слезть...
     Князя перебили голоса воинов:
     - Тигр не  родится  от  вшивой  овцы!...  Убирайся  ты,  маньчжурский
ублюдок! Убирайся!..
     Князь вздрогнул, попятился, чтя обычаи предков, с помоста  не  сошел,
снял с себя пестрый, шитый шелком халат, бросил его в  толпу.  Вмиг  воины
халат разодрали в клочья, а лоскутья, подхватив на острие  пик,  побросали
на голову князя. Князь закрыл лицо ладонями и скрылся в шатре.  Поруганный
и униженный, сорвал он тетиву лука, зацепил ее за шест шатра  и  удавился.
За ним последовали семь верных его жен, преданные слуги и  рабы.  Скрылась
лишь молодая жена князя, красавица Эрдэни, с малолетним сыном.  Охваченные
страхом, даурцы, захватив малые пожитки, жен, детей и скот, разбежались по
лесам и степям. Князем  даурцев  стал  храбрый  князь  Туренга,  он  велел
опустошенную крепость не оставлять ненавистным  лочам,  а  сжечь  и  пепел
развеять по ветру.
     Казаки оглядели пепелище. Поодаль нащупали в земле потаенные ямы, а в
них - запасы даурцев. Набрали двадцать коробов зерна, много  вяленой  рыбы
да неведомого корня сладкого,  сушеного  с  дикой  вишней,  больше  восьми
коробов. Добыча скудная. Однако поп Гаврила отслужил победный молебен.
     Но этим не закончился ратный поход Сабурова на великом Амуре.
     Князь даурцев Туренга направил гонцов к эвенкийскому князю Чапчагиру,
просил его старые обиды забыть, собирать храбрых эвенкийских воинов и идти
сообща на крепость лочей. Туренга обещал Чапчагиру большие почести, а  его
сородичам безмерные  милости.  Туренга  хвалился,  что  великий  богдыхан,
император китайского царства, принял его просьбу и тоже посылает на  лочей
храброе войско.
     И зиму и лето жили албазинцы в  ратных  заботах  и  тревогах.  Даурцы
терпеливо готовились к великому походу против лочей, наносили урон ночными
набегами,  жгли  хлеба  албазинцев,  угоняли  скот,  выслеживали  казаков,
убивали их, хватали в плен, но в многолюдные бои не вступали. Словно  буря
в светлый день, налетали даурцы то с одной, то с другой стороны и  так  же
мгновенно исчезали, как и появлялись.
     ...Шли годы. Собирала и множила силы Албазинская крепость.
     Надвигалась большая война.



                            БЕРЕСТЯНАЯ ЛЮЛЬКА

     На  склоне  горы  по  солнцепеку   разбросалось   стойбище   храброго
эвенкийского князя Чапчагира. У подножья билась кипучая река Уруча.
     Чум князя, покрытый белыми оленьими шкурами, возвышался на холме.
     По правую сторону, на расстоянии полета стрелы, стояли  чумы  близких
родичей князя, а по левую - чумы его жен. Самый близкий чум - любимой жены
Мартачи.
     В чуме князя жарко горел костер.  Князь  лежал  на  песцовых  шкурах.
Остроухая собака, осторожно ступая, доверчиво ткнулась носом к хозяину, но
князь  ткнул  ее  ногой;  она  с  визгом  забилась  под   шкуры.   Неудачи
преследовали князя.
     Караван вел мудрейший вожак Чапчагирского рода - старый  Лока.  Лучше
Лока никто не умел искать в тайге удобные пути и богатые кормовища. Однако
Лока сбился, завел караван в россыпи, буреломы, топкие болота. Много  пало
оленей, потонуло людей и добра. От огорчения старый Лока не пришел в  свой
чум: бросился со скалы в пропасть. Чапчагир вывел караван к  речке  Уруче.
Сидя у костра, думал: "Злые духи отобрали у Лока глаза и нюх оленя - худая
примета".
     У Мартачи родился сын. Родичи князя, нагибаясь к земле,  обегали  чум
Мартачи. Услышав плач рожденного, морщились. В стойбище  никто  рожденного
не видел. Даже женам князя не велено было  подымать  полог  чума  Мартачи.
Оглядела рожденного лишь старая  шаманка.  Она  принимала  роды.  По-лисьи
хоронясь, шаманка ходила по стойбищу, нашептывала:
     - Рожденный худых кровей... Глаза поперечные, цвета зеленой  лягушки,
а волосы желтые - болотной травы... Горе от него эвенкам...
     Чапчагиру старики родичи говорили:
     - Не было у эвенков так!.. Бойся, князь, белых кровей!..
     На восходе десятого дня Чапчагир выбрал двух лучших оленей и поехал в
Волчью долину, к большому шаману.
     Черный чум шамана нашел  среди  сухих  лиственниц,  подле  каменистой
россыпи. Вошел в чум, сорвал с пояса  хвост  волка  и  бросил  наотмашь  в
потухающий костер.  Хвост  не  вспыхнул  пламенем  и  не  осветил  чум,  а
потянулась из костра вонючая дымка. "К худу", - подумал князь. Шаман спал,
охраняемый священной собакой. Собака оскалила зубы, готовясь броситься  на
Чапчагира. Он вышел из  чума.  Поодаль  развел  костери  ждал  пробуждения
шамана.
     Солнце низко поплыло над лесом, шаман позвал Чапчагира  в  свой  чум.
Князь сел  подле  маленького  беловолосого  старика  с  горящими  змеиными
глазками. Шаман, не поднимая головы,  разжал  тонкие,  словно  берестяные,
губы и нараспев сказал:
     - От лисицы родится лисинек, от волчицы -  волчонок...  А  кто  может
родиться от лисицы с волчьей пастью?..
     Князь вздрогнул. Шаман вскинул голову и,  прокалывая  глазами  князя,
торопливо забормотал:
     - Если к стаду прибьется бешеная олениха с  олененком,  хозяин  убьет
олениху и олененка... Он спасет все  стадо!..  В  кочевье  твоем  худое...
Родился волчонок белых кровей... Возьми, князь, черный лук!..
     Чапчагир попятился, неловко  задел  ногой  за  сучья  костра,  костер
развалился. Шаман встал, снял с шеста лук и сунул его в руки Чапчагира.
     - Возьми черный лук. Тетива его туга, стрела остра, на острие ее - яд
змеи...
     Чапчагир выбежал из чума. Гнал оленя безудержно. Бежал олень, обгоняя
ветер. Темно в  глазах  Чапчагира:  брызнула  слеза,  упала  на  узорчатый
нагрудник.  Чапчагир  взглянул  на  черный  лук.  Олень  бежал,  хрипя   и
задыхаясь, а Чапчагир его гнал, торопил, орал гневно: "Хой! Хой!.."
     Добежав до кочевья, олень пал. Чапчагир оленя бросил, кинулся  в  чум
Мартачи.  Мартачи  качала  в  берестяной  люльке  сына,   пела   протяжно,
тонкоголосо, жалобно. Чапчагир не понимал слов, однако слушал. Взглянув на
сына, широко улыбнулся. Черный лук бросил в сторону,  сел  возле  Мартачи.
Взял люльку на колени, - сын проснулся, заплакал. Чапчагир глядел в  глаза
сыну,  шептал:  "Зеленые...  круглые...  большие..."  Повернул  голову   к
Мартачи, сказал гордо:
     - Назову сына Шиктауль - быстроногий, проворный.
     Помолчав, Чапчагир добавил:
     - Пусть сын будет быстрее лося!..
     Возле чума послышались шаги. Чапчагир вышел. Мартачи услыхала:
     - Гонцы приехали к князю от даурского владителя...
     Чапчагир ушел в свой чум. Мартачи узнала тайну приезда скорых гонцов:
Поведет  Чапчагир  большую  эвенкийскую  рать  рекой  Уручей  на  крепость
Албазин, нападет на нее ночью, сожжет, всех русских  побьет,  будет  самым
храбрым из храбрейших князей.
     Мартачи плакала, смерти русских боялась.  Думала:  Чапчагир  войны  с
русскими не хотел, надо его упросить, чтоб в поход не ходил, от  даурского
владителя отошел. Чапчагир не приходил.  Вокруг  чумов  слышалось  цоканье
рогов оленей, говор многолюдной рати, торопливые сборы.
     Утром, до солнца, Мартачи, тайно взяв черный лук и берестяную  люльку
сына,  бежала  из  чума  к  бурливой  речке  Уручи.  Плакала,  молилась...
Оглядевшись вокруг, положила в  люльку  лук,  насторожила  стрелу,  к  ней
прикрепила шнурком свою нательную иконку и пустила вниз  по  течению  реки
Уручи. Уруча впадала в Амур неподалеку от Албазина.
     Рать Чапчагира двинулась в поход  берегами  реки  Уручи.  Албазинская
крепость тонула в плотном тумане. Дозорный казак дрожал на шатровой башне,
клял непроглядную ночь. Сдвинув шапку с уха, вслушивался. А вокруг тишина,
мертвенная глушь. Изредка хлестнет волна о берег,  всплеснется  полусонная
рыба. Вновь глушь, тишь...
     Крепость оживала рано. Васька-коновод погнал лошадей на  водопой:  на
берегу реки Уручи нашел диковинную вещицу;  принес  он  Сабурову  весть  о
находке. На тихом плесе, где впадает  Уруча  в  Амур,  прибило  к  камышам
затейливый кораблик - берестяную люльку  с  иконкой  православной  веры  и
луком.
     Берестяную люльку бросили на берег, остальное взяли. Сабуров  путался
в догадках. Степанида, оглядев иконку, заплакала:
     - Ярофеюшка, то иконка Марфы Яшкиной!..
     Не поверил Ярофей, крикнул попа Гаврилу. Оглядев иконку, поп  Гаврила
сказал с досадой:
     - Мною сие дано было Марфе Яшкиной, беспутной бабе!..
     - К чему же примета? - полюбопытствовал Ярофей.
     Поп Гаврила ответил степенно:
     -  Иконка  посрамлена  иноверцами  и  подослана,   чтоб   веру   нашу
христианскую под корень рушить.
     Ярофей разглядел стрелу и лук. Догадки и помыслы его были иные.
     - Знак праведный... Не иначе походом идут тунгусы рекой Уручой.
     И собрал Ярофей казацкую рать в скорый поход. Окружным  путем  обошел
Уручу-реку, ударил по Чапчагировой рати  с  обходной  стороны.  Не  ожидал
этого эвенкийский князь.
     Рать Чапчагира отбивалась храбро.
     Ярофей с кучкой смельчаков выбился на холм. С холма увидел  отважного
эвенкийского воина. Присев  на  колено,  он  ловко  метал  стрелы.  Ярофей
бросился к воину, но тот укрылся за каменистый уступ и пустил стрелу.  Она
скользнула у самого плеча Ярофея. Ярофей заметил,  что  на  воине  дорогая
одежда, косичка раздувается по ветру из-под высокой  собольей  шапки.  Три
казака напали на воина, норовили  порубить  его  саблями.  Ярофей  кричал:
"Разите, казаки! Справа!..  Сбоку!.."  Но  ловкий  воин,  подобно  горному
козлу, ловко прыгал через валежины, камни, укрывался за деревьями и быстро
бежал к горе.
     Ярофей выбежал на пригорок, к эвенкийскому  воину  сбегались  эвенки,
слышны были их крики:
     - Чапчагир! Чапчагир!
     Ярофей вздрогнул, зверем ринулся  вперед,  увлек  за  собой  казаков.
Желтые травы никли, ветки хлестали, рвали лицо, сучки цеплялись за одежду.
Ярофей жадно дышал, бежал без устали.
     Эвенки боя не приняли, казаки неотступно гнались  за  ними.  Чапчагир
уходил последним. Ярофей  с  несколькими  казаками  оттеснил  Чапчагира  к
долине, у рыжего болота догнал. Чапчагир и его воины  отбивались,  сразили
двух казаков. Ярофей и казаки упали в траву, вскинули  самопалы.  Чапчагир
мелькнул серой тенью, скрылся, вновь мелькнула его меховая парка. Ярофей и
казаки враз выстрелили. Черный дым взлетел и растаял, клочья  его  дрожали
на вершинах деревьев.
     Ярофей с горящим, гордым лицом вскочил и побежал, чтоб  взглянуть  на
сраженного врага.  На  обгорелом  сучке  висела  продырявленная  выстрелом
меховая  парка.  Ни  Ярофей,  ни  казаки  не  разглядели  ловкой  хитрости
Чапчагира, сумевшего сорвать с себя  парку,  бросить  ее  под  выстрелы  и
безопасно скрыться.
     Ярофей стоял мрачный. Казак  подхватил  парку  на  пику,  взмахнул  и
бросил ее в ржавые воды болота.
     Чапчагирова рать в том бою пала наполовину; остальные, бросив оленей,
луки, пики, многие пожитки, разбежались по лесам, оставив Чапчагира и  его
жен.
     Чапчагир бежал  в  даурские  земли,  хоронясь  от  казаков  в  лесных
убежищах. Перешел вброд кипучую речку Уручу, круто повернул на  восток.  А
преданные ему воины из родичей наделали по тайге ложные следы и метки, тем
сумели сманить казаков и иную сторону и отвести от князя погоню.
     У Гусиного озера Чапчагир раскинул стойбище. Посчитал, сколько пало в
бою его людей. Опечалился, из чума не выходил...
     Он взял свой лук, долго смотрел на него: колчан пуст, жесткая тетива,
скрученная из жил  старого  лося,  ослабла.  Князь  лук  бросил,  подумал:
"Тетива ослабла - рухнула и сила эвенков".
     К ночи в стойбище прибежал княжеский доглядчик Лампай. Он вошел в чум
князя и поставил к его ногам берестяную люльку:
     - Возле крепости русских найдена...
     Чапчагир в  гневе  махнул  рукой,  Лампай  поспешно  вышел  из  чума.
Чапчагир схватил люльку и долго разглядывал ее у  костра.  Понял  он,  что
бесславная гибель его воинов и разгром - от измены. Чапчагир бросил люльку
в пламя костра, хлопнул пологом и поспешно зашагал к чуму Мартачи.
     В чуме Мартачи тихо,  полумрак.  Сторожевая  собака  дремлет,  уткнув
морду в шкуры. Маленький Шиктауль,  прильнув  к  груди,  спит  на  коленях
Мартачи. Собака  заслышала  шаги,  вскочила.  Мартачи  оглянулась.  Собака
бросилась к выходу, узнав хозяина, завиляла хвостом и забилась на  прежнее
место. Вошел  Чапчагир,  ногой  поправил  сучья  в  очаге,  огонь  замигал
светлыми всплесками, осветил чум. Чапчагир спросил:
     - Отчего сын мой Шиктауль не спит в берестяной люльке?
     Мартачи  крепко  сжала  Шиктауля,  вздрагивая,  склонилась  к   нему.
Чапчагир выхватил  из-за  пояса  нож.  И  тогда  Мартачи  подняла  голову,
вскинула ресницы и синими горящими глазами уставилась в разъяренные  глаза
Чапчагира.
     Чапчагир попятился. Мартачи распустила кожаные  завязки  на  груди  и
гордо крикнула:
     - Ну, князь, бей!.. Бей в сердце!..
     Темный сосок выскочил изо рта Шиктауля, он зачмокал губами, заплакал.
Лицо Чапчагира потемнело, узкие брови поднялись, по  привычке  он  теребил
ус. Возле чума слышался топот, цоканье оленьих рогов, свист и крики:
     - Хой! Хой!
     - Халь! Халь!
     Люди стойбища Чапчагира торопливо снимали  чумы,  собирали  оленей  и
собак. Чапчагир выпрямился; казалось, и костер, и Мартачи с сыном, и  даже
чум уплывали, терялись в дымном тумане.  Чапчагир  схватил  нож  за  конец
лезвия и с размаху бросил через костер. Нож вонзился в грудь  Мартачи.  По
белой лесцовой парке темным шнуром поползла струйка, она плыла по  оленьим
шкурам к ногам князя.
     Князь вскинул полог чума, вышел. Густое  молочное  небо  свалилось  с
высоты на землю, придавило высокие горы, придушило тайгу. Князь огляделся,
сорвал с пояса череп рыси, бросил на землю, прижал ногами, шептал:  "Худое
растоптал! Худое растоптал!"
     Поднял голову: по долине узкой тропой шагали олени. Вожак вел караван
на восток. Князь опустился с пригорка и, не оглядываясь, кинулся  догонять
уходящий караван.
     ...На месте стойбища  князя  стоял  одинокий  чум.  Угасающий  костер
вспыхивал  последними  блестками,  тусклые  языки  пламени  пробегали   по
мертвому лицу Мартачи. Она лежала на  шкурах,  судорожно  прижав  к  груди
Шиктауля. Под открытый полог в чум врывался ветер и трепал  светлые  пряди
волос Мартачи.
     А вокруг синела бескрайняя тайга, тонули  в  белесом  тумане  золотые
горы...


     Вновь неугомонное  Ярофеево  желание  -  пленять  эвенкийского  князя
Чапчагира и отвоевать полонянку Марфу Яшкину  -  окончилось  неудачей.  Но
поход на Чапчагирову рать упрочил за казаками славу храбрых воинов, в  бою
несокрушимых. Слава  та  и  страх  перед  казаками  прокатились  по  всему
великому  Амуру  и  еще  больше  укрепили  силу  Албазинской  крепости.  И
казалось, будет стоять крепость как неприступная скала.
     Вернулись казаки в крепость довольные, веселые. Победа над Чапчагиром
опьянила, вскружила головы многим. Казаки хвалились:
     - Нет супротив нас силы!.. Сокрушили ворога начисто!
     - Очистили леса амурские! Вот заживем-то - и богато и привольно!
     Только не радовался Сабуров.
     - Не хвалитесь, казаки, горькое-то еще впереди...
     - Ты - атаман, о горьком тебе и думать, - отвечали казаки.
     Сабуров сурово сводил брови, хмуро отмалчивался. Разгром Чапчагира не
принес большой добычи, а в крепости запасов не хватит и на  ползимы.  Рать
Чапчагира - сила малая, пойдут даурцы на крепость  скопом.  Не  устоять!..
Без подмоги людьми, хлебом и огневыми припасами  его  заветное  дело  было
обречено на гибель: земли на  Амуре,  богатые  и  привольные,  на  времена
вечные оставались у иноземцев. "Новые земли умножили б славу Руси, - думал
он. - Не зря же царь на восточном  рубеже  построил  Нерчинскую  крепость,
поставил там воеводу с ратными людьми". С горечью вздыхал Сабуров  о  том,
что вольницу его казацкую, воровскую, беглую, не помилует  царь,  коль  не
даст она в казну достойных прибытков и тем не снимет с себя Ярофей опалу и
угрозы за прежние разбои и самовольство.
     Степанида знала: надвигается черная беда, мучилась в догадках,  сохла
в кручине, сторонясь казацких жонок.
     - Что же, Ярофеюшка, будет? Аль не судьба?..
     Отвечал Ярофей нехотя:
     - Не знаю, чему быть...
     Степанида ластилась, шептала:
     - Недоброе, Ярофеюшка, ожидаю. Ой, недоброе... Ванька Бояркин,  а  за
ним и Пашка Минин на откол  норовят...  Тебя  поносят  всяко,  подбивая  и
казаков на откол.
     Ярофей отмалчивался.
     -  Бабьим  разумом  прикидываю  так:  негоже,  Ярофеюшка,  в   беглых
проживать... Повиниться надо бы...
     Ярофей поднял голову, и Степанида умолкла. Помолчав, сказала тихо:
     - Аль малоумное молвила?
     - Отчего казачишки шалят, не пытала?
     - Пытала, Ярофеюшка...  Особливо  бабы  голосят:  нескладно,  мол,  в
беглых проживать, зазорно и тягостно... Зверь и тот свою нору обихаживает,
оберегает. Которые детными матерями поделались, тем маята ратная - в лютую
горесть; молят они казаков, чтобы побросали кольчуги и самопалы и сели  бы
крепко на землю.
     Ярофей рассмеялся:
     - Где же они землю-то сыскали? Сидим на даурской земле, как  черт  на
краю  горячего  горшка!..  Землю-то  повоевать  надобно!   Захвачена   она
даурцами. Тунгусы по лесам бегают  как  очумелые,  от  ворогов  даурцев  в
дебрях прячутся... То как! Смекаешь?..
     Степанида отошла к оконцу. На крепостной стене сидела ворона и  жадно
расклевывала обглоданную кость. "Дурная примета",  -  подумала  Степанида,
откинула оконце, захлопала в ладоши. Подошел Ярофей.  Ворона  озиралась  и
вновь долбила кость, лязгая толстым клювом. Ярофей быстро  снял  со  спицы
самопал, просунул ствол в оконце. Вспыхнул выстрел, Эхо прокатилось глухо,
отрывисто. Ворона, распластав крылья, кувыркнулась  вниз  и,  цепляясь  за
выступы стены, шлепнулась на землю.
     На выстрел сбежались казаки.
     Ярофей выглянул в оконце:
     - Слово молвить надумал, казаки, оттого сполошил вас...
     - Разумное слово - слаще меду... Молви!
     - Вот сойду к вам. - Ярофей вышел, поднялся на башенную приступку.
     Казаки сбились плотно.
     Ярофей говорил:
     - Крепость наша, Албазин именуемая, на даурской земле стоит.  Даурцам
это и срамно и обидно. Не иначе войной пойдут... Не устоять  нам  супротив
многолюдной рати... Бросить крепость негоже и ущербно.
     - Коли ногой ступили - земля наша! - хвалились казаки.
     - Пусть Русь на ней стоит!..
     - Русь!
     - Надобно государю в воровских делах повиниться, бить низко  челом  и
подарками, землицей повоеванной, соболями, лисицами и иными добычами.
     Ярофей замолчал, казаки зашумели:
     - Царь и без наших добыч богат!
     - До царя, Ярофей, далече!..
     Вышел на круг Соболиный Дядька. Горячился, говорил скороговоркой:
     -  Смекаю:  умное  молвил  Ярофей!  Попытаю  вас,  казаки!  Чьего  мы
подданства? А?.. На какой вере стоим? А?.. Ну, молвите, казаки!..
     Молчали недолго. Речи Соболиного Дядьки пришлись к делу, распалил  он
казачьи сердца.
     - Московскому царю повинны!
     - Подданные белого царя!..
     Крест на груди носим!.. Вот!..
     И решили нерчинскому воеводе отписать грамоту, послать дары,  просить
милости царской, подмоги ратной и огневой, чтоб отстоять повоеванные земли
и укрепить крепко Русь на дальнем Амуре.
     В Нерчинский острог Сабуров  отрядил  тринадцать  казаков,  над  ними
поставил Пашку Минина. Подарки царю - соболи отборные, лисицы  огневые  да
многие иные добычи - уложили на  десяти  возках.  Отправили  в  Нерчинский
острог и пленную даурку Эрдэни с младенцем, чтоб показать, каковы иноземцы
обличьем, похвалиться своими ратными удачами.
     Возки вытянулись  гуськом.  Жонки  тех  казаков,  которые  поехали  в
Нерчинск, шли за возками, провожали.
     В  тот  вечер  немногие  легли  дотемна  спать.  Сидели  албазинцы  у
камельков и в сотый раз спрашивали друг друга:
     "Какова-то удача будет? Привезет ли Минин милованную грамоту?  Снимет
ли царь опалу и гнев свой тяжелый?"
     Посудачили горячо и разошлись по своим избам. Притихла крепость, лишь
дозорный казак оглядывал темные дали, ожидая рассвета.



                                 ГАНТИМУР

     Нерчинский  острог  находился  в  большой  тревоге.  Охочие  люди   и
лазутчики, что по  нехоженной  тайге  и  монгольским  степям  доходили  до
иноземных рубежей, приносили страшные вести.
     Воевода Нерчинского острога Даршинский писал московскому царю:
     "...мунгалы и тунгусы,  зная  наше  малолюдство  и  слабость  ратную,
пленят и калечат русских людей во множестве. Землицу, на  коей  воздвигнут
твоим, пресветлый государь, именем Нерчинский городок, оговаривают своей и
сулят идти войной. Кричат громогласно: за нами, мол, стоит несметная  рать
земли  китайской,  а   китайский-то   император,   богдыхан,   над   всеми
государствами властен. Тот  богдыхан  титло  на  грамоте  ставит  нагло  и
твердо: "Говорю сверху на низ, ответствуйте мне снизу вверх".  Молю  тебя,
пресветлый государь,  слезно,  пошли  ружейных  дел  умельца,  -  самопалы
ржавые, пушки-маломерки чтоб наладить,  -  добавь  ратных  людей,  запасов
свинцовых и пороховых".
     Ратные люди Нерчинского острога  днем  о  ночью  крепили  бревенчатый
частокол, рвы углубив, пускали в них воду из Нерчи-реки, по-за рвом  клали
коряжины, били "чеснок" - острые колючки из железа, вели строгие дозоры.
     Опечаленный воевода сидел у оконца, ожидая лазутчиков. Ускакали они в
монгольские степи до зари третьего дня, и ни один еще не вернулся.
     К  вечеру  прискакал  первый  лазутчик  -  Васька  Телешин,   высокий
тонконогий казак в серой козлиной шапке набекрень.
     Он покинул коня средь воеводского двора, взбежал на рубленое  крыльцо
и зычным голосом всполошил воеводу: "Тунгуса изловил,  батюшка-воевода!  У
реки Аргуни мыкался, без драки отдался".
     Тем временем казаки волокли на воеводский двор пленного эвенка. Эвенк
на малопонятном языке требовал толмача, через него сказал воеводе:
     - От князя Гантимура с  вестью...  Князь  со  всеми  юртами,  женами,
детьми, скотом и животом бежит из китайской земли,  просит  русских  взять
его под свою руку.
     Эвенк вытащил из-за пазухи  первейшего  соболя  и,  упав  на  колени,
положил подарок к ногам воеводы.
     Воевода недоумевал.
     Вероломство и лукавство врагов беспредельны, боялся воевода  подвоха,
на эвенка смотрел с опаской.
     Обласкав, спросил лукаво:
     - Какой нуждой гоним тот князь Гантимур?
     Эвенк уклончиво отвечал:
     - Голова моя мала, великий  княжеских  дел  не  объяснит.  Князь  сам
расскажет русскому князю обо всем.
     Воевода попытался выведать у  пришельца  хоть  что-либо  о  китайской
силе:
     - Как мог Гантимур убежать от китайского царя? Разве он не  сыскал  в
Китае гонцов скорых догнать американского князя?
     Посланец стал словоохотливее.
     - Богдыхановы мечи никого не милуют. Плачет китайская земля...
     - С кем та война учинилась? - удивился воевода.
     Посланец путался, многого и сам толком не знал.
     Воевода хоть и слабо верил, что внутренняя борьба охватила  неведомый
Китай, однако был рад: "коль  не  врет  тунгусишка,  то  ладно  и  нам  ко
времени". Воевода послал навстречу князю Гантимуру  малую  рать,  приказал
настрого не допускать людей Гантимура до Нерчинска, а привести лишь самого
князя.
     Гантимура привели не  как  пленника,  а  как  доброго  витязя.  Перед
воеводой предстал муж рослый, телом крепкий,  в  дорогой  парке,  подбитой
лисицей, в мягких лосиновых сапогах с прошвой, в высокой китайской  шапке,
опушенной черным соболем и  повитой  бисером-самоцветом.  Поверх  парки  -
поясок китайского изделия с серебряными бляшками на  кожаной  бахроме;  по
пояску искусно нанизаны зубы рыси,  волка,  кабана,  на  плечах  -  хвосты
белок. Гантимур широколиц и смугл, глазом  прям  и  смел,  голосом  тверд.
Перед воеводой положил он повинные подарки:  бархатистые  шкурки  соболей,
лисиц, золотую чашку китайской резьбы, серебро в слитках.
     Воеводе рассказал  князь  тайну  своего  поспешного  бегства.  Бранил
резким словом манчьжуров, жаловался на тяжкие обиды, чинимыми  ему  и  его
родичам людьми богдыхана.
     - Желаю кочевать, - говорил Гантимур, - в  мире,  под  твердой  рукой
русского царя, платить соболиный ясак сполна.
     - Отчего же те обиды и лихости?  -  спросил  воевода,  зорко  оглядев
князя.
     Князь поднял голову, на воеводский огляд ответил:
     - Грызутся богдыхановы люди меж собой, псам  подобно,  делят  юрты  и
скот эвенков. В кровопролитии междуусобном пылают  города  и  села.  Бегут
эвенки...
     - Отчего ж те междуусобицы? - хитро прищурился воевода.
     - Богдыхан манчьжурских  кровей...  стонут  китайцы,  горько  им  это
владычество Цинов. Норовят сбросит Цинов, как  вол  ярмо,  оттого  повсюду
кровь и огонь.
     Воевода не понял незнакомое для него слово,  решил,  что  Цин  -  имя
богдыхана, и спросил:
     - Какой Цин обличьем, - какую ратную силу имеет?
     Гантимур чуть приметно усмехнулся:
     - Царствование Цинов - черный дым разбойных манчьчжуров,  захвативших
Китай. Ныне царствует на троне молодой манчьжурский богдыхан Кан-си. Ратью
покоряется: она-де моджет весь мир покорить.
     Воевода ущипнул бороду, рассердился:
     - Иные хвалились, хвалились да  с  горы  свалились...  Долго  ли  ты,
князь, кочевал по китайской земле?
     Гантимур отвечал:
     - Кочевал с родичами многие лета прежде китайскому богдыхану  служил,
был я по его правую руку четвертым князем. Получал от  китайской  казны  в
год жалованья по тысяче двести лан серебра и по три коробки  золота.  Имел
рать многую и храбрую.  С  братом  богдыхана  был  послан  под  Нерчинский
острог, чтоб  русских  повоевать,  острог  снести...  Видя  житье  доброе,
пастбища богатые, пожелал я российскому царю  служить  и  боя  с  ними  не
принял. Богдыхан погони посылал многие,  но,  приняв  с  родичами  раны  и
увечья, мы от тех погонщиков отбились и перебежали во владения русских.
     Воевода по-хозяйски допытывался:
     - Многое ли  богатство  имеешь,  чем  перед  русским  царем  хвастать
будешь?
     - Имею, - отвечал гордо Гантимур, - племя премногое,  больше  семисот
душ, и все в куяках, панцирях, при луках  и  мечах.  Юрт  кочует  со  мной
больше сотни...
     Воевода силился скрыть тревогу: такой ратной силы в городке не  имел.
Племя Гантимура могло побить воеводских людей, начисто снести острог.
     Воевода степенно сказал:
     - Племя твое под руку царя русского беру. Места  для  кочевок  отвожу
травные, пастбища привольные. Кочуй, князь, возле реки Урульги. Ясак кладу
по три соболя на душу.
     Гантимур не скрыл довольства. Видано  ли:  вместо  непомерных  сборов
ясак в три соболя! Раскосые глаза его  заиграли  рысиной  искрой,  угловые
скулы пылали.
     Воевода насупил брови, добавил сурово:
     - Коль вздумает князь баловать и совершит измену, то  на  кару  лютую
пусть не жалобится... что ответит князь?
     Гантимур склонился:
     - Войны не ищу, от войны  бегу,  ясашный  оклад  принимаю.  Жду  твою
грамоту, чтоб родичам показать, упрочить мир и дружбу с русскими.
     Воевода удалился  в  приказную  клеть.  К  вечеру  Гантимуру  вручили
приписную грамоту. И на подарки воевода ответил отдарками, дал князю  коня
белого с седлом, кумачу и сукна желтого три штуки и русское знамя.
     Гантимур  ускакал  в  степь,  довольный  и  гордый  приемом  русского
воеводы.
     А воевода тем  временем  вызвал  сотника  казацких  старшин  и  велел
лазутчиков бойких да смышленных разослать на Урульгу, чтоб за Гантимуром и
его людьми строго доглядывали, не  совершил  бы  князь  измену  и  разбой.
Казакам степным и шатунам вольным велел воевода наказать толково, чтоб они
с Гантимуровыми людьми жили в ласке, обид бы не делали: от зла и  убийства
может случиться ущерб большой и казне царской и острожку.


     До середины лета степь жила в мире.
     В один из воскресных дней стоял воевода у обедни. Склонившись  к  уху
воеводы, письменный голова отозвал его из храма:  вести  принесли  дальние
лазутчики, вести страшенные...
     Лениво шагая, воевода спрашивал на ходу письменного голову:
     - О чем сказ? Аль нельзя помешкать до исхода обедни?
     - Лихо!.. - прошипел скупой на речи письменный голова и умолк.
     - Измена?! - допытывался воевода и ему чудился Гантимур.
     - Лазутчик Тимофей Трубин, - говорил письменный голова, -  с  далекой
Шилки прибыл. С тамошними тунгусами он в ладах. Ведали они ему  на  ухо  с
большой тихостью тайну: беглые казачишки, воровской разбойный люд с севера
прибились в царство даурцев. Ведет  тех  воров  Ярошка  Сабуров,  пропойца
Пашка Минин да плут Ванька Бояркин. Озлобили те воры иноземцев. Даурцы тех
беглых воров  побили  едва  не  без  остатку  и  рать  многую,  воедино  с
манчьжурами, в панцирях, с пушками долгомерными двигают на твой острог...
     Воевода, распахнув шубу, поспешно шагнул, гневно свел брови:
     - Срамной князь Гантимур ложь пустил о междуусобицах китайцев.
     - То отвод и подвох, не иначе... - ответил письменный голова.
     - Не иначе,  подвох...  -  согласился  воевода  и  спешно  пошагал  в
приказную избу, повернулся, спросил: - А тот Ярошка Сабуров в  атаманах  у
воровских людишек?
     - В атаманах, батюшка воевода. О нем сказывали: нравом мужик  крутой,
храбр, умом не глуп. Объят страстью: новые,  нехоженые  земли  отыскивать.
Смолоду в походах, и не столь  к  грабежному  делу  склонен,  сколь  из-за
любопытства непомерного и жажды ратных подвигов,  домогается  новые  земли
повоевать, пути открыть в теплые страны. Лазутчик поведал тайну-тайн...
     - Говори - насторожился воевода.
     - Слышал он своим ухом от надежного доглядчика, что хранит атаман  на
груди, под железной кольчугой, тайный чертеж неведомых  земель  и  царств,
кои к земле русской прикосновенны и войной угрожают.
     - Пустое! - перебил его воевода. - Тайные чертежи государств - царево
дело, а не беглых грабежников.
     Письменный голова не унимался:
     - Атаман, сказывают, не таков, людишки его - доподлинные грабежники.
     Воевода топнул ногой.
     - Глупые твои речи! Кого обеляешь? У грабежников и атаман грабежник и
вор!..
     - Лазутчики сказывали...
     - Лазутчики! - плюнул воевода. - Надо свою догадку иметь...
     В ночь воевода послал скорых гонцов, а за ними сотню  казаков,  велел
сыскать Гантимура, схватить и доставить в острог. Решил  воевода  засадить
Гантимура в  черную  избу,  забить  в  колодки  и  держать  в  аманатах  -
заложниках.
     Воеводские казаки под началом Васьки Телешкина носились по степи,  но
на следы кочевья Гантимура не попадали. За рекой Урульгой  гонцы  заметили
серый столб дыма. Взгорячили коней и без опаски ринулись в погоню. Караван
двигался навстречу. Казаки оторопели. Ехал посланец  китайского  богдыхана
Шарандай  со  своей  свитой.  Шарандай,  завидев  казаков,  недоумевал:  в
монгольтских степях не ожидал он встречи с  русскими.  Монголы  обнадежили
его, говоря, что степь от русских чиста, повоевали их монголы еще в начале
лета.
     Шарандай хотел бежать, но, боясь погони и разбоя, остановился.
     Русские и китайцы съехались у  высокого  кургана.  Васька  Телешин  и
Шарандай одновременно сошли с коней и пешком  направились  навстречу  друг
другу. Не  дойдя  двух  шагов,  остановились  и,  рассматривая  с  большим
любопытством друг  друга,  молчали.  Васька  принял  китайского  посла  за
монгола и спросил:
     - Кто будешь?
     Не понимая русской речи, Шарандай позвал из  свиты  толмача.  Подошел
высокий бородатый мужик  в  китайском  халате,  мягких  войлочных  туфлях.
Васька признал в толмаче беглого казачишку Степку Мыльника. Вместе с отцом
бежал он в китайскую землицу  лет  пять  тому  назад.  По  слухам,  Степка
женился на китаянке, открыл в Китайщине мыльное заведение. Варить мыло  он
и его отец были призванные мастера.
     Васька поднял бровь, взглянул на беглеца сурово:
     - Кого ведешь на Русь, китайский выкормок?
     Степка Мыльник не обиделся, нахально отвечал:
     - Не лай, не страшусь... Веду китайского посланца,  везет  он  важную
грамоту от самого богдыхана нерчинскому воеводе.
     Васька перебил не к месту ретивого толмача:
     - Молви своему посланцу, что дальше этого кургана его нога не ступит.
     Васька отобрал двух бойких казаков и велел  им  скакать  в  острог  с
вестью к воеводе. Шарандай ласково, вежливо передал через толмача:
     - Посол богдыхана стоит на монгольской  земле,  и  русские  не  могут
задержать важного гонца.
     Васька ответил гордо:
     - Посол стоит на русской земле!..
     Шарандай удивился наглости казака, но повиновался, приказал поставить
палатку и стал ждать воеводского ответа.
     Приехал воевода, поставил палатку за курганом, поодаль от Шарандая.
     Переговоры начались не вдруг. Воевода  послал  за  Шарандаем,  но,  к
великому удивлению русских, Шарандай не пришел. Он послал толмача, который
передал: "По обычаю великого богдыхана, посланец не может столь унижаться,
чтоб идти первым в палатку русских".
     Воевода в гневе отослал толмача.
     - Коль китайский посол столь горд и упрям, пусть сидит хоть все лето,
а тому не быть, чтоб русского царя человек шел на поклон!..
     В спорах прошел день.
     На рассвете следующего дня сговорились  поставить  на  середине  пути
палатку и войти в нее в одно время  с  двух  сторон.  Шарандай  прислал  в
палатку подарки и справился  о  здоровье  русского  царя.  Воевода  послал
отдарки и тоже справился о  здоровье  китайского  богдыхана.  После  этого
воевода и Шарандай одновременно вошли в палатку и поклонились  друг  другу
низко. Шарандай в синем шелковом халате, в  черной  бархатной  шапочке,  в
мягких туфлях. Высокий, стройный,  подтянутый,  с  чисто  выбритым  лицом.
Заговорил он голосом тонким, громко и торопливо:
     - Почему русские не пускают посланца великого богдыхана в  свой  дом?
Почему принимают в палатке? Плохо от этого будет! Беда!..
     Шарандай жаловался, что великий богдыхан разгневается и  жестоко  его
накажет: он заставит укоротить рост Шарандая на одну голову.
     Воевода слукавил:
     -  Богдыханову  посланцу  пришлось  бы   далеко   объезжать   великие
укрепления русских, что сделаны для отбоя черных степных разбойников.
     Шарандай согласился, устало сел на ковер. Долго молчали, искали слов.
Заговорил гость, льстя и заискивая:
     - Солнце светит на небе, великий богдыхан - на  земле.  Горе  источит
русских, если они не выдадут богдыхану беглеца Гантимура.
     Воевода таких слов не ожидал, отвечал смущенно:
     - Гантимур волен избрать себе государеву руку.
     Шарандай обиженно моргал и, заикаясь, говорил:
     - Назад тому два дня, отыскав Гантимурову юрту, Шарандай  клал  перед
ним большие подарки. Гантимур подарки не взял, а кричал и грозился, даже о
великом богдыхане обидное слово молвил.  Шарандай,  в  страхе  зажав  уши,
бежал... Что скажет теперь Шарандай богдыхану?
     Шарандай глубоко вздохнул, умильное  лицо  прикрыл  ладонью,  опустил
голову.
     За палаткой послышался конский топот,  ржанье  взъяренных  лошадей  и
лязг оружия. В палатку просунул голову казак.
     - Гантимур со многими людьми в панцирях, при луках и стрелах!..
     У воеводы дрогнули губы, он неловко поднялся, но в  это  время  полог
палатки распахнулся и вошел  Гантимур  со  своими  сыновьями  и  родичами.
Пришельцы молча оглядели палатку и неторопливо расселись, поджав под  себя
ноги.
     Шарандай смущенно щурил  раскосые  глаза,  на  впалых  щеках  всплыли
желтые пятна. Богдыханов посол крутил жидкий ус. Молчали недолго. Шарандай
поставил ларчик с грамотой богдыхана себе на колени и с учтивой  лестью  и
тонким лукавством заговорил, обращая взоры на Гантимура:
     - Когда жирный верблюд отобьется от стада,  хозяин  пошлет  множество
загонщиков и, поймав того верблюда, повелит содрать с него шкуру...
     Гантимур ответил с насмешкой:
     - Не бывало так, чтоб  степного  верблюда  догнали  бы  длиннохвостые
богдыхановы мыши.
     Шарандай злобно метнул взгляд в сторону Гантимура. Тунгусский князь в
наглости  своей  превзошел  даже  черных  разбойников.   Однако,   оглядев
сумрачных родичей Гантимура, Шарандай сдержал гнев.
     - Коль вздумает верблюд выпить воду из реки,  то  лопнет.  Устрашится
Гантимур порочить худым словом имя великого богдыхана...
     Гантимур и его родичи ответили  обидной  бранью,  угрожали  ножами  и
луками. Тогда воевода дал знак, чтоб прекратили Гантимур и его люди  брань
и шум. Шарандай  встал  и,  потрясая  ларчиком  с  богдыхановой  грамотой,
кричал:
     - Звезд на небе не перечесть - таково богатство  великого  богдыхана;
до луны не допрыгнешь - так велик пресветлый богдыхан!
     Гантимур и его родичи кричали наперебой:
     - Многие лета кочевали под богдыхановой рукой, больше тому  не  быть!
Злобны и лукавы богдыхановы люди, грабежники и побойцы! И ты, Шарандай, не
китаец, а маньчжурский выкормок. Уходи!
     Шарандай  умолк.  Помнил  он,  как  богдыхан,  удрученный  изменой  и
бегством Гантимура, страшился, что все  эвенкийские  племена,  сняв  юрты,
откочуют с китайской земли, уйдут за могущественным князем  Гантимуром.  В
упреках Гантимура понял он намек и на  самого  себя,  причинившего  немало
обид эвенкам. Он страшился мести Гантимура и суровой  расправы.  Встав  на
колени, Шарандай поставил ларчик себе на голову.  Воевода  взял  ларчик  с
богдыхановой грамотой и уверил Шарандая, что с  надежными  гонцами  спешно
доставит грамоту московскому царю.
     Шарандай уехал обиженный, злой.
     Гантимур увез в свою  юрту  гостить  воеводу  и  его  людей.  Воевода
дивился богатству Гантимура. Юрта его из белого верблюжьего  войлока  была
покрыта шелковым пологом, отороченным  узорчатой  каймой,  внутри  устлана
дорогими коврами, шкурами барсов и соболей.
     Воевода говорил казакам:
     - Таких ковров узорчатых не видывал, хоть и прожил на свете долго.
     Вокруг юрты Гантимура стояли двадцать юрт его жен,  за  ними  -  юрты
сыновей и братьев, поодаль раскинулись юрты дальних  родичей  и  пастухов.
Бесчисленные стада лошадей, коров, овец и верблюдов Гантимура  растянулись
по бесконечным степным просторам.
     В юрте Гантимура  воеводе  с  большим  трудом  и  старанием  перевели
богдыханову грамоту с маньчжурского  языка  на  эвенкийский,  а  потом  на
русский. Богдыхан настоятельно требовал безоговорочной  выдачи  Гантимура,
тут же указывал московскому царю на  разбой  и  набеги  казаков  на  Амур.
Называя Ярофея Сабурова  "бешеный  Яло-фэй",  требовал  очистить  Амур  от
русских. В конце грамоты богдыхан угрожал войной,  хвастливо  описав  силу
своих воинов и неисчислимые богатства своей страны.
     Воевода, погостив, собрался уезжать в  острог.  Гостеприимный  хозяин
устроил воеводе славные проводы.
     К юртам подъехало много всадников. Гривы и хвосты коней были украшены
бумажными лентами. На конях горели серебристые  чепраки,  седла  сияли  на
солнце желтыми, синими,  красными  оторочками.  Гантимур  показал  воеводе
храбрых лучников своего рода. Лучники  вихрем  неслись  на  своих  лошадях
навстречу друг другу, вскинув луки, сбивали стрелами с головы  друг  друга
шапки. Казаки  воеводы  тоже  скакали  на  лошадях,  бросив  шапку  вверх,
попадали в нее из самопалов.
     Родичи Гантимура кричали, били в барабаны.
     После конных гонок выступили  прославленные  единоборцы:  в  беге,  в
борьбе, в метании копья. Торжества окончились к вечеру.
     Воевода, довольный, уехал в острог, и  на  другой  день  гонец  повез
важную грамоту императора Серединного царства русскому царю.



