Версия для печати

   Дмитрий Мищенко.
   Северяне.


   О авторе
   Писатель Дмитрий Алексеевич Мищенко родился в  1921  году  в  Запорожской
области на Украине.
   Во время Великой Отечественной войны участвовал в  боях  против  немецко-
фашистских захватчиков на  Южном,  Сталинградском,  Юго-Западном,  Первом  и
Четвертом Украинских фронтах Награжден орденами.
   Окончил Киевский государственный университет  имени  Т.  Г.  Шевченко,  а
также аспирантуру при кафедре украинской литературы. Кандидат филологических
наук. Член КПСС.
   Литературной деятельностью занимается с 1949  года.  Повесть  Д.  Мищенко
"Нина Сагайдак" переведена с украинского на русский язык.
   Обратившись в своем творчестве к  славной  истории  нашей  Родины,  автор
избрал  своей  темой  борьбу  древних  славян  в  IX  веке  за   свободу   и
независимость, против захватчиков хозар и  печенегов,  за  создание  единого
могучего русского  государства  путем  объединения  всех  восточнославянских
племен.
   В основу романа "Северяне"  легла  и  поныне  известная  на  Черниговщине
легенда, связанная с обороной Чернигова от нашествия хозар,  с  героическими
судьбами княжны Черной, витязя Всеволода и киевского князя Олега.


   I. СОКОЛИНАЯ ОХОТА
   ооруженные, нарядно одетые  всадники  наконец  выбрались  из  непролазной
лесной чащи на опушку у заросшей высокими травами поляны.  Ретивые  кони  не
стоят на месте. Вскормленные на привольных пастбищах, они нетерпеливо рвутся
вперед, взвиваются на дыбы. Но сильные руки сдерживают их,  круто  натягивая
поводья.
   Пристальным, цепким взглядом люди ищут звериную тропу. Долго вела она  их
через густые прохладные дебри, лесные овраги, меж вывернутых грозами,  густо
оплетенных ползучими травами  корневищ,  вековых  завалов  трухлявого  леса,
лежащего почти вровень с брюхом молодого кони. А вот подошла к  поляне  -  и
затерялась тропа между густыми травами.
   Пропала, не видать ее.
   Впереди - княжна Черная. Это она задумала поехать на охоту  к  лебединому
озеру. Не пугали бесстрашную  девушку  ни  дебри  лесные,  ни  трудный  путь
неведомый. Прослышала она  о  таинственном  озере  на  левом  берегу  Десны,
загорелась мыслью о соколиной охоте. Вот и пришлось княжьим ловчим выполнять
ее волю -  пробираться  через  лесные  чащобы,  искать  укромное  пристанище
лебединых стай. Ведь она княжна, и ей не станешь прекословить! Да и кто  мог
бы ей перечить? Всех  пленяла  она  добротой,  искренностью,  необыкновенной
своей красотой. Не только ключник, что возглавляет теперь охотничий отряд, -
во всем потворствует  ей  сам  князь.  На  смерть  пошел  бы  за  нее  любой
дружинник, будь то отрок или даже зрелый муж.
   Княжна - гордость и слава Чернигова. Красота ее ведома и на родине  и  за
пределами  земли  Северянской.  Не  один  гонец  из  чужих  краев  скакал  к
черниговцам, не один князь склонял свою гордую голову  перед  их  куницею  -
красною девицею. Но Черная оставалась непреклонна. Она и слышать не хотела о
замужестве, убегала в окрестные леса, охотилась по глухим местам Северянщины
- больше всего на коне, а то и на ладьях. Знали ее  и  в  верховьях  широкой
Десны, и на берегах речек Снови, Стрижня, Белоуса. Любила  княжна  ходить  с
девушками за цветами луговыми, на праздники  и  в  городище  и  в  ближайшие
селения, но больше всего любила охоту. Зверь ли, дичь ли встречалась на пути
- никто не миновал ее стрелы. Даже  на  тура,  бывало,  устремлялась  она  с
копьем.
   Глядели ловчие на удаль юной княжны и  диву  давались.  Ой,  не  доченьке
родиться бы у князя Черного - сыну бы на свет явиться! Да  витязю,  храброму
витязю!
   Вон сидит она в седле, ловко, крепко, уверенно. Легкий  плащ  из  дорогой
багряной  ткани  прячет  от  любопытного  взора  туго  перехваченную  поясом
стройную фигурку, узкие, девичьи  плечи,  а  упершиеся  в  золотые  стремена
сафьяновые сапожки полуприкрыты широкими  шароварами,  такими  удобными  для
верховой езды. Даже шапка из дорогой заморской ткани с меховым  околышем  не
выделяет ее среди ловчих: соболиный околыш носит каждый знатный  огнищанин1,
а высокая, сдвинутая на затылок тулья прячет под  голубым  покровом  девичьи
косы. Сильной рукой Черная сдерживает поводом играющего под ней  коня,  ждет
гонцов, посланных искать утерянную тропу.
   - Ну, как там? - нетерпеливо спрашивает она  у  вынырнувшего  из  высокой
травы отрока. - Нашли?
   - Нет, княжна, - ответил гонец, - может, и были тут следы, да поросли они
буйной травой.
   Задумалась девушка, помолчала, потом спросила ловчего:
   - Что делать будем?
   - Взять бы нам ошую2, вот так, вдоль леса, глядишь, и нападем на тропу!
   Княжна раздумывает, долго всматривается в яркую  зелень  поляны,  наконец
кивает головой: согласна. Но не успела повернуть коня, послышался  радостный
крик ловчего:
   - Лебеди, княжна!
   Слева, из-за темного соснового леса, и впрямь показались два лебедя.
   Девушка измерила глазами расстояние, прикинула что-то в уме,  потом  дала
коню шпоры и отпустила повод. Тот с места сорвался в галоп, стрелой  полетел
вдоль леса. Багряный плащ развевается на ветру, и кажется,  вот-вот  потянет
за собой припавшего к гриве всадника. Но княжна вскоре осаживает коня, берет
в руки сокола, пускает его на лебедей.
   Те увидели хищника и повернули в  сторону.  Да  уж  не  суждено  было  им
миновать его когтей! Все выше и выше взмывал сокол в небо, все ближе и ближе
подходил к своим жертвам.
   Ловчие не ждали конца погони. Им невтерпеж было стоять  на  месте  -  все
кинулись вперед,  каждому  хотелось  подобрать  добычу  первым.  А  особенно
княжне. Ее буйногривый, степной породы скакун как  вихрь  несся  по  поляне,
подминая сочные травы, легко и привычно перескакивая через скелеты  погибших
здесь зверей. Он понимал свою  госпожу:  она  дала  ему  волю,  подбадривает
боевым кличем, значит, нельзя отставать, надо мчаться во весь опор.

   И он летит вперед, с  развевающейся  гривой,  навстречу  веселому  ветру,
широкому простору.
   Но вот на пути лесная речушка. Княжна припадает к гриве сильного коня,  и
он как молния взвивается в воздух, одним махом  оставляет  позади  неширокий
поток.
   А сокол тем временем уже парил над птицами высоко в небе и вдруг  стрелой
кинулся на лебедя... Да, видно, не ладно ударил: лебедь отстал, но  не  упал
на землю - полетел вслед за своим другом.
   Снова ударил сокол, и в третий раз ударил, сел на раненую птицу и упал на
землю вместе со своей жертвой...
   Охотники увидели, что поляна  суживается,  горловиной  сходится  к  лесу.
Пожалуй, там трудней найти добычу, а то и вовсе ее не  сыщешь!  Но  опасения
оказались напрасны:
   охотники быстро миновали неширокую полосу леса и  очутились  на  огромном
пастбище. Неподалеку бродили косяки лошадей, у опушки,  над  которой  кружил
сокол, стояли какие-то люди.
   Княжна первой осадила  около  них  коня.  Возбужденная,  раскрасневшаяся,
соскочила на землю.

   - Вижу, девице не в меру весело, - сурово глянул на  нее  стоявший  возле
лебедя старик. - Радуешься смерти птицы? А ведомо тебе, что есть  на  свете,
кроме соколов, еще и коршуны? Они могут налететь и на твою веселую жизнь.
   Княжна смутилась  и  не  отважилась  подобрать  распластанного  на  земле
лебедя.
   Стояла, растерянно глядя на старика, не зная,  как  ответить  на  грозное
предостережение. Но тут подоспели ловчие.
   - Ты кто таков? - зычно крикнул ключник, сразу поняв, что  старик  чем-то
попрекал княжну.
   - Осмомысл я, ведомо тебе мое имя? - еще более посуровев, мрачно  ответил
старик.
   - А как же, - ехидно усмехнулся ключник,  -  узнаю  княжьего  конюшего  и
оземственца3, с позором изгнанного князем из городища!
   - А я узнал пса гончего! - резко бросил Осмомысл,
   - Что?!
   Ключник пришпорил коня и поднял копье. Но девушка успела стать между  ним
и стариком.
   - Не смей, Амбал! - крикнула она. - Конюший правду молвил: в  этой  охоте
толку мало. Прикажи всем ехать на княжий двор в Чернигов.
   Амбал злобно засопел,  но  покорился.  Ловчие  развернули  вслед  за  ним
лошадей и, недовольные, молча двинулись в обратный путь. Даже лебедя с собой
не взяли.
   Когда охотники отъехали на расстояние человеческого  голоса,  к  конюшему
подошел молодой парень, молча наблюдавший стычку Осмомысла с ключником.
   - Кто это? - спросил он, кивнув на отъезжавших в поле охотников.
   - Плохой человек, бродяга,  что  трется  около  князя,  -  хмуро  ответил
Осмомысл. - В Хозарии на злодействах набил руку, сбежал оттуда,  потом  сюда
приблудился, хитростью да лихим делом в княжий терем прокладывает путь. Злой
как зверь, особенно к нашему брату славянину.
   Старик и юноша помолчали.
   - Я, отец, не о нем хотел спросить... - Юноша запнулся и  покраснел,  но,
набравшись смелости, договорил: - Девушка вон та, кто она?
   - Девица? - Конюший повернулся, тревожно посмотрел на сына.  -  Разве  не
видишь? Княжна это...
   Старик сел на коня и медленно поехал вдоль пастбища. А сын остался на том
же месте и долго следил за девушкой в пурпурном плаще, пока она не  скрылась
в густом сплетении леса.
   Потом он обернулся, чтобы пойти к своему коню, да натолкнулся  на  убитую
птицу. Вытащил из-под ее  крыла  исклеванную  голову,  положил  на  траву  и
задумался.
   Хороша ты, белая лебедушка! Будто и жива, и крылья распростерты.  Вот-вот
взмахнешь ими, взлетишь в поднебесье... Да нет, не  видать  уже  тебе  ясной
высоты... Кончилась твоя жизнь... Прощай небо синее, прощайте рощи  зеленые!
Выходит, и там, в далекой вышине, нет покоя...  Одним  -  забава,  другим  -
погибель.

   II. КНЯЗЬ И ДУМЫ КНЯЖЬИ
   С высокого вала над Десной  видно,  как  стелются  внизу  дремучие  леса.
Темной синевой тянутся и  тянутся  до  самого  небосклона,  со  всех  сторон
обступили Чернигов. Лишь на востоке  и  юго-западе  их  рассекает  красавица
Десна. Обрамленная кудрявыми деревьями, катит она свои могучие  волны  вдоль
наддеснянского вала, широкая, полноводная, и где-то далеко, там,  за  валом,
поворачивает к берегам Днепра - Славутича.
   До сей поры знали северяне  один  только  путь  из  Чернигова:  вверх  по
течению, через курский волок - к Дону широкому. А там либо  вниз  к  берегам
Сурожского моря4 и далее в Тмутаракань5, или вверх к Белой Веже6,  надежному
пристанищу и крепости северян. Оттуда ватаги перетягивали  челны  волоком  и
шли через Итиль7 в море, к персам и арабам.
   С давних времен ведом им этот путь. На нем и славу нажили. Известны  ныне
северяне среди всех сарацин8 и даже  в  Багдаде.  Люди  с  берегов  Десны  -
желанные гости в тех краях. Арабы не только уменьшают таможенные пошлины  на
их пушнину, сами в Чернигове не раз уже бывали с товарами своими. Если бы не
Итиль с его данью!.. О,  если  б  не  Итиль,  князь  знал  бы,  как  повести
торговлю!
   И не в дани тут дело: власть  свою  хочет  утвердить  над  ним  хозарский
каганат9. Деды пустили свинью за стол, а она и ноги на стол: в  Тмутаракани,
в славной Белой Веже стоят теперь хозарские  воины.  А  были-то  северянские
владения,  надежные  крепости  на  торговых  путях.  Да   разве   только   в
Тмутаракани? Здесь, на берегах Сейма, купцы  хозарские  оседло  стали  жить.
Скупают за бесценок дар лесов - пушнину - и  караванами  везут  на  арабские
рынки. Так недолго и куска хлеба лишиться; нахлынут как саранча и приберут к
рукам всю торговлю.
   Беда... Эх, собраться бы  с  силою!  Ударить  внезапно  и  прочь  за  Дон
отбросить  ненавистных  хозар!  Подумать  только,  какие  богатства,   какие
просторы! От берегов могучего Днепра до величавого Донца, и даже  далеко  за
Донцом - до красавца Дона, широко раскинулась между степью и северной  Русью
земля Северянская. Есть где осесть и хлеб собрать  поселянину.  Да  и  людей
побольше стало вдоль берегов речных. Раньше, бывало, плывешь  от  селения  к
селению сутки, а теперь глянь, как быстро растут повсюду грады  и  городища!
На Десне - Новгород-Северск, Остер, на Сейме - Путивль, Рыльск,  Трубецк,  а
далее и Курск на волоке с Донца в Сейм. Да и по Донцу, по Дону,  как  грибы,
пошли: Чугуев,  Змиев,  Нежегольск,  Катковск.  На  юге  -  древнее  Липово,
Переяслав, на севере - Стародуб,  а  Любеч,  Речица  на  Днепре,  древнейший
Сновск на речке Снови. Не  хуже  града  Чернигова  поднялись  они  на  земле
Северянской как надежные стражи ее.
   Собрать бы всех в единую рать, до самого Итиля погнали бы обирал хозар. И
навсегда, навеки. Пора, пора уже браться  за  ум.  И  времена  теперь  иные.
Раньше держались только за Итиль, за путь на восток. Теперь  новый  открылся
путь - из варяг в греки!
   Смотрит князь Черный на широкий плёс раздольной Десны, на веселый бег  ее
волн, и хочется ему пуститься за ними в широкий Днепр, к морю Русскому10. Но
туда нельзя. И там уже занято. В Киеве сидит князь Олег -  его  злой  ворог.
Едва сел на престол, а уже захватил Любеч - лучшую северянскую  пристань  на
Днепре. Знает, хитрец, чего она стоит: теперь в руках у Киева  вся  северная
торговля. А был бы Любеч северянским, была  бы  торговля  в  руках  северян.
Стали бы мы на пути, и пусть бы помудрил Олег в Киеве своем.
   От всего славянского мира был бы отрезан.
   Нет, дальше так нельзя: не будь он князь, не  будь  он  Черный,  если  не
вернет Любеч законному господину. Дайте только срок, соберется  с  силами  и
вернет!
   Окрыленный надеждами, он вскочил с места, зашагал по широкой горнице.
   Вошел стоявший на страже отрок, прервал его мысли:
   - Нарочитые11 мужи пришли?
   Черный насторожился:
   - Какие мужи, зачем?
   - Градские, мой князь. От веча, говорят.
   - От веча? - удивился Черный. - А кто велел созвать вече?
   - Не ведаю, княже. Сами скажут.
   Черный недоверчиво взглянул на юношу и помолчал.
   - Ну что ж, - отозвался он наконец, - вели зайти. Отрок потупился, стоя у
двери.
   - Чего стоишь? - уже раздраженно крикнул князь. - Вели зайти!
   - Мужи сказали: "Пусть выйдет князь", - нетвердо проговорил отрок.
   - Что? Чтоб я к ним вышел?!
   - Сказали; "Пусть выйдет князь", - еще тише повторил отрок.
   Черного передернуло, но он сдержался, спокойно и твердо ответил:
   - Хорошо. Иду.

   * * *
   Вече собралось не на Соборной площади, которая отделяла княжеский  кремль
от жилищ поселян и была местом  постоянных  вечевых  сходок.  Обстоятельства
вынудили градских  мужей  созвать  его  немедля,  прямо  на  торжище,  среди
пришедшего сюда со всех сторон торгового и черного люда: гончаров, плотников
и даже смердов - хлебопашцев из окрестных сел. За знатными людьми  стольного
града Чернигова послали бирючей - княжеских вестников. А когда подъехал туда
князь, торжище уже было забито шумной толпой. Знатные люди, как водится,  на
лошадях и при оружии; смерды же и черные люди - с палицами, а кто  и  просто
безоружный, с засученными на всякий случай рукавами.
   Явился Черный на вече не один: позади,  на  расстоянии  копья,  следовали
бояре, за боярами большой отряд богато одетой, вооруженной с ног  до  головы
дружины. Князь тоже принарядился. На голове -  соболья  шапка  с  пурпурной,
переливающейся на солнце тульей;  поверх  вышитого  и  отороченного  золотым
позументом кафтана - светло-синий плащ, подбитый красной, как жар, заморской
тканью. Широкий подол его стелется по крупу коня, придавая всаднику пышность
и величие.
   Сдерживая играющего под ним коня, Черный разглаживает усы, внимательно  и
сурово глядит из-под насупленных бровей на возбужденную толпу. Он  чувствует
настроение веча, однако посылает к  нему  своих  бирючей.  И  хотя  северяне
собрались не по воле князя, он велит бирючам кланяться всем знатным, меньшим
градским и окрестным людям.
   -  Братья,  -  восклицает  один  из  бирючей,  воспользовавшись  минутной
тишиной, - князь целует тысяцкого12, шлет поклон...
   - Хватит! - обрывают его сильные голоса  черного  люда.  -  Пусть  станет
перед нами князь. Мы хотим видеть и слышать самого князя!
   Черный,  не  глядя  на  растерянных  и  испуганных   бирючей,   пришпорил
гарцующего под ним серого жеребца и молча направился в толпу.
   Навстречу ему выехал широкобородый северянин - один из родовых  старейшин
- и, показав на нескольких человек, покрытых дорожной пылью, сказал:
   - Княже! К нам прибыли люди  из-за  Донца  и  Дона.  Печенеги13  разоряют
землю, предают огню городища, а людей вяжут и гонят в полон Ты наш князь, ты
повинен защитить нас от меча и глумления кочевников.
   - Созывай, княже, рать и иди на помощь Подонью!  -  раздались  голоса  из
толпы. - Мы не чужие ему, там наши кровные!
   - Сегодня степняки лютуют на Дону, а завтра  появятся  на  Сейме  или  на
Десне! - поддержали их другие.
   Черный высоко поднял над головой меч. Люди затихли.
   - Братья, - начал он, - я разделяю и вашу тревогу и ваш Гнев  Как  князь,
обещаю вам заботиться о мире для земли Северянской Сегодня же пошлю именитых
мужей в Итиль. Каган берет с нас дань, он  обязан  защищать  нашу  землю  от
нашествия чужеземцев.
   Какое-то мгновение вече молчало, ошеломленное неожиданным решением князя.
Но только одно мгновение.
   Снова раздались выкрики:
   - Как! И это вся забота!

 - Вот так новость принес нам князь! А за что же мы платим тебе дань?
   Вперед выступил широкобородый муж.
   - Княже! - крикнул он, стараясь перекрыть шум.  -  Хозарский  каганат  не
может больше защищать нас: он сам едва держится, ослаб в постоянных сечах  -
раньше с арабами, теперь с печенегами. Настало время самим подумать о защите
родной земли.
   Не ждал таких слов от веча князь Черный, однако на виду у людей оставался
сдержанным и осторожным.
   - Согласен, братья, пора и самим подумать о защите родной земли.  Но  кто
будет защищать ее? Одно лишь ополчение?
   - Земля наша велика, - раздался чей-то голос, - воины храбры...
   - И то правда, - откликнулся князь, - да времена не те.
   Теперь всякий, кто хочет покоя и мира для своей земли, не  полагается  на
одно лишь ополчение. Дружину собрать вокруг себя надо, большую  дружину,  не
такую, как у нас.
   - Так зачем же дело стало? -  закричали  передние.  -  Кто  мешает  князю
собрать дружину?
   - Каганат! Каганат не дозволяет Нам иметь большую дружину.
   Северяне зашумели еще громче.
   - Советуем князю не спрашивать  на  то  дозволенья  каганата,  -  заявили
знатные мужи.
   - Так, так! - поддержали их меньшие.
   - И настало время сказать каганату, - послышался чей-то хриплый голос,  -
хозары берут дань, а от разбоя чужеземцев нас не защищают.
   Князь увидел: это говорил один из древних старцев.
   - В словах твоих много мудрости,  -  почтительно  ответил  Черный.  -  Но
каганат считается только с выгодами, и мудростью славянской его не убедишь.
   - Есть и другая сила, княже, кроме мудрости славянской.
   - Где и в чем видит ее почтенный старец?
   - В единении с соседями и братьями нашими по доле и по крови.
   Князь подался вперед:
   - Короче! С кем?
   - С княжеством Киевским.
   Черный выпрямился в седле, подобрал поводья.
   - Никогда! Князь киевский коварно захватил наш Любеч и норовит  петлю  на
нас накинуть не лучше хозарской. Старца поддержали мужи:
   - Мы говорим, княже, о ратном единении.
   - О единении с врагом?! - вскипел Черный.
   - Нет, о единении с  племенем  полян.  Храбро  выступили  они  на  бой  с
чужеземцами и сбросили уже хозарское ярмо,
   - Сейчас не время усобиц, княже! - кричали люди со всех сторон торжища. -
Печенеги - жестокие враги! Не станем воедино, нас постигнут плен  и  смерть,
пожарища, грабежи, разорение всей земли!
   Черный задумался. Он понял, что не сломить ему упорства веча, слишком оно
единодушно. Но и согласиться с ним не мог. Нет, нет! Не может  он  пойти  на
это! Старцы хотя и мудры, да в этом деле близоруки, не видят, куда  клони  г
Олег, чего стоит Любеч, а особенно путь по Днепру к морю Русскому.
   - Знай, княже, - послышался громовой голос широкобородого старика,  -  мы
не менять владыку своего собрались, а хотим уберечь свои земли от  врагов  и
разорения. Воины у нас храбры. Набирай дружину, созывай ополчение, становись
во главе войска северян. - Он глубоко перевел дыхание и закончил:  -  Победа
над печенегами заставит иначе разговаривать с тобой и Олега и хозар.
   Князь хмуро слушал,  занятый  своими  думами.  Но  вдруг  он  очнулся  от
размышлений. Пытливый взгляд  его  оживился.  "Что  он  сказал?  Победа  над
печенегами вынудит иначе разговаривать со мной  и  Олега  и  хозар?  Погоди,
погоди... А верно ведь... Это разумный ход: не на хозар и  не  против  князя
киевского надо ополчаться  им.  Воины  земли  Северянской  должны  двинуться
против общего врага - на печенегов. И если дела наши ратные  хорошо  пойдут,
княжество станет  заметней,  со  мною,  князем  Северянщины,  станут  больше
считаться. А там... там видно будет, против кого бросить рать. Дружина -  не
ополчение. Дружина - вооруженная сила князя". Черный  снова  поднял  тяжелый
меч над головой и, выждав, пока  уляжется  шум,  склонил  перед  вечем  свою
непокорную голову.
   - Спаси бог за мудрый совет, братья! Кланяюсь  Вам  низко  и  говорю:  да
будет так! На том и сложим ряд14.

   III. НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ
   Соляной шлях15 ведет  сначала  в  густой  сосновый  бор.  За  ним  пойдут
пастбища, а потом леса и леса, до самого  Донца.  Лишь  за  Донцом  начнутся
просторные поляны, а дальше откроются взору степи,  в  эту  пору  зеленые  и
широкие-широкие, как море.
   С давних времен ездят по этому шляху северяне в Итиль с обозами  товаров,
к морю Сурожскому - за солью  лиманской.  А  сегодня  разбудила  тут  раннюю
тишину шумная ватага  ловчих,  возбужденная  и,  как  никогда,  многолюдная.
Черный едет вслед за дозорными - первый среди бояр и  всей  огнищной  знати.
Конь под ним норовистый, все рвется вперед на проторенную  копытами  дорогу.
Не сидится и князю в седле. Пришпорил бы сейчас серого и вихрем помчался  по
единственному меж лесами сухопутью - прочь из  теснины  лесной,  на  широкие
просторы степей, к морю синему.
   Весело нынче князю Черному. Легко и радостно дышится здесь, под  звенящей
высотой голубого неба, среди буйной зелени. Но больше всего  радуют  Черного
дела его княжьи. Чернигов с каждым днем становится все  неприступней,  самой
сильной крепостью всей Северянщины. И дружина крепнет: растет числом, радует
мастерством и храбростью воинов. Еще месяц-два, и всадники его готовы  будут
сразиться с печенегами. Степные хищники нападают пока небольшими отрядами во
главе  с  вожаками  отдельных  кочевий.  Он,  князь,  И   воспользуется   их
распыленностью, будет рубить кочевье за кочевьем, пока слава о нем не дойдет
до хана. А у страха глаза велики: заговорят о нем и в Киеве, и в Итиле, и  в
степях  печенежских.  По-иному  глянут  тогда  на  Северянщину,   на   князя
северянского. А придется столкнуться с  ордой  -  он  ополчение  созовет  на
помощь. Вече поддержит своего князя. Ведь и князь выполняет его волю: послал
отряд во главе с тысяцким в степи против печенегов. Если и дальше все пойдет
на лад, поведет он туда и дружину, пусть воины в сече закаляют сердца,  ищут
себе чести, а князю славы. Но с Олегом объединяться не станет! Как  бы  вече
того ни хотело, не пойдет на единение с князем киевским. Олег страшнее,  чем
хозары. Хозар каждый считает  врагами,  чужим  племенем.  Да  и  далеко  они
отсюда. А Олег рядом. Поляне близки северянам по роду, по крови. Им нетрудно
сойтись воедино. А это значит покориться князю  киевскому,  лишиться  отчего
престола. Нет, нет! С Олегом мира быть не может! Во всяком разе до тех  пор,
пока Любеч, эта северянская с дедов-прадедов твердыня на Днепре,  не  станет
снова северянской. Этого требуют торговые люди и сама жизнь  княжества.  Так
оно и быть должно!
   Вдруг до слуха Черного донесся частый  перестук  копыт,  вскоре  выскочил
из-за поворота дозорный и галопом помчался прямо к князю.  Тяжело  дыша,  он
круто осадил коня.
   - Говори! - насторожился Черный.
   - Хозары, княже!
   - Где? Откуда?
   - За рощей этой, на первом пастбище. Видно, на ночь останавливались.
   - И что делают?
   - Коней седлают, похоже в путь собираются. Огнищане окружили князя. Стали
совещаться.
   - Дозорным посматривать за хозарами из засад, - приказал князь ловчему, -
выведать, сколько их, куда держат путь.  Остальным  немедля  ехать  назад  в
Чернигов. Хозар надо встретить при оружии, тогда они будут сговорчивей.
   Воротившись в острог16, князь предупредил тысяцких о возможном нападении,
усилил охрану наружных ворот, всю дружину поднял на ноги. Но успокоиться так
и не мог.
   Тяжелые думы набегали одна за другой, нагоняли временами страх. Что, если
каган в самом деле проведал через лазутчиков  о  намерении  князя  увеличить
дружину? Без столкновений с печенегами, без  победы  на  поле  брани  трудно
будет выгородить себя. Каган не простит ему такой дерзости. Нет, не простит!
Киевляне научили его осмотрительности, недоверию, крайней осторожности.
   На  короткое  время  дозорные  успокоили  князя:  численность  хозар   не
превышала трех сотен всадников. Но теперь появление их  казалось  еще  более
загадочным: если не походом идет каган, то какая нелегкая несет его  сюда  в
недобрый час? Что ему нужно здесь, в лесах Северянщины? Дань собирать еще не
время...
   Вскоре после обеда от крепостных ворот прискакал гонец и  доложил  князю,
что во главе хозарского отряда прибыл один из  высших  сановников  кагана  -
чаушиар  и  просит  разрешения  въехать  в  стольный  град  Чернигов.  Князь
приказал. распахнуть ворота, не скупиться перед нежданными гостями,  оказать
им гостеприимство, как подобает славянам.
   Встречать хозар выехали лучшие люди  Чернигова:  стольник  -  исполнитель
дипломатических поручений, окольничий -  ведающий  помещениями  князя,  мужи
ратные и думные.
   Такая встреча, видно, пришлась по душе чаушиару. Держал он  себя  учтиво,
не по летам бодро. Об отдыхе и слушать не хотел, твердил, что честь и обычай
велят ему сначала поклониться властителю земли Северянской,  другу  и  брату
наместника бога на земле - прославленного кагана.
   Черный ожидал чаушиара в гостиной зале,  на  отчем  золотом  престоле,  в
пышном княжеском одеянии. Чаушиар  прошел  между  стоявшими  с  двух  сторон
именитыми огнищанами и, приложив в знак  особого  доброжелательства  руку  к
сердцу, низко и почтительно поклонился князю.
   - Слава тебе, повелитель северного края!
   - Слава и тебе, доблестный муж, - отозвался князь. - Какими  судьбами  ты
здесь? Долг или злосчастье привели тебя в наши земли?
   Чаушиар снова поклонился, теперь уже легко, едва заметно.
   - Солнце всходит на земле хозарской, - улыбнулся он Черному, - а  заходит
на земле Северянской. Птенчик начинает свою жизнь в гнезде, а  подрастает  -
взлетает в небо. Князь, думаю, поверит, что и у меня уже  окрепли  крылья  и
мне пора побывать на той земле, где отдыхает солнце.
   - Хвалю за мысли молодецкие, - усмехнулся Черный, - дивлюсь  только,  что
державному мужу Итиля захотелось податься с востока на запад, в ту  сторону,
где заходит солнце. Ведь птица любит встречать солнце на восходе, ее  больше
влечет рассвет, нежели сумрак.
   - Но ведь птица птице рознь,  -  отшутился  чаушиар,  и  они  оба  весело
рассмеялись.
   - Жаль, - продолжал Черный, - я  вынужден  разочаровать  державного  мужа
Хозарии: солнце не отдыхает на  земле  Северянской.  Оно  уходит  дальше  на
запад. Но земля Северянская, - добавил князь, - гостеприимна. Кто приходит к
нам с доброй волей, к услугам того и краса ее.
   - Большое спасибо тебе, князь, - поклонился чаушиар, - каган  не  забудет
твоего благорасположения к нему.
   - Как поживает наш покровитель? Что слышно в каганате?
   - Хвала небу, все хорошо. Каган во славе и  здоровье.  Повелел  кланяться
тебе и принять из рук моих его скромные дары.
   Чаушиар снова поклонился, прижимая руку к сердцу,  а  Черный  смотрел  на
него, с трудом скрывая свое удивление.
   "Мне, подвластному, дары? - думал он. - С чего бы это?"
   Широко улыбаясь, князь благодарил за милость, за дары.
   - Склоняю голову перед щедростью покровителя нашего,  -  осторожно  начал
он. - Но скажи, за что мне честь такая, чем заслужил я высокое  благоволение
кагана?
   - Каган - наместник бога на земле, - так же осторожно ответил чаушиар.  -
Он знает, кто друг ему, кто недруг.
   - Спасибо, - поклонился Черный  и,  оглядев  пристальным  взглядом  своих
людей, стукнул посохом о пол. На пороге появился отрок.
   - Огнищного ключника сюда!
   - Слушаюсь, княже.
   Амбал проскользнул между  неподвижно  стоявшими  придворными  к  княжьему
престолу,  низко  склонился  перед  своим  властелином.  "Клянусь  небом,  -
испуганно думал он, стараясь избегать  взгляд  хозар,  -  они  поедают  меня
глазами, они узнают меня!.."
   - Объяви всему люду, - громко приказал князь, - в Чернигов  прибыл  самый
близкий друг и сановник славного нашего повелителя кагана. Радость эту князь
хочет разделить со всеми поселянами градскими и приглашает их всех на пир. А
сейчас, - добавил он тихим и ласковым  голосом,  -  отведи  гостей  в  покои
княжеские и позаботься об их отдыхе.
   ...Давно отзвучали шаги непрошеных гостей,  не  слышно  ржания  коней  на
подворье, улеглась суета домочадцев, а  Черный  все  ходит  в  своем  покое,
ломает голову. Что означают эти дары? Что задумал каган, чего  хочет  он  от
князя? Поддержки в бранных столкновениях с Олегом?  С  печенегами?  А  может
быть, готовит западню? Хозары на все способны. А  если  уж  дары  присылают,
надо быть особо осторожным. Того  и  гляди,  в  этой  лести  словесной  укус
змеиный запрятан. Знать бы только, откуда ждать его. Да, это главное; откуда
ждать, куда ужалит эта коварная змея?

   За дверью послышался говор. Князь не успел расслышать, чьи это голоса,  в
покой вбежала его дочь. - Отец, - крикнула она с порога, -  посмотрите,  как
идет мне этот наряд! На ней белоснежная длинная туника, поверх туники легкий
голубой плащ, ласкающий взор, такой красивый, что глаз  не  отведешь;  через
плечо золотой лор - широкий  шарф,  который  носят,  по  дворцовому  обычаю,
только княгини, в руках лук и стрелы.
   Князь взглянул и залюбовался дочерью. До чего же  хороша!  Словно  цветок
весенний. Роскошные черные волосы падают на плечи, а глаза, как зори, светят
веселым блеском. И лицо пылает.
   Повертевшись перед отцом в новом наряде, она подбежала к князю  и  обняла
его. То ли ласка дочери, то ли радость ее растопили  лед,  отогнали  мрачные
думы, лицо князя просветлело.
   - Откуда у тебя этот восточный наряд? - улыбаясь  спросил  он.  -  Нянька
добыла у заморских гостей или, может быть...
   - Да нет, - засмеялась девушка, - хозары привезли из  Итиля.  От  кагана,
говорят.
   - Тебе от кагана?
   Черный уставился на нее, потом побледнел и тяжело опустился на скамью.
   Княжна испугалась внезапной перемены, присела около отца:
   - Да что случилось, батюшка? Вам тоже навезли всякого добра:  и  шелка  и
бархата. А ковры какие - персидские! Ключник показывал, где ваше, где мое...
А вот смотрите, золотой лук и стрелы. Каган знает о моей  любви  к  охоте  и
приказал вручить их как особый дар. Но я не буду стрелять из этого  лука,  а
особливо в лебедей. Золотая стрела должна нести любовь, а не смерть.
   - Доченька, иди к себе, - с трудом вымолвил князь,  нежно  погладив  свою
любимицу. - Я хочу побыть один.
   - Нет, нет, батюшка, - не согласилась она, - я посижу с вами. Никак,  вам
плохо?
   - Не беспокойся. Иди к себе. Уже все прошло. Неохотно вышла княжна Черная
из отцовских покоев. А придя к себе в терем, стала перед окном и задумалась.
"Чем плохи они, дары эти? Что могло так огорчить отца?"

   IV. ОГОНЬ И СВЕТ
   Разгневался нынче Перун17 на северян. Над краем их собрал он черные тучи,
накликал ветры из просторов морских да пустынных и грозится  теперь,  носясь
над  лесами,  огнем,  треском  и  громовыми  раскатами,  бросает  на   землю
смертоносные стрелы.
   Ночь - хоть глаз выколи! Черная, бурная! Погаснет молния,  и  не  то  что
леса не видишь - ногой не  знаешь  куда  ступить.  Все  слилось  в  сплошную
непроглядную тьму.
   А Перун лютует. Вон вспыхнула одна, за ней другая молния, с  такой  силой
ударил гром! Валятся будто подкошенные деревья,  и  кажется,  сама  земля  с
грохотом летит в неведомую бездну.
   Посреди крепкого, рубленного из толстого дуба жилья пылает в очаге огонь.
Свет его то блеснет в темных углах горницы, то  уходит  из  них,  бессильный
перед наступающей отовсюду ночью. У очага -  Осмомысл.  Широкая  борода  его
свисает до самого пояса, усы шевелятся от легкого  движения  губ,  а  брови,
седые, кустистые, грозно сошлись  на  переносье.  Он  молится  перед  земным
огнем, чтобы тот вознесся с его просьбой к огню небесному; молится тихо,  но
голос его иногда возвышается, и тогда  вместо  шепота  слышен  густой,  эхом
отдающийся в просторной горнице рокот.
   Боже, Даждь-боже18, спаси нас от гнева,
   Ты дал нам огонь свой, не дай ему сгинуть,
   Жизнь на земле подарил всему люду,
   Будь же, наш боже, с нами повсюду!
   Не покидай нас в горе, в разлуке,
   Смилуйся, боже, - мы твои внуки.
   Но бог северян, дающий людям тепло и свет, видно, бессилен перед Перуном:
за окном все так же сверкают молнии. И буря  не  утихает,  свистит  и  воет,
ломает деревья в лесу, бьет в окна косым дождем.
   Прислушивается Осмомысл, спокойный и строгий. Ни  громы,  ни  молнии,  ни
страх перед самим Перуном не колеблют  его  воли,  не  ломят  нрава.  Старик
поднялся, вышел в кладовую,  потом  вернулся  оттуда  с  высокой  посудиной,
наполненной бараньими костями. Осторожно, с жертвенным благоговением высыпал
их в огонь и, преклонив колени на разостланную шкуру, поднял к небу  длинные
и крепкие еще руки. Теперь  он  взывал  уже  к  богу-громовику,  умолял  его
принять жертву и смилостивиться, обойти своим  гневом  покорное  жилище,  не
поразить его огнем и громом.
   Всеволод сидит у священного очага. Его не тревожат удары грома, он  будто
и не слышит грозы, сидит задумавшись, весь уйдя в свои мысли...
   Старик закончил жертвоприношение, вынес и разбил посудину, чтобы никто не
воспользовался ею, принося жертву другому богу.  Подошел  к  окну,  постоял,
прислушиваясь к шуму соснового бора, потом обернулся и сел  против  сына  на
колоду, покрытую медвежьей шкурой.
   - Грустишь, Всеволод? - тихо спросил отец. Сын тяжело вздохнул:
   - Да, батько, кручина забралась в сердце.
   - Кручина, говоришь? С чего бы это?
   - Сегодня был я на  том  месте,  где  сокол  княжны  заклевал  несчастную
лебедицу. И знаете, что  увидел?  Лебедя!  Сидел,  горемычный,  около  своей
подруги и плакал. А потом взвился высоко в небо, крикнул на прощание, сложил
крылья и упал камнем вниз. Насмерть разбился возле лебедицы. Вот я и  думаю:
почему он это сделал, зачем?
   - Закон у них такой, - ответил Осмомысл. -  Верны  они  до  самой  смерти
любви своей лебединой. Умирает одна -  умирает  и  другой.  Нет  среди  птиц
равных лебедям. Видишь, как они прекрасны. А все прекрасное умирает гордо...
   Снова наступила тишина. Сын думал о своем, отец о своем.
   - А зачем ты поехал туда,  к  месту,  где  погибла  лебедица?  -  нарушил
молчание конюший. - Ведь это вон как далеко!
   -  Да  все  из-за  той  же  кручины,  -  снова  вздохнул  юноша,  Конюший
насторожился. И голос и вздохи сына  какие-то  необычные  -  и  знакомые,  и
незнакомые... Долго молчал он, глядя на него, словно вспоминая, когда и  где
он слышал этот голос.
   Наконец заговорил:
   - До сей поры веселым ты был на пастбище. Гулял на  конях  по  полянам  и
просекам, на досуге в лесу забавлялся  с  птицами,  за  зверем  охотился,  с
друзьями на копьях состязался и во всем находил утеху и радость  молодецкую.
А сейчас, говоришь, печаль закралась в сердце. Что же  стряслось,  мой  сын,
кто нарушил твой покой в нашей забытой богом и людьми глуши?  Может,  гроза,
ненастье? Всеволод грустно покачал головой.
   - Нет, батько, наверно, время. - И, помолчав, добавил: - А может быть,  и
люди...
   - Люди?! - Осмомысл долго и как-то растерянно смотрел на сына. -  Люди...
Вот оно что! Ну, значит, время твое настало: пора идти в люди. Но, как отец,
советую тебе; будь осторожен, сын мой, и сердца сгоряча никому не вверяй.
   - Никому? - удивился сын.
   - Я говорю: сгоряча...
   - Не понимаю. Может, отец, откроете  вы  сыну  истинную  мудрость  жизни?
Конюший нахмурился:
   - Тебе это трудно понять. Ты молод, не жил среди людей, не знаешь беды. А
я уже обжегся в свое время, как тот мотылек,  что  летел  на  свет  и  упал,
опаленный огнем.
   Всеволод поднял на отца недоуменный взгляд:
   - Что же так сильно страшит вас в людях, батько?
   - Коварство их, козни. Не знаю, встретишь ли ты там друзей, а вот  врагов
- наверняка.
   - Может статься... Но...  -  Юноша  запнулся  на  слове  и,  поразмыслив,
добавил сочувственно: - Я знаю, батько, князь разорил наш  дом  и  люто  вас
обидел. Да ведь среди людей не все князья...
   Подняв седые кустистые брови, Осмомысл пристально глядел сыну в глаза.
   - Зато там есть княгини... - Старик  помолчал.  -  И  даже  хуже...  есть
княжна... - тяжело вздохнув, закончил он.
   Всеволод покраснел и опустил глаза. Но  юношеское  любопытство  ничем  не
укоротишь, оно и стыд преодолеть способно.
   - Вы, батько, десять лет загадками  со  мною  говорили  и  князя  ворогом
считали каждый раз. Теперь и княжну... Почему так? За что постигла нас  беда
такая?
   Осмомысл не спешил с ответом, думал, долго думал, уставясь в  пол.  Потом
поднял голову, печально глядя на бушевавшую за окном грозовую ночь.
   - Прости меня, сын мой, - заговорил он наконец громко и решительно.  -  Я
скрывал от тебя тайну. Не только князь причина моих бедствий. Может, я и сам
немало в них повинен. Но не по злому умыслу. Надругательство над моей жизнью
и семьей понудили меня на преступление...
   - Вас? На преступление? - в крайнем изумлении промолвил юноша.
   - Да, сын мой, - горестно воскликнул старик.  -  Если  бы  ты  знал,  как
трудно отцу сказать такое слово. Но нет уж больше сил  моих.  Тяжким  камнем
лежит оно на сердце. Ты уже вырос и должен знать... - Старик  умолк,  закрыв
глаза, глубокая печаль, страдание отразились на его лице. - Скажи, - очнулся
он вдруг, - скажи, сможешь ты простить отцу своему убийство?
   - Какое убийство? О  чем  вы  говорите,  батько!  -  испуганно  промолвил
Всеволод.
   - Нет, нет, скажи: простишь?
   Юноша растерялся. Никогда не видел он отца в горе, в  раскаянии.  Сколько
помнит, всегда старик был сильным,  мужественным,  суровым  и  строгим...  А
сейчас вдруг заговорил о прощении... Что случилось  с  ним?  Что  за  тяжкое
бремя несет он в своем сердце?
   Осмомысл по-своему понял молчание сына.
   - Ты, вижу, не решаешься... Ну что ж, суди тогда как знаешь...
   - Да что вы, батько, как я могу судить вас! - горячо возразил Всеволод. -
Я  верю,  не  могли  вы  учинить  того  по  злому   умыслу.   Скажите,   чье
надругательство толкнуло вас на страшное дело?
   - Давно это было, сын мой, - тяжело вздохнул Осмомысл. - Мне тогда минуло
двадцать пятое лето. Я был, как ты сейчас, и молод, и отважен, и красив.  На
зверя в лес ходил без страха и сомнения, случалось, и с медведем схватывался
вручную... Да, я был тогда молод и счастлив. Роксана, матушка твоя, была  из
красавиц красавица. Жили мы с ней в согласии и любви. Пойду, бывало, в  леса
на день, на два, а то и на неделю, она себе  места  не  находит,  все  ждет,
высматривает мужа своего. Какую любовь мне дарила, доброту,  заботу,  ласку!
Жили мы с нею в Сновске, у самого вала, над рекой. Пристали как-то к  берегу
заезжие купцы. Несли люди, понес и я продать добытые  в  лесах  меха,  хотя,
признаться, очень не хотелось сбывать их за бесценок. Стою в раздумье, а тут
прямо на меня идет торговый гость19. "Продаешь?" - спрашивает, показывая  на
товар. "А как же?" - отвечаю.  Вижу,  купец  не  на  пушнину  смотрит,  меня
оглядывает с ног до головы. Потом и говорит: "Товар у  тебя  хоть  куда!  За
морем и цены ему нет. Хочешь, пойдем со мной к арабам. Свою  пушнину  дорого
продашь, и за службу заплачу немало". Назвал он цену, и я не устоял: пошел с
караваном за море.  Вернулся  уже  под  осень...  Хорошо  заработал.  Правду
говорил купец: меха свои продал дороже, чем здесь дают. Охранял я караван, и
за то заплатил купец... Потом снова пошел я с ним... Ох, сын мой! Не знал бы
я краев тех заморских! А пуще всего - злата! Оно меня с  ума  свело,  оно  и
погубило!
   - Что же приключилось с вами, батько, там, в арабах?
   - Нет, не в арабах. Дома. Прибыл я с караваном из-за моря, вот  так,  как
сейчас, в глухую полночь, в  бурю-непогоду.  Во  град,  известно,  ночью  не
попасть - заперты все ворота. Да и не спешит туда купецкая  ватага,  она  не
дома, ей и под шатром не худо. А мне не то что спать  -  сидеть  невмочь  на
месте, все тянет под родную кровлю, к жене и к сыну.
   Не дождался я дня - пробрался все-таки во град. Нелегко  было:  ненастье,
темень. Да что они? Путь ведь лежал к родному очагу,  а  стены  и  валы  так
знаю, что и во тьме всегда найду дорогу... Уж лучше б я сорвался со стены  и
утонул во рву... Там в своем доме я  не  застал  уже  в  живых  своей  жены.
Погибла твоя матушка, мой сын.
   - Да как же то стряслось?
   - Сгубил ее подлец посадник20. Темной ночью напал он на наш дом  и  силой
хотел увести мою Роксану. Мать защищалась как могла, да где ей было выстоять
против мечей и дубин разбойников!  Видя,  что  не  миновать  ей  злой  доли,
наложила на себя руки матушка.
   Всеволод замер, уставясь широко раскрытыми, испуганными глазами на отца.
   - Так вы...
   - Не выдержал я, сын мой. В страшном  гневе  той  же  ночью  пробрался  в
хоромы посадника и заколол его.
   Гром над головой и тот не поразил бы так Всеволода, как это  нежданное  и
страшное признание. Ошеломленный, потрясенный, стоял он перед отцом, еще  не
веря только что услышанному слову: заколол.
   - И это вас мучит? - опомнился наконец Всеволод. - Да ведь  тот  посадник
другого и не заслужил!
   - И я так думал. Да по-иному князь решил. Меня судили. Князь за посадника
наложил двойную виру21 и холопами, рабами, сделал нас...
   - Кого это - нас?
   - Тебя и меня. Из семьи только двое  нас  осталось:  я,  вдовец,  да  ты,
сирота.
   - Вот оно как! - крикнул Всеволод. - А меня... меня-то за что?
   - За то, что ты мой кровный сын, за то, что отец твой простой  поселянин,
а он, вишь, князь! Он и ни в чем не повинного ребенка холопом может сделать,
а простого человека и подавно.
   - Почему же не наказал он за надругательство кровных посадника?
   - Ворон ворону глаз не выклюет. Для князя посадник  -  опора,  а  простой
человек - пыль под ногами. Вот и топчет он нас.
   Гнев и ненависть жарким пламенем  вспыхнули  в  сердце  юноши.  Но  сразу
натолкнулись на встречную волну мыслей и начали гаснуть...  "Князь  -  ворог
наш, сказал отец... А княжна? Как быть тогда с княжной, прекрасной, как свет
зари? Забыть? Возненавидеть?.."
   Тихо в горнице. Отец не знает, чем утешить сына. А тот  погружен  в  свои
думы, не знает, как быть... И видится ему смуглое лицо  княжны,  ее  чистые,
нежные, как у ребенка, глаза... Что сулят они  ему?  Не  откроют  ли  тайну?
Спасительную нить в этом запутанном клубке?..
   А лес шумит и шумит за окном. И дождь  не  унимается,  то  сеет  тихий  и
мерный, то с ветром и посвистом налетит, ударит в окно,  отбежит  куда-то  в
темноту, и снова еле слышишь его,  будто  сквозь  сон...  Непроглядна  ночь,
никакого просвета. Только  гроза  ушла  уже  куда-то  за  леса,  за  долы  и
откликается оттуда приглушенным, но все еще  раскатистым  и  грозным  гулом.
Словно из бездны голос подает.
   Осмомысл нарушил молчание.
   - Прости меня, дитя  мое,  -  промолвил  он  надломленным  голосом.  -  Я
повинен, что завел тебя в холопы еще младенцем...
   - Не мне судить вас, батько, - с мучительной тоской ответил  Всеволод,  -
да как перенести такую весть?.. Холоп я... - Он помолчал  и  уже  решительно
добавил: - Я, батько, уйду, наверно.
   Конюший насторожился:
   - Куда, мой сын?
   - Скоро дни Ивана  Купалы.  Около  Чернигова,  в  Згурах,  будет  веселый
праздник. Там друг мой живет. Младан.
   Поеду к нему на время.
   Холодом обдало сердце Осмомысла.
   - Дни Ивана Купалы? Подле Чернигова? - Он замолчал, пораженный  внезапной
догадкой, и, не выдержав, воскликнул: - Ты хочешь все же лететь на огонь?
   - На свет, батько,  -  спокойно  и  твердо  ответил  юноша.  Они  как  бы
поменялись местами: отец сидел перед сыном ослабевший,  подавленный;  сын  -
суровый и сейчас уже уверенный в своих намерениях, в избранном пути.
   - Подумай, сын мой, - умолял Осмомысл. - О доле отца родного вспомни!
   - Эх, батько, мне ли вас учить? Вам лучше ведомо: в делах этих не  разум,
а воля сердца верх берет.
   - Но ведь она - княжна! Ты идешь на верную  погибель!  -  Ну  что  же,  -
ответил Всеволод, - а хоть бы и так. Ради света стоит идти на огонь! Да и не
верю я, что на погибель! Не верю!

   V. НОЧЬ ПОД ИВАНА КУПАЛУ
   Девчата днем еще насобирали голубых, как небо, цветов, пахучих васильков,
полевого маку, зверобоя, нарвали за плотами мяты, за селеньем - полыни,  что
должна охранять их от ведьм и русалок, сплели себе роскошные венки. Шли  они
теперь веселые, нарядные, неся впереди  себя  марену  -  соломенное  чучело,
надетое на палку, и идола - Купалу, в женской сорочке и в венке, большом, на
диво красочном. В радостном ожидании  праздника,  девчата  спешили,  обгоняя
друг друга, и пели:
   Купала, Купала! Где ты зимовал?
   Я в лесу зимовал,
   Под застрехой ночевал.
   Зимовал я в перышках,
   А все лето красное -
   В травушке-муравушке.
   Купала, Купала!
   Парни тоже не сидели без дела: собрали старое тряпье, уложили  на  воз  и
вывезли его на поляну близ Десны. Потом наносили из лесу хвороста, притащили
соломы и сложили несколько стогов возле места будущего костра, чтобы хватило
на всю ночь. А когда увидели девчат, стали  судить  да  рядить,  что  делать
дальше, как у них марену отнять. Но  девчата  окружили  ее  тесным  кольцом,
украшали  ее  разноцветными  лентами,  венками.  На  идола  Купалу  надевали
монисто, перстни, бусы - все украшения  неприхотливой  северянской  девушки.
Потом взялись за руки и пошли хороводом, напевая:
   Вокруг маренушки ходили девушки,
   Стороною дождик идет.
   Стороной, да на мою алу розочку.
   Ой на море волна, а в долине роса,
   Стороною дождик идет.
   Стороной, да на мой барвиночек зеленый.
   Кругом маренушки ходили девушки,
   Стороною дождик идет.
   Стороной, да на любисточек кустистый мой.
   Ой на море волна, а в долине роса,
   Стороною дождик идет
   Стороной - василечки мои низенькие...
   Среди девушек и княжна Черная. Еще вчера покинула она княжьи  хоромы,  не
выдержав тоски, владевшей ею после разговора с отцом, и украдкой перебралась
на левый берег Десны к подруженьке  Милане.  С  тех  пор  как  погибла  мать
княжны, зареченская Милана стала для Черной не только подругой  -  сестрицею
родной. С ней ходила в лес по ягоды,  собирала  цветы  на  лугах,  водила  в
праздник хороводы. Среди подруг забывала она грусть и одиночество. Радость и
веселье просыпались в ее сердце,  будто  весенний  ветер  рассеивал  их  там
легкой рукой.
   Любо, хорошо было здесь княжне,  а  особенно  сегодня,  перед  праздником
Купалы. С рассвета собирала целебные травы, цветы для венков,  искала  среди
крапивы траву Чернобыль, под корнем которой  растет  уголь,  несущий  удачу.
Резво бегала с девчатами по лугам и, спустившись позже к речке,  купалась  в
быстрой и студеной Десне. Весь день хлопотали, готовясь к празднику.  И  вот
он начался.
   Девчат и в два круга не вберешь. Раскраснелись как маков цвет,  танцуя  в
хороводе. Но и парней не меньше, с  обоих  сел  сошлись  на  поляну  -  и  с
Заречного, и со Згуров.  Шаровары  на  них  широкие,  перехваченные  поясами
рубахи щедро вышиты по подолу, на рукавах, на расстегнутых  теперь  воротах.
Сбитые на затылок шапки невесть как держатся на головах. А сами - как  дубки
молодые: высокие, крепкие, так и веет от них здоровьем и  силой.  Минуты  не
стоят на месте: хотят разорвать девичий круг.
   Но вот зашло солнце, на землю спустились первые сумерки.  Парни  оставили
девчат, пошли добывать живой огонь, чтобы разжечь костер.
   На сухой траве, неподалеку  от  хвороста,  лежит  заранее  приготовленная
толстая колода с провернутыми в ней дырками. В одной из  них  -  похожий  на
веретено волчок с длинными, подогнутыми кверху ремнями. Два коренастых парня
садятся лицом к лицу и, упираясь ногами в колоду, берут в руки ремни. Третий
жмет на волчок сверху, сыплет на колоду сухую, мелко  протертую,  как  пыль,
траву.
   Быстро и уверенно работают молодцы, все быстрее ходит вокруг оси  волчок,
все сильнее нагревается дерево.
   Молодежь толпится у колоды затаив дыхание - ждут появления живого огня. А
сумерки все гуще и гуще. И лес, что возвышается кругом поляны, подступил еще
ближе, словно встал на цыпочки, чтоб заглянуть через дюжие молодецкие плечи,
узнать, что делают там люди, сбившись в кучу. Тени  от  него  упали  на  всю
поляну, легли на широкий плёс красавицы Десны.
   Тихо и тревожно стало вокруг. Но вот задымилась колода, сверкнули  искры,
и сразу вспыхнул огонек. Лица парней прояснились, взволнованно  следили  они
за этим дрожащим, трепещущим  язычком  пламени.  Вот  он,  живой,  священный
огонь! Его именем издавна  называют  жилье,  он  один  может  умолить  огонь
небесный, чтобы светил он людям, гнал от них тьму - прародителя и  хранителя
злых духов. Силой живого огня всякий раз возвращается к ним  из  мрака  ночи
солнце, светит и греет, растит урожай, дарит им свою всепобеждающую  силу  -
силу жизни. Огонь - надежда их, он охраняет людей от злых духов, от  мора  и
бесплодия. А особливо сегодня, в ночь под Ивана Купалу! Сегодня он не только
всепобеждающая, но и всеочищающая сила.
   Огонь словно пробудил окрестности. На берегах Десны, Стрижня,  Белоуса  -
по всей  Северянщине  запылали  костры.  Сначала  появились  несмелые,  едва
заметные огни за рощами, лесами  и  урочищами;  потом  взлетели  они  жарким
пламенем в небо и залили светом всю округу. Будто огненные  цветы  трепетали
над лесом, величавые и прекрасные в нависшем над землею мраке!
   Ожили и  люди  на  поляне.  Шум,  возбужденные  крики  вместе  с  искрами
разлетаются над костром и, ударившись  о  высокие  стены  леса,  звенят  под
темными сводами неба. Девчата снова берутся за руки,  ходят  вокруг  марены,
поют песни. Но парни бурей налетают со всех сторон, разбивают  круг.  Теперь
уже каждый ищет свою избранницу, норовит схватить ее за руку  и  повести  на
очищающий от злых духов и благословляющий на брачные узы огонь.
   Не затихают смех и крики, то раскатисто басовитые, то высокие, визгливые.
   Княжна Черная вихрем носится среди играющих. Она  единственная,  кого  не
отваживаются трогать юноши, за нее прячутся робкие девушки.
   И княжна кидается из стороны в сторону, защищает своих  подруг.  Лицо  ее
горит, глаза сверкают под нависшим  на  самые  брови  венком,  и  сердце  ее
открытое полнится радостью, весельем, задором.
   Вдруг выбежала из толпы первая пара и,  держась  за  руки,  разогнавшись,
прыгает через огонь. За ней вторая, третья ... десятая. От их стремительного
движения колышется тихий вечерний  воздух.  Не  застаивается  и  костер:  то
стелется низко по земле, то снова взлетает к небу, разбрасывая вокруг  снопы
искр.
   Черная захвачена прекрасным зрелищем. Веселая  суматоха,  беготня;  то  и
дело налетают ловкие сильные  ребята,  с  громким  криком  хватают  девушек,
увлекая их к костру. Черная не заметила, как  выкрали  у  нее  подруг.  Даже
Милана куда-то вдруг исчезла. Еще мгновение - и она останется в одиночестве!
Ее, княжну, не приглашают. Невзрачных собой девчат и тех расхватали, а к ней
ни один не решается подойти!
   Она озиралась, чувствуя неловкость и растерянность. Прыгать  одной  через
костер негоже, да и страшно как-то.  А  не  прыгать  нельзя:  назовут  тогда
ведьмой!
   Она колебалась, не зная, что делать. И вдруг почувствовала, кто-то крепко
схватил ее за руку.
   - Вперед, княжна! Смелее!
   Черная охнула от неожиданности, крепко сжала горячую ладонь юноши  и,  не
переводя дыхания, побежала с ним прямо на огонь. Высоко прыгнули  они  через
костер.
   - Ой, ух-ух!
   С трудом отдышавшись и смеясь, она стала на ноги. Вдруг как  рукой  смело
ее опасения, тревоги, вернулись присущие ей бодрость и задор.
   - Как хорошо, правда? Пошли еще!
   Теперь уже княжна сама подбадривала юношу. С радостным криком бежала  она
вперед, взлетала над костром. Один  только  раз  прыгнула  неудачно.  То  ли
парень не рассчитал, то ли княжна не в лад  оттолкнулась  от  земли  -  рука
неловко повернулась и пальцы выскользнули из его ладони.
   "Выпустил!" - ужаснулся молодец, а коснувшись земли,  волчком  повернулся
на одной ноге, с силой рванул к себе девушку.
   - Не обожглась ли, часом?
   - Да нет, не бойся, я  высоко  прыгала!  Видишь  -  показала  девушка  на
парчовые шаровары, на отороченные золотым позументом  полы  легкого  летнего
кафтана из дорогой чужеземной ткани, - даже не подсмолило нигде.
   - Но мы не выдержали испытания огнем, - нахмурился он.
   - Пустое, - отмахнулась княжна, не поняв его намека.
   Они подошли к костру,  и  тут  Черная  увидела  юношу  при  ярком  свете.
Остановилась, всматриваясь.
   - Погоди, - вспомнила она, - я, кажется, встречала тебя где-то.
   - На пастбище, княжна. Я - Всеволод, сын конюшего.
   - Да, да! - обрадовалась девушка.
   Она  узнала  теперь  и  эти  русые  кудри  над  изогнутыми   бровями,   и
пристальный, немного суровый прежде, а сейчас веселый  взгляд,  и  все  лицо
его, такое мужественное, загорелое, доброе.
   Они пошли рядом и не заметили, как оказались  в  стороне  от  праздничной
суеты и веселых игр.
   - Как хорошо, что я встретила тебя, - искренне призналась княжна. - Еще с
того дня, когда была у вас на пастбище, хотела видеть тебя.
   - Меня? - недоверчиво воскликнул Всеволод.
   - Да. Отец твой накричал тогда... Так зло смотрел на меня, что взгляд его
и теперь не дает покоя. Да еще сказал... Ты помнишь, что  сказал  твой  отец
про лебедя?
   - Кажется, про коршунов тогда он говорил.
   - Да, да и про коршунов. Слова его,  как  вещие,  на  сердце  мне  камнем
легли.
   - Все потому, княжна, что то не лебедь был, а лебедица. Быть может,  даже
дева-лебедица.
   - Неужто! - испугалась девушка. - А откуда ты об этом знаешь?
   - Отец говорил. Потому и трудно людям найти лебединое  озеро,  что  среди
птичьих стай девы-лебеди живут и прячутся там от людского глаза.
   - Они никогда мне не простят, - опечалилась Черная.
   - Ну что ты, княжна! Стоит ли думать об этом? У  каждого  на  свете  свой
конец. Даже у девы-лебедицы. И не метятся они.
   Девушка пристально взглянула на Всеволода:
   - Ты так думаешь?
   Но он не успел ответить. На  опушке,  где-то  совсем  рядом,  послышалось
призывное ржанье. Княжна прислушалась и рассмеялась. Забыв свои тревоги, она
как-то по-особому свистнула, видно, только одному ее коню известным свистом.
   Загудела земля, и вскоре перед девушкой стал гривастый, с выгнутой, как у
лебедя, шеей конь.  Отблески  костра,  то  припадавшие  к  земле,  то  снова
вздымавшиеся к небу, переливались на  блестящей  шерсти,  то  скрадывая,  то
высвечивая в темноте белизну его  длинной,  пышной  гривы.  Из  глаз  так  и
сыпались искры, из ноздрей несло жаром.
   Коню не стоялось на месте. Он бил о землю копытами, играл  около  княжны,
словно звал ее в седло. И в этом беспокойстве, в  твердой  и  гордой  осанке
чувствовались и сила и резвость его.  Казалось,  сядь  на  него  верхом,  не
только через леса и долы - за высокие тучи понесет этот конь.
   - Заскучал мой Сокол, зовет домой, - ласково молвила княжна.
   Тонкими пальцами  она  поглаживала  голову  коня,  расчесывала  гриву,  а
Всеволод смотрел на нее, глаз не в силах отвести.
   Тем временем снова жарко разгорелся  костер,  песня  девичья  еще  громче
зазвенела над лесом.
   Черная направилась к хороводу. Захотелось ей снова потанцевать в  веселом
девичьем кругу. Но вдруг увидела: из темного леса выехал  всадник  и  погнал
коня прямо на хоровод.
   Всполошились девицы, поднялись беготня, шум и крики. Однако ни княжна, ни
Всеволод не удивились: ведь именно сейчас, после этой песни,  и  должен  был
появиться всадник и выхватить из  хоровода  марену.  Да  только  успел  конь
выскочить из бурлящей толпы, как до слуха княжны долетел отчаянный неистовый
девичий вопль.
   Черная схватила Всеволода за руку:
   - Гляди, он не марену, а девицу выкрал! - и, присмотревшись,  кинулась  к
Соколу.
   - Куда ты, Черная! - пытался задержать ее юноша. Он знал: в  такое  дело,
кроме родни, никто не вправе вмешиваться.
   Но княжна бросила ему одно только слово: "Милана!" - и  птицей  метнулась
за всадником.
   Сокол помчался в стремительном беге. Он чувствовал  нетерпение  княжны  в
каждом толчке,  в  горячем  ее  дыхании  на  гриве.  Сближаясь,  все  больше
распалялся, неудержимо, как стрела, летел над землей, резал  грудью  воздух,
все вперед, вперед!
   Заметив погоню, пленница еще громче закричала, а парень стал  сворачивать
к реке: священная вода благословит их брак,  там  никто  не  посмеет  отнять
Милану! Но сорвалась его затея: княжна разгадала  замысел  парня  и,  срезав
угол, встала поперек дороги.
   Одно мгновение - и молодца с девицей словно и не было в седле!  Черная  с
такой силой осадила их коня, что всадник и его пленница полетели на землю.
   - Не смей, княжна! - зло крикнул Младан, поднимаясь и  загораживая  собой
Милану. - Ты в этом деле сторона! Не мешай нам!
   - Я тебе  дам  "сторона",  негодяй!  -  яростно  отозвалась  Черная.  Она
выхватила из седла лук  и,  накладывая  на  него  остро  отточенную  стрелу,
закричала: - Пусти девицу!

