Александр Микаберидзе

                            "Лев русской армии"

                          Петр Иванович Багратион
                               1765-1812 гг.

                            "Князь Багратион ѕ наиотличнейший генерал,
                                            достойный высших степеней"
                                                          А.В. Суворов

                                 * * * * *



Петр  Иванович Багратион  происходил из древнего  рода грузинских
царей.  Первые упоминания  рода Багратионов,  царей юго-восточной
части Грузии относятся к 5-6 веку. В 975 г. царь Баграт объединил
всю  Грузию  и  положил  начало  Багратионовской  династии  царей
Грузии.  Среди предков  П.  И. Багратиона  были такие  выдающиеся
государственные деятели, как царь Давид IV Строитель освободивший
страну от  гншта турков-сельджуков и разбивший  в августе 1121 г.
войском в 55,000 человек коалицию всех мусульманских государств в
450,000 человек;  легендарная царица  Тамара, период царствования
которой  был "Золотым  Веком" в  истории Грузии; царь  Гиоргий VI
Блистательный, изгнавший в 1334  г. из Грузии монгольские полчища
и вернувший  Грузии отобранные  у неш несколько  веков тому назад
грузинские монастыри на Святой  Земле; цари Гиоргий VII Баграт V,
Луарсаб,  Симон, Ираклий  II  и многие  другие... История  Грузии
неразрывно связана с родом Багратионов.

В числе  предков Петр Багратиона был  царь Вахтанг VI, выдающийся
государственный  и  общественный деятель  Грузии первой  половины
XVIII  в.  В 1723  г.  после  нескольких лет  борьбы  с Ираном  и
Турцией,  Вахтанг  VI вместе  со  свитой в  1200 человек  покинул
Грузию и переселился в Россию. Племянник царя Вахтанга, Александр
Иесеевич Багратион  оставшийся в Грузии для  борьбы против турков
также  был  вынужден  в  1757 г.  переселится  в  Россию, где  он
поступил на военную службу  в русскую армию. В чине подполковника
он принимал участие в  боевых действиях русских войск на Северном
Кавказе по  обороне юго-восточных границ России.  Там же проходил
военную службу  его сын Иван Александрович.  Дослужившись до чина
полковника,  И.  А.  Багратион вышел  в  отставку  и поселился  в
Кизляре, где в 1765  г. родился его сын Петр - будущий знаменитый
русский полководец.

Свои детские  годы Петр  Багратион провел в  родительском доме. К
сожалению,  об этой  поре его  жизни до  нас не  дошло каких-либо
определенных  сведений. Можно  предполагать, что,  воспитываясь в
семье офицера, Петр Багратион часто слышал рассказы своего отца о
проведенных боях и походах,  о мужественной борьбе родного народа
против общих врагов. Может именно поэтому он с ранних лет проявил
большой интерес  и любовь к военному  делу, мечтая посвятить себя
профессии военного.  "Со млеком материнским  - писал впоследствии
Багратион  -   влил   я  в  себя  дух  к  воинственным  подвигам"

Вскоре  его мечта  осуществилась.  21 февраля  (4 марта)  1782 г.
17-летний  Петр  Багратион поступил  на  военную  службу. Он  был
зачислен  сержантом  в  Кавказский  мушкетерский  полк.  С  этого
времени  началась  его военная  деятельность, которая  непрерывно
длилась на протяжении тридцати лет.

Кавказский мушкетерский полк  совместно с другими частями русской
армии оборонял юго-восточную границу России, проходившую по рекам
Кубани  и  Тереку. Султанская  Турция,  державшая  тогда в  своем
подчинении   значительную   территорию  Кавказа,   организовывала
непрерывные  нападения на  русскую  границу. Иногда  ей удавалось
привлекать к  участию в  этих нападениях отряды  отдельных князей
Северного   Кавказа.  Русским  войскам,   оборонявшим  кавказскую
границу,  приходилось  постоянно  находиться  в состоянии  боевой
готовности и  отражать набеги неприятельских отрядов.  В одном из
бошв с горцами, Петр  был серьшзно ранен и оставлен на поле боя в
груде  убитых и  раненых. Его  подобрали горцы,  ночью собиравшие
оружие и  принявшие юного  Багратиона за своего.  Они подобрали и
выходили  его, а  затем, узнав  кто он,  из уважения к  его отцу,
когда-то  оказавшему  им услугу,  отвели  без  выкупа к  русским.

В составе Кавказского  мушкетерского полка Багратион участвовал в
походах  1783, 1784,  1785  и 1786  гг., показав  себя  храбрым и
мужественным  воином, стойко  переносившим все  трудности военной
жизни.  На опыте  жестоких боев  с врагами он  внимательно изучал
военное дело и отдавал ему все свои силы.

В 1788 г. Кавказский  мушкетерский полк был направлен под Очаков,
чтобы участвовать  в боевых  действиях по овладению  этой сильной
турецкой  крепостью.  Вместе  с  полком отправился  к  Очакову  и
Багратион.

Главнокомандующим   русской   армией,   осаждавшей  Очаков,   был
всесильный  фаворит императрицы  Екатерины, граф Г.  А. Потемкин.
Левым  крылом осадной  армии  командовал Суворов.  Еще до  начала
боевых действий  под Очаковом он предложил  Потемкину смелый план
овладения крепостью  методом решительного штурма. Однако Потемкин
отверг  этот план,  приказав  начать постепенную  осаду крепости.
Вследствие  больших разногласий  с Потемкиным по  вопросу ведения
боевых действий Суворов вынужден  был уехать из-под Очакова. Лишь
спустя   несколько  месяцев,   когда   осада  крепости   не  дала
положительных  результатов,   Потемкин  убедился  в  правильности
суворовского  плана,  принял   его  и  решил  штурмовать  Очаков.

6  (17) декабря  1788  г. состоялся  штурм Очакова,  окончившийся
полной победой  русской армии. Во время  штурма Багратион проявил
большую храбрость. Он отважно сражался с турками и в числе первых
ворвался в крепость.

После  взятия  Очакова   Багратион  возвратился  на  Кавказ,  где
принимал участие в военном походе 1790 г.

В Кавказском мушкетерском полку Багратион служил до июня 1792 г.,
последовательно пройдя все ступени  военной службы от сержанта до
капитана.

С июня 1792 г. до мая 1794 г. он служил в Киевском конно-егерском
полку в чинах секунд-майора и премьер-майора.

4 (15) мая 1794  г. его перевели в Софийский карабинерный полк. В
составе  этого полка  он  участвовал в  польском походе  1794 г.,
который возглавлял А. В. Суворов.

В боях  и походах  1783-1794 гг. Багратион  показал себя искусным
военачальником.  Характерными  чертами  его  были  исключительное
хладнокровие  и   беспредельная  храбрость  в   бою,  быстрота  и
решительность  действий, умение  использовать удобный  момент для
нанесения  удара   по  врагу.  Слава  о   мужестве  и  бесстрашии
Багратиона  широко   распространилась  среди  солдат  и  офицеров
русской армии. На Багратиона  обратил внимание Суворов. Он горячо
полюбил Багратиона, ласково называл его "князь Петр" и не скрывал
своего особого уважения и доверия к нему.

15 (26)  октября 1794  г. Багратион получил  чин подполковника. В
1798 г. он был  уже полковником, командиром 6-го егерского полка,
а на следующий год  получил чин генерал-майора и принял участие в
знаменитых  Итальянском  и  Швейцарском  походах  русской  армии,
которыми  открывается  исключительно яркая  страница его  военной
биографии.

В  Итальянском походе  1799 г. генерал-майор  Багратион, командуя
авангардом армии,  взял штурмом  цитадель г. Брешиа  (10 апреля),
атаковал  и занял  г. Лекко,  причем был  ранен пулей в  ногу, но
остался в строю, продолжая  руководить боем. 16 апреля армия Моро
была  разбита Суворовым на  Адде, Милан  был занят, и  на очередь
встала переправа  через р. По. Багратион,  составляя авангард, 21
апреля  переправился через  нее и  двинулся к Тортоне.  28 апреля
Багратион  продвинулся к  крепости  Алессандрии и  этим движением
пресек  прямое  сообщение французов  с  Генуей.  6 мая,  согласно
диспозиции  Суворова,   Багратион  спешил   к  С.Джулиано,  чтобы
составить боковой  авангард армии при фланговом  движении ее к р.
Сезии. Услыхав  выстрелы у Маренго, Багратион  повернул на помощь
австрийцам,  великодушно  уступил общее  командование младшему  в
чине, генералу  Лузиньяну, пристроился  к нему с  обоих флангов и
увлек  союзников   в  стремительную  атаку   с  барабанным  боем.

Когда  одна из  французских колонн  пыталась обойти  правый фланг
союзников,  Багратион со  своим  7-м егерским  полком и  казаками
кинулся  ей  навстречу и  отбил  удар.  Моро приказал  отступать.
Попытка французов прорваться в Геную не удалась.

6 июня утром пришло  известие, что Макдональд атаковал австрийцев
(генерала Отта)  на Тидоне.  Суворов тотчас же  взял из авангарда
казацкие полки,  австрийских драгун и вместе  с Багратионом повел
их  к  месту  боя.  В  три  часа  дня  он  был уже  там  и  лихой
кавалерийской атакой задержал  натиск французов до подхода пехоты
авангарда. Когда она показалась,  Багратион подошел к Суворову и,
видимо  не уясняя  себе  важности минуты,  вполголоса просил  его
повременить с атакой, пока  не подойдут отсталые, ибо в ротах нет
и 40 человек. Суворов  отвечал ему на ухо: "А у Макдональда нет и
по 20, атакуй с Богом! ура!" Багратион повиновался. Войска дружно
ударили  на неприятеля  и отбросили  его в большом  беспорядке за
Тидоне.

Макдональд собрал  свою армию на Требию и  7 июня принял на левом
ее берегу  новую атаку  Суворова, во время  которой Багратион был
ранен. Однако  и вторая рана Багратиона  в эту кампанию не вывела
его из строя.

4 августа у Нови Суворов возложил на Багратиона решительный удар.
Затем  последовал   легендарный  поход  суворовских  войск  через
Швейцарию. Багратион шел то  во главе их, первым принимая на себя
все  удары противника,  первым преодолевая все  преграды, которые
ставила им  дикая природа гор, то  в арьергарде- сдерживая натиск
французов, и когда  наконец русские войска выбрались благополучно
из той  западни, в которую  заманил их не только  противник, но и
союзник, в  полку Багратиона оставалось всего  лишь 16 офицеров и
300 нижних  чинов. Сам он был  в третий раз за  эту войну ранен в
сражении  при Клшнтале.  По  возвращении в  Россию Багратион  был
назначен   шефом  лейб-егерского   батальона,  переформированного
впоследствии   в  полк,   и   оставался  им   до  своей   смерти.

С началом первой войны России с Наполеоном, в 1805 г., Багратиону
вверен  был авангард  армии Кутузова,  но едва войска  вступили в
пределы Австрии,  как, благодаря  капитуляции союзной австрийской
армии под Ульмом, 40-тысячный русский корпус очутился перед семью
французскими  корпусами,   имея  в  тылу   Дунай.  Кутузов  начал
поспешное отступление  к русским границам,  и авангард Багратиона
обратился  в арьергард,  который  на протяжении  400 верст  рядом
упорных боев  - при Ламбахе, Энее,  Амштеттене и Кремсе - сдержал
противника и дал армии  возможность выбраться из этой западни. Но
едва она перешла у  Кремса на левый берег Дуная, как Вена сдалась
Наполеону, и последний, в свою очередь, перейдя Дунай, бросился к
Цнайму наперерез пути отступления Кутузова от Кремса к Брюнну. На
этот раз  положение русской армии стало  еще более критическим. И
второй  раз  она   была  спасена  Багратионом,  которому  Кутузов
приказал во  что бы то ни стало  задержать французов, хотя бы для
этого ему пришлось пожертвовать  всем своим отрядом да последнего
человека.  Прощаясь с  Багратионом, Кутузов перекрестил  его, как
обреченного на смерть; так  смотрели на Багратиона и его отряд, и
вся  армия,  зная,  что  от  его  стойкости  зависит  ее  участь.

Багратион  поклялся Кутузову  устоять, "не выдать".  У Шенграбена
(Голлабрюна)   он  выдержал   4   ноября  яростный   натиск  двух
французских корпусов  (30 тыс. человек) в  течение 8 часов. Он не
покинул  позиции даже  тогда, когда  дивизия Леграна зашла  ему в
тыл...  Когда  же  он получил  известие,  что  Кутузов миновал  с
главными  силами Цнайм  и находится  вне опасности,  Багратион во
главе  6-го  егерского полка  штыками  проложил  себе путь  через
кольцо французских  войск и горевшие селения  Шенграбен и Грунд и
присоединился  к армии,  приведя с  собой даже пленных  и принеся
одно французское знамя.

За   этот  блистательный   подвиг  Багратион  был   произведен  в
генерал-лейтенанты, а 6-й егерский полк, первый из полков русской
армии,  получил  в   награду  серебряные  трубы  с  Георгиевскими
лентами.

По соединении Кутузова с корпусом графа Буксгевдена русская армия
перешла  в   наступление  и  Багратионовский   отряд  снова  стал
авангардом.  На пути  к Аустерлицу  Багратион разбил  французов у
Вишау  и  Раусница.  2  декабря  на  Аустерлицком  поле  авангард
Багратиона  составил  крайний правый  фланг боевого  расположения
союзной армии и, когда колонны ее центра были рассеяны, подвергся
жестокому натиску  победоносного противника, но  устоял и прикрыл
отступление  разбитой  армии,   снова  стай  ее  арьергардом.  За
Аустерлиц  Багратион  был  пожалован  орденом  Св.  Георгия  2-го
класса.

В кампанию 1806-1807 гг.  Багратион опять является начальником то
авангарда, то арьергарда, смотря по тому, наступала или отступала
русская  армия.  Так, с  непрерывным  в  течение 3  дней боем  на
протяжении 70  верст, он прикрывает отступление  русской армии от
Яшма  к  Прейсиш-Эйлау и  принимает  участие в  сражении у  этого
местечка (26 и 27 января), 27-го числа он руководит действиями не
только  своего отряда,  но  и корпуса  Дохтурова, контуженного  и
выбывшего из строя.

Получив приказание  главнокомандующего генерала Беннигсена во что
бы  то ни  стало  выбить французов  из Прейсиш-Эйлау,  Багратион,
спешившись, со знаменем в  руке становится во главе 4-й дивизии и
овладевает местечком. Однако русская  армия все же вынуждена была
отступить   к  Кенигсбергу,   и  это  движение   совершается  под
прикрытием Багратионовского отряда.

Так  как  Наполеон,  не развив  своего  успеха,  также отошел  за
Пассаргу, то Беннигсен  снова переходит в наступление. Багратион,
идя в авангарде, занимает  Гутштадт и, продолжая марш свой далее,
атакует 24  мая неприятельские  войска у Альткирхена,  сбивает их
после  шестичасового боя  с весьма  выгодной позиции,  обращает в
бегство,  преследует и  довершает победу  новым поражением  их на
следующий день у села Анкендорф.

Атакованный 28 мая всей неприятельской конницей, Багратион упорно
обороняется  у  Гутштадта,  чем  задерживает переправу  французов
через  Алле  и  дает  русской  армии  время  укрепить  позиции  у
Гейльсберга.

Затем  Багратион  прикрыл  как   отход  ее  с  них,  оставаясь  в
Гейльсберге  до  утра  31  мая,  так  и  само  отступление  ее  к
Бартенштейну. В  сражении у Фридланда  отряд Багратиона составлял
левый фланг расположения русской армии. Когда войска не выдержали
и в  расстройстве начали  отступать, Багратион со  шпагой в руках
стал  ободрять  Московский  гренадерский  полк, остатки  которого
окружили  его лошадь,  напоминая солдатам  их подвиги в  Италии с
Суворовым,  но  все  было  напрасно. Даже  Семеновны  и  павловцы
дрогнули   и   осадили  назад.   Тогда   Багратион,  желая   хоть
сколько-нибудь  сдержать  натиск  французов, приказал  полковнику
Ермолову привести  из резерва какую-нибудь артиллерийскую роту...

16  часов пробыл Багратион  в самом  пекле этого жестокого  боя и
затем еще  5 суток сдерживал  противника, преследовавшего русскую
разбитую  армию, шедшую  к  Тильзиту. За  Фридланд Багратион  был
награжден  золотой шпагой,  украшенной  алмазами, с  надписью "За
храбрость".

Несмотря на чрезвычайное напряжение  своих сил в течение кампании
1805-1807  гг.,  Багратион, не  колеблясь,  принял назначение  на
театр  войны  со  Швецией  (1808-1809 гг.)  и  явился  деятельным
участником  и  героем этой  войны.  Назначенный начальником  21-й
пехотной дивизии,  он разбил в  ночь с 15 на  16 февраля генерала
Адлеркрейца  у Артчио,  28-го  - занял  Тамерфорс, 4  марта нанес
поражение  шведскому  главнокомандующему  генералу  Клингспору  у
Бьернеборга и,  преследуя его в течение  8 дней на протяжении 200
верст  по отвратительным  дорогам,  занял 10  марта А6о,  12-го -
Христианштадт,  26-го  -  Вазу,  31 марта  -  Аландские  острова.

Нездоровье,  вызванное усиленными непрерывными  трудами, вынудило
Багратиона  покинуть временно  армию.  Восстановив свои  силы, он
осенью  1808  г.  вернулся  в  Финляндию  и  16  сентября  разбил
генералов Бойе и Лантинсгаузена у Гельсинга.

Чтобы  нанести   шведам  решительный  удар,  император  Александр
составил план  зимнего похода русской армии  по льду Ботнического
залива к Стокгольму. Не  только большинство генералов в армии, но
и  главнокомандующие,  сперва граф  Буксгевден,  а потом  генерал
Кнорринг, высказывались против такой операции и медлили с началом
ее. И  только один  Багратион, не рассуждая  по существу, ответил
графу Аракчееву,  присланному государем организовать  этот поход:
"Прикажите-пойдем".

Назначенный  начальником  одной из  трех  колонн,  он должен  был
перейти из  Або в Швецию через  Аландские острова. Последние были
заняты в течение 6 суток, а авангард под командой Кульнева достиг
шведского  берега  и   захватил  м.  Гриссельгам  в  окрестностях
Стокгольма.

В  начале  августа 1809  г.  Багратион  был назначен  командовать
Молдавской армией, действовавшей против Турции.

Историк эпохи  конца 18 и начала  19 вв. Е. Шумигорский полагает,
что такое быстрое перемещение  Багратиона из Финляндии, где война
уже  кончилась, в  Турцию,  где она  тянулась безрезультатно  уже
третий год,  было, в сущности, для  него почетной ссылкой. Его не
желали  более  видеть в  Санкт-Петербурге  по причинам  интимного
характера.

Среднего   роста,  худощавый,   мускулистый  брюнет   с  типичным
грузинским  лицом,  на  котором  сильно  выдавался  орлиный  нос,
дававший повод  к ряду  острот, шуток и  анекдотов, Багратион был
некрасив, но  всей своей фигурой  производил сильное впечатление:
солдаты называли  его  "Орлом". Но еще  более сильное впечатление
производил он  на окружающих  славой своих подвигов  и репутацией
суворовского любимца и ученика.

На этой  почве, вероятно,  произошло увлечение им  великой княжны
Екатерины  Павловны,  которой в  ту  пору было  18-20 лет.  Чтобы
положить ему конец, великую  княжну в апреле 1809 г. выдали замуж
за принца Георга Ольденбургского.

Но так  как Багратион не хотел примириться  с этим фактом, то его
произвели в генералы от инфантерии и направили в Молдавию. Прибыв
сюда,   Багратион  повел   военные   действия  с   обычной  своей
суворовской быстротой  и решительностью. Имея в  армии всего лишь
20 тыс.  человек, он, не снимая  блокады Измаила, взял 18 августа
Мачин, 22-го-Гирсово, 29-го-Кюстенджи, 4 сентября разбил наголову
под Россеватом 12-тысячный  корпус отборных турецких войск, 11-го
-  осадил  Силистрию,  14-го взял  Измаил,  27-го  - Браилов.  На
выручку Силистрии поспешил великий визирь с войсками, численность
которых  равнялась  силе  русского  осадного  корпуса.  Багратион
встретил  его 10  октября у  Татарицы и  нанес ему  поражение. Но
когда  стало известно,  что к  Силистрии спешат  остальные войска
великого  визиря, то  Багратион  решил снять  осаду и  14 октября
отвел свои  войска на левый берег  Дуная, намереваясь возобновить
военные  действия весной  и  с более  значительными силами.  Но в
Санкт-Петербурге всем  этим остались очень недовольны,  и в марте
1810  г. на смену  Багратиону был  прислан граф Н.  М. Каменский.

Награжденный за турецкую  войну орденом Св. Андрея Первозванного,
Багратион был назначен  главнокомандующим 2-й Западной армией (45
тыс. человек, 216 орудий).



     Искусный полководец и герой Отечественной войны 1812 г.

                                 "В России нет хороших генералов.
                                 Исключение составляет Багратион"
                                                Наполеон, 1812 г.

                                         "О, как велик На-поле-он
                              Он хитр, и быстр, и тверд во брани,
                                   Но дрогнул лишь уставил длани,
                                     К нему с штыком Бог-рати-он"
                                                   Г. Р. Державин

                                 " Багратион - Лев русской армии"
                                                   А. И. Чернышев
                                   (Постоянный представитель царя
                                          при императоре Франции)



                          * * * * * * *



Наполеон  использовал   нарушение  Россией  условий  Тильзитского
договора в качестве предлога для развязывания войны. Он стремился
изолировать Россию и использовать в войне против нее все основные
западноевропейские  государства.  Правительства этих  государств,
трепетавшие перед  Наполеоном, покорно  принялись за формирование
войск  для его  армии. 12  (24) февраля  1812 г.  прусский король
подписал  с  Наполеоном  договор  о совместных  действиях  против
России и обязался выставить  20-тысячный корпус при 60 орудиях, а
также обеспечивать французскую  армию продовольствием во время ее
продвижения через  территорию Пруссии.  2 (14) марта  1812 г. был
заключен  аналогичный договор  с Австрией.  Австрийский император
обещал  выставить  30-тысячный  корпус  при  60  орудиях.  Только
Швеция, понеся тяжелые жертвы  в войне 1808-1809 гг., не пошла за
Наполеоном  и  заключила  24 марта  (5  апреля)  1812 г.  союзный
договор с Россией.

Не  удалась  также  Наполеону  попытка  сделать  своим  союзником
Турцию. В  результате разгрома русской армией  под начальством М.
И.  Кутузова  турецкой армии  в  1811  г. турецкое  правительство
вынуждено было  подписать 16  (28) мая 1812  г. Бухарестский мир,
одним из условий которого являлось обязательство Турции сохранять
нейтралитет   в   случае   войны   между  Россией   и   Францией.

Несмотря на эти две  неудачи. Наполеон все же сумел образовать во
главе с Францией обширную коалицию западноевропейских государств,
обладавшую огромными материальными ресурсами.

Одновременно   с  дипломатической  подготовкой   была  развернута
усиленная  подготовка необходимых  сил и средств.  Эта подготовка
проводилась в  необычных до того времени  масштабах. "Никогда еще
до  сих пор не  делал я  столь обширных приготовлений"  - заявлял
Наполеон.

Путем  непрерывных  мобилизаций  во  Франции  и  среди  населения
подвластных  государств  Наполеон поставил  под  ружье 1200  тыс.
человек, из которых 600 тыс. находились внутри страны, а 600 тыс.
с  1372  орудиями  составили  так называемую  "великую  армию"  и
предназначались для войны против России.

Армия Наполеона отличалась  большим разнообразием входивших в нее
частей. Помимо собственно французских  войск, она включала в себя
войска почти  всех национальностей  тогдашней Европы: итальянцев,
австрийцев,   пруссаков,    баварцев,   вестфальцев,   саксонцев,
вюртембергцев, поляков и других.