                              ЦАРСКИЙ ПОСОЛ

     В Московском приказе с восхода солнца  и  до  заката  рьяно  скрипели
гусиные  перья.  Согребенные  песцы  строчили  витой  скорописью  деловые,
торговые, подсудные и иные грамоты, многословные ябеды, сутяжные отписки и
челобитные.
     В приказе людно, тесно, сумрачно. От воскового чада  и  книжной  пыли
слезились глаза. С шумом толпились мужики-землеробы, разный ремесленный  и
иной люд. В рваных кафтанах,  шубейках,  поддевках  шлепали  они  побитыми
лаптями по каменным плитам, оставляя за собой комья грязи.  У  каждого  за
пазухой или в холщовой суме либо петух, либо  курица,  либо  поросенок;  у
иных  кусок  отбельной  холстины,  узорчатое  полотенце  и  многие  другие
поминки. Все это несли мужики писцам, чтобы порадели они за  обиженного  и
грамотки слезные писали бы старательно и толково.  Называлась  эта  палата
людским приходом. За людским приходом находилась вторая, сводчатая  палата
с высокими резными окнами. Она делилась на две половины. На  одной  сидели
составители, переводчики  и  уставного  письма  книгописцы.  На  другой  -
иконописцы,  золотописцы;  они  изображали   лики   святых,   вырисовывали
красивейшие буквы в церковных книгах. Была еще малая палата переплетчиков,
золотых и серебряных  дел  умельцев;  они  скрепляли  исписанные  листы  в
толстые книги, украшали их узорчатой оправой, застежками и пряжками.
     В правом углу, возле створчатого окна, сидел главный уставного письма
книгописец подъячий Никифор Венюков. Величали этого славного  искусника  -
отче Никифор.
     Подъячий  Никифор  -  старец  строгий,  узколицый,   морщинистый,   с
маленьким рыбьем ртом  и  скудной  бородкой.  Он  озабоченно  посмотрел  в
оконце, зевнул,  широко  раскрыв  рот,  и  отложил  серый  лист.  Прищурив
воспаленные веки, полюбовался только что изукрашенной  киноварью  уставной
буквой, огляделся и приказал с усмешкой:
     - Эй, Никола, ишь, припал! Бросай...
     Николка Лопухов,  помощник  Никифора,  выпрямился.  Был  это  рослый,
большеглазый отрок, заметно сутуловат, но в плечах широк, лицом  светел  и
здоров. Он наскоро прибрал письменный прилад, в смущении сказал:
     - Отче, Никифор, доспелся и в моих делах успех:  вывожу  заглавную  и
малую доподлинно...
     - Оказия... - перебил его Никифор.
     - Пошто? - пугливо заморгал отрок.
     - Аль ослепшим проживешь и окрест себя не глядишь? -  Никифор  строго
посмотрел на отрока.
     Николка опустил глаза. Никифор поучал:
     - Объявился в нашем посольском приказе нов человек, ума  превеликого,
грек родом. Послан тот грек к нам, будет главным переводчиком. Строг!  Ой,
строг!.. Он эдаких образумит! - и Никифор ткнул желтым  пальцем  отрока  в
грудь.
     - Не ведаю...
     - Эко  не  ведаешь!..  Прозывается  тот  грек   мудрено   -   Николай
Спафарий... Сие уразумей, Николка, твердо, при величии не  посрами,  упаси
бог!.. Тезкой тебе приходится, то - ладная примета...
     - Как можно!.. - озабоченно ответил отрок.
     Никифор разговорился:
     - Сказывали, мудрейшая голова у  того  Спафария,  грамотам  обучен  в
заморских землях, силен во всех иноверных  языках  и  в  науках,  особливо
духовных. В русских же словесах слаб и многие калечит немилосердно.  Упаси
бог, при беседе не прысни, Николка,  со  смеху,  коль  главный  переводчик
оговорится аль замешкается.
     Никифор усмехнулся, Николка же омрачился. "В наказание  за  ослушание
объявился тот главный переводчик, и строг  и  учен...  Не  иначе,  буду  я
изгнан за малоуменье в деле писцовом", - огорченно думал отрок.
     По   посольскому   приказу   плыли   слухи,   паутиной   обволакивали
борзописцев, скрипящих гусиными перьями; путались они  в  догадках,  несли
нелепицу.
     - Чудно, отчего греку Русь приглянулась?..
     - Не сладко ему в греках, вот он на сытые хлеба и подался.
     - Русь, она - мать кормящая: пригревает и грека, и немчина,  и  арапа
черных кровей, - важно заключил длинноволосый старец и перекрестился.
     К полудню в посольстве притихли.
     В камору переводчика пришел человек в черной длинной рясе. Сбросил он
бархатную шапку болгарского шитья, прикрыл створчатую  дверь  и  безмолвно
погрузился в чтение. Это был Николай Спафарий.
     Долго присматривались  посольские  людишки  к  главному  переводчику:
следили, подглядывали, подслушивали. Облик  его  еще  больше  распалял  их
любопытство.
     Было Спафарию лет сорок пять; ростом высок, в походке  прям  и  горд;
лицо  чистое  с  малым  загаром,  обрамленное  темно-золотистой   бородой;
выпуклый лоб изрыт глубокими, не по летам, морщинами; из-под густых бровей
поблескивали желтые глаза, жгучие и острые; боялись  приказные  люди  этих
глаз, как пчелиного жала. Строгие тонкие губы и непомерно большой,  словно
нашитый,  нос  довершали  облик  ученого  грека.  Говорил  он  звонко,   с
присвистом, на смешанном  греко-болгаро-русском  наречии,  но  степенно  и
вразумительно.
     К трудам ученых был прилежен безмерно, и не отыскать ему равного.  За
книгами и переводами сидел и денно и нощно; случалось, до утра  просиживал
при лампаде и засыпал, обронив голову на писание. В короткий срок  овладел
он и русской речью.
     В  посольском  приказе  переводчик  полюбился,  но  боялись  писцы  и
служивые посольские люди острого глаза Спафария. В посольстве  о  Спафарии
говорили, что разгадать его душу - труд мудреный. И  коль  душа  человека,
как в священном писании  помечено,  бездонна,  то  у  этого  грека  трижды
бездонна и бескрайна.
     Скоро и в царских хоромах, золоченых палатах заговорили  о  Спафарии.
Труды его поощрялись всемерно,  но  мучили  царских  доглядчиков  догадки,
разноголосые суждения об ученом греке.
     Дошло  это   и   до   царя.   Царь   Алексей   Михайлович   самолично
заинтересовался главным переводчиком - человеком, всем языкам обученным  и
все страны познавшим. Царь позвал  боярина  Артамона  Матвеева,  ведавшего
всеми делами посольств, и наказал  неторопливо  и  подробно  рассказать  о
жизни Спафария.
     - Принеси, боярин, ларчик с пометами важными. Доподлинно надо знать о
прежних делах и помыслах грека.
     Боярин вышел и вернулся с ларчиком,  где  хранились  тайные  грамоты.
Боярин любил Спафария, знал все о жизни  ученого  грека  и  деловито  стал
сказывать царю:
     - Родился грек в Молдавии, отец поощрял отрока в науках, ибо сам  был
в них сведущ, и сына к тому же склонял старательно. Учил его в  Царьграде,
где постиг молодой отрок Николай в совершенстве древний и новый греческий,
турецкий, арабский и другие языки. Там же отрок тайно сдружился с лукавыми
людьми и сам стал отменно лукав и  умен.  Прослышав,  что  на  его  родине
зачалась царская  междоусобица,  кинулся  туда  и  воссевшему  на  престол
хитростью господарю Стефану Х пришелся ко двору. Понравился  молодой  грек
за знание книжных мудростей, ораторство и уменье языкам.  Стал  не  только
ученым мужем, но и другом душевным, и делил с ним тайны господарь.
     Однажды, роясь в древних книгах,  отыскал  Николай  тайную  переписку
господарей с Византией, и открылись лукавые происки Стефана Х.
     Переписку  перевел,  а  недруги   господаря   предали   ее   огласке.
Владычество его покровителя, Стефана Х, пало.
     Николай,  по-прежнему  пребывая  при  дворе,   пережил   еще   одного
господаря. Самой блаженной высоты и почести достиг Николай  при  господаре
Стефанице.
     Царь поднял голову, перебил боярина:
     - Праведно ли это?
     - Сказанное, государь, в большой доле истина.
     - Молви, - кивнул головой царь.
     Боярин передохнул, открыл ларчик и достал грамотку.
     - Мыслю, государь, за надобное  прочитать  единую  грамотку,  в  коей
прописано о греке словами якоба очевидца, но, по моему  разумению,  -  это
происки подслуха, змеиное жало завидущих глаз.
     - Читай, боярин, не торопясь, внятно, раздельно.
     - "...Был боярин, по имени Николай Спафарий,  очень  ученый,  гордый,
богатый... Ходил он с княжескими провожатыми, кои шли впереди с  пиками  и
мечами, с серебряными чепраками на  лошадях.  Его  очень  любил  господарь
Стефаница: обедал с ним, совет держал с ним, играл с ним  и  даже  спал  с
ним...
     Однако Спафарий не удовольтствовался тем добром и почетом, но взял  и
написал злословное и насмешливое  письмо,  вложив  его  в  пустую  трость,
послал  тайно  воеводе  Константину  и  призывал  того  воеводу   сбросить
Стефаницу и захватить престол. Но воевода устрашился и  трость  с  письмом
при надежном гонце направил в руки самому господарю.
     Стефаница возгорел  местью,  читая  злословия  Спафария.  Повелел  он
немедля  позвать  его  в  малую  господарскую  комнату.  Едва  тот  вошел,
господарь вынул из-за пояса свой кинжал и  приказал  палачу  отрезать  нос
лукавцу Спафарию. При этом Стефаница молвил  в  гневе:  "С  этой  приметой
моего недруга будет знать весь мир". Обливаясь кровью, Спафарий с  позором
бежал из дворца и был окрещен Курносым..."
     Царь поднял голову, сбил боярина с толку резким словом:
     - Ложное писание, боярин, все видели грека при полном носе!
     - То, государь, темная заморская тайна, дело рук  не  иначе  чародеев
аль дошлых умельцев...
     Боярин встал и раздельно, нараспев читал:
     - "Беглый ученый грек Спафарий недолго задержался  в  Неметчине,  где
пригрел его и обласкал  воевода  Вильгельм.  Здесь  же  сыскался  искусный
лекарь, который тайно лечил страшное уродство грека. Пускал ему  кровь  из
щеки и накладывал на рану  носа,  кровь  свертывалась  в  коросту,  и  нос
вырастал. Через год нос вырос, грек вернулся на  родину,  но  от  стыда  и
посрамления вновь бежал ночью, хоронясь, как вор, хотя едва заметно  было,
что нос его резан. Грек поселился в Царьграде, где и  прославился  учеными
делами, переводом библии и других мудрейших книг".
     Царь вздохнул:
     - Чудны дела создателя! Однако, боярин,  не  своди  глаз  с  грека...
Неведомо мне, какая нужда есть содержать его в посольстве?
     Боярин горячо вступился за Спафария:
     - Многое, сказанное о греке, - наветы завистников, людей  злонравных.
Спафарий много учен, в книжных  переводах  незаменимый  искусник,  в  иных
поступках тих, к делам твоим, государевым, радив и заботлив безмерно.
     - Для Руси человек иноземный... Сколь важны его заботы?
     -  Не  почти,  великий  государь,  за  дерзость:  осмелюсь  сказанное
оспорить. Спафарий иноземец - не чета другим. Для Руси человек близкий,  в
вере христианской крепок, обычаи наши почитает  своими,  в  соблюдении  их
примерно строг.
     Царь поднялся и молча вышел.
     ...Спафарий остался при посольском приказе. Он  работал  вдохновенно,
не  щадя  сил,  отказывая  себе  во  всем.  Из  посольства   не   выходил,
погрузившись в писание и забыв о еде и сне, нередко падал  в  беспамятстве
на груды книг и рукописей. И труды его оценили: занял  он  самое  почетное
место среди  всех  переводчиков,  прославился  на  весь  мир  составлением
великой  государевой  книги,  греко-славяно-латинского  словаря  и  многих
других, до этого на Руси небывалых важных книг.
     Мудрость Спафария, его  трудолюбие  еще  больше  расположили  к  нему
боярина Матвеева, и стал он надежным ценителем и покровителем Спафария,  о
чем не однажды говорил и царю.
     На святой неделе, в третье лето жития Спафария в Москве, предстал  он
перед государем.
     Много на свете  видел  Спафарий  дивных  дворцов,  но  палаты  дворца
русского царя ослепили  его  премудрым  строением,  великолепием  росписи,
пышностью убранства. Спафарий поднимался по  широкой  лестнице,  ноги  его
утопали в шелковистом ковре. Стены, потолки, резные колонны, арки казались
вылепленными из золота  и  серебра,  расписаны  чудными  красками.  Палаты
наполнял благовонный запах ладана, сквозь сводчатые окна пробивался мягкий
розовый свет. Царь принял Спафария в малой палате. Он  сидел  на  троне  в
тяжелом парчовом одеянии  светло-малинового  цвета,  расшитом  золотыми  и
серебряными узорами.
     На голове царя - высокая стрельчатая шапка, узукрашенная драгоценными
каменьями, низ ее опушен темным соболем, на  верху  -  усыпанный  алмазами
крестик. На плечи царя наброшена горностаевая мантия, длинные полы которой
и рукава ниспадали до самых носков красных сафьяновых  сапог.  Стоящее  на
бархатном  ковре  тяжелое  кресло  блестело   и   переливалось.   Спафарий
рассмотрел: оно литое из серебра, по-серебру -  золотые  листья  и  цветы,
грани обложены дорогой костью. В правом углу  палаты  в  израсцовом  киоте
стояла икона Спаса, отороченная парчовым окладом; перед  иконой  теплилась
лампада. У стены, поодаль от трона, на мраморном  постаменте  стояли  часы
затейливой заморской работы.
     С замиранием сердца подошел Спафарий к трону и упал на  колени.  Царь
приподнялся, повернулся к иконе, перекрестился. Спафарий и стоящие рядом с
ним на коленях придворные тоже стали креститься. Потом царь сел в кресло и
приветливо улыбнулся. Спафарий подошел к руке.
     Лицо у царя открытое и ласковое, глаза большие, светлые,  доверчивые.
Большой белый лоб перерезала морщина;  волосы,  усы  и  окладистая  борода
темнорусые. С виду царю лет пятьдесят, в движениях  он  медлителен,  будто
устал, говорит глухо, едва слышно. Первых слов царя Спафарий не расслышал,
стоял смущенный, озадаченный.  Нависла  тягостная  тишина,  только  громко
тикали часы. Спафарий подумал: "Добрая ли примета: часы слышу,  а  царских
речей нет?..."
     Боярин  Матвеев,  стоявший  рядом  с  царским  креслом,  обратился  к
Спафарию:
     - Великий государь премного доволен книжными трудами твоими.
     Спафарий низко поклонился. Царь спросил:
     - Какие мудрости ныне постигаешь? Чем порадуешь нас?..
     Глаза Спафария блеснули.
     - Безмерно тружусь, великий государь, скоро окончу книгу  "О  четырех
монархах".
     - Труд похвалы достоин. Уповай  на  бога  всемилостивого,  и  успехом
увенчается задуманное, - поощрил царь Спафария.
     - Уповая, великий государь, молю заступника дать сил и здоровья...
     Царь обласкал ученого трудолюбца. Он добавил  ему  жалованья  до  ста
тридцати рублей в год да положил ему пятьсот четвертей ржи да по полтине в
день кормовых.
     Из царской палаты  приглашен  был  Спафарий  в  комедийную  хоромину,
открытую трудами и заботами боярина  Матвеева.  На  представление  в  этой
комедийной  хоромине  царь  пригласил  думных  дворян,   бояр   и   других
приближенных своего двора. На возвышенных местах за  решетчатыми  дверцами
сидела царица с царевнами. Шла комедия  об  Эсфири  прославленной.  Играла
музыка, комедианты  пели,  танцевали,  скоморошничали.  Представление  шло
целый день. Царь и его гости, не сходя  с  мест,  просидели  в  комедийной
хоромине десять часов. Все хвалили столь  умную  затею  боярина  Матвеева.
Спафарий, видевший в других  царствах  немало  чудес,  остался  комедийной
хороминой доволен. В горячем помощнике царя, боярине Матвееве,  увидел  он
мужа умного, просвещенного и смелого.
     После  комедийного  зрелища  царь  не  отпустил  Спафария,  позвал  в
столовую палату к царскому обеду. В просторной палате стоял длинный  стол,
накрытый  парчовой  скатертью.  Над  столом  висело   большое   серебряное
паникадило с двенадцатью посвечниками и хрустальными  перемычками.  Горели
толстые восковые свечи, перевитые сусальным золотом.  Свет  от  них  через
хрустальные перемычки мягко падал на стол, на  стены;  оловянные  тарелки,
серебряные кубки, золоченые блюда переливались живыми огнями. Гостям  было
подано сто двадцать шесть перемен. Среди множества вкусных явств дворцовой
кухни отведал Спафарий первейшее кушанье царского стола  -  отборное  мясо
белого лебедя с приправой из квашеной капусты и соленых слив.
     Из  царских  палат  вернулся  Спафарий  в  свою   посольскую   камору
ободренный, радостный, гордый. Всемерные труды его щедро оценены. Спафарий
прилег на лежанку, погрузился в раздумье.  Скоро  уснул.  Проснулся  рано.
Через  решетчатое  оконце  светилось  голубое  небо,   осыпанное   мелкими
облачками,  словно  пухом  лебяжьим;  в  саду  пели  пташки,  их  веселому
щебетанию вторило сердце Спафария, на глаза его набегали  умильные  слезы.
Скоро это сладостное умиление  сменилось  горделивой  важностью.  Спафарий
поднялся, зашагал по комнате, потом  сел  к  своему  столу,  заставленному
толстыми книгами, рукописями, листами. Положив на разгоряченный лоб  руку,
он унесся в мыслях своих  в  беспредельные  выси.  "Сколь  могуча  Русь  -
пресветлая родина росса славного, - шептал он, - сколь она обильна,  сколь
величава!.. Как  мелки,  немощны  многие  государства  и  царства,  к  ней
прикосновенные!.. Сколь велико  будущее  Руси  -  премудрой  матери  стран
славянских!.."
     Вновь поднялся, прошел по каморе, взглянул в оконце, улыбнулся.
     По узкой  дорожке  шел  работный  человек,  рослый,  широкоплечий,  в
домотканой рубахе, в пестрых штанах, на ногах  лапти,  за  спиной  вязанка
дров, и столь огромна, что Спафарий ахнул:  "Какова  силища,  а!"  То  был
Степка, сынок стрельца Прохора. Работящий молчун Степка с большим радением
топил  толстозадые  изразцовые  печи  палат,  особливо  старался   угодить
Спафарию. Знал: любит грек сидеть  в  жарко  натопленной  каморе.  Умильно
глядел Спафарий на Степку и шептал:
     - Какова Русь!..  Стоит  извечно...  Степки  да  Ивашки,  Николки  да
Прошки, всех и не счесть - множество, подпирают своими  могутными  плечами
Русь-матушку. Это они, богатыри-лапотники, сдвигают горы  и  прудят  реки;
землю лелея, хлеб сытный родят. Это  они  поднимаются  в  небеса  синие  и
золотят маковки храмов; строят хоромы царские да боярские, лабазы да лавки
торговые; рубят дерево, куют железо, варят соль, копают золото;  ходят  по
морям кипучим, по рекам рыбным; возводят города. А когда случится напасть,
сунется на Русь иноземец, хватают  рогатины,  самопалы  да  вперед  грудью
крушить, ломать ворота, чтоб неповадно было и впредь.
     Спафарий шумно вздохнул. Обуреваемый высокими мыслями, торопливо взял
перо, склонился над писанием. Не разгибаясь, не вставая,  просидел  он  за
трудами до обеда.
     ...В конце года, после написания Спафарием большой книги  "О  четырех
монархах",  книги  весьма  ученой  и  прославленной,  царь  добавил  оклад
Спафарию и пожаловал  государев  подарок  -  на  пятьсот  рублей  отборных
соболей.
     Спафарий стал вхож в  дворцовые  хоромы,  часто  его  звали  к  трону
государя, особенно для речей с иноземными послами.
     Оказывая услуги государю, он жил в большом почете.
     Видя силу и богатство  Руси,  чтя  ее  христианский  уклад,  Спафарий
полюбил ее навечно. Стала она для него святой родиной.
     Год 1674 оказался тягостным: царь и  его  близкие  бояре  глядели  на
судьбу Руси с большой тревогой. Беспокоили турки, а в январе скорый  гонец
привез царскую грамоту от  нерчинского  воеводы  Даршинского.  Воевода  со
страхом доносил о новых угрозах маньчжурского императора, писал о  немощи,
в которой очутился его острог.
     Воевода  напоминал  о  богдыхановой  грамоте,  в  которой   император
настойчиво требовал выдачи беглеца Гантимура, сетовал на воровских людишек
Ярофея Сабурова, которые хозяйничают на Амуре-реке и тем  могут  накликать
большие беды.
     Царю Нерчинский острог чудился на  краю  света,  и  до  Москвы,  мол,
китайцам идти не ближе, чем до небес. О Китайском  государстве  царь  знал
мало, а близкие, изведанные пути в Китай никому в Москве не были известны.
     Одно смущало царя: иноземные послы и  лаской  и  коварством,  а  ныне
угрозой требовали грамоты,  разрешающей  проход  через  Русь  в  Китайское
царство их караванам с товаром, учеными и иными людьми.
     Царь собрал думных бояр. Боярин Матвеев говорил:
     - Всеславный нашего посольства переводчик Спафарий, роясь  в  книжных
мудростях,  сыскал  о  том  царстве,  великий  государь,  вести   скудные.
Китайский царь похваляется, что царство его среди земли едино есть, а иные
государства на свете ни во что почитает и молвит, что-де всех иных  земель
люди - варвары и глядят одним глазом, а они - обоими...
     Бояре переглянулись, царь спросил:
     - А ведомы ли пути добрые в их царство?
     - Пути близкие, ладные, великий государь,  неведомы.  Сказывали  наши
бывальцы, охочие люди да беглые казачишки, что по сибирским  лесам  рыщут,
добывая соболей, что-де царство Китайское без меры обильно, а жители ликом
скуласты, узкоглазы; радивые землепашцы, воинов полки  великие  и  на  бою
храбрые. От всех  царей  и  царств  отгородились  каменной  стеной  высоты
преогромной и длины от моря и до моря...
     Боярин замешкался, поднялся думный дьяк:
     - Великий государь, ведаю  я  иные  сказы  о  путях  в  Китай...  Еще
блаженной памяти царь Федор Иванович клялся полякам безданно и беспошлинно
отдать торговлю с Сибирью, дабы сыскали поляки пути в царство китайцев.
     - То ложь! - вскипел царь.
     Думный дьяк виновато продолжал:
     - Та ложь, великий государь, в писаницах  помечена...  А  царь  Борис
Годунов тем же клялся англичанам в соискании Китайской земли.
     Царь встал:
     - Иноземцам то выгодно, а Руси урон великий!..  А  ты,  думный  дьяк,
прижал бы свой язык. Не в меру стал ты злословен...
     Боярин Матвеев сказал:
     - Надобно,  великий   государь,   спешным   ходом   гнать   в   Китай
посольство...
     - Дело молвил боярин, - вмешались бояре, - выгода Руси велика,  да  и
иноземцев это образумит; нет от них отбоя, спешно норовят попасть в Китай.
Несут они Руси ущерб...
     Думный дьяк вновь не вытерпел, вставил свое слово:
     - Памятую, великий государь, о том, что в Китайское государство тобою
послан был много лет тому назад посол Федор Байков. Царство китайцев столь
далеко, что посол твой, не сыскав ладных путей, кое-как добрался до  Китая
неезженными  окольными  дорогами.  Муки  претерпел  посол  -   пересказать
страшусь: едва жив остался! А выгода какова? Посла твоего люди  китайского
царя обидели, обесчестили, со своей земли выгнали. Сколь горды!
     Боярин Матвеев остановил дьяка:
     - Обиды вспоминаешь, думный дьяк, ты не ко времени... Достойные послы
Руси пресветлым умом и сноровкой да силою государева слова у многих владык
иноземных спесь обламывали! То как?
     Царь согласился:
     - Надобно, чтоб в Москву доставили природного  китайца  с  дарами  их
царства, дабы можно судить об их облике и богатствах.
     Подумав, царь добавил:
     - Надобно посла разумного сыскать, чтоб чести нашей не посрамил, чтоб
в науках иноземных и речах был силен, в христианской вере крепок.
     Боярин Матвеев поднялся:
     - Не  ошибемся,  великий  государь,  коли  пошлем  посланником  твоим
переводчика нашего Спафария.  В  христианской  вере  строг,  чести  твоей,
государь, не уронит, а об учености его и молвить не надо: учен премного...
     - Грек умен, то истинно, -  зашумели  бояре,  -  но  грек  лукав,  не
сотворил бы он тайную измену...
     Боярин Матвеев вступился жарко:
     - Великий государь, глаз имею ладный и примечал я иное.  Ласки  твои,
великий государь, дорогие подарки да жалованье пришлись греку  по  сердцу.
Не ищет он лучшего житья, чем на святой Руси. Ставит ее превыше  всего  на
свете. Однажды молвил: "Многие страны изъездил, несметные богатства  имел,
но был беден - не сыскал родины... Теперь премного богат  -  нашел  родную
землю свою; мать свою - великую Русь".
     Бояре вновь зашумели:
     - От сердца ли чистого то греком сказано? Не  лукавы  ли  слова  ради
отвода глаз?
     Боярин Матвеев отвечал:
     - Грек Спафарий Руси славный муж, тому порука  деяния  его  добрые  и
трудолюбие безмерное. Клялся он перед иконою  со  слезами  на  глазах:  "И
живот, и родню, и богатства мои рад отдать, коль потребны  они  будут  для
блага Руси!.."
     - Хваления твои, боярин, сочту за праведные, - сказал царь. - Нарекаю
Николая Спафария царским послом.
     Велел он боярину Матвееву и думному дьяку поспешно  отписать  грамоту
китайскому богдыхану и дорожный наказ посланнику.
     Через месяц боярин Матвеев  и  Спафарий  подобрали  людей,  пригодных
ехать в Китай. В свиту Спафария  для  помощи  в  делах  книжных  и  ученых
определили двух новокрещенных иноземцев. Для дел  письменных  -  подъячего
государева посольства Никифора Венюкова и его помощника Николку  Лопухова.
Взял Спафарий еще двух ученых греков: Спиридона - для опознания  и  записи
каменьев драгоценных, руд серебряных и иных;  Ивана  -  для  лекарственных
нужд и записи корней и  цветов  целебных.  Остальных  людей  для  свиты  и
провожатых Спафарий решил набрать в Тобольске.
     В четверг, после  заздравной  обедни,  собрал  царь  Спафария  с  его
людьми, бояр, дворцовых помощников и советчиков.
     Думный дьяк читал наказ Спафарию и его свите:
     - "...Чести русского  царя  не  ронять,  держаться  степенно,  чинно,
гордо, но обходиться отменно ласково.
     ...Привезти из Китая в Москву природного китайца и подарки  Китайской
земли.
     ...Торговым людям чтоб в обе стороны свободно ездить.
     ...Отпускать из Китая на Русь ежегодно по четыре тысячи пудов серебра
для покупки русских товаров, какие им, китайцам, будут потребны.
     ...Если есть дорогие каменья - менять на товары русские.
     ...Если отыщутся в Китае искусные мастера каменных мостов лучше,  чем
в иных землях, - взять. Или отыщет посол там добрые семена  огородные  или
зверей небольших и птиц, от которых плод  на  Руси  можно  иметь,  -  тоже
взять.
     ...Отыскать пути в Китай ближние и податные, особливо морем,  реками,
минуя пустыни и разбойные монгольские степи. Новые владения русского  царя
в Сибири помечать в книгу доподлинно.
     ...О грамоте богдыхана, о Гантимуре молвить так: "Не читана, ибо  нет
разумеющего письмена китайские".
     ...Если русские пленники в Китае объявятся - о  них  договор  писать,
чтоб их без цены отпустили или сказали бы, что за них дать надобно.
     ...О рубежах восточных речей не заводить; о разбоях, чинимых русскими
беглыми людишками, отговариваться незнанием. Однако ж места  удобные  близ
рубежа китайского, где можно крепость поставить, осмотреть со старанием  и
о том договор с китайцами подписать.
     ...Помнить, что все наши пометы  приняты  должны  быть  дружественно;
великий государь Руси с  величеством  богдыхановым  желает,  мол,  быть  в
дружбе и мире постоянно".
     Царь взял в руки кованый ларчик с грамотой богдыхану  и  обратился  к
Спафарию:
     - Грамоту не только пограничным китайским воеводам, но и иным ближним
богдыхановым людям отнюдь не отдавать; больших речей с ними, спаси бог, не
заводить. Обо всем поведать самому китайскому владетелю.
     Спафарий пал на колени. Царь передал в руки  посла  ларчик,  ключ  от
него с золотым крестом и иконкой надел ему на шею.
     Думный дьяк зачитал наказный лист:
     - "...Взойдя на двор к богдыхану, ни хоромам его, никакому порогу или
престолу, хотя бы и золотому, поклонов не  отбивать;  отговариваться  тем,
что требуете, мол, невозможного - поклонения камням... Так же и  во  время
встречи у богдыхана в ногу его отнюдь не целовать, но если позван будешь к
руке, то не отговариваться".
     Думный дьяк  объявил  список  даров  богдыхану:  меха,  сукна,  часы,
зеркала, янтарь, рыбья кость, живые кречеты и многое другое. Объявил казну
посланника: четыре мешка серебра да короб разменной меди  на  прогонные  и
кормовые.
     Спафарию вручили икону Спаса святого с  золотым  окладом  и  парчовой
оторочкой. Он низко откланялся царю и всем присутствующим и вышел.
     Рано утром 4 марта 1675 года двадцать  саней  царского  посла,  минуя
Замоскворечье, повернули в сторону Ярославля и по последнему санному  пути
выехали из Москвы.