   Юноша отступил, широко раскинув руки, заслоняя собой невесту.
   - Ну? - княжна стала целиться из лука.
   Но что это? Милана вдруг рванулась вперед. Она побежала к своей подружке,
падает перед ней на колени, хватает руками стремя и просит...  слезно  молит
отпустить ее с Младаном!
   Черная оторопела: :
   - Тебя? С Младаном?
   - О княжна! Подруженька моя! - рыдает Милана. - Отпусти нас с милым моим,
не то наедут братья. Младана могут убить, а меня... меня к отцу поведут!
   - Так ты... по своей воле?.. - не верит Черная.
   - Да, да, по  своей!  Сегодня  же  ночь  под  Ивана  Купалу.  Мы  заранее
сговорились бежать.
   От сердца говорит Милана, взгляд у  девушки  искренний.  слезы  бегут  по
лицу, но  княжна  все  еще  не  верит,  смотрит  на  нее  широко  открытыми,
удивленными глазами.
   - Так почему же ты кричала, словно тебя режут? Милана всхлипнула:
   - Иль ты забыла? Так  велит  обычай:  девица  должна  кричать,  когда  ее
умыкают.
   "Правда, обычай велит", - только теперь вспомнила княжна.
   Она задумалась, опустив повод, глядя на свою подружку и Младана.
   А когда вдали послышался стук копыт, Черная  быстро  обернулась  и  резко
крикнула обоим;
   - Удирайте!
   Те мигом вскочили на коня.
   И тут из темноты выскочил на своем Вороном Всеволод. Он догнал  княжну  и
хотел было пойти наперерез беглецам. Но Черная остановила его.
   - То был Младан? - спросил Всеволод.
   - Младан, - подтвердила княжна, - не мешай, пусть бегут.
   - Он мой друг...
   - А с ним моя подружка, - ответила княжна. - Подожди! - насторожилась она
вдруг. - Кажется, скачет кто-то. И не один. Наверное, погоня, родня!  -  Она
прислушалась, потом подобрала повод и  приказала  Всеволоду:  -  Как  только
появятся, гони коня за мной! Запутаем  Младановы  следы:  заманим  погоню  в
другую сторону.

   VI. ЗА СЕБЯ И ЗА МУЖЕЙ РАТНЫХ
   Солнце вот-вот взойдет. Над лесом уже поднялось  высокое  зарево.  Словно
корона, венчает оно небосвод, золотисто-голубая корона! Небо вокруг нее  как
умытое, воздух  свежий,  прохладный.  Широкой  волной  льется  он  в  грудь,
освежает, бодрит натруженное тело. А с земли струится пряный запах трав,  по
всей опушке стелется душистое благоухание! И тишина... Как бы  замерло  все,
притаилось и ждет появления наряженного к свадьбе светила.
   Но  вот  показалось  солнце.  Бросило  на   леса,   на   росистые   травы
янтарно-золотые, ослепительно яркие лучи, и сразу пробудились ото сна поляна
и леса. Послышалось звонкое пение птиц, застрекотали кузнечики.  Зашелестели
листья над головой, радостно заулыбались солнцу.
   Княжна как завороженная глядела на высокие травы, на  верхушки  деревьев,
на облитые солнцем, трепетавшие в ярком свете листья.  И  показалось  ей:  в
самом  деле  улыбаются  деревья,  как  живые!  Заиграли  яркими,   радужными
самоцветами капли росы, будто в сказке, засветилась каждая росинка  алмазной
россыпью.
   А солнце все выше и выше поднималось над лесом. То ли просыпала княжна  в
своем тереме восход солнца, то ли ныне рассвет был  особый,  не  такой,  как
всегда, - залюбовалась Черная. Как  удивителен  мир  вокруг!  Как  прекрасна
родная Северянщина! Все создано здесь для счастья, живи и  радуйся  красе  и
покою...
   Так  нет  же.  Дома  неведомые,  гнетущие  тайны.  Приехала  в   Заречное
повеселиться с Миланой, развеять в играх тоску, а Милана взяла да и  сбежала
со своим милым куда-то в Згуры. Вот тебе и подруга! Ни словом не обмолвилась
про любовь, про сговор с Младаном. И была такова! А  ей,  Черной,  томиться,
тосковать теперь без подружки. Хочешь не хочешь, а надо домой воротиться.  В
Заречном  нечего  больше  делать.  Хотел  было  Всеволод  проводить  ее   до
Чернигова, да княжна не позволила, грусть  закралась  в  сердце,  захотелось
побыть одной...
   Чувствуя, что повод брошен, Сокол  сам  выбирал  путь.  Пересек  поросшую
высокими травами поляну, за нею рощу с глубоким, влажным яром; прошел  вдоль
ручейка и, легко прыгнув через него, вынес свою госпожу  на  торную  дорогу.
Черная осмотрелась и, видя, что конь направляется к Чернигову, снова грустно
склонила голову, покачиваясь в такт неторопливому ходу своего коня.
   Вдруг  до  нее  донесся  частый  перестук  копыт.  Княжна  насторожилась,
подобрала поводья и хотела уже кинуться с  Соколом  в  лес.  Но  увидела  на
повороте между деревьями всадников в  красных  как  мак  шапках,  в  голубых
плащах. Девушка успокоилась:  такой  наряд  носят  только  дружинники  князя
Черного.
   Первым осадил перед нею коня плечистый  Славята,  известный  в  Чернигове
ратный муж и самый доверенный человек у князя.
   - Слава богам! - воскликнул он сильным басовитым  голосом.  -  Пресветлая
княжна, значит, здорова и на воле. А в Чернигове тревога: князь  думает,  не
выкрали ли хозары его доченьку?
   - Хозары? - удивилась девушка.
   - Да, - не заметив ее удивления, продолжал Славята. - Они, вишь,  сватать
приехали тебя. Князь послал нас за дочерью в терем, а ее и след простыл.  Ну
мы и подумали: а нет ли здесь коварства, не выкрали ль хозары  девицу,  чтоб
вынудить князя согласиться на брак?
   Черная побледнела. Так вот какую тайну скрывал от нее  отец!  Вот  почему
одолевала ее в эти дни тревога. Сердцем чуяла беду... Видно, правду  говорил
конюший: нашелся-таки коршун и на ее голову. Да еще какой: каган, повелитель
могучей Хозарии и двадцати пяти  подвластных  ему  племен!  Княжна  смотрела
хмуро на Славяту, на дружинников, вооруженных с ног до  головы,  и,  скрывая
волнение, спросила:
   - Так что же повелел вам князь?
   - Найти княжну, да побыстрей!
   - А потом?
   - А потом домой ее доставить, - простодушно ответил Славята.
   Черная вздрогнула.
   - Неужто князь согласен и хочет выдать меня за кагана? Ведь каган женат и
стар уже! - чуть не плача произнесла она.
   Славята нахмурился:
   - Что поделаешь, княжна! На то его воля и право. По  закону  каган  может
иметь столько жен, сколько  есть  подвластных  Хозарии  племен.  От  каждого
племени - княжну. У пресветлого князя Северянского одна дочь, значит,  ей  и
суждено быть женою хозарского кагана.
   Похолодела княжна, не нашлась, что ответить Славяте. Слышала она про  эти
законы, но думала, что старость кагана спасет от позора и насилия. А  князь,
выходит, знал, что грозит ей, и  молчал.  На  что  же  он  надеялся?  Почему
потворствовал,  когда  она  отказывала  соседям-князьям?  Умышленно?   Чтобы
приберечь для кагана?
   Взглядом, полным отчаяния, обвела она  ратных  мужей,  будто  спрашивала,
ждала от них ответа. Потом надменно выпрямилась, глаза ее блеснули гневом.
   - Я не поеду! - решительно сказала она.
   - Как же так, не поедешь?
   - Пустили хозар в крепость, так и возитесь теперь с ними. Мне там  нечего
делать!
   Дружинники и ахнуть не успели: княжна пришпорила коня  и,  развернувшись,
понеслась обратно к лесу.
   Славята не мог поверить, что она посмела ослушаться отца.
   - Черная! Княжна! - крикнул он своим зычным голосом,  надеясь  остановить
девушку.
   Но она только оглянулась,  прикинула  глазом  расстояние  между  собой  и
Славятой, который уже гнался за нею, и еще сильней дала шпоры коню.  Она  не
хуже Славяты знает леса, тайные укрытия. Только бы дружинники отстали...  Не
дастся она в руки Славяте. Скроется в лесной чащобе, а там будь что будет!
   Сначала Сокол не мог оторваться от погони. Буланый конь Славяты несся  за
ним во весь  опор.  Но  вот  Славята  оглянулся,  видит,  дружинники  совсем
отстали. А княжна с каждым мгновением  все  дальше  и  дальше.  Холод  обдал
сердце бывалого воина.  "Сбежит  проклятая  девка!  -  заметалась  тревожная
мысль. - Перед князем и перед дружиной опозорит. Схитрить надо!"
   - Черная! - закричал он. - Да остановись же... Я не все  тебе  сказал.  У
нас с князем сговор!.. - Славята обозлился:  княжна  вот-вот  ускользнет  из
рук. - У нас с князем сговор! - еще громче и уже в отчаянии  заревел  он.  -
Остановись!
   Теперь она услышала слово "сговор".  Обернулась,  сурово  крикнула  через
плечо:
   - Против меня?
   - Да нет же, против хозар!
   Какое-то время оба молчали. Кони неслись  вперед.  Славята  ждал.  Княжна
размышляла.
   - Клянись! - услышал он наконец ее голос.
   - Клянусь! Честью ратного мужа клянусь!
   - Жизнью клянись!
   - Клянусь жизнью! - задыхаясь, прохрипел Славята, теряя  уже  и  голос  и
терпение.
   Черная, видно,  решилась  выслушать  княжьего  посланца.  Сокол  замедлил
галоп, потом, сделав крутой поворот, остановился на обочине.
   Славята тоже осадил Буланого, вытер вспотевшее лицо.
   - Будь я отцом пресветлой  княжны,  -  тяжело  дыша,  зло  глянул  он  на
девушку, - высек бы за такой нрав.
   Черная, нахмурясь, молчала.  Победа  над  Славятой,  начальным  человеком
княжеской дружины, известным на весь Чернигов витязем, в другое время  могла
бы и польстить ей, но не до потех, любезных сердцу, было ей сейчас.
   - Останови дружину, -  сказала  Черная.  Она  не  доверяла,  остерегалась
западни.
   Славята дал знак дружинникам.
   - Так какой же у вас с отцом сговор? - спросила  она,  поглядывая  то  на
Славяту, то на его дружинников, остановившихся невдалеке.
   - Княжна должна дать ответ хозарам.
   - Что?! - резко дернулась в седле Черная. - Вот  это  и  вся  премудрость
сговора? Неужто отец  не  знает,  каков  может  быть  мой  ответ?  Неужто  в
Чернигове некому за меня постоять?
   - Не обижай, княжна, воинов северянских, - угрюмо  отозвался  Славята.  -
Каждый из нас готов голову сложить за честь твою. Но...
   - Что "но"?
   - Не время. Нужно  пока  что  обойтись  без  сечи...  Девушка  помолчала,
обдумывая его слова.
   - И князь не знает, как это сделать? Ведь он может не согласиться на  мой
брак с каганом!
   - Княжне это легче и сподручней. А князь сошлется на тебя: ребенок,  мол,
еще она, не хочет - и весь тут сказ.
   Черная была в том возрасте, когда взрослые еще не отвыкли от ее проказ  и
озорства,  по  привычке  смотрели  как  на  девочку,  а  девочка  уже   косо
поглядывает на свое детство и  тешится  гордым  именем  взрослой.  Потому-то
слова витязя поначалу разгневали княжну. "Как смеешь! - хотела она крикнуть.
- Ко мне сваталось вон сколько князей!" Но не крикнула.  Проглотила  со  зла
слюну и, дав шпоры Соколу, вовсю погнала его по дороге.
   - Хорошо! - гневно бросила на ходу. - Я отвечу хозарам! И за  себя  и  за
мужей ратных!

   VII. ИГРА С ОГНЕМ
   В просторном зале свежо и уютно. Солнце только-только  поднялось.  Не  то
что припечь  -  нагреть  не  успело  умытую  росами  землю.  Во  дворе  дубы
раскидистые, вековые, за двором - роща. Начинается она сразу за  Стрижнем  -
высокая,  темно-зеленая,  даже  черная  в  тени.  Будто  стеной  окольцевала
Чернигов и как страж караулит под древними стенами, охраняет покой горожан.
   Окна  в  тереме  высокие,  светлые;  стены  сплошь  покрыты  украшениями.
Смотришь прямо - Оленьи рога красуются  меж  выгнутых  дугою  арок  передних
окон; оглянешься назад - дорогое оружие поблескивает  золотом,  драгоценными
каменьями, умело вставленными в рукоятки. Посредине - два червленых щита, по
бокам - острием к острию знаменитые франкские мечи, а сверху  над  щитами  -
луки и стрелы боевые. По обе стороны, по простенкам, - снова оленьи и  турьи
рога, а на них чучела лесных птиц Северянщины.
   В тыльных углах зала - очаги, выложенные из камня: один  с  жертвенником,
другой для обогрева. Но больше всего  привлекает  хозарских  гостей  роспись
черниговских умельцев на стенах. На одной изображен поединок князя с  туром,
на второй - соколиная охота. Да с каким  мастерством!  Привыкшим  к  роскоши
хозарам не верится даже, что это Чернигов,  который  считают  они  захудалой
берлогой. Распластавшись в воздухе, перескакивают через бурный  поток  лихие
кони; люди, будто живые, занесли  над  головой  булатные  мечи.  И  кажется,
вот-вот закричат они, шумом и свистом, стуком мечей заполнят этот зал. А вот
сам князь схватился с туром, пытается свалить  его,  пронзив  широкую  грудь
зверя копьем.
   Хозары щелкают языками,  расхваливают  мастерство  умельцев,  а  особливо
князя, мужественного и славного воина, хозяина всех этих сокровищ.
   Черный хоть и рад похвале, про себя  думает:  "Лебезят,  поганцы,  передо
мной, а сами ждут не  дождутся  прихода  княжны!  Хитер  чаушиар,  вкрадчиво
обволакивает подобострастными да льстивыми речами.  Но  ему  не  перехитрить
князя. Черный и не в таких тенетах побывал, да сумел  выпутаться,  а  здесь,
дома, и подавно. Вот только бы доченька не сплоховала".
   - Говорят, дочь вся в отца, - словно угадывает  чаушиар  княжьи  думы,  -
смела и охоту пуще всего любит.
   - Терпение, славный муж, - улыбается  Черный.  -  Сейчас  ты  увидишь  ее
собственными глазами. Вот-вот подойдет  княжна.  А  мне,  как  отцу,  сделай
милость, поведай, когда и от кого прослышал каган о моей дочери?
   - Великий князь! - искренне удивился хозарин. - Как можешь ты  не  знать?
Дочь твоя красавица, всему миру о том ведомо. А красу, как солнце в небе, от
людей не скроешь. Даже в лесах Северянщины не спрячешь, -  лукаво  подмигнул
он Черному. - Разве даром скакали в Чернигов князья: из древлян, из вятичей,
радимичей22 и из других земель. Хе-хе... Красота, мой  князь,  заманит  и  в
болото, не то что в лес;
   - Но ведь каган не видел моей дочери. Как мог  он  положиться  только  на
слухи?
   - Эх, князь! - укоризненно покачал головой чаушиар.  -  Разве  только  на
слухи? Каган наш -  посредник  между  небом  И  людьми.  Ему  оно  указывает
нареченную.
   Черный хотел было ответить, но в это мгновение распахнулась дверь,  и  на
пороге появилась дочь. В легком летнем платье впорхнула она в зал веселая  и
яркая. Карие глаза ее светились и кроткой нежностью и насмешливым, по-детски
озорным задором. А на лице - ни тени смущения, тревоги, забот.  Словно  мак,
цвело оно в облаках белоснежной одежды, в рамке пышных черных волос. А когда
она склонилась к отцу, сползла  вперед  длинная  девичья  коса,  и  губы  ее
тронула улыбка. Хозары застыли в изумлении, молча глазели на красавицу.
   "Улыбка ее, как солнце на небе", - в смятении подумал чаушиар.
   А Черная уже, учтиво кланяясь на обе стороны, обратилась к отцу:
   - Звали меня, батюшка?
   Скрывая удивление, князь смотрел на  нее,  глазам  своим  не  веря.  Чему
радуется дочь? Неужто Славята не сказал ей, зачем звали?
   - Скачешь где-то самовольно по лесам, - хмурясь, попрекнул он Черную.
   - А разве нельзя? До сей поры вы не перечили тому, мой батюшка.
   - Перечить и сейчас не стану, а только надо знать отцу, куда и надолго ли
едешь.
   - Я в Заречном была, у Миланы, на празднике Ивана Куп алы.
   - Вот как! - подобрел князь. - Чего же не сказала мне, что хочешь ехать в
Заречье? Ну да ладно, дитятко. Поди сюда, нужна ты мне.
   - Я? Зачем же, батюшка? - спросила Черная.
   Князь встретился с пристальным взглядом дочери и понял: знает она,  зачем
нужна.
   - Видишь, доченька, - показал  он  на  хозар,  которые  склонились  перед
княжной в низком поклоне, - они прибыли к тебе из далекого Итиля...
   - А-а!.. - весело отозвалась  девушка,  обращаясь  к  чаушиару,  наиболее
заметному среди хозарских гостей. - Так это вы привезли мне  такие  чудесные
дары?
   - О княжна! - еще ниже склонился хозарин, прикладывая руку  к  сердцу.  -
Стоят ли они благодарности. Каган...
   - Нет, нет! - перебила Черная. - Я очень благодарна вам, такого богатства
и за морем не сыщешь.
   - Пресветлая княжна, - поспешно сказал чаушиар,  -  дары  эти  от  самого
кагана.
   - Правда? - удивилась девушка. - А я подумала, вы заморские гости. У  нас
были когда-то арабы, дивные товары навезли. Не  побываете  ли  у  нас  снова
проездом из Итиля?
   Я просила бы привезти мне...
   Чаушиар внезапно опустился на одно колено и,  опираясь  рукой  на  кривую
хозарскую саблю, склонил голову.
   - И я и все мои спутники к твоим услугам, княжна. Великий повелитель наш,
каган могущественной Хозарии, не пожалеет  для  тебя,  о  чудо  неба,  своих
неисчислимых богатств!
   - Нет, нет, - кротко улыбнулась Черная. - Не богатства  нужны  мне.  Если
путь ваш будет лежать через Чернигов, а сердце не растеряет  благосклонности
к нам, пусть привезет мне почтенный гость куклу арабской работы.
   Чаушиар пристально взглянул на девушку, не понимая, смеется она  над  ним
или вправду у нее такая прихоть.
   А княжна будто не замечала этого. Она приблизилась  к  хозарину,  который
уже поднялся на ноги, и тихо проговорила, глядя на него:
   - Я так люблю иногда поиграть с куклами, но их, к  большой  моей  печали,
осталось  только  три:  наилучшую,  что  привезли  когда-то  арабы,   разбил
непоседливый наш Мурка, и теперь...
   Князь давно уже понял: дочь почти открыто насмехается над  хозарами.  Это
опасно. И не сдержался.
   - Доченька, - оборвал он ее на слове, - настало время забыть  про  куклы,
про детские игры. Великий каган прислал к тебе своих сватов.
   Черная уставилась на отца широко раскрытыми глазами:  зачем  помешал  ей?
Зачем испортил так удачно начатую игру? Что это? Сговор против нее?
   Поискала глазами Славяту, но витязя в зале  не  было.  Глянула  снова  на
отца, тот отвел глаза в сторону.
   "Так вот оно что! Заманили, значит!  -  пронзила  ее  страшная  мысль.  -
Коварством, ложью заманили!"
   С трудом сдержалась Черная, не выдала свой гнев.
   - Каких сватов? Зачем? - еще раз прикинулась она ребенком.
   - Таких же, как князь древлянский присылал, как вятичи, - громко  ответил
Черный и убил тем последнюю надежду и веру дочери в него. - Ты у меня  одна,
- добавил он дрожащим от волнения голосом, - принуждать тебя  не  буду.  Но,
как отец, скажу: лучшего мужа тебе не  желаю.  Каган  -  повелитель  великой
державы, по всем землям гремит его слава.  Да  и  любит  он  тебя.  -  Князь
помолчал, затем поднял на Черную глаза и добавил:  -  Подумай,  доченька,  и
скажи сватам свое слово. Мы все, и я, и чаушиар, ждем здесь твоего ответа.
   Слова эти будто  ядовитые  капли  падали  в  душу  девушки,  наполняя  ее
отчаянием и горечью.
   - Отцу не терпится, - сказала она сквозь слезы.  -  Торопится  вытолкнуть
меня замуж!
   - Что ты, доченька! - искренне возразил Черный. - Понуждать,  говорю,  не
стану. Но, как отец, советую...
   - Довольно! - вдруг грубо оборвала она князя. - Ответ  готов:  Черная  не
желает быть женой кагана. И никогда ею не будет!
   - Но почему? - воскликнул один из сватов.  Девушка  обернулась.  Суровая,
бесстрашная, смотрела она на хозар.
   - Потому что достойна лучшего мужа! - гордо подняла она голову. - А каган
ваш - чужак. Всем нам. И мне.
   Дерзость надменной княжны, презрение к их повелителю ошеломили и потрясли
хозар. Растерянно глядя на Черную, они не сразу нашлись, что ответить.
   Молчание нарушил князь.
   - Безумная! - закричал он. - Как смеешь поносить великого  кагана,  друга
нашего!
   - Смею! Лучше утопиться в Десне, чем быть женой ненавистного старца. Я не
раба! Меня не заставят покориться!
   - Заставят! - опомнившись, крикнул чаушиар. - Каган имеет на тебя  права!
Не хочешь быть ему женой, будешь рабыней!

   - Вот как! - крикнула княжна. - А ну убирайтесь прочь!  -  грозно  повела
она очами. - Пока здесь я госпожа! Вон отсюда!
   Хозары схватились за сабли, зло глядя на князя: что же это такое? В самом
деле гонят их, сватов кагана, или только почудилось им такое поношенье?
   Разгневанный князь вскочил с места.
   - Эй, отроки! - крикнул он. - Заприте княжну в терем!  И  не  выпускайте,
пока не одумается! Я проучу тебя, дерзкая! - погрозил он дочери.
   А когда она вышла, повернулся к хозарам и виновато  развел  руками:  что,
мол, поделаешь, ребенок она еще...

   VIII. НА БОГА НАДЕЙСЯ, А САМ НЕ ПЛОШАЙ
   Терем  княжны  Черной   стоял   посредине   детинца23,   возвышаясь   над
окрестностями, обнесенный высокой  стеной  в  междуречье  Десны,  Белоуса  и
Стрижня. Верхняя часть его достигала вершин развесистых дубов,  которые,  по
словам стариков огнищан, взрастила и взлелеяла  прабабушка  княжны,  так  же
влюбленная в зеленую рощу и цветы, как  сейчас  ее  правнучка  Черная.  Чего
только не навидались эти кудрявые великаны дубы на долгом своем веку! И  как
глубоко вошли их корни в землю древнего Чернигова! Было у них свое  детство,
длинное, как век человека, посадившего их под окнами. Затем  пришла  юность.
Люди рождались и умирали. На смену одному  поколению  приходило  другое,  на
смену второму - третье... А дубы все поднимались и поднимались,  становились
все выше, набирались силы. Наступила пора  возмужания,  а  они  все  растут,
растут вверх и вширь, и все глубже и глубже в землю уходят могучие корни.  И
жизнь их длится долгие века...
   Сквозь густые ветви под окнами любила когда-то княгиня смотреть на выемку
между Болдиными горами и  крепостным  валом,  вдоль  широкого  плеса  Десны.
Подолгу глядела, как играют на  солнце  ее  быстрые  волны,  как  темнеют  и
пенятся на реке грозово-бурные шквалы, как укрывают ее вечерние сумерки. Все
тянуло княгиню к Десне, словно знала, что погибнет в тех водах, что не люди,
а волны бурные закроют ей глаза, приютом вечным станет речное дно.
   Княжна вспоминает  всегда  приветливое  лицо  матери,  и  чувствует,  как
тяжелый удушливый ком подступает к горлу.
   - Мама, мамушка моя, - шепчет Черная, - зачем ушли вы от меня так рано? -
и дает волю слезам.
   И видится ей печальное лицо матери, глаза ее, полные ласки и  жалости,  и
губы, шепчущие что-то непонятное, грустное,  отчего  так  нестерпимо  больно
становится сердцу.
   - Ах, не нужно было, матушка, купаться на быстрине, -  плачет  Черная,  -
были бы здесь, рядом со мной, не дали бы в обиду  дочь  свою.  И  сердцем  и
разумом защитили бы меня.
   Она подумала об отце и вытерла слезы. Ему-то что? Только и  забот  -  про
славу да богатство. Ради этого он и  дочь  родную  утопить  готов.  Как  же,
выгодно: каган - тесть, хоэары - союзники, а там, гляди, и дружину  позволят
увеличить. А что дочь сохнуть  будет  на  чужбине  с  нелюбом,  то  ему  все
равно...
   На лестнице послышались шаги.  Засуетились  нянька  и  слуги  за  дверью.
Черная поняла: отец пришел.
   - Ты не спишь, дитятко? - спросила старуха, просунув в приоткрытую  дверь
седую голову.
   - Кто там? - спросила княжна.
   - Князь хочет тебя видеть, сейчас пожалует сюда.
   - Скажи князю, что я больна.
   Нянька растерянно потопталась у двери.
   - Не нужно ли чего, голубушка моя?
   - Ничего не нужно! Иди отсюда! -  строго  приказала  княжна,  повернув  к
няньке заплаканное лицо. - Я больна и не хочу разговаривать с князем.
   Отодвинув рукой испуганную няньку, вошел Черный.
   - Не понимаешь ты меня, доченька, да еще и гневаешься, - тихо сказал  он,
садясь около кровати.
   Но девушка не отозвалась, молча лежала, отвернувшись к  стене.  Плечи  ее
вздрагивали.
   Князь повернул ее к себе.
   - Ты плачешь? - горестно воскликнул он.
   - Теперь уж не смеяться мне больше никогда, - ответила Черная.
   Вдруг она поднялась, села на кровати, гневно посмотрела отцу в глаза.
   - Да что ты, доченька!
   - Нет у вас дочери! Вы продали ее хозарам. Вслед за матерью гоните меня?
   Князя потрясли ее слова, он смертельно побледнел, весь как-то согнулся  и
прошептал;
   - Опомнись, что ты говоришь!
   - Да, именно так, за матерью! - кричала она, глотая слезы. - Не  уберегли
вы матушку, не углядели. Все за делами недосуг! То вы повинны в  ее  смерти.
Сами свели ее со света! Помните, как  просила  она  вас  принести  в  жертву
бурным вешним водам ваших любимых заморских фазанов? Вы не прислушались к ее
мольбе, не захотели умилостивить богов и вместо  жертвы  матушку  отдали  на
погибель.
   Черная говорила торопливо, не переводя дыхания, слезы градом катились  по
щекам, а князь смотрел на нее широко открытыми  глазами  и  чувствовал,  как
холодеет от страха. До сей поры не знал он  этих  мыслей  дочери.  Постоянно
корил себя  за  смерть  жены,  лишним  словом  боялся  обмолвиться.  А  она,
оказывается, знала, сказал ей кто-то... И теперь вот думает, что сам он свел
жену со света!.. За что такое наказание! Родное  дитя  винит  его  в  смерти
любимой жены.
   - Доченька! - простонал князь и так изменился в  лице,  что  разгневанная
девушка сразу притихла. - Неужто ты могла  помыслить,  что  хотел  я  смерти
матушки? О, если бы я знал, что  навлеку  такую  страшную  месть  богов,  не
только фазанов заморских - всю Северянщину, все блага  земные  принес  бы  в
жертву, только бы оставили мне мою любимую. Да,  видно,  так  суждено  было.
Боги лишили меня не только счастья жизни, но покарали и муками совести... Не
знаешь ты, как я казнюсь и терзаюсь в своем одиночестве... А тут еще и ты...
   Глаза князя налились слезами. Он закрыл руками лицо.
   Черная слушала отца, все более проникаясь жалостью к нему. Теперь  уж  не
от боли за причиненные обиды - от стыда расплакалась девушка.
   - Батюшка, родимый! Не хотела я так... - И она упала на грудь отца.
   - Пташка ты моя... - Князь прижал ее к груди, бережно и нежно  гладил  ее
волосы. - Мы оба несчастны с тобой. Но тому горю уже не поможешь, а от этого
нужно отбиться.
   - Так зачем же вы... понуждали меня к согласию?
   - Как же ты, такая умница, и не могла понять: для виду  так  нужно  было.
Разве тебе Славята  не  сказал?  Я  должен  был  держать  руку  хозар,  чтоб
показать, что не князь, а княжна противится браку.
   - Славята так и говорил, чтобы отказала я хозарам. Я так и сделала.
   - Сделать-то сделала, да разве так отказывают? Негоже бездумно  играть  с
огнем, не того я хотел. Надобно мирно разойтись со сватами. Искру, дитя мое,
не трудно высечь,  но  пожар  попробуй  потом  погасить.  А  дружина  у  нас
невелика, совсем, совсем невелика.
   Княжна недоумевающе глядела на отца.
   - Мирно, говорите? А закон? Ведь закон  дозволяет  кагану  не  спрашивать
моего согласия. Земля наша ему подвластна, и он имеет право  на  меня...  Вы
думаете, откажется он, мирно отступится от меня?
   - Может, и не отступится, - нахмурился князь. - Закон  позволяет  ему  не
спрашивать твоего согласия. Это так. Но  обычай  велит  все  же  спрашивать,
потому что ты не простая девушка, а княжна. Попользуемся хоть обычаем,  коли
не имеем своих законов и своего права. Сейчас бы оттянуть нам ответ, и то бы
хорошо. Дразнить только не надо их. Сошлемся на твою молодость, на  то,  что
еще  не  понимаешь  своего  счастья.  А  там  видно  будет.  Времена  сейчас
тревожные, печенеги вон как давят на Хозарию. Того и гляди, придется  кагану
все войско свое против них кинуть. До Чернигова  ли  ему  будет?  Нам  нужно
выиграть время, укрепить дружину, чтобы было  кого  выставить,  если  обычай
окажется бессильным.
   - Так... так вы не отдадите меня? - обрадовалась княжна,  глядя  на  отца
заплаканными, но уже повеселевшими глазами.
   - Никому и никогда!
   - О-ох! - облегченно вздохнула девушка. - Какой же несправедливой была я,
батюшка, какой нехорошей! У Черного отлегло от сердца:
   - Будем осторожны, дочка. Пока хозары верят, что  я  хочу  породниться  с
каганом и жду больших выгод от того. Княжна с сомнением покачала головой:
   - Если верят, почему же из Чернигова не уходят?
   - Да, пока не уходят... - задумчиво ответил князь. - Ждут, видно.
   Оба помолчали.
   - Мне страшно, батюшка, - прижалась Черная. - Они могут меня выкрасть...
   - Не бойся, дитя мое, - успокоил князь. - Такую  охрану  поставлю  вокруг
терема, что и дух не проникнет к тебе, не то что хозары.
   Черная опять помолчала.
   - А может, лучше сбежать мне в леса и там пересидеть беду?
   - Да что  ты,  донюшка!  Разве  можно?  Хозары  того  и  ждут:  наверное,
всадников своих по всем путям расставили.
   - Нет, отец, - оживилась девушка, - я же ездила за Десну,  ни  одного  не
видела.
   - Когда им нужно  будет,  появятся.  Сиди  лучше  здесь  и  не  бойся:  я
позабочусь о твоем покое.
   Князь уложил свою любимицу в кровать, поцеловал на  прощание  и  пошел  к
дверям. Но на пороге остановился и обернулся к дочери.
   - Завтра велю принести жертву богу Сварогу24. Жертва  на  сей  раз  будет
очень  щедрой,  надеюсь,  бог  умилостивится  и  защитит  тебя  от  насилия,
ниспошлет тебе много новых радостей и счастья.

   * * *
   Солнце давно уже спряталось за зелеными лесами, давно уже и  леса  укрыла
густая тьма, а княжна все сидела у окна. Подперла рукой  щеку,  притихшая  и
неподвижная, смотрела в притаившуюся за окном ночь.
   Тишина усыпила ее тревоги, гасила беспокойные  мысли,  вселяла  в  сердце
грезу, нежную и легкую, готовую от одного лишь вздоха взвиться,  полететь  в
неведомые, дальние края. Она вспомнила слова отца,  сказанные  на  прощанье.
Радости... Какие они, эти новые радости?.. На свете многое  сначала  кажется
наилучшим, самым дорогим. Сколько радости принес тот  день,  когда  села  на
коня и выехала на первую охоту! Как светел  и  радостен  первый  снег  после
осенней хляби! А первая весенняя травинка, журчание ручейков и гомон птиц  в
лесу? Какие же радости теперь ей может принести Сварог? Он  должен  принести
ей счастье. А в чем оно?
   И опять зашевелились  тревожные  мысли.  Счастье  делает  людей  щедрыми,
ласковыми, милостивыми. Да, видно, ненадолго. Счастливые люди забывают,  что
есть на свете несчастные, что рядом со счастьем ходит средь людей и горе.  А
может, не только люди, но и Сварог про то забывает? Что, если он  забудет  о
ней, княжне, о несчастье, нависшем над их домом?  Тогда  и  отец  не  сможет
защитить ее, тогда и он окажется бессильным. Самой, надо  подумать  о  себе,
бежать отсюда.
   Она встала, потянулась к одежде,  но  вдруг  поймала  себя  на  невеселой
мысли: куда бежать? К Милане? Миланы нет уже в Заречном.  Милана  счастлива,
ей не до подруги. Разве в лес?.. Там Всеволод живет в глуши, в  непроходимой
чаще! Туда ни один хозарин  не  проберется.  Да  что  хозарин  -  не  каждый
огнищанин найдет отцовы пастбища. Никто и не подумает, что княжна  отважится
ехать в такую глухомань сама, без охраны. А она поедет, разыщет Всеволода  и
переждет в лесу, пока хозары уйдут из Чернигова. Да, лучше всего переждать в
лесу. Но как  туда  попасть?..  Вокруг  терема  поставлена  отцом  усиленная
стража, а у ворот и  подавно.  Как  обмануть  ее?  Как  выбраться  ночью  из
крепости?
   Девушка быстро поднялась, походила  по  комнате,  раздумывая,  как  быть.
Вдруг взгляд ее упал на арканы, крепкие арканы из конского волоса,  которыми
поймала она оленя на первой охоте. Увидела -  и  сердце  радостно  забилось:
через окно! Она убежит  через  окно!  Но  что  надеть  в  дорогу?  Шаровары,
конечно: все время на коне придется быть.  Но  какие  шаровары:  летние  или
теплые? Какую верхнюю одежду к ним, плащ? Новую или  старую  одежду?  Может,
лучше всего появиться у ворот в рванье или одетой бедной смердской девушкой?
Нет, лучше воином княжеской дружины явиться перед стражей;  к  воину  меньше
будет приглядываться охрана у ворот.
   Она быстро оделась, пристегнула к поясу кривую  хозарскую  саблю,  лук  с
колчаном, набитым стрелами, потом привязала один  конец  аркана  к  постели,
попробовала, крепок ли, и снова задумалась. Разве уйти из терема - и все?  А
ворота? Она вспомнила, что без ведома конюшего через них  не  проехать...  А
конюший только за золото возьмется вывести ее из крепости. О, она его знает:
за золото не то что из крепости - из бездны выведет!
   Черная завязала в узелок золотые ногаты25, взяла  в  руки  аркан.  Минуту
стояла, не решаясь  двинуться  с  места.  Потом  быстро  подошла  к  окошку,
прислушалась и стала медленно  спускать  аркан,  напряженно  глядя  вниз,  в
темноту... Что ждет ее там, за окном?.. Сплошной  мрак  и  бездна.  Страшная
пропасть, на дне которой, знала она, притаились гранитные плиты черниговских
мастеров. Упади на них - и  трупом  ляжешь  под  стеной  терема.  Но  княжна
поборола страх. Крепко ухватилась за канат  и  осторожно  начала  спускаться
вниз...

   IX. НАКАЗАНИЕ ЗА СТРАХ
   Появление хозар в Чернигове взволновало  не  только  князя  и  его  дочь.
Амбалу тоже не спалось. До самого рассвета не  смыкал  он  глаз.  Не  служба
князю тяготила его. Встреча с чаушиаром не давала  покоя.  Что  делать?  Как
быть? Прятаться? Не показываться на глаза? Ведь чаушиар, увидя его в княжьем
тереме, уставился пронзительным взглядом. Узнал или только  удивился  такому
поразительному сходству? Может, в самом деле лишь удивился?  Там,  в  Итиле,
все уверены, что Амбала нет давно на свете, что он... Дурак  я  набитый!  Не
мог объявиться здесь под другим именем...  Теперь  все...  Удивляясь  такому
сходству, чаушиар, конечно, спросит князя, как зовут его слугу. Ну,  а  тому
что? Назовет его имя - и конец. Считай, что пропал!
   Что же лучше? Оставаться здесь и выведать намерения чаушиара или  удрать,
пока не поздно? Но куда? Где найдешь такое приволье, такое доверие князя? Да
и семья уже здесь, дети... Нет, не надо торопиться,  не  все  потеряно.  Кто
знает, а вдруг чаушиар забыл уже о нем? Ведь сколько лет с тех пор уплыло...
Лучше выведать осторожно у князя, не спрашивали  ли  хозары  про  Амбала,  а
потом уж думать о побеге...
   Надежда подбодрила его, вернула  прежнюю  уверенность.  И  он  решил:  не
избегать хозар, наоборот, показываться им на глаза  и  делать  вид,  что  не
знает их.
   Однако судьба его в тот же день решилась по-иному.  Рано  утром  тревога!
Княжна исчезла! Черный поднял на ноги весь двор, дружину. Ему  не  верилось,
что княжна бежала. Ворота  надежно  охранялись.  Да  и  беседуя  накануне  с
дочерью, не видел, никак не почувствовал, что думает она о побеге.  Кажется,
искренне поверила ему, поняла: надо стоять  вместе,  заодно!  Скорей  всего,
хозары выкрали ее. Но куда же тогда девался  Сокол?  Зачем  спустили  аркан?
Чтобы сбить со следу7
   Измученный тревогой и бесплодными догадками, князь вызвал огнищного.
   - Где княжна? - спросил он и так глянул  на  Амбала,  что  у  того  кровь
похолодела в жилах.
   - Не знаю, князь.
   - А кто же знает? Кто обязан знать, что делается на княжеском  дворе?!  -
загремел Черный.
   Амбал молчал. Да и  что  он  мог  сказать?  Не  уберег,  упустил  княжну.
Испугался чаушиара, заперся в доме и прозевал беглянку.
   - Прости меня, князь.
   - Простить? О нет, Амбал! Шкуру спущу, если  не  найдешь  дочь!  Слышишь,
шкуру!
   - Мой князь...
   - Довольно! Седлать лошадей! По всем дорогам, во все концы  скачите!  Где
хотите, там ищите, а княжна должна быть у себя в тереме. Слышал? В тереме! -
сорвался он на крик. - Без княжны не возвращайтесь в Чернигов!
   Амбал поклонился до полу и, пятясь, вышел за дверь.
   "Одна напасть не миновала, другая валится как снег на голову, -  тоскливо
думал он. - И ничего не поделаешь, надобно ехать.  Найти  Черную,  иначе  не
сносить головы, по ветру развеют очаг мой в Чернигове",
   Из крепости Амбал выехал тайком, чтоб не заметили хозары. Он переправился
через Десну, погнал коня в лес, на тенистую тропу.  "Так  оно  безопаснее  и
путь короче", - думал Амбал.
   Уже высоко поднялось над лесом солнце. Нестерпимо  печет  оно  на  торной
дороге, а здесь в лесу ветви могучих деревьев густо переплелись над головой,
под ними, как в скрытом от солнца овраге, свежо, прохладно.
   Амбал  сразу  почувствовал  себя  лучше  в  этой  тени.  Он  ехал,  зорко
поглядывая по сторонам, прислушался к стуку дятла, поискал его взором  среди
ветвей. Да где там! Ни пташек-щебетух, ни  лесного  плотника  не  увидишь  в
густой листве.
   Не верилось Амбалу, что княжну выкрали. Потому и не взял с  собой  воинов
княжеской дружины, не собирался гнаться за хозарами. Если они ночью  выкрали
Черную, все равно не догонишь. На всякий случай меч и лук со стрелами взял с
собой. В лесу-то всякое бывает: могут и хозары притаиться. А при  оружии  не
страшно. Ведь он знаменитый на всю Северянщину лучник. Да что на Северянщину
- когда-то на весь Итиль славился. Гляди только в оба, чтоб тебя не  обошли,
чтоб сам не попал в засаду.
   Понимал он: дочь князя надо хоть из-под земли достать и  привезти  домой.
Но куда же дальше ехать? Где искать ее?..
   Лесная тропа вывела его на Соляной шлях. Он огляделся.
   Теперь надо гнать коня во всю мочь, поскорей пересечь открытое место.
   Амбал достал из-за пояса летнюю шапку и  только  собрался  надеть  ее  на
голову, вдруг услышал за спиной резкий свист. Не успел он и крикнуть, как на
шее захлестнулся волосяной аркан. "Засада!" - мелькнула отчаянная мысль.  Он
схватился правой рукой за меч. Но в тот же миг ему  с  такой  силой  сдавили
горло, что он едва не задохнулся. Все-таки Амбал выхватил меч, да  не  успел
размахнуться,  ударить  по  туго  натянутому  аркану:  кто-то  сзади  сильно
хлестнул коня, тот рванулся с места. Амбал полетел на землю.
   На него навалились трое, быстро завернули руки за спину и крепко связали.
Кто-то из нападающих накинул петлю  на  ноги,  ловко  стянув  и  обмотав  их
арканом. Потом уселся сверху и прохрипел в самое ухо:
   - Тише, тише, Амбал...
   Услышав свое имя, тот с трудом повернул голову и  онемел:  перед  глазами
блеснуло  приставленное  к  горлу  лезвие  кривой  хозарской  сабли.  Вокруг
столпились смуглолицые воины.
   "Хозары... - подумал Амбал и зачем-то посчитал их: - Три, четыре, пять...
Всё. Теперь я в их руках". Он сразу вспомнил встречу в  княжеской  гостиной,
свои ночные размышления и застонал от злобы.
   - Больно? - спросил тот, что сидел у него на спине. -  Терпи,  предатель.
Ты и не того заслуживаешь. - Он помолчал и еще суровее добавил: -  Как  смел
ты ослушаться кагана?
   Амбал не отвечал. Дыхание с  хрипом  вырывалось  из  его  груди.  Хозарин
повернул пленника на спину.
   - Как смел, спрашиваю! Забыл законы родной земли? Забыл, как карают у нас
за измену?

   "Значит, они сразу узнали меня, - подумал Амбал. - Тогда  еще,  у  князя,
узнали. И следили все время..."
   - Трус! - цедил сквозь зубы хозарин. - За  это  следовало  наказать  тебя
страшной смертью, но благодари небо: каган наш милостив, он  может  простить
тебя, если исполнишь его волю...
   Амбал недоверчиво посмотрел хозарину в глаза. Видно было: не верит  да  и
не знает, о чем идет речь, на что намекают...
   - Ну, - хозарин не сводил хищного взора с лежавшего на  земле  Амбала,  -
выбирай: смерть или верная служба кагану!
   "Вот как? - начал соображать Амбал и еще больше  заколебался.  -  А  что,
если проведает князь о моей измене?.. Но Черный узнает или нет,  а  эти  уже
знают..."
   - Чего хочет от меня великий каган? - отозвался пленник.  -  Чем  я  могу
оправдаться перед ним?
   - Услугой. Небольшой услугой.
   - Какой?
   - Поможешь выкрасть княжну Черную.
   - Княжну? Но ее же нет в Чернигове! Князь уверен, что вы ее выкрали.
   - Князь обманывает и нас и тебя. Он не хочет выдать дочь замуж за кагана.
Спрятал ее и поднял шум, будто выкрали.
   "Спрятал? - лихорадочно думает Амбал. - Так вот оно что! И гоняет меня по
лесам, грозится смертью!"
   - До нас дошли слухи, -  понизил  голос  хозарин,  -  что  князь  задумал
умножить дружину, избавиться от власти кагана.
   - На вече говорили о печенегах, а не о  хозарах,  -  осмелился  возразить
Амбал.
   - Это все для отвода глаз. На самом деле Черный задумал пойти  по  следам
своих соседей - полян. А чтобы этого не случилось, каган берет его дочь себе
в жены. Понял? Ну как? Согласен?
   Пленник на мгновение закрыл глаза.
   Хозарин выждал немного, затем полез в карман и, вытащив  набитый  золотом
мешочек, бросил его на грудь Амбала. Звякнуло золото.
   - Вот... задаток. Привезешь кагану Черную, не только простит тебя, а  еще
наградит за услуги. Пленник с усилием проглотил слюну.
   - А это для тех, кто поможет тебе, - бросил хозарин еще один мешочек. - У
князя есть варяги26. Им все равно, кому служить, лишь бы платили побольше.
   - Понял. Сделаю, - ответил Амбал. - Там и  хозары  найдутся,  -  угодливо
добавил он, растирая освобожденные и
   отекшие от пут руки.
   - Знаю... Завтра мы уходим отсюда. Однако  ненадолго.  Каган  вскоре  сам
явится посмотреть на красавицу. Вот ты и подготовься к встрече.  Не  вздумай
только изменить ему вторично! Сам понимаешь, какой будет расплата...

   X. В ГЛУХОМ ЛЕСУ
   Размахивая толстым арапником, Всеволод загонял  косяк  молодняка.  Сытые,
резвые  двухлетки  быстро  неслись  вдоль  леса.  Ни  крики  обозленного  их
непослушанием погонщика, ни удары арапника не могли свернуть их с избранного
вожаком пути. Летят вперед, будто одно гигантское тело,  которое  невозможно
разбить на части.
   Юноша понял, что так ничего не добьется, и решил  обогнать  косяк,  выйти
ему наперерез. Только так конь его поравняется с  вожаком,  а  вожака  легче
сбить, вожак послушается и голоса, и арапника.
   Пришпорив коня, Всеволод как вихрь помчался вперед. Вот и Бизонов  выступ
- неширокая, но длинная поляна, та  самая,  на  которой  появилась  когда-то
княжна в сопровождении ловчих... Не вздумал  бы  повернуть  туда  норовистый
конь-вожак, не оберешься тогда хлопот.
   Но  косяк  миновал  выступ.  И  тут  Всеволод  услышал  чей-то  крик.  Он
насторожился. Кто там? Кто мог забраться в эту глушь? Крик повторился. Юноша
прислушался и теперь еще более удивился: звали его, Всеволода.
   Он остановил своего Вороного и оглянулся: вдали, на  опушке  леса,  стоял
всадник.  И  в  ту  же  минуту  белогривый  конь  помчался  на  озадаченного
погонщика.
   Всеволод смотрел и глазам своим не верил: этот конь, эта развевающаяся по
ветру белая грива! Знакомый голос всадника!
   - Черная?! Княжна?
   Вороной встал на дыбы, затем полетел навстречу всаднику.
   Она... Ну конечно, она! Кони сближаются, вот-вот сойдутся...
   - Всеволод!
   Девушка осадила всегда покорного ей Сокола, протянула к юноше  руки.  Тот
мигом соскочил с коня, подбежал, помог спешиться княжне.
   - Черная! Приехала все-таки...
   Она кажется ему легкой как перышко, и он готов  нести  ее  далеко-далеко,
через все пастбище, до самого жилища. Но девушка быстро встала на ноги.
   - Не ждал меня? - Она оправила на себе одежду,  выбившиеся  из-под  шапки
волосы.
   - Да нет, ждал. Не думал только, что так быстро наведаешься к нам.
   - Несчастье привело меня, - печально  молвила  княжна.  -  Ищу  защиты  и
убежища...
   - Убежища?.. Да кто ж тебе грозит там,  в  стольном  граде,  под  защитой
могущественного князя?
   - Хозары, Всеволод. Сватают меня. А отец... не отважился отказать кагану.
Потому я и удрала сюда. Одна-одинешенька  пробиралась  через  дебри  лесные.
Страх как боялась заблудиться, не найти дорогу к вам.
   - Бежала? Ко мне? - дивился и радовался юноша.
   - Нет у меня друзей в отчем доме, - продолжала княжна, - кроме тебя,  нет
верного друга на этом свете.
   "Кроме меня, нет верного друга", - мысленно повторил Всеволод.
   - Потому и приехала, - закончила Черная, - вся моя надежда на тебя...
   - О княжна! - горячо откликнулся он. - Как хорошо,  что  ты  вспомнила  о
нашем пастбище. Сюда никто не заглянет. Да и  не  позволю  я  тебя  обидеть.
Слышишь? Никому не позволю!
   Она помолчала, потупясь, потом подняла на него благодарный взгляд.
   - Я знаю, ты не позволишь обидеть меня. Но отец  твой...  Простит  ли  он
меня?
   - Отец?
   Юноша вспомнил его обиду на князя. Что, если отец  откажет?  Ведь  он  не
забыл, еще и теперь мечтает о мести...
   - Ты... не уверен? - почувствовала она.
   - Да нет, что ты... Отец тоже...
   - Ты не уверен, - грустно повторила  Черная.  -  Но  деваться  некуда:  я
должна говорить с твоим отцом. Нет моей вины перед ним...
   Княжна по-своему  поняла  тогда  слова  конюшего:  за  лебедицу  гневался
старик. Ужели не простит  теперь,  когда  девица  ищет  убежища,  защиты  от
хозар?
   - Да, да, - обрадовался Всеволод, - пойдем к отцу, расскажем ему все!  Он
добрый, он все поймет...

   * * *
   Могуч, высок и статен конь Гривань. Сядет на него  Осмомысл  и  словно  с
башни озирает косяки. Далеко, далеко видно  ему,  а  в  ясную  погоду  -  от
зеленой кромки леса до самого небосклона.
   Вот  вырвался  вперед   табун   молодняка,   летят   буйногривые,   будто
распластались по воздуху. Погонщик хочет свернуть их к водопою, да не  может
с ними справиться.
   Конюший издали узнал Всеволода. Хотел крикнуть ему, что надо сделать,  но
только  досадливо  махнул  рукой;  не  услышит,  далеко  скачет  сын.   Тут,
вглядевшись, он увидел, что сбоку табуна несется еще один  всадник.  Кто  бы
это? Кто направляет несущегося в диком беге жеребца?
   Косяк  упрямо  следует  по  протоптанной  дороге.  Вот  снова  поравнялся
Всеволод с вожаком табуна, пытается сбить его арапником, но ничего не  может
поделать: вожак идет своим путем.
   А всадник сближается, вот-вот поравняется со Всеволодом, выйдет в  голову
табуна. Вдвоем им, гляди, и посчастливится сбить молодняк, направить  его  к
водопою.
   Но что это? Всадник подает Всеволоду знак и становится во  главе  косяка?
Не сбивает его, а ведет вперед?
   Гривань, как всегда, покорен воле хозяина. Стоит не шевельнется,  смотрит
вдаль, на косяк. Хвост у него до самых копыт,  крепкая  шея  гордо  выгнута,
колышется на ветру густая  длинная  грива.  А  застынет  с  высоко  поднятой
головой - глаз не отведешь: и сила и краса!
   Оба они, и Осмомысл и конь, следят за косяком. А тем временем  незнакомый
всадник разворачивается и почему-то ведет молодняк на пастбище.  Зачем?  Что
он затеял?.. Вот так чудо! Кто  бы  мог  подумать:  незнакомец  ведет  косяк
петлей! Ловко закручивает и закручивает жеребят, чтобы сбить их в  круг,  из
которого нет выхода. Ну и молодчина! Кто таков? Откуда взялся?
   Первыми прискакали с пастбища подконюшие. Они проследили за водопоем,  им
можно отдохнуть перед обедом.
   - Эй, братья! - окликнул их Осмомысл. - Кто там  так  здорово  прибрал  к
рукам двухлеток?
   - Да кто ж еще - Всеволод прибрал! - громко и уверенно ответили они.
   - Э, нет, там впереди косяка кто-то другой!
   - А-а... - вспомнили под конюшие. -  Помощницу  нашел  твой  сын,  княжна
опять к нам заглянула в гости.
   "Княжна? Княжна Черная?" Конюший подобрал повод  и  долго  смотрел  в  ту
сторону, где всадники скакали вокруг косяка.
   Девушка  весело  перекликалась  со  Всеволодом,  а  Осмомысл  стоял   как
вкопанный, не двигаясь с места.
   "Когда и как они сдружились? - думал старик. - Дружба... Нет,  не  дружба
это. Сын, вишь, за лесами, за долами  нашел  девицу  в  княжьем  терему.  Не
дружба, любовь его привела туда. А княжна... Недавно расстались, и  она  уже
снова здесь. Через леса, болота, дебри непролазные путь-дорогу  сюда  нашла!
Поверить немыслимо: неужто влюбилась в холопа? Боже Свароже! Княжна и  холоп
- безумство это! Любовь их оборвут, как сон, сердца  безжалостно  растопчут.
Гордыня княжеская всего превыше. Им княжеская честь дороже  жизни  человека.
Узнает князь, сведет со света сына, не простит ему дерзости такой.  Пока  не
поздно, пока зерно больших не дало всходов, самому нужно ростки те с  корнем
вырвать. Первым делом - спровадить княжну, сказать ей, чтоб тайком  убралась
прочь, чтоб даже думать бросила о сыне. А там надежда вся на  время.  Оно  и
камень рушит, сотрет оно и их любовь..."
   Когда Всеволод вошел вместе с Черной в избу, Осмомысл  сидел  на  колоде,
покрытой медвежьей  шкурой.  Поросшее  густыми  волосами,  лицо  его  словно
окаменело.  Сурово,  неприветливо  взглянул   на   княжну,   глаза   недобро
поблескивали  под  кустистыми  бровями.  Девушку   поразила   его   каменная
неподвижность, и она растерянно посмотрела на Всеволода. Но тот  не  впервые
видел отца таким.
   - Батько, - начал он твердо и весело, - Черная пришла!
   - Вижу, - послышался недовольный голос, а лицо у Осмомысла как было,  так
и осталось каменным, даже тень не скользнула по нему.
   Всеволод нахмурился: "Неужто отец не приветит княжну?.."
   - Сын мой, - оборвал его размышления старик - иди займись своим делом.  Я
сам поговорю с княжной.
   - Куда идти? Я все сделал, - тревожно спросил юноша.
   - Иди, говорю! - сурово прикрикнул Осмомысл. - Там ждут тебя подконюшие!
   Черная испугалась. Почему так мрачен старик? Зачем прогнал Всеволода? Она
ловила на себе тяжёлый, пристальный  его  взгляд,  чувствовала,  как  дрожат
ноги. Хотела было отступить к двери, но не смогла, словно  оцепенела,  глядя
на старика.
   - Княжна сама нашла сюда дорогу? - спросил наконец конюший.
   - Да, - тихо промолвила  Черная  и  обрадовалась  тому,  что  заговорила,
услышала свой голос, потому что ей уже казалось, что  под  тяжелым  взглядом
старика она лишилась речи. - Я здесь не впервые...
   - Знаю, - прервал ее Осмомысл. - За то  хвала  тебе.  В  нашей  глуши  не
каждый разберется и в десятый раз. А ты всего второй раз  здесь  -  и  нашла
нас. Да и с косяком управилась разумно. Но княжеская дочь должна помнить...
   - О! Прошу вас! Прошу...
   Черная протянула руки и так умоляюще посмотрела ему в глаза,  что  старик
внезапно замолк, глядя из-под насупленных бровей. Потом опустил голову.
   Боже всесильный!.. Эта девица... Она напомнила ему Роксану, ее  печальное
лицо, когда он уходил с купцами в дальний  путь,  ее  нежные,  матово-черные
глаза. И волосы сбились на ясный лоб... Что это? Наваждение? Ведь  не  родня
они, совсем далекие, чужие люди...
   Княжна опустилась на колени. Глаза ее наполнились слезами.
   - Молю вас, добрый человек, не вызывайте  духа  девы-лебедицы.  Я  и  так
наказана, так мучаюсь из-за несчастной той охоты...
   - Какой девы? Какого духа? - удивился Осмомысл.
   - Помните, - плакала девушка, - тогда на охоте я убила лебедицу. Всеволод
говорит, что то была не просто лебедица, а дева-лебедь.
   - Ну и что же?
   - Она теперь мстит мне, - всхлипывала Черная. - Все сталось так,  как  вы
тогда вещали: налетел на меня злой коршун!
   - О чем ты, княжна? Какой коршун? - недоуменно проговорил старик.
   - Хозарин. Каган хозарский прислал сватов. У него  право  на  меня.  Отец
сказал, что защитит меня, но я не верю: ему выгодно такое замужество, он  не
удержится, отдаст меня на чужбину.
   - Отец? Князь? - еще больше удивился конюший. - Единственную дочь  против
воли ее хочет отдать на чужбину?
   - Потому и сбежала сюда. Одна я, одинешенька. Была бы  мать,  была  бы  и
защита. Но матери у меня нет. Ни близких, ни друзей, кроме Всеволода...
   "Кроме Всеволода..." - повторил про себя конюший. - Так  вот  почему  она
здесь! Отец, значит, заодно с хозарами. И ради чего? Ради  выгоды.  Ну  нет,
мой враже! Этому не бывать! Здесь, в лесу, тебе до княжны не добраться!
   Девушка видит; еще жестче,  холоднее  стал  его  взгляд.  Еще  горше  она
заплакала навзрыд:
   - Вы не прогоните меня, добрый  человек!  Вы  не  откажете  несчастной  в
пристанище...
   "Да, - подумал старик, - назло тебе, князь, дам приют твоей дочери!"
   Он быстро поднялся с места и крикнул:
   - Всеволод!
   - Я здесь! - тотчас отозвался сын и распахнул дверь.
   - Светлицу приготовь для княжны, - приказал  конюший,  -  а  мы  с  тобой
здесь, в горнице, перебудем лето.
   Черная просияла. На радостях  хотела  обнять  старика,  но  убоялась  его
строгого вида.
   Осмомысл велел обоим идти на подворье.
   Оставшись один, он долго стоял в глубоком раздумье. Потом подошел к  окну
и стал смотреть в синеющую даль.
   "Что ж, недруг мой! Выходит, настало мое время отомстить тебе.  -  Старик
мысленно увидел далеко за лесами княжьи хоромы и  гордого  князя.  -  И  над
холопом сжалилась судьба. Больше двадцати лет ждал я случая. Подумать только
- двадцать лет! И наконец дождался. Не ты, так дочь твоя попала в мои руки".
   Конюший представил себе, как бегает, неистовствует князь в своих  покоях,
утратив из-за непокорства дочери такого выгодного зятя,  как  могущественный
каган Хозарии, и зло улыбнулся в усы.
   "Подержу здесь княжну подольше. - Лицо конюшего окаменело  снова.  -  Как
можно дольше! Пока  хозары  не  утвердятся  в  мысли,  что  девушка  исчезла
бесследно. Пока не почернеет, князь, от горя твое жестокое сердце. А  там  -
надежда на богов. Девушка доверчива, сама сюда прибилась. Быть может, дружба
молодых и в самом деле увенчается любовью.
   Вот это будет месть гордому князю! Полюбит его дочь простого  холопа!  Да
еще моего сына!"
   Перед мысленным  его  взором  встало  гневное  и  испуганное  лицо  князя
Черного. Злая усмешка  снова  появилась  на  губах  старика,  колючие  слова
теснились в голове.
   "Что? Не нравится тебе, мой ворог? Дивишься, что так жестоко  отомщен!  А
надругательство твое над нами не было жестоким? А неволя легче? А то, что  я
и сын мой  уже  двадцать  лет  холопы,  загнанные  на  всю  жизнь  в  лесную
глухомань, навек одинокие? Это легче? Растоптал ты нашу жизнь, нашу  волю  и
очаг. Так вот тебе расплата  за  надругательство,  за  изгнанье!  И  ты  еще
поплачешь, недруг мой! Отольются тебе мои слезы..."

