Иосиф Игнатий КРАШЕВСКИЙ

                                  МАСЛАВ




                               ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


                                    1

     Был печальный осенний вечер; солнце, закрытое тучами,  из-за  которых
кое-где проскальзывали слабые лучи, склонялось к  закату.  Весь  небосклон
заслоняли серые, разорванные  облака,  сливавшиеся  на  горизонте  в  одну
темную одноцветную завесу.
     В воздухе можно было различить глазами ветер, срывавшийся  из-за  туч
на землю и пролетавший над верхушками деревьев, сгибая их, обламывая ветви
и снова улетая куда-то ввысь.
     Земля,  облаченная  в  траурные  одежды,  лишенная  зелени,  казалась
умершей или уснувшей, а быстро пролетавшие над  нею  странно  разорванные,
причудливо очерченные облака, то расплывавшиеся, то сталкивавшиеся вместе,
то и дело меняли краски, то румянясь, как бы от гнева, то становясь синими
от злости. Там, где под ними угадывалось  солнце,  они  горели  желтоватым
пламенем, а в местах их разрыва небо светилось зеленоватыми огнями.  Серые
тучи, казалось, спешили на восток, чтобы там собраться вместе, как  войско
в бою, и двинуться вперед одной грозной черной массой.
     Но и внизу пейзаж не представлял приятного зрелища. Низкая болотистая
долина была окружена черными  стенами  лесов.  Кое-где  на  ней  виднелись
одинокие деревья, наполовину высохшие или обгоревшие, как  бы  в  отчаянии
поднимавшие кверху обнаженные ветви. Осенние ветры сорвали с них последние
пожелтевшие листья.
     Среди болота вилась дорога, на  которой  остались  еще  свежие  следы
страшного и еще недавнего прошлого, которые не успели еще  смыться  водою,
высохнуть или зарасти травою.
     По этой дороге можно было угадать, что делалось здесь вчера, а, может
быть, еще и сегодня. Пронеслась по ней страшная буря: она была вытоптана и
убита, как будто по ней прошло множество народа и  целые  стада  животных;
взрыли ее колеса, изрезали острия пик;  повсюду  валялись  деревья,  части
сломанных повозок, окровавленные куски  материй,  клочки  одежды,  обрывки
веревок. Видно было, что здесь стоял огромный военный  лагерь  или  прошла
какая-то громадная толпа людей. На скользкой  почве  кое-где  отпечатались
следы босых ног - детских рядом со стариковскими,  человеческих  рядом  со
звериными; а вот и человеческое тело:  оно  упало  и  тащилось  по  земле,
оставляя за собой черные пятна застывшей крови.
     То были, по-видимому, страшные следы войны, несущей с собою смерть  и
опустошение.
     На  изъезженной  дороге  птицы  питались  остатками   пищи:   клевали
рассыпавшееся зерно и, может быть, пили пролившуюся кровь.
     Вдали, на холме,  виднелись  обгоревшие  стены,  а  ниже,  в  долине,
одиноко торчали черные балки и разрушенные постройки указывали на  остатки
человеческого поселения, в котором сейчас не было ни одной души.
     Над всей этой пустынной местностью господствовало глухое молчание,  и
только ветер, пролетая, приносил откуда-то отголоски  жалобного  собачьего
воя. Стая ворон и воронов носилась в воздухе, то припадая к  земле,  то  с
шумом и громким карканьем устремляясь вверх  и  кружась  над  опустошенной
долиной. Теперь птицы были здесь хозяевами,  а  лесные  звери  все  смелее
выходили из леса, собираясь заменить здесь человека. С  жалобными  криками
летали над болотом встревоженные  чайки.  Старая  жизнь  кончилась  здесь,
начиналась новая.
     Вглядевшись внимательно в то место, где,  судя  по  уцелевшим  частям
стен, должно было находиться человеческое жилье, можно было различить  еще
едва  заметные  струйки  дыма,  поднимавшегося  над  пожарищем:   напрасно
стремясь взлететь кверху, они, поднявшись немного, тяжело опускались  вниз
и расстилались по земле. В воздухе стоял запах  обгоревшего  человеческого
тела.
     На тропинке, ведущей к ближайшему лесному участку, показался  всадник
на коне. Он медленно выехал из-за деревьев,  остановился  и  долго,  долго
приглядывался  и  внимательно  прислушивался,  прежде  чем  решился  ехать
дальше.
     Взгляд его блуждал по окрестностям, где не было ни одной живой  души,
не слышно голоса, не видно даже тени человека.
     Этот всадник с темной, растрепанной  бородой,  мужчина  средних  лет,
имел такой вид, как будто он только что вырвался с поля битвы; он был весь
избит и окровавлен. Панцирь его  был  весь  исцарапан  ударами  вражеского
оружия, одежда  на  нем  была  изорвана,  и  во  многих  местах  виднелось
израненное и покрытое кровью  тело.  На  непослушных  темных  кудрях  едва
держались  остатки  поломанного  шлема,  за  поясом   виднелась   рукоятка
разбитого меча; в одной руке он держал кусок сломанного копья; его броня и
видневшаяся из-под нее одежда были  в  нескольких  местах  пропитаны,  как
будто ржавчиной покрыты, засохшей кровью.
     Его конь был также избит и изранен и ступал медленно,  прихрамывая  и
опустив голову, а если останавливался, то сейчас же принимался искать  под
ногами засохшей травы, а в канавах воды.
     Однако, несмотря  на  теперешний  печальный  вид,  можно  было  легко
отгадать, что всадник и его конь знали лучшие времена. Черты лица  бедного
беглеца дышали благородством и гордостью, а затуманенный взгляд  изобличал
не женственную печаль, а мужественное рыцарское страдание.  И  разорванная
одежда, и вооружение были когда-то дорогим и красивым.
     Осмотрев окрестность, он со вздохом сошел  с  коня,  потрепал  бедное
животное по шее, взял в руку узду и, опираясь на пику, медленно  пошел  по
направлению к пожарищу. Раненый в ногу, грудь и в голову, он шел, не спеша
и часто останавливался для отдыха. Иногда казалось, что  он  зашатается  и
упадет, что сил его не хватит на то, чтобы спасти жалкую  жизнь;  опершись
на коня, он стоял некоторое время неподвижно, тяжело  дыша,  и,  отдохнув,
снова с усилием тащился вперед. Конь, также прихрамывая и  едва  двигаясь,
послушно шел или, вернее, позволял вести себя, пощипывая с голоду  кое-где
уцелевшую траву, встречавшуюся на дороге.
     Так  понемногу  приближались  конь  и  всадник  к   холму,   где   на
отгороженном валом пространстве торчали остатки почерневших стен.
     Страшное нечеловеческое опустошение бурею пронеслось  здесь,  оставив
после себя только кучу углей да груду развалин. Кое-где на окопах  торчали
обгорелые поломанные рогатки; ворота, также обгоревшие и сломанные, лежали
в грязи на земле.
     Незнакомец медленно прошел внутрь окопов. Должно быть, он хорошо знал
это место, взглядом он искал среди развалин чего-нибудь, что напомнило  бы
ему памятное прошлое.
     В огороженном валами пространстве  не  уцелело  ни  одного  строения,
только кое-где торчали еще обломки толстых каменных стен, устоявших  среди
разгрома. Но тут же рядом вся земля была изрыта, как будто  в  ней  искали
чего-то. Черепки разбитой посуды, колеса, бревна, старая  лежалая  солома,
изгрызанные белые кости покрывали почти все пространство. В стороне лежала
конская  падаль,  полусъеденная   вороньем,   с   обнажившимися   ребрами.
Перепуганные птицы взлетели было кверху с неистовым карканьем,  но  тотчас
же снова опустились на свою добычу.
     Войдя внутрь окопов, незнакомец пасмурным  взглядом  окинул  лежавшее
перед ним пространство и, оставив коня у входа, начал медленно пробираться
среди обломков утвари и развалин  строений  к  самому  замку,  внимательно
приглядываясь и как бы ища каких-нибудь следов, по которым можно  было  бы
установить историю этого разрушения. Но если и были следы, то их  засыпали
развалины, стерли обломки. Может быть, он надеялся найти трупы, но и их не
было видно.
     Несколько раз,  приглядываясь  к  лежавшим  на  земле  предметам,  он
поднимал какую-нибудь тряпку,  обгоревший  лоскут  одежды  и  с  гневом  и
отвращением отбрасывал его от себя. Обойдя одну груду развалин, он подошел
к самой стене замка, но и здесь  был  тот  же  беспорядок  и  опустошение.
Только у самой стены осыпавшаяся земля  как  будто  приоткрыла  пещеру,  в
глубине которой не было ничего видно. Из  темной  бездны  кое-где  торчали
концы поломанных бревен. Незнакомец, прикрыв  глаза  рукою,  наклонился  с
трудом и долго, нахмурившись, всматривался в глубину ямы.
     Он уже собирался уйти с этого кладбища, когда чуткий слух его  уловил
среди глухой тишины какой-то слабый шум, словно отзвук человеческих шагов.
     Он обернулся к выходу и прислушался.
     Там никого не было видно, только конь торопливо подъедал найденную им
на валах траву. Тогда он снова двинулся вперед, пробираясь среди бревен  и
обломков к тому месту, где были ворота замка, и  в  ту  же  минуту  в  них
показалась  человеческая  фигура.  Человек  этот   входил   или,   вернее,
прокрадывался в ворота, но при виде коня остановился в испуге, оглядываясь
по сторонам.
     Рассмотрев издали вооруженного мужчину, шедшего к нему  от  развалин,
он в первую минуту готов был обратиться в бегство, но, взглянув еще раз на
воина, всплеснул руками и, пробежав несколько шагов,  упал  перед  ним  на
колени.
     Это неожиданное среди руин  появление  вполне  соответствовало  всему
окружающему: пожилой мужчина с обнаженной головой не имел  на  голом  теле
ничего, кроме старой, порванной сермяги, а  под  нею  виднелись  штаны  из
грубого полотна, подвязанные внизу к ногам тесемками.  Желтое,  истощенное
лицо с выцветшими глазами, обросшее волосами, делало его более похожим  на
мертвеца, вставшего из гроба, чем на живого человека. Упав на  колени,  он
поднял руки кверху.
     - Вы живы? - крикнул он.
     Воин  вместо  ответа  указал  ему  на  свою  разорванную  броню,   на
израненное и искалеченное тело.
     - Жив, - отвечал он беззвучно, - жив, но на что мне жизнь, когда  все
мои погибли, когда мне остались только могилы?..
     И поглядел вокруг себя.
     Человек, стоявший  на  коленях,  встал  и  дрожащим  хриплым  голосом
сказал:
     - Я четвертый день скитаюсь в лесу,  грызу  траву,  сосу  листья,  ем
сухую кору и грибы, душа едва держится в теле.
     - Благодари Господа за то, - проворчал воин, - я сам не знаю, жив  ли
я и как жив?.. Да и на что теперь жизнь?
     Человек, вставший с колен, молча подвинулся к воину и  поцеловал  ему
руку. Так они стояли рядом не в силах вымолвить слова.
     Потом он тихо спросил:
     - Как же вы спаслись?
     - Мы пытались под Шродой выдержать битву с чехами. Нас было  немного,
но все мужественные воины. Пали все, и меня тоже сочли  за  убитого,  меня
спасла ночь. Конь сначала ушел, но потом вернулся  к  тому  месту,  где  я
лежал... я почуял его дыхание  над  собой,  когда  открыл  глаза.  Я  тоже
скитался по лесам, питаясь одной водой. А здесь - придется  помирать!  Да,
помирать!
     Он умолк и опустил голову.
     - Где же люди? Почему нет трупов? Где же ваши гдечане? -  спросил  он
потом.
     - Когда пришли чехи, я был в лесу, - начал другой, - вернулся,  чтобы
увидеть пожарище, - незачем было возвращаться. Все население, несмотря  на
мольбы о пощаде, было выгнано и увезено за ними, остались только  мертвые.
Город разграблен, дома ограблены. Он  бросил  взгляд  на  долину,  глубоко
вздохнул и спросил несмело:
     - А ваши? Ваши где, милостивый государь?
     - У меня больше нет никого, никого, - понуро отвечал первый.
     И, проговорив это, взял коня за узду и начал медленно  пробираться  к
выходу из замка. Человек в серой сермяге шел за ним. У подножия  замкового
холма чернело огромное сплошное пожарище, на том месте,  где  прежде  было
большое селение.
     Среди обгоревших развалин торчали кое-где журавли  колодцев,  остатки
уцелевших от огня стен, столбы от ворот и колы  от  изгороди,  да  высокие
подпорки разрушенных строений.
     В костеле уцелели только боковые стены, возведенные из гранита, крыша
рухнула. Они подошли ближе  и  остановились  у  входа.  В  глубине  алтаря
валялась обгорелая костельная утварь, высокие деревянные подсвечники  были
сброшены с него. Вход в  склеп,  находившийся  под  зданием  костела,  был
наполовину разрушен. Должно быть, и  там  искали  сокровища.  Не  пощадили
никого.  На  одной  стене  висело  только  черное  распятие,  а   на   нем
полуобнаженный Христос еще держался одной рукой. Птицы, приготовлявшиеся к
ночлегу, заслышав шум, встрепенулись,  вспорхнули  и  принялись  с  криком
кружиться над головами.
     Последние лучи солнца, проглянув сквозь тучи,  осветили  эту  картину
опустошения желтовато-красным, похожим на зарево пожара, пламенем.
     Двое  мужчин  с  тревогой   приглядывались   к   окружающему.   Всюду
сохранились следы недавней жизни: около стен хат валялись домашняя посуда,
разбитые ведра, брошенная пряжа,  забытые  детские  колыбельки,  камни  от
попорченных жерновов.
     Воин и спасшийся бедняк  в  сермяге,  постояв  около  костела,  пошли
дальше, по направлению к спаленной деревне.
     Надвигалась ночь, надо было искать пристанища.
     - Милостивый государь, владыка Лясота, - жалобно заговорил человек  в
сермяге, следуя за ним, - если бы хоть кусочек хлеба, я сразу набрался  бы
сил и устроил как-нибудь шалаш.
     К седлу коня, которого вел Лясота, была привязана пустая сумка.  Воин
поискал в ней и достал кусок чего-то черного и  заплесневевшего,  разломал
его и дал просившему.
     С невероятной торопливостью изголодавшийся человек схватил в обе руки
пищу и с заблестевшими глазами начал грызть сухой хлеб с жадностью  зверя,
забыв обо всем на свете.
     Лясота, не глядя на него, шел вперед,  утомленные  глаза  его  искали
какого-нибудь убежища, но все хаты и все постройки из  досок  и  тростника
стали жертвою огня, от них  остались  только  углы,  которые  легко  могли
упасть и не защищали даже от ветра.
     Человек в сермяге съел свой хлеб до последней крошки и  только  тогда
догнал воина. По дороге он заглядывал в колодцы, думая утолить  жажду,  но
не чем было достать воду.
     Наконец, Лясота нашел где-то с краю две уцелевших стены  под  крышей;
проведя коня в ближнюю ограду, он сам свалился на землю. Он уже и сюда шел
так, как будто искал места, где можно было бы лечь и  умереть,  теперь  он
закрыл лицо обеими руками, прикрыл глаза и застыл в полной неподвижности.
     Между  тем  сухой  хлеб  и  немного  воды  оживили  голодного,  и  он
почувствовал себя подкрепленным и ободренным.
     Это был один из обитателей разрушенного  посада  Гдеча,  еще  недавно
принадлежащего  к  числу  главнейших  королевский   владений,   а   теперь
ограбленного  напавшими  на  него  чехами,  которые  увели  с  собой   все
население.
     Человека этого звали Дембец.
     У Лясоты были обширные владения под Шродой, поэтому он часто  заезжал
и в город, и в замок. Дембец, по профессии каретник,  часто  оказывал  ему
различные услуги; они уже  давно  знали  друг  друга.  Важного  магната  и
бедного ремесленника сравняла теперь общая беда. Замок  Лясоты  был  также
разорен, и он сам не знал,  где  преклонить  голову.  У  Дембеца  остались
только обгоревшие развалины его хаты.
     И теперь он направился к ней,  с  трудом  пробираясь  среди  обломков
разрушенных строений и, может быть, питая тайную надежду иметь  что-нибудь
уцелевшее от пожара. Дойдя до знакомого места, которое  даже  трудно  было
узнать теперь, он  остановился,  как  вкопанный.  На  месте  прежней  хаты
возвышалась большая куча углей.
     Становилось  все  темнее.  Дембец  отер  глаза,  взобрался  на  груду
развалин и стал медленно раскапывать кучу пепла и  головешек  поднятой  на
земле палкой. Под хатой был вырыт в земле прохладный погребок,  в  котором
иногда кое-что прятали.
     Ему пришло в голову, что там могли сохраниться припасы.  Быть  может,
горсть муки, немножко круп,  засохшего  мяса  или  краюха  заплесневевшего
хлеба. Роясь палкой в куче,  он,  действительно,  нащупал  дверь  погреба,
уцелевшую от пожара, встал на колени и, очистив  руками  завалившую  дверь
землю и угли, начал с усилием открывать ее. Работа эта  была  тяжелая  для
его слабых сил; он прерывисто дышал, ложился на  землю  и  снова  вставал,
пока, наконец, ему не удалось, подперев дверь колом, приподнять  ее.  Там,
по-видимому, все оставалось нетронутым, никто не рассчитывал найти  добычу
в этой убогой хате. Голодный Дембец, спустившись  вниз,  не  удержался  от
радостного крика, убедившись, что его кладовая цела.
     С беспокойной торопливостью он принялся выбрасывать из нее  все,  что
попадалось под руку, не гнушаясь  и  тем,  к  чему  раньше  отнесся  бы  с
пренебрежением, и что теперь он ценил дороже золота. Но скоро он  выбрался
из ямы, забрал всю скудную провизию, найденную в ней, и поспешил  к  тому,
кто только что поделился с ним куском хлеба. Он нашел его лежащим у  стены
в полудремоте от истощения и полумертвого от голода.
     Мрак все более сгущался.
     - Милостивый пан, - промолвил Дембец, склонившись к нему,  -  у  меня
есть пища, я нашел ее  в  своем  погребке.  Должно  быть,  ее  хотели  там
спрятать!.. Я сейчас разведу огонь, и мы будем есть, будем есть.
     Он несколько раз повторил это слово, как будто в нем была надежда  на
спасение. Лясота медленно поднял голову.
     - Огонь развести, - пробормотал он, - огонь! Чтобы нажить себе  беду!
Не смей и думать об этом.
     - Никто не придет сюда на огонь,  -  вздохнул  Дембец,  -  взгляните,
дорогой мой пан, и там, и здесь еще  тлеют  угли,  и  поднимается  красный
дымок! Безбожные злодеи чехи ушли прочь, кругом пусто, надо  спасать  свою
жизнь. Иначе мы умрем с голода. - Лясота снова закрыл  лицо  руками  и  не
отвечал ничего. Его мучила жажда еще  сильнее,  чем  голод,  а  жажда  эта
происходила от голода и от лихорадки.
     Не обращая внимание на запрещение, каретник принялся разводить огонь.
На пожарище не трудно было раздобыть тлеющую головню.  Из  своей  хаты  он
вынес  какой-то  горшок,  найденный  им  в  погребе.  Он   собирался   уже
приготовлять ужин, когда Лясота попросил его достать воды.
     И вот при помощи этого единственного, какой  у  них  был,  черепка  и
длинного шеста, найденного на пожарище, Дембец достал  в  колодце  воды  и
принес ее Лясоте. Схватив горшок обеими руками, старик выпил всю  воду  до
последней капли.
     Каретник достал воды снова и принялся было  за  приготовление  ужина,
как вдруг порыв ветра принес с собой явственный звук топота конских копыт.
     Забыв о своей слабости, Лясота сорвался с места, крича Дембецу, чтобы
тот гасил огонь. Костер был тотчас же погашен.
     Мрачное небо еще увеличивало густую тьму ночи. И только в том  месте,
где только что зашло солнце, небо еще  светилось,  и,  всматриваясь  в  ту
сторону,  беглецы  заметили  на  большой  дороге,  проходившей   посредине
поселенья, тени двух всадников, медленно подвигавшихся к ним.
     В отблеске вечерней зари они казались двумя призраками,  хотя  издали
невозможно было рассмотреть их.
     Лясота и Дембец приглядывались с любопытством  беспокойством.  Лясота
скоро узнал в них таких же, как он сам,  бездомных  беглецов,  вырвавшихся
ночью из мест чешских погромов и побоищ.
     Они были вооружены, потому что над головами их торчали острия  копий,
которые они держали в руках, и ехали  на  статных  конях.  Султаны  шлемов
развевались над их головами. Но разве можно было поручиться,  что  это  не
были чехи, искавшие добычи среди этого разгрома и опустошения?
     Всадники остановились перед сожженным костелом... Ветер стих, и можно
было различить отдельные слова, которыми они обменивались между собой.
     - Собачьи дети!
     - Звери дикие! Дьявольское племя!
     После таких проклятий не оставалось сомнения  в  том,  что  это  были
свои. Лясота сложил руки трубой у рта и закричал им, напрягая силы.
     При этом звуке всадники в первое мгновение повернули коней, собираясь
обратиться в бегство, но потом остановились и стали приглядываться.
     - Свои! - закричал Лясота. - Подъезжайте сюда к нам!
     Дембец, который еще раньше Лясоты, признал в них своих, встал с земли
и поспешил к ним навстречу.
     Вместе все как-то безопаснее.
     При виде этой фигуры, выступившей из  мрака,  всадники  остановились,
собираясь защищаться или обратиться в бегство, но каретник  приблизился  к
ним, узнал соседей и стал звать их по имени...
     Это были два брата Доливы, соседи Лясоты по имению, Вшеборь и Мшщуй.
     Утомившись блуждать в лесу без пищи и питья после того, как  владения
их были преданы разгрому и огню, они теперь, узнав Дембеца, охотно сошли с
коней и пошли за ним к тому месту, куда он их вел.
     Обрадованный каретник шел вперед и кричал Лясоте.
     - Это наши соседи из Доливян, Вшеборь и Мшщуй.
     Лясота с усилием приподнялся, опираясь на  месте,  а  каретник  опять
принялся разводить огонь.
     Никто  не  приветствовал  друг  друга,  потому  что  не  с  чем  было
приветствовать. Разве со спасением жалкой жизни, с которой теперь не знали
что делать. Шляхтичи обменялись только печальными взглядами.
     Когда  огонь  разгорелся,  младший  из  братьев   Долив,   рассмотрев
порванную одежду с кровавыми пятнами на ней и исхудавшее лицо  Лясоты,  не
мог удержаться от проклятий врагам.
     - Вот, до чего мы дожили! - крикнул он. - Вот  что  сталось  с  нашей
землей! Будь проклят тот день и час, когда  нами  стали  править  Мешко  и
Рыкса!
     Дембец взял их коней под уздцы и отвел их в соседнюю ограду, где  они
могли найти немного травы. Все сели на земле. И из  всех  уст  по  очереди
полились жалобы на судьбу.
     - Познань, - начал Мшщуй, - тоже  вся  разгромлена.  Чего  не  успела
увезти немка Рыкса, то забрали чехи. Она ушла к своим, к немцам, а за  нею
должен был идти и сын Казимир. Нет у нас князя, границы стоят без  охраны,
в стране - безначалие,  бери  всякий,  кто  что  хочет.  Разорили  чехи  и
Гнезьно, ограбили костел, забрали все сокровища, а наших  братьев  погнали
перед собой, как скот. Села выжжены, и куда ни взглянешь, пустыня!
     - Погибло Болеславово королевство, -  прибавил  Вшеборь,  -  перебито
наше рыцарство; все с нами воюют, потому что у нас безначалие. Нет  у  нас
головы!
     - Только и остается нам умереть, чтобы не дожить до конца,  -  сказал
Лясота.
     - Чехи - чехами и немцы -  немцами,  -  сказал  Мшщуй,  -  но  и  наш
собственный народ разоряет костелы, возвращается в язычество,  наша  жизнь
весит на волоске! Ходят  толпами  и  призывают  по-старому  Ладо,  а  если
повстречают какого-нибудь магната, ругаются над  ним  и  прибивают  его  к
кресту.
     - Что тут делать? Остается одно - умирать, - проговорил Лясота.
     Но Мшщуй отрицательно покачал головой.
     - У кого есть силы, пусть идет за Вислу к Маславу, там, говорят,  еще
спокойно, у него сила большая. Что делать?  Присоединяться  к  сильным,  а
иначе погибнем все, - говорил Вшебор. - Мы вот тоже не знаем,  идти  ли  к
нему, чтобы спасти свою жизнь?
     - К Маславу? - слабым голосом проговорил Лясота. -  Что  ты  выдумал?
Это человек бесчестный, беспокойный, он - причина всех наших бед.
     Мшщуй пожал плечами.
     - Да, это правда, но теперь для нас всякий  хорош,  кто  поможет  нам
спастись.
     - Лучше умереть! - пробурчал старик.
     Так перебрасывались они отрывочными фразами, пока Дембец  не  прервал
их беседы вопросом, - не голоден ли кто-нибудь из них.
     А кто же теперь не голоден! - вскричал Мшщуй.
     - Что у меня есть, тем я поделюсь и с  вами,  -  сказал  каретник.  -
Правда, всего понемногу, только бы голод заморить.
     И с этими словами он начал раскладывать перед ними  копченое  мясо  и
крупу, сваренную в черепках посуды, найденных им  на  пожарище.  Ужин  был
плохой, но проголодавшимся людям он показался вкуснейшей пищей на свете. И
они были ему бесконечно благодарны.
     - Пусть Бог тебе заплатит за нас, - говорили они ему.
     -  Заплатите  лучше  вы  сами,  -  отвечал  Дембец.  -  Вы  здесь  не
останетесь, пойдете куда-нибудь дальше, возьмите и меня с собой,  а  то  я
здесь погибну. Вероятно, завтра  перед  рассветом  вы  двинетесь  к  лесу,
позвольте же и мне пойти за вами. Я поделюсь с вами своими запасами.
     - Кто же из нас может сказать, что будет завтра? - сказал Лясота.
     - Надо идти в лес и за Вислу, - прибавил Мшщуй, - больше  нечего  нам
делать. Маслав принимает всех.
     - И не говорите мне этого, постыдитесь даже думать об этом! - прервал
его старый Лясота. - Кто не знал Маслава,  крестьянского  сына  при  дворе
Мешка? Неизвестно, откуда и как выскочил этот  паршивец  из  хлева,  лизал
панам пятки, всячески угодничал и добился того, что стал подчашим, а потом
сохранил Мешку жизнь, королеву выгнали своими заговорами и государя своего
Казимира тоже вынудили удалиться. Это все его штуки!
     - Ну, конечно, его, - сказал Мшщуй, -  я  тоже  его  не  люблю  и  не
защищаю, знаю, что он собачий сын... А кто теперь  власть  имеет?  У  кого
сила? Приходится или голову сложить или идти к нему на службу.
     - Да, что делать! - вмешался Дембец,  стоявший  поодаль  от  всех,  -
приходится  служить  кому  попало,  хоть  бы  рыжему  псу,  только  бы  не
оставаться без власти.
     Все умолкли, опустив головы; Лясота, отдохнув немного и успокоившись,
с усилием поднялся, чтобы осмотреть свое  израненное  тело  и  разорванную
одежду. В нем виден был человек, много выстрадавший в жизни и  научившийся
спокойно переносить страдания: почти без стона, смело, спокойно  он  начал
раздеваться, отдирая от тела пропитанную засохшей кровью одежду. Тогда  из
ран  выступила  свежая  кровь,  и  он,  разрывая  на  куски  белье,   стал
прикладывать эти куски к израненному и исколотому телу.  Все  смотрели  на
него с почтительным удивлением. Все-таки это  было  доказательством  того,
что он желал вернуться к жизни и искать какого-нибудь  выхода.  Все  молча
ждали, когда старик окончит свое дело: надо было сообща  сговориться,  что
делать дальше, где укрыться и куда направиться.
     В то время во всей стране не осталось почти ни одного уголка, который
бы  не  подвергся  разбойничьему  набегу  чехов,  поморов  или  пруссаков.
Особенно  тяжелым  было  положение  богатых   помещиков,   духовенства   и
рыцарства, которые при Мешке Первом и Болеславе приняли  христианство,  ни
один костел, ни  один  монастырь  не  был  пощажен  грабителями,  ни  одно
кладбище не избежало осквернения. Почти все капелланы пали от руки  убийц,
и  великое  дело  обращения  в  христианство,   совершенное   при   помощи
христианских народов, было уничтожено. Это было от части на  руку  немцам,
которые приобретали таким образом  право  обращения  мечом,  завоевания  и
захвата верховной власти над вновь отстроенным костелом.
     Русь и венгры, со своей стороны, ждали только удобного момента, чтобы
вырвать у Польши земли, завоеванные Болеславом. Чешский  Бжезислав  мечтал
даже о завоевании всего Польского королевства  и  о  присоединении  его  к
своим владениям. И это великое дело он начал с ограбления Кракова, Гнезьна
и Познани и опустошения всех областей, которыми он хотел править.
     Когда Лясота, перевязав свои раны,  снова  лег  на  землю,  а  Дембец
уселся в сторонке, братья Доливы, переглянувшись между  собой,  продолжали
прерванный разговор.
     - Как же вы думаете? - заговорил Мшщуй. - Что нам делать? Говорите вы
первый, мы хотим послушать старшего.
     Лясота поднял голову, как бы для того, чтобы убедиться, что эта  речь
относится к нему.
     - Вы меня спрашиваете, - сказал он. - Да разве я сам знаю,  что  надо
делать? Я знаю, чего не надо делать. Я не пойду за Вислу к Маславу, потому
что стыд и срам кланяться сыну батрака  после  того,  как  человек  служил
помазанным королям. Мы все держались всегда вместе  с  нашими  государями:
были верны вдове Мешка, потом сыну его, Казимиру... И теперь мы  пойдем  к
тому, кто их от нас отнял? А если бы мы и пошли к нему, то разве для того,
чтобы он снял с нас головы: ведь кормить нас он не будет.
     Братья Доливы не возражали ему.
     - Может быть, вы не знаете Маслава так, как я его  знаю,  -  прибавил
Лясота. - Я помню, как он рос при  дворе  и  был  сначала  мальчишкой  при
псарне, потом носил полотенца и кувшины, приручал соколов, наливал  мед  и
понемногу вкрадывался в доверие и милость, дошел постепенно до цепи на шее
и рыцарского пояса, стал доверенным и советчиком. Но и этого было мало его
ненасытному честолюбию. По смерти Мешка он задумался жениться на  королеве
и стать королем, а Казимира извести. Но мудрая государыня отвергла  его  и
окружила себя своими. Тогда стал ее же ругать за  то,  что  она  не  хочет
думать о пользе страны и нас всех, и так ее преследовал, что она, забрав с
собой все драгоценности, уехала к своим на Рейн. Остался Казимир, которого
взял в свою опеку Маслав с намерением  погубить  его.  И  тот  должен  был
бежать. Маслав легко от него отделался.  А  мы  остались  без  государя  и
вместо него попали в лапы к волку. Страну нашу  грабят  и  разоряют  чужие
люди. Ну, скажите, разве все это не его рук дело? Мы  все  отступились  от
изменника, а он тогда сделался язычником, чтобы расположить к себе  чернь.
И все язычники, сколько их там есть, пруссаки и поморы, все с ним. Что  же
мы там будем делать? Мы, крещенные и верующие в  Иисуса  Христа?  Тела  не
спасем, а душу погубим.
     Так говорил старик Лясота, а братья Доливы молчали.
     - Да разве правда все, что говорят, -  медленно  заговорил,  наконец,
Мшщуй, - может ли быть, что он сделался  язычником?  Разве  для  видимости
только, потому что я не верю, чтобы он им был взаправду.
     Тут Дембец, сидевший поодаль, громко сказал:
     - О, милостивый государь! Это всем видно, что он с язычниками заодно.
Из земли вырыл старые жертвенники, везде расставил камни и столбы, как они
стояли раньше, языческие обряды справляются по-прежнему средь бела дня, не
скрываясь. Ни одному ксендзу не дают пощады, где только увидят, сейчас  же
расправляются. Маслав говорит, что с ксендзами пришла неволя.
     - Да, дурной человек Маслав, - сказал Вшеборь, - но как же спастись и
где укрыться? В Чехии тоже ждут нас цепи и стрелы, Русь далеко, да  и  кто
знает, как бы нас там приняли? А скитаться по лесам и умирать с  голода...
нет, лучше повеситься на первом суку.
     Костер, около  которого  они  сидели,  погас;  Дембец  подбросил  еще
несколько головешек и снова развел его.
     - Что делать? Что делать? - горестно повторяли они.
     - Маслава я знаю, - отозвался Мшщуй после некоторого молчания,  -  мы
служили с ним вместе при дворе и были очень дружны. Это человек смелый  до
бешенства, дерзкий до  безумия,  ему  мерещится  корона,  потому  что  еще
смолоду ему предсказала какая-та гадалка, что он пойдет высоко.  Правда  и
то, что он не пощадил бы никого из нас, если бы ему это  понадобилось  для
чего-нибудь, но что пользы ему в нашей гибели?
     Они еще разговаривали, когда во мраке послышался какой-то шелест.  На
три шага не было ничего видно; все в испуге вскочили и  стали  внимательно
прислушиваться;  один  только  Лясота  остался  неподвижен;  сначала  всем
показалось, что это  кони  шарахнулись  в  сторону,  увидав  какого-нибудь
зверя.
     Но в это время ветер раздул пламя от костра,  и  оно  осветило  часть
пожарища и какую-то фигуру.
     Старый человек придерживался исхудавшей  рукой  за  выступ  уцелевшей
стены, и достаточно было взглянуть на него, чтобы  избавиться  от  всякого
страха и  узнать  в  нем  несчастную  жертву,  скрывавшуюся  где-то  среди
развалин и пришедшую на звук голосов.
     Это был старик в  потертой  и  загрязнившейся  черной  одежде,  очень
бледный и истощенный. Шея у него была длинная, худая, костистая, голова  -
коротко остриженная. Он горбился  от  старости,  а  страшная  худоба  едва
позволяла ему держаться на ногах. Сухие  губы  его  были  раскрыты,  глаза
сохранили выражение испуга и недоумения, жизнь в нем едва теплилась.
     Он поглядывал на сидевших, как бы отыскивая среди них знакомые  лица,
но, видно, язык не слушался его. Вдруг Мшщуй вскочил на ноги и подбежал  к
нему, крича:
     - Это вы, отец Ян, это вы?
     Старик качнул головой: голод и жажда лишили его сил  и  не  позволили
вымолвить  слова;  придерживаясь  за   выступ   стены,   он   не   решался
приблизиться, чтобы не упасть, и дрожал всем  телом.  Долива,  подбежав  к
нему, подал ему руку и повел к огню.
     Это был известный всем им настоятель городского костела. Он  три  дня
скрывался в костельном склепе,  питаясь  крошками  хлеба  и  утоляя  жажду
водой, по каплям стекавшей со стен. Услышав голоса людей и узнав своих, он
собрал последние силы и вышел из своего убежища, в котором готовился уже к
смерти.
     Из всего своего имущества он сохранил самое драгоценное  -  книжку  с
молитвами, которую держал в руках, прижимая к груди.
     Дембец поспешил на помощь старику: его поместили около огня; каретник
принес ему воды, а Лясота отдал ему свой зачерствевший хлеб. Со слезами на
глазах отец Ян благодарил судьбу и их, но еще долго от  него  нельзя  было
добиться ничего, кроме отрывочных фраз. Ужас и  боль  не  за  себя,  а  за
участь костела и своих овечек, лишили его голоса.
     Но отдохнув хорошенько и подкрепившись водой и пищей, он набрался сил
и начал говорить, как будто в лихорадке, все повышая и повышая голос.
     - Смотрел я на нашу гибель, - говорил он, - и,  если  бы  прожил  еще
несколько веков, глаза мои никогда не забудут этого страшного зрелища! Как
буря, налетели на нас грабители за грехи наши. Город не мог защищаться, со
всех окрестностей сбегались люди в замок, рук было  больше,  чем  надо,  а
оружия - мало и  больше  всего  страха.  Кроме  нашего  воеводы  и  жупана
прибежали люди от Шроды, сбежалась шляхта из ближних  поместий.  Было  так
тесно, что нечем было дышать в окопах.
     Я остался при костеле, - мне нельзя было оставлять его. Я облачился в
священнические одежды и взял в руки крест, ведь все же они были христиане,
хоть и враги наши!
     Никто и не думал сопротивляться, потому что некому было защитить нас,
выслали навстречу к ним старшину Прокопа с  просьбой  о  помиловании  и  с
изъявлением покорности.
     Но не помогли наши униженные мольбы. Весь народ был уведен в  неволю,
город - разрушен и разграблен. То был судный день гнева Господня. Меня  на
пороге костела чернь схватила  за  волосы,  бросила  на  землю  и  топтала
ногами.
     Но воля Божья направила этих людей искать сокровища, в сакристии, а я
успел в это время укрыться между гробницами за каменными плитами.
     Разбойники пришли и туда, проходили около меня, чуть не задевали меня
одеждой, а я каждую минуту ждал, что они схватят меня и потянут на смерть,
но Бог ослепил их. Они  разбили  гробы,  вытащили  оттуда  трупы,  а  меня
оставили. Я слышал, как над головой моей пылал костел, слышал, как  падали
бревна, как рухнула крыша, и обгоревшие части ее, провалившись в раскрытые
двери склепа, упали почти у самых моих ног.
     Я остался невредим! Для чего Богу угодно было продлить мою жизнь, - я
не знаю, - прибавил старец и, помолчав  немного,  продолжал.  -  Если  для
чего-нибудь была сохранена моя жизнь, то, верно, для того, чтобы я услышал
ваш ропот и жалобы и принес вам утешение. С могилы,  на  которой  я  стою,
глаза мои видят ясно. Не тревожьтесь о том, что крест  упал,  и  вернулось
язычество, - не думайте бить поклоны Маславу. Как проносятся вихрь и буря,
так пройдет и гнев Божий: ветви обломаются, но  стволы  останутся  целы  и
снова зазеленеют весною. Но плакать и роптать, ломать в  отчаянии  руки  и
падать на землю, - не ваше дело, вам надо собираться вместе и  защищаться.
Плачут женщины, мужчины - борются.  Бог  поможет  мужественным,  если  они
вознесут  к  нему  сердца.  Разве  уж  погибло  все  наше  рыцарство,  что
завоевывало земли с Болеславом?
     Разве осталась только чернь, которая и тысячами не страшна, если одно
сердце станет за тысячу?
     Вы теперь все порознь идете, но, если соберетесь вместе и возьмете  в
руки крест, - победа будет за вами. Напуганная чернь бросится  в  леса,  а
изменники понесут головы под меч и в петлю. Кланяться Маславу, -  с  жаром
говорил старик, - это то же, что отречься от Бога и  святого  креста.  Бог
дает злым временное торжество, но не дает им власти. Ступайте, собирайтесь
вместе, советуйтесь и выбирайте себе князя. С вами будет Бог.
     Мне жаль костела, но глаза мои видят, как он  скоро  поднимется,  как
зазвучат в нем гимны в честь и  славу  Господа  бога!  Не  падайте  духом,
имейте веру в Бога! Бог вас спасет.
     Говоря  это,  старец  чувствовал  все  большую  и  большую  слабость;
дрожащею рукою он благословил на все четыре стороны слушателей, склонивших
перед ним головы, и умолк, опускаясь на землю. Прибежал Дембец  с  охапкой
соломы, которую он приготовил было для себя: на ней он уложил  ослабевшего
ксендза, который сложил руки на груди и сомкнул веки, как бы засыпая.
     Все молчали; огонь потухал, и остальные тоже готовились ко сну.
     Небо понемногу очищалось от туч;  среди  разорванных  облаков  мигали
кое-где бледные звезды. Затихал ветер,  и  тишина,  все  реже  прерываемая
шумом в воздухе распространялась  над  долиной,  погруженной  во  мрак.  И
только узкая полоска неба еще светилась отблеском вечерней зари.
     Вдохновенные слова старца оживили сердце надеждой; все думали о  том,
что предпринять завтра и, хотя не высказывали вслух своих предположений, -
мыслили все одинаково. Надо было искать своих  и  соединиться  вместе,  не
теряя надежды на лучшее.
     Новая тяжесть спала на трех всадников: им надо было забрать  с  собой
ослабевшего старца, которого они не могли обречь на голодную смерть или на
поругание врагам. Младшие еще могли идти пешком, но Дембец,  который  тоже
собирался идти с ними, не мог ходить быстро,  да  и  кони,  ослабевшие  от
голоданья, не годились для торопливой езды. Об этом думали  все,  не  смея
высказать своих мыслей и, сидя у потухавшего  огня,  впадали  понемногу  в
дремоту.
     Отец Ян, утомившись, очевидно, заснул крепко, - не слышно  было  даже
дыханья.
     Лясота тоже, видимо, не очень заботился о своей судьбе  и  равнодушно
ждал, что будет дальше. Так прошла ночь.
     Уже рассветало, когда братья Долины начали совещаться между собой,  в
какую сторону направиться. Они уже не говорили о Маславе, но  намеревались
лесами пробраться к Висле, чтобы укрыться где-нибудь  в  Мазурской  земле,
потому что там чернь еще не поднялась.
     День занимался, когда петухи, каким-то чудом уцелевшие  на  пожарище,
прокричали приветствие утренней заре, объявляя опустевшей земле  о  начале
нового дня. Услышав этот крик, все встрепенулись.  Он  также  напомнил  им
лучшие времена в спокойных усадьбах! А единственный обитатель  опустевшего
поселения, не заботясь о том, что его окружало, испустил,  может  быть,  в
последний раз громкий крик, - призывая к жизни смерть и пепел, и крик этот
прозвучал в одно и  то  же  время,  как  страшное  издевательство,  и  как
напоминание. Объятые  различными  чувствами  -  одни  тревогой,  другие  -
бодростью, все  начали  подниматься  с  земли,  словно  пристыженные  этим
бдительным сторожем.
     - И мы, пока живы, должны так сзывать друг друга, - вскричал  Лясота,
усиливаясь подняться.
     - В дорогу!