Значительная часть иностранцев, служивших в армии Наполеона, была
насильственно  завербована  и  враждебно  относилась к  действиям
французского   командования.    Эти   обстоятельства,   а   также
несправедливые цели  войны не способствовали  поддержанию в армии
дисциплины и высокого морального  духа. Тем не менее она обладала
хорошей  боевой  выучкой,  имела  опытный командный  состав,  еще
верила в  авторитет Наполеона и поэтому,  несмотря на недостатки,
представляла собой грозную силу.

Большое  внимание было  уделено  подготовке тыла  и материальному
обеспечению  войск.  В крепостях  по  р. Висло  сосредоточивались
огромные  запасы продовольствия. Создавались  склады боеприпасов.
Развертывались военные  госпитали. Улучшалась  дорожная сеть. Для
организации подвоза  войскам продовольствия  и военного имущества
было сформировано 20 обозных батальонов. Формировались транспорты
также    из   повозок,    отобранных   у    местного   населения.

Обширные   приготовления    правительства   крупной   французской
буржуазии   к   войне  против   России   требовали  от   царского
правительства     незамедлительного    проведения     действенных
мероприятий по  организации надежной  обороны государства. Однако
русский царизм, зная о  надвигавшейся опасности, не сумел должным
образом  подготовить  страну  к  отражению вражеского  нашествия.

Прежде   всего,   царское   правительство  оказалось   бессильным
разработать   конкретный  план   войны,   отвечавший  сложившейся
обстановке.

Накануне  войны со  стороны  ряда военных  деятелей правительству
были   представлены  различные   соображения,  записки   и  планы
относительно возможного  характера действий против наполеоновской
Франции.  Предпочтение было  отдано плану,  составленному военным
советником   Александра  I   генералом  Фулем,   бывшим  прусским
офицером.

Исходя  из  того,  что  приграничная  полоса  России  разделялась
болотами Полесья  на две части -  северную и южную, Фуль допускал
вероятным  наступление   наполеоновской  армии  только  на  одном
направлении: или  севернее Полесья или южнее  его. В связи с этим
он  предлагал  сформировать  две  армии и  расположить  первую  в
северной части приграничной полосы,  а вторую - в южной. В случае
наступления противника севернее  Полесья первая армия должна была
отступать  к   сильно  укрепленному   лагерю,  который  надлежало
возвести у  Дриссы на  Западной Двине, и  сковать там наступавшие
войска  противника.   Тем  временем  вторая   армия  должна  была
действовать  им  во фланг  и  тыл.  Если бы  противник перешел  в
наступление южнее Полесья, то вторая армия обязана была отступать
на  Житомир  и Киев,  а  первая  армия -  действовать  на тылы  и
коммуникации наступавшего противника.

План Фуля был порочным в своей основе. Он не учитывал возможности
ведения противником одновременного наступления на обоих указанных
направлениях. И это в  момент, когда против России надвигался сам
Наполеон,  вот уже  15 лет  воюющий с  целой Европой  и незнающий
поражения. Кроме того, предусматривавшееся этим планом разделение
русской армии  на две  группировки, изолированные одна  от другой
труднопроходимой    полосой    Полесья,   создавало    противнику
благоприятные условия  для разгрома  их по частям.  Тем не менее,
Александр,  слепо веривший  в авторитет своего  советника, принял
план  Фуля   и  положил   его  в  основу   ведения  войны  против
наполеоновской Франции.  Согласно этому плану  севернее Полесья в
районе  Вильно  была сформирована  1-я  Западная  армия, а  южнее
Полесья, в районе Лупка,  - 2-я Западная армия. На Западной Двине
у  Дриссы  началось   спешное  строительство  укрепленного  т.н.
"Дрисского лагеря".

Весной 1812  года царское правительство  сделало попытку улучшить
стратегическое развертывание русской  армии путем сближения 1-й и
2-й  Западных  армий.  С  этой  целью  2-я  Западная  армия  была
передислоцирована к  северу от Полесья сначала  в район Пружан, а
затем   -  Волковыска.   В  районе   Луцка,  на   месте  прежнего
расположения 2-й  Западной армии, была  сформирована 3-я Западная
армия.

Однако   это  мероприятие   не  привело  к   коренному  улучшению
стратегического  развертывания  русской армии.  И  в этом  случае
военные  силы   России,  располагавшиеся   на  западной  границе,
оставались растянутыми и раздробленными.

Непосредственно  перед открытием военных  действий стратегическое
развертывание  военных  сил   России  на  западной  границе  было
следующим:

1-я Западная армия в  составе 1, 2, 3, 4, 5 и 6-го пехотных, 1-го
и   2-го  кавалерийских   и   одного  казачьего   корпусов  общей
численностью 127  тыс. человек  при 558 орудиях  располагалась на
фронте 180 км от Россиены до Лиды, имея казачий корпус выдвинутым
в район Гродно.

2-я  Западная  армия  в   составе  7-го  и  8-го  пехотных,  4-го
кавалерийского   корпусов   и   девяти   казачьих  полков   общей
численностью  36 тыс.  человек  при 180  орудиях (не  считая 27-й
пехотной дивизии, включенной в  состав армии 9 (21) мая 1812 г. и
находившейся в  пути из Москвы) располагалась  на фронте 100 км в
районе Волковыск, имея  казачьи полки развернутыми кордоном вдоль
границы.

3-я Западная  армия общей численностью в  43 тыс. человек при 165
орудиях находилась в районе Лунка.

Разрыв между 1-й и 2-й Западными армиями достигал 100 км, а между
2-й и 3-й армиями - 200 км.

Общая численность военных сил России, противостоявших на западной
границе  армии Наполеона,  составляла  210 тыс.  человек при  903
орудиях.   Таким    образом,   противник   имел   почти   тройное
превосходство в живой силе и более чем полуторное - в артиллерии.

Единого командования армиями правительство не создало. В условиях
разбросанности  сил это  сильно затрудняло  взаимодействие армий.

Строительство    оборонительных   сооружений    было   развернуто
недостаточно.  В приграничных  районах начался ремонт  и усиление
крепостей. Было  преступлено к  постройке ряда новых  крепостей и
предмостных  укреплений.  Однако  все  эти работы  велись  крайне
медленно  и   к  началу   военных  действий  не   были  окончены.
Организация  материального  обеспечения  войск  оставляла  желать
лучшего. Правда,  в Прибалтике, Белоруссии,  на Украине, особенно
вдоль  рек   Западной  Двины,  Березины   и  Днепра,  создавались
продовольственные склады.

Таким  образом, к  моменту вторжения полчищ  Наполеона обстановка
для России  и ее вооруженных сил  была тяжелой. Противник обладал
подавляющим   численным   превосходством.   Русские  армии   были
развернуты  неудачно,   не  имели  единого  главнокомандующего  и
реального плана ведения войны.

Наполеон, располагая  огромными силами  и средствами, намеревался
уничтожить русскую  армию в приграничной полосе,  а затем быстрым
выдвижением  своих войск  овладеть Москвой и  продиктовать России
условия мирного договора. Стратегическое значение Москвы Наполеон
выразил следующими  словами: "Если я займу  Киев, я возьму Россию
за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв
Москву, я поражу ее в сердце".

В  соответствии с этим  замыслом в  начале июня 1812  г. Наполеон
развернул  свою армию  за р.  Вислой на  линии Варшава-Кенигсберг
тремя  группами  корпусов:  левое  крыло,  центр,  правое  крыло.

Левое  крыло  в  составе  1,  2  и  3-го пехотных,  1-го  и  2-го
кавалерийских корпусов и французской гвардии общей численностью в
220   тыс.  человек   с  527   орудиями  находилось   под  личным
командованием Наполеона.

Центральная  группа под  командованием вице-короля  Италии принца
Евгения  Богарне   состояла  из   4-го  и  6-го   пехотных,  3-го
кавалерийского корпусов  и итальянской гвардии общей численностью
в 85 тыс. человек с 208 орудиями.

Правое крыло в составе  5, 7 и 8-го пехотных, 4-го кавалерийского
корпусов  общей численностью  в  75 тыс.  человек с  166 орудиями
находилось под командованием  брата Наполеона - Жерома (Иеронима)
Бонапарта.

Левый  фланг армии  Наполеона обеспечивался  30-тысячным прусским
корпусом маршала Макдональда,  а правый - 35-тысячным австрийским
корпусом генерала Шварценберга.

Кроме того.  Наполеон имел  крупные резервы общей  численностью в
160    тыс.   человек,    которые   располагались    в   Пруссии.

Главный удар должна была наносить левофланговая группа корпусов с
задачей,  переправившись на  правый берег Немала,  разгромить 1-ю
Западную армию русских и овладеть Вильно.

Центральной группе корпусов надлежало содействовать левофланговой
группе  корпусов  в  выполнении  поставленной перед  ней  задачи.

Задача  правофланговой группы  корпусов заключалась в  том, чтобы
демонстративными  действиями сковать  войска 2-й  Западной армии,
воспрепятствовать  их  движению  к  северу на  соединение  с  1-й
Западной  армией и  тем  самым дать  возможность левофланговой  и
центральной  группам  корпусов разгромить  1-ю  Западную армию  и
овладеть Вильно.

В   дальнейшем   войска   правого   крыла  наполеоновской   армии
предполагалось  использовать  совместно  с  остальными  силами  в
решительных действиях против 2-й Западной армии.

В ночь на 12 (24) июня 1812 г. войска левого крыла наполеоновской
армии приступили  к переправе через Неман  у Ковко (ныне Каунас).
Началась война.

После оставления поста главнокомандующего Молдавской армией П. И.
Багратион некоторое время находился не у дел. Лишь 7 (19) августа
1811   г.  последовал   императорский   указ  о   назначении  его
главнокомандующим  Подольской  армией,  которая располагалась  на
Украине   в   Киевской,   Волынской   и   Подольской   губерниях.

В  начале  сентября  1811  г. Багратион  вступил  в  командование
Подольской  армией, а  весной 1812  г. был утвержден  в должности
главнокомандующего  2-й Западной  армией, сформированной  на базе
Подольской  армии.  Новая армия  сначала  располагалась в  районе
Лупка,  а  затем   была  передислоцирована  в  район  Волковыска.

Таким  образом,  в  период,  когда  надвигались  грозные  события
Отечественной войны  1812 г.,  Багратион занимал в  русской армии
крупную  по  тому   времени  должность.  Возглавляемая  им  армия
прикрывала  важнейшее  западное  стратегическое направление.  Это
возлагало  на Багратиона  ответственные задачи по  обороне границ
России.

Перед   лицом   обширных   военных   приготовлений   со   стороны
наполеоновской  Франции Багратион проявлял  большую озабоченность
за  судьбу своей  родины и  принимал конкретные меры  в интересах
обеспечения   безопасности  страны.   Одним   из  шагов   в  этом
направлении явилась разработка им плана кампании 1812 г., который
был    изложен    в    специальном   представлении    Александру.

Характеризуя положение,  сложившееся в Европе, Багратион отмечал,
что  в  своем  неограниченном  стремлении к  завоеванию  мирового
господства Наполеон  покорил многие европейские народы  и что над
Россией нависла  реальная угроза  подвергнуться такой же  участи.
"Он выжидает  только той  минуты, - писал  Багратион Александру о
намерениях Наполеона,  - когда с  вящею для него пользою возможет
водрузить   пламенное   знамя   на   пределах   империи   вашей?"

Считая   войну  неизбежной,  Багратион   рекомендовал  Александру
принять неотложные меры по обеспечению безопасности России с тем,
чтобы оградить страну от внезапного нападения врага. В этих целях
он  предлагал  немедленно  направить  французскому  правительству
ноту, в которой, с  одной стороны, изложить о средствах, принятых
русским  правительством  для  поддержания  мира между  Россией  и
Францией, и с другой  стороны, указать на все действия Наполеона,
направленные  против  миролюбивых  намерений  России.  Подтвердив
готовность   русского   правительства  и   впредь  стремиться   к
сохранению  и  укреплению  дружественных  отношений между  обоими
государствами,    нота   должна    была    сделать   французскому
правительству предложение об установлении демаркационной линии по
реке  Одер  или  какому-либо  другому рубежу.  Через  этот  рубеж
наполеоновские  войска не  должны были переходить.  Переход этого
рубежа   войсками,   хотя  бы   одним   батальоном,  должен   был
рассматриваться  Россией  как  объявление  ей  войны.  По  мнению
Багратиона,  установление  такой  демаркационной  линии могло  бы
служить   достаточной   гарантией,   обеспечивающей   Россию   от
внезапного  нападения  врага.  Одновременно  с отправлением  ноты
Багратион советовал  провести следующие мероприятия по подготовке
русской армии к защите страны:

1) усилить расположенные на западной границе войска, развернув их
в двух  группах: одну в районе  Белостока численностью в 100 тыс.
человек  с   достаточным  количеством  артиллерии,   а  другую  в
Прибалтике в составе не  менее пяти дивизий, снабдив ее не только
полевой,   но   и,   насколько   возможно,   сильнейшей   осадной
артиллерией,      полностью       обеспеченной      боеприпасами;

2)  во второй  линии, на  удалении 100-150  верст от  этих войск,
составляющих   главную   армию,   расположить   запасные   войска
численностью в 50 тыс. человек, которые необходимо использовать в
зависимости от обстановки;

3)   для   бесперебойного   обеспечения   войск   продовольствием
заблаговременно учредить магазины,  которые содержали бы не менее
чем годовой запас продовольствия  и фуража на 250-тысячную армию,
а также подготовить транспортные средства для перевозки месячного
запаса   продовольствия   и   фуража   на   150-тысячную   армию;

4) привести в боевую готовность Балтийский флот. Багратион считал
наиболее   вероятным,   что   Наполеон   в   интересах   выигрыша
необходимого времени для  развертывания своей армии будет медлить
с ответом на указанную ноту и "не взирая ни на что" перебрасывать
войска через предложенную ему демаркационную линию. В этом случае
Багратион предлагал  расположенные у Белостока войска  в мае 1812
г.  не  более как  в  два дня  выдвинуть  на Вислу  и занять  ими
Варшаву.  Войска,   расположенные  в  Прибалтике   на  границе  с
Восточной Пруссией, должны были в один и тот же день и с такой же
быстротой выдвинуться к Грауденцу, перейти Вислу и при содействии
Балтийского  флота овладеть  Гданьском. Вслед за  войсками первой
линии надлежало передвинуть также войска второй линии. Дальнейшие
планы военных действий предусматривалось определить в зависимости
от действий противника.

"...Главная...  польза от  такого внезапного и  скорого движения,
мною предполагаемая,- писал  Багратион,- состоит в том, что театр
войны  удалится от пределов  империи и  что мы в  состоянии будем
занять  на р.  Висле  такую позицию,  которая бы  преподавала нам
возможность  с  большею твердостию  и решительностию  действовать
противу неприятеля"

Кроме  того,  указанные действия,  по  мнению Багратиона,  высоко
подняли  бы моральный  дух русской армии,  укрепили международное
положение  России   и  способствовали  развитию  освободительного
движения   в  странах,   порабощенных   наполеоновской  Францией.

Багратион хорошо  понимал, что предстоявшая война  с обеих сторон
производима  будет   с  самым  большим   напряжением,  и  поэтому
рекомендовал   заблаговременно  создать   надежные   резервы  для
восполнения  потерь  действующей  армии.  Он предлагал  рекрутов,
обучавшихся в  рекрутских депо,  расположить в третьей  линии, на
удалении 100-150 верст от запасных войск, и, кроме того, объявить
новый рекрутский набор.

Таково  в  основных  чертах  содержание плана  кампании  1812  г,
разработанного Багратионом.  Анализ этого плана свидетельствует о
глубокой  и  правильной  оценке  Багратионом обстановки  накануне
вторжения наполеоновской  армии. Намеченные им мероприятия носили
активный  характер  и  обеспечивали  надежную  защиту  России  от
внезапного нападения врага. Большой интерес представляет основная
идея плана  Багратиона - упредить противника  в нанесении первого
удара.

План Багратиона,  как и ценные предложения  многих других военных
деятелей  по  вопросу   о  ведении  войны  против  наполеоновской
Франции, не  был принят царским правительством.  Вместе с тем оно
не информировало Багратиона ни  о намеченном по совету Фуля общем
плане ведения войны, ни  о конкретной задаче, которая возлагалась
на 2-ю Западную армию.

Обеспокоенный таким положением Багратион  еще 17 (29) апреля 1812
г. из Луцка запросил  военного министра М. Б. Барклая де Толли об
общем плане военных действий.  "Полагаю, - писал Багратион, - что
при начатии  военных действий  получу я на  сей счет подробнейшие
замечания  от  вашего  высокопревосходительства,  ибо  вам  более
известны  политические  дела  и  пункты,  на  которые  неприятель
устремит свои силы".

Однако на этот запрос ответа не последовало. Лишь 3 (15) июня, то
есть за  9 дней до начала войны,  в главной квартире 2-й Западной
армии  были получены  три предписания  Барклая де Толли  от 1(13)
июня, в  которых от  имени Александра давались  первые указания о
характере  предстоявших  действий и  о  задаче армии  Багратиона.

Согласно  этим указаниям  задача 2-й  Западной армии  сводилась к
ведению  оборонительных   действий.  От  наступательных  действий
предлагалось  воздерживаться.  "Когда  решено  будет  действовать
наступательно,  - говорилось  в одном  из предписаний, -  тогда в
надлежащее  время сообщены  будут Вашему Сиятельству  общие планы
операций,   но   до    получения   оных   Вы   имеете   поступать
оборонительно".

В случае перехода в  наступление превосходящих сил противника 2-й
Западной армии надлежало отступить  сначала за р. Шару, а затем к
Новогрудку и за р. Неман, где она должна была получить дальнейшие
указания или  о продолжении  отступления через Минск  к Борисову,
или о движении на север, чтобы кратчайшим путем соединиться с 1-й
Западной армией.

Багратиону было предложено  ознакомиться с состоянием Бобруйска и
Борисова как укрепленных пунктов,  входивших в район действий 2-й
Западной  армии, и  приступить  немедленно к  укреплению Несвижа.

Кроме  того,  ему  было  приказано установить  связь  с  корпусом
генерал-лейтенанта   Эртеля,  который   в  составе   18  запасных
батальонов,  16  запасных   эскадронов  и  двух  казачьих  полков
формировался  у Мозыря  для  обороны р.  Припять, а  также  с 3-й
Западной  армией, корпусом  Платова и  войсками левого  крыла 1-й
Западной армии.

Выполняя полученные  указания, Багратион  выслал штабных офицеров
для рекогносцировки  дороги Валковыск, Зельва,  Слоним и переправ
через  р.  Шару от  ее  устья  до м.  Биттень. Военному  инженеру
генерал-майору  Ферстеру  было  поручено  осмотреть г.  Несвиж  и
представить  соображения   о  мероприятиях   по  его  укреплению,
обследовать   крепость  Бобруйск   и  предмостное   укрепление  у
Борисова, произвести рекогносцировку  дорог из Несвижа на Борисов
и Бобруйск, а также  между этими двумя пунктами. Была установлена
связь   с  командиром   резервного   корпуса  генерал-лейтенантом
Эртелем,   выяснена   численность   корпуса,  его   расположение,
размещение в  районе его дислокации магазинов  и рекрутских депо.

Приступив  к исполнению  полученных указаний, Багратион  вместе с
тем 6  (18) июня  обратился к Александру  I с письмом,  в котором
изложил   свои   соображения   относительно  оценки   сложившейся
обстановки и намеченного плана действий.

Оговорившись,  что,  не  будучи  введенным  в  круг  политических
вопросов, он  будет говорить  лишь о предметах,  которые известны
ему  на основе  боевого опыта,  Багратион подверг  резкой критике
стратегическое развертывание русской армии, отмечая следующие его
главные недостатки.

1.  Русские армии  развернуты на  довольно растянутом фронте  и в
случае намерения противника нанести  сильный удар по одной из них
нельзя  будет  воспользоваться своевременной  помощью со  стороны
другой.

2. Русские армии слишком близко расположены к границе и не успеют
сосредоточиться для  отражения противника, если последний поведет
наступление    превосходящими   силами   на    каком-либо   одном
направлении.

3.  Неудачное  развертывание русских  армий позволяет  противнику
воспрепятствовать их соединению.

Резко   критикуя  стратегическое  развертывание   русской  армии,
Багратион решительно  осудил также намеченный  план действий. При
этом  он  особенно подчеркнул  крайне отрицательные  последствия,
которые  вызовет  в войсках  отступление.  Чтобы избежать  этого,
Багратион вновь  подтвердил свою  мысль о необходимости  не ждать
нападения врага, а  сорвать его намерения ведением наступательных
действий.  "...Гораздо  бы  полезнее было,  - указывал  он, -  не
дожидая  нападения,  противустать  неприятелю  в его  пределах" .

Вслед  за этим  письмом  Багратион через  два дня,  8  (20) июня,
направил  Александру I  другое письмо,  в котором,  вновь отмечая
отрицательные последствия,  к которым может привести отступление,
настаивал  на необходимости  нанесения  первого удара  по врагу.
"Прикажите нам собраться у  Гродно и нанесть удар врагам, - писал
Багратион  -  Всякое отступление  ободряет неприятеля и  дает ему
великие способы в краю  здешнем, а у нас отнимает дух... Чего нам
бояться   и    маневрами   методическими    изнурять   армию?"  .

11  (23) июня Багратион  получил ответ  Барклая де Толли  на свое
отношение от 6 (18)  июня. Барклай сообщал Багратиону, что данное
ему  на  случай отступления  предписание  не  означает отказа  от
наступательных  действий  и что  для  осуществления последних  он
получит  в  свое  время  дополнительные указания.  Однако,  писал
военный  министр,  осторожность  требует заблаговременно  принять
меры  и   к  отступлению,  чтобы  русские   войска  не  оказались
вынужденными  вступить  в решительное  сражение с  превосходящими
силами врага в  невыгодных условиях. Багратиону сообщалось также,
что  главнокомандующему  3-й Западной  армией генералу  Тормасову
послано распоряжение обеспечивать левый фланг 2-й Западной армии.

Таким образом, в письме  Барклая де Толли не было дано ответов на
поставленные Багратионом важнейшие вопросы, связанные с неудачным
развертыванием русских  армий и  пассивным характером намеченного
плана  действий. Из  письма вытекало, что  верховное командование
было намерено  придерживаться и  в дальнейшем плана  Фуля. Что же
касается  заявления  военного  министра относительно  возможности
перехода  к  наступательным действиям,  то  оно, очевидно,  имело
своей целью лишь успокоить Багратиона.

Вполне понятно,  что ответ Барклая де  Толли не мог удовлетворить
Багратиона,  и  он  12  (24) июня  вновь  направил  представление
военному  министру,  прося последнего  доложить  Александру I  об
опасном  положении, в  котором находилась  2-я Западная  армия, а
также   о  необходимости   провести  неотложные   мероприятия  по
обеспечению   русских    войск   от   внезапного   удара   врага.

Багратион вновь отмечал  растянутое положение 2-й Западной армии,
которая,  имея  всего  два  корпуса  и  недостаточное  количество
кавалерии, вынуждена  занимать фронт протяженностью  в сто верст.
При таком  положении, докладывал Багратион, армия  не будет иметь
возможности  воспрепятствовать  намерениям  неприятеля  в  случае
вторжения последнего у Гродно и Белостока.

Кроме того,  Багратион обращал  внимание на большой  разрыв между
2-й и 3-й Западными  армиями. Чтобы ликвидировать этот разрыв, он
предлагал сблизить  3-ю Западную  армию со 2-й,  для чего главные
силы  3-й  армии  сосредоточить у  Ковеля,  а  ее правому  флангу
выдвинуться к  Кобрину.  "В таковом соотношении  третьей армии со
второю - писал  Багратион - мы найдем себя в способах к отражению
неприятеля,  как в  противном  очень разделенными  для пропадания
взаимных пособий от одного другому".