   XI. СИЛА ДОБРОТЫ
   Шли дни... Ветры редко когда пригоняли сюда грозовые тяжелые  тучи.  Чаще
укладывались они на отдых за горами угорскими27, за лесами  ятвязскими28,  а
то шли к синему морю, играли с волнами, с их  перламутрово-белыми  гребнями,
подшучивали над мореходами, грозя залить их корабли-носады.
   На рассвете в лесах зазвучали птичьи голоса, сначала тихие, робкие. Потом
все громче, громче заливались  они  веселым  щебетаньем,  легким  посвистом,
соловьиными трелями. Просыпались голосистые певцы зеленого лесного  царства,
пели хвалу восходящему солнцу.
   А оно медленно поднималось над лесом, румяное,  свежее,  ясное.  Согревая
всех теплом своим, пробиралось меж ветвей и в светлицу княжны Черной.  Нежно
тронуло  рассыпавшиеся  на  подушке  волосы,  потом  бледную  щеку.   Тонкий
солнечный луч коснулся закрытых  век.  Княжна  проснулась,  сразу  вскочила,
подбежала к оконцу, распахнула его, глубоко вдохнула свежесть раннего  утра,
осмотрелась, нет ли кого поблизости. Потом убрала свою постель и выбежала во
двор. Надо поскорее умыться холодными утренними росами. Малые пичуги звонким
пением радовали сердце. На ветках  сосны,  словно  передразнивая  ее,  белки
протирали лапками глаза - будто тоже умывались поутру. Княжна улыбнулась  им
и, бодрая, освеженная, побежала назад в светлицу, стала одеваться.
   Потом вышла на крыльцо. Постояла, огляделась. Кругом ни души,  видно  все
уже на пастбище, возле коней. Подобрала нижнюю губу и  громко  свистнула,  В
ответ из леса донеслось веселое раскатистое ржание. Вскоре  послышался  стук
копыт, и Сокол остановился перед  домом  конюшего.  Княжна  оседлала  своего
любимца и выехала из усадьбы.
   Неподалеку, будто страж несменяемый, Осмомысл на гривастом коне. Высокий,
широкоплечий, неподвижный, как скала. И он и конь - оба неподвижны.
   Черная сдержала Сокола, поздоровалась с конюшим:
   - Доброго здоровья вам, отец! Благополучия вам в наступающем дне!
   - Спаси тебя боже, княжна! Как спалось в нашем дому?
   - Лучше, чем в своем тереме! - радостно ответила девушка.  -  А  Всеволод
там? - кивнула она на пастбище.
   - Там. На Биричев рог повел молодняк. Ты тоже туда?
   - Туда.
   Она пришпорила коня и поскакала во весь опор. Глядя  ей  вслед,  Осмомысл
погрузился в свои думы. "Как быть с княжной? Из мести к князю погубить ни  в
чем не повинную девушку? А может быть, и сына? Разве такая  месть  успокоит?
Нет, и никогда уже не будет покоя после смерти Роксаны... Никогда не  найдет
покоя и сын, если погибнет Черная. Что же делать? Отослать девушку домой? Но
ведь и это не спасение. А может быть, и смерть обоих: княжны - за нелюбом  в
Итиле, Всеволоду - здесь. Не сможет он забыть ее.  А  без  нее  не  жизнь...
Будет маяться, как я теперь..."
   Утомленный тяжкими думами, старик жесткой ладонью  потирает  лоб,  глядит
вслед девушке. А она скачет, летит на  своем  Соколе,  кажется  и  земли  не
касаясь. Плащ развевается по ветру, будто на крыльях поднимает  всадника.  И
грива у Сокола взвихрилась, достает до лица княжны.  Но  ей  все  мало,  она
крепче пришпоривает коня, гонит его навстречу ветру.
   У опушки ее заметил Всеволод.
   - Черная-я-я-я!
   И  катится  вдоль  леса  по  всему   пастбищу   сильное,   звучное   эхо:
"...а-а-ая... а-а-я-я!.."
   Она поднимает  над  головой  руку.  Всеволод  скачет  навстречу.  Вот  уж
недалеко, еще минута - и всадники улыбаются друг другу:
   - С добрым утром, княжна!
   - И тебя, Всеволод!
   Она будто вобрала в  себя  на  лету  весь  свежий  воздух  леса  и  поля,
помолчала, тяжело дыша.
   - Как хорошо тут, Всеволод! - проговорила наконец девушка. - Нету, видно,
ничего лучше, чем это свежее утро на пастбище.
   - Знаю, княжна, - улыбнулся юноша, - я вырос здесь.
   - Да, да... - смеется Черная. - Но ты не знаешь,  как  хорошо  мне  здесь
теперь, когда опасность позади, когда  тревога  миновала.  Ну  как  бы  тебе
сказать...
   - На вольной воле?
   - Ага! На вольной воле! А они хотели отнять ее у меня... - Лицо ее  стало
печальным. - Хотели завезти на чужбину, подальше от любимых лесов, от  земли
Северянской.
   - Не нужно об этом, забудь о хозарах. Ты теперь в безопасности. Погляди -
кругом леса и леса. Ни входа, ни выхода  из  них  нет  тому,  кто  не  знает
дороги...
   -  Хорошо,  я  не  буду,  -  повеселела  девушка.  Они  проезжали   вдоль
рассыпавшихся  по  пастбищу   двухлеток.   Княжна   вдруг   остановилась   и
воскликнула:
   - Глянь, Всеволод, конь какой-то затесался среди жеребят!
   - Это их вожак. Он тоже двухлеток, да очень приметен среди всех и  ростом
и всей статью.
   - А я вчера не видела его. Или другой вчера водил косяк?
   - Правда твоя, княжна. Другой. Этот был на конюшне. Едва поймали  мы  его
всем скопом. Быстрый, как серна, а дик, как барс.
   - Как же звать его?
   - Да Барсом и зовем.
   Девушка залюбовалась конем, глаз с него не сводит.
   - Я хочу взглянуть на него поближе.
   - Ладно, посмотри.
   Всеволод тронул Вороного, и они молча поехали рядом.
   - Здесь станем, - проговорил он немного погодя, - отсюда и  гляди,  ближе
он не подпустит.
   Барс поднял голову и, вытянув шею, настороженно смотрел на всадников.
   - Ой, Всеволод, - восхищается девушка, -  какой  же  он  красивый!  Давай
подъедем еще ближе.
   - Нельзя, Черная, не подпустит.
   - Да что ты заладил - не пустит да не пустит. Поехали!
   - Княжна...
   Но она уже тронула Сокола и шагом пустила его прямо на Барса.
   Заметив, что к нему приближаются, конь еще выше поднял голову, еще больше
насторожился. Потом фыркнул, нагнул шею и побежал к табуну.
   Тогда она решила подъехать к Барсу с другой стороны.
   - Да оставь ты его, Черная, - кричал  Всеволод,  -  говорю  же  тебе,  не
подпустит он!
   Но ее уже нельзя было остановить. Как, она, Черная, не  подойдет?  Ей  не
дастся в руки этот красавец? Не может того быть!

   Княжна спешилась, передала Сокола Всеволоду и стала подходить к Барсу.
   Юношу охватила тревога: вот упрямая девчонка, лезет прямо под  ноги!  Еще
ударит ее дикарь...
   Но Черная стояла на своем: нарвала травы и стала подходить  к  Барсу  все
ближе и ближе, подзывая его тихим, ласковым голосом. И во  взгляде  ее  было
столько доброты, что Барс и впрямь подпустил ее совсем  близко.  Однако  как
только княжна попыталась сделать следующий шаг, он фыркал и отбегал прочь.
   Тогда Черная сбросила с себя  кривую  хозарскую  саблю,  лук,  колчан  со
стрелами, потом плащ и стала тихонько приближаться.
   - Барс, Барс, - улыбаясь, нежно звала она, - ты мой хороший...  Не  бойся
же. Видишь, я иду к тебе с голыми руками, я не причиню тебе зла.
   Конь смотрел на нее умными темными глазами и  настороженно  водил  ушами.
Время от времени он  вытягивал  морду,  дрожащими  ноздрями  принюхивался  к
запаху девушки, слушал ее нежное воркование.
   - Кося, косюшка, не  бойся,  возьми  из  моих  рук  свежей  травки...  ну
возьми...
   В немом изумлении смотрел на них Всеволод и глазам своим не верил. Неужто
Барс ее подпустит? Еще один шаг - и княжна будет рядом. Вот-вот  прикоснется
к Барсу, тронет его гриву. Не ударил бы только!
   А она протягивает руку с охапкой свежей  травы.  Барс  обнюхивает,  потом
трогает ее губами. А Черная - о боги! - уже ласково гладит его пышную гриву.
Вот она  достает  что-то  из  кармана,  протягивает  вперед,  и  снова  Барс
осторожно касается бархатными губами ее руки, а она гладит его,  расчесывает
челку, щекочет под шеей...
   "Чем она  покорила  дикого  жеребенка?  Чем  привлекла  к  себе?  Лаской,
добротой или красой своей? - думает Всеволод. - Барс и тот дался ей в  руки!
И тот покорился!"
   А девушка потихоньку отошла от коня, подобрала свой плащ и оружие,  ловко
вскочила на Сокола. Она сияла от радости, от удачи! И, отъезжая с  пастбища,
уже повелительным тоном приказала погонщику.
   - Барса прибережешь для меня! Слышишь, Всеволод! Даже князю  не  отдавай!
Только для меня!

   XII. В СЕТЯХ ДВОЙНОЙ ИЗМЕНЫ
   Примирение с хозарами не принесло Амбалу покоя. Возвратившись в  Чернигов
и немного оправившись от пережитого  потрясения,  он  понял,  в  какие  сети
попал, закрылся в своем доме, целые сутки не показывался на  людях.  Что  он
делал там, никто  не  ведал.  Только  по  беспрерывным,  незатихающим  шагам
догадывались, что ходит, думает все время...
   В детинце не удивлялись мрачному  уединению  Амбала.  Ведь  не  нашел  он
княжну, а князь грозился голову снять, если и другие посланцы  вернутся  без
нее. Амбалу, правда, удалось убедить Черного, что хозары не выкрали девушку,
что они сами шныряют повсюду и злы на князя за то, что  он  укрывает  где-то
дочь, прикидывается страдальцем, а на самом деле обманывает  их.  Слова  его
совпали с доносами наблюдающих за хозарами княжьих слуг. Сам чаушиар упрекал
князя и в запальчивости высказал то же, о чем говорил и Амбал.
   Это немного успокоило Черного, смягчило его гнев. Но он  не  забыл  своей
угрозы и сказал, что отсрочит кару до возвращения дружинников, посланных  на
розыски дочери.
   Надо  было  что-то  немедля  делать,   чем-то   умилостивить   повелителя
Северянщины. И тут Амбал вдруг подумал, что хозары вот-вот  уедут.  А  уедут
они, девушка сама явится. Помог же ей кто-то выбраться за  городские  стены,
поможет и вернуться в город, сообщит ей, что хозар уж нет в Чернигове.
   Обрадовавшись этой мысли. Амбал побежал к князю  рассказать  о  намерении
хозар не сегодня-завтра выехать  из  Чернигова.  Но  князь  не  пожелал  его
видеть, и Амбал снова впал в мрачное бездействие, закрылся у  себя  и  снова
начал раздумывать, где выход из страшного водоворота, в который бросила  его
злая доля.
   С чего все это началось, когда началось? В детстве? В юности? Нет, нет, и
детству и юности его можно только позавидовать. Отец был  известный  на  всю
Хозарию хакан-бек -  наместник  и  глава  войска  хозарского.  Сколько  битв
выиграл в постоянных столкновениях с врагами Итиля! В походах и сечах  жизнь
свою провел. Ну и его, Амбала, приучал к тому же. С тех пор как помнит себя,
с коня не слезал: сначала обучили езде, потом стрельбе из  лука,  сабельному
бою. А там походы и сечи, настоящие сечи с печенегами.
   Нет, нет, о детстве и юности ничего  плохого  не  скажешь.  Они  остались
незабываемо прекрасными. Даже звание кендер-хакана29, вершина  его  славы  в
Итиле, не может затмить собой воспоминаний о ранних вёснах, о  погожих  днях
на широкой, как море, реке.
   Никто, кроме торговых людей, не оставался тогда в Итиле. Одним пора  было
ловить рыбу в полноводных весною реках, другим  -  засевать  рисом  заливные
поля, третьим - присмотреть в степях табуны коней, стада коров, отары овец.
   О-о, то были незабываемые дни, а особенно для них, детей итильской знати.
На все лето, до глубокой осени выезжали они в вольные  степи,  под  звездное
небо. Его, Амбала, ждали там самые лучшие во всем табуне кони, ждало  то,  о
чем так сладко мечтал зимой.
   Старый Ибрагим учил его ездить верхом. Посадит, бывало, без седла на коня
и давай гонять вокруг себя на аркане.  А  когда  замечал,  что  мальчик  уже
хорошо держится, усложнял езду. И на боку, и под брюхом висел Амбал у  коня.
На ходу соскакивал, на ходу и садился в седло. Сколько раз страх сжимал  его
сердце, но зато как радостно билось оно, когда  чувствовал,  что  становится
лучшим, первым среди ровесников наездником.
   Ночью разжигали костер, садились вокруг Ибрагима и затаив дыхание слушали
его рассказы о воинской  доблести,  про  сечи  с  врагами.  А  Ибрагим  умел
рассказывать. Закроет глаза, говорит тихо-тихо, будто волшебник, ведет их  в
неведомые края, на поля кровавой битвы. О чем бы ни  говорил  бывалый  воин,
все возвращался к ратным подвигам, к храбрым  стычкам  хозарских  витязей  с
чудовищными великанами и в степях, и в  удивительных  для  степняков  горных
странах.
   Да, Ибрагим умел рассказывать. И было о чем ему поведать.  За  плечами  у
старого больше сотни лет, все тело покрыто шрамами. И каждый  из  них  имеет
свою историю, заманчивую, как сказка.
   Во сне иногда видели мальчики то, о чем рассказывал старик. Бывало,  даже
вскакивали спросонья, хватались за сабли...
   Однажды необъезженный трехлетний конь сорвался с  привязи  и  понес  его,
Амбала, в степь. Старик все не решался посадить на него Амбала - слишком дик
был конь, Но пятнадцатилетний сын наместника умел настоять на своем: в том и
сила, в том и честь, чтобы объездить не  прирученного,  а  дикого  коня!  Не
каждый брался за такое дело, значит, не каждый мог это сделать.
   С утра до полудня носил его тогда неукротимый конь. Как  ни  метался  он,
силясь сбросить с себя  наездника,  но  Амбал  удержался!  А  когда  поймали
взмыленного и задыхающегося от непрерывной  скачки  коня,  Ибрагим  радостно
поцеловал Амбала и сказал: "Теперь ты настоящий витязь.  Теперь  можно  и  в
войско. Слышал, как у нас говорят? Кого не сбросил конь, того  не  согнет  и
доля. Так вот, иди к отцу. Я уже тебе не учитель".
   Да, учитель он был хороший, а вот пророк -  никудышный.  Как  раз  тогда,
когда Амбал находился в войске, стала изменять  ему  судьба.  Да,  именно  в
войске и свела она его с Кирием, нынешним  каганом,  сыном  старого  Овадия.
Свела и сгубила, проклятая!
   Сперва дружили они с Кирием, делили опасности  сечи,  радости  победы.  А
позже совсем близко сошлись. Будущий каган  доверил  Амбалу  свои  потаенные
мечты, втянул его в опасный заговор.  Да  еще  в  какой!  Только  молодецкая
удаль, храбрость да мальчишеская  наивность  могли  толкнуть  его  на  столь
опрометчивый поступок. Подумать  только:  они,  двадцатидвухлетние  удальцы,
рискнули выступить против могущественнейшего в  мире  кагана  Овадия  и  его
старшего сына храброго Булана, брата Кирия! Овадий  был  уже  стар,  а  брат
славился в войске и должен был стать  после  смерти  отца  каганом  Хозарии.
Кирий завидовал  брату,  искал  случая  избавиться  от  него.  Кирию  самому
хотелось  прибрать  к  рукам  отцовскую  власть,   с   гать   неограниченным
повелителем в каганате. А  этого  можно  было  достигнуть,  только  устранив
старшего брата. Никак иначе, только переступив через его труп.
   И своего Кирий достиг. С его же, Амбала, помощью...
   Отец Амбала мог только притворяться, будто верит словам сына и Кирия.  На
самом деле подозревал неладное. Но  он,  конечно,  не  думал,  что  Кирий  с
Амбалом умышленно не защищали переправу, дали печенегам возможность отрезать
отряд Булана за Уралом и порубить всех до единого. Скорее всего, отец  тогда
считал, что отступление Амбала и Кирия - подлое бегство,  что  струсили  они
под натиском печенегов.  И  промолчал.  Ради  сына.  Хотя  мог  бы  покарать
смертью. И должен был покарать. Быть может, впервые  нарушил  суровый  закон
долга в хозарском войске. Видно, на то и рассчитывал Кирий и потому вовлек в
черное дело сына хакан-бека.
   Амбал остановился перед окном, долго смотрел вдаль на восходящее  солнце,
словно пытался проникнуть  взором  через  леса  и  долы  в  родную  Хозарию.
Напрасно. Только мысли дано преодолеть такое расстояние, только ей под  силу
витать над степью, над широким Итилем, по обеим сторонам привольной реки.
   Думал ли Амбал, что оставит все это, лишится  власти,  богатства,  станет
беглецом, ищущим пристанища в лесах
   Северянщины? И все из-за Кирия.
   А Кирий, тот хуже зверя лютого. Мало ему смерти  брата,  на  отца  поднял
руку. Не мог подождать, хотя и знал, что  войско  вскоре  отстранит  Овадия.
Стар уже был Овадий, а в Итиле не позволено  старцам  править  каганатом:  у
старого разум слабеет, старый должен уступить молодому.  Через  каких-нибудь
три-четыре лета Кирий все равно стал бы каганом. Но он не  захотел  ждать  и
трех лет, затеял против отца измену.
   Как раз тогда был голод. Дважды подряд не родил рис, не плодоносили сады,
виноградники, в степях целыми стадами погибал скот: ни травы на выпасах,  ни
воды в водоемах.  Солнце  жгло  немилосердно.  Река  Итиль  и  та  обмелела,
сблизились ее берега.
   Возвращаясь из похода, Амбал как-то остался с Кирием  наедине.  Сидели  у
шатра и грустно смотрели на коней, исхудавших без воды и корма.
   "Как думаешь, Амбал, - тихо заговорил Кирий, - откуда все эти  несчастья?
И почему только на нашей земле? У арабов земля родит,  поляне,  северяне  не
ведают, что такое засуха. Почему Хозария страдает? За что, из-за кого?"
   Амбал не понял тогда, куда он клонит. Но удивился самому вопросу.
   "Как это - из-за кого? - ответил он. - Все, наверно, виноваты. Разгневали
мы бога, вот и карает за грехи".
   Кирий долго молчал. Потом вытащил мешочек с золотом и бросил его Амбалу.
   "Ты мой друг, Амбал. Тебе одному доверяю тайну... Несчастья  -  от  бога,
это так. Но виновны перед ним далеко не все. На  земле  есть  люди,  которые
завидуют нашему счастью и богатству, накликают на нас беду. А мы не защищаем
себя молитвами. Нам из-за походов  некогда  молиться.  Так  вот,  отдай  это
золото имаму казеранской мечети и попроси его, пусть  помолится  за  меня...
Скажи, что я желаю добра своему народу".
   Амбал не задумался тогда, почему Кирий платит так много золота  имаму.  А
через несколько дней ужаснулся, поняв, в чем суть того разговора:  по  Итилю
пошли слухи, что причина всех несчастий - каган. И засуха  эта  -  его  злой
умысел. Он умолил бога покарать народ Хозарии, накликал голод на свой народ.
Горе! Горе! Каган мстит своему народу!
   Сначала люди не верили, остерегались говорить об  этом  вслух,  только  с
близкими родственниками тайно шептались о страшной новости, потом  набрались
смелости, стали говорить, что Овадий стар, он смотрит в  могилу  и  завидует
людскому счастью жить на земле. Потому и мстит всем молодым, Хочет свести их
в могилу раньше, чем сам в нее ляжет.
   Слухи множились, перелетели на восточный берег  реки,  во  дворец  самого
кагана, как огонь по ветру, быстро распространялись среди недовольного в  те
голодные лета войска. "Каган - враг своему народу!" - неслось по степям.  На
многолюдном торжище Итиля появились  вещие  прорицатели,  обычно  живущие  в
зарослях и дуплах деревьев, а один из них, прозревший волхв, будто увидел  в
небе Овадия, нашептывавшего богу злые мысли.
   Толпа наливалась  гневом,  горели  глаза,  сжимались  кулаки.  Вдруг  все
ринулись лавиной ко дворцу кагана.
   Взбунтовалось и верное прежде кагану войско. Все требовали смерти Овадия.
Ни обещания, ни угрозы - ничто не могло сдержать разбушевавшуюся толпу.
   - Каган Овадий приносит нам несчастье! - кричали передние. - Смерть  ему!
Смерть.
   Ко дворцу пришел весь Итиль,  смерти  требовал  весь  народ  хозарский  и
войско.
   Как ни уговаривал, как ни хитрил хакан-бек, а вынужден был отдать  Овадия
разъяренной толпе.
   Амбал был тогда во дворце своего отца, стоял у открытого на площадь окна,
смотрел на невиданное, страшное зрелище и глазам своим не  верил:  человека,
перед которым все недавно дрожали, падали ниц, когда он появлялся в поле или
на улицах Итиля, и лежали до тех пор, пока каган не исчезал вдали, человека,
который был лицом священным, имевшим неограниченную власть,  швыряли  теперь
из рук в  руки,  топтали  ногами  до  тех  пор,  пока  всемогущий  каган  не
превратился в кровавое месиво.
   Амбал не в силах был дальше смотреть на то, что творилось на  площади,  и
отвернулся. Ведь это  он  передал  имаму  золото,  и  тот  знал  Амбала  как
соучастника заговора. О небо! Как необдуманно, как легкомысленно поступил он
тогда! А если бы имам не взял золота? Мог не  взять  и  выдать  его  кагану.
Кирий, конечно, остался бы в стороне. Овадий пожалел  бы  Кирия,  а  с  ним,
Амбалом, сделали бы то же, что сейчас с Овадием.
   Событие это положило начало большим  переменам  в  каганате.  Кирий  стал
каганом, Амбал - его ближайшим  сановником,  кендер-хаканом.  Казалось,  все
складывается хорошо: вскоре пошли дожди, люди ожили,  повеселели.  Выходило,
что и кровь пролита не напрасно, жертва умилостивила небо  и  молодой  каган
угоден богу. Один только отец Амбала,  старый  хакан-бек,  тяжело  переживал
внезапную и страшную смерть своего господина и друга. Осунулся, поблек, даже
кендер-хаканство, новая должность сына Амбала, не  радовало  его.  Он  молча
уединился в своих покоях.
   Потом слег и больше уж не поднимался. Умер от горя старый хакан-бек.
   Время шло.  Враги  Итиля,  прослышав  о  смерти  Овадия  и  его  любимого
хакан-бека - начальника войска, возобновили свои нападения. Хозарские отряды
с трудом удерживали их на Урале. Затем стали  отступать.  В  такие  решающие
минуты нужна была крепкая рука, чтобы возглавить войско, поднять его  боевой
дух. А Кирий молчал. И сам не отъезжал к войску, и  Амбала  не  назначал  на
обещанную когда-то должность хакан-бека.
   Державные мужи Хозарии сновали по дворцу как тени. Что делать?  К  кагану
без зова идти нельзя. Второй раз придется говорить ему об угрозе  вражеского
нашествия. Что, если ему покажется это вмешательством в дела  повелителя?  А
если разгневается, не сносить головы...
   Шептались меж собой сановники кагана, но идти так  никто  и  не  решался.
Тогда чаушиар, вот этот самый сват, трижды проклятый,  уцепился  за  него  и
стал убеждать, что он, Амбал, единственный  спаситель  Хозарии,  что  только
ему, самому близкому другу Кирия, всего сподручней напомнить о печенегах, об
угрозе их вторжения в хозарские земли и даже в сам Итиль.
   Может, и не послушался бы Амбал чаушиара,  если  бы  не  давние  обещания
Кирия. Ведь он заверял  когда-то  своего  друга,  что  в  недалеком  будущем
сделает его своим наместником.  Кто,  как  не  он,  Амбал,  имеет  право  на
отцовский сан в каганате, на отцовскую власть?
   Искушение стать во главе войска побороло сомнения, и  Амбал  решился.  Он
надел тот наряд, в котором отец появлялся когда-то у кагана, и не  пал  ниц,
как делали это другие сановники, а  зажег  лучину  и  стоя  ждал,  пока  она
сгорит.
   Воцарилась могильная тишина. Каган не понимал: почему слуга его не падает
ниц? Амбал не смел поднять глаз. Стоял босиком и тупо смотрел в  пол,  ждал,
пока догорит лучина  и  настанет  решающая  минута  -  сесть,  как  надлежит
хакан-беку, рядом с каганом.
   Но он не дождался этой минуты. Во дворце раздался  такой  яростный  крик,
что Амбал выронил с перепугу лучину и камнем упал к ногам кагана.
   Не помнит, что кричал над ним  Кирий.  Понял  только,  что  его  навсегда
изгнали из дворца.
   Словно обезумев, бежал он по  бесчисленным  гранитным  ступеням  лестниц.
Дома хотел наложить на себя руки, но не смог:  какая-то  искра  надежды  еще
теплилась в сердце.
   Однако после обеда каган вызвал его  к  себе  и  спокойно,  "как  другу",
посоветовал покончить счеты с жизнью. Где и как - это уже его, Амбала, дело,
но за самовольное возведение себя в сан хакан-бека он должен уйти из жизни.
   Амбал не возражал, не умолял, не напомнил даже, что Кирий обещал ему этот
сан. Приказ кагана священ в Хозарии, подчиниться ему должен каждый молча, не
ропща. Амбал выехал далеко в степь. Там решил он умереть. Спешился  с  коня,
вынул из ножен острую саблю. Но когда  увидел  величавое  зарево  заходящего
солнца, рука помимо воли отвела приставленную к горлу саблю. Отвела  и  вяло
опустилась вниз.
   Неужели он видит все это в последний раз?  И  степь,  и  перебегающий  на
ветру ковыль, и багряный закатный свет, и бездонное синее небо над  головой?
Но почему он должен умереть? Таков приказ кагана? А кто такой каган?  Кирий,
рябой Кирий, убийца брата и отца родного! Не станет он повиноваться убийце и
клятвопреступнику. Ведь клялся же тот в вечной дружбе!
   Амбал решительно сунул в ножны остро отточенную саблю  и  пошел  к  коню.
Быстро вскочил в седло и помчался вперед,  вдогонку  за  заходящим  солнцем,
которое уже садилось за горизонтом. В  далекой  Северянщине  укрылся  он  от
злого кагана...
   И вот теперь хозары напали на его след. Что же будет дальше?  Простит  ли
ему каган нарушение священного закона? Может быть,  лучше  всего  попытаться
бежать отсюда? Но ведь в Чернигове, наверное, есть люди, которые  следят  не
только за княжной, но и за ним, Амбалом. Не успеешь выехать, а тебе петлю на
шею - и конец...
   А тут еще и князь грозится голову снести... Чем  все  это  кончится?  Как
быть?
   Амбал сунул руку в карман. Пальцы его наткнулись на мешочек с золотом. Он
вздрогнул и оцепенел от ужаса.
   Вот и тогда в Итиле: мешочек золота... смерть старого кагана... И  теперь
снова бросил Амбалу золото. И не один, а  два  мешочка.  Что  это,  знамение
новой крови?

   XIII. ЛЕГЕНДА О ЛЮБВИ
   Светлица на пастбище  убогая,  хуже  самого  бедного  жилья  в  Заречном.
Маленькая, с потемневшими от старости хмурыми стенами, с низким, закопченным
потолком, она казалась княжне просторной и  светлой,  потому  что  хорошо  и
спокойно было здесь. А два маленьких окошка  открывались  в  широкий,  вечно
зеленый  мир.  Непроходимой  чащей  отгородил  ее  вековой  лес  от  грозной
опасности.
   Прошло несколько дней, и стены  маленькой  светлицы  будто  расступились,
комната стала неузнаваемой. Вместе с Всеволодом княжна вымыла  и  выскоблила
ее стены, потолок, оконца. Осмомысл только дивился, как ловко делает  Черная
эту непривычную для нее работу. Он дал ей вытканное еще Роксаной  покрывало.
Девушка накрыла им постель,  убрала  зелеными  ветками  и  цветами  стены  и
захлопала в ладоши, весело смеясь: как светло, как хорошо стало здесь!
   Просыпалась Черная на рассвете - и сразу на пастбище. Если бы не дождь, и
нынче нашла бы там работу. Да вот заладил в полночь и сеет, сеет мелкий, как
сквозь сито, тихий да теплый.
   Достала она из притороченной к седлу сумы какое-то вышиванье, уселась  на
постели, и забегала иголочка под шум обложного дождя. Как  хорошо,  что  она
всегда возила с собой шитье! Надоест, бывало, ездить, пустит  коня  пастись,
сядет где-нибудь в тени на  травку,  поет  и  вышивает.  А  теперь  вон  как
пригодилась эта славная работа! Без нее не знала бы, чем и заняться.
   По правде говоря, Всеволод старается не оставлять ее в одиночестве. Вот и
сейчас сидит невдалеке, рассказывает бывальщину или молча  слушает  то,  что
рассказывает княжна. - А не думаешь ты,  Черная,  -  задумчиво  спросил  он,
глядя в оконце, - не  думаешь,  что  настанет  время,  когда  тебе  придется
оставить Северянщину?
   - С чего бы это? - возразила она. - Отказалась  я  от  брака  с  князьями
чужих земель. Не хочу покидать свою родину. Разве то тебе не ведомо?
   Всеволод помолчал.
   - Не ведомо, что сулит человеку  доля  его,  -  отозвался  он  наконец  и
грустно взглянул на княжну.
   - То правда, - возразила  девушка,  -  да  чего  нам  загодя  печалиться?
Укрылась я от хозар тут, в лесу. Не достанут они меня.
   - А вдруг не минует нас доля Олексича?
   Черная подняла голову, удивленно посмотрела на парня.
   - Какая еще доля? Кто таков Олексич?
   - Не слышала о нем? А вот я расскажу тебе... Всеволод в раздумье  смотрел
на  вышиванье,  на  иголку,  проворно  бегавшую  по  белому  полотну,  потом
продолжал:
   - Здесь, недалеко от нас, жил до недавнего времени старый  волхв.  Голова
вся белая, борода до самого пояса, а глаза так выцвели, почти  добела,  даже
жутко было глядеть в них. Казалось, будто слепец  поднял  к  небу  невидящий
взор свой. Сколько прожил он в лесных чащобах, и сам, наверное, не  знал.  А
люди и не спрашивали о том. Любили его за доброту, за мудрость,  за  дельный
совет. Жил он в большом дупле. Не раз бывал и я у  него.  Сначала  с  отцом,
потом сам. Приворожил меня  мудрый  волхв.  Много  знал  он  тайн  земных  и
знамений небесных.  Тянуло  меня  к  нему,  особливо  тогда,  когда  кручина
забиралась в сердце, когда силился я что-то понять и не мог.
   Так вот, поведал мне как-то волхв про Олексича. Давно, давно, рассказывал
он, когда еще в мире царило согласие, а земля, широкая и обильная,  от  края
до края украшалась зеленью, когда в лесах и на долах просторных вольно  пели
птицы, не ведая ни зла, ни бед, ни  жестокости  людской,  родился  у  лесных
жителей сын. Да такой здоровый, такой красивый, что родители нарадоваться не
могли. Мать не знала, куда положить, куда посадить своего первенца. А вместе
с матерью люди добрые радовались.  Рос  мальчик,  пролетали  годы,  стал  он
юношей. Сызмальства сдружился с лесными обитателями, с  милым  своим  краем,
полюбил всей душой леса первозданные. Не сиделось Олексичу  на  месте.  Едва
проснется, сразу на коня. А конь у него как ветер. Где только  не  носил  он
своего хозяина! По лесам, по полям раздольным, да все мало было молодцу. Без
устали ездил, охотился, любовался богатством родной земли.
   Что ни день, все лучше становился Олексич. Мать глаз с него  не  сводила.
Подаст ему еду на стол, сама сядет напротив, глядит не  наглядится.  С  утра
сыну голову чешет, после завтрака в лес провожает, в путь  благословляет.  А
придет ночь, траву под голову стелет, песни напевает, сон его охраняет.
   Жил Олексич в густых, нехоженых лесах, на берегу  быстротечной  речки.  И
так любо было ему встречать  погожие  рассветы,  а  особливо  весенние,  так
хорошо жилось в этом веселом, свежем, как трава после  дождя,  мире,  что  и
желать, казалось, уже нечего: красота, приволье - все к его усладе.
   Ничего не жалела мать для единственного сына, и  был  он  для  нее  всего
дороже на земле...
   И вот, охотясь, забрел однажды Олексич к Голубому озеру, тому самому, что
ныне Лебяжьим  прозывается.  Посмотрел  и  залюбовался  зеркальными  водами,
берегами кудрявыми, напился воды ключевой. Долго бродил там, не заметил, как
наступил вечер, а за ним спустилась тихая ночь. Не отважился  он  в  темноте
возвращаться лесом домой. Достал из переметной сумы то, что мать положила на
дорогу, наскоро закусил, потом настлал травы под старой  елью,  недалеко  от
берега, развел костер и вскоре заснул. Сколько спал, не знает; разбудил  его
шум на воде, будто плещется кто-то. Олексич приподнялся на  локтях,  глядит,
очам своим не верит: купается в озере девица, резвится, взбивает воду вокруг
себя.
   Встал молодец, будто зачарованный пошел к берегу. Но не успел он  сделать
нескольких шагов, девица вскрикнула и  погрузилась  в  воду  по  самую  шею,
устремив на  него  испуганный  взгляд.  Казалось,  ждала  она,  когда  уйдет
незваный гость. Потом вскочила и, прикрываясь длинными,  до  пят,  волосами,
бросилась к берегу. Тогда Олексич увидел, что в стороне под деревом лежит ее
одежда. Белая-белая как снег! Кинулся он наперерез, да  поздно!  Девица  уже
схватила ее и, оглядываясь,  побежала  вдоль  берега.  Далеко  отбежав,  она
накинула на себя белое  покрывало  и  -  о  чудо!  -  сразу  превратилась  в
лебедицу. Взмахнула широкими крыльями, взлетела, крикнула что-то на прощание
и скрылась в предрассветном тумане.
   Олексич стоял как вкопанный. "Что это?  -  спрашивал  он  себя,  протирая
глаза. - Сон? Видение? Или на самом деле видел деву-лебедицу?"
   С той поры его будто подменили. Часами сидел около своего жилища смутный,
невеселый, о чем-то думал.  А  вечером  садился  на  коня  и  отправлялся  к
Голубому озеру. Ночами просиживал там, на  месте  первой  встречи,  глаз  не
смыкал, дожидаясь. Напрасно. Не появилась больше девица на берегах  Голубого
озера, не тревожила его чистые воды. Тихо бывало на рассветах. И грустно.
   И задумал тогда Олексич искать прекрасную деву-лебедицу. Может, на  свете
не одно Голубое озеро, может, она в другом теперь купается. Задумал и поехал
в те земли, куда полетела лебедица.
   День едет, другой, третий... Нет как нет другого Голубого озера. Но он не
теряет надежды, едет все дальше и дальше...
   И  вдруг  видит:   раскинулся   сад   на   горе.   Плодов   на   деревьях
видимо-невидимо! Попробовал яблоко с ближнего дерева  -  вкусно!  С  другого
сорвал - еще вкуснее. Подъехал к третьему -  совсем  сладкие  яблоки,  будто
мед, тают во рту. Ест  их  Олексич  и  диву  дается:  откуда  такие  яблоки?
Кажется, все перепробовал в лесах бескрайних, на полянах просторных,  всему,
казалось, знает вкус, а такие яблоки впервые видит.
   Поднялся он в гору. Деревья разрослись там еще пышнее. Между ними  цветы,
белые, красные, голубые - целое  море  цветов!  И  так  пахнут,  что  голова
кружится от густого пряного аромата. Олексич спешился и стал собирать цветы.
Но вскоре почувствовал, что его клонит ко сну, он не в силах  разогнать  эту
сладкую дрему...
   И вдруг понял: это место заколдовано, сон сторожит эту гору!  Значит,  на
горе кто-то есть! Кого-то охраняет этот колдовской сон!
   Олексич бросил цветы, поборол сонливость, сел на коня и помчался  вперед.
Но вскоре добрый конь споткнулся и упал на землю: сон одолел его.
   Но не  дрогнул  молодец,  сам  стал  взбираться  выше  в  гору.  Пробежит
несколько шагов, переведет дыхание - и дальше, от дерева  к  дереву.  Вокруг
тишина, лист не шелохнется, будто все замерло, затаилось и ждет чего-то...
   Потом стали попадаться под ногами скелеты людей и  лошадей...  А  Олексич
все шел да шел, все выше, в гору. Дойдя до огромной, развесистой яблони,  он
почувствовал, что задыхается, и упал навзничь на красные, словно жар, цветы.
Он только увидел, как всколыхнулись  они,  прижатые  к  земле  тяжестью  его
широких плеч, и потерял сознание.  Одолели  его  колдовские  запахи  цветов,
лишили сил, усыпили на полдороге.
   Неведомо сколько лежал Олексич под яблоней. Проснулся он ночью,  и  не  в
саду, а в  роскошном  тереме.  Издали  доносилась  чья-то  песня,  нежная  и
ласковая... Задрожал молодец, хотел подняться, да не мог. Недвижно лежал  он
на постели, не в силах шевельнуться. Но вот затихла песня, и  чья-то  робкая
ладонь коснулась его лица. И тут же вернулась к нему сила.  Он  приподнялся,
оглянулся и оторопел. Рядом у его постели сидела  дева-лебедица,  та  самая,
что купалась в Голубом озере. На ней белое  шелковое  покрывало.  До  самого
пола золотыми волнами спадают белокурые волосы...
   Залюбовался Олексич красавицей, глядит как  завороженный.  Хотел  позвать
ее, окликнуть, да вспомнил, что имени ее не знает, и осекся на слове. Только
изумление и счастье светилось в его глазах, только озаренное  радостью  лицо
его сказало девице то, чего уста промолвить не смогли.
   - Ты не сердишься на меня? - тихо спросила она.
   - Нет! Я...
   Он хотел подняться, но девица остановила его движением руки.
   - Я знаю, - еще ниже склонилась она над Олексичем, -  ты  искал  меня  по
всем лесам окольным, среди озер, грезил мной во сне,  страдал  от  неудачных
поисков. Ты думал, что равнодушна и безучастна я к твоей печали...
   - О нет! - с трудом проговорил Олексич. - Я и не помышлял о  том.  Только
иногда страх охватывал меня.  Я  думал,  что  ты  боишься  людей,  потому  и
прячешься, и никогда тебя я больше не увижу...
   - И сердился на меня за это?
   - Не мог я сердиться на тебя... Та встреча на рассвете У  Голубого  озера
посеяла глубокую печаль в моем сердце... Стал я хмурым и грустным,  не  знал
покоя.
   Дева-лебедица глядела на юношу, тихие, счастливые слезы струились  по  ее
щекам:
   - Я и в самом деле боялась тебя, - прошептала она, -  всюду  подстерегает
нас опасность, боимся мы показываться людям  на  глаза.  Но  часто-часто  на
рассвете поднималась я высоко в небо, летела над лесами  к  Голубому  озеру,
чтобы увидеть тебя... А потом я нашла тебя в саду, когда ты боролся с чарами
недоступной людям горы, видела, как упал ты, сраженный сном, и  поспешила  к
тебе на помощь.
   - И вынесла сюда на гору?
   - Велела вынести тебя из царства сна. И вот теперь никуда тебя отсюда  не
пущу!..
   Шли дни... Ждала, ждала, глаза повыплакала мать  Олексича,  все  не  идет
сынок. Уж и отец с ног сбился, разыскивая сына по лесам. Да не нашел. Как  в
воду канул. Тогда поднялась мать, пошла искать его по всей земле. Где только
не побывала мать Олексича, каких лесов, каких полей не исходила, а  сына  не
нашла! На след даже не напала.
   Сидит  она  усталая,  убогая   на   берегу   реки,   грустит   и   плачет
одна-одинешенька. Вдруг слышит, хрустнуло что-то  рядом.  Подняла  голову  и
испугалась: идет к ней из лесу старуха. Да такая безобразная, такое  чудище,
что и глядеть-то страшно, мороз по коже продирает. Подошла она, оперлась  на
клюку, смотрит на женщину, криво усмехаясь.
   - Что грустишь? - спрашивает.
   Мать Олексича хотела было подняться, но не  смогла,  будто  приковала  ее
старуха к месту ледяным своим взглядом.
   "Колдунья", - мелькнуло в голове матери. Она опустила  глаза  и  ответила
дрожащим голосом:
   - Горе у меня, бабуся...
   - Хе-хе-хе, - засмеялась колдунья, - это еще не беда, голубушка. Сын твой
не за горами.
   - Правда, бабуся? - так и вскинулась мать. - Вы знаете, где  мой  сын?  И
как его найти? Помогите, помогите мне!  -  умоляюще  протянула  она  руки  к
старухе.
   - Знаю, знаю. Не плачь, не убивайся. Не в лапы зверю попал твой сынок,  а
к красной девице.
   - Правда? - обрадовалась мать. - Так почему же не ведет ее в родительский
дом? Зачем покинул нас? Старуха пристально взглянула на нее:
   - А ты уже забыла, зачем покинула когда-то отчий дом, родителей  любимых,
и пошла куда глаза глядят за своим милым? Небось  забыла?  Пойдем  со  мной,
найду твоего сына.
   Она взяла за руку мать Олексича и повела ее через  дремучие  леса.  Долго
ли, коротко ли шли они, пришли к заколдованной горе.
   - Видишь, - показала старуха на гору, покрытую яркими цветами, - вон  там
твой сын.
   Мать нетерпеливо двинулась вперед, но колдунья остановила ее.
   - Погоди, не спеши, - насупила она брови, затем полезла в  длинную  суму,
висевшую на боку, и достала оттуда два узелка сухих трав. -  Вот  возьми.  С
одним доберешься на гору в терем, с другим пойдешь назад.
   Сказала и повела с собой мать Олексича. Когда они приблизились к  цветам,
старуха развязала один узелок, растерла  сморщенной  рукой  лежавшие  в  нем
травы и пошла дальше. Около ветвистой яблони остановилась,  взяла  пригоршню
растертой травы и стала посыпать ею землю. Идет и будто сеет  впереди  себя.
Наконец прошли они место сонного забвения. Тут колдунья  спрятала  узелок  и
сказала матери:
   - Все, теперь не страшно. А ну послушай, - добавила она.
   Звонкий, радостный смех разносился по зеленому лесу, казалось, будто дети
резвятся невдалеке.
   Женщины постояли, прислушиваясь, потом  отошли  в  заросли  кустарника  и
стали выглядывать оттуда. Вдруг выбежала на поляну девушка в голубом наряде,
за нею добрый молодец. Видно, хочет догнать ее, быструю, как серна, да  нет,
не может он догнать ее, хоть и бежит во весь дух...
   - Олекс... - рванулась из кустов мать, но колдунья, как  кошка,  прыгнула
вперед и крепко зажала ей рот своей костлявой рукой.
   - Не смей! - оскалила она редкие, выщербленные зубы  и  так  зашипела  на
женщину, что та похолодела от страха и покорно отступила назад. - Не выдавай
себя! Подождем до ночи, иначе не видать тебе  сына.  Думаешь,  он  послушает
тебя, променяет любовь красной девицы на твою материнскую? Напрасны надежды!
Делай, что говорю, а то не увидишь сына!
   А  дева-лебедица  не  услышала  оклика  матери,  не   приметила   женщин,
пронеслась мимо них. Длинные золотистые волосы ее развевались по ветру, лицо
пылало от быстрого бега, от радости, от счастья. Но мать не замечала ее, она
видела только сына, одного только сына!..
   Ночью колдунья провела мать Олексича в девичью опочивальню.
   - Смотри! - Она протянула костлявый палец  в  сторону  спящей  девицы.  -
Видишь, как сладко спит? Набегалась, наигралась за день...
   Старуха еще что-то говорила,  шептала,  тихонько  смеялась.  Но  мать  не
слушала ее. Она во все глаза смотрела на спящую.  Как  хороша  она!  Золотые
волосы свесились с подушки до самого пола.  Да  как  же  не  полюбить  такую
красавицу! И дрогнуло сердце матери любовью и нежностью к деве-лебедице.
   Но тут колдунья подтолкнула мать Олексича, тыча ей в руки тяжелые,  остро
отточенные ножницы:
   - Иди, - зло прошептала она, - иди и делай, как я велела!
   - Мне страшно, бабуся, - отступила женщина. - Не могу я,  поглядите,  как
хороши ее золотые косы...
   - Не хочешь? - нахмурилась старуха. - Зачем же морочила мне голову, зачем
шаталась по лесам, по долам?
   - Я хотела...
   - Ничего ты, вижу, не хотела. Прощай,  коли  так!  И  с  сыном  прощайся,
навсегда, навеки!
   - С сыном, - заплакала мать, - с единственным моим сыном?  Нет,  нет,  то
выше сил моих... Подождите!..
   Она преградила колдунье дорогу, прижимая к груди  холодные,  как  гадина,
ножницы. - Я... я пойду... подождите... Ступила шаг  и  остановилась.  Снова
подтолкнула ее старая колдунья. Медленно приближалась мать  к  белому  ложу.
Слезы текли по ее бледным, изможденным щекам. Наконец подошла...  Еще  молча
постояла над спящей, и, собрав одной рукой сияющие в темноте косы,  отрезала
их ножницами.
   В тот же миг девушка вскрикнула, вскочила с постели и стремглав бросилась
бежать к двери...
   А вслед ей, словно змеиное шипение, несся злобный смех старой колдуньи.
   - Что, -  злорадствовала  она,  -  налюбовалась  своей  красой?  Полюбила
доброго молодца? А  теперь  попробуй  нашей  доли,  доли  чудищ  и  кикимор!
Навсегда останешься ты одинокой лебедицей, никогда уже  не  станешь  красной
девицей. Только с дальней высоты увидишь своего милого! Хе-хе-хе!  Отомстила
я тебе, премудрая лебедица!
   Старуха смеялась исступленным, яростным,  безумным  смехом.  Потом  вдруг
затихла и сразу пропала. Будто ветром вынесло ее из терема.
   И теперь только  увидела  мать  Олексича,  что  сын  ее  бежал  вслед  за
девушкой. Услышала, что он зовет ее: "Горислава! Горислава-а-а!"  Но  та  не
откликалась. Лишь эхо гремело под высокими сводами.
   Вдруг зашумело что-то за окном. Мать выглянула. Смотрит: стоит на крыльце
ее сын, подняв голову и протянув руки к  небу.  А  оттуда  несется  жалобный
крик:
   - Прощай, Олексич! Проща-а-ай!..
   Улетела лебедица. И разом стихло все. Пусто и глухо стало в тереме.  Мать
испугалась этой гнетущей тишины, потом спохватилась: ведь сын ее  не  видел,
не увидел любимую матушку. Ведь он может убежать невесть куда.
   Не помня себя, кинулась она из терема. Едва переступила  порог,  смотрит:
стоит неподвижно, глядя в небо, бледный, измученный Олексич.
   - Сыночек... - позвала мать, забыв, что держит в руках косы  и  холодные,
как змея, ножницы. - Сыночек, я здесь... Я...
   Обернулся Олексич, глянул на мать, на косы, излучавшие золотое сияние,  и
еще сильнее побледнел.
   - Вы? - в отчаянии, не  веря  глазам  своим,  проговорил  Олексич.  -  Вы
обрезали Гориславе косы?
   Она опустила голову и заплакала. Только сейчас поняла злой умысел  старой
колдуньи, поняла, что она, мать, принесла сыну непоправимое горе.
   Испуганно глядела она то на сына, то на косы, не зная,  куда  их  девать,
как оправдаться перед сыном.
   Молча смотрел на мать Олексич. Потом, будто вспомнив что-то, выхватил  из
рук матери косы, кинулся бежать и пропал в густых зарослях леса...
   Затаив дыхание, широко раскрыв глаза, Черная слушала Всеволода.
   - А что, - спросила она наконец, - разве в тех косах была волшебная сила?
И она провела его через заколдованный сад и цветы на горе?
   - Нет, - ответил Всеволод. - И входы и выходы с горы были теперь Олексичу
ведомы: Горислава научила его, как  обходить  заколдованное  место.  Он  еще
надеялся спасти ее. Он знал от самой Гориславы,  что  косы  имеют  волшебную
силу: они  превращают  лебедь  в  девицу.  Долго  искал,  хотел  вернуть  их
несчастной лебедице. Да, видно, не нашел. А может быть, и  встретил,  но  не
могла уж лебедица прирастить отрезанные косы. А может,  и  не  распознал  ее
Олексич средь сотен встречных лебедей... Вот что приключилось с молодцем,  -
вздохнул Всеволод. - Пошел он куда  глаза  глядят,  и  след  его  затерялся.
Сколько ни ждали, сколько ни искали его родители - все напрасно.
   Забыл Олексич и родню и землю свою любимую - все  забыл.  Помрачился  его
разум. Что ни ночь снилась ему. белая лебедь: прилетит, сядет  у  изголовья,
ласкается и плачет горючими слезами. А проснется Олексич, нет никого. Только
птичьи следы вокруг, да иной раз носится пух лебединый...
   Тихо стало в светлице. Пригорюнилась княжна Черная.
   - А может, погиб он где-нибудь в лесу, попал в болото или растерзали  его
звери дикие?
   - Нет, - послышался вдруг громкий, уверенный голос, - не  забыл  он  свою
родную землю, не сгинул в лесной чащобе!
   Только сейчас заметили княжна и Всеволод, что дверь в светлицу открыта, а
за порогом сидит Осмомысл и слушает рассказ сына.
   - Вы верите в то, батько, или сам волхв вам сказал? - спросил юноша.
   - Не сказал он мне ничего, - спокойно пояснил конюший,  -  сам  я  о  том
доведался.
   - Но как же?
   - Когда он умер, хоронил я его. И вот, обмывая  тело,  нашел  на  нем  те
самые золотые косы, о которых ты здесь вел речь.
   Княжна вскочила и подбежала к старику:
   - На теле, говорите? Золотые? И такие же  длинные?  И  так  же  светились
ночью?
   - Светились ли? Не помню. Я сжег их вместе с волхвом. А вот  длинные  они
были - это помню: три раза  обвивались  вокруг  груди  старого.  И  золотые,
такие, как Всеволод рассказывал.
   - О боги! - всплеснула руками княжна. - Так, значит... значит, этот волхв
и был Олексич? Он все-таки вернулся на родную землю?
   Конюший задержал на девушке пристальный, уже  потеплевший  взгляд,  затем
поднял руку и жесткой ладонью тихо погладил пышноволосую голову Черной.
   - Ты, княжна, часом, не слыхала от заезжих торговых гостей,  как  умирают
слоны?
   - Нет, - удивленно отозвалась Черная, - не слыхала. Какие слоны?
   - А вот что, дети мои, за морем рассказывают о  них,  -  ответил  старик,
обращаясь уже к обоим, к сыну и княжне. - Слоны, говорят, всю  жизнь  бродят
по лесам, а умирать идут туда, где умирали их  предки.  Вот  так  и  люди...
Блуждают по миру. Одни гоняются за славой, другие за богатством,  третьи  за
красой. Но в конце концов в родимый край несут свои косточки.
   - Это уж тогда, когда развеются по ветру все надежды и погаснет в  сердце
огонь? - недобро усмехнулся Всеволод.
   - Бывает, что и так, - согласился конюший.
   - Но земле, земле-то  какая  от  них  польза?  Зачем  принимает  она  их,
выдохшихся, ослабевших духом?
   - Зачем? - переспросил Осмомысл. - А затем, чтоб другие не  спешили  идти
по ихнему пути. В жизни, сын мой, как на охоте: одна  неудача  учит  больше,
чем сотня не замеченных на радостях удач...