                               ПУТЬ В КИТАЙ

     Таял снег, чернели дороги, рушился санный путь.  Посольство  Спафария
после месячного пути прибыло в Тобольский городок. Ожидая  конца  ледохода
на Иртыше, Спафарий задержался в Тобольском городке ненадолго.
     В городок ежегодно съезжались  купцы  из  далекой  Бухары,  калмыцких
степей, остяцких стойбищ. Попадали  в  Тобольский  городок  люди  даже  из
Китая. Спафарий терпеливо расспрашивал бывальцев о коротких путях в Китай,
старательно заносил в дорожный дневник их вести.
     В  начале  мая  Иртыш  очистился  ото  льда.  Спафарий  подобрал  для
посольства провожатых, гребцов и иных, потребных в пути, умелых людей.
     Посольство погрузилось на три плоскодонных больших дощаника и поплыло
рекой  Иртышом.  При  малых  задержках  Спафарий  плыл  около  месяца   до
Енисейского волока. Одолев  с  большими  муками  волок,  плыл  Енисеем  до
впадения в него Ангары.
     Буйная Ангара принесла множество хлопот и мучений. Спафарий сделал  в
дневнике пометку: "Август. День седьмой. На левой стороне  бык,  и  в  том
месте горы высокие и каменья во  всю  реку.  О  те  каменья  воды  бьют  с
безудержной силой и буйством, от того шум и  рев  страшенный  по  лесам  и
горам проносится. Того же числа  приплыли  на  Шаманский  порог.  Пристав,
выгружали все на берег, чтобы обойти по  горам  тот  сердитый  не  в  меру
порог, иначе дощаники побьет, порушит, потопит.  Тянули  дощаники  заводом
шесть верст. Каменья на реке самые крутые, вода бьет, и волны, будто горы,
а от пены белы, словно снегом обильным посыпаны".
     Жилых мест не встречалось. Люди посольства  срывали  с  голов  шапки,
размашисто крестились на частые могильные кресты. Те кресты  ставились  на
могилах погибших и утонувших на переправах через пороги и буйные перекаты.
     С большими трудами и помехами одолели многие сердитые пороги  Ангары:
Пьяный, Гребень,  Похмельный,  Падун.  В  сентябре  приплыли  в  Иркутский
острог.
     Оглядели острог: и нов, и крепок, и люден...
     Спафарий занес в дневник: "А острог Иркутский стоит на берегу Ангары,
на ровном,  угодном  месте...  Строением  зело  пригож,  обнесен  высокими
бревенчатым частоколом с деревянными башнями.  А  жилых  казацких  и  иных
дворов боле сорока, а места окрест острога самые хлебопашные и травные".
     В Иркутском остроге чинили побитые дощаники, грузили запасы,  сбирали
снасть и многое иное - готовились к переходу через великий Байкал.
     Ангарой плыли недолго. Ширилась  река  гладкой  синью  и  терялась  в
тумане. Сумрачно вглядывался Спафарий в густой  холодный  туман.  Вышли  к
Байкалу в яркий день. Синяя зыбь озера  тянулась  бесконечно,  вдали  едва
заметным очертанием  вырисовывались  пики  гор.  Нехоженные,  дикие  леса,
каменистые утесы плотно оцепили Байкал.  Было  озеро  заковано  в  камень.
Многие из людей посольства,  боясь  свирепости  Байкала,  молили  Спафария
отпустить их.
     - Студена вода, черна и бездонна, -  плакали  они,  -  несет  от  нее
могилою...
     Спафарий отвечал спокойно:
     - На всем всесилен господь... Молитвами государя минуем угрозу.
     Едва дощаники отплыли  от  берега,  с  Байкала  подул  ветер.  Волны,
взлетая зелеными брызгами, бились  о  скалы  и  пенились.  Спафарий  велел
вернуться, ждать доброй погоды и попутного ветра. К  вечеру  над  Байкалом
повисли тучи, синие воды стали  черными.  Свирепел,  выл,  метался  ветер.
Байкал вздымался огромными горами и бешено рвался  из  каменных  оков.  От
рокота и гудения воды дрожала земля, люди посольства в страхе смотрели  на
обезумевший Байкал. Вглядываясь в густую темень, дозорный казак кутался  в
долгополую шубу и при каждом ударе волн об утес шептал молитву.
     Даже Спафарий, объехавший многие  земли,  познавший  немало  чудес  и
претерпевший тяжкие невзгоды, сидя в корабельной каморе, затеплил  лампаду
перед иконой Спаса, просил о заступничестве и спасении.
     Три дня стояли дощаники, ожидая затишья.
     Байкал стих внезапно. Поутру Спафарий и его  люди  не  узнали  в  нем
свирепого буяна. Воды хрустальной чистоты сверкали на солнце, отражались в
них голубизна небес и очертания гор. Подул легкий попутный  ветер.  Слегка
заморщинилась гладкая поверхность. В  прозрачной,  чуть  голубой  воде  на
огромной глубиине видны были  камни,  водоросли,  косяки  рыб.  В  заводях
беспечно кувыркались утки, купались лебеди. По склонам гор свистели птицы,
пахло смолой кедров, сосен,  лиственниц.  По  узкой  тропе  спускались  на
водопой горные косули.
     Дощаники отплыли от берега, гребцы дружно ударили веслами и, разрезая
водную гладь Байкала, дощаники понеслись вдаль, на противоположный  берег,
в сторону едва синеющих гор.
     Спафарий вышел на помост,  дивился  красоте  и  спокойствию  Байкала.
Однако спокойствие длилось недолго: подул резкий боковой ветер. С  востока
полнеба  охватила  тень.  Черными   гребнями   волн   ощетинился   Байкал.
Темно-синяя пучина заклокотала, запенилась. Дощаники взлетали  на  громады
волн, подобно подбитым  чайкам.  Гребцы  налегли  на  весла,  но  дощаники
относило в сторону. Бросая по волнам, дощаник  Спафария  прибило  к  устью
реки Переемной, едва не разбив его о каменистый берег. Второй отбросило на
много верст дальше, третий выбросило на берег, выломав борт.
     Ночью закрутили вихри, выпал глубокий снег.
     Буря на Байкале свирепела. Спафарий посылал людей  по  берегу  искать
обжитые места, просить подмогу.  Посланцы  возвращались,  не  встретив  ни
жилых мест, ни обитателей. В  такой  беде  посольство  находилось  неделю.
Воспользовавшись затишьем,  поспешно  погнали  дощаники,  держась  берегов
Байкала. Так доплыли до устья реки Селенги, а по ней  -  до  Селенгинского
острога.
     В дальнейший путь Спафарий собирался идти сушей. Разослал  гонцов  по
окрестным  эвенкийским  стойбищам  и  бурятским  улусам,   чтоб   закупали
верблюдов, лошадей, быков, готовили вьюки.
     Караван в сто двадцать верблюдов растянулся далеко. Шел левым берегом
Селенги. За Селенгой раскинулись бескрайные монгольские степи, а  за  ними
лежало царство китайцев.
     Монгольские степи всполошились; огромный караван,  а  с  ним  люди  в
кольчугах,  с  самопалами  и  саблями  наводили  страх  и   смятение.   По
монгольским кочевьям разнеслась весть: русские идут в степь войной.
     На одно из становищ к каравану Спафария  из  степи  прискакало  более
сотни вооруженных монголов. Они окружили  караван,  оглядывали  русских  с
любопытством и тревогой. На холме  остановил  лошадь  молодой  монгольский
хан. Лошадь его вихрила землю, мотала  головой,  раздувая  ноздри.  Хан  в
красном халате, в расшитых войлочных сапогах с  загнутыми  кверху  носками
сидел в седле с серебряной чеканной оторочкой, ветер  трепал  кисточку  на
меховой, китайского покроя шапке. Хан поднялся на стременах:
     - Какие вы люди? Мы таких не видели! Зачем в степь идете?  Не  войной
ли?!
     Спафарий отвечал:
     - Только воры идут войной, не сказав о том заранее... Мы же не  воры,
а царя русского посланцы к китайскому богдыхану.
     Монгольский хан кричал:
     - Разве с китайским богдыханом говорить пиками и самопалами будешь?
     Спафарий прищурил глаза:
     - Когда охотник идет на лисицу, разве не имеет стрелу на волка?
     Хан смеялся. Спафарий просил хана дать провожатых, привести верблюдов
и лошадей для замены уставших. В обмен обещал русские товары и серебро.
     Хан говорил:
     - Не видел твоих товаров. Не знаю, какие они есть...
     Спафарий послал своих людей; они поднесли хану подарок:  отрез  сукна
желтого, горсть серебра да связку табаку. Хан принял подарки, не  сходя  с
коня; остался доволен. Воинов увел,  обещал  послу  подмогу  верблюдами  и
лошадьми. Спафарий  ждал  обещанного  три  дня.  Лукавый  монгольский  хан
обещанного не выполнил. Монголы, побросав облюбованные места, сняли юрты и
откочевали в китайскую степь.
     Шел караван малым шагом.  Терпел  большие  невзгоды.  До  Нерчинского
острога пути шли по бестравным степям и горным перевалам. Многие  верблюды
и лошади пали.
     Спафарий послал вперед двух казаков, чтоб добрались легким  ходом  до
Нерчинского острога, именем царя просили скорую подмогу людьми и скотом.
     Ударили морозы, льдом  сковало  Селенгу.  Караван  пошел  рекой,  лед
треснул, несколько верблюдов  и  лошадей  потонуло.  Караван  вернулся  на
старую стоянку и ждал, пока окрепнет лед.
     К этому времени вернулись посланцы. До  Нерчинского  острога  они  не
дошли. Острог осадили степные разбойники.
     Караван  вернулся  от  Селенги  к  югу.  Непроходимые  горы  и  утесы
загородили путь. Караван возвратился на Селенгу и шел ею неделю,  пока  не
встретил двадцать казаков и сотника Нерчинского острога. Они вырвались  из
осады, бежали ночью, минуя монгольские засадные ямы.
     Спафарий созвал всех  людей,  велел  идти  озираясь,  с  бердышами  и
самопалами наготове, чтоб бой принять, спастись  от  разбоя  монголов.  По
ночам велел ставить дозорных вокруг каравана;  верблюдов,  лошадей,  быков
держать в табуне подле становища; костров не разжигать, чтоб не  открывать
монголам места ночной стоянки.
     Караван двигался, не встречая юрт монголов и бурят. Степь притаилась,
притихла... Вблизи Нерчинского  острога  в  стан  Спафария  приехали  пять
монголов. Спафарий счел их за лазутчиков, которые привели монгольскую рать
и держат ее в потаенном месте.
     Монголы отвечали:
     - Идем с поклоном. Проведали о великой силе русских, идущих в степь.
     Спафарий монголов  обласкал,  одарил  подарками,  отпустил  в  степь,
поучая твердым словом:
     - Идет рать многолюдна. И тех  воров  и  грабежников,  кой  шалят  по
степям и русского царя людей изводят, побьет, скот и юрты захватит.
     Становище Спафария и его людей показалось монголам большой  ратью,  а
угрозы царского посла внушили страх.
     Осаду Нерчинского острога монголы сняли,  поспешно  бежали  в  степь.
Осаду держали только монголы разбойного хана Талоя. Но с  востока  на  них
напал эвенкийский князь Гантимур. Степных разбойников разогнал, тем оказал
славную ратную подмогу острогу и заслужил достойную  выслугу  и  почет  от
воеводы.
     Посольство Спафария  встретил  воевода  Даршинский  с  тремя  сотнями
казаков под двумя знаменами. Ради встречи русского посла казаки острога  и
люди посольства стреляли из самопалов. Выстрелы грохотали перебойно, гулко
и тонули в степи, нагоняя на перепуганные монгольские кочевья, смятение  и
страх. Боялись монголы: расправится русский царь с ними  за  их  разбойные
набеги и воровские дела.
     Гантимур и его родичи, прослышав о приезде царского посла,  раскинули
юрты подле Нерчинского острога. Споры между русскими и китайцами о  беглом
Гантимуре и ратная  доблесть  князя  разжигали  любопытство  Спафария.  Он
послал именем царя Гантимуру подарки и  позвал  его  на  посольский  двор.
Гантимур пришел со своими братьями и сыновьями, бил челом царскому  послу,
клал  перед  ним  дорогие  подарки:  кучу  соболей,  лисиц,  куски   шелка
китайского, а для каравана посла привел верблюдов, лошадей, быков.
     - Посол русского царя усмирил разбойную степь. Установил мир.
     Спафарий удивился, отвечал уклончиво:
     - Речи твоей, князец, не пойму, войной не шел...
     Гантимур сказал:
     - Разбойные монголы и воровские буряты, прослышав о  твоем,  царского
посла, караване, перепугались, признав твоих людей за воинов.
     Спафарий улыбнулся.
     Гантимур говорил послу:
     - Пути в Китайщину  мне  ведомы.  Пошлю  с  твоим  караваном  лучшего
вожака. Дай ему потребное жалованье.
     Спафарий удивился уму  и  храбрости  Гантимура,  в  дорожный  дневник
записал: "Сей князец - муж достойный: и богат, и родовит, и храбр. И  хоть
веры не христианской, имя царя русского чтит, в изменниках Руси не бывал".
     Гантимур и его родичи низко откланялись Спафарию, ускакали в степь.
     Караван Спафария готовился к походу: кричали верблюды,  мычали  быки,
скрип арб заглушал людской гам. Кибитка  Спафария  с  запряженными  в  нее
десятью быками стояла посередине каравана. С боку кибитки за длинный повод
был привязан оседланный гнедой конь; то конь царского  посла  для  скорого
объезда длинного каравана в пути.
     Спафарий подошел к кибитке, отвязал коня, легко поднялся на седло. От
воеводы прибежал гонец. Просил он посла  обождать,  ибо  надобно  грамотку
важную и скорую разобрать. Спафарий повернул коня и поскакал к острогу.  У
резного крыльца стоял воевода.
     Спафарий вошел в приказную избу.
     Воевода сказал:
     - Не прогневаю царского посла, коль скажу ему  о  грамотке,  писанной
воровскими людишками Албазинского острога? О той грамотке я запамятовал...
     - Молви, какие вести?
     - От воров -  воровские  и  вести.  Послал  грабежник  Ярошка  своего
дружка, тоже лиходея и грабежника, Пашку Минина  и  с  ним  добра  разного
десять возков да полонянку черных кровей с дитем.
     Спафарий удивился:
     - Каким добром хвастают грабежники? Какая причина?
     Воевода заторопился:
     - Возки туго  набиты  отборными  соболями,  лисицами,  а  сверх  того
серебром и каменьями. Грабежники все это на Москву царю-батюшке норовят  с
грамоткой отправить, чтоб возымел пресветлый  государь  к  ним  милость  и
пощаду.
     Спафарий оглядел воеводу:
     - Какова воля воеводы?
     Воевода гордо ответил:
     - Именем царя пресветлого того вора -  Пашку  Минина  и  его  людишек
велел я забить в колодки и бросить  в  тюремную  яму.  Добро  же,  которое
грабежники нарекли дарами царскими, отобрал.
     Лицом Спафарий стал строг, краской запылали щеки, воеводе  он  сказал
сурово:
     - Сотворил, воевода, негодное, ложное дело. Те люди стоят на  рубежах
Росии крепко. Принимают муки и раны, а многие за те рубежи обрели  смерть.
Пусть и вперед на берегах великого Амура русские люди ногой стоят твердо.
     - То не русские люди, то грабежники...
     - Крест на груди носят. Руси землю защищают!
     - А прежние разбои и шалости воровские ужели прощены?
     - Надобно тех людей, Пашку Минина и иных, отпустить с миром.  Оказать
ратную подмогу Албазинской крепости. Дары албазинцев  с  грамотой-отпиской
скорым гонцом отправить в Москву. Суд и расправу чинить над ними, коль  на
то будет воля самого царя пресветлого, не иначе...
     Воевода сокрушался. Упреки царского посла  принял,  сказанное  послом
обещал исполнить и, грамоту царю отписав, перед  рождеством  отправил  при
надежном гонце с подарками в Москву.
     Передал воевода Спафарию  и  грамоту  китайского  богдыхана  русскому
царю. Это была вторичная грамота о беглеце  Гантимуре  и  его  происках  и
набегах казаков на Амуре.
     Караван вышел из Нерчинского острога, растянулся длинной вереницей.
     За острогом, минуя реку Аргунь, раскинулись степи и горы, подвластные
Китайскому царству.
     Две недели шел караван по людным степям, богатым кормовищами и водой.
За Аргунью раскинулись малоснежные, безлюдные степи и горные хребты. Узкая
тропка бесцветных кочевников извивалась по пустынным местам. Стояла стужа.
Жгучие степные ветры гнали пески. Часто  проводник,  потеряв  тропку,  вел
караван  по  замерзшим  кочковатым  болотам,  по  кромкам  горных  утесов.
Верблюды и лошади шли короткой ступью, караван двигался тихо.
     Не дойдя до китайских рубежей, караван впал  в  нужду:  кормовищ  для
скота и дров для костров нельзя было отыскать. Падали лошади  и  верблюды.
Надвигалась неминуемая гибель. Со  многими  людьми  приключились  болезни,
многие  проморозились  и  покалечились.  Люди  зароптали:   стали   ругать
Спафария, обвинив его в нерадении и неудачах.
     Спафарий послал к китайским рубежам сына боярского Телешова, а с  ним
Гантимурова  проводника,  знающего  китайский   язык.   Наказал   Спафарий
настрого: просить китайцев  оказать  посольству  скорую  помощь  скотом  и
людьми, за услуги обещать щедрые подарки.
     Китайцы пригнали лошадей, верблюдов, а для охраны  каравана  прислали
воинов.
     Ранней весной  подошел  караван  к  пограничному  китайскому  городку
Науну.  Русского  посла  встретил  наунский  наместник  с  двумя   сотнями
конников. У городской стены Науна караван остановили, отвели в сторону,  в
город не впустили. Посольство раскинулось становищем. Спафарий поставил на
пригорке свою дорожную юрту. На вершине юрты,  покрытой  белым  холстом  с
узорчатой прошвой, отороченной сукном и атласом, колыхалось русское знамя.
     В юрту посла никто не приходил.
     На восходе  второго  дня,  качаясь  на  плечах  носильщиков,  приплыл
пестрый шелковый паланкин. Наунский наместник  сдвинул  штору,  огляделся,
взмахнул рукой. Носильщики опустили паланкин.
     Наместник  вошел  в  юрту  русского  посла,  удивился  ее   отменному
убранству и  роскоши.  Юрту  пересекала  занавеска  ярко-желтого  сукна  с
парчовой прошвой. На полу лежали дорогие ковры и шкуры медведя; стол стоял
резной росписи, а церковный подсвечник с горящими восковыми  свечами  сиял
золотыми отблесками. Над атласной лежанкой  посла  в  золоченой  оправе  -
икона божьей матери работы московских иконописцев.
     Люди наунского наместника принесли послу утреннюю еду:  свиное  мясо,
горячее вино, чашечку разварного риса.  Вместо  ложки  подали  две  тонкие
палочки, длиной с лебяжье  перо,  обернутые  в  прозрачную  бумагу.  Посол
палочки отложил, мясо брал руками, рис черпал своей дорожной ложкой.
     Наместник учтиво кланялся, справлялся о  здоровье  посла,  тут  же  с
тонким лукавством выспрашивал, что написано в царской грамоте, зачем  едет
посол в Китай.
     Спафарий  отговаривался  усталостью,  на  лукавые   вопросы   отвечал
уклончиво, отменно ласково. Наместник и его свита  кланялись  почтительно,
вновь заводили хитрые речи, и  вновь  Спафарий  уклонялся  от  тех  хитрых
речей. Китайцы упрямились и русского посла в городок не впускали. Наунский
наместник ссылался на многие причины: строгости обычаев, богдыхановы указы
и иные помехи. Спафарий торопил:
     - В город богдыханова величества  -  Пекин  надобно  идти  с  великой
поспешностью.
     Наместник щурил льстивые глаза:
     - В лесах рыщут  барсы  свирепости  невиданной,  не  обидели  бы  они
русского посла...
     - Не страшусь смерти!.. Страшусь прогневить великого государя Руси.
     Наместник складывал ладони вместе, поднимал их над головой и, вскинув
глаза к небесам, шептал:
     - Луна  на  небе  одна,  а  звезд  неисчислимое  количество.  Великий
богдыхан один, а забот у него не счесть...
     Посольство простояло под стенами Науна еще  три  недели.  Богдыхановы
чиновники изменили  отношение  к  послу:  держались  дерзко,  неуступчиво,
Наунский наместник подъезжал к юрте Спафария с  большой  свитой  разодетых
по-праздничному чиновников, говорил заносчиво:
     - Какой ты есть посол, мы не знаем.  Имеешь  ли  грамоту  к  великому
богдыхану?
     Спафарий отвечал степенно:
     - Коль доеду до величества богдыханова и грамоты не  покажу  -  казни
достоин.
     Наместник дерзко кричал:
     - Что в той  грамоте  русского  царя?  Может,  в  ней  обидные  слова
начертаны?!
     Наместник вновь говорил о беглеце Гантимуре, о происках и бесчинствах
казаков на Амуре.
     Спафарий терпеливо отговаривался, ссылаясь на грамоту:  в  ней,  мол,
все прописано.
     Упорства  Спафария  богдыхановы  чиновники  не  сломили,   уехали   с
угрозами, вокруг посольства прибавили караул, подолгу не приносили послу и
его людям еду.
     Каждое утро к юрте  русского  посла  носильщики  приносили  наунского
наместника в цветном паланкине. Не выходя из него, наместник кричал:
     - Коль так ты, посол, упрям, грамоту отберу поперек воли!..
     Спафарий, не выходя из юрты, отвечал спокойно:
     - При посольстве ратная сила немалая... Грамоту  отбивать  станут  на
смерть... На то государя русского указ писан!..
     Наместник гневался, угрожая держать посольство до зимы. Служилые люди
посольства: многие боярские  дети,  подъячий  Никифор  Венюков  и  иные  -
упрекали Спафария с неразумном упорстве, понуждали  к  уступкам.  Спафарий
вспомнил о грамоте  богдыхана  русскому  царю,  ту  грамоту  вручил  послу
воевода Нерчинского острога Даршинский.
     Спафарий позвал в свою  юрту  наместника  и  важных  его  сановников,
посадил вокруг стола служилых людей посольства и сказал:
     - Сочту за разумное показать славному владыке  города  Науна  грамоту
богдыхана, писанную русскому царю...
     Спафарий открыл кованый ларчик и вынул красный  свиток.  По  шелковой
бумаге и черным иероглифам чиновники признали богдыханов  лист,  упали  на
колени и отбили девять поклонов.
     Наместник и его приближенные ушли гордые и  довольные.  Спафарий  был
безмерно рад своей удаче.
     К восходу солнца китайцы пригнали Спафарию  сто  двадцать  лошадей  и
двести верблюдов. Посольство двинулось в сторону Пекина.
     В мае караван посольства остановился  у  пекинских  городских  ворот.
Через три дня посольство впустили в город, отвели на окраине большой  двор
и ко двору поставили многочисленный караул. Людям посольства, пробывшим  в
пути более года, отведенный двор показался  благодатным  местом  отдыха  и
приюта.



                                 ХАНЬШИЦЗЕ

     В большой палате богдыхана собрались его советники  и  помощники.  На
узеньких ковриках и шелковых подушках, поджав под себя ноги, важно  сидели
надутые советники: родичи богдыхана, министры, чиновники. Опустив ресницы,
они величественно полудремали.
     По  голым  лбам,  желтым  скуластым  лицам  пробегали   серые   тени;
иссиня-черные, любовно заплетенные длинные косы аккуратно лежали на спине;
жидковолосые бороды и тонкие усы спадали низко, до самой груди.
     Слегка покачиваясь, некоторые старательно  оберегали  драгоценное  из
драгоценных - ноготь на мизинце левой руки. Ноготь достигал у  счастливцев
чуть не полметра, требовал он мучительной осторожности, терпеливого ухода.
От посторонних взглядов ноготь закрывался  изящным  камышовым  футлярчиком
тончайшей резной  работы.  Наиболее  чиновные  и  родовитые  имели  рабов,
которые старательно ухаживали за ногтем: чистили  и  полировали,  растили,
как садовник дерево.
     Совет старейших собирался вчера и позавчера.
     Хотел богдыхан услышать  мудрое  слово  своих  близких  сановников  о
русском после, об истинных причинах его приезда в  Китай.  Но  каждый  раз
богдыхан внезапно свое намерение менял, сановников распускал по домам.
     Вновь собрались сановники...
     Пропела флейта, и прозвенел колокольчик: богдыхан показался на троне;
родичи и сановники пали на колени, стали кланяться до земли.
     Великий Тяньцзы, или Сын неба, император Серединного  царства  Кан-си
не похож на окружающих: молод, роста  среднего,  светловолос,  лицом  бел.
Из-под густых игольчатых ресниц светились скупые щелки  монгольских  глаз;
сливались в  них  азиатская  хитрость  и  ум  с  надменной  жестокостью  и
юношеским властолюбием.
     Он слегка приподнял голову и хотел  говорить,  но  в  этот  момент  в
рисунчатое  окно,  оклеенное  провощенным   шелком,   ударилась   крыльями
ласточка. Она звонко чирикнула  и  потонула  в  зелени  сада.  Тонкие  усы
богдыхана  дрогнули:  "Ласточка  -  черная  примета..."  Вспоминая   слова
древнейших, богдыхан подумал о русском  после:  "Чем  тонуть  в  человеке,
лучше тонуть в бездне..." - и поспешно удалился.
     Главный сановник, дядя богдыхана, растягивая слова, оповестил:
     - Пусть мудрые разойдутся по своим палатам...
     В шелковых  туфлях  с  войлочной  подошвой,  по-кошачьи  мягко  шагал
богдыхан по синим плиткам садовой дорожки; он остановился у древнего дуба,
долго любовался порханием пташек,  с  упоением  слушал  жужжание  золотого
жука. Близкие родичи и важные министры, подняв глаза к  небу,  с  трепетом
шептали: "Великий богдыхан беседует с тенью великого учителя Конфуция".
     Кан-си не расставался с книгами древнейших: любил богдыхан выискивать
среди множества причудливых узоров алмазные слова истины и мудрости.  Знал
хорошо историю, философию, географию,  любил  поэзию,  по  звездному  небу
стремился постигнуть  неразгаданные  тайны  мира  и  его  судеб,  ядовитое
лукавство человеческого сердца и непостижимые взлеты ума.
     Вот и сейчас он опустился на мраморную скамейку и углубился в чтение.
     На другой день  до  восхода  солнца  встали  все  жители  Серединного
царства, от великого богдыхана до жалкого кули.  Заглох  огонь  жертвенных
светильников в крохотной фанзе земледельца,  в  утлой  хижине  рыбака,  во
дворце богдыхана.
     "В этот день искру огня труднее сыскать,  чем  мертвому  вернуться  к
жизни", - так говорила китайская пословица.
     На озере, против окон богдыхана, всплеснув крыльями, всколыхнула воду
ранняя  суетливая  утка,  свистнула  пташка,  расправила  ветки  ароматная
акация, из-за горы показалась атласная кромка солнца.  Загорелись  вершины
гор, окропила утренняя розовая  роса  травы,  деревья,  черепичные  крыши,
зубчатые уступы городской стены. Купаясь в  утренних  лучах,  трепетали  и
переливались белоснежной зыбью вишневые рощи богдыханова сада.
     Из окна богдыхан залюбовался капелькой росы,  трепетавшей  на  солнце
живым блеском. Повернул лицо  к  востоку  и  стал  читать  наизусть  вечно
благоухающее стихотворение Конфуция - "Песня скорби".  Читал  он  нараспев
нежным женским голосом. Опустив  глаза,  сомкнув  длинные  ресницы,  делал
паузы, и вновь лились сладкие тягучие слова, как льется  прозрачная  струя
священного меда:

                       Пред вселенной - ничто человек.
                       Он песчинка на дне океана.
                       Перед вечностью миг его век,
                       Это дым пред лицом океана...
                       Славный воин, бедняк и богач
                       Одинаково сходят в могилу,
                       Поглощает забвения мрак
                       Их деяния, и силу, и славу...

     Богдыхан, не открывая глаз, стоял с  наклоненной  головой,  губы  его
шептали: "Пред вселенной - ничто человек..."  Потом  богдыхан  выпрямился,
мягкой походкой стал спускаться по мраморным ступенькам,  ведущим  в  сад.
Мгновенно  носильщики  в  красно-бело-голубых  одеждах   поднесли   желтый
паланкин с вышитыми на нем синими драконами.  Император  приказал  отнести
его прогуляться по царственному парку. Минуя Зеркальный  фонтан,  паланкин
скрылся за зеленой роскошью густых акаций.
     В этот день в Серединном царстве не зажигали огня, не варили кушаний:
все строго чтили Ханьшицзе - День холодной пищи.
     На площади  Синего  дракона  бродячий  певец  собирал  многочисленную
толпу, пел дребезжаще, тоскливо:
     - "Постигло горе  цзиньского  князя  Вэня,  будущего  могущественного
богдыхана:  страдал  он  от  завистливых  недругов,  томился  в  изгнании.
Сопровождала его небольшая кучка самых преданных слуг. Среди них отличался
человек Большое Сердце  -  Цзе.  Кругом  простиралась  пустыня,  никто  не
находил ни воды, ни пищи. Будущий богдыхан  ослаб  от  голода  и  упал  на
песок.
     "Погодите, - спокойно сказал Цзе, - я вам сейчас принесу пищу".
     Цзе вернулся слабый и бледный, но принес кусок зажаренного мяса, вкус
которого будущий богдыхан нашел великолепным.
     Цзе спас жизнь Вэня, насытив его... собственным мясом..."
     Вещий певец смолк,  закашлялся,  крутил  высохшей  облезлой  головой.
Толпа терпеливо ожидала.
     Старик с трудом разжал спекшиеся  губы,  поднял  воспаленные  веки  и
продолжал:
     - "Тень и та убегает, убежали и горькие дни: Вэнь стал могущественным
богдыханом, он торжественно въехал в  столицу  и  расположился  во  Дворце
цветов.  Всех  своих  верных  слуг  сделал  он  начальниками,  министрами,
сановниками.
     Забыл богдыхан лишь о Цзе: он не попал ему на глаза.
     Один из новых министров осмелился напомнить богдыхану:
     - Вы забыли,  государь,  человека,  который  кормил  вас  собственным
мясом.
     - Да, это правда, я виноват! Пришлите сюда Цзе.
     Всюду искали Цзе, но его нигде не оказалось. Богдыхан узнал, что  Цзе
с матерью ушел на гору Мянь-шань. Он собрал приближенных и  отправился  на
гору. Цзе не показывался, на зов не отвечал. Богдыхан разгневался, потерял
терпение:
     - Неужели нет сил заставить его выйти?
     - Есть верный способ, - ответил злой  мудрец,  -  которым  заставляют
выйти из леса любого зверя.
     - Какой?
     - Стоит только зажечь кустарник, и дым заставит его выйти...
     - Зажигай!.. - закричал богдыхан.
     Вмиг обгорела гора, почернели скалы, пепел покрыл землю. Но Цзе никто
не видел. По пеплу дошли до вершины горы и нашли там два обгоревших трупа.
С тех пор народ чтит память преданного долгу человека:  в  день  Ханьшицзе
никто не осмелится зажечь огонь, проглотить кусок горячей пищи".
     Толпа разлилась по улицам.
     Дряхлый певец шагал, стукал клюкою о булыжник. Вновь  собрал  большую
толпу и вновь стал славить Цзе, но  народ  ждал  другого.  Тесно  обступив
певца,  люди  жадно  просили,  чтоб  пропел  он  стихи  защитника  бедных,
бессмертного Бо Цзюй-и. Певец зорко оглянулся, вскинул руки  над  головой,
замахал ими, как птица крыльями, и запел:

                  ...Колосья зерном не успели налиться, -
                  Все они, не созрев, засохли.
                  Старший сборщик все это знает,
                  Но не просит снизить поборы.
                  За податью рыщет, налоги тянет,
                  Чтоб видели его старанье...
                  ...С наших тел
                  Сдирают последний лоскут!
                  Из наших ртов
                  Вырывают последний кусок!
                  Терзают людей, отбирают добро
                  Шакалы и злые волки!..

     Из-за угла выбежали солдаты богдыхановской стражи с копьями и ножами.
Толпа дрогнула, певец умолк. Размахивая мечом, начальник  разгонял  народ,
злобно кричал:
     - Я заткну  поганый  рот  этому  каркающему  ворону!  Где  он?  Пусть
пройдется мой меч по его дохлой шее!..
     Начальник бегал, вынюхивал, выискивал, за ним спешили солдаты.  Толпа
рассеялась, а певец исчез, словно его никогда здесь и не было.
     День гас. Пыль медленно садилась на деревья, на крыши. Смолкли птицы.
Шум улиц еще висел над городской стеной. Вот  все  стихло.  Тень  прикрыла
землю теплым  пологом.  Сияли  бесчисленные  глаза  неба  -  звезды.  Луна
купалась в седом озере, зажигала стволы бамбука, золотые крыши холмов.
     Опустилась синяя ночь, влажная, душная. Аромат цветов и трав  пьянил,
кружил голову.
     Русский посол, Николай Спафарий, спать не ложился:  нетерпеливо  ждал
утра, ждал представления богдыхану. Посол сидел  у  черного  лакированного
столика. Вздрагивало перо,  прыгая  по  шершавому  листу,  узорчатая  нить
ложилась в строчки, скупые и строгие. Посол бережно записывал, что  узнал,
подсмотрел,  подслушал  о  жизни,  о  делах  неведомых  доселе  желтолицых
обитателей призрачного Серединного  царства.  Здесь  все  заперто  наглухо
крепкими замками скупого молчания. Здесь с безумным  старанием  скрываются
от чужих глаз даже самые безобидные мелочи.
     Спафарий  отложил  перо.  Отодвинул  резное  оконце.  Хлынула  теплая
сырость, ворвались запахи трав и  цветов:  острые,  терпкие,  непривычные.
Запахи дурманили, кружили голову.
     Спафарий оконце захлопнул:  "Дурно  благовоние,  душе  непотребно..."
Опустился на сиденье, задумался, вспомнил  обиды,  нанесенные  ему  людьми
богдыхана.
     Обиды тяжкие: две недели тому назад посла позвали ко двору богдыхана.
Посол собирался старательно: мылся, надевал  новые  одежды,  мазал  голову
душистым маслом. К богдыхану посла не пустили, заставили отбивать  поклоны
неведомо кому.  Из-за  шелкового  занавеса,  через  своего  приближенного,
богдыхан задал три вопроса:
     - Каково здоровье русского царя? Сколько ему лет? Давно ли царствует?
     Получив ответы, богдыхан удалился, а Спафария  отвели  на  посольский
двор. Опять потянулись тягостные дни ожидания.
     Вежливые и льстивые  богдыхановы  сановники  приносили  послу  тысячи
извинений, указывали такие важные причины, что  посол,  потерявший  всякое
терпение, готов был поверить. Уходя, сановники низко клянялись и твердили:
"Ханьшицзе, Ханьшицзе..."
     Спафарий  решил:  самая  важная  причина  -  неизвестный   Ханьшицзе,
бросился к столу, торопливо  внес  в  дневник  новое,  пойманное  мудреное
слово.
     Наступил день представления богдыхану. За два  часа  до  рассвета  за
Спафарием  приехал  празднично  разодетый  китайский  чиновник.   Спафарий
набросил на спину соболью шубу, неловко влез в паланкин.  Паланкин  слегка
покачивался на плечах шагающих в ногу носильщиков.
     Свита Спафария ехала вслед верхом на лошадях. В розовой  предутренней
мути дрожал город, путь освещали бумажные фонарики; их  несли  услужливые,
ловкие люди. В горах выли шакалы,  бездомные  собаки  подвывали.  Китайцы,
прислушиваясь, улыбались: по их приметам, это предвещало успех.
     Двигались неторопливо, осторожно.
     На востоке белые полоски окаймляли зубцы гор, скрылись звезды, пахнул
влажный ветер.
     Караван остановился у городской  колокольни.  Высокая  восьмиугольная
колокольня, выложенная из мрамора, возвышалась над всеми строениями.
     Причудливая колокольня  состояла  из  девяти  разноцветных  мраморных
поясов, она блестела и переливалась радугой. Снизу доверху вилась винтовая
лестница с гладкими площадками  на  каждом  поясе.  Площадки,  окаймленные
узорчатой  решеткой,  имели  множество  колокольчиков  различной  формы  и
величины. На вершине колокольни восседал большеголовый  золоченый  идол  -
хозяин города.
     Китайцы пали перед колокольней на колени, старательно  отбили  девять
поклонов.
     Караван двинулся дальше.
     К рассвету достигли Гулоу - Башни времени.
     Высокая башня с выступами, построенная из гранитных  плит,  имела  на
одной из  площадок  два  прозрачных  фарфоровых  сосуда:  верхний  в  виде
огромной груши, нижний - расписной чаши. Сосуды были  искусно  разукрашены
рисунками:  цветы  и  листья,  птицы  и  рыбы  как   живые   трепетали   и
переливались. Тонкая струя воды из  верхнего  сосуда  медленно  спадала  в
чашу. Когда чаша наполнялась доверху,  раздавался  чуть  слышный  звук,  и
человек в желтом халате, соломенной шляпе, с  угрюмыми,  строгими  глазами
ударял  колотушкой  в  огромный  барабан,  отбивая   час   по   китайскому
исчислению.
     Около башни Гулоу караван стоял до тех  пор,  пока  чаша  наполнилась
дважды.
     Солнце  осеребрило  вершины  гор,  зажгло  макушки  городских  башен.
Светало. Головная часть каравана остановилась у большого каменного столба.
На нем светился высеченный иероглиф - имя  богдыхана.  Спафарий  вышел  из
паланкина, подъехали остальные, также сошли на землю.
     Русских провели через несколько больших ворот с  тяжелыми  щеколдами,
резными переплетами.  Последние  из  них  -  Тун-хуа-мынь,  или  Восточные
цветочные ворота. Верхние части их  украшали  изображения  синих,  черных,
огненно-красных драконов, страшных птиц  с  рыбьими  головами  и  крыльями
летучих мышей.
     Русских ввели на просторный двор, устланный дорогими  коврами.  Перед
глазами  открылась  невиданная  картина:  плотной  стеной  стояли  люди  в
золоченых, пестрых, синих, красных халатах, ветер  колыхал  черные  перья,
воткнутые в их высокие шляпы. Среди них,  опустив  хоботы,  переступали  с
ноги на ногу огромные белые слоны.
     Спафарий окинул глазом, решил:  слонов  более  ста.  Слоны,  покрытые
узкими ковриками, с резными корзинками на спинах, составляли торжественный
богдыханский поезд. На шее каждого слона дремал погонщик.
     Посредине  двора  возвышалось  много  круглых   предметов,   закрытых
огненно-желтой материей. То были бубны, каждый в рост человека.  В  правом
углу двора стояла позолоченная колесница богдыхана; в нее либо  впрягались
слоны, либо несли ее сорок лучших носильщиков  двора.  Колесницу  охраняли
сумрачные, желтолицые, высокие на подбор люди с пиками наперевес.
     Русские терпеливо ожидали, сидя на коврах.
     Когда двор ослепительно расцвел в солнечных лучах,  русских  медленно
повели через множество ворот, проходов, по затейливым дорожкам,  усыпанным
белыми, синими камешками.
     Вскоре  русские  очутились  перед  малым  дворцом  богдыхана.  Легкое
трехэтажное  здание  будто  повисло  в   воздухе:   три   изящных   пестро
раскрашенных домика, поставленных друг на  друга,  возвышались  на  тонких
позолоченных колонках; бумажные окна, причудливые, загнутые  кверху  концы
крыш и горящий шар вверху этого хрупкого на вид сооружения  довершали  его
облик. Дворец вызвал восторг даже у Спафария,  видевшего  за  время  своих
скитаний по свету немало чудес.
     Вокруг раскинулся сад, били фонтаны:  у  одних  струя  вырывалась  из
пасти рыб, у других - из клюва птицы, у третьих - из хобота слона.
     Меж деревьев блестела  полоска  речки,  через  нее  переброшено  было
несколько мостов из белого мрамора.
     Солнце, скользнув по макушкам деревьев, превратило в  кровяную  струю
богдыханов фонтан, который бил из-под земли у правой половины дворца.
     Это был долгожданный знак.
     Ударили бубны. От непривычки русские  зажимали  уши,  озирались.  Гул
усиливался,  рев  бубнов  возбуждал  слонов,  они  нетерпеливо  топтались,
погонщики щелкали бамбуковыми палками. Люди в пестрых халатах вытянулись и
застыли  истуканами.  Русских  повели  через  множество  узеньких   ворот.
Спафарий шел степенно, не удивляясь, не озираясь. Тяжелая шуба давила его,
от июньской жары мутилось в глазах, посол обливался потом.
     До  главной  площади   допустили   только   Спафария   и   нескольких
приближенных: боярских детей и важных служилых людей. Остальных задержали.
     К большому дворцу, отличавшемуся от первого лишь величиной,  тянулась
дорожка, выложенная из гладких синих и белых мраморных плит.
     Ничья нога, кроме ноги великого богдыхана, никогда не ступала по этой
дорожке. Ее ревностно охраняли люди в  огненных  халатах,  они  стояли  на
строго очерченных зелеными камешками местах, не шевелились. На древках пик
у них развевались желтые флажки, а на остриях - конские хвосты.
     Белая лестница вела на террасу главного  здания,  на  каждой  ступени
возвышалась фигура в пестром халате, с флажком в одной  руке  и  копьем  в
другой. На копьях развевались хвосты барсов.
     В дверях  Спафарию  бросились  в  глаза  большие  бронзовые  птицы  с
безобразными головами, выпученными глазами; в клювах птицы держали факелы.
     Просторный зал Вэнь-хуа-дянь, или  Зал  цветов  литературы,  не  имел
мебели, пришедшие садились на ковры, по китайскому обычаю поджав под  себя
ноги. Спафарий обвел глазами зал: стены темны, без украшений, лишь в  виде
узкой полосы низ был изукрашен изображениями густо-синих летящих  драконов
с зубастой пастью, орлиными крыльями, длинным змеиным хвостом.
     Колонны,  поддерживающие  потолок,  сияли   ослепительным   лаком   с
кроваво-красным отливом. Бумажные фонарики гирляндами свисали меж  колонн.
На тоненьких бамбуковых треножках  стояли  деревянные  чашки,  наполненные
рисом, пшеном, маком, пшеницей; воткнутые в каждую чашку  травяные  свечки
курились тонкой струйкой дыма и наполняли зал одуряющим ароматом.
     В глубине зала виднелась шелковая занавесь. Спафарий  догадался,  что
за занавесью - трон богдыхана.
     В открытые окна врывался ветер, слышался  шелест  деревьев,  журчание
воды,  пение  птиц.  День  удался  яркий,  сияющий.  Китайские   чиновники
улыбались, предвещая доброе настроение богдыхана, успешный прием  русского
посла.
     Спафария и его близких усадили в  левой  стороне  зала  на  маленьких
шелковых подушках. Важные сановники, приближенные двора расселись по чину,
роду, званию.
     Раздался гром бубнов, дробь барабанов, вой флейт, звон литавр.  Потом
простонал колокол, а вслед за ним неистовый человеческий крик возвестил  о
чем-то непонятном.
     К Спафарию подошел переводчик в китайском халате,  с  широким  бритым
лбом. Спафарий заметил: у него необычайно длинный нос, открытые  глаза,  а
черная коса ловко приклеена. Спафарий узнал в переводчике иезуита.
     Переводчик  вежливо,  на  латинском  языке,  возвестил,  что  великий
богдыхан, Сын неба, мудрейший Кан-си изволили приблизиться к трону, в зале
уже витает его дух...
     Услужливый иезуит, глазами показав на всех  присутствующих  китайских
сановников, которые неистово отбивали поклоны, объяснил:  они  показывают,
как русский посол и его люди должны кланяться  богдыхану.  Число  глубоких
земных поклонов всегда точно и равно девяти.
     Спафарий подумал: "На Руси даже царю пресветлому поклоны земные  бьют
единожды", - и посол твердо решил не  позорить  чести  русского  царя,  не
падать ниц перед китайским богдыханом.
     Важный сановник повел Спафария  отбивать  поклоны.  Посол  упрямился,
ссылаясь на болезнь, на отсутствие того, кому бить надобно поклоны, на то,
что кланяться с ларчиком, где сокрыта великая грамота русского  царя,  ему
не велено.
     Иезуит вежливо убеждал посла:
     - Богдыхан давно неведомо присутствует  в  зале...  Грамота  русского
царя известна богдыхану...
     Мандарин подсунул Спафарию крошечный бамбуковый столик, чтобы он  мог
поставить ларчик. Спафарий повиновался.
     Вновь ударили бубны, барабаны, литавры.
     Спафарий сожалел об уступке,  допущенной  им,  гневно  посматривал  в
глубину зала. Занавесь распахнулась. Спафарий увидел молодого человека лет
двадцати  четырех,  с  лукавыми  подвижными  глазами,   тонкими   усиками,
царственным, надменным лицом. Сидел он  на  возвышении,  утопая  в  шелку,
бархате.
     На нем желтая шелковая одежда, расшитая золотыми драконами, на  ногах
- светло-синие туфли с толстой мягкой подошвой. Позади трона, над  головой
- высокие опахала из павлиньих перьев.
     По правую руку богдыхана находился его советник -  седовласый  старец
со строгим сухим лицом, в просторной  длинной  одежде  темного  цвета,  по
левую  -  главный  сановник  двора.   Перед   главным   сановником   стоял
лакированный столик с фарфоровым чайным  прибором  и  маленькой  блестящей
шкатулкой.  В  ногах  богдыхана  расположились  близкие  родичи:   братья,
племянники, дяди.
     Богдыхан никогда не видел  русских:  он  не  смог  скрыть  удивления,
заметно волновался, неловко теребил шелковый шнурок.
     Спафарий шагнул, отвесил только один глубокий поклон и сел на подушку
в отдалении от богдыхана.
     По залу пролетел легкий шепот:  первая  дерзость  русского  посла  не
прошла незамеченной.
     Несколько минут никто не шевелился: богдыхан рассматривал посла.
     Перед Спафарием поставили  крошечный  лакированный  столик.  Неслышно
шагая по коврам, скользили  слуги,  разносили  чай  в  фарфоровых  чашках.
Кан-си трижды посылал кушанья со своего столика русскому  послу:  кубок  с
черным вином, золотистые ломтики дыни, чашечку крупнозернистого риса.
     Между Спафарием и троном появился человек; в нем он узнал переводчика
и понял: наступила решающая минута - переговоры.
     Гортанный тонкий голос  богдыхана  резанул  ухо  Спафария.  Родичи  и
сановники торопливо отбивали поклоны. Спафарий сидел спокойно.
     Переводчик, низко поклонившись, перевел слова богдыхана.
     Кан-си сказал Спафарию:
     - Говорю сверху на низ... Страна Элосы далеко, вижу это по усталому и
обветренному лицу посла... Страна Элосы богата, я  вижу  на  твоих  плечах
дорогое одеяние... Богатый поймет только богатого,  умный  -  умного...  Я
буду спрашивать тебя, ты отвечай мне.
     Водворилась тишина.
     Богдыхан спросил:
     - Какую звезду посол считает вечной подругой луны?
     Придворные, подобострастно глядели на мудрого богдыхана, гордясь  его
недосягаемой ученостью.
     Спафарий  подумал:  "Смеется  царек  китайский,  за   младенца   меня
почитает".
     Он побагровел, раздраженно бросил богдыхану:
     - На небе не бывал, звезд там не считал!
     Иезуит-переводчик вздрогнул: он не решался  передать  Кан-си  дерзкие
слова.
     Кан-си ждал. Услышав слова переводчика, сановники попадали и  боялись
оторвать голову от  пола.  Кан-си  не  сводил  глаз  со  Спафария,  силясь
разгадать человека, от которого исходят неслыханные по дерзости слова.
     Дрожащей рукой богдыхан взял чашечку, слегка щелкнул по  ней  ногтем.
Подобно флейте запел тончайший китайский фарфор, нежный звон  разлился  по
залу. Богдыхан лукаво скосился, сдержанно спросил:
     - Умеют ли в стране Элосы делать чашки  тонкого  небесного  камня,  с
голосом райской птицы?
     Спафарий обиделся еще больше,  скрыв  волнение,  разгладил  волнистую
бороду, не торопясь, степенно ответил:
     - Горшечником не бывал, я есть царский посол...
     Кан-си вновь устремился глазами на посла; при глухой тягостной тишине
зала смотрел, не отрываясь, до тех пор, пока не устал.
     Порывисто поднявшись, богдыхан дал знак.  Ударили  барабаны,  заухали
бубны. К Спафарию подошли люди сумрачные, свирепые; бесцеремонно взяли его
под руки, вывели из зала.
     Кан-си  скрылся  в   боковой   двери   и   направился   в   дворцовое
книгохранилище. Раскрыв огромную, в деревянных обложках книгу, углубился в
чтение.
     Долго  разбирал  сложнейшие  колонки  иероглифов,  мучительно   искал
объяснения случившемуся: богдыхан советовался с древнейшими из древнейших.
     Мудрость книг не знает пределов,  древнейшие  находили  непоколебимые
истины даже в споре с могущественным небом, и Кан-си нашел  точный  ответ:
еще не родилась новая луна после дня Ханьшицзе, а во  сне  богдыхан  видел
огонь и дым. Что может быть хорошего,  если  в  день  Ханьшицзе  богдыхану
приснился огонь и дым?
     Хуже ничего быть не могло...
     Кан-си бережно положил тяжелую книгу.
     Русского посла он приказал запереть,  держать  под  караулом  строго.
Подслухов послать, нарядив их купцами, вести приносить до  солнца  каждого
дня.
     Невиданно, чтобы камыш гнулся и не ломался.
     Пусть непокорный покорится!.. А богдыхан сыщет в мудрых  книгах,  как
поступали древнейшие с непокорными иноземцами.