Наконец,   Багратион    отмечал,   что   2-й   резервный   корпус
генерал-лейтенанта   Эртеля,  расположенный  у   Мозыря,  слишком
отдален,  чтобы  можно   было  воспользоваться  его  помощью.  По
расчетам Багратиона, для выдвижения  этого корпуса ко 2-й или 3-й
Западной  армии потребовалось  бы  не менее  10 дней.  Поэтому он
предлагал приблизить корпус к войскам обеих армий, расположив его
у Пинска.

Справедливо  указывая   на  разбросанность   сил  русской  армии,
Багратион  правильно  предугадывал  и  возможный способ  действий
противника. При  создавшемся положении, по  его мнению, наилучшим
способом  действий  противника  будет  разгром русской  армии  по
частям. "Его выгода  непременная - сообщал Багратион, - разделить
наши силы, и он, по мнению моему, будет стараться воспользоваться
сим...!".

13 (25)  июня поступила директива Барклая  де Толли, датированная
12  (24)  июня,  об  изменении  задачи,  ранее  поставленной  2-й
Западной   армии.  В   директиве  говорилось,   что  в   связи  с
накапливанием  неприятельских   сил  между  Ковно   и  Меречем  и
ожидаемой 12 (24) июня переправой противника через Неман, казачий
корпус  Платова получил  задачу действовать  из района  Гродно во
фланг  и   тыл  противника.   2-я  Западная  армия   должна  была
содействовать  казачьему   корпусу  в   выполнении  этой  задачи,
обеспечивая его  тыл. Вместе с тем  Борисов был указан как пункт,
куда  надлежало  отступить  войскам  2-й  Западной  армии.  Далее
директива ставила Багратиона в известность, что если 1-й Западной
армии не  удастся дать  противнику сражение перед  Вильно, то она
сосредоточится у  Свенцян, где может быть  и будет дано сражение.

14  (26)  июня  Багратион  получил еще  одну  директиву  военного
министра, в которой, сообщая  о переправе французской армии через
Немал у  Ковно и о намерении  сосредоточить 1-ю Западную армию за
Вильно, Барклай  де Толли подтверждал задачу  2-й Западной армии,
изложенную в директиве от 12 (24) июня.

Новые указания Барклая де  Толли не только не облегчали положения
2-й Западной армии, а  наоборот, значительно осложняли его. Армии
Багратиона ставилась задача совместно с казачьим корпусом Платова
действовать  во фланг  и тыл  противника, но  не было  указано ни
времени  перехода  в   наступление,  ни  направления,  в  котором
надлежало наступать. В директивах  ничего не говорилось и о цели,
которую  преследовали   намеченные  действия.  Не  принимался  во
внимание  и  противник,  сосредоточившийся  против  2-й  Западной
армии. Наконец, указания Барклая де Толли, ставя армии Багратиона
новую  задачу,  не отменяли  и  ранее  отданного распоряжения  об
отступлении ее к Борисову.

В  день  получения  первой  директивы, 13  (25)  июня,  Багратион
направил   военному    министру   доклад,   в   котором   отмечал
недостаточность   сил   2-й   Западной   армии   для   выполнения
поставленной ей  задачи. Одновременно Багратион решительно осудил
предположение  сосредоточить  1-ю Западную  армию  за Вильно.  Он
считал,  что  в  случае  осуществления  этого  предположения  2-я
Западная армия окажется под  угрозой быть отрезанной не только от
1-й Западной армии, но и от предначертанной ей линии отступления.

"Ибо одно  верное обозрение карты, - писал  он, - доказывает, что
по отступлении  1-й армии  к Свенцянам неприятель,  заняв Вильно,
может предупредить  отступление 2-й армии в  Минск и по краткости
пути будет  там прежде,  нежели я достигну туда  отступая". Кроме
того,  по  мнению  Багратиона,  осуществление  намеченного  плана
действий привело бы к разрыву и без того слабой связи между 2-й и
3-й Западными армиями, а также к исключению всякой возможности их
соединения.

На  следующий  день,  по  получении второй  директивы,  Багратион
направил  Барклаю   де  Толли  новый  доклад,   в  котором  опять
подчеркнул, что  поставленная 2-й Западной  армии задача является
нереальной  и  что попытка  выполнения  ее создаст  исключительно
трудную  обстановку   для  соединения  армий.   Донося  об  этом,
Багратион испрашивал разрешения отвести  2-ю Западную армию за р.
Шару,  "отступить до Минска и  сим упредить быстроту неприятеля".

Принимая  решение  об  отступлении  к  Минску,  Багратион  хорошо
понимал,  какое   огромное  значение   в  сложившейся  обстановке
приобретала организация взаимодействия войск 2-й Западной армии и
казачьего  корпуса  Платова. Поэтому  14  (26)  июня он  направил
Платову письмо,  в котором  указывал на большую  угрозу, нависшую
над войсками  2-й Западной  армии и казачьего  корпуса. Он писал,
что  противник, заняв  Вильно  16 (28)  или 17  (29)  июня, может
достигнуть Минска  к 24 июня  (6 июля) и отрезать  тем самым пути
для соединения с 1-й Западной армией.

Багратион  советовал Платову,  чтобы  не быть  отрезанным от  1-й
Западной армии, следовать с  корпусом правым берегом Немана через
Лиду  на Минск.  Он извещал  Платова, что  в случае  движения его
корпуса   в    указанном   направлении,    2-я   Западная   армия
сосредоточится  в  Слониме   и  под  прикрытием  казачьих  полков
генерал-майора Иловайского  начнет отступать на Несвиж. Багратион
сообщал  далее, что  по  достижении Несвижа  казачьи полки  будут
направлены к  северу и  поддержанные главными силами  армии могут
совместно с корпусом Платова  наносить удары по неприятелю и в то
же время сохранять связь с 1-й Западной армией.

В  письме   Багратион  приводил  следующий   расчет  расстояний:
"Неприятель имеет от Ковно до Вильно 102, от Вильны до Минска 200
верст, от  Минска до Борисова  75, итого 377. Естли  же от Вильны
возьмет путь по прямой дороге, весьма удобной для переходу войск,
оставя  Минск вправе,  то  имеет до  Борисова 321;  следовательно
менее моего тракту 18  верст; ибо от Волковиска до Слепима 59, до
Несвижа от Слепима 100,  от Несвижа до Минска 105, а от Минска до
Борисова 75. А всего 339".

Доводя  до  сведения Платова  этот  расчет расстояний,  Багратион
старался как  бы уверить  его в том, что  лучшим направлением для
движения  не только  2-й Западной  армии, но и  казачьего корпуса
является  направление  на  Минск,  так как  оно  дает  наибольшие
возможности   добиться   соединения   с   1-й  Западной   армией.

В другом письме, относящемся  к этому периоду, Багратион высказал
Платову  свое  отрицательное в  данном  случае  отношение к  идее
действий во фланг и тыл противника.

"Угрожать фланг  и тыл  вам неприятелю невозможно, -  писал он, -
ибо  у них везде  силы значущие...  следовательно, куда бы  вы ни
пошли,  все  неудача".   Багратион  вновь  указал,  что  наиболее
целесообразным  способом действий  явится  отступление к  Минску.
"...Если на  мои донесения  ответа до ночи  сегодня не получу,  -
говорилось в  письме, - то я вам дам  знать о моем отступлении на
Слоним, Несвиж  к Минску. Вот все, что  я могу вам сказать. Лучше
там поможешь нашей 1-й  армии, нежели здесь по частям дробиться и
скитаться".

Платов  согласился с  предложением  Багратиона. 15  (27) июня  он
донес  ему,  что части  корпуса  последуют от  Гродно по  правому
берегу   Немана,    "имея   примерно   направление   на   Минск".

Установление Багратионом и Платовым единства взглядов на характер
предстоящих  действий  сыграло  большую  положительную роль.  Оно
обеспечило впоследствии  организацию тесного взаимодействия между
войсками 2-й  Западной армии  и казачьим корпусом и  спасло их от
неминуемого разгрома по частям.

Помимо   установления   связи  с   корпусом  Платова,   Багратион
предпринял  ряд мер,  имевших  своей целью  не допустить  занятие
противником   Минска.   Он   приказал   27-й  пехотной   дивизии,
двигавшейся  из  Москвы на  соединение  с  войсками 2-й  Западной
армии,  остановиться в  Минске  и оборонять  этот пункт  в случае
наступления  него противника  со стороны  Вильно. Кроме  того, им
было  дано   указание  выдвинуть  в  район   Минска  12  запасных
батальонов, располагавшихся в Бобруйске.

Багратион терпеливо ожидал ответа  на свою просьбу об отступлении
2-й западной  армии через Слоним, Несвиж к  Минску. В 20 часов 16
(28) июня он получил  директиву Барклая де Толли от 15 (27) июня,
в  которой  военный министр  сообщал,  что  корпусу Платова  дано
приказание  начать отступление  через  Лиду, Сморгонь  к Свенцам,
действуя  по возможности  в  тыл и  фланг противника.  Багратиону
предписывалось "соображаясь с сими действиями не допускать, чтобы
противник  отрезал  2-й  Западной  армии  дорогу  через  Минск  к
Борисову,   и  оберегать   правое   крыло  армии   от  внезапного
неприятельского нападения."

Директива Барклая де Толли  от 15 (27) июня, как и его директивы,
полученные  Багратионом ранее,  не вносила  ясности в  задачу 2-й
Западной  армии,  а  главное   -  не  давала  ответа  на  просьбу
Багратиона об отступлении  к Минску. Считая дальнейшее пребывание
армии  в районе  Волковыска  крайне опасным,  Багратион решил  по
собственной   инициативе   отводить  свои   войска  в   указанном
направлении.  16  (28)  июня  был отдан  приказ  об  отступлении.

В сложившейся  обстановке решение Багратиона  было наилучшим, так
как только быстрое отступление  2-й Западной армии к Минску могло
предупредить выход  туда неприятельских войск  и обеспечить самые
благоприятные условия  для соединения  1-й и 2-й  Западных армий.

Как  видно из  приведенных  выше документов,  Багратион не  сразу
пришел  к  этому  решению.  Накануне  войны  он  был  сторонником
упреждающих   действий.  Стремясь   избавить  страну   от  угрозы
вражеского нашествия, он предлагал  нанести первые удары по врагу
и тем  самым сорвать  все его замыслы. Эту  мысль Багратион очень
отчетливо  выразил в  своем  плане кампании  1812 г.,  а  также в
представлениях  военному министру  и царю в  дни, непосредственно
предшествовавшие открытию военных действий.

Предложения Багратиона были  вполне реальными в период подготовки
Наполеоном  войны против  России. Однако  в начале июня  1812 г.,
когда наполеоновская армия  уже изготовилась для нанесения удара,
а  русская армия  не  была подготовлена  для ведения  упреждающих
действий,  эти предложения  уже  не соответствовали  обстановке и
были  ошибочными. Но  не  Багратиона следует  винить в  ошибке, а
царское  правительство,  которое не  информировало об  обстановке
главнокомандующего  2-й Западной  армией,  прикрывавшей важнейшее
стратегическое   направление.   В   своих  суждениях   Багратиону
приходилось  основываться лишь  на  данных штаба  армии, которые,
естественно, не  могли отражать истинного положения, сложившегося
на всем театре военных действий.

К  чести  Багратиона  следует  отметить,  что  он  сумел  вовремя
отказаться от  этих взглядов.  В первые же дни  войны он разгадал
замысел Наполеона  и в своем докладе Барклаю  де Толли от 14 (26)
июня  ставил  вопрос   не  о  наступательных  действиях,  горячим
сторонником  которых был  раньше, а  об отступлении  2-й Западной
армии с задачей вывести  ее из-под угрозы окружения и уничтожения
превосходящими  силами  противника и  тем  самым сорвать  замысел
Наполеона. Эту  мысль Багратион не только  отстоял, но и блестяще
осуществил.

К сожалению, некоторые  историки не учитывают отмеченной эволюции
во взглядах  Багратиона и  изображают его полководцем,  который в
период Отечественной войны 1812 г. упрямо держался наступательной
тактики и якобы слышать  не хотел об отступлении. Такой взгляд не
соответствует   действительности  и   принижает   Багратиона  как
полководца, применявшего в своей практике такие способы действий,
которые     наиболее     полно    соответствовали     обстановке.

Отступательный  марш 2-й  Западной  армии начался  17 (29)  июня.
Армия двинулась  в направлении Зельва,  Слоним, прикрываясь двумя
арьергардами -  конным и  пешим. Конный арьергард,  состоявший из
Ахтырского  гусарского, Литовского  уланского и  одного казачьего
полков с  конно-артиллерийской ротой, находился под командованием
генерал-адъютанта Васильчикова.

В полупереходе от конного арьергарда двигался пехотный арьергард,
который    составляла     Сводная    гренадерская    дивизия    с
конно-артиллерийской   ротой  под   командованием  генерал-майора
Воронцова.

Выделение  двух  арьергардов  вызывалось  необходимостью  надежно
обеспечить 2-ю Западную  армию от возможного удара правофланговой
группы корпусов наполеоновской армии с тыла.

Чтобы бесперебойно снабжать войска армии продовольствием во время
марша,  каждый полк  выделял  команду солдат  во главе  с опытным
офицером. Эти команды, следовавшие впереди своих колонн, во время
ночлегов   и   привалов   обеспечивали   личный   состав   полков
продовольствием   за  счет   местных  средств,   взимаемых  путем
реквизиций.  Багратион требовал,  чтобы при  выполнении указанной
задачи  ни  в  коем случае  не  допускались  насилия над  мирными
жителями, их грабеж.

Войскам 2-й Западной армии предстояло решить нелегкую задачу. Они
должны  были преодолеть расстояние  в 250  верст, в то  время как
противник, занявший 16 (28)  июня Вильно, отстоял от Минска всего
на  160  верст. Несмотря  на  это, указанная  задача была  вполне
реальной,  и  Багратион  был  уверен в  успешном  ее  выполнении.

"Я расчел марши мои так, - писал он А. П. Ермолову, - что 23 июня
главная моя квартира должна была быть в Минске, авангард далее, а
партии уже  около Свенцян" . Это был  точный и верный  расчет. Он
обеспечивал наиболее  целесообразный способ соединения  1-й и 2-й
Западных армий.

Однако планомерное  отступление 2-й Западной  армии было нарушено
вмешательством в действия Багратиона  со стороны Александра. В 14
часов 18  (30) июня  в м. Зельва  флигель-адъютант царя полковник
Бенкендорф    вручил    Багратиону   собственноручный    рескрипт
Александра, которым  изменялось направление отступательного марша
2-й  Западной  армии.  Рескрипт  предписывал  Багратиону  отвести
войска 2-й Западной армии за р. Шару и двинуть их на соединение с
войсками 1-й  Западной армии через Новогрудок  или Белицы в общем
направлении на Вилейку.

Таким образом, 2-я Западная армия должна была совершить трудный и
опасный   фланговый   марш   по   отношению   к   главным   силам
наполеоновской  армии,  которые вышли  к  этому  времени в  район
Вильно. Сложность  этого флангового движения состояла  в том, что
армии предстояло сделать 10 переходов в удалении на 4-5 переходов
от  противника.   Кроме  того,  русские   войска  вынуждены  были
двигаться   в  труднодоступной  лесисто-болотистой   местности  и
совершить переправу через крупную речную преграду - р. Неман. Все
это  неизбежно привело  бы к  задержке марша, и  армия Багратиона
могла  оказаться под  ударом главных  сил наполеоновской  армии с
фронта и войск Жерома Бонапарта - с тыла.

Обязанный  подчиниться   приказу  царя,   Багратион  приступил  к
организации марша в новом  направлении. Прежде всего ему пришлось
решить вопрос, по какому из двух указанных в рескрипте Александра
I  направлений   двигаться  войскам  его   армии,  чтобы  успешно
выполнить поставленную  задачу. Путь на Вилейку  через Белицы был
более  коротким  и  удобным, но  он  слишком  близко проходил  от
Вильно,  а  следовательно,  являлся  и более  опасным.  Багратион
избрал второй путь -  через Новогрудок. Хотя этот путь и проходил
по  труднодоступной  лесисто-болотистой  местности,  отличавшейся
плохим  состоянием  дорог, но  зато  дальше отстоял  от Вильно  и
уменьшал  вероятность  встречи  с  противником. Кроме  того,  при
движении  через  Новогрудок, который  находился  ближе к  Минску,
легче  было  усилить войска  армии  присоединением 27-й  пехотной
дивизии, достигшей к этому времени Минска.

Приняв  решение  о направлении  движения  армии, Багратион  отдал
следующие распоряжения:

а) 27-й  пехотной дивизии сосредоточиться в  Новогрудке и ожидать
прибытия туда главных сил 2-й Западной армии;

б) начальнику инженеров выслать к р. Неман роту саперов с задачей
произвести разведку реки у с. Кривичи, м. Николаева и м. Делятичи
и  построить к 21  июня (3  июля) мостовую переправу  в избранном
месте;

в) заблаговременно рекогносцировать  на правом берегу Немана пути
для движения войск на Вишнев и Воложин.

В тот же день был отдан приказ войскам армии о порядке движения в
новом направлении. Армия должна была отступать двумя эшелонами на
расстоянии около  перехода один от другого,  прикрываясь конным и
пешим  арьергардами прежнего  состава. Особое  внимание Багратион
обратил на необходимость  понимания всем личным составом существа
стоявшей перед армией задачи, для чего приказал разъяснить нижним
чинам причину  и цель  отступления. В этом  сказалась характерная
черта Багратиона.

Двигаясь в новом направлении, 2-я Западная армия к исходу 19 июня
(1 июля) сосредоточилась у  Слонима. На другой день она совершила
40-километровый  форсированный переход  и  достигла м.  Дворец. С
целью ускорения марша войска были освобождены от излишних грузов.
При них был оставлен  только положенный по штату обоз. Весь обоз,
не  предусмотренный  штатом,  был   направлен  из  м.  Дворец  на
Стволовичи,  Несвиж  для  дальнейшего  следования  на  Минск  или
Бобруйск.

21 июня (3 июля) 2-я Западная армия продолжала движение и, сделав
снова форсированный переход около  40 километров, прибыла в район
Новогрудка. Ее  передовые части  достигли м. Делятичи  на Немане,
переправились  через  реку,  заняли  Николаев  и  Ивье,  выдвинув
разъезды   к  северу.   В   Новогрудке  к   армии  присоединилась
располагавшаяся там 27-я пехотная дивизия.

Марш 2-й Западной армии  от Волковыска до Новогрудка был совершен
с чрезвычайной  быстротой. Выступив  17 (29) июня  из Водковыска,
армия  в пять  переходов достигла  головою Немана,  то есть  за 5
суток прошла 150  километров. Среднесуточный темп марша составлял
30 километров,  причем в последние двое  суток армия продвигалась
со скоростью 40 километров в сутки.

После  выхода   на  Неман  сразу  же   приступили  к  организации
переправы. У Николаева началась наводка моста и устройство парома
для переправы  войск, а  у Коледзаны производилась  наводка моста
для переправы обозов.

Тем временем к северу  от Николаева на путях дальнейшего движения
2-й   Западной    армии   складывалась   угрожающая   обстановка.

16  (28) июня  наполеоновская  армия заняла  Вильно. Русская  1-я
Западная  армия,  не  принимая  сражения,  начала  отступление  в
направлении Свенцяны, Дрисса.  Это означало, что расчет Наполеона
на  поражение русских  войск  в районе  Вильно потерпел  неудачу.

Убедившись  в  невозможности  разгромить  1-ю  Западную  армию  в
приграничной  полосе,  Наполеон  все  усилия  своих  войск  решил
сосредоточить против 2-й Западной армии, как это
предусматривалось   его  планом.  Чтобы   определить  направление
отступления  2-й Западной  армии, Наполеон выдвинул  по важнейшим
дорогам,  отходившим  от  Вильно  на  юг  и  юго-восток,  сильные
авангарды.

17  (29) июня  один из  этих авангардов,  действовавший к  югу от
Вильно,   обнаружил    у   Больших   Солечников   русский   отряд
генерал-майора  Дорохова.  Этот  отряд  являлся  авангардом  4-го
пехотного  корпуса 1-й Западной  армии и  двигался из м.  Ораны в
северо-восточном  направлении  на  соединение  с главными  силами
корпуса.

В тот же день  другой авангард французской армии, действовавший к
юго-востоку  от Вильно,  получил сведения о  расположении русских
войск  в  районе  Ошмяны.  Этими  войсками  были  части  бокового
охранения  3-го   кавалерийского  корпуса   1-й  Западной  армии,
отходившего на Ольшаны, Сморгонь.

18  (30) июня  у Больших  Солечников произошел бой,  в результате
которого войска  Дорохова отбросили  авангард противника. Однако,
узнав о расположении к северу крупных неприятельских сил, Дорохов
вынужден был повернуть свой  отряд на Ольшаны. Он надеялся в этом
направлении  пробиться  на  соединение  с  главными  силами  4-го
пехотного корпуса.

Одновременно  у  Ошмяны  завязался  бой  между  другим  вражеским
авангардом  и  боковым  охранением  3-го кавалерийского  корпуса.
Русские войска стойко отразили все атаки превосходящих сил врага,
чем  обеспечили отход  главных  сил корпуса  к Сморгони.  Успешно
выполнив  поставленную задачу,  они в  ночь на  19 июня  (1 июля)
отошли   от   Ошмяны    вслед   за   главными   силами   корпуса.

Получив донесения о появлении  на дорогах в Лиду и Ошмяну русских
войск и  проведенных с  ними боях у Больших  Солечников и Ошмяны,
Наполеон полагал, что эти  войска принадлежали 2-й Западной армии
русских   и   что  указанная   армия   двигалась   от  Гродно   в
северо-восточном направлении на соединение с 1-й Западной армией.
На основе этой неправильной оценки обстановки он решил нанести по
армии Багратиона сильный удар  на марше во фланг и разгромить ее.

Для выполнения этой задачи по приказу Наполеона была сформирована
группа  войск,  во  главе  которой  находился  один  из  наиболее
талантливых военачальников  французской армии маршал Даву. Группа
состояла из  двух пехотных и одной  кирасирской дивизий и четырех
бригад  легкой   кавалерии.  Всего  в  составе   группы  было  34
батальона, 45 эскадронов и  58 орудий. Общая численность группы ѕ
33,864 человека.

Войска  Даву  перешли  в   наступление  19  июня  (1  июля).  Это
наступление   привело   к    тому,   что   для   русских   войск,
располагавшихся  к югу  и  юго-востоку от  Вильно, были  отрезаны
важнейшие  пути,  которые  позволяли  наиболее быстро  достигнуть
соединения с 1-й Западной армией. В первую очередь это относилось
к казачьему корпусу Платова и отряду Дорохова.

Отряд Дорохова, отступив от Больших Солечников к Ольшанам и узнав
о выдвижении  к Ошмяне  крупных неприятельских сил,  отказался от
стремления соединиться  с войсками 1-й Западной  армии. В ночь на
20 июня (2 июля) он двинулся на соединение со 2-й Западной армией
по дороге на Вишнев, Воложин.

Войска  казачьего корпуса  Платова,  оставив 16(28)  июня Гродно,
отступали в  восточном направлении и  к 21 июня (3  июля) вышли в
район севернее Николаева.

В  то   время,  когда  происходили  эти   события  (к  северу  от
Николаева),  2-я  Западная  армия  готовилась к  переправе  через
Неман. Согласно  приказу Багратиона армия должна  была к 10 часам
22 июня  (4 июля)  сосредоточиться на левом  берегу Немана против
Николаева и быть в готовности начать переправу.

С целью дальнейшего освобождения  войск от излишних обозов частям
разрешалось  брать  лишь самые  необходимые повозки  (лазаретные,
артиллерийские,   продовольственные)   и   к   тому   же   строго
ограниченном количестве. Генералы  могли иметь по одному экипажу,
а командиры корпусов и начальники дивизий, кроме того, - по одной
повозке  под  канцелярию. Весь  остальной  обоз, включая  частные
повозки,  принадлежавшие офицерскому составу,  сосредоточивался у
м.  Кореличи,  где  он  должен  был  разделиться  на  две  части;
намечалось: одну  переправить через  Неман у д.  Коледзаны, чтобы
дальше направить на Ивенец, Раков и Минск, другую же направить на
Мир, Минск.