   XIV. НОВЫЕ ТРЕВОГИ
   Однажды, возвращаясь из ночного объезда  по  пастбищам,  Осмомысл  увидел
неподалеку от своей усадьбы Сокола и  насторожился.  Княжна  не  поехала  на
охоту? Такая бесстрашная, всегда  готовая  к  опасной  гонке  за  зверем,  к
рискованным  облавам,  и  не  поехала?  Но  почему?  Захворала  или,  может,
недовольна Всеволодом?
   Он тронул шпорами коня и поспешил к дому. Не зная  отчего,  вдруг  ощутил
тревогу за княжну. С чего бы, кажется? И с каких пор стал о ней тревожиться?
Сейчас девушка в безопасности, берегут и уважают ее здесь...
   Дома еще больше обеспокоился старик. На зов Черная долго не  откликалась,
а когда он отважился открыть дверь  светлицы,  увидел,  что  княжна  плачет,
уткнувшись лицом в подушку.
   Конюший растерялся. Что делать?  Давно  уж  не  приходилось  ему  утешать
плачущую женщину. За двадцать лет одинокой жизни  в  лесной  чаще  разучился
обращаться с ними, не знает, как и подойти  к  ним.  А  тут  еще  не  просто
девушка - княжеская дочь... Он долго молчал, переминаясь  с  ноги  на  ногу,
потом решился:
   - Обидели тебя, княжна, или прослышала о  беде  какой?  -  Не  дождавшись
ответа, продолжал: - Может, из Чернигова пришли недобрые вести?
   Девушка всхлипывала, кутаясь в покрывало.
   "Что же стряслось?" - горестно думал  конюший.  Он  тяжело  опустился  на
колоду, лежавшую у открытых в светлицу дверей.
   Приключилось  несчастье?  Но  какое?  Не  решаясь  вновь  заговорить,  он
поглядывал на Черную из-под нахмуренных бровей.
   Наконец она затихла, подняла с подушки заплаканное лицо.
   - Так что же тут у вас стряслось? Почему так горько плачешь?
   Княжна судорожно вздохнула:
   - Мне - домой пора, - тихо отозвалась она. - Я боюсь за отца. Ведь он  не
знает, куда я подевалась. Ищет  и  горюет,  не  спит  ночами,  страдает  мой
батюшка, - снова заплакала девушка.
   Осмомысл застыл, пораженный ее словами. Да не ослышался ли он?  Ведь  это
значит, что она хочет домой, в княжий терем, туда, где ждет ее  отец,  чтобы
отдать хозарам, в жены хозарскому кагану! Да ведь  она  оттого  и  бежала  в
леса... Осмомысл даже испугался.
   Заметались в голове недобрые мысли; неужели уедет отсюда Черная? И отдаст
себя в руки хозар? А Всеволод? А князь? Так и не отомстит он князю? Уйдет от
заслуженной мести недруг проклятый?
   Черная поднялась,  подошла  к  старику,  уселась  рядом  с  ним  и  стала
рассказывать, как погибла ее матушка, как скорбит по ней отец, как  горестно
его одиночество. А она, Черная, обидела отца, потом  пожалела  об  этом.  Но
когда настала решающая минута, снова не поверила ему и тайно бежала в  леса.
Одного оставила его в печали и тоске да и в тревоге за дочь...
   Она говорила долго, и слезы застилали ее глаза,  а  Осмомысл  смотрел  на
грустное лицо девушки и не знал, как быть. Хотел возразить ей, но  не  смел,
не знал, как это сделать. Чувствовал, что болит  его  сердце  за  горемычную
сироту, которой грозит тяжкая доля в далекой Хозарии.
   Но он не подал виду, встал с колоды, проговорил тихо и медленно:
   - Ты не спеши, дитятко, скоро  вернется  Всеволод,  посоветуемся.  Может,
сначала его пошлем в Чернигов, пусть разузнает, гостят ли в  княжьем  тереме
хозары или рыщут по дорогам... А там видно будет. Если захочешь, то  и  отцу
дадим знать, что ты жива, здорова.
   Не уверен был старик, что  сделает  именно  так.  Но  нужно  было  что-то
сказать, успокоить, обнадежить девушку, задержать ее здесь. Хоть  ненадолго,
но задержать...
   На подворье не мог себе места найти Осмомысл. Беспокойные думы, как  злое
наваждение, неотвязно следовали за ним, не давали забыться. Наконец пошел  к
лесной опушке, к своему любимцу -  огромному  тысячелетнему  дубу.  Сел  под
густыми, развесистыми  ветвями  и  задумался,  глядя  на  зеленое  пастбище,
сверкавшее яркими росами в это погожее раннее утро.
   "Свет ясный, мир прекрасный. Как велик ты и как удивителен. Видел я  тебя
и в лесах северянских, и в землях хозарских, за  океан-морем  широким,  и  в
горах высоких. Изумлял ты меня невиданными землями, людьми и нравами,  пугал
ты меня чудо-юдами. Но не открыл мне до сих пор великой истины. В  чем  она,
истина, это самое большое чудо на земле. Зачем таишь ее  от  людей?  Или  не
хочешь, чтоб узнали ее люди? Как и зачем  заползают  в  сердце  злые  мысли,
жажда мести... Разве тогда, давно, еще в молодости, в светлые  дни  жизни  с
Роксаной, не был я счастлив? Не холил, не любил, не берег  свое  счастье?  А
поди ж ты, наслали злые духи князя с  посадником.  Обездолили  меня,  отняли
разум, ослепили гневом. Растоптали мою  жизнь  князь  с  посадником!  Княжий
произвол загнал в глухие леса меня и  сына,  холопами  мы  стали...  Иль  то
угодно было небу? Зачем наслали боги темные силы в мой дом?..
   И вот теперь, через  двадцать  лет,  пришла  сюда  дочь  того  же  князя,
гонителя, злодея моего. А посеяла  в  сердце  моем  иные  чувства:  добро  и
жалость... Отчего  это?  Ведь  я  отрешился  от  мира,  возненавидел  князя.
Двадцать лет вынашивал в  сердце  месть.  А  встретил  эту  девицу,  чистую,
ласковую, и верит она мне, в мою доброту, защиту... И сам теперь не понимаю,
что делается со мной. При ней забываю о мести, которую лелеял  столько  лет,
сердце тает, как воск на огне, и кажется мне, мир становится иным.  Не  весь
он черен, как думал я после гибели Роксаны, после княжьего суда. Есть еще на
свете добро и радость, и чистое сердце, и вера в  честь...  Да  и  как  ныне
отомщу я князю, ненавистному господину своему, если месть  моя  будет  горем
для дочери его? Найду ли в себе силы пойти против этой девушки?.."
   Возвратился с охоты  Всеволод  и  сразу  заметил:  дома  что-то  неладное
случилось. Отец встретил его на опушке и, не спросив, как прошла  облава  на
зверя, повел речь о княжне.
   - Говорил ли ты с Черной, когда отправлялся на охоту?
   - Нет, - насторожился Всеволод. -  Она  еще  с  вечера  сказала,  что  не
поедет, потому не тревожил ее.
   Осмомысл помолчал, потом поднял на  сына  глаза  и  в  каком-то  смятении
молвил:
   - Она собирается домой.
   Всеволод не побледнел, как ожидал конюший, но весь как-то поник. Медленно
и молча двинулся к  дому.  Осмомыслу  показалось,  что  сын  не  понял  всей
опасности намерения княжны, что надо сейчас, немедля что-то сделать.
   Он сбоку глянул на сына и не выдержал:
   - Ты должен сказать ей, что она может попасть в руки хозар, и тогда уж ей
не вырваться. Да и князь рад будет...
   - Не послушает меня Черная, - отозвался Всеволод. - Как она задумала, так
тому и быть...
   Конюший остановился, удивленный такой покорностью сына воле девушки.
   - Да ты подумай, она ребенок еще, не  понимает,  какая  беда  ждет  ее  в
Чернигове! Кому, как не тебе, пристало отвратить ее помыслы от  этой  затеи,
отвлечь охотой, поединком. Ведь ты умело бьешься  на  копьях,  стреляешь  из
лука на всем скаку...
   "Отвратить помыслы? И правда... А что, если и в самом деле?.."
   Всеволод повеселел и, переглянувшись с отцом, кивнул ему.
   - Ладно, батько, я попробую.
   А после обеда выбежал из хаты бодрый, веселый и, увлекая за собой княжну,
поспешил с нею к Осмомыслу.
   - Батюшка! - крикнул еще издали. - Мы едем с Черной на озеро!  К  берегам
Лебединого озера!
   Осмомысл отложил ложку,  которую  вырезал  из  грушины,  И  вопросительно
посмотрел на девушку.
   - Я согласна, - сказала  княжна,  присев  рядом  со  Всеволодом  напротив
старика. - Раньше чем воротиться в Чернигов, хочу дознаться про свою долю  у
девы-лебедицы. Сегодня ночью поедем к озеру, может, перед  рассветом  увидим
ее. Молитесь, отец, чтобы послали боги удачу, чтобы милостивы были к нам...
   - Помолюсь, - ответил Осмомысл. - Хорошо, что вспомнила об  озере.  А  то
уехала б и не увидела красы его дивной. Да и лебедей, поди, подстережете...
   Но знал старик; не легко подкрасться к ним. С тех пор как живет здесь, ни
ему, ни подконюшим не посчастливилось не то что выкрасть их одежду, а просто
подстеречь, увидеть, как купаются они на рассвете.  Сказки  это,  в  которые
веришь смолоду. А ныне... Сейчас он  рад,  что  сын  вспомнил  об  озере,  о
лебедицах. Затея эта отвратит помыслы княжны о доме, об отце, задержит ее на
пастбище. Девушка она своенравная и упрямая, запальчивая,  ее  не  остановит
первая  неудача.  Не  раз  еще  попытается  подстеречь  купанье  лебедей  на
рассвете. А время-то протянется... Побудет еще здесь княжна. А там, может, и
отъедут хозары восвояси, видя, что Черной все нет и нет.
   ...Уж начало светать, рассеивался ночной сумрак,  а  старик  все  не  мог
заснуть. Тяжело ворочался с боку на бок, одолевали думы о княжне, о  любимом
сыне. Что ждет их впереди? Что ждет сына? Что, если полюбит  его  Черная?  А
вдруг и князь поставит выше богатства и  высоких  почестей  счастье  дочери?
Разве плохим бы отроком стал Всеволод в княжеской дружине? А там, глядишь, и
добрым витязем...
   Да нет, пустые утехи придумал ты себе, старик. Князь есть князь.  И  дочь
князя не для холопа... Укроется от хозарского плена, а  потом  ей  дорога  в
княжий терем, Всеволоду - на  пастбище.  А  князь...  А  с  князем  сочтемся
как-нибудь потом... Всеволод молод и силен. Он отомстит за наше поруганье  и
холопство. Почто бедной девице, сироте горемычной, держать ответ  за  отцову
жестокость. Сама-то она добра и ласкова. Страшится хозарской неволи, а  брак
со стариком каганом и  есть  неволя  горькая  для  княжны.  Помочь  ей  надо
укрыться от этого лиха, а не искать выгод знатного родства с гордым  князем,
будь он проклят. Да вразумят нас боги па  доброе  дело,  да  помогут  укрыть
девушку от злого глаза, от гнева княжеского...
   Золотые тонкие лучи глянули в окошко горницы. Осмомысл стоял на  коленях,
протянув руки к солнцу и молился:
   "Боже, Даждь-боже, унеси думы черные  о  мести,  о  крови...  Если  уж  в
счастье не привелось нам быть вольными людьми, то будем ими хоть  в  горе...
Помоги, боже, укрыть  и  спасти  ни  в  чем  не  повинную  девицу  от  плена
хозарского..."

   XV. ЧАРЫ ТЕМНОЙ НОЧИ
   Тихая звездная ночь раскинулась над лесом. Ляжешь на  толстый,  прогретый
за день солнышком хвойный ковер и уснешь,  не  почувствуешь  ни  холода,  ни
сырости, ни того, что близко вода.  Леса  и  леса  вокруг  вековые,  густые,
зеленые... И хорошо  лежать  вот  так,  у  костра,  смотреть,  как  медленно
разгорается он, как хочет оттеснить надвинувшуюся со всех сторон темень, как
вспыхивает веселым огоньком сухая ветка - одна, другая, третья...
   Потянул вдруг легкий  ветерок  с  прогалины,  с  ближнего  озера.  Принес
душистые запахи цветов, примятых копытами трав. Тепло так и тихо, и  хочется
закрыть глаза, поддаться искушению сладкого сна.
   Но Всеволод гонит его: рядом под могучим дубом спит княжна, а он страж ее
недреманный.
   Осторожно, тихонько ломает собранный сушняк, не спеша  бросает  в  огонь,
потом ложится навзничь и  долго-долго  глядит  в  усеянное  яркими  звездами
высокое, чистое небо. Неисчислимы они там, в далекой вышине! И  как  чудесно
сияют! Стезя Даждь-бога словно  туманом  окружена  их  серебристым,  бледным
светом. А в лесу сумрачно. Высокие столетние  дубы  широко  разбросали  свои
зеленые шатры, густо переплелись ветвями и, крепко обнявшись,  стеной  стоят
перед глазами. Темной, непроглядной стеной.
   Всеволод повернулся, лег ничком, стал присматриваться к лошадям,  глубоко
вдохнул ночные запахи. Они ему не внове, он привык к ним с детства  и  сразу
различает и сон-траву, и голубые сокирки,  и  схожие  по  запахам  цветы,  и
редкие травы.
   Но вот острый нюх его уловил какой-то новый запах, неприятный...  Чей  же
это? И тут он услышал, как тихо, опасливо заржали кони.
   Всеволод насторожился, приподнялся  на  локтях  и  стал  всматриваться  в
лесной мрак, вдоль прогалины. Потом снова принюхался... Пропал этот запах. В
чем тут  дело?  Догадался,  что  дым  костра  да  смоляной  дух  мешают  ему
распознать, чей же это запах почудился ему. Он встал, отошел несколько шагов
от костра, потянул ноздрями воздух. Сначала прямо перед собой, потом  влево,
еще левее...
   "Так вот оно что! -  тихонько  свистнул  Всеволод.  -  Это  волк  рыскает
неподалеку".
   Постоял, подумал, потом пошел к лошадям, привел их поближе к костру.
   Когда он вернулся, княжна подняла голову с душистой охапки травы.
   - Ты уходил, Всеволод? - встревоженно спросила она.
   - Коней собрал, - спокойно ответил юноша. - Напаслись уже, я и пригнал их
поближе к огню. А ты спи, вставать  придется  рано,  как  только  заря  свет
подаст.
   Девушка глубоко вздохнула. Глаза ее  закрылись.  Дрожащий  отсвет  костра
упал на ее лицо. И Всеволоду показалось, что она улыбается.  Ему  захотелось
сорвать стебелек травы и озорно пощекотать им  губы  Черной.  Он  даже  тихо
засмеялся этой мысли и протянул  руку,  чтобы  сорвать  травинку,  но  вдруг
чей-то надсадный крик огласил поляну. Еще не  затихло  эхо,  как  послышался
громкий, визгливый хохот, прокатившийся и на поляне и в лесу.
   Княжна испуганно  вскочила,  не  разберет  спросонья,  откуда  он,  такой
истошный, оглушительный смех. Всеволод, улыбаясь, подошел к ней:
   - Не бойся, не бойся, княжна, то русалки играют...
   Он так спокоен, так уверен, что ей становится стыдно за свой  страх,  она
силится подавить его. "Да и чего, в самом деле,  тут  пугаться?  -  мелькает
мысль. - Мы ведь у огня, а он от всех наваждений лесных спасителен".
   Вдруг над самой головой снова раздался дикий хохот. Княжна  вздрогнула  и
схватила юношу за руку. Он быстро закрыл ладонью ее глаза.
   - Ой, боюсь! - испуганно зашептала она. - Они, никак, тут  на  дубе,  над
самой головой!
   - Ну что ты, княжна, - успокаивает ее Всеволод. - Это тебе показалось.  С
нами живой огонь, русалки не посмеют подойти так близко.  Не  бойся  ничего.
Пока горит костер, ни звери, ни духи в лесу не страшны.
   - Правда, правда, Всеволод, - все еще вздрагивая, отозвалась  Черная.  Но
помимо воли в ушах ее все еще раздавался тот страшный хохот. - А  может,  мы
уйдем отсюда на поляну? Там русалки хоть над головой не будут прыгать.
   - Нет, - поспешно отозвался юноша. - Нельзя на поляну. Пересидим тут  под
дубом. Недолго побегают они здесь, порезвятся и перестанут. Видно, мы  место
их заняли, вот они и кричат. Плясать, вишь, им негде. А увидят,  что  мы  не
уходим, другое место побегут искать. Слышишь, уже удаляются...
   В  самом  деле,  хохот  затихал  где-то  вдали.  Черная  и  Всеволод  еще
прислушивались к отголоскам,  которые  повторяло  лесное  эхо.  Наконец  все
успокоилось. Снова воцарилась ночная тишина.
   - Спать надо, княжна, - подавляя зевоту, сказал юноша. - Ночь на  исходе,
а нам спозаранку к озеру идти. Мне-то  не  впервой  в  ночном  не  спать.  С
табунами часто приходится и костер жечь,  и  лесного  зверя  сторожиться.  Я
привык. А тебе вот надо поспать перед охотой. Иди ложись да сосни еще часок.
   Но она не могла сразу заснуть.
   - Видишь, какая я трусиха, - застенчиво проговорила  Черная.  -  Подумать
только, русалок испугалась! Будто сроду не слышала о них, не знала, что  они
водятся в лесу.
   - Одно дело слышать о них рассказы няньки в своей опочивальне,  другое  -
побывать в ночном лесу да самому послушать и филинов, и сов, и  всякие  иные
лесные голоса. Непривычна ты, вот и напугалась. Да напрасно.  Не  бойся  тут
ничего. С нами священный огонь, и я с тобой тут. И уж никак не  дам  тебя  в
обиду.
   - Спасибо тебе, Всеволод, - улыбнулась княжна и протянула ему руку. -  Ты
настоящий друг мне и защитник.
   - А ты поняла, почему я  закрыл  тебе  глаза?  -  спросил  он,  осторожно
пожимая ее маленькую ладонь.
   - Боялся, что убегу?
   - Нет, - засмеялся он, - я о том и не подумал. Боялся, чтоб беда с  тобой
не приключилась. Говорят, русалки, завидев людей в лесу,  начинают  прыгать,
кривляться, плясать, качаться на деревьях. А  люди,  увидев  их  игры,  сами
начинают прыгать, кривляться и дергаться,  да  так  на  всю  жизнь  остаются
калеками - трясутся, будто пляшут, кривляются, как они. Вот я и закрыл  тебе
глаза, чтоб ты не видела русалок...
   - Ой, страшно-то как! - испуганно промолвила девушка.  -  А  если  бы  не
закрыл вовремя, так быть мне трясучкой? А вдруг снова подкрадутся они сюда и
ты не заметишь?
   - Ничего не бойся, княжна. С нами живой огонь, а я гляжу в оба.  Слышишь,
тишина вокруг, подались, видно, русалки на другую, дальнюю поляну.
   Голос юноши спокоен, тихая речь отгоняет прочь страхи... А  Всеволод  уже
рассказывает ей о вещих девах-лебедицах, что прилетают на Голубое  озеро,  о
тайнах охоты, ведомых только жителям лесов и пастбищ. Знают они, где  и  как
делать засады, как выследить, когда они на  рассвете,  сбросив  с  себя  лик
лебединый, бегут в чистые, прохладные воды озера...
   Слушает его княжна и забывает недавний страх, словно  зачарованная  ловит
каждое слово. И видится ей, как будет сидеть она,  притаившись  в  зарослях,
потом внезапно выскочит на берег, схватит оставленную лебедями  одежду...  И
станут они просить ее:  "Смилуйся,  красная  девица,  отдай  покрывала  наши
белые, мы отблагодарим  тебя  сторицей:  расскажем,  какая  доля  ждет  тебя
впереди". Но она попросит сначала поведать, ушли ли хозары из Чернигова, нет
ли их на земле Северянской, посчастливится ли ей избавиться от домогательств
старого кагана. А если скажут, что избавится, тогда уж спросит и о  суженом,
кто он и откуда явится к ней в Чернигов.
   - Неужто впрямь увидим мы на рассвете деву-лебедицу? Неужто  откроет  она
мне судьбу мою? Если так будет, вовек не забуду ни тебя, Всеволод,  ни  отца
твоего, вашей дружбы и защиты. В стольном граде Чернигове  будете  вы  моими
дорогими гостями. Сама я попрошу о том отца. А он мне ни в чем  не  откажет!
Ох и посмеемся мы над старым уродом каганом хозарским! Правда, Всеволод?

   Княжна весело рассмеялась.
   - Дай боже, чтоб так и сталось, Черная. Но помни:  терпения  много  надо,
чтоб выследить ту лебедицу...
   - Нет нет мне кажется, что нынче же на заре мы выследим ее. Я  так  хочу!
Давай всю ночь не будем спать. - Коли всю ночь не спать, то на заре  устанем
и задремлем Так всегда бывает.
   - А теперь не будет! Давай рассказывай мне до рассвета побывальщину, а то
- побегаем в горелки. Чтоб не заснуть Не успел Всеволод ответить, как Черная
рванулась и побежала во весь дух на прогалину. Юноша устремился за  ней.  Не
скоро поймал он быстроногую девушку. Обежала она поляну, повернула к костру,
и только тут он, запыхавшись, догнал и крепко обнял, чтобы не убежала снова.
   Княжна обернула к нему пылающее лицо, пытаясь вырваться  из  его  крепких
рук, но Всеволод, сам не  зная  как,  осмелился,  еще  крепче  сжал  руки  и
поцеловал княжну.
   В ту же минуту она ловко извернулась и выскользнула из его рук. Глаза  ее
горели гневом. Она зло закричала:
   - Ах, вот ты каков?
   С размаху Черная ударила парня по лицу. Раз, другой...
   -  Да  как  ты  смел,  негодяй!  Холоп  несчастный!  Какое-то  мгновение,
потрясенный неожиданностью, Всеволод стоял, закрыв лицо руками, не  в  силах
вымолвить ни слова, весь содрогаясь от стыда и горя. Потом он упал ничком на
траву и лежал недвижно до  тех  пор,  пока  не  услышал  раскатистое  ржание
Вороного.
   Тогда он вскочил и бросился туда, где стояли недавно  напуганные  волчьим
запахом кони. Подбежал, взглянул и замер: на привязи был только Вороной.
   -  Княжна!  -  испуганный  страшной  догадкой,   закричал   Всеволод.   -
Черна-а-а-ая!
   Только гулкое эхо отозвалось в лесу. Ускакала девушка... Долго блуждал  в
лесной чаще Всеволод на своем Вороном, не разбирая дороги. Прислушивался  ко
всем лесным звукам и шорохам. Не раздастся ли крик о помощи, не  позовет  ли
его княжна. В лесу столько  опасностей  подстерегает  неопытного  путника  и
днем, а уж ночью...
   Но нет... Никто не позвал его. Тихо  и  пусто  вокруг.  Тихо  и  пусто  в
душе...

   XVI. ВОЛКИ
   Черная не знала, куда она едет. Напала  на  какую-то  тропу  и  хлестнула
коня. Только бы избежать погони, только бы подальше от Всеволода!
   Да и та ли это тропа, которую она видела, когда умчалась с поляны? Сейчас
в густом лесу, среди нависших ветвей она  уже  не  уверена,  что  скачет  по
проторенной лесной тропе. Летит, как в пропасть. Вот-вот, кажется,  врежется
в ветви либо о ствол дерева ударится головой. Пропадет тут, и  конец,  никто
не найдет ее в этом дремучем лесу, в безвестных зарослях. Разве что Сокол...
На него вся надежда; он должен видеть в темноте. Да, да, должен! Он  вынесет
ее на большую дорогу.
   Но временами страх мурашками пробегал по спине.
   И княжна еще ниже склонялась к шее коня, прижималась к его гриве.
   Наконец она дрожащей рукой схватила повод. Почувствовав натянутые  удила,
Сокол сразу сбавил галоп. Княжна оглядывается, пытается  рассмотреть  лесную
тропу, да  что  увидишь  в  этой  тьме...  Черная  спешилась,  стала  руками
ощупывать землю... Слава богам! Она на широкой лесной тропе. Сердце радостно
дрогнуло. Молодчина Сокол, и ночью не сбился с пути! Да  и  тропа,  кажется,
широкая и длинная, верно. Вот только куда она выведет?
   Девушка пытается разгадать это по звездам. Когда-то ловчие ее учили,  как
выбраться по ним из лесной чащи. Но оказалось, не так  просто  это  сделать.
Досадовала княжна, что, едучи со Всеволодом, не примечала дорогу, не  помнит
даже, в какую сторону они направились с пастбища. Тропа к озеру неровная,  и
так и этак петляла среди деревьев. Да и теперь не  знает,  в  какую  сторону
пустилась удирать. Охваченная гневом, скакала, пути  не  разбирая,  лишь  бы
скорее, подальше от Всеволода.
   А теперь не ведает, где она, где путь на Чернигов, куда ведет эта  тропа:
на торную дорогу или, может, еще дальше в  лес,  в  непроходимые  чащи?  Как
быть? Ехать дальше или лучше подождать рассвета? Стоит она,  ни  вперед,  ни
назад не решается двинуться.
   Вдруг слышит: хрустнула где-то сухая ветка. Сокол насторожился, испуганно
повел ушами. Княжна хотела было вскочить  на  коня,  да  не  успела  и  шагу
ступить, как где-то в стороне послышалось тоскливое  волчье  завывание.  Оно
долетело издали, но у девушки едва не подкосились ноги от этого дикого  воя.
Ухватилась она за гриву коня, напряженно  глядя  то  в  одну,  то  в  другую
сторону, и вдруг заметила блеснувшие в темноте зеленые огоньки.
   Сокол фыркнул, задрожал весь и, как только почувствовал на себе всадника,
с места пустился в галоп. Сильный и напуганный зверем,  он  мчался  во  весь
опор среди мелькавших перед глазами деревьев.
   Княжна отпустила повод, изо всех сил вцепилась в гриву  бешено  мчащегося
Сокола. Слышит: не отстает волчья погоня, но оглянуться не  смеет,  какой-то
липкий, мерзкий страх закрался в сердце, леденит тело.
   Среди лихорадочно мелькавших в голове мыслей вдруг сверкнула одна  яркая,
спасительная: да ведь она при оружии, к седлу приторочены лук  и  колчан  со
стрелами! Княжна сразу воспряла духом. А когда лук оказался в руках, и вовсе
осмелела. Мгновенно выхватила стрелу и  оглянулась.  Волки  бежали  довольно
близко, сверкая зелеными огнями глаз, и, казалось, только  ждали  подходящей
минуты, чтоб прыгнуть на Сокола, вцепиться острыми зубами в шею и  перервать
ему горло. Но Черная уже  наложила  стрелу  и,  целясь  в  зеленые  огоньки,
пустила ее в ближайшего зверя. Тот захрипел и пропал в зарослях.
   Удача окрылила девушку. Быстро  выхватила  из  колчана  вторую  стрелу  и
тотчас пустила ее в другого зверя. Потом еще одну, еще и еще. Рядом  пропали
зеленые огоньки, казалось, что угроза миновала, опасность позади.
   Но мысль эта ненадолго успокоила  княжну.  За  изгибом  троны  она  снова
услышала  погоню  и,  оглянувшись,  ахнула:  лес  в  той  стороне   светился
множеством злых зеленоватых огоньков. Целая стая волков гналась за нею!
   А проезжей дороги все нет и нет! За время этой бешеной скачки,  казалось,
можно было уже и до Сновска добраться, до Соляного шляха. Ой, видно, не туда
ты скачешь, Сокол, напрасно стараешься, друже! Не выведет тебя эта тропа  на
утоптанную копытами большую торную дорогу, не спасет от голодного зверя!
   Но княжна не теряет  надежды.  Она  верит,  чувствует,  откуда-то  должно
прийти спасение, должно совершиться чудо.
   И когда оно на самом деле явилось ее глазам, Черная задрожала от радости.
Не все потеряно!  Это  же  и  есть  Соляной  шлях!  Лес  все  реже  и  реже,
расступаются деревья! Видна дорога!
   Черная оглянулась и еще  сильней  пришпорила  коня.  Однако  же  и  волки
понеслись вперед быстрее, здесь, на поляне, ничто  не  мешало  бежать  им  в
полную силу.
   Уже за первым  перелеском  княжна  снова  почувствовала  близкое  дыхание
зверей. Опять взялась за лук. Без промаха метала стрелы в наседающих волков.
Чем дальше, тем яростнее и отчаяннее становились они. Теперь уже можно  было
стрелять почти не целясь. Сгрудилась стая, а передний  волк  так  и  взвился
перед конем, пытаясь вонзить оскаленные зубы в шею Сокола.
   Но и княжну охватила ярость битвы. Сунула она в колчан руку за стрелой  и
ахнула: стрел больше нет!
   А волк стремительно прыгнул вверх, к шее коня. И тут  Черная  молниеносно
всадила ему в открытую пасть лук, изо всех сил напряглась и задвинула его  в
горло зверя. Он, хрипя, повалился под ноги коня. Сокол ринулся вперед,  давя
копытами волка.
   Княжна еще сильнее прижала шпоры к бокам, еще крепче припала к шее  коня,
словно хотела укрыться  в  развевающейся  гриве,  будто  в  ней  надежда  на
спасение. А Сокол не скачет -  быстрой  птицей  летит  по  открытой  поляне,
стелется над травой. Не надо его понукать, сам  чует  опасность,  сам  хочет
уйти от лютого зверя.
   Вокруг тишина. Темный лес притаился, следя за их поединком,  притаился  и
ждет: чем же он кончится? И  когда  над  притихнувшим  простором  разнеслось
громкое и тревожное ржание, княжна затаив дыхание вся съежилась.
   "Конец! - пронзила страшная мысль. - Заржал мой конь, чует свой  смертный
час!"
   А Сокол ржал все громче и громче, будто призывно даже. Но почему?  Боится
поверить Черная. Она напрягает слух. Что это? Как будто впереди ржут  чьи-то
кони? Отзываются на призыв Сокола?
   - Наверное, почудилось, - шепчет она пересохшими губами, из последних сил
давая шпоры коню.
   Хотела поднять голову от конской гривы, взглянуть вперед, но в  этот  миг
кто-то внезапно пересек Соколу дорогу и, схватив за повод, круто осадил  его
на задние ноги.
   Устремленная вперед всем телом, княжна не удержалась и от резкого  толчка
вылетела из седла...
   Очнулась она у костра. Сколько пролежала там  без  сознания,  не  помнит.
Пришла в себя после того, как раскрыли ей сцепленные  зубы  и  влили  в  рот
крепкое питье.
   - Какая красавица, - услышала  она  чей-то  возглас,  -  до  чего  хороша
девица!
   Княжна молчала, не в силах вымолвить ни  слова.  В  каком-то  полусне  не
могла поднять веки. Она только глубоко вздохнула. Свежий, целительный лесной
воздух проник в грудь, освежил голову, прояснил мысли.
   Черная открыла глаза. Вокруг нее сидели воины, все в шлемах, при  оружии,
и молодые и зрелые мужи.
   Княжна метнула на них быстрый, испуганный взгляд, хотела  было  вскочить,
но статный молодой воин удержал ее.
   - Лежи, лежи, красавица, - проговорил он, ласково глядя на нее.
   Она недоверчиво посмотрела на воинов, не понимая, где находится,  что  за
люди ее окружают.
   - Кто вы? - спросила она наконец.
   - Киевляне, - улыбнулся молодой воин. - Я князь, а это мои дружинники.
   "Князь Олег?" - удивилась княжна. Широко открытыми глазами долго смотрела
на его мужественное лицо.
   - А ты кто, девица? Как оказалась здесь ночью одна? Заблудилась или волки
гнались за тобой в лесной чаще?
   - Волки, - тихо ответила  Черная  и  задумалась,  опустив  голову,  глядя
куда-то в предрассветный сумрак. - Волчий бог Полисун наслал на  нашу  землю
волков. И среди лета... Значит... значит, быть сече великой.

   Она помолчала. Потом подняла на князя смелый взгляд:
   - Черная я. Дочь князя земли Северянской!

   XVII. МУЖИ ДЕРЖАВНЫЕ СКРЕСТИЛИ МЕЧИ
   Переправившись через Десну, Олег послал к воротам Чернигова двух  гонцов,
приказав передать, что хочет видеть князя Черного. Чтобы ускорить встречу  и
расположить к себе владыку Северянщины, князь Олег велел  намекнуть  страже,
что есть вести о княжне Черной. Посланцы не сказали  охранникам  ворот,  что
княжна находится среди  дружинников  Олега.  Подробности  приберегались  для
самого князя Черного. Только ему должны  были  рассказать  гонцы,  что  Олег
чудом спас дочь  Черного  от  лютой  смерти  и  ждет  сейчас  благосклонного
разрешения на въезд в стольный город Чернигов.
   Велико было искушение. Да как же не принять  достойно  спасителя  дочери?
Черный не только пригласил киевлян пожаловать на княжий  двор,  сам  немедля
выехал навстречу хоть и немилому, да именитому гостю.  Правда,  встретил  он
Олега без надлежащих почестей: увидя дочь среди дружинников
   Олега, и не верхом на коне, а лежащей на носилках, Черный бросился к ней,
забыв обо всем на свете. Витязей приветствовали и сопровождали до княжеского
двора стольники, окольничий и вся другая знать черниговского кремля.
   Олег не обиделся на невнимание князя Черного. Он  понимал  его:  внезапно
нашлась дочь! Сколько выстрадал он в  бесплодных  поисках  и  вот  нашел  ее
больной. Поэтому, отдыхая в  отведенном  для  него  покое,  Олег  не  спешил
напоминать о себе: ждал, пока князь наговорится с дочерью, пока сам  позовет
ее спасителя. Перед обедом,  незадолго  до  устроенного  на  радостях  пира,
Черный пригласил к себе князя Олега.  Он  догадывался,  что  киевский  князь
прибыл в Чернигов не просто погостить, видимо, намерен он вести  с  владыкой
Северянщины тайную беседу. Потому-то и принял Олега в гостином зале сам, без
почетной стражи.
   - Да будут милостивы к  тебе  боги,  княже,  -  искренне  и  взволнованно
благодарил он Олега. - Ты не только дочь мою - самого меня от  смерти  спас.
Поиски ее едва со света не свели меня. А погибло бы дитя мое, так и  подавно
не перенес бы я такой утраты.
   - Спасибо на добром слове. Теперь уж позади твои тревоги, разбежались  не
солоно хлебавши лютые волки. - Олег улыбнулся. -  Да  и  дочь  твоя,  княжна
Черная, не из тех, кто даст себя в обиду, а тем паче съесть.
   - Э-э, не говори! - сказал Черный. - Дочь поведала мне, что коли б не ты,
не видать бы ей ни отца родного, ни Чернигова.
   Олег воспользовался поводом заговорить о другом:
   - А как здоровье княжны? Повеселела она? Лучше ей?
   - Да, княже, лучше. Под отцовской кровлей всегда лучше. Здесь она черпает
силы, словно от целебных трав оживает.
   - Вот и  ладно,  -  отозвался  Олег.  -  А  то  она  всю  дорогу  боялась
возвращаться домой, тревожилась, что попадет к хозарам в руки.
   Черный помрачнел. Упоминание о хозарах, как тень грозной тучи, упало  ему
на сердце.
   - Напугали девицу, - хмуро сказал он, чтобы как-нибудь замять свою вину.
   - Да, видно, очень напугали, - согласился Олег. - Насилу убедил  ее,  что
хозар уже нет в Чернигове и можно воротиться домой.
   Черный ухватился за слова Олега о хозарах:
   - Откуда знаешь, князь, что их нет? Они совсем недавно были здесь.
   - Видел, как отряд их возвращался отсюда  в  степи,  -  спокойно  пояснил
Олег. - Жаль, что не знал я, сколько горя твоего везет с  собой  тот  отряд.
Можно было и задержать его.
   - Отряд?
   - И отряд, и беду.
   Они помолчали.
   - А не думает ли князь, - заговорил наконец Черный. - что  этим  накликал
бы на нас еще большую беду? Ведь каган решил бы, что я уничтожил его отряд.
   - Почему же? Путь у отряда немалый, и врагов на том пути можно  встретить
всяких. Печенеги, словно коршуны, носятся за Доном. Мыслю я, то ведомо тебе?
   - Ведомо, - нахмурился Черный. - Но не думаю, чтоб это отвратило напасть.
   - Правда твоя, -  согласился  Олег,  -  может,  и  не  отвратило  бы.  Но
задержать  могло  бы.  А  сие  тоже  немаловажно.  За  это  время  можно   и
подготовиться.
   Черный с трудом скрыл удивление. В чем тут  дело?  Случайны  ли  слова  о
подготовке или Олег  в  самом  деле  дознался  о  -его  намерении  увеличить
дружину? Он опустил голову и не  ответил.  Но  Олег  словно  не  замечал  ни
удивления, ни
   Молчания князя.
   - Ведь готовиться так или иначе нужно, - невозмутимо продолжал он, - даже
если бы хозары не чинили новых бед.
   Подумай о печенегах.
   - Не так уже опасны печенеги, - не удержался Черный, желая во что  бы  то
ни стало возразить Олегу. - Ты забываешь, что  против  них  стоит  хозарская
рать, каган тоже не хочет, чтоб печенеги топтали его землю.
   - Правда твоя, но это не мешает печенегам сжигать славянские селения.  Не
только на Дону, но и на Донце уже полыхают пожары.
   Такая осведомленность Олега,  а  пуще  всего  его  забота  о  северянских
поселениях на берегах Донца вызвали раздражение Черного.
   - А разве на Донце осели уже киевляне? - зло уставился он на Олега.
   - Славяне, князь, - укоризненно посмотрел на него Олег.
   Черному стало не по себе. Ведь перед ним сосед, спаситель дочери,  забыл,
чем обязан ему?
   - Прости меня, княже, - сказал он упавшим голосом. - Я сгоряча чуть  было
не забыл, что ты мой гость, спаситель дочери моей...  Нам,  видно,  об  ином
пристало речь вести Вижу я, дела державные ведут нас к пререканиям. Не нужны
они нам, а сейчас особливо.
   - Согласен, - подхватил последние его слова  Олег.  -  Именно  сейчас  не
нужны нам пререкания. Но дел державных обойти никак нельзя.
   Черный насторожился:
   - Почему? Ведь, кроме них, есть еще дела житейские. Почему бы  о  них  не
толковать?
   - Хотя бы потому, - степенно и значительно ответил киевский князь, -  что
я приехал сюда из-за дел державных.
   - Вот как! - притворяясь удивленным, воскликнул  Черный.  -  Князю  стало
ведомо что-нибудь о намерениях древлян? Или, может, с востока пришли  совсем
плохие вести?
   Олег отрицательно покачал головой.
   - Древляне Киеву отныне не страшны. С  востока  же  тревожат  нас  только
набеги печенегов. Но разве того мало? Думаю, и этих  набегов  хватит,  чтобы
уже сейчас видеть и. понимать, что хозары не в силах сдерживать печенегов, а
они не остановятся на Подонье. Легкая нажива поведет печенегов дальше  -  на
Сейм, на Десну и даже на Днепр, под стольный град наш Киев.
   Черный усмехнулся в усы:
   - Послушаешь тебя, княже, можно подумать, что ты собираешься  мириться  с
хозарами, а может, и пойти с ними на союз ратный.
   - Не с ними, - возразил Олег.
   - А с кем же?
   - С княжеством Северянским, - твердо проговорил Олег, пристально глядя на
Черного.
   Тот не ждал столь прямых слов о ратном союзе. Он отвел взгляд, думая, как
уйти от прямого ответа.
   - Князь хочет поссорить меня с хозарами? - нашелся он наконец.
   - А разве повелитель Северянщины уже не поссорился с ними?
   - Думаю, это еще не ссора, - медленно и неуверенно протянул Черный.  -  А
вот если войду в ратный союз с княжеством Киевским, врагом хозар,  каган  не
простит такой дерзости. Ему не докажешь, что  союз  этот  против  печенегов,
заклятых и жестоких врагов Хозарии.

   - Верно, - согласился Олег. - Хозар, как и печенегов,  добрым  словом  не
убедишь. А мечом можно.
   - И печенегов и хозар?
   - Да, и печенегов и хозар.
   Черный смерил недоверчивым взглядом Олега с головы до ног.
   - Дерзание молодого князя достойно похвалы, - учтиво проговорил он, -  но
намерения слишком уж смелы и, прости, князь,  неосуществимы.  Боюсь  даже  -
губительны. И для Киева и для Чернигова.
   Олег досадливо потер лоб:
   - А может, князь посоветует иное?
   Взгляды их скрестились в молчаливом поединке.
   - Поеду и скажу хозарам, - ответил наконец Черный, - вы берете с  северян
дань, вы обязаны защищать их от набегов степняков.
   - Да ведь  не  защищают!  -  воскликнул  Олег.  -  Согласись,  князь,  не
защищают! Не могут, не под силу им защищать северян! Дороги в Итиль печенеги
уже отрезали, значит, отрезана и Северянщина от Хозарии.  Зачем  же,  князь,
держаться за Итиль, за хозар? Иль велика охота оставаться данником?
   В глазах у Черного вспыхнули искорки гнева. Он хотел было крикнуть: "А ты
что, обещаешь не брать с нас дани?" - но  вовремя  спохватился  и  проглотил
готовые  сорваться  желчные  слова.  Олег  воспользовался  его  молчанием  и
закончил свою мысль:
   - Подумай, княже, недавняя ссора тоже миром не  пахнет.  Каган  понимает,
какие выгоды сулит ему брак с княжной северянской, принудит тебя  выдать  за
него дочь. На что другое, а уж на это у него хватит войска.
   - В том-то и дело, что хватит. - Черный поднялся, задумчиво  прошелся  по
залу. - Если даже мы объединим свои силы, и тогда хватит!
   - О нет! - живо возразил Олег. - Верь, княже, если соединим мы наши силы,
отстоим княжну. И княжну и земли наши.
   Олег так горячо убеждал Черного оградить дочь от брака с каганом, что тот
даже заподозрил: а не дочь ли толкает Олега на единение? Не она  ли  причина
его настойчивости?
   И ему захотелось показать свою независимость и  решительность,  отплатить
за неловкость, в которую Олег поставил его во время беседы.
   - Нет, княже, - сказал он спокойно и внушительно. - Я попытаюсь  наладить
отношения с каганом. Мирно попробую наладить.
   - С помощью брака?
   Черный как ужаленный повернулся на ходу, суровый и гневный, уставился  на
смельчака.
   - Князь, вижу, не ценит моей благосклонности к нему! А должен бы... -  Он
снова сорвался с места, прошелся из угла в угол. - Должен  бы  помнить,  что
северяне не могут верить речам вашим медовым.
   - Не понимаю, - насторожился Олег. - Почему не могут верить?
   - А хотя бы и из-за Любеча! - не сдержался Черный. - Разве не поляне,  не
князь киевский забрал коварством  лучший  северянский  град  и  пристань  на
Днепре? А теперь намерен прибрать  еще  и  Чернигов?  Нуждами  славян  хочет
прикрыться?
   Олег пытался возразить, но Черный опередил его:
   - Нет, княже. Мы уже научены, нас не обмануть.  Олег  задумался.  Значит,
Любеч... Вот что стоит преградой к союзу - Любеч!
   - Если князь хочет, чтоб мы были друзьями и в  союзе  ратном,  -  нарушил
тишину Черный, - он должен вернуть нам Любеч, обязан  признать,  что  только
северяне законные хозяева и града и пристани этой на Днепре.
   - А хозары? - не уступал Олег. -  Куда  ты  денешь,  князь,  хозар?  Ведь
Северянщина подвластна им. Они-то  и  станут  настоящими  хозяевами  Любеча,
поставят туда воинов своих.
   - Северянщина лишь платит дань хозарам.
   - И позволяет им селиться на своей земле, вывозить пушнину?
   Черный исподлобья взглянул на Олега, однако промолчал: то была правда,  а
против правды ничего не скажешь.
   - Уверен ли князь, - продолжал Олег, - что хозары не захватят Любеч, если
оттуда уйдут поляне?
   - Пусть не  тревожит  тебя,  князь,  судьба  Северянщины,  -  раздраженно
отмахнулся Черный.
   - Меня тревожит судьба Днепра, торговый путь из варяг в греки.
   Черный внимательно посмотрел ему в глаза.
   - Кто знает, будет ли подходящим для нас этот путь?
   - Будет, княже. Через  всю  Славянщину  он  пройдет  -  от  Новгорода  до
Византии. И поверь мне: тогда хозары обсядут Любеч, как муравьи брошенный на
пути кусок. Через Итиль и то везут они твою пушнину, а по Днепру в  греки  и
подавно повезут...
   Черный молчал, раздумывая. Потом подошел к окну и загляделся  на  широкую
Десну.
   Олег воспользовался его молчанием и подошел к нему.
   - А ведомо  ли  князю,  что  ватага  киевских  гостей  торговых  побывала
минувшим летом в Византии?
   - Ну и что? - полюбопытствовал Черный.
   - Добрый, доходный торг был. - Олег помолчал, ожидая, видимо, что  скажет
Черный, потом добавил: - Поверь мне: Итиль нам больше не нужен. Миновали  те
времена, когда мы держались только за путь через Итиль.
   - Для вас миновали, это правда, - не сдавался Черный, - а северянам  путь
этот пригодится.
   - Но зачем? Подумай, княже, в степях носятся печенеги. Они  не  пропустят
твои караваны, рано или поздно закроют им путь. А на Днепре...
   - Закроет Киев, - зло перебил его Черный. - Рано  или  поздно  непременно
закроет. Олег не растерялся.
   - Наоборот, Киев хочет открыть вам этот путь, - сказал  он  с  досадой  и
отошел в сторону. Какое-то время  в  зале  стояла  тишина.  Олег,  казалось,
исчерпал свои доводы. Князь Черный понимал, что союз с полянами  усилит  его
против хозар. Но он опасался зависимости от Киева.
   - Хорошо, - послышался его ровный, миролюбивый голос. - Я  посоветуюсь  с
вечем: у нас дела державные решает  вече.  Потом  мы  дадим  знать  князю  в
Киев... А сейчас прошу на пир, - вежливо и радушно пригласил Черный, будто и
не было между ними спора. - В гридницах30 собрался весь  Чернигов.  Северяне
рады будут приветствовать у себя смелого воина и  спасителя  их  любимицы  -
княжны Черной.

   XVIII. ЭЙ, ОТРОК!
   Возвратившись после пира в отведенный ему  покой,  Олег  раскрыл  окно  и
долго стоял перед ним, глядя в ночь, раздумывая  над  неудачным  завершением
беседы с князем Черным. Ехал сюда с добрыми надеждами, в  мыслях  гладенькую
стелил дорожку, а на деле возвратится в Киев ни с  чем.  Что  может  сделать
вече, если князь не хочет единения с киевлянами, если он враждебно  настроен
к ним... "В Киев дадим знать" - вот чем закончил князь Северянщины. Как  это
понимать? Разумеется, так:  убирайтесь,  мол,  восвояси.  Делать  вам  здесь
нечего, незачем ждать созыва веча, не след рассчитывать на его поддержку.
   Конечно, все это из-за  Любеча!  Вот  чего  стоит  нам  ключ  к  северной
Славянщине, ко всему Днепру. Но и вернуть Любеч нельзя. Его  сразу  захватят
хозары и закроют путь славянам к морю. Всю северную Русь поставят на колени!
А там и до Киева доберутся, и Киеву тогда добра не ждать... Нет,  Любеча  он
не вернет. Даже если из-за этого пока не удастся склонить северянского князя
к союзу с киевлянами.
   Из-за леса показался краешек бледной луны и несмело глянул  в  струящиеся
воды реки, на выщербленный ветрами гребень наддеснянской кручи.  С  высокого
вала стал виден глубокий пролом в темной стене леса. То Десна проложила свой
путь па юго-запад, до Киева. Олег не мог разглядеть ее как следует,  но  его
воображение дополнило картину величавой реки, даже схожей с широким Днепром.
И князь еще раз пожалел, что  не  добился  согласия  и  ратного  единения  с
северянами, что не верит ему Черный, не понимает, что только единство  может
избавить славян от власти хозарского  каганата.  Досада  даже  взяла:  из-за
Любеча  князь  северянский  теряет  такую  возможность   навсегда   сбросить
иноземное иго! Когда же, если не теперь, следует воспользоваться ослаблением
хозар, ведь их сейчас оттесняют от полуночного края печенеги. Торговый  путь
на восток заменит новый - путь на юг. И как заменит! Ведь походы через Итиль
с ним даже сравнивать нельзя. Всем  лучше  этот  путь:  короткий,  выгодный,
удобный. Ни дани на нем,  ни  волоков  крутых,  ни  грабительских  нападений
степных хищников-кочевников. Пустил по Десне корабли - и плыви себе до самых
порогов, а там и в Византию.
   Не верит ему Черный. А зря! Если бы Киев на самом  деле  хотел  подчинить
себе Северянщину, разве для этого нужно было ехать в Чернигов с поклоном? Не
разумеет Черный, что полянам невыгодно идти против Чернигова войной. Лучше и
выгоднее иметь северян союзниками в ратном деле  против  общих  врагов.  Что
пользы Киеву в непримиримой вражде князя Черного,  да  и  всех  людей  земли
Северянской, если поляне захотят покорить их силой? Не к тому стремится  он,
Олег. Северянщина - многолюдное и богатое княжество.  Против  нее  неразумно
замышлять планы покорения, ставить скрытые капканы. Да  и  не  хочется  того
делать, особенно после встречи с княжной Черной. Рука не поднимется на  злое
дело, чтоб причинить ущерб или обиду Северянщине, а тем самым и княжне.
   Что подумала девица тогда в лесу о нем? Что думает сейчас? Она вроде бы и
радовалась встрече, когда Олег заверил, что не только от  волков,  но  и  от
хозар защитит ее. А что, если... если в самом деле взять ее под свою защиту?
Ведь чаушиар угрожал князю гневом кагана, который не потерпит оскорбления  и
двинется на Северянщину войной.  Не  устоять  Черному,  одному  без  помощи,
против хозар! И тогда увидит Черный, что надо идти на союз  с  единокровными
полянами... А как посмотрит на дело княжна? Примет ли опеку киевского князя?
От этого многое зависело бы, многое могло бы решиться.
   Олег резко повернулся и пошел к выходу.
   - Эй, отрок!
   Тот сразу вырос в дверях:
   - Слушаю князя.
   - Проберись тихонько в терем княжны Черной  и  устрой  для  своего  князя
тайную встречу с ней. Если слуги будут противиться, не жалей для  них  моего
злата.

   XIX. СГОВОР ДВУХ СЕРДЕЦ
   Быстро оправилась княжна Черная под родительским кровом.  То  ли  знахари
прогнали слабость настоенными на лесных зельях  лекарствами,  то  ли  нянька
утолила своей лаской боли, но уже к вечеру девушка  повеселела  и  до  самой
ночи рассказывала подружкам о том, что приключилось с ней в лесу, о  волчьей
погоне, о встрече с  храбрым  князем  киевским.  Те  с  упоением  слушали  и
восхищались смелостью княжны, мужеством Олега. Уж, видно,  послан  он  самой
судьбой, решили девицы, чтобы  спасти  Черную  от  волчьей  стаи,  от  лютой
смерти. Они бы и до утра засиделись, слушая княжну, да нянька  не  позволила
замаять россказнями свою любимицу, выпроводила подружек по домам,  а  Черная
заснула вскоре спокойным крепким сном.
   Во сне видела она киевского князя. Только уже не в лесу - на шумном  пиру
разглядела его среди  ратных  мужей.  Олег  сидел  за  столом  молчаливый  и
печальный. Вина заморского не пил и за еду не брался. Потом поднял  глаза  и
увидел княжну меж занавесями гридницы. Долго смотрел, как бы  не  веря,  что
это та самая девица, которую спас он минувшей ночью в лесу. Потом улыбнулся,
поднялся во весь свой богатырский рост и смело направился к ней. Удивление в
его голубых глазах сменилось теперь веселой ласковостью,  мужественное  лицо
сияло радостью. Он подходил все ближе, ближе, протягивал к ней руки.  И  она
пошла ему навстречу. Но вдруг что-то черное и  страшное  свалилось  с  неба,
камнем упало между ними. Княжна испуганно вскрикнула и проснулась.
   Долго лежала она неподвижно,  глядя  в  окно,  и  думала  об  Олеге.  Что
означает этот сон? О чем вещает?  Не  заболел  ли  князь?  А  может,  просто
грустит в одиночестве? Думает ли он о ней?..
   Нянька будто отгадала ее мысли. Как только вошла, сразу присела у постели
и  тихонько  стала  рассказывать  про  вчерашний  пир,  устроенный  в  честь
киевского князя.  Потом  завела  речь  о  самом  Олеге  и,  в  который  раз,
расспрашивала княжну, как  он  спас  ее  в  лесу  от  гибели,  что  говорил,
сопровождая ее до самого  Чернигова.  Радуясь  случаю  поговорить  о  князе,
Черная  охотно  повторяла  вчерашние  рассказы,  добавив,  что  князь   Олег
мужественный и красивый воин. Лукаво усмехнулась нянька ее словам и еще тише
промолвила:
   - А знаешь, девонька, князь киевский еще с вечера просится, чтобы пустили
его к тебе хоть ненадолго. Поговорить с тобой хочет он.
   - Князь? Он здесь?
   Черная приподнялась на локтях, взволнованно и радостно глядя на няньку.
   - Да нет, - досадливо махнула та рукой, - не князь, а отрок от  него  все
пристает, покоя от него нет. - Старуха помолчала, спустила несколько  петель
своего вязания и, искоса глянув на разочарованное лицо девушки, добавила:  -
За князя приходил просить. Чудной такой, ногатами прельщал. Засыплю золотом,
говорит, только пусти меня к княжне словечко молвить.
   - Ну, а ты?
   - А я сказала ему, - тут нянька строго посмотрела на Черную, - я сказала,
что у нас злата-серебра не меньше, чем в Киеве, а княжна  наша  так  дорога,
что цены ей нет и не будет.
   - Ах, нянюшка, - огорченно воскликнула княжна, - зачем же ты так!
   - Ладно, ладно, девонька, - нянька погрозилась пальцем, - не учи старуху!
Тут уж я лучше тебя знаю, что делать. Не пристало девице сразу  соглашаться.
Пусть побегает твой князь, пусть погарцует.
   - Но ведь...
   - Ничего не "ведь"! - оборвала ее нянька. - Что легко дается, то легко  и
забывается. А долгожеланная девица становится еще милей. Никуда не убежит от
тебя киевский князь. Хочешь, кликну сейчас - и будет тут как тут!
   - Ой, няня!
   Старуха сделала движение к дверям.
   - Да подожди же! - испуганно закричала Черная. - Разве не  видишь,  я  не
одета!
   Княжна засуетилась, не зная, во что бы нарядиться. Ее охватило  волнение,
руки дрожали как  в  лихорадке.  Она  попыталась  заплести  косы,  да  вдруг
раздумала, стала выбирать одежду, но, не закончив одеваться, снова принялась
заплетать косы.
   - А может, оставим их так, нянюшка? Или нехороша  я  буду  с  неубранными
волосами?
   - Да что ты, дитя мое! - возразила нянька. - Так хороша,  что  и  сказать
трудно. Погляди-ка в зеркало!
   Княжна стала всматриваться в поднесенное ей нянькой  зеркало,  увидела  в
нем широко раскрытые печальные глаза, бледное лицо... Потом обняла старуху и
прижалась к ее груди:
   - Страшно мне, нянюшка... Сама не знаю, почему так страшно...
   Просияла нянька на радостях: вот и заговорило девичье сердце!  А  она-то,
старая, по глупости думала, что княжна никого уже не полюбит. Все  со  своим
Соколом, да все на охоте...
   - Не бойся, девонька, - успокаивала она Черную, - то  хороший  страх.  От
ожидания счастья и радости он...
   - А может, мне лучше одеться, нянюшка, и за столом встретить князя?
   - Нет, моя голубка, не надо. Тебе еще нельзя  вставать.  -  Можно,  няня!
Поверь, я чувствую в себе сейчас такую силу, не только сесть за стол, а и  в
седло могу вскочить. Подай мне лучший мой наряд. Сейчас же встану и оденусь!
   Она хотела встать  с  постели,  но  нянька  удержала  ее  и  просьбами  и
попреками:
   - Послушайся меня, ведь ты больна! Тебе и лежа можно беседовать с князем.
   Прошло совсем  немного  времени.  Тихо  и  легко  ступая,  Олег  вошел  в
опочивальню Черной.
   - Не разбудил ли я тебя, княжна? - Он почтительно остановился у двери.  -
Княжна, кажется...
   - Нет, нет, я не спала, - поспешила ответить она. -  Входи,  княже,  будь
гостем.
   Улыбка и взгляд ее так искренни, а обрамленное черными кудрями  лицо  так
прекрасно, что Олег забыл на миг, зачем пришел сюда,  в  девичьи  покои.  Он
стоял посреди опочивальни, не зная и не думая о том, как повести себя, о чем
должно говорить с княжной...
   Еще в лесу, при свете костра, поразила его красота девушки. Но в то время
измученная, бледная, она не улыбалась, глаза не светились теплом и приветом.
Тогда не разглядел он ее роскошные черные волосы, белые, нежные руки. Теперь
ослепила его прелесть девичьей красоты.
   -  Садись,  княже,  -  промолвила  Черная,  указывая   ему   на   кресло,
поставленное неподалеку от ложа.
   - Благодарствую за милость, да спасут тебя боги, - очнулся  Олег.  -  Как
чувствует себя пресветлая княжна? Не гневается ли на меня  за  то,  что  так
неловко остановил ее коня?
   - Что ты, княже! - возразила Черная. - Коли б не ты, не  твоя  храбрость,
сила и умение, не  миновать  бы  мне  беды.  Вот-вот  настигли  бы  волки  и
растерзали.
   - Достоин ли я такой похвалы, княжна, - низко поклонился Олег. - Если  бы
я знал, что в седле такой всадник, по-иному остановил бы Орла...
   - Сокола, - поправила Черная.
   - Да, да, Сокола. Надо бы мне поскакать сбоку и снять  княжну  к  себе  в
седло. Вот и не полетела бы ты наземь.  А  так,  верно,  сильно  ушиблась  и
страдаешь от боли?
   - Нет, князь, - успокоила его Черная. -  Все  обошлось  хорошо.  И  болей
сейчас не чувствую. Это нянька еще не велит мне  вставать,  а  сама  я  хоть
сейчас в седло готова.
   - Правда? - улыбнулся Олег. - Я рад, княжна. Вот только сожалею,  что  не
смогу поехать с тобой на охоту.
   - Князь торопится?
   - Да... - Ему хотелось признаться, что он готов  хоть  неделю,  хоть  две
оставаться в Чернигове. Но князь Черный того не  хочет.  Олег  подавил  свое
желание и сдержанно ответил: - Я вынужден торопиться. Дела княжьи зовут меня
в Киев.
   Черная удивленно и как-то даже растерянно глядела на князя.
   - А как же... а как же я? -  смущенно  промолвила  она.  -  Тебе  ведомо,
князь, что хозарский каган прислал ко мне сватов? Я отказала. Но ведь хозары
придут сюда с огромной ратью. А батюшка не сможет защитить меня. Нет  у  нас
такой большой дружины, чтобы могли мы выстоять против хозар!
   Олег  видел  ее  умоляющий  взгляд,  понимал,   что   девушка   страшится
уготованной ей  участи.  Значит,  уверена,  что  он  может  защитить  ее  от
хозарской неволи. Но почему? Что знает она о ратной силе  дружины  Олега?  А
может быть, князь Черный говорил с дочерью и придал ей уверенность в  помощи
киевского князя? Как будто непохоже.  Скорее  князь  Северянщины  предпочтет
отдать дочь хозарскому кагану, чем согласится на помощь киевлян и на союз  с
ними. Значит,  решено,  не  с  ним,  а  с  княжной  нужно  договариваться  и
действовать втайне от Черного.
   Олег поднял на девушку твердый, решительный взгляд.
   - Если княжна, - веско проговорил он, - действительно позволяет мне взять
ее под свою защиту, я не только Киев, всю Славянщину подниму против хозар!
   - Мой княже, - просветлела девушка, - не то что позволяю - прошу  тебя  о
том. Поверь, я пуще всего боюсь хозар. У них сила большая, войско несметное.
Не устоять против них слабой дружине северянской...
   Олег не ждал столь быстрого согласия княжны.  Не  думал,  что  так  смело
пойдет она против воли отца, что так хорошо обернулась задуманная им  беседа
с княжной. Он помолчал, раздумывая... Быть может, суждено ему  одержать  две
бескровные победы: единение с княжной, а с ее помощью и с князем...
   Он встал с кресла, подошел к ложу, опустился на колено  и  склонил  перед
девушкой голову:
   - Да спасут тебя боги, красавица! За честь  такую  жизни  не  пожалею,  а
врагу обидеть тебя не позволю!
   - Значит, ты остаешься здесь? - обрадовалась княжна, и глаза ее  радостно
блеснули.
   - Пресветлая княжна, - ответил Олег, -  со  мною  ведь  только  небольшая
ватага. А дружина в Киеве. Да и не  должен  я  ждать  здесь  хозар.  Я  буду
следить за ними на кордонах,  может,  из  Ольжича,  а  ты...  -  Он  немного
помолчал, потом, как бы вспомнив что-то, быстро снял с мизинца бриллиантовый
перстень. - Возьми, княжна. Это именной мой перстень. И если  что  случится,
немедля присылай его с гонцом надежным в Киев или в Ольжич. То  будет  знак:
"Я в опасности, торопись".
   Князь поднялся, взял ее тонкую руку и осторожно надел перстень на палец.
   - Береги его, - сказал он тихо, - и себя береги.  А  я  в  Чернигове  еще
побуду недолго.
   Он постоял, любуясь девушкой,  ее  волнением,  радуясь  согласным  с  нею
мыслям. Потом нагнулся, поцеловал ее бледную щеку и молча  быстро  вышел  из
опочивальни.
   Княжна не видела, как он закрыл за собой двери,  не  слышала,  как  замер
звук его шагов. Потрясенная и счастливая, она зажмурилась,  прислушиваясь  к
сладкому  трепету  сердца.  Потом  в  наступившей  тишине  раскрыла   глаза,
блеснувшие слезами, и, тронув пальцами место  на  щеке,  которого  коснулись
губы князя, спросила, то ли у тишины опочивальни, то ли у самой себя:
   - О боги, неужели это и есть она - любовь?..