                               ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


                                ДВА ГОНЦА

     Январские ночи морозны. Небо сине. Звезды ярки. Спит Москва,  в  снег
закутана, словно в заячье одеяло; снег  сугробист,  синь.  Москва  -  Руси
столица - пробуждается рано. Чуть зардеет первый отблеск зари,  расцветает
она в белосиянии, загорается золотом куполов;  по  кривым  улицам  тянутся
длинной вереницей возки, скачут конники,  спешит  мелкий  служилый  народ,
купцы, ремесленники и иной люд. На базарных площадях  гам,  брань,  споры.
Люд московский шумит спозаранку.
     Посреди Москвы стоит великий  Кремль.  А  в  Кремле  живет  государь,
властелин Руси. Башни кремлевские высоки, стены  каменные  крепки,  ворота
глухи. И что за теми кремлевскими стенами делается, знает лишь царь да его
ближние помощники. На то он и Кремль. Испокон веков так повелось:  царь  в
Кремле, а народ подле.
     Боярин Матвеев встал рано, сотворил утреннюю молитву, наряд  боярский
надел и вышел из хоромин во двор. Зевнул, оглядел небеса.
     - День яснолик, то примета добрая...
     Встал боярин рано неспроста, тому причина - именины  царя.  Хлопот  у
боярина много, дел не счесть. Торопясь, боярин вошел в  трапезную  палату,
ел нехотя. Перекрестился, набросил на плечи шубу, сошел с крыльца,  сел  в
возок: надо было боярину в посольском приказе вести новые собрать, чтобы в
утреннюю встречу рассказать царю все подробно.
     В посольском приказе ждали  гонцы  из  Сибирской  земли.  По  дорогам
кружила метель, снежные горы наметало огромные, оттого гонцы замешкались и
на Москву к сроку не попали.
     А по Москве плыли вести тревожные.  И  хоть  стены  Кремля  толсты  и
высоки, а ворота глухи, вести доходили  и  до  царских  палат.  Иные  люди
шептали, а иные, не таясь, говорили, что-де Руси ныне  неуспех  полный,  а
государю русскому - кручина  и  печаль.  Земли-де  Сибирские,  повоеванные
Ермаком еще при царе Иване Грозном, ныне пали. Отвоевали их мунгалы. Царев
же посол, Николай  Спафарий,  по  прозвищу  Курносый,  не  русских  кровей
человек, грамоту царскую изодрал в мелкие лоскутки,  посольство  бросил  и
даже икону святого Спаса нехристям отдал на поругание.  Сам  же  богдыхану
бил челом низко, ногу ему целовал и при дворе его десятым боярином служит.
     В посольском приказе людно, шумно. Думный дьяк  встретил  боярина  на
крыльце:
     - Три гонца прибыли, боярин!..
     - Откуда ж гонцы?
     - Сибирской земли посланцы.
     Боярин резво вошел в приказ. Грамоты отобрал и поехал к царю.
     Царь сидел хмур и невесел. Боярин  хотел  доброй  вестью  порадовать,
царю сказал громко:
     - Великий государь, грамотки дальних земель присланы.
     Царь головы не поднял.
     - Читай, боярин, неторопливо, внятно...
     Боярин печать снял, развернул  грамотку.  Писал  воевода  Нерчинского
острога Даршинский. Воевода сетовал на царского  посла  Николая  Спафария:
посол тот его, воеводскую, руку отвел, грабежников и воров, что  воровскую
поставили крепость на Амуре-реке, казнить не велел, а приказал  пустить  с
миром. Неладное посол надумал и тем ворам волю дал, а  надобно  тех  воров
побить,  повывести,  чтоб  и  другим  неповадно   было   грабежничать   да
бродяжничать, да воеводам царским смертью угрожать.
     Боярин откинул грамоту молча. Снял печать с другого свитка,  то  была
вторая грамота воеводы Даршинского, посланная вслед первому гонцу. Воевода
жаловался пуще прежнего и всячески ругал царского посла:
     - "А грабежник тот, Ярошка Сабуров, что в  вожаках  воровских  ходит,
послушав навет Минина, коего я отпустил по указу твоего, великий государь,
посла  Николай  Спафария,  кричал,  собрав  своих  воров:  "Того   воеводу
нерчинского вздернем на первой осине ногами к небу!" Молю,  царь-государь,
возымей на то твою милость,  повели  казнить  тех  воровских  людишек  для
спокою и порядков в землице Сибирской и тем огради меня, твоего слугу,  от
лютостей и подлой смерти".
     Царь вскипел, рассердился:
     - Грабежников тех - Ярошку Сабурова да его ближних помощников  числом
двадцать - надобно сказнить немедля, а прочих  воров  и  грабежников  бить
кнутом и левые руки отсечь напрочь, чтоб неможно им было грабежничать.
     Боярин поклонился. Снял печать с  последней  грамотки.  Сверток  мал,
писано мелко, отборно: боярин признал по строчкам руку  Николая  Спафария.
Посол  жаловался  на  упрямство  китайских  чиновников,  на  неуспех   его
посольства, на все дорожные муки. Клялся, что он чести  русского  государя
не уронит, посрамления Руси не потерпит. Посол писал:
     "Гордость царя китайцев столь велика, сколь слабы  его  ратные  силы.
Воины худы, и порядки ратные у них негожи, и,  окромя  того,  междоусобицы
кровопролитные часты. Как собаки, дерутся их князьци меж собой, а от этого
льется кровь. Народишка  китайский,  повоеванный  разбойными  маньчжурами,
стонет в слезах, в печалях, в горестях, ища себе пристанища. Видя крепость
святой Руси и твою, великий  государь,  единую  волю,  многие  тунгусишки,
браты и мунгальцы бегут к  нам,  на  Русь,  под  твою,  великий  государь,
твердую руку. Рубежи Руси тут крепки, и держат  те  рубежи  по  Амуру-реке
безвестные воровские  людишки  Ярофея  Сабурова.  Те  воры  страхи  многие
маньчжурам и даурцам сотворили и крепость твоим, великий государь,  именем
возвели. Нарекли ту крепость  Албазин  не  зря,  а  оттого,  что  грозного
князьца Албазу повоевали и земли, захваченные им, отобрали".
     Боярин лицом просветлел, с радостью думал: "Посол царя, Николай, дела
добрые делает, честь не роняет и  в  вере  тверд".  Царь  же  поглядел  на
боярина сумрачно.
     - Не ложное ли то письмо посла, боярин?
     - Государь, наветы на твоего  посла  верного  многие  возведены;  то,
государь,  напраслина  и  коварство  мужей  злонравных...  Посол  великие,
праведные дела творит.
     Царь взглянул строго:
     - Какая тому порука, боярин?
     - Порукою, государь,  клятва  посла  перед  иконой  божьей  матери  и
целование креста святого.
     - Ведомо ли тебе, боярин, что посол икону святого Спаса  в  Китайщине
посрамил?
     - Того, государь, не слыхал...
     - То-то,  не  слыхал!..  Однако  надобно  было,  боярин,  греку  тому
посольства не давать - негож!
     Боярин, оправив бороду, сказал глухо:
     - Не почти, государь, за обидное молвить слово в защиту чести  посла,
ибо за глаза поносят и нескладно и неправедно...
     Царь задумался. Боярин ободрился, заговорил громче:
     - Глянь, государь, в оконце.  День  выдался  светлый  -  то  знамение
божьей благодати в твои именины. Примета, государь, добра... Потребно,  по
обычаю предков наших, в такой день творить милости щедрые...
     - О чем, боярин, речи заводишь? - удивился царь.
     - Не о себе пекусь,  государь,  -  о  людишках,  кои  богатства  Руси
охраняют, не жалеючи животов своих.
     -  Речи  твои,  боярин,  неладны:  печешься  о  грабежниках,  что  по
Амуру-реке гуляют?
     Боярин поклонился, царь сказал:
     - Бывало ли так, чтоб русские  цари  грабежников  щедротами  осыпали?
Тяжкие грехи тех воров, и не уйти им от гнева божия...
     - Милостью господь лютых губителей исправлял... - сказал  в  смущении
боярин и, помолчав,  добавил:  -  Грабежники  те,  государь,  рубежи  Руси
берегут,  на  бою  смелы,  ратные  походы  твоим  именем  ведут,  в   вере
христианской крепки.
     Царь теребил тесьму пояска.
     Боярин говорил:
     - Читая послания Спафария,  разумею  так:  коль  те  грабежники  дань
пушную, собрав с покоренных народцев, в казну твою царскую отдали, худо ли
сделали?
     - Похвалы достойно, - сурово сказал царь.
     Боярин продолжал:
     - Укрепили они рубежи, стоят на них, жизни своей не щадя.  Плохое  ли
то, государь, дело? Грабежники ли они?
     Царь смущенно  мигал,  по-прежнему  теребил  свою  шелковую  опояску.
Боярин говорил правду. Царь отвернулся к оконцу, долго смотрел.  Боярин  к
нему подошел и тихим, вкрадчивым голосом заговорил вновь:
     -  Памятую,  государь,  мудрость  великого  царя-батюшки  Руси  Ивана
Грозного. Сибирь он принял из рук Ермака, простив тому вольному казаку все
его прежние прегрешения...
     - Ой, умен ты, Матвеев, умен не в меру!..
     Боярин низко поклонился, стал говорить громче, смелее:
     -  Река  Амур  и  земли  по  ней  Руси  прикосновенны.   Иноземцы   -
маньчжурские данники - сели на ту землю зря. То, государь,  против  божьей
воли они сели...
     Царь топнул ногой:
     - Согнать надобно, повоевать непрошеных хозяев!..
     - Повоеваны, государь, - оживился боярин, - людишками Ярофея Сабурова
повоеваны! И стоит там Ярофей Сабуров,  как  прописал  о  том  посол  твой
Николай, на рубежах Руси твердо.
     Царь задумался.  Боярин  говорил  ладно.  День  стоял  ясный.  Ударил
колокол. Звал он к обедне. Царь с боярином перекрестились враз.
     Торопливо вошел думный дьяк.
     - Великий государь, хоть  в  день  твоих  светлых  именин  отойди  от
государевых забот. А ты, боярин, неужели повременить не в  силах?..  Краем
уха я слыхал о делах восточных. Отдохни, великий государь, а я по  приказу
посольскому твоим именем все исполнил.
     Царь кивнул головой. Боярин ушел, оставив царя с дьяком вдвоем.
     Лишь через неделю узнал Матвеев, как выполнил волю царя думный  дьяк.
Послал он нерчинскому воеводе гонца с грамотой смертной. А в день  царских
именин послал  второго  скорого  гонца  с  грамотой  щедрой.  Ежели  гонец
доставит смертную грамоту ко времени, быть тем грабежникам  казненным.  На
все воля божья.
     В щедрой же грамоте Ярофею Сабурову царь в день своих светлых  именин
все прощал и ставил  его  приказчиком  Албазин-крепости.  Казакам  же  его
положил жалованье и послал из царской казны две тысячи серебром.
     В субботний день до солнцевосхода из Москвы  поехал  скорый  гонец  с
царевой грамотой. Он миновал московскую заставу, круто повернул  и  выехал
на широкую дорогу, что идет к северу, на Пермь.



                           АЛБАЗИНСКАЯ ВОЛЬНИЦА

     Албазинская крепость росла. Даурские и маньчжурские тайные доглядчики
дивились, сколь проворно хозяйствуют на Амуре казаки Ярофея. Слава  прошла
далеко о безвоеводской, вольной и сытой жизни  на  Амуре-реке;  тянулся  к
Ярофею Сабурову гулевой, босой, рваный люд... Около Албазина пришлый народ
селился вольно. Облюбовав удобное место, пришельцы расчищали его от леса и
селились. Трудился  народ  по-разному:  кто  пахал  пашни,  кто  промышлял
соболя, кто за ремесло взялся.  Явились  и  купцы,  обосновались  наскоро,
лавки поставили в косой ряд и торговлю повели.
     По почину купцов да казачьих  жонок  возвели  албазинцы  на  пригорке
церковь.
     Едва всплывало солнце и утро багрянило вершины зеленых гор, расцветал
Албазин. Белесый туман редел, таял, подымаясь ввысь. По утренней росе  шли
к берегу казачьи рыболовы. Сети бросали на тихой заводи и, вытащив богатую
тоню, хвалили щедрость кормильца и богатея Амура-батюшку. Жонки сбирали  в
корзины улов: жирных  сазанов,  тайменей,  щук,  налимов,  лещей;  сердито
выбрасывали на песок черную большеголовую рыбу - широколобку, по  прозвищу
черт-рыба, да пучеглазых раков. Черт-рыба металась на песке, жадно хватала
воздух непомерно большой зубастой пастью, раки  шевелили  длинными  усами,
торопливо пятились к воде, щелкая крючковатыми клешнями.
     По увалу возле рощи семья казака Стрешнева расчищала пашню. В прошлую
осень собрали албазинцы с новой землицы первый богатый урожай.  Радовались
казаки-землеробы:  стояли   хлеба   золотой   стеной,   высокие,   густые,
колосистые. Наливные зерна пшеницы заполнили наскоро  срубленные  закрома.
Зажили казаки сыто, многие побросали куяки, самопалы, сабли...
     В казацкой кузне не потухал горн:  кузнецы  безотказно  ладили  сохи,
бороны, ковали серпы, косы, ножи, топоры. Отыскались медники, подеревщики,
кожевники и прочего ремесла люди. Всем хватало дела и забот.
     Нередко албазинцы приносили в кузню  даурские  серпы,  косы,  мотыги.
Серпы были похожи на клинки, а косы - на узкий  полумесяц.  Тогда  кузнецы
бросали молоты, сбивались вокруг и долго разглядывали  невиданные  изделия
даурских земледельцев. Оглядев, кузнецы пробовали на твердость, на взмах и
быстро перековывали даурские серпы и косы на русский лад.
     С вечера жонки топили жарко огромные, сбитые из глины  русские  печи.
Поутру вздымались над Албазинским городком, плыли над Амуром запахи  теста
кислого, сусла черного, запахи крепкие: хлебные, квасные, хмельные.
     Жил Амур многие века, а таких запахов до прихода  казачьих  жонок  не
бывало. Брага пьяная, тугие караваи хлеба да щи русские на пользу пришлись
новой землице.
     Амурские  эвенки,  ясашные  люди  из   далекой   тайги   тянулись   к
укрепленному городку, к обильному  столу  албазинцев  -  видели  они,  как
велика сила русских.
     Чуть  занималась  заря,  на  базарной  площади   собирался   пестрый,
разноголосый народ. Из таежных стойбищ приезжали  оленные  эвенки  с  туго
набитыми сумами пушнины. Бойкий торг утихал, когда солнце падало за  гору,
с Амура тянуло прохладой, надвигалась темнота.
     Быстро богател и ширился Албазин.
     Пополнели  казачьи  жонки,  поправились  от  славного  житья,  ходили
цветистые,  нарядные.  Плыла  над  Амуром  раздольная  русская  песня.   В
прибрежных горячих песках по целым дням копошились, играли ребятишки.
     Жить бы, смеяться да радоваться, а у Ярофея колючим ветерком обдавало
душу.
     Стоял ясный день. Блестел  Амур  строгой  гладью.  Ярофей  смотрел  в
оконце, щурился. Далеко с восточной кромки неба подымалась  грузная  туча.
По кривому закоулку брели два эвенка,  с  ними  албазинец  Степка  Кузнец.
Из-под лисьих шапок эвенков видны пестрые накидки русской  ткани,  меховые
сапоги, отороченные желтым и красным сукном. Несли  эвенки  медный  котел.
Остановились посреди закоулка, сели на землю, неторопливо закурили.  Потом
склонились над котлом и долго осматривали и  ощупывали  добротное  изделие
албазинского умельца, а он широко размахивал руками, бил рукояткой ножа по
котлу, чтоб звенел. Эвенки смеялись: и рады и довольны. Мена шла котел  на
котел. Эвенки вынимали  из  сумы  искристые  соболиные  шкурки,  ловко  их
встряхивали, чтоб играл мех на солнце, и бросали  в  котел.  Степка  жадно
следил. Когда котел наполнился, провел он закопченой рукой по его  кромке,
вровень идет - ладно. На том и разошлись.
     Надвигалась туча на светлое небо, наплывали на Ярофея  тяжелые  думы.
Вспомнилась сонная Лена и житье в Сабуровке.  Только  на  Амуре  иное.  За
серой гладью великой реки, за синими  цепями  затуманенных  гор  притаился
грозный враг - дауры и маньчжуры. Вздыхал Ярофей: каковы казаки,  походные
его дружки! Многие и про сабли и про самопалы забыли - хорошо и  сытно  на
жирных амурских землях. Тепло светит солнышко, ветер  прочь  гонит  черную
тучу - не быть грозе, пройдет  она  стороной.  Вскочил  Ярофей.  "Так  ли,
албазинцы? Не рано ли  на  сытый  покой?!"  Сбежались  клочковатые  брови,
налились кровью глаза. Рванулся атаман к дверям. Навстречу ему Степанида.
     Исполнилось и у нее желание. В чисто убранной горнице смольных  запах
бревенчатых стен смешался с запахом розовых пышек, испеченных на поду.  На
оконце свели маки. В углу лежанки  с  мягкой  постелью  -  горка  атласных
подушек, над головой - полка с оловянными плошками, чашками,  горшками.  И
казалась ей горница приветным, родным уголком. Век бы тут жила...  Хранила
Степанида  на  сердце  заветное  -  смилостивится  царь,  простит  казачьи
вольности, и обретется желанный покой на Амуре-реке. Только сладость скоро
тает...  Увидела  Степанида  Ярофеевы  суровые  глаза  -  мигом   растаяла
сладость. Пристально взглянула она на самопал Ярофея, на его саблю  острую
- надежные ратные товарищи. Улыбнулся Ярофей. Сели  они  со  Степанидой  у
оконца и душевно затянули любимую Ярофеюшкину песню:

                       На своем на белом коне,
                       Как сокол, как ясный, летает,
                       Вокруг острога, вокруг вражьего
                       Русскую рать собирает...

     ...Не знали албазинцы, что  на  противоположном  берегу  копашатся  в
камышах  тайные  люди.  Припадают  те  люди  к  земле  плотно,   крадучись
по-звериному, жадно вглядываются в строения албазинцев. К ночи тайные люди
исчезают, чтоб рано утром  вновь  глядеть  на  Албазин.  Это  маньчжурские
доглядчики - скрытные посланцы императора Серединного  царства.  Именуются
те посланцы на их китайском наречии шан-янь, что  обозначает  "богдыхановы
глаза".
     С  первыми  вешними  проталинами  в  Албазин  вернулся  Пашка  Минин.
Удивился Пашка, как вырос Албазин, да и албазинцы диву дались:  был  Пашка
казак исправный, телом пригож, глазом остер, в шагу крепок, на бою  лих  и
суров - хошь ставь Пашку в атаманы. А вот отвез казне царской подарочек  -
десять возков пушнины да повинную казачьей вольницы  и  зачах,  сгорбился,
лицом стал дряхл, и вместо черной бороды - клок  трухлявый,  словно  серая
мшина на пне столетнем. Спотыкался Пашка на правую ногу, шел, опираясь  на
костыль. Охали жонки: с чего бы такое приключилось с казаком?
     А приключилось это неспроста. Гневом загорелся воевода Даршинский  за
подарки албазинцев, за повинную грамоту; Пашку и казаков, что в пути возки
днем и ночью от разбоя охраняли, сурово наказал. От этой  расправы  умерли
пять лихих казаков, а которые и спаслись, то к ратному делу негодны  стали
- покалечились. Столь тяжкой казни предал их царский воевода.
     Рассказав Ярофею о своем  позоре  и  мытарствах,  Пашка  Минин  слег,
напала на него хворь, и не растаял еще снег на солнцепеке, Минин умер.
     Ярофей собрал казачий круг, сказал:
     - Казаки  вольные,  сыщите  деревину  что  ни  на  есть  сухостойную,
негожую, вороньем засиженную, рысью вонючей загаженную;  на  той  деревине
нерчинскому воеводе сготовьте веревку смертную.
     - Веревку марать жаль об эдакого мучителя!..
     - На кол его надобно, Ярофей!
     - Иного от албазинцев не дождется!..
     Казаки разошлись суровые, многие грозились идти походом и  Нерчинский
острог сжечь.


     Тем временем прискакал в Нерчинский острог гонец от царя московского.
Привез гонец смертную грамоту. Воевода Даршинский, прочитав грамоту,  клял
царского посла Николая Спафария: из-за него отпустил он вора Пашку  Минина
и его казачишек грабежных.
     Воевода в приказной избе всенародно похвалялся:
     -  Конец  тому  воровскому  Албазину...  Полетят  с  плеч   воровские
головушки!.. Повелел тех воров государь повывести, и  не  иначе  мне,  его
воеводе радивому, пожалует царь за мое старание подарочек, и  не  иначе  -
золотой резьбы кубок...
     Снаряжал  воевода  казачью  рать,  чтоб  послать  ее  на  Албазинскую
крепость. Ярошку Сабурова да его  дружков  схватить,  отобрать  всю  казну
пушную и пожитки воровские.
     Реки стояли во льдах долго.  Весенняя  распутица  держала  воеводскую
рать. Клял воевода неуспех. Торопил корабельных мастеров,  чтоб  чинили  и
ладили корабли, чтоб смогли его казаки плыть за весенними льдами вслед.
     Ярофею Сабурову лазутчики-эвенки принесли весть о царской грамоте,  а
прослышали они о  царской  грамоте  от  ясашных  нерчинских  эвенков  рода
Гантимура. Гантимуровы родичи беспрепятственно проживали подле Нерчинска.
     Сполошился Албазин: какова царская милость!..
     Решили албазинцы жить  по-своему:  поставить  вольный  на  Амуре-реке
городок и дела решать по  сговору,  всем  казачьим  кругом,  от  Нерчинска
отгородиться и с московским царем жить в ссоре.  На  круг  пускать  только
вольных казаков.
     Так и потекла у албазинцев своя вольная жизнь: и  без  воевод  и  без
царя. Ясак сбирали они с амурских народцев исправно, клали  его  в  клети,
старательно хранили.
     Когда пробили дожди клети и соболиной казне  грозили  потери,  Ярофей
Сабуров решил ее в других клетях хоронить.
     По чьему-то наущению был пущен слух по Албазину,  что,  мол,  Ярофей,
казаков не  спросивши,  задумал  казну  в  Нерчинск  сдать,  вновь  класть
повинную: "Мало ему того, что отправил он десять возков  отборного  соболя
да умерли  Пашка  Минин  со  многими  казаками.  Хочет  Ярофей  свою  волю
укрепить, чтобы нашу казацкую волю стоптать, смять да чтоб воевода  содрал
с нас же кожу до костей".
     Казаки прибежали к избе Сабурова, кричали:
     - Не замай, Ярофей, ту казну! В Нерчинск  везти  не  дадим!  В  драку
ударимся, то помни!..
     А жонки голосили:
     Надобно, казаки, караулы строгие нести!
     Разошлись казаки затемно, смирно, поверив Сабурову на  добром  слове.
Но караулы добавили, караульным казакам наказы дали строгие.
     Хранили албазинцы и казачий завет. Сделали они головную запись в том,
чтоб им друг за друга, голова за голову стоять  по  гроб,  друг  друга  не
выдавать даже под  пытками.  Сделав  головную  запись,  целовали  крест  -
клялись и детьми, и жонками, и добром, и животом. А коль кто не устоит:  в
измену  впадет,  или  его  робость  обуяет,  или,  храни  бог,  на  пытках
слабодушен станет, то все едино - садить того на кол без жалости, жонок  и
детей его из крепости выгнать, а пожитки и иное добро поделить.
     Бродил Ярофей  по  крепости  желтый,  худой,  потухший.  Часто,  едва
занималась заря, уходил он тихо из каморы, чтоб не разбудить Степаниду, не
замечая того, что провожали  его  сокрушенные  Степанидины  глаза,  полные
слез.  Садился  Ярофей  на  берег  Амура.  Утренний  ветер  колыхал  воды,
пробегала волна мелкой рябью, тяжело стонали прибрежные леса. Потом  вновь
стоял Амур, гладкий, широкий, строгий, как море. Вот Ярофей отвернулся  от
реки и долго  смотрит  на  крепость.  Она  возвышается  темной  скалой  на
пригорке. Смотрит на спящий городок, как будто бы все это видит  в  первый
раз. Разъедает сердце горькая ржавчина, неотвязчивая, колючая: клянет себя
Ярофей за то, что поверил царю, положился на воеводу и едва не сгубил  все
повоеванное,  кровью  добытое.  Слышит  осторожный  шорох,   знает:   идет
Степанида.
     - Ярофеюшка, молю Христа ради, уйди с берега. Не  ровен  час,  сразит
неприятельская стрела... Сгинешь зазря...
     - Не таков,  зазря  не  сгибну!  Потягаюсь  с  ворогами,  поборюсь!..
Так-то, Степанида!..
     И поднявшись, круто повертывался  и  шел  широким  шагом  хозяина  по
берегу Амура. Степанида едва успевала за ним.


     Воевода нерчинский, собрав рать, отдал  ее  под  начало  своего  сына
Андрея. Сыну наказал крепость Албазин взять, воров схватить ночью и живьем
доставить для казни в Нерчинск. Непременно поймать надо  Ярошку  Сабурова,
черного грабежника, да его жонку  воровскую  -  Степаниду  рыжую.  Твердил
воевода сыну с полуночи:
     - Смотри, Андрюшка, живьем лови ватажных  главарей!..  Живьем!  Упаси
бог, чтоб лихие воры казни миновали!..
     С тем сын  воеводский  и  приготовился  в  далекий  поход  и  казаков
подобрал в свою  рать  захребетников  лихих,  один  к  одному,  бродяга  к
бродяге,  при  пиках  и  бердышах,  с  самопалами  и  пушками.   Собирался
воеводский сын в поход словно на иноземного врага.
     Весенняя  распутица  миновала.  Очистились  воды   реки   ото   льда,
воеводские ратные дощаники колыхала волна. Стояло в ряд  десять  кораблей:
крутобокие, новые, высмоленные. Плыть кораблям надо вниз  по  реке  Шилке.
Ходил воевода и горд, и рад, и грозен. Да не всякая гроза страшна.  Бывает
и так: гром не из тучи... Так и случилось с грозным воеводой.
     Прискакал скорый гонец. Запоздал он с царской грамотой  не  от  своей
воли: схватили его в степи степные татары. Едва гонец не пал  головой,  но
грамотку царскую сохранил.
     Отбили гонца  от  степных  татар  русские  охочие  люди,  ехал  гонец
окольным путем, оттого и замешкался.
     Воевода читал грамоту многажды, печать  и  лист  смотрел  на  солнце,
вновь читал и вновь старательно разглядывал печать. Доподлинно,  это  была
царская грамота.
     "...В день святого ангела  великого  государя  всея  Руси  повелеваем
сжечь  грамотку  нашу  о  казни  вора  и  грабежника  Ярошки  Сабурова  со
товарищами. Воров тех милуем, и надобно их  сыскать  и  отныне  ворами  не
злословить, осыпать почетом и наградами. Ярофея же Сабурова именем  нашим,
великого государя Руси, ставим приказчиком Албазина, а  рать  его  именуем
русским воинством царским и шлем жалованье две тысячи  серебром.  И  пусть
Ярофей Сабуров с казаками те  рубежи  на  Амуре-реке  сторожит  и  на  тех
рубежах стоит посмерть..."
     Воевода до ночи не выходил из приказной избы. Царская грамота сразила
его пуще монгольской  сабли.  Почему  царь  милость  возымел  к  разбойным
грабежникам, того понять воевода не мог. Казалось ему, что наветы и  ябеды
возведены на него лихими албазинцами.  Оттого  свирепел  пуще,  путался  в
догадках: "Пошто царь ябедам воров  поверил,  ему  же,  воеводе  царскому,
учинил угрозу?" Развернул воевода грамоту царя,  снова  ее  прочел,  а  по
строчкам, в которых царь писал: вором-де  Ярошку  Сабурова  не  прозывать,
провел много раз ногтем.
     Дивился воевода деяниям царя, однако о  писаниях  и  наказах  царских
надо было албазинцам  давать  весть,  тем  воздать  им  милость  цареву  и
подвести вольный Албазин под воеводскую руку. И  праведны  слова  предков:
"Мала воровская сила, да слава лихая  велика".  Пришлось  воеводе  послать
сына не с войной на Албазин, а с царской наградой да с  повинными  речами.
"Перед горой не кичись, а горе поклонись".
     Имел воевода и  скрытые  мысли,  прикидывал  так:  великую  соболиную
казну, собранную албазинцами по Амуру, надо, мол, именем московского  царя
отобрать,  крепость  Албазин  подчинить  твердо   Нерчинску.   Пусть   тот
новонареченный приказчик крепости Ярошка Сабуров помнит  воеводскую  руку,
челом бьет низко  и  ясак  исправно  посылает,  как  прочие  острожники  и
крепости.
     Корабли воеводы отплыли.
     Албазинцы  прослышали  о  походе  воеводы,  собрали  немалую  силу  и
поклялись воеводского выкормка в Албазин не пускать.  Албазинцы  двинулись
навстречу: кто на кораблях, кто берегом пеший, кто конный...
     Воеводские корабли повстречали возле острожка Сретенского, что  стоял
на правом берегу Шилки; путь до этого острожка - дней десять.
     Албазинцы удивились, увидев три корабля: ратных людей  воеводских  на
них было немного. Решили, что это лукавство воеводы, не  иначе,  а  плывет
большая рать позади.
     Воеводский сын встревожился: не ожидал встретить албазинцев  в  пути.
Воеводские казаки говорили:
     - Негожа встреча. Быть бою, и в том бою милости не  жди,  побьют  нас
начисто лихие албазинцы.
     Ярофей Сабуров кричал с дощаника воеводскому сыну:
     - Ты, воеводский выкормок, корабли уводи! На  наших  землях  тебе  не
ходить, воду из черного Амура не пить!
     Воеводский сын отвечал:
     - Без войны плыву, казаки, добром!..
     Албазинцы кричали враз:
     - Добро то нам ведомо!.. От того добра наш Пашка в могилу сошел!..
     - У твоего отца-лиходея рука премного легка: колодки  железны  набьет
махоньки, петлю затянет тоненьку!..
     - Ой, добр лиходей!..
     Ярофей кричал наперебой казачьим глоткам:
     - Уводи корабли подобру! Хуже будет! Побьем!
     Воеводский сын молчал. Албазинцы хохотали пуще:
     - Эй, лихой воин, вот  поплывем  мы  в  Дауры,  будешь  ты  у  нас  в
кашеварах!
     Видя смуту и угрозы, воеводский посланец вышел на корабельный помост,
снял шапку высокую стрельчатую, поклонился:
     - Неславно, казаки, орете! Везу грамоту цареву, милостивую!..
     Албазинцы давно знали о той  грамоте,  что  привез  первый  гонец,  о
второй и не помышляли, оттого Ярофей сбил воеводского сына бранной речью:
     - Ту грамоту оставь при  себе,  выкормок!  Та  грамота  отца  твоего,
лиходея, злословная ложь!
     Воеводский сын не стерпел обид, стал отругиваться:
     - Острог ваш разбойный! Ставили его воры!  Скиньте,  казаки,  Ярошку,
идите под Нерчинск!
     Албазинцы гневно отвечали:
     - Головы потеряем, а нерчинских боярских детей править в  Албазин  не
пустим! Тому не бывать!..
     Воеводский сын кричал:
     - Острог ваш сжечь надобно! Церковь божью разобрать! Вас  же,  воров,
копьями колоть, саблями рубить, на кол сажать!
     Албазинцы  выхватили  самопалы,  для  острастки  пальнули  по  ветру.
Воеводский сын сошел с помоста, спрятался в кормовую клеть. Казакам  своим
велел дощаники повернуть, плыть назад без боя.
     Албазинцы посчитали приезд  воеводского  посланца  плохим  знамением,
боялись прихода  большой  воеводской  рати.  Ярофей  повернул  корабли,  и
поплыли албазинцы скорым ходом обратно, чтоб укрыться в крепости  и  ждать
осады.
     Воеводский сын вернулся в Нерчинск посрамленный, от стыда  с  корабля
до ночи не сошел, а воеводские хоромы прошел потемну, чтоб и на  глаза  не
попасть людям. Перед отцом пал на колени, клял воров, а царскую грамоту  о
милостях албазинцев хотел изодрать. Воевода устрашился и грамоту  от  сына
немедля отобрал и спрятал  в  сундук.  Казаки,  которые  ходили  с  ним  в
бесславный поход, громко похвалялись своими ратными доблестями и  тут  же,
на кругу, таясь, говорили иное. Сказывали они нерчинским  казакам,  что  у
Ярошки Сабурова ратная сила велика, на бою храбра, а промеж  себя  дружна.
Земли же албазинцев на Амуре-реке и  привольны,  и  хлебны,  и  травны,  и
безмерно богаты. Многие казаки шептали:
     - Безвоеводское житье их красно, тому житью завидуем!..
     Воевода, обиженный неудачей, впал в хворь, в  кручину.  Лекарь  лечил
воеводе голову, пуская кровь по три раза в ночь.  Воевода  хирел,  чах,  в
воеводскую избу не ходил.
     Грозен враг за горами, а грозней того за плечами. Ходила по Нерчинску
молва: воеводе-де Даршинскому на воеводстве  не  устоять,  не  минует  его
голова царского топора. Дошла та молва и до  воеводы:  сказал  о  ней  ему
лекарь. С той поры воевода с лежанки не вставал, охватила  его  горячка  и
страх. В страхе воевода и скончался.
     Сел на воеводство своей волей сын воеводы Анлрей: правил он по своему
разумению, вел суд и расправу до той поры, пока не дознался царь.
     Своевольного воеводу сменил сын московского боярина Петра Морозова  -
Алексей Морозов.



                       ТАЙНЫЕ ПИСАНИЯ ЦАРСКОГО ПОСЛА

     Осенний ветер гнал над степью тучи.  Надвигалась  ночь...  Посольство
Николая Спафария двигалось из китайской столицы Пекина на родину.  Караван
остановился на ночлег у китайского  пограничного  городка.  Дорожная  юрта
посла тонула в темноте.  Вокруг  было  безмолвно;  все  уснуло.  Слышались
глухие удары Гулоу - Башни времени.
     Через слюдяное оконце дорожной юрты едва пробивался свет лампады.  За
черным складным столиком сидел, низко наклонясь,  Николай  Спафарий.  Тихо
шелестели толстые листы, скрипело гусиное перо. Часто  свет  мерк,  фитиль
лампады трещал, наполняя  юрту  чадом.  Сидящий  поодаль  Николка  Лопухов
вставал, подходил к лампаде и ногтями ощипывал обуглившийся фитиль.  Пламя
дрожало, захлебывалось, вновь вспыхивало, ярче бросая свет.
     Николка Лопухов, преисполненный любопытства, смотрел на толстую книгу
- тайну тайн премудрого царского посла. Посол  писал  в  ней  по  ночам  и
хранил написанное пуще своего глаза. Однако, изнемогая в писании,  нередко
посол, склонив голову, засыпал. И отрок тихо подкрадывался к писанию,  где
скрыты были великие мудрости человеческие.
     За долгий дорожный путь от белой Москвы и до китайского города Пекина
послу полюбился отрок-трудолюбец.  Писания  же  свои  посол  и  от  отрока
старательно оберегал. Два же грека, взятые Николаем  Спафарием  из  Москвы
для помощи в писаниях, оказались ленивыми, и посол пренебрег  их  умением.
Писали греки скудные дорожные описи, вели счет пройденному пути,  сочиняли
мелкие отписки и иные маловажные листы.
     В эту ночь посол писал много;  уронив  перо  из  ослабевших  пальцев,
огорченно вздохнул:
     - Силы человеку даны велики, век же короток...
     Отчего человек пчеле подобен: в трудах чахнет, а  меду  сытного  дает
мало?
     Отрок глаза опустил.
     - Отче премудрый, отчего чахнешь в науках, какая от них тебе  польза?
И так ты достоин, богат и силен.
     Поучал отрока посол спокойно:
     - Отроче  славный,  ум  свой  незрелый  питай  науками  многими,  тем
польются тебе сокрытая земли благодать и небес тайны...
     Слушая речи, отрок душой разгорался, голову  наклонив  низко,  лобзал
сухие пальцы посла.
     И  случилось  нежданное...  Посол  положил  руку  на  голову  отрока,
благословил его и подал ему свое перо:
     - Отроче славный, возьми перо, трудись много, клади словеса мудрые, к
чтению внятные. Помни, что написанное держать надобно в тайне...
     Отрок торопливо взял перо, посол клал перед собой клочки  бумаги,  на
которых вкривь и вкось нанесены были пометки и записи дорожные. Те пометки
с великим старанием отрок вносил  в  книгу,  долго  вглядывался  в  слова,
торопливо намеченные, либо по его уму мудреные.
     А посол, склонив голову, дремал, прикрыв пологом усталые глаза.
     Отрок, украдкой приоткрыв листы, жадно прочитал  слова,  рукой  посла
старательно начертанные на заглавном листе книги:

                                  Книга,
                   в ней описание первой части вселенной,
                      именуемой Азия, в ней же стоит
                          Китайское государство.