После  переправы для  войск  2-й Западной  армии предусматривался
отдых, а  с наступлением темноты -  начало марша двумя колоннами.

Первая колонна в составе  28 батальонов, 8 эскадронов, 72 пеших и
24  конных орудий  и  роты саперов  получила задачу  двигаться от
Николаева на Вишнев. Начальник  колонны - командир 7-го пехотного
корпуса генерал-лейтенант Раевский.

Вторая колонна в составе  21 батальона, 20 эскадронов, 72 пеших и
12 конных  орудий и одного казачьего  полка должна была двигаться
от  Николаева  на  Воложин.  Начальник колонны  -  командир  8-го
пехотного корпуса  генерал-лейтенант Бороздин. Для каждой колонны
были   выделены   особые  авангарды.   Авангард  первой   колонны
составляли  Новороссийский  и  Черниговский  драгунские полки,  а
авангард  второй колонны  -  Ахтырский гусарский  и один  казачий
полки.  Арьергард  армии   должен  был  составлять  конный  отряд
Васильчикова, усиленный Нарвским пехотным и 6-м егерским полками.

Однако  свое  решение направить  армию  двумя  колоннами по  двум
дорогам  Багратион  не  считал  окончательным. В  зависимости  от
обстановки  он  предполагал двинуть  армию  одной колонной  через
Бакшты на Воложин.

Утром 22 июня (4 июля) войска 2-й Западной армии начали переправу
через Неман  у Николаева.  К исходу дня  удалось переправить лишь
части  второй  колонны. Остальные  войска  должны были  закончить
переправу 23 июня (5 июля) ранним утром.

Вечером  22 июня (4  июля) в  Николаев прибыл Багратион  со своим
штабом. Здесь  он получил  донесение от Дорохова  (из Воложина) с
сообщением,  что его  отряд, отрезанный  от 1-й Западной  армии и
преследуемый  противником,  двигается  на  присоединение  ко  2-й
Западной  армии.  Дорохов просил  указаний  Багратиона. Тогда  же
поступил рапорт от Платова, который сообщал о боях с противником,
проведенных казачьим корпусом вечером 21 июня (3 июля) и утром 22
июня (4  июля) южнее Вишнева, а  также о сосредоточении в Вишневе
крупных сил неприятельских войск.

Из анализа обоих  донесший Багратион сделал совершенно правильный
вывод  о  том,  что  противник уже  вышел  на  пути движения  2-й
Западной  армии.  Теперь  армии  предстояло не  совершать  крайне
опасный  фланговый марш,  а пробиваться через  войска противника.
Несмотря на  невыгодно складывавшуюся обстановку, Багратион решил
продолжать  осуществление поставленной  задачи.  С этой  целью он
просил Платова сковать противника в районе Вишнева и быть готовым
совместно  с  войсками  2-й Западной  армии  нанести  удар в  тыл
неприятелю, разбить его и обеспечить возможность соединения с 1-й
Западной  армией.  Отряду  Дорохова  Багратион приказал  возможно
дольше  удерживать Воложин  и лишь  в крайнем случае  отходить на
Кайданов.

Одновременно  Багратион внес  некоторые  изменения в  принятый 21
июня  (3 июля)  походный  порядок 2-й  Западной армии.  Приказом,
отданным  поздно вечером  22 июня  (4 июля),  Багратион установил
следующий   походный   порядок.    Армия   23   июня   (5   июля)
сосредоточивалась у м. Бакшты  в готовности начать движение одной
колонной   на    Боложин.   Авангард    армии   под   начальством
генерал-адъютанта  Васильчикова составляли Ахтырский  гусарский и
один  казачий   полки.  Сводная  гренадерская  дивизия,  Нарвский
пехотный и 5-й егерский  полки и конно-артиллерийская рота. Всего
в авангарде было 12  батальонов, 8 эскадронов, 12 конных орудий и
один казачий полк.

Главные   силы    должны   были    двигаться   двумя   эшелонами.

Первый   эшелон   составляли  войска   7-го  пехотного   корпуса,

Второй эшелон - войска 8-го пехотного корпуса.

Во  главе  каждой  колонны  Багратион  приказал  иметь  по  одной
саперной  роте для  исправления дорог  и мостов.  Арьергард армии
составлял 4-й кавалерийский корпус.

Всем частям  было предписано идти возможно  более широким фронтом
на случай внезапной встречи  с противником, а обоз еще сократить,
оставив в Николаеве все  продовольственные и лазаретные повозки и
все  экипажи  под  прикрытием  одного  батальона  конвоя  главной
квартиры и одного казачьего полка.

В  целях  обеспечения  скрытности  марша  Багратион  приказал  на
биваках больших огней не разводить.

Принимая  это решение,  Багратион  хорошо понимал  те невероятные
трудности, с  которыми предстояло встретиться  войскам его армии.
Позднее  в рапорте  Александру  он писал:  "Обозрение  за Неманом
дорог и местоположений, ведущих от Николаева к Вишневу и Воложину
через леса и болота,  весьма неудобных для быстрого хода войск, и
прибылая в Немане от  сильных дождей вода, затруднившая очень мою
переправу,  представляли мне  уже большие затруднения  к переходу
пространства,     мне     предлежавшего,    занятого     войсками
неприятельскими".  Поэтому, возможно,  уже тогда он  сомневался в
успехе намеченного плана действий, но все же, выполняя волю царя,
надеялся прорваться со своими войсками от Николаева на соединение
с 1-й Западной армией.

Однако  в ночь на  23 июня  (5 июля) Багратион  получил тревожные
известия   о   переходе  в   наступление   войск  правого   крыла
наполеоновской армии и выходе их к Слониму со стороны Волковыска,
а также к Липнишкам  со стороны Гродно. Это обстоятельство внесло
в обстановку существенное изменение. Раньше, когда войска правого
крыла  наполеоновской  армии бездействовали,  2-я Западная  армия
могла совершать марш на Вилейку, не опасаясь за свой тыл. Теперь,
когда противник  перешел в  наступление и на  правом крыле своего
фронта, создавалась реальная угроза  тылу 2-й Западной армии, и с
этой угрозой нельзя было не считаться.

Внимательно оценив  сложившуюся обстановку,  Багратион понял, что
даже если бы 2-й  Западной армии удалось опрокинуть войска Даву и
прорваться на  соединение с 1-й Западной  армией, она потеряла бы
много  людей,  лишилась бы  всех  обозов с  военным имуществом  и
оказалась  бы  настолько  ослабленной,  что после  соединения  не
принесла  бы сколько-нибудь  существенной  пользы общему  делу. В
случае же неудачи прорыва она оказалась бы в гибельном положении,
так как  на путях отступления ее  находились войска правого крыла
наполеоновской армии.

Все  эти   обстоятельства  заставили   Багратиона  отказаться  от
предначертанного Александром  I направления движения 2-й Западной
армии,  повернуть  армию в  новом  направлении и  тем самым  уйти
из-под охватывающего  удара наполеоновских войск. Багратион решил
отступить  на Несвиж,  а оттуда  двинуться или  на Минск,  или на
Бобруйск, Борисов, чтобы кружным  путем стремиться к соединению с
1-й  Западной армией.  "Прискорбно  таковое предложение,  - писал
Багратион Платову из Николаева,  - но оно столько же необходимо".

Утром  23 июня  (5  июля) по  приказу Багратиона  была прекращена
переправа  через  Неман,  и  войска  2-й  Западной  армии  начали
движение  в направлении  Делятичи, Негневичи,  Кореличи. Движение
армии совершалось в следующем походном порядке.

Во главе  армии шел авангард в  составе Нарвского пехотного, 5-го
егерского, Ахтырского гусарского, Литовского уланского. Киевского
драгунского  полков,  конно-артиллерийской  роты  и трех  донских
казачьих полков. Всего в  авангарде было 4 пехотных батальона, 20
эскадронов,  12  конных  орудий  и 3  полка  казаков.  Командовал
авангардом генерал-адъютант Васильчиков.

За  авангардом  двигались  главные  силы  - 7-й  и  8-й  пехотные
корпуса.   Оба  корпуса   следовали   самостоятельными  походными
колоннами.  Перед  каждой колонной  двигалось  по одной  саперной
роте.

Марш армии  обеспечивался с тыла двумя  арьергардами - пехотным и
конным.

Пехотный арьергард, следовавший ближе к главным силам, составляла
Сводная  гренадерская  дивизия  Воронцова с  конно-артиллерийской
ротой   119   (всего   8   батальонов  и   12   конных   орудий).

Конный арьергард под командованием генерал-майора Сиверса состоял
из  Харьковского,   Черниговского  и  Новороссийского  драгунских
полков, шести казачьих полков и Донской конно-артиллерийской роты
(всего  12 эскадронов,  12  конных орудий  и 6  казачьих полков).

Приняв решение  об отступлении 2-й Западной  армии от Николаева и
ее движении  в новом направлении, Багратион  сообщил его Платову.
Он предлагал  последнему, который не был  формально подчинен ему,
"задерживая неприятеля, не подавать  ему и малейших видов о нашем
отступлении". Казачий корпус, простояв 23 и 24 июня (5 и 6 июля),
мог  в ночь  на  25 июня  (7 июля)  отступить к  Николаеву. После
этого,   писал  Багратион,    "...вместе  будем   искать  средств
достигнуть  соединиться с  1-ю  армиею. Это  единственный способ,
который впрочем дает нам  время соединиться и не потерять много".

В ожидании  ответа от  Платова Багратион до  16 часов 23  июня (5
июля) оставался в Николаеве.  Не получив к этому сроку ответа, он
отправил Платову второе письмо,  в котором, вновь подтвердив свое
предложение,  изложенное  в  предыдущем  письме,  просил  Платова
уведомить о своем решении.  "Я, ежели остаюсь здесь еще теперь, -
писал он,  -  то единственно в поджидании  вашего уведомления, на
что вы решились". Вместе с тем Багратион указывал, что переправы,
наведенные его  армией у Николаева и  Коледзаны, будут оставаться
неразрушенными и  находиться под прикрытием  небольших отрядов до
полудня 24  июня (6  июля), после чего  подвергнутся уничтожению.

Одновременно  с письмами  к  Платову Багратион  послал приказание
Дорохову,  чтобы тот  со  своим отрядом  отступал на  Столбцы для
присоединения   ко  2-й   Западной   армии  у   Нового  Сверженя.

К вечеру 23 июня  (5 июля) 2-я Западная армия достигла Кореличей.
Учитывая настоятельную  необходимость возможно  быстрее прибыть в
Минск  и  упредить  выход  туда  противника,  Багратион  издал  в
Кореличах специальный приказ об ускорении марша. Он потребовал от
командиров корпусов,  дивизий и  полков употребить все,  чтобы во
время марша  не изнурить и сохранить  войска. Походный порядок на
марше  устанавливался тот  же, каким  шли войска от  Николаева до
Кореличей.  Было приказано  авангарду выступить  в 7  часов, 7-му
пехотному  корпусу -  в  8 часов,  8-му пехотному  корпусу -  в 9
часов, а арьергарду -  спустя час после выступления 8-го корпуса.
Пройдя  с места ночлега  5 верст,  войска должны были  отдыхать 1
час, пройдя 10  верст - 2 часа, пройдя 15 верст -  3 часа и т. д.
На привалах солдатам было  приказано ни перед кем не вставать, за
исключением  царя,  если  бы последний  прибыл  к  армии. Сигнал
"фельдмарш"  отменялся ("сигнал  фельдмарш" - барабанный  бой, по
которому за полчаса или час до начала похода войска поднимались с
бивака и готовились к выступлению).

В  соответствии с приказом  2-я Западная  армия утром 24  июня (6
июля) выступила  в направлении Мир, где  сосредоточилась к исходу
того же дня.

Багратион оставался  в Кореличах до 20  часов, ожидая известий от
Платова и  Дорохова. Здесь был получен  рапорт Платова о том, что
он,  в соответствии  с  указаниями Багратиона,  24 июня  (6 июля)
направит войска  казачьего корпуса от Бакшт  к Николаеву и в ночь
на  25 июня  (7  июля) произведет  переправу через  Неман. Платов
сообщал  также,  что для  принятия  от войск  2-й Западной  армии
переправы  и содержания  ее в  надлежащей готовности он  выслал к
Николаеву  команду   во  главе  с  обер-квартирмейстером  корпуса
капитаном Тарасовым.

Особый интерес у  Багратиона вызвала пересланная Платовым записка
генерал-майора  Дорохова об  отступлении противника  из Воложина.
Получив это  известие, Багратион сделал  предположение, что Даву,
будучи  уверенным в  переправе  2-й Западной  армии у  Николаева,
решил   сосредоточить   все    свои   силы   у   Вишнева,   чтобы
воспрепятствовать движению  русских войск в северном направлении.
Исходя   из  этого   предположения,  Багратион  сделал   вывод  о
возможности  достигнуть соединения  с  1-й Западной  армией путем
движения  2-й Западной  армии  в направлении  на Новый  Свержень,
Майданов, Минск. В этих  видах занятие русскими войсками Воложина
могло бы  задержать на несколько  дней продвижение неприятельских
войск по дороге на Минск.

24  июня (6  июля) Багратион  направил Платову письмо,  в котором
предложил  ему  занять  казачьим  корпусом  совместно  с  отрядом
генерал-майора Дорохова Воложин и приложить все свои силы к тому,
чтобы удержать  этот важный пункт  по крайней мере до  26 июня (8
июля). С целью отвлечь  внимание противника от Воложина Багратион
советовал Платову  послать со  стороны Николаева и  Бакшт сильные
отряды  к  Вишневу,  заставляя  неприятеля  тем  самым  думать  о
наступлении  русских из  Николаева. Багратион  уведомлял Платова,
что  действия   его  войск  на  Вишнев   будут  поддержаны  тремя
драгунскими полками  под командованием  генерал-майора Сиверса, а
тем   временем  главные   силы   2-й  Западной   армии,  двигаясь
форсированными маршами, переправятся через Неман в Новом Свержене
и 25 июня (7  июля) будут находиться в Кайданове, то есть всего в
40 верстах  от Минска, а следовательно,  упредят выход туда войск
Даву.  В предписании  подчеркивалось,  что движение  2-й Западной
армии на Майданов непременно  требует занятия казачьим корпусом и
отрядом  Дорохова  Воложина, и  указывалось,  что  эти войска  по
достижении  армией  Кайданова  будут  поддержаны двумя  казачьими
полками,   выделенными    из   состава    2-й   Западной   армии.

Однако  этот план  не был  осуществлен. Вследствие  почти полного
отсутствия  дорог корпус  Платова не  смог двигаться  на Воложин.
Разведка  корпуса  установила   появление  на  этом  пути  пехоты
противника.   Платов  решил,   направив   бригаду  генерал-майора
Кутейникова с  пятью сотнями  Атаманского полка на  помощь отряду
Дорохова,  остальные силы  корпуса отвести  к Николаеву  и оттуда
двинуться на Столбцы и  Кайланов, то есть по тому же направлению,
по   которому  было   намечено   движение  2-й   Западной  армии.

Решение  Платова  встревожило Багратиона.  Однако  он не  оставил
своей  мысли и  все  еще надеялся  упредить противника  в Минске.

24  июня  (6  июля) Багратион  направил  Платову  новое письмо  с
просьбой переправить  вверенный ему  корпус через Немал  в районе
Коледзаны, соединиться с отрядом  Дорохова и следовать на Ивенец,
Раков и Радошкевичио. В  этом случае, указывал Багратион, казачий
корпус,  прикрывая все  дороги  к Минску  от стороны  неприятеля,
может оказать существенное содействие 2-й Западной армии и вместе
с ней успешно прибудет к Минску.

По выступлении  из Кареличей Багратион направил  Платову еще одно
письмо, в  котором опять повторил свою просьбу.  Он писал: "Я вас
убедительнейше прошу дать способы  г. Дорохову соединиться с вами
и чтобы вы, уважив мое предложение, следовали предложенным вашему
высокопревосходительству  трактом,  прикрывая  дороги минские  от
стороны  неприятеля. Вы,  делая  свой марш  выгодным и  прикрывая
следование  2-й армии  к  Минску, легко  быть может  что отрежете
неприятельскую   партию,  посланную   по  дороге   к  Минску...".

Однако  попытка  Платова  двинуться  указанным Багратионом  путем
также не увенчалась успехом.  Казачий корпус до исхода 24 июня (6
июля) отражал попытки противника пробиться от Вишнева к Бакштам и
Николаеву. В  ночь на 25 июня  (7 июля) корпус переправился через
Немал  у  Николаева  и,  уничтожив  мост и  паромы,  двинулся  на
Делятичи, Любчу,  Коледзану, намереваясь  там вновь переправиться
через  Неман.   К  моменту  выхода  войск   Платова  к  Коледзане
переправа,   наведенная  там   войсками  2-й  Западной   армии  и
охранявшаяся  до  полудня  24  июня (6  июля),  была  уничтожена.
Попытка  корпуса перейти  Неман вброд оказалась  невозможной. Это
заставило  Платова отказаться  от предложенного  Багратионом пути
движения. Он повернул корпус  на Кареличи и двинулся вслед за 2-й
Западной армией.

С отступлением  2-й Западной  армии от Николаева  потерпел провал
план  Наполеона поставить  русскую армию  под двойной  удар войск
Даву  и   войск  Жерома,  чтобы  в   последующем  окружить  ее  и
уничтожить.   Этот   план   был   сорван  благодаря   тому,   что
главнокомандующий  2-й  Западной армией  Багратион сумел  вовремя
разгадать  замысел  врага и  вывести  свои  войска из-под  удара.

Срыву  замыслов Наполеона  в значительной  степени способствовала
бездеятельность  командующего   правофланговой  группой  корпусов
наполеоновской  армии Жерома  Бонапарта,  который, заняв  17 (29)
июня  Гродно,   не  организовал  немедленного  преследования  2-й
Западной  армии.  Он задержался  в  Гродно на  целых пять  суток,
занимаясь  подтягиванием   своих  войск  и   ожидая  указаний  от
Наполеона. Это  позволило войскам Багратиона  до самого Николаева
отступать  при  отсутствии  воздействия  со  стороны  противника.

Узнав  о провале  своего  замысла уничтожить  2-ю Западную  армию
путем нанесения по ней двойного удара силами войск Даву и Жерома,
Наполеон  пришел  в  сильную ярость.  Всю  вину  за провал  этого
замысла  он  возложил на  своего  брата,  усматривая в  действиях
последнего  одну из  основных  причин, которые  не позволили  ему
добиться разгрома 2-й Западной армии.

Еще   в  самом   начале  осуществления  своего   плана  Наполеон,
координируя  действия войск  Даву и Жерома,  выражал недовольство
тем,  что Жером  плохо  ведет разведку  и не  информирует  его об
обстановке. Вот что писал  он в одном из писем своему брату: "Ваш
курьер, отправленный вчера в четыре часа вечера из Гродно, прибыл
ко  мне. Прибытие  его было  мне чрезвычайно  приятно, так  как я
надеялся, что вы прислали начальнику штаба армии новые сведения о
корпусе   Багратиона,   о   направлении,   данном  вами   корпусу
Понятовского, и о движениях на Волыни.

Каково же было мое  удивление, когда я узнал, что начальник штаба
армии  получил  от  вас  лишь  жалобы  на  одного  из  генералов.

Я  могу  выразить  вам  лишь  свое  неудовольствие  за  то  малое
количество сведений о противнике,  которое я получаю от вас. Я не
знаю ни числа дивизий  у Багратиона, ни их номеров, ни места, где
находился последний, ни тех  сведений, которые были вами получены
в Гродно, ни того, что вы делаете.

Я  не допускаю  мысли,  чтобы вы  настолько плохо  выполнили вашу
обязанность, что не преследовали противника на следующий же день.
Я  надеюсь   по  крайней   мере,  что  князь   Понятовский  ведет
преследование со всем своим корпусом".

Особенное  раздражение у  Наполеона вызвало  известие о  том, что
подтвердились все  его самые худшие предположения  и что Жером не
организовал  преследования армии  Багратиона. Он  приказал своему
начальнику  штаба  маршалу   Бертье  направить  Жерому  письмо  с
выражением крайнего  недовольства действиями последнего. В письме
говорилось:

"Поставьте  короля   Вестфалии  в  известность   о  моем  крайнем
неудовольствии на него за  то, что он не направил все свои войска
под  начальством князя  Понятовского  для преследования  по пятам
Багратиона,  чтобы задерживать  армию последнего и  остановить ее
движение... Вы сообщите ему,  что хуже вести операцию, чем вел ее
он  -  невозможно...  Уведомьте  его,  что  результат  всех  моих
движений и  наиболее благоприятный из когда-либо представлявшихся
на войне случаев  - упущен вследствие упомянутого исключительного
забвения им основных понятий военного дела".

Упреки Наполеона  подействовали на Жерома и  заставили его начать
движение от Гродно. Но  время было уже упущено, и о согласованном
ударе не могло быть и речи.

Однако Наполеон  не отказался от своего  замысла. Стремясь во что
бы  то ни стало  отрезать пути  отступления 2-й Западной  армии и
поставить ее  под двойной удар, он бросил  войска Даву на Минск с
задачей упредить выход туда  2-й Западной армии, а войскам Жерома
приказал неотступно преследовать русскую армию.

25 июня  (7 июля)  Багратион получил известия  о выдвижении войск
Даву  к Минску  и  занятии ими  Ракова. Одновременно  он  узнал о
подходе   к    Новогрудку   передовых    частей   правого   крыла
наполеоновской армии.

Внимательно оценив обстановку,  Багратион понял, что 2-й Западной
армии не  удастся упредить противника в  Минске. Следовательно, в
случае  движения на Минск  ей пришлось  бы вступить в  сражение с
войсками Даву при одновременном  действии против нее войск Жерома
с тыла.

Багратион вынужден был отказаться от намеченного марша к Минску и
снова  изменить  направление  для  отступления  армии.  Он  решил
повернуть армию на Бобруйск через Несвиж, Слуцк.

Это  было  правильное  и  единственно возможное  в  тех  условиях
решение.  Оно  спасало  2-ю  Западную  армию  от  двойного  удара
превосходящих сил врага, угрозы окружения и неминуемого разгрома.

25 июня (7 июля)  по приказу Багратиона к Несвижу были отправлены
все  обозы.  Вслед за  обозами  к Несвижу  выступил 8-й  пехотный
корпус.   Остальные  войска   2-й   Западной  армии   под  личным
командованием  Багратиона  направились к  Новому Сверженю,  чтобы
принять отступавший  туда отряд Дорохова. Поздно  вечером в Новом
Свержено отряд Дорохова соединился  с войсками 2-й Западной армии
и  вместе  с  ними  на следующий  день  прибыл  к Несвижу.  Таким
образом, к исходу 26  июня (8 июля) все войска 2-й Западной армии
сосредоточились  в  Несвиже.  Учитывая  сильное утомление  войск,
изнуренных непрерывными  маршами в течение 10  суток, без дневок,
Багратион решил дать  армии отдых. Одновременно велась деятельная
подготовка войск  к новому,  не менее трудному  и сложному маршу.

В  самом  начале   реализации  своего  решения  Багратиону  вновь
пришлось  столкнуться  с  вмешательством  в  его  действия  царя,
пытавшегося предписывать указания 2-й Западной армии без знания и
учета   той   конкретной   обстановки,   в  которой   приходилось
действовать последней.