                                    2

     Тихая и спокойная  ночь  сменилась  пасмурным  утром,  ветер,  словно
разбуженный,  снова,  как  вчера,  погнал   облака.   Сначала   пронеслись
маленькие, румяные посланники зари, а за ними  потянулась  целая  вереница
серых, сливавшихся в огромные клубки, изрезанные по краям, и вот все небо,
затянулось как будто печальной полотняной пеленой, а по  ней  клубились  и
свивались все  новые  громады  туч.  Ветер  принялся  подметать  и  землю,
опрокидывая кое-где обуглившиеся части строений; они падали на пепелище, а
дым и смрад неслись вверх и распространялись далеко вокруг.
     Холодный западный ветер принудил всех подняться с  земли.  Надо  было
позаботиться о более удобном убежище.
     В  этой  гдецкой  болотистой,  отовсюду  открытой,   низине,   всякое
нападение грозило опасностью;  негде  было  укрыться,  нельзя  защищаться.
Гораздо выгоднее было схорониться в ближних лесах.
     Первыми встали братья Доливы, которым надо было попоить коней.
     Дембец тоже приготовился разложить костер,  чтобы  подкрепить  теплой
пищей хотя бы раненого Лясоту и закостеневшего от  холода  старца.  Мшщуй,
встав с места, хотел прикрыть своим плащом отца Яна, но, наклонившись  над
ним, заметил, что лицо его было мертвенно бледно, и, приложив руку  к  его
голове, убедился, что Капеллан был мертв. Он должно быть,  умер  спокойно,
точно с молитвой на устах, руки его были сложены вместе на книжке, которую
он вынес из костела. Эта книжка была единственным наследством,  оставшимся
после него.
     Мшщуй не был ни удивлен, ни огорчен этой смертью: для  отца  Яна  она
была благодеянием, для путников освобождением от тяжести, с которой они не
знали, как справиться. Переговорив с братом и убедившись окончательно, что
отец  Ян  умер  и  совершенно  закостенел,  Мшщуй  занялся  прежде   всего
погребением старца. Нельзя же было оставить труп на съедение диким  зверям
и воронам; на общем совете решено было похоронить его в костельном склепе,
из которого он вчера вышел к ним.
     Дембец предлагал им свою помощь в этом богоугодном  деле,  но  братья
послали его присмотреть за конями, а сами, подняв труп за голову и ноги, в
молчании отправились  на  рассвете  к  развалинам  костела,  находившегося
неподалеку оттуда.
     Здесь, как бы готовясь принять бренные останки  капеллана,  ждал  его
раскрытый дубовый гроб, из которого грабители вытащили мертвеца... В  этот
гроб братья благоговейно опустили  отца  Яна  и  прикрыли  его  на  вечное
отдохновение тяжелой крышкой. Потом, задвинув каменной плитой, закрывавшей
раньше вход в гробницу, отверстие под землей, вернулись к сожженной  хате.
Лясота, давно уже проснувшийся, смотрел с каким-то каменным равнодушием на
все, что происходило вокруг него; так  смотрят  люди,  перенесшие  большое
горе: он не скорбел о чужой смерти и не побоялся бы своей собственной.
     Дембец, стоя на коленях, варил что-то в горшке, кони были напоены,  и
хоть не нашли  обильной  пищи  в  наполовину  выжженных  оградах,  все  же
выглядели бодрее, чем накануне.
     Утро, сначала  пасмурное,  начинало  светлеть,  когда  братья  Доливы
собрались двинуться в путь. Лясота еще лежал, подперев голову рукою.
     - Отец, - обратился Мшщуй к старику, который, по-видимому, и не думал
о путешествии, - нам надо ехать, и вы должны ехать с нами.
     Лясота покачал головой.
     - Дайте мне спокойно умереть, - произнес он едва слышным голосом. - К
чему столько мучиться, только для того, чтобы спасти жизнь, которая ни  на
что уж не нужна. Если бы я мог владеть руками!
     - Но мы вас здесь не оставим! - вскричал Мшщуй.
     - Ксендзу Господь закрыл глаза, Он поможет и  мне  умереть  здесь,  -
сказал старик.
     - Видно, Бог не хочет этого, если спас вам жизнь, -  прибавил  другой
брат.
     Доливы не захотели предоставить старика его  участи  и,  почти  силою
подняв его, посадили  на  коня,  у  которого  раны  уже  присохли.  Дембец
деятельно помогал им. Все двинулись в путь, оставляя  за  собой  сгоревший
поселок, которому уж никогда, видно, не суждено было  достигнуть  прежнего
богатства и значения. Проезжая мимо селения, все еще раз оглянулись назад,
созерцая странную картину разрушения.
     Гдечь  был  в  то  время  ярким  образом  всей  Польши,  сожженной  и
разрушенной, разграбленной и пустой, а, вдобавок,  не  имевшей  верховного
вождя. И болело сердце у тех, кто видел ее  еще  недавно  полной  жизни  и
веселья, залитой шумной толпой, сновавшей по  всем  улицам  -  с  богатыми
усадьбами, с костелами, в которых раздавались звуки гимнов.  Теперь  город
молчал, как  огромное  кладбище,  вороны  носились  над  развалинами,  ища
недогнивших еще трупов,  а  обезумевшая  чернь  уничтожала  все,  что  еще
уцелело после погрома.
     В  мрачном  молчании  путники  проехали  мимо  разрушенного  замка  и
направились по дороге к лесу.
     Окрестности были совершенно безлюдны, все, кому удалось  спастись  от
чехов,  скрывались  в  лесах.  И  наши  путники   почувствовали   себя   в
сравнительной безопасности, когда очутились среди деревьев. Здесь не легко
было выбрать дорогу,  хотя  все  хорошо  знали  местность.  Самая  большая
тропинка была неудобна  для  беглецов,  потому  что  на  ней  легко  могли
встретиться с вооруженными отрядами  или  с  чехами,  бродившими  по  всей
стране.
     Вооруженная чернь не давала пощады рыцарям, а чехи - брали в  неволю.
Следовательно, они должны были свернуть с главной  дороги  и  ехать  прямо
лесом, а Мшщуй, который любил охотиться, уверял,  что  он  сумеет  вывести
всех к Висле, руководясь корою деревьев. Не было иного  пути,  как  только
ехать за Вислу, хотя в спокойствие,  которое  будто  бы  там  царствовало,
никто не верил,  никто  не  мог  поручиться  за  безопасность,  а  четверо
беглецов, из которых один был  беззащитен,  а  другой  изранен  и  истощен
голодом, не могли обороняться даже против небольшой кучки людей.
     Вся пища, которую они имели, заключалась  в  мешке,  который  нес  на
плечах Дембец, а братья Доливы везли остатки в своих торбах, привешенных к
седлам, а всего этого могло хватить не на долго. Осталась  только  надежда
на Провидение.
     В лесной чаще осень  еще  не  произвела  таких  опустошений,  как  на
опушке: здесь уцелело много листьев, травы и зелени, и ветер  был  не  так
силен. Проехав лесную опушку и вступив в чащу, путники поехали  медленнее,
внимательно прислушиваясь и чувствуя себя  в  безопасности.  Впереди  ехал
Мшщуй, показывая дорогу, за его конем шел Дембец, за ним, опустив поводья,
похожий на живого мертвеца, тащился  на  коне  Лясота,  а  Вшебор  замыкал
шествие.
     Раза два или три у  них  из-под  ног  выскочил  зверь,  но  никто  не
соблазнился им; гнаться за ним было невозможно, а бросить в него копьем  -
не попадешь. И только несколько часов спустя Мшщую удалось удачно  попасть
копьем в молоденькую серну, выбежавшую из леса и в  испуге  остановившуюся
перед ними. Дембец побежал за нею и  догнал  раненое  животное.  Это  была
хорошая добыча и, добравшись до полянки, чтобы дать корм  и  отдых  коням,
они могли изжарить себе мяса, которого уже давно не ели.
     В лесной чаще ничто не обнаруживало присутствия людей,  всюду  царило
молчание, и хотя Мшщуй для безопасности прислушивался, лежа ухом к  земле,
он не услышал ничего, что могло бы пробудить опасение. Переждав, пока кони
вволю наелись хорошей травы, напились воды в ручье  и  посвежели,  путники
двинулись дальше.
     Дорога шла почти все время бором, самой его чащей, в том направлении,
где по уверениям Мшщуя,  который  уже  высчитал  дни  и  часы,  когда  они
достигнут цели, - протекала Висла. Никто не оспаривал его, потому  что  он
лучше других знал эти места, и  имел  вид  человека,  уверенного  в  себе.
Лясота был ко всему равнодушен, он послушно следовал за другими, ни о  чем
не расспрашивая  и  почти  не  замечая  окружающего.  Делал  то,  что  ему
говорили, и, как бы лишившись собственной воли, позволял поить  и  кормить
себя, но сам ничего не просил. Спутники его заботились о нем, не удивляясь
его состоянию; они знали, что он потерял семью, и  видели,  что  и  в  нем
самом оставалось уж немного жизни.
     День уже склонялся к вечеру, когда Мшщуй, медленно ехавший впереди  и
зорко вглядывавшийся вдаль, чтобы вовремя  заметить  опасность,  дал  знак
остальным,   чтобы   они   остановились.   Всадники   сдержали   коней   и
насторожились. Мшщуй, сойдя со своего коня, пошел, наклонившись, вперед, а
потом пополз на животе.
     Сквозь ветви деревьев, с  которых  уже  облетела  часть  листьев,  на
лужайке, у подножия  дуба,  виднелось  что-то,  чего  нельзя  было  хорошо
разглядеть. Как будто белело  платье,  обнаруживавшее  присутствие  людей.
Мшщуй  тихонько  подкрался  к  самому  стволу  старого  дерева,  но   тут,
оглядевшись хорошенько, смело встал на ноги.
     Ехавшие за ним догадались, что бояться нечего. Он кивнул и им,  чтобы
подъезжали ближе.
     Зрелище, которое открылось перед ними, поразило всех, но возбудило  в
них не страх,  а  жалость.  У  подножья  сидела  с  распущенными  волосами
прелестная девушка лет пятнадцати. Но этот свежий  цветочек  уже  согнулся
под дуновением какого-то  резкого  ветра;  на  бледном  личике  рисовалось
глубокое страдание. Подняв глаза к небу, она сидела так, неподвижная,  как
статуя. Из голубых глаз медленно текли струйки слез, текли и  засыхали  на
лице, и только две крупных, как жемчужины,  слезы  блестели,  не  высыхая.
Руки ее были подложены под голову и опирались на дерево, а на  коленьях  у
нее лежала другая женщина, покрытая какой-то одеждой, так что головы ее не
было видно, спящая, больная или просто усталая. Около двух женщин валялись
на земле брошенные узелки, платья, корзина с пищей и мелкая утварь.
     Они были одни - никого вблизи не было видно. Их  одежда  обнаруживала
знатных женщин из рода жупанов или владык. На младшей верхняя одежда  была
обшита мехом, старшая была закрыта платьем из тяжелой  драгоценной  парчи.
На шее девушки блестела золотая цепочка с украшениями, в ушах были серьги,
а на белых руках, закинутых за голову, сверкали перстни.
     Мшщуй, первый увидевший ее, стоял как вкопанный. Он никогда  в  жизни
не  видел  более  красивой  девушки;  она  казалась  ему   королевою   или
зачарованным лесным духом. А женщины  точно  окаменели:  не  видели  и  не
слышали приближения людей и  оставались  по-прежнему  неподвижными.  Мшщуй
догадался, что женщина, лежавшая на коленях у девушки, вероятно, спала,  а
та боялась малейшим движением нарушить ее сон.
     И только тогда, когда кони подошли ближе, и послышалось их фырканье и
топот копыт, девочка с криком рванулась с места и стала будить спящую... С
испуга потеряв всякую способность соображать, она не  знала,  что  делать,
потому что старшая женщина, проснувшись, не сразу пришла в себя.
     Но когда она поднялась, то оказалась уже не молодой, но еще свежей  и
красивой женщиной,  с  прекрасными  чертами  лица,  с  черными  бровями  и
глазами, смотревшими гордо  и  повелительно.  Густые  темные  брови  двумя
полукруглыми дугами выделялись над веками, прикрывавшими большие пламенные
глаза. В них была тревога, но и гнев  в  то  же  время.  Девушка,  гораздо
больше испугавшаяся, старалась схватить ее за руку, увлечь за собой, но  в
это время показался Мшщуй и поспешил крикнуть им, что им нечего бояться.
     При звуках этого голоса, убедившись, что это  были  свои  -  женщины,
хоть еще не решались оторваться друг от друга, все же заметно успокоились.
Старшая встала, гордо выпрямилась, прикрылась плащом, который закрывал  ее
во время сна, и принялась довольно смело приглядываться к Доливе.  Младшая
спряталась за ее спину, и  скорее  инстинктивно,  чем  сознательно,  стала
собирать длинные пряди рассыпавшихся волос, покрывавших ее плечи,  как  бы
золотистым плащом.
     Мшщуй, которому часто приходилось бывать  при  княжеском  дворе  и  в
усадьбах окрестной шляхты, не мог  припомнить,  кто  могли  быть  эти  две
женщины; между тем наружность их  была  такова,  что  их  невозможно  было
забыть тому, кто хоть раз их видел. Расцветающая красота девушки  невольно
приковывала внимание и уже навек запечатлевалась в памяти.  Но  и  старшая
женщина была  поразительно  красива  и  интересна  и  выражением  лица,  и
манерами, обличавшими в ней  чужеземку.  У  нее  и  цвет  лица  был  более
смуглый, чем у польских женщин, а на верхней губе виднелся  черный  пушок.
Крепкая, высокая, полная, она имела вид и манеры  королевы,  а  взгляд  ее
обнаруживал привычку властвовать.
     Хотя сама  эта  встреча  в  чаще  леса  и  испуг  младшей  из  женщин
свидетельствовали о том, что они находились в отчаянном  положении,  одни,
всеми  покинутые  и  преследуемые  дикой  чернью,  которая  не  щадила  ни
костелов, ни женщин, однако, несмотря на это, в выражении лица старшей  не
было  заметно  особенной  тревоги.  Только   черные   дугообразные   брови
сдвинулись  над  глазами,  и  две  морщины  прорезали   лоб.   Она   долго
приглядывалась к мшщую, ожидая чтобы он заговорил первый.
     - Не бойтесь, милостивая  пани,  -  сказал  новоприбывший,  -  мы  не
разбойники, мы сами уходим от разбойников.  Вот  здесь  нас  двое  братьев
Долив, а это - лясота из-под Шроды, а тот - служащий человек из замка.  Мы
едем из разоренного края, от Гдеча, где уже не  осталось  ни  одной  живой
души.
     Пока Мшщуй говорил это, женщина  не  спускала  с  него  внимательного
взгляда и потом с таким же вниманием стала присматриваться  к  подъехавшим
спутникам Мшщуя; из-за ее плеча выглядывало встревоженное  бледное  личико
девушки, кутавшейся в материнский плащ.
     При  виде  этих  одиноких,  беззащитных  женщин  в  чаще  леса,   все
остановились, глядя на них с глубоким сожалением. Бороться со всякого рода
несчастиями - мужское дело, но  когда  беспомощной  и  бессильной  женщине
приходится стать лицом к лицу с разнузданной чернью, когда гибнет  девушка
в цвете лет, тогда сжимается болью самое равнодушное сердце.
     Объятые глубокой жалостью,  подъехавшие  мужчины  молча  смотрели  на
женщин; и даже Лясота, который вспомнил свою семью, шире раскрыл угасавшие
глаза и задвигался на своем коне.
     - Благодарение Всевышнему за то, что Он привел вас сюда, - заговорила
старшая женщина, - благодарение Господу! Вот уже третий день, как мы сидим
здесь одни, плача и дрожа. Последний слуга,  который  был  с  нами,  пошел
разузнать, что делается  в  окрестностях,  и  еще  не  вернулся.  На  нашу
усадьбу, Понец, напали жестокие полчища - целая масса людей... Мы с дочкой
едва-едва успели спастись, захватив с собою старого слугу. Но и тот ушел и
не вернулся, а нас здесь ждет голодная смерть или  звериная  пасть...  Бог
один ведает, что сталось с домом и с мужем!..
     Прикрыла рукой глаза, из которых брызнули слезы, и умолкла.
     Все сошли с коней и подошли к ним ближе. Молодая девушка, все еще  не
отделавшаяся от страха, пряталась за мать.  Имя  мужа  этой  женщины  было
известно рыцарям: сама она была родом с Руси, родилась от матери гречанки,
а замуж вышла за могущественного владыку Леливу. Звали ее Мартой.
     При  Болеславе  Великом,  когда  отношения  с  Русью  были  теснее  и
отличались большим дружелюбием, князья жупаны часто женились на  русинках,
а иногда русины выбирали себе  жен  при  дворе  короля  или  в  шляхетских
усадьбах.
     Никто из рыцарей не знал Марты Леливы и ее дочери и никогда  в  жизни
не встречался с ними. Но мужа ее Спицимира или Спытка, как  его  называли,
недавно поселившегося в усадьбе Понец, видали не раз и  Лясота,  и  братья
Доливы. Это был уже пожилой человек, рыцарь в полном смысле  этого  слова,
беззаветно храбрый, прославившийся своими смелыми походами.  Страшно  было
даже подумать о том, что с ним могло статься, но всем было одинаково ясно,
что, если в момент нападения он был дома, то скорее отдал  бы  жизнь,  чем
спасся бегством. Он мог устроить побег жены и дочери,  но  сам,  наверное,
выдержал нападение.
     Но не желая напрасными словами увеличивать  горе  женщины,  никто  не
спрашивал о нем; она сама, ломая руки, начала рассказывать о  нем,  потому
что, как все женщины, перенесшие тяжелое горе, она  не  могла  уже  больше
сдерживаться и должна была говорить о себе.
     - Бог один ведает, что сталось с моим любимым мужем, - говорила  она.
- Он хотел биться со  своими  людьми  до  последней  крайности,  но  разве
мыслимо, чтобы он мог, хотя бы с боем прорваться сквозь ту толпу, что  его
окружила со всех сторон?
     Тут обе женщины принялись плакать. Тогда Лясота,  не  проронивший  до
сих пор ни слова, подошел к ним и показал им свою  растерзанную  одежду  и
окровавленное тело, кое-как перевязанное тряпками, на  которых  проступали
пятна крови.
     - Теперь уже не надо роптать, а надо благодарить Бога тем, в ком  еще
есть кровь, - сказал он. Мои все погибли. Я спасся только чудом. Кого  Бог
осиротил, тот должен  покориться  судьбе,  оплакав  погибших.  Благодарите
Бога, что вас не изрезала в куски чернь, которая озлилась на всех рыцарей,
жупанов и владык и решила уничтожить наше племя во всех землях.
     Я знавал Спытка и думаю, что не посрамил себя и сражался до конца. Да
и нам, мне и многим еще уцелевшим, немного уж осталось жить. Знаете ли вы,
милостивая пани, что из тех панов, что укрылись в Гдече,  не  спаслась  ни
одна живая душа: кто остался жив, того увели в неволю.
     Женщины снова заплакали, громко  причитая  и  ропща  на  судьбу,  все
остальные молчали, не было слов, которыми можно было бы утешить их.  Между
тем наступил вечер и решено было расположиться здесь на ночлег,  чтобы  не
оставлять женщин одних, а те не могли двинуться дальше в ожидании слуг. Но
кто знал, суждено ли им дождаться их?
     Хотя положение беглецов было настолько серьезно  и  опасно,  что  как
будто и не время было думать о женской красоте и поддаться ее обаянию,  но
братья Доливы, оба молодые, не женатые, и горячие  сердцем,  увидев  дочку
Спытка, сразу влюбились в не и не могли налюбоваться ею.
     Девушка, видя, как они следили за ней взглядами, пряталась  за  мать;
но это плохо помогало, потому что братья под  предлогом  различных  мелких
услуг, старались подойти к ним поближе, чтобы хоть  посмотреть  на  нее  и
полюбоваться красотой. Правда оба лагеря были на известном расстоянии один
от другого, и женщины  отошли  в  сторонку,  но  молодые  люди  без  труда
находили предлоги, чтобы подойти к ним.
     Слуга  Спытков,  которого  она  ждала  с  вестями  от  мужа,   -   не
возвращался; и становилось все  более  вероятным,  что  его  или  схватили
где-нибудь по дороге, или он заблудился в лесу, или  стал  жертвой  дикого
зверя, хотя был очень толковый человек, чувствовавший  себя  в  лесу,  как
дома. Для Долив ясно было только то, что  нельзя  было  оставить  в  таком
состоянии этих несчастных женщин. У них не было лишних коней, и  маленький
их отряд, увеличенный ими, должен был еще медленнее  двигаться  в  сторону
Вислы,  а  опасность  этого  путешествия  еще  усиливалась.  Но  никто  не
жаловался на это. Обоим братьям улыбалась  совместная  поездка  с  дочерью
Спытка, в которую оба они сразу влюбились.
     К ночи, когда возвращение слуги становилось все более сомнительным, -
начали советоваться о том, что делать утром, потому что недостаток в  пище
не позволял откладывать выступленье в путь.  Спыткова  со  слезами  начала
умолять не оставлять их  на  произвол  судьбы.  На  это  отозвался  старый
Лясота, снова обретший дар слова.
     - Об этом никто не думает. Но и с  нами  вам  не  будет  спокойнее  и
удобнее, потому что мы  и  сами  не  можем  защитить  себя  и  пробираемся
крадучись, чтобы ни с кем не встречаться.
     - А куда же вы направлялись? - спросила Спыткова.
     - Мы?.. Да к Висле, - отвечал старик. - Но одно дело идти нам  одним,
а другое - брать с собою женщин. Доливы вели нас к  Висле,  где,  говорят,
еще спокойно на Мазурских землях; там этот негодяй Маслав держит  народ  в
железных руках. Но мы знать его не хотим и тем более не должны  показывать
ему женщин, потому что у него тоже нет  ничего  святого;  он  упился,  как
медом, своей силой. Вот мы и бредем на Вислу, а куда? - Бог один ведает...
     Долго никто не возражал ему.
     - Эх! - отозвался, наконец, Мшщуй, - не вечно же все будет  так,  как
теперь. Все придет в порядок; наши соберутся вместе, а  мы  пока  построим
шалаши и переждем безвременье.
     - А Голод? - опустив голову, промолвил Лясота.
     - Ну, этого нам нечего бояться, - улыбаясь, отвечали братья Доливы, -
что-нибудь придумаем... В конце концов, что  у  нас  осталось?  Мы  должны
позаботиться о самих себе и спасать свою жизнь.
     Старик ничего не отвечал на это, женщины перешептывались между собой,
и, не придя ни к какому решению, все умолкли.
     Была  уже  ночь,  когда  среди  лесной  тишины   послышались   звуки,
перепугавшие всех, особенно женщин. Все явственно  услышали  шелест  среди
кустов. Мшщуй и Вшебор бросились к коням и оружию. Теперь уже  можно  было
различить чьи-то шаги, а скоро из-за чащи деревьев показался,  внимательно
осматриваясь, человек, опиравшийся на палку и имевший за  поясом  топор  и
дротик. Это и был слуга, посланный Спытковой на разведки о муже.
     Женщины, узнав его, бросились к нему с вопросами, но,  вглядевшись  в
него внимательно, приостановились, выжидая.
     Он шел или, брел, едва передвигая ноги от  усталости,  а  по  страшно
исхудавшему  и  пасмурному  лицу  не  трудно  было  отгадать,  что  вести,
принесенные им, никого не могли утешить.
     Приблизившись к огню, он остановился, опираясь на посох и  жалостливо
поглядывая на свою госпожу, как бы приготовляя ее к тому, что ей не о  чем
было и спрашивать. И Спыткова не решалась спрашивать, предпочитая продлить
минуты  неизвестности,  чем  услышать  известие,  которое  она   угадывала
сердцем. Тогда старый Собек, не выдержав взгляда своих госпож,  -  потерял
все  свое  мужество  и   заплакал.   Зловещее   молчание   -   предвестник
надвигающейся бури, воцарилось около костра. Первым заговорил Лясота.
     - Спытек погиб? А что сталось с усадьбой?
     Собек, покрутив рукой в воздухе, указал ею на землю.
     - Я смотрел издали, как дымилось наше гнездо, - сказал он, - его  уже
нет больше, и никого нет в  нем,  ничего  не  осталось...  Раненый  Жутва,
дотащившийся с пожарища до лесу, где я и нашел его умирающим,  сказал  мне
только то, что пан наш уложил целую гору трупов, пока добрались до него, и
погиб рыцарскою смертью. Злодеи рассекли его на куски.
     Женщины, услышав это, с громкими рыданиями упали на землю,  но  никто
не посмел удерживать их от слез! А Собек, не  прибавив  больше  ни  слова,
повалился тут же, где стоял, у огня, потому что ноги отнялись  у  него  от
изнеможенья. Доливы и Лясота отошли в сторону, оставив плачущих оплакивать
свое горе  и  печальную  судьбу,  и  советуясь  между  собой  о  том,  что
предпринять дальше.
     Теперь их отряд увеличился тремя пешими людьми, потому  что  и  Собек
ведь должен был присоединиться к ним. Братья  согласились  на  том,  чтобы
посадить женщин на коней, а самим идти пешком. Лясоту нельзя  было  лишить
его старой исхудавшей клячи, потому что он не мог идти.  Но  такой  способ
путешествия значительно усложнял дело.
     Два брата отошли в сторону  посоветоваться  между  собой,  и  хотя  в
решении своем оба были единодушны, но тем не  менее  поглядывали  друг  на
друга  так,  как  будто  собирались  кусаться,  и  взгляды,  которым   они
обменивались, были полны недоверия. А всему виной была девушка, на которую
зарились оба, и потому пытливо  заглядывали  в  глаза  друг  другу;  Мшщуй
подозревал Вшебора, а Вшебор Мшщуя.
     - Я дам моего коня девушке, - сказал Мшщуй, подбоченившись, -  и  сам
пойду рядом с нею, чтобы он не испугался чего-нибудь и не упал.
     - Почему ты, а не я? - насмешливо заметил Вшебор, - ведь и я это могу
сделать.
     - А почему же непременно тебе должна  достаться  девушка?  -  сердито
оборвал другой.
     Они обменялись неприязненными взглядами.
     - Потому что девушка мне нравится! - засмеялся Вшебор.
     - И мне тоже, - возразил Мшщуй.
     - Ну, и мне!
     - И мне!
     Они начали перебрасываться резкими словами, измеряя друг друга такими
взглядами, как будто собирались вызвать на бой.
     Ни один не желал уступать.
     А так как оба были пылкого нрава и легко раздражались, то  и  теперь,
казалось, готова была разразиться буря. Но, к  счастью,  им  стало  стыдно
перед людьми и перед самими собой.
     - Ну, послушай, - сказал  Вшебор,  понизив  голос,  -  не  время  нам
драться из-за чужой девки, бросим все это. Прежде надо спасти ее и мать, а
потом уж решать, чья она будет. Пусть Спыткова и дочка сами  выберут  себе
коня, а мы оба пойдем за ними.
     Мшщуй кивнул головой.
     - Только ты не воображай, - прибавил он,  -  что  я  тебе  так  легко
уступлю ее. Ты знаешь, что со мной шутки плохи.
     - Да и со мной тоже... Мы знаем друг друга.
     - Ну, разумеется... Да и нечего тут спорить.  Никто  не  может  взять
девушку силой.
     Вшебор презрительно усмехнулся.
     - Почему? - спросил он. - Женщин чаще всего берут силой.
     - Ну, силой, так силой, - пробормотал другой.
     И снова чуть-чуть не  поссорились.  Еще  хорошо,  что  вся  их  ссора
происходила в стороне, так что никто не мог их подсмотреть  и  подслушать.
Они замолчали на время, но, расходясь, затаили в  душе  гнев  и  неприязнь
друг к другу.
     Ночью надо было, кое-как сложив шалаши, затушить огонь, чтобы  он  не
выдал их, а одному, по очереди, стоять на страже. По счастью,  еще  хмурое
осеннее небо в тот день не разлилось дождем по земле.
     С рассветом стали готовиться в путь. Вчерашнее соревнование  началось
снова, но  без  слов  пока.  Оба  брата  спешили  подать  коней  женщинам,
беспокоясь о том, какого выберет себе девушка. И, торопя друг  друга,  они
обменивались горящими взглядами, и никто в этом споре  не  думал  уступить
другому.
     Уже были связаны узлы и мешки, которые должен был захватить  с  собой
Собек, мать и дочь оделись и ждали, когда все двинутся в путь. В это время
перед ними появились  братья  Доливы  со  своими  конями.  Марта  Спыткова
поблагодарила и выбрала себе коня Вшебора, потому что этот конь был крепче
и сильнее, а она хотела посадить дочку позади себя, чтобы не  расставаться
с нею в пути, но тут вмешался Мшщуй и заявил, что кони их ослабели, а путь
предвиделся долгий и нельзя было ехать вдвоем на одном коне.
     Девушка стояла в нерешимости, не желая расставаться с матерью,  да  и
матери не хотелось отпустить ее от себя. Они уже готовы были идти  пешком.
Доливы все еще стояли перед ними, мешкать было невозможно.
     - Милостивая пани, - сказал  Мшщуй,  -  теперь  некогда  раздумывать.
Садитесь вы на одну лошадь, а девушка - на другую, -  мы  пойдем  рядом  с
вами, и она будет у вас на глазах.
     Но девушка жалась к матери, и Спыткова  не  могла  решиться.  Лясота,
которому помогли сесть на коня, заметил:
     - Что тут торговаться, - когда надо спасать жизнь!
     Тогда мать, обняв дочку и шепнув ей  что-то  на  ухо,  села  на  коня
Вшебора, а Касю предоставила Мшщую, который бросил брату  презрительный  и
насмешливый взгляд.
     Девушку звали Катериной - по имени одной из наиболее уважаемых  в  то
время святых.
     Итак, с Божьей помощью, все двинулись в путь  лесными  тропинками,  -
так что ехать приходилось гуськом и девушка очутилась за матерью,  но  она
так закуталась и закрылась, что Мшщуй не видел даже ее глаз.
     Проходя мимо брата, Вшебор шепнул ему на ухо.
     - Не надейся, что ты долго будешь наслаждаться с  нею,  я  возьму  ее
потом себе.
     - Ну, увидим, - сказал Мшщуй.
     - Увидим...
     - Посмотрим.
     Маленький караван нарочно выбирал самые глухие тропинки,  по  которым
не ступала еще нога человеческая. Лес тянулся  непрерывно,  и  как  льстил
себя надеждою Долива, должен был вывести их к Висле; в то время вся страна
представляла из себя один  огромный  лес,  только  местами  вырубленный  и
расчищенный.
     Куда бы ни пошел человек, - ближе или дальше, везде  перед  ними  был
лес, а если и попадалась иногда поляна или луг, то за ней сейчас же  снова
начинался бор. Так ехали они долго, - но вдруг лес начал редеть с  юга,  и
Мшщуй, забежав в испуге  вперед,  увидел  перед  собой  широкую,  плоскую,
открытую со всех сторон равнину.
     Правда, за этой равниной  снова  расстилались  густые  леса,  но  так
далеко, что при медленном передвижении потребовался бы целый  день,  чтобы
доехать туда. Как раз в той стороне и должна была протекать та  Висла,  за
которой они хотели укрыться.  Надо  было  хорошенько  обдумать  положение,
чтобы не стоять долго на виду среди поредевшего леса.
     Собек предложил, оставив узлы и  мешки,  тихонько  подползти  вперед,
чтобы рассмотреть местность.
     Дым, в различных местах поднимавшийся над землею, свидетельствовал  о
том, что долина эта не была совершенно опустошена.
     Собек влез на дерево и увидел вдали спаленный замок,  полуразрушенные
стены костела, но что хуже всего - ему показалось, что он  видит  огромный
лагерь конных и пеших людей,  несколько  больших  костров,  около  которых
паслись стада, лежал рогатый скот  и  кони  и  возвышались  кучи  каких-то
сваленных вместе предметов.
     Он  догадался,  что  они,  по  несчастью,  набрели  на  один  из  тех
караванов, которые, переходя от селенья  к  селенью,  грабили  и  разоряли
усадьбы, замки, монастыри и костелы, равняя их с землей.
     Была ли это окрестная чернь, пруссаки или Маславово войско - об  этом
трудно было догадаться, но для беглецов оно было одинаково плохо.
     Женщины встревожились и хотели было сейчас же возвращаться  назад,  в
лесную чащу, хотя лагерь был расположен  на  большом  расстоянии  от  того
места, где они находились;  все  сошлись  на  том,  чтобы  взять  влево  и
пробираться в ту сторону, где виднелись леса и этими лесами обойти долину.
     Собек, который был смелее других, советовал переждать в лесу, пока он
проберется вперед и все разузнает. Хоть Лясота отговаривал  его  от  этого
намерения, и женщины боялись лишиться слуги, но для путешественников  было
очень полезно узнать, что делалось в той стороне, куда они направлялись.
     Спор продолжался не долго; Собек был так  уверен  в  себе  и  выражал
такую готовность отправиться  на  разведки,  что  пришлось  ему  уступить.
Человек бывалый, он знал, что и как надо говорить, кем  прикинуться  перед
разными людьми, и надеялся, что в толпе черни никто  не  обратит  на  него
внимания. Крестьянская одежда  и  простой  говор  давали  ему  возможность
пробраться, не возбудив подозрения.
     Лагерь был расположен на значительном расстоянии от  опушки  леса,  и
Собек должен был прокрадываться так, чтобы никто не заметил, что он  вышел
из лесу.
     Долину пересекал ручей, по берегам  которого  росли  густые  вербы  и
лозняк. Собек до самого берега этого ручья полз по земле через весь луг.
     Очутившись среди кустов и осторожно  пробираясь  среди  них,  он  мог
подойти к самому лагерю и, никем не замеченный, появился в нем, как  будто
шел от стада, пасшегося над водой.
     С ловкостью дикого человека, которым так же,  как  зверем,  руководил
инстинкт и опыт, Собек вошел в лозняк. Издали только зоркий глаз  охотника
мог  бы  заметить  слегка  колыхавшиеся  ветви  там,  где  он,   осторожно
пробираясь, задевал их. Но он избегал и этого, и, где только  было  можно,
держался около самой воды.
     Это осторожное передвижение над речонкой заняло у него довольно много
времени; наконец, он услышал  ржание  коней,  рев  скота  и  шум  и  говор
огромной людской толпы. Он был уже около самого  обоза.  Ловкий  и  смелый
Собек спрятал свой топор в лозах, а сам вышел из них,  неся  в  руках  пук
наломанных ветвей; идя по дороге, он изгибал их и переплетал между собой.
     Никто даже не оглянулся на него, и он, с лозами под мышкой,  вошел  в
стадо рассыпавшихся по лугу коней.
     Отсюда он уже хорошо разглядел, что перед ним было не войско, не чехи
и не пруссаки, а просто толпа разнузданной черни, бродившей  с  кольями  и
дубинами от усадьбы к усадьбе.
     Со смехом и криками они делили награбленную добычу.
     В центре лагеря  лежали  связанные  женщины  и  подростки,  взятые  в
неволю.
     Немного поодаль валялись выброшенные из лагеря трупы, а около  них  с
ворчаньем бегали собаки. Грабители не сооружали ни палаток, ни  шалашей  и
спали под открытым небом на голой земле.
     Повсюду виднелись громадные  костры,  а  на  них  жарились  бараны  и
зарезанный скот. Тут же стояли раскрытые бочки, из которых каждый  черпал,
сколько хотел. На земле кучами лежало награбленное в костелах  и  усадьбах
богатство.
     В различных местах лагеря возвышались  изображения  языческих  богов.
Старых  было  недостаточно,  поэтому  наделали  новых,  грубо  и   неумело
вытесанных из дерева.
     Раздавались языческие вызывающие песни, толпа была пьяна, но  пела  с
жаром.
     Собек стоял так, среди стада коней, не зная, на что решиться: идти ли
дальше, или возвращаться,  когда  к  нему  подошел  подвыпивший  работник,
который, с бичем в  руке,  присматривал  за  стадом,  и  стал  внимательно
присматриваться. Старик, ни мало не перетрусив, продолжал плести ветви,  в
свою очередь приглядываясь к нему.
     - Плохой корм! - забормотал он, чтобы начать разговор.
     - Да, для коней, - сказал Собек, - но для нас всего вдоволь.  Что  же
ты голоден, что ли? - смеясь, он.
     - Я-то нет, да мне скотину жаль.
     - Э, что с нею станется! Ведь она нам даром досталась, ты  сгонял  ее
по усадьбам, что ж за беда, если которая-нибудь  и  подохнет.  Надо  же  и
воронам чем-нибудь питаться, - спокойно говорил Собек.
     - Ну, ну, - пробурчал работник, - пора бы уже бросить  все  это...  В
окрестностях не осталось ни одной усадьбы, ни одного монастыря,  или  хоть
костелишка, - а я уж стосковался по хате.
     - Что же ты в ней оставил? - спросил Собек, - девку, что ли?
     - Да, может, еще и не одну, - возразил работник. - Я не бобыль,  могу
их взять.
     Он повернул голову по направлению к лагерю.
     - Вон там их сколько! Как  старшины  повыберут  себе,  нам  останутся
только бабы!
     - А вы вернетесь к своей, оно и лучше будет. Там никто ее, верно,  не
обидел, если все ушли, - говорил Собек.
     - Да, да, - забормотал работник, - может быть, все, а может  быть,  и
не все.
     Он зевнул и одновременно вздохнул, а потом ни с того, ни с  сего  так
хлопнул бичем, что кони шарахнулись в сторону, а пастух рассмеялся.
     - Ну, уж теперь, верно, вернемся, видно дальше делать  нечего,  когда
ничего уже не осталось, - заметил Собек. - И я уж скучаю без хаты.
     - Да, как же, так тебе и вернулись! - сказал пастух. -  Осталось  еще
Ольшово. Там, в замке заперлись магнаты, а у них сокровища большие и девок
сила, и никак их не взять! Вот мы и должны выкурить барсуков из норы!
     - Это что еще за Ольшово, я не слыхал? - возразил старик.
     - Потому что ты старый и глухой! - смеялся пастух. - А где же ты был,
когда мы туда ходили?
     - Я? - сказал Собек. - Да я же пас коров, я ничего не знаю.
     - Там они много наших  положили,  мы  должны  были  уйти,  но  мы  их
возьмем!
     Проговорив это, пастух принялся свистать и как будто потерял охоту  к
дальнейшему разговору.
     Собек тоже никак не мог справиться с своей работой, лоза не  гнулась,
а ломалась, и он, ругаясь и проклиная, заявил, что  пойдет  искать  лучших
прутьев. Никто не обращал на него внимания. Он снова  пошел  в  кусты  над
речкой. Скрылся в  них  весь,  постоял,  прислушался,  притаившись,  нашел
спрятанный топор, засунул его за пояс и, заметив, что пастух опять  улегся
на  сырой  земле,  пустился  в  обратный  путь,  с  прежней  осторожностью
пробираясь между кустами по направлению к лесу.
     Смелая вылазка окончилась благополучно, потому что никто  не  обратил
на него внимания.
     Все ускоряя шаги, он дошел так до лесной опушки и, выбравшись ползком
из кустов, добежал, никем не замеченный, до чащи леса.
     Здесь по следам конских копыт на влажной земле, он добрался  до  того
места, где с нетерпением ожидали его остальные путники, со страхом думая о
том, удастся ли ему что-нибудь разузнать. Спыткова уверяла, что  он  такой
опытный и ловкий человек, какого нет больше на свете, поэтому  и  покойный
муж выбрал его в провожатые ей и дочери. Собек вернулся раньше  даже,  чем
его ожидали. Завидев его издали, все окружили его с расспросами.
     - Ну что же вы там видели? Что за люди? - спросила Спыткова.
     - Да все та же чернь, которая была и у нас в Понце, - сказал Собек. -
Я не только видел их собственными глазами, но даже  и  разговаривал  с  их
пастухом. Пожалуй, скоро уж они, разделивши добычу, разбредутся  по  своим
хатам, - для них уж ничего не осталось  кроме  одного  только  Ольшовского
замка. Там заперлись вельможные паны и набили у них  не  мало  людей;  они
думают взять их голодом, потому что иначе никак не могут.
     - Ну, ну, - прервал его Лясота, - этого уж они не дождутся. В Ольшове
сидит старый Белина, он уж ко всему ранее приготовился и не  дастся  им  в
руки, хоть бы пришлось и год продержаться. Я Белину  знаю.  Люди  смеялись
над  ним,  что  он,  живя  в  безопасном  месте,  так  всегда  укреплялся,
вооружался, окапывался и собирал запасы хлеба, -  как  будто  готовился  к
осаде. Видно, он один знал, что делал.
     - При Болеславе все думали, что уж всякая опасность миновала; он один
только не верил в обращение и пророчил, что когда-нибудь язычники разрушат
костелы, а нас всех - христиан вырежут.
     - Он один только знал и  ведал,  что  должно  было  случиться,  -  со
вздохом прибавил Лясота.
     - А почему же бы нам, милостивый пан, - заговорил Собек, кланяясь ему
в ноги, - вместо того,  чтобы  ехать  за  Вислу,  до  которой  так  трудно
добраться, - не направиться в Ольшовский замок? Я бы нашел туда дорогу!
     Все помолчали.
     - А ты разве хорошо знаешь дорогу? - спросил Лясота.
     - Да уж провел бы вас, - поглаживая себя по голове  и  покачивая  ею,
отвечал старик.
     - Да примут ли нас там? - прибавил старший Долива.
     - Ну, как же они могут не принять? - возразил  Лясота,  -  мы  с  ним
одного рода. Они - мне близкая родня. Белина никогда еще  не  отказывал  в
гостеприимстве христианину и рыцарю.
     - Да ведь мы не съедим его! - прибавила Спыткова, которая  схватилась
за эту мысль, как за якорь спасения.
     Не возражали и братья Доливы, да и никто не оспаривал этой счастливой
мысли, - все дело было только в том, каким  способом  и  с  какой  стороны
добраться до Белины. По словам Собека, до Ольшова было полтора или два дня
дороги, и надо было подходить к замку осторожно, потому что хоть  чернь  и
отступила от него, но кругом стояли часовые и стража и  легко  можно  было
попасть в их руки.
     Мшщуй напомнил об этом, а  Лясота  одобрил  план  действий.  По  всей
вероятности, черни не отказалась  от  мысли  овладеть  Ольшовым  и  потому
оставила там хоть небольшой отряд.
     И на этот раз Собек с готовностью вызвался пойти на  разведки.  Этого
человека, - узнав его хорошенько - невозможно было не полюбить; он никогда
не обнаруживал утомления, вечно готов был служить свои панам,  ел  мало  и
спал немного, спрошенный о совете, давал  его  охотно,  но,  если  его  не
спрашивали,  мог  молчать  хоть  полдня  и  никому  не  надоедал.  Еще  до
наступления вечера путники, ради безопасности, углубились в лес,  и  Мшщуй
тут же уступил Собеку свою роль провожатого.
     Весь следующий день можно было употребить, не  спеша,  на  переезд  в
Ольшовский замок. И  женщины  повеселели,  ободренные  надеждой  очутиться
вскоре среди своих и не ночевать под открытым небом  в  лесной  чаще,  где
всегда можно было ожидать нападения Маславовых отрядов и пленения.



                                    3

     До рассвета, в пасмурную погоду, пустились в путь. Еще ночью зачастил
спокойный, осенний дождь, похожий на  густую  мглу.  По  уверению  Собека,
такие дожди предвещали долгое ненастье. Лесные тропинки размокли  и  стали
скользкими, промокли вскоре и путники, а женщины, хоть и кутались, во  что
только могли, чтобы защититься от холода и сырости,  -  продрогли  и  тоже
вымокли.
     Спыткова  утешала  себя  разговором  с  провожатыми,  но  как  только
разговор смолкал, тяжелые мысли одолевали ею, и она с трудом  удерживалась
от слез.
     Мшщуй и вчера, и сегодня старался не отлучаться от девушки, ведя  под
уздцы ее коня и отстраняя ветви, чтобы они не ударили ее. Но Кася избегала
даже глядеть на него, а дождь позволял ей так кутаться, что даже  глаз  ее
не было видно.
     Старшая пани  охотно  разговаривала  с  шедшим  около  нее  Вшебором,
изливая на него свои бесконечные жалобы.
     А так как тот,  кто  хочет  приобрести  расположение  дочери,  должен
понравиться и матери, то Вшебор не тратил времени даром, и то, что терял у
дочери, старался выиграть у матери. И в душе своей посмеивался над Мшщуем.
Мшщуй и без того был сильно не в духе; уже несколько раз на  свои  вопросы
Касе он не дождался от нее ответа.
     Девушка была скромна, боязлива и поразительно молчалива, как будто не
сознавала своей молодости.  Может  быть,  впрочем,  так  повлияли  на  нее
душевная боль и испуг. Долива не мог допытаться от нее ни слова, - если же
она шептала что-то в ответ, то так быстро и тихо, что ничего  нельзя  было
разобрать.
     За то мать говорила за двоих. Вшебор мог узнать от нее не только все,
что было ему нужно, но и ненужное. Марта Спыткова рассказала ему про  свою
молодость, проведенную на Руси, про первое сватовство, свадьбу,  отъезд  в
Польшу, - про жизнь свою с мужем и все свои и  его  приключения  до  самых
последних событий, - и не раз, а несколько раз, все с новыми добавлениями,
рассказала она ему всю историю своей жизни. При этом она  то  плакала,  то
смеялась, вспоминая что-нибудь веселое и забывая о печальном, потом  опять
плакала, и опять смеялась, поблескивая  черными  глазами,  как  будто  еще
чувствуя себя молодой.
     Рассказывала о себе, о муже, о всех своих поклонниках, которые готовы
были влюбиться в нее, если бы только она позволила, и обо всем, что только
приходило ей на память. Эти разговоры, видимо, были ей необходимы,  потому
что, если не было при ней  Доливы,  она  подзывала  Собека,  обращалась  к
дочери и только на короткое время умолкала.
     Этим способом она, вероятно, боролась со своим горем, потому что, как
только она переставала говорить, слезы текли из ее глаз. Вшебор  не  давал
ей длинных  реплик,  достаточно  было  одного  слова,  чтобы  нескончаемая
повесть потянулась снова.
     За один день он так подружился с матерью Каси, как будто бы  они  уже
давно были знакомы.
     А так как в то время люди были искреннее, чем теперь, то он мог смело
навести разговор на дочку и, осыпав ее похвалами, дал матери  понять,  что
она ему очень приглянулась.
     - Ну, да ведь она еще  ребенок,  совсем  еще  незрелая  и  слабая,  -
недовольно возразила Спыткова, - ее еще рано отдавать мужчине. Ей  бы  еще
забавляться с голубями, да песенки петь.  Хозяину  мало  было  бы  от  нее
толку, какая она хозяйка! Да где там! Ей еще далеко до этого.
     И она покачивала головой.
     Вшебор не настаивал, может быть, даже радуясь в душе, что Спыткова не
имела намерения поскорее сбыть дочку.
     Положение Мшщуя было гораздо хуже - он прямо мучился.
     Кася  ему  не  отвечала,  поэтому  он  сам,  чтобы   позабавить   ее,
рассказывал ей все, что приходило в голову. Иногда она приоткрывала  лицо,
чтобы взглянуть на мать или поправить платок, и тогда Мшщуй видел  голубой
глазок, часть белой шейки  или  румяные  щечки,  из-за  платка  выбивались
колечки золотых волос, - но она крепче куталась в платок, а  перед  Мшщуем
снова были только складки покрывала,  по  которому  стекал  дождь.  И  так
печален был этот взгляд молоденькой, балованной девушки,  столько  было  в
нем еще неулегшегося страха и страдания!
     Старый Лясота по-прежнему молчал всю дорогу. Дембец с Собеком, быстро
подружившиеся между собой,  шли  впереди  и  тихонько  разговаривали.  Они
сошлись так легко и так хорошо понимали друг друга, как  будто  долго  ели
похлебку из одной миски.  Смелая  вылазка  Собека  внушила  Дембецу  такое
почтение к товарищу, что он  стал  относиться  к  нему,  как  к  отцу  или
начальнику, и исполнял все его приказания.  Собек  зорко  следил  за  тем,
чтобы в пути не натолкнуться  на  людей  и  не  встретиться  с  бродягами,
поэтому он избегал лесных дорог, а шел прямо по лесу.
     Все удивлялись его  зоркости,  тонкости  слуха  и  остроты  обоняния,
позволявшим ему различать малейший свет, стук или запах.  Если  в  воздухе
чувствовался запах гари, то он уже наверное знал, где горит, - и далеко ли
или близко, и что именно - дерево, мокрые  листья  или  прогнившее  дупло.
Втягивая носом воздух, он узнавал, близко ли вода,  нет  ли  где  поля,  и
издалека, по одному виду, мог отличить лес от  бора.  Он  первый  замечал,
если что-нибудь мелькало в чаще, и  безошибочно  узнавал,  зверь  это  или
птица,  самый  незначительный  шум,  незаметный  для  других,  тотчас   же
улавливало его чуткое ухо. Иногда в кустах раздавался шелест или  хлопанье
птичьих крыльев, а он, не поднимая даже головы, определял, что  перебежало
через дорогу, и что взлетело кверху. След на земле был для  него,  как  бы
открытой книгой, в которой он спокойно читал. Он замечал все: и  сломанную
ветку, и брошенную подстилку, и луг,  объеденный  скотом,  и  замутившуюся
воду.
     Благодаря этому, у них всегда была пища:  он  указывал  Доливам,  где
искать зверя, и какого именно, - а в речке сам, без всякого сачка,  руками
ловил рыбу. При всем своем спокойствии он никогда не оставался  без  дела:
собирал по дороге грибы и ягоды, прислушивался, приглядывался  и  все  это
делалось с таким видом, как будто это не стоило ему ни малейшего усилия.
     А Доливы, положившись на его опытность, уже не вмешивались и не  дали
советов, а следовали его указаниям, потому что он никогда не ошибался.
     Так он подвигались  понемногу  в  глубь  леса,  но  несмотря  на  все
предосторожности, все же несколько раз в продолжение дня испытали тревогу.
     Посреди  леса  Собек  почуял  запах  гари,  но  уверял,  что  костер,
наверное,  давно  уже  потух,  и  остался  только  дым,   курившийся   над
отсыревшими  головнями.  Присматриваясь  внимательнее,  он  заметил   кучу
наломанного  и  сложенного  вместе  хворосту,   очевидно   приготовленного
человеческой рукой для  постройки  шалаша.  Осторожно  приблизившись,  они
нашли спящего человека, который, внезапно пробудившись,  сделал  движение,
чтобы вырваться и убежать. Но Дембец и Собек бросились на него и  повалили
его на землю, боясь, как бы он не донес о них врагам.
     Собек едва не размозжил ему голову топором, но вовремя сообразил, что
это просто беглец, скрывающийся в  лесу,  а  вовсе  не  член  разбойничьей
шайки, грабящей города и села. На него было просто страшно  глядеть,  хотя
он был молод и силен, - так он страшно исхудал без  пищи,  питаясь  только
водой, листьями и кореньями. Голодная лихорадка сделала его полубезумным и
отняла силы. Глаза его сверкали таким страшным пламенем, как будто у  него
все горело внутри.
     Когда путники, оправившись от испуга, поняли, с кем имеют  дело,  они
почувствовали  жалость  к  несчастному.  Его  подняли  с  земли,  а  когда
подъехали остальные, Спыткова дала ему кусок черствого хлеба,  на  который
он набросился, не помня себя, и ел его, не  видя  и  не  слыша  того,  что
происходило вокруг.
     В первую минуту от него ничего нельзя было добиться. Он  жадно  ел  и
понемногу успокаивался после испуга внезапного пробуждения от  горячечного
сна.
     Лясота,  всегда  с  особенной  жалостью  относившийся  к   таким   же
несчастным, как он сам, пристально всматривался в худое, почерневшее  лицо
беглеца. В изменившихся чертах его он уловил что-то  знакомое,  как  будто
где-то им виденное.
     Беглец тоже взглянул на него, и из его уст вырвалось первое слово:
     - Лясота!
     - Боже милосердный! Да ведь это Богдан Топорчик!  -  крикнул  старик,
всплеснув руками. - Что же ты делаешь здесь, в лесу? Ведь ты же был вместе
с Казимиром, и мы думали, что ты ушел с ним за границу  к  немцам,  потому
что ты был всегда при нем. Королевич любил  тебя  и  не  должен  был  тебя
оставлять.
     Только теперь развязался язык у Топорчика.
     - Он и не оставил меня, - сказал он, - это  добрый  и  богобоязненный
государь, только люди нехорошо и нечестно  поступили  с  ним!  Я  случайно
отстал от его двора, раньше чем он уехал к матери. Потом  уже  не  к  кому
было ехать, и невозможно было догнать его. Разразилась  буря,  и  вот  что
сталось со мной.
     Невольный стон вырвался из груди Богдана при этих словах.  Все,  стоя
подле него, смотрели на него, с  глубоким  сочувствием.  И  вот  маленький
караван увеличился еще одним бедняком, а пока его накормили и  сговорились
между собой, как быть дальше, настал вечер.
     Ольшовское городище было уже недалеко; надо было  решить  теперь  же,
ехать ли дальше, или переждать до  следующего  вечера  и,  с  наступлением
мрака, подойти к замку.
     Спыткова, - неспокойная и усталая, - настаивала на том,  чтобы  ехать
сейчас же, другие колебались. Бросить Богдася Топорчика на произвол судьбы
было немыслимо, и всем невольно пришла в голову одна и та же мысль, -  что
чем больше народа явится в замок, тем неохотнее их примут. Теперь их  было
уже восемь, а в голодное время прокормить в осажденном замке столько людей
- было не легкой задачей.
     Белины были известны своим христианским милосердием, но и они  должны
были прежде всего позаботиться о безопасности и  прокормлении  собственной
семьи.
     Никто, однако, не заговаривал об этом первый  -  всем  было  неловко.
Когда  спросили  Собека,  он  посоветовал  ехать  и  не  медля,  пользуясь
наступившей темнотой. Богдась, подкрепленный пищей и немного  оживившийся,
предлагал идти с ними, пока  хватит  силы.  Спыткова  достала  из  корзины
несколько капель какого-то напитка и велела  дать  ослабевшему  Топорчику,
который почувствовал себя несколько свежее.
     Перед вечером дождь затих, и не смотря на мрак, все двинулись в путь.
По расчету Собека, а он никогда  не  ошибался,  они  должны  были  еще  до
рассвета подойти к долине, среди которой  находилось  Ольшовское  городище
Белинов.
     Впереди шел Собек с Дембцем, за ними ехал Лясота и обе женщины, возле
которых шли братья Доливы; Богдана Топорчика Мшщуй вел  под  руку,  потому
что он был еще слаб.
     Лясота, отвечая  на  вопросы  Спытковой,  рассказал  ей  о  Топорчике
следующее: он вырос при дворе королевича Казимира в качестве товарища  его
игр, так как происходил из старого  и  знатного  рода.  Ему  предсказывали
блестящее будущее,  учили  его  бенедиктинские  монахи  и  поражались  его
способностям, что, однако, не помешало ему, отдаваясь науке,  сохранить  в
себе рыцарский дух.
     Во время пути Лясота подозвал его к себе, желая узнать от  него,  как
он попал в беду, из которой спасся только чудом. Но Топорчику, видимо,  не
хотелось рассказывать об  этом,  и  он  всю  вину  свалил  на  собственную
неосторожность, и об одном только можно было догадаться, - что его послали
с  целью  подготовить  помощь  для  королевича,  которому  угрожало  такое
изгнание, какому уже подверглась незадолго перед тем его мать.
     И вот, принеся себя в жертву,  преследуемый  врагами,  отрезанный  от
Казимира, он оказался вынужденным блуждать по лесу в  то  время,  как  вся
страна была объята грабежами и пожарами, а ему оставалось  только  спасать
свою жизнь...
     При имени Маслава, Богдан затрясся всем телом, зарычал, сжал  кулаки,
как будто готовясь к борьбе, и громко  воскликнул,  что  он  предпочел  бы
погибнуть с голоду или от руки черни, чем рассчитывать на милость Маслава.
     - Я не мог вымолвить даже имени этого собачьего сына,  так  оно  меня
давит! - говорил он. - Он всему виною, он - изменник. Пусть вся наша кровь
падет на его голову! Не может быть, чтобы  Бог  не  покарал  его!  Сначала
преследовали и выгнали королеву, которая презирала  его,  как  он  того  и
заслуживал, а потом задумал умертвить королевича и забрать власть  в  свои
руки. Негодяй знал отлично, что когда польская кровь и страна  превратятся
в пустыню, то люди будут звать на помощь  хоть  разбойника!  Но  лучше  уж
погибнуть, чем искать у него милостей!
     И по обычаю того времени, Топорчик принялся осыпать ругательствами  и
проклятиями Маслава, которого никто и не думал защищать.
     - Он хуже пса, - это правда, - прервал его Лясота, - но если  у  него
будет сила, то те, кому мила жизнь, придут с поклоном к нему!
     - Нет, не дождется этого разбойник, не дождется,  пока  нас  осталась
хоть небольшая горсточка! - заговорил Богдан. - Разве мы не можем призвать
снова внука Болеслава? Он теперь ушел от нас, но если мы его  попросим,  -
он вернется и будет править нами, - не как отец, а как дед, потому что  он
рыцарь по  духу,  муж  богобоязненный  и  разумный.  Неужели  же  нас  уже
истребили, как пчел, всех до  единого?  Если  сохранится  хоть  горсточка,
император поможет  ему  для  того,  чтобы  не  позволить  чехам  чрезмерно
увеличиться присоединением нашей  земли.  Надо  идти  к  нему,  просить  и
умолять!
     - Да ведь он сын Рыксы! - тихо проговорил один из Долив.
     - Я это знаю, - горячо прервал Топорчик, - я знаю, что у нас никто не
любил королевы-матери и ей приписывали все дурное. Но я ведь  там  жил,  я
все видел. Все это иначе было! Королева - набожная и  разумная,  -  ее  не
любили за то, что она была  сурова  к  людям,  но  она  была  милостива  и
справедлива. Говорили про не, что она не любила  наших,  а  окружала  себя
немцами, все это правда, но ведь и наши к ней не шли с доверием, а  старые
языческие  обычаи  отталкивали  ее  и  возмущали.  Она  боялась  наших   и
предпочитала проводить время с набожными и мудрыми людьми и  беседовать  о
святых делах. У них она спрашивала совета, потому что  больше  не  у  кого
было спросить. А наши косились на нее за это.
     - Ах, Боже мой! - отдохнув  немного,  продолжал  Топорчик.  -  Трудно
понять, как все это  случилось  с  нами!  Чувствуем  только,  что  на  нас
обрушился Божий гнев за то, что мы не уважали  собственных  государей.  За
это теперь чернь села нам на плечи!
     После  долгого  и  утомительного  перехода,  глубокой  ночью,   Собек
приказал ехавшим впереди приостановиться, потому что лес начинал редеть, и
можно было думать, что скоро откроется долина, посреди  которой  находится
Ольшовское городище.
     Небо тоже прояснило, из-за облаков выглянул край месяца. Собек  снова
пошел вперед, чтобы высмотреть, нет ли  около  замка  стражи  или  отряда,
оставленного  чернью  для  охраны.  Все  притаились  в  чаще,   а   Собек,
сгорбившись, вошел в кусты и пустился на разведку.
     Действительно, перед ним была Ольшовская долина, пересеченная  речкой
Ольшанкой, а  на  этой  речке  виднелось  на  довольно  высоком  и  хорошо
укрепленном холме городище Белинов.  Оно  было  окружено  со  всех  сторон
крепостным валом и рогатками, из-за  которых  только  кое-где  выглядывали
крыши домов.
     В долине Собек не заметил ни одной живой души, но над речкой остались
свежие следы огромного табора: трава была примята, даже  вытоптана,  а  во
многих местах выжжена.  Повсюду  валялись  потухшие  головешки,  виднелись
выкопанные в земле ямы для костров, колья, к  которым  привязывали  коней,
остатки разрушенных шалашей и груды белых костей.
     А замок, к которому пробирался Собек, казался совершенно вымершим,  -
не слышно было в нем звуков жизни, не видно - огня. И только,  вслушавшись
хорошенько, он различил мерные шаги часовых на валах.
     Разглядев, с которой стороны надо было подойти к замку,  он  поспешно
вернулся назад, чтобы под покровом темноты, пока  все  было  тихо  вокруг,
провести свой маленький отряд.
     Но лишь только они выбрались из леса в долину, на  валах  послышались
окрики: очевидно, бдительная стража, завидев их, подняла  тревогу.  Собек,
который ночью видел так же хорошо, как кот, заметил, что над рогатками,  в
разных местах, показались люди. И чем ближе они подвигались к  замку,  тем
больше усиливалось движение. К воротам вела извилистая тропинка, умышленно
загроможденная камнями и бревнами и во многих местах  разрытая;  ехать  по
ней ночью было и неудобно, и не безопасно.
     Старый Лясота, словно разбуженный  от  сна,  вдруг  двинулся  вперед,
оставляя за собой своих спутников. Его уже поджидали у ворот,  потому  что
как только он крикнул: Белина! - из замка тотчас же отозвались.
     - Кто вы и откуда?
     - Раненые, несчастные, - две женщины и несколько калек, просят у  вас
милосердия. Помогите, кто в Бога верует, и приютите нас!
     Долго не было ответа на это первое обращение. Тогда  Лясота,  потеряв
терпение, начал звать самого Белину:
     - Белина, старый друг, отзовись, ради Бога!
     Опять долгое ожидание. А за воротами слышны были только тихий говор и
чьи-то шаги.  Наконец,  наверху,  на  мосту,  показалась  какая-то  темная
фигура, мужчина в высокой шапке с белым посохом в руке.
     - И двор, и замок наш битком набиты людьми, - хлеб в умалении. Мы  бы
душой рады принять еще... Но сами едва можем прокормиться...
     - Позвольте же нам, хоть без  хлеба,  спокойно  умереть  у  вас,  чем
попасть в позорную неволю к убийцам и злодеям, - крикнул Мшщуй.
     Долго не было ответа. Наконец, голос сверху спросил:
     - Кто вы?
     Лясота назвал сначала себя, потому что они знали его и  даже  были  с
ним в родстве, потом вдову и дочь Спытка, двух братьев Долив  и,  наконец,
Топорчика и двух слуг.
     - Восемь душ! Восемь ртов! -  закричали  сверху.  -  Это  невозможно,
здесь не хватит места и на троих.
     - Женщин возьмем! - закричал другой голос.
     - Белина, старина, - заговорил  Лясота,  усиливая  голос,  в  котором
слышался гнев. - Ты хочешь, верно, чтобы мы полегли все здесь у  ворот,  и
чтобы все знали, какое у тебя христианское сердце? Ладно... Мы ляжем  все,
пусть же нас волки сожрут у вас на глазах!
     На мосту послышались крики  и  споры  -  одни  требовали  милосердия,
другие - противились этому. Лясота и Доливы молчали. Топорчик молча  сидел
на земле. Спыткова  громко  жаловалась  и  причитала,  а  Кася  потихоньку
плакала.
     - Пустили бы хоть нас, - говорила Спыткова, - я тогда  брошусь  им  в
ноги и выпрошу и для вас приют.
     Спустя  некоторое  время,  кто-то,  нагнувшись  вниз  из-за  рогаток,
крикнул:
     - Богдась Топорчик, ты ли это?
     - Это я, - или тень моя, потому что я едва  жив,  -  сказал  Богдась,
подняв голову. - Был бы уже мертвым, если бы не милосердие этих людей.
     - Двух женщин, Лясоту  и  Топорчика!  -  крикнули  сверху,  -  больше
никого. Да будет воля Божья!
     Наступило молчанье. Спыткова пошла было к воротам, но Богдась встал и
сказал:
     - Женщин впустите, а я не пойду без других, останусь с ними. Если  бы
последний из слуг должен был остаться за воротами, я останусь с ними.  Или
всех, или никого. Пойдем под нож к Маславу.
     Ослабевший Богдась так вдруг возвысил голос, что все перепугались,  -
жизнь возвращалась к нему со всем пылом молодости. Наверху снова  начались
переговоры и споры, а ворота все еще были на запоре. Богдась  заговорил  с
лихорадочным возбуждением.
     - Впустите женщин, - пусть хоть их не бесчестит чернь и  не  глумится
над ними. А если не хотите спасти своих же братьев христиан и разделить  с
ними кусок хлеба, - черт с  вами!  Вы  стоите  того,  чтобы  вас  взяли  и
повырезали или угнали в неволю.
     Но  эти  смелые  слова  не  имели  действия,  -  все  умолкло.  Потом
послышался чей-то укоризненный  голос,  а  другие  замолчали.  Среди  этой
тишины слышался плач Спытковой и гневные проклятия Мшщуя.
     Усталые путники уселись на камнях и бревнах у ворот.  Никому  уже  не
хотелось больше просить о милости, страшный гнев овладел всеми.
     Так продолжалось некоторое время, и никто не знал, что будет  дальше,
как вдруг за воротами показался свет, послышались шаги и  стук  отбиваемых
засовов и опрокидываемых тяжестей, которыми была завалена калитка.
     Никто не поднимал голоса и ни о чем не просил. Наконец, после  долгой
и напряженной  возни  у  ворот,  калитка  с  трудом  открылась,  и  в  ней
показался, опираясь на меч, сам Белина, тучный,  сильный,  высокого  роста
старик с длинной белой бородой.
     - Идите все, - угрюмо сказал он, - идите, но не  дивитесь  тому,  что
увидите собственными глазами.
     Спыткова, увлекая за собой дочь, первая прошла в ворота и, очутившись
внутри двора, упала на колени, благодаря Бога и хозяина, который  стоял  с
опущенной головой, погруженный в свои думы.
     Потом вошли Лясота, Топорчик, Доливы и двое  слуг,  ведших  за  собой
коней. Двое юношей-слуг стояли с факелами у ворот, и как только все прошли
в них, тотчас же снова началась работа над приведением их в  прежний  вид.
Белина молча шел впереди, не было времени на приветствия.
     Действительно, внутренность городища представляла странное и  ужасное
зрелище, которое могло возбудить жалость. На  голой  земле,  на  соломе  и
просто в грязи лежали в  страшной  тесноте,  один  к  другому,  люди  всех
возрастов и сословий, так что негде  было  пройти  между  ними.  Тут  были
матери с детьми на руках, подростки, жавшиеся к коленям стариков, воины  в
разорванных кожаных панцирях, и старые сморщенные  старики  с  непокрытыми
головами и обнаженной грудью - полураздетые. Кому негде было лечь, сидели,
опираясь спиной о плечи соседа или об его ноги. Некоторые от истощения, а,
может быть, от голода спали так крепко, что их не могли разбудить ни свет,
ни шум голосов, ни даже  толчки  проходивших  мимо  них  и  задевавших  их
ногами. Другие же, страдавшие бессонницей, сидели, подперев голову руками,
с рассыпавшимися в беспорядке волосами. Еще третьи в  испуге  срывались  с
земли, не понимая, что произошло, и с криком хватаясь за дротики в  защиту
от неприятеля.
     Около конюшен и амбаров, в сенях, всюду виднелись  целые  массы  этих
несчастных. По их изжелта-бледным исхудалым лицам видно было, что и  здесь
с трудом только можно было поддерживать жизнь. Новоприбывшие, войдя в  эту
толпу и следуя за Белиной, часто должны были невольно наступать на ноги  и
руки лежавших. Белине достаточно  было  показать  прибывшим,  что  у  него
делалось, чтобы сразу оправдаться в своем первоначальном  отказе  впустить
их.
     Пройдя другие ворота, путники  очутились  во  внутреннем  дворе,  где
стоял дом  Белины.  Они  увидели  несколько  разбитых  палаток  и  наскоро
сложенных шалашей, но и здесь была такая же невообразимая давка: все  было
заполнено людьми, лошадьми, коровами и овцами.  Скот  прятали  в  хлеву  и
конюшне и зорко стерегли, чтобы изголодавшиеся люди, как это уже случилось
несколько раз, не убивали ночью потихоньку животных себе в пищу.
     В палатках жило знатнейшее рыцарство и шляхта. Их жены, дети и  более
слабые из них жили в самом доме. Старый хозяин с пасмурным лицом  ввел  их
сначала в нижнюю горницу, которая в лучшие времена служила  столовой.  Это
была большая, длинная зала с дубовыми колоннами;  в  ней  стояли  столы  и
лавки, а в одной стене был вделан огромный камин, обложенный  камнем.  Все
остальные стены были увешены сверху до  низу  одеждой  и  оружием  всякого
рода. Здесь тоже вповалку лежали  люди,  разместившиеся,  где  попало:  на
полу, на лавках, на столах, а некоторые чуть не в самом камине.
     - Смотрите, - сказал хозяин, обращаясь к новоприбывшим, - смотрите  и
не вините меня. Уже давно у  нас  не  осталось  ничего,  кроме  небольшого
количества соленого мяса, круп и муки. Мы варим из этого  похлебку  и  тем
питаемся.
     Он указал рукой на пол и пробормотал, избегая лишних объяснений.
     - Размещайтесь, как и где можете. Женщин я отведу к  своим.  Что  Бог
дал, то и дал!
     Люди, лежавшие на полу, на столах и на лавках, разбуженные  светом  и
разговором, подняли головы и стали приглядываться к  вошедшим.  Из  разных
концов послышались возгласы:
     - Лясота! Мшщуй! Вшебор!
     Богдася Топорчика захватил в объятия сын Белины, с которым они были в
большой дружбе еще при дворе королевы и королевича.
     Молодой Белина обнимал друга и восклицал:
     - Не вини, нас брат, не вини, а взгляни только.
     Старый Лясота, едва державшийся на ногах от утомления, - ни о чем  не
расспрашивал, а присмотрел себе местечко  среди  лежавших,  да  тут  же  и
свалился головой кому-то в ноги. Тот даже и не шевельнулся. Старик  сейчас
же громко захрапел и застонал во сне.
     Проснувшиеся охотно подвинулись, давая место вновь прибывшим. Так,  в
тесноте  и  духоте  провели  приезжие  первую  ночь,  расположившись,  где
пришлось, - молодой Томко Белина, уложив Богдася  в  удобном  уголке,  сам
пошел на стражу.
     Как только свет погас, все снова улеглись, а не спавшие лежали  тихо,
чтобы не мешать другим.
     Собек и  Дембец  остались  на  первом  дворе  вместе  с  конями.  Так
окончилось это путешествие, исполненное  опасностей,  и  окончилось  более
счастливо, чем можно было надеяться.
     На другой день, уже на рассвете, многие стали подниматься и  выходить
из духоты, на валы, где уже слышен  был  говор  проснувшихся  людей,  плач
детей, монотонное убаюкивание женщин и громкие голоса споривших.
     Вся эта картина днем казалась еще страшнее, чем ночью,  когда  нельзя
было разглядеть лица человеческого, и когда сон смягчал страдания. Теперь,
пробужденные от сна, все  задвигались  и  заговорили,  словами  и  стонами
жалуясь на свою долю. Матери, имевшие  грудных  детей,  теряли  молоко,  и
ночью несколько новорожденных умерло от холода и голода. Громко плакали  и
причитали женщины, обступившие пожелтевшие и посиневшие  трупики.  Стонали
больные, просили пищи голодные, а все, кто был еще в силах, носили воду  и
прислуживали немощным. Старшины, выбранные Белиной, расхаживали с посохами
в руках, наводили порядок и призывали к тишине.  Здесь  ни  одна  ночь  не
обходились без жертв. В эту  ночь  умерло  несколько  больных  взрослых  и
несколько детей.
     Много хлопот доставляли похороны, ради которых приходилось  открывать
калитку в воротах; люди с лопатами шли в ближайший лес,  где  и  погребали
умерших. При этом надо было торопиться и все время быть  настороже,  чтобы
не напала на них караулившая их чернь.
     Это было первое, что бросилось в глаза  прибывшим,  когда  они  вышли
утром на валы. Не успели они спуститься вниз, как раздался призыв к обедне
на втором дворе; служил  ежедневно  бенедиктинец  Гедеон,  человек  святой
жизни, спасшийся из Пшемешеньского монастыря и пользовавшийся этим обрядом
для ободрения и подкрепления несчастных.
     Он  один  среди  всех  этих  людей,  жертв  страшного   разорения   и
уничтожения, в отчаянии своем усомнившихся в  милосердии  Божьем,  остался
тверд и спокоен и умел и в их души вливать надежду.
     Для того, чтобы вся эта многочисленная толпа могла  молиться  в  часы
Великой Жертвы, алтарь был устроен на  возвышенном  помосте,  который  был
виден издали. Все, кто хотел, могли видеть капеллана через широкие  ворота
из первого двора во второй и могли молиться вместе с ним.
     Это  было  печальное,  но  и  прекрасное  зрелище,  когда  все  стали
тесниться, - мужчины и женщины,  чтобы  продвинуться  поближе  и  вознести
молитвы к тому Богу, в котором теперь была вся их надежда на спасение.
     Настала глубокая тишина, прерываемая только плачем и вздохами женщин.
Здесь было много таких, которые, подобно Спытковой и  ее  дочке,  потеряли
мужей, отцов и братьев, погибших в битвах или пропавших без вести. Большая
часть из них в белых кисейных покрывалах, чепцах  и  намитках  сидели  или
стояли на коленях в сторонке, так что невозможно было разглядеть  их  лиц.
По приказанию отца Гедеона в этой тесноте и давке женщины стояли  по  одну
сторону, мужчины - по другую.
     Все эти беглецы, происходившие подобно Лясоте из  зажиточной  шляхты,
теперь не имели на себе даже целого платья и были одеты в чужие сермяги, в
рваные плащи, забрызганные грязью, кто  в  чем  пришлось,  некоторые  были
прямо в лохмотьях. Белина сжалившись над старым израненным Лясотой, принес
ему утром чистых тряпок для  перевязки  рань  и  приличный  плащ.  Панцирь
выбросили вон да и кафтан, насквозь  пропитанный  кровью,  уже  никуда  не
годился. Собек, который умел и за ранеными ухаживать,  обмыл  и  перевязал
ему раны. Со своей стороны Томко Белина  одел  Топорчика,  у  которого  от
сырости давно уже испортилась и прогнила одежда. Но в этот день ослабевший
Богдась не мог даже встать в час обеда,  и  когда  подали  пищу,  пришлось
отнести ему его порцию в тот угол, где он лежал.
     Пища была плохая. Уже давно нельзя было печь хлеба, и  все  обитатели
замка, - мужчины и женщины, - довольствовались мучной похлебкой, к которой
иногда прибавляли кусочек мяса или жира.
     Никто не смел жаловаться на голод, - все тревожились  только  о  том,
надолго ли хватит пищи на всех, если положение  не  изменится  к  лучшему.
Старый Белина сам ежедневно заглядывал в  мешки  и  бочки,  соображая,  на
много ли было в них жизни.
     Хотя чернь, осаждавшая замок, и отступила от  него,  но  все  отлично
понимали, что мир был не прочный, и что враг рассчитывал взять их измором.
     Не раз высказывались предположения - прорвать осаду и уйти за  Вислу.
Но тогда надо было или покориться Маславу,  или  вступить  с  ним  в  бой.
Большая часть рыцарства, замкнувшегося за валами Ольшовского  городища,  -
относилась с презрением к Маславу с его язычеством и не хотела даже думать
о спасении через него.
     Каждый  день  происходили  совещания,  не  приводившие  ни  к  какому
решению, и отец Гедеон заканчивал все споры и беседы всегда одними и  теми
же словами:
     - Помолимся Господу и будем верить, что он нам поможет!
     И только молодость счастлива тем, что даже в такой тесноте, она  хоть
на минуту может забыть обо всем.
     Трудно было поверить, что на другой день первой заботой обоих братьев
Долив было - проследить, где скрывались голубые глазки Каси. Они оба,  как
только встали, принялись всюду бегать и расспрашивать, где помещались мать
с дочерью.
     Уже в дороге, поссорившись из-за девушки, они избегали смотреть прямо
в глаза друг другу и почти не разговаривали между собой.  Вшебор  за  одни
сутки дороги так расположил  к  себе  мать,  что  мог  быть  уверен  в  ее
сочувствии, однако, он не принял в расчет того, что веселая и  бодрая  еще
женщина заглядывалась на него не ради дочки, а ради себя  самой.  Остаться
вдовой без защиты, - говорила она себе,  -  было  очень  трудно...  И  она
искала мужа... не столько для себя, сколько для  дочери,  которой  он  мог
заменить отца, а она охотно принесла бы ей эту жертву.
     Мечты Вшебора были совсем иные.
     Мшщуй, ничего не добившейся во время пути от пугливой Каси,  влюбился
в нее еще сильнее. И оба брата думали только о том, как вести дальше  свои
сердечные дела.
     В обоих текла одна и та же горячая кровь, как это часто  случается  в
семьях, нравы у обоих были не одинаковые. Оба легко воспламенялись, но шли
к своей цели разными путями. Во время охоты  Вшебор  выслеживал  зверя,  а
Мшщуй загонял его и убивал; первый готов был провести целый день в  шалаше
в ожидании зверя, второй не терпел долгого ожидания  и  охотнее  гнался  и
преследовал. Так и во всем. Вшебор всего добивался упорством и  ловкостью,
Мшщуй - горячем сердцем и собственными усилиями.
     В Ольшовском городище, где женщины были отделены  от  мужчин,  трудно
было в этой давке найти кого-нибудь вообще и еще труднее - увидеть женщин.
Вместе с женою и дочерью Белины они занимали отдельное помещение, и  почти
никто из них не выходил из него уже потому, что не было  такого  укромного
уголка, где бы за ними не следило несколько пар  глаз  и  не  подслушивали
чьи-нибудь уши.
     Поэтому и оба влюбленные,  расхаживая  по  дворам  и  задирая  головы
кверху, словно высматривали воробьев под крышей, не  могли  нигде  увидеть
тех, кого искали. А тут  еще  нашелся  третий  соперник  в  лице  молодого
Белины.  Придя  утром  к  лежавшему  Топорчику,  он   принялся   с   жаром
расспрашивать о  Касе  Спытковой,  заинтересовавшей  его  своим  серьезным
личиком. Топорчик тоже завидел ее издали, но был так  измучен  и  угнетен,
что даже женская красота не произвела на него впечатления.
     - Оставь ты меня в покое! - отвечал он. - Я не знаю и не  ведаю,  что
это за женщина! Я встретил из в пути, когда был сам едва жив, старшая дала
мне напиться, - да наградит ее за это Бог. Спрашивай о ней Долив, если они
захотят только тебе ответить, потому что мне сдается, что они  сами  точат
зубы на этого подростка. Мне же не до того.
     - Девочка, как малина! - сказал Белина.
     - Да хоть бы она была, как ангел, каких ставят в костелах,  не  время
теперь думать о девушках, когда  враг  схватил  нас  за  горло,  -  сказал
Топорчик.
     Белина рассмеялся и умолк, но,  должно  быть,  грешные  мысли  засели
крепко у него в голове, потому что, когда братья Доливы, проискав напрасно
по дворам, вернулись в горницу, он пристал и  к  ним,  расспрашивая  их  о
женщинах, с которыми они  приехали.  Но  те  не  охотно  отвечали  на  его
вопросы. Им было неприятно, что еще  кто-то,  кроме  них,  заинтересовался
девушкой.
     Так среди туч завеяло на радость молодым глазам, как ясное  солнышко,
чудное девичье личико. Такова уж привилегия молодости,  что  и  под  самым
страшным гнетом она не перестает волноваться сердцем  и  мечтать.  Старшие
беседовали о защите замка, да о хлебе, -  а  молодые  только  и  думали  о
голубых глазах Каси. Хозяйскому сыну, Томку Белине, который  мог  свободно
входить в  помещение  женщин,  среди  которых  была  его  мать  и  сестра,
посчастливилось  раньше  всех  полюбоваться  хоть  издали  на   прекрасную
девушку. Доливы же и думать не смели о том, чтобы приблизиться к ней.
     Но под вечер Спыткова-мать вышла из горницы проведать того,  кто  так
хорошо услуживал ей во время дороги и так внимательно слушал ее  рассказы.
Оба брата, увидев ее издали, так и бросились к ней навстречу. Вдова, помня
услуги Вшебора, вынесла ему под платком немного съестного, оставшегося  от
дорожного запаса, чтобы угостить своего опекуна, -  и  увидев  его  брата,
разделила свое приношение на две части.
     Оба принялись расспрашивать ее и ней самой и дочери.
     - Благодарение Богу, - со вздохом отвечала вдова,  -  что  мы  попали
сюда. По крайней мере, здесь мы среди своих людей, и что они имеют,  то  и
нам дают! Здесь было бы легче и умирать! Обе мы  в  добром  здравии,  хоть
долго еще не забудем этот путь и все наши несчастья.
     Так начав разговор, хотя и продолжавшийся жалобами  на  свою  судьбу,
Спыткова повеселела и, блестя белыми зубами, то и дело бросала взгляды  на
Вшебора.
     Начав болтать она уже не могла остановиться: ей надо было  так  много
рассказать такого, чего Мшщуй еще не слышал - о своем прежнем богатстве, о
величии и могуществе своего рода,  о  любви  мужа  и  обо  всем,  что  она
испытала в жизни. Теперь она уже помышляла о том, как бы ей пробраться  на
Русь к своим, где она надеялась найти защиту, помощь и  нового  мужа,  так
как там еще многие вздыхали по ней.
     Долго болтала вдова, - сопровождая свою речь то  смехом  то  слезами,
кокетливо поглядывая своими черными глазами то  на  одного  брата,  то  на
другого и энергично жестикулируя. Живая и говорливая, она  отлично  знала,
что может еще нравиться мужчинам, - но братья стояли перед ней в безмолвии
и неподвижности.
     Подходили и чужие люди  послушать  и  посмотреть  на  нее,  а  она  с
увеличением слушателей  становилась  еще  более  словоохотливой,  и  когда
пришла  пора  прощаться  и  возвращаться  к  дочери,  глаза  ее  уже  были
совершенно сухи.



