Версия для печати

                                А.РОМАШОВ

                             ЛЕСНЫЕ ВСАДНИКИ


                                                Набегали с юга волны,
                                                Уносили не валежник,
                                                Не песок и не коренья -
                                                Угры воинов теряли,
                                                Племя Всадников слабело...


                           1. КУЗНЕЦ ШАВЕРШОЛ

     Только в конце болота, у небольшой каменной горы,  Шавершол  разыскал
красную воду.
     - Там, где красная вода, там и железная земля, - говорил ему отец.
     Юноша снял кожаную рубаху и поглядел на небо. Оно голубое и огромное,
это весеннее небо. Красное солнце горело там ярким негаснущим огнем.
     Род их, крепкогрудых кузнецов, поклонялся огню. Шавершол приносил ему
в жертву лучшие куски мяса. Он любил буйного и веселого покровителя  рода.
Огонь освещал и согревал юрту, отгонял в белом лесу  холод  от  охотников,
выжимал из сырого мяса кровь. Огонь отделял землю от  железного  камня,  а
железный камень делал податливым и послушным. Огонь  помогал  крепкогрудым
ковать узкие и тонкие мечи острее болотной осоки.  Они  одни  знали  тайну
железной земли, которую побеждал  только  огонь.  Умирающие  оставляли  ее
живым, и род их, род крепкогрудых кузнецов, всегда был сильным и богатым.
     Шавершол взялся за клевец, но вспомнил наказ женщин и  стал  выбирать
из болота железную краску. Он выжимал ее досуха в  кулаке  и  складывал  в
переметные сумы рыхлые темно-красные кусочки охры, похожие на затвердевшую
кровь раненой лошади. Женщины вскипятят железную краску с овечьим салом  и
выкрасят щеки на празднике солнца.
     С горы наблюдал за ними  медведь-пестун.  Зверю  надоело  глядеть  на
качающегося в болоте человека. Он захватил в лапы камень и столкнул его  с
горы. Тяжелый камень буткнулся в красное болото у  ног  Шавершола,  осыпав
его брызгами. Кузнец, отскочив, больно ударился плечом о  сук  и  поглядел
наверх.  Там  на  задних  лапах  стоял  молодой  медведь  и  мотал  черной
короткоухой башкой. Злость на медведя-обидчика была сильнее боли в  плече.
Она подступала к горлу, душила  кузнеца,  как  холодная  петля  волосяного
аркана.  Он  стонал  и  дрожал  от  злости,  потом  закричал,   громко   и
воинственно, и полез в гору. Подошвы его яловых ичиг давно стали гладкими,
как речная галька. Шавершол падал  и  поднимался,  хватался  за  вереск  и
мелкие елки, ломал их, вырывал  с  корнем.  Зверь,  покачиваясь,  спокойно
глядел на него. Он первый раз видел человека и не считал его сильнее себя.
Шавершол лез прямо на медведя, громко кричал и ругался. Он дразнил зверя и
зверь рассердился - засопел, зафыркал,  поднял  толстые  мохнатые  лапы  и
пошел на него.
     Но человек был хитрее.
     Человек дождался разъяренного зверя, отскочил в сторону и оказался  с
поднятым клевцом за спиной обманутого медведя. Медведь заревел от обиды  и
повернулся, но удар страшной силы пробил ему башку. Пестун  застонал,  как
человек, и стал оседать к земле. Шавершол ударил его еще раз и бил  долго,
пока не погасли подобревшие перед смертью маленькие глаза обидчика.
     Человек победил зверя. Он поставил ногу на спину умирающему  врагу  и
закричал. Победный крик его подхватил ушастый филин и понес лесом  дальше,
перекликаясь с собратьями. Шавершол слушал свой убегающий  вдаль  голос  и
радовался победе над хозяином леса.
     - Урга! Урга-а-а! - кричал  весело  и  хвастливо  огромный  и  черный
кузнец.
     Его длинный тугие косы прилипли к горячей шее, потная  кожа  блестела
на солнце, как натертая трутом кость, а знак рода горел на  груди  красным
огненным пятном. Он похож был сейчас на раскрашенного идола,  но  с  живым
счастливым лицом. Таких лиц не бывает у деревянных сумрачных богов.
     Темная ночь приходит на смену светлому дню, радость сменяется  горем.
Шавершол не снял  шкуры,  не  попробовал  сладкого  мяса  молодого  зверя.
Заметив над городищем дождя дым от  сторожевого  костра,  он  стал  быстро
спускаться с горы. Дым над городищем - сигнал вождя, весть  людям  племени
об опасности.
     Спустившись с горы, кузнец надел рубаху, забросил на плечо переметные
сумы с железной краской и побежал к лошади. Он оставил ее на сочной  траве
в едком ельнике перед болотом.
     Заросшие желтым бесплодником зыбуны хватали его за  ноги.  Он  падал,
спотыкаясь о крепкие  кочки,  проваливался  по  пояс  в  замшелые  ямы  и,
выползая из них,  хрипел,  как  загнанный  зверь.  Выбравшись  из  болота,
Шавершол отыскал в ельнике своего Арагеза и вскочил  в  седло.  Он  погнал
коня, не разбирая дороги, к родному  селищу.  Колкие  лапы  елок  и  сосен
хлестали его по голове, острые сучья рвали на широких  плечах  горячую  от
пота рубаху. "Какие люди опять пришли на нашу землю?  Кто  привел  их?"  -
думал Шавершол.
     Разгоряченный конь вынес его из леса и остановился  перед  раскрытыми
воротами селища, тяжело водя потемневшими боками.
     Кругом  было  пусто  и  тихо.  Низкие  двери  длинной  и  приземистой
деревянной юрты завалены камнями. Загон раскрыт, сорванные ворота втоптаны
скотом в жирную грязь. В  черных  ямах,  где  мужчины  его  рода  отделяли
железный камень от земли, потух веселый огонь.
     Шавершол понял: сородичи увидели дым  сторожевого  костра  и  ушли  в
укрепленное городище вождя, забрав с собой скот и  детей.  Не  заезжая  на
родное селище, он погнал коня дальше.  Умный  Арагез,  чуя  беду,  быстрее
стрелы летел знакомой лесной тропой.
     Мелькали темные лапы елей и белые ноги  одиноких  берез.  Взлетали  с
обиженным криком испуганные птицы, потревоженные звери  уходили  дальше  в
лес. Только большие дятлы-черняки упрямо стучали  костяными  носами  и  не
думали улетать.
     Быстрее ветра несся глухим лесом длинноволосый всадник, склонившись к
гриве коня. Блеснув, осталась позади речка, тропа побежала в гору.
     Уставший конь храпел и гнул к земле тугую шею.  На  горе  широколапые
ели расступились, лес  стал  редеть,  появились  чернохвостые  стрекотухи,
запахло дымом и гарью.



                        2. ПЛЕМЯ ЛЕСНЫХ ВСАДНИКОВ

     Вождь племени всадников  седобородый  Кардаш  сидел  на  ковре  перед
идолом. Он глядел на серебряное лицо бога, на  его  тонкие  красные  руки.
Старый вождь не молился, он ждал маленького шамана и думал.
     Тяжело быть вождем слабеющего племени, видеть и молчать. Старые боги,
боги типчаковой степи, мстят за измену, а новые слабы и ленивы. Куда вести
племя? Впереди глухие темные леса, позади  враги.  Давно  ли  помолодевшая
земля надела зеленую шубу, а булгары уже два раза поднимались  по  Великой
Голубой реке до города угров.
     Кардаш десять раз ударил сухими ладонями перед лицом идола  и  сказал
ему:
     - Сколько не стало в моем племени воинов!
     Старый вождь думал о своем народе, глядел на крепкие сосновые  стены,
завешанные шкурами и оружием. Деревянный дом  вождя  построен  из  толстых
потемневших от времени бревен, но многое в нем осталось от  степной  юрты.
Земляной пол покрыт мягкими коврами и теплыми  шкурами,  посредине  жилища
каменный очаг с большим медным котлом.
     Кардаш услышал смердящий запах плохо выделанных овчин и оглянулся.  У
дверей стоял маленький шаман в старой овчинной рубахе и ждал  приглашения.
Вождь подвинулся и указал ему место на ковре, рядом с собой.
     Шаман подошел, снял кожаный пояс с шумящими подвесками, сел и  бросил
горсть травы в жертвенную чашку, стоящую перед идолом. Из серебряной чашки
поднялся крепкий запах сухих трав.
     Вождь сказал маленькому шаману:
     - Ты знаешь все... Говори.
     Шаман молчал. Глаза его были прикрыты вспухшими веками, он глубоко  и
часто дышал, вбирая запахи любимой  степи.  Большое  дело  требует  мудрых
слов, а мудрые слова не живут в торопливой душе.
     Седой вождь ждал, слушал звонкий  голос  любимой  дочери  Илонки.  За
спиной, в другой половине дома, работали женщины и пели...
     Шаман открыл глаза, поглядел на вождя и спросил:
     - Кто мы?
     - Воины и охотники, - ответил ему старый Кардаш.
     - Где наша родина?
     - Мой отец и отец моего отца жили здесь со своим народом,  -  ответил
шаману седой вождь.
     - Нет, вождь Кардаш. Мы скотоводы. Мы пришли сюда из степей. Тогда  у
племени всадников скота было больше, чем ночью звезд на  этом  холодном  и
чужом небе...
     - Ты не любишь певца Оскора, а повторяешь за  ним  его  песни,  шаман
Урбек.
     - Песни Оскора - наша память о далеком. Певец  сам  виноват  в  своем
горе. Он давно уже не приносит жертвы вечным и великим в  мою  юрту.  Боги
мстят ему. Они гонят певца по земле, как ветер гонит сухой лист.
     - Певца Оскора давно нет в племени, шаман Урбек. Где он? Ты спрашивал
своих богов?
     - Оскор ушел к чужим людям.
     Вождь качает седой головой и тихо говорит себе и шаману:
     - Больной человек не поет песен. От слабеющего народа уходит певец...
Ты спрашивал, шаман Урбек, своих богов, что нам делать?  Куда  идти  моему
народу?
     Шаман бросил в жертвенную чашку сухой травы и сказал:
     - Слушай меня  долго,  вождь  Кардаш.  Слушай  и  думай...  Это  было
давно... Еще не родился поседевший ворон, который прилетает  к  моей  юрте
клевать жертвенное мясо. Угры имели тогда больше скота, чем волос на  этой
медвежьей шкуре. Народ не знал горя и не боялся голода в  длинные  снежные
зимы. Люди рождались в степи, жили в степи и умирали в степи. Но пришли  в
типчаковую  степь  с  южной  стороны  орды  диких  и  смелых   людей.   Их
большеголовый вождь ел сырое мясо и пил кровь врагов.  Семь  наших  племен
выбрали себе вождя, поставили юрты на колеса и ушли на закат. Семь  племен
остались в родной степи платить дань хану пришельцев.  Но  чужой  хан  был
ненасытнее огня. Таяли, как снег под солнцем, наши стада, гибли наши  люди
и умирали дети, не научившись ходить.  Тогда  мудрейшие  выбрали  большого
шамана и потянулись, как гуси, на север. Большой  шаман  уводил  народ  от
диких  и  жадных  пришельцев.  Умирали  отцы,  рождались  дети,   и   дети
становились отцами, а племена все шли, шли и шли. Лучших лошадей  и  коров
угры отдавали своим богам, а боги любили их. Типчаковая  степь  раздвигала
леса и шла вместе с нашим народом  на  север.  Но  люди  спешили  уйти  от
опасности и обогнали степь. Большой шаман боялся, что враги догонят их,  и
повел народ угров дальше, в темные и глухие  леса  Великой  Голубой  реки.
Только твое племя, Кардаш, осталось на краю степи,  не  пошло  за  Большим
шаманом. Это было племя гордых смелых воинов. Они выбрали своего вождя  из
рода черных орлов и стали жить  по  заветам  своих  отцов:  учили  молодых
храбрости и пасли скот... Вырастали, падали на землю и умирали деревья. На
месте одной упавшей светлой сосны вырастало десять черных елей. Отцы наших
отцов видели, как отступала степь, но не пошли  за  ней.  Они  привыкли  к
лесу, жили в деревянных юртах, сеяли ячмень, охотились  и  ловили  красную
рыбу. И твой отец, вождь Кардаш, уже не  помнил  сладкого  запаха  степных
трав...
     Шаман замолчал; молчал и старый вождь, думая о судьбе своего племени.
Он гордился своим народом и жалел его. Ему было приятно слушать рассказ  о
мужестве предков и горько видеть племя  всадников  слабеющим  под  ударами
врагов. Он видел,  как  гибли  в  частых  сражениях  лучшие  воины.  Враги
отнимали силу у племени, сырые леса и болота отнимали силу  у  женщин.  Но
может ли он, седой старый вождь,  вести  народ  по  незнакомым  и  трудным
дорогам? Куда приведут эти дороги? И вспомнил старый Кардаш светлый летний
день, когда он стал вождем племени  всадников.  Тогда  он  был  молодым  и
сильным, но послушал шамана и старейшин. Они называли его  великим  вождем
великого народа и он верил им. Ведь они  построили  ему  высокую  сосновую
юрту, постлали на земляной пол красные ковры и мягкие шкуры,  повесили  на
белые еще стены деревянной юрты дорогое оружие. Он ел  из  серебряных  чаш
свежее мясо и пил из красивых узкогорлых кувшинов крепкое кобылье молоко и
старый мед, пахнувший лесными  травами.  Народ  дивился  богатству  своего
вождя и верил ему. Сейчас Кардаш знает: старейшины обманули его. Привыкшие
к лени и сытости, они боялись незнакомых дорог...
     Поют женщины за стеной, шумит весенний ветер на улице и  клонится  от
тягостных дум седая голова старого Кардаша.
     Шаман потянулся за поясом. Звон  бронзовых  подвесок  заглушил  песню
женщин и вспугнул думы. Вождь спросил гостя:
     - Ты все сказал, шаман Урбек?
     - Я говорил с мудрым...
     - Ты не сказал, куда и кому вести наш народ?
     Сильные без родины гибнут, слабые становятся  рабами,  вождь  Кардаш.
Надо идти в степи.
     - Наши степи - не наши. Там враги. Ты знаешь, шаман Урбек.
     - У нас есть серебро и скот.
     - Если отдашь врагу  лошадь,  он  возьмет  весь  табун.  Если  отдашь
рабыню, он возьмет и дочь.
     - У вождя не возьмут табун, у вождя не возьмут дочь. Вождь  останется
вождем и в племени данников.
     Старый Кардаш вскочил и закричал на шамана:
     - Племя всадников никому не станет платить дани! Мой народ не  пойдет
в пасть к зверю!
     Гневом налились помолодевшие глаза вождя, рука его потянулась к ножу.
Маленький шаман отполз за  идола  и  оттуда  глядел,  как  мучают  Кардаша
древние боги типчаковой степи.
     Неслышно открылась дверь, обитая медвежьими шкурами, и  шаман  увидел
Оскора. Певец стоял с обнаженным мечом, в разорванной одежде. По  грязному
лицу его катились крупные бусины пота, спутанные волосы смокли и  прилипли
ко лбу.
     Гнев старого Кардаша, как крупный летний дождь, быстро  проходил.  Он
увидел Оскора и улыбнулся.
     Оскор подошел к нему. Вождь и певец ударили друг друга по плечу.
     - Будь здоровым и сильным, вождь Кардаш!
     - Будь здоровым и сильным, певец Оскор!
     Вождь сел, усадил рядом с собой гостя и спросил:
     - Ты привез недобрые вести?
     -  Ты  угадал,  вождь  Кардаш,  -  ответил  ему  певец.  -  Однорукий
военачальник опять привел булгар на твою землю. Три десятка лодок к вечеру
будут у города. Я сам видел, как они повернули от  Великой  Голубой  реки.
Они плывут по родному Меркашеру к нам...
     Шаман выполз из-за идола. Оскор увидел его и громко засмеялся.
     - Ты смеешься над нашим горем,  бродячий  пес!  -  закричал  на  него
шаман, вскакивая на ноги.
     - Я смеюсь над тобой, брат шакала.
     Маленький шаман завизжал от злости и выбежал на улицу.