Еще  25 июня (7  июля), когда  Багратион с главными  силами своей
армии  находился в  Новом Свержено,  к нему опять  прибыл царский
флигель-адъютант Бенкендорф  с приказанием о необходимости, чтобы
2-я  Западная армия  обязательно  двигалась на  Минск. Багратиону
ставилась  та  самая задача,  осуществить  которую  он пытался  в
начале   войны,  но   которая  была  отменена   директивой  царя,
полученной  в  Зельве.  Но  если  тогда, в  начале  войны,  когда
противник находился еще в  Вильно, осуществление этой задачи было
возможно, то  теперь, когда  к Минску уже  подходила группа войск
Даву, а с тыла наступала группа Жерома Бонапарта, выполнение этой
задачи  было   невозможно.  Более  того,  в   случае  попытки  ее
выполнения  2-я Западная  армия могла  очутиться в  гибельном для
себя положении.

Глубоко  сознавая  всю ответственность  за  судьбу вверенной  ему
армии,  Багратион  не  мог  выполнить  приказание  царя  и  решил
осуществлять  намеченный  план. Он  послал  Александру письмо,  в
котором   извещал,  что   2-я   Западная  армия   уже  переменила
направление  своего  движения, намереваясь  совершить марш  через
Несвиж  и  Слуцк  к  Бобруйску. Это  решение  свидетельствует  об
огромном  мужестве   Багратиона,  не   побоявшегося  в  интересах
спасения армии пойти вопреки воле царя.

Итак, 2-я  Западная армия расположилась в  Несвиже и готовилась к
маршу на  Бобруйск. Там  же располагался отряд  Дорохова. Казачий
корпус  Платова отходил  на  юг от  Николаева и  согласно решению
главного  командования  переходил  в непосредственное  подчинение
Багратиона. Приказ  об этом Багратиону был  вручен Бенкендорфом в
Новом  Свержено.  Все  это  значительно облегчало  положение  2-й
Западной армии, отряда Дорохова  и казачьего корпуса Платова, так
как  была  устранена угроза  разгрома  их по  частям, а  действия
русских   войск  могли   быть  теперь   более  целенаправленными.

Известив Платова о переходе  казачьего корпуса в свое подчинение,
Багратион приказал ему отходить на Новогрудок, Стволовичи и Снов,
прикрыть  тем  самым  сосредоточение  армии в  Несвиже,  а  затем
следовать на Несвиж и служить ей арьергардом.

Приказание Багратиона Платов получил  в ночь на 26 июня (8 июля),
когда его  войска уже подходили к Миру,  а Новогрудок был в руках
противника.  Поэтому   Платов  решил  сосредоточить  корпус  (без
бригады Кутейникова)  в Мире, а затем  двигаться на Несвиж, чтобы
прибыть  туда, как  указывал  Багратион, к  ночи на  29  июня (11
июля).  В  целях обеспечения  Несвижа  с  запада он  выслал в  м.
Полонечки и м. Снов  три казачьих полка общей численностью в 1500
человек     под     командованием     генерал-майора     Карпова.

О  принятом решении  Платов донес Багратиону.  Последний, одобрив
это  решение,  предписал  Платову  обратить  особое  внимание  на
необходимость  удерживать   Мир.  Лишь   в  случае  значительного
превосходства  неприятельских сил  казачьему  корпусу разрешалось
отступить  к Несвижу.  Удержание Мира могло  обеспечивать главным
силам   2-й  Западной   армии   спокойные  условия   для  отдыха.

Получив  приказание  Багратиона о  необходимости удерживать  Мир,
Платов приступил к его выполнению. Он решил применить излюбленный
тактический  прием казачьей  конницы ѕ "вентерь".  Сущность этого
приема состояла в том, чтобы завлечь противника в засаду, а затем
ударить на него со  всех сторон, окружить и уничтожить. К 27 июня
(9   июля)  у   Мира  в  непосредственном   распоряжении  Платова
находилось    несколько    казачьих   полка    и   2-я    Донская
конно-артиллерийская рота.

В  самом  местечке он  поставил  один казачий  полк, а  остальные
войска  скрытно  расположил к  югу  от Мира  в роще  Яблоновщина.
Впереди Мира по дороге к Кареличам была выдвинута казачья застава
из 100  казаков. По  обеим сторонам дороги в  скрытых местах было
поставлено в засаде по сотне отборных казаков.

Ранним  утром 27  июня (9  июля) в  направлении на Мир  перешла в
наступление  2-я  уланская  бригада  под  командованием  генерала
Турне,  входившая  в состав  4-й  дивизии  легкой кавалерии  4-го
кавалерийского  корпуса. Впереди  наступал  3-й уланский  полк, а
вслед  за ним  - остальные  силы бригады  - 15-й и  16-й уланские
полки. Все три эскадрона 3-го уланского полка двигались по дороге
на Мир  друг за  другом. Когда шедший впереди  эскадрон подошел к
казачьей  заставе,  последняя   быстро  стала  отходить  к  Миру.

Противник   начал   преследовать  казачью   заставу   и  в   пылу
преследования ворвался  в Мир. На южной  окраине местечка казачья
застава совместно  с казачьим  полком, стоявшим в  местечке, сама
перешла в  наступление и оттеснила противника  к западной окраине
Мира. Здесь  эскадрон 3-го уланского полка  был усилен остальными
двумя эскадронами. Противник вновь  начал теснить казаков к южной
окраине  местечка, где  неожиданно  встретился с  главными силами
корпуса Платова, которые до этого времени скрытно располагались в
роще  Яблоновщина.   Казаки,  как   свидетельствует  сам  Платов,
"перестрелки  с  неприятелем  не   вели,  а  бросились  дружно  в
дротики".

Враг  был опрокинут  и обратился  в беспорядочное бегство.  В это
время  засадные сотни  казаков  ударили на  врага с  флангов  и с
фронта.  3-й   уланский  полк  был  окружен   и  почти  полностью
уничтожен. Лишь  остаткам полка удалось  прорваться из окружения.

На  помощь  3-му  уланскому  полку  генерал  Турне  направил  три
эскадрона уланских  полков. Однако прибытие свежих  сил не спасло
положения.  Энергичной  и  дружной  атакой  противник  вновь  был
опрокинут и в панике бежал.

В бою  под Миром 27 июня (9  июля) со стороны русских действовало
около  4 тыс.  человек,  а со  стороны французов  - свыше  2 тыс.
человек.  Французы потеряли  8  офицеров и  348 рядовых  убитыми,
ранеными и пленными. Потери русских составляли 25 человек убитыми
и ранеными.

Узнав  о разгроме  2-й  уланской бригады  под Миром,  французское
командование  двинуло  против войск  Платова  остальные силы  4-й
дивизии легкой кавалерии.

Со своей стороны, Багратион, получив рапорт Платова о проведенном
бое, приказал последнему продолжать удерживать противника у Мира.
На  усиление войск  Платова он  направил отряд  под командованием
Васильчикова в составе трех полков конницы.

На  следующий  день  Платов  решил повторить  тактический  прием,
который так блестяще удался  в бою 27 июня (9 июля). С этой целью
он приказал арьергарду  (три казачьих полка) завлекать противника
по  дороге  от  Мира  на  юг,  а главным  силам  своего  корпуса,
расположенным скрытно  в перелесках к юго-западу  от д. Симаково,
поставил задачу нанести противнику  удар во фланг. Кроме того, он
послал распоряжение  бригаде Кутейникова, которая, двигаясь вслед
за   отрядом  Дорохова,   достигла  к  этому   времени  Столбцов,
немедленно  выступить  к  Симакову,  чтобы совместно  с  главными
силами  корпуса   принять  участие  в   окружении  и  уничтожении
неприятельских войск.

Однако  противник учел  уроки боя  27 июня  (9 июля)  и, опасаясь
засады,  проявлял  осторожность.  Вслед  за  русским  арьергардом
французское  командование направило  лишь  7-й полк  1-й уланской
бригады, а остальные силы 4-й дивизии легкой кавалерии остановило
у  Симакова,  причем 2-я  бригада  расположилась на  юго-западной
окраине деревни,  а 2-й и  11-й полки 1-й бригады  - на северной.

В сложившейся  обстановке Платов  изменил первоначальный замысел,
решив разгромить врага смелым и энергичным ударом. По его приказу
в 13  часов части бывшего арьергарда  в составе одного казачьего,
Ахтырского гусарского. Киевского драгунского полков и 2-й Донской
конно-артиллерийской роты  атаковали 7-й уланский полк противника
и отбросили  его к Симакову. Одновременно  главные силы казачьего
корпуса атаковали 2-ю уланскую бригаду. Наступление русских войск
сразу же  создало угрозу охвата левого  фланга французских войск.
Французское командование выдвинуло на помощь 7-му уланскому полку
эскадрон 2-го уланского полка, который находился в резерве. Кроме
того, оно  развернуло левее дороги уступами  справа 11-й уланский
полк  и  один  эскадрон  16-го  уланского полка.  В  его  резерве
продолжал   оставаться   2-й   уланский   полк   без   эскадрона,
располагавшийся  к   северу  от   Симакова.  Этими  мероприятиями
французскому  командованию  удалось  ликвидировать угрозу  охвата
левого фланга  своих войск.  На фронте атаки  главных сил корпуса
Платова  противник  также  оказывал  ожесточенное  сопротивление.

Упорный бой продолжался уже в течение шести часов. С обеих сторон
он  велся с  исключительным напряжением,  но ни  одной из  них не
давал перевеса. В 21  час к полю боя подошла бригада Кутейникова,
совершив  от  Столбцов  форсированный  марш. Развернувшись  между
деревнями  Подлесье и  Озерска, бригада  прямо с ходу  вступила в
бой,  внезапно  атаковав  противника  с  левого  фланга  и  тыла.
Одновременно главные силы казачьего корпуса нанесли удар с фронта
и правого  фланга. Противник  не выдержал согласованного  удара и
обратился   в   беспорядочное  бегство.   Казаки  энергично   его
преследовали.

Во время  боевых действий  под Миром 28 июня  (10 июля) отличился
белорусский крестьянин Денис, житель села Симаково. Он был послан
Платовым  вместе  с  группой  казаков в  Столбцы,  чтобы  скрытно
провести оттуда к месту  боя бригаду Кутейникова. Денис образцово
выполнил  это  задание.  Он  провел  казачью  бригаду  по  хорошо
известному ему кратчайшему пути, чем способствовал своевременному
вводу ее в бой.

В  боях 27  и  28 июня  (9 и  10 июля)  под Миром  войска Платова
разгромили  9  неприятельских  полков.  Это  была  первая  победа
русских войск во время Отечественной войны 1812 года. Она вселила
в войска  уверенность в свои силы  и, задержав противника у Мира,
позволила  войскам  2-й  Западной  армии отдохнуть  в  Несвиже  и
подготовиться    к     дальнейшему    движению    на    Бобруйск.

28 июня  (10 июля)  начался марш 2-й Западной  армии к Бобруйску.
Главные силы  армии двигались  двумя эшелонами. В  первом эшелоне
находился 8-й пехотный корпус, а во втором - 7-й пехотный корпус.
Первый эшелон выступил из Несвижа в 18 часов 28 июня (10 июля), а
второй - утром 29 июня (11 июля).

Совершая марш в таком  порядке, главные силы 2-й Западной армии к
вечеру  29 июня  (11  июля) прибыли  в Тимковичи,  где Багратиону
через  флигель-адъютанта  Волконского был  вручен новый  рескрипт
Александра.

Александр I писал Багратиону,  что движение 2-й Западной армии на
Бобруйск крайне вредно, и  настаивал на необходимости движения на
Минск.  "Я  еще  надеюсь,  - говорилось  в  рескрипте, -   что по
получении моих  повелений через  флигель-адъютанта Бенкендорфа вы
опять  обратитесь  на  прежнее  направление.  Отступление  же  на
Бобруйск  не  иначе  должны  вы предпринять,  как  единственно  в
крайнем случае".

Указания  Александра  совершенно  не соответствовали  обстановке.
Поэтому Багратион  не мог менять уже  начавшегося движения войск.
Подробно  объяснив тяжелое  положение,  в котором  находилась 2-я
Западная  армия,  Багратион донес  царю  о том,  что армия  будет
продолжать  движение  к  Бобруйску  и  что  лишь  крайний  случай
заставляет ее двигаться в этом направлении.

2-я  Западная  армия  продолжала  марш.  30 июня  (12  июля)  она
достигла  Романова, а  1 (13)  июля прибыла  в Слуцк.  Марш армии
надежно  прикрывался  с  тыла  арьергардом,  который  по-прежнему
составляли   войска  Платова,  усиленные   отрядом  Васильчикова.
Учитывая  то  обстоятельство,  что  авангардные части  противника
вступили  в  непосредственное соприкосновение  с арьергардом  2-й
Западной армии, Багратион  принял дополнительные меры по усилению
последнего.  Он   подкрепил  его  Сводной  гренадерской  дивизией
Воронцова.

В течение 29 июня (11 июля) арьергард Платова стоял к югу от Мира
в  готовности отразить  новое наступление врага,  обеспечивая тем
самым  марш  2-й  Западной  армии.  Вечером 29  июня  (11  июля),
выполнив свою задачу, он  начал отход вслед за армией и в ночь на
30 июня (12 июля) прибыл в Несвиж.

Утром  30 июня  (12  июля) Платов  приказал Сводной  гренадерской
дивизии  выступить  на  Тимковичи  и безостановочно  следовать  к
Романову. Дивизия  должна была  все время находиться  на половине
расстояния   между    армией   и    казачьими   полками.   Отряду
генерал-адъютанта   Васильчикова  было  приказано   следовать  за
Сводной  гренадерской дивизией,  находясь  между ней  и казачьими
полками.

В  ночь  на  1  (13) июля  Платов  с  десятью казачьими  полками.
Литовским уланским  полком и  Донской конно-артиллерийской ротой,
оставив Несвиж, выступил за отрядом Васильчикова. Отход всех этих
войск   прикрывал   особо  выделенный   Платовым  арьергард   под
командованием  генерал-майора  Карпова  в  составе двух  казачьих
полков.

В  то время, когда  войска 2-й  Западной армии совершали  марш от
Несвижа по дороге  к Бобруйску, французское командование готовило
против  них  новый удар.  Оно  решило во  второй раз  предпринять
неудавшуюся   ранее   попытку  окружения   и  уничтожения   армии
Багратиона. С этой целью  войска Даву, достигшие около полудня 26
июня   (8   июля)  Минска,   были   разделены   на  две   группы.

Одна группа под личным начальством Даву получила задачу наступать
в  юго-восточном направлении,  выйти в  районе Бобруйска  на пути
отступления  2-й Западной  армии  и совместно  с войсками  Жерома
Бонапарта  нанести по  ней двойной  удар. В  этой группе  было 29
батальонов и  34 эскадрона общей численностью  в 21 тыс. человек.

Другая  группа  под  командованием   Груши  (7  батальонов  и  27
эскадронов общей численностью около  9 тыс. человек) имела задачу
наступать  в северо-восточном  направлении, овладеть  Борисовом и
преградить путь  2-й Западной  армии в случае,  если бы последней
удалось избежать  столкновения с  группой Даву и  двинуться вдоль
Березины или Днепра к северу на соединение с 1-й Западной армией.
О возможности  такого оборота событий  Наполеон предупреждал Даву
специальным письмом.

"Мне представляется очевидным  - писал он, - что Багратион должен
прежде  всего  произвести попытку  движения  вверх левого  берега
Березины.  Как только  он  узнает, что  вы заняли  Борисов  и что
двигаться  в  этом направлении  нельзя,  он попытается  подняться
вверх по правому берегу  Днепра и, наконец, когда убедится, что и
это в равной мере невозможно, он, вероятно, перейдет Днепр, чтобы
предупредить нас в Смоленске".

Авангарды обеих  групп сразу же после  занятия Минска выступили в
указанных  направлениях, а  через  несколько дней  вслед за  ними
двинулись и главные силы.

На направлении наступления  группы Груши русских войск фактически
не  было.   Единственным  препятствием  для  противника  являлась
крепость  Борисов,   оборона  которой  была  организована  плохо.
Строительство укреплений  к моменту наступления французских войск
так  и  не  завершилось.  Гарнизон  города состоял  из  двух  рот
саперов,   двух   запасных  егерских   батальонов  и   небольшого
количества казаков.  Общая численность гарнизона составляла всего
400 человек,  находившихся под командованием полковника Грессера.
В Борисове совершенно не было полевой артиллерии. Имелось лишь 16
чугунных осадных орудий.

Получив сведения  о приближении к  Борисову неприятельских войск,
полковник Грессер  решил ввиду явной недостаточности находившихся
в его распоряжении сил оставить Борисов, предварительно уничтожив
в  нем  запросы продовольствия,  оружия  и  боеприпасов, и  через
Могилев, Бобруйск отступить на соединение со 2-й Западной армией.

По приказу  полковника Грессера русские войска  сожгли в Борисове
1960  четвертей муки,  183 четверти  крупы, 2345  четвертей овса,
19500 пудов сена. Кроме того, было затоплено в Березине 100 пудов
пороха  и  приведено в  негодность  16  осадных орудий.  Гарнизон
города сжег  мост через  Березину и в  10 часов утра  30 июня (12
июля) выступил  из Борисова по  дороге на Могилев. В  тот же день
передовые части группы Груши вступили в город.

Одновременно с  выдвижением группы  Груши к Борисову  группа Даву
совершала наступление  к юго-востоку  от Минска на  Бобруйск. К 1
(13)  июля авангард  этой  группы достиг  Игумена, а  его сильные
разведывательные отряды появились у  м. Свислочь, в 40 верстах от
Бобруйска.  Появление противника  в непосредственной  близости от
Бобруйска  вновь создало  угрожающую обстановку для  2-й Западной
армии,  которая опять  могла оказаться  между двух огней  - войск
Даву с фронта и войск Жерома Бонапарта с тыла.

Багратион узнал об этих  событиях 1 (13) июля, когда главные силы
2-й Западной  армии достигли Слуцка. Оценив  обстановку, он решил
форсировать марш  своей армии  к Бобруйску, чтобы  упредить выход
туда противника.  В целях ускорения движения  и обеспечения армии
возможности   более   свободного   маневрирования   было   решено
освободить ее от обозов. Согласно приказу Багратиона все повозки,
кроме   продовольственных  и   лазаретных,  были   направлены  на
Петриков, чтобы  переправиться там через Припять, сосредоточиться
в Мозыре и поступить под защиту резервного корпуса. Для прикрытия
обозов во время их  движения к Мозырю выделялся специальный отряд
под  командованием  подполковника Кленовского.  Отряд состоял  из
сводного гренадерского  батальона, Слуцкой  гарнизонной команды и
части казаков.

Большой  интерес представляет  организация  Багратионом походного
движения армии.  Принятый им  походный порядок позволял  в случае
выхода на пути движения армии войск Даву силой пробиваться вперед
и  одновременно отражать  наседавшие  с тыла  войска Жерома.  7-й
пехотный  корпус  с  27-й  пехотной  дивизией,  Новороссийским  и
Черниговским драгунскими  и Изюмским гусарским  полками и большей
частью казачьих полков, входивших в состав армии, составил первый
эшелон  с  задачей, двигаясь  на  Бобруйск, отражать  нападающего
неприятеля.  8-й  пехотный корпус,  арьергард  Платова и  сводная
гренадерская  дивизия,  составившие  второй  эшелон, должны  были
противостоять группе  войск Жерома Бонапарта.  Все оставшиеся при
армии обозы  передвигались между  7-м и 8-м  пехотными корпусами,
прикрываясь  ими  как  от  войск Даву,  так  и  от войск  Жерома.

Для  успешного выполнения  решения Багратиона  требовалось, чтобы
обозы успели пройти по  дороге на Петриков достаточное расстояние
и оказаться в безопасном  положении. Кроме того, необходимо было,
чтобы  первый  эшелон  прошел  расстояние, которое  бы  позволяло
движению как обозов, оставшихся  при войсках, так и остальных сил
2-й Западной армии.

В сложившейся обстановке важная  роль выпадала на долю арьергарда
Платова,  который должен  был сдерживать  неприятеля, обеспечивая
марш  главных  сил  армии.  Отход арьергарда  Багратион  приказал
организовать с таким расчетом, чтобы не напирать на армию. "Ежели
они  оставят марша  два или  три в  покое нас  -  писал Багратион
Платову,   -  тогда   надеюсь,  мы  хорошо  свое  дело  сделаем".

Багратион предполагал  начать марш  от Слуцка к  Бобруйску 2 (14)
июля. Однако вследствие задержки  с отправлением обозов на Мозырь
начало марша пришлось отложить на целые сутки. Это обстоятельство
еще  в  большей  степени  увеличивало  роль  арьергарда  Платова,
который должен  был во  что бы то ни  стало задержать наступление
противника, обеспечив тем самым  главным силам 2-й Западной армии
возможность беспрепятственного  выступления из  Слуцка, а обозам,
отправленным  по  дороге  к  Мозырю  -  безопасность  движения  в
заданном направлении.

В   связи   с   изменением   обстановки  Платову   было   послано
дополнительно приказание, в котором Багратион требовал остановить
вверенные ему войска в  Романове и употребить все средства, чтобы
задержать   противника   до    глубокой   ночи   3   (15)   июля.

В  ночь на  4 (16)  июля войска  Платова должны были  выступить к
Слуцку и,  пройдя этот пункт, остановиться  на дороге к Глуску (у
развилки  на Петриков) и  находиться там  целый день, то  есть до
наступления ночи.

Согласно полученному  приказанию Платов расположил  свои войска у
Романова  в следующем  боевом  построении. В  самом Романове  был
поставлен 5-й  егерский полк.  Донская конно-артиллерийская рота,
разделенная на две батареи  по 6 орудий в каждой, заняла выгодную
позицию за р. Вусвой (к северо-востоку от Романова). Главные силы
Платов расположил на правом  берегу р. Вусвы: на правом фланге, в
зарослях  кустарника,   два  казачьих   полка  под  командованием
Иловайского,  в центре  - отряд  под командованием Карпова,  а на
левом  фланге, в кустарниках  к востоку  от д. Савково  - бригаду
Кутейникова. Впереди главных  сил была выдвинута казачья застава.

Резерв главных сил  составлял Атаманский полк, располагавшийся за
центром.  В  общем  резерве  восточнее Романова  находился  отряд
Васильчикова.

Платов  намеревался  нанести  поражение  двигавшимся в  авангарде
войскам  противника   и  отбросить  их  от   Романова.  В  случае
наступления превосходящих сил  он предполагал отвести свои войска
за  реку и,  уничтожив мосты,  прочно обороняться  до наступления
ночи, как приказал Багратион.

Утром  3  (15) июля  авангард  правого  крыла французской  армии,
перешел   в   наступление  на   Романов.   Впереди  двигало   1-й
конно-егерский   полк,   являвшийся   одним   из  лучшим   полков
французской   кавалерии.  При   приближении   противника  казачья
застава,  не  вступая  в   бой,  стала  отходить.  Преследуя  ее,
противник подошел к Романову,  где был встречен войсками Карпова,
которые атаковал врага.

Командир  1-го  конно-егерского полка  развернул  2-й батальон  в
стрелковую  цепь,   которая  завязала   перестрелку  с  казаками.

Убедившись в  превосходстве русских  войск, командир французского
полка  решил  отходить,  но  в  это время  получил  приказание  с
категорическим   требованием   атаковать   войска  Платова.   Это
заставило  его  начать подготовку  к  атаке.  Он перестроил  свои
эскадроны  в уступный  порядок из  середины, для  чего 3-й  и 4-й
эскадроны были выдвинуты вперед.

Тем  временем  Платов, узнав  о  слабости  находившего перед  ним
противника, решил  внезапно нанести  по нему сильный  удар. Отряд
Карпова атаковал  врага с  фронта, а полки  Иловайского и бригада
Кутейникова  - с  флангов.  Противник был  опрокинут и  обращен в
бегство. Казаки энергично преследовали его.

Поражение  1-го   конно-егерского  полка  было  полным.  Участник
событий,   польский  генерал   Колачковский,  отмечает   в  своих
записках, что спастись удалось лишь тому, кто имел хорошего коня.
"Этот блестящий полк -  пишет Колачковский, - насчитывавший около
700 лошадей, потерял половину  своего состава и не мог оправиться
в течение всей кампании".