                                    4

     В одно осеннее утро двое  людей,  одетых  по-крестьянски,  в  простых
сермягах, верхом  на  плохих  конях  с  подосланным  вместо  седла  куском
толстого  сукна,  медленно  подъезжали   к   широко   разлившейся   Висле,
переполненной осенними дождями.
     На возвышенном берегу ее виднелся издалека замок на  холме  и  старый
город, раскинувшийся у подножия его.
     В  городе  и  его  окрестностях  царило   оживление.   Около   замка,
окруженного валами, из-за которых выглядывал маленький костел без  креста,
принадлежавший бенедиктинцам, (потому что еще в 1015 году их поселил здесь
Болеслав), передвигались массы народа, напоминавшие войско, разделенное на
отряды. Над толпой возвышались в различных  местах  изображения  языческих
богов на длинных древках вбитых в землю, и красные знамена.
     Всадники  переглянулись  между  собой.  Один  из  них,   обветренный,
морщинистый и уже старый, хотя бодрый, был Собек, верный слуга  Спытковой,
другой - молодой и более видный из  себя,  хотя  и  на  нем  была  простая
сермяга, был скорее похож на воина, чем на простого крестьянина.  Это  был
Вшебор Долива. Обоих выслали на разведки из Ольшовского городища и  велели
добраться, хоть до самого Маслава, лишь бы знать, что дальше делать, и как
выйти из беды.
     Долива, принимая  поручение,  не  обнаружил  большой  готовности:  не
хотелось ему уезжать от Спытковой и ее дочери, но нельзя было  отказаться,
потому что все настаивали на его выборе, помня его уверения, что при дворе
Мешка он был коморником вместе с Маславом  и  пользовался  его  дружбой  и
доверием. Теперь этот  самый  Маслав,  нечестным  путем  превратившись  из
ничтожного мальчишки в  Плоцкого  князя,  мечтал  уже  о  завоевании  всей
страны.
     Сидевшим в замке надо было разузнать, как обстоит дело, и пристало ли
им, спасая жизнь  черни,  рассчитывать  на  Маслава.  Вшебору  не  грозила
опасность, и кроме того он надеялся на свою находчивость.
     Собек - простой человек, - не боялся ничего. Долива был бы очень  рад
избегнуть всякой встречи с Маславом, но делать  было  нечего.  В  городище
сильно истощились запасы пищи: попасть в руки черни - значило то же самое,
что  положить  голову  под  плаху,   следовательно,   надо   было   искать
каких-нибудь путей к спасению.
     Проводником Доливе дали старого Собка, который не  терял  присутствия
духа в самых затруднительных случаях; он остался верен себе и на этот раз,
когда надо было постоянно обходить стороною вооруженные  отряды,  избегать
поселений и прокрадываться чаще ночью, чем  днем.  Собек  провел  его  так
искусно,  что  они,  не  встретив  никого  по  дороге,  прибыли  целыми  и
невредимыми на берег Вислы. Вшебор, который сначала говорил очень уверенно
о встрече с Маславом и надеялся на его дружбу, теперь, когда увидел  перед
собой город и представил себе, как он предстанет перед Маславом, задумался
не на шутку.
     Он уже начал сильно сомневаться в том, как его примут и вспомнят ли о
прежней дружбе. С тех пор, как они оба встречались  при  дворе,  -  многое
изменилось, а вести, доходившие со всех сторон о  Маславе,  не  предвещали
ничего доброго.
     Но нельзя же было возвращаться назад!
     Собек молча взглянул ему в глаза и указал на реку.
     Вшебору пришло в голову, нельзя ли  как-нибудь,  не  открывая  своего
имени, издали все высмотреть и не встречаться  совсем  с  Маславом.  Здесь
было много народа, и они могли незаметно вмешаться в толпу. Что  из  этого
выйдет, он и сам не знал. Они ехали шаг за шагом, и Долива еще придерживал
свою лошадь. Поначалу  они  договорились  с  Собком,  что  он  постарается
добраться до самого  Маслава.  Но  теперь  это  казалось  и  неудобным,  и
опасным.
     - Послушайте-ка, - тихо сказал Вшебор товарищу. - Не лучше  ли  будет
не лезть на рожон, а только  издали  присмотреться?  Нас  здесь  никто  не
знает.
     - Как вы решите, так и будет, - возразил Собек. - Я ничего не знаю!
     - Но как вы думаете? - спросил Долива.
     Вместо ответа Собек указал ему рукой на Вислу. Они стояли на лугу, на
открытом месте.
     Отсюда видны были, как на ладони, - неподалеку от них, на  реке,  две
связанных вместе большие ладьи, на которых гребли к тому  месту,  где  они
стояли.
     В ладьях были кони и люди.
     Вшебор увидел издали, что люди были вооружены  и  одеты  в  рыцарскую
одежду, и, верно, это были какие-нибудь знатные рыцари, потому что доспехи
их блестели на солнце; на  голове  у  одного  из  них  развивался  красный
султан, а на плечи был накинут богатый  плащ,  из  под  которого  сверкало
оружие.
     Мальчик, стоявший позади него, держал в  руках  птицу,  другой  слуга
приманивал взлетевшего кверху сокола, а третий держал на привязи собак.
     Лиц еще нельзя было различить.
     Впереди стоял мужчина с султаном на  шапке,  а  несколько  поодаль  -
придворные его или слуги. Должно быть,  они  ехали  на  берег  Висляны  на
соколиную охоту.
     Не трудно было отгадать, кто был тот, кто  мог  свободно  забавляться
охотой в такое время.
     Таким образом, счастливый или несчастный случай,  как  раз  в  минуту
нерешимости и колебания, облегчил Вшебору выполнение задачи.
     Уклониться от встречи было невозможно, спасаться бегством  -  опасно,
значит, надо было смело идти на встречу судьбе.
     Так и решил в душе Долива.
     Не задерживая больше коня, он спокойно поехал вперед, а тем  временем
и ладьи пристали к берегу, и можно уже было различить лица сидевших в  них
людей.
     Вшебор узнал Маслава, хотя он сильно изменился с того времени,  когда
Долива помнил его взбалмошным и дерзким мальчиком при  королевском  дворе.
Он держался, или вернее, старался держаться с княжеским достоинством.
     Бедно одетые, Вшебор и его  спутник  не  привлекли  его  внимания,  -
Маслав горделиво осматривался по сторонам. Заложив  руки  в  боки,  задрав
кверху голову и поставив одну ногу на край ладьи, он имел такой  вид,  как
будто ему хотелось поскорее выскочить на землю.
     Человек этот, крепкий и ловкий, - был словно вырублен секирой.
     Сквозь панскую внешность в нем  ясно  проглядывала  холопская  кровь.
Лицо у него было румяное, обветренное и самое обыкновенное;  в  маленьких,
юрких глазках и рыжей бородке не было ровно ничего княжеского, но  он  был
силен и хорошо сложен, к так  как  ему,  видимо,  везло  в  жизни,  то  он
возомнил о себе и держался с людьми надменно и свысока. Его светлые  брови
непрерывно морщились и даже, когда он молчал, казалось, что он  обдумывает
новые приказания, чтобы ни на  минуту  не  сойти  с  того  пьедестала,  на
который ему удалось взобраться. С  первого  взгляда  в  нем  чувствовалась
сильная и предприимчивая натура, которая ни перед чем не останавливалась.
     Когда ладьи  приблизились  к  берегу,  и  всадники  подъехали  ближе,
Маслав,  окинув  взглядом  их  серые  сермяги,  хотел   с   пренебрежением
отвернуться от них, но что-то в лице Вшебора поразило его. Он не узнал его
сразу и, строго нахмурив брови, стал пристально всматриваться  в  него.  В
это время Вшебор, не спеша, снял меховой колпак и поклонился ему.
     Как раз в эту минуту Маслав, одетый совсем не по охотничьему, а  так,
как будто собирался принимать у себя послов, -  и  в  рыцарском  поясе,  с
которым он никогда не расставался, - готовился выйти на берег.
     За ним шли его приближенные, одетые так же неуместно, как и он сам, в
колпаки с султанами, пояса и нарядные плащи.
     Вшебор едва не рассмеялся при виде  этой  ненужной  пышности,  но  во
время сдержался, принужденный думать о своей безопасности. Маслав, заметил
его поклон, вздрогнул и, взглянул на  окружающих,  по-видимому,  собирался
отдать приказанье схватить его, но Вшебор, приблизившись  к  нему,  сказал
вполголоса.
     - Я к вашей милости, - пришел к вам с поклоном.
     Маслав уже не сомневался, что видит перед собой  прежнего  знакомого.
Тревога снова овладела  им,  -  он  не  знал,  как  отнестись  к  нему,  и
недоумевал, что могло его сюда привести.
     В нерешимости он отступил назад, присматриваясь к Вшебору.
     Видя его колебания, Долива быстро распахнул сермягу  и  показал  ему,
что кроме небольшого меча, у него не было больше  никакого  оружия.  Топор
остался привязанным к седлу коня, с которого Долива сошел, оставляя его на
попечение Собка.
     - Что вас сюда привело? Что вы хотите от меня?  -  заговорил  Маслав,
стараясь придать своему  голосу  гневный  и  строгий  тон.  -  Говори,  да
поскорее, у меня нет времени!
     Проговорив это, Маслав подступил к Вшебору,  словно  желая  показать,
что он его не боится, а когда тот не сразу ответил, Маслав отошел от своих
людей, принудив и Вшебора следовать за собою.
     - Милостивый пан! - начал Вшебор, - не так  это  легко  рассказать  в
двух словах свое дело. Вы знаете, что у нас теперь делается, и  только  вы
можете нам сказать, что  будет  с  нами  завтра.  К  вам  и  надо  идти  -
спрашивать, что делать дальше.
     Маславу, видимо, польстило, что ему приписывают власть  над  будущим.
Его мужественное и  энергичное  лицо,  обнаруживавшее  в  нем  присутствие
большой  звериной  силы,  -  приняло  выражение  еще  большей  гордости  и
самомнения, и он вымолвил без гнева уже.
     - Что делать? Все, кто хочет сохранить голову на плечах,  должен  мне
повиноваться. Кроме меня, ни у кого здесь нет силы.
     - Скоро мы освободимся от  немецкого  и  чешского  гнета,  и  я  буду
править!
     Говоря  это,  он  оглянулся,  чтобы  проверить  впечатление,  которое
производили эти слова, и засмеялся диким, насильственным  и  не  искренним
смехом.
     Вшебор молчал, не поднимая  головы.  Маслав  ударил  рукой  по  мечу,
который висел у него за поясом.
     - Спроси меня, по какому праву я буду править, - прибавил он.  -  Вот
мое право! Кто силен - тот и должен править, а у кого есть  ум  -  у  того
есть и сила, если же нет ума, - то и сила не поможет, потеряют ее, как они
там потеряли! - Он указал рукой на запад. - Обленившееся,  ни  к  чему  не
годное, онемеченное племя надо было выбросить за  дверь,  а  крестьянам  -
вернуть старую свободу и прежнюю веру. Мы должны  жить  по  своему,  а  не
перенимать чужих обычаев. Не нужно нам ни чужих богов,  ни  чужих  князей.
Пясты продавали нас императорам и папам.  От  немецких  матерей  рождались
онемеченные дети. - Казимир, мать, которого записалась в монахини, - пусть
себе сидит у дяди в Хольне и поет в хоре, - там его место, а не  здесь  на
царстве. Мы ведь не монахи!
     Говоря это он  шел  вперед  и  бросал  пытливые  взгляды  на  Доливу,
подзадоривая себя собственными словами.
     - Мазурская земля - моя, а со мной найдут пруссаки и литовцы; все те,
которые привязаны к своей старой вере. Нас - множество, а вас - горсть, да
и той скоро не станет. Земля без государя достанется тому, у кого сила.  А
сила - у меня! У меня!
     Он разгорячался все более, поглядывая на Вшебора. Но не дождавшись от
него никакого ответа, стал перед ним и повелительно сказал:
     - Говори же мне, кто тебя послал?
     К  Доливе,  в  виду  грозящей  опасности,   ввернулись   мужество   и
хладнокровие. Он равнодушно пожал плечами.
     - Кто же у нас может послать? - сказал он. -  Из  старого  рыцарства,
шляхты и магнатов немногие уцелели - на паству волкам. Мы,  двое  братьев,
спаслись от чехов и черни.  Может  быть  найдется  еще  несколько  человек
спасшихся и укрывшихся в лесах. Кто бы мог меня послать? Вы были  когда-то
мне другом, теперь могли бы взять меня хоть в слуги! Моя  жизнь  не  имеет
для вас никакой цены, но, может быть, я вам на что-нибудь пригожусь.
     Маслав задумался. Речь Вшебора понравилась ему.
     - Ой! Знаю я вас! - выговорил он насмешливо.  -  Если  бы  вы  только
могли мной завладеть, вы охотно отдали бы меня в  руки  Казимира  или  еще
кого-нибудь. Много их там  шляется  у  немцев.  Вы,  все  окрестившиеся  и
видавшие другие времена, - не многого стоите.
     - А вы разве не были крещены? - смело спросил Вшебор.
     Маслав запылал мгновенным гневом и оглянулся назад  на  своих,  -  не
слышали ли они этих слов. Но те стояли  далеко,  и  не  могли  слышать  из
разговора. Он промолчал и опять задумался.
     - Слушай, Долива, - заговорил он после молчания, взявшись за  бока  и
отойдя несколько шагов назад. - Правда, я дружил с  тобой  на  том  песьем
дворе, хочу быть для тебя теперь добрым паном, но смотри, береги голову на
плечах, она тебе нужнее, чем мне. Я возьму тебя одного,  брата  твоего  не
хочу и никого больше не хочу, пусть чернь вырежет из без остатка.  Я  себе
наделаю магнатов из тех крестьян, которые будут мне благодарны, а  бояться
их - мне нечего. Если хочешь служить мне, - я возьму тебя!
     Вшебор поклонился, потом поднял голову и смело взглянул ему в глаза.
     - Почему же мне не служить тебе, если я умираю с  голоду  и  не  имею
пристанища? Но что будет с братом?
     - Да где ты его оставил? - спросил Маслав.
     - В лесу, на поляне, два дня пути отсюда, - он занемог.
     - Пусть его там волки съедят, - смеясь и похлопывая Вшебора по плечу,
сказал новый князь. - Ты останешься у меня, а больше  я  знать  никого  не
хочу.
     Вшебор промолчал и не настаивал больше. Ссылка на брата  была  только
лазейкой, которую он оставил себе для того, чтобы иметь  предлог  уйти  от
Маслава. Но он все же надеялся с помощью Собка уйти тем или иным способом.
     Маслав, как бы не доверяя ему, продолжал пытливо поглядывать на него,
но выражение его лица прояснилось.
     - Это мне будет очень кстати,  -  сказал  он,  -  мне  как  раз  надо
устроить себе двор. Я назначу тебя охмистром.  Эти  мои  мужички  во  всем
хороши, но беда в том, что они не знают панских и королевских  обычаев.  У
меня должен быть свой двор, как у  всех  королей  и  князей.  Вот  ты  мне
подберешь людей и обучишь их. Я хочу, чтобы у меня были такие же  порядки,
как при дворе старого Мешка и Болька.
     Вшебор,  делая  вид,  что  он  вполне  разделяет  эту  мысль  и,   не
обнаруживая отвращения, с готовностью подхватил:
     - Вот и отлично! Но пока я научу людей, пройдет не мало времени.
     - Пустое! - нахмурив брови, возразил Маслав. - Я  умею  скоро  учить.
Надо построже, - тогда все пойдет хорошо.
     И снова похлопал его по плечу.
     - Я беру тебя, - повторил он, - но помни, я  -  добр  и  щедр,  но  и
грозен в то же время.
     На этом разговор окончился. Маслав обернулся к своей свите,  стоявшей
поодаль, и крикнул:
     - Пустить сокольничьих псов! Если  что-нибудь  попадется  -  спустить
соколов!
     Он дал знак и  сам  медленно  пошел  к  своим  людям,  сопровождаемый
Вшебором. Услышав за собой его шаги, князь как будто одумался.
     - Подождите здесь при ладьях, - вернетесь вместе со мной!
     Долива послушно остановился, а псы, соколы, мальчики, слуги и  Маслав
со своим двором потянулись вдоль берега реки.  Долива  вернулся  к  Собку,
который стоял в стороне с конями.
     Иначе  невозможно  было  спасать  свою  голову  и  присматриваться  к
Маславу, как только принять то предложение, которое милостиво  сделал  ему
Маслав.
     Охотники удалились, а Вшебор подошел к Собку, который заглядывал  ему
в глаза, стараясь отгадать, какие вести он принес с собой.
     - Едем ко двору, - тихо проговорил Долива. - Я приехал в добрый  час,
если голова моя осталась еще на плечах. Мы пробудем здесь некоторое время,
но вы и кони должны быть каждую минуту готовы к  отъезду,  когда  настанет
время.
     Собек качал головой.
     - Вырваться отсюда не так уж трудно, - отвечал он.  Они  не  очень-то
берегутся, видно, не боятся никого. - Удалой пан! Удалой! - тихо  прибавил
он.
     Они присели отдохнуть, а коней пустили попастись на траве.
     Но Маслав  недолго  забавлялся  охотой,  приказав  людям  пройтись  с
соколами, он сам вернулся, ища глазами Вшебора.
     Тот встал и подошел к нему.
     Казалось,  новому  повелителю  приятно  было  поговорить  о  себе   с
каким-нибудь свежим человеком, - переряженная чернь,  окружавшая  его,  не
удовлетворяла его, и его тянуло к Вшебору.
     Подойдя к нему он указал на город, расположенный на холме.
     - Это будет моя Познань! - сказал он, смеясь. - Ты понимаешь?  Отсюда
я буду владеть обоими берегами Вислы!
     И вытянув руку, обвел ею вокруг.
     - Пруссаки и литовцы пойдут со мной. Чехов погоним вон  и  поколотим,
немцам не позволим  подойти  к  Лабе.  Вырежем  их,  и  дальше.  Все,  кто
ненавидит христиан, пойдут со мной. - Он все время оглядывался на Вшебора,
как будто ожидал от него похвалы и одобрения.
     - Ну, что ты скажешь на это?
     - Что ж, - только бы у вас было войско!
     - Есть войско и еще будет, и я  сам  обучу  их,  -  быстро  заговорил
Маслав. - Я хоть вырос при дворе, но в душе всегда был и  остался  воином.
Пруссаки предприимчивый народ. Эти те самые, что убили Войташка,  которого
Болько выкупил и похоронил в Гнезне, а теперь чехи взяли  его  оттуда!  Те
самые, что сдались старому Болько. - Ну, а я им брат и сват!
     Он засмеялся, с довольным потирая руки.
     - Ну, что же ты ничего не говоришь? Маслав не глуп, правда?
     - Увидишь сегодня сам, от них придут ко мне послы. А  знаешь,  почему
так случилось? Потому что я сделался язычником и повыдергивал кресты. Весь
народ со мной.
     Должно быть, молчание  Вшебора  было  ему  неприятно:  несколько  раз
спросил его, - что же ты об этом думаешь?
     - Вы очень счастливы в жизни, это все знают! - пробормотал Долива.
     - В Полоцке, в замке, были отцы бенедиктинцы - теперь от них осталось
и следа. Из костела я устроил языческий храм так же, как и они  из  храмов
делали костелы. Гусляры хлопали  в  ладоши  и  кланялись  мне  в  ноги  от
радости: люди выкопали старых богов, прикрепили их к древкам и повтыкали в
землю, крича перед ними: Ладно! - Вот где моя сила! - Ну, - что же вы  все
молчите? - смеясь, повторил он.
     - Удивляюсь всему этому, - не спеша, выговорил Долива, -  но  советую
вам хорошенько посчитать свои силы в борьбе с христианами. Вас много, но и
тех не мало. Я не хочу вам льстить.  На  Руси  водружены  кресты,  чехи  -
крещены, венгры и немцы тоже христиане. А их всех вместе соберется много.
     Маслав утвердительно кивнул  головой,  потом  остановился  осмотрелся
вокруг и, подойдя ближе к Вшебору, - зашептал, близко глядя ему в лицо.
     - Ты ничего  не  понимаешь.  Чей  Бог  окажется  сильнее,  тому  я  и
поклонюсь. Мне что? Теперь взяла верх старая вера, а что  будет  завтра  -
почем я знаю? Князья и короли все крестятся, когда  приходит  время.  И  я
буду таким, каким захочу быть, чтобы получить власть, а  теперь  хорошо  и
так, как есть.
     Долой кресты и долой немцев, которые их принесли. Понял?
     Он засмеялся, не раскрыв рта и блестя глазами. Но ему не  понравилось
в новом слуге, что тот не удивлялся, не льстил ему, и даже не соглашался с
ним.
     - Эх ты, человече, - возвысив голос, заговорил Маслав.  -  Ты,  может
быть, думаешь, что мне приснилась моя сила?  Ну,  так  я  покажу  ее  тебе
воочию. Увидишь и сам поверишь.
     Он взглянул вдаль, где стояли люди с собаками и соколами. Две  собаки
выслеживали дичь в болоте, но осенний день не благоприятствовал  охоте,  -
до сих пор не встретилось ни одной цапли и ни одной птицы. Маслав подозвал
к себе ближайшего слугу.
     - Гей, Дидко, выпустите соколов проветриться и потом возвращайтесь  с
ними. Губа поедет со мной, здесь больше нечего делать.
     И он указал рукой на ладьи, к которым и направился.
     Вшебор глазами дал знак Собку, чтобы он  не  тревожился  о  нем,  сам
Долива пошел вслед  за  князем.  -  Маслав,  как  бы  торопясь  вернуться,
поспешно спустился к ладьям, вскочил в одну из них и приказал забрать коня
для него самого и Губы.
     Взгляд его упал на бедно  одетого  Вшебора,  стоявшего  перед  ним  в
ожидании приказаний.
     - Ты не можешь  ехать  со  мной  в  этой  Сермяге,  -  сказал  он,  -
останешься пока в  ладье,  а  потом  пойдешь  пешком  в  замок.  Когда  мы
вернемся, Губа прикажет выдать тебе  одежду  из  моей  гардеробной,  и  ты
будешь одет, как пристало моему охмистру. Не бойся, - со  смехом  прибавил
он, - будет тебе и цепь, и все прочее! У меня всего этого вдоволь. Я хочу,
чтобы люди восхищались моим двором, а не смеялись над ним.
     Он подозвал Губу и шепнул ему что-то на  ухо,  указывая  на  Вшебора.
Между тем ладьи, в которых сидели на веслах и стояли с  баграми  несколько
мазуров, стали быстро переезжать реку. В глубоких местах  все  брались  за
весла, а на мели отталкивались баграми. Люди работали живо, подгоняя  друг
друга, как будто чувствовали, что пан их не любит ждать!
     Маслав, стоя в ладье, уже не говорил  ничего,  хотя  слушателей  было
достаточно, он только несколько раз указал Вшебору рукой на замок, видимо,
гордясь и чванясь тем, что он им владел.
     Действительно, замок, расположенный на возвышенном берегу реки,  имел
очень величественный вид, а на валах виднелся народ,  видимо,  поджидавший
своего господина. Когда ладья причалила к борогу, и из нее  вывели  коней,
Маслав наклонением головы простился с Доливой, сел на  своего  великолепно
убранного коня и в сопровождении Губы поехал в замок, высоко подняв голову
и приняв вид грозного владыки... Снизу было видно, как  раздвигались  люди
наверху при его приближении, а через минуту  на  валах  раздались  громкие
крики многочисленной толпы, приветствовавшей Маслава.
     Вшебор, задумчивый и угнетенный, поплелся вслед за ним к замку.  Быть
может, он вспомнил то время, когда видал Маслава маленьким и жалким  перед
королевой, которая относилась к нему с презрением.
     По пути к замку  Вшебор  внимательно  присматривался  со  всему,  что
окружало Маслава. Народу везде было много, и хоть  он  уже  был  собран  в
сотни и полки, но всем своим видом и  одеждой  более  напоминал  полудиких
людей, чем воинов. И вооружены они были не одинаково.  Начальников  трудно
было отличить от  простых  солдат.  Все  они  сидели  и  ходили  в  полном
беспорядке, кричали и ссорились между собой.
     Во дворах замка стояли бочки и кадки с пивом; часть  людей,  сидя  на
земле, ели и беседовали, другие, лежа, отдыхали.
     Около  прежнего  бенедиктинского  костела  стояла   толпа   гусляров,
колдунов, старых баб и черни, вышедшей из лесов.
     Внутри открытого храма горел  уже  огонь,  около  которого  двигались
женщины в  белых  одеждах.  Перед  вывороченными  дверьми  костела  стояли
длинные древки, вбитые в землю  с  изображение  богов,  сделанных  наспех,
грубыми и безобразными.
     Между ними стоял выкопанный из земли каменный чурбан, который  должен
был изображать божество в трех шапках, с заложенными на  груди  руками,  в
которых он держал меч и каравай.
     Гусляры, рассевшись на земле под ним, бренчали на гуслях и подпевали,
а народ окруживший их, внимательно слушал.
     У дверей вновь отстроенного деревянного замка стояла толпа народа,  и
суетились слуги нового князя в нелепых пестрых одеждах.
     Очевидно, старались одеть их попышнее, но не умели этого  сделать,  и
каждый, выбрав, что ему нравилось, напялил на себя, заботясь только о том,
чтобы било в глаза. Все это имело дикий  вид.  Только  на  некоторых  было
полунемецкое платье, видимо, награбленное из королевского замка.
     Важнейшие граждане, - несмотря на свои дорогие платья и жупаны,  цепи
и позолоченные пояса, - несмотря на то, что были и умыты, и причесаны, все
же выглядели простыми пастухами. Видно, на этом дворе, собранном наспех  и
кое-как одетом не было никакого порядка. Там и сям в этой толпе вспыхивали
ссоры, завязывались драки, и слышались удары дубинок и шум борьбы. Толкали
друг друга и дрались до  тех  пор,  пока  дубинка  одного  из  старших  не
прекращала ссоры.
     Визг и вой собак, ржание коней  и  отдаленный  шум  воинского  лагеря
сливались в один смешанный гул, в котором трудно  было  разговаривать,  не
повысив голоса, чтобы быть услышанным, -  и  эти  приподнятые  голоса  еще
увеличивали общую шумиху.
     Вшебор без труда пробрался сквозь толпу; - никто даже не взглянул  на
него, все только толкали его, и он не знал бы, куда идти, если бы не вышел
в это время из замка Губа и не повел его за собой.
     По знаку Губы приблизился старик, которому Губа и передал Вшебора.  В
сенях замка тоже толпилось много  народа.  Пройдя  через  какие-то  темные
закоулки, переходы и коридоры, по которым сновала челядь, Вшебор  с  своим
проводником вошел в полутемную избу.  Ее  маленькие  окошечки,  задвинутые
изнутри ставнями, едва пропускали свет сквозь щели. Это был, должно  быть,
какой-нибудь  склад  или  гардеробная  владельца  замка,  вся   заваленная
одеждой, оружием и всевозможными, очевидно, награбленными вещами,  которые
лежали на полу и  висели  по  стенам.  Все,  что  доставляла  война,  было
захвачено и сложено здесь  Маславом.  Целыми  кучами  свалены  были  вещи,
собранные из разных замков, от разных владельцев, со всех  концов  страны,
различной ценности и самого разнообразного вида. Те, что сложили их здесь,
не умели даже отличить более ценных  вещей  от  менее  ценных.  Дорогое  и
дешевое, хорошее и плохое все было свалено вместе в одну  кучу,  как  рожь
или сено, свезенные в амбар.
     - Эй, вы, - крикнул старик, отворить дверь. - Берите, что хотите. Так
приказал пан! Не стесняйтесь! - и  он  указал  на  кучи  одежды  и  полки,
нагроможденные всяким добром.
     - Выбирайте: чего душа пожелает! Вы видите, у нас есть что выбрать! -
и,  поглаживая  голову,  старик  усмехнулся.  На  одной  из  полок  лежали
отдельной кучкой золотые и позолоченные цепи.  Старик  подошел  и,  выбрав
несколько, взвесил их на руке, остановился на самой тяжелой цепи  и  хотел
уже подать ее Вшебору, но вдруг  заметил  на  ней  следы  засохшей  крови,
пробурчал что-то себе под нос и пошел к дверям, где  стоял  чан  с  водой.
Выполоскав в нем цепь, он начал вытирать ее полой своей одежды.
     Вшебор с отвращением стал одеваться, - отказаться было невозможно.
     Старик с готовностью помогал ему и все время  советовал  выбрать  все
самое лучшее, но не тратить даром времени. У него была только одна  забота
- выполнить, как можно лучше, приказание пана.
     - Только поторопитесь, - говорил он. - Его милость не любит  ждать  и
желает, чтобы вы были при нем за столом... А давно уже пора... - Из разных
углов он вытащил: пояс с мечем, меховую шапку, богатое  верхнее  платье  и
все, что было нужно для того, чтобы Вшебор угодил новому пану. Сверх всего
этого старик накинул ему на шею золотую цепь и, с  улыбкой  осмотрев  его,
повел к выходу.
     Из гардеробной в столовую снова пришлось идти  темными  коридорами  и
переходами... Уже  издали  Вшебор  услышал  доносившиеся  из  нее  громкие
голоса. Старый плоцкий замок не отличался большим великолепием внутреннего
убранства: он был закопчен от дыма,  а  все  убранство  горниц  составляли
самые простые деревянные столы  и  лавки.  Каким  он  был  с  незапамятных
времен, таким остался и теперь - со столами из толстых досок, с  огромными
лавками, устланными теперь кожами и сукном. В других горницах не было даже
полов, а только сглаженная земля, насыпанная листьями, а зимой - соломой и
вереском.
     В горнице, игравшей роль столовой, было  много  разряженных,  как  на
празднике,  гостей.  Для  князя  было  устроено   сидение   на   небольшом
возвышении, прикрытое черным  сукном.  Около  него  занимали  места  сразу
бросавшаяся в глаза своей непохожей на остальных внешностью, - пруссаки  с
зверскими лицами, вооруженные  топорами,  дротиками,  луками  и  кремневым
оружием.
     Главою их был кунигас, относившейся к Маславу совершенно запросто,  а
тот - волей неволей должен был принимать доказательства его расположения.
     Это был человек среднего роста, широкоплечий, толстый с заплывшими от
жира глазами, едва видневшимися из-под бровей, в обхождении решительный  и
не обращавший  никакого  внимания  на  торжественность  обстановки,  какую
усиливался поддержать Маслав. Он  считал  себя  совершенно  равным  ему  и
отвечал ему гордо и высокомерно. Новый князь, должно быть, нуждался в нем,
потому что, хотя лицо его часто выражало неудовольствие и гнев, он все  же
терпеливо переносил такое обхождение гостя.
     Иногда он обводил взглядом своих придворных, ему хотелось, чтобы двор
его произвел на пруссаков впечатление настоящего княжеского,  и  потому-то
все были разряжены, как на праздник, и вооружены.
     По старому обычаю, в горнице не было женщин.
     Заняв место в  конце  стола,  Маслав  посадил  около  себя  кунигаса,
приказав  подостлать  ему  на  сиденье  красное  сукно.  Перед  ними  были
поставлены серебряные блюда, а так как для других уже не хватало  серебра,
то остальные удовольствовались глиняной и деревянной посудой.
     Вшебору  Маслав  указал  место  за  другим   столом,   приказав   ему
распоряжаться там.
     За исключением пруссаков, которые нисколько не стеснялись,  и  громко
разговаривая, сейчас же принялись есть и пить, все остальные, сидевшие  за
столом, придворные Маслава, вероятно,  соблюдая  приказание  самого  пана,
хранили боязливое молчание. Но так как они к этому не были приучены, то от
времени до времени и среди них вырывался у кого-нибудь громкий возглас или
взрыв смеха, который сейчас же затихал под грозным взглядом повелителя.
     Слуги прислуживали неумело; сталкиваясь друг с другом, а  за  дверями
слышались угрозы, брань и жалобные крики;  но  все  же  пир  окончился  бы
вполне  благопристойно,  если  бы  не  кубки,  стоявшие  перед  гостями  и
постоянно пополнявшиеся.  Мед  развязал  язык  этим  людям,  не  привыкшим
сдерживать вспышки гнева и веселья. К концу пиршества ничто уже  не  могло
остановить шума и  криков,  хотя  выражение  лица  князя  становилось  все
угрюмее. А тут еще явилась целая стая  своих  и  чужих  псов,  бросившихся
глодать брошенные под стол кости и своим лаем и визгом еще более усиливших
общий гомон.
     В конце трапезы, по старому обычаю, все  гусляры  и  певцы,  сидевшие
около храма, собрались в обеденную горницу. Они  ворвались  целой  толпой,
торопясь занять места на лавках около стены, а те,  кто  не  нашел  места,
расселись на земле; зазвучали гусли, и раздались крикливые напевы.
     Но Маслав и с этими должен был считаться, -  ведь  за  ним  шел  весь
народ; перед ними поставили пиво  и  мед,  слушали  их  пение  и  игру,  а
некоторые из сидевших за столом, подогретые  вином,  стали  вторить  им  и
хлопать в ладоши.
     Все это мало напоминало пир в княжеском доме, - но, видно, иначе и не
могло быть.
     Пруссаки  этим  не  смущались:  они  с  удовольствием  попивали  мед,
подставляя для этого рог, который носили у поясов, и похваливали угощенье.
     Уж трапеза близилась к концу, - все  угощенье  понемногу  исчезло  со
столов, и остались только жбаны, - как вдруг двери  из  внутренних  покоев
замка с шумом отворились, и в горницу вбежала  какая-то  странная  фигура.
При виде ее пруссаки в испуге повскакивали с лавок,  а  Маслав  побледнел,
как мертвец.
     Да и было чего испугаться!
     Вошедшая была старая, худая и высокая женщина с седыми, растрепанными
волосами, падавшими ей на плечи, едва прикрытая грубым бельем  и  даже  не
подпоясанная, босая и как бы вырвавшаяся из тюрьмы или из рук палачей.
     Ее бледное, сморщенное лицо и горевшие пламенным гневом серые глаза с
красными, опухшими от слез  веками,  выражали  глубокое,  почти  безумное,
горе.
     Она вбежала с громким, неудержимым, бессмысленным криком,  в  котором
ничего нельзя было разобрать, - перепуганная, рассерженная, оглядывавшаяся
назад, как будто за ней гнались.
     Отталкивая руками тех, кто стоял у нее на  дороге,  она  добежала  до
стола и стала, как вкопанная, перед Маславом, вперив в него безумный взор.
     Князь, бледный, не владеющий языком, вскочил с места и руками  указал
своим придворным на это приведение,  которое  они  пропустили  в  горницу.
Пруссаки, перепугавшись неизвестно чего, хватались за  ножи,  -  остальные
повскакивали с мест, - и в горнице все пришло в смятение. Тогда  и  Вшебор
двинулся от стола.
     В это время люди, вбежавшие за бабой, схватили ее за  руки,  но  она,
вырываясь от них, упала на землю, как раз  подле  того  места,  где  сидел
князь. Маслав с ужасом отшатнулся.
     Раздались испуганные крики,  потом  в  толпе  произошло  движение,  и
придворные, схватив безумную на руки, поспешно вынесли ее из горницы.
     Некоторое время еще слышались ее жалобные крики,  сначала  громкие  и
напряженные,  потом  все  затихающие  по   мере   удаления   и,   наконец,
превратившиеся в глухой стон, затерявшийся где-то в глубине замка.
     Маслав, с вытаращенными от испуга глазами,  стараясь  придать  своему
лицу подобие улыбки, опустился на свое место.
     На вопрос кунигаса он холодно ответил, что  это  была  бедная  старая
помешанная, и, налив себе кубок, выпил его залпом, но, как он ни  старался
принять равнодушный вид, он не мог удержать охватившей его дрожи.
     Часть гусляров вышла за дверь,  и  после  этого  шумного  приключения
вдруг настала странная тишина; князь сделал знак, чтобы подали мед,  но  и
это не  помогло,  -  так  как  все  были  испуганы  и  смущены  появлением
несчастной женщины.  Скоро  все  умолкло,  а  некоторые  из  тех,  которые
особенно много пили, захрапели, положив головы на  стол.  Наконец,  и  сам
Маслав, приказав проводить своих гостей на отдых в предназначенные для них
горницы, двинулся неверным шагом из столовой, предшествуемый  коморниками,
которым он приказал нести перед собой меч. Начали расходиться и остальные,
за исключением уснувших за столом.
     Вшебор, не имевший понятия о своих дальнейших  обязанностях,  остался
почти в одиночестве. Из памяти его не мог изгладиться образ странной бабы,
испортившей своим появлением весь пир.
     Откуда она могла взяться здесь,  при  дворе?  Кто  она  была  и  чего
хотела? Догадаться самому было невозможно, хотя из ее криков и  отрывочных
фраз можно было понять, что она пришла с какой-то просьбой к Маславу.
     Князь тоже, видимо, был более напуган ее видом, чем рассержен, из уст
его не вырвалось ни одного проклятья, он, -  такой  смелый  и  суровый  до
жестокости, - не имел на этот раз силы вымолвить слово!
     Вшебор, расхаживая взад и вперед  по  горнице,  раздумывал  об  этом,
когда вошел Губа.
     Лица  придворных  имели,  после  этого  приключения,  то   же   самое
выражение, которое Вшебор подметил у Маслава. Губа был угрюм и озабочен.
     - Что это была за женщина? - спросил его Вшебор.
     Губа взглянул на него и пожал плечами.
     - Да старая баба какая-то, я не знаю, - отвечал он,  но  видно  было,
что он знал  больше,  чем  хотел  сказать.  И  чтобы  избежать  дальнейших
расспросов, тотчас же удалился.
     Вбежал  мальчик,  посланный  за  Вшебором,  которого  князь  приказал
привести к себе.
     Горница князя, куда ввели Вшебора, была  убрана  по  образцу  Мешкова
двора, - с видимым желанием произвести впечатление богатства и пышности.
     Маслав нагромоздил в ней огромное количество всякой посуды, ковров  и
материй, как бы умышленно выставляя их напоказ.
     Вшебор, войдя, застал его  лежащим  на  кровати;  увидев  его,  князь
быстро поднялся и сел.
     Лицо его странно изменилось. Румянец сошел  с  него,  губы  посинели,
глаза сверкали диким огнем, морщины сдержанного гнева избороздили  щеки  и
лоб. Он всматривался в лицо Вшебора, как бы желая узнать по его выражению,
с чем он пришел.
     - Видели, - заговорил он, - как мне испортили  праздник!  Эта  глупая
челядь! У дверей не было стражи!
     Вшебор молчал.
     - Сумасшедшая старая ведьма! - продолжал Маслав. - Только из  жалости
приютил ее. На нее иногда что-то находит, духи ее мучают, и тогда она сама
не знает, что делает и что плетет.
     Он встал и, опустив голову, заходил по горнице.
     - Я уж давно приказал держать ее взаперти!
     Он, видимо, был разгневан и с трудом сдерживал себя,  потом,  как  бы
сделав над собой усилие, подошел к нему с просветленным лицом, на  котором
еще ясно видны были следы плохо скрытого волнения.
     - Вот ты видишь, шлют ко мне послов и просят вступить с ними  в  союз
те самые, с которыми не мог справиться Болеслав! Стоит им кликнуть клич, и
поднимутся тысячи мне на помощь, а я выгоню немцев.
     Вдруг голос его дрогнул, словно он что-то вспомнил, и он прибавил:
     - Если захочу срубить кому-нибудь голову или  повесить,  из-за  стола
прямо отдам палачу, виновных могу строго наказать. Что захочу, то могу.
     Вшебор все молчал и слушал. Тогда Маслав спросил настойчиво:
     - Ну, что же вы скажете?
     - Присматриваюсь и дивлюсь вашей силе, - отозвался  Долива.  -  Всюду
виден у вас достаток. Могу вас поздравить.
     - Может быть, ты думаешь, - живо спросил Маслав, - что я не  имел  на
это права? Ты слышал басни, которые рассказывали при дворе? Все  это  одна
ложь и клевета, во мне течет кровь старых мазурских князей. Как у  Лешков,
так и у нас Пясты украли наследство, а мы теперь отберем его  у  них.  Моя
кровь стоит Пястовской.
     Проговорив это, он опустился на сиденье, покрытое шкурой, перед огнем
и в задумчивости облокотился на руку.
     - Пясты не вернутся уж никогда, -  заговорил  он,  как  будто  сам  с
собой. -  Казимир  не  захочет  подставлять  свой  лоб,  и  никто  ему  не
поможет... А с чехами...
     - Что же вы думаете начать с чехами? -  спросил  Вшебор,  вынужденный
так или иначе поддерживать разговор.
     - Против чехов  направлю  пруссаков  и  мазуров,  а  в  конце  концов
поделюсь с ними.
     - Бржетислав не захочет делиться.
     - Захочет! - возразил Маслав. - Я дам ему Силезию, пусть уж возьмет и
Краков, и вместе пойдем на императора.
     Все  это,  высказанное  отрывочными  фразами,  походило   скорее   на
горячечные фантазии, чем было ответом на вопрос: казалось, он себе  самому
бросал эти мысли в ответ на рождавшиеся в нем сомнения,  надеясь  отогнать
их.
     - Я объявлю себя королем, - продолжал он. - Рыкса увезла с собою  все
короны, но я в тех и не нуждаюсь, пусть император хранит их  у  себя.  Мне
выкуют новую, - еще дороже и красивее. И  не  ксендз  наденет  мне  ее  на
голову, а я сам! Я сам!
     Он  засмеялся,  блеснув  глазами,  но  вдруг  оглянулся  тревожно   и
нахмурился. Откуда-то издалека долетел заглушенный крик.
     Маслав вздрогнул и прислушался: все было тихо; он вздохнул свободнее.
Мысль его продолжала свою работу.
     - Если бы даже чехи и немцы оттягали у  меня  все  земли  за  Вислой,
здесь я останусь паном. Отсюда меня никто не прогонит, я здесь - дома. Тут
и пруссаки, которые идет со мною рука об руку.  На  собственных  кучах  мы
сильны.
     - Почему же бы мне не жениться на девке прусского кунигаса? Разве  он
отказал бы мне? Даст за ней в придачу землю, все, как  следует.  Мы  будем
везде поддерживать старую веру! Говорят: крещенная Русь, крещенная Польша,
крещенная Чехия! Ложь все это! Окрестили их под страхом и  угрозой.  Народ
будет с нами, потому что мы отдадим им старых богов. Разрушим  костелы,  а
монахов прогоним.
     Вдали послышался слабый крик, - и все снова стихло.
     Маслав побледнел, оглянулся осоловевшими глазами и умолк.
     Вшебор тоже не посмел заговорить или спросить его.
     Вдруг князь обратился к нему.
     - Ведь ты - христианин? - дрожащим голосом спросил он.
     - Да, я христианин, - сказал Долива, - и  вам  это  хорошо  известно,
потому что и вы вместе со мною ходили в костел и к исповеди.
     - Правда, - прибавил он, - на свете еще много не крещенных людей,  да
и таких, которые, окрестившись, все еще тайно держатся старой веры - тоже,
должно быть, не мало, но и  христиан  ведь  множество,  а  там,  где  надо
постоять за веру и крест, - все пойдут вместе.
     - И много у них хорошего оружия, - вырвалось у задумавшегося Маслава.
- У нас рук-то хватит, но не хватит мечей.
     Он потер лоб, как бы стараясь стереть  с  него  назойливую  мысль  и,
понурив голову, сказал:
     - Они умеют делать чудеса!
     - Христиане? - спросил Вшебор.
     - Нет, их черные монахи, - таинственно шептал Маслав. - Как  они  это
делают? Никто не знает. Никого не щадили, всех приказано было  убивать,  и
мало кто из них уцелел. Что это, колдовство?
     Маслав содрогнулся, словно охваченный внутренней тревогой.
     - Все это россказни глупых людей, - шепнул он, прерывая себя  самого.
- Басни, для запугивания людей, - ложь и клевета.
     Он взглянул на Вшебора и, подойдя к нему,  взялся  за  конец  золотой
цепи, спускавшейся к нему на грудь.
     - Ты поступай, как знаешь, только будь мне верен, - сказал  он,  -  а
своим христианством не хвались. Мы здесь  не  хотим  знать  этой  веры!  А
завтра, - прибавил он, - выбери мне людей, молодец к молодцу и вели выдать
им всем одинаковую одежду, чтобы у меня была,  как  пристало  князю,  своя
дружина. Ты будешь начальником ее и охмистром при моем дворе. Понял?
     Вшебор молча поклонился и вышел.



                                    5

     Очутившись один в сенях, Долива горько усмехнулся сам над собой.  Вот
чего он дожидался! Быть слугой и охмистром холопского  сына,  которого  он
помнил мальчишкой для услуг при княжеском дворе. Все, что он видел  здесь,
вызывало в нем гнев и возмещение,  и  он  не  рассчитывал  остаться  здесь
надолго, но все же надо было ко всему присмотреться,  чтобы  разузнать,  в
каком положении было дело Маслава. Ему это было тяжело, он  принужден  был
притворяться, но, раз попав в это осиное гнездо, надо  уж  было  держаться
смирно. Он еще не знал даже, к кому обратиться и куда  направиться,  когда
Собек, поджидавший его, молча поклонился ему.
     Почти весь двор уже спал, только немногие бродили еще по темным углам
и переходам, через которые должны были пройти,  чтобы  попасть  во  второй
двор. Вышли и Собек с Вшебором, и здесь Собек, как будто почувствовал себя
в безопасности от подслушивания, обратился к Доливе и сказал ему:
     - Вам отвели плохую хату, но что делать? Весь двор полон пруссаков  и
поморян... Я просил для вас отдельную, чтобы вы могли  выспаться,  но  где
там! Едва нашлась какая-то каморка. Хотели дать клетушку, где даже  нельзя
было развести огня.
     Говоря это, он провел Вшебора к строению, в котором с  одной  стороны
слышался женский голос, а с другой - несколько  пруссаков  охраняли  покои
своих панов. Из узких сеней Собек провел Вшебора в  маленькую  горницу,  в
которой Собек уже развел огонь. Узкая, грязная, пахнувшая смолой  комнатка
эта, видимо, только что была освобождена для княжеского  охмистра.  В  ней
была только одна лавка, в углу лежала охапка сена, покрытая шкурой,  а  по
стенам было вбито множество деревянных гвоздей,  очевидно,  оставшихся  от
прежних постояльцев, которые развешивали на них одежду.
     Собек, проводив Вшебора, имел явное намерение кое-что рассказать  ему
и спросить самому, но он удержался и даже приложил палец к  губам  в  знак
молчания. В хате были еще другие жильцы, и  говорить  было  не  безопасно.
Только по выражению лица старого слуги Вшебор мог догадаться, что  ему  не
особенно нравился этот двор. Собек сказал  ему,  что  идет  к  лошадям,  а
Вшебор, задвинув деревянный засов на ночь,  в  задумчивости  уселся  перед
огнем.
     О многом надо было ему подумать.
     На всем, что он здесь видел,  лежала  печать  дикой,  но  несомненной
силы,  с  которой  по  численности  ее  не  могло  сравниться   пястовское
рыцарство, хотя бы оно и противопоставило ей смелость и мужество.
     В ушах у него звучали еще крики и возгласы пирующих, песни гусляров и
жалобный плач сумасшедшей старухи, нарушившей веселье,  он  вспомнил  все,
что говорил ему Маслав, и сердце его сжалось печалью и тревогой. Неужели и
им суждено было покориться звериной силе этого  человека,  отрекшегося  от
веры и стремившегося обратить народ в прежнее варварское состояние?
     Вспомнилось ему и Ольшовское городище с  горсткою  укрывшихся  в  нем
людей, которых ждала верная гибель, потому что не было средств к  спасению
их.
     Так раздумывал он, когда вдруг рядом с ним послышался чей-то жалобный
голос. Вшебор замер на месте, боясь пошевелиться, и  стал  прислушиваться.
За тонкой,  деревянной  перегородкой  шел  какой-то  отрывочный  разговор.
Вшебор  различил  женский  голос.  Он  потихоньку   подвинулся   ближе   к
перегородке и приложил ухо. Теперь он ясно слышал женский жалобный голос и
другой, все время прерывающий и заглушавший его.
     Подойдя вплотную к стене, Вшебор только теперь  заметил,  что  в  ней
было отверстие в форме окна, соединявшее между собою  обе  половины  хаты.
Отверстие это было закрыто деревянным ставнем. Долива попробовал осторожно
отодвинуть едва державшийся, ссохшийся ставень, и  он  легко  подался  его
усилиям. Таким образом, в образовавшуюся широкую щель он уже мог заглянуть
в соседнюю горницу и рассмотреть, что там делалось.
     Сначала, пока глаз не привык к полумраку, царствовавшему  в  обширной
горнице, освещенной только слабым отблеском  догоравшего  пламени,  он  не
различал ничего. Но, всмотревшись внимательнее,  он  заметил  две  женские
фигуры, из которых одна сидела на земле, а другая стояла над ней. В первой
из них Вшебор узнал ту старую помешанную, которая ворвалась во время пира;
теперь она сидела на земле, на соломе, успокоенная, изменившаяся, обхватив
руками колени. Дрожащий свет пламени падал на ее сухое, морщинистое  лицо.
Вшебору показалось, что на глазах ее блестели слезы.
     В грубой рубахе, едва прикрывавшей ее  тело,  босая,  полуобнаженная,
она сидела, устремив взгляд в огонь, и покачивалась  всем  туловищем,  как
плачея, причитающая над покойником.
     Другая женщина, стоявшая  над  ней,  молодая,  стройная,  красивая  и
нарядно одетая, смотрела на старуху с выражением скуки  и  равнодушия.  Не
было в ее лице ни сострадания, ни участия, а только нетерпение и досада.
     - Послушай-ка ты, тетка Выгоньева, - говорила она,  наклонившись  над
ней, - ты своим безумием доиграешься до того, что  тебя  бросят  в  яму  и
заморят голодом. О чем ты думаешь? Что ты забрала себе в голову?
     Старуха даже головы  не  повернула  к  говорившей,  она,  по-прежнему
покачиваясь, смотрела в огонь и, казалось, не  слышала  обращенных  к  ней
слов.
     - Ты должна поблагодарить меня за то, что тебе не  дали  сегодня  ста
розг. Князь был в бешенстве.
     При имени князя старуха слегка повернула голову.
     - Что он говорил? - спросила она.
     - Сто розог старой ведьме!  -  отвечала  молодая  женщина,  поправляя
волосы на голове. - Сто розог дать сумасшедшей бабе!
     - Это он так говорил? Он? - с  расстановкой  спросила  старуха.  -  И
справедливо,  справедливо!  Почему  нет  у  бабы  разума?   -   язвительно
пробормотала она.
     - Ага, видите, вот вы и сами говорите! - подхватила молодая.
     - И не будет у нее разуму, хотя бы дали ей сто и даже двести розог.
     - Что это вы выдумываете, - начала другая, - зачем заступаете  дорогу
князю? Если бы он был такой злой, как другие, да он  давно  велел  бы  вас
повесить! - Ну, что-же! - сказала  старуха.  -  Пусть  прикажет,  и  пусть
вешают.
     Она опустила голову и после  небольшого  молчания  затянула  охрипшим
голосом:

                           Люли, малый, люли
                           На руках матуни,
                           Спи, детка золотая,
                           Молочком вспоенная,
                           Кровью моею вскормленная,
                           А живи счастливо,
                           Люли, малый, люли.

     - Так я певала ему, когда кормила его вот этой самой высохшей грудью,
- прибавила она, судорожно раздирая на груди рубаху, - а теперь!  Повесить
старую суку! Сто розог ведьме! Эй, эй, вот как он вырос мне на счастье!..
     Старуха подперлась рукой и задумалась.
     - Ну, что же в том, что вы его кормили грудью? Если  бы  даже  так  и
было, - заговорила молодая, топнув ножкой о  землю.  -  Разве  мало  мамок
кормит чужих детей, когда нет матери.
     - Мамка!!! - крикнула старуха, подняв на нее грозный  взгляд.  -  Ты,
ты, кто ты такая, что смеешь  меня  называть  мамкой?  Не  была  я  мамкой
никогда! Ты позволяешь себя целовать, хоть и не жена...  на  то  ты  такая
уродилась, а я прикладывала к своей груди только собственное мое дитя! Ах,
ты негодница.
     Молодая женщина в гневе отскочила от нее прочь.
     - Ах, ты, старая ведьма, страшилище проклятое! А тебе какое  до  меня
дело? Ты видела, как он меня целовал?
     - Кто и не хочет, так увидит, у тебя на лице  написано,  -  заворчала
старуха, откидывая седые волосы. - Ну-ка, посмотри на меня, - написано  на
моем лице, что я могла кормить чужое дитя?
     - Там написано, - рассмеялась молодая, -  что  домовой  взял  у  тебя
разум и спрятал его в мешок, вот что! Но,  смотри,  старая,  ты  дождешься
того, что тебя повесят...
     - Ну, что же, хотя ветер высушит мои слезы! - забормотала старуха.
     Она умолкла, и голова  ее  снова  стала  покачиваться  из  стороны  в
сторону ритмическим движением...  Молодая,  надувшись  и  нахмурив  брови,
стояла над ней.
     - Меня прислали к вам в последний раз, - заговорила она. -  Поумнеете
ли вы, наконец, или нет? Сидите спокойно, тогда  доживете  без  печали  до
смерти, и ни в чем не будет  у  вас  недостатка...  Вы  и  так  не  можете
ходить... Разве вам плохо в хате? Дают вам есть, пить,  и  все,  что  душа
захочет. Есть у вас  лен  для  пряжи,  прядите,  сколько  сил  хватит.  Не
холодно, не голодно! Чего вам еще? Сидели бы смирно.
     - Для вас, Зыня, было бы довольно, только бы еще парень  приходил,  -
заговорила старуха. - А я взаперти и без солнца не выживу здесь... Нет!
     - Уже, конечно, - прервала ее Зыня, - если бы вам открыли дверь,  как
сегодня, когда слуга забыл ее закрыть, вы побежали бы пугать людей и лезть
князю на глаза.
     - Потому что у меня есть на  то  право.  Слышишь  ли  ты,  бесстыдная
ветренница! - крикнула старуха. - Я имею право быть там,  где  он,  сидеть
там, где он сидит, и ходить, куда он пойдет... Понимаешь?
     Зыня разразилась язвительным смехом.
     - Видно, старухе надоела жизнь!
     - Ой, надоела, надоела! - повторила старуха, обращаясь не то к  огню,
не то к самой себе. - Зажилась я  на  свете,  все  глаза  выплакала,  руки
поломала, всю грудь от стонов разбило мне. Не мила мне жизнь, ой, не мила!
А тебе, бесстыдница, не желаю ничего, ничего, только моей  судьбы  и  моей
старости!
     Зыня невольно вскрикнула... Ее напугали эти  слова,  которые  старуха
произнесла, как проклятие.
     - За что же вы мне этого желаете?  За  что  вы  меня  проклинаете,  -
возразила она, - разве я по своей воле так  говорю...  Я  делаю,  что  мне
приказывают...
     - Уж молчала бы лучше, - прервала ее старуха.
     Зыня отступила от нее  на  несколько  шагов  и  принялась  ходить  по
горнице. Выгоньева даже не взглянула на нее. Несколько раз молодая женщина
бросала на нее боязливый взгляд, но та не оглянулась и  не  промолвила  ни
слова. Старуха, погруженная в свое горе, казалось, ни о чем,  кроме  него,
не хотела знать. Слезы, высохшие было на ее щеках, потекли снова.
     В то  время  все  боялись  старых  ведьм  и  их  колдовства;  и  этим
объяснялось то, что Зыня,  услышав  проклятие  старухи,  теперь  старалась
как-нибудь умилостивить ее, чтобы она не произвела над ней заклятия.
     Покружившись по  горнице,  Зыня  присела  на  полу  возле  старухи  и
изменившимся голосом заговорила:
     - Ну, не сердитесь на меня. Чем же я виновата?  Меня  посылают,  и  я
должна идти. Зла я вам не желаю, а говорю вам для вашей же пользы. Вы сами
себе портите жизнь. Сидите спокойно, и вы будете счастливы.
     Выгоньева повернула голову.
     - Счастлива? - повторила она. - Я - счастлива? Счастье  и  дорогу  ко
мне потеряло. Не бреши, брехунья, а лучше помалкивай.
     Она отмахнулась от нее рукой, а  испуганная  Зыня  двинулась  от  нее
дальше.
     Огонь угасал в очаге, молодая женщина  встала  и  подбросила  в  него
несколько щепок; она уже не пыталась больше  заговаривать  со  старухой  и
молча ходила по горнице, бросая на Выгоньеву тревожные взгляды.
     - Дать вам воды? - спросила она.
     Выгоньева затрясла головой.
     - Может быть, меду?
     - Дай мне яду, - шепнула старуха, - да такого,  чтобы  скоро  убивал,
долго не мучил; принеси мне дурману, приготовь зелье; - вот за это я  тебя
поблагодарю!
     - Рехнулась старуха, - тихо пробормотала Зыня.
     Наступило молчание, а так как и во дворах и в  замке  князя  все  уже
спали, то в наступившей тишине можно было уловить малейший шорох.  Вшебор,
с  любопытством  наблюдавший  и  прислушивавшийся,   услышал   быстрые   и
неторопливые шаги вблизи хаты, испугался,  уж  не  к  нему  ли  кто-нибудь
идет...
     В эту минуту  широко  раскрылись  двери,  которые  вели  в  помещение
женщин, кто-то вошел к ним и торопливо задвинул  за  собой  засов.  Старая
Выгоньева устремила на вошедшего пристальный взгляд,  а  молодая  женщина,
словно испуганная, отбежала в дальний угол, вся зарумянившись.
     Вошедший стоял в тени и не был виден Вшебору. Но вот  он  очутился  в
полосе света и остановился перед старухой,  которая,  вскрикнув  и  подняв
руки кверху, распростерлась перед ним лицом к  земле.  Это  был  Маслав  в
простом плаще поверх одежды, с гневным и беспокойным выражением лица.
     Он стоял, не будучи в силах вымолвить слово, потом оглянулся вокруг и
дал знак Зыне, чтобы  она  вышла;  испуганная  девушка,  пробираясь  вдоль
стены, осторожно приблизилась к двери, выскользнула из нее и исчезла.
     Старуха, подняв голову, заплаканными глазами смотрела на Маслава;  на
ее лице сменялись выражения радости, гнева,  отчаяния  и  счастья.  Маслав
стоял перед ней разгневанный, но и встревоженный в то же время.
     - Послушай, старуха, - заговорил он слегка охрипшим голосом. - Я  сам
пришел к тебе, чтобы еще раз сказать  тебе,  береги  свою  голову!  Маслав
терпелив до поры до времени, но в  гневе  -  хуже  бешеного  волка.  Велит
засечь, велит убить!
     - Говори, - шепнула старуха. - Я хоть  послушаю  твой  голос,  говори
еще! Я дала тебе жизнь, а ты мне за это дашь смерть!
     - С ума сошла баба! - крикнул Маслав. - Как ты смеешь называть  меня,
княжеское дитя, своим сыном! Ах, ты!
     - Говори, сынок, говори, - сказала Выгоньева, - приятно  мне  слушать
твой голос... Я всегда говорила над твоей колыбелькой, что ты заслуживаешь
быть князем и королем!
     Она протянула к нему руку.
     - Я называю тебя королем, я -  старая  помешанная!  Вспомни,  -  тихо
говорила она. - Вспомни только... Пощупай свой лоб... на правой стороне  у
тебя есть шрам... Ты был еще маленький тогда, упал и разбил себе голову  о
камень, я, как пес, лизала тебе рану, а  ты...  укусил  меня...  это  было
предвещанием того, что будет с тобой и со мной... Я лижу свои ноги,  а  ты
меня топчешь ими!
     Старуха закрыла лицо руками и залилась горькими слезами.  Маслав  все
стоял. Вшебор видел, как он бледнел, как менялось  у  него  лицо,  как  он
слабел и снова овладевал собою.
     - Плетешь ты небылицы, старуха! - сказал он. - Нет  у  меня  никакого
шрама на лбу, и я не знаю тебя! Мне только жаль  тебя...  Хочешь  уцелеть,
так сиди себе смирно и молчи. Придержи язык за зубами и не смей  говорить,
что ты - моя мать.
     Помолчав, он прибавил тихо:
     - Если бы ты была моей матерью,  ты  бы  не  портила  мне  жизнь,  не
стыдила бы меня перед людьми. Я - князь и князем буду... а ты -  пастухова
дочь.
     - А ты, милый мой князь, пастуший сын! - печально сказала старуха.  -
Лучше бы тебе было ходить с бичем  за  коровами,  чем  приставлять  меч  к
чужому горлу, чтобы потом подставить  свое  горло  другим!  Что  тебе  это
княжество, ну, что?
     Маслав бормотал что-то, чего нельзя было разобрать.
     - Будешь ли ты молчать? - спросил он.
     Выгоньева задумалась.
     - Выпустите меня отсюда, - печально вымолвила она, - я  уйду  и  буду
молчать. Не скажу никому, что ты  -  мой  сын.  Будь  себе  королем,  если
хочешь! Но выпусти меня на свободу! Туда, в  старую  хату,  пустите  меня,
пустите! Пусть глаза мои не видят, сердце не обливается кровью... Не скажу
никому, только пустите меня.
     Она стала на колени и руки сложила. Маслав, нахмурив брови, пощипывал
рыжеватую бородку.
     - Что тебе, плохо  здесь?  Не  хватает  только  птичьего  молока!  Ты
вернешься на черный хлеб и нужду, а сама все равно  не  выдержишь,  будешь
свое болтать... Нет... нет!
     - Тогда прикажи убить меня! - говорила старуха. - Пусть убьют  разом,
как умеют это свои люди. Я с ума сойду в неволе, я к ней не привыкла...  Я
дала тебе жизнь, а ты возьми мою.
     С плачем она упала на землю, но потом быстро подняла голову и  начала
жадно всматриваться в Маслава; видно, какая-то мысль  вдруг  пришла  ей  в
голову, она делала усилие, чтобы подняться. Князь отступил от нее, но она,
с трудом поднявшись, вперила в него взгляд, точно забыв о себе. Глядела на
него  и  не  могла  наглядеться.  Взгляд  ее  пронизывал  князя,  и  он  с
беспокойством отшатнулся от нее.
     - Постой, - промолвила она, - я ни о чем тебя больше  не  прошу,  дай
только насмотреться! Так давно я не видела тебя! А, а,  вот  что  из  него
вышло! Как тело то побелело! Как выросло дитя! Каким важным паном стал мой
сын! Думала ли я, нянча его на руках, что выращу такого богатыря!
     Она медленно приближалась к нему; лицо  ее  из  гневного  становилось
умиленным, вот она упала на колени и, охватив его ноги, стала целовать их.
Маслав дрожал, как в лихорадке.
     - Князь мой, голубок мой, уж не совы ли выели свое сердце, не  вороны
ли выклевали твои очи!... Ты не знаешь своей матери? Ох, золотой  ты  мой,
ничего я не хочу от тебя, пусти ты старую на волю; меня  здесь  душат  эти
стены, не дают мне шагу ступить, слова вымолвить не  позволяют...  Сжалься
ты надо мной!
     Когда она окончила  говорить,  князь  быстро  повернулся  и  пошел  к
дверям. С порога он повернулся к ней.
     - Не глупите, если хотите остаться целой! Я вам это в  последний  раз
говорю. Сидите, где вам велят, слышите?
     Послышался шум отодвигаемого засова, старуха, как лежала на земле,  у
ног его, так и не двинулась с места, закрыв лицо руками  и  распростершись
на земляном полу.
     Она еще лежала и плакала, когда вошла еще  женщина,  но  не  Зыня,  а
старуха в грубой и бедной одежде, с  засученными  по  локоть  рукавами,  с
растрепанными волосами, прикрытыми грязным платком, на вид еще  крепкая  и
сильная. Нахмурившись она смотрела на лежавшую.
     - Эй, ты, слышишь? - громко закричала она.  -  Пора  тебе  на  покой,
старая ведьма! Довольно этих глупостей!
     Говоря это она обхватила старуху сильными  руками,  приподняла  ее  и
бросила без всякого сопротивления с ее стороны на соломенную  подстилку  в
углу. Потом сняла с гвоздя сермягу,  покрыла  ее,  постояла  еще  и  пошла
затушить огонь.
     Вшебор, не слыша больше ничего, кроме глухих стонов и храпа, задвинул
ставень. Испугавшись, как бы завтра не догадались, что он мог  подслушать,
он повесил на ставень свое платье и улегся в углу  на  приготовленную  ему
постель.
     На другой день, чуть свет, кто-то постучал в дверь; Вшебор открыл  ее
и увидел Собка, который пришел развести  огонь.  В  замке  уже  начиналось
движение. В то время день начинался с рассветом и кончался с  наступлением
сумерек. Когда Вшебор открыл ставень  у  окна,  выходившего  на  двор,  он
увидел, что Маслав был уже на коне посреди  двора  и  сам  уставлял  своих
людей, подбирая их по росту, осматривал  оружие,  а  тех,  что  сидели  на
конях, заставлял гарцевать перед собой.
     Войско это, набранное отовсюду, необученное еще и дикое, казалось все
же отважным и способным к выучке. Теперь ему еще не с  кем  было  воевать,
потому что рыцарство короля  разбежалось  во  все  стороны,  а  с  чехами,
превосходившими их в числе и отлично вооруженными,  они  еще  не  решались
померяться  силами.  Казалось,  Маслав  готовился  к  борьбе,  которую  он
предвидел в будущем. В окно было видно, как князь, объезжая  новые  полки,
то  обращался  с  ними  по-княжески,  то  вдруг,  забыв,   превращался   в
простолюдина, каким он и был, и  в  гневе  своем  давал  волю  рукам,  уча
непонятливых.
     Вшебор и Собек, стоявший  на  ним,  наблюдая  эту  сцену,  покачивали
головами. Старый слуга  то  улыбался  невольно,  то  хмурился.  Грозный  и
крикливый голос князя долетал и до них.
     Так молча стояли они некоторое время, пока Собек не отвел  Вшебора  в
сторону, тихо говоря ему:
     - Нам тут нечего долго оставаться... осмотритесь... и  едем  назад...
Вы уже видели, что у него есть... Это все, что нам надо было знать.
     - У него большая сила, а у нас - никакой, - вздыхая, возразил Вшебор.
     - А мы все же не пристанем к нему, - шепнул старик. - Своими  глазами
видел то, о чем люди рассказывали... Нам тут нечего больше делать.
     Вшебор только кивнул утвердительно головой.
     В дверь постучали, и с поклоном вошел Губа.
     - Во дворе собраны люди, из которых  вам  надо  выбрать  дружину  для
князя, - сказал он. Кладовая открыта. Князь велел всем слушаться вас,  Вас
ждут.
     Долива волей-неволей должен был следовать за Губой.
     Во дворе стояла  толпа  избранной  молодежи,  молодец  к  молодцу,  с
веселыми лицами, крепкие и самоуверенные. Все они были оторваны от плуга и
секиры, не обучены и не усмирены, как дикие кони,  только  что  взятые  из
стада.
     Долива сначала осмотрел их  всех,  потом  начал  выбирать.  Одни  шли
охотно, другие убегали, но тут же стоял Губа с дубинкой в руке, и никто не
смел ослушаться.
     Скоро дружина князя была подобрана, и Вшебор  повел  ее  к  вчерашней
избушке,  где  было  собрано  платье  и  оружие,  и  где  ждал  их  старый
надсмотрщик. Всего было здесь вдоволь, но подобрать  для  всех  одинаковую
одежду и вооружение не было возможности. Награбленное из разных домов и от
разных хозяев добро лежало кучами без всякого порядка, и очень трудно было
подобрать более или менее сходную одежду для всех.  Не  успел  еще  Вшебор
покончить с этим, как его позвали к княжескому  столу.  Здесь  снова  были
пруссаки, которых приветствовали  еще  более  шумно,  чем  накануне,  и  с
которыми ударяли по рукам в замке вечного союза.
     Вшебор наблюдал издали  за  этим  братаньем  и  слышал,  как  кунигас
рассказывал  Маславу,  сколько  у  него  войска,  и  условливался  с   ним
относительно  дальнейших  походов.  Маслав  не  скрывал  своих  планов   и
намерений.
     - С пястами у меня еще не покончено, - говорил он кунигасу.
     - Их нет в стране, мы их выгнали, но они заодно  с  немцами  и  могут
вернуться вместе с ними. Чернь вырезала рыцарство и подожгла их замки,  но
вся эта погань только разбежалась, а как только оправится, снова соберется
вместе. Это еще не конец! Еще есть  много  нетронутых  замков,  и  не  все
головы попадали с плеч...
     Вшебор побледнел, услышав эти слова и заметив, что Маслав,  произнося
их, взглянул на него. Итак, завязывалась дружба  с  пруссаками,  а  старая
вера и языческие боги брали верх над христианством.
     Мед шумел в головах, и шум увеличивался; пир  продолжался  до  самого
отъезда кунигаса, которого Маслав и его приближенные  проводили  во  двор,
где стояли  кони.  Когда  пруссаки,  сев  на  коней,  выезжали  из  замка,
множество народа и гусляры с приветственными кликами провожали их за валы.
     Вшебор стоял, глядя вслед отъезжавшим и  прислушиваясь  к  разговорам
толпы, когда Маслав подозвал его к себе и велел привести  к  нему  напоказ
подобранную им дружину. Он тотчас же пошел  исполнять  приказ,  но  в  это
время в те двери, через которые он хотел выйти, вошло новое посольство,  и
князь взглядом приказал ему остаться.
     Новоприбывшие  имели  еще  более  странный   вид,   чем   дикие,   но
воинственные прусские послы. Это была толпа черни,  посланная  в  качестве
депутатов от разбойничьих шаек взбунтовавшихся крестьян, грабивших страну.
В окровавленных сермягах, с разгоряченными и возбужденными медом  и  пивом
лицами они ворвались со смехом и шумом, без всякого почтения к  княжескому
двору.
     Начальник их, высокий  детина,  на  голову  выше  всех  остальных,  с
густыми падающими ему на плечи волосами, увидев Маслава, снял,  не  спеша,
баранью шапку и слегка склонился перед ним. Ни он, ни его товарищи, весело
поглядывавшие  вокруг,  не  испытывали  ни   малейшего   страха   в   этой
торжественной обстановке княжеской столовой...  Опустошения,  которые  они
чинили по всей стране, научили их ничего не ценить, они  чувствовали  свою
силу...
     - Ну, вот мы и пришли к вам, князь  наш,  -  заговорил  начальник,  -
посоветоваться и порадовать тебя. Ты наш! Ты наш!
     И  вся  толпа  весело  замахала  шапками,  приветствуя  его  громкими
восклицаниями. Маслав хмурился и молчал.
     - Там, за Вислой, мы уже очистили тебе почти весь край. Иди и  наводи
порядок... Восстанови старые храмы, верни старых богов немцам и  их  богам
на погибель!
     Снова раздались крики,  и  шапки  полетели  кверху.  Оратор  поглодал
бороду и огляделся вокруг.
     - Рыцарей и немецких ксендзов нет больше нигде, и замков  уж  немного
осталось, и те мы возьмем голодом или разнесем в щепы... но с чехами мы не
можем справиться. Это, милостивец, твое дело. Если хочешь княжить, надо от
них избавиться...
     Все, окружавшие посла, кивали головами, подтверждая его слова. Маслав
слушал.
     - Рыцарей нет больше? - спросил он.
     - Да все равно, что нет, - смеясь отвечал посол, - хоть некоторые еще
прячутся по лесам, - но придут холода, морозы, - волки и тех доедят.
     - А замки спалены?
     - Если где и остались еще то недолго продержатся, - возразил посол.
     - Вот только один есть поблизости, с тем мы,  пожалуй  не  справимся.
Если бы нам дали воинов на помощь, нам было бы легче овладеть им.
     - Что же это за замок? - спросил Маслав.
     И вся толпа, перебивая друг друга, закричала в ответ.
     - Ольшовское городище!
     Вшебор почувствовал, как вся кровь просилась ему в лицо.
     - Окопались  там  собачьи  дети,  -  продолжал  оратор  -  защитились
машинами и так крепко держаться, что их трудно взят. Голод их изведет, это
правда, но что хорошего? Там женщин много, - они бы нам пригодились,  -  а
за это время - похудеют, - запасы все  поедят,  -  а  вдруг  придут  чехи,
возьмут их и ограбят. Там большие богатства собраны жалко будет потерять.
     - Ольшовское городище? - еще раз спросил Маслав.
     Посол указал рукой в ту сторону, где оно было расположено.
     - Дайте нам людей, - сказал он. - Если мы бросимся со всех сторон  на
валы, они не выдержат... Если поделимся хоть пополам, там хватит богатства
на всех. - Туда свезли сокровища со всех  сторон  да  и  сам  Белина  имел
достаток... Надо истребить это гнездо без пощады.
     Маслав несвязно бормотал что-то; послам от черни принесли пиво, и тут
же началось угощение. Все взяли по кубку и с поклоном обратились  к  пану,
принимавшему их у себя, но сам пан был не весел;  не  по  нраву  ему  была
бесцеремонная простота простого народа. Да  и  они,  поглядывая  на  этого
"своего" князя, видимо, не очень им восхищались.  Он  казался  им  слишком
высокомерным и чересчур походил на  прежних  панов.  Вшебор,  который  уже
собирался  уходить,  услышав,  что   началось   обсуждение   готовившегося
совместного нападения на Ольшовское городище, остался послушать, к  какому
решению придут.
     Трудно было разобрать что-нибудь в общем говоре и шуме. Из толпы то и
дело вырывались отдельные голоса, заглушавшие  говорившего  и  прерывавшие
рассказ. Вшебор понял только одно, что послы старались разжечь  в  Маславе
жадность, описывая ему собранные в замке сокровища, но князь гораздо менее
интересовался добычей, чем местоположением замка и численностью охранявших
его людей.
     Но одним эти силы казались далеко превосходящими  их  собственные  по
той причине, что принудили их к отступлению, другие же старались  доказать
противное, таким образом нельзя было установить количество  защитников.  В
одном только все были согласны - именно в том, что в городище  схоронилось
много рыцарей, и уж ради этого следовало взять замок,  чтобы  эти  опасные
люди как-нибудь не выбрались оттуда и не спаслись.
     Для Маслава тоже было гораздо важнее избавиться от  тех,  которых  он
считал своими злейшими врагами, чем овладеть богатой добычей. Когда толпа,
угостившись и нашумев вдоволь,  удалилась,  милостиво  отпущенная  князем,
Маслав, утомленный, опустился на скамью, а Вшебор,  воспользовавшись  тем,
что день уже сменился вечером, побежал под предлогом взглянуть  на  коней,
по направлению к конюшням - искать Собка.
     Как при Болеславе - замок и дворовые постройки были полны  рыцарства,
так теперь при Маславе все было полно простым  людом,  который  надо  было
поить и кормить. Около храмов - гусляры и певцы, на валах  -  воины,  а  в
обоих дворах - толпы народа,  стекавшиеся  со  всех  сторон  на  поклон  и
располагавшиеся здесь лагерем. Трудно  было  даже  пробраться  среди  этих
шалашей, деревянных балаганчиков, сараев и повсюду расположенных  костров.
Слышалось  пение  и  смех.  Кое-где  производилась  купля  и  продажа  еще
окровавленной  одежды  и  дорогих  материй,  награбленных  по   шляхетским
усадьбам.
     Вшебор, минуя все эти группы, добрался до сарая, где  он  еще  издали
заметил Собка, но и здесь сновала челядь и надсмотрщики за стадами коней и
рогатого скота, так что трудно было поговорить без опаски.
     Сделав знак старому слуге, Долива повел его за собою  в  ту  сторону,
где на валу почти не было народа.
     Проведя его в безопасное место, Вшебор сказал ему:
     - Ваша правда, нам надо скорее возвращаться. Сейчас только  приезжали
посланные к Маславу,  требуют  от  него  помощи,  чтобы  взять  Ольшовское
городище; мы должны предупредить наших об опасности и быть  уж  среди  них
для защиты замка. Может быть, удастся вырваться оттуда заранее.
     Собек хлопнул в ладоши.
     - Но как же выбраться отсюда? - спросил Долива. - И попасть сюда было
нелегко, а уж выйти - еще труднее.
     Старик беспокойно задвигался.
     - Мне-то легко отсюда уйти, - сказал он,  -  когда  захочу,  тогда  и
уйду, и никто меня не спросит, вам хуже.
     Он покрутил головой.
     - Вот потому-то я вас и спрашиваю, - сказал Вшебор.
     - Вы старайтесь только выбраться в лес за Вислу, - сказал Собек, -  а
там уж мое дело вывести вас дальше.
     Долива подумал немного.
     - В эту ночь? - спросил он.
     - А чего же нам ждать? Они еще могут заподозрить нас.
     Пока  они  так  совещались,  наступил  вечер,  и  Вшебор  должен  был
вернуться в замок, чтобы показаться на глаза Маславу. Решено было бежать в
эту же ночь.
     Долива, допущенный  к  князю  за  получением  приказаний,  нашел  его
полусонным после меда и пива и не расположенным к  каким-либо  разговорам;
он только знаком дал ему понять, что хочет  отдохнуть.  Вшебор  тотчас  же
вышел и пошел в свою хату во дворе. В тот вечер никто не приходил за ним и
не заглядывал к нему в горницу.
     На другой день утром князь вышел к своим людям, чтобы  сделать  смотр
вооружению воинов и их коням.  Вернувшись  к  себе,  он  приказал  позвать
охмистра.
     Ждали, что он займется обмундированием новобранцев дружины, но  нигде
не могли его найти. Хата, где он помещался, была открыта настежь, и  огонь
в очаге давно выгорел; никто не видел, как он входил в нее.
     Люди князя разбежались искать его, но прежде всего глянули в конюшню;
ни Собка, ни лошадей их там не было.
     Известие о том, что Вшебор исчез, привело Маслава в ярость; в  погоню
за беглецами были посланы самые надежные слуги и кони. Князь  клялся,  что
не пощадит ни одного  рыцаря,  хотя  бы  тот  в  ногах  у  него  вымаливал
прощенье.
     На него напал какой-то непонятный страх.  Он  целый  день  провел  на
валах, поджидая, не привезут ли тех, за которыми была  отправлена  погоня.
Для них уж была приготовлена виселица.
     Только к ночи стали возвращаться посланные с  известием,  что  Вшебор
исчез без следа. Паромщики на Висле клялись, что ночью никто не  переезжал
на тот берег Вислы и никто в окрестностях не  видел  всадников.  Несколько
дней искали их следов по обоим сторонам реки. Все было напрасно.
     Губа ходил в храм к гадателям, чтобы  они  сказали  ему,  где  искать
беглецов. Но каждый из них указывал разно.
     Не скоро еще все успокоилось в Плоцке;  но  приезд  новых  посланных,
совещания с ними и приготовления к походу стерли понемногу воспоминание  о
Вшеборе. Готовились в поход на Ольшовское городище,  люди  Маслава  должны
были соединиться с окрестными жителями, обложить замок и принудить  его  к
сдаче.