   XX. СТАРЕЙШИНЫ
   Высокий  светлый  гостиный  зал  мог  вместить   почти   всех   начальных
дружинников земли Северянской. Однако сегодня князь позвал сюда не  всех,  а
только наиболее  видных  и  прославленных  мужей  державных.  Больше  всего,
разумеется, было черниговцев, и все - мужи  ратные.  Из  окольных  градов  и
городищ прибыли лишь тысяцкие,  самые  влиятельные  старейшины  и  несколько
посадников из крепостей,  защищенных  надежными  рвами,  высокими  земляными
валами и стенами, укрепленными крепкими бревнами.
   Сев за стол, княэь зорким взглядом обвел своих  воинов  и,  выждав,  пока
установилась полная тишина, обратился к ним:
   - Братья дружинники, храбрые мужи земли Северянской! Кланяюсь вам на этом
знаменательном сборе,  под  этой  прадедовской  кровлей,  в  стольном  граде
Чернигове. Желаю быть здравыми и бодрыми и ныне и присно. - Князь поклонился
на все три стороны, взглянул еще раз на своих советников и продолжал; - Дела
державные и народные вынудили  меня  собрать  вас  сюда  со  всех  окрестных
городищ, держать с вами совет. Трудные, братья, настали  времена  для  земли
Северянской. За Доном рыскают полчища печенегов. Волчьими стаями носятся они
по степям, проникают даже в леса, ища себе легкой  наживы  и  потехи.  Огнем
пылают славянские городища в Подонье и, увы, даже на  Донце.  Буйные  ветры,
стрибожьи31 внуки, с каждым днем все больше приносят к нам запахи пожарищ  -
этих вестников неутешного горя народного. В завываниях ночных слышу я  крики
и зовы братьев наших. Плач и стон идет по земле Северянской. И,  кроме  нас,
братья, некому защищать ее мир и ее благодать...
   Советники затаив дыхание слушали своего князя.
   - Да беда ходит не одна, а с детками,  -  уже  громче  продолжал  Черный,
чувствуя, что овладел вниманием людей. - Хозарский каганат, что  двести  лет
брал с нас дань и обязался защищать народ и землю Северянскую  от  вторжения
чужеземцев, теперь не только не выполняет долга своего  перед  Северянщиной,
но и сам готовится идти на нас походом ратным.
   В гостиной послышался сначала шепот, потом недовольный  гул,  будто  пчел
разворошил кто-то в дупле. Наконец один из советников громко крикнул на весь
зал:
   - Каган против нас походом? Быть того не  может!  Откуда  у  князя  такие
вести?
   Черный поднял руку, призывая к тишине.
   - Градские люди знают, - ответил он спокойно и значительно, - что днями в
Чернигове были нарочные мужи из Итиля. Они сказали:  либо  я  отдам  в  жены
кагану дочь свою княжну Черную, либо хозары  двинутся  на  Чернигов  походом
ратным.
   Среди  советников  раздались  возгласы  удивления  и  гнева,  послышались
восклицания:
   - Как? Мерзкий хозарин  силой  хочет  взять  себе  в  жены  нашу  княжну?
Грозится походом, разорением нашей Северянщины!
   Возмущение ширилось и нарастало, как предгрозовой шум  в  лесу.  И  князь
ощутил большую радость в сердце.  Но  он  не  удовольствовался  этим,  решил
воспользоваться настроением советников, подбросить в огонь сухого хвороста.
   - Если мужам дорога честь земли Северянской,  если  они  верят  в  своего
князя, им остается одно: поддержать его в борьбе против хозар. Если же не...
   - Желаем стать под боевые хоругви32 князя! - крикнул один из воинов.
   - За честь и волю Северянщины!  За  честь  княжны!  Не  позволим  хозарам
глумиться над нами!
   - Не дадим! Не дадим! - закричали все в один голос,  Гулко  стуча  о  пол
ножнами мечей.
   Но совет на том не закончился. В кругу старейшин, сидевших в  стороне  от
воинов княжеской дружины и тихо говоривших о чем-то,  кивая  белыми,  седыми
как лунь головами, поднялся один, помоложе,  высокий,  сильный  и  плечистый
муж. Выждав, пока стихнет шум, он обратился к Черному:
   - То правда, княже: невеселые времена настали для земли  Северянской.  Не
миновать кровавой сечи. И тем, кто жаждет постоять  за  честь  нашей  земли,
немало придется положить трудов ратных.  Но  мы,  старейшины,  хотим  сейчас
знать: как думает князь справиться с двумя такими многочисленными,  опытными
и  могучими  врагами?  Какие  силы  может  он  выставить  против  них?  Ведь
ополчаться нужно будет разом против печенегов и хозар?
   Князь вспомнил, что несколько дней тому назад точно такой же вопрос задал
он Олегу, и тот не сумел убедить его, что борьба  одновременно  против  двух
жестоких и сильных противников может увенчаться победой. Но тут же вспомнил,
что Олег собирался идти  войной  не  один,  а  вместе  с  князем  и  войском
Северянским. Он рассчитывал выставить против хозар и  печенегов  соединенные
силы славян. А кого  выставит  он,  Черный?  Что  ответить  этому  пожилому,
умудренному летами и опытом старейшине? Чем убедить его, искушенного  вожака
рати народной, чем доказать, что Северянщина одна сможет выстоять в сечах  с
печенегами и хозарами?
   В зале воцарилась напряженная тишина.
   Князь понимал: молчание сейчас, как никогда, невыгодно  и  даже  пагубно.
Нужно немедля ответить, сказать нечто веское и убедительное. Но спасительная
мысль ускользала от него.
   - Я для того собрал вас на совет, - нашелся он наконец,  -  чтобы  вместе
обсудить, как защитить народ и землю Северянскую.
   - Но ты наш князь, -  не  соглашался  старейшина,  потомок  этих  древних
седобородых  старцев,  которые  вершили  некогда  судьбу  земли  на   шумных
всенародных вечах, -  ты  первым  должен  был  подумать  о  доле  северян  и
Северянщины, какими силами должны мы бить врагов.
   Черный разгневался.
   - Есть у меня думка! - воскликнул он на всю гостиную. - Но я хочу знать и
мнение славнейших мужей земли Северянской.
   Это был удачный ответ.  Гостиная  сотряслась  от  хвалебных  восклицаний,
покрывших все иные разговоры. Все уставились на князя, ожидая, что скажет он
дальше.
   - Прежде всего, - приободрился Черный - надо множить и крепить  княжескую
дружину. Отныне  она  должна  стать  достойной  соперницей  наших  врагов  и
численностью и храбростью своей!
   Снова послышались одобрительные возгласы начальных  мужей,  а  старейшины
насторожились, ожидая, что нового скажет князь.
   - Однако, - продолжал Черный, словно разгадав  мысли  старейшин,  -  одна
дружина не справится с врагами. Она нуждается в помощи. И помощь эту мы ждем
от вас, - обратился он  к  седобородым  старейшинам.  -  Народное  ополчение
должно выступить против хозар.
   Советники надолго притихли, размышляя над словами князя. Черного  смутило
их молчание. Он видел: не только старейшин,  дружинников  не  убедил  своими
доводами.
   - Быть может, князь расскажет, как мыслит он ратные походы наши,  большой
дружины и многочисленного ополчения? - снова спросил старейшина. - Где и как
встретимся мы с хозарами и печенегами?
   Теперь Черный не замешкался с ответом. Все это он заранее обдумал  и  мог
обстоятельно изложить на совете.
   - Хозары пойдут прямо на Чернигов - это наверняка. Тут и будет с  ними  у
нас сеча. Нападения надо ждать со дня  на  день.  Вот  почему  силы  надобно
собрать  в  Чернигове,  как  можно  больше  и  скорее.  Пока  дружина  будет
готовиться, тысяцкие соберут народное ополчение и  укроют  его  в  посадских
острогах, а всего более - в  Чернигове.  В  нужное  время  рать  ополченская
оставит остроги и ударит хозарам в тыл.
   Пока князь говорил об ополчении, старейшины стали шептаться между  собой,
пришли, видно, к согласию и подготовились возражать Черному. Хотя  хозары  и
двинутся раньше всего на Чернигов, старейшинам  не  понравилось,  что  князь
сводит борьбу со степняками только к защите Чернигова и своей дочери, что он
собирается ожидать хозар за Черниговским валом и ни словом не  обмолвился  о
прекращении разбоя печенегов на Дону и Донце. А там живут родичи - северяне.
Хозары только собираются напасть, а печенеги уже напали.  Подонье  пылает  в
огне и стонет от нестерпимых мук. То правда, что князь - отец Черной, и  им,
старейшинам, негоже попрекать его за отцовские чувства. Но и  согласиться  с
ним они не могут, ибо такое решение спасает князя, но не спасает северян.
   - Мы-то пойдем к народу, - издалека начал тот же старейшина. - Но  пойдет
ли на это народ?
   - Как так? - насторожился Черный, почуяв сопротивление его воле.
   - А так... - повысил голос старейшина. - Северяне привыкли  решать  такие
дела на всенародном вече. Без приговора веча они могут и не пойти за князем.
   Черный побледнел: именно его, всенародного веча, боялся он  теперь.  Ведь
оно давно уже требовало защитить Подонье. А что он сделал для защиты? Что он
скажет северянам? Сошлется на малые отряды, которые отправил  для  видимости
дела? А люди непременно спросят: где дела настоящие,  раз  печенеги  жгут  и
разоряют северян на Донце?  Вече  может  не  пойти  за  своим  князем.  Либо
принудит его идти в поход против печенегов... Нет, вече созывать нельзя!
   - Не до народного веча теперь, - как можно спокойнее  ответил  Черный.  -
Хозары вот-вот будут под стенами Чернигова. Ополчение надо быстрей собирать.
   Но старейшины еще более возроптали.
   - Это не ответ, княже! - воскликнул один из них. - Собранное в  Чернигове
вече и есть готовое к ратному делу ополчение. Но народ захочет  знать,  куда
его поведут, за что сражаться. На вече надо то сказать!
   Князь хотел было возразить, что не время сейчас пререкаться, а несогласие
с князем выгодно только врагам. Но побоялся,  что  люди  вновь  заговорят  о
союзе с полянами, и промолчал. Старейшины же воспользовались молчанием и еще
теснее сплотились против Черного.
   - Повторяем, княже, - заявил еще более твердо один из них, - на ополчение
должно быть решение веча. Без него народ не пойдет  за  тобой.  Таков  закон
северян, таков их обычай!
   -  Тогда  я  обойдусь  без  ополчения!  -  крикнул  Черный,  раздраженный
упрямством старейшин. - С дружиной выступлю против хозар!
   - Воля твоя, княже! - Старейшины  поднялись  и  медленно  стали  выходить
из-за стола.
   Черный увидел, что погорячился, но остановиться было уже поздно. Да и  не
мог он побороть в себе княжеской гордыни.

   XXI. НА ЛОВЦА И ЗВЕРЬ БЕЖИТ
   Амбал никак не мог разузнать, о чем говорили на совете  начальных  мужей.
Дружинники, которые были в гостиной и слышали те речи, даже под пьяную  руку
не проговаривались, а трезвыми тем паче.  Да  трезвыми  они  вообще  с  ним,
хозарином, княжьим холопом, говорить не хотели.
   Но это  не  останавливало  Амбала,  наоборот,  разжигало  в  нем  желание
разведать, что было на совете. Видно, что-то  особо  важное  решалось,  если
сохраняется в такой строгой тайне. Да и что он за  ключник,  если  не  знает
всей подноготной княжьего двора.
   И Амбала не оставляла надежда. Он искал, прислушивался, пока не напал  на
след.
   Как-то вечером зашли к нему два подвыпивших  сборщика  мелких  налогов  -
мытники, известные на  весь  град  пьяницы  и  обиралы.  Они  стали  умолять
ключника нацедить им хоть по чаше вина. Амбал не раз гонял этих  пройдох  от
княжеской винокурни, но сегодня ему  захотелось  поговорить  с  ними.  Такие
проныры и плуты всюду бывают и если не первыми, то уж и не последними узнают
обо всем любопытном, о тайном и явном, что делается во граде.
   Чтоб разговору не помешали посторонние, Амбал позвал мытников в  укромный
угол и, поставив на стол целый кувшин с янтарным  вином,  налил  сначала  по
четвертушке, а потом по половине кубка  в  расчете,  что  у  гостей  быстрей
развяжется язык.
   - Вижу, мытные люди веселы сегодня, - начала  он  издалека,  -  наверное,
удача сопутствовала вам на переправах?
   - Какая  там  удача!  -  безнадежно  махнул  рукой  приземистый,  крепкий
Мстислав, с толстой, как у лесного тура, шеей. - С торговли ныне толку мало.
Говорят, печенеги дорогу перекрыли, не пускают торговых гостей ни  в  Итиль,
ни оттуда.
   - Ну, значит, вы с горя выпили? - не отставал  Амбал,  подливая  в  кубки
искристого вина.
   - С горя? - переспросил Мстислав и весело  подмигнул  своему  молчаливому
спутнику. - Хе-хе! Слышишь, Всеслав, с горя, говорит!.. - И, выпятив широкую
грудь, зычно крикнул на всю винокурню: - Хватит уже пить нам с горя!  Теперь
нам весело! Отныне мы с Всеславом дружинники! Слыхал?
   Амбал от удивления даже рот раскрыл.
   - Дружинники? А в чьей дружине?
   - Не знаешь? - удивился  Мстислав.  -  Слышишь,  Всеслав,  он  не  знает.
Хе-хе... В княжеской! - пьяно засмеялся Мстислав. - Князь собирает  дружину.
Огро-ом-ную!  И  мы  со  Всеславом  теперь  дружинники.  Понял?  Теперь   мы
пить-гулять будем и горя знать не будем. Понял?.. Одним словом, наливай.
   - И давно вы в дружинниках или только собираетесь?
   - Собираемся? Всеслав, скажи ему... Да мы уже бочку меда распили, а он  -
"собираетесь". Сам Славята...
   - Славята, говоришь? -  не  утерпел  Амбал.  -  Начальный  муж  княжеской
дружины?
   Мстислав посмотрел на него пьяными глазами и молча кивнул головой.
   - А зачем князю дружинники? В поход, что ли, собирается? - спросил Амбал.
   - В поход, - сонно подтвердил Мстислав  и  ударил  тяжелым  кулачищем  по
столу. - В поход, едят те мухи! Слышишь, в поход! И все! Будет у нас серебро
и  злато,  всю  винницу  закупим!  А  пока  что  наливай!...  При-и-вратник,
при-и-вратничек... - запел он  сильным,  сотрясающим  стены  голосом,  потом
обнял Всеслава, уговаривая его петь.
   А ключник думал тем временем, что лучше: выдворить пьяниц или,  наоборот,
совсем споить и оставить здесь  опохмеляться.  На  похмелье  им  еще  больше
захочется выпить, тогда и язык проворней станет.
   Амбал достал третий кувшин, наполнил кубки вином и подал дружинникам.
   Однако поутру ни  Мстислав,  ни  Всеслав  ничего  нового  не  рассказали.
"Видно, ничего больше не знают",  -  злился  Амбал.  Хотел  их  выгнать,  но
сдержался: а вдруг пригодятся еще?
   Мытники тоже не торопились, сидели за столом и молча  поглядывали  то  на
Амбала, то на опорожненный кувшин.
   Заметив их взгляды, ключник умышленно не  заговаривал  о  похмелье,  пока
пьяницы сами не попросили вина.
   - Не дам, - решительно ответил Амбал. - Знаете, на сколько вчера выпили?
   - На сколько?
   - На целую солиду33!
   - Х-ха! Ты что, одурел? - начал возражать Всеслав, но, как ни тужился, не
мог вспомнить, сколько же он выпил вчера:  кувшин,  два,  три,  а  может,  и
больше.
   Видя его неуверенность, Амбал стал еще напористей.
   - Пока не уплатите долга, не дам! Ни одного кубка не получите!
   - Да побойся ты Перуна! - не выдержал Мстислав. - Разве могли  мы  выпить
на солиду? Ты, видно, спьяну ничего не помнишь.
   - Это кто же пьян был? - закричал Амбал. - Ты  видел,  что  я  был  пьян?
Видел, спрашиваю?
   Что правда, то правда. Мстислав  не  видел  да  и  не  помнил,  что  было
вчера... Но чтобы на целую солиду...
   - Эх, пропади оно пропадом! - решил  он  помириться  с  ключником.  -  Ни
по-нашему, ни по-твоему! Наливай, Амбал, еще по кубку, и пусть  будет  тогда
солида! Будем в дружинниках, вернем. Правда, Всеслав?
   - Истинная правда.
   Однако Амбал стоял на своем.
   - Не могу. Вино не мое, княжеское.
   - Ну бери тогда свитку, - начал раздеваться Мстислав. Амбал рассмеялся.
   - Чудной ты человек, разве свиткой откупишься?
   - Мало? - спросил мытник и, поняв, что за солиду и вправду  свитки  мало,
недовольно почесал затылок.
   - Слышишь, Всеслав? - обратился он к товарищу. - Мало, говорит,  скидывай
и свою.
   Но тут ключник решил отступить. В самом деле, стоит  ли  ссориться  из-за
каких-то двух кубков вина  с  людьми,  которые  еще  могут  пригодиться?  По
пьяному делу попала в  его  сети  эта  рыбка,  хищная  и  жадная.  Не  стоит
выпускать ее из рук. Он с деланным добродушием рассмеялся и  налил  мытникам
вина.
   - Ладно, пейте, не надо мне вашей свитки. Потом как-нибудь  рассчитаетесь
нужным делом за мою ласку.

   ХХII. СЕМЬЯ ДОБРОГОСТА
   Селение Згуры, как и  все  придеснянские  села,  скрывалось  под  густыми
зелеными шатрами леса. От реки отделяла его  неширокая  полоса  зарослей,  а
далее на восток и юг шли, перемежаясь с урочищами, большие поляны.  Когда-то
росла на них трава вровень с брюхом коня, жарким цветом  горели  алые  маки.
Сейчас желтеет под ветром рожь, выбросило ветвистый колос крупное просо.
   Этой весной не поскупились боги на дожди, не скупятся и на  свет.  Тепло,
приветливо сияет в небе солнце, заметно отбеливает изо  дня  в  день  ржаные
колосья. Наверно, недели через две выйдут  поселяне  с  серпами  в  поле,  и
зазвенят здесь песни, от нивы к ниве, от покоса к покосу.
   Хорошо сегодня в поле, и старейшина Доброгост  не  торопится  под  кровлю
избы, тешит свое сердце  серебряным  перезвоном  колосьев,  теплым  дыханием
ветра. Семья у него немалая - есть кому и в поле жать, и в лес пойти,  и  на
усадьбе управиться. Одних сыновей, как  пальцев  на  руках.  А  невесток,  а
внуков... Когда-то, правда, род их был еще большим. Пока жил отец  Борислав,
держались вместе, а умер, каждому захотелось своей  хаты,  а  с  хатой  -  и
своего поля. Один он, Доброгост, не изменяет прадедовским обычаям: все,  что
есть, принадлежит  всему  роду,  все  должны  держаться  рода.  Потому  отец
Борислав и оставил его старейшиной, хранителем очага предков.
   И сыновья смекалисты. Пять женатых уже, а живут мирно, и в мыслях  у  них
нет покинуть отцовское жилье. В поле делать сейчас нечего, потому  и  послал
всех в лес. Одни за скотиной присматривают, другие добывают из  бортей  мед.
Этим летом пчелам много корма: вся опушка усеяна цветами, даже  голова  идет
кругом от запахов душистых.
   Домой  старейшина  добрался  уже  пополудни.  Шел  к  усадьбе  довольный,
счастливый, а там ждала его неприятность: сыновья  возвратились  из  лесу  и
учинили драку.
   - Тьфу на вас! - крикнул старейшина, увидев, как братья, сбившись в кучу,
скручивают кому-то руки.
   Но ему никто не ответил. Жены бегали вокруг мужей и так  громко  кричали,
что никто не услышал грозного голоса отца. Подойдя ближе, старик увидел, что
одни женщины плакали, другие подбадривали мужей и огрызались на тех, кто  им
перечил, третьи оттаскивали дерущихся.
   - Тьфу, говорю! - уже громыхнул Доброгост и  стукнул  палицей  ближайшего
забияку/ - Вы что, взбесились, бездельники?
   Братья сразу вскочили и, опустив головы, медленно отошли от связанного на
земле Младана. А женщин как водой смыло, неведомо куда и подевались, услышав
сердитый окрик отца. Одна Милана не испугалась.  Всхлипывая,  присела  около
Младана, вытирая на его лице грязь около ссадин.
   Старейшина сурово и вопросительно поглядывал то на связанного сына, то на
тех, что связали его.
   - Вы что тут натворили? - спросил он старшего  сына,  стоявшего  рядом  и
вытиравшего рукавом разбитый нос. - Зачем Младана связали?
   - Драку затеял, - зло ответил сын.
   - Драку?
   Милана подняла на старика заплаканные глаза и, всхлипывая, заговорила:
   - Не виноват он, батюшка! Клянусь богами, он не виноват!
   Доброгост еще больше помрачнел.
   - Тебя не спрашиваю, Милана. Иди в хату! И вы тоже!  -  грозно  повел  он
очами  на  женщин,  которые  стали  выглядывать  из-за  дверей,  намереваясь
вмешаться в разговор. - Да поживей! Займитесь своим делом!
   Женщины испуганно попрятались за двери,  а  старейшина,  помолчав,  снова
спросил старшего:
   - Так что же все-таки стряслось, Стемид? - Говорю же  вам,  отец,  Младан
затеял драку, поднял руку на старшего брата.
   - Из-за чего?
   - Не понравилось, вишь, что его "княгиню" принуждают дело делать!
   - Ты лучше скажи, какое дело, - не утерпел Младан. - Они все здесь насели
на Милану, житья не дают!
   Старейшина стоял молча, видимо, раздумывал,  что  делать,  какое  принять
решение. Потом укоризненно взглянул на  сыновей  и  промолвил,  указывая  на
Младана:
   - Развяжите его.
   - Как? - удивился Стемид. - Он  поднял  руку  на  старшего  брата,  и  вы
прощаете его?
   Доброгост неприязненно посмотрел на старшего сына.
   - Тебе, Стемид, пора бы уж знать, когда и как чинят  суд.  Допрежь  всего
надо в спокойствии хорошенько обдумать то, что  сделалось,  а  потом  судить
виновных.
   Несколько дней в семье Доброгоста царило  озлобленное  молчание.  Женщины
боялись высказать вслух свое недовольство. Мужчины не хотели разговаривать с
братом, который осмелился нарушить обычай предков. Молчал и Доброгост,  пока
не возвратились из леса соседи - старейшины Власт и Семиус. Тогда собрал  он
весь свой род под до-машним кровом, усадил около себя  соседей,  сыновьям  и
невесткам повелел сесть на скамьях под  стенами  и,  выждав,  пока  наступит
тишина, сказал:
   - Почтенные соседи, Власт и Семиус. В семье моей, а тем самым  и  в  роду
нашем, случилось негожее: сыновья мои,  Стемид  и  Младан,  нарушили  мир  и
согласие под прадедовской кровлей. Вы, люди сторонние, будьте свидетелями, а
заодно и советчиками на родовом суде.
   Соседи медленно и согласно наклонили седые головы.  Доброгост,  помолчав,
продолжал:
   - Сын мой, Младан, ты первым нарушил обычай рода, подняв руку на старшего
брата. Отвечай, почему ты это сделал?  Какие  злые  духи  толкнули  тебя  на
тяжкую провинность?
   Младан поднялся со скамьи, вышел на середину хаты.
   - Простите меня, батько, и вы, соседи, старейшины всеми уважаемых  родов.
Негоже поступил я, но если правду говорить, то здесь и Стемид повинен.
   - Говори о себе, - напомнил ему старейшина.
   - В тот день, - продолжал Младан, - вернулись мы из леса  довольно  рано.
Вижу, все невестки гуляют, а Миланы нет.  "Где  моя  жена?"  -  спрашиваю  у
Мирославы, жены Стемида. А  она  отвечает:  "На  Десне,  полотна  белит".  -
"Сама?" - спрашиваю. "Да, сама", - ответила Мирослава. Не по сердцу пришлись
мне ее речи. Однако я смолчал, не мешкая отправился  к  реке,  чтобы  помочь
Милане. Не прошел и половины пути, вижу, сидит  моя  Милана  на  тропинке  и
плачет.  Кинулся  к  ней,  спрашиваю,  что  стряслось.  А  Милана  еще  пуще
расплакалась, за слезами и слова не скажет. Глянул на ношу, чего там  только
нет: и полотна, и сорочки невесток и детей ихних. Из дому  сухим  могла  она
забрать все это, а потом, когда оно намокло, не только что нести, поднять не
в силах Милана такую ношу. Несправедливо сделали невестки.  Принес  я  домой
полотна и белье, накинулся в сердцах на Мирославу и стал попрекать  ее.  Как
старшей, ей так не должно поступать. Милана не раба им, чтоб помыкать ею где
надо, где не надо. А Мирослава не из тех,  чтобы  смолчать,  стала  обзывать
меня недостойными словами. Рассердился я и сказал, что пусть  Мирослава  как
хочет, а Миланины руки больше не будут стирать ее белье.
   - Ты говори так, как мне сказывал, - не утерпела Мирослава.
   Старейшина грозно постучал палицей. Младан, выждав, продолжал:
   - Тут подвернулся Стемид, услышал нашу ссору и заступился за жену. Да  не
словом заступился, а отшвырнул меня к двери с такой силой,  что  ударился  я
головой о косяк. Вот посмотрите, шишку ту и посейчас видать. Выходит, что не
я Стемида, а он меня первым ударил. Не я  на  него  поднял  руку,  а  он  на
меня... - Младан замолчал, потирая шишку на голове.
   Доброгост понял: Младан сказал все, что хотел, и повелел ему сесть.
   - А ты что скажешь нам, Стемид? -  обратился  отец  к  старшему  сыну.  -
Правда, что Мирослава твоя, как старшая, обижала Милану?
   - То не обида, отец, - возразил  Стемид.  -  Милана  младше  всех,  и  ей
надлежит делать то, что скажут старшие.
   - Даже если через силу? - сурово спросил старейшина Власт.
   - Все то женская работа, - потупился Стемид, - она не могла  быть  ей  не
под силу.
   - Как это - не могла? - гневно переспросил Младан. - Разве ты  не  видел,
какой тяжелой была ноша?
   - Младан! - оборвал Доброгост. - Ты свое сказал, теперь помолчи.
   - Нет, отец, - смело поднялся Младан, - я не буду  больше  молчать.  Коли
нами здесь так помыкают, мы уйдем.
   Старейшина насторожился, соседи тоже. Ошеломленно глядели они на  Младана
и молчали. А Младан воспользовался их молчанием и продолжал:
   - Выделите нам с Миланой надел, постройте  хату,  и  все.  Пусть  Стемиду
будет вольготней с Мирославой.
   - Да ты что, с ума сошел? - опомнился наконец  Доброгост,  -  Забыл,  что
семья наша из славного рода  Бориславичей7  Пока  живу,  никому  из  вас  не
позволю нарушать заветы предков.
   - Их давно уже нарушили.
   - Молчи! - грозно стукнул палицей старик. - Пошел невесть что городить!
   - Негоже, сын, - заговорил старейшина Семиус, - Отец  не  враг  тебе,  он
обоих вас рассудит справедливо. И Милану в обиду не даст.  На  то  он  глава
вашего рода.
   - А то как же, - подхватил его слова Доброгост. - Я скажу  свое  слово  и
про Стемида с Мирославой.
   - Воля ваша, - стоял на своем Младан, - а я оставаться здесь не могу.
   - Не можешь! - еще сильней разгневался отец. - Тогда  бери  свою  Милану,
иди с ней куда глаза глядят, хоть на край света, надела я тебе не дам!
   Младан понял: старика сейчас не переубедишь и  не  стал  больше  спорить.
Судьи приняли его молчание за согласие покориться  воле  старших.  А  потому
корили и винили на судебном совете больше Стемида и жену его, чем Младана.
   Но через несколько дней Младан снова завел речь с Доброгостом о наделе.
   - Ты все же  решил  идти  против  воли  родителя,  против  обычаев  наших
предков?
   - Со Стемидом нам все равно жизни не будет, батюшка.
   - Но старейшина пока что я, а не Стемид.
   - Потому я и хочу,  чтобы  вы  нас  разделили.  Доброгост  долго  молчал,
опустив голову, обдумывая, что делать, как  ответить  на  непокорство  сына,
задумавшего нарушить заветы предков.
   - Вот что, - сказал он наконец, угрюмо  уставясь  в  землю,  -  ты  самый
младший из детей моих, труда своего в нашу пашню еще  не  успел  вложить.  А
потому решение мое остается неизменным: не дам  тебе  надела.  Хочешь  иметь
свое жилье, землю, тогда корчуй лес. Лесов у нас вдоволь, а готовой пашни не
дам. Добывай себе надел собственным трудом и потом.

   XXIII. ИБО ОН ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ!
   Снова опустилась на землю ночь. Всеволод не  помнит  уже  которая.  Знает
только, что с тех  пор  как  воротился  с  озера,  всегда  такая  же  тихая,
звездная. Небо - как умытое. И звезды в нем играют, будто проказливые  дети,
бросают  с  дальней  высоты  на  землю  тоненькие,  золотые  свои   игрушки,
стрелы-лучики. Ни зверя, ни птицы не слышно в чаще. Тишина в лесу. Все спит,
все покорилось неодолимой силе ночи. Даже сосны,  неусыпные  стражи  темного
леса, и те притихли, едва качают головами, будто дремлют...
   Всеволод лежит навзничь, разглядывая в  просветах  меж  ветвями  усеянный
звездами небосвод. Потом повернулся на бок и, подперев рукой  голову,  долго
смотрел на залитую лунным сиянием поляну, прислушиваясь к пофыркиванию коней
на пастбище. Хорошо им  сейчас  под  чистым  и  прохладным  небосклоном!  Ни
солнца,  ни  духоты,  ни  надоедливой  днем  мошкары.  И  волки  к  ним   не
подступятся: от них охраняют табун костер да псы сторожевые. Пасутся на воле
добрые кони. А потом будут спать. Сойдутся в кучу, станут голова к голове  и
стоя заснут спокойно, без тревог, без забот...
   А ему вот не спится. Сколько дней и ночей минуло, а покой не приходит.  И
нет утешения ни в чем. Кручина закралась в сердце и  грызет  днем  и  ночью.
Хочется забыться, развеять горькие  думы,  уйти  от  них.  Да  куда  от  них
денешься? Без устали теснятся в голове и спать не дают до  самого  рассвета,
пока не свалишься в изнеможении, не забудешься в недолгой зыбкой дреме.
   Что делать? Как быть? Оставить все - отца, и  Северянщину,  и  злую  долю
свою холопскую? Куда деваться подневольному холопу? Уехать подальше из  этих
мест? Туда, где никто не знает ни его, ни отца... И найдешь ли там покой? Не
усыпит чужбина горя, не развеет  тоску-печаль...  А  может,  еще  больше  ее
раздует, согнет в три погибели, не успокоит, а сожжет  его...  Больше  жизни
любит он Черную. Повелела бы - на край земли пошел бы за  нею,  на  поединок
Вышел против самого кагана. Не только телом и духом - великой любовью  своей
к княжне одолел бы противника, поверг его наземь.
   Почему в ту ночь не поняла она, как велика его любовь, испугалась? Почему
в один миг изменилась она? Такой была доверчивой и искренней, сама  поверяла
все тревоги и думы свои...
   Нет, не понять ему ни нрава, ни прихотей княжны. Ведь он простой  пастух,
да и холоп к тому же! Безумна сама мысль,  что  может  дочь  князя  полюбить
холопа. Никогда тому не бывать! Забыл он разве, что для холопа княжна -  как
звезда в небе, не достать ее во веки веков...
   "Да, значит, правду говорил отец в ту грозовую ночь, - думал Всеволод.  -
Не миновал меня земной огонь. Полетел на него бездумно и упал с  обожженными
крыльями. А впрочем, может, и не бездумно. Ведь  говорил  я  отцу,  что  все
равно полечу на свет..."
   Холоп... Вот где причина всех несчастий. Как избавиться 6т горькой  доли?
Над этим надо думу думать. Он силен и молод. Он может постоять за себя.
   Увидеть бы теперь княжну хоть раз. Он знал бы, что сказать ей! Но где  ее
встретишь? В леса эти она уж больше не приедет, в Чернигов ему нельзя. А  до
Ивана Купалы будущего лета хозары принудят князя отдать дочь за кагана. Либо
силой возьмут. Сила у них большая... А что, если князь отважится постоять за
дочь? Если хозары пойдут походом на Чернигов? Если  будет  злая  сеча?  Если
нужны князю храбрые воины?..
   Всеволод быстро поднялся и сел.
   Отец услышал это движение, пытливый и настороженный взгляд его  обратился
к сыну. Осмомысл тоже не спит. Как ни хитрит, как ни отмалчивается Всеволод,
отца не  проведешь,  он  понимает,  что  там,  на  озере,  стряслось  что-то
недоброе. С тех пор  как  вернулся  сын  с  озера,  мрачнее  тучи  ходит  по
пастбищу. Ни днем ни ночью не  ведает  покоя.  И  его,  Осмомысла,  заставил
неотвязно думать: почему не  вернулась  княжна,  исчезла,  не  простясь,  не
отблагодарив даже за гостеприимство. Нет, неспроста это. А Всеволод  твердит
одно: "Отъехала в Чернигов" - и ни слова больше.
   Поссорились, наверно? А может быть, и хуже. Ужели попрекнула  его  княжна
холопством? Совесть его мучит или  обида  раздирает  сердце?  Скорей,  обида
горькая. Только она могла прибить так сына.
   Конюший тихо спросил:
   - Не спишь, Всеволод?
   - Не сплю.
   - Терзаешься? Всеволод молчал.
   - Не я ли говорил: обходи стороной княжну. Не  слушал,  своевольничал,  а
теперь мучаешься, как несмышленыш, что сам себя в капкан по дурости загнал.
   - Ничего...
   - Ничего? Разве я не вижу, не  знаю,  как  тяжко  тебе,  как  разрывается
обиженное княжной сердце.
   - Пусть терзается. Я все равно  не  отступлюсь,  -  сурово  и  решительно
ответил юноша.
   - От чего? Что у тебя осталось? Только и радости было,  что  покой  души,
да, видишь, и тот украли.
   - Сила осталась, - твердо возразил Всеволод. - А пока есть сила,  до  тех
пор будет жить надежда. Я так легко не отступлюсь. Я буду бороться, отец!
   - За княжну?
   - Всего прежде за честь, за доброе имя свое, за достойность человеческую,
а потом уже и за княжну... Тем самым уже и за княжну.
   Конюший помолчал, глядя на сына, силясь понять, о чем он речь ведет.
   - Но с кем? С кем станешь ты бороться? Я что-то  не  разумею,  о  ком  ты
говоришь.
   - А я, отец, и сам пока не знаю... Однако завтра еду в Чернигов.
   - В Чернигов? Зачем туда?
   - Княжна говорила, что хозары вот-вот походом ратным пойдут  на  северян.
Там скоро будет сеча кровавая. А если так, то князь поспешно будет  набирать
дружину. Вот я и наймусь.
   - В дружинники? Ты же холоп! Тебе...
   - Какой я холоп? - гневно оборвал его Всеволод, - За что  я  должен  быть
холопом? В чем повинен?
   Осмомысл не дрогнул, не ссутулился под тяжестью сыновьих слов. Сердце его
больно сжалось в груди.
   "Вот оно как! Значит, отцовская вина камнем легла ему на сердце. И давит,
мучает, гнет к земле. Особливо теперь, после встречи с княжной, почувствовал
он на себе тяжесть холопской колодки. И невмоготу ему ходить  в  ней,  сразу
хочет порвать ненавистные путы!..
   Да это  ж  хорошо,  -  вдруг  обрадованно  подумал  Осмомысл,  -  значит,
заговорила в нем молодая отцовская удаль! Из Всеволода может  выйти  храбрый
дружинник и даже витязь. Ведь он  не  тратил  попусту  время,  с  любовью  и
старанием примерным учился от меня ратному делу. В сильного воина  вырос  на
пастбище. Не только подконюший, я сам уже не одолею его копьем. А про сечу и
говорить нечего: вьюном вьется в седле. И бьет  без  промаха,  разит  метким
ударом. Вот только удастся ли  ему  проникнуть  ко  двору,  в  дружинники  к
князю?"
   Всеволод, видимо, отгадал его сомнения:
   - Время тревожное, отец. Не будет князь допытываться, кто я и откуда. Был
бы хорош дружинник, силен и смел! А станут спрашивать - совру, скажу, что из
Засулья прибыл к князю на службу ратную.
   - Но ведь там княжна, - пытался возразить  конюший.  -  В  Чернигове  она
может встретить и выдать тебя.
   - Не выдаст! Да и где она меня увидит? На пирах она не  бывает.  А  среди
дружинников тем паче. Мне бы до первой сечи, - решительно и  твердо  добавил
Всеволод, - а там уж я себя явлю. Мечом и  копьем  проложу  дорогу:  сначала
средь врагов Северянщины, а потом и до княжны.
   Осмомысл не стал перечить. Зачем? Все это пока мечты. А как оно будет  на
деле, время покажет. Хорошо, что сын  поедет  в  Чернигов,  что  он  намерен
поднять меч за свою родину. А коли так, то рано или поздно он схватится и  с
тем, кто станет на его пути к княжне. Наживет себе там  Всеволод  врагов.  И
первым среди них будет князь Черный. Но выстоит ли  сын  в  неравной  битве?
Страшно за него... Но  нет,  видно,  пути  иного.  И  ждать  больше  нельзя.
Постарел уже он, Осмомысл, не по силами ему теперь искать встречи с  князем.
Да помогут боги сыну отомстить за отца.

   XXIV. ПРИСЯГА НА ВЕРНОСТЬ
   Однажды под вечер Мстислав наведался к Амбалу  не  только  со  Всеславом.
Позади него толпились, поблескивая черными глазами, еще какие-то дружинники.
   Ключник насторожился. Хотел  было  сослаться  на  нездоровье,  спровадить
незваных гостей, но, встретив на себе  пристальный  взгляд  одного  из  них,
сдержался и подал заказанное Мстиславом вино.
   Та же подозрительная  настороженность,  предчувствие  чего-то  недоброго,
какой-то грозящей беды заставила Амбала налить дружинникам по  второй  чаше.
Но когда захмелевший Мстислав приказал подать по третьей, Амбал отважился  и
отозвал его в сторону.
   - Ты так задолжался, - тихо сказал он Мстиславу,  -  что  и  в  жизнь  не
выплатишь. Ведаешь ли хоть, как велик твой долг?
   - Какой там долг! - громко и заносчиво  крикнул  Мстислав,  нисколько  не
заботясь о сохранении втайне своей беседы с Амбалом. - Мы княжьи дружинники,
и все, что есть у него в подвалах, наше. Понял?
   Ключник вытаращил на него глаза, онемел  от  удивления.  Подумать,  какая
дерзость, какая наглость!  Пьянчуга,  еще  недавно  жалкий  пройдоха-мытник,
считает себя хозяином княжеского добра. Пил-пил в долг, а теперь  признавать
того не хочет!
   Амбал затрясся от гнева.
   - А суда княжьего не хочешь? - злобно прошипел он. -  Все,  что  положено
дружиннику, - это еда и питье за княжеским столом. А здесь, в винокурне,  ты
не властен.
   Дружинники, казалось, не  замечали  ссоры  между  ними.  Сгрудясь  вокруг
Мстислава, пили и мололи пьяными языками всякий вздор.  Однако  же  один  из
них, Баглай, прислушивался к препирательствам Мстислава и  Амбала.  А  когда
оба стали громко кричать, вышел из-за стола,  важно  и  уверенно  подошел  к
ключнику.
   - Сколько должен тебе Мстислав? - спросил он улыбаясь.
   - Шесть гривен34!
   - Ого! - Мстислав даже присел, услышав такую сумму.  Казалось,  он  сразу
протрезвел.  Еще  бы;  шесть  гривен!  Так  можно  из  дружинника  в  холопа
превратиться. Донесет Амбал князю о долге, не только вольную жизнь и  ратные
походы - имя свое забудешь, сгниешь где-то  холопом  в  лесах  на  княжеской
работе.
   Голова стала на диво свежей, с лихорадочной поспешностью забегали  мысли:
как найти себе какое-нибудь оправдание? Не может того быть, чтоб выпил он на
шесть гривен! Врет Амбал, но как доказать? Он не  запомнил,  сколько  выпили
они со Всеславом. А  если  бы  и  запомнил,  кому  поверит  князь  -  пьяным
дружинникам или своему ключнику? Мстислав угрюмо глядел на  Амбала,  молчал,
не зная, что сказать, что сделать,  понимая  страшную  свою  зависимость  от
него.
   Видел это и подошедший к ним Баглай. Вдруг достал он из-под полы  набитую
золотом калиту35, отсчитал несколько монет и  небрежно  бросил  их  на  стол
Амбалу.
   - Вот тебе долг, - сказал  он,  улыбаясь  с  видом  превосходства.  Потом
достал еще один золотой и  невозмутимо  добавил:  -  А  это  за  сегодняшнее
угощение... и задаток вперед.
   Мстислав  не  сразу  поверил   своему   счастью.   Потом,   радостный   и
возбужденный, кинулся Баглаю на шею.
   - Друже! Брат мой! Чем я отблагодарю тебя за такую щедрость? Скажи, чем?
   Не уклоняясь от объятий, Баглай обнял Мстислава за могучие плечи,  крепко
сжал их и залился довольным раскатистым смехом.
   - Не знаю, Мстислав. Разве что  этими  плечами!  -  Баглай  протянул  ему
широкую ладонь.
   - Плечами? - Мстислав настороженно посмотрел в глаза Баглаю. - А  что  ты
думаешь, могу! Эх! - Он взмахнул рукой  и  крепко  ударил  по  подставленной
ладони. - Коли на то пошло, то будем побратимами! Где-где, а в  ратном  деле
на плечи Мстислава можешь положиться.
   Баглай не рассчитывал, видно, что все это  закончится  побратимством.  Он
чуть-чуть замялся, но быстро овладел  собой.  Нельзя  посеять  подозрение  в
дружиннике отказом от побратимства.
   - Ха-ха-ха! - громко и  весело  засмеялся  он.  -  Так,  говоришь,  можно
положиться?
   Бывший мытник хотел еще что-то сказать, чтоб убедить нового друга в своей
преданности, но Баглай не стал больше слушать: широким крепким шагом подошел
к столу, на котором стоял наполненный Амбалом кувшин с вином, и, выхватив из
ножен отточенный с обеих сторон сарацинский кинжал, поднял его над головой.
   - Поклянемся в том?
   - Поклянемся!
   Мстислав засучил левый рукав и смело подставил руку под блестящее  острие
кинжала.
   Баглай сделал себе надрез, и в кувшин упало несколько капель крови. Потом
он передал кинжал Мстиславу, и тот последовал его примеру.
   Оба наполнили кубки клятвенным вином и молча осушили  их  до  дна,  потом
крепко обнялись, поцеловались в знак нерушимой и вечной дружбы и верности.
   Притихшие во время кровавой  клятвы,  дружинники  оживились,  поздравляли
побратимов шумными выкриками, снова пили налитое Амбалом вино.
   Весело гуляли они до поздней  ночи.  А  ключник  ходил  из  угла  в  угол
раздосадованный, злой. Еще бы! Сколько  трудов  положил  он,  чтобы  опутать
этого дюжего мытника Мстислава, молчаливого, надежного в  сече  Всеслава,  а
пришел этот поганец Баглай и  порвал,  казалось,  так  прочно  расставленные
сети.
   Что теперь будет? Кто поможет ему осуществить желание всесильного кагана?
Кто спасет от неминучей гибели? Время  не  ждет,  хозары  не  сегодня-завтра
переплывут Десну на конях, как саранча полезут  на  стены  Чернигова.  А  он
один, ничего не успел подготовить. Надеялся на  этих  пьяниц,  сильных,  как
медведи, и падких на хмельное, как мухи на мед. А вот  как  обернулось:  их,
пьяных, выхватил из рук дружинник Баглай. А ведь оставалось  только  прижать
обоих, пригрозить холопством. Эти гуляки охотно выполнили б его  волю,  лишь
бы спастись от рабства. Двое таких  крепких  верзил,  да  еще  из  княжеской
дружины помогли б ему в задуманном деле среди всеобщей суматохи.
   И вот всему конец. И тому, что задумано, и жизни тоже конец.  Не  простит
ему каган позорного для хозарина побега. Не добудет Амбал княжну, не  отдаст
ее в руки кагана, с землей смещает его владыка Хозарии.  Ничто  и  никто  не
поможет...
   За столом дружинники заметно хмелели. Иные дремали, положив руки на  стол
и уткнувшись в них головами.
   Глядя на них  прищуренными  глазами,  Баглай  осторожно,  незаметно  стал
выливать вино из своего кубка под  стол.  А  когда  увидел,  что  дружинники
совсем пьяны, ничего не видят и не смыслят, вышел из-за стола и направился в
угол к Амбалу.
   - Горюешь, ключник?
   Тот смерил его хмурым взглядом, ни слова не ответил.
   - Ну ладно, не гневайся, - лукаво улыбаясь, потрепал он Амбала по  плечу,
- Мстислав из наших рук не выскользнет.
   Он полез в карман и вытащил  оттуда  черный  платок,  обведенный  красной
каймой.
   Амбал смотрел на него, онемев от изумления и неожиданности: такой  платок
оставил ему чаушиар, когда был в  Чернигове.  Точно  такой  же  платок!  Как
символ скрепленной кровью клятвы и смерти за нарушение клятвы, как  условный
знак для связи с человеком, который явится  и  будет  действовать  от  имени
чаушиара.
   - Не ускользнет от нас Мстислав, - повторил Баглай, перейдя на  шепот.  -
Теперь он в моих руках. И он и Всеслав. Да еще кое-кто. Вот эти  дружинники,
- Баглай повел рукой в сторону сидевших за столом, - тоже наши люди.
   Слова Баглая поразили Амбала как  гром  среди  ясного  неба.  Он  смотрел
исподлобья на задубленное солнцем и ветром лицо княжеского дружинника. А тот
стоял перед ним,  дерзкий,  наглый,  самоуверенный  вершитель  его,  Амбала,
нелегкой, горестной судьбы.
   Боги, так вот кто он, этот щедрый дружинник!  Хозарии,  значит.  Один  из
тех, кто должен был следить за ним, Амбалом, и за княжной.
   "Ничто теперь не спасет меня, - удрученно думал Амбал.  -  Отныне  Баглай
поставлен надо мной. Не я,  а  он  исполнит  поручение  кагана  и,  конечно,
получит за  него  награду.  Выходит,  что  Баглай  просто  выхватил  из  рук
возможность оправдаться  перед  каганом,  сделать  дело,  которое  могло  бы
даровать Амбалу прощение кагана и жизнь".
   Баглай понял причину подавленности испуганного ключника.
   - Да брось ты сокрушаться! - дружески смеясь, толкнул он его. - Чего  нос
повесил? Мы вместе должны провести это дело. Без тебя его не сделать.  Каган
тебе верит и возлагает на тебя большие надежды. Слышишь, Амбал? Из всех  нас
ты один не только вхож к князю, а значит, и к  княжне,  знаешь  в  доме  все
порядки, все ходы-выходы и закоулки. Так не унывай и не ломай  себе  голову.
Давай вместе всё обсудим и решим, как лучше сделать. У нас достаточно людей,
чтобы сделать благословенное небом и угодное кагану дело...

   XXV. ПУТЬ ОДИН, А ОЖИДАНИЯ РАЗНЫЕ
   Когда на небе едва зарделась утренняя заря, предвестница рождения  нового
дня, леса совсем притихли. Казалось,  загляделись  они  на  таинственный,  с
высоты видимый только им рассвет. Но это только казалось. На самом деле  все
спало, и деревья спали, покорившись чарующей силе нависшей над землей ночи.
   Говорили, что красавица  -  богиня  Зоря  усыпляет  перед  рассветом  все
земное. Не хочет она, чтобы кто-нибудь видел, как возвращается она из покоев
мужа, залитая розовым светом счастливого сердца. Всему  живому  смежает  она
очи крепким сном, и все должны спать, пока она облачится  в  тонкое  голубое
покрывало и спрячется в хоромах небесных до следующей ночи.
   Перед рассветом купается Зоря  в  облаках  поднебесных.  Тогда  на  землю
падает роса, мелкая и густая, словно щедро пролитые кем-то слезы. В тот  час
первыми просыпаются глухари - вестники рассвета, и не все сразу, поодиночке.
Взмахнет глухарь крыльями, разбудит пением сонный лес, и  снова  тишина.  Но
теперь уж ненадолго. То тут, то  там  захлопают  крыльями  птицы,  громко  и
радостно  заворкуют  нежные  горлицы.  Где-то  в  далекой   вышине,   словно
серебряный звук горна, послышался крик лебедей: спешат они к  голубым  водам
озера, а зов их будит птичье  царство.  Из  густых,  запутанных  ветвей,  из
нетронутой лесной чащобы льются звонкие птичьи голоса и чем  ближе  к  утру,
тем смелей, задорней, громче.
   Вот и нынче пала на землю роса. А Всеволод крепко спит, утомленный ночным
раздумьем, не чувствует, что лицо и руки покрыли холодные капли. Не  слышит,
как разносится по лесу многоголосое пение, перекликаются обитатели  древнего
леса. Сквозь сон чудится ему: поют  где-то  там,  высоко-высоко,  прекрасные
нежные песни. Легко, едва касаясь слуха, они теплом ложатся  па  сердце,  не
будят, а убаюкивают...
   Потом из чащи лесной потянуло прохладой. Всеволод было  съежился,  закрыл
глаза ладонями, пытаясь удержать какое-то видение, чарующую песню... Но  сон
уже ушел...  Юноша  оглянулся.  Вокруг  стоял  густой  молочно-белый  туман.
Всеволод не разобрал спросонья, снится ли это ему: не лес, а сказочное  море
обступило его  со  всех  сторон,  спокойное,  неощутимое...  Стройные  сосны
показались мачтами потонувших кораблей. Высоких крон не  видно,  они  совсем
исчезли в туманной вышине.  И  только  лапчатые  ветви  могучего  дуба,  под
которым ночевал Всеволод, нависали низко густым шатром. Взглянув на них,  он
снова протер глаза, пришел в себя и понял, что он в лесу, а не на море.
   "Эге, - подумал он, - совсем развиднелось. Проспала  нынче  богиня  Зоря.
Или заволокла землю таким  густым  туманом?  Небось  все  облака  согнала  в
вышине, чтоб не увидели ее люди без голубого покрывала".
   - Ты уже проснулся, сын? - услышал Всеволод. - Ну и туман сегодня! И  как
только ехать будешь лесом? В нескольких шагах и дерева не видно.
   Осмомысл будто и не шел, а как-то тихо брел в тумане. Но юноша дивился не
столько туману, сколько бодрому спокойствию отцовского  голоса,  а  особенно
только что сказанным словам: "Как ехать будешь?.." Значит, отец все понял  и
согласен? Он одобряет замысел сына  ехать  в  Чернигов,  стать  дружинником,
добывать себе воинскую славу, а со славой и княжну?..
   Осмомысл сел рядом с сыном на отсыревшее от росы сено.
   - Я послал подконюших разыскивать коней,  -  медленно  проговорил  он.  -
Туман застлал все вокруг, как бы не случилась беда на пастбище. Волки  могут
незаметно подобраться к табуну. Всего больше опасаюсь за молодняк...
   - Туман скоро разойдется,  отец,  -  отозвался  Всеволод.  -  Как  только
брызнет солнце, невесть куда и денется густая пелена.
   Они заговорили о том, как лучше сохранить молодняк,  кому  из  подконюших
доглядывать Барса, кому поручить годовалых жеребят. Беседа шла  непрерывная,
ровная, размеренная, вдумчивая,  как  говорят  между  собой  взрослые  люди.
Никогда раньше не разговаривал так отец с сыном... И это означало,  что  они
разлучаются надолго, а может, навсегда. Сын уезжает в широкий  мир,  а  отец
понимает, что так надо, и уже примирился с этим.
   Как только над лесом поднялось солнце, туман стал рассеиваться. Он словно
таял, пригретый золотистым, солнечным теплом. Только на опушке  еще  недолго
держался, прикрытый сверху густой  листвой  могучих  развесистых  дубов,  не
пропускавших солнечных лучей. Молочно-белыми заводями стоял он в  неглубоких
ложбинах па пастбище. И из  заводей  этих,  будто  из  волн  морских,  вдруг
выныривали гривастые, чутко настороженные головы пасущихся коней.
   Всеволод остановился на опушке леса, неподалеку от жилья, и долго смотрел
на знакомые с детских  лет  поляны,  на  подернутые  туманом  заводи,  такие
привычные, родные. И вдруг ему показалось, будто видит их  впервые  и  манят
они к себе  неведомой  новизной.  Затем  пошел  росистыми  травами  прямо  к
лошадям. Мог бы кликнуть Вороного,  позвать  его  переливчатым  свистом.  Но
Всеволод молчит, задумавшись шагает по  зеленому  лугу,  оставляя  за  собой
широкий след по траве.
   Странно... Вечером заснуть не мог от нетерпения.  Средь  ночи  готов  был
немедля ехать в Чернигов. А сейчас как-то не по себе стало: ведь скоро  надо
покинуть родимый дом. Быть может, навсегда расстается он с этими полянами, с
изъезженными и исхоженными вдоль и поперек лесами. Что он изведал  здесь,  о
чем жалеет? Об одиночестве своем или о тех, с кем  делил  его,  с  кем  надо
теперь проститься, кого, быть может, и видеть уже не доведется... А милые  с
детства поляны, то залитые ярким светом, то  повитые  туманами...  А  птичье
царство в зарослях лесных... А лес, извечный и прекрасный его хранитель!  О,
если бы мог он поговорить с ним, обнять на прощание, благодарить за  доброту
его и ласку! Это все они не дали ему зачахнуть в  одиночестве,  уберегли  от
отчаяния...
   Из леса донеслось знакомое ржание. Всеволод сразу остановился, пристально
всматриваясь в поредевшие деревья на опушке, но в густом тумане он  Вороного
разглядеть не мог. Тогда, глубоко вздохнув, он положил два пальца  в  рот  и
сильным свистом резанул туманную даль.
   Вороной узнал голос хозяина, ответил ему  веселым  заливистым  ржанием  и
прибежал на зов.
   Всеволод привел коня к усадьбе. Не спеша оглаживал его,  примеряя  лучшую
уздечку с шелковым поводом, затем покрыл спину хорошо  пригнанным  подкладом
и, уже седлая, вспомнил, что у отца где-то хранится роскошная сбруя, которую
выменял он у витязя. Кажется, коня своего тогда отдал он за нее. А седло там
какое нарядное! Помнит Всеволод, еще ребенком любовался  им.  Потом  спрятал
его отец где-то на конюшне иль,  может,  продал  кому-нибудь.  А  хорошо  бы
украсить седлом тем Вороного! Да и доспехи хороши были у отца...
   Задумавшись, Всеволод перестал седлать коня. Осмомысл, стоя  на  крыльце,
глядел на сына. Ему показалось, что юноша заколебался, а может быть, склонен
раздумать, отложить свой отъезд. Сам не зная почему, Осмомысл боялся,  чтобы
так случилось. Он подошел к сыну, положил руку ему на плечо.
   - Собираешься, Всеволод? - спросил он, твердо глядя ему в глаза. - Доброе
дело задумал, сын!
   Всеволод,  как  бы  очнувшись  от  раздумья,  торопливо  стал  затягивать
подпругу.
   - Да, пора уже. Туман рассеивается, - тихо ответил  он.  Осмомысл  провел
жесткой ладонью по гриве коня.
   - Подожди, сын, не седлай пока. Сейчас подконюшие принесут другое  седло,
то, что у витязя выменял я когда-то на коня. Помнишь?
   - Как же! Помню! - обрадованно воскликнул юноша.
   - Вот этим и заседлаешь Вороного. И повод шелковый наказал я принести,  и
уздечку другую. И броню я приберег для тебя, и шелом, и копье, и меч, и  щит
червленый.  Все  приберег,  ждал  я  этого  дня.  А  сейчас,   видишь,   все
пригодилось. Такому молодцу, как ты, следует настоящим витязем явиться перед
княжьи очи. Чтоб показался ты всем: и силой своей, и конем, и броней.
   Всеволод смущенно  молчал,  потупив  взгляд,  потом  встряхнулся,  как-то
подобрался весь и вытянулся перед отцом.
   - Да берегут вас, батько, светлые и добрые боги, - горячо промолвил он. -
Простите, что я... что я таил от вас свои намерения и помыслы. Казалось мне,
что не дадите вы согласия на мой отъезд в Чернигов, на то,  чтоб  стать  мне
витязем и в ратном деле показать себя...
   Конюший окинул сына грустным взглядом и сразу отвел его:
   - Передумал я, Всеволод. Дела наши сложились так, что нынче нельзя иначе,
нужно соглашаться. Правду молвил ты тогда: ради света стоит идти  на  огонь.
Идти, а не ждать. А я ждал. Двадцать лет ждал! Сначала потому,  что  ты  мал
еще, а потом... Наверное, забыл я к старости, что под лежачий камень вода не
течет. И в том была моя ошибка. Теперь уж не исправить мне ее. Вот почему не
буду я тебе перечить. Иди и добывай свое счастье.  Помни  только:  врагов  у
тебя будет больше, чем думаешь, много витязей и  знатных  мужей  зарятся  на
княжну. Но самый опасный враг твой - князь Черный. Покоришь его  храбростью,
славой своей, добудешь в кровавых сечах согласие на свадьбу - роднись с ним.
Я тебе не помеха. А схитрит князь, обманет,  не  сдержит  слова,  не  забудь
тогда и оскорбленного им отца твоего. За все отомсти в честном единоборстве.
А ты одолеешь князя. В том я уверен... Да помогут тебе боги. О том  молиться
я буду неусыпно...
   Он крепко обнял сына.