Когда  начальник  авангарда  правого  крыла  Латур-Мобур  получил
донесение  о  поражении  1-го  конно-егерского полка,  он  быстро
двинулся   со   всей   своей   легкой  кавалерией   к   Романову.

Войска Платова  прекратили преследование и отошли  на левый берег
Вусвы, расположившись  в двух группах севернее  и южнее Романова.
Мосты через реку были сожжены.

Подойдя к речке, противник выдвинул батарею и завязал перестрелку
с русскими войсками. С  обеих сторон велся сильный артиллерийский
огонь,  причем  шесть орудий  донской  артиллерии  вели борьбу  с
батареей   противника,   а  шесть   других   -   вели  огонь   по
неприятельской кавалерии. От огня русских батарей противник понес
большие  потери   и  вынужден  был  отойти   назад  от  Романова.

Весь  день 3  (15) июля  русские войска  простояли у  Романова. К
вечеру  Платов получил  приказ Багратиона  - оставить  в Романове
сильный  конный арьергард,  а с  остальными войсками  выступить к
Глуску, куда и прибыть  утром 5 (17) июля. Согласно этому приказу
в ночь на 4  (16) июля войска Платова стали отходить по дороге на
Слуцк,  Глуск  вслед  за  главными  силами  2-й  Западной  армии.

Марш 2-й Западной армии  от Слуцка к Бобруйску совершался в очень
трудных  условиях.   Песчаная  дорога,  проходившая  по  сплошной
лесисто-болотистой местности, летний зной и лесные пожары, редкие
и  малонаселенные пункты,  бедность их  питьевой водой -  все это
сильно  изнуряло  личный  состав.  Но войска  Багратиона  успешно
преодолели  трудности  марша. 5  (17)  июля  первый эшелон  армии
прибыл в Бобруйск, а  6 (18) июля там сосредоточились и остальные
силы армии.

Таким  образом,  в   результате  умелой  организации  и  быстроты
осуществления марша 2-я Западная армия упредила выход к Бобруйску
неприятельских   войск.   Замысел  наполеоновского   командования
отрезать  пути  отхода  2-й Западной  армии  и  поставить ее  под
двойной удар вновь потерпел неудачу.

7  (19)  июля  в  Бобруйске через  флигель-адъютанта  Волконского
Багратион получил указания  Александра о дальнейших действиях 2-й
Западной  армии.  Согласно   этим  указаниям  армия  должна  была
переправиться через Днепр и двинуться к Смоленску, чтобы упредить
выход туда французских войск.

Сложившаяся   обстановка    чрезвычайно   затрудняла   выполнение
поставленной  задачи. Дело  в том, что  французское командование,
потеряв  надежду преградить  армии Багратиона путь  отступления в
Бобруйске,  решило осуществить  это  на Днепре,  у Могилева,  где
располагалась  единственная постоянная  переправа через  Днепр. В
соответствии с этим к Могилеву началось быстрое выдвижение группы
Даву и к моменту получения Багратионом указаний Александра войска
противника находились от Могилева на расстоянии четырех переходов
(85 км), в то время как войска 2-й Западной армии были удалены от
него  на шесть  переходов  (120 км).  Следовательно, если  бы 2-я
Западная  армия  сделала  попытку  воспользоваться  переправой  у
Могилева, то ей пришлось  бы столкнуться с главными силами группы
Даву, которые значительно раньше вышли бы в этот район. Наведение
же  армией  переправы через  Днепр  южнее Могилева,  где не  было
постоянных  переправ, потребовало  бы много времени,  и противник
получил  бы  возможность раньше  русской  армии  перейти Днепр  и
овладеть Смоленском. Но  других выходов из создавшегося положения
не было,  и Багратион решил направить  армию быстрым маршем через
Старый Быхов к Могилеву с целью или боем прорваться через Могилев
на  соединение  с  1-й Западной  армией  или  использовать бой  в
демонстративных  целях,  удержать войска  Даву  на правом  берегу
Днепра,  а тем  временем, скрытно  переправив главные  силы армии
южнее Могилева, направить их на Смоленск.

7  (19)  июля  в  соответствии  с принятым  решением  войска  2-й
Западной армии  выступили из Бобруйска,  направляясь через Старый
Быхов  к Могилеву.  Впереди  следовал авангард  под командованием
полковника Сысоева  в составе пяти казачьих  полков. Вслед за ним
двигался    авангард    регулярных    войск    под    начальством
генерал-адъютанта Васильчикова  в составе Ахтырского гусарского и
Киевского драгунского  полков с  конно-артиллерийской ротой всего
12  эскадронов и 12  конных орудий).  На марше этот  авангард был
сменен  новым   авангардом  регулярных  войск  под  командованием
генерал-майора Сиверса,  в состав которого входили Новороссийский
и  Черниговский драгунские  полки (8  эскадронов). Генерал-майору
Сиверсу   был    подчинен   и    авангард   иррегулярных   войск.

Главные силы  двигались в двух эшелонах.  Первый эшелон составлял
7-й  пехотный  и  4-й  кавалерийский  корпуса  и  пионерная  рота
подполковника Орлова.  Этот эшелон  имел свой авангард  в составе
двух егерских полков. Всего  в первом эшелоне было 28 батальонов,
16 эскадронов, 72 орудия и одна пионерная рота.

Второй  эшелон  составлял  8-й  пехотный  корпус,  27-я  пехотная
дивизия,  1-й и  18-й  егерские полки  и пионерная  рота капитана
Зотова. В авангарде второго  эшелона двигались также два егерских
полка. Всего во втором эшелоне было 28 батальонов, 20 эскадронов,
72 орудия и одна пионерная рота.

Марш   прикрывался   двумя  арьергардами.   Один  арьергард   под
начальством   генерал-майора   Воронцова   состоял   из   Сводной
гренадерской   дивизии,   5-го   егерского  полка,   Харьковского
драгунского  полка  и  конно-артиллерийской  роты,  всего  из  12
батальонов,  4 эскадронов  и 12  конных орудий.  Другой арьергард
составляли  иррегулярные войска под  командованием генерал-майора
Карпова - два казачьих  полка и Донская конно-артиллерийская рота
(12 орудий).

Одновременно с  организацией марша на  Могилев Багратион приказал
начальнику инженеров  рекогносцировать р. Днепр  южнее Могилева с
целью постройки там моста на случай, если бы войскам 2-й Западной
армии не удалось пробиться через Могилев.

9  (21)  июля  Даву  выслал  из  Могилева  по дороге  на  юг  3-й
конно-егерский  полк  с  задачей  преследовать  отходивший  отряд
полковника Грессера.

В то же время  к Могилеву с юга приближался авангард иррегулярных
войск  2-й  Западной  армии,  имея  задачу  решительно  атаковать
противника, чтобы лучше узнать  о его силах, находившихся в самом
городе.  Пройдя  Салтановку, русский  авангард  столкнулся с  З-м
конно-егерским полком противника.

Сысоев  развернул  свои  полки  в  одну линию,  причем  в  центре
находился один полк, а  на флангах - по два казачьих полка. Ввиду
обнаружившейся  слабости   противника  общего   резерва  не  было
создано, зато  в каждом полку был  создан частный резерв. В таком
боевом  порядке отряд  Сысоева дружно атаковал  противника. Полк,
находившийся в центре, нанес удар с фронта, а остальные полки - с
флангов.  Противник  не  выдержал  атаки казаков  и  обратился  в
бегство. Казаки  неотступно преследовали врага  до самого города.
Встретив  сопротивление выдвинутого  Даву на  помощь конно-егерям
85-го  линейного  полка  с  двумя орудиями,  Сысоев  приостановил
преследование и отошел к д. Буйничи. Во время этого боя противник
понес значительные  потери убитыми. Русские захватили  в плен 215
человек, включая  командира 3-го конно-егерского полка полковника
Сен-Марса.

Узнав о том, что  войска Даву уже овладели Могилевом, Багратион в
соответствии с  ранее принятым планом решил  провести силами 7-го
пехотного  корпуса разведку  боем. Задача  боя -  выяснить состав
войск противника  в районе  Могилева и в  случае, если бы  в этом
районе  оказались  лишь передовые  части  корпуса Даву,  овладеть
Могилевом,   обеспечив   тем  самым   для   2-й  Западной   армии
находившуюся там переправу через Днепр. Если же в районе Могилева
окажутся  главные  силы корпуса  Лаву,  то Багратион  рассчитывал
использовать  предстоявший  бой с  целью  удержать противника  на
позиции у Могилева, а тем временем переправить 2-ю Западную армию
через Днепр  южнее Могилева  и двинуть ее  форсированным маршем к
Смоленску.  Багратион настойчиво  требовал от  Раевского ускорить
атаку  противника   с  тем,  чтобы  не   дать  ему  усилиться,  и
одновременно  принимал  энергичные  меры  по отысканию  переправы
между  Могилевом и  Старым  Быховом. Он  писал Раевскому  11 (23)
июля:  "Ежели  бы бог  дал нам  сыскать способ  найтить переправу
между  Вами  и  Старый  Быхов,  то  мы  бы и  минуты  не  мешкали
переправиться".

К  исходу  10  (22)  июля  войска его  армии  занимали  следующее
положение.  7-й  пехотный  корпус  располагался у  Дашковки,  8-й
пехотный  корпус -  у Старого  Быхова, в  одном переходе  от 7-го
корпуса. Сюда же прибыл  и корпус Платова с задачей переправиться
в  этом пункте  через Днепр  и направиться  его левым  берегом на
соединение с 1-й Западной армией.

Багратион предполагал атаковать противника  12 (24) июля. К этому
времени он  намеревался сосредоточить в район  южнее Могилева все
свои войска. В связи  с предстоящим боем Багратион просил Платова
временно отложить переправу корпуса через Днепр.

Тем  временем  Даву,  узнав  о намерениях  Багратиона,  сразу  же
приступил к выбору позиции  для сражения, чтобы задержать русскую
армию. Учитывая наличие в составе ее значительных сил кавалерии и
артиллерии,  Даву избрал  позицию у  д. Салтановки на  закрытой и
пересеченной местности.

Позиция  имела   протяженность  около  двух   километров  и  была
ограничена с востока р.  Днепр, а с запада - лесами. С фронта она
прикрывалась ручьем  Салтановка, который протекал с северо-запада
на юго-восток в овраге и впадал в р. Днепр.

Противник  занял  оборону на  указанной  позиции, имея  следующий
боевой порядок. На правом фланге, у д. Фатова, располагалось пять
батальонов 108-го и один батальон 85-го линейных полков. На левом
фланге, у д. Салтановка, находились три батальона 85-го линейного
полка  и рота  вольтижеров.  За правым  флангом, между  деревнями
Фатова и Селен, были расположены четыре батальона 61-го линейного
полка, составлявшие  частный резерв, а у  деревни Солец находился
общий  резерв в  составе 5-й  кирасирской дивизии,  остатков 3-го
конно-егерского полка  и двух  батальонов 61-го и  85-го линейных
полков.

Около 7 часов 11  (23) июля авангард 7-го корпуса русских войск в
составе  6-го  и  42-го   егерских  полков  начал  наступление  в
направлении д.  Салтановка. Отбросив сторожевые посты противника,
он  к  8  часам  достиг моста.  Несмотря  на  сильный ружейный  и
артиллерийский  огонь,  который противник  вел  с левого  берега,
русские  егеря  под командованием  полковника Глебова  преодолели
мост  и продолжали  продвигаться  вперед, но  вскоре, встреченные
батальонами  85-го  полка французов,  они  вынуждены были  отойти
назад.

Прибыв к  месту завязавшегося  боя и оценив  обстановку, Раевский
убедился в  трудности проведения  атаки на данном  направлении, а
также ясно увидел угрозу  левому флангу своего корпуса со стороны
войск  противника, находившихся у  д. Фатова.  В связи с  этим он
принял  решение  атаковать французские  войска  одновременно и  в
направлении на  Салтановку и в направлении  на Фатову, причем для
наступления на  первом направлении предназначались войска главных
сил корпуса,  а на втором -  части 26-й пехотной дивизии генерала
Паскевича.

Согласно  принятому   решению  26-й  пехотной  дивизии  надлежало
совершить по  узкой лесной тропинке маневр  в сторону д. Фатова и
атаковать находившиеся там  французские войска. Начало этой атаки
должно было  служить сигналом для перехода  в наступление главных
сил 7-го пехотного корпуса.

Дивизия  Паскевича  выступила на  выполнение поставленной  задачи
одной колонной. В голове ее находились два батальона Орловского и
Нижегородского  полков с  12 орудиями, далее  следовал Полтавский
полк, за ним 6  орудий. Ладожский полк, 1 батальон Нижегородского
полка,  2  орудия  и  кавалерия, которая  замыкала  колонну.  При
подходе к Фатовой в лесу головные батальоны 20-й пехотной дивизии
встретились с  батальоном 85-го полка  противника. Этот батальон,
выдвинутый  на правый  берег ручья,  предназначался для  атаки во
фланг  русских  войск, двигавшихся  к  Салтановке. Русские  егеря
дружной  и  меткой стрельбой  задержали продвижение  французского
батальона и вытеснили его из леса.

На   помощь  батальону   85-го  полка   французское  командование
направило  батальон   108-го  полка.   Оба  батальона  противника
расположились на высоте к югу от д. Фатова в батальонных колоннах
со стрелковой цепью впереди.

Паскевич,  развернув  на   опушке  леса  батальоны  Орловского  и
Нижегородского полков,  приказал решительно атаковать противника.
Русские батальоны с криком "ура" дружно пошли в атаку, опрокинули
противника и,  преследуя его,  овладели д. Фатова.  Выдвинутые на
высоту  к  югу  от Фатовой  12  орудий  поддерживали огнем  атаку
пехотных батальонов.

По выходе  из деревни  русские батальоны были  внезапно атакованы
скрытно  лежавшими  во  ржи  четырьмя батальонами  108-го  полка.
Завязался ожесточенный  рукопашный бой, в  котором русские войска
проявив исключительное мужество и героизм, русские вынуждены были
начать отход т.к. силы были неравными.

Почти   одновременно   с  переходом   в  наступление   батальонов
Орловского  и  Нижегородского полков  начал наступать  Полтавский
полк. Атака полка сначала развивалась успешно. Полк перешел ручей
у  моста и  атаковал  стоявший западнее  Фатовой батальон  108-го
полка французов. Однако вскоре противник ввел в бой два батальона
61-го  полка  из частного  резерва,  которые нанесли  Полтавскому
полку удар во фланг и принудили его отступить.

Тем временем Паскевич выдвинул  на высоту еще 6 орудий, на высоте
западнее  дороги развернул  Ладожский полк,  а далее к  западу, в
лесу  (еще  левее) -  стрелков.  Эти войска  сорвали все  попытки
противника переправиться через ручей  на левом фланге и в центре.

На  правом фланге  дивизии Паскевича двум  батальонам противника,
которые  преследовали   отходившие  с   левого  берега  батальоны
Орловского  и  Нижегородского  полков,  удалось перейти  ручей  и
охватить правый фланг дивизии.

С  целью  ликвидировать  угрозу,  нависшую над  войсками  правого
фланга,   Паскевич   выдвинул   против   французских   батальонов
Полтавский  полк,   позади  которого  поставил  четырех-орудийную
батарею.

Французы решительно атаковали Полтавский полк. Последний медленно
стал отступать на батарею.  Когда он подошел к батарее, то быстро
расступился  в  обе  стороны,  и наступавшие  колонны  противника
оказались перед  русской батареей. Русские артиллеристы встретили
врага  губительным  картечным   огнем.  Вслед  за  тем  пехотинцы
Полтавского  пехотного полка  стремительно  атаковали французские
батальоны и отбросили их на левый берег ручья.

В то время, как  происходили эти события, на направлении действий
главных сил  7-го корпуса складывалась  следующая обстановка. Для
наступления на Салтановку генерал Раевский сформировал колонну из
Смоленского  пехотного  полка, который  являлся  одним из  лучших
полков корпуса,  и расположил  ее на дороге.  Колонна должна была
стремительной  штыковой  атакой  овладеть  плотиной и  обеспечить
наступление   остальных    сил   корпуса.   Наступление   колонны
обеспечивалось егерями 6-го  и 42-го егерских полков, выдвинутыми
к плотине  в рассыпном строю, а  также артиллерией, расположенной
на высоте по обе стороны дороги.

Вследствие разных  причин, наступление на  Салтановку началось не
одновременно  с  наступлением  на  Фатову, как  предусматривалось
планом, а значительно позднее.

Наступление  Смоленского  полка  в  направлении  Салтановки  было
встречено сильным огнем со  стороны противника. Русские войска не
дрогнули   и    продолжали   мужественно   продвигаться   вперед.

Французское командование, стремясь сорвать атаку русской колонны,
бросило против  нее батальон  85-го полка. Этот  батальон перешел
ручей ниже моста, намереваясь нанести удар в правый фланг русской
колонны.

Раевский обнаружил  угрозу внезапного удара  противника с правого
фланга  лишь тогда,  когда возглавляемая  им колонна  подходила к
плотине. Эта угроза была столь опасной, что Раевский вынужден был
повернуть колонну от плотины в сторону неприятельского батальона.
Завязался  упорный  бой, в  результате  которого Смоленский  полк
разгромил  батальон французов  и отбросил  его остатки  за ручей.

От  пленных, захваченных  во  время боя,  Раевский узнал,  что на
направлении   действий   7-го   пехотного   корпуса   французское
командование  сосредоточивало основные  силы группы войск  Даву в
составе  до  пяти  дивизий.   В  виду  явного  превосходства  сил
противника,  а  также считая,  что  боевые  действия частей  7-го
пехотного корпуса под Салтановкой сковали войска Даву и тем самым
выполнили   стоявшую  перед   ними  задачу,  Раевский   решил  не
возобновлять атаки  и отдал  приказ на отход.  Багратион утвердил
это решение.  По приказу Раевского войска  7-го пехотного корпуса
под прикрытием сильных арьергардов  в ночь на 12 (24) июля отошли
к Дашковке.

Бой под  Салтановкой характеризовался большим напряжением. Потери
корпуса  Раевского составляли  2548  человек убитыми,  ранеными и
пропавшими  без   вести.  Корпус  Даву   потерял  4134  человека.

Русские  войска  проявили в  этом  бою  исключительный героизм  и
мужество.  Генерал   Раевский  докладывал   Багратиону:   "Единая
храбрость  и  усердие российских  войск  могла  избавить меня  от
истребления  противо толика  превосходного неприятеля и  в толика
невыгодном  для меня  месте; я  сам свидетель, как  многие штаб-,
обер-  и  унтер-офицеры,  падуча  по две  раны,  перевязав  оные,
возвращались  в  сражение,  как  на  пир.  Не  могу  довольно  не
похвалить  храбрость и  искусство артиллеристов:  в сей  день все
были герои..."

К числу отличившихся в бою под Салтановкой относились сам генерал
Раевский  и  его  оба   сына  -  Александр  и  Николай,  генералы
Васильчиков,   Колюбакин    и   Паскевич,   полковники   Савоини,
Ладыженский  и Кадышев,  подполковник Саблин  и многие  другие. В
приказе  войскам  2-й Западной  армии  от  13 (25)  июля 1812  г.
Багратион  объявил   благодарность  генералам,  офицерам  и  всем
войскам, участвовавшим в бою под Салтановкой. За оказанные боевые
отличия 409 человек получили награды.

С целью  ввести противника в  заблуждение относительно дальнейших
действий русских войск Багратион  приказал 7-му корпусу в течение
12 (24)  июля находиться  у Дашковки, а  Платова просил направить
вверенный ему казачий корпус  на соединение с 1-й Западной армией
по левому берегу Днепра  мимо Могилева. По мнению Багратиона, это
должно было  уверить французское командование в  том, что русские
намерены возобновить атаку на Могилев как с востока, так и с юга,
со стороны Дашковки.

12  (24)   июля  казачий   корпус  переправился  через   Днепр  у
Ворколабова и двинулся  по направлению, указанному Багратионом. В
тот же день 7-й  пехотный корпус оставался у Дашковки. Противник,
ожидая  атак  русских,  находился  у  Могилева,  не  предпринимая
никаких  движений.  Позиция  у  Салтановки усиленно  укреплялась.

Тем временем у Нового Быхова было закончено наведение моста, и 13
(25) июля по нему началась переправа частей 8-го пехотного и 4-го
кавалерийского корпусов 2-й Западной армии. На следующий день 7-й
пехотный  корпус  отошел от  Дашковки,  произвел переправу  через
Днепр  и   начал  движение   вслед  за  главными   силами  армии.

Фланговый марш  2-й Западной  армии от Нового  Быхова к Смоленску
прикрывался  со  стороны Могилева  прочной  завесой из  армейских
казачьих полков.  Армия двигалась по  маршруту Пропойск, Чериков,
Кричев, Мстиславль, Хиславичи, Смоленск. Противник не оказывал на
русские войска какого-либо воздействия.

22 июля  (3 августа) 2-я Западная армия  вышла к Смоленску, где с
20 июля (1 августа) уже находилась 1-я Западная армия. Соединение
обеих  армий   произошло.  Замысел   Наполеона,  рассчитанный  на
уничтожение русской армии, был сорван.

Отступательный  марш-маневр 2-й  Западной  армии от  Волковыска к
Смоленску  в период  Отечественной  войны 1812  г. принадлежит  к
числу   замечательных   событий  в   истории  русского   военного
искусства.  Багратион показал выдающийся  образец стратегического
руководства войсками в сложных  условиях боевой обстановки. За 35
дней  войска  Багратиона,  постоянно  имея  в тылу  и  на  фланге
неприятеля,  прошли  более 750  км.  Суточные переходы  достигали
порой 35-40 км.

"...Быстроте маршей 2-й армии - отмечал Багратион, - во все время
делаемых  по самым  песчаным дорогам  и болотистым местам  с теми
тягостями,  которые на  себе ныне  люди имеют, и  великий Суворов
удивился бы".

Искусно  маневрируя на  театре  военных действий  и ведя  упорные
арьергардные бои, русские войска, руководимые Багратионом, сумели
расстроить замыслы  Наполеона и выйти  из-под удара превосходящих
сил врага.

Марш-маневр  2-й Западной  армии, завершившийся ее  соединением в
Смоленске    с   1-й    Западной   армией,    высоко   оценивался
современниками. Так,  военный писатель первой половины  XIX в. Н.
А. Окунев указывал:

"Смотря  на карту  и взявши  в руки  для проверки  циркуль, легко
убедиться,  даже   при  поверхностном  взгляде,   как  мало  было
оставлено шансов кн.  Багратиону для достижения этого соединения.
Я сужу, ведь, человека  по его поступкам, а кн. Багратиона по его
действиям, и  потому, да будет мне  разрешено задать один вопрос:
был  ли   когда-либо  какой-нибудь  генерал   поставлен  в  более
критическое положение и вышел  ли какой-либо военный из подобного
положения с большею честью?".

Н. В.  Голицын, один из адъютантов  Багратиона, также справедливо
заметил:   "Быстрое  и  искусное движение,  которому  мы  обязаны
соединением  русских армий  под  Смоленском, ставит  его в  число
избавителей России в 1812 году".

Французское  командование, которому не  удалось воспрепятствовать
соединению  2-й Западной  армии с  1-й Западной  армией, отдавало
должное  умелым действиям  русских  войск. По  словам Багратиона,
марш-маневру 2-й Западной армии "сам искусный Наполеон удивился".

После соединения  1-й и 2-й Западных  армий в Смоленске создались
благоприятные  условия для  перехода к  наступательным действиям.
Войска  Наполеона были  разбросаны, его  передовые части  вышли в
район  Рудни,  а остальные  находились  на  марше. Это  позволяло
нанести   поражение   противнику   по   частям,  чем   и   решило
воспользоваться русское командование. В этих целях оно 26 июля (7
августа)  предприняло  наступление.  Главный  удар  наносился  на
Рудню, где  в это  время располагались части  3-го кавалерийского
корпуса Мюрата.