                                    6

     В то время, как в Полоцке Маслав при  одном  воспоминании  о  Вшеборе
Доливе бил кулаками по столам и по лавкам, грозя  мщением,  издеваясь  над
своим товарищем, понося его и ругая шляхту, подославшую к нему  изменника,
чтобы разузнать его тайны, Вшебор вместе с Собком, переправившись ночью  в
плавь через Вислу на том месте, где они раньше заметили  брод,  забирались
все глубже и глубже в чащу леса, подальше  от  лесных  дорог  и  постоянно
меняя направление, как звери, преследуемые охотниками и сбивающие с  толку
собак. Так, не жалея лошадей, ехали они до тех пор, пока не  выбрались  на
более безопасное место. Старый Собек был в этом случае большой помощью для
Вшебора, потому что у него был инстинкт лесного  жителя,  который  никогда
его не обманывал. Он узнавал дорогу по коре деревьев, направлению ветра, а
ночью по звездам.
     Однако, заботясь прежде всего о том, чтобы замести следы  и  обмануть
преследователей, он в конце концов очутился в совершенно незнакомом месте.
Он не боялся заблудиться, но боялся прибыть слишком  поздно  в  Ольшовское
городище.
     Была поздняя осень, и трудно было прокормить коней, которые вынуждены
были питаться молодыми побегами. В этот первый день бегства  они  достигли
только того, что забрались в болота, поросшие  густой  зарослью,  где  они
чувствовали себя в безопасности. На  ночь  расположились  на  лужку  между
деревьями, не позаботившись даже о том, чтобы сложить шалаш:  не  было  ни
времени, ни желания; с коней сняли сукно, служившее  им  вместо  седел  и,
установив по очереди ночную стражу, расположились на отдых до утра.
     На  рассвете  Собек  напоил  коней  и  произвел  разведки  местности,
соображая, как выбраться отсюда. Пришлось прибегнуть к способу отыскивания
направления по коре деревьев.  Старый  слуга  поехал  вперед,  внимательно
разглядывая дорогу и стараясь выяснить, какой стороны следует держаться.
     Было уже около полудня,  и  лесная  чаща,  видимо,  начинала  редеть,
указывая на близость поляны и ручья.  Они  съезжали  с  небольшого  холма,
когда Собек вдруг задержал коня  и,  знаком  наказывая  Вшебору  молчание,
остановился на месте. С  той  стороны,  где  лес  кончался,  слышался  шум
голосов, ясно указывавший на то, что там  было  довольно  большое  сборище
людей.
     Страх овладел стариком: кто же мог так блуждать толпою, как  не  чехи
или чернь, скитавшаяся по всей стране, разорявшая  и  грабившая  города  и
усадьбы? Попасть к ним в руки, спасшись от Маслава, было бы гибелью.  Лицо
Собка покрылось смертельной бледностью,  в  первую  минуту  он  совершенно
потерялся и не знал, что делать дальше.
     В том месте, где они стояли, широкие стволы деревьев и разросшиеся на
опушке леса кусты скрывали их, но малейший шорох мог их выдать. Собек тихо
сошел с лошади и привязал ее к дереву, его примеру  последовал  и  Вшебор,
пешему не  грозила  такая  опасность,  как  конному.  Оба  стали  тихонько
прокрадываться к тому месту, откуда доносился шум голосов. Они  стояли  на
холме, укрытые за деревьями; у подножья холма протекала маленькая речка; а
в долине, расстилавшейся перед ними, они заметили довольно большой лагерь,
окруженный возами; на лугу паслись  стреноженные  кони.  В  центре  лагеря
возвышалось несколько палаток, в наскоро выкопанных  ямах  были  разложены
костры, а возле них суетилась вооруженная  челядь.  Можно  было  различить
фигуры нескольких мужчин  в  рыцарских  доспехах,  переходивших  от  одной
палатки к другой. Еще несколько лежало на разостланной на земле подстилке.
Все они были хорошо вооружены, а между ними, на воткнутом в землю  древке,
развевалось знамя, но  такое  смятое  и  порванное,  что  невозможно  было
различить, кому оно принадлежало. Вшебору и Собку одновременно показалось,
что это должны быть чехи, но прежде чем они успели  отойти  назад,  чьи-то
сильные руки охватили их сзади и повалили на землю. Вшебор,  вспомнив  про
меч, висевший у него за поясом, собирался защищаться и уже столкнул с себя
двух нападавших, но нечаянно заглянув им в лицо, узнал в  них  слуг  своих
знакомых магнатов, а те тоже узнали его.
     Люди,  принявшие  Вшебора,  благодаря  его  крестьянской  одежде,  за
простолюдина, и  повалившие  его  на  землю,  были  слуги  Шренявы.  Собка
опрокинул высокий детина, бывший оруженосцем у одного из Яксов.
     - Что вы тут делаете? - крикнул Вшебор. - Это ваш обоз?
     Слуги только указали на него рукой.
     Обрадованный  Вшебор,  меньше  всего   ожидавший   встретить   своих,
неожиданно очутился между ними. Он даже не думал, что  разбитое  рыцарство
могло где-нибудь собраться  в  таком  большом  количестве.  Оставив  коней
Собку, он поспешил к этому лагерю, который был ему, как  будто,  послан  с
неба. Значит, были еще люди, которые, не потеряв надежды, собрались вместе
и держали совет.
     Чем ближе он подходил к обозу, тем сильнее была его радость. Отряд не
был особенно велик, но все же вместе с челядью и оруженосцами он составлял
около ста человек. И все знатные рыцари,  из  которых  он  состоял,  имели
хорошее крепкое оружие и  далеко  не  выглядели  такими  истощенными,  как
Лясота и Топорик, которых он встретил раньше на дороге.
     В лагере была тишина и порядок, а захват Вшебора доказывал, что спуск
в долину заботливо охранялся.
     Глубоко растроганный Вшебор, перейдя через речку,  по  переброшенному
через нее бревну, возблагодарил в душе  Бога  и  почти  бегом  пустился  к
расположенному здесь лагерем рыцарству. Его заметили уже  издали,  и,  так
как он был плохо  одет  и  его  сразу  не  узнали,  то  сначала  поднялась
суматоха, воины торопливо поднимались с земли, а  некоторые  хватались  за
оружие,  но  человек,  стоявший  на  сторожевом  посту,  присмотревшись  к
Вшебору, с криком бросился к нему навстречу.
     Это был прежний товарищ Доливы, служивший вместе с ним в  Казимировой
дружине, Самко Дрыя, друживший с  обоими  братьями,  и  которого  они  оба
потеряли из вида, когда королевич был изгнан из края, и  вся  его  дружина
распалась.
     - Вшебор!
     - Самко! - крикнули оба, с протянутыми руками бросаясь друг к другу.
     На  этот  призыв  все,  кто  был  поближе,  подошли  и  окружили  их,
забрасывая вопросами.
     А из большой палатки вышло несколько человек, вероятно, предводителей
отряда, к которы

           ############### часть текста утеряна ###############

     - Собрать в середину женщин и больных, а кругом поставить вооруженных
людей и уходить в лес, - сказал Вшебор. - Соединимся с Трепкой или  еще  с
кем-нибудь, а, если и погибнем, то все вместе!
     - А те люди, что тут у нас схоронились, - у них ведь нет оружия,  как
же с ними быть? - спросил Топорчик.
     - Их не тронет чернь, их можно оставить в городище, - да и  есть  там
кого жалеть, - проворчал Вшебор. - Что мы погибать будем  из-за  них,  что
ли? Им и так нечего опасаться.
     На это никто не ответил Вшебору.
     - Кто знает, что лучше? - проговорил Канева.
     - Старый Белина упрям, об этом с ним нельзя  и  говорить,  -  заметил
Лясота.
     - Он верит в милость Божию, - сказал Топорчик. - Вы ведь слышите, что
нам ежедневно говорит отец Гедеон.
     - Милость Божия - сама собою, но человек должен и  сам  заботиться  о
своем спасении, - возразил Вшебор. - Белине жаль своего добра и отцовского
наследия, поэтому он готов уморить всех нас, лишь  бы  не  расставаться  с
своею требухою.
     Старый Лясота сердито оборвал его.
     - Не смей так говорить.
     - Почему же не говорить, если я так думаю, - сказал Вшебор.
     Все на время умолкли, но вдруг из угла раздался голос, принадлежавший
бледному, худому шляхтичу в плаще.
     - Гм! - сказал он, - да разве мы  его  рабы,  что  непременно  должны
исполнять его волю? У нас свой ум и своя воля, - соединимся вместе и уйдем
в лес - кто нам запретит?
     - Пусть гниют здесь те, кто этого хочет.
     Вшебор, пойманный на слове, в первую минуту смутился.
     Он ясно видел по лицам других своих товарищей, что  они  не  одобряли
его намерения, и потому он сделал знак своему неожиданному союзнику, чтобы
тот пока помолчал.
     Старый шляхтич, закутанный в плащ, накинутый на голое тело, проворчал
что-то, но удалился на прежнее место в угол. Мшщуй потянул брата за руку.
     - Пойдем отсюда.
     И они отправились на валы совещаться друг с другом.
     Оставшийся, неодобрительно отнесшийся к  предложению  Вшебора,  долго
молчали. Лясота нахмурился и вздыхал.
     - Если только пойдут нелады и споры, как поступить,  -  пробурчал  он
наконец, - и если мы разделимся на два лагеря, - добра не будет и  все  мы
погибнем.
     - Э! Что там! - отозвался Топорчик из своего угла.  -  Я  знаю  обоих
Долив; - из упрямства они на все готовы, но только на  словах;  наболтают,
наспорят, - а когда дойдет до дела, то и они от других не отстанут.
     - Дай Боже! - закончил  Лясота.  -  Я  тоже  знаю  их  с  детства,  -
беспокойное племя, но сердца - добрые...
     Доливы, выйдя вдвоем, снова начали роптать и возмущаться,  причем  то
тот, то другой, - подливали масла в огонь, Вшебор все приписывал  старости
и неумелости Белины, Мшщуй охотно поддакивал ему.
     - Они всех нас здесь погубят! - воскликнул он.
     - Если дождемся прихода  Маслава  в  городище,  то  останется  только
готовиться к смерти - говорил Вшебор. - Нам их не одолеть. У нас  во  всем
недостаток.
     - А если так, - прибавил Мшщуй, - соберем всех, кто с нами за одно  и
уйдем отсюда, хотя бы пришлось ломать ворота.
     - Да разве многие к нам пристанут? - спросил Вшебор.
     Мшщуй не сомневался в  этом.  Они  начали  потихоньку  сговариваться,
склонившись головами друг к другу. - Вшебор жалел только  о  том,  что  он
неосторожно  проболтался  перед  всеми,  и  боялся,  как  бы   Лясота   не
предупредил Белину; и как бы  за  ними  не  учредили  надзора.  Но  Мшщуй,
который был  еще  более  горячего  нрава,  чем  брат,  не  придавал  этому
значения.
     - Надо только потихоньку добиваться  своего,  -  и  тогда,  наверное,
удастся!
     - Но, - прибавил он,  понизив  голос,  -  неужели  мы  оставим  здесь
Спыткову с дочкой? Как ты думаешь?
     - Ну, этого они уж не дождутся! - воскликнул Вшебор.
     - А если они не захотят бежать с нами?
     Взглянули друг на друга и что-то прошептали.
     - Почему нельзя? - громче выговорил Мшщуй. - Придется завязать рот  и
вынести их на руках, если сами не захотят - ведь это же их спасение.
     - Ну, хорошо, мы похитим их, если только сможем, - возразил Вшебор, -
а дальше что?
     И только что налаженный мир  едва  не  нарушился:  огонь  блеснул  во
взглядах обоих братьев. Ни тот, ни  другой  не  решались  обнаружить  свои
мысли, - никто не желал уступать другому. И, поняв это, потому что  братья
хорошо знали друг друга, оба умолкли. Так  стояли  они,  смотря  в  разные
стороны и уже не разговаривая друг с другом. Вся их горячность охладела. И
только после долгого молчания Вшебор сказал.
     - Надо делать свое дело, - а что дальше... это уж мы  рассудим  между
собой... потом.
     Мшщуй только молча пожал плечами.
     - Пойдем каждый в свою сторону, - закончил Вшебор, - надо потолковать
с людьми и вразумить их.
     И они пошли в разные  стороны  -  позади  рогаток,  -  где  на  время
томилось множество шляхты, присматривавшейся  к  расположенному  в  долине
лагерю. Вшебор присоединился к одной группе, Мшщуй - к другой.
     Между тем Белины,  отец  и  сын,  подобрав  себе  верных  помощников,
следили за тем, как укрепляли валы стороны речки.
     Тут носили землю, вбивали колья, а  неподалеку  разрушали  постройки,
чтобы воспользоваться деревом для кольев.
     Работа продвигалась медленно, люди сильно ослабели и  разленились  от
долгого лежанья, от плохой пищи и от безделья.
     В этот день им дали по куску мяса и по кубку кислого пива, но  и  это
им не помогло.
     В долине вчерашние враги попрежнему стояли лагерем и не  двигались  с
места. За ними все время наблюдали из замка.
     Но вот, подкрепившись пищей  и  напившись,  некоторые  из  них  стали
приближаться  к  вратам  замка.  Доложили  Белине,  и  он,  выбрав  лучших
стрелков, расставили их у ворот, приказав подпустить врагов на  расстояние
выстрела, - и осыпать  их  стрелами.  Но  те,  очевидно,  предвидя  это  и
остановились так далеко, что стрелы не могли их достигнуть. Стояла  полная
тишина, и слова отчетливо доносились издалека.
     Пьяная толпа махала в воздухе веревками, привязанными  к  колесам,  и
кричала защитникам замка.
     - Готовьте руки для цепей! Скоро мы вас выкурим из этой ямы!
     А с валов как крикнут им в ответ.
     - Ах вы, собачьи дети! Язычники, разбойники! Подождите немного,  всех
вас здесь уложим!
     И та, и другая сторона грозили кулаками, и кого что было на сердце  и
на языке, - все высказали!
     Пока продолжалась эта перебранка, - ярость охватила и  осажденных,  и
нападавших, так что  последние,  забыв  об  опасности,  начали  рваться  к
воротам, а первые - стоявшие за рогатками, на  половину  высунулись  из-за
них. В это время стрелки натянули луки, и  несколько  стрел  засвистело  в
воздухе. Одна из них выбила глаз нападавшему;  -  он  схватился  за  него,
свалился с коня, а другие окружили его и с бранью и проклятиями, подхватив
раненого, вернулись в лагерь.
     Так прошел почти весь день в непрерывном движении и заботах, и  никто
не обращал внимания  на  братьев  Долив,  расхаживающих  в  толпе,  Вшебор
стремился пробраться к Спытковой или вызвать ее к себе,  но  Собек  сказал
ему, что  она  почти  весь  день  пролежала  в  слезах  и  лихорадке,  так
расстроили ее известия о муже.
     К вечеру все как-то успокоилось. Пани Марта, хотя  и  с  заплаканными
глазами, вышла на верхний мост, а Вшебор, увидев ее, сейчас же поспешил  к
ней навстречу. Хотя мужчинам строго запрещалось подходить  к  женщинам  на
мосту, но Долива не обращал на это внимания.
     Пани была польщена тем, что он спешил подойти к ней, хоть теперь  это
уж ни к чему не могло повести. Вшебор же задался целью  взбунтовать  ее  и
уговорить добровольно оставить городище, потому что им  уже  овладела  эта
мысль.
     Он начал с того, что спросил ее о ней самой и о дочери, а потом начал
сокрушаться над положением городища.
     - Мы здесь ничего хорошего не высидим! - вполголоса прибавил он. -  Я
ведь не даром ездил и здоровья своего не жалел - я видел  своими  глазами,
какая сила у Маслава. Если он сюда придет, никто из нас не останется цел.
     Спыткова вскрикнула от страха.
     - Неужели нет спасения?!
     - Могло бы быть, если бы у людей был разум, - отвечал Вшебор, - легко
бы вырваться из замка и соединиться  где-нибудь  со  своими.  Не  все  они
погибли. Легче  в  поле  защититься  небольшой  кучке,  чем  в  этой  дыре
тысячами. Но беда в том, что старый Белина - упрям.
     Спытковой неприятно было, когда дурно говорили о Белинах.
     Она бросила сердитый взгляд на Вшебора: сама она недолюбливала их, но
боялась...
     - Не говорите мне о нем ничего, он знает, что делает!
     - А мне кажется, что он и сам не  знает,  -  возразил  Вшебор.  -  Он
больше всего дрожит над своим богатством и не хочет его бросить.
     Марта молча покачала головой.
     - Мне жаль вас и вашу дочку, - прибавил Долива. - Ну,  что,  если  вы
из-за его упрямства попадете в руки мужиков!
     Спыткова с криком закрыла лицо руками.
     - Бог не допустит этого! - плача, воскликнула она.
     Немного погодя, она спросила тихо.
     - Но что же делать? Что делать? Неужели нет спасения?
     - Останется только одно средство, - прорваться отсюда, пока еще  есть
время.
     - Но куда?
     - Отыщем где-нибудь своих, как мы их теперь нашли, - сказал Долива. -
Тот самый лагерь, в котором находится муж вашей милости, или другие. -  Не
все рыцарство погибло.
     - Но ведь Маслав и их преследует, и рыцарству негде укрыться.
     - Но за то нам будут открыты все пути, - хоть на Русь, хоть к немцам,
- везде нам будет спокойнее, чем здесь.
     И склонившись к самому уху испуганной женщины, Вшебор  признался  ей,
что он и другие хотят попробовать прорваться из замка, оставив на произвол
судьбы всех, кто еще упрямится.
     - И ваша милость должна ехать с нами!
     Слова  эти  так  напугали  Спыткову,  что  ей  захотелось  спрятаться
куда-нибудь и не  слушать  его!  Но  Вшебор,  насильно  удержав  ее,  стал
умолять, чтобы она, по крайней мере, не выдавала их Белинам, если уж  сама
не сможет решиться ехать.
     Тогда она поклялась ему, целуя крестик, молчать  о  том,  что  он  ей
сказал  и  обдумать  его  предложение.   И,   чувствуя   себя   совершенно
расстроенной и сбитой с толку, попрощалась с ним  и  ушла  к  себе,  чтобы
хорошенько взвесить то, что поведал  ей  Вшебор.  Женщины,  сидевшие,  как
всегда, за пряжей около  камина,  сразу  догадались  по  встревоженному  и
задумчивому виду Спытковой, что у нее есть какая-то тяжесть на сердце.  Не
обращая внимания на вопросы и знаки удивления своих  товарок,  она  пришла
прямо на свое место и тяжело опустилась на лавку,  как  будто  не  замечая
подбежавшей к ней дочери. Но понемногу привычный шум веретен,  заглушенный
смех и говор женщин вокруг нее вывели ее из задумчивости; Кася принесла ей
воды, отерла слезы, и Спыткова несколько успокоилась.
     В этот день и в женской горнице было заметно беспокойство.
     То та, то другая женщина выбегали  на  чердак,  смотрели  в  слуховое
окошечко и приносили почти разные вести, то пугая, то утешая друг друга.
     Попрежнему, не спеша и не  волнуясь,  двигалась  по  горницам  старая
Ганна и на все вопросы отвечала только одно:
     - Уж сколько раз они проходили сюда и уходили ни с чем. Таким будет и
теперь.
     С другой стороны, те, которые слышали от мужей и братьев, как  Вшебор
рассказывал  о  могуществе  Маслава,  тревожились  и  плакали;  некоторые,
напротив, мечтали о Казимире и о скором избавлении. Но беспокойство мешало
работе и портило настроение.
     Всякий раз, когда Томко входил в комнату, все взгляды  обращались  на
него, не скажет ли он что-нибудь; но на лице молодого Белины так  же,  как
на  лице  его  отца,  ничего  нельзя  было  прочесть;  оно  всегда  дышало
одинаковым спокойствием и достоинством и  в  час  опасности,  и  в  минуту
радости. И только тогда, когда только, пробираясь к Здане,  оказывался  по
близости от Каси, взгляд его прояснялся, губы складывались в улыбку, и все
выражение его лица говорило о надежде на лучшее будущее.
     Кася напрасно старалась допытаться у матери о причине ее испуга;  она
не отвечала ей и только тихо плакала и вздыхала.  И  теперь,  когда  Томко
пришел к ним, - сердце Каси было так встревожено  материнским  горем,  что
она прежде всего спросила его, через Здану, не  случилось  ли  чего-нибудь
нового, о чем могла узнать ее мать.
     Белина задумался и ответил Здане так, чтобы Кася слышала его,  и  при
этом он смотрел ей прямо в глаза, - что Спыткова очень долго разговаривала
на мосту с Вшебором и, вероятно, он и нагнал на нее такого  страха.  Томко
прибавил еще:
     - Неспокойные люди эти братья Доливы; им бы  хотелось,  чтобы  прежде
всего их слушали, а в одном замке не может быть двух начальников. За  ними
тоже надо будет хорошенько последить.
     Снизу уже кричали, призывая Томка к отцу, и он, взглянув  еще  раз  в
глаза Касе, которая только  зарумянилась  в  ответ,  ушел  от  них,  чтобы
помогать отцу в надзоре за работами.
     Собек, несмотря на  страшную  усталость  после  дороги  и  на  ушибы,
полученные  им  во  время  борьбы  с  чернью  у  ворот,   пролежав   всего
какой-нибудь час на соломе около коней, - другого места не было, да  он  и
сам не искал,  -  встал  и  пошел  искать  себе  дела.  Его  энергичная  и
любознательная натура  не  выносила  бездействия;  в  часы,  свободные  от
службы, он плел корзинки из прутьев, или мешки из веревок, а,  если  этого
не было под рукой, - строгал лучину. Но, найдя занятие рукам, он глазам  и
рукам не давал отдыху и прислушивался к малейшему шуму. И часто случалось,
что ему удавалось открыть важные вещи по легкому шороху или промелькнувшей
тени.
     Вместе с другими Собек поплелся на валы, но  скоро  ему  надоело  это
созерцание. Он пошел на другую сторону, где производились земляные работы,
но и здесь не выстоял долго: люди ходили взад и вперед, в тесноте задевали
друг друга и заводили ссоры. Обойдя весь замок кругом,  Собек  вернулся  в
конюшню. Дощатая перегородка отделяла  стойла  от  сарая,  где  размещался
простой люд  из  первого  двора.  Многих  из  них  выгнали  на  работы  по
укреплению валов, но старики, жены и дети их остались дома.
     За перегородкой слышен был шум разговора, плач и жалобные причитания.
Собек, прислонившись к стене, сидел в полудремоте, придумывая себе работу.
Но ничего не приходило в голову!
     В это время до слуха его долетели слова, которых он, может быть, и не
хотел бы слушать, да услышал нечаянно.
     - Они только о себе и думают, - говорил старческий голос, - что им за
дело, если кто-нибудь из нас сдохнет, - лишь бы они были целы...
     - С голоду помираем, - сказал второй.
     - Есть не дают, а на работу выгоняют, - заметил женский голос.
     - Хорошо тем, что померли, - говорил еще кто-то. - Они ушли к своим и
не знают горя.
     -  Самое-то  горькое  начнется  тогда,  когда  нас  осадят,  -  снова
заговорил старик.
     - Они будут стрелять из луков, а нас заставят таскать тяжелые  бревна
и камни. А в кого будут попадать стрелы, как не в нас? У них  и  броня,  и
кольчуга, и щит, а у нас что? Нашу сукману стрела легко пробьет.
     - Верно, верно, - подхватил другой, -  пусть  только  побольше  наших
соберется вместе, надо нам что-нибудь  придумать...  Если  они  о  нас  не
думают, будем сами о себе заботиться. Что худого  могут  нам  сделать  те?
Ведь они - наши. Снюхаемся с ними, и пусть тогда шляхта пойдет  в  цепи...
Мы вернемся, хоть на погорелые места.
     - А как же с ними сговориться? - возразил старик.  -  Разве  это  так
легко? Думаешь, они не  следят  за  нами,  верят  нам?  Небось,  они  тоже
догадываются, что у нас на уме.
     - Сговориться, - подхватил первый, - не так уж мудрено.
     - Ну, как же? Как же?
     - Ночью - легко спуститься с валов, - смеясь, отвечал спрошенный.
     Наступило долгое молчание. Потом послышалось перешептывание.
     - Так и надо сделать, - сказал старик, - а не то все подохнем.
     - Поговорите с Репцом, поговорите с Веханом...
     - Почему бы нет...
     - Надо думать о себе...
     Шепот понизился, так что Собек ничего не мог разобрать, но он  слышал
ясно злорадное пересмеивание и оживленное бормотание. Но и  того,  что  он
слышал, было достаточно.
     Осторожно, чтобы не выдать своего присутствия,  встав  с  соломы,  он
вышел из конюшни и прошел на двор с другой  стороны,  желая  увидеть  лица
заговорщиков. Он успел, обойдя здание, подойти ко входу в  сарай,  мужчины
уже ушли из него, остались только две женщины; младшая кормила ребенка,  а
старшая, завернувшись  в  плахту,  дремала  подле  нее.  Но  Собек  твердо
запомнил имена Репки и Вехана.
     Случай помог ему набрести на след опасности,  о  которой  еще  никто,
может быть, не подозревал.
     Невольный трепет охватил старика. Он сам не знал, что теперь делать.
     Следить еще или сейчас же дать знать, кому следует? А вдруг  вся  эта
болтовня окажется - просто глупостью, а он успеет поднять тревогу?  Собек,
всю свою жизнь проведший в замках своих панов, глубоко к ним привязанный и
разделявший все их надежды и опасенья, встревожился не на шутку.
     Когда наступили сумерки, он тихонько вышел из  конюшни,  выбрался  из
первого двора и при входе во второй - стал поджидать  старого  Белину.  Он
увидел его издали, спокойно отдающего приказания, -  и  пожалел  тревожить
его покой всякими вздорными слухами.
     Собек решил последить  еще,  справедливо  рассчитав,  что  его  серая
сермяга поможет ему подслушать больше и лучше разузнать дело, -  чтобы  не
наделать напрасной тревоги. Может быть, он жалел и людей,  устами  которых
говорил голод и утомление, на которых он мог навлечь грозное наказание.
     Пока Собек стоял,  приглядываясь  к  тому,  что  делалось  вокруг,  и
раздумывая, что ему делать, - вдруг из-за строений послышался шум и крики.
     Люди бежали в ту сторону.
     - Бей, стреляй! - кричали им вслед.
     Бросился туда и старый Белина, а за ним и  Собек,  шум  и  крики  все
усиливались.
     Никто не знал, что произошло.  И  только,  выбежав  на  валы,  старик
узнал, что кто-то, пользуясь темнотой, спустился с валов и ушел  в  лагерь
нападавших, хоть вслед ему пустили несколько стрел.