                           3. ГОРЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

     Звеня и стуча оружием, заходили в большую юрту воины из  рода  вождя.
Кто предлагал старому Кардашу строить завалы у речки и не  пускать  булгар
на берег, кто советовал уходить в  лес.  Но  большинство  молчало,  слушая
слова мудрых. А сторожевой костер все рос, дым  от  него  поднимался  выше
священной лиственницы и нес людям племени весть об опасности.
     Ближайшие к городищу роды уже покидали  свои  жилища,  воины  спасали
детей и женщин, гнали под защиту валов  и  рвов  испуганный  скот.  Ожили,
заговорили лесные дороги. Застучали  по  ним  степные  телеги  на  высоких
скрипучих колесах. Заржали  тонконогие  лошади  под  грузными  и  крепкими
всадниками. Разбуженные шумом ночные  хищники  уходили  дальше  в  лес,  в
темные и глухие урочища.
     Шел род за родом, врывались в раскрытые бревенчатые ворота  телеги  и
скот и растекались по широкому городищу. Последним вошел в город вождя род
крепкогрудых кузнецов, хранителей тайны железной земли. Мужчины  поставили
телеги кругом, женщины начали разжигать родовой костер, подростки загоняли
скот в высокие крутые загоны.
     Окруженный глухими лесами и мертвыми болотами тихий город вождя  стал
многолюдным и шумным. Плакали дети, кричали и  ругались  женщины,  отгоняя
воюющих собак от костров.
     В больших черных котлах женщины варили берестяную смолу и бросали  на
жадные языки огня жирные куски кровавого мяса. Покусывая жертвенное  мясо,
огонь шипел и разрастался. Плясали  перед  ним,  раскрасив  щеки  и  грудь
железной краской, черноволосые девушки в мягких  кожаных  юбках.  Подражая
отцам, пели у огня песню победы маленькие сыновья угров.
     Суровые воины прощались с родичами,  надевали  кожаные  шлемы,  брали
клееные луки и уходили к племенному костру на жертвенный обряд. Пятнадцать
десятков мужчин взяли боевое оружие.  Среди  них  были  совсем  еще  юные,
недавно получившие из рук старейшины тонкий кривой меч, были  и  старые  -
ровесники седого Кардаша. И старые, и молодые воины знали: булгар придет в
пять раз больше, и каждый готовился быть сильнее пяти врагов.
     Маленький шаман сидел перед живым огнем большого племенного костра  и
бросал в него сухую степную  траву.  Красноволосый  скуластый  раб  шамана
держал за крепкую ременную веревку белую лошадь.  Она  билась  и  храпела,
предчувствуя смерть.
     Собравшиеся воины  окружили  костер  и  запели  песню  победы.  Шаман
вскочил и воткнул широкий нож в шею коня. Белый  конь  рванулся,  осел  на
передние ноги и рухнул на землю. Маленький шаман завыл  и  запрыгал  перед
упавшей лошадью, звеня бронзовыми колокольчиками и  железными  подвесками.
Старейшины подхватили его клич, и еще полдесятка белых лошадей забились  в
смертных судорогах. Но ни одна капля жертвенной крови не упала  на  землю,
ее выпили священный огонь и воины.
     Напившись горячей  крови,  воины  качались  и  прыгали  перед  огнем,
потрясая оружием. Они призывали богов своих быть милостивыми к их племени:

                          Добрый отец огонь!
                          Ты на небе и на земле,
                          Ты веселый и сильный,
                          Ты ненасытный и злой,
                          Порази врагов в сердце,
                          Порази врагов в голову,
                          Сожги одежду и тело
                          Врагов твоего народа...

     Вождь Кардаш стоял на коленях перед огнем и жадно пил  из  серебряной
чаши кровь  любимой  лошади.  Каждый  глоток  крови,  сладкой  и  горячей,
прибавлял силы рукам и возвращал мужество его старому сердцу.
     - Булгары!
     - Булгары пришли! - закричали сторожевые воины с южного вала.
     Их крик подхватили женщины и понесли его к восточным воротам, от рода
к роду, от костра к костру.
     - Булгары!
     - Булгары! - кричали дети  и,  обгоняя  собак,  бежали  к  племенному
костру.
     Старый вождь услышал крики детей и женщин,  вылил  остатки  крови  на
огонь и поднялся. По его  знаку  воины  из  рода  быстроногих  побежали  к
восточному валу. С ними ушел и певец Оскор, их брат и  сородич,  носивший,
по обычаю предков, на железной цепочке знак рода быстроногих  -  бронзовый
подвесок с изображением головы дзура, быстрого, как ветер, степного козла.
     Оставшихся воинов вождь повел к южному  валу,  защищавшему  город  со
стороны речки.
     Поднявшись на вал до крепко вкопанных надолб, воины  увидели  булгар.
Они были уже на середине пологой  горы,  подступающей  к  городищу.  Вождь
угров поднял большой костяной лук  и  выстрелил  в  переднего  булгарского
воина. Тот, взмахнув щитом, свалился в траву и покатился вниз.  На  булгар
посыпались тонкие и длинные стрелы с черными хвостами из конского волоса.
     Враги остановились и  окружили  своего  однорукого  предводителя.  Он
что-то кричал им и показывал длинным славянским мечом  на  город.  Булгары
разошлись от него на две  стороны  и  снова  полезли  вперед,  прикрываясь
круглыми щитами. Сверху казалось, будто движется на угров  большая  хищная
птица с блестящими крыльями. Клювом птицы  был  однорукий  военачальник  с
длинным мечом.
     Чернохвостые стрелы угров клали на землю передние ряды булгар. Но  те
упрямо лезли вперед, размахивая кривыми мечами и выли:
     - Али-ла! Али-ла-а-а-а...
     Кардаш видел злые лица врагов, блестевшие, как медные днища кувшинов,
слышал незнакомые слова...
     Вот передние ряды булгар встали один к одному, сломав крылья  большой
птице, и побежали на приступ. Задние ряды легли  на  землю  и  взялись  за
луки. Их белохвостые стрелы пробивали насквозь стоявших на  валу  угорских
воинов. Первым упал в вала и  покатился  вниз,  ломая  концы  стрел,  брат
Шавершола, старейшина рода крепкогрудых. Потом один за другим скатились  с
вала еще десять угорских воинов.
     Угры теряли людей, но не множество. Их чернохвостые  стрелы  сыпались
на булгар частым дождем. Булгары дрогнули и покатились назад, оставляя  на
пути раненых и убитых.
     Старый Кардаш вытер глаза, залитые соленым потом, отбросил лук и стал
наблюдать за остановившимися на середине горы булгарами. Десять их  воинов
побежали в сторону правой руки, десять - в сторону  левой.  Кардаш  понял:
враги хотели узнать, как укреплено городище с боков. Он спокойно глядел на
военную хитрость врагов: по крутым бокам  городища  не  мог  подняться  ни
зверь, ни человек. У булгар крыльев нет...
     Дочь принесла ему  воды  в  узкогорлом  серебряном  кувшине.  Он  пил
родниковую воду и думал, что воины отдохнут,  что  враги  не  скоро  снова
пойдут на приступ. Враги будут ждать  посланных  на  разведку  воинов.  Но
старый вождь ошибся: однорукий военачальник взмахнул длинным мечом и опять
повел булгар на приступ. Огромная, поблескивающая огромным оперением птица
опять поползла в гору.
     Угры подняли руки. Но  навстречу  одной  чернохвостой  стреле  летело
полдесятка булгарских. На этот раз враги подошли к валу. Защитники  города
стали сбрасывать на них камни, скатывать тяжелые бревна и обливать кипящей
смолой. Булгарские воины дико выли от ран и ожогов, но упрямо лезли вперед
по деревянным лестницам и шестам,  рубили  ступени  в  крепком  каменистом
валу. В нескольких местах их островерхие рыжие шапки показались над валом.
Враги встретились лицом к лицу. Угры взялись за тонкие мечи,  острые,  как
жало осы.
     Черный дым от горевших лестниц и бревен закрывал жестокую сечу, душил
воинов гарью и смрадом жженого мяса. Только слышался рев и стон озверевших
от крови людей, звон и лязг каленого железа.
     Поредели защитники города, как зубы старого  волка,  но  мужество  не
оставило  живых.  Один  угорский  воин  дрался  против  десяти  булгар  и,
смертельно раненый, падал вместе с врагом, вцепившись зубами в его  потное
горло.
     Булгары не  могли  сломить  гордого  племени  всадников,  дрогнули  и
покатились назад.
     Старый Кардаш вырвал из ноги  засевшую  стрелу  и  огляделся.  Позади
мягко горели костры; перед  ними,  как  тени  предков,  тихо  покачивались
женщины. Они варили  сладкое  мясо  жертвенных  лошадей,  ждали  воинов  -
жадных, живых...
     Булгары уходили дальше полета стрелы, отдыхать,  копить  силы,  чтобы
снова идти на приступ.  Вот  сейчас  они  остановятся  на  середине  горы,
соберутся в круг на военный совет. Но  булгары  не  остановились.  Булгары
побежали дальше вниз, к своим лодкам.
     Вождь угров боялся поверить в победу. Может, мстящие боги  типчаковой
степи помутили уставший разум, может, старые глаза обманули его...
     - Шавершол!
     - Шавершол!  -  кричали  на  валу  угры  и  показывали  на  всадника,
мчавшегося с поднятым топором на булгар. Кардаш понял,  от  кого  побежали
булгарские воины, понял и пожалел молодого кузнеца...
     Сотня шакалов сильнее матерого  волка.  Не  спасет  молодого  кузнеца
богатырская сила, не защитит тяжелый топор-клевец, насаженный еще отцом на
крепкий березовый сук. Двадцать десятков булгар сильнее одного угра. Враги
уже увидели, что бегут от одного всадника, повернули назад  и  закрыли  со
всех сторон богатыря.
     Первыми скатились с вала воины из рода крепкогрудых, спеша на  помощь
сородичу и брату. За ними покатились остальные с боевым кличем племени.
     - Урга! Урга-а-а...
     Пять десятков угорских воинов бежали  навстречу  смерти.  Они  видели
только клевец Шавершола, черной птицей  мелькающий  над  головами  врагов.
Первые ряды булгар были смяты и втоптаны в землю.  Но  крепче  вросшего  в
землю камня стоял на пути угров высокий  военачальник  булгар,  окруженный
щитами своих воинов.
     Падали  угры,  умирало  гордое  племя  всадников  под  ударами  диких
пришельцев.  Но  племя  не  погибло.  Шавершол  пробился   на   лошади   к
непобедимому военачальнику булгар и тяжелым клевцом  расшиб  его  железный
шлем. Однорукий рухнул, как подгнившее дерево; булгары завыли и  бросились
к своим лодкам. Но некому было догонять их...
     Заходящее солнце пылало большим костром над черным лесом, на  бледное
небо ложились кровавые отсветы.
     Два десятка смертельно  уставших  воинов  стояли  посреди  мертвых  и
умирающих. Они слушали, как шумит их родной Меркашер, убегая на восход,  к
Великой Голубой реке.
     Спускались на землю вечерние сумерки, ложились серые тени  на  мягкий
вереск, на измятую траву, на холодные лица воинов.
     Наступили тишина и покой.
     Вздрагивая синими и красными головками, поднимались смятые цветы. А к
ним летели желтые пчелы за данью.
     Успокоившиеся птицы искали в траве корм, а с  неба  следили  за  ними
парящие коршуны.
     Вышел из леса осторожный сохатый и долго чесал рога о старую сосну.
     Шавершол нашел брата среди мертвых. Рядом с ним лежал старый Кардаш и
тихо стонал. Шавершол поднял раненого вождя и понес в город.



                        4. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ВОЖДЯ

     Печаль долго висела над племенем, как сизый бус над землей  в  мокрые
осенние дни. Оскору казалось, будто сердце его  наполнялось  слезами  всех
женщин из рода черных орлов, печалью  всех  девушек  из  рода  коршунов  и
суровой тоской оставшихся воинов из славного рода крепкогрудых.
     Печаль гнала певца из городища на крутой берег Меркашера. Он  садился
там под  старой  сосной,  перебирал  тугие  струны  деревянного  лебедя  и
рассказывал  речке  о  большой  печали  гордого  племени   всадников.   Он
рассказывал тихой речке, что священный огонь  родовых  костров  съел  тела
павших воинов, что души их поднялись с дымом костров  к  великим  предкам,
что быстрая птица вурсик хорошо знает дорогу в страну мертвых, с ней  души
воинов не заблудятся...
     Приходили к нему, на крутой  берег  Меркашера,  постаревшие  от  горя
женщины, молчаливые воины и притихшие дети. Они слушали  скорбный  рассказ
певца и чего-то ждали. Горе не могло убить в них звериного желания  жизни.
Люди хотели услышать песню о тепле и радости, песню о продолжении жизни.
     Чаще других приходила на берег Меркашера дочь вождя  Илонка.  Девушка
садилась рядом с певцом, обнимала его сильными  и  ласковыми  руками.  Она
говорила, что будет хорошей женой, что  родит  ему  сына,  который  станет
вождем племени всадников.
     Оскор  слушал  девушку  и  молчал.  Быстроногие  дзуры  -   удачливые
охотники, но у них мало скота, нет красных ковров.
     - Почему ты молчишь? - спрашивала она Оскора. - Я умею шить крепкие и
красивые рубахи  из  кожи  теленка,  вышивать  семь  черных  всадников  на
жертвенном  покрывале.  Я  лучше  всего  рисую  священную   птицу   карсу,
приносящую людям счастье. Смотри...
     Она показывала Оскору наколотую на руке  двухголовую  синюю  птицу  с
желтыми большими глазами.
     - Я открою тебе, любимый, - говорила ему Илонка, -  тайну  священного
рисунка женщин. Ты наколешь тонкими железными иглами на своем  теле  знаки
Ош. И станешь сильнее болезней и смерти.
     Слушая дочь вождя, Оскор забывал большую печаль  своего  народа.  Ему
становилось теплее. Он пел Илонке песни радости, подслушанные в  солнечное
утро у пробудившихся птиц. Громче звенел его семиструнный лебедь,  быстрее
текли серебристые волны Меркашера к Великой Голубой реке.
     Илонка понимала песни Оскора, верила им и, счастливая, убегала в юрту
отца. Певец оставался один с думами... Мужем Илонки  будет  самый  богатый
старейшина. Так хотят предки его народа, так скажет маленький шаман  перед
живым огнем племени... Оскор может говорить с вождем как друг.  Но  старый
Кардаш скажет ему: "Давно души наших воинов поднялись с  дымом  жертвенных
костров в страну теней. Давно высохли слезы  у  наших  женщин.  А  родовые
костры все еще горят в моем городе, люди не уходят на родные  селища.  Они
ждут мое последнее слово. Помоги найти это слово, певец Оскор!"
     А что он ответит старому вождю? Мудрое слово не родится,  как  песня.
Его не подслушаешь у птиц или в поле у ветра.
     - Оскор! Оскор! - кричал Вургаш, маленький сын брата, и бежал с  горы
к нему.
     - Кто послал тебя, Вургаш? - спросил его Оскор.
     - Я сам... Вождь  собирает  воинов  племени  на  совет.  Все  большие
мужчины идут к юрте вождя...
     В городище старого Кардаша было печально и тихо, как в  зимнюю  ночь.
Неподвижно сидели у родовых костров притихшие женщины, закрывшись  черными
платками из мягкой шерсти. Лица женщин были торжественны и спокойны.  Дети
не играли и не ссорились. Маленькие лежали на коленях у женщин на  кожаных
мешках-равдугах, ребятишки, что постарше, прятались в высокой траве.  Одни
только собаки бродили от костра к костру, покачивая колечками хвостов.
     В городище Вургаш отстал и, как  серая  куропатка,  нырнул  в  траву.
Оскор пришел к высокой юрте старого вождя.
     Четыре десятка угорских воинов, суровых и уставших от горя, сидели на
мягких медвежьих шкурах вокруг  большого  каменного  очага.  Они  молчали,
глядели на серебряное лицо и думали.
     На красном ковре лежал раненый вождь. В ногах у него, спиной к очагу,
стоял на коленях маленький шаман. Он стучал кулаком по брюху идола и уныло
тянул:

                            Мы кормили тебя
                            Жирным мясом,
                            Мы поили тебя
                            Горячей кровью -
                            Сделай нас сильными,
                            Сделай нас мудрыми...