Решение  русского  командования вполне  отвечало обстановке.  При
быстрых  и  решительных  действиях  можно  было  рассчитывать  на
разгром  корпуса  Мюрата.  Однако  Барклай де  Толли  не  проявил
необходимой решительности. Вскоре направление главного удара было
перенесено  на  Поречье,  а   1  (13)  августа  вновь  на  Рудню.

Французское командование воспользовалось медлительностью действий
русского командования и сумело сосредоточить к Смоленску основную
массу   своих   войск.   1   (13)  августа   французские   войска
переправились  через  Днепр (в  70-80  км  западнее Смоленска)  и
повели  наступление  на  Смоленск,  через Ляды  и  Красный,  имея
задачей выйти в тыл русским армиям и отрезать им пути отступления
на Москву.

Русские  армии  вынуждены были  прекратить  наступление и  начали
сосредоточиваться  в  Смоленске.  Против наступавших  французских
войск  к Красному  был выдвинут  отряд Неверовского, а  затем 7-й
пехотный  корпус  Раевского, которые  до  исхода  4 (16)  августа
сдерживали настойчивые атаки противника, стремившегося прорваться
в Смоленск.

5  (17)  августа  Наполеон  предполагал дать  русской  армии  под
Смоленском   генеральное   сражение.   В  виду   неблагоприятного
соотношения сил и опасности обхода Смоленска войсками противника,
русская  армия  в ночь  на  5  (17) августа  оставила Смоленск  и
двинулась на восток по московской дороге.

Оборона Смоленска была возложена на 6-й пехотный корпус Дохтурова
с  дивизиями  Неверовского и  Коновницына.  В  начавшемся 5  (17)
августа  упорном  сражении  русские  войска  отразили  все  атаки
французских войск и удержали город. Успешно выполнив поставленную
задачу,  войска  Дохтурова  в ночь  на  6  (18) августа  оставили
Смоленск  и   присоединились  к  главным   силам  русской  армии.

После оставления  Смоленска продолжение отхода  русских армий уже
вызывало  решительные   протесты,  полные  патриотических  чувств
русских   людей.    Причиной   этого   была   бездеятельность   и
нерешительность  царского правительства  и Барклая де  Толли, как
командующего 1-й армией и  военного министра, который не принимал
энергичных  мер  для  подготовки   сил  к  отпору  врагу.  Будучи
сторонником решительных  действий, Багратион настаивал на ведении
активной  борьбы   против  наполеоновской   армии.  Его  особенно
возмущало отсутствие  руководства войсками со  стороны Барклая де
Толли.  Багратион  не  раз  обращался  к  последнему  с  просьбой
сообщить ему относительно  плана дальнейших действий обеих армий,
но все его просьбы оставались без ответа.

"Я  к вам  писал два раза,  нету ответа  - сообщал  он начальнику
штаба 1-й армии генералу Ермолову - прошу доложить министру, куда
он делает  направление армии? Я  писал к нему, нету  ответа. Я не
понимаю, что значит, зачем  вы бежите так, и куда вы спешите ?...
Что с вами делается,  за что вы мною пренебрегаете? Право, шутить
не время. Ежели я пишу, надо отвечать".

В  другом  письме  к  Ермолову,  характеризуя  хаос,  царивший  в
руководстве  войсками, Багратион  заявлял:  "Ей-богу, с  ума надо
сойти от бестолковщины".

П.  И.  Багратион  резко  критиковал  Барклая  де  Толли  за  его
бездеятельность.  Натянутые отношения  между  обоими командующими
армиями достигли высшей точки.

"Я никак  вместе с министром не могу -  заявлял Багратион, - Ради
бога  пошлите  меня  куда   угодно,  хотя  полком  командовать  в
Молдавию,  или на  Кавказ, а  здесь быть  не могу; и  вся главная
квартира немцами  наполнена так,  что русскому жить  невозможно и
толку никакого нет".

Все это оказывало крайне отрицательное влияние на боевые действия
войск.   Для  спасения   положения  необходимо   было  объединить
командование  армиями   в  руках  одного  полководца,  способного
мобилизовать экономические  и моральные силы  страны и разгромить
врага.

Багратион хорошо понимал важность проведения такого мероприятия и
в  своих донесениях  царю настаивал  на введении  единоначалия. В
этом отношении он отражал  настроение всей русской армии, которая
требовал  назначения  единого  главнокомандующего,  пользующегося
доверием армии.

"Порядок  и  связь, приличные  благоустроенному  войску  -  писал
Багратион Александру, -  требуют всегда единоначалие, а и более в
настоящем времени,  когда дело идет о  спасении отечества, я ни в
какую  меру  не  отклонюсь  от  точного  повиновения  тому,  кому
благоугодно подчинить меня".

Под  давлением  общественного  мнения  Александр I  вынужден  был
назначить   великого   русского   полководца   М.   И.   Кутузова
главнокомандующим    всеми   действующими    армиями    и   вновь
формировавшимися войсками.  Назначение Кутузова встретило горячее
одобрение  армии  и  народа.  Все знали  его  как  замечательного
полководца,  деятельность которого  была  ознаменована блестящими
победами руководимых  им войск. В Кутузова  верили, ему доверяли.
"Приехал    Кутузов   бить    французов"   -    говорили   тогда.

18 (30) августа Кутузов  принял командование армией и с этого дня
энергично  принялся  за разработку  стратегического плана  войны.
Учитывая стремление  Наполеона добиться  исхода войны генеральным
сражением,   он    решил   противопоставить    ему   свой   более
соответствующий условиям применения массовых армий способ решения
исхода войны системой последовательных сражений.

Большое значение в деле  успешного ведения войны Кутузов придавал
резервам.    Поэтому   сразу    после   своего    назначения   он
заинтересовался вопросом о наличных резервах. Узнав, что резервов
фактически нет,  Кутузов принял  решение на отвод  армии, чтобы в
оборонительных  боях  измотать  силы  противника,  усилить  армию
резервами,  изменить  соотношение  сил  в свою  пользу,  а  затем
перейти   в  контрнаступление   и  разгромить   армию  Наполеона.

В то время, когда  в соответствии с планом Кутузова русская армия
продолжала  отступление  на  восток,  на территории,  захваченной
французскими войсками, стихийно  возникло и разгоралось все более
пламя  партизанской  борьбы.  Багратион  с  самого  начала  войны
правильно  понял   еш  особенности,  ее   народный  характер.  Он
указывал:

"Война теперь не обыкновенная, а национальная".

Поэтому  Багратион  с   большим  одобрением  отнесся  к  стихийно
возникшей партизанской борьбе крестьян.  В письме к Ростопчину от
14  (26)  августа  из  д. Лушки  (36  км  от  Вязьмы)  он писал:
"Смоленская губерния  весьма хорошо показывает патриотизм; мужики
здешние бьют французов, как свиней, где только попадаются в малых
командах".

Уяснение характера  войны привело  Багратиона к мысли  о том, что
единственным   средством  задержать   продвижение  наполеоновских
полчищ в глубь России  и нанести им поражение является вооружение
народа  и его  совместные действия  с русской регулярной  армией.
"Мне кажется иного способу  уже нет - писал он губернатору Москвы
Ростопчину,  -  как не  доходя два  марша до Москвы  всем народом
собраться  и  что  войска  успеет, с  холодным  оружием,  пиками,
саблями и что попало  соединиться с нами и навалиться на них...".

Взгляды  Багратиона на  роль партизанской  борьбы в  войне против
наполеоновских захватчиков  разделял его бывший адъютант командир
Ахтырского  гусарского  полка  подполковник  Д.  В.  Давыдов.  Он
обратился  к Багратиону  с письмом,  в котором  просил разрешения
выделить из состава русской  армии небольшой отряд для действий в
тылу французских войск.

21 августа (2 сентября)  Багратион пригласил к себе Давыдова. Это
было у  Колоцкого монастыря в 12  км западнее Бородино, где тогда
располагался   штаб  2-й   Западной  армии.   Багратион  выслушал
соображения  Давыдова относительно возможного  характера действий
партизанского отряда и одобрил его намерения.

Вместе  с  этим Багратион  согласился  с  тем, что  определенного
Кутузовым количества людей недостаточно.  При этом он добавил: "Я
не  понимаю  опасений  светлейшего.  Стоит ли  торговаться  из-за
нескольких  сотен человек, когда  дело идет  о том, что  в случае
удачи,   он   может  лишить   неприятеля   подвозов,  столь   ему
необходимых. В  случае неудачи,  он лишится только  горсти людей.
Как  же  быть,  война   ведь  не  для  того,  чтобы  целоваться".

Давыдов  заверил, что  он  ручается за  целостность отряда.  "Для
этого  -  сказал  он,  -   нужны  только  отважность  в  залетах,
решительность  в  крутых  случаях  и неусыпность  на  привалах  и
ночлегах; за это я  берусь... только, повторяю, людей мало, дайте
мне 1000 казаков, и вы увидите, что будет".

"Я бы тебе дал  с первого разу 3000 - ответил Багратион, - ибо не
люблю ощупью дела делать, но об этом нечего и говорить; князь сам
назначил силу партии; надо повиноваться".

После  этого  Багратион сел  за  стол  и собственноручно  написал
следующую инструкцию Давыдову:

"Ахтырского гусарского полка господину подполковнику Давыдову. По
получении   сего  извольте   взять   сто  пятьдесят   казаков  от
генерал-майора  Карпова и  пятьдесят гусар  Ахтырского гусарского
полка. Предписываю вам взять все меры, дабы беспокоить неприятеля
и стараться забирать их фуражиров не с фланга его, а в середине и
в тылу,  расстраивать обозы и парки,  ломать переправы и отнимать
все  способы.  Словом сказать,  я  уверен, что  сделав вам  такую
важную доверенность,  вы потщитесь доказать  вашу расторопность и
усердие и тем оправдаете  мой выбор. Рапорты же ваши присылать ко
мне тогда,  когда будете удобный иметь  случай; о движениях ваших
никому  не   должно  ведать   и  старайтесь  иметь   их  в  самой
непроницаемой тайности. Что же касается до продовольствия команды
вашей, вы должны сами иметь о том попечение".

Затем Багратион написал письма генералам Васильчикову и Карпову о
выделении лучших  казаков и  гусар. Узнав от  Давыдова, что карты
Смоленской  губернии   он  не  имеет,  Багратион   дал  ему  свою
собственную карту. На прощание  Багратион сказал Давыдову, что он
надеется на успех задуманного дела.

Надежды  Багратиона  оправдались.  Партизанское  движение  вскоре
получило широкий размах. Кроме отряда Давыдова, были сформированы
партизанские отряды  под руководством генерала Дорохова, капитана
Фишера, гвардии капитана Сеславина, полковника Кудашева и другие.
Эти  отряды успешно  боролись с  врагом, сочетая свои  действия с
крестьянскими партизанскими отрядами.

Приведенные  факты свидетельствуют  о  том, что  из руководителей
русской  армии того  времени  Багратион был  в числе  первых, кто
обратил большое внимание на необходимость развернуть партизанское
движение,  используя  для этого  крестьян  и регулярные  воинские
части. Что  касается Кутузова, то первое  время, как подтверждает
Багратион, он сомневался в успехе действий войсковых партизанских
отрядов. Трудно сказать, действительно ли он сначала мало верил в
возможность ведения партизанской  борьбы. Скорее всего Кутузов не
хотел выделять  крупных сил в партизанский  отряд, потому что эти
силы   ему   были   необходимы   для  предстоящего   сражения   с
наполеоновской армией под Бородино.

Как  бы то  ни было,  но мы  с полным  правом можем  сказать, что
Багратион  был непосредственным организатором  первого войскового
партизанского отряда.  Он был также автором  первой инструкции, в
которой  четко определил  задачи партизанского отряда  и характер
его действий. К сожалению,  заслуги Багратиона в деле организации
партизанской борьбы замалчивались историками.

22 августа (3 сентября)  русская армия вышла в район Бородино. По
приказу  Кутузова началась  деятельная подготовка  к предстоящему
сражению на выгодной оборонительной позиции.

Избранная  Кутузовым позиция  занимала 8  км по  фронту. Передний
край ее проходил по  линии Маслово, Горки, Бородино, Семеновское,
Утица. Правый фланг позиции  примыкал к Москве-реке у д. Маслово,
а левый фланг - к труднопроходимому Утицкому лесу. Центр опирался
на  высоту Курганную.  Бородинская позиция прикрывала  два важных
пути, которые  шли на  Москву - Новую Смоленскую  дорогу и Старую
Смоленскую   дорогу,  по   которым  двигалась   армия  Наполеона.

Кутузов   высоко  оценивал   бородинскую  позицию.   В  донесении
Александру  1  от 23  августа  (4  сентября) 1812  г.  он писал:
"Позиция, в  которой я  остановился при деревне  Бородине в 12-ти
верстах  вперед Можайска,  одна из  наилучших, которую  только на
плоских  местах   найти  можно...  Желательно,  чтобы  неприятель
атаковал  нас  в сей  позиции,  тогда  я имею  большую надежду  к
победе".

Самым уязвимым  участком бородинской позиции был  ее левый фланг.
Кутузов хорошо понимал это  и в своем донесении Александру писал:
"Слабое  место сей  позиции, которое  находится с  левого фланга,
постараюсь я исправить искусством".

На  левом фланге  Кутузов  поставил наиболее  стойкие войска  2-й
Западной армии Багратиона. Кроме  того, он приказал укрепить этот
фланг земляными сооружениями. У д. Семеновское были построены три
флеши  ("флешь" -  полевое укрепление, стороны  которого образуют
тупой   исходящий   угол),   получившие   впоследствии   название
"Багратионовых  флешей",  так   как  они  во  время  Бородинского
сражения героически  оборонялись войсками Багратиона. Западнее д.
Семеновское  располагалось  передовое  укрепление -  Шевардинский
редут  ("редут"  -   сомкнутое  полевое  укрепление).  На  высоте
Курганной  была  сооружена  18-орудийная  батарея, известная  под
названием "батареи Раевского".

Замысел  Кутузова   заключался  в  том,   чтобы  дать  противнику
оборонительное  сражение, нанести  ему возможно большие  потери с
целью изменения соотношения сил в свою пользу и при благоприятном
исходе  его перейти  в  наступление против  наполеоновской армии.

Боевой порядок  русской армии  состоял из правого  крыла, центра,
левого  крыла и  резервов. На  правом крыле  от д. Маслово  до д.
Горки  были расположены  2-й и  4-й пехотные и  2-й кавалерийский
корпуса.

В центре - от д. Горки до Курганной высоты - Кутузов поставил 6-й
пехотный и 3-й кавалерийский корпуса.

Общее командование войсками правого крыла и центра было возложено
на Барклая де Толли.

На левом, наиболее опасном крыле располагались войска Багратиона:
7-й  и  8-й пехотные  и  4-й кавалерийский  корпуса. Район  Утицы
оборонялся  шестью казачьими  полками  Карпова. Здесь  же Кутузов
приказал скрытно  расположить 3-й пехотный корпус  Н. А. Тучкова,
поставив  его  почти перпендикулярно  к  8-му пехотному  корпусу.
Задача 3-го пехотного корпуса  - быть в готовности действовать во
фланг и тыл наполеоновским войскам.

Однако   начальник  штаба   Кутузова  генерал   Беннигсен  сорвал
выполнение  этого  распоряжения.  Накануне  сражения он  поставил
корпус  Тучкова  фронтом  к  противнику, что  не  соответствовало
задаче, которая возлагалась на корпус Кутузовым.

Большое внимание  уделил Кутузов созданию и  сбережению резервов.
"...Резервы  - указывал он  - должны быть  сберегаемы сколь можно
долее,  ибо   тот  генерал,  который  сохранит   еще  резерв,  не
побеждено".

Подобно  Кутузову   Багратион  также  считал  крайне  необходимым
наличие  резервов.  В приказе  по  войскам  своей армии  накануне
Бородинского  сражения  он указывал:   "Резервы  иметь сильные  и
сколько можно ближе к укреплениям как батарейным, так и полевым".

В  резерве Кутузова  был  5-й пехотный  корпус и  1-я кирасирская
дивизия, располагавшиеся  у Князькова. Артиллерийский резерв (306
орудий)  находился  у  Псарева.  Эти  войска  составляли  главный
резерв,  который мог  быть использован  как на  правом крыле  и в
центре, так и на левом крыле.

Кроме  того, каждое  крыло имело  особые резервы.  Резерв правого
крыла  составляли   9  казачьих  полков  М.   И.  Платова  и  1-й
кавалерийский корпус  Ф. П. Уварова. Резерв  левого крыла состоял
из 2-й гренадерской и 2-й кирасирской дивизий, одной роты донской
артиллерии  и  отдельного артиллерийского  резерва левого  крыла.
Располагался    этот    резерв    восточнее    д.    Семеновское.

Выбор   позиции   и   боевой   порядок   русской   армии   вполне
соответствовали  замыслу Кутузова.  Они  обеспечивали возможность
ведения оборонительного  сражения. Наполеон был лишен возможности
осуществить  широкий маневр,  так как фланги  бородинской позиции
оказались надежно прикрытыми.

Изучив  русские  позиции, Наполеон  принял  решение, которое  ему
навязывал Кутузов. Он решил нанести удар по левому флангу боевого
построения армии Кутузова,  прорвать здесь оборону русских войск,
выйти  им   в  тыл  и,  прижав   к  Москве-реке,  уничтожить.  На
направлении главного  удара Наполеон  сосредоточил основную массу
своей армии.  Здесь были  расположены корпуса Мюрата,  Даву, Нея,
Жюно.  С  целью   отвлечения  внимания  Кутузова  от  направления
главного  удара   Наполеон  планировал  демонстративные  действия
против Бородино и Утицы.

24  августа (5  сентября)  произошел бой  за Шевардинский  редут.
Наполеон двинул  против редута 30 тыс.  пехоты, 10 тыс. конницы и
186  орудий.  Этим  силам противостояло  8  тыс.  пехоты, 4  тыс.
конницы  при  36  орудиях.  Русские войска  героически  обороняли
укрепление. После ряда  атак противнику удалось овладеть редутом.
Тогда Багратион направил в  помощь защитникам редута две дивизии,
которые  энергичной контратакой  выбили противника из  редута. На
следующий день в приказе по русской армии Кутузов писал: "Горячее
дело, происходившее вчерашнего числа на левом фланге, кончилось к
славе российского войска".

Бой  за Шевардинский  редут имел  большое значение.  Он обеспечил
русской   армии   возможность   закончить   возведение   основных
инженерных сооружений  на бородинской  позиции. Одновременно этот
бой вскрыл намерение Наполеона нанести главный удар против левого
крыла  русской  армии  -  на этом  именно  направлении  противник
сосредоточил  свою  основную  группировку.  Считая,  что  русские
войска выполнили поставленную перед ними задачу, Кутузов приказал
Багратиону отвести войска из Шевардинского редута. С наступлением
темноты  войска Багратиона  оставили  редут и  заняли оборону  на
бородинской позиции.

В  течение  25  августа  (6  сентября)  обе  стороны  производили
последние  приготовления  к  предстоящему  сражению.  Французская
армия насчитывала 135 тыс.  человек и 587 орудий. В русской армии
было 120 тыс. человек и 640 орудий.

Бородинское сражение началось на рассвете 26 августа (7 сентября)
мощной артиллерийской канонадой с обеих сторон. Затем последовало
наступление французов на  д. Бородино, которая находилась впереди
русской  позиции  и  оборонялась  егерями. Егеря  после  стойкого
сопротивления под  натиском превосходящих сил врага  отошли за р.
Калача.  Эти  атаки противника  носили демонстративный  характер.
Главные события  развернулись у Багратионовых флешей  и у батареи
Раевского.

Около  6 часов  войска маршала  Даву по приказу  Наполеона начали
атаку Багратионовых  флешей. Противник  имел до 25  тыс. человек.
Атака  французов  поддерживалась огнем  102 орудий.  Багратионовы
флеши оборонялись сводной  гренадерской дивизией Воронцова и 27-й
пехотной дивизией  Неверовского. Всего здесь было  8 тыс. русских
войск и 50 орудий.

Несмотря на тройное превосходство  противника в людях и двойное -
в   артиллерии,   русские  войска   были  преисполнены   высокого
морального  духа  и  уверенности   в  свои  силы.  Они  встретили
атакующие   колонны  французов   сильным   артиллерийским  огнем.
Одновременно  русские егеря,  рассыпанные перед  флешами, открыли
ружейный  огонь по  противнику. Враг  не выдержал  ураганном огня
русских войск  и, оставляя  груды убитых и  раненых, в беспорядке
отступил.

Первая  атака   французов  на  Багратионовы  флеши  захлебнулась.

В 7  часов противник  возобновил атаку. Ценою  больших потерь ему
удалось  захватить  левую  флешь.  Однако по  приказу  Багратиона
несколько    батальонов   27-й    пехотной    дивизии   энергично
контратаковали противника во фланг. Французы были выбиты из флеши
и  отброшены   назад,  понеся  новые  тяжелые   потери  и  людях.

Вторая атака  Багратионовых флешей также  окончилась неудачей для
наполеоновских войск.

Наполеон был поражен  упорным сопротивлением войск Багратиона. Он
подкрепил войска Даву корпусами  Нея и Жюно и кавалерией Мюрата и
отдал   приказ  в   третий  раз  атаковать   Багратионовы  флеши.

В свою  очередь Багратион  значительно усилил оборону  флешей. Он
выдвинул  в  этот район  свой  резерв  - 2-ю  гренадерскую и  2-ю
кирасирскую  дивизии. Сюда  же он  направил 8 батальонов  из 7-го
корпуса  Раевского,  который  оборонялся  севернее флешей.  Кроме
того,  он   поставил  у  д.  Семеновское   3-ю  пехотную  дивизию
Коновницына, взятую из состава 3-го корпуса.

М. И.  Кутузов, внимательно  следивший за развитием  боя в районе
флешей, отправил на усиление войск Багратиона крупные резервы. Он
отдал приказ перебросить на левое крыло 2-й и часть 5-го пехотных
корпусов, а также 100 орудий из главного артиллерийского резерва.
Однако переброска этих сил  могла быть осуществлена не ранее, чем
через  l-2  часа.   Поэтому  Багратион  при  отражении  очередной
вражеской   атаки  мог   рассчитывать  только  на   свои  войска.

В  8 часов  после  мощного артиллерийского  огня началась  третья
атака Багратионовых флешей. Противнику удалось ворваться в правую
и  левую   флеши.  Однако   и  на  этот   раз  войска  Багратиона
стремительной контратакой выбили противника из флешей и к 9 часам
восстановили положение.

Одновременно  с  третьей атакой  флешей  французы силами  корпуса
Понятовского  атаковали  д.  Утица  с  целью выйти  в  тыл  армии
Багратиона, но  находившийся в Утице 3-й  пехотный корпус Тучкова
отразил  эту  атаку  и,  таким образом,  сорвал  обходный  маневр
противника.

Наполеон был в ярости  от новой неудачи. Он усилил корпуса Даву и
Нея корпусом  Мюрата и  в 9 часов  французы предприняли четвертую
атаку.

Противник сумел овладеть флешами и д. Семеновское. Однако к этому
времени на  усиление 2-й армии стали  прибывать части 2-го и 5-го
корпусов,  и  Багратион,  бросив  против врага  часть  подошедших
резервов, нанес ему сокрушительный удар. Французские войска снова
были отброшены с большими для них потерями.

Четвертая  атака Багратионовых  флешей также  окончилась неудачей
для наполеоновских войск.

Не считаясь  с понесенными потерями, Наполеон  решил во что бы то
ни стало овладеть Багратионовыми флешами.

В 10  часов противникe предпринял пятую  атаку флешей, в 10 часов
30 минут - шестую, а в 11 часов - седьмую.(!!!)

Однако  все  эти  атаки,  так  же как  и  предыдущие,  окончились
неудачей для врага.