                               ЧАСТЬ ВТОРАЯ


                                    1

     На следующие дни в долине все оставалось по-прежнему:  новых  сил  не
прибавилось в неприятельском  лагере,  а  ранее  прибывшие  не  отважились
подойти ближе. Замок усердно готовился к обороне; старый Белина  почти  не
уходил с валов, - прохаживался по дворам или заглядывал за рогатки,  зорко
следя за людьми, строго карая за всякий проступок и почти не зная  отдыха.
Когда голод начинал докучать ему, он шел  и  кричал,  чтобы  ему  принесли
пищу, и  ему  подавали  ту  самую  похлебку,  которую  ели  все,  даже  не
присаживаясь,  он  подкреплял  свои  силы  и  снова  возвращался  к  своим
занятиям.
     Вид этого старца и его личный пример не позволяли и другим  требовать
большего; никто не осмеливался роптать.
     Валы со стороны  речки  и  болот  были  увеличены,  ограждены  новыми
рогатками, бревна и каменья были втащены наверх и приготовлены  на  случай
нападения, а со времени бегства из замка одного из простолюдинов,  днем  и
ночью повсюду была расставлена бдительная стража.
     Между тем лагерь, расположенный над речкой, бездействовал, словно  он
только угрожал своим присутствием,  не  предпринимая  никаких  решительных
действий.
     Напротив валов возвели, как будто для забавы, несколько  виселиц,  и,
показывая на них, кричали:
     - Это - для вас!
     Но этим и закончились все их труды. Они себе расхаживали по долине  и
над речкой, пели песни,  ели  и  пили;  ночью  разводили  костры,  а  днем
отправлялись на охоту.
     Вшебору так и не удалось уговорить кого-нибудь прорваться из замка; а
вдвоем с братом он не отваживался, да и не хотел бежать. Спыткова, которую
он всячески убеждал, оставалась непреклонной и даже  слушать  об  этом  не
хотела.
     Другие тоже отворачивались от него,  когда  он  начинал  говорить  об
этом, и только пожимали плечами; наконец, и сам Долива  потерял  весь  пыл
убежденья, хотя про  себя  продолжать  думать,  что  сидеть  в  Ольшовском
городище было равносильно смерти.
     Доливы были  уже  всем  известны  тем,  что  они  всегда  носились  с
каким-нибудь планом, поэтому им давали выболтаться, пока они не охладевали
сами и не выдумывали себе чего нибудь нового.
     И осажденные, и осаждавшие развлекали себя  тем,  что  посылали  друг
другу ругательства и угрозы. Небольшая группа людей  подходила  к  воротам
замка и, подперев руки в бока, вызывала противников на словесный поединок,
в котором ни та, ни другая сторона не скупились на бранные слова.  Плевали
друг на друга, грозили кулаками, показывали на виселицы,  на  которых  уже
висели две собаки, -  иногда  кто-нибудь  позадорнее,  бросал  камень  или
пускал стрелу, - и только ночь вносила успокоение.
     Доливы почти с каждым  днем  все  больше  и  больше  тяготились  этой
однообразной жизнью. Они стали проситься - устроить вылазку  и  предлагали
себя в качестве предводителей, но и на это не  последовало  согласия.  Так
прошло дней десять, и, так как братья, проводя целые часы в бездействии  у
камина в большой горнице, постоянно с кем-нибудь  ссорились,  то  в  конце
концов все от них  отстали,  и  они  расхаживали  в  одиночку,  угрюмые  и
недовольные.
     Но ссоры эти были не серьезные, на другой день  все  уже  забывали  о
них, и разговоры начинались заново, и опять  заканчивались  спором.  Когда
наступал вечер, а с ним холод и тьма, братьев  начинало  тянуть  в  теплую
горницу, - они смирно усаживались у  камина  и  молча  слушали,  но  потом
который-нибудь из них не выдерживал и вставлял  резкое  замечание,  -  ему
отвечали тоже в резкой форме, и ссора разгоралась.
     И вот, случилось однажды - это было уже на одиннадцатый  день,  -  не
заметил того, что старый Белина потихоньку вошел в горницу  и  остановился
поодаль, Вшебор в ответ на жалобы о том, что осада так  затянулась,  и  не
видно было конца ей, заговорил недовольным тоном.
     - Что за диво! Сидим в этой дыре, как  кролики.  Мужики  смеются  над
нами и нисколько с нами не считаются. Да и  правда!  Уж  давно  надо  было
показать им, что мы еще сильны и не дрожим перед ними, так что  даже  носа
не смеем из-за ворот высунуть.
     - Попробуй-ка показать им нос, они его тебе оботрут! - сказал Лясота.
     - Никогда! - воскликнул Вшебор, - если бы только нашлись хоть  десять
охотников, с таким же сердцем, какое чувствую в себе, то уж проучил  бы  я
эту сволочь! Уж повисели бы они у меня на собственных виселицах,  рядом  с
собаками!
     Канева, который успел уже оправиться после своей несчастной охоты  на
лося, - крикнул:
     - А в придачу к этим десяти - и я с вами!
     - И я, и я, - раздались еще голоса.
     - Но все это напрасные слова, - рассмеявшись, сказал Вшебор,  который
имел зуб против старого Белины, - наш вождь и князь не позволит этого;  он
скорее позволит нам заживо сгнить...
     В это время Вшебор почувствовал, что чья-то огромная  ладонь  ударила
его сзади по плечу, и в то же время в горнице раздался громкий голос.
     - Ну, что-же - с Богом! Я позволяю, я желаю вашей крови, но кровь  не
вода, если уж вашей милости так не терпится! Идите!
     Вшебор, слегка смущенный, повернулся, узнав по голосу старого Белину,
который стоял за ним.
     - У вас кровь горячая, - закончил старик, - вот как набьют вам шишек,
так она у вас остынет... Идите, если желаете, но глупости не делайте.
     - И пойдем! - воскликнул Долива, срываясь с места.  -  Видит  Бог,  я
сдержу слово. Я не на ветер говорил и исполню все, что задумал. Пусть же и
те, что соглашались идти со мной, сдержат обещание.
     Тогда все, которые вызывались с ним раньше, закричали:
     - Идем, идем, - говори, когда?
     -  Когда?  -  смеясь,  возразил  горячий  Вшебор.  -  А   зачем   нам
откладывать? Ночь темная, как и нужно, сверху не каплет, чернь полегла уже
спать. Почему же сегодня - хуже, чем завтра?
     Белина, стоя позади, внимательно слушал.
     - А что бы вы не говорили, - пробурчал он, - что у Белинов не хватает
мужества, то с вами пойдет и Томко.
     От дверей послышался бодрый, веселый голос.
     - Я готов идти!
     Вся кровь закипела у Вшебора, он бросился к дверям, за ним -  другие,
побежали в конюшню к коням, потом в горницы -  надеть  кафтаны  и  меховые
колпаки, подвязать к поясу меч, найти копье; тут  же  советовались,  брать
или не брать с собой щиты, запастись ли на случай топорами или оставить их
в покое, - топор уже и  в  то  время  начинал  выходить  из  употребления.
Каждому  предоставлено  было  одеваться  и  вооружаться  по   собственному
усмотрению; так все и сделали, кто больше всего полагался на меч,  взял  с
собой меч,  а  кому  было  удобнее  действовать  секирой  и  молотом,  тот
привязывал их сбоку. По  всему  двору,  как  молния,  разнеслась  весть  о
вылазке. Кто-то побежал с этой вестью наверх,  на  женскую  половину,  где
девушки еще сидели у огня за пряжей: здесь поднялся страшный плач и ропот.
     Белиновой  очень  не  хотелось  отпускать  сына,  но  она  не   смела
вступаться,  так  как  это  была  воля  мужа.  Бедная  женщина  всплакнула
потихоньку и отошла к стороне вытереть слезы. Расплакалась и Здана, увидев
слезы матери: жаль ей было  и  брата,  и  Мшщуя,  хоть  она  и  не  хотела
признаться в  этом.  Мшщуй  Долива  пленили  сердце  хорошенькой  девушки.
Случилось это совершенно для нее незаметно. Он старался подружиться с нею,
чтобы через нее добраться до Каси. Здана взглянула  на  него,  засмеялась,
заболтала, и между ними завязалась дружба, а теперь  они  уже  поглядывали
друг на друга так, как будто из всей этой  дружбы  успело  вырасти  другое
чувство. Чем же был виноват бедный Мшщуй? Кася даже и не смотрела на него,
а эта не боялась ни взгляда, ни разговора, ни веселого смеха; да и  трудно
сидеть в осажденном замке.
     Катя Спыткова так перепугалась и расплакалась,  что  чуть  не  выдала
матери свою тайну. Она вместе  с  Зданой  выбежала  даже  на  мост,  чтобы
увидеть Томка в полном рыцарском наряде. Бедняжка совсем потеряла голову и
только потом,  опомнившись,  крадучись  вернулась  назад.  Но  ее  счастье
Спыткова мать, занятая повествованием о  собственной  жизни,  не  заметила
отсутствия дочери.
     В неожиданной вылазке  приняли  участие,  кроме  Доливов,  двенадцать
охотников, молодец к молодцу, крепкая, сильная, горячая  молодежь,  хорошо
вооруженная и не  боявшаяся  идти,  хотя  бы  против  тысячи,  а  к  черни
относившаяся с пренебрежением и смотревшая на вылазку,  как  на  охотничью
прогулку. Все шли спокойно, со смехом и радостью в сердце. У ворот все уже
было готово к тому, чтобы осторожно отворить их и  быть  настороже,  чтобы
во-время впустить назад, если бы за осажденными была погоня.
     Собек, который, должно быть, никогда не спал,  подошел  к  маленькому
отряду и дал дельный совет. Кони врагов паслись  обыкновенно  ночью  около
стога сложенного сена, который находился в некотором отдалении от костров.
Старый слуга предложил подкрасться  к  стаду  и  потихоньку  отогнать  его
подальше, чтобы враги не могли воспользоваться  конями  для  погони.  План
этот всем казался трудно исполнимым и опасным, но Собек был известен  тем,
что он никогда не брался за такое дело, которого  не  мог  выполнить.  Его
выпустили вперед и стали поджидать, когда  он,  выскользнув  как  мышь  из
ворот, исполнит задуманное и даст им знак, что кони угнаны от стога.
     Нетерпеливой молодежи минуты ожидания казались  слишком  долгими,  но
вот, наконец, послышался топот  бегущих  коней,  а  в  городище  осторожно
открылись ворота, и по одному стали выезжать охотники. Спустившись с холма
и сбившись в кучу, они с громким  криком  пустили  коней  вскачь  прямо  к
догорающим кострам.
     Около них не было даже стражи, так не ожидала чернь этого  нападения.
Большая часть людей уже спала, когда Вшебор, ехавший впереди, влетел,  как
вихрь, в самую середину лагеря. Поднялась страшная суматоха и тревога,  и,
начиная с того места, где избивали лежачих, распространилась на другой  на
другой конец лагеря.
     Разбуженная  чернь  вскакивала,  не  понимая,   что   происходит,   и
предполагая,  что  враг  гораздо  сильнее,  чем  он  был  на  самом  деле.
Просыпаясь во мраке, охваченные страхом, слыша вокруг себя крики и  стоны,
все бросились бежать, кто куда: один в лес, другие к речке  и  болотам,  а
третьи  -  куда  попало,  и,  не  различая  дороги,  попадались   в   руки
неприятелям.
     Вшебор и Мшщуй, сидя на конях, били, секли, топтали  упавших,  бешено
размахивая топорами, другие  энергично  помогали  им,  и  хотя  судьба  им
благоприятствовала, и толпа черни не успела  еще  опомниться,  они  решили
возвращаться в замок; забросив нескольким петлю  на  шею,  Вшебор,  Мшщуй,
Топорчик и Томко стали громко созывать своих.  И  прежде  чем  застигнутая
врасплох чернь успела опомниться, охотники уже скакали назад к городищу  и
удосужились даже повесить пойманных на приготовленных виселицах.
     Все это произошло так быстро, неожиданно и  удачно,  что,  когда  они
въехали обратно в ворота, просто не верилось глазам!  Окровавленные  мечи,
топоры и руки свидетельствовали о том, что они недаром хвастались.
     Толпа черни  даже  не  погналась  за  ними,  так  как  большая  часть
разбежалась и боялась  скоро  вернуться.  Пока  все  собрались,  разложили
костры, посчитали оставшихся - охотников уже и след простыл.
     Вшебор  возвращался  веселый,  гордый,  счастливый,   как   настоящий
победитель.
     Его приветствовали рукоплесканиями, и только  Белина,  обнимая  сына,
сказал сдавленным голосом:
     - Я не  мог  запретить  вам.  Но  дай-то  Бог,  чтобы  мы  не  дорого
заплатили, слишком дорого за эту кратковременную радость!
     До самого утра не произошло никаких  перемен;  только  в  лагере  все
время шумели, кричали и суетливо двигались. Едва только  рассвело,  пришли
люди и поснимали трупы с виселиц, чтобы ясный день не увидел их позора.
     Утром не разложили, как всегда, костров,  и  все  чего-то  суетились,
бегали туда и сюда и ссорились, - наконец, отделилась небольшая  группа  и
отправилась в лес.
     День  этот  прошел  сравнительно  спокойно,  разговор   вертелся   по
преимуществу, около  вылазки,  которая  доставила  обильный  материал  для
рассказов. Внизу, в главной горнице, и вверху, за пряжей, только об этом и
говорили. Здана гордилась братом, но  рассказывая  о  нем,  нет-нет  да  и
ввернет словечко о Мшщуе. А потом сама же обливалась румянцем  и  тревожно
оглядывалась, - не подсмотрел ли кто и не отгадал ли ее тайны, - и  сердце
ее билось усиленно.
     На лице старого Белины нельзя  было  заметить  особенной  радости  по
поводу одержанной над врагом победы;  лоб  его,  как  всегда,  был  покрыт
глубокими  морщинами,  которые  провели  на  нем  тревога  и  забота;   он
попрежнему заглядывал во все углы, требовал от стражи усиленного  внимания
и отдавал приказы.
     Может быть, он догадывался, что простой  народ,  наружно  высказавший
ему полное послушание, что-то замышляет про себя.
     Между тем, Собек, которому удалось подслушать разговор, не  торопился
сообщить о нем хозяину. Но бегство одного из этих людей обеспокоило его, и
он решил проследить это дело до конца. Он уже давно замечал косые взгляды,
перешептывания по углам, признаки недовольства под  маской  послушания,  а
иной  раз  и  явное  сопротивление  и  даже  взрыв  отчаянья,  тотчас   же
подавляемый страхом.
     Никого так не боялись, как старого Белину; он  умел  быть  неумолимым
для непослушных, наказывал сурово и не прощал никогда. Быть может,  сердце
у него было доброе, но теперь он не  мог  обойтись  без  суровых  мер  для
ослушников. Когда  один  из  простолюдинов,  поругавшись  со  стариками  и
нагрубив им, сбежал вниз, - стали подозревать всех,  и  отдан  был  приказ
учредить строгий надзор за обитателями первого двора, - это в свою очередь
усилило общее недовольство.
     Собек  ни  о  чем  еще  не  доносил,  а  только  всюду  расхаживал  и
прислушивался... Ему хотелось найти  тех  двух  коноводов,  имена  которых
остались у него в памяти. Но это ему сразу не удалось; очевидно  это  были
не имена, а прозвища, и он ни от кого не мог узнать о  них.  Старый  слуга
давно уже  отстал  от  простого  народа,  к  которому  он  принадлежал  по
рожденью, и всей душой сочувствовал шляхте, среди которой он жил с детства
и привык служить их интересам.
     Не легко было ему, в силу  его  положения,  преданного  панам  слуги,
проследить зачинщиков: народ не доверял дворовым людям и всячески  избегал
разговоров с ними; едва только кто-нибудь  из  них  показывался,  как  все
умолкали, обмениваясь взглядами или начинали говорить о посторонних вещах.
Напрасно  старик  вмешивался  в  толпу,  притворяясь  то  полу-глухим,  то
придурковатым. Где бы не показался верный слуга, все разговоры обрывались,
и все глаза следили за каждым его движением.
     Но угрюмое и грозное выражение их лиц убеждало его в том,  что  среди
них затевалось что-то недоброе. То же самое чуял и старый Белина,  который
особенно часто заглядывал сюда и  не  пропускал  без  внимания  ни  одного
уголка.
     Когда Вшебор с охотниками готовился  к  вылазке,  на  большом  дворе,
несмотря на позднее время, все зашумело и заволновалось. Кто  только  мог,
бросились на валы, чтобы увидеть своими глазами, чем кончится  эта  смелая
затея.
     Собек, воспользовавшись этим, укрылся в  темном  уголке  и  подслушал
угрозы, проклятья и ропот, когда на виселицах показались трупы.
     Народ этот чувствовал в нападающих  своих  братьев  по  крови,  и  им
сочувствовал, поэтому в замке надо было бояться не только открытых,  но  и
тайных, до  поры  до  времени  затаившихся,  врагов.  Чернь  ждала  только
удобного момента, чтобы броситься на шляхту и выдать ее в руки осаждавших,
и Собек замечал даже некоторые признаки того, что между  простолюдинами  в
городище и нападающими было соглашение. Несколько раз  ночью  ему  удалось
подкараулить переговоры из-за  рогаток,  к  которым  подкрадывались  снизу
какие-то неизвестные.
     С каждым днем народ становился все более  дерзким  и  непослушным,  и
замечалось в нем какое-то нетерпеливое ожидание.
     Старый слуга не хотел никого пугать, но ждать удобной  минуты,  чтобы
самому переговорить с Белиной. Однако, трудно было отвести его в сторону и
задержать разговором, не возбудив подозрения.
     На следующий день после вылазки Белина казался еще более неспокойным,
чем всегда, он стоял, задумавшись, на валу со тороны  речки,  когда  Собек
увидал его издали и подбежал к нему, униженно кланяясь.
     Белина только кивнул головой, как будто не  желая  тратить  время  на
беседу, и уже собрался уйти, но Собек слегка удержал его за полу кафтана.
     - Милостивый пан! Иной раз не мешает выслушать ничтожного червяка.
     - Ну, что еще там? - спросил Белина.
     - Там, - сказал Собек, указав рукою в сторону двора, -  там  творится
неладное.
     Старик смотрел на него, ожидая объяснения.
     - Там что-то много болтают и ворчат, - говорил Собек.
     - Должно быть, снюхались с теми, что стоят за валами.
     В недобрый час, оборони Боже, могут  взбунтоваться  и  убежать.  Надо
хорошо доглядывать, надо беречься, милостивый пан.
     Белина пробурчал что-то невнятное, чего Собек не  дослышал  и  только
махнул рукой.
     - Милостивый пан, для вас это, верно, не новость, - прибавил Собек.
     - Не новость, - коротко ответил хозяин. -  Смотрите  и  слушайте,  вы
добрый человек. Лишний глаз не мешает.
     Собек поклонился, несколько успокоенный: оба  они  не  были  особенно
разговорчивы, и этих слов было достаточно, чтобы они  поняли  друг  друга.
Следующие  дни  не  принесли  Собеку  успокоения,  зловещие  признаки  все
увеличивались. Только взглянув Белине  в  глаза,  он  на  некоторое  время
переставал тревожиться,  но  потом  опять  открывал  что-нибудь  новое,  и
волнение овладевало им снова.
     Как в лесу и на охоте, Собек всегда  знал,  куда  надо  идти,  и  где
искать зверя, так и среди людей он угадывал, как  и  с  кем  говорить,  но
здесь ему заметали  следы  и  убегали  от  него:  поэтому  он  должен  был
прибегнуть к хитрости.
     Сарай, где стояли кони, был обращен одной стороной к большому  двору,
на котором целыми днями в повалку лежал и сидел  народ,  жалуясь  на  свою
судьбу и беседуя между собой.
     Собек устроил себе здесь  наблюдательный  пункт  на  обрубке  дерева,
полузакрытый воротами. Он выделывал половики из соломы или  долбил  что-то
ножом по дереву, и представлялся так погруженным в свое занятие, что  даже
головы не поднимал. Это не мешало ему видеть все, что ему было  надо.  Вся
его задача заключалась в том, чтобы найти  среди  этой  праздно  сновавшей
взад и вперед толпы - ее тайных руководителей. Он угадывал их присутствие,
но не видел их самих.
     Наконец, на второй или  на  третий  день  Собек  заметил  плечистого,
бледного крестьянина с длинными, черными, падавшими ему на плечи волосами,
который расхаживал по двору, ни на кого не глядя, заложив руки на  пояс  и
надвинув шапку на лоб, но не произнеся ни слова,  он  каким-то  непонятным
способом передавал свои мысли другим людям, которые,  повинуясь  какому-то
таинственному знаку, -  уходили  прочь,  поднимались  с  места  или  молча
уступали ему дорогу.
     Как Белина целый день расхаживал по своим владениям,  так  и  он  без
устали  слонялся  по  двору,  почти  не  присаживаясь  и  ни  с   кем   не
разговаривая, но по одному его знаку - люди торопливо исполняли его  волю.
Собек  подсмотрел  однажды,  как  он  движением  руки  приказал  голодному
человеку, жадно поедавшему свою порцию пищи, отдать  ее  женщине,  которая
кормила ребенка, потому что у нее не хватало  молока  в  грудях.  Бедняга,
только что принявшийся за принесенную ему похлебку, крепче стиснул в руках
деревянную миску, и его глаза  засверкали,  но,  не  дотронувшись  до  нее
больше, он встал и поставил миску  перед  голодной  женщиной.  И  все  это
совершилось по одному его взгляду  -  он  не  промолвил  ни  слова.  Когда
происходила  какая-нибудь  ссора,  люди  шли  на  суд   не   к   старосте,
поставленному  Белиной,  а  прямо  к  молчаливому  крестьянину,   и   тот,
пробормотав что-то, быстро разрешал спор.
     Собек, словно невзначай, спросил как-то, как его зовут, но никто  ему
не ответил, и только ребенок,  которого  он  приманил  мясом,  назвал  его
Миськом-Веханом.
     Теперь, открыв  одного  из  руководителей,  он  рассчитывал  найти  и
второго, подсмотрев, с кем он чаще всего разговаривает.
     У Собака была в натуре страсть - выслеживать и  подкарауливать,  если
не зверя, то человека. Скоро он приметил место, где  укладывался  на  ночь
Мисько Вехан. Он был уверен, что все совещания происходят  ночью.  И  вот,
однажды он проскользнул к этому месту и улегся  неподалеку,  притворившись
спящим.
     Надежда не обманула его. Поздно ночью приполз еще другой и,  улегшись
рядом, они долго беседовали шепотом.
     Ночь была темная, так что лиц нельзя было разглядеть, да и  слова  не
долетали до него, но утром, когда они расходились, Собек узнал в  товарище
человека, которого он часто видел днем на  страже  у  рогаток,  пристально
высматривающим что-то в лесу...
     Это и был Репец, о котором упоминали в  толпе,  и  оба  эти  человека
руководили простым народом, укрывавшимся в замке.
     С этих пор Собек не переставал следить  за  ними.  С  Веханом,  вечно
слонявшимся по двору и ни с кем не разговаривавшим, трудно  было  завязать
знакомство, и потому он начал с Репца, и утром же на другой день подошел к
нему.
     Они взглянули  друг  на  друга,  но  не  решались  заговорить.  Репец
отвернулся, видимо, желая избавиться от него, но  упрямый  Собек  чуть  не
полдня простоял около него, не вступая в  разговор,  но  также  пристально
всматривался вдаль и вздыхая.
     Репец был немолод уже, невелик ростом, бледен, с какими-то пятнами на
лице, - рыжеватые усы  и  борода  и  выцветшие  глаза  на  пятнистом  лице
производили впечатление чего-то пестрого, как змеиная кожа самых  ядовитых
змей.  -  Когда  он  злился,  то  всегда  облизывал  губы  языком,  словно
облизываясь при мысли о своей жертве. Соседство  Собака,  наконец,  вывело
его из себя.
     - Ты откуда? - спросил он Собка.
     Не отвечая, Собек указал рукой в сторону леса.
     - Что за человек?
     - Лесничий.
     - Панский? Дворовый?
     - Какой там панский? У меня лес был паном.
     И  намеренно  замолчал,  чтобы  не  выдать  своего  желания  завязать
разговор. И снова оба, вздыхая, стали смотреть в сторону леса.
     Наконец Собек заговорил, обращаясь к Репцу.
     - Эй, послушай, - долго еще так будет?
     Рыжий вздрогнул плечами.
     - За что мы здесь помираем с голоду?
     - За что? Ишь какой любопытный, - возразил Репец. - А  зато,  что  мы
глупы?
     Он умолк, отвернувшись, и некоторое время оба молчали.
     На первый день этим все и ограничилось, но знакомство завязалось.
     На другой день Собек снова очутился  у  рогаток.  Репец,  увидев  его
сплюнул, словно увидев поганого зверя, взглянул грозно и отодвинулся.
     Не проронил ни слова.
     В этот же день  случилось  то,  что  Белина  предчувствовал,  и  чего
боялся.
     Под  вечер,  в  горницу,  где  все  сидели,  греясь  у  огня,  вбежал
слуга-подросток, носивший меч за старым Белиной, и крикнул:
     - Идут, идут!
     Все сорвались с места, но прежде чем успели расспросить перепуганного
мальчика, кто идет, - он уже исчез. Мальчик обежал все жилые  помещения  и
всюду внес испуг и волнение.
     Вся шляхта высыпала на валы.
     Стояла поздняя осень, вечер выдался морозный,  но  ясный.  За  лесами
заходило солнце, разливая волны бледно желтого и пурпурного пламени; небо,
зеленоватое в нижней своей части, вверху  сияло  чистой  бледной  лазурью.
Тихо стояли вдали черные и коричневые массы лесов.
     Ужасный вид представился осажденным, когда они взглянули с  валов  на
долину. И даже раньше, чем они бросили  на  нее  взгляд,  они  услышали  в
воздухе глухой шум далеких окриков, звуки песни, топот и ржание коней.
     Из лесу показывались один за другим отряд пеших и конных воинов;  все
они, увидев издали городище, приветствовали его страшными криками, которые
внезапно вырвались из всех грудей.
     Отряды двигались один за  другим,  впереди  некоторых  из  них  несли
знамена на длинных древках, - пастухи гнали целые стада рогатого  скота  и
лошадей, отбитых где-нибудь по пути.
     Толпа черни, расположившаяся лагерем около речки,  приветствовала  их
громкими кликами, подбрасывая шапки вверх, поднимая руки кверху и чуть что
не воя от радости.
     Люди сыпались, как муравьи, заполняя всю долину и располагаясь в  ней
и в противоположность первым пришедшим не ограничивались берегом речки,  а
смело шли под самые окопы. Шум и крики этих тысяч  людей  становились  все
громче и смелее, и эхо, словно издеваясь, повторяло их в лесу.  Рыцарство,
укрытое в городище и внезапно разбуженное этим страшным  шумом,  бросилось
на валы и мосты. Туда же бежал и простой народ с выражением плохо  скрытой
радости на лицах.
     Вехан и Репец стояли впереди всех у  рогаток,  поглядывая  смеющимися
глазами то на своих, то на горсточку замковой стражи.
     Вся долина, куда только достигал глаз, наполнилась народом, а из лесу
все еще двигались новые толпы, окружая Ольшовское городище плотной  стеной
осаждающих.
     Среди серых масс  крестьянства  можно  было  различить  предводителей
отрядов на конях, указывавших места своим  подначальным,  которые  тут  же
втыкали колы в землю.
     Один из отрядов, довольно значительный, тотчас же отделился от  своих
и, приблизившись к валам, остановился,  что-то  обсуждая.  Сверху,  затаив
дыхание, наблюдали за ними все, кто только успел пробраться к рогаткам.
     Распространяли слухи о том, что это прибыл сам Маслав, но  Вшебор,  у
которого было хорошее зрение, долго всматривался и нигде не мог его найти,
поэтому он уверял, что среди начальников еще не было пастушьего  сына.  Не
видел он также ни пруссаков, ни поморян, которых легко можно  было  узнать
по одежде и поясам. Это была та самая чернь, которая грабила  и  разрушала
замки и города, это были язычники, выбежавшие  из  лесов,  чтобы  повалить
кресты и костелы.
     Вышел на валы и старый Белина, долго осматривался во все  стороны  и,
указав рукой стоявшему около него Вшебору, кивнул  головой,  словно  хотел
сказать:
     - Это вы их сюда приманили!
     В молчаливом испуге стояли все, прислушиваясь и присматриваясь, когда
вдруг все пришло в движение, люди стали расступаться и медленно опускаться
на колени.
     Из глубины двора шел сюда  отец  Гедеон  в  белой  комже,  в  вышитой
шапочке на голове, неся в руках св. Дары... Мальчик-служка нес  перед  ним
деревянный крест. Ксендз медленно следовал а ним, набожно произнеся  слова
молитв, весь погруженный в  себя,  с  опущенной  головой  и  полузакрытыми
веками. Они шли к воротам, поднимаясь по ступеням на мост,  вынесенный  за
рогатки.
     Все снимали колпаки и шапки, многие становились на колени. Взойдя  на
мост, отец Гедеон поднял кверху руки с чашей и,  устремив  глаза  к  небу,
начал громко молиться, творя  крестное  знаменье  на  все  четыре  стороны
света, и как бы отгоняя им власть злого духа.
     Люди, стоявшие внизу у валов, не могли не заметить этой белой фигуры,
возвышавшейся на помосте, и черного креста перед нею. Они видели, как  он,
подняв руки к небу, взывал к Богу христиан или, как они  думали,  совершал
заклинанья.
     Этих заклинаний и чудес особенно боялись язычники.  И  теми,  которые
готовились первыми начать  осаду,  овладел  невольный  страх!  Они  начали
осаживать коней и пятиться за дом, и хоть  им  было  стыдно  обратиться  в
бегство, однако, и устоять на месте они не были в силах. Как  бы  отступая
перед знаменем креста, они пятились все дальше и  дальше,  съехали  совсем
вниз и исчезли в долине, смешавшись с толпою оставшихся.
     Солнце уже закатилось, и  тень  от  лесов  заволокла  долину;  только
вершина холма еще была освещена бледным светом последних лучей.  Громадные
полчища, покрывавшие долину, тонули во мраке.  Часть  людей  отделилась  и
пошла в лес собирать хворост и ломать сучья; послышался  стук  топоров,  и
скоро после этого  в  разных  местах  долины  засветилось  пламя  костров.
Влажный воздух не позволял дыму свободно подниматься кверху, и он  густыми
удушливыми клубами стоял над речкой и  лугом,  заслоняя,  словно  пеленой,
страшную картину вражеского лагеря от глаз осажденных. Вдали  трудно  было
даже рассмотреть что-нибудь, мелькали только там  и  сям  красные  огоньки
костров, да двигались около них черные фигуры людей.
     Никто не уходил с валов, все смотрели, как завороженные, на ожидающий
их ужас завтрешнего дня и неравной борьбы. До замка долетали смешанный гул
голосов, звуки пения, и в том состоянии, в  каком  находились  осажденные,
все это казалось жестокой насмешкой над ними.
     На женской половине никто не дотрагивался до пряжи: девушки и женщины
стояли на коленях и, сложив руки, молились, заливаясь слезами.
     Наверху, перед покрытой чашей с св. Дарами,  стоял  на  коленях  отец
Гедеон и то возносил руки кверху, то падал ниц, распростершись  на  земле,
то снова поднимался и смиренно складывал руки  вместе.  Ночь  застала  его
здесь коленопреклоненным, и когда он, наконец, встал, глаза его были сухи,
и лицо озарилось светом надежды на лучшее будущее.
     Старец почувствовал в своем  сердце,  что  Христос  посылает  его  на
подвиг, как своего рыцаря, и потому  он  не  захотел  больше  пребывать  в
одиночестве, а тотчас же пошел к людям, чтобы  нести  им  слова  утешения,
согревать их сердца и вливать в них мужество.
     Прежде всего он встретил старого Белину.
     - Отец мой, - сказал хозяин, склоняясь перед ним и целуя его руку,  -
благослови меня, благослови нас всех, как ты благословляешь готовящихся  к
смерти. Мы будем бороться, пока у нас хватит сил, пока не победим врага...
Он уже перед нами, он - среди нас!
     - Мужайтесь! - воскликнул отец Гедеон. - Не теряйте мужества,  а  Бог
вас не оставит. Творятся чудеса! Война эта направлена  не  против  вас,  а
против святого креста. Я молился, и на  меня  снизошло,  не  знаю  откуда,
успокоение и уверенность, что рука Всевышнего нас не оставит.
     Белина поднял руки кверху.
     В нескольких шагах позади него стоял, вертя что-то в руках, Собек.
     - Милостивый пан, - шепнул он, - прошу слова!
     Хозяин повернулся к нему.
     - Двух людей надо посадить под замок, чтобы не случилось беды...
     И, тихо перешептываясь, они отошли вместе.
     По дороге Белина сделал  знак  нескольким  вооруженным  людям,  чтобы
следовали за ним. Так они прошли в первый двор. Стоя у  рогаток,  Вехан  и
Репец о чем-то совещались, глядя на толпы черни  внизу.  Собек  указал  на
них. Когда в толпе заметили вооруженных воинов, раздался ропот возмущения,
два вожака метнулись в разные стороны, быть может, догадавшись, что пришли
за ними; Вехан хотел перескочить через рогатки, Репец обратился в бегство;
обоих схватили... Раздались крики, народ в гневе и волнении окружил Белину
и оруженосцев.
     Стоявшие ближе к нему  начали  дерзко  приставать  к  Белине,  требуя
выдачи арестованных, некоторые  стали  грозить  кулаками,  другие  дергали
старика за полу кафтана. Белина  повернулся  к  своему  оруженосцу  и,  не
отвечая ни слова, выхватил меч из ножен.
     - Посадить их в яму! - крикнул он. -  До  суда  и  обвинения  с  ними
ничего не сделают, но, если хоть одна рука поднимется  в  их  защиту,  они
поплатятся головами!
     Глухой ропот пронесся по всему двору, и все  сразу  стихло.  Репец  и
Вехан со связанными назад руками шли к яме,  окруженные  стражей,  и  дико
оглядываясь вокруг. Толпа, лишившись своих вожаков, стояла  неподвижно  на
месте.
     - Ведите их в яму! - повторил Белина, и сам, обнажив меч, пошел вслед
за стражей и арестованными бунтовщиками.
     Все это видели рыцари, шляхтичи и воины; некоторые в испуге хватались
за мечи, как будто готовясь к нападению и защите.
     Толпа, двинувшаяся было вслед за узниками,  отступила,  вернулась  во
двор и полегла  на  земле,  оглашая  воздух  жалобами  и  плачем.  Плакали
женщины, а мужчины, сбившись в кучке, шептались и совещались между  собой.
Сотники ходили между ними и призывали к порядку и молчанию.
     Была уже ночь, когда двери темницы закрылись  за  Репцем  и  Веханом.
Около них поставили вооруженную стражу. На валах удвоили число караульных;
рыцари  начали  медленно  расходиться   с   валов   по   горницам,   чтобы
приготовиться к завтрашней битве.  Наступила  тишина,  прерываемая  только
шумом шагов часовых, да бряцаньем мечей, изредка слышался  плачущий  голос
ребенка.
     В главной горнице у огня никто не пытался начать разговора - не о чем
было рассуждать и строить предположения, грозная  действительность  стояла
перед глазами.
     Лясота, который после последней битвы  не  мог  уже  владеть  руками,
чтобы держать лук и меч, спокойно  подбрасывал  топливо  в  камин,  другие
осматривали свои мечи и доспехи. И, словно сговорившись, почти все взялись
за оселки и принялись  точить  оружие;  остальные  же  пробовали  пальцами
острия стрел и тетивы у луков.
     В горнице все пришло в  движение,  каждый,  усевшись,  где  пришлось,
точил, чистил и направлял  оружие  и  чинил  доспехи.  Среди  наступившего
молчания вдруг раздался голос Вшебора.
     - Я вижу, что старик хочет свалить на нас вину  и  показать,  что  мы
своей вылазкой привлекли чернь. Он не сказал этого прямо, но я  догадался.
Но уверяю вас, что, когда я был в Полоцке у Маслава, там  уже  сговорились
идти на Ольшовское городище, и я спешил привезти вам эту новость.
     - Рано или поздно, это должно было случиться, - прибавил Топорчик.  -
Я благодарю Господа Бога за то, что он мне позволил набраться сил,  теперь
я не буду сидеть в углу, сложив руки.
     То же самое повторил и Канева, который еще не вылечил своих  шишек  и
синяков, но уже готов был опять действовать. Так,  до  поздней  ночи,  шли
приготовления, прерывавшиеся от времени до времени отдельными замечаниями;
во всем замке, кроме женщин, никто не сомкнул глаз.
     Белина даже не присаживался. Опасаясь, как бы сон не одолел его, если
он присядет на лавку, он, когда почувствовал, что веки у него слипаются от
усталости, скрестил руки на мече, прикрыл  глаза  и  так,  стоя,  подремал
немного.
     Уже рассветало, и петухи пели в  третий  раз,  когда  все  спавшие  и
только что проснувшиеся  были  напуганы  страшным  шумом  и  криками;  все
сорвались с своих мест, боясь каких-нибудь козней со стороны неприятеля, и
бросились разузнавать, что случилось. Но никто еще ничего не  знал:  крики
шли со стороны тюремных дверей, где столпились вооруженные воины, и на  их
зов сбегались все.
     Вшебор, бежавший впереди всех с обнаженным мечом, нашел  здесь  обоих
Белин, их дворню и еще многих других.
     У входа в яму, куда бросили Вехана и Репца,  глазам  присутствовавших
представилось страшное зрелище. В том месте,  где  стояла  ночная  стража,
лежали теперь два трупа. Незаметно было на них каких-либо следов крови или
насилия, шеи были  обмотаны  веревками,  так  сильно  стянуты,  что  глаза
выскочили из орбит, а языки вывались изо рта. Около них валялось на  земле
оружие.
     Двери у входа в яму были выломаны, а между тем ночью никто не  слышал
ни малейшего шума, никто не двигался даже и не переходил через двор. В яме
не хватало и других узников, ушедших вместе с беглецами; оставался  только
старый дворовый человек Белине, посаженный  за  какое-то  бесчинство,  его
никто не тронул, он остался цел и  невредим,  но  не  мог  сказать  ничего
путного, кроме того, что, проснувшись, заметил дуновенье  свежего  воздуха
сквозь открытые двери темницы.
     Люди разбежались искать беглецов, которым, по-видимому,  трудно  было
уйти за рогатки, охраняемые многочисленной стражей.
     В замке было волнение и замешательство, а  среди  простого  народа  -
крики, шум, плач и стоны женщин, и возгласы тех, которых избивала  стража,
потому что  надо  было  как-нибудь  водворить  порядок  и  сразу  усмирить
бунтовщиков и зачинщиков.
     Накинув на себя, что попало, выбежали перепуганные  женщины,  узнать,
что случилось? Некоторым из  них  казалось,  что  чернь,  воспользовавшись
темнотою, вторгнулась внутрь городища, и бой разгорелся во дворе.
     Более мужественные из них  хватали  топоры,  и  многие  решали  лучше
защищаться, сколько хватит сил, чем позорно  уступить.  Другие  же  ломали
руки и плакали.
     Ясный день застал всех обитателей  замка  в  тревоге  и  смятении,  а
караульных, в тщетных поисках беглецов... Нигде не было и следа их!
     Это бегство еще увеличило общую тревогу, потому что  Репец  и  Вехан,
пробыв долгое время в городище, хорошо его знали  и  могли  быть  хорошими
проводниками для черни, указав ей слабые стороны обороны.
     Солнце  всходило  в  густой  тьме  и  в  долине  нельзя  было  ничего
различить, заметно только было усиленное движение среди густых масс черни.
     Наконец утренний туман рассеялся, и тогда все  наблюдавшие  из  замка
ясно увидели отряды войска, направлявшегося к валам. Так как болота еще не
замерзли, а речка, переполненная осенними дождями, вышла из берегов, то  с
этой стороны нельзя было ожидать нападения; но вскоре заметили, что именно
с этой стороны двигалась большая толпа народа, бросавшая в трясину  бревна
и доски и устраивавшая мостки  для  перехода.  Осажденные  вынуждены  были
терпеливо смотреть на все эти приготовления, потому что стрелы не долетали
на такое расстояние.
     Защитники могли оказаться в безвыходном положении, если бы нападающие
бросились на замок сразу со всех сторон. У осажденных было мало войска,  а
простой народ, находившийся на первом дворе, годился только на  то,  чтобы
под строгим надзором, разбив их на небольшие кучки,  заставить  переносить
тяжести. Но эти приготовления вызвали  в  защитниках  новую  тревогу,  все
только молча переглянулись между собой.
     Пока люди суетились на валах, приготовляясь к обороне,  отец  Гедеон,
по заведенному им обычаю, взошел с восходом солнца на возвышение, где  был
устроен алтарь, чтобы совершить богослужение. Собрались все женщины,  дети
и старики и, опустившись на колени, горячо молились.  Рыцарство  же,  едва
успев осенить себя крестным знамением, уже спешило надеть доспехи  и  идти
на валы.
     При свете восходящего солнца, рассеявшего  утреннюю  мглу,  защитники
увидели у ворот замка небольшой отряд всадников, среди которых Собек узнал
Вехана и Репца. Нечего, значит, было искать их в городище.  Беглецы  рукой
указывали на замок, объясняя, с какой стороны к нему было легче добраться.
     Но нападающие не спешили штурмовать замок, может быть, они  поджидали
кого-нибудь, может быть, не для чего было торопиться, и  они  рассчитывали
дождаться, когда готов будет мост через болота, и тогда  ударить  со  всех
сторон.
     До полудня не в кого было пустить стрелу, враг держался в  отдалении,
и некоторые из  осажденных  делали  предположения,  что  нападающие  ждали
приближения  ночи,  чтобы  с  помощью  беглецов   из   замка   предпринять
какие-нибудь решительные действия.
     Городище имело теперь совершенно другой вид. Пока опасность была  еще
далеко, люди имели возможность и отдохнуть,  и  перекинуться  между  собой
словами и шутками, а иной раз  поспорить  и  побраниться;  случалось,  что
только уважение к Белине удерживало их от расправы с помощью меча.  Теперь
все это забылось, все снова объединились между собой и  даже  те,  которые
отвыкли от всякой борьбы,  проводя  все  время  в  лежании  и  праздности,
почувствовали в себе прилив мужества. Все хорошо понимали, что нужны  были
нечеловеческие усилия, чтобы сопротивляться этим полчищам врагов, затянуть
борьбу и, может быть, дождаться помощи от своих. Только на  них  была  вся
надежда. Если бы помощь эта запоздала, то защитники  городища,  истощенные
голодом и непрестанным бодрствованием на страже,  измученные  борьбой  без
надежды на избавление, должны были бы уступить.  Ни  люди,  ни  укрепления
замка не выдержали бы штурма.
     Весь  этот  день   прошел   в   томительном   ожидании   и   взаимных
поддразниваниях. Неприятельские отряды подходили к замку и снова отходили,
проходили мимо ворот, осыпая защитников насмешками и угрозами. Не успевали
осажденные, воспользоваться отдалением одной группы, прилечь  и  отдохнуть
тут же на валах, как  уже  приближались  новые  отряды,  пешие  и  конные,
подкрадывались потихоньку, приглядываясь и прислушиваясь.
     Всадники подъезжали к замку на расстояние стрелы, пущенной из лука, и
начинали вызывать защитников по именам.
     - Белина, старый волк! Вылезай из ямы! Эй, Белина!
     Другие ругали и высмеивали Долив, Лясоту и всех, кто там был. Вехан и
Репец обо всем им донесли.
     Но больше всего брани и насмешек выпало на долю  старого  Белины.  Он
все слышал, но молчал. А когда ему надоела вся  эта  брань,  он  вышел  на
мост, оперся на рукоятку меча и так стоял перед ними, спокойно  выслушивая
их поношенья.
     В толпе, должно быть, узнали его; один из  нападавших  с  насмешливым
поклоном снял шапку  и  потом,  надвинув  ее  снова  на  голову,  погрозил
кулаком.
     - Эй, ты, старый разбойник,  пивший  нашу  кровь!  Пришел  твой  час!
Слышишь ты! Теперь ты уж не вырвешься из мужицких когтей. Знаем мы, что  у
вас там делается - живете одной гречневой похлебкой, и людей у вас нет, мы
вас скоро выкурим!  Сдавайтесь-ка  лучше  сразу.  Ведь  все  равно  будете
висеть, а так мы хоть мучиться вам не дадим,  если  отворите  ворота...  И
детей не тронем! Если же возьмем силою, живой души не оставим.
     Другой зарычал с диким смехом:
     - Эй, живо, псы паршивые, отворяйте ворота!
     И снова посыпались насмешки и брань.
     Белина все стоял неподвижно; ни один мускул на его лице  не  дрогнул,
ни одного слова не вырвалось из его уст; за то другие,  менее  терпеливые,
приходили в бешенство, ругались и  проклинали,  некоторые  даже  не  могли
удержаться и пустили стрелы, хотя и знали, что они не долетят. Полетели  и
камни сверху в ругателей; более смелые, дальше всех выдвинувшиеся  вперед,
оказались пораненными, остальные с криками и бранью отступили.
     В этот день не было никаких решительных действий - неприятель чего-то
ждал... Вшебор думал, что ждут Маслава.
     Между тем мост через болото все удлинялся  и  приближался  к  окопам,
следя за работами, можно  было  предположить,  что  гати  и  мостки  будут
закончены на третий день.
     Среди этой неизвестности и томительного  ожидания,  стократ  горшего,
чем борьба и даже опасность, наступила ночь: ничто так не  утомляет  и  не
мучает, как гроза, висящая над головой и готовая ежеминутно разразиться.
     На другой день погода изменилась: пошел холодный дождь, задул сильный
ветер, зашумел лес с  северной  стороны,  словно  вторя  шумихе  в  лагере
осаждающих. Видно было, как пригибались к  земле  верхушки  деревьев,  как
ломались ветки, а дым от  костров  распространялся  вместе  с  искрами  по
долине. Некоторые костры загасли под дождем и ветром. Нападающие ничего не
предпринимали, а работы над гатями шли непрерывно.
     Наконец, около полудня, со стороны лесов послышались громкие крики  и
эхом покатились по всему лагерю. Люди  поспешно  вставали  и  строились  в
отряды.
     Из леса показался небольшой конный  отряд,  перед  которым  несли  на
шесте красное знамя: издали нельзя еще было различить ни  лиц,  ни  одежд;
всадники ехали быстро, перерезали всю долину и взяли путь прямо к  воротам
замка.
     Вшебор, стоявший у рогаток, крикнул первый:
     - Это - Маслав!
     Все сбежались посмотреть  на  него;  из  рыцарей  почти  все  помнили
Маслава при  дворе  Мешка  и  Рыксы;  каждому  хотелось  увидеть,  во  что
обратится этот гордец.
     Действительно, это был он. Сидя на черном коне с длинной гривой, весь
закованный в броню, в шлеме с султаном, в пурпурном плаще, с  золотом,  на
подобие королевского, он ехал окруженный дружиной. Один оруженосец нес  за
ним щит - другой лук и стрелы, третий - огромный  меч.  Нарядно  одетая  и
прекрасно вооруженная свита окружала нового князя, а тот, подперев руки  в
бока,  высоко  задрав  голову,  ехал  прямо  к  замку,  окидывая  городище
пренебрежительным взглядом.
     Мшщуй, прицелившись из лука, собирался уже  пустить  в  него  стрелу,
рассчитав, что она попадет в него, но его  удержали.  Целая  толпа  людей,
обнажив головы, окружила Маслава, о чем-то докладывая ему и выслушивая его
приказания.
     Судя по их жестам, можно было заключить, что  разговор  шел  о  гати,
которую прокладывали к замку с другой стороны. Маслав слушал рассеянно  и,
почти  презрительно  отвернувшись  от  докладчиков,  указал  в  нескольких
саженях от себя, напротив ворот замка место,  где  должны  были  поставить
палатки для него и для его свиты.
     Между тем  подъехали  возы  с  княжеским  добром  и  остальная  часть
придворных. Из городища хорошо было видно, как вбивали колья для  палаток,
рыли ямы для костров, привязывали коней и приготовлялись к ночлегу.
     К месту княжеского лагеря тотчас же стала сходиться любопытная  черта
в самых разнообразных одеждах: приходили с  поклонами  старшины,  с  возов
снимали бочки и потчевали гостей... Веселый шум доходил до валов замка.
     Так наступил темный вечер, может быть,  последний  перед  смертельным
боем.
     Он должен был скоро начаться.
     Белина  боялся  ночного  нападения;  поэтому  он   велел   всю   ночь
поддерживать огонь на валах и,  отпустив  половину  защитников  на  отдых,
другую - оставил на страже. В эту ночь никто уже не думал об экономии:  на
городище тоже открыли бочки с пивом и наварили  вдоволь  мяса.  В  главную
горницу внизу внесли кадку с медом, чтобы подкрепить и подбодрить людей.
     А на женской половине никто уж в эту ночь не прял и  не  пел  песней.
Девушки шептались между собой,  женщины  плакали  или  тихонько  молились.
Поминутно то та, то другая выбегала из  горницы,  чтобы  самим  увидеть  и
услышать  что-нибудь  новое  и,  воспользовавшись  общим   замешательством
перекинуться словом с кем было надо.  Даже  Кася  выбегала  несколько  раз
вместе с Зданой и, прижавшись друг к другу, заглядывали вниз, в окопы.  Но
ни Томка, ни Мшщуя не было видно. Крепко обнявшись и  склонившись  друг  к
другу, девушки тоскливо  шептались,  прислушиваясь  к  далеким  голосам  и
стараясь угадать, кому они принадлежат.
     - Слышишь? Это голос моего брата! Я узнала бы его в тысячной толпе!
     Кася качала головкой, стыдясь признаться, что  она  еще  раньше,  чем
сестра, узнала голос Томка и приветствовала его румянцем.
     - А это? Слышишь? - тихонько шепнула она, стараясь отплатить тем  же.
- Я могла бы поклясться, что это голос Мшщуя Доливы.
     Здана, как будто не доверяя, покачала головой.
     - А что мне Мшщуй? - небрежно возразила она.
     - Ой, неправда! Ты узнала его голос раньше, чем голос Томка!
     Но Здана не всегда признавалась в том, что Мшщуй нравился ей,  а  она
ему. В этот день она как-то не верила ему и сердилась на него. Мшщуй стоял
на страже и весь день не подходил к ней и не старался встретиться  с  нею,
со вчерашнего дня он словно забыл о ней, - и она не хотела о нем знать.
     - Э, Мшщуй! - отвечала она. - Время ли теперь думать  об  этом.  Боже
мой милостивый! Что-то с нами будет! Эти мужики, эта страшная чернь!
     Кася взглянула на нее, и в ее голубых глазах вспыхнул огонь рыцарской
отваги, унаследованной от его предков рыцарей.
     - Мы скорее сами себя убьем, чем отдадимся им  в  руки,  -  вскричала
она. - Никогда этого не будет! Отец Гедеон говорил, что Бог сотворит  чудо
и спасет нас, а ведь отец Гедеон - святой человек, и Бог  не  раз  говорил
через него!
     Кася еще не окончила говорить, когда  внизу  показался  Томко.  Слова
замерли у нее на устах, потому что он взглянул на нее таким  пронизывающим
взглядом, который проник до глубины ее сердца, даже дыхание у нее замерло.
     Здана принялась бранить его за то, что он своим внезапным  появлением
испугал их обоих, а Кася встретила его улыбкой. В  это  время  наверху,  в
женской половине, послышался голос Спытковой.
     - Кася! Ах, ветреная девчонка! Где же она пропала?
     Девушка, вырываясь из объятий  Зданы,  улыбнулась  еще  раз  Томку  и
исчезла.



                                    2

     На женской половине все еще спали, измученные долгим  бодрствованием,
когда их внезапно разбудил страшный шум диких голосов, слившийся со стуком
и грохотом, от которых дрожал весь дом.  Первый  звук,  долетавший  до  их
слуха, был воинственный призыв к бою.
     Грохот сбрасываемых бревен и камней смешивался с  криками  бешенства,
среди которых иногда можно было различить стон раненого или брань рыцарей.
На крыши летел град  камней,  бросаемых  из  пращей  осажденных,  а  стены
тряслись, и все городище гудело от топота ног и беготни кругом всего замка
по мостам.
     Слышно было, как целыми толпами защитники срывались с одного места  и
бежали в другое, туда где грозила опасность. Иногда весь этот хаос  звуков
покрывался голосом начальника обороны, и тотчас же тонул  в  море  криков.
Слышался треск разбиваемых рогаток, гул срывающихся камней, и  стоны  тех,
на кого они обрушивались.
     Женщины с плачем вскакивали с постелей, набрасывали на себя одежду и,
торопливо крестясь, бежали, сами не зная куда, крича, толкая друг друга  и
почти не сознавая, что они делают...
     Только  одна  Ганна  Белинова  стояла  посреди  горницы  бледная,  но
спокойная; она была уже одета и с грустью  и  жалостью  смотрела  на  свое
испуганное и переполошившееся стадо.
     - Они уже ломятся в ворота! -  с  громким  плачем  кричала  Спыткова,
наблюдавшая из чердачного окошка. -  Что  делать?  Боже  милосердный!  Что
делать? Спасайтесь, кто может!
     В горницу то и дело вбегали служанки.
     - Уже подходят от Ольшанки! - кричала одна. - Перешли через болото!
     - Идут всей громадой к воротам! - говорила другая.
     - Камни летят градом, а из-за стрел света  не  видно!  -  докладывала
третья...
     - Эмо подстрелили, когда она несла воду, - вся  запыхавшись,  вбежала
еще одна, - с перепуга она уронила кувшин и разбила.
     - Кувшин мой! - прервала ее с жестом отчаянья Ганна Белинова.  -  Мой
хороший кувшин!
     Ей не столько было жаль подстреленную  девушку,  сколько  кувшин.  Не
успела она докончить этих слов, как в горницу вбежала  молодая  женщина  с
заплаканным лицом и окровавленной рукой. Стрелы в ране  уже  не  было,  но
кровь еще сочилась из нее, а из глаз обильно текли слезы, и от страха  она
не могла  вымолвить  ни  слова.  Здана  сейчас  же  принялась  обмывать  и
перевязывать рану, а Кася помогала ей. Поднялся плач и причитания.
     Не успели еще  они  успокоиться  после  этого  случая,  как  в  дверь
постучали. Все со страха отскочили от них.
     - Отец Гедеон идет служить утреню! - раздался голос за дверью.
     Женщины совсем забыли о службе, а молитва была так  нужна  их  душам!
Все принялись торопливо одеваться, чтобы поспеть к утрене. Даже  Спыткова,
нелюбившая рано вставать и одеваться, набросила что-то на себя, чтобы идти
вместе с другими.
     Среди стен, дрожавших от разыгравшегося боя, на своем обычном  месте,
под легкою крышею, на которую сыпался град камней,  отец  Гедеон  приносил
бескровную жертву так невозмутимо спокойно, как будто бы  он  находился  в
своем тихом монастыре в прежнее счастливое время.
     Во дворе, на открытом возвышении, отзвуки борьбы  на  валах  казались
такими громкими и страшными, что перепуганные женщины, - едва только вышли
из дома, упали на колени и не в силах молиться, обратили заплаканные глаза
на капеллана, которого, казалось, не  волновал  ни  этот  шум,  ни  грохот
камней, скатывающихся с крыш, ни стоны раненых. Старец был весь в  молитве
и в Боге, душа его витала в ином мире!
     Его окружали только женщины и маленькие дети. Все мальчики  постарше,
- как их ни прогоняли прочь и не  удерживали,  пошли  на  окопы  на  окопы
метать из пращей и стрелять из маленьких луков. - Воины не  могли  от  них
избавиться!
     Среди  заплаканных  женских  лиц  выделялось  спокойное  лицо  старой
Белиновой и полудетское еще с широко открытыми глазами и полуоткрытым ртом
лицо Каси, дышавшее почти мужским воодушевлением.  Она,  казалось,  готова
была каждую минуту сорваться с места, чтобы бежать  и  принять  участие  в
борьбе. Нахмуренное  личико  ее  горело  пламенным  гневом  и  неудержимым
желанием бежать туда, где кипел бой.  Здана  несколько  раз  с  изумлением
оглянулась на нее.
     - Что с тобой?
     - Со мной? Я хотела бы тоже сражаться!  -  тяжело  переводя  дыхание,
отвечала Кася, - ах, я так хотела бы сражаться!
     Белинова закрыла ей рот рукою.
     Борьба казалась тем более  страшною,  что  не  видно  было,  как  она
происходит, и сюда относились только отзвуки ее.
     Прислушиваясь к ним, молящиеся  женщины,  девушки  и  дети  старались
угадать, с какой стороны исходили эти крики боли и гнева и из  чьей  груди
вырывались.
     Все головы поворачивались в сторону  замковых  ворот,  около  которых
происходил самый ожесточенный бой.
     Когда, наконец, отец Гедеон повернулся и, описав  в  воздухе  большой
крест, благословил женщин, детей и тех, которые сражались за  них,  -  все
женщины с плачем упали на землю... Капеллан уже удалился к себе, а ни  все
еще не решались встать. Только одна Кася вскочила на ноги и, вся дрожа  от
желания быть там, где разгорался бой, смотрела  в  ту  сторону,  где  были
ворота.
     Здана схватила ее за руку и почти силою увела в горницу.
     Как завидовала Кася  старой  Ганне  Белиновой,  которая,  не  обращая
внимания на камни и стрелы, пролетавшие  над  ее  головой  и  падавшие  во
дворе, пошла взглянуть собственными глазами на то,  что  там  делалось,  а
разделить опасность с своим паном и мужем.
     У нее было смелое и мужественное сердце,  стойко  выдержавшее  потерю
двух дочерей и одного сына. Из пятерых детей осталось только двое, и  один
был, в эту минуту, наверное, там, где кипел самый  жаркий  бой,  где  была
наибольшая опасность!
     В нижней горнице никого  не  было:  старые,  слабые,  раненые  -  все
потащились на валы, чтобы принести там посильную пользу. В тот день  никто
не был там лишним, даже самые слабые могли на что-нибудь пригодиться. Сюда
прибегали только раненые, чтобы перевязать рану и остановить  кровь,  -  и
тотчас  возвращались  на  свое  место.   Подстреленный   Топорчик   зубами
перевязывал себе рану, из которой обильно текла кровь, - торопясь бежать к
своим.
     Словно муравьи, копошились люди вокруг городища, стремясь  взять  его
приступом. Оставшиеся в долине  напирали  на  передних.  Отступление  было
невозможно даже при желании; огромные бревна и камни, сбрасываемые вниз, в
толпу, придавливали напиравших, разбивали им руки и  ноги,  но  им  некуда
было податься, потому что на них  напирали  сзади.  Живые  карабкались  по
телам убитых и искалеченных, образовавшим целый вал у рогаток.
     Маслав, стоя в стороне, приказывал трубить в рог, чтобы  поддерживали
воодушевление. Осаждавшие окружили замок такою плотную стеною, что не было
место на валах, где бы не приходилось обороняться.
     И даже со стороны речки по нам скоро положенным  жердям  и  по  мосту
двигалась  толпа,   напиравшая   с   особенным   упорством,   потому   что
рассчитывала, что здесь встретит наименьшее сопротивление.  При  небольшом
количестве защитников участие простого народа могло  бы  принести  большую
пользу, но Белина пользовался ими, только разделяя их на маленькие группы,
смешивая их с рыцарями и устанавливая над ними строгий надзор. У ворот  же
не было ни одного простолюдина. Народ же шел неохотно, лениво,  с  угрюмым
видом, понуждаемый угрозами и едва исполняя приказания. Выражение скрытого
гнева не сходило с их  лиц,  и  казалось,  что  они  каждую  минуту  могли
взбунтоваться. Они  таскали  бревна,  передвигали  камни,  носили  кипящую
смолу, но за ними, как за рабами, все время присматривали старшины.
     Вехан и Репец, вертевшиеся в толпе нападающим, давали знаки  своим  и
громко призывали их возраст против  осажденных.  Бледные  лица  загорались
зловещим румянцем, но руки не осмеливались бросить работу. Белина с  мечом
в руках не спускал с них глаз. Всякое сопротивление грозило им смертью.
     Женщины  простолюдинки  с  грудными  детьми  на  руках   выбегали   с
распущенными волосами, возбужденные шумом борьбы, к своим мужьям и братьям
и призывали их к бунту, но их,  как  скот,  загоняли  в  сараи,  и  оттуда
доносились только крики и стоны.
     Положение было отчаянное и еще ухудшалось с каждым часом. Со  стороны
речки, там, где только что подсыпали  валы  и  установили  новые  рогатки,
после  первого  же  натиска  обломалась   большая   часть   заграждения...
Образовалась брешь. Все, кто только мог, тотчас же бросились к этому месту
и принялись заваливать его всем, что нашлось под рукой. К счастью, удалось
поправить дело с помощью досок и кольев от разбросанных  строений.  Братья
Доливы показывали чудеса, работая за десятерых.
     Оба они, сварливые и неспокойные  в  обычной  мирной  жизни,  горячие
духом, всегда готовые повздорить и поссориться, теперь оказались дельными,
неутомимыми, и несмотря на то, что кровь обильно струилась из  их  ран,  и
стрелы торчали в них, как иглы у ежей, а от камней все тело было в  шишках
и синяках, ни один из них не охнул и не пошел перевязывать раны.
     Каждый удар врага удваивал их силы, они  передвигали  такие  тяжести,
каких ни один из них в другое время не мог бы сдвинуться с места,  и  даже
не чувствовали утомления, посмеивались, довольные  собой.  Глядя  на  них,
старый Белина чувствовал себя счастливым, и в самый разгар боя обнял Мшщуя
и поцеловал его в голову. Между тем люди,  напиравшие  на  замок  со  всех
сторон, оказались в довольно опасном  положении.  Довольно  большой  отряд
переправлялся через узкую часть, отделенный от  остального  войска  быстро
текущей речкой. Вшебор, присмотревшись к ним, сбежал с валов к Белине.
     - Смилуйся, отец! - сказал он. - Дай мне горсточку  людей!  Много  не
надо, но дай сколько-нибудь! Выпустите меня через какую-нибудь!  Выпустите
меня через какую-нибудь щель на эту чернь, я их потоплю в болоте!
     - Где? Каким образом? - спросил Белина.
     - Смотрите, какая узкая гать. Они не  рассчитывают  на  нападение.  А
если мы на них бросимся, они уйдут. Ведь это не воины и не рыцари, все они
взяты от сохи и бороны. Их можно живо разметать в разные стороны.
     Белина, подняв руки, защищался и не хотел уступить.
     - Ведь пойдете на гибель! Жаль мне вас!
     - Вернемся невредимыми, отец; пусти, а то я не выдержу и один брошусь
на целую толпу! - воскликнул Вшебор.
     Предприятие это в первую минуту всякому  могло  показаться  безумным.
Броситься какому-нибудь десятку - двум воинов на  толпу  в  несколько  сот
людей - казалось немыслемым. Но надо было помнить, что  весь  этот  народ,
согнанный под городище, был безоружен, одет в рубахи и сермяги  и  не  мог
сравниться с вооруженными рыцарями. Вшебор ручался и клялся, что  прогонит
чернь, если только ему дадут нескольких вооруженных людей на  помощь.  Для
осажденных было очень важно прогнать отсюда нападающих, чтобы обратить все
внимание на другие стороны.
     Но Белина долго колебался и не давал согласия. Не так-то  легко  было
выпустить отряд охотников из городища.
     Главный вход в городище находился с  противоположной  стороны,  а  со
стороны  речки  была  только  небольшая  калитка,  давно  уже  забитая   и
засыпанная, так что ее трудно даже было  отыскать  среди  заграждений.  Ее
надо было теперь  открыть,  рискуя  тем,  что  в  случае  неуспеха,  чернь
прорвется через нее в городище.
     Поэтому старый Белина упорно  отказывал  в  своем  согласии  и  готов
бороться в городище до последней крайности, но не пускался в рискованные и
опасные  предприятия.  Но  с  Вшебором  трудно  было  поладить,  когда  он
что-нибудь задумывал: он так уговаривал, упрашивал, настаивал, что в конце
концов получил разрешение.
     И как только Белина кивнул головой в знак согласия,  Вшебор  полетел,
как безумный, сзывал  охотников;  на  его  призыв  отозвались  все  пылкие
головы.
     - Идем пробовать счастья!
     Сражаться, стоя в этой тесноте, никому не было  особенно  приятно,  и
Вшеборов план вылазки всем вскружил головы. Нападающие, очевидно, не могли
ожидать натиска с этой стороны.
     Начали открывать калитку, отваливая землю и тяжести,  но  прежде  чем
эта работа была окончена, отряд Вшебора стоял уже наготове.
     - Здесь не надо мечей, возьмем топоры и дротики, как на диких зверей,
- крикнул предводитель.
     Охотники  схватили  топоры  и  дротики  и,  прикрытые  панцирями,   а
некоторые укрываясь за щитами, выбежали из ворот.
     Толпа черни, напиравшая на замок с этой стороны, не ожидала  вылазки;
и в первую минуту, когда открылась калитка, они подумали, что  это  измена
внутри замка, и что ее открыл простой народ, желавший соединиться с  ними.
Они немного отступили из предосторожности... Но в ту же  минуту  Вшебор  с
товарищами врезался в самую толпу  и  принялся  колоть  и  рубить  на  обе
стороны. С валов,  по  данному  знаку,  сбросили  огромные  бревна,  а  на
ближайших начали лить кипящую смолу. А Вшебор с  криком  напирал  на  них.
Растерявшаяся перепуганная чернь в беспорядке бросилась к гатям  и  мосту,
но навстречу им шли новые отряды; отступавшие столкнулись с  наступавшими,
и значительная часть первых, убегавшая от топоров  и  копий,  должна  была
соскочить в воду и трясину...
     Вшебор и его товарищи отлично  воспользовались  этой  первой  минутой
замешательства и стали напирать  сзади  еще  сильнее.  Необузданная  толпа
всегда склонна бежать по первому примеру. И вот весь этот муравейник вдруг
обратился в бегство. Те, которые  шли  вперед,  повернулись  и  с  воплями
побежали назад; многие оступались, падали в болото,  сталкивались  другими
бежавшими в реку. А Вшебор беспощадно бил, рубил топором  и  неся  дальше.
Между тем осаждающие, отделенные водой и не видевшие за стенами  городища,
что делалось с той стороны, даже не догадывались о происходившем и  потому
не могли своевременно придти на помощь своим.
     Доливы отделились в этом первом столкновении  с  врагом  поразительно
счастливо, а что всего удивительнее - они  не  увлеклись  и  не  забрались
слишком далеко вперед. Дойдя до половины моста, они начали  рубить  его  и
срывать доски, а, покончив с этим вернулись в замок.
     Отброшенная таким образом чернь уже не смела и не могла  вернуться  и
оставалась  пока  на  противоположном  берегу.  Дерзкой  безумной  выходке
Вшебора городище было обязано тем, что оборона могла сосредоточиться  там,
где скопились главные силы Маславова войска.
     Их огромное количество  увеличивало  только  общую  суматоху,  но  не
приносило существенной пользы. Большая часть их, стоявшая  бездеятельно  в
долине, теснила своих, бросала камни из пращей, которые  часто  падали  на
головы их же товарищей, а подойти ближе не имела возможности.  Окопы  были
завалены трупами и ранеными.
     Бревна придавливали людей до полусмерти, но они не могли  из-под  них
выбраться. По их телам и по  трупам  убитых  осаждавшие  шли  уже  не  так
стремительно, потому что из-за рогаток на них сыпался град  камней,  а  на
головы их лилась кипящая смола.
     Яростный бой длился  до  полудня.  Маслав,  надеявшийся  покончить  с
замком в каких-нибудь два-три часа, приходил в бешенство, наблюдая упорную
борьбу защитников,  которая  стоила  им  уже  столько  жизней  и  отнимала
мужество у остальной черни. Тогда, выбрав надежных людей из своего войска,
он приказал им подойти к главным воротам, поджечь их и начать рубить.
     Но около ворот давно уже были приняты все меры для обороны. Самое  их
положение облегчало защиту. Главный вход  находился  в  узком  проходе,  в
котором могли поместиться в ширину всего несколько человек.
     Белина еще с утра отдал приказ облить водой доски, чтобы они не могли
легко загореться.
     На верхнем мосту  над  воротами,  защищенном  навесом,  стали  лучшие
воины, первые смельчаки из молодежи. Навес охранял их  от  града  стрел  и
камней, и они, защищенные таким образом от вражеских ударов, могли успешно
обороняться отсюда. Тут же были свалены груды камней и толстых бревен,  да
и рук было достаточно. Маслав, подъехав сам с этой стороны, указывал своим
на ворота, побуждая  их  напирать  отсюда;  подбежало  несколько  десятков
воинов с липовыми щитами, обитыми кожей,  которые  были  пригодны  в  поле
против мечей, но не могли защитить от камней и бревен.
     Их подпустили к самому ущелью среди  валов,  и  они,  держа  в  руках
смоляные факелы, успели добежать до ворот, но тут на них сбросили  заранее
приготовленное бревно, перед которым они не  успели  отступить.  Несколько
человек было убито на месте, остальные отошли  назад.  Видя,  что  подойти
ближе будет трудно, они начали  складывать  кучи  сухого  хвороста,  чтобы
поджечь его и потом подсунуть  к  воротам.  Но  пока  они  это  выполнили,
наступила темнота. Стояли самые короткие дни поздней  осени,  которые  еще
сокращались хмурым небом; люди были так измучены,  что  с  окончанием  дня
штурм  значительно  ослабел.  Кое-где  остались  кучки  наиболее   упорных
охотников, но и те уже начинали редеть. Осажденные ждали, как  избавления,
прихода ночи, хотя они хорошо понимали, что им  не  удастся  отдохнуть,  и
придется попеременно стоять на страже.
     Первый день неимоверных усилий измучил рыцарство,  и  многие  из  них
должны были на время оставить свои места на валах, чтобы перевязать раны и
отдохнуть;  день  этот,  правда,  прошел  счастливо,  но   он   не   нанес
неприятельским полчищам существенного ущерба и только довел до  бешенства.
Для них не играла значительной роли  потеря  нескольких  десятков  и  даже
нескольких сотен людей. Отброшенные со стороны речки, отступив с  позором,
они  пришли  в  ярость  и  собирались  с   новым   упорством   возобновить
наступление.
     Вид трупов, лежавших на валах и под валами, пробуждал в  толпе  жажду
отмщения, и, унося их к себе, нападающие осыпали своих врагов  угрозами  и
проклятиями... По языческому обычаю трупы эти сжигались на кострах.
     Наступившая ночь, хоть и не усмирила возбуждения  толпы,  но  все  же
принудила их сделать временную передышку.
     На расстоянии выстрела из лука от валов развели огонь и расположились
так близко, что до замка долетали из их лагеря говор, шум, песни и  грубая
ругань по адресу защитников.
     Но в замке не сидели без дела.  За  целый  день  боя  запасы  бревен,
камней и стрел почти исчерпались, хотя всем раньше казалось, что их должно
было хватить надолго.  В  пылу  сражения  люди  забывали  о  необходимости
экономии и часто бросали без нужды или делали промахи, и  врагу  удавалось
увернуться.
     В городище  оставалось  уже  небольшое  количество  бревен,  досок  и
камней, рассчитывали, главным образом, на деревянные строения и  камни  от
фундаментов.  Старый  Белина  отдал  вечером  приказ  разнести  деревянные
постройки. Согнали народ, и при  свете  смоляных  лучин,  под  наблюдением
досмотрщиков закипела работа. К утру надо было  заготовить  груды  бревен,
досок, кольев и камней.
     Если бы защита продлилась,  пришлось  бы  уничтожить  не  только  все
хозяйственные постройки, но и самый дом Белины, и жить под открытым небом.
     Эта ночь прошла без сна и  отдыха:  надо  было  не  спускать  глаз  с
внутреннего врага, чтобы они  не  имели  возможности  собраться  вместе  и
сговориться, и надо было сторожить на валах и у ворот,  чтобы  снаружи  не
подкрался Маслав с  своими  людьми.  В  нижней  горнице  располагались  на
короткий  отдых  по  несколько  человек,  которых  сменяли  другие.  Здесь
перевязывали раны и кормили воинов, старшие из них укладывались  на  полу,
чтобы дать отдых рукам и ногам.
     В некоторых местах, где напор был  сильнее,  пришлось  защищаться  не
только стрелами и камнями,  но  также  копьями  и  топорами.  Когда  чернь
карабкалась по трупам своих и достигла уже заграждений, иногда не успевали
вовремя сбросить бревно, и тогда приходилось сталкиваться с ними  грудь  с
грудью. Хватали друг друга за волосы и рубились топорами.  Старый  Лясота,
который по слабости здоровья был только на услугах у других, не  выдержал,
кинулся в самую гущу врагов и был ранен.
     В этот день почти все получили раны, но они были неопасны для  жизни;
у многих были синяки и шишки от камней, но особенно болезненны  были  раны
от каменных стрел. У осаждавших количество раненых и  сильно  искалеченных
было гораздо  значительнее.  Всю  ночь  в  обширном  лагере  заметно  было
движение и какие-то приготовления. В палатке Маслава горел  огонь,  и  все
время туда входили и выходили люди.
     Во мраке ночи нападающие несколько раз пытались подкрасться к  замку,
но  защитники  были  наготове  и  встретили  врагов  градом  стрел.  Везде
расхаживали  часовые.  Этот  страшный  день,  наверное,  показался   более
коротким для тех, которые провели его в  пылу  сражения,  чем  для  бедных
женщин, вынужденных сидеть без дела и  только  тревожно  прислушиваться  к
отголоскам боя, пугаясь  каждого  более  сильного  шума.  Услышав  громкие
крики, все выбегали посмотреть, не прорвалась  ли  чернь  в  ворота  и  не
повалила ли рогаток. Служанки,  которые  должны  были,  несмотря  на  бой,
заботиться о  приготовлении  пищи  для  всех  и  разносить  ее,  постоянно
приносили тревожные вести, рисовавшие положение защитников в самом мрачном
свете, так что Кася и Здана, как более смелые, выбегали и  сами  старались
разузнать правду.
     Девушка, казавшаяся такой тихой и спокойной в обычное  время,  теперь
превратилась в  героиню,  так  что  Спыткова  не  верила  своим  глазам  и
несколько раз должна была приказывать ей бросить секиру,  за  которую  она
хваталась.
     А о том, что делалось со старым Белиной,  мог  бы  рассказать  только
тот, кто ходил бы с ним вместе. Его видели везде, где кипел самый яростный
бой. Он молча поднимался на  валы  и,  размахивая  своим  огромным  мечом,
который надо было держать обеими руками, рубил на обе стороны.  Из  одного
места он переходил в другое, где необходимо было его присутствие, и зычным
голосом подбадривал сражающихся и побуждал их к новым усилиям.
     К вечеру он и сам, и большая  часть  его  воинов  едва  держались  на
ногах. Как подточенные, они бросались на землю, тяжело переводя дыхание  и
набираясь новых сил. Теперь не  было  недостатка  в  пище  и  питье,  часы
защитников были сочтены, для кого же было беречь запасы?
     Вся надежда была на Провидение, как говорил отец  Гедеон.  Осажденные
могли выдержать еще день-два такой осады, но если бы она продлилась, ничто
не могло бы их спасти... Никто не смел говорить об  этом  громко,  но  все
сознавали это. Старшие украдкой ходили к исповеди и готовились к смерти.
     Предчувствие близкого конца и решимость бороться  до  конца  окружали
эту горсточку людей, усмехавшихся друг другу  и  не  обнаруживавших  своей
тревоги перед лицом смерти, ореолом какого-то величавого спокойствия.
     Чтобы забыть о том, чем полна была душа, говорили о  самых  обыденных
вещах. Семья,  жены,  дети,  опустошенные  усадьбы  предков  стояли  перед
глазами обреченных, но мужские глаза не смели проливать слез.
     Ласково  подшучивали  друг  над  другом,  показывали  свои   раны   и
рассказывали о происшествиях этого дня. И только глаза их выдавали  тайную
мысль, какою обменивались между собою римские гладиаторы:
     - Мы обречены на смерть!
     Всю ночь двери горницы оставались открытыми;  одни  выходили,  другие
входили, прислушиваясь, едва успевали присесть или прилечь, как  уже  надо
было уходить.
     Большая часть воинов приходила  перевязать  кровавые  раны  и  угрюмо
молчала; покончив с перевязкой, искали места на соломе,  чтобы  прилечь  и
расправить онемевшие члены.
     - Вот, кому что назначено, тот не уйдет от судьбы, - говорил  Лясота,
с улыбкой осматривая свои рубцы от старых ран. - Я  лежал,  как  труп,  на
поле битвы, был уже полумертв, но судьба оживила меня  и  направила  сюда,
чтобы я мог здесь во второй раз умереть! Вытащили меня из Гдеча, где я мог
бы спокойно закрыть глаза и не страдать больше, а то здесь я только  объел
Белину и все же должен погибнуть!
     Белина тяжело вздохнул.
     - Что там погибать! Нам старым, это еще ничего... А вот молодых жаль,
детей наших, девушек, сыновей.
     - Пусть лучше они не видят того,  что  теперь  делается,  -  раздался
голос одного из лежавших у огня.
     Это говорил шляхтич из Познанских земель, по имени Потурга. Наверное,
он не проявлял большого рвения в бою, хотя вертелся повсюду, громко охал и
вздыхал и все критиковал. Подняв голову, он обратился к Белине.
     - К чему еще защищаться? Ведь все равно дело проиграно!
     Белина сердито отвечал ему:
     - А что же по вашему? Лучше в петлю влезть, чем погибнуть от  топора?
Просить у них пощады?
     - Что толку биться, когда мы все равно не победили их?
     - Ну, так умрем в бою! - весь дрожа от гнева, крикнул Белина.
     - Погибнем, потому что мы не  можем  иначе  поступить.  Только  чернь
падает лицом на землю, чтобы вымолить себе жизнь!
     Потурга молча качал головой.
     - А если вы желаете отправиться к Маславу, то я прикажу отворить  для
вас ворота или спущу вас на веревках.
     В это время из темного угла раздался с полу еще другой хриплый голос,
подхвативший прерванный разговор.
     - Что правда, то правда! Надо было сделать так, как раньше  советовал
Долива, потому что он умно рассуждал. Надо  было  прорваться  из  замка  и
схорониться в лесах.
     - А потом? - грустно спросил Лясота.
     На это не последовало ответа, но послышался шум чьих-то тихих  шагов,
и в слабом свете  догорающего  пламени  все  увидели  темную  фигуру  отца
Гедеона со скрещенными на  груди  руками,  в  черной  одежде  и  маленькой
шапочке на голове. На бледном его  лице  лежала  печальная  и  жалостливая
улыбка. Он молча смотрел на догорающее пламя в очаге, но мысли его  витали
где-то далеко.
     Молчали и все окружающие. Наконец, монах, как бы отрываясь  от  своих
мыслей, обвел взглядом своих слушателей и проговорил ласковым  голосом,  в
котором звучала непонятная для них веселость.
     - Милые мои братья! Роптать на  прошлое,  в  котором  все  равно  уже
нельзя ничего изменить, или заглядывать  в  будущее  и  огорчаться  раньше
времени не пристало  христианам.  Разумнее  всех  поступает  тот  человек,
который  исполняет  положение  на  сегодняшний  день  и  не  заботится   о
завтрашнем, предавая себя в руки Божии. Именно так вы и поступили сегодня,
и день этот был истинно рыцарский великий и  прекрасный!  Так  неужели  же
Бог, который смотрит на нас с неба, не увенчает этой святой борьбы за  жен
и детей полной победой!
     - Эх, батюшка! - иронически смеясь, отозвался из своего угла Потурга.
- Эх, что это вы шутите над нами? Если  бы  и  сам  Бог  вмешался  в  нашу
борьбу, то и он бы нам не помог! Попали мы  в  западню,  и  ничто  нас  не
спасет...
     Гневный румянец покрыл лицо отца Гедеона  во  время  этой  нечестивой
речи; он поднял руки кверху.
     - Безбожный человек! - вскричал он с возмущением. - Молчи,  чтобы  не
навлечь гнева  Божьего  на  этот  дом.  Разве  для  Бога  есть  что-нибудь
невозможное?
     Потурга, смеясь, махнул  рукою.  И  короткий  простодушный  капеллан,
объятый святым гневом, вдруг стал  величественным  и  грозным,  как  будто
вырос у  всех  на  глазах,  и  вся  его  фигура  приняла  повелительное  и
пророческое выражение. Он уже не владел собой.
     - А я говорю  тебе,  жалкий  человек,  что  глазща  твои  еще  увидят
спасение, и ты, не желавший  верить  в  него,  не  полагавшийся  на  Божие
могущество, ты один не будешь спасен!
     Он грозно указал на него  пальцем  и  умолк.  Все,  пораженные  этими
словами, обернулись в сторону Потурги. Отец Гедеон стоял молча, и лицо его
понемногу принимало прежнее выражение.  Он  поправил  шапочку  на  голове,
опустил глаза вниз  и,  как  бы  устыдившись  своего  мгновенного  порыва,
медленно вышел из горницы.
     Потруга сидел с побледневшим  лицом,  весь  дрожа  от  страха.  Скоро
поднялся и Белина и, взглянув на него, вышел вслед за ксендзом.
     Повсюду на валах горели огни, расхаживали часовые; глухой шум долетал
со стороны долины; иногда  вырывались  отдельные  ругательства  часовых  в
ответ на приставания подходивших к ним.
     Старик хозяин вскарабкался  на  укрепленное  возвышение  над  мостом,
чтобы взглянуть, что делается в  долине.  В  ночной  темноте  обозначались
красными пятнами догоравшие костры и желтыми  -  только  что  разведенные.
Почти никто не спал. Мелькали в одиночку и  группами  черные  тени  людей;
около палатки.  Маслава  глухой  шум  людского  говора  сливался  с  шумом
ближнего леса. Внизу еще виднелись неубранные трупы, лежавшие среди бревен
и камней. Часовые не позволяли никому подходить к  ним  и  всякую  попытку
встречали стрелами. Псы с воем бегали среди трупов, вдали слышалось ржание
и фырканье лошадей. Всюду,  куда  только  достигал  глаз,  виднелись  ряды
костров, тянувшихся до самой опушки  леса,  где  старые  смолистые  сосны,
подожженные снизу, пылали, как огромные свечи. На черном небе не было даже
облаков, только вдали, словно зарево  пожара  отражались  на  нем  красные
клубы дыма, то разгораясь, то потухая...  Белина  смотрел  на  все  это  с
вершины замка своих предков и думал.
     - Завтра он превратится в груду пепла, а мы, быть может, будем лежать
здесь, как вот эти трупы!
     На верхней половине ни одна из женщин не хотела ложиться спать, боясь
ночного нападения. Все сидели на земле или на лавках  вокруг  огня,  ни  у
кого не хватило духу взяться за  пряжу.  Пальцы  не  повиновались,  ладони
дрожали, и расставленные по углам печально стояли бездеятельные прялки.
     Девушки,  сложив  праздно  руки  на  коленях,   сидели   в   глубокой
задумчивости.  О  пении  забыли  и  думать,  и  только   изредка   шепотом
переговаривались между собою. Только  неугомонная  Марта  Спыткова  своими
жалобами и ропотом еще увеличивала печаль своих товарок.
     - О, если бы я только это предчувствовала! - вздыхала бедняга. - Если
бы я только знала, что меня ожидает в этой несчастной стране, никогда бы я
не согласилась увезти себя с Руси. За меня сватались князья и бояре,  жила
бы я в каменных палатах, в полной безопасности, в Киеве златоверхом,  либо
в Полоцке, либо в Новгороде, хотя этих самых новгородцев называют  повсюду
плотниками! А здесь! Здесь!
     Она вздернула плечами.
     - За грехи мои пришлось мне здесь жить!
     - Да разве на Руси не бывает войны? - несмело спросила Здана.
     - Да уж не так, как у вас, - возразила Спыткова. - Иной раз  побьются
варяги с нашими, порубятся друг с другом в поле, а нам, женщинам, какое до
этого дело. Мужчины выходят из замков, выезжают в долины, а в  замках  все
спокойно!
     Никто не прерывал повествования Спыковой,  но  вдруг  Здана,  которая
проскользнула на темный чердак и выглянула в окошечко, громко вскрикнула.
     Все с криком вскочили с мест.
     В замке поднялась какая-то странная суматоха и беготня.  Сквозь  щели
чердачных стен виднелось где-то близко огромное зарево, видно было, как  в
воздухе летали искры.
     - Пожар, пожар! - кричала Здана.
     Все с криком бросились к дверям.
     - Огонь! Пожар!
     Шум во дворе замка все увеличивался.
     Действительно,  -  пожар  был  внутри  городища.  Подожженные  руками
злодеев горели сараи. А так как все хозяйственные постройки  соприкасались
между собой крышами, и ветер раздувал пламя, то пожар угрожал  и  главному
строению, мостам и рогаткам, составляющим всю защиту замка.
     Чернь,  притаившаяся  под  валами  в  ожидании  этой   минуты   общей
растерянности, теперь выскочила и с громким криком бросилась на окопы.
     Стены сараев, сложенные из сухого хвороста, солома и  сено  под  ними
горели, как огромный сноп яркого пламени.  Одни  бросились  тушить  огонь,
другие должны были защищать заграждения  на  валах,  на  которые  напирали
осаждающие.
     Казалось, что  настал  уже  последний  час.  Оставалось  только:  или
погибнуть в огне, или отдаться  в  руки  дикой  черни.  Белина  с  горстью
защитников, не теряя мужества, тушил огонь, а Томко с Доливами побежали на
валы.
     И  снова  бой  закипел,  как  в  аду.  Треск   обрушивавшихся   балок
сопровождался дикими воплями черни.
     Но, как будто бы Бог, сжалившись над отчаянными  стонами  несчастных,
захотел придти им на помощь, -  вдруг  полил  обильный  дождь,  затушивший
пожар гораздо скорее,  чем  это  сделали  бы  люди.  На  валах  продолжали
сбрасывать последние бревна и камни, а под конец  выхватывали  с  пожарища
горящие головни и бросали их в толпу осаждающих.
     Убедившись в том, что огонь, на который  они  так  рассчитывали,  уже
угасал,  обманутые  в  своих  надеждах  нападающие,  -  начали   понемногу
отступать и прятаться от ливня.
     А с неба продолжал литься этот дождь  милости  и  чуда  Божьего,  как
будто вызванный молитвами отца Гедеона.
     Бедные женщины не скоро оправились после этого перепуга. Некоторые из
них упали без сознания и долго пролежали,  не  приходя  в  себя.  Спыткову
пришлось положить на ее постель и приводить в чувство водой. Крики  женщин
были так  ужасны,  что  Белина  два  раза  посылал  к  ним  с  угрозами  и
приказаниями не отнимать мужества у защитников и быть повоздержаннее.
     Уже светало, когда пожар стих, и в это  же  время  начал  затихать  и
дождь, и что очень редко случается в позднюю осень, к утру поднялся ветер,
разогнал густые тучи и очистил небо. День обещал быть ясным и солнечным.
     Что это было? Предзнаменование или злая насмешка судьбы? Над  долиной
стлались клубы дыма; переполненная дождевой водой речка и болота  казались
одним огромным озером. Видны были подхваченные водой и рассыпавшиеся стога
сена заготовленного для лошадей. Стада уходили в лес, люди бродили в  воде
и грязи. Блеск восходящего солнца отражался в  лужах  на  лугу.  День  все
разгорался.
     - На валы! К рогаткам! - кричал старый Белина.
     Все спешили на свои места,  а  старик  хозяин  снова  пошел  на  мост
взглянуть, что делается...
     А делалось что-такое, чего нельзя было даже понять!
     Хоть  и  день  уже  настал,  и  солнце  всходило  и  во  всем  лагере
чувствовалось особенное оживление и движение,  но  оно  было,  повидимому,
направлено к иной цели. На замок не обращали уже внимания. Палатка Маслава
была видна, как на ладони. Здесь седлали коней, поспешно собирались люди и
что-то делали около палатки, как будто собираясь сложить ее. Одни выбегали
оттуда, другие галопом подъезжали  к  ней...  Трубили  в  рога  и  сзывали
войско.
     Группы   людей,   еще   вчера   бродившие   в   беспорядке,    теперь
устанавливались и образовывали правильные отряды. Не слышно было больше ни
криков,  ни  угроз,  -  вся  чернь  была  поглощена   какими-то   спешными
приготовлениями. И даже те, которые провели всю ночь под валами  городища,
побросали потухшие костры и присоединились к остальному войску в долине.
     Вечером и ночью перед ливнем Собек подсмотрел  и  подслушал,  что  на
речке и через трясину собирались проложить новые гати и мосты.  Теперь  же
Белину известили, что работу эту бросили, а всех людей взяли  оттуда.  Что
могли означать эти неожиданные сборы в долине, беспокойные передвижения и,
особенно, это равнодушие к осажденному  замку  -  об  этом  никто  не  мог
догадаться. Одним хотелось видеть в этом обещанное  чудо,  другие  боялись
нового  приступа,  более  подготовленного   и   лучше   обдуманного.   Эти
необъяснимые передвижения и группировки  внушали  защитникам  тем  большую
тревогу.
     Когда взошло солнце, палатка Маслава была уже увязана и  положена  на
воз. А сам он - в том самом наряде, в котором он появился перед  замком  в
первый день, - выехал с  дружинником  в  долину,  Объезжая  отряды  своего
войска, он как будто делал им смотр и отдавал приказанья.
     Вчера еще шумливая и  дерзкая  чернь  теперь  казалась  молчаливою  и
чем-то подавленною. Около городища никого не оставили, так что  измученные
защитники могли спокойно отдыхать до того момента,  когда  их  призовут  к
бою.
     Этим  временным  затишьем  воспользовался  старый  вождь,  приказывая
сносить наверх доски  и  бревна,  уцелевшие  от  пожарища,  чтобы  заранее
подготовиться к новой осаде.
     Все вздохнули свободнее. Особенно женщины,  у  которых  вообще  легко
сменяются тревога и веселье, печаль и улыбки, - подбодрились  и  оживились
надеждой.
     Томко нашел время навестить мать и Здану, а, так как Спыткова еще  не
оправилась после  вчерашнего  перепуга  и  лежала,  то  Кася  очутилась  в
соседней горнице наедине с Томкой и  его  сестрой.  Его  бледное  лицо  со
следами  крови  от  свежих  ран,  пробудило  в  девушке  чувство,  которое
выразилось в открытом и смелом взгляде.
     - Ой! - со смехом говорила Здана, - кто  бы  мог  поверить,  что  это
слабая Кася вчера несколько раз хваталась за секиру, и ее  пришлось  силой
удерживать.
     Стыдливая  Кася,  смутившись  тем,  что  тайна  ее  была  обнаружена,
зарумянилась,  отвернулась  и  даже  глаза   рукой   прикрыла,   собираясь
отпираться от приписываемого ей  поступка,  но  стоявшие  тут  же  девушки
подтвердили слова Зданы, а Томко взглянул на нее с радостью и гордостью.
     - Если Бог чудом спасет нам жизнь, - обратился Томко к сестре, -  нам
будет, о чем вспоминать. Что тут говорилось, что  мы  пережили,  -  трудно
будет потом поверить!
     - О это правда, - говорила Здана, приходя на  выручку  Касе,  которая
отвечала ему только взглядом. - Мне и теперь все кажется каким-то сном!  Я
и сама не знаю, сплю я или грежу на яву.
     Кася качала головкой и то бросала на Томка смелый взгляд, то опускала
ресницы, то снова вызывающе смотрела на него, но, встретив его  взгляд,  -
тотчас же теряла самообладание.
     - Очень вам больно от ран? - спросила она тихо, желая хоть что-нибудь
сказать.
     - Нет, - отвечал Томко. - Что это за раны! Больно мне только то,  что
вам у нас так неспокойно жить, что вы даже беретесь за секиру...
     Зарумянившаяся  Кася  покачала  головой,  и  длинная,  золотая   коса
обвернулась вокруг ее руки. Она взяла эту косу и стала играть ею.
     - А без вашего гостеприимства, -  сказала  она,  наконец,  -  нам  бы
пришлось, пожалуй, умереть с голоду в лесу!
     Здана,  наблюдала  их  лица,   улыбки   и   взгляды,   вспоминала   о
неблагодарном Мшщуе. Она потихоньку спросила о нем у брата,  который  глаз
не спускал с Каси, И у него было такое странное чувство, как будто чернь и
не подходила еще к замку, и ничьей жизни не грозила ни малейшая опасность,
и как будто на свете была весна и полное спокойствие.  Забыл  обо  всем  и
таким блаженным себя чувствовал...
     - Ах, когда же это, наконец, окончится, -  вздохнула  Кася.  -  Я  не
боюсь! Ведь отец Гедеон говорил, что бог сотворит чудо!
     - А для меня, хотя бы  все  счастливо  кончилось,  никогда  не  будет
счастья, - отозвался тихо Томко. - Как настанут лучшие времена, вы  уедете
от нас далеко, а с вами...
     Кася в испуге отшатнулась от него и схватила Здану за руку,  так  что
Томко не решался договорить.
     Девушки обменялись взглядами. Добрая сестра прижала  Касю  к  себе  и
вместе с ней подошла к брату.
     - Послушай, что Томко говорит тебе, - настойчиво  сказала  она,  -  я
ручаюсь за него, что он говорит правду. Я его знаю!
     Остальное она договорила на ухо Касе. Та пятилась назад, как будто не
желая слушать, а сама улыбалась довольная.
     - А вдруг мама подслушает, да увидит нас! - живо говорила  она,  -  я
боюсь...
     - Только бы Бог помог покончить с этим, - торопясь высказаться, начал
Томко, - если милостивая пани, ваша матушка не захочет  меня  выслушать...
если мне откажут отдать вас, то видит Бог, хоть бы силою пришлось  увезти,
а будешь моя!
     Выговорив это, Томко повернулся и выбежал. Кася с испугом  оглянулась
вокруг, - не подслушал ли кто... Но слышала только Здана, а та  поцеловала
ее в лоб и молча крепко обняла.
     Между тем над воротами  собрались  на  совет  все  главные  защитники
замка.
     - Что с ними случилось? Что это значит? - говорили все.  -  Чего  они
там собираются и строятся в отряды?  Почему  оставили  нас  в  покое?  Что
делается там в долине?
     - Это все хитрости черни! -  говорил  подозрительный  Лясота,  -  они
хотят успокоить нас, чтобы потом напасть на нас неожиданно и  разбить.  Не
верю я, чтобы они так легко отступились.
     - И все свои трупы оставили, - прибавил Топорчик. - Даже  костров  не
развели, так и побросали их.
     - Они должно быть считают нас за глупцов и думают, что проведут  нас,
как малых детей, - сказал Белина.
     - Кто знает, что надумал Маслав, -  говорил  Вшебор  Долива.  -  Одно
только верно, что по доброй воле они нас не оставят.
     Гадали и рядили, но никто не понимал того, что творилось во вражеском
лагере,  и  почему  вчерашний  штурм  так  внезапно  сменился  сегодняшним
миром... Отец Гедеон также вышел на мост посмотреть.
     - Отец Гедеон, - закричали  ему  со  всех  сторон,  -  ты,  наверное,
скажешь нам, что это значит.
     - Я не  военный  человек,  -  спокойно  возразил  капеллан,  окидывая
взглядом долину, - одно только я  знаю  и  вижу,  что,  если  Бог  захочет
кому-нибудь оказать милость, тому он посылает с неба неожиданную помощь...
Во время пожара - ливень, а для усталых отдых. Бог велик!
     В то время, как одни начинали успокаиваться, и надежда проникала в их
сердца, другие - были охвачены отчаяньем и тревогой. Простой народ,  вчера
еще грозивший и упорствовавший, убедившись утром в отступлении  Маслававых
полчищ, начал роптать и проклинать тех, кто обманул их надежды.
     Разделенные на  небольшие  группы  они  сидели  в  окопах  угрюмые  и
погруженные в себя. Только женщины и дети,  оставшиеся  во  дворе,  громко
плакали. Все боялись мести со стороны рыцарей, проклинали своих и напевали
потихоньку погребальные песни. И они все не могли понять, что означало это
внезапное успокоение после вчерашней битвы, когда ослабевшее городище  уже
не могло бы защищаться...
     Вчерашний шумный лагерь затих, и только иногда порыв ветра доносил  в
замок звуки рога или неясный гул, смешанный с шумом леса.
     Но толпы черни не ушли совсем; лагерь расположился на опушке леса  и,
казалось,  чего-то  ждал.  Сначала  в  замке  думали,   что   ждут   новых
подкреплений, но они были вовсе не нужны для взятия городища, потому что и
так осаждающих было более, чем достаточно.
     Сам  Потурга,  еще  вчера  отказавшийся  верить  в  чудо  Божие  и  в
возможность  для  Божьего  могущества  спасти   осажденных   -   стоял   в
задумчивости и не знал сам чему все это приписать.  Вчерашнее  пророчество
отца Гедеона пугало его, как угроза, и при одном воспоминании об этом,  он
чувствовал холод во всем теле.
     - Вот теперь, - невольно вырвалось у Белины, - как раз бы  пригодился
этот хваленый Собек Спытковой.
     Старый слуга, стоявший неподалеку у стены,  усмехнулся  и  подошел  с
низким поклоном.
     - Пусть только немного стемнеет, - сказал он, - и если все  останется
без перемены, то я спущусь с валов и поползу.
     Но и к вечеру все оставалось  попрежнему.  В  долине  движение  толпы
черни  еще  усилилось.  Во  мраке  из  леса  показался  еще  новый  отряд,
встреченный приветственными кликами, и присоединился к остальным.
     Все, умевшие различать людей по одежде, уверяли, что это пруссаки,  -
это подтверждал  и  Вшебор.  Но  другие  стояли  за  поморян.  Отряд  этот
расположился отдельно.
     Повидимому,  на  сегодняшнюю  ночь  городищу  ничего   не   угрожало.
Расставив стражу на валах и у ворот, рыцари ушли в горницу на отдых.
     Собек исчез с наступлением мрака.
     В этот вечер не было ни споров, ни разговоров, все улеглись, где  кто
мог, счастливые одной возможностью забыться сном. Только стража менялась и
одни вставали и шли на смену, другие приходили на отдых. В  городище  было
так тихо, что делалось даже страшно. Женщинам  то  и  дело  казалось,  что
пожар и крик снова разбудил их, как в ту ночь.
     Перед рассветом, когда старшие, которые  не  нуждаются  в  длительном
сне,  проснулись,  а  молодежь  еще  спала  каменным  сном,  старый  Собек
неожиданно появился в  горнице  и  принялся  разводить  потухающий  огонь,
потому что и ему надо было согреться.
     Белина увидал его и поспешил подойти к нему.
     - Это ты? - спросил он.
     - Я сам, милостивый пан, как  видите!  Только  вот  весь  испачкался,
ползая по земле.
     А какие вести принес?
     - Да почти что никакие! - вздохнул смутившийся Собек. -  Мне  удалось
подкрасться под самые палатки, но я ничего не мог  разузнать.  Повидимому,
там ожидают какого-то неприятеля. Но кого? Откуда?  -  Невозможно  узнать.
Люди Маслава ходили по всему лагерю и  всем  говорили,  что  сюда  тащился
какой-то небольшой  отряд,  и  что  они  его  раздавят,  как  червяка.  Со
вчерашнего дня поят всех пивом, велено не бросать оружия и не ложиться,  а
держаться всем вместе...
     Собек был, видимо, сконфужен  и  огорчен  тем,  что  ему  не  удалась
вылазка, и что он вернулся ни  с  чем.  Его  спросили,  не  говорят  ли  о
городище.
     - Они с нами совсем не считаются, - возразил старик. -  Говорят,  что
возьмут, когда захотят и нисколько об этом не беспокоятся. Им теперь важно
разбить неприятеля, которого они поджидают.
     Посыпались догадки о том, кто бы мог быть этим  неприятелем  Маслава,
избегавшего борьбы с чехами. И все сходились на том,  что  это,  наверное,
какая-нибудь часть уцелевшего польского рыцарства.
     - Если это те, с которыми мы  встретились,  -  заметил  Вшебор,  -  и
которых ведет старый Трепка, то мы выиграем  только  то,  что  прежде  чем
погибнем сами, увидим собственными глазами их поражение и гибель.
     Запечалились рыцари при этих словах.
     - Но не может быть, - прибавил, помолчав немного, Долива, - чтобы они
решились идти с такими силами против всей черни.
     - А если они ничего не  знают  и  попадут  в  западню,  а  вся  чернь
бросится на них? - сказал Лясота.
     Вшебор не сразу ответил.
     - Оборони Боже, - промолвил он сумрачно. -  Все  это  храбрые  воины,
знатнейшее рыцарство, но не  может  же  один  идти  против  ста  или  даже
двухсот, - это возможно только в сказке. Как  бы  они  не  были  храбры  и
хорошо вооружены, но, свалив десятерых, каждый из них в конце  свалится  и
сам.
     Невольный вздох вырвался из всех грудей.
     - А разве Трепка собирался ехать именно  в  эту  сторону?  -  спросил
Вшебора.
     - Да и не думал тоже! Напротив,  когда  я  просил  его  об  этом,  он
отказал мне.
     - А кроме них, кто же это может быть? - спросил Лясота. - Мы о других
не слышали и не знаем.
     - Да ведь и о Трепке мы не имели никаких известий, - возразил Долива,
- а он вот нашелся. Почему же и  другим  не  придти  сюда?  Только  трудно
допустить, чтобы кто-нибудь шел, ничего не зная о Маславе или, зная о нем,
вздумал бы помериться с ним силами. Посчитайте-ка,  сколько  этого  народа
пришло сюда?
     - Да ведь это чернь? - сказал Белина.
     - А среди черни есть и вооруженные и обученные  Маславом,  -  говорил
Долива. - Сама по себе эта шушера ничего не  значит,  но,  соединившись  с
воинами, она будет страшна!
     Так печально совещались между собой рыцари. Собек  отошел  от  них  с
опущенной головой, бормоча что-то про себя, очень недовольный самим собою.
Радость и успокоение, овладевшие всеми сердцами утром,  теперь  сменялись,
опасениями. Мукам осажденных не предвиделось  конца,  никто  уже  не  смел
надеяться на освобождение и улучшение судьбы.  Тяжесть  придавила  сердца.
Друг перед другом старались не обнаруживать своих чувств,  но  взгляды  их
говорили ясно о потере всякой надежды на спасение. Долго  ли  придется  им
еще мучиться ожиданием и неизвестностью?
     Между тем, в долину спускался тихий, спокойный морозный  вечер,  небо
заискрилось веселыми звездами,  а  вдали  загорелись  костры,  от  которых
поднимался над лесами целые столбы дыма. Лагерь гудел, как пчелиный  улей,
в ясном воздухе слышалась ржание коней и звуки рога.
     Все темнело небо, все ярче сверкали звезды, - настала  еще  ночь  без
сна и отдыха.