   XXVI. ТОГДА УХОДИ ПРОЧЬ!
   Шли дни... Не стало уже покоя на  земле  Северянской.  Переполнилась  она
тревогами и страхом. Словно тихо крадущийся ветер, разносились они по лесам.
Слухи о набегах  печенегов  гнали  людей  из  насиженных  жилищ  неудержимо,
быстро. Давно не знала  Северянщина  такого  гомона,  ропота,  гула  и  шума
людского, таких затаенных тревожных, тяжких предчувствий. Не к добру,  не  к
добру все идет! Не только вещие люди, простые поселяне и те знают,  уж  коли
заговорила про лихо вся земля, не миновать его. А  предчувствия  беды  всего
вернее. Да и сбываются они чаще всего. Уж что другое, а нависшую  беду  всем
сердцем чует человек.
   Сначала разговоры шли о разбоях степняков,  о  запахе  пожарищ,  учуянном
людьми средь ночи. Потом пошла молва, что разоряют  северянские  селения  на
Донце, что орды печенегов движутся  из  степи  в  глубь  страны...  Северяне
сочувствовали горю братьев своих в Подонье и ждали,  что  предпримет  князь,
как защитит он свой народ от хищных печенегов. Но вот  прошел  слух,  что  в
Чернигове созвал  он  совет  начальных  мужей,  что  Северянщине  не  только
печенеги, но и хозары грозят войной. И тут уж к горьким думам о пострадавших
братьях добавился страх. Как, разом? И печенеги и хозары? Те  самые  хозары,
что были их покровителями, что долгие годы собирали здесь дань  и  обязались
защищать северян от нашествий чужеземцев? Да ведь это обман!  Нож  в  спину!
Как же будет теперь? Что решили советники князя? Что думает сам князь?
   Когда же пришли старейшины и  поведали  народу  о  намерениях  и  решении
князя, страх сменился гневом, а гнев вернул  людям  силу.  Северяне  уже  не
шептались тайно, теперь они кричали, возмущались, даже угрожали. Да мыслимое
ли это дело? Где это видано? С тех пор как стоит земля Северянская, ни  один
князь не пренебрегал так желанием своего народа! Деды и прадеды решали  дела
войны и мира на шумных всенародных вечах. Не только мужи и лучшие люди, но и
черный люд: кузнецы, кожевники, гончары и все другие, даже смерды-землепашцы
- все говорили на вечах  свое  слово,  а  если  надо  было,  то  и  кулаками
доказывали правоту свою. А теперь, вишь, князь не хочет считаться с народом.
Сам задумал решать судьбу земли. Да  каково  решил-то!  Не  хочет  ополчение
возглавить и повести его вместе с дружиной  на  врагов.  Пренебрег  народным
ополчением, полагается только на дружину. Но ведь она мала, да и не  набрать
ее такой большой, чтоб разом против двух сильных врагов она выстояла. Что же
это такое? Нет ли тут измены? Забыл князь свои клятвы перед вечем, забыл,  о
чем сложили договор? О народе и поселениях, что разоряют печенеги, а  теперь
грозит походом на северян и хозарский каганат? Да, он забыл и  спрятался  за
высокими стенами Чернигова, возведенными  руками  поселян  и  черных  людей,
обложил себя дружиной и думает только о себе, о дочери да о Чернигове. А  не
о том, чтоб отстоять народ и землю Северянскую.
   Но у них еще крепки кулаки, да и оружие есть на злых ворогов. Они  сумеют
постоять за себя. Сами, без князя, созовут вече  и  силой  заставят  уважать
свои права.
   Созревшая в одном городище мысль, словно огонь на ветру,  перекинулась  в
другие, сеяла по всей Северянщине тревогу и недовольство князем. Через леса,
через поля, через болота перелетали они. На сей раз не  княжьи  вестники,  а
поселяне гнали пришпоренных коней, звали северян вставать на  защиту  родной
земли.
   - На вече! На вече! -  на  ходу  кричали  всадники.  -  Гордыня  овладела
князем. Предает нас князь!
   Закипели городища и поселения, наливались гневом,  сжимали  люди  кулаки.
Седобородые отцы и старшие в роду братья седлали коней, брались  за  оружие,
скликали ехать в Чернигов всем  селом,  градом,  городищем.  От  старших  не
отставали юноши, крепкие, закаленные на тяжелой работе, на постоянной охоте,
те, кто не имел на вечах голоса, но при надобности могли поддержать отцов  и
старших братьев мечом, копьем, топором, а то и крепкими кулаками.
   В назначенный день Соборную площадь в Чернигове  заполнила  шумная  толпа
северян.  Первыми  прибыли  градские  мужи,  все  на  лошадях,  при   полном
вооружении. К ним сразу присоединились поселяне  из  соседних  с  Черниговом
сел. А позже, словно бурные потоки, бегущие со склонов, устремились из  леса
те, что пробирались к стольному граду из дальних поселений и городищ.
   Около разводного моста через глубокий, заполненный водой ров  всадники  и
пешие вливались в широкий людской поток, несшийся из-за Стрижня  по  торному
Залозному шляху. На мосту их теснила стража, упрашивая не  толпиться,  ждать
очереди. Но северяне не  слушали,  они  спешили  проникнуть  через  открытые
ворота в окольный град, в предместье, где жили градские люди. Сам же князь и
знатные люди находились в крепости - детинце.
   Народу становилось больше и больше, передвигаться по площади  становилось
все труднее. Приезжие, заполнившие ее до  отказа,  толпой  стояли  по  обеим
сторонам ворот. Стража вынуждена была развести мост,  прекратить  переправу.
Те, что оставались по другую  сторону  рва,  подняли  страшный  шум,  требуя
перенести вече за стены Чернигова на широкое и привольное  ратное  поле.  Но
угрожающий гул их не сломил упорства стражей. Они и так не  рады  были,  что
послушались градских мужей и открыли ворота, а теперь  боялись  гнева  князя
Черного. Северяне же, успевшие перебраться по мосту в Чернигов,  не  слушали
криков своих односельчан. Их неудержимо влекло теперь в людской  круговорот,
на Соборную площадь. Они тянулись туда, как дерево к солнцу.
   Площадь бурлила. Сельские пахари - смерды убеждали в чем-то черных людей.
Те уговаривали смердов. Иные кричали что-то мужам  градским,  пробивались  к
старейшинам, чтобы сказать им о своих бедах, требовали, чтобы  вели  речь  с
князем о защите всей земли Северянской, всего народа.
   Но вот распахнулись ворота в высоких стенах детинца. Из них  выехали  три
всадника. Градские  жители  узнали  в  них  княжеских  слуг.  С  возмущением
оповестили они о том людей, собравшихся на площади.
   - Глядите! - кричали они, указывая на всадников. - Князь сам  не  едет  к
нам, а посылает своих огнищан. Он хочет править вечем!
   Смерды-поселяне, а с  ними  черные  люди  встретили  княжеских  посланцев
такими криками возмущения, что те растерялись и, не посмев  объявить  народу
приветствие князя, повернули коней  в  детинец.  Это  еще  больше  распалило
северян. Они были при оружии, выступали не в одиночку, а сообща, чувствовали
свою силу,
   Но и князь решил не отступать  перед  грозным  шумом  народного  сборища.
Дождавшись возвращения вестников, он спокойно и  величественно  двинулся  на
площадь,  окруженный  своей  свитой,  закованными  в   броню   дружинниками.
Казалось, он не слышит возмущенного гула, будто северяне смиренно  выслушали
его посланцев и ждут теперь,  когда  сам  князь  предстанет  перед  покорным
вечем.
   Одно   только   выдавало   его   неуверенность:   слишком   велика   была
сопровождавшая его дружина, очень уж воинственным  казался  выезд  князя  на
Соборную площадь.
   То ли страх перед закованной в броню дружиной, то ли напряженное ожидание
того, что скажет князь, и всяк хотел его  услышать,  шум  и  гам  постепенно
стихли, откатились куда-то под самые стены. На площади все замерли, не сводя
взора с князя и его дружины.
   Когда он приблизился к молчаливо стоявшим стеной и  сурово  глядевшим  на
него градским мужам, а потом остановился, подняв над головой руку, кто-то из
старейшин нарушил сторожкую тишину и резко оборвал  князя  на  первом  слове
начатого им, узаконенного обычаем приветствия.
   - Княже! - густым и сильным  голосом  проговорил  старейшина,  выехав  на
своем коне из тесной толпы вооруженных всадников. -  Северяне  хотят  знать,
почему ты  не  защищаешь  их  от  чужеземцев?  Почему  оставил  в  беде,  не
выполняешь долга своего перед народом, перед землей Северянской?
   Черный молча смотрел на старейшину, думая, как достойней ему ответить. Но
вече  воспользовалось  минутным  молчанием  и  дало  волю  своему  гневу   и
возмущению.
   - Князь думает только о себе! - кричали северяне. - Один  Чернигов  хочет
отстоять, а  всю  Северянщину  бросить  беззащитной!  К  горестям  нашим  он
безучастен!
   - Неправда! - крикнул кто-то из  знатных  мужей,  перекрыв  своим  мощным
басом ближайших крикунов. - Оборона Чернигова -  это  и  есть  оборона  всей
земли Северянской.
   - Всей? - послышался звонкий молодой голос. - А Подонье? Зачем  отделался
князь посылкой кучки ополчения? Почему дружину не послал? Обещал ведь!
   - Да потому, что селения дружинников тут под боком! - выкрикнул кто-то.
   - Говори, княже! Ты сложил  с  нами  договор,  дал  слово  вечу  пойти  с
дружиной на защиту северян в Подонье. Отчего же не пошел? Почему медлишь?
   Это была  спасительная  мысль.  Черный  почувствовал,  что  надо  за  нее
ухватиться, и поднял было руку, как знак того, что хочет говорить,  но  вече
не стало слушать князя.
   - Позор! Позор! - пронеслось по Соборной площади. -  Князь  обманул  свой
народ! Он предал нас!
   - Измена!
   - Бесчестье!
   От криков и шума звенело в ушах. Они достигали не только  детинца,  но  и
окрестных селений. Князь не знал, как утихомирить, смирить бушующее  людское
море, чем успокоить северян. Они вооружены, дружиной  их  не  испугаешь.  Не
только той, что с ним сейчас, но даже и оставшейся в детинце. Да и силу свою
чувствует вече, понимает свое превосходство. Отлично, видно, понимает. Иначе
не кричали бы так смело, так нагло князю своему.
   Черный нахмурился. Не по нраву пришлась ему дерзость веча,  но  он  опять
промолчал, выжидая, пока оно затихнет.
   Когда шум отдалился, он выхватил из ножен тяжелый, украшенный золотом меч
и стремительно поднял его над головой. То  был  знак,  которому  должны  все
покориться. Северяне знали, что князья только изредка прибегают  к  нему,  а
потому притихли. Враждебно глядя на Черного, они  молча  ждали,  что  скажет
князь.

   - Братья северяне! - начал Черный. - Мужи градские  и  окрестные!  Больно
слушать мне попреки ваши горькие, вести и жалобы печальные. Но  еще  больнее
становится, когда задумаюсь над немощью силы нашей ратной. Мало ее, и  слаба
наша рать!
   - Неправда! - послышались голоса.  -  Рать  у  нас  вон  какая!  Взгляни,
сколько нас тут, на площади градской, и за стенами ее, на поле ратном!
   - Много нас на земле Северянской, и силы в нас много!
   Черный выждал, пока стихли выкрики, и снова заговорил;
   - То правда, братья: я обещал вам повести дружину свою против  печенегов,
обещал защитить люд Подонья от набегов степняков. Но кого  же  повести  мне?
Случилось так, что не успели ратные мужи собрать  под  черниговские  хоругви
большую дружину, а тут каган хозарский стал грозить войной.
   - И князь решил ждать его в Чернигове? А земля наша? Что будет  с  землей
Северянской? С близкими нашими? - угрюмо возразил один из старейшин.
   - Хозары не пойдут по лесам Северянщины! - воскликнул князь.
   - Зато уже идут печенеги! Сегодня они на Донце, завтра выйдут к Сейму,  а
то и на Десну! - стоял на своем старейшина. - Ведь кучка ополченцев не может
их задержать.
   - Так что же я, по мысли старейшин, должен делать? - разгневался  Черный.
- Оставить Чернигов, дочь  свою  и  идти  с  дружиной  навстречу  хозарам  и
печенегам? А знают ли старейшины, что хозары только того и ждут. Ни дружине,
ни ополчению нашему не под силу одолеть их в поле. Только  тут,  за  стенами
градскими, воины наши сумеют постоять за волю Северянщины, за честь княжны.
   Задумались старейшины.  Ответ  князя  показался  им  убедительным.  Народ
разноголосо зашумел. Послышались крики одобрения и сомнения.
   Черный почувствовал это и подобрал поводья коня, готовясь подкрепить свои
слова какими-то новыми  доводами.  Но  вдруг  из  толпы  раздался,  особенно
громкий среди всеобщей тишины, сильный и звучный голос:
   - А может, князь скажет нам, зачем приезжал сюда Олег, князь киевский?
   Для Черного слова  эти  прозвучали  как  гром  с  ясного  неба.  Северяне
притихли, с любопытством поглядывая туда, откуда раздался вопрос,  потом  на
князя. В самом деле: почему молчит об этом Черный? Ведь Олег  был  здесь,  в
Чернигове, князь вел с ним какие-то переговоры. Почему же молчит о  них,  не
поведает вечу? Именно сейчас единение с киевлянами было бы особо  кстати.  И
хозар  можно  бы  остановить,  и  печенегов  прогнать.  Вот  когда  единение
послужило бы добрым и спасительным делом.
   - Говори, княже! - потребовали передние. - Зачем  приезжал  Олег,  о  чем
говорил ты с ним в своих хоромах.
   Вече снова зашумело, заволновалось. Князь молчал,  обдумывая,  как  быть,
что ответить северянам.
   - А может, князь припомнит, что обещал тогда Олегу? - послышался  тот  же
звонкий, сильный голос.
   Черный метнул злобный взгляд в сторону говорившего и на этот раз заметил,
кто об этом спрашивает. Он еще больше нахмурился.
   "Тварь такая, - подумал он, - пронюхал, значит, как-то".
   А вечу ответил:
   - Не давал я никаких обещаний князю Олегу. Да и не мог их дать.
   - Неправда! - крикнул тот, которого приметил  Черный.  -  Олег  советовал
тебе объединиться с ним против лихой напасти хозар и печенегов, а ты  обещал
ему поговорить о том на вече, посоветоваться с вечем!
   Слова эти и вовсе озадачили Черного. Казалось,  подробностей  переговоров
его с Олегом никто не мог слышать, В гостиной зале были только они вдвоем...
Кто мог подумать,  что  брошенные  им  тогда  лишь  для  отвода  глаз  слова
"поговорю на  вече",  станут  известны  этому  человеку,  а  сейчас  и  всем
северянам? Как мог он о том проведать, подслушал или рассказал ему Олег?
   Собираясь с мыслями, князь досадливо подергивал повод, как  бы  сдерживая
неспокойно танцующего под ним коня. Но молчать  дальше  нельзя  было:  время
идет, северяне ждут и каждый миг может стать решающим.
   - Разговор тот для веча не нов, - ответил наконец Черный. -  О  Киеве,  о
союзе с полянами речь шла и в прошлый раз на вече. И мы тогда решили...
   - Решили встать против печенегов! - прервал его все  тот  же  неугомонный
голос. - Но разве мы тогда сказали свое слово против  единения  с  полянами?
Почему же князь хочет решать дела земли нашей самочинно? Почему не говорит о
предложении Олега на вече?
   - Потому что не было в том нужды! - уже раздраженно ответил Черный.
   - Как это не было нужды?
   - А так... - хотел было продолжить Черный,  но  его  прервали.  Раздались
выкрики:
   - Значит, князь попирает права северян? Он не хочет  признавать  веча?  -
настаивали передние.
   - Позор! - поддержали в  задних  рядах  те,  что  толпились  по  обочинам
Соборной  площади.  -  Князем  овладела  гордыня!  Он  нарушает  договор   с
северянами!
   - Это измена! - покрыли шум чьи-то голоса.
   - Измена!!! - громким  эхом  откликнулись  люди  под  стенами,  и  толпа,
дрогнув, двинулась на  стоявшую  позади  князя  дружину.  Но  тут  из  толпы
всадников выехал широкобородый, наиболее уважаемый думный муж  и,  развернув
коня, знаками приказал людям остановиться.
   Медленно,  нехотя   покорились   передние   конники,   сдерживая   натиск
возмущенного на обочинах люда.
   Когда волнение немного улеглось, широкобородый  снова  развернул  коня  и
решительно обратился к Черному уже не с просьбой, а как бы приказывая:
   - Отвечай, княже: как это не было нужды? Черный  исподлобья,  сжав  губы,
гневно поглядывал на людей и молчал. Видно  было,  что  пеняет  на  себя  за
несдержанность, ищет выхода из трудного положения, но не находит. Допущенная
сгоряча оплошность раздражала и толкала его все дальше по ошибочному пути.
   - Я говорил уже, - зло ответил он, - что Олег коварством захватил Любеч -
лучший северянский град и пристань на Днепре.  Теперь  и  Чернигов  хочет  к
рукам своим прибрать, петлю задумал набросить нам на шею.
   - Откуда князю ведомо о том? - спросил кто-то.
   - Говорю же вам: Олег коварно захватил наш Любеч.
   - И все? - допытывался тот же голос.
   - А разве мало? Тем самым он прибрал к рукам весь путь из варяг в  греки,
оттеснил нас от Днепра! В толпе раскатисто засмеялись.
   - Разве путь из Чернигова в греки идет через варягов?  Смех  пронесся  по
всей площади, как-то сняв на время напряжение.
   - Княже, - спокойно и наставительно сказал широкобородый, - нам  кажется,
что сейчас не до обид. Можно ли вспоминать старые обиды,  когда  надвигается
новая, страшная беда. Надо подумать о единении с братьями-полянами, если  не
хотим допустить разорения и гибели земли Северянской.
   Но Черный не уступал:
   - Уж лучше разорение, чем такое единение. И хозары и  печенеги  -  чуждые
северянам племена. Хозары придут и уйдут. А Олег на веки вечные сядет нам на
шею. Помяните мое слово: союз с Киевом погубит Северянское княжество!
   - Союз этот спасет северян! - крикнул кто-то  из  стоявших  против  князя
конников.
   Вече одобрительно зашумело, возмущенные люди двинулись на Черного  и  его
дружинников.
   - Так вот как говорит с нами князь! - раздались гневные  выкрики.  -  Вот
как заботится о народе и земле Северянской! Ему и впору на разорение  отдать
ее!
   - Да что мы смотрим на него! - выделился чей-то голос. - Князь печется  о
своем княженье, о себе, а не о северянах! Он нарушил договор с вечем!
   - Позор! Измена!
   И снова поднялся на стременах широкобородый  муж,  дал  знак  успокоиться
людям, прекратить шум и выкрики.
   - Княже! - сурово и твердо проговорил он. - Ты  обещал  защищать  нас  от
врагов. Или выполняй свой долг... - Или что? - не в силах сдержать свой гнев
крикнул Черный.
   - Или уходи от нас прочь! - решительно закончил старик.
   На площади воцарилась тягостная тишина. Люди, не двигаясь,  вытянув  шеи,
во все глаза смотрели на князя. Вече ждало. Что он ответит?
   - Одумайся, княже, - советовали стоявшие впереди толпы, -  объединяйся  с
полянами и веди нас против степняков.
   - Не будет этого! Никогда! -  в  запальчивости,  весь  охваченный  гневом
ответил князь и оглянулся на стоящую за ним дружину.
   - Тогда уходи прочь!! - раздался грозный клич веча.  Люди  схватились  за
оружие. Крики, шум, стоны, проклятия слились с лязгом выхваченных  мечей,  с
визгливым ржанием пришпоренных и  вздыбленных  над  толпой  коней.  Передние
рванулись к князю, но столкнулись с закованными в броню дружинниками.  Народ
на площади нажал с боков, и все быстро  окружили  княжескую  дружину  тугим,
неподатливым кольцом.
   Теперь  старейшины  не  сдерживали  людей.  Они  подбадривали   молодежь,
призывали отстоять родную землю, отчий кров, сеяли  бурю.  А  молодые  воины
только  того  и  ждали.  Отважные  и  сильные,  словно  барсы,  кидались  на
дружинников, поднявших отточенные  пики,  мечи  стальные.  Чем  дальше,  тем
плотнее сжималось  окружавшее  дружину  князя  кольцо,  охваченное  буйством
настоящей сечи.
   Дружинники, видно, не  ждали  такого  смелого  и  злобного  натиска.  Они
дрогнули и начали отступать. Под одним упал  уже  конь  боевой,  другой  сам
свалился под копыта от мощного удара мечом. Ожесточение людей все  росло,  и
Черный, отступая, стал поглядывать на  ворота,  думая,  что  лучше  сделать:
послать гонцов за оставшейся в детинце боевой дружиной или укрыться  за  его
крепкими стенами.
   И в этот миг настороженное его ухо уловило чей-то отчаянный крик:
   - Стойте! Стойте! Да опомнитесь же! Одумайтесь!!! Те, что толпились ближе
к кричавшему в стороне всаднику, обернулись.  Вслед  за  ними  обернулись  и
другие, недоуменно глядя то друг на друга, то на кричавшего человека.
   - Братья! - еще громче надрывался тот от крика. Его  уже  увидели  князь,
дружинники и воины народного веча. - Зачем подняли вы мечи друг на друга? За
Десной хозары! Несметная сила, тьма-тьмущая хозар!
   В толпе возникло смятение. Все воины  опустили  оружие,  люди  растерянно
оглядывались, потом ринулись к всаднику, чтобы узнать,  кто  он  таков,  кем
послан, сам видел хозар или кричит об этом с чужих слов?
   Князь воспользовался замешательством,  направил  лошадь  к  прискакавшему
невесть откуда воину. Его никто не задерживал. Народ расступался перед ним и
перед дружиной.
   Подъехав к всаднику, Черный окинул его взглядом с головы до ног:
   - Кто ты есть, добрый молодец?
   - Поселянин я из степного  приграничья.  Всеволодом  прозываюсь.  Ехал  к
тебе, княже, на службу ратную: слух идет, будто дружину набираешь, и по пути
увидел в лесах хозар.
   - Да будут благословенны боги, надоумившие тебя ехать в стольный град наш
Чернигов, - приветливо глядя на юношу,  заговорил  князь.  -  В  добрый  час
прибыл ты сюда... И много же их, хозар?
   - Говорю же, тьма-тьмущая! Самые большие задеснянские луга по обе стороны
Соляного шляха забиты ихними конями.
   Черный смотрел на красивого отрока, ловко сидевшего на  вороном  коне,  и
молчал. Князю следовало показать  окружающим,  что  он  поражен  и  опечален
грозной  вестью,  а  он,  улыбаясь,  любовался  молодцем  и  радовался  ему,
чувствуя, что появление  его  в  разгар  бунтующего  веча,  в  решающий  миг
столкновения княжеской дружины с разъяренной толпой спасает князя от  явного
позора, а может, и от смерти. Как обернутся дела потом, то видно будет, пока
же этот юноша - его спаситель!
   - А не ошибся ли ты? Может, не хозарские то кони? - больше  для  порядка,
чем сомневаясь, обратился он к Всеволоду. - Сам понимаешь, такими вестями не
шутят.
   - Если князь не верит, - смело и уверенно ответил отрок, -  пусть  пошлет
со мной воинов своих: я покажу им, где хозары!
   Черный одобрительно кивнул головой. Потом  повернулся  к  вечу  и  громко
заговорил:
   - Слышали? Враг под стенами Чернигова. Еще немного колебаний, усобиц -  и
доля земли Северянской будет решена. Хозары только обрадуются нашим  распрям
и разладу, воспользуются ими да пустят по ветру град наш стольный, а с ним и
села окрестные.
   Князь окинул быстрым взглядом примолкших северян.
   - Братья! - воскликнул он. - Станем ли потворствовать врагам нашей земли,
наших очагов? Будем едины в эту грозную для Северянщины годину!
   Голос его звучал теперь мужественно и искренне. Но  вече  молчало.  Тогда
выехал вперед тот же широкобородый муж и, глядя в толпу, сказал:
   - Правда, братья: не в добрый час подняли мы меч друг  на  друга.  Хозары
тем попользуются, и усобицы наши скорбью отзовутся по земле Северянской.  Но
правда и то, княже, - обратился он к Черному, - что ты  унизил  народ  свой,
нарушил сложенный с ним договор. - Он увидел, что при этих словах вече снова
заволновалось, зашумело, и гулкий бас его зарокотал в полную силу: - Братья!
- Он протянул вперед руку. - Воины земли Северянской! Мужи ратные и  думные!
Народ северянский! Законы дедов и прадедов наших не велят прощать  измены  и
унижения. Но те же законы велят нам не забывать о  бедствии,  которые  несут
всем  нам  хозары,  об  опасности  ратного  вторжения  чужеземцев  на  земли
Северянские, об угрозе порабощения степняками народа нашего.  Так  будем  же
рассудительны, братья! Не позволим гордыне сердца  возобладать  над  разумом
людей ратных и державных! С  князем  разговор  будет  потом,  после  сечи  с
хозарами. А сейчас позаботимся об одном: земля Северянская - наша  земля.  И
мы первыми призваны защитить ее от лихой беды.
   Площадь замерла. Северяне молча слушали, сосредоточенно  и  сурово  глядя
перед собой...

   XXVII. СОБИРАЕТСЯ РАТЬ НЕИСЧИСЛИМАЯ
   Младан поселился на северной окраине села  Згур,  в  зарослях  на  берегу
Десны.  Дела  там  вдосталь.  Корчевать  пришлось   деревья   крепкие,   все
лиственные, не то что в сосновом бору. Но  зато  земля  хороша.  И  к  Десне
ближе. Пока раскорчуешь поле, пока добудешь  с  него  хлеб,  лесной  охотой,
рыбой можно будет прожить. Слава богам, он молод и силен, и на  двоих  им  с
Миланой много не нужно.
   Начали они, как пристало добрым хозяевам, с очага. То не была еще хата, к
какой привыкли они с детских лет, - широкая, просторная, с  высоким  гребнем
на крыше. Жилье их было сложено из  тонких  стволов,  прикрыто  от  непогоды
небольшой кровлей из широких полос коры, содранной Младаном с деревьев. Но и
здесь можно было уже укрыться от дождя и зверя, найти убежище  от  холода  и
ветра. Как и во всякой хате, сложенной хозяином, в ней был очаг,  в  котором
горел огонь, охранитель от всего злого, что есть на земле, в воде, в лесу  и
в поле.  В  бедном  своем  жилище  Младан  с  Миланой  чувствовали  себя  не
беззащитными и твердо верили, что  покровительствует  им  всемогущая  добрая
сила бога Сварога.
   Правда, мало чего могли они принести в жертву своему богу,  и  это  очень
угнетало их, особенно  Милану.  Зато  молодые  щедры  были  на  молитвы,  не
скупились на обещания.
   Рано утром оба  они  оставили  жилье,  направились  на  облюбованную  под
усадьбу делянку.  Там  Младан  взял  в  руки  топор  и,  не  останавливаясь,
вымахивал им, а Милана подбирала обрубленные ветви, сносила их  на  обочину.
Ей было как-то неловко перед мужем: таким легким был ее труд в  сравнении  с
тем, что делает Младан. И потому она время  от  времени  подходила  к  нему,
просила не тужиться через меру.
   - Ты бы отдохнул, - несмело говорила она, - так и надорваться можно.
   - Не бойся, - оборачивался к ней Младан, - я крепок, силы у меня много.
   - Знаю, что много, - беспокоилась Милана, - да ведь  работы  немало.  Под
усадьбу не успели расчистить место, а ты уже извелся, исхудал. Что же будет,
когда начнем валить лес под пашню? Сколько работы еще: и срубить,  и  колоды
стянуть, и пеньки выжигать, и корчевать их, и...
   - И-и-и...  -  весело  передразнил  ее  Младан,  широко  улыбаясь.  -  Не
печалься, ладо мое милое. Не за одно  же  лето  должны  мы  выкорчевать  все
деревья. Эхма! Сколько времени еще впереди! А мы ведь только начинаем. Да  и
не одни мы будем корчевать. Не хочет помогать наш род, не надо! Люди  добрые
помогут. Мы не одиноки, Миланка. Вон и Богуслав и  Добромир  хотят  уйти  из
отчего дома. С ними вместе будем управляться с лесом. А там и хату настоящую
поставим. Вот увидишь, все будет хорошо.
   - Коли бы так, - с надеждой глядя  на  него,  говорила  Милана.  -  Боюсь
только, одни это слова. Пока-то с нами никого нет.
   - Будут, Миланка! Нелегкое это дело - уйти  от  прадедовского  очага.  Но
пусть только увидят, что я сам становлюсь на ноги, пойдут они за нами.
   Некоторое время работали молча.
   - Нам бы только хорошую хату поставить, - мечтала вслух Милана, -  лес  и
потом расчистили бы. Правда, Младанушка?
   - Твоя правда, Миланка. Было б только где  перезимовать.  В  лесах  наших
зверя видимо-невидимо. До весны богатую пушнину добудем. А  весной  в  Десне
для нас пожива - рыб полно. А может, и за море пойду я добывать гривны.
   - Тьфу! Тьфу! - отмахнулась  Милана.  -  Будь  они  неладны,  походы  эти
заморские.
   - Боишься? - Младан опустил топор и, ласково улыбаясь, оглянулся на жену.
   - Боюсь, - искренне призналась Милана, - дюже опасны они, походы эти.  Да
и как мне жить одной тут без тебя? Небось на все лето уедешь?
   Младан звонко расхохотался:
   - Не бойся, Миланка, никуда я от тебя не пойду! У нас теперь  свой  очаг.
Работы хватит и дома. А коли что, так лучше уж к князю в  бортники  подамся.
Это рядом. Да и гривну получу за лето. А будут  гривны,  то  и  лес  быстрей
отступит перед нами. Не за год, так за пять лет, но будем иметь свое поле.
   - Тогда я уже настоящей хозяйкой буду, правда, Младан?
   - О да! Красавицей хозяйкой.
   - И Черную смогу  позвать  к  очагу  нашему  в  гости?  Взмахнувший  было
топором, Младан остановился:
   - Черную? Ту, что гналась за нами в ночь под Ивана Купалу?
   - Да.
   - Но ведь она княжна.
   - Ну и что же с того? Мы с нею близкие подружки. Моя тетка нянькой у нее.
Почитай, что с самого рождения с  ней  в  тереме  живет.  Пожаловала  как-то
Черная с нянюшкой ко мне в Заречное, да так понравилось ей у нас, что  потом
во все праздники наведывалась, гуляла с нами. Сирота она, Младанушка,  живет
без матери родимой, потому и томится, скучает, ищет себе подруг.
   Младан хотел еще что-то сказать жене, но чуткий  слух  его  вдруг  уловил
какой-то шум, несшийся со стороны села. Вскоре на опушке появился всадник  и
погнал коня прямо на необжитый еще их очаг.
   - Беда, Младан! - закричал он на скаку. - Хозары  нагрянули  в  Чернигов.
Седлай коня! Давай быстрей на сход!
   Младан недоуменно глядел на всадника, потом перевел взгляд на Милану.
   - Почто седлать коня? - спросил наконец. - Разве хозарам  впервые  бывать
здесь за данью?
   - Войной идут! Не мешкай! - еще громче крикнул всадник, развернул коня  и
помчался в село.
   Младан будто остолбенел. Никак не мог прийти в себя. Неужто правда война?
Неужто хозары уже под Черниговом?..
   - Что же нам теперь делать?  -  заплакала  Милана.  Младан,  опомнившись,
засунул топор за пояс.
   - Что должно, то и делать будем, - жестко сказал он. - Раз хозары  пришли
к нам как враги, пойдем на них всем ополчением.
   - А я? - схватила его за рукав Милана. - Что будет со мной?! Куда денусь?
   Младан задумался. И правда, на кого оставит он Милану?  Родные  отреклись
от них, чужим не до Миланы. - Седлай коня, давай быстрей в село, -  приказал
он жене, - а там увидим, что тебе делать.
   - Я не только в село, я и в войско с тобой пойду, - сказала Милана -  Где
ты, там и мое место.
   - Что ты, Миланка! - испугался Младан. - Да  разве  женское  это  дело  -
брань на ратном поле?
   - А куда мне деваться? Твои  родичи  -  враги  мне.  Соединили  боги  нас
навеки, так тому и быть. Вовеки и будем вместе.
   Младан залюбовался женой.  Потом  подошел,  взял  за  руки  и  пристально
взглянул в подернутые грустью синие глаза.
   - Ладно, - раздумчиво и медленно проговорил он,  -  пусть  будет  так.  Я
отстою тебя перед старейшинами.  Упрошу,  чтоб  дозволили  идти  со  мной  в
поход...
   Все усадьбы згуричан  были  охвачены  тревогой.  Северяне  спешно  копали
глубокие ямы, обставляли их снопами, тащили из хат и  складывали  туда  свои
пожитки. Остатки прошлогоднего зерна, кувшины с медом увязывали  на  седлах,
готовясь в дальнюю дорогу.
   А на площади уже собирались воины. Старейшины сидели  на  конях  суровые,
нахмуренные, говорили что-то конникам,  указывая  на  протоптанную  в  лесах
тропу, которая вела  к  Соляному  шляху.  После  этого  всадники  небольшими
группами двинулись в путь, видно в дозоры. Их задача: вовремя предупредить о
появлении хозар, не допустить, чтоб враг застал жителей села врасплох.
   Когда на площади собрались все  мужи,  старейшина  Доброгост  поднял  над
головой меч - то был знак: он хочет сказать свое слово ополчению.
   - Братья, - сурово и печально начал он, - из  Чернигова  пришли  недобрые
вести. Хозары коварно напали на наш стольный град Огню и мечу предали  землю
Северянскую. Князь и тысяцкий призывают нас на  ратные  дела  против  кагана
хозарского Будем же  достойны  долга  своего  перед  народом,  перед  родной
землей! Раз хозары пришли к нам как враги, наше место в ополчении!  Слышали,
братья? Все слышали?
   - Слышали!!! - единодушно ответили конные и пешие мужи.

   - Старейшина из рода Бортников! -  обернулся  Доброгост  к  седому  мужу,
стоявшему рядом. - Тебе ведомы тайные тропы всех лесов окрестных.  Бери  под
свою руку семьи наши и уведи их в чащи лесные.  Укрой  так,  чтоб  воины  не
боялись за судьбу своих семей.
   - Все будет сделано, как ты сказал, Доброгост, - заверил старец, -  Уж  я
знаю, как запутать следы. Леса у нас бескрайние, чащобы непролазные, хозарам
туда заказаны пути.
   - Люди пусть идут пешком, - продолжал  Доброгост.  -  На  коней,  которых
оставляем вам, грузите только съестную поклажу.
   - Хорошо.
   Бортник подобрал повод и, низко поклонившись ополченцам,  пошел  собирать
стариков и женщин с детьми в дальнюю дорогу. За  ним  двинулись  и  те,  что
должны были охранять семьи от внезапного нападения недругов и зверя.
   Доброгост обвел глазами сгрудившихся на площади воинов и заговорил с ними
громко и решительно как начальный муж ополчения.
   - Братья! Беритесь быстрей  за  дело!  Пока  на  нас  хозары  не  напали,
собирайте все, что есть в селе из бронзы и железа, да к горнам поживей! Мечи
ковать!
   Мужчины двинулись было по домам. Но тут Доброгост увидел  среди  конников
Младана и, как бы вспомнив что-то, зычно крикнул:
   - Стойте! Я не все еще сказал!
   Згуричане остановились, выжидающе глядя на старейшину.
   - Сын мой Младан, и ты, Стемид, - обратился он к своим детям,  стоящим  в
толпе раздельно, словно чужаки, - подойдите ко мне. Хочу слово  сказать  вам
при всех, при побратимах ваших ратных.
   Те спешились, подошли, стали перед отцом.
   - Недавно поссорились вы, дети мои, и в сердце вашем гнев лежит  друг  на
друга. Изгоните его прочь! Забудьте обиды! В грозную для земли нашей  годину
придется вам плечом к плечу бороться с лютым ворогом,  а  может,  и  умирать
брат за брата. Прогоните же  из  сердца  злобу,  поклянитесь  перед  воинами
нашими, что идете сражаться за родину как братья, а не как враги!
   Опустив головы, стояли Младан и Стемид,  не  решаясь  взглянуть  друг  на
друга.
   - Младан! - сурово воскликнул Доброгост. - Тебя обидели, то правда. Но ты
младший, за тобой первое слово.
   Младан несмело бросил взгляд на Стемида и снова потупил взор.
   - Прости меня, брат, - сказал он  наконец.  -  Мне  следовало  покориться
тебе, как старшему.
   - Нет, брат, - отозвался Стемид, - это я должен  был  быть  справедливым,
как старший. Если можешь, забудь обиду и прости.
   Отец  удовлетворенно  погладил  бороду,  а  сыновья  обнялись  и   трижды
расцеловались при всем честном народе.
   - А теперь за дело! - приказал Доброгост. - Женам и детям в лес!  Мужчины
- к наковальням!
   - А как же я? - испуганно воскликнула Милана. Она пробилась вперед  через
строй ополченцев.
   Старейшина недовольно сдвинул брови. Увидев это, Младан кинулся к отцу:
   - Дозвольте, батюшка, Милане идти со мной!
   - С тобой? - удивился старейшина. - Это почему же?
   - Соединились мы навек. Везде навек и будем вместе. Доброгост не  нашелся
сразу что ответить.
   - Это твое желание, Милана? - тихо спросил он.
   - Да, это мое желание,  батюшка.  Боги  свели  нас  на  жизнь  вместе.  И
защищать ее  мы  будем  вместе.  За  ранеными  и  больными  ухаживать  могу,
помогать...
   - Ну что ж, - ответил после недолгого раздумья Доброгост, -  пусть  будет
так. Да хранят вас боги...

   XXVIII. БЫТЬ ГРОМУ ВЕЛИКОМУ...
   Князь не ждал нападения хозар со стороны Десны: Чернигов  защищали  здесь
крутые берега, укрепленные высоким,  неприступным  валом.  Однако  появление
хозар в левобережных лесах,  да  еще  на  подступах  к  Чернигову,  серьезно
беспокоило его. Неужто задумал хозарский каган Кирий  именно  в  атом  месте
напасть на город? Ведь проще было переплыть реку выше по течению,  выйти  на
торный Залозный шлях, а по нему к переправе через Стрижень. Тогда ни  берег,
ни река не будут такой преградой, как здесь, на Десне. Да и ворота рядом.  С
переправы на Стрижне удобно и легко поДойти  к  Северным  воротам  в  стенах
града. А Кирий почему-то минует их. Почему же? Видно,  что-то  иное  задумал
враг.
   "Хитрая тварь, - думает князь, - знает, что я буду ждать его именно  там,
у переправы через Стрижень, и затевает коварное нападение в другом  месте...
Но где?.."
   Так и не разгадав замыслов кагана, Черный распорядился усилить  охрану  у
всех ворот, на всех помостах городских стен, укрепленных толстыми  бревнами.
Воинов в Чернигове  теперь  оказалось  больше,  чем  он  рассчитывал.  Здесь
остались и дружина и участники веча. Под защиту крепости и воинов  сбежались
в Чернигов все поселяне окружных сел, забрав с собой  коней,  коров,  зерно.
Это немного успокоило Черного: есть кому защищать стольный  град,  есть  чем
прокормить людей, а стены в Чернигове крепкие.
   Но спокойствие оказалось недолгим, ненадежным. Уже к  вечеру  возникла  и
закрепилась  у  князя  мысль,  что  хозары  воспользуются  ночной  темнотой,
двинутся на город в том месте, где их меньше всего ждут: через Наддеснянские
ворота. Теперь понятно, почему они скучились неподалеку от  переправы  через
Десну, почему весь день таятся, ничем не выдают себя. Темноты ждут. Внезапно
хотят ударить на твердыню Черниговскую, на детинец. Да, так оно и  есть.  Не
хочет Кирий встретиться с большой ратью северян - дружиной и ополчением. Он,
видно, думает внести растерянность в северянское войско нежданным налетом на
детинец, захватить эту крепость, а заодно и княжну.
   Сначала Черный хотел вывезти дочь из терема и поселить ее  у  кого-нибудь
из ближних мужей. Потом передумал: отозвал  в  детинец  из  окольного  града
почти  всю  дружину,  оставив  там  только  дозорных  у  ворот  и  башен  да
многочисленное ополчение.
   ...Под утро, как только взошла кровавая заря над полем битвы, каган напал
на Чернигов в том месте, где его меньше  всего  ждали.  Конные  полки  хозар
переправились через Десну ниже  Чернигова,  там,  где  отроги  Болдиных  гор
переходят в пойму реки Белоус, и, воспользовавшись спадом воды, вышли  левым
берегом на Любецкий шлях. Это был  крайне  рискованный,  почти  непроходимый
путь, пересеченный болотами. Но потому-то и выбрал его Кирий,  что  там  его
никто не ждал, и это позволяло воинам кагана безопасно добраться  под  стены
Чернигова, напасть на сонную стражу Любецких ворот.
   Дремучая и высоченная, прозванная за это "Черной", роща подходила здесь к
самому  острогу,  бросая  на  него,  особенно  на  ров  и   стены,   густую,
непроглядную тень. Пользуясь темнотой, хозары тихонько спешились, подкрались
к наполненному водой рву и, разбившись на две части, бесшумно, не плеснув ни
разу, переплыли на обрывистый правый берег. Перед ними  в  нескольких  шагах
можно было различить ворота. Но хозары не  двинулись  туда:  предупрежденные
Амбалом и Баглаем, они точно знали,  что  охрана  находится  по  ту  сторону
стены, что  ворота  заперты  на  крепкие,  надежные  засовы  и  открыть  для
хозарских всадников,  перебросить  для  них  мост  через  ров  можно  только
изнутри. Поэтому следовало перебраться через стену где-то в стороне от ворот
и уничтожить малочисленную в этом месте и  беспечную,  как  доложили  о  том
кагану, охрану.
   Нападение было продумано во всех подробностях и, по мысли  Кирия,  должно
было завершиться полным успехом. Но ни каган, ни его холопы в  Чернигове  не
смогли предвидеть одну такую "малость", которая иногда сводит на нет  усилия
целого войска. То ли в спешке, то ли возгордясь своим ратным умением, забыли
хозары, не приняли в расчет, что в  крепости,  кроме  дружины,  есть  еще  и
ополчение народное и черный люд, способный на выдумки  хитрее  всех  законов
ратных.  Они-то  и  погубили  расчеты  правителя  Хозарии,  столь  тщательно
продуманные его замыслы.
   По обе стороны крепостных стен и в самом деле стояла предутренняя тишина,
будто царила полная беспечность. Но стоило хозарам  только  приставить  свои
лестницы к помосту, как оттуда градом посыпались на них смертоносные  камни.
Грохот обвалов и крики раненых взорвали тишину. Вскочили воины черниговского
ополчения - недавние смерды, бортники, кузнецы, кожевники, сторожко  спавшие
на помосте, около запертых на ночь ворот.  Сначала  они  не  поняли,  откуда
лезет враг. Но вот послышался чей-то пронзительный крик: "Хозары!" - и сразу
вспыхнули заранее приготовленные смоловарни, а  вниз  полетела  такая  масса
огромных камней, что хозары не выдержали, стремглав кинулись  в  наполненный
водою ров. А пущенные из лесу в защитников крепости стрелы  уже  не  помогли
хозарам. Они отступили.
   Кирий рвал и метал. Хлестал нагайкой всех, кто попадал под руку,  зарубил
терхана - начальника большого отряда лучших воинов, которых  вел  терхан  на
штурм ворот. Но ярости своей погасить  не  мог.  Внезапность  нападения,  на
которую возлагалось столько надежд, ради которой он  переправился  в  нижнем
течении Десны, пробирался в непроходимых болотах, - все пошло прахом,  воины
поранены, вылазка отбита с большими потерями для хозар!
   Черный подъехал к Любецким воротам позднее,  когда  над  острогом  начало
светлеть утреннее небо. Уже замолкли воинственные  крики,  призывавшие  бить
хозар, и только громкое ржание коней раздавалось по  ту  сторону  стены,  из
Черной рощи. Он прислушался. Казалось, оно откатывалось то в  глубину  леса,
то вправо, на широкое поле за северными стенами окольного града.
   Князь уловил это движение чутьем опытного воина и забеспокоился.
   - Эй, там, на помосте! - окликнул он воинов, которые, радуясь, что отбили
врага, любопытно и весело поглядывали на черную лавину хозарских конников.
   - Что случилось? Почему такой шум за стенами?
   - Да ничего, князь! - ответили ему с помоста. - Хозары из рощи выходят.
   - Из рощи? А куда?
   - На ратное поле, князь! К Северным воротам как будто!
   Черный не стал больше расспрашивать - пришпорил  коня  и,  развернувшись,
погнал его по узкой улице к самой высокой во  всем  окольном  граде  главной
башне.
   Хозары тучей двигались от рощи, словно половодье, растекались по широкому
полю до самого леса. А  со  стороны  Любецкого  шляха  подходили  все  новые
конники и, казалось, не было им ни конца ни края.
   "Ой, нет, - тревожно думал Черный, - не на  ворота  нацеливаются  хозары!
Такой силы хватит, чтоб и град  весь  обложить.  Видать,  не  только  личную
охрану, но и конников хакан-бека привел с собой каган".
   Застонала земля от рати хозарской, задрожали стены от топота конского, от
крика неслыханного. С моря тучи плывут и громом  грозят  земле  Северянской.
Быть буре неистовой, яростной, быть сече лютой, кровавой.  Не  шутки  шутить
пришел под Чернигов каган с войском. Власть и силу свою хочет показать,  еще
больше поработить Северянщину, а княжну добыть не добром, так силой. Но  он,
Черный, уступать и не думает. Воины его не из тех, кто склоняет головы перед
врагом... Им лучше пасть на поле брани, чем дать  заковать  себя  в  колоды,
очернить позором неволи. Храбры воины земли Северянской!
   Быть грому великому, быть сече невиданной! Не день, не два греметь  мечам
о  шеломы  хозарские,  трещать  их  копьям,  ломаться   о   щиты   червленые
северянские, дождем летать стрелам из града на поле,  из  поля  во  град.  И
неведомо, чем закончится этот пир  кровавый,  кому  из  них  суждено  сватов
угощать, а кому землю костьми устилать...
   Но миновал день, и ночь прошла, а хозары не шли на приступ. Стали лагерем
на поле ратном, подальше от стен Чернигова, и  ждут  чего-то.  То  ли  новых
полков из Итиля, то ли верят: одумается князь Черный, запросит мира и  ласки
великого кагана.
   В детинце стали  тревожиться:  чего  стоит  недвижно  огромное  хозарское
войско? Почему  молчит?  Ждет,  пока  северяне  сдадутся?  Задумывают  новый
внезапный удар по Чернигову? Где, когда ждать от них удара в спину?
   А  лагерь  хозарский  молчал.  Только  дым  стлался  по  полю,  да  запах
поджаренной конины щекотал ноздри воинов северянских, стороживших на стенах.
   Нависала беда тайная, неминучая.
   Но вот на следующее утро отделились от хозарского стана три  всадника  и,
подняв над собой знакомый всем племенам  стяг  мира,  поскакали  к  Северным
воротам.
   Воины зашумели на стенах,  крикнули  о  посланцах  вниз,  а  оттуда  люди
передали старейшинам и князю.
   Однако вблизи настроение хозар оказалось совсем не мирным.
   - Эй, там, за стенами! - грубо крикнул один из них, будто не видя, что  с
помостов глядят на них сотни настороженных глаз. - Мы нарочные мужи великого
Итиля. Славный каган  Хозарии,  повелитель  двадцати  пяти  племен,  повелел
передать слуге его, князю северянскому, свою последнюю волю.
   - Ну, ну, говори, - отозвался кто-то из ратных людей на помосте.
   - Я чаушиар! - злобно крикнул хозарин, посмотрев  в  ту  сторону,  откуда
донесся голос. - Желаю говорить с князем немедля и лично!
   - А-а, так это ж сват! - послышался насмешливый  голос.  -  Чаушиар-то  и
приезжал к нам сватать княжну за кагана. Тебе и подождать не грех! Сватам  и
обычаем велено быть терпеливыми. Повтори-ка  лучше  сказочку  про  куницу  -
красную девицу.
   По стенам волною прокатился смех.
   Дозорный приказал ближайшему отроку:
   - Слетай-ка живым делом к князю да перескажи слова хозарина!
   - Требую немедля перебросить мост, открыть ворота.  Потом,  может,  будет
поздно! - пригрозил чаушиар.
   - Смотри на него, какой прыткий! - Кто-то язвительно засмеялся. - Сказано
тебе, подожди! Нам еще не ведомо, что князь повелит.
   Черный недолго раздумывал над тем, стоит ли пускать в  Чернигов  незваных
гостей. Пока чаушиар препирался  с  воинами  на  стенах,  прибежал  отрок  с
княжьим повелением: открыть ворота, впустить  посланцев  кагана  в  окольный
град.
   Князь встретил чаушиара сухо и недружелюбно.
   - Что утешительного привез ты на сей раз, нарочный луж земли Хозарской? -
спросил он, хмуро глядя на него.
   - Каган велит не проливать напрасно кровь! -  резко  ответил  чаушиар.  -
Дружина у северян невелика, и даже вместе с ополчением не устоять  ей  перед
натиском наших воинов. А разобьем ваше войско, хуже будет всей  Северянщине,
да и тебе, князь, и дочери твоей. Не ждите  тогда  пощады  от  кагана.  Веди
сейчас к нему княжну.
   Черный помрачнел и так же холодно ответил:
   - Но княжна, как и раньше, не желает быть женой кагана.
   - Князь должен помнить, что он и дочь его подвластны хозарскому каганату!
- уже гневно продолжал чаушиар. - А закон позволяет кагану не  спрашивать  о
воле подданных. Воля - это сила, а сила на стороне кагана.
   - Неправда! - повысил голос черниговский князь. - Кроме законов, есть еще
и обычай. А обычай велит спрашивать согласия  девушки,  тем  более  согласия
княжны.
   - Обычай мы уже соблюдали: просили княжну  быть  женой  кагана  добром  и
лаской и богатыми дарами. Но теперь, -  чаушиар  зло  прищурился,  -  теперь
настало время  напомнить  о  законе,  том  самом,  по  которому  она  должна
принадлежать кагану как дочь подвластного князя.
   - То ваш закон! А наш повелевает взять под защиту своих кровных.
   Чаушиар долго молчал. Он не ожидал такой непримиримости Черного.
   - Значит, ты решил противиться воле кагана? - проговорил  он  наконец.  -
Подумай...
   - Я уже думал, - прервал его Черный. - Так  и  передай  кагану:  либо  он
мирно вернется в Итиль, оставит в покое народ мой и дочь  мою,  либо  я  ему
больше не подвластен. Ни я, ни земля Северянская.
   Чаушиар пристально, не отводя глаз, глядел  на  князя...  Он  понял,  что
решение его непоколебимо, и поспешно уехал из Чернигова.

   XXIX. ВСТРЕЧА С ВСЕВОЛОДОМ
   Главный удар, как и следовало ожидать, был нацелен  на  Северные  ворота.
Хозары  успели  за  сутки  подготовить  множество  лестниц  и  двинулись   к
Чернигову, нагруженные свежерубленным деревом. Посередине,  как  раз  против
ворот, могучие воины несли на  плечах  толстые  дубовые  колоды,  прозванные
бивнями. Следом за ними шли отряды мечников,  за  ними  -  лучники,  которые
должны были прикрывать тучами стрел переправу через ров, штурм  черниговских
стен и, самое главное, - ворот.
   Спешенные хозары, без лошадей,  как  бы  утратили  опору.  Непривычные  к
пешему строю, они беспорядочно толпились  и  бежали  вперед,  будто  гонимые
какой-то страшной силой и ослепленные страхом.
   Северяне, не теряя времени, готовились  к  бою.  Закопченные  как  черти,
смоловары раздували огонь в очагах, готовые по первому зову воинов, стоявших
на помосте, подать кипящую смолу, чтоб лить ее на головы врагов,  пытающихся
взобраться на стену. Каменоломы  наносили  под  стены  камни,  завалили  ими
помост, устраивались на облюбованных местах, с  которых  можно  половчей  да
побыстрей обрушить каменный дождь на врага. Они были уверены, что именно  их
оружие решит судьбу невиданного в этих землях побоища.
   Но больше  всех  тревожились  северянские  лучники:  они  первыми  должны
вступить в бой, и если не остановить, то крепко поубавить лавину наступающих
врагов. Мечи пойдут в ход потом, в сражении на стенах, когда  хозары  дойдут
до толстых и высоких черниговских стен, с набитой меж двумя дубовыми срубами
землей, с широким помостом и щитами. В них - перевес северян над хозарами, и
мощные стены эти - надежда и опора северян.
   Со страшным криком и шумом хозары двинулись на приступ. Вот уже  блеснули
сабли, качнулась вперед ощетинившаяся  лавина.  И  не  успела  зазвенеть  на
помосте первая тетива, как с поля ратного полетела на  северян  тьма-тьмущая
хозарских  стрел.  Шум  сражения  донесся  в  переполненный  людьми   город.
Раздались боевые кличи начальников, яростные крики  воинов,  вопли  раненых.
Все это, слившись воедино, грозной тучей нависло над полем кровавой сечи.
   Черная не сомневалась, где  ей  быть  сейчас:  конечно,  среди  тех,  кто
проливает кровь и умирает, отстаивая родину  от  врагов.  Но  ее  сдерживали
увещания отца, подавленного обрушившимся на Северянщину несчастьем.
   "Не дело княжны, говорил он, бросаться в водоворот ратной  сечи".  И  она
обещала отцу оставаться в тереме. Не хотелось причинять  ему  лишних  тревог
помыслами о ее судьбе. Не послушается она, еще пуще станет отец терзать свое
сердце горькими думами и страхами... Из-за этого и битву может проиграть.  В
ратном деле спокойствие воина много весит...
   Хоть и старалась Черная унять  тревогу,  но  не  сиделось  ей  на  месте.
Металась в горнице от окна к окну, и мысли лихорадочно теснились в голове. А
может, хозары уже проломили  ворота  и  ринулись  в  окольный  град,  топчут
копытами коней воинов народного ополчения? Может, именно  сейчас  и  следует
бежать к сражающимся людям, поддержать в них боевой дух,  вселить  в  сердца
надежду, веру в победу? Может быть...
   Но тут приглушенный шум вдруг вспыхнул с новой силой, будто громом ударил
в окна. Княжна застыла на месте, с ужасом  прислушиваясь,  стараясь  понять,
откуда доносится все усиливающийся тысячеголосый рев.
   "О боги, - мелькнула страшная догадка, - наверно, хозары разбили ворота и
прорвались в город!"
   Не в силах больше сдерживать себя, она побежала к выходу, оттуда прямо на
конюшню, где всегда ждал ее верный Сокол.  Конюшие  не  осмелились  перечить
княжне. Однако же в домашней одежде не могли выпустить ее из  детинца.  Пока
одни седлали и выводили Сокола, другие принесли кольчугу, шлем,  все  нужное
для ратных выездов, когда-то изготовленное по желанию Черной.
   Почувствовав  на  себе  всадника,  услышав  ржание  боевых  коней,  Сокол
рванулся с места и во весь опор помчался в окольный град.  Хозарские  стрелы
жужжали вокруг, как шмели, впивались в мягкий грунт,  в  соломенные  кровли.
Княжна прикрылась щитом и, держась поближе к рубленым  строениям  и  высоким
заборам, быстро подвигалась вперед к воротам, под прикрытие высоких стен.
   Объезжая скопление ратных людей, Черная вдруг столкнулась с  дружинником,
который выскочил ей навстречу. Она окинула его  быстрым  взглядом  и,  резко
вздыбив, осадила Сокола.
   Дружинник тоже осадил своего  коня,  глядя  на  нее  удивленными,  широко
открытыми глазами.
   - Всеволод! - воскликнула княжна, пораженная внезапной встречей.
   Дружинник молчал. Он сдерживал Вороного и во все глаза смотрел на Черную,
не говоря ни слова.
   Сбоку шарахнулись чьи-то кони и оттеснили Всеволода к самому забору.
   - Едем отсюда! - пробилась к нему княжна. - Видишь, какая толчея!  Хозары
сотнями и тысячами сыплют сюда стрелы...
   - Но мне приказано...
   - Ничего, ничего! - оборвала  его  Черная.  -  Давай  вон  туда!  За  тем
укрытием постоим! - Она схватила  его  коня  за  повод,  словно  боясь,  что
Всеволод сейчас пришпорит Вороного и оставит ее здесь одну в этой  сутолоке.
Когда они въехали в узенький проулок и стали за высоким частоколом  какой-то
усадьбы, девушка печально вздохнула.
   - Видишь, Всеволод, сбылось-таки предсказание твоего  отца.  Не  миновала
меня злая доля. Чует сердце, лихая беда нависла  надо  мной  и  над  народом
нашим...
   - Не горюй, княжна! Осилим мы злого ворога!
   - Нет, нет, не говори! - Слезы блеснули в глазах Черной. - Я  знаю,  беды
не миновать... Вот только...
   - Не убивайся так, княжна. Не прорвутся хозары, - успокаивал ее юноша,  -
трупами ложатся они под стенами града.
   - Правда? А почему же учинился такой великий шум у  ворот?  Не  проломили
их, часом?
   - Да нет! - засмеялся Всеволод. - Смолою попотчевали незваных гостей. Как
комарье, облепили они ворота. Думали, что у северян только камни да  стрелы.
А воины наши подпустили их поближе, под самые стены. Хозары  полезли  вверх,
тут наши и вылили горячую смолу в самую гущу их. Такой вой поднялся! Удирали
они прочь, как крысы с тонущего носада36. Да и  немалой  кучей  полегли  под
стенами.
   - Но ведь их сила  несметная,  Всеволод.  Говорят,  все  поле  хозарскими
конниками забито. И лес вокруг тоже.
   - Правда, много их, княжна. Но и нас не мало. Стены града  крепки,  воины
храбры. Отстоим мы град наш стольный...
   - Ох, кабы свершилось все, как говоришь ты, -  вздохнула  девушка.  -  Да
помогут боги сбыться твоим словам. - Она задумчиво  поглядела  на  высокого,
статного дружинника. В ратной одежде показался ей теперь Всеволод  не  юнцом
поселянином, а витязем настоящим, храбрым, смелым  и  спокойным,  готовым  к
сече кровавой, к защите родной земли и ее, княжны... Странно, почему она  не
заметила, каков этот молодец, там, на пастбище.  Сама  бы  посоветовала  ему
стать дружинником. Просила бы князя за него. Ведь он для дочери все  мог  бы
сделать...
   Казалось, она забыла о том,  что  делалось  вокруг,  и  молча  любовалась
сильным витязем.
   - А ты... - Она хотела было  сказать  все  это  вслух,  да  спохватилась,
покраснела и закончила: - Я хотела спросить тебя, как ты попал в Чернигов, в
дружину князя?
   Всеволод вспомнил предостережение отца и замялся.
   - Так ведь хозары... - начал он неуверенно, - а я... я  князю  услужил...
Но прошу тебя, княжна... Ты на меня не гневаешься?
   - Ну что ты, Всеволод, - отозвалась Черная, -  забудь  все  то...  -  Она
искренне и доверчиво заглянула ему в глаза. -
   Я не помню зла... И ты прости меня. Видишь, какая беда  свалилась  теперь
на всех нас. Не хочу, чтобы в эту лихую родину тяготело надо  мной  чье-либо
проклятие, затаенное зло... Прости мне, Всеволод, то обидное слово... Видно,
только теперь поняла, как горек был ему тогда попрек холопством. Стыд опалил
ее щеки. Взгляд скользнул по кольчуге дружинника. Он долго  молчал,  опустив
голову.
   - Ты... ты не прощаешь меня? Хочешь, значит, моей гибели?  -  проговорила
Черная дрожащим от слез голосом.
   - Что ты, княжна! - очнулся от своих мыслей Всеволод.  -  Ведь  я  здесь,
чтоб защищать тебя. Я первым увидел в лесу хозар  и  упредил  о  том  князя,
вече, всех северян за целые сутки до нападения!
   - Так то был ты? Первый, возвестивший об опасности?
   - Я, княжна. И коли б носил я в сердце гнев, коли бы думал  о  мести,  то
разве скакал бы во весь дух в Чернигов? Упреждал бы князя?
   - Значит, ты... - Черная не договорила.
   Она забыла обо всем на свете. Стремительным движением обхватила юношу  за
шею и крепко поцеловала.
   Всеволод стоял перед ней растерянный, счастливый. Кровь бросилась  ему  в
лицо. Он верил и не верил в  то,  что  произошло.  Потом  опомнился,  провел
ладонью по лицу, закрыл  глаза,  как  бы  пытаясь  удержать  дорогое  сердцу
видение... Будто сквозь сон услышал он тихий голос княжны:
   - А теперь скачи, куда приказано.
   Поправив на Вороном седло,  подобрав  повод  и  оглянувшись  на  девушку,
Всеволод птицей взлетел на коня.
   Пришпоренный жеребец взвился на дыбы и с места пустился было в галоп.  Но
юноша тут же круто осадил его и, развернувшись в узком переулке, остановился
перед Черной.
   - Не бойся, княжна! - крикнул он. - Как только закончится сеча, я  вызову
кагана на поединок. В единоборстве отстою и честь твою и волю!
   Конь снова встал на дыбы, потом  помчался  вдоль  городской  стены,  мимо
возбужденных битвой воинов.
   А княжна задумчиво глядела вслед мчавшемуся всаднику.
   - На поединок? - беззвучно прошептала она. - Но ведь поединок имеет  свои
законы. Хорошо, если победит Всеволод... А если каган? Он  потребует  выдать
меня без боя... Пропала тогда моя головушка...
   Нежданное превращение Всеволода из холопа в отважного  дружинника,  страх
перед грядущим, вопли раненых, воинственные крики оборонявших стену  северян
- все слилось воедино, сжало  сердце  тоской  и  болью.  Что  будет?  Неужто
достанется она страшному  чудищу  кагану,  погибнет  на  чужбине  в  горькой
неволе!..  Но,  может  быть,  Всеволод...  Затеплилась  в  сердце   девичьем
надежда... Он сильный, смелый,  ловкий.  Такой  и  может  одолеть  кагана  в
единоборстве.
   И есть ему за что бороться - за славу, за свободу. Первым витязем  станет
он тогда в княжеской дружине и первым  ратным  мужем  во  всей  Северянщине.
Землей и почестями наградит его князь за  победу  в  таком  поединке.  Но...
тогда и руки моей может просить у князя Всеволод... "А как же Олег?  Ведь  я
просила его защиты... И обнадежила киевского князя... И даже думала, что  то
любовь... Я и теперь так думаю. Как быть? Что делать?.."