В  целях  противодействия  натиску  французов  Кутузов  продолжал
усиливать войска левого крыла.  Сюда он перебросил 4-й пехотный и
2-й  кавалерийский  корпуса.  Кроме  того, он  подготовил  смелый
маневр  с целью  удара по  левому флангу  и тылу  противника. Для
выполнения этой  задачи он  предназначил казачьи полки  Платова и
1-й кавалерийский корпус Уварова.

Около  12  часов  французы  начали  восьмую  атаку  Багратионовых
флешей.

На  этот раз  против 18  тыс. солдат  и 300 орудий  Багратиона на
фронте 1,5 км Наполеон  двинул 45 тыс. своих солдат и 400 орудий.
Багратион  решил  встретить  врага  сокрушающим штыковым  ударом.
Завязался ожесточенный встречный рукопашный бой.

Военный   историк   Бутурлин,   участник   этого  боя,   писал:
"Воспоследовала  ужасная сеча, в  коей и  с той и  другой стороны
истощены были  чудеса почти  сверхъестественной храбрости. Пешие,
конные  и   артиллеристы  обеих   сторон,  вместе  перемешавшись,
представляли   ужасное  зрелище   неправильной   громады  воинов,
препирающихся   один    на   один    с   бешенством   отчаянияe".

В  этом  жестоком бою  был  смертельно  ранен Багратион.  Осколок
французской  гранаты  ударил ему  в  ногу  и сбросил  с коня.  Но
Багратион не потерял мужества.

"Когда его  ранили - пишет Н. Б. Голицын, -  он, несмотря на свои
страдания,  хотел дождаться  последствий скомандованной  им атаки
второй кирасирской  дивизии и собственными глазами удостовериться
в ее  успехе; после  этого, почувствовав душевное  облегчение, он
оставил поле битвы".

Весть  о ранении  Багратиона произвела замешательство  в войсках.
Руководство войсками нарушилось и под давлением превосходящих сил
врага русские вынуждены были отойти.

"Сей  нещастный случай  -  доносил Кутузов  Александру, -  весьма
расстроил удачное  действие левого нашего  крыла, доселе имевшего
поверхность над неприятелемe..."

После ранения  Багратиона временное  командование войсками левого
крыла принял на себя Коновницын, которого вскоре сменил Дохтуров.
Русские войска  закрепились за  д. Семеновское. Флеши  остались в
руках противника.

Наполеон  решил ввести  в сражение  свой резерв -  гвардию, чтобы
довершить   прорыв   позиции   русской   армии.  Положение   было
исключительно  напряженным.  В  это  время  по  приказу  Кутузова
корпуса Платова и Уварова обошли левый фланг наполеоновской армии
и  предприняли  внезапную   атаку  противника  в  районе  Валуем,
Беззубово. Паника  в обозе и среди  войск левого фланга заставила
Наполеона прекратить  атаки против войск 2-й  Западной армии и на
два  часа  отвлечься  для  отражения  атаки  корпусов  Платова  и
Уварова.

Это  позволило Кутузову  перегруппировать  свои войска  и усилить
центр  и  левое  крыло.  Предпринятые  Наполеоном  новые  попытки
прорвать оборону русских войск успеха не имели. Наполеону удалось
лишь ценою  больших усилий  захватить батарею Раевского.  К концу
дня   русская  армия   прочно  стояла  на   бородинской  позиции.
Убедившись в  бесплодности своих атак.  Наполеон отдал приказание
отвести войска на исходный рубеж.

Так  закончилась знаменитая  Бородинская битва. О  ее результатах
Кутузов  29 августа  (10  сентября) 1812  г. доносил  Александру:

"Баталия,  26-го числа  бывшая,  была самая  кровопролитнейшая из
всех  тех, которые  в новейших  временах известны.  Место баталии
нами  одержано совершенно,  и неприятель  ретировался тогда  в ту
позицию, в которую пришел нас атаковать".

Вопрос победы в  Бородинском сражении всегда вызывал ожесточенные
препирания. По-моему,  Наполеон выиграл  Бородинское сражение, но
вместе  с  тем,  эта  победа предопределила  поражение  в  войне.
Поэтому,  Бородинское  сражение было  крупной  победой и  русской
армии. В  результате сражения противнику  были нанесены серьезные
потери  и  сорван план  Наполеона  - разгромить  русскую армию  в
генеральном сражении  и тем  победоносно завершить войну.  Из 135
тыс. человек  французская армия  потеряла около 58  тыс. человек.
Потери русской армии составили 44 тыс. человек.

Особенно  большую  роль в  Бородинском  сражении сыграли  войска,
руководимые Багратионом.  Действуя на  направлении главного удара
противника, они мужественно отразили многочисленные атаки врага и
во   многом    способствовали   общей   победе   русской   армии.

"Сей день - писал Кутузов,- пребудет вечным памятником мужества и
отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и
артиллерия  дрались  отчаянно. Желание  всякого  было умереть  на
месте   и   не  уступить   неприятелю.   Французская  армия   под
предводительством  самого  Наполеона,  будучи  в  превосходнейших
силах,  не   превозмогла  твердость   духа  российского  солдата,
жертвовавшего   с   бодростию   жизнию   за   свое   отечествоe".

После  победы, сдержанней  в Бородинском сражении,  русская армия
готовилась  к  переходу  в  наступление  с  целью  окончательного
разгрома наполеоновской армии. Однако большие потери и отсутствие
необходимых   резервов    для   развития   наступления   вынудили
главнокомандующего  М.  И. Кутузова  отдать  приказ  об отходе  к
Москве. В сложившейся обстановке это было целесообразное решение.
Оно  давало   русской  армии  возможность   восполнить  потери  и
продолжать войну в более выгодных условиях.

"...Когда дело идет не о славах выигранных только баталий, но вся
цель будучи устремлена на истребление французской армии... я взял
намерение    отступить..."   -   доносил    Кутузов   Александру.

С  отступлением русской  армии от  Бородино начался  новый период
Отечественной  войны  1812 г.  В  этот период  русская армия  под
руководством М. И. Кутузова  искусно осуществила фланговый марш к
Тарутино,  завершила  там  подготовку  к  широким  наступательным
действиям  и,  перейдя в  решительное контрнаступление,  наголову
разгромила французские войска.

Багратиону  не суждено  было участвовать  во всех  этих событиях.
Эвакуированный  в  с.  Симы  Владимирской губернии,  он  14  (26)
сентября 1812 г. скончался  там от полученной раны. Счет его дней
остановился, не дойдя до полных 47 лет.

17 сентября, в  день похорон Багратиона, генерал-адъютант Сен-При
оказался единственным  из близких  людей на траурной  церемонии в
Симах.  И то лишь  потому, что,  будучи сам раненым,  оказался по
близости на излечении.

В 25 годовщину  Бородинского сражения, которая была отпразднована
весьма торжественно,  решено было водрузить на  поле боя памятный
обелиск в честь павших героев.

Тогда  еще  жив  был  знаменитый Д.  Давыдов,  который  предложил
императору  Николаю перенести  прах  великого полководца  и героя
войны 1812 года к подножию сего монумента.

Так  было   окончательно  определено  место  подобающее  великому
Багратиону.

В  блестящей победе  русского  народа над  армией Наполеона  есть
огромная  доля Петра  Багратиона.  Руководимые им  русские войска
своими  искусными  действиями в  период  отступления  и во  время
Бородинской  битвы  нанесли  серьезные  поражения  наполеоновской
армии,  чем  способствовали подготовке  окончательной победы  над
иноземными захватчиками.

П.  И.   Багратион  вошел   в  историю  военного   искусства  как
замечательный  полководец,   внесший  крупный  вклад  в  развитие
передовых  способов   ведения  вооруженной   борьбы.  Он  показал
выдающиеся  примеры  умелого  решения  сложных  стратегических  и
тактических   задач  на   различных  театрах   военных  действий.

Полководческая    деятельность     Багратиона    протекала    под
непосредственным  влиянием  А.  В.  Суворова и  М.  И.  Кутузова.
Особенно глубоким  было влияние  Суворова, горячим последователем
которого Багратион  оставался на  протяжении всей своей  службы в
рядах  русской  армии.  "Ученик  Суворова  -  писал о  Багратионе
декабрист  С.  Г. Волконский,  -   он никогда  не изменял  своему
наставнику  и  до  конца   жизни  был  красой  русского  войска".

Будучи талантливым  представителем суворовско-кутузовской школы в
военном  искусстве,  Багратион  вместе  с другими  прогрессивными
деятелями  русской армии  конца XVIII  - начала XIX  вв. выступал
носителем передовых военных идей своего времени. Высоко одаренный
от природы,  человек "ума тонкого  и гибкого" он дал практическое
решение    ряда     коренных    проблем    военного    искусства.

В области  стратегии одним  из наиболее острых  вопросов являлось
определение  путей достижения  быстрой  и решительной  победы над
противником. Тогда  еще живы были  устаревшие положения кордонной
стратегии,  однако на  смену им  шли и прочно  утверждались новые
стратегические  взгляды   в  лице  Наполеоновской  и  Суворовской
стратегий.

В  отличие   от  приверженцев  кордонной  стратегии,  придававших
решающее значение  борьбе за крепости  и коммуникации противника,
сторонники новых стратегических взглядов выдвигали на первый план
идею разгрома  его живой  силы в открытых  полевых сражениях. Они
отвергали   требование    кордонной   стратегии   о   равномерном
распределении  сил  и  средств  на театре  военных  действий  для
обеспечения  всех  направлений  и  настойчиво проводили  мысль  о
необходимости   массирования   сил   и   средств   на   важнейших
стратегических направлениях  для нанесения  сокрушающего удара по
врагу как наилучшего средства достижения быстрой и полной победы.

Проводниками новой решительной стратегии  в русской армии были А.
В.  Суворов,  М. И.  Кутузов  и  целая плеяда  их сподвижников  и
последователей,   в   числе   которых   находился  и   Багратион.
Полководческая  практика  Багратиона дала  немало ярких  примеров
искусного  решения  поставленных задач  в  духе новой  стратегии.
Особенно  наглядно  это  проявилось  в  его  действиях  на  посту
главнокомандующего  Молдавской  армией и  в период  Отечественной
войны   1812  г.   Багратион  выступал   как  полководец-новатор,
ставивший перед  русской армией решительные стратегические задачи
и отвергавший изжившую себя кордонную стратегию.

Передовым    взглядам    Багратиона    на   характер    стратегии
соответствовали  применявшиеся им  формы вооруженной  борьбы. Под
его руководством русские войска дали поучительные примеры ведения
наступательных   и  оборонительных   действий.   Если  обстановка
складывалась   неблагоприятно,  Багратион  использовал   и  такую
вынужденную форму  ведения военных действий,  как отступление. Но
основной   формой    ведения   вооруженной   борьбы   он   считал
наступательные  действия,  ибо  только  наступлением  можно  было
добиться разгрома живой силы противника и достигнуть поставленной
стратегической цели в кратчайшие сроки.

"...Во  всех случаях   - писал  Багратион -  предпочитаю  я войну
наступательную войне оборонительной".

Стратегическими воззрениями Багратиона определялись и его взгляды
на характер  тактических действий  войск. Об этих  взглядах можно
судить,  например, по  знаменитому  приказу войскам  2-й Западной
армии от 25 июня (7 июля) 1812 г.

В  приказе,   написанном  Багратионом  собственноручно,  давались
указания войскам 2-й Западной армии относительно способа действий
против  наполеоновских  войск, вторгшихся  на территорию  России.

"Нам - говорилось  в приказе, - надо их атаковать храбро, быстро,
стрельбою  не  заниматься;  артиллерии  бить метко;  иррегулярным
войскам стараться окружать их  фланги и тыл - сне им способно, но
только должно  мастерски поступать.  Регулярная кавалерия атакует
быстро, но весьма стройно,  не рассыпаясь никак. Эскадроны должны
в атаке друг друга подкреплять, имея резервы и фланги прикрытыми.
Кавалерия  должна   быть  расположена   по  шахматному  порядку".

Атаку  надлежало  вести,  имея  войска построенными  в  колонны.
"Корпусным  командирам  -  писал  Багратион,  -  стараться и  все
внимание  обратить на  то,  чтобы неприятеля  поражать штыками  в
колоннах  и наступать  на  него, коль  скоро он  будет опрокинут.
Конная артиллерия  должна действовать сильно,  равно и кавалерия,
но весьма стройно, без малейшего замешательства. Сие весьма нужно
в том  случае, ежели неприятель будет  иметь сильные резервы, чем
может  он  привести  в расстройку  наступающих;  и  для того  нам
стараться иметь войска в колоннах и в готовности, а как скоро все
обратятся в  бегство, тогда  сильно колоть казакам,  а регулярным
подкреплять сомкнуто и весьма стройно".

Багратион  рекомендовал войска  выстраивать  в боевой  порядок не
слишком скученно,  а таким образом, чтобы  солдаты могли касаться
локтями друг друга. Это  нужно было для удобства заряжания ружей.

На  случай  контратак кавалерии  противника предлагалось  строить
батальонные каре.

"Когда неприятельская кавалерия нападет на пехоту, - говорилось в
приказе, -  то в ту же минуту  построить сомкнутую колонну во все
стороны, или батальон каре".

С целью воодушевления  войск все атаки предписывалось производить
с  криком, во  время  наступления барабанам  бить скорый  поход и
играть музыке.

Аналогичные  взгляды  были  изложены  Багратионом в  ряде  других
приказов, инструкций, писем.  В частности, для характеристики его
тактических  взглядов может  служить также  "Наставление господам
пехотным офицерам в день сражения".

Этот  документ  был  составлен  на основе  "Наставления  господам
офицерам Нарвского  пехотного полка", автором которого  был М. С.
Воронцов, служивший  в период Отечественной войны  1812 г. во 2-й
Западной армии П. И. Багратиона.

По  свидетельству  военного историка  П. Симанского,  наставление
Воронцова,  "как  составленное  под сильным  влиянием суворовских
заветов, не  могло не понравиться любимейшему  ученику Суворова -
князю Багратиону, было им  слегка исправлено, так как в некоторых
местах касалось только Нарвского  пехотного полка, и затем в июле
1812 г. разослано во все войска 2-й армии".

"Наставление   господам  пехотным   офицерам  в   день  сражения"
признавало  основным   видом  боя   наступательный  бой.  Главное
содержание   боя   должна   была   составлять   штыковая   атака,
заканчивающаяся    энергичным    преследованием    разгромленного
противника.

"Наставление"  подробно   рассматривало  вопрос   о  действиях  в
рассыпном  строю  и  колоннах,   о  ведении  прицельного  огня  с
применением  к   местности.  Там   указывалось  на  необходимость
поддержания  стрелками,  действующими  в  рассыпном строю  тесной
связи с  колоннами; движение стрелков  вперед определялось только
по  приказанию  полкового  или  батальонного начальника.  Если  в
рассыпном  строю  приходилось  действовать  в  условиях  лесистой
местности, то предлагалось часть резерва держать скрытно за одним
из  его  флангов,   чтобы  иметь  возможность  нанести  внезапный
фланговый удар по контратакующему противнику.

Атаку  неприятельской кавалерии  войска, действующие  в рассыпном
строю, должны  были встретить огнем, подпустив  противника на 150
шагов. После этого следовало  разбиться на небольшие группы по 10
человек  и  отражать  противника   огнем  и  штыками  до  подхода
подкреплений. Подошедшим подкреплениям надлежало перестроиться из
колонны  к атаке  в  каре, ведя  огонь по  вражеской  кавалерии с
дистанции в 150 шагов.

"Наставление" требовало от офицеров проявлять постоянную заботу о
солдатах, напоминать им  обязанности долга и присяги, разъяснять,
что  от них  требуется  на войне.  Особое внимание  обращалось на
поддержание в  войсках веры  в силу русского  штыка, воспитание в
них  духа  смелости,  отваги  и  упорства  в  бою.   "Упорство  и
неустрашимость  - говорилось  в "Наставлении"  -  больше выиграли
сражений, нежели все таланты и все искусство".

Под  угрозой   строжайших  наказаний  категорически  воспрещалось
распространение   всяческих   панических   слухов,   вроде   "нас
отрезывают". В  "Наставлении" указывалось:  "Храбрые люди никогда
отрезаны  быть не  могут;  куда бы  ни зашел  неприятель,  туда и
поворотиться грудью, идти на него и разбить".

Таким  образом, в  области  тактики, как  и в  области стратегии,
Багратион выступал  новатором новых  идей, убежденным сторонником
решительных   наступательных  действий.  Он   настойчиво  внедрял
тактику  колонн  в  сочетании  с  рассыпным строем,  то  есть  ту
передовую  тактику,  которая   шла  на  смену  отжившей  линейной
тактике.

Придавая решающее  значение наступательному бою, Багратион вместе
с  тем не  отвергал возможности  ведения оборонительного  боя. Он
творчески подходил  к решению поставленных  задач, применяя такие
формы  боя,  которые наиболее  отвечали конкретно  складывавшейся
обстановке. Его  практическое наследство содержит богатейший опыт
ведения   как   наступательных,   так   и  оборонительных   боев.

Большой  заслугой  Багратиона  является  разработка  им  практики
ведения авангардных  и арьергардных  боев. Для своего  времени он
был  непревзойденным   мастером  организации  этих  исключительно
сложных видов боя. И не случайно в наиболее ответственные моменты
войн 1799-1807 гг. именно  его назначали на должности начальников
авангардов  и  арьергардов  русской  армии. Проведенные  русскими
войсками  под руководством  Багратиона  авангардные бои  в период
Итальянского похода  1799 г., а также  авангардные и арьергардные
бои в период Швейцарского похода 1799 г. и войн России с Францией
1805-1807  гг.  принадлежат  к  числу лучших  в  русском  военном
искусстве.

Воспитание и  обучение войск Багратион строил  на основе системы,
разработанной   А.    В.   Суворовым.   В   условиях   господства
феодально-крепостнических   отношений  и   бесправного  положения
трудящихся масс он, подобно  Суворову, хорошо понимал, что солдат
является решающей силой армии  и что только опираясь на эту силу,
можно  добиться успеха  в  вооруженной борьбе.  Поэтому Багратион
главное  внимание в  обучении  и воспитании  войск отводил  тому,
чтобы   подготовить  мужественного,   храброго   и  инициативного
солдата, способного  быстро и  со знанием дела  выполнять приказы
начальников.

Большое значение придавал Багратион вопросам воспитания в войсках
высокого  морального духа.  Считая моральный  дух армии  одним из
важнейших условий  обеспечения победы над врагом,  он требовал от
подчиненных генералов  и офицеров воспитывать в  войсках любовь к
Родине н готовность мужественно сражаться за ее интересы. В своих
боевых  приказах  он часто  непосредственно  обращался к  личному
составу  с призывами  защищать  честь родной  страны, воодушевлял
войска на ратные подвиги во имя отчизны.

Так, в приказе по  войскам 2-й Западной армии от 25 июня (7 июля)
1812  г.,   призывая  личный   состав  к  решительной   борьбе  с
Наполеоном, Багратион писал:

"Я  уверен в  храбрости  вверенной мне  армии, и  что  всякий чин
потщится   благоразумно    и   храбро   действовать...   Господам
начальникам войск вселить в солдат, что все войска неприятельские
не  иначе  что, как  сволочь  со  всего света,  мы  же русские  и
единоверные.  Они храбро  драться  не могут,  особливо же  боятся
нашего штыка.  Наступай на него!  Пуля мимо. Подойти к  нему - он
побежит. Пехота коли, кавалерия руби и топчи!

...Ударим  дружно  и  победим врага.  Тогда  нам  честь, слава  и
благодарность родины, а любезному отечеству нашему победою врага,
дерзнувшего  вступить  в землю  русскую,  принесем спокойствие  и
самое блаженство".

Багратион был  любимцем русской армии  и пользовался безграничным
доверием солдат и офицеров. Любовь своих войск Багратион заслужил
заботливым отношением  к нуждам  и запросам простого  солдата. Он
постоянно  беспокоился о  том,  чтобы солдат  был здоров,  хорошо
одет, обут и вовремя накормлен.

Декабрист  С.  Г. Волконский,  который  в период  войны России  с
Францией 1806-1807  гг. часто  бывал в отряде  Багратиона, писал:

"...Я  несколько раз  посещал  авангард, где  между штабом  князя
Багратиона было много моих товарищей. Радушное обхождение князя с
подчиненными,  дружное  их  между  собою обхождение,  стройность,
чистота бивачных  шалашей, свежий,  довольный вид нижних  чинов -
доказывали  попечительность  князя к  ним,  и во  всем был  залог
общего доверия к нему".

Случаи  нерадивого   отношения  отдельных   начальников  к  своим
подчиненным вызывали  у Багратиона  чувство глубокого возмущения.

Например, в приказе войскам 2-й Западной армии от 13 (25) февраля
1812  г., отмечая  плохую организацию  лечения солдат  в лазарете
11-го  егерского  полка, он  указывал,  что  солдаты лечатся  без
всякого внимания и даже без правил нерадивым лекарем Барановичем,
которого   "я  предписываю  арестовать на  месяц  с  исправлением
должности. Поступок сей не могу другому отнести, как совершенному
нерадению и незаботливости шефа того полка генерал-майора Баллы и
полкового  его   командира  майора  Штемпеля  1-го   и  тем  оный
осудительнее для  шефа, что, проведя сам  жизнь свою в службе, не
отдает должной  цены солдату, и когда  в мирное время столь худое
имеет  попечение о  своих  подчиненных, то  чего могу  ожидать во
время военное".

Багратион  потребовал лазарет  11-го егерского  полка "немедленно
привести в  лучший порядок и устройство".  Одновременно он обязал
корпусных,   дивизионных   и   полковых   начальников,  а   также
медицинских  чиновников  коренным  образом улучшить  госпитальную
часть  в войсках  армии,  больше уделять  внимания нижним  чинам,
этому, по его выражению, "столико заслуживающему о себе попечения
классу людей".

Но, проявляя  заботу о  солдате, Багратион вместе  с тем требовал
поддержания  высокой   воинской  дисциплины,  считая  ее  основой
военной службы. "В военной службе - писал он, - первейший предмет
-  воинский   порядок,  субординация,  дисциплина,  единодушие  и
дружба".

Прежде  всего   Багратион  был  исключительно  требовательным  по
отношению к себе.

"...Исполнять  волю  государя императора  и  моих  начальников -
говорил он,  - для меня есть  закон священнейший, коему на всяком
шагу службы  моей я следую и  повинуюсь". Столь же требовательным
был  он  и в  отношении  своих подчиненных.  Багратион указывал :
"Люблю  воинов,  уважаю  их   храбрость,  настолько  ж  требую  и
порядка".

Войска,   руководимые  Багратионом,  всегда   отличались  высокой
дисциплинированностью, и это явилось одной из причин их блестящих
побед над врагами.

Полководческая  деятельность  Багратиона  принесла  ему  огромную
славу.  "Бог рати  ѕ он"  - так  называла его русская  армия. Имя
Багратиона было  широко известно не только  в России, но и далеко
за ее  пределами. Многие  видные военные деятели  Западной Европы
того времени  высоко оценили  его военный талант.  Так, по мнению
польского генерала Колачковского, участника похода 1812 г., П. И.
Багратион   "принадлежал  к  числу  знаменитейших  военачальников
своего времени" и мог  быть поставлен в один ряд с прославленными
маршалами Наполеона  - Ланном,  Неем и Даву.  Сам Наполеон считал
Багратиона лучшим генералом русской армии.

-----------------------------------------------------------------
Сведения об авторе:
Микаберидзе Александр родился в 1978 г. в городе Актюбинск,
северный Казахстан. В настояшее время живет в городе Тбилиси,
Грузия. Закончил факультет Международного Права и Международных
Отношений Тбилисского Государственного Университета.
Интересуется историей Наполеоновской Франции. Написал несколько
статей по вопросам истории Франции (на английском языке). Пишет
книгу об истории возвышения Наполеона - к настояшему моменту
подготовил первый том - 1769-1800 период.

С   1999,   Микаберидзе    А.   Работа   публикуется   в   рамках
интернет-проекта   "1812  год"  с  любезного  разрешения  автора.
(http://www.museum.ru/museum/1812/)

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.