                                    3

     Под утро часовые на валах зорко всматривались в долину - не  двинутся
ли полчища на городище; но они стояли по-прежнему на том же месте,  что  и
вчера, и ждали приказаний. Всадники отвели коней от стогов  и  держали  их
около себя, несколько посланных поскакало в разные стороны. Наступил ясный
и морозный день, покрывший инеем деревья и траву. По мере того, как солнце
поднималось кверху, белая пелена инея таяла и исчезала.
     В замке все были  полны  тревожным  ожиданием,  только  о.  Гедеон  в
обычную пору совершил богослужение, а по окончании его,  встал  на  колени
перед алтарем и долго молился.
     Он еще стоял на коленях, когда до слуха его долетели крики с валов  и
мостов городища.
     Вдали заметили выдвинувшееся из леса,  широко  раскинувшееся  войско,
которое шло навстречу полчищам Маслава.
     Но можно ли было назвать его войском?
     Это был скорее сильный отряд вооруженных рыцарей, в которых защитники
сразу узнали своих.
     По численности он не мог равняться с теми,  которых  привел  с  собой
Маслав, но все это рыцарство имело совсем иной, - более  блестящий  и  как
будто  чужеземный  облик,  и  шло  оно,  как  будто   за   процессией,   в
торжественном молчании и спокойствии.
     У Маслава было не более двух сотен вооруженных и обученных воинов,  -
все же остальные - простой народ в сермягах,  с  палками  и  обухами,  без
всяких доспехов, которые могли бы их защитить от ударов копий и  мечей,  -
войско это могло быть страшно только своей  многочисленностью.  Отряд  же,
показавшийся из леса, весь состоял из людей, вооруженных с ног до  головы,
причем почти все они были на конях.
     Лясота и  Белина  узнали  на  одном  крыле  по  доспехам  и  пикам  с
маленькими треугольными знаменами,  по  шапкам,  с  кованным  верхом,  над
которыми развевались султаны, какое-то немецкое войско.
     В центре отряда несколько всадников в блестящих панцирях, со щитами в
руках, в рыцарских поясах, окружали и заслоняли собою кого-то, в ком легко
можно было отгадать главного начальника отряда.
     Здесь развевалось новое знамя  с  каким-то  раскрашенным  гербом.  На
древке знамени блестел золотой крест.
     Оба старые рыцари не могли удержаться  от  слез  при  воспоминании  о
временах Болеслава Великого, когда насчитывались тысячи таких  рыцарей.  А
теперь от них уцелела только небольшая горсточка.
     Когда войско  это,  выйдя  из  леса,  стало  устанавливаться  широким
полукругом, как бы  готовясь  к  бою,  -  зашевелились  и  Маславы  полки.
Раздались звуки рога, а самозваный князь стал объезжать  отдельные  группы
своего войска, обозначая места, где они должны были стоять.
     Желая поразить неприятеля численностью, он рассыпал  своих  людей  на
огромном пространстве; все громче и яростнее звучали рога, и  толпы  черни
колебались, как рожь в поле под напором ветра. Но все стояли неподвижно на
месте.
     А железная стена против них тоже молчали не двигалась.
     Из леса выходили и примыкали  к  ней  все  новые  шеренги  и  так  же
безмолвно, как первые, выстраивались позади. Здесь не слышно  было  звуков
рога, люди стояли, как бронзовые статуи.
     А со стороны Маслава поднялся  шум  и  крики,  замелькали  в  воздухе
палки, угрожая неприятелю и вызывая его на бой.
     И вот, наконец, дрогнули ряды рыцарей, опустились пики,  заколебались
султаны, зашелестело знамя, зазвенели доспехи, и весь отряд  ринулся,  как
один человек, сначала рысью, потом вскачь, в самую  гущу  полков,  которые
вел в бой сам Маслав.
     Толпы черни тоже двинулись им навстречу, но не смело и неохотно.
     Между тем, закованные в броню рыцари, рысью спустившись  с  пригорка,
врезались в толпу, которая,  не  выдержав  первого  натиска,  отступила  и
разбежалась в разные стороны.
     Однако, растерянность продолжалась недолго. Маслав с своей дружиной в
свою очередь бросился на врага. Все смешалось, сплелось вместе, и началась
борьба мечей и топоров, пик и палок.
     В центре  своих,  Маслав  мужественно  сражался,  напирая,  с  высоко
поднятым мечом, на ту группу, которая окружала,  повидимому,  вождя  этого
отряда.
     Три раза бросался Маслав и отступал под ударами мечей... Первые  ряды
его воинов уже пали, сраженные мечами и пиками рыцарей, но  другие  упорно
шли в бой, хотя и здесь уже видны были пробоины, и  чувствовалось,  что  и
эти не выйдет живыми.
     В то время, как около обоих вождей шел настоящий бой,  на  флангах  -
небольшие отряды вооруженных рыцарей, врезавшись в пеших  воинов  Маслава,
разбили их ряды и гнали в лес, продолжая работать мечами и пиками.
     Здесь царило такое замешательство, что никто уже и не думал о защите:
толпа черни, только  для  виду  увеличивавшая  войско  Маслава,  спасалась
бегством  в  леса,  предоставляя  своего  вождя,  с  его  немногочисленной
дружиной, собственной судьбе.
     Но молодые, едва обученные воины не могли сравняться с  привыкшими  к
боям и шедшими в сражение, как на веселую  охоту,  польскими  и  немецкими
рыцарями. Они не отставали от своего  вождя  и  бились  храбро,  но  вдруг
неожиданно поворачивали, отступали, потом возвращались с отчаянием, и было
очевидно, что холодное мужество железных людей брало верх.
     Когда толпа черни с криками бросилась к лесу и исчезла в нем,  а  два
главные отряда  еще  продолжали  упорную  битву,  в  которой  трудно  было
угадать, кто останется победителем, в городище Вшебор, Топорчик, Канева  и
еще несколько молодых и  пылких  рыцарей,  -  не  спрашивая  разрешения  у
старого Белины, покинули свои посты.
     Невозможно было удержать их.
     - На коней! - крикнул Вшебор, - мы нападем на них с другой стороны, -
на коней, на помощь нашим!
     - На коней! - принесся призыв по всему городищу.
     Все, кто только мог, бросились в конюшни седлать коней, - о  доспехах
нечего было заботиться, потому что с самого утра все были готовы к бою.
     С конями справились быстро, не было времени особенно украшать  их,  -
перебросили кусок сукна вместо седла, - да взнуздали...
     Белина молча смотрел на эти  приготовления  и  своим  молчанием,  как
будто, давал разрешение, -  разве  мог  он  запрещать,  когда  сердце  его
стремилось навстречу к своим.  К  охотникам  примкнул  и  сын  его  Томко.
Открыли ворота, и  старику  едва  удалось  уговорить  небольшую  горсточку
охотников остаться в замке, чтобы не оставлять его совсем без защитников.
     Отряд Маслава, боровшийся с польскими рыцарями, был обращен  тылом  к
городищу и, вероятно, не ждал вылазки оттуда. И только тогда, когда за  их
спинами  послышался  конский  топот  и  воинственные  крики,   часть   его
обернулась навстречу  мчавшимся  охотникам.  Маслав,  окруженный  железным
кольцом, не покинул поля битвы и продолжал отчаянно защищаться.
     С окровавленным мечом, с пылающим лицом он  перебрасывался  от  одной
группы своих воинов  к  другой,  оказывая  помощь  там,  где  силы  начали
слабеть.
     Вшебор, добиравшийся до него, чтобы сразиться с ним лично,  никак  не
мог его настичь. Их разделял ряд  Маславовых  воинов,  заслонявший  своего
вождя.
     - Ах, ты, рыжий пес! - кричал во  все  горло  Долива,  подскакивая  с
пикой к Маславу. - Иди сюда, рыжая собака, иди,  не  трусь,  померяемся  с
тобой силами! - А ты, змея, - возразил Маслав, заметив его, - я еще должен
поблагодарить  тебя  за  службу!  Иди  сюда,  смердящая  лиса,  что  умеет
подкрадываться к курятнику! Иди, иди! Посмотрим, сумеешь ли ты так биться,
как умеешь ползать!
     - А ты, пастуший сын, - ответил Долива, -  где  же  ты  оставил  свое
стадо?
     - Постой, паршивец, вот  я  тебе  дам  пастушьим  бичем!  -  верещал,
наскакивая на него, Маслав.
     Так они ругались и срамили друг  друга,  стремясь  сойтись  в  боевой
схватке, но каждый раз,  когда  Маслав  приближался  к  Вшебору,  на  него
напирали сзади, и он должен был обороняться оттуда.  А  Долива  все  время
вызывал его.
     - Ну, что же ты, улитка, - чего копаешься! Я тебя!..
     Наконец, выбравшись из сечи, Маслав стал лицом к лицу с  Доливой,  но
вместо  пики,  у  него  оставался   только   обломок   ее,   который   он,
размахнувшись, бросил в Вшебора, но только  оцарапал  ему  плечо.  В  свою
очередь Вшебор бросил в него дротиком и поранил коня в шею.
     Они были так близко друг от друга, что теперь уже исход битвы зависел
от мечей. У Маслава был огромный  двухсторонний  широкий  саксонский  меч,
который он, держа его обеими руками направлял  на  Вшебора,  с  намерением
перерубить ему шею. В ту же минуту Вшебор, замахнувшись своим мечом, отбил
удар, меч заколебался, но не выпал из рук  Маслава.  Мазур  с  проклятиями
снова подхватил его и, понукая коня, приготовился ударить Вшебора.
     Но именно в эту минуту Вшебор, более ловкий и быстрый, ударил  его  в
бок своей пикой. Удар Маслава был этим ослаблен, но все же пришелся по шее
Вшебора, и из нее брызнула кровь.
     Они продолжали бы свое единоборство, потому что Долива не  чувствовал
потери крови, но дружина Маслава, защищавшая  его  сзади,  рассеялась  под
натиском поляков и немцев; он обернулся, услышав их крики и, заметив,  что
с  ним  осталась  всего  небольшая  горсточка  людей,   -   испугался   и,
повернувшись, ударился в бегство с такою быстротою, что  Вшебор  не  успел
даже пуститься за ним в погоню. Под ногами коня лежали  трупы  и  раненые,
что еще более затрудняло погоню. Долива наудачу бросил ему вслед копьем.
     Ужасны было замешательство и последняя, почти безумная, борьба черни;
даже железное рыцарство изменило своему хладнокровию и добивало без пощады
всех, упиваясь кровью...
     В долине видны были только отдельные группы пеших  и  конных  воинов,
торопливо уходивших от настигавшей их погони.
     В последних отчаянных схватках погибали воины Маслава.
     Некоторые раненые падали с коней, другие цеплялись  за  их  шею,  еще
третьи шли пешком, истекая кровью, то и дело припадая  к  земле,  снова  с
усилием поднимаясь и проползая несколько шагов, пока не падали в последний
раз лицом в землю.
     Маслав со своей дружиной пробирался сквозь ряды  рыцарей  и  громким,
полным отчаяния и гнева голосом стал сзывать беглецов, приказывая  трубить
в рога и собираться вместе. Ему удалось сплотить вокруг себя уцелевших,  и
он еще раз ударил с ним на рыцарей, число которых было так  невелико,  что
мазур не боялся сразиться с ними.
     Но это последнее усилие  продолжалось  недолго:  из  городища  выехал
свежий отряд воинов, который так стремительно напал на мазуров, что вся их
толпа рассеялась и разбежалась... Видно было, как сам Маслав повернул коня
и пустился в лес, а его примеру последовали и все его соратники.
     Отъехав на некоторое расстояние,  князь  остановился  на  пригорке  и
поднял окровавленный меч.
     - Ни одна душа не уцелеет у вас! - кричал он. - Залью  вас,  засыплю,
не пощажу никого! Еще я вернусь к вам, вы меня увидите! Будете  висеть  на
одном суку вместе с вашими немцами и псами!
     Весь пылая яростью, осыпая  врага  проклятиями,  -  он  только  тогда
повернулся и поехал прочь,  когда  к  нему  бросилось  несколько  рыцарей.
Вместе с уцелевшими воинами он скрылся в лесу.
     Победа осталась на стороне рыцарства, которое,  подняв  руки  кверху,
громко восклицало: Осанна!
     Только теперь Вшебор мог подъехать  поближе  и  присмотреться  к  тем
мужественным  рыцарям,  которые,  несмотря  на  свою  малочисленность,  не
побоялись напасть на Маслава...
     Большая часть воинов сошла с  раненых  коней  и  прилегла  на  землю,
некоторые же снимали шлемы и прятали в ножны окровавленные мечи... Лица их
горели воинственным жаром и радостью победы.
     Не успел еще Вшебор поравняться с ними, как воины, стоявшие в  центре
группы, расступились, и глазам его представился королевич, а теперь король
Казимир.
     Его окружали поляки и немцы, поздравляя с победой,  которая  являлась
добрым предзнаменованием.
     Но, опустив глаза в землю, как  будто  задумавшись  или  творя  тихую
молитву, Казимир стоял, не обнаруживая особенной радости.
     Его юное, прекрасное лицо носило уже следы испытаний и  разочарований
в жизни и в людях,  преждевременных  огорчений  и  замкнутой  монастырской
жизни, - и было лишено выражения юной  веселости  и  непринужденности.  Он
казался преждевременно созревшим и как бы состарившимся. Но  во  всей  его
фигуре выражалось королевское величие, смягченное христианским смирением и
соединенное со спокойствием духа и мужеством.
     Высокий, статный, - гибкий и сильный Казимир отличался матово-бледным
цветом  лица,  при  черных  выразительных  глазах,   оттененных   длинными
ресницами; темные волосы густыми локонами падали ему на плечи.
     Это был истинный рыцарь, но в рыцаре виден был в то же время вождь  и
король; и теперь этот человек, облеченный такой великой властью,  печально
стоял на месте своего первого сражения после первой своей победы.
     Среди своих немецких воинов и  своей  верной  польской  дружины,  он,
младший из них, - выглядел истинным паном и  королем,  хотя  меньше  всего
желал это обнаружить.
     И наряд его при всем своем великолепии отличался скромностью.
     На нем был короткий  кафтан,  на  панцире  его  были  нашиты  большие
металлические  бляхи,  блестевшие  на  его  груди;  к  рыцарскому   поясу,
украшенному драгоценными камнями, был подвешен двусторонний меч,  а  рядом
на цепочке висел другой, небольшой, с  украшениями  и  золотой  рукояткой.
Такие же металлические бляхи были и на ногах, а на  левой  ноге  виднелась
длинная и остроконечная шпора.
     Юноша оруженосец, стоявший за ним, держал прекрасный щит,  блестевший
золотом. По  краям  его  золотые  грозди  на  пурпурном  фоне  производили
впечатление звездочек. Другой оруженосец держал огромный обоюдоострый  меч
- знак королевской власти.
     Казимир снял с головы золоченый шлем без перьев с опущенным забралом,
закрывавшим верхнюю часть лица, - и черные локоны, рассыпавшись по плечам,
загорелись золотым отливом под лучами солнца.
     На шее у молодого  короля  виднелся  на  золотой  цепочке  крестик  с
реликвиями, которым благословил его при отъезде из Кельна его дядя.
     Взгляд Казимира блуждал по полю, усеянному трупами.
     Вид этот, быть может, был приятен  для  рыцарского  самолюбия,  но  в
человеческом сердце - он пробуждал печаль. По всей долине, до самой опушки
леса, лежали целыми  кучами  и  в  одиночку  уже  застывшие  тела  убитых,
израненные, растерзанные, с торчавшими в них стрелами и копьями. Там и сям
среди них поднимались головы умирающих, делавших последние  усилия,  чтобы
сдвинуться с места, и бессильно  падавших  на  землю.  Среди  людских  тел
лежали и конские трупы, бродили искалеченные лошади, а уцелевшие, с  чисто
животным равнодушием,  паслись  тут  же,  обрывая  примерзшие  и  засохшие
стебельки.
     Из всех громадных полчищ людей остались только те,  которые  не  были
убиты  во  время  бегства.  Пруссаки  раньше  других,  после  первого   же
неудачного столкновения с железным рыцарством, отступили поспешно к лесу и
больше не вернулись. Многие из них утонули  в  глубокой  воде  разлившейся
речки, другие попали в трясину, и  не  умея  выбраться  из  нее,  погибли,
изрубленные мечами рыцарей.
     Но и в войске Казимира почти никто не уцелел от ран; все были  избиты
и окровавлены, но остались живы, потому что их защищали  панцири  и  щиты.
Теперь они сошли с коней и воткнули в землю  поломанные  пики,  а  тяжелые
шлемы поснимали с головы.
     Вшебор, заметив того, кому он был товарищем  в  детстве,  и  в  более
позднее время придворным и слугою, с радостью поспешил к  нему.  Лицо  его
светилось счастьем и невыразимой радостью.
     Для него появление короля было признаком близости победы.
     Повидимому, и Казимир еще издали узнал его. Побежав  к  нему,  Вшебор
припал к ногам короля, сидевшего на коне, и радостно воскликнул.
     - Ты ли это, милостивый государь! Какой счастливый день!
     От волнения он не мог больше говорить.
     В это время подбежали и другие: Мшщуй, Канева  и,  наконец,  особенно
любимый  королем  Топорчик.  Все  они  с  восторженными  восклицаниями,  с
радостными лицами обступили короля.
     - Привет тебе, наш дорогой государь!
     Казимир, видя эту радость, весь зарумянился, слезы волнения выступили
у него на глазах и, широко раскрывая объятия, он произнес:
     - Привет вам, дети мои! Дай Бог,  чтобы  этот  день  послужил  добрым
предзнаменованием для нас и для всего королевства. Аминь.
     - Ты с нами, дорогой государь! - с восторгом кричал Топорчик.
     "Ты с нами и счастье будет с нами. Нам тебя не доставало."
     "Все разваливалось без государя и без головы! Теперь все  изменилось,
вернуться лучшие дни!"
     - Дай Боже! Но это будет не скоро,  мы  сами  должны  их  вернуть!  -
серьезно выговорил Казимир. - Все в Божьей власти.
     Крики и шум не смолкали и, казалось, радость была всеобщая,  но  тот,
кто всмотрелся бы повнимательнее в  лица  людей,  окружавших  Казимира,  и
заглянул  в  их  сердца,  заметил   бы   там   тревогу,   беспокойство   и
неуверенность.
     Изгнание короля лежало на совести у многих из тех, что его  окружали;
они боялся мести своих врагов и самого короля,  вспоминали  свою  вину,  и
верили, чтобы король мог забыть о них.
     В самом лагере Казимира, в замке Белины  много  было  таких,  которым
голос народный ставил в  вину,  что  они  попались  на  удочку  Маславовых
козней. Те держались в стороне, смотрели недоверчиво и боялись будущего.
     Так радость одних смешалась с опасениями других  и  завистью  к  тем,
которые остались верны Казимиру и теперь могли ждать награды.
     В лагере его и теперь чувствовалось то же тайное раздвоение,  которое
было причиной изгнания сына Рыксы.
     В минуты радости на поле битвы после одержанной победы все эти  споры
и разногласия были забыты, но завтра они снова могли возродиться.
     Между тем те, что остались в Ольшовском городище и  были  свидетелями
победы, - испытывали глубокое успокоение. Они еще не знали, кто  был  этот
Богом посланный спаситель, но видели, что свершилось  чудо,  предсказанное
капелланом.
     Настежь открылись ворота... Белина с старшими рыцарями, только теперь
узнав о прибытии Казимира, хотел тотчас же спешить к нему и припасть к его
ногам.
     Все собрались идти вместе с ним с поклоном  и  благодарностью,  когда
Потурга, очень беспокоясь, как бы на нем  не  исполнилось  пророчество  о.
Гедеона, побежал к нему, чтобы умолить его отвести от  него  грозящую  ему
судьбу.
     О. Гедеон как раз готовился идти вместе с  Белиной  к  королю,  когда
Потурга, испуганный, бледный, упал ему в ноги и, обнимая их, говорил:
     - Отец мой! Смилуйся, ради Бога! Я виновен, я согрешил, но  не  карай
меня! Вот я каюсь и исповедуюсь перед вами, умоляя о  прощении.  Сжальтесь
надо мной!
     - Чего вы хотите от меня? Я не понимаю вас! - мягко выговорил он.
     - Но как же, отец мой? Ведь вы мне предсказали, что я  дождусь  чуда,
но не испытаю его на себе, потому что не верил в него.
     Отец Гедеон стоял  в  задумчивости.  Он  уже  не  помнил  всех  слов,
сказанных им в гневе и досаде.
     - Это я говорил? Я? - говорил он, обводя взглядом присутствующих.
     - Да, отец мой, вы это сказали! - отозвался, склоняя голову Белина. -
Вы сказали так!
     - Не знаю, не знаю! Может быть, какой-нибудь дух говорил через  меня!
- опустив глаза, отвечал о. Гедеон. - Я не помню.
     - Пусть Бог простит тебе твой грех. Идите с миром.
     - Я же могу молиться и буду молиться.
     - Я - человек. Только Бог властен простить нашу судьбу.
     Потурга обнял ксендза за ноги, но не был доволен ответом.
     Он не выпускал его, плакал, умолял, и окружавшие  напрасно  старались
успокоить его.
     Все это происходило как раз у открытых настежь ворот, над которыми на
укрепленном возвышении лежала груда  камней,  приготовленных  для  защиты.
Белина делал  знаки  своим,  напоминая  им,  что  пора  двинуться  в  путь
навстречу королю, как вдруг наверху  раздался  треск:  треснула  доска,  и
огромный камень с шумом обрушился вниз; все отскочили в разные стороны,  и
только Потурга, который не успел встать с колен, был раздавлен на месте.
     Все были так  поражены  неожиданностью  происшедшего,  что  не  сразу
пришли в себя, только о. Гедеон,  опустившись  на  колени  подле  убитого,
поднял его голову, уже покрывшуюся мертвенной бледностью.
     Тихо зашептали молитвы. Был ли это случай или перс Божий?
     Этого  не  мог  объяснить  и  сам  капеллан,   забывший   о   грозном
пророчестве, вырвавшемся у него в припадке гнева. Со слезами склонился  он
над убитым. Труп его тотчас же распорядились унести прочь, чтобы  вид  его
не испортил радостных минут встречи короля.
     Белина с сыном, Лясотой и оставшимися в  городище  магнатами,  все  в
богатых нарядах - двинулся на встречу государю. У всех были веселые  лица,
влажные от счастья глаза, - все сердца были полны несказанной радостью.
     Казимир уже сошел  с  коня  и  собирался  расположиться  лагерем  над
городищем, не желая  обременять  заботами  обитателей  замка,  и  так  уже
истощенных и измученных длительной осадой.
     Он уже знал, сколько они там вытерпели, и хотел дать им теперь отдых.
     Когда Белина явился к нему с поклоном и просьбой пожаловать к нему  в
замок, Казимир обещал посетить его в другое время, теперь же он хотел быть
вместе со всеми своими товарищами по оружию и делить с ними все  трудности
и неудобства на том самом месте, где  перед  тем  стоял  Маслав  со  всеми
людьми.
     Рыцари не имели времени на отдых; все хорошо  понимали,  что  Маслав,
побежденный в одной битве, не так-то легко покорится своей судьбе.  Он  не
располагал большими силами, да и союзники его могли дать ему много  людей;
при этом он знал, что Казимир был  еще  слаб  и  не  имел  опоры  в  своем
царстве. Это было только начало  битвы  и  до  окончания  ее,  возвращения
королевства, водворения порядка, усмирения бунта и разгрома  победоносного
язычества было еще очень далеко. Те, кто знал Маслава еще в  бытность  его
при дворе, были уверены, что самый характер этого вождя черни указывает на
возможность долгой и кровавой борьбы.
     Возвращение Казимира было гораздо опаснее для самозваного князя,  чем
те силы, которые действовали против  него.  Теперь  все,  которые  раньше,
обмануты Маславом, выступали против Казимира и содействовали его изгнанию,
должны были сгруппироваться около него. Уж одно  появление  этого  смелого
юноши, внука Болеслава, вернувшегося с небольшим войском в опустошенную  и
разоренную страну, - возбуждало радость, бодрость и мужество.
     По пути, из опустевших  селений,  -  выходили  откуда-то,  словно  по
волшебству, уцелевшие толпы людей, - бледные мужчины, оборванные  женщины,
исхудавшие дети, и, протягивая к нему руки, называли его своим спасителем.
     И по прошествии многих веков, со страниц хроник того времени  до  нас
долетают эти возгласы,  которыми  вся  страна  единогласно  приветствовала
молодого короля.
     - Привет тебе, привет, горогой наш государь!
     Но все эти  добрые  признаки  приближающихся  лучших  дней  не  могли
заставит Казимира забыть его  главную  заботу  -  освобождение  страны  от
насилия и разбоев врага, который по численности в десять  раз  превосходил
горсточку верных слуг короля, присоединившихся к нему.
     Простой народ, испугавшийся мести,  готовился  к  отчаянной  обороне.
Маслав, боявшийся показаться, также  должен  был  сражаться  для  спасения
своей жизни, потому что для него не было прощения. Казимир стоял за  крест
и христианство; Маслав - боролся  во  имя  умирающего  язычества,  которое
упорно отстаивал народ. Готовился страшный смертельный бой, без  пощады  и
милосердия.
     Молодой король предчувствовал это, и потому, оглядывая поле сражения,
устланное трупами, он не мог утешать себя первой победой, так как  она  не
являлась залогом уверенности в будущем.
     Пока устанавливали палатки, Казимир стоял, окруженный своими.  В  это
время подъехал к нему Белина, Лясота и другие послы из городища и, обнажив
головы, склонились перед ним. Потом, подняв руки кверху, они воскликнули:
     - Привет тебе, милостивый пан! Привет тебе, наш спаситель!
     Король, заметив среди прибывших капеллана, тотчас же двинулся к  нему
навстречу и, смиренно целуя его руку, попросил благословить его.
     Растроганный старец, осеняя монарха крестным  знамением,  произнес  с
чувством:
     - Бог победы да будет с тобой!
     За ними подошел к руке короля  Белина,  один  из  самых  верных  слуг
королевы и ее сына.
     - Я видел тебя, государь, еще ребенком, -  сказал  он,  -  и  вот  ты
явился передо мной, как ангел-спаситель. Без тебя и я, и все мои домашние,
весь мой скарб и все наследие моих предков  стали  бы  добычей  черни.  Да
благославит тебя Господь, Государь!
     Но напрасны были просьбы старика, чтобы король отдохнул  в  уцелевшем
замке. Казимир уже заранее объявил свою волю в том,  чтобы  осажденные  не
несли заботы о прокормлении войска. И теперь он опять повторил Белине свое
обещание заехать к нему в другое более спокойное время.
     Все теснились к Казимиру, целуя его руки и край одежды, так были  все
счастливы видеть снова у себя этого государя, который нес  стране  надежду
на возвращение мирного времени.
     Молодой король принимал все эти знаки доверия и преданности с великим
смирением и скромностью, почти болезненной.
     Невольно вспоминалась ему страшная ночь, когда  он  должен  был,  как
беглец и изгнанник, бежать из дома своих предков, со  стесненным  сердцем,
гонимый собственными детьми.
     И немало было людей среди низко  кланявшихся  ему  магнатов,  которым
приходилось краснеть при этом воспоминании.
     Заметив, что палатка его уже готова, и у дверей ее стоит  его  верный
слуга Грегор, молодой король пошел к ней, и прежде чем  закрылась  на  ним
завеса, все видели, как он встал на колени, вознося Богу  благодарственную
молитву.
     На страже у королевской палатки стоял человек, на которого обратились
теперь взоры всех прибывших из замка. Многим из них он улыбался, как давно
знакомым, другие сами подходили поздороваться с  ним;  среди  них  были  и
пожилые люди, однако, внешность этого человека вовсе не заслуживала такого
почтения. Это был старый, верный слуга королевского дома. Теперь уж совсем
седой, он еще помнил старые времена при дворе Болеслава.  Он  был  дядькой
королевича, первый сажал его на коня,  натягивал  ему  детский  лук,  учил
стрелять, пристегивал ему к поясу маленький меч, приучал  для  него  птиц.
Привязался к Казимиру, как к собственному ребенку, и уж никогда с  ним  не
расставался.  По  внешнему  виду  он  был  человек   простой,   невзрачной
наружности, молчаливый, неповоротливый и неловкий в  обращении,  но  очень
зорко ко всему приглядывавшийся и обладавший прекрасной душой.
     Когда королеву Рыксу изгнали из страны, И Маслав принялся бунтовать и
настраивать магнатов против ее сына, плачущий  Грегор  остался  при  своем
гонимом и преследуемом государе.  Когда  же  к  тому  пришлось  бежать  из
собственного дома, старый слуга пошел за ним в изгнание, и хотя не выносил
заключения в монастырских стенах, однако, остался вместе с  королевичем  в
бенедиктинском монастыре.
     Если бы Казимир возложил  на  себя  монашеское  одеяние,  неверное  и
Грегор попросил бы принять его в служки и надел бы  черное  платье  только
для того, чтобы быть при нем и вместе с ним. За  это  Казимир  платил  ему
полным доверием и почти детской признательностью.
     Когда сын Рыксы был  увезен  из  монастыря,  чтобы  занять  дедовский
престол, обрадованный Грегор, как верный пес, последовал за ним. Во  время
боя он всегда стоял подле него с  мечом  наготове,  чтобы  отразить  удар,
предназначенный его питомцу; он ложился ночью поперек двери,  чтобы  никто
не мог войти к нему, а днем стоял на страже у входа.
     Магнаты  и  рыцари,  окружавшие  Казимира,  относились  к  старику  с
уважением за то, что он,  не  играя  никакой  видной  роли  при  дворе,  в
действительности, нес службу за всех.
     Старик никогда не пользовался своим  влиянием  на  короля,  молчаливо
выслушивал различные просьбы, но ни в какие дела не вмешивался и  смиренно
уступал свое место другим, но, если что-нибудь казалось ему подозрительным
и вредным, он умел оказать противодействие и не допустить. Не  высовываясь
на первый план, он всегда был по близости от Казимира. Король его был  еще
беден, и он совмещал должности казначея, кассира и эконома, и часто  бывал
послом и уж с утра до ночи бессменным привратником и  подкоморием.  Но  он
этим нисколько не гордился и с почтением сторонился перед магнатами.
     Люди, знавшие Грегора и раньше, теперь  подходили  к  нему  с  низким
поклоном, над  чем  он  в  душе  посмеивался.  Это  был  человек,  умевший
беззаветно любить и заботиться только о том, как бы  без  помехи  охранять
дорогое ему существо.
     Когда король пришел  в  свою  палатку  и  опустил  за  собой  завесу,
прибывшие начали уже без стеснения разглядывать королевских  приближенных.
Одни обнимались и целовались, другие с нахмуренным лицом отворачивались от
своих прежних врагов. Слышались возгласы  радости  и  приветствия,  громко
назывались имена рыцарей.
     Вшебор встретился с Самко Дрыей, Топорчик со своим отцом, другие -  с
братьями и родственниками.
     Велика была радость, но для некоторых пришли  и  печальные  вести  об
убитых и забранных в неволю.
     Вместе с Казимиром приехали: старый Трепка  и  все  те,  кого  Вшебор
встретил в лесу. К ним присоединились по пути  и  другие  скитавшиеся  без
цели отряды уцелевших рыцарей, узнавших о возвращении государя.
     Опираясь  на  посох,  с  обвязанной  головой,  стоял  тут  и  Спытек,
несколько оправившийся от своих ран; старику было  тяжело  общество  своих
прежних врагов: тем, которые спасли  его,  -  Трепке  и  всем  сторонникам
короля, - он не мог простить своей вины.
     Воевода Топор обнимал сына, которого  давно  уж  потерял  из  вида  и
считал погибшим. Янко принадлежал к числу тех, которых устранили от двора,
а теперь они отправились искать короля в немецких землях и умели  склонить
его к возвращению.
     Счастье  было  полнам,  если  бы  будущее  представлялось  таким   же
безмятежным, как сегодняшний день, и не обещало никаких  неожиданностей  и
перемен. Общая радость нарушалась тревожной мыслью; а что-то будет завтра?
     Приятелей  и  неприятелей  с  одинаковым  радушием  приглашал  Белина
отдохнуть в городище, хотя и не мог оказать им подобающего гостеприимства.
Некоторые приняли это приглашение и поехали за ним,  другие  же  предпочли
расположиться в палатках около короля.
     Но раньше еще, чем  Белина  уговорил  своих  гостей,  Собек,  ведомый
каким-то тайным предчувствием, прибежал в  лагерь  искать  своего  старого
пана, хотя и трудно было рассчитывать найти его среди приближенных короля,
перед которыми он так тяжко провинился. Но предчувствие не  обмануло  его:
Спытек, сойдя с повозки, стоял почти один, когда Собек подбежал к  нему  и
бросился ему в ноги, упрашивая поспешить к жене и дочери.
     Он и сам спешил, но не столько на свидание с женой и дочерью, сколько
на отдых. Старик, суровый и жестокий со всеми, не делал исключения  и  для
женщин и был для них еще более тяжелым в обращении, чем для своей  мужской
братии. Его дикость и неукротимость были всем известны, хотя  по  существу
он не был ни злым, ни жестоким. Мужественный воин, он и в доме своем  ввел
военный образ жизни; и не терпел малейшего  беспорядка  или  неповиновения
его воле. Все домашние трепетали перед ним.
     И редко можно  было  встретить  в  супружеском  союзе  два  таких  не
подходящих друг к другу существа,  как  Спытек  и  его  жена.  Старик  или
бранился, или молчал и в женщинах не терпел болтливости, и в жене он искал
молчаливую рабыню. Марта, напротив, любила и поболтать,  и  пококетничать,
хотя бы ради  забавы;  ей  хотелось  быть  хозяйкой  в  доме  и  незаметно
управлять и самим мужем... Все это не удавалось ей. А так  как  борьба  со
Спытеком была немыслима,  то  ей  пришлось  из  страха  покориться  ему  и
молчать, потому что он все равно, не слушал.
     Да и по возрасту они не подходили друг к другу.  Старому  воину  было
уже под шестьдесят, а жене его только что исполнилось тридцать.
     Не имея времени на женитьбу, Спытек и не стремился к ней, но,  будучи
на Руси, пленился прелестной молоденькой девочкой, красивее которой он еще
и не встречал в жизни. Он легко добился ее руки и увез ее  с  собою,  хотя
она вовсе не хотела выходить за него, плакала и дулась. Но он  на  это  не
обращал внимания.
     Должно быть, Спытку дорого стоила эта поздняя женитьба, но он никогда
не жаловался. Жену держал в строгости и под бдительным надзором.  Касю  по
своему любил, но не мог ей простить, что она не была мальчиком, потому что
Бог не дал ему других детей. Девочка скорее боялась его,  чем  любила;  от
отца она, кроме брани и окриков, ничего другого почти и не видела.
     Женщины в городище усиленно следили за ходом сражения. Их  провела  с
собою Ганна Белинова, чтобы насытить их любопытство. Когда исход битвы  ни
в ком уже не оставлял сомнения, взрыв радости был так же силен, как  перед
тем припадком отчаяния. С громкими восклицаниями все бросились на колени.
     Потом все разбежались по дворам и мостам, -  наверху  и  внизу  везде
виднелись группы женщин. В эти минуты безумной радости  никто  не  обращал
внимания на женщин, - им предоставили, а, может быть, они сами себе дали -
полную свободу.
     И только тогда, когда наступило некоторое успокоение, старая Белинова
начала  собирать  свое  разбежавшееся  стадо  и  звать  всех,  начиная  от
служанок, - наверх, в женскую половину.
     С самого утра пища, питье, огонь в очаге и все нужное для жизни  было
забыто.
     Сразу изменилось выражение лиц и даже самый  звук  голоса  у  женщин.
Верхняя половина, где еще недавно царствовала тишина,  теперь  дрожала  от
смеха, пения и беготни. Забыта была вчерашняя смертельная  тревога,  никто
не думал и о завтрашнем дне, и даже уважение к хозяйке не  могли  сдержать
их. Все это женское царство, еще недавно такое крепкое и покорное,  теперь
явно выходило из под ее власти.
     Спыткова,  разрумянившаяся,  разгоряченная,  жаждавшая  расспросов  и
рассказов,  за  неимением  под  рукой  мужчин-слушателей,   обращалась   к
женщинам, задерживая по очереди девушек, которые  стремились  вырваться  и
убежать.
     У нее не было ни малейшего предчувствия близости  мужа.  Правда,  она
знала от Собка, что он жив, но тут же  ей  приходили  в  голову  печальные
соображения: старый, израненный он мог и умереть,  не  выдержав  неудобств
лагерной жизни. И она была почти уверена, что так оно и случилось.
     Собек подробно рассказал ей о его страшных ранах  и  о  том,  что  он
лежал совершенно без движения, и потому она никак не ожидала  увидеть  его
среди прибывшего рыцарства и особенно еще а свите Казимира, перед  которым
провинился Спытек.
     В городище готовились к приему гостей: женщины собирались расспросить
их обо  всем  подробно  и  надеялись  встретить  среди  прибывших  родных,
знакомых и друзей. С этой мыслью и Марта Спыткова усиленно занялась  своим
нарядом. Сначала заплела Касе ее длинные косы и выбрала ей платье, а потом
приказала ей упрятать под белый чепец черные волосы и помочь  ей  одеться.
Достали уцелевшие платья, драгоценности, шейную цепочку и золотые  кольца:
для девушки ожерелье, для матери - перстни. Мать выглядела немного бледной
после всех пережитых ею тревог и невзгод, но черные глаза  ее  по-прежнему
блестели  тем  неугасимым  огнем,  который  придавал  ей   вид   настоящей
молодости.
     Она была уже  совершенно  одета  и,  подперев  голову  белой  ручкой,
выглядывала из окна вниз, - не появится ли кто-нибудь, вернувшийся с  поля
битвы, как вдруг услышала чей-то  басистый  голос,  сразу  наполнивший  ее
тревогой, до такой степени он напомнил ей голос Спытка, когда  тот  бранил
ее в доброе старое время.
     В страхе она вскочила с места  и  стала  прислушиваться,  не  доверяя
собственным ушам, - испытывая скорее тревожное, чем радостное чувство.
     - Неужели глаза мои не обманывают меня? Да неужели это он?
     Она взглянула вниз, во двор и  увидела  призрак  мужа.  Да,  это  был
Спытек. Спытек, которого никак нельзя было  назвать  красивым,  и  который
давно перестал быть молодым,  теперь  явился  перед  нею  с  окровавленным
глазом и отвисшей синей губой, с обвязанной головой, опирающейся на посох,
постаревший и искалеченный. Верный Собек поддерживал его, помогая медленно
идти.
     При этом виде прекрасная Марта, если и не упала в обморок, то  только
потому, что муж ее не выносил подобных изъявлений нежности; она вскрикнула
и, сразу проникаясь чувством супружеского долга,  сбежала  сверху,  громко
призывая Касю.
     Спытек остановился, узнав знакомый голос, и оглядывался  вокруг,  ища
жену. И вдруг он почувствовал, что она уже обнимает его колени, - это  был
обычный способ тогдашних женщин, приветствовать своих мужей. Старец  молча
склонился и поцеловал ее в голову. В эту  минуту  подбежала  Кася  и  тоже
припала к отцовским коленям.
     На все эти проявления любви, старый воин не ответил ни одним  словом;
он также молча склонился к дочери  и  поцеловал  ее  в  лоб  и  тотчас  же
оглянулся, ища скамью, потому что больные  ноги  его  дрожали,  и  он  еле
стоял.
     Марта, забыв о том, что муж не терпит излишней болтливости, дала волю
и языку, и рукам, сопровождавшим рассказ энергичными жестами.
     - Ах, господин наш, - кричала она, - если бы вы только знали, что  мы
тут вытерпели! Боже милостивый! Тысячи смертей! Голод,  слезы,  страх!  Да
всего не перечесть! Пожар, крестьянский бунт!
     - Нельзя всего и описать!
     Спытек, знакомым жестом руки,  замыкавшим  уста  жене,  остановил  ее
жалобы. Он обратил к ней свой налитый кровью глаз,  приподнял  повязку  на
голове, показал кровавое веко, под которым  остался  только  след  другого
глаза, и пробормотал:
     - На всем теле нет живого места. - Он покачал головой. - Только чудом
осталась душа в теле.
     Кася  с  плачем  поцеловала  руку  отца.   Старик,   с   любопытством
пригляделся к разряженным женщинам, словно стараясь отгадать, что они  тут
задумали без него.
     - Не скоро заживут мои раны, не скоро поправится причиненное нам  зло
и снова построятся спаленные усадьбы и костелы! Некуда нам и возвращаться!
От Понца осталась только груда развалин!
     Он поднял к небу дрожащие руки и умолк.
     Словоохотливая Спыткова тотчас же заговорила о том, как много  сделал
для них Вшебор Долива. Вшебор по-прежнему пользовался ее расположением. Уж
наверное зоркий глаз пани Марты заметил ухаживания Томко за Касей, но дело
в  том,  что  она  терпеть  не  могла  Белинов,  хотя  и  пользовалась  их
гостеприимством. У нее накопилось множество обид против них. Ганна никогда
не  слушала  с  надлежащим  вниманием  ее  рассказы,  многие  ее   капризы
оставались без внимания, а Томко ничуть не старался понравиться ей.
     Вшебор, напротив, умел и взгнлядом приласкать, и слушал  внимательно,
и услуживал пани Марте, не боясь обидеть  других.  Теперь,  когда  муж  ее
воскрес из мертвых, она уж не рассчитывала выйти за него замуж, но  желала
отблагодарить его за все, - высватав ему дочку.
     Спытек нахмурился при упоминании о Доливах.
     - Знаю, что он вас спас, - сухо молвил он, - да  что  за  диво,  если
молодой малый займется бабами?
     Жена его облилась румянцем.
     - Теперь король Казимир будет платить долги за всех нас, - для  этого
мы его и привели.
     - Молодой король! - хлопая в ладоши, прервала его Спыткова.  -  Слава
Богу, что он вернулся к нам.
     - А хоть бы и молодой! - передразнил  ее  недовольный  Спытек,  -  да
только бабам от этого мало пользы, потому что он наполовину монах!
     И сказав это, он умолк, словно  утомленный  беседой  и,  опершись  на
посох, задумался.
     Вот он нашел жену и ребенка, но что делать дальше с ней и дочерью, да
и с самим собою, - он не  знал.  Дома  не  было,  -  значит,  некуда  было
возвращаться; воевать не было силы, а оставаться лишним  бременем  в  доме
Белинов  -  не  очень-то  было  приятно  когда-то  могучему  владыке.   Из
окровавленного глаза его выкатилась слезинка.
     Между тем, в городище становилось все шумнее:  съезжались  гости.  И,
желая достойно отпраздновать великое торжество победы, Белина  не  пожалел
откопать из земли бочку старого меду,  называемого  Мешком.  Служанки  уже
варили соленое мясо, пекли лепешки, заменявшие хлеб, и готовили кашу.
     Все приезжие собирались в большой горнице внизу, -  в  замок  прибыли
только те, которые привезли с собой Казимира.
     Тут был старый Янко Топор, седовласый воевода,  опиравшийся  на  руку
сына, Трепка, Лясота и много других.
     Для многих приезд Казимира казался просто чудом.
     Все  знали,  что  он  уезжал  из  страны,   глубоко   опечаленный   и
возмущенный, навеки отрекаясь от своих прав на  престол,  и  что  королева
Рыкса, не желая для сына такого  неблагодарного  королевства,  отдала  его
корону в императорскую сокровищницу. Ходили слухи,  что  Казимир,  живя  в
Кельне у дяди, намеревался возложить на  себя  монашеское  одеяние,  чтобы
потом унаследовать его высокий сан.
     В конце  концов,  каковы  же  были  силы  у  молодого  короля,  чтобы
отвоевать  королевство,  наполовину  завоеванное  чехами,   а   наполовину
присвоенное себе дерзким Маславом.
     Когда гости вошли в главную горницу  внизу,  все  расступились  перед
ними, приглашая занять места ближе к огню и уступая свои места. Всем  было
любопытно послушать, что они расскажут, и раньше, чем прибывшие заговорили
сами, их уже засыпали вопросами.
     На первом  месте  сидел  Янко  Топор.  Это  был  человек  преклонного
возраста, но еще ильный и крепкий, с ясным и веселым  лицом,  с  кудрявой,
седой бородой и с длинными, белыми волосами, которые  падали  локонами  по
плечам, и составляли оригинальный  контраст  с  румяным  лицом.  Лицо  это
носило выражение ума и энергии, и каждый, взглянув на него, сразу угадывал
в нем рыцаря и государственного  мужа;  его  мужество,  его  ум  и  сердце
никогда еще не возбуждали сомнения, и никто, поверив ему, не был введен  в
заблуждение.
     Пока Мешко слушался его советов, все шло хорошо,  и  Рыкса,  поступая
согласно с его мнением, - никогда в этом не раскаивалась.  Но  завистливые
люди стали нашептывать им, что Янко Топор хотел  властвовать  и  управлять
всеми. Понемногу отстранили его от двора, исключили из числа  приближенных
короля и перестали слушать его советов.
     А он отправился в свой Тенчин и стал там жить, развлекаясь охотой  на
оленей.
     Только тогда, когда погнали Казимира, когда чехи  разграбили  Краков,
Познань и Гнезьно, и Маслав святотатственной  рукой  посягнул  на  корону,
старый Янко поднялся и сказал:
     - Не время сидеть у очага!
     И, собрав около себя уцелевшее рыцарство, уговорил их идти  вместе  с
ним искать государя, - наследника короны Пястов...
     - Это просто чудо Божьего милосердия,  -  вскричал  Лясота,  стоявший
подле Янко, гревшегося у очага. - Как же все  это  произошло?  Как  же  вы
нашли короля? И как вам удалось уговорить королеву-мать, чтобы она  отдала
его?
     - Да мы и не пытались этого сделать, потому что знали, что ничего  из
этого не выйдет, - возразил Топор. - Кто же из вас не знает королевы?  Это
женщина святой жизни, но она всегда  помнит,  что  мать  ее  была  дочерью
императора. Живя на нашей  земле,  она  никогда  не  любила  ее  и  всегда
чувствовала себя у нас только гостьей. И душой и сердцем она  всегда  была
среди своих немцев. От нас слишком еще пахло язычеством. Зная, что  у  нас
делается, могла ли она отдать нам в жертву сына?
     - А как же можно было обойтись без нее? - спросил Белина.
     - Воля и милость Бога помогли нам, - продолжал Топор. - Я  знал,  что
мы не обойдемся без императора, и что вся надежда на него. Ведь, если чехи
теперь грабили и опустошали нашу землю, то впоследствии они могли угрожать
и ему. И вот мы решили явиться к  императору  Генриху,  потому  что  иначе
ничего нельзя было придумать.
     - Император сначала не хотел ни видеть  нас,  ни  выслушивать.  Велел
уходить к себе. Вот тут-то мы вооружились терпением. Выгнанные  со  двора,
мы остановились за стенами, на посмешище слуг, но  не  теряли  надежды  на
милость Божью.
     - Генрих Черный несколько раз проезжал мимо нас, пока ему не  надоело
смотреть на эту толпу упрямцев.
     - Однажды, в счастливую для нас минуту, когда император возвращался в
свой замок, окруженный свитой из духовных и светских лиц, мы,  по  обычаю,
поклонились ему. Он, заметил нас, долго  не  отрывал  от  нас  взгляда,  а
немного погодя, нас вызвали к нему.
     - Прежде чем мы решили заговорить, он сам начал речь о  том,  что  мы
напрасно приехали к нему, так как он не может и не хочет  ничего  для  нас
сделать...
     - Милостивый государь, - возразил я. - А я крепко надеялся на Бога  и
на вашу помощь. Для  костела  -  потеряна  страна,  в  которой  процветало
христианство, а империя  ничего  не  выиграла  от  того,  что  верх  взяли
изменники, которые хотят освободиться из-под ее власти. Неужели же все эти
костелы, разрушенные язычниками, разграбленные сокровища и попранные права
жителей захваченных земель не вопиют к Богу о мщении? Если же  ни  римский
папа, и ни вы, милостивый государь, не вступитесь за нас, то весь наш край
погибнет, язычество займет его, а Рим и империя  одинаково  пострадают  от
этого.
     - Я говорил горячо, со слезами в голосе. Император призадумался.
     - И с этой минуты все и определилось.  На  другой  день  я  узнал  от
самого Генриха, что он  похлопочет  перед  папой  об  участи  костелов,  а
Казимиру, - если он задумает вернуться в Польшу, даст  в  помощь  шестьсот
вооруженных воинов.
     - Оттуда мы уже ехали успокоенные; нам осталось только найти короля.
     - При  дворе  королевы  Раксы  тщательно  скрывали  место  пребывания
Казимира. Известно было только то, что он обучается наукам среди духовных,
и что мать была бы очень склонна видеть его в монашеском одеянии. Пришлось
ездить  из  одного  монастыря  в  другой,  стучась  в  двери   и   просить
гостеприимства, как бедные странники. Из опасенья, чтобы от нас не  скрыли
того, кого мы искали,  мы  даже  не  говорили,  откуда  и  с  какой  целью
путешествуем, и боялись признаться, что едем от Гнезьна...
     - Но в монастырях, когда мы упоминали о сыне Рыксы, - все молчали, не
желая или не умея ничего сказать о нем.
     - Печально было это наше путешествие, когда мы, как бедные,  покорные
сироты искали своего короля, который скрывался от нас.
     - Но как же вы нашли его? - спросил Лясота.
     - Как? Просто каким-то чудом! - вздохнув, отвечал Топор.
     - Мы уж было совсем потеряли надежду. Но однажды  вечером,  когда  мы
остановились на ночь в маленьком бенедиктинском монастыре сидели за столом
за общей трапезой, - один из странствующих монахов  начал  рассказывать  о
богобоязненном юноше, который недавно только прибыл туда из  Зальфельда  и
прилежно занимался науками. А был он, как говорила молва,  знатного,  чуть
не королевского рода, - хотя имя его держали в строгой тайне.
     Тут уж на нас снизошло как бы откровение  Божье,  и  мы  решили,  что
рассказ этого монаха является для нас указанием с неба.  На  другой  день,
никому ни слова не говоря, мы пустились в путь в указанный город и,  после
долгих и утомительных скитаний по опасным  дорогам  постучались  у  дверей
монастыря при костеле св. Иакова.
     Нас привели к настоятелю монастыря Альберту, который  спросил  нас  о
цели путешествия, и когда мы сказали ему, что  нас  привело  сюда  желание
увидать лично святые места и поклониться им, - приказано было принять  нас
в монастыре.
     Когда мы въезжали во двор, некоторые из наших случайно встретились  с
королевским слугой Грегором и узнали его; после этого мы уже  были  вполне
уверены, что найдем здесь и самого короля.
     С бьющимися сердцами шли мы на трапезу в общую столовую. Уж много лет
многие из нас  не  видели  Казимира,  но  все  хорошо  помнили  черты  его
юношеского лица, и когда он вошел в черной одежде и занял назначенное  ему
место подле настоятеля, -  все  внутренности  наши  перевернулись.  А  сам
королевич, хоть уж конечно, не ждал, что мы искали  его,  и,  может  быть,
даже и лиц наших не помнил - все же, заметив  нас  издали,  задвигался  на
месте, словно что-то вспомнив.  Но  наше  молчание  успокоило  его,  и  он
перестал обращать на нас внимание.
     Когда  трапеза  окончилась,  и  была   произведена   благодарственная
молитва, Казимир поднялся и пошел  вслед  за  другими.  Но  нами  овладело
беспокойство,  и  нам  уж  трудно  было  оставаться  в  неизвестности;  мы
заступили ему дорогу и пали перед ним на колени.
     Он испугался и отступил, сложив руки и говоря:
     - Что вам нужно от меня? Кто вы такие?
     Монахи тотчас окружили его, словно собирались защищать от нас. Тогда,
целуя край его одежды, я решил  заговорить,  прося  его  смилостивиться  и
спасти нас так, как будто через меня умоляла его вся наша страна:
     - Государь наш милостивый! Смилуйся над нами! Тебя  скрыли  здесь  от
нас, но мы и сюда пришли за тобой. Сжалься над опустевшим краем, в котором
ты родился, сжалься над разрушенными костелами,  где  находят  себе  приют
дикие звери, сжалься над рыцарством своим, осужденным  на  резню,  над  не
отомщенной кровью и слезами. Вернись к нам, умоляем тебя об этом,  вернись
и царствуй над нами!
     Слезы потекли из глаз королевича, и он сказал растроганным голосом:
     - С вами случилось только то, что вы заслужили своей  изменой  мне  и
матери моей. Вы сами изгнали от себя кровь ваших королей. Оставьте же меня
мирно окончить здесь мою жизнь. Я навсегда отказываюсь от  земной  короны,
чтобы приобрести в замет нее корону небесную. Хочу жить в тишине и служить
только Богу.
     Но когда он  отступил,  как  бы  собираясь  уходить,  мы  на  коленях
поползли за ним и преградили ему дорогу.
     - Если не нас, то хоть детей наших пожалей, спаси веру  христианскую,
- вскричал я, - протягивая к нему руки. -  Ту  веру,  которую  привил  нам
своей кровью твой дед и прадед, и которую ты должен беречь и охранять. Ты,
государь, рожден не для тишины монастыря, а для суда и расправы над  нами,
для власти и для борьбы. К  тебе  протягивает  руки  несчастная  страна  -
спаси, мы гибнем без тебя!
     - Спаси нас! - закричали за мной и все остальные, обнимая его ноги.
     Рыданья прерывали наши речи, и с нами вместе плакал королевич  и  все
бывшие с ним монахи. Но на все наши мольбы Казимир повторял только одно:
     - Я не могу идти с вами... Я  исполняю  приказание  императора,  волю
моей матери и мою собственную, принося мою жизнь в жертву Богу.
     Но мы лежали у ног его и просили неотступно, так  что  он  под  конец
смягчился и стал колебаться в своем решении.
     Потом мы проводили его до его  жилища,  которое  находилось  рядом  с
монастырем, и он расспрашивал нас о Польше, о костелах и замках и  о  всех
наших несчастьях.
     Он  жил  здесь,  как  духовное  лицо,  почти  как  монах,  окруженный
небольшим двором, совершенно не соответствовавшим его княжескому сану,  ел
за общей трапезой со всеми монахами и присутствовал на их общих  молитвах.
Казалось, он не желал ничего другого и совершенно не стремился к власти.
     - Милостивый государь! - говорили мы  ему.  -  Мы  приносим  тебе  не
золотую, но терновую корону, и ты должен принять ее во имя Христа, который
носил ее. Смилуйся над бедными!
     Чехи опустошили нашу землю, язычество подняло голову и повсюду  взяло
верх. Маслав с пруссаками ведет  с  нами  борьбу  и  берет  в  плен  твоих
рыцарей. Неужели дело, за которое мы проливали нашу кровь,  так  бесславно
погибнет?
     - Если бы я отдал вам всю мою кровь, возразил Казимир, - то и это  не
принесло  бы  вам  пользы.  Моих  двух  рук  недостаточно  для  борьбы   с
тысячеруким врагом.
     И только тут я признался ему, что прежде чем придти сюда, мы побывали
у императора и заручились его помощью.
     Тогда он оживился и стал расспрашивать, были ли мы у королевы матери,
- номы искренне отвечали ему, что до сих пор не были у нее, зная, что наши
мольбы будут напрасны.
     Поздно ночью, когда уж звонили к молитве, мы  расстались  с  ним,  не
получив от него никакого обещания. На другой день утром мы все отправились
к обедне в костел св. Иакова, и здесь застали Казимира,  распростертым  на
земле.
     По окончании службы он сделал нам знак, чтобы мы следовали за  ним  в
его жилище. Мы еще не знали, что нас там ожидает.
     При входе он сказал нам:
     - Я искал в костеле откровения воли Божьей, и Бог повелел мне идти  с
вами. Пусть не говорят, что я пожалел для вас своей жизни и крови. Вот я -
берите меня с собой.
     Обливаясь радостными слезами, мы все пали перед ним на колени.
     Нельзя описать словами нашего счастья! Тотчас же мы начали готовиться
в путь, хотя аббат Альберти и монахи пытались нам оказать противодействие,
обратившись за помощью к епископу Нитхарту, - чтобы тот задержал  Казимира
и не отпускал с нами.
     И вот, вызванные в епископский замок, мы должны были явиться к  этому
владыке, который из руки императора принял духовную и светскую  власть.  В
одной руке он держал крест, а в другой - меч, и так, в рыцарских  доспехах
отправляет богослужение и заседает на епископском троне, как король.
     Выслушав наш рассказ о том, как унижена и загнана вера  христианская,
он приказал выдать нам короля. Да и  сам  Казимир,  раз  уже  согласившись
ехать с нами, был непреклонен в своем решении, и на третий день мы выехали
вместе с ним в Регенсбург к императору Генриху - напомнив ему о данном  им
обещании.
     Император принял нас чрезвычайно ласково и  слово  свое  сдержал.  Он
приказал достать из  своей  сокровищницы  обе  короны  и  дать  их  нам  и
предоставить в распоряжение нашего короля.
     - Что же такое случилось с немцем, что он вдруг так разжалобился  над
нами? - пробормотал Лясота.
     - Уж наверное, он это сделал не из любви к нам, - произнес  Топор,  -
но из справедливого опасения, как бы Бретислав не слишком  усилился  и  не
распространил своих владений за чешскую границу.
     Из Регенсбурга король решил ехать к матери, чтобы проститься с ней  и
взять у нее благословение. Напрасно старались мы  отклонить  его  от  этой
мысли: он, как любящий послушный сын,  не  хотел  идти  без  ее  ведома  и
разрешения.
     Пришлось нам уступить его желанию.
     Королеву Рыксу мы нашли в  Кобленце,  где  она  была  всецело  занята
постройкой небольшого костела. Ее уже уведомили о том, что сын выехал  без
ее разрешения ко двору императора, намереваясь отправиться  в  Польшу.  Мы
застали ее сильно разгневанной и возмущенной.
     Казимира,  прибывшего  вместе  с  нами  и  окруженного  императорской
свитой, она не сразу допустила к себе. Но он  терпеливо  ждал,  когда  она
назначит ему свидание, а вместе с ним ждали и мы. Вошли мы  все  вместе  и
видели, как он склонившись к ее коленям, нашел у нее материнский прием.
     - Вижу, милостивый государь,  -  сказала  она,  -  что  уговоры  тех,
которые  уже  раз  изменили  нам,  имеют  для  вас   большую   цену,   чем
предостережения и воля матери. Вы снова хотите вернуться в неблагодарную и
дикую страну на жертву язычникам для  новой  измены,  и  оставляете  здесь
спокойное пристанище и счастливую жизнь. Что же я могу еще сказать,  чтобы
слово мое имело для  вас  значение?  Император  дал  свое  согласие,  ваша
милость рвется ехать, подвергая себя ненужным опасностям,  и  у  меня  нет
силы, чтобы задержать вас. Я повторяю вам еще раз, что  все  это  делается
против моей воли, что я этого не хотела и не хочу. И так как ваша  милость
не хочет считаться с волей матери, то и мать распорядится своим  наследным
состоянием во славу Божию, а не в пользу вашей милости. Эти  люди  позорно
изгнали меня и принудили вашу милость удалиться, - и мы после этого  будем
еще добиваться этого жалкого королевства?
     Так говорила королева, и, конечно, если бы не то откровение  Божие  и
не воля императора, Казимиру  трудно  было  бы  устоять  против  просьб  и
убеждений матери.
     До последней минуты она продолжала уговаривать сына, а  из  сокровищ,
вывезенных  из  Польши,  не  хотела  ничего  дать   ему,   повторяя,   что
предпочитает употребить их во славу Божию, нежели отдать  на  разграбление
язычникам.
     Так мы и расстались с неумолимой королевой, и Казимир поехал с нами.
     - И Господь Бог уже дал ему победу! - воскликнул Лясота.
     - Около него соберется все рыцарство, ободрятся все наши сердца, а  в
войске Маслава, поднимется тревога... Бог с нами!
     Бог с нами! -  прозвучало  в  горнице,  и,  словно  окрыленные  новой
надеждой, все стали с места, подняли руки кверху и воскликнули:
     - Бог с нами!



                                    4

     Но поблизости не было ни одного безопасного места, где бы Казимир мог
устроить временную столицу, - и ею сделалось на время Ольшовское городище.
     Внук Долеслава, еще помнивший все великолепие его двора, вынужден был
принять гостеприимство бедного  шляхтича  и  остановиться  в  его  старом,
плохом замке.
     Его  собственные  поместья  представляли  собой  одни  развалины.   В
опустошенных землях  все  усадьбы  были  разграблены  чехами,  все  города
обезлюдили или разорились. И там, где Бог дал ему первую  победу,  Казимир
решил отдохнуть и подождать, пока подойдет  к  нему  второй  императорский
отряд и соберутся  разрозненные  остатки  рыцарства,  за  которым  повсюду
разослали гонцов. Отсюда надеялись нанести поражение Маславу, зная, что он
со своими союзниками готовится к упорному сопротивлению.
     Среди лесов, на месте  недавнего  боя,  предав  земле  трупы  убитых,
выбрали место для стоянки  и  начали  рыть  окопы.  Скоро  отовсюду  стали
съезжаться отдельными  группами  уцелевшие  привлеченные  сюда  слухами  о
возвращении Казимира во главе императорских отрядов.
     Белина, освободив часть главного дома и прилежащих к  нему  построек,
разместил в городище короля и его приближенных.
     Стали изыскивать способы для добывания пищи. Все, что только  уцелело
по близости, свозили сюда, но этого было недостаточно.
     Известие о первой победоносной битве каким-то чудом  передавалось  из
уст в уста. Весть эту несла с собою бежавшая под натиском рыцарств  чернь,
скрывавшаяся по лесным хатам, из боязни  мщения  за  все  совершенные  ими
злодеяния. Весть эту распространяли сами воины Маслава.
     И, услышав ее, все, блуждавшие  и  прятавшиеся  в  лесах  приверженцы
Казимира, выходили из своих убежищ и спешили к нему  под  защиту.  Печален
был вид этих людей,  изголодавшихся,  истощенных  и  оборванных:  они  уже
потеряли всякую надежду на спасение, а теперь, обретя ее снова, спешили  в
упоении и радости приветствовать спасителя.
     Если бы сын Рыксы не имел в душе твердого решения -  избавить  страну
от невзгод и упадка, то уж один вид этих  людей  наполнил  бы  его  сердце
мужеством и стойкостью.
     Всякий раз, когда Казимир появлялся среди них, они с плачем бросались
ему в ноги, приветствуя его именем  спасителя,  которое  было  у  всех  на
устах.
     Небольшой сначала лагерь все разрастался, словно из  земли  вырастал.
Люди все прибывали со всех сторон. Устанавливали  новые  палатки,  строили
шалаши, подъезжали возы,  число  зажженных  костров  не  увеличивалось.  В
лагере царило оживление; все  были  заняты  какой-нибудь  нудной  работой.
Воины приезжали в поцарапанных и  изорванных  доспехах,  с  поломанными  и
затупившимися мечами и  копьями.  Надо  было  исправлять  погнутые  шлемы,
точить оружие, обделывать топоры, чинить доспехи и одежду.  Те,  кто  имел
что-нибудь лишнее, охотно делился с неимущими.
     Но беспокойство не оставляло воинов короля. Пока  одни  готовились  к
бою, другие шли на разведки к Висле и в мазовецкие  замли,  чтобы  узнать,
как обстоят дела у Маслава.
     Среди королевских советников не все держались одного мнения в вопросе
о времени нападения на Маслава. Часть польского  рыцарства  и  все  рыцари
императора стояли за то, чтобы, не  дожидаясь,  пока  Маслав  оправится  и
соединится со своими союзниками, пруссаками и поморянами, напасть на  него
теперь же. Но Казимир, Топор, Трепка и еще многие  другие  держались  того
мнения, что там, где дело шло о большой битве, которая должна была  решить
судьбу  королевства,  следовало  поступать  с  осторожностью,  выжидать  и
стараться увеличивать свои силы.
     Уже раньше были посланы гонцы на Русь с просьбой о помощи,  и  теперь
ждали оттуда ответа.
     Старый Собек тоже должен был идти на разведки, хотя Спытек  был  этим
не особенно доволен. Подвижному и юркому старику гораздо больше  нравилось
бродить по лесам и городам, везде подсматривать и подслушивать, чем сидеть
в четырех стенах. Зная Плоцк и побывав в нем еще недавно, он  был  уверен,
что сумеет пробраться туда не замеченным в  одежде  нищего.  И  когда  он,
наконец, получил приказ отправиться в путь и надел для  этого  путешествия
лохмотья, повесил на веревке у пояса горшочек, взял в руки посох, надел на
ноги старые лапти, а за плечи закинул мешок, то вся его фигура  сразу  так
изменилась, что трудно было его узнать.
     Едва только  он  исчез,  пробираясь  в  лесу  известными  ему  одному
тропинками, как явился бежавший из плоцкого плена шляхтич, Носала, который
едва выбрался из ямы. Его тотчас же привели к королю, и он рассказал  ему,
что что только чудом  спас  жизнь:  его  заподозрили  в  укрывании  где-то
зарытых кладов и заставляли указать месть. Та со дня на день откладывалась
его смерть, пока ему, наконец, удалось бежать из темницы.
     Носала говорил, что Маслав вернулся в Плоцк, взбешенный  неудачей,  и
тотчас же разослал гонцов к своим прусским и поморским союзникам, прося из
о помощи, и что он собирал огромное войско, намереваясь напасть на  короля
раньше, чем к нему подоспеет помощь. Он уверял,  что  те  отряды,  которые
Маслав приводил с собой в городище, были только частью его войск.  Главные
полки стояли под Плоцком, и  кроме  пруссаков  и  поморян,  поджидали  еще
мазуров из лесных областей.
     Измученный неволей, напуганный всем виденным, Носала,  оглядевшись  в
лагере и сравнив с тем, что он оставил за собой, советовал не рисковать  с
такой небольшой кучкой людей против несравненно сильнейших полчищ Маслава.
Хотя здесь он видел и лучшее вооружение, и больший  порядок,  все  же  ему
казалось безумием это намерение рыцарства - вступить  в  бой  с  громадами
черни, предводимой таким упрямым, стойким, железной воли человеком,  каким
был Маслав.
     Самое имя Маслава  будило  в  нем  тревогу,  так  что  он  при  одном
упоминании о нем хватался за голову и испуганно  озирался  кругом,  словно
боясь увидеть его перед собой.
     Король и его советники  признавали  справедливость  слов  Носалы,  но
молодежь вышучивала его и дразнила его трусом,  но  что  бедняга  даже  не
отвечал.
     Более  осторожная  часть  рыцарства  выслала  гонцов   на   разведки,
расставила в окрестностях сторожевые посты и днем и ночью охраняла лагерь.
Маслав мог решиться на  все,  даже  на  похищение  короля.  В  виду  этого
позаботились также об укреплении замка, в котором случайно оказался король
со своей свитой. Теперь в замке  было  достаточно  людей,  поэтому  черни,
сделавшейся  ненужной  тяжестью  и  предметом  опасения,  приказано   было
разойтись по домам, где  они  жили  раньше.  На  рассвете  вся  эта  толпа
бесшумно, в грозном молчании вышла из городища  и  укрылась  в  лесах.  Ее
место заняли знатнейшие рыцари, окружавшие Казимира,  двор  его  и  слуги.
Разрушенные сараи были вновь отстроены, и в них разместили коней и слуг.
     День и ночь  шли  в  хамке  работы,  и  царило  оживление  в  лагере,
приходили и уходили посланные, собирались беглецы из разных земель. С утра
до ночи двери дома, где жил Казимир, были открыты для  них:  всякий  хотел
видеть его, рассказать ему о себе и пожаловаться на судьбу.
     Поблизости от короля поместили тяжело раненый в битве,  которых  было
довольно много, но едва только раны их начали подживать, как они уже стали
возвращаться  в  палатки.  Среди  пострадавших  находился  также   Вшебор,
которому удар Маслава разрубил шею до самой кости. Только кусочек  железа,
приделанный сзади к шлему, сделал этот  удар  не  смертельным  и  сохранил
Доливе  жизнь.  Рана  была  глубокая,  а  так  как  больной  не  отличался
терпением, то нельзя было надеяться на скорое выздоровление.
     Все пострадавшие лежали вместе внизу, в нескольких горницах во втором
дворе; утешением для них были женские  голоса,  которые  доходили  до  них
сверху; но случалось, что к ним заглядывала и женская фигура.
     Для старого Спытка тоже не нашли другого помещения, и он лежал вместе
со всеми.
     Вшебор, поместившись поблизости от него, рассчитывал, что  у  старику
каждый день будут приходить жена и  дочь  и  то  соседство  это  даст  ему
возможность приобрести расположение Спытка.
     Хоть не время было думать о таких вещах, когда опасность  висела  над
головами, да и тяжелая рана внушала беспокойство за собственную жизнь,  но
пылкий  воин  каждый  раз  при  входе  женщин  приподнимал  голову,  чтобы
полюбоваться на девушку и перекинуться взглядом с ее матерью, как будто он
был здесь просто в гостях, в самой мирной обстановке.
     Заискивая перед отцом, он  всячески  старался  угодить  ему,  но  тут
трудно было добиться  какой-нибудь  близости  или  поощрения.  Редко  кому
удавалось вытянуть слово из Спытка, а уж тронуть его сердце не мог  никто.
Уже и в молодости он получил от людей прозвище ежа, что же было ожидать от
него теперь, после всех испытанных им бед и  несчастий,  после  всех  ран,
болезней и в том состоянии неуверенности в будущем, которое его угнетало.
     Вшебор, тоже не отличался миролюбием, давно уж начал бы  грызться  со
стариком, но для милой девушки он готов был переносить все его чудачества,
воркотню и даже брань.
     Владыка, привыкшей у себя дома к неограниченной  власти  над  людьми,
здесь, очутившись в равном положении с  другими,  целыми  днями  ворчал  и
возмущался, всеми недовольный, всех браня и на всех жалуясь. Все,  что  он
узнавал нового, не встречало его одобрения. То он уверял,  что  без  нужды
слишком торопились, то ему казалось, что все ленятся. Марту и  дочку  свою
он так запугивал, что они уже переставали понимать, что ему нужно и как им
лучше угодить ему. Когда они приходили к нему, он сердился,  что  они  без
толку шатались по дворам,  приказывал  побольше  заниматься  пряжей  и  их
приход объяснял женским любопытством и недостойным кокетством; а когда они
некоторое время не являлись, он упрекал их за то, что они забыли старика и
предпочитали болтать с кем-нибудь другим.
     Перестань он быть таким ежом, ему было бы хорошо и у  Белинов,  да  и
Вшебор ради прекрасных глаз Каси исполнял бы все его причуды.
     Томко, полюбивший девушку,  готов  был  бы  носить  ее  на  руках,  а
родители,  видя  это,  старались  расположить  его  к  себе.  Но  он   был
неприступно суров со всеми. Ему отвели отдельную  горницу,  чтобы  удалить
его от Вшебора, но он не захотел перебраться в нее, чтобы не пришлось и за
это еще быть благодарным Белине.
     Еще никто не чувствовал себя хорошо с ним, да и ему никто не был мил.
Но хоть от него доставалось людям, его все же уважали за  его  мужество  и
храбрость.
     Над головой его Вшебор и Томко, два соперника, смотрели друг на друга
такими глазами, как будто хотели съесть. Только  Мшщуй,  полюбив  Здану  и
убедившись, что и она платит ему взаимностью, несколько отстал от брата  и
сблизился с Белинами.
     В то время, как в  лагере  все  дышало  войной,  и  все  были  заняты
приготовлениями к ней, мало помалу сплеталась та сеть забеганий и просьб о
милостях, забот и возвышении своего рода и  напоминаний  о  своих  слугах,
которая  всегда  окружает   всякую   власть.   Те,   что   дали   Казимиру
доказательство своей верности, требовали теперь признательности и  доверия
к себе;  виноватые  старались  вымолить  прощение,  оправдываясь  в  своих
прошлых прегрешениях. И все смотрели в  глаза  новому  государю,  стараясь
понять его. Но никто не мог этим похвалиться.
     Молодой король был  замкнут  в  себе  и  молчаливо,  неохотно  слушал
разговоры о прошлом, о котором ему хотелось забыть,  и,  будучи  одинаково
доступным для всех, ни перед кем не раскрывал своей  души.  Он  вел  почти
монашеский образ жизни и довольствовался малым.
     Перед боем с  Маславом  Топор  и  те,  которые  были  вместе  с  ним,
сомневались сначала, пробудится ли в нем военный дух. Но они  ошиблись.  В
первую минуту, когда начался бой, Казимир стоял  пораженный  и  как  бы  в
нерешимости, что ему делать. Но  когда  рыцари  ударили  на  врага,  когда
зазвенели доспехи, засверкали мечи,  и  первые  ряды  столкнулись  вместе,
бледное лицо короля загорелось румянцем, глаза заблестели, и, выхватив  из
ножен меч Болеслава, он неудержимо рванулся вперед. Грегор и ближайшие его
советники должны были заслонять его собственной грудью, так он мало  думал
об опасности.
     И из этой первой битвы он вышел рыцарем, приняв в ней крещение кровью
и победой. С этой минуты он изменился до неузнаваемости, так рыцарь и воин
взяли  в  нем  верх  над  монахом.  На  него  все  смотрели  с  уважением,
любопытством и тревогой, потому что никто не знал его близко, даже те, что
с юных лет жили при дворе  и  считались  его  друзьями,  как  Топорчик,  и
которым всегда  был  открыт  доступ  к  нему.  Несколько  лет  изгнания  и
замкнутой жизни совершенно изменили эту молодую натуру. И  именно  потому,
что он был для всех такой загадкой, все старались  быть  к  нему  ближе  и
понять его. Рыцарем он уже  показал  себя,  теперь  желали  видеть  в  нем
короля.
     Между тем приближенные короля думали  и  тревожились  за  него.  Хоть
император Генрих и пришел на помощь Казимиру, и вооруженный отряд, который
он предоставил в его распоряжение, был только началом  той  будущей  силы,
которая должна была сплотиться вокруг него, хоть  немцы  стойко  выдержали
рядом с польскими рыцарями первую битву, но  друзья  молодого  короля  уже
беспокоились о том, как бы избавиться от императорской опеки  и  дружбы  с
немцами. Никто не хотел видеть на польском троне вторую Рыксу или Оду.
     В интимных беседах между собой, несмотря на то, что Маслав со  своими
грозными союзниками стоял над Вислой, а  король  не  имел  на  собственной
земле пристанища, верные ему рыцари обсуждали его будущее, устраивали  его
брак, искали для него союзников и отстраивали Краков, Познань и Гнезно.
     Топор хотел как можно скорее подыскать ему подругу жизни, чтобы  быть
уверенным, что он не покинет страну, но  эта  подруга  должна  была  иметь
хорошее приданое, чтобы пополнить опустошенную  казну  Польши,  красоту  и
грацию, чтобы  дать  Казимиру  семейное  счастье  и  сильного  союзника  в
представителе своего рода.
     -  Пусть  бы  только  не  была  немкой,  -  говорили  одни,  -  и  не
какая-нибудь внучка или родственница императора, чтобы мы опять не  попали
в кабалу к немцам. Мы еще помним время Оды...
     - Но пусть не будет и чешкой, - прибавил  Лясота,  которого  изранили
чехи, - эти братья сидят у нас костью в горле. Пользуясь нашим несчастьем,
ограбили нас, как разбойники без всякого  милосердия.  Гнезна,  Познань  и
Гдечи мы им никогда не забудем.
     - Пусть бы взял польскую красавицу, на что ему  королевна?  -  сказал
другой. - Кого он посадит рядом с собой, та и  будет  королевой,  хоть  бы
родилась крестьянкой.
     - Этого еще недостаточно, -  заметил  Топор,  -  нам  нужно  получить
приданое и союзника при помощи этого брака. Все добро у нас растащили! При
Болеславе серебра было сколько угодно, а теперь и железа не жватает.
     - Ну, тогда уж лучше всего  искать  ему  жену  на  Руси,  -  вымолвил
Трепка. - Там  богатства  большие,  и,  если  мы  протянем  руку  киевским
князиям, они не оттолкнут нас. Оттуда бы нам и невесту брать!
     - А почему бы нет! -  подхватили  другие.  -  Если  правда,  что  они
обещали нам помощь против Маслава, то легко будет  сговориться  с  ними  и
насчет жены. После великого князя  Владимира  остались  дочери  и  большие
богатства и слава к него большая. Довольно уж было у нас немцев, и  чехами
мы по горло сыты. С Руси Болеслав привозил много всякого добра, и  красных
девок там немало найдется. Одну могут нам дать.
     Так окрепла первая мысль о сватовстве, когда Казимир еще и  не  думал
ни о жене, ни о семье, потому что между  ним  и  Маславом  судьба  еще  не
сделала выбора. Весть о сватовстве на Руси дошла и до женской половины,  и
когда узнала об этом Марта Спыткова, то очень обрадовалась и возгордилась,
потому что рассчитывала быть первой при  дворе  королевы-русинки.  Спытек,
когда ему об этом сказали, решительно потряс головой.
     - Вы лучше меня спросите, что такое русинка, - говорил он, - на  цепи
ее надо держать, а ко рту замок привесить.
     Все посмеивались над  ним,  но  воркотня  старика  не  умоляла  славы
русинок; и только Марта, которой передали  его  слова,  залилась  горючими
слезами.
     Все эти разговоры и совещания оставались тайной для  короля:  сам  он
занимался только военными делами. Ждали  Собка,  который  должен  был  или
подтвердить  известия,   принесенные   Носалей,   или   обрадовать   более
утешительными сведениями.
     Старый слуга вернулся через несколько дней. Дело было  под  вечер,  и
король вместе с графом  Герьертом,  предводителем  императорского  отряда,
Топором и Трепкой совещался о том, когда и каким образом идти на  Маслава.
Старый Грегор возвестил о приходе Белины и Собка, так как король желал  от
него лично услышать принесенные им вести.
     Король помещался в главной горнице внизу, несколько  приукрашенной  в
честь его. Сюда снесли все лучшее, что у кого нашлось, но убранство все же
не отличалось роскошью. Только на  полу  набросали  звериных  шкур  вместо
ковров, да стены закрыли материями, поверх  которых  блестело  развешенное
оружие, а на столе стояло небольшое количество серебра. Но кроме  серебра,
на этом же столе лежало то, что в то время  редко  встречалось  даже  и  в
королевских замках; перед  креслом  короля  лежали  на  столе  две  книги,
обделанные в дерево и медь. Одна из  книг  была  открыта,  и  пергаментные
страницы были заложены золотым крестом. Казимир сидел в кресле, окруженный
стоявшими вокруг  него  магнатами,  по  большей  части  старыми  с  седыми
волосами и  бородами,  которые  составляли  оригинальный  контракт  с  его
юношескими черными локонами. Топорчик стоял за креслом короля, Грегор,  со
сложенными на груди руками, присматривал одновременно за огнем в  очаге  и
за входной дверью. Он как будто самою судьбою  был  назначен  играть  роль
придверника, мало нашлось бы людей, которую решились бы вступить с  ним  в
борьбу. Его мускулистые руки и ноги и жилистая  шея  свидетельствовали  не
только о почтенном возрасте, но также о большой силе, окрепшей с возрастом
и  в  непрестанных  трудах,  а   спокойное   морщинистое   лицо   выражало
непоколебимую веру в эту силу.
     Когда Собек в одежде нищего показался у входа в сопровождении Белины,
все молча расступились. Старый слуга упал в ноги королю, чтобы почтить его
высокий сан. Прежде чем он начал говорить, Топор тихо спросить у Белины:
     - Что нового?
     Старый хозяин с хмурым видом покачал головой. Все притихли, и  Собек,
поглаживая себя, по своему обычаю, по голове, начал, не спеша, отрывочными
фразами рассказывать о виденном. И он подтверждал, что силы у Маслава были
огромные, и, задавшись целью отомстить за первое поражение, он еще набирал
их везде, где только мог. Собек  видел  войска,  стоявшие  под  Плоцком  и
собиравшиеся окружить со всех сторон Казимировых рыцарей, чтобы  никто  из
них не ушел живым. Каждый день прибывали новые  подкрепления,  и  было  их
столько, что Собек, не умея сосчитать, повторял только, что они  двигались
всюду, как муравьи, и лагерь их над Вислой был, по его словам, в пять  или
шесть раз больше королевского войска.
     Окружающие  Казимира,  опасаясь  впечатления,  которое  мог  на  него
произвести рассказ Собека, старались уличить старика в  преувеличении,  но
старый слуга упрямо стоял на своем и повторял только одно: что с  Маславом
всякая борьба была немыслима.
     Король молчал, и никто не мог бы догадаться по его  спокойному  лицу,
как он отнесся к рассказу Собека.  Он  слушал,  не  сморгнув  глазами,  не
шевелясь на своем сидении и держа руку на книге...
     Когда же слуга, рассказав все, что узнал, удалился. Казимир обратился
к окружавшим его с такими словами:
     - Неужели мы будем бояться количества вражеских войск, как  будто  бы
мы не верим в правоту нашего дела? Мы боремся за крест и веру...
     Топор и другие склонили головы, и только один сказал со вздохом:
     - Надо бы нам поторопиться, пока чернь не двинулась на нас.
     - И мы так бы и  сделали,  -  сказал  король,  -  если  бы  не  ждали
возвращения послов, отправленных за помощью. Со дня на день мы их ждем.  А
как только они вернутся с благоприятным  ответом,  мы  не  будем  медлить.
Пусть меч решит наш спор во имя Божье!
     Никто не возражал на это; мужество и  спокойствие  короля  передались
всем остальным; надежда оживила сердца воинов. Те, что сражались в долине,
припомнили, какая масса людей была и тогда у Маслава, и что  же?  Все  они
рассмеялись при первом же столкновении.
     Королевские слова явились как бы пророчеством добрых  вестей;  наутро
прискакал высланный вперед гонец и  возвестил  королю,  что  за  ним  едут
послы, отправленные в Киев, а с  ними  и  бояре  с  приветом  от  князя  и
обещанием скорой помощи. Известие это было встречено в  лагере  с  большой
радостью, которой из упрямства не разделял только Спытек. Верный слуга его
Собек в таком виде изобразил ему могущество Маслава, что он считал  всякую
борьбу с ним гибельной для короля и рыцарства.
     На третий день после этого прибыли послы вместе с княжескими боярами,
старостой Торчином, Парамоном и Добрыней. Окруженные небольшой, но  богато
одетой и хорошо вооруженной свитой, они  счастливо  пробрались  к  королю,
минуя отряды Маслава, разъезжавшие по всей стране.
     В городище уже заранее приготовились к встрече бояр: особенно  Грегор
употреблял все усилия, чтобы как-нибудь  скрыть  бедность  своего  короля,
которая могла повредить ему в глазах будущих союзников.
     Благодаря его  стараниям,  королевскую  горницу  убрали,  как  только
могли, нарядные, чтобы она не слишком проигрывала по сравнению с  киевской
"гридницей", собрали даже столовое серебро, чтобы послы не могли упрекнуть
короля, как некогда упрекала Владимира дружина, что он заставляет их  есть
деревянными ложками. В этот день  и  король  принарядился,  надел  на  шею
богатую цепь, а к поясу прикрепил самый красивый свой меч.
     Около полудня перед воротами замка появился небольшой  конный  отряд,
сопровождавший киевских послов. Впереди всех ехал староста Торчин, мужчина
средних лет с веселым лицом и живыми карими глазами.
     На послах были длинные, богатые кафтаны, высокие  шапки  и  оружие  в
позолоченных ножнах; у поясов висели сумки с деньгами, а платки у них были
шелковые.
     Парамон и Добрыня держались с достоинством, но и добродушно в  то  же
время; видно было, что они люди добрые, но  очень  "себе  на  уме".  Низко
кланяясь королю, они передали ему привет от князя Ярослава  и  обещали  от
его имени помощь, а Торчин принялся расхваливать своих  воинов,  выставляя
их героями и богатырями, которые готовы были завоевать весь мир.
     Король  в  кратких  словах  поблагодарил  послов  и  приказал   своим
доверенным заняться их угощением.
     Для них уже был приготовлен  стол,  богато  убранный  и  заставленный
всевозможными явствами, хоть ради этой пышности весь лагерь был  поставлен
на ноги. Так как в палатках неудобно было угощать  их,  то  на  этот  день
женщины уступили свои горницы, и здесь заранее  был  накрыт  стол.  Топор,
Трепка и все приближенные короля уселись за стол вместе с гостями, которые
резко выделялись среди угрюмых и печальных лиц рыцарей своей веселостью.
     Еще Торчин, старший, немного  сдерживался,  и  Парамон  не  отличался
болтливостью, но зато Добрыня говорил и смеялся за всех.  Хозяева  усердно
угощали и упрашивали гостей, подкладывая им в тарелки и подливая в  кубки,
и мало-помалу и староста Торчин, и Парамон  разговорились  без  стеснения.
Началась такая живая беседа, какой давно уж здесь не слыхали,  а  в  конце
концов хозяева  и  гости  так  подружились,  что  принялись  обниматься  и
целоваться.
     - Вы как будто робеете, - говорил Добрыня - а, по-моему, надо  весело
идти на врага, тогда сам подбодряешься,  а  его  пугаешь.  Было  плохо,  а
теперь будет хорошо, - весело продолжал он. - Пусть только  подойдут  наши
молодцы, вот вы увидите! Они и  гору  с  места  сдвинут,  а  соснами,  как
палками размахивают; ни один из тех людей не уйдет живым,  и  следа  после
них не останется!
     - Вот вы нам теперь поможете, - сказал Трепка, - а если, не дай  Бог,
придет беда и для вас, мы пойдем проливать свою кровь за вашего князя.
     Опять наполнились кубки, пили за здоровье друг  друга,  обнимались  и
целовались, как вдруг из соседней горницы появилась разряженная  Спыткова,
которая не могла выдержать, чтобы не поздороваться с своими земляками.
     При одном появлении красивой женщины лица послов просияли, но,  когда
она заговорила  с  ними  по-русски,  они  просто  вскрикнули  от  радости.
Спыткова стала расспрашивать их о  своих,  но  киевляне,  по-видимому,  не
имели сведений о полочанах, по крайней  мере  никто  из  них  не  знал  ее
родных, хоть все с одинаковым восхищением любовались  прекрасными  глазами
русинки и охотно поделились бы с ней хорошими вестями.
     А Спыткова щебетала без умолку.
     - Сам Господь Бог привел вас к нам! - говорила она,  кланяясь  низко,
как приличествовало женщин перед такими важными гостями.  -  Говорят,  что
ваш князь посылает помощь нашему князю. Да наградит его за это Господь!  И
еще одно должен был бы сделать ваш князь для нашего  короля,  чтобы  между
ними было братство навеки...
     И Спыткова таинственно умолкла, загадочно улыбаясь послам.
     - Ну, что же, красавица-боярыня? - спросил Добрыня. - Либо совсем  не
начинать, либо уж надо докончить.
     - Что? Что? - медленно выговорила Марта, окидывая взглядом послов.  -
Неужели же вы, такие мудрые люди, дружина  государева,  не  догадываетесь,
что нужно молодому королю, чтобы он был счастлив?
     Добрыня, прикрываясь  ладонью  и  втянув  голову  в  плечи,  принялся
смеяться.
     - Ах, хитрая красавица! -  воскликнул  он.  -  Захотелось  тебе  быть
государевой свахой!
     Все засмеялись, и даже самый  серьезный  из  послов,  Тивун  Парамон,
покраснел и хихикнул про себя.
     - А почему бы и нет? - отозвалась Спыткова.
     - И вы удачно попали, - весело заговорил Добрыня, - нигде  нет  таких
красивых девушек, как у нас в Киеве, а что там болтают злые люди, что  все
они ведьмы, так это сущее вранье! Ой,  ой,  что  за  девки!  Можно  бы  их
продавать на вес золота, и то было бы недорого,  а  другу  можно  и  даром
отдать - мы не таковские.
     - Да и у вашего князя, наверное, есть дочки? - спросила Спыткова.
     - Покойного князя Владимира дочка - как раз  вашему  королю  пара,  -
говорил Добрыня. - Пусть будет в добрый час сказано!
     Польские шляхтичи переглянулись между собой.
     - А как звать вашу княжну? - спросил Трепка.
     - И имя хорошее, а уж девушка - красавица собой, - говорил Добрыня, -
зовут ее Доброгневой; потому что она даже в гневе бывает добра.  Личико  у
нее белее снега, а щечки румянее малинового сока. А как распустит  золотые
свои косы, так они у нее по  земле  волочатся,  а  как  взглянет  голубыми
глазами, - у людей на  сердце  становится  веселее;  улыбнется,  -  словно
солнышко на  небо  взойдет.  Когда  красавица  выходит  из  терема,  птицы
слетаются к ней с неба, а голуби садятся к ней на плечи,  -  когда  запоет
песенку, львы  ложатся  у  ее  ног,  а  если  вышьет  золотом  или  шелком
полотенце, - только и место ему на алтарь.
     - Отдайте же ее нам в королевы, - вскричала Спыткова...
     Со смехом чокнулись кубками, а старики только головами  покачивали...
и долго еще, до поздней ночи, тянулась дружеская беседа.
     Несколько дней спустя граф Герберт и начальники королевских  отрядов,
выйдя под  вечер  от  короля,  молча  шли  к  своим  палаткам...  Там  уже
собиралось все рыцарство; как молния, разнеслась по всей  долине  весть  о
том, что на другой день войска должны были выступить в поход к  Висле,  не
дожидаясь Маслава, чтобы  напасть  на  него  врасплох.  Такова  была  воля
короля. В назначенный день ожидались войска из Киева, которые должны  были
переправиться с той стороны в ладьях.
     Едва только было принято это решение, как все городище задвигалось  и
заволновалось. Ожидание было утомительно для всех, и все желали борьбы. Не
радовались только те, кто был лишен возможности принять в ней участие.
     В городище надо было оставить  хоть  немного  войска,  чтобы  оно  не
оказалось совершенно беззащитным. Некоторые тяжело раненые тоже принуждены
были остаться. Белина должен был охранять свое добро, а Спытек ни  на  что
уже не годился.
     У Вшебора только что поджила рана на шее, но горячая кровь не  давала
ему покоя. Его тянуло в поход и в то же время  хотелось  остаться,  потому
что  Томко  оставался  в   городище,   чтобы   помогать   отцу.   Он   мог
воспользоваться этим временем и предупредить его  сватовством.  Долива  не
знал, что делать, и, встав с лавки, долго ходил  по  горнице  с  опущенной
головой, пока ему не пришло в голову посоветоваться с матерью девушки.  Он
тотчас же пошел на верхнюю половину и попросил одну из служанок вызвать  к
нему Спыткову.
     Марта явилась слегка испуганная. Наверху было уже темно, но по голосу
она узнала Вшебора.
     - Что с вами случилось? - вскричала она. - И что вы  тут  делаете?  В
эту пору вызывать меня на беседу, а  если  кто  подсмотрит,  что  подумают
люди?
     Вшебор склонился к ее коленям и поцеловал у нее руку.
     - Дорогая пани, - попросил он,  -  посоветуйте  мне,  как  мать,  как
королева... Завтра мы идем на войну... Должен ли я  идти  и  оставить  тут
Томка, чтобы он высватал Касю? Если я ее потеряю, опостылеет  мне  свет  и
жизнь...
     - Что же делать? Вы тоже едете? - спросила Марта.
     - Я должен идти ради короля и ради самого себя;  рана  почти  зажила,
мне нельзя остаться.
     Марта призадумалась немного и вдруг ударила в ладоши.
     - Вы ведь в милости у короля? - сказала она. - Почему бы не попросить
его быть у вас сватом? Спытек боится его, потому что у него есть что-то на
совести против него. Если король его попросит, он не откажет.
     Услышав это, Вшебор бросился в  ноги  Спытковой  и,  прежде  чем  она
успела что-нибудь прибавить, бегом пустился по лестнице вниз.
     Он и раньше был в приятельских отношениях со старым Грегором, который
знал его, как верного слугу короля. Не теряя  ни  минуты  времени,  Вшебор
побежал прямо к нему. Грегор осматривал и чистил дорожное платье короля  и
был очень удивлен посещением Доливы в такое позднее время...
     - Мне надо видеть нашего милостивого государя, - заговорил Вшебор.
     - Теперь поздняя ночь, а завтра мы едем в поход, теперь не время... -
сказал старик, покачав головой.
     - Я должен видеть его еще сегодня! - отозвался Долива.  -  Смилуйтесь
надо мной. Я не задержу его, только  брошусь  к  его  ногам  и  скажу  два
слова...
     Ни слова не отвечая, Грегор сделал ему знак, чтобы подождать,  а  сам
вошел в горницу. Немного спустя, двери  открылись,  и  верный  привратники
пригласил Вшебора войти.
     Король был один; он стоял около догорающего  очага  и  повернулся  от
него лицом к входящему.
     Долива, который никогда не умел  ни  сдержаться,  ни  промолчать,  ни
выждать, тотчас же упал к его ногам и, обнаружив свою рану, вскричал:
     - Милостивый государь, я сражался за тебя и буду сражаться до смерти,
но будь же моим благодетелем и окажи мне милость.
     Король знаком заставил его подняться с колен.
     - Говори, что ты хочешь от меня! - ласково сказал он.
     Вшебор встал, но долго  не  мог  начать  говорить  от  душившего  его
волнения.
     - Стыдно мне в такую минуту просить о милости, - сказал он,  наконец,
- и особенно тебя, милостивый государь, у которого совсем другое  на  уме;
но прости моей молодости, - и он снова склонился перед королем.
     - Говори, о чем просишь? - повторил Казимир.
     - Ах! - вполголоса сказал Вшебор.  -  Хочу  просить  тебя  быть  моим
сватом.
     Казимир отшатнулся с краской на  лице.  Видно  было,  что  он  ожидал
совсем иной просьбы.
     - Не время нам думать о свадьбе, - печально сказал он, - и  не  скоро
найдется место, где можно будет ее отпраздновать.
     - И я тоже не думаю еще о свадьбе, я хочу  только  получить  согласие
отца и матери, - настойчиво повторил Вшебор, целуя  руку  короля.  -  Хочу
посвататься к дочери Спытка - влюбился до смерти в эту девушку!
     Король слушал его, опустив глаза, с румянцем почти девичьего стыда.
     - На с только два брата, - горячо говорил Вшебор, - родителей  у  нас
нет, будь нашим опекуном и отцом. Спытек чувствует, что у него  есть  вина
против вашей милости и был бы рад  получить  прощение;  стоит  вам  только
слово сказать, и он отдаст мне дочку.
     И снова он склонился к коленям короля, а тот ласково отстранил его от
себя.
     - Охотно сделаю это, когда мы вернемся с войны, - сказал он, - теперь
не время для сватовства.
     - А потом тоже будет не время, потому  что  ее  высватает  кто-нибудь
другой, - прервал его Вшебор. - Король мой и государь, сегодня или  завтра
- иначе нельзя.
     Казимир стоял в нерешимости, не зная, как ему поступить, когда  вошел
Трепка за приказаниями на завтрашний день. Король  с  облегченным  сердцем
обратился к нему.
     - Мой старый друг, - сказал он Трепке, - замените  меня  и  от  моего
имени замолвите слово за моего  верного  слугу,  которому  я  был  бы  рад
отплатить за его преданность мне.
     Трепка не понял сразу, в чем дело, и с изумлением переводил взгляд  с
короля на юношу, но  тут  Вшебор  в  коротких  словах  объяснил  ему  свою
просьбу.
     Старик слегка нахмурился.
     - Эх вы, молодые! - сказал он. - Храбро сражаетесь, но в голове у вас
не все в порядке... Теперь,  когда  надо  спасать  страну,  вы  думаете  о
девчонках...
     - А если ее возьмет кто другой, а я жить без нее не могу! -  возразил
Вшебор.
     Старик пожал плечами.
     - Кто же может взять у тебя это сокровище? - спросил он.
     - Томко Белина увивается около нее. Он останется здесь с  родителями,
а меня не будет!
     - Томко. Он идет с нами, - возразил Трепка. - Вы видите, что он  ради
девчонки не забывает службы королю и нашему делу.
     Вшебор несколько смутился.
     - А я все-таки прошу, - прибавил он упрямо, - хоть  бы  он  и  шел  с
нами, я хочу иметь согласие родителей и тогда охотно пойду на войну.
     Казимир стоял молча. Трепка взглянул на него.
     - Согласны ли вы на это, милостивый государь? - сказал он.
     - Сделайте это для него, чтобы у него  было  спокойно  на  сердце,  -
печально отозвался король. - Не откладывайте...
     Вшебор схватил старика за руку.
     - Государь и отец мой...
     Трепка рассмеялся добродушно и, видя его волнение,  низко  поклонился
королю и вышел вместе с Вшебором.
     - Что же это? - буркнул он в дверях. - Какой я сват, когда у нас даже
полотенец нет с собой.
     Они направились во второй двор.
     Старый Спытек занимал по-прежнему  то  место,  которое  он  сам  себе
выбрал среди больных и калек. Только ложе его было лучше убрано и окружено
сосновыми ветками. Он уже лежал, но не  спал  еще,  у  ног  его  стоял  на
коленях верный Собек. Остальные раненые или спали уже, или пошли в  лагерь
попрощаться с уходившими утром товарищами.
     Заметив подходившего к нему Трепку, который ухаживал за ним во  время
болезни, Спытек приподнялся на локте.
     - Что же, разве уже едете? Пришли проститься?
     - Нет, я еще не прощаться пришел, - отвечал старик, подойдя к нему  и
оглядываясь на Вшебора, который тоже подошел  ближе.  -  Я  пришел  к  вам
послом от короля.
     Спытек беспокойно заворочался и поднял свой окровавленный глаз.
     - От короля ко  мне?  Что  же  хочет  от  старого  калеки  милостивый
государь?
     - Он желает, чтобы вы ему дали доказательство своей  преданности  его
воле, - сказал Трепка. - Не имея,  чем  вознаградить  свое  рыцарство,  он
желает, чтобы вы заплатили долг за него.
     Спытек, не понимая, к чему клонится речь, широко открыл  рот,  а  лоб
его нахмурился.
     - Не смейтесь над старым калекой, - сказал он.
     - Не время для насмешек, - отвечал Трепка. - Вот перед вами тот, кому
вы должны заплатить королевский долг - Вшебор Долива!
     Спытек, очевидно, догадался, и грозные морщины перерезали его лоб; от
охватившего его гнева он только шевелил губами и долго не  мог  произнести
ни звука.
     - Что же я ему дам? У меня у самого ничего нет! - вскричал он.
     - У вас есть дочь... Король просит ее руки для Вшебора.
     Долива молча склонился к руке старика, но тот отнял ее.
     - Я ничего не имею против Доливы, - заговорил  он,  наконец,  -  хотя
единственная дочь Спытка могла бы найти кого-нибудь познатнее, чем он.  Ей
и князь бы подошел, но пусть свершится королевская воля... Она будет его.
     Долива молча поблагодарил его,  а  старик  продолжал  все  с  большим
волнением:
     - Скажи королю, что делаю это только для него, потому что хочу, чтобы
он вернул мне свою милость, все это только для него... вы понимаете?
     - Итак, я могу передать королю ваше обещание? - спросил Трепка.
     Спытек, вместо ответа, обратился к слуге.
     - Пусть придет сюда Марта с дочерью...
     Вшебор, который чувствовал  себя  безмерно  счастливым,  взглянул  на
старика, лежавшего с приподнятой кверху  головой  и  смотревшего  на  него
взглядом, полным затаенной злобы, и также  ощутил  в  груди  нарождающийся
гнев и оскорбленное самолюбие. Но не  время  было  ссориться,  приходилось
терпеть молча.
     Пока Собек бегал исполнять поручение своего  пана,  Трепка  и  Долива
стояли в молчании, а Спытек вздыхал и грузно ворочался, как  будто  внутри
его происходила какая-то борьба. Наконец, послышались женские  шаги,  и  в
дверях показалась Марта с торжествующим блеском в глазах, увлекая за собой
бледную и перепуганную Касю; увидев Доливу, девушка пошатнулась  и  быстро
повернулась назад, как будто собиралась убежать, но мать насильно удержала
ее.
     Спытек еще больше нахмурился при виде жены.
     - Король, наш милостивый государь, сам сватает нашу  дочь,  -  сказал
он. - Я не могу отказать королю.
     Он указал на Доливу.
     - Вот будущий твой муж! - сказал он, обращаясь к Касе. - Такова  воля
короля и моя. Когда придет время, отпразднуем свадьбу.
     Марта  склонила  голову,  но  на  лице  Каси  отразилась   совершенно
неожиданная в такой молоденькой девушке чувства. На этом юном лице, вместо
слез и печали, запылал гнев,  глаза  засверкали  угрозой,  а  сжатые  губы
отразили упрямую и вызывающую решительность. Ни одна девушка не осмелилась
бы в то время явно противиться воли отца и государя. И Кася  не  возразила
ни слова. Но Вшебор понял значение ее взгляда...
     Спытек не обращал уже больше внимания на дочь, а Марта, подведя ее  к
Вшебору, хотела, по старому обычаю, скрепить  обручение  пожатием  руки  и
поцелуем. Но Кася, как прикованная, стояла на месте, а когда мать потянула
ее за собою, она вырвала руку и отступила на несколько шагов.
     Вшебор и не настаивал на соблюдении обычая; он решил про себя, что  в
будущем сумеет подавить этот девичий стыд, а пока ограничился почтительным
целованием рук отца и матери в знак благодарности.
     Трепка направился к выходу.
     - Ну, пойду к королю с доброй вестью, - сказал он.
     Спытек кивнул ему головой и, уже не обращая внимания  на  присутствие
будущего зятя, на жену и дочь, упал на подушки, приказывая слуге:
     - Собек, закутай мне ноги.
     Закрыл глаза и закутался с головой...
     Марта неслышно выскользнула из горницы, за нею шла бледная с  горящим
взглядом  Кася.  Когда  они  очутились  на  дворе,  и  Вшебор  решился   в
присутствии матери приблизиться к девушке, Кася отскочила от него и бегом,
даже не оглядываясь назад, бросилась на свою половину.
     - Да она же еще ребенок, -  с  улыбкой  сказала  мать,  подавая  руку
Вшебору, - молодая пташка... что тут удивительного. Приласкаешь ее  потом,
когда будет твоя. Времени будет довольно.
     И начала тихо разговаривать с ним.
     На верхней половине послышался громкий плач, стоны и гневные  голоса.
Двери неожиданно открылись, из них выбежала Здана, которая,  минуя  Марту,
бросила на нее гневный взгляд и исчезла.
     Старый Белина, Томко и Ганна - все сошлись вместе на женской половине
и о чем-то тихо совещались... Потом Томко с сестрой  отошли  в  сторону  и
тоже о чем-то долго шептались между собой, а когда Вшебор ушел, провели  и
Мшщуя на общий совет.
     Группа эта то расходилась, то снова собиралась вместе и беседовала до
поздней  ночи,  а  когда  Мшщуй  вернулся  на  ночь  к  себе,  то,  против
обыкновения, не обменялся с братом ни одним словом, а тотчас же лег спать,
укрывшись с головой.
     Вшебор почувствовал, что он сердится  на  него,  и  даже  не  решился
поговорить с ним о своем счастье.



                                    5

     Весна пришла в том году рано, что только жаворонки не удивились ей, а
люди верили в зиму; пришла она неожиданно в одну темную ночь, прилетела  с
юга на теплых крыльях ветра. Еще вчера лежал повсюду белый снег, блестя на
морозе заиндевевшим покровом, на  реках  трещал  лед,  и  тяжелые  облака,
словно мешки, наполненные снегом, тянулись синею полосою с севера. Пропели
беспокойные петухи, ветер  прижался  к  земле  и  заснул,  настала  полная
тишина. Вдруг  вдали  что-то  зашумело,  налетел  ветер  с  юга,  влажный,
стремительный и упорный, и к утру начал таять  почерневший  снег,  потекла
вода поверх ледяной коры, и, как  невеста,  сбрасывающая  с  себя  снежные
покровы, обнажилась земля,  взвился  кверху  жаворонок,  откуда-то  явился
измученный перелетом аист, и засуетилась хлопотливая ласточка.
     Те, что спали зимой, пробудились испуганные  шумом  ручьев,  которые,
журча, пробивали повсюду дорогу,  разрыхляя  черные  пласты,  а  к  вечеру
только кое-где виднелся еще ломкий лед. Из-под зимнего  покрова  выглянули
зеленеющие травы и посевы. В  воздухе  запахло  весной,  влагорастворенной
землей, набухшими  почками,  теплым  дождем  и  водяными  испарениями.  На
берегах рек образовались озера, на реках  вода  вздулась,  и  лед  трещал,
разламываясь в куски, но еще упорно борясь с действием солнца и  тепла.  И
те, что ждали оттепели и не хотели верить  в  приход  весны,  должны  были
принять победительницу... Аист нес ее на  крыльях,  жаворонок  распевал  в
облаках, верба  приветствовала  ее  бархатными  почками,  волчьи  ягоды  -
розовыми цветами, а небо - лазуревой одеждой.
     И с каждым днем  укреплялась  власть  весны,  не  той  благовонной  и
спокойной, что приходит позднее  исцелять  раны,  одевать  изрытую  землю,
взращивать цветы, светить горячим солнцем и поливать  теплыми  слезами,  а
весны воинственной, вступающей в поединок со старой зимой и  борющейся  до
тех пор, пока не победить ее.
     Горячий  ветер  пролетел  вверху  среди  разорванных  облаков,   град
рассыпался стеклянным горохом,  в  небесах  грохотало,  на  земле  шумело,
стремительно неслись освобожденные воды, сталкивались разорванные  льдины,
ручьи вырывали посевы, буря ломала деревья.
     Страшная была эта весна, опередившая весну зеленую; от нее  прятались
звери, запирались люди в своих жилищах, а  птицы,  слишком  ранние  гости,
погибали от холода и голода.
     В один из таких вечеров молодой весны после  пронесшейся  только  что
грозы над Вислой выглянуло солнце  и  осветило  закатными  лучами  военный
лагерь.
     Громадное пространство  кверху  от  разлившейся  реки  было  завалено
грудами человеческих тел. На пригорке с  одной  стороны  виден  был  почти
опустевший лагерь, а внизу на лугу  и  полях  длительная  борьба  оставила
следы смерти и разрушения. С левой стороны виднелись беспорядочные  группы
людей, с криком убегавших от гнавшихся за ними конных рыцарей.
     В некоторых местах бой еще  продолжался.  За  убегавшим  Маславом,  у
которого шлем слетел с головы, и красноватые волосы развевались по  ветру,
гнался неукротимый Вшебор.  Беглец  иногда  оглядывался  назад,  конь  его
устал,  товарищи  оставили  его.  На  поле  битвы  их  было  только  двое:
побежденный мазурь и разгоряченный победой Долива.  Левую  ногу  с  острой
шпорой он прижимал к брюху коня, чтобы заставить его бежать скорее.  Но  и
конь Доливы напрягал последние усилия, догоняя убегавшего. Они  готовились
сразиться  смертным  боем,  когда   неожиданно   из   зарослей   выскочила
притаившаяся там кучка людей и бросилась на помощь убегавшему.
     Вшебор очутился один лицом к лицу с несколькими нападавшими.
     Убегавший остановился, а догонявший его, видимо, колебался, не  зная,
какое  выбрать  направление;  теперь   роли   их   переменились.   Маслав,
воспользовавшись своим положением, бросился на него,  а  Вшебор  принужден
был спасаться от него; лицо его покрылось краской, глаза заблестели.
     Убегать от  побежденного,  побитого,  от  изменника!  Убегать,  чтобы
спасти свою жизнь!
     Он оглянулся вокруг, но не увидел никого из своих. Все разъехались  в
разные стороны, преследуя бежавших - он был один. Оставалось только  одно:
или пожертвовать жизнью, или позорно спасать ее!
     - Убегать от Маслава...
     Но взбешенный неудачей мазурь был  не  один,  к  нему  присоединилось
подкрепление, и они гнались за ним все сразу.
     Вшебор держал в руке  сломанное  копье,  сбоку  висел  погнутый  щит,
панцирь  его  был  весь  исколот,  и  сам  он  был  сильно  утомлен  боем,
продолжавшимся весь день.
     В нескольких шагах показался Белина с небольшим отрядом и смотрел  на
него... Мстительное чувство загорелось  в  его  душе.  Маслав  должен  был
наказать Вшебора за него. Для этого достаточно было, чтобы Томко  отступил
назад и не торопился с помощью... Долива пал бы от руки Мазура, а  невеста
его была бы свободна...
     Черная мысль, как молния, промелькнула в его голове и пронзила его  в
самое сердце. Пусть гибнет тот, кто хотел отнять у него... Пусть гибнет!
     Вшебор все оглядывался, не пошлет ли ему судьба  помощи.  Он  заметил
неподвижно стоявшего Томка и в душе сказал самому себе:
     - Этот скорее добьет меня, чем спасет.
     Белина все стоял, чувствуя, как вся  кровь  загорается  в  нем,  а  в
голове назойливо повторяется:
     - Пусть гибнет!
     Маслав со своими людьми уж настигал Вшебора. И в тот же миг черная  с
кровавым завеса спала с глаз Томка, и он  бросился  на  помощь  Вшебору  с
криком:
     - За мной!
     Мазуры, окружив Вшебора, старались поранить его коня, потому что  сам
он еще оборонялся обломком копья, но вдруг, как гром и  буря,  налетел  на
них Томко... Маслав уже готовившийся нанести  удар  противнику,  зашатался
сам от удара меча, и все его воины тотчас же разбежались в разные стороны.
Вшебор был спасен, но, ослабев от полученной в бою раны, упал с коня.
     Все это происходило на поле сражения, в месте, где убегавшие пруссаки
и поморяне могли, вернувшись, окружить их или добить; надо  было  поспешно
уходить отсюда к своим.
     Белина слез с коня и с помощью двух вооруженных воинов, которые  были
с ним, подняли Доливу и снова посадили  на  коня...  Пришедший  в  чувство
Вшебор молча приглядывался к своему спасителю, словно не веря,  что  видит
его перед собой. Белина  не  говорил  ничего  и  только  указал  рукой  по
направлению к лагерю.
     В эту минуту подъехали еще воины, намереваясь броситься в  погоню  за
убегавшими. Мшщуй заметил бледного и окровавленного брата. Они  давно  уже
не разговаривали друг с другом. Он  увидел  также  рядом  с  ним  Томка  и
остановился удивленный, вопросительно глядя на него.
     Белина взглядом же отвечал ему.
     -  Где  король?  Не  знаете  ли,  где  король?  -  стали   спрашивать
подъехавшие. - Где наш государь?
     - Я не знаю, - отвечал Белина. - Сначала я сражался рядом с  ним,  но
потом нас разделили. Он бросился в самую гущу!
     - Где Маслав? Маслав убит... А  кто  видел  его  труп?..  -  говорили
другие.
     - Он спасся с небольшой горстью людей, некому было гнаться за ним!  -
слабым голосом отозвался Вшебор. - Я последний бился с ним. Он уже был без
шлема и весь в крови.
     - А в какую сторону он ушел?
     Им показали рукой направление, и несколько наиболее ретивых пустилось
в погоню.
     - Где король? - кричали другие, подбегая к  группе  приостановившихся
всадников. - Что нам победа, если его не будет у нас...
     - Где король? - раздавались крики по всему полю битвы.
     Но никто не мог сказать, что случилось с королем.
     Солнце заходило в таком кровавом зареве, как будто облака отразили  в
себе эту битву, во время которой ручьями лилась кровь. Чернь, находившаяся
при лагере, как хищные птицы, сбегались со всех сторон и грабила трупы. Из
лагеря доносились торжествующие и насмешливые возгласы.
     То и дело подъезжали всадники и спрашивали:
     - Где король?
     - Маслав убит?
     Вшебор медленно ехал по направлению к  лагерю,  поддерживаемый  двумя
воинами. За ним с понуренными головами ехали Мшщуй с  Белиной.  Что  толку
было в этой победе, если король заплатил за нее своей жизнью. Навстречу им
показались вдали старый Трепка, граф Герберт и русский воевода Иеловита.
     Кони их ехали шагом, и они, сидя в  понуром  молчании,  с  опущенными
головами поглядывали на трупы, устилавшие поле битвы. Их молчание  и  весь
вид говорили о том, что они искали короля и нигде не находили его.
     - Он бился, как лев! - сказал Иеловита. - Я  видел  это  собственными
глазами... Он геройски рубил  врагов,  и  там,  где  он  показывался,  все
разбегались перед ним.
     - Я видел его раненым!  Из  его  руки  текла  кровь,  -  сказал  граф
Герберт.
     - Кто же был с ним? Как могли  оставить  его?  -  спросил  Трепка.  -
Верная дружина ни на шаг не должна была отходить от него!
     Старик был в сильном волнении.
     Мимо них проезжали  раненые,  проходили  пешие,  потерявшие  в  битве
коней.
     - Не видели ли вы короля?
     Все видели его в начале битвы, когда он еще молился, стоя на пригорке
и измеряя взглядом все эти полчища в три  раза  сильнейшего  врага:  диких
поморян, в крепких железных доспехах, пруссаков с палками для  метанья  за
поясом, мазуров с огромными щитами и всю эту  страшную,  крикливую,  дикую
орду, которая рассчитывала окружить королевские войска  и  уничтожить  их,
видели также многие,  как  он,  помолившись,  бросился  навстречу  войскам
Маслава и долго гнался за самим вождем, которого легко можно было узнать.
     К концу сражения, когда победа явно  клонилось  на  сторону  поляков,
русских и императорских полков, когда дрогнули  и  начали  отступать  даже
непоколебимо  и  стойко  державшиеся  пруссаки,   когда   все   пришли   в
замешательство,  и  трудно  стало  различать  своих  от  врагов  -  король
неожиданно исчез. Никто не знал, кто остался с ним, и в какую  сторону  он
заехал. Рыцарство, обеспокоенное его  исчезновением,  разбежалось  во  все
стороны, до самых границ поля сражения, многие шли, склонившись к земле  и
осматривая грудами наваленные одно на другое тела.
     Страшно горевали те, что привели с собою молодого государя и невольно
обрекли его на гибель.
     В это время из-за Вислы послышались торжествующие  клики,  как  будто
возвещавшие о новой победе. Вдали показалась медленно  двигавшаяся  группа
людей; Трепка и все остальные бросились в ту сторону.
     Все сразу узнали верного Грегора, шедшего впереди всех и  помогавшего
нести носилки из ветвей, на  которых  лежал  раненый  или  труп,  покрытый
окровавленным плащем. Рядом с носилками шел  ксендз,  прибывший  вместе  с
королем, и каждое  утро,  на  рассвете,  совершавший  богослужение.  Когда
рыцари приблизились, они тотчас же узнали в лежавшем короля...
     Он был весь в крови, но черные глаза были открыты, и  губы  кривились
полустрадальческой, полублаженной улыбкой. Король  взглянул  на  Трепку  и
произнес слабым голосом:
     - Хвала Богу! Мы победили!
     Но, произнеся эти слова, он потерял сознание.  Носилки  поставили  на
землю, и все, встав на колени, принялись приводить его  в  чувство  водою.
Только теперь заметили, что за носилками тянулась кровавая дорожка, и  сам
король был весь в крови. Нечего было и думать о том,  чтобы  нести  его  в
лагерь, в палатку, надо было тут же на месте поскорее омыть  и  перевязать
раны.
     Одни побежали за повязками, другие  -  за  хлебом  и  вином.  Грегор,
отстраняя всех, сам осторожно поворачивал израненное тело, снимая доспехи,
расстегивая платье, с материнской нежностью и заботливостью отирал  лоб  и
старался угадать все желания своего воспитанника.
     Придя в сознание, Казимир обвел всех взглядом, улыбнулся и шепнул еще
раз:
     - Победа за нами!
     Тут же, на поле битвы, перевязали королевские раны. Они были тяжелые,
и много вытекло из них драгоценной крови, но для жизни они не представляли
опасности.
     Настала уже ночь, и месяц взошел над лесом, когда Грегор снова взялся
за носилки и направился с ними  к  лагерю.  Король,  почувствовавший  себя
сильнее после  нескольких  глотков  вина,  данных  ему  графом  Гербертом,
оглядывал поле и тихо спрашивал о судьбе своих рыцарей.
     - Милостивый государь, - сказал Трепка, - мы еще не считали  своих  и
не знаем, кто жив, а кто погиб; мы думали только о тебе, ты исчез от  нас,
а с тобой погибло бы все...
     - Я перестал быть вождем, - сказал Казимир, - когда почувствовал себя
воином. Я сам не знал, что со мной сделалось.  Помню  только,  что,  когда
конь был убит, и я упал вместе с ним, я увидел над собой  лицо  Грегора  и
его меч, которым он размахивал вокруг, защищая меня.  Он  на  руках  вынес
меня, ослабевшего и раненого, в более безопасное место,  и  ему  я  обязан
жизнью.
     Грегор, который с угрюмым видом стоял, склонившись  над  королем,  не
отвел глаз и не сказал ни слова... Трепка снял перед ним шапку и подал ему
руку.
     - Высшая честь принадлежит тому, кто спас нам дорогого государя.
     Грегор, снова  взявшийся  за  носилки  и  молча  шедший  впереди,  не
повернулся на эти слова и, может быть, даже и не слышал их.
     Лагерь уже был близко; королевские  слуги,  завидев  носилки,  бежали
навстречу с плачем и криками, испугавшись, что несут тело короля.
     Но как же велика была общая радость, когда все узнали о спасении его.
Со всех сторон съезжались рыцари, возвратившиеся  с  погони,  и  сходились
раненые, которых оставили на поле битвы, считая убитыми, а  они  пришли  в
чувство и сами явились в лагерь; возвращалась и чернь, грабившая трупы.
     Зажигались  огни,  всюду  слышались  радостные  голоса  и  песни.  Не
осталось  сомнения  в  том,  что  поражение,  нанесенное   Маславу,   было
решительной победой короля. Этой победой он был обязан вовремя подоспевшим
русским  отрядам,  а  также  шестистам  рыцарям  императорского  отряда  и
собственному войску, сколько его нашлось во всей стране.
     Бой продолжался почти целый день, потому что Маслава, превосходившего
королевские войска численностью, не так-то легко было победить. Пруссаки и
поморяне бились мужественно, мазуры тоже не отставали от них, и до  самого
вечера неизвестно было, на чьей стороне будет успех и только  в  последней
стычке, когда сам король во главе своего  лучшего  рыцарства  бросился  на
Маслава, его главные силы расстроились и отступили.
     В  палатку  короля  приносили  вести  отовсюду;  начальники   отрядов
собрались здесь на совете; сюда же вносили добычу, знамена  и  изображения
языческих богов, оружие, брошенное на поле битвы,  копья  и  мечи.  Целыми
грудами навалили около палатки эту  жалкую  добычу,  но  неизмеримо  более
ценным, чем весь этот хлам, было поражение человека, бывшего причиной всей
этой войны и виновником всех несчастий в стране.
     Неподалеку  от  палатки  короля  находилась  небольшая  палатка,  где
помещались Вшебор с Топорчиком и  Каневой.  Сюда  принесли  израненного  и
ослабевшего Доливу. Рыцари перевязывали друг другу  раны  и,  несмотря  на
боль и утомление, настроение у них было почти веселое,  -  такой  радостью
наполняло их сердца сознание одержанной победы.
     Только Вшебор выглядел  угрюмых  и  печальным,  среди  своих  веселых
товарищей.
     Слуги разносили пищу и напитки, какие только могли достать.  У  графа
Герберта нашлось даже вино.
     - Что тебя так удручает, что ты и  нос  повесил?  -  заметил  Канева,
всегда отличавшийся хорошим настроением духа.
     И он слегка подтолкнул Доливу.
     - Ран и ушибов я не чувствую, - отвечал Долива, - меня мучает другое.
     - Может быть, доспехи натерли? Так я дам тебе жиру, - это поможет.
     Вшебор опустился на подушки, подложить руки под голову.
     - На что мне твой жир? - ворчливо отозвался он.  -  Другая  забота  у
меня на сердце.
     - Ну, так я знаю. Хочется тебе поскорее жениться на Касе! Подожди, уж
теперь недолго. Мы уж разбили на голову Маслава, скоро настанет мир, и  мы
все поженимся! И я бы не прочь!
     - Что ты там болтаешь глупости! - рассердился Долива.  -  Ты  знаешь,
кто меня спас, знаешь? Маслав упился бы теперь моей кровью, если бы не...
     - Белина тебя выручил! - докончил Канева. - Ну, и что же?
     - Да ведь он - мой друг, мой враг! - сказал Вшебор.  -  Мне  было  бы
приятнее биться с ним, чем быть ему обязанным жизнью.
     - Всему виною эта несчастная  Кася  Спыткова,  -  с  улыбкой  заметил
Канева, - потому что вы оба за нею ухаживали.  Правда,  что,  если  бы  на
месте Томка был кто-нибудь другой, то непременно сказал бы  себе:  "Маслав
его убьет, а девушка будет моя".
     Вшебор стремительно поднялся на подушках:
     - Вот это-то мучает меня! - крикнул он. - Вот  теперь  ты  угадал.  Я
чувствую, что, если бы я был на его месте, а он на моем (он ударил себя  в
грудь), ни за что не пошел был бы его спасать. Значит, я хуже его...
     - А он глупее... - рассмеялся Канева.
     - А теперь я еще должен ему поклониться и  быть  ему  братом  на  всю
жизнь!
     - И он будет ездить к  тебе  в  гости  и  скалить  зубы  перед  твоей
супругой.
     Оба помолчали немного.
     - Уж лучше бы меня  зарубили  эти  мазуры,  чем  быть  ему  обязанным
жизнью, - прибавил Вшебор.
     Другие посмеивались над ним.
     Всю ночь шла беседа, и в лагерь до рассвета никто не ложился; чернь и
слуги искали добычи на поле битвы, возвращались и  снова  уходили...  Надо
было подумать о том, что делать дальше.
     Решено было завтра до рассвета выслать войско, чтобы занять Плоцк.
     Отовсюду приходили вести, что Маслав, разбитый на голову, должен  был
бежать вместе с пруссаками, следовательно, непосредственной опасности,  но
надо было использоваться плодами победы и расстройством вражеских войск.
     Весь следующий день считали убитых и сносили  их  на  костры;  многие
утонули в Висле, но и без них насчитывались тысячи трупов. Не мало  воинов
пало и в королевском войске, и им  готовили  погребение  по  христианскому
обряду.


     Весна была еще черная, деревья не отзывались  на  ее  зов,  и  только
снежные покровы, дождь уничтожил последние остатки  почерневшего  снега  и
освободил из оков то, что лежало под ним.
     С юга летели  птицы,  в  полях  и  лесах  просыпалась  шумная  жизнь.
Заспанный медведь, исхудавший за время зимней спячки, шел на охоту.
     Из ульев вылетали пчелы на первые цветы, прохаживались аисты, вступая
во владение лугами. Орлы и ястребы летели в небе...
     Из глубины лесной чащи вышла, тревожно оглядываясь,  старая  женщина,
опиравшаяся на посох... Стань ее согнулся, губы посинели, седые  волосы  в
беспорядке  падали  на  плечи.  Измятая  и  испачканная  толстая   сермяга
прикрывала грубое, черное от грязи белье, ноги были босы, а за плечами  не
видно было ни узелка, ни мешка. Она шла, подпираясь посохом,  не  разбирая
дороги и не раздумывая, шла,  как  будто  ведомая  какой-то  непреодолимой
силой.
     Если на дороге попадалось бревно, она перелезала через него, даже  не
пробуя обойти, если был ручей, влезала прямо в воду,  не  ища  перекладин.
Что-то влекло ее, что-то гнало вперед куда-то, куда стремилось сердце. Так
прошла она сквозь зеленую чащу, пробралась через болота. Ночью ложилась на
мокрую землю и засыпала мертвым сном. Волки подходили, смотрели на нее  и,
не дотронувшись, скрывались в лесу; медведи  глядели  на  нее,  присев  на
земле, и следили за ней взглядом, когда она шла; с ветки  над  ее  головой
зелеными глазами всматривались в нее дикая кошка, но не двигалась с места.
Стада зубров паслись на лугу; они поднимали головы и разбегались,  завидев
ее.
     Проголодавшись, она срывала травинки  и  жевала  их;  иногда  ладонью
зачерпывала воды и проглатывала несколько капель. И так шла она уже  много
дней, шла, чувствуя, что все ближе и ближе цель ее странствий...
     Лес расступался, в долине дымятся хаты, на холме  -  господский  дом,
около него хлопочут люди.
     Старуха  остановилась,  подперлась  посохом,  и  смотрит...   втянула
воздух... села. Кровь выступила из ее босых ног, она смотрела на  них,  но
боли не чувствовала. Приближался вечер, до деревни было еще далеко, но она
не спешила. Отдохнув, поднялась снова и медленно пошла вперед. Иногда  она
останавливалась, потом снова шла. Что-то толкало ее вперед и в то же время
тянуло назад; она и хотела идти, и как будто, чего-то боялась. Кругом было
пусто. Две черные вороны сидели на дубу и ссорились между собой; то  одна,
то другая срывались с  места,  хлопали  крыльями  и  угрожающе  каркали...
Старуха взглянула на них... Втянула глубже воздух; что-то оторвалось в  ее
груди, какое-то далекое воспоминание;  она  в  изнеможении  опустилась  на
землю. Слезы потекли из ее глаз, побежали по  морщинкам,  как  ручейки  по
вспаханному полю, добежали до раскрытого рта и исчезли в нем. И она выпила
свои слезы. Подперлось рукой и стала покачиваться из  стороны  в  сторону,
как ребенок, укачиваемый матерью. Не старалась ли она усыпить  собственные
мысли?
     Становилось темно, до деревни  было  далеко,  в  поле  пусто:  только
вороны каркали, летая над нею.
     Старуха прошла еще несколько шагов, потом легла на землю и  прижалась
к ней лицом. Может быть, жаловалась  на  что-нибудь  старой  земле-матери,
потому что слышны были глухие стоны. С криком поднялась и снова упала.
     А тьма сгущалась.
     Над  лесами  из-за  черных  туч,  показался  серп  месяца,   красный,
кровавый, страшный, как вытаращенный глаз, из которого сочится кровь... Он
поднимался все выше и выше по небу. Черная тучка перерезала  его  пополам,
он выглянул из-за леса, словно  раненый,  огляделся  вокруг,  побледнел  и
пожелтел. Старуха  поглядела  на  него  и  кивнула  головой,  как  старому
знакомому... И, казалось, хотела сказать ему:
     - Посмотри, что со мной сталось!
     Но месяц, не отвечал ей, поплыл дальше; она презрительно  махнула  на
него рукой, встала и побрела дальше.
     На пригорке против господского дома стоял огромный высохший дуб.  Это
был только труп прежнего дерева. Кору с него содрали, весь он  был  опален
снизу, ветер обломал ветви, и только несколько толстых  сучьев  отделялись
от ствола, как обрезанные руки.  Две  вороны  уселись  на  нем,  продолжая
ссору. На самом толстом суку висело что-то. Легкий ветер  раскачивал  этот
груз, и он поворачивался, как живой. Это был труп человека с  красноватыми
волосами  на  поникшей  голове,  которые  развевались  по  ветру.  На  лбу
виднелась корона, сплетенная из соломы.  Открытые  глаза  были  пусты:  их
выклевали вороны. И тело его было страшно изуродовано людьми или  зверями;
мясо черными клочьями отставало от костей.
     Внизу два бурых волка, сидя под  деревом  и  задрав  пасти  к  верху,
поджидали, скоро ли ветер сбросит им добычу. Ждали терпеливо,  высунув  из
пасти голодные языки.  Иногда  какой-нибудь  из  них  поднимется,  завоет,
толкнет товарища и снова сядет  спокойно,  задрав  голову  кверху.  Вверху
вороны, а внизу волки спорили из-за трупа, который  медленно  крутился  по
воле ветра.
     Старуха шла, и вдруг взгляд ее упал на повешенного. Она остановилась,
вздрогнула, сильнее оперлась на  посох  и  рассмеялась  громким,  страшным
диким голосом, - и эхо из чащи леса повторило этот грохот. Волки бросились
в сторону, вороны  улетели.  Уселись  немного  подальше.  Старуха  подошла
ближе, приглядываясь к трупу.
     Подошла к самому дереву, посох поставила, сама села и, оперев руки на
коленях, опустила на них голову. И снова  засмеялась.  А  слезы  текли  по
извилинам морщинок и забирались ей в рот.
     Сук, на котором висел труп, трещал и скрипел, словно жалуясь, что ему
приходится держать такую тяжесть. Старуха мокрыми от слез глазами смотрела
на мертвеца, и месяц присматривался к нему, не сводили с него глаз  волки,
а ночь все окутывала черным покровом.
     Стемнело... Старуха снова раскачивала головой, а  из  уст  ее  лилось
тихое, тихое пение, как поют матери над колыбелькой засыпающего ребенка.
     Долго пела она, глядя вверх, и, устав, плакала до  тех  пор,  пока  в
груди не стало дыхания, а  на  глазах  -  слез...  Тогда,  вперив  в  него
неподвижный взор, она сидела молча, не двигаясь с места.
     В это время в лесу  послышался  далекий  шум  -  летел  король-ветер!
Черные тучки несли его по небу.
     Старуха обрадовалась ему, глаза ее заблестели.
     Зашумело и в долине, труп нагнулся и начал метаться по воздуху.
     Ветер так закружил его, что корона  упала,  волосы  развеялись,  полы
сермяги раздулись широко, - это был танец смерти повешенного!  И  старуха,
глядя на него, взялась за полы своей сермяги и принялась кружиться  вокруг
дерева, распевая все громче и быстрее и прерывая себя смехом.
     Волки завыли, подняв кверху пасти, - а ветер дул все сильнее.
     И, казалось, все кружилось в этом танце смерти,  принесенном  ветром:
труп, старуха, вороны в воздухе, волки, бегавшие  кругом  дерева,  и  даже
тучи на небе, из-за которых то показывался побледневший  месяц,  то  снова
прятался за них. Свист ветра в ветвях деревьев и в сухих тростниках  болот
походил на звуки какой-то дикой музыки.
     Старуха, напевая себе под  нос,  все  кружилась  с  какой-то  бешеной
быстротой, - вдруг что-то затрещало наверху, - она остановилась:
     Труп повешенного сорвался с сука и упал к ее ногам.
     Старуха остановилась над ним... Месяц выглянул из-за туч...
     Она медленно подошла, села под деревом и осторожно положила  себе  на
колени голову с выклеванными глазами.
     И в ту же минуту снова вспомнила колыбельную песенку, затянула  ее  и
заплакала.
     Вороны, сидя на дереве, каркали над ее  головой,  волки  придвинулись
ближе и стали обнюхивать труп. Теперь он вполне  созрел  для  них  -  этот
дубовый плод!
     В  темноте  четыре  разбойничьих  глаза  сверкнули  перед   старухой,
отнимавшей у них добычу, - блеснули былые зубы.  Взгляды  их  скрестились.
Она взяла палку и погрозила им.
     - Прочь, собаки от княжеского тела, вон ступайте, -  хриплым  голосом
закричала она. - Не знаете разве, кто это? Это  -  плоцкий  князь!  Король
Маслав! А! Он - мой сын! Мой сын! Прочь, проклятые собаки, вон убирайтесь!
     Волки отступили, старуха была смелее их, защищая дорогое  ей  тело...
Голову она положила к себе на колени и что-то бормотала про себя.
     - Так ему суждено было погибнуть! Так! Все он  имел,  а  захотел  еще
большего! Еще ребенком он так ко всему тянулся. Враги  не  смогли,  -  так
друзья повесили! Ха, ха, - я-то знала, что так и случится!
     Она опять закачала головой и  заплакала.  Взглянула  в  лицо  месяцу,
словно спрашивая у него совета.
     - Правда ведь? Мы не дадим его на съедение  волкам?  Мать  вырастила,
мать похоронила... А кто мать похоронит?
     Волки съедят... - она засмеялась, - ну, и на здоровье!
     И положив голову мертвеца  на  землю,  она  встала,  отряхивая  седые
волосы... Взяла посох и пошла прямо на волков, отгоняя их, как собак...
     - Не можете подождать, паршивые собаки! - говорила она  им.  -  Отдам
вам за него свои кости. Его - не отдам!
     И подняла палку; волки, попятившись назад, прилегли на земле.  Она  с
улыбкой взглянула на месяц.
     - Ну, помогай! - сказала она ему.
     Стала на колени  подле  трупа,  запустила  в  песок  костлявые  руки,
отбросила мох и сухую траву и начала копать землю.
     Сначала работа шла медленно; песок сыпался обратно в яму,  тогда  она
стала отбрасывать его далеко в  сторону.  Рыла  поспешно,  обеими  руками,
разравнивала землю, выбрасывала ее далеко от себя.
     Иногда бросала взгляд на труп и тихонько шептала:
     - Не бойся, я устрою тебе  гладкую  постельку,  найду  и  камень  под
голову и обверну его полотном, засыплю тебе глаза сухим песком,  чтобы  не
болели... Будешь спать спокойно, как в колыбельке!
     Задохнувшись от усталости, она отдыхала  немного,  стоя  на  коленях,
потом снова  принималась  за  работу.  Яма  увеличивалась,  расширялась  и
углублялась.
     Месяц заглядывал в нее одним боком, другой закрывала  тень  от  дуба.
Старуха все спрашивала у месяца совета.
     - Князь мой, брат мой, - достаточно ли глубоко? Может быть, надо  еще
глубже? Волки тоже умеют глубоко рыть землю, но подождите же! Вместо камня
я лягу сама, а как меня съедят, так уж его не захотят есть...
     Еле дыша от усталости, она снова села  отдохнуть,  уронив  на  колени
окровавленные руки. Роя яму, она наткнулась  пальцами  на  корни,  и  пока
вырывала их, поранила себе пальцы, а когда и пальцы не  могли  справиться,
стала рвать зубами.
     - Что это была за жизнь! - говорила она, продолжая рыть могилу. - Ох,
какая  жизнь!  Ребенок  бегал  босиком,  а  потом  ходил  весь  в  золоте,
командовал тысячами, а некому было вырыть ему могилу! Вот  тебе  корона...
корона...
     На земле лежала  сделанная  в  насмешку  соломенная  корона,  старуха
отбросила ее подальше. Яма была уже достаточно глубока, она влезла в  нее,
разгребая кругом осыпавшуюся землю; песок был мягкий, и рыть было легко.
     Когда голова ее  едва  выделялась  над  землей,  она  высунула  ее  и
зашептала, обращаясь к мертвецу.
     - Подожди! Еще не готово! Мать стара, руки у нее закостенели.
     Месяц все плыл по небу и постепенно опускался, Старуха все еще  рыла,
напрягая последние усилия, - потом начала утаптывать ногами дно ямы.
     Поздно ночью, когда ветер стих, и месяц куда-то скрылся, она  вылезла
из могилы, задыхаясь от усталости.
     - Князь мой, господин мой! Постель твоя готова. Есть в ней и  камень,
завернутый в полотно, а на дне - моя сермяга. Иди...
     Говоря это, она обеими руками охватила труп и, почувствовав его около
своей груди, которая когда-то кормила его, прижала его к ней  и  долго  не
могла опустить, лаская, как ребенка, и сама плача над ним, как ребенок...
     А над могилой стояли два волка, и четыре волчьих  глаза  блестели  во
тьме.
     Месяц спрятался, наступила темнота; старуха вскочила и потащила  труп
в могилу. Он скатился с края ямы и упал на дно лицом  к  земле...  Старуха
влезла за них, чтобы уложить его на вечный отдых, и с  огромными  усилиями
повернула лицом кверху. Закрыла ноги, поцеловала в лоб.
     - Спи, спи! - тихонько шепнула она. - Здесь  хорошо,  никто  тебе  не
изменит...
     Она взялась руками за края ямы, - мягкий песок осыпался  вниз;  волки
щелкали зубами.
     - Ну, подождите! - сказала она. - Что обещала вам, то и сделаю.  Ведь
до утра еще далеко.
     Бросила последний взгляд на сына и начала засыпать его песком, сыпала
поспешно, с нетерпением, почти с яростью, работала руками  и  ногами...  И
все поглядывала вниз.
     Лицо еще виднелось, ей жаль было засыпать его; но наконец закрылось и
оно.
     - Спи спокойно!
     Песок, как живой, выскальзывал из-под ее ног и из ладоней, падая вниз
и заполняя яму, - остался только след вскопанной земли и утоптанное  место
под дубом...
     Старуха, окончив работу, тяжело вздохнула и оглянулась вокруг.
     Над лесами  уже  светлело,  и  среди  разорванных  облаков  любопытно
выглянула бледная звездочка утренней зари.
     Старушка шепнула.
     - Кому вставать, а мне надо ложиться... Прощай и ты!
     Рассмеялась, вытянулась во всю  длину  на  свежем  песке,  одну  руку
подложила себе под голову, другой закрыла себе глаза, - вздохнула тяжело и
- уснула.
     Волки сидели и смотрели издали. Один встал и подошел  поближе,  потом
снова сел в ожидании, - другой тоже подошел.
     Первый  стал  в  головах,  другой  в  ногах;  оба,  ворча,  о  чем-то
переговаривались. Старуха спала.
     В небе рассветало, розовело и светлело.
     Двое мужчин шли от усадьбы в лес.
     - Смотри-ка, висельника сняли с дуба!
     - А что нет его?
     - Это ветер обломал сук и сбросил его.
     Они боязливо подошли и остановились. Один из них в ужасе вскрикнул:
     - Смотрите! Да он был чародей! Мы  повесили  мужика,  а  здесь  лежит
баба, которую разорвали волки.
     Оба постояли в раздумье.
     - Да, он был чародей! - повторил другой. - Хорошо сделал Кунигас, что
замучил его и повесил! Сколько наших погибло из-за него! Чародей и есть!
     И они пошли в лес.
     Долго белели под дубом кости старухи, а ветер перебрасывал соломенную
корону.



                                    6

     За несколько дней  перед  битвой,  которая  дала  Казимиру  победу  и
корону, в Ольшовском  городище  было  великое  смятение.  Захворал  старый
Спытек.
     Весна, которая  зовет  других  к  жизни,  его  тянула  в  могилу;  он
чувствовал, что не увидит более зеленых  деревьев.  Его  душил  насыщенный
воздух, и ночью он лежал в жару, а днем дремал. Был неспокоен  и  рвал  на
себе одежду.
     Все заботы Собка его раздражали, он не выносил болтовни  жены,  слезы
дочери были ему неприятны. И он всех гнал от себя прочь.
     Ганна Белинова, хотя и была на него в обиде, жалела его  и  приносила
ему всякие снадобья и лекарства, - но старик ничего не хотел  и  от  всего
отказывался.
     - А зачем же мне жизнь? - бормотал он. -  Калека?  На  коня  не  могу
сесть, топора не могу поднять, - света не вижу. На что мне жизнь?
     Зашел к нему  отец  Гедеон  со  словом  утешения;  он  выслушал  его,
покачивая головой, - но исповедался,  принял  благословение  на  смерть  и
просил не беспокоить его больше. В последнюю ночь Собек,  по  обыкновению,
сидел подле него; в полночь запел петух; больной зашевелился и подозвал  к
себе слугу.
     - Старик, - сказал он  едва  слышном  голосом,  -  не  могу  умереть.
Послушай, вынь у меня все из-под головы, мне легче будет умирать.
     Слуга, плача, послушался его  и  вынул  все,  что  у  него  было  под
головой; Спытек вытянулся во всю длину, скрестил  руки  на  груди,  закрыл
глаза, и прежде чем занялся день, он лежал уже холодный и окостенелый.
     Прибежала Марта, распустив  по  плечам  волосы,  ломая  руки,  громко
причитая и страшно плача, так что голос ее слышался по всему замку. Пришла
заплаканная Кася, а за нею все остальные женщины; - послали  за  плачеями,
чтобы причитали над телом.
     В тот же день  начались  приготовления  к  христианскому  погребению.
Дубовый гроб, по всей вероятности, заготовленный Белиной для самого  себя,
- он отдал старику; крышку забили, гроб  перенесли  на  пригорок  в  лесу,
ксендзь Гедеон совершил  обряд  похорон,  и  все  обитатели  замка  отдали
покойному последний долг.
     В городище никто не почувствовал горечи утраты,  напротив,  без  него
всем стало спокойнее, плакал только старый Собек.
     Госпожа, которая накануне так кричала и разливалась  слезами,  сидела
теперь в раздумье и  вздыхала.  На  третий  день  она  уже  смеялась,  но,
опомнившись и сама себя устыдившись, тотчас же всплакнула.
     Кася ходила печальная.
     Все ждали вестей от своих, Белина от сына, Спыткова от будущего зятя.
     В  течение  нескольких  следующих  дней  в  голове  Марты   Спытковой
зародились новые мысли: ей стало казаться, что было бы жестокостью  выдать
Касю за Вшебора.
     - Что же, если девушке полюбился другой, и тот другой тоже ее любит и
сам человек хороший, да и родители - почтенные люди! Какое дело королю  до
моей дочери? Покойник мог дать слово  за  нее,  потому  что  мужчины  ведь
ничего не понимают в этих вещах!  А  почему  бы  мне  самой  не  выйти  за
Вшебора? Он так жал мне руки, что в жар кидало, и смотрел такими  глазами,
словно съесть хотел. Это он за Касей из ревности приволокнулся. Не было бы
Каси, так он непременно женился бы на мне.
     Так рассуждала сама с собой пани Спыткова, а однажды  вечером,  когда
Ганна Белинова подсела к ней, она заговорила с ней по душе:
     - Пошли Бог вечный мир моему  покойному  мужу,  -  тихо  сказала  она
Ганне, - но при жизни тяжело  мне  с  ним  было.  Ой,  рука  у  него  была
железная! Да и Касю мне жаль, что он так  легко  отдал  по  первому  слову
короля. Девчонка не любит Вшебора, хотя я ничего не  могу  сказать  против
него, но я-то знаю, что ей нравится кто-то другой.
     И она как-то странно покачала головой.
     - Вы думаете, что я ничего не вижу? Хе, хе! Кася  худеет,  плачет  по
ночам, а кто виноват? Я знаю, я-то знаю...
     Она улыбнулась и сказала на ухо Ганне:
     - Это все Томко ее очаровал! Дай ему Бог здоровья!
     - Но ведь все кончено, вы дали слово королю, - шепнула Ганна.
     Спыткова отрицательно покачала головой.
     - Эх, все бы это устроилось, - сказала она, - только я  не  смею  вам
признаться.
     - Ну, ничего, говорите, - спокойно сказала Ганна, глядя  ей  прямо  в
глаза, - говорите, пожалуйста, ведь вы знаете, что я ваша приятельница...
     - Только, чтобы об этом никто  не  знал,  -  беспокойно  оглядываясь,
говорила Спыткова. - Знаете ли вы, что, когда Доливы спасли нас с Касей  в
лесу, то ведь мы все думали, что мужа моего нет на свете. И  я  была,  как
будто, вдова. Всю дорогу до городища Вшебор шел подле моего коня и  глядел
мне в глаза. Да если бы вы только видели, как смотрел! А когда помогал мне
слезать с коня, так сжимал мне руку, что я  вся  обливалась  румянцем.  Он
никогда не был влюблен в Каську, а только - в меня. Он просто хотел  через
нее приблизиться ко мне...
     Ганна все еще с недоверием качала головой.
     - И даже потом, моя Ганна, - продолжала рассказывать вдова, - никогда
не старался увидеть Касю, а всегда вызывал меня,  и,  как  бывало,  станет
внизу, а я наверху, да как начнет говорить, а сам с меня глаз  не  сводит!
Мне иной раз, как молоденькой  девочке,  стыдно  было!  Ну,  что  тут  еще
говорить! Что же делать,  милая  Ганна,  когда  он  такой  упрямый  и  так
влюблен! Уж пошла бы я за него, чтобы только человек не мучился!
     Удивилась Белинова, а Марта шепнула ей на ухо:
     - Пусть бы только ваш женился на Касе!
     У матери, крепко любившей сына, даже лицо просветлело,  и  она  молча
обняла Марту за шею.
     Между семьей Белинов и Спытковой завязалась самая горячая дружба.
     С того времени, как войска ушли из Ольшовской долины, о них  не  было
почти никаких  известий.  Иногда  заезжал  какой-нибудь  заблудившийся  по
дороге шляхтич, ехавший к королю, и приносил с собой услышанную где-нибудь
новость. Белина мало надеялся на успех и  очень  тревожился.  Повсюду  шли
разговоры о больших силах Маслава, и хотя русские обещали прислать помощь,
но нельзя было рассчитывать, что она подоспеет вовремя.
     Каждое утро старик хозяин  поднимался  на  возвышение  над  воротами,
смотрел в долину и слушал.
     Не едет ли кто-нибудь? Не раздается ли топот  копыт?  Нет!  Все  тихо
вокруг! Только лес угрюмо шумел, да плывут в небе облака; иногда  из  леса
выбежит дикая коза, осмотрится вокруг черными глазами, топнет сухой ножкой
и умчится.
     Однажды утром старик спустился  с  вышки  над  воротами  и,  медленно
перебирая ногами, пошел к дому. Теперь около рогаток почти не было стражи;
девушки, стиравшие белье, как раз  собирались  развесить  его  на  солнце,
потому что весенний ветер и солнце покрылось загаром человеческие лица, но
белят полотно. В это время старая Эля взглянула в сторону леса.
     - Ай! - крикнула  она.  -  Смотрите-ка,  смотрите,  вон  скачет,  как
бешеный, какой-то всадник прямо к городищу! Смотрите, он пригнулся  в  шее
коня и гонит его во всю прыть. Ой, ох,  наверное,  бежал  из  боя  -  наши
разбиты!
     И все женщины крикнули в ужасе:
     - Ай, наши разбиты! -  разносилось  по  всему  городищу,  и  девушки,
бросив мокрое полотно, побежали на женскую половину, крича:
     - Наши разбиты!
     Одни бежали к воротам, другие - на вышку над воротами, все смотрели в
долину.
     А там скакал, что есть дух, всадник, то и дело подгоняя коня. Заметив
стоявших на валах, он стал знаками что-то объяснять им. Всадник  летит  во
весь  опор,  вот  он  уж  близко.  Старый  Белина  узнал  в  нем  сына   и
возблагодарил Бога за то, что он остался жив.
     - Ганна! Томко жив! Это он едет! - крикнул он.
     Мать молитвенно сложила руки. Оба  затаили  дыхание.  Вот  уж  слышен
топот коня, вон он под воротами, на мосту... Въехал и, на ходу соскочив  с
коня, бросился к ногам родителей.
     Поодаль стояла бледная Кася; он  взглянул  не  нее,  дыхание  у  него
перехватило,  схватился  рукою   за   грудь.   Молчание   его,   казалось,
подтверждало догадку о поражении.
     Но вдруг из уст его вырвались первые слова:
     - Маслав разбит на голову!
     - А король?
     - Король тяжело ранен! Все поле  усеяно  трупами!  Бой  был  упорный,
долгий, жестокий, смертельный, но в конце  концов  чернь  не  выдержала  -
бросилась в бегство.
     Все стали на колени и, сложив руки, поблагодарили Бога.
     - Осанна! - подняв руки кверху, возгласил отец Гедеон.
     Великий страх сменился столь же великою радостью. Все плача, обнимали
друг друга, а ксендз тотчас же повел всех к алтарю.
     Когда он окончил молитву, все окружили Томка; сестра так и повисла  у
него на  шее,  мать  гладила  его  по  голове,  а  Кася  тайком  от  людей
переговаривалась с ним взглядом, значение которого он только один понимал.
     Спыткова никогда еще не была с ним так  нежна,  как  сегодня,  и  все
закидывала его вопросами, слушали внимательно и не могли наслушаться...
     Весь день с утра и до вечера он рассказывал, но и этого было мало,  и
как только он поднимался с места, его удерживали и упрашивали: говори еще!
     И только вечером Здана завладела им: выбежала к нему во двор и обняла
его руками.
     - А Мшщуй? - тихо спросила она.
     - Мшщуй здоров и храбро бился,  -  отвечал  Томко.  -  Посылает  тебе
шелковый платок; уж не знаю, где он  его  раздобыл,  и  прилично  ли  тебе
принять его. Если он не взял его у убитого  мазура,  но,  верно,  купил  у
русина.
     Платок был очень красив, но не ради него зарумянилось лицо Зданы. Она
быстро схватила его, спрятала, чтобы не увидели люди.  Слезы  выступили  у
нее на глазах.
     Томко тяжело вздохнул.
     - Послушай, Здана! Я знаю, что Кася  обручена  с  другим,  и  мне  не
следует думать о ней, но я не могу перестать любить ее... Вот здесь  нитка
жемчуга для нее, - отдай ей тихонько, чтобы мать не  заметила.  Слез  моих
прольется в десять раз больше, чем здесь жемчужин!
     Он не мог продолжать и помолчал, стараясь овладеть собой.
     - Что же делать? Видно не судьба, - закончил он.  -  Если  бы  не  я,
Вшебор грыз бы теперь песок, а Кася  была  бы  моя.  Я  спас  его  из  рук
Маслава!
     И Томко поник головой, как бы сожалея о своем добром поступке.
     - Он мне и спасибо не сказал! Только поглядел на меня таким взглядом,
словно съесть хотел.
     Здана слушала одним ухом, а  сама  все  любовалась  своим  платком  и
прижимала его к груди.
     - А знаешь ли, что Спытек умер? - сказала она.
     Днем как-то не довелось спросить о нем, да и супруга его не вспомнила
о покойнике, и теперь Томко вскрикнул от удивления.
     - Да неужели?
     - Умер, бедняга! Спыткова теперь вдова. И кто знает? Еще многое может
измениться... Такая стала с нами ласковая, так с мамой подружилась!
     Луч надежды проник в душу молодого воина. Здана пожала  ему  руку  и,
зажав жемчуг в руке, побежала к Касе.
     Прошло несколько недель; на деревьях распускались почки,  над  ручкой
зазеленели лозы, и черемуха уже развертывала свои листочки, когда  однажды
к воротам замка подъехали братья Долины.
     Томко, стоявший случайно в воротах, приветливо поздоровался с Мшщуем,
а на Вшебора даже  не  взглянул.  Зато  Спыткова,  узнав  о  его  приезде,
оделась, как на праздник, и вышла к нему. Касе она  позволила  остаться  в
горнице, и та со слезами заперлась у себя.
     Прекрасная вдова встретилась с будущим  зятем  на  втором  дворе.  Он
кинул взглядом позади нее, нет  ли  где  ее  дочери,  но  его  приветливой
улыбкой встретила только мать...
     - Знаешь ли ты о моем несчастье?  -  сказал  она,  тотчас  же  сделав
печальное лицо. - Умер мой муженек!  Осталась  я  сиротой!  Не  знаю,  что
делать, не знаю, кто позаботится о бедной женщине!
     И, говоря это, она взглянула прямо ему в глаза и взяла его  за  руку,
словно забывшись от великого горя.
     Вшебор все еще высматривал Касю; но он не  смел  спросить  о  ней,  а
вдова совсем не упоминала о дочери.
     - Если бы вы видели, как он умирал, -  рассказывала  она  о  покойном
муже, - так тяжело ему было умереть... И перед смертью хоть бы сказал  мне
доброе слово!.. Пусть Бог мне простит, но жизнь моя с ним была тяжелая...
     Мшщуй с Томком пошли искать Здану. Ее не трудно было найти. Как будто
случайно, она пошла на валы  с  девушками,  которые  расстилали  на  траву
пряжу. Она стояла среди них,  вся  зарумянившаяся,  засунув  в  рот  конец
фартучка, головку опустила, а глаза из-под  опущенных  ресниц  уже  издали
выследили Мшщуя. Маленький уголок шелкового платка выглядывал из-под белой
рубашки.
     А когда он подошел к ней, то в первую минуту ни он, ни она  не  могли
вымолвить ни слова, и Томко, стоявший поблизости, отчетливо слышал  биение
их сердец, а потом тихий смех - Здана убежала к девушкам.
     Кася, сидя в темном чулане,  горько  плакала,  прижавшись  головой  к
стене.
     Между тем Вшебор должен был выслушивать излияния вдовы.  Наконец,  он
решился спросить о Касе.
     Мать опустила глаза, - видно, ей было неприятен этот вопрос.
     - Да ведь она еще ребенок, -  сказал  она,  -  и  что-то  плохо  себя
чувствует. Даже не знаю, что с нею.
     И так вышло, что в этот день Вшебор не видел Каси и  был  очень  этим
встревожен и зол прежде всего на мать.
     Отсюда братья Доливы предполагали  ехать  на  свои  земли;  в  стране
наступило спокойствие, и все спешили  к  своим  домам,  хотя  они  и  были
разрушены; надо было заново отстраиваться, налаживать хозяйство,  собирать
разбежавшихся крестьян и заставить их приняться за работу. И тот, и другой
очень спешили вернуться, а уехать не могли.
     Вшебор ходил, повесив нос, да и Мшщуй не лучше  себя  чувствовал.  На
второй или на третий день по приезде, посоветовавшись с Томком, он пошел к
матери Зданы и с низким поклоном попросил у нее руки ее дочери.
     Ганна Белинова не отличалась многоречивостью, - услышав то, о чем она
уже догадывалась, она покачала головой и отвечала так:
     - Здана еще так молода! Рано еще ей думать о муже. Да мы и не отдадим
ее прежде, чем Томко женится.
     - Милостивая пани! Да может ли это быть?
     - Это воля моего мужа! - сказала Ганна. - Вот пожените  Томко,  тогда
увидим...
     Мшщуй понял, в чем дело, и вечером набросился на брата.
     - Ты все еще думаешь о Касе.
     -  Ну,  разумеется!  Ведь  мы  уже  обручены!  Вот  ксендз  даст  нам
благословение, и я заберу ее с собой в наш дом.
     - Дома-то еще нет, - возразил Мшщуй, - но не в этом дело.  Дом  можно
быстро поставить. Хуже всего то, что Кася слышать о тебе не хочет.
     - А мне какое дело! - отвечал Вшебор. - Пусть только отдадут ее  мне,
- мы уж как-нибудь поладим.
     - Послушай, Вшебор, если бы у тебя было хоть  сколько-нибудь  разума,
ты бы не женился на ней, - сказал Мшщуй. - Взял бы лучше Спыткову, а с ней
- половину ее имения и еще то, что она получит с Руси. Та с тебя  глаз  не
спускает...
     Вшебор страшно рассердился.
     - Вот еще выдумал сватать мне старую бабу! - вскричал он.  -  Я  тебя
насквозь вижу и понимаю, чего тебе нужно. Ты хотел бы взять Здану,  вот  и
стараешься подслужиться к ее родным, а я должен за тебя расплачиваться. Не
дождешься этого от меня!
     Вшебор, не отвечал, улегся на землю и закрыл глаза, давая понять, что
не желает продолжать разговор.
     Доливы все еще не уезжали; каждый день  Спыткова  вызывал  Вшебора  и
болтала с ним, пока ему не надоело ее слушать, но ее очень сердило, что он
вместо того, чтобы делаться все более нежным, становился все молчаливее  и
угрюмее.
     И однажды он прямо спросил ее, когда же будет свадьба.
     - Что же так спешить? Ведь еще совсем недавно  у  нее  умер  отец,  -
отвечала Спыткова. - Разве вы забыли? Еще вдов-сирот можно простить,  если
она не выждет до срока каких-нибудь шести недель,  а  уж  дочери  -  никак
нельзя не выдержать.
     Делать было нечего, - приходилось ждать.  Стараясь  развеселить  его,
вдова болтала, шутила, смеялась, сверкала глазами и  белыми  зубами,  и  в
конце концов ей удавалось вызвать у него улыбку.
     В это же самое время подготавливалась страшная измена;  Вшебору  рыли
яму, а он и не подозревал об этом.
     Хуже всего то, что и сама пани Спыткова, воспылав любовью  к  дочери,
которую она неожиданно открыла в себе, если  и  не  принадлежала  к  числу
заговорщиков, то знала о заговоре и смотрела на это сквозь пальцы.
     И кто знает, не втянули ли в этот заговор и самого отца Гедеона? А уж
Белины приложили все усилия, чтобы он удался. - Задумали похитить Касю!
     В трех милях от Ольшовского городища, вглубь страны,  у  Белинов  был
кусок земли, деревня  и  господский  дом.  Каким-то  чудом  он  уцелел  от
погрома; из него только взяли все, что можно было увезти.
     Старая  усадьба  была  теперь  всеми  оставлена,  потому  что   после
поражения Маслава чернь, боясь мести, смирно сидела по своим углам, и  все
возвращалось  к  прежним  порядкам.  Томко  в   сопровождении   нескольких
вооруженных воинов выехал в Борки, которые отец отдал ему во  владение,  и
сам осмотрел их.
     Там было тихо и спокойно,  как  в  могиле.  Усадьба  была  совершенно
заброшена; в жилой дом свободно залетали птицы, забегали куницы и  лисицы,
но стены были целы. Люди, которые еще недавно дерзко  грабили,  разрушали,
убивали, - теперь присмирели и делали вид, что они ни о чем не  слышали  и
не видели.
     За то время, что Томко провел в  Борках,  он  наслушался  там  всяких
чудес. Приходили к нему деревенские люди, кланялись и  потихоньку  шептали
один на других.
     - Вот Мутка - то, правда, ходил с этой чернью, у  него  полны  чуланы
награбленного добра, да и Турга не лучше его. А я все время дома сидел, да
грыз сырую репу.
     А потом приходил еще кто-нибудь и доносил на первого:
     - Кисель всему виною, а теперь притаился и представляется, что ничего
не знает.
     Томко не судил и не обвинял никого, все осмотрел, отдал  распоряжения
и поехал назад в городище, не признаваясь никому, кроме отца, куда ездил.
     Доливы все еще не уехали; каждый день собирались  в  путь  и  все  не
могли выбраться.
     Мшщуй ждал, чтобы ему пообещали отдать Здану, Вшебор - Касю.
     Братья относились друг к другу с полным равнодушием; вечером, сходясь
вместе в  горнице,  почти  не  обменивались  ни  взглядом,  ни  словом,  -
позевывали и ложились спать.
     Однажды, когда они только что проснулись,  но  еще  не  вставали,  во
дворе послышался страшный крик и жалобные  причитания,  как  будто  кто-то
умер или был близок к смерти.
     Вшебор вскочил и  стал  прислушиваться.  Он  сейчас  же  узнал  голос
Спытковой, - никто не умел так  звонко  голосить,  как  она.  Он  поспешно
оделся и выбежал во двор.
     Посреди красного двора стояла Спыткова,  одетая,  как  всегда,  очень
нарядно, и, в отчаянии ломая руки, в которых был белый платок,  как  будто
нарочно приготовленный для вытирания слез, - плакала.
     - Спасите меня бедную! Помогите мне  -  сироте!  Похитили  дочку  мою
единственное мое сокровище! Кася моя дорогая! Где ты теперь? Ох, доля  моя
несчастная!
     Тут же стояли старый слуга Белина и Ганна, Здана и все женщины,  было
много слуг и служащих; все смотрели на вдову, слушали  ее  причитания,  но
никто не двигался с места.
     Не было только Томка.
     Вдруг, как буря, налетел Вшебор.
     - Что с вами, милостивая пани, что случилось?
     - Ах, что случилось! Несчастная я сирота, Касю мою, единственную  мою
радость, которую я берегла, как зеницу ока, Касю мою похитили!
     - Как? Где? Когда? Кто такой? И на ваших глазах? Среди белого дня?  -
вскричал Долива.
     - Ничего я не знаю, ни кто, ни когда! Не знаю ничего? Пропала  словно
в воду упала! Нет моего утешения...
     Спыткова снова заплакала и прикрыла глаза платком. Вшебор,  повинуясь
первому побуждению, побежал в  конюшню  за  конем,  глаза  его  засверкали
жестоким гневом.
     - Убью! - кричал он. - Знаю я, кто это мог сделать,  знаю.  Не  будет
ему пощады! Догоню, убью, живым не уйдет он от меня, хоть бы  скрылся  под
землю, добуду его из-под земли! Не уйдет он от меня!
     Но, сообразив, что он один не может броситься в погоню, побежал назад
в горницу за Мшщуем.
     Мшщуй, хотя двери остались открытыми,  и  он  слышал  все,  вовсе  не
спешил вставать; он лениво взялся за рукав своего кафтана и высунул  босые
ноги из-под шкуры.
     - Вставай, скорее! На коня, за мной! Похитили мою невесту. Мы  должны
догнать! Я убью насильника!
     - А ты знаешь, кто ее похитил? - небрежно спросил Мшщуй.
     - И ты еще спрашиваешь! Ты! Разве ты сам не знаешь? Кто  же  мог  это
сделать, если не Томко Белина? - крикнул Вшебор.
     - Может быть и он,  -  спокойно  отвечал  брат.  -  Значит,  если  ее
похитили, и она пошла за похитителем,  не  позвав  никого  на  помощь,  по
доброй воле, - что же ты-то с ума сошел, чтобы скакать за ней? Что тебе  в
ней? Да люди будут в глаза тебе смеяться, что ты взял  ее  после  другого,
оставил себе чужие огрызки!
     - Убью насильника!  Убью!  -  зарычал  Вшебор.  -  Кровью  смою  свой
позор!..
     - Убьешь его за то, что он спас тебе жизнь? - возразил  Мшщуй.  -  Да
неужели же твоя жизнь не дороже какой-то там девчонки?
     Мшщуй посмеивался равнодушно; ему-то хорошо было смеяться  над  чужой
бедой! В это время в открытую дверь вбежала Спыткова.
     - Вы хотите гнаться за ними? Ах, я несчастная! Еще и  вас  убьют!  Не
пущу я вас! Безумный человек, вы готовы бить и убивать всех ради  девушки!
Да он вас убьет! А у меня нет никого не свете, кроме вас! Не пущу  я  вас!
Делайте со мной, что хотите!
     Эти слова Спытковой и спокойствие брата охладили Вшебора.
     Он бросился на лавку с  опущенной  головой,  скрипя  зубами,  бормоча
сквозь зубы проклятья, ерошил  и  рвал  на  себе  волосы;  кулаки  у  него
сжимались, глаза выскакивали из орбит, пот горячими  каплями  выступал  на
лбу, ногами он бил о землю.
     - Гнаться за ними не буду, но из  этого  дома  мы  должны  сейчас  же
уехать! Меня здесь встретило не гостеприимство, а измена. Я  знать  их  не
хочу! Вставай, Мшщуй, уедем отсюда! Я не буду спать под  одной  кровлей  с
ними, не хочу есть их хлеб.
     - Ну, и поезжай, - сказал Мшщуй, - только меня оставь в покое,  я  не
могу с тобой ехать, потому что у меня захромал  конь,  да  я  и  не  желаю
уезжать. К чему мне спешить?
     Спыткова слушала этот разговор, не отходя от несчастного Вшебора; она
даже подсела на лавку и ласковым голосом заговорила с ним:
     - Я отрекусь от неблагодарной дочери! - говорила она. - Не пущу ее  к
себе на глаза! Но что же делать? Что сделано, того  уж  нельзя  поправить!
Кто знает, где они теперь, и, наверное, ксендз  благословил  их...  Да  вы
успокойтесь, давайте лучше поговорим о чем-нибудь другом. Ведь  вы  же  не
можете оставить меня здесь одну, - осталась я совсем  сиротой,  и  кто  же
позаботится обо мне в моем вдовстве, если не вы?
     Услышав,  какой  оборот  принимал  разговор  вдовы  с  братом,  Мшщуй
поспешно набросил на себя плащ и пошел осмотреть своего захромавшего коня,
предоставив их друг другу.
     Так они просидели на лавке часа два - никто им не мешал. Порешили  на
том, что Вшебор непременно уедет из городища, но только...  за  ворота.  А
там подождет Спыткову и вместе с ней поедет в Понец.
     Она так мило упрашивала  его,  так  умела  и  всплакнуть,  и  глазами
блеснуть, что Вшебор, наконец, сдался.
     По-видимому, дорога в Понец была вполне безопасна. Собек уж два  раза
ходил туда на разведку и уверял, что никогда еще не было там так спокойно,
как теперь. Много людей разбежалось, и убытки были огромные,  но  не  так,
как в Борках, да и  повсюду  в  стране,  все  уже  возвращалось  к  старым
порядкам.
     Вдова  непременно  хотела  вступить  во  владение  имением   мужа   и
распоряжаться там, как хозяйка, а в помощь  и  в  защиту  себе  она  везла
Вшебора, чтобы братья Спытка не исключили ее из общего наследия.
     Она внушила ему, что он должен взять на себя заботу о ней, потому что
покойник именно ему хотел вверить опеку над своей семьей и даже завещал ей
это.
     Каким образом ей  удалось  уговорить  потрясенного  всем  происшедшим
Вшебора, чтобы он  сопутствовал  ей,  это  осталось  ее  тайной,  -  но  в
результате Долива согласился.
     Он тотчас же, ни с кем не прощаясь, выехал из городища, велел разбить
себе палатку на лугу и до следующего утра поджидал в ней Спыткову.
     Весь этот день  Спыткова  провела  в  приготовлениях  к  дороге  и  в
прощальных  разговорах  с  Белинами  и  остальными  своими  товарищами  по
заключению в замке. Она болтала, не переставая, шептала что-то на  ухо  то
одной, то другой, всех обнимала, плакала и смеялась,  вздыхала,  молилась,
торопилась укладываться, о Касе же не было и речи.
     Рано утром в сопровождении небольшого отряда, данного ей для  охраны,
Спыткова двинулась в путь к Понцу вместе со своим  опекуном,  который  всю
дорогу молчал, как отравленный, и был зол и бледен.
     Через несколько дней после этого Мшщуй, оставшийся в  городище  из-за
своего коня, торжественно обручился с Зданой, и на этот день Кася с  мужем
приехали из Боркова. Так  как  свадьбу  нельзя  было  справлять  так,  как
полагалось по обычаю, то решено было отпраздновать оба эти события  вместе
тогда, когда Мшщуй приедет за Зданой.  Прежде  всего  надо  было  устроить
гнездышко, чтобы ввести  в  него  золотую  пташку.  Так  окончилась  двумя
свадьбами осада Ольшовского  городища,  надолго  сохранившаяся  в  местных
преданиях.
     Прошло еще несколько месяцев... Король Казимир совершал  победоносное
шествие по стране, в которой  он  восстанавливал  порядок  и  спокойствие,
укреплял христианскую веру, радостно приветствуемый всем населением.
     Шутливое сватовство Спытковой в присутствии русских  послов  начинало
приходить к осуществлению после победы, одержанной с помощью Руси.
     Из Киева было получено  обещание  выдать  за  молодого  короля  дочку
Владимира Доброгневу,  которая  должна  была  пополнить  истощенную  казну
богатым приданым.
     Чехи по приказанию папы и под угрозами  Генриха  понемногу  оставляли
все завоеванные ими земли. Возвращалось духовенство, и  заново  освещались
костелы.
     Бог снова взглянул милостивым оком  на  выдержавшую  столько  тяжелых
испытаний сразу.
     Приближалась осень, и окрестные леса зазолотились  желтыми  листьями,
когда Белины стали рассылать приглашения родным и соседям на торжественное
празднование свадьбы сына и дочери.
     Мшщуй, который жил отдельно от брата и имел собственное хозяйство,  а
с братом после того дня, когда он счел  его  чуть  не  изменником  за  его
расположение к Белинам, виделся редко, почувствовал своим долгом, едучи на
свадьбу, явиться к старшему брату, как к главе семьи, и попросить  у  него
благословения.
     Отправляясь к нему, он заранее был уверен,  что  встретит  неласковый
прием. Но он готов был на все, лишь бы совесть его была спокойна сознанием
выполненного долга перед старшим братом.
     У Вшебора, который всегда горячо брался за  всякое  дело,  уж  многое
было налажено за это короткое время. Жилой дом был уже совсем отстроен,  а
в хозяйственных пристройках было  много  коней  и  псов,  слуг  и  всякого
вооружения.
     Он как раз возвращался с охоты, когда брат подъезжал к дому.
     - Пришел к вам с поклоном, рушником и караваем, - сказал Мшщуй. -  Не
смею просить вас на свадьбу в городище, потому что знаю, что вы гневаетесь
на Белинов, на  меня  и  на  Касю,  но  не  откажите,  как  старший  брат,
благословить меня.
     Говоря это, Мшщуй встал на колени перед  старшим  братом,  как  перед
отцом, и склонил голову.
     Вшебор обнял его за плечи и молча поцеловал.
     - Пусть Бог благословит! - коротко сказал он. - Пойдем со мной в дом.
Ты меня совсем забыл, а я, ты знаешь, не люблю кланяться тем, которые меня
забывают.
     - И я тоже, - отвечал Мшщуй. - Мы, брат, одной с тобой крови.
     Оба рассмеялись веселые... Вошли в горницу.  Вшебор  приказал  подать
меду,  хоть  молодого,  потому  что  старый  выпила  чернь,  но  крепкого.
Чокнулись братья.
     Но разговор долго не клеился.
     - Ну, а что бы ты сказал, - буркнул  Вшебор,  -  если  бы  и  я  тоже
женился?
     - Милый мой брат, я пожелал бы тебе счастья, как самому себе.
     - Ну, так и пожелай, - рассмеялся старший брат. - А знаешь ли, на ком
я женюсь? Да на Спытковой! От своей  судьбы  не  уйдешь.  Околдовала  меня
ведьма! Красота и молодость скоро  проходят!  Вдова,  правда,  не  так  уж
молода, но еще хорошо держится и сумела взять меня  за  сердце.  Если  кто
почувствует, что его любят, то уж и сам полюбит из благодарности!  А  баба
страшно в меня влюбилась!
     Подумав, Вшебор прибавил:
     - А что бы ты сказал, если бы все три свадьбы отпраздновать сразу?
     - Чего же лучше! - воскликнул  Мшщуй.  -  И  началась  бы  в  мире  и
спокойствии новая жизнь!
     Братья поцеловались.
     - Завтра же поедем к моей бабе! - сказал Вшебор. - Если я  ей  скажу,
что мне так хочется, она сделает все, как я пожелаю. Она пошла бы за  мной
в огонь и в воду. Ну, значит, завтра на рассвете  едем  в  Понец,  заберем
бабу, а возы я тотчас же следом за нами вышлю в городище!
     Как решил Вшебор, так и сделали; двинулись в путь  к  той  несчастной
долине, в которой все пережили такие страшные дни.
     Три   свадьбы    были    отпразднованы    в    воскресенье.    Погода
благоприятствовала торжеству, съехалось много  рыцарства,  и  дом  старого
Белины выглядел теперь совсем иначе, чем раньше.
     В большой горнице внизу, в которой в  тревожные  дни  собирались  все
главные участники обороны, теперь были поставлены столы  для  гостей.  Шум
веселья и громкие возгласы разносились по обоим дворам замка.
     Был уже поздний вечер, и празднество становилось все более  шумным  и
оживленным, когда вдруг все - и гости, сидевшие за столом,  и  молодежь  в
соседней комнате - вздрогнули от неожиданности и испуга.
     У ворот замка раздался громкий и какой-то  необыкновенный,  никем  не
слыханный звук трех труб... Рога и трубы соседей были всем  уже  известны,
их можно было  легко  распознать,  но  тут  было  что-то  совсем  новое  и
страшное.
     В горнице все повскакали с мест, поспешно хватаясь за мечи;  невольно
вспомнилось недавнее страшное время. Все бросились к воротам.  Белина  уже
стоял на возвышении над ними, но, едва взобравшись, он проворно  спустился
вниз, приказывая раскрыть ворота настежь.
     - Король, король! - раздавались крики в замке.
     Это был, действительно, сам король. Он стоял  лагерем  неподалеку  от
городища. Ему сказали, что в замке справляют целых три  свадьбы  сразу,  и
государь пожелал повеселиться в кругу своих верных слуг и дружины.
     Вся горница сразу  наполнилась  народом,  потому  что  всем  хотелось
поглядеть поближе на своего  дорогого  короля.  Заняв  приготовленное  ему
место, король снял свою соболью шапку и осмотрелся вокруг.
     - Хозяин! - сказал он. - Не думайте, что я приехал у вам  только  как
гость, нет, я явился сюда, как судья. Здесь есть виновные, которые  должны
предстать перед мною на суд.
     Король сделал знак старому Трепке,  и  тот  начал  свою  речь  такими
словами:
     - Да, милостивый государь не может простить того, что его воля и  его
приказ не были выполнены. Подойдите ближе, подлежащие  королевскому  суду,
вы, Марта, вдова Спытка, вы, дочь Спытка Катарина и ты, Томко  Белина!  По
воле государя, дочь Спытка должна была достаться Вшебору Доливе,  вы  дали
ему слово и не сдержали его!
     Хоть  Трепка  говорил  все  это  далеко   не   грозным   тоном,   все
переглянулись между собой и не знали, что сказать и как  поступить.  Тогда
Томко, взяв за руку жену, сиявшую в тот день великим счастьем и  радостью,
подошел к королю и опустился перед ним на колени.
     - Если и есть тут виновные, то только я один. Пусть  же  и  наказание
падет на меня одного!
     Подошел и Вшебор и поклонился королю.
     - У ног  королевских  прошу  за  него;  он  спас  мне  жизнь!  А  вот
доказательство того, что я не пострадал из-за  него:  сегодня  я  повел  к
алтарю ту, с которой стою перед тобой...
     Король улыбался.
     - Хорошо было бы, если бы все были грешны только таким непослушанием!
- сказал он, весело смеясь.  -  Но  все  же  без  наказания  нельзя  этого
оставить! - прибавил он, делая знак одному из своих приближенных.
     Тот выступил вперед и подал королю золотые цепи.
     - Чтобы вы всегда помнили о своей вине, - сказал он, носите  вот  эти
цепи и как только взглянете на них, думайте обо мне.
     Все стали на колени перед Казимиром, а он возложил  цепи  по  очереди
женщинам и мужчинам. Радостные клики зазвучали в  замке,  а  король,  взяв
кубок из рук хозяина, выпил за здоровье новобрачных.
     И день этот сохранился в преданиях, и память о  нем  передавалась  из
поколения в поколение, как и воспоминание о страшных днях тревоги и ужаса,
за которые он был щедрой расплатой.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.