     Воины не слушали причитаний шамана. Они ждали, когда заговорит старый
Кардаш.
     Раненый вождь с трудом поднялся, сел, навалившись широкой  спиной  на
деревянное тело идола, и сказал воинам:
     - Булгары вернутся. Они уведут наших  женщин,  детей  и  скот.  Племя
лесных всадников высохнет, как капли росы на солнце.
     - Надо уходить, - сказал старейшина рода быстроногих.
     - Надо уходить, - сказал Шавершол.
     - Надо уходить, - сказали воины из рода черных орлов.
     Старый вождь спросил:
     - Кто знает дорогу в неизвестную страну, где сочная и  густая  трава,
где лес полон красного зверя и птицы, где речки богаты рыбой?
     Ничего не  сказал  торопливый  старейшина  из  рода  быстроногих.  Не
ответил вождю кузнец Шавершол. Молчали воины из рода черных орлов.
     - Кто знает такую землю? - спрашивал старый вождь своих воинов. - Кто
найдет новую родину, куда не дотянется длинный меч врагов племени?
     Воины молчали.  Трудно  бороться  с  булгарами  одному  воину  против
десяти, но еще труднее назвать невиданную никем счастливую землю.
     Кто поведет обессиленное племя  трудными,  нехожеными  дорогами?  Кто
знает волю богов?...
     - Пусть говорит шаман Урбек, - сказал седой воин из рода коршунов.  -
Пусть он спросит великих предков...
     Четыре десятка угорских воинов ударили о глиняный пол боевыми  щитами
в знак согласия.
     Маленький шаман  встал  на  ноги,  поглядел  на  сумрачных  воинов  и
затрясся. Он прыгал, стонал и выл, будто одержимый болотной хворью.  Воины
смотрели на священную пляску и терпеливо  ждали,  что  скажут  им  великие
предки. По худым щекам скачущего шамана  стекал  грязный  пот,  овчина  на
спине смокла и стала черной. Изнемогая от усталости,  он  упал  на  колени
перед ярко горевшим очагом и закричал:
     - В степь... Души предков зовут нас в степь!
     Гордые и сильные воины  плохо  верили  маленькому  шаману.  Он  часто
обманывал народ угров, боги редко говорили ему правду. Только большое горе
заставило мужчин племени поклониться  сыну  шакала.  Сильные  надеются  на
силу, а слабые - на волю богов.
     Но даже горе не отняло разума у  воинов  гордого  племени  всадников.
Великие предки опять не сказали правды маленькому шаману.  Великие  предки
не пошлют в степи свой народ. Разве не оттуда приходят враги угров?
     Четыре десятка воинов молча сидели вокруг очага и смотрели с  тяжелой
обидой на серебряное лицо  идола.  Они  думали  о  горькой  судьбе  своего
племени, о детях и женщинах. Великие  предки  забыли  их  жертвы.  Великие
предки не видят и не слышат горя своего народа.
     Старый Кардаш подал знак и заговорил:
     - В глухих и темных лесах  Великой  Голубой  реки  живут  угры,  наши
братья по крови. Мы были богатыми и сильными. Мы забыли о  них.  Слушайте,
воины племени, мое последнее слово: идите к Большому шаману наших  братьев
по крови, идите к хозяину Синей пещеры. Певец Оскор знает туда  дорогу.  С
ним пойдет молодой, сильный и смелый воин. Они вернутся  с  мудрым  словом
Большого шамана и принесут нам спасение.
     Слова вождя сняли с души воинов  тяжесть  незнания.  После  долгой  и
темной ночи наступил ясный день.
     Посветлели лица угров, увереннее и крепче стали их голоса.
     - Будь здоровым и сильным, мудрый вождь!
     - Слава тебе, старый Кардаш!



                          5. К БОЛЬШОМУ ШАМАНУ

     Зелеными лугами ехали на восток два всадника. Горячий летний  лес  то
подступал к самой речке, загоняя их в воду, то уходил далеко от  берега  к
северу и перед ними расстилались густые желтоголовые травы.
     Уже солнце грело им спины, покатившись к закату, уже из лесу потянуло
теплой сыростью, а они все еще не кормили лошадей. Послы  старого  Кардаша
спешили к Великой Голубой  реке,  крепкие  угорские  кони  бежали  широкой
рысью.
     Молодой  конь  Оскора  рвал  на  ходу  хохлатый  курослеп  и  высокий
чеменник, белый жеребец Шавершола бежал ровно, только покачивал тугой шеей
да косился на блестевшую воду.
     Не сбавляя ходкой  рыси,  кони  стали  подниматься  в  гору,  выбирая
открытые, не заросшие крепким вереском и ломкой ольхой прогалины.
     На горе всадники остановились. Внизу, как  широкий  серебряный  пояс,
брошенный на траву, блестела большая река.  Стремительная  и  беспокойная,
она несла свои воды к югу, вгрызаясь на поворотах в крутые темные берега.
     С реки дул  свежий  ветер  и  лизал  щеки.  Оскор  любовался  широким
просторами могучей реки. Шавершол выбирал место для ночлега.
     - У старой сосны остановим коней. Ты видишь ее? - спросил он Оскора.
     - Я вижу большую и вечно живую воду, вижу красные  берега  и  дальний
синий лес.
     - Старая сосна под нами. Рядом сушняк, кругом густая трава. У лошадей
будет ночью корм, у огня - пища...
     - Ты хочешь переждать ночь у сосны?
     - Кони наши устали. Им не переплыть Великую реку.
     Всадники начали спускаться. Умный и осторожный Арагез  шел  под  гору
спокойно. Горячий конь Оскора приседал,  крутился  и  бил  копытами  сухую
крепкую землю.
     У старой сосны угры спешились и привязали тянувшихся к воде  лошадей.
Оскор снял седло и ушел ломать сушняк на  ночь,  Шавершол  стал  разжигать
костер.
     Собрав в кучку сухую траву, он снял с шеи кожаный мешочек, в  котором
бережно хранил шерстяной трут, кусок каленого  железа  и  белый  кремневый
камень. Резким ударом кузнец высек из белого камня длинную искру  и  сунул
затлевший трут в сухую траву. С трута сбежали капельки искр -  и  вспыхнул
веселый огонь, окутанный облачком дыма. Он  быстро  съедал  тонкие  стебли
травы, слабел и угасал. Но кузнец  не  дал  ему  умереть.  Он  кормил  его
покрасневшими лапами елок и ломкими прутьями луговой  ольхи.  Костер  рос,
становился сильным и ненасытным, с треском кусал толстые сучья.
     Повеселели серые глаза Шавершола. Теперь не страшна им  темная  ночь,
не опасен остроглазый и хитрый лесной зверь.
     Пришел Оскор с черными сучьями сухой  черемухи,  постоял  у  веселого
костра и сказал Шавершолу:
     - Ржал чужой конь. Ниже нас по реке...
     - Это стрекотала лесная пеструха, Оскор, или хитрый див  заманивал  в
зыбуны наших лошадей.
     - Я слышал, Шавершол. То голос коня.
     - Но кони нашего племени не заходят сюда, а чужие воины  приходят  на
лодках. Тебя обманул хитрый див, Оскор.
     Угры напоили отдохнувших коней и пустили их на  густую  траву.  Оскор
стреножил своего крепким ремнем, чтобы не  ушел  молодой  конь  с  берегов
Великой Голубой реки обратно, к родному табуну.
     Одевались сизым туманом прибрежные лозняки. Вышла  на  охоту  крупная
щука, начали свои шумные перелеты свистухи и  шилохвостки.  Оскор  взял  у
Шавершола топор-клевец, затесал старую сосну и стал вырезать острым  ножом
двух всадников и воду. Он умел  вырезать  на  мягких  лубняковых  дощечках
настоящих коней, красивых, быстрых, как  степные  дзуры.  Но  сейчас  надо
оставить  только  письмо  -  вырезать  ножом  знаки,   которые   расскажут
сородичам, что два угра  на  лошадях  переждали  здесь  ночь  и  переплыли
Великую Голубую реку. Оскор выскоблил две глубокие бороздки поперек  сосны
и две вдоль, поменьше, под ними нанес поперечные зарубки, обозначающие для
любого угра воду. Выскобленные на старой сосне знаки он не успел  натереть
железной краской - спустилась с потемневшего неба на землю ночь.
     Ночь была темной, она лежала на земле,  как  огромная  черная  шкура,
только чуть поблескивала река, да искрились на небе звезды. Поев  крепкого
вяленого мяса, у костра спокойно заснул Шавершол, положив на седло голову,
укрывшись медвежьей шкурой. Кожаный шлем и  меч  лежали  рядом,  с  правой
руки, а лук и сагайдак - с левой. Молодой кузнец всегда был воином.
     Тяжелая сытость и тепло от костра клонили ко сну и певца  Оскора,  но
он долго не мог уснуть. Волки рыскали рядом, а стреноженный конь -  легкая
добыча густогривому хищнику. Оскор несколько раз поднимался  и  уходил  от
костра в темноту смотреть лошадей. Кони шли к лесу,  ему  приходилось  все
дальше и дальше уходить от костра. Последний раз он ходил  смотреть  их  в
полночь, вернулся напуганный и разбудил Шавершола. Тот вскочил,  схватился
за меч, но кругом было тихо и темно.
     Оскор повел его к лесу.  Они  остановились  около  лошадей,  и  певец
показал на пылающий вдали костер.
     - Видишь... Ржал чужой конь, а не хитрый див.
     - Ты говорил правду, Оскор.
     Они долго думали, кто пришел на их землю? Кто зажег огонь  на  берегу
Великой реки?
     Шавершол хотел ползти к чужому костру, но Оскор отговорил его -  один
всадник не страшен для племени. Взволнованные послы потушили свой костер и
стали ждать утра.
     Утром они набросили на спины отдохнувших лошадей высоколукие седла  и
поехали вдоль реки искать следы огня. Ночной огонь мог  вызвать  множество
дум, даже испугать, но все-таки остаться  для  них  загадкой.  Они  должны
увидеть его пылающим рядом или взять в руки еще не остывшую мягкую золу.
     Угры нашли в кустах тлеющий еще  костер  и  следы  человека,  который
провел около него беспокойную ночь. Чужой воин не ложился на  траву,  спал
сидя и не ходил, а ползал за сушняком для огня, как зеленая ящерица.
     - Здесь был человек, - сказал Шавершол. - Он был один и боялся нас.
     - Мы найдем его. Наши кони легки, как птицы, и быстры, как дзуры.
     - Скоро высохнет трава, Оскор, и мы потеряем его  след.  Легче  найти
куницу в лесу, чем одинокого всадника. Нас послал вождь к Большому шаману.
     - Зачем приходил чужой воин на нашу землю? Зачем?
     Шавершол снял меч, лук и сагайдак со стрелами, стащил с себя  тяжелую
кожаную рубаху, привязал все к седлу и повел Арагеза к воде.  Оскор  долго
возился с тихо звенящим лебедем, привязывая его тонкими ремнями под  гриву
коню. Кузнец был уже далеко, а он только зашел в реку и,  крепко  взявшись
за железное стремя, поплыл рядом с конем к далекому берегу.
     Вода пенилась, сердито шумела и тащила их вниз. Молодой конь давил ее
грудью и вытягивал длинную морду, как бегущий по воде гусь. Плыли долго, а
до берега все еще было далеко. Оскору казалось:  река  поборет  его  коня,
утопит в буйных вырях и оружие, и лебедя. Он отчаянно бил свободной  рукой
по вспененной воде, помогая плыть уставшему коню.
     Могуча и упряма Великая Голубая река, неудержим ее  бег.  Но  сильнее
Великой Реки два угорских воина. Их послал  вождь  и  народ.  Они  едут  к
Большому шаману за мудрым словом.
     До берега оставалось не более десяти шагов.  Оскор  почувствовал  под
ногами твердую землю и  отпустил  стремя.  Конь  его  заржал,  оттолкнулся
копытами от крепкого каменистого дна  и  выскочил  из  воды.  Отряхнувшись
по-собачьи, он побежал к Арагезу, мягко покачивая лоснящимся крупом.
     Послы надели рубахи, отвязали от седел  оружие  и  двинулись  отлогим
берегом вверх по реке. Они ехали  широкой  зеленой  дорогой.  Трава  здесь
доходила до самой воды. Пробиваясь сквозь крупный галечник, она  застилала
его мягким светло-зеленым ковром.
     Начинался жаркий день, но утренняя свежесть еще не  осела  на  землю.
Покачиваясь в высоком седле, Шавершол глядел на выбежавшие из леса широкие
дубки, темные и кривые, как старая  черемуха,  на  большие  камни,  гладко
облизанные водой, на лохматые корни вывороченных елей. Он хотел  запомнить
дорогу. Оскор ехал за ним, радовался  ясному  дню,  встречая,  как  старых
знакомых, и поседевшую ель, и молодую липу, пугливых, прожорливых лисят.
     Когда  горячее  солнце  повисло  над  головой,  угры  остановились  в
неглубоком прохладном овраге и отпустили лошадей на траву.
     Шавершол достал из переметной сумы  вяленое  мясо  и  сухие  ячменные
лепешки, Оскор в кожаном мешке принес воду. Они быстро поели. Уставший  от
жары кузнец залег в густую траву спать, а Оскор взялся за  своего  лебедя.
Он пощипывал тонкие железные струны и пел о том, что  два  угорских  воина
ехали зелеными лугами, ночевали на берегу Великой Голубой  реки  и  видели
ночью костер чужого воина. Вспомнил певец в своей бесконечной  песне  и  о
дочери вождя Илонке:

                        Черноглазая дочь вождя,
                        Длиннокосая Илонка
                        Вставала раньше солнца летнего,
                        Проводила певца до ворот.
                        Отдала ему карсу,
                        Птицу серебряную, и сказала:
                        "Привези из Синей пещеры
                        Мудрое слово шамана..."

     Легко и мягко, как сытая рысь, идут отдохнувшие кони, едут  на  север
два всадника вдоль Великой  реки.  Пересекают  дорогу  им  заросшие  серым
ольховиком светлые речки, разрезают зеленый берег крутые овраги,  пахнущие
дудочником.
     Незаметно подошла ночь, будто спустилась не с  неба,  а  выползла  из
темного леса. Угры остановили коней, сняли седла и стали ждать утра.
     Не разжигая огня, они долго ели крепкое мясо и запивали его водой  из
студеного родника.
     - Не успеет вырасти луна,  мы  будем  у  Синей  пещеры,  -  радовался
Шавершол.
     - Ты забыл. Впереди  глухой  страшный  лес,  где  никогда  не  бывает
солнца. Там всегда темно и сыро. Там не живут птицы, зверь  редко  заходит
туда...
     Не дослушав Оскора, Шавершол вскочил:
     - Смотри, смотри, Оскор!
     Кузнец показывал на маленький костер,  поблескивающий  в  темноте,  и
стонал от злости.
     - Угх, угх... проклятый. По следу идет.