     А пониже - витая мелкая скоропись:
     "А писана сия  книга,  когда  по  указу  великого  государя,  царя  и
великого князя Алексея Михайловича, всея Великие и Малые  и  Белые  России
самодержавца,  послан  был  из  Москвы  в  Китайское  государство  Николай
Спафарий".
     Откинув первый лист, отрок прочел:
     "В мире лукавства неисчислимы, как звездная роспись небес. Взгляни на
озеро, оно ясно и чисто, а дно его утопает в мраке и черноте  ада.  Так  и
сердце лукавца: его не разгадать по синеве  ясных  глаз.  Сердце  человека
пучине морской подобно, в нем мрак и темь..."
     Отрок, уронив перо, позабыл о наказах посла, писание оставил, а начал
безотрывно читать лист за листом.
     Читая, то улыбался блаженно, сладостно, то, широко открыв  удивленные
глаза, оглядывался, то мрачнел, смахивая рукой непрошеную слезу.
     Отрок, читая, шептал:
     "Мая 15 дня.
     Нещадно палит солнце. Добрая ли то примета?  Караван  наш  подошел  к
стенам города китайского, нареченного Пекин. Встретил  китайский  князь  и
его конная стража, допустил лишь до  ворот.  Прехитро  сузив  щелки  глаз,
сказал: "Не сготовлены русскому послу и его  людям  достойные  палаты".  С
горы оглядел я город Пекин. Город превелик, строением пригож,  не  в  меру
многолюден. Люд  скопом  ходит,  подобно  мурашкам  по  мурашинной  кочке.
Писание мое скудно, вина тому гордость  и  скрытность  вельмож  китайских,
всюду мерещатся им подслухи. Русского глазу  боятся  пуще  того,  как  бес
страшится креста господня, а то и более. Мудра пословица: "Что под  спудом
сокрыто, то трудом будет добыто".
     Мая 17 дня.
     Терпение надобно многое.  Гордость  лозиной  не  переломишь.  Сижу  с
людьми моими взаперти, в город ворота не открывают, пребываем в безделье и
скуке.
     Мая 18 дня.
     Волею божьею караван  наш  двинулся  к  городским  воротам.  Миновали
желтый песчаный вал, пошли подле Великой стены, около высоких  башен;  они
расположены одна в ряд с другой на полет стрелы. Стена стоит толста;  чтоб
миновать  ее,  надобно  пройти  двенадцать  больших  ворот.  Над  воротами
девятиэтажная башня с бойницами, на мостах стоят богдыхановы  солдаты  при
мечах, пиках, луках. Улицы от многолюдства тесны, оттого  впереди  богатых
бегут слуги, расталкивая толпу, расчищая путь господину своему, а  которые
пешеходы зазеваются, тех бьют палкой и плетью.
     Посольству нашему для  жилья  отвели  место  самое  кручинное,  будто
тюрьма, и караул поставили строгий.  Памятуя  о  неудачах,  отдаемся  воле
божьей. Чему быть - тому быть... Око всевышнего видит дела грешных.
     Июня 15 дня.
     Долгий месяц на  исходе.  По-прежнему  взаперти  сидим  и  муки  злые
принимаем.  Зной  разит,  подобно  пламени  пекла,  еду  богдыхановы  люди
посылают плохую, воду - и того хуже. Немало людей посольства,  в  болезнях
изнывая, ропщут, клянут судьбу. Гордость китайских вельмож  безмерна,  они
часто приезжают, но о приеме  богдыханом  молчат.  Этот  долгий  месяц  не
пропал  для  нас  зря,  книга  наша  сосуду  подобна,  наполняется  соками
мудрости, о чем прописано будет в своем месте. Молим бога о  придании  нам
сил и здравия,  дабы  уговорить  лаской,  тихо  людей  посольства  нашего,
впаваших в неверие и питающих злобы  на  нас,  посла  царского,  уличая  в
черной измене и нерадении.
     Июня 16 дня.
     Сочтем за радость описать Великую стену китайскую.  Но  прежде  всего
напишем немногими словами о Китае и китайцах.
     В первой части, именуемой Азией, и стоит государство  Китайское,  его
китайцы Китаем не зовут, а нарекли его Чжун-го,  что  означает  Серединное
царство. Китайские мудрецы в гордости считают свое царство на свете  самым
главным,  и,  мол,  стоит  оно  на  середине  Земли  над  всеми  царствами
владыкой... А китайцами себя тоже не зовут, а нареклись жень,  на  наречии
нашем - человек Серединного государства.
     Китайское царство в России с древних времен прикосновенно было  через
мунгальские степи; беглые же казаки Ярофея Сабурова  с  товарищами  рубежи
русские установили по реке Амуру. Китайцы Амур-реку называют Хэйлунцзян, а
мунгалы - Карамурен, или Черная река.
     Китай - страна великая, людей в ней много,  и  люди  разны:  китайцы,
маньчжуры, мунгалы. А какая у них земля, лес, реки, и как работу ведут,  и
как наукам обучены, и каких воинов, и сколько богатств имеют, то  в  своем
месте опишем доподлинно.
     Вновь начнем писать о древней Великой китайской  стене.  Стена  та  -
чудо из чудес рукотворения человека на земле. Чтоб скрыться от грабежей  и
убийств черных мунгалов, воздвигли китайцы ту каменную стену тому 2500 лет
назад. Китайцы именуют ее Ванличэн -  десять  тысяч  верст,  а  мунгалы  -
Калга,  оттого  стена  и  прозывается  Калганской,  на  нашем  речении   -
Превеликая ограда. Строение громадно, и на земле равного не сыскать. Стена
перекинулась через горы, леса, пустыни, степи, болота, реки от мунгальских
рубежей до восточного моря-океана - на пять тысяч верст.  Зубцы  ее  столь
высоки, что, подняв голову, глядишь ввысь  удивленно;  толщиною  же  чудно
велика: по ней возки и коляски по  три  и  более  вряд  едут,  и  всадники
скачут, как по широкой дороге.
     Китайцы, описуя стену, гордо похваляются:  во  время  строения  такой
громады не оставалось в горах камня, в степях - песку, а в реках - воды, в
лесах - деревьев. Тому хвастовству поверить можно: неисчислимое количество
людей созидало ту стену.  Оглядываем  стену,  сколь  мудро  она  выложена,
дивимся долготерпению трудов, умению китайских  работных  людей  возводить
крепости и красоте этой каменной громады.
     Июня 17 дня.
     В прошлом описании запамятовали мы пометить о  титулах  богдыхановых,
то пропишем тут. Царских титулов у них два: один с точкой  прописывают,  а
другой  без  точки.  Разность  довольно  важная.   Хан-царь,   без   точки
прописанный, - самовластный хан, а с точкой - то  подданный.  Обиды  ради,
великого русского царя прописывают  богдыхановы  писцы  с  точкой.  Какова
гордость! И сколь такая наглость обидна нам, Руси сынам!
     Июня 18 дня. Утро.
     На двор еще до зари  приехал  посланец  от  богдыхана.  Молитвы  наши
терпеливые услышаны. В одежды новые нарядившись,  готовы  предстать  перед
лицом китайского властелина...
     Июня 18 дня. Вечер. День окончился  горько,  день  -  полынь-трава...
Богдыханова приема и ныне  оказались  мы  не  удостоены.  Посланцы  его  -
придворные бояре, родичи лукавые - повелели строго  и  грамоту  и  подарки
наши положить на отведенное место в саду богдыхановом и вернуться  нам  на
свой же двор. Сызнова пребываем на своем кручинном  дворе  и  сызнова  под
караулом.  Засветив  лампаду,  с  отроком  Николаем  Лопуховым   ревностно
предаемся писанию, тем коротаем долготу ночи.
     Июня 19 дня.
     До рассвета прибыл на  двор  богдыханов  главный  боярин  со  многими
слугами. С паланкина не сошел, открыв дверки створчаты, кричал громко:
     - Как в России кречетов ловят? У какого зверя есть рыбий зуб,  что  в
подарок великому богдыхану ты привез?
     Получив ответ, боярин со двора спешно уехал. Почтем за мудрость  нашу
догадку: богдыхан и его ближние прошедшей ночью не спали,  читали  грамоту
московского царя да тешились подарками нашими, обособливо рыбьим зубом...
     Июня 20 дня.
     ...День полнолуния. Этот день  чтут  китайцы  особенно,  а  потому  и
назначили торжественный прием нам,  послу  царскому  с  детьми  боярскими.
Приметный день в  скитаниях  наших,  о  нем  многое  написать  можно,  что
исполним на своем месте, на вкладных листах.
     Июня 22 дня.
     Не сыскать людей, которые бы корыстью  и  завистью  не  объяты  были.
Богдыхан, чести нашей ради, послал к нам своего  приближенного  боярина  -
асканью-амбаня.   Тот    асканья-амбань,    преисполненный    любопытства,
расспрашивал о русских людях: как они живут, что едят, каковы  их  жилища,
храмы и иное. Видя жадное горение его глаз, дали мы ему подарки:  саблю  с
золотой оправой,  кафтан,  русские  монеты  да  шапку  серебряного  шитья.
Пригожий подарок  сделал  асканью-амбаня  другом  двора  нашего  и  частым
гостем. Многие тайны, ревниво оберегаемые китайцами, отныне в  книгу  нашу
помечены будут доподлинно.
     Истинно гласит пословица: "Коль не по  сердцу  руса  коса,  обворожат
сини глаза".
     Почтем за важное описать  китайских  советников,  которые  при  дворе
богдыхановом за первейших лиц почитаются,  то  иезуиты-латыняне.  В  Китае
иезуиты поселились с давних времен. То чудно,  но  истина...  Иезуит  Адам
Шаль покорил сердце китайского богдыхана мудростью своего ума: иезуит  так
учен, что безошибочно говорит о  будущих  солнечных  и  лунных  затмениях,
угадывает  погоду,  составляет   календари-леточислители,   отливает   для
китайской  рати  пушки.  Богдыхан  поставил  его  главой   математического
трибунала: в Китае это чин столь велик, что почитать его потребно  превыше
самого первейшего князя. Таков же умом и  сноровкой  помощник  Адама  Шаля
иезуит Фердинанд Вербист.
     Тихо на ухо говорил нам тот Фердинанд Вербист богдыхановы о нас  думы
и премногие тайны жизни Китайской страны. Вербист много учен и разумен,  в
речениях разных государств и народов силен.
     Ради веры Христовой Фердинанд Вербист, а с ним и иные  латыняне,  что
проживают в Китайщине, возгорелись к нам, послу  русского  царя,  душевной
любовью. Единоверцы во  Христе  ругали  китайскую  идольскую  веру.  Служа
китайскому богдыхану и  находясь  у  него  ближним  советчиком,  Фердинанд
Вербист принял за радость оказать нам тайно подмогу в делах наших.  Обещал
Вербист послать через нас в  Москву  тайное  тайн  богдыхана  -  чертеж  и
описание Китая. Страшно нам такое деяние!..
     Но ум наш мутит любопытство, желаем получить для Руси тот драгоценный
чертеж...
     Говорил Вербист о своих  и  других  иезуитов  злоключениях  и  муках.
Считаю надобным на вкладных листах описать их житье. Десять лет тому назад
всех иезуитов, а с ними Адама  Шаля  и  Фердинанда  Вербиста,  богдыханова
стража ночью схватила. Их забили в колодки и бросили  в  тюрьму.  Причиной
тому стала вера и  учение  иезуитов  о  спасении  души  человека.  Иезуиты
поучали, что род человеческий исходит от первого еврея - многострадального
Адама. Тогда сыскался ученый китаец, сотворил толстую желтую книгу, в  ней
призывал убить иезуитов-изменников, ибо они,  ведя  весь  род  людской  от
Адама, тем самым и великого богдыхана почитали за выходца из  Иудеи  и  за
еврея.
     Книга та возымела силу  непомерную,  потому  что  тот  ученый  китаец
тысячу листов исписал, привел родословные всех богдыханов от начала веков,
иезуитское учение опрокинул.  Богдыхан  и  его  ближние,  прочитав  книгу,
запылали безмерным гневом на иезуитов, посмевших бросить  черную  тень  на
светлый лик богдыхана.
     Адама Шаля и Фердинанда  Вербиста  осудили.  Помня  их  ученые  дела,
богдыхан  смилостивился  и  казни  легкой  повелел  отдать.  Он   приказал
укоротить рост того и другого иезуита на одну голову. Ту казнь  придворные
князья богдыхана сочли за большое милосердие императора, требовали суровой
казни, завещанной предками. Богдыхан слово свое изменил:  повелел  вывести
изменников-иезуитов на площадь Конфуция и  перед  толпой  разрубить  Адама
Шаля и Фердинанда Вербиста живыми на две тысячи кусков каждого.
     Величию божию нет предела, и волосок с головы не может  пасть,  ежели
на  то  не  сталось  воли  всевышнего.  Разразилось  в  Китайской   стране
землетрясение. Китайцы приняли это  за  худое  знамение.  Богдыхан  послал
своего дядю в тюрьму к Адаму Шалю, чтоб тот сказал, отчего дрожание  земли
приключилось. Адам Шаль ответил кратко: "Если великий  богдыхан  и  впредь
будет считать за истину книгу глупейших, небо пошлет  невиданный  пламень,
от которого на Китайской земле, окромя пепла, ничего не останется..."
     И тут же добавил, чтоб дядя попросил  богдыхана  заглянуть  в  старые
мудрейшие книги. В них, мол, прописано о том,  что  пришельцы  не  однажды
спасали великих ханов. Назад тому четыре века  славные  венецианцы  братья
Николай и Марко Поло построили для хана страшную осадную машину,  метавшую
камни в пятьсот пудов. Те машины, метнув камни, рушили начисто стены, дома
и иные строения, грохот их был подобен грому. Мудрые  венецианские  братья
Поло помогли покорить несокрушимый великий город Сианьфу.
     Богдыхан и его ближние  перепугались  насмерть.  Держали  иезуитов  в
тюрьме, боясь  исполнить  над  ними  казнь.  Ожидая  казни,  Адам  Шаль  и
Фердинанд Вербист сочинили книгу, в ней злоучение того китайского  мудреца
повергли в прах. Сызнова  иезуиты  получили  почет  при  дворе  китайского
императора, а Фердинанд  Вербист  богдыханом  Кан-си  удостоен  был  имени
премудрого советника.
     Памятую и другое: отменно  лукавы  иезуиты.  Во  многих  государствах
деяния их нам ведомы. В мудрых книгах прописано: "Иезуиты  змеям  коварным
уподобились, прегрешения  тяжки  верой  Христа  прикрывают".  То  как?  Не
услащает ли Фердинанд Вербист добротой и лаской нас, посла  Руси  великой,
ради иных происков и помыслов злонравных? Пресветлая матерь божья, не суди
мои прегрешения, темные подозрения  к  единоверцам.  Тревожат  сердце  мое
приметы отцов наших премудрых, они поучают: "Не  ищи  души  у  змеи,  труд
напрасный - не сыщешь..."
     Писание мое, столь многое, прерву: перо от устали худо пишет.  Отрок,
склонив голову, безмятежно спит.  В  оконце  пробивается  утра  пресветлое
сияние.
     Июня 23 дня.
     День сумраку подобен. Богдыхановы приспешники караулы добавили,  тому
причиной алчность китайских купцов,  разглядевших  товары  наши,  особливо
меха зверей сибирских.
     Июня 24 дня.
     Происки асканьи-амбаня опечалили  наших  людей.  От  его  лиходейских
происков китайские купцы  не  приходят  и  торговли  с  нами  не  заводят.
Посланец двора творит злые измышления, чтобы товары наши в ценах  сбить  и
задаром отобрать да поделить  среди  ближних  богдыханова  двора.  На  ухо
сказал  Фердинанд  Вербист  тайну:  китайскому   богдыхану   товары   наши
поглянулись, и наказал он купцов на двор не допускать, цены сбивать низко.
     Июня 25 дня.
     Ропот в  посольстве  нашем  велик.  Иные  бранят  порядки  Китайского
царства, иные нас, посла государева, клянут и позорят угрозами. Вот,  мол,
гордость посла непреклонная родила у богдыхановых людей злость и презрение
к русским посланцам.  Оттого  и  неуспех  во  всех  делах:  и  торговых  и
государственных.
     Июня 26 дня.
     Товарам нашим нет покоя:  их  щупают,  нюхают,  разглядывают  алчными
глазами, царапают ногтями, цену же против вчерашнего сбавили вдвое.
     Июня 27 дня.
     Нас, посла царского, с малым числом  людей  посольских  отпустили  за
ворота и под караулом разрешили гулять городом, оглядеть  его  строения  и
иные диковины. Милость эта столь радостна...
     Июня 30 дня.
     Сочтем за славное торопливо пометить о  виденном  глазами  нашими,  о
китайцах и их житье. Дивились мы диву многому, и всего не упомнишь. Однако
начнем с городских строений. Город велик и поделен на три стороны.  Первая
сторона называется Цай-чжу, на языке нашем -  Богатая.  Строения  каменны,
крыши, кверху концы загнувши, стоят, шапкам  стрельчатым  подобны;  ограды
резьбой изукрашены; на столбах идолы стоят; вокруг сады  цветут,  и  воины
при пиках хранят входы и выходы. Живут тут китайские  бояре,  купцы  самые
премного богатые, богдыхановы родичи, дядя богдыханов и его  жены.  Жен  у
него больше восьмидесяти.  В  эту  сторону  люд  рваный,  нищих  и  бродяг
придорожных не пускают, а тех, кто попадает, бьют нещадно,  до  смерти  и,
убив, тело бросают в  реку,  а  голову  вздевают  на  кол.  Среди  богатых
строений есть площадь, китайцы ее именуют шепотом Сутанг, на нашем языке -
Тайная. Львы гранитные вырезаны с великим  художеством,  ростом  громадны,
стройны, лучше того и быть не может. На этой площади исполняются казни.
     Поодаль, подобно райским кущам,  цветут  славные  сады  богдыхана,  а
средь них стоят его дворцы: малый и большой. Стены обоих пурпурного цвета,
а крыты те дворцы оранжевыми фарфоровыми  крышами.  Вокруг  малого  дворца
строения пригожие, изукрашенные тонкой резьбой и красками крыты  светлыми,
оттого и сияют красотами на солнце: то хоромы богдыхановых жен и наложниц.
Не сочту за срам написать о женах богдыхана, хоть это  в  тайне  китайцами
содержится. У богдыхана одна жена, ту именуют первейшей женой, кроме  нее,
имеет он еще тридцать шесть жен - то молодые  жены,  и  еще  вдвое  больше
последних - то наложницы. Первейшая жена может сидеть и  пить  и  есть  за
одним столом с богдыханом,  прочие  жены,  как  богдыхановы  сожительницы,
приставлены к первейшей жене и старательно ей служат. Дети же от всех  жен
не знают иной матери, кроме первейшей жены богдыхана.  У  богдыхана  сорок
сыновей,  не  считая  дочерей.  Все  жены  живут  в  заперти,  в   строгом
заключении, охраняют их евнухи,  коих  при  дворе  множество,  более  трех
тысяч.
     Вторую сторону города нарекли Цюнь-жень - Бедности  место.  Проживает
там люд нищий, мошкаре болотной подобен,  грязно  и  тесно.  Хижины  малы,
бедны, из глины и травы речной сбиты. И столь их много, не видно ни  конца
ни края, а улочки узки, забиты людьми  плотно,  особливо  детьми,  которые
голышами бегают, еды ищут, копаясь в навозных кучах. Нищих, бродяг,  калек
и  иных  убогих,  да  скоморохов,  да  фокусников-волшебников   бессчетное
множество, будто со всего света  сюда  согнаны.  Праведно  слово  древнего
китайского мудреца Лао Цзы: "Если дворцы очень великолепны, то поля  очень
запущены, закрома пусты и люд гол..." Китайцы слово мудреца чтут.
     На чистом листе пометим сокровенную тайну двора богдыханова, о ней  с
великой утайкой да оглядкой сказывал нам Адам Шаль; об этом слыхали  мы  и
от князя тунгусского Гантимура, вставшего  под  всесильную  руку  государя
нашего. Поведали нам, что-де  император  Серединного  царства,  нареченный
"Сын неба", не  китайских  кровей.  О,  горе,  горе  китайцам,  прогневили
всевышнего, в правители себе нарекли иноземца из разбойных  маньчжур,  кои
повоевали Китай и стоят на царстве твердой  ногой.  Всюду  китайцам  лихо:
богдыхан благоволит маньчжурам, непокорных китайцев казнит мечом и  огнем;
землепашцев, работных  людишек  нещадно  теснит,  давит  поборами.  Оттого
ремесленники голы,  землеробы  голодны,  купцы  мелки  -  нищает  царство;
шатание и брожение в нем морскому ветру подобно, коль налетит, спасения не
жди. Китайцы точат ножи, острят пики на богдыхана, его зловредных  родичей
да на тех ублюдков - вельмож китайских, кои продались  маньчжурам,  радиво
им служат. Кровь льется многая.
     Отпишем со слов того же Адама Шаля скорбное  диво:  в  южной  стороне
Китая есть города на воде  -  то  вместилище  злосчастных  бедняков.  Река
сплошь усеяна лодками с шатрами, лодки стоят густо, борт о борт, и  в  тех
лодочных городах живет рыбацкий люд. Китайцы, однако  же,  самые  искусные
рыболовы на белом свете. На берегах им места не отведено ради малоземелья,
потому на воде и родятся и умирают.
     Но великому чуду подобно, что все те строения на воде сияют в  зелени
цветов, плодов и деревьев...  Китайские  землеробы  стараниями  безмерными
возвели на реке плоты многие, а на плоты наносили земли, и земля та  сама,
питаясь водой из реки, дает столь зрелые плоды, что описать не можно.  Ели
мы с тех плотов лук, по сладости с яблоком русским сходен, а ростом велик,
больше репы. Дыни слаще меду, цветы чудные: и пригожи и душисты, а от того
цветного духу, от всех огородов и садов разносится  благовоние  на  многие
версты...
     А китайцы землепашцы славные. Уронив в землю  зернышки,  вырастят  из
них, ползая по полю и перебирая землю руками, сам-двадцать, а то и  более.
Оттого сеют заместо нашего  лукошка  из  бамбуковой  дудочки.  Дудочка  та
искусно сделана, зерно кладет ровной тонкой  нитью,  лишнего  не  обронит,
семя  дурной  травы  в  себе  задержит.  Китайские  землеробы  -  истинные
трудолюбцы полей: и в жару палящую и в  дождь  резучий  в  земле  копаются
неотлучно... Соки у земли норовят отобрать до отказа и, чтоб вернуть земле
силы плодовитости, удобряют, поливают, чистят и холят ее  пуще,  чем  дитя
родное. О земле говорят ласково и детей с малолетства к  тому  же  клонят.
Помнят завет  древневекового  мудреца,  имя  его  запамятовал,  слова  его
праведны: "Пот и слезы людей - кровь земли. Отдай ей это, иначе она умрет,
а с ней умрут и люди..."
     Плоды китайские землепашцы выращивают чудесны: крупны, сочны,  в  еде
сладки, однако не в единой стране таковых не сыщешь.
     Люд же китайский, хоть от земли плоды берет во множестве, беден и нищ
без меры. Усмотрели мы такое лихо, оно тем горше, чем больше видишь законы
богдыханова царства. Простой люд почитается у них хуже животин.  Фердинанд
Вербист видел один китайский обычай, страшный, кровавый.
     Когда умирает богдыхан  аль  близкий  его  родич,  мертвеца  несут  в
священную  рощу,  впереди  идет  сто  ножовщиков,  они  убивают   всякого,
попавшего на  пути.  Когда  умер  старший  дядя  богдыханов,  было  велено
покойника нести не дорогой, а полями, где трудилось множество хлебопашцев.
Ножовщики зарезали десять тысяч мужчин, женщин и детей. Поля покраснели от
крови, трупы мешали шагать,  рыдания  и  вопли  огласили  горы  и  долины.
Богдыхан сказал: "Я рад, что десять тысяч чистых душ будут служить в раю у
трона моего дяди..."
     Июля 1 дня.
     Пропишем еще о чудесах рыболовных.  Китайцы  разным  наукам  обучены,
однако в рыбной ловле всех народов опередить смогли. То  истинно.  Есть  у
них птица домашняя, схожа по образцу с нашим бакланом, шея у  нее  долгая,
клюв большой, глаза жадны. Ту птицу китайцы научают, и она рыбу ловит, как
собака зайцев. Чтоб птица рыбу от жадности не глотала, кладут  ей  на  шею
кольцо железное, и то кольцо рыбу в глотку не пускает.  Птица  же,  поймав
рыбу, бросает в лодку. Когда же в реке  рыбы  идут  на  икромет  табунами,
птицы-рыболовы свирепеют и друг  друга  рады  расклевать...  За  тех  птиц
китайцы дань богдыхану платят,  столь  эта  птица  по  хозяйству  доходна.
Окромя ловли рыбы, китайцы славно ее плодят. В мае месяце на судах  рыбаки
мальков доставляют и продают, а люд, купив мальков, пускает их в озерца  и
кормит, пока не вырастут.
     Посчитаем за  должное  описать  строение  больших  судов,  ибо  много
мудреного  в  них  есть.  Те  суда  сделаны  словно   палаты   превысокие,
деревянные, по сторонам разделены на чуланы, и там стоят столы  и  стулья.
Двери и окна вырезаны искусно, расцвечены красками, золотом и серебром.  А
вместо слюды врезаны гладкие раковины морские, а для светлости и блеска  -
шелковая ткань, варенная в воске, а по шелку пригожие писаны птицы,  рыбы,
цветы и иные красоты. А по бокам суда  перила  столь  мудрены,  решетчаты,
диву дивишься...
     Обрели мы счастье и оглядели китайских жонок и девиц, они прячутся  с
большим старанием в хижинах.
     По обличью скуласты, желты, узкоглазы,  ростом  мелки,  телом  тонки.
Есть иные и пригожи, белят  мелом  щеки  и  губы  пунцуют.  Одеяние  носят
чудное: штаны долгие шелковые,  телогрейку  короткополую,  все  расцвечены
листьями, цветами, рыбами, птицами и иными  пригожестями.  Кроены  и  шиты
смешно. Волосы черней смолы, сплетены  пречудно,  ни  в  одной  стране  не
видывали мы таких. У иных жонок вверх заплетены, схожи с башней высокой, у
иных - широкое сито; у иных жбану квасному уподобились,  есть  такие,  что
носят на голове целую копну...  Зачески  те  драгоценны  и  трудами  жонок
возводятся единожды в полгода, а у иных в  год.  Чтоб  не  нарушить  такую
прическу, жонки китайские спят, под голову полено подложа.
     Довелось нам увидеть и обед китайский. Столы низкие, а сидят  китайцы
на полу, на ковриках. Ложек  не  имеют,  а  едят  искусно  палочками,  как
тонкими спицами. Кушанья варят разные:  рис,  рыбу,  мясо  мелкокрошенное,
огородну зелень. Заместо хлеба едят лепешки и лапшу.
     Но любимая еда китайцев - рис. Рисовую еду почитают  они  за  великую
благодать, а потому при встречах никто не скажет  другому  здравствуй  или
как поживаешь? Встречный, низко голову наклоня, промолвит: "Чила фань?"  -
что на наших словах будет: "Кушал ты рис?" Посчастливилось нам  разглядеть
одну китайскую поварню. От зависти мы на нее глядели долго, сколь просто и
мудро она сделана.  На  огне  кипел  котел,  в  нем  китаец  варил  свиную
похлебку, на котле стояло бамбуковое решето,  в  нем  паром  варился  рис,
сверху - еще решето, в нем - лапша над лапшой -  опять  решето,  в  нем  -
огородные плоды, схожие с нашей репой.  Котел  кипел,  и  варилось  четыре
перемены еды зараз. Сколь ладно надумано!.. Фердинанд Вербист говорил нам,
что иные умудряются варить шесть перемен.  У  важных  китайцев  -  купцов,
бояр, князей - любимая еда: похлебка из  ласточкиных  гнезд,  похлебка  из
плавников акулы, жареные черви. Тот же Фердинанд Вербист с горечью сказал:
черная беднота, босой, рваный и нищий люд о переменах еды не помышляют,  а
едетят все, что родит земля и вода: змей, ящериц, червей,  саранчу,  траву
речную и морскую, листья, улиток и иную погань. Обычаи у китайцев при  еде
круты. За столом сидит только мужской пол: старики  седовласые  и  юнцы  с
черными косичками на затылках. Женщины же, и молодые  и  старухи  дряхлые,
чинно стоят за спиной  у  мужчин  и  только  смотрят.  Когда  мужской  пол
насытится и уйдет, женщины хватают чашки и с  жадностью  доедают  остатки.
Обычай этот премного суров, хуже, чем на Туретчине...
     Но это в описании китайских жонок - цветики, а плоды зрелые  впереди,
и на своем месте в описании нашем старательно помечены будут,  ибо  пальцы
худо перо держат и ум от усталости мешку  пустопорожнему  подобен.  Оттого
писание прерываем.
     Июля 2 дня.
     Обещанное сотворим и опять начнем писать о китайских жонках.  Оглядев
со старанием ходящих по улице китайских жонок, дивимся  мы  невиданному...
Шагают китайские жонки мелко, шатаются в стороны, словно утицы подбитые, и
руками хватаются за прохожих и строения, а чаще  по  две  ходят,  чтоб  не
упасть. На ногах слабы,  ребенку  малолетнему  уподобились.  И  узнали  мы
причину тому лиху и вздыхали много, а  юноша  наш,  Николай  Лопухов,  так
громогласно возопил, что китайцы посчитали его за скудоумного. У китайских
жонок ножки дитяти-малолетки, и столь они  малы,  что  обуты  в  крошечные
башмачки. Китаянки за честь и гордость почитают такие ножки. А как родятся
у них те ножки,  то  в  превеликой  тайне  держат.  Нам  же  тайны  открыл
Фердинанд Вербист. А пометы о том в писании  класть  сил  наших  нет,  ибо
слеза падает и в сердце холодит, столь страшны  муки  принимают  китаянки,
чтоб поимать те малюткины ножки. Едва  родится  девочка,  ножки  ее  малы;
приходит злосчастная бабка-повивалиха, взяв лоскут  бычьей  кожи,  в  него
зашьет ножку, а поверх холстиной крепко окутает, и те повязки  не  снимают
до старости. Дитя растет, а ножки, как были у  малютки,  так  и  остаются.
Фердинанд Вербист сказывал: девочки  в  муках  корчатся,  жалобно  стонут,
особливо в лета с пяти до двенадцати от роду. Однако чем  меньше  ножки  у
китайской жонки, тем пригожее она почитается. Самые малые ножки, с полтора
вершка не более, велика честь и радость китайских  жонок.  И  такие  ножки
назвали они Хуа-Цзинь-Цза - Золотая лилия.
     Описав об этом Азии обычае, казни равном, перо бросаем,  ибо  словеса
складно на лист не идут. Юноша же наш,  Николка,  ему  мы  поведали  тайну
китайских жонок, плачет  слезно  -  слезы  отроку  прощаются:  сердцем  он
ласков, душой кроток и много жалостлив.
     Июля 4 дня.
     Пометы  кладем  спеша.  Хоть  и  жара  нестерпимая,  шубу  на   плечи
вскидываем. Таков обычай.  Посольство  наше  богдыхан  пред  свой  престол
зовет. Какова удача обретет на этот раз?
     Уповаем на бога...
     Июля 6 дня.
     Поход наш к богдыхану остался  без  удачи.  Неуспех  велик,  и  тяжек
конец. Царь китайский молод, и хоть умен и учен,  заносчив  и  не  в  меру
горд. Мы же, посол царский, в холопство перед ним не пали и честь Москвы и
русского царя держим крепко. Царь же китайский лукав и скрытен.  Фердинанд
Вербист успел  нам  шепнуть,  что  хоть  китайский  богдыхан  и  молвит  о
пресветлом царе Руси и его грамоте непотребное,  ближним  же  своим  наказ
дает тайком и поучает их так: "К отцу моему не  бывало  эдаких  грамот  от
белого царя; надобно эту грамоту в стараниях беречь, как  самую  предобрую
весть".
     Китайские князья да бояре  безмерно  упрямы,  тому  упрямству  их  не
сыскать  пределов.  Повелевают  беглеца  Гантимура  им  вернуть,  а  то-де
Гантимур вам дорого станет и кровь прольется большая.
     Товары наши по-прежнему ругают и бесценят:  и  соболей,  и  лисиц,  и
сукна, и кумач.
     Каковы упрямцы?!
     Июля 10 дня.
     В суетах провели мы день до ночи. Китайский живописец  с  нас,  посла
царского, писал  лик  и  одеяния.  Асканья-амбань  увещевал,  говоря,  что
обличье наше китайскому богдыхану для его золоченых хоромин надобно. А еще
сочли за можное дать богдыхану икону Спаса святого  для  знакомства.  Люди
посольства  нашего  посчитали  это  за  богохульство   и   дела   наши   -
противобожьими; грозятся нас, посла царского, в ересях попутать  и  ложное
кладут и угрожают нам, особливо Никифор Венюков и грек Спиридон. Истинно в
писании помечено: "Слепцам всюду рогатины чудятся".
     Июля 11 дня.
     Фердинанд Вербист с тайным человеком  прислал  нам  грамотку,  в  ней
писал  о  новых  происках  богдыхановых  близких  людей.  Кровные  родичи,
сановники китайского двора, а с ними и сам богдыхан всю ночь  думали,  как
отписать ответный лист русскому царю. Тот лист сотворил дядя богдыханов, в
нем прописал грубости и обиды престолу светлого русского царя.
     Поутру приехал асканья-амбань, и наши дары, данные богдыхану, обозвал
данью. Отдарков не дал, а повелел встать  на  колени  и  принять  от  него
поминки, какие даются победителем в позор побежденному. В гневе те поминки
мы отвергли, сказав:
     - Кажется нам чудом, что богдыхан счел подарки великого русского царя
данью. Весь свет знает: великий царь Руси  и  могуч  и  богат,  от  многих
народов дань получает, сам же никому никогда не платит и не платил".
     Памятуя слова государя нашего, Алексея Михайловича, сказанные нам при
отъезде посольства, мы доподлинно передали их вельможным людям богдыханова
двора: "Бог благословил и передал нам, государю русскому, править единой и
великой Русью и с гордостью и правдой  рассуждать  со  всеми  странами  на
Востоке, на Западе, на Севере и на Юге..."
     Асканья-амбань в обиде ответ держал таков:
     "Богдыхан - суть бог земной, равного ему на  земле  не  может  быть".
Асканья-амбань приказал собираться к отъезду  из  Пекина  в  Москву,  пока
богдыхан не разразился гневом, от коего спасенья-де никому не сыскать.
     Вечером, хоронясь, пришел к нам Фердинанд Вербист. "Богдыхановы люди,
- молвил он, - прослышали о расколе в русском посольстве и тому рады".  Мы
проведали у Вербиста, каковы скрытые думки  богдыхана  и  его  советников,
спросили, боится ли он русской  силы?  На  то  Вербист  клялся:  маньчжуры
перепуганы силой и храбростью казаков на Амуре, строением славной крепости
Албазин, она стоит скале подобна. Листа ответного русскому царю не отпишет
богдыхан, дабы можно пойти войной и крепость разорить, а казаков повывести
вконец, земли по Амуру-реке захватить...
     Июля 15 дня.
     На дворе посольства  нашего  шум  и  переполох.  В  паланкине,  шитом
шелком, принесли носильщики колая - главного  богдыханова  посланца,  мужа
важного, надутого, строптивого. Повелел колай собрать немедля  всех  людей
посольства. Из паланкина кричал тонкоголосо:
     - Будете ли грамоту богдыхановой светлости принимать, упав на колени?
     Люди нашего посольства молчали. Колай пуще гневился,  кричал  громче.
Тогда грек Спиридон, а с ним и другие в робости отвечали:
     - Будем!
     Мы же, посол царский, тому воспротивились: - Такому позору не бывать!
Как писан лист великому царю будет?  И  не  написано  ли  в  грамоте  обид
владыке Руси?
     Колай, словно оса жалючая, вскипел, замахал рукой:
     - Принимайте, как мы повелеваем!..
     Грек Спиридон и его ближние, числом малым, сказали колаю:
     - Пусть писан лист по-вашему, примем! Посол Николай нам не указ. Мы -
дети боярские!.. Сами по себе властны!..
     Иные же люди посольства противились, отвечали:
     - Не примем! Царскому послу подвластны!..
     Дабы лист тот позора ради не принять, надумали мы хитрое,  требуя  до
зари будущего дня помешкать, - мол,  мудрость  древняя  такова:  "Многажды
примерь - единожды отрежь".
     Июля 16 дня.
     Заботы наши тщетны, товары царской казны и людей  посольства,  как  и
прежде, мертвой грудой лежат при  дворе.  А  богдыхановы  люди  лукавством
преисполнены, на уме держат  думку  свою:  тот  товар  при  нашем  спешном
отъезде задаром иметь.
     Памятуя о наказе государя нашего: сыскать в Китае для  царевой  казны
преславный камень - чистый лал, мы с большим старанием  тот  наказ  желали
выполнить. Купцы китайские каменьев-лалов казали много. И те каменья мелки
и светом тусклы и негожи. Сыскался человек кровей латинских,  тот  человек
скрытно поведал: есть-де камень-лал, сиянию солнца подобен, ценой тот  лал
дорог и у посла казны-де на то  не  хватит.  Купцы  родовиты  Голландского
царства тот лал купить не смогли: столь дорог. Молвили  мы,  что  потребно
лал принесть, дабы  разглядеть  его  красоты  и  сияние.  Лал,  в  ларчике
скрытый, китайский купец доставил нам в воскресенье. Открыв дверцы  ларца,
увидели мы чудо: лал солнце-лазурный, со светлой каплей родниковой  сходен
и ростом велик. Такого лала на земле, окромя этого, не  сыскать...  Зачали
мы с купцом вести торг  долгий.  Цену  купец  поставил  восемь  тысяч  лан
серебром. Бились мы в поте лица с купцом более двух недель,  и  для  казны
царской купили тот лал - изумруд великий и славный - за три тысячи лан. То
доброе дело сотворили.
     Июля 25 дня.
     Богдыхановы посланцы в дерзости ругали нас, посла  царского.  Прислав
подарки для государя русского, велели выйти во двор  и  пасть  на  колени,
хоть лил дождь и грязь вокруг была, оттого многие стали коленями в  грязь.
Богдыхановы посланцы горделиво глядели на то позорище.  Сочли  мы  это  за
предерзость, ниц не падали и колени в грязи не марали.
     Богдыхановы посланцы кричали и грозились,  и  оттого  наши  люди,  не
желая и дальше сидеть взаперти, все на колени пали, мы же, посол  царский,
дабы не обронить чести русского царя, положили в грязь подушку бархатну  и
на ту подушку одно колено преклонили, приняв опись подарков богдыхановых.
     Грамоты же великому государю богдыхан не послал, и колай молвил,  что
слово  богдыханово:  ждать  с  три  и  более  недели.  Указ  и  слово  его
непреклонны.
     Каковы муки?.. И каково надобно терпение?
     Август 23 дня.
     Богдыханов скорый посланец вести принес и радостны и горьки.  Великий
богдыхан велел русскому посольству собираться немедля к объезду.  А  листа
великому государю отписываться-де не будет, и посла царского  Ни-ко-ля  за
грубияна считает, и впредь  для  эдакого  посла  все  ворота  в  Китайском
царстве запрет наглухо...
     Сентября 3 дня.
     Сборы наши коротки. Китайские вельможи отменно злобны,  и  гонят  нас
прочь со своей земли. Приехал важный посланец от китайского  властелина  и
громкогласно молвил: "Коли вы в ночь не  оставите  города,  вытолкаем  вас
силой, на то богдыханово слово дано. А товары ваши  бросайте  где  хотите:
телег, лошадей, верблюдов давать не велено..."
     От таких подлых угроз товары  наши  богдыхановы  родичи  и  иные  его
близкие люди ценою дешевой купили. К заходу  солнца  доставили  посольству
нашему сто телег, сто пятьдесят лошадей, сто верблюдов и быков. Из  города
нас выгнали.
     Отслужили  молебен  дорожный.  Сердцем  воспрянули  люди  посольства,
памятуя о долах, горах, городах и селениях Руси пресветлой. Нам же,  послу
царскому, горечи разъедают сердце  пуще  острого  железа.  Ради  упрямства
богдыхана и его злонравных советчиков дела государевы, кои потребно было с
китайским владыкой уладить, по-прежнему в разрыве остались. Хитрости  наши
и старания многие оказались пустыми. Честь же народа русского и могущество
Руси, слава господу, не уронили мы,  и  пусть  властелин  Китая  и  впредь
памятует, что Руси коленопреклонной ему вовек не видеть. Истинно в  мудрых
книгах помечено: "Оглядись, кого гонишь, не пришлось бы перед  гонимым  не
колени пасть".
     А что прописано нами в сей книге о Китае и китайцах и  прибавлено  на
вкладных листах, сгодится на долгие времена, ибо, взяв перо, поклялись  мы
перед иконою Спаса помечать виденное и слышанное дополнительно. И хотя  со
спесивой гордостью богдыхан китайский похваляется мужеством  и  славой,  и
что-де он на всей земле един царь, а все иные царьки малые, мы  же,  посол
Русского государства, с помощью божией тайны многие  прознали  и  в  книгу
положили.  Не  страшны  Руси  пресветлой  гордость  и  угрозы   богдыхана.
Маньчжурский его трон  стоит  на  горе,  а  гора-то  огненна,  а  огонь-то
раздувают китайцы, а китайцев-то  тьма-тьмущая.  Не  сгорела  бы  та  гора
дотла. Зря  богдыхан  нашим,  посла  русского,  терпением  пренебрег,  зря
надувался и грозился; от грозы завсегда  все  врозь,  а  русские  в  кучу.
Помечаем в книге накрепко, то и  государю  нашему  сказывать  будем:  жить
надобно с китайцами в мире, однако рубежи наши не уступать".
     Гаснет лампада. В сумерках тени серы. Николай Лопухов, закрыв  крышку
тайной книги, озирается пугливо. Тихо... Спит царский посол. Отрок снимает
с шеи повязку, в нее кутает бережно мудрую книгу. Открыв дорожный  ларчик,
книгу прячет. Ларчик кладет под голову. Сон далек...  Николай  Лопухов  не
закрывает глаз.
     Чудеса Китайской страны плывут перед ним, как стая  облаков  на  небе
лучезарном. Отрок  оглядывает  старца:  в  нем  заложен  мудрости  клад  и
трудолюбие беспредельное.  Отрок  тихо  поднимается  и,  взяв  свою  шубу,
ласково покрывает спящего старца.  А  сам,  подойдя  к  оконцу,  встречает
утреннюю зарю в радости и гордости, не чувствуя  усталости  после  ночного
труда. Слышно  ржание  лошадей,  крики  верблюдов,  людской  гам.  Караван
собирается в далекий путь.
     Путь тот на Москву...



