Франц ФИНЖГАР

                           ПОД СОЛНЦЕМ СВОБОДЫ




                               КНИГА ПЕРВАЯ


                                    1

     С  востока,  с  севера  и  запада  стекались  воины.  Что  ни   день,
возвращались они на взмыленных лошаденках, спешили в  град  и  докладывали
старейшине Сваруну, что все выполнено. Потом шли во двор и ложились вокруг
костров.  Отроки  снимали  для  них  с  вертела  куски  жареной  баранины;
прекрасная  Любиница,  дочь  старейшины  Сваруна,  подносила  им  меду   и
одаривала каждого шкурой белого ягненка. А сын Сваруна  Исток  выезжал  из
града навстречу подходившим отрядам.
     - Святовит осенял тебя, вождь, вилы вам сопутствовали, храбрые воины,
вы перешли болота, перевалили  через  горные  кручи  и  достигли  крепости
старейшины, отца моего Сваруна, который благодарит вас и приветствует!
     Этими словами обращался юный Исток, сын Сваруна, к отрядам  славинов,
собиравшимся в  долине.  Сверкали  копья  в  дубовом  лесу,  поздно  ночью
догорали  факелы,  но  Исток  не  ведал   усталости.   Каждый   отряд   он
приветствовал от имени старейшины, каждого вождя провожал в крепость,  где
ждали их пища и отдых, добрые слова и приветствия.
     Долина вокруг покрылась шатрами. Ночью в ней  полыхало  озеро  огней,
раздавались боевые песни, блеяли овцы и  бараны,  мычали  телята,  которых
вели на убой. И повсюду ржали и щипали сухую траву кони, - стояла  поздняя
осень.
     По валу, окружавшему крепость, ходил  Сварун,  седовласый  старейшина
славинов. Любиница выткала ему из белого льна мягкую рубаху. На чресла она
сшила ему пояс из теплых ягнячьих шкур, а старую спину укрыла руном самого
лучшего барана.
     Когда взгляд Сваруна погрузился в  море  огней,  -  расправились  его
широкие, согнутые годами плечи, он поднял кулак и погрозил  им  в  сторону
юга.
     - О Хильбудий, Хильбудий, похититель нашей свободы! Ты сила Византии,
и ты наша напасть. Пламя да поглотит тебя,  да  опалит  оно  крылья  твоих
орлов, Хильбудий, раб черных бесов! Сварун,  седой,  старый  и  согбенный,
опояшет свои чресла ремнем из  буйволовой  кожи,  привесит  к  нему  самый
тяжелый меч и выйдет на бой против тебя, дабы вновь засияло над  славинами
солнце свободы!
     Старец поднял оба  кулака,  мускулы  на  руках  его  вздулись,  глаза
засверкали, как огни в долине.
     Медленно разжимались его пальцы, раскрытые ладони поднялись еще выше;
бледное лицо свое он обратил к востоку и дрогнувшим голосом прошептал:
     - Помилуй нас, Сварог!  Покарай  его,  Перун!  Пощади  меня,  Морана,
пощади воинов! Груды белых костей сынов моих разнесли коршуны  по  стране,
где проходит Хильбудий. Смилуйся, Морана, хватит с тебя жертв!
     Слеза выкатилась из глаз и скользнула на седую бороду, первая слеза о
первом сыне, а за нею вторая, и третья,  и  девятая  -  по  сыновьям,  что
погибли от мечей Хильбудия. Старик задрожал, колени его подогнулись,  и  в
горькой печали он опустился на вал.
     - Не плачь, отец! Взгляни на эти огни!  То  пришли  молодые  воины  с
луками, они мечут стрелы подобно  Перуну,  низвергающему  с  неба  могучие
молнии. Отец, мы победим! Перун с нами!
     Исток поднял отца.
     - На тебе надежда, мой единственный...
     Молча ушли они с вала.
     В долине замигали костры, шум утих, блеянье смолкло,  на  небе  мирно
светили звезды.
     Занималось прекрасное, будто весеннее утро. Сварун поднялся со своего
ложа, устланного мягкими шкурами. И на лице  его  светилась  заря,  словно
солнечный луч озарил серые скалы. Радостно приветствовал он день,  великие
надежды пробудились в его сердце.
     - Такое утро осенью! Роса лежит повсюду в алой радости, словно Девана
прошла по лугам и нивам заколосившихся  хлебов.  Счастье  возвещает  такое
утро, назначенное для приношения жертв.
     Старейшина встал и с силой  ударил  коротким  посохом  по  деревянной
стенке.
     В то же мгновение появился перед ним отрок с голой смуглой грудью,  с
длинными рыжеватыми волосами, косая сажень в плечах. У  пояса  на  льняной
бечевке у него висел козлиный рог.
     - Созывай трубачей, Крок, веди их на вал, да трубите  погромче,  чтоб
все воины собрались вокруг жертвенника. Боги  улыбнулись  мне  в  утреннем
свете. Поспеши с жертвою!
     Крок вышел, а вскоре - пахарь не успел бы  перевести  соху  на  новую
борозду - вокруг всего вала уже гремело и гудело. Отрывисто,  словно  звук
ударялся обо что-то, пели изогнутые козлиные рога - долину заполнило  эхо;
голоса труб уплывали вверх вдоль стволов пожелтевших дубов и буков.
     В  долине  все  ожило,  будто  ликующее  солнце   осветило   огромный
муравейник. Из шатров выходили воины;  они  пристегивали  мечи  к  широким
ремням, отроки вешали через плечо колчаны,  полные  стрел,  в  левую  руку
брали лук. Подобные кряжистым дубам, мужчины, с заросшей  широкой  грудью,
вытягивали из мягкой  земли  длинные  копья,  и  наконечники  сверкали  на
солнце. Вожди созывали своих людей, толпы смуглых, голых до  пояса  воинов
собирались вокруг них. Отряды различались по шкуре, перекинутой  у  воинов
через плечо и закрывавшей спину. Все тут смешалось - белые ягнята,  черные
бараны, бурые медведи, лисицы и рыси, шерсть бобра и выдры, белые рубахи.
     Еще раз загремели рога  на  валу,  и  сотни  вождей  откликнулись  из
долины. Люди встрепенулись, словно вихрь пронесся по морю и пестрые  волны
поплыли к маленькому кладбищу, где могучая  липа,  роняя  с  ветвей  своих
желтые листья, засыпала ими жертвенник, на котором пылало пламя.
     Огонь высекли Исток и Любиница. Лица их были  торжественны,  скрестив
руки на груди, они не отрывали глаз от пламени на алтаре. Когда зашумело в
долине, когда тронулись воинские отряды, Исток оторвался от  огня.  Взгляд
его светился радостью. Любиница повернулась к востоку; на  ее  белоснежной
одежде  задрожали  солнечные  лучи,  рассыпались  по  густым,   украшенным
осенними  цветами  волосами.  Лучи  заглянули  в  ее  глаза   и   стыдливо
вздрогнули. Ибо блеск этих глаз был более чист, чем  само  горное  солнце.
Губы ее шевелились, умоляя богов даровать победу храбрым воинам.
     Крок громко и торжественно затрубил. Все головы повернулись к  граду.
В массивных воротах на валу  показался  старейшина  Сварун.  Белая  рубаха
облекала его высокую фигуру. Гордым  и  сильным  выглядел  он.  Не  сгибая
спины, с высоко поднятой головой, твердо выступал он  перед  сонмом  самых
высоких вождей. Раздались крики и  восклицания,  но  через  мгновение  все
смолкло в глубоком благоговении. Сварун - старейшина и  верховный  жрец  -
приближался к жертвеннику.
     Жрецы окружили алтарь  и  стали  передавать  Сваруну  дары,  дабы  он
возложил их на огонь.
     Сварун высыпал в пламя отборную пшеницу,  вылил  на  жар  благовонное
масло, привезенного заезжими купцами из-за Черного моря;  отроки  закололи
белого ягненка, старейшины возложили его на костер. Языки пламени охватили
жертву,  огонь  взметнулся  ввысь,  ветки  липы  склонились  ниже,  вокруг
разлилось благоухание. Все  почтительно  отступили  от  огня.  Возле  него
остался только Сварун: белая голова его упала на грудь, лицо почти  скрыла
длинная седая борода. Безмолвие... Слышно было лишь, как падали  листья  с
дерева. Не звякнул  меч,  копье  не  грохнуло  о  копье,  тетива  лука  не
прозвенела. Словно вкопанные стояли воины.
     Тогда Сварун воздел руки; воины склонили головы.
     - Даждьбог всемогущий, ты что отворяешь  десницу,  и  сеешь  семя,  и
наполняешь житницы, ты, что умножаешь стада овец и кормишь скот,  смилуйся
над нами! Не допусти, чтобы угасли твои жертвенники, чтобы  враг  потоптал
наши нивы, отнял скот, угнал овец! Смилуйся над нами!  О  Велес,  ты,  что
охраняешь пашни, отврати вражеские копыта от зеленых лугов!  Перун,  метни
стрелы свои и гром, укроти бесов, обуздай Морану, чтобы она пощадила  нас,
- хватит с нее наших мертвых сыновей! Святовит, ты, что своим единственным
оком видишь всю землю, укажи нам врага, чтобы настигли  его  наши  стрелы,
чтобы поразили его наши копья и топоры наши раскололи его череп.  Смилуйся
над нами!
     Сварун умолк, руки его дрожали; взор с трепетной мольбою обратился  к
солнцу.
     И тогда подул  ветер,  зашелестела  липа,  листья  ее  посыпались  на
алтарь, на жрецов. Воины всколыхнулись  и  дрогнули.  Словно  сама  долина
возрадовалась и возликовала. Вопль вырвался у  толпы.  Радостно  обратился
Сварун к воинам:
     - Боги услышали нас!
     Лица прояснились, руки стиснули мечи и копья, все вокруг  зашумело  и
загомонило, будто огонь вспыхнул в сухом лесу.
     - Боги услышали нас! Они пойдут с нами, чтобы найти того,  кто  стоит
на пути племени славинов, кто закрыл от нас солнце свободы, как  рысь  сел
на Дунае и вот уже три года пьет нашу кровь. Через Дунай переходит дерзкий
Хильбудий, ищет наш скот и наших овец, убивает  наших  свободных  сыновей,
заковывает их в цепи. Манит наша земля алчного византийца. Но  вы  знаете,
братья, что мы, славины, привыкли получать земли, а не  отдавать  их.  Так
поклянемся же отомстить за наших сыновей и за  нашу  землю,  отомстить  за
наших богов, которых не признают византийцы. Пока светит солнце, пока есть
у нас копья, стелы и мечи, не склонит головы славин! Смерть Хильбудию!
     Старец замолчал, словно гнев сдавил ему горло. Войско безмолвствовало
- но лишь одно мгновение. А потом все вокруг загрохотало, будто  в  недрах
земли пробудился вулкан. Зашумел лес копий,  загромыхали  полные  колчаны,
зазвенела тетива на луках; высоко над головами сверкнули мечи.  Знак  -  и
лавиной хлынет  это  войско  на  врага.  Грудью  встанут  воины,  застонут
византийские кольчуги под ударами копий, посланных мощными дланями.  Вопль
несся к небу, все колыхалось, словно хищный зверь рвал свои путы, стремясь
обратить в прах все на своем пути. Сварун улыбался, солнечные лучи  играли
в его белых кудрях.



                                    2

     Дунай сверкал в бледных лучах луны. Он катился и  полз,  извиваясь  и
мерцая, в зарослях высокого камыша и тростника, будто гигантское животное.
Беззвучно скользили могучие воды. И если б не редкие всплески, если  б  не
склонившиеся у берега ивы и камыш, - не скажешь, что это живая вода.
     В  каких-нибудь  ста  шагах  от  реки  на  невысоком  холме  вознесся
укрепленный  лагерь  в   форме   огромного   квадрата.   Толстые   бревна,
поставленные  вертикально,  образовали  могучие  стены,  у  подножия  стен
высились насыпи. Высокие недвижные  тени  торчали  на  стенах  и  тянулись
далеко по разрытой земле. Между этими  недвижными  тенями  двигались  тени
поменьше, беспокойные, живые - люди. Они шли по валу навстречу друг другу,
но, прежде чем сойтись, беззвучно  поворачивали  и  вновь  расходились.  И
тогда на голове или на груди у них что-то поблескивало,  словно  пробегала
искра, отражавшая мерцающий свет луны.
     Византийские воины охраняли лагерь Хильбудия. Все было недвижимо.  Не
пылали костры, не храпели кони; но сквозь колья и жерди  с  натянутыми  на
них воловьими шкурами и попонами можно было  разглядеть  множество  людей.
Воины были измучены, будто только что воротились с поля битвы.
     На рассвете того дня загремели трубы. Велено  было  снарядиться,  как
для большого похода. С собой взяли не только мечи, копья и щиты, у каждого
была еще лопата или топор, мешок пшеницы или ячменя,  -  запас  недели  на
две. Хильбудий ехал впереди, они поднялись в гору,  спустились  в  долину,
перебрались через болото -  тут  предстояло  как  можно  быстрее  возвести
мощное  укрепление.  Вырубили  небольшую  рощу,  свалили  в  кучу  бревна,
вскопали землю. Когда к вечеру воины возвратились в лагерь,  многие  не  в
силах были  даже  ячменя  натолочь,  чтобы  приготовить  ужин.  Как  снопы
повалились они в шатрах и сомкнули усталые веки.
     Только один из  них  не  чувствовал  усталости  -  трибун  Хильбудий,
командующий. Даже  кожаного  доспеха  не  снял  он  с  груди.  На  широкой
перевязи, окованной бронзовыми пластинами, по-прежнему висел его  короткий
меч. Лишь ненадолго прилег Хильбудий на  буйволову  шкуру.  Потом  наскоро
поужинал пшенной кашей, что принес ему в глиняной чашке молодой гот. Когда
все уснули и лагерь стал походить на  поле  после  боя,  Хильбудий  встал,
вышел на озаренный лунным светом вал, оперся на столб и  глядя  на  другой
берег Дуная, задумался.
     Вот уже третий год минул, как не  снимает  он  доспехов.  Он  очистил
Фракию и Мезию от варваров -  могущественных  славинов  и  антов,  которые
налетали  из-за  Дуная,  как  тучи  саранчи,  грабили  и  уводили  в  плен
византийских подданных, наводя ужас на Константинополь. Он прогнал  их  за
Дунай, и они укрылись в высокой траве на  широких  равнинах,  забрались  в
долины и леса, словно загнанные звери. Сколько  добычи,  сколько  волов  и
овец, сколько пленников, крепких и рослых,  отправил  он  в  Византию.  Но
Византия как море. Все поглощает и по прежнему голодна и ненасытна,  точно
огненная бездна. Юстиниан - хороший император, но прожорлив,  как  дракон.
И, однако, утробу его можно было бы  наполнить,  если  бы  не  императрица
Феодора.
     Вспомнив о ней, Хильбудий сжал кулак и схватился за рукоятку меча.
     Императрица  Феодора  -  щеголиха,  прелюбодейка,   бывшая   цирковая
актерка. И он, трибун, должен, стоя перед  ней  на  коленях,  целовать  ей
ногу, ту самую ногу, которую следовало бы отрубить, потому что  она  ведет
на стезю преступлений. О, да он скорее предпочтет простую  ячменную  кашу,
буйволову  шкуру  на  соломенном  ложе,   стрелы   славинов,   чем   такой
унизительный поцелуй. Честных героев Феодора  не  жалует,  а  раскрашенных
франтов принимает в роскошных покоях и осыпает почестями. Где мы, что ждет
нас?
     Хильбудий грустно прислонил голову к деревянному столбу и  глядел  на
дунайские волны, спокойно катившие вдаль. Но что это?
     Полководец повернул голову, его всклокоченные слипшиеся от пота кудри
зашевелились.
     Второй сигнал - за ним третий, четвертый.
     Часовые подняли тревогу!  Лагерь  ожил.  Все  закипело  перед  шатром
полководца, посреди претория собрались военачальники.
     Хильбудий уверенным шагом победителя спокойно и неторопливо подошел к
часовому у ворот лагеря. Страж указал ему на приближавшийся конный отряд.
     - Это гонцы из Константинополя. Давай отбой, пусть воины отдыхают.  А
потом пойди отвори!
     По звуку трубы лагерь  утих,  военачальники  разошлись.  А  Хильбудий
спустился по лесенке с вала и пошел через ворота навстречу  всадникам.  Он
даже не распорядился зажечь факелы. Ночь была такой ясной, что при  лунном
свете он различал лица.
     Поравнявшись с Хильбудием, соскочил с коня на землю  таксиарх  Асбад.
Его доспехи сверкали золотом, легкий шлем украшали  разноцветные  каменья.
Он восседал на красивом жеребце, покрытом дорогим седлом, на узде  мерцали
позолоченные пряжки. По сбруе сразу можно было определить, что  конь  этот
из царских конюшен.
     Асбад  приветствовал  трибуна  Хильбудия  с   дворцовой   учтивостью.
Хильбудий ответил ему  сурово  и  кратко,  как  солдат,  которому  крепкое
рукопожатие милее поклонов. Он проводил его в свой шатер и пригласил сесть
на дубовую колоду, перед которой стояла грубо отесанная плаха-стол.  Потом
собственноручно высек огонь, зажег глиняный светильник,  висевший  посреди
шатра, и вышел распорядиться насчет ужина.
     Асбад  осмотрелся.  Мечи,  копья,  несколько  доспехов   со   следами
вражеских ударов на груди; кое-где на них еще заметны пятна крови. Все это
удивило Асбада. На губах его  появилась  усмешка.  "И  это  полководец!  -
подумал он. - Такая берлога под стать варвару, а не полководцу ромеев!"
     Когда Хильбудий возвратился, Асбад все еще стоял посреди шатра.
     - Садись, таксиарх! Ты устал. Я приказал изжарить на ужин ягненка. Вы
долго ехали?
     - Четырнадцать дней!
     Хильбудий ничего  не  сказал,  но,  окинув  Асбада  многозначительным
взглядом, подумал про себя: "Будь это правдой, твой доспех не  сверкал  бы
так и конь бы устал куда больше!"
     - Ты привез важные вести?
     -  Светлейший  господин  и  василевс  Юстиниан  тебя,  раба   своего,
приветствует и шлет тебе это письмо.
     Хильбудий  тут  же  распечатал  послание  императора  и   подошел   к
светильнику, чтобы прочесть его. На лице его не дрогнул  ни  один  мускул.
Асбада неимоверно оскорбили холодность и спокойствие, с  каким  полководец
читал строки,  начертанные  в  императорской  канцелярии.  Кончив,  трибун
положил пергамент на стол и спокойно сел.
     Асбад не проявил любопытства, так как знал, о чем пишет император. Но
молчание Хильбудия злило его.
     - Когда ты возвращаешься?
     - Завтра. Я спешу.
     - Ответ получишь сегодня вечером.
     Хильбудий взглянул на гонца, словно  желая  сказать:  "Никуда  ты  не
спешишь, просто солома и воловьи  шкуры  не  очень-то  тебе  по  душе!  Ты
охотнее  остановишься  по  ту  сторону  Гема,  там,  где   можно   отлично
поразвлечься в безопасных местах; а вернувшись домой, будешь  рассказывать
во дворце, как намучился в стране варваров".
     - Не обессудь, трибун, но такое жилье слишком убого  для  полководца.
Прости меня, но оно скорее под стать варвару!
     - Александр был великий полководец, а спал на  голой  земле.  Империя
послала меня, верного своего раба, вымести варваров  с  нашей  земли,  как
сор, и для меня  такое  жилье  даже  роскошно.  Я  сожалею,  что  не  могу
встретить тебя дамасскими коврами и  персидскими  благовониями.  Но  знай,
что, когда Хильбудий в  лагере,  он  предпочитает  запах  лука  и  чеснока
аромату восточных пряностей.
     Таксиарх прикусил губу.
     - Я понимаю, к дикой жизни можно привыкнуть. Но разве достоин  упрека
тот, кто, приезжая сюда из  священного  императорского  дворца,  не  может
сдержать удивления?
     Оруженосец Хильбудия принес  ужин.  Асбад  принялся  за  благоухающее
жаркое, усердно запивая его вином, стоявшим перед ним в чаше.
     Пока он ужинал, Хильбудий написал императору одну-единственную фразу:
"Господин и повелитель, если я не  паду  в  битве,  ты  получишь  то,  что
желаешь".
     Он свернул свиток, запечатал его  крупным  бронзовым  булотирием,  на
котором был вырезан большой крест с копьем, и вручил письмо Асбаду.
     Хильбудий ничего не сказал ему, и гонец был взбешен.
     Но полководец оставил без внимания его сердитый  взгляд.  Он  пожелал
гостю доброй ночи и вышел, уступив свой шатер. Сам же  отбросив  попону  в
ближайшем шатре, лег и крепко заснул.
     Когда  полог  за  Хильбудием  опустился,  на  лице  Асбада   заиграла
презрительная усмешка.
     - Глупец! Пусть Византия изумляется тебе,  пусть  император  называет
тебя столпом империи на севере, и все же ты глупец.  Ты  отличный  солдат,
это верно. Но так и дерись, побеждай, а  потом  приезжай  в  ослепительный
Константинополь, развлекайся, пей, потешь свою  душу,  а  уж  после  снова
забирайся в эту собачью конуру. А так... глупец! И жены нет  рядом,  и  ни
одной девицы во всем лагере не сыщешь. Глупец, ха-ха-ха!..
     На другое утро Асбад поспешно уехал, увозя с собой лаконичный ответ.
     Сразу  после  отъезда  гонца  Хильбудий  приказал   воинам   наточить
зазубрившиеся мечи, наполнить мешки зерном на три недели и взять  с  собой
свинцовые чушки для пращей; стрелкам он приказал набить колчаны  стрелами.
Вечером он распорядился навести плавучий мост  через  Дунай,  осмотреть  и
поправить доски, забить новые клинья в расшатавшиеся брусья  и  в  полночь
быть наготове.
     Никто не удивлялся, не раздумывал. Все  происходило  так,  словно  из
сердца Хильбудия кровь переливалась в руки воинов, словно  одна  и  та  же
мысль билась в мозгу у всех. Солдаты не проявляли любопытства и не болтали
попусту. Они видели высоко поднятую голову своего полководца, его  могучую
грудь под прочным доспехом, туго затянутый ремень - и каждый понимал,  что
их ожидает нелегкое дело.



                                    3

     После  принесения  жертвы  Сварун  велел  отдыхать.  Он  распорядился
заколоть откормленных волов и целое стадо овец, чтобы  люди  попраздновали
на славу. Любиница привела из крепости веселых девушек,  они  прислуживали
воинам, наливали им меду в рога и кубки, пели, плясали и  веселились  весь
день.
     В центре града на дубовой  колоде  сидел  певец  Радован.  Его  знали
везде, он никогда не задерживался дома, - странствовал от  одного  племени
славян к другому, играл на лютне, пел песни о  воинских  подвигах,  слагал
были и небылицы и рассказывал разные забавные истории.  Доходил  он  и  до
Балтийского моря, трижды зимовал в  Константинополе,  и  сейчас  путь  его
снова лежал в Византию. От купцов,  что  приехали  к  гуннам  за  мехом  и
конями, он выведал, что царственный город этой зимой  будет  готовиться  к
большим празднествам. А в такие  дни  в  него  со  всех  концов  стекались
варвары. Это были бродяги, жаждавшие хлеба и зрелищ. Они  славили  богатых
господ на улицах, вопили о них в цирке, создавали  общественное  мнение  в
кабаках и городских предместьях, хорошо понимая при этом, как нуждаются  в
них богатеи. Одним словом,  жили  они,  как  птицы,  которым  щедрая  рука
бросает зерна из высокого окна.
     Итак, Радован сидел в центре крепости и ударял  по  веселым  струнам.
Одет он был в длинную рубаху и подпоясан белой веревкой.  Никогда  еще  не
отягощал певца меч, богатством его была лютня, она же была и его  оружием.
Он даже похвалялся, будто однажды византийцы схватили  его,  заподозрив  в
нем шпиона. Сам Управда прослышал о нем и велел привести его к себе.
     - Пришел я к Управде с лютней, - рассказывал старик. - И скажу я вам,
самому Перуну не уступит в красоте этот царь. Ослеплен я был,  завертелось
у меня в голове, словно пьяный взглянул я на солнце. И молвил царь:
     - Для кого шпионишь? Откуда родом?
     - Честен я, праведен и во Христа верую!
     Отроки засмеялись.
     Во Христа верую, - сказал я и перекрестился.
     - Племя какое твое, племя? - крикнул царь.
     - Я славин, миролюбивый и смиренный!
     - Славин! Значит, ты шпионишь  для  тех  варваров,  что  грабят  нашу
землю?
     - Нет, клянусь богом, не из тех я славинов. Возле Северного моря  моя
родина, я играю на лютне для утехи людской. И никогда еще не касалась меча
моя рука.
     - А ну сыграй!
     И я заиграл. Растаяло сердце Управды, как  бараний  жир  на  огне.  И
сказал он мне: "Честен  ты,  как  честны  твои  струны.  Ступай  же  своей
дорогой!"
     Я ушел. А потом узнал, что слышала мою лютню  сама  Феодора,  царица;
она тайком отодвинула полог, взглянула на меня и  тихо  сказала:  "Что  за
красавец этот Радован!
     Певец  гордо  посмотрел  на  девушек,  окружавших  его.   Те   громко
засмеялись, Радован ударил по струнам, и началась веселая пляска.
     На другое утро, когда праздник кончился, Сварун  выслал  на  разведку
проворных юношей, велев им узнать, куда  идет  войско  Хильбудия.  Он  был
убежден, что византиец переправится через Дунай  до  наступления  холодов,
чтобы пополнить трофеями лагерные запасы. И потому решил напасть  на  него
из засады. Для того и приказал всем  Сварун  наточить  топоры,  навострить
копья и мечи. А стрелкам велено  было  упражняться  -  стрелять  в  тыквы,
набитые на колья.
     Среди  отправившихся  в  поиск  юношей  был  младший  и  единственный
оставшийся в живых сын Сваруна Исток. Неохотно отпускал его отец. В  конце
концов он уступил просьбам юноши с условием, что  тот  возьмет  себе  трех
товарищей. Прочие лазутчики пешими разошлись по долинам, лесам и равнинам.
И только Исток и его товарищи вскочили на  быстрых  коней.  Им  предстояло
пробраться как можно дальше к югу, поближе  к  Дунаю,  где  стоял  лагерем
Хильбудий. Сколько раз  ходил  Исток  на  дикого  кабана,  сколько  раз  в
одиночку выслеживал медведя, не однажды  рысь  хрипела  над  его  головой,
когда он в полдень лежал возле своего стада, но никогда еще так не  билось
его сердце, как теперь. Впервые на войне! Без особой радости отпускал  его
Сварун; но, отпустив, доверил самое важное, послал  его  прямо  во  вражье
гнездо.
     Любиница уже потеряла девять  братьев  -  она  боялась  за  Истока  и
гордилась им. Она знала, как он хитер и дерзок, какой он отличный  стрелок
и могучий боец; знала, как твердо держит он в руках топор и меч,  пастуший
кнут и лук. И потому сердце ее  переполняла  радость,  когда  она  положив
шкуру рыси на спину коня Истока, вышла проводить брата на крепостной  вал.
Шагом проехал Исток со своими товарищами мимо  шатров.  Миновав  последних
воинов, кони  фыркнули;  словно  быстрые  вороны  устремились  всадники  в
широкое поле, помчались, как ветер, и вскоре четыре темные точки исчезли в
желтой высохшей траве.
     Исток неудержимо мчался вперед. Страстное желание прорваться к самому
Хильбудию и, занеся над  ним  кулак,  крикнуть:  "Берегись,  мы  уничтожим
тебя!" - подгоняло юношу. Впервые он чувствовал тяжесть перевязи на плече,
впервые взгляд его не искал зверя, а стучало в груди сердце,  в  руках  он
ощущал могучую силу; иногда он с таким бешенством рвал поводья,  что  конь
хрипел, выгибая шею, и галопом несся по  равнине.  Никогда  еще,  казалось
Истоку, солнце так дружелюбно не сияло над ним, давая ощущение свободы.  И
эту свободу собирался  отнять  Хильбудий,  христианин;  он  хотел  закрыть
солнце  свободы  от  него  и  его  племени,  а  ведь  до   сих   пор   они
беспрепятственно пасли свои стада на далеких пастбищах, искали добычу там,
где хотели. Исток твердо верил, что отроки,  которых  он  поведет  в  бой,
сломят византийцев и рассеют темную тучу, закрывшую ясное солнце их дедов.
     Кони взмокли, солнце стояло высоко. Всадники  ехали  вдоль  небольшой
речки, вытекавшей из ущелья, поросшего густым лесом. Впереди  расстилалась
широкая равнина, покрытая усталой осенней травой.
     Исток придержал коня и подождал своих спутников.
     - Надо спешиться! Если мы поедем верхом по этой равнине, нас  заметят
византийские лазутчики. Тогда все пропало. Коней отведем в  лес,  один  из
нас останется их пасти, а трое других проберутся по траве  и  через  кусты
вон к тому холму, что поднимается над  равниной.  Отец  говорил,  будто  с
этого холма виден Дунай, а там - лагерь Хильбудия.
     - Далеко холм, Исток. Едва к ночи доберемся до него.
     - Надо добраться! Радо, ты останься с лошадьми и жди нас! Если мы  не
вернемся до темноты, поезжай навстречу  и  вой  волком,  так  найдем  друг
друга!
     Исток  распоряжался  как  командир.  Никто  не  перечил  ему.   Юноши
соскочили с коней. Радо взял их под уздцы и отвел за гору, чтобы укрыть  и
накормить в безопасном месте.
     - Ты иди слева, ты - справа, я - посередине! На вершине встретимся!
     Они быстро расстались. На равнине не было ни тропинок, ни  дорог.  Ее
сплошь покрывала трава, лишь кое-где  торчали  кусты.  И  никаких  следов.
Видно, давно уж не проходил Хильбудий.  Потонув  в  траве,  отроки  ползли
вперед, осторожно и ловко, как  молодые  лисицы.  Едва  они  удалились  на
каких-нибудь  сто  шагов,  как  уже  стали  неприметны.   Лишь   временами
колыхалась трава, будто под порывами ветра.
     Исток быстро продвигался вперед. Пот катился по его лицу,  но  он  не
обращал  на  это  внимания.  По  спине  ударяла  колючая  ветка  -  он  не
чувствовал. Торопливо рвал он траву,  листья  и  жевал  их,  чтоб  утолить
жажду. Он тяжело дышал, ноздри  его  дрожали,  словно  у  молодого  вепря,
пробирающегося по лесу.
     У одинокого  дерева,  надломленного  летней  бурей,  он  остановился.
Укрывшись в его ветвях, присел отдохнуть. Глаза искали холм.  Он  был  уже
ближе, хотя равнина по прежнему, как море,  расстилалась  между  холмом  и
деревом, где сидел Исток. Однако мужество не  изменило  юноше.  Глаза  его
сверкали, как у сокола, взором своим  он  стремился  проникнуть  за  холм,
увидеть широкую руку, а за нею и лагерь Хильбудия.
     Внезапно у  подножья  холма  что-то  блеснуло.  Словно  язык  пламени
взметнулся ввысь и тотчас угас. Исток выглянул из-за ветвей, прикрыл рукою
глаза и стал всматриваться в даль.
     Снова сверкнуло, еще раз и еще. И вскоре  уже  можно  было  различить
трех всадников, мчавшихся в его сторону. Блестели их доспехи, жарко пылали
шлемы.
     Исток засвистел коршуном, предупреждая  товарищей  об  опасности.  Те
ответили. Он посидел еще немного в густых  ветвях.  Всадники  приближались
быстрым галопом. В первое мгновение сердце его дрогнуло. Лишь короткий нож
был у него за поясом, и юноша подумал, что, попади он в руки  византийцам,
они изрубят его. Хорошо, что  осенняя  трава  уже  полегла,  и  следы  его
незаметны. Исток лег на землю и змеей пополз к густому кустарнику.  Низкие
заросли широкой заплатой лежали посреди степи. Он забрался в  самую  гущу.
На коне сюда никому не добраться.
     Сердце стучало в нетерпеливом ожидании. А что,  если  враги  все-таки
увидят следы, спешатся и станут искать его? Исток схватился за нож и  ясно
представил себе, как он кинется на первого из  них  и  вонзит  ему  нож  в
горло; двое других испугаются, а он - на коня и карьером по степи. Он  так
сжился с этой мыслью, что даже выгнул спину, как кошка, с трепетом  ожидая
добычи.
     Послышался стук копыт. Они глухо стучали по высохшей земле.  Ближе  и
ближе. Вот они! Сквозь небольшой просвет в листве Исток  видел  сверкающие
доспехи, сердце его рвалось в бой и он еле удержался, чтобы не встать и не
крикнуть.
     А всадники быстрой рысью ехали мимо, он слышал их голоса, уловил  имя
Хильбудия, но больше ничего не понял, потому что говорили они по-гречески.
Медленно удалялись удары копыт. Исток осторожно и бесшумно  поднялся,  его
кудрявая голова, как подсолнух за солнцем, поворачивалась  вслед  скачущим
всадникам.
     "А что, если они повернут в лес и наткнутся на наших коней?"
     Исток испугался этой мысли. Как изваяние, замер он в  своем  укрытии,
не в силах ничего придумать. Но постепенно  успокоился.  Всадники  уходили
вправо, к реке. Напоили коней, переправились на другой берег и неторопливо
спустились в ущелье. Исток не тронулся с места,  пока  они  не  исчезли  в
чаще.
     Теперь можно было уже крикнуть товарищей, сесть  на  коней  и  быстро
скакать домой с вестью о том, что византийское войско недалеко. Но  Истока
тянуло дальше. А вдруг за этим холмом лагерь Хильбудия? Он пересчитает его
отряды и привезет еще более важные сведения о войске.
     Крадясь как кошка, он скользил в высокой траве,  прятался  в  кустах,
полз на четвереньках и снова ложился в надежном укрытии.
     Солнце уже садилось, когда он достиг подножья холма  -  измученный  и
усталый до того, что дрожали ноги.
     Тут ли товарищи?
     Он ухнул  по-совиному.  Справа,  совсем  близко,  а  потом  и  дальше
послышалось ответное уханье.
     Вскоре юноши сошлись в мрачном  лесу.  Беззвучно  взбирались  они  по
крутому склону и, прежде чем солнце совсем село, достигли  вершины  холма.
Прислушались. Кругом было  тихо.  Испуганные  птицы  вспорхнули  с  веток,
где-то вдали захрюкал дикий кабан.
     Юноши легли на землю и приложили ухо к земле.
     - Топот! Топот! Копыта! - разом вскричали все трое. Исток  вскочил  и
быстро залез на дерево.
     - Дунай! - почти закричал он.
     Перед ними раскинулась  широкая  долина.  Ее  окаймляла  пылающая  на
закате солнца лента - могучая река. За этой огненной лентой, как раз  там,
где реку перечеркивала длинная темная полоса моста, поднимался дым.
     - Вижу лагерь!
     От радости юноши зарычали, как рыси.
     Исток озирался по сторонам, стараясь понять,  откуда  доносится  стук
копыт. В последний раз вспыхнули на воде солнечные лучи, и пылающая  лента
угасла. И тут же юноша  заметил  три  блестящие  точки,  приближавшиеся  к
холму. Это галопом возвращались вражеские лазутчики; они спешили  миновать
холм и выбраться в долину, чтобы скорее добраться до лагеря.
     Исток спустился с дерева.
     - Уж не открыли ли они наш град?
     - Торопятся! Везут важные вести! Едем назад!
     - Подождем, отдохнем еще немного! Как взойдет луна, Радо выведет  нам
навстречу коней, глядишь, еще что-нибудь услышим или увидим!
     Юноши растянулись на мху,  поели  овечьего  сыра,  закусили  сладкими
кореньями и завели удалую беседу.
     На землю быстро опускалась ночь. На востоке уже  поднималась  бледная
луна. Ее худой лик  словно  еще  опасался  прощального  пламени  солнечных
лучей. Конский топот давно смолк.
     - Пошли! Сварун велел воротиться к ночи, - уговаривали юноши.
     Но Исток не спешил домой. С юным упрямством радовался он  возможности
покомандовать - впервые  в  жизни.  И  прославиться  -  привези  в  лагерь
побольше важных новостей. Потому и не заботило его отцовское распоряжение.
     - Обождем еще! Когда Радо придет с  лошадьми,  побудьте  здесь,  а  я
постараюсь пробраться за теми тремя к самому мосту.
     - Смотри, мост сторожат. Попадешься.
     Исток рассмеялся так громко, что  его  товарищи  стали  озираться  по
сторонам.
     - Да пощадит тебя Морана! Не рискуй, Исток! Что, если Стрибог донесет
твой озорной смех до ушей  Хильбудия!  Что,  если  духи  разбудят  в  лесу
вурдалаков и они собьют нас с пути и заманят в чащу!
     Юноша, сказавший это, невольно полез за пазуху: мать повесила ему  на
шею три огромных кабаньих клыка, чтобы  они  оберегали  его  от  сглаза  и
духов.
     Исток повалился на спину, и тусклый свет луны осветил полную сомнений
улыбку на его лице. "Морана, духи, вурдалаки, - шептали его губы. -  Могут
ли они повредить мне? Вера отцов... и все-таки... Почему Хильбудий  их  не
боится?.." Он закрыл глаза, прижал ко лбу скрещенные руки  и  стал  горячо
молиться Святовиту, который чует все четыре ветра, видит  темной  ночью  и
смотрит на яркое солнце не щурясь...
     - Тра-та-та!
     Все разом вскочили.
     Снова: "Тра-та-та-та..."
     Издали доносились звуки трубы.
     В одно мгновенье Исток  оказался  на  верхушке  дерева.  Напряг  свои
соколиные  очи,  вонзил  их  в  темную  точку  за  Дунаем,  откуда  прежде
поднимался дым. Луна освещала окрестности. В ее бледном свете  он  увидел,
будто сверху сыплются сверкающие  искорки.  Их  все  больше,  больше,  они
движутся к реке.
     - Хильбудий идет с войском!
     Исток соскочил с дерева, юноши бросились вниз по склону.
     - Эх, Радо бы сюда! - шепнул Исток и помчался сквозь кусты.
     - Слышишь, волк завыл!
     - Радо близко! Скорее к нему!
     Со всех ног бросились они туда, откуда доносился волчий вой. Время от
времени один из них отзывался на него, "волк" отвечал, все ближе  и  ближе
подходили они друг к другу. Вскоре послышалось фырканье лошадей  и  шелест
травы. Они перевели дух и пошли шагом. Вдали уже  виднелись  черные  тени,
быстро двигавшиеся по равнине.
     - Друзья! Вам за моим конем не угнаться! Ведь вы  знаете,  лучше  его
нет во всем лагере. Вы доберетесь до дому только к утру, а мне  надо  быть
там раньше, чтобы поднять воинов и выйти навстречу Хильбудию!
     Едва успел он это сказать,  как  рядом  заржали  кони.  Исток  птицей
взлетел на своего вороного. Тот встал на  дыбы,  повинуясь  воле  хозяина.
Взметнулась по ветру грива, и быстрее  мысли  конь  помчался  по  равнине.
Несколько раз он замедлял бег, словно спрашивая, к чему  такая  гонка.  Но
Исток натягивал поводья и так стискивал его коленями, что вороной  храпел.
И тогда благородное животное почуяло, что дело не шуточное, что речь  идет
о жизни и смерти.
     Чудесный конь - его подарил Сваруну  предводитель  гуннов  -  опустил
голову, ноздри его раздулись, белая пена клочьями летела во  все  стороны,
деревья молниями мелькали мимо. Исток приник к шее коня, слился  с  ним  в
одно существо, лишь длинные его кудри плыли  в  воздухе  да  хвост  рысьей
шкуры бился по крупу коня.
     Путь показался Истоку в  два  раза  длиннее,  чем  днем.  Изредка  он
тревожно поглядывал  на  звезды,  не  миновала  ли  полночь.  Потом  снова
подстегивал коня, шепча ему в уши слова, полные любви и  благодарности,  и
они мчались вперед, не разбирая дороги.
     Долго ехали они вдоль реки по ущелью. Вот-вот должны  были  появиться
огни, но река уходила влево, а за поворотом снова вставал глухой лес. Конь
начал ржать и задыхаться. Исток почувствовал, что тот напрягает  последние
силы. Выдержит ли он? Пришлось перейти  на  шаг.  Ребра  коня  вздымались,
мышцы дрожали от напряжения, он шел, низко опустив  голову,  и  хрипел.  С
брюха его клочьями падала пена.
     Исток озабоченно осматривал местность. Утром он  скакал,  не  обращая
внимания на окружающее. И теперь не мог припомнить ни  одного  дерева,  ни
одной ложбины, которая подсказала бы ему, далеко ли еще  до  дома.  Скорее
вперед!
     Он обнял коня за шею и приник к  его  уху,  пообещав  самого  лучшего
зерна, если тот поспешит и быстрее доставит его домой.
     Вороной дважды с силой ударил копытом о землю, напрягся, вытянул  шею
и помчался вихрем.
     Еще поворот. Вдали показались огни.
     - Град!
     Юноша стиснул коня коленями. Загудела земля, затрещали  сухие  ветки,
огни приближались.
     Ущелье перешло в широкую котловину.  С  бешеной  скоростью  спустился
туда конь - мокрый, покрытый, словно снегом, белой пеной. Будто свалившись
с облаков, выскочил Исток на середину лагеря.
     - Хильбудий, Хильбудий идет! - дико закричал он.
     Шатры ожили, зашумели воины,  затрубили  рога.  Вороной  задрожал  и,
забившись в судорогах, повалился возле  костра,  из  ноздрей  его  хлынула
горячая кровь.



                                    4

     Когда Асбат покинул шатер Хильбудия, весь лагерь был  уже  на  ногах.
Сотники проверяли готовность отрядов,  Хильбудий  сам  осмотрел  тяжело  и
легко вооруженную пехоту, выстроил конницу и  проверил  ее  снаряжение;  у
многих воинов он проверил, хорошо ли наточены копье и меч.
     Все ожидали, что в полночь начнется переправа через Дунай. Кони  были
накормлены и оседланы, солдаты  в  полном  вооружении  лежали  на  соломе,
кое-кто дремал.
     Но Хильбудию не хотелось идти на риск. Самых быстрых своих  всадников
отправил он через Дунай, чтобы разведать, где находится Сварун и, главное,
- где его стада.
     Юстиниан сообщал, что полководец Велисарий одерживает  над  вандалами
одну победу за другой, что он взял город Карфаген  в  Африке,  что  король
вандалов Гелимер собирает последние остатки своих отрядов, которые храбрый
Велисарий  разобьет  в  мгновение  ока.  Поэтому  после  Нового  года  он,
Юстиниан, намеревается устроить  в  Константинополе  великое  торжество  -
триумф Велисарию. А для этого ему нужны деньги и продовольствие. Поскольку
Хильбудий денег добыть не может, пусть он позаботится о мелком  и  крупном
скоте, чтобы было чем угостить в столице армию и народ в  день  праздника.
Надо скорее напасть на славинов, отнять у них скот и спешно пригнать его в
столицу. Письмо было подписано:  Юстиниан,  победитель  аланов,  вандалов,
повелитель Африки.
     Письмо  огорчило  Хильбудия.  Разумеется,  он  ненавидел  варваров  -
славинов, но у него хватило благородства почувствовать,  что  такой  поход
унизителен для настоящего воина. Пока он покорял грабителей-славинов, пока
он имел дело с большой армией, его  радовала  воинская  удача.  Но  сейчас
славины укрощены. Они спокойно пасут скот на своей земле,  зачем  же  ему,
солдату и полководцу, нападать на пастухов?
     Нет, не по душе был Хильбудию предстоящий поход. Он поспешно выполнял
приказ своего государя,  но  в  глубине  души  искренне  желал,  чтобы  не
пришлось  убивать  пастухов,  а  этого  не  миновать,  если   они   окажут
сопротивление.
     Итак, Хильбудий выслал передовые посты за Дунай и в ту ночь, а  также
на другой день ожидал донесений. Войско стояло  в  лагере,  наблюдая,  как
набегают тени на лоб полководца. К вечеру  стали  возвращаться  лазутчики.
Первые из них ничего не  обнаружили.  Но  те  трое,  что  промчались  мимо
Истока, схватили в лесу молодого славина.  Он  долго  не  хотел  говорить.
Тогда солдаты подвесили его за руки  и  за  ноги  между  двумя  деревьями,
разложили снизу огонь и стали прижигать ему спину  горячими  угольями.  Не
выдержав мук, он рассказал, что  за  горою  находится  град  Сваруна,  что
Сварун собрал большие стада и хранит в крепости много богатства. Он скрыл,
что под стадами подразумевает воинов-славинов, объединившихся с антами,  а
не овец и коров, надеясь таким образом обмануть самонадеянного  Хильбудия;
пусть бы он взял с собою лишь часть войска, -  славинам  легче  будет  его
победить. Когда полумертвый юноша  умолк,  византиец  пронзил  ему  сердце
мечом, и лазутчики возвратились в лагерь.
     Хильбудия новость обрадовала.  Он  выбрал  лучшие  отряды  пехоты,  а
конницу взял с собой лишь на случай, если придется посылать  в  лагерь  за
подкреплением.
     Услыхав о славинском граде, он оживился - все-таки будет сражение. Да
и Сваруна, вождя славинов, ему хотелось взять в плен.
     Шесть таксиархов выстроили свои отряды. Хильбудий  вошел  в  шатер  и
препоясался тяжелым мечом. На голову он надел свой самый прочный  и  самый
красивый шлем, - голову надо было защитить от камней, которые посыплются с
валов. Шлем состоял из пяти полос,  посеребренных  и  украшенных  золотыми
бляхами. Спереди сверкал составленный из драгоценных камней  крест.  Слева
был вырезан голубь с оливковой ветвью, справа - венец. У  подножья  креста
блестели золотые буквы "альфа" и "омега".
     Когда полководец выехал из лагеря, отряды уже стояли возле моста.  Он
взмахнул рукой, доски на мосту глухо загудели.
     Хильбудий хотел ночью дойти по равнине до  ущелья,  чтоб  славины  не
заметили его и не угнали свои стада в дремучие леса, где их трудно было бы
разыскать. Он запретил трубить на марше, велел следить, чтобы щиты и  мечи
не задевали друг о друга и не гремели. Легким шагом  двигались  отряды  по
высокой  траве,  она  ломалась  и  трещала  под   ногами.   Солдаты   тихо
разговаривали  между  собой,  рассказывая  друг  другу  веселые   истории.
Озорство и беззаботность были на их лицах, словно шли они в гости,  -  так
крепка была вера в непобедимость Хильбудия, который вот уже три  года  вел
их от победы к победе.


     Сразу по приезде  Истока  в  лагерь  славинов  среди  ночи  собрались
старейшины на совет к Сваруну. Говорили долго. Никак  не  могли  прийти  к
согласию. Одни предлагали укрыться всем воинам в  крепости,  завести  туда
часть скота, чтобы надолго хватило припасов,  а  остальной  скот  отогнать
далеко в дремучие леса, куда  Хильбудий  не  пойдет.  На  этом  настаивали
старейшины антов. Славины же во главе  со  Сваруном  требовали  немедленно
поднять все отряды, выступить навстречу Хильбудию и  напасть  на  него  из
засады.  Мнения  разделились,  время  летело.  Тогда  поднялся  старейшина
Радогост и сказал:
     - Мужи, звезды скоро угаснут. Хильбудий идет на нас, а  мы  спорим  и
ждем, пока  византийские  мечи  опустятся  на  наши  головы.  Я  предлагаю
призвать Истока, благородного отрока, сына нашего вождя Сваруна,  которому
сопутствуют боги. Пусть он придет к нам и скажет  мудрое  слово.  Святовит
указал ему неприятеля в ночной тьме, Святовит подскажет ему мудрое  слово,
и наши седые  головы  склонятся  перед  горячей  мыслью  юноши,  в  голове
которого сияет ясный свет.
     Все удивились, даже сам Сварун. Не бывало  еще  такого,  чтобы  отрок
вступил в собрание старейшин! Однако никто не возразил, никто не сказал ни
слова.
     Тогда Радогост опять заговорил:
     - Удивляетесь! И молчите! Но я говорю вам: боги хотят слышать Истока!
     - Боги хотят... - зашумело собрание.
     И Радогост сам пошел за Истоком.
     Робея, со  смиренно  склоненной  головой,  вступил  юноша  в  высокое
собрание. Слово взял Сварун:
     - Сын мой, молчанием встречает тебя совет мужей и  искушенных  воинов
славных племен антов и славинов,  молчанием,  говорю  я,  ибо  нас  удивил
старейшина  Радогост,  предложивший,  чтобы  ты,  отрок,  копье   которого
обагрено лишь кровью вепрей и медведей, чтобы ты, да осенит тебя Святовит,
сказал свое слово о том, как нам встретить Хильбудия.
     Исток скрестил на груди руки и низко поклонился.
     - Я мчался вихрем. Моих спутников  еще  нет.  Кто  поддерживал  моего
коня, если не боги? Почему конь мой пал дома, а не там, далеко в ущелье, и
тогда войско наше спокойно спало бы до сих  пор,  не  зная,  что  близится
гроза всех славинов - Хильбудий? Святовит  зажег  месяц,  чтобы  я  увидел
блеск боевых доспехов, Морана убежала в лес и не  захотела  тронуть  моего
коня - я пожертвую ей лучшую овцу, - и коль  скоро  вы  призвали  меня,  я
убежден, это вам внушил сам Перун. И я  говорю  вам,  старейшины  и  мужи,
храбрые воины, пойдем быстрее со  всем  войском  навстречу  Хильбудию.  Мы
окружим его  с  четырех  сторон,  ибо  понадобится  много  топоров,  чтобы
расколоть их щиты, много копий, чтобы пронзить их  доспехи,  много  мечей,
чтобы разбить шлемы на головах византийцев.
     - Ты сказал! Мужи, говорите вы! - предложил Сварун.
     И совет в один голос ответил:
     - На Хильбудия! Велик Исток!
     Старейшины  разошлись  по  лагерю.  Каждый  собирал   своих   воинов.
Верховным командующим был  Сварун.  Возле  него  собрались  самые  славные
герои. Они были обнажены до пояса. И вряд ли нашелся бы среди них воин без
шрама на широкой груди. Они сражались, не ведая  страха.  Этой  сплоченной
стене, этим могучим  мужам  предстояло  выступить  в  долину,  напасть  на
Хильбудия с фронта и закрыть ему  путь  к  крепости.  Они  были  вооружены
тяжелыми копьями, которые метали больше чем  на  тридцать  шагов  с  такой
силой, что пробивали любой щит и пронзали любые доспехи. На толстых ремнях
у них висели мощные мечи, у  многих  в  руках  были  топоры.  И  только  у
некоторых - небольшие щиты. Все воины были пешие, на  коне  восседал  лишь
один Сварун. Его грудь поверх шкуры ягненка прикрывал  доспех  из  конской
кости - дар гуннов.
     Самое трудное доверили Истоку. Под его команду отдали  всех  отроков,
которых он должен был поскорее  вывести  окольными  тропами  по  холмам  к
густому лесу, чтобы из засады засыпать воинов Хильбудия стрелами из луков.
Молодые воины окружили Истока. Колчаны  у  них  были  полны  стрел,  юноши
пробовали тетивы на луках и дрожали от нетерпения.  У  каждого  за  поясом
торчал короткий нож - на случай, если дело дойдет до рукопашной схватки  с
византийскими пращниками.
     Один из отрядов вел Радогост, самый уважаемый старейшина.  Его  воины
несли шестоперы, боевые молоты, которые они со страшной  силой  обрушивали
на шлемы противника. Получивший удар шестопером по голове как  подкошенный
падал на землю, коли не мертвый, то, во всяком случае, оглушенный.  Воинам
Радогоста предстояло вступить в  дело  в  самом  разгаре  боя,  когда  все
смешается и начнется сумятица.
     Отдельным отрядам - трубачами - командовал Крок. У  них  было  разное
оружие и множество рогов. То были не воины, а смелые лазутчики, пастухи  и
слуги, мастера на кулачную расправу. Им надлежало внезапным громом,  шумом
и воплями сбивать неприятеля с толку. Они выполняли  также  весьма  важную
роль сторожей. Самые ловкие  должны  были  занять  все  возвышенные  места
вокруг и следить, не переменит ли  направление  Хильбудий,  не  пойдет  ли
горой. Хорошо известно, что византийцы избегают ущелий и, чтоб обезопасить
себя от засад, охотнее прокладывают дороги по склонам  гор,  чем  в  узких
лощинах.
     Когда отряды построились, Сварун призвал всех к  молитве;  потом  дал
знак, и воины без  шума,  лязга  и  крика  исчезли  в  лесу,  словно  чаща
поглотила их. Сам Сварун тронулся последним. Его отряд двигался  стороной,
вдоль ручья, чтобы не оставлять следа. После стольких сражений Сварун  был
очень осторожен. Он хорошо знал, что Хильбудий вышлет вперед лазутчиков на
резвых конях. Стоит им обнаружить примятую траву, и Хильбудий  повернет  -
обманет, перехитрит славинов.
     Утром, едва занялась заря, из крепости вышла Любиница, а  с  нею  все
девушки; они собрались под липой и принесли  в  жертву  Перуну  упитанного
ягненка - чтобы отцы одержали победу. Охранять крепость остался  небольшой
отряд. С ним был и певец Радован, он карабкался на вал,  прижимая  к  себе
свою лютню и со страхом ожидая грядущего. Он боялся  крови,  боевые  клики
"оскорбляли его тонкий слух", как  он  сам  утверждал.  Радован  тщательно
обдумывал, куда лучше ему дать тягу, если  вестники  сообщат  о  поражении
славинов.



                                    5

     Ночью Хильбудий перешел равнину и  к  утру  остановился  на  отдых  у
подножия горы, возле которой начиналось ущелье,  что  вело  к  славинскому
граду. Отряды укрылись в  густом  дубняке.  Хильбудий  запретил  разводить
огонь, и воинам не на чем было  сварить  ячменную  похлебку.  Поэтому  ели
всухомятку: кто вяленую рыбу, кто копченое мясо, закусывая чесноком.
     Полководец  решил  дождаться  полудня,  а  потом  двинуться  ущельем,
полагая занять крепость на рассвете. Ему и в голову не приходило,  что  он
может оказаться побежденным. Засады он не  боялся,  но  воинов  терять  не
хотел. Каждый из этих хорошо  обученных  и  бывалых  солдат  стоит  десяти
новобранцев.
     Он позвал отличного наездника, варвара-фракийца. Год назад тот пришел
к нему и попросился на военную службу. Хильбудию он понравился, и не зря -
уже скоро ему не было равных.
     Его-то и призвал к себе  Хильбудий.  Фракиец  был  смугл,  рыжеволос,
статен, очень похож обликом на славина. Хильбудий велел ему  снять  одежду
византийского  воина  и  надеть  короткие  холщевые  штаны,  какие  носили
славины. Он приказ ему также расседлать коня и под видом кочевника-пастуха
осторожно проехать по ущелью. Фракиец неплохо понимал язык славинов.  Если
ему встретится какой-нибудь славин, он должен расспросить его об  овцах  и
конях, прикинувшись, будто послан азиатским купцом,  едущим  торговать  со
славинами. И пусть внимательно посмотрит, нет ли в долине  следов  военных
отрядов.
     Фракиец мигом превратился из византийского всадника в пастуха-варвара
и уехал. Глядя по сторонам, он  беззаботно  пел  пастушью  песнь.  Поводья
свободно висели на конской шее. Словом, лазутчик ехал с таким видом, будто
ничто вокруг его не волновало. Однако лисьи глаза подмечали каждый след  в
траве, тщательно обшаривали густые кусты на склонах. Конский след! Фракиец
спешился и стал рвать щавель, росший возле ручья. Он жевал листья,  ползал
в траве, словно искал еще кислые стебли.  На  самом  же  деле  он  измерял
ширину следа, оставленного прошлой ночью конем Истока.
     Потом опять лениво взобрался на коня и поехал дальше. Он то  пускался
галопом, то останавливался, внимательно осматривая все кругом. И в  разных
местах он видел все тот же широкий  распластанный  след  бешено  мчащегося
коня. Чем дальше, тем больше возникало  у  него  подозрений,  тем  быстрее
вертел он головой по сторонам  и  тем  тревожнее  поблескивали  его  лисьи
глазки. И однако ничего другого он не мог  обнаружить.  Кусты  дремали,  в
лесу порой осыпались листья -  это  птица  садилась  на  ветку.  Вдруг  он
придержал коня. В ручье лежала падаль. Он спешился и подошел поближе.
     Конь! Через мгновение фракиец был в воде. Со всех сторон  он  оглядел
коня, но не нашел ни малейшего  признака  узды.  Дикая  лошадь!  Ее  гнали
волки, она пала и свалилась в ручей. Понятно, почему остались такие следы!
     Довольный, прыгнул он на коня, посмотрел чуть дальше - следы исчезли.
Ведь Исток мчался по воде.
     Однако фракиец ошибся. Конь  этот  принадлежал  одному  из  товарищей
Истока. Он пытался угнаться за Истоком, но конь его изнемог и  пал.  Юноша
задушил его ремнем, снял узду, столкнул труп  в  воду,  а  сам  скрылся  в
лесной чаще. Два других отрока поскакали в гору, решив добираться до  дому
таким путем, а не ущельем.
     Обрадованный  фракиец  повернул  коня  и  бешеным  галопом   помчался
докладывать Хильбудию, что все спокойно, что врагов нет.
     Неожиданно в самом узком месте долины прямо  перед  ним  возникла  из
травы человеческая фигура. Фракиец так рванул поводья, что конь  встал  на
дыбы.
     - Эй, пастушок, что ты тут делаешь?
     - Овец ищу; сотня овец у моего отца пропала. Три дня их  ищу.  Ты  не
видал? Откуда путь держишь?
     - Эх, парень, я тоже, вроде тебя, овец  ищу.  Только  я  их  ищу  для
византийских купцов. Кожи им нужны, шкуры; ты случайно не знаешь,  кто  из
славинов мог бы их продать?
     - В одном дне пути отсюда -  град  отца  моего,  Сваруна.  Там  груды
драгоценных мехов, горы буйволовых кож, много дорогих камней. Он охотно бы
продал, да сидит за Дунаем  этот  пес  Хильбудий,  и  не  выедешь  никуда.
Приводи купцов, накупят они здесь столько, что  им  и  не  снилось,  стоит
только приехать!
     - Иди, пастух, помоги тебе Даждьбог, ищи овец!  Да  сопутствует  тебе
Велес и скажи отцу, пусть ждет богатых купцов. Они хорошо заплатят...
     Молнией умчался фракиец, а вслед ему с любопытством  смотрел  пастух,
помахивая длинным прутом. Когда всадник скрылся за поворотом,  он  стиснул
кулак и погрозил: "Только придите, дьяволы, за мехами! Мы вас так обдерем,
что вы повезете в Константинополь меха из собственной шкуры!"
     И пастух, как дикая кошка, кинулся в лес. Это был Исток.
     Когда Сварун дал сигнал выступать, первым исчез из глаз отряд  легких
лучников во главе с Истоком. Они понеслись  прямо  в  гору.  Словно  дикие
звери, преследующие добычу, пробирались юноши между кустов,  ползли  через
пещеры, карабкались на кручи. Они двигались уверенно и осторожно, ни  одна
сухая ветка не  треснула  под  их  ногами,  ни  в  одном  из  колчанов  не
забренчали стрелы, они даже дышали беззвучно, хотя вождь  вел  их  быстро,
как молодой волк, бегущий по лесу.  Выйдя  на  гребень,  они  рассыпались,
утонув в высокой траве и ежевичных кустах, и в  темноте  -  луна  зашла  -
успешно двигались дальше. Когда рассвело, Исток взобрался на серую скалу и
осмотрелся. Кругом стояла тишина, как будто бы в лесу  не  было  ни  одной
живой души. Лишь изредка раздавался шелест листьев, словно  из  кустарника
выпорхнула дикая куропатка, да иногда на поляну то здесь,  то  там  падала
тень, мгновенно исчезая во мраке деревьев.
     Исток улыбался. Взгляд его горел,  как  у  сокола,  он  туже  затянул
ремень, на котором висел колчан, слез со скалы и пошел дальше.
     Уже половину своего утреннего пути прошло солнце, когда молодой вождь
остановился и клекотом ястреба дал сигнал, что отряд прибыл в  назначенное
место. Исток стоял в дубовой чаще на  крутом  сколе,  нависшем  над  самой
узкой частью долины. По его сигналу точно из-под земли выросли товарищи  -
из-за каждого куста, из-за каждого дерева, из травы, из расщелины скал, из
ложбин - отовсюду поднимались молодые воины.
     Исток бесшумно повел их вниз.  Ни  один  камешек  не  сорвался  и  не
полетел в долину. Они неслышно одолели крутизну и вскоре  достигли  густых
зарослей молодого леса. То было самое  удобное  место  для  лучников,  чьи
стрелы должны были лететь в долину. Исток  отдал  приказ  развернуться  по
склону в длинную тройную цепь, залечь в траве и  кустарнике  и  ждать  его
знака. Пока он не пустит стрелу, не двигаться.
     Затем Исток нарезал веток, воткнул их в щель на мшистой скале,  залез
туда и притаился на этом наблюдательном пункте.
     Отсюда-то он и  углядел  всадника,  лазутчика  Хильбудия.  Сперва  он
подумал, что это кто-нибудь из его вчерашних спутников,  и  чуть  было  не
вышел из своего укрытия, чтоб его окликнуть. Но тут  он  обратил  взор  на
высокого коня, на каких ездили византийцы. У славинов  таких  не  было.  В
голове его мелькнуло подозрение. Рука  сама  собой  потянулась  за  спину,
чтобы вытащить стрелу и послать ее в  грудь  иноземцу.  Но  он  удержался.
Быстро отстегнул ремень, колчан соскользнул у  него  со  спины,  рядом  он
положил лук, а боевой нож спрятал в коротких штанах из овчины. Все приметы
воина исчезли, и Исток тихо скользнул вниз по склону. В ущелье  он  сорвал
прут и принялся поджидать всадника.
     Он дождался его и сумел хитро и умно убедить фракийца,  будто  Сварун
один, без войска, сидит в своем граде. Теперь он был  твердо  уверен,  что
Хильбудий пойдет по ущелью.
     Когда фракиец возвратился и  доложил  Хильбудию  о  том,  что  видел,
полководец вновь помрачнел. Его огорчило, что настоящей  битвы  не  будет,
грабеж ему был противен.
     - Грабить по обычаю варваров, на забаву  императора,  чтобы  насытить
алчные толпы,  которые  зимой  нагрянут  в  город.  Тратить  миллионы!  На
дурацкий цирк, на увеселения!
     Разгневанный, он лег на траву. Воины со страхом смотрели  на  него  и
разговаривали только шепотом.
     В полдень Хильбудий встал и велел выступать.
     Тяжело вооруженные,  закованные  в  железо  пехотинцы  -  с  большими
щитами, копьями и мечами - шагали впереди. За ними ехал верхом Хильбудий в
сопровождении небольшого конного  отряда,  в  задачу  которого  входило  в
случае необходимости быстро передавать его приказы. Потом  шли  лучники  и
пращники - они представляли особую  опасность  на  расстоянии.  На  крутых
палках пращников были прикреплены  кожаные  пращи,  с  их  помощью  они  с
непревзойденной  ловкостью  метали  продолговатые,  заостренные  на  конце
кусочки свинца, называемые желудями; тот, кого  угощали  таким  "желудем",
наверняка выходил из строя.
     Войско медленно двигалось по ущелью. Солнце садилось и  необыкновенно
теплыми осенними лучами било в спины воинов. Хильбудий задумался. Шлем его
болтался за спиной на красном ремне. Многие  всадники  и  пехотинцы  также
расстегнули ремни и сняли шлемы. Шлемы весело поблескивали, а на  камешках
креста Хильбудия плясали озорные солнечные зайчики.
     Под чистым небом стояла гробовая тишина. Воины молча шагали  друг  за
другом. Лишь шум шагов раздавался в ущелье да ровно журчал ручей.
     Солнце  не  спеша  близилось  к  горизонту.  Долина  сужалась,   тени
сгущались над войском. Недалеко было самое узкое место ущелья.
     У молодых славинов, прятавшихся на склонах, кипела кровь. Они слышали
шум, изредка до них долетал звон мечей. Руки юношей потянулись к стрелам и
вставили их в луки, пальцы судорожно сжимали  оперения,  уже  лежавшие  на
тетиве. Вскоре в просветах  между  кустами  показались  передовые  шеренги
врагов.  Волнение  одолевало  юношей.  Нужна  была  железная  воля,  чтобы
сдержать эту лавину молодых воинов, жаждавших битвы и крови. Исток,  будто
окаменев, сидел на скале. Он поставил на землю свой  могучий  лук,  верная
стрела лежала на тетиве, мышцы на правой руке вздулись. Сердце  колотилось
так, что дрожал ремень, на котором висел колчан. Тяжело вооруженная пехота
уже проходила под ним. Он мог бы пустить свою стрелу, но глаза его  искали
Хильбудия, искали - и нашли.  Из-за  поворота  выехал  всадник  в  богатых
доспехах со шлемом за спиной. За ним по двое следовала вереница конников.
     Полководец Хильбудий! Едет один, беззаботно о чем-то  думая.  Вот  он
все ближе, все ближе.  Еще  пятьдесят  шагов  сделает  конь,  и  Хильбудий
окажется прямо под ним, Истоком.
     Исток крепче взялся за лук, тетива напряглась,  лук  согнулся...  Еще
десять шагов.
     Исток поднялся, изо всех сил натянул тетиву. "Дрн" -  запела  струна,
стрела зашипела в воздухе. Хильбудий внизу дико закричал: "Кирие елейсон!"
[Господи помилуй], взмахнул руками, коснулся виска, - там торчала  стрела,
- зашатался и упал с коня. В то  же  мгновение  засвистало  и  зашумело  в
воздухе, туча стрел сорвалась  со  склона  и  обрушилась  на  византийцев.
Раздался такой вопль,  что  задрожали  горы;  воины  Хильбудия  падали,  с
безумным криком пытаясь  вытащить  стрелы  из  ран.  Однако  паника  скоро
прекратилась. Сотники отдавали приказания, отряды сомкнулись, щиты  крышей
прикрыли их, стрелы ломались и отскакивали от бронзовых  шипов  на  щитах.
Словно могучий плуг, повернулось войско, закрытое щитами,  выставило  свое
острие  навстречу  нападающим  и  полезло  в  гору.  Пращники  и   лучники
византийцев устремились через  ручей,  они  шатались  и  падали  -  стрелы
пробивали  тонкий  панцирь,  -  но  упорно   лезли   в   гору,   чтобы   с
противоположного склона ответить врагу свинцовыми желудями. Передние воины
были уже близко, шагах в двадцати от Истока, и стрелы  славинов  оказались
тут бессильны, - свинец ливнем сыпался с противоположного  склона;  многие
юноши, с криком выпустив лук, падали и катились  вниз.  Исток  понял,  что
нужно уходить. Но тут-то с другой стороны затрубили рога.
     "Крок", - подумал юноша.
     Свинцовый ливень утих, снова  раздались  вопли  и  крики,  послышался
треск и топот. Точно дикий вепрь, ударил Крок  на  пращников  и  лучников.
Византийский клин, подбиравшийся к Истоку,  остановился:  солдаты  поняли,
что окружены. Дикая вольница Крока схватилась с легко вооруженной пехотой,
все сплелось в клубок, груды человеческих тел катились по  склонам,  воины
резали, рвали и кололи друг друга, боролись на дне ручья и  утопали,  вода
покраснела от крови. Византийские трубы дали сигнал к отступлению.  Тяжело
вооруженная пехота под  защитой  щитов  повернула  вспять  и  скатилась  в
долину. А там их уже поджидали могучие воины  Сваруна.  Копья  свистели  в
воздухе, пронзая крышу щитов. Началась схватка - грудь  с  грудью.  Секиры
били по щитам, разнося их в куски, мечи молниями рассекали тела славинов и
обагрялись кровью. Обезумевшие воины сражались  и  убивали  друг  друга  с
дикой  яростью.  В  центре  этой  свалки  оказался   неистовый   Радогост.
Шестоперы, вздымаясь, поражали бронзовые шлемы. Грохот и  крики,  стоны  и
рев, звон мечей, треск ломаемых копий оглашали воздух.
     Исток со своими стрелками бросился дальше по склону. Коннице  удалось
выбраться из побоища, и она пустилась в  бегство.  Воины  Истока  поражали
коней, и те падали под всадниками. Отроки с ножами кидались на  них,  юные
головы одна за другой слетали под  ударами  мечей  отборных  конников,  По
телам мертвых бежали другие, стаскивали византийцев на землю и душили  их,
наваливаясь всем телом.
     Ночь  опустилась  на  землю.  По  траве  текли  потоки  крови,  стоны
поднимались к небу, славины пели грозные давории так, что  гул  стоял  под
ясным свободным небом.



                                    6

     Победители разложили костры и толпами собирались вокруг них. Потом  с
головнями в руках разбрелись по долине в поисках погибших родичей.
     Морана царила всюду. Ручей в нескольких местах  был  запружен  телами
убитых. Казалось, мертвые все еще душили друг друга,  стискивали  в  руках
ножи, в зубах у них были клочья человеческого мяса, которые  они  вырвали,
впившись в неприятеля. Крока нашли в овраге, вокруг него  валялось  десять
убитых пращников. Один лежал на нем, и в  его  сердце  торчал  нож  Крока.
Великая печаль  охватила  Сваруна,  когда  к  костру  принесли  смертельно
раненного Радогоста. В груди его зияла глубокая рана, он дважды вздохнул и
умер. Это был самый уважаемый старейшина антов.
     Славины и анты победили, но заплатили  за  победу  морем  крови,  ибо
воины Хильбудия сражались храбро, они были хорошо  вооружены  и  прикрыты.
Если бы не перевес в численности вражеских войск, византийцы проложили  бы
себе путь и ушли.
     "Все византийцы погибли!" - решили вожди и старейшины. Сварун  в  это
не верил. В трех местах его панцирь из конской кости был рассечен, он  сам
был измучен, но об отдыхе и не  помышлял.  Он  обошел  убитых,  пересчитал
византийцев и покачал головой.
     - Их должно быть больше, у Хильбудия  было  войско  сильнее!  Или  он
оставил отряды в лагере, или часть их ушла.
     Поэтому Сварун не мог дать людям отдых.
     В граде уже знали о победе и выслали  навстречу  много  коней,  чтобы
погрузить на них раненых и доставить домой.
     Сварун выбрал двадцать хорошо вооруженных воинов, посадил их на коней
и велел ночью добраться по равнине к  мосту.  Там  они  должны  хорошенько
укрыться и тщательно охранять мост. Если по  пути  им  встретится  беглец,
пусть убьют его; к мосту никого не  пускать,  расправляться  на  месте.  В
лагере не должны знать о поражении Хильбудия,  иначе  византийцы  разведут
мост, и славины не смогут перейти Дунай.
     Раненых собрали и отправили  в  град.  Среди  них  оказалось  человек
пятьдесят византийских воинов. Их  ожидало  рабство.  Когда  все  улеглись
отдыхать, Сварун в одиночестве остался возле огня и погрузился в раздумье.
Он понимал, что необходимо занять вражеский лагерь.  Но  ведь  это  лагерь
Хильбудия! Его укрепления можно взять лишь  ценою  жизни  половины  воинов
славинов. Он думал, лоб его бороздили морщины, а пальцы  перебирали  белую
бороду, окропленную кровью. От соседних костров  доносился  смех  отроков,
там запели победную песнь.  Лицо  Сваруна  все  больше  мрачнело.  Как  же
овладеть вражеским лагерем без потерь?
     - Святовит, одари меня лукавой мудростью! Еще раз пошли озарение моей
седой голове, ведь потом я навеки лягу отдыхать. Один только раз...
     Голова его опустилась так низко, что лбом он коснулся рукоятки  меча,
вонзенного в землю. Усталые веки закрылись, тело жаждало сна, но душа была
в тревоге, полна  забот.  Постепенно  гасли  костры,  а  небо  на  востоке
пламенело тонкой красною лентой.
     И словно искра этого небесного сияния сверкнула в голове Сваруна.  Он
проворно поднялся с радостным возгласом.
     Запели  трубы,  воины  проснулись  и  выстроились   тесными   рядами.
Старейшины окружили Сваруна.
     - Братья, старейшины славинов, предводители антов, храбрые  воины,  -
сказал он.  -  Боги  не  оставили  нас,  Перун  поделом  поразил  дерзкого
Хильбудия, татя нашей свободы, поразил его войско. Бесславно смердят трупы
врагов, теперь они - пища для коршунов и лисиц. Но погибла  лишь  половина
его рати. Нам нужно ударить по их гнезду за Дунаем, мы  должны  разгромить
их лагерь, ибо придет другой  Хильбудий  и  вновь  станет  убивать  нас  и
грабить. Византиец, как змея, засел в своем лагере. Вам ведомо, какие  там
валы, кипящая смола, какие крепкие копья  и  быстрые,  как  молнии,  мечи.
Больше половины из нас сложат головы на валах, а вражеский  лагерь  мы  не
возьмем.
     - Давайте разрушим мост и вернемся к своим стадам, - предложил старик
ант.
     - Нет, брат! Мост наш. Нельзя ломать ветвь,  на  которой  сидишь.  По
мосту пойдут наши воины, чтобы вернуть награбленное. Потому  мы  и  должны
взять лагерь!
     - Ударим по них! Возьмем измором! Сожжем их в собственном гнезде!
     Возбуждение охватило собравшихся. Воины поднимали вверх копья и мечи,
размахивали над головой тяжелыми секирами.
     - Да, мы ударим на лагерь, но  сохраним  свои  головы.  Пусть  Морана
отойдет в сторону и издали любуется на нашу победу!
     Все широко раскрыли глаза, с жадным любопытством  глядя  на  Сваруна.
Воины еще теснее сомкнулись вокруг.
     - Братья, благодарите Святовита! Он одарил мою седую голову  воинской
хитростью!
     Радостный клич пронесся над толпой.
     - Быстро переоденьтесь в  платье  византийцев,  надвиньте  их  шлемы,
возьмите в руки щиты - и вперед!
     Все остолбенели. Никто не смел произнести ни слова. В таком неудобном
снаряжении?! Да Сварун просто обезумел! Смилуйся над ним, Святовит!
     Никто не трогался с места. Но Сварун решительно повторил:
     - Шлемы на голову! Надеть доспехи!
     Воины разбрелись по долине  и  склонились  над  трупами  византийских
солдат. Они снимали с них шлемы, отстегивали доспехи, стаскивали  красивые
окованные портупеи. Исток разыскал Хильбудия. Убитый  полководец  навзничь
лежал в траве. В руке у него была стрела, которую  он  успел  вытащить  из
раны перед смертью. Хильбудий был герой, и Истоку захотелось  иметь  такое
же вооружение, чтобы можно было не подстерегать  неприятеля  в  засаде,  а
биться с ним в открытом бою. О, совсем по-другому радовался бы Исток, если
бы он в таком вот вооружении встретился с Хильбудием в чистом поле. Они бы
пустили  коней  навстречу  друг  другу,  копье  бы  стукнуло  о  копье   и
переломилось, тогда они выхватили бы мечи и стали  бы  рубиться  так,  что
искры засверкали. По  лицам  струился  бы  пот,  соперники  обливались  бы
кровью, наконец Исток разрубил бы вражеский шлем, и Хильбудий упал  бы  на
землю. Да, то была бы победа!
     С чувством грусти он снял с трупа доспех и надел на себя. Какой  силы
человек был этот Хильбудий! Грудь шире, чем  у  него,  Истока!  Отстегивая
доспех, юноша заглянул под холщевую рубаху Хильбудия. Сколько шрамов,  вся
грудь исполосована. Да, то был герой!
     Исток затянул на  себе  доспех,  испытывая  неподдельное  уважение  к
убитому врагу. Потом он оттащил труп в кусты, укрыв его как следует землею
и ветками. Нельзя, чтобы тело такого героя терзали дикие  звери  и  хищные
птицы.
     Вслед за воинами преобразились  и  кони  -  их  покрыли  византийской
сбруей. Исток вскочил в седло, воины веселыми криками приветствовали  его,
добродушно посмеиваясь над нарядом Хильбудия.
     Всем доспехов не  хватило,  и  остальные  воины  по  приказу  сваруна
поместились в середину отряда.
     Сварун распорядился немедля трогаться в путь, но взять вправо,  чтобы
холм у реки прикрывал их движение. У  его  подножия  славины  отдохнут,  а
ночью двинутся по мосту в лагерь.
     В град он послал быстрых гонцов с приказом  гнать  вслед  за  войском
баранов и крупный рогатый скот, а также везти мехи  с  медом  и  пшеницей,
чтобы достойно отпраздновать победу.
     Войско с криками, смехом  и  шутками  двинулось  по  ущелью.  Неловко
чувствовали себя славины в тяжелом воинском снаряжении. Шлемы висели у них
за спиной, и среди них не было ни одного целого. На  всех  вмятины,  ремни
оборваны, застежки расколоты. На доспехах виднелись следы ударов, дыры  от
копий, кровь, перемешанная с землею, запеклась на них. Тяжело шли  славины
по  равнине.  Застигни  их  сейчас  убитый  Хильбудий,   он   вырубил   бы
неповоротливых воинов всех до последнего с помощью одной лишь манипулы.
     Истоку казалось, что он в оковах.  Он  был  превосходным  наездником,
однако тяжелый щит доставлял ему столько  неудобств,  что  при  первой  же
схватке он швырнул бы его на землю, а  сам  выскочил  бы  из  непривычного
седла.
     Не успело  войско  Сваруна  перейти  равнину,  как  многими  овладело
малодушие. Люди снимали  шлемы,  некоторые  украдкой  бросали  их,  другие
отстегивали доспехи, которые в кровь ободрали кожу на голом теле.  Закричи
на них в этот миг даже самый чтимый  старейшина,  вспыхнул  бы  бунт,  они
остановились бы, побросали оружие и отказались выполнить  приказ  Сваруна.
Люди оборачивались, с завистью глядя на воинов без тяжелых доспехов, а  те
безудержно смеялись над своими товарищами.
     Однако огненного взгляда Сваруна все-таки побаивались. Он гордо  ехал
в  снаряжении  конника,  рядом  с  ним  отрок  нес  штандарт  Хильбудия  -
изображение  дикого  вепря  на   позолоченном   древке.   Воины   подавили
необузданную страсть к свободе даже  в  движениях,  смолкли  и  шагали  по
высокой траве, стремясь как можно скорее достигнуть цели и освободиться от
непривычного бремени. Все были убеждены, что  Сварун  просто  обезумел  от
радости  и  потому  возложил  на  них  такую  тяжесть.  Длинная  тень  уже
протянулась от холма по равнине, когда  войско  приблизилось  к  подножию.
Беспорядочно бросились воины в кусты и повалились на желтые листья и сухую
траву. Они стаскивали шлемы, с грохотом сбрасывали на землю доспехи.  Смех
и крики огласили окрестность. Необузданная толпа свободных людей  опьянела
от победы.
     И тогда на коне к старейшинам подскакал Сварун.  Брови  у  него  были
нахмурены, как у разгневанного Перуна, глаза метали молнии.
     - Встать! Надеть доспехи, шлемы на голову! Какие вы воины?  Одичавшая
орда! Либо повинуйтесь Сваруну, старейшине, либо  сбросьте  меня  с  коня,
пронзите мечами, вырвите сердце и  повесьте  его  на  ветку  для  приманки
волков и лисиц!  Лучше  сердцу  быть  в  зверином  желудке,  чем  в  груди
человека, который должен вести за собой такое войско! Позор  вам,  клянусь
богами!
     Исток бросился к своим отрокам и повторил им приказ  Сваруна.  Подняв
руку, командовал он, и слова его падали на головы славинов тяжким молотом,
что крушит все на своем пути.
     Шум стих, толпа  начала  подниматься.  Всем  почудилось,  будто  сама
Морана схватила их за крепкие глотки. Сварун  походил  на  грозного  бога,
который вот-вот метнет в них молнию, а Исток,  казалось,  вырос  на  целую
пядь и плечи его походили на скалу.
     - Когда угаснет солнце и  вытянутся  тени,  поднимайтесь  и  идите  к
мосту, а  через  него  в  лагерь.  Полночь  еще  не  минет,  а  вы  будете
благодарить Святовита за то, что он озарил меня воинской хитростью.
     Воины не понимали еще, что  задумал  Сварун.  В  их  головах  бродило
немало непокорных мыслей, пока они надевали шлемы и  застегивали  доспехи.
Вопрошающим взглядом смотрели они  на  своего  старейшину,  который  хотел
превратить их в настоящее войско.
     Тени удлинялись, трепетали и исчезали. Солнце скрывалось.
     - Вперед!
     Исток ехал первым. Молча  шагал  отряд  за  отрядом.  Впереди  тяжело
вооруженные воины, в середине - славины без  доспехов,  позади  лучники  и
пращники. Безмолвие царило вокруг, лишь под ногами гудела степь.  В  сизой
мгле показался Дунай - широкий, гладкий пояс на равнине. Поперек  пояса  -
темная лента. К ней и повернул коня Исток.
     - Приготовить копья, секиры и мечи! - шепотом передали из уст в  уста
его приказ.
     Из ремней вынуты секиры, ладони судорожно сжали рукояти мечей,  копья
взяты наперевес. В воинах пробудилась страсть, вспыхнул огонь и жажда боя.
     За черной лентой вздымался четырехугольник, над ним вился дым.  Исток
взмахнул мечом в ту сторону.  Все  взгляды  были  прикованы  к  вражескому
лагерю.
     Стало совсем темно. Сизая мгла пеленой наползала на реку.  Сто  шагов
отделяло войско от моста. Две темные тени маячили перед ним. "Часовые",  -
подумал Исток.  Он  нагнулся  влево,  нагнулся  вправо  -  сообщил  своим.
Припустил коня, воины поспешили следом.
     Подъехали к самому  мосту.  Луны  еще  не  было.  Стража  почтительно
расступилась, приветствуя Хильбудия. Но вот  треснули  доспехи  часовых  -
могучие копья,  брошенные  изо  всех  сил,  пробили  им  грудь.  С  криком
повалились они наземь. Но шум на мосту заглушил их крик. Доски стучали под
ногами войска, мчащегося через реку.
     И тут же радостно запели трубы на валах. В  лагере  запылали  факелы,
настежь распахнулись ворота.
     Только  теперь  поняли  воины  замысел  Сваруна.  Византийцы  ожидали
возвращавшегося с добычей победоносного Хильбудия.
     Вихрем помчались славины с моста, закричав и завыв так, что  застонал
воздух, и яростно устремились вперед.
     Исток был уже в воротах. Стража растерялась. Факелы падали на  землю,
но самые храбрые из славинов уже ворвались в лагерь. Пошли в  ход  секиры,
затрещали доспехи, в воздухе засверкали мечи. Поднялась страшная суматоха.
     - Склавеной, склавеной! [Славины, славины! (греч.)] - неслось со всех
сторон.
     Посреди претория перед  шатром  Хильбудия  мгновенно  собрался  отряд
отборных воинов. Дух Хильбудия ожил в  лагере.  Взлетели  в  воздух  мечи,
воины укрылись  за  щитами  -  возникла  непробиваемая  стена,  о  которую
разбивались потоки славинов. Сварун ошибался, полагая, что застанет ромеев
врасплох. Отправляясь в поход, Хильбудий оставил в лагере  отряд,  который
день и ночь должен был находиться в боевой готовности, чтоб оказать помощь
в случае нужды. Поэтому разгорелся такой грозный бой, какого не помнил  ни
один из воинов.
     Услыхав крики и шум в лагере, оставшиеся снаружи славины бросились на
валы: залезая друг другу  на  плечи,  они  перебирались  через  деревянные
стены, врывались  в  лагерь  и,  достигнув  претория,  кидались  в  жуткую
шевелящуюся кучу, из которой торчали копья и над  которой  сверкали  мечи;
кровь  брызгала  во  все  стороны,  трупы  громоздились  на  земле.  Воины
скользили и падали в горячие лужи  крови.  Монолитная  стена  византийских
воинов давала трещины, расходилась, опять  смыкалась  и  яростно  поражала
мечами все вокруг. Все более мощная волна билась об эту стену, она  начала
поддаваться, слегка накренилась, славины усилили напор, и она рухнула.  Но
в то же время распахнулись ворота в западной  части  крепости,  и  из  них
вырвалась византийская конница, которую до тех пор прикрывала живая стена.
Она врезалась в толпу обнаженных славинов, мечи поражали голые тела, трупы
откатывались влево и вправо, конница проложила себе путь и исчезла на юге,
в ночной тьме.
     Стоны, вздохи, хрип и клокотанье огласили лагерь. Славины лезли через
валы, в нетерпении спихивали друг друга во рвы. Неуспевшие принять участие
в бою, жаждали крови, рубили мертвые тела  и  неистовствовали  в  безумном
угаре.
     Трубили рога, кричали старейшины, отгоняя и колотя людей. А те  будто
лишились рассудка, будто озверели, и уже приходилось опасаться, как бы они
не сцепились друг с другом.
     Сварун приказал зажечь факелы. Луна не спеша вышла на небо. На  валах
кишели полуголые  люди  с  поднятыми  над  головой  копьями  и  мечами,  с
шестоперами и секирами в руках. А посреди лагеря, под  обломками  копий  и
под осколками мечей,  покоилась  залитая  кровью,  стенавшая  и  хрипевшая
жертва Мораны, в самом низу лежал, покрытый грудою трупов, герой и надежда
всего войска славинов - Исток.



                                    7

     Миновала полночь, а вокруг лагеря Хильбудия по прежнему стоял гомон и
крик. Всюду горели костры, возле них шумели,  словно  обезумевшие,  воины.
Лагерь  был  разграблен.  С  шатров  содрали  воловьи  шкуры  и  попоны  и
разбросали их по равнине. Воины валялись на  этих  шкурах,  Дрались  из-за
них, выхватывали друг из-под  друга  и  рвали  на  куски,  они  опустошили
житницу и уничтожили  запасы  сушеного  мяса.  Сражались  из-за  окороков,
рассыпали зерно по земле, бегали от костра к костру  и  орали,  опьяненные
победой. Лишь мудрые старейшины да старые воины степенно сидели  у  костра
Сваруна. Они видели, как беснуются отроки,  как  орут  пастухи  и  молодые
воины, злые, словно волки, завистливые, алчные, вечно готовые к  утехам  и
дракам. Никто не поднимался, чтобы усмирить и успокоить их.
     Они хорошо знали свое племя. Как молодые зубры, росли отроки  в  лесу
под солнцем свободы. Едва сойдя с материнских колен, они гнали ягнят в лес
и на пастбище, там и ночевали, опасаясь только  тяжелой  руки  старейшины,
которого почитали их отцы, потому  что  сами  его  избрали  и  добровольно
приняли его власть.
     Старейшины не потеряли в бою ни одного человека. Молодежь шла первой,
они пустили ее на кровавое дело, а сами в большинстве своем  остались  вне
лагеря. Тем не менее их лица сияли гордостью и счастьем победы.
     Только Сварун был печален, так печален, что сидел, согнувшись  в  три
погибели, - гордый старейшина, победитель  дерзкого  Хильбудия.  Последняя
его опора, Исток, доказавший в этом бою, что он будет достойным  отпрыском
славного рода Сваруничей, его сын, недвижимо лежал под  полотняным  шатром
возле огня.
     После боя отец не успокоился до тех пор, пока из-под горы  трупов  не
извлекли  тело  сына.  Слезы  хлынули  у  него  из  глаз,  когда   подняли
окровавленного Истока. Сварун упал на тело юноши и разрыдался.
     Внезапно он вскочил на ноги.
     - Он жив! Сердце забилось!
     В глазах его загорелась надежда.
     Юношу вынесли из лагеря, раскинули шатер и положили его  там.  Сварун
призвал волхва - у него была слава ведуна, которому  боги  открывают  свои
тайны.
     Волхв  стащил  с  Истока  доспех,  снял   шлем   и   осторожно   омыв
окровавленное тело, стал искать рану. Приложив ухо к сердцу,  он  довольно
закивал головой.
     - Жив он, Сварун, жив твой Исток!
     Рану волхв найти не смог. "Одурманен? Оглушен?"  -  бормотал  он  про
себя.
     Шлем Хильбудия на голове Истока был измят и разрублен.
     - Оглушен он! По голове его сильно ударили. Проснется Исток. Надейся,
отец, и обещай жертву богам!
     Сварун решил принести в дар  самого  крупного  бычка,  если  сын  его
придет в себя и поправится.
     Волхв велел отцу выйти и оставить его одного с Истоком.
     Сварун,  с  почтением  вняв  его  словам,  пошел  со  своей  мукой  к
старейшине и опустился около них на землю.
     Время тянулось бесконечно.  Старик  рассматривал  звезды,  глядел  на
луну, и ему казалось, что они  прикованы  к  небу.  Ничего  не  двигалось.
Сварун думал, что не выдержит таких сомнений и ожидания, умрет прежде, чем
настанет утро. Когда кто-нибудь подходил  к  огню  и  раздавался  ликующий
возглас, он вздрагивал, поднимал голову  и  озирался.  Он  ждал  волхва  с
радостною вестью. Но того все не было.
     Старейшины укладывались на покой и засыпали. На траве уже растянулась
добрая половина войска, огни затухали. Лишь молодежь шумела, диким песням,
ссорам и перебранкам не было конца.
     Сварун затыкал уши,  сидя  в  мучительном  ожидании.  Он  все  больше
сгибался, словно утес, уходящий в землю.
     Звезды побледнели, стали гаснуть и исчезать  с  посеревшего  неба.  И
тогда плеча Сваруна мягко коснулась чья-то рука.
     Старец затрепетал.
     Волхв призывал его, лицо волхва озаряла радость.
     - Сварун, славный старейшина, твой  род  не  исчезнет.  Слава  богам,
Исток пьет воду!
     Старец быстро встал и бросился в шатер.  Исток  радостно  смотрел  на
него, на губах юноши играла улыбка. Отец опустился на колени и зарыдал:
     - Исток, Исток, сын мой...
     Когда  выплыло  солнце,  изнемогла  и  молодежь.  Самые   неугомонные
повалились на землю. Солнечные лучи  никого  не  разбудили,  равнина  была
покрыта спящими телами, словно  мертвецы  лежали  на  ней.  Только  Сварун
расхаживал перед шатром Истока, благодарно  протягивая  руки  к  солнцу  и
шепча молитвы.
     Около полудня зашевелились, загомонили люди, утомленное войско  вновь
ожило. А с севера к Дунаю потянулась длинная вереница  нагруженных  коней,
заблеяли стада овец. Это из града подвозили еду и питье.
     Многие отроки пошли встречать своих, вскоре  они  пригнали  в  лагерь
коней и скот.  Приехали  и  девушки,  между  ними  на  разукрашенном  коне
восседал Радован с лютней. Он пел новую победную песнь  и  так  ударил  по
струнам, что они гудели.
     Разгрузили жито и мед, расхватали овец и принялись их резать. Равнина
из ложа превратилась  в  огромный  пиршественный  стол.  Отовсюду  неслись
крики, смех, люди пели и плясали.
     Радован устроился среди девушек и окруживших его молодых  воинов.  Он
сидел на старом  пне,  играл,  сколько  выдерживали  пальцы  и  струны,  и
рассказывал веселые побасенки о своих странствиях. Молодежь хохотала  так,
что дубрава дрожала от неистового веселья.
     - Эй, Радован, а ты чего спрятался? Почему не пошел с нами и не  пел,
когда мы били византийцев? - поддел певца молодой воин.
     - Благодари свою матушку, что ты лет на десять раньше не родился.  Не
то я двинул бы тебя по черепу лютней, своей  драгоценной  лютней,  за  эту
болтовню так, что у тебя бы язык к небу присох. Но ты молод и дерзок,  как
жеребенок, и Радован прощает тебя!
     - Препоясался бы ты мечом, спрятал лютню в шатер к девушкам  и  пошел
бы с нами!
     - Я не пошел с вами. Это верно. Но  верно  и  то,  что  вой,  который
поднимаете вы, молодые волки, способен навсегда оглушить меня. А кто потом
будет настраивать струны? Уж не ты ли? Ведь для твоих ослиных ушей  ивовая
ветка и то слишком тонка. Кто бы  кормил  Радована,  коли  он  не  мог  бы
бродить с лютней по свету? Уж не ты ли? Да ведь у тебя  не  найдется  даже
козьего молока, чтобы напоить голодного пса. Молчи уж, паршивец!
     Все засмеялись, а Радован гордо заиграл, затянув  веселую  песнь.  Но
парней забавляла злоба Радована.
     - А что ты делал в граде, пока мы сражались за свободу?
     - За девушками бегал!
     Девицы зафыркали.
     - Смотри, Радован, несдобровать тебе!
     - Коли ваши девушки могут польститься на меня,  старика,  мне  они  и
даром не нужны!
     - Так ведь ты  недавно  врал,  будто  сама  царица  любовалась  твоей
красотой!
     - Императрица Феодора - мудрая женщина, глупцы!  А  было  это  тогда,
когда лоб мой еще не покрывался морщинами  и  не  было  гусиных  перьев  в
бороде!
     - Если бы Хильбудий напал на град, ты, Радован, убежал бы в лес,  как
барсук в свою нору! Жалко, что он погиб и избавил тебя от такой забавы!
     - Убежал? Когда это я убегал? А ну,  девушки,  скажите,  разве  я  не
сидел день и ночь на валах и не  сторожил  град,  словно  рысь  в  буковом
дупле?
     - Притаился на валах и дрожал.
     - Конечно, дрожал! Не терпелось хоть раз показать миру,  каков  герой
Радован, когда приходит беда...
     Загудела лютня, девушки взялись за руки, и хоровод закружился  вокруг
веселого певца.
     Отдохнув, Радован отобрал несколько отроков и пошел с ними в лагерь.
     - Найдем, наверняка найдем, знаю я византийцев! Они  шагу  не  ступят
без этого  божественного  напитка.  О  меде,  конечно,  ничего  худого  не
скажешь, пиво тоже - добрый напиток, но вино...
     Радован жадно облизнулся.
     Скитаясь по свету, он много раз играл  византийским  воинам,  которые
даже в походах не таили своего пристрастия  ко  всякого  рода  зрелищам  и
цирку.  Любой  бродячий  плясун,  придурковатый  певец,  болтливый  актер,
распутная танцовщица - все были тут желанными  гостями,  всех  их  ласково
привечали, всем щедро  платили.  Радован  знал  об  этом  и  потому  любил
заходить в пограничные лагеря, где  всегда  уютно  устраивался.  Ему  было
хорошо известно, что во всех лагерях имелись обильные запасы вина.
     Вот и сейчас он пошел на поиски зарытых в землю сосудов.  Лагерь  был
разгромлен и разбит. Торчали лишь  отдельные  колья,  и  между  ними  были
рассыпаны, втоптаны в грязь пшеница и ячмень.
     - Тут! Коли здесь житница, - вино где-нибудь неподалеку!
     Они принялись тщательно искать, отваливая колоды и  оттаскивая  прочь
трупы, так и оставшиеся непогребенными.
     Старик осторожно  постукивал  ногой  по  земле.  Вдруг  по  звуку  он
определил, что под ним пустота.
     - Стоп, юность глупая, есть,  есть!  Погреб  тут!  Моя  пятка  больше
стоит, чем ваши носы!
     Отроки отвалили несколько бревен, оттащили перевернутую двуколку -  в
земле  показалась  дощатая  дверца.  Нагнувшись,  они  ухватились  за  нее
сильными руками, запоры лопнули, открыв вход в подземелье с  узкой  крутой
лесенкой.
     Радован первым кинулся вниз.  С  ликующим  криком  он  поднял  первый
попавшийся глиняный кувшин и прильнул к нему с такой жадностью,  что  вино
громко заклокотало в его  горле.  Запасы  были  обильными.  Высокие  узкие
кувшины с большими ручками из красноватой глины выстроились вдоль стены. С
потолка свисали мехи, также наполненные вином.
     Славины стали выносить вино из  погреба.  Всем  хватило  по  кувшину.
Радован тянул из большого меха - он прогрыз его, чтобы снять пробу,  и  не
мог оторваться. Вино было отменное!
     Скоро все прослышали о погребе и сломя  голову  бросились  в  лагерь.
Люди толкались у входа, пили прямо из кувшинов, тащили их  к  кострам,  на
которых жарились бараны.
     Лагерь захлестнули пьяные крики и песни, кто  плясал,  кто  бранился,
кто  дрался.  Лишь  поздней  ночью,  уставшие  и  хмельные,  люди  заснули
мертвецким сном.  Радован  задремал  было  с  лютней  на  коленях,  потом,
покачнувшись, растянулся на земле, сунув под голову  лютню  с  оборванными
струнами.
     В то время как юное войско безумствовало в пьяном угаре, Исток  лежал
у шатра. Любиница поставила возле него рог с лучшим медом  и  села  у  ног
брата, не сводя с него глаз.
     - Исток, это Перун отнял тебя у Мораны. Когда ты  пришел  в  себя,  я
принесла ему в жертву самого жирного ягненка. Милостив Перун!
     Брат с благодарностью посмотрел  на  сестру.  На  лице  его  боролись
сомнения и вера. Он приподнялся на локте.
     - Не нежно, брат, тебе надо лежать. Так велел волхв.
     - На бойся, Любица! Мне совсем почти не больно.
     Он ощупал свою голову.
     - Расскажи, Исток,  как  ты  сражался.  Тебя  вытащили  из-под  груды
мертвых и ты жив! Велик Перун!
     - Мрак в моей памяти. Помню только,  что  я  первым  ворвался  сквозь
ворота в лагерь. За мной, как овцы, кинулись наши отроки.
     - И все погибли!
     - Все погибли? О Морана!
     - Над тобой она смилостивилась, возблагодарим ее!
     - Ты, Любиница, не знаешь,  как  дерутся  византийцы!  Они  поставили
передо мной стену из щитов, и мечи из-за нее сверкали, как молнии.  Я  бил
по шлемам, но они были, как наковальни. Мой меч треснул и раскололся.  Вот
тогда-то меня и задело по голове, все перед глазами завертелось, я упал, и
меня прикрыли собой товарищи.
     - Но ощупай свою голову, там нет раны! О велик Перун!
     - Милая, не будь на мне шлема, меня не спасли бы и боги!
     - Шлема?
     - Шлема Хильбудия, он в шатре. Принеси его.
     Исток взял в руки рассеченный шлем и долго рассматривал его.
     - Как он красив, сколько на нем драгоценных камней.
     - Он спас меня от смерти, Любиница!
     Ножом Исток извлек из креста жемчуг.
     - Половину тебе, сестра, половину мне, нанижи его на золотые обручи и
носи в височных гривнах.
     - В память о твоей победе!
     - А я в память о товарищах!
     Он высыпал камни в маленький, окованный серебром рог,  который  носил
на поясе, - талисман знаменитой знахарки.
     Вечер опускался на землю. В воздухе клубился туман. Лагерь утих.
     Только Исток бодрствовал в своем шатре и раздумывал,  подперев  рукой
еще болевшую голову.
     "Мы победили. Это верно. Но ведь на самом-то деле победила  отцовская
мудрость. Лукавство победило, а не мы. И все-таки с тремя я бы справился в
бою, каждый славин и ант может уложить трех или  четырех  византийцев!  Но
оружие у нас топорное, сражаться мы толком не  умеем!  А  одной  силой  не
возьмешь".
     Он  вспомнил,  как  когда-то   маленькое   племя   славинов   продало
византийцам свой град, отдало в рабство своих дочерей, отдало много  скота
и овец, чтобы выкупить себя. И  когда  пришли  византийские  воины,  чтобы
получить купленное, женщины плевали в лицо своим мужьям и кричали: "И этих
лукавцев вы испугались? Вы, воины? Позор!"
     Исток думал  о  том,  каким  замечательным  войском  могли  бы  стать
объединенные племена, умей они  хорошо  сражаться.  Они  подступили  бы  к
воротам  самого  Константинополя.  Насколько  малочисленнее  было   войско
Хильбудия! Славины напали на  византийцев  из  засады,  заняли  лагерь,  и
все-таки убитых у них больше, чем у византийцев. А стоит  нагрянуть  ночью
сотне всадников во главе с таким вот Хильбудием, и  они  разобьют  большое
войско славинов в пух и прах. Орда завыла бы,  и  не  помогли  бы  никакие
приказы; горстка людей одолела бы тысячи.
     Исток был опечален. Впервые участвовал он в битве, но уже понял,  что
дикая, необузданная сила - еще не все. Он знал,  что  скоро  ему  придется
занять место  Сваруна,  что  через  несколько  лет  он,  возможно,  станет
старейшиной, поведет за собой войско...
     Тяжелая голова скользнула с руки на ложе; черные мысли о грядущем  не
давали душе покоя.



                                    8

     На другое  утро  Сварун  созвал  всех  вождей,  старейшин  и  опытных
ратников на военный совет,  чтобы  установить  мир  и  порядок  в  войске.
Собрались седовласые мужи, и сказал Сварун:
     - Мужи, старейшины, славные ратники, сражение закончилось, однако  не
совсем. Великий Перун принял нашу жертву под липой и сказал  свое  громкое
слово. Враг разбит, нам светит солнце свободы, вольно пасутся наши  стада.
Славины и анты снова стали тем, чем были когда-то и чем  должны  пребывать
во веки веков. Хвала Перуну, и под липой  мы  принесли  ему  новую  жертву
благодарности!
     Но говорю вам, сражение не совсем  закончено.  Возможно  ли  оставить
плуг посреди нивы и в ясную погоду удалиться  домой?  Мы  глубоко  вонзили
плуг, пошла широкая борозда, - значит,  вперед,  братья!  Вернем  хотя  бы
крохи того хлеба, который три года забирал у нас Хильбудий. До морозов еще
далеко, ударим же по вражеской земле, возвратим отнятое  у  нас.  Овцу  за
овцу, корову за корову, а христиан и христианок пригоним домой, чтобы  они
пасли скот, сеяли и жали вместо наших погибших сынов. Таковы  думы  вашего
старейшины, которого вы сами  избрали,  дабы  в  преклонные  годы  он  шел
впереди и вел вас в сражения. Старейшины, мужи, молвите мудрое слово!
     Поднялся старейшина Велегост, богатый и уважаемый славин.
     - Много своих людей потерял я в этом бою, два сына  моих  полегли  на
поле брани. Но я говорю: жив я, есть у меня еще два сына, и пусть  все  мы
падем, если нужно, но прежде отмстим и получим долг сполна.  Мудр  Сварун,
его слово - воля богов.
     - Отомстим! - подхватили славины.
     Старейшины антов молчали. Зорко поглядел  на  них  Сварун.  Забота  и
страх отразились на его лице.
     - Братья наши, анты, вы живете дальше  нас  и  не  так  страдаете  от
византийцев,  как  мы.  Но  если  вы  хотите  пребывать  в   безопасности,
воздвигните впереди себя стену! Эта стена мы, ваши братья! Пусть же и ваши
камни будут в этой общей стене, ваши могучие камни, и вы сможете  спокойно
спать со своими семьями и вольно пасти свои стада!
     Встал старейшина антов Волк.
     - Братья славины, зима стоит у дверей и стучит в них.  Она  застигнет
нас в горах и возьмет в капкан. Не станем искушать богов! Они  много  дали
нам на сей раз! Возвратимся мирно по домам! А  весной  соберемся  вновь  и
пойдем через Дунай!
     Анты громогласно одобрили слова своего старейшины. Славины  хмурились
и ворчали.
     Стремясь добрым словом унять распрю, поднялся Сварун.
     Ты мудро сказал, старейшина Волк. Но, говорю я, не так уж  мудр  тот,
кто заколов и изжарив ягненка, оставляет его и уходит с пустым желудком!
     - Мы не уйдем, мы хотим досыта наесться, - зашумели славины.
     - Не вы одни! Надо быть справедливыми. Анты были верными  соратниками
и издалека пришли нам на помощь. Разве напрасно  трещали  копья,  напрасно
ломались мечи, напрасно летели головы?  Нет.  Награда  принадлежит  им  по
праву. Мы не можем дать ее  сейчас,  но  там,  куда  мы  идем,  они  будут
вознаграждены с лихвой.
     Встал ант Виленец, богатый и хвастливый человек.
     - Волк верно сказал. Не надо  награды.  В  погоне  за  нею  мы  можем
попасть в лапы зимы,  и  тогда  горькая  расплата  ждет  нас.  Поэтому  мы
возвращаемся.  Дом  наш  далек.  Мы  поступим  мудро,   если   не   станем
уподобляться тому алчному мужу, что умер от обжорства.
     Зашумели анты, единодушно требуя возвращения домой.
     Горько было Сваруну. Опечалила его междоусобица. На границе совсем не
осталось вражеских гарнизонов, можно беспрепятственно проникнуть за  Дунай
и взять богатую добычу, но вот анты не хотят. Старый вождь решил  еще  раз
убедить их.
     - Похвально, что вы стремитесь  домой.  Мы  проводим  вас  с  большим
почетом. Но спросите своих воинов, может, не откажутся они всего  лишь  за
один месяц получить больше, чем  дают  им  стада  за  целый  год?  Давайте
спросим воинов!
     Слово взял Волк.
     - Быть по сему. Отложим совет до завтра!
     Старейшины разошлись: славины - вправо, анты - влево.
     - Сварун хочет, чтобы всем заправляли славины, - негодовали анты.
     - Не бывать тому!
     - Как он смеет приказывать свободным мужам!
     - Мы ему не слуги!
     - Надо сказать воинам!
     - Никто не пойдет с ним, напрасно старается!
     Славины бранили антов:
     - Баламуты!
     - Им бы только свару заварить.
     - Пусть их ведут в Византию крутить царские мельницы!
     - К бабам пусть идут, те им спины погреют, коли они так зимы боятся.
     - Далась им зима! Волк он и есть волк!
     Опечаленный Сварун остался один. К нему подошел Исток.
     - Печально твое лицо, отец, - сказал он.  -  Что  решено  на  совете,
почему грустишь?
     - Исток, сын мой, запомни: не видать счастья славинам, пока не  будет
у них согласия. Облака затянут солнце их свободы, и такие густые,  что  не
пробиться сквозь них лучу радости.
     - Когда я буду старейшиной, отец, я постараюсь научить их воевать. Мы
должны учиться у врага, иначе нас будут бить.
     - Я скоро умру, Исток; дыхание Мораны уже близко. И умру без надежды.
Только бы уйти мне свободным к праотцам!
     Голова старика поникла. Исток не посмел нарушить его великую печаль.
     В тот день среди воинов было много споров и толков.  Обсуждали  слова
старейшин, одних хвалили, других ругали.  Анты  склонялись  к  возвращению
домой, славины высказывались за поход на юг.
     Внезапно распри утихли. На востоке у Дуная показались всадники. Воины
схватились за оружие. Девушек и раненых быстро переправили через мост,  на
случай битвы. Исток, забыв о боли, собрал лучших стрелков и  расставил  их
таким образом, чтобы они осыпали стрелами фланги конницы.
     Но чем ближе подъезжали всадники, тем яснее становилось, что  это  не
византийцы. Не сверкали их доспехи, да и скакали они беспорядочной толпой.
     - Гунны! Гунны! - пронесся над лагерем громкий клич.
     Опустив оружие, все с любопытством ждали их приближения.
     Впереди мчался вождь гуннов Тунюш. Под ним был худой и стройный  конь
- тонконогий, с гибкими и крепкими, словно воловьи жилы,  мускулами.  Гунн
полагал, что приехал в византийский лагерь, поэтому очень удивился, увидев
войско славинов.
     В мгновенье ока Тунюш понял, что произошло. С притворной  любезностью
он спросил, где старейшина Сварун. Подъехав к  самому  шатру,  он  с  коня
приветствовал старейшину.
     Тунюш был коренастый угловатый человек с бычьей шеей. Крупная  голова
его глубоко ушла в плечи, нос был  сплющен,  на  подбородке  росли  редкие
волосы, маленькие и живые глазки все время бегали, сверкая  двумя  черными
искорками подо лбом. На голове его была остроконечная шапка,  на  груди  -
тонкий пластинчатый доспех,  поверх  которого  развевался  багряный  плащ.
Худые бедра прикрывали косматые козловые штаны.
     - Ты самый великий герой, Сварун, ибо  ты  победил  Хильбудия.  Самый
великий в мире, так говорит тебе Тунюш, потомок Эрнака, сына Аттилы.
     - Куда путь держишь? Сходи с коня, подсаживайся к нам и ешь!
     Тунюш спешился.
     - В Константинополь, хочу обмануть царя и получить денег, - сказал он
и захохотал.
     Управда - могучий государь, разве ты не боишься его?
     - Могучий? Ты могуч и я могуч, потому что нам знаком меч и  шестопер.
А он сидит на золотом троне, крутит исписанные ослиные кожи и  холит  свою
красотку, такую блудницу, что Тунюш ее к хвосту своего  коня  не  привязал
бы. Стоит только Управде услышать: "О царь,  варвары  подходят!",  как  он
сразу отворяет сундук, насыпает золота и молит: "Успокой их, Тунюш, дай им
денег, вот бери золото и серебро!"
     - Не верю! Управде служил Хильбудий! Это демон! У кого  такие  воины,
тот может спокойно сидеть на золотом троне!
     - Хильбудий был один! Теперь путь в страну свободен. Можешь  идти  до
самой столицы, коли есть охота!
     - Эх, я-то пошел бы, да вот анты, анты...
     Глаза Тунюша вспыхнули.
     - Позволь моим людям переночевать в лагере. Завтра мы поедем дальше.
     - Вы - наши гости. Что наше - то ваше.
     Гунны смешались со славинами. Тунюш приветствовал славинов,  а  потом
не спеша перешел к антам и лег среди их старейшин.
     Между тем в душе Истока зрело дерзкое решение.
     Он разыскал Радована.
     Тот сидел в сторонке за кустом и связывал  оборванные  струны  лютни.
Старик был мрачен и  зол.  Когда  Исток  подошел  к  нему,  он  изподлобья
взглянул на него и продолжал заниматься своим делом.
     - Ты один, Радован? Певец, а прячешься под кустом!
     Радован не ответил ни слова. Лишь резанул его острым взглядом  из-под
нахмуренных бровей.
     - Что не в духе, Радован? Или лишнего хлебнул?
     Старик посмотрел на него в ярости.
     Но Исток спокойно подсел к нему, помолчал, а потом сказал:
     - Не сердись, дядюшка, я хочу расспросить тебя о важных делах!
     - Спрашивай!
     - Ты идешь в Константинополь?
     - Да, в Константинополь! Я не могу  жить  среди  таких  дикарей.  Все
струны мне порвали, вурдалак их знаешь!
     - Возьми меня с собой?
     - Сын Сварунов, не дело ты задумал! Тебе, сыну вождя, - дома  сидеть,
а мне, певцу, - по белу свету бродить.
     - И все-таки я пойду с тобой. Я хочу идти, мне надо идти!
     - Византией лишил тебя разума.  Не  болтай  попусту!  Сиди  дома,  не
убивай отца своего. Подумай, ведь ты у него теперь единственный сын.
     - Потому мне и надо в Константинополь.
     - Щенок поймал тебя в свой капкан и помутил тебе разум. Я скажу отцу,
чтоб он нарезал прутьев и вразумил тебя.
     - Дядюшка, смилуйся, возьми меня с собой. Я умею петь. Я хорошо пою!
     - Глупец что вода - знай  себе  прет  вперед.  Растолкуй  мне,  какая
надобность толкает тебя в Константинополь?
     - Хочу научиться воевать по-византийски!
     Радован разинул рот  и  долго  смотрел  на  юношу  широко  раскрытыми
глазами, держа в руках концы оборванной струны.
     - Воевать по-византийски! Но ты умеешь воевать  по-своему.  И  только
что доказал это, мне отроки рассказывали.
     - Византийцы воюют лучше. И я хочу у них поучиться.
     Радован размышлял, связывая струны.
     - Ничего не скажешь, придумал  ты  не  плохо.  Сам  царь  обрадовался
такому воину. Но знай, там варваров первыми посылают в бой,  и  они  редко
возвращаются живыми.
     - Перун станет хранить меня.
     - Хорошо! Ты славный юноша, кто знает, может, тебя и ждет счастье.  Я
возьму тебя с собой, но как только мы выйдем в путь - ты мой сын. Понял?
     - Понял, любезный отец!
     - Тунюш тебя видел?
     - Нет!
     - И не должен! Тунюш - хитрая лиса. Он едет в Константинополь,  чтобы
там продать нас Управде за рваную конскую сбрую. Потому-то  я  от  него  и
спрятался. О своем замысле - никому ни слова.
     - Ни слова, отец!
     - Гуннам на глаза не  показывайся.  Ночью  мы  скроемся.  Но  подумай
хорошенько, твой отец умрет с горя!
     - Не умрет. Девять сыновей его пали - и он не умер.
     - Ладно. Готовься. Надень холщевую рубаху и захвати с собой овчину, в
Гемских горах будет холодно. Оружие не бери. Только нож  спрячь  за  пояс.
Может пригодиться.
     - И двух диких коней возьму.
     - Не надо. Музыканты и певцы ходят пешком. Да и спешить нам некуда.
     - Только молчи, отец!
     - Ты тоже помалкивай и избегай Тунюша. Вечером, когда  все  улягутся,
жди меня за этим кустом!
     Радостно попрощался Исток со стариком. В  душе  у  него  все  кипело.
Заманчивые картины сменяли одна  другую.  Он  мечтал  о  ратных  делах,  о
прекрасном Константинополе, мечтал о том,  как  вернется  домой  умелым  и
ловким воином, и его изберут вождем. А вдруг он погибнет бог весть где,  -
вдруг  никогда  больше  не  увидит  своего  племени,  отца,  сестры  своей
Любиницы? Сомнения боролись в нем с решимостью.
     А Радован долго раздумывал, связывая струны, и наконец решил:
     "Пусть идет дерзкий отрок! Вдвоем веселей  будет.  Посмотрим  цирк  в
Константинополе, а там затоскует по дому, и весной я приведу его  обратно.
А в войско ни за что его не пущу. Совесть потом заест".
     Важно развалившись  среди  антских  старейшин,  Тунюш  выпустил  свои
щупальца и вскоре выведал мнение антов о походе на юг. Он-то хорошо  знал,
что гарнизоны вдоль дороги, ведущие через Гем в Константинополь, настолько
незначительны, что после разгрома Хильбудия объединенное  войско  варваров
шутя могло бы с ними справиться и захватить богатейшую добычу.
     Однако Тунюш заботился о своих интересах.
     - Стало быть, вы не пойдете со Сваруном на юг?
     - Нет! - ответили старейшины.
     - Разумное решение! Вы знаете, что Тунюш, потомок Аттилы, ваш  верный
друг и союзник. Кровь Аттилы протухла бы в моих жилах, если б я  скрыл  от
вас правду. На пути в столицу  стоят  еще  десять  полководцев  со  своими
отрядами, и они сильнее Хильбудия. Не несите свои  тела  на  ужин  волкам.
Возвращайтесь и празднуйте победу!
     - Слыхали? А Сварун-то? Гордыня толкает его на юг!
     - Сварун - великий воин. И воля у него железная. Потому не спорьте на
воинском совете, а мирно и тихо уходите. Один Сварун не пойдет  на  юг,  а
повернет за вами.
     Старейшины, поблагодарив Тунюша за великую любовь к ним, разошлись по
своим отрядам и рассказали воинам о том, что  им  сообщил  гунн.  Украдкой
переговариваясь, анты отделились от славинов. К ночи войско  распалась  на
два лагеря.
     Тунюш ужинал у Сваруна, восхвалял  его  храбрость  и  насмехался  над
антами. Он выпил много меда и вина. Маленькие глазки его  остановились  на
Любинице. Девушка вздрогнула и  сжала  на  груди  амулет,  дар  знаменитой
ведуньи.
     Наступила темная хмурая ночь. В лагере улеглись рано.
     Рассветало медленно и неохотно. Сварун стоял перед  шатром  и  думал,
как уговорить антов.
     Вдруг его окружили взволнованные старейшины славинов.
     - Анты исчезли! Их лагерь пуст! Тунюша поглотила  ночь,  -  наперебой
говорили они.
     Сварун прижал руки к груди, сжал губы и вошел в шатер.
     Вышел он  оттуда  лишь  около  полудня.  Лицо  его  будто  окаменело.
Глубокие морщины стали еще глубже и тверже и походили на трещины в  скале,
размытые водой в ходе столетий. Он один решил идти  в  землю  византийцев,
чтобы вернуться домой хоть с какой-нибудь добычей в знак славной победы. В
граде он надумал оставить Истока, чтобы тот охранял и защищал его от бед.
     Сварун велел позвать сына.
     Все обегали отроки. Осмотрели лагерь, окрестности, кусты,  равнину  -
минул день, напрасно ожидал Сварун, Истока нигде не было.
     Тогда Сварун призвал старейшин  и  сказал  им,  что  слагает  с  себя
власть.
     После этого он, молчаливый и угрюмый, сел на коня, позвал Любиницу  и
всех своих и той же ночью перешел Дунай. Он закрылся в своем доме  и,  как
раненный лев, что отлеживается в своем логове,  долгие  дни  и  еще  более
долгие зимние ночи лежал там на овчине.



                                    9

     Варвары, жившие по соседству с Византией  в  Европе  и  Азии,  охотно
приходили зимой в императорскую столицу. Одни приносили роскошные меха  на
продажу, другие намеревались менять драгоценные камни на ткани  и  стекло,
оружие и конские уборы. Но таких было немного. Обычно в столицу  приходили
бродяги, странники, люди без роду и племени, не думающие о завтрашнем дне.
Повелевать ими мог  любой,  кто  даст  им  больше  еды  и  вина.  То  были
обманщики, злодеи, убийцы, разбойники и воры, музыканты и фигляры - не все
были жуликами, но все были  лентяями,  предпочитавшими  выпрашивать  хлеб,
нежели сеять его своими руками.
     Многих  манили  приключения  и  константинопольский  цирк.  То   были
беспокойные души, не ведавшие в мире счастья и покоя, не нуждавшиеся ни  в
теплой постели, ни в кровле над головой: только бы вон из дому да  бродить
по свету без всякой цели и смысла.
     Ночью Радован и  Исток  спустились  на  дорогу,  шедшую  от  Дуная  к
Константинополю. Шли они быстро, чтобы подальше уйти от лагеря, прежде чем
их хватятся.
     На рассвете они услышали конский топот.
     - За нами скачут! - сказал Исток.
     - Не бойся, сынок! Только  очень  глупому  или  очень  мудрому  может
прийти в голову мысль, что Исток пошел в Константинополь!
     Топот приближался. И хотя Радован твердил, что опасаться нечего,  тем
не менее он шмыгнул в густые заросли  возле  дороги  и  потянул  за  собой
Истока.
     Они недолго просидели в своем убежище - вскоре застучали копыта.
     - Тунюш, - шепнул Радован.
     - Тунюш! - повторил Исток.
     Гунны не глядели по сторонам, как привязанные  сидели  они  на  своих
конях. Некоторые, склонив  голову  на  конскую  шею,  дремали,  хотя  кони
мчались очень быстро.
     Радован погрозил кулаком, когда мимо промелькнул багряный плащ.
     - Тунюш - подлец и негодяй. Остерегайся его, сынок!
     - Но он хорош с моим отцом!
     - Слеп твой отец, коли считает его хорошим. Радован исходил всю землю
от Вислы до Боспора, он все знает. Еще раз тебе говорю: Тунюш  -  негодяй,
подлец и жулик.
     - Он Управду обманывает, а славинов почитает!
     - Ха-ха! Управду-то он, может, и обманывает, да только и прислуживает
ему. Это он для отвода глаз  про  Управду  болтает  и  поносит  его,  а  в
Константинополе ползает перед ним на брюхе,  землю  роет  перед  ним,  как
свинья, и лижет ему туфли. А среди славинов раздор сеет.
     - Раздор? - удивился Исток.
     - Или ты не знаешь, что анты  сегодня  ночью  тайком  перешли  Дунай,
чтобы избежать совета? Кто их подговорил? Мерзкий Тунюш! Я все разузнал  у
антов.
     Топот копыт затих вдали. Старик и юноша вылезли  из  кустов  и  пошли
дальше.
     Стояло хмурое утро. Вдоль дороги  тянулись  невозделанные  запущенные
земли. Путники двигались медленно.
     Исток повесил голову. Мглистое утро, мертвая  тишина,  тайный  побег,
разлука с отцом и Любиницей без единого слова прощания - все это  породило
в его душе тоску. Он почти  раскаивался,  сознавая,  что  своим  поступком
причинил отцу большее горе, чем все его девять братьев, павших  в  бою.  А
теперь еще новое открытие: Тунюш негодяй! Будь у него в руках лук и стрела
и окажись этот гунн рядом - он не задумываясь сразил бы его. Юношу  тянуло
назад, в лагерь, хотелось рассказать отцу о предательстве  гунна.  Он  еще
ниже опустил голову, замедлил шаг, все сильнее отставал от Радована.
     Тот молча наблюдал за ним. Старик, искушенный в  такого  рода  делах,
ясно видел на его лице следы внутренней борьбы.
     - Вернись, сынок!
     Радован внезапно остановился. Исток словно пробудился от сна.
     - Вернись, Исток! Ты тоскуешь по  дому.  Невесело  бродить  по  свету
убогим музыкантам. Вернись! Еще не поздно!
     - Нет, отец, вперед, вперед! Я думал о том, что ты сказал  о  Тунюше.
Поэтому и опечалилось мое сердце.
     - Туда вперед! Выше голову и забудь обо всем! К  вечеру  мы  будем  в
веселой компании!
     Исток поднял голову, но забыть уже не мог. Он  страстно  желал  новой
встречи с Тунюшем и дал священную клятву Перуну, что еще встретится с этим
предателем. К вечеру перед ними открылась красивая долина. Всюду виднелись
обработанные  нивы,  дома,  поодаль,  возле  самой   дороги,   возвышалась
маленькая крепость.
     - Селение Вреза, - сказал Радован. - Вон костер  жгут  путники  вроде
нас с тобой. Вот и компания.
     Он свернул с дороги и прямо по полю пошел к костру.
     Человек двадцать - кто на  корточках,  а  кто  лежа  -  расположились
вокруг огня. Некоторые смахивали на дикарей и походили на  гуннов,  с  той
разницей, что на них не было шапок и их длинные волосы  были  заплетены  в
косички. Они принадлежали к  племенам  вархунов.  Сами  себя  они  охотнее
назвали аварами, - для звучности  и  устрашения.  Остальные  пришли  из-за
Черного моря и звались аланами.
     Подойдя к огню, Радован ударил по струнам, и  они  вместе  с  Истоком
запели веселую плясовую.
     Все встрепенулись и повернулись к ним.  Потом  вскочили  на  ноги  и,
подхватив песню, пустились в пляс. Гостей  пригласили  к  костру,  разрыли
золу и вытащили из углей куски жаренной козлятины.
     Исток удивился мудрости и лукавству Радована.
     - Славины? Откуда? Из войска, что пересчитало ребра Хильбудию?
     - Зачем нас обижаешь, друг! Мы - славины, идем издалека, с  Вислы,  и
нам нет дела до сражений! Когда это  музыканты  обнажали  меч?  Когда  это
певец выл волком?
     - Пей, музыкант, и не сердись! А Хильбудия славины все-таки  уложили.
Как крысы от воды, удирали его всадники, по всей стране  сея  страх  перед
Сваруном.
     Радован опустошил рог  с  вином.  Рог  снова  наполнили  и  протянули
Истоку.
     - Пей, сынок, прополощи горло от дорожной пыли и пропой соловьем.
     Снова запела лютня, и песне,  сложенной  бог  весть  каким  племенем,
вторили дикие голоса.
     Люди  из  селения,  услыхав  музыку  и  песни,  любопытствуя,   стали
подходить к огню.
     - Бегите! - вопил  полуобнаженный  вархун,  грудь  и  бедра  которого
поросли густой шерстью.
     - Бегите, славины идут! Двое уже здесь! Они сокрушат вас, а из  ваших
кишок сделают силки для лисиц!
     Фракийцы осторожно подошли к огню и окружили его кольцом.  Они  долго
не осмеливались спросить,  что  там  такое  со  славинами.  Когда  Радован
рассказал, что по ту сторону  Дуная  они  встретили  возвращавшихся  домой
войско славинов, фракийцы обрадовались, запрыгали,  поспешили  в  селение,
чтобы утешить женщин, и вскоре вместе с ними вернулись назад; с собой  они
принесли еды, фруктов и напитков.
     Разгорелось веселье, дикие возгласы  понеслись  к  темному  вечернему
небу.
     Так началось путешествие Радована и  Истока.  Иногда  они  шли  одни,
иногда их сопровождала орда диких  полуголых  существ,  прикрытых  ветхими
воинскими плащами, козьими шкурами, шкурами медведей и  лисиц  или  одетых
лишь в рваные холщевые штаны. Нередко эта орда рассыпалась по окрестности,
отнимая  все,  что  не  давали  добром;  там,  где   им   нравилось,   они
останавливались подольше и запасались пищей на дорогу.
     Встречали путники также богатых купцов, у которых было много оружия и
всевозможных ценностей, иногда купцы снаряжали целые караваны.
     Четырнадцать дней провели путники в дороге. Они ушли  от  холодов  на
Балканах и спустились в веселую плодородную долину  реки  Тонзус,  притока
Гебра. В лицо им, словно дыхание весны, дули южные ветры.
     Исток дивился прекрасным полям, разглядывал богатые дома и радовался,
что ушел из дому. Радован мудро объяснял ему все по пути, словно  сам  был
родом из этих краев.  Он  восторженно  описывал  Константинополь,  веселую
жизнь этого города и уверял, что дней через восемь они уже будут там.
     Однажды  вечером  они  в  одиночестве  брели  по  пустынной   дороге.
Отчаявшись  встретить  людей,  селение  или  костер,  где  можно  было  бы
переночевать  в  хорошей  компании,  они  уже  принялись  искать  укромное
местечко на густо заросшем склоне, чтобы прилечь, как вдруг Исток  заметил
в долине огонь. Беззаботно и весело они  поспешили  к  нему.  Как  обычно,
Радован ударил по струнам. Лютня была самой лучшей защитницей и  вернейшим
залогом радушия слушателей.
     Но сейчас пальцы его неожиданно замерли, Исток потянул его  назад  за
рубаху. Но длилось это лишь  мгновенье.  Пальцы  быстро  подобрали  другую
мелодию, и грянула дикая гуннская песнь.
     При свете костра путники узнали лицо Тунюша. Вождь лениво  повернулся
и посмотрел на Радована.
     - Что ты лаешь, собака, и мешаешь спать сыну Аттилы?
     Глаза Истока сверкнули, рука  нащупала  за  поясом  нож.  Но  Радован
нисколько не смутился.
     - Когда вождь всех  вождей,  славный  Аттила  дремал  после  славного
пиршества, ему играли музыканты. Так говорят повести славных гуннов. Пусть
и Тунюш, сын его, отдыхает под звуки струн.
     Тунюш приподнялся на своем ложе и снова рухнул. Радован понял, что он
пьян. Рядом с ним валялся пустой сосуд из цветного стекла. Только вельможи
могли пить из столь драгоценной посуды. Вождь приказал принять и  достойно
угостить музыкантов. Гунны проворно подали гостям ужин. Исток еще  никогда
в жизни не ел таких кушаний. Они были привезены  из  Константинополя.  Ибо
Тунюш уже возвращался оттуда.
     Хитроумный гунн не ошибся. Он пробился к самому императору Юстиниану,
которого  поражение  Хильбудия  привело  в  совершенную  растерянность   и
отчаяние. У него не было войск для защиты северной  границы.  Армия  нужна
была в Италии, В Африке, для войны с  персами.  В  горе  и  печали  он  до
поздней ночи читал книги царя Соломона.
     И тут прибыл гунн Тунюш.
     На коленях он подполз к императору, почтительно поцеловал его ногу  и
сказал в великом уничижении:
     - Раб твой в пыли пробрался к тебе, о солнце небесное, чтобы сообщить
тебе важные новости.
     И он принялся толковать о том, что потерял все свое имущество, что он
теперь нищий, и лишь потому, что поссорил славинов с антам и спас  державу
от набега диких племен севера.
     - Сам господь привел тебя, - воскликнул Юстиниан и в душе  дал  слово
принести в дар храму святой Софии золотую лампаду. Он велел  выдать  гунну
столько денег, что алчный Тунюш едва  смог  унести  их.  Император  горячо
просил его и дальше натравливать друг на друга славинов и антов, пусть они
воюют между собой, только бы границу не переходили. Юстиниан вручил  гунну
грамоту  с  императорской  печатью,  в  которой  повелевал   всюду,   куда
простиралась его власть, оказывать содействие Тунюшу.
     Вот почему Тунюш возвращался пьяный от  радости  и  довольный.  Когда
славины насытились, Тунюш велел Радовану  играть,  а  Истоку  петь.  Гунны
затеяли военные танцы вокруг костра,  корчили  рожи,  бросали  вверх  свои
красивые мечи, спотыкались и падали. Тунюш катался  по  роскошной  попоне,
хохотал и пил.
     У Радована заболели пальцы. Но гунн требовал новых песен; кричать  он
уже не мог и только хрипел, спьяну язык не слушался его  и  заплетался  во
рту. Перепуганный, вспотевший Радован непрерывно играл все гуннские песни,
какие только знал. Исток умолк.  Он  сидел  у  ног  Радована  и  задумчиво
смотрел в огонь.
     - Пой, славин! - взревел Тунюш и  изо  всей  силы  швырнул  в  Истока
драгоценный стеклянный сосуд так, что тот разбился вдребезги.
     Вождь расхохотался, гунны вторили ему.
     Исток смиренно отряхнул  с  одежды  осколки  стекла  и  вытер  кровь,
выступившую из небольшой царапины на груди.
     - Соня, шелудивая кошка, ты почему не поешь? Пошел спать! Все  спать!
Один к коням, остальные погасить огни и ложиться. Знаете, что  нас  завтра
ожидает? Эпафродит приедет. Кони должны быть  сытыми,  мечи  острыми  -  у
купца много товаров, но его надо пощекотать как следует.  А  теперь  тихо,
всем спать...
     Он растянулся на попоне и последние слова пробормотал еле слышно.
     Гунны быстро потушили огни и, пьяные,  повалились  на  землю.  Только
один молодой гунн отошел в сторону и пошел у лугу, где  паслись  кони.  На
славинов никто не обращал внимания.
     Радован и Исток тихонько отодвинулись от костров, отыскали под кустом
сухой травы и легли. Вскоре раздался храп спящих гуннов.
     - Отец! - шепнул Исток и слегка потянул Радована за бороду.
     - Что, сынок?
     - Я убью Тунюша!
     - Молчи, глупый! Охота тебе торчать  на  колу  и  поджариваться,  как
козленок?!
     - Иди вперед, отец! Я убью его. Меня не поймают!
     - Знай свою дорогу! Сын, который не слушается отца, заслуживает  кола
в брюхо!
     - Нет,  нет,  отец!  Не  надо!  Я  только  подумал,  но  если  ты  не
позволяешь...
     - Молчи и спи!
     Исток замолчал, но заснуть не мог.  В  нем  кипела  жажда  мести.  Он
понимал, что, вернувшись, Тунюш окончательно рассорит  славинов  и  антов.
Сколько прольется братской крови! Может  быть,  погибнет  отец,  а  сестру
уведут анты и сделают рабыней и женой какого-нибудь вонючего пастуха...  В
голове его возникали страшные картины. Кровь стучала в висках, левую  руку
он прижимал к бурно стучавшему сердцу, а правой судорожно сжимал нож.
     - Отец, ведь Тунюш сам демон! - снова окликнул он Радована.
     - Послушайся меня, сынок, не трогай его!
     Исток дрожал от нетерпения.
     - А ты понял, сынок, что говорил пьяный Тунюш о купце?
     - Я не все понимаю по-гуннски.
     - А Радован понял. Гунны поджидают здесь богатого купца, чтоб  завтра
вечером напасть на него и ограбить. Я придумал, как нам спасти его.
     - Значит, я зарежу Тунюша!
     - Нет. Ты укради двух лучших коней. Мы сядем  на  них  и  предупредим
купца. Он будет нам благодарен, на славу угостит нас в Константинополе,  а
Тунюш останется с носом. Понял, сынок?
     - Все понял, отец. Но коней сторожит гунн.
     - Он заснет, а у тебя есть нож! Я подожду тебя на краю долины!
     Они расстались,  две  тени  беззвучно  исчезли  в  зарослях.  Радован
осторожно пробирался вниз по холму,  время  от  времени  останавливаясь  и
прислушиваясь. Все было спокойно. От костра  по-прежнему  доносился  храп.
Путь был не из приятных, и, когда  колючки  цеплялись  за  одежду,  старик
сердито бранил Истока:
     - И зачем я тащу с собой этого барана! Еще свою голову потеряешь!
     Но тут же он успокаивался, и сердце его радовалось при мысли о ярости
Тунюша и дорогих подарках, которыми одарит их Эпафродит. Правда, в  голову
ему приходила и мысль о  том,  что  будет,  если  он  снова  встретится  с
Тунюшем.
     "Как-нибудь обману его!" - утешал он себя, торопясь по опушке леса  к
выходу из долины.
     А Истока не беспокоила ни ярость вождя, ни  награда  торговца,  -  он
думал только о мести и досадовал,  что  не  сумел  вонзить  нож  в  сердце
Тунюша. Но так хочет отец. Надо пересилить себя.
     Ласка вряд ли пробралась бы беззвучнее Истока. Ни один лист на  ветке
не дрогнул и не зашевелился. Вскоре он услышал фырканье  коней.  Некоторые
паслись, другие лежали.
     Где гунн?
     Ночь стояла темная; это было и на руку Истоку, и нет - в темное  враг
был не заметен. Исток  выполз  из  леса  и  увидел  черные  тени  лошадей,
неторопливо передвигавшиеся по лугу. Юноша  вдруг  подумал,  как  было  бы
хорошо, если бы с ним  не  было  Радована.  Он  подобрался  бы  к  костру,
бесшумно убил Тунюша, вскочил на коня и умчался. Но Радован  стар,  он  не
может быстро ездить. Надо искать сторожа.
     Исток долго сидел в высокой траве, глядя во все глаза, но  никого  не
увидел.
     "Может, он заснул, и я могу просто угнать коней!"
     Он уже было совсем решился подползти к лошадям, как вдруг на одной из
них возникла длинная темная тень.
     "О вурдалак! Гунн сел на коня! Что делать?"
     На мгновение Истока оставил разум, и ему показалось, что все пропало.
Он тер лоб, придумывая, как заставить  гунна  сойти  на  землю.  Он  долго
раздумывал, но ничего путного не  приходило  в  голову.  "Разве  замяукать
рысью, - нет, он и близко не подойдет. Завыть волком, - может, и подойдет.
Да что толку - сгонит лошадей в кучу да еще кого-нибудь кликнет".
     Внезапно его осенило.  Он  забрался  в  кусты  и  заплакал  тоненьким
голоском, словно обиженная девочка. Тень на коне дрогнула.
     Исток заплакал громче.
     Тень  слезла  с  коня.  В  траве  зашелестели  шаги.  Исток  различил
очертания высокой сухощавой фигуры, замершей возле  куста.  Он  взялся  за
нож. Гунн не двигался с места, Исток еще раз заплакал, зашуршал в траве  и
встал на пень.
     Тень шевельнулась и быстрыми шагами пошла  к  нему.  Исток  увидел  в
руках  гунна  меч.  Ему  стало  жарко,  по  телу  побежали   мурашки.   Он
приготовился к прыжку.
     Гунн стоял уже возле самого куста.
     - Кто там? - спросил он негромко.
     Исток молчал. Сторож немного  постоял,  потом  нагнулся  и  раздвинул
кусты. Увидел белую рубаху Истока. Тот снова заплакал.
     Гунн спокойно  раздвигал  кусты.  И  когда  ветка  коснулась  Истока,
славин, как рысь, бросился на  гунна.  Кусты  помешали  гунну  замахнуться
мечом, он крикнул, но крик его тут же замер. Исток схватил его  за  горло,
сверкнул нож, и гунн рухнул на траву...
     Истока била дрожь. Он снова залез в кусты и прислушался. Тишина.
     В мгновение ока он оказался на  лугу,  быстро  взнуздал  двух  коней,
вскочил на одного из них и скрылся в долине.
     Из кустов показалась белая фигура Радована.  Он  взобрался  на  коня.
Копыта застучали по дороге, ведущей через Адрианополь в столицу.



                                    10

     Угрюмым проснулся Тунюш на следующее утро. Солнце  уже  сияло  вовсю.
Под глазами у гунна были багровые круги,  но  он  подпирал  рукой  тяжелую
голову и недовольно жевал пересохшими губами. Раб стоял  наготове,  чтобы,
как только вождь встанет ото  сна,  подать  ему  в  расписной  чашке  суп,
который он мастерски варил из горьких кореньев и  птичьей  печенки.  Тунюш
всегда опохмелялся этим супом. Но сегодня  он  взял  чашку,  глотнул  раз,
другой и выплеснул остальное на землю.
     - Вина! - заревел он.
     Тунюш опрокинулся назад  на  попону,  протирая  болевшие  глаза.  Раб
быстро налил вина из меха и, как изваяние, застыл перед Тунюшем. Тот долго
не принимал чаши у него из рук.
     Вдруг, незваный, перед ним склонился старейшина из сопровождавших его
гуннов.
     - Мой господин, сын величайшего короля Аттилы, твой раб  приветствует
тебя и...
     - Седлайте коней и двигайтесь к северу. Там, где Тонзус  поворачивает
на запад, - ждите. Остальным - немедленно в засаду на Эпафродита.
     - Твоя воля, господин. Но только позволь твоему рабу вымолвить слово!
     - Говори!
     - Беда случилась ночью! Сторож убит, двух добрых коней угнали.
     Яростью вспыхнули глаза Тунюша, казалось,  они  вот-вот  выскочат  из
орбит. Он скрипнул зубами и с такой злобой ударил стоявшего перед  ним  на
коленях раба, что тот застонал.
     - Псы! Зачем господину псы, когда он спит? Чтобы стеречь его. А вы не
стерегли меня! Вы не псы, вы гнилые грибы, падаль, которой гнушаются  даже
добрые орлы! Подайте мне бич!
     Тунюш вскочил на ноги, схватил бич  и,  словно  огнем  обжигая,  стал
хлестать всех, кто попадался ему под руку. Убитого гунна он велел хлестать
за то, что тот был  плохим  сторожем.  Труп  он  не  разрешил  закапывать,
повелев оставить его на растерзание волкам и лисицам.
     Немного охладив таким образом  свой  гнев,  он  вернулся  на  ложе  и
призвал к себе старейших.
     - Говорите, кто угнал коней? Кто убил сторожа?
     Слово взял Баламбак.
     - Господин, ты сам хорошо знаешь, кто то негодяй, что коснулся  твоих
коней! Но коли ты требуешь, твой смиренный слуга скажет. Баламбак пошел  и
измерил следы в болоте  и  следы  возле  огня.  И  смотри,  господин,  это
оказались следы того славина, которого ты вчера вечером дружески угощал.
     - Славина? Старого?
     - Молодого, господин!
     - В погоню! Баламбак, бери лучшего коня и лучшего воина - и за  ними!
К завтрашнему утру ты принесешь мне его голову. Исчезни! Лети, как  вихрь,
загони обоих коней, но чтоб голова этого пса была передо мной!
     Выбрав себе товарища и коня, Баламбак по следу выехал на  дорогу;  по
ней всадники пустились бешеным галопом; только  гуннским  коням  под  силу
была такая дикая скачка.
     Тунюш повторил свой приказ. Нагруженных коней он  отослал  вперед,  а
сам с воинами укрылся в засаде.
     Радован и Исток мчались  всю  ночь.  Дорога  была  ровная,  нигде  ни
холмика, справа шумела река Тонзус. Кони  насытились  и  отдохнули.  Исток
держался на спине коня так, словно сидел дома, в граде, на мягкой шкуре. У
Радована  же  капельки  пота  стекали  по  седым  волосам,  орошая  лоб  и
скатываясь по длинной бороде. Когда взошло солнце, он стал отставать.  Его
конь бежал не так резво, как конь Истока. Он не поднимал так высоко  ноги,
и шаг его был короче. Лишь изредка конь вскидывал голову, но  чаще  она  у
него сонно висела. Исток поджидал Радована, ласково уговаривал его  крепче
подобрать поводья. Конь Радована казался моложе и резвее, чем Истоков.  Но
животное не  чувствовало  твердой  руки,  не  чувствовало  тисков  молодых
сильных колен.
     Радован то и дело утирал пот со лба и что-то бормотал. Косматые брови
его хмурились, он угрюмо смотрел меж конскими ушами вдаль.
     - Отец, обменяем коней!
     - На твоем мне, конечно, будет лучше. О, я глупец!
     Он сердито толкнул локтем свою лютню,  сползавшую  со  спины.  Правой
рукой хлестнул коня так, что тот вскинул длинную жилистую шею  и  проворно
стал перебирать ногами.
     - Так, отец, так!
     Они поскакали рядом. Оба молчали, Исток радовался, что  лошади  пошли
резвее.
     Юноша часто украдкой оглядывался, не видно ли вдали на ровной  дороге
серого облачка пыли. Его охватывала тревога. Если гунны тут же  обнаружили
пропажу и кинулись за ними, - они погибли. Один он ушел бы от  них.  Но  с
Радованом? Старик не выдержит.
     Поэтому он то и дело незаметно  подхлестывал  коня  Радована.  Старик
вздрагивал и взмахивал руками, чтоб удержаться в седле.
     - Ты сбросишь меня с коня! Ты убьешь меня! Ох, песий сын!
     - Нет, отец! Нам надо торопиться! Если гунны пошлют погоню...
     Радована охватил страх. Но он не показал виду. Стиснув изо всей  силы
своего коня усталыми ногами,  он  подобрал  поводья,  и  они  снова  пошли
быстрым галопом. Пот все обильнее стекал по его лицу.
     Солнце близилось к зениту. Слева и справа потянулись  высокие  холмы,
долина сузилась, на склонах среди пожелтевших деревьев белели домики.
     Путники придержали  измыленных  и  усталых  коней.  Радован  осмотрел
склоны по обе стороны.
     - Неужто еще нет  Эпафродита?  Пьянствует  в  Андрианополе,  негодный
гуляка, а Радован мучайся из-за него. Пускай подстерег бы его! И  зачем  я
только послушался тебя, Исток?
     - Не сердись, отец! Ты же сам посоветовал!
     - Сам посоветовал! Разве певец скажет: "Бери нож и режь!"? О, Морана!
Как хорошо и спокойно было ходить одному. А с тобой мука мученическая!
     - Давай, Радован, если хочешь, пойдем пешком.  Приляжем  в  тени,  ты
отдохнешь. У меня есть фляга вина. Видишь, для тебя  берегу!  Может  быть,
гунны и не погонятся за нами.
     - Не погонятся? Что ты знаешь! Я знаю одно - надо бежать, хоть у меня
болят кости так, словно десять мор  ездило  на  мне  три  ночи  подряд.  О
Морана!
     Шагом двинулись они по пыльной дороге. Кони  хватали  зубами  высокую
траву на обочине.
     - Дай мне флягу!
     Исток полез за  пазуху  и,  вытащив  порядочную  тыкву,  протянул  ее
Радовану. Тот жадно припал к ней.
     Вдруг  далеко  впереди  Исток  увидел   вздымающееся   облако   пыли.
Послышался скрип колес.
     - Отец, смотри! Должен быть, купец!
     Радован  оторвался  от   наполовину   опустошенной   тыквы   и   стал
вглядываться в даль. Скрип колес теперь доносился  отчетливо,  можно  было
даже различить уже лошадей.
     - Клянусь Святовитом, Эпафродит! Кто же другой? Он с утра  выехал  из
Адрианополя и хорошо гнал лошадей. Путь-то впереди долгий.
     Он снова приложился к тыкве, зажмурился и опустошил ее  до  последней
капли.
     - Ну, теперь быстрей, сынок! Пусть Эпафродит увидит, как я намучился!
     Он  погнал  коня  с  юношеским  пылом,  пыль  взвихрилась  следом,  и
расстояние между ними и купцом стало быстро уменьшаться.
     - Pax, eirene,  pax,  eirene!  [Мир  вам!  (лат.,  греч.)]  -  громко
закричал Радован, поднимая  высоко  над  головой  свою  лютню,  когда  они
приблизились  к  каравану,  потому  что  впереди   ехало   восемь   хорошо
вооруженных всадников. Заметив Радована и Истока,  те  дали  коням  шпоры,
выставили копья и окружили кольцом незнакомых путников.
     - Pax, eirene!  -  повторял  Радован  и  кланялся.  Увидев,  что  они
безоружны, всадники опустили копья и  с  любопытством  стали  разглядывать
пришельцев, однако из круга их не выпустили. Повернув коней, они вместе  с
ними подъехали к остановившейся повозке.
     Радован утирал пот и беспрестанно повторял: "Pax, pax, pax".
     Едва переведя дух, он на ломаном латинском языке пополам с  греческим
осведомился, здесь ли купец Эпафродит.
     Всадники удивились, и кольцо вокруг Истока и Радована сузилось.
     - Зачем тебе наш господин Эпафродит?
     - Чтоб спасти его от смерти! - Радован гордо взглянул  на  всадников.
Страх его прошел, возвратилась храбрость продувного музыканта.
     - Чтоб спасти его от смерти? - переспросили всадники и переглянувшись
между собой, расхохотались.
     - Клянусь Христом, которого почитает ваш  господин,  что  вы  глупцы,
если смеется над моими словами!
     - Сбрось с коня этого придурковатого варвара!  -  буркнул  коренастый
всадник, пробиваясь к Радовану.
     Радован услышал и злобно повернулся.
     - Сбрось варвара, сбрось, пожалуйста! Варвар пойдет  своим  путем,  а
наши головы будут валяться в траве, как срезанные тыквы. Клянусь Христом!
     Радован неловко перекрестился.
     - Молчи! Ступайте себе дальше и не мешайте господину отдыхать в своей
повозке. От смерти его спасут наши копья и мечи.
     - Да, мы поехали б дальше, будь у нас такое же собачье сердце, как  у
тебя! Но мы должны спасти Эпафродита и никуда не пойдем отсюда.
     Квадрига  остановилась  возле  них.   Прекрасный   дамасский   ковер,
защищавший колесницу от солнца, раздвинулся, и за ним блеснули серые глаза
грека Эпафродита.
     - Эпафродит, Эпафродит! - кричал Радован.
     Купец кивнул всаднику. Тот склонился к повозке.
     - Чего хочет этот варвар?
     - Говорит, будто хочет спасти тебя от смерти, господин! Он вроде не в
своем уме.
     Грек раздвинул рукой ковер и встал в повозке.  Гладко  выбритое  лицо
его украшал острый, с горбинкой нос. В  маленьких  глазках  словно  горели
потаенные огоньки. Прозорливость и мудрая расчетливость светились  в  этих
глазах.
     - Пуст варвар приблизится.
     Радовану велели спешиться. Со стоном, страшно  уставший,  он  слез  с
высокого коня, непрерывно утирая пот и тяжко вздыхая.
     - Быстрей говори, чего ты хочешь! Мы спешим. Если голоден, тебе дадут
хлеба, если тебя мучит жажда, ложись на брюхо и пей. Вот вода!
     Величественным жестом Эпафродит указал на реку.
     - Я не нищий, господин. Музыканты никогда не попрошайничают. Если  не
дают люди, то им дают земля и небо!
     Эпафродит опустил ковер, кони тронулись, квадрига заскрипела.
     - Стой, Эпафродит! Ты идешь на верную смерть! Тунюш тебя поджидает  в
засаде! - кричал Радован, держась за повозку.
     Имя вождя гуннов произвело впечатление, кони  остановились,  всадники
подскочили к славину.
     -  Ты  лжешь,  варвар!  Несколько  дней  тому  назад  Тунюш   был   в
Адрианополе, он вез с собой императорскую грамоту!
     - Христос, твой бог, пусть вернет тебе зрение! Взгляни на этих коней!
Чьи они? Гуннов, Тунюша. Мой сын их выкрал. Вчера вечером мы пели и играли
гуннам. Тунюш был совсем пьян, язык у  него  развязался,  он  назвал  твое
благородное имя и сказал, что сегодня ночью тебя ограбит. Я пожалел  тебя,
и мой сын, рискуя головой, угнал этих коней, хотя  он  тебя  не  знает.  А
теперь посмотри на меня! Видишь кровь на ногах? Это потому, что я гнал изо
всей силы, чтобы спасти тебя, а у этой клячи спина словно грабовая ветка!
     Эпафродит высунулся из повозки;  в  глазах  его  мелькнуло  выражение
доверия; он осмотрел коней, всадники закивали  головами,  потому  что  все
видели гуннов в Адрианополе.
     И тут Исток, ни слова не понимавший в их разговоре, вдруг закричал:
     - Гунны! Гунны!
     - Унни, унни! - шло из уст в уста.
     Все повернулись. Навстречу им мчались два всадника. В одно  мгновенье
копья устремились на них. Эпафродит  выбрался  из  повозки  и  вскочил  на
резвого арабского скакуна, привязанного сзади квадриги.
     Даже Радован в мгновение ока взгромоздился на коня, позабыв  о  своих
недугах.
     - Двое! Они скакали за нами! Ловите их! - кричал он.
     - Подождите! - приказал Эпафродит.
     Он уже  хорошо  различал  гуннскую  сбрую  -  так  близко  подскакали
всадники. Вдруг гунны замерли на месте. Они узнали  повозку  Эпафродита  и
среди прочих коней разглядели двух своих, а на них  Истока  и  Радована  в
белых рубахах. Прокричав славинам  гуннское  проклятье,  они  повернули  и
молниеносно скрылись из виду.
     - Ну, как, Эпафродит, ты по-прежнему считаешь, что я лгу?
     - Ты прав! Назад! Тунюш - опасный разбойник.
     Тяжелая  повозка  повернула.  Охрана  теперь  скакала  позади,   чтоб
оберегать господина со спины.
     - Чем мне наградить вас? - спросил купец Радована.
     - Позволь нам сопровождать тебя в  Константинополь.  Мы  туда  держим
путь.
     - Хорошо, вы поедете со мной и остановитесь в  моем  доме.  Предстоят
великие празднества, с ночлегом придется трудно, поэтому вы  будете  моими
гостями.
     Радован  подмигнул  Истоку,  который  ничего   не   понимал,   однако
сообразил, что все в порядке.
     - Еще одна просьба, господин. Можно мне пересесть к вознице? Я  очень
устал!
     Эпафродит позволил.
     Кони помчались по дороге, колеса  застучали,  облако  пыли  поднялось
следом.


     Той же ночью Баламбак вернулся к Тунюшу.
     - Голову! - заревел вождь.
     -   Бери   мою!   Славины   нас   предали.   Эпафродит   вернулся   в
Константинополь.
     Тунюш заскрипел зубами.
     - Кто рассказал о нашем умысле этим псам? Смерть ему!
     - Баламбак, твой раб, говорит тебе: вино открывает тайны!
     - Так пусть оно погибнет, как я уже сказал!
     Баламбак вспорол меха: вино потекло на землю.
     И пока рдел на земле  благородный  напиток,  Тунюш  поклялся  золотым
саркофагом Атиллы и его жены,  прекраснейшей  Керки,  что  кровь  славинов
потечет рекою.



                                    11

     Недаром еще Светоний упоминает о  том,  что  великий  воин  и  мудрый
правитель Юлий Цезарь решил перенести столицу громадной Римской империи на
Восток. Однако кинжалы пронзили его сердце; тяга к Востоку уменьшилась, но
не умерла. То, что замышлял Цезарь, то, что скрывалось под тогой,  которую
оросили кровью  кинжалы  заговорщиков,  -  совершил  Константин.  Железный
властелин стремился уйти подальше от Рима,  где  каждый  камень  вопиял  о
свободе, где колонны  Капитолия  издевались  над  ним  и  обвиняли  его  в
тирании. На Восток! Там царят Ксерксы, неограниченные владыки имущества  и
жизни своих подданных.
     И вырос город в ослепительном сиянии, со сказочной быстротой,  словно
фата моргана среди песчаного моря. Престол, диадема и  порфира  засверкали
над краем - истинным сердцем трех континентов. Поднялся Константинополь  -
новый Рим - возле синей Пропонтиды, на семи холмах, подобно древнему Риму.
Дворцы разместились у моря, по склонам, единым величественным амфитеатром,
на котором словно разыгрывалась трагедия истории города. Оживились  водные
дороги, выросли на них леса мачт, крылья парусов накрыли их,  словно  стаи
птиц. И потекло зерно с севера и юга, по Боспорту и Пропонтиде,  богатства
Архипелага и Египта собирались здесь, африканское и европейское  искусство
состязалось,  кому  из  них  царить  на  площадях  Нового  Рима.  Караваны
проложили новый путь через Малую Азию, из Фракии повалили толпы торговцев.
Весь мир пришел в  движение,  качаясь  на  могучих  волнах,  и  все  волны
стремились  к  сердцу,  к  Константинополю,  лежавшему   словно   огромный
драгоценный  камень  на  сказочном  берегу,  окаймленном  с  двух   сторон
диамантами сверкающих вод,  а  с  третьей  выложенном  смарагдами  зеленых
холмов.
     С тех пор как Радован и Исток присоединились к Эпафродиту, в море уже
погружался четвертый день. Исток издавал восторженные  возгласы  при  виде
обширной равнины, залитой червонным золотом солнца. Ему казалось,  что  он
видел иногда эту землю во сне, певцы пели о ней, старухи  рассказывали  об
обители богов. Именно так и должна выглядеть эта обитель. Это была сказка,
волшебная повесть. На его родине сейчас трещат и  сгибаются  под  тяжестью
снега деревья. Здесь дышит  весна.  С  моря  струятся  ароматные  ветерки,
играют в его кудрях и спешат дальше, на холмы, где шепчутся  с  миртами  и
кипарисами, где им кивают листья солнечных  сикомор,  где  молодые  побеги
платанов жадно тянутся к голубым  небесам.  Слева  и  справа  простираются
сады, в  белом  песке  журчат  ручейки,  кипят  фонтаны,  ходят  одетые  в
пурпурный шелк люди, а из тенистых рощ  выглядывают  белые  дома.  Сказка,
Прекрасная сказка!
     - Смотри, сынок, смотри, не  прячь  глаза  в  землю!  Самые  красивые
девушки затоскуют, когда станешь ты зимой у очага в  граде  Сваруна,  отца
своего, рассказывать, что показал тебе Радован!
     Истока словно разбудили, и он взглянул на Радована, ехавшего рядом  с
ним за колесницей Эпафродита.
     Радован хорошо отдохнул в повозке и, когда подъезжали к городу, снова
взобрался на коня - на коне, казалось ему, он выглядит более  внушительно,
чем когда трется возле возницы.
     - Отец!
     Исток скорее выдохнул, нежели произнес это слово и снова погрузился в
созерцание.
     - Эх, сынок, Радован покажет такое, что у тебя глаза на лоб  полезут,
как у заколотого теленка. Вот только пить хочется, да пыль кожу  ест.  Рот
забивает  и  пузо.  По  траве-то  лучше  было  ехать.  Эпафродиту  хорошо,
спрятался словно крот в нору. Радован попытался сплюнуть.
     - Видишь, не могу. Не покажись городские ворота, в пору было  сомлеть
и свалиться с коня.
     Радован брюзжал, но Исток не слушал его. Экипаж  Эпафродита  загремел
по мосту через большой ров глубиной в двенадцать саженей и  остановился  у
огромной стены - творения Феодосия. Адрианопольские ворота были беззаботно
распахнуты настежь. По шесть колонн  красного  мрамора  с  каждой  стороны
несли могучую арку. Слева и справа высились две мощные башни,  на  которых
блестели шлемы стражей. И эти могучие  стены,  камень  к  камню,  башня  к
башне, тянулись к северу и к югу, тонули в море, взбирались на  севере  на
склоны, смыкались с небом и исчезали в вечерней тьме. Экипаж затарахтел по
красной  брусчатке,   громко   застучали   подковы,   стража   почтительно
приветствовала Эпафродита. Весь город  знал  купца,  каждому  простолюдину
было известно, как ценит его Управда за то, что он не скупится на  золото,
когда пустует императорская казна.
     На улицах толпился  народ.  Одни  приветствовали  Эпафродита,  другие
удивленно разевали рот на ехавших верхом славинов. Радован  гордо  выпятил
грудь и самодовольно взирал на толпу,  словно  был  телохранителем  самого
Юстиниана.
     Сутолока  и  толчея  на  улице  усилились.  Оране  пришлось  обогнать
повозку, чтоб проложить дорогу. Возница щелкал кнутом, кричал,  и  тем  не
менее они еле-еле продвигались  вперед.  Когда  они  дотащились  до  конца
улицы, она вдруг расширилась подобно реке, вливающейся в море. Перед  ними
был форум Феодосия. В центре на могучем постаменте стоял серебряный  конь,
на котором как  живой  восседал  Феодосий,  сверкавший  во  тьме  обильной
позолотой. Кругом были аркады, под ними - люди всех наций, богатство  всех
стран; роскошь, величие, нищета,  рабство;  бродяги  и  разбойники  -  все
смешалось и сбилось в один живой клубок.
     С площади экипаж свернул в узкую  улицу  к  югу.  Здесь  они  поехали
быстро, и вскоре перед ними распахнулись ворота виллы Эпафродита.
     На мозаичной брусчатке двора поднялась суета. Рабы преклоняли колени,
приветствуя   господина.   Занавес   на   колеснице   упал.   Два   рослых
раба-нумидийца подняли Эпафродита и посадили его в носилки, переливавшиеся
при свете факелов золотом и  драгоценными  камнями.  Они  уже  взялись  за
позолоченные ручки, когда Эпафродит крикнул:
     - Мельхиор!
     Управляющий преклонил колени.
     - Славины, приехавшие со мной, с сегодняшнего дня мои гости.
     - Да будет священна твоя всемогущая воля!
     Мельхиор поцеловал край позолоченных носилок, нумидийцы подняли их  и
ушли, беззвучно ступая по мозаике.
     После этого прислуга стала приветствовать гостей хозяина.
     - Варвары, варвары! - перешептывались они удивленно и кланялись.  Они
привыкли к гостям в дорогих одеждах, в  шелках  и  драгоценных  камнях,  к
купцам из Карфагена и Египта, к посланцам самого императора. А  эти  двое!
Холщевые рубахи,  босые  ноги,  неумащенные  головы!  Варвары!  Но  такова
всемогущая воля господина. И если бы Эпафродит о собаке сказал:  "Это  мой
гость", они столь же покорно кланялись бы ей. Радован понимал, в чем дело,
и продолжал надменно сидеть на коне, оглядывая слуг. Исток  спешился  сам,
как и остальные всадники. Радован ожидал, пока ему помогут.
     Когда носилки скрылись в комнатах прекрасного дома, Мельхиор  выделил
славинам по прислужнику. Те приняли коней; раб Радована встал на колени  и
согнул спину, чтобы старик, слезая с коня, мог опереться на  нее.  Радован
даже не взглянул на раба. Он разговаривал с Мельхиором,  который  провожал
чужеземцев в отведенные им покои. Он вел  их  по  чудесному  саду,  откуда
открывался вид на море и торговую пристань.
     - Благодарите своих богов - Христа, Зевса, Меркурия, что ваш господин
жив, -  громко  говорил  Радован,  обернувшись  к  рабам,  с  любопытством
следовавшим за чужеземцами. Услышав его слова, они подошли ближе.
     - Благодарите богов, говорю вам! Мертв был бы сегодня ваш господин, и
косточек бы не собрали - сожрали б его волки.
     В толпе раздались возгласы удивления.
     - Расскажи, что было дальше, благородный гость, - попросил Мельхиор.
     - Хорошо, только я пить хочу. Сейчас вы узнаете, сколько  мучений  мы
приняли за вашего господина.  Особенно  я  -  ведь  я  стар.  Но  как  тут
говорить, если мучает жажда. Я бы море выпил, соленое  море.  Страдания  и
дорога вызывают жажду.
     Мельхиор подал знак, двое рабов поспешили за вином. Радован подмигнул
Истоку и сказал:
     - Теперь ты понимаешь, что значит иметь дело со мной?..  Я  рассказал
бы вам все, но рассказ долог, а у меня нет сил. Мог бы рассказать мой сын,
но он не разумеет  по-вашему.  Поэтому  скажу  вам  еще  раз:  благодарите
Христа, что ваш господин жив. Еще немного, и не снести бы ему головы.
     Они подошли к красивому зданию. Мельхиор провел их  в  отведенную  им
просторную комнату  с  мраморным  полом,  устланным  тяжелыми  персидскими
коврами.
     Подоспели и услужливые рабы с едой и питьем.
     Радован тут же взялся за кувшин.
     - Я, сынок, так хочу пить, так ослаб от трудной дороги, что  не  смог
бы возлечь на эти ковры, не подкрепившись.
     Он пил и пил, по бороде его струилось вино. Мельхиор простился, и они
остались одни в своем новом жилище.
     - Пей, Исток, пей! Вот  это  вино,  клянусь  Сварогом!  Оно  прогонит
усталость и вольет силу в твои жилы, ох, пей, сынок, пей!
     - Не выпуская из рук кувшин, он снова и снова прикладывался  к  нему.
Потом растянулся на мягком ковре.
     - Мягкая постель лучше овчины. Да возблагодарит Даждьбог Эпафродита!
     Исток не знал, что и сказать.  Его  уважение  к  мудрому  старцу  все
возрастало. Какая награда за то, что он убил гунна, за то, что они мчались
чуть быстрее обычного! Все здесь небывалое, все волшебно, как в сказке. Он
глотнул вина, отведал жаркого, попробовал неведомых  плодов  щедрого  юга.
Ужин был царский.
     - А теперь в путь, Исток! Не для того мы  пришли  в  Константинополь,
чтобы нежиться на коврах. Я поведу тебя в город, чтобы ты увидел мир.
     Радован осмотрел струны на лютне, подтянул те, что ослабли, и встал.
     - Пошли! Пой, когда я тебе скажу, слушай, смотри и молчи! Нож у  тебя
с собой?
     - С собой, отец!
     - В Константинополе ночью он не раз потребуется!
     Едва они переступили порог, явились  оба  раба,  услужливо  предлагая
сопровождать их.
     - Хватит одного! - распорядился Радован, отдал рабу  лютню  и  пошел,
как знатный господин.
     - Как тебя зовут? - обернулся он по дороге к рабу.
     - Нумида!
     - Хорошо, Нумида, теперь я знаю твое имя.
     Они  свернули  к  северу  и  через  несколько  минут   оказались   на
великолепной улице, называвшейся  Меса.  По  обе  стороны  ее  возвышались
высокие дворцы в четыре этажа. Над ними сверкало  ясное  небо,  посыпанное
золотистым песком звезд. На мраморном тротуаре колыхались  носилки,  перед
ними и за ними тянулись вереницы  пестро  одетых  слуг.  Аромат  азиатских
благовоний  наполнял  воздух.  По  мостовой  скакали  верхом   разряженные
всадники; Двухколесные экипажи,  позолоченные,  инкрустированные  слоновой
костью,  проносились  сквозь  толпу.  Город  спешил  на  просторный  форум
Константина.  Под  его   аркадами   люди   назначали   свидания,   носилки
останавливались, поднимались завесы, пламенные взоры искали  возлюбленных.
Сенаторы толковали о политике, купцы заключали  сделки,  а  вокруг  столпа
Константина полыхали греческие факелы, распространяя по площади  волшебный
свет и дурманящий аромат.
     - Ты гляди, сынок, гляди! Да не потеряйся часом!
     Исток  охотно  бы  присел  на  каменные  ступеньки,  чтобы  смотреть,
смотреть на великолепие этого города, который из крови народов  выковывает
золотые браслеты, а слезы варваров обращает в жемчуг, чтобы украсить этими
драгоценностями  запястья  и   пурпурные   шелковые   одежды   изнеженных,
истомленных наслаждениями женщин.
     Но Радовану было здесь не по себе. Они пошли дальше по  Долине  слез,
на площадь, где торгуют рабами, к Золотому рогу, где уже не было  дворцов,
не горели факелы, развеялись ароматы благовоний. Низкие  домишки,  грязные
улицы и, наконец, шатры и смятая трава. Здесь стоял крик,  хриплые  голоса
пели песни фракийцев, аваров, гуннов, антов и славинов. Арабы  и  мидийцы,
персы и иудеи, черные сыны Африки - все теснились в этом предместье. Здесь
обитали  босяки,  воры,  бродячие  музыканты,   скупщики   драгоценностей,
блудницы без роду и племени,  цирковые  фигляры,  и  танцовщицы,  поводыри
медведей, прорицатели, ведуны и фокусники.
     Среди шатров попадались кабаки - деревянные халупы, оштукатуренные  и
заляпанные грязью. Внутренние стены их были покрыты сажей.  Вместо  столов
стояли низкие, грубо сколоченные скамьи, возле  них  на  корточках  сидели
люди - пили, если были деньги, или подстерегали момент, когда можно  будет
оторвать сосуд  от  губ  соседа.  Играли  в  кости,  и  многие,  в  азарте
проигрывая,  попадали  в  рабство.  Пьяные  пели,  веселились,   а   потом
устраивали драки.
     Такое общество было по душе Радовану. Однако с тех пор как он получил
собственного раба в услужение, он стал разборчив. Теперь он уже имел право
выбирать, где сесть.
     Он остановил свой выбор на кабаке посолиднее,  где  сидели  несколько
солдат и бедных горожан. Еще в дверях заиграл он на лютне, а Исток  запел,
- веселая компания мигом пригласила их к  столу.  Оказалось,  что  смуглые
солдаты служили на далекой  окраине  империи  и  лишь  недавно  пришли  на
быстроходном паруснике из Африки из-под Карфагена. Тут были  варвары-готы,
фракийцы, даже один славин затесался среди  них.  Говорили  они  на  смеси
разных языков, и Исток, хоть и с трудом, все же понимал их.
     - Пейте, славины, и рассказывайте, откуда вы  пришли.  Помогали  бить
Хильбудия? Весь Константинополь его оплакивает. Я под его знаменем полгода
служил. Вот это был воин!
     - Верно, досталось ему. Но нам неведом меч, струны - наше оружие!
     - К черту струны! Меч и копье - вот это сила! Ты, старик, ни  на  что
не годен, а вот мальчик подошел бы. Продай его!
     - Продай! А под старость росу слизывай да калачи  из  дорожной  грязи
замешивай! Поумней бы что придумал, расскажи лучше, что слышно  в  Африке.
Ты ведь оттуда - весь, как уголь, обгорел.
     - Да, из Африки. Но под Велисарием  мы  иначе  воевали,  чем  ты  под
Хильбудием.
     - Герои! - похвалил его Радован и оглянулся на остальных.
     - Такого триумфа миру еще не снилось! - подхватил другой. - Короли  в
оковах, золото, серебро - все возами, пленных вандалов целые  вереницы,  -
все это скоро сам увидишь. А потом цирк будет, его  уже  начали  готовить:
ристания, борьба, стрельба из  лука,  -  словом,  такого  еще  никогда  не
бывало. Деньги так и сыплются, а уж ешь-пей - сколько душе угодно,  брюхо,
глядишь, вырастет ровно купол святой Софии.
     - Думаешь, корабли Велисария скоро придут? - спросил  чумазый  кузнец
из цирка.
     - Да, сегодня вечером или завтра!
     - А как ты думаешь, кто выиграет на стрельбе?
     - Кто? Может, я или ты...
     - Ни я, ни ты, а Асбад.
     -  Асбад,  начальник  десятого  палатинского  легиона?  Этот  вонючий
блюдолиз? Никогда! Спорим!
     - Ставлю два вандальских золотых!
     - Ставлю и я! - закричал кузнец. - Ставлю двадцать  пять  милиарисиев
за Асбада!
     - Проиграешь, - шепнул ему на ухо долговязый гот.
     - Ни за что, - стоял на своем кузнец, - ни за что не проиграю.
     - А почему? Потому что Асбад - любовник Феодоры?
     - Что болтаешь? Ты оскорбил императрицу!  -  Из  темного  угла  вышел
императорский соглядатай и положил руку на плечо солдата.
     - Пьяный он, сдуру ляпнул, отпусти его!
     - Оскорбление величества! - возражал соглядатай.
     Все вскочили, закричали,  сосуды  полетели  на  пол,  кто-то  погасил
факел, солдаты исчезли в дверях, шпион орал, - оскорбителя и след простыл.
Толпа поглотила гостей, громовый вопль огласил предместье:
     - Велисарий! Велисарий!
     Живая река подхватила Радована и Истока и понесла по улицам и дорогам
к пристани.  Множество  людей  теснились  на  берегу.  Возгласы  "Слава!",
"Победа!", "Хлеба и зрелищ!", сотрясали  воздух.  В  море  заблестели  три
красных огонька - сигналы кораблей Велисария.



                                    12

     "Это произошло или случайно, или по чьей-нибудь  воле!  -  воскликнул
Прокопий,  закончив  повесть  о  победе  Велисария  и  гибели  королевства
вандалов. Но не только удача сопутствовала славному полководцу, бок о  бок
с удачей шагала бледная зависть - приемная дочь византийского двора. Когда
голод и отчаянье принудили короля вандалов Гелимера попросить у  Велисария
хлеба, которого он давно уже не видел, губку,  чтоб  вытереть  заплаканные
глаза, и цитру, чтоб воспеть свою горькую  участь,  некоторые  завистливые
военачальники,   сговорившись,    послали    быстроходный    парусник    в
Константинополь к Юстиниану с доносом на Велисария, дескать, он,  упоенный
своей победой,  вознамерился  стать  самовластным  государем,  африканским
тираном. Не было тогда под солнцем человека, больше верившего доносам, чем
алчный Юстиниан. Тени подозрения, что кто-то зарится на его  корону,  было
достаточно, чтобы многие сложили  свои  головы  на  плахе  или  сгинули  в
подземельях темницы.  Когда  Restitutor  urbis  et  orbis  [Восстановитель
города и мира (лат.)] узнал об этих обвинениях, он заперся в своих  покоях
и провел ночь в тяжелом раздумье.
     Оплот империи  на  севере  у  Дуная  пал.  Хильбудий  погиб.  Славины
соберутся с силами и весной опустошат  Фракию.  Правда,  он  щедро  одарил
Тунюша, Чтоб тот посеял  раздор  между  антами  и  славинами.  Но  целиком
полагаться на гунна нельзя. Из Азии доходили все более достоверные вести о
том, что персы готовятся к отпору. И в  такое  время  он  должен  отозвать
Велисария и уничтожить его. Но это значит лишить себя единственной  опоры!
Разве найдешь ему замену? Ведь Велисарий не только талантливый  полководец
- он богат.  Он  содержит  тысячи  воинов,  из  государственной  казны  не
тратится на них и сотни  талантов.  Разве  найдешь  ему  замену?  Конечно,
Феодора, императрица, нашла бы. Разумеется, преемником Велисария  оказался
бы тот, кто одерживает победы над придворными красавицами в жемчужном зале
императорского дворца. Нет, нет, я не могу его уничтожить.
     Четырежды переворачивал он песочные часы  на  подставке  из  слоновой
кости. Тонкая золотистая струйка беззвучно вытекала в крошечное отверстие.
Управда остановился перед часами. Время шло, а тяжелые мысли  не  покидали
его. Управда подошел к окну и взглянул на море. Звезды угасали. Пропонтида
покорно лежала у подножья императорского дворца, точно  ожидая  приказаний
всемогущего деспота. Парусник, доставивший донос, недвижно стоял в порту.
     - Агиа Софиа [Святая София (греч.)], - воззвал император, - смотри, я
строю тебе новый храм, я намерен  превзойти  Соломона,  осени  меня,  будь
милосердна, окажи милость, столь необходимую государю  в  тяжелую  минуту!
Пожар поразил твой дом, и правильно  сделал,  ибо  мудрость  божья  должна
иметь более прекрасный дом. Вознагради труд мой в минуту эту!
     Занялся день, молотки строителей застучали на стенах новой церкви.
     И Управду озарило.
     - Не  верю,  это  ложь!  Велисарий  невинен!  Пусть  только  выдержит
испытание!
     Он сел, взял пергамент и написал:
     "Поскольку ты одолел грозного неприятеля, твой император и повелитель
предоставляет  тебе  право  выбора,  остаться  ли  в  Африке,  отослав   в
Константинополь Гелимера и пленных, или возвратиться  вместе  с  ними.  Да
пребудет с тобой милость деспота!"
     В тот же день отошел корабль, который вез послание императора.
     Между тем Велисарий через своих шпионов уже знал о доносе. Не мешкая,
он  нагрузил  корабли  бесчисленными  богатствами  и  набил  их   пленными
вандалами, оставил в Карфагене гарнизон герулов и приготовился к  отплытию
в Константинополь. Он торопился оправдаться перед государем и расквитаться
с лживыми доносчиками.
     Когда прибыл гонец, корабли были готовы к отплытию, а  самый  быстрый
парусник вез в Константинополь весть о том,  что  победоносный  полководец
возвращается.
     Юстиниан убедился, что донос был порожден завистью, и решил  устроить
в городе триумф, какие устраивали лишь римские цезари в честь  победы  над
варварами. Ему хотелось превзойти Тита и Траяна.
     Разверзлась  императорская  казна,  и  посыпались  из  нее  золото  и
серебро. Юстиниан распорядился заново покрасить  ипподром.  Арки  и  своды
прогибались под тяжестью ковров.  С  севера  и  востока  в  столицу  гнали
необозримые стада. Гонцы мчались по стране, возвещая о празднестве.  Народ
валом повалил в Константинополь. Земледельцы побросали плуги, ремесленники
отложили свои орудия. Глас деспота всем повелевал идти в столицу. Он сулил
невиданное пиршество. И поскольку  с  наступлением  зимы  со  всех  концов
страны с кличем "Хлеба и зрелищ!" В Константинополь стекались  варвары,  в
январе город оказался битком набит пришлым людом.
     Юстиниан учредил огромные награды для победителей в ристаниях,  издал
специальный закон о ристателях, борцах, метателях копий  и  лучниках.  Все
упражнялись, все готовились. За каппадокийских и арабских скакунов платили
груды золота. На поле для тренировок с утра до вечера было  полно  народу,
заключали пари, кто победит, зеленые или голубые.
     И в разгар всеобщего напряженного ожидания во вторую ночь  февраля  в
море перед Константинополем появились  три  красных  огонька  -  то  плыли
корабли Велисария.
     Богатый Эпафродит, торговец до мозга костей,  воспользовался  случаем
угодить Феодоре и через нее, разумеется, Юстиниану. Лукавый грек  понимал,
что достаточно однажды промахнуться, промешкать, как немедленно  окажешься
перед  судом  за  оскорбление  величества.  А  подобные  суды  обыкновенно
оканчивались тем,  что  обвиняемый  исчезал  в  подземной  темнице  и  его
состояние поглощала ненасытная императорская казна.
     Поэтому он велел Мельхиору  купить  самых  лучших  коней.  Управитель
обошел все ярмарки, высматривая скакунов для партии зеленых,  и,  наконец,
остановил свой выбор на четырех арабских жеребцах, которые,  по  всеобщему
суждению, должны были победить. Они стоили Эпафродиту ящик  золота,  и  он
подарил Феодоре их с тем, чтобы она выпустила жеребцов  на  стороне  своей
партии голубых. В благодарность Феодора послала ему в серебряной  шкатулке
тесьму, которой завязывала волосы при омовении.
     Эпафродит осведомился также  у  Радована,  умеет  ли  его  сын  Исток
стрелять из лука.  Когда  тот  ответил  утвердительно,  грек  распорядился
выжать славинам красивую одежду из тонкого  полотна  и  раздобыл  для  них
таблички, чтобы на ипподроме поставить их в ряды состязающихся лучников.
     Наступил день триумфа.
     Средняя улица - Меса,  -  разряженная  словно  индийская  невеста  из
богатого рода, проснулась рано.  Всю  ночь  работали  мастеровые  и  рабы.
Вельможи, соперничавшие при дворе, сорили деньгами, украшая  фасады  своих
домов. С моря дохнул весенний влажный ветерок.  Капельки  прозрачной  росы
повисли на гирляндах и сверкали миллионами жемчужин. И море и само утро  в
тот день тоже как будто были подвластны деспоту. Пахнуло миртом и  лавром,
розмарин  и  розы  покрыли  улицу  и  стены.  Отовсюду  свисал   напоенный
благовониями пурпур, живыми цветами трепетали в воздухе драгоценные ткани.
Гирлянды  в  глубоких  аркадах  тянулись  от  дома  к  дому,  поверх   них
переливались золотом ленты  серпантина,  будто  солнце  распростерло  свои
крылья над улицей. В окнах  белели  оживленные  лица  первых  византийских
красавиц. В их волосах, на белых шеях, на шелковых  и  бархатных  одеяниях
покоились  миллионы,  обращенные  в  золотые  диадемы,  сверкающие  нимбы,
ожерелья и браслеты. На крышах яркими пятнами горели одежды слуг.  Сегодня
даже их принарядили: чисто  вымытые,  облаченные  в  дорогие  одежды,  они
должны были, к вящей славе своих господ,  возносить  хвалу  императорскому
триумфу.
     А внизу, на берегу моря, в темнице Пентапирг, король вандалов Гелимер
в последний раз надел порфиру и возложил на голову корону. На лице  его  -
покорность отчаяния, он не плачет, не смеется, гордость в нем убита,  душа
убита. Он не испытывает ни гнева, ни страха, ни печали, еле шевелятся  его
губы, без устали повторяя: "Vanitas vanitatum" [Все суета сует].
     Загремели трубы, отворились Золотые ворота. Над Черным  морем  взошло
солнце. На фасаде Золотых ворот засверкала статуя Виктории, белые атланты,
мраморные колоссы пробивались своей снежной белизной сквозь листья  лавра,
словно могучие защитники по обе стороны Portae  triumpfalis  [Триумфальной
арки (лат.)] радовались торжественному дню. А в арке ворот  безмолвствовал
символ Христа - темный крест не засиял радостью этим ранним  утром.  Хмуро
глядел он в сторону Пентапирга, откуда тянулись толпы  закованных  в  цепи
пленников, превращенных в рабов алчностью  того,  кто  возводил  для  бога
святую Софию и проводил ночи  в  беседах  с  монахами  о  таинстве  святой
троицы. Приди Он, символ которого безмолвствовал над воротами, нет, он  не
молчал бы, он повторил бы свой приговор: "Сердце твое далеко от меня!"
     По ту сторону ворот и вдоль всего пути толпился народ -  те,  кто  не
попал на ипподром. Там, на ипподроме,  собрались  все:  Управда,  Феодора,
двор, вельможи и богатеи. Бродяги же  и  голытьба  заполнили  галереи  под
самым пурпурным шатром, покрывавшим обширный цирк. Управда устроил  триумф
Велисарию, но и Константинополь, и сам  полководец  знали,  что  подлинным
триумфатором является всемогущий деспот.
     Поэтому  Велисарий,  по  древнему  римскому  обычаю,  не  восседал  в
колеснице, не гарцевал на диком белом жеребце, а от своего  дома  к  цирку
шел пешком, как патрикий.
     В ожидании Велисария процессия растянулась от Золотых ворот до форума
Аркадия.
     Впереди стояли начальники димов, за  ними  расположились  сенаторы  и
вельможи в белых туниках, со свечами в руках. Затем подъехала колесница  с
изображением святой троицы в сопровождении почетного эскорта из патрикиев,
консуларов и дальних родственников  императора.  За  ними  стояли  пленные
вандалы в полном воинском снаряжении - руки их  были  связаны  за  спиной.
Ромеи издавали возгласы удивления при виде  этих  статных  смуглых  людей.
Позади своих воинов стоял король Гелимер. Пурпурная  мантия  его  сверкала
драгоценными камнями, золотая перевязь опоясывала  стан,  на  груди  пылал
доспех из чистого серебра. Византийские женщины  высовывались  из  окон  и
искали глазами короля-героя; он не чувствовал больше унижения, не ведал ни
славы, ни величия и пробуждал в их сердцах сочувствие.
     За побежденным королем встал победитель -  полководец  Велисарий.  Он
пришел пешим в костюме командующего. Скромный лавровый венок  украшал  его
голову,  невелик  был  и  его  эскорт  -  несколько   самых   мужественных
таксиархов.
     Загремела улица, крики неслись с крыш, из окон  приветственно  махали
шелковыми стягами. Трубы запели, процессия тронулась, Велисарий  шел,  как
покорный господину раб, выполнивший лишь свой тяжкий долг, и ничего более.
     Вслед за командующим везли бесчисленную добычу.  На  повозках  лежали
золотые королевские троны, драгоценная сбруя, небольшая карета вандальской
королевы из слоновой кости, груды  драгоценностей,  камней,  ограненных  и
неограненных, золотые кубки и чаши, бесценная утварь королевской  трапезы,
сотни талантов серебра, изобилие  дорогих  сосудов,  награбленных  некогда
Гензерихом  в  Риме.  Среди  них  были  сосуды  из  Иерусалимского  храма,
захваченные Титом,  золотой  семисвечник  этой  святыни,  возы  бесценного
пергамента, увязанного в груды, и между ними готское Евангелие,  усыпанное
драгоценными камнями.
     Торжественно катилось это море неоценимого трофея по улице, по форуму
Феодосия, на форум Константина. Здесь, в церкви Богородицы, вельможи сняли
белые одежды и заменили их придворными.  Из  храма  вынесли  императорские
инсигнии: сперва драгоценный крест, потом большой жезл из чистого золота и
за ним лабарум - стяг.  Слева  и  справа  дорогу  прокладывали  скороходы,
возглашая "многая лета".
     Чем ближе к ипподрому,  тем  громче  становились  вопли,  тем  больше
давка. Люди словно обезумели при виде огромной  добычи,  красивых  воинов,
пленного Гелимера и его родичей.
     Процессия двигалась  мимо  роскошных  терм  Зевксиппа  -  перед  ними
возвышался величественный портал  ипподрома.  Здесь  роскошь  и  богатство
величайшего деспота земли проявились с особой щедростью и блеском.
     Сотни тысяч людей расположились вокруг, сотни тысяч людей  восхваляли
деспота, который, сидя под пурпурным балдахином на золотом троне в высокой
ложе, ожидал Велисария. Рядом с ним  восседала  императрица,  единственная
женщина в мире, сумевшая подняться из вертепов этого самого цирка, со  дна
разврата и похоти,  к  престолу.  Красивая,  невысокого  роста,  она  была
сложена так, что радовала взор самого взыскательного художника. На бледном
лице пылали чарующие глаза,  горели  губы,  алчущие  наслаждений.  Золотая
диадема венчала ее голову; за бриллианты в  серьгах,  на  лбу,  шее  и  на
платье можно было купить  королевство.  Вокруг  нее  теснились  придворные
красавицы, молодые патрикии, вельможи, любимцы и телохранители.
     Когда Гелимер вошел и увидел Юстиниана на троне, море голов  слева  и
справа, он не зарыдал, не вздохнул тяжко, а лишь громко повторил:
     - Все суета сует и всяческая суета!
     Велисарий и Гелимер по  ступеням  поднялись  к  ложе.  Там  с  короля
сорвали  порфиру;  вандалы  склонили  головы  до  земли,  народ   завопил,
приветствуя императора, в  глубине  души  ненавидя  его  и  проклиная  как
воплощение дьявола.
     - Многая лета! - на всех языках неслось над землей.
     Велисарий тоже опустился на  колени,  ничтожный  раб  неограниченного
властелина urbis et orbis.
     Радован и Исток стояли на подмостках среди  лучников.  Радован  то  и
дело  прикладывался  к  отличному  вину  Эпафродита  и  был  в  прекрасном
расположении духа. Он кричал вместе с самыми заядлыми крикунами и  вздымал
руки. Исток же молчал. Он думал о том, что точно так же могли привести  на
ипподром его отца Сваруна, свободного старейшину славинов,  если  бы  его,
Истока, стрела не поразила Хильбудия. И ему захотелось домой, в свой  град
- рассказать соплеменникам, что бывает с побежденными народами,  пойти  от
племени к племени, зажечь протест в душах, единство в сердцах, призвать  к
вечному гневу и вечной борьбе против Византии.  Тем  временем  деспот  дал
знак. Загремели трубы, народ обезумел от восторга, на арене появились  две
чудесные колесницы.



                                    13

     Трижды возвестили трубы отдых, трижды промчались по сорока  мраморным
ступеням императорские и Велисариевы  рабы,  угощая  зрителей  освежающими
напитками. Ипподром кипел и безумствовал. Народ опьянел от вина и веселья.
Богатеи теряли и выигрывали огромные куши.  Во  рву,  окружающем  арену  и
наполненном водой, плавали остатки разбитых колесниц и повозок. Сторонники
зеленых  и  голубых,  наемные  крикуны,  перешли  канаву  у  самой  арены,
взобрались на спину, влезли на Змеиную колонну, поднялись даже на  затылок
колосса Геракла работы Лисиппа и, срывая венки  сикомор  с  Адама  и  Евы,
швыряли их на арену, валились на колени перед прекрасной статуей тоскующей
по любви Елены, дрались, толкались и славили то  зеленых,  то  голубых,  в
зависимости от того, кто больше платил.
     Кафизму - императорскую ложу, - покоившуюся на  двенадцати  мраморных
колоннах,  мельчайшей  пылью  орошал  ароматный  шафран.  Юные   патрикии,
изнеженные офицеры, дворцовые сплетники перемигивались  с  красавицами  из
свиты Феодоры, расположившейся в кафизме и в соседних ложах.
     И только Феодора была неподвижна. Лицо ее было хмуро, губы  закушены,
она побледнела еще больше, а сверкающие глаза  извергали  молнии  на  ряды
зеленых. Императрица обещала свою милость голубым, однако  пока  что  было
неясно, кто победит, хотя колесницы уже  трижды  влетали  на  ипподром.  У
голубых и зеленых насчитывалось равное число побед.
     Вдруг она вздрогнула и сделала знак рукой. Наклонилась  к  прекрасной
Ирине,  задумчиво  сидевшей  возле  нее,  и  велела  ей  позвать   Асбада.
Обжигающим взглядом пронзила императрица ее лицо -  не  затронула  ли  эта
просьба  юное  сердце?  Но  Ирина  спокойно  встала,  передала   повеление
императрицы, и через мгновенье  у  ног  Феодоры  в  ослепительном  доспехе
появился начальник палатинского легиона.
     - Асбад, иди к Эпафродиту и спроси его, победят ли арабские  жеребцы,
которых я купила при его посредстве!
     Асбад поцеловал ей туфлю и поспешил в ложу к Эпафродиту. Шум и  шепот
в кафизме утихли - говорила богиня Феодора, увенчанная золотым нимбом.
     - Красив Асбад, Ирина?
     - Красив, боголюбезная августа!
     - И ты любишь его?
     - Люблю, если прикажет твое всемогущество!
     - А сердце тебе не приказывает?
     - Мое сердце, как у Иоанна Крестителя на Иордане!
     - Дитя! Тебе бы акрид и меду вместо жарких поцелуев!
     - И мои уста будут славить твою милость, о владычица!
     Императрица с жалостью взглянула на Ирину; на лице  девушки  не  было
еще следов жаркой страсти, в глазах ее еще мерцала роса, словно в  чашечке
лилии, раскрывающейся в полночь и чистой, невинной встречающей утро.
     Возвратился Асбад.
     - Эпафродит, смиреннейший раб императрицы, простирается  перед  тобой
ниц во прахе и клянется святой  троицей,  что  твои  скакуны  победят.  Он
поставил на них полмиллиона золотых статеров.
     Лицо Феодоры прояснилось. И тут как раз запели трубы, из-под  кафизмы
вылетели лучшие колесницы.
     Толпа онемела. Все потянулись вперед, старики дрожали от  нетерпения,
молодежь стискивала кулаки.
     Одни со вздохом призывали на помощь Христа, другие заклинали сатану и
Вельзевула сломать колеса голубым.
     Кони остановились перед кафизмой. У зеленых -  четыре  каппадокийских
скакуна, у голубых - четыре арабских.  Возницы  подняли  флажки,  ипподром
зашумел, словно море в бурю. Могучий гот  в  голубой  тунике  поднял  свой
флажок, и все увидели на нем герб Феодоры.
     - Состязается императрица!
     Сторонники зеленых побледнели; они с радостью высыпали  бы  в  Бофорт
миллионы на съедение дьяволам или отдали бы их на  церковь  святой  Софии,
только  бы  победили  зеленые,  посрамив  самую  главную  свою  соперницу.
Сторонники голубых и вельможи  трепетали  от  ужаса,  опасаясь  проигрыша.
Эпафродит не находил себе места  от  страха.  Он  понимал,  что  на  карту
поставлена его жизнь и его достояние. Он уже обдумал, как быстро  скрыться
с ипподрома, сесть на самый быстроходный корабль  и  исчезнуть.  Маленькие
глаза его спрятались под бровями в ожидании.
     Императрица  встала.  Взяла  из  рук  Юстиниана  белый  платок  и   с
горделивым высокомерием бросила его на арену. Когда кусок  ткани  коснулся
земли, из рук возниц выпали флажки,  закипел  песок  под  копытами  коней,
взвихрились зеленая  и  голубая  туники,  и  в  одно  мгновение  колесницы
скрылись за поворотом у меты - Змеиной колонны. Люди  замерли  и  онемели,
ипподром словно превратился в безмолвный мрамор. Речь шла о  миллионах,  о
чести половины города, о  достоинстве  императрицы  и  о  ее  позоре.  Все
изнемогали от напряжения, дрожали  и  корчились.  Юстиниан  прикрыл  глаза
рукой, Феодора, закусив губу, стояла у барьера ложи, рука ее была стиснута
в кулак; на ее прекрасном лице -  словно  из  лейсбийского  мрамора  -  не
дрожала ни одна жилка, пышная грудь замерла.
     Пять раз промчались несравненные кони мимо меты. То  зеленый  возница
опережал голубого на голову, на конскую шею, то голубой зеленого. Шли  все
время рядом; таких скачек ипподром еще не  видывал.  Богатеи,  патрикии  и
воины, терявшие и приобретавшие здесь миллионы, до  крови  кусали  губы  в
тяжком возбуждении. Толпа все больше перевешивалась через барьеры и резные
решетки, еще немного, и она хлынет на арену.
     Кони прошли шестой круг.  Начали  седьмой.  Кто  же  победит?  И  тут
зеленый возница ослабил вожжи.  Свистнул  длинный  бич  по  спинам  дивных
каппадокийских жеребцов. Кони опустили головы к земле,  пена  брызнула  во
все стороны, и в мгновение  ока  они  опередили  коней  голубых  на  целый
корпус. И тогда стороны не выдержали.
     - Бей, гони, стегай, вперед,  вперед!  -  вопили,  ликуя,  сторонники
зеленых.
     Отпусти поводья, подхлестни! Он нарочно не хочет, убейте его!  Смерть
ему! - стучали ногами сторонники голубых, угрожая готу.
     А у того сильнее вздувались мускулы на руках,  вожжи  были  натянуты,
как струна, он свесился с колесницы, кони тащили его на  вожжах,  которыми
он был обвязан вокруг пояса. Расстояние между каппадокийскими и  арабскими
скакунами увеличилось еще немного. Спина гота выгнулась в страшном усилии,
кони несли, людям казалось,  что  вот-вот  он  сдаст,  потеряет  сознание,
упадет под ноги лошадям  и  начнет  безумный  танец  смерти.  Заканчивался
седьмой круг. Впереди еще один последний.
     Перед виражом гот нагнулся.  Из  уст  голубых  вырвался  крик  ужаса.
Тысяча людей хватались за головы,  рвали  на  себе  волосы:  все  пропало!
Зеленые, обезумев от восторга, бросали венки к колеснице:
     - Победа, победа!
     Но на самом повороте в руках гота блеснул нож.  Он  перерезал  вожжи.
Освобожденные кони ринулись вперед. Словно не касаясь земли, влетели они в
вираж, задели колесницу зеленых и отбросили ее в сторону,  вслед  за  этим
впервые свистнул бич гота, мгновенье, - второй,  третий  удар,  и  Феодора
победила.
     Воздух задрожал от воплей, взорвавшихся над  ипподромом,  заглушивших
шум морского прибоя, солнце померкло от дождя цветов, которые полетели  на
арену в честь победительницы Феодоры, великой самодержицы.
     Императрица улыбалась, припав  к  чаше  торжества.  Запели  трубы,  и
глашатаи  объявили  час  отдыха.  На  сей  раз   зрителей   угощала   сама
императрица-победительница. Кафизма опустела, двор удалился во  внутренние
покои.
     Асбад сопровождал Ирину.
     - Мир еще не знал императрицы, подобной нашей!
     - Ее всемогущество непобедимо!
     - Ирина, твое лицо как заря! Ты любишь победителей?
     - Я люблю героев! Мой отец был героем, жил и умер героем! И мой  дядя
герой! Крепость Топер неприступна с тех пор, как он там!
     - Ах, Ирина, твои слова звучат пророчески, а голос твой подобен  арфе
Давида! Ты плоть от плоти нашей, дочь Византии! Ни одной капли  варварской
материнской крови нет в твоем прекрасном теле и в твоей душе!
     Род моей матери - род славных старейшин по ту сторону Дуная!
     - И все-таки они варвары!
     - Но братья во Христе.
     - Христос не послал апостолов к варварам.  Он  озарил  своим  сиянием
Рим.
     - Однако он сказал: учите все народы!
     - Оставим Евангелие, Ирина. Пусть спорят монахи.  Ты  любишь  победу,
Ирина... и победителей!
     - Я люблю героев-победителей!
     А если Асбад победит всех лучников, Ирина, ты полюбишь его?
     На мгновенье кровь бросилась девушке в лицо.
     - Скажи, Ирина, полюбишь? Я упражнялся  и  постился,  я  рано  уходил
спать, - и все для того, чтоб меня венчал ипподром, наградил император,  а
все венки, всю награду и милость повелителя я положу к твоим ногам, Ирина.
Скажи, ты полюбишь Асбада?
     - Я буду любить героя-победителя.
     Губы ее дрожали. Во дворце они расстались.
     Юстиниан с Феодорой ушли во дворец слоновой кости. Когда они остались
одни, коронованный деспот обнял свою жену, дочь сторожа медведей, блудницу
Александрии, Дамаска и Константинополя, и со слезами на глазах прошептал:
     - О, всемогущая, победоносная, единственная, святейшая, самая дорогая
и самая верная мне, своему повелителю.
     - Юстиниан, я хочу, чтоб отныне все  двери  во  дворце  были  открыты
перед Эпафродитом, чтоб ты осчастливил его своей милостью. Это он  подарил
мне коней!
     - Твое слово - закон. Быть по сему!
     Феодора  тут  же  послала  на  ипподром  дворцового   гонца   вручить
Эпафродиту перстень и пергамент с подписью Юстиниана. Возвратившись, гонец
сообщил, что  Эпафродит  горстями  рассыпает  на  арене  золотые  статеры,
подбивая дерущуюся за золото толпу кричать: "Многая лета императрице!"
     Пока во дворце подкреплялись, глашатаи оповещали, что владыка земли и
моря приглашает все народы к состязанию в стрельбе из лука. Посреди  спины
поставили шест. На вершине его,  привязанный  серебряной  цепочкой,  сидел
большой ястреб. Того, кто на полном скаку собьет ястреба,  Управда  обещал
принять на службу в палатинскую гвардию и выдать большую награду.  Лучники
принесли победу Велисарию, поэтому да будет прославлен и вознагражден лук.
     Эпафродит послал Мельхиора за Радованом и Истоком.  Он  велел  Истоку
принять участие в состязаниях  и  поставил  на  него  большие  деньги.  На
скачках Эпафродит взял колоссальный куш, и новое пари было для  него  лишь
забавой.  Все  ставили  на  Асбада,  слывшего  великолепным  стрелком.   А
Эпафродит наперекор всем ставил на своего гостя Истока.
     Радован уже напился. Он кричал, пел, не выпуская  из  рук  кувшина  с
вином.
     - Ты, сынок, камнем собьешь эту птицу, с завязанными  глазами,  ночью
собьешь, сынок! Пей, Исток, пей, ты и пьяным собьешь ее!
     Воины, собравшиеся под  кафизмой,  чтоб  участвовать  в  состязаниях,
весело хохотали. Исток не смеялся. Губы его горели, хотя он не притронулся
к вину. Его увлек  ипподром.  Он  видел  Управду,  видел  Феодору,  блеск,
роскошь, толпы дикарей и изнеженных ромеев. Он думал о своей силе, думал о
своем народе и других народах, которых заковывает в цепи этот  город.  Его
охватывал стыд при мысли, что такие государи одерживают верх над народами,
что ими повелевает такой изнеженный город. И  он  поклялся  Перуном,  что,
если  останется  жив,  Византии  никогда  не  заковать  в  цепи  свободных
славинов.
     Долго играли трубы, прежде чем им удалось заглушить гомон и  крик  на
ипподроме. Юстиниан возвращался со своей свитой. Победительнице Феодоре он
вручил  белый  платок,  которым  она  должна  была  возвестить  о   начале
состязания. В распоряжение лучников предоставили  коней  из  императорских
конюшен. Один за другим мчались воины мимо шеста, целясь в ястреба, стрелы
пробивали пурпурный кров, птица продолжала неподвижным  взглядом  смотреть
на стрелков и воинов. Ястреб вытягивал  шею,  взмахивал  крыльями,  иногда
уклонялся от ловко пущенной стрелы и оставался невредимым.
     Зрители смеялись, стрелков осыпали насмешками, над  ними  издевались,
швыряли в них финики, апельсины, словом, забавлялись так, словно на  арене
уже были мимы.
     - Последним! - снова передал  Эпафродит  Истоку  через  Мельхиора.  -
Исток пусть идет последним!
     Ряды соревнующихся поредели. Многие отступились и ушли, особенно  те,
что были в роскошных доспехах палатинской гвардии. Испугались насмешек.
     Только Асбад держался. Он изо всех сил старался сохранить спокойствие
и думал об Ирине, которую любил страстно.  Сегодня  он  преподнесет  венок
победителя. В это он верил твердо. Много раз смотрел  он  на  кафизму,  но
Ирины не видел. Она сидела в укромном уголке, не смеялась, не смотрела  на
арену. Сердцем она была перед алтарем и молила Христа  смилостивиться  над
ней и сделать так, чтоб Асбад не победил.
     Осталось всего несколько человек. Больше Асбад не мог терпеть.  Пора!
Он взял три стрелы,  лук  и  вскочил  на  объезженного  им  коня.  Долгими
неделями он упражнялся на нем.
     Когда Асбад появился перед кафизмой, воцарилась  тишина.  На  него  и
против него было поставлено много денег. Он медленно проехал вдоль  спины,
раскланиваясь налево и направо,  поклонился  и  кафизме,  еще  раз  тщетно
поискал глазами Ирину и помчался. Полетела первая стрела - ястреб  сердито
заклекотал. Всадник сделал другой заезд  -  стрела  прозвенела  над  самой
головой ястреба, - ипподром бурно приветствовал  успех.  И  в  третий  раз
повернул Асбад коня. Сердце его колотилось, рука дрожала.  Он  собрал  все
силы, чтоб успокоиться. Губы его шептали имя  Ирины.  Снова  натянулась  и
зазвенела тетива, стрела пошла точно, но в тот  же  миг  ястреб,  взмахнув
крыльями, отскочил на длину цепочки, стрела коснулась лишь крыла и  выбила
из него перо, которое кружась, медленно полетело на песок. И  снова  будто
вихрь прошел  по  ипподрому.  Зрители  разделились  на  два  лагеря:  одни
кричали, что Асбад попал, другие это оспаривали: он, мол, лишь вышиб перо,
а ястреб сидит себе и сердито на него смотрит. Те, кто ставил  на  Асбада,
считали, что они выиграли; те, кто ставил против, - отрицали  его  победу.
Поднялся невообразимый шум, еще немного - и ипподром превратился бы в поле
битвы, и кровь оросила бы землю, но тут  вмешался  Управда.  Как  судья  и
главный арбитр, он рассудил:
     - Асбад и попал и не попал. Если ястреба никто не собьет,  -  награда
его. Пари остаются в силе; если никто не превзойдет Асбада, пари  выиграют
те, кто поставил на него, в противном случае выигрывают другие!
     Состязание возобновились. Асбад испугался. Он тут же  велел  посулить
крупные суммы денег оставшимся лучникам, чтоб они  отказались  от  борьбы.
Большинство польстились на деньги, не согласился лишь  Исток  и  еще  двое
фракийцев. Тогда Асбад сам подошел к ним. Гордый взгляд свободного славина
скрестился с хитрым суетным взором ромея. Ничего не сказал Исток, но глаза
его говорили: "Славины никогда не продаются!"
     Поехали фракийцы, но неудачно - оба промахнулись. Близко  от  ястреба
пролетели их стрелы, даже пурпур пробили. Остался один человек  -  варвар,
славин.
     - Последний! - сообщили трубы.
     Ипподром вновь утих, все  взгляды  устремились  к  кафизме.  Появился
Исток, с кудрями до плеч, в длинной рубахе, которую ему дал Эпафродит.
     - Ха, ха, варвар в рубахе, словно жрец Молоха! О,  Весталка,  и  этот
хочет победить? Откуда он? Гость Эпафродита! Говорят, славин!  -  загудели
трибуны.
     Истоку предложили выбрать лук и стрелы. Он натянул  тетиву  на  одном
луке, на втором, на третьем - хлоп - тетивы лопнули  одна  за  другой.  Он
хладнокровно отшвырнул дорогое оружие в сторону.
     Зрители удивились.
     Наконец  он  остановился  на  большом  неотделанном  луке,  настоящем
варварском. Потом выбрал стрелу - одну-единственную. Ему подали  еще  две,
он отказался.
     Шепот изумления пронесся по  ипподрому.  Сама  Феодора  выглянула  из
кафизмы.
     Между  тем  Исток  выбрал  себе  коня:  прекрасное  дикое   животное,
привезенное из-за Черного моря. Вывел  его  на  арену.  Жестом  велел  его
расседлать. Слуги подбежали, отстегнули и сняли седло.
     Трибуны загомонили.
     Исток сбросил рубаху,  доходившую  до  лодыжек,  и  остался  в  белом
кожухе, сшитом Любиницей. Юноша стоял посреди арены возле  вороного  коня;
гордый, прекрасный и статный, - так что сама  Феодора,  приложив  к  глазу
ограненную призму, смотрела на него жадным и похотливым взором:  мускул  к
мускулу, словно стена вокруг Константинополя.
     Исток сунул стрелу за пояс, левой  рукой  взял  лук,  правой  схватил
поводья и, как перышко, взлетел на коня. Тот вначале встал на дыбы,  потом
помчался по арене. В первый раз Исток проехал  мимо,  только  поглядел  на
птицу, - зрители недовольно заворчали.
     Повернул коня второй раз, стрела за поясом, конь мчится еще быстрее -
словно у него выросли крылья.
     Зрители завопили:
     - Стреляй, срази его, варвар! Хватит дурачиться! Стащите его с коня!
     Исток ничего не слышал и не видел. В душе у него было одно желание  -
показать императору, как стреляет народ, который побеждает его хильбудиев.
В третий раз проскакал  он  мимо  кафизмы,  рука  потянулась  за  стрелой,
подняла лук, - на трибунах воцарилось молчание, словно надвигался ураган.
     Глаз Истока вонзился  в  птицу,  ястреб  зашипел  и  выпустил  когти.
Непобедимая птица затрепетала перед варваром. Исток прицелился в нее  и  в
тот же миг снова промчался мимо. По  ипподрому  прошел  вопль  возмущения.
Зрители, разозленные тем, что он не выстрелил и в третий раз, обрушили  на
него град ругательств и насмешек, град огрызков хлынул на  арену,  кое-кто
даже снимал сандалии, чтобы швырнуть ему вслед, другие угрожающе  обнажили
ножи. И тогда Исток, молниеносно повернувшись на коне - он был еще  совсем
близко от шеста, - пустил стрелу, и она с такой силой пронзила птицу,  что
цепочка лопнула, и ястреб с пробитым сердцем упал на арену перед кафизмой.
     Вихрь злобы сменился бурей восторга - стены ипподрома дрожали.  Целый
поток лавров хлынул из лож, женщины осыпали  победителя  вышитыми  золотом
платками, а Ирина, с горящими от радости щеками, шептала:
     - Слава тебе, Христос, а тебе, соплеменник моей матери, - поцелуй!



                                    14

     Тихо шепчутся волны Боспора. Дремлют корабли, видят сны  длинноклювые
парусники, редкие караульные спят на крышах рубок.
     Великие артерии моря и суши направили всю свою бурлящую жизнью  кровь
к сердцу Константинополя - на ипподром  и  просторные  городские  площади.
Звезды спокойно сияли, небо будто снизилось, чтобы бросить свой любопытный
золотой взор на роскошную землю, и, видя, как бурно  веселятся  там  люди,
какие неистовые вопли несутся в  этот  торжественный  день  к  его  синему
балдахину, - небо улыбалось.
     Исток лежал на мягкой траве. С  высокой  террасы  в  саду  Эпафродита
смотрел он на море, в котором отражалось небо.  Рядом  благоухала  резеда,
над его головой цвел лавр.
     Увенчанный лавровым венком победителя и бурей  восторга,  он  тем  не
менее чувствовал себя несчастным. Все бы отдал Исток,  чтоб  зашумела  над
его головой липа, чтоб у ног его заколыхались волны белого моря Сваруновых
стад! Он сидел бы на валу своего града с отцом,  в  окружении  девушек,  и
рассказывал бы им о Константинополе, о победе, о роскоши и блеске!  Отроки
бы внимали ему, а его боевые товарищи услышав о том, как изнежен враг и на
какой позор обрекает Византия побежденных героев, унесли бы в  сердце  его
слова, разнесли бы их по  всем  племенам  славинов  и  возвестили  бой  за
свободу, бой против угнетателей, преградивших им путь через Дунай.
     Исток думал о том, что теперь будет, если славины и  анты  поссорятся
между собой. Ведь тогда они весной не пойдут на юг через Дунай.  Возьмутся
за топоры и копья и оросят луга братской кровью.
     Исток ужаснулся. Он готов был вскочить,  бежать  в  конюшню,  выбрать
лучшего коня и мчаться домой.
     Но как же с его планами? Боги направляют людей. Сам  святовит  привел
его на путь Эпафродита, Перун направил стрелу в ястреба  -  и  открыл  ему
дверь, чтоб заглянуть в душу врага, чтоб, служа ему, помогать родине. Нет,
сейчас нельзя возвращаться, пока нельзя. Он вернется, но лишь тогда, когда
постигнет воинское искусство, которое похитит у ромеев и  принесет  в  дар
своему племени.
     Во дворе виллы Эпафродиты залаяли собаки, но тут же  смолкли;  по  их
тихому умильному повизгиванию Исток понял, что приехал хозяин.  Эпафродита
принесли с форума Феодосия, где он до полуночи  веселился  под  мраморными
аркадами и играл на целые столбики золотых номисм. Фортуна полюбила его  с
тех пор, как он встретил Истока, подобно тому как она  полюбила  Потифара,
принявшего в дом Иосифа.  Так  хвастался  и  шутил  Эпафродит  в  компании
богатых патрикиев, в то время как Мельхиор ссыпал золото в кожаные мешки.
     Эпафродит приехал домой в прекрасном настроении. За  пазухой  у  него
лежал перстень Феодоры и пергамен Юстиниана, в  мешках  -  кучи  золота  и
долговых расписок, завтра он уже мог  продать  за  долги  дома  нескольких
видных патрикиев. Радостно сверкали глаза  грека.  Деньги  и  благоволение
императора! Теперь он волен торговать, как ему угодно. Милость Управды ему
обеспечена.
     Он велел Мельхиору угостить  слуг  самым  лучшим  вином,  сладостями,
фруктами, рыбой и устрицами, словом, всем,  что  найдется  в  кладовых.  А
потом спросил, дома ли уже  славины.  Ему  надо  сейчас  же  поговорить  с
Истоком, если же его нет - разыскать его немедленно.
     Привратник сообщил, что Исток давно возвратился.
     Мельхиор сам пошел за ним, и Эпафродит распорядился проводить  его  в
зал, где он обычно принимал важных гостей.
     Войдя,  Исток  встал  на  пороге  как  вкопанный.  В   трех   золотых
светильниках полыхало искрящееся пламя, освещая сказочное убранство  зала.
Там, где пол не был прикрыт багдадским ковром,  сверкали  пестрые  камешки
драгоценной мозаики. На стенах переливался мрамор,  усыпанный  смарагдами,
хризолитом и ониксами. Низкие  столики  опирались  на  ножки  из  слоновой
кости, нити золота струились по тканям, иноземные, незнакомые Истоку  меха
ласкали ноги Эпафродита в мягких сандалиях. Три грации на вытянутых  руках
держали в тонких пальцах прелестную  раковину,  в  которой  стоял  золотой
кубок с греческим вином.
     - Садись, Исток!
     Эпафродит поманил его к себе. Он бегло говорил на фракийском наречии,
вплетая в него много славинских слов, так что Исток его немного понимал.
     С опаской подошел к богачу Эпафродиту сын Сваруна и опустился на меха
у его ног.
     Грек ласково улыбнулся и потрепал своими сухими пальцами  его  буйные
кудри. Дал  знак.  Темнокожий  нумидиец  принес  еще  один  кубок  старого
греческого вина.
     - Возьми, дитя славинов, выпей во славу Христа, он милостив и к тебе!
     - Святовит мне сопутствовал, Перун направлял мои стрелы!  Я  не  знаю
твоего Христа!
     - Ты узнаешь его! Пей в благодарность богам!
     Они осушили кубки.
     - Исток, ты спас меня от Тунюша, я твой должник!
     - Тунюш - разбойник! Каждый славин поступил бы так же. Мы  не  грабим
мирных путников.
     - Это достойно похвалы, Исток! Но мой долг велик.
     - Ты уже заплатил его, господин. Ты принял к себе меня и моего  отца.
Ты хорошо заплатил!
     - Нет, славин. Я принял вас, но мой долг тут же возрос.  Ты  победил.
Сегодня тебя славит Константинополь. Все позабыли о триумфаторе  Велисарии
и говорят о тебе больше, чем о самом императоре. Победил мой  гость!  Твоя
слава - моя слава! Чего ты желаешь?
     - Научиться воевать, как воюют ромеи. А потом вернуться домой!
     - Воевать? Значит, ты не певец? - изумился Эпафродит.
     Исток спокойно смотрел на него.
     - Я певец по воле моего отца. Но я хочу воевать. Мне нравятся мечи  и
копья.
     - Ты хорошо говоришь, сын славинов! Жаль отдавать такие руки струнам.
Слушай! Управда назначил воинский чин в дворцовой гвардии для  победителя.
Он будет твой. Завтра ты пойдешь со мной во дворец.  Сама  Феодора  желает
тебя видеть. Из тебя получится хороший  воин.  Ничего,  что  ты  варвар  и
молишься иным богам. Ты  узнаешь  Христа  и  полюбишь  его.  Ты  научишься
воевать и прославишься - и  твое  варварское  имя  позабудется.  У  самого
Управды не было предков, рожденных в пурпуре, а императрица -  дочь  раба.
Поэтому они любят ловких и смелых варваров. А ты таков, Исток! Но  подумай
как следует: если ты  не  примешь  службу,  ты  должен  сегодня  же  ночью
скрыться из города, иначе погибнешь. Я дам тебе коня  и  денег  на  побег.
Итак, решай!
     - Я решил, господин! Завтра я пойду на службу!
     - А отец?
     - Останется у тебя или вернется домой, как захочет!
     - Хорошо. Еще одно. Если ты  доволен,  оставайся  у  меня.  Отличному
воину нужны знания. Я дам тебе  учителя,  который  научит  тебя  писать  и
правильно говорить. По утрам ты будешь ходить на  воинские  забавы,  после
полудня учиться наукам!
     - Ты добр, господин!
     - Ступай! Завтра я провожу тебя во дворец!
     Пока Исток не вышел, грек смотрел ему вслед. Хитрые глаза его паслись
на могучих плечах молодого славина.
     "И  это  певец?  Певец?  Клянусь  Гераклом,  он  помогал   уничтожить
Хильбудия. Будешь молчать - и он смолчит. Но отец его болтлив. Напьется  и
выдаст его. Тогда парню беда. Управда умеет мстить".
     Он ударил золотым молоточком по серебряному диску.
     - Мельхиор, пусть славин сейчас же вернется.
     Управитель вышел.
     "Жаль молодого героя, - подумал Эпафродит. - Я защищу его  от  когтей
Управды!"
     - Выполнено, господин.
     Исток снова встал перед Эпафродитом.
     - Мне еще надо поговорить с тобой!
     - Я слушаю, говори.
     - Но ты скажешь правду?
     - Я не лгу, господин!
     - Скажи, а не был ли ты среди тех славинов, что разгромили за  Дунаем
Хильбудия, славного полководца императора Управды?
     - Отец уже сказал тебе, что мы музыканты!
     Исток не растерялся. Не моргнув  глазом,  выдержал  он  пронизывающий
взгляд купца, только чуть покраснел.
     - Исток! - Эпафродит взял его за руку и притянул поближе  к  себе.  -
Исток, ты клянешься?
     - Смертью, господин!
     - Я тоже! Поэтому я клянусь Христом, богом своим,  что  из  моих  уст
никто ничего не узнает, если ты мне доверишься. Я спрашиваю  тебя  потому,
что люблю тебя и боюсь за тебя. Скажи мне,  поклянись  богами,  воевал  ты
против Хильбудия или нет?
     Исток молчал. Губы его были плотно  сжаты,  глаза  горели,  он  гордо
поднял голову.
     Торжественно звучал его ответ:
     - Разве достойный сын своего народа не натянул бы тетивы на  погибель
врагу?
     - Значит, воевал. А  ты  знаешь,  что,  если  тебя  заподозрят,  тебе
придется плохо?
     - Никто не узнает!
     - Да хранит премудрая София твои слова и слова твоего отца. Эпафродит
будет оберегать тебя!
     Когда Исток пришел к себе, только что вернулся Радован. На его рубахе
были видны следы красного вина. Он  остановился  перед  Истоком,  обхватил
обеими руками седую голову, взгляд его бегал, словно он сошел с ума.
     - О, Исток, Исток! Пусть ему встретятся все  вурдалаки  и  растерзают
его! Пусть Морана семь лет отдыхает, а потом  погубит  его!  Пусть  в  его
собачьей челюсти шершни совьют гнездо,  пусть  муравьи  выедят  ему  язык!
Исток, разве не говорил я, что у него коровий хвост! Разве не  говорил  я?
Самый могучий демон, которого боится  сам  Управда,  пусть  своим  хвостом
затянет ему шею и удушит его! О Исток, Исток!
     Радован пошатнулся и упал на ковер, продолжая вздыхать и браниться.
     Исток смотрел на него и слушал. Он ничего не понимал.
     - Кого пусть накажет Морана, отец? Что  с  тобой?  Кто  обидел  тебя?
Скажи! У меня есть нож! Я найду его! Только скажи!
     - Ты хотел пойти на него, я тебя не пустил. Ох, я глупец!
     Он ударил себя по лбу.
     - Я хотел пойти на него? Когда? На кого?
     - Разве я не говорил тебе, что он  негодяй,  что  он  шелудивый  пес?
Скажи, разве я не говорил?
     - Кто, отец? Ты заболел!
     - Еще бы! Такое вино пить задаром, досыта, а потом  услыхать  горькую
весть, - так можно и ноги протянуть! Ох, кровопиец!
     Исток подсел к Радовану и стал гладить его горячий лоб.
     - Дай мне воды!
     Пил старик жадно и после этого несколько успокоился.
     - Исток, знаешь, что я узнал, и как раз теперь, когда я собрался идти
домой, чтоб отдохнуть от мучений?
     - Говори же, Радован! С тобой случилась беда?
     -  Славинов  я  встретил,  из-за  Дуная,  честных  славинов.  И   они
рассказали, что Тунюш - триста демонов в его шапке! - сжег мост  Хильбудия
через Дунай и пошел к антам. Будет война, война, поверь мне,  Исток!  Чтоб
ему баба-яга глаза выела! Ох, почему ты его не... Глупец  я,  что  удержал
тебя!
     - Не печалься, отец! Я не убил его,  но  придет  время,  когда  Перун
отдаст его в мои руки.
     - Пусть твоя стрела пронзит его, как ястреба на ипподроме. Мы  должны
поспешить домой. Кто поведет твоих отроков?
     - Отец, я не могу!
     - Не можешь? Горе сыну, который  так  отвечает  своему  отцу!  Сварун
умрет, славины не одолеют антов, и вместо своего града ты увидишь кротовью
нору, а вместо сестры Любиницы найдешь жену паршивого пастуха! Горе  тебе,
Исток!
     - Сварун не умрет, а Радо, сын опытного воина Бояна, знает, для  чего
он носит лук, знает, как должен сражаться тот,  кто  любит  дочь  Сваруна.
Перун будет с ним, а вилы будут хранить Любиницу. Я останусь здесь,  отец,
а когда научусь воевать...
     - Ты останешься, а когда научишься воевать...  Отлично...  Оставайся!
Пожалуйста, оставайся!.. А я пойду и расскажу Сваруну, как его любит сын.
     Радован в гневе отвернулся к белой стене. У него слипались  веки.  Он
закрыл глаза и уже в полусне призывал непонятные кары на голову гунна.


     На другое утро в доме Эпафродита с раннего утра  засуетились  рабы  и
евнухи. Мельхиор  не  сомкнул  глаз:  смотрел  за  слугами,  чтоб  они  не
перепились. Визит к императору беспокоил  Эпафродита  больше,  чем  судьба
нагруженного корабля среди разбушевавшейся морской стихии.
     Эпафродит потребовал самую  блестящую  свиту.  На  это  мог  решиться
только богач и патрикий, у которого дома хранятся перстень  императрицы  и
пергамен самодержца.
     Благоухал в доме нард, евнухи умащивали в ванне худое тело Эпафродита
самыми дорогими мазями из Египта и Персии. Его редкие волосы они завили  и
обсыпали золотой пылью. Принесли  хитон  из  тяжелого  шелка.  Искуснейшие
вышивальщицы золотыми нитями вышили на нем лотос и пальму, миртовый  куст,
павлинов и чаек. На плечи Эпафродиту набросили длинный плащ-хламиду, также
из шелка. Сам Мельхиор  застегнул  ее  на  правом  плече  большой  золотой
фибулой в форме греческого креста. Посреди фибулы сверкал алмаз, по  краям
зеленели крупные смарагды.
     Истоку тоже пришлось отправиться в  ванну.  Его  буйные  кудри  также
осыпали благовонной пылью. Он оделся в специально сшитые шелковые  одежды,
какие славины носили по торжественным дням.
     Все утро проворно сновали руки рабов и  рабынь.  На  улице  собралась
толпа бездельников,  лоботрясов  и  подхалимов,  восхвалявших  достоинства
Эпафродита. Мельхиор полными горстями раздавал им оболы и угощал воинов  и
фруктами.
     Около полудня ворота отворились. Отряд ткачей  открывал  шествие.  За
ними следовала толпа черных поваров, потом бесчисленное  множество  богато
разодетых рабов. С ними смешались бездельники и  ротозеи,  провозглашавшие
славу Эпафродита, любимцу Управды.  Шествие  замыкали  две  пары  носилок,
окруженных евнухами; в передних, простых, сидел Исток, во вторых,  обшитых
дорогим шелком и обильно покрытых золотом, - Эпафродит.
     На улицах и площадях толпился народ. Раболепный  Константинополь  уже
знал, как награжден Эпафродит. Тысячи людей,  одержимых  черной  завистью,
осыпали его бранью. Но едва он приближался, ему кланялись  и  с  восторгом
выкрикивали самые почтительные эпитеты. Эпафродит вежливо отвечал. Но  его
сверкающие глаза выражали презрение: "Лжецы! Лицемеры! Бесстыдники!"
     Вельможи  славили  Эпафродита,  народ  величал  Истока.  Из  остатков
гирлянд на стенах домов, украшенных к  триумфу,  отрывали  ветки  лавра  и
бросали их в носилки Истока. Люди тянули к нему руки, Воздевали их, словно
натягивая тетиву, а потом начинали бешено хлопать в ладоши  и  восторженно
кричать.
     Перед  бронзовыми  воротами  свита  разделилась  на   две   части   и
расступилась влево и вправо. Палатинские стражи в  ослепительных  доспехах
приветствовали их, тяжелые  ворота  распахнулись,  и  носилки  исчезли  во
дворце Юстиниана.
     Дворцовые рабы целовали торговцу  руки.  Носилки  остановились  перед
мраморной аркой. Эпафродит и Исток вышли. Им  сообщили,  что  прием  будет
происходить в Орлином зале, и повели по лабиринту коридоров, комнат и зал,
пока  они  не  достигли  приемной  перед  Орлиным  залом.  Толпа  вельмож,
сенаторов, молодых придворных  патрикиев,  дьяконов  и  священнослужителей
пресмыкались в приемной долгие часы, а то и дни,  недели,  месяцы,  ожидая
случая пасть ниц перед божественным деспотом и поцеловать туфлю Феодоры.
     Когда появились  Исток  и  Эпафродит,  стая  благоуханных  придворных
лизоблюдов приветствовала их суетливой лестью  и  нижайшими  поклонами;  у
дверей императора повторилась та же игра, полная  зависти  и  притворства,
что и внизу, на широкой улице.
     Эпафродит  не  успел  еще  всех  поблагодарить,  как,   окутанный   в
прозрачную вуаль, евнух отодвинул тяжелую завесу, и силенциарий подал знак
торговцу. Они вошли.
     Зал ослепил их, все блестело, сверкало, даже Эпафродит  на  мгновенье
растерялся. Сплошь золото и  серебро,  на  стенах  -  драгоценные  трофеи,
взятые у побежденных королей. В глубине зала  -  огромный  орел  ромеев  с
распростертыми крыльями, из золота. Под ним на пурпурном троне - Юстиниан,
сухощавый и тонкий, рядом с  ним,  увенчанная  диадемой,  Феодора.  Поверх
багряной туники, с тремя вышитыми королями в золотых фригийских  колпаках,
на императрице был тяжелый палий - плащ, усыпанный  драгоценными  камнями.
Ее окружала толпа дам, Юстиниана - его любимцы.
     Эпафродит и Исток еще в дверях  опустились  на  колени,  подползли  к
трону и у его ступеней легли на пол. Исток с трудом сдерживался,  чтоб  не
заскрипеть зубами. Ему хотелось вскочить на ноги и задушить этого тирана -
он свободный сын свободных дубрав, был  оскорблен  унизительным  дворцовым
обрядом.
     - В прахе перед тобой просят  милости  божественного  повелителя  его
ничтожнейшие рабы, - произнес Эпафродит.
     Церемониал был соблюден. Управда дал им знак встать.
     Глаза Феодоры пылали, словно драгоценные камни в диадеме, и то и дело
останавливались на Истоке. Перед ней ожило прошлое, когда она, погрязшая в
пороке, пленяла со сцены своей прелестной красотой  и  проводила  время  в
безумных оргиях. Она с радостью бы сбросила диадему, скинула пурпур,  чтоб
пленить этого славина и разжечь в его могучей груди пламенную страсть.
     Вместе с Феодорой любовались Истоком придворные дамы. А рядом исходил
злобой Асбад. От  него  не  ускользнул  взгляд  Феодоры.  Но  это  его  не
волновало. Он пытался отыскать голубые глаза, которые вчера с  сожалением,
почти с насмешкой глядели на него, желая ему поражения на  ипподроме.  Его
взгляд молил и рыдал, взывая к милосердию. Но Ирина не  обращала  на  него
внимания. Ее губы улыбались, глаза  словно  заблудились  в  буйных  кудрях
славина и не могли из них выбраться.
     - Эпафродит,  Христос  милостив  к  тебе!  Тебя  осенил  святой  дух,
торговая мудрость не подвела тебя, и ты приобрел коней, достойных  великой
августы. Я благодарю небо за этот дар.
     - Мудрость господня избрала своего смиренного слугу,  чтобы  он  хоть
такой малостью оплатил великую щедрость императрицы.
     - Повелитель народов благодарит тебя в присутствии светлого  двора  и
обещает тебе свою милость во веки веков!
     - Твоя доброта  не  знает  границ!  Рабу  достаточно  заплатили,  дав
возможность лицезреть солнце вселенной, справедливо  и  мудро  управляющее
народами!
     - И этому варвару, - Юстиниан указал на Истока, - бог даровал победу,
потому что он пребывает в твоем доме. Волею  господа  и  священного  слова
своего Юстиниан отличает его милостью: быть ему центурионом в  палатинской
гвардии и...
     Асбад побледнел при этих словах.
     - Это человек из тех славинов, что уничтожили Хильбудия! - воскликнул
он, прерывая императора.
     У присутствующих  застыла  в  жилах  кровь.  Неслыханное  оскорбление
величества! Асбад рисковал головой! Он посмел прервать речь императора.
     Феодора пристально посмотрела на него. Но Асбад и  сам  понимал,  что
поставил жизнь на карту. Исток,  его  соперник,  центурион  в  палатинской
гвардии! Нет! Никогда! Этого ему не пережить. Один  из  них  должен  уйти.
Смертельный страх охватил Асбада, и он не смог скрыть его.
     Асбад понимал, что этот выпад погубит или его самого, или Истока.
     Воцарилось молчание. Ужас сковал сердца. Юстиниан  нахмурился.  Асбад
пал перед троном.
     -  Властитель  моря  и  суши!  Я  отдаю  тебе  свою  голову,  она  по
справедливости принадлежит тебе, потому что я оскорбил твое величество. Но
будь у меня и девять голов, я отдал бы их, чтоб уберечь тебя  от  малейшей
опасности, о государь!
     Асбад лежал на полу. Все в страхе ожидали решения.
     Тогда набрался мужества Эпафродит. Сохраняя спокойствие, он преклонил
колено и прижался лбом к ковру.
     - О государь, тому, у кого есть такие слуги, господь  должен  послать
еще одну страну, чтоб покорить ее. Ибо эта мала для твоего могущества!
     Теперь двое склонились перед  троном.  Вельможи  не  сводили  глаз  с
императора, который подперев рукой подбородок, смотрел прямо пред собой.
     - Говори, Эпафродит, откуда этот славин! Верно  ли,  что  он  из  тех
славинов, что разбили моего Хильбудия? - сказал Управда, не поднимая глаз.
     - Немощны мои руки, и годы согнули мне спину, а  в  убеленной  голове
уже нет места безрассудным мыслям. Но клянусь мудростью  господней,  я  бы
первый погрузил нож в сердце славина, если б  слова  благородного  Асбада,
справедливо озабоченного, были бы правдой. Этот  славин  спас  мне  жизнь.
Через Дунай перешли остатки отрядов Сваруна  и  напали  на  меня,  мирного
купца. И этих славинов пронзил нож Истока, этот нож вырвал меня из  когтей
смерти. Вот почему я благодарен ему, вот почему он мой гость,  и  я  знаю,
что он не из тех славинов, которые враждебны великому деспоту!
     После долгого молчания Юстиниан поднял голову.
     - Исток есть и останется центурионом.  Асбад  есть  и  останется  его
начальником и с сего дня моим доверенным слугой. Исток будет служить в его
легионе!
     Возгласами  восторга  и  удивления  славил  двор  слова   самодержца.
Награжденных поздравляли и восхваляли милость  и  мудрую  рассудительность
деспота. Ирина выступила из толпы дам и на  языке  славинов  обратилась  к
Истоку:
     - Ты герой, сотник императорской гвардии! Путь твой ведет наверх!  Да
сопутствует тебе счастье!
     Исток, ничего до сих пор не понимавший, вздрогнул  при  этих  словах,
Словно пробудился от сна.
     - Ты вила из наших лесов или женщина, о ответь!
     Ирина  улыбнулась  и  посмотрела  ему  прямо  в  глаза.   Но   завеса
задвинулась, Эпафродит и Исток, коснувшись лбом пола, удалились.
     На улице Исток не видел толпы, не слышал ее криков. Перед ним  стояли
голубые глаза Ирины и ее трепетная улыбка. Его уши слышали ласковые слова,
которые сказала ему незнакомая девушка, прекрасная, как лесная  вила.  Его
сердце охватил восторг, словно над ним раскрыла цветущие ветви липы  тихая
Весна.



                                    15

     "Из его головы могла бы родиться вторая Минерва. Два месяца, и  такие
успехи!" - думал седовласый Касандр, учитель Истока, возвращаясь домой  от
Эпафродита садами, озаренными сиянием молодой луны.
     "словно вытесанные на камне остаются мои  слова.  Все  он  запоминает
навечно. Не родись он под кустом от волчицы  варваров,  но  где-нибудь  на
Акрополе, быть бы ему вторым Аристотелем или Александром. Ей-богу!"
     А Исток в это гулял по укромному  садику  с  цветущим  жасмином.  Под
мягкими сандалиями  скрипел  зеленый  песок,  привезенный  на  корабле  из
Лаконии. Его мелкие кристаллы сверкали в лунном свете, и, казалось,  будто
дорожка усыпана светлячками. Размеренно шагал юноша, в  такт  своим  шагам
произносил вполголоса греческие слова, приказания командиров. Повторив  их
во второй и третий раз, он остановился,  выхватил  из  ножен  меч  и  стал
быстро размахивать им в воздуху. Он нападал,  отбивал  удары,  отступал  и
снова атаковал. Устав,  он  присел  на  каменную  скамью  возле  журчащего
фонтана.
     Светила луна. Все вокруг исходило  таинственными  ароматами.  Водяная
струя, трепеща, стремилась ввысь, потом  падала  и  снова  устремлялась  к
небу; изнемогая, она тысячами  брызг  тонула  в  мерцающем  бассейне,  где
трепетал серебряный диск луны. С моря веяло тихое влажное дыхание, которое
словно в ароматной купели ласкало его  нежными  руками.  Исток  расстегнул
пряжки панциря, погрузил голову в ладони и  задумался  в  тишине  звездной
ночи.
     Здесь он сидел в тот вечер, когда вместе с  Эпафродитом  вернулся  из
дворца. За полночь перевалили звезды, но сон бежал  его  глаз.  Перед  его
взором светились голубые очи Ирины. Куда бы он ни обернулся, повсюду  были
они. Они смотрели на него с моря, улыбались ему  с  каждой  звезды,  а  ее
сладкие слова звучали в  шелесте  листьев  цветущих  деревьев  и  верхушек
кедров:
     -  Ты  герой,  сотник  императорской  гвардии!  Да  сопутствует  тебе
счастье!
     Дважды после этого возрождался месяц. Исток  объезжал  самых  горячих
коней, сломал немало дротиков,  разбил  много  мечей,  научился  читать  и
писать, почти позабыл отца  своего  Сваруна  и  лишь  мимоходом  вспоминал
Любиницу. Не было времени. Но глаз Ирины и ее слов  он  не  мог  позабыть.
Однако напрасно искал он ее взгляд, шагая посреди  улицы  на  полигон  или
гордо  красуясь  в  позолоченном  доспехе  на  диком  жеребце,  пожираемый
жаждущими любви взорами. Ему казалось, что он видел уже все  глаза,  какие
есть  в  Константинополе,  погружался  вопрошающе   в   них   и   печально
отворачивался. Потому что ни разу он не видел  такого  сияния,  мягкого  и
полного любви, словно в глазах Ирины сияла его прекрасная родина, словно в
ее голосе звучали все песни славинских долин. И  когда  он  проезжал  мимо
императорского дворца, он не отрывался  от  занавешенных  окон  и  умолял:
"Ирина, один только взгляд, одно только ласковое слово, только  одно".  Но
за безжизненным стеклом не было никакого движения, мертвые стены огромного
дворца безмолвствовали.
     Погружаясь по вечерам в мечты, Исток в конце концов пугался  их.  Так
было и в этот вечер.
     Он выпрямился на скамье, провел рукой по лицу и пробормотал:
     - Ирина? О чем я думаю? Ирина - дочь  патрикия,  Живущая  во  дворце,
иными словами, распутница. Что мне  по  ней  страдать?  Оставаться  здесь,
проливать кровь  за  тирана,  чтоб  однажды  за  все  муки,  за  труд,  за
предательство проснуться в ее объятиях? Нет, клянусь Святовитом, изменника
из меня не выйдет! Сейчас ты прячешься от меня,  Ирина,  прячешься,  зная,
как мучаешь меня. А в кругу подруг и слабосильных господ,  этих  трусливых
офицеров, которые в бою сбежали бы от толпы старух, ты  вместе  с  другими
смеешься над  варваром.  Нет,  клянусь  Перуном,  вы  со  слезами  станете
вспоминать меня!
     Он вскочил с места и воздел руки к небу.
     - Кого проклинаешь и в чем клянешься, малый?
     К Истоку подошел Радован.
     - Ах, отец. Ты не спишь? Уже полночь.
     - Когда я сплю и как и почему не сплю, об  этом  ты  до  сих  пор  не
очень-то тревожился. Отвечай, о чем тебя спрашивает Радован.
     - Да ты в дурном настроении!
     - Не увиливай! Говори, чего  злишься  и  машешь  кулаками  на  месяц,
словно ребенок, что палкой грозит сбить с неба звезду?
     - Мысль, глупая мысль мелькнула у меня в голове!
     - Мелькнула! Разумеется, мелькнула, и сидит в  ней,  словно  ярмо  на
коровьей шее... Зачем ты лжешь?
     Радован пылал гневом. Молодой воин от души рассмеялся.
     - До чего ж ты хорош, когда сердишься. Присядь-ка.
     - Не сяду, пока не скажешь.
     - Все тебе расскажу, только будь добрее и не сердись.
     - Все вы, дети одинаковые. В полночь я пробираюсь к  тебе  и  охраняю
тебя, долгие ночи провожу в раздумьях о тебе,  ловлю  твое  дыхание,  твои
сны. Исток, неужели ты думаешь, что я не знаю?  Эпафродит,  сам  Эпафродит
открыл мне  все,  когда  я  спросил  его.  Видишь,  чужеземец,  христианин
рассказал мне, а ты не рассказываешь.
     - Что тебе рассказал Эпафродит? - заинтересовался Исток.
     - Исток, сын Сваруна, думаешь, я не слышал, как ты стонал  и  вздыхал
ночью: "Ирина,  Ирина"?  Не  единожды,  сотню  раз.  Такие  сны  неспроста
западают в голову юноше, это ведь не гнилые орехи, что падают с дерева при
первом ветерке. И поскольку ты молчал, я взялся за Эпафродита.
     - За Эпафродита? - изумился Исток.
     - Да, за него самого, и он  рассказал,  как  к  тебе  обратилась  эта
девица и ожгла  взглядом.  И  он  добавил:  "Предупреди  его,  отец.  Весь
Константинополь знает, что Ирину любит  Асбад".  И  я  предупреждаю  тебя.
Учись у зверей. Когда  в  зверя  попадает  стрела,  он  убегает,  пока  не
прилетела другая. В  тебя  тоже  попала  стрела,  поэтому  не  торопись  к
стрелку, но беги от него. Понял?
     - Значит, ты говоришь, Асбад любит Ирину?
     Зоркий Радован заметил тревогу на лице Истока. Тот пытался скрыть ее,
но безуспешно. Только что он поклялся Перуном, что ему нет дела до  Ирины,
что она ничего не стоит, что любовь к ней была бы изменой отчизне,  и  вот
уж снова зазвучал в его сердце могучий голос и  смеялся  над  ним!  "Ложь,
ложь. Ты любишь ее, а теперь еще выяснилось,  что  ее  любит  Асбад,  твой
начальник, который ни  разу  не  взглянул  на  тебя  добрым  взглядом,  он
возлагает на тебя самые тяжелые дела, он напомнил императору о  Хильбудии,
надеясь погубить соперника". Исток все понял. Ему еще так много  предстоит
узнать, а уже столько узлов опутало его! И вот еще один удар: Асбад  любит
Ирину. Теперь все стало ясно. Поэтому ему не доверяют стоять в  карауле  у
императорских покоев! Поэтому он считается еще недостаточно опытным,  чтоб
командовать эскортом, когда Феодора выезжает из дворца! А он верил всему и
упражнялся днем и ночью.  Ну,  погодите  же,  назавтра  назначены  большие
маневры в присутствии императорской четы...
     Радован наблюдал за Истоком. На скулах  его  играли  желваки.  Старик
встревожился не на шутку.
     - Исток, сын мой, - заговорил он мягко и умоляюще, - ты знаешь, что я
люблю тебя, как может тебя любит только отец твой Сварун. Поэтому выслушай
просьбу седого старца, который  желает  тебе  добра:  ты  вкусил  воинской
жизни, меч в твоих руках сверкает, точно молния, я смотрел на  тебя  из-за
пальмы, - ты пишешь, как ученый! Давай вернемся за  Дунай.  Гибель  грозит
без тебя твоей родине, а тебе - гибель без родины. Давай вернемся, сынок!
     - Не могу, отец! - взволнованно ответил Исток.
     - Не можешь, - вздохнул Радован.
     Журчал фонтан, струйки его утопали в бассейне, оба  они  смотрели  на
пляшущие лучи и оба не решались произнести ни слова.
     - Не могу, отец, а сейчас уж совсем не  могу.  Раз  Асбад  преследует
меня, я должен выждать и показать всем,  на  что  способен  славин.  Асбад
никогда не посмеет сказать  во  дворце:  "Исток  -  варвар,  плохой  воин,
дикарь. Из него ничего не выйдет". Такого позора я не снесу.
     - На ипподроме перед тысячами людей ты доказал, кто ты и чьей  крови.
Зачем еще доказывать? Поверят Асбаду, а не тебе. Он погубит тебя!
     - Меня хранят Святовит и Перун. Девять сыновей Сваруна пало в битве с
византийцами. Боги ждут возмездия.
     - Да сбудутся твои слова!
     - Я не могу возвратиться домой, сказал я. Не  могу,  потому  что  мои
планы идут дальше. Мне нужно перехитрить  их,  выведать  их  тайны,  нужно
добыть оружие и привезти его домой. Смотри,  сейчас  я  служу  за  золотые
статеры. Я отдаю их Эпафродиту, он торгует на них, и золото умножается!
     - А в-третьих, ты не можешь вернуться домой, потому что ты молод и  у
тебя нет разума. Тебя ранили, и ты скорее бежишь назад,  ближе  к  ней,  к
Ирине, откуда прилетели стрелы! Если бы  у  тебя  было  сердце  музыканта!
Сынок, Радован тоже любит, много красивых девушек  вздыхало  по  нему.  Но
певец ударял по струнам, забирая песню из девичьих  глаз,  и  шел  дальше,
забывая обо всем и оставаясь свободным. Только струны знают о тихой  любви
в сверкающем Константинополе, у Балтийского моря и в бескрайних лесах, ибо
новая любовь вдыхала в них  новую  жизнь.  Ты  не  певец,  Исток,  поэтому
напрасны мои слова.
     Опечаленный старик склонил голову.
     - Отец, ты тоскуешь по родине! Ступай  за  Дунай,  поклонись  отцу  и
объясни ему, почему его сына нет дома.  Сварун  будет  гордиться  мною,  и
надежда усладит его дни!
     - Тоскую по родине, говоришь? Ох, нет!  Где  родина  певца?  Везде  и
нигде. Нет, я не тоскую по родине. Но ухо мое соскучилось по блеянию стад,
глаза - по зеленым лесам. Сыт  я  Византией,  сынок  мой,  по  горло  сыт.
Поэтому я ухожу. Завтра же.
     Радован выпрямился. Печаль исчезла с его  лица,  и  он  громко  запел
дорожную песнь.
     - Клянусь  Шетеком,  я  распустил  нюни,  глупец!  Сегодня  ночью  мы
простимся, Исток! Далеко идут твои  планы.  Ты  осуществишь  их,  коль  не
сразит тебя женщина. Если тебе нравится играть с ней, - пусть она  танцует
под твою дудку, а не ты. Радован не забудет тебя. К  лету  он  вернется  и
принесет тебе новости с родины. Мне вдруг  показалось,  будто  я  на  ходу
засыпаю в этом Константинополе с тех пор, как меня кормит Эпафродит. Его я
тоже не забуду, особенно его вино. Идем, нас ожидает полная  чаша.  Выпьем
на прощанье!
     Они подошли к дому.
     - Византийский жирок убавил мне мужества. По ночам я  стал  думать  о
Тунюше чуть ли не со страхом.  И  все-таки  я  не  боюсь  этого  коровьего
хвоста. Доведись нам  встретиться,  я  ему  покажу,  он  надолго  запомнит
Радована. Собачий сын!
     - Не бойся его! В твоей пятке больше мудрости, чем в голове гунна.  А
когда придешь домой, разузнай, верно ли, что он посеял вражду между нашими
племенами. Иди от племени к племени, предостерегай  и  убеждай,  мири  их,
рассказывай о предателе Тунюше,  византийском  рабе,  продажной  твари.  А
вспыхнет война, скорей приходи за  мной!  Сын  Сваруна  вернется  к  своим
братьям.
     - Я сказал, к лету вернется Радован, война ли будет или  мир.  Только
бы не подвели его старые ноги и не приняла в свои холодные объятия Морана.
     - Морана пощадит тебя!
     Они вошли в покой, где  в  посеребренном  светильнике,  висевшем  под
потолком, горел огонь. Радован поднял большой глиняный сосуд  и  налил  из
него вино в пестрые кубки.
     - Bibe in multos annos et victor sis semper [Пей долгие годы и всегда
побеждай  (лат.)],  -  провозгласил  он  по  древнему   римскому   обычаю,
сохранившемуся в Византии, страшно довольный тем, что Исток его не понял.
     А в то время, когда они торжественно  поднимали  прощальные  кубки  и
мудрый Радован поучал Истока, в императорском  саду  в  тени  аканфа  тихо
стоял Асбад. Он сам пришел проверять караул во дворце. Но это  был  только
повод. Подкупленный евнух  после  полудня  тайком  положил  его  письмо  в
спальне Ирины. С тех пор как Исток победил на ипподроме, с тех пор как он,
Асбад, крикнул императору,  что  Исток  из  славинов,  сражавшихся  против
Хильбудия, Ирина не разговаривала с ним. Когда он приближался к  ней,  она
убегала; когда во время придворных церемоний он шептал ей пламенные  слова
любви, она не слушала его и отворачивалась. Асбад сходил с  ума  от  дикой
страсти. И вот он решил ночью вызвать ее  в  сад.  Обширные  императорские
сады на берегу шепчущей Пропонтиды чудесными весенними ночами скрывали под
своей темной сенью тайны, что днем  рождались  на  площадях,  в  роскошных
бассейнах, на обильных обедах и расцветали в ночной тишине.  Любые  двери,
как  бы  они  ни  охранялись,  мог  отомкнуть  золотой  ключ  разнеженного
патрикия, когда дело касалось любви.
     Долгие часы провел Асбад в ожидании. Сотни раз пересчитывал он окна и
искал луч света, который сказал бы ему: встала, идет. Не вспыхнул огонек в
окне, не дождался он Ирины. Миновала полночь, поредели звезды на востоке.
     "Она презирает меня, - думал Асбад. - Она,  единственная,  обожаемая,
любимая до безумия!" Он был настолько  подавлен,  что  готов  был  рыдать.
Асбад и сам не знал, любовь ли его оскорблена  или  самолюбие.  Чтобы  ему
противилась женщина! Ему, магистру эквитума, по которому тоскуют почти все
женщины  Константинополя,  которого  разгульной  ночью  после  разгульного
пиршества целовала сама Феодора! Его презирает Ирина, у  которой  половина
крови - варварская! Все его чувство, вся его безумная страсть обратилась в
гнев.  Он  скрежетал  зубами,  стискивал  кулаки  и  клялся  сатаной,  что
уничтожит, унизит и погубит ее. В злобе он позабыл даже, где находится,  и
с такой силой топнул ногой, что рукоятка меча стукнулась  по  доспеху.  Он
испугался, сердце бурно забилось, он прислушался и замер в густой тени.
     Вдруг ему показалось, что в глубине сада между высоких стеблей лотоса
мелькнула тень. Каждая жилка затрепетала в нем.  В  безудержной  тоске  он
прижал руку к сердцу, для которого стал вдруг тесен  доспех.  Он  напрягал
глаза, сдерживал дыхание, прислушивался с таким вниманием, что  улавливал,
как падали иголки  с  ливанского  кедра,  возвышавшегося  посреди  зеленой
поляны. Вскоре  ему  почудилось,  будто  скрипнул  песок.  Словно  муравьи
закопошились в  его  голове,  так  он  был  поражен.  Но  снова  тишина  и
безмолвие. Он решил, что ошибся. Сердце угомонилось, рука  соскользнула  с
груди  и  судорожно  стиснула  рукоятку  меча.  И  тогда  внезапно   снова
шевельнулась таинственная тень и беззвучно скрылась  в  кипарисовой  роще.
Асбад раскрыл рот, на губах его замерло имя: Ирина!  Окликнуть  ее  он  не
посмел. Он так тосковал по ней, что  готов  был  покинуть  свой  тайник  и
последовать за ней через пеструю клумбу в рощу. Но сдержался.  Собрал  все
силы, протер рукой глаза, убеждая себя,  что  это  игра  его  воспаленного
воображения. Он полностью овладел собой, хотя  ни  на  одно  мгновенье  не
отводил взгляда от кипарисов.
     На востоке за морем засияла нежно-розовая полоска. Занималась заря. С
моря повеял прохладный ветерок,  остужая  горящий  лоб.  На  губах  Асбада
заиграла насмешливая улыбка. Ему стало стыдно.  Так  разволноваться  из-за
какого-то приведения! Зачем он позволил страсти ослепить себя, зачем  надо
было писать Ирине, клясться ей в  любви,  валяться  у  ее  ног  и  умолять
позволить ему целовать песок, которого коснется ее нога? Зачем это? Сейчас
он был готов  смеяться  над  собой.  Завтра  она  покажет  пергамен  своей
ближайшей подруге, и через два дня весь двор узнает, какую победу одержала
Ирина. Над ним будут издеваться, перемигиваться между  собой,  а  Феодора,
злорадно усмехаясь, выразит ему свое сочувствие.
     Он был подавлен и унижен. Ему стало жаль себя.  Он  повернулся,  чтоб
уйти. И тут вновь между кипарисами возникла  тень  и  торопливо  пошла  по
тропинке, направляясь словно бы к нему.
     Ошеломленный, счастливый, потерявший голову, он  поспешил  навстречу.
"Ирина!" - ликовало сердце. "Ирина",  -  шептали  губы.  Пятнадцать  шагов
разделяло их.
     Тень остановилась, Асбад ускорил шаги и произнес дрожащим голосом:
     - Ирина!
     И тут прозвучал звонкий возглас:
     - Поздравляю, магистр эквитум!
     Асбад задрожал всем телом.
     Тень мгновенно исчезла, из-за развесистой  мирты  раздался  злорадный
смех, эхом разнесшийся по саду.
     Командир палатинского легиона  побледнел,  кровь  застыла  у  него  в
жилах. Он узнал голос Феодоры.
     Золотая заря постучала в высокое окошко Ирины. Утренние лучи  увидели
перед иконой Христа Пантократора псалтырь, раскрытый на 69 псалме.
     "Поспеши, боже, избавь меня, поспеши,  господи,  на  помощь  мне!  Да
будут обращены назад и преданы посмеянию желающие мне зла!.."
     Исток в эту ночь почти не сомкнул глаз. До зари поучал его Радован, в
котором вновь с неудержимой силой  пробудился  нрав  бродячего  певца.  Он
затосковал по дороге, как облако по небу, он рвался из Константинополя,  и
даже если бы ему угрожал меч Тунюша, он ушел бы не промедлив ни часа.
     Когда Исток надел свои боевые доспехи, собираясь на  полигон,  старик
обнял юношу, и по седой бороде его потекли слезы.
     Потом Радован пошел проститься с Эпафродитом. Ждать у дверей долго не
пришлось.  Грек  уже  работал,  пользуясь  утренней  прохладой,  -  что-то
подсчитывал. Увидев Радована, он удивился.
     - Останься! Неужели тебе плохо под моим кровом?
     - Не могу, господин, - певец  должен  бродить  по  свету.  Сын  пусть
останется, тем более что он не сын мне!
     - Не сын?
     - Не сын, говорю я, ибо ему больше по сердцу меч, чем струны. Как мог
я породить его? Чтоб струны родили меч? Пусть он  останется  при  мече,  а
отец уйдет, и вместе с ним уйдет песня. И тебя, о безмерная доброта, молит
отец: береги его, предостерегай и наказывай, если понадобится. Пока  я  не
приду за ним, он твой. Пусть боги хранят твои корабли за  твою  доброту  и
пусть золото умножается в твоих сундуках, подобно тесту в квашне!
     - Как же ты пойдешь?
     - Как хожу уже пятьдесят лет, - по  дорогам  и  тропам,  по  горам  и
долам, среди волков и тварей, сытый и голодный, пьяный и жаждущий,  всегда
веселый и всегда беззаботный. У певца иные дороги, чем у купца.
     - Если я подвезу тебя до Адрианополя, поедешь?
     - Не худо ехать в телеге, ничего не скажешь. Но  телега  катится,  не
останавливаясь. Веселые люди идут по дороге, телега громыхает  мимо.  "Эй,
приятель, ударь по струнам", - кличут певца, а телега  катит  дальше.  Но,
чтоб не обижать тебя в эту минуту, я согласен доехать до Адрианополя, если
этого желает твоя безмерная доброта.
     - У Мельхиора есть там дела, и он едет сегодня.  Вот  и  подсядешь  к
нему. В Адрианополе он познакомит тебя с купцами,  может,  кто  перебросит
тебя через Гем. И вот возьми, чтоб не ехать пустым!
     За пазухой Радована исчез мешочек с золотом.
     - Я сказал, что не обижу тебя отказом и  поеду  с  Мельхиором.  Но  я
вернусь, к тебе и к сыну, сердце мое будет тосковать по тебе, и струны мои
прославят среди славинов твою щедрость. Пусть боги качают тебя  в  золотых
носилках! Да сопутствует тебе удача, Эпафродит, доброго  здоровья  тебе  и
всем твоим!
     У дверей он сунул руку за пазуху и, пощупав мешочек, сказал:
     - Певцу это не нужно, однако полезно.
     Во  дворе  уже  стоял  Мельхиор;  одетый  по-дорожному,  он   отдавал
распоряжения.
     - Мельхиор, я еду с  тобой,  как  велел  всемогущий  господин.  А  ты
позаботился  на  случай,  если  нас  в  дороге  застигнет  жара?   Погрузи
сосуд-другой, тяжелей не станет.
     - Ладно, ладно! Веселая компания! Радован  будет  петь  и  играть,  а
Мельхиор позаботится, чтоб у него горло не пересохло.
     - О боги, чем я так угодил вам?  -  воскликнул  Радован,  по-юношески
поспешая за своей лютней.



                                    16

     На круглом, вспаханном весной поле возле Сварунова  града  колыхались
колосья созревающего ячменя. Кое-где посреди нивы возвышался густой  куст,
который пахарю не хотелось выкорчевывать; он знал,  что  следующей  весной
поставит свой плуг в новом месте.
     Внешние воды смыли с валов пласт  земли;  среди  зеленого  кустарника
показались ржавые канавки, Стояла знойная летняя тишина. И даже с обширных
пастбищ, тянувшихся до самых  Мурсианских  болот,  не  доносилось  блеяние
отар. Пастухи укрылись в густой  тени  и  бездельничали  под  раскидистыми
дубами.
     В траве на валу сидел Сварун.
     Целую зиму он не выходил из своего дома. Ни с кем не разговаривал, не
отдавал распоряжения, не расспрашивал и  телятах  и  ягнятах  -  сидел  на
овечьей  шкуре,  ласково  глядя  на  свою  единственную   дочь,   которая,
притулившись возле него, пряла тонкую пряжу. Даже весна не пробудила  его.
Девять сыновей его пало в бою - он переболел  эти  раны.  Но  когда  исчез
последний сын, Исток,  когда  в  племени  начались  раздоры,  в  душе  его
поселился гнев, сердце изгрызла забота,  и  славный  старейшина  хмурился,
молчал по целым неделям и тягостными вздохами призывал Морану.
     Старейшина Боян, его  преемник,  приходил  за  мудрыми  советами.  Но
Сварун не давал их.
     - Ты сам мудр, Боян, поступай, как тебе подсказывает твоя мудрость! -
Это были единственные слова, которые удавалось из него вытянуть.
     Но когда до слуха донеслись  разговоры  о  том,  что  войско  еще  не
объединилось и не выступило за Дунай, чтоб пощипать византийскую  державу,
встрепенулся старый, сгорбленный вождь, призвал к себе Бояна и Велегоста и
сказал:
     - Мужи, братья! Мозг мой высох, печаль выпила  кровь,  я  -  засохшая
ветка на стволе нашего дерева. Только демоны еще раздувают в  моем  сердце
искру жизни, чтоб она вовсе не угасла. Что вы делаете, братья? Чего ждете?
Отмщение византийцам! Мести требуют боги,  к  мести  взывают  реки  крови,
мести жаждут костлявые руки с мертвыми  пальцами  посреди  равнины!  А  вы
ссоритесь! Ант угоняет овцу у славина,  славин  тратит  стрелы  на  козлов
анта. Сам Перун  обесчещен!  Он  острит  молнии  и  мечет  их  в  братьев,
враждующих между собой. Поднимайтесь, Боян и Велегост,  спасите  племя  от
позора, зачем же ходить голодными, когда ворота в страну врагов открыты!
     Оживилось  серое  от  старости  и  хвори  лицо  Сваруна.  На   висках
напряглись жилы, ноздри раздулись, грудь высоко вздымалась;  он  порывисто
дышал, словно  изрыгая  огонь  сквозь  широко  отверстый  рот.  Глаза  его
вспыхнули, засверкали, сам дьявол дунул в эту кучу пепла - под ним занялся
и заполыхал огонь. Словно прорицатель  стоял  Сварун  перед  старейшинами,
поднимая к небу дрожащие руки. Потом он затрясся всем  телом,  колени  его
подогнулись, старейшины поддержали его и  усадили  на  скамейку,  покрытую
овечьей шкурой. "Морана, приди, не дай мне увидеть позора своего племени!"
Словно пламя, взметнувшееся  вдруг  к  небу  и  тут  же  угасшее  в  золе,
скорчился старец, еле дыша.
     - Не бойся, почтенный Сварун, старейшины  славинов  думают,  как  ты.
Прежде чем обернется месяц на небе, мы сообщим тебе радостную  весть,  что
объединенное войско тронется через Дунай. Мы  сами  сегодня  же  пойдем  к
антам, от града к граду; если понадобится, дойдем до Днестра и до  Черного
моря. Обнять должен брат брата, наполнить колчаны стрелами, наточить копья
и навострить топоры для совместного похода через Дунай.
     Так утешал Сваруна Боян, и Велегост, важно кивая, поддакивал ему.
     - Идите, мужи, возвестите мир между братьями, зажгите пламя  в  груди
юных, поведайте им о белых костях, которые неотомщеннными лежат в степях!
     После этого Сварун немного ожил. Каждый день выводила его Любиница на
валы, каждый день грелся  он  на  солнышке,  и,  заслонив  глаза  ладонью,
смотрел в долину, откуда мог примчаться гонец с вестью: "Кончилась  свара.
Братья объединились. Войско идет на Константинополь!"
     Колосья ячменя мирно колыхались, старец сидел в траве на валу.  Вдруг
ему показалось, будто вдали на юго-востоке мчится в высокой траве всадник.
Прикрыв глаза рукой от солнца, он окликнул Любиницу:
     - Взгляни-ка, дочь, вроде всадник виден вдали. Ослабли у меня  глаза,
может, обманывают. Взгляни, Любиница! Гонит он коня, гонит. Везет вести!
     Веретено замерло в руках Любиницы.
     Она посмотрела туда, куда указывал трясущимся пальцем отец.
     - Ты не ошибаешься, отец. Всадник скачет к граду.
     - Боян или Велегост, как думаешь?
     Любиница прищурила большие голубые глаза и устремила их вдаль.
     - Ни Боян, ни Велегост, отец!
     - Ни Боян, ни Велегост, - повторил Сварун. - Кто бы это мог быть?
     - Плащ за ним вьется, словно перья у ворона.
     - Плащ вьется? Наши не носят плащей. Может быть, византиец?
     - Шлем не сверкает,  и  доспеха  на  груди  не  видно.  Нет,  это  не
византийский воин. Отец,  у  него  красный  плащ,  я  ясно  вижу,  как  он
развевается на ветру.
     - Красный, говоришь?
     - Красный, отец. Тунюш носил такой, когда я видела его за Дунаем.
     - Тунюш! Да, это Тунюш! Так скачут только  гуннские  кони.  Он  везет
новости. Прими его поласковей. Он наш друг.
     Любиница прижалась к отцу, обняла его и устремила на него  испуганные
глаза.
     - Отец, я боюсь Тунюша. Пусть его встретит Ласта.
     - Дитя мое, друзей никогда не надо бояться. Разве пристойно  служанке
встречать столь благородного гостя?
     - И все-таки мне кажется,  что  у  него  в  глазах  демоны.  Когда  я
прислуживала ему в шатре за Дунаем, он посмотрел на меня.  У  меня  сердце
заболело так, словно в него стрела вонзилась. Я вся задрожала.
     - О чем ты воркуешь, Любиница, голубка! Когда на тебя  смотрит  Радо,
не болит у тебя сердечко? Не бойся  некрасивых  лиц.  Тунюш  уже  сражался
однажды на моей стороне  против  византийцев.  Мы  никогда  не  воевали  с
гуннами. Мы союзники и мирные соседи. Чего бояться?
     - Верю тебе, отец. Я не стану его бояться.
     Сварун погладил дочь, ее пылающее лицо прижалось  к  его  морщинистым
щекам; затрепетало отцовское сердце, худыми руками он обнял дочь и  прижал
ее у груди:
     - Ты мое солнце, ты единственное, что оставила мне Морана!
     Возле самого  града  застучали  копыта  по  избитой  пыльной  дороге.
Всадник мчался в гору. Вот он увидел на валу Сваруна и  Любиницу;  стиснул
коня коленями, тот фыркнул и поскакал прямо на крутизну.
     - Ой, Морана! - испуганно воскликнула Любиница и  вскочила  с  земли;
веретено  выскользнуло  у  нее  из  рук,  покатилось  вниз,  длинная  нить
потянулась за ним следом. Но Любиница этого не видела. На валу уже стоял в
стременах Тунюш, у коня его дрожали крепкие, сухие мускулы на ногах.
     - Привет тебе, смелый наездник! - сказал Сварун, но  не  поднялся,  а
лишь устало протянул руку.
     - Сыновья Аттилы должны быть достойны крови, что течет  в  их  жилах.
Приветствую тебя, славный герой,  победитель  Хильбудия.  Тунюш  кланяется
тебе.
     Любиница поспешила за рогом меда.  Она  не  осмелилась  взглянуть  на
страшное лицо и пронзавшие ее маленькие  глазки,  в  которых  ей  чудились
демоны.
     Тунюш не спешился. По гуннскому обычаю, он хотел выпить  рог  меду  в
седле. Это был знак большого уважения.
     Любиница протянула гостю красиво окованный рог,  гунн  жадно  схватил
его. Черные ногти Тунюша коснулись белой руки любиницы, она отдернула руку
так, что мед пролился через  край,  и  задрожала  всем  телом,  словно  ее
укусила гадюка.
     - Бог да пребудет с тобой и всеми твоими, славный старейшина!
     Тунюш привычно нагнул рог и опорожнил его одним махом. Любиница снова
протянула руку за пустым рогом. Пальцы ее дрожали; она не смела  взглянуть
гунну в глаза, которые впились в ее зардевшее лицо. Тунюш спрыгнул с коня,
полез за пазуху и извлек оттуда драгоценные коралловые бусы.
     - На, соколица! У придворных девиц в Константинополе не  найти  таких
красивых бус! А ты красивее  тех  девиц.  Запомнишь  тот  день,  когда  ты
напоила Тунюша, потомка Эрнака.
     Любиница приняла подарок  тонкими  пальцами,  поблагодарила  гунна  и
быстро ушла к себе. Там бусы выпали у нее из рук. Она отскочила в  сторону
и воскликнула:
     - Как змея они!
     - Подсаживайся ко мне, - пригласил Сварун Тунюша. - На солнышке  грею
я старые кости и страдаю. Любиница тебе приготовит обед, а потом пойдешь в
дом. Не обессудь, мне трудно ходить.
     Тунюш важно развалился в траве возле Сваруна.
     - Стар ты, Сварун, и еще больше состарился за  эту  зиму,  что  мы  с
тобой не виделись.
     - Гнев меня ест, печаль гнет к земле.
     - Какой гнев, какая печаль после такой победы?
     -  Ты  не  знаешь,  конечно,  не  знаешь,  откуда  тебе  знать.   Мой
единственный сын, последний сын, Исток, исчез. О Морана!
     Исчез Исток? Младший сын исчез? Умер? Пал в бою?
     - Может, умер, может, пал в бою - не знаю,  ничего  не  знаю.  Исчез!
Знаю только, что нет его и что не увижу я его больше; вымрет род  Сваруна,
как гнилое дерево, что упало, не  дав  плодов.  О  демоны,  зачем  вы  так
мучаете меня!
     - Когда исчез сын?
     - После победы на Дунае, когда мы разбили Хильбудия, исчез  он.  Ночь
поглотила его. Звали, он не отозвался. Искали тело, не нашли.
     - Теперь я понимаю, отчего ты согнулся, отчего пепел на твоем лице  и
тьма в твоих глазах. Увели его византийцы, может, он  томится  в  темнице,
может, крутит жернова,  кто  знает!  Византия  -  змеиное  гнездо,  логово
бандитов и пристанище разбойников. Почему вы не пойдете на нее?  Отомстите
Византии!
     - А это, друг, вторая печаль, которая еще больше гнетет меня. Анты не
желают, анты, братья славинов, сидят за Серетом и нападают на нас.
     Злобная усмешка заиграла на губах Тунюша.  "Моя  работа,  старец!"  -
подумал он. Сварун не видел его лица.
     - Измена! Волк остается волком! Я  знаю  Волка  и  хвастуна  Виленца!
Стрелу в грудь изменнику! Смотри, я уже целый  месяц  сижу  с  доблестными
воинами у Дуная и жду, и прислушиваюсь, не затрубят  ли  ваши  рога,  чтоб
присоединиться к вам, когда вы хлынете на Гем и дальше. Но о вас ни  слуху
ни духу. Поэтому я приехал к тебе, старейшина!
     - Ты не знал об усобицах? Ну да, ты же был зимой в Константинополе.
     - Да,  я  был  в  Константинополе  и  там  обманул  Управду,  который
оплакивал Хильбудия, я сказал, что вы, славины, побоитесь идти  за  Дунай,
что вы деретесь между собой. Он обрадовался и щедро заплатил  мне  за  эту
весть. Я поехал назад и по дороге столько награбил, что кони изнемогли под
тяжестью груза. Сейчас самое время! Фракия пуста,  силы  Управды  пожирают
Африка и Италия, ударим на него!
     - Ударим! Ударьте, взываю я. Ударьте,  уговариваю  я  старейшин,  все
напрасно. Значит, на востоке не  спокойно?  И  ты  говоришь,  что  Волк  и
Виленец изменники? Я послал Бояна и  Велегоста,  мудрый  мужей,  чтоб  они
помирили братьев и подняли войско.
     Гунна испугала эта весть. Он насторожился и немного помолчал.
     - Поверь мне, они ничего  не  добьются.  Волк  есть  волк,  жадный  и
упрямый, Виленец - хвастун. Он рвется стать повелителем славинов.
     - Что делать, друг? Посоветуй мудрым словом!
     - Смерть изменникам, смерть! Это  говорит  Тунюш,  в  жилах  которого
течет кровь владыки всей земли Аттилы.
     - Смерть... смерть? Чтобы снова текла братская кровь? О боги, мы сами
лишаем себя свободы! Мы достойны вашей кары!
     - Братская кровь? Разве они братья? Изменники! Гнилье надо  отрезать.
Видишь эту руку?
     Тунюш сунул свою похожую на лопату руку в лицо Сваруну.
     - Смотри, видишь, нет пальца. Кто его отрубил? Я!  Почему?  В  волчью
пасть он попал и засел там. Я выхватил  нож  и  немедля  отрубил  его.  Не
погибать же мне было из-за одного пальца!  Из-за  одного  пальца,  который
случайно попал в волчью пасть? Никогда! Понимаешь?
     - Ты мудро сказал, воистину мудро. Подождем,  пока  вернутся  Боян  и
Велегост. Если они ничего не добьются, тогда - смерть изменникам!
     - Смерть, смерть! - твердил Тунюш и кусал себе губы, чтоб  злобно  не
расхохотаться. Он радовался кровавым междоусобицам, возникавшим из-за  его
наветов.
     - А теперь иди, друг, дочь приготовила тебе обед. После долгой скачки
тебе придется по вкусу ягнятина. А мне позволь остаться еще  на  солнышке,
наедине со своей печалью.
     Тунюш торопливо поднялся. Пока он  лежал  на  траве  и  беседовал  со
старцем, Любиница все время стояла у него перед глазами.  Он  знал  многих
женщин, гуннских и аварских, он кидался на них как зверь и тут же прогонял
от себя, стегал бичом и продавал в рабство. Но такой, как Любиница, он  не
встречал. Его дикая натура содрогнулась. Он  готов  был  издать  рык,  как
буйвол, которому протаскивают железное кольцо сквозь ноздри. Кинулся бы на
нее, завернул в плащ и умчал в степь.
     Длинная шерсть козлиных штанов оплетала его  сухие  бедра,  когда  он
спешил с вала к Любинице. Его тянуло к  ней.  Жестокий  варвар  готов  был
ползти к ней на коленях, поднять руки и завопить:
     - Любиница, будь моей!
     Он был в дурмане, словно пьяный. И  лишь  у  самого  входа,  встретив
нескольких слуг, кланявшихся ему, как знатному гостю, мгновенно  пришел  в
себя. Гордость подсказала ему, что он,  Тунюш,  потомок  Эрнака,  и  мысль
оказаться на коленях перед Любиницей теперь уже представлялась ему смешной
и унизительной. Поэтому он властно вступил в  дом,  где  пахло  ягнятиной.
Сосуд с медом ожидал его на столе, перед ним стояла скамья.
     Услыхав его  шаги,  Любиница  разгребла  пепел  и  положила  мясо  на
кленовую дощечку.
     - А где отец?
     - Сварун остался на солнышке беседовать со своей печалью!
     - Бедный отец! Если бы Исток вернулся!
     - Не вернется он, напрасно ждете. Жаль благородное племя!
     Гунн схватил руками горячее мясо, рот его раскрывался,  как  у  жабы,
зубы с хрустом дробили кость.
     "Вылитый волк", - подумала Любиница и  отвернулась.  Гунн  жадно  ел,
громко разгрызая мелкие косточки. Любиницу охватывал  все  больший  страх,
Тунюш не сводил с нее глаз. Любиница не глядела на  него,  но  всем  своим
существом чувствовала, как его взгляд пронзает ее отравленными терниями.
     -  Подкрепляйся,  вождь,  а  мне  надо  к  отцу!  -  попыталась   она
ускользнуть.
     - Не уходи! - прорычал гунн, отбрасывая в сторону обглоданную  кость.
Он сам испугался своего голоса. Девушка задрожала и с  мольбой  посмотрела
на него.
     - Пожалуйста, не уходи, останься на минутку! Тунюш, который говорит с
Управдой, повелевает  племенем  гуннов,  Тунюш,  в  жилах  которого  течет
королевская кровь, должен поговорить с тобой.
     - Говори быстрее! Отца нельзя оставлять одного. Он слишком  предается
печали.
     - Любиница!  -  Голос  Тунюша  звучал  глухо.  Он  старался  говорить
помягче, но из его груди  вырывались  дикие  звуки,  напоминавшие  рычание
зверя. - Любиница, тебе не  жаль,  что  племя  вымирает?  Племя  Сварунов,
которые соколами слыли среди славинов?
     - Боги требуют жертв.
     - Но боги также хотят, чтобы благородная кровь слилась с  кровью  еще
более  благородной.  Поэтому  они  оберегают  тебя,  поэтому  они   хранят
соколицу.
     - Я не оставлю отца, хотя бы ко мне сватался сам Управда.
     - Управда - христианин, а значит, разбойник. Поэтому у него  в  женах
потаскуха, поэтому у него  был  Хильбудий,  поразивший  столько  достойных
славинов. Если б посватался к тебе славный  герой,  сын  гордого  племени,
которого боится Управда,  если  б  сказал  этот  герой:  "Мне  жаль  племя
Сваруново, приди, Любиница, пусть от тебя  пойдет  новый  род,  еще  более
славный", - что б ты ответила, Любиница?
     - Я сказала  бы:  ты  славный  герой,  сын  гордого  племени,  только
Любиница, дочь Сваруна, не любит тебя. Ее сердце выбрало другого.
     Глаза гунна засверкали, он стиснул  челюсти  и  схватился  руками  за
стол, чтоб не вскочить и не кинуться на нее.
     - Сердце выбрало другого! - хрипло повторил он. - И ты  сказала,  что
останешься с отцом?
     - Да, останусь. Поэтому сердце так и выбрало.
     Она повернулась и вышла,  дрожа  всем  телом.  Черные  ногти  Тунюша,
словно ястребиные когти, вонзились в доску.
     "Помоги мне, Девана! Чего он хочет от меня?  Зачем  произносит  такие
слова? Что он думает делать?" Ужас охватил девушку.
     Тунюш остался сидеть. Он судорожно обхватил  кленовую  доску,  ногти,
вонзившиеся в дерево, посинели. Его душил гнев,  он  хрипел,  не  в  силах
произнести ни слова.
     - Ее сердце... уже... выбрало другого, - медленно наконец выдавил  он
сквозь зубы,  еле  шевеля  толстыми,  опаленными  вином  губами.  Звериный
затылок  его  склонился,  угловатая  голова  опустилась,  и  плоский   лоб
стукнулся о стол. Когда гунну надо было что-то обдумать, он всегда ложился
на землю лицом вниз.
     Постепенно буря утихла в разъяренной груди.
     "Ее сердце выбрало другого. Пусть! Знай я, кто он, я пронзил  бы  его
копьем, клянусь тенью Аттилы; задушил бы его, как паршивого ягненка,  чтоб
он не портил стада! Но отчего, отчего я схожу с ума? Из-за этой  девчонки,
которую увидел  тогда  на  Дунае  и  которая  мне  приглянулась?  Ха,  она
почувствовала мою любовь, я хорошо это видел. И она боится меня,  бежит  и
дрожит  передо  мной.  Погоди,  ласка!  Не   хочешь   по-хорошему,   будет
по-плохому. Тунюш здесь хозяин!"
     Эти мысли испугался его самого. Он поднял голову и оперся на  широкую
мозолистую ладонь.
     "По-плохому? Нет, не смогу.  Может  она  колдунья,  околдовала  меня,
лишила мужества, связала руки?"
     Гунн испугался.
     "Прочь  отсюда,  прочь!  Кровью  упьюсь,  вволю  наиграюсь,  столкнув
славинов с антами, расплачусь за нее. Чтоб из-за девки хныкал Тунюш? Прочь
отсюда!"
     Своим тяжелым кулаком он так ударил по столу, что деревянная  дощечка
вместе с костью отлетела в огонь. Он схватил сосуд и жадно припал к  нему,
вино потекло по подбородку. Опустошив сосуд, он с силой припечатал  его  к
столу, тот разлетелся вдребезги.
     - Коня! - прорычал он рабу во дворе.
     Одним прыжком вскочил на коня и вылетел на вал к Сваруну, к  которому
жалась Любиница.
     - Приветствую тебя, Сварун! Тунюш благодарит тебя за обед и  еще  раз
советует: ударьте на антов и уничтожьте предателей!
     Сварун удивленно смотрел на него.
     - Не уезжай, друг, день клонится к вечеру. Оставайся, наш град - твой
дом, в доме - ложе для отдыха и вдоволь еды.
     - Мой дом - вольная степь, моя постель - седло, моя еда - битва!
     Тунюш посмотрел на Любиницу, теснее прижавшуюся к отцу.
     - Не уезжай,  говорю  я  тебе!  Смотри,  вон  два  всадника,  Боян  и
Велегост! Погоди, послушаем, какие новости они везут.
     - Новости,  которые  привезут  они,  для  Тунюша  -  старые  истории.
Повторяю, не слушай их болтовни, обнажите  мечи  и  покарайте  изменников,
если вам дорого солнце свободы. Вперед, Церкон!
     Услыхав свое имя, конь заржал и выскочил из града.
     - Что такое, что с ним, Любиница? Ты его огорчила? Скажи  мне,  дитя!
Он был наш гость, нельзя огорчать гостя! Боги разгневаются.
     - Отец, я не огорчала его. Я прислуживала ему и сказала, что останусь
с тобой до самой смерти, только с тобой.
     Сварун посмотрел на нее широко раскрытыми глазами.
     - Неужели он хотел... говори, дитя!
     - Не знаю, я ничего не поняла. Странной была его речь.
     Отец и дочь умолкли. Тяжкие предчувствия охватили их.
     Вскоре в самом деле подъехали Боян и Велегост. Лица их были печальны.
     - Говорите, братья, как все было!
     - Горе, великое горе, Сварун! Напрасно мы ездили. Жестокая сеча между
братьями, ломаются копья, сверкают топоры, волки пожирают стада,  ибо  нет
пастырей. Словно огненный вихрь лютует  война  от  Домбровицы  до  Черного
моря. Только в нашем граде еще покойно. Однако и к границам нашего племени
подкатывают волны, вопль ширится, народ сбит с толку.
     - Позор, позор! Брат на брата, кровь на  кровь!  Морана,  закрой  мои
глаза, чтоб не видеть этого!
     Старец скорчился на траве, пальцы его рвали бороду, Рыдания сотрясали
изнемогшее тело.
     Любиница положила голову отца к себе на  колени,  целовала  его  лоб,
гладила  своей  нежной  рукой  седые  отцовские  кудри.  Боян  и  Велегост
опустились на колени и мудрыми словами пытались утешить боль  и  горечь  в
душе старика.
     В  это  время  в   лощине   утомленный   путник   неожиданно   увидел
развевающийся плащ Тунюша; облаком вздымался он над мчавшимся конем.  Ужас
охватил путника, кровь застыла в его жилах.
     Он упал в высокую траву и пополз в густые заросли.
     "Боги, боги, - шептал он. - Пять ягнят, жирных и  толстых,  пожертвую
тебе, Святовит, если ты укроешь меня. Пять, услыш меня и отведи Морану!"
     Пригнувшись к конской шее,  тунюш  мчался,  словно  его  преследовали
ведуны, ничего не замечая  вокруг.  От  злобы  кровью  налили  его  глаза,
побагровело лицо. Скрежеща зубами, повторял он клятву,  которую  уже  дал,
когда ему помешали напасть на Эпафродита славины Радован и Исток: "Клянусь
золотой короной Аттилы и его прекрасной женой Керкой,  течет,  разливается
кровь! Широкой рекой польется - и все из-за нее!"
     - Словно христианский дьявол! - прошептал путник, когда гунн пронесся
мимо него. Едва отдышавшись, он вылез из зарослей и поспешил к граду.
     Этим путником был Радован, шедший из Константинополя,  чтоб  передать
приветствие Сваруну от его сына Истока.



                                    17

     Солнце озаряло Пропонтиду, в порту покачивались рыбацкие  ладьи,  над
Боспором летали чайки. И вдруг  молотки  на  строительстве  церкви  святой
Софии замолкли. Сто надсмотрщиков закричали на десятки тысяч каменотесов.
     Высоко  на  величественной  стене  появилась  длинная  тощая  фигура.
Скромная праздничная одежда скрывала в своих складках  худое  тело.  Плечо
стягивала перевязь, голову покрывал шерстяной платок, правой рукой человек
опирался на посох. Это был император Юстиниан, который пришел взглянуть на
строительство церкви Агиа Софиа. Его сопровождал лишь  Павел  Силенциарий,
тайный  советник  и  придворный  поэт.  Позади  стояли  Анфимий  и  Исидор
Милетский, строители этого самого знаменитого сооружения того времени. Всю
ночь Управда не сомкнул глаз. Государственный казначей развернул перед ним
огромные свитки - ненасытные пасти счетов  на  постройку  церкви.  Правда,
стены уже возвели почти под самый купол,  но  государственная  казна  была
исчерпана до дна. Восемьсот пятьдесят два стота золота сожрало сооружение,
которое Юстиниан возводил - якобы во славу мудрости божьей,  на  самом  же
деле, чтобы прославить самого себя. Все  провинции  стонали  под  бременем
налогов, но Управда не отступал. Он запирался в своей канцелярии и  строил
новые планы, как добыть денег. Наутро мчались гонцы во все края,  глашатаи
объявляли в Константинополе  об  установлении  нового  налога.  Чиновникам
снизили  жалованье  наполовину.  Государственная  казна   оправилась,   но
чиновники тоже хотели жить,  и  поэтому  различные  префекты,  попечители,
прокуроры и таможенники, словно пиявки,  высасывали  всю  кровь  из  нищей
людской массы. Тысячи людей приходили в отчаяние,  покидали  свои  села  и
уходили  к  варварам  или  объединялись  в  разбойничьи  шайки.  Но  divus
Justinianus   [божественный   Юстиниан    (лат.)],    создатель    Кодекса
справедливости, не смущался, его честолюбие было бездонно, как море.
     И  пока  по  стране  распространялся  закон,  который  тысячи   людей
встречали проклятиями, который нес  новое  разорение,  деспот  в  скромном
одеянии  стоял  на  стене  и  смотрел  на  процессию  монахов,   дьяконов,
священнослужителей всех рангов во главе с патриархом, которые через  форум
Константина несли святыни в золотых футлярах, чтоб замуровать их в  стену.
Поднимался аромат ладана, звучали гимны во славу божью, облака  благовоний
клубились у ног деспота, но небо неблагосклонно принимало его  дары  -  то
был дар Каина.
     Когда Феодора видела, что лицо того, кто поднял ее с  цирковой  арены
на престол, становилось хмурым, она удалялась. Не раз давала  она  супругу
умные советы и с непостижимой легкостью помогала выбираться из затруднений
и ловушек. Но, сластолюбивая до крайности, она терпеть не могла исписанных
пергаменов, которые требуют долгих часов труда и раздумий.  Она  на  целые
недели оставляла  деспота  бодрствовать,  а  сама  наслаждалась  жизнью  и
свободой.
     В то утро, когда Феодора застигла в саду Асбада, она вернулась к себе
в прекрасном расположении духа. Шпионство и интриги были ее самым  большим
развлечением. Даже государственные фискалы находились под ее руководством,
и она сама не гнушалась показываться в убогой  одежде  на  ночных  улицах,
выслеживать и подглядывать. Когда евнухи вынесли ее, сонную, на  ароматных
носилках из ванны, она не легла отдыхать, как  обычно  после  завтрака,  а
принялась размышлять о том, как подразнить Асбада и Ирину.
     Недолго предавалась она неге на персидском ковре, обвеваемая  легкими
дуновениями вееров саисских рабынь. Хлопнула в нежные ладони, ее  окружили
придворные дамы, и спустя  час  она  уже  шла  с  Ириной  в  сопровождении
небольшой свиты через сады к морю.  Дрогнули  весла  в  мускулистых  руках
греческих моряков, и прекрасная ладья быстро скользнула из Мраморного моря
в тихие волны Золотого рога. Вскоре скрылись большие здания, пошли  низкие
домики, а за ними - лишь редкие рыбацкие хижины. Из Фракии дул  прохладный
ветер, шумели вершины стройных пиний, цвел миндаль,  по  скалам  взбирался
плющ, его сердцевидные листья весело шелестели. Они  прошли  уже  половину
Золотого рога, миновали стену Феодосия, и вскоре  ладья  достигла  Марсова
поля, где находились казармы и учебные плацы палатинцев.  Послышался  лязг
оружия, глухие удары щитов, звон тетив и свист стрел.
     Шли большие воинские маневры.
     Феодора велела пристать к берегу. Ее свита высадилась вслед за ней, и
все двинулись к цветущей роще старых олеандров и лавра. На поляне,  сплошь
усыпанной маргаритками, рабыни расстелили  ковры,  и  императрица,  словно
разнеженная  пастушка,  улеглась  в  тени,  наслаждаясь  ароматом  цветов.
Гордость и неприступность были написаны на ее лице, - ведь диадема венчала
ее чело, а тело ее ласкал пурпур. Но ни  дворцовые  церемонии,  ни  гордое
высокомерие, ни золотой нимб, ни трепетные прикосновения уст придворных  к
ее  усыпанным  жемчугом  туфелькам  не  изменили  ее  нрава,  который  она
унаследовала  от  матери  в  трущобах  ипподрома.   Насильно   подавляемые
инстинкты потаскухи вдруг просыпались,  и  тогда,  освободившись  от  всех
церемоний, сбросив венец и пурпур, она отдавалась страсти.
     Феодора послала к войску евнуха,  чтоб  он  призвал  к  ней  магистра
экситум - Асбада.
     И еще не  успел  возвратиться  проворный  посланец  -  уже  застучали
копыта, в пятидесяти шагах от  рощи  спешился  магистр  эквитум  и  пешком
направился к шатру.
     Ирина сидела возле императрицы, поглаживая своими мягкими пальцами ее
буйные волосы.
     - Асбад пришел!
     Феодора в полудреме чуть приподняла густые ресницы и усмехнулась.
     - Пусть приблизится!
     Асбад подходил медленно, воинским шагом. Из-под шлема  стекали  капли
пота. Неудачная ночь, непреклонность Ирины и  смех  императрицы  оскорбили
его, и он метался по плацу, словно бешеный, солдаты и командиры изнемогали
от усталости.
     Ирина покраснела и тут  же  снова  побледнела.  Сердце  ее  билось  в
непонятном испуге. Она хорошо знала, как сердит на нее Асбад  за  то,  что
она отвергла его мольбу,  смяла  и  разорвала  письмо.  Лишь  мельком  она
посмотрела на него  и  увидела  страшный  взгляд,  в  котором  полыхали  и
страсть, и тоска, и любовь, и жажда мести; она  быстро  опустила  глаза  и
шепнула Феодоре:
     - Асбад ждет!
     -  Proskinesis  [поклон  с  целованием  туфли  (греч.)],   -   громко
произнесла императрица, вытянув  маленькую  ногу  в  туфельке,  на  пряжке
которой сверкал аметист.
     Асбад опустился на колени, коснулся лбом зеленой травы и  пересохшими
губами поцеловал камень на ноге Феодоры.
     -  Раб  трепещет  в   безграничном   благоговении   перед   священной
императрицей и ждет приказаний!
     Феодора  не  двинула  бровью,  не   взглянула   на   Асбада.   Сквозь
полуопущенные ресницы она не сводила  глаз  с  лица  Ирины,  словно  змея,
поджидавшая добычу. После недолгой паузы она произнесла:
     - Я привезла сюда Ирину; пусть она накажет тебя за то,  что  напрасно
прождала тебя сегодня ночью, изменник!
     На мгновенье раскрылись  ее  густые  ресницы,  и  по  лицу  пробежала
демоническая радость.
     Два сердца затрепетали под ее взглядом: сердце голубки под отточенным
ножом, и сердце Марсова пса  Фобоса,  разгрызающего  железные  узы.  Асбад
прокусил до крови губу, Ирина вздохнула про себя. Она  и  не  подозревала,
что императрица застала Асбада в саду.  Она  была  убеждена,  что  причина
всему - предательство евнуха, который за двойную плату служил и  Асбаду  и
Феодоре. Начальнику палатинской гвардии больше  всего  хотелось  выхватить
меч и пригвоздить к земле это существо, питавшееся чужими  муками.  Но  он
должен был униженно склонить голову.
     -  Христос  Пантократор  да  вознаградит  безмерную  доброту  великой
августы!
     Бледная Ирина склонилась к Феодоре. Дрожащие губы ее умоляли:
     - Пощади, пощади меня, госпожа!
     - Приведи сюда, магистр эквитум, две центурии,  покажи  нам  воинские
игры. Одной командовать Истоку, вторую возьми  себе,  чтоб  усладить  взор
Ирины; царица желает оценить успехи варвара.  Но  помни:  нас  здесь  нет!
Ступай!
     Песок и  трава  заглушили  глухой  стук  копыт.  Ирина  склонилась  к
Феодоре, взяла ее руку и поцеловала, из глаз ее капали слезы.
     - Смилуйся, великая госпожа, смилуйся, всемогущая! Зачем  ты  мучаешь
меня?
     И снова вспыхнула на лице Феодоры дьявольская  радость.  Но  все-таки
она вздохнула. Словно крохотная искра мелькнула в непроглядной тьме,  и  в
ее свете она увидела себя, когда была такой, как  Ирина.  Феодора  подняла
руку, жалость заговорила в ней, и она погладила измученное лицо девушки:
     - Дитя мое, ведь не можешь же ты запретить императрице развлекаться!
     И Феодору охватила неодолимая печаль, она  поднялась,  крепко  обняла
голову Ирины и стала страстно целовать  ее  влажные  глаза,  словно  демон
решил выпить ясный свет неоскверненной души,  а  может,  Феодора  захотела
вдруг вобрать в себя то, что сама растеряла в грязных волнах жизни.
     Когда придворные дамы увидели, как императрица  целует  Ирину,  в  их
душах пробудилась взращенная при дворе и пышным цветом расцветшая зависть.
До сих пор они даже презирали Ирину, хотя она превосходила их красотой,  и
этого  было  достаточно,  чтобы  возненавидеть  ее.  Но  она   никому   не
становилась поперек  дороги,  не  соперничала  с  ними  из-за  щеголеватых
придворных офицеров и патрикиев, так что они даже дали кличку  "Придворный
монашек" и не докучали ей интригами. Феодора тоже подсмеивалась над ней во
время обеда, а на вечерних прогулках любила  расспрашивать  Ирину  о  том,
какой, по  ее  мнению,  повелитель  подразумевается  под  апокалиптическим
числом 666. Однако теперь поцелуй Феодоры разожгли зависть  в  сердцах  ее
дам, и те думали только об одном - как выжить соперницу.
     Словно  утомленная  приятными  воспоминаниями,  Феодора  оперлась  на
локоть и замолчала. Никто не решался заговорить. Белоснежными ручками дамы
срывали маргаритки и терзали в тонких пальцах желтые глазки  цветов.  Всех
тяготило что-то, и молчание становилось уже  невыносимым,  когда  раздался
гулкий парадный шаг манипул, идущих на плац. Феодора  быстро  поднялась  с
ковра и пошла к опушке, откуда  было  лучше  видно.  Асбад  выбрал  лучших
старых и молодых воинов, к каждой сотне он  добавил  по  восемь  конников,
потом построил по порядку гастатов, триариев, пиланов и принципов, чтобы в
миниатюре продемонстрировать действие полных легионов.
     Звонкий голос Асбада звучал  резко  и  отрывисто.  Солдаты  выполняли
приказания  четко  и  слаженно,  как  один  человек.   Показав   различные
упражнения в движении, они  образовали  над  головами  крышу  из  щитов  -
черепаху, потом кинулись в атаку  с  выставленными  вперед  щитами,  потом
медленно, шаг за шагом, отступили, рассыпались по  звуку  рога  и  ударили
врагу  во  фланг,  после  чего  Асбад  приказал  приступить  к   отдельным
упражнениям. Поставили мишени; пращники, лучники, копейщики, построившись,
поражали их копьями и дротиками. Феодора не сводила восхищенного  взора  с
воинов. Не произнося ни слова, она почти не двигалась  на  своем  шелковом
сиденье,  которое  было  подвешено  на  цепочках,  искусно  вырезанных  из
слоновой кости. И хотя она была  низкого  происхождения,  в  ней  все-таки
текла  подлинная  кровь  могучих  ромеев,  для  которых  не  было  лучшего
развлечения и большего праздника, чем воинские утехи.  Ребенком,  она  все
время проводила на ипподроме, любуясь упражнениями борцов и воинов.
     Солдаты устали, и Асбад объявил отдых.
     Феодора встала, на лицо ее легла тень.
     - Как  смеют  рабы  отдыхать  перед  императрицей!  Вперед!  -  почти
крикнула она, и быстроногий евнух побежал передать приказ Асбаду.
     Отряды разошлись в противоположные концы обширного поля. Под командой
Истока были гиганты готы, среди них  человек  двадцать  славинов.  Шлем  и
серебряный доспех Истока сверкали на солнце. Ирина  только  теперь  узнала
его, хотя глаза ее уже давно его  искали.  Феодора,  увлеченная  воинскими
играми, совсем позабыла о нем, пока молодой варвар, стройный и прекрасный,
не встал во главе своего отряда. Он  командовал  на  правильном  греческом
языке, хотя и с заметным акцентом.
     - Исток! - вслух произнесла императрица, с любопытством поворачиваясь
к Ирине.
     Девушка покраснела. Почувствовав,  что  вспыхнула,  она  испуганно  и
сердито подумала про себя: "Чего я так разволновалась?"
     Глаза Феодоры блеснули. С непостижимой женской хитростью проникла она
в душу девушки. В одно мгновенье созрело решение.
     - Асбаду спешиться и встать во главе второго отряда!
     Снова евнух поспешил к магистру эквитум.
     - Пусть-ка, Ирина, твои  возлюбленные  померятся  силами,  да  и  нас
потешат!
     Ирина умоляюще посмотрела на Феодору и стыдливо опустила глаза.
     - Монашек придворный, до чего ж  тебе  идет  румянец!  -  Императрица
весело рассмеялась.
     Фаланги двинулись.  Над  головами  встал  лес  дубинок,  которыми  на
маневрах пользовались вместо мечей. Щит к щиту образовали сплошную  стену.
Когда Исток увидел противостоящую фалангу, ведомую  Асбадом,  в  душе  его
вспыхнуло тщеславие: "Один раз я уже победил тебя, на ипподроме.  И  нынче
быть тому!"
     - Вперед бегом! - приказал он.
     Под ногами великанов готов загудела земля. Словно выпущенная  стрела,
фаланга во главе с Истоком устремилась к отряду Асбада. Но тот был  умелым
и  опытным  командиром.  Он  вел  своих  воинов  неторопливым   шагом,   и
стремительная атака противника ни на секунду не смутила его. Он ждал, пока
Исток приблизится, и, когда между ними оставалось несколько метров,  отдал
команду - и его отряд отскочил в сторону, избежав прямого  столкновения  и
собираясь ударить в спину неприятелю.  Однако  он  опоздал.  То  же  самое
намеревался предпринять Исток. Отряды  столкнулись.  Загремели  щиты,  над
головами замелькали дубинки, бешеной атакой готы пробили строй  Асбада,  и
его фаланга отступила, расколовшись на две части.
     Ирина не сводила глаз с Истока, и, видя это, Феодора, которая  теперь
больше следила за ней, чем за воинской утехой, радовалась от всей души.
     "Чудесно, вволю же я наиграюсь с этим монашком",  -  думала  она  про
себя.
     Увидев, что победил  Исток,  Ирина  громко  хлопнула  в  ладоши,  чем
привлекла  к  себе  внимание  свиты.  Феодора  шутливо  поздравила  ее   и
прошептала:
     - Монашек, Исток тебе растолкует Священное писание.
     Императрица была  в  отменном  настроении  и  наслаждалась  смущением
Ирины, а  та  не  знала,  что  сказать,  и  ругала  себя  за  неосторожное
проявление радости.
     Рабы расстелили на траве ковры и поставили на них серебряные блюда  с
холодными жареными куропатками, арбузами,  финиками,  тутовыми  ягодами  и
сухими фруктами.
     Феодора приказала воинам вернуться в казармы, где их угостят вином  и
фруктами. Асбада и Истока она пригласила к завтраку.
     "Варвар, язычник, таксиарх будет завтракать с императрицей!" - пришли
в ужас дамы, но, зная  Феодору,  принялись  в  один  голос  восхвалять  ее
безграничную милость.
     Исток не знал, куда ему велено  идти.  Асбад  не  осмелился  раскрыть
тайну. Он сказал лишь, что на завтраке будут девушки, а он сам  приглашает
Истока в награду за то, что тот прекрасно себя показал. Так принужден  был
лгать Асбад, тогда как с языка  его  рвались  брань  и  клятва  уничтожить
соперника на поприще славы.
     Вначале Исток никого не узнал. Императрица в нимбе и порфире, которую
он видел на ипподроме и во дворце, и эта  простая  госпожа,  должно  быть,
знакомая Асбада, - что между ними общего? Он вытер пот, отложил щит и шлем
и лег в зеленую траву.
     - Ирина, угости героя. Разве тебе не жаль его?
     С этими словами обратилась Феодора к Ирине, и та, покорно поднявшись,
велела евнуху угостить юношу из серебряного кубка. А императрица  вскользь
бросила взгляд на Асбада, чуть кивнула ему головой, дескать, смотри.
     Когда Исток повернулся и увидел те самые голубые глаза, с которыми не
расставался тихими ночами, которые полонили его душу, он был так  поражен,
словно увидел виллу в родных лесах. Из рук его выпал ломоть  арбуза,  губы
задрожали: Ирина, Ирина...
     - Подкрепись,  центурион,  ты  хорошо  командовал  своим  отрядом!  -
сказала ему Ирина на языке славинов.  Ее  голос  тоже  дрожал,  и  она  не
решалась глянуть ему в глаза.
     А Исток, словно во сне, раскрыл объятия и устремился к ней.
     - Девана смилостивилась надо мной, о боги...
     Асбад заскрипел зубами.
     Однако Исток быстро пришел в себя. Ирина ловко ускользнула от него, и
центурион увидел Феодору, узнал ее взгляд, - так она смотрела на арену  из
ложи ипподрома и с трона во дворце.
     Он пал ниц перед ней и произнес на правильном греческом языке:
     - Милости, самодержица, рабу ничтожному!
     Холодно повернувшись к Асбаду, Феодора небрежно бросила:
     - Хороший учитель у этого славина и ясный разум.



                                    18

     Воины, демонстрировавшие перед Феодорой свое военное искусство,  пили
вино. Исток не отведал ни глотка, он бежал шума казармы; оседлав коня,  он
поехал домой.
     Задумчиво сидел он  на  своем  вороном.  Мелькали  дома,  с  площадей
кланялись ему высокие обелиски, из толпы  гуляющих  раздавались  возгласы:
"Истокос! Истокос!" Люди приветствовали известного  всему  Константинополю
победителя ипподрома. Но Исток не слышал приветствий, не видел дружелюбных
взглядов. Дух Ирины жил в нем, ее глаза улыбались ему,  как  тогда,  когда
он, прощаясь, осмелился поцеловать ей руку.
     "Как я люблю тебя, Ирина!" - прошептал он на  родном  языке,  склонив
кудрявую голову к ее белой ручке,  и  почувствовал,  как  она  вздрогнула,
когда он прикоснулся к ней пылающими губами. Сердцем он понял,  что  среди
лесов, по ту сторону Дуная, Ирина прислонила  бы  голову  к  его  груди  и
слушала бы его песни о  тихих  колосьях,  по  которым  ступает  прекрасная
Девана. Но здесь, в обществе тиранов, где варвару ставят ногу на  затылок,
где веруют в иных богов, где радуются оковам и цепям на  руках  старейшин,
здесь Ирина не может припасть  к  его  груди.  Вдруг  на  душе  его  стало
веселее: и почему такая простая мысль не приходила ему в голову? Когда  он
отправился домой, Ирина поедет с ним.
     Он удивился сам себе. Он не знал происхождения Ирины, видел ее  возле
императрицы всего лишь трижды и тем не менее ни секунды  не  сомневался  в
том, что она поедет с ним к славинам, что ее голубым глазам пристало  жить
под синим свободным небом, ведь это оно зажгло в них небесную синь.
     Молодой и пылкий, он не задумывался над тем,  захочет  ли  изнеженная
девушка вскочить на коня и мчаться с ним  через  небезопасный  Гем,  спать
ночью под чистым небом, там, где не слышно шелеста Пропонтиды, а лишь воют
волки да дикие кабаны гнусавят свою колыбельную. Он не думал  об  этом.  И
так же как незыблемо было его решение вернуться домой, а затем  вместе  со
своими снова прийти в Византию, так же крепко он был убежден  в  том,  что
приведет к очагу сестры Любиницы и отца Сваруна прекрасную Ирину.
     Он пришпорил коня, резче застучали по граниту копыта, и вскоре он уже
въезжал во двор Эпафродита.
     Раб принял поводья, Исток весело пошел к дому.
     В саду он увидел Эпафродита: в  шелковом  гамаке,  подвешенном  между
двумя скипидарными деревьями с острова Хиоса,  грек  наслаждался  вечерней
прохладой, веявшей с моря.
     Исток пошел прямо к нему. Не доходя пяти шагов, он  нагнул  голову  и
преклонил колено, приветствуя его по-гречески, как учил Касандр.
     Попытайся  кто-либо  другой  прервать  размышления  Эпафродита,   его
немедля прогнали бы слуги, укрытые за цветущим миндалем.  Но  Истока  грек
любил. Торговец до мозга костей, он не  забывал,  что  если  б  не  Исток,
спасший его от Тунюша,  другой  мог  бы  качаться  сейчас  в  его  саду  и
пересчитывать его золото.
     Маленькие глазки грека приветливо сверкнули в лунном свете  при  виде
красивого юноши.
     - Здравствуй, Исток! Что нового, центурион?
     Исток подошел ближе, сел на траву  у  ног  Эпафродита  и  доверчивым,
сыновним взглядом посмотрел ему в глаза.
     - Ясный мой господин, сегодня я снова победил Асбада!
     Лицо грека омрачилось, он подался вперед и спросил:
     - Асбада? Он ведь магистр эквитум, как же ты мог с ним сразиться?
     С воодушевлением юного победителя Исток рассказал все.
     Лицо грека оставалось мрачным. Все более глубокие  морщины  бороздили
его, глаза глубже уходили под косматые брови, мысли скрещивались, как нити
у ткача.  Искушенный  лис  видел  дальше  простодушного  варвара,  который
запросто мог бы повторить свой рассказ в  какой-нибудь  жалкой  корчме  на
рынке рабов на берегу Золотого рога.
     "Проклятая!  Забавляется,  словно  на  арене,  а   потом   насытится,
оттолкнет от себя, и уничтожит невинного. Проклятая  служанка  сатаны!"  -
сквозь зубы бормотал Эпафродит, пока Исток  заканчивал  свой  восторженный
рассказ. Оба замолчали. Тонкими пальцами грек сжимал  высокий  лоб.  Исток
удивленно смотрел на него. В саду было тихо, лишь с моря доносились  удары
весел, на которых шел корабль. На дереве пела цикада.
     Долго ждал Исток похвалы из  уст  Эпафродита.  И  не  дождался.  Грек
откинул голову назад и нервно барабанил  пальцами  по  лбу,  временами  он
стискивал голову руками, потом резко отдергивал руки, и снова  пальцы  его
как бы искали в морщинах лба новую нить.
     Исток не понимал, что происходит с Эпафродитом. Он еще  раз  перебрал
мысленно весь свой рассказ,  -  не  вырвалось  ли  ненароком  неосторожное
слово, которое могло бы обидеть господина? Он надеялся обрадовать грека, а
то опечалился. Не выдержав, Исток прервал молчание:
     -  Господин,  ведь   Ирина   поедет   со   мной,   когда   я   покину
Константинополь?
     Эпафродит убрал руки со лба, пальцы его дрожали.
     - Я люблю ее, так люблю, что готов за  нее  вырезать  половину  Азии,
море переплыть, сразиться с дикими зверями.
     Грек не пошевельнулся, не произнес ни слова.
     - Твоя милость думает, что Ирина не любит меня? Любит, она меня  тоже
любит. У нее рука дрожала, когда я ее поцеловал,  и  она  покраснела.  Она
поедет, я знаю, она поедет со мной...
     - На свою погибель! - резко оборвал Эпафродит.  Он  выпрямился,  лицо
его было темно, как туча, и он  повторил  серьезно  и  торжественно:  -  К
гибели идешь ты, и она вместе с тобой!
     - К гибели... я... к гибели... она? Не говори так, господин! -  почти
онемев, испуганно попросил Исток.
     - Сядь поближе, сын несчастья! Говорить будем шепотом. Хоть и  высоки
стены вокруг моего сада, однако уши шпионов Константинополя растут даже на
верхушках деревьев.
     - Господин, я готов объявить на форуме, что люблю ее.  Славины  любят
открыто.
     - Славины любят открыто, поэтому выслушай меня. Запомни: больше Ирины
тебя любит императрица!
     Исток остолбенел.
     - И ее любовь - гибель для тебя и гибель для Ирины!
     - Императрица - вероломна? Мы, славины, вешаем знак  позора  на  доме
вероломных женщин. И все, кто идет мимо такого дома, плюют на  него.  Я  -
славин, господин мой!
     - Поэтому ты не то дерево, что может пустить корни в нашей земле. Мне
дорога твоя жизнь, как она дорога твоему отцу. Вот почему я  говорю  тебе:
ложись и отдохни. В полночь тебя будет ждать  лучший  конь,  оседланный  и
накормленный.  Увесистый  кошелек  золота  даст  тебе  раб  Нумида,  а   в
серебряной трубке ты найдешь подпись  самого  Управды.  Тебе  открыт  путь
через городские ворота, и кланяться тебе будут до самого Дуная.  Спасайся,
Исток, уезжай на родину! Так советует тебе тот, кто любит тебя!
     Прикажи  эпафродит  прыгнуть  Истоку  в  море  и  потопить   корабль,
качающийся на волнах, - тот бросился бы в воду, не раздумывая. Но  бежать,
прежде чем он достиг цели, которую поставил себе во имя родины, прежде чем
завоевал ту, которую любил всей душой, бежать, не  окончив  дела,  одному,
без нее? Нет! Исток воспротивился, стиснул кулаки, глаза  его  засверкали,
горделивым движением он снял свой шлем и твердо ответил:
     - Нет, господин, без нее - никогда!
     Грек  молчал.  Он  снова  откинулся  на  шелковый  ковер,  вполголоса
повторяя стихи Еврипида:
     Кто любит, безумен... не спасут его боги...
     После долгой паузы Эпафродит решительно встал и загадочно произнес:
     - Центурион, Эпафродит понимает зов  молодой  крови.  Но  молчи,  как
стена.  Берегись  Асбада,  берегись  императрицы!  Не  дай  господи,  чтоб
Эпафродиту пришлось делать для тебя то же, что сделал ты для него! Ступай!
     Исток поклонился и ушел. В  висках  у  него  стучало,  перед  глазами
стояло строгое лицо Эпафродита, а слова  грека,  словно  молоты,  били  по
наковальне его души; ощущая всю тяжесть этих ударов, он повторял про себя:
"Асбад... императрица... гибель", и ему казалось, будто глаза Ирины  полны
слез и взывают о помощи.
     Эпафродит хлопнул в ладоши, Из-за акаций появились рабы, сняли  гамак
и унесли грека в дом.
     Дома Эпафродит сел за стол, взял пергамен и  написал  письмо  первому
придворному евнуху.
     "Эпафродит,  нижайший  слуга  императрицы,  обладатель  перстня   его
величества, воспитывает  на  благо  великому  деспоту  примерного  варвара
Истока. Но поскольку варвар есть варвар, да не спускает с него  глаз  твоя
милость: если до ушей твоих дойдут толки об Истоке, из которых ты сделаешь
вывод, что он по неведению вел себя недостойно  и  оскорбил  святой  двор,
пусть немедля сообщит твоя мудрость сюда, дабы я укорил  его,  наставил  и
строго наказал. За эту дружескую услугу посылаю тебе кошелек золотых и  за
всякое сообщение получишь столько же.
     Эпафродит".
     Он запечатал  письмо,  приготовил  деньги  и  велел  рабу  завтра  на
рассвете отнести это во дворец евнуху Спиридиону.
     Потом грек перешел в спальню.
     "Проклятая! - бормотал он, раздеваясь. - Забавляется,  все  ей  мало,
служанка сатаны! На арену бы ей, в притоны, а не на престол. Проклятая!"
     В то утро из Италии пришел быстрый парусник с посланцами  Амаласунты,
матери умершего готского короля Аталариха. Королева-мать навлекла на  себя
гнев готов и теперь пыталась привлечь на свою сторону Юстиниана. Для  него
это пришлось весьма кстати. Приезд посланцев означал, что теперь он сможет
удовлетворить свою ненасытную  жажду  новых  земель,  особенно  в  Италии.
Юстиниан  сам  беседовал  с  посланцами,  притворно  выражал   глубочайшее
сочувствие обиженной Амаласунте и обещал щедрую помощь. Таким  образом,  к
денежным  затруднениям,  которые  Юстиниан  испытывал  в  связи  с   новым
строительством, прибавилась новая забота:  поскорее  собрать  и  оснастить
войско для отправки в  Италию.  Чиновникам  его  канцелярий  стало  не  до
развлечений и забав.  Во  дворец  приходили  Велисарий  и  Мунд  -  первые
полководцы; строители Анфимий и  Исидор;  тайные  советники  и  доверенные
лица. Возвращались они утомленными, лишь один Управда не знал устали. Едва
спускались сумерки, он садился и сочинял гимны, потом дремал час-другой, а
после  полуночи  занимался  судебными  делами.  Природа  соединила  в  нем
недюжинную физическую силу дикого  варвара  и  ум  гения,  постигшего  все
тогдашние науки; он решал все государственные дела, разбирал все тяжбы,  к
тому же был еще архитектором, поэтом, философом и богословом.
     Занятость супруга была весьма на руку легкомысленной Феодоре. Раньше,
бывало, в таких случаях ее томила скука,  и  она  предавалась  неге.  Сон,
благовонные ванны, утонченная кухня, прогулки по берегу моря,  спокойствие
и сладостное безделье не оставили и следа от ее прежней нищенской жизни, и
она цвела, как девушка в свою лучшую пору.  А  сейчас,  благодаря  Асбаду,
Ирине и Истоку, она могла вволю натешиться и посплетничать, пока  Юстиниан
изнывал над грудами свитков.
     Возвратившись с прогулки по Золотому  рогу,  когда  она  позабавилась
стыдливым румянцем на лице Ирины, затаенной  яростью  Асбада  и  варварски
простодушной любовью Истока, Феодора принялась размышлять,  как  бы  снова
заставить эту троицу потешить ее.  Долго  покоилась  ее  голова  на  белом
локте, полуприкрытые глаза были устремлены на багдадский  занавес,  сквозь
который проникал тонкий солнечный лучик, словно вытягивавший золотую  нить
поверх прелестных узоров ткани.
     Перед  ее  взором  встал  Исток:  его  прекрасная  фигура  атлета  на
ипподроме, его кудри и большие ясные глаза, которые он не сводил с  Ирины,
его отличная воинская выучка,  его  нетронутая  мужская  сила,  словно  он
только вчера  вышел  из  могучего  девственного  леса.  В  ней  проснулись
чувства, задавленные порфирой и жемчугом. Она знала, как занят Юстиниан; в
течение четырнадцати дней вполне хватит, чтобы приблизить к  себе  Истока,
дать выход неистовым  инстинктам,  которые  престол  лишь  умерил,  но  не
подавил. В ее голове, словно ткацкий челнок по  нитям  основы,  замелькали
коварные замыслы. План  был  создан,  серебристым  голоском  она  призвала
служанок, занавес поднялся, шесть девушек посадили императрицу в носилки и
понесли в ванную.
     Вечером в роскошной палате нимф собрались гости.  Феодора  пригласила
на ужин первых щеголей и самых прекрасных своих дам. Асбаду она приказала,
чтоб в ту ночь караул во дворце несла центурия Истока.
     На потолке залы были изображены купающиеся нимфы. Нептун, дельфины  и
сомы, вылитые из желтой  коринфской  меди,  держали  светильники.  Повсюду
шелковые подушки облаками вздымались на дорогих оттоманках. Пол производил
впечатление бурлящих морских волн, в которых резвились золотые рыбки.
     Феодора решила назвать этот вечер "раем молодых нимф".  Поэтому  дамы
оделись в прозрачную ткань и  сетчатый  шелк,  тела  их  словно  покрывала
морская пена. Палатинцы облачились в  зеленоватые  чешуйчатые  доспехи  из
мягкой ароматной кожи, чтобы походить на тритонов.
     Когда Феодора вступила в зал, все пали ниц, по очереди целуя агаты на
ее туфлях. Затем рабы внесли огромного деревянного дельфина,  наполненного
небольшими сосудами, в которых были изысканные деликатесы: фиги,  гранаты,
финики, печеные павлиньи яйца, спаржа, грибы, устрицы и улитки.
     Пиршество началось.  Вспыхнуло  разнузданное  веселье  -  шум,  смех,
двусмысленные  шутки,  за  занавесями  играли  трубы  и  цимбалы.  Офицеры
склонились к своим дамам, благоухал нард, розы увядали на столах, на полу,
в сверкающих волосах, на взволнованной груди.
     Вино пенилось в серебряных бокалах, горячая кровь воспламенялась  все
жарче, ароматный воздух дурманил головы, гости отдавались наслаждениям.
     Феодора ясным взором наблюдала за гостями. Она  громко  хохотала,  не
пропуская мимо ушей ни одной шутки,  злорадства,  видя  тоскующие  взгляды
разъединенных пар. Она всех разместила так, что тайные любовники оказались
далеко друг от друга. Пока их  не  разогрело  вино,  они  сдерживали  свои
чувства, потом взгляды полетели через стол, глаза искали глаз.
     В  конце  стола   справа   сидела   восемнадцатилетняя   Ирина.   Она
единственная не надела бесстыдно открытую тунику. Она чувствовала на  себе
жалящие  презрительные  и  насмешливые  взгляды  подруг.  О  благосклонных
поцелуях императрицы во время прогулки уже знали все,  всеобщее  презрение
обрушилось на Ирину. Это тоже не укрылось от глаз Феодоры. Злоба и зависть
придворных забавляли ее. Она часто смотрела через стол на  Ирину.  В  лице
девушки притаилась какая-то торжественная величавость. Ни тени горечи  или
печали не заметила Феодора. Девушка  была  задумчива,  шутки  не  вызывали
улыбки на ее лице, губы ее не прикасались к вину, взгляд  говорил  о  том,
что душа ее блуждает и парит вдали от этой шумной оргии.
     И вдруг, когда Феодора очередной раз взглянула на Ирину, ей стало  не
по себе, словно в ней  пробудилась  совесть.  Она  представила  себе,  как
завтра вот  с  этими  же  самыми  придворными  дамами,  озаренная  ореолом
святости, она пойдет в церковь Пресвятой богородицы, как все  они  опустят
глаза долу в стыдливой невинности и станут окроплять себя святой  водой  и
курить благовония. Феодора содрогнулась от ужаса, но совесть пробудилась в
ней лишь на мгновенье, - так вору, посягнувшему на чужое добро, становится
смутно на сердце,  когда  он  слышит  скрип  тяжелой  крышки  сундука.  Он
вздрагивает, озирается, но тут же с еще большей наглостью выбирает  сундук
до самого дна.
     Вскоре Феодора снова  пришла  в  отличное  расположение  духа.  Чтобы
подразнить Ирину, а заодно  и  своих  дам,  она  подняла  золотую  чашу  и
воскликнула:
     - Великая  августа,  королева  нимф,  сегодня  вечером  первой  хочет
приветствовать не  дельфина,  не  Посейдона,  не  нимфу,  не  мужчину,  не
женщину, а святого монашка. Многая лета Ирине!
     Загремели дудки и бубны, общество вынуждено было вдохновенно кричать:
"Многая лета Ирине, монашку!" Всеми презираемая, на  мгновенье  она  вдруг
стала всеми почитаемой. Гости спешили выпить за ее здоровье, вино  смывало
проклятия зависти, кипевшие в злобных сердцах, подступавшие к горлу.
     Ирина встала и подошла к Феодоре поблагодарить. Склонилась  до  полу.
Феодора протянула ей руку, девушка поцеловала ее и прошептала:
     - Великая госпожа, монашек будет молиться Христу о твоем счастье!
     Вынудив своих гостей выпить за здоровье Ирины, императрица тем  самым
заставила говорить о ней.
     - Стоит патриарху прослышать о нашем монашке, как он заберет ее у нас
и поставит дьяконом, - громко, чтоб услышала Феодора, сказал  Асбад  своей
даме.
     -  Епископ,  прекрасный  епископ  получился  бы  из  нашего  монашка!
Евангелие она знает лучше дворцового  проповедника  Дионисия,  а  псалтырь
читает каждую ночь! - ответила Феодора Асбаду, обращаясь при этом к самому
молодому и самому богатому патрикию в Константинополе, сидевшему справа от
нее.
     В таких случаях можно было бы говорить шепотом  -  слово  императрицы
слышали все. Щеголеватая, но некрасивая подруга высокого  офицера,  бросив
злобный взгляд на Ирину, сказала:
     - Читает псалтырь, а стихи закладывает кудрями  прекрасного  варвара!
Мы все знаем, монашек!
     Ирина не приняла вызов и не ответила на насмешку. Некрасивая щеголиха
не умолкла:
     - Какое надругательство  над  святой  верой!  Христианка,  придворная
дама, любит язычника!
     Терпение Ирины истощилось. Внутренняя борьба, которую она таили  весь
вечер в сердце, озарила ее лицо пламенем, губы ее задрожали, и она  громко
ответила:
     - Его язычество лучше твоего христианства.
     В эту  минуту  она  почувствовала  в  себе  силу  встать  и,  подобно
Спасителю, поднять бич и хлестнуть им по столу: "Гробы окрашенные, змеиное
отродье, вон, прочь, негодяи, от Христа!" Она дрожала, румянец исчез с  ее
щек, губы побелели в лихорадке. Она судорожно кусала их, чтоб подавить то,
что кипело в душе. Дрожа, подошла она к Феодоре и попросила:
     - Прости, императрица, монашек болен. Позволь уйти!
     Феодора изумилась,  но  дрожь,  бившая  Ирину,  и  бледность  девушки
испугали ее:
     - Ступай, ступай и позови лекаря! Христос с тобой!
     Ирина неслышно скрылась. Общество, почувствовав, что немой обличитель
исчез, облегченно вздохнуло, беспрепятственно отдаваясь своим страстям.
     Асбад с наигранным спокойствием склонился к Феодоре  и,  кусая  губы,
льстивым тоном сказал:
     - Госпожа, ты приказала сегодня ночью нести охрану  Истоку.  Было  бы
хорошо, если б его скуку монашек развеял своими псалмами.
     Глаза Феодоры сверкнули, ее прекрасное лицо потемнело.



                                    19

     По сверкающим глазам и хмурому  выражению  лица  Асбад  понял,  какое
впечатление произвели его слова.  Искушенный  в  придворных  интригах,  он
хорошо знал Феодору и еще на ипподроме пришел к  выводу,  что  императрица
неравнодушна к Истоку. Душа его возликовала, когда он почувствовал, что  в
сердце женщины рождается ревность. Он был уверен, что,  если  ему  удастся
раздуть ее, погибнут оба - и Исток  и  Ирина,  а  он  добьется  высочайших
милостей и неограниченного доверия.
     Феодора в самом деле была взволнована.  В  ее  душе  еще  не  созрело
чувство к Истоку. Но страсть уже так далеко завела ее, что никакой  другой
женщине она не уступила бы пламенную любовь варвара, которая кипела в  его
сердце, подобно роднику в скалах посреди леса. К тому же  была  оскорблена
ее гордость. Неужто монашек, чью чистоту и набожность она в  глубине  души
высоко ценила, несмотря на все  свои  шутки  и  насмешки,  ее  обманывает?
Неужто Ирина надела маску добродетели лишь для того, чтобы  встретиться  с
Истоком? Вот что особенно поразило и взволновало Феодору.
     На мгновение она задумалась, позабыв о гостях. Тень не сходила  с  ее
лица.  Асбад  украдкой  наблюдал  за  нею,  и  сердце  его  преисполнилось
радостью.
     Потом Феодора резко повернулась и что-то  прошептала  на  ухо  евнуху
Спиридиону.  Тот  немедленно  исчез  из  залы.  Это  также   не   осталось
незамеченным Асбадом. Он хорошо знал Спиридиона, державшего в своих  руках
нити самых серьезных интриг императрицы.
     Вскоре Спиридион вернулся. Подойдя к Феодоре, он шепнул:
     - Рабыня Кирила читает монашку послание апостола Павла.
     Тень с лица Феодоры исчезла, она продолжала вести  беседу,  но  Асбад
поймал ее взгляд, в котором ясно прочел:  "Лжешь  и  клевещешь!"  Задрожал
магистр эквитум и опустил взор долу. Гости же,  вовлеченные  в  круговорот
страстей, ничего не заметили.
     Вернувшись в сопровождении рабыни Кирилы в свою комнату, Ирина велела
зажечь светильник. Усталая, встревоженная,  грустная  и  опечаленная,  она
оперлась на подоконник и стала смотреть в ясное небо. Высоко вздымалась ее
грудь, вдыхая свежий ночной воздух. Словно она выбралась со  дна  илистого
озера и неожиданно увидела над собой небо, - сердце почувствовало свободу,
у души выросли крылья. Ирина долго ни о чем не могла думать, ясно сознавая
лишь то, что она выбралась из болота, что  ее  не  душит  больше  страшный
одурманивающий запах, от которого сжимается сердце  и  затемняется  разум.
Прочь от людей, уста которых вопияли на  улицах  и  в  церквах:  "Господи,
господи", а сердца были отданы идолам и брошены на алтарь страстей.
     Взглядами они отталкивали ее от себя, словами  бичевали;  но  ведь  и
грязные волны выбрасывают на берег жемчуг, и Учителя тоже  бичевали.  Душа
ее была оскорблена. Сегодня она впервые  ощутила,  что  служба  при  дворе
сковывает ее цепями. До сих пор ее женское тщеславие тешилось,  когда  она
видела, как толпы склонялись перед императрицей. Ей казалось, что  золотой
нимб озаряет лучами и  ее  -  придворную  даму  Феодоры.  Но  сколько  раз
содрогалась ее душа, когда она замечала, как  плюют  в  лицо  истине,  как
тайком топчут господне Евангелие, а на улице ходят за его крестом  и  жгут
ладан в золотых кадильницах. Она долго бежала  тяжких  раздумий,  прощала,
как прощал Христос, не судила, дабы не быть судимой. Сегодня ее подхватила
иная, могучая сила. Она поняла, что  ей  готовятся  силки,  в  которые  ее
затянет; что ее  пригнет  к  земле,  и  долго  она  не  продержится:  если
воспротивится  испорченному  двору  -  погибнет,  а  если  заразится   его
похотливостью - тоже пропадет, отвергнутая Христом... Сердце ее сжалось, и
она закрыла лицо руками. Может быть, вернуться назад, в Топер, к варварам?
Ей, придворной красавице? Что скажет  дядя,  приложивший  столько  усилий,
чтоб открыть перед нею дворец? Или остаться, пойти к ненавистному  Асбаду,
Асбаду, который потешится ею и бросит, как поступают  все  придворные?  О,
уйти бы в Малую Азию, в пещеры и в дубравы, где спасаются святители...
     Ирина вспомнила, что Кирила стоит позади и  ждет  ее  повелений.  Она
отошла от окна и протянула  руку  к  полке,  где  лежал  пергамен.  Взяла,
открыла его и передала Кириле.
     - Почитай мне!
     Рабыня подошла к светильнику, расправила пергамен и начала  читать  с
середины главы.
     Это было Послание к римлянам.
     "Помышления плотские суть смерти, а помышления  духовные  -  жизнь  и
мир... посему живущие по плоти богу угодить не могут", - вполголоса читала
Кирила. Ирина, присев на мягкий стульчик, прислонилась к окну и смотрела в
ночь. Чист был голос рабыни. Легко струились слова из  ее  уст,  но  Ирина
больше не слушала. Первые фразы потрясли ее, и она повторяла про себя: "Он
не его, он не его, ибо нет в них духа Христова..."
     Она представила себя Павлом,  апостолом  народом.  И  тут  сам  собою
возник вопрос, а почему она родилась  женщиной?  Почему  она  не  мужчина,
чтоб, подобно Павлу, войти во  дворец  и  воскликнуть:  "Не  смейте!"  Она
ходила бы по площадям с Евангелием и говорила  о  любви  и  прощении.  Она
пошла бы к Золотому рогу, где обитают рабы, и толковала  бы  им  священную
книгу... Воображение ее разыгралось,  она  в  мечтах  вдохновенно  шла  по
пустынным тропам к диким народам и говорила им об Евангелии.  Путь  привел
бы ее на родину матери, к славинам. Она бы обходила там города и  села,  и
благородные сердца приняли бы Евангелие, благородные души впитали бы  его,
как жаждущая земля  -  капли  росы;  души,  подобные  душе  Истока...  Она
вздрогнула  при  этом  имени.  Мысли   ее   остановились,   словно   после
изнурительного пути она достигла цели! Исток! О, я не апостол Павел, я  не
мужчина, но я  должна  развеять  мрак  в  его  душе.  С  первого  дня  она
почувствовала нежность к прекрасному варвару, но боялась его мучилась  при
мысли о нем. Сейчас перед ней сверкнул новый луч. Она  почувствовала,  что
имеет право на него и что она в долгу перед  ним.  Теперь  она  не  станет
уклоняться с его пути. Она будет искать его - как пастырь потерянную овцу,
- пока не приведет в хлев господень. Ирина уже не думала о том, что скажет
двор; ей даже хотелось пойти наперекор всем.
     - Хватит, Кирила! Посмотри, есть ли кто в садах. Что-то голова болит.
Пойду прогуляюсь перед сном.
     Кирила скоро вернулась с сообщением, что кроме стражи, в садах нет ни
одной живой души. Из залы нимф слышна музыка. Ужин еще не окончился.
     Ирина  набросила  темную  столу,  покрыла  голову  капюшоном  и  тихо
спустилась по мраморным ступеням. За ней тенью следовала рабыня.
     Новые думы полонили душу Ирины. Она представила  себя  за  свершением
апостольской миссии,  она  видела  перед  собою  Истока,  жадно  читающего
Евангелие и с благодарностью глядящего ей в лицо, ибо она избавила его  от
тьмы идолопоклонства. Радостно вздымавшаяся грудь колыхала одежды,  шумели
мирты,  шелестели  темные  вершины  пиний,   а   Ирина,   возбужденная   и
вдохновенная, бродила по светлым тропинкам. Сердце ее билось в  сладостном
волнении, душа беседовала с Истоком. Она расстегнула столу, капюшон упал с
ее головы, волосы рассыпались по плечам, упали на лоб, и ветерок  играл  с
ними. Ирина гуляла по саду, отдавшись чудесным  мечтаниям.  Вдруг  высокая
фигура в светлом  доспехе  выступила  из-за  темного  оливкового  куста  и
преградила ей путь.
     Ирина вздрогнула и закричала. Подбежавшая  Кирила  подхватила  столу,
соскользнувшую с плеч.
     - Не бойся, Ирина! Это я, Исток, который любит тебя...
     Ирина повернулась и хотела убежать. Но Исток нежно взял ее руку  и  с
мольбой в голосе сказал:
     - Боги услыхали меня, не пренебрегай мною! Когда я узнал,  что  пойду
во дворец с караулом, я пообещал принести  жертву  Деване,  если  хоть  на
мгновенье увижу твои глаза. И богиня услыхала меня и привела тебя ко  мне.
Ирина, боги радости нашей любви!
     Сердце стучало  в  груди  Ирины,  страх  пропал,  бежать  ей  уже  не
хотелось, неведомая сила влекла к Истоку. Она отняла у него  руку,  Кирила
набросила столу, и девушка, озаренная сиянием луны, осталась стоять  перед
ним, высоким и могучим.
     - Исток, я сегодня думала о тебе!
     - Как я благодарен тебе, Ирина! Лишь за то, что ты  однажды  подумала
обо мне, я готов отдать за тебя жизнь.
     - В самом деле я думала о тебе. С первой встречи мне стало жаль тебя,
Исток!
     - Ты подобна богине; боги тоже сжалились над моей любовью!
     - Иди за мной, Исток. Здесь в тени пиний есть  каменная  скамья...  Я
раскрою тебе великую истину. Кирила, останься со мной.
     - За тобой, Ирина, я пойду и за море. Потому что без тебя я не могу и
не хочу жить, без тебя я умру!
     Они сели на  мраморную  скамью.  Кирила  опустилась  у  ног  Ирины  и
внимательно озиралась вокруг. О чем они говорят, она не понимала,  ибо  не
знала языка славинов.
     - Мне стало жаль тебя, Исток!
     - Боги тронули твое сердце, Ирина! - Он искал ее руки, спрятанные под
столом.
     - Исток, ты ошибаешься, веруя в идолов. Твои боги ложные,  есть  один
бог, один бог, один Христос-спаситель.
     Изумленный Исток чуть отодвинулся от Ирины и посмотрел в  ее  горящие
глаза, на которые сквозь вершины пиний лился лунный свет.
     - Ирина, если бы я сказал, что твои боги ложные, я оскорбил бы  тебя.
Ты сама знаешь, что наши боги лучше  ваших.  Боги,  которые  учат  Управду
убивать невинных людей, проливать кровь, боги вероломной царицы,  не  надо
говорить об этих богах, Исток презирает их, как презирает тех, кто  в  них
верует.
     - Слушай, Исток, ты добр, ты справедлив, хотя твои боги и не истинны.
Неужели Христос ложен только потому, что те, кто должен  ему  служить,  не
служат ему, кто должен следовать ему, ему не следуют?
     - Не будем, Ирина, говорить о богах. Если ты скажешь:  смотри,  пиния
над нами - божество, Исток поставит ей жертвенник и принесет жертву.  Если
ты скажешь: смотри, рыбка, плеснувшая в море, - богиня, Исток поверит тебе
и выльет вино в море как дар! Не будем, Ирина, говорить о богах!
     - Ты не веришь мне, Исток, но поверишь истине. Мы будем еще  говорить
о боге, и сердце твое наполнится радостью. А если ты не захочешь  говорить
об этом, Ирина не станет разговаривать, она будет думать о тебе и молиться
Христу о тебе, но глаз моих ты не увидишь больше, Исток!
     - Тогда говори, я  буду  слушать,  твои  слова  для  меня  что  голос
соловья.
     - Сегодня мы должны расстаться. Утром  я  пошлю  тебе  Евангелие.  Ты
читаешь и говоришь по-гречески. Ты узнаешь истину и обретешь любовь.
     - Хорошо, Ирина, я тысячу раз готов прочесть то, чего  касались  твои
руки. Я буду носить его на сердце под доспехом.
     - Ты добр, Исток, и свет озарит твое сердце. Ты живешь у Эпафродита?
     - У него, любимая.
     - Его дом на берегу моря?
     - Сады, как и здесь, играют с волнами.
     - Когда ты  прочтешь  Евангелие,  я  приеду  в  полночь  на  лодке  и
растолкую его тебе.
     - О боги, чем я одарю вас за вашу любовь ко мне!
     Исток обнял дрожащую от возбуждения девушку.  Она  вырвалась  из  его
объятий, но поцелуй уже горел на ее веках.
     И тут Кирила коснулась столы Ирины.
     - Светлейшая, рядом чья-то тень! Она спряталась за кустом!
     Ирина побежала по тропинке к дому. Шум в зале  нимф  уже  стих,  пары
искали уединения в садах.
     Гости выходили, чтоб продолжить вакханалию под чистым небом.
     Дрожа всем телом, вошла Ирина в комнату.
     - Чья это была тень, Кирила? Говори! Ты плохо смотрела!
     - Светлейшая госпожа, умереть мне на месте, если я  хоть  на  секунду
закрыла глаза. Но она появилась неожиданно, словно из земли выросла.
     - Ты не узнала ее?
     - Она походила на императрицу. Это ее место под пинией. Дай  господи,
чтоб я ошиблась!
     - Дай-то господи! Понимает ли императрица язык славинов?
     - Понимает, как и Управда. Выучилась ему на арене.
     Ирина знаком велела ей удалиться. Потом повернулась к лику Христа  на
иконе и прошептала:
     - Ты знаешь, что я чиста; я люблю его, но ведь и ты его любишь...
     Утром Эпафродит получил письмо от евнуха Спиридиона.
     "Усерднейший  слуга  сообщает  твоей  милости,  что   сегодня   ночью
опекаемый тобой центурион Исток разговаривал с придворной дамой  Ириной  в
императорском саду. Их беседу слышала императрица. Я ничего не понял,  ибо
они говорили на  языке  варваров.  Императрица  поняла,  и  поэтому  хмуро
сегодня ее лицо. Пусть Исток тебе сам расскажет, о чем они говорили. Твоей
светлости нижайший слуга.
     Спиридион".
     Рабу, принесшему письмо, Эпафродит дал мешочек золота для евнуха.  На
лицо торговца легла  глубокая  скорбь.  Он  перечитал  письмо  еще  раз  и
пробормотал:
     - К погибели своей идут. Обоих, проклятая, уничтожит!



                                    20

     Когда императрица Феодора проснулась после пиршества, солнечные  лучи
уже давно играли на волнах Пропонтиды. Лениво подняла  она  белые  руки  и
опустила их на мягкий шелк. Звать никого не  хотелось.  Вспомнился  вечер,
потом  ночь,  отнявшая  сон  и  растревожившая  так,  что  она   судорожно
стискивала  маленькими  руками  мягкие  подушки.  Она  зажмуривала  глаза,
пытаясь уснуть. Но по-прежнему перед ее взором возникали две фигуры: Ирина
и Исток,  сидя  на  скамье,  тесно  прижавшись  друг  к  другу,  о  чем-то
шептались. Пышная пиния простирала над ними темные ветки, та самая  пиния,
которая должна была дивиться лишь роскошной красоте августы.
     Снова и снова Феодора перебирала в памяти каждое слово,  подслушанное
ею в разговоре. Не спеша, тщательно взвешивала она фразу за  фразой,  пока
вновь не окаменела, вспомнив, как Исток крепко обнял и поцеловал Ирину...
     Стиснув маленький  кулачок,  она  решительно  погрозила  потолку,  на
котором озорные амуры плели цветочные гирлянды.
     - Не будешь ты ее больше целовать, варвар! Твой огонь не для монашка,
твоя страсть распалит меня, императрицу, ил ты сам превратишься в пепел...
     Охваченная желанием, Феодора произнесла это вслух; потом приподнялась
с постели, оперлась на локоть и снова устало погрузилась в перины. На лице
ее появился страх. Словно она испугалась собственных слов. Она вспомнила о
своем величии, вспомнила о троне и порфире, вспомнила о человеке,  который
в ослеплении страсти нашел ее среди отверженных, нарушил древние законы  и
царственной рукой властно начертал новые, чтоб она, уличная  девка,  могла
вступить на престол. И по сей день он любил ее с той же  страстью,  бросал
миллионы к ее  ногам,  и  потребуй  она  головы  самых  лучших  людей,  он
преподнес бы их ей. Он бодрствует ночи напролет, его лицо  сохнет,  волосы
седеют от неисчислимых забот, она же проводит ночи  в  разгуле,  и  похоть
гонит ее в объятия варвара. На мгновение она пришла в ужас и спрятала лицо
в своих буйных волосах. Если бы на сердце она  носила  Евангелие,  как  на
голове диадему, она встала бы и пошла к Управде, чтобы искренним  поцелуем
усладить часы его работы и стереть черные образы в своей душе. Но для  нее
евангелистом был Эпикур. И снова заговорила женская зависть,  она  раздула
огонь,  пылавший  в  крови  и  сердце  ее  народа:  "Раз  мне  не  суждено
насладиться, то и Ирина не вкусит этого!"
     Она решительно ударила  молоточком  из  слоновой  кости  по  золотому
диску, висевшему возле постели.  Полог  распахнулся,  и  шесть  прекрасных
рабынь встали возле ложа.
     - В ванну! - твердо приказала  она,  быстро  поднимаясь  и  садясь  в
носилки.
     Ароматные теплые волны окутали  ее,  она  опустила  веки  и  отдалась
мечтам.  Безмолвно  расчесывали  рабыни  ее  дивные  волосы,  умащивая  их
благовониями. Ароматы и тепло раздражали нервы, будили инстинкты, перед ее
взором возникали  соблазнительные  картины  безумных  ночей,  которые  она
проводила с мускулистыми борцами и наездниками на ипподроме.
     Страх ушел. Она позабыла об Управде, мысли ее кружились вокруг Истока
и ткали таинственные нити, которыми она оплетет  его,  оторвет  от  Ирины,
завладеет им сама,  а  потом  оттолкнет  от  себя  и  уничтожит,  дабы  не
осквернять перед всеми святой престол.
     Давно уже покончили рабыни со своими обязанностями и как  белоснежные
гипсовые статуи замерли возле ванны, глядя  на  повелительницу,  словно  в
полудреме опустившую веки. Но опытные прислужницы видели, что  Феодора  не
спит. На губах ее появилась улыбка, потом вдруг исчезла, на лбу проступила
темная морщина, тоже исчезла, и  снова  показалась  улыбка,  будто  солнце
пробилось сквозь тучи.
     - Завтракать! И сейчас же позвать Спиридиона!  -  произнесла  наконец
Феодора. Евнухи поспешили с пурпурными  носилками,  и  вот  уже  Спиридион
преклонил перед ней колени:
     - Всемогущая императрица  велела  недостойному  рабу  приблизиться  к
себе!
     - Следуй за мной!
     Когда евнухи с носилками остановились возле  порфирного  столика,  на
поверхности  которого  инкрустацией  драгоценных  камней  были  изображены
виноград,  маслины  и  цветы,  Феодора  приказала  удалиться  всем,  кроме
Спиридиона. Присев к столику и взяв золотой  кубок  с  теплым  вином,  она
спросила:
     - Скажи, Спиридион, Ирина уже послала Евангелие центуриону Истоку?
     - Всемогущая императрица, Спиридион охотно бы умер, чтоб сказать тебе
это. Но он узнал лишь, что Ирина отправила рабыню Кирилу к книготорговцу.
     - Отлично! Она послала ее за Евангелием. Она хочет обратить Истока  в
Христову веру. Достойная Ирина! Апостольские дела творит. Выясни, передала
ли она ему уже Евангелие.
     - О, почему я  не  могу  ответить  святой  самодержице,  как  мне  бы
хотелось. О, почему я не умер до рождения, ничтожный! Раб Пратос уже ходил
к Эпафродиту, у которого, должно  быть,  живет  центурион  Исток.  Он  нес
небольшой сверток!
     - Ты наверняка это знаешь? К рабам отправлю твое тело, если солгал!
     - Пусть меня испепелит сатана, если я не сказал святой правды!
     Феодора мигнула, евнух исчез. Когда занавеси за  ним  закрылись,  она
обмакнула печенье в сладкое вино, откусила кусочек и громко засмеялась.
     - Ха-ха-ха! Апостольские дела! Евангелие служит монашку шкатулкой,  в
которой она переправляет любовные письма. Берегитесь!
     Пока Феодора раздумывала, как обольстить Истока или, по крайней мере,
разъединить и погубить влюбленных, единственных во  всем  дворце  искренне
любящих друг друга  людей,  евнух  Спиридион  перебирал  и  в  третий  раз
пересчитывал монеты Эпафродита. Он был жаден, и десять  раз  на  день  мог
продать душу и честь за  золото.  Верность  его  покупалась  за  деньги  и
перекупалась за еще большую мзду. Он перебирал, ощупывал монеты и по одной
опускал в потайное, выдолбленное в стене хранилище, услаждая  слух  звоном
металла. Когда исчезла последняя монета, уродливое  лицо  евнуха  исказила
сладострастная гримаса, он сел и быстро написал новое письмо Эпафродиту, в
котором подробно сообщал  о  своем  разговоре  с  императрицей.  И  лукаво
добавил: пусть Эпафродит призадумается над тем, что каждая  написанная  им
строчка может стоить ему,  Спиридиону,  головы  и  что  во  всем  мире  не
найдется таких денег, которые бы ему  возместили  ее.  Он  делает  это  из
безмерного  уважения  к  Эпафродиту,   зная   его   извечную   преданность
императорской чете.
     Когда Эпафродит, читая письмо, дошел до последних строк, на его  лице
появилась хитрая ухмылка,  он  полез  в  кассу  и  послал  евнуху  мешочек
потяжелее.
     Потом он перечитал первое письмо, перечитал второе, встал и  принялся
расхаживать по драгоценным коврам. Глубоко задумался Эпафродит.  Он  ломал
свою мудрую голову, прикидывал и так и  сяк,  обдумывал,  с  чего  начать,
комбинировал. Однако, несмотря на богатый  опыт  и  врожденное  лукавство,
грек не мог распутать узел, который завязывался вокруг его питомца Истока.
Не придумав никакого выхода, он хладнокровно лег  на  персидский  диван  и
рассмеялся.
     - Дело принимает серьезный оборот. Ясно, что  началась  увлекательная
комедия, которая может кончиться еще более увлекательной  трагедией.  Речь
идет лишь о том, стоит ли мне играть  в  ней,  привязать  котурны,  надеть
маску и выйти на сцену или остаться среди зрителей и наслаждаться  веселой
забавой? Впрочем, если лицедействует Феодора, императрица,  почему  бы  не
лицедействовать и Эпафродиту?  Голову  я  не  потеряю,  ибо  я  принадлежу
племени,  давшему  миру  Аристотеля  и  Фемистокла.  Других  детей,  кроме
парусников в море и золота в кассе, у меня нет  -  так  пусть  чужие  дети
украсят мои старческие годы!
     Он призвал раба и спросил его об  Истоке.  Тот  еще  не  возвращался.
Тогда  грек  велел  ждать  его;  когда   бы   Исток   ни   пришел,   пусть
незамедлительно идет к нему. Даже ночью.
     Вечер давно уже остудил горячий весенний день. Ожили форумы, в  садах
зазвучали цимбалы и бубны, на  море  колыхалось  множество  огоньков.  Все
спешили под звездное небо насладиться вечерней прохладой.
     Эпафродит тоже гулял по  террасе.  Весь  день  он  напрасно  поджидал
Истока.  Его  охватила  тревога.  Юмор,  с  которым  он  утром  отнесся  к
разыгрываемой Феодорой комедии,  пропал.  Он  быстро  ходил  меж  цветами.
Голова склонилась на грудь, лоб покрыли морщины, косматые брови хмурились.
Неотвязные думы одолевали его.
     "Зачем мне это? Я много сделал для варвара, спасшего мне жизнь,  и  с
радостью помог бы ему еще. Но если он, безумец, сам  катится  в  пропасть,
сам идет навстречу беде, что я могу поделать? Справедливо сказано:  любовь
лишает разума! Отверзнись перед ним  ад  и  скажи  ему:  скройся,  или  ты
умрешь! - и он не скроется.  За  один  поцелуй  он  готов  сесть  в  лодку
Харона!"
     С досадой ударил Эпафродит  тростью  по  головке  цветущего  мака,  и
багровые лепестки посыпались на песок.
     "Феодора ревнует, это ясно. Асбад ревнует, это тоже ясно. Тяжко тому,
на кого ощерились гиена и волк. Исток может  быть,  уже  в  тюрьме,  может
быть, он уже шагает бог весть куда к варварской  границе,  а  может  быть,
корабль везет его в Африку. В Константинополе, где властвует  император  -
единственный творец законов, - все возможно. Он  закрыл  эллинские  школы,
лучше бы ему закрыть дворец и вымести мусор за порог. Лицемеры!"
     Грек снова стукнул по маку, и еще три  лепестка,  кружась,  упали  на
землю.
     Тут он услышал три громких удара  в  ворота.  Эпафродит  стремительно
повернулся и пошел ко входу. По брусчатке двора стучали подковы.
     - Наконец-то!
     Старик быстро прошел из сада в дом. У дверей его  уже  ожидал  Исток.
Сверкающие доспехи юноши были покрыты пылью. По лицу катились капли пота.
     - Светлый, могущественный, я явился  прямо  к  тебе,  ты  звал  меня.
Прости, я весь в пыли и поту.
     - Ничего. Иди за мной, центурион!
     По узкому, освещенному мягким фиолетовым светом коридора они прошли в
перистиль. Прекрасные снежно-белые коринфинские колонны  поддерживали  его
аркаду, посередине шелестел фонтан, окропляя трех играющих наяд.
     - Ты устал, центурион. Садись.
     Он указал на каменную скамью, придвинул себе шелковый стульчик и  сел
напротив Истока.
     - Асбад сегодня будто взбесился. Он так далеко загнал моих  воинов  и
так их нагрузил, что человек десять упали  посреди  дороги.  Должно  быть,
черти его самого оседлали и не давали покоя!
     - Что, он тоже узнал о твоей встрече с Ириной?
     - Моей встрече?
     - Не лукавь, Исток! Вспомни о своем  обете,  подумай  о  том,  что  я
теперь твой отец, и не таи от меня ни единого слова.
     - Господи, тебе известно, что я разговаривал с Ириной?
     - В Константинополе шпионов что иголок на пиниях.
     - А как ты узнал?
     - Пусть тебя это не беспокоит! Этого я тебе не скажу! Рассказывай,  о
чем вы говорили с Ириной?
     - Мы говорили о богах, она вдохновенно, словно была жрицей святовита,
рассказывала мне о своем боге!
     - И больше ничего? Говори скорее!
     - Она обещала прислать мне Евангелие своего Христа.
     - Ты будешь читать Евангелие?
     - То, что пришлет она, я буду читать, буду целовать каждую букву, ибо
их видели ее глаза, в которых живет чудесная родина славинов.
     - Хорошо, читай, и  если  чего-нибудь  не  поймешь,  тебе  растолкует
Касандр. В Евангелии заключена истина!
     - Мне не нужен Касандр, она сама придет, сама...
     - Ирина?
     - Ирина, господин!
     - Это невозможно! Придворная дама не может посещать  варвара.  Ты  не
знаешь Константинополя и его строгих обычаев!
     - Светлейший, зачем боги создали ночь? Зачем они  проложили  глубокую
дорогу от садов Эпафродита к императорским рощам, дорогу,  по  которой  не
гремят телеги и не стучал подковы, пробуждая лишние глаза и уши?
     Эпафродит молчал, едва  слышно  бормоча  сухими  губами  справедливое
изречение Еврипида: "Любовь лишает разума".
     - Значит, ночью, по морю...  Следовательно,  вы  решили  вместе  идти
навстречу гибели.
     - Навстречу гибели? Она будет  толковать  мне  Евангелие,  разве  это
ведет к гибели? Странные люди в Константинополе!  Если  она,  чистая,  как
солнечный день ранней весной, снисходит говорить со  мной  о  своем  боге,
разве это гибель? Честный варвар не понимает вас!
     Эпафродит насмешливо усмехнулся. Его  маленькие  глазки  вонзились  в
Истока.
     - Сынок, если ты  ночью  встречаешься  с  красивой  женщиной,  кто  в
Константинополе поверит тебе, что вы говорили о боге?
     - Взгляни Ирине в глаза, и в них ты прочтешь правду, столь же  ясную,
как ясны звезды на небе.
     Исток восторженно посмотрел на луч света, проникавший сквозь имплювий
- отверстие в крыше - в перистиль.
     - Неужели тебе не  приходит  в  голову,  что  об  этом  может  узнать
завистливая императрица? И, вероятно, уже узнала. Ведь  у  нее  шпионы  за
каждым углом.
     - Ну и что, если она узнает, если уже узнала? Ведь она носит  золотой
нимб святых крестителей, следует за распятием, молится перед алтарем,  где
жрецы даруют хлеб  и  вино  богам!  Она  должна  вознаградить  христианку,
которая в священном пламени приобщает к ее вере воина варвара!
     Эпафродит снова долго смотрел на него, полный сомнений. Потом  встал,
положил руки ему на плечи и произнес:
     - Исток, как Золотые ворота Константинополя, прекрасна и могуча  твоя
грудь. Но в ней бьется маленькое сердце простодушного пастуха. Так и быть!
Да благословит Христос вашу любовь! Верь мне! Отдаю  в  твое  распоряжение
десять самых сильных рабов. Челны всегда  наготове.  Когда  бы  ни  пришла
Ирина, не отпускай ее  одну.  Глубокой  ночью  небезопасны  водные  дороги
вокруг Константинополя!
     Исток поцеловал руку Эпафродита, и торговец скрылся среди колонн.
     Подойдя через сад к своему жилищу, Исток увидел у дверей Нумиду,  тот
передал ему небольшой сверток. Центурион велел рабу помочь снять доспех  и
приготовить ванну. Попутно он расспрашивал, кто вручил сверток и что  было
при этом сказано. Нумида ничего не мог толком объяснить. Прибежал  нарядно
одетый раб, говорил он, и строго-настрого приказал передать сверток самому
господину. Поэтому он, Нумида, весь день носил его  с  собой,  спрятав  на
сердце под туникой.
     Исток разволновался. Евангелие! Он Ирины!  Он  дал  Нумиде  несколько
статеров и отпустил его, позабыв о ванне. Осторожно развернул  сверток,  и
перед его  взором  засверкали  красивые  греческие  буквы:  "Евангелие  от
Матфея". На первой страничке лежал листок. Юноша нетерпеливо схватил его.
     "Достойный Исток, примерный центурион!  Прими  Христово  Евангелие  и
читай. Когда представится возможность, я приду и  мы  поговорим  о  святой
истине. Поцелуй мира шлет тебе Ирина".
     Исток прижал листок к трепещущему сердцу и взял пергамен, испытывая к
нему чувство зависти: "О, счастливые буквы, вы  видели  ее  глаза!  Ирина,
Ирина!"
     Прошло  несколько  дней,  Ирина  чувствовала  на  себе  презрительные
взгляды придворной челяди. Девушка боялась императрицы. Но Феодора была  с
ней ласкова, несколько раз даже отличила ее  перед  всеми.  Это  успокоило
Ирину, и она было уже подумала, что Феодоре  ничего  неизвестно  о  ночной
встрече с Истоком. Асбада она с тех  пор  не  видела.  С  веселой  улыбкой
переносила она зависть и презрение двора, живя лишь  мыслью  об  обращении
Истока. Она читала сочинения отцов церкви и упражнялась в красноречии. Все
ее помыслы и чувства стремились к Истоку.  Ирина  не  хотела  лгать  себе,
будто не любит его. Она молила Христа Пантократора  хранить  и  просветить
Истока  -  и  однажды  привести  к  ней,  к  ней  одной   навечно,   этого
замечательного сына племени славинов.
     А Исток читал Евангелие. Читал не потому,  что  жаждал  познать  веру
Ирины, не для того, чтоб отречься от своих богов, - читал  просто  потому,
что она этого хотела, и между строками ему слышался ее голос.  Однако  чем
больше он читал, тем становился задумчивее. Необыкновенной силой  обладали
простые слова Евангелия. Он думал о богах, и в  душе  рождались  сомнения,
борьба;  с  обеих  сторон  вздымались  огромные  глыбы  -  и  между   ними
разверзлась пропасть. По одну сторону - Ирина с Евангелием, по другую - он
сам со Святовитом, Перуном и прочими божествами. Его влекло на ту  сторону
- из-за Ирины. С родной землей и славинскими жертвенниками его связывала и
безмерная ненависть к  тиранам.  Так  он  страдал  и  любил,  колебался  и
ненавидел, душа и сердце его трепетали, ясная  голова,  которую  он  носил
гордо  поднятой,  поздней  ночью  склонялась  долу,  взор  устремлялся   в
неведомую и непонятную даль.
     В бесконечном душевном смятении он сильно тосковал по Ирине.  Вот  бы
она пришла! Сесть бы у ее ног, обнять ее колени, заглянуть ей в  глаза!  В
ее глазах - вся истина, в ее сердце - вся любовь и вся его вера -  вера  в
нее. Каждый день он спрашивал у Нумиды, нет ли ему писем. Но  Нумида  тоже
был опечален, ибо не мог услужить господину, каждый день он  поджидал  его
во дворе у ворот и со слезами на глазах говорил:
     - Нет, господин мой, письма, которого ты ждешь. Кака я несчастен, как
я несчастен!
     Ирина тоже тосковала по Истоку. Она читала  псалтырь,  опускалась  на
колени перед иконой; глубокой  ночью  стояла  она  у  окна,  и  ее  взгляд
погружался в зеленые волны, на челнах любви  устремляясь  вдоль  берега  к
дому Эпафродита.
     Асбад тоже страдал. Но его муки  не  были  больше  муками  любви,  он
жаждал мести. Беспросветная  мгла  воцарилась  над  ним.  Феодора  уже  не
упоминала имени Истока, не шутила с Ириной, была холодна и к нему.  А  его
душа втайне от всех горела и клокотала. Ни единым словечком не решался  он
напомнить самодержице о влюбленных, которым поклялся отомстить. И лишь  на
Истоке он мог срывать злобу, и мучил его на упражнениях  так,  что  всякий
другой на его месте давно бы изнемог.  Однако  варвар  и  его  воины  были
выносливы, они неизменно побеждали, неизменно были первыми. Ни разу Асбаду
не удалось унизить Истока.
     Феодора была задумчива. Дамы трепетали, предчувствуя недоброе. Вечера
теперь она часто проводила в одиночестве.
     -  Императрица  влюбилась,  -  перешептывались  в  укромных   уголках
прекрасные дамы. Они перебрали всех патрикиев, всех офицеров, преторов, но
поведение императрицы, ее увлечение оставалось для  них  тайной  за  семью
печатями, подобно книге, упомянутой в Апокалипсисе.
     Феодора на самом деле страдала. Иногда в душе ее  пробуждались  такой
гнев и стыд, что она вскакивала с  криком:  "Прочь,  прочь,  черные  тени!
Хватит! Не хочу, не могу!" Однако  тут  же  подкрадывался  мудрый  Эпикур.
Сверкало гордое тело Истока, когда он на ипподроме сбрасывал с себя  белые
одежды и вскакивал на  коня.  Напрягались  его  мускулы,  когда  во  время
маневров он ударял на отряд Асбада. Воля  ее  ослабевала,  она  отдавалась
мгновению...
     - Не хочу, - решительно сказала она.
     Новая мысль родилась в ее голове, и  она  отправилась  к  Управде.  В
шерстяной хламиде, с перевязью через плечо Юстиниан сидел  в  своем  покое
среди груды судебных актов, которые почти все решал самолично.
     - Всемогущий мой повелитель! Моей душе тяжко оттого, что тебя нет  со
мной. Приди, отдохни у меня, о добрейший государь!
     - Единственная моя, свет очей моих, Юстиниан придет, придет скоро,  и
тогда мы возрадуемся сообща. Но ты видишь, заботы, заботы, бессонные ночи!
Пока не могу, не могу! Пусть вся империя радует и развлекает  тебя,  пусть
падают перед тобою ниц, пусть нард и мирра благоухают  перед  тобой,  дабы
время без меня прошло приятно и радостно.
     - Как ты добр, всемогущий властелин земли и моря! Прикажи купить  мне
шелку, тяжелого шелку, я расстелю его по всем залам,  чтобы  все  закипело
подобно легкой пене Пропонтиды.
     Лицо Управды омрачилось.
     - Я сам погнал бы верблюдов через пустыни в Индию и  нагрузил  бы  их
шелком для тебя, моя единственная, святая! Но у повелителя  земли  и  моря
нет сейчас в  казне  столько  золота,  чтоб  удовлетворить  твое  желание.
Прости!
     - Прощаю! - сказала она и вышла.
     Феодора затворилась у себя, и слезы оросили ее глаза.  Она  взглянула
на храм святой Софии и с завистью прошептала:
     - Для тебя золото есть, для императрицы  его  нет.  Зачем  мне  такой
император!


     Небо было закрыто облаками. Хмурый вечер окутал  город,  когда  Исток
возвратился из казармы. У ворот, пританцовывая от  радости,  его  поджидал
Нумида. Он трижды бросился на землю перед  центурионом,  а  затем  вытащил
из-за пазухи маленький свиток и отдал его воину.
     - Господин, пришло то, чего ты ждал, пришло, о как я счастлив!
     Исток жадно схватил письмо и быстро прошел по двору в сад.
     Дрожащими пальцами он сломал печать и развязал бечевку.
     - Она придет, Сегодня в полночь! О, боги! О Девана!
     Он сбросил доспех, отправился  в  ванну,  потом  надел  мягкую  белую
тунику и сунул ноги в ароматные мягкие сандалии. Приказал Нумиде  принести
цветов. Сам разбросал их по комнате, оросил ее благоуханным шафраном, а  в
серебряный челнок распорядился налить драгоценного  масла,  чтоб  от  огня
струился тончайший аромат. Потом вышел и,  отобрав  десять  самых  сильных
рабов, велел им приготовить два  челна,  расстелить  на  берегу  ковер,  -
потому что земля сырая, - и ждать  в  оливковой  рощице,  пока  он  их  не
кликнет.
     Темная ночь накрыла город и море. Лишь немногие  огоньки  мерцали  на
кораблях, прогулочных лодок на воде не было.
     Исток сидел на невысокой тумбе, к которой привязывали  лодки.  Взгляд
его, устремленный на мрачное море, словно хотел проникнуть во тьму. Стоило
волне плеснуть о берег, рыбе выскочить из воды, он вздрагивал и  вскакивал
с места. Ему чудились удары весел. Но снова все стихало и  замирало,  лишь
море чуть слышно билось о берег. Исток встал и принялся ходить по  мелкому
песку. Однако шум собственных шагов мешал ему, и, вернувшись к  тумбе,  он
снова сел. Юноша пытался думать о том, что он скажет ей, как ее  встретит.
Но все мысли, все слова, словно погружаясь  в  море,  тонули  в  безмерном
желании. Исчезало Евангелие,  исчез  мир,  все  его  существо  переполняла
любовь. Мгновения казались ему вечностью; он не мог больше ждать, так бы и
бросился в море и поплыл по волнам с  криком:  "Ирина,  Ирина!  Почему  ты
медлишь? Приди, приди, сердце так тоскует по тебе!"
     Вдруг раздались тихие  удары  весел.  Он  прислушался.  Так  и  есть.
Плывет.
     Исток поднялся и, ступив на ковер, пошел к  самой  воде,  так  что  в
сандалиях ощутил морскую влагу. Из тьмы  показалась  продолговатая  темная
тень, бесшумно плывшая по водной глади. Дважды ударили весла, ладья  носом
ткнулась в берег. Сильной рукой Исток подхватил ее. Вслед за тем он принял
в свои объятия одетую в черное фигуру в капюшоне и маске. Он вынес девушку
на землю и крепко прижал к сердцу.
     - Ирина, Ирина, моя богиня, моя родина, моя  вера.  Ирина,  Ирина!  -
громко повторял он.
     - Шш! - девушка выскользнула из его объятий. - Отойдем в тень, Исток,
и поговорим о Евангелии!
     Он крепко обхватил ее за талию и повел по ступенькам на  террасу  под
пинии. Ночь была такой темной, что ему пришлось ощупью искать скамью.  Они
молча прижались друг к другу. Громко стучали сердца в возбужденной груди.
     - Ты прочитал Евангелие, Исток?
     - Прочитал, Ирина. Десять раз прочитал, и каждая буква, каждое  слово
вызывало думы о тебе.
     - Ты познал истину?
     - Истина - это ты, остальное мне чуждо. Истина лишь в твоих глазах, а
любовь - в твоем сердце.
     Исток хотел приподнять маску и увидеть лицо любимой.
     - О бесы, почему сегодня такая темная ночь и я не вижу неба  в  твоих
глазах, Ирина!
     - Не думай о бесах, Исток! Это Христос прячет от злобного  мира  нашу
любовь. Возблагодари его!
     - Благодарю, если ты велишь! И все-таки я должен  видеть  свет  твоих
глаз! В них - моя родина, в  них  -  ясное  небо  славинов,  в  них  сияет
свободное солнце наших градов! Идем ко мне, Ирина. Я цветами  усыпал  свое
жилище, напоил его ароматами, драгоценное масло горит в твою честь.
     - Нет, не могу, Исток. Нас увидят рабы, и мы пропали. Останемся лучше
здесь и поговорим о Евангелии!
     Она теснее прижалась к нему. Исток стал осыпать поцелуями ее голову.
     Она безвольно пыталась уклониться.
     - Давай говорить об Евангелии, об истине!
     - Погоди, Ирина, погоди, еще секунду побудь  со  мною...  моя...  моя
жена.
     Он обнял ее и поднял на руки. Она не противилась, ее  губы  коснулись
губ Истока. С трепетом искал он жадными губами ее  лицо,  укрытое  мрачной
хмурой ночью и шептал:
     - Ирина, Ирина, моя жена!
     Вдруг молния багряным светом озарила горизонт  с  востока  на  запад.
Пурпурным стало море, сад вспыхнул, как днем, и  взгляд  Истока  нашел  ее
глаза.
     Словно пораженный смертельной  стрелой,  вздрогнул  Исток.  Фигура  в
черном выскользнула из его объятий и скрылась в темноте.
     - Проклятая прелюбодейка! - вырвался из груди центуриона громкий крик
и разнесся далеко в море.
     Он узнал Феодору в свете молнии.
     Кровь оледенела в его жилах, кулаки сжались, будто их свела судорога;
он не понимал, испытывает ли его Шетек или все происходит на  самом  деле.
Он лишь видел перед собой неясные очертания женской фигуры,  на  мгновение
ему захотелось схватить ее и бросить в  море,  если  это  и  вправду  была
императрица. Но кулаки разжались, а ноги вросли в песок, он застонал.
     И тогда шипящий голос Феодоры нарушил тишину. Ни на миг  не  потеряла
она самообладания - не раз в любовных авантюрах ей приходилось ставить  на
карту порфиру и жизнь. Снова сверкнула молния.
     - Proskinesis! На колени! - подняв руку, приказала Феодора.
     И послушно подогнулись колени воина, повинуясь силе власти.
     - Пусть сегодняшняя ночь будет для  тебя  доказательством  того,  как
императрица ценит Ирину. Она святая, и я  убедилась,  что  она  печется  о
твоей душе, стремясь открыть тебе истину. Почитай ее, целуй полы ее одежды
- ты пока не достоин ее глаз. А чтобы возвысить тебя до нее,  сейчас,  при
свете молнии, императрица назначает  тебя  магистром  педитум  палатинской
гвардии. В течении месяца ты  получишь  императорский  указ.  Любите  друг
друга с Ириной, крестись. Христос с вами обоими!  Обо  всем  молчи,  иначе
тебя  постигнет  кара,  это  так  же  верно,  как  то,  что  перед   тобой
повелительница земли и моря.
     Снова блеснула молния, Феодора исчезла, словно демон унес ее в  ночь.
Ударили весла. В небе полыхали зарницы.  Как  прикованный  к  месту  стоял
Исток. А императрица сжимала кулаки под черной столом и клялась адом,  что
уничтожит его, а ее потопит в грязи.
     - Ха, магистр педитум! Я сделаю тебя  магистром,  сгнивших  заживо  в
моей темнице!



                                    21

     На другой день, когда воинов распустили на полуденный  отдых,  Исток,
шагая в тени цветущих акаций, попытался собраться с мыслями и понять,  что
же произошло на самом деле прошлой ночью. Его поразил таинственный  приход
Феодоры, ее великодушное назначение его магистром педитум, поразило все: и
ночь, и молнии, и императрица - все  казалось  волшебством.  Возможно  ли,
чтоб Феодора, императрица, вероломная жена Управды, полюбила его, варвара?
Однако так утверждал Эпафродит и об этом же говорили ее глаза. Но слова ее
звучали иначе. Она будто бы боялась  за  Ирину,  опасалась,  что  свиданья
Ирины - это свиданья блудницы. Поэтому она позволила  варвару  целовать  и
обнимать себя, поэтому она выбрала темную ночь, чтоб  убедиться,  идет  ли
речь о Евангелии или о безумстве любви.
     - Но как она узнала?
     - Как?
     Эпафродит тоже знает - в Константинополе, верно, подслушивает  каждая
травинка,  каждый  камешек  посреди   дороги.   Если   справедливы   слова
Эпафродита, то он погиб, погибла Ирина. Сегодня же  вечером  он  пойдет  к
нему и обо всем расскажет.
     А что ответит ему грек?
     "Беги! - скажет он. - Беги - без Ирины".
     А ей оставаться в когтях ястребов? Если Феодора намерена ее погубить,
он должен спасти ее: пусть ценою жизни, но он  должен  жестоко  отомстить.
Ведь скройся он, Ирина останется  одна  и  не  перенесет  позора,  которым
заклеймит ее двор, узнав о ее любви. Сеть опутала его, он не видел выхода,
его окружала чаща, над ним стояла ночь, он не знал, где  восходит,  а  где
заходит солнце.
     Задумчиво повесив голову, бродил он, в  то  время  как  другие  воины
подремывали, расположившись  на  траве  в  тени  платанов.  Ласково  сияло
солнце; прошедший на рассвете ливень освежил и очистил воздух, все  дышало
радостью жизни; раскрывались  чашечки  цветов,  расцветали  дикие  смоквы,
вишни стряхивали с себя белый снег. Молодость кипела в Истоке, ясное  небо
прогоняло недобрые мысли,  лучезарные  надежды  пробуждались  в  сердце  и
вместе с ними вера в слова Феодора. В душе его таилась бесконечная любовь,
которая  не  может  жить  без  надежды,  не  может  думать  о  плохом.  Он
возблагодарил Святовита за то, что тот хранил его до  сих  пор,  и  просил
Девану и впредь счастливо ткать нити его любви.
     Охваченный думами, он подошел к старому воины - гоплиту, лежавшему  в
траве с тяжелым щитом в изголовье. Широко открытыми глазами смотрел тот на
деревья, лицо его рассекал глубокий шрам.
     - О чем задумался? - окликнул его Исток.
     Воин поднялся, как полагалось, перед центурионом.
     - Как ты попал на императорскую службу? Где твоя  родина,  какого  ты
племени, из антов или из славинов?
     - Я славинского племени. В рядах Сваруничей дрался я при люте и по ту
сторону Дуная против ромеев. Соколами были погибшие молодые  Сваруничи.  А
теперь я служу Византии. О боги!
     - Домой тебя тянет?
     - Страшная тоска ест меня, коли бы мог, ушел бы.
     - А что говорят другие славины в моей центурии? Не забывают родину?
     -  Не  могу  тебе  сказать,  господин.  Не  хочу   быть   доносчиком,
предателем!
     - Ты не станешь ни доносчиком, ни предателем! Говори! Перед тобой  не
офицер, с тобой говорит брат славин.
     - Бесконечна твоя доброта, господин. Я скажу тебе. Мы голодаем,  чтоб
накопить денег и убежать домой. Ходили мы в Африку, ну и жарко  там  было!
Сейчас вот поговаривают, что снова пойдем на войну, в Италию. А нас  тянет
в свободные дубравы, к нашему племени. Хватит с  нас  ран,  хватит  с  нас
битв!
     - А если бы Исток пошел с вами?
     Воин обнял колени центуриона.
     - Господин, по одному твоему слову мы поднимемся!  Велишь  -  атакуем
целый легион! Погибнем за тебя, если захочешь!
     - Успокойся и поклянись богами, что будешь молчать!
     - Клянусь очагом своего отца, который был старейшиной.
     - Сговорись с товарищами. Чем больше  вас  будет,  тем  лучше.  Исток
позаботится о деньгах. Когда получишь сигнал, - может быть, скоро, а может
быть, и не так скоро, - двинемся через Гем!
     - Господин, вся центурия пойдет за тобой!
     - Помни о клятве и молчи!
     Исток стремительно  повернулся,  в  ту  же  минуту  затрубили  трубы,
возвещая о возвращении в казармы. Магистра эквитум  неожиданно  приглашали
во дворец.
     Это  случалось  нередко,  поэтому  ни  воины,  ни  Исток  ничего   не
заподозрили. Радуясь отъезду Асбада, они с песнями возвращались в казарму.


     Едва миновал полдень, - Исток еще не вернулся, - к Эпафродиту  пришел
евнух Спиридион. У двери он осведомился  о  центурионе  и  передал  Нумиде
письмо для него. Потом попросил грека принять его  для  беседы.  Эпафродит
принял сразу, предчувствуя важные вести.
     Евнух склонился до самой земли и не мешкая сообщил:
     - Господин, я не осмелился писать, не осмелился.  Речь  идет  о  моей
голове. А вести важные, поэтому я пришел сам.
     - Встань и говори!
     Глаза  евнуха  пробежали  по  драгоценностям  в  комнате  Эпафродита,
пожирая золотые вещи.
     - Какая  дорогая  ваза!  У  императрицы  нет  таких!  -  не  смог  он
удержаться от восклицания.
     - Пустяки! Говори, Спиридион!
     - Не пустяки, да простит твоя светлость предерзкому слуге; я  понимаю
толк в драгоценностях. Ночью августа была у центуриона  Истока.  Глаза  ее
мечут молнии Она кусает губы, и лицо ее бледно. Она велела мне следить  за
тем, когда Ирина, ясная дама небесной красоты, пошлет письмо сюда, в  твой
дом. И мне, господин, пришлось выманить его  у  раба  -  сегодня  она  его
послала - и отнести императрице. Она возвратила его нетронутым и сейчас  я
передал его Нумиде. А пока я разговариваю с  тобой,  с  Феодорой  беседует
магистр эквитум Асбад. Твой слуга  окончил  свою  речь  с  опасностью  для
жизни, исполняя твое могущественное желание.
     Эпафродит неподвижно сидел на стуле из  индийского  дерева,  ни  один
мускул не дрогнул на его лице, словно он слушал  деловое  письмо,  которое
читал силенциарий.
     Когда евнух умолк, Эпафродит открыл металлическую шкатулку, зачерпнул
две пригоршни золотых монет и высыпал их Спиридиону.
     Дважды униженно поцеловав ему руки, евнух покинул дом.
     Тогда Эпафродит встал, вышел на  середину  комнаты,  обхватил  голову
руками и задумался.
     - Я не мог предположить, что она зайдет так далеко. Все-таки ей место
в публичном доме. Комедия осложняется, но погоди, Феодора, в ней,  вопреки
твоим ожиданиям, буду играть и я!
     Он вышел через перистиль в сад, хотя  было  жарко,  по  пути  отдавая
распоряжения слугам, которые застыли от изумления, увидев его в  саду  под
палящим солнцем. Он дошел до пиниевой рощицы и стал ходить взад и  вперед,
размышляя на ходу.
     Вскоре вернулся Исток. Грек сразу позвал его к себе. На лице торговца
светилась улыбка, какой Истоку еще не приходилось видеть. От  него  так  и
веяло радостью и злорадством, хитростью и невыразимым лукавством.
     - Ну, Исток, как ты ночью развлекался с августой? Поздравляю  тебя  с
такой любовницей, клянусь Гераклом, поздравляю!
     Исток остолбенел, услышав эти слова.
     - Ты всеведущ, господин!
     - Константинополь всеведущ, а не я. Отвечай, о чем я тебя спрашиваю!
     - Она пришла, подлая, пришла, проклятая, пришла вместо Ирины.
     - И ты насладился?
     - Я проклял ее!
     - Очень мужественно, сынок! Твоя голова не стоит  и  гнилого  арбуза.
Прощайся с ней!
     - Ты не прав,  господин!  Она  лишь  испытывала  меня  и  Ирину.  Она
назначила меня магистром педитум...
     - Будь даже сам Платон моим  отцом,  этого  узла  мне  не  развязать.
Расскажи поподробней, Садись. Погоди, письмо Ирины у тебя с собой?
     - Господин, ты и впрямь всеведущ.
     - Повторяешься. Не теряй времени. Говори!
     - Мне передал его Нумида.
     - Мы прочитаем его потом. Сейчас рассказывай!
     Исток рассказал обо всем.
     Эпафродит не произнес ни слова. Он барабанил пальцами по лбу и глядел
в песок.
     - Теперь прочти письмо!
     "Добрый Исток, почтенный центурион! Сегодня ночью я приду  к  тебе  с
Кирилой, чтоб побеседовать о Христе. Сердце у тебя  мягкое,  и  поэтому  я
твердо верю, что оно откроется истине. Пока о нашей связи никто не  знает.
Мир господень да пребудет с тобой! Ирина".
     - Ангел среди чертей, - пробормотал Эпафродит. -  Ты  примешь  Ирину,
центурион?
     - Приму ли я ее? За одно мгновение возле нее я отдам жизнь.
     - Ладно, прими ее! Но не забудь взять с собою десять рабов да вооружи
их мечами. Предчувствия Эпафродита иногда оправдываются.
     И торговец пошел к дому.
     "Будешь ты магистром педитум, как же! Пастух! - бормотал он про себя.
- Ты думаешь, Феодора тебе мать. Гиена не приведет  тебе  овечку,  раз  ты
вырвал у нее кусок мяса. Зачем у нее Асбад? Зачем? Помощник! Сегодня будет
забавная ночь. Спать не придется.  Я  увижу  в  окно  любопытное  зрелище,
которое разыграется на море. Будь она уверена, что все пройдет  без  шума,
Истока уже не было бы в живых. Но Феодора осторожна. Змея!"
     На тропинке ему попался Мельхиор. Грек  велел  приготовить  к  выходу
самый быстроходный парусник.
     - Вполне возможно, что мне  понадобится  убежище.  В  Константинополе
нельзя нельзя считать себя в безопасности,  если  у  тебя  немного  больше
золота, чем у других.


     Полуночное небо усыпали звезды. На волнах качались, окунаясь в  воду,
миллионы крошечных огоньков. Последние челны гуляющих уползали в пристань.
На море легла тишина.
     И тогда от сада Эпафродита скользнула легкая лодочка и затанцевала на
волнах. Следом за ней от оливковой рощи  спустились  в  море  две  большие
ладьи и безмолвными тенями последовали на расстоянии за легкой бегуньей.
     - Смотри, Исток, как велик господь, как он всемогущ. Какой прекрасный
небосвод раскрыл он над нами.
     - Велик и всемогущ, Ирина. И еще более велик и всемогущ,  потому  что
он дал мне тебя!
     - И видишь, этот бог был распят за нас, за тебя и за меня! Сколько  у
него любви!
     - Если это правда, что он наделил тебя любовью, я буду  молиться  ему
каждый день и благодарить за твою любовь!
     - Верь, Исток, верь истине, и твое сердце тоже исполнится любови.
     - Верю, Ирина, верю, ибо в твоих глазах нет лжи.
     Порывы ветра мягко колебали воздух. Голова Ирины склонилась на  грудь
Истока, их губы смолкли, раззолоченное небо склонилось к ним, и  трепетные
звезды изливали на  лодку  светлые  поцелуи.  Их  души  слились  в  едином
страстном порыве, он оторвал их от земли и на крыльях ветра понес вверх, к
самому небу. Исчезло время, исчез мир, они пили из чистого источника тихой
искренней любви.
     Вдруг раздался ужасный крик, послышался всплеск. Лодка  вздрогнула  и
заплясала на волнах.
     Исток вскочил. Гребца в их  лодке  больше  не  было,  он  боролся  со
смертью в кипящих волнах. В борта  лодки  вонзились  два  стальных  крюка,
подтягивая ее к другому челну, из которого какие-то фигуры в масках тянули
руки к Ирине.
     - Исток! - жалобно закричала Ирина, сопровождавшая ее  рабыня  Кирила
зарыдала, и обе они без чувств повалились на дно пляшущей лодки. Но Истока
не нужно было ни о чем просить. Когда он, словно дуб,  поднялся  в  лодке,
две пары весел нападавших поднялись ему  навстречу.  Железная  рука  юноши
молниеносно отбила удары; сверкнул короткий меч. Словно тур, прыгнул Исток
из своей лодки в челн врагов. Море вскипело, пожирая трупы, вода  заливала
челны, вокруг Истока сжимался круг нападавших, его длань, сеявшая  смерть,
повсюду куда  она  достигала,  -  стала  ослабевать.  В  это  время  часть
нападавших, подцепив на крюк лодку Ирины, попыталась уйти  с  добычей.  Но
тут  подоспел  Нумида  со  своими  челнами.  Яростно  кинулись   рабы   на
похитителей, в одно мгновение те были разбиты, а Нумида, сам  взявшись  за
весла, уводил подальше от места схватки лодку, где была Ирина.
     Ладьи помогали Истоку в нужную минуту. Несмотря на то что он сражался
как лев, нападавшие наверняка победили бы его, будь они вооружены.  Однако
об этом никто не подумал, они получили приказ  лишь  похитить  беззащитную
женщину. Кормчий был убит, больше ни от кого сопротивления не ожидалось.
     Когда ладьи Эпафродита коснулись вражеского челна, море закипело  еще
сильнее; еще несколько мгновений, и Исток с занесенным  мечом  оказался  в
челне один.
     - Где Ирина? - прежде всего спросил он.
     - Нумида повел ее лодку.
     - Скорей к ней! Пробейте  днище  и  потопите  челн.  Если  кто-нибудь
плавает в воде - убейте его!
     Ладья быстро настигла лодку. Ирина почти без сознания шептала псалмы.
Услышав голос Истока, она бросилась ему на грудь и горько зарыдала.
     Центурион велел плыть назад, к саду. Он сам вынес Ирину  на  берег  и
отнес ее в свою комнату. Она  лежала  на  пестрой  софе,  бледная,  словно
цветок апельсина, возле нее на коленях стояли Исток и Кирила.
     В это время по берегу, против того места, где поджидала засада,  брел
Асбад; в ярости он колотил себя по лбу: задуманное им и Феодорой нападение
на Ирину не удалось - голубка ускользнула от ястреба.



                                    22

     Эпафродит провел эту ночь при свете тройного светильника, склонившись
над столом, на котором лежала груда счетов. За его спиной стоял  Мельхиор,
перед ним - силенциарий. Уже  несколько  раз  переворачивал  верный  слуга
песочные часы на алебастровой подставке. Но Эпафродит не ведал  усталости.
Его глаза погрузились в цифры, пергамен за пергаменом проходил  через  его
сухие пальцы; иногда  он  останавливался,  бормотал  что-то  вполголоса  и
торопливо продолжал считать. Силенциарий дрожащей рукой подавал через стол
новые бумаги, со страхом ожидая, что тот ткнет  сухим  пальцем  в  счет  и
скажет: "Ошибка!" Но торговец безмолвствовал, груда бумаг  уменьшалась,  и
наконец Эпафродит записал последние цифры на доске.
     - Кончено, - произнес он серьезно. - Ступай.
     Силенциарий низко поклонился и покинул комнату.
     - Который час, Мельхиор?
     - Заступили полуночные часовые, господин!
     - Иди в сад к оливковой роще у моря и спрячься.  Когда  увидишь,  что
три челна вышли в море, беги назад и извести меня. Погаси свет.
     Эпафродит удалился в спальню.
     В смарагдовом светильнике мерцал крохотный  огонек,  едва  освещавший
комнату. Торговец прилег на дорогую  персидскую  софу,  положил  руки  под
голову и задумался.
     Вся его жизнь - сухие цифры. Даже ипподром не волновал его, он глядел
на состязания колесниц и рассчитывал ставки. До поздней ночи играл  он  на
форуме Феодосия, хотя не был страстным игроком, а всего лишь хладнокровным
торговцем. И сейчас, когда седина покрыла его голову, ноги  его  оказались
стянутыми путами бурных человеческих страстей. Он презрительно усмехнулся.
В сердце не было  тревоги.  Он  готов  был  к  драме,  которой  предстояло
разыграться на закате его жизни. Прикрыв веки, он ожидал Мельхиора.
     Вскоре тот возвратился и сообщил, что челны вышли в  море.  Эпафродит
встал и подошел к окну. Ночь была ясной,  и  он  без  труда  различил  три
темных пятна, тихо скользивших по  мирной  Пропонтиде.  Он  прислонился  к
оконной раме и стал ждать. Он слышал крик Ирины, всплески,  удары,  видел,
как обратился в бегство вражеский челн.
     Спокойствия как не бывало. Словно участвуя в  сражении,  он  рассекал
рукой воздух, высовывался в окно,  на  губах  его  застыл  вопль:  "Бейте,
громите негодяев! Держись, Исток! Спасай Ирину!"
     Когда челны, победив,  повернули  к  его  вилле,  он  ощутил  в  душе
безмерную радость. Он понял, что одолел даже Феодору,  что  ловко  отразил
пущенную стрелу. Силы молодости пробудились в нем.  Сбросив  с  плеч  груз
лет, он торопливо пошел из комнаты в перистиль и оттуда в сад в одной лишь
легкой тунике. Никакие блага в мире в последние годы не могли выманить его
в полночный час на холодный воздух без теплой шерстяной  хламиды.  Сегодня
ночью кровь кипела в его жилах.
     В одиночестве, без рабов и слуг, спешил он к жилищу Истока. У  дверей
стоял Нумида. Увидев Эпафродита, он повалился на колени  и  стал  целовать
его сандалии.
     - О всемогущий, Исток  -  герой!  Разбойники  хотели  отнять  у  него
девушку! Но ничего не вышло! Потому что велик Исток! Он отправил  негодяев
на морское дно!
     Не обращая на него внимания, Эпафродит тихо  открыл  дверь.  На  него
пахнуло ароматом цветов и нарда.  Веселый  огонек  танцевал  в  серебряном
светильнике. На софе полулежала белая как полотно Ирина, правой рукой  она
обнимала Истока, голова ее покоилась на его груди.
     В ногах стояла на коленях рыдающая Кирила.
     Увидев Ирину, торговец онемел. Его глаза, привыкшие только к  цифрам,
впервые широко раскрылись под небом  Эллады  и  вобрали  в  себя  глубокое
понимание красоты классической эпохи. Он слышал рассказы о дивной  красоте
Ирины, видел ее мимоходом на ипподроме  и  во  дворце,  когда  сопровождал
Истока к Феодоре. Но она не интересовала его,  и  он  не  обратил  на  нее
внимания. Сегодня же, увидев ее под  мягким  виссоном  в  свете  багрового
пламени возлежащей среди цветов, словно белая лилия, что  высится  в  саду
над всеми цветами, сегодня он понял: нет резца, который смог  бы  передать
красоту этих линий, и нет мрамора, который отдал бы свое белоснежное тело,
чтобы воплотить это существо.
     Несколько мгновений он стоял, незамеченный, у  двери.  Ирина  открыла
глаза и пересохшими губами попросила воды.  Исток  потянулся  к  окованной
серебром раковине. Кирила подняла сосуд и  налила  в  нее  студеной  воды.
Только тогда Исток заметил Эпафродита. Ирина тоже увидела его и с  испугом
глядела на незнакомого пришельца.
     - Мир вам, светлейшая госпожа! Хвала Христу, что вас  удалось  спасти
от гибели.
     - Это мой добрейший господин Эпафродит! Это он дал  мне  рабов,  чтоб
они оберегали тебя. Не бойся, Ирина! - объяснил Исток девушке.
     - Хвала Христу,  хвала  тебе,  господин!  Я  расскажу  императрице  о
разбойниках. Она наградит тебя, Эпафродит,  и  палатинская  гвардия  будет
охранять берег. Ирина выпила воды и, придя  в  себя,  поднялась  на  софе.
Исток и Эпафродит переглянулись, без слов поняв друг друга. Бедняжка и  не
подозревала, кто совершил нападение.
     - Светлейшая госпожа, вы сказали правду.  В  Константинополе  честные
люди не чувствуют себя в безопасности, и надо в самом деле усилить охрану.
Хвала Христу, что вы не пострадали.
     - Я ужасно испугалась. Но теперь мне легче. Как мне  вернуться  назад
во дворец? Я тороплюсь.
     - Разрешите мне переговорить с Истоком.
     Мужчины вышли из комнаты.
     - Небесной красоты твоя Ирина, Исток! Художники Акрокоринфа изумились
бы ей. - Старик воспламенился, а лицо Истока вспыхнуло от  радости,  когда
он услышал похвалу своей любимой.
     - Она словно ласточка, господин, голубка в темном лесу!
     - Ангел среди демонов! Она и не подозревает, что  сегодня  произошло!
Ей нужно бежать из змеиного гнезда, где властвует змея-царица!
     - Бежать! И я уйду с ней, чтоб оберегать ее.
     - Это решит Эпафродит. До сих пор ты не слушал  меня,  изволь  теперь
это сделать.
     - Говори, господин! Еще десять раз я  спас  бы  тебе  жизнь  и  сотню
гуннов уложил бы за твою любовь.
     - Ты уверен, что по наущению Феодоры нападение совершил Асбад?
     Исток ответил не сразу:
     - Асбада  не  было  среди  нападавших!  Может  быть,  ты  ошибаешься,
господин?
     - Я не ошибаюсь. Ты приговорен к смерти, и ты и она, это  несомненно.
Поверь Эпафродиту!  Сейчас  моя  задача  -  спасти  вас  и  таким  образом
выплатить тебе свой долг.
     - Я верю, господин,  ты  всеведущ.  Святовит  озаряет  тебя  небесным
солнцем. Дай мне двух коней, и мы скроемся сегодня же ночью!
     Эпафродит с улыбкой положил руку на плечо.
     - Не считай Ирину солдатом, Исток. Как ты побежишь  с  этом  цветком,
ведь она ослабеет уже возле Длинных стен и выпадет из седла.
     - Я возьму ее на руки, и она заснет, словно на материнских коленях. А
твои кони не имеют себе равных. Мы спасемся!
     - Да, кони у меня неплохие.  Но  арабские  скакуны  из  императорских
конюшен догонят их. Впрочем, сейчас еще не время для побега.
     - Говори, господин!
     В глазах Истока светились страх и тоска.  Приучившись  полагаться  на
собственные силы, на свою твердую, могучую руку, он охотнее всего  оседлал
бы коня, обнажил бы меч и, прижав к себе Ирину, пробился бы  через  отряды
врагов.
     Но он выслушал совет старого грека.
     - Поскольку я знаю Константинополь и двор лучше тебя, покорись мне  и
укроти свое сердце!
     - Хорошо, господин! Только спаси Ирину!
     - Спасу ее, спасу тебя и освобожу себя.
     - Ты сказал - себя?
     - И себя тоже. Ибо императрица умна и отлично понимает,  что  у  тебя
нет рабов, а есть они у Эпафродита. Поэтому сегодня я поставил на карту  и
проиграл всю ее благосклонность - а  значит,  и  благосклонность  Управды.
Никакое золото отныне меня не спасет. Поэтому я спасу  себя  сам.  Я  хочу
отдохнуть.
     - Нет, господин! Я подниму славинов  и  готов,  и  они  защитят  тебя
мечами и копьями. Ты не знаешь, как они любят меня, они пойдут за меня  на
смерть!
     - Прибереги мечи и копья для себя и для Ирины. Эпафродит не  напрасно
родился в Элладе. Я спасу себя сам. Слушай!
     - Слушаю, господин!
     - Ирина останется в моем доме. Ты не  говори  ей  почему,  а  то  она
испугается и может  заболеть.  Кирила  пусть  сейчас  же  возвращается  во
дворец, стережет ее комнату и распространяет во дворце весть, будто  Ирина
занемогла. Феодора не  осмелится  сразу  покончить  с  вами,  огласки  она
все-таки боится. Надо выждать и выбрать подходящий момент. Поэтому  иди  в
казарму и не тревожься, а своим славинам и готам скажи, чтоб были готовы к
побегу по твоему или моему знаку. Вечером, когда им  разрешается  свободно
выходить в город, пусть соберутся у моих конюшен. Остальное сделаю я сам.
     - Сегодня же, господин?
     - Сегодня невозможно, у меня не хватит лошадей. Через неделю. До  тех
пор и ты и она в безопасности. А сейчас за дело! Нумида проводит Кирилу, а
ты вместе с Ириной приходи ко мне. Я буду ждать вас в перистиле.
     Эпафродит ушел в дом, Исток вернулся к себе.
     - Печаль в твоих глазах, Исток! - встретила его  Ирина,  ожидавшая  в
тревоге и волнении.
     - Я был бы каннибалом, ласточка моя, если б каждая моя мысль не  была
бы заботой о тебе. Но не пугайся. Не заклевать тебя воронам,  пока  соколы
над тобой летают!
     - Загадочна речь твоя, Исток. Страх вселился  в  мою  душу,  пока  ты
разговаривал с этим добрым человеком. Страх и горькие предчувствия.
     - До сих пор ты не ведала страха и горьких предчувствий.  Отчего  они
теперь возникли у тебя?
     - Кирила узнала, что первый евнух  императрицы  Спиридион  перехватил
мое письмо, чтоб самому отнести его. А  Спиридион  верный  шпион  Феодоры.
Если она прочла его и рассказала Асбаду, о Христос, спаси нас и помилуй!
     Исток подсел к ней, нежно взял  ее  стиснутые  руки  и  погрузился  в
синеву ее глаз, подернутых тонкой вуалью слез.
     - Ирина, ты моя, и каждая капля моей крови - твоя. Предчувствия  тебя
не обманывают, нас хотят разлучить, уничтожить, - быть может,  меня,  быть
может, тебя или нас обоих.  Но  добрый  Эпафродит  хранит  нас,  и  Девана
благословляет...
     - Христос, Исток, Деваны не существует...
     - И Христос благословляет нашу любовь.  Поэтому  тебе  нельзя  сейчас
возвращаться в волчье логово. Твои глаза бы там погасли, на  твою  свободу
надели бы оковы, как они хотят надеть их на мою родину. Но я спасу тебя  и
дам тебе свободу, сначала тебе, а потом моей родине. Мы  жестоко  отомстим
за пролитую кровь славинов, а потом заживем с тобой под ясным и прекрасным
солнцем нашей свободы. Там нет ни лести, ни  злобы,  тебя  будут  почитать
дочери славных  старейшин,  ты  будешь  любима  всеми  женами,  и  пастухи
склонятся к  твоим  ногам,  когда  ты  будешь  делить  им  хлеб,  и  самый
почитаемый старейшина возрадуется, услышав твое мудрое  слово.  Не  бойся,
Ирина, уповай и радуйся!
     Ирина слушала его, ее глаза все  больше  утопали  в  слезах,  наконец
голова ее склонилась на плечо Истока и губы умоляюще прошептали:
     - Спаси меня,  будь  мне  опорой  в  буре,  иначе  я  погибну.  Исток
поцелуями осушал слезы,  катившиеся  по  ее  белому  лицу,  обнимал  ее  и
взволновано повторял:
     - Моя Ирина, моя богиня, моя жизнь...
     Но сладость мгновения не одолела его. Он тихонько выпустил девушку из
объятий и поднялся.
     - Полночь давно миновала. Идем, пока не погасли звезды.  Ты,  Кирила,
вернешься во дворец...
     Верная рабыня зарыдала навзрыд. Словно мраморная статуя,  стояла  она
все это время у ног своей  госпожи.  Услышав,  что  ей  придется  покинуть
Ирину, она пришла в ужас, вопль вырвался  из  ее  груди,  и  она  обвилась
вокруг ног Ирины, повторяя:
     - Не разлучай нас, господин! Не отнимай ее у меня! Я умру от горя!
     - Кирила, ты вернешься к своей госпоже. Но  сейчас  ты  должна  уйти,
должна, если любишь  ее.  Охраняй  ее  комнату,  говори  всем,  что  Ирина
заболела, пока не получишь знака прийти. Тогда  ты  вернешься,  и  мы  все
вместе отправимся навстречу счастью.
     Рыдая, Кирила целовала руки Ирины, которая без сил  сидела  на  софе.
Потом она подняла руку и положила ее рабыне на голову.
     - Иди, Кирила, Христос Пантократор да  хранит  тебя!  Уповай  на  его
милосердие!
     Спустя несколько минут легкая лодка  заскользила  по  морской  глади.
Широкими взмахами гнал ее Нумида к императорским садам.
     Кирила возвращалась во дворец.



                                    23

     Солнце поднялось из-за Черного моря, первые лучи его озарили  вершины
пиний,  платанов  и  холмы  вокруг  столицы.  На  плацу  перед   казармами
выстроились гордые отряды всадников, гоплитов, лучников и пращников. Ждали
командующего Асбада.
     Сердце Истока колотилось в груди. Всю ночь он  не  сомкнул  глаз.  До
самого утра бодрствовал он возле Ирины, а потом вскочил в седло  и  выехал
из города. Он тоже ждал появления дикого Асбада на  диком  жеребце,  ждал,
что тот пронзит его взглядом и испепелит за ночное  происшествие.  Офицеры
переговаривались между собой и гадали, почему  нет  обычно  столь  точного
магистра эквитум. Предстояли большие учения, все готово, все ждут,  а  его
нет.
     Уже засверкали на солнце щиты, заблестели наконечники копий, и  шлемы
засияли багряным светом зари. Вдруг из города примчался всадник и  передал
первому офицеру письмо. Асбад сообщал, что  прибудет  лишь  в  одиннадцать
часов, а пока пусть  они  сами  займутся  легкими  упражнениями.  Ровно  в
одиннадцать всем офицерам со своими отрядами быть перед казармой.
     Радостно снимали воины тяжелое снаряжение, складывали мешки с ячменем
и заступы и налегке отправлялись на плац. Начальники гадали, что им скажет
магистр эквитум.
     По городу ходили разные слухи. Некоторые  предполагали,  что  большая
часть войска отсылается в Африку или в Италию на готов. Велисарий за  свои
деньги набирал новобранцев, а это что-то да значило.
     Исток обрадовался, но в то же время ощутил  тревогу.  Обрадовался  он
тому, что скоро он вернется  домой  и  увидит  Ирину,  а  встревожили  его
разговоры товарищей. Тяжелые маневры в  течение  долгой  весны  предвещали
суровые испытания. Если Асбад прочтет  императорский  указ  -  такой-то  и
такой-то центурии немедля погружаться на корабли, бегство невозможно, и он
навсегда потеряет Ирину. Живым вернуться с войны он не рассчитывал. А если
и вернется, что будет с Ириной? Сбережет ли ее Эпафродит? Стар  он,  может
умереть, да и Феодора может силой отнять у него  Ирину.  Чем  дальше,  тем
печальнее становились его думы; горько сожалел он  о  том,  что  ночью  не
скрылся вместе с Ириной.
     Томительно тянулось время. Солнце словно застыло  в  небе,  казалось,
одиннадцати часов  никогда  не  дождаться.  Исток  написал  письмо  письмо
Эпафродиту, в котором просил его  выслать  Нумиду  в  лодке  к  паромам  в
военной гавани на случай, если его посадят на корабль, уходящий в  Италию.
Юноша твердо решил броситься в море и бежать.
     Во время отдыха он позвал старого  славина,  который  со  Сваруничами
сражался против Хильбудия.
     - Ты говорил с товарищами о побеге?
     - Говорил, светлый центурион! Слезы оросили их опаленные лица,  когда
они узнали о твоем намерении. Все пойдут за тобой. И готы присоединятся  к
нам!
     - Ты меня не обманываешь? Поклянись  отчим  домом  и  милостью  наших
богов.
     - Пусть боги погубят меня, если я сказал неправду.
     - Верю тебе. Верю, ибо ты не ромей. Наше  слово  тверже  любых  клятв
византийских христиан.
     - Не всех, центурион! Подлинные христиане - золото.
     - Да, подлинные, ты верно говоришь.
     Исток вспомнил Ирину.
     - Подлинные христиане - жемчужины!
     - Среди вандалов нашел я драгоценные человеческие сердца!
     - Хорошо. Верю тебе. Теперь слушай!
     Исток внимательно осмотрелся, нет ли  чужих  ушей.  Указал  рукой  на
соседние холмы, словно разъясняя замысел атаки.
     - Дни моего пребывания в  Константинополе  сочтены.  Почти  наверняка
через неделю мы уйдем отсюда.
     Кровь бросилась в лицо воину от радости, ярче означился большой  шрам
на его лбу.
     - Через неделю, говорю я.  Передай  всем,  пусть  будут  готовы.  Это
значит, что, когда ты получишь от меня письмо  или  какой-нибудь  знак  от
моего имени, в тот же день вечером отправляйтесь в город, как  обычно  без
оружия, будто немного выпить. На  форуме  Феодосия  поверните  со  Средней
улицы вправо на узкую боковую, и когда подойдете к морю,  увидите  большие
конюшни. Постучите, вам откроют, там  ждите  меня.  Остальное  узнаете  на
месте... Понял?
     - Понял, центурион. Сегодня же найду эти конюшни, сегодня  же,  чтобы
не ошибиться. Это конюшни господина, у которого ты живешь; он богат,  и  у
него свой дом. Его знает весь Константинополь.
     - Верно. Теперь ступай, делай свое дело и молчи!
     Солдаты  выполнили  еще  несколько  упражнений  и  пошли  к  казармам
поджидать Асбада с его загадочными новостями.
     Ровно  в  одиннадцать  часов  прискакал  магистр  эквитум.   Он   был
великолепен на арабском скакуне в позолоченном уборе.  Словно  луч  света,
мчался он веселым галопом по широкой дороге. Проехав между рядами  воинов,
он остановился перед группой  офицеров  и  старших  начальников.  Выхватив
из-за пояса свиток, Асбад развернул его и безмерно повелительным  взглядом
обвел собравшихся, чтоб по одному виду его  они  могли  понять,  от  чьего
имени он говорит.
     - Именем автократора, победителя народов, властелина земли и моря...
     У людей мурашки побежали по коже. Одни оробели,  другие  возликовали.
Несомненно, императорский указ сообщит об объявлении войны и  выступлении.
Не по себе стало щеголям, любителям городских забав, - повеселели те,  кто
стремился к битвам и разбою в чужих странах.
     - Всемогущий повелитель земли и моря в  честь  победы  над  вандалами
обещал блестящее место в своей армии лучшему стрелку из  лука,  победителю
на ипподроме.
     Взгляды всех обратились к Истоку. У него потемнело в глазах.  Неужели
императрица обвинит его в соблазнении ее  непорочных  дам  и  его  тут  же
схватят и осудят? Он стиснул рукоять тяжелого меча.
     - Вам известно, кто оказался победителем! - Асбад перевел  дыхание  и
обвел всех взглядом.
     - Многая лета Истоку! - в один голос воскликнули офицеры.
     - И сколь священна персона императора, столь же священно и его слово.
Обещание не могло быть выполнено, ибо  победитель  оказался  варваром,  не
опытным в военном деле. Теперь же, когда он показал себя отличным  воином,
отличным командиром, священное  обещание  входит  в  силу:  Исток,  впредь
именуемым не своим варварским именем, а нашим именем  Орион,  с  сего  дня
назначается магистром педитум.
     Офицеры на мгновение онемели, но потом церемонно  поздравили  Истока,
оказав ему воинские почести.
     Асбад также поздравил его и, взяв  золотого  орла,  отличие  магистра
педитум, повесил ему на грудь. Отдав еще несколько приказаний, он  сообщил
Истоку, что сегодня же ночью тот должен принять почетную службу по  охране
казарм, Пентапирга и Большого дворца.
     После этого он ускакал в город.
     Вслед за ним вскочил на коня Исток и поспешил  к  Ирине.  Сердце  его
ликовало, теперь он  был  убежден,  что  Эпафродит  ошибался.  Императрица
сдержала слова и своим  отличием,  словно  цветами,  усыпала  его  путь  к
побегу. Дома он распахнул свой плащ и показал Ирине и Эпафродиту  золотого
орла на груди. Девушка обрадовалась, а лицо грека потемнело.  Он  пошел  в
перистиль, долго смотрел  на  журчащий  фонтан,  потом,  топнув  ногой  по
мозаике, воскликнул:
     - Да подарит Феодора Эпафродиту даже корабль золота  или  диадему  со
своей головы, он все равно никогда не поверит и не доверится ей.



                                    24

     С той поры как Исток разорвал сети, которые  расставила  ему  страсть
императрицы, Феодора словно обезумела от ярости. Она больше не  устраивала
званых вечеров, офицеры, сенаторы и патрикии целыми днями  томились  у  ее
дверей, тщетно ожидая случая предстать перед ее  очами.  Лишь  один  Асбад
ежедневно входил в ее покои. Он стал  теперь  ее  конфидентом,  ее  правой
рукой в осуществлении жесткой мести.
     О неудачи с похищением Ирины Асбад  сообщил  во  дворец  в  ту  ночь.
Гневно закричала тогда Феодора, и вопль ее эхом разнесся по залу  слоновой
кости:
     - Ты навеки запомнишь, Эпафродит,  тот  день,  когда  спутал  расчеты
императрицы!
     С того дня не знала больше милости ее душа, кипящая,  как  вулкан,  и
жаждущая в безумном мщении поглотить всех троих. Она  прекрасно  понимала,
что варвар Исток не мог оказаться столь предусмотрительным, чтоб  взять  с
собой рабов для охраны. У него их не было. Значит, это дело  рук  лукавого
грека, старого лиса. Так пусть же испытает на  собственной  шкуре,  какова
месть повелительницы земли и моря.
     Задумчиво бродила Феодора по дворцу, присаживалась в  одиночестве  то
тут, то там. Она исходила такой злобой, что золотыми иглами колола  рабов,
когда они не  проявляли  должной  расторопности  и  услужливости.  Как  же
поступить ей, если Исток, подстрекаемый Эпафродитом, решится бежать?  Чтоб
отомстить ему, прежде всего надо затаиться, обмануть. Она сама подготовила
императорский указ, которым отмечала варвара  и  назначала  его  магистром
педитум. Побег Ирины не очень заботил императрицу. Монашек слишком  проста
душой, пока что счастливый случай спас ее от Асбада; но  придет  время,  и
этот сластолюбивый ястреб унесет девушку, выест румянец  набожности  с  ее
щек и выклюет невинные глаза. Гораздо больше тревожил  Феодору  Эпафродит.
Весь  город  знал  его,  он  пользовался  уважением  двора.  Управда   был
благодарен ему - торговец не жалел золота, когда армия собиралась в поход.
Чтоб погубить грека, следовало придумать что-то из ряда вон выходящее.
     Жаждущая развлечений и роскоши женщина отказалась от всякого  веселья
ради своих коварных и вероломных планов.
     Чтоб  разделаться  с  Эпафродитом,  необходимо  было  любым  способом
заручиться поддержкой Управды.
     Время  шло,  императрица,  сидя  в  мягких  подушках,  наблюдала   за
звездами, словно надеясь по ним угадать хитроумное  решение.  Она  позвала
прорицательниц, чтобы те предсказали будущее; ей намекнули  на  прозрачные
капли, бесследно изгоняющие душу из тела. "Что ж, - думала она, - в  самом
крайнем случае можно  подкупить  кого-либо  из  рабов,  чтоб  от  отправил
Эпафродита на тот свет".
     Но и это мысль  не  так  уж  привлекла  Феодору.  Маленьким  кулачком
стучала она по лбу, проклиная разум свой, вдруг оказавшийся бессильным.
     Наконец ее озарило. Случилось это как раз в  тот  день,  когда  Асбад
принес весть, что Исток-Орион бесконечно рад отличию и думать не думает  о
побеге.
     - Я устроил так, - добавил он, - что сегодня ночью Исток будет здесь!
     И Асбад указал пальцем вниз, где в подземельях дворца  были  страшные
казематы для тех, кто потерял милость Императрицы.
     - Сделай осторожно, без шума! Выбери  надежных  людей!  А  когда  все
будет кончено, разошли повсюду гонцов на поимку беглого славина! Ступай!
     Асбада  удивило  непривычно  хорошее  настроение  Феодоры.  Когда  он
склонился, чтоб поцеловать ей туфлю, она не  сдержалась  и  с  нетерпением
повторила:
     - Ну, иди, только сделай все без сучка без задоринки!  Я  отблагодарю
тебя!
     После этого она торопливо вышла из комнаты и направилась к Управде.
     Юстиниан был один. Сидя  не  жестком  сиденье  у  стола,  заваленного
кипами судебных актов, он обдумывал запутанные дела и составлял приговоры.
     Император заметно обрадовался, когда вошла Феодора.  Встал,  поспешил
ей навстречу и крепко обнял. Но вдруг  отступил  на  шаг  и  вопросительно
взглянул на ее усталое лицо.
     - Что произошло  у  моей  единственной,  священной?  Отчего  ее  лицо
печально и цветы жизни покидают его?
     Феодора прижалась к нему, нежно положила руку на его плечо.
     - Если тебе  тяжело,  то  как  может  радоваться  та,  что  постоянно
бодрствует с тобой? С тех пор как я прочла печаль на твоем лице, когда  ты
не смог устлать шелком гинекей твоей верной Феодоры, печаль вонзилась и  в
мою душу, и я не спала, не развлекалась, пока святая мудрость  не  озарила
меня!
     - О добрейшая, о единственная!
     Юстиниан снова крепко обнял и поцеловал ее.
     - Говори, госпожа! Я знаю, сколь прозорлива ты, ибо  тебя  подвигнула
божья мудрость. - Он благоговейно  посмотрел  в  окно  на  церковь  Святой
Софии. - И деспот последует  твоему  совету,  дабы  возрадовалось  небо  и
бозблагодарила земля.
     Феодора опустилась на диван из персидской кожи и продолжала:
     Разве не кажется императору правильным и справедливым, чтобы  шелком,
который господь создал для тех, кого он поставил  своими  наместниками  на
земле, повелителями народов, - торговали и владели ими сами, а не грязное,
подлое племя мошенников-торговцев? Разве это не кажется тебе правильным  и
справедливым?
     - Велика и справедлива твоя мысль, августа! Продолжай!
     Пусть поэтому  начертает  рука  справедливого  государя,  величайшего
почитателя справедливости и законов из всех, кого до  сих  пор  знала  или
узнает земля, вплоть до самого Судного  дня,  пусть  твоя  рука  начертает
закон,  по  которому  шелк  станет  монополией,  исключительной  и  полной
собственностью императора, для которого он и создан!
     - Безгранична милость божья, давшая мне такую  жену!  Все  мои  мысли
угасли перед пустой казной, все источники пересыхают, и скоро стройки  мои
прекратятся. В эту минуту приходишь ты, августа, божий день  привел  тебя;
одно твое слово, одна мысль - и все спасено. Мне  бы  должно  стать  твоим
рабом,  ибо  не  нашел  я  еще  реки  изобилия,   которая   наполнила   бы
государственную казну.
     Изможденный властитель упал на колени перед Феодорой  и,  обнимая  ее
ноги, целовал тончайший виссон на ее теле.
     - Поскольку все торговцы - мошенники и воры, то никто из них  сам  не
продаст и не отдаст шелк государству. Нужно будет их обыскать:  нарушители
священного закона предстанут перед судом, и у них конфискуют их богатство,
как у преступников,  дабы  им  воспользовался  государь,  несущий  счастье
народам.
     -  Безгранична  твоя   мудрость,   -   шептал   Управда,   опьяненный
находчивостью Феодоры.
     - Выполняя твой совет, я утором же издам новый  закон.  А  сегодня  я
устрою пиршество  и  приглашу  в  гости  двор,  чтоб  достойно  прославить
мудрейшую из мудрых на земле!
     Кровь кипела в жилах Феодоры, когда она возвращалась от мужа.
     "Недолго теперь придется владеть тебе роскошными  домами,  Эпафродит.
На твоем шелке будет нежиться Феодора, и драгоценную ткань  будет  топтать
моя нога, а ты отправишься в каземат, на камни, на голую  землю,  чтоб  до
конца своих горько сожалеть о том, что посмеялся над императрицей!"
     А в доме  Эпафродита  три  человеческих  сердца  упивались  счастьем:
Ирина, оправившись от  страха,  вдохновенно  толковала  Истоку  о  Христе,
спасающем праведников и наказующем грешников. Очарованный, сидел возле нее
Исток. Ее речи звучали для него пеньем соловья, в ее  горящем  взгляде  он
видел свою прекрасную родину, куда он мечтал, вернувшись  скоро,  принести
счастье. Отогревалась  и  холодная  душа  торговца  Эпафродита;  он  вдруг
почувствовал всю пустоту  своего  существования,  казавшегося  ему  теперь
скучным и ничтожным. Вечер его жизни был уже на пороге, а он до сих пор не
ведал ласки, ничья  рука  не  прикасалась  с  нежностью  к  его  усталому,
пылающему лбу. Он, Эпафродит, может устлать пол золотом, может погрузиться
с головою в шелк. Но ведь ни золото, ни шелк не греют. Он лишен того,  что
дает человеческой жизни сладость, утешение, цель  в  борьбе,  -  он  лишен
искренне любящего сердца. И Эпафродит решил защитить этих птенцов, дать им
то, чего сам он уже не мог испытать, что для него было потерянным раем.
     Вечером Истоку пришлось проститься; надо было идти проверять караулы.
Он обещал дать знать о себе, когда возвратится  из  казарм  и  покончит  с
делами в Пентапирге, обещал не задерживаться и во дворце,  чтобы  подольше
побыть с Ириной.
     Эпафродит проводил его до ворот.
     - Надень прочный доспех, Исток, припояшь самый острый  меч,  берегись
подозрительных теней, - предупреждал он. - Говорю это потому, что не  верю
твоему золотому орлу.
     Исток последовал его совету. Но уходил он беззаботно. Он был убежден,
что среди солдат не найдется ни одного, кто  поднял  бы  на  него  оружие.
Нападения он не боялся - надеялся на своего скакуна и еще больше  на  свой
меч.
     Когда совсем стемнело, Ирина заснула;  Эпафродит  запретил  шуметь  в
доме, а сам зашагал по перистилю, обдумывая план побега.
     Темная, темная ночь накрыла Константинополь.  Тонкой  нитью  светился
фонтан в перистиле, совсем неприметный  сейчас,  кабы  не  журчание  воды.
Вдруг перед Эпафродитом возникла фигура евнуха Спиридиона.
     Грек испугался и обрадовался одновременно.
     - Веди меня, господин, в свою самую укромную  комнату,  речь  идет  о
жизни, о жизни!
     Они проворно скрылись за толстыми занавесями в тесной комнатке.
     - Говори, Спиридион! С чем пришел?
     - С новостями, Эпафродит! Только помни, сегодня ночью я рискую  своей
головой! И  все-таки  я  пришел,  потому  что  почитаю  тебя  как  второго
императора!
     - Не виляй! Говори прямо!
     - Утром будет объявлен новый закон, двор  уже  знает  о  нем  и  даже
готовится к пиру, потому что его придумала императрица. Великое  пиршество
в ее честь состоится во дворце!
     - А о чем этот новый закон?
     - Шелк становится монополией с завтрашнего дня, господин!  А  у  тебя
есть шелк, я уверен - есть. Теперь ты знаешь все, но моя голова... если  я
потеряю ее...
     Ни один мускул не дрогнул на лице Эпафродита.
     - Спасибо за весть. Пользы мне от нее немного, шелк мой почти целиком
распродан, а корабль с новой партией еще в море. Но я  все  равно  награжу
тебя. Погоди!
     Когда он возвратился, рука евнуха дрогнула под тяжестью  кошелька  со
статерами и номисмами.
     - Твоя весть того не стоит. Но возьми это и  дальнейшем  сообщай  мне
обо всем, что узнаешь об Ирине и об Истоке. За это я благодарю тебя.
     Евнух принялся клясться всеми святыми, что он  готов  обмануть  самое
августу, чтоб только услужить Эпафродиту. Крепко прижав  кошель  к  груди,
он, согнувшись, с опаской  проскользнул  через  перистиль  и  закутался  в
темную,  поношенную  одежду  бедного  раба,  чтоб  не  вызвать  подозрений
роскошным костюмом.
     "Итак, теперь ты целишься в меня, продажная тварь! Монополия на  шелк
означает  смерть  Эпафродита,  у  которого  этого  добра  много.  И   тебе
захотелось понежить свое утомленное развратом  тело  на  тонкой  индийской
ткани. Что ж, сразимся! Я принимаю бой, как ты того хочешь!  Возможно,  ты
одолеешь меня! Но морские волны поглотят шелк прежде, чем хоть один лоскут
попадет в твои руки. Ты не получишь его!"
     Эпафродит расхаживал по мозаичному полу, что-то  бормотал  про  себя,
проклиная Феодору, пока в его голове не созрел  четкий  план,  который  он
собирался осуществить этой же ночью, дабы  царские  соглядатаи  не  смогли
обнаружить у него ни единого лоскутка шелка.
     Раб возвестил, что кто-то снова желает говорить  с  ним.  Недовольным
тоном грек  велел  пригласить  его.  Маленькая  фигурка  в  одежде  рабыни
проскользнула между  белыми  колоннами.  Темнота  не  помешала  Эпафродиту
узнать ее.
     - Чего ты хочешь? - обеспокоенно спросил он.
     - Я Кирила!
     Рабыня встала перед ним на колени и сложила на груди руки.
     - Что случилось? Или уже заговорили об Ирине?
     - До сих пор никто не спрашивал! Но сегодня собирается весь  двор,  и
августа особо пригласила Ирину. Как мне сохранить тайну?
     - Никто не может заставить больную идти на пир!
     - А если императрица пошлет кого-нибудь в комнату? Или придет сама?
     - Запри дверь, сядь возле и говори, что входить никому нельзя.  Ирина
нуждается в покое.
     - Я так и сделаю, господин, но боюсь, они войдут силой.
     - Тогда сразу же беги сюда. А сейчас ступай, и поскорее!
     Когда она ушла, по-прежнему  закутавшись  в  свою  одежду,  Эпафродит
нервно зашагал по перистилю.
     - Началось. Спектакль осложняется. Если мне хоть на  секунду  изменит
разум, мы погибли!
     Он позвал Мельхиора.
     - Иди в ткацкую, останови станки и разбери их. Весь  шелк  несите  на
барку; выбери самых сильных рабов и самых надежных  матросов.  К  полуночи
склады должны быть пусты и барка должна отчалить. На острове  Хиосе  ждите
дальнейших распоряжений; их привезет быстроходный парусник. Возьми с собой
побольше оружия, ты пойдешь на  барке;  отчаливайте  тихо,  без  сигналов.
Ступай!
     Мельхиор остолбенел,  и  Эпафродиту  пришлось  еще  раз  все  сначала
повторить ему.
     Сотни рук мгновенно принялись за дело, тихо, без шума исчезал шелк из
складов, тяжкие свертки утопали в чреве большого корабля.
     Эпафродит пошел проверить выписки из счетов; он вычеркнул весь шелк и
составил купчую на два оставшихся корабля, исключая быстроходный парусник,
на все свое имущество и на  все  то,  что  намеревался  продать.  Цены  он
поставил небольшие; просмотрев еще раз документ, он отложил его в  сторону
и загадочно ухмыльнулся.
     Близилась полночь, Исток ненадолго вернулся домой, чтоб хоть  немного
побыть с Ириной. В полночь он должен был снова идти во дворец.
     Прощаясь, он поцеловал Ирину, она крепко обняла его и зарыдала.
     - Не горюй! Я вернусь, прежде чем займется утро.
     - Я боюсь за тебя, Исток! Страшное предчувствие мучает меня. С  тобой
случится беда! Бежим!
     В этот момент вошел Эпафродит. Он слышал, как она сказала: "Бежим".
     - Пока нельзя, дети мои, нельзя еще бежать. Доверьтесь мне! Даже если
вас упрячут на дно Пропонтиды, Эпафродит спасет вас!
     Исток спешил, вслед ему устремились заплаканные глаза  Ирины,  полные
страха и тоски. Исток  с  мольбой  смотрел  на  Эпафродита,  словно  хотел
сказать: "Защищай, береги и утешай мою голубку!"



                                    25

     Драгоценные  занавеси  бесшумно  и  легко  сомкнулись  над  входом  в
сказочную комнату, где лежала Ирина. Ее тоскливые взгляды были прикованы к
занавесям,  ее  думы  летели  вслед  за  Истоком  в  Большой  дворец.  Она
чувствовала  себя  утомленной;  впечатления  минувшей  ночи  и  дня   были
настолько сильны, настолько  полны  смертельного  ужаса  и  благословенной
радости, страха и упований, что скоро ее утомленная голова  опустилась  на
шелковые подушки. Тяжелые веки сомкнулись, фиолетовый огонек  драгоценного
светильника усыпил девушку, над нею распростерся свод тихой,  ясной  ночи,
рука скользнула вдоль тела.  На  губах  ее  заиграла  улыбка:  ей  снилось
грядущее счастье.
     Тяжело было на душу у Эпафродита. Его маленькие глаза горели, со  лба
ни на секунду не исчезли острые глубокие морщины, сходившиеся  над  седыми
бровями, словно раскрытые крылья сторожевого орла.
     Провожая до ворот Истока, он снова и снова озабоченно твердил:
     - Берегись подозрительных теней! Держи  руку  все  время  на  рукояти
меча. Феодора в союзе с самим  сатаной.  Поверь  мне,  Исток!  Весь  город
толкует об этом!
     Когда раб запер ворота, Эпафродит  удалился  в  дом,  обмотал  голову
теплым шерстяным платком, укутался в  серый  плащ  из  верблюжьей  шерсти,
кликнул шестерых рабов; ровно в полночь он вышел  в  сад  и  направился  к
оливковой роще. Бесшумно, без  плеска  опустились  весла  на  воду,  лодка
молнией скользнула по водной глади.  На  руле  сидел  сам  Эпафродит.  Нос
челна, украшенный Посейдоном с  трезубцем,  смотрел  в  глубь  Пропонтиды,
туда, где огромным черным пятном выделялся парусник.
     - Стоп! - отрывистым шепотом приказал Эпафродит. Шесть весел зарылось
в воду, лодка вздрогнула и почти мгновенно замерла на  месте.  Вскоре  она
стукнулась  о  борт  большого  корабля.  С  ловкостью  опытного   морехода
взобрался старый купец по спущенной к самой  воде  лестнице.  Наверху  его
поджидал Мельхиор. Протянув руку  хозяину,  он  помог  ему  взобраться  на
палубу.
     - Готово?
     - Да, господин!
     - Никаких несчастий?
     - Один из рабов вывихнул ногу!
     - Пустяки. Гребцы на веслах?
     - Ждут сигнала опустить их на воду.
     - Паруса не поднимали?
     - Еще нет, господин!
     - Хорошо. Вот письмо к купцу Тимофею на Хиосе. Продай шелк  по  любой
цене, продай корабль и рабов. Парусника не  ожидай,  как  я  тебе  сказал.
Покончишь с делами, садись на корабль и отправляйся в Афины. Где мой  дом,
ты знаешь. Там жди меня. Береги деньги! Можешь  оставить  восьмерых  самых
крепких и самых надежных рабов, чтоб доставить деньги в Афины. Понял?
     - Да, господин! - преданно подтвердил Мельхиор  и  низко  поклонился.
Одного, правда, он не мог понять: что случилось с Эпафродитом. "Продай  по
любой цене", - сказал он. Чтобы он, Эпафродит,  продавал  по  любой  цене?
Нет, это не умещалось в голове Мельхиора. Если бы он  не  видел  в  глазах
хозяина  холодной,  трезвой  решимости,  если  б  на  лице  его  не   было
спокойствия и уверенности, Мельхиор подумал бы, что тот сошел с ума.
     - Счастливого вам и благополучного пути! Дует мягкий восточный ветер.
Можете сразу ставить паруса! Пусть благословение Христа усмирит бури!
     Эпафродит поднял руку, как бы благословляя корабль и  скрытое  в  его
темном чреве богатство. Лишь на одно мгновенье его будто пронзила  молния,
словно он отрывал от своего сердца самое дорогое в жизни. Но лишь на  одно
мгновенье. Пламя ненависти к Феодоре, пылкое желание победить ее,  вырвать
у нее из рук добычу победили страсть, которую он питал к  каждому  статеру
столь заботливо созданного богатства. Он проворно перелез через борт, тень
скользнула по лестнице, и в один миг  в  морской  ночи  исчезли  очертания
лодки Эпафродита.
     Вскоре до него донесся глухой удар молотка, давшего  сигнал  гребцам:
весла на воду! Темная громада  ожила,  и  корабль  двинулся.  С  берега  в
последний раз проводил его взглядом Эпафродит, в  последний  раз  защемило
сердце  и...  большая  часть  его  богатства  скрылась  в  морской   дали.
Возвратившись домой, он и не  подумал  об  отдыхе.  Он  хорошо  знал,  что
промедление для него смерти подобно. Он  написал  письмо  еврею  Абиатару,
известному молодому купцу, прося его немедленно прийти к нему. Письмо  это
он отправил с Нумидой, послав  одновременно  носилки  с  тяжелыми  темными
занавесками.
     В ожидании Абиатара грек прилег на воздушные шелковые подушки, и  его
тщедушное тело утонуло в мягком ложе. Мерцал  светильник.  Языки  пламени,
рожденные чистейшим маслом, тянулись высоко  вверх  и  перегибались  через
края позолоченных чаш в форме граната. Хмуро и тревожно  глядел  Эпафродит
на потолок.  Сухими  пальцами  он  барабанил  себя  по  лбу,  хладнокровно
вынашивая планы отмщения.  Когда  он  сталкивался  с  запутанным  узлом  и
остроумным решением рассекал его, подобно тому как меч Александра рассекал
узел фригийского царя Гордия, на губах его мелькала довольная улыбка.
     Услышав тихие шаги  и  узнав  Абиатара,  Эпафродит  не  встал,  чтобы
встретить его.
     - Мир тебе, Эпафродит! - приветствовал его удивленный Абиатар.
     - Мир Христов да пребудет и с тобой, Абиатар!
     - Ты призываешь меня в полночь, сам же лежишь, словно всласть поел  и
ждешь друга, чтоб перекинуться в кости!
     Если мы бросим кости, Абиатар, я предсказываю, что в выигрыше  будешь
ты!
     Эпафродит поднялся.
     - Присаживайся и сразу начнем!
     - Клянусь Моисеем, я не понимаю тебя!
     - Скоро поймешь и без Моисея и без талмуда, если только ты не оставил
свой разум у прекрасной Сарры!
     - Ты в хорошем настроении, Эпафродит! Я не обижаюсь!
     - Послушай! Время идет!
     Он повернул песочные часы.
     - Заступает вторая полуночная стража. Я  спешу!  Ты  молод,  Абиатар,
решителен, и я часто удивлялся таланту, с которым  ты  совершаешь  сделки.
Поэтому я уважаю тебя, поэтому-то и призвал тебя. Согласен ли ты купить  у
меня дом, пристань, сад, - короче,  все,  кроме  меня  самого.  Я  слишком
старый товар, и тебе ни к чему!
     Абиатар меньше бы изумился, услышь он, что Феодора уходит спасаться в
пустынь. Желание Эпафродита продать лучший торговый дом в  Константинополе
было непостижимо.
     - Не шути со мной, Эпафродит! Я работал до  полуночи,  устал,  и  мне
жаль ночи и отдыха.
     - Не трать попусту слова! Отвечай!
     - Согласен!
     - Вот купчая с ценами до мельчайших деталей. Прочти и  подпиши,  если
ты согласен. Если нет, скажи сразу, я продам другому!
     Бледное лицо гостя вспыхнуло, когда грек развернул перед ним  большой
свиток. Он углубился в цифры, глаза его взволнованно перебегали со  строки
на строку.  Эпафродит  не  обращал  на  него  внимания.  Он  погрузился  в
созерцание тонкой песчаной струйки в часах.
     - Подписываю! - оживился Абиатар, прочитав свиток. - Но что с шелком?
У тебя его немало, а в купчей ничего не указано.
     - Под моей крышей нет ни клочка. Все продано.
     - О-о-о! - поразился Абиатар.
     -  Ну,  хорошо,  подписывай.  Но  прежде  поклянись   мне   предками,
иерусалимскими храмами, могилой и прахом Авраамовым, что не обмолвишься ни
словечком, пока я не исчезну.
     - Говоришь загадками, Эпафродит.
     - Клянись!
     - Клянусь!
     - Теперь подписывай! Но дату купчей, которую я не поставил, отодвинем
на год назад!
     Снова удивился Абиатар.
     - Торопись, или я продам другому!
     Абиатар расписался и поставил дату, которую просил Эпафродит. Тот,  в
свою очередь, поставил подпись, свернул свиток и отложил  его  в  сторону.
Потом вынул чистый папирус, положил его перед евреем и стал диктовать:
     "Эпафродиту, пресветлому господину. Поскольку я намерен  занять  дом,
который купил у тебя год назад, пожалуйста, прими меры, чтоб я  мог  через
месяц поселиться в нем. Абиатар".
     - Готово. Твое письмо я спячу вместе с купчей. Когда ты получишь  ее,
отсчитывай деньги - и на следующее утро  дом  будет  пуст.  Но  помни,  ты
поклялся молчать! Иди!
     Абиатар оторопело стоял, ему хотелось еще  что-то  сказать,  но  грек
махнул рукой, и он распрощался.
     Сев в носилки, Абиатар потирал руки  от  радости,  что  отныне  будет
первым купцом в Константинополе. Но тут же он,  правда,  задумывался  и  с
опаской бормотал про себя:
     - Тайны, какие-то тайны!
     Эпафродит тоже радовался. Повернувшись в сторону  дворца,  он  поднял
сухую руку и произнес:
     - Приходи, августа, приходи за шелком! Возбуди против меня иск,  чтоб
забрать дом и мое золото! Понравились тебе мои  сады,  порезвиться  в  них
захотелось. Ха, вероломная! Ты думала, что вы, самодержцы, забрали у  нас,
греков, и мудрость нашу! Есть еще кое-что в наших седых  головах,  хватит,
чтоб разорвать твои сети, как паутину, проклятая!
     Эпафродит разгорячился, его глаза полыхали огнем, он быстро  скользил
по гладкой мозаике.
     "Я многим пожертвовал, - думал он, - тысячи золотых  монет  канули  в
море, я выбросил их, как гнилые плоды. Но у меня достаточно  денег,  чтобы
прожить спокойно и без забот до самой старости, чтобы возлежать на  коврах
более прекрасных, чем у августы, чтобы услаждать взгляд более драгоценными
произведениями искусства,  чем  те,  что  есть  в  Большом  дворце.  Да  я
пожертвовал бы и этим, я спал бы на голых  досках,  только  бы  умереть  с
уверенностью, что злобная змея побеждена. Я спас от  нее  шелка,  сохранил
дом, теперь речь идет об Ирине и Истоке, и, конечно, обо  мне  самом.  Для
побега нужны хорошие кони, славинам понадобится оружие. За одну  ночь  мне
этого не достать. Восемь дней, лишь восемь дней  надо  мне  от  судьбы,  а
потом я лягу и скажу: "Конец! Пусть приходит великий день, и вечная  осень
накроет меня. Теперь приходи! Эпафродит с радостью приветствует тебя!"
     Пока он обдумывал детали побега, на море засверкали первые лучи зари.
Вдруг он услыхал во дворе какой-то шум.
     - Исток вернулся!
     Грек вышел навстречу юноше в перистиль, думая переговорить  с  ним  о
лошадях и оружии, которыми следует снабдить всех, кто вместе с ним  пойдет
через Гем.
     Ступив на мраморный пол под тонкими коринфскими колоннами, он услыхал
посреди двора громкий смех. Толпа рабов сгрудилась вокруг кого-то и весело
хохотала. Сквозь смех слышались струны, хриплый голос пел озорную песнь.
     Эпафродит разгневался. В такие минуты,  когда  решается  его  участь,
рабы орут и веселятся. Быстрыми шагами он подошел к ним.
     - Псы! - раздался его крик.
     Люди склонились в ужасе, колени у всех подогнулись.
     - Прости, господин, прости, смилуйся над нами! - в один голос умоляли
они.
     Над  коленопреклоненной  толпой  в  сером  сумраке   утра   поднялась
расплывчатая фигура в длинной одежде.
     - Эпафродит, светлый господин, Радован приветствует тебя!
     Мрачное лицо  купца  прояснилось,  когда  он  увидал  пошатывающегося
Радована. Он ласково поздоровался с ним.
     - Откуда ты, старик? Ни свет ни заря уже во дворе?
     - Не понять тебе певца, ты почиваешь на своей постели  и  ужинать  за
своим столом; не понять тебе его. Осколком звезды падает он на  землю.  То
на севере, то на юге. Вот что такое певец, господин!
     - Почему ты не пришел вечером? Ведь  сейчас  стража  не  должна  была
отпирать ворота?
     - Я пришел бы вечером, господин, наверняка бы пришел. Но  изнемог  от
ужасной жажды. И тогда нашлись добрые люди и сказали мне: садись и  пей  с
нами, сыграй и спой. И я сел и пил, играл и пел, так  что  у  меня  пальцы
заболели, и струны расстроились, и горло мое потрескалось, как подошва  на
утомленной ноге. И тогда я сказал: хватит с тебя, Радован! Поднялся  я  от
стола, ушел и  прислонился  к  твоим  воротам.  Не  стучал  я  в  них,  не
барабанил, клянусь богами, я не  делал  этого.  Но  пришли  твои  люди,  с
носилками пришли, и Нумида узнал меня, окликнул, открыл  ворота  и  привел
меня во двор. Хорошие у тебя слуги, господин, прости их!
     Грек махнул рукой, испуганные рабы встали.
     - А сейчас я иду прямо к своему сыну Истоку. Важные у меня вести  для
него.
     - Истока нет дома. Он в карауле.
     - Его нет дома! Нечего сказать, хороший сын, отец приходит, а его нет
дома! - устало проговорил Радован.
     - Ты утомлен,  Радован,  тебе  не  грех  отдохнуть.  Нумида,  проводи
господина в его комнату. Когда ты проснешься, твой сын будет сидеть  возле
тебя.
     - Быть по сему. Мудры твои слова. Отдых сейчас  мне  кстати.  Пока  я
ездил на твоих золотых - хорошо ездилось, лучше быть не  может.  Да  назад
идти тяжеленько пришлось!
     Радован оперся на Нумиду и пошатнулся.
     - Крепче держи меня! Глаза у меня слабые! Погоди! Еще  кое-что  надо.
Эпафродит, господин мой, ясный господин! - вопил Радован вслед Эпафродиту,
исчезнувшему под аркой.
     - Чего ты хочешь, отец?
     - Прикажи дать мне глоток вина! В кабаке было  очень  скверное.  Твое
лучше. Я хвалил его повсюду.
     - Только скажи Нумиде, он твой раб!
     - Спасибо, господин, спасибо!
     Тяжело опираясь на раба, Радован заковылял по двору.



                                    26

     Ирина проснулась. Светильник давно догорел,  с  моря  наплывал  белый
день. Она быстро встала, мягкие локоны рассыпались по лицу. Она убрала  их
со лба. Разочарованно оглядела комнату.
     Нет, нет Истока! А ведь ей казалось, будто он всю  ночь  сидел  возле
нее, будто она разговаривала с  ним,  будто  он  рассказывал  ей  забавные
истории о жизни славинов. По безбрежным лугам ходили они за стадами  овец,
отдыхали в темных лесах. На ветках  под  солнцем  свободы  пели  свободные
птицы. Исток был могуч и уважаем, она - любима и почитаема. А  теперь  его
нет! Он обещал вернуться, рано вернуться. Солнце уже играет с  волнами,  а
его все нет.
     Ирина  испугалась.  Страшные  предчувствия  сжали  сердце.  А   вдруг
Асбад... Феодора... Во дворце Исток был в полночь. Если они собирались  ее
погубить, если для этой цели наняли разбойников, то почему бы не найти  их
и для Истока? Он сильный, он герой. Он спас ее, но спасется ли  сам?  Если
он пал в бою, он пал за нее...
     Затрепетало нежное сердце девушки, задрожала она всем телом, по щекам
побежали слезы, она зарыдала и в отчаянии упала на подушку.
     Всхлипывая, Ирина шептала молитвы, умоляя  Христа  спасти,  сохранить
его, смилостивиться над ней...
     Постепенно она успокоилась. Вытерла глаза.
     "Зря это, я глупая, - раздумывала она. - Чего я плачу?  Он  ведь  уже
приходил. Я душой почувствовала это  во  сне.  Тихонько  приподнял  полог,
посмотрел на меня и ушел. Не разбудил меня, пожалел, добрый. И  сейчас  он
придет; скоро дрогнет  занавес,  огненные  глаза  устремятся  на  меня.  Я
подожду его. Наши взгляды встретятся. И он прочтет в моих  глазах,  как  я
ждала его, как тосковала по нему и боялась за него. Я расскажу ему, как  я
плакала, а он засмеется, погладит меня по  голове,  поцелует  в  глаза.  И
скажет: "Соловушка мой, чего ты боишься?"
     И в самом деле шевельнулись тяжелые портьеры у входа. Ирина задрожала
от счастья. Пришел мой Исток!
     Но вместо Истока она увидела маленькие глазки Эпафродита.
     - С добрым утром, светлейшая госпожа!
     Низко, дворцовым поклоном поклонился ей старик.
     - Приветствую тебя, добрый господин! Где Исток?
     - Уехал в казарму; высокий чин принес ему много забот и дел. Он скоро
вернется.
     - Но ведь он уже был здесь? Я во сне чувствовала, что был.
     Грек, не задумываясь  даже  на  секунду,  солгал,  чтоб  не  испугать
девушку.
     - Конечно, был. Как может улететь голубь, не попрощавшись с голубкой?
     - Ах, а я думала, что его не  было,  что  с  ним  случилась  беда  во
дворце!
     - Любовь видит ночь там, где сияет ясный день!
     - Какая я глупая! - Ирина закрыла лицо руками и весело рассмеялась.
     - Прошу тебя, светлейшая, не покидай комнату. Эпафродит - твой  самый
заботливый слуга. Ты ни в чем не потерпишь нужды,  дочь  моя.  Но  наружу,
милое дитя, нельзя выходить. В Константинополе  все  видит,  все  доносит,
глухие стены и те слышат!
     Эпафродит торопливо поклонился, занавеси  сомкнулись,  и  его  голова
исчезла.
     Пройдя второй и третий зал,  он  остановился  в  зале  Меркурия,  где
стояло много прекрасных статуй работы античных мастеров. Старик подошел  к
статуе Афины, хлопнул себя по лбу и произнес:
     - В тебе, Паллада, воплощена мудрость моего народа, но или разум  мой
стоит не больше черного муравья в траве, или опасения мои  не  напрасны  и
сегодня ночью что-то случилось с Истоком. Да обрушатся  проклятия  ада  на
императрицу, если она дерзнула...
     Он быстро повернулся к выходу - ему чудилось, будто мраморные  статуи
согласно закивали головами:
     - Верно говоришь, случилось...
     Он так подробно и четко продумал и разработал план, что, казалось, ни
малейшей детали в нем уже невозможно изменить. И вдруг удар, взмах мечом -
и все нити оборваны, все уничтожено.
     Это представлялось настолько невероятным, настолько невозможным,  что
он заново принялся все обдумывать и перебирать в голове.
     "Нет, невозможно, никак  невозможно!  Она  не  настолько  дерзка.  Во
дворце был пир, вакханалия и оргия в садах длилась за полночь,  ночь  была
теплой. Исток пришел туда до полуночи. Он хорошо вооружен. Какой бы грохот
стоял, если б на него напали. Нет, нет, Эпафродит! Думай трезво и мудро!"
     Он чувствовал, что нервы его утомлены. Бессонная ночь, столько важных
решений, умственное напряжение - он просто переутомился и поэтому, подобно
влюбленным, видит ночь там, где светит ясный день.
     Надо отдохнуть.
     Утренняя прохлада в саду среди цветов  быстро  успокоила  Эпафродита.
Шаг его снова стал легким и плавным, как бывало,  когда  в  этом  саду  он
обдумывал свои дерзкие начинания. Каждый миг возникали новые мысли, каждый
жест возвещал: "Вперед! Вперед! Все или ничего! Жизнь или смерть!"
     Раздумывая таким образом, он подошел к  жилищу  Истока,  остановился,
взмахнул рукой и твердо решил:
     "Нет, невозможно! Я ошибся, Паллада! Она не настолько дерзка!"
     И, словно освободившись  от  тяжкого  груза,  вздохнул  облегченно  и
повернулся к  дому,  чтоб  взглянуть  на  Радована.  Надо  было  обо  всем
рассказать старику, предупредить его, чтоб он  не  проболтался  за  чашей.
Неосторожный певец мог погубить их.
     Радован проснулся и лежал на мягкой перине, заложив руки под  голову.
Он смотрел в потолок и не шевельнулся даже, услыхав шаги.
     - Нумида! - голос его  был  хриплым,  он  закашлялся  и  повторил:  -
Нумида! Почему ты забываешь о том, что  приказал  тебе  вечером  господин?
Почему? "Нумида - твой раб", - сказал он.  А  тебя  и  близко  нет.  И  я,
Радован, отец Истока, которого славят по всем  кабакам,  я,  который  спас
жизнь Эпафродита, лежу здесь, голодный и алчущий. Эх, Нумида, Нумида!
     Торговец улыбался, стоя у дверей. Ведь Нумида все утро  покорно  ждал
за дверью, пока его призовет Радован.
     - Хлыстом его, Радован!
     Певец встрепенулся и оробел, увидев Эпафродита.
     - Прости, господин, не обессудь! Я думал, это Нумида. Старый  человек
бестолков и болтает бог весть что.
     Он встал и низко склонился перед греком.
     - Садись, старик! Расскажи, что  делается  на  свете.  Нумида  сейчас
принесет завтрак.
     - Не к спеху, он, господин! Человек рад покуражиться, когда  так  вот
разболтается, как я у тебя. С тех пор как я ушел, ни разу не  было  случая
приказать: Нумида, дай поесть, Нумида, пить хочу. Ни разу! Сам проси,  сам
ищи, сам заботься, чтоб хоть как-то брюхо набить. Посмотри, как я похудел!
     - У Эпафродита отъешься!
     - Неплохо бы, да только не выйдет. Не успею, Господин!
     - Почему не успеешь?
     - А, да ты же не знаешь, зачем я вернулся! Я думал  прийти  летом,  а
пришлось сразу назад поспешить.
     - Лучше б ты здесь остался. Зачем ты ушел?
     - Спроси богов, зачем бродит по свету певец, спроси, может, они  тебе
скажут. Да ведь не скажут, даже боги твои не скажут! Певец должен  ходить,
он не знает покоя; боги гонят его, а зачем - не говорят. Только  присядешь
и наешься, а в сердце стучит: "Иди!" И идешь.
     - Зачем же ты тогда вернулся?
     - Я наперед знал, что вернусь. И сказал об этом Истоку еще до  ухода.
Но где он, почему его нет возле отца? Хорош сынок. Отец  страдает,  а  ему
хоть бы что.
     - Служба, почетная служба, старик! Управда так его возвысил, что весь
Константинополь диву дается. У него сейчас хлопот полон рот.
     - Знаю, уже слышал в кабаке. Так ведь и полагается. Сын да не  осрами
отца своего! А теперь я скажу тебе, зачем я пришел: сын должен  немедленно
этой же ночью бежать отсюда и вернуться домой.
     - Это невозможно!
     - Необходимо! За Дунаем воцарился ужас.  Этот  песий  сын  Тунюш,  на
каждом волоске которого сидит по три дьявола, этот  коровий  хвост  посеял
войну между славинами и антами. Представь себе, между славинами и  антами,
между братьями! Кровь льется, голосят женщины, грады пылают,  овцы  бродят
без пастухов, их дерут волки. Вот я и пришел за сыном, потому  что  струна
родила меч, и раз уж он научился воевать, пусть поможет славинам  погасить
войну, задушить гунна, который науськивает и подстрекает,  пусть  подвесит
его за пятки на дуб и установит мир между братьями.  Видишь,  для  чего  я
пришел, и он должен пойти со мной!
     - Горе и позор братьям, поднявшим друг на друга оружие!
     - Не было бы горя, не было бы и позора, если  б  этот  пес  не  мутил
воду. И почему, черт возьми, Исток тогда не зарезал его? Я рожден  не  для
битв, а для струн. Но с сыном и я на старости лет пойду в бой!
     - Хорошо, старик, пойдешь,  только  немного  погодя.  Я  открою  тебе
великую тайну. Но если ты промолвишь словечко об этом, все  боги  на  тебя
ополчатся и принесут погибель и сыну и тебе самому.
     Радован приложил руку к сердцу и торжественно произнес:
     - Рта не раскрою, Святовитом клянусь, не раскрою, господин!
     - Твой сын любит Ирину...
     - Все еще? Неужели сын певца так верен в любви!
     - Она  достойна  любви.  Старый  Эпафродит  любит  ее,  как  дочь,  и
пожертвовал ради нее огромным богатством, ради нее и ради Истока. Да и моя
судьба положена на чашу весов, и я погибну, если чаша эта не перевесит!
     Разинув от удивления рот, Радован бормотал что-то невразумительное.
     - Удивляйся, старик, удивляйся и слушай! В  Истока  влюбилась  другая
женщина. Небезопасно называть ее имя  в  Константинополе.  Грек  осторожно
оглянулся на дверь и шепотом произнес:
     - Феодора!
     - О боги, сама царица?
     - Да, она!
     - Ведь у нее, курвы, муж есть!
     - Тише, не так громко!
     Радован зажал ладонью рот.
     - Но Исток отверг ее любовь и тем самым обрек себя на погибель.
     Радован вцепился в свою взлохмаченную бороду, выругался и прошептал:
     - Вот это так:  кто  с  собаками  спит,  встает  с  блохами.  Перуном
клянусь, справедливо сказано!
     - Поэтому Истоку надо  бежать,  чтоб  спасти  свою  жизнь.  Вместе  с
Ириной, которая сейчас находится у меня. Но сегодня и завтра этого сделать
нельзя. У Эпафродита нет коней для  побега.  Отныне  твоя  первая  забота,
Радован, молчать обо всем...
     Радован обеими руками зажал себе рот.
     - Молчать как камень. А в городе говори, что твой сын счастлив и  что
ты тоже навсегда останешься здесь. Чем больше ушей это услышат, тем лучше!
Болтай по всем кабакам. Я дам тебе денег, чтоб ты мог угощать других. Твои
слова должны дойти до ушей императрицы и убедить ее в том, что Исток и  не
помышляет о побеге, чтоб она не  смогла  сразу  осуществить  своих  планов
мести. Если она опередит нас, все потеряно.
     Радован был настолько поражен, что не произнес больше  ни  слова.  Он
размахивал одной рукой, показывая, как он будет распространять эту  весть,
а другой зажимал себе рот в знак полного сохранения тайны.
     - Теперь ты знаешь достаточно. Сегодня  отдыхай  и  никуда  не  ходи.
Дожидайся здесь Истока. Он обрадуется тебе, ты сможешь  рассказать  ему  о
войне.  Однако,  по  всей  вероятности,  сегодня  ночью  произойдет  нечто
любопытное. Поэтому из дому не выходи!
     - Не тронусь, господин, из комнаты не выйду!
     Эпафродит удалился.
     А в городе уже все бурлило. Молнией бежала из  уст  в  уста  новость:
шелк - императорская монополия! На всех площадях  читали  указы.  Ко  всем
купцам заходили чиновники и опечатывали склады шелка.
     Когда  Эпафродит  вышел  в  атриум,  его  уже  поджидал   квестор   в
сопровождении сильной охраны.
     Он сдержано, с сознанием своей силы и ответственности, возложенной на
него, поклонился Эпафродиту, прочел указ и потребовал открыть все склады и
мастерские, чтоб иметь  возможность  опечатать  их  и  оценить  количество
шелка, которое государство откупит по утвержденным ценам.
     - Мне очень жаль, но я не в состоянии подарить всемогущему властелину
земли и  моря  хотя  бы  ничтожную  долю  от  своей  рабской  бедности.  У
Эпафродита нет ни клочка шелка.
     Квестор смерил его недоверчивым взглядом и резко возразил:
     - Будет разумнее, если ты продашь свой шелк  государству,  чем  таить
его и ставить под  угрозу  свое  имущество.  Указом  предусмотрены  весьма
строгие  наказания  для  тех,  кто  попытается  обмануть  его  величество,
всесильного деспота.
     - Я никогда не был лгуном, но, владей я и горами шелка, я  не  продал
бы ни одного лоскута всемогущему государю. До сих пор Эпафродит ничего  не
продавал ему и впредь продавать не будет. Верный слуга автократора, а  это
подтверждает перстень императрицы, пергамен самодержца и  еще  кое-что  из
моей собственности, Эпафродит до сих пор лишь подносил дары императору,  и
он счастлив, если своим скромным даром ему  хоть  на  мгновенье  удавалось
вызвать проблеск радости на лице могущественного деспота  всех  веков.  Но
чего нет, того нет. Извольте сами осмотреть все до последнего уголка!  Все
открыто перед вами: склады,  мастерские  и  мое  скромное  жилище.  Нумида
проводит вас и все вам покажет.
     Квестор не верил словам торговца. Злобная улыбка искривила его губы.
     - Сожалею, но поверить не могу!
     - Плох тот слуга, который  до  конца  не  исполнит  повеления  своего
господина. Ступай, квестор, убедись сам!
     Эпафродит повернулся, решительно покинул атриум и поспешил в комнату,
где хранилась одежда рабов. Выбрав самую простую, он пошел к Ирине.
     - Прости, светлейшая,  тяжкие  наступили  времена.  Пришел  дворцовый
квестор, ищет шелк. Сегодня на  него  объявили  монополию,  это  дело  рук
Феодоры, она хочет уничтожить меня.
     - Ты потеряешь все! Из-за меня! О, я несчастная!
     - Не тревожься, шелк  спрятан.  Они  ничего  не  найдут  на  складах.
Поэтому вероятней всего придут  сюда.  Тебя  они  не  должны  видеть.  Они
выдадут тебя. Надевай тунику рабыни, иди в сад,  собирай  цветы  и  гуляй.
Избегай людей, на рабыню никто не обратит внимания! Не бойся, дочь моя!
     - Как ты заботлив, господин! Несчастная, я навлекла на  тебя  столько
бед. Прости! Да благословит тебя господь!
     Ирина взяла тунику, убрала волосы, как носили рабыни, и  поспешила  в
сад, где притаилась в гуще пиний и оливковых деревьев.
     Между тем квестор обыскал склады, солдаты обстукали стены  в  поисках
потайных дверей, где Эпафродит мог укрыть ткань. Безуспешно. Они вернулись
в дом, перерыли все углы, осмотрели клети и подвалы - ничего.
     Квестор составил протокол, с раздражением отметив, что  у  Эпафродита
не найдено ни одного шелкового волоконца, и удалился.
     Грек смотрел ему вслед и,  когда  он  исчез  в  дверях,  торжествующе
улыбнулся:
     - Ха, ха, прекрасная Феодора, что будет у  тебя  на  душе,  когда  ты
узнаешь,  сколько  шелка  обнаружили  у  Эпафродита!  Тебе   не   придется
понежиться в моем богатстве! Не хочешь ли поваляться на  рваных  индийских
циновках из лыка? Их у меня достаточно! На них ты наверняка отмолишь часть
грехов, ха-ха-ха! Теперь посылай людей, чтоб отнять у меня дом! Я знаю, ты
это сделаешь! Да только и от этого у  тебя  лишь  желчь  разольется,  змея
ненасытная!
     Эпафродит позвал привратника. Спросил его, вернулся ли Исток.
     - Пока нет, - отвечал привратник.
     - И ночью не был?
     - Он ушел около полуночи и с тех пор не приходил. Я все время  был  у
ворот.
     - Как вернется, сразу скажи мне!
     Раб поклонился и ушел к воротам.
     Тревога охватила Эпафродита.
     "Утро проходит, солнце высоко, пора бы ему  вернуться.  Асбад  провел
ночь во дворце, сегодня упражнений не будет. Значит,  у  Истока  тоже  нет
дела в казарме. Но все-таки!  Может  быть,  он  послал  его  вместо  себя.
Замучает его до смерти. О святая София, развей поскорее тьму! Я  не  знаю,
как быть. Надо позаботиться о лошадях, нужно достать оружия,  а  его  нет.
Странно, очень странно!"
     Он ходил по перистилю, вокруг журчащего фонтана, хмуро обдумывал свои
планы. Вдруг примчалась Кирила и, запыхавшаяся, заплаканная, повалилась  к
его ногам.
     - Что случилось? - испуганно спросил грек.
     - Спаси Ирину, господин, спаси госпожу!
     Она громко рыдала, умоляюще протягивая к нему руки.
     - Что случилось, говори быстрей!
     Лоб Эпафродита покрыли глубокие  морщины  от  страшных  предчувствий,
охвативших его душу.
     - Асбад ворвался в комнату Ирины. Он пришел, пьяный, на  рассвете.  Я
на коленях умоляла его не тревожить госпожу. Он ударил  меня  и  распахнул
дверь.
     "А, - заревел он, - так вот как она болеет!  Убежала  наслаждаться  с
варваром! Где она?" - "Ей полегчало к утру, - врала я, -  Христос  простит
мне, она пошла помолиться в  церковь  нашей  возлюбленной  богородицы".  -
"Ага, помолиться! Я знаю, куда она ходит молиться, нечестивая! Я ей помогу
помолиться! Позор на весь двор!" И он убежал, злой как  сатана.  А  я  что
есть духу к тебе. О господи, если  он  придет  сюда,  о  господи!  Погибла
госпожа! Спаси ее, именем Христа умоляю, спаси!
     Глаза  Эпафродита,  сверкнув,  исчезли  во  впадинах  под   мохнатыми
бровями.
     Хитрый, привыкший  к  интригам,  не  терявший  хладнокровия  в  самых
запутанных ситуациях, сейчас он  чувствовал,  что  перед  ним  разверзлась
пропасть, и не знал как сделать первый ход новой партии.
     - Твоя госпожа в саду, на ней туника  рабыни.  Побудь  с  ней  там  и
попробуй осторожно рассказать обо всем, но смотри не напугай.  Я  подумаю,
что нам предпринять.
     - Спаси ее, господин! Ей надо бежать...
     - Ступай!
     Эпафродит снова принялся  расхаживать  по  перистилю,  останавливаясь
перед фонтаном. Рука его разглаживала нахмуренный  лоб,  правой  ногой  он
постукивал по полу, - искал решения, искал выход.
     "Ты хорошо играешь, проклятая, и  Эпафродит  с  трудом  поспевает  за
тобой. Стоит мне выбраться из одной ловушки, как я  попадаю  в  другую.  И
все-таки я должен избежать ее сетей,  должен,  клянусь  Палладой,  должен!
Дочь варвара, сторожа медведей,  не  перехитрит  сына  самого  хитроумного
народа!"
     И он стал думать, что могло произойти дальше.
     "Асбад почти наверняка вырвет сегодня у Феодоры разрешение занять мой
дом. Если это произойдет, мне  негде  будет  спрятать  Ирину.  А  если  он
обнаружит ее у меня, она погибла, а вместе с ней и я. Опасный тупик! Пусть
она отплывет на паруснике. Но как тогда скроюсь я, если  придет  нужда?  А
нужда  непременно  придет.  Когда  Феодора  вдобавок  узнает  о  квесторе,
вернувшемся с  пустыми  руками,  она  призовет  все  силы  ада,  чтоб  нас
уничтожить. Опасный тупик! Хоть бы Исток возвратился! Тяжелые предчувствия
овладевают мной, и чем дальше, тем больше".
     Греку чуть не изменило мужество. И  хотя  духом  он  был  молод,  как
юноша, старое тело его ощутило тяжесть взятого на себя бремени.  Он  почти
пожалел, что вступил в опасную  игру,  в  которой  можно  лишиться  всего.
Смерти он не боялся, он опасался  бесчестия  и  самой  мысли  о  том,  что
блестящая жизнь, полная богатства и уважения, может  закончиться  позором,
что он будет  раздавлен  этой  дьявольской  гиеной.  Ему  необходимо  было
посоветоваться с Истоком. Как  бы  ни  был  он  сейчас  занят,  он  должен
оставить службу, прийти к нему. Пусть он скажет своим  славинам  и  готам,
чтоб они были наготове, если  Асбад  нападет  на  дом.  И  пусть  начнется
настоящая битва, восстание - безразлично.
     Он черканул на лоскуте папируса несколько строк и решил  отправить  в
казарму за магистром педитум самого быстрого всадника с просьбой к  Истоку
как можно скорее приехать домой. На коня, известного  на  ипподроме  своей
резвостью, вскочил столь же резвый араб, лучший наездник.
     Эпафродит приказал ему  не  щадить  коня,  проехать  весь  лагерь  от
казармы к казарме, найти Истока и немедленно привести его.
     Привратник схватился за скобу, распахнул тяжелую створку ворот,  конь
поднялся на дыбы, нетерпеливо грызя удила.  Но  тут  доски  задрожали  под
тяжелыми ударами.
     "Исток", - подумал Эпафродит.
     Ворота раскрылись, сверкнул золотой  шлем.  Грека  охватила  радость.
Однако за первым шлемом появился второй, третий. Истока не  было.  Офицер,
пришедший во главе палатинцев, спросил Эпафродита.
     - Говори, он стоит перед тобой! - хмуро представился торговец.
     - Светлейший начальник палатинской  гвардии,  магистр  эквитум  Асбад
спрашивает твою милость, нет ли здесь славина Ориона-Истока?
     - Передай, что я сам ожидаю его и ищу. Вот гонец с  письмом  к  нему,
чтоб он поскорее вернулся домой, ибо к нему приехал отец.
     Эпафродит выдернул свой папирус из-за пояса у гонца  и  протянул  его
офицеру.
     - Читай!
     Пробежав письмо, офицер вернул его.
     - Значит, он сбежал, неблагодарный варвар! Шестеро  славинов  исчезло
сегодня ночью, покинув караул в Большом дворце. Погоня выступила за  ними.
Но разве его поймаешь!
     Эпафродиту показалось, будто под ним дрогнул мраморный пол. Он собрал
всю свою волю, чтоб скрыть впечатление, которое произвело на него страшное
известие.
     С мукой он повторил вслед за офицером:
     - Значит, он сбежал, неблагодарный варвар!..
     - Благодарю тебя за известие.  Тем  не  менее  разреши  двоим  воинам
остаться у ворот, а двоим пойти к морю, к пристани.  Так  приказал  Асбад,
магистр эквитум, по высочайшему распоряжению святого деспота!
     - Изволь!
     Офицер отдал честь, выбрал четырех  солдат  и  расставил  их.  Забрав
остальных, он ушел докладывать Асбаду.
     В перистиле Эпафродит присел на каменную скамью. Голова его упала  на
грудь, страшная пустота охватила душу, на миг он совсем растерялся и  лишь
повторял, прерывисто вздыхая:
     - Исток, Исток, что ты наделал? Бедная Ирина! О неверный Исток...
     Получи он весть о том, что разбился корабль, что разбойники захватили
караван, что он проиграл на ипподроме мешки золота, -  омрачилось  бы  его
чело, но он бы не пал духом. Он продолжал бы идти на риск и с еще  большей
энергией принялся бы за дело.
     Но весть о том, что Исток исчез после того, как выманил Ирину,  после
того, как подвел его самого к краю пропасти, - сломили  Эпафродита.  Долго
сидел он на камне, не в силах взять себя в руки.  Он  пришел  бы  в  ужас,
узнав о том, что Исток пал от рук подлого убийцы. Но он восхищался бы им и
любил его, мертвого. А Исток спас себя и сразил самое благородное  сердце,
погубил Ирину, разрушил ее счастье.
     Стариком овладело безразличие; охотнее всего он написал бы завещание,
отдал бы все Ирине, а сам принял яд.
     Эта мысль встряхнула его. Он вскочил на ноги.
     - Нет, никогда, не  хочу!  Пусть  весь  мир  полонен  сатаной,  я  не
отступлю. Все заново! Эпафродит побежден?
     Нет тело мое вы можете победить, дух никогда!
     Быстрыми шагами направился он в сад к Ирине.
     Она сидела под пинией возле журчащего ручейка. Кирила плела венок  из
цветов.
     - Светлейшая госпожа, ты нежна,  как  молодая  лилия,  но  твоя  душа
предназначена для скорби. Не пугайся!
     - Говори, мой благодетель! Страдания разрывают мне душу. Я готова.
     - Офицер принес весть о том, что Исток скрылся.
     - Слава Иисусу, он спасен!
     - Дитя, ты одна в этом мире способна так любить. Он бежал  без  тебя,
неблагодарный! Он покинул тебя, позабыл! О, ты добрый ангел!
     - Погибло мое счастье, но  он  спасен.  Я  предчувствовала  беду.  Но
ангелы хранили его и спасли. Да сопутствует ему Христос в пути!
     Окаменев, стоял Эпафродит перед Ириной. Такой любви он не понимал. Он
видел, как она побледнела, как бурно вздымалась ее грудь, он  слышал  стук
ее сердца. Но ни одного недоброго слова не сорвалось с ее губ, для  Истока
она пожертвовала своим счастьем.
     - А если сейчас придет Асбад, чтоб увести тебя, светлый ангел?
     - Он не найдет меня, потому что я ухожу. Мне было страшно до сих  пор
оттого, что Исток пропал, и я обмирала при мысли о том, что ты  придешь  и
скажешь: он убит, он погиб. Теперь я радуюсь его спасению...
     Ирина встала,  дрожа  как  осиновый  лист  на  ветру.  Верная  Кирила
поддержала ее.
     - Идем, Кирила, моя единственная, прочь  от  могил,  где  зарыто  мое
счастье. Он спасен, он покинул  меня,  потому  что  был  вынужден,  но  он
никогда не забудет меня.
     Моя вера в него безгранична. Идем, господь не оставит нас.
     Она сделала шаг, колени ее подгибались.
     - Ты не в силах идти, дочь моя! Боль огромна, и тело твое слабо. Куда
ты пойдешь?
     - Домой, в Топер, к дяде. Побираясь, дойдем мы  с  Кирилой  до  дома,
убогие  сироты,  и  господь,  пославший  ангела  проводить  Товия,   будет
сопутствовать и нам, покинутым и несчастным. Моя надежда крепка.
     - Ты не можешь так идти! Я дам тебе экипаж, самый лучший свой  экипаж
и надежную охрану.
     - Велика твоя доброта!
     - Мала для тебя, мой ангел! Идите пешком к  Адрианопольским  воротам!
За ними вас будет ожидать экипаж. Я пошлю самого скорого возницу и охрану.
В Фессалонике у меня есть  дела.  Вы  доберетесь  до  Топера  безопасно  и
удобно.
     - Сделай так, господин,  господь  вознаградит  тебя  сторицей!  А  то
госпожа обессилит и умрет  в  дороге!  -  Кирила  упала  на  колени  перед
Эпафродитом.
     Ирина шла среди распустившихся цветов, сама увядший цветок.
     Эпафродит смотрел ей вслед, горечь наполняла его душу, и  он  простер
руки, шепча:
     - Будь благословенна, святая!
     Вскоре, одетая в тунику рабыни, Ирина вместе с Кирилой направилась  в
город к Адрианопольским воротам.
     Так велел Эпафродит.
     Воины не обратили внимания на двух рабынь, вышедших из ворот.
     Час спустя после их  ухода  со  двора  выехала  повозка,  нагруженная
тканями и кожей для фессалоникского купца. Солдаты осмотрели ее; не вызвав
подозрений, она беспрепятственно покатила по Месе.  Позади  скакало  шесть
всадников.


     Миновал полдень. Из дворца никто не приходил: ни Асбад,  ни  квестор.
Эпафродит сидел на диване в небольшой комнате и раздумывал о своей суровой
судьбе. Поразмыслив, он простил Истока. "Может быть, на него напали, и ему
пришлось мечом прокладывать себе путь!  Славины,  которые  якобы  убежали,
помогли ему спастись. Ирина верит в него, верит в его верность,  бедняжка!
Как безжалостна судьба, разлучая сердца, так любящие друг друга. Проклятье
господне на тех, кто это устроил!"
     Тьма сгущалась, из  дворца  по-прежнему  никого  не  было.  Эпафродит
успокаивался.  "Шелк  спасен,  Исток  спасен,  Ирина  спасена,  мой   долг
выплачен". Он вспомнил о Радоване и послал за ним.
     Певец ничего не знал. Он бездельничал целый день, валялся  на  ковре,
усердно беседовал с кувшином,  настраивал  и  проверял  струны  на  лютне;
услыхав о случившемся, он обрадовался.
     "Течет все-таки в нем кровь певца,  -  весело  подумал  он.  -  Певец
увидит, полюбит, запоет... и потом идет себе дальше, позабыв обо всем".
     Грек укорял его в бессердечии. В его жилах струилась иная кровь.  Его
племя десять лет сражалось из-за женщины - прекрасной Елены.
     Пока они  беседовали,  распивая  греческие  вина,  закутанная  фигура
скользнула в комнату.
     - Спиридион! - моментально узнал его грек. Евнух испуганно смотрел на
Радована, не осмеливаясь раскрыть рот.
     - Не бойся, говори свободно!
     - Господин! Исток,  магистр  педитум,  твой  опекаемый,  находится  в
каземате под императорским дворцом, оттуда никто пока не выходил живым  на
божий свет.
     У Радована выпал бокал из рук и разбился вдребезги о  мозаичный  пол.
Закричав, старик повалился навзничь.  Эпафродит  вздрогнул,  ледяной  ужас
сковал его душу. Закусив губу, он выругался:
     - Ты победила, ехидна проклятая...




                               КНИГА ВТОРАЯ


                                    1

     Ночь стоит над Константинополем. Низкое небо густо усеяно звездами. С
площадей ушли последние гуляки. Кругом холодная тишина. Лишь из кабаков на
берегу Золотого рога доносятся крики и песни, звучат струны  и  бубны.  Но
это далеко. Вопли пьяных солдат и голытьбы не тревожат патрикиев в золотых
дворцах. Все окна спят.
     Лишь в императорском дворце  светится  окошко.  Железный  Управда  не
ведает покоя.
     Он сидит один, без силенциария, весь уйдя в груды актов и протоколов.
Со всех  концов  империи  стекаются  свитки,  ливень  миллионов  наполняет
опустевшую казну с тех пор, как божья мудрость  озарила  августу:  шелк  -
державная монополия!
     Прежде всего Управда принялся за  константинопольских  купцов.  Самых
именитых и крупных из них он знал лично или хотя бы  по  имени.  И  теперь
разбираясь в бумагах, поражался их богатству. Ему и во сне не снилось, что
в одном только  Константинополе  столько  денег  таится  в  шелке.  Купцы,
которых он считал нищими, бедняки, которые ходили пешком, а во время войны
жаловались, что не в силах выплатить налога,  эти  жулики  вынуждены  были
теперь передать квесторам в государственную казну огромные богатства. Лицо
Юстиниана было ясно, в глазах светилась радость. Словно  зачарованный,  он
не сводил взгляда с многозначных  цифр,  изредка  посматривая  в  окно  на
строящиеся  купола  храма  святой  Софии  и  бормоча  слова  благодарности
господу, который через жену внушил ему мысль об священной постойке.
     Вдруг лицо самодержца омрачилось. Перед ним лежал небольшой  пергамен
с именем Эпафродита. Ни слова о шелке, ни  слова  о  деньгах.  Односложный
доклад квестора: "Эпафродит оставил торговлю  шелком.  Мы  осмотрели  все,
повсюду пусто. Станки разобраны, ни коконов, ни тканей не обнаружено".
     Как? Эпафродит, самый богатый,  известный  на  всю  империю  торговец
шелком, не дал ничего, у него не нашлось для казны  ни  единого  лоскутка?
Невозможно, здесь кроется обман! Грек дурачит меня.
     Юстиниан еще раз посмотрел на пергамен. Может быть, он ошибся и  речь
идет о другом купце, тезке Эпафродита? Нет, ошибки быть  не  может,  здесь
четко написано: домовладелец, собственник пристани на улице,  пересекающей
Среднюю. Это он, знаменитый Эпафродит! В конце пергамена мелкими буковками
- приписка. Чтоб разобрать  ее,  Юстиниану  пришлось  нагнуться  к  самому
светильнику. "Слова Эпафродита" - озаглавил ее квестор.
     - "...владей я и горами шелка, я  не  продал  бы  ни  одного  лоскута
всемогущему государю... - Юстиниан грозно нахмурился. -  Эпафродит  ничего
не продавал ему и впредь продавать не будет".
     Деспот судорожно смял пергамен и произнес вслух:
     - Ты прав, ты хорошо сказал: продавать  не  будешь,  ибо  деспот  сам
возьмет у тебя, наглец! - И  продолжал  читать  дальше.  -  "Верный  слуга
автократора, а это подтверждает перстень императрицы, пергамен  самодержца
и еще кое-что из моей собственности, Эпафродит до сих  пор  лишь  подносил
дары императору, и он счастлив, если своим  скромным  даром  ему  хоть  на
мгновенье удавалось  вызвать  проблеск  радости  на  лице  могущественного
деспота всех веков".
     Юстиниан не выпускал пергамен из рук. Лицо его прояснилось. "Что это?
Греческое лукавство или истинная верность? Да, что правда, то  правда,  на
деньги Эпафродит не скупился - играл на ипподроме, давал на войну, но ведь
шелка у него было много, бесконечно много. А если он меня обманул?  Graeca
fides [вот она - греческая  верность  (лат.)].  Расскажу-ка  Феодоре,  она
проницательнее меня".
     Рука его протянулась за следующим свитком.
     Далеко за полночь работал Управда, а  императрице  тоже  не  спалось.
Феодора сидела на мягкой перине набросив на себя плащ  палатинца.  Капюшон
она откинула так, что видны были буйные волосы,  стянутые  тонким  золотым
обручем, словно миниатюрной диадемой, сверкавшей драгоценными камнями.  На
гнутой тонкой колонке из хризопаза бронзовая вакханка  вместо  виноградной
грозди держала песочные часы. Феодора не сводила взгляда с тонкой  струйки
песка, стекавшей в узкое горлышко. На ее прекрасных губах застыла  злобная
гримаса. Да и черты лица выдавали дикий нрав.
     У двери, скрытой тяжелыми занавесами с драгоценными золотыми кистями,
скрючился на полу евнух Спиридион. Уткнувшись острым подбородком  в  тощие
колени, он устремил глаза во тьму. Не однажды, борясь со  сном,  он  щипал
себя за ногу, мысленно проклиная капризы Феодоры.
     А она не спешила. Она предвкушала наслаждение. Дочь сторожа медведей,
она радовалась всякой возможности отмщения. Сколько унижений познала  она,
валяясь по  закоулкам  цирка!  Случалось,  гладиатор,  полюбивший  другую,
отшвыривал ее от себя, обливая презрением. С трудом дожидалась  она  тогда
начала игр. Спрятавшись, смотрела на арену, а увидев кровь, брызнувшую  из
раны, красную лужу на песке, увидев, как замертво падал тот, кто пренебрег
ею, трепетала в безмерном экстазе, прижав к груди маленькие руки. С  какой
радостью соскользнула бы она вниз, на арену, и вонзила  бы  свои  ногти  в
побледневшее лицо умирающего. Венец не смирил ее дикий нрав, воспитанный в
трущобах, среди солдат и конюхов,  нрав  этот  проявлялся  неизменно,  как
только она чувствовала себя оскорбленной и  униженной.  Тогда  она  алкала
мести; жаждала насладиться муками и страданиями несчастных. А  с  тех  пор
как ее увенчала корона, никто не  оскорбил  ее  столь  жестоко,  как  этот
дикарь, которого она полюбила, к которому она, императрица, ходила в  дом,
словно гулящая девка. Нет, лучше смерть, чем жизнь без отмщения.
     Феодора накинула на голову капюшон и поднялась. Лицо ее пылало, как у
человека, которому предстоит великое свершение.
     Спиридион вскочил,  едва  открылась  дверь,  и  тенью  последовал  за
августой. На нем был такой же плащ, и он так же накрыл голову капюшоном.
     Бесшумно двигались они среди бесконечных аркад,  сворачивали  вправо,
влево, спустились по сырой грязной лестнице, которая книзу суживалась.  То
здесь,  то   там   они   наталкивались   на   бронзовые   двери,   которые
собственноручно отпирал  евнух.  На  ступеньках  виднелись  большие  бурые
пятна, напоминавшие кровь. Наконец лестница  кончилась.  Спиридион  ударил
кулаком еще в одну дверь. Хриплый голос стражника ответил ему.
     - Открой!
     - Нет, никому!
     - Святая августа у порога!
     Заскрипели  створки,  выпученными  глазами  тюремщик   уставился   на
пришельцев. Спиридион указал ему на Феодору, которая сбросила капюшон -  в
свете факела засверкал обруч на ее голове. Тюремщик повалился на колени.
     - Проведи к Ориону!
     - Ориону, Истоку... - хрипел тюремщик.
     Он снял с гвоздя тяжелые ключи и пошел впереди. Отпер первую,  вторую
дверь, остановился перед третьей, не осмеливаясь вложить ключ в скважину.
     - Смрад там страшный, светлая августа!
     - Открывай! - нетерпеливо крикнула она.
     Засов скрипнул, дверь отворилась, изнутри потянуло затхлостью.
     - Дай факел, и уходите оба.
     Трясущейся рукой евнух передал ей факел  и  покорно  вышел  вместе  с
тюремщиком.
     Глаза  Феодоры  сверкали,  как  два  уголька.  Твердо   ступая,   она
спустилась по шести истлевшим деревянным ступенькам.  Встала  на  земляном
полу. Свод был такой низкий, что она коснулась его головой, - волосы сразу
стали влажными.
     Факел осветил смрадную яму. Взгляд женщины искал жертву.
     В углу сидел Исток в короткой тунике,  словно  животное  -  на  цепи,
привязанной к шее и прикованной к кормушке. Руки его были зажаты за спиной
толстыми скобами, соединенными цепью с тяжелым камнем. Из кормушки торчали
тощие хвостики зелени и огрызки репы.
     - Ну  как  поживаешь,  магистр  педитум?  Поздравляю!  -  демонически
засмеялась Феодора.
     Цепь загремела и натянулась. Исток повернул голову, узнал  Феодору  и
заскрипел зубами. Волосы его слиплись от крови - глубокую рану нанесли ему
те, кто по приказу императрицы ночью арестовал и связал его.
     - Помнишь, как ты оттолкнул  августу,  как  пренебрег  ее  любовью  и
назвал ее прелюбодейкой?
     Исток молчал.
     - Или у тебя дух захватило, варвар? Теперь-то ты  понял,  что  значит
императрица и что значишь ты, презренный червь, варварская собака?
     Мускулы напряглись на руках у Истока, тяжелая цепь  звякнула,  но  он
по-прежнему молчал.
     - Напрасно стараешься, все равно не порвешь! Скованное мною  держится
веками! Что, скучаешь без монашка Ирины? Ха, ха, ха,  странно,  -  варвар,
язычник, и полюбил христианского монашка. Руки у тебя чешутся обнять ее, а
августу задушить? Ну ничего, потерпи немного, Асбад ее утешит.
     При этих словах воспламенилась душа Истока.  Ирина  в  руках  Асбада!
Жутко загремели цепи, и Феодора вздрогнула от страха: как бы  не  лопнули!
Но сила уступила  железу.  Тогда  юноша  повернул  голову,  с  бесконечным
презрением посмотрел на Феодору и плюнул ей в лицо.
     - Блудница! Бесстыдница! Христос, твой бог,  о  котором  рассказывала
мне Ирина, низвергнет тебя в  самое  пекло,  клятвопреступница!  Последняя
собака у варваров заслуживает большего уважения, чем ты, сидящая на троне!
     Кровь закипела в сердце Феодоры. Позабыв о своем сане, о том, что она
женщина, императрица бросилась к Истоку и, побледнев от гнева, ударила его
кулаком по голове. Черная струйка брызнула из чуть затянувшейся раны.  При
виде крови на лице пленника и на своих руках Феодора вдруг  почувствовала,
что задыхается, и, не  в  силах  вымолвить  ни  слова,  бросилась  вон  из
темницы. Швырнув в лицо евнуху факел, она бежала  так,  что  он  с  трудом
поспевал за ней. Из всех углов, из всех закоулков, чудилось  ей,  вставали
тени, и это множило их крик: "Блудница, бесстыдница!  Христос,  твой  бог,
низвергнет тебя в пекло!" Тысячами эриний казались ей тени,  отбрасываемые
трепетавшим пламенем.
     Задыхаясь, она вбежала в комнату - плащ в  дверях  соскользнул  с  ее
плеч - и бросилась  на  мягкое  сиденье  возле  светильника.  Огоньки  его
выглядывали из золотых чаш и снова прятались,  как  будто  им  становилось
страшно при виде крови невинной жертвы на руках августы.


     На другой день Юстиниан беседовал с Феодорой.
     - Мудрейшая,  что  ты  думаешь  и  торговце  Эпафродите?  Квестор  не
обнаружил у него ни куска шелка.
     - У кого? У Эпафродита?
     - Да, мой светлый ангел!
     - Ложь! Ложь! Эпафродит обманывает всемогущего самодержца!
     - Обыскали его склады и дом.
     - Грек все закопал в землю!
     - Но ведь до сих пор он был честен. И щедр  к  государству  и  двору.
Обильны были его дары.
     - Он отводил тебе глаза, светлейший! Швырял нам крохи!
     - Стало быть, ты полагаешь, он обманывает императора?
     - Обманывает, поверь мне, обманывает.  Начни  дознание  против  него.
Конфискуй у него все, если не найдешь шелка. Арестуй его!
     - Спешить нельзя.  Это  противоречит  моему  Кодексу  справедливости.
Народ воспротивится этому. Начнется смута, если я ни  с  того  ни  с  сего
арестую его.
     - Не бойся смуты! Вспомни восстание "Ника". Кто испугался тогда?  Ты,
деспот, и полководец Велисарий! Феодора не испугалась. Я требовала  крови,
я не желала покидать трон, и кто победил этот сброд, скажи?
     - Ты, могущественная, только ты. Если б не ты, Юстиниан  скитался  бы
сейчас на чужбине, как испуганный заяц.
     - Так не опасайся сброда, арестуй Эпафродита!
     - Сброд не страшен мне, раз ты рядом, но я опасаюсь несправедливости.
Поэтому я велю учинить строжайшее дознание против  Эпафродита,  а  сам  он
пусть ходит на свободе, пока  мы  не  разберемся  во  всем  подробно,  как
полагается по закону.
     - Ты совестлив как невинная девица. Ты апостол и  божий  святитель...
Впрочем, поступай по совести, но теряй  времени,  ведь  грек  однажды  уже
улизнул от тебя!
     Перед глазами Феодоры вдруг возникла  черная  струйка,  стекавшая  по
лицу Истока - невинного арестанта. Вся ее дьявольская  природа  не  смогла
подавить ужаса при мысли о том, что вот теперь она преследует и  невинного
Эпафродита, никогда не  жалевшего  золота  на  нужды  двора.  И,  перестав
настаивать на аресте грека, она крепко обняла Юстиниана.
     - Поступай по совести, апостол, святитель божий!
     И Юстиниан поступил по закону.
     В тот же день Радован плакал, как ребенок, и стенал в перистиле перед
Эпафродитом:
     - Спаси его, всеми богами умоляю тебя, Христом богом, спаси! Освободи
Истока, выкупи его золотом. Я навеки стану твоим рабом!
     С того момента, как Эпафродит и Радован узнали от Спиридиона  о  том,
что произошло с Истоком, они тенями блуждали  по  саду.  Радован  от  горя
катался по траве и не переставал рыдать. Кубок вина оставался нетронутым в
его  жилище.  Эпафродит  бросил  все  дела,  молчал,  не  отдавал  никаких
распоряжений рабам. Лоб его покрылся такими грозными морщинами, что челядь
в страхе сторонилась его. Но напрасны были страх и опасения. Он никого  не
наказывал, не  бранил.  Все,  казалось,  стало  ему  безразлично.  Раньше,
бывало, дух его был настолько непоколебим, что он, наверное, сел бы играть
в кости с тюремщиком накануне  своей  казни.  Но  победа  императрицы  так
потрясла  его,  что  смерть  стала  казаться  избавлением  в  сравнении  с
переживаемой болью. Со стоическим спокойствием, в  оцепенении  ожидал  он,
что вот-вот появятся палатинцы, займут дом и отведут его в темницу.
     Миновала неделя -  никто  не  появился.  Угнетенное  состояние  стало
проходить. И вдруг Эпафродит ожил, словно лед его души нечаянно растаял на
солнце.
     - Радован!
     Он позвал певца, лежавшего у подножья пиний и в совершенном  отчаянии
призывавшего на помощь богов.
     - Радован, идем в перистиль. Думается мне, что на востоке  занимается
заря.
     Радован последовал за ним, с трудом сдерживая слезы.
     Когда они подошли к журчащему фонтану, грек заговорил:
     - Радован, я ожидал палатинцев. Их нет. Это  хороший  признак.  Месть
Феодоры утолена. И потому засиял свет на востоке моей надежды. Может быть,
я спасу Истока.
     - Спаси его, богами прошу, Христом богом, спаси! - бросился перед ним
на колени старик.
     - Печаль моя и любовь к твоему сыну столь велики, что  я  все  сделаю
для него. Успокойся, не плачь! И ни шагу отсюда. Луч света вспыхнул в моей
голове. До сих пор в ней царил мрак. А теперь я попытаюсь.
     - Спаси его, спаси его! - бормотал старик, и по бороде его  струились
слезы.
     В  этот  момент  Нумида  доложил,  что   пришли   судебные   асессоры
императора.  Следом  за  ним  явился  претор  фискалис  и  возвестил,  что
высочайшим двором Эпафродиту предъявлен иск. Поскольку совет судей уповает
на то, что будет доказана его невиновность, сам  Управда  желает  ускорить
течение дела. Он же, Эпафродит, остается на свободе - in  custodia  libera
[юридическое понятие, означавшее гласный надзор за оставшимся  на  свободе
человеком].
     С  послушностью  наилояльнейшего  верноподанного   принял   Эпафродит
сообщение  претора  и  ответил,  что  немедля  наденет   траурную   одежду
обвиняемых, которую он надеется, опираясь на неопровержимые  свидетельства
своей невиновности, сменить  вскоре  на  торжественную  столу  оправдания.
Претор повторил его слова, с достоинством поклонился и сказал:
     - Excellens eminentia tua [превосходительный  (лат.)],  да  свершится
справедливость!
     - Уповаю на Христа и на тебя, sublimus magnificentia! [благороднейший
(лат.)]
     И они простились,  как  того  требовал  утонченный  этикет  чиновного
Константинополя.
     Эпафродита удивил этот визит, но не лишил самообладания.
     Снова воспрянул он духом. Как отдохнувший орел, расправил крылья.
     "Ты, Феодора, видно,  испытываешь  усталость  от  победы,  как  я  от
поражения. Теперь ты купаешься в сладостном мщении. Твоя  рука  потянулась
ко мне, но Эпафродит постарается отсечь эту руку".
     Он громко хлопнул в ладоши. Раб склонился у его ног.
     - Седлай коня, Нумида. Быстро!
     Взлохматив волосы в знак  скорби,  он  переоделся,  набросил  простой
дорожный плащ и поехал через весь город к казармам.



                                    2

     Смеркалось, когда Эпафродит  вернулся.  Лицо  его  было  ясно,  глаза
горели, на щеках играл лихорадочный румянец. Он разыскал Радована.
     Тот, сгорбившись, упершись локтями в колени, сидел в комнате  Истока.
Глаза его были печально устремлены в мраморный пол.
     На столе нетронутой стояла еда и кувшин с вином.
     Увидев Эпафродита, Старик вскочил, заломил руки и воскликнул:
     - О господин!
     - Почему ты не ешь, почему не пьешь?
     Грек взял кувшин и отпил из него немного.
     - О господин, господин, как мне есть и пить, когда печаль перехватила
мне горло! Целый день тебя не было; сто раз я  спрашивал  о  тебе  Нумида,
богами клянусь, сто раз, может быть, даже больше. Но тебя все не  было.  И
когда пал мрак, я совсем отчаялся, и страх проник в мою душу.  "Неужели  и
ты, господин, попался, - подумал я. -  Неужели  и  тебя  схватили?"  Погас
последний луч надежды, сердце мое, казалось, утонет в слезах.
     - Надейся, Радован!
     - Надеюсь. Ибо вижу надежду на твоем лице.
     - Я не терял времени со славинами.
     - С солдатами?
     - Двадцать отборных воинов будут готовы завтра в полночь...
     - Вызволить Истока?
     - Бежать с ним! Вызволю его я сам.
     Радован упал на колени и обнял ноги Эпафродита.  Растрепанная  борода
его тряслась, глаза были полны слез, всхлипывая, он повторял:
     - О господин, о господин!
     - Вставай, ешь и пей!  Потому  что  тебя  ждет  тяжелый  путь.  Воины
помчатся, как  ветер.  Кони  уже  куплены,  отличные  кони,  императорским
скакунам их не догнать.
     Радован  с  трудом  поднялся  и  потянулся  к  руке  торговца,  чтобы
поцеловать ее. Эпафродит отдернул руку, показал на стол:
     - Пей, старик, набирайся сил! Завтра в полночь ты  поцелуешь  Истока,
клянусь Христом, поцелуешь. Если же слова  мои  не  сбудутся,  знай,  -  я
покончу с собой. А теперь помалкивай, ешь, пей и ни шагу из дому!
     Он быстро повернулся и вышел.
     Радован стоял на каменном полу;  слезы  его  высохли,  после  долгого
воздержания он снова потянулся к кувшину и, шепча обеты богам, счастливый,
полный надежды, принялся пить.
     Эпафродит тем временем отправил Нумиду  с  тайным  письмом  к  евнуху
Спиридиону. Вызывая его в полночь на беседу, Эпафродит был твердо убежден,
что тот придет, пусть даже с  риском  для  жизни.  Алчный  евнух  не  знал
страха, если предчувствовал хорошую мзду.
     Когда  опустилась  безлунная  ночь,  все  ожило  в  доме  Эпафродита,
зашевелились тени в саду среди пиний и олив. Во мраке босые темные  фигуры
беззвучно двигались от дома через сад к пристани и точно  так  же,  молча,
без факелов, неслышно ступая, возвращались обратно.  К  морю  по  тропинке
люди шли, согнувшись под бременем своей ноши, а назад они словно плыли  по
воздуху, тяжело дыша. Изредка у пристани  мимо  сада  Эпафродита  пробегал
огонек.
     Пришла  полночь.  Заснула  Пропонтида,  мелкие  волны   укачали   ее,
заплясали красные огоньки на кораблях.
     И тогда от  оливковой  рощи  отвалили  четыре  тяжелые  ладьи.  Волны
захлестывали их, белая пена то и дело перекатывалась через  борта.  Словно
четыре татя, ползущие на брюхе по зеленой траве, скользили груженые  ладьи
по морю, бесшумно приближаясь к паруснику Эпафродита.
     А он сам сидел в перистиле, усталый и возбужденный. Он  понимал,  что
снова затеял игру с Феодорой, и теперь уже  не  на  жизнь,  а  на  смерть.
Велика была его любовь к Истоку и Ирине. Но гордость превосходила  ее.  Не
только в спасении варвара, подарившего ему жизнь, видел теперь  свою  цель
Эпафродит.  Перехитрить  Феодору,  обмануть  самого  Юстиниана   и   затем
исчезнуть победителем с улыбкой на устах, - вот чего он  желал.  Все  свое
богатство, золото и серебро, произведения искусства, о  которых  не  ведал
двор, почти всю свою кассу он доверил  ладьям  и  волнам.  И  сделал  это,
будучи под следствием; зародись сегодняшней ночью малейшее  подозрение,  и
утором его корабль конфискуют. Его бесценные камни  засверкают  на  голове
Феодоры, из его драгоценных  сосудов  императрица  будет  поить  дворцовых
щеголей, а его тяжелый кованый сундук,  полный  золотых  монет,  проглотит
ненасытная пасть государственной казны. Он же получит взамен цепь на шею и
будет брошен в подземную темницу дворца, по соседству с Истоком.
     Представив себе всю опасность,  которой  он  подвергается,  Эпафродит
вздрогнул; он слышал биение своего сердца и стук крови в висках.
     "Назад! Пока не поздно!.. Нет! Никогда! Смерти  покорюсь,  Феодоре  -
никогда! Чтобы грек подчинился византийской блуднице! Никогда!"
     Он сжал губы, нахмурился, во взгляде его  сверкнула  решимость:  нет,
пусть даже палач нацелит свой нож в его сердце - он не отступит ни на шаг.
     Со стоическим спокойствием Эпафродит сунул руку в серебряный  ящичек,
стоявший рядом на каменной  скамье,  вытащил  горсть  фиников  и  принялся
бросать их в бассейн, где резвились золотые рыбки.
     Однако, несмотря на свой стоицизм, он со  все  возрастающей  тревогой
посматривал сквозь имплювий на небо, на рваные облака. Звезды  говорили  о
том, что полночь давно миновала.
     "Почему его нет? - думал Эпафродит. - Может быть,  зная,  что  я  под
следствием, он не верит мне? А как без его помощи  найти  путь  к  Истоку?
Двадцати отборных палатинцев-славинов достаточно, чтобы  пробиться  силой.
Но куда? Ходы в темницах Феодоры неизвестны никому. Проклятый евнух!"
     В сердцах он швырнул в воду целую пригоршню фиников - брызги  оросили
белый мрамор.
     Вдруг появился Нумида.
     - Все на паруснике, светлейший!
     - Не приметил ли ты какой-нибудь подозрительной лодки или тени?
     - Не  приметил,  светлейший!  Море  словно  умытое,  пристань  хорошо
осмотрели, - нигде никого!
     - Почему нет Спиридиона? Ты спрашивал у привратника?
     - Спрашивал, всемогущий!
     - Никто не стучал?
     - У ворот все тихо!
     Эпафродит умолк. Нумида заметил, как по лицу пробежала тень.
     В это мгновение оба услыхали поспешные шаги в атриуме.
     Эпафродит встал, Нумида спрятался за коринфской колонной у входа.
     В комнату, задыхаясь, вбежал старый раб и упал к ногам Эпафродита.
     - Предатель! О всемогущий, предатель!
     Эпафродит побледнел, но скрыл от раба тревогу и спросил:
     - Предатель? Кто такой? Где ты его увидел?
     - Приплыл по морю в лодке, мы его поймали его.
     - Он не ушел от вас?
     - Нет, всемогущий! Он связан, и мы заткнули ему рот, чтоб не кричал.
     - За ним, Нумида! Приведи сюда этого человека!
     Рабы убежали, Эпафродит расхаживал  по  мозаичному  полу,  постукивал
себя пальцами по лбу. "Если она пронюхала о  моих  намерениях,  то  правду
говорят люди - сам сатана ей помогает".
     Он почувствовал, как рука Феодоры снова  тянется,  чтоб  сорвать  его
замыслы, как рушатся все его хитросплетения, а  сеть,  приготовленная  для
императрицы, затягивается вокруг его собственной шеи.
     Ему не терпелось увидеть лазутчика.
     Прошло несколько минут, в комнату вошел Нумида, а с ним - в  маске  -
евнух Спиридион. Плащ его был разорван, на губах выступили капли крови.
     Он сам сбросил смятую маску, которую рабы пытались  сорвать  с  него.
Испуганно и недоверчиво смотрел евнух вслед уходившему Нумиде.
     - Могущественный, кланяется тебе Спиридион, которого ты призывал.  Но
люди твои - сущие разбойники. До крови меня отделали, смотри!
     Евнух коснулся разбитой губы и показал пальцы Эпафродиту.
     - Это ошибка, ужасная ошибка! Но Эпафродит заплатит золотом за каждую
каплю твоей крови. Почему ты прибыл водой?
     -  Светлейший,  справедливейший,  на  тебе  одежда  скорби!  О  сколь
мерзностны те, что тебя обвиняют!
     Грек понял, отчего Спиридион не пришел к нему в дом обычным путем.
     - Значит, ты не рискнул идти по улице?
     - Custodia libera, светлейший, о, почему  люди  столь  злобны?  Может
быть, дорога свободна, а может быть, и нет, кто знает? Из  камня  вырастет
тень и схватит тебя за шиворот своей длинной рукой. Заранее  не  угадаешь.
Поэтому я отправился водой, рискуя ради тебя  жизнью,  только  ради  тебя,
господин. Скажи, зачем твоя милость толкает меня на путь, который ведет  к
смерти в тюрьме?
     - Садись, Спиридион!
     Евнух бросил на него взгляд, полный недоверия.
     - Садись и пей, Спиридион.  Эпафродит  справедлив.  Тебя  обидели,  я
вознагражу тебя за обиду.
     Евнух с опаской присел, вздрагивая  всякий  раз,  когда  в  трепетном
свете проступали контуры стройных колонн.
     - Говори, светлейший, быстрее говори, ведь кто знает, увидит ли  меня
живым утренняя заря.
     Он пугался все больше. При малейшем шуме вскакивал и весь дрожал, ища
уголка, где можно спрятаться.
     А  Эпафродит  сидел  спокойно.  Его  маленькие  глазки   следили   за
Спиридионом и словно говорили: "Играй, играй, скупец. За эту игру  я  тоже
тебе плачу".
     - Не бойся, Спиридион, в твоей голове достаточно хитрости! Даже  если
шея твоя окажется в петле, ты сумеешь спасти голову, я ведь тебя знаю.
     - Моя шея уже в петле, и петля  затягивается.  Посуди  сам,  custodia
libera! Я у тебя в доме в полночь! Говори, прошу тебя, или я уйду!
     - Хорошо. Слушай. Ты не однажды  оказывал  мне  мелкие  услуги  и  не
раскаивался в этом.
     - Да, господин!
     - Окажи мне еще одну  услугу,  и  ты  сможешь  спокойно  наслаждаться
жизнью до самой смерти. Идет?
     - Я готов, если смерть моя не придет завтра утором.
     - Не придет!
     Грек нагнулся к евнуху и устремил пронзительный взгляд на его  хитрое
лицо.
     - Запомни, Спиридион, ты поверг меня в печаль и  отравил  мне  жизнь,
сообщив о том, что Исток в темнице.
     Евнух раскрыл рот,  но  испугался  колючих  глаз  грека  и  продолжал
слушать молча с разинутым ртом.
     - Исток для меня - жизнь.  Однажды  он  спас  меня  от  руки  злодея.
Справедливость и благодарность требуют, чтоб я  теперь  поступил  так  же.
Поэтому завтра, как только первая полуночная стража  станет  на  часы,  ты
покажешь мне путь в темницу, где сидит Исток.
     Евнух отскочил, словно его укололи кинжалом; лицо его исказилось,  он
схватился за голову и застонал:
     - Не могу, не могу! Смилуйся, господин! Не губи меня! - Согнувшись  в
три погибели и размахивая руками, евнух искоса наблюдал за греком.
     - Не можешь? - серьезно произнес Эпафродит.
     - Не могу! Ведь я умру, в  то  же  мгновение  испущу  дух.  Смилуйся,
смилуйся, не губи меня!
     Грек молча, серьезно смотрел на него.
     Потом встал, вплотную подошел к  Спиридиону,  поднял  сухой  палец  и
произнес решительно и твердо:
     - Спиридион, Эпафродит приказывает тебе, ты должен это сделать, иначе
ты пропал!
     Кастрат затрясся и опустился на пол.
     - Отвечай! Звезды торопят, завтра в полночь ты будешь  ждать  меня  в
императорском саду и поведешь к Истоку.
     Алчный евнух завертел  головой  на  длинной  шее  и  окинул  взглядом
перистиль.
     - Что ты заплатишь мне, господин? - чуть слышно спросил он.
     - Тысячу золотых монет.
     У евнуха сверкнули глаза.
     - Тысячу, тысячу, - простонал  он.  Душа  его  ощутила  всю  слабость
обладания таким богатством. Он стиснул пальцы и прижал их к груди,  словно
золото было уже в его руках.
     - Отвечай!
     - Хорошо, я буду ждать тебя, я укажу тебе  путь,  господин,  а  потом
умру, знаю, что умру.
     - Поклянись Христом!
     - Клянусь Христом: завтра в полночь в императорском саду.
     Эпафродит удалился в спальню. Евнух смотрел ему вслед,  прикидывая  в
уме: тысяча золотых монет, тысяча...
     Торговец  вернулся  и  протянул  тяжелый  кошелек,  -  пальцы  евнуха
судорожно схватили его.
     - На, это небольшая награда за сегодня. Сполна же ты получишь завтра.
     - Но в саду стража, караул стоит и возле  ворот.  Меня  пропустят,  а
тебя нет, господин!
     - Это не твоя забота! Жди меня, достань ключи от коридора,  остальное
я сделаю сам. Иди, да не забывай о клятве. Иначе...
     Эпафродит прошелся по перистилю. Лицо его светилось радостью  победы.
Евнух согласился. Золото околдовало его душу. Он проведет его к  Истоку  -
завтра в полночь кости будут брошены, и августа проиграет!
     Грек поспешил в спальню. Там он написал письмо  Абиатару,  в  котором
просил завтра в полдень отдать деньги за дом, чтоб в полночь,  когда  его,
Эпафродита,  уже  не  будет  в  городе,  тот  смог  вступить  во  владение
имуществом.
     Грек уже собирался лечь спать, последний раз у себя  дома,  но  вдруг
вспомнил еще о чем-то.
     Из тщательно  спрятанной  шкатулки  он  извлек  пергамен  с  подписью
Юстиниана.  Развернул  его  и  опытной  рукой  написал  слогом   дворцовой
канцелярии, что ему, Эпафродиту, разрешается посещение Ориона  в  темнице.
Снова свернул пергамен, сунул его в серебряную трубку  и  туда  же  вложил
перстень Феодоры.
     "На всякий случай!" - решил  грек  и  еще  раз  продумал  весь  план.
Снаружи мягко шелестела Пропонтида, последний раз он слышал море  в  своем
доме.
     На другой день Эпафродит вышел из дома один - без рабов, без  всякого
блеска, пешком, в жалкой хламиде, с взлохмаченными волосами.  На  площадях
народ  приветствовал  его  сочувственными  возгласами.  Именитые  горожане
выражали ему свое соболезнование, толпа при виде оскорбленного благодетеля
ипподрома громко вопила, заламывая руки.  Эпафродит  смиренно  и  печально
опускал голову, но проницательные глаза его разглядывали толпу. Откровенно
говоря, он не ожидал такого сочувствия, пусть, правда, и своекорыстного. В
сердце его даже родилось  озорное  желание:  а  что,  если  выступить  под
аркадой на форуме Феодосия и рассказать людям правду об Истоке и  о  себе?
Если при этом еще бросить в толпу несколько горстей серебра, то поднимется
такая смута, что Юстиниан проклянет тот день  и  час,  когда  он  возбудил
следствие против него. Однако грек одолел искушение и стал  обходить  всех
знаменитых юристов и асессоров, умоляя  их  о  справедливом  и  милостивом
дознании.
     И хотя шумная толпа повсюду сопровождала Эпафродита, от его  глаз  не
укрылись два подозрительных субъекта, которые словно  невзначай  наблюдали
за  ним  из  Средней  улицы.  Он  одобрил  про  себя  предусмотрительность
Спиридиона, который проник к нему не  улицей,  а  морем,  и  медленно,  не
спеша, отправился с визитами.
     Униженно, как, бедный клиент, ожидал  он  у  дверей,  чтобы  выиграть
время и увести  тайных  соглядатаев  как  можно  дальше  от  дома.  Нумида
размещал там  купленных  арабских  и  каппадокийских  скакунов,  складывая
доспехи и шлемы, подготовленные для побега.
     Миновал полдень, когда Эпафродит вернулся домой.
     У ворот его встретил Нумида, он низко поклонился,  не  сводя  с  него
полных радости глаз.
     Грек ни о чем не спросил,  не  проронил  ни  слова.  Лицо  раба  ясно
говорило, что кони в  конюшнях  и  оружие  доставлено.  Эпафродит  ласково
кивнул ему и вышел в атриум,  где  уже  поджидал  его  Абиатар.  Тот  стал
произносить слова сочувствия, закатывая при этом глаза и заламывая руки, а
затем, предусмотрительно проверив все углы,  -  не  подслушивает  ли  кто,
разразился гневной речью:
     - О  Вавилон,  разграбивший  святой  храм,  угнавший  наших  отцов  в
рабство, о Вавилон, ты был агнцем, по сравнению с волком-Управдой.  О,  до
костей пронял меня жестокий указ, до самых костей, он отнял  у  меня  все,
что я  кровавым  потом  собирал  бессонными  ночами.  И  ты,  благородный,
обвинен, ты любимец Константинополя, ты, простодушный добряк, щедрой рукой
отсыпавший деньги императору. Вот благодарность!
     - Поэтому я и уезжаю!
     - Уезжаешь? Невозможно! Весь Константинополь с тобой. Ты  с  триумфом
возвратишься с суда.
     - Эпафродит стар, ему не нужны триумфы.  Пусть  сухие  бумаги  славят
победу. Теперь ты понял условия купчей?
     - Ты смотришь вперед на десять лет.
     - Пергамен у тебя с собою?
     - Да, и деньги тоже. Пересчитывай!
     - Я верю тебе. И желаю счастья. В полночь все станет твоим. Но  молчи
то тех пор, пока я не  исчезну.  Пусть  душа  твоя  радуется  этому  легко
приобретенному богатству. Документы в порядке, к ним не придерется ни один
законник.
     - Да хранит тебя ангел Товия!
     Абиатар простился. Взгляд его ласкал колонны и  наслаждался  красотой
дома и сада.
     Солнце в этот день словно не желало тонуть  в  Пропонтиде.  Эпафродит
волновался, но в сердце своем чувствовал железную решимость. Все в  нем  -
каждый нерв, каждая мысль - было натянуто как могучая тетива, - вот сейчас
сорвется с нее стрела и вонзится в самое сердце. Он взволнованно ходил  по
атриуму, прощаясь с прекрасным перистилем;  останавливался  перед  статуей
Афины, с бьющимся сердцем поглядывал на Меркурия, печально бродил по саду.
     Прислуга   праздно   слонялась,   испуганная,   смущенная.   Гнетущее
настроение воцарилось в доме, в саду, на пристани.  Все  ожидали  чего-то,
всех томили предчувствия. Радован, высунув  длинную  бороду  в  отворенную
дверь, смотрел на солнце, шептал  молитвы,  вновь  и  вновь  обещая  богам
принести жертвы под липою в граде Сваруна, и трепетал в тоске и ожидании.
     Постепенно море стало  багровым.  Огромный  солнечный  диск  коснулся
волн, погрузился в них и мгновенно исчез. Тогда Эпафродит созвал  рабов  в
просторный перистиль.  Глаза  их  светились  преданностью,  лица  выражали
печаль  и  сочувствие:  ведь  они  видели  своего   господина   в   одежде
обвиняемого.
     Эпафродит встал. Лицо его торжественно, взгляд полон любви.
     Легкой рукой он расправил глубокие складки плаща, в правой  его  руке
сверкал крест, усыпанный драгоценными камнями. Ярким пламенем  горели  все
светильники, так что померкли первые звезды в небе над имплювием.
     Никогда еще не выглядел Эпафродит  столь  величественно,  никогда  не
казался таким высоким и сильным - ни дать ни взять  апостол!  Таинственная
сила, страх и надежда согнули колени рабов, они склонились и опустились на
землю. И тогда Эпафродит поднял правую руку с крестом:
     - Во имя Христа, на заре завтрашнего дня все вы станете свободными!
     Люди онемели. В их сердцах медленно  рождался  вздох,  словно  только
теперь начала дышать грудь, освободившаяся от тяжести каменной  глыбы.  На
коленях подползли они к Эпафродиту. Слезы  капали  на  его  ноги,  поцелуи
покрывали его обувь.
     Нумида горстями оделял их серебряными статерами.



                                    3

     Близилась полночь.
     Эпафродит сидел у себя в спальне, на мягком  бархате,  облачившись  в
торжественную одежду. Тело его было  умащено,  и  аромат  проникал  сквозь
драгоценный виссон, голова была причесана - теперь Эпафродит  не  выглядел
обвиняемым. Все на нем было великолепно, все сверкало, словно он собирался
к самому  императору.  Грек  прекрасно  понимал,  что  близится  либо  его
торжество, либо гибель, но и победу и смерть он хотел встретить в  блеске,
сопутствовавшем ему уже долгие годы.
     Он напряженно вслушивался, стараясь не пропустить пьяные,  разгульные
голоса солдат,  возвращающихся  из  кабаков.  Ровно  в  одиннадцать  часов
солдаты должны были появиться у его дома.  Перевернув  песочные  часы,  Он
разволновался. Тревога нарастала с каждой минутой. Он был у цели,  впереди
победа или смерть! Один миг, одно  непродуманное  слово,  приказ  офицера,
которому вздумалось бы отозвать или переменить караул, назначенный на  эту
ночь, могли разрушить его план, и с вершины он рухнул бы в  бездну  и  уже
вряд ли смог бы когда-либо осуществить свой план.
     Минуты уходили, его стоическая душа  и  могучий  дух  изнемогали.  Он
встал, взял темный плащ, шелковым  платком  обмотал  голову,  поверх  него
натянул капюшон и вышел в атриум.
     - Идут! - шепнул Нумида.
     Эпафродит  был  настолько  возбужден,  что  не  услышал   доносящихся
издалека смеха, пения, шагов.
     - Это шум с площади!
     - Нет, светлейший! Площади давно стихли.
     Вскоре Эпафродит и  сам  смог  различить  веселые  вопли  подгулявших
солдат.
     - Ты не заметил, куда делись соглядатаи, что торчали возле дома?
     - Дремлют у ворот советника Иоанна.
     "Отлично, - подумал Эпафродит. - Солдаты  незамеченными  проникнут  в
мои конюшни".
     Смех, крики, шутки, песни, нетвердые шаги пьяных  гуляк  приблизились
уже к самым воротам.  Кто-то  с  размаху  налетел  на  них  так,  что  они
загудели.  Эпафродит  и  Нумида  различили  слова,  сопровождаемые   общим
хохотом:
     - Этого он тоже в руках держит!
     - Старик - славин. Хорошо играет, - подмигнул Эпафродит.
     Постепенно голоса удалились и наконец совсем затихли.
     Эпафродит и Нумида пошли в сад. Раб поспешил вперед и через несколько
минут бегом вернулся:
     - Славины седлают коней, господин! Их никто не заметил!
     - Лодки готовы? Оружие? Мечи? - лихорадочно спрашивал грек.
     - Все готово, господин!
     Они спустились по тропинке к морю.
     Маленькая лодка, которой управлял сильный  раб,  легко  скользила  по
волнам. На некотором расстоянии за ней бесшумно двигалась ладья побольше.
     Когда они вышли в  Пропонтиду,  укутанный  в  темный  плащ  Эпафродит
взмолился:
     - Господи, помоги, спаси его!
     Гребцы осторожно, без малейшего шума и всплеска,  погружали  весла  в
воду. Таинственными тенями скользили лодки по безмолвной  пучине,  которая
словно замерла в страхе, исполненном ожидания.
     Звезда над куполом святой Софии указывала полночь, когда они пристали
к садам императора. Большая ладья укрылась в густых зарослях лотоса, в ней
никто  не  шевельнулся.  Из  маленькой  лодки  на  берег  вышли  Нумида  и
Эпафродит.
     На площадке мраморной лестницы из  тени  кипарисов  выступила  темная
фигура. Сердце Эпафродита заколотилось.
     Человек  махнул  рукой,  и  они  последовали  за  ним  по  извилистым
тропинкам между пиниями, кипарисами, пальмами и миндальными деревьями.
     Тень замерла, поджидая Эпафродита.
     - Стоп. Дальше не пустят! Стража!
     -  Вперед!  -  прошептал  Эпафродит   и   решительно   направился   к
неподвижному, словно статуя, палатинцу.
     Спиридион юркнул за олеандр.
     При виде  Эпафродита  палатинец  отвернулся  и  пошел  прочь,  словно
смотрел на пустое место.
     Спиридион  был  изумлен.  Испуганно  последовал  он  за   греком   и,
склонившись к нему, произнес голосом, в котором звучал ужас:
     - Ты волшебник, о господин!
     - Да, но только на эту ночь! Караул околдован. Он не видит нас!
     Спиридион  обрадовался.  Всей  душой  уверовав   в   волшебную   силу
Эпафродита, он смелее  пошел  вперед,  трепеща  перед  греком.  Скажи  тот
сейчас, что он, Спиридион, не получит ни  гроша,  евнух  не  осмелился  бы
возразить волшебнику и безропотно, с покорностью  выполнил  бы  любое  его
желание.
     Скоро они приблизились ко второму караулу, что стоял у ворот, ведущих
из сада во дворец.
     Матово отсвечивал шлем в безлунной ночи. Серой тенью поблескивал  меч
в руках воина.
     Спиридион открыл дверь так тихо, что не скрипнули  петли.  Солдат  не
двинулся с места, не поднял свой меч и  не  преградил  им  путь.  Каменным
изваянием застыл он на месте.
     Теперь Спиридион окончательно убедился в волшебных чарах Эпафродита.
     В страхе перед Эпафродитом и  в  то  же  время  осмелев  под  защитой
могущественного  грека,  он  быстро  повел  обоих  по  мрачному  лабиринту
коридоров, лестниц и кривых переходов к последней двери,  которая  вела  в
жилище тюремщика.
     Здесь Спиридион остановился.
     - Господин, ты заколдуешь тюремщика?
     - Нет, его не могу.
     - Мы пропали! - застонал евнух.
     - Открывай! - приказал Эпафродит.
     - Пропали, пропали! - причитал евнух и  быстро  крестился,  отодвигая
засов.
     - Зажги факел!
     Нумида высек под плащом крохотный огонек и зажег факел.
     Спиридион указал пальцем на вход и, весь дрожа,  сжался  у  стены  за
влажным от сырости столбом.
     - Я подожду, я подожду, идите одни!
     Нумида ударил в дверь.
     - Открывай!
     - Нет, никому.
     - Великий властелин земли и моря приказывает тебе!
     Серая физиономия тюремщика  появилась  в  дверях,  освещенная  светом
факела. Эпафродит распахнул плащ, и тот остолбенел, потрясенный сверканием
роскошного одеяния.
     - Ты большой человек, - поклонился тюремщик, - но ты  не  самодержец!
Не могу.
     - Читай!
     Эпафродит извлек из серебряной трубки пергамен с подписью  Юстиниана,
содержащий императорское дозволение видеть Ориона.
     Плохо умел читать тюремщик, однако руку деспота он узнал.
     Он поклонился до земли и снял ключи.
     - Чтоб ты не сомневался, вот тебе еще  одно  доказательство!  Узнаешь
перстень?
     - Августы? - разинул тот рот и поклонился снова, на сей раз перстню.
     Заскрипели резные ключи, загремели засовы,  завизжали  первые  двери,
заскрежетали вторые и третьи.
     - Только ты, господин, иди один, о нем, - он указал на Нумиду,  -  не
написано.
     - Хорошо, пойду только я, - ответил Эпафродит и взял факел у  Нумиды,
многозначительно посмотрев на него.
     Душа грека замерла от волнения. Тонкий нос его даже не ощутил жуткого
смрада, хлынувшего из темницы. Один шаг до победы, одна минута, быстрая  и
решающая. Эпафродит вдруг почувствовал силу в своей старой и дряблой руке,
он готов был схватить нож и вонзить его в грудь любому, кто встанет на его
пути.
     Увидев Истока, грек побледнел. Губы его задрожали, глаза защипало  от
слез.  Грохнула  цепь,  -  это  исток  шевельнулся,  чтоб  посмотреть   на
вошедшего. Тьма была в его глазах, жалкое безумие отражалось в них.
     Эпафродит встал посреди темницы, факел трепетал в его руке, он не мог
выдавить из себя ни единого слова.
     В этот момент за дверью раздался шум, на пол рухнуло что-то  тяжелое.
В темницу вбежал Нумида, его туника была в пятнах крови.
     Исток встрепенулся, он узнал  Нумиду,  узнал  Эпафродита.  Сложив  на
груди окованные руки, он поднялся и глухо, как из могилы, произнес:
     - О боги! Спасите меня! Помогите, молю богом вашим Христом!
     Когда  Нумида  увидел  своего  любимого  господина,  прикованного   к
кормушке, разглядел его изможденное и потемневшее лицо, он зарыдал во весь
голос, повалился к  его  ногам  и  стал  целовать  окровавленные  лодыжки,
рассеченные железной скобой.
     - Быстрей, Нумида! - командовал Эпафродит.
     Привыкший к шелку и бархату, к мягким перинам и  благовонным  покоям,
грек опустился на колени в нечистоты возле  Истока.  Нумида  извлек  из-за
пазухи и проворно размотал сверток со стальным инструментом.
     Заскрипели, заскрежетали пилы. У изнеженного торговца  по  умащенному
лицу заструился пот. Но он  не  прекращал  работы.  Гремело  и  скрежетало
железо на обручах вокруг запястий,  на  лодыжках.  Медленно  вгрызались  в
металл пилы, нехотя поддавались оковы, с дикой силой разрывал  их  Нумида;
вот уже освобождена одна нога, правая, потом левая,  за  ней  руки.  Исток
поднял и вытянул их. Захрустели застывшие и онемевшие  суставы.  Принялись
за обруч на шее. Он был слишком толст. Время летело.
     - Оставьте обруч! - сказал Исток.
     В нем пробудились силы, которые порождает борьба не на  жизнь,  а  на
смерть. Он взялся за  ослабевшую  теперь  цепь,  которой  был  прикован  к
кормушке, онемевшие было мускулы на ногах ожили и напряглись, он согнулся,
жилы на шее вздулись.
     - Не выйдет, перепиливай цепь! - крикнул Эпафродит.
     И тогда раздался треск, слабое звено уступило, и  Исток  вырвался  на
середину каземата, держа в дрожащей руке обрывок цепи, идущей к обручу  на
шее. Колени его подогнулись, и он рухнул на сырой пол.
     Снова полез Нумида за пазуху, теперь за флаконом с арабской водкой. С
трудом Исток поднес ее к губам и выпил. Силы вернулись к нему, и он быстро
встал без чьей-либо помощи.
     - Бежим! - воскликнул Эпафродит, хватая факел, укрепленный на грязном
полу.
     Он поспешил по каменной лестнице, Исток  за  ним,  придерживая  рукой
цепь, чтоб она не громыхала. У дверей все  осторожно  обошли  лужу  крови.
Лишь Эпафродит бросил беглый взгляд на труп тюремщика, лежавшего на  спине
с выпученными глазами. В груди его торчал нож Нумиды. Ужас охватил  грека,
и он побежал так быстро, что чуть не погасил факел.
     Когда они добрались до  того  места,  где  в  страхе  жался  к  стене
Спиридион, Эпафродит крикнул:
     - Запирай!
     - Не успею! Бежим!
     Как испуганное животное, чуть ли не на четвереньках мчался  Спиридион
по кривым переходам  и  лестницам.  Эпафродиту  показалось,  что  обратная
дорога длиннее,  коридоры  -  уже,  а  ступеньки  -  более  скользкие.  Он
испуганно взглянул на евнуха.
     - Ты ошибся, Спиридион! Это не тот путь.
     - Не бойся, он укромнее и безопаснее.
     Тут только грек заметил тяжелый мешок на спине евнуха.  Он  собирался
было спросить, что в мешке, но не успел.
     Совершенно неожиданно они  очутились  за  стеной,  в  густой  заросли
миртовых кустов.
     Спиридион взял факел, рукой погасил пламя и швырнул его в кусты.
     - Где мы? - спросил Эпафродит.
     Спиридион приложил палец к губам, потом поднял его и прошептал:
     - Феодора!
     Потайными путями он вывел их под самое окно императрицы, выходившее в
сад.
     Несколько бесшумных шагов, и они снова на знакомой тропинке у  двери,
через которую вошли. Солдат,  стоявший  как  изваяние,  заметив  их,  тихо
повернулся и последовал за ними. Они подошли ко второму часовому, тот тоже
присоединился к ним. И трижды еще,  пока  они  пробирались  к  берегу,  от
темных кустов отделялись тени и послушно, словно их направляла  колдовская
сила, следовали за беглецами.
     В темноте засветились белые колонки  на  лестнице,  ведущей  к  воде,
Эпафродит вполголоса произнес:
     - Слава тебе, Христос-спаситель!
     Но в это мгновение раздались громкие шаги, в темноте сверкнул меч,  и
по саду разнесся голос начальника стражи:
     - Стой! Кто идет!
     Они наткнулись на офицера,  который  в  неурочный  час  вышел  в  сад
проверять караулы.
     Эпафродит отскочил в сторону, меч просвистел  в  воздухе,  никого  не
задев.  Молнией  взвилась  ослепительная  стальная  лента,  чтоб  поразить
Истока, который в одной тунике шел за Эпафродитом. Но из кустов  мгновенно
выросли темные фигуры рабов Эпафродита, которые, приплыв в большой  ладье,
на всякий случай ожидали в засаде. Они напали на офицера  и  сбили  его  с
ног.
     - Скорей! - крикнул  Эпафродит  и  потянул  за  собой  по  ступенькам
Истока. Вместе с ними в лодку вскочили Нумида и Спиридион.
     - Навались!
     Лодка заплясала на волнах.
     Начальник стражи  звал  на  помощь.  Беглецы  слышали  топот  солдат,
спешивших  к  нему  с  разных  концов  обширного  сада.  Зазвенела  сталь,
хрустнули шлемы, раздались вопли, треск, послышались звуки  падающих  тел,
всплеск воды. Пятеро воинов-славинов, которые впустили Эпафродита, а потом
последовали за ним, чтоб бежать вместе с Истоком, пришли на помощь храбрым
рабам.
     Исток дрожал от желания самому вмешаться в схватку. Пальцы его правой
руки судорожно сжимались, будто искали рукоятку меча, но  натыкались  лишь
на обрывок цепи, свисавшей с шеи.
     Все молчали в тревоге. Эпафродит  прислушивался,  пытаясь  по  звукам
определить исход боя. Удары  доносились  реже,  крик  утих,  до  его  ушей
долетели лишь громкие стоны.
     - Победа! - первым произнес Нумида.
     - Греби! - резко приказал Эпафродит.
     Нумида схватил весло и стал помогать могучему гребцу.
     Лодка помчалась, как речная форель.
     Когда все затихло, Исток склонился к руке Эпафродита и  поднес  ее  у
губам. Горькие слезы выкатились из глаз воина.
     - Господин, долг мой велик!
     - Я просто заплатил тебе свой!
     Исток еще  раз  поцеловал  ему  руку,  помолчал  и  дрожащим  голосом
спросил:
     - А где Ирина?
     Вся душа его, вся жизнь стояли за этими словами.
     - Она спасена, Исток! Ее нет в Константинополе!
     Колени Истока коснулись дна лодки, и  он  положил  голову  на  мягкую
одежду Эпафродита.
     - Христос пусть заплатит тебе, я принесу за тебя жертвы богам - сам я
не в силах тебя отблагодарить!
     Грек растрогался. Обеими руками он приподнял голову юноши.
     - Исток, как родную дочь я люблю Ирину, как жемчуг буду беречь ее для
тебя. Не спрашивай, где она. Ибо сердце  твое  позабудет  обо  всем  и  ты
последуешь за ней - на погибель. Клянусь Христом, ты  скоро  обнимешь  ее.
Верь Эпафродиту. Она достойна божьей любви, и ее хранит господь!
     - Ее хранит господь... - задумчиво, и  веря  и  сомневаясь,  повторил
Исток его последние слова.
     Они умолкли. На лицах их было выражение таинственности и надежды.
     Лишь один Нумида радостно улыбался и внимательно  следил  за  большим
челном.
     Наконец они подошли к  пристани  Эпафродита.  Нумида  смотрел  назад,
пронзая взглядом ночную тьму.
     - Подходят, - громко произнес  он,  пока  остальные  высаживались  на
берег.
     Только тогда зашевелился на дне  лодки  скорчившийся  там  Спиридион.
Зубы его стучали от пережитого испуга, он судорожно прижимал к себе  мешок
с деньгами.
     - Плати, господин! - были первые его слова.
     - Как ты теперь вернешься? Зачем ты сел в лодку?
     - Плати, господин, плати, и я убегу!
     - Убежишь? - изумился Эпафродит.
     - Не могу я возвратиться назад, не смею. Пока ты освобождал Истока от
цепей, я увидел смерть. И побежал за деньгами,  которые  накопил  с  таким
трудом. - Он теснее прижал к себе мешок.  -  Да,  я  убегу!  Заплати  мне,
господин! Тысячу, как ты сказал, тысячу золотых!
     - Ты получишь их, получишь даже больше. Хочешь ехать со мной?
     - Окажи мне милость, с охотой!
     - Нумида, посади Спиридиона на парусник! Там ты получишь деньги.
     Подоспел большой челн, который  гребцы  гнали  с  бешеной  скоростью.
Несколько рабов погибло. Из воинов-славинов никто не был даже ранен.
     - Быстрее на коней!
     Все поспешили к конюшням. Там их уже  поджидали  пятнадцать  отборных
палатинцев-славинов в великолепном убранстве. Двадцать  два  оседланных  и
взнузданных коня храпели и рыли копытами землю.
     Среди всадников был и Радован. На  голове  его  сверкал  позолоченный
шлем, на груди сиял серебряный доспех.
     Эпафродит весело улыбался старику, увидев его в боевом снаряжении.
     Заметив Истока, бледного, в истлевшей тунике, с цепью на шее, Радован
кинулся к нему и слабыми руками прижал его к сердцу; задыхаясь от слез, он
шептал:
     - Исток, Исток, сын мой! Как трудно было мне спасти тебя...
     Не прошло и несколько минут, как на Истоке уже были доспехи  магистра
педитум, золотой орел горел на его груди, а на поясе рядом с  мечом  висел
маленький мешочек с камешками из шлема Хильбудия. Хоть и торопился  Исток,
но не позабыл про него.
     По граниту Средней улицы зацокали подковы, а у Адрианопольских  ворот
Исток, магистр педитум, прокричал пароль, который сообщили ему бежавшие  с
ним палатинцы.
     Часовые распахнули створки ворот, отдали честь,  и  всадники  бешеным
галопом вырвались из Константинополя на свободу.
     В тот же час  поднялись  паруса,  ветер  расправил,  наполнил  их,  и
торжествующий Эпафродит вышел в открытое море.



                                    4

     Уже на заре следующего дня всколыхнулся весь Константинополь.  Словно
пожар в степи, раздуваемый вихрем, полыхала весть о таинственных  событиях
минувшей ночи. Она  обожгла  клиентов  у  дверей  почтенных  консуларов  и
преторов, богатых  сенаторов  и  лукавых  купцов.  Точно  ревущий  дракон,
достигла она форумов, докатилась до лачуг сброда на Золотом роге, овладела
толпами народа на широкой Месе. "Исток,  Эпафродит!"  -  в  ужасе  шептали
увядшие губы именитых горожан,  едва  они  пробуждались  от  сна.  "Исток,
Эпафродит!" - вопила толпа, влюбленная в эти имена. Исток -  прославленный
воин,  блестящий  центурион;  Эпафродит  -  самый  щедрый  благодетель  на
ипподроме!  Толпа  понимала,  что  навсегда  лишилась  славина  Истока   и
неизменно щедрая длань Эпафродита. Ослепленная корыстной любовью  к  своим
кумирам, толпа позабыла о Византии, позабыла о костлявой руке  всемогущего
деспота, который страшно мстит за любое бранное слово, направленное против
него   либо   против   сверкающего   нимба   священной   августы.    Толпа
неистовствовала. Оборванная,  полуголая,  она  кишела  на  грязной  улице,
соединяющей Рабский рынок с форумом Константина,  она  валила  по  Царской
дороге под аркады Тетрапилона на форуме Феодосия. Зеленые подослали к  ней
хорошо оплаченных подстрекателей; те возмущали народ  против  императрицы,
угрожали дворцу кулаками, вопя при этом: "Убийца!"
     Шум нарастал; толпа, будто полая  вода,  затопила  мраморную  площадь
Константина,  подступив  к  громаде  императорского  дворца.  Людской  вал
вздымался все выше, крикуны вырастали будто из-под земли. Многим из них не
было никакого дела до Истока и Эпафродита, просто подвернулся случай  дать
выход накопившейся злобе, и они открыто проклинали императрицу и  деспота,
зло издевались над ними.
     Только что проснувшийся дворец пришел в волнение. Асбад  на  рассвете
узнал о том, что произошло  ночью.  Он  примчался  во  дворец,  наорал  на
офицеров, избил солдат и, наконец,  выделил  отряд  герулов  и  германцев,
чтобы схватить и бросить в казематы  всех  ночных  часовых.  Асбад  боялся
императора и Феодору и во что бы то ни стало хотел спрятать концы в  воду.
Однако услыхав, что ночью скрылось двадцать  лучших  воинов-славинов,  что
конница промчалась  через  Адрианопольские  ворота,  одурачив  караул,  он
растерялся; вопя, он отдавал приказ за приказом, и сбитые с толку  офицеры
не знали, какой из них прежде выполнять. И вдруг еще этот бунт на  улицах!
Придворные дамы дрожали в испуге, евнухи скользили как  тени,  скрюченные,
трясущиеся. Все зажимали уши и жались по  коридорам.  А  снаружи  набегали
волны, крики воодушевляли толпу, бешеные удары сотрясали  ворота  Большого
дворца.
     Феодора  проснулась  и  позвала  Спиридиона.  Ударила  молоточком  из
слоновой кости по диску один раз, второй, третий,  -  молоточек  сломался.
Евнуха не было. Вбежали  перепуганные  рабыни,  с  воплями  повалились  на
колени.
     - Восстание! Бунт! Ужас! Чернь разгромит дворец!
     Феодора побледнела, закусила губу,  черные  стрелы  бархатных  бровей
переломились.
     - Асбада ко мне!
     Рабыни  разбежались,  Феодора  осталась  одна.  Она  стояла   посреди
комнаты,  распущенные  волосы  темными  волнами  сбегали  по  спине  и  по
взволнованно вздымающейся груди. Мелкая дрожь сотрясала  тело,  но  взгляд
сверкал мужеством и самообладанием.
     В мгновение ока Асбад оказался у ее ног, ища губами  белую  туфельку.
Но императрица одернула ногу, пренебрегая дворцовым этикетом,  топнула  по
мягкому ковру и приказала:
     - Бей их! Чего ждешь?
     - Светлейшая августа, море  людей,  караул  невелик!  -  бормотал  он
прерывающимся голосом, не осмеливаясь  взглянуть  на  женщину  с  поднятым
кулаком, возвышавшуюся над ним, словно амазонка.
     - Бей, сказала я! Руби, пробейся сквозь  этот  сброд,  ищи  помощи  в
казармах! Ступай!
     Асбад тут же распорядился освободить  связанных  палатинцев  и  всеми
силами ударил на бунтовщиков. Его красивый жеребец, когда он направил  его
на толпу, заржал и поднялся на дыбы. Могучие геруклы выставили  копья,  их
острия открыли родники крови; толпа расступилась, дикий вой  разнесся  над
просторной площадью.  Асбад  размахивал  своим  сверкающим  мечом,  лезвие
которого едва не задевало головы людей. Толпа узнала Асбада, град камней и
кирпичей, заготовленных для сооружения храма святой Софии,  посыпались  на
него. Клин герулов и германцев врезался в толпу. Но сзади напирали новые и
новые тысячи бунтовщиков, податься в  сторону  было  невозможно,  и  толпа
вплотную подкатила к палатинцам. Остервеневшие люди  выхватывали  копья  у
солдат и ломали их, обрывали поводья лошадей, резали  ремни.  Асбад  рубил
уже сплеча, кровь брызгала фонтаном вокруг. Жеребец испугался и  обезумел.
Самые дерзкие оборванцы, ухватившись за стремена, тащили Асбада за ноги  с
криком:
     - Долой прелюбодея!  Он  -  любовник  Феодоры!  Он  бросил  Истока  в
подземелье! Он погубил Эпафродита! Смерть ему!
     Руки  Асбада   дрогнули,   левая   пыталась   ухватиться   за   гриву
разнузданного коня. Асбад был превосходным наездником, но сейчас с  трудом
держался в седле; правда, он еще выкрикивал слова команды, но  солдаты  не
могли прорваться к нему. Люди пустили в ход зубы, ломали копья, в  тесноте
многим не удавалось даже выхватить меч из ножен. Асбаду стало страшно  при
мысли о смерти. А что, если его стянут с лошади, растопчут и задушат?  Изо
всех сил вонзил он шпоры в бока своего коня. Благородное животное  заржало
от боли, рванулось и поскакало по телам и головам людей, словно его  несли
морские валы.
     И тут внезапно загремели  трубы  тяжелой  конницы.  Народ  замер.  На
Царской дороге сверкали доспехи.
     - Велисарий, Велисарий! - завопила толпа и бросилась врассыпную.
     Бешенство сменилось страхом; ближайшие улицы,  Долина  слез,  Рабский
рынок мигом вобрали в себя спасавшихся людей, и Велисарию даже не пришлось
обнажить меч. Через несколько мгновений площадь  опустела;  толпа  исчезла
столь же неожиданно, как и появилась.


     В полдень Управда созвал на совет самых высокопоставленных сенаторов,
пригласил и Велисария с Асбадом. Присутствовала и Феодора.
     - Сегодня утром вы видели, как дерзкая толпа бунтовщиков бросилась на
дворец святого  самодержца.  Я  кормил  народ,  как  господь  кормит  птиц
небесных; и птицы благодарят Создателя, народ же восстал и  возводит  хулу
на властелина земли  и  моря.  Говорите,  где  таится  источник  зла,  кто
главарь, возмутивший толпу? Клянусь святой троицей, он умрет!
     В глубоком смирении  сенаторы  долго  хранили  молчание.  Этим  своим
молчанием они дали понять, сколь святы для  них  слова,  вышедшие  из  уст
деспота. После паузы поднялся седовласый сенатор; поклонившись  до  земли,
он произнес:
     - О святой самодержец, покоритель Африки! Бунт поднял Эпафродит!
     Сенаторы затаили дыхание, глядя на Юстиниана, как на бога.
     - Эпафродит? Обвиняемый? Тот, что под custodia libera? Асбад, магистр
эквитум, позаботься о том, чтобы смутьян сегодня же был в тюрьме!
     Сенатор,  склонившись  перед   троном,   глазами   молил   разрешения
продолжать.
     - Говори, почтенный старец!
     - Пусть великий деспот милостиво позволит рабу  своему  передать  ему
эти бумаги, которые сегодня утром принес мне раб Эпафродита!
     Он полез за пазуху и вынул связку пергамена.
     - Прими и прочти, силенциарий!
     Секретарь распечатал письмо, адресованное Управде.
     - "Всемогущий деспот..."
     Он умолк, руки его задрожали. Юстиниан не сводил с него пронзительных
глаз, сухие пальцы его крепко сжимали подлокотники кресла.
     - Читай же, силенциарий! Я знаю, что из письма  услышу  собачий  лай.
Это не беспокоит меня! Читай дальше!
     - "Всемогущий деспот, ненасытная пасть, кровопийца!"
     Сенаторы прижимали руки к груди, затыкали уши  и  размашисто  осеняли
себя крестным знамением. Лицо Феодоры побледнело, диадема  ее  покачнулась
на голове, пурпур затрепетал на взволнованной груди.
     - Прекрати! - крикнула она силенциарию.
     - Читай! - твердо повторил  Юстиниан.  -  Пусть  убедится  всемогущая
августа в том, что ее осенила божья мудрость. Если бы я внял ее советам  и
схватил Эпафродита, этот смрад не исходил бы из его уст. Прости, августа!
     Силенциарий стал читать.
     - "В канун своей смерти я пришел к тебе, изверг  рода  человеческого,
чтоб проститься. В беззаветной преданности, глупец, я бросал миллионы  для
деспота. В награду ты преследуешь меня. Почему?  Потому  что  тебя  оплела
своими интригами блудница из блудниц, дочь сторожа  медведей.  Ей  я  тоже
преподносил дары, дабы она вкушала из чаши величия - за мой счет. Когда  я
вступил с нею в бой, когда я спас непорочную, как  Сусанна,  Ирину,  когда
Христос Пантократор осенил варвара Истока и он оттолкнул от  себя  грязную
Феодору, она дала обет погубить меня. Тогда я и  принял  это  решение.  Но
прежде вырвал из подземелья Истока  и  дал  ему  возможность  вернуться  к
своему народу. А сегодня толпа показала тебе, чего стоит Эпафродит и  кого
она больше любит:  тебя  или  меня.  У  тебя  -  меч,  у  меня  -  любовь.
Исполненный этого чудесного сознания, я заканчиваю свой  путь.  Душа  моя,
рожденная на греческой земле, земле  прекрасного  искусства,  не  в  силах
переносить неслыханное надругательство. Когда ты будешь читать это письмо,
знай, что я потонул в греческих водах на лучшем своем паруснике  со  всеми
богатствами. Если богатства мои влекут тебя, приходи за ними. А  имущество
мое год тому назад  в  соответствии  со  священным  правом  продано  купцу
Абиатару. Я поступил так из жалости к тебе, дабы  ты  не  осквернил  своих
алчных рук. Юридические документы прилагаю. Эпафродит".
     Сенаторы корчились в ужасе. Асбад краснел и бледнел.  Лицо  Юстиниана
пожелтело, как воск, Феодора покачнулась на  троне  и  упала  без  чувств.
Деспот подхватил ее на руки,  обнял,  потом  обвел  взглядом  сенаторов  и
замогильным, дрожащим голосом, произнес:
     - Сатана дал челюсти собаке, чтобы она  смертельно  укусила  невинную
святую августу!
     Рабы подняли трон и вынесли Феодору. Юстиниан сам сопровождал ее.
     Когда потерявшую сознание императрицу положили на шелковую  перину  в
ее спальне, Юстиниан опустился возле нее на колени  и  коснулся  рукой  ее
лба. Шепотом призывал он святую троицу, заклинал апостолов спасти Феодору.
     Императрица медленно раскрыла глаза.
     - Deo gratias! [слава богу! (лат.)] - воскликнула Юстиниан.
     - Не тревожься, силы возвращаются ко мне. Клеветник,  слава  господу,
исчез!
     - Mea culpa [моя вина (лат.)], ясная августа! Послушай я тебя...
     Феодора утомленно подняла руку и обняла его.
     - Ты апостол, великодушный мой! Веришь ли ты клевете?
     - Верю лишь в господа и в тебя, ибо он с тобой.
     - Я арестовала Истока, чтобы уберечь тебя. Он возмущал  народ  против
деспота, а теперь скрылся, ушел с помощью этой лисы, о, graeca fides!
     - Божья мудрость спасет тебя и с  тобою  меня.  Пусть  справедливость
божья воздаст самоубийце на дне ада!
     - Не верь, деспот! Graeca fides...
     Феодора опустила веки.
     - Не верю, августа, если ты велишь. Мы разыщем лису!
     В эту минуту вошел придворный врач. Феодора жестом дала  понять,  что
он не нужен.
     - Я буду спать.
     - Усни, светлейшая, и позабудь обо всем!
     Едва Юстиниан вернулся на синклит, Феодора вскочила на ноги.
     - Дьявол победил, дьявол в его образе! Будь проклят грек!
     Она взволнованно расхаживала по  дорогим  коврам.  Губы  ее  дрожали.
Голова упала на грудь, в ушах звучали  страшные  слова  Эпафродита.  Слова
эти, исполненные правды, она ощущала как пощечины, нанесенные  ей  грязной
рукой. Она попыталась спокойно разобраться в том, что услышала.  Блудница,
прелюбодейка, варвар! Эти бесстыдные слова бросил в лицо ей,  самодержице,
хитрый Эпафродит. И это слышали уши  сенаторов.  Корчились  седые  мужи  и
затыкали пальцами уши. Лицемеры! В душе-то небось  ликовали,  когда  грязь
брызнула на  святой  венец.  Как  стереть  эти  пятна?  Будут  ли  молчать
сенаторы? Ведь совет-то тайный. Ага, тайный! Это значит, что каждый, придя
домой, по секрету расскажет о нем на ухо своей жене и еще прежде  -  своей
любовнице. Те пойдут в термы Зевксиппа и в сумерках столь же  доверительно
разболтают это своим приятельницам, а на другое утро весь  Константинополь
будет шушукаться на площадях о письме грека.
     Феодора напрягла все силы,  но  так  и  не  смогла  придумать,  каким
образом закрыть щель, сквозь которую просочится клевета Эпафродита.
     - А, пусть болтают, - решила она. - Управда не верит,  это  для  меня
главное, на остальное наплевать.
     Циничная ухмылка блудницы, прошедшей через море  грязи,  исказила  ее
черты. Губы больше не дрожали, чуть приоткрывшись, они теперь улыбались.
     "Когда  я  спас  непорочную,  как  Сусанна,  Ирину",  -  так  написал
Эпафродит... Спас? Как спас? Разве ее больше нет во  дворце?  Может  быть,
монашек убежал с варваром?"
     Эта мысль потрясла ее больше, чем все эпитеты Эпафродита. Яд ревности
отравил душу. Страх перед деспотом, позор  перед  Константинополем  -  все
растаяло, как комок снега под южным солнцем. Она опустилась на перину и  с
присущей ей изощренностью снова принялась  строить  планы  мести  Ирине  и
Истоку.
     Тем временем Управда на тайном совете  спокойно  продолжал  обсуждать
важные  государственные  вопросы.  Он  говорил  о  монополии  на  шелк,  о
водопроводах и, главное, о  храме  святой  Софии.  Не  нашлось  ни  одного
советника, который осмелился бы возразить ему хоть словом.
     В конце совета он встал и торжественно провозгласил:
     - Всему миру известно, что  преследуемая  королева  готов  Амаласунта
искала у меня убежища и утешения. Властелин земли принял ее,  выслушал  ее
жалобу  на   несправедливость,   чинимую   ей,   и   обещал   помощь.   Но
несправедливость на службе у злого духа одолела  правду  и  наточила  ножи
подлых убийц.  Королева  скончалась  -  ее  убили  собственные  подданные.
Поэтому   долг   деспота,   который   избрал    своим    девизом    слова:
"Несправедливости - бой, правому делу - защита!" - отомстить за ее  кровь.
Торжественно вручаю командование войском в опытные руки  Велисария,  пусть
он отомстит за смерть Амаласунты и освободит Италию от ярма убийц!
     Сенаторы склонились в поклоне. Велисарий встал, опустился  на  колени
перед императором и принял из  его  рук  золотую  цепь  -  символ  высшего
командования;  Юстиниан  простер  над  ним  руки,  умоляя   святую   Софию
вдохновить его и осенить духом побед.
     В это торжественное мгновение в комнату вошел силенциарий и  сообщил,
что из Адрианополя прибыл спешный гонец, который  желает  передать  письмо
священному деспоту. Он послан магистром педитум Орионом.
     Услышав эти  слова,  Асбад  побагровел.  Сенаторы  подняли  головы  и
удивленно посмотрели на императора.
     - Магистр педиум Орион? - Юстиниан  взглянул  на  Асбада.  -  Ответь,
несравненный, что это за магистр педиум Орион? Я не помню такого!
     Волосы на голове Асбада встали дыбом. Они с Феодорой  сами  назначили
Истоком командиром - императорский указ был  подделан,  чтобы  потом  было
легче избавиться от варвара. Если Управда узнает об этом,  битым  окажется
только он, Асбад. Феодора вывернется.
     - Что ты медлишь, магистр эквитум?
     - Я готов стать последним  рабом  на  ипподроме,  если  мне  известно
что-либо об этом имени. Гонец ошибся!
     - Принесите письмо!
     Силенциарий вышел из зала. Управда сел на  трон  и,  подперев  голову
сухими пальцами, уставился на занавес, за которым исчез  силенциарий.  Все
молчали. Сенаторы прикрыли рты драгоценными туниками, чтоб не было  слышно
даже дыхания. Весь город знал, что император  поставил  Истока  командиром
палатинской пехоты. Солдаты в тот же день повсюду разнесли эту новость.  И
вот теперь Управда спрашивает об этом. Искоса они  наблюдали  за  Асбадом:
румянец исчезал с его  лица,  уступая  место  бледности.  Отчаянный  страх
овладел им. Все почувствовали здесь руку Феодоры.
     Силенциарий принес письмо. Управда подал знак левой рукой.  Секретарь
распечатал и протянул пергамен. Снова махнул рукой деспот:
     - О чем он пишет? Читай!
     - "Светлейший повелитель! Я не  успел  проститься  с  тобой,  поэтому
прощаюсь сейчас. Я глубоко обязан тебе и благодарен, ибо  в  рядах  войска
твоего получил опыт. В знак благодарности прими приложенный к письму  рог.
В нем камни со шлема Хильбудия. Знай, что его  поразила  стрела  из  моего
лука. Сейчас я возвращаюсь через Гем к отцу - под солнце свободы,  которое
навеки хотела погасить для меня презренная Феодора. В награду  за  эту  ее
любезность я приду к вам сам и приведу войско славинов. Благодари за  этот
приход императрицу! Исток".
     Юстиниан не шевелился. Его костлявая рука подпирала голову,  на  лице
не дрогнул ни один мускул. Он смотрел мимо сенаторов, на стену, где висела
картина, изображавшая трех святых королей перед Иродом.
     Наконец медленно, не поднимая головы и не сводя  со  стены  глаз,  он
произнес:
     - Ад разверзся сегодня и извергнул шайку дьяволов. Но  деспот  им  не
одолеть. Христос  Пантократор  уничтожит  их.  Велисарий,  пусть  славины,
которые служат у нас, идут с войсками в Италию! Асбаду  назначить  герулов
для преследования бежавших славинов и этого  магистра  педиум,  -  Управда
усмехнулся, - за Гемом. Если догонят беглецов - рубить на месте.  Если  же
они ускользнут, пусть герулы разыщут  вождя  гуннов  Тунюша  и  велят  ему
немедля прибыть сюда.
     Пока сенаторы покидали залу, евнух шепнул Асбаду,  чтобы  тот  скорей
шел к Феодоре.
     Он послушался, дрожа от ужаса. Час от часу  не  легче!  Едва  удалось
избежать гнева Управды, который не стал расспрашивать об Орионе,  посчитав
все выдумкой, как  вдруг  Феодора  требует  его  к  себе!  Велик  счет  за
бежавшего Истока!
     Униженно поднял Асбад глаза на августу, стоя перед ней на  коленях  и
целуя ее ногу. Но тут же опустил глаза. Потому что не прочел  снисхождения
в ее взгляде.
     - Где Ирина?
     - Скрылась.
     - С Истоком?
     - Нет, святая августа. Неделей раньше.
     - Почему ты не разыскал ее?
     - Она исчезла бесследно, словно в море канула.
     - Ищи ее, разузнай о ней, найми соглядатаев, иначе не показывайся мне
на глаза! Хорошо же ты сторожил Истока!
     - Во дворце измена! Спиридион исчез вместе с греком. Он был подкуплен
торговцем.
     - Разыщи его, разыщи Эпафродита, он, конечно, не утонул,  не  верю  я
этой лисице!
     - В погоню за Эпафродитом великий деспот послал корабль.
     - Об этом тебя не спрашивают! Ступай!
     По полу отползал Асбад  от  трона,  из  покоев  он  вышел  побитым  и
униженным, как жалкий раб, которого  хозяин  отстегал  хлыстом.  Когда  он
покидал дворец, на небе горели звезды. Бешено погнал Асбад  жеребца  через
площади к казарме, чтобы на невинных палатинцам сорвать злобу и  выместить
обиду.
     А в  жалких  кабаках,  мимо  которых  он  проносился,  пировали  рабы
Эпафродита, свободные и ликующие, ибо они выполнили утором последнюю  волю
своего господина и вызвали в народе грозное возмущение против императора и
его супруги.



                                    5

     Вдали занималось утро. Меньше  становилось  звезд  на  небе,  сильный
восточный ветер дул над Пропонтидой. Эпафродит неподвижно стоял на палубе,
опершись на борт. Давно  уже  не  приходилось  торговцу  испытывать  такую
душевную и физическую усталость. И тем не менее  ко  сну  его  не  тянуло.
Сознание, что он покинул  Константинополь  победителем,  поддерживало  его
силы. Небо миллиардами светильников освещало его триумф, Пропонтида  шумом
волн своих желала ему многие лета!
     Несся впереди длинный стремительный  корабль.  Ветер  с  такой  силой
наполнял паруса, что гнулись мачты.  А  мускулистые  руки  могучих  рабов,
которых он взял с собой, опускали в  воду  длинные  весла.  Грек  был  так
взволнован в начале своего путешествия, что ни о чем ином не  мог  думать,
кроме как о побеге и  спасении.  Он  непрестанно  приказывал  Нумиде  чаще
отбивать молоточком  ритм  гребли.  Гребцам  обещал  и  хорошую  плату,  и
дополнительную награду, если они уйдут от преследователей. И хотя  он  был
убежден, что быстрей его корабля в византийском флоте  не  найти,  и  хотя
корабль его мчался под полными парусами, да еще и на веслах, ему казалось,
будто он еле движется и в любое мгновение сзади может  показаться  красный
огонек императорской галеры, которая полонит его и погубит.
     Эпафродит успокоился лишь с наступлением рассвета, когда  они  прошли
половину Пропонтиды и когда самое зоркое око не могло  обнаружить  никаких
следов погони. Он разрешил гребцам передохнуть полчаса и велел  хорошо  их
накормить. Ему самому Нумида принес устриц, холодных  перепелок  и  кувшин
старого вина. Грек закутался в плащ - от утренней  свежести  познабливало.
Проголодавшись от забот и напряжения, он с аппетитом поел  и  выпил  вина.
После еды мысли его прояснились,  он  вдруг  четко  осознал,  что  победил
Феодору, спас Истока и спасся сам. На  востоке  полыхала  заря.  Эпафродит
повернулся в сторону Константинополя, давно  уже  скрывшегося  в  море.  И
вдруг почувствовал в сердце печаль.
     Константинополь! Сорок лет прожил в этом городе,  здесь  прославилось
его имя, здесь не однажды он игрывал в кости с Юстинианом, прежде чем  тот
стал императором. Тысячи бросал он на ветер, чтобы наследник  престола  не
нуждался в деньгах. А сегодня он, ни в чем не виновный,  вынужден  бежать.
Бежать потому, что защищал Ирину, потому, что спас жизнь своему спасителю.
     - О столица, сколь ты гнусна! - размышлял  он  вслух.  -  Я  вынужден
покинуть тебя, вынужден. Это перст судьбы! Но я бы все равно покинул тебя,
ибо мерзость твоя безгранична и в мои годы уже невыносима.
     Эпафродит прикрыл глаза, - так звезды угасают на утреннем  небе.  Еще
плотнее закутался он в плащ и  поудобнее  расположился  в  мягком  кресле.
Буруны пенились у  носа  корабля,  легко  покачивая  парусник;  постепенно
горькие мысли снова вытеснило сладкое упоение победой и местью.
     Он живо представил себе наступившее в городе утро. Слышал шум  толпы,
подстрекаемой его рабами. Видел побледневшее лицо лукавой  императрицы,  в
гневе кусающей губы при мысли о том, что грек перехитрил ее  и  вырвал  из
рук добычу. Улыбка  блуждала  на  его  челе,  когда  он  представлял  себе
изможденное лицо деспота, читающего письмо, которое должно было  оскорбить
его до глубины сердца.
     Он писал, что  выбрал  себе  смерть  в  морской  пучине.  Этой  ложью
Эпафродит не надеялся отвести от  себя  погоню.  Он  слишком  хорошо  знал
Константинополь, живущий по речению: не верь написанному. И  понимал,  что
если даже поверит Юстиниан - ни за что не  поверит  Феодора.  Жажда  мести
поднимет паруса лучших кораблей, и они рассеются по всему Эгейскому морю в
поисках беглеца. Эпафродит рассмеялся. Его план был разработан до мелочей.
Решительно отбросив шерстяной плащ,  он  встал,  посмотрел  на  восходящее
солнце и всей грудью вдохнул холодный воздух. Приставил ладонь  к  глазам.
Нет, на горизонте не было заметно белых крыльев быстроходного корабля.
     Успокоенный и удовлетворенный, он  позвал  Нумиду  и  велел  передать
кормчему, чтоб тот, пройдя Геллеспонт, повернул на северо-запад, к острову
Самофракия. Если впереди появится корабль, не  уклоняться  от  встречи,  а
напротив - плыть дальше рядом, подняв его, Эпафродита  флаг.  Если  же  он
увидит корабль сзади, то немедленно дать ему знать.
     После этого грек спустился в каюту и  уснул  сном  утомленного  воина
после выигранного сражения.
     Близилась третья полночь, которую  они  встречали  в  море.  Ложиться
никто не смел - такой был приказ. Эпафродит стоял на палубе и  вглядывался
в ночь, чтоб  не  пропустить  маяк  в  порту  крепости  Топер,  -  кормчий
утверждал,  что  они  увидят  его  сегодня  ночью.  Путешествие  проходило
спокойно.  Навстречу  попалось  несколько   кораблей,   направлявшихся   в
Константинополь. Они узнали корабль Эпафродита и с  дружелюбным  почтением
приветствовали его. Эпафродит намеренно подходил  к  ним  поближе,  желая,
чтоб моряки знали о том, куда он направляется. Он точно рассчитал, что при
самой большой скорости выигрывает у преследователей один день. А этого ему
было достаточно, чтоб осуществить свои планы и  замести  за  собой  всякие
следы.
     В полночь с мачты раздался крик:
     - Маяк!
     - Топер! - сообщил кормчий, кланяясь.  Стали  убирать  паруса.  Весла
медленнее опускались в воду, корабль приближался к  пристани.  Прежде  чем
они подошли к стоявшим в порту ладьям, Эпафродит распорядился:
     - Якорь!
     Заскрипели огромные вороты, якорь нырнул и вонзился  в  дно,  корабль
вздрогнул, чуть накренился и замер. Спустили  лодку.  Эпафродит  и  Нумида
сошли в нее, остальные остались на корабле и улеглись  спать.  Не  спалось
лишь одному Спиридиону. Он бодрствовал на корабле днем и ночью. Забравшись
в уголок под палубой, он накрыл попонами свои мешки с деньгами и  просидел
на них все время, трясясь от страха: "А что, если нас поймают?" При  одной
мысли об этом он жался к стенке и судорожно обнимал свое богатство. Только
теперь, когда все на корабле заснули и слышны были лишь равномерные  удары
волн, мужество вернулось к нему, он снял грязные попоны, развязал мешок  с
золотыми монетами и  с  наслаждением  стал  перебирать  их,  пересчитывать
влажными руками, беззвучно возвращая затем на место. Если монета  с  тихим
звоном выскальзывала ненароком  из  трясущихся  рук,  он  вздрагивал  всем
телом. При этом звуке душу его охватывало невыразимое блаженство и в то же
время  бесконечный  ужас;  он  накрывал  деньги  своим   телом   и   долго
вслушивался, не проснулся ли кто, не протянулась ли из тьмы  алчная  рука.
Одолев испуг, он начинал снова считать. Евнух пересчитал все до  последней
монеты, снова ссыпал в мешок, крепко его завязал и пустился в  размышления
о том, чем бы заняться в дальнейшем. Он накопил столько, что свободно  мог
существовать без всякого дела. Но разве можно бесконечно  брать  из  кучи,
чтоб она уменьшалась и таяла? Ни в коем  случае.  Он  решил  высадиться  в
Топере и уехать в  Фессалонику;  там,  никому  не  известный,  он  скромно
займется торговлей.
     Поэтому так страстно хотелось ему сойти  на  берег.  Но  Эпафродит  и
Нумида уехали, остальные безмятежно  храпят,  он  же  бодрствует,  ждет  и
томится.  А  вдруг  подоспеют  корабли  из  Константинополя...  Зубы   его
застучали при этой мысли, он прильнул к небольшому круглому отверстию  под
палубой.
     И, словно обжегшись, тут же отпрянул.
     Снова осторожно поднял голову и приложил к дыре один глаз.
     Застонал, всхлипнул и скорчился над своими деньгами. Мозг его отупел,
душу охватил такой ужас, его била такая дрожь, что монеты звенели под ним.
     Вскоре Спиридион услышал, как что-то ударило о борт. Он вытянул  шею,
прислушался. Корабль чуть покачивало. Снова  потянулся  евнух  к  дырке  и
поглядел в нее. Возле парусника, соединенный с ним трапом, стоял  торговый
корабль. По нему проходили незнакомые люди, поднимаясь к ним на палубу. Он
услышал шаги над головой. Рот его раскрылся в вопле. Но слова  застряли  в
горле. Спиридион всхлипнул и, зажмурившись, прижав к  себе  обеими  руками
свое богатство, стал ожидать смерти.
     Парусник покачивался, шаги  над  головой  приближались  и  удалялись,
возвращались снова и стихали. Холодный пот прошиб евнуха.  Снова  качнулся
корабль, загремела якорная цепь, опять все стихло. Море  всплескивало  под
веслами. Дрожа как  осиновый  лист,  он  приподнялся  на  своих  мешках  и
потянулся к отверстию. Чужой корабль удалялся, исчезая во  тьме.  На  душе
евнуха полегчало, и он принялся читать благодарственную молитву.
     Но вскоре на корабле снова все пришло в движение. В  трюме  вспыхнули
огоньки, и все рабы - теперь свободные наемники, а также кормчий, Нумида и
Эпафродит собрались на палубе возле самого убежища Спиридиона.
     Эпафродит стоял в центре. Одет он был, как обычно, в скромную  одежду
странствующего купца. Но лицо его изменилось,  оно  стало  темным,  словно
обожженное солнцем, и Спиридион едва узнал его.
     - Окончен путь, окончилась ваша служба, - начал  Эпафродит  негромко.
Рабы стали кланяться, некоторые по привычке упали на колени.  -  Встаньте,
вы свободны. Каждому я приготовил плату за труд, вы  можете  отдохнуть,  а
потом искать себе службу, где хотите.
     В толпе послышались рыдания.
     - Все вы знаете, что случилось в  Константинополе,  знаете,  что  мне
угрожает смерть.
     Рыдания усилились, некоторые сжимали кулаки и стискивали зубы.
     - Спасибо вам, вы были верны мне, и я надеюсь, что сейчас,  когда  мы
прощаемся, среди вас не найдется предателя.
     Люди поднимали руки, словно давая клятву. Но вдруг головы повернулись
к логову Спиридиона. И сам Эпафродит посмотрел на евнуха.
     - Он вызывает у вас подозрения? Справедливо ли это, Спиридион?
     Евнух встал на колени, высоко поднял  руки  и  поклялся  богом-отцом,
богом-сыном и святым духом.
     - Знай, если ты окажешься  предателем,  -  на  земле  тебя  настигнет
смерть, а на небе ты попадешь в пекло!
     Спиридион трясся и призывал  в  свидетели  своей  преданности  святую
троицу.
     - Итак, я верю всем! Мои драгоценности на торговом корабле. Мой  друг
доставит их в Афины. Парусник  пуст.  Я  высаживаюсь  в  Топере,  вы  тоже
покиньте корабль, и утром распространите по городу  печальную  весть,  что
Эпафродит решил потонуть вместе со своим  быстроходным  парусником.  Когда
встанет солнце, приплывите сюда и просверлите дырки, чтобы корабль быстрее
погрузился в воду. Оплакивайте меня. Местный префект сразу же  сообщить  в
Константинополь, что я на самом деле  потонул,  а  корабли,  которые,  вне
всякого сомнения, нас преследуют, придут сюда и отправятся восвояси  ни  с
чем.  Следы  будут  уничтожены,  моя  жизнь  спасена,  и   я   окажусь   в
безопасности. Если кто-нибудь из вас,  встретит  меня,  не  узнавайте,  не
здоровайтесь  со  мной.  Сможете  вы,  свободные  люди,  оказать  мне  эту
последнюю услугу?
     Все бросились к нему, искали его руки, целовали  их,  клялись  самыми
страшными клятвами, призывая  все  небесные  стрелы,  весь  ад  на  голову
предателя.
     На заре толпа людей собралась на  берегу.  Город  опустел.  Ведь  имя
Эпафродита значило многое для  офицеров  и  самого  префекта.  Любопытство
гнало людей  посмотреть,  как  будут  тонуть  корабль,  увлекая  за  собой
самоубийцу, Освобожденные рабы носились по городу, громко голосили,  рвали
на себе волосы,  кусали  в  кровь  губы  и  ломали  руки,  сокрушаясь  над
несчастьями своего господина, которого  несправедливо  преследует  могучий
Юстиниан. А некоторые в присутствии солдат так поносили  деспота,  что  их
схватили и отвели в тюрьму.
     Когда необыкновенная весть достигла ушей префекта Рустика, ее  узнала
и Ирина, благополучно добравшиеся  посуху  из  Константинополя  к  дяде  и
жившая в маленьком, наполовину  варварском  городишке  вместе  с  Кирилой.
Здесь девушка чувствовала  себя  гораздо  спокойнее,  чем  при  развратном
дворе.
     - Эпафродит, мой спаситель, патрон Истока?  -  шепотом  спросила  она
Кирилу, когда та прибежала к ней со странной новостью. Нежное  лицо  Ирины
покрывал легкий загар - долгим было путешествие по  Фессалоникской  дороге
из Константинополя в Топер - и следы усталости еще не исчезли с него.
     Гребень из слоновой  кости,  которым  Кирила  должна  была  причесать
золотые волосы своей госпожи, выпал из дрожащих рук Ирины.  Длинные  пряди
рассыпались по  плечам,  по  белому  утреннему  платью,  упали  на  грудь.
Воспоминания, любовь к Истоку, чувство благодарности к  Эпафродиту  бурным
пламенем вспыхнули в сердце девушки. На щеках ее  выступил  румянец,  губы
задрожали.
     - Богородица, спаси праведника! Кирила, я сама спасу  его,  я  должна
это сделать из благодарности, из любви к  своему  Истоку!  Скорей!  Рабыня
наспех заколола ей волосы серебряной гребенкой,  набросила  поверх  платья
красивую столу,  помогла  натянуть  сандалии,  и  обе  поспешили  к  дяде,
префекту Рустику. Он уже знал о намерении  Эпафродита.  Солдаты  сообщили,
что ими схвачено несколько  рабов,  громогласно  оскорблявших  императора.
Рабы рассказали, почему Эпафродит добровольно идет на смерть,  -  Юстиниан
возбудил против него дознание, а купец, не зная  за  собой  никакой  вины,
решил покончить с собой и так ускользнуть от императора. Преферт, ромей до
кончиков ногтей, быстро сообразил, что  Юстиниан  щедро  вознаградит  его,
если он спасет Эпафродита и доставит  его  живым  ко  двору.  Он  как  раз
собирался выйти из  дому,  чтобы  принять  необходимые  меры  и  захватить
корабль, прежде чем он пойдет ко дну, когда к нему подбежала Ирина.
     - Дядя, Христом-богом умоляю тебя, спаси его!
     Девушка ломала руки, в глазах ее стояли слезы, она вся дрожала.
     - Ирина, ты плачешь? - удивился Рустик. - Отчего? Он враг светлейшего
императора, к чему придворной даме проливать о нем слезы.
     До сих пор  Ирина  не  рассказывала  дяде  о  том,  что  произошло  в
Константинополе. Она объяснила свой приезд тем, что хочет подольше  пожить
у него в провинции, потому что при дворе ей не нравится. Рустик принял  ее
с  радостью  и  очень  гордился  тем,  что  у  него  живет  такая  знатная
родственница.
     - Эпафродит сделал для меня много хорошего в  Константинополе.  Скажу
тебе откровенно, дядя,  я  полюбила  магистра  педитум.  Но  его  постигла
немилость августы, и он бы погиб во время свидания со мной, не подоспей  к
нему на помощь Эпафродит со  своими  слугами.  А  меня  бы  обесчестили  и
сделали несчастной наемные разбойники.
     Рустик не удивился. Прищурив один глаз, он улыбнулся.
     - Ага, птичка, значит, тебе  уже  ведомы  пикантные  приключения  при
дворе. Да, умеют жить в столице, умеют! Узнаю императрицу! А просьбу  твою
я выполню. Этот грек не будет покоиться в море. Пусть ему приготовят  ложе
император с августой. У Юстиниана жесткое ложе для виноватых.
     Рустик спешил поскорее выполнить задуманное.
     - Не делай этого, дядя! Спаси его и дай ему свободу. Ведь  я  обязана
ему жизнью.
     Ирина загородила дорогу дяде и обняла его. Но он  мягко  взял  ее  за
руки, снял их со своей шеи и, обойдя девушку, пошел к выходу.
     - Дитя мое, первая любовь - первые воспоминания! Ты позабудь  о  нем,
полюбив во второй раз, и тогда снова найдется какой-нибудь спаситель, а уж
этому купцу придется последовать в Константинополь к деспоту,  которому  я
присягал в верности.
     Он вышел, твердо ступая, как  человек,  привыкший  повелевать.  Ирина
побледнела; Протянув вслед  ему  трепещущую  руку,  она  словно  старалась
удержать, остановить его.
     - Дядя, пожалей меня! Спаси его!
     Твердые шаги уже  раздавались  в  мраморном  атриуме,  звенел  меч  и
позвякивала перевязь на груди префекта.  Рустик  спешил  поймать  грека  и
вернуть его в руки правосудия.
     Бессильно упала трепетная ладонь Ирины; сжав горящий лоб руками,  она
пошатнулась. Кирила поддержала ее.
     В спальне девушка повалилась перед иконой.
     - Помоги, господи! Прости, спаси его, спаси!
     Вдруг она смолкла. На мгновение устремила взгляд на богородицу.  Щеки
ее вспыхнули.
     - Кирила, сегодня ночью я спасу его из тюрьмы!
     - Это трудно, светлейшая госпожа!
     - Каждый офицер гарнизона готов исполнить  любое  желание  придворной
дамы. Я повидаюсь с кем-нибудь сегодня же ночью, поговорю об Истоке, может
быть, он знает, где Исток... а, может, Исток позабыл о моей любви?
     - Светлейшая, он не может забыть тебя!
     - Да, он не забудет моей любви. О, Эпафродит наверняка знает, где  он
сейчас. Мы подкупим стражу и убежим  к  нему.  Кирила,  к  нему,  к  моему
единственному!
     Сердце Ирины пылало любовью.
     - Скорей на берег, Кирила! Я должна увидеть Эпафродита, и  он  должен
меня увидеть. Мои глаза скажут ему:  не  бойся!  Ирина  отплатит  тебе  за
добро.


     Люди расступились на  пристани  при  виде  префекта.  Два  центуриона
следовали за ним с отрядом воинов. Они проворно погрузились в ожидавшие их
челны, навалились на весла и устремились к паруснику, сверкавшему в  лучах
восходящего солнца у входа в порт. Толпа возбужденно зашумела, увидев, как
сам префект в сопровождении офицеров спустился в красивый челн  и  отвалил
от берега.
     - Его спасут!
     - Он не утонет!
     - Он попадет в руки Управды.
     - Жаль кораблик!
     - К чему топить его? Бежал  бы  себе,  чайкам  его  не  догнать,  так
мчится.
     - И денежки у него есть, а торопится умереть!
     Все это слышал стоявший в самой гуще толпы Эпафродит.  В  Топере  его
никто не знал и  никто  не  обращал  внимания  на  обыкновенного  путника.
Увидев, что лодки с солдатами вышли в море, и узнав, каковы их  намерения,
он испугался. Если Нумида не заметит их,  если  они  успеют  добраться  до
корабля, прежде чем будут выбиты затычки  из  дыр,  все  пропало.  Префект
поднимет  на  ноги  весь  гарнизон  в  погоню.  Как  тогда  скрыться?   Из
Константинополя подоспеют преследователи, от них не легко ускользнуть.
     Он огляделся по сторонам. Лучше всего выбраться  из  толпы.  Но  путь
преграждала стена человеческих тел. По мере того  как  челны  подходили  к
кораблю, толпа затихала. Шепотом, вполголоса переговаривались люди.
     - Он на палубе! - пронеслось вдруг по толпе.
     На носу парусника появилась фигура  в  сверкающем  одеянии,  человек,
приветствуя воинов, махал им белым платком.
     - Прощается грек! - произнес за спиной Эпафродита высокий  герул,  от
которого разило конским потом.
     - Префект встал! Гребут быстрее! Поймают!
     По спине Эпафродита побежали мурашки.
     "О  Нумида,  порази  тебя  молния!  Чего  ждешь?  Ты  погубишь  меня!
Выбивай!"
     В море полетел белый платок.  Сверкающая  фигура  исчезла  с  палубы.
Эпафродит затаил  дыхание.  Солдаты  гребли  отчаянно.  На  берегу  царила
гробовая тишина.
     Но вот вздрогнула высокая мачта парусника.
     - Тонет! Погружается! - вырвался вопль на берегу.
     На палубе показался раб в короткой тунике,  он  кричал  и  размахивал
руками.
     "Быстро ты переоделся, Нумида! Хорошо играешь! Славный ты малый!"
     Эпафродит был доволен Нумидой, испуг  его  проходил.  Корабль  сильно
накренился, вода залила палубу, волны вспенились, раб с криком бросился  в
море и схватился за борт лодки, плясавшей уже рядом с парусником.  Солдаты
подняли весла, и челны остановились. По  берегу  разнеслись  крики,  смех,
шутки - корабль затонул.
     Народ расходился. Эпафродит остался один, радуясь,  что  ему  удалось
полностью осуществить свой замысел, и  горюя,  что  пришлось  пожертвовать
любимым кораблем, чтобы сбить со следа преследователей.  Задумчиво  оперся
он на камень, как вдруг кто-то потянул его за рукав.
     Перед ним сверкнули глаза Спиридиона. Лицо евнуха светилось радостью.
     - Господин, - сказал он, предусмотрительно оглянувшись по сторонам. -
Господин, я видел светлейшую Ирину.
     - В Топере? - обрадовался Эпафродит.
     - Здесь, вон под тем платаном она оплакивала твою смерть.
     - Оплакивала? Разве она тоже узнала?
     - А как же? В  Топере  даже  грудные  младенцы  знают  твое  имя.  Мы
постарались, господин, очень постарались.
     - Она плакала, говоришь?
     - Навзрыд! Так горько, что и у меня слезы выступили на глазах. Должно
быть, она обеспамятела, я видел, как  ее  окружили  офицеры,  а  потом  ее
унесли на носилках.
     - Сирота, ангел божий! Сегодня же успокою ее. Грех тому, кто не утрет
слезы с небесных очей.
     Эпафродит был растроган и  взволнован  до  глубины  души.  Снова  его
помыслы обратились к Ирине; господь, думалось ему, хранил его в  последние
дни лишь для того, чтоб он смог осуществить  самую  благородную  миссию  в
своей жизни, соединив два любящих сердца.
     - Грех, говоришь, господин? Верно, и на меня лег бы грех, не сообщи я
тебе об этом, - такой грех, что ни один патриарх не  избавил  бы  меня  от
ада.
     -  Благодарю.  Ты  поведал  мне  о  благодарности  светлейшей   дамы.
Эпафродит не останется в долгу. Куда ты теперь, Спиридион?
     - В Фессалонику. Ты перестал торговать, я начну!
     - Желаю счастья, ибо ты мудр. Может  быть,  мы  еще  увидимся.  Может
быть, ты еще понадобишься мне!
     К твоим услугам, светлейший,  неизменно  к  твоим  услугам  до  самой
смерти!
     Тут Эпафродит увидел, что Нумида плывет к берегу вместе с префектом и
громко оплакивает смерть своего господина. До него донесся  голос  Нумиды:
Раб говорил, как он любил Эпафродита, как хотел умереть вместе с  ним,  но
испугался, ибо он не столь чист и праведен, как невинный  Эпафродит.  Чтоб
не  наводить  подозрений,  грек  решил   избежать   встречи   с   Нумидой.
Повернувшись, он пошел в город. За ним тенью следовал евнух.
     Когда они подошли к платанам, Спиридион сказал:
     - Видишь, господин, вот здесь плакала светлейшая.
     Эпафродит оглянулся, полез за пазуху и,  смеясь,  дал  ему  несколько
золотых монет.
     - Не стоит это платы, не стоит. Но золотых монет оказалось  девятьсот
девяносто девять, а мы  договаривались  о  тысяче,  поэтому  не  обессудь,
господин, только поэтому я принимаю деньги. Христом клянусь, я не лгу.
     Эпафродит спокойно пошел вперед, сделав ему  знак,  чтоб  он  оставил
его.
     В тот же вечер Ирина  узнала  от  Нумиды  горестную  историю  Истока,
узнала и о хитрой уловке Эпафродита. Радость светилась на ее лице.  Прочтя
благодарственный псалом, она поднялась, румяная от возбуждения. Сердце  ее
пылало. Она обнимала Кирилу, целовала ее  в  глаза  и  губы  и,  словно  в
дурмане, повторяла:
     - Он жив! Мой Исток  жив  и  любит  меня!  Он  придет  за  мной,  мой
единственный, храбрейший из храбрых.



                                    6

     Расседланные лошади повалились в траву. Серый слой пыли покрывал  их,
с крупа стекали капли пота, смешиваясь с пылью  и  грязью.  Исполосованные
бока животных судорожно вздымались. Благородные кони  с  трудом  выдержали
бешеную скачку. Исток и его славины гнали их что есть мочи.
     Падала вечерняя роса. В долине на западе ревел Тонзус, на  севере  на
склоне Гема шептались вершины деревьев.
     - Мы спасены, слава Перуну! - произнес Исток, отстегивая пряжку шлема
и опуская его на траву.
     - Лишь орлы могли бы догнать нас, или дельфины приплыть  за  нами  по
морским волнам; но ромеи не орлы и не дельфины, поэтому  мы  проведем  эту
ночь здесь и спокойно передохнем.
     Старый воин со шрамом на лице сбросил тяжелую броню  и  вытянулся  на
зеленой траве.
     Молодые  воины   вытащили   муку   и   занялись   ужином.   Эпафродит
предусмотрительно снабдил их всем необходимым. К седлам  были  приторочены
большие кожаные сумки с мясом, баклажки наполнены превосходным вином.
     Волоча за ремень свой доспех, Радован  подошел  к  Истоку,  задумчиво
сидевшему на куче папоротника возле потрескивающего огня.
     - Переваливаешься, что твоя утка, отец! - улыбнулся старику Исток.
     Радован выпустил ремень, доспех покатился за куст. - Вот  награда  за
то, что я спас тебя! Неблагодарный!
     - Ну, не сердись, Радован! Поблагодари богов за  такую  скачку.  Тебе
такой конь и во сне не снился!
     - Спасибо за сумасшедшую гонку! Теперь вот переваливаюсь  с  ноги  на
ногу, словно пьяный. А в горле моем сушь и пыль, как на степной дороге, по
которой мы мчались.
     - Не сердись! Сам ведь знаешь, волк в поле - собакам нет покоя!
     - Разумеется! Язык-то у тебя без костей.
     - Приляг вот здесь, отдохни, а подобреешь, спой нам!
     - Спой, спой! Теперь, когда я освободил тебя от цепей, ты  ишь  какой
шутник стал!  Конечно,  чужими  руками  легко  змей  ловить!  Нет  в  тебе
мудрости, чтоб понять, отчего петух не поет, когда ему клевать нечего!
     Радован сердито пощипывал бороду, очищая ее от пыли и грязи.
     - Дайте, ребята, Радовану поесть!
     Воин открыл сумку и протянул старику кусок холодного мяса.
     - Баклажку! - потребовал старик.
     Ему протянули баклагу, он схватил ее дрожащими от  усталости  руками,
поперхнулся, зачмокал.
     - Сплюнуть даже не могу, такая сушь в горле!  И  потечет  драгоценная
жидкость Эпафродита по грязной пыльной дороге. Вот беда-то.
     Он осушил залпом чуть ли не половину баклажки.
     - Эх знал бы Эпафродит, как я люблю его!
     Приложился снова и отшвырнул пустую баклажку в траву..
     - Исток! - начал он весело. - Не будь меня на белом свете,  что  б  с
тобой сталось, козленок?
     - За это тебе вовеки будет благодарно племя славинов.
     - Спасибо в карман не положишь!  И  все-таки  коли  у  тебя  найдется
столько же благодарности в сердце, сколько ее на языке скопилось,  я  буду
рад. И верю, что при первом же случае ты пощекочешь этого  барана  Тунюша,
если, конечно, прежде я сам не отправлю его к Моране. Еще бы немного  и  в
тот раз...
     Беглецы окружили Радована и Истока и, разинув рты слушали.
     - Рассказывай, отец. Здорово это у тебя выходит.  Значит,  ты  Тунюша
чуть...
     - Да, я, представьте себе!
     - Расскажи! - настаивал Исток.
     - Это случилось совсем недавно, когда я нес родным  твои  поклоны  из
Константинополя.
     - Ты ничего еще не сказал мне о Любинице, об отце. Нехорошо это!
     - Нехорошо? Пусть пастух сам о своих овцах заботится! Разве  ты  хоть
раз о ком-нибудь из них спросил? Об отце, о сестре? Ни  разу!  Видно,  всю
любовь, до последней капли,  забрала  у  тебя  эта  прекрасная  дама,  эта
ласковая лисичка. Неужто ей рожать Сваруничей, волков  и  туров?  Как  же!
Ягненка она родить сможет, да и то немощного!
     - Радован, не глумись над Ириной! Замолчи!
     Исток задрожал от волнения. В глазах его сверкали искры.  Но  Радован
даже головы не повернул. Он потянулся к  другой  баклажке  и,  цедя  вино,
спокойно продолжал:
     - Когда я рассказал Сваруну, что ты жив  и  пребываешь  в  роскоши  и
почете, твой опечаленный отец ожил, словно хлебнул вот этого вина.  Потому
что, когда я пришел к нему, он лежал в  траве,  свернувшись  в  клубок,  и
рыдал от горючей боли.
     - Он болен? - быстро спросил Исток.
     - Нет, не болен;  опечален  он,  насмерть  опечален  раздорами  между
братьями. Возле стояли на коленях Велегост и Боян и утешали его.  Они  как
раз возвратились с грустной вестью о том, что анты, вернее, их  старейшины
Волк и Виленец, не хотят мира.
     Нахмурившись, воины с суровыми лицами слушали Радована.
     Нахмурившись, воины с суровыми лицами слушали Радована.
     - Волк и Виленец! Слепцы!
     - Они обмануты, их натравил Тунюш!
     - Откуда ты знаешь?
     - Рассказал мне один старик ант, он  не  захотел  проливать  братскую
кровь и бродит по лесу в одиночестве, словно хворый волк. Сварун  добавил,
что Тунюш был у него и подстрекал его к войне против Волка  и  Виленца,  а
Любиница поведала о том, как сватался к ней Тунюш, коровий хвост!
     - Сватался к Любинице? Гунн Тунюш? Ты лжешь, Радован!
     - Охотно солгал бы, Исток! На столе еще черепки валялись от чаши, что
Тунюш в злобе разбил, когда я подходил. Любиница тряслась от  страха,  так
он напугал ее, пес, кабан вонючий...
     - Пусть только попадется мне! Не уйдет живым!
     - А вот я его встретил, да он, увы, ушел от меня...
     - А может, наоборот, Радован от него ушел, - пробормотал старый воин,
но Радован, разумеется, не расслышал его слов.
     - Я встретил его, когда он  мчался  из  града,  потому  что  Любиница
сунула ему под нос головешку с очага вместо поцелуя. В долине я увидел его
плащ и скорей в засаду. Погоди, думал я, отольются тебе слезы Радована. Он
мчался галопом, хмурый, голова его, понурая и нечесанная,  лежала  на  шее
коня. Я дал обет богам и приготовился к прыжку. Тунюш был  совсем  близко,
хоть хватай за плащ. Я - раз за пояс, о дьявол, нет ножа. Потерял.  Только
потому он и спасся от верной смерти, коровий хвост!
     - Пей, Радован! Хорошо рассказываешь!
     - Еще лучше бы я сделал, окажись у меня нож под  рукой.  А  так  хоть
лютней его по голове бей. Да одна струна ее больше стоит, чем  его  тыква.
Но ничего, мы еще встретимся и тогда...
     Старик погрозил кулаком и снова потянулся к баклажке.
     Воины захохотали. Радован стеганул их бешеным взглядом и повалился  в
высокую траву.
     - Смейтесь, ничтожные люди! Вы еще меня не знаете!
     Он потянул пустую торбу и положил ее себе под голову.
     - Спать! - приказал Исток. - Сторожам у коней  сменяться  каждые  два
часа, чтоб сон не сморил. На рассвете пойдем через Гем!
     Воины раскидали  костер,  чтобы  он  скорее  погас.  Через  несколько
мгновений все уже крепко спали.
     Истоку тоже хотелось спать. Тело ломило от страшной усталости. Только
теперь он почувствовал, как измучила его скачка. Он  зажмурил  глаза  и  с
головой накрылся плащом. Тысячи мыслей проносились в его голове. Он охотно
позабыл бы сейчас обо всем на свете,  только  б  отдохнуть  перед  дальней
дорогой. Но напрасно. Красивый плащ на нем благоухал нардом.  Аромат  этот
наполнял его комнату в ту ночь, когда он встретился с  Ириной.  Его  снова
охватило очарование той  ночи,  когда  он  вел  любимую  из  лодки  в  сад
Эпафродита. Лежа, он видел во тьме под плащом ее синие  глаза,  чувствовал
на щеках ее шелковые волосы. Душой и  телом  он  был  сейчас  в  лодке,  в
которой провожал ее назад во дворец. Над ними небо, в их сердцах -  жгучее
пламя, на устах - молчание, ибо слова растворились в океане  счастья...  А
потом бой, бой за нее, нападение в саду, жуткое подземелье... И вот теперь
она исчезла. Где ты, Ирина?
     "Спасена", - сказал Эпафродит. Спасена? От Асбада? От Феодоры?  Может
быть, и от него тоже спасена... и не для него? Жизнь без  Ирины  для  него
смерти подобна, день без вечных раздумий о ней - глухая ночь, все победы -
ненужные забавы, если он не может поднести ей свои лавры. Ирина,  где  ты?
Тоскует ли без меня твое сердце?
     "Клянусь Христом, ты скоро обнимешь ее!"
     Это тоже сказал Эпафродит. Обниму? Когда? "Ибо  ее  хранит  господь!"
Смутным воспоминанием возникло в его голове  Евангелие,  которое  подарила
ему Ирина. Вспомнились слова, которые она сказала:  "Верь  истине,  и  его
любовь наполнит и твое сердце".
     Исток  почувствовал  в  сердце  слабую  надежду.  Далеко  на  востоке
занялась заря, тихий ветерок пронесся по верхушкам деревьев, наполняя  его
душу словами благодати: "И если чего попросите во имя Мое, я то сделаю".
     Губы варвара зашевелились, они  искали  слова,  в  душе  все  кипело:
"Только ее, Ирину, святую, чистую, мою единственную дай мне!"
     Сладкий дурман смежил его отяжелевшие веки, сияние возникло в ночи, и
Ирина протянула к нему руки с  мольбой:  "Приди,  мой  дорогой,  герой  из
героев!"
     Звезды угасали в прохладном воздухе.  Страж  разбудил  отряд.  Быстро
оседлали коней - отдохнув, они весело пофыркивали на лугу.
     - Ничего не слыхали ночью? - спросил Исток.
     - Ничего, магистр педитум,  -  отвечал  старый  воин,  несший  стражу
последним.
     - Топота конского не было?
     - Шумела река, дорога была мертва!
     - Поедим поскорее да в путь! Ночевать сегодня будем уже по ту сторону
Гема, а там уже нам не страшна никакая погоня.
     Затянутые ремнями воины ели стоя. Лишь  доспех  Радована  по-прежнему
валялся за кустом, где он оставил его вечером. Старик громко храпел.
     - Радован! - Исток потряс его за плечо.
     Певец вскрикнул, взмахнул обеими руками и выскочил  из-под  шерстяной
попоны, которой был укрыт с головой.
     Сидя на земле, он протирал глаза и испуганно смотрел на воинов.
     - Нет его, дьявола! - выругался он по-гречески.
     Все засмеялись.
     - Кого нет?
     - Тунюша! Душил я его, шею сжимал изо всех сил, а  он  ускользнул  от
меня, коровий хвост! Даже во сне нет отдыха человеку!
     - Мы выступаем, отец! Собирайся поскорее и на коня!
     Радован встал на  четвереньки,  потом,  упираясь  кулаками  в  землю,
поднялся на ноги.
     - Клянусь Мораной, я ног своих не чувствую!
     Исток протянул ему полную баклажку.
     - Если она меня не  оживит,  я  ложусь  снова,  а  вы  езжайте  своей
дорогой!
     Натощак глотал он крепкое греческое вино, пока  не  осушил  баклажку.
Потом обсосал мокрые усы, причмокнул и произнес:
     - Да пребудут боги, Эпафродит, с тобою и  твоим  вином!  И  зачем  ты
покинул Константинополь? Я поседею от тоски, что больше не  увижу  тебя  и
твоего вина. А вообще-то оно еще есть у вас?
     - Десять больших мехов, отец!
     - Ну, тогда я иду с вами и покажу вам старый путь  через  Гем.  А  не
будь у вас вина, лег бы сейчас на траву и уснул...
     - ...и поджидал бы Тунюша.
     Эти слова принадлежали солдату, который, стоя перед стариком,  держал
его доспех наготове.
     - Ну его, этот доспех! Кости мои  его  не  выносят!  Я  не  черепаха.
Кровавые мозоли у меня от этой железной рубахи.
     Исток велел привязать доспех к седлу, двое  воинов  помогли  Радовану
взобраться на коня.
     Утренняя звезда еще сверкала на небе, а беглецы уже мчались по старой
римской дороге, которая вела в Подунавье и к  Черному  морю.  Дорога  была
заброшена  и  запущена.  Вешние  воды  и  морозы  разворотили  ее,  воинам
частенько приходилось  спешиваться  и  проводить  коней  через  трещины  и
провалы.  Много  раз  своими  плечами  подпирали  они  коней  и  буквально
перетаскивали их на себе. Благородные животные, привыкшие  до  сих  пор  к
отличным, ровным дорогам, пугались опасного пути. Прошел целый день, пока,
с огромными усилиями, славины достигли перевала. Несмотря на темноту Исток
велел спускаться в долину. Путь стал получше. Однако ехать верхом все  еще
было невозможно. Воины вели коней под уздцы, сетуя, что не пошли по новому
торговому пути. Если преследователи направились  по  хорошей  дороге,  они
могли опередить их и подстеречь по ту сторону Гема.
     Следовало спешить в долину и там уж искать подходящее место для того,
чтоб накормить лошадей и переночевать.
     Вскоре   попалась   лощина,   покрытая   высокой   травой.    Славины
остановились, поужинали и улеглись, не разжигая костров. На склонах  Исток
поставил тройную стражу.
     Миновала ночь. О преследователях ни слуху ни духу.  Все  вокруг  было
безмолвно и пустынно. Они продолжали путь на север и в сумерках  добрались
до хоженой дороги, по которой когда-то шли Радован и Исток. Путь вел  мимо
маленьких фракийских деревушек. Здесь они узнали, что  никаких  воинов  из
Константинополя в этих местах не было, и спокойно поехали дальше.
     Темнело  медленно.  Усталые  кони  спотыкались.  Все  с   нетерпением
ожидали, когда Исток велит остановиться и искать место для ночлега. Однако
он ехал впереди как в ни в чем не  бывало,  вполголоса  переговариваясь  с
Радованом.
     - Здесь? - спросил он старика, указывая на укрепленный холм в стороне
от дороги.
     - Нет, дальше! До Хильбудия здесь жили  славины,  которые  выращивали
лен и пряли его. Вот  почему  эту  крепостцу,  что  теперь  в  развалинах,
называли Прендица.
     - А сейчас здесь славинов больше нет?
     - Хильбудий прогнал за Дунай всех, кого миновал его меч.
     Исток промолчал,  давая  про  себя  клятву  богам  вернуть  все,  что
завоевали византийцы.
     - А далеко до Черны, где стоит гарнизон?
     - Не так уж далеко,  поужинать  хорошенько  не  успеешь.  Скоро  огни
увидим.
     -  Так  ты  говоришь,  ночевал   в   Черне,   когда   возвращался   в
Константинополь?
     - Да, ночевал, и  недурно.  От  голода  и  холода  этот  гарнизон  не
страдает.
     - Как ты думаешь, сколько там воинов?  В  Константинополе  помнят  об
этой крепости, мне даже приходилось слышать имя начальника  гарнизона,  но
вообще-то они предоставлены сами себе.
     -  Это  остатки  легиона  Хильбудия,  этакая  смесь  из  всевозможных
варваров: там аланы, герулы, авары, финны...  Их  обязанность  -  охранять
византийских купцов. Но купцу с ними ехать куда опаснее, чем без них.
     - Что, разбойничают?
     - Да, скорей разбойники, чем солдаты.
     - Как ты думаешь, сколько их?
     - Человек пятьдесят наверняка будет, если не больше!
     Исток замолчал и подхлестнул коня, который повесив  голову  с  трудом
одолевал усталость, двигаясь вперед маленькими шагами.
     - Огонь - вдруг громко сказал Радован.
     Исток поднял голову. Над равниной сверкал красный огонь.
     - Укрепление?
     - Да, это Черна. Надо свернуть влево и обойти ее. Мимо ехать опасно.
     Исток остановил коня и подождал остальных некоторые  уже  дремали  на
ходу вместе с конями.
     - Братья! - обратился к ним Исток.
     Все натянули поводья. Исток оказался в центре круга.
     - Видите огонь?
     - Видим.
     - Это укрепление Черна, там стоит византийский гарнизон.
     - Черна? - раздумчиво протянул старый воин.
     - Ты чего удивляешься, знаешь эту крепость?
     - Крепости не знаю, но знаю ее начальника. Он был палачом для солдат,
поэтому его послали командовать разбойниками.
     - Будем ее обходить? Гарнизон сильнее нас.
     Молчание.
     - Одолеем! - пробормотал старый воин. - Там много оружия. Оно бы  нам
пригодилось. Да и лошадей сменим.
     - Нападем! - поддержали все дружно.
     - Глупцы! Морана вас приласкает!  -  сердито  заговорил  Радован;  он
прислушивался к разговору, отойдя в сторону. - Нападайте! Накажут вас боги
за дерзость.
     А мне хочется еще малость побродить по свету, так  что  не  поминайте
лихом.
     Он повернул  коня,  нырнул  в  густую  траву  у  дороги  и  беззвучно
растворился в ночи.
     Исток  рассказал,  как  он  намерен  обмануть  гарнизон.  Затем   все
подхлестнули коней, копыта загремели по дороге, и они галопом поскакали  к
укреплению.
     - Огня! - грозно крикнул часовым Исток.
     Крепость ожила. Вспыхнули факелы, перед глазами  славинов  засверкали
позолоченные шлемы и серебристые доспехи. Золотой  орел  на  груди  Истока
оказывал   магическое   действие.   Невооруженные   солдаты    во    дворе
приветствовали магистра педитум.  Офицер  кланялся  ему  и,  как  покорный
слуга, придерживал коня за поводья.
     - Разбойники! Слуги и сыны Византии! Конец вам  пришел!  Здесь  будут
править славины! - закричал Исток и выхватил меч.
     Мгновенно сообразил офицер, что перед ним не друзья, а враги; он  был
достаточно опытным воином, чтобы не мешкать и не колебаться.
     - Копья! - закричал он  и  первым,  схватив  пилум,  направил  его  в
Истока. Однако ударить не успел - над его головой просвистел  меч  старого
воина, и офицер упал,  обливаясь  кровью.  Гибель  начальника  не  смутила
остальных, а лишь ожесточила их. Десять коней  повалилось  под  славинами.
Разгорелась борьба, грудь в грудь, меч против  копья.  Тяжело  вооруженные
воины Истока  прижали  солдат  гарнизона  к  стене.  Трещали  брони,  мечи
молниями сверкали над простоволосыми ромеями; всех славинов уже вышибли из
седел, лишь Исток оставался  на  коне.  Меч  преграждал  дорогу  беглецам.
Истока охватил бешеный гнев, и он рубил  безжалостно.  Погибло  уже  много
византийцев, но добрая треть  гарнизона  под  прикрытием  стены  выставила
вперед  копья,  так  что  лобовая  атака  означала  бы  неминуемую  гибель
нападавших. Исток успел заметить, как командир обороняющихся отдал  приказ
начать атаку кольями. Наступил решающий миг битвы. Не мешкая  ни  секунды,
Исток погнал своего жеребца прямо  на  поднятое  копье.  Дикий  прыжок,  и
пятнадцать копий вонзились в коня -  пятнадцать  воинов  было  разоружено.
Славины навалились, еще несколько мгновений слышны  были  безумные  вопли,
страшные взмахи мечей, и гарнизон перестал существовать.
     Истока вытащили из-под коня. Он встал, подвигал  руками,  присел.  На
правом колене выступила кровь. Однако рана была пустяковой.
     - Вы храбро сражались! - это были первые слова, которые он произнес.
     Затем славины разложили костер, который никак не хотел разгораться, и
подсчитали потери. Погибло два человека, трое было ранено, пало тринадцать
лошадей.
     - Трупы оттащить в ров и закопать! Таких  героев  не  должны  клевать
орлы!
     Выполнив приказ Истока, славины заперли крепостные ворота,  разошлись
по амбарам и клетям и пировали до самой зари.



                                    7

     На стене взятой  Черны  молодой  славин-часовой  насвистывал  веселую
песню. Взгляд его был устремлен к югу, где  в  пустынную  равнину  уходила
серая дорога. Все крепко спали, упоенные победой и вином. Клети  оказались
полны припасов.
     Вдруг он смолк. Внимание его привлекла  высокая  трава  к  западу  от
крепости. Первые солнечные лучи поблескивали в мириадах жемчужных  росинок
на густой траве, в которой двигалось что-то живое. Выглянет,  скроется,  а
через несколько мгновений опять покажется, уже ближе  к  крепости.  Солдат
напряженно, до слез в глазах, вглядывался в траву, шагая по западной стене
крепости. Серая точка исчезла. Парень  протер  глаза  и  принялся  глядеть
снова.
     "Должно быть, ошибся", - подумал он и повернулся, чтоб пойти к  башне
у ворот. Но едва  он  сделал  несколько  шагов,  как  серая  фигура  опять
поднялась в траве уже совсем близко, и человек стал смотреть на  крепость.
Воин сощурив глаза, вглядывался в освещенного солнцем человека.
     - Радован! - воскликнул он чуть ли не во весь голос.
     Он снова подошел к западной части стены, приставил  руки  к  губам  и
протяжно закричал:
     - Р-а-а-адова-а-ан!
     Серая фигура ожила и  поспешила  к  крепости.  Вскоре  воин  уже  мог
отчетливо различить длинную бороду старика.
     "Чего это он пешком? Ведь у него был конь! Но он правильно  поступил,
уйдя от боя. Нос у него, как у лиса", - раздумывал про себя воин.
     Он взглянул на дорогу. Не  заметив  на  ней  ничего  подозрительного,
часовой спустился по лестнице, чтоб отворить ворота.
     При виде Радована парень испугался. Рубаха у старика была  разорвана,
колени в крови, лицо и руки в ссадинах.
     - Клянусь Шетеком, не иначе, как за тобой  вурдалак  гнался!  Ведь  у
тебя был конь, чего ж ты ползал на брюхе, как жаба!
     - Пусть смилуются над тобой боги. Я прощаю тебе непотребные слова! Вы
победили? Где Исток?
     - Победили! Смотри, мы завалили ров трупами.
     Радован посмотрел на груду трупов и вздохнул:
     - О Морана! Где же Исток?
     - Отдыхает.
     - Он отдыхает, а я страдаю.
     Ворча и досадуя, старик пошел искать Истока.
     У костра он увидел пустые  мехи,  вывернутые  мешки,  землю,  облитую
вином.
     - Обжоры! - завопил он и ударил ногой спящего солдата. Тот  мгновенно
проснулся, вскочил на ноги и в радостном похмелье закричал:
     - Ха, Радован! Что с тобой?
     Все проснулись. Из шатра офицера вышел Исток. Спал он плохо, рана  на
ноге горела огнем.
     - Обжоры, все выпили! Жадюги!
     - Но мы заслужили, отец! - подшучивал Исток.
     - Заслужили? Словно я не заслужил в десять раз больше!
     - Ты убежал, а мы дрались, и крепко дрались.
     - Тебе, может быть, и кажется, что я убежал с  позором,  а  на  самом
деле мой побег принес пользу.
     - Пользу? У тебя, наверное, волки коня сожрали?
     - Верно. Только эти волки особые.
     - Особые? Какие же? Уж не по шесть ли у них ног?
     Молодой воин подмигнул своему  соседу,  удачно  поддевшему  сердитого
Радована.
     - Брехун! Ты проблеял такую глупость, что тебе в пору надеть торбу на
морду. Однако ты угадал. У этих волков было по шесть ног.
     - Ха, ха, ха, - закатились все вокруг веселым  смехом,  требуя,  чтоб
Радован рассказал о волчьем ужине.
     Старик помолчал. Сердитые брови его встали торчком,  левой  рукой  он
сжал бороду, потом свирепо посмотрел на солдат и выкрикнул, вложив в  крик
всю свою ярость и страх:
     - Тунюш!
     Солдаты онемели, Исток подошел  к  нему  поближе  и,  весь  дрожа  от
нетерпения, переспросил:
     - Тунюш?
     - Он самый! Нигде не скроешься от козлобородого! Стоит мне уснуть,  я
вижу его во сне, стоит мне уехать, он вьется у моих ног, как голодный  пес
перед хозяином. Словно за семь морей вынюхивает меня своим кабаньим рылом!
И всегда он мне попадается, когда я обезоружен!
     - Не трать слов попусту, Радован! Говори, где ты его видел,  где  он!
Мы немедля отправимся за ним!
     - Поздно! Если б вы послушались меня вчера вечером, сидеть бы сегодня
Тунюшу на колу. А это многим было бы на руку.
     - Отец, сейчас тоже не поздно. Скорей на коней и за ним!
     Солдаты, пылая жаждой боя, затягивали ремни.
     - Поздно, говорю я вам. У вола только одна шкура, запомните это. Если
б вы послушались меня, может быть, вчера вы содрали бы две:  и  Тунюша  бы
взяли, и крепость.
     Лицо  Истока  стало  серьезным.   Тоном   начальника,   не   терпящим
возражений, он потребовал от старика:
     - Не теряй времени! Отвечай, о чем я тебя спрашиваю!
     Радован раскрыл было рот, чтоб засмеяться, но выражение  лица  Истока
испугало его, и он поперхнулся.
     - Ехал я вчера перед заходом солнца вон туда, - показал он  рукой.  -
Конь щипал траву по пути, а я кивал головой  в  седле  и  сочинял  хорошую
песню. И в конце концов я, видимо, заснул. Не  могу  похвастаться,  что  я
люблю ездить верхом; но уж если я оказался в седле, то мы с конем - словно
одно тело. Вдруг мой вороной  заржал;  открываю  глаза,  смотрю,  и  желчь
разлилась у меня по жилам - враз все  вокруг  зеленым  стало.  Потому  что
посмотрел я прямо в лицо... Тунюшу. Он  сидел  у  костра,  и  с  ним  было
пять-шесть гуннов. Кони их паслись рядом, потому  мой-то  и  заржал.  Меня
злоба охватила, так бы и прыгнул с седла на Тунюша. Но опять же  ни  ножа,
ни меча, ни кинжала за поясом. Только злоба да мужество спасли меня. Гунны
вскочили, взлетели на коней и в погоню за моей лошадкой, которая  понесла,
- должно быть морды Тунюша испугалась. Было так темно, что они, видно,  не
различили, на коне был кто или нет. И загремело-загудело по степи, а я  на
пузе по папоротнику, да в кусты. До зари просидел в кустах  -  ни  жив  ни
мертв, а гунны все не возвращались. Может быть, до сих пор меня ловят.  Но
я-то перехитрил их, и конь мой их  перехитрил;  потому  что  мудрость  его
осенила с тех пор, как я стал на нем ездить.
     - В путь! - коротко приказал Исток.
     Никто уже не слушал старика, который сердито  жаловался  на  голод  и
жажду. Ему самому пришлось заботиться о еде и питье.
     Прошло два часа.
     Из крепости на низкорослых фракийских лошадках  выехали  славины.  За
ними  следовала  длинная  вереница  нагруженных   лошадей.   Исток   велел
опустошить весь лагерь. На коней  навьючили  оружие,  а  его  оказалось  в
избытке: доспехи, шлемы, копья, дротики, мечи,  стрелы  и  луки,  пращи  и
свинцовые  желуди.  Около  пятидесяти  лошадей  нагрузили  так,  что   они
изнемогали под тяжестью вьюков. Захватили с собой и нескольких  волов,  их
нагрузили зерном, чтоб не отягощать лошадей. Когда последний  вьюк  прошел
ворота, Исток швырнул головню в охапку  сена  и  умчался.  Вскоре  повалил
густой дым - взметнулись к небу языки пламени, крепость полыхала.
     Двух старых воинов  и  трех  раненых  Исток  отрядил  охранять  обоз,
считая, что погоня им уже не угрожает. А сам с остальными солдатами  решил
идти на поиски Тунюша.
     - Радован, оставайся с добычей! Смотри, на волах полные мехи висят.
     - Не скажу, что вино сейчас повредило бы мне.  Но  раз  ты  идешь  на
Тунюша, я пойду с тобой. Не оставаться же без доли  при  гибели  коровьего
хвоста!
     - Слава, слава! - воплями приветствовали воины решение Радована.
     - Но ты без оружия, отец!
     - Хитрость стоит десяти мечей!
     - Тогда вперед!
     Исток дал шпоры коню, пыль взвилась над дорогой, обоз остался позади.
     Мягкая трава горела в  свете  заходящего  солнца.  Славины  прочесали
обширные пространства  справа  и  слева  от  дороги,  следуя  за  копытами
гуннских коней. Но следы смешивались, уходя то на север, то на юг.
     - Ушел, пес! - бормотал  Радован,  усталый  и  потный.  Исток  послал
пятерых воинов навстречу обозу, а сам стал  выбирать  место  для  ночлега.
Привлекла его густая дубовая роща. Он направился к  опушке.  Всадники  уже
опустили поводья на шеи  усталых  коней.  Все  молчали;  усталость  и  сон
сморили людей. Лишь один Радован что-то напевал, покачивая головой. Четыре
баклажки подвесил он к седлу, когда они выступали из крепости. Теперь  они
болтались пустыми - потому-то старик и позабыл об усталости.
     - Здесь, - произнес Исток.  -  Солнце  тут  не  сожгло  траву,  коням
найдется что пощипать. Дрова есть, можно зажарить вола.
     Воины уже вынимали ноги из стремян, кое-кто даже соскочил на землю. И
в этот момент раздался такой страшный крик Радована,  что  у  людей  кровь
застыла в жилах:
     - Бей, Исток, бей Тунюша!
     За стволами деревьев мелькнул багряный плащ.
     Словно мех с вином, Радован плюхнулся с седла в траву, в руке  Истока
сверкнул меч, зазвенели ножны.
     Конь Тунюша застыл  как  вкопанный.  Конь  Истока  встал  на  дыбы  и
захрапел.
     Два взгляда скрестились.
     - Умри! - крикнул Исток, направляя своего  коня  на  гунна.  Но  конь
гунна отскочил, как кошка, меч полоснул воздух; прежде чем Исток  повернул
коня, Тунюш уже сидел в седле лицом к хвосту и уходил с воплем:
     - Луки, луки, луки!
     Из зарослей выглянули четыре лошадиных морды,  и  кони  помчались  за
Тунюшем. Всадники, на полном скаку повернувшись в седлах, натянули луки  и
пустили в лицо преследующих их славинов отравленные стрелы. Исток сразу же
убедился, что погоня напрасна. Невысоким  и  усталым  лошадям  не  догнать
гуннов.  Отравленные  стрелы  могли  нанести  смертельную  рану,  малейшая
царапина означала смерть. Он придержал  коня  и  небольшим  щитом  отбивал
стрелы.
     - Ночевать здесь не будем, - сказал он, возвращаясь.
     - И от тебя он ушел, - отозвался перепуганный Радован.
     - Зачем ты назвал меня по имени? Он подумал бы, что мы византийцы,  и
спокойно пошел бы под мой меч. Вперед, навстречу обозу!
     Всю ночь скакал Исток. Он разрешил  лишь  небольшую  передышку,  чтоб
накормить и напоить коней. Он прекрасно понимал, что, если гуннский лагерь
близко, Тунюш вернется со всей своей конницей  и  разобьет  его.  Поэтому,
хотя кони и падали от усталости, надо было во что бы то ни стало  этой  же
ночью добраться до Дуная. Если  бы  гунны  их  догнали,  они  бы  услышали
конский топот, увидели во тьме длинную вереницу лошадей, услышали бы  звон
нагруженного на них оружия и не осмелились бы напасть, полагая, что воинов
столько же, сколько коней.
     На рассвете впереди что-то забелело.
     - Дунай, - пробормотал Радован.
     - Мост еще стоит?
     - Нет! Но есть большие плоты и несколько  лодок,  на  которых  обычно
переправляются гунны.
     - Тогда на плоты!
     - Кони валятся с ног!
     - Вперед! Кто отстанет, погибнет!
     Прежде чем  они  добрались  до  берега,  пало  десять  лошадей.  Люди
погрузились на плоты, сели в лодки и неуклюжими  веслами  оттолкнулись  от
берега.
     Не  успели  они  достичь  левого  берега,  как  в   степи   появились
стремительно бегущие черные точки.
     - Гунны, гунны! - переходило из уст в уста.
     Изо всех сил налегли славины. Длинные весла сгибались  в  мускулистых
руках.
     Лодки и плоты вошли в высокий тростник как раз  в  ту  минуту,  когда
гунны высыпали на правый берег.
     Хмуро наблюдал Исток за ордой гуннов. Он знал, что они дерзкие воины,
а их кони выносливы, они могут переплыть руку. И предчувствие не  обмануло
его. Человек пятнадцать всадников крикнули что-то в уши лошадям, и в  одно
мгновение белая пена покрыла крупы и спины коней.
     - Стрелы! - крикнул Исток и бросился к лошадям, навьюченным луками  и
стрелами. Схватив самый большой лук, он забросил  себе  на  спину  тяжелый
колчан.
     - Коней на берег! - коротко приказал он.
     Лошадей согнали в воду,  и,  оступаясь,  ломая  тростник,  они  стали
выбираться на берег. Раненые с перевязанными руками гнали усталых животных
от реки, громко крича и подхлестывая бичами.
     В это время самый храбрый из гуннов  подошел  настолько  близко,  что
Исток смог прицелиться.
     Просвистела стрела, всадник взмахнул руками и исчез в волнах.
     В лучах восходящего солнца полыхнул багряный плащ. Стоящие на  берегу
гунны закричали, повернули коней и скрылись в высокой траве.  Пловцы  тоже
повернули к своему берегу.
     - Ха, ха, ха!  -  смеялся  Радован,  вылезая  из-за  кочки,  куда  он
забрался в испуге. - Куда вы бежите, собачьи морды? Приходите, ведь пришло
время сразиться!


     На третий день  после  переправы  через  Дунай  в  крепости  славинов
собрались все старейшины, которые не ушли на  братоубийственную  войну,  и
одобрительными возгласами приветствовали планы Истока.
     Радован тоже был в  совете,  но  не  в  мужском,  а  в  девичьем.  Он
рассказывал девушкам такие ужасы о Константинополе и  о  своих  скитаниях,
так убедительно врал о своих неслыханных  подвигах,  что  они  умирали  от
страха и восхищения. Он расписывал чудесную красоту невесты Истока Ирины и
утверждал, что в тот день, когда храбрый  Сварунич  привезет  в  град  эту
богиню красоты, солнце померкнет от удивления,  а  все  девушки  от  срама
забьются в самые укромные уголки и семь ночей не переставая будут  плакать
от зависти.



                                    8

     В шатре,  сверху  покрытом  косматыми  шкурами,  а  внутри  обтянутом
азиатскими тканями, на тонкой циновке лежал  Тунюш.  У  входа  на  коленях
стоял Баламбак.
     Когда вождь гуннов раскрыл глаза, старый советник поклонился  ему  до
земли. Но Тунюш снова сомкнул веки, и Баламбек стал покорно ожидать,  пока
повелитель скажет, зачем он его призвал. Открыв и закрыв глаза раз  девять
подряд, Тунюш наконец поднял голову, посмотрел на склонившегося  Баламбека
и произнес:
     - Ты убежден, что старик, который упал со страху с коня, когда увидел
меня в дубовой роще, и есть тот самый певец-славин?
     - Пусть я ослепну, пусть я никогда не увижу твоего царственного лика,
если я ошибся.
     - Значит, это Исток, сын Сваруна, и певец украли у нас лошадей, когда
мы ночевали у Тонзуса?
     - Да, Исток Сварунич и певец Радован.
     - И это они помешали нам напасть на Эпафродита?
     - Именно так, клянусь славой Аттилы.
     Тунюш снова опустил веки и долго молчал.
     - Вернулись лазутчики?
     - Нет.
     - Сегодня они должны быть!
     - Будут. Лодки ждут их на берегу.
     - Приведи их сразу ко  мне,  пусть  расскажут,  что  слышно  в  граде
Сваруна.
     Баламбак склонил голову до самой земли в знак  того,  что  все  будет
исполнено по слову повелителя. Однако он не спешил поднимать голову -  так
и стоял, склонившись до полу в униженной мольбе.
     - Баламбек, ты хочешь что-то сказать? Говори!
     - Твоя  покорная  раба,  королева  племени  нашего,  солнце  красоты,
цветущая Аланка тоскует по тебе. В слезах утопает ее  сердце  оттого,  что
печально лицо ее повелителя.
     Тунюш опустил голову на мех белого горностая  и  маленькими  глазками
рассматривал золотой лист аканта на верху шатра.
     - Пусть поплачет возле меня!
     - Доброта твоя подобна морю!
     И старый гунн отправился за младшей женой Тунюша, прекрасной Аланкой.
     Вскоре шатер наполнился волшебным благоуханием, исходившим от  одежды
королевы гуннов. Тунюш даже не повернулся в ее сторону, небрежно  протянул
ей плоскую руку. Аланка прильнула к этой руке, осыпав ее поцелуями.  Потом
подсела к нему, положила мягкую маленькую ладонь  на  его  горячий  лоб  и
прошептала:
     - Кто отравил жизнь моему орлу? Кто  капнул  в  сладкий  кубок  каплю
горечи?
     Тунюш не поднял век. Сладострастная  улыбка  играла  на  его  широких
губах, он наслаждался  страданиями  Аланки.  И  она  чувствовала,  что  он
издевается над ней, хочет сбросить ее с трона на циновку грязной служанки,
отдать из объятий короля в руки дикому воину. Кровь ее закипела,  смуглые,
мягкие, как бархат, щеки полыхали, грудь вздымалась от волнения.  Безумная
ревность овладела ею. Она прижалась пылающим лицом к его  лицу,  и  сквозь
слезы у нее вырвалось проклятие:
     - Пусть ослепнут те глаза, что своими взглядами отравили сердце моего
орла! Пусть они вытекут как гнойные нарывы,  оводы  пусть  искусают  лицо,
из-за которого окаменело сердце моего господина!
     Гунна одурманил ее аромат; согнув руку, он обнял ее. Приподнял  веки,
горящие глаза погрузились в глубокий, как ночь, взгляд Аланки.
     Но лишь одно мгновение. В этом взгляде он не увидел ясного неба,  как
в глазах Любиницы. Дьяволы таились  за  длинными  ресницами.  Рука  Тунюша
больно сжала шею Аланки. Громкий крик раздался в шатре. Тунюш оттолкнул от
себя женщину.
     - Вон, вон! Пошла прочь, я ненавижу тебя! - ревел он.
     За спиной Аланки сомкнулись полы шатра. Гунн перевернулся на живот  и
уткнулся лицом в мех. Длинные пальцы его вонзились в шкуру, выдирая из нее
клочья. Его сжигало безумное желание, на  лбу  выступили  капли  пота,  он
почувствовал боль под ногтями, грудь его исторгала полустоны, полурыдания:
     - Она, только она... Любиница... или... смерть...
     - Лазутчики! - возвестил Баламбак.
     Тунюш вскочил. Налитыми кровью глазами посмотрел на старика.
     - Ну?
     - Град пуст. Все ушли на войну. Девушки убирают лен.
     Глаза Тунюша полезли на лоб, из ноздрей с шумом  вырывалось  дыхание,
грудь судорожно вздымалась, наконец он с трудом смог выдавить:
     - Седлать пятнадцать самых резвых коней! Переправить их через Дунай!
     С выражением печали на лице поклонился Баламбак. За  шатром  зарыдала
Аланка.
     Тунюш протянул руку к мечу. Черные пальцы его схватились за  рукоять,
словно когти хищной птицы. Услыхав рыдания Аланки, он  закричал  так,  что
слышно было повсюду:
     - Любиница будет моей!



                                    9

     Когда возвратился Исток, война между славинами и антами была в  самом
разгаре. Не стало покоя жителям Сварунова града. Если до сих  пор  схватки
носили характер диких драк между  разгулявшимися  пастухами  и  отдельными
семьями, то теперь анты объединились в большие орды, выбирали старейшин  и
грабили славинов; они насмехались над славинами,  дразнили  их  и,  обещая
освобождение рабам-христианам, уговаривали их бежать  от  своих  хозяев  и
присоединиться к сражающимся антам. Быстрые гонцы, которых Исток  разослал
по стране, возвращались с одинаково безрадостными вестями. Никто не  хотел
слушать, когда говорили о мире. Анты упрекали славинов, что  те,  дескать,
забирают себе первенство и власть; славины считали, что  антов  подкупили,
что они трусы, рабы Византии, которые  предпочитают,  подобно  скорпионам,
жалить самих себя, свое племя, вместо того чтобы заодно со славинами разом
ударить через Дунай и отомстить  за  поражения,  отвоевать  назад  отнятые
земли.
     Исток убедился, что подстрекательство Тунюша приносит обильные плоды.
Одной фразы "Сварун хочет править", сказанной  антами,  или  "Волк  станет
вашим князем", сказанной славинами, было достаточно,  чтоб  разжечь  пламя
дикой ненависти между этими племенами. Свободолюбивые народы  приходили  в
ужас при одной только мысли о том, что тот или иной старейшина стремится к
самовластью. Они скорее согласились бы голодать,  драться  между  собой  и
терпеть поражения в битвах с истинным врагом,  чем  предположить  хоть  на
минуту, что свобода и независимость могут оказаться под угрозой.
     Исток знал свое племя, свою кровь. Однако он не отчаивался, печальные
вести  не  подавляли  его.  Славинам,  которых  он  привел  с   собой   из
Константинополя, Исток велел учить лучших юношей владеть оружием.  Молодые
воины натягивали на себя доспехи, мчались на конях в  тяжелом  вооружении,
обнажали мечи, учились выполнять приказы командиров.
     Но анты не  дали  славинам  передышки.  Через  несколько  дней  после
прибытия Истока подоспела весть о том, что Волк и Виленец собрали огромное
войско и ведут его от Черного моря, чтоб ударить на  земли  славинов.  Все
взялись за оружие. Старейшины и вожди выдали рабам боевые топоры; стада  и
мелкий скот поручили заботам женщин, в домах оставили лишь дочерей, старух
и маленьких ребятишек - остальные поднялись и ушли  на  восток,  навстречу
антам.  Исток  присоединился  к  войску  с  отрядом   могучих   всадников,
вооруженных щитами, мечами и дротиками. Опытных воинов, пришедших  с  ним,
он  поставил  командовать  маленькими  группами.  Пешее  войско  двигалось
беспорядочной толпой. Исток со своими воинами шел  последним.  Четыре  дня
тянулись   отряды   по   равнине,   пробирались   сквозь   дубовые   леса,
переправлялись через реки, пока не вышли на рубежи антских земель. Уже  по
пути им встречались первые орды озверевших антов,  с  которыми  завязались
короткие стычки; Исток со своей конницей в этих боях не участвовал.  То  и
дело раздавался  вопль  славинов  при  виде  новых  отрядов  антов.  Юноши
отделялись от войска и с диким криком кидались навстречу  врагу.  Мелькали
стрелы, сверкали на солнце топоры, разгоралась рукопашная ножевая схватка,
люди с безумным ревом душили, резали, волочили  по  земле  друг  друга.  А
остальное войско криками  подбадривало  сражавшихся,  высмеивало  антов  и
грозило им оружием. После недолгого боя анты неизменно  убегали,  на  поле
оставались раненые, их славины забирали в плен.
     По пути к войску присоединялись отряды из всех  славинских  общин.  С
юга подходили обитатели Мурсианских болот, с севера  их  догоняли  могучие
отряды жителей Карпат. Глаз Истока радовали крепкие воины. И в то же время
ему было грустно, когда он видел страшный хаос, слышал  вопли  и  ссоры  в
собственном войске.
     "Какая сила! - думал  он.  -  Как  они  любят  свободу  и  как  своей
междоусобицей они сами себе надевают цепи на руки!"
     Наконец Исток решил сам отправиться к Волку и  Виленцу  и  попытаться
склонить их к  миру  и  согласию.  Он  думал  рассказать  им  о  коварстве
Византии, пробудить в них желание  овладеть  плодородными  землями  по  ту
сторону Дуная. Лицо его пылало при мысли  о  том,  как  обнимутся  брат  с
братом и как они принесут клятву своим богам отныне  век  ссориться  между
собой, но сообща мстить византийцам за своих пращуров. Он  ехал  на  коне,
опустив голову, на губах его  играла  улыбка,  в  глазах  полыхало  пламя,
правая рука лежала на рукоятке меча.
     Громогласный боевой клич вывел его из задумчивости.  Передовой  отряд
вышел из лесу на поляну. Впереди, на опушке  большого  леса,  они  увидели
костры антов. Войско славинов остановилось.  Безумный  вопль  пронесся  из
конца в конец, от воина к воину, и взмыл к небу подобно вихрю. Он  долетел
и до  антов;  они  отозвались  еще  более  могучим  криком,  подобно  реву
разозленных зверей в пустыне.  Самые  горячие  из  славинов  бросились  по
равнине к антам, осыпая их лагерь стрелами.  Навстречу  им  также  спешили
воины,  размахивая  над  головой  копьями  и  топорами,  подобно  молниям,
сверкавшим на солнце. Однако основные силы  славинов  оставались  в  лесу.
Главные отряды антов также не тронулись с места.
     Старейшины славинов собрались на совет. Боян  и  Велигост  пригласили
Истока. Он, хотя и не был старейшиной, был отличным воином, и  потому  мог
сидеть рядом с мудрыми на воинском совете. Велегост начал первым:
     Благородные мужи, племени  славинского  славные  корни!  Плуги  лежат
покинутыми посреди полей, овцы бродят без пастырей,  печальны  по  вечерам
ваши жены, ибо им некому подать ужин. Повсюду свирепствует война. Война? С
кем? Разве не пал Хильбудий? Исток, неужели ты так плохо целился? Или твоя
тетива слаба, словно нить лука трехлетнего ребенка, от стрелы которого  не
упадет воробей с крыши? Или пробудился надменный Управда и снова  насылает
на нас хильбудиев? Мужи, почему  вы  молчите?  Почему  мне  отвечают  лишь
гневные морщины на ваших лицах? Война, печальная война, но не с Византией,
а с братьями!
     - О Морана, Морана! - бормотали старейшины и качали головами.
     - Вон там дымятся костры, возле них торчат копья, чтоб  нанести  раны
братьям антам  и  оросить  родную  землю  родной  кровью.  Позор!  К  кому
склонится Перун? Наш бог - их бог. Мы приносим жертвы общим богам. К  кому
склонится Перун? Боги должны разгневаться и оплакать такое племя...
     - Перун с нами! Анты первыми начали!
     - Позор!
     - Ударим на них! Накажем!
     Собрание шумело,  старейшины  трясли  окрашенными  в  рыжеватый  цвет
волосами и лохматыми бородами, в раскрытых ртах сверкали белые зубы. Боя и
крови жаждали старейшины.
     Велегост умоляюще поднял руку:
     - Мир, честные мужи! Я сказал, говорите вы!
     - Знаете ли вы, мужи, нашего старейшину Сваруна? - начал Боян. -  Кто
может упрекнуть, что он сказал кому-нибудь худое слово?
     - Никто? Слава Сваруну!
     - А разве не покатились из высохших старческих глаз слезы,  когда  он
узнал о войне? Разве он не послал нас с Велегосом к Волку и Виленцу,  чтоб
принести в жертву богам дары примирения? Мы пошли. Унизил  нас  старейшина
Виленец, так что стыдно мне стало. Собственный язык  укусил  я  до  крови,
чтоб не вскипеть и не плюнуть  на  Волка.  Он  ослеплен.  Мы  возвратились
назад, и Сварун проливал еще более горькие слезы.
     - Смерть Волку! Кожу с него живьем содрать!
     - Он больше не брат нам и заслужил, чтоб к нему пришла Морана!
     - Он обманул! - воскликнул Исток.
     - Мужи, вы слышали голос Сварунича. Вспомните, что не так  давно  он,
будучи юношей, ценным советом и стрелою победил Хильбудия, ибо с ним  были
боги.
     - Боги с Истоком! - понеслось из уст в уста.
     - Боги были с ним и в Константинополе! Он ушел туда, выкрал  у  врага
воинское искусство, выкрал у него мудрость и вернулся  к  нам.  Он  был  в
темнице. Его заковали в цепи.  Боги  вдохновили  христианина,  и  он  спас
Истока. Мужи, не для того ли боги спасли его и послали  к  нам,  чтобы  он
спас честь своего племени и наказал упрямцев?
     - Для того, для того! Слава Святовичу! Жертву Перуну!
     - Пусть говорит Исток!
     - Пусть говорит, пусть говорит!
     Старейшины и вожди смотрели на могучего воина, который, в  сверкающих
доспехах византийского военачальника, выступил на середину. Воины,  издали
прислушивавшиеся к речам на совете старейшин, подошли поближе.
     Возгласы радости и восхищения разнеслись над лагерем, потом наступила
напряженная тишина.
     Исток снял золотой шлем, тряхнул прядями волнистых  волос  и  положил
ладонь на рукоять меча.
     - Благородные старейшины, почитаемые вожди!
     Звонкий голос, голос  начальника,  и  непривычное  обращение  изумили
собравшихся. Они широко раскрыли глаза, и рты их открылись.
     - Пусть говорит он, повелели вы! И я говорю, Я  не  старейшина  и  не
вождь, я воин, не напрасно побывавший в Константинополе. Я вернулся оттуда
не с пустыми руками и не с пустой головой. И все я жертвую своему  племени
на очаг отцов, на жертвенник богов, для того только, чтобы солнце  свободы
сияло повсюду, куда ступает нога наша. Но подумайте: не лишил ли  Святовит
ваши головы  мудрости,  подумайте:  разве  засияет  солнце  свободы,  если
схватит за глотку брат брата, а враг  будет  бить  нас  поодиночке?  Разве
родиться у нас свобода, если ты сожнешь свое зерно, сосед станет  тягаться
с тобой из-за одного колоска, а враг, смеясь, увезет с поля  весь  урожай?
Разве это  свобода,  если  ты  подставляешь  ухо  подстрекателю,  а  потом
омываешь острие своего копья в собственной крови? Разве это свобода, когда
ты точешь топор и приставляешь его к шее соседа, вместо того чтобы  рубить
им доспехи византийцам? Разве это свобода, когда  наши  стада  бродят  без
пастырей, волки режут их, а мы страдаем? Мудрые мужи, у которых  в  сердце
любовь к своему племени, ответьте, разве это свобода?
     - Позор! Гибель племени! Рабство!
     Гремели взволнованные крики воинов, подобно шумящим валам в  бушующем
море, разносились повсюду их вопли.
     Исток обнажил тяжелый меч. Лезвие его засверкало на солнце.
     - Мужи! Видите этот меч? Враг носил его на себе,  в  нашей  крови  он
купался, я добыл этот меч в Черне. Неужели теперь рука славина понесет его
против анта? Или мне осквернить его собственной кровью, как осквернял  его
тщеславный ромей? Нет, мужи, никогда!
     Среди  старейшин  воцарилось  молчание.   Кое-кто   даже   недовольно
заворчал. Гнев на антов уже пустил корни. Славины жаждали битвы.
     - Вы молчите? Недовольны? А разве анты не братья нам?
     - Нет, не братья, раз они подняли копья на нас!
     - А вы знаете, почему они взялись за копья?
     - Волк и Виленец их науськивают. Люди встревожены. Они обидели нас.
     - А кто натравил Волка, кто науськивает  Виленца?  Снова  молчите!  Я
отвечу: их подстрекает Византия, та самая Византия, которая дрожит  теперь
перед славинами, ибо нет у нее солдат, чтобы сразиться с  нами;  та  самая
гнилая Византия, которой по сердцу наша междоусобица.  Славинов  на  антов
натравливает раб Византии - подлый Тунюш, я слышал это собственными ушами!
     - Тунюш, Тунюш? - растерянно переспрашивали старейшины.
     - Да, Тунюш! Кто затеял раздоры, когда мы разгромили лагерь Хильбудия
и нам был открыт путь через Гем? Кто? Тунюш! Кто ползал перед Управдой  на
коленях и похвалялся, что рассорил между  собой  славинов  и  антов,  дабы
обеспечить царству византийскому безопасность на севере? Кто?  Тунюш!  Кто
приезжал к моему отцу Сваруну и вовлекал его в войну с антами? Кто? Тунюш!
И кто же, как не Тунюш, ползал на брюхе и лизал пятки антам? Поэтому, если
мы хотим мира в нашем доме, если мы стремимся к свободе, смерть ему, гунну
Тунюшу!
     - Смерть псу, рабу Византии!
     - Поэтому я хочу сам отправиться в лагерь антов к Волку и Виленцу.  Я
укажу им на их слепоту, я сорву повязку, которой завязал им  глаза  Тунюш.
Этот предатель поспешил потом в Константинополь, чтобы  пресмыкаясь  перед
Управдой, выклянчить у него золотые  монеты  в  уплату  за  гнусное  дело.
Завтра же мы вонзим копья  в  землю,  сунем  мечи  в  ножны.  Ант  обнимет
славина, брат - брата.
     - Велик Исток! Слава ему! Он верно сказал! Пусть идет!
     Из уст в уста  передавались  слова  Истока,  воины  толпились  вокруг
костров, повторяли их, требовали смерти  Тунюшу,  обнимались,  пели  песни
свободы и угрожали Управде страшным нашествием на его столицу.
     Однако те, у кого анты угнали овец и разогнали стада, у кого пал  сын
в схватке, противились и требовали справедливости. Тотчас же  их  окружили
толпы соплеменников, поднесли им  тыквы  с  медом,  обещали  дать  скот  и
пастухов, и  так  уговаривали  и  убеждали  недовольных,  что  те  наконец
уступили.
     И тогда  по  равнине,  отделявшей  славинов  от  антов,  без  оружия,
поскакали посланцы мира: Исток, Велегост и Боян.
     - Напрасно идем мы! - предупредил Велегост.
     - Надежда моя мала, как зерно пшеницы, - поддержал его Боян.
     - Не верю, что напрасно, - возразил Исток и хлестнул коня.
     Они подъехали к первым группам антов. Воины положили копья  на  землю
перед послами, гостеприимно их приветствуя.
     Волк хмуро принял послов. Когда Исток увидел его лицо, надежда в  его
сердце стала таять. Взгляд Волка не сулил добра.
     Велегост, как старейший,  попросил  Волка  собрать  совет  старейшин,
чтобы выслушать речь мудрого Сварунича.
     С лица Волка исчезла насмешливая усмешка, когда он увидел  Истока,  и
он пошел созывать старейшин на совет. Воины толпились  вокруг  пришельцев,
предлагали им хлеб и соль, с любопытством ожидая решения воинского совета.
     Исток вступил в круг старейшин и начал говорить. Впечатление  от  его
слов было сильным. Со всех сторон раздавались возгласы  радости.  Но  Волк
оставался мрачным, глаза его утонули в глубоких впадинах. Глядя на  хмурое
его лицо, старейшины молчали. Воцарилась тишина. Исток читал ответ на лице
Волка. Печаль охватила его сердце.
     Медленно поднимался  старейшина  Волк.  Веки  его  раскрылись,  глаза
сверкнули. По-хозяйски оглядел он собравшихся.
     - Эй, милый! - бросил он Истоку, и нижняя губа  его  отвисла  в  знак
глубокого презрения. - Ты досыта наелся масла в  Константинополе,  и  твой
язык свободно болтается во рту. Ты  околдовал  людей  своими  речами,  как
ведун. Но Волка тебе не провести.  Волк  растерзает  тебя.  Посмотрите  на
него, старейшины! Разве когда-нибудь случалось, чтоб безусый юнец управлял
народом?
     - Никогда! - прогремел ответ.
     - Кто осмеливался когда-нибудь произносить  сладкие  слова  и  давать
дерзкие советы свободным старейшинам?
     - Никто! - прогремело вторично.
     - Лжете, - обрушился на них Волк, - лжете! Только что вы, старейшие в
стаде бараны, слушали блеянье ягненка и молчали! За язык  я  потяну  этого
ягненка, - за рога не могу, потому что нет их! - и покажу  вам  его.  Этот
парень служил Управде и теперь никак не может забыть престола. Для того  и
вернулся он, чтоб возвыситься над нами и самому стать деспотом!
     - Никогда! Мы свободны! Смерть деспоту!
     Поднялся лес рук, угрожая Истоку.
     - Тише, он посол! Теперь вы знаете, как решить  спор,  как  доказать,
что анты свободны!
     - Бой, бой, бой!
     Словно морские волны, вскипел вопль  и  разнесся  по  лесу,  разжигая
страсти. Буря грянула. Анты угрожающе  вскидывали  копья;  сверкали  мечи,
руки сжимали стрелы.
     Быстро уехали послы.
     "Пусть решит битва! - думал Исток. - Я надеялся, что не придется  мне
марать меч братской кровью. Но Волк должен пасть. Он валялся на  подстилке
Тунюша, предатель! Гнилой гриб на нашем теле. Я срублю его".



                                    10

     Опустились сумерки, и  по  обе  стороны  равнины  загорелись  большие
костры. Призывая к бою, тревожно гудели рога. Вокруг пылающих веток  воины
точили копья, заостряли  стрелы  и  лезвия,  пели  боевые  песни.  Повсюду
приносили обильные жертвы Перуну,  повсюду  сулили  ягнят  Моране,  умоляя
пощадить в бою. Воины уходили в лес и ласково уговаривали вил прийти к ним
с  целительными  повязками,  чтоб  перевязать  будущие  раны;   на   врага
натравливали бесов, вурдалаков.
     Перед Волком Знаменитые ведуны бросали разрубленные пополам  кленовые
дощечки и предсказывали  победу.  Жрецы  вскрывали  утробы  принесенных  в
жертву животных и, взвешивая сердце и почки, говорили воинам, какая судьба
ожидает их завтра.
     Исток не приносил жертв, не слушал прорицателей и  не  давал  обетов.
Совет старейшин доверил ему командование в битве. Протяжными  воплями,  по
древнему обычаю, приветствовали воины  избранного  командира,  прикладывая
руки к груди и сгибая спины в  знак  повиновения.  Около  полуночи  лагерь
антов превратился в необозримое море огня; языки пламени  взлетали  вверх,
ветки трещали так, что  гудело  по  равнине.  Воины  кричали  еще  громче;
звенели мечи, гремели топоры, рога неистовыми звуками созывали на битву.
     А у славинов угасали уже костры, шум стихал, рогов  не  было  слышно.
Анты вопили, опьяненные медовиной ведуны убеждали, что славины -  трусы  и
предсказывали великую победу.
     Исток в своем позолоченном доспехи ходил  по  лагерю  и  устанавливал
боевые порядки.  Напротив  основного  ядра  антского  войска  он  поставил
беспорядочную толпу  пастухов,  рабов  и  пленников.  Они  были  вооружены
дубинками и ножами. В самых первых рядах, в том месте, где полыхало больше
всего костров и где, по мнению неприятеля, сосредоточились  основные  силы
славинов, была лишь группа трубачей. А главный отряд Исток отвел вправо  в
лес и укрыл в чаще. На  крайнем  фланге,  на  опушке  леса,  располагалась
конница.
     Еще не погасли последние звезды, когда войско антов ринулось  в  бой.
Из темного леса  выбрались  бесчисленные  толпы  воинов.  Равнину  покрыли
огромные серые пятна: антские орды, напирая и тесня друг друга, стремились
на поле боя в безумной жажде крови. Исток внимательно оценивал силу  врага
и удивлялся: вчера ему казалось, что антов много  меньше.  На  душе  стало
тревожно, уж не ошибся ли он в  своих  расчетах?  Между  тем  толпы  антов
валили прямо к его правому крылу. Похоже, что  Волк  ночью  разнюхал,  где
основные силы славинов. И Исток опечалился. Надежда на  то,  что  славинам
удастся  победить  без  большого  кровопролития,  исчезла.  Он  не  боялся
поражения. Он с радостью уклонился бы от битвы, чтоб не проливать братской
крови. Но если Волк ударит по главным силам славинов, то придется  забыть,
что перед ним анты, и начнется дикая, бессмысленная резня, какой не  знали
прадеды. Иначе битва будет проиграна.
     Рассветало медленно. Над войском антов на востоке вспыхнула  кровавая
заря. Славины сочли это  добрым  предзнаменованием;  в  сердцах  их  росла
надежда  на  победу.  Антские  богатыри  шли  впереди  войска  и  задирали
славинов:
     - Вылезайте из мышиных нор,  трусы,  выходите,  перепуганные  лисицы,
попробовать  волчьих  зубов!  Намазывайте  пятки,  если  хотите  в   живых
остаться! Пусть ваши жены и девки просят у Даждьбога  засухи.  Потому  что
дождь больше не понадобится  славинским  полям,  потоки  слез  оросят  их!
У-у-у...
     Кое-кто  из  славинов  не  выдержал  насмешек.  Началась  рукопашная:
сплетясь в клубок, кусаясь и рыча, катались воины по земле между отрядами.
     Лицо Истока прояснилось. В  лагере  антов  зазвучали  рога,  и  толпы
воинов,  выбежав  из  леса  с  копьями  наперевес,  размахивая   топорами,
бросилась туда, где их  поджидали  пастухи  и  пленники.  Сохраняя  строй,
подобно страшному потоку, катилось войско по равнине. Исток радовался  при
виде этой силы, грозная волна нравилась ему, лишь обидно было, что  нельзя
повернуть  эту  волну  вспять,  слить  ее  со  славинами  и  направить  на
Константинополь, затопляя и попирая все на своем пути.
     Вдруг в  рядах  славинов  началось  смятение,  послышался  негромкий,
протяжный вопль:
     - Гунны, аланы!
     Исток приподнялся на стременах.  Из  лесу  на  флангах  отряда  Волка
высыпали толпы гуннских и аланских всадников.
     Работа Тунюша! Пес пришел на помощь Волку!
     Он выхватил меч и проверил застежки на шлеме и  на  поясе.  Ни  капли
страха не было в его храбром сердце.
     - Конницу разобьем мы! Антов щадить! Копья вперед! -  таков  был  его
приказ.
     Анты уже перевалили две трети расстояния, разделявшего их.  Толпа  не
выдержала. С оглушительным ревом пастухи-славины ударили на  отряд  Волка.
Тот еще быстрее погнал могучую волну, считая, что атакует  главный  отряд.
Враги сошлись, крик и  гром,  стоны  и  вопли,  треск  копий,  звон  мечей
поднялись к небу, могучий поток вздымался и  опускался,  перекатывался  по
земле, отступая, снова смыкался. Очень скоро мужество покинуло славинов, и
они стали отступать, реки антских воинов устремились за ними, анты  рубили
все на своем пути, сотрясая воздух победными воплями.
     И тогда затрубили трубачи славинов. Анты  замерли,  словно  их  вдруг
схватили за горло. Гунны и аланы повернули коней.
     - Западня, западня! Туда! Там мальчишка, там старейшины! - бесновался
Волк. Его войско разворачивалось влево, где были одни  лишь  трубачи.  Тем
самым анты открыли себя для славинов с тыла.
     Наступил решающий момент.
     Исток взмахнул мечом, первые лучи солнца вспыхнули в росистой  траве.
Доспехи и шлемы блеснули ослепительным  светом.  Как  птица,  помчался  по
равнине Исток во главе отряда тяжеловооруженных всадников. Они  ударили  с
тыла и с флангов по гуннам и аланам. Меч  Истока  сверкал  быстрее  мысли,
беспощадно рубили воины, пришедшие с  юношей  из  Константинополя.  Лошади
гуннов, потеряв всадников, метались в толпе, анты, повернув назад,  рубили
друг друга. Конница  Истока,  словно  огненный  змей,  извергавший  искры,
обрушилась на пехоту. При виде сверкающих доспехов и огненных шлемов антов
охватил ужас.
     - Хильбудий! Византия! Управда!
     Вопли слились со стонами умирающих.
     Антские воины оробели, растерялись,  вообразив,  что  на  них  напали
византийцы. Побросав копья, они, сопровождаемые старейшинами,  устремились
к лесу. Строй рассыпался,  славины  догоняли  и  убивали  бегущих.  Жалкие
остатки гуннской и аланской конницы мчались по равнине, но тут их настигал
могучий меч старого славина,  прибывшего  с  Истоком  из  Константинополя.
Исток не стал гнаться за конницей. Он  пробирался  сквозь  толпу  бегущих,
растерявших почти все свое оружие  антов.  Если  ему  угрожало  копье,  он
поднимал меч, на ходу парировал удар и спешил дальше. Взгляд  его  сверкал
под забралом шлема, как у ястреба, выискивающего  добычу.  За  ним  скакал
Радо, сын Бояна, в доспехах центуриона, и несколько юношей. Вопли,  стоны,
мольбы оглашали воздух, высохшая земля гудела под ногами бегущих,  в  лесу
трещали сухие ветки.
     Исток оторвавшись от своих, пробивался к лесу. Жажда мести влекла его
туда. Он искал Волка. Но безуспешно. Оглядевшись по сторонам,  он  наконец
пришел в себя и увидел, что окружен антами со всех сторон,  даже  Радо  со
своими товарищами остался позади. Тогда Исток повернул коня, снова  погнал
его в толпу бегущих, прокладывая себе путь мечом.
     И тут Исток увидел того, кого искал. Бешено  взмахнув  мечом,  он  со
свистом рассек воздух и яростно закричал:
     - Ягненок языком убьет Волка!
     Обезглавленный труп упал на вытоптанную траву.
     Анты завопили от ужаса. Исток  ринулся  в  толпу,  вслед  ему  летели
топоры, копья царапали его доспехи, а  он  мчался  вперед  и  добрался  до
своих, получив лишь несколько царапин.
     На поле боя спустилась ночь. Славины  продолжали  сгонять  к  кострам
пленных  антов.  В  неудержимой  радости  давории   сотрясали   мрак,   на
жертвеннике Перуна громоздились бараньи и воловьи туши, люди пили  мед  из
рогов и славили Истока, завоевавшего этой победой безграничное  доверие  и
любовь славинов.


     А пока жарко полыхало пламя войны между славинами и антами, Тунюш вот
уже третий день лежал на вершине холма возле града Сваруна. Два лучших его
раба, отборные воины и искусные всадники, пасли на склонах  трех  лошадей.
Они делали это молча, лишь  изредка  перебрасываясь  словом,  ибо  великий
господин, королевских сын Тунюш, сходил с ума от любви. Трижды  спускались
они вниз в лощину, трижды подползали к девушкам - те с песнями жали лен  -
и трижды вынуждены были вернуться ни с чем. У Тунюша тряслись  челюсти,  в
лихорадке стучали зубы. Он видел Любиницу, видел, как горит на  солнце  ее
лицо, слышал ее смех; ее голос звучал в девичьем хоре,  как  песнь  лесной
вилы. Длинные золотые волосы девушки колыхал нежный ветерок.  Белые  руки,
увитые золотыми браслетами, сверкали, когда она подбирала снопы и относила
их к копнам. Тунюш ладонями сжимал низкий лоб, бил себя кулаками в  грудь,
опухшие губы его раскрывались,  как  у  огромного  сома,  выброшенного  на
берег.
     Она была рядом; он мог броситься, схватить  Любиницу,  кинуть  ее  на
коня  и  умчаться.  Но  что-то  опутало  его  ноги,  колени  дрожали,   он
чувствовал, что невидимые таинственные существа, лесные вилы,  не  пощадят
его, если он дотронется  до  Любиницы  против  ее  воли.  При  мысли,  что
Любиница, возможно чародейка, что она околдовала  его,  варвар  испугался.
Она смеялась, а ему казалось, будто она смеется над ним и приманивает его:
"Ну-ка, попробуй подойди да тронь меня, коли хочешь своей погибели!"
     А смерти Тунюш боялся; ведь ему прекрасно жилось на белом свете. И он
уползал обратно на холм и лежал там молча без еды и без утешения в сердце.
     Солнце опускалось, в долине желтел лен.  Девушки  поспешно  подбирали
последние снопы. Тунюш не сводил с них безумного взгляда.
     "Завтра Любиница уже не выйдет из града. Вернется Исток,  возвратятся
воины и тогда... Она никогда не будет моей, а без нее мне не жить!"
     Он перевернулся на брюхо и зарылся лицом в  холодную  землю.  В  душе
снова заговорила мудрость прадедов: "Не сходи с ума! Опомнись!  Брось  ее!
Вспомни, Тунюш, ведь ты сын Эрнака!"
     Он поднял голову.  Увидел  белые  рубахи  внизу,  загорелось  сердце,
вспыхнула страсть, и мудрость снова покинула его.
     - Она будет моей, она будет королевой гуннов! -  решительно  произнес
он, вскакивая на ноги...
     Девушки закричали и разбежались,  словно  стая  голубок,  на  которых
кинулся ястреб.
     Заалел багряный плащ, страшная рука обхватила Любиницу вокруг  пояса,
голова ее закружилась, и темные тени заплясали перед глазами.
     В эту минуту на валу града появились две старческие фигуры. Это  были
Сварун и Радован.
     - Тунюш! - завопил Радован.
     - Моя дочь! - простонал Сварун и упал замертво.
     Радован смочил ему голову и в утешение несчастному отцу послал  вслед
бешено скачущему гунну водопад самых страшных  проклятий  на  языках  всех
народов от Балтийского до Эгейского моря.
     Но гунн уходил, унося в объятиях свое богатство,  прижимая  к  сердцу
бесчувственную Любиницу. Топот  коней  его  спутников,  спешивших  следом,
тревожил его, он обнимал девушку, охваченный страхом,  что  ее  отнимут  у
него. Без отдыха, почти обезумев, они мчались к Дунаю.
     Ночью Тунюш уложил бесчувственную Любиницу на роскошные ковры в своем
шатре и, отчаявшись привести королеву в чувство, призвал на помощь ведунов
и ворожей.
     Однако радость его, когда девушка открыла  глаза  и  попросила  воды,
была недолгой. Баламбак  сообщил,  что  уже  несколько  дней  его  ожидают
посланцы из Константинополя. Управда приказывал немедля прибыть к нему.
     То были преследователи Истока, по распоряжению императора разыскавшие
в степи лагерь Тунюша.
     Занялось утро. Любиница спала с улыбкой  на  губах.  Тунюш  пригрозил
смертью  Баламбеку,  если  он  чем-либо  огорчит  королеву  Любиницу,   и,
проклиная тот день и час, когда он впервые предстал перед Управдой, вместе
с ромеями направился на юг.



                                    11

     У восточных ворот крепости Топер стояла  высокая  двуколка,  покрытая
холщевыми попонами. Возница успокаивал горячих  лошадей,  тревожно  бивших
копытами по  земле,  изрезанной  колеями  колес.  В  башне  над  воротами,
опершись на каменный барьер, стоял солдат.
     - Ну и жарища. Зачем префекту понадобилось  выезжать  так  поздно?  -
спросил он возницу.
     - Кони даже в тени потом  покрываются!  Пусть  боги  оценят  мудрость
больших господ, мне она недоступна.
     Вдруг солдат встрепенулся. Сверкнул шлем,  молнией  блеснуло  копье..
Издали донесся конский топот.
     - Подходит? - спросил возница одними губами. Громче  он  говорить  не
осмеливался.
     Солдат махнул рукой, ничего не ответив. Семеро  всадников  мчались  в
воротам.
     Префект Рустик соскочил с коня у повозки, его свита остановила  коней
поодаль. Возница откинул попону,  привязал  коня  префекта  сзади  и  стал
покорно ждать, пока Рустик усядется.
     Вдруг с юга,  со  стороны  пристани,  донесся  торжественный  трубный
сигнал. Часовой, не успев даже взглянуть на море, быстро  поднес  к  губам
изогнутый рог и повторил торжественный сигнал.
     Префект, поставивший было ногу в повозку, опустил ее, отвязав коня  и
опять вскочил в седло.
     - Сколько кораблей? - крикнул он часовому на башне.
     - Один быстрый парусник!
     - Близко?
     - Убирает паруса.
     Префект обрадовался тому, что накануне так поздно  пьянствовал.  Ведь
иначе он бы уже уехал, и императорский корабль не застал бы его.
     Он повернул коня снова в город, у казармы бросил несколько коротких и
резких приказаний герулам и аланам,  которые,  радуясь  тому,  что  он  на
какое-то время покинет Топер,  чесали  языки  в  тени,  -  и  поспешно,  в
сопровождении своих всадников, поскакал к пристани.
     Горожане толпами стекались через южные ворота к пристани: звук  трубы
возвещал  о  прибытии  военного  корабля.  Это  был  парусник   императора
Юстиниана - лучший из тех,  что  плавали  в  византийских  водах.  Тревога
охватила префекта. Кто приплыл? С какими вестями?  Может  быть  Велисарий?
Или Мунд? Уже поговаривали о войне в Италии. А что, если император возьмет
у него пол-легиона? С оставшейся половиной разве только  крепостные  стены
займешь, да  и  то  с  трудом.  К  тому  же  варвары,  узнав  о  том,  что
императорское войско ушло на запад, могут ударить через  Дунай  с  севера.
Конь фыркал, грызя стальные удила, - ветер рвал пену с  его  губ;  он  рыл
копытами землю, выгибал шею и напирал на толпу; люди с криком  метались  в
воротах, пытаясь спастись от лихого коня.
     Когда  челн  закачался  на  волнах  и  понесся   к   берегу,   Рустик
встревожился  еще  больше.  Люди  глядели  на  его  торжественное  лицо  в
предвкушении новости, о которой можно будет говорить долгие недели.
     Префект ничем не проявил охватившей его  тревоги.  В  голову  Рустику
даже пришла  мысль  о  том,  что  ему,  возможно,  вручат  собственноручно
подписанное  императором  письмо,  лишающее  его  префектуры  в  Топере  и
призывающее в Константинополь, где он, правда, будет жить в почете, но при
этом влачить жалкое существование на одно только жалованье.
     Лодка приближалась к пристани,  префект  приготовился  выпрыгнуть  из
седла, чтоб с трепетом и повиновением принять  высокого  вестника.  Взгляд
его искал знаки различия, хотя бы золотого орла на  груди.  Но  постепенно
ноги префекта снова утвердились в посеребренном стремени, и он  выпрямился
в седле: между гребцами - азиатами  и  африканцами  -  он  разглядел  лишь
позолоченный жезл молодого центуриона.
     Изящным жестом придворного вельможи центурион  перекинул  край  алого
плаща через левое плечо, положил руку на рукоятку своего меча из  слоновой
кости и слегка  поклонился  префекту.  Рустика  рассердило  столь  дерзкое
поведение мальчишки, и он не смог скрыть гримасы гнева.
     Но молодой офицер, выучившийся при дворе читать на лице мысли, и чуть
не испугался гнева префекта.
     "Словно загорелый варвар", - подумал он про себя и произнес:
     - Флавий Павлин, центурион палатинцев, сын  консула  Флавия  Василия,
прибыл по повелению  всемогущего  императора,  властелина  моря  и  земли,
который тебе приказывает...
     При  этих  словах  префект  оказался  на  земле  и  коленопреклоненно
выслушал приказ императора. А молодой щеголь подмигнул левым  глазом,  как
бывало при дворе, когда удавалось осадить кого-то или безвинно оговорить.
     - ...который тебе приказывает сообщить, не заходил ли  сюда  парусник
Эпафродита, великого негодяя и хулителя  его  светлейшего  величества?  Мы
следовали за ним по пятам,  но  он  исчез.  Или  нас  обманывали  торговые
корабли, уведомлявшие о нем?
     - Сообщи, центурион, - Рустик не стал добавлять высокого титула,  ибо
его оскорбляла надменность юного щеголя, - сообщи, центурион, что нижайший
раб, префект Топера,  начальник  тридцать  третьего  фракийского  легиона,
склоняет  в  пыли  колена  и  говорит  следующее:   хулитель   светлейшего
величества прибыл в наш порт, отпустил рабов и  потонул  вместе  со  своим
кораблем. Я видел это собственными глазами.
     - Обман невозможен?
     - Я был  в  десяти  веслах  от  корабля,  когда  на  палубе  появился
Эпафродит.
     - И после этого он утонул?
     - Да, вместе с кораблем.
     Центурион снова слегка поклонился.
     - Итак, с ним покончено!
     - Может быть, ты соизволишь проследовать в город?
     - Нет, я ухожу  немедля.  Самое  пресветлую  августу  интересует  эта
весть.
     Центурион  Флавий  прыгнул  в  лодку,  волны   толкнулись   в   борта
отплывающего парусника и ласково ударили в берег.
     Префект вскочил в седло и вскоре оказался у  башни,  где  по-прежнему
ожидал его возница.
     "Погоди, красавчик, не ты первым сообщишь новость в  Константинополь.
Загоню лошадей, а приеду первый!"
     Рустик сам взялся за вожжи. Пыль взвилась под копытами горячих коней,
и повозка исчезла на дороге в Фессалонику.
     Флавий плыл  на  всех  парусах,  с  варварской  жестокостью  подгоняя
гребцов, однако его возвращение в Константинополь  неожиданно  затянулось.
Сначала  поднялся  сильный  восточный  ветер,  заставивший   императорский
парусник спустить паруса. Оставили лишь один парус, который еле  сдерживал
яростный напор ветра, мачта скрипела и гнулась. Корабль шел на  юг.  Возле
острова Леминариса ночью пришлось пристать к берегу. Гребцы взбунтовались,
отказываясь грести. Потом на горизонте заметили темную  полосу.  Близилась
буря. Плыть ей навстречу означало идти на верную гибель.
     Рустик довольно ухмылялся, видя по пути, как гнутся  оливы  и  тополя
под порывами ветра. Сопровождавшие его солдаты  изнемогали  на  взмыленных
лошадях. Они вопросительно переглядывались, недоумевая,  что  произошло  с
префектом, почему он гонит,  словно  обезумев.  С  нетерпением  ждали  они
захода солнца. Но надежды их были напрасны. Лишь два часа  отдыха  дал  им
молчаливый Рустик. А затем они снова помчались  в  ночь.  На  третье  утро
перед ними открылась Пропонтида. На берегу  сверкали  позолоченные  кровли
императорского  дворца.  Еще   до   наступления   полудня   они   миновали
Адрианопольские ворота и вступили в город. Люди на улицах останавливались,
глядя им вслед, убежденные в том, что эти всадники  прибыли  с  печальными
известиями о нашествии варваров. Кони их  были  измождены,  покрыты  слоем
пыли, а одежда  так  пропиталась  потом  и  грязью,  что  невозможно  было
определить, в доспехах ли они или  в  одних  туниках  из  серого  грязного
полотна.
     Рустик направился прямо во дворец. В караульном помещении  у  офицера
он умылся и умастил волосы. Рабы почистили ему одежду. Узнав, что парусник
не  возвращался,  он  повеселел  и  поспешил  доложить  о  своем  прибытии
императорскому силенциарию, прося, чтобы его допустили к Управде.
     Тут же вышел к нему магистр эквитум Асбад. И хотя оба они  служили  в
коннице и носили высокие звания, Асбад недвусмысленно дал понять, что он -
всемогущий и влиятельный командир палатинцев, в то время как  префект,  по
существу, повелевает  варварами,  мужиками.  С  безмерным  высокомерием  и
надменностью он приветствовал Рустика и сообщил, что в  течение  ближайших
нескольких дней видеть императора невозможно. Днем и ночью  его  одолевают
заботы в связи с войной в Италии, и, кроме Велисария  и  Мунда,  никто  не
имеет к нему доступа. Но  префект  может  рассказать  о  своем  деле  ему.
Асбаду. Если оно не терпит отлагательств, силенциарий  письменно  известит
об этом Управду.
     - До  земли  склоняется  недостойный  раб  перед  мудростью  святого,
великого деспота и не  дерзает  даже  на  мгновение  помешать  тому,  кому
повинуется земля и море. Я хотел бы сообщить о беглеце Эпафродите.
     Услыхав это имя, Асбад позабыл о своем высокомерии. Он взял  префекта
под руку, лицо его вспыхнуло, губы задрожали. Рустик изумился столь резкой
перемене в обращении.
     - Небо послало мне тебя,  мой  старый  друг!  Идем!  Дело  бунтаря  и
обманщика Эпафродита доверено мне!
     Асбад тут же  велел  принести  двухместные  носилки.  Рабы  доставили
вельмож через форум в чудесный таблиний Асбада.
     - Изволь, sublimus magnificentia.
     Префект опустился в низкое кресло с бархатной подушкой.
     Две прекрасные гречанки подали фрукты и сосуд с вином. Рустик онемел,
не сводя взгляда с девушек. Поцеловав руку Асбада, они исчезли, ступая  по
мозаике, словно окутанные вуалью богини, избегающие человеческого взора.
     - Excellens eminentia tua использует богинь вместо служанок!
     - Не удивляйся! Тебе это в диковинку. Ты приехал из Топера. А для нас
это  будни.  Многая  лета,  славных  побед  тебе,  префект   и   начальник
фракийского легиона!
     Асбад выпил лесбосского вина за здоровье Рустика.
     - Ну, а теперь рассказывай об Эпафродите! Да будет  милостив  к  нему
сатана!
     - Милостив он к нему или нет, не знаю! Но они уже встретились в Аиде.
     - Эпафродит мертв? Говори! Аду не выдумать таких  мучений,  какие  мы
избрали бы для него, попадись он нам в руки!
     -  Напрасны  ваши  усилия!  Эпафродит  разгуливает  с  дельфинами   в
топерской пристани. Я сам видел, как он погружался в море вместе со  своим
прекрасным кораблем.
     - Значит, это правда! Он писал о своем намерении, да мы не  поверили.
Проклятая лиса! Пронюхал, что его ждет,  и  предпочел  сам  отправиться  к
Люциферу. А где парусник, который за ним погнался? Флавий  не  имеет  себе
равных в глазах придворных дам. А каков он на море, я не  знаю.  Вероятно,
способен погубить корабль.
     - Центурион Флавий уже побывал в Топере!
     - Побывал? Значит, он обо всем уже знает.  Клянусь  Венерой,  августа
наградит центуриона, а дамы наперебой  примутся  целовать  его.  Везет  же
дураку!
     - Скажи, а могу я сообщить обо всем императору, прежде  чем  вернется
Флавиц? Ты не представляешь, как я мчался, чтоб обогнать его посуху!
     - Это не причина, чтобы попасть к деспоту. Он слишком погружен сейчас
в воинские заботы. Поэтому все дело он передал святой императрице.
     - Святой императрице? - удивился префект.
     Асбад встал,  опустил  занавес  у  входа  в  таблиний  и  внимательно
осмотрел все углы. Потом придвинулся вплотную к Рустику.
     - Рустик, - начал он шепотом, - ты командир и префект, следовательно,
мужчина! Сейчас мы с тобой sub rosa... [доверительно (лат.)].
     Он поднял указательный палец, на котором сверкал большой перстень,  к
потолку, откуда свисал светильник в виде розы.
     Префект также поднял палец к потолку, потом  прижал  его  к  губам  и
повторил:
     - Sub rosa!
     - Тебе, верно, не ведома история Эпафродита. Слушай!  Благодаря  игре
случая среди палатинцев оказался один варвар, славин Исток.  Он  поселился
не в казарме, а у грека, который полюбил парня, как сына. Почему, об  этом
Константинополь умалчивает. Но говорю тебе, это был такой  солдат,  какого
не видать ни Мунду, ни Велисарию. Красив - сразу очаровал всех дам, лучник
- которому нет равного, наездник - что твой кентавр, умен  -  как  философ
эллинской школы. И  Феодора  полюбила  его  со  всей  страстью,  на  какую
способна. Но варвар оттолкнул  императрицу,  влюбившись  в  ее  придворную
даму. Теперь ты все знаешь. Исток попал в каземат, Эпафродит его вызволил.
Славин ушел за Дунай и, самое главное, увез с собой даму,  которую  я  сам
страстно люблю. Ах, если б ты видел Ирину!
     Асбад прижал руку к сердцу, забившемуся при одном звуке этого имени.
     - Ирину? -  переспросил  Рустик,  не  сводя  глаз  с  Асбада,  нервно
кусавшего губы. - Так не моя ли это племянница?
     - Ирина - твоя племянница? Рустик, возьми меня за руку и ущипни.  Как
мне это не пришло в голову!  Ведь  я  же  знал  об  этом.  Прости,  что  я
рассказал тебе о позоре твоей племянницы. Поверь, я прошел через подлинный
ад, пока в сердце моем боролись ненависть и любовь.
     - А может быть, это другая дама?
     - Здесь нет таких имен. Она одна-единственная.
     - Но тогда она не скрылась с варваром!
     Глаза Асбада сверкнули. Он положил обе руки  на  плечи  Рустика  и  с
судорожным усилием произнес:
     - Не скрылась? И ты знаешь, где она! Скажи, префект,  отдай  мне  ее,
возврати ее моей душе; я выполню любое желание, скажи только, где Ирина?
     Префект  не  мог  произнести  ни  слова.  Немало  лет  прожил  он   в
Константинополе, служа офицером, и знал его до тонкостей. И теперь,  глядя
Асбаду в глаза, он пытался понять, говорит ли тот правду или  рассчитывает
поймать его в ловушку. Чтобы магистр эквитум женился на  Ирине?  Нет,  это
невероятно. Для такого брака девушке нужны миллионы. А их нет ни  у  него,
ни у Ирины. Так, значит, она станет игрушкой в руках  Асбада?  Нет,  этому
противилась его кровь, и, вопреки византийской испорченности, не обошедшей
и его, в душе Рустика заговорил голос совести: "Выдать? Нет!"  Но  тут  он
вспомнил Феодору.
     - Плохо придется Ирине, если императрица любит варвара!
     - Она больше не любит его. И стремится сейчас только к мести.  Скажи,
что ты знаешь об Ирине?
     - Но  если  Эпафродита  нет,  а  варвар  убежал,  весь  гнев  августы
обрушится на головы Ирины!
     - О нет! Феодора обрадуется, узнав, что Ирина не убежала с язычником.
Она тоже хочет, чтоб Ирина стала моей.
     - Чтоб она стала твоей? - переспросил ошарашенный Рустик.
     - Да, моей законной женой! Префект, фортуна милостива  к  тебе,  рука
императрицы  откроет  перед   тобой   дверь   к   завидной   должности   в
Константинополе. Говори же, отдай мне Ирину!
     Лукавый Асбад задел самую чувствительную струну.
     Однако  префект  молчал.  Асбад  отпустил  плечо  Рустика,  руки  его
ослабли, он упал лицом в мягкую подушку.
     - О Эрот, - бормотал он, вздыхая, зачем ты мучаешь меня? Уходи прочь!
Ты заставляешь начальника палатинцев унижаться, в  пыли  склоняться  перед
женщиной,  которая  заслуживает  темницы,  ибо   она,   придворная   дама,
христианка, связалась с варваром, с язычником! И я знал об этом! И  молчал
из любви к ней, и нарушил свой священный долг. О наказание божье!
     При этих словах Рустик испугался. Если он не отдаст  девушку  Асбаду,
тот отомстит  ему.  Сколько  голодных  офицеров  жаждет  префектуры,  чтоб
разбогатеть на людской крови! Что стоит Асбаду, любимцу императора, лишить
его должности? И тогда он получит приказ отправиться в  качестве  комитса,
придворного советника с ничего не значащим титулом, на войну в Италию.
     - Не печалься, светлейший! Говорю тебе, что Ирина у меня  и  что  она
твоя.
     Асбад проворно вернулся к столу, наполнил  доверху  бокалы  так,  что
огненное вино темными пятнами разлилось по мозаике, и сказал:
     - Если ты исполнишь свое обещание, исполню свое и  я.  И  пусть  меня
постигнет судьба Искариота и мой конец будет  концом  Авессалома,  если  я
солгал.
     - Да будет так!
     Префект выпил залпом. Асбад лисьими глазками наблюдал за  ним  поверх
чаши.
     - А сейчас я иду к императрице. Сегодня  же  ты  услышишь  высочайшую
благодарность, которую выразит тебе повелительница вселенной!
     Префект простился, слегка, правда, встревоженный, но вместе с  тем  и
довольный, предвкушая теплое местечко в Константинополе.
     "Пусть Ирина станет его законной женой или... или..."
     Выйдя на форум, Рустик погладил лицо и, усмехнувшись, пробормотал:
     - В конце концов какое мне дело.
     Услыхав удар гонга, которым раб дал знать,  что  гость  покинул  дом,
Асбад расхохотался.
     - Рустик, ха-ха, одно имя чего стоит! Мужик - он  мужик  и  есть!  Ты
станешь  магстром  оффициорум,  а  твоя  Ирина,  любовница  варвара,  моей
законной женой, как же, жди! Сиди в своем Топоре, и за то скажи спасибо! А
не то отправит тебя Управа на границу, в разгромленный  Туррис  на  Дунае,
чтоб ты пожил там с варварами!
     Он радостно хлопнул в ладоши и вытянулся на  своем  ложе.  Занавес  у
входа колыхнулся, и, словно душа  светлого  лимонного  дерева,  в  комнату
вошла прекрасная рабыня Мелита.
     Асбад махнул ей рукой. Она села у его ног.
     - Мелита, у тебя будет хозяйка! Прекрасная дама Ирина придет ко мне и
станет моей.
     Рабыня обхватила его колени и зарыдала. Асбад приподнялся, обнял ее и
прошептал:
     - Не плачь! Придет Ирина, придет любовница варвара, только станет она
не моей женой, а твоей прислужницей!
     Мелита пылко обняла его.
     В тот же день  Асбад  появился  при  дворе  в  приемной  императрицы.
Несколько седовласых сенаторов, два щеголеватых дьякона и пять палатинских
офицеров ожидали в зале. Они не произнесли ни слова, но  взгляды  их  были
красноречивы, в них сверкала зависть.  Кое-кто  из  них  уже  третий  день
проводил в ожидании, но Феодора была неумолима.
     И вдруг пришел Асбад.
     С тех пор как исчез Исток, магистр эквитум  не  смел  приблизиться  к
престолу. Это хранилось в тайне, но при дворе все знали  о  том.  Встретив
Асбада, придворные начинали  проклинать  Эпафродита,  спасшего  варвара  и
перехитрившего стражу, и громко клялись святой Софией, что  наступит  день
мщения и для Асбада вновь засияет с  престола  солнце  милости.  Выражения
соболезнования Асбад принимал с притворной печалью. Но стоило сенатору или
офицеру скрыться за угол, как на губах его появлялась циничная усмешка, и,
глядя им вслед, он произносил вполголоса:
     - Знаю я вас! Проклятые лицемеры!
     И вот сегодня Асбад неожиданно с победоносным  видом  прошествовал  к
покоям императрицы. Все встрепенулись и поклонились  ему,  опустив  глаза.
Магистр эквитум шагал с гордо  поднятой  головой.  Возле  самой  двери  он
небрежно пододвинул к себе ногой драгоценный стул  и  опустился  на  него.
Сноп солнечных лучей засиял на его доспехах,  и  от  этого  блеска  больно
стало завистливым глазам, а сердца дрогнули. Презрительные взгляды  Асбада
предвещали победу.
     Прошло несколько мгновений, два евнуха приподняли занавес и  впустили
Асбада в  золотой  зал.  Снова  задернулся  занавес,  и  взгляды  клиентов
вонзились в него; стараясь  проникнуть  внутрь  зала.  Все  словно  воочию
видели, как опустился на  колени  магистр  эквитум,  слышали,  как  шуршал
ковер, по которому он полз к Феодоре.
     Вытянувшись во всю длину на ковре, гордый палатинец поцеловал  мелкий
жемчуг на носке шелковой туфельки и привстал на колени.
     - Святая августа! Недостойнейший слуга твой просит милости.
     Маленькой рукой Феодора стукнула по золотому  подлокотнику,  разрешая
говорить.
     - Я прихожу, как грешник, возвращаюсь, как блудный сын.
     Тихая радость разлилась на лице Феодоры. Она не  сводила  с  золотого
сфинкса, на который сквозь финикийское стекло окон падали солнечные лучи.
     - Я прихожу, чтоб загладить свою  вину.  Эпафродит,  по  крови  своей
родственник адского пса Цербера, погребен в море!
     Чуть приметно поднял веки  Асбад,  чтоб  увидеть,  какое  впечатление
произвела новость на Феодору.
     Она не сводила взгляда  со  сфинкса;  постукивая  белыми  прозрачными
пальцами по подлокотнику, произнесла:
     - Лжешь! Грек не так глуп! Не верю!
     - Клянусь святой троицей,  префект  Рустик  из  Топера  видел  своими
глазами, как он погружался вместе с кораблем в море!
     Феодора не повернула головы.
     - Тогда он сошел с ума!
     - Проклятие Каина привело его к смерти!
     - Пусть за меня отомстит Люцифер! Больше ты ничего не знаешь?
     - Я нашел Ирину!
     Женщина вздрогнула. Таинственная искра обожгла  ее,  она  повернулась
лицом к Асбаду. Черные глаза вспыхнули между широко раскрытыми ресницами.
     - Ирину? Сейчас же приведи ее сюда!
     - Ее пока нет в Константинополе, августейшая!
     - Тогда где она? Послать за ней немедленно!
     - Она в Топере, у дяде, префекта Рустика!
     Феодора сделала знак рукой. Раб приготовился писать.
     - Рустик в Константинополе?
     - Он приехал сообщить о смерти Эпафродита!
     - Флавий не возвращался?
     - Кораблю наверняка помешала буря.
     Ехидная усмешка показалась на губах Феодоры,  когда  она  представила
себе огорчение Флавия, узнавшего о том, что префект опередил его.
     - Передай тогда префекту, чтобы он тотчас же  возвращался  к  себе  и
привез Ирину. Таково настоятельное желание императрицы.
     - Префект - ее дядя, а голос крови есть голос крови! Если  бы  святая
августа послала за Ириной меня, недостойного раба своего!
     - Ястреба  за  голубкой!  Нет,  уж  сначала  пусть  насытится  местью
императрица, а там, может, кусок  достанется  и  рабу!  За  Ириной  поедет
Рустик!
     Феодора выставила крохотный башмачок, Асбад поцеловал его и удалился.



                                    12

     Горько ошибалась рабыня Мелита, украшая спальню своего орла цветами и
усыпая ее благоуханным шафраном. В тот вечер Асбад  не  переступил  порога
спальни.
     Возвратившись от Феодоры, он поспешно разыскал  Рустика  и  обрадовал
его, солгав, что служба в Константинополе ему, Рустику, теперь обеспечена.
Императрица никогда не забудет, что префект первым сообщил об Эпафродите и
обещал отдать Ирину ему, Асбаду, что давно уже является искренним желанием
августы.
     Префект был доволен и весело  устремился  на  поиски  знакомых,  чтоб
пригласить их в термы Зевксиппа на обильный ужин.
     Покончив с этим, Асбад улегся дома на  жесткое  ложе,  обитое  бычьей
кожей. Закинув руки под голову,  он  глядел  в  потолок,  на  котором  Эос
управляла квадригой восходящего солнца.
     Сегодня ему снова открылись двери Феодоры,  и  тем  не  менее  он  не
испытывал радости. Его не беспокоило, что императрица была сегодня холодна
с ним, не огорчали колкие слова о том, что ястреб-де  опасен  для  голубки
Ирины. Он привык к тому, что эта женщина беспрерывно жалила его. Но сейчас
в его сердце вдруг поселился червь и стал точить его, причиняя невыносимую
боль. Вспыхнула та самая искра, которую ему так и не удалось  погасить  ни
проклятьями, ни ненавистью. Словно блуждающий огонек, который в тихой ночи
вспыхивает посреди вонючего болота, полного отвратительных гадов, и  робко
трепещет над  зеленеющей  водой,  освещая  затаившуюся  в  ночи  мерзость,
вспыхнула эта искра в сердце Асбада. И  скорее  ужасом,  нежели  радостью,
опалила его. Всех придворных дам и роскошных гетер затмила Ирина, и  свет,
струившийся от нее, вдруг осветил грязь, в которой он  утопал.  Давно  уже
потерял он веру в благородство, в характер, в  правду.  Языком  он  славил
Христа, а в сердце своем служил кумиру. Но сегодня императрица  раздула  в
его душе неведомое пламя. Асбад высвободил руки из-под головы и прижал  их
к лицу.
     "Неужели я ревную Ирину? Неужто люблю ее  по-прежнему?  Но  разве  не
подавил я давно последнее биение  сердца,  которое  вызывала  любовь?  Что
такое любовь? Фантом. Лишь в наслаждении истина. И все-таки..."
     Асбад вскочил со своего ложа и беспокойно стал шагать  по  мраморному
полу. В сердце его бушевал вулкан.  Мутной  волной  вздымалась  страсть  в
груди и заливала голову. В этих волнах он искал сушу, чтоб бросить  якорь,
искал и не находил. Он видел на них  Ирину,  которую  терзает  мстительная
Феодора.  В  волнах  этих  вставало  ее  бледное,  залитое  слезами  лицо,
исхудавшие руки тянулись к  пене  и  ловили  ее,  погружаясь  и  утопая  в
бездонных пучинах. Ему казалось, будто Ирина  зовет  на  помощь,  будто  с
тихой покорностью она произносит его имя,  умоляя  вспомнить  о  любви,  в
которой он когда-то клялся, и спасти ее.
     В тревоге и смятении снова бросился Асбад на твердое ложе,  веки  его
сомкнулись, тяжелый сон простер над ним свои крылья. Утро  застало  Асбада
уже  за  столом.  Прямо  в  глаза  ему  светило  солнце.  Его  лицо   было
безмятежным, как гладь Пропонтиды. Хлопнув кулаком по столу, он усмехнулся
самому себе.
     "Я не пил и все-таки был пьян вчера вечером! Смешно! Закипает кровь в
жилах, и муж превращается  во  влюбленного  мальчишку.  Запомни,  Феодора!
Случается и рабу захотеть полной чаши. А огрызки выбрасывают  собакам.  Ты
не получишь Ирины. Ирина  будет  моей.  Ястреб  вырвет  голубку  из  пасти
лисицы".
     Пальцы Асбада погрузились в  растрепанные,  грязные  и  не  умащенные
волосы,  он  зажмурил  глаза  и  задумался.  Мелита  принесла  завтрак  на
серебряном подносе: фрукты, масло, сладости и подогретое вино. Легкий  пар
вился над позолоченным сосудом. Девушка стояла перед Асбадом, словно жрица
перед идолом, которому она  служит.  Жаром  пылало  вино,  однако  магистр
эквитум не пошевельнулся. Мелита  поставила  поднос  на  каменный  столик,
подошла к Асбаду и коснулась его руки. Он вздрогнул и поднял голову.
     - Прочь! Оставь меня в покое! - взревел он.
     Преданная рабыня, без памяти любившая его, молча вышла; за дверью она
опустилась на пол,  горючие  слезы  оросили  пурпурные  камешки  мозаичной
звезды.
     Не шевелясь, долго сидел палатинец.  Нетронутый  завтрак  остывал  на
столике, Мелита напрасно приникала ухом к занавесам,  чтоб  не  пропустить
миг, когда ее сокол очнется от тяжких дум.
     Вдруг Асбад вскочил. Нити его плана стянулись в прочный узел, загадка
была решена.
     "Быть по сему! Попирует раб, а императрице достанутся крохи!  Мне  не
велено ехать за Ириной. Что ж, пусть едет Рустик! А я напишу Ирине письмо,
найду гонца и сегодня же отправлю его. Я открою ей план Феодоры, поклянусь
в своей любви и предложу денег, чтоб она скрылась, прежде чем  возвратится
дядя. Я укажу ей дом своего друга в Адрианополе, ни о чем не стану просить
и поклянусь святой троицей, что делаю это из чистой  любви.  Ирина  боится
двора, она доверится мне, ну а уж  если  окажется  у  моего  друга,  можно
считать, что она у меня! Феодоре сообщат о ее побеге, и  мне  представится
случай отомстить августе за то, что она не поверила мне".
     Не мешкая, он тут же принялся  писать  письмо  Ирине.  После  полудня
надежный гонец уже мчался с письмом и деньгами по Фессалоникской дороге  в
Топер.
     Весть о смерти Эпафродита взволновала  Константинополь.  На  площадях
сенаторы вслух  толковали  о  страшной  божьей  каре,  постигшей  хулителя
священной  особы  императора  и  возмутителя  народа  против  императрицы.
Фантазируя, они рассказывали друг другу о том, какие муки уготовил  сатана
в адском пекле для предателя христиан и защитника варваров. Но, сидя дома,
за плотно запертыми дверями, они искренне оплакивали его кончину, а многие
просто-напросто не верили, что грек добровольно пошел на  смерть.  Поэтому
на площадях они еще громче трубили о его самоубийстве.
     Большое  участие  в  судьбе  богатого  Эпафродита  приняли   бедняки,
собиравшиеся в жалких кабаках возле Золотого рога.  Там  тоже  громогласно
призывали Люцифера разжечь самый большой котел  для  грека,  но  в  ночные
часы, когда исчезали тени пронырливых дворцовых соглядатаев,  люди  тесным
кругом усаживались у кувшинов с вином и приглушенными голосами  проклинали
Управду и славили Эпафродита, словно он был святым на золотом троне.
     Снова пробудился интерес к славину Истоку. С безудержным любопытством
люди ждали вестей с севера и спорили между  собой,  удалось  ли  смельчаку
спастись или его перехватила погоня. При  этом  забывалась  даже  война  в
Италии; о полководцах Велисарии и  Мунде  не  велось  столько  разговоров,
сколько велось их об Истоке. Среди варваров,  среди  рабов  и  даже  среди
солдат не было ни одного человека,  кто  бы  пожелал  Истоку  вернуться  в
Константинополь. Многие ставили на него последние статеры,  горячо  желая,
чтоб он ушел за Дунай.
     На  вершине  опасного   вулкана,   в   глубине   которого   клокотало
недовольство и ненависть к деспоту, во дворце восседал Юстиниан и  днем  и
ночью писал в провинции  префектам,  приказывая  собирать  новые  и  новые
налоги на  армию  и  строительство  храма  святой  Софии.  Огромные  толпы
голодных земледельцев покинули свои  поля  и  явились  в  Константинополь,
другие ушли через границу к врагам империи, не в  силах  выносить  поборы.
Преданности,  любви  и  верности  как  не   бывало.   Все   льстили,   все
раболепствовали, но в сердцах таили ненависть и протест.
     Тайно возликовал город, когда  возвратились  солдаты,  преследовавшие
Истока. Все кабаки были набиты битком, аркады на площадях не вмещали толпы
имущих горожан.
     - Ушел! Ушел! -  передавалось  из  уст  в  уста.  А  вслух  громыхали
проклятия, вздымались кулаки. Северу угрожали новым  Хильбудием.  Солдаты,
гнавшиеся за Истоком через Гем, были дорогими гостями  в  любой  компании.
Сотни раз они невероятными преувеличениями рассказывали об ужасах, которые
видели во Фракии и Мезии. Рассказывали, как разбойничал  бежавший  славин,
как разрушал он крепости, уничтожая целые легионы, грабил, увозя богатства
и оружие, как он преследовал самого Тунюша,  а  потом  переправился  через
Дунай у развалин крепости Туррис, где по эту сторону реки еще не так давно
стоял лагерь непобедимого Хильбудия. Потом, говорили  солдаты,  когда  они
возвращались с Тунюшем, которого  призвал  Управда,  их  нагнали  гунны  с
вестью о том, что Исток разгромил войско  антов,  и  те,  напуганные,  как
стадо овец, бежали к реке Тиарант и через нее в землю вархунов.
     - Исток могущественнее Велисария. Сам Мунд - не более чем центурион в
сравнении с этим варваром! Он ударит на Константинополь! Пусть приходит! К
народу он будет милостив. А вы, Феодора и Асбад, ваши  шкуры  мы  купим  и
продадим на ремни кожевникам! - Так украдкой  толковали  люди  до  поздней
ночи.
     На другое  утро,  когда  прибыл  Тунюш,  которому  пришлось,  покинув
Любиницу, отправиться к Управде в сопровождении солдат, неожиданно  пришла
весть, что гунны хлынули на Мезию, переправились уже через реку Панисус  и
угрожают Фракии. Юстиниан растерялся. Он призвал  нескольких  сенаторов  и
Велисария, но выхода из положения найти не мог. Велисарий, осмелев, укорял
деспота за сношения с Тунюшом. Ведь он жулик! Ему нельзя доверять. За  эти
слова император наградил преданного  победителя  тем,  что  отнял  у  него
лучший легион в городе для защиты от  варваров.  После  этого  он  призвал
Тунюша.
     Гунн бросился на ковер к ногам императора, грозно упрекавшего его  за
то, что его соплеменники грабят  империю.  Лицо  Тунюша  покрылось  серыми
пятнами.
     - Это не гунны, не мои подданные. Это вархуны, которые нападают и  на
меня, я не единожды громил  их.  Но  они  многочисленны,  и  как  саранча,
поглощают моих воинов, преданных тебе.
     Юстиниан многозначительно посмотрел  на  Велисария,  стоявшего  возле
трона. Тот сокрушенно опустил голову.
     - Помощь нужна мне, повелитель, а помощь мне оказали бы анты, которых
ценой больших жертв я рассорил со славинами.
     - Говори, чего ты хочешь?
     - Подари антам пустующие земли по ту сторону Дуная,  и  тогда  я  сам
позабочусь натравить их на вархунов. Начнется драка в Мезии, во Фракии  же
сохранится мир. Они будут резать друг друга, и никто из  них  не  перейдет
через Гем. Славины же несомненно ударят через Дунай. Но там их встречу я с
антами, и уж после этой  встречи  им  не  придется  больше  переправляться
обратно.
     - Хоть ты и носишь песье  голову  на  плечах,  совет  твой  не  лишен
смысла. Непобедимый август унизится до того, чтобы одобрить твою мысль.  Я
пошлю с тобой послов. Созови старейшин антов в Туррис, там мы передадим им
землю, которая до сих пор была моей, и заключим договор о том, что  взамен
они  будут  отражать  налеты  вархунов  на  мою  империю.  Сегодня  же  ты
отправишься с послами.
     Тунюш снова коснулся лбом пола, потом поднял  голову,  его  маленькие
глазки просили слова.
     - Великий самодержец, путь не безопасен. Я  один,  без  спутников,  а
разбойники множатся, как гусеницы.
     - Я выдам тебе охранную грамоту. Из крепостей тебя будут сопровождать
солдаты. Ты будешь ехать спокойно.
     - И кабаки на дорогах стали дороже. Никто не принимает путника даром.
Деньги я потратил, когда по твоему приказу сеял  раздоры  между  антами  и
славинами.
     - Тот,  кто  является  олицетворением  величайшей  справедливости  на
земле, заплатит тебе.
     Тунюш вышел. По спине его текли струйки пота.  Он  разыскал  какую-то
корчму и с дикой жадностью набросился на жареную дичь; рвал куски  мяса  и
глотал вино, стекавшее по  редкой  бороденке.  Насытившись,  он  опрокинул
ногой столик и растянулся на каменной скамье.
     "Клянусь разумом Аттилы, я опять  надул  его.  Что  мне  за  дело  до
вархунов и что мне за дело до империи? Тунюш живет только для себя  и  для
своей прекрасной Любиницы".
     Дикарь зачмокал и облизнул влажные от вина губы. Безумное, неодолимое
желание видеть Любиницу охватило его. Сердце  застучало,  и  не  было  сил
оставаться на месте. Тунюш с ревом выскочил наружу  и  кинулся  на  поиски
купца, торговавшего драгоценными женскими  украшениями.  Он  набил  полную
пазуху браслетами,  серьгами,  коралловыми  бусами,  золотыми  пряжками  и
фибулами, чтоб украсить ими прекрасную девушку.
     Возвращаясь во дворец, чтоб получить императорскую грамоту и  деньги,
Тунюш бормотал:
     - Если б он знал, что его золотые  пойдут  на  украшения  для  сестры
Истока, - ха - клянусь мудростью Аттилы, он  спятил  бы  на  своем  троне.
Песью голову носишь, сказал он мне. Но в ней мозги, которые сродни  мозгам
Аттилы. А  Аттила  был  государь,  ты  же  бабник,  баран,  черт.  Я  всех
перессорю, это верно, да не в твою корысть. Ты плати  за  волов,  а  мясом
насладится Тунюш. Начнется драка, я подамся на юг и женюсь на Любинице.  А
ты мне еще и грамоту дашь. Спасибо. Буду грабить без всяких забот. Неужели
ты и впрямь думаешь, что я подставлю свою голову под меч Истока?
     Когда вечерняя прохлада опускалась на Константинополь, три всадника С
тунюшем во главе выехали через Адрианопольские ворота.  Император  дал  им
полномочия заключить союз с антами  против  вархунов  и  славинов.  Пьяный
Тунюш левой рукой взвешивал тяжелую мошну с золотыми монетами,  полученную
от Управды, и хриплым голосом распевал гуннскую песнь о  белой  голубке  и
сизом соколе.
     Почти в ту же самую пору через Западные ворота, громыхая,  пронеслась
двуколка Рустика. Префект  несколько  дней  развлекался  в  городе.  Асбад
умышленно не предупредил его, что следует немедленно мчаться  в  Топер  за
беглянкой. Он хотел, чтоб девушка выиграла время. И в самом деле, посланец
Асбада успел передать письмо и деньги Ирине.



                                    13

     В саду префекта под платаном сидели Ирина и Кирила. Светлое небо  уже
позолотили  лучи  заходящего  солнца.  На  верхушках  деревьев  размеренно
шелестели листья. С Эгейского моря потянул вечерний  ветерок,  он  ласково
касался горячей земли - так нежная ладонь касается  потного  лба  усталого
земледельца.
     Кирила опустилась на низенькую скамеечку у ног Ирины. На  коленях  ее
лежал Апокалипсис. Рабыня  не  сводила  больших  глаз  с  Ирины,  которая,
опершись на толстый ствол дерева и опустив веки, устремилась душой куда-то
вслед за лучами опускающегося солнца. Правая рука ее  покоилась  на  белом
прохладном камне - густая тень охраняла его от полуденного зноя.
     - Продолжать, светлейшая?
     Рабыня застыла в ожидании ответа.
     Ирина отрицательно покачала головой. Ей  не  хотелось  говорить,  она
словно опасалась, что громкое слово спугнет мечты, в  которые  погрузилась
ее душа.
     С тех пор как она бежала из Константинополя и покинула  двор,  с  тех
пор как судьба отняла  у  нее  двух  самых  дорогих  ей  людей,  Истока  и
Эпафродита, она все  чаще  предавалась  меланхолическим  мечтам.  Жизнь  в
Топере  тяготила  ее.  Бывая  в  здешнем   обществе,   она   должна   была
неукоснительно  следовать  всем  придворным  обычаям.  Тяжелая,  усыпанная
драгоценными камнями стола была  для  нее  невыносимым  бременем,  цепями,
тогой лицемерия. В обществе провинциальных дам она вынуждена была говорить
шепотом, дабы поддерживать миф о святости и божественном авторитете двора.
Поэтому она избегала общества, искала тихие уголки, укромные лужайки,  где
в простеньком платьице могла без помех наслаждаться свободой.  Возвращаясь
же из "высоких сфер",  она  с  гневом  и  отвращением  сбрасывала  тяжелые
одежды, словно освобождалась  от  цепей.  И  всякий  раз  повторяла  слова
Синесия Киренского: "О римляне, разве вы стали лучше с тех пор, как надели
пурпур и осыпали  себя  золотом?  Комедианты  в  пестрых  хламидах,  вы  -
ящерицы, не осмеливающиеся  говорить  громко,  боящиеся  света  божьего  и
сидящие по своим норам, дабы народ не понял, что, несмотря на  все,  вы  -
самые обыкновенные люди".
     Сердце ее бесконечной тоской стремилось к Истоку. Она вспоминала  его
в холщовой одежде на ипподроме, когда он вскакивал на коня, вспоминала его
развевающие, не умащенные кудри. Именно тогда она полюбила его - простого,
свободного, без цепей, без маски. А сейчас он  ушел,  сбросил  панцирь,  и
там, за Дунаем, скачет во главе войска, как  скакал  тогда  на  ипподроме.
Думает ли он о ней? Вернется ли за ней?
     Дни бегут, летят недели, а новостей нет ни с юга, ни с севера.
     Мысленно она бродила в поисках любимого по неведомым  лесным  тропам,
призывала его в горах, расспрашивала о нем на  дорогах,  умоляла  путников
разыскать его, предлагала купцам статеры, чтоб они  взяли  ее  с  собой  в
страну славинов.
     Кирила знала свою госпожу.  И  в  такие  минуты  старалась  незаметно
ускользнуть,  чтоб  Ирина  могла  с  тихой  печалью  и   сладкой   грустью
предаваться мыслям об Истоке. Так было и  в  этот  вечер  -  Кирила  молча
покинула сад и пошла в город.
     На узком форуме перед скромной базиликой толпились топерские девушки.
Возгласы восхищения доносились  из  толпы,  когда  на  площади  показались
шелковые носилки, в которых восседали  жены  офицеров,  богатых  купцов  и
сборщиков налогов. Их было немного в Топере, может  быть  поэтому  их  так
уважали и почитали.
     Кирилу, хотя она и была  вольноотпущенной,  тоже  почитали  из-за  ее
госпожи.  Девушки  расступились,  когда  она,  вслед  за  дамой  на  белых
носилках, направилась к лавке взглянуть на женские безделушки.
     Купец  как  раз  поставил  на  каменный  прилавок  два   великолепных
бронзовых  светильника.  Весело  мигали  огоньки,  питаемые   превосходным
греческим маслом. Кирила широко  раскрыла  глаза,  разглядывая  сверкающие
драгоценности. В волшебном свете играли  и  переливались  фибулы,  золотые
серьги, ограненные камни, янтарь, кораллы и снежно-белые костяные  гребни.
Сотни алчных глаз в упоении паслись на этом  поле  роскоши,  и  бессильная
зависть рождалась в душах, когда  какая-нибудь  богатая  купчиха  покупала
драгоценности и передавала их рабыне, чтоб та спрятала в шкатулку красного
дерева.
     -  В  императорском  дворце  нет  украшений  прекраснее!  -  невольно
вырвалось у Кирилы. Стоящие рядом девушки подхватили ее слова, и по  толпе
понеслось:
     - В императорском дворце нет украшений прекраснее!
     Кирила испугалась и поспешила исправиться:
     - В императорском дворце, я сказала. Но для святейшей  императрицы  -
это мусор, надо только видеть ее украшения!
     И тут же почувствовала, как в нее вонзились маленькие  глазки  купца.
Кирила посмотрела на него. Спина ее  покрылась  холодным  потом,  по  коже
побежали мурашки, в  испуге  она  попыталась  улизнуть.  Торговец  ласково
подмигнул ей, потом длинными пальцами взял золотой браслет  в  форме  двух
изогнутых дельфинов, покрытых бериллами и  топазами,  с  гранатами  вместо
глаз, и поднял его к свету, так что он засверкал всеми своими огнями.
     - Ты говоришь правду. Только  святейшая  императрица  носит  браслеты
прекраснее, чем этот! Ты угадала или слыхала об этом во дворце?
     Кирила напрягла все силы, чтоб не выдать своего волнения. В  торговце
она узнала евнуха Спиридиона.
     Когда Нумида разыскал в Топере Ирину, чтобы сообщить  ей  о  спасении
Истока и бегстве Эпафродита,  он  ни  словом  не  упомянул  о  Спиридионе.
Поэтому девушка и заподозрила в нем дворцового  шпиона,  которого  Феодора
под личиной купца послала следить за Ириной.
     Но купец спросил, была ли она при дворе, и она  обрадовалась,  решив,
что он ее не узнал.
     - Кирила жила во дворце, - вмешалась жена богатого топерского  купца.
- Она рабыня придворной дамы Ирины, что живет теперь у нас!
     Кирила едва удержалась, чтоб ладонью не зажать рот болтунье. Но  было
уже поздно. Евнух изумился, сложил на груди руки и низко поклонился, почти
коснувшись лбом разложенных товаров.
     -  Знатная  госпожа  из  святого   Константинополя   обитает   здесь?
Неизмеримая честь выпала Топеру! Передай,  о  рабыня,  пресветлой  госпоже
своей, что ей кланяется торговец Феофил из Фессалоники и просит позволения
предстать пред лик ее, озаренный блеском священной августы. Смиренный  раб
будет счастлив поцеловать ногу той, что ступала возле величайшей владычицы
вселенной!
     Дамы и девушки кланялись всякий раз, когда Спиридион-Феофил  упоминал
имя императрицы. Кирила растерялась. Она также кланялась,  как  полагалось
по дворцовым обычаям, словно стояла  перед  самой  Феодорой,  и  не  могла
произнести ни слова.
     Тогда снова заговорил Спиридион.
     - Скажи, рабыня, где сейчас твоя госпожа? Может  ли  слуга  предстать
перед ее взором?
     - Госпожа сидит в саду под платаном и размышляет.
     - О рабыня, Христос добр, он вознаградит тебя, если ты проведешь меня
к ней. Взгляни, я подарю ей этот браслет, только помоги мне. Феофил боится
господа, но, даря браслет твоей госпоже, он дарит его священной августе, а
даря его императрице - дарит его Христу; Христос же добр,  он  вознаградит
нас!
     - Уже вечер, Феофил! Смотри сколько народу! Сегодня ты не успеешь!
     - Неужели так говорит рабыня? Нет, не озарила тебя святая София!  Кто
из живущих под солнцем может сказать: "Не успею!", если ему представляется
случай склониться перед владычицей земли и моря? Ты когда-нибудь  слышала,
чтобы у червя выросли крылья и он мог спуститься на  купол  императорского
дворца? Радуется он, что удалось взобраться на травинку да чуть обогреться
на солнышке. Я иду с тобой!
     Он опустил браслет в выложенную бархатом  шкатулку,  спрятал  в  ящик
золотые вещи, велев рослому рабу стеречь их, и вслед за Кирилой направился
сквозь толпу к базилике. Люди приветствовали его, а  он,  опустив  голову,
бормотал:
     - Благо тебе, Топер! Благо, благо!
     Добравшись по узким улочкам до дома  префекта,  Спиридион  с  обычной
осторожностью огляделся по сторонам. За ними никто не шел. Он ускорил шаг,
поспешая за мчавшейся Кирилой,  которая  шепотом  умоляла  господа  спасти
Ирину, как он спас ее из морских глубин. Она  по-прежнему  была  убеждена,
что евнух послан дворцом.
     Нагнав девушку, Спиридион коснулся ее руки.
     - Не бойся, Кирила. Неужели ты не узнала меня?
     - Спиридион! - выдохнула Кирила.
     Евнух левой рукой закрыл ей рот.
     - Тише! И в мыслях не произноси моего имени! Ты погубишь меня!
     Кирила недоверчиво посмотрела на него  и  с  гадливостью  отвела  его
руку.
     - Если ты предашь мою госпожу, пусть твоя жизнь  кончится  на  осине,
как кончилась жизнь Иуды!
     - Неужели ты не знаешь, Кирила, что я убежал  вместе  с  Эпафродитом?
Неужели ты не знаешь, что я служу ему и ношу на сердце  своем  письмо  для
Ирины? О, небо сегодня будет милостиво к ней! А Истока спас я, я,  Кирила!
Господь не погубит меня. Ведь на  судилище  праведников  это  доброе  дело
ляжет на чашу спасения!
     Рабыня успокоилась,  светильник  озарил  лицо  Спиридиона,  и  Кириле
показалось, что его глаза не  лгут.  Она  велела  ему  подождать  и  пошла
предупредить Ирину.
     Вскоре она вернулась, сказав, что Ирины под  платаном  уже  нет.  Они
пошли к спальне. Кирила отперла дверь  и  тихо  приблизилась  к  Ирине,  в
глубокой печали склонившейся перед иконой. В руке девушка держала пергамен
- письмо Асбада, которое передал гонец, пока Кирила была в городе.
     Рабыня коснулась ее плеча и опустилась  рядом  на  колени  -  на  миг
рассеялась  густая  мгла,  поглотившая  и  опутавшая  Ирину.  Но  вот  она
повернулась к двери, где склонился Спиридион, и страшные нити  судьбы  еще
туже затянулись вокруг ее сердца, сомкнулись стены душевной  темницы,  она
закричала от боли и бросилась на шею к рабыне в поисках защиты.  Сжавшаяся
фигура евнуха напомнила ей о византийском  дворе.  Ирина  уже  чувствовала
мстительную руку императрицы, слышала издевательский смех дам,  спускалась
по ступенькам в темницу, где томился Исток, - скрежетала дверь подземелья,
а вслед ей несся злобный хохот. Смрад подземелья душил ее... Силы оставили
девушку, она судорожно схватилась за шею Кирилы. Однако  это  продолжалось
мгновенье. Евнух уже трижды поднимал голову и  все  ниже  склонялся  перед
Ириной.
     Отчаяние породило силу, силу отпора. Ирина  швырнула  на  пол  письмо
Асбада, наступила на него ногой и решительно сказала евнуху:
     - Исчезни, Иуда! Скажи императрицы, что я свободна и что я больше  не
хочу носить шелковые и золотые цепи,  но  мои  руки  не  станут  носить  и
железные - скорей я умру! Уходи, ибо я не звала тебя!
     Вытянутая рука ее дрожала, она стояла гордая и сильная,  являя  собой
воплощенный протест.
     Рабыня склонилась у ее ног, Спиридион, все существо которого выражало
всосанное с молоком матери раболепие холуя, безвольно опустился  у  порога
на пол.
     Ирина наступила на письмо и оттолкнула рабыню.
     - Уходи прочь и ты! Уходи вместе с ним, изменница, открывшая ему  мою
спальню. Я останусь одна и буду одна бороться с судьбой. Со мной  Христос,
он печется о лилиях на поле, он позаботится и обо мне.
     - Утешься, светлейшая госпожа! Спиридион пришел с благой вестью!
     - С благой вестью? Благие вести не приходят из  дворца,  оттуда  идет
только погибель!
     Евнух возвел глаза горе, лицо его озарилось радостью и уважением.
     - Тебе подобает, светлейшая, сидеть на престоле, столь ты сильна! И я
служил бы тебе верно, как обращенный Савл господу!
     - Не поминай господа, ибо  ты  на  службе  у  грешников.  Ужасна  его
десница. Она покарает тебя!
     - Милая  госпожа,  Спиридион  не  служит  грешникам!  Он  -  посланец
Эпафродита!
     Упала вдоль белой одежды вытянутая рука Ирины, склонилась голова  ее,
и еле слышно прозвучали слова:
     - Открой мне, мудрость божья, твои ли это пути или сатанинские!
     - Неисповедимы пути господни, дорогая госпожа! Поднял  он  свой  рог,
дабы маслом счастья умастить тех, кто страдал безвинно.
     Спиридион  расстегнул  тунику,  развязал  белую  перевязь  на  груди,
переброшенную через левое плечо, и вытащил запечатанное письмо.
     - Читай, светлейшая, и твой  язык  будет  возносить  благодарения  до
ясного утра!
     Евнух протянул Ирине письмо  Эпафродита,  она  приняла  его  дрожащей
рукой.
     Потом подошла к мигающему светильнику и поглядела на печати.
     - Его печати! Эпафродита! В его доме в Константинополе я  видела  эту
печать. Рассей мрак, Спиридион! Вера моя слабеет.
     Без сил опустилась девушка на  шелковую  подушку,  не  сводя  глаз  с
печатей на письме, которое держала в руках, не зная, что  в  нем:  яд  или
бальзам.
     Кирила села к ее ногам и  шепотом  рассказала,  что  Спиридион  помог
спасти Истока, что он бежал вместе с Эпафродитом.
     - Читай,  светлейшая!  Я  видел:  печаль  съела  твое  сердце.  Пусть
обрадуют тебя слова доброго Эпафродита!
     - Не могу! Утомлена душа моя! В висках стучит. Дай  воды,  Кирила!  А
ты, Спиридион... как велик мой долг?
     Взыграло сердце евнуха, и глаза его чуть не  вспыхнули  при  мысли  о
хорошей награде. Но он подавил свою страсть.
     - Я не твой слуга, я служу Эпафродиту, и он оплатит мой  труд.  Но  я
буду столь дерзок, что предложу тебе этот браслет.  Клянусь  Артемидой,  у
августы нет лучшего!
     Евнух раскрыл шкатулку и протянул ей гнутых дельфинов.
     - Я торгую сейчас в  Фессалонике  и  привез  золото  в  Топер,  чтобы
попасть к тебе. Так велел Эпафродит.
     Ирина взглянула на браслет и покачала головой.
     - Не могу принять его, мне нечем за него заплатить. Но в самом  деле,
ничего прекраснее я не видела даже у Феодоры.
     - Не надо платить, светлейшая, но принять его ты должна! Это была моя
уловка, выдумка, чтобы увидеть тебя. Спроси Кирилу! Браслет  дорог,  очень
дорог, но для Эпафродита это пустяк; ему ничего не  стоит  бросить  его  в
море, чтоб подразнить рыб.
     - Значит, платить придется Эпафродиту? Мне бы этого не хотелось!
     - Это его воля, светлейшая, его святая воля! Приехал  Нумида,  привез
письмо из Афин и сказал: "Отвези, Спиридион, это письмо  в  Топер,  Ирине.
Береги его как зеницу ока. На расходы не скупись! Фунты статеров пускай на
ветер - только вручи письмо!" И браслет - это  уловка,  лишь  песчинка  на
пути к цели. Через неделю я снова приду  к  тебе,  светлейшая,  в  надежде
получить ответ.
     - О  добрейший  Эпафродит!  Приходи,  Спиридион!  Только  остерегайся
любопытных глаз!
     - Феофил никогда не  предавал  своего  господина!  Теперь  я  Феофил,
почтенный торговец из Фессалоники. Моего истинного имени,  светлейшая,  не
произноси даже во сне, - и как некогда во  дворце,  я  и  сейчас  верой  и
правдой служу Эпафродиту.
     И тут Ирина вспомнила о кошельке с золотыми монетами, который  вместе
с письмом прислал ей Асбад.
     Она взяла кошелек с белого столика и протянула его евнуху.
     - Больше заплатить я не могу, бери, что есть!
     Спиридион не коленях принял кошелек, поцеловал Ирине руку и вслед  за
Кирилой вышел из комнаты.
     На улице он внимательно  взвесил  кошелек.  На  сморщенном  лице  его
появилось выражение сладострастия.
     - Клянусь Меркурием, пахнет золотом! О Феофил, ты отлично торгуешь!
     Когда рабыня вернулась к Ирине, та, опершись о  столик,  разглядывала
печати на письме Эпафродита.
     - Госпожа! - Кирила  припала  к  ее  ногам.  -  Отчего  ты  печальна,
светлая? Христос осенил тебя своей любовью, отчего же нет радости на твоем
лице?
     - Ты не знаешь, что произошло, пока тебя не было. Вон прочти!
     Она указала на пол, где валялось  письмо  Асбада.  Рабыня  подняла  и
быстро прочитала его.
     - Не верь, светлейшая! Асбад - обманщик!
     - А дядя Рустик?
     - Дядя Рустик... - повторила рабыня.
     - Он в восторге от Константинополя. Что, если он снова отправит  меня
во дворец? О, Кирила, как страшно отомстит мне Феодора!
     -  Не  бойся,  светлейшая!  Христос,  наш  повелитель,  спас  тебя  в
Константинополе, спасет и в Топере, если Асбад не  врет  и  тебе  угрожает
опасность. Но он врет. Он подстроил какую-то ловушку. Дядя любит тебя и не
отдаст дворцу.
     - Если б можно было верить твоим словам! Сердце мое чует беду!
     Кирила  молитвенно  сложила  руки.  Надежда  сверкала  в  ее  глазах.
Дрожащим голосом произнесла она слова  праведников:  "Живущий  под  кровом
Всевышнего, под сенью Всемогущего покоится...  Он  избавит  тебя  от  сети
ловца... На аспиде и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона".
     Ирина коснулась первой  печати  на  письме:  хрустнул  воск,  сломала
вторую, шелковый шнурок соскользнул со свитка, пальцы дрожали, вся душа ее
ушла в чтение четких строк, выведенных уверенной рукой Эпафродита.
     Рабыня смолкла; губы ее шевелились, глаза со страхом и надеждой  были
устремлены на лицо Ирины.
     "Светлейшая госпожа, возлюбленная дочь Ирина!
     Я умер, утонул в  водах  топерских  со  своей  любимой  -  прекрасной
ладьей. На дне морском стоит она как памятник мне, и  я  вижу  надпись  на
нем: "Epaphroditus requiescet in pace et in Christo! [Да почиет в  мире  и
во Христе торговец Эпафродит!] Да здравствует отец Ирины и Истока! Я  умер
для Константинополя, умер для двора, чтобы жить лишь  для  тебя  и  твоего
героя, которому я обязан жизнью. Не будь его, мои кости давно бы уже гнили
у подножья студеного Гема. Ирина, дочь  моя  -  так  я  буду  теперь  тебя
называть, - щедро благословил меня господь, и я отблагодарю  его,  охраняя
тех, кого преследует огненный змей, восседающий на престоле  византийском.
Я принял бой и доведу его до конца.
     О, сколько слез видел я в провинциях,  где  с  благословения  деспота
сосут кровь из бедных подданных. По стенам храма святой Софии текут потоки
крови народной, в жемчуге сверкают слезы. Мудрость божья не радуется таким
дарам. Пройдут века,  и  проклятие  ляжет  на  строение,  которое  гордыня
возводит для себя, но не для бога.  Позор  сего  дома  божьего  превзойдет
позор храма Иерусалимского.
     Я чувствую душою, как ты читаешь эти строки и как трепещешь от  ужаса
и отчаяния. Не бойся! Возле меня нет предателей. Мои друзья  в  Афинах  не
страшатся  вслух  проклинать  Византию  -  наши  проклятия  не   достигают
Пропонтиды. Это письмо я вручаю верному Нумиде,  который  скорее  позволит
вырвать у себя сердце, чем даст непосвященному бросить хоть один взгляд на
письмо. Завтра он отправится на торговом корабле одного из моих  друзей  в
Фессалонику. Там  живет  Спиридион,  евнух,  теперь  купец.  Ты  удивлена!
Удивляйся, но пусть тебя это не пугает. Можешь довериться ему. Он купил на
мои деньги дом и открыл торговлю. Измены не бойся.  Страх  пыток  и  страх
смерти держат его за горло. Без его  помощи  мне  было  бы  трудно  спасти
Истока, и об этом знают во дворце, так как он исчез в ту же  ночь.  А  его
ненасытную жажду денег утолят мои сундуки, полные золотых. Я и  велел  ему
жить в Фессалонике, чтоб  он  был  ближе  к  тебе.  Если  ты  почувствуешь
малейшую опасность, беги из  Топера  и  укройся  у  Спиридиона.  Однако  я
надеюсь на дядю, который тебя, несомненно, любит. Да и как можно не любить
тебя, мой ангел? И все-таки на душе у меня неспокойно.  Купцы  утверждают,
что твой дядя крут и жесток, что ради деспота он пойдет на костер, что  он
честолюбив, а это небезопасно. Будь осторожна!
     Я сейчас живу возле Акрополя. Мудрецы ареопага сетуют  на  Юстиниана,
закрывшего  древние  философские  школы.  Тем,  кто  его  ослушается,   он
пригрозил тяжким наказанием. Платон и  Аристотель  заскучали  бы,  в  нашу
эпоху у них нет учеников. Все - и крестьяне, и ученые -  чувствуют  тяжкую
руку деспота. Небо должно бичом покарать такого государя. И  знаешь,  дочь
моя, душа моя полна предчувствий. Днем и ночью  странный  пророк  твердит,
что Христос призвал варвара Истока покарать тех, кто  осквернил  Евангелие
делами и жизнью своей.
     Такой герой, как он, способен поднять народы по ту  сторону  Дуная  и
нагрянуть на столицу, чтоб отомстить  за  неправду.  Верь:  Близятся  дни,
когда ты будешь страдать и бояться за него. Но надейся! Эпафродит не уйдет
в могилу до тех пор, пока не соединит двух людей,  которых  судьба  отдала
под его защиту.
     Чтоб сделать это, я как  можно  скорее  приеду  в  Фессалонику.  Ваша
любовь отогрела мое старое сердце.  Я  бесконечно  тоскую  по  тебе.  Будь
счастлива, будь здорова. Верь в  того,  кто  достоин  твоей  любви.  Исток
никогда не позабудет тебя! Если б он знал, где ты, он бы уже примчался  за
тобой! В ту ночь, когда я вырвал его из пасти леопарда,  я  поклялся  ему,
что буду оберегать тебя и вручу тебя ему.
     Перешел ли он уже Дунай? Слышала ли ты что-нибудь об  этом?  Надеюсь,
ты уже знаешь. До меня вести пока не дошли. Но я твердо  убежден,  что  он
спасся. Ведь я ему дал самых резвых в мире коней.
     Кончаю. Больше писать не буду. Увидимся в Топере или в Фессалонике. И
тогда радость наша будет безмерна. Приветствует тебя отец твой Эпафродит.
     Прочтешь письмо и немедля сожги  его.  Ни  одного  мгновения  оно  не
должно оставаться у тебя".
     Когда Ирина прочла эти строки, ее прекрасные глаза увлажнились.  Лицо
пылало, грудь вздымалась в радостном волнении; она крепко  обняла  Кирилу.
Рабыня вырвалась из ее объятий, разрыдалась от счастья  и,  бросившись  на
колени перед иконой богородицы, дала обет выдержать пять строгих постов  в
благодарность за доставленную ее госпоже радость.
     Ирина зажгла от светильника ароматических факел и уничтожила  письмо.
Потом тщательно собрала пепел, уложила его в золотую ладанку и повесила на
золотой цепочке на шею, чтобы хранить как святыню.
     Следующие три дня у Ирины с Кирилой только и было разговоров  что  об
Эпафродите и об Истоке. В саду под деревьями они  шепотом  произносили  их
имена, а вечером падали ниц  перед  иконой  богородицы  и  читали  псалмы.
Правда, изредка в их душах рождался страх перед Рустиком. Но  он  был  как
мимолетный туман, таявший под солнцем счастья.
     Вечером третьего дня стража возвестила о возвращении префекта.  Ирина
поспешила навстречу дяде в атриум и велела зажечь все светильники.
     Лицо Рустика было недовольным и утомленным. Ночи напролет он кутил  в
Константинополе, спустил уйму  денег,  да  и  дорога  утомила  его.  Ирина
испугалась его хмурого взгляда. Он неласково встретил ее, не  обнял  и  не
поцеловал в лоб, как обычно.
     - Ступай за мной! - грубо произнес он.
     Испуганной голубкой беззвучно последовала за ним девушка.
     Войдя в дом, Рустик повернулся к Ирине.
     - Лгунья!
     Девушка затрепетала, по щекам ее покатились две слезинки.
     - Почему ты так жесток, дядя?
     - Лгунья! - повторил он  еще  резче.  -  Дома  ползаешь  на  коленях,
богомолка, а в Константинополе путалась с варваром, язычником! Позор!
     Гордость пробудилась в душе Ирины. Она выпрямилась, устремила  взгляд
на дядю, слезы ее мгновенно высохли.
     - Тот, кто сказал это, бесстыдный лжец! Моя совесть чиста!  -  твердо
произнесла она.
     - Молчи, не вызывай моего гнева! Ты осквернила честь дворца, отвергла
любовь начальника конницы Асбада и спуталась с язычником.
     - Асбада я никогда не полюблю, он мне противен!
     - А все-таки ты будешь его  женой!  Такова  воля  священной  августы,
таково желание Асбада, таков мой приказ!
     - Никогда! Скорее умру!
     - Завтра же возвратишься во дворец,  откуда  ты  убежала.  Лгунья!  И
больше не убежишь, потому что тебя будет сторожить префект Рустик.
     Ирина в ужасе отшатнулась, колени ее подогнулись, и она повалилась на
пол.
     - Дядя... не губи меня! Смилуйся надо мной, Христе боже! -  вырвалось
из скорбящей груди.
     Губы ее сомкнулись, по телу прошла судорога.
     Подбежала Кирила. Два раба  подняли  потерявшую  сознание  девушку  и
отнесли ее в спальню.



                                    14

     Одолев  антов,  славинское  войско  с  победой  возвращалось  в  град
Сваруна, чтобы там, под липой, принести богам обещанные жертвы.
     Дикие вопли сотрясали  воздух,  из  охрипших  глоток  неслись  боевые
песни; упиваясь радостью победы, люди затевали кровавые  потасовки.  Целые
вереницы пляшущих на ходу юношей тянулись по лугам  и  безбрежным  степям.
Зрелые  мужи  густыми  толпами  шли  по  полям,  размахивая  над  головами
окровавленными  топорами  и  славя  Перуна.   Посередине   пастухи   гнали
захваченные стада мычащих коров и блеющих овец. Вслед за скотиной тащились
полумертвые от жары анты,  которых  славины  полонили  в  бою.  Связанные,
опозоренные, униженные, шагали братья среди братьев, рабы среди свободных.
Исток вместе с Радо и конницей ехали далеко позади главного войска.  Исток
не  различал   отдельных   криков.   Он   слышал   только   победный   рев
разбушевавшегося людского моря, гул земли, шум лесов и свист ветра.
     Исток понимал, что победа  одержана  только  благодаря  ему.  Это  он
обратил вспять гуннов, разогнал атланов, союзников антов, сразил предателя
Волка. Войско уважало и чтило его, но в  сердце  юноши  не  было  радости.
Печально смотрел он на окровавленные копья и почерневшие от братской крови
топоры. Рука его дрожала, когда он вытирал меч о росистую траву. Рука  его
дрожала, когда он вытирал меч о росистую траву. Ведь следы крови  на  мече
вопияли о том, что ему пришлось  замахнуться  на  Волка  -  предателя,  но
брата! Пагубная мысль родилась не в голове Волка. Ее посеял враг Тунюш.
     Молча, задумчиво повесив голову, ехал Исток. Длинные волосы его упали
на лоб, подбородок касался холодного  доспеха.  И  конь,  словно  чувствуя
печаль Истока, тоже повесил голову. Все  думы  юноши  сходились  в  одной,
главной мысли: как объединить поссорившихся  братьев,  как  собрать  их  в
могучее войско и вернуть порабощенные земли на том берегу Дуная;  а  потом
можно будет ударить еще дальше, за Гем, пригрозить  Византии  и  разыскать
Ирину. Он поклялся  небом,  всеми  богами,  белыми  костями  своих  павших
братьев и Христом, которому молилась Ирина, что не успокоится до тех  пор,
пока славин снова с любовью не обнимет анта.
     Чем ближе подходило войско  к  граду,  тем  сильнее  становился  шум:
воинов вышли встречать женщины и девушки. Все,  кто  мог,  оставляли  дом,
хватали овцу или козленка, наливали медовины в тыкву и  спешили  к  войску
громогласно праздновать победу.
     Радо, ехавший возле Истока, тоже молчал. Но его голова не  падала  на
грудь. На его челе не было теней, глаза не омрачали горькие мысли. И  шлем
свой он не снял с головы. С  гордостью  посматривал  Радо  на  закрывавший
широкую грудь сверкающий  доспех,  от  которого  отражались  ослепительные
солнечные лучи. Жарко горело сердце Радо. Улыбка играла у него  на  губах,
когда он представлял себе, как  девушки  в  венках  с  песнями  спешат  им
навстречу. Впереди он  видел  Любиницу,  дочь  славного  Сваруна,  которая
краснеет, словно ранняя зорька, подавая венок брату Истоку  и  ему,  Радо,
своему возлюбленному. Он считал дни, оставшиеся до той счастливой  минуты,
когда он введет ее в свой дом, покажет ей овец и загон своего отца  Бояна,
которые станут его собственностью.  Занятый  этими  сладкими  мыслями,  он
невольно натянул повод, жеребец под ним заржал и весело ударил копытом  по
сухим веткам, что трещали и ломались под ногами.
     На четвертый день, после того  как  войско  оставило  поле  боя,  оно
подошло к граду Сваруна. Юноши помчались по долинам, поспешили через горы,
чтобы  возвестить  о  его  возвращении.  Кипела  радость,  хриплые  голоса
затягивали давории, трубачи заглушали песни своей громогласной музыкой,  а
скотина жалобно мычала, словно предчувствуя, что близится  час,  когда  ей
придется лечь на  жертвенники  и  погибнуть  под  ножами,  чтобы  насытить
голодных.
     На заходе солнца перед войском раскрылась родная долина. Обработанные
поля приветствовали воинов.
     Исток вырвался из глубоких раздумий.  Надел  шлем,  поправил  волосы,
взмахнул мечом,  и  конница  помчалась.  Кроваво-красные  лучи  угасающего
солнца озарили доспехи и шлемы, кони  заржали.  Вскоре  впереди  показался
укрепленный град Сваруна. Юноши придержали коней. Все с нетерпением ждали,
когда отворятся ворота и оттуда выйдет толпа нарядных девушек, впереди них
- Радован, а между ними - старейшина в белой одежде.
     Первые всадники уже поднимались  на  холм,  а  все  войско  заполнило
долину, когда ворота отворились. Первым показался Радован с лютней, за ним
высыпала толпа девушек. Радо устремил на них свой  соколиный  взгляд,  ищи
лицо Любиницы, ее белоснежные одежды. И вдруг брат  и  суженый  девушки  в
один голос воскликнули:
     - Что случилось? О Морана!
     В знак печали у девушек были распущены  по  плечам  волосы.  А  лютня
Радована стонала так горько, что у Истока сжалось сердце.
     - Что случилось? Неужели умер отец? Его не видно.  Где  Любиница?  Ее
тоже нет.
     Воины, ехавшие сзади, помчались что есть духу, чтобы  скорей  узнать,
какая беда постигла племя. А тем временем передние ряды  уже  смешались  с
встречавшими. Рога на мгновение стихли, давории смолкли,  вокруг  разнесся
женский плач. Воины замерли, немо глядя на град, откуда к Истоку спускался
Радован.
     Протяжно  и  тоскливо  застонала  струна  и  замерла.  Сокрушенный  и
уничтоженный, склонился Радован перед Истоком. Глаза его были заплаканы.
     - Что произошло, Радован? Говори! Страх терзает меня...
     - О почему, Исток, ты его не убил? О почему я не отбил ее,  проклятье
на мою старую голову!
     - Не болтай! Не мучь меня! О ком ты говоришь?
     - О псе, о коровьем хвосте, о дьяволе, о-о-о-о,  почему  ты  не  убил
его?
     - Тунюш напал на град, на отца?
     - Где Любиница? - закричал Радо и скрипнул зубами.
     - Любиница! - повторил Исток и стиснул рукоятку меча.
     - О... о... он украл ее...
     Радован зарыдал, как ребенок, и  опустился  в  пыль  посреди  дороги.
Юноши, побледнев, смотрели друг на друга.  Их  окружили  воины,  печальная
весть о похищении Любиницы передавалась из уст в уста.  И  тогда  раздался
голос старого славина:
     - В погоню! На гуннов!
     И словно из всех душ вырвал он эти  слова,  зашумели  воины  -  будто
вихрь пронесся над градом:
     - В погоню! На гуннов! Смерть им! Гибель гуннам!
     Исток и Радо поехали к Сваруну. За ними тронулись старейшины Велегост
и Боян с товарищами. Двор наполнился народом. Люди с сочуственными словами
подходили к Сваруну, который сидел на колоде перед домом и  утирал  слезы,
катившиеся по длинной бороде.
     Исток опустился на колени и взял его за руку.
     - Не плачь, отец! Мы отомстим за Любиницу.
     - Мы спасем ее, старейшина, если только она жива! Этот  меч  разрубит
пополам беса Тунюша!
     Радо схватился за рукоятку, обнажая свой меч. Все снова зашумели:
     - В погоню! На гуннов! На Тунюша!
     Крик словно пробудил старца, он оперся на плечо Истока, простер  руки
и в полной тишине произнес глухим голосом:
     - Да пребудут с вами боги, как они были до сих пор! Принесем жертву в
знак благодарности!
     Духом-хранителем града прошел старец, опираясь  на  сына  и  будущего
зятя, мимо рядов воинов на холм под липой.
     Вспыхнул огонь на жертвеннике.  В  набожном  благоговении  смолкло  и
склонило головы войско. Озаренные пламенем, поблескивали  одежды  девушек,
черные распущенные волосы угрожающе  обвивались  вокруг  безмолвных  жриц.
Словно сами духи мести спустились на землю и держали  при  свете  кровавых
факелов совет, как отомстить гуннам.
     К небу вздымался пахучий дым сжигаемой жертвы. Сварун  простер  руки,
губы его трепетали.
     Когда обряд завершился, Сварун отпил из  раковины  несколько  глотков
жертвенной медовины и обратился к старейшинам:
     - Возрадуйтесь, люди! Боги вернули мне сына, они вернут мне  и  дочь,
вернут солнце прошлых дней! Радуйтесь, люди, радуйтесь!
     Старик возвратился в град,  по  долине  побежали  крохотные  огоньки;
разгораясь, они  становились  больше  и  больше,  превращаясь  в  огромные
костры. Люди ожили, понеслась песня, зазвучал гонг, в  победном  торжестве
потонула печаль.
     Лишь в доме Сваруна не было шумного веселья. Старейшина притулился  в
углу на овечьей шкуре, голова его склонилась низко на грудь. Радо и Исток,
Велегост и Боян сидели на колодах вокруг огня. Жареная ягнятина не шла  им
в горло, рог с медовиной не переходил из рук  в  руки.  Снаружи  веселился
народ, который совсем недавно готов был плакать, отчаиваться,  проклинать,
а сейчас - одно слово, чаша  хмельного  вина  -  и  в  заплаканных  глазах
засверкала радость, плач перешел в смех, стон - в веселую песнь.
     Долго молчали люди вокруг Сваруна, погруженные в тяжкие раздумья.
     Ds одержали славную победу, сын! У Мораны было много дел.  Перун  вам
сопутствовал.
     - Жатва Мораны не была обильной. Мы щадим братскую кровь, отец!
     Сварун поднял косматые брови и взглядом одобрил слова Истока.
     - Горе народу, который собственной кровью удобряет  землю.  Не  пасти
ему свои стада на лугах. Нагрянет враг, и чужие стада  вытопчут  их.  Сын,
если даже ты позабудешь своего отца,  не  вспомнишь  о  его  могиле,  куда
вскоре опустишь его прах, если подашься на юг, если народ ринется вслед за
солнцем на запад - не забудь  моих  слов.  Только  согласие  принесет  нам
славу, мирную  жизнь  и  упитанные  стада,  только  тогда  солнце  свободы
воссияет над нашей головой. Не будет согласия - нагрянет  чужеземец,  всем
согнет шею, и свободный превратится в раба.
     Наступило  молчание.  Лишь  тихое  потрескивание  поленьев   нарушало
тишину.  Искры  взметались  вверх,  исчезали  в  длинных  языках  пламени,
уходившего под самый  закопченный  потолок.  Благоговение  -  словно  люди
слушали пророка - охватило взволнованно бьющиеся сердца.
     Тихо и сокрушенно, с виноватым видом вошел Радован. Никто не повернул
головы в его сторону. Он почувствовал,  что  пришел  не  вовремя,  нарушил
торжественность минуты. Старик пробрался в угол, прижав руки к  обнаженной
груди.
     Сварун посмотрел на него, и в его взгляде не было злобы.
     - Расскажи о разбойнике, Радован. Печаль давит мне грудь,  душит.  Не
могу в одиночестве!
     Исток укоризненно взглянул на певца.
     - Почему ты не уберег ее, не защитил?
     Старик продвинулся к  огню.  Лицо  его  при  свете  костра  выглядело
сморщенным и худым. А когда он заговорил, голос его звучал так робко и так
сокрушенно, что Исток в удивлении повернулся к нему.
     - О, я знаю, вы осуждаете меня. Осуждают  ваши  лица,  ваши  взгляды,
потому что украдена голубка, потому что исчез со двора  свет,  потому  что
умолкли ее песни и дом теперь - сжатая нива. Вы осуждаете меня, но боги  -
нет. Кто из вас не кормил голубей,  не  бросал  им  зерна  посреди  двора,
спрашиваю я? И что сделал бы он, если бы в ту минуту, когда он наслаждался
видом воркующей стаи, с  неба  вдруг  как  стрела  налетел  тать,  схватил
голубку и унес? Он закричать бы не успел, даже подумать о луке, потому что
уж высоко в небе плыл ястреб с прекрасной голубкой в изогнутых когтях. Так
же случилось и тут.  Сварун  мне  свидетель.  Тунюш  выскочил  из  засады,
вспыхнул его багряный плащ, вопль замер у нас в груди, а ястреб-разбойник,
оседлавший коня и тысячу бесов, исчез. О Морана!
     Бледный как смерть  Радо  слушал  рассказ  Радована,  кусая  губы,  в
которых не было ни кровинки, пальцы его дрожали и сжимались  в  кулак,  на
руках перекатывались могучие мускулы.
     - Вы осуждаете меня, а что бы вы сделали на моем месте?
     - В погоню! - зарычал Радо.
     - В погоню, в погоню! Ты бы помчался за  ним,  легкомысленный  юноша,
верю. И обрек бы себя  на  верную  гибель.  Где  конь,  способный  догнать
Тунюша? Где у тебя товарищи, ведь у него-то они были?  Или  ты  топнул  бы
ногой, чтоб они вышли из земли, как осы  из  гнезда,  когда  постучишь  по
нему! О, юноши с горячей кровью, жаждущие  любви,  -  недолог  ваш  разум,
короче он русой косы прекрасной девушки. Радован тоже помчался бы за  ним,
если б вспыхнула хотя бы крохотная искорка надежды догнать  его,  искорка,
какую рождает слабый кремень, когда ударишь по нему кресалом. Но  даже  ее
не было. Поэтому я остался и плакал в тихой и горькой тоске, и думал своей
старой головой, что предпринять. Видят боги,  я  не  виновен,  хоть  вы  и
казните меня своими взглядами!
     - Не печалься, Радован! Говори, что ты придумал! А  сначала  опустоши
рог, который тебе предлагает твой сын.
     Исток налил доверху сосуд и протянул его музыканту.
     - Не буду! Клянусь богами, лучше я погибну от жажды, чем омочу  губы,
сидя среди судей неправедных. Но после  твоих  слов  я  вижу,  что  вы  не
осуждаете меня!
     Он залпом выпил медовину, лицо его порозовело. Он поднялся с  колоды,
выпрямил свое старое тело и торжественным напевным голосом произнес:
     - А что я придумал, не твоя забота. Об этом никто не узнает, пока  не
исполнится. Скажу только, что трижды всякий день и трижды  всякую  ночь  я
приношу клятву Святовиту  всевидящему,  Перуну  всемогущему,  и  Весне,  и
Деване: Радован спасет Любиницу или попадет в объятия Мораны во  вражеской
земле. Как я поклялся, так и будет.
     В старце пробуждалась жизнь, глаза его засверкали, из  широкой  груди
исходила  сила,  в  сжатых  кулаках  таилась  решимость,  он  был   сейчас
воплощением храбрости  и  вдохновения.  Все  оживились,  лица  засветились
радостной надеждой, даже Сварун поднял тяжелую голову, с лица его  исчезла
горечь, и он протянул Радовану правую руку, словно благословляя его.
     Певец, помедлив мгновение, решительно повторил:
     - Будет так, как я поклялся! - Потом быстро  повернулся  и  исчез  во
тьме.
     Утром первые солнечные лучи озарили  спящее  войско.  Повсюду  вокруг
града, где накануне вечером горели костры, теперь чернели круги  выжженной
земли. А рядом, словно подрубленный лес, спали воины.  Радость,  медовина,
утомление сморили их, и они погрузились в  крепкий  сон  -  даже  заря  не
разбудила их.
     А на валу уже собрались на совет старейшины.  Споров  не  было.  Одна
мысль владела всеми: на гуннов!
     Большинство считало, что войску следует отдохнуть один день, а  потом
ударить всеми силами на Тунюша.
     Возражал  только  Исток.  Воин  до  мозга  костей,  знавший   порядки
палатинской гвардии, он приходил в ужас, глядя на долину:
     "Это стадо, - думал он, - а не воины".
     В конце концов старейшины вняли его совету. Истоку разрешили отобрать
лучших воинов, а остальных распустить по домам.
     Когда совет закончился и  решение  было  принято,  в  круг  старейшин
неожиданно въехал на тощем гуннском коне старый гунн.
     Ненависть и злоба охватили всех.  Гунна  встретили  грозные  взгляды,
нахмуренные брови, недобрые лица.
     - Как я поклялся, так и будет! - прокричал всадник.
     Вопль удивления вызвал эти слова.
     А всадник уже повернул коня, взвился рыжий чуб,  мелькнули  штаны  из
козьей шкуры, и гунн галопом выскочил из града.
     Старейшины, подняв руки, громко приветствовали его, желая удачи.  Они
узнали во всаднике Радована. Но тот даже не оглянулся.  Он  лишь  взмахнул
лютней, склонился к конской шее и помчался по долине.
     - Вот так придумал, вот так придумал! - переходило из уст в  уста.  -
Разве его узнаешь теперь? Боги да помогут ему! Храни его Святовит!
     Лишь около  полудня  зашевелился  людской  муравейник  вокруг  града.
Драгоценными камнями сверкали в серо-бурой толпе шлемы Истока  и  славинов
из Константинополя. Вскоре толпа разделилась. Воздух потрясли воинственные
крики:
     - На гуннов! На гуннов!



                                    15

     Войско, после победы жаждавшее крови, в тот же день хотело прорваться
сквозь ущелье к Дунаю. Истоку с трудом  удалось  сдержать  разбушевавшуюся
стихию. И хотя он отобрал лучших воинов, они не послушались бы его, если б
в дело не вмешались старейшины и не велели своим людям во всем подчиниться
Истоку. Только тогда страсти понемногу улеглись. Старейшины,  простившись,
уходили домой. Толпа, вопя и приплясывая, постепенно рассеивалась в лесах.
К вечеру в долине  осталось  около  тысячи  воинов  под  предводительством
нескольких славинов, вымуштрованных  под  византийскими  знаменами.  Исток
приказал воинам разобрать гуннских и антских лошадей. Воины надели на себя
доспехи и шлемы, сколько их нашлось. Таким образом оказалось около двухсот
вооруженных всадников. Исток ехал рядом с  колонной,  испытывая  небывалую
уверенность в себе и какое-то ранее неведомое сладостное  чувство.  Ремень
под его подбородком был  туго  затянут.  Отчетливо  встала  перед  глазами
далекая цель. Он весь погрузился в прекрасные мечтания.
     Долина ширилась  перед  ними,  просторную  равнину  заполнили  воины.
Повсюду сверкало остро наточенное оружие. Не было больше  толпы,  не  было
сброда.  Настоящие,  хорошо  организованные  сотни  выходили  из  лесов  и
растекались по равнине. Вот сейчас, мечтал Исток,  он  взмахнет  мечом,  и
войско  тронется,  под  ударами  копыт  загудит  земля,  заклубится  пыль,
зазвенит сталь, воины хлынут к югу - а он помчится впереди. Взор  его  был
устремлен вперед.  "На  Константинополь!"  -  гремит  вокруг.  "Месть!"  -
восклицает сердце. "Свобода!" - пылает душа. Застонет освобожденная земля,
вбирая кровь тиранов; порабощенные народы станут целовать следы  его  ног;
над славинами на далеком востоке  взойдет  ясное  солнце  свободы.  И  под
чистым небом лучи его озарят  золотистые  пряди  мягких  волос  на  голове
Ирины.
     Исток встряхнул головой, провел рукой по лбу.
     - О мечты, прекрасные мечты!
     Огромное войско исчезло, перед ним был  всего  лишь  небольшой  отряд
отборных воинов.  И  далеко-далеко  впереди  маячила  заманчивая  цель.  С
пылкими словами обратился Исток к людям, а потом велел  всем  отдыхать.  В
полночь от лагеря отделился и поскакал вдоль  речки  маленький  отряд.  Не
светились шлемы в ночи, доспехи не стягивали  грудь  воинов.  Тени  резвых
коней бесшумно скользили по траве. Это Радо с несколькими юношами вышел  в
разведку к лагерю Тунюша.
     С тех пор как он узнал о похищении Любиницы, не прояснилось его чело.
Словно дикая рысь, стерегущая на дереве добычу, изнемогал  он  от  желания
помчать коня к Дунаю,  нагрянуть  на  лагерь  Тунюша  и  вырвать  у  гунна
похищенную  горлинку.  Пока  Исток  смирял  разбушевавшихся  воинов,  пока
отбирал солдат, Радо стоял на валу, кусая губы и скрипя  зубами.  Не  будь
вера его в Истока безграничной, он бы кинулся к нему,  сбросил  с  коня  и
крикнул толпе: "За мной! На гуннов!" Каждый час промедленья был  для  него
мукой, каждый совет старейшин  -  страданием.  Он  затыкал  уши,  чтоб  не
слышать воплей и криков:
     - На гуннов! На гуннов!
     День, будто  стоялая  вода,  не  двигался  с  места.  А  когда  отряд
расположился на отдых у костров, Радо готов  был  броситься  на  спящих  с
кулаками:
     - Вставайте! Позор славинам! Дочь вашего старейшины в плену у Тунюша,
а вы спите! Позор! Вставайте, жалкие трусы, смойте с себя пятно позора! За
мной! На коней! И ударим на гуннов!
     Обхватив ладонями голову, он  бросился  на  землю  и  рвал  неверными
руками зеленую траву...
     В сыром узком ущелье невозможно было мчаться галопом. Но когда ущелье
раздвинулось, когда луна осветила  просторную  степь,  кони  вытянулись  в
струну, тени всадников слились с ними в одно целое, высокая трава хлестала
по бокам коней, земля молниеносно  исчезала  под  копытами.  Глухой  топот
разнесся по сонной степи. Где-то вдали заревел вепрь, стадо  ответило  ему
удивленным похрюкиванием. Неподалеку  в  кустах  заплакала  птица.  Крылья
забили в кустах - ночная хищница схватила задремавшую  куропатку.  У  Радо
сжалось сердце. Словно Любиница позвала на помощь. Он стиснул бока коня  и
погнал его еще быстрее.
     Когда на горизонте побледнели первые звезды, всадники увидели впереди
длинную мглистую ленту, над которой лениво клубились серые  пряди  тумана.
Перед ними была широкая река. Они остановили коней, покрывшихся пеной,  те
радостно раздували ноздри навстречу свежему  утру  и  тянулись  мордами  к
росистой траве.
     - А если не найдем плотов на левом берегу? - произнес  старый  славин
со шрамом на лице. Исток предусмотрительно  назначил  его  в  отряд  Радо,
опасаясь, что страсть ослепит юношу и он кинется на копья Тунюша.
     - Пойдем вброд!
     И Радо натянул поводья.
     - Ты, парень, огонь разумом залей! Утонув, ты не спасешь Любиницы!
     - Кони переплывут!
     - Это ты так думаешь, горячая голова! А я уверен, что половина из них
пойдет на дно!
     Радо снова натянул поводья - его  гуннская  кобыла  встала  на  дыбы.
Старый славин умолк. Легкой рысью двигались  они  по  траве,  утопавшей  в
росе. И  прежде  чем  взошло  солнце,  скрылись  в  речном  тумане.  Почва
становилась все более влажной, лошади до бабок и выше погружались в  тину.
Вскоре сухой тростник ударил их в грудь, стая  водяных  птиц  вылетела  из
камыша - всадники остановились у кромки берега.  Здесь  они  спешились  и,
шагая по грязи и песку, стали искать плоты.  Влево  и  вправо  рассыпались
воины, тщетно - плотов не было. Но вот старый  славин  заметил  в  высоком
тростнике поломанные стебли. Он спустился к самой воде. Тут в  грязи  зиял
свежий след исчезнувшего плота.  Рядом  старик  увидел  следы  человека  и
глубокие отпечатки конских копыт, куда не успела еще набраться вода.
     - Кто-то был здесь  и  переплыл  руку  на  плоту.  -  Старик  кликнул
товарищей. Опытные следопыты приникли к земле, всматриваясь в отпечатки.
     - Гунн, гунн, гунн! - в один голос высказались они.
     - Может быть, сам Тунюш! - побледнев, заметил Радо.
     - Нет, не Тунюш, тот был бы не один. Его след залило бы водой, он  бы
стерся. Возможно, это лазутчик, соглядатай!
     - Нет, это Радован, Радован! - воскликнул вдруг юноша-воин,  стоявший
на коленях в грязи и пристально разглядывавший след человеческой ступни.
     Все окружили его, напряженно изучая четкий след.
     - Видите большой палец? Он согнут и  чуть  вывернут  в  сторону!  Это
Радован! А пятка? Стоптана, смята. Это он! Я знаю его след!
     - Значит, Радован увел у нас плот!
     - За ним! В воду! - нетерпеливо крикнул Радо.
     - Кто пойдет? - спросил старый славин.
     - Я переплыву! На коне! Если конь не выдержит, полпути одолею сам!
     - А потом по степи помчишься на тростнике, как водяной! Так, что  ли?
Влей в огонь капли разума! Вон торчит толстое бревно! Давайте вытащим  его
и бросим жребий. Боги определят, кому оседлать бревно и переплыть реку!
     Совет старого  воина  был  принят;  напрягая  все  силы,  они  вскоре
вытянули из ила и песка длинное бревно с выжженным посередине углублением.
     - Корабль! - обрадовались воины, очищая желоб от грязи.
     Жребий пал на самого молодого. Проворно и ловко прыгнул он в  челн  и
весело взмахнул куском широкой доски, служившей веслом. Таких досок  -  то
были остатки моста Хильбудия - немало валялось здесь в грязи и  в  кустах.
Воины уперлись в бревно и разом могучим рывком, так что  поднялись  волны,
вытолкнули его в воду. Вскоре молодой воин исчез в тумане.
     Прошло немало времени, пока наконец ниже по течению не  раздался  его
голос. Воины пошли на этот голос, ввели коней на широкий плот  и  отвалили
от берега.
     Туман поднимался и таял под все более жаркими  лучами  солнца.  Когда
отряд подошел к правому берегу,  мгла  совсем  исчезла.  Вдали  показались
невысокие холмы, высоко в небе парил орел.
     - Куда теперь?
     Старый славин, вытянув шею  и  приставив  руку  к  глазам,  соколиным
взором осматривал окрестности.  И  вдруг  весело  подмигнул.  В  тростнике
темнели большие пятна - спрятанные плоты.
     - Теперь на плотах назад, навстречу войску Истока!
     Вздрогнул конь Радо, закусил стальные удила.  Судорожно  стиснул  его
хозяин. Юноша дорожил каждой минутой. Неутоленная жажда мести гнала его  в
степь - за Любиницей. Старый славин искоса взглянул на юношу  и  спокойно,
решительно повторил:
     - Остуди огонь разумом!
     Потом он приказал размотать длинные веревки, что были  прикреплены  к
седлам. Плот отвязали. Два воина взошли на него и вытолкнули из тростника.
Затем привязали веревками к лукам седел,  и  кони  потянули  широкий  плот
вверх по реке, туда, где лежали другие  плоты,  наполовину  вытащенные  на
сушу. Пришлось основательно попотеть, прежде чем всю эту махину  столкнули
с берега. После этого, забив в самой чаще камыша колья, воины привязали  к
ним лошадей, а сами вышли на воду и,  гребя  широкими  лопастями,  погнали
плоты к славинскому берегу.
     Солнце стояло в зените,  когда  отряд  на  маленьком  плоту  вернулся
назад. Старик славин велел воинам войти в густой ивняк; там они  тщательно
спрятали плот, укрыв его ветками и камышом. А свой челн утопили в грязи.
     - Куда же теперь?
     Старик славин вскочил на коня, его примеру последовали  остальные,  и
без единого слова все снова тронулись в путь. Когда они  доехали  до  того
места, где был след первого плота, старик, свесившись с седла, стал искать
следы коня Радована. Опытный глаз его скоро нашел то, что искал.
     - За ним! - скомандовал он.  -  Радован  отлично  знает,  где  лагерь
гуннов. Ведь он, клянусь Святовитом, поехал прямо туда!
     Гуськом всадники осторожно двинулись по следу, пока  окончательно  не
установили, в какую сторону  направился  Радован.  До  подножья  невысоких
холмов, тянувшихся к юго-востоку, следы виднелись четко. Потом почва стала
тверже, отпечатки исчезли.  Однако  сомнения  не  было:  Радован  поскакал
наверх. Подхлестнув отдохнувших коней, всадники  помчались  вперед,  через
холмы и перелески. Солнце садилось - день близился к концу, на другое утро
они должны были вернуться на берег Дуная,  где  с  войском  ожидал  Исток.
Мешкать было нельзя. Радо обогнал товарищей и сейчас ехал  первым.  Далеко
уходил его взор, горевший, как у  молодого  волка,  впервые  вышедшего  на
охоту. Стоило защебетать птице, как сердце его сжималось, словно он слышал
мольбу Любиницы о помощи. Вдруг он натянул поводья и  остановился:  где-то
заржала лошадь. "Тунюш!" - мелькнула мысль, а  правая  рука  уже  была  на
рукоятке боевого топора.
     Приближался вечер. Длинные тени  постепенно  исчезали.  Шрам  на  лбу
старого воина налился кровью. Словно дубовая кора, сморщилась кожа на  его
нахмуренном лице. Придет ночь - что тогда? Нужно напрячь  последние  силы,
пока  еще  видно?  Крепче  подобрали  воины  поводья,  подхлестнули  коней
короткими  ремнями,  и  добрые  животные  легкими  скачками  помчались  по
равнине.
     Гряда холмов справа неожиданно оборвалась, точно ее обрезали ножом. К
югу открылось узкая лощина. Они остановили  коней  и  переглянулись.  Лишь
один Радо как во сне скакал дальше. И вдруг на  глазах  у  всех  его  конь
поднялся на дыбы, повернулся на задних ногах и помчался назад к отряду.
     - Лагерь! Лагерь! - кричал Радо. - Дым в лощине!
     - Назад! - воскликнул старик.
     Они не спеша возвратились к холмам и укрыли лошадей в густо  поросшей
ложбине. Там решили дождаться ночи.
     Когда опустилась безлунная ночь, темные  фигуры  скрылись  в  мрачном
лесу. По двое поползли юноши по склонам. Они поделили между собой  ложбину
так, чтоб со всех сторон окружить и как следует разглядеть весь лагерь.  С
лошадьми  остался  только  старый  славин,   строго-настрого   приказавший
возвратиться к полуночи.
     Радо выбрал наиболее опасный путь - к самому входу в  долинку.  Ничто
не пугало его, когда он пробирался сквозь заросли по склону,  -  ни  треск
хвороста под ногами, ни вспорхнувшая птица. Душа его пылала,  и  он  думал
только об одном: как освободить Любиницу, как вырвет  ее  из  объятий  пса
Тунюша. В своем разыгравшемся воображении он слышал ее голос, видел  ее  у
костра, где, печальная и бледная, она сидела среди девушек.
     Радо поднялся на  вершину  холма  и  стал  спускаться  вниз.  Заросли
кончились, он вышел из лесу.  Ноги  путались  в  кучах  веток,  наваленных
кругом. Гунны, видимо, вырубали здесь лес. Он  остановился,  чтоб  понять,
куда идти дальше. Снизу доносилось ржанье пасущихся коней, далеко  впереди
горел костер, юноше показалось, будто возле него движутся какие-то фигуры.
     "Туда!" - звало сердце.  Но  как?  Мимо  табуна?  Редко  когда  гунны
оставляют коней без присмотра. Но по числу лошадей можно  определить  силу
отряда.
     Он вышел из порубки, где было  очень  трудно  идти  из-за  валявшихся
кругом стволов деревьев и веток. Снова погрузился в лесной мрак  и  пополз
по опушке к костру. В душе  постепенно  ослабевала  безудержная  тоска  по
Любинице. Желание выполнить важное задание овладело  всем  его  существом,
вытеснив мечты о девушке. Снова призвал он всю свою хитрость и  лукавство.
Беззвучно, как лиса, спустился в долину  и,  потонув  в  траве,  извиваясь
змеей, пополз к табуну лошадей возле костра.  Издали  попытался  прикинуть
число голов. Не смог. Потом сообразил, что скоро полночь и  взойдет  луна,
тогда будет легче оглядеть табун. Снова тронулся дальше  по  опушке  леса.
Возле коней никого не было  видно.  Не  бормотал  пастух,  не  посвистывал
сторож. Значит, животных оставили без присмотра. Время  от  времени  юноша
поднимался на четвереньки, даже вставал на ноги, чтоб взглянуть на костер.
     Постепенно загорался второй, третий, целая цепочка огней.
     "Много воинов!" -  подумал  он,  пробираясь  дальше.  На  руках  его,
исцарапанных и исколотых шипами, выступила кровь.  Но  Радо  не  думал  об
этом.
     Даже острый шип, вонзившийся в ладонь, не заставил его вздрогнуть.
     Вскоре он подобрался к кострам так близко, что мог различить пляшущих
вокруг них гуннов. Смутно донесся шум  голосов,  отчетливо  долетали  лишь
отдельные громкие возгласы.
     "Веселятся! Пьют! Можно рассмотреть все как следует!"
     Радо становился все более дерзким и смелым. Встав во  весь  рост,  он
начал думать о том, как бы подобраться к самому большому  костру.  Там  он
увидит Тунюша и, может быть, даже ее.
     Пройдя всю лощину, он добрался  до  другой  опушки.  Маленькая  речка
извивалась по склону. Он перешел ее вброд и скрылся в  лесу.  Здесь  можно
было шагать без опасений. Шум воды заглушал шаги, от  костра  неслись  все
более громкие крики, смех и песни. Рука Радо покоилась на  рукоятке  ножа.
Сможет ли он удержать себя, если увидит Тунюша и рядом Любиницу, хватит ли
сил, чтоб не броситься и не поразить его?
     - О, Девана, боги отцов, храните меня!
     Вскоре перед ним раскрылась большая поляна. Пламя костров освещало ее
и доходило почти до кромки леса. Он мгновенно отскочил назад  и  спрятался
за толстым дубом. Отсюда как на ладони был виден весь лагерь.
     Гунны жарили баранов,  прыгали  и  плясали  вокруг  огня,  размахивая
большими баклагами. Лохматые, сшитые из шкур широкие штаны их  полоскались
на ветру, и при этих прыжках худые гибкие фигуры в кровавом свете  пламени
казались еще более высокими и страшными.
     "Как колдуны!" - подумал Радо. Вдруг раздался хриплый,  пронзительный
голос. Гунны застыли на месте и смолкли.
     Динь-динь, дон-дон...
     "Что это? Струны! И песня. Чей это голос? О, сам Шетек расчесал  тебе
бороду, Радован! Это ты! Это твоя лютня! Твой голос! О, Радован, отец!"
     Юноша вытер глаза, защемившие от  радостных  слез.  Отец  утешит  ее.
Ночью он даст ей знать, что мы близко! Радован, в самый Дренополь я  пошлю
за вином, чтоб отблагодарить тебя за эту  радость!  В  племени  славинском
навеки останется память о твоем лукавстве!
     Улыбаясь, слушал он дикую гуннскую песнь, которую пел Радован. Вокруг
костров закружились тени покороче - это девушки пустились в пляс под звуки
лютни.
     Радо взглянул на небо. И  испугался,  увидев  на  нем  светлый  круг,
возвещавший восход луны. Повернувшись, он быстро побежал обратно.
     Вечером следующего дня к лагерю гуннов подходило  славинское  войско.
Тремя отрядами бесшумно  двигалось  оно  по  степи.  В  центре,  во  главе
тяжеловооруженной конницы, ехал  Исток,  слева  шли  пращники  и  лучники,
справа  -  могучие  копейщики,  вооруженные  боевыми  топорами  и  укрытые
деревянными щитами, обтянутыми толстой буйволовой кожей.  Исток  радовался
образцовому порядку в своем отряде. Ни  один  меч  не  звякнул,  никто  из
воинов не произнес ни слова, даже лошади не фыркали и не  ржали.  Слышался
лишь шелест и шорох сухой травы, словно тихий ветер проносился над  лесом.
Когда войско подошло к повороту, откуда шел путь в ущелье,  Исток  свернул
вправо, к покрытому лесом холму. Не раздумывая, за ним последовали отряды.
Он взмахнул мечом. Опытные славинские воины, служившие в Константинополе и
теперь назначенные командирами, собрались вокруг своего начальника.
     - Охраняйте долину, чтоб ни одна живая душа не  могла  ни  войти,  ни
выйти из нее. Завтра мы нападем! А сегодня заночуем на опушке этого леса!
     Командиры приветствовали его, потом каждый поскакал к своему  отряду.
Однако простые воины отнеслись к приказу не так, как привыкшие  к  строгой
дисциплине  выученные  солдаты.  Они  стали  перешептываться,  в   воздухе
замелькали копья, сотни глаз обратились к Сваруничу, который в  сверкающем
доспехе магистра педитум сидел в седле. Исток даже не повернул  головы  на
эти негодующие взгляды. Возле губ  его,  как  у  отца,  показалась  тонкая
морщинка, дескать, возмущайтесь сколько душе угодно! Мое слово твердо!
     Вскоре от войска отделилось несколько старейшин и среди них Радо. Они
окружили Истока и потребовали созвать военный совет. Сызмала  привыкшие  к
свободе, они не хотели подчиняться одному человеку, хотя сами избрали  его
начальником.
     - Боги простирают темную ночь над землей, чтоб укрыть нас  от  врага.
Что медлишь? На гуннов! Мы нападем на них в полночь, и Морана устроит  пир
на радость своим бесам,  в  честь  наших  богов  и  во  славу  славинского
племени! Смерть предателям! Спасем Любиницу! Это воля старейшин, это  воля
войска! Говори, Исток!
     На лице  Сварунича  ничто  не  дрогнуло.  Лишь  морщинка  вокруг  губ
пролегла глубже; ясным спокойным взглядом смотрел он на мужей,  которые  с
хмурыми лицами ожидали ответа.
     - Радо! Хороши слова, которые ты произнес от  имени  вождей.  Хороши,
говорю я, но, клянусь богами, неразумны.
     На всех лицах Исток видел удивление,  недоверие,  даже  готовность  к
отпору.
     - Не Святовит внушил вам эти мысли! Зачем мы пришли  сюда?  Для  чего
затянули ремни и взялись за копья и топоры? Отвечайте!
     - Чтобы отомстить! - в один голос отвечали воины.
     - Только для этого? Сын  Сваруна  пришел,  чтобы  сначала  освободить
единственную дочь славного старейшины, а потом уж мстить злодею.
     - И Радо, сын Бояна, также пришел, чтобы освободить свою  нареченную.
Может быть, этой ночью пес осквернит голубку, может быть,  этой  ночью  он
изобьет ее бичом, а ты ждешь дня? На гуннов!
     - На гуннов! Смерть Тунюшу! - поддержали вожди.
     - Смерть Тунюшу, говорю я тоже. Но жизнь - Любинице! Если мы  нападем
сегодня ночью,  Тунюш  поймет,  что  победа  невозможна,  что  дни  гуннов
сочтены. Он пронзит мечом Любиницу и убежит от нас во  мраке,  ибо  тысячи
бесов гнездятся в его голове, а утром мы обнаружим лишь нескольких мертвых
врагов и мертвую Любиницу. Разве для этого мы пришли? Змея  жалит  до  тех
пор, пока не отсечешь ей голову. А зачем нам  победа  без  головы  Тунюша!
Разве Сварун обрадуется, если мы вернем ему мертвую дочь?
     Мужи молчали. Радо с трудом овладел собой.
     - С тобой Святовит, Исток! Приказывай! Мы твои слуги!
     Вожди вернулись к  войску.  Войско  одобрило  распоряжение  Истока  и
бесшумно  двинулось  к  лесу,  чтобы,  укрывшись  в  зарослях,   дождаться
наступления зари.
     Исток был доволен. Старейшинам он сказал правду, хотя  и  умолчал  об
основной причине, из-за которой отложил нападение до прихода дня.  Впервые
ему представлялся случай повести  на  битву  дикий,  но  организованный  и
укрощенный отряд славинов,  и  он  хотел  это  сделать  по  всем  правилам
воинского искусства ромеев. Он хотел обучить  свой  отряд,  чтоб  на  этих
дрожжах замесить потом тесто - всем племенем ударить на  юг.  Он  понимал,
что его ждет. Гунны были великолепными  воинами,  стойкими,  послушными  и
упорными; тетиву они  натягивали  не  напрасно  и  мечами  размахивали  не
впустую. Грядущий горячий и кровавый день радовал Истока - воина,  равного
которому не было даже среди готов-палатинцев. Всю ночь он не сомкнул глаз.
     Словно пчелы от цветка к цветку, спешили командиры от воина к  воину.
Каждая группа воинов, каждый отряд имел свою точно определенную задачу.  И
каждую группу возглавлял командир.
     Задолго до рассвета войско покинуло опушку леса и  укрылось  в  чаще.
Исток занял высоты и окружил лощину. При выходе из  нее  он  расположил  с
двух сторон лучников, чтобы каждого беглеца они осыпали стрелами и сбивали
с коня.
     На рассвете отряд могучих копейщиков получил приказ с шумом и  громом
ударить в лощину в направлении лагеря. Сам же Исток с конницей притаился в
лесу.
     Громко загудели боевые козьи рога. Звук их  разнесся  по  дубравам  в
безмолвии  утра.  Гуннам  было  достаточно  первого  вражеского   сигнала.
Пронзительно запела труба вархунов; услышав ее, кони в  табуне  заржали  и
бешеным галопом помчались в лагерь.  Протяженные  вопли  и  свист  стрясли
воздух. Гунны мгновенно взлетали на коней, будто  земля  сама  отталкивала
их. Не было никакой сутолоки, никакой паники, все шло спокойно  и  быстро,
словно они уже целый месяц ожидали нападения.
     Старый славин,  закованный  в  железо,  с  сеткой  на  лице,  укрытый
огромным щитом, с длинным копьем в правой руке, вел копейщиков по долине к
лагерю. Пели рога, славины, по своему древнему обычаю, издали  устрашающий
крик. Стройные шеренги разомкнулись и бешеным галопом понеслись на  врага.
Гунны встретили их тучей стрел.  Подобно  зимнему  ветру  в  голых  ветках
деревьев свистели они в воздухе. Несколько славинов покатились в  росистую
траву. Ярость охватила остальных. Под прикрытием  щитов  они  ворвались  в
неприятельские шеренги. Засверкали топоры, копья  радугой  заблестели  над
головами гуннов.
     Те, забросив луки за спину, тоже взялись за длинные копья и  кинулись
на  славинскую  пехоту.  Старый  славин  издал  грозный  клич,  его  отряд
сомкнулся в непробиваемый клин, в острие которого встал  сам  Ярожир.  Его
копье вонзилось в грудь первого налетевшего  коня,  тогда  конница  гуннов
раскололась и молниеносно окружила славинов, чтоб ударить им в спину. Клин
повернулся, но Ярожир не сумел сохранить  строй.  Отряд  распался,  первые
славины повисли на копьях гуннов. Но в этот миг высокими  голосами  запели
византийские трубы. Справа и слева кинулась на гуннов конница  Истока.  Те
растерялись  и  отступили.  Но  только  на   одно   мгновенье.   Баламбак,
командовавший гуннскими  войском,  что-то  прокричал,  словно  разъяренный
ястреб. Увидев  сверкающие  доспехи  и  грозные  шлемы,  он  сразу  оценил
превосходство неприятеля. "Уходить!" - таков  был  смысл  его  крика.  Лес
копий поднялся над головами всадников, вихрем сорвалась с  места  гуннская
конница и помчалась прямо на всадников Истока, чтоб пробить себе дорогу  и
уйти по лощине. Однако Исток предвидел это. Оба его отряда слились в  одну
сверкающую цепь, выставив вперед широкую, укрытую  броней  грудь.  Славины
кинулись навстречу гуннам, всадники схлестнулись с  такой  бешеной  силой,
что с обеих сторон  в  траву  покатилась  целая  шеренга  коней  вместе  с
сидевшими на них воинами. Строй у гуннов и у славинов был разбит. В темной
толпе гуннов сверкали светлые шлемы, блистали  мечи,  гунны  побросали  на
землю свои копья. Битва  распалась  на  множество  отдельных  ожесточенных
схваток не на жизнь, а на смерть.  Обезумели  и  кони  и  всадники:  крик,
стоны, звон мечей и треск доспехов, ржанье, воинственные  кличи,  атаки  и
отступления, вопли умирающих, потоки крови, неистовство коней,  потерявших
всадников. Словно вырвавшийся на волю дикий зверь, метался Исток  по  полю
боя. Огненной молнией сверкал его меч. Там, куда он опускался, в  смертной
судороге корчился враг, кровь била фонтаном. Сквозь сетку на шлеме грозным
огнем пылали глаза Истока. Стоило ему увидеть,  что  кому-то  из  славинов
угрожает опасность, как он устремлялся туда на своем жеребце, единственном
оставшемся в живых коне Эпафродита; сверкал меч - и гуннский  конь  навеки
расставался со своим хозяином.
     Гибли славины, гибли гунны. Закусив губу, Исток без устали носился по
полю. Взгляд его искал Тунюша. Он преследовал беглецов, бил влево, отражал
удар справа - раненых гуннов он не трогал - и прорубал себе дорогу в самую
жестокую сечу, ищи песьи глаза, ищи багряный плащ  и  знакомую  шапку.  Но
тщетно. Его скакун стал ослабевать, измотанный, раненый, покрытый  кровью.
Ноги лошади подгибались, она спотыкалась, Истоку  пришлось  выбираться  из
гущи боя.
     Вихрь  утихал.  Несколько  всадников  преследовало   группу   гуннов,
пробившихся сквозь славинский отряд. В конце ущелья их встретили  лучники,
свалили с седла одного, второго, третьего,  но  человек  десять  счастливо
избежали стрел и вырвались в свободную степь.
     Исток велел трубить отбой. С окрестных холмов хлынули волны славинов,
заполняя лагерь. Плач, причитания женщин и детей понеслись  к  небу.  Радо
соскочил с коня и бросился в шатер, чтоб первым увидеть и обнять Любиницу.
Исток среди мертвых тел искал Тунюша.
     Напрасно, однако, разыскивал он  предателя,  напрасно  Радо  призывал
суженую. Тунюша и Любиницы нигде не было.



                                    16

     Славины-победители   предавались   безудержному   веселью.   Строгого
порядка, о котором мечтал Исток, как не бывало. Воины отстегивали доспехи,
сбрасывали в кучу шлемы. Металлические кирасы были слишком тяжелы  для  их
тел, громоздкие каски казались ярмом. Дикие молодцы разбрелись по лагерю и
грабили, рвали, уничтожали все, что попадалось  под  руку;  они  связывали
женщин, дрались между собой из-за красивых рабынь, вырывали друг  у  друга
сосуды с вином, волокли  мехи  с  маслом,  резали  овец,  вонзали  крепкие
челюсти в копченое мясо. По всей котловине пылали  костры,  вокруг  них  с
шумом толпились воины, гремели  давории,  жир  стекал  с  вертелов,  пламя
пожирало дары Перуна и Моране.
     Несколько  старейшин  вошли  в  шатер  Тунюша.  И  замерли  у  входа,
остолбенев и разинув от удивления рты. Блеск ослепил их.  Невозможно  было
отвести глаз от великолепия, вывезенного из Константинополя, награбленного
на юге и на востоке. В  центре  шатра  на  мягких  перинах,  словно  вила,
возлежала прекрасная Аланка.
     Ее тело покрывало  шелковое,  украшенное  тонкими  кружевами  платье,
какие носили в Константинополе самые  богатые  аристократки,  через  плечо
свисала волнистая, доходящая до полу стола, унизанная драгоценностями.  На
запястьях и  возле  локтей  сверкали  золотые  браслеты,  в  иссиня-черных
волосах сияла диадема. Ее бездонные глаза были устремлены на пришельцев, и
в них не было мольбы о пощаде, губы ее выражали вызов и насмешку.
     - Вон отсюда! - воскликнула она, гордо  выпрямляясь.  -  Вон  отсюда,
рабы!  Перед  вами  королева,  жена  великого  гунна,  сына   Аттилы.   Не
оскверняйте своими ногами землю, по которой ступали ханы и  короли.  Пусть
ваш старейшина сам придет говорить со мной, если ему дорога жизнь славинки
Любиницы.
     Воины, с улыбкой теснившиеся у входа в шатер, уже было протянули руки
к Аланке, чтоб полонить ее, как и  всех  прочих  женщин,  но  услыхав  имя
Любиницы, замерли и переглянулись.
     - У нас нет короля и нет с  нами  старейшины.  Мы  и  есть  короли  и
старейшины народа. Говори, где Любиница! Ты - наша пленница! - ответил  ей
самый старший, подступая ближе.
     Аланка не шевельнулась, ни тени  страха  не  мелькнуло  на  ее  лице.
Словно защищаясь, она подняла свою маленькую руку.
     - Нет короля? У овец есть баран, у коз -  козел,  свиньи  следуют  за
вепрем, а вы, славины, идете в бой без вождя? Аланка  -  королева  и  жена
самого славного воина, какие есть на земле от Днепра до Константинополя, и
она знает, что отборные гуннские воины с Баламбеком во главе разогнали  бы
вас и порубили в росистой траве, если б ваше скопище не вел кто-то поумнее
вас. Пусть он придет, если ему дорога жизнь Любиницы. А коли  не  пожелает
прийти, страшно отомстит вам орел мой Тунюш.
     Снова переглянулись между собой воины. Речь шла о жизни  Любиницы,  и
это обуздала их дикий  нрав.  Они  покинули  шатер,  поставили  перед  ним
стражу, а самый младший поспешил за Истоком.
     Даже Исток поразился небывалому богатству и роскоши жилища повелителя
гуннов. Таких сверкающих золотом покров ему не приходилось видеть у самого
Эпафродита.
     - Ты звала меня? Чего ты хочешь, жена  храброго  воина  и  повелителя
гуннов?
     - Ты вождь?
     Исток знал, что славины снаружи слышат его. И чтоб не вызвать  у  них
подозрений, будто он присваивает себе власть, сказал осторожно:
     - Я не вождь, но брат среди братьев и сын старейшины Сваруна.
     - Исток? - воскликнула удивленная Аланка. - Брат Любиницы?
     - Да, брат Любиницы. Ты знаешь о  ней?  Скажи,  куда  скрылся  с  ней
Тунюш? Мы должны найти ее и вернуть отцу.
     - Я раскрою тебе тайну, клянусь могилой Аттилы, тайну, которой ты  не
узнаешь ни от кого из гуннов. Но ты должен наградить меня за это.
     - Ты - рабыня славинов, помни это.
     - Пока жив мой орел, герой из героев, - а он жив, ведь  ты  не  видел
его в бою и не нашел среди мертвых, - до тех  пор  Аланка  может  говорить
все, что хочет. Бери меня в рабство, вонзай меч в мою  грудь!  Думаешь,  я
боюсь? Бойтесь вы, славины! Если бросится на помощь Тунюшев  Церкон,  если
поднимется аварский каган, вархуны натянут тетивы, аланы направят коней  и
сам Управда пошлет свои легионы, а из-за Мурсианских болот  нагрянут  ваши
побежденные братья анты,  то...  Ну  как,  обратишь  меня  в  рабство  или
наградишь?
     Исток  задумался.  Гордая  Аланка  нравилась   ему.   Ведь   он   уже
расспрашивал гуннов о Любинице, о Тунюше. Радо, отчаявшийся и обезумевший,
хлестал их ремнями,  но  никто  не  выдал  тайны,  пленники  словно  языка
лишились. Ни один из них даже не застонал под ударами. Одна  Аланка  могла
указать путь к Любинице.
     - Я сказал тебе, что я брат среди братьев. И если старейшины решат, я
награжу тебя.
     Исток вышел из шатра. Воины и старейшины окружили его. Когда Сварунич
рассказал о требовании Аланки, все недовольно зашумели, но в конце  концов
решили предоставить все на усмотрение Истока.
     Он вернулся в шатер.
     - Говори! Рассказывай о Тунюше  и  о  Любинице,  и  можешь  требовать
награды!
     - Поклянись богами и отцовским очагом, что не обманешь меня.  Я  тоже
дам клятву.
     - Клянусь!
     - За тайну о Любинице и Тунюше,  которую  я  поведаю  тебе,  дай  мне
свободу: подари мне двух коней, одного под  седло,  другого  под  вьюки  и
отпусти на все четыре стороны. Согласен?
     - Я поклялся!
     - Садись и слушай. Твоя сестра заворожила моего орла, он  влюбился  и
украл ее. Но в ту же ночь пришли гонцы из  Византии  с  повелением  Тунюшу
немедленно ехать к Управде. Он поехал.  А  Любиница  плакала,  как  плачет
голубка в дубраве. Меня жгли слезы этой нежной  овечки,  и  я  помогла  ей
бежать. Потому что от тоски вытекли  бы  ее  глаза  и  она  увяла  бы  как
сорванный цветок. Теперь ты знаешь все. Но мне неведомо, нашла ли она свое
племя. Она ушла отсюда свободной  и  предпочла  смерть  в  степи  жизни  с
Тунюшем. Я тоже предпочитаю свободу и смерть в степи.
     - Куда она пошла, на юг или на север? Скажи! Ты обманула, ведь она не
знала дороги! И пошла на смерть!
     - Она пошла к свободе! Она хотела свободы, и я дала ей ее. Дай  и  ты
мне свободу.
     - Ты тоже погибнешь в степи. Идем с нами! Я обещаю тебе свободу!
     - Тунюш сулил Любинице этот шатер, она  не  захотела.  Мне  не  нужна
свобода среди славинов.
     - Тунюш отомстит тебе!
     - Не бойся. Сюда приезжал музыкант и великий жрец нашего племени.  Он
приготовил  чудодейственный  напиток,  который  я  дам  нюшу,   когда   мы
встретимся. Напиток одурманит его и сотрет в  его  памяти  воспоминание  о
славинке, и тогда мой орел обнимет меня, свою Аланку.
     "Это же Радован, - догадался Исток. - Лукавый старик! Он в самом деле
положил голову под меч, забравшись в самое гнездо Тунюша".
     - А где теперь этот музыкант? Или он погиб в бою?
     - Нет, не погиб! Он уехал от нас вчера, одаренный и обласканный нашим
народом!
     "Старик ищет ее", - обрадовался Исток.
     - А Тунюш еще не вернулся из Константинополя?
     Аланка на мгновение смолкла.
     - Да, ведь я и это обещала тебе сказать. Нет, не вернулся.  А  теперь
иди, готовь мне коней.
     Рабы быстро привели двух отборных гуннских коней. На одного нагрузили
еду и немного драгоценностей,  другой  под  седлом  ждал  у  шатра.  Вышла
Аланка, в красной шапочке, одетая как гуннский юноша. Женщины ударились  в
плач, плененные воины с рыданиями катались по  земле.  Аланка  махнула  им
рукой:
     - Не плачьте! Он жив!
     Потом птицей взлетела в  седло,  кони  заржали,  нежная  рука  твердо
натянула поводья, красная шапочка мелькнула в долине и исчезла.
     Вечером, в то время как пьяные славины  бесновались  вокруг  костров,
Исток созвал старейшин на  военный  совет.  Нужно  было  спешно  решать  -
возвращаться ли домой или продолжить  поход,  по  Мезии  до  Гема.  Победа
опьянила всех, поэтому единогласно решили идти на страну  Управды  и  хоть
немного отплатить ромеям за бесчинства Хильбудия. Истоку и  Радо  было  по
душе это решение. Радо стремился в бой, чтобы кровью залить душевную  боль
и тоску по Любинице. Он надеялся, что найдет ее у византийских  поселенцев
как рабыню или служанку.
     У Истока такой надежды не было. Он рассчитывал  только  на  Радована.
Старику все пути были доступны, он легко мог провести любого. И  потом  он
наверняка выпытал у Аланки, куда направилась Любиница. Она, конечно, пошла
на юг. Иначе они бы встретили Радована, когда шли на гуннов. Если Любиница
жива, если она стала добычей диких зверей, Радован, знающий наперечет  все
пути, все поселения, без сомнения, найдет ее.
     Поход на юг радовал Истока. Он был убежден, что такого сопротивления,
как оказали гунны, он больше не встретит нигде,  и  гордился,  что  разбил
этих великолепных воинов. Правда, его конница уменьшилась в десять раз, но
эти потери можно будет восполнить лошадьми  пленных,  а  славинские  юноши
облачатся в доспехи своих павших братьев.
     После совета он попросил вождей уговорить войско  отдохнуть.  Сам  же
расставил караулы у входа в  долину  и  на  гребнях  холмов.  Несмотря  на
уговоры старейшин, орда не успокаивалась. Даже мудрейших увлекла  с  собой
волна победного похмелья. Ночь проходила беспокойно.
     Исток и Радо остались одни возле маленького костра. Молча лежали они.
Сон бежал их усталых глаз. Над ними простиралось звездное небо, из  долины
неслись шум и крики, а их печальные мысли устремились к Ирине и Любинице.
     Утром погрузили на  коней  добычу,  пленников  поставили  в  середину
обоза, затем, нарубив больших деревьев,  положили  на  них  тела  погибших
славинов и зажгли костер. Вокруг стояли  вооруженные  воины  и  бросали  в
пламя приношения богам. Когда костер догорел, войско тронулось в путь.
     Раненые гнали обоз и пленных к Дунаю, чтоб  переправить  их  в  град.
Войско двигалось на юго-запад.
     Уже на следующий день славины, подобно шквалу, налетели на  небольшое
поселение. Они уничтожили всех,  кто  пытался  сопротивляться,  опустошили
дома, увели скотину, веревками связали рабов и отправились дальше, оставив
позади себя бушующее пламя.
     Ужас опережал их, стоны неслись им вслед, позади клубился  дым.  Стаи
воронов с карканьем следовали за славинским войском, которое кровью мстило
за белые кости своих братьев, павших от меча Хильбудия.



                                    17

     Аланка сказала Истоку правду. Любиница исчезла из гуннского лагеря, и
помогла ей в этом сама Аланка.
     Вот как это было. Придя в себя, похищенная Любиница  приподнялась  на
постели и широко  раскрытыми  от  удивления  глазами  стала  рассматривать
роскошный шатер Тунюша. Все было незнакомое, чужое,  повсюду  безмолвие  и
тишина.  От  занавесей,  пылавших  золотом,  исходило  странное  неведомое
одурманивающее  благоухание.  Она  зажмурилась,  протерла  глаза  и  снова
оглянулась. Над головой висело дорогое оружие - такого  она  не  видела  у
славинов. Она словно грезила наяву, но это  продолжалось  одно  мгновение,
потом она вздрогнула и пришла  в  себя.  Любинице  почудилось,  что  из-за
оружия на  нее  смотрит  широколицый  улыбающийся  Тунюш.  Грезы  исчезли,
ужасная действительность сжала сердце, она вновь ощутила  на  своей  спине
твердую широкую ладонь; вновь девушка задрожала, сжалась  и,  закрыв  лицо
руками, зарыдала.
     Мгновенно раскрылись занавеси, Баламбак  преклонил  колени  перед  ее
ложем.
     - Не плачь, королева!
     Любиница отняла руки и  испуганно  посмотрела  на  гунна.  Его  лицо,
косичка на голове, смуглая кожа - все это наполнило  ее  ужасом.  Она  еще
больше сжалась на своем ложе, вновь закрыла лицо  руками  и  зарыдала  еще
горше: бессильная жертва, попавшая в руки дикаря.
     Баламбек кланялся, не вставая  с  колен  и,  касаясь  головой  земли,
твердил:
     - Не плачь, королева!
     Но Любица не слышала его; слезы застилали  ей  глаза,  голос  дрожал,
прерываясь от нестерпимого горя, замирал и угасал, судорожные всхлипывания
неслись из-под распущенных волос, словно  печальные  ветви  плакучей  ивы,
покрывавшие лицо, плечи и грудь.
     Баламбек растерялся, стукнулся еще раз лбом о землю  и  пошел  искать
Аланку.
     - Иди, любовь наша,  и  утешь  славинку,  которая  околдовала  твоего
господина! Она потонет в слезах, а Баламбек расстанется со своей  головой.
Пойди к ней, смилуйся над верным слугой, который любит тебя!
     На прекрасном лбу Аланки показались глубокие морщины гнева и зависти.
Горькая, как смерть, ревность сжала  ее  губы,  на  смуглой,  мягкой,  как
бархат, коже проступили желтые пятна, словно просочилась желчь, кипевшая в
ее душе.
     В тот вечер, когда Тунюш отправился в страну славинов, чтоб  похитить
Любиницу, Аланка пошла к ведунье Волге.
     Горсть золотых монет высыпала она к ногам старухи и поверила ей  свою
печаль.  Желтое,  покрытое  бородавками  лицо  старой  ведуньи   озарилось
радостью при  блеске  золота.  От  нее  Аланка  унесла  маленький  пузатый
флакончик; с той поры она таила его у себя на груди,  согревая  неугасимым
пламенем сердца зеленую жидкость. Она поклялась духом князя Сингибана, что
убьет славинку и отомстит за свою поруганную любовь.
     Но как добраться до Любиницы, которую днем и  ночью  будут  сторожить
Тунюш или Баламбак?
     Взыграло ее сердце, когда  Баламбак  сам  пришел  к  ней  и  попросил
утешить славинку.
     Аланка нащупала твердый круглый флакончик на груди. Горячая как огонь
кровь мгновенье оледенела,  а  потом  закипела  с  такой  силой,  что  все
помутилось перед глазами - исчез Баламбак, исчез шатер, исчез весь мир,  и
она осталась наедине со своими замыслами и мертвой соперницей.
     Однако она тут же пришла в себя и вместе  с  Баламбеком  поспешила  к
шатру Тунюша. Черные глаза ее потемнели,  они  горели  пламенем  и  метали
молнии, словно ночь мщения отразилась в них. У самого входа Баламбак снова
попросил:
     - Аланка, любовь нашего племени, спаси ее от смерти, чтоб не погиб  я
и со мной многие храбрые воины. Ведь ты хорошо знаешь,  каков  твой  орел,
когда он жаждет крови.
     Аланка почти не слышала  его.  Страсть  лишила  ее  слуха.  Но  слова
Баламбека: "Спаси ее от смерти, чтоб не погиб  я",  потрясли  Аланку.  Она
почувствовала, как рушится и разлетается на куски все, что  она  задумала,
руки ее затрепетали, коснувшись спрятанного на груди зелья.
     "А если она умрет? Если я дам ей яд? Мой орел напьется также  и  моей
крови. Заподозрит меня. Посадит меня на кол, мой орел!"
     Баламбак поднял занавеску, тихий полумрак окутал Аланку. На ложе, где
столько  раз  она  покоилась  возле  Тунюша,  изнемогая  от  слез,  лежала
Любиница. Тонкие пальцы Аланки  сжались,  словно  когти  хищной  птицы.  В
глазах сверкнули молнии, безумная сила толкнула вперед - броситься  бы  на
ту, что отняла у нее любовь и околдовала ее орла, вонзить бы  ногти  в  ее
белое тело, схватить за распущенные косы, выбросить из шатра и втоптать  в
грязь.
     Любиница почувствовала ее близость и подняла  голову.  Сквозь  густые
волосы на Аланку глядели испуганные, заплаканные глаза, виднелось  бледное
лицо, полное тоски. Увидев перед собой женщину, девушка умоляюще  заломила
руки:
     -  Спаси  меня,  верни  меня  моему  несчастному  отцу!   Боги   тебя
вознаградят!
     Видя несчастную, отчаявшуюся, обезумевшую девушку, Аланка подавила  в
себе бешеную жажду мщения. Она почувствовала удовлетворение, на  губах  ее
играла довольная улыбка, она с наслаждением  глядела  на  муки  той,  кому
поклялась принести смерть.
     - Не плачь, королева! - сказала Аланка, склонившись к девушке. - Твой
любимый уехал в Константинополь, и тебе придется побыть одной!
     - В Константинополь? Тунюш? О, окажи милость, спаси меня из его  рук,
иначе я убью себя, прежде чем он вернется.
     Эти слова наполнили душу Аланки новой радостью.
     "Ха! Она ненавидит его, гнушается им. Это проклятье богов за то,  что
он оттолкнул меня, единственную, которая любит его! О боги, как вы добры и
справедливы!"
     Утих в душе Аланки жестокий вихрь, острие, направленное на  Любиницу,
затупилось, жало потеряло свой яд.
     -  Что  ты  говоришь?  Великого  князя  Тунюша,   сына   Аттилы,   ты
отталкиваешь от себя?
     - Да, да, я не могу его видеть! Дай мне яду! О Морана, избавь меня от
этого  разбойника!  Бесы  пусть  встанут  на  его   пути,   гибель   пусть
сопровождает его повсюду.
     Молниями неслись мысли в голове Аланки. Она позабыла о своем зелье, о
своих намерениях, - иная цель засияла перед ней.
     - Ты не знаешь меня, - сказала она, присев  возле  Любиницы.  -  Я  -
Аланка, королева гуннов, жена того, кого отравила твоя любовь.
     Любиница испуганно привстала, скрестив руки, и поклонилась.
     - Королева, да пребудут с тобой боги,  владей  им,  ибо  он  велик  и
могуч. Но мое сердце ненавидит его.
     Взгляд Аланки впился в бледное лицо девушки. В  голове  ее  созревало
новое решение: "Отомстить и ей и ему".
     - Аланка спасет тебя! - произнесла она после долгого молчания.
     Любиница упала к ногам королевы и обняла ее колени.


     Прошло несколько дней. Как-то к вечеру, когда  густая  пелена  тумана
окутала дунайскую равнину и заморосил мелкий дождик,  по  лагерю  пронесся
крик: "Набег, набег, набег!" Прибежавшие пастухи рассказали,  что  вархуны
угнали стада. В один миг опустел гуннский лагерь.  Баламбак  устремился  в
погоню.
     "Пусть Любиница уходит сейчас, в туман, - решила Аланка, - на смерть!
Я буду чиста перед ним, и сердце мое насладится его печалью!"
     Темная   ночь   окутала    лагерь    гуннов    непроглядной    тьмой,
кроваво-красными точками мерцало лишь  несколько  крохотных  огоньков.  Из
шатра Тунюша бесшумно выскользнули две тени и направились  в  долину,  где
паслись лошади. Переодетые в отроков, вышли в ночь Аланка  и  Любиница.  В
кожаной сумке Любиница несла немного еды. Сердце громко стучало  у  обеих.
Когда они подошли к табуну, Аланка шепотом позвала свою кобылу. Та заржала
тихонько, подбежала к хозяйке и, выгнув тонкую  шею,  роя  копытом  землю,
встала перед ней.
     Затем Аланка,  шепнув  Любинице  имя  другого  коня,  смело  вошла  в
середину табуна и стала выкликать  его.  Высокий  стройный  скакун  поднял
голову, чутко прислушиваясь, Аланка сунула руку в сумку и дала ему  горсть
фиников. Конь,  довольный,  затряс  головой  и  принял  угощение.  Девушки
проворно оседлали лошадей, натянули поводья и пустились в путь.
     Медленно, беззвучно, чтобы не разбудить лагерную стражу, ехали они по
мягкой траве. Объезжая холмы, Аланка забирала влево, когда же перед ними в
облачной ночи открылась неотразимая равнина, а темные контуры гор исчезли,
она помчалась вперед. Мокрая земля зачмокала под  копытами,  кони  неслись
словно отражения облаков, поспешно проплывающих под луной. Но  вот  Аланка
остановила кобылу.
     - Дальше езжай одна! К утру будешь возле Дуная! Если плот не найдешь,
гони коня в воду. Он переплывет.
     Любиница подъехала к  Аланке,  стремена  зазвенели,  коснувшись  друг
друга.
     - Боги наградят тебя!
     Девушка посмотрела в лицо королеве гуннов, и ей показалось,  будто  в
темной ночи не нее смотрят пылающие, как у вурдалака, глаза. Дрожь проняла
ее до самого сердца.
     - Помни, ты поклялась, - крикнула она. - Если  предашь  меня,  гибель
твоему племени!
     Аланка повернула кобылу и поскакала обратно. Конь  Любиницы  пустился
за нею следом, и девушке с трудом удалось повернуть его в  противоположную
сторону. Отъехав подальше, Аланка остановилась, злобный смех  вырвался  из
ее губ; испугавшись, что ее могут услышать, она зажала рот ладонью.
     "Гони, гони, мокрая курица! По этой дороге никогда тебе не  добраться
до  Дуная!  Не  бывать   тебе   королевой   гуннов,   станешь   наложницей
какого-нибудь бродяги авара  из  Мезии  или  попадешь  на  ужин  волкам  у
подножья Гема! Счастливого пути!"
     Безудержный смех вновь овладел Аланкой, она опять зажала рот  ладонью
и тихонько хихикала. Незаметно вернулась она в лагерь  и  проскользнула  в
свой  шатер.  Не  раздеваясь,  легла  на  волчью  шкуру.  Ревнивое  сердце
упивалось местью.
     Оказавшись одна в ночной степи, Любиница не испугалась. С тех пор как
ее похитили с отцовского поля, грудь  ее  не  вдыхала  воздух  свободы.  И
только теперь, когда она рассталась с Аланкой, когда  мелкие  капли  дождя
оросили ее пылающее  лицо,  когда  она  почувствовала  в  легких  студеный
степной воздух, - только теперь она ощутила свободу. Ее нежные, но сильные
руки уверенно держали поводья, конь весело  пофыркивал  и  летел  в  ночь,
словно нес на себе молодого гунна. Она позабыла о вурдалаках, не думала  о
Шетеке, даже с бесами она бы не побоялась  схватиться  -  столько  силы  и
уверенности вливало в ее жиды стремление к свободе.
     Плавно, словно птица, танцующая в воздухе,  покачивалась  Любиница  в
седле. Волосы выбились у нее из-под шапочки и влажными прядями рассыпались
по спине  и  плечам.  Одежда  промокла  насквозь,  дождь,  не  переставая,
струился из  низкой  пелены  облаков.  Разгоряченному  телу  приятна  была
прохлада, она заставляла девушку крепче натягивать поводья  -  конь  резво
мчался  по  мокрой  траве.  Несколько  раз   она   останавливала   его   и
прислушивалась, не слышно ли топота копыт позади. Нет, тихо, как в могиле.
Ни воя волков, ни рева кабанов, ни лая лисиц. Храбрость переполняла сердце
Любиницы. Пробуждались мечты. Ей чудилось, будто она  мчится  по  знакомой
дороге с отцовских пастбищ. Спускается, мокрая  и  усталая,  по  склону  в
град. Сварун при виде ее рыдает от радости. Исток и  Радо,  наверное,  уже
вернулись с войны, и она гордо подсядет к ним, герой среди героев,  равная
среди равных. И все старейшины и отроки поднимут копья и топоры и  в  один
голос воскликнут: "Мщение! Мщение! На гуннов!" Девушки заплетут и  умастят
ее косы, под липой заблагоухают жертвы. О, весь народ  будет  славить  ее,
достойную дочь Сваруна!
     Чем дальше, тем больше разгоралась ее фантазия. Она позабыла  о  том,
что бежит из лагеря гуннов, из  когтей  Тунюша.  Словно  неугасимый  факел
мерцало впереди счастье, цель ее пути. Назад уходила степь, серая  равнина
без конца и края разворачивалась перед ней  из  серой  мглы  под  туманным
сводом, тесным обручем обнявшим землю.  Казалось,  что  конь  топчется  на
одном  месте.  Только  когда  мимо  пробегали  темный   куст   или   слабо
поблескивающая лужа, она убеждалась, что скачет все дальше и дальше.
     К рассвету дождь прекратился. Бледный свет озарил окрестность.  Мечты
растаяли. Девушка пристально смотрела вперед, меж конских ушей, в  надежде
увидеть реку. Однако взгляд не в силах был пробить туман, устилавший землю
и неподвижно стоявший перед ней. Она словно мчалась по морским волнам. Эти
волны то откатывали назад,  то  лениво  расходились  вправо  и  влево,  то
нагромождались  одна  на  другую,  застилая  узкий  окоем  белой  пеленой.
Любиницу охватил ужас.
     "Заблудилась? О Девана, о Святовит!"
     Она огляделась вокруг.
     "Хоть бы увидеть звезды! Хоть бы взошло солнце! Не знаю,  где  встает
солнце, а где - луна".
     Ей почудилось, что слева туман гуще, что волны его уходят вниз и  там
движутся в одну сторону.
     "Там Дунай! Клубы тумана идут по течению".
     Она повернула коня влево и пустила его в  галоп.  Но  реки  не  было.
Туман  по-прежнему  клубился  впереди;  равнине,   пустынной,   мокрой   и
печальной, не было ни конца ни края.
     "К утру будешь у Дуная!" -  сказала  Аланка,  Любиница  вспомнила  ее
слова, и сразу же в памяти встали ее жуткие глаза, пылающие угли, словно у
вурдалака. Насквозь  промокшая,  девушка  задрожала,  ощутив  под  сердцем
холод. Дрожащими губами она шептала обеты  богам  и  призывала  на  помощь
Девану; руки устали, тупое изнеможение охватило все  тело.  Тяжелые  пряди
мокрых волос леденили шею, виски. Близился  рассвет.  Из  травы  испуганно
выпархивали птицы. Любиница всякий  раз  вздрагивала,  по  коже  пробегали
мурашки. Время от времени доносился  странный  вой  какого-то  незнакомого
зверя. Она прислушалась: конский топот!
     "Нашли мой след! О боги!"
     Она стиснула коленями коня, упала ему на шею  и  помчалась  что  есть
духу вперед. Топот стих, усталый конь остановился, и вновь в ушах раздался
стук копыт. Она замерла, стараясь понять, откуда он доносится. Но все было
тихо. Лишь громко колотилось  сердце,  в  висках  стучала  кровь,  в  ушах
гудело. На минуту Любиница успокоилась,  ей  стало  стыдно.  Сколько  раз,
бывало, она мчалась ночью в стране славинской! Сколько раз  оказывалась  в
степи одна! Чего же теперь бояться?
     Она погладила коня по шее, дала ему  фиников  и,  ласково  назвав  по
имени, похвалила за быструю скачку. Услыхав звук своих собственных слов  и
благодарное  фырканье  коня,  который  хрупал,  позвякивая  удилами,   она
успокоилась, страх отпустил ее сердце.
     "Чего бояться? Гунны ловят воров, угнавших у них коней.  Они  еще  не
вернулись. А когда вернутся, не сразу заметят, что меня нет. До той поры я
буду уже за рекою. Только бы рассеялся туман и взошло солнце. О,  тогда  я
быстро доскачу до Дуная!"
     Конь щипал траву. Любинице стало жаль его;  да  и  сама  она  ощутила
голод и усталость. Она соскочила на  землю  и,  отвязав  от  седла  сумку,
вынула лепешку и кусок холодного жареного мяса. Твердая корочка захрустела
под белыми зубами. Однако не успела девушка  проглотить  и  куска,  как  в
тумане разнесся дикий протяжный вопль. Еда выпала из рук. Любиница  птицей
взлетела в седло и помчалась.  Вопль  повторился,  слева  в  траве  что-то
двигалось, словно бы всадник.  Не  раздумывая,  подгоняемая  страхом,  она
хлестнула коня - только бы убежать подальше от крика, прозвучавшего  среди
степи. Целый час бешеным галопом скакала она  по  равнине.  Степь  уходила
назад, в тумане таяли кусты, им на смену вставали другие, а крик и конский
топот позади все еще подгоняли ее. Много раз ей казалось, будто она  видит
впереди длинную ленту Дуная, тогда она подхлестывала  коня,  и  прекрасный
скакун летел стрелой. Но всякий раз пряди  тумана,  причудливо  извиваясь,
отступали,  лента  водяной   глади   исчезала,   а   впереди   по-прежнему
простиралась мертвая бесконечная равнина. Силы покидали ее, конь  шел  все
медленнее и спотыкался. Она потянулась к сумке, чтоб поддержать  его  силы
куском лепешки, но сумки у седла не было. В  спешке  она  позабыла  ее  на
месте привала. Теперь она осталась еще и без еды. Словно лопнула последняя
надежда, она бессильно уронила руки вдоль  тела,  конь  встал  и,  немного
передохнув,  сам  по  себе  усталым  шагом   двинулся   дальше.   Любиница
повернулась в седле и прислушалась. Ни  криков,  ни  стука  копыт,  -  все
спокойно. Лишь сердце ее тревожно и громко стучало в груди.
     - О Морана, я дам тебе семь лучших козлят за то, что пощадила меня!
     Шагом поехала она дальше. Наступило утро,  солнечные  лучи  растопили
туман, он закипал, волновался, редел. И вдруг,  словно  кто-то  сдернул  с
окна тяжелую завесу, перед ней открылась  земля.  Слева  Любиница  увидела
холмы, сужавшиеся в ущелье, впереди тянулась длинная камышовая заросль.
     - Дунай! - Девушка подхлестнула коня. - Успеешь отдохнуть!  Скорей  в
воду, скорей бы на землю славинов - и я спасена!
     Медленно ширился горизонт,  туман  уходил  ввысь,  впереди  вырастали
холмы, а выше горы и темные леса. Зеленоватая  лента  камыша  и  тростника
приближалась. Любиница встала в седле, чтоб за  травой  разглядеть  речную
гладь. Но ничего не увидела - мала, видно, ростом. То и дело она озиралась
- нет ли погони. Никого. Чей же вопль она слышала и что за всадник был там
на равнине?
     - Наверное, пастух собирал  стадо!  И  чего  я  убежала?  Даже  сумку
бросила! Паршивого пастуха испугалась. Уж лучше пусть лисицы сумку найдут,
прежде чем он набредет на нее!
     Она вслух принялась ругать себя и пастуха. Потом выхватила  из  ножен
острый нож и рассекла им воздух.
     - Одного встретить я не боюсь! Удар - и он на земле!
     Она снова взмахнула ножом, словно вонзая его  в  грудь  врага,  потом
вложила в ножны. Камыш был совсем рядом.
     - Должно быть, русло глубокое, раз воды не видно!
     Это встревожило ее, и она вновь хлестнула коня.
     А доскакав до камыша,  пришла  в  такое  отчаяние,  какое,  наверное,
овладевает утопающим, потерявшим последнюю надежду на спасение. Русло было
широкое, но высохшее, с лужами, затянутыми отвратительной зеленой  ряской.
У девушки закружилась голова, она едва  не  выпала  из  седла.  Силы,  что
поддерживались и питались одной надеждой, оставили ее.
     - Приди, о Морана, ибо я погибла!
     Ноги ее дрожали, она вынула их из стремян и,  усталая,  уничтоженная,
сползла с седла на землю. Легла на траву, вспомнила о  доме,  об  отце,  о
брате, о суженом, горло перехватило, и  хлынули  слезы,  она  корчилась  в
рыданиях, как корячится  в  пыли  жалкий  червь,  раздавленный,  смятый  в
последней схватке со смертью. Предавшись горю, Любиница  позабыла  даже  о
коне, который пробирался сквозь тростник в поисках воды. Теперь она  стала
раскаиваться в том, что  покинула  лагерь  гуннов.  Надо  было  дожидаться
Истока и Радо. Ведь они отличные воины, к тому же славины любят ее  и,  уж
конечно, постараются спасти, поднявшись на гуннов всем племенем. И вот они
придут, а ее нет, она умрет по среди степи, а может, и в лесу  от  голода.
Любиница снова зарыдала и упала лицом на влажную, покрытую росой землю.
     Когда  она  выплакалась,  спокойствие  и  мужество   медленно   стали
возвращаться к ней. Тяжкая истома пала на веки.  Она  поднялась  было,  но
колени подогнулись, и она опять  легла  на  землю,  подложила  под  голову
шапку, прикрыла лицо волосами и уснула.
     Прошло немало времени, пока  она,  вздрогнув,  не  проснулась.  Села,
откинула волосы с лица. Солнце пылало высоко  в  небе.  Облака  разошлись,
роса высохла. Жаркие лучи высушили мокрую одежду, сон успокоил кровь,  она
ощутила в жилах новую  силу,  в  сердце  снова  проснулась  надежда.  Конь
спокойно пасся поблизости. Она окликнула его, и он тут же подошел,  нагнул
голову и прижался к ее шее горячими ноздрями. Девушка обняла его морду.
     - Ведь ты спасешь меня, правда? Уж как  я  стану  холить  тебя  дома!
Золотой пшеницей кормить буду, как голубка.
     Девушка поднялась на ноги. Хотелось пить, и она  пошла  по  тропинке,
протоптанной лошадью, к старице, опустилась там на  корточки  возле  лужи,
отвела рукой зеленую ряску и напилась. Потом вернулась обратно и взнуздала
коня.
     Куда теперь? Позади - равнина, впереди - горы и леса. Как они  похожи
на славинские чащи! А что, если Аланка ее обманула? Любиница  не  помнила,
переправлялся ли похитивший ее гунн через реку или нет. Может быть, лагерь
на левом берегу? Может быть, она  недалеко  от  града?  -  так  размышляла
девушка, сидя на коне, который  беспокойно  рыл  землю  копытом  и  словно
просил: "Гони! Я уже отдохнул!"
     После долгих  раздумий  она  решила  ехать  к  лесу.  Там,  возможно,
встретится фракийское или аланское поселение. Голод  заставлял  ее  искать
людей, надо было поесть и узнать, где дорога к славинам.
     "А если я попаду в рабство? Пусть! Лучше рабство, чем жизнь у Тунюша.
Ведь наступит день, когда славины придут сюда на равнину и спасут меня".
     Она пустила коня к холмам и вскоре оказалась  в  тени  старых  дубов.
Земля была усыпана зрелыми желудями. Белкой  выпрыгнула  она  из  седла  и
принялась лущить желуди, утолять голод. Вспомнилось, как часто  в  детстве
они с Истоком собирали желуди  в  лесу,  когда  пасли  овец.  Она  набрала
желудей, насыпала их в рубашку вокруг пояса. Потом снова села  на  коня  и
отправилась дальше, грызя по пути жирные ядрышки.
     В полдень  она  выехала  на  обширную  поляну.  Откуда-то  доносилось
мычание скотины. Словно из могилы шел этот звук, глухо отражаясь в лесу.
     "Люди!"
     Девушка вытащила нож и спрятала его  за  пояс.  Развязала  веревку  у
седла, спутала ноги коню, другой конец привязала к дубу.  Потом  осторожно
вышла из лесу и пошла туда, откуда слышалось мычание.  Скоро  она  увидела
дым костра, возле него сидели одни дети, и она храбро пошла прямо  к  ним.
Смуглые, опаленные солнцем, голые ребятишки, заметив ее, с криком побежали
к лесу.
     Любиница уловила аромат печеной репы. Одним прыжком подскочила она  к
огню, схватила сколько могла унести, и бросилась назад.  Спустя  мгновенье
она была уже в седле и мчалась во весь опор: показаться людям на  глаза  с
украденной репой у нее не хватило смелости. До самого вечера ей  никто  не
встретился. Никто не преследовал ее. Тогда  она  стала  искать  подходящее
место для ночлега. Коня пустила пастись, а сама, поужинав печеной репой  и
желудями, безмятежно улеглась  под  деревом  на  мох,  как  истинное  дитя
природы, и принялась размышлять о своей судьбе.
     Но едва замигали звезды, раздался страшный вой. Конь тревожно заржал.
Любиница проворно вскочила и прислушалась. Зашуршали листья в лесу,  снова
завыли голодные глотки.
     "Волки!"
     Она подскочила к дереву, ухватилась за нижнюю ветку и  полезла  вверх
по стволу. Звери были уже совсем рядом,  конь  почувствовал  опасность  и,
храпя, помчался по поляне. Шум в лесу все нарастал. Стая  голодных  волков
почуяла лошадь. Звери высыпали из леса. До Любиницы донесся конский  топот
и ржанье, кровь застыла в ее жилах.
     - Боги, спасите, боги всемогущие, помогите!
     Лес огласился воем, визгом  и  ревом  зверей.  Волки  настигли  коня.
Любиница крепко обняла дубовый ствол и заплакала в горьком сознании  того,
что она лишилась единственного своего защитника и спасителя. Она различила
глухой звук падающего на землю тела, затем завыл волк - и все стихло. Лишь
урчанье, взвизгиванье и  грызня  волков  нарушали  тишину  ночи.  Любиница
решила дожидаться зари на дереве. Обвив руками ствол,  она  прикрыла  лицо
своими длинными волосами и так провела ночь, подобно  перепуганной  птице,
спрятавшей голову под крыло. Утром она слезла с дерева. Как капля в  море,
как песчаное зернышко в пустыне, как бабочка в безбрежной степи, стояла  в
лесу одинокая  девушка,  отчаявшаяся,  обездоленная.  Лишь  одно  утешение
осталось у нее - острый нож за поясом. Она  решила  идти  наугад  -  авось
набредет на поселение, где можно будет отдаться в рабство и тем  сохранить
жизнь.
     Так  шла  она  по  лесу,  собирая  ягоды,  желуди,  шла  наугад,  как
отбившийся от стада ягненок. Часто присаживаясь на  землю,  передохнуть  -
руки и ноги ее были в кровь исцарапаны ветками, одежда висела  лохмотьями.
Пробиралась сквозь густые заросли,  переползала  через  поваленные  гнилые
стволы.
     Около полудня лес стал редеть. Деревья раздвинулись, и вскоре девушка
увидела зеленую равнину. Она вышла из лесу,  и  тут  перед  ней  мелькнула
серая лента дороги. Всплеснув руками, Любиница бросилась к  ней,  а  когда
вступила на утоптанный  путь,  надежда,  словно  пламя  под  слоем  пепла,
вспыхнула снова. Девушка не знала, где она, не знала, что эта дорога ведет
через Гем в Филиппополь и оттуда в Топер и в Фессалонику. Но она надеялась
встретить купца, а может быть,  даже  славина  и  уж,  во  всяком  случае,
добрести до поселения, до ночлега. Охваченная радостью, она пошла  вперед,
иногда даже пускаясь бегом. Наступил вечер, Любиница  отдохнула  у  ручья,
поела травы и щавеля. Спать она  не  собиралась.  Луна  выплыла  на  небо,
подобно одинокому жалкому облачку, а девушка все шла и шла.
     Но вот около полуночи  силы  покинули  ее,  колени  подогнулись,  она
опустилась в траву на обочине. Капли  холодного  пота  заструились  по  ее
лицу.
     В забытьи ей почудилось, будто вдали что-то блеснуло. Доспехи и  шлем
Истока сверкали на солнце, кто-то наклонился к  ней  и  приложил  к  губам
баклажку. Долгими глотками она пила воду, потом открыла  глаза  и  увидела
Радо, - он поддерживал ее голову и целовал в губы.  Любиница  закричала  и
обхватила его руками. Но рука коснулась дорожного камня. Она  приподнялась
на локте. Нет любимого, нигде нет. Кругом ночь, вдоль  дороги  дует  южный
ветер, а она одна под небом, истомленная, наедине со своими  видениями.  А
вдруг она заснет?  Вдруг  нагрянут  волки?  Вдруг  примчится  Баламбак?  О
Морана! Любиница нащупала нож, схватилась за рукоятку, чтоб вонзить его  в
свое сердце - спастись от зверей и от Тунюша. Но рука была слишком  слаба.
Пальцы онемели и разжались, голова упала в траву. Замигали звезды на небе.
Свет померк. Любиница потеряла сознание.



                                    18

     - Крыльями черного ворона нависла печаль над лагерем. Ведите  меня  к
Тунюшу, доблестному потомку Эрнака, чтоб я  спел  ему  геройскую  песнь  и
потешил его душу. Потому что моя лютня - наследие певцов, которые пели при
дворе короля всей  земли,  нашего  отца  и  господина  Аттилы,  -  говорил
Баламбеку переодетый и изменивший обличье Радован. Он пришел к  гуннам  на
второй день после бегства Любиницы.  Десятки  раз  смотрелся  он  в  кусок
полированной стали, прежде чем осмелился войти в лагерь.
     "Ну, теперь ни Баламбак, ни  Тунюш  не  узнают  меня!"  -  Радован  с
довольным видом рассматривал свое намазанное  и  гладко  выбритое  лицо  в
стальном зеркальце. Собрав  все  свое  мужество,  дав  неисчислимые  обеты
богам, он пошел к гуннам. А  придя  к  ним,  сразу  же  заметил,  в  какой
глубокой печали пребывают гуннские воины. Баламбак разгромил вархунов и  с
победой вернулся назад, но дома заплаканная рабыня тут же рассказала  ему,
что дождливой ночью исчезла  славинка.  Баламбак  немедля  послал  за  нею
погоню.  К  Дунаю  помчалось  десять  самых  быстрых  всадников  и  лучших
лазутчиков. Однако все они  вернулись  ни  с  чем,  говоря,  что  девушку,
наверное, унес по воздуху Шетек или сам бес славинский. Даже следа ее  они
не обнаружили. Потому и сидел Баламбак,  невеселый  и  подавленный,  перед
пустым шатром Тунюша.
     - Не придется тебе петь для Тунюша, нет его.
     Сердце Радована взыграло радостью. Однако  он  взял  себя  в  руки  и
грустно переспросил:
     - Нет? О, напрасен был мой путь  из-за  Черного  моря,  я  так  хотел
увидеть орла, имя которого со  страхом  произносят  в  стране  славинов  и
антов, аваров и вархунов, среди племен аланов и герулов.
     - И при дворе Управды, обо это он призвал его к себе!
     -  О  Управда,  великий  повелитель  Востока  и  Африки,   о   Тунюш,
единственный, несравненный! Аттила, ты не напрасно  любил  Эрнака,  и  мой
дед, великий чародей и первый  жрец,  не  солгал,  предсказав,  что  слава
гуннов сохранится в крови Эрнака! Он не лгал, всемогущий! Но почему  тогда
печаль в лагере? Поведай мне! Я развесели тебя и твоих храбрецов!
     Радован ударил по струнам.
     - Это горькая тайна! Лишь избранным дано знать ее!
     - Не таи печаль в груди, дабы она не поразила твое сердце! Доверь  ее
певцу и чародею своего племени! Девушки поверяют тоску свою моим  струнам,
вожди и старейшины вверяют мне свои огорчения,  так  неужто  не  откроется
брат брату!
     Баламбак  опустил  голову  и  принялся  раскачиваться  из  стороны  в
сторону. Он размышлял над словами чародея Радована.
     А тот гордо сидел на земле и, легко касаясь струн, подбирал печальную
гуннскую песнь. Ему хотелось кричать от великой  радости,  что  Тунюша  не
оказалось дома. Правда, радость отравляла грустная  мысль,  что  вероятнее
всего, и Любиницы нет в лагере, что пес спрятал  ее  где-нибудь  в  другом
месте, а может быть, даже  увез  с  собой  в  Константинополь.  Он  охотно
оставил бы Баламбека с  его  печалью  и  отправился  дальше  искать  следы
похищенной девушки. Однако старику хотелось развязать узел, узнать причины
столь  странной  всеобщей  грусти,  поэтому  он  терпеливо  ожидал  ответа
Баламбека.
     Гунн долго молчал, наконец он перестал качать головой и  вперил  свой
взор в Радована, пристально всматриваясь в него.
     "Неужели  он  вспомнит  Радована?  Будь  проклята  гуннская   память,
помогите, о боги, поразите его слепотой!"
     От все души молил богов Радован, не отводя  взгляда  от  мутных  глаз
Баламбека. Медленно сузились зрачки гунна, глаза его спрятались в глубоких
глазницах под плоским лбом. Баламбак не узнал старика.
     "Барана тебе принесу, Святовит, а Моране - козла, жирно откормленного
козла за то, что вы ослепили вонючего пса!"
     - Значит, ты чародей, говоришь?
     - Да, я сын великого пророка и певца при дворе Аттилы.
     - А если я поведаю тебе печаль свою, исцелишь ли ты мои раны? Сможешь
ли спасти мою голову?
     - Лишь боги всемогущи! Но, говорю  тебе,  я  исцелил  тысячи  сердец,
тысячи голов извлек я из ловушек.
     - Тогда пошли!
     Баламбак увел певца в свой шатер  и  там  открыл  ему  тайну  бегства
Любиницы.
     - Эта славинка - ведунья. Тунюш околдован. Смерть грозит нам!
     Радован, задумавшись, по своему обыкновению протянул руку к бороде  -
погладить ее, но пальцы наткнулись на бритый подбородок.
     - Заколдован - чародейка - смерть, о-о-о, - стонал  Баламбак.  -  Так
думаю и я и воины, так считает Аланка - королева наша заплаканная,  зорька
утренняя, соколица. Заколдован, отравлен чародейкой! Можно ли вылечить его
сердце? Или смерть долотом выдолблена на нем?
     Радован нахмурил лоб и наморщил брови: он думал.
     "Ты попался, Радован, - рассуждал  старик  про  себя.  -  Выпутывайся
теперь, как можешь, не то - конец тебе.  Аланка  -  женщина,  королева,  а
женщина - есть женщина. И не пить мне  вина  до  смерти,  если  к  бегству
Любиницы не приложила руку Аланка. Пусть молодые лисы играют моим черепом,
если  все  это  не  приправлено  ревностью  и  местью.  Они  не   получили
Любиницы... но что, если она не спаслась, а погибла, о боги, боги!"
     У Радована защипало глаза, он потянул носом воздух, фыркнул и  раздул
ноздри, как молодой жеребенок.
     - Не выдолблена в его сердце смерть, но написана  на  песке.  Пройдет
ливень, и слова сотрутся. Идем к Аланке! -  повелительно  произнес  он  и,
отбросив полог, вышел из шатра.
     Баламбак покорно последовал за ним.
     Перед шатром королевы певец коснулся струн и запел песнь о  солнечной
розе, распустившейся посреди степи. Баламбак хотел первым пройти к Аланке.
     - Нельзя, - рукой преградил ему путь Радован и вошел  один.  А  когда
увидел Аланку, глаза его загорелись восхищением.
     "Клянусь богами, она достойна новой песни. Она похожа на вилу!"
     Но тут же опустил взгляд, преклонил колени и произнес:
     - Дух предков проник в мое сердце и поведал мне: встань и  иди  туда,
где светит солнце твоего племени. Ты нужен кому-то!  И  отправился  старый
певец и чародей, и шагал без отдыха, и вот он стоит перед тобой, королева,
чтоб помочь тебе в твоей печали. Велика  твоя  боль.  Ты  вырвала  терний,
проникший в сердце, удалила чародейку-славинку!
     Радован умолк на миг, искоса взглянув на Аланку. Ее лицо побледнело.
     "Попал!" - подумал он и продолжал:
     - Об этом не подозревают воины, не подозревает Баламбак, но  вернется
твой повелитель и тут же догадается обо  всем.  Поэтому  я  пришел,  чтобы
помочь тебе, на него же напустить забывчивость, заговорить чары Любиницы.
     - Ты все знаешь, о не губи меня!
     - Кто решил спасти тебя, тот не станет тебя губить. Не  таи  от  меня
ничего. Тайны опускаются в мое сердце, как в могилу. Скажи  сначала,  жива
ли славинка или сгинула, мерзкая колдунья!
     - Не знаю, горы Гема хранят тайну.
     Радован приставил палец ко лбу и задумался.
     "Горы Гема... триста бесов спят в этих глазах, она завела ее на юг  к
волкам и кочевникам, на верную погибель"
     - Ты мудро поступила, королева, не послав ее к  Дунаю.  Но  чародейка
отравила зверей и выберется  на  свободу.  Пока  она  жива,  нет  спасения
Тунюшу. Расскажи, как ты освободила ее, рассказами обо  всем  подробно,  я
отправляюсь за ней вслед и убью ее!
     Аланку охватила бурная радость. Взяв кожаный мешочек,  она  протянула
его Радовану.
     - Вот плата! Спаси меня, и наше племя будет веками тебя славить!
     - Я не хочу платы, но деньги могут  пригодиться  в  пути,  поэтому  я
возьму их. Рассказывай!
     Обрадованная Аланка рассказала все о Любинице. Помянула и о том,  что
у коня, на котором ускакала девушка, правое переднее  копыто  вывернуто  в
сторону. Нетрудно определить его след.
     Радован попросил вина.  Рабыня  внесла  великолепный  роговой  сосуд.
Певец поставил его перед собой, поднял с пола  попонку,  разгреб  землю  и
закопал  в  нее  сосуд  по  самое  горлышко.  Потом   принялся   бормотать
"заклинания", которые якобы заставят Тунюша позабыть Любиницу.  Он  кривил
лицо, закатывал глаза, чмокал губами, разводил  руками  над  вином  и  все
бормотал, бормотал по-латыни:
     - Devoret te diabolus, cauda vaecarum, devoret, devoret [пусть сожрет
тебя дьявол, коровий хвост (лат.)].
     Охваченная безмолвным ужасом, Аланка вслушивалась в непонятные слова.
Грудь ее вздымалась, она не сводила глаз со старика.
     Закончив обряд, Радован накрыл сосуд платком.
     - Храни этот напиток! Когда вернется Тунюш, приветь его этой  влагой,
и в один миг ты, единственная, станешь для него желанной.  О  славинке  он
больше и не вспомнит. А я утром отправлюсь за нею, чтоб убить ее во  славу
и на благо племени гуннов, на радость и счастье твоей любви.
     Старик взял мешочек с золотом, грянул дикую песнь и вышел из шатра.
     - Радуйся, - сказал он  снаружи  Баламбеку.  -  Радуйся,  ибо  спасен
Тунюш, спасена наша королева! Твоя голова останется на плечах,  о  великий
слуга всемогущего господина!
     Мгновенно вокруг чародея собрались воины, на огне зашипел  жир,  рабы
притащили  меха  с  вином,  и  весь  лагерь  весело  заплясал  под   звуки
вдохновенной лютни.
     Радован принимал почести с большим достоинством.  Тыква,  из  которой
пил, непрестанно наполнялась вином, он  рассказывал  изумленным  гуннам  о
таких чудесах, что сам поражался, откуда только берется в его голове столь
непостижимая премудрость? С тех пор как он стал бродяжить по белому свету,
его уста никогда еще не лгали столь вдохновенно, как в тот вечер.  Поздней
ночью радость его достигла предела. И лишь одна-единственная капля  горечи
отравила ее: ему хотелось напиться допьяна, а он  не  решался.  Трижды  до
крови закусывал он губы, ловя себя на том, что в хмельном  угаре  чуть  не
ляпнул необдуманное слово. В полночь он важно поблагодарил всех  и  сказал
Баламбеку:
     - Грустно мне, что я  вынужден  пренебречь  твоим  гостеприимством  и
отказаться от вина. Но это можно поправить, я разрешу тебе привязать мех к
седлу моего коня!
     В мгновение ока два гунна притащили огромный бурдюк и приторочили его
к седлу.
     Старик лег в траву рядом с конем и с нетерпением принялся ждать зари.
С первыми лучами он осторожно оглядел спящий лагерь, взобрался в седло,  с
удовольствием постучал по притороченному к седлу  меху  и  поскакал  вдоль
ущелья.
     Довольный своей мудростью и ловкостью, он, покачивая головой,  мчался
вдоль гряды, пока не достиг  тех  мест  которые  описала  Аланка.  Тут  он
остановился, спешился и принялся искать следы  в  траве.  Очень  скоро  он
обнаружил след вывернутого  копыта  и  быстро  определил  направление,  по
которому ехала Любиница. Затем припал к меху и стал  жадно  глотать  вино,
подобно рыбе, попавшей с суши в родную стихию.
     - О боги, у такого пса и  такое  вино!  Единственное  добро,  которым
обладает этот вонючий пес. Клянусь Перуном, я, так  и  быть,  пощажу  его,
если мы встретимся. Ведь я неплохо подкрепился за его счет.
     Он тщательно завязал мех, прикрепил его к седлу и поехал дальше.
     Припекало солнце, вино разморило старика, и  ему  захотелось  прилечь
под кустом.
     "Нельзя, если держишь счастье за хвост, не  выпускай  его!  Иначе  не
сможешь схватить его за голову".
     Весь день без отдыха ехал он. Примятая влажная трава указывала  путь.
К ночи он добрался  до  пересохшего  русла  и  нашел  там  сумку,  которую
Любиница в страхе забыла на земле.
     "Ее еда", - обрадованно подумал он, спешившись и взяв сумку  в  руки.
Вокруг кишели муравьи, привлеченные запахом съестного. Радован выбросил  в
траву остатки, сумку прихватил с собой.
     "Почему она ее бросила? Непонятно! Может быть, ее спугнул кто-нибудь?
Ведь пастухи - настоящие дьяволы. А если на нее  напали?  Бедняжка!  Плохо
придется тому, кто дерзнул сделать это! Проклятье его собачьей утробе!  Уж
я расправлюсь с ним".
     Сердито бормоча угрозы, старик на коленях пробирался сквозь траву,  в
поисках следа. Раздвинув тростник, он дополз до лужи и тут в грязи заметил
отпечатки конских копыт и ног Любиницы. Наклонясь к ясно различимому следу
маленькой ступни, старик пальцами провел по нему,  словно  лаская  девичью
ногу.
     - Погоди, бедняжка, сиротка, горлица, - Радован едет  за  тобой!  Еще
два дня продержись - я найду тебя. Потому что нюх мой потоньше  собачьего,
стоит мне захотеть, конечно. Не за всяким пошел бы я  по  следу  в  степи,
словно волк за потерянной овцой, но за тобой... я поклялся!
     Вслед за ним к луже подошел конь и принялся цедить грязную воду.
     - Напивайся вдоволь! Она тоже поила здесь коня и сама напилась.  А  я
не пью такой воды. Даже  чистая,  родниковая  мне  боком  выходит.  Камнем
ложится на желудок.
     Он дождался, пока  конь  напьется,  вывел  его  обратно  и  осторожно
отвязал с седла мех. Напившись как следует, он снова завязал его, облизнул
губы и похвалил Тунюша.
     - Странное дело! И  у  шелудивого  гада  всегда  найдется  что-нибудь
хорошее... Даже у Тунюша. Как я решил,  так  тому  и  быть:  пощажу  тебя,
Тунюш, ради твоего вина!
     Приторочив мех, он взглянул на солнце и осмотрелся по сторонам.
     - Надо до ночи разыскать людей! Волков я  не  боюсь,  но  их  мерзкие
челюсти именно сегодня мне ни к чему.
     Старик еще раз  взглянул  на  след  и  помчался  к  югу.  Прежде  чем
стемнело, он уже был в селении пастухов и, увидев, что он готовят  ужин  у
огня, храбро направился к ним. Хмурые  лица  аваров,  герулов  и  славинов
встретили его. Но Радован хорошо знал этих людей. Он  быстро  завоевал  их
расположение красноречием и мудростью. Лица хозяев просветлели, и  пастухи
угостили миролюбивого гостя на славу, словно их посетил какой-нибудь князь
или сам аварский каган. Даже коню его кинули  сноп  немолоченного  ячменя.
Радован  разошелся  и,  отбросив  всякие  колебания,  принялся   осторожно
расспрашивать о Любинице. Старик сказал, будто его сын, отличный  певец  и
чародей, заблудился и что он разыскивает его.
     Пастухи ответили, что ребятишки видели  странного  паренька,  который
подбирался к костру. Они убежали, а когда вернулись обратно, паренек исчез
и вместе с ним исчезла репа с огня.
     Радован удивила и обрадовала эта весть.
     - Отведите меня завтра к этому костру, и я примусь за розыски. А если
вы поможете мне, я заговорю вам скот: овцы ваши будут  приносить  по  трех
ягнят, коровы - по два теленка, а козы будут плодиться, как  кролики!  Вот
так отплатит вам чародей, если он найдет парня!
     Пастухи до земли кланялись Радовану,  женщины  приносили  ему  детей,
чтоб он снял с них злые чары, а мужчины  предлагали  сопутствовать  ему  в
поисках мальчика до самого Гема и даже дальше.
     Довольный Радован улегся на овечьей шкуре.
     На рассвете пастухи проводили  певца  к  костру,  где  была  замечена
Любиница, а затем все рассыпались по лесу в поисках конского следа. Вскоре
из чащи раздался радостный крик; все сбежались на наго, и Радован  сказал,
что он узнает след своего сына.
     Толпа бросилась по следу, исчезнувшему в  зарослях,  сломанные  ветки
указывали путь девушки. Ни малейший знак не  укрылся  от  острого  взгляда
диких обитателей свободной земли. Они состязались между собой, кто  первым
найдет юношу. Каждый хотел получить от чародея как можно больше. А Радован
гордо следовал сзади, изредка произносил мудрое словечко, раздавал похвалы
и обещал наделить стада богатым приплодом.
     Около полудня по  лесу  разнесся  печальный  вопль.  Со  всех  сторон
поспешили туда пастухи. Радован, хлестнув коня,  тоже  бросился  за  ними.
Подъехав, он увидел, что  варвары,  раскрыв  рты,  уставились  в  землю  и
показывают  руками  на  подпруги,  остатки  седла  и  обглоданные   кости,
разбросанные далеко вокруг.
     Перепуганный  Радован  птицей  слетел  с  коня.  Он  мгновенно  узнал
гуннскую  уздечку,  седло,  подпруги.  Затрясшись,   кинулся   он   искать
вывернутое копыто. Схватил какой-то черный сучок, поднял, осмотрел. Копыто
выпало из рук старика,  нижняя  губа  его  отвисла,  лицо  сморщилось,  и,
зарыдав, он повалился на землю. В отчаянии катался он по  траве,  по  мху,
рыл ногтями землю, выдергивая зеленые побеги, и ревел, как раненый  кабан.
Пастухи стояли вокруг, издавая протяжные вопли. Радован уткнулся  лицом  в
землю, рыдания его постепенно утихли, только плечи судорожно  вздрагивали.
Потом он медленно повернулся, встал и еще раз взглянул  на  останки  коня.
Гнев охватил его. Подняв кулаки, он  бросился  на  пастухов  со  страшными
проклятиями и стал колотить и пинать их:
     - Прочь, прочь, собачьи морды,  разбойники,  убийцы  моего  сына!  Вы
загнали его в волчью пасть! Почему вы не позвали  его  на  ночлег?  Прочь,
говорю я вам, иначе я  так  отделаю  ваше  стадо,  что  сегодня  же  ночью
подохнет все, что мычит и блеет! Прочь, убийцы, прочь от несчастного отца!
     Испуганными тенями исчезали в лесу пастухи, а певец продолжал вопить,
хотя возле него не было уже ни одной живой души. Выплеснув свой  гнев,  он
вытер лоб и покрытые пеной губы.  В  отчаянье  взирал  он  на  разодранное
седло. Снова печаль охватила его, он сел у подножья дуба  и  зарыдал,  как
женщина.
     Слезы принесли облегчение. Радован  обхватил  руками  голову  и  стал
думать, как быть дальше. Однако ни одной разумной мысли не приходило ему в
голову, которая гудела, как пустой котел. Подошел конь и  тотчас  в  ужасе
отступил, почуяв кости своего товарища. Взгляд  Радована  упал  на  мех  с
вином. Он ударил себя по лбу и рысью побежал к коню.
     - Вино придаст мне мудрости!
     Подтащив мех к дереву, он с отчаянья принялся пить. Вино согрело его,
придало мужества, и он снова разразился проклятиями, вызывая на битву весь
свет и угрожая всем ужасным  мщением.  Досталось  и  Тунюшу,  уехавшему  в
Константинополь.
     - Ты не уйдешь от меня, собачий хвост! За тобой я последую как  тень,
пока не проколю тебя, клянусь своей мудростью! Зуб за зуб! И вино твое  не
утолит больше моего гнева!
     Оставив в мехе немного вина, он, скрипя зубами, направился к  дороге,
что  вела  в  Филиппополь  с  твердым  намерением  прямо  отсюда  ехать  в
Константинополь на поиски гунна.
     И поскольку ноги его уже не раз измерили всю Мезию, вскоре он  выехал
из леса на дорогу. Несмотря на близкий вечер, старик храбро  гнал  коня  в
сторону Гема.
     Не успели зажечься звезды на небе, как за поворотом вспыхнул  большой
костер. Радован представил себе лицо  Тунюша,  и  мужество  его  мгновенно
испарилось. Он рванул поводья с такой силой, что конь встал на дыбы.
     Одолев первый испуг, старик сообразил, что Тунюш не мог еще вернуться
из Константинополя, и храбрость возвратилась к  нему;  шагом  двинулся  он
дальше. Вскоре он разглядел повозку, коней, копья, воинов.
     "Купцы!" - подумал он, подхлестывая коня и закричал издали:
     - Pax, eirene, pax, pax!
     Тени у костра вскочили и схватились за копья.
     - Pax, вам, pax, - кричал Радован, ударяя по струнам.
     Его окружили хорошо вооруженные воины, спрашивая, кто он и откуда.
     В это время раздвинулся полог у  входа  в  небольшой  шатер,  высокий
человек, одетый, как купец, приблизился к огню и крикнул Радовану:
     - Чего тебе здесь надо, гунн?
     Старик выпучил глаза, растопырил руки, из его широко  раскрытого  рта
сперва вырвался непонятный звук и наконец губы произнесли:
     - О Нумида!



                                    19

     Смуглый, богато одетый купец при восклицании Радована  отступился  на
шаг. По лбу его пролегли глубокие морщины. Знакомым эхом,  что  прозвучало
над бурными волнами и потонуло в реве бури, показался ему голос,  вышедший
из косматой груди. Он высокомерно  посмотрел  на  всхлипывающего  старика.
Воины ожидали приказа, не снимая рук с копий и рукояток мечей.
     - Что ты болтаешь, гунн? О ком вспоминаешь, произнося незнакомое имя?
     Голос купца звучал чуждо, надменно. Радована охватила печаль. Неужели
он ошибся! Старик обвел взглядом воинов. Незнакомые, хмурые лица.  Милости
от них не жди; физиономии словно вырезаны из  стали.  Радован  почтительно
поклонился чужеземцу.
     -  Могущественный,  не  пронзай  стрелами  своих  взглядов   путника,
возвещающего  тебе  мир  и  несущего  в  сердце  священные  тайны.   Пусть
неизмеримым будет твое великодушие, подставь ему ухо. Клянусь Христом,  не
раскаешься!
     Купец внимательно вслушивался в голос старика. Далекое эхо словно  бы
приближалось. Воспоминания пробуждались в его душе.
     - Войди в шатер!
     Полог у входа закрылся за путником и купцом. Воины воткнули  копья  в
землю и собрались вокруг огня.
     - Говори, гунн! Под шатром умрут твои слова. Откройся!
     При веселом свете факела Радован посмотрел в глаза собеседника.
     "Пусть сожрут меня вурдалаки, если это не Нумида".
     - Могущественный, выслушай! Нет обмана в моих словах! Ты назвал  меня
гунном, но я не гунн. Я славин, певец, что бродит по белу свету  с  севера
на юг и с юга на север. Град славинов привечает  меня,  и  Константинополь
отворяет двери своих кабаков при звуке моих струн. И не только  кабаки:  я
играл перед деспотом, гостил в вилле господина Эпафродита.
     Купец закусил губу и нагнулся к Радовану.
     - В вилле Эпафродита? Что ты говоришь? Не произноси этого имени! Он -
бунтовщик, он изменил священному двору.
     - Господин, ты сказал, что мои слова умрут под шатром! Я не верю, что
он изменник. Он защищал невинных. Он спас Истока, спас Ирину!
     - Не называй этих имен! Смерть зажмет рот всякому, кто называет их!
     Купец отчетливо представил себе события минувшего.  Потом  подошел  к
старику, положил ему руку на плечо и пристально взглянул в небольшие серые
глаза Радована.
     - Мир с тобой, Радован! Я - Нумида! Ты не ошибся!
     Радован вскочил с места и раскрыл объятья, собираясь радостным воплем
приветствовать Нумиду. Но тот, приложив ладонь к его губам, поднял палец и
сурово произнес:
     - Тайны умрут здесь! Они не выйдут из шатра!
     Радован понял, что  Нумиду  сопровождают  люди,  которым  не  следует
знать,  откуда  и  куда  направляется  их  хозяин.  В  безмолвной  радости
размахивал он руками, прижимал их к груди, потом  принялся  целовать  руку
Нумиды; он хохотал, зажимая себе рот ладонью, и в  конце  концов  пустился
выделывать ногами коленца, как подгулявший пастух.
     Успокоившись, старик придвинулся к  Нумиде  вплотную  и  таинственным
тоном спросил:
     - А есть ли у тебя вино Эпафродита?
     - Есть, дядюшка! Ты  напьешься  так,  что  луна  с  неба  среди  ночи
исчезнет, а звезды загорятся ясным днем.
     - Ах, Эпафродит, если б ты знал, как любит тебя Радован!
     Нумида улыбнулся и, подмигнув, вышел из  шатра.  Он  приказал  страже
нести караул влево и вправо от дороги,  а  остальным  воинам  лечь  спать.
Потом подошел к высокой повозке, накрытой холстом,  и  шепотом  спросил  о
чем-то раба, сидевшего возле нее. Тот молча кивнул головой,  тогда  Нумида
отдал ему какой-то приказ.  Повару  он  велел  принести  вина  в  шатер  и
приготовить ужин для гостя.
     Затем Нумида возвратился к Радовану, и вслед за ним повар поставил на
пестрый ковер посреди шатра кувшин и долго  пил,  зажмурив  глаза,  словно
вкушал единственную и самую большую радость жизни.
     - Как бывало в Константинополе, - наконец сказал, глубоко  вздыхая  и
не выпуская из рук глиняный кувшин.  -  Клянусь  всеми  богами,  твоими  и
моими, под солнцем нет человека, который любил бы тебя больше, чем я!
     Он снова приложился к кувшину и, поглощая  сладкое  лесбосское  вино,
всем своим видом выражал бесконечное наслаждение и  безмерное  уважение  к
обладателю такого напитка.
     - Как бывало в Константинополе, и в то же время это вино в десять раз
лучше того.  Я  тосковал  по  нему  с  тех  самых  пор,  как  расстался  с
Эпафродитом!
     Нумида опустился  на  мягкую  шкуру  персидского  архара,  -  радость
старика доставляла ему удовольствие.
     - Объясни мне, Радован, почему ты превратился в гунна?
     Старик  по   привычке   растопырил   пальцы,   чтоб   огладить   свою
несуществующую теперь бороду.
     - Почему я превратился в гунна? Это великая хитрость! Столь великая и
значительная, что потомки наши и в десятом  колене  будут  слагать  о  ней
песни. А пока не спрашивай больше. Если  б  я  рассказал  тебе  все,  меня
сокрушила бы такая печаль и охватил такой гнев, что их не  залило  бы  все
вино Эпафродита. Завтра все узнаешь.  И  так  изумишься,  что  не  сможешь
заснуть три ночи подряд. Запомни, целых три ночи! А пока лучше ты  поведай
мне об Ирине и Эпафродите!
     - Они оба спасены, оба счастливы!
     - Клянусь Перуном, не напрасно мы страдали! Рассказывай!
     - Сперва скажи, где Исток. Меня послал к нему Эпафродит. Он  ушел  от
погони, это ясно. Но помнит ли еще доблестный варвар об Ирине? Она тоскует
по нему, как  горлинка,  дружка  которого  весной  убил  из  лука  шальной
мальчишка.
     - Помнит ли он ее? Еще бы! Лишь во время сражения, убивая  врага,  он
возможно, не думает о ней. А знаешь ли ты, что он разбил антов и передушил
их всех, как ястреб цыплят? В бою он вепрь, волк, сатана, как  сказали  бы
христиане. Тогда лишь он, возможно, не  думает  о  ней.  А  все  остальное
время... Голова его падает на грудь,  словно  затылок  у  него  из  мягкой
пряжи. Глупо, конечно. Но что поделаешь?
     - Где мне найти его? Едем со мной, старик! Я несу на груди большое  и
важное для Истока письмо.
     Радован умолк. Сжав левой рукой свой подбородок, а правой -  лоб,  он
задумался.
     "Предложение заманчивое. У Нумиды  повозка.  Его  спутники  -  полные
кувшины. Поездка была бы приятной. О женщина, чтоб ты потонула в бесовском
озере! Не будь женщины, мне не пришлось бы давать обеты. Ой, Любиница, ты,
наверное, раскаиваешься в волчьем желудке, что так загнала старика.  Но  я
поклялся Святовитом, и не могу, нет, не могу без нее вернуться.  Вот  убью
Тунюша, тогда и вернусь, а так - нет!"
     Радован медленно убрал ладонь со лба, опустил левую руку и сказал:
     - Нет, не поеду с тобой!
     Нумида ничего на  это  не  ответил.  Радовану  показалось,  будто  он
обиделся. Они оба потянулись к кувшину. Раб принес ужин. Старик взял кусок
мяса, но ел с трудом, куски застревали у него в  горле.  Он  снова  поднес
кувшин к губам, надеясь залить вином свою печаль и гнев.
     - Значит, не едешь? - спросил Нумида.
     - Нет!
     - Зачем же ты лгал, будто любишь Эпафродита!
     - Клянусь богами, я не лгал! Но назад я не поеду, не поеду, и все, не
надо меня сердить. Я ведь сказал: не спрашивай! Желчь поднимается во  мне,
и если она разольется...
     Радован  сердито  взглянул  на  Нумида  и  поднял  кулаки.   Тот   не
шевельнулся. Злость старика забавляла его.
     - Расскажи лучше об Ирине, об Эпафродите! Я  же  просил  тебя.  Уважь
старика, сам Эпафродит оказывал мне  уважение,  а  ты  перечишь.  А  путь,
которым надо ехать к Истоку, я тебе прямо перстом укажу. Если же  его  там
не окажется, спокойно садись ужинать, отдыхай и жди - он придет. Я не могу
ехать с тобой, не имею права. Все расскажу завтра, когда будем  прощаться.
А сегодня не серди меня больше. Ибо страшен во гневе Радован.
     - Пей, певец! Я не принуждаю тебя.  Храни  свои  тайны.  Укажешь  мне
дорогу, и на том спасибо!
     Перед вином Радован не мог устоять. Гнев его  утих,  и  Нумида  начал
свой рассказ.
     - Эпафродит бежал той же ночью, которой бежал Исток,  и  благополучно
добрался до Греции.
     - В этом я не сомневался. За его челом скрывается само солнце,  никак
не меньше! А Ирина?
     - Она уехала в Топер к дяде Рустику!
     - Топер возле Неста. Я знаю это гнездо.
     - Но дядя выдал ее Асбаду. Асбад же все рассказал императрице.
     -  У  славинов  нет  таких  "дядей".  Дьявол  опутал  его,   мерзкого
христианина!
     - Императрица потребовала ее назад ко двору!
     - Чтоб угостить ею Асбада, козлица!
     - Ирина лишилась чувств и слегла в горячке, когда дядя сказал ей, что
она должна вернуться во дворец.
     - Уж я бы не лишился чувств, а тут же на месте  удавил  такого  дядю.
Клянусь Перуном!
     - Эпафродит послал евнуха Спиридиона наблюдать за Ириной.
     - Знаю его. Грош ему цена. Все скопцы - слепцы.
     - Верно, но этот нам полезен, он  связан  с  нами  одной  веревочкой.
Он-то как раз все и разузнал и поспешил в Фессалонику. А мы с  Эпафродитом
тоже приплыли туда из Афин. "Нумида, - сказал  мне  светлейший  господ,  -
спаси ее!" Я коснулся иконы Спасителя и ответил: "Клянусь своим спасением,
я освобожу ее".
     - Нумида, Христос нарек тебя всеобщим спасителем,  так  же  как  меня
нарекли всеобщим спасителем мои боги. Велик  ты  перед  своим  господином,
Нумида! Прощаю тебе все и целую тебя! Выпьем.
     Глаза старика стали влажными, и он потянулся к  кувшину,  приветствуя
Нумиду:
     - Victor sis semper! [Побеждай всегда! (лат.)]
     Лицо африканца повеселело. Похвала певца польстила ему,  он,  в  свой
черед, протянул руку за кувшином и ответил:
     - Многая лета тебе, отец героя Истока!
     Радован закусил губу - он совсем позабыл  о  своей  выдумке,  которой
обманул весь Константинополь.
     Облокотившись на козью  шкуру,  Нумида  с  гордостью  рассказывал  об
освобождении Ирины.
     - Отец, поверь мне, это не шутка вырвать добычу из пасти такого льва,
как Рустик. Много раз голова моя лежала на плахе. Но  на  сей  раз  я  уже
думал, что наверняка с ней расстанусь.
     Ирину заперли в преторий - в центре  Топера,  в  крепости.  Кругом  -
солдаты, повсюду караулы и возле  самой  пресветлой  госпожи,  словно  лев
перед овечьим стадом, - дядя Рустик. А Рустик - не Асбад. Его не обманешь.
Всю  ночь  мы  сидели  со  Спиридионом  в  Фессалонике  возле   мерцающего
светильника и ломали себе  голову.  Уж  масло  у  нас  вышло,  на  востоке
занялась заря, а мы так ничего и не придумали. И тут появился Эпафродит  в
черной хламиде, голова покрыта капюшоном, словно у философа. Левый глаз он
вонзил в меня, правым - резанул Спиридиона. Ни слова не спросил  -  и  так
все понял.
     - Чего стоит ваш разум, если вы не можете поймать  в  силки  воробья!
Позор! Спиридион, ищи повозку и мчись в  Топер!  Через  Кирилу  дай  знать
пресветлой госпоже, чтоб она сказалась больной и ждала твоего знака! Живо,
в путь! Езжай, делай свое дело и жди Нумиду!
     Евнух потоптался на месте и униженно попытался выпросить денег.
     Эпафродит даже не взглянул на него. Сухим пальцем он  указал  ему  на
дверь.
     - Ну, а ты знаешь теперь что делать? - повернулся он ко мне.
     - Знаю, господин!
     - Тогда ступай в подвал и представь себе, что в сундуках  не  золотые
монеты, а сухие листья!
     Эпафродит запахнул хламиду, повернулся и вышел. Я  же  беспрекословно
принялся выполнять приказ господина.
     На рассвете я выехал из города в страну варваров и там стал вербовать
воинов в свой отряд. Как увижу широкие плечи,  могучую  руку  или  крепкий
торс, - останавливаюсь и пускаю в ход золотые. Мешок с монетами  худел;  к
вечеру  следующего  дня  я  потратил  последний  золотой,  наняв  на  него
сорокового воина. Я увел всех их в чащу, и  там  мы  разложили  костер.  О
отец,  видел  бы  ты  эти  лица,  эти  мускулы,  эти  спины!  Прирожденные
гладиаторы!  Оборванные,  полунагие,  разбойники  и  тати  по   призванию,
лишенные крова и родных! Клянусь Юпитером,  если  б  нас  увидела  когорта
гоплитов из войска Велисария, они остались бы на месте, не успев выхватить
мечи из ножен. Словно разверзлась земля и ад  выплюнул  моих  воинов.  Они
почти  не  умели  говорить.  Только  хрипло  ржали,  выражая  свои   мысли
гримасами, жестами, всем своим видом. Дружелюбия между ними и в помине  не
было, они готовы были перегрызть друг  другу  глотку  за  плод  инжира.  Я
приходил в отчаяние. Но одно тесно связало их - золото и лютая ненависть к
Византии. Когда я рассказал  им,  что  в  случае  успеха  мы  спасем  дочь
несчастного  отца,  дадим  пощечину  самому  Управде  и  плюнем   в   лицо
императрице, они вдруг стали монолитом. Пламя мщения вспыхнуло и поглотило
все прочие страсти: встав на колени перед костром, они поклялись Христом и
всеми богами, что будут беспрекословно повиноваться  мне  и  и  биться  до
последней  капли  крови  и  что  скорее  проглотят  язык,  чем  дадут  ему
произнести слово предательства.
     На другой день я тайком  доставил  отряду  оружие:  несколько  мечей,
секир и копий. Я снабдил людей пищей и  пообещал  на  десятый  день  после
победы на этом самом  месте  заплатить  им  золотом.  Потом  поодиночке  я
отослал их лесом в Топер. Сам же на коне помчался вперед, чтобы  разыскать
Спиридиона.
     - Ну как? - спросил я евнуха, у которого лихорадочно блестели  глаза,
когда он дрожащими руками пересчитывал выручку.
     - Мошенник! - пробормотал  Радован.  -  В  такую  минуту  он  считает
деньги! Все скопцы - мошенники!
     - Ну как? - повторил я, ибо в первый раз Спиридион не  услышал  меня.
Он сгреб монеты скрюченными пальцами и оперся грудью на край прилавка.
     - Завтра ее увозят! Рустик стоит на своем!
     - Ах он вонючий пес!..  Ты  дал  евнуху  в  зубы?  -  перебил  Нумиду
Радован.
     - Нет. Но наутро Спиридион разыскал Кирилу и привел  ее  ко  мне.  Он
потратил на это столько денег в претории, что  расплакался,  возвратившись
домой. Но все было сделано отлично. Кирила выскользнула якобы  купить  еды
на дорогу и украдкой пришла к Спиридиону.
     - Что с ясной госпожой? Едет ли она? - спросил я.
     Рабыня зарыдала и упала к моим ногам.
     - Нумида, ой, Нумида, спаси ее, спаси ангела.
     - Я спасу ее! Но ей надо оттянуть отъезд еще на два дня.
     - Невозможно, сегодня после полудня ее увозят. Помоги, Христом  богом
заклинаю тебе, помоги! Феодора убьет ее!
     Кирила захлебнулась в отчаянном рыданье,  но  ни  одной  слезинки  не
выкатилось из покрасневших глаз ее на бледное измученное лицо.
     - О взгляни на меня! Душа покидает мое  тело  от  горькой  печали.  А
пресветлая госпожа... море тоски, горькой как полынь, затопило ее  сердце.
Всю ночь мы не сомкнули глаз перед  иконой  богородицы,  зажигали  лампады
перед Спасителем, но нет спасения, нет помощи! Нумида, если ты не в  силах
спасти нас, то лучше убей. Грех тебе простится, и  мы  обе,  как  голубки,
полетим отсюда.
     - Не греши, сирота! Твоей госпоже еще  два  дня  нельзя  пускаться  в
дорогу. А через два дня вы будете спасены, у нас все готово для этого.
     -  Два  дня,  -  повторила  Кирила  и,  словно  скошенная  тростинка,
опустилась на пол.
     И тут вдруг озарило Спиридиона.
     - Придумал! Я знаю, как помочь! - воскликнул он.
     Отчаявшаяся Кирила умоляюще взглянула на него.
     - Дворцовая тайна! - сказал  евнух,  отыскивая  в  шкатулке  какие-то
мелкие зернышки. - Пусть  Ирина  проглотит  одно  такое  зернышко,  и  она
погрузится в сон, подобный глубокому  обмороку.  Тогда  Рустик  не  сможет
везти ее. Я заработал кучу денег в Константинополе  у  придворных  дам  на
этом волшебном зелье.
     - А это не яд? - спросила Кирила и трепетными пальцами  потянулась  к
зернам.
     - Нет,  клянусь  господом,  нет!  Оно  -  безвредно.  Но  это  тайна,
недоступная даже первому врачу самой августы. Сколько раз я обманывал двор
этим снадобьем! Сколько встреч устроил, какие награды получал!
     Кирила ушла с чудодейственными зернами, я - за ней. Долго слонялся  я
вокруг претория. В полдень у ворот  остановилась  роскошная  двуколка.  Ее
сопровождали легковооруженные воины. Пот прошиб меня, ноги  подогнулись  в
коленях, так что пришлось присесть на камень.  Сейчас  Рустик  увезет  ее,
подумал я. Зернышко не помогло. Все напрасно! Из дворца ее уже не  спасти.
Я вспомнил о просьбе Кирилы. Ужас охватил меня при мысли о том, что я  мог
бы поднять руку на этого ангела. И все-таки спасения нет! Может быть,  мне
мчаться за город и ждать их  в  засаде?  А  потом  вскочить  на  двуколку,
сбросить возницу и ускакать. Нет, так не уйти. Солдаты догонят.
     Время летело. Голова  словно  налилась  свинцов.  Сердце  колотилось,
перед глазами клубился туман. Прошел час. Из претория выбежал раб. За  ним
офицер. Вот от что-то крикнул охране. От страха и  тягостного  ожидания  я
оглох и не мог различить его слова. Однако увидел, что  солдаты  хлестнули
коней, экипаж закачался, и они ускакали одни, без Ирины. Силы вернулись ко
мне, тьма рассеялась, я принялся шептать молитвы. Вскоре раб  возвратился,
с ним шел врач.
     Спасена!
     Я бегом кинулся к Спиридиону. Мерзок мне был этот скареда, но  сейчас
я упал перед ним на колени и стал целовать  его  сандалии.  Я  хохотал  от
радости, и слезы лились у меня из глаз. Не знаю, то ли в самом деле я  так
люблю Эпафродита и Ирину, то ли стало жаль самого себя, но  тут  я  просто
обезумел от радости. Если б ее увезли, я бы подстерег Рустика и убил  его.
Таково было мое решение. А потом бы кинулся в море и пошел  на  дно,  чтоб
избежать позора.
     В сумерках я вышел на лодке в море и  пристал  к  пустынному  берегу.
Там, в условленном месте,  к  моему  огромному  удивлению,  уже  собралось
больше половины нанятых мною варваров.
     Не ожидая остальных, я осторожно провел их через  заросли  и  ущелья,
окружающие Топер, и, найдя глухое, удаленное от глаз местечко, поставил  в
засаде.
     Охраны, сопровождавшей Рустика, можно было не опасаться.  С  горсткой
моих варваров я, не задумываясь, пошел бы  даже  на  византийских  солдат.
После этого я отправился к евнуху;  туда,  поблагодарить  Спиридиона,  уже
прибежала Кирила.
     - Передай госпоже, чтоб она попросила дядю выехать  сегодня  вечером.
Пусть скажет, что ей легче ехать, когда спадет жара.
     И снова я отправился морем за своими запоздавшими  солдатами.  Пришли
все. Их я тоже отвел в засаду.
     - Храбрые воины, - сказал я им. - Час близится. Вы уже заслужили свое
золото. Но только половину. Вторую половину вы получите через десять дней.
На ваших хмурых лицах пылает жажда мести. Мести тому,  кто  выпил  из  вас
кровь и заставил пуститься в разбой.  Благородны  те  разбойники,  которые
дерутся ради справедливости. Отец девушки, которую мы сегодня спасем, едва
ушел живым от деспота. У него было немного денег, и деспот, это  чудовище,
решил погубить его. Отцу девушки удалось  спастись,  и  сейчас  он  отдает
последние деньги, чтоб спасти  свое  дитя.  Дело,  которое  нам  предстоит
сегодня ночью, - не грабеж, не убийство, не воровство, не угон в  рабство:
сегодня святая ночь, ибо восторжествует справедливость!
     По грубым лицам варваров прошло движение, в глазах  сверкнуло  пламя,
они обнажили  свои  хищные  зубы,  стиснули  кулаки,  мышцы  на  их  руках
вздулись.
     "Звери!" - обрадовался я и тут же испугался: стая  голодных  львов  в
пустыне вряд ли была бы опаснее этой толпы, несущей с собой смерть.
     Когда совсем стемнело, мы разошлись по обе стороны дороги.
     - Как только я хлопну себя по бедру, начинайте! Да смотрите, чтоб  не
прозевать! Когда я хлопну во второй раз, каждого солдата уже должна обнять
Морана. Повозку не трогать! Она моя!
     Мне никто не ответил, не возразил ни слова.  Крепко  стиснув  оружие,
они укрылись в засаде за кустами и деревьями.
     И тут-то началась для меня настоящая пытка. Чем  темнее  становилось,
тем больший страх  охватывал  меня.  Отчаянье  впилось  в  душу  железными
когтями. Вдруг Ирина не придет?  Или  варвары  подведут?  Вдруг  наш  план
выдали Рустику? Продали ему за большие  деньги?  А  если  префект  удвоит,
утроит охрану? О, если б у меня было сто рук и в сто  раз  больше  сил!  Я
отпустил бы с богом диких  варваров  и  все  взял  бы  на  себя!  А  вдруг
какой-нибудь солдат из охраны уцелеет и поспешит назад в Топер... В погоню
за нами поднимется весь гарнизон. И тогда нам не уйти. Они отнимут  Ирину,
обнаружат след Эпафродита...
     Я закрыл глаза от ужаса. Белая дорога, уходившая в ночь, простиралась
передо мной. Вдруг какие-то  тревожные  волны  набежали  на  нее.  Из  них
родились жуткие лица наемников. И вот уже я тону. Ирина хватается за меня.
Эпафродит, сбросив свою хламид, спешит на  помощь.  Сверкнули  кровожадные
зубы варваров. Черные когти  вонзились  в  капюшон  грека  -  зазвенело  и
посыпалось на дорогу золото...
     Я сжал ладонями виски, в которых, словно молот по наковальне, стучала
кровь. Открыл глаза. Меня била  лихорадка.  Перед  моими  глазами  уходила
вдаль спокойная и мирная дорога.
     Что с тобой, Нумида?! Я ударил себя по лбу. Не сходи с ума! Где  твое
хладнокровие и мужество! Не теряй надежды!
     О Христе боже, смилуйся над ангелом!
     Тут что-то застучало вдали. Едут! Справа и слева от дороги послышался
легкий хруст. Варвары  готовились  к  налету.  Меня  словно  пробудили  от
тяжелого сна. В мгновенье ока я успокоился. Почувствовал прилив сил. Страх
и отчаянье исчезли. И когда дорога загудела  под  ударами  копыт,  я  даже
улыбнулся от радости, предвкушая трудное дело. Варварам  я  верил  сейчас,
как самому себе.
     Я осторожно выглянул из-за дерева. Две тени появились на  дороге.  За
ними еще две, потом четыре, восемь,  десять.  Шум  колес.  Покрытая  белым
двуколка. Потом снова подпрыгивающие тени.  Я  сжал  в  правой  руке  нож,
подобрал левую ногу, согнув ее  в  колене,  и,  подняв  левую  руку,  ждал
минуты, чтоб дать знак.
     Фыркали лошади. Солдаты ехали молча. Изредка подковы высекали  искры.
Звенели стремена. Вот первые два всадника поравнялись со мной,  еще  двое,
еще, еще... громыхает повозка...
     - Хлоп!
     Из кустов вылетели дикие тени; взмахи, удары, отрывистые возгласы,  и
вот я уже на двуколке, пронзенный возница летит под колеса, еще  мгновение
- и все окончилось, без единого слова, без криков о помощи.
     Радован поднял руки, словно подгоняя мчащихся коней, и простонал:
     - О-о-о, Нумида, ты спас ее, о, велик Перун!
     В этот миг отлетел  в  сторону  сорванный  полог,  у  входа  в  шатер
раздались вопли, началась суматоха, и вбежавший воин закричал:
     - Войска! Бежим!
     Словно ужаленный, вскочил на ноги Нумида и бросился вон из шатра.
     Радован с испугу опрокинул кувшин  с  вином  и  кинулся  за  Нумидой.
Вцепившись в него и раскрыв рот, он тяжело ворочал непослушным языком:
     - Гунны... вархуны... Тунюш... Бежим!
     На севере полыхало багряное небо.
     - Горят села! -  сказал  часовой.  -  Только  что  примчался  беглец.
Славины жгут и убивают. Бежим.
     -  Бежим,  бежим!  -  вопили  вокруг.  Люби  вскакивали   на   коней,
подтягивали ремни и поворачивали к югу.
     - Запрягайте! - приказал Нумида.
     Четыре раба поспешно пригнали лошадей и бросились запрягать их.
     - Что она? - спросил Нумида раба, сидевшего возле повозки.
     - Выпила несколько капель гранатового сока  и  немного  вина.  Сейчас
спит!
     На севере ширился кровавый пояс пожарищ. По  дороге  на  неоседланных
лошадях мчались беглецы. Воины Нумиды едва сдерживали своих коней. Из леса
неслись отчаянные вопли, мычала скотина, каждый спасался, как мог. И  даже
птицы, гортанно  крича,  напуганные  и  растерянные,  неслись  к  югу  над
головами бегущих.
     Нумида сжал руку Радована и увлек его в шатер, который не  успел  еще
убрать.
     - Ты вернешься к нам, Радован!
     - Вернусь? О, нет, Нумида! Я бегу с тобой. Я бегу к Эпафродиту.
     - Нет! Ты должен пробраться к  Истоку!  Передай  ему  это  письмо!  И
береги письмо, как зеницу ока! Мои спутники не должны знать, что я -  друг
славинов! Я должен бежать! А ты иди назад!
     Радован возражал, пытался спорить. Но прежде чем он успел  произнести
что-либо членораздельное, Нумида сунул ему за пазуху письмо и пригрозил:
     - Слушайся, старик, если тебе дорога жизнь!
     Певец не успел прийти в себя, как уже  стоял  в  одиночестве  посреди
шатра, а Нумида мчался вслед за повозкой на юг.



                                    20

     От обгоревших бревен  шел  серый,  зловонный  дым.  Все  кругом  было
опустошено. Далеко в степь уходили полосы  опаленной  травы.  Кое-где  еще
тлел ковыль, иногда в кустах вспыхивал огонь, и высоко в  небо  поднимался
дым. На кургане каркали вороны. Ястребы с Гема, учуяв запах паленого мяса,
стаями слетались и кружились над пожарищами.
     Длинная и широкая полоса разгрома тянулась по  всей  северной  Мезии.
Дома были разрушены, хлева опустошены, поля  вытоптаны  и  разорены,  леса
выжжены. Грозной лавиной наступало войско славинов. Сотни  земледельцев  в
отчаянье, с тоской в груди и проклятиями на  высохших  губах  смотрели  на
родное пепелище. Словно тысячи тюков, лежали  они,  связанные,  на  земле,
ожидая решения свой участи. Жуткое мщение нес обагренный кровью славинский
меч всюду, куда он достигал. За кости отцов, за сердца сыновей и  братьев,
око за око, зуб за зуб! День отмщенья!
     Исток лежал в одиночестве на вершине холма, далеко  от  людей.  Рядом
валялись шлем, доспех и обнаженный меч. Юноша  заложил  руки  под  голову,
закрыл глаза, он словно не слышал дикого рева обезумевшего войска, которое
в пьяном угаре, точно разнузданные  дикари,  праздновало  победу,  радуясь
небывалой добыче. Истока не  радовала  эта  добыча.  Он  мстил  за  павших
Сваруничей, своих братьев. Но такая месть вызывала у него отвращение.  Это
не было похоже на войну, на настоящее сражение, - это был грабеж,  разбой,
славины рубили, резали скот, жгли, убивали, нападали, как  жаждущие  крови
пантеры. Мысли Истока вонзились над кровавым пламенем, его цель шла дальше
пожарищ и разбоя, меч его ни разу не сверкнул  с  той  поры,  как  славины
сшиблись с гуннами. Усталая и пьяная  вольница  упивалась  победой,  а  он
мучился, сердце томила тоска, рука устала от безделья. В глубине  души  он
жалел, что лагерь Хильбудия разрушен, что кости  столь  доблестного  воина
гниют в ущелье возле града. О, если б он был жив! О, если  б  уцелели  его
когорты! Или пусть бы кто-нибудь другой укрепился за Дунаем!  Асбад!  Если
бы встретить хоть Тунюша! Меч Истока покрылся бы в бою зазубринами, и руки
бы не устали. И если бы он, последний Сварунич, пал бы  в  битве,  что  из
того? Один герой сразил бы другого героя!
     Сердце Истока стремилось за Гем. Ему казалось,  будто  его  призывает
судьба, сами боги указывают ему путь на юг. По лицу его  прошло  сомнение.
Судьба? Боги? Нет, не судьба и не боги его призывают. А  любовь  к  своему
народу и к Ирине. И он последует за  голосом  любви.  Последует!  Немедля.
Пусть придется идти до самых Афин, идти всю зиму - он должен ее найти!  Он
вернется с нею. А потом? Потом с войском на юг!
     Исток решительно сел, потом поднялся и посмотрел  на  пожарище  и  на
поле боя.
     - Хватит. - Отвращение и гнев появились на его лице. - Хватит  резни!
Вы отомстили. Теперь я хочу битвы. Такой битвы,  чтоб  испугался  Управда,
узнав о том, как Орион сокрушил легионы ромеев.
     Он надел доспех, крепко затянув ремни на  спине.  Препоясался  мечом,
застегнул шлем и пошел к толпе.
     - Я отправлю  войско  домой!  Близится  осень.  За  зиму  славины  из
Византии научат воинов владеть оружием, а я поищу Ирину. А когда  вернусь,
ударим на Гем!
     Подойдя ближе к лагерю славинского войска,  Исток  услышал  радостный
шум. Люди с восторженным ревом следовали за всадником, который ехал  туда,
где стояли отряды Радо.
     Кто бы это мог быть?
     Опершись на тяжелый меч, Исток наблюдал за всадником. Похож на гунна.
Нет, не может быть. Гунна толпа бы встретила иначе.
     Вдруг до Истока донеслись  звуки  лютни.  Старый,  но  звучный  голос
затянул боевую песнь, воины подхватили ее.
     "Радован! - обрадовался Исток.  -  Откуда  он  здесь?  Но  с  пустыми
руками? А как же все его обеты и клятвы?"
     Он вспомнил о Любинице, и печаль  залила  его  душу.  Сколько  гонцов
разослал он по стране, и все вернулись ни с  чем.  Вот  и  Радован  пришел
один.
     "Нет, не только Управда, Тунюш тоже навеки запомнит племя Сваруна! Не
уйти ему от страшной мести за сестру!"
     Он быстро спустился  с  холма.  Когда  Радован  увидел  его,  смолкли
струны, утихла недопетая песня. Подняв высоко над  головой  лютню,  старик
закричал:
     - Исток, Исток! Я нашел ее! Клянусь богами, поклонись мне, как самому
Управде!
     Он погнал коня к Сваруничу. Исток ждал  его,  кровь  закипела  в  его
жилах.
     - Слезай, старик, и рассказывай! Где она? Почему ты не привел ее?
     - Почему я не привел ее?  Ты  думаешь,  девушка  -  собачка,  которая
побежит за конем? А ведь даже собачка  высунула  бы  язык  и  свалилась  в
траву, так мы мчались. Клянусь Мораной!
     Он повернулся к воинам и сердито крикнул:
     - Помогите мне слезть! Разинули  пасти!  Пьяницы!  Легко  вам  ржать,
когда вас откармливать, как молочных поросят. А люди  за  вас  умирают  от
жажды и голода!
     Несколько человек со смехом подскочили к нему и сняли его с коня.
     - Осторожней! - командовал он.  -  От  скачки  у  меня  ноги,  словно
деревянные, не сгибаются!
     Исток велел немедленно приготовить для Радована еды и медовину.
     - А вина нет? - спросил певец, искоса взглянув на Истока.
     - Нет!
     - Тогда пусть будет медовина! Много раз по ней  душа  тосковала.  Нет
так нет!
     Пошатываясь от усталости, Радован вместе с Истоком  пошел  в  лагерь,
где стояли  главные  отряды  славинов.  Громогласный  вопль  приветствовал
гостя. Но, увидев Радо, старик испугался. Исток крикнул Радо:
     - Он нашел ее!
     Радо обнял старца с такой силой, словно Любиница была у него в руках,
и он мог тут же прижать ее к своей груди.
     - Отец, где она? Говори, рассказывай! Мы отправимся  за  ней  немедля
хоть в Константинополь.
     - Да ты огонь! Дай сначала дух перевести. Потерпи малость. Сначала  я
поговорю с тобой,  Исток!  Клянусь  богами,  ты  заплачешь  от  радости  и
запрыгаешь, как козел, узнав, что я ношу на сердце.
     И  он  многозначительно  прижал  руку  к  груди,  где  лежало  письмо
Эпафродита.
     Радован  не  торопясь  подкрепился  мясом  и  медовиной,  вызнал  все
новости: как славины напали на гуннов,  как  сражались  и  грабили,  потом
подмигнул Истоку, чтобы тот следовал за ним, и отошел в сторону.
     - Готовься, - начал он, - чтоб  от  радости  голова  не  закружилась.
Сейчас ты узнаешь страшную тайну и сможешь прочесть о ней.
     Он оглянулся и вытащил из-за пазухи письмо  Эпафродита.  Исток  сразу
узнал почерк. Лицо его озарилось радостью. Непрочитанные еще строки сулили
ему столько надежд, что руки его дрожали,  пока  он  распечатывал  письмо.
Радован, широко расставив ноги, стоял  рядом,  радуясь  счастью  Истока  и
гордясь плодами своих усилий.
     Эпафродит писал о своем спасении, о том, как  удалось  отбить  Ирину,
которая теперь находится у него, в  Фессалонике.  В  конце  письма  стояло
следующее:
     "Итак, приди, избранник судьбы, и мсти! Поднимай свой народ  этой  же
осенью. Не бойся сопротивления! Солдат  нет.  Велисарий  завяз  в  Италии.
Ходят слухи, будто он писал Управде: "Если хочешь, чтоб я воевал, присылай
солдат. Если хочешь, чтобы мы остались в живых, присылай  продовольствие!"
Видишь, пробил час. Приди и сними  урожай.  Нива  созрела.  В  твои  лавры
Эпафродит вплетет белый цветок, Ирину! Не мешкай! Силы мои слабеют.  Харон
призывает меня в свою ладью, чтоб отправиться в  загробный  мир.  Когда  я
благословлю вас с Ириной, я смогу  сказать,  подобно  апостолу  Павлу:  "Я
кончил, приди, смерть!"
     Исток сжимал пергамен, не сводя с него глаз. Словно во  сне  мелькали
перед ним знакомые тени. В волнении он принялся читать во  второй  раз,  в
третий, дышал все глубже  и  радостнее,  пока  счастье  мощной  волной  не
захлестнуло мужественное сердце. Раскрыв объятия,  он  прижал  Радована  к
холодному доспеху на своей груди так, что старик застонал.
     - Отец, ты творишь чудеса!
     - Это хитроумие, сынок!
     - Будь я самим императором, я не смог бы достойно  вознаградить  тебя
за радость, которую ты мне доставил. Благороден и славен будешь ты в  роде
Сваруничей!
     В бурной  радости  Исток  позабыл  о  Любинице.  Он  засыпал  старика
вопросами. Как Радован получил письмо! Видел ли  он  Эпафродита?  А  может
быть, и ее? Весела ли она? Здорова?
     Однако о Любинице не забыл Радо. Он  издали  наблюдал  за  Истоком  и
Радованом. Тоска, страх и надежда переполняли его душу. Он ждал,  смотрел,
ноги его шли сами собой, он подходил ближе и ближе. Он  видел,  как  читал
Исток, как он обнял Радована, - словно луч солнца вспыхнул в груди  юноши,
озарил беспросветную тьму и разгорелся пламенем. Не выдержав, он  поспешил
к Радовану и Истоку.
     - Не могу больше! Откройся и мне, отец! Где Любиница?
     И тогда вздрогнул Исток, - в  сладкий  напиток  его  счастья  капнула
большая капля горечи. Радован онемел, он не мог взглянуть  Радо  в  глаза.
Все  примолкли.  Черное  предчувствие  сжало  горло   Радо,   сердце   его
заколотилось, лицо потемнело.
     - Отец, ты молчишь! Она мертва?
     - Боги хранят ее, - испуганно и смущенно ответил старик.
     Глаза Радо сверкнули. Он топнул ногой, сжал кулаки  и  надвинулся  на
певца - Радован почувствовал на лице горячее дыхание юноши.
     - Не таи! - с болью крикнул Радо. - Я убью тебя!
     Исток встал между стариком и обезумевшим  юношей.  Радован  торопливо
стал рассказывать о том, как он искал Любиницу, как он  нашел  ее  след  и
даже обнаружил останки коня, но девушка словно сквозь землю провалилась. О
волках он умолчал.
     - Боги ее хранят! Нумида ее ищет! - врал он в испуге. - Он ищет ее  и
найдет, как нашел Ирину.
     Бессильно опустились руки Радо, напряженные  мышцы  расслабили,  лицо
его исказило страдание. Он заскрипел зубами.
     - Пропала! Я отомщу за тебя, Любиница, я разыщу Тунюша и тебя!
     Он отвернулся, дрожа всем телом.
     - Ты пойдешь не один, мы все пойдем с  тобой!  -  взял  его  за  руку
Исток.
     В тот же день Исток созвал старейшин. Дружно и радостно  они  приняли
все его предложения. После побед, одержанных под его началом, народ  верил
в него и слепо последовал бы за ним даже в объятия Мораны.
     На следующее утро войско выступило на север, к Дунаю.  Впереди  гнали
скот, длинная  вереница  пленников  несла  награбленное  славинами  зерно,
ткани, оружие и инструмент. Беззаботно, без страха и тревоги  возвращались
славины на родину, упоенные победой и довольные военной добычей.
     Истока с  ними  не  было.  Отобрав  пятьдесят  лучших  всадников,  он
отправился на восток в надежде разыскать Тунюша. Радован считал, что  дней
через десять тот должен  возвратиться  из  Константинополя.  Наверняка  он
будет спешить к Любинице.
     - А куда ты, отец?
     Радован не ответил, и когда все уже были на конях  и  орда  уходивших
воинов пропадала в дали, Исток снова спросил Радована:
     - Ты в наш град? Или с нами? Ты был бы нам полезен!
     Радован, в новой холщевой рубахе, с длинными неумащенными волосами  и
с седой щетиной, торчавшей как жнивье, с  лютней  на  спине,  восседал  на
коне, нагруженном обильными припасами. Он ответил быстро и решительно:
     - Я не иду ни в град и ни с вами.
     - Почему? Мы любим тебя, отец, и не стали бы тебя утруждать.
     - В град я не иду потому, что с  такими  крикунами  певцы  не  ходят.
Оглохнуть можно от воплей. А с вами  не  хочу,  потому  что  вы  идете  на
Тунюша. Велик мой гнев на вонючего пса. Разве я смогу одолеть себя, увидев
его? Я отнял бы радость мести у  него,  -  он  указал  на  Радо,  -  а  он
единственный имеет право заткнуть псу глотку. Перун с вами, и Морана пусть
снимет свою жертву. Певец пойдет своей дорогой. Если вы двинетесь  на  юг,
мы встретимся. Клянусь богами, велика тогда будет наша радость!
     Он махнул рукой, прощаясь, и галопом поскакал на юго-запад.
     Воины смотрели ему вслед. Он не оглядывался, ибо рассуждал по-своему.
     "Возвращаться в град? Или ехать с вами,  молодые  волки?  О  нет!  Не
напрасно дан Радовану разум. Сейчас, когда я так близок к Эпафродиту и его
вину, ехать в град за кислым молоком или, что  еще  глупее,  под  гуннский
нож? Я еще не совсем ума лишился. К Эпафродиту!"
     Он хлестнул коня и засвистел веселую песнь.
     Восемь дней Исток и Радо с воинами поджидали Тунюша возле  дороги  из
Константинополя. Исток с наслаждением командовал своим войском.  Оно  было
маленькое, но повиновалось безукоризненно. В головах воинов  не  возникало
даже мысли о  том,  чтобы  противиться  распоряжениям  Истока.  А  молодой
Сварунич во время долгих ночных караулов и переходов думал:  "Мне  бы  два
легиона  таких  воинов!  И  я  застучал  бы   в   Адрианопольские   ворота
Константинополя.  По  Средней  улице  промчались  бы  мои  солдаты.  Перед
ипподромом заржали бы славинские кони.
     Берегись тогда Управда! И Феодоре лучше было бы  оказаться  греческой
цветочницей, предлагающей свои розы палатинцам".
     Настал  девятый  день   напряженного   ожидания.   Со   всех   сторон
возвращались конные  лазутчики.  Они  привозили  невеселые  вести.  Лагерь
Тунюша оставался таким же пустым и сожженным, каким его оставили  славины.
Анты целыми родами уходили за Дунай. С востока надвигались вархуны. Кто-то
даже вызнал, будто отряды герулов подняли копья и угрожают славинам.  Лишь
от гуннов, от Баламбека да Тунюша, не было ни слуху ни духу.
     Исток встревожился:
     - Анты уходят за Дунай? Нет ли тут предательства, братья?
     - Предательства? - изумились воины.
     - Тунюш был в Константинополе. Переселение антов - дело его рук. Если
заволновались герулы - значит, их науськал Управда. Земля герулов богата и
обильна. Ни с того ни с сего они не пошли бы на войну. И если они  одержат
верх, мы погибли. Братья, парки еще не доплели  нити  жизни  Тунюша.  Надо
возвращаться! Наша земля в опасности!
     Только на лице Радо промелькнуло нечто похожее на возражение. Но лишь
промелькнуло. Он быстро опустил голову. Отряд повернул коней и  последовал
за Истоком на север - к Дунаю.
     Не спеша двигались молчаливые и задумчивые воины за своим командиром.
Чувство подавленности и скорби охватило всех. Приходилось  возвращаться  с
пустыми руками. Напрасно потеряно время, напрасны  бессонные  ночи.  Тунюш
бродит бог знает где и, ухмыляясь, пересчитывает золото, которым  заплатил
ему за предательство Управда. Самым несчастным  чувствовал  себя  Радо.  В
безысходной тоске ехал он. Руки его не держали поводьев. Конь  нес  своего
хозяина за товарищами, словно шел без всадника.  Молодой  славин  не  смог
свою боль утраченной любви перелить в ярость, утолив алчущую душу потоками
вражеской крови;  опустились  его  крылья,  и  он,  словно  хворый  сокол,
нахохлился в седле. Любил он Истока, но в сердце  его  невольно  рождалась
зависть.
     "Ирину вызволили! А Любиницу,  может  быть,  поймали  и  обесчестили,
избили как последнюю рабыню! Крови, крови, о Морана! Перун, посей войну по
всему свете!"
     Он хмурым взглядом обвел отряд и остановил его на Истоке.
     Но и тот ехал повесив голову. Ему сопутствовали победы, под  доспехом
согревало сердце письмо Эпафродита, но сестры рядом  с  ним  не  было.  Он
представлял  себе  рыдания  седого  Сваруна,  когда  он  возвратится   без
Любиницы. И радость растворилась в печали.  Душу  его  снедала  тревога  о
славинском войске. А что, если на него напали герулы? Если оно разбито?  У
войска нет вождя, это стадо перепуганных овец, а не войско, почему  он  не
пошел с ними? Все более мрачные и мучительные предчувствия переполняли его
душу.
     На ночлег остановились в лесу.
     Огни не зажигали, разговаривали шепотом. Только  кони  громко  жевали
сочную траву. Вскоре все заснули, не выставив часового. Улегся даже Исток,
измученный предчувствиями. Лишь  старый  Ярожир,  прислонившись  к  стволу
дерева и опершись на меч, провел ночь в полудреме.
     Когда на другой день  солнце  прошло  зенит,  перед  ними  заблестела
водная гладь. Исток приказал спешиться и отогнать коней на  отдых  в  тень
дубовой рощи, а пятерым воинам во главе с Ярожиром велел искать плоты.
     Старый славин пошел к  Дунаю,  остальные  улеглись  под  деревьями  и
ждали.
     Не прошло и часа, как зашуршала высокая трава. Ярожир на четвереньках
подполз к отдыхавшим товарищам и прошептал:
     - Тунюш!
     У всех мурашки пробежали по телу, сердца затрепетали.  Радо  вскочил,
как зверь, почуявший добычу.
     - Ложись! - приказал Ярожир.
     Ползком добрались они до рощи.  Когда  все  хорошо  укрылись,  Ярожир
сказал:
     - Гунны садятся на плоты!
     Багряный плащ развевался на ветру.
     - Проклятье, - скрипнул зубами Исток. - Откуда они идут? Не из  града
ли? - Он искал Любиницу. - О Морана! Отец! На коней! Никто не должен  уйти
живым! Смерть ворогам! Где остальные четверо, Ярожир?
     - Спрятались в камыше. Чтоб не заметили, я приполз один.
     - Правильно сделал! Пусть каждый  выберет  себе  гунна.  Сколько  их,
Ярожир?
     - Человек тридцать, а может, больше. Точно не знаю.
     - Пусть даже сотня! Тунюш умрет!
     - Только от моей руки! - воскликнул Радо, дрожа от нетерпения.
     - Не знаю, друг! Он - отличный воин. Тебе одному не одолеть его!
     - Одолею, клянусь Переном.
     Мгновенно подпруги  на  седлах  были  подтянуты,  забрала  на  шлемах
опущены, Ярожир поднял свой страшный меч, и он сверкнул, как пламя.
     Ждать пришлось долго. Кони беспокойно рыли землю  копытами.  Всадники
изо всех сил натягивали поводья, пытаясь сдержать  и  успокоить  их,  хотя
сами испытывали еще большее нетерпение.  Исток  стоял  на  опушке  рощи  в
густых зарослях и наблюдал за берегом, стараясь угадать, в  какую  сторону
пойдут гунны. Завидев наконец после долгого ожидания багряный плащ, он еще
раз ощупал ремень под подбородком, проверил,  прочно  ли  сидит  шлем.  Он
понимал, что предстоит тяжелая схватка.
     Вслед за Тунюшом гунны стали прыгать с  плотов  -  десять,  двадцать,
тридцать, тридцать пять человек. Исток  видел,  как  Тунюш  повернул  коня
налево, хотя тот по привычке  пошел  было  в  противоположную  сторону,  к
лагерю.
     "Они пройдут здесь!" От радости Исток затрепетал. Он выждал несколько
мгновений и под прикрытием кустов прокрался к своим.
     - Ярожир и с ним еще пятеро пойдут первыми! Чтобы гунны не испугались
и не сбежали! Тунюша не трогать! О нем побеспокоимся мы с  Радо.  А  когда
разгорится схватка, ударим все!
     Едва он успел закончить, на опушке  появилась  конская  морда.  Гунн!
Ярожир стиснул коленями своего коня. Но  на  сей  раз  и  лошади  и  воины
отказались повиноваться.
     Будто разбушевавшийся поток,  прорвавший  плотину,  все  кинулись  за
Ярожиром. Первым с огромной силой взмахнул мечом старый  славин  -  голова
гунна покатилась в траву. И  словно  по  сигналу,  взвыли  одновременно  и
славины и гунны. Степь застонала, сшиблись конь с конем, сталь  грянула  о
сталь. Гунны не мешкали ни секунды, обнажая мечи. А всадники, скакавшие  в
задних рядах, успели даже выставить копья и подняли на них трех коней, так
что три  славинских  воина  в  беспамятстве  повалились  на  землю.  Битва
разгорелась. Сталь на восьмидесяти мечах крошилась, искры летели в  разные
стороны, начался поединок самых отборных воинов, каких только знали  земли
вдоль нижнего  Дуная.  Трещали  шлемы,  лопались  доспехи  гуннов,  тысячи
ослепительных зигзагов вычерчивали мечи в солнечном свете, воины  налетали
друг на друга, отбивали удары и отскакивали, нападали и били снова, рубили
по головам, кололи в грудь  -  кровь  брызгала,  обливая  коней,  которые,
обезумев подобно всадникам, вставали  на  дыбы,  били  копытами  и  грызли
натянутые поводья, роняя пену.
     Как тигр, кинулся Радо за багряным плащом. Исток скакал  следом.  Вот
просвистел меч Радо. Но  Тунюш  встретил  удар  спокойно  и  хладнокровно,
словно на него замахнулся прутом босоногий пастух.
     Через мгновение Радо оказался безоружным. Тунюш выбил меч у  него  из
рук, задев притом и позолоченный византийский шлем, в котором зияла теперь
широкая трещина. Радо отскочил в сторону, взревев от бешенства. Тунюш  тут
же согнул локоть и повернул коня, чтоб вонзить меч юноше в  спину.  Однако
меч Истока отбил удар. С быстротой молнии  повернулся  Тунюш.  Его  глаза,
видевшие столько окровавленных лезвий, занесенных над головой,  немедленно
уловили, что Исток - опасный противник. Оба коня встали  на  дыбы,  словно
благородные  жеребцы  поняли,  что   встретились   достойные   противники.
Зазвенела, засверкала сталь, подобно ослепительным змеям  мелькали  шишаки
шлемов, выписывая сверкающие круги. Пот заливал  лица.  Тунюш  понял,  что
речь идет о его голове. Моментально бросил он поводья, рука его скользнула
за копьем, чтоб метнуть его в Истока.
     И тогда раздался вопль Радо:
     - Брось копье! Пес!
     Безоружный, Радо погнал коня на Тунюша, обхватил гунна руками  вокруг
пояса, и оба они полетели в траву, кони без  всадников  прянули  в  степь.
Клещами сжимал Радо упавшего на спину Тунюша. Короткий меч сверкнул в руке
юноши, из горла гунна брызнула горячая черная струя.
     Все до одного гунна  остались  лежать  на  поле  боя,  но  пятнадцать
славинов, хотя они и были защищены шлемами и броней, сложили свои головы.
     - О Морана, какие  отличные  воины!  -  говорил  Исток,  бродя  между
мертвыми.



                                    21

     Когда славины отдохнули от жаркой битвы и  принесли  Перуну  скромные
жертвы, Исток приказал собрать оружие убитых,  поймать  лошадей,  а  трупы
закопать, чтоб их не осквернили стервятники. Кости таких воинов не  должны
валяться разбросанными и поруганными по степи.
     Радо разыскал труп Тунюша и замер, не сводя глаз с широкого лица,  на
котором застыло выражение горечи. Душа дикого сына степей пылала восторгом
при виде трупа того, кто похитил  его  суженую.  Он  поднял  шапку  гунна,
взялся за багряный плащ и сорвал его с плеч - лопнул  драгоценный  пурпур.
Радо с наслаждением рвал  в  клочья  одежду  человека,  которого  он  даже
мертвым  ненавидел  лютой  ненавистью.  Обрубив  застежки,   он   принялся
стаскивать доспех, украшенный множеством рубинов и смарагдов.
     Когда он снял его, с груди убитого скатился какой-то свиток.
     Радо поднял его, развернул и, не умея читать, бессмысленно  уставился
на буквы.
     "Может быть, важное письмо", - подумал он и понес его к Истоку.
     Взглянув на свиток, Сварунич, выучившийся грамоте в  Константинополе,
воскликнул:
     - Клянусь богами, от самого Управды! Из императорской канцелярии!
     Глаза его взволнованно бегали по строчкам, радость и гнев сверкали во
взгляде.
     - Месть судьбы! -  произнес  он  громко,  дочитав  до  конца.  Воины,
сгоравшие от любопытства, окружили его.
     - Тунюш и Управда копали яму славинам, а попали в нее сами. Тунюш уже
на дне, за ним последует Управда. Это письмо помирит антов и славинов.
     Все разинули рты. Любопытство росло. Люди теснились к  Истоку,  жадно
слушая его слова.
     - Мужи, мстящие за братьев и отцов  своих,  вы  помните,  что  я  вам
сказал перед походом на антов? Кто  был  вождем  предателей?  Может  быть,
Волк? Может быть, Виленец?
     - Тунюш, - глухо заволновались воины.
     - Пес Тунюш! Верно! Он проливал братскую  кровь,  он  раздувал  огонь
зависти, он вбивал клинья и ставил  преграды  между  антами  и  славинами.
Сегодня он пожал то, что посеял. Судьба дала  нам  в  руки  ключ,  который
откроет для нас сердца антов!
     Воины радостно зашумели. Исток поднял свисток.
     - Смотрите, эта подлая грамота согревалась  на  груди  предателя,  но
сердце его оледенело, затупилась стрела, которую он  омочил  в  зависти  и
коварстве и направил  в  славинское  племя.  Этой  грамотой  императорская
канцелярия повелевала гарнизонам всех крепостей в Мезии, Фракии и  Иллирии
принимать Тунюша, если он приедет, как союзника Византии  и  защищать  его
как достойного гражданина страны. Ибо  он  рассорил  варваров  -  антов  и
славинов, - привел антских старейшин в Туррис, чтоб они объединились с ним
против славинов и вархунов.  На  него  возлагается  забота  о  том,  чтобы
граница на севере была надежной во время войны в Италии.
     Толпа воинов замерла в изумлении.
     - В Туррис пришли анты? Гибель угрожает нашему  граду!  А  вдруг  они
встретят славинов, возвращающихся с добычей? О Морана! Вперед, на помощь!
     - Вперед, мы протянем руку  антам!  Эта  грамота  прекратит  раздоры!
Слава Перуну!
     Исток свернул свиток. Немедля отряд  погрузился  на  плоты  и  поплыл
через Дунай к Туррису.
     Они могли в тот  же  вечер  добраться  до  полуразрушенной  крепости,
однако Исток решил иначе. Воины  были  измучены,  кони  устали.  Если  они
придут к ночи, анты могут напасть и разбить их.  Он  догадывался,  что  за
поросшими лесом горами, которые тянулись вдоль реки к  Алуту,  стояло  все
войско антов. Иначе они не дерзнули  бы  подойти  вплотную  к  славинскому
граду.
     Поэтому он решил разбить лагерь в чаще на южном склоне  гор  и  ждать
наступления ночи. Пятерых самых искусных лазутчиков он  отправил  ночью  в
Туррис, чтобы они разузнали о силах антов.
     Тьма накрыла землю; луны не было, низкие яркие звезды  усыпали  небо.
Исток лег на мох, подложив под голову щит; на груди его, прикрытой сталью,
лежал могучий меч. Ни одна ночь, с  тех  пор  как  он  плыл  с  Ириной  по
Пропонтиде от виллы Эпафродита, не казалась ему столь прекрасной,  никогда
звезды не спускались так низко, никогда его собственная грудь не  казалась
ему столь тесной, как в этот вечер. Пламя разлилось в жилах. Сердце билось
под броней о письмо Эпафродита, словно тихо шептало:
     "Приди, герой, приди за своей голубкой! Она уже  расправляет  крылья,
ее голубые глаза устремлены на  север.  Она  хочет  лететь  к  тебе,  чтоб
прилечь у тебя на груди, где она отдохнет и где сбудется ее мечта, которую
она видит во сне и наяву каждую  ночь,  каждый  день,  каждое  мгновение".
Рядом с этим письмом лежала грамота  дворцовой  канцелярии.  Она  казалась
обнаженным мечом. Взмах, и покатится голова черного дракона - междоусобицы
и братоубийственного раздора, славины и анты обнимут друг друга, ненависть
обернется любовью, которая вспыхнет грозным пламенем. Затрепещет в  страхе
Константинополь, с его орлами схватятся славинские соколы.
     Волна счастья залила сердце героя, он приподнялся, облокотился на щит
и принялся снова и снова созерцать золотые звезды  над  головой,  сулившие
радость и надежду.
     - Боги, смилуйтесь над народом, приносящим вам жертвы! -  Невольно  с
губ его сорвались слова молитвы, и он испугался своего голоса.  Кто-то  из
спящих воинов шевельнулся. Загремел меч.
     Исток снова опустился на щит.
     Вспомнилась ночь, когда он, тогда еще неискушенный юноша,  точно  так
же лежал на склонах этих холмов и поджидал Хильбудия. Многое  переменилось
с тех пор, и та ночь показалась ему такой далекой, что почти  стерлась  из
памяти. Многое изменилось:  он  сам,  его  рука,  его  думы,  лишь  сердце
осталось неизменным; в нем по-прежнему жило стремление к свободе, любовь к
своему народу и где-то глубоко - трезвые сомнения.
     Еще юношей он думал: вурдалак, Морана, бесы - верно ли, что они могут
навредить ему? Почему же их не боится Хильбудий? А ныне сомнение  высунуло
свое ядовитое жало: боги смилуйтесь!  Правда  ли  это?  В  самом  ли  деле
побеждает Перун?  Ведет  ли  его  Святовит?  И  правда  ли,  что  меч  его
направляет Морана?
     Непонятный страх сжал его сердце. Он испугался своих мыслей. В кустах
зашелестели листья.
     "А если это Шетек?"
     И  тихая,  полная  боязни  вера  отцова  заставила  спрятаться   жало
сомнения. По небу проплыло пылающее облако. У Истока помутилось в  глазах.
"А если это Перун с острыми стрелами в разящей деснице?"
     Исток снова встал, взял меч и пообещал принести обильные дары  Перуну
и Святовиту.
     Но едва он закрыл  глаза,  к  нему  беззвучно  приблизилась  Ирина  с
Евангелием в руках.  Книга  излучала  пламя  любви,  озаряя  лицо  любимой
глубокой верой, она улыбалась его сомнениям. Тихо шевелились  губы  Ирины,
как некогда в лодке. Ему почудилось, будто они вспыхнули от  его  поцелуя.
Издали, с самого неба, несся ее голос  и  постучался  в  его  сердце,  как
бывало прежде:
     - Веруй, Исток, веруй в истину, и любовь наполнит сердце твое!
     Он открыл глаза, руки потянулись к Ирине, чтоб прижать  ее  к  груди,
как тогда под маслинами в саду  Эпафродита.  Но  встретили  лишь  холодные
ножны - Ирина исчезла, вокруг, погруженные в глубокий сон, храпели воины.
     Измученный думами, Исток поднялся на ноги. Провел  ладонью  по  лицу.
Сон покинул его вежды. Медленно пошел юноша по лесу,  чтоб  успокоиться  и
прийти в себя.
     И вдруг услышал говор, смех, треск сухих веток.
     "Анты!"
     Он обнажил меч и замер  на  месте.  Возможность  броситься  в  бой  и
разогнать горькие мысли обрадовала его. По шуму он  рассудил,  что  народу
немного, и решил, что справится один.  Голоса  приближались,  радостные  и
беззаботные. Исток прислушался и вскоре снова  сложил  меч  в  ножны.  Это
возвращались лазутчики.
     - Ну что? - спросил он у первого из них.
     - Опасности нет! У пяти костров лишь несколько  старейшин  с  горстью
воинов.
     - А послы из Константинополя? Они уже уехали? Есть ли у них охрани?
     - Виленец угощает их и хвастается. Мы еле насчитали десять доспехов.
     - Хорошо. Ложитесь и отдыхайте. На заре выступаем!
     Разведчики присоединились к  спавшим.  Исток  сел  на  ствол  гнилого
дерева, оперся на меч и задремал.
     Прежде чем солнце зарумянило редкие пожелтевшие  листья  на  вершинах
гор, славины двинулись к Туррису.
     Пере  наполовину  разрушенными  стенами   сверкнули   шлемы,   стража
затрубила тревогу. Анты, испуганные и растерянные,  пробуждались  от  сна.
Часовой сразу узнал Истока и в страхе прокричал его имя.
     Дрожь охватила антов, императорские послы побледнели:
     Помилуй нас, господи, помилуй!
     Распахивая  копьями,  все  кинулись   к   стенам,   несколько   стрел
просвистело над славинами, - так анты "приветствовали" братьев.
     Исток велел своему отряду  остановиться;  вызвав  двух  самых  старых
воинов, он махнул рукой в сторону стен.
     - Мир, мир братьям! - и вместе с ними  поскакал  к  разбитым  воротам
крепости.
     Анты  с  недоумением  и  неприязнью  глядели  на   гордого   славина,
восседавшего в седле, как король, подъезжающий к своим рабам.
     Увидев Виленца, Исток спешился и подошел к нему.
     - Доброе утро и тысячу счастливых дней  пусть  принесут  тебе  парки,
светлейший старейшина Виленец, хранитель братского племени антов.
     - И тебе того же, могучий сын славного Сваруна!
     Виленец говорил глухим голосом, полным желчи  и  недружелюбия.  Слова
срывались с его губ, словно удары.
     - Не обессудь, - продолжал Исток, что я разбудил тебя.  Утомлен  твой
взор, видно, допоздна ты угощал своих врагов.
     Византийские воины закусили губы под холодным взглядом Истока.
     - Они друзья нашего племени! - сказал Виленец. - Не насмехайся,  если
хочешь, чтоб тебя пощадили боги! Говори, в чем дело! Твой отряд  стоит  за
стенами. Если ты убьешь нас, боги отомстят тебе!
     - Мой меч не запятнан кровью братьев и никогда не будет  запятнан.  С
него хватает вражьей крови!
     - Если ты посол, почему ты столь дерзок? - осмелился спросить один из
ромеев, делая шаг к Истоку.
     -  Прочь!  -  загремел  соавин.  -  Как  смеешь  ты,  слуга  Управды,
разговаривать  так  со  мной,  магистром  педитум,  назначенным  священной
императрицей Феодорой!
     При звуке этого имени византийцы привычно склонились до самой земли.
     - Да, я тоже посол и горжусь тем, что одолел змея  вашего  лукавства.
Мир я несу братьям, гибель вам, недруги!
     - Змея нашего лукавства? - быстро переспросил византиец.
     - Да, ядовитого змея, отравившего сердца братьев! Знаком ли  вам  он,
императорские мошенники?
     На мгновенье  воцарилось  молчание.  Ярожир  и  воин,  сопровождавший
Истока,  стиснули  рукояти  мечей.  Ибо  анты  и  византийцы  обменивались
взглядами, в которых ясно читалось:
     "Смерть ему!"
     - Что ж вы молчите? Ага,  ваши  взгляды  умоляют  старейшину  Виленца
омочить железо в моей крови и ею скрепить союз с вами! Но  грудь  магистра
педитума, любимца императрицы Феодоры, хорошо защищена,  дабы  у  него  не
похитили сердце. Ведь  эта  игрушка  нужна  вашей  священной  императрице,
бывшей блуднице александрийской! И  сам  сатана  христианский,  оседлавший
вашего  Управду,  заплачет,  узнав,  что  над  Тунюшом  и  его  товарищами
возвышается курган, который насыпал Исток.
     Лица византийцев исказились от гнева при этих  страшных  оскорблениях
святого двора. Анты загремели мечами, но, услышав о смерти  Тунюша,  снова
застыли в неподвижности. Не будь за спиной Истока страшного Ярожира,  вряд
ли они совладели бы с собой и пощадили дерзкого славина. И Сварунич  знал,
что за спиной его - надежный меч, а  у  стен  крепости  -  сильный  отряд.
Поэтому он не дрогнул, не растерялся, когда загремели мечи антов. Спокойно
полез он за пазуху и вытащил грамоту Юстиниана.
     - Старейшина Виленец, печаль охватила вас,  когда  вы  услыхали,  что
лежит в могиле пес Тунюш, ненасытный губитель нашей и  вашей  свободы.  Но
печаль растворится в радости, когда ты узнаешь, о чем говорит эта грамота,
лежавшая на подлом сердце предателя-гунна!  Найдется  у  тебя  переводчик,
почитаемый жрец? Пусть он прочитает ее!
     Кривой на один глаз горбатый волхв взял  свисток  и  стал  переводить
его.
     Византийцы побледнели, анты разинули  от  изумления  рты,  с  лиц  их
исчезла угроза.
     - Это обман! - воскликнул один из посланцев Юстиниана,  когда  письмо
было прочитано.
     - Нет, это не обман, старейшина Виленец! Это  дело  богов!  -  сказал
волхв, протянув грамоту старейшине и указывая  длинным  черным  ногтем  на
печать Управды.
     Анты  гневно  загудели.   Теперь   неприязненные   взгляды   пронзили
византийцев.
     "Сердца раскрываются!" - подумал Исток и снова заговорил:
     - Братья! Кто завязал глаза вашей мудрости, заставив  вас  принять  в
дар земли по ту сторону Дуная? Разве они не  были  вашими  и  нашими?  Кто
испокон веку дергал там  лен,  пас  стада?  Племя  славинов  и  антов  или
ненасытный волк византийский? Ведь  этот  волк  похитил  у  нас  барана  и
предлагает его вам в дар! И еще требует за него плату - чтоб вы  сражались
с братьями, чтоб вас убивали вархуны, чтоб вы своей грудью защищали мягкую
постель, на  которой  нежится  ваш  враг?  Вы  слышали  отравленные  слова
Управды, вы убедились в предательстве,  которое  таилось  в  груди  самого
подлого обманщика - Тунюша, пока он не  набил  свой  рот  землею.  Братья,
заклинаю вас нашими богами,  не  надо  ссориться!  Давайте  объединимся  и
отомстим за наших отцов и братьев! За Дунай! Хлеба созрели! Давайте сожнем
их! Смерть Византии!
     - Смерть! - прорычал Ярожир.
     - Смерть! - подхватили анты.
     - Смерть! - захрипел  высохший,  горбатый  волхв  и,  порвав  свиток,
бросил обрывки на жаровню. Вопль разнесся по Туррису и долетел до  конницы
Истока.
     - Смерть! - крикнули воины  и  хлестнули  коней.  Загудела  земля,  в
ворота грянули славины. Решив, что смерть угрожает Истоку,  они  бросились
ему  на  помощь.  Но,  ворвавшись  в  крепость,  опустили  мечи,  -  анты,
приветствуя их, протягивали им чаши с медом.
     Славины приняли мед, запылали костры, волхв зажег тыкву с  маслом  во
славу богов, братья обнимались и клялись жить в согласии.
     Византийцы поняли, что их планы лопнули,  что  веревка,  которой  они
хотели  связать  варваров,  разрублена,  и  сделали  попытку  улизнуть  из
крепости.
     Однако  славины  и  анты  окружили  их  плотным  кольцом.  Византийцы
ссылались  на  неприкосновенность  послов,  угрожали  Управдой   и   новым
Хильбудием, сулили привести могучие легионы, которые сумеют  отомстить  за
оскорбление. Но бурно радовавшиеся славины и анты не обращали на их угрозы
внимания. Ответом был всеобщий хохот. Люди подбирали с земли комья  навоза
и швыряли их в лицо византийцам, издевались над Управдой и плевали на  его
воинов. В воздухе замелькали камни. Ромеи пришли в ярость.  Обнажив  мечи,
они бросились на толпу, надеясь оружием  проложить  себе  путь  к  выходу.
Обливаясь кровью, повалились на землю  первые  жертвы;  у  антов  не  было
шлемов, и они не несли доспехов, поэтому  они  побаивались  тяжелых  мечей
византийской конницы. На помощь  поспешил  Ярожир.  Он  заложил  ворота  и
вместе со своими воинами вступил в бой, сзади нападали  с  топорами  анты.
Если бы не вмешался Исток, византийцев перебили бы  всех  до  единого.  Он
спас двух посланцев, сказав им:
     - Идите к Управде и скажите ему, что скоро мы придем в  гости.  Пусть
готовит угощение, потому что дорога дальняя, а мы будем голодные!
     Под всеобщий хохот  униженные  завоеватели  выбрались  из  Турриса  и
помчались на юг.
     Сразу же после этого вождя и старейшины антов и славинов собрались на
совет и решили сообща ударить на Византию. Избранным мужам  было  поручено
спешно обойти племена и призвать людей к отмщению.
     Потом начался пир;  пировали  весь  день:  лили  в  огонь  мед,  чтоб
умилостивить Морану,  клялись  Перуном  люто  отомстить  Византии,  давали
клятвы горным и водным вилам, что никогда больше  не  будет  распри  между
братьями и они не сменят  боевой  топор  на  плуг  до  тех  пор,  пока  не
освободят исконные земли предков - вплоть до самого  Гема.  В  промежутках
между клятвами и посулами одноглазый волхв  прорицал  грядущие  чудеса,  о
которых он узнал по потрохам закланных ягнят и баранов.
     Дважды и трижды рассказывали славины антам о том, как они  опустошили
Мезию, какую взяли добычу, как уничтожили Тунюша и разбили гуннов;  только
глубоко заполночь лагерь затих, у костра остались лишь Исток и Виленец.
     Сварунич  и  прежде  не  сомневался,  что  сумеет  убедить  антов   в
предательстве и коварстве византийцев. Однако такого успеха не ожидал даже
он. Кровь кипела в его жилах; ни разу до сих пор не пил он  столько  меду,
как в этот вечер. Цели, к которым он стремился -  Ирина  и  поход  на  юг,
недавно выглядевшие двумя мерцающими звездочками в неоглядной дали,  вдруг
оказались совсем близкими. Мечты его осуществлялись, тоска затихала,  лишь
сердце трепетало от страха - не  слишком  ли  боги  к  нему  благосклонны.
Правда, он не забывал, что нужно еще уговориться с  антами  о  направлении
похода. Он намеревался сперва идти на Топер, а оттуда за Ириной. Купаясь в
волнах  счастья,  неожиданно  подхвативших  его,  он  с  такой   силой   и
искренностью стремился к любимой, что вряд ли бы  смог  вести  войско,  не
обняв и не прижав ее к груди.
     Он рассказал Виленцу о своем плане, о том, как  опасен  для  них  мог
быть префект Рустик, окажись он у них в тылу; в конце концов  ему  удалось
убедить антов в  том,  что  единственно  разумным  и  правильным  было  бы
разгромить сперва византийское  гнездо,  а  потом  вдоль  берега  пойти  к
длинным константинопольским стенам.  Виленец  не  прекословил.  С  той  же
силой, с какой раньше он ненавидел молодого славина, теперь он полюбил его
и без конца повторял:
     - Святовит избрал тебя, Исток! Исток! Исток  -  освободитель  народа!
Мститель за наших отцов!
     Воины беззаботно храпели, и  только  Ярожир  позаботился  об  охране.
Пятерых самых трезвых воинов поставил  он  на  стены.  И  смотри-ка!  -  в
полночь раздался сигнал. Сонные, хмельные воины в суматохе искали шлемы  и
мечи, испуганные пастухи гнали из степи коней.
     Исток еще не  спал.  Прозвучал  его  голос,  сон  покинул  славинских
воинов, все немедленно пришли в себя. Зазвенели поводья, в  мгновенье  ока
были натянуты доспехи, и всадники молниеносно взлетели в седла. Изумленный
таким  порядком,  Виленец  не  мог  вымолвить  ни  слова  -  анты  бегали,
суетились, собрать их вместе никак не удавалось.
     Исток поднялся на стену  и  прислушался.  С  северо-запада  доносился
сильный шум, словно приближалась перепуганная толпа. Он приложил ладони  к
ушам. Беспокойство его возрастало.
     - Это кричат славины! Это наше  войско!  Что  произошло?  Почему  они
идут?
     Встревоженный, он спустился вниз, вскочил  на  коня,  и  славины  без
лишних слов помчались за ним следом.
     Виленец пришел в ужас.
     "Что случилось?  Может,  славины  решили  напасть  на  них?  Или  это
вархуны? Почему ускакал Исток? Может быть, это ловушка?" Сомнения стиснули
грудь, страх лишил разума, он перестал верить  славинам.  Но  что  делать?
Бежать? Далеко не уйдешь. Виленец созвал  своих  мужей.  Анты  совещались,
обсуждали, призвали волхва, время шло, а они оставались в растерянности  и
тревоге.
     Занималась заря.
     И тут в степи засверкали доспехи: возвращался Исток  с  частью  своих
воинов.
     -  Проклятие  Византии!  -  произнес  он,  въезжая  в  Туррис.   Анты
растерянно  смотрели  на  взмыленного  Сварунича,  глаза  которого  метали
молнии. - Византия подняла против нас герулов. Проклятие!  Они  напали  на
наше войско, отняли добычу, освободили пленных ромеев и обратили в бегство
славинов! Проклятие!
     - Смерть им, смерть! - кричали славины.
     - Отмщение! - ревел  взбешенный  Сварунич.  -  За  дело,  братья!  На
Византию!
     Пламя мести сильнее вспыхнуло в  душах  антов.  Сидя  на  конях,  они
повторили  клятву  и  разъехались,  чтоб  повсюду   рассказать   о   мире,
заключенном между братьями, призвать к мести обитателей даже самых дальних
уголков славинской и антской земли.
     Исток ярился больше на соплеменников, чем на герулов.
     - Орда, пьяная орда, они совсем потеряли голову, потому их и разбили!
Бараны, я железной рукой поведу вас к победам! Клянусь богами, так будет!



                                    22

     Спустя несколько недель земля вокруг разрушенной  крепости  Хильбудия
на правом берегу Дуная заполнили славинские и антские воины. День  и  ночь
реку пересекали плоты с людьми, лошадьми, скотом и припасами. Весть о мире
и о великом совместном походе братских племен на  страну  ромеев  вызывала
волны восторга. Ненависть и гнев, разжигаемые коварными происками гуннов и
Византии, угасали. С душ упал тяжкий груз,  люди  вздохнули  свободнее,  и
насильственно подавленная  любовь  вспыхнула  жарким  пламенем.  С  трудом
удавалось старейшинам оставлять часть людей дома,  чтоб  они  смотрели  за
скотом, охраняли женщин  и  детей.  Старики,  которые  уже  много  лет  не
препоясывались ремнями, словно помолодев, принялись острить боевые топоры,
чистить мечи и препоясываться ими. Девушки отложили веретена, бросили овец
и, вооружившись колчаном и луком, с песней отправились вместе с юношами на
войну. За Дунаем в условленном  месте  встречались  славинские  и  антские
старейшины, протягивали друг другу руки, соседи, некогда добрые друзья,  а
в  недавнем  времени  -  смертельные  враги.  Они  обменивались   плащами,
одаривали друг  друга  разукрашенными  стрелами,  приглашали  на  трапезы,
угощали медом и клялись богами и тенями пращуров хранить вечное  согласие.
Славинские юноши влюблялись в антских  девушек,  каждый  день  справлялись
свадьбы,  в  лагере  шло  сплошное  пиршество  -  торжественный   праздник
примирения. Ведуньи прорицали будущее молодым супругам, волхвы с  утра  до
ночи приносили щедрые жертвы во славу  братской  дружбы.  Последним  через
Дунай переправился Исток. Четыреста бронированных  всадников,  вооруженных
по византийскому образцу, следовало за ним.
     Когда толпа увидела Сварунича во главе отборного отряда, на мгновенье
воцарилась тишина. А потом юноши и девушки, старики и  подпаски,  вожди  и
старейшины разом кинулись к герою. В солнечных лучах сверкал его шлем,  на
драгоценных камнях доспеха играли яркие блики, и  он  весь  горел,  словно
пламя его мужества пробивало броню и зажигало все вокруг.  А  позади  него
блистали доспехи всадников, сияли их ослепительные копья и  гремели  цепи,
на которых красовались мечи.
     Но вот тишину безмолвного восторга  неожиданно  нарушил  приглушенный
возглас, исполненный безмерного почитания и даже робости, он пронесся  над
головами, и, словно капля прорвала  плотину,  восторженная  буря  потрясла
воздух: стучали колчаны, взлетели ввысь дротики  и  копья,  звенели  мечи,
сверкали боевые топоры.
     - Слава! Велик Исток! С ним Перун!  Слава  Перуну!  Смерть  Византии!
Отмщение, отмщение!
     Кровь хлынула Сваруничу в лицо. Его охватило неодолимое и упоительное
стремление к власти, ему страстно захотелось повелевать этими ордами, чтоб
в ту же минуту сбывались слова волхва: "Он хочет быть деспотом славинов  и
антов!"
     Но Исток подавил мимолетное  чувство.  Устыдившись  его,  он  опустил
голову и натянул поводья: конь встал на дыбы и могучими  скачками  понесся
сквозь толпу. Конница галопом помчалась  за  ним,  соблюдая  строй;  земля
загудела под копытами, звон оружия заглушал все  нарастающие  восторженные
крики. Они не утихали даже тогда, когда  отряд  скрылся  в  дубовой  роще.
Старики плакали от радости,  девушки  протягивали  руки  вслед  героям,  а
старейшины, собравшись в кружок,  клятвами  и  обетами  подтверждали  свое
решение под предводительством Истока вернуть свои исконные земли.
     Провожаемый бурей восторгов, задумчиво  ехал  Исток  к  кургану,  где
похоронили гуннов и Тунюша. Он был потрясен,  увидев  перед  собой  черный
холм, под которым  покоились  храбрые  воины.  Когда  он  подъехал  совсем
близко, конь вдруг захрапел, а сам Исток замер. В траве возле могилы лежал
труп девушки, лица ее он не мог  разглядеть.  Он  вспомнил  о  Любинице  и
похолодел.
     "А если она не убежала, если Аланка обманула,  если  ошибся  Радован,
если это месть гуннов?"
     Колени его дрожали, пока он  вынимал  ноги  из  стремян;  трепещущими
пальцами он отбросил покров, чтоб увидеть лицо покойницы.
     - Аланка!
     Вздрогнул юноша, больно защемило сердце:  на  прекрасной  шее  Аланки
зияла рана, в правой руке был зажат нож. Душу охватила печаль, но вместе с
нею пришло облегчение. Он снова накрыл лицо умершей.
     - Любовь твоя была сильнее смерти!
     Он позвал воинов, чтобы они разложили костер и  сожгли  тело  Аланки.
Задумчиво стояли варвары у огня, мысленно преклоняясь перед  силой  любви,
которая жила в сердце прекрасной женщины.
     Вскоре Сварунич возвратился к старейшинам и попросил поскорее собрать
военный совет.
     Немедля сошлись мужи и старейшины, их окружила толпа воинов, парней и
девушек. Совещались недолго.
     - Куда идти?
     - Через Гем! Мщение и добыча!
     - Кому командовать?
     - Истоку, Истоку!
     Виленец и Боян вышли из толпы и пошли  за  Истоком.  Вихрь  восторгов
встретил его.
     - Исток - воевода, Исток - воевода!
     Сварунич  махнул  рукой  и  попросил  слова.  Совет   звуками   рогов
утихомирил толпу.
     - Старейшины, вожди, мужи и братья!
     Низко, по-византийски, Исток поклонился совету и народу.
     -  Как  он  красив,  как  приветлив!  -  перешептывались  девушки.  А
старейшины гордо выпрямились, польщенные оказанным почетом.
     - Вы доверяете мне воеводство?
     - Да здравствует воевода Сварунич!
     - Знаете ли вы, что большие обязанности лежат на воеводе?
     - Знаем, потому и выбираем тебя!
     - Знаете ли вы, что у воеводы есть большие права?
     - Знаем, пользуйся ими!
     - Тогда я принимаю воеводство над братским войском и  клянусь  нашими
богами, вилами наших лугов, костями павших братьев ваших  и  моих,  что  я
поведу вас на месть, которой не видывали до сих пор ни славины,  ни  анты.
Доверьтесь  моему  мечу,  доверьтесь  моим  замыслам!  Пока  мы  на  земле
недругов, я вам воевода! Когда мы вернемся, я снова  буду  самым  покорным
слугой старейшин!
     - Слава Сваруничу, слава Истоку!
     - Давайте скорее принесем последнюю жертву Перуну и тронемся  на  юг.
Близится осень. Если боги смилуются, зимовать мы будем по ту сторону Гема,
в стране плодов и виноградников!
     Все обратились к жертвеннику, на  которой  волхвы  возложили  барана.
Виленец  и  Боян  подожгли  ветки,  девушки  осыпали   пламя   цветами   и
благовониями, волхвы в торжественном благоговейном молчании  рассматривали
потроха.
     По окончании  обряда  Исток  построил  войско.  Впереди  он  поставил
конницу, отобрав из нее лучших воинов и определив их к каждому отряду  для
помощи старейшинам и вождям, которые вели  лучников,  могучих  копейщиков,
щитоносцев и наконец обнаженных пращников, рабов и  пастухов,  вооруженных
дубинами и  палицами,  утыканными  гвоздями,  оленьими  рогами  и  зубрами
вепрей. Следом за войском валила беспорядочная орда,  тащившая  припасы  -
мехи с медом, сушеное мясо и хлеб.
     В тот же день выступили на  юг.  Исток  без  устали  разъезжал  вдоль
рядов,  хвалил,  подбадривал,  разжигал  ненависть  к  Византии,  стараясь
поддержать в отрядах боевой дух  и  приучить  не  привыкших  к  послушанию
воинов к твердой руке командира. Он  заботился,  чтобы  люди  как  следует
отдыхали, досыта кормил и поил их. Ему удалось внедрить согласие, укрепить
надежды и подчинить дикую толпу строгой дисциплине, причем сделать это все
незаметно, так что воины и сами не знали, как и когда это произошло.
     Пройдя ограбленную северную  Мезию,  войско  вышло  к  Гему.  Припасы
кончились, и Исток разрешил искать скотину по  селам.  Потом  быстро,  без
передышки,  повел  войско  через  Гем.  Во  Фракии,   перед   византийским
укреплением,  на  перекрестке  Филиппопольской  и  Фессалоникской   дорог,
славины и анты появились, точно из-под земли выросли.
     С шумом и грохотом они налетели  на  крепость,  заняли  ее,  перебили
гарнизон и  подожгли.  Это  был  первый  факел,  кровавое  пламя  которого
возвестило на ночном  небе  начало  великого  отмщения.  Он  разбудил  всю
западную  Фракию,  которая   беззаботно   предавалась   осеннему   отдыху,
наслаждаясь плодами урожая вокруг ломившихся  под  тяжестью  яств  столов.
Никому не приходило в голову, что варвары осенью  могут  перейти  Дунай  и
нагрянуть сюда. В крепостях, правда, знали, что славины опустошили  Мезию,
но на обратном пути их разбили герулы, отняв у них всю добычу и  освободив
пленных ромеев. Из Константинополя дошла весть о том, будто антов  удалось
натравить на славинов, будто при посредстве славного хана Тунюша с  антами
заключено соглашение. Потом пришел  приказ  выделить  каждой  крепости  по
нескольку солдат в войско полководца Германа,  который  поведет  их  через
Илларию к  морю  и  оттуда  на  помощь  Велисарию  против  готов.  Ибо  на
посланцев, которые  вырвались  из  Турриса,  напали  разбойники-вархуны  и
перебили их.
     И вдруг, неожиданно и внезапно,  появились  могучие  варвары,  словно
разверзлась  земля  и   выбросила   их   на   поверхность.   Императорские
военачальники были растеряны  и  напуганы.  Никто  не  мог  сказать,  куда
двинутся славины.  Объединить  легионы  стало  невозможно.  Каждый  претор
спешил поскорее поправить стены, углубить рвы,  загнать  побольше  скотины
внутрь крепости и дожидаться прихода варваров.
     Из письма Эпафродита и собственным чутьем Исток  понимал  затруднения
византийцев. Поэтому он разделил войско  на  три  части,  которые  порознь
хлынули на юг с тем, чтобы  встретиться  у  Топера.  Сам  он  двигался  по
главной дороге, вдоль которой располагались наиболее  мощные  византийские
крепости. И начался разгром. Ежедневные победы распалили народ до безумия.
Опьяненные кровью, нагруженные добычей, хмельные славины  и  анты  мчались
вперед бушующим потоком. Первую борозду прокладывала конница,  численность
которой росла день ото дня благодаря захваченным лошадям и оружию.  Юноши,
недавние пастухи, натянули доспехи, взяли в руки щиты и словно подгоняемые
волшебной силой, присоединялись к организованным отрядам. Разлучить  их  с
отрядами мог теперь только меч, только с силой пущенное копье.  Едва  лишь
во вражеской обороне появлялась брешь,  клубы  черного  дыма  возвещали  о
падении крепости,  орды  варваров  разливались  по  окрестностям,  жгли  и
грабили, наводя такой страх и ужас, какого еще не  приходилось  переживать
Фракии. Села, поля и  нивы  превратились  в  сожженную  пустыню,  покрытую
бесчисленным множеством трупов. Опустели дупла и пещеры Гема, тучи воронов
и ястребов неотступно следовали за войском, чтоб  стать  могильщиками  для
мертвецов с разбитыми головами, погибших на острие  копья,  разорванных  и
четвертованных, обожженных пламенем, растоптанных лошадьми  и  зарубленных
мечами. Того, кого миновал меч воина, поражала дубина пастуха, охваченного
безумной жаждой убийства и не  знавшего  милосердия  ни  к  старцу,  ни  к
грудному младенцу. Орда гнала толпы  детей,  огромные  стада  тянулись  на
север, и случалось, что обезумевшие поджигатели,  не  имея  сил  увести  с
собой всю добычу, сжигали хлева вместе со скотиной.
     Даже Исток опьянел от непрерывных боев. Его меч ни  разу  не  поразил
безоружного человека. Только там, где  разгоралась  самая  лютая  схватка,
сверкал и его шлем, и его меч. Вмятины зияли на шлеме,  грудь  юноши  была
обагрена кровью, на ладони появились мозоли от рукоятки меча. Он знал, что
творит толпа. Он гнушался  ею,  но  сердце  его  было  преисполнено  тихой
радости.
     - Отмщение, отмщение! - бормотал он, в одиночестве отдыхая после  боя
в лесу, на вершине холма. - Девять братьев отняла у меня Византия - во сто
крат будет месть за них! Сестру Любиницу отняла у меня тоже Византия! Гунн
не был  врагом  славинов,  пока  его  не  подучил  Управда!  Месть!  Ирину
преследовал Константинополь, мучил, хотел надругаться  над  нею  -  месть,
месть! А что они сделали со мною! Блудница привязала меня к  яслям,  чтобы
погубить медленной смертью, всласть натешиться моими страданиями! Месть!
     И тогда крики жертв, стон пленных и вопли умирающих казались  песней,
которой с радостью внимало его  ухо.  Дурман  сменялся  любовью.  Страстно
стремился он к Ирине. И гордость охватывала его.
     - Тебе не придется стыдиться, ибо ты любишь героя. Я  предстану  пред
тобой, увенчанный победой! Войско окажет тебе почести, как императрице.  Я
осыплю тебя драгоценностями, о моя единственная любовь!
     Войско  находилось  уже  неподалеку  от  Топера,  скоро   он   сможет
расквитаться с Рустиком. А потом! Куда потом?  В  душе  возникала  дерзкая
мысль. Куда? В Фессалонику. Но  не  одному!  Он  пойдет  за  ней  со  всем
войском! В самом роскошном дворце сыграем мы  свадьбу.  Ирина  вынужденная
теперь прятаться, сядет на престол, и народ  будет  вопить  от  радости  и
веселья под ее окном. Да, Ирина, тебе  не  придется  стыдиться  за  своего
милого!
     В такие  минуты  его  охватывала  бесконечная  тоска,  он  вскакивал,
поднимал усталое