   XXX. КТО МЕЧ ДЕРЖИТ УМЕЛО, ТОТ И ПОЧЕТ ДОБУДЕТ
   День прошел в непрестанных кровавых стычках. Хозары то  откатывались,  то
снова  валом  надвигались  на  ворота,  словно  обезумев,  лезли  на  стены,
забрасывали разящими стрелами. И не  один  уж  воин  пал  с  занесенным  над
головой мечом по эту и по ту сторону стены, на кучи убитых и раненых хозар.
   Лишь к вечеру затихла битва, хозары стали отходить к лесу. Но в  крепости
долго еще не спали, ждали внезапного, коварного нападения.
   Не спала и княжна. До поздней ночи ходила  по  терему,  прислушивалась  к
зыбкой тишине на поле брани и в детинце. То и дело посылала слуг узнать, что
делается у ворот, чинят ли пробоины, разрушенные в нескольких местах  стены.
Кто-то из отроков высказал догадку, что хозары умышленно отошли  далеко,  до
самого леса, чтоб обмануть северян, под  прикрытием  ночи  ползти  к  стенам
Чернигова и сделать под них подкоп.
   Мысль эта засела в голове Черной, не давала  покоя,  гнала  сон.  Но  вот
приехал князь, рассказал, что все вылазки хозар  отбиты,  а  северяне  бодры
духом, дружинники и ополченцы храбро сражались. Теперь воины спят, а  дозоры
сторожат каждую пядь на стенах, и мышь там не проскочит незаметно.
   Успокоенная его словами, княжна вскоре заснула. Пробудилась  от  громкого
говора под окнами терема. Глянула в окно, а на дворе - погожее летнее  утро.
Солнце уже поднялось над лесом, заливает все  вокруг  теплым  ярким  светом.
Веселыми    искрами    вспыхивают     золотые     лучи     в     серебристых
колокольчиках-росинках, повисших на листьях.
   И птицы заливаются среди  ветвей,  звонкий  щебет  их  несется  навстречу
ясному небу.  Можно  подумать,  что  в  Чернигове  мир  и  благоденствие,  а
вчерашняя битва только страшный сон...
   Она вскочила с постели, выглянула из двери опочивальни. Кругом  ни  души.
Куда-то запропастилась нянька...
   "Что означает эта тишина, - удивилась Черная, - куда девались  слуги?  Уж
не убрались ли хозары восвояси? Вот была бы радость! И впрямь, может, на  ее
счастье, унесла их нелегкая в проклятый Итиль?"
   Она не стала долго гадать,  накинула  кое-как  одежду,  не  умывшись,  не
причесавшись, скользнула к выходу из терема.
   - А князь согласен? - услышала она чей-то голос внизу, у дверей.
   - Да говорю ж тебе, согласен, - ответил другой голос.  -  Поединок  будет
между воинами нашими. И кто победит сильнейшего, тому и доведется  сразиться
с хозарином.
   Черная остановилась на лестнице, прислушалась, потом побежала в комнату к
няньке.
   - Нянька! Нянюшка! - опрометью влетела она к старухе  и  кинулась  ей  на
шею.  -  Милая,  хорошая  моя,  слыхала,  о  чем  говорят  отроки  там,  под
лестницей?
   - Что с тобой, дитя мое? - уставилась на  нее  испуганная  нянька.  -  Да
хранят тебя боги, и Цур, и Пек37, и Сварог! Скажи же толком, что случилось?
   - Там внизу, - торопливо  заговорила  княжна,  -  рассказывают  отроки  о
каком-то поединке. Пойди разузнай, когда и где он будет. Скорей же, нянюшка,
милая! - нетерпеливо запрыгала Черная.
   Старуха тяжело поднялась, пригладила сбившиеся на сторону волосы и  молча
вышла за двери. Княжна выпорхнула вслед и побежала к себе в опочивальню. Она
догадывалась, о чем вели речь отроки, и спешила переодеться, принарядиться к
выходу.
   Вскоре возвратилась нянька и подтвердила ее догадки:  Всеволод  просил  у
князя разрешения вызвать кагана на поединок.  Князь  не  отказал,  но  и  не
согласился сразу. Сначала  хочет  он  увидеть,  каким  бойцом  покажет  себя
Всеволод  в  состязаниях  с  сильнейшими  дружинниками.  Потому   устраивает
единоборство их на  Соборной  площади.  Значит,  скорей,  скорей  умываться,
причесываться, наряжаться! Скорей туда, к дружинникам, на площадь!
   На Соборной площади, где совсем недавно крепко рассорился князь Черный  с
народным вечем,  собралась  ныне  едва  ли  не  вся  дружина  северянская  и
множество народа. Князь не верил, да  и  не  мог  поверить,  что  никому  не
ведомый отрок одолеет хозарина. Но то, что отрок  рвется  в  бой,  запало  в
сердце князя. Кто знает? Может быть, он  несет  княжне  спасение?  Сразиться
должен он с тем, кто требует дочь князя себе  в  жены.  А  какой  из  кагана
витязь? Изнежен да жиром заплыл. Хитер, как лис, и лют, как дикий кабан.  Но
в таком деле, как поединок с сильным витязем, на хитрости  одной  далеко  не
уедешь. Да и кабанья ярость тоже не подспорье. Победа дастся  тому,  у  кого
сила богатырская и ловкость!
   Да, было о чем пораздумать князю в эту ночь. Однако утром объявил он свою
волю: на бой с хозарином выйдет сильнейший из северян!
   И вот вышли дружинники на площадь. На видном месте - Всеволод. Он  первым
хочет доказать свою силу  и  право  бороться  за  княжну.  Славята  оглашает
условия единоборства, вызывает тех, кто решил состязаться с отроком.
   Первым вызвался Галляр,  здоровенный  и  очень  широкий  в  кости  варяг.
Когда-то он спас князя от дикого тура, приняв на себя могучий удар раненного
и оттого еще более разъяренного зверя. Руки у  варяга  короткие  и  толстые,
словно колоды. Лицо суровое, жестокое.
   Соперники сначала разъехались в разные стороны, потом пришпорили коней  и
понеслись друг на друга, наставив копья. Вот сшиблись они на середине  поля,
но копья только скользнули по щитам, а  сильные  кони  молниеносно  разнесли
бойцов в разные стороны.
   В толпе заволновались. Еще тесней сомкнулось  кольцо  людей,  нетерпеливо
ждавших продолжения поединка.
   Всеволод обвел возбужденно блестящими глазами стоящих вокруг северян и...
замер: неподалеку от князя он увидел Черную. Она  ободряюще  улыбалась  ему,
что-то говорила, но за  шумом  не  разобрать  было,  что  именно,  беззвучно
шевелились ее губы. Он чувствовал, что это слова одобрения, дружбы, а  может
быть... может быть, любви, тревоги за него...
   А варяг  уже  снова  мчался  ему  навстречу.  Всеволод  сильно  пришпорил
Вороного,  весь  подобрался,  изловчился,  да  с  такой   силой   ударил   в
подставленный Галляром щит, что варяг и опомниться не успел, как вылетел  из
седла.
   Пораженные столь быстрым и неожиданным исходом поединка, дружинники разом
ахнули, и вдруг всю площадь, всю округу, весь град и окрестные рощи  огласил
могучий гул Приветственных  кликов.  Северяне  кричали,  взмахивали  руками,
кидали кверху шапки.
   - Слава победителю!
   - Слава доброму молодцу!
   - Слава-а-а-а! Слава-а-а-а!
   - Кто этот витязь? - тихо спросил Баглай, приблизившись к Амбалу.
   - Пришелец какой-то, из Засулья, говорят, - еще тише ответил  ключник.  -
Видно, он и оповестил князя, что близко рать хозарская.
   - Надо предупредить кагана, - шепнул на ухо  Баглай,  -  с  этим  витязем
опасно встретиться на ратном поле.
   - А может, лучше, если и вовсе не допустим этой встречи?
   - Попробуй, - кивнул Баглай в сторону победителя, -  не  допусти  такого,
если имеешь силу.
   Баглай зорко оглянулся по сторонам, спокойно и медленно подался  с  конем
назад, чтоб чей-нибудь  любопытный  глаз  не  заметил,  как  он  шепчется  с
Амбалом.
   Тем временем для поединка выехал  второй  дружинник...  Потом  третий,  и
четвертый, но всех их постигла участь Галляра.
   Тогда встал перед князем витязь Могута. Водил  он  княжеские  караваны  с
товаром за море и в  столкновениях  с  печенегами  добыл  себе  славу  воина
непобедимого.
   - Дозволь, княже, и мне преломить копье свое о щит молодого витязя. -  Он
низко поклонился своему властелину.
   Черный измерил взглядом исполина Могуту, игравшего под ним огромного коня
и задумался.
   - Жаль молодца, Могута, - сказал он тихо, чтоб не услышал Всеволод, -  из
него храбрый дружинник будет, а ты покалечишь, а то и насмерть убьешь его.
   - Княже! - не отступал Могута. - Дозволил же ты сразиться с юным  витязем
лучшим дружинникам земли Северянской. И он  одолел  их.  Хоть  молод  он,  а
крепок дюже!
   - Им можно, а тебе нельзя, Могута. Неровня он тебе. Ты зрелый  витязь,  и
нет у нас равного тебе по силе и искусству боя.
   - Почему неровня? - вмешалась в разговор княжна. Ей  показались  обидными
сомнения князя в силе и  уменье  Всеволода.  -  Победил  же  он  только  что
сильнейших дружинников наших!
   Черный недовольно покосился  на  дочь,  и  та  умолкла  под  строгим  его
взглядом. Но  теперь  заговорили  дружинники,  толпившиеся  вокруг  Черного.
Всеволод осмелился приблизиться к ним и стал прислушиваться.
   - Дозволь,  княже,  -  просили  мужи,  -  не  оставаться  же  дружинникам
побежденными. Пусть Могута покажет, каковы мы есть!
   - Дивно, - говорили другие. - Никому не ведомый отрок, пришелец какой-то,
осмеливается выходить на бой против лучших ратных мужей земли Северянской.
   - А Всеволод тоже северянин! - не утерпела княжна, обращаясь  теперь  уже
не к князю, а к дружинникам.
   Люди замолчали,  вопросительно  переглядываясь,  никто  из  них  не  знал
молодого витязя, не видывал его, не мог понять, откуда взялся он.
   - Кто сказал тебе, что отрок  этот  -  северянин?  -  обратился  князь  к
дочери, видимо удивленный ее настойчивостью. Девушка хотела  было  ответить,
но Всеволод опередил ее.
   - Княже! - громко воскликнул он, пытаясь завладеть  вниманием  Черного  и
уклониться от вопросов, которых стремился избежать.  -  Здесь  усумнились  в
моей силе. Как воин требую поединка! Пусть увидят и витязи твои и  все  люди
добрые, каков я в искусстве ратном.
   Князь нерешительно переводил  взгляд  с  окружавших  его  дружинников  на
Всеволода, с него - на дочь и раздумывал.
   - Дозволь, княже! - кричали ближние и дальние дружинники.  -  Ведь  отрок
сам того хочет!
   - Не волен ты оберегать его, князь, - настаивали другие. - И Могута и  мы
тоже хотим сразиться с Всеволодом, а потом с каганом, отстоять свободу земли
Северянской и честь княжны!
   Шум усиливался. Уже и не разобрать было,  кто  что  кричал.  Тогда  князь
Черный поднял меч. Когда на площади установилась тишина, он сказал:
   - Хорошо, братья! Я согласен,  чтобы  отрок  сей  вышел  на  поединок  со
славным витязем земли Северянской Могутой. Но  и  вы  должны  исполнить  мою
волю.
   - Говори, княже! - раздались голоса дружинников.
   - Вижу я, кроме Могуты, есть средь вас еще такие, что хотели бы отвоевать
право на поединок с каганом. Так вот; чтобы брань та  не  была  бесконечной,
выберем из вас четырех воинов,  сначала  пусть  они  выйдут  на  поединок  с
Могутой. Кто победит, тот и схватится  потом  с  отроком.  Он  четверых  уже
одолел на поле ратном. Посмотрим, сумеет ли он справиться  с  сильнейшим  из
вас - с пятым!
   Люди затихли. Князь улыбнулся в усы, потом уверенно и громко воскликнул:
   - Славные мои воины! Кто желает сразиться с Могутой? Выезжайте на поле!
   Однако из круга никто не отозвался на его призыв. Какое-то  время  стояла
напряженная тишина. Даже кони, казалось, насторожились в ожидании смельчака.
   И вдруг смех, дружный, веселый смех прокатился из конца в конец  по  всей
площади.
   - Слава мудрому князю!
   - Слава-а-а-а! - подхватили сотни дружинников, скрывая  в  громком  кличе
свое смущение.
   И снова выступил вперед Всеволод.
   - Низко кланяюсь за доброту и заботу! - В голосе  его  звучала  искренняя
преданность своему князю и господину. - Но не хочу  я  прятаться  за  княжью
мудрость!
   Довольный тем, как приняли народ и дружина его решение,  Черный,  смеясь,
ответил:
   - Пустое, отроче! Ныне ты спрячешься за мою мудрость, а завтра я спрячусь
за твоим щитом. На том и будем квиты!
   - Нет, князь! - настаивал Всеволод. - Раз я  вышел  добывать  себе  права
поединка и ратной чести, то воевать за это буду до конца.  Иначе  не  посмею
завтра выйти на поле брани!
   Черный нахмурился: упрям, видно, отрок. Еще в дружинники  не  принял  его
князь, а уже начал перечить княжьей воле и  лезет  на  рожон...  "Да  ладно,
лезь, коли такой ты дурень!" - про себя выругался Черный. Он  согласился  на
поединок.
   Толпу на площади охватило нескрываемое возбуждение и тревога,  особенное,
господствующее над всеми страстями любопытство. Всякий понимал, что поединок
за право сразиться с самим каганом будет  необычным  и  закончится  если  не
смертью, то тяжким увечьем одного из воинов, борющихся  за  высшую  воинскую
славу и честь, а может быть,  и  за  право  на  княжну...  Каждому  хотелось
как-нибудь пробиться  между  дружинниками,  поближе  увидеть,  как  сшибутся
витязи, кто устоит, кто грянется оземь. Но люди  стояли  стеной,  мало  кому
удалось протиснуться вперед хотя бы на  шаг.  Дружинники  приподнимались  на
стременах, становились на спины лошадей.
   Больше всего глядели на Всеволода. Хоть он и вышел победителем из прежних
поединков, однако никто не  верил,  что  ему  удастся  одолеть  Могуту.  Все
жаждали увидеть, как встретит,  как  перенесет  отрок  удары  Могуты,  такие
разящие и меткие во всех доселе бывших сечах. Недаром ведь никто из  северян
не отважился выйти с ним на поединок. Могута  -  чудо-богатырь,  гроза  всех
степняков, которые встречались северянским витязям на пути  из  Чернигова  в
Итиль.
   Отрок гарцевал на своем жеребце. Казалось,  и  не  думал  о  том,  с  кем
предстоит ему сразиться. Спокойно и уверенно оправил на себе кольчугу, шлем,
взял поудобней щит, будто взвешивая,  подержал  на  вытянутой  руке  тяжелое
копье и, заметив наконец движение своего противника, вздыбил коня.
   Короткий свист - и жеребец ринулся вперед во весь опор  навстречу  битве.
Огненное дыхание вырывалось из его ноздрей.
   Противники сошлись. Удар пришелся  в  середину  щита,  и  сила  его  была
сокрушающей. Но Могута не вылетел, подобно варягу, из седла,  он  устоял,  а
потом стремительно пронесся мимо Всеволода, не ответив на его удар.
   "Испытывает меня", - подумал юноша, торопливо соображая,  как  остановить
витязя, заставить померяться силой.
   Да не было времени на размышления. Вороной уже вздыбился на другом  конце
поля, там, где раньше стоял Могута, и, развернувшись, понес  своего  хозяина
на середину поля.
   На этот раз Могута шел напрямую, почти навстречу. Всеволод понял:  теперь
они не разминутся, в седле удержится только один - либо он, либо Могута. Еще
сильнее пришпорил Вороного, будто в тугой  кулак  собрал  все  свои  молодые
силы.
   Удары с обеих сторон были такими  мощными,  что  пущенные  в  галоп  кони
словно уперлись в них своим бешеным лётом и вздыбились один против  другого,
будто перед внезапно выросшей стеной. Но всадники удержались  в  седлах,  их
копья не сломались, не дрогнули  в  руках.  С  великим  тщанием  отточенные,
вонзились они острыми  концами  в  щиты,  крепко  стоят  в  выбитых  ударами
гнездах, не ломаются, не гнутся. А витязи всей силой  навалились  на  копья,
каждый хочет одолеть противника, выйти победителем. Кони их не опускаются на
передние ноги, стоят вздыбившись, ржут  от  боли  нестерпимой,  роняют  пену
кровавую, а конники еще круче натягивают поводья, еще сильней вонзают  шпоры
в израненные бока, ожесточенней рвутся вперед.

   Дружинники и народ на площади затаили дыхание, молча глядя  на  поединок,
боясь пропустить хоть самую малость битвы. И когда отступал чей-то конь  или
всадник делал рискованное для него движение,  люди,  дрожа  от  возбуждения,
вытянув шеи, с еще  большим  напряжением  ждали  следующего  мгновения.  Что
принесет оно?..
   Вот отступил Вороной на еле видимую пядь, и отрок покачнулся в  седле,  а
Могута воспользовался этим, на ту же пядь продвинул своего коня вперед и еще
круче вздыбил его, чтобы огромной тяжестью свалить дерзкого отрока.  Но  это
не удалось Могуте. Ловкий Всеволод мгновенно перенес всю тяжесть своего тела
на стремена и, высоко поднявшись на них, с такой силой налег на  копье,  что
конь Могуты не устоял  на  задних  ногах  и  повалился  на  спину  вместе  с
всадником.
   На площади все онемели от изумления. Случилось небывалое, даже  страшное:
повергнут на землю сам Могута! Все поняли, что  отрок  -  избранник  судьбы,
всевластной силы, господствующей над людьми, но  помогающей  лишь  немногим.
Значит, отмечен отрок доброй волею богов.
   Неслыханный доселе гром приветствий огласил площадь.  Дружно  и  радостно
кричали все от мала до велика, от отрока до князя.
   Всеволод растерялся. Не знал, что надо сделать, как держать себя на  виду
такого многолюдства: благодарить ли северян иль молча удалиться с  поля.  Он
хотел было незаметно уйти и затеряться меж дружинниками, но княжна помешала.
Пришпорив Сокола, она выскочила вперед, спешилась и, по обычаю,  почтительно
склонилась перед победителем. Потом достала из  кармана  цветастый  шелковый
платок, подошла к Всеволоду и повязала ему на руку.
   - Гляди, гляди, - толкнул дружинник  своего  соседа,  -  княжна  подарила
отроку платок!
   Тот поднялся на  стременах,  глянул  через  плечо  стоящего  и  задумчиво
ответил:
   - Ну, значит, выбирает его себе в бояре. Что ж, выбор хорош. Надежным  он
будет стражем. Однако улыбка ее, мне кажется, не о том лишь говорит.
   Дружинник недоверчиво взглянул на соседа:
   - Не думаешь ли ты, что избранник судьбы  станет  избранником  прекрасной
княжны?
   - А почему бы нет? Такому отроку  куда  более  пристало  быть  нареченным
княжны, чем старому кагану. Взгляни, как статен и хорош собою этот воин, а в
ратном деле настоящий муж!
   - Правда, - согласился дружинник. - Пара из них хоть куда! Другую такую и
не сыщешь. Да неведомо, как приглянется он гордой княжне?
   - Ой ли?
   - А как же? Сан-то у отрока, кажись, не княжеский. Пойдет  ли  княжна  за
простого воина?
   - Ну, сан он добудет! Видишь, каких  мужей  одолел?  А  это  ведь  только
начало. Кто умеет так владеть оружием, у Того и сан будет.

   XXXI. ГОНЕЦ К КНЯЗЮ ОЛЕГУ
   Вести с поля брани не всегда  проникали  к  княжне  через  высокие  стены
детинца. Князь запретил отрокам тревожить дочь  рассказами  о  ратных  делах
защитников Чернигова. Но не могли скрыть отроки  от  княжны,  что  нынче  от
Северных ворот поскакали два нарочных мужа  к  войску  хозарскому  и  должны
объявить там, что северянский витязь вызывает кагана на поединок. Ну как  им
было скрыть такую весть от Черной? Витязь-то пойдет на битву, а может, и  на
смерть за родную Северянщину и за нее, княжну. Она должна быть  там,  ей  бы
след подбодрить смельчака, укрепить своим  словом  его  силу  ратную,  а  не
сидеть, запершись в тереме. Да и князь не накажет их за своеволие, вести эти
не тревожные, а радостные.
   Черная была уверена, что Всеволод готовится  к  поединку  с  каганом,  не
знала только, когда встретятся они на ратном поле. Услышав, что князь послал
нарочных мужей в хозарский стан, она без долгих разговоров вскочила в  седло
и в радостном возбуждении погнала коня узкими улицами окольного града.
   У ворот толпились  закованные  в  броню  дружинники,  которые  готовились
сопровождать Всеволода и быть свидетелями единоборства в поле. Черная хотела
пробиться вперед, поговорить с Всеволодом, да где там! Никто не  обращал  на
нее внимания, никто не уступал дорогу.
   - Всеволод! - крикнула княжна. Он услышал ее, обернулся, поискал  глазами
в густой толпе, наконец увидел и махнул ей рукой.
   - Да пошлют тебе боги удачу и счастье,  Всеволод!  Черная  заметила,  что
князя нет среди  дружинников.  Догадалась,  где  он  может  быть  сейчас,  и
поскакала к ближайшей башне. Но там ее радость сразу погасла.  Она  услышала
крики:
   - Он трус! Он трус!
   То кричали воины, спускаясь с башни вниз.
   Черная побледнела.
   - Кто трус? - спросила она у отца. - Всеволод трус?
   - Да нет, - досадливо отмахнулся  Черный,  -  каган  отказался  выйти  на
поединок. Княжна не поверила:
   - Не может этого быть! Откуда вы знаете?
   - Мужи нарочные возвращаются ни с чем, - хмуро ответил князь и двинулся к
своему коню, которого подвели к нему отроки.

   * * *
   Теперь на Соборной площади толпились не только дружинники. Князь  наказал
созвать всех воинов народного ополчения, кроме тех, кто сторожил на  стенах,
и обратился к ним с речью:
   - Братья! Дружинники! Воины земли Северянской! Четверо суток стоите вы на
стенах острога Черниговского, и разбиваются о мужество  ваше  ватаги  хозар,
как волны буйные о берег каменистый. Враги уже начали бояться вас, на  стены
смотрят, как на свою погибель. А ныне сам каган - ворог наш треклятый  -  не
посмел выйти на поединок с витязем земли Северянской Всеволодом славным.  Но
хозары злые и наглые враги. Они не уйдут от града нашего, пока  мы  сами  не
прогоним их отсюда.
   - Правда! - закричали дружинники. - Довольно сидеть  за  стенами!  Выводи
нас, княже, на поле битвы!
   Черный хотел еще что-то сказать, но понял, что  его  не  слышно  будет  в
грозном шуме, поднявшемся на площади.
   - На поле! На сечу! - кричали воины, поднимая над головой мечи. -  Хозары
трусы! Негоже нам прятаться от них за стенами острога!
   Черный не мог нарадоваться боевому духу северян. С  тех  пор  как  помнит
себя князем, да и до княжения, не слышал и  не  видел  на  Соборной  площади
такого единодушия, такой  готовности  каждого  сразиться  с  врагами  родной
земли. То ли нависшая опасность, то ли почуяли северяне мощь свою, малодушие
хозарского кагана, неуверенность, а может, и слабость врага...
   "Видно, то и другое, - думал князь. - А впрочем, всего вернее  вселяет  в
сердца воинов жажду сечи трусость Кирия".
   Обрадованный и возбужденный, Черный  выпрямился  в  седле  и  поднял  над
головой меч.
   - Братья!..
   Шум на площади стал затихать. Князь подождал, пока он улегся.
   - Я радуюсь, братья, - обратился он к народу, - что воля князя  и  воинов
его ныне, как никогда, едина. Когда и где  начнем  мы  битву  против  хозар,
дозвольте обдумать и на совете мужей обговорить. Беритесь за дело.  Готовьте
к бою оружие и коней!
   Черный вложил в ножны меч, давая понять, что все сказал.
   И снова площадь задрожала от громких криков одобрения воинов северянских.
Не только князь, все северяне радовались единению своих помыслов, готовности
к ратному подвигу.
   Теплая летняя ночь опускалась на землю, расстилая  над  ней  свое  черное
покрывало. Окруженный высокими  стенами  детинец  тонул  в  густых  вечерних
сумерках. Но все же зоркому глазу еще можно было разглядеть, как  отделилась
от княжеской конюшни темная фигура, быстрой тенью метнулась через подворье и
пропала меж приземистых строений, ютившихся вплотную  к  стенам.  Потом  она
возникла перед домом княжеского ключника.
   Усталый и разбитый напряжением последних дней, Амбал стоял у окна,  глядя
в ночную тьму. Он вздрогнул, когда раздался тихий, осторожный стук. Он  ждал
его и все же не осмеливался сразу  отозваться,  прислушивался,  собираясь  с
мыслями, преодолевая страх.
   Легкое постукивание послышалось снова.
   - Кто там? - тихо отозвался Амбал.
   - Не слышишь, что ли? Открой!
   Ключник узнал голос и побежал открывать дверь.
   - Наконец-то! Ну как там? Дознался? - прошептал Амбал.
   Баглай молча сбросил с себя плащ и опустился на скамью, стоявшую у двери.
Он ничего не говорил, казалось, все еще обдумывая что-то.
   - Неужто ничего не выведал? - испуганно спросил ключник.
   - Не выведал, Амбал, - подавленно ответил Баглай.  -  Князь,  эта  старая
лисица, собрал на  совет  только  самых  доверенных  мужей.  Ну.  а  к  ним.
известно, не подступишься... Приказано готовиться к походу, но когда и  где,
с какими силами, как думает князь  выйти  из  острога,  ни  одна  собака  не
проговорилась... Похоже, что ночью будут делать вылазку.
   - Этой ночью? - удивился Амбал. - Неужто у них хватит смелости?
   - Я так думаю, что они как раз на ночь и полагаются. А если  это  так,  -
добавил Баглай, - то и я должен буду из Чернигова уйти.
   Амбал не сразу понял:
   - Но почему же?
   - С княжеской дружиной я должен идти! - сердито пояснил Баглай. -  А  там
уж в поле попробую отколоться и перебежать к своим.
   Какое-то время они сидели и молчали, каждый думал о своем.
   - А не лучше ли оставаться тебе в остроге? -  заговорил  Амбал.  -  Может
быть, нам удастся воспользоваться уходом князя и дружины и вывезти Черную?
   - Ты что, с ума сошел? - еще пуще рассердился Баглай. - Кто нас  выпустит
отсюда? На стенах, у ворот - везде  усиленная  стража!  Да  и  главное  дело
сейчас - предупредить кагана. И  тогда  если  Черный  на  самом  деле  ночью
неожиданно нападет на наших, его там встретят острые сабли воинов. И  больше
он в Чернигов не вернется... А насчет  княжны  позаботишься  ты  сам.  Помни
только: головой отвечаешь за нее.  Прибережешь  для  кагана  -  поживешь  на
свете, если нет - пеняй на себя...
   Оставшись наедине, князь приказал позвать дочь.  Черная  не  замешкалась.
Грустная и встревоженная пришла к отцу. Обняла его, спрятала лицо на широкой
груди князя и заплакала.
   - Дитя мое, - опечалился Черный, - как ты побледнела и осунулась  за  эти
дни. Боишься, что хозары вломятся в острог,  что  воины  наши  не  устоят  в
кровавой сечи? Не бойся! - Он ласково и бережно провел ладонью по склоненной
голове дочери. - Дела сейчас пошли у нас на лад. Видела, как струсил  Кирий?
Не осмелился он выйти на поединок. Значит, настало время самим двинуться  на
бой с хозарами.
   Черная подняла голову, испуганно и недоверчиво глядя на отца:
   - Так это правда, батюшка, что нынче поведете вы наших  воинов  за  стены
града на поле боя?
   Черный пристально и строго смотрел в глаза дочери.
   - Правда! Слышала, как все воины требуют выходить на брань? Крепок боевой
дух нашей рати, и не мне, князю, сдерживать ее.
   - Страшно мне, батюшка, - призналась  Черная.  -  Сильны  еще  хозары,  а
дружина наша невелика.  Да  и  здесь,  в  Чернигове,  ратных  людей  надобно
оставить.
   - Не бойся, дитя мое, со мною двинется не  только  дружина,  но  и  воины
народного ополчения. Хватит и для сечи на ратном поле и для того, чтоб  град
охоронить. Открою тебе тайну, чтоб ты была спокойна: прошлой ночью послал  я
в Сновск гонцов своих. К утру посадники ближних градов  и  городищ  приведут
под Чернигов большое ополчение. С двух сторон ударим на хозар...
   - А вы уверены, отец, что те гонцы проберутся в Сновск? Ведь  острог  наш
окружен со всех сторон...
   - Окружен, да не совсем. Люди  наши  знают  такую  тропку,  что  неведома
хозарам, и не сможет преградить дорогу нашим людям ворог злой.
   Черная задумалась.
   - Когда же выступаете вы с войском, батюшка? - тихо спросила она.
   - После первых петухов. Только - чур! - ни  одной  живой  душе  об  этом.
Никому ни полслова!
   - Само собой, - готовно отозвалась княжна, -  нема  буду  как  рыба...  -
Потом опустила голову, о чем-то раздумывая. - Хочу просить вас,  батюшка,  -
нерешительно начала она,  снова  глядя  на  князя,  -  хочу  просить  вас...
оставьте тут, при мне, того дружинника, что вызвал кагана на поединок.
   - Всеволода? Но почему же именно его? - удивился Черный.
   - Боязно мне без вас оставаться во граде, - ответила княжна, - а он будет
моим стражем и защитником надежным.
   Князь смерил ее недоверчивым взглядом. В чем тут дело? Не приглянулся  ли
ей никому не ведомый отрок? Но как же отказать дочери, которую князь  должен
оставить в детинце
   В такое тревожное время?
   - Жаль оставлять Всеволода здесь. Он там, на поле  брани,  был  бы  очень
нужен. Таких богатырей, как он, у нас немного. Но  коли  ты  боишься,  пусть
будет по-твоему: оставляю его здесь охранять терем.
   -  Во  главе  охраны,  батюшка,  -  попросила  Черная.  Черный  помолчал,
обдумывая, что ответить дочери.
   - Зачем это? Ведь отрока того совсем мы мало знаем.
   - Он смел, - настаивала княжна, - отвага его будет  всем  примером.  И  я
спокойна буду, что сторожит меня надежный воин.
   Князь пожал плечами. Но отказать дочери не  решился:  ведь  он  уходит  с
войском, а дочь оставляет здесь.
   - Пусть будет Всеволод во главе твоей охраны, - ответил он. - Может,  так
и лучше, и  я  спокойней  буду,  зная,  что  Всеволод  в  самом  деле  страж
надежный...
   Прощаясь, князь нежно прижал к себе дочь. Потом поглядел  на  нее,  такую
грустную и прекрасную и так похожую на свою мать.
   - Баловница ты, - попытался он, улыбаясь, поднять  настроение  шуткой,  -
знаешь, что отец ни в чем не откажет,  и  выдумываешь  невесть  что.  Ну  да
ладно, ладно, - не дал он возразить ей,  видя,  что  она  хочет  еще  что-то
сказать, - говорю же, обойдемся  и  без  твоего  Всеволода.  Пусть  сторожит
покрепче терем!
   Он нарочито сказал это слово: "твоего", но Черная  будто  и  не  слышала,
заговорила об ином.
   - Я выйду провожать вас, батюшка! Накажу няньке, чтоб разбудила  меня  до
первых петухов, когда вы будете собираться в поход... Премного благодарна за
то, что уважили мою просьбу. Со Всеволодом я спокойней буду.
   "Со Всеволодом", - подумал князь.
   Он пожелал ей доброй ночи, однако, когда она стала уходить, не выдержал и
остановил ее у двери.
   - Донюшка, - ласково спросил он, - а он... тебе нравится, этот отрок?
   Княжна залилась краской, смущенно глядя на отца.
   - Что вы, батюшка! Мы только дружим с ним.
   - Вот как? Дружите? Когда же вы успели подружиться? Ведь он только-только
прибыл к нам в Чернигов и здесь его никто не знает... Отколь тебе он ведом?
   Черная потупила взор:
   - Я... я скрывалась у них... когда бежала от хозар...  да  и  раньше  еще
видела его и говорила с ним.
   Князь в изумлении глядел на дочь, не понимая, как могло это случиться.
   - Что-то не разберу я, - сказал он, помолчав, - как ты могла скрываться у
них. И кто это "они"? У кого это "у них"? Ведь Всеволод не северянин!
   - Кто сказал, что он не северянин?
   - Да сам же и сказал, - развел руками князь, - помнится,  говорил,  будто
он из-за Сулы-реки.
   "Из-за Сулы? Почему из-за Сулы? - торопливо соображала княжна. - Зачем он
так сказал?.. Ах, вот оно что!.."
   Догадавшись, что заставило Всеволода сказать неправду, Черная хотела было
объяснить князю, но вовремя спохватилась и промолчала.
   - А может, побоялся, что вы не примете его  в  дружинники?  -  неуверенно
промолвила она наконец. - Ведь у нас охотнее берут чужеземцев в дружину...
   Не понравился Черному такой ответ. Но уж поздно было, близилась  полночь.
Не стал больше допытываться у дочери, где встретилась она раньше с  отроком,
и повелел ей идти в свои покои.
   Вернувшись к себе, княжна не спала, и не до сна ей было.  Выглядывала  то
за дверь, то в окно. Услышала, что отрок кликнул к отцу  сначала  Всеволода,
потом начальника  княжеской  дружины...  Черная  тихонько  и  быстро  надела
простую одежду воина и, миновав дружинников, стоявших на  страже  у  терема,
направилась к жилью, где помещались воины охраны.
   - Мне нужен начальник караула, - сказала она отроку, стоявшему у входа.
   - Сейчас кликну, - засуетился тот.
   К ней вышел тот самый начальный муж, которого недавно видела она у князя.
   "Значит, отец не выполнил мою просьбу, - удивилась она, - и  не  поставил
во главе охраны Всеволода. Но почему?.."
   Гнев и обида разом подступили к сердцу. Ей захотелось тут же броситься  к
отцу с упреками и жалобами. Слезами  принудить  его  сделать  так,  как  она
хочет! Но она сдержалась. Вспомнила, что негоже тревожить отца в ночь  перед
битвой.
   - Князь приказывал начальному мужу, чтобы взял он в княжью охрану  отрока
Всеволода? - недовольно спросила она.
   - Да, княжна, приказал.
   - Где он сейчас?
   - На конюшне. Ушел доглядеть своего коня.
   - Хорошо. Я найду его там. Да, как бы не забыть... -  будто  спохватилась
она и добавила: - Всеволод мне нужен. Этой ночью поедет сопровождать меня по
окольному граду.
   - Воля твоя, пусть будет так, как  желает  княжна.  Всеволод  -  надежный
страж. Вот только след ли разъезжать тебе ночью по граду?
   Черная поняла намек и надменно ответила:
   - Начальный муж, думаю, знает, зачем должна я буду отправиться к воротам?
Ведь князь сказал тебе?
   - Да. Но князь также наказал нам беречь княжну как зеницу ока. И уж  коли
решается она ночью ездить по  граду,  я  выделю  ей  для  охраны  нескольких
дружинников.
   - Нет, нет, не надо, - отказалась Черная,  -  не  нужны  мне  дружинники.
Хватит одного Всеволода. Я полагаюсь на него. Да и не сейчас он  понадобится
мне, - нашла она наконец нужные слова, чтоб успокоить не в меру  заботливого
витязя.
   Всеволод не обрадовался приходу Черной на конюшню. Видя,  что  поблизости
никого нет, он стал попрекать ее:
   - Зачем, княжна, так сделала?
   - Как?
   - Зачем оставила меня здесь, в детинце? Черная смотрела на него, спокойно
улыбаясь.
   - Ты недоволен?
   - Еще бы! Утром каган не вышел на поединок, а вечером княжна заботится  о
том, чтобы избавить меня от встречи с ним  на  ратном  поле.  А  я-то  ждал,
мечтал скрестить копье и меч с хозарским каганом и  одолеть  его  в  честном
бою.
   - Откуда у тебя такая жажда сечи? - лукаво усмехнулась Черная.
   Всеволоду почудилась в ее словах насмешка. Он нахмурился и резко ответил:
   - Княжне, вижу, смешно! А я хотел бы знать,  зачем  отозван  из  дружины!
Зачем я здесь, в охране, а не на  поле  ратном,  где  должно  быть  мне  как
воину?
   - Так нужно, Всеволод. Есть для тебя  дело  тайное  и  очень  важное.  Не
всякому его доверишь. Вот потому-то я и выпросила тебя у князя.
   - Но почему же именно меня? И перед самой битвой!
   - Не следует здесь говорить об этом. Седлай  Вороного,  выедем  отсюда  в
другое место, где не могут услышать нас любопытные уши,  и  я  поведаю  тебе
все, что задумала.
   Но Всеволод не торопился, стоял задумавшись, видно сомневаясь в сказанном
княжной.
   - Ты не веришь мне, Всеволод? - прозвучал ее встревоженный голос.
   - Не знаю... - замялся он. - Мне кажется, что нет сейчас важнее дела, чем
то, которое задумал князь. Черная молча слушала его.
   - Ну как хочешь, настаивать не буду, - обиженно ответила она. - И  больше
просить тебя не стану. Сама поеду, коли так!
   Княжна двинулась к выходу, но Всеволод загородил ей дорогу:
   - Постой, княжна.  Может,  я  и  ошибаюсь...  Повремени  чуток,  я  зараз
соберусь.
   Быстро и ловко, как пристало дружиннику, он стал седлать Вороного и, пока
конюшие готовили для княжны Сокола, вывел своего коня во двор.
   Черная сурово оглядела его.
   - Ты что, на прогулку собрался? - недовольно спросила она. - А  где  твое
оружие?
   - Разве...
   - Да, все бери с собой, - прервала его Черная,  -  шлем,  кольчугу,  меч,
щит, и копье, и лук со стрелами. Дорога будет дальняя и опасная.
   "Совсем загадками говорит Черная", - удивился Всеволод. Он заспешил.
   - Подержи, княжна! - Он торопливо дал ей в руку повод своего  коня.  -  Я
только захвачу что надо! И в тот же миг исчез в густой ночной мгле...  Когда
они выехали  на  большой  пустырь,  княжна  спешилась  и  привязала  коня  к
одинокой, сиротливо стоявшей березе. Всеволод последовал за ней.
   - Ну говори же, - нетерпеливо начал юноша, - куда мне  ехать?  По  какому
делу?
   Черная повела речь издалека:
   - Скажи мне, если князь сей ночью поведет  дружину  и  воинов  ополчения,
веришь ты, что победа будет за ними, что одолеют они хозар?
   - А как же! Силы у нас немалые, воины с большой  охотой  в  бой  идут.  И
каждый драться будет за двоих! Я в том уверен!
   - А я не верю, - просто и твердо сказала княжна. Чувствовалось,  что  она
долго думала, вынашивала эту мысль и потому так убежденно говорит о ней.
   Всеволод оторопел:
   - Как это - не веришь? Почему?
   - А вот почему: силы у нас, правда, немалые, но их намного меньше, чем  у
хозар. Воины наши с охотой идут на  брань,  но  нет  у  них  такого  ратного
умения, как у конников хозарских. Отец мой возлагает слишком большие надежды
на то, что  застанет  их  врасплох.  Он  и  в  самом  деле  выступает  перед
рассветом, когда все будут спать. Но одного этого мало. Не возражала я отцу,
но в победу над хозарами не верю. Не все же они спят. Есть там  и  охрана  и
дозорные! Что будет, если не застанут их врасплох наши воины, если наткнутся
на засады, если поднимется весь лагерь хозарский?
   - А ополчение? - не сдавался Всеволод. - Разве не созвал  князь  народное
ополчение?
   - Созвать-то созвал. Да сколько его, ополчения? Ну придут из Сновска,  из
городищ окрестных. Разве это настоящая ратная сила? Ведь из  дальних  градов
не успеют подойти дружины. И из ближних не все пойдут по зову князя. В своих
острогах тоже должны они людей оставить...
   - Так что же ты решила делать?
   - А вот что: надумала я послать тебя в Киев.
   - В Киев? - поразился Всеволод.
   - Ну, может, и не в Киев, а ближе.  Да  дело  вот  в  чем:  незадолго  до
нападения хозар приезжал  к  нам  в  Чернигов  Олег  -  князь  киевский.  Он
советовал отцу объединить наши силы с полянами, чтоб навсегда изгнать  хозар
с Северянщины. Но батюшка не дал согласия. Не верит он ему. Любеч,  говорит,
захватил, а теперь и на Чернигов, на всю Северянщину зарится. А то неправда:
у Олега намерения честные - избавить хочет он славян от ига чужеземцев.
   - Откуда тебе ведомо, что честные? - угрюмо спросил Всеволод. - А  может,
князь Черный лучше ведает, где правда?
   - Нет, нет! - горячо возразила Черная. -  Вот  и  на  вече  спор  был  со
старейшинами и всем народом из-за того, что не хотел он единения  с  Олегом.
Чуть не прогнали с престола  батюшку.  Да  тут  ты  прискакал  с  вестями  о
нашествии хозар.
   Всеволод молчал, раздумывая над ее словами.
   - Ладно, - проговорил он наконец, - ну, скажем, я  поеду.  Думаешь,  Олег
поверит мне и явится с дружиной к нам на помощь? Не достиг же он согласия  с
нашим князем!
   - Поверит, Всеволод! Я даже думаю, что он не в  Киеве  сейчас.  Наверное,
стоит с дружиной где-нибудь неподалеку от земли Северянской и ждет  от  меня
гонца.
   - От тебя? Почему же от тебя, а не от князя?
   - Да потому, что отказался батюшка от  единения  с  ним...  А  я  на  том
настаивала, - слукавила княжна. - Я знала,  что  без  помощи  Олега  нам  не
победить. И Олег то знал.  Потому  оставил  мне  свой  перстень.  И  с  этим
перстнем я могу послать к нему гонца.  Теперь  ты  понял,  почему  решила  я
послать тебя к Олегу втайне от отца?
   - А что будет, когда узнает князь Черный?
   - Ничего не будет! Лишь бы хозар  прогнать,  а  все  иное  уладится  само
собой. Вот именной перстень Олега. - Княжна протянула кольцо Всеволоду. - Он
говорил: "Как только будет нужда, пришли его с гонцом, я буду тут как тут".
   Всеволод в раздумье переводил взгляд с княжны на перстень, с  перстня  на
княжну, не зная, на что решиться.
   А Черная не умолкала:
   - Ты, как никто, знаешь тайные тропы в лесах. Один  ты  сможешь  миновать
хозарские заслоны, выехать на торную дорогу, а  там  и  к  лагерю  киевского
князя в Ольжичах. А не застанешь в Ольжичах, скачи дальше - в Киев.  Одна  у
меня надежда - на тебя! Только ты сможешь добраться до Олега и привести  его
на помощь северянам!
   Но Всеволод молчал, опустив голову.
   - Почему молчишь? - продолжала настойчиво  Черная.  -  Иль  испугался?  А
говорили еще, что ты храбрый воин из степного Засулья. С кочевниками  дрался
не однажды!
   Всеволод насторожился:
   - Как, тебе и это ведомо?
   - И это, - зло ответила княжна, - шила в мешке не утаишь!
   - Но от кого узнала, от дружинников?
   - Нет, не от них. Мне батюшка  сказал,  что  ты  назвался  поселянином  с
Засулья.
   - Князь? - испугался юноша. - И ты сказала ему, кто я на самом деле?..
   - Конечно, не сказала, Всеволод. Сама не знаю почему, но не сказала,  кто
ты.
   Он пристально глядел на Черную. "Знает княжна, что  я  холоп,  и  мне  не
место в княжеской дружине. Но молчит, хранит мою  тайну.  Хочет  помочь  мне
добыть и славу ратную, и волю, и почет". Да, теперь пожелай она - и  взвился
бы он в небо, быстрой птицей понесся над  землей!  Он  ей  покажет,  на  что
способен настоящий витязь! Любую ее просьбу выполнит, любое желание!
   - Давай перстень, княжна! - воскликнул он. - И будь спокойна,  я  пронесу
его через леса, через болота! Миную все хозарские заслоны! А  утром  приведу
князя Олега со всей дружиной! Ты правильно задумала. Единой силой  наверняка
мы разгромим ворога...
   Когда  они  подъехали  к  Наддеснянским   воротам,   Черная   дала   знак
остановиться.
   - Я провожу тебя до самой Десны, - тихо сказала она, - там и Сокола  тебе
отдам.
   - Зачем, княжна? - удивился Всеволод.
   - Я вернусь домой  пешком,  а  тебе  он  нужен  будет.  В  дороге  будешь
пересаживаться с одного коня на другого. Так быстрей доедешь. Во  весь  опор
скачи. Только бы поспел ты к утру воротиться с князем Олегом и его дружиной.
   Они уж тронулись было в путь,  но  княжна,  что-то  вспомнив,  придержала
Сокола:
   - Еще хочу тебе поведать вот что: отныне, Всеволод, ты вольный человек. И
ты и отец твой Осмомысл.
   - То князь сказал? - обрадованно встрепенулся Всеволод.
   - Я так говорю, - твердо ответила Черная, - а если я сказала, то так тому
и быть. Князь сделает, как я хочу!
   Всеволод потрясенно молчал. Хотя и мало был знаком он  с  жизнью,  но  из
рассказов знал, что счастье - редкий гость у  подневольных  бедняков.  Иные,
век прожив, его не встретили. А тут оно свалилось, будто с неба, нежданно  и
негаданно. Теперь бы впору взвиться в облака! Молнией  блеснуть  на  быстром
скакуне во мраке ночи!
   - Пусть берегут тебя боги, княжна, - проговорил он дрогнувшим голосом,  -
за доброту твою жизни не пожалею. Птицей лететь буду и приведу к утру  князя
Олега со всей дружиной!
   Он пришпорил и вздыбил Вороного...

   XXXII. ЛУЧШЕ СМЕРТЬ, ЧЕМ ПОЛОН
   Черная скрыла от князя, куда и зачем отправила Всеволода.
   На рассвете проводила отца не до стен окольного града, а лишь  до  ворот,
что вели из княжьего двора в острог. Она  долго  не  задержалась.  Прощаясь,
обняла князя, крепко прижалась к нему и прошептала:
   - День и ночь буду молиться  за  нашу  победу,  батюшка,  да  хранят  вас
боги...
   Потом  постояла,  послушала,  как  угасают  за  стенами  последние  звуки
разбуженной ночи, осторожного движения уходящих воинов, и, понурившись, ушла
в терем.
   Какая-то гнетущая тоска легла на сердце,  неясная  тревога  охватила  ее,
казалось, где-то совсем близко таилась, подстерегала ее опасность.
   У входа ждал ее начальный муж.  Ничего  не  сказав,  он  проводил  княжну
наверх, дошел с нею до опочивальни. Когда Черная вошла  туда  и  закрыла  за
собой дверь, он постоял немного, прислушиваясь к тишине, и осторожно,  чтобы
не нарушить покоя девушки, спустился вниз по лестнице.
   Хотя уже был поздний час, сон не шел к княжне. Не раздеваясь, подошла она
к мягкому креслу, устало опустилась в него и еще глубже погрузилась  в  свои
думы. То переносилась мыслями в окольный град, к тому  месту,  где  началась
уже,  наверно,  опасная  вылазка,  то  думала  о   Всеволоде:   удалось   ли
проскользнуть ему через вражьи заслоны? Где пробирается он в лесных  дебрях,
в поисках пути на Ольжичи? Старалась понять, почему охватывает ее все больше
незваная, непрошеная тоска, холодной рукой сжимающая сердце... Черная хотела
было позвать няньку, но вспомнила: поздно сейчас, старушка, видно,  спит,  и
пожалела будить ее. Но и одной уже невмоготу оставаться здесь. Так  тоскливо
было на душе, что хотелось закричать,  чтоб  разорвать  гнетущее  безмолвие,
увидеть людей, связать себя со светом, с жизнью.
   Девушка поднялась с кресла, медленно приблизилась  к  окошку,  растворила
его настежь и глубоко вдохнула ночную  прохладу.  В  комнату  донесся  тихий
шорох листьев, легкий ветерок пробегал по  ветвям,  протянувшимся  к  самому
терему. Она ощутила укрытый ночной темнотой, бессловесный, но  полный  жизни
мир. Вот стоит он, красавец могучий  дуб.  Он  не  спит,  а  говорит  с  ней
шелестом темнеющей  листвы,  шепчет  что-то  ласковое,  доброе  и,  кажется,
радуется тому, что не один он, а с нею...
   С ночной Десны веет свежим холодком. Неугомонно вперед и вперед бегут  ее
светлые воды и будто влекут за собой мысли княжны далеко-далеко отсюда.  Она
тянется всей душой к зеленым лесам, к текучим водам, то бурным, то  тихим  и
убаюкивающим. Тянется к ним, как росток к живительному солнцу... Уселась  на
подоконник, мысленно увидела тропы, которые  вели  ее  когда-то  по  склонам
Болдиных гор на душистые задеснянские луга... Хорошо было там, в кругу милых
подружек! Милана созывала на праздники всех зареченских девушек. Как  весело
кружились они в  танцах,  пели  веснянки,  играли  в  прятки,  перекликаясь,
вздрагивая от радости и страха, что тебя найдут  и  схватят  ловкие  девичьи
руки! А набегавшись, выходили на опушку рощи,  собирали  цветы,  садились  в
круг и плели венки, пестрые, яркие, свежие...
   Где они сейчас, девицы красные? Бежали с родными в чащи лесные, а  может,
стали полонянками хозар, терпят позор и надругательство на истоптанной  злым
ворогом земле? Где Милана, подружка любимая? Как живет она  с  ладом  своим?
Неужто не спаслась от хозарской неволи?  Неужто  не  оповестили  их  вовремя
княжьи гонцы? Не должно так быть. Младан, ее муж, силен и храбр. Не позволит
над ней глумиться: либо в острог отвез под защиту стен, либо в леса, в дебри
непроходимые, а сам пошел сражаться в ополчение...
   А она, Черная, не спрячется теперь. Ее судьба решится  здесь,  на  ратном
поле, под стенами града... Неведомо, как решится...
   И страшно и горько на душе. За что карают ее боги?
   Почему так немилосердны к ней?
   Как непонятно создано все в мире. Одни страдают оттого, что  появились  в
нем без красоты телесной, другие потому, что красота их  слепит  глаза.  Так
кто же тогда счастлив? Те, что облюбованы судьбой? Кто занял в жизни золотую
середину? А может  быть,  счастливых  вовсе  не  бывает,  а  счастье  только
призрак,  мечта,  к  которой  все  идут  неведомыми   бесконечными   путями?
Кто-нибудь же достигает счастья? Да только пути-дороги  у  людей  разные:  у
одних - торные, прямые, ровные, у других - ненадежные,  зыбкие,  извилистые,
невесть куда ведут, а то и в трясину заводят...
   Черная закрыла глаза, гонит неутешные думы. Да, видно,  нелегко  уйти  от
них, как черные мухи роятся в голове.
   Как там отец? Что  делается  сейчас  за  Болдиными  горами,  куда  должен
вывести князь воинов? Спокойная жизнь в северянских лесах  не  понуждала  ее
раньше думать о ратных приготовлениях в остроге. С тех пор как  помнит  себя
княжна, всегда стояли высокие стены и тут, в детинце, и в окольном граде,  а
ров, наполненный водой, надежно ограждал черниговские стены.  Ничего  больше
не знала она, а князь, оказывается,  не  сидел  сложа  руки.  Теперь  только
поведал дочери, что выйдет из острога с воинами подземным  ходом  в  заросли
вдоль Белоус-реки. А оттуда в тыл хозарского лагеря и  свалится  врагам  как
снег на голову на рассвете, когда те будут спать крепким сном.
   Захотелось увидеть таинственное  место,  где  должны  открыться  кованные
железом двери  и  выпустить  из  подземелья  вооруженных  с  ног  до  головы
дружинников, воинов народного ополчения. Посчастливится ли пройти незаметно,
напасть внезапно? "О боги, смилуйтесь над  нами!  Помогите  князю  и  воинам
северянским! Пошлите победу над врагом! Спасите нас от позора  и  плена",  -
жарко молилась княжна.
   Уж далеко за полночь.  Если  все  обошлось  хорошо  и  Всеволоду  удалось
избежать встречи с хозарами, значит, он вышел на торную дорогу,  уже  должен
быть в Ольжичах. Кони его быстры и сильны. И Сокол  и  Вороной,  как  только
выйдут на простор, помчатся  быстрее  птицы,  обгонят  ветер!  Не  только  в
Ольжичи - в Киев могут за ночь доскакать!.. А там -  надежда  на  Олега.  Он
обещал, и слово его верно. Немедля двинется сюда  на  помощь.  Да  и  прямая
выгода в том Киеву. Олег говорил, что хочет собрать воедино все силы русичей
и вывести их против хозар и печенегов.
   Эти мысли ободрили Черную.  Обняв  колени,  сидела  она  на  подоконнике,
устремив печальный взгляд в темноту ночи. За  далекими  лесами  виделись  ей
Ольжичи. Что ей расстояния, что тьма кромешная, если  в  мыслях  затеплилась
надежда и свет ее прокладывает путь к беспокойному сердцу?.. Словно  во  сне
предстал перед ней Олег, статный, осанистый, но почему-то грозный. Слово его
- как гром, взгляд - как сталь. Скажет ли, глянет ли, не то что люди - трава
стелется перед  ним...  Вот  стоит  он  у  лесной  опушки  на  ратном  поле,
пристально, нахмурясь смотрит  вдаль,  прямо  на  Чернигов.  И  не  поймешь:
гневается или нацелился  в  кого-то.  Потом  вскакивает  на  коня  и  первым
вылетает на торную дорогу. За  ним  Тучей  движется  дружина,  будит  ночную
темень... Конь под князем белый, весь светится в ночи, стелется по ветру его
пышная грива. За плечами князя плащ развевается, как могучие крылья. Вот-вот
поднимут они витязя вместе с конем и перенесут через повитые  сумраком  леса
прямо на княжью гору, в черниговский острог.
   Она закрыла глаза, радуясь сладкому трепету сердца. Еще ближе, еще  яснее
видит перед собой Олега. Только не на коне уже. С непокрытой  головой  стоит
он перед ней. Наклонился, и волосы его, густые, мягкие, щекочут ее лицо.  От
этого замирает сердце и бесконечно долго хочется смотреть в его очи,  не  то
закрыла б глаза и упала бы ему на грудь... Да, только теперь поняла она, как
он прекрасен, с какою силой овладели ею  чувства,  пробужденные  Олегом.  "Я
люблю его, - шепчет Черная, - всемогущие боги, услышьте меня! Я  люблю  его.
Это тот, кто снился мне по ночам. Из-за него отказывала я  всем  князьям.  Я
знала, я знала, что он не такой, как все другие, что приезжали сватать  меня
в жены! Я верила: он где-то есть, и он пришел.  Сама  судьба  свела  меня  с
Олегом. Он спас меня в лесу от лютых волков. Потом  пришел  в  мой  терем  и
говорил о помощи, о союзе..."
   Черная вздрогнула и проснулась. Радость теплой волной обдала  ее.  Отныне
она уверена, что князь спасет ее. Теперь ей ничто не страшно! Она  соскочила
с подоконника и заходила по комнате. Но вдруг иное воспоминание встало перед
ней... Дружинник Всеволод. Как быть с ним? Ведь он живет надеждами и верой в
свое счастье,  в  то,  что  любовь  его  и  беззаветную  преданность  княжна
вознаградит своей любовью... Потому и пошел он к князю в дружинники,  вызвал
кагана на поединок, помчался от нее гонцом к Олегу...  Неужто  она  разобьет
его веру, обманет надежды? Зачем же было поощрять? И как он понял  ее  в  ту
встречу, когда она на радостях его поцеловала? Быть может, он принял это как
знак ее любви? Но это же не так... Вдруг  откуда-то  снизу  до  нее  донесся
приглушенный и сразу оборвавшийся крик.  Черная  вся  напряглась,  мелькнула
испуганная мысль: кто там кричит? И почему? Но в это время  внизу  поднялись
шум, суета, послышались топот ног, звон мечей, тяжелые удары.
   Ошеломленная княжна кинулась к двери, но не успела протянуть руку,  чтобы
ее открыть, как кто-то дернул дверь к себе  и  в  комнату  вбежала  бледная,
дрожащая нянька.
   - Спасайся, дитятко... хозары! -  задыхаясь,  прохрипела  старуха.  Потом
схватила Черную за руку и хотела увести ее из опочивальни, но тут же в ужасе
отшатнулась и захлопнула дверь. - Они уже здесь, - прошептала она, торопливо
запирая дверь на засов. - Что же нам делать? Боги! Что теперь делать?
   Нянька растерянно оглядывалась, ища опоры и совета.  А  Черная  никак  не
могла собраться с мыслями, понять, что  происходит.  Она  все  еще  была  во
власти недавней тишины, надежд и дорогих сердцу  видений...  Откуда  взялись
здесь хозары? Как могли они сюда проникнуть незаметно, неслышно, без  стычек
с воинами, через ров, через две стены укреплений?..  И,  судя  по  гортанным
выкрикам, их много... Но как бы ни добрались, они здесь. Они вступили в  бой
с охраной. За дверью слышны вопли и лязг мечей. Кто-то упорно не сдается, не
отступает, сражается за жизнь княжны здесь, на пороге смерти...
   Черная понимает: смельчакам не выстоять в неравной  борьбе.  Нужно  самой
искать спасенья. Отчаянный взгляд ее  упал  на  раскрытое  окно.  И  тут  же
молнией сверкнула мысль:  бежать  отсюда,  как  тогда  бежала  в  лес  после
сватовства хозар, после разговора с отцом!
   Уверенная, что выход найден, княжна бросилась  к  стене,  где  висело  ее
оружие и арканы для охоты. Но вдруг остановилась,  похолодев  от  ужаса:  на
стене висели лук, подаренный каганом, колчан с золотыми стрелами, теми,  что
Амбал советовал бить только редкостных  птиц...  Но  главного,  арканов,  не
было!
   Смертельно бледная княжна обернулась к няньке.
   - Здесь висели арканы, - закричала она, - те, что отец позволил  накинуть
на рога оленя, которого я поймала на  первой  охоте!  Где  они?  В  них  мое
спасение, нянька!
   Старуха горестно смотрела на нее, видно  не  понимая  или  не  зная,  что
сказать. Наконец она спохватилась:
   - Ах, дитятко! Ах, горюшко мое! Были, правда были они здесь. А  когда  ты
тогда сбежала в лес, князь приказал убрать отсюда арканы. Ведь один  из  них
тогда нашли спущенным в окно...
   "Князь?.. Велел убрать? - лихорадочно билась мысль. - Так что  же  теперь
делать?"
   "Отец!" - хотела она крикнуть, но  тут,  поддавшись  под  напором  хозар,
затрещали двери.  И  отчаяние  ее  погасло  сразу  вместе  с  этим  треском.
Решительно и гневно схватилась она  за  оружие.  И  только  успела  наложить
стрелу, как сорвались запоры, и двери с грохотом распахнулись.
   Откуда только взялись силы у старухи! Нянька, словно  тигрица,  метнулась
вперед, загородила путь к Черной.
   - Не смейте! - кричала она, широко расставив руки. - Не смейте  подходить
к княжне!
   Амбал молча ударил ее в грудь мечом  и  первым  ворвался  в  опочивальню,
оттолкнув ногой упавшую замертво старуху. Он торжествовал  победу  и  потому
забыл об осмотрительности. А княжна воспользовалась неосторожностью врага  и
пустила в него золотую стрелу. Ту самую, из того лука, которые передавал  он
княжне как подарок кагана.
   Удар пришелся в живот. И хотя попал он на целую ладонь  ниже  сердца,  то
был удар смертельный: стрела вошла в живот по самое перо. Амбал  взревел  и,
выронив меч, схватился обеими руками за оперенный конец стрелы.  Он  пытался
вырвать ее, но не смог и, зло оскалив зубы, с ненавистью глядел на  стоявшую
вблизи окна княжну. Лицо его стало землисто-серым.
   Хозары  испугались   неожиданного   сопротивления   и   подались   назад.
Заговорщики видели, как задыхается в предсмертных муках Амбал,  видели,  что
княжна снова держит в руках наложенную  на  тетиву  стрелу.  Они  растерянно
переглядывались, не решаясь двинуться вперед.
   Амбал между тем корчился от страшной боли. На лбу его  выступил  холодный
пот; он весь дрожал и все еще пытался выдернуть застрявшую глубоко в  животе
стрелу. Он орал, катаясь по полу, извиваясь, как раздавленная змея.
   Он страдал не только от боли - от горьких мыслей. Кто  велел  ему  именно
сейчас выкрасть княжну? Никто. Зачем же было рисковать раньше времени, когда
еще неизвестно, чем закончится вылазка княжеской дружины?  Хотелось  угодить
кагану! Опередить Баглая! Думал, воспользуется  отсутствием  князя,  схватит
спящую девушку, перекинет через седло и за острог с нею! Прямо  в  хозарский
стан, к Кирию! Вот тебе подарок от Амбала!  Без  сечи,  без  лишних  потерь,
подарок от верного слуги. А княжна вишь как встретила... Стрелами,  золотыми
стрелами Кирия. О небо! Неужели это конец?
   Черная поймала его мятущийся взгляд и громко крикнула:
   - Что, тяжела стезя измены и предательства? Новый приступ ярости  охватил
Амбала. Собрав последние силы, словно вепрь бросился  он  к  девушке,  хотел
схватить за горло, задушить ее.
   Но точно пущенная княжной вторая стрела  вонзилась  в  сердце  предателя.
Амбал покачнулся и грохнулся на пол, прямо под ноги хозар.
   У Черной не осталось больше стрел. Значит, она безоружна, в  поединке  на
саблях слаба, да и врагов тут целая свора... Нападающие увидели, что стрел у
нее больше нет. Они двинулись вперед.