                            СТЕПАНИДИНА ЗАСТАВА

     Плыл по Амуру белый туман. Окутал он черные воды, потонули в нем леса
и горы. Слилось небо с землей, не видно ни луны, ни звезд.
     Неспроста "богдыхановы глаза" так долго глядели на Албазин с  другого
берега Амура. Они тайно переплыли  Амур  и  осенней  ночью  подожгли  нивы
албазинцев, угнали много скота. Немало казаков обнищало вконец.  У  Ярофея
Сабурова покрылись виски снежной порошей.
     Албазинская крепость притихла, спряталась в тумане.  Стоял  казак  на
дозорной башне. Спали албазинцы тревожно.
     Не спал Ярофей Сабуров, не спала Степанида. Она поднялась с  лежанки,
волоча за рукав шубейку, подошла к оконцу:
     - Утреет, Ярофеюшка.
     - До утра долече, то туманы плывут по-над Амуром...
     Степанида присела на лежанку. В горенке мрак, сырость,  запах  едучей
смолы. Степанида вздохнула:
     - Жонка казака Сидорки Столбова худое сказывала,  говорит:  посадские
мужики-де от ясашных тунгусов слыхали: идет рать  маньчжуров  на  Албазин,
рать та многая, пешая и конная.
     - Коль та рать придет, то не сломилась бы о рогатины - так смекаю!..
     - Рать многая, Ярофеюшка, сказывают, воиста!..
     Сабуров махнул рукой и вышел во двор.
     Занялась утренняя заря...
     Просыпался Албазин. Скрипели ворота, суетился народ.
     Тревожные вести, будто пчелы, жалили  нещадно  албазинцев.  Суматошно
начинался день.
     Ждали албазинцы набегов маньчжуров.
     Немного  миновало  дней,  к  Албазину  прискакали  два   маньчжурских
конника. Они звали Ярофея выйти  из  крепости  на  холм.  Ярофей  с  малой
охраной казаков из крепости вышел. Конники сказали:
     - За горой стоят три важных посланца великого богдыхана. Потребно  им
речи вести, и желают они видеть главного наместника крепости.
     Сабуров, боясь лукавства и подвоха, на переговорные речи  не  поехал,
послал пять  казаков-доглядчиков  под  началом  старшины  Максима  Юшкова.
Казаки не вернулись.
     Весть о приходе маньчжуров на Амур долетела до  Нерчинского  острога.
Новый воевода, Алексей Морозов,  боясь  разгрома  Албазинской  крепости  и
похода маньчжуров  на  Нерчинск,  послал  в  Китай  для  переговоров  двух
казаков. В Китае приняли их ласково и держали у  себя  недолго.  Вернулись
казаки в Нерчинск через три месяца. Головной  начальник  пограничной  рати
именем богдыхана требовал: немедля Албазинскую крепость снести, русским  с
Амура уйти.
     Казаки говорили воеводе:
     - Собрана китайским богдыханом многая ратная сила, и посылает он  ее,
чтоб  снести  Албазинскую  крепость  и  Нерчинский  острог.  Впереди   той
китайской рати идут воины Желтого знамени -  то  разбойные  маньчжуры,  за
ними - черные монголы и даурцы.
     Воевода писал в Москву царю:
     "...Мне, холопу твоему, оборонять твои,  великого  государя,  остроги
малой силой невозможно. Промышленные люди  и  казаки  Нерчинского  острога
самопалов добрых не имеют, а от прежнего воеводы в казне ружейной самопалы
остались худые, ржавые, с бою негодные. А ружейных мастеров в остроге нет,
окромя Куземки Федорова, да и тот дряхл и слеп и к тому ружейному  ремеслу
не пригоден".
     Не дожидаясь ответной царской грамоты,  воевода  решил  отвести  удар
маньчжуров,  пошел  на  уступки  и  велел  острожки,  которые  зимой  были
поставлены на реке Зее, сжечь,  а  казакам  уйти  к  албазинцам.  Богдыхан
посчитал это малой данью, и зима прошла без войны.
     По-прежнему Албазин стоял на Амуре  крепко.  Жили  албазинцы  вольно,
Нерчинскому острогу  не  подчинялись  и  подарков  повинных  не  посылали.
Нерчинский воевода решил сам поехать в Албазин,  чтоб  непокорных  казаков
подвести под свою крепкую руку.
     Приехал воевода. Собрал казачий круг, заговорил  гордо,  требовал  от
албазинцев покорности и выдачи соболиной  казны  сполна.  Ярофея  Сабурова
воевода не повстречал: он уплыл на пяти дощаниках с  албазинцами  в  малый
ратный поход вниз по Амуру для проведывания земель и сбора ясака.
     Албазинцы казны воеводе  не  дали,  попрекали  его  обидами  прежнего
воеводы, жаловались на тяжести ратного житья.  Тогда  воевода  вытащил  из
кармана шубы царскую милостивую грамоту, читал громогласно и внятно.
     Албазинцы от радости клялись за  Албазин  биться  посмерть  и  стоять
твердой ногой на Амур-реке.
     А когда  воевода  сказал,  что  привез  албазинским  казакам  царское
жалованье в пятьсот рублей серебром, казаки всполошились.
     - Отчего пятьсот?! Царь послал нам две тысячи!..
     - Отдай, воевода, наше жалованье сполна!
     - С Албазина тебя не выпустим!
     Воевода от соболиной казны отказался, хотел из  Албазина  уехать,  но
казаки его не пускали.
     Просидел воевода взаперти три дня.
     У купцов албазинских занял пятьсот рублей, роздал  их  албазинцам,  а
вторую тысячу поклялся прислать с гонцами.
     Воевода уехал сердитый и обиженный. Албазинцы соболиной казны ему  не
выдали, власти его сполна не признали. По пути воевода повстречал  ясашных
эвенков, говорил им:
     - В острог Албазин отныне не ходите и ясак им не  давайте.  Несите  в
Нерчинск. Казаки в Албазине живут воровские.


     В походе с Ярофеем Сабуровым  приключилась  беда.  На  повороте  реки
дощаники Ярофея врезались в большой  маньчжурский  флот.  Суда  маньчжуров
плотно окружили дощаники Ярофея, прибили их к  крутому  мысу  и  стали  на
якорях, загородив путь.
     Скоро подплыла большая остроносая лодка; начальник в синем долгополом
халате, с мечом на поясе. Толмач его кричал:
     - Какие вы есть люди? Зачем по чужой воде лодки гоняете? И кто с вами
главный боярин?
     Ярофей Сабуров схитрил:
     - Плывем для промысла. В вожаках имеем Гришку Лотошникова.
     Начальник-маньчжур не подозревал, что говорит с Ярофеем Сабуровым,  о
храбрости и суровости которого знал давно.  Он  звал  русского  вожака  на
переговоры. Ярофей, узнав в начальнике маньчжура, на эти  званые  речи  не
пошел, а послал старшину Гришку Лотошникова и пять казаков.
     Прошли ночь и день, посланцы Сабурова не вернулись.
     Снова  подплыла  остроносая  лодка  начальника-маньчжура,  а  в   ней
толмачи. Они наперебой кричали:
     - Люди ваши на пытках не устояли, тайны выдали.
     - Воры вы и грабители! На чужой земле бегаете хуже волков!
     Толмачи показали дорогие подарки, похвалялись ими и подбивали казаков
бросить Русь и идти на службу к богдыхану.
     - Подарки ваши скудны, - отвечали казаки.
     Толмачи старательно показывали,  разложив  на  борту  лодки:  сапоги,
сукна, камки и многое другое. Толмачи говорили:
     - Получите вы, казаки, награды и почести большие.
     Прельстились этими речами только три  казака,  остальные  отказались.
Маньчжуры сердились.  Подплыли  еще  две  большие  лодки  с  воинами,  они
грозились, ругались и тут  же  для  острастки  потопили  один  сабуровский
дощаник. Сидевшие на нем казаки едва спаслись.
     Ночью Сабуров и сорок ближних его казаков тайно пали в воду,  поплыли
к берегу,  вылезли  на  песчаный  яр  и  разбежались  по  лесу.  Маньчжуры
бросились в погоню. Многих казаков в лесах поймали и перебили.  Сабуров  с
большими мучениями с девятью казаками едва добрался до Албазина.
     Сабуров понял: богдыхан ведет  большую  армию,  и  Албазину  при  его
малолюдстве и при малом числе пушек не устоять. Клял Сабуров албазинцев за
их грубости и обиды, которые они сделали новому нерчинскому воеводе.
     Тут же Сабуров снарядил в Нерчинск скорого гонца, позвал  албазинских
грамотеев - попа  Гаврилу  да  сына  посадского  купца  Зыкова.  Две  ночи
строчили грамотеи малый лист воеводе. Послушав  написанное,  Ярофей  качал
головой:
     - Писание ваше нескладно.  Надобно,  чтоб  воевода  уразумел  твердо,
какие угрозы пали на  русские  рубежи  на  Амуре,  какая  потребна  скорая
подмога.
     Вновь скрипели перья.
     Сабуров говорил, а сын посадского купца писал:
     "...А богдыхан  с  Амура-реки  удумал  русских  беспременно  согнать.
Крепость Албазин, что трудами нашими возведена, сжечь,  нас  же,  казаков,
порубить, потопить, повывести... Рать идет многая, и пешая,  и  конная,  и
корабельная. Ведут ее маньчжуры. Против такой рати при  нашем  малолюдстве
без свинца и пороху не устоять. Побьют нас  маньчжуры,  с  наших  амурских
рубежей сгонят.
     Обиды, батюшка воевода, которые причинили тебе албазинские  казаки  в
горячке и во хмелю, позабудь. Шли скорую ратную подмогу,  особливо  снасть
огневую: пушки, самопалы, порох да свинец..."
     Ночью гонец ускакал в Нерчинск.
     Богдыхановы советники готовили скорый поход на Амур.
     В начале лета прибыл в Албазин из Китая Гришка Лотошников с казаками.
Маньчжуры возили его в город  Наун,  отпустили,  вручив  богдыханов  лист.
Богдыхан грозил снести Албазин и  Нерчинск,  требовал  Албазин  сдать  без
крови, получить у него милость и жалованье.
     Албазинцы горячились, слушая грамоту богдыхана:
     - Писание то обманное! Мы ему  не  верим!  Волен  один  бог  да  Русь
великая. Ей послужим!
     - Албазинскую соболиную казну не бросим. Сколь пороху хватит,  стоять
будем!
     - Крепость наша кровная, ее не оставим посмерть!
     Не прошло и месяца,  возле  посадских  лугов  нашли  убитого  стрелой
албазинца.  Стрелу  осмотрели,  была  она  маньчжурского  изделия.  Наутро
подобрали еще трех сраженных албазинцев.  Прибежали  перепуганные  эвенки,
сказали Сабурову, что видели вражескую рать. Идут воины с пиками - то рать
головная, именуемая "Первые сто пик непобедимых маньчжур". За ней движется
множество воинов.
     О походе маньчжуров и даурцев на Амур царь узнал поздно:  из  далеких
сибирских острогов до Москвы скорым ходом шли гонцы полгода и  больше.  До
Тобольска они добирались с большими мучениями. Часто в  пути  подстерегали
их напасти: обижали  немирные  кочевники,  нападал  лютый  зверь  и  жизни
лишались, заблудившись в таежных дебрях.
     По сибирским крепостям и  острогам  собирали  воеводы  войско,  чтобы
направить его на  подмогу  Албазину  и  тем  отстоять  русские  рубежи  на
востоке.
     Собирали неторопливо. Многие прослышали о вольности албазинцев, обида
нерчинского воеводы была тому причиной.
     Сабуровские лазутчики ежедневно приносили вести одна другой страшнее.
Лазутчик Стрешнев пробился по болотам и камышам к  самому  стану  головной
рати - "Сто пик непобедимых маньчжур". Вернулся и говорил Сабурову:
     - Рать идет на  Албазин  премногая.  Словно  саранча  облепила  берег
Амура. Конники едут скопом, пешие идут косяками  по  сто  воинов,  корабли
малые плывут по девять в ряд, большие гусем, один за другим.
     Сабуров спрашивал:
     - Видел пушки? Велики, малы?
     - Пушки на корабли поставлены, и все велики, малых не видел.
     - Многи ли запасы везут или едут налегке?
     - Запасы велики. Окромя воинов, едут китайские работные  люди:  мосты
возводят, корабли тянут, многие на плечах несут ношу. Маньчжуры-доглядчики
подгоняют их палками да пиками.
     У Сабурова в Албазине воинов, в  бою  славных,  осталось  две  сотни,
посадских же, пашенных крестьян и иного приблудного люда -  четыре  сотни.
Пороху, свинцу, топоров, пил так мало, что каждому воину не хватало.
     Знойное стояло лето.
     В полдень,  оглядывая  зорко  окрестности,  сторожевой  казак  увидел
первых маньчжурских конников. Десять конников в синих халатах, с пиками  и
луками выехали на холм. Один из них долго  глядел  на  Албазин  в  длинную
трубу.  Не  успел  дозорный  казак  ударить  тревогу,  вражеские  конники,
повернув лошадей, ускакали обратно.
     С востока посерело небо. Тайгу окутала желтая туча  пыли,  ветер  нес
пыль к Амуру. Желтая муть густела, приближалась;  пахнуло  горьким  дымом,
конским потом, послышался топот, гул, лязг. Прикладывая ладонь  к  глазам,
вглядывался Сабуров в пыльную муть. Близко послышался топот.  Маньчжурские
конники взлетели на гору. Ровный частокол пик, словно острый камыш,  вырос
на горе, ветер колыхал желтое  знамя,  лошади  били  копытами  по  рыхлому
песку.
     На Амуре из-за острова показались малые  лодки,  за  ними  -  большие
ратные корабли.  Сабуров  спустился  с  шатровой  башни,  поднял  казаков,
наказал  строго  нести  караулы,  забить  наглухо  ворота.  Отобрал  шесть
казаков, через подлазы послал на крепостные стены, чтоб бежали к посадским
избам, овины с соломой казаков Зазнамовых подожгли, избы, церковь, кабак и
иные строения облили б смолой и тоже подожгли.
     Загудел албазинский колокол. Пламя рванулось к небу, бурый дым затмил
окрестности. Амур побагровел, красные всплески полыхали над водной гладью,
метались от берега к берегу. Катилась по траве огненная волна, катилась  к
лесу, оставив за собой серый пепел да  черные  угли...  Избы  корчились  в
огне, трещали, церковь уподобилась огромной горящей  свече,  пламя  и  дым
взвивались в поднебесье. И когда церковь рухнула,  взлетела  туча  искр  и
пала на Амур. Албазинцы крестились.
     Головная рать маньчжуров подойти в тот день к крепости не  могла.  Им
казалось: албазинцы подожгли и посадские строения и крепость.
     ...Ночь светлела. На заре Сабуров сходил к  пушкарям,  самопальщикам,
тайным доглядчикам. Просунув голову в черную щель подлаза, кричал:
     - Пушкари!
     - Что тебе?
     - Бейте по скопищу! Зазря порох не травите!
     Пушкари храбрились:
     - Эй, Ярофей, вдарим, аж небеса с овчинку ворогам померещатся!..
     Сабуров взбирался на шатровые башни:
     - Самопальщики! Зазря огнем не балуйтесь! Бейте, чтоб насмерть!
     Ему отвечали:
     - Потрафим, Ярофей! Гостей не обидим!..
     У восточных подлазов в глубоких ямах варили смольщики осадную  смолу;
тут же жонки скручивали из соломы тугие пучки, их смолили и  складывали  в
кучу, чтоб в осаде могли казаки, запалив, бросать те пучки,  отбиваясь  от
врага огнем.
     Ярофей смеялся:
     - Жонки, какие дорые подарки сготовили!
     - То, Ярофей, гостинцы малые, чтоб не сетовали на жонок!  -  отвечала
Степанида.
     День   прошел.   Богдыхановы   войска   разбились   лагерем,    воины
осматривались. Когда рассеялся дым,  немало  удивились,  увидев  крепость.
Крепость стояла серым утесом: огромная, грозная, глухая...  Сабуров  ночью
успел снарядить и вновь послать в Нерчинск гонцов, чтоб рассказали о  беде
и просили подмогу.
     Солнце бросило первый  легкий  луч,  мелькнуло  розовыми  пятнами  на
башнях крепостной стены. Дозорный казак дал  знак:  к  крепостным  воротам
через вал шел русский казак. Ярофей признал  в  нем  албазинца.  Маньчжуры
взяли в плен его еще прошлым  летом.  Казака  впустили  в  крепость  через
потайной лаз. Казак желтолицый, измученный, молча вынул из-за пазухи узкую
трубку и подал ее Сабурову. Это был второй богдыханов лист, лист  грозный,
писанный на трех языках:  маньчжурском,  китайском  и  русском.  Китайский
богдыхан, именуя  Ярофея  Сабурова  Яло-фэем  и  албазинским  наместником,
повелевал кровь не проливать, Амур-реку очистить  тихо  и  никогда  на  те
рубежи  ногой  не  ступать.  Обещал  богдыхан  и  почести,  и  награды,  и
милости... "Если же Яло-фэй, - писалось в листе, - станет поперек  воли  и
начнет бой, воины богдыхановы крепость  сожгут,  людей  побьют  и  Яло-фэя
утопят в Амуре".
     Посланец рассказал о силах войска, собранного по велению богдыхана со
многих мест. Ярофею Сабурову он говорил:
     - Идет рать воистая и на кораблях, и скорою ступью на конях, и  пешим
ходом.  Намеревается  богдыханов  воевода,  маньчжур  злонравный,  Албазин
снести и тем выполнить волю властелина Китайского царства.
     Ярофей Сабуров спросил:
     - А многая ли та рать корабельная, и пешая, и конная?
     - Плывут на ста кораблях, по пятьдесят воинов на корабль, да конников
больше тысячи, да пеших несчетно много. Пушек долгомерных с ними восемь да
малых десять. Окромя того, идет  тысяча  работных  людей;  они  укрепления
делают, рвы роют, корабли бечевой тянут.
     Богдыханово войско в десять раз превышало силы албазинцев.  Маньчжуры
привезли пушки, сработанные иезуитами, с ядрами в  пятнадцать  и  двадцать
фунтов. Однако воины шли с луками, пиками и даже  ножами,  огневые  пищали
имели лишь маньчжурские, и то не все.
     Небо очистилось, сияло молочной белизной. Палило солнце.
     Маньчжурские корабли подплыли к Албазину, стали на якоря, воины вышли
на берег, мылись  и  купались.  К  вечеру  ударили  из  всех  пушек  враз.
Наперебой корабельные пушки били  пять  дней.  Во  многих  местах  толстые
бревна крепости и насыпи рухнули, были повреждены дозорная башня и амбар.
     Сабуров с  кучкой  храбрых  казаков  метался  по  крепостным  башням.
Обрубали  бревна,  ставили  подпоры,  окапывали,  настораживали.  Сабуров,
потный, почерневший от земли, горячился:
     - Храните, казаки, припасы огневые. Не иначе, к вечеру пойдет  пехота
приступом.
     Грязные, окровавленные албазинцы отвечали  с  шатровых  помостов,  из
бойниц и подлазов:
     - Оскудеваем, Ярофей, порохом! То как?
     - Жонки! - закричал Сабуров.
     Из подземных камор, ям, лазов выбегали жонки. Сабуров махал  жилистой
рукой:
     - Надобно,  жонки,  собирать  каменья!  Крутить  из  соломы   огневые
снопы!.. Порох и свинец на исходе!
     Всю ночь крепость готовилась к отбою осады.
     Утром маньчжуры ударили из  пушек,  забросали  албазинцев  игольчатым
дождем  стрел.  Казаки  понесли  потери.  Наскоро  вырыли  могилу,  павших
схоронили по-христиански.
     Начальник Желтого знамени, видя замешательство  в  крепости  и  малый
отбой,  приказал  пустить  из  пищали  камень,  а  с  ним  лист,  писанный
по-маньчжурски. Требовал крепость сдать без боя, похвалялся  своей  ратной
силой и  запасами,  смеялся  над  Сабуровым,  обзывая  его  куцым  зайцем.
Албазинцам, которые сдадутся на милость богдыхана, обещал подарки дорогие:
платья атласные, кафтаны китайского шелка, сапоги узорчатые и многое иное.
Когда поп Гаврила читал эту грамоту, казаки язвили:
     - Те подарки богдыхановы мы знаем!..
     - Позабыл богдыхан  самые  дорогие  подарочки  поименовать:  петельку
шелкову да топорик казнителя!
     На те богдыхановы подарки да льстивые обещания не  поддался  ни  один
албазинец. Но среди людишек посадских  сыскался  лиходей,  служака  купца.
Ночью, таясь, как воришка, через потайной лаз убежал со  своей  жонкой  во
вражеский стан.
     Наутро Сабуров с шатровой башни кричал, чтобы слышали все албазинцы:
     - А беглецов, изменников, поймав, не убьем, а на огне пожжем, чтоб ту
измену из них выжечь начисто!..
     Начальник Желтого  знамени,  не  дождав  ответа  от  Сабурова,  решил
атаковать крепость. Воины его кинулись на приступ,  но  понесли  потери  и
отошли. Вновь ударили пушки, взвились стрелы железные, огневые, травленные
змеином  ядом.  Албазинские  жонки  с  малолетками  бегали  по  крепостной
площади, хоронясь и пригибаясь,  забрасывали  песком  ядовитые  и  огневые
стрелы.
     К вечеру бой утих.
     Сабуров оглядел дали с дозорной башни:  всюду  богдыханова  рать,  не
видно ей конца. Сокрушенно думал он: "Убывают запасы огневые. Воинов мало,
потери столь велики. Пало много храбрых казаков, старых бывальцев,  ратных
товарищей".
     Сабуров сошел с башни, скрылся в подлазе, сел на песок, голову  зажал
шершавыми ладонями. Сидел долго. Над ним  -  небо  одето  синевой,  частые
звезды  перемигиваются,  плывет  лениво  луна,  желтым  глазом   оглядывая
землю... Жгли маньчжурские ратники костры, ржали кони,  людской  гам  эхом
несся по Амуру.
     В ту ночь и созрели у Сабурова хитрые и страшные  помыслы.  Решил  он
спасти людей от неминуемой погибели. Прикидывая так: "Были бы живы люди, а
крепость воздвигнуть снова можно..."
     Ночью албазинцы крепость подожгли и бежали через потайные  подлазы  и
подкопы.
     Взглянул Сабуров на крепость с горы. Стояла она  одиноко,  сиротливо,
дымились подпаленные башни...
     Жаль стало Сабурову строение, скрипнул зубами, гордо сказал:
     - Пусть казаки пораненные, хворые да жонки с младенцами  тайгой  идут
через хребты на Нерчинск. Остальные ратные люди пусть сойдут в долину.
     Набралось около трех сотен казаков и людей посадских.  С  ними  ночью
лесами, буреломами, болотами обошел Сабуров вражеский стан, чтоб  кинуться
на головную рать маньчжуров с обходной стороны и  сбросить  ее  в  Амур  с
крутого берега.
     В тот поход Ярофей Степаниду не  взял.  Сколь  жонка  ни  упрашивала,
Ярофей отвечал:
     - Негоже жонкам идти в открытый кровный бой...
     На том Степанида не успокоилась. Едва скрылся Ярофей  с  албазинцами,
она собрала казачьих жонок в круг.
     - Жонки! Наши мужи, голов своих не жалея, идут в неравный бой, а  мы,
в трусости мышам подобны, бежим?
     - Какая от баб подмога? - перебила Степаниду старая жонка Силантьиха.
     - Подмога велика. Смекаю, жонки: хоронясь  лесом,  обойдем  крепость,
выйдем с горы, распустив знамя по ветру. От того вороги сполошатся и  силу
ратную на нас поведут.
     Жонки заголосили:
     - Ой, Степанида, от того бабьего похода,  окромя  срамоты,  иного  не
будет.
     - Побьют нас, захватят в плен...
     - Затея твоя, Степанида, негожа...
     Она вновь горячо уговаривала:
     - Бою не бывать, тому порука лес, в лесу, жонки, схоронимся. Ярофей с
казаками упрямцев сломит: ударит сбоку. Мы же сотворим лукавство  и  отвод
глаз.
     Жонки Степаниду охаяли. Но она не  унималась,  собрала  в  тот  бабий
поход двадцать пять жонок. Остальные не пошли.
     Ночью налетела буря, полил проливной дождь.  С  гор  ринулись  мутные
потоки, разлились речки, забили горные ручьи.
     Жонки дошли до горы, где стояла крепость. Удивились: крепость темнела
утесом. Огонь не спалил ее, охранил дождь. Оттого маньчжурские  начальники
и не поняли хитрости Сабурова, послали в  крепость  посланцев  с  угрозой:
"Коль  без  боя  не  сдадитесь,  быть  вам   огнем   спаленными,   саблями
порубленными".
     Посланцы вернулись, не войдя в крепость. Начальник  Желтого  знамени,
зная, что запасы  огневые  в  его  войске  заметно  поубавились,  приказал
перестать бить из пушек.
     Решил идти на крепость полной силой: пешей и конной.
     Весь день богдыханова рать готовилась к осаде. Жонки вышли  на  гору,
подняли знамена. Маньчжурские воины удивились, откуда взялись  русские,  и
пошли на приступ той горы.
     Стемнело, почернели леса, притих Амур. В это  время  ударил  Сабуров;
внезапный налет переполошил войска  маньчжурского  стана.  Им  почудилось:
напала несметная сила русских с двух сторон. В том ночном бою маньчжуров и
даурцев немало полегло, немало утонуло их и в  черных  водах  Амура.  Пало
много и лихих албазинцев.  Бегством  спаслась  с  Сабуровым  малая  кучка:
шестьдесят казаков да девять жонок. После того боя Ярофей Сабуров окривел;
выбил ему даурский лучник левый глаз.  Повязав  кровавое  дупло  тряпицей,
Ярофей сердито говорил казакам:
     - Божьей милостью руки целы. Глаз же мой богдыхану пожива малая...  Я
его подлое воинство и единым глазом вижу...
     Гору же, где  Степанида  с  храбрыми  жонками  обманула  маньчжурских
военных начальников и отвела рать, назвали казаки Степанидиной заставой.
     И это имя горы сохранилось навсегда.
     Крепость Албазин богдыханово войско снесло начисто и отступило.
     Албазинцы, дойдя до реки Шилки, повстречали  русскую  рать  в  триста
пятьдесят самопалов, с пушками и огневыми запасами. Шла рать  под  началом
Афанасия Байдонова из Нерчинска на подмогу албазинцам. Опоздала та подмога
на один день.
     Афанасий Байдонов упрекал Сабурова: крепость он бросил напрасно. Идет
к Албазину еще рать русская в пятьсот самопалов, с  пушками  долгомерными,
богата и свинцом  и  порохом.  И  решили  казаки  вернуться,  из  Албазина
непрошенных гостей выгнать и на рубежах снова закрепиться.
     Афанасий Байдонов послал доглядчиков, чтоб узнали все о неприятеле  и
его замыслах. Доглядчики вернулись, не отыскав даже  следа  неприятеля.  О
крепости доглядчики говорили:
     - А крепости той на свете не стало... Лежат уголья черные да пепел.
     Вернулись к Албазину русские и вправду нашли не крепость, а развалины
торчащие, дым да угли. Маньчжуры сожгли крепость. Запасы еды, что спрятали
албазинцы и потаенных ямах, отыскали и разграбили. Остался  лишь  хлеб  на
дальних полях: неприятель эти нивы сжечь не успел.
     Поставив караул и дозоры, Афанасий Байдонов  послал  половину  людей,
чтобы старательно сбирали с полей хлеб, а другая начала  воздвигать  новый
Албазин. Афанасий Байдонов -  прославленный  русский  мастер  по  строению
крепостей. Новый Албазин он начал строить искусно, чтоб неприступен был ни
с поля, ни с Амура.
     К  поздней  осени  на  албазинском  пепелище  выросла  новая  могучая
крепость. А внутри нее - ратные и хозяйские клети,  подлазы,  ямы  и  иные
необходимые строения и военные хитрости.
     Санной дорогой прибыл в Албазин нерчинский воевода  Алексей  Морозов,
читал вторую грамоту царскую о  милостях  и  наградах  албазинцам.  Стыдил
воевода албазинцев за прошлые грехи, но жалованье выдал сполна. Сабуров то
царское жалованье не взял, сказал  казакам,  чтобы  они  воеводе  сказали:
"Было у Ярофея два глаза, остался один; было два  властителя:  господь  на
небе да царь на земле, остался же один бог..."
     Воевода речи Ярофея посчитал за бунтарские, однако расправиться с ним
боялся. Казаки  сабуровские  ходили  насупившись,  жаловались  на  тяжелое
житье.
     Им казалось, что и теперь  воевода  жалованье  выдал  не  все,  много
утаил.  Старый  албазинец  Соболиный  Дядька  стучал  о  землю   костылем,
подстрекал казаков острым словом:
     - Казаки, жалованье царское столь мало оттого, что воевода нерчинским
казакам отдал серебро, албазинцам дарованное.
     Прослышав о тех речах, воевода ускакал,  наказав  Афанасию  Байдонову
поставить Ярофея Сабурова под строгий присмотр, о подлых же  своевольствах
албазинцев доносить тайной грамотой.
     Только наказ воеводы остался пустой.
     Полюбился Афанасию Байдонову Ярофей. Увидел  он  в  храбром  казацком
атамане и  ум  зрелый  и  воинскую  смекалку.  Афанасий  Байдонов  говорил
казакам:
     - Ярофей в ратном деле бывалый, атаман смелый. Руси муж достойный...
     И Ярофею пришелся по сердцу Афанасий Байдонов  -  мудрый  управитель,
большой мастер в крепостном строении, воин смелый и твердый.  С  той  поры
повелось в вольном Албазине  так:  управителями  крепости  стали  Афанасий
Байдонов и Ярофей Сабуров.
     Скоро вокруг нового Албазина вырос посадский выселок. Ставили  заново
посадские люди - пашенные крестьяне, лесные промышленники-звероловы и иной
пришлый люд - избы вдоль горы, нареченной "Степанидина застава".
     Снова по Амуру-реке летели птицей  вести  о  возвращении  русских,  о
крепости их неприступной, о силе, которую не переломит никакая сила.



                            ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОСЛА

     От китайского города Тунг путь через Наун монгольскими степями шел на
Нерчинск. Путь далек. Первые заморозки в степи со снежной порошей -  худая
примета.  Спафарий   омрачился,   оглядев   лошадей,   верблюдов,   быков,
оставленных им для сбережения и подкормки. Богдыханские  досмотрщики  скот
посольства извели: от бескормицы и плохого досмотра более половины лошадей
и верблюдов пало. Оставшиеся худы и тощи, едва держались на ногах.
     Люди посольства и боярские дети роптали,  идти  в  степь  страшились,
грозились Спафария покалечить, обвиняя его в измене и коварстве.
     Ночью  в  походную  юрту  Спафария  пришел  беглый  казачишка  Степка
Мыльник, проживал он в Китайшине давно и повадки китайских  вельмож  знал.
Степка Мыльник, озираясь воровски, сказал послу:
     -  Скот  посольства  богдыхановы  люди   уморили.   Китайские   купцы
похвалялись: "В степь русские пешими не пойдут, оттого нам за  скот  дадут
серебро и подарков много..."
     Степка Мыльник поучал Спафария брать верблюдов,  быков  и  лошадей  у
китайских купцов с первого слова, любой ценой,  то  выгоднее  и  надежнее.
"Ежели, - говорил он, - китайские купцы уйдут и  позовешь  в  другой  раз,
цену набавят вдвое, позовешь в третий - втрое".
     Но скоро  Спафарий  узнал  другое:  наместник  города  Тунг  нарочито
задерживает посольство; он нетерпеливо ждет  приезда  богдыхановых  людей,
боиться, что русские свяжутся с кочующими по  степям  эвенками,  а  потому
расставил вокруг посольства караулы и дозоры.
     Подле города Тунг посольство  стояло  неделю.  Дули  свирепые  ветры,
наметая сугробы  снега  и  песка.  Напрасно  Спафарий  торопил  наместника
городка, просил доставить посольству скот и провожатых. Тот ласково  косил
глаза, говорил отменно льстиво:
     - Зря посол торопится, не  бывало,  чтоб  великий  богдыхан  отпускал
гостей без подарков...
     Спафарий отвечал сумрачно:
     - Подарков не жду... Надобно до лютых морозов миновать степи.
     Наместник склонил голову:
     - Великий богдыхан в обиде на  русского  посла  за  его  упрямство  и
неуступчивость. Ежели посол не дождется подарков, богдыханово слово  убьет
посла, беда настигнет повсюду...
     Люди наместника доставляли  посольству  скверную  еду,  дров  же  для
костров не давали.  Спафарий  и  его  люди,  ожидая  отъезда,  томились  в
походных юртах, дрогли от мороза.
     Ветры по степям бушевали, выли, взметая столбы песка и снега. Чаще  и
чаще нависали над землей мутные тучи, вместо хлопьев снега  падал  резучий
ледяной дождь. И тогда люди посольства, закрывая лицо  руками,  убегали  в
юрты и страшились выходить из них. Перед черной далью степей, где завывали
и бесновались вихри, посольство стояло как перед могилой. Оставшийся  скот
падал. Многие люди заболевали. Спафарий сидел в дорожной юрте,  кутался  в
долгополую шубу.  Юрта  дрожала,  скрипели  шесты,  сдернув  полог  двери,
врывался ветер, гасла лампада, и Николка Лопухов долго добывал огонь, чтоб
запалить фитиль.
     Неделя прошла в муках и тревогах. Буря внезапно стихла; выйдя из юрт,
русские не узнали окрестностей: выпал глубокий снег. Прошло еще  три  дня.
По первоснежью прибыли богдыхановы люди.
     В юрту посла пришли важные посланцы китайского властителя.
     Спафарий и ближние люди посольства  приняли  богдыханова  посланца  с
честью, зажгли свечи,  усадили  возле  походного  столика.  Асканья-амбань
глядел кичливо и важно. Откинув на  грудь  полу  шелкового  халата,  вынул
бамбуковую трубку с китайской резьбой и синими расцветками. Китайцы  упали
на колени, русские склонились. Асканья-амбань открыл  футляр  и  развернул
узкий листок прозрачной бумаги. Это была грамота богдыхана царю Руси и при
ней синий листок - опись подарков.
     Асканья-амбань опись вручил Спафарию.
     - Щедрость великого богдыхана безмерна...
     Иезуит-переводчик пересказал слова асканьи-амбаня.
     Спафарий усмехнулся:
     - Мудра пословица: "Не хвались рублем, пока не положил в карман"...
     Иезуит переводчик не сумел передать сказанного Спафарием.
     Асканья-амбань  подал  переводчику  грамоту  богдыхана,  повелительно
махнув рукой. Переводчик читал громко на латинском языке:
     - "Русский белый царь, владеющий неведомым концом земли, с древнейших
времен,  склонившись  до  земли,  падая  в  покорности  к  ноге   великого
богдыхана, прислал ближнего сановника Ни-ко-ля, а с ним дань покорную,  то
похвально..."
     Спафарий не стерпел поруганий, взметнул глазами, ответил грубо:
     - Дани покорной не привозил, то ложь!.. Вручил подарки великого  царя
Руси, а Русь премного больше Серединного царства!..
     Асканья-амбань взглянул на Спафария, сжал губы,  скользнула  по  лицу
лукавая усмешка; он глухо спросил переводчика:
     - Отчего гневен русский посол?
     Иезуит перевел слова Спафария. Асканья-амбань вскипел, стал грозить и
браниться:
     - Упрямого коня хозяин,  скрутив  веревкой,  учит  плетью!..  Надобно
послу пасть на колени и принять богдыхановы подарки!..
     -  С  таким  позором  принимает  подарки  побежденный!..  Русский  же
государь могуч и завсегда победитель; нас, его посла, он казнит за  подлое
унижение, - ответил Спафарий.
     Асканья-амбань потребовал от Спафария  вернуть  роспись  на  подарки.
Спафарий сказал:
     - Обещанное, но не  данное,  подобно  тени,  пропадающей  в  полдень,
оттого бесплодную роспись, врученную без подарков, своею рукой порву.
     Асканья-амбань встал:
     - Пусть ждет упрямый конь узды... Пусть посольство стоит, пока  доеду
до великого богдыхана и спрошу его...
     Не прошло и трех  дней,  китайцы  сменили  гнев  не  милость,  учтиво
обходились с послом и его людьми. Посылали еду: рис, мясо, плоды, вино.  К
удивлению Спафария, китайские  купцы  привели  много  лошадей,  верблюдов,
быков, доставили телеги крытые и для поклажи.
     Спафарий покупал присланное спешно, помня о советах Степки Мыльника.
     Вскоре прибыл и асканья-амбань, с ним дядя богдыхана и  два  иезуита.
Льстя и унижаясь, асканья-амбань велел принести в юрту  посла  богдыхановы
подарки.  Носильщики  положили  несколько  желтых  мешков.  Асканья-амбань
учтиво сказал:
     - Воду из реки не вычерпать, такова и милость превеликого  богдыхана.
Жаль: посол порвал роспись, он увидел бы - задержка произошла оттого, чтоб
удвоить подарки!..
     Асканья-амбань лгал. Спафарий  роспись  сохранил,  сличив,  убедился,
насколько тонко коварство людей богдыханова двора, подарки не удвоились, а
втрое уменьшились. Сам Спафарий понес большие убытки: он получил  отдарков
в пять раз меньше, чем поднес подарков. В  больших  убытках  остались  все
люди посольства.
     Русскому царю богдыхан дарил четыреста  лан  серебра,  десять  кусков
атласа, пятьдесят кусков шелка, три барсовые шкуры, три тигровые шкуры  да
шесть морского котика, двадцать корзин чая.
     Иезуит передал Спафарию, такие скудные подарки дает богдыхан не из-за
обиды, а потому, что посчитал русского царя владыкой  малым,  он-де  не  в
силах обуздать разбойных казаков на Амуре.
     Спафарию дали шестьдесят лан серебром,  три  куска  атласа,  двадцать
лошадей, десять верблюдов и халат шелкового китайского шитья.
     Но скоро асканья-амбань передумал,  подарки  показались  ему  слишком
щедрыми. Серебра решил не давать. Царю  русскому  подарили  резное  седло,
тридцать кусков шелку, одну чайную посудину, искусно вылитую  из  серебра,
двенадцать  корзин  чая,  шкуру  барса,  десять  малых  шкур.  Спафарию  -
соломенную шляпу с кистью, поясок с серебряной пряжкой,  сапоги  и  чулки,
лошадь и седло, три куска атласа, пять корзин чая и китайский халат. Людям
же посольства, которых  поименовали  в  росписи  китайцы:  Кус-чен-кинь  -
Константину, Цзы-чжо-доли - Федору, Сафа - Савве, Ифань - Ивану, Ва-джи-ли
- Василию, Ни-кифа-ли -  Никифору  и  всем  остальным  -  по  пяти  кусков
китайки, по лошади с седлом, по две шкуры морского котика и по две корзины
чая.
     Спафарий и люди посольства скрыли досаду: хотелось им без  замедления
оставить городок и ехать в Нерчинск, пока стояла в степи тихая погода.
     Спафарий пытался встретиться с иезуитами, они того же хотели и  сами,
но богдыхановы доглядчики следили зорко. Перед отходом каравана в  путь  в
юрту Спафария, тревожно  озираясь,  вошел  иезуит,  в  нем  признал  посол
Фердинанда Вербиста. Вербист торопливо сказал:
     - Надо немедля посольству уходить... Богдыхан в смятении, побита  его
рать  албазинцами  на  Амуре.  Богдыхан  боится  русских,  однако   местью
преисполнен.
     Фердинанд Вербист передал Спафарию  тайком  свиток:  карту  Китайской
земли.
     Спафарий понял, отчего  смилостивился  асканья-амбань,  стал  ласков,
вежлив  и  льстив.  Сила  Албазинской  крепости   подломила   заносчивость
богдыхана  и  его  ближних,  сбила  дурную  спесь  с  надутых   маньчжуров
богдыханова двора. Понял посол и другое: скупые подарки посылает богдыхан,
а грамоту русскому царю не дал - то дурная  примета.  Спафарий  записал  в
свой дорожный дневник:
     "А государю поведать надобно: богдыхан и его бояре безумно коварны...
Русь же считают землей малой, а государя  русского  почитают  за  князька,
подобно тунгусскому или мунгальскому".
     ...Караван  двинулся  в  степь.  Асканья-амбань  послал  сто   воинов
сопровождать посольство. До китайского города Науна караван дошел в  шесть
недель; минуя Нерчинск, посольство двигалось  на  Селенгинский  острог.  И
здесь зимние стужи и дорожные непогоды заставили Спафария зазимовать.
     Зимние ночи длинны,  и  в  каморке  посла  не  гасла  лампада.  Посол
старательно вносил в книгу путевые  записи.  Николка  Лопухов  трудолюбиво
помогал послу, став его  правой  рукой.  Никифор  Венюков  и  другие  люди
посольства, в писцовых делах сведущие, таили злобу  и  пылали  завистью  к
отроку. Бранили посла за то, что он  отверг  их  старания  и  свои  тайные
писания прячет от них, словно от воров.
     Никифор Венюков строчил царю доносные грамотки, в них  чернил  посла,
обвинял в измене и пособничестве  богдыхану.  О  дорожных  злоключениях  и
потерях, что терпело посольство, Никифор Венюков писал: мол, творились они
по злому умыслу посла, мужа иноземного  и  оттого  сурового  и  гордого  к
русским людям в утеху маньчжурам. В пути умирало много людей  и  несчастья
приключались каждый день.
     Первый донос на посла Никифор  Венюков  подал  воеводе  Селенгинского
острога. В доносе Никифор Венюков писал: "Посол, именем Николай  Спафарий,
государеву службу нес плохо, он завязал в Китайщине тайные дела и  впал  в
измену и коварство. За ту измену богдыхановы люди щедро одарили  посла,  и
те подарки везет посол при себе".
     Воевода не посмел обижать царского посла, но  при  надежном  человеке
отправил доносную грамоту енисейскому воеводе.
     Из Селенгинского  острога  посольство  отплыло  следом  за  уходящими
льдами.
     Миновали Байкал в тихую погоду. Быстро плыли по Ангаре к Енисею.
     Енисейский  воевода  посла  встретил  сурово,  сделал  наглый  обыск:
потаенные товары искал всюду, щупал  самолично  карманы  посла,  рылся  за
пазухой. Китайские подарки воевода  отобрал,  посла  посадил  под  строгий
караул, а в Москву послал гонца  с  росписью  на  китайские  подарки  и  с
доносной грамотой.
     А посол по-прежнему неутомимо трудился над писанием. Дорожные  пометы
от Москвы до Пекина старательно нанес на карту; изобразил и реки, и  горы,
и степи, и леса, и городки. Пометив реку Амур, поставил  на  левом  берегу
Албазинскую  крепость,  а  сбоку  написал:  "Сей  восточный  рубеж   Руси,
повоеванный вольными казаками. Его надобно хранить строго, ибо земли всюду
богатые, просторные, а народы, кочующие окрест, к китайцам  мало  склонны,
обиды китайских ханов им надолго памятны..."
     Свои драгоценные записи хранил посол  в  изголовье;  походный  ларчик
отобрал воевода. А еще бережней хранил посол описание Китайского  царства.
Листы, мелко исписанные, ловко прятал, куда доведется:  в  сапог,  в  полу
кафтана, а иногда листы клал на голое тело и  поверх  повязывал  тряпицей,
будто больное место лечил.
     Боялся посол гнева своевольного воеводы.
     В заключении опальный посол томился три месяца. В январе  1678  года,
по указу царя, при строгом надзоре  прибыл  посол  в  Москву.  На  дальнее
путешествие в неведомое Серединное царство потратил три года. От  дорожных
мучений, неудач и доносов голова посла побелела, он сгорбился, похудел.
     Подозрительно встретил царский двор посла. Спафарий не узнал  Москву,
горько досадовал на свою судьбу. Царь  Алексей  Михайлович  умер.  Боярина
Матвеева - помощника и любимца  царя  -  придворные  завистники  очернили,
опозорили. Слепые поборники старины кричали и поносили  боярина  Матвеева:
он-де противник заветов наших  отцов  и  праотцев,  учредитель  бесовского
позорища - комедийной хоромины, он, подстрекатель  лукавый  и  злонравный,
наушничал царю на бояр  достойных  и  тем  обрушивал  на  них  гнев  царя,
несчастья и беды. Боярина Матвеева,  покровителя  и  поощрителя  всех  дел
Спафария,  царь  Федор  выгнал  с  позором.  Боярин  томился  в  ссылке  в
Пустозерском остроге на берегу Ледовитого океана. Другие приближенные царя
и боярина Матвеева тоже очутились в  опале:  кто  гнил  в  тюрьме,  кто  в
монастырской келье, кто сложил голову на плахе.
     Дорогие одежды, серебряные чаши, расписная  утварь  и  все  богатство
Спафария, которые,  отъезжая  в  Китай,  отдал  он  под  присмотр  боярину
Матвееву, разорили недруги боярина. Посол не отыскал и малой части  своего
добра. Даже енотовая шуба, даренная Спафарию царем  Алексеем  Михайловичем
за прилежание к книжным трудам, пришлась по плечу одному из  близких  бояр
царского двора.
     Спафарий, одинокий, старый и нищий, скитался по монастырским обителям
и слободам, кормился добрым подаянием. При царском дворе никто  не  оценил
великих  заслуг  ученого  трудолюбца,   бесстрашного   путешественника   и
бескорыстного посла. Короткие пути в Китай, вести о неизвестном Серединном
царстве и его обитателях и те писания Спафария, в которые он вложил  много
труда и бессонных ночей, за которые  вынес  безмерные  тяготы  и  мучения,
никому оказались не нужными.
     Междоусобица и плутни вокруг  престола  затмили  все  государственные
дела. А тем временем Никифор  Венюков  настрочил  доносный  лист  царю  на
Спафария. Вдобавок к  доносу,  поданному  селенгинскому  воеводе,  Никифор
Венюков возвел клевету на посла, обвинив  его  в  самой  тяжкой  измене  и
предательстве. В доносе  написано  было,  что-де  посол,  подлый  лукавец,
склонил за подарки да подачки на свою  руку  отрока  Николку  Лопухова.  И
этот-де Николка Лопухов  все  тайны  знает,  но  уподобился  рыбе:  упрямо
молчит.
     И  прежде  чем  допросить  Спафария,  схватили  Николку  Лопухова.  В
пытошной его пытали и мучили. Николка хранил честь посла, на пытках  стоял
твердо и, лишь когда вздернули его крюком под ребро сознался:
     - Видел... писание тайное посла...
     Николай Спафарий был немедленно разыскан, схвачен  и  предстал  перед
царским двором.
     Царь  Федор  с  ближними  советниками  -  боярами  Милославскими   да
Трубецкими - строго допрашивал посла. Заставили они его дать перед  иконой
богородицы кровную клятву и целовать святой крест трижды, чтобы  заставить
посла говорить чистую правду.
     После клятвы и молебна привели посла к каменной стене,  палач  смерил
рост посла черным шнуром, мерку наложил на стену.
     - Рубите камень, готовьте могилу старцу... - указал он каменщикам.
     По наказу бояр приготовлен был для Николая Спафария склеп в  каменной
стене монастыря, чтоб, уличив во  лжи  и  черной  измене,  замуровать  его
живым.
     Посла вновь привели в дворцовые палаты.
     Боярин  Милославский,  ведавший  делами  посольского  приказа  вместо
боярина Матвеева, муж величавый и гордый, обратился к послу:
     -  Винись,  посол,  и  говори,  пошто  продал  китайскому  властителю
иноверцев, живущих по реке Амуру, ясак платящих русскому царю.
     Спафарий отвечал:
     - То враки подлые... Иноверцы ясак дали русскому царю сполна,  и  тот
ясак вез я на двадцати возах. Енисейский же воевода по тайному  доносу  те
возки отобрал дочиста.
     - О, какие речи!.. - перебил Спафария царь Федор. - Видано  ли,  чтоб
воеводы царскую казну грабили?
     Бояре поднялись:
     - Каков грек? Слыхано ли, чтоб на святой Руси воеводы  в  грабежниках
ходили? А?!.
     - Грек срамит Руси обычаи. Потерпим ли то, бояре?
     Спафарий стоял степенно, потом низко поклонился царю и боярам:
     - Негоже шумите, бояре... Царя премудрый лик печалите  напрасно.  Вот
вам отписка, в ней помечены оклады  ясака  для  казны  царской.  Ту  казну
енисейский воевода отобрал сполна...
     Спафарий подал отписку боярину Милославскому. Боярин  позвал  думного
дьяка. Читал дьяк отписку:
     -  "...Соболей  двадцать  сороков,  белок   отборных   сто   сороков,
лисиц-огневок две сотни, сызнова белок отборных  десять  сороков,  сызнова
лисиц-огневок, сызнова соболей..."
     Царь прервал чтеца:
     -  Посла  вины  не  вижу...  Давай,   боярин,   допрос   иной.   Того
воеводу-грабежника  схватить,  пытать,  а  пушной  ясак  отобрать  в  мою,
царскую, казну.
     Боярин Милославский сдвинул брови:
     -  А  пошто  посол  передал  китайским  мудрецам  чертеж  всея  Руси,
помеченный в двукнижье?
     Спафарий отвечал:
     - Навета сия лжива,  как  и  первая,  пресветлый  государь  и  бояре.
Двукнижье храню пуще ока. Дозволь, государь, ларчик дорожный  принесть,  в
нем увидишь то славное двукнижье.
     Пока бегали посланцы  за  ларчиком,  Спафарий  рассказал  государю  и
боярам, что стараньями его  добыт  чертеж  Китайской  земли,  тайное  тайн
китайцев...
     Весть о китайском чертеже царя и бояр мало задело. Спафарий огорченно
умолк.
     Принесли дорожный ларчик посла,  двукнижье  рассматривали  тщательно,
перебирая листы. И вторая тяжелая вина отпала от Спафария.
     Боярин Милославский сказал сурово:
     - Кайся, посол, в третьем  грехе:  отчего  отдал  ты  на  посрамление
китайцам икону святого Спаса, и та икона средь черных  идолов  и  драконов
поганых, подобно грешникам в аду кромешном?..
     Бояре   сняли   шапки,   склонили   головы,   перекрестились.    Царь
насторожился:
     - Каков царский посол? А? Молви!
     - Дозволь, государь, о вере китайской слово малое  молвить.  В  Китае
почитают  за  бога  драконов,  идолов,  однако  же  немало  китайцев,  кои
исповедуют веру христианскую...
     Бояре наперебой говорили громкоголосо:
     - То, государь, слова грека неправедные!..
     - Грек норовит попугать, тому не быть!..
     - Истинно сказано в святом писании:  у  всех  азиатцев  вера  желтая,
идольская...
     У Спафария дрогнули веки, в больших печальных глазах  зажглись  живые
огоньки:
     - Зря злословите, бояре. В древнейших китайских книгах прописано, что
тысяча лет тому назад вера христианская почиталась многими китайцами.
     Царь сбил Спафария твердым словом:
     - В твоих же писаниях, грек, помечено, что Китай-де - царство  желтых
идолов, то как?
     -  То,  государь,  праведно.  Не  единожды  вере  Христовой  в  Китае
учинялись гонения от идолопоклонников, коих великое множество, не единожды
христиане за веру праведную отдавали свои животы, приняв муки смертные...
     - Ты молви, как икону святого Спаса обесчестил? - рассердился  боярин
Милославский.
     Спафарий степенно отвечал:
     - Монахи желтой  китайской  веры  безмерно  горды  и  своими  идолами
похваляются. Мол, вера наша сильнейшая есть  и  равной  ей  не  сыщете,  а
бог-де ваш, Христос, немощен. И коль рядом с нашим идолом  поставите  свою
икону, то изойдет она прахом и дымом...
     Бояре и царь переглянулись. Спафарий говорил:
     - Пытал я своих  людей,  боярских  детей,  чему  быть:  оставлять  ли
кощунство и похвальбу тех китайских монахов, ведь  они  веру  православную
топчут, срамят, или сломить их спесь, икону поставив без опаски  к  идолам
черным? Сотворя молитву и памятуя о вере Христовой, столь  сильной,  сочли
мы за праведное икону Христа поставить, дабы в прах рассыпались идолы всех
земель.
     - То праведное слово, бояре... - сказал царь.
     - Вера русская сильна есть!.. Равной на земле  не  было,  -  зашумели
бояре.
     Спафарий, ободренный, продолжал:
     - Лик Спаса-Христа оставлен нами  на  Китайщине.  Пусть  вера  Христа
живет во всех землях. Пусть все  миры  и  народы  к  ней  примкнут.  Верю,
великий государь, сыщутся и  на  Китайщине  многие  люди,  которые  примут
Христову мудрость и падут ниц перед богом всевышним...
     Царь, поднявшись, перекрестился. То же исполнили бояре.  Царь  позвал
Спафария, обнял:
     - Глядите, бояре, на правдолюбца, мужа премудрого, веры  христианской
достойного...
     ...И вновь Николай Спафарий сел  главным  переводчиком  в  посольском
приказе. И вновь в каморе переводчика всенощно теплилась лампада.  Николай
Лопухов удостоен был великой чести: сидел  он  с  главным  переводчиком  в
одной палате. Только отрок трудолюбивый после  пытошной  ослаб  здоровьем,
ходил бледен и худ, к делам же  писцовым  прилежен  был  больше  прежнего.
Часто  в  каморе  за  писанием  засыпали  и  главный  переводчик   и   его
старательный помощник.
     А доносчика злосчастного Никифора Венюкова за доносы и поклепы  велел
царь казнить. От казни спас его Николай Спафарий,  простив  доносчику  его
злостные ябеды. Оттого Никифор Венюков в грехах покаялся, обет дал уйти от
суеты  мирской;  скрылся  он  в  обитель  и  там  до  скончания  дней  жил
затворником.


     Восходит и уходит день, так минуют годы.
     Прошло немного лет.
     С восточных рубежей, с Амура-реки, где  твердо  обосновались  русские
казаки, доходили безрадостные вести. Богдыхан китайский поклялся  очистить
Амур от русских и занять земли вплоть до Нерчинского острога.  На  царский
двор пушная казна с Амура поступала плохо. Бояре жаловались  на  сибирских
воевод, а воеводы в грамотах своих писали о происках китайских  ханов,  об
их готовности идти на Русь большой войной.
     Царь и его ближние помощники вспомнили о делах  главного  переводчика
Спафария, о его путешествии в Китайское царство.
     Царским именем боярин Милославский поднес  Спафарию  серебряный  ковш
заморского изделия, отрез алого сукна,  кусок  бархата  и  атласа,  просил
принести чертеж и книги о Китайском царстве.
     Бояре старательно  вглядывались  в  чертеж  земли  Китайской.  Боярин
Милославский, разгладив пухлой рукой пышную бороду, сказал Спафарию:
     - Сказывай о землях  восточных,  о  китайских  происках.  Дела  их  и
помыслы ты знаешь.
     Боярин отыскал  последнюю  грамоту  нерчинского  воеводы.  Он  писал:
"Черная Ячча, - так называет китайский властелин новый  Албазин,  -  опять
ожила. Лик солнца чист и светел. Ячча  же  омрачает  его,  подобно  мутной
туче. Надобно ее снести, сжечь, пепел развеять по ветру..."
     ...Тем временем богдыхан готовил новый поход на Албазин.
     Вести о скором походе армии богдыхана долетели и до Москвы.
     Царь и его ближние бояре понимали:  небывалый  ущерб  потерпит  казна
царская, если благодатные восточные рубежи захватит китайский император по
самое море Байкал. Тревожились бояре. Снились им китайцы и  монголы  подле
самых кремлевских стен. Царь собрал придворных бояр, сказал:
     - Бояре, какое испытание шлет бог?.. Не пошел бы богдыхан на  Русь...
Того страшусь.
     Боярин Милославский гордо отвечал царю:
     - Русь наша под игом татарским стонала многие годы и то иго  повергла
в прах. Волею божьею и молитвами  твоими,  великий  государь,  Русь  стоит
невредима.
     Эти слова покоя не рождали.  Царь  ждал  не  таких  речей.  Решил  он
призвать к себе Николая Спафария и просить совет у этого  мудрого  старца.
Царь думал:
     "Муж Николай Спафарий в науках силен, повадки  китайского  властелина
ему знакомы, силу их ратную видел он своими глазами"
     Только опоздал царь. Опала и тревожные дни, когда по  доносам  пытали
любимца Спафария - Николая Лопухова,  а  его,  Спафария,  хуже  батогов  и
плетей, калечили угрозами и допросами, сломили ученого трудолюбца. Болезнь
склонила к земле гордую голову. И подкралась к Спафарию немощная старость:
высох он, сгорбился, лицо потускнело,  снегом  запорошило  голову,  словно
пухом лебяжьим, лишь по-прежнему задорно горели желтые глаза.
     Спафарий подарки царские принял, поклонился:
     - Уходящий  в  могилу  богатство  оставляет  на  земле...  Не  сочти,
государь, за обидное, коли подарки твои  передам  любимцу  моему,  Николаю
Лопухову.
     Собрались бояре в  царской  малой  палате.  Спафарий  сидел,  укрытый
шубой, возле стоял Николай Лопухов, придерживая бледнолицего старца.
     Царь спросил:
     - Что ж надумал, старец мудрый?
     Чуть слышно Спафарий ответил:
     - Не прими, великий государь,  за  худое,  не  могу  по  немощи  моей
словеса ладные сказать... Давит хворь безмилосердно. Думы же свои  отписал
я в грамотке. Читай, Никола, великому государю и боярам, читай...  Словеса
выговаривай складно, как тому мною обучен...
     Лопухов читал громко, внятно:
     - "Надобно с китайцами в мире жить... Войны, упаси бог, не  зачинать.
Послать немедля посла разумного... А пока посол собирается,  гнать  гонцов
скорых, чтоб китайский царь, ради приезда посла, ждал и  войной  зазря  не
шел... Смекаю, великий государь, умом своим так: китайским  ханам  памятна
сила русских - не однажды биты они смертно казаками на Амуре-реке. Памятую
и иное: внутри Китайщины спокойствия мало; лихо доморощенным  китайцам  от
обидчиков маньчжуров, междоусобицы столь часты, сколь непогодь  в  осеннюю
пору..."
     - Куда старец клонит, того не пойму? - оборвал царь чтеца.
     - К миру клоню, великий государь, к миру для Руси достойному...
     - Читай, - сказал царь Николаю Лопухову.
     Лопухов читал:
     - "Не страшись, великий государь, угроз  и  домогательств  китайского
правителя. Посол наш,  упорством  объятый,  сказать  должен  гордо:  "Коли
думаете побить, выходите на ратное поле!.." В поле же завсегда  две  воли:
кто сильней... А ратной силой господь Русь  не  обидел...  К  тому  же  ни
единому китайцу наши сибирские рубежи не надобны, того  добиваются  только
князья да бояре, родичи богдыхановы, алчности коих пределы не заказаны".
     Царь встал, удивленно глянул на Спафария:
     - К добру ли твои речи? Не разберу их, бояре!
     Спафарий тихо ответил:
     - Великий государь,  во  всяком  деле  сила  уму  уступает.  Мудрость
древних праведна: "Хотя ищешь мира, держись за меч..."
     Царь усмехнулся:
     - Запамятовал старец иное: "Взявши меч, от меча и погибнешь!"
     Спафарий силился подняться, опустился, сказал глухо:
     - Человек Руси  ни  мечом,  ни  серпом  не  шутит.  Вспомни,  великий
государь, дела владык русских, прославленных от Святослава, от  Александра
Невского и от него по  наши  дни...  Бывало  ли  так,  чтоб  Русь  на  бою
изничтожена  была?  Аль  пала  бы  перед  ворогом  коленопреклонной?   Аль
покорилась?
     Бояре загудели:
     - Праведные слова! На то она и Русью зовется!..
     Спафарий сомкнул воспаленные веки, задыхался и кашлял.
     Царь сказал:
     - Коль замахнешься да не ударишь, сам побитым останешься...
     По серому лицу старца легкой тенью проползла  усмешка,  желтые  глаза
округлели:
     - Великий государь, бывает и так:  "Устрашен  враг  сечью,  а  сражен
умной речью!.."
     Царь склонил голову, сошел с возвышения, старца обласкал.
     И решил царь на том боярском сходе: китайскому богдыхану ни в чем  не
уступать и, хотя войны  с  ним  не  начинать,  послать  в  Китай  царского
посланника, чтоб  земли,  на  которых  стоят  казаки  Сабурова,  сумел  он
отстоять умным словом.



                           ПОМЕТЫ МОИ ЗАВЕТНЫЕ...

     ...Дули зимние  ветры,  стояла  тайга,  окутанная  лебяжьим  одеялом.
Мелькали белые дни, лениво ползли синие ночи. Китайцы называли зимние  дни
короткохвостыми зайцами, а ночи - большекрылыми птицами.
     Но вот солнце стало подыматься выше: уходила зима. Китайцы говорили:
     - Короткохвостые зайцы скоро убегут, большекрылые птицы улетят.
     Подули теплые ветры, спадали снега, зачернел Амур ранними промоинами.
Наступила весна, а с ней ожили и леса, и поля, и реки. Очистился ото  льда
Амур и засверкал темной синевой.
     Албазинцы зорко глядели на восток, дозорные казаки не спускали глаз с
Амура. Миновала весна. Разгорелось лето. Рос и  креп  Албазин.  Хлебопашцы
успели посеять хлеб, ждали урожая.
     Многие  албазинцы  о  войне  забыли.  Жонки  собирались  у   колодца,
судачили:
     - Лето жаркое на исходе, грозы не бывало. Наступит на Амуре тихость.
     Маньчжурская рать нагрянула внезапно. Прорвалась грозная туча, градом
ударила по албазинцам: и не укрыться и не  спастись.  Маньчжурские  ратные
начальники помнили неудачи своего  первого  похода  и  теперь  шли  скорым
ходом, полной силой. Их рать имела около десяти тысяч конников при  сорока
пушках. Вел армию именитый полководец, дядя богдыхана маньчжур Синь-готу.
     Амур огласился неслыханным гамом, движение, столь могучее, всполошило
всех обитателей Амура: и людей, и птиц, и зверей. Кочевые эвенки, побросав
свои юрты и пожитки, побежали в леса и ущелья. Птицы  с  криками,  оставив
берега Амура, летели прочь, звери шарахались в  страхе  и  разбегались  по
трущобам, оглашая тайгу беспокойным ревом. Прибрежные камыши и травы никли
к земле, рыбы прятались в омуты и промоины.
     В Албазине собрались восемьсот человек при восьми пушках.
     Афанасий Байдонов и Ярофей Сабуров в чешуйчатых кольчугах и  железных
шлемах, взойдя на шатровую башню, оглядели полчище маньчжуров, велели  все
ворота закрыть и сели в осаду.
     Богдыхановы корабли подплыли к Албазину и ударили из всех пушек.
     Крепость стояла, ядра пушек не причинили разрушений.
     Наутро воины Синь-готу плотными рядами кинулись на приступ. Албазинцы
ни разу не выпалили из пушек. Синь-готу решил:  у  русских  пушек  нет,  и
смело бросил своих воинов в атаку на крепость. Афанасий Байдонов и  Ярофей
Сабуров с трудом сдерживали пушкарей. Когда головной отряд,  состоящий  из
отборных маньчжуров и даурцев, подошел к первому валу,  албазинцы  ударили
из всех пушек. Атакующие сбились в кучу,  топтали  друг  друга.  Албазинцы
палили из самопалов, метали камни из пращей.
     Пушкари Синь-готу сняли ночью с кораблей пушки и приволокли их  лесом
на гору, что стоит за  крепостью.  Албазинцы  замешкались,  они  не  ждали
такого удара.  У  крепости  развалились  две  башни;  ядра  ломали  стены.
Землянки и  малые  крепостные  строения  рухнули,  много  пало  сраженными
албазинских казаков.
     Успех Синь-готу имел большой. Оттого бросал воинов смело  на  приступ
крепости.
     Албазинцы отбивали неприятеля. На шатровые башни, в бойницы, в черные
подлазы без устали таскали жонки, подростки камни, смолу, засыпали  песком
и землей опаленные огнем бревна крепости.
     Байдонов  свел  брови,  озабоченно  вздохнул,  вытащил  из-за  пазухи
тряпицу, подал:
     - На, Ярофей, вытри кровь и сажу со лба и скул.  Как  черти  в  пекле
горим...
     Ярофей силился отшутиться:
     - Хорош и ты, славно тебя приласкала стрела-змеевка - через всю  щеку
ссадина, присыпь пеплом...
     Ударила большая пушка с  корабля  Синь-готу,  и  все  опять  смолкло.
Ярофей усмехнулся:
     - Чуешь, скудеют...
     - То, Ярофей, хитрость, так смекаю... У нас же в  погребах  порох  на
исходе... Надобно из пушек бить с толком, только по скопищу, по кораблям.
     Прибежала Степанида, растрепанная, чумазая,  с  оборванными  в  кровь
руками, исцарапанным лицом.
     - Лихо, Ярофеюшка!..
     - Что?
     - Из колодца вода ушла! Муть черпают жонки, и та на исходе...
     - Так ли? - усомнился Байдонов. - Пойдем, Ярофей!
     Подошли к колодцу. Байдонов опустил бадью и  вытащил  -  вместо  воды
зачерпнулась желтая глинистая муть.
     Подумали  атаманы,  прикинули.  Сняли  с  шатровых  башен  да  бойниц
двадцать казаков, в ночь вырыли внизу  двора  крепости  глубокий  колодец.
Хотя скупо он наполнялся, однако воду добыли. К новому  колодцу  поставили
строго раздатчика, чтоб делил он воду без обиды.
     Пушкари  Синь-готу  приволокли  к  ближнему  валу  пушку-маломерку  и
ударили из нее по правой башне крепости.
     От удара вздрогнула башня, обвалилась крыша и придавила казаков, а  с
ними и Афанасия Байдонова.
     Опечалились албазинцы. Ярофей Сабуров потемнел лицом, опал,  одинокий
глаз прятал, ходил, склонив голову.
     Афанасия Байдонова схоронили возле стены. Хоронили под бой пушек, вой
стрел и взлеты огненных языков.
     Потеря Афанасия Байдонова,  мужа  храброго  и  разумного,  обессилила
крепость.
     Все запасы Ярофей наказал собрать  и  запереть  в  подземный  погреб,
давать по малой толике лишь пушкарям да самопальщикам.
     Спотыкаясь, вышел Сабуров и поднялся на шатровую башню. Вглядываясь в
пороховую пелену и огненные всплески, сам наводил пушку.  За  спиной,  над
головой атамана взвизгнул камень и упал, отскочив от  бревенчатого  шатра.
Оглянулся  Ярофей,  камень  метнул  молодой  казак  Ленька  Зазнамов,  сын
храброго албазинца Петра Зазнамова.
     Ленька, обезумев, бежал по крепостному двору и кричал:
     - Казаки, одноглазый пес, Ярошка, нас  не  спасет!  Надобно  крепость
сдавать!..
     Несколько казаков бросили самопалы,  спрыгнули  с  шатров  на  землю.
Ярофей ринулся на трусов, но  корабельные  пушкари  ударили  из  пушек  по
шатру; Ярофей торопливо спустился вниз. Казаки разбежались.
     Тогда вылез из подлаза Соболиный Дядька  -  старец  дряхлый,  обнажил
белую голову и, опираясь одной рукой на костыль, а другой  на  бревенчатый
оклад, призывал:
     - Казаки!
     Около него собрался немалый круг. Соболиный Дядька говорил:
     - Казаки! Отчего терпим изменников и  трусов?  Надо  их  повывести  с
корнем.
     Ветер разметал седые космы старца, а он, задыхаясь и падая, говорил:
     - Казаки, умрем, как подобает русским воинам!
     Старца снесли в шатровую подклеть.
     Казаки разошлись по бойницам и подлазам, отбиваясь кто чем мог.
     Синь-готу подтянул  пушки  еще  ближе.  Пушки  ударили  по  крепости,
подожгли ее с трех сторон.
     С кучей храбрецов Ярофей спас крепость от огня.  Синь-готу,  встретив
неслыханное упорство русских и терпя в огневых  запасах  нужду,  послал  в
крепость четырех маньчжуров и  доктора-иезуита.  Посланцы  через  толмача,
подойдя к крепостному валу, кричали:
     - Сдавайтесь на милость великого богдыхана!
     Ярофей отвечал с башни крепости:
     - Не бывать тому! Милости  богдыхановы  нам  ведомы  -  то  петля  да
могила!..
     Маньчжуры уговаривали:
     - Великий богдыхан проведал о ваших бедах:  многие  от  ран  умирают,
истекая  кровью!  Шлем  доктора  и  лекарства  травяные!  Такова   милость
богдыханова.
     Ярофей посланцев Синь-готу в крепость не пустил:
     - Не ищем ваших милостей! Все в добром здравии проживаем!
     Синь-готу, пораженный  столь  непреклонной  силой  албазинцев,  решил
крепость окружить.
     На заре Ярофей Сабуров с сотней казаков ринулся из крепости в  тайный
пролаз.
     Синь-готу видел, что сила русских мала.
     Конники густой цепью окружали казаков и теснили их к Амуру.
     Казаки отбивались.
     Сабуров махал саблей, кричал. Крик тонул, глох... Казаки  не  слышали
голоса атамана.
     Маньчжурские воины, вскинув желтое знамя, кинулись в  атаку,  казаков
смяли и опрокинули.
     Ярофей Сабуров, побитый, окровавленный, с тремя казаками прорвался  с
левой стороны; он пытался добежать до леса, чтобы скрыться от тучи стрел.
     Беглецов быстро заметили. Маньчжурский конник  с  желтым  флажком  на
длинном  древке  отделился  от  конной  цепи  и  поскакал  в   погоню.   С
корабельного  мостика  следил  за  боем   именитый   маньчжур   Синь-готу.
Рассмотрев в трубу  на  Ярофее  Сабурове  чешуйчатую  кольчугу  и  высокую
железную шапку, узнал в нем воина не простого, приказал:
     - Надо этих трех русских поймать живыми.  Особенно  мужа  рослого,  в
доспехах добрых, который в бою барсу подобен.
     Конники и пеший строй стали смыкаться в плотное кольцо.
     Ярофей разгадал их замысел, живым в плен попадать не хотел, побежал в
крепость. Конники преградили путь.
     Ярофей взбежал на холм и крикнул дозорному казаку:
     - Бейте из пушек! Не мешкайте, казаки! Бейте! Смерть мне едина,  иной
не быть!
     Маньчжуры надеялись, что албазинцы,  щадя  своих  воинов,  не  станут
стрелять, без опаски вышли на чистый холм.
     Албазинцы ударили из пушек и самопалов.
     ...Ветер гнал по небу черные лоскуты туч. Луна  пугливо  косилась  на
землю, мутными пятнами освещала лес, горы, обливала башни крепости блеклой
зеленью.
     Поодаль воины Синь-готу жгли костры.
     Луна озарила ратное поле. Зелеными пятнами засветился холм, на  холме
лежал в чешуйчатой кольчуге рослый воин. Железный  шлем  валялся  поодаль.
Воин лежал, широко разметав длинные руки. Ветер трепал волосы.
     Воин застонал, оторвал голову от земли и вновь уронил.
     Где-то далеко завыл шакал. Туча  закрыла  луну,  темь  нависла.  Тени
сгустились. Чаще перекликались сторожевые дозоры Синь-готу.
     У крепостной  стены,  подле  тайного  подлаза,  проползли  три  тени.
Послышался шепот:
     - Средь множества тел не сыскать Ярофея...
     - Ярофеюшку сыщу хоть средь тысяч... - отвечала приглушенно женщина.
     Тени двигались неторопливо.
     На холме воин в чешуйчатой кольчуге вновь поднял голову, перевернулся
на спину. Кольчуга на груди пробита, чешуйчатые кольца рассыпались.  Грудь
рассечена, запеклись на ней сгустки  крови,  израненное  тело  ныло.  Воин
открыл глаза, опаленным ртом жадно хватал воздух...
     Небо очистилось. Луна горело светло. Воин закрыл глаза, простонал:
     - Погасите лампаду...
     Голова поникла он умирал. Близко послышался шорох. Воин силился вновь
подняться, застонал, повернулся на бок; из-под пробитой кольчуги выпал  на
землю окровавленный сверток в  шелковом  плате.  Темные  губы  воина  едва
слышно шептали:
     - Пометы мои заветные... пути тайные...
     Сторожевой маньчжурский ратник кричал в ночной тишине, ему откликался
второй. Крики, как жалобные вопли,  катились  по  Амуру,  эхо  глохло  над
тайгой. Воин от крика вздрогнул, приподнял голову, беспомощно шарил рукой,
стараясь засунуть сверток под кольчугу.
     - Казаки, умираю! - крикнул  он  и  вытянулся;  по  кольцам  кольчуги
хлынула кровь.
     Воин упал вниз лицом, руки  раскинул,  жадно  схватил  полные  горсти
взмокшей от крови земли. Поодаль лежал заветный сверток - чертеж неведомых
землиц и стран...
     Степанида узнала голос Ярофея. Спотыкаясь, припадая к земле, поползла
по холму; две тени беззвучно скользили за ней.
     Степанида причитала:
     - Ярофеюшка!.. Откликнись...
     На чешуйчатую кольчугу будто посыпал кто  щедрую  пригоршню  серебра:
переливалась она, искрилась, трепетала...
     Степанида признала Ярофея, залилась слезами.
     Тело атамана албазинцы взяли на руки, помогла Степанида. Меж  выбоин,
по густой траве, хоронясь и оглядываясь, спешили они к крепости.
     Тело Ярофея Сабурова положили в каморке Степаниды. Теплилась  блеклая
лампада. Вытянувшись во весь рост,  лежал  Ярофей  Сабуров.  Обрядила  его
Степанида в смертную рубашку, обмыла,  причесала.  У  изголовья  поставила
иконку чудотворца Николая. Стояла Степанида, устремив взор  на  бескровное
лицо, плакала молча. Слезы  падали  на  шершавую  руку  Ярофея,  Степанида
причитала негромко: "Спокинул, Ярофеюшка, одинешеньку  умирать  оставил...
Отчего, Ярофеюшка,  огорчился  да  не  взял  меня  горемычную  с  собой  в
могилу?.." Степанида упала на грудь мертвеца и глухо  зарыдала;  рыдала  и
жаловалась, пока жонки не увели.
     Ярофея Сабурова схоронили в правом углу двора,  возле  часовни.  Едва
насыпали могильный холм, вновь ударили корабельные пушки.
     Неприступным утесом возвышалась Албазинская крепость.
     Корабли Синь-готу по-прежнему стояли  на  Амуре.  Только  пушки  били
совсем редко: иссякли огневые припасы, к  тому  же  поручил  Синь-готу  от
богдыхана строгую  грамоту.  Богдыхан  стыдил  его  за  неуспех,  грозился
наказать за неумелую осаду, велел корабли беречь, на Амуре не  заморозить,
до зимы Албазин снести и вернуться с победой.
     Невиданное упорство осужденных разгневало и опечалило Синь-готу.
     Заперся он в корабельной каморе и на  зов  не  откликался,  убедился:
крепость не взять. Страшили наступающие холода и первые  заморозки.  Средь
его воинов, одетых в летние одежды,  стоял  ропот,  и  Синь-готу  понимал,
какая нависла угроза. Удивлялся он храбрости и противоборству  албазинцев.
Сокрушался: ведь людей разных кровей  ломала  маньчжурская  рать,  сносила
начисто селения, города, крепости. Делила его рать добычу: и жен, и детей,
и скот, и  юрты.  Такова  участь  непокорных  китайцев,  черных  монголов,
степных татар, эвенков и иных народов, которые осмеливались поднять лук  и
меч против великого богдыхана -  властелина  Серединного  царства.  Отчего
сила русских столь велика и  несокрушима?  Отчего  крепость  их  огонь  не
пожирает, пушечные ядра плохо рушат стены и башни? Отчего  десять  храбрых
маньчжурских конников трусливо шарахаются и, обезумев, бросив копья,  мечи
и луки, падают сраженными, завидев страшные глаза краснобородого русского?
     Боялся Синь-готу богдыхановой немилости.
     В полдень прискакал  к  Синь-готу  посланец  от  богдыхана.  Богдыхан
повелевал войну прекратить,  крепость  Албазин  немедленно  оставить  и  с
войсками уйти. Синь-готу бегал из угла в угол  по  каморе,  сжимал  голову
ладонями: он пытался разгадать тайный смысл богдыханова приказа. А  приказ
тот пришел  неспроста.  В  Пекин  приехал  гонец  из  Москвы  с  грамотой,
извещающей о скором прибытии  важного  посла  от  царя  великого  Русского
царства для переговоров. Богдыхан и его близкие люди и мудрейшие советчики
помнили смелого и неуступчивого Спафария. И  хотя  безмерна  была  надутая
гордость владыки Китая, а Спафарий, достойный  русский  посол,  умерил  их
гордость,  заставил  увидеть  в  России  могущественное   государство.   О
храбрости русских воинов богдыхан судил  по  албазинцам,  сломить  которых
Синь-готу не сумел, хотя привел под крепость большую армию и флот во главе
с тремя желтыми знаменами отборных маньчжуров - надежды и опоры богдыхана.
Храбрость албазинцев, их ратные победы на Амуре отрезвили голову богдыхана
и его хвастливых вельмож.
     На  утро  другого  дня  увидели  албазинцы  чудо:  корабли  Синь-готу
поспешно сплывали вниз по Амуру, конники и пеший строй берегами  двигались
в сторону города Айгуня. Рать Синь-готу ушла.
     Новый  Албазин,  выдержав  грозную  осаду,  стоял,  взмыв  башнями  в
поднебесье. По-прежнему слава о казацкой удали и силе неслась по Амуру  от
рубежей русских вплоть до Восточного моря.



                            НЕРЧИНСКИЙ ДОГОВОР

     В утренние росы никнет трава к земле, на ней нога  человека  и  зверя
оставляет  приметный  след.  Албазинские  добытчики,  соболиные  следопыты
рассмотрели на травяном ковре тайные узоры. Прошел степью вокруг  Албазина
караван верблюдов до ста, а то и более.
     Добытчики, озираясь, пошли по следам, чтоб у брода на рыхлом песке  и
грязи разглядеть следы. У водопоя Николай Седых сказал:
     - Гляжу, казаки, и по следу угадываю шаги мунгальских верблюдов. Тому
примета есть: верблюд  мунгальский  шагает  широко,  ступь  его  на  песке
завсегда затменна.
     - Не иначе, мунгальская рать в обход пошла на  крепость,  -  сумрачно
ответил старый албазинец Никандр Суслов.
     Николай Седых поучал:
     - Повадки мунгалов и даурцев я хорошо знаю. Коль пошли в  обход,  жди
беду в лоб...
     Казаки спешно принесли весть в  Албазин.  Но  албазинцы  и  без  того
всполошились. Нашли у водопоя  албазинские  бабы  тело  Панкрата  Кривого,
лежал он сраженный вражеской саблей. С Гусиного  озера  прискакали  братья
Переваловы, они говорили:
     - Сидючи в засаде на уток, видели, как подъехали к озеру  мунгальские
конники, чтоб напоить лошадей, верблюдов и  быков.  Конники  при  пиках  и
мечах, с луками и стрелами. У  каждого  по  три  лошади,  не  считая  иных
животин. Одна лошадь под седоком, вторая -  под  запасами,  третья  -  под
седлом крутым, а на нем приторочена пушка-маломерка.
     Над крепостью вновь нависла угроза.
     Тем временем караван верблюдов обошел крепость с запада на  восток  и
скрылся в степях.  Монголы  сразили  нескольких  зазевавшихся  албазинцев,
захватили в плен двух казаков.
     Такое лукавство и происки монголов встревожили албазинцев.  Дали  они
весть нерчинскому  воеводе,  чтоб  слал  ратную  подмогу.  Осада  крепости
войском Синь-готу, от которой едва оправился Албазин, была памятна. Однако
прошло лето, прошла зима,  креп  Албазинский  городок:  ни  маньчжуры,  ни
монголы возле его стен не появлялись.
     Албазинцы ходили много раз вниз  по  Амуру,  собирали  ясак,  строили
малые крепости и городки и на Амуре и на Зее.
     Ни маньчжуры, ни даурцы на Амур не приходили.
     Вольные казаки с гордостью величали себя  хозяевами  Амура.  Селились
вокруг крепости русские пришельцы. Появились в Албазине новые  насельники;
только  старые  албазинцы  помнили  прежние  набеги  маньчжуров  и   осаду
крепости, о них по вечерам рассказывали молодым казакам.
     На Амуре стало мирно и тихо.
     ...Внутренние  междоусобицы  раздирали  Серединное  царство.  Престол
великого богдыхана Кан-си находился в  большой  опасности,  и  не  однажды
пламя вольности разгоралось то в  одном,  то  в  другом  конце  Китайского
царства.
     Китайцы-землепашцы, ремесленники,  лодочники,  рыбаки,  носильщики  и
прочий работный люд, бедняки, нищие, босой народ, на чьи плечи  обрушились
все  тяжкие  кары  захватчиков-маньчжуров,  князей  да  помещиков,   всюду
зажигали пламя непокорности, хватали пики, ножи, самопалы и угрожали трону
богдыхана. Даже прославленные китайские  ученые,  поэты  и  немалое  число
чиновников и торговцев помогали восставшим. "Гору плечом не сдвинешь, реку
ладонью  не  запрудишь"  -  такова  сила  китайцев,  наводивших  страх  на
маньчжуров.
     Тревожило богдыхана и его родичей тайное общество  "Белый  лотос",  в
него входили миллионы непокорных китайцев, сынов своей  униженной  родины.
Особенно устрашало, потрясая богдыханов  трон,  тайное  общество  китайцев
"Триада" -  небо,  земля,  человек,  "Триада"  денно  и  нощно  трудилась,
стараясь объединить китайцев всей страны, повести их  войной  и  свергнуть
ненавистную власть маньчжурских ханов.  Всюду  среди  китайцев  на  разных
наречиях передавался тайно, с большой  опаской  призыв:  "Хуань-чжэн,  хок
бэн!"  Что  означает:  "Изгони  маньчжуров  и  восстанови  власть   минов,
китайцев!"
     Пламя восстаний загоралось по всему Китаю.
     ...Меняются дни,  проходят  годы.  Тень  и  то  пропадает  бесследно.
Маньчжурские войска богдыхана Кан-си сломили непокорных. Они окружали их и
загоняли в ущелье. Непокорные сдавались на милость богдыхана.  Милость  же
его была одна - всем непокорным отрубали головы.
     Омрачалась земля, даже небо почернело  и  потускнело  солнце.  Кровью
переполнились реки и разлились широким озером. Трупы непокорных, брошенные
в пропасть, выросли огромной горой. Гора и теперь стоит, упершись в  небо.
Назвали ту гору Ляо-дун - Покой непокорных.
     Кан-си и его приближенные торжествовали победу. Теперь они  горделиво
взглянули и в  сторону  давнишних  недругов  -  вольных  русских  казаков.
Богдыхановым боярам и вельможам казалось: нет силы  большей  маньчжурской,
нет царя мудрее богдыхана.
     В  дни  полнолуния  собрал  богдыхан  всех   главных   военачальников
Серединного царства  и  с  ними  охранителя  великого  знамени  богдыхана,
полководца  Гудзу-эженя.  Гудзу-эжень,  победитель  непокорных,   слыл   в
Серединном царстве за полководца, равного  которому  не  сыскать  во  всем
мире. Гудзу-эжень прибыл ко двору богдыхана с  пятьюстами  телохранителей.
Телохранители,  выстроенные  пятью  колоннами  по   сотням,   стояли   как
вкопанные, ожидая возвращения победителя. Навстречу  Гудзу-эженю  богдыхан
послал своего племянника.
     Богдыхан приказал собрать храбрых воинов со свего царства и поставить
их под сто малых знамен, под каждым знаменем иметь две  пушки,  по  тысяче
воинов в кольчугах, при луках и мечах.  На  каждые  пятьдесят  воинов  дал
богдыхан по два самопала, для перевозки огневых запасов и еды  -  двадцать
пять тысяч верблюдов, быков и лошадей.
     В середине 1687  года  многотысячная  армия  маньчжуров,  по  велению
главнокомандующего Гудзу-эженя, была разделена на три больших знамени;  во
главе каждого большого знамени  встали  прославленные  полководцы.  Желтое
знамя черного дракона направилось на Албазин, желтое знамя синего  дракона
- на Нерчинск, желтое знамя красного дракона - на Селенгинскую крепость.
     Все было готово к великому походу на страну  непокорных  русских,  но
богдыхан медлил. Причин  к  тому  было  много.  Вновь  вспыхнула  в  Китае
междоусобица. Прослышал богдыхан и его близкие люди о том,  что  в  России
новый царь.
     На московском престоле в это время сидел молодой царь Петр  первый  и
его брат Иван; из-за малолетства  царей  государством  правила  их  сестра
Софья.
     В начале августа в  Нерчинск  прискакал  из  Москвы  гонец.  Он  едва
перевел дух и отправился через монгольские степи в Китай.
     В сентябре приехал в Нерчинскую крепость  царский  посол,  окольничий
Федор Головин. Китайский двор уже  знал  о  прибытии  в  Нерчинск  важного
русского посла.
     Всю зиму китайский двор  молчал.  Не  посылал  войск,  не  вступал  в
переговоры. Мудрейшие из мудрейших, роясь в  древних  книгах,  искали  для
богдыхана достойного ответа. Всем мудрецам богдыхан  задавал  только  один
вопрос: "Как поступить с русскими?"
     Ежедневно приходили к  богдыхану  прославленные  мудрецы  Серединного
царства,  седовласые,  согбенные  старцы,  и  давали   богдыхану   советы,
подкрепляя их словами из самых мудрейших книг древности.
     Выслушав слова многих мудрецов, богдыхан недовольно говорил:
     - Мудрость древних  не  знает  преград:  слова  ваши  -  словно  рыба
скользкая, их в голове не удержишь. Идите... Думайте...
     Перед богдыханом предстал великий мудрец,  столетний  Лю.  Он  открыл
почерневшую от ветхости книгу и сказал коротко:
     - Пусть великий богдыхан казнит старого Лю: он не принес ему  мудрого
ответа, он пришел сам задать великому богдыхану только один  вопрос.  Если
великий богдыхан даст ответ правдивый, то поймет, что ему делать...
     Богдыхан сумрачно взглянул на седовласого Лю.
     - Мудрого Лю готов слушать...
     -  Почему  гуси  весной  улетают  в  сторону   русских,   но   спешат
возвратиться к зиме в сторону великого богдыхана?
     Богдыхан ответил:
     - В стране русских холодно, а гуси любят ласковое тепло...
     Лю усмехнулся:
     -  Богдыхан  надумал  поход  в  страну  русских.  Жители  Серединного
царства, подобно гусям, от холода умрут...
     Богдыхан поднялся, подошел к Лю, обнял его:
     - Лю достоин ста мудрейших... Пусть отныне Лю живет под одной кровлей
со мной, ест с моего стола, спит в передней палате.
     Прошли и зима и весна... В лето  1689  в  Нерчинск  прибыл  из  Китая
русский гонец, посланный почти год тому назад к богдыхану. С  ним  приехал
от богдыхана вельможа. Переговоры решили вести в  Нерчинске.  Через  месяц
прибыли богдыхановы послы. Во главе их стоял дядя  богдыхана,  а  при  нем
мудрейший Лю, три важных сановника и два переводчика-иезуита -  испанец  и
француз.
     Китайский императорский двор считал переговоры с  русскими  таким  же
грозным сражением, как и в столкновении на ратном поле.
     Вслед за послами, неожиданно для русских, показалось  до  ста  бус  -
кораблей с пушкам; вокруг бус, подобно стаям птиц, плыло множество  джонок
- легких парусных  лодок.  Во  главе  флота  стоял  знаменитый  полководец
Гудзу-эжень. В ночь войско богдыхана высадилось с кораблей и расположилось
лагерем против Нерчинска, за пригородными холмами.
     На другой день сухопутно прибыло огромное богдыханово войско.  Шум  и
движение людей, ржание лошадей и крики  верблюдов  слышались  вокруг,  сея
страх и смятение. Кочевые эвенки и монголы, завидя караван в четыре тысячи
верблюдов и двадцать тысяч лошадей, бежали в степи. "Война  большая  идет!
Огонь охватит степь с четырех сторон!.."
     Пришельцы Серединного  царства  вели  себя  гордо  и  властно.  Когда
подходило сухопутное войско к Нерчинску, Гудзу-эжень  приказал  палить  из
всех пушек.
     Русский посол Федор  Головин  и  все  люди  Нерчинска  затревожились,
ожидая разгрома острога. В остроге находилось лишь четыреста  казаков  при
пяти пушках; запасов огневых было мало.
     Богдыхановы посланцы, доселе не ведшие переговоров с  Русью,  верили,
что успех зависит от силы войск, от показа богатства, ловкости в  речах  и
гордого упрямства. Посол помнил наказ богдыхана: "Обмануть  иностранцев  -
похвальная хитрость!"
     Посольство  богдыхана  разбило  свои  палатки  на  пригорке.   Вокруг
шелковых,  искусно  разукрашенных   палаток   богдыханова   посла   стояли
сомкнутыми кругами три ряда палаток важных советников и достойных вельмож,
поодаль - палатки переводчиков, слуг, носильщиков, рабов.
     Сидя на узком ковре, богдыханов посол курил длинную трубку, раб стоял
на колених и осторожно вплетал в косу посла черный шелковый шнур.  Гладкий
лоб, тщательно выбритый, лоснился; придворный доктор  ловко  смазал  послу
лицо, лоб и волосы миндальным маслом и осыпал тончайшей рисовой пудрой.
     Посол глядел сумрачно, надменно, косил нити бровей и худыми  длинными
пальцами  крутил  седые  тонкие  усы.  Раб  неслышно  скользил  по   полу,
предупреждая малейшее желание своего повелителя.  Раб  трепетал:  господин
гневается.
     Посол богдыханов гневался неспроста. На гул ста пушек  прославленного
Гудзу-эженя надменные русские не ответили ни одним  выстрелом.  Что  может
быть страшнее этой грубой гордости?.. Не думают ли они, что гул ста  пушек
для них мал? Посол сожалел: мало прибыло кораблей и воинов.  Посол  думал:
"Не сочли бы надменные страну великого богдыхана немощной". Посол вспомнил
о завтрашнем дне - дне осеннего полнолуния - и решил  ошибки  первого  дня
исправить.  Ночью  русских  поразило  невиданное  зрелище.   Все   корабли
светились множеством бумажных разноцветных фонариков. В  полночь  взлетели
тысячи светящихся  огней  -  ракет.  Гремели  трубы,  били  барабаны  пели
воины...
     Утром  русские  едва  узнали  корабли  Гудзу-эженя,  они   тонули   в
многоцветных флажках, лентах, бумажных цветах. В  полдень  ударили  пушки.
Войско, выстроенное по знаменам, двинулось  берегом  реки  и  сделало  два
обхода вокруг холма, на котором расположился стан богдыхановых посланцев.
     Нерчинский воевода и  Федор  Головин  догадались  о  намерении  посла
богдыхана. Это было  великое  хвастовство.  Федор  Головин  велел  воеводе
выстроить конных казаков, нарядив их в новые кафтаны. Из ворот Нерчинского
городка казаки выехали на лошадях. Нерчинский воевода и  Федор  Головин  в
расшитых золотом  красных  кафтанах,  в  соболиных  шубах  внакидку  ехали
впереди на  белых  конях,  за  ними  шел  трубный  оркестр  с  барабанами,
бердышами и пиками. Впереди  конников  пять  казаков  несли  пять  больших
знамен.
     Гостей этот выход удивил; они высыпали на холм и следили за русскими,
не  сводя  глаз.  Сила  русских  всегда  казалась  богдыхановым  вельможам
огромной, а лукавство - не имеющим границ. Главнокомандующий  Гудзу-эжень,
увидев небольшой отряд, выставленный против его многочисленной армии, счел
это за тонкую хитрость и гордость русских. Он с нетерпением ждал  ответных
залпов.
     Навстречу  Федору  Головину  выехал  и   богдыханов   посол   и   его
многочисленная свита. Послы одновременно сошли с коней и  повстречались  у
заставы. Федор Головин - муж рослый, широкобородый, голубоглазый,  важный;
он  шагнул  широко  и  грузно,  поклонился  размашисто,  деловито.   Посол
богдыхана - высокий,  сухой,  с  морщинистым  лицом;  его  раскосые  глаза
светились умом и достоинством.  Он  мелкими  шагами  осторожно  подошел  к
Федору Головину. Не поклонился, а слегка мотнул маленькой головой.
     - Как здоровье русского царя?
     В ответ Федор Головин учтиво сказал:
     - В полном ли здравии их светлость великий богдыхан?
     Переводчик-иезуит  перевел.  Посланцу  богдыхана  учтивость  русского
посла понравилась.
     На этом первая встреча послов закончилась.
     Послы уговорились встретиться на другой день в шатре русского  посла,
но после ответного залпа русских на сто пушек кораблей Гудзу-эженя.
     Федор Головин взглянул сурово:
     - Боюсь, не повредит ли здоровью посла ответный залп... Залп  русских
пушек подобен грому...
     Вместо  посла  обиженно,  но  с  достоинством  и  гордостью   ответил
Гудзу-эжень:
     - Не страшен тигру писк пташки... Посол бывал  в  великих  сражениях,
покорил многих непокорных!..
     В полдень другого дня, чтоб вызвать  русских  на  ответные  выстрелы,
Гудзу-эжень приказал ударить из всех ста пушек.
     Отвечать  из   пяти   пушек-маломерок   означало   открыть   слабость
Нерчинского городка. Находчивый Федор Головин велел  выкатить  из  погреба
шесть бочек с порохом, отвезти за пригорок, закопать в  землю  и  поджечь.
Федор Головин, сам в прошлом искусный пушкарь, поучал подпальщиков сложить
бочки в тесный ряд, закопать поглубже, фитили  густо  высмолить.  Раздался
оглушительный  взрыв  и  покатился  громом  по  окрестностям.  В  крепости
посыпалась слюда из оконцев,  упал  амбар,  развалилась  баня,  пошатнулся
купол острожной часовенки и свалился крест.
     Богдыханов посол и его свита от неожиданного удара повалилась с  ног;
зажав уши, посол скрылся в шатре Гудзу-эженя.
     Пока вельможные гости  не  опамятовались  от  гула,  подобного  грому
множества пушек, не распознали хитрости  русских,  Федор  Головин  немедля
послал конника к послу богдыхана с грамотой. В ней писал:
     "По обычаю русского могучего царя, надобно ответно  стрелять  трижды.
Памятуя о здравии важного гостя, почитаю справедливым просить в  этом  его
совета..."
     Посол богдыхана за такую учтивость послал  Федору  Головину  почетный
подарок - перстень червонного золота и просил стрельбу прекратить.
     На середине холма, между Нерчинским городком и станом гостей, русские
поставили палатку для своего посла, а рядом  воины  Гудзу-эженя  соорудили
шатер для богдыханова  посла.  Дабы  показать  ему  роскошь  и  богатство,
русские  устлали  пол  палатки  дорогими  коврами,  столы  покрыли  вместо
скатерти парчовым платом с бархатной оторочкой. Плат  сняли  с  церковного
алтаря. В углу поставили большую икону с сияющим золотым окладом, а  возле
-  медные  церковные  подсвечники;  их  церковный   служка   начистил   до
зеркального блеска. Подсвечники уставили множеством  восковых  свечей.  По
бокам палатки развесили отборные шкурки лисиц, соболей, бобров,  на  столе
поставили часы, затейливый письменный  приклад  из  уральских  самоцветов,
положили толстые церковные  книги  в  резной  оправе.  Над  креслом  посла
скрестили знамена. У входа  в  палатку  поставили  две  пушки-маломерки  с
ядрами, а возле них - двух казаков  в  золотых  кафтанах,  с  бердышами  в
руках.
     Посла  богдыхана  и  его  свиту  роскошь  палатки  поразила.  Оглядев
убранство палатки, он  шепнул  стоящему  рядом  Гудзу-эженю:  "Шатер  этот
подобен малой палате богдыхана".
     На ковре лежали бархатные подушки для свиты богдыханова посла, самому
же послу приготовлен был расписной рундук, а на  нем  -  большая  парчовая
подушка, отороченная бархатом и шелком.
     Федор Головин сидел за столом, за ним  стояли  дети  боярские.  Возле
посла  богдыхана  по  обе  стороны  стояли  два  высоких  мужа  с  искусно
налепленными длинными косами, в китайской одежде - то иезуиты-переводчики.
Речь повел хозяин палатки Федор Головин:
     - Именем великого государя русского и почитая их светлость,  великого
богдыхана, пусть вельможный посол и дорогой гость положат на стол грамоту.
Возле той грамоты и я, посол русского царя, положу свою грамоту.
     Послу богдыхана один из важных сановников  отдал  круглый  бамбуковый
футляр. Посол открыл футляр, вытащил красный лист с  черными  причудливыми
узорами - иероглифами - и синим драконом на уголке листа.
     Китайская свита, увидев богдыханов лист,  пала  на  колени  и  отбила
глубокие поклоны. Федору Головину подали ларчик. Он, не торопясь,  вытащил
из-за пазухи ключ, открыл ларчик, вынул  грамоту  и  положил  ее  рядом  с
грамотой богдыхана.
     Федор Гооловин начал осторожно:
     - Потребно нам, послам, положить мир и спокойствие между рубежами...
     Богдыханов посол сказал:
     - Захватили русские по Шилке, Амуру, Зее земли богдыхана, их  надобно
вернуть. С тех мест уйти!..
     Федор Головин усмехнулся:
     - Хоть  из  городка,  где  принимаем  тебя,  посла  богдыханова,   не
гоните... Иначе где бы шалаши стояли наши? Того не понимаю...
     Посланец  богдыхана  обиделся.  Федор  Головин  гордо  оглядел  шатер
китайского посла и громко сказал:
     - Славная крепость Албазин стоит, то примета добрая!
     Услыхав об Албазине,  богдыханов  посол  не  сдержался,  рассердился.
Федору Головину враз открылись все хитрости и  тайные  помыслы  богдыхана:
желал он выгнать русских с Амура, сжечь Албазин.
     Федор Головин понимал наказ царского  двора:  при  крайности  Албазин
сдать, чтобы удержать крепко рубежи на  Амуре  и  Шилке,  стоять  западнее
Албазина.
     Говорили  долго.  Русский  посол  Албазинскую   крепость   не   сдал.
Богдыханов посол решил угрозой  заставить  русских  уступить.  Гудзу-эжень
послал трех гонцов с приказом осадить Албазин. Одновременно  сам  пошел  в
обход на Нерчинскую крепость.
     Нерчинский воевода бессильно и бестолково метался по крепости. Ожидая
неминуемого уничтожения городка, воевода закрылся  в  своей  каморе  и  не
показывался.
     Пехота Гудзу-эженя плотной стеной окружила крепость.
     Федор Головин с казаками в ратном строю вышел из крепости и  поспешил
через гонца сказать послу богдыхана, что-де готов принять его требования и
Албазин сдать. Тот, видя бессилие  русских,  медлил.  Вдруг  к  его  шатру
прибежал гонец и  сообщил,  что  с  востока  двигаются  конники.  Посол  и
Гудзу-эжень сочли это большой хитростью  русских  и  послали  доглядчиков,
чтобы те узнали: много ли идет конников?
     От восхода солнца до захода доглядчики смотрели  с  холма.  Мимо  них
летели конники, построенные  сотнями.  Промчалась  лихая  сотня  на  белых
конях, затем на вороных, гнедых, серых, снова на белых, и так без конца...
     Удивленные доглядчики прибежали к Гудзу-эженю и  сообщили:  "Конников
множество, нет числа..."
     Гудзу-эжень сказал Федору Головину:
     - Убери тайную рать, что идет стеной к воротам города.
     Федор Головин и сам не знал, какая рать идет на  подмогу  Нерчинскому
острогу. Однако посла богдыхана успокоил: "Рать ту усмирю".
     К вечеру гонцы Федора  Головина  вернулись,  сказав,  что  в  подмогу
Нерчинску поднял степных эвенков князь Гантимур.  Он  хорошо  знал  тонкие
хитрости богдыхановых людей. Не  успел  Гудзу-эжень  вступить  на  русскую
землю, как поспешил разослать тайных доглядчиков. Не имея большого войска,
Гантимур ответил на хитрость Гудзу-эженя своей умной хитростью: он одних и
тех же воинов садил на  подменных  разномастных  лошадей,  тем  и  обманул
доглядчиков Гудзу-эженя.
     Подмога эвенского князя сломила богдыханова  посланца.  Посчитал  он,
что под  Нерчинском  русские  имеют  огромные  армии,  и  в  кровопролитие
вступать не решился.
     Гудзу-эжень осаду с Нерчинска снял. Переговоры вновь начались.  Посол
богдыхана был по-прежнему неуступчив:
     - Крепость Албазин снесем. На то согласен?..
     Федор Головин ответил смело:
     - Речей мудрых не слышу, а слышу крик обиженного...
     Богдыханов посол от злобы присел, но гнев скрыл, речь повел степенно,
как равный с равным.
     Федор Головин вежливо наклонил голову:
     - Уважая великого богдыхана, русский царь не обеднеет, коль  крепость
Албазин подарит богдыхану ради дружбы и мира...
     Посланец богдыхана гневно свел тонкие брови: дерзость русского  посла
безмерна. Но решил говорить мирно.
     Договорились Албазин снести.  Надо  было  по  картам  начертить  наши
рубежи. Федор Головин старался  сломить  упорство  богдыханова  посла,  но
говорил тихо, степенно, с большим достоинством:
     - Рубеж пусть пройдет в полдневный ход от Албазина к западу.
     Потеря Албазинской крепости не означала для русских потери  земли  от
Нерчинска и по Амуру-реке до Албазина.
     Посол богдыхана уклонился, просил ждать ответа до другого дня.
     Иезуиты-переводчики страшились кары приближенных богдыханова двора за
измену и держались с большой  опаской.  Однако,  помня  наказы  Фердинанда
Вербиста и тая злобу на частые обиды, которые терпели от богдыхана  и  его
людей, старались во всем оказать русским помощь.  Они  тонко  и  осторожно
клонили посла пометить на карте рубежи недалеко  от  Албазина  и  войти  в
доброе согласие с русскими.
     Посол  же  изменил  своему  слову  и  потребовал  рубежи  вплоть   до
Нерчинска. Гудзу-эжень вновь привел в движение многотысячную армию,  чтобы
устрашить русских, сломить их упорство.
     Федор Головин приехал к послу богдыхана с твердым и суровым словом:
     - Не бывало так на русской земле, чтоб  пришедшие  с  миром  тот  мир
добывали  пушками...  За  кровь,  которая  прольется,  пусть  ответ   даст
богдыханов посол... Мы же, посол русского  царя,  оставляем  все  на  вашу
волю, ибо царь наш наказал твердо: войны с вами не зачинать,  кровь  зазря
не проливать. К тому в мудрейших книгах наших прописано: "Не гони гостя, а
всячески почитай его..." - И Федор  Головин  поднес  послу  подарок:  трех
соболей, трех чернобурых лисиц и живого медвежонка.
     Посланец богдыхана удивился, говорил в смущении:
     - Войны не ищу. Это злые люди говорят худое... Пусть мир...
     Переговоры вновь  начались  торжественно  и  важно.  Китайский  посол
поднес Федору Головину отдарок: два куска шелку, корзину чая и  серебряную
чашу чеканки китайских мастеров. Потом он подошел к лакированному  столику
и разложил карту, исполненную на шелковом плате. Федор Головин  увидел  на
ней жирную синюю черту: рубежи  проходили  недалеко  от  Албазина;  земли,
освоенные вольными казаками, были помечены как владения московского  царя.
Иезуиты составили текст договора на трех языках:  китайском,  монгольском,
латинском.
     Федор Головин не мог скрыть волнения, дрожащей рукой написал на карте
и на договоре свое имя. Послу богдыхана служитель поднес  прибор,  на  нем
стояла золотая чашечка  с  блестящей  китайской  тушью  и  тут  же  лежала
кисточка,  собранная  из  колонковых  волосков,  заправленных  искусно   в
бамбуковый наконечник. Посол взял кисточку и написал на карте  и  договоре
по три затейливых иероглифа.
     Федор Головин подошел к послу и, по  русскому  обычаю,  обнял  его  и
трижды поцеловал.
     Договор сулил мир и тишину на много лет. Федор Головин  тайно  послал
иезуитам дорогие подарки за их старание и помощь, тут же  отослал  грамоту
похвальную и дорогие подарки  эвенкийскому  князю  Гантимуру,  обещая  ему
милости царские и большой почет за его великую  услугу  русским  во  время
переговоров.
     На  другой  день  послы  объявили  торжество  приложения  печатей   к
договору.
     Собрались в палатке русского посла. За палаткой  беспрерывно  гремела
русская музыка. Все присутствовавшие  на  торжестве  стояли,  сидели  лишь
послы. Китайский посол дал знак, и приближенный его принес ларчик. Китайцы
пали на колени. Русские склонили головы. Из ларчика  посол  вынул  искусно
вырезанную шкатулку, в ней лежала богдыханова печать.  Обмакнув  печать  в
синюю краску, посол слегка обтер ее о бархатную полоску, затем приложил  к
договору. На договоре четко оттиснулся  четырехугольник,  а  в  нем  синий
хвостатый дракон, сбоку - два  четких  иероглифа.  Китайцы  отбили  девять
поклонов.
     Федору Головину подали красный ларчик. Открыв его, он вынул  парчовый
мешочек, из него - печать. Обмакнув печать в китайскую краску, приложил ее
к договору. Рядом  с  четырехугольной  китайской  печатью  синего  дракона
оттиснулась круглая печать с двуглавым орлом и царской короной,  пониже  -
1689 год.
     Послы обменялись грамотами, договорами и, окруженные  свитами,  вышли
из палатки.
     Вечером русские зажгли факелы и  плошки  и  провожали  гостей  до  их
судов. Утром китайские суда отплыли. Войска двинулись в две стороны:  одна
половина через монгольские степи в Китай, вторую повел  Гудзу-эжень  рекой
Шилкой на Албазин, чтоб крепость снести, сжечь, как помечено в договоре, и
установить новые границы.
     Федор Головин послал гонцов с грамотой албазинскому приказчику. В ней
Федор Головин именем царя  повелевал:  крепость  немедля  бросить,  забрав
людей, скот и добро, рекой Шилкой плыть в Нерчинск.
     Ценой потери Албазинской крепости на  Амуре  за  русскими  укрепились
обширные земли. Отныне  по  договору  считались  они  землями  Московского
государства.



                            ГОРДЫЙ ЧЕЛОВЕК РУСИ

     Гонцы Федора Головина опередили корабли Гудзу-эженя.
     Албазинцы собрались в круг, приказчик читал грамоту  царского  посла.
Жонки голосили. Казаки оглядывали  строение  крепости,  щупали  толстенные
бревна, сокрушенно качали головами:
     - Упаси бог, эдакое строение китайскому царю отойдет!.. Слыхано ль?!.
     - Коль засядут в крепость маньчжурские ратники, их не выгнать.
     - Сгинет Амур-река!..
     На круг вышла жонка. Она была неказиста видом, седовласая,  в  убогой
одежде; опираясь на костыль, щагнула она  к  помосту.  Тихо  говорила.  По
речам признали жонку - это была Степанида.
     - А как же, казаки, могилку Ярофеюшки? Неужто спокинете?..
     Казак Иван Стрешнев сказал мрачно:
     - Не о мертвых речь, Степанида, царство им небесное... Живых  норовят
в могилу согнать... О том речь!..
     До темной ночи спорили казаки и решили: сесть в  осаду,  за  крепость
стоять посмерть. Гонцы Федора Головина говорили  албазинцам,  что-де  рать
богдыхана саранче подобна - многолюдна, пощады от нее нечего ждать: помнит
богдыхан прежние обиды.
     Казаки, особенно молодежь, храбрились:
     - Крепость наша на бою не падет, на огне не горит!..
     - Чтим заветы албазинцев старых!..
     - За крепость стоять будем головой!..
     Корабли Гудзу-эженя выплыли из-за острова скопом, по девять в ряд.
     Дозорный казак мешком  свалился  с  шатровой  башни.  Он  метался  по
крепости и зычно кричал:
     - Страшитесь, казаки, туча с громом наваливает! Сгибнем!..
     Берегом шла маньчжурская конница. Албазинцы, видя эти полчища, боя не
приняли. Торопливо собирали пожитки, жен, детей, скот.
     Гудзу-эжень  послал  в  крепость  гонца  с  грамотой.  В  ней   писал
немедленно и повелительно, чтоб крепость казаки очистили до захода солнца.
     В крепости началось большое смятение.
     Оглядев в последний  раз  насиженное  место,  албазинцы  двинулись  к
воротам крепости. Выйдя из ворот,  албазинцы  спешно  погрузились,  кто  в
лодки, кто в телеги-двуколки кто вьюком, и двинулись вверх по  реке  Амуру
на Нерчинск. Плач детей, вопли  жонок,  грубые  окрики  обиженных  и  злых
казаков всплыли над Амуром... Огласился Амур гамом и стоном... Так уходили
грозные казаки из Албазина.
     Гудзу-эжень торжествовал: велел  крепость  обложить  соломой,  облить
смолой и поджечь.
     Ночью албазинцы увидели на небе сполохи  зарева.  Черные  воды  Амура
рдели  кровавым  пламенем.  Знакомые  леса  и  горы  на  раскаленном  небе
вырисовывались страшными громадами. В переполохе из камышей взлетели  стаи
уток, гусей; они долго кружились над Амуром, рассыпавшись с диким жалобным
криком, и летели прочь.
     Албазинцам чудился конец мира.  Смерть  крепости  страшнее  огненного
пламени жгла сердца албазинцев. Бежали они в беспорядке, скопом, с  муками
и потерями; немало полегло их в  неведомых  далях,  сгинуло  в  болотах  и
буреломах.
     Гудзу-эжень послал конников вслед уходящим албазинцам. Страшился:  не
вернулись бы храбрые казаки и не возродили бы на пепелище  новый  Албазин,
как несколько лет тому назад.
     Китайские корабли отплыли.
     Осталось у берега лишь  десять  сторожевых  бус  да  большой  корабль
Гудзу-эженя.
     Крепость пылала много дней и  ночей.  Стража  Гудзу-эженя  пришла  на
пепелище с баграми, лопатами и  топорами;  валы  сровняли,  рвы  засыпали,
частоколы вырубили, на  середине  черного  пепелища,  на  месте  крепости,
сложили каменный столб, на  вершину  поставили  золоченого  большеголового
идола - хранителя тишины - и, довольные, ушли на свои бусы.
     Наутро Гудзу-эжень  и  его  приближенные  удивленно  переглядывались:
чья-то рука повергла идола, валялся он в куче пепла и  мусора.  А  поодаль
желтел свежий могильный холм с грубо отесанным крестом; и крест  и  могилу
кто-то осыпал степными цветами. В бешенстве вырвали  они  крест  и  сожгли
его, холм развеяли, степные цветы потоптали ногами.
     Прошла ночь, и Гудзу-эжень вновь увидел  прежнюю  могилу.  Он  собрал
приближенных и позвал старого Лю. Все с интересом ждали  слово  мудрейшего
Лю.  Он  щурил  глаза  под  снежными  бровями,  гладил  желтыми   пальцами
морщинистый лоб, говорил тихо:
     - В  книгах  древнейших  помечена  мудрость:  убить  человека  легко,
гордость же человеческая бессмертна...
     ...Была ночь.
     Сторожевые лодки  и  корабли  Гудзу-эженя  отплыли.  Вместо  крепости
черное пепелище зияло на холме. И когда корабль отошел от  берега,  тишину
нарушил жалобный женский вопль. Эхом пронесся вопль по Амуру.  Гудзу-эжень
и его приближенные спрятались в свои  каморы.  Лишь  старый  Лю  вышел  на
корабельный помост и, всматриваясь в темноту ночи и мигание звезд, сказал:
     - Слышу вопль гордости...
     Корабль скрылся в темноте, затих всплеск волн, опустел Амур.
     Пустынное место мертво...
     ...В один из осенних дней эвенкийские охотники набрели на албазинское
пепелище, обошли могильный холм, - узкая тропинка довела их до  пещеры.  У
входа в пещеру возле умирающего костра сидела старуха  и  плела  иссохшими
пальцами венки из желтых степных цветов. Венков  было  много.  На  блеклые
цветы из потухших глаз старухи падали  крупные  слезы,  цветы  расправляли
нежные лепестки, загорались и оживали.
     Старый охотник сказал:
     - Видно, горе большое утопило сердце  женщины  в  слезах.  Как  зовут
женщину?
     Старуха  подняла  голову,  взяла  венки  из  желто-огненных   цветов,
протянула их пришельцам и чуть слышно сказала:
     - Ноги мои немощны и служить отказались. Снесите венки, сплетенные из
Степанидиных слез, на могилу моего Ярофеюшки...
     С той поры по Амуру желтые степные цветы  и  называются  "Степанидины
слезы".
     ...Минуют годы и века.
     На месте славной Албазинской крепости русские люди возведут город.  И
зацветут в садах города  и  окрест  его  солнечным  пламенем  "Степанидины
слезы", и совьют из них венки и  сложат  букеты  ласковые  руки  пионеров,
чтобы возложить те венки и букеты на скромный зеленый холмик,  с  которого
видны голубые амурские дали, за ними - мирная китайская земля.
     Загуляет по Амуру ветер-верховик,  как  гулял  он  и  в  давно-давние
времена, и взлетит  над  древней  рекой  светлокрылая  песня  о  том,  как
протянули друг  другу  братские  руки  два  великих  народа  -  русский  и
китайский.


     Меркнет лампада.
     Старец Николай Спафарий с трудом поднимает припухшие веки  и  смотрит
мутными, полинявшими глазами. Тускло глядит в оконце  луна,  и  падают  на
белые листы зеленые пятна. Старец сухими пальцами сжимает гусиное перо,  и
трудно отличить шершавые свитки писания от морщинистых, желто-восковых рук
старца.
     Подле сидит муж бледнолицый, золотые кудри опустив до  плеч.  Вскинув
ресницы, смотрит он на старца, как на закат солнца, с жадностью ловит  его
слова. А старец губами, словно листами пергамента, глухо шелестит:
     - И как приехали, и что видели в том  Китайском  царстве,  каковы  их
города, каков обличьем люд и  сколь  горька  судьба  мирных  китайцев  под
немилосердной рукой маньчжурского властелина, обо всем прописано  в  своем
месте. А что помечено, либо потеряно, либо позабыто по  немощи  нашей,  то
завещаем спрашивать у мужа светлоумного, сына нашего  нареченного  Николая
Лопухова.
     И здесь кончаем путешествие через всю Русь и землю Сибирскую.  Здесь,
на белой вершине подле реки Амура, под Китайским хребтом, и край  и  конец
всего Сибирского царства...
     Старец, шатаясь, пошел и лег  на  лежанку.  Лампада  блекла.  Николай
Лопухов, неслышно шагая,  вышел  из  каморы,  оставив  старца  отдыхать  в
тишине. Старец лежал недолго, подошел к лампаде, фитиль обломил, чтоб свет
лампада бросала лучше, и сел возле стола. Обмакнув перо в чашку с лазурью,
начал класть узорчатую вязь писания. Старец при письме шептал:
     - "...А Русь единожды во вселенной рождена и бессмертна  есть.  Стоит
она извечно, нерушимо, подобно скале.
     Чем жива извечно Русь? Отчего стоит и горда и тверда и  отчего  перед
ней шапки  ломают  и  стоят  коленопреклоненными  многие  земли  и  многие
царства?  Отчего  мудростью   переполнилась   Русь,   как   золотая   чаша
каплями-изумрудами, горящими во тьме?..
     Об этом наш сказ и писания наши старанием возводим.
     Русь, вижу тебя в грядущем!.. Вижу!..
     Горящие маковицы соборов потонут в бескрайных  нивах.  Нивы  согбенны
под тяжестью зерен, налитых благодатью. Рыбные моря, озера, реки,  зеленые
долины питают вдосталь Руси гордого человека.
     Гордого человека - то памятуй накрепко...
     Человек тот трудолюбием  безмерным  преобразует  лик  грешной  земли:
повергнет горы, реки  запрудит,  моря  зажжет,  слезами  и  кровью  утолит
ненасытную  жажду   земли...   Из   того   боя   выйдет   гордый   человек
победителем..."
     Голова старца упала на писание, чаша с лазурью  опрокинулась,  густая
синь поплыла по листам писания, скатилась на пол... Перо  из  рук  выпало.
Скрюченными пальцами старец схватил листы. Чудилось: страшился старец, что
погибнет все написанное им.
     Лампада погасла...
     ...Утром солнце озарило камору, луч играл в  сединах  старца,  озаряя
его высокий круглый лоб. Казалось, он спал.
     Старца схоронили  в  ограде  церкви  великомученика  Николая.  Заветы
старца крепко пали на сердце Николая Лопухова, нареченного сына.
     Камору заливал свет зари вечерней. Она умирала и терялась за  горами,
чтоб поутру родиться и вновь озолотить небо и землю с востока.