                                 6. РАБ

     Утренний  свет  убил  огонь  чужого  костра  и  прогнал   страх.   Не
отдохнувшие за ночь угорские послы молча заседлали коней  и  двинулись  по
заросшему редким ерником берегу дальше.
     Оба думали об одном: кто следит за ними? Степняк - трус, он  один  не
пойдет за двумя уграми, а угр не будет прятаться от своих соплеменников.
     Новый день начинался ясный, но ветреный.  Глухо  шумел  лес.  Широкая
вода Великой Голубой реки потемнела и сморщилась.
     Тяжело на душе у послов, одолели их тревожные думы. Они не видели  ни
часто взлетающих к небу гусей,  ни  шныряющих  в  траве  куропаток.  Когда
ленивые тетери поднимались с шумом перед мордами лошадей, всадники сердито
хлестали их витыми нагайками. Шавершол сбил одну птицу на землю и даже  не
остановил своего Арагеза. Кони тоже чуяли неладное,  отрывисто  храпели  и
стригли ушами.
     - Ночью я узнаю, кто идет за нами по следу, - сказал Шавершол Оскору.
     Темная и ветреная ночь прошла, но Шавершол не узнал,  кто  следит  за
ними, хотя темнота скрывала человека, а ветер глушил шорох  шагов.  Кузнец
несколько раз уходил в синюю тьму, но  чужой  воин  затаился,  как  лесная
пестрая кошка, сидел тихо и не разводил огня.
     Едва забрезжил свет на восходе, угры были уже в седлах. Ехали  молча.
Только в середине дня Оскор, догнав Шавершола, спросил его:
     - Где сейчас чужой воин? Идет за нами или ушел к чужому племени?
     - Я не знаю, и ты не знаешь, где он, - ответил ему Шавершол. - Идущий
по следу хитрый, как степной караган. Нам надо обмануть его.
     Кузнец рассказал Оскору, как можно  выследить  чужого  воина.  Только
нужно спешиться одному, затаиться в яме и ждать... Угры хлестнули лошадей.
Вытянувшиеся на скаку кони понеслись быстрее стрелы по мягкому  и  ровному
берегу. Встречный ветер хлестал по лицу, из-под копыт лошадей с  обиженным
криком разлетались потревоженные птицы.
     Когда  уставшие  кони  пошли  тише,  Шавершол  бросил  повод  Оскору,
спрыгнул в траву и уполз в лес. Оскор поехал дальше один, держа на крепком
ременном поводу Арагеза. Конь без хозяина рвал из рук повод, тревожно ржал
и озирался.
     Только вечером остановился Оскор на отдых. Место было сухое, высокое.
Рядом темнел лес, притихший к вечеру. Вскоре подошел Шавершол,  усталый  и
злой.
     - Ты не видел чужого воина? - спросил его Оскор.
     - Я не видел его. Идущий по следу вернулся к своему племени...
     Они развели веселый костер, поели, отвязали от седел медвежьи шкуры и
легли спать, успокоенные и сытые.
     Спустилась на земля синяя ночь, теплая и живая.  Оскор  долго  слушал
вздохи реки, звонкие песни  травяных  кобылок  и  глядел  на  небо,  низко
спустившееся над костром.
     Когда замолкли травяные кобылки,  запели  тихо  и  ласково  мерцающие
звезды. Он стал засыпать, но звезды вдруг зазвенели громко и тревожно, как
порванные струны лебедя. Оскор открыл глаза, увидел над собой блеснувший в
темноте нож и человека. Оскор схватил его  за  руку  и  закричал.  Человек
навалился на него, выдернул правую руку с ножом и замахнулся.  Но  ударить
не успел.
     Проснувшийся Шавершол спас Оскора. Он прыгнул врагу на спину,  свалил
его, придавил  к  земле  и  начал  душить.  Враг  стонал  и  выл,  пытаясь
освободить шею от крепких рук кузнеца. Когда тело чужого воина ослабело  и
стало вялым, Шавершол поднял его над головой и ударил о землю. Чужой  воин
дернулся, как засыпающая рыба на песке, и замер. Ночь надвинулась на него,
стало тихо. Оскор и Шавершол наклонились над побежденным.
     - Раб! - крикнули оба и отскочили.
     У костра лежал раб маленького шамана. Куда он шел? Зачем  преследовал
послов племени?  Никто  не  ответит  уграм.  Победители  не  узнают  тайны
побежденного. Он нем, душа раба поднялась в страну предков.
     Когда успокоились, Оскор положил руку на плечо Шавершолу и сказал:
     - Маленький шаман, этот сын шакала, послал раба убить нас.
     Шавершол пнул раба загнутым носком  ичига  и  засмеялся.  Смеялся  он
громко, неудержимо, трясся от смеха и кричал:
     - Раб лежит, раб не пойдет по нашему следу!
     Глядя на Шавершола, Оскор не выдержал, взвизгнул, как щенок от  ласки
хозяина,  и  тоже  затрясся  от  смеха.  Смеялись  молодые  угры,   весело
потрескивал  костер,  сердито  кричали  разбуженные  совы  в  лесу,  будто
передразнивали плачущего ребенка.
     Ночь прошла быстро. Не успели послы остыть после короткой  схватки  с
рабом, уже забелел восход; от Великой  реки  потянуло  холодом,  наступило
утро.
     Холодный рассвет освежил раба, он застонал  и  пошевелился.  Шавершол
остался стеречь его, а Оскор, схватив кожаный мешок, побежал  к  реке.  Он
принес воды и вылил ее на оживающего раба. Раб открыл  глаза  и  сел.  Они
подошли к нему.
     Большой  красноволосый  раб  маленького  шамана  глядел  на   них   с
удивлением, но без страха. Глаза его медленно оживали и прояснялись...  Он
вспомнил все и пополз на коленях, протягивая руки к небу  и  повторяя  имя
доброго духа Нуми.
     Шавершол пнул его и закричал:
     - Мы убьем тебя! Ты хотел убить послов племени!
     - Меня послал шаман Урбек. Бойтесь его, угры. Я знаю все. Он поклялся
убить послов старого Кардаша и увести племя всадников в булгарские степи.
     Молодые послы поверили рабу. Оскор считал  маленького  шамана  тайным
врагом племени и давно ненавидел его, а великан Шавершол был доверчив, как
маленький ребенок.
     - Расскажи все и мы не убьем тебя, - сказал он рабу и сел.
     Раб маленького шамана боязливо поглядел на них, как прижатый к  земле
зверь, и начал рассказывать:
     - Я родился в земле Воть. Наши мужчины не были воинами. Они  выжигали
поляны в лесу и сеяли житарь. У моей сестры были синие и желтые бусы.  Род
наш платил дань булгарским воинам. Они приезжали к нам весной на маленьких
злых лошадях, забирали меха, серебро, житарь и исчезали в лесу.
     Булгарские воины увезли меня подростком в большой город  и  заставили
тесать камни. Мы построили высокую каменную юрту Мул-шаману.
     Людей было густо в каменном городе булгар, как мелкой рыбы в нересте.
И каждый носил одежду своего племени, говорил  словами  своих  предков.  У
каждого был свой шаман. Мой хозяин Мул-шаман  был  богатым,  но  жадным  и
злым. Он покупал много рабов и мало  кормил  их.  Они  бежали  от  него  к
родному народу, в леса и степи. Убежал и я, переплыл Великую Голубую  реку
и вошел в густой лес, сырой и темный.
     День и ночь я шел в землю Воть,  ел  ягоды  и  сочные  корни,  убивал
тяжелой палкой молодых птиц. Я потерял дорогу, потом силу  и  свалился  на
краю болота. Грыз меня лесной гнус и караулил трусливый зверь. Я умирал  в
чужом лесу, далеко от земли Воть. Шаман Урбек нашел меня, привез  в  город
старого Кардаша и сказал: "Ты будешь моим рабом, Калмез..." Он обещал  мне
много серебра и десять коней, если племя всадников вернется  в  типчаковые
степи...
     - Племя всадников никогда не вернется в степи! - закричал Шавершол. -
Шаман Урбек хочет вести наш народ в логово зверя.
     - Я знаю, - сказал Оскор. - Сын шакала хочет  нас  сделать  данниками
булгар.
     - Разве шаман угров - не угр?!  -  кричал  на  раба  Шавершол.  -  Он
говорит с нашими предками и ест мясо наших коров. Мы  отдаем  ему  десятую
лошадь в табуне!
     Когда молодой кузнец успокоился и сел, раб ответил:
     - Гордое племя всадников  забывает  богов  типчаковой  степи...  Угры
станут данниками булгар, но будут жить по заветам отцов, будут чтить своих
старых богов. Так думает шаман Урбек. Он сказал мне: "Скоро  старый  вождь
племени, упрямый Кардаш, уйдет в страну теней, послы не вернутся. Я поведу
племя всадников в родные типчаковые степи..."
     Угры долго сидели у потухшего костра; прижавшись к земле, лежал у  их
ног красноволосый раб. Что делать? Послушаться гневного сердца и повернуть
коней? Но народ ждет их с мудрым словом Большого шамана...
     - Ты хочешь жить,  Калмез,  и  ты  расскажешь  правду  вождю  племени
всадников, - сказал рабу Шавершол и вскочил в седло.



                         7. ХОЗЯИН СИНЕЙ ПЕЩЕРЫ

     Когда спускалась на землю тьма  и  Синяя  пещера  становилась  чернее
ночи, Большой шаман поднимался с  каменного  стула.  Привыкшие  к  темноте
глаза его быстро находили пищу и воду, оставленную  охотниками.  Он  долго
жевал жилистое мясо сохатого, бросая по привычке лучшие куски своему богу.
     Насытившись, старик брал в руки свитую из сыромятного ремня веревку.
     Из темноты  испуганно  глядели  на  него  серебряные  глаза  Великого
Нуми-Торума, круглые и холодные.
     - Ты обманул мой народ, Великий Нуми, - говорил старик богу и хлестал
его по деревянной спине. - Люди приносят в жертву  тебе  последнее,  а  ты
давно умер, как загнанный олень.
     Отдохнув, старый шаман снова принимался бить великого бога предков. В
высокой пещере гулко отдавались удары ременной веревки по деревянному телу
идола.
     - О-хо, -  бормотал  старик.  -  Ты  погубил  нас.  Ты  сделал  манси
трусливее ушана и слабее мыши.
     Старик быстро уставал, падал и засыпал у ног избитого идола. Но  спал
он недолго.
     Едва занималось утро, Большой шаман  садился  на  вскопанный  посреди
пещеры камень и сидел  так  до  темноты,  безмолвный  и  неподвижный,  как
деревянный бог. Позади него стоял  Великий  Нуми  с  мертвыми  серебряными
глазами. В густой тишине попискивали реющие нетопыри  и  звонко  бились  о
камни тяжелые капли воды.
     Днем, когда солнце проникала в пещеру,  освещая  синие  камни  свода,
приходили люди и приносили Великому Нуми-Торуму мясо, меха и серебро. Одни
просили у бога удачливой охоты, другие - толстую красивую жену.
     Двадцать  раз  земля  надевала  и  снимала  белую   паницу,   сильные
старились, а слабые умирали, но  никто  не  слышал  голоса  хозяина  Синей
пещеры. Большой шаман молчал.  Когда-то  и  он  пытался  противиться  воле
богов, но не  дело  мудрого  останавливать  ветер.  Что  он  мог  сделать?
Племенные вожди перестали быть воинами, старейшины не думали о своем роде.
Люди давно привыкли к голоду и болезням. Они знали: так жили их отцы и так
будут жить дети, бродя по темным сырым  лесам,  как  худые  тени  умерших.
Только в легендах да в песнях старики рассказывали о счастливых и  храбрых
предках, которые жили в степях, ели каждый день мясо и пили горячую  кровь
белых лошадей.
     Когда приходили на родную землю чужие люди или умирал вождь одного из
шести племен, Большой шаман зажигал жертвенный костер. Люди уныло качались
над ним, бросали в огонь куски жирного мяса и просили:

                          Великий Нуми,
                          Дай нам вождя молодого...
                          Великий Нуми,
                          Спаси нас...

     Так было всегда. Но в это утро люди пришли не к Великому Нуми-Торуму,
и пришли с радостью.
     - Пайся! Пайся! - весело здоровались они с Большим  шаманом,  окружив
его.
     Шаман удивился, но промолчал. Сколько раз земля  надевала  и  снимала
белую паницу, сильные на его глазах старились,  слабые  умирали,  менялись
вожди мансийских племен, приходили и уходили  чужие  люди,  но  болезни  и
голод оставались с его народом.
     Мужчины вытолкнули вперед двух молодых охотников:
     - Они видели! Они слышали...
     Большой шаман поднял руку: пусть говорит  молодой  охотник.  Один  из
охотников сел на каменный пол пещеры и заговорил:
     - К тебе идут два воина. Один богатырь, он ведет с собой белого коня.
Они в кожаных рубахах, у них черные волосы, как у нас.
     - Скажи! Скажи! - кричали мужчины молодому охотнику.
     - Мы видели их, когда гнали зверя. Они шли легко, как молодые  олени.
Они говорили понятными словами и вспоминали хозяина Синей пещеры...
     Молодой охотник кончил рассказ. Большой шаман  поднялся  с  каменного
стула и начал разжигать жертвенный костер. Он  вспомнил  далекое  детство,
когда был ростом не выше болотной травы. Отец рассказывал  ему  о  племени
всадников, о гордом и сильном народе, который остался на краю степи.  Если
бы старый шаман был моложе и глупее, рассказ молодых охотников мог сделать
его счастливым. Он увидит  сегодня  братьев  по  крови,  сильных,  гордых,
неукротимых, как огонь, непохожих на его бедный больной народ.  Но  старое
сердце, уставшее от горя, не верит радостям.
     Большой шаман разжег жертвенный костер и сел на свой  каменный  стул.
Остальные расселись вокруг  разгорающегося  огня  и  притихли.  Они  могли
сидеть так долго, пока не придут в пещеру два незнакомых воина, у  которых
черные волосы и которые говорят понятными, родными словами. О  чем  думают
они, о чем будут думать их дети, сидя вот  так,  в  полусне,  перед  огнем
жертвенного костра или чувала? Как не любил  Большой  шаман  их  такими  -
притихшими, маленькими, будто неживыми!
     Вечером в пещеру вошли два больших воина в длинных  кожаных  рубахах.
На широких поясах висели у них мечи, за спиной чернели хвосты стрел. Воины
остановились у входа. Большой шаман ждал, пока глаза их привыкнут к мраку,
а уши - к глухой тишине.
     - Пайся! - поздоровались воины и пошли к костру.
     - Пайся, пайся, - ответили им манси-охотники  и  уползли  в  темноту,
освободив место перед хозяином Синей пещеры.
     - Нас послал вождь и народ. -  Так  начал  говорить  богатырь.  -  Мы
пришли к тебе как братья по крови за помощью. Скажи  нам  мудрое  слово  и
спаси племя всадников.
     Большой шаман глядел на послов и покачивал головой.
     - Мы жили на краю степи, - продолжал богатырь. - Пасли коней и  скот,
охотились и сеяли ячмень. Наши женщины пели песни,  а  дети  смеялись.  Мы
были богатыми и сильными и враги знали это.  Они  захотели  отнять  у  нас
скот, серебро и песни, сделать нас данниками. Мы встречали  врагов  тучами
стрел, защищали высокий город вождя острыми мечами и  кипящей  смолой.  Но
они приходили на нашу землю снова и снова, неустанные и упрямые, как волны
Великой Голубой реки. В частых сражениях гибли наши воины,  умирали  дети,
не успевшие вырасти, и слабели от горя женщины. Когда осталось  в  племени
сорок воинов, вождь Кардаш послал нас к тебе. Скажи  мудрое  слово,  спаси
племя всадников!
     Большой шаман  радовался  и  скорбел,  слушая  послов.  Слова  послов
согрели радостью и гордостью его старое сердце. Они были  для  него  живой
славой предков. Он искал для братьев в согретом сердце мудрое слово  и  не
находил его...
     Послы ждали ответа.
     Большой шаман встал, и манси первый раз услышали голос хозяина  Синей
пещеры.
     - Идите по нашей земле, - сказал он угорским послам, - идите по нашим
лесам, которым нет края и нет конца. Идите  и  смотрите,  как  живут  ваши
братья... Вождь Сопр покажет вам тайные тропы.
     Из темноты выполз к костру старик в длинной меховой рубахе. На  узком
ременном поясе висел у  него  кривой  нож  в  серебряной  оправе,  с  плеч
спускались старые лисьи хвосты.
     - Ты поведешь нас к вождю? - спросил Оскор у старика.
     - Я сам вождь, - ответил старик.
     - Он! Он! - заговорили манси, окружив их. - Сопр - вождь племени.  Он
берет с нас десятую часть охотничьей добычи.
     Удивленные послы подошли ближе к старику. Он  угрюмо  глядел  на  них
впалыми глазами и надувал отвисшие щеки.  Вождь  мансийского  племени  был
похож на сердитую старуху.
     - Я сам вождь, - еще раз повторил старик.
     Он выбрал из кучи сваленного оружия свой лук и вышел из пещеры.
     Послы поклонились Большому шаману и пошли за старым вождем.



                          8. НЕЗНАКОМЫЕ БРАТЬЯ

     Сопр вел их звериной тропой, поросшей упрямым  багульником.  С  обеих
сторон сторожил тропу древний лес, сырой и мрачный.
     Сопр шел лениво, но бесшумно  и  осторожно,  будто  скрадывал  зверя.
Отмахиваясь обеими руками от  наседавшего  гнуса,  шел  за  ним  легкий  и
быстрый Оскор. Конь его пал. За Оскором Шавершол вел на  длинном  ременном
поводу своего Арагеза. Арагез тряс головой и припадал на разбитые ноги.
     Они отошли недалеко от Синей  пещеры,  когда  густая  тьма  поглотила
тропу. Сопр сразу залег в небольшую  яму,  съежился,  закрылся  с  головой
своей длинной меховой рубахой и так пролежал до красной зари.
     Быстро прошла короткая летняя ночь.  Оскору  показалось,  что  он  не
успел и заснуть, только забылся. Опираясь на большой вересковый лук, стоял
над ними Сопр.
     - Пора, рума, идти, - говорил он. - Скоро Сияющий выползет на небо.
     Оскор  разбудил  Шавершола.  Тот  вскочил,  покачался  из  стороны  в
сторону, прогоняя сон, и пошел к коню. Вернулся  он  с  кожаным  ведром  и
спросил Сопра:
     - Где вода? Арагез хочет пить.
     - Вода впереди, рума-друг, - ответил ему вождь. - Мы идем  к  светлой
речке. Сам увидишь.
     Сразу  от  костра  тропа  круто  свернула  и  они  стали  спускаться.
Навстречу поднимался глухой шум воды. Лес начал редеть, не  стало  могучих
елей с сизым мохом на широких лапах. Сменили их хилые тонкостволые  березы
и кусты боязливой ольхи.
     Тропа сбежала с отлогого берега к светлой речке и зарылась  в  песок.
Сопр опустился на колени и жадно припал к воде. Он  пил  долго,  но  часто
отрывался и пугливо оглядывался.
     - Гех, гех, - кряхтел от удовольствия старик. -  Мясная  вода,  рума.
Лучше нет.
     Сопр говорил правду, угры никогда не пили такой сладкой воды.
     Оскор напился досыта и спросил мансийского вождя, какое имя у речки.
     - Яйва, Мясная вода, - ответил ему вождь. - Так называли  нашу  речку
люди за Голубой Камой. Она спасла их от голода и убила болезни.
     Они пошли за быстро бегущей речкой каменистым берегом.  Еле  заметная
тропа  то  круто  поднималась  вверх  и  долго  тянулась  вдоль   красного
обрывистого  берега,  то  спускалась  обратно  к  шумевшей   воде.   Часто
попадались на пути им серые рога, большие и  толстые,  толще  правой  руки
Шавершола. Рога пробивали красный берег и висели над тропой,  как  гладкие
кряжистые корни,  чисто  обмытые  дождями.  Шавершол  пробовал  их  рубить
клевцом и резать ножом, но большие рога были крепче железного камня.
     Шумел лес, шумела речка, набегая на камни.
     Еще раз спустилась на землю ночь. Старый вождь  не  ушел  от  теплого
костра угров. Он ел с ними убитых по дороге глухарей и хвалил:
     - Сладкая птица маншин. Гех, сладкая.
     Шавершол спросил его:
     - Твои люди видели зверя с большими рогами крепче железного камня?
     - Кто видел, рума, кто нет, - ответил ему старик. -  Земляной  зверь,
маа-мут мы зовем его, только в лунную ночь выходит из земли и пьет сладкую
воду. Он раньше был Большим медведем, братом  Торума,  но  захотел  съесть
луну и умер, стал земляным зверем.
     - Вот она, - показал Сопр на луну, помолчав. - Лежит желтая  в  воде,
свернувшись, как лиса... Земляной зверь хочет выпить всю воду  в  речке  и
съесть ее. Но Сияющий рано  поднимается  на  небо  и  гонит  его  обратно.
Маа-мут уходит в землю.
     Утро было  серое  и  ветреное.  Сопр  опять  повел  их  вдоль  речки.
Потемневшая вода шумела и бросалась на  прибрежные  камни.  Несколько  раз
принимался стучать по листьям крупный холодный дождь. У большого  камня  с
высокими прямыми боками Сопр остановился и сказал:
     - Тут будем сидеть.
     Шавершол снял с седла переметные сумы и повел Арагеза  к  воде.  Сопр
постоял над Оскором, высекающим огонь, взял свой вересковый лук и  ушел  в
лес. Он вернулся с раненой птицей, оторвал у птицы голову и вымазал теплой
кровью серый бок камня.
     Оскор сидел у веселого огня и слушал, как  старый  вождь  уговаривает
каменного духа:

                        Прими мое приношение,
                        Великий и Невидимый,
                        Помоги мне догнать сохатого,
                        У меня будет мясо.
                        Помоги мне убить медведя,
                        У меня будет праздник...

     Сопр опалил на костре безголовую птицу, сунул ее  в  горячую  золу  и
опять стал уговаривать духа:
     Великий и Невидимый,

                        Я отдал тебе кровь
                        Птицы убитой...
                        Себе взял мясо,
                        Худое, нежирное...

     Подошел Шавершол, послушал хитрые слова вождя  и  сел  к  костру.  Он
вспомнил маленького шамана, который так разговаривал с великими  предками.
Но жители страны теней не любили сына шакала, а  воины  племени  всадников
мало верили ему.
     Налетевший ветер согнул желтое пламя костра и сразу стих.  Посыпались
с низкого неба тяжелые капли дождя. Сопр доел согревшуюся  в  золе  птицу,
поднялся и сказал уграм:
     - Пошли, рума. Надо еще долго идти.
     Они переехали в лодке-камье хмурую речку и пошли лесом. Тропа нырнула
в хвойную чащу и скатилась в глубокий лог,  заросший  молодым  ельником  и
кугой. Здесь было сыро и темно, как ночью.
     Тропа долго выбиралась из крутого  лога,  обегая  завалы,  пробиваясь
сквозь кугу и вереск. Выбежав, она потянулась,  ровная,  как  пояс,  среди
высоких и прямых сосен.
     Угры шли за Сопром, шли долго, слушая перестук черноперых  лазунов  и
шум сосен. Медленно выползали из леса сумерки и ложились на ровную  прямую
дорогу.
     Когда совсем стемнело, Оскор догнал мансийского вождя и спросил:
     - Где город твоего народа, Сопр?
     - Скоро, рума, скоро, - не останавливаясь, ответил ему старик.
     Прошли два десятка шагов в густой  темноте,  залаяли  собаки,  крепко
запахло  дымом  и  рыбой.  Лесная  тропа  привела  к  дверям   островерхой
деревянной юрты. Блеснул впереди неяркий огонь и пропал. Это  Сопр  поднял
шкуры и зашел в жилище. Шавершол остался снимать седло с  Арагеза,  Оскор,
согнувшись, полез за вождем.
     Маленький огонек умирал в большом каменном чувале... В  жилище  вождя
было темнее, чем в лесу, пахло гнилым мясом и прелой  кожей.  Сопр  бросил
слабеющему огню сухих веток и разбудил жен. Поднялись две женщины и  долго
качались над чувалом, надевая меховые рубахи. Оскор стоял у входа  и  ждал
приглашения.
     Сопр достал из темного угла медвежью шкуру,  бросил  ее  к  чувалу  и
позвал:
     - Садись, рума, к огню.
     Оскор сел на почетное  место  гостя.  Рядом  с  ним  молодая  женщина
сдирала с темного мяса кожу, отрезала куски и  спускала  их  в  закипевший
котел. Молодая женщина была похожа на Илонку. У нее  такие  же  длинные  и
черные волосы, только завязанные в тонкие  косички.  Приглядевшись,  Оскор
увидел на лице молодой жены Сопра рубцы и пятна.  Нет,  Илонка  не  такая.
Илонка, как ива после дождя, тонкая и чистая. Вполз в чум Шавершол  и  сел
рядом с Оскором к чувалу. Сопр поставил перед ними  две  серебряные  чаши,
достал из котла острой палкой куски мяса гостям и сказал:
     - Ешьте. Я вождь. В моем доме нет голода.
     Выл сердито ветер и хлестал дождем по крыше чума.  Угры  ели  старое,
кислое мясо и слушали, как рвутся в жилище вождя голодные и мокрые  лесные
духи. Сопр выбросил им кусок вареного мяса, завесил шкурами низкую дверь и
заткнул окно. В чуме стало жарко, повис над чувалом от сырых  кож  и  дыма
смердящий дух, густой и тяжелый.
     Угры отказались от мягкой постлани, легли спать к дверям.
     Проснулся Оскор  поздно.  Тяжелые  шкуры,  прошитые  толстыми  белыми
жилами, были подняты; через дверь и маленькое окно лился  в  чум  утренний
свет, на темном земляном полу лежали желтые пятна горячего солнца.
     - Ешь, рума, мясо, - сказал Сопр,  увидев  вставшего  гостя.  -  Твой
богатырь ушел в лес искать белого коня.
     Оскор наелся и хотел идти к Шавершолу, но Сопр остановил его.
     - Не ходи, рума... Ты не видел моих стрел  и  железных  ножей  острее
сколотого камня.
     Почерневшие от дыма  деревянные  стены  жилища  были  сплошь  увешаны
стрелами самых разных  размеров,  ножами  и  луками.  Оскор  увидел  пучок
длинных и толстых стрел, толще большого пальца, подошел и  снял  одну.  Он
поставил ее на хвост -  и  костяной  широкий  наконечник  стрелы  оказался
против его глаз. Такую стрелу даже Шавершол не пошлет дальше десяти шагов.
     - Мы ставим такие на большого зверя, - сказал ему Сопр. -  Мы  делаем
западни, сгибаем вместо лука молодые  ели  и  березы...  Ты  гляди,  рума,
другие. На зверя разного, на птицу.
     Рядом висели стрелы поменьше, их железные наконечники были похожи  на
охотничьи ножи.
     - Это тоже для большого и сильного зверя, рума,  а  эти,  гляди,  для
рыбы...
     Он показал на тонкие длинные стрелы с широким ушком вместо хвоста,  с
рубчатыми костяными наконечниками.
     - Мы стреляем рыбу, когда большая вода. Она ходит в осоке, как утка.
     Понравились Оскору маленькие тонкие стрелы с  шариком  на  конце.  Он
знал: такая стрела не портит шкурки, только глушит и сталкивает зверька  с
дерева.
     Пучки стрел, деревянные и кожаные сагайдаки, ножи и хитрые петли были
покрыты слоем сажи. Давно старый вождь повесил их на стены своего чума.
     Сопр показывал гостю ножи в серебряной  оправе,  завернутые  в  шкуры
булгарские чаши, тонкие, с четким рисунком.
     - Это все мое, рума, - говорил ему вождь. - На  берегу  Голубой  Камы
стоят две моих камьи и большая лодка. Я самый богатый в  племени.  Я  могу
купить белого коня.
     Оскор понял хитрость Сопра. Вождь  хочет  купить  Арагеза.  Но  разве
отдаст Шавершол друга-коня за серебряную чашу, за пучок стрел,  за  кривой
булгарский нож!
     - Ты - рума. Ты можешь взять себе любую стрелу.
     Оскор взял маленькую деревянную  стрелу  с  костяным  наконечником  и
сунул ее в свой сагайдак.
     - Будь здоровым и сильным, друг Сопр, - сказал он вождю  и  вышел  из
чума.
     Утро было теплое и светлое, пахло рыбой и дымом.
     Оскор глядел на тихое стойбище братьев.  Чум  вождя  стоял  у  самого
леса, от него к Великой Голубой реке сбегало еще два  десятка  приземистых
деревянных чумов. Все они были похожи на островерхий чум вождя. Квадратный
сруб из неошкуренных бревен поднимались  невысоко  над  землей,  на  срубе
стояла, как степная юрта, крыша из тонких и длинных жердей. В каждом  чуме
была низкая дверь, плотно завешанная шкурами, и маленькое окно  для  дыма.
Низкие черные срубы с серыми крышами окружала высокая густая трава.  Нигде
не было видно загонов для скота или ям для варки железа.  Только  валялись
головы и кости рыб. Их было так много, что даже собаки не подходили к ним.
Оскор прошел все стойбище братьев, до обрывистого берега  Великой  Голубой
реки, и никто не вышел из чума, никто не  остановил  его.  Люди  сидели  в
чумах, у каменных чувалов. Вместе с дымом ползли  оттуда  запахи  вареного
мяса и рыбы.
     Блестело горячее солнце, блестела река.
     В такой день женщины из рода быстроногих дзуров поют веселые ласковые
песни, а маленький Вургаш смеется. Оскор не понял, откуда  пришла  печаль.
Но она была в его сердце. "Идите и смотрите", - сказал  им  Большой  шаман
братьев. Но глаза певца не видят радости, а  уши  его  не  слышат  веселых
песен.
     Оскор ушел из стойбища в лес и долго трубил там, как сохатый  весной,
подавая знак Шавершолу. Игривые белки  бросали  в  него  шишками;  радуясь
теплому дню, суетились и пели в зеленой хвое бойкие птицы.
     Где-то недалеко проревел сохатый - и, раздвигая красноягодные  волчьи
кусты, вышел Шавершол.
     - Скоро Арагез обгонит любую лошадь в табуне, - сказал  он  Оскору  и
громко засмеялся.
     Они вернулись к чуму вождя и увидели худых людей в грязных  и  рваных
меховых рубахах. Среди них стоял важный Сопр, надувая отвисшие щеки.  Люди
просили у него рыболовную сеть и лодки-долбушки, обещая ему десятую  часть
улова. Сопр давал им сеть и не давал камьи-долбушки.
     - Дай нам лодки, Сопр, - негромко просили они. -  У  нас  только  две
камьи.
     - Рыба ушла из заливов на большую воду.
     - Дай, Сопр. У нас нет рыбы. В наших чумах голод.
     Вождь хмурился и недовольно мотал головой. Он просил за две  камьи  и
сеть половину пойманной рыбы. Они согласились отдать ему половину улова  и
потянулись один за другим, как ощипанные гуси, через  стойбище  к  крутому
берегу Великой Голубой реки.
     Угры вышли из кустов и подошли к Сопру. Он стоял гордый и  довольный:
скоро опять в его чуме будет много свежей рыбы.
     - Эти люди из твоего племени? - спросил Шавершол.
     - Мои, мои, - замотал головой вождь.  -  Их  пауль  стоит  у  кривого
залива. К ним надо идти день.
     - У них нет своих лодок?
     - Гех, гех, - засмеялся Сопр. - Отцы их все отдали предкам и Великого
Торуму.
     К послам подошел высокий худой охотник с длинными  черными  волосами.
Они были перевязаны у него широким ремнем на затылке и лежали на спине как
лошадиный хвост. Длинноволосый погладил сначала Шавершола по плечу,  потом
Оскора и сказал им:
     - Я охотник Ласло. В моем чуме есть мясо для гостей.
     Угры пошли к нему.
     - Почему ваши женщины не собирают ягоды и сочные корни? - спросил его
Оскор.
     - Они боятся, - ответил Ласло. - Великий Торум велит нам есть мясо  и
рыбу. У белых корней и лесных ягод нет теплой  крови.  Их  не  ест  добрый
Мир-Суснэ.
     В чуме он кормил гостей свежим мясом и  долго  говорил,  как  наказал
Великий Торум людей из соседнего племени. Они ели красные ягоды с  волчьих
кустов и умирали. Сейчас живут в их чумах лесные звери и ночные птицы.
     А Шавершол рассказывал ему о  племени  всадников,  о  родном  народе,
который не знает голода даже в холодные снежные зимы.
     - Мы закапываем весной в землю  семена  ячменя.  Отжигаем  осенью  на
костре их желтые стебли, выбиваем зерна, растираем между  камней  и  печем
лепешки...
     - Знаю, знаю, рума-друг, - говорил  Ласло  Шавершолу.  -  За  Голубой
Камой тоже едят лепешки. Я видел сам.
     Шавершол хотел спросить его, кто дал такое имя Великой Голубой  реке,
но не успел. Ласло повел их в соседние чумы и говорил всем:
     - Они наши братья. Завтра мы покажем им праздник медведя.
     Манси здоровались с гостями и угощали их жирным и мягким брюхом рыбы.
     Спали угры в чуме Ласло. На другой день, вечером,  к  нему  собрались
мужчины и женщины, родившие двух сыновей, на медвежий праздник.
     Ярко горел огонь в каменном чувале. В чуме стало  жарко,  люди  сняли
меховые рубахи, но обвязали руки шкурами и травой. Брат Великого Торума не
любит голых рук.
     Ласло надел рукавицы из медвежьих лап с черными загнутыми когтями  и,
качаясь, запел о Мир-Суснэ, всевидящем  сыне  Великого  Нуми-Торума.  Этой
песней манси начинали все свои праздники.

                     За людьми смотрящий - Мир-Суснэ,
                     О-о! О-о! О-о!
                     Ты один не боишься темной ночи,
                     О-о! О-о! О-о!
                     На белом коне объезжаешь землю,
                     О-о! О-о! О-о!
                     Ты видишь и слышишь все,
                     Ты глаза и уши Великого Торума.
                     О-о! О-о! О-о!

     Ласло кончил, Сопр отложил деревянную  палочку,  взял  другую,  и  по
знаку его запели все сидевшие в чуме. Они умоляли Мир-Суснэ быть добрым  и
зорким, хранить их скот и не пускать в степь болезни. Угры слушали братьев
и удивлялись: у них нет скота, а они просят Мир-Суснэ беречь скот; живут в
лесу, а просят не пускать болезни в степь...
     Когда манси кончили петь о быстром, как ветер, и зорком,  как  птица,
Мир-Суснэ и Сопр отложил еще одну палочку, Ласло  надел  берестяную  маску
медведя, поднял когтистые лапы, раскрыл пасть и заревел. От дверей  крался
к нему с  большим  луком  охотник.  Они  сошлись.  Ласло-медведь  старался
зацепить охотника медвежьей лапой, а тот, бросив лук,  плясал  и  вертелся
вокруг него.
     Охотник нырнул под медвежьи лапы и, выхватив костяной нож, всадил его
в бок медведя. Ласло упал, дернулся, как умирающий зверь, и затих. Охотник
поставил ему на спину ногу и закричал:
     - Ты умер, брат Великого Торума, ты умер и не будешь нам мстить!
     Сопр  отложил  еще  одну  палочку,  мужчины  и   женщины   запели   о
Нуми-Торуме, о великом и невидимом вожде  духов.  Они  обещали  ему  седую
куницу и черную лису, серебряные чаши и  жирное  мясо.  Они  называли  его
добрым и ласковым.
     Таяла тихая песня в  честь  Великого  Нуми-Торума,  сначала  засыпали
старики и женщины, потом засыпали мужчины.
     Сопр отложил пятую палочку и поднялся, покачиваясь от усталости.
     - Мы пойдем в мой чум, - сказал он уграм, - и будем есть рыбу.
     Угры вышли за ним  из  чума  Ласло.  Тихая  ночь  глядела  на  них  с
густо-синего неба множеством волчьих глаз, черный лес ближе  подвинулся  к
стойбищу братьев и затаился... На Великую Голубую  реку  легла  широкая  и
лунная дорога.  Она  звала  их  домой,  в  юрту  рода,  на  берег  родного
Меркашера. "Идите и смотрите", - сказал им в Синей пещере  Большой  шаман.
Они видели многое в пауле братьев,  но  мало  радости  было  в  их  чумах,
невеселы были их песни и праздники...
     В чуме вождя было темно, без пищи умирал в чувале огонь. Сопр  бросил
ему сухих веток и начал чистить большую, как березовый  корень,  щуку.  Он
опустил в котел рыбу, а отрезанную голову отдал Шавершолу.
     - Возьми, рума. Зубы большой рыбы принесут тебе здоровье.  Ты  будешь
колоть зубами щуки больное место на теле.
     Шавершол отдал вождю за голову  щуки  чернохвостую  стрелу  с  тонким
железным наконечником и сказал:
     - Завтра мы уходим, Сопр. Мы расскажем Большому шаману о твоем народе
и вернемся в город старого Кардаша. От Синей пещеры до  племени  всадников
надо долго идти... У Оскора пал конь, помоги нам найти другого коня.
     - Я знаю, рума, всех охотников. Они приходят в наш пауль на  праздник
огня. У них есть лодки и нет коней. Отдай, рума, белого коня за мою лодку.
     Шавершол знал: большая лодка Сопра  лучше  лошади.  Они  спустятся  с
Оскором на ней до родного Меркашера по Великой Голубой реке. Но  ему  жаль
было Арагеза.
     - Я еще дам тебе, - уговаривал его хитрый  мансийский  вождь,  -  две
серебряные чаши и кривой нож.
     А Шавершол думал о старом  Кардаше,  о  родном  народе  и  глядел  на
молчавшего Оскора. Нельзя оставлять посла племени, нельзя бросать друга  в
беде.
     - Бери, вождь Сопр, белого коня и дай нам лодку... Булгарские чаши  и
кривой нож пусть останутся в твоем чуме.



                            9. СМЕРТЬ АРАГЕЗА

     Утром Шавершол привел к чуму мансийского вождя своего Арагеза.
     Сопр встречал белого коня в длинной оленьей парке, на голове  у  него
была круглая шаманская шапка, на ногах - новые  камусы  из  кожи  молодого
сохатого. Окружали его десять охотников с костяными луками предков.
     - Возьми коня, Сопр, -  сказал  Шавершол,  передавая  ременный  повод
вождю.
     - Я беру белого коня, ты берешь мою большую лодку. Мы вместе едем  до
речки Мясная вода. Оттуда я поведу тайной тропой тебя и Оскора к  Большому
шаману.
     - Спеши, Сопр. Надо идти к лодке.
     - Нет, нет, рума. Нельзя уезжать с  праздника  Великого  Нуми-Торума.
Гляди, рума Шавершол, наши женщины зажгли костер. Мы долго не приносили  в
жертву Великому и Всевидящему. У нас не было белого коня.
     Шавершол понял:  Арагеза  сегодня  убьют  широким  ножом  у  большого
костра. Горячая жалость обожгла сердце, рука потянулась к мечу... Он легко
может отнять друга-коня: в племени хитрого Сопра мало настоящих воинов. Но
что скажет Большой шаман, что скажут угры и старый Кардаш, если он  обидит
братьев? Он пришел сюда за мудрым словом, как друг. Нельзя послу  нарушать
закон дружбы, великий закон предков. Лучше закрыть глаза и  уши,  уйти  из
стойбища, не видеть приносящих жертву, не слышать сладкого мясного запаха.
     Оскор стоял у дверей чума, готовый по  знаку  друга  поднять  меч  на
братьев. Но Шавершол только громко застонал и, качаясь, пошел в лес.
     "Невидимая  и  быстрая  птица  вурсик  принесла  в   клюве   мудрость
богатырю", - сказали бы старейшины племени всадников. Вождь хотел идти  за
Шавершолом, но Оскор остановил его:
     - Не ходи, рума-друг. Богатырь не  будет  пить  теплую  кровь  своего
Арагеза.
     - Гех... Он ищет себе беду,  -  заворчал  Сопр  и  пошел  к  большому
костру. Охотники повели за ним пугливо озирающегося Арагеза.
     Оскор ждал, пока не  скрылся  Шавершол  за  волчьими  кустами,  потом
спустился к костру, на праздник Нуми-Торума.
     Сопр стоял на коленях перед ярко  горящим  огнем,  как  шаман  Урбек.
Вокруг высокого костра качались,  взявшись  за  руки,  охотники.  Их  было
много, Оскор насчитал пятнадцать десятков... Вдруг вождь вскочил на ноги и
шагнул с поднятым ножом к белому коню, но ударить не успел. Арагез  вырвал
повод из рук охотников и заметался между горячим костром и крутым обрывом.
Женщины закрыли руками черноволосые головы и упали на землю, мужчины звали
на помощь доброго Мир-Суснэ. Когда Арагез, вытянувшись,  понесся  в  гору,
Оскор вскочил ему на спину и, нащупав узду, осадил  к  земле.  Подбежавшие
охотники накинули петлю на потную шею коня, свалили его на землю и связали
ноги.
     Связанного Арагеза они подтащили ближе к костру. Сопр опять встал  на
колени перед огнем, его опять окружили люди. Они пели:

                          Великий и Невидимый,
                          Гони на нас
                          Молодого зверя.
                          Большого зверя
                          Сделай слабее ушана...

     Охотники просили у Нуми-Торума мяса и тепла, здоровья и  силы  зверя.
Когда они кончили петь, вождь подбежал к связанному  Арагезу.  Блеснул  на
солнце широкий нож...
     Попробовав горячей крови, мужчины окружили костер и, потрясая оружием
предков, запели песню победы.

                          Добрый отец огонь,
                          Ты на небе и на земле,
                          Ты веселый и сильный,
                          Ты ненасытный и злой.
                          Порази врагов в сердце,
                          Порази врагов в голову.
                          Сожги одежду и тело
                          Врагов твоего народа...

     Оскор слушал братьев и вспоминал рвущийся к небу живой огонь угров...
Песню победы воины гордого племени всадников пели перед  большим  костром,
когда враги приходили на  их  землю.  Тогда  мужчины  пили  горячую  кровь
жертвенных лошадей и шли защищать город старого Кардаша,  спасать  женщин,
детей и скот. Тогда один угорский воин был сильнее пяти булгар...
     Оборвалась песня победы, остановились ноги братьев. От  леса  бежали,
поблескивая железными шлемами, чужие воины. Они разделились, как  птицы  в
полете, на три хвоста. Врагов было в десять раз меньше,  чем  охотников  у
костра, но Сопр молчал. Манси сбились в кучу, как пестрые  угорские  овцы.
Только  Ласло  вышел  навстречу  чужим,  размахивая  узким  кривым  мечом.
Передний воин выбил из рук его меч и засмеялся. Ласло был травой, а  русый
пришелец - тополем.
     Два молодых воина подошли  к  вождю.  Один  из  них  ударил  себя  по
железной груди и сказал:
     - Неси, кунинг, скору и серебро Новугороду!
     Сопр испугался и сел на землю. Синеглазый богатырь  поставил  его  на
ноги и закричал:
     - Вашей земли не заяхом, ни город ваших, ни весей ваших.
     Другой воин достал из-под чешуйчатой железной рубахи куний мех и стал
гладить его, как пса.
     - Гех, рума, гех, - замотал головой вождь.
     Сопр толкал в спину  испуганных  охотников,  посылал  их  в  чумы  за
родовым серебром и мехами.
     У затухающих костров, воткнув в землю  длинные  черные  мечи,  стояли
чужие бородатые воины. Манси  несли  им  короткохвостых  соболей,  красных
караганов и мягких куниц. Жены шли за охотниками, прижав к мокрой от  слез
груди круглые булгарские чаши, шейные кольца и кувшины.
     Русые пришельцы все раскладывали  на  два  десятка  заплечных  нош  и
перевязывали белыми витыми ремнями. Серебряные чаши и  узкогорлые  кувшины
они складывали в широкие кожаные мешки.
     Забросив на крепкие спины  тяжелые  ноши,  бородатые  воины  побежали
обратно, к лесу, как густогривые волки от стада. Бежали они легко, ступали
мягко на каменистую землю доброго и смешного  народа.  Манси  смотрели  им
вслед и не знали, кто спас их от железных воинов - Великий Нуми-Торум  или
добрый Мир-Суснэ? Кому им надо завтра приносить жертву за свое избавление?
     Предводитель русых пришельцев остановился у леса,  сбросил  на  землю
ношу и пошел назад. Он подошел к костру, долго глядел на притихших  людей,
худых и грязных, замученных болотной хворью.
     - У отчизны вашей несть кунинга, несть кметей,  -  сказал  синеглазый
предводитель и снял с головы железный шлем.
     Он насыпал в шлем продолговатые и ровные серебряные обрезки, поставил
его к ногам Сопра и вернулся к своим воинам.
     Воинственные пришельцы, дождавшись синеглазого предводителя, скрылись
в лесу. Манси потянулись от потухшего костра один за другим к своим чумам.
Никто громко не радовался, никто не горевал. Казалось, ничего не случилось
в стойбище братьев, не было чужих воинов, а был короткий сон.
     Удивленный Оскор долго стоял один у потухшего костра, слушал ворчание
собак, доедающих белого коня, и думал. Он думал о бородатых  пришельцах  с
железной грудью, быстрых, как  ветер,  и  крепких,  как  камень,  думал  о
покорных охотниках, замученных голодом, хворью и  жадностью  своих  богов.
Мужчины из его племени не отдадут родовое серебро так покорно, как братья.
     - Рума, рума, - тянул за рукав мансийский вождь  Оскора.  -  Пошли  к
лодке. Надо ехать.
     Улетели думы угорского певца,  как  вспугнутые  птицы,  и  он  увидел
Сопра. Старик стоял перед ним довольный  и  важный,  забыв  позор  и  горе
своего народа.
     - Ты сейчас отдал родовое серебро чужим воинам! -  закричал  на  него
Оскор. - Ты станешь беднее раба...
     - Гех... Ты не видел, рума, наших святилищ. Мое богатство в лесу, его
бережет Нуми-Торум и настороженные луки с толстыми стрелами. Я смеюсь  над
русыми пришельцами.
     Оскор пошел за хитрым вождем к Великой Голубой реке. Они шли  высокой
густой травой  через  редкий  березник,  шли  рядом.  Сопр  рассказывал  о
синеглазых воинах.
     - Они живут в Новагороде, на краю земли. У русых воинов много воды  и
много лодок. Весной они кладут свои узкобокие лодки-ушкуи на плечи и несут
их по земле Немь до речки Волок. Эта маленькая речка сестра Голубой  Камы.
Потом они спускаются к нам за мягкими шкурами и серебром.
     Светлый березняк кончился, пропала широкая тропа. Они зашли в  густую
зелень ирги и колючего повоя. Сопр быстро находил лазы в темной  чащобе  и
нырял в них, а Оскор пробирался, как тяжелый зверь, давил и ломал кусты.
     Раздвинув плечом зеленую стену повоя, он неожиданно  вышел  на  свет.
Под ногами блистала вода тихого маленького залива, в трех шагах от него  в
лодке сидел Шавершол.



                             10. ГОЛУБАЯ КАМА

     Утро начиналось на середине Великой реки. Свет полз от лодки к темным
берегам, оставляя за собой побелевшую воду. Клочки тумана спешили укрыться
от него в тихих заливах.
     Сопр спал сидя, уткнувшись носом в холодные  кожаные  мешки.  Впереди
него бесшумно греб Оскор, за спиной покачивался Шавершол.
     Всю ночь простояли угры на  коленях,  не  выпуская  из  рук  гребков.
Ударят они гребками, метнется лодка, как малая рыба от щуки, прошумит вода
по ее сосновым бокам и закрутится позади. Мах за махом - и ближе  послы  к
мудрому слову. Скоро увидят они широкое горло речки  Мясная  вода  и  Сопр
поведет их тайной тропой к Большому шаману.
     Вырвал Оскор гребок из воды, увидел, как посыпались голубые  искры  с
него, и понял - Сияющий вышел на небо. Много  раз  встречал  Оскор  желтое
солнце, много спел утренних песен, но солнце всегда  казалось  ему  новым,
всегда родным...
     Шавершол глядел на желтый огонь, пылающий на небе, и весело смеялся.
     - Урга-а! - кричал он солнцу. - Будь здоровым и сильным, Желтолобый!
     "Овым и сильным! Овым и сильным!" - повторяли  за  ним  духи  леса  и
большой воды.
     Далеко унесли по реке  быстрые  духи  голос  Шавершола,  а  Оскор  не
шевелился, слушал песню голубой воды и зеленых гор, веселую песню светлого
утра.
     - Гех!
     Лодка качнулась. Это встал Сопр. Он размахивал руками и показывал  на
темные камыши.
     - Там, там Яйва, Мясная вода. Надо к берегу, рума.
     Угры взялись за гребки, лодка пошла поперек большой  воды,  навстречу
черноголовым камышам.
     - Стой, рума, стой! - закричал старик. - Костер на берегу.
     Маленький костер увидели и угры, но было уже поздно. Лодка заскрипела
по каменистому дну и уткнулась в берег. Ступив на  землю,  Оскор  выдернул
меч и побежал к костру. За ним выскочили Сопр и Шавершол.
     Все трое долго шарили  по  заросшему  ивняком  и  повоем  каменистому
берегу, искали следы человека, хозяина огня, и не находили. Но только сели
к костру, из зеленой чащобы вышел Большой шаман. Старый  Сопр  и  угры  от
удивления и страха прилипли к земле.
     Большой шаман подошел к ним, сел к костру. Первым  опомнился  Сопр  и
осторожно спросил:
     - Это ты, хозяин Синей пещеры? Или твоя добрая душа бродит по земле?
     - Не бойся, Сопр. Я пришел сюда встретить братьев.
     - Гех... Ты спустился на лодке?
     Большой шаман не ответил вождю, глядел  на  вздрагивающие  огоньки  и
думал.
     - Мы послы. Мы не можем  вернуться  к  старому  Кардашу  без  мудрого
слова, - сказал Шавершол хозяину Синей пещеры и встал.
     - Садись, богатырь. Ты  будешь  долго  слушать  меня.  Я  расскажу  о
далеких предках моего народа, о горькой судьбе наших  племен  и  о  мудром
шамане Чань-Наги.
     Шавершол сел, хозяин Синей пещеры стал говорить:
     - Я знаю, в пауле Сопра  были  русые  пришельцы  из  Новагорода.  Они
придут к нам еще. Речные дороги не зарастают... - Большой шаман  замолчал,
долго глядел на Великую Голубую реку, потом сказал Сопру: - Возьми  лук  и
принеси Нуми-Торуму жертвенную птицу маншин.
     Когда вождь скрылся в зеленом лесу, он сказал уграм:
     - Слушайте меня, братья... Мы пришли на эту землю  давно,  усталые  и
ослабевшие. Встретили нас глухие леса и  гнилые  болота.  Но  мы  остались
здесь: идти вперед не было сил. И мы не знали, куда  нам  идти...  Большим
шаманом шести наших племен был тогда мудрый Чань-Наги.
     Мудрый Чань-Наги велел старейшим менять соболя и  куницу  на  высокой
горе. По Голубой Каме приходили к нам чужие люди. Они  оставляли  железные
ножи и серебряные чаши, забирали наши меха и уходили домой. Чужие люди  не
видели, кто приносит на вершину горы мягкие шкуры. Они не знали  дорогу  к
нашим паулям. Мы были сыты и богаты, не боялись голода  и  болезней.  Умер
мудрый Чань-Наги и Великий Нуми-Торум стал глупее нетопыря. Но  народ  наш
все еще верил ему, приносил в жертву последних коней, отдавал  бессильному
богу типчаковой степи половину добычи... Душа моего доброго народа ослепла
от едкого дыма чувалов.
     Большой шаман замолчал и долго глядел  на  затухающий  костер.  Таяли
красные угли, темнели и рассыпались.
     Угры ждали другие слова, слова надежды и  радости,  но  хозяин  Синей
пещеры молчал.
     - Мы послы, - сказал ему Шавершол. - Нас спросит вождь,  нас  спросит
народ: где искать новую родину? В племени всадников осталось сорок воинов,
смелых и сильных воинов. У нас много  женщин  и  детей.  В  наших  жилищах
серебро и красные ковры, в загонах - скот...
     - Мы послы, - сказал Оскор. - Назови нам  землю,  куда  не  дотянутся
длинные мечи пришельцев.
     Большой шаман поднял седую голову и, оскалив зубы, тихо засмеялся. Он
смеялся, как густогривый зверь перед убитым теленком. Но радость его  была
человеческой.
     - Братья! - сказал он уграм. - Земля много  раз  снимала  и  надевала
белую паницу, я молчал. Рождались и умирали люди,  я  молчал.  Мне  нечего
было говорить. В  Синюю  пещеру  пришли  два  богатыря.  Они  были  нашими
братьями, и я сказал себе: "Они  спасут  нас".  Слушайте  меня,  послы.  К
восходу от Синей пещеры, за  речкой  Чань-Наги,  долго  тянутся  густые  и
темные леса. Не гнездятся там птицы, туда уходят умирать раненые звери. За
черными лесами лежит богатая земля светлых  речек  и  зеленых  гор.  Земля
неведомая врагам. Идите туда, братья, ставьте чумы в  счастливой  земле  и
топчите к нашим паулям тайные тропы.
     Большой шаман посидел у потухшего костра, тихо встал и ушел в лес.


     ...Вода без устали катится к югу, раздвигает леса,  обегает  каменные
горы. День и ночь не  выпускают  из  рук  угорские  послы  широколопастных
гребков. Они спешат к старому Кардашу с мудрым словом Большого шамана. Уже
два раза  восходило  по  небу  желтое  солнце,  два  раза  на  серую  воду
спускалась черная ночь, а угры  еще  не  ложились  на  землю.  Слабели  их
крепкие руки, закрывались глаза от усталости.
     Шавершол повернул лодку к отлогому берегу. Надо поесть горячего  мяса
и отдохнуть у костра. Скоро они увидят родной Меркашер.
     К самой воде подступал мелкий и редкий кустарник, за ним  поднимались
высокие светло-зеленые сосны, за соснами синело небо.
     Угры нашли неглубокую круглую яму и на дне  ее  развели  костер.  Они
опалили убитых по дороге птиц, наелись горячего мяса.
     Шавершол сразу уснул, завернувшись в медвежью шкуру, а  Оскор  слушал
неумолкающую реку, и в душе у него рождалась новая песня:

                         Ручейком я начиналась
                         Далеко, в лесу зеленом.
                         Я была слабее дыма,
                         Неприметней кислых ягод.
                         Собирала по дороге
                         Малых речек наговоры,
                         И весенних вод напевы,
                         И дождей осенних ропот...

     Певец проснулся от непонятного страха,  вскочил  и  огляделся.  Рядом
спал Шавершол, с реки, покачиваясь, полз в темные  кусты  белый  туман,  в
чистой зелени радостно суетились птицы. Но светлое утро не  убило  в  душе
тревогу. Оскор глядел на серую воду и что-то хотел вспомнить...
     - Лодка! - он бросился к реке, долго бегал  от  куста  к  кусту,  как
потерявший след зверя молодой пес, но лодки не было.



                             11. ЛЕС И ЛЮДИ

     Могучий лес окружал племя  всадников,  высылал  вперед  цепкие  кусты
ветлового  ерника  и  крепкий  вереск.  Он  захватывал  зеленые  пастбища,
густотравные луга и узкие полоски желтеющих полей.
     Лес наступал. Но угры не посылали навстречу ему  воинов  с  железными
топорами, не жгли высоких костров на пастбищах и полях, не бросали в огонь
порубленные ели, истекающие смолой, тугой вереск и жидкий ивняк, пахнувший
болотом. Похоронив старого Кардаша,  они  ждали  послов  с  мудрым  словом
Большого шамана. День и ночь они думали об одном: кто первый  покажется  у
южного вала, послы или булгары? Послы принесут спасение племени, булгары -
гибель.
     В предрассветных сумерках воины из рода черных орлов сменили у  южных
ворот быстроногих дзуров. Семь раз взойдет, проплывет  по  синему  небу  и
спустится в темный лес горячее солнце. Семь раз сторожевые воины прокричат
ему:
     - Будь здоровым и сильным, Желтолобый!
     В полдень брат вождя и старейшина черных орлов Мункач заметил  идущих
к городищу пеших воинов. Он ждал их, не поднимая тревоги.  Они  подошли...
Молодой черноволосый охотник постучал рукояткой ножа в  крепкие  ворота  и
закричал:
     - Воины Кардаша, пустите друзей!
     Прикрывшись щитом, вышел на вал старый Мункач и спросил гостя:
     - Кто ты? Кого привел на нашу землю?
     - Я Гайно. Мы послы народа коми.
     Старейшина подал  знак,  угорские  воины  открыли  тяжелые  ворота  и
впустили гостей.
     Мать Гайно была из рода быстроногих дзуров. Он  знал  язык  угорского
народа и не раз бывал в городе старого Кардаша. Не расспрашивая сторожевых
воинов, Гайно повел своих соплеменников к высокой юрте вождя. Чужие люди с
удивлением глядели на большеколесные степные телеги,  стоящие  кругом,  на
временные загоны для скота, обнесенные высокой изгородью, на суетившихся у
родовых костров женщин и детей. В городе  старого  Кардаша  было  шумно  и
тесно. Но гости не видели воинов.
     Толкнув обитые шкурой двери, послы  зашли  в  большую  юрту  вождя  и
остановились у дверей. Они ждали приглашения. Но никто не  ответил  на  их
приветствие, никто не позвал  их  сесть  на  почетное  место  гостей.  Дом
старого Кардаша был пуст. Сквозь маленькое продолговатое  окно,  затянутое
бычьим пузырем, пробивался солнечный свет и ложился неровными полосами  на
темные шкуры и красивые ковры,  разостланные  на  глиняном  полу.  Великий
Нуми-Торум,  поблескивая  серебряным  лицом,  глядел  на  них   устало   и
недружелюбно. Гости переглянулись и хотели  уходить,  но  услышали  голоса
людей.
     В жилище вождя вошли старейшины. Брат Кардаша позвал гостей к  очагу,
женщины принесли свежее мясо и старый мед в тонких булгарских кувшинах.
     Послы неторопливо ели и пили, а старейшины сидели молча  у  холодного
очага. Гайно тоже молчал. Он знал угорские обычаи: пока женщины не  унесут
остатки еды, старики не будут говорить. Гости отдали  женщинам  серебряные
чаши с чисто обглоданными белыми  костями  и  пустые  кувшины,  старейшина
черных  орлов  спросил  Гайно  о  здоровье  великого  Камшамана   и   стал
рассказывать о набеге булгар, о гибели многих воинов,  о  смерти  раненого
вождя, мудрого Кардаша. Гайно слушал, качал головой и  пересказывал  своим
сородичам печальные слова старейшины.
     - Мы видели, - сказал Гайно уграм, - молодой лес  на  ваших  полях  и
пастбищах. У вас мало воинов, у нас  мало  женщин.  Наши  мужчины  хорошие
охотники. Ваши женщины не будут знать голода.
     Старейшины поняли слова Гайно. Им рассказывали отцы, они видели сами:
приходили из северных лесов беловолосые люди с дорогими подарками и  брали
угорских девушек в жены. Речку свою беловолосые охотники назвали Иньвой  -
Женской водой. На  ее  берегах  селились  они  с  черноволосыми  угорскими
женами.
     ...На другой день старейшины повели гостей на  праздник  девушек.  На
широкой поляне под священной лиственницей плясали угорские девушки. Щеки и
грудь они раскрасили железной краской,  на  тонкие  загорелые  шеи  надели
желтые бусы. Окружали их небольшие костры,  у  костров  сидели  женщины  с
детьми и молчаливые одинокие воины.
     Гости и старейшины уселись на шкуры. Девушки  обняли  друг  друга  за
гладкие плечи и, тихо покачиваясь, запели о том,  что  они  знают  в  лесу
сладкие коренья, умеют варить буйный мед и делать войлок тоньше  осинового
листа. Гайно  глядел  и  слушал,  хотел  запомнить,  а  потом  спросить  у
старейшин имя девушки с ловкими и  сильными  руками.  Она  легко  плясала,
опираясь на длинные пальцы крепких маленьких ног. Такая жена не отстанет в
лесу от охотника.
     Окончив танец, девушка подошла к старейшинам и села впереди их.
     - Она не знает законов племени?  -  громко  спросил  молодой  охотник
брата вождя.
     - Нет, Гайно, - ответил ему старый Мункач,  -  дочь  мудрого  Кардаша
хорошо знает законы своего народа.
     Дочь вождя поправила тяжелые бусы из  зеленого  камня,  поглядела  на
чужого охотника и встала. На ней было платье из мягкого войлока и  широкий
серебряный пояс. "Одежда ее дороже клееного лука",  -  подумал  Гайно.  Он
хотел сказать ей ласковое слово, но она ушла с праздника.
     - Ждет Илонка певца Оскора, - сказал вслед девушки старейшина Мункач.
- Ходит к южному валу. Там встречает и провожает красную зарю.
     Перед заходом солнца угорские девушки начали  танец  невесты,  начали
медленно, ступали на траву осторожно и  мягко,  как  лесные  кошки.  Но  с
каждым кругом они кружились быстрее и их гибкие беспокойные руки  тянулись
к кому-то далекому  и  невидимому.  Одинокие  воины  не  могли  усидеть  у
костров, когда танец стал быстрым, как  смерч  в  лесной  степи.  Вскочили
молодые женщины, встали удивленные гости из тоскливых северных лесов -  их
танцы были вялыми, осторожными. Только седые старейшины остались сидеть на
шкурах, бесстрастные и мудрые.
     Медленно садилось  в  синеющий  лес  раскалившееся  за  день  солнце,
становился мягче и спокойнее танец девушек-невест.
     Скрылось  солнце,  сели  на  траву  уставшие  девушки,  звонче  запел
Меркашер свою  бесконечную  песню,  собирая  в  прибрежных  кустах  клубок
белесых туманов. Садилась на землю ночь, она гнала старых и малых к родным
кострам, к теплому огню...
     Ранним утром ушли из города  молодые  коми-охотники  с  черноволосыми
угорскими невестами, оставив старейшинам заплечные  пестери  с  лисьими  и
бобровыми мехами. В то же утро сорок угорских воинов собирались в  большую
юрту вождя на совет. Давно ушли Оскор и Шавершол к  Большому  шаману.  Два
раза умирал и два раза рождался осколком месяц, а угры все ждали послов  с
мудрым словом, редко выходили за ворота городища. Таял их  скот,  иссякали
запасы ячменного зерна. Темными пасмурными  ночами  подходили  к  городищу
волки и долго выли.
     Воины уселись на медвежьи  шкуры  вокруг  холодного  очага  и  старый
Мункач сказал:
     - Мужчины племени! Послы коми народа шли по нашей земле. Они  видели:
молодым лесом зарастают родные пастбища и поля.
     - Мы режем скот, дающий нам войлок и молоко, -  заговорил  торопливый
старейшина дзуров. - У нашего рода осталось коров меньше, чем  пальцев  на
руках человека.
     - Слушайте меня, воины, - продолжал Мункач.  -  Слушайте  и  решайте.
Голод идет к нам. Он перешагнет валы городища, ему не страшны наши мечи  и
чернохвостые стрелы. Я, брат мудрого Кардаша и  старейшина  славного  рода
черных орлов, говорю вам:  не  бойтесь  булгар,  бойтесь  голода...  Пусть
женщины идут собирать сочные коренья и сладкие  ягоды.  Пусть  мужчины  не
режут скот, а бьют в лесу зверя и заманивают в хитрые западни  быстроногих
коров.
     Мужчины несли с совета воинов к  родовым  кострам  страшное  слово  -
голод. Они сказали его женщинам, его поняли дети. Но страх  перед  голодом
не убил волю людей, не отнял у них силы. В тот же  день  мужчины  из  рода
коршунов ушли в лес бить зверя и заманивать в  крутостенные  ямы  сохатых.
Провожали охотников жены с берестяными  туесами  и  подростки  с  крепкими
березовыми копалками. Женщины и подростки остались в родном лесу  собирать
спелые ягоды и копать сочные коренья, а мужчины  пошли  дальше,  звериными
тропами, глухими  урочищами...  Кузнецы  из  рода  крепкогрудых,  отправив
юношей на быстрых лошадях за железной землей, копали  в  городище  круглые
ямы для варки железа. Женщины натирали еще пахнущие  молоком  кожи  теплым
жиром и костным мозгом, сушили их в тени, на ветру, потом долго  разминали
руками и коптили, для крепости, над  чадным  смолистым  дымом.  Братьям  и
мужьям, знали женщины, нужны крепкие и гладкие кожаные рубахи. Раскаленные
на жарком огне куски железной земли вздрагивали от удара тяжелых молотов и
осыпали кузнецов белыми искрами.
     Мужчины из рода черных орлов точили на серых шершавых камнях  широкие
топоры. Они готовились биться с могучим лесом за свои пастбища и поля.
     Вечером старый Мункач зашел к своим женам. На  мягких  шкурах  лежала
Илонка и глядела на тающий огонь в очаге. Она сказала, что женщины  плетут
сети под навесом и спросила:
     - Где послы? Где шаман Урбек?
     - Ты знаешь, - ответил ей старейшина. - Послы ушли  давно  к  хозяину
Синей пещеры. А Урбек ищет целебные травы в чужой земле.
     - Люди не сидят больше у родных костров, не ждут Шавершола и Оскора с
мудрым словом. Или послы погибли?
     Старый Мункач сел к девушке и сказал:
     - Мы будем бить зверя в лесу и  ловить  рыбу  в  Меркашере,  собирать
ягоды и мед, защищать поля и пастбища... И ждать послов. Они идут домой.
     - Ты получил весть?
     - Нет вестей от послов. Слушай, дочь  мудрого  Кардаша,  и  думай.  Я
расскажу тебе так, как рассказал мне отец...
     Гнали два волка молодого сохатого и загнали  в  узкую  сырую  пещеру.
Долго он бился с ними, но одолели его старые  хитрые  волки.  Наелись  они
теплого мяса, облизали кровь с шерсти, но выйти из пещеры уже не  могли  -
обрушились камни и завалили выход. Ткнулись носами в камни серые  волки  и
завыли, призывая братьев своих на  помощь.  Выли  серые  и  спорили.  Один
говорил: "Надо рыть", а другой - "Нет, надо выть. Камней много, самим  нам
не выбраться..." Не сговорились волки: один  стал  выть,  а  другой  рыть.
Кончилось зеленое лето, началось время холодных  дождей,  а  серые  все  в
пещере сидят: один воет, а другой роет лапами каменистую землю.  Вытолкнул
роющий волк последний камень, высунул из  пещеры  морду,  глотнул  чистого
воздуха и оглянулся: лежит его серый брат мертвый. Ты  поняла  меня,  дочь
Кардаша? Мы ждали послов с мудрым словом, сидя у  родовых  костров,  и  не
заметили, как подкрался к нам голод.
     Старый Мункач поднялся, постоял над  тоскующей  девушкой  и  ушел  из
женской половины в большую юрту.
     Илонка думала о трудных и незнакомых дорогах, по которым  идут  домой
послы. Идут они ночью и днем, желтоглазая птица  карсу  кажет  им  путь  в
родную землю, а лесные духи заманивают в зыбуны, ухают над ними и  плачут,
как малые дети... Нет конца дремучему лесу, нет края. Она видит  Оскора  в
чужом лесу. Широкие  ели  заступают  ему  дорогу,  машут  черными  кривыми
лапами. Жидкие лесные травы, как змеи, оплетают  ноги  певца.  Он  падает,
рвет и ломает упругие стебли, а бородатый вождь  лесных  духов  смеется  и
кричит ему в уши: "Вставай! Вставай!"
     Девушка открыла глаза, над ней стояла молодая жена Мункача,  смеялась
и говорила:
     - Вставай, Илонка, вставай! Все мужчины и женщины нашего  рода  пошли
на пастбища. А ты спишь.
     Когда Илонка вышла из юрты, было  еще  темно,  густые  предрассветные
сумерки лежали на отсыревшей земле. Черный лес, казалось ей, подвинулся  к
городищу, воткнув в посеревшее небо острые концы вершин.
     Она нашла среди воинов старого Мункача и пошла с ним к южным воротам.
Впереди шли мужчины с железными топорами, позади - женщины и подростки.
     За воротами городища было светлее, но солнце еще  не  взошло,  только
небо алело на востоке. Они спустились к шумевшему Меркашеру и  пошли  один
за другим по зарастающей тропинке к пастбищам.
     Когда заблестело выглянувшее солнце, люди из рода черных орлов стояли
уже в густой и мокрой траве и слушали своего старейшину.
     - Видите! - показывал старый Мункач людям  на  кусты  и  ели.  -  Лес
наступает на наши пастбища.
     Старейшина черных орлов подошел к ближней ели, выбежавшей из лесу,  и
ударил ее  под  корень  широким  железным  топором.  Она  устояла,  только
качнулась. Он подскочил к ней с другой стороны и опять  взмахнул  топором.
Дерево задрожало и повалилось на землю.
     В  ряд  с  Мункачем,  лицом  к  наступавшему  лесу,   встали   десять
мужчин-воинов с тяжелыми железными  топорами.  За  ними  шли  подростки  с
острыми, как болотная  осока,  косыми  ножами.  Они  секли  кусты,  рубили
длинные и хрупкие корни сосняка. Ложился под ноги воинов побежденный  лес,
топтали  его  подростки,  ломали  женщины  и  волокли  на  отлогий   берег
Меркашера. Только широкий вереск упрямо держался за землю, люди рвали  его
волокнистые корни, секли косырями и топтали.  До  позднего  вечера  бились
они, очищая пастбища. Люди победили лес.
     Когда выполз белесый туман из оврагов, уставшие и  повеселевшие  угры
потянулись один за другим к городищу, оставив подростков жечь на  песчаном
берегу кучи срубленного леса.
     Всю ночь горели костры над Меркашером. Свет от них,  рассекая  туман,
ложился блестящими полосами на гладкую серебристую воду.



                        12. БОЛЬШОЙ КОСТЕР ПЛЕМЕНИ

     Кончился мокрый серый день, пришла безглазая ночь. Она накрыла  город
угров черной крышей и расползлась по земле.
     Раб маленького шамана Калмез знал: люди боятся темноты, они бегут  от
нее в юрты, к  родному  очагу.  Раб  маленького  шамана  дождался  ночи  и
поднялся по крутому валу городища.  Он  крался  к  войлочной  юрте  шамана
Урбека, как враг, прячась от своей тени за  широкие  верески.  Калмез  нес
своему хозяину подарок, который стоил десяти коней. Никто не  видел  раба,
никто не стал на его дороге...
     Сорок угорских воинов сидели вокруг ярко  горящего  очага  в  высокой
юрте вождя... Старый Кардаш умер, ему хорошо, его  душа  теперь  в  стране
счастливых предков. А что делать живым? У них нет вождя, послы не пришли с
мудрым словом Большого шамана.
     Старейшина быстроногих дзуров ударил тяжелым щитом о крепкий глиняный
пол юрты.
     - Надо уходить, - сказал он. - Булгары вернутся на нашу землю.
     Суровые воины стучали окованными щитами и спрашивали его,  куда  идти
народу, кто поведет племя всадников лесными тропами.
     - Пусть говорит шаман  Урбек,  -  отвечал  им  торопливый  старейшина
дзуров. - Он ест мясо наших коров.  Мы  отдаем  ему  десятую  часть  нашей
добычи...
     Маленький шаман качался перед  серебрянолицым  идолом  и  молчал.  Он
знал: слабеющее  племя  покорится  воле  богов.  Угры  вернутся  в  родные
типчаковые степи и будут жить по закону предков. Старый Урбек смеялся  над
гордыми воинами и думал: "Для сильных я сын шакала, а для слабых - вестник
богов..."
     - Спаси народ, Урбек!
     - Открой нам волю богов.
     Маленький шаман отполз от идола, протянул руки к очагу и заговорил:
     - Я скоро умру, упаду на землю, как старая лиственница.  Я  спрашиваю
предков на закате  солнца  и  глухой  ночью,  когда  спят  птицы  и  люди.
Посылайте, воины, послов к булгарам. Великие предки зовут нас в степь.
     - Кто поведет народ угров? Кто  будет  вождем  племени  всадников?  -
спросил его брат Кардаша, старейшина  черных  орлов,  подняв  над  головой
большие старые руки.
     Брат Кардаша давно был стариком. Люди не помнили его молодым.
     - Ты знаешь  законы  нашего  народа,  брат  Кардаша,  -  ответил  ему
маленький шаман. - Вождем племени всадников будет  муж  Илонки.  Смелый  и
мудрый воин не нашего рода.
     - Илонка ждет Оскора. Бродягу-певца из рода дзуров.
     - Оскор посол племени.
     - Где наши послы, шаман Урбек?
     Спорили и шумели угры, стучали окованными щитами о  крепкий  пол,  но
никто не сказал мудрого слова.
     Уставшие воины к концу ночи стали похожи на смирившихся в яме зверей,
сердито рычали, но слушали шамана и верили ему. Он говорил им, что  завтра
они перед большим костром племени принесут в жертву великим  богам  белого
коня... Завтра угры узнают, где Оскор и Шавершол. Ходят послы по земле или
души их поднялись в страну предков. Завтра племя  всадников  выберет  мужа
Илонке и отправит булгарам красные ковры и родовое серебро.
     Молча выходили из юрты вождя невеселые воины. Они не били друг  друга
по крепким плечам, не желали здоровья и  силы.  За  дверями  их  встречала
ночь, темная и ветреная. Шумели молодые березы, стонали старые ели. Буйный
ветер хлестал воинов по широким спинам.
     Старейшина черных орлов оглядел опустевшую юрту  вождя  и,  вздохнув,
направился к маленькой двери. Он поднял тяжелые шкуры и зашел к  женщинам.
Они спали на шкурах, у высокого каменного очага, будто уставшие дети.
     Старейшина бросил затухающему огню вересковых сучьев и сел на пол,  к
Илонке. Девушка тихо спала, свернувшись, как лесная куница.  Старик  любил
дочь брата. Когда Илонка была ростом не выше кожаного ичига, он носил ее в
корзине на берег Меркашера. У него умер сын от булгарской стрелы, у Илонки
умерла мать от болотной хвори... На празднике  зрелости  дочь  вождя  была
самой красивой девушкой, тонкой и чистой, как ива.  Он  подарил  ей  тогда
зеленые бусы из тяжелого камня и серебряный пояс.
     Старик наклонился к Илонке, длинная борода его закрыла лицо  девушки,
и она проснулась.
     - Я пришел сказать тебе, дочь мудрого Кардаша,  волю  нашего  народа.
Утром, перед большим костром племени,  ты  назовешь  имя  мужа.  Он  будет
вождем угров.
     - Я назову Оскора.
     - Оскора нет. Мы долго ждали послов к Большому шаману. Они не пришли.
Кто знает, куда завели их лесные тропы! Нам нужен вождь, как пастух  нашим
пестрым овцам, как жеребец табуну. Ты дочь мудрого вождя, Илонка!
     Пробудившись, женщины  слушали,  жалели  Илонку,  но  молчали.  После
смерти вождя брат Кардаша стал их мужем, хозяином большой юрты.
     Старик долго говорил Илонке о славных предках рода  черных  орлов,  о
законах племени, о горе родного народа.  Началось  утро,  через  маленькое
окно к очагу потянулся холодный свет, а он все говорил...
     Угры  встречали  солнце  у  большого  костра  племени.  Молчаливые  и
уставшие, они глядели с надеждой на маленького шамана. Он сыпал в  костер,
на живой огонь, из серебряной чаши сухие листья типчаковой травы и  черные
коренья. Крепкий запах степи расползался  по  круглой  поляне  и  тревожил
людей.
     Воины окружили костер. Маленький шаман взмахнул  широким  ножом  -  и
белый  конь,  подбирая  ноги,  повалился  на  землю.  Мужчины  племени  не
бросились к жертвенному коню  пить  сладкую  кровь,  женщины  не  побежали
делить  сладкое  мясо.  Маленький  шаман  напился  горячей  крови  и  стал
кружиться вокруг огня. Он просил степных богов простить гордый народ угров
и принять жертву.
     Плечом к плечу, опираясь  на  костяные  луки,  стояли  вокруг  костра
хмурые воины и ждали конца священной пляски шамана. Они ждали, что  скажут
им великие боги типчаковой степи.
     Шаман Урбек упал на колени перед костром, вытащил из переметной  сумы
кожаный пояс Шавершола с бронзовыми подвесками и шапку Оскора. Подняв  над
головой подарки неба, он кружился с ними и выл:
     - О-о, о-о, о-о, послы не вернутся в племя... О-о,  о-о,  о-о,  послы
погибли в лесу. Великие боги шлют нам весть...
     Осталась одна дорога - в булгарские  степи,  дорога  позора.  По  ней
трудно  идти  гордому  и  смелому  народу.  Ниже  склонили  головы  воины,
заплакали женщины, причитая:

                          Солнце уходит с неба,
                          Утром приходит снова...
                          Луна тает, как звезды,
                          И ночью рождается снова...
                          Человек уходит к предкам
                          И не приходит на землю...

     Горит большой костер племени, мечет желтый огонь на застывших от горя
воинов красные липучие искры, плачут женщины  и  сыплют  песок  на  черные
волосы, плачут дети. А от восточных ворот бегут к костру сторожевые воины,
размахивая луками.
     - Послы вернулись. Послы! - кричат они.
     Весело горели родовые костры, ржали и били копытами запряженные кони.
     Племя всадников не пойдет дорогой позора, угры найдут  новую  родину.
Молодой вождь, певец и воин, поведет их. Но почему  Илонка  не  свертывает
красные родовые ковры, не собирает в  кожаные  мешки  серебро,  почему  не
высохли у нее слезы? Она ищет Оскора. Ночью певец ушел из племени, оставив
у каменного очага медный подвесок - знак рода дзуров, быстрых, как  ветер,
степных козлов. Никто не узнает тайну  Оскора,  только  старейшина  черных
орлов будет качать головой и рассказывать внукам о мудрой любви к  родному
народу. Внуки вырастут и расскажут своим внукам  -  и  певец  не  умрет  в
памяти живущих...
     Скатилось с синего неба горячее солнце, расползлись по  родной  земле
запахи  ночи.  Сторожевые  воины  открыли  ворота,  привстал  Шавершол   в
высоколуком седле, поглядел на  город  старого  Кардаша  и  махнул  рукой.
Заскрипели степные телеги на высоких  колесах,  потянулись  роды  один  за
другим от могил предков в Страну Зеленых гор.
     Опустел город угров, только пять старых  воинов  остались  у  родовых
костров. Они носили живой огонь к сухим стенам деревянных юрт.
     Ненасытный  огонь  долго  лизал  сучковатые  стены  и,  набрав  силу,
вспыхнул пятью большими кострами. Посреди  кругового  огня  стояла  черная
войлочная юрта маленького шамана. Старый Урбек стоял у  дверей  суровый  и
неподвижный, как деревянный идол, проклиная ленивых богов и упрямых людей.
Он не думал о смерти, он думал о мести рабу Калмезу.
     Когда рухнула первая крыша, рассыпая горячие искры, воины вскочили  в
седла и погнали коней за уходящими в ночь родами.
     Красный свет поднимался к черному небу, освещая им путь.



                                  ЭПИЛОГ

     У Ласло праздник, чум его полон  соседей.  На  почетном  месте  сидит
Оскор, певец братьев, рядом с ним - важный Сопр. Манси  прижались  друг  к
другу, моргают покрасневшими веками и слушают, как звенят железные  струны
лебедя. Гость начинает петь.

                       Я начну рассказ, не песню -
                       Почему я бросил племя
                       И зачем ушел из рода?
                       Я не маленький теленок,
                       Убегающий от стада.
                       Разве птица бросит стаю,
                       Западет в траву густую,
                       Если коршуна увидит?
                       Мой народ не знал покоя...
                       Набегали с юга волны,
                       Уносили не валежник,
                       Не песок и не коренья -
                       Угры воинов теряли,
                       Племя Всадников слабело...
                       Урбек помнил трав дыханье,
                       Типчаковый сладкий запах,
                       Звал народ в родные степи...
                       Но старейшины боялись
                       Уходить тропой позора,
                       Отдавать народ свободный
                       В рабство булгарским шаманам...
                       Мы вернулись с мудрым словом,
                       Принесли спасенье людям.
                       Нас не встретил старый Кардаш,
                       Вождь ушел в страну счастливых.
                       Дочь вождя меня встречала,
                       Чернокосая Илонка...
                       Я певец - таким родился,
                       Я подслушиваю песни
                       У реки быстробегущей,
                       У тоскующей березы.
                       Я ловлю напевы ветра,
                       Песни птиц я собираю,
                       Понимаю шепот листьев...
                       Крепче камня наш обычай,
                       Вековечнее железа:
                       Муж Илонки - вождь народа.
                       Мне вести родное племя
                       Незнакомыми путями,
                       Поднимать в пути уставших,
                       Стариков бросать в дороге.
                       Разве я мудрее старых,
                       Разве я сильнее друга?
                       Я Шавершолу оставил
                       Чернокосую Илонку,
                       Сна нежнее, тоньше ивы.
                       У меня остался лебедь.
                       У меня осталась песня,
                       У народа - вождь и воин...

     Оскор кончил петь. Братья тянули худые шеи к нему,  их  грязные  лица
блестели от пота и слез. По  крыше  чума  стучал  частый  дождь  и  глушил
печальную песню лебедя.
     Оскор ударил по стонущим струнам рукой воина. Струны зазвенели  песню
победы; он запел о гордом и смелом  народе,  идущем  звериными  тропами  в
Страну Зеленых гор. Встают на пути лесных всадников мертвые леса и  глухие
болота. Ночью ест людей мелкий гнус, днем мучает жажда. Но они упрямо идут
навстречу солнцу, теплу и свободной земле. Впереди, раздвигая плечами лес,
шагает Шавершол...