   Княжна отступила вплотную к окну.
   - Ну, княжна, не дури, -  с  опаской  подвигаясь  к  ней,  уговаривал  ее
высокий плечистый хозарин, - мы ничего худого тебе не  сделаем.  Завернем  в
плащ, вот и все. Нам только надо, чтоб ты не кричала, не противилась.
   - Пока из острога вывезем, - добавил другой, - а там и до кибитки  кагана
недалеко. Ждет он тебя, княжна!
   - Не дождется он! - с решимостью отчаяния воскликнула она и  вскочила  на
подоконник.
   Дальше была непроглядная тьма...  Самый  темный  предрассветный  час.  Ни
малейшего лучика, ни просвета  -  вестника  нового  дня,  новой  надежды  на
спасение... А перед ней враги, не люди, а звери, которые грозят схватить ее,
связать и унести в хозарский стан на посмеяние, на поругание, на гибель...
   Она стояла, глядя на хозар, глаза ее сверкали гневом и угрозой. Но те  не
верили в возможность отчаянного шага и все ближе подвигались к ней.
   Уже, казалось, стоит сделать один только шаг - и они схватят княжну.  Она
вздрогнула, вдруг почувствовала за  спиной  холодное  дыхание  ночи,  темной
зловещей пропасти. Но цепкие, протянутые к ней руки были еще  страшнее,  еще
более  зловещи...  Нет,  нет,  лучше  смерть,  чем  полон!  Она  не   станет
полонянкой! Ни за что на свете не покинет родимый край! Она...
   Высокий хозарин сделал движение вперед. И в тот же миг княжна  оторвалась
от окна и полетела вниз, широко  раскинув  руки,  будто  ловя  ими  какую-то
опору. Ее встретили и тут же расступились раскидистые  ветви  старого  дуба,
покрытые росою листья. Она прошла  сквозь  них  навстречу  холодной  бездне,
каменным плитам под ее окном...
   Хозары застыли, пораженные увиденным и еще более - страхом. Что  ждет  их
теперь? Гнев всесильного кагана?..

   XXXIII. КОЛИ СОКОЛ ВЫСОКО ЛЕТАЕТ, НЕ ДАЕТ ГНЕЗДО СВОЕ В ОБИДУ
   Князь сел на коня и долго смотрел в темную прогалину  меж  деревьями,  на
свет-зарю, что только проглянула в мутном предутреннем  небе.  Казалась  она
ему печальной и кровавой сегодня. "Видно, не к  добру",  -  подумал  Черный.
Много крови прольется на поле брани, под стенами Чернигова. Не ведомо,  чьей
больше:  тех,  что  спят  в  хозарском  лагере,  усыпленные  багряно-красной
богиней, или тех, что смотрят сейчас на зловещее ее знамение.
   Однако не пристало князю пугаться знамения. Да и недосуг. Заря - условный
знак для всех отрядов, рассыпавшихся вдоль опушки леса,  всех  воинов  земли
Северянской и здесь, и в ополчении, которое должно подоспеть  из  городищ  и
градов окрестных. По этому знаку все заняли свои места, ждут его приказов. И
отдавать их нужно тотчас, не медля. Князь тронул повод и  направил  коня  на
ратное поле, пристально вглядываясь в лица воинов.
   Внезапность нападения казалась очевидной. Кони шли тихо: не то что ржания
- даже легкого пофыркивания не слыхать. А дружинники -  воины  опытные.  Как
барсы, легко и бесшумно следуют за своим князем, молчаливые,  настороженные,
готовые по первому знаку ринуться в бой, посечь врагов своих мечами.
   Наступали с двух сторон: с западной и северной.  Восточную  оставили  для
ополчения, которое должно добивать отступающих, а в  случае  нужды  идти  на
помощь  дружинникам.  Как  предводитель  войска,  князь   готовился   первым
пригвоздить мечом к земле спящего хозарина. Однако же  все  вышло  по-иному:
оказалось, не спят хозары! Ждут северян! Хоть не в строю,  не  подготовлены,
как должно к бою, но не спят! Что это? Провидение ли подняло лагерь  резкими
звуками горнов перед самым нападением северян? А может быть, измена? Кто  то
успел предупредить врагов?

   Как быть теперь? Внезапность, на  которую  рассчитывал  князь,  утрачена,
силы стали далеко не равными... Отходить? Но это бегство  и  позор...  И  не
успеть уже. Хозары нагонят и раздавят его, как мокрицу, как червяка...
   Дружина  остановилась,  ждет  решения  князя.  Воины  сбиты  с  толку   и
озадачены. Ведь все надеялись на тайну, на неожиданность удара  по  врагу...
Но вдруг над полем взлетел чей-то радостный возглас:
   - Они удирают! Глядите! Бегут во всю прыть! С севера  идут  на  них  наши
ополченцы!
   Это кричал Топчак, известный  среди  дружинников  как  зоркий  и  храбрый
лазутчик. И все поверили. Видел он или не видел,  как  дрогнули  и  побежали
хозары, как двинулась на  них  черниговская  рать  ополчения,  но  клич  его
взбодрил дружину, поднял уверенность в победе. Северяне пришпорили коней и с
гиком понеслись на вражеский лагерь.

   Не выдержали хозары стремительного натиска,  пришли  в  смятение.  Однако
ненадолго, и то лишь передние ряды. Там, дальше, где стоял каган,  а  с  ним
построенные воины, растерянности не видно было.
   Князь понимал: исход сражения  может  решить  теперь  только  мужество  и
храбрость воинов, их стойкость и ненависть к врагу. Но никому теперь не  мог
сказать об этом Черный. Уже началась жестокая  сеча.  Кони  северян  топтали
бежавших хозар, а воины разили копьями. Подняв тяжелый меч, князь ринулся  с
дружинниками в гущу битвы...

   * * *
   Давно растаяла в туманах ночь. Над лесом высоко поднялось солнце.  А  под
Черниговом, на ратном поле, сшибались, рубились в смертельной  битве  воины,
шла кровавая сеча.  Хозары  черным  валом  обрушивались  на  передние  ряды,
засыпали северян стрелами, и, хотя  костьми  ложились  под  копытами  коней,
полчищам их, казалось, нет конца. Прижатые с рассвета к Стрижню, пни  теперь
как будто раздались в стороны, выталкивая вперед все новые  и  новые  отряды
воинов. Тогда князь послал к сновскому посаднику гонца и  приказал  оставить
засаду на Нежатиной ниве и ударить собранным под его  началом  ополчением  в
тыл хозарам. Силы эти были не так  уж  велики,  однако  они  вынудили  хозар
развернуться и ослабить натиск на возглавляемое князем войско. Это еще более
подбодрило северян, подняло достойный предков боевой дух.
   Гудит земля под копытами, звенят мечи о шлемы и щиты каленые, а  поднятая
битвой пыль облаками носится над полем, застилая и небо, и  солнце,  и  весь
белый свет. В страшной свалке только крики победителей, вопли раненых,  стон
умирающих, жалобное ржание покалеченных лошадей доносятся к воинам, замершим
на стенах черниговских, и говорят о том, что пир кровавый  еще  длится,  что
северянские воины угощают сватов незваных мечом и кровью.
   Но вот на берегу Стрижня не выстояло ополчение,  одни  сложили  головы  в
бою, другие бросились в бурные  воды  реки.  Хозары  приободрились,  собрали
воедино своих воинов и двинули их  на  князя.  По  всему  видно,  хотят  они
прижать его с дружиной к  лесу  и  тем  лишить  возможности  командовать,  а
значит, и решать исход сражения. Но Черный разгадал замысел хозаров.
   - Братья! - прогремел его голос, заглушая бряцанье, звон  и  лязг  мечей,
крики наседающих хозар. - Вспомните завет дедов наших, славных  мужей  земли
Северянской: "Лучше смерть, чем полон!" Под  нами  -  наша  земля,  за  нами
должна остаться победа!.. Вперед, витязи! За честь,  за  славу  северян,  за
волю земли Северянской!
   Слова его пали в сердца людей, как зерно в разрыхленную пашню.
   Взъярились воины, ощетинились мечами, укрепили свой разум силой, а сердца
- отвагой и словно туры  кинулись  на  извечных  врагов  своих,  ненавистных
хозар.
   Казалось, солнце остановилось, заглядевшись на могучую, не виданную здесь
доселе сечу. Но в тучах пыли, в грудах сцепившихся в жестокой  схватке  тел,
доспехов, коней не разобрать было, кто кого одолевает.
   Поздним утром из острога пробился к войску северянскому гонец и, осадив в
стороне, около раненых, взмыленного  коня,  крикнул  тревожным,  по-юношески
ломким голосом:
   - Где князь? В детинце несчастье!..
   - Молчи! - зло обернулся к нему пожилой воин. - Здесь тоже не мед,  хозар
тьма, а князь ранен.
   - О боги! - испугался отрок. - Что ж теперь будет?
   - А будет то, что будет! - еще злее крикнул воин. -  Чем  хныкать  здесь,
пошел бы да пособил нашим. Мы ждем  подкрепления,  вот-вот  подойдет  к  нам
новое ополчение из Путивля, Сиверска, Снятина  и  Стародуба.  Да  и  мечи  у
северян еще остры. Еще будет сеча, отрок! Жестокая сеча!..
   Но тот, понурясь, тихо ответил:
   - Что с того! Княжны-то уже нет. Все, кто  услышал  эти  страшные  слова,
мгновенно обернулись, испуганно уставились на отрока.
   - Как так - нет?
   - Да говорю же, несчастье там: княжну хотели выкрасть, а она  выбросилась
из окна и насмерть разбилась о камни. Люди наперебой закричали:
   - А кто не уберег княжну?
   - Выкрасть хотели? Кто? Как?
   - Да не пробрались ли в острог хозары?
   - Незачем было туда им пробираться, - печально ответил отрок. -  В  самом
остроге было кому служить кагану: Амбала нашли убитым в тереме.
   - Амбала? - в один голос воскликнули раненые. - Он погиб, защищая княжну?
   - Как же! - обозлился отрок. - Помните золотые стрелы, подаренные  княжне
сватами кагана? Обе пустила она в Амбала.
   Пораженные ужасной вестью о гибели княжны,  воины  замолкли.  Лежали  или
сидели поникшие, словно пришибленные тяжким горем. Но когда гонец хотел было
двинуться дальше, они встрепенулись, загородили ему дорогу.
   - Ты хочешь рассказать об этом князю?
   - Да ведь нужно. Я для того и послан.
   - Езжай назад в острог! - спокойно и решительно приказал тот, что  первым
заговорил с отроком. - Нельзя сейчас идти с таким известием к князю...
   - Но почему нельзя? - упрямился юноша.  -  В  детинце  несчастье,  княжна
погибла! Княжны нет!
   - Зато есть земля Северянская! - прикрикнул на него раненый.  -  А  вести
твои ей не сослужат службу. Княжне уже не  поможешь,  а  смерть  ее  великой
печалью и горем падет на сердце князя. Ослабнуть может он  на  ратном  поле.
Тут не слезы лить, а отомстить злым ворогам надо  за  смерть  княжны!  -  Он
грозно поглядел на отрока, потом обернулся и громко крикнул: - Эй, северяне!
Слышали, что рассказал здесь отрок? Не время сейчас о ранах думать! Кто  еще
может держать оружие, садись на коней, скорей на поле брани!  На  злодейство
коварных ворогов ответим крепкими ударами меча. Смерть за смерть,  кровь  за
кровь!..
   И снова северяне потеснили конников кагана, собрали воедино чуть было  не
разорванную вражеским клином рать. Нападали смело, рубились храбро, умирали,
как достойные мужи: лицом к врагу и молча, не ропща на злую долю, не моля  о
пощаде.
   Тяжело раненный князь Черный не мог уже держаться в  седле,  однако  поле
брани не оставил. Посаженный отроками на укрепленные меж двух коней носилки,
он двигался вместе с ратью в первых ее рядах, подбадривая воинов  и  сильным
голосом и тем, что здесь он, среди них.
   Но все больше редела  северянская  рать,  все  больше  павших  и  раненых
оставалось на поле, силы таяли, уже явным становилось  превосходство  врага.
Князь понял, что  надо  отступить,  чтобы  сохранить  оставшееся  войско  от
полного разгрома.
   По приказу князя северяне выставили вперед самых крепких воинов  дружины,
чтобы  они  прикрывали  отход,  дав  возможность   отдохнуть   обессилевшим,
подобрать раненых.
   Хозары поняли намерение Черного и нацелились  отрезать  его  от  острога,
либо загнать с остатками воинов в лес.  Да  не  успели:  вдруг  распахнулись
Северные ворота Чернигова и оттуда ринулись на поле боя  какие-то  всадники.
Мощный  поток  их,  неудержимый  и,  казалось,   бесконечный,   стремительно
приближался к самой гуще битвы.
   Сеча прекратилась, и воины обеих сторон,  оторопев,  застыли,  пораженные
зрелищем неведомой рати, хлынувшей внезапно из острога. Все витязи вооружены
с ног до головы, и чудилось, конца не будет им. Всадники быстро развернулись
и грозной лавиной обрушились на хозар.
   Дружинники, охранявшие Черного, расчищая себе путь,  пробились  вместе  с
князем на видное место. Черный все еще не мог понять, кто они?  Ратные  люди
из острога или ополченцы? Но откуда взялось их такое множество? Откуда такое
оружие? А лавина воинов  все  ближе  и  ближе.  Поднятые  конями  тучи  пыли
застлали все вокруг, не давая разглядеть, кто эти люди.
   Но вот  Черный  заметил  двух  витязей.  Они  вырвались  вперед  и  бурей
понеслись прямо на пятившихся уже хозар. Передний витязь на  белом  коне,  в
багряно-красном плаще; второй за  ним  на  вороном,  таком  же  буйногривом,
неистово диком жеребце.
   Князь пристально вглядывался, все больше проникаясь чувством, что кого-то
напоминают ему эти витязи, где-то видел он этих коней...
   Вот передний вздымает над  головой  меч  и,  обернувшись,  громко  кричит
что-то своим дружинникам. Черный напрягает слух... И вдруг  переполнили  его
сердце бескрайняя радость и торжество.
   - Олег! - закричал он во всю мочь. - Князь киевский пришел нам на помощь!
   - Слава-а! Слава-а-а! - восторженно прокатилось по полю.
   Дружинники, воодушевленные подмогой, как половодье, прорвавшее плотину, с
удвоенной силой бросились на хозар. На  крики  их  отозвались  мощным  гулом
воины Олега. И вся масса объединившихся славян ринулась на хозар.
   Каган растерялся. Не ожидал, что северяне имеют еще в запасе свежие силы.
Не думал, что встретится под Черниговом с такой  ратью,  с  таким  отчаянным
сопротивлением. А тут еще нахлынули, невесть откуда взявшиеся, новые полчища
всадников. Иль народ всей Северянщины  засел  за  стенами  Чернигова?  Когда
успел князь собрать такую мощную дружину?
   О небо! Здесь кроется какая-то измена! Коварство и  обман!  Его  уверили,
что под Черниговом не будет с кем сразиться, что  князь  Черный  беспомощен,
дружина слаба. А выходит...
   Но долго размышлять не пришлось. Бешено мчащиеся всадники уже врезались в
дрогнувшие ряды хозарского войска.
   Кирий бросил взгляд на своих терханов,  увидел,  что  они  растеряны,  не
могут скрыть свой страх перед несущимся на них врагом. Его охватила ярость.
   - Чего стоите, ослы! - гаркнул он не своим голосом. - Вперед!  Вперед!  -
И, огрев первого попавшегося под руку нагайкой, добавил: - Сами  ведите  тех
трусов, что отступают! Слышите? Сами!!!
   Терханы бросились в передние ряды.  Их  появление  остановило  бегущих  в
смятении воинов, они начали строиться, готовиться к отпору. Но Олег  не  дал
им развернуться. Отбив наставленное на него копье, он на всем скаку врезался
в лавину двинувшихся вперед хозар и, не оглядываясь, разил мечом  всех,  кто
попадал под его богатырскую руку.
   Хозары, видно, узнали в нем князя, быстро  стали  его  окружать,  пытаясь
сомкнуть вокруг него кольцо. Передние  уже  ринулись  на  смельчака,  но  не
успели занести над ним мечи и копья, как сзади налетел на них могучий витязь
на вороном коне. Ловко, без промаха рубил он головы  нападавших  и  заслонил
собою князя.
   - Так их, Всеволод! Так! -  бодро  воскликнул  Олег,  почувствовав  рядом
сильную и надежную руку.
   Подоспевшая дружина ударила всей  мощью  на  врага.  Хозары  не  устояли,
начали отступать. Все  дальше  и  дальше  теснили  их  дружинники,  пока  не
побежали воины кагана искать спасения в густых северянских лесах и в  бурных
волнах Стрижня.

   XXXIV. ПРОЩАНИЕ
   В просторном зале княжеского терема на широком тисовом ложе  спит  вечным
сном княжна. На мраморно-белом лице ее чернеют тонкие  дуги  бровей,  густые
длинные ресницы. Еще резче оттеняют они теперь прозрачную бледность высокого
лба и нежных девичьих щек. Женщины одели ее в тонкую, вышитую няней сорочку,
укрыли  снежно-белым  покрывалом  из  арабской  шелковой  ткани.  А  девушки
принесли для нее из леса множество цветов, сплели из них яркий венок. Пышные
волосы не заплетали в косы, оставили так, как любила княжна носить их дома -
расчесанными на обе стороны. Черными  шелковистыми  прядями  лежали  они  на
ложе, увитые цветами... Казалось даже, что она теперь  прекрасней,  чем  при
жизни. Словно  умытый  росой  цветок,  полная  тихой  нежности,  как  лебедь
белая...
   У изголовья, поодаль от ложа, - хор девушек.  Это  однолетки  и  подружки
Черной. Те, с кем гуляла, веселилась княжна на зеленых лугах и  в  окрестных
лесах. Собирались они петь на ее свадьбе, а довелось провожать  в  последний
путь. Стоят девицы понурившись, хватает за душу их тихое и горестное пение.
   Все пришли проститься с княжной, и никто не может  пройти  мимо  нее,  не
заплакав.
   Князь забыл и сан свой, и то, что рядом непрерывным потоком идут люди. Он
сидел у изголовья дочери, убитый горем, и рыдал.
   - Донюшка моя! - слышался его хриплый, надорванный голос.  -  Радость  ты
моя единая, утеха всей моей жизни. Зачем я оставил тебя  здесь,  в  гадючьем
гнезде, свитом моими собственными руками? Где были  глаза  мои?  Где  разум?
Пригрел гада, доверил ему терем... О боги! Боги! За  что  караете  меня  так
жестоко, так немилосердно... Жена погибла, дочь за нею... И есть в  том  моя
вина!
   Черный склоняет поседевшую голову и рвет на себе волосы...
   А северяне идут и идут нескончаемой вереницей: и витязи, и градские мужи,
и каждый несет ей благоговейный дар - напоенные живой водой душистые  цветы,
в которых души не чаяла княжна.
   В цветах утопало ее хрупкое тело, широкое тисовое ложе, ими  убрали  весь
зал, все окна. Белоснежные лилии, солнечный горицвет, синие васильки  -  все
разноцветье земли Северянской ласково обнимало княжну. Но не было  на  свете
силы, что могла вытеснить отсюда стоны  и  рыдания,  уныние  и  горе,  лютую
кручину. В самые глубины людских сердец проникали  они  неизбывной  скорбью,
горючими слезами...
   Тихо и торжественно вошли в зал киевляне. Впереди Олег. Он принес оружие:
широкий червленый щит, меч, кованный из дамасской стали, и лук со  стрелами.
Он положил их у ног  девы-воина  в  знак  воздаяния  почести  ее  доблестной
храбрости перед лицом врага. Потом подошел к князю Черному и, склонившись  к
нему, что-то тихо сказал. Тот не сразу ответил, потому что горло его сдавили
рыдания. Потом он взял себя в руки и с трудом проговорил:
   - Хорошо, княже.
   Олег оглянулся на своих воинов. Быстро, без  суеты  они  заняли  места  в
почете, у ног  и  изголовья  княжны,  и,  вытянувшись,  замерли  в  суровом,
скорбном молчании.
   Олег, не отрываясь, долго глядел  на  Черную.  Потом  опустился  рядом  с
князем на одно колено. Печальный, мужественный и строгий  произнес  он  свою
клятву:
   - Прости-прощай, заря моя ненаглядная, друг мой прекрасный. Не  уберег  я
тебя от рук коварного кагана. Но клянусь: никогда не прощу ему твоей смерти!
Отомщу ненавистным ворогам и угнетателям Руси!
   Он встал, наклонился над ложем и поцеловал холодный лоб княжны.
   Черный плакал, закрыв лицо руками.
   - Не нужно, княже, - легко коснулся Олег его плеча. - Ты ранен  и  болен.
Тебе нельзя так убиваться. - И, видя, что  здесь  никак  его  не  успокоить,
обнял за плечи Черного: - Пойдем отсюда, княже, - мягко уговаривал  Олег.  -
Похороны не скоро. Еще будет время нам поплакать над нею. А сейчас тебе надо
успокоиться. Такая тревожная ночь, такое  кровавое  утро!  И  страшное  горе
это... Здоровому и то подряд все  вынесть  не  под  силу.  А  ты  изранен  и
болен...
   В зале наступила тишина.
   Покорный  и  сломленный,  князь  позволил  отрокам   перенести   себя   в
опочивальню, но и там он продолжал себя корить.
   - Я, только я виноват во всем! - говорил он Олегу. - Я не послушал  тебя,
княже, не захотел единства с полянами, не захотел твоей  помощи.  И  погубил
дитя свое любимое. Боги! Боги! Что я наделал! Почему так беспечен  был,  так
мало думал о ее судьбе, ее благополучии?
   Черный метался в тоске, обливаясь слезами, терзаясь поздним раскаянием.
   - Успокойся, княже, -  задумчиво  проговорил  Олег.  -  Слезами  горю  не
поможешь, плачем дочери не воскресишь. Видно, такова ее доля... Может...
   - Нет, нет, не говори так! - прервал его Черный. ~ Сам отдал я свою  дочь
в руки Мораны38. В единстве было спасение наше,  а  я  свою  гордыню  тешил.
Вместо того чтобы пойти по верному пути, задумал  одной  своей  дружиной  да
ратным ополчением одолеть хозарского кагана. И  как  жестоко  поплатился  за
свою гордыню, слепоту и упрямство! А все могло сложиться по-иному.  О  горе,
горе! Неужто должно было дитя мое погибнуть, чтобы уразумел я,  где  истина?
Олег, задумавшись, стоял у постели князя и молчал.
   - Что же... - заговорил он наконец. - Не легка, видно, дорога к счастью и
согласию. И не цветами устлан путь наш, княже, на нем и терниев довольно.
   Какое-то  время  в  опочивальне  слышались   только   жалобные   стенания
обессиленного ранами и горем Черного. Олег не отзывался. Понемногу  затихали
плач  и  жалобы  князя,  большим  усилием  воли  он  наконец  заставил  себя
успокоиться.
   "А говорят, что люди - добрые утешители, - грустно  усмехнулся  про  себя
Олег, - но время, оказывается, еще лучший утешитель. Оно и  с  князем  стало
управляться".
   Чтобы отвлечь его от мыслей о княжне, Олег заговорил с ним  о  неотложных
заботах державных. Понуро, ничего не отвечая, слушал Олега Черный.
   Вдруг приоткрылась дверь в опочивальню, на пороге встал отрок.
   - Гонец из Киева хочет видеть своего князя, - обратился он к Олегу.
   - Гонец?
   Олег стремительно поднялся, озабоченно глядя на отрока. Потом обернулся к
Черному:
   - Прошу прощения, княже, дело, видно, неотложное,  коли  следом  за  мной
прибыл сюда гонец.
   Он вышел. Но ненадолго. Вскоре вернулся, оживленный и обрадованный.  Лицо
его просветлело, взгляд стал решительным и твердым.
   - Добрые вести, княже, - промолвил он, обращаясь к  Черному.  -  Радимичи
прислали в Киев своих людей. Настало, говорят, время изгнать  хозар.  Просят
прийти с дружиной на помощь.
   Черный поднял на него вопрошающий взгляд. Но Олег не стал  продолжать.  В
волнении он заходил по комнате, потом остановился у окна и погрузился в свои
думы, унесся мыслями куда-то  за  чернеющие  вдали  леса,  укрытые  туманами
просторы.
   - Собирается воедино семья славян, - заговорил он  снова.  -  На  радость
русичам, назло ворогам земли русской! Так оно и должно быть! Только единение
племен славянских положит основу непобедимой державы русичей, избавлению  от
дани и покорства чужеземцам.
   - Что ж, это хорошо, - отозвался Черный. - Скопом и  батьку  легче  бить.
Советовал бы  не  медлить,  коли  есть  случай  отбить  у  хозар  радимичей.
Дружинники твои бывалые, в сечах закаленные. А путь к радимичам тебе ведом.
   Олег пытливо и настороженно  глядел  на  Черного.  Что-то  подозрительное
послышалось ему в словах и голосе князя.
   - Мне? - спросил Олег. - А почему же не нам?  Князь  разве  не  пойдет  в
поход вместе с киевлянами?
   В опочивальне воцарилась напряженная тишина.
   - Помощь, оказанная северянам тобой и ратью киевской, велит делать именно
так, - медленно ответил Черный. - Однако я... мне не под силу такой поход.
   Олег побагровел, словно пощечиной ответил князь на его слова, на заветные
желания. Но он подавил готовый прорваться гнев, решил  продолжить  разговор,
уяснить, на что рассчитывать теперь у северян.
   - Я понимаю, - заговорил Олег. - Князь болен, ему в поход  нельзя.  Но  я
веду речь о дружине северянской, о...
   - Дружину, кроме меня, повести некому, - прервал его Черный. - Да и не  к
радимичам должно ее вести сейчас.
   - Так куда же? - весь подался вперед Олег. Черный взглянул Олегу в  глаза
смело и открыто:
   -  Под  стенами  Чернигова  со  мною  вместе  северяне  проливали  кровь,
беззаветно бились за родную землю. Как видишь, послушались они своего князя,
когда он кликнул их на бой против хозар. Теперь настал мой  черед  послушать
северян, исполнить волю народного веча: на Дон, против  печенегов  обязан  я
вести черниговскую рать...
   Олег молчал, обдумывая слова князя.
   - Правда твоя, - сказал он наконец.
   - Еще хочу тебе сказать я вот о чем, - заговорил снова Черный,  -  смерть
дочери сорвала пелену с глаз моих. И  я  не  мыслю  становиться  на  пути  к
единству всех славян. Пусть будет единение! Но только истинно братское.  Как
равный с равным, как вольный с вольным...

   XXXV. ТРИЗНА
   Близился  конец  приготовлений  к  похоронам.  По  обычаю,  тело  усопшей
следовало предать огню. Только он, всесильный и всепобеждающий владыка земли
и неба, может освободить человека от злых духов, которые вселяются в него  с
первым дыханием и таятся до последнего  вздоха.  А  каждый  сущий  на  земле
должен уйти из жизни таким, как в нее пришел: чистым и непорочным.  Огонь  -
великий хранитель жизни человека, ему принадлежит и то, что  остается  после
его смерти.
   Невыносимо тяжко было князю увидеть,  как  тело  любимой  дочери  охватит
пламя. Но таков обычай предков, значит, так и должно быть!
   Пока готовили княжну в последний путь, за крепостью, у самой Черной рощи,
устанавливали помост. Невысокий,  но  большой,  просторный.  Кроме  умершей,
ляжет здесь пара лучших коней: конюшие уже подготовили  Сокола,  а  Всеволод
привел с пастбища Барса; положат и лучшую  одежду,  все  девичьи  украшения,
которыми  не  успела  налюбоваться  княжна  при  жизни;  несколько  баранов,
петухов,  всяких  съестных  припасов,  чтоб  было  с   чем   отправиться   в
потустороннее царство Вирай, что поесть, во что одеться. А если кто пожелает
сопровождать княжну в небытие, служить ей там, то и ему должно быть место на
помосте. И ему и коню его.
   Под помост до самого верха укладывали просушенные солнцем дрока. Да клали
так, чтоб была хорошая тяга, чтоб сильней разгорался костер и высокое  пламя
его охватило разом и сам помост и все,  что  будет  на  нем  рядом  с  телом
княжны.
   Не успели мастера закончить свою работу, как распахнулись высокие ворота,
и толпы северян высыпали за черниговские  стены.  Впереди  везли  украшенное
цветами тело княжны. Потом потянулись возы с бочками меда, приготовленной  в
княжеских кухнях пищей, цветастыми коврами, на которых надо было  разместить
все, что запасено в княжеских погребах и что должно быть съедено и выпито на
многолюдной тризне.
   На похороны собрались не только градские жители, но и пахари из окрестных
поселений. Смерть княжны поразила северян своей необычностью  и  геройством.
Кто мог подумать,  что  в  этом  хрупком  теле  бьется  сердце  воина,  что,
изнеженная беззаботной жизнью, она явит такое  мужество  в  борьбе  за  свою
свободу, достоинство и честь! Отчаянная храбрость девушки высоко вознесла ее
в глазах народа.
   Тризну справляли вокруг помоста, на котором  высилось  тело  княжны.  Меж
поредевших деревьев Черной рощи расположились северяне.  Ждали,  что  скажет
князь. Но он не мог вымолвить  ни  слова.  Сознание  неотвратимой  и  вечной
разлуки свалило его с ног,  рыдания  душили,  он  глядел  на  дочь  с  немой
отчаянной мольбой, и слезы непрестанно катились по его лицу.
   Правил тризну почетный старейшина Чернигова.
   - Братья! - обратился он  к  притихшим  северянам.  -  Княжна  наша  была
веселым и добрым детищем, отрадой своего отца. Пусть же будет такой и память
о ней. Княжье съестное и княжьи вина  -  здесь  для  вас.  Наполните  кубки,
братья, и просите усопшую, пусть станет она перед богом  Сварогом  и  умолит
его дать нам долгий век на земле нашей милой. Прогоните, братья,  печаль  от
тела нашей княжны, а тем самым и от себя. Смерти - мертвое, а живым - живое!
   Первый кубок вылили в огонь, чтобы княжна  не  печалилась,  покидая  этот
мир. Другой упросили выпить князя.  А  потом  старейшина  призвал  наполнить
кубки всех, кто пришел сюда. Раздались возгласы одобрения, заскрипели  возы,
покатились меж ковров пузатые бочки,  запенились,  полились  рекою  хмельной
мед, вина заморские. Заходили  по  рукам  наполненные  душистой  живительной
влагой кубки, веселыми огоньками заискрились глаза,  прояснились  лица.  Как
тень перед светом, отступала печаль перед хмелем, и с каждой чашей вина  все
заметней, все дальше. Молчание сменилось разговорами, разговоры - смехом,  а
там зазвучала и песня. Подхваченная десятками голосов, она заглушила и гомон
мужей и визг женщин.
   Молодые собирались уже в круг, то  здесь,  то  там  заводили  пляски.  Их
окружали старшие, крепко били в ладоши, подбадривали резвых девушек,  ловких
молодцев. Веселые хороводы,  крики,  шутки  могли,  казалось,  разбудить  не
только все вокруг, но даже спавшую вечным сном княжну.
   Но были на тризне и такие, что не под силу было хмелю разогнать их  лютую
тоску. Олег  и  Черный  сидели  близ  ярко  пылавшего  помоста,  молчаливые,
подавленные, не сводя с окутанной дымом княжны печальных глаз.
   К ним приблизился дружинник. Князья и не взглянули на него: слишком тяжки
были думы их, прикованные к умершей.
   - Княже! - окликнул Черного глухой,  но  сильный  голос.  Князь  повернул
голову и в изумлении уставился на отрока.
   - Всеволод? Ты?!
   -  Дозволь,  княже,  отправиться  мне  вслед  за  Черной,  -  с   мрачным
спокойствием проговорил витязь.
   Но князь не слушал его.
   - О боги! - простонал он.  -  Значит,  ты  жив?  Куда  же  ты  той  ночью
подевался? Ты удрал? Все погибли, защищая княжну, а ты бежал, предал?
   Разгневанный князь пытался встать, но Олег удержал его.
   - Успокойся, княже, какой он предатель?  Он  храбрый  воин.  Его  послала
гонцом ко мне княжна Черная!
   - Он трус и изменник! - раздраженно воскликнул Черный.  -  Я  оставил  на
него княжну, я полагался на его мужество и  силу.  А  он  позорно  сбежал  и
теперь посмел явиться мне на глаза живым!
   - Да пойми же, князь, - заступался Олег, - это тот витязь, который привез
мне знак от княжны, чтобы спешил я к тебе на помощь. На ратном поле со  мною
рядом рубился он с хозарами!
   - Какое дело мне до этого! -  обезумев  от  гнева,  кричал  Черный.  -  Я
оставил его охранять княжну! Он дружинник и должен был слушаться меня, а  не
ее!
   На крик сбежались хмельные северяне. Тесным  кругом  обступили  Всеволода
отроки.
   - Слышали, - передавали из уст в уста,  -  это  тот  витязь,  что  вызвал
кагана  на  поединок!  А  ночью  он  испугался  и  удрал,   оставив   княжну
беззащитной, когда на нее напали хозары!
   - Какой позор! - кричали северяне. - Бежал с поля брани! А еще хвастался,
что победит кагана!
   Всеволод стоял перед князем,  глядя  на  него  умоляющими,  полными  слез
глазами, и ждал, когда утихнет его гнев.
   - Виноват я, княже, - заговорил он наконец - что послушал Черную. Коли бы
знал, что может стрястись в ту ночь, когда скакал я  в  Ольжичи!  Но  теперь
поздно каяться... Я люблю княжну и хочу умереть вместе с нею, быть ее слугой
в загробном Вирае.
   Олег ужаснулся, слушая Всеволода.
   "Как? Всеволод любит княжну? И хочет вслед за  нею  умереть?  Да  это  же
позор! Все знают, что князь Олег любил Черную и вот-вот собирался взять ее в
жены! А этот никому не ведомый дружинник  хочет  уйти  с  нею  в  небытие  и
доказать, что любит девушку больше, чем кто-либо  другой  на  свете!  Такого
допустить нельзя... Олег, князь киевский, не волен уходить из жизни. За  ним
стоит великое дело единения славян. И никуда он от этого уйти  не  может.  А
Всеволоду нечего терять. Стоит князю Черному дать согласие,  и  он  окажется
хоть и в потустороннем мире, но с княжною вместе. Таков обычай: кто  порешил
уйти с усопшей в небытие, тому нельзя перечить. Тот,  значит,  любит  больше
всех..."
   Подумав, Олег наклонился к князю и что-то шепнул ему на  ухо.  Но  Черный
молчал, смотрел на убитого горем дружинника, потом закрыл  ладонями  лицо  и
горько заплакал.
   Олег мгновенно воспользовался этим. Куда девалась благосклонность  его  к
Всеволоду? Благодарность за спасение в бою с  хозарами?  За  то,  что  сломя
голову скакал через леса и долы, чтоб  передать  Олегу  призыв  княжны?  Все
позабыл князь. Подстрекаемый ревностью, он бросил суровый взгляд сначала  на
соперника, потом на отроков.
   - Чего стоите? - властно крикнул им Олег. - Гоните его отсюда! Видите, до
чего довел вашего князя!
   Северяне и без того косо смотрели на Всеволода, а слова Олега подстегнули
их возмущение и гнев.
   - Вон отсюда, трус! - бросились они на юношу. - Вон! Убирайся прочь!
   Всеволод не мог поверить,  что  его  прогоняют,  растерянно  и  удивленно
озирался по сторонам. А отроки  тем  временем  окружили  его  и  стали  бить
наотмашь кулаками в грудь. Пошатнувшись, Всеволод вдруг понял, что  северяне
считают его виновным в гибели  княжны.  Он  хотел  объяснить,  но  не  успел
сказать и слова, как  сбоку  кто-то  кинул  в  него  камень,  потом  другой,
третий...  Охваченные  яростью,  вооруженные  и   безоружные   люди   толпой
потянулись к нему, схватили  цепкими,  узловатыми  руками.  Передние  злобно
плевали ему в лицо, оскалившись, наносили удары,  выкрикивали  проклятья.  А
задние бросали камни, палки, подобранные с земли толстые сучья.
   Страшны были в гневе охмелевшие люди,  шум  и  гам  стоял  оглушительный.
Всеволод понял:  надо  уходить,  бежать,  спасаться  от  разъяренной  толпы.
Присущие ему спокойствие и выдержка, недавний жертвенный  порыв,  с  которым
шел он к князю, готовый умереть вместе с Черной в  пылающем  костре,  -  все
уступило место  стремлению  оторваться  от  наседающей  толпы.  Он  медленно
отступал, заслоняя окровавленное лицо и голову руками, с  которых  струилась
кровь... Но дальше пятиться было уже невозможно: за спиной стоял густой лес.
Тогда Всеволод вобрал голову в плечи,  повернулся  и,  нагнувшись,  бросился
бежать в спасительную зеленую чащу.
   Но это еще больше озлобило северян. Вместо  камней  сверкнуло  оружие.  С
угрозами и проклятиями догоняли его дружинники, и наконец настиг  его  тупой
удар тяжелого меча. Всеволод упал. Какое-то мгновение он еще слышал,  словно
из дальней дали,  доносящиеся  крики,  потом  уже  не  чувствовал  ударов...
Глубокая тишина окутала  его  мягкой  пеленой.  Он  ничего  не  видел  и  не
слышал...

   XXXVI. НА РАССВЕТЕ
   ...И снова наступило лето. Высокий могильный  холм  за  городской  стеной
порос буйной зеленью. Дубы успели сбросить прошлогодний, будто обгорелый  на
солнце лист и облачились в новую зеленую одежду. Между рвом и лесом пролегла
за это время тропинка: и  князь  и  подружки  не  забывали  Черную,  во  все
праздники навещали и украшали ее могилу цветами.
   А завтра, в годовщину смерти, здесь снова будут  править  тризну.  Черный
объявил об этом повсеместно. Не только черниговцы - все подесняне  званы  на
поминки. Вот почему так людно в эти дни на  дорогах.  Идут  пахари  из  сел,
держат путь в княжий град гудошники-музыканты, калики перехожие.  Только  по
ночам стихает гомон: кто у близких, кто у друзей укладывается  отдохнуть,  а
кто в лесу - в большом дупле могучего дуба.
   К тишине, казалось, прислушивались и окрестные рощи. Стояли они  высокие,
темные, угрюмые... Тень от них падала не  только  на  стены,  но  и  на  всю
окраину города.
   Незадолго до рассвета тишину  под  стенами  Чернигова  нарушило  фырканье
коня, потом хрустнул сушняк под ногами,  и  на  опушку  выехал  всадник.  Он
пристально осматривался по сторонам, вглядываясь в темноту, прислушиваясь  к
каким-то невнятным звукам ночи,  потом  решительно  повернул  коня  влево  и
подъехал к высокой могиле. Он спешился, постоял у подножия холма,  опустился
на вкопанный рядом камень и задумался...
   Он долго и печально смотрел на подножие холма, будто  ведя  с  покойницей
неслышную беседу. Потом поднялся с камня  и  медленно,  твердым  шагом  стал
подниматься на могильный холм. Дойдя до вершины его, он  ненароком  столкнул
камешек. С тихим шуршанием тот покатился вниз.
   И вдруг оттуда раздался голос, разорвавший глубокую ночную тишину:
   - Эй, кто там?
   Всеволод молчал, потрясенный нежданным окриком.  Кто  еще  мог  прийти  к
могиле княжны ночью накануне тризны?..
   - Эй, кто ты таков? - еще  громче  раздалось  внизу.  "О  боги!  Кажется,
знакомый голос..." - подумал Всеволод. Он сбежал с холма и остановился.
   - Князь Олег? Какими судьбами ты здесь? Свела нас снова злая моя доля?
   Тот решительно шагнул вперед, присматриваясь к молодцу.
   - Всеволод! - Он в крайнем изумлении развел руками. - Так ты...  -  князь
запнулся, - ты жив?
   Слова эти напомнили  Всеволоду  прошлое  лето,  минувшую  Тризну,  побои,
камни, погоню...
   - Как видишь, княже, - ответил он, сжав зубы.  И  снова,  как  прежде,  в
долгие дни и ночи, когда, подобранный лесным отшельником, он выздоравливал в
ветхой хижине и мечтал о мести, в сердце бурей  поднялся  неутоленный  гнев,
неуспокоенная местью боль...
   "Разве поквитаться сейчас?" - мелькнула горячая мысль. Рука его  невольно
потянулась  к  мечу.  Он  отступил  на  шаг,  чтоб  размахнуться,  напомнить
неблагодарному князю тот день и те слова, которые бросил он в толпу: "Гоните
его!  Чего  смотрите?"  Да,  только  кровью  и  след  бы   за   такое   дело
расквитаться...
   Но вдруг подумал: " А что расскажут наши трупы северянам? Что здесь было?
Подумают, что я задумал отомстить Олегу и погиб с ним вместе, в поединке.  И
еще больший позор падет на меня, убившего Олега, храброго витязя  и  мудрого
князя, избавившего северян от хозарского гнета".  Всеволод  опустил  руку  и
молча стоял перед князем.
   - Садись, - прервал Олег его размышления  и  указал  на  темневшую  рядом
скамью.
   Исподлобья глядя на князя, он подошел и сел.
   - Как же перенес ты жестокие побои разъяренной толпы? Сказывали, и  мечом
хватили тебя там, в лесу.
   -  Живучий,  значит,  -  мрачно  отозвался  Всеволод.  Олег  почувствовал
неприязнь в его голосе, раздумывал, как повести речь дальше: виноват он  все
же перед этим дружинником, спасшим ему жизнь.
   - Не думал я тогда, что северяне в гневе такую учинят над тобой расправу,
- проговорил он тихо. - Прогонят, думал, отрока, и делу конец.
   - А гнать, выходит, следовало? За что же? - гневно спросил юноша.
   И снова воцарилась тишина; долгая, тягостная.
   - Поверь мне, не желал я тебе зла, - снова заговорил  Олег,  -  наоборот,
хотел я, чтоб ты остался жив...
   Всеволод не ответил. Он просто не поверил  князю.  Что  в  нем  Олегу  за
нужда? Жив ли, мертв ли какой-то неведомый дружинник? Не затем  сюда  пришел
он, чтоб слушать князя. Прав был отец: князь - это ворог...
   Он поднял голову и хмуро поглядел на Олега.
   - Ни к чему теперь ни сожаления, ни покаяния, - жестко проговорил  он.  -
Князь пришел сюда поклониться праху? - Всеволод показал на могилу Черной.
   - Ты угадал, - ответил Олег, - я  пришел  поклониться  праху  незабвенной
княжны.
   - Почему ночью?
   - Потому что у князей дня на это не хватает: на рассвете ухожу с дружиной
на врагов наших - хозар. Кирий тогда  удрал  и  снова  собирает  против  нас
большую рать.
   - Идешь в поход, не справив тризну? - удивился Всеволод. - Ведь она не за
горами, утром все северяне будут здесь. Олег пристально поглядел на него  и,
посуровев, сказал:
   - Мы тризну справим в кровавой сече. За  смерть  княжны  дорого  заплатят
хозары - костьми и скорбью засеем их степи.
   Князь умолк и решительно поднялся. Молчал и Всеволод.
   - А ты пришел сюда справлять тризну? - спросил Олег.
   Всеволод злобно взглянул на него и ничего не ответил.
   - Почему молчишь? - строго повысил голос Олег.
   - А я у князя не в холопах! - огрызнулся тот. Олегу не по  душе  пришелся
дерзкий ответ, но, зная Всеволода как сильного воина и видя,  что  он  здесь
один на один с ним, сдержался и сказал:
   - Напрасно гневаешься. Не о холопстве веду речь. Дивлюсь, что  слоняешься
ты по лесам, не воротился до сих пор в дружину. Ведь ты же витязь!
   - В какую дружину? - насторожился Всеволод.
   - Хотя бы и в мою! К князю Черному да к северянам тебе теперь  воротиться
не с руки. А ко мне почему бы и нет? Я  возьму  тебя  в  дружинники  охотно.
Знаю: ты храбрый воин, истинный ратный муж. И гнев имеешь в сердце на хозар.
Почему же не отомстишь за княжну, за поругание родной земли?  Знай,  походы,
сеча - лучшие тебе лекарства: и боли смоешь, и тоску развеешь. А там и славу
ратную добудешь, почести от князя и людей.
   - Зачем мне слава? - равнодушно бросил Всеволод.
   - Как - зачем? Ведь эта слава в ратном поле ценою  крови  и  самой  жизни
добывается, и по заслугам чтит народ храбрых сынов своих - добрых витязей.
   Всеволод угрюмо молчал.
   - Как хочешь, - продолжал Олег, - однако я советую тебе: в походах лучше,
нежели  тут  без  толку  шататься.  Он  сделал  несколько  шагов   и   снова
остановился:
   - Подумай, витязь! До утра еще есть время. А надумаешь - скачи  прямо  на
Соляной шлях. Конь быстрый у тебя, догонит!
   Сказал - и исчез в темноте. А Всеволод  остался  на  скамье,  молчаливый,
задумчивый; он поднял голову, поглядел в далекое звездное небо. И мысль  его
вдруг перелетела на пастбище,  милое  сердцу  пастбище,  где  всюду  воля  и
простор, где так нежданно пала с неба лебедица, а потом и лебедь...
   Но одной любовью живет лишь лебедь. Человек же знает  и  долг,  и  честь.
Значит, и у него, кроме любви к княжне,  есть  долг:  отомстить  хозарам  за
угнетение и горе родной земли, за гибель княжны. Борьбы и мести ждут от него
отец, и северяне, и княжна...
   Он встал, снова поднялся на холм, взглянул на сереющую полоску  неба  над
лесами, скрестил на груди руки, ощутил биение горячего сердца.
   Вдруг в лесу, где-то совсем  близко,  раздался  птичий  щебет.  Звонко  и
радостно запела птица, встречая  близкий  рассвет.  И  сразу  отозвалось  ей
множество голосов в густом лесу, в  прибрежных  зарослях.  И  пошел  веселый
птичий перезвон вдоль всей опушки! Проснулась  зеленая  поляна,  наполнилась
веселым гомоном, словно живой водой омылось сердце Всеволода. Он ощутил, как
пробуждаются придавленные в нем горем чувства. Мысленно увидел себя в удалых
скачках на родном пастбище... Вот мчится он навстречу вольному ветру, яркому
солнцу...
   Начало светать.
   С высокой могилы увидел юноша вспыхнувшее зарево. Оно охватывало небо над
лесом, живое и трепетное, на глазах поднималось  ввысь.  Вот  прорезал  край
неба первый тоненький луч... Животворное, золотое солнце взошло  над  миром,
добрым теплом обласкало все живое, заискрилось в мельчайших капельках росы.
   Всеволод вздрогнул: уже светает! Надо спешить! Он легко свистнул. Услышав
голос хозяина, Вороной тут же отозвался веселым ржанием и подбежал  к  нему.
Юноша мигом сбежал с холма, вскочил на коня и помчался к Соляному шляху...


   ПОСЛЕСЛОВИЕ
   Вот и перевернута последняя  страница  книги.  Невольно  задумываешься  о
сложных и трудных судьбах ее героев,  о  делах  и  людях  седой  старины,  и
хочется еще больше узнать о жизни наших далеких предков,  которым  посвящено
это повествование.
   Нас волнуют трагические судьбы княжны Черной, холопа  Всеволода,  который
стал впоследствии храбрым витязем северянского войска.
   Глубокое  изучение  исторических,   археологических   и   этнографических
источников дает богатый материал, помогающий  познать  и  обрисовать  быт  и
обычаи, легенды и поэтические взгляды древних славян.
   Высокий патриотический настрой книги  встречает  сочувствие  и  понимание
современного  читателя,  и  это  вполне  естественно,  так  как   в   основе
произведения лежит столь близкая нашим чувствам идея самоотверженной  защиты
отечества от иноземных захватчиков, единения славянских племен.
   Читатель  многое  узнает  об  этом   периоде   развития   Древней   Руси.
Запомнившиеся с детства строки "Как ныне сбирается вещий Олег..."  по-новому
раскрываются в живых образах  славян  -  воителей  и  тружеников,  тех,  кто
взращивает хлеб, и тех, кто защищает мирный труд.
   Олег  стремится  к  объединению  славянских  племен  в   единое   русское
государство, пролагает новые пути торговых  связей  славян.  Не  на  восток,
контролируемый хозарами и печенегами, идут эти пути, а "из варяг в греки"  -
в Византию, где, как  известно,  поход  князя  Олега  закончился  победой  и
знаменовал собой новый этап усиления русской государственности.
   Вспомним, что поход этот был предпринят Олегом в 907 году.  Огромное  для
того времени войско Киевской Руси на двух тысячах ладей, в каждой из которых
находилось по сорок воинов, спустилось в  устье  Днепра  и,  двигаясь  вдоль
западного побережья Черного моря,  достигло  Царьграда  (Константинополя)  -
столицы Византии. Одновременно туда же подошли  сухопутные  конные  и  пешие
войска Олега. Византийский император Лев VI  вынужден  был  просить  мира  и
заключить выгодный для Руси договор,  по  которому  Киевская  Русь  получила
право беспошлинной торговли в Византии.
   Древнерусское государство в Поднепровье складывалось постепенно из многих
славянских племен, которые еще задолго до  нашей  эры  селились  в  бассейне
Днепра и его притоков. На западном берегу Днепра жили поляне;  на  восточном
его берегу, по рекам Десне и Суле, обитали северяне; в лесах между притоками
Днепра, Припятью, Росью, Сожем и  другими  расселились  древляне,  радимичи,
дреговичи; вокруг озера Ильмень жили словены; по верхней  Оке  расположились
вятичи.
   Уже в VI веке многие славянские  племена  во  главе  со  своими  князьями
объединялись для совместной борьбы против набегов кочевников,  разорявших  и
сжигавших славянские селения, забиравших хлеб и скот,  уводивших  в  рабство
людей. Из-за постоянной угрозы нападения кочевников,  славяне  часто  пахали
вооруженными: "одна рука нажимала на соху, другая лежала на оружии".
   С конца VII века в южнорусских степях появилось пришедшее из Азии кочевое
племя тюркского происхождения - хозары. Они покорили и обложили данью жившие
близко к этим степям племена северян и вятичей. Вскоре хозары стали покидать
кочевой образ жизни, занялись земледелием, скотоводством, торговлей и  иными
мирными промыслами. Средоточием своего государства  хозары  сделали  низовья
Волги. Здесь их столица Итиль стала разноязычным торжищем.
   В VIII веке завязалась торговля днепровских славян с хозарским и арабским
востоком. Для северян, как для данников хозар, были открыты степные и речные
дороги, которые вели к причерноморским и прикаспийским рынкам.  Хозары  были
торговыми посредниками между этим  востоком  и  славянами,  которые  платили
хозарам со всех товаров десятину.
   В конце  IX  века,  при  князе  Олеге  (он  умер  в  912  году),  центром
древнерусского государства стал Киев. Как свидетельствует летописец  Нестор,
вокруг Киева объединились поляне, северяне,  древляне  и  другие  славянские
племена.
   В IX - Х  веках  северяне  были  одним  из  наиболее  крупных  и  сильных
славянских племен в среднем Поднепровье.  В  сравнении  со  своими  соседями
северяне владели большими пространствами земли и  энергично  расширяли  свои
поселения на юго-восток, вниз по рекам Донцу и Дону. Главный  город  северян
Чернигов  в  эпоху  складывания  русской  государственности  был  вторым  по
величине, экономическому и  политическому  значению  городом  Древней  Руси.
Большое значение имел также северянский город Любеч на Днепре, через который
проходил торговый путь древних славян к Черному морю - "из варяг в греки".
   Археологические  раскопки  и  исследования,  произведенные  в  XIX  веке,
показали, что древний Чернигов был крупным городом, с развитыми ремеслами  и
многообразным по роду занятий населением. После  присоединения  к  Киевскому
государству постепенно исчезает и название северян как отдельною племени. Но
до сих пор в названиях некоторых городов  и  рек  (Новгород-Северск,  Севск,
Северный  Донец)  сохранились  следы  былой   принадлежности   этих   земель
Черниговскому  княжеству.  И  еще  в  XVII  веке  жителей   северной   части
Черниговщины называли севрюками.
   Древняя "Повесть временных лет" сообщает, что князь Олег, объявив  в  882
году Киев столицей  русского  государства,  провел  ряд  энергичных  мер  по
ограждению  его  от  нападений  степных  кочевников,  построил  целую   сеть
укреплений и крепостей. Такие же меры предпринимались и для охраны важнейших
городов - Чернигова и Любеча.
   Постепенно древнерусское государство расширялось и укреплялось.
   Обильная дань, ежегодно собираемая с  подвластных  племен,  скапливала  в
руках  князей  и  боярской  верхушки  значительные  богатства,   усиливалось
воинское искусство дружинного войска. Князья  искали  выгодную  торговлю  на
юго-западном побережье Черного моря.
   Каким же был общественный строй Киевской  Руси?  Она  представляла  собой
раннефеодальное государство,  которое  сложилось  в  результате  длительного
социально-экономического и политического развития восточного славянства.  Мы
видим   здесь   два   основных   класса:   крестьян-смердов,    закабаленных
землевладельцами, и владельцев земли - феодалов. В этом строе легко  увидеть
феодальные отношения, характерные для средних веков.
   В хозяйстве землевладельцев использовался также труд рабов, которых тогда
называли холопами. Это были прежде всего военнопленные, а  также  обедневшие
смерды, продававшие себя боярину или не уплатившие  долг  за  взятые  взаймы
деньги, зерно, скот,  не  уплатившие  наложенных  князем  денежных  штрафов.
Однако рабовладение на Руси не стало основой общественного строя.
   Феодалы были заинтересованы в усилении государственной власти, в создании
большого  войска,  которое,  с  одной  стороны,   должно   было   обеспечить
повиновение угнетаемого крестьянства, а с другой - защиту  границ  Киевского
государства.
   Основная военная сила того времени - княжеская дружина  Она  состояла  из
приближенных к князю постоянных воинов, принадлежавших  к  привилегированной
боярской  знати,  из  свободных  земледельцев.  Княжеская  дружина  не  была
однородной. В ней наблюдалось разделение  на  два  слоя.  Первый  из  них  -
небольшая часть богатой и родовитой знати, ближайших советников  -  "думцев"
князя, "княжих мужей". Она состояла  из  опытных,  старших  воинов,  которые
командовали  подразделениями  дружины.  Второй   слой   -   основная   масса
дружинников,  которые  назывались  гриднями,  отроками,  слугами   вольными,
позднее - дворянами. Они несли охрану князя и были главной военной  силой  в
битвах и в укреплении княжеской мощи. Старшая часть дружины, "думцев" князя,
с  течением  времени  пополнялась  из  рядов  молодых  дружинников,  которые
закалялись  в  боях  и  щедро  награждались  князем.   Численность   дружины
определялась богатством князя, который должен был ее содержать.
   IX век знаменателен в истории русского государства.  Именно  в  то  время
значительная часть восточнославянских  племен  объединилась  вокруг  "матери
городов  русских",  как  называет  Киев  древняя  летопись.  Этот  век  стал
переломным моментом в истории восточного славянства.
   Обратившись  к  столь  важному  этапу  в  истории  нашей  Родины,   автор
"Северян", писатель Д. Мищенко,  сумел  воплотить  в  живых  образах  верную
картину того времени. Думается, что юные читатели с интересом познакомятся с
этим произведением, помогающим лучше познать родную историю.
   П. А. Судоплатов.
   1 Огнище - княжеский двор, огнищане  -  люди,  находящиеся  на  службе  у
князя.
   2 Ошую - левее.
   3 Оземственец - изгнанник.
   4 Древнее название Азовского моря.
   5 Древний русский город на Таманском полуострове.
   6 Белая Вежа - крепость на Дону, вблизи современного города Калач.
   7 Древнее название Волги у восточных племен и  арабов.  Итиль  -  столица
Хозарии в устье Волги.
   8 Кочевое племя в Аравии, здесь: арабы и мусульмане вообще.
   9 6 Каганат - Хозарское царство. Каган - верховный правитель Хозарии.
   10 Древнее название Черного моря.
   11 Нарочитый муж - посланец.
   12 Глава отряда земского ополчения.
   13 Печенеги - народ тюркского происхождения. Кочевали от низовьев Дона до
дельты Дуная в Причерноморских степях.
   14 Ряд - договор.
   15 Степная дорога к соляным промыслам на берегах Азовского моря и Сиваша.
   16 Острог - крепость.
   17 Перун - бог грома и молнии у древних славян.
   18 Даждь-бог - языческий бог восточных славян.
   19 Торговый гость - купец.
   20 Княжеский наместник; ведал судом и обороной города.
   21 Вира - большой  денежный  штраф,  доходивший  до  80  гривен.  По  тем
временам очень большая сумма. Кто не мог уплатить штраф, становился холопом.
   22 Племена древних славян.
   23 Детинец - крепость.
   24 Сварог - древнеславянский языческий бог  солнца,  охранитель  брака  и
семейного очага.
   25 Ногаты - золотые и серебряные монеты у древних славян.
   26 Варяги - норманны, древние жители Скандинавии,  служили  наемниками  в
дружинах славянских князей.
   27 За Карпатами; угорскими - венгерскими.
   28 Литовскими.
   29 Звание высших сановников в Хозарии.
   30 Гридница - помещение, в котором устраивались пиры для гридней - воинов
княжеской дружины.
   31 Стрибог - бог ветра.
   32 Хоругви - знамена.
   33 Солида - византийская монета.
   34 Гривна - наиболее распространенная монета у  древних  славян.  Женщина
могла заработать за год одну гривну, что равнялось стоимости вола.
   35 Калита - мешочек.
   36 Носад - корабль.
   37 Цур и Пек - боги огня.
   38 Морана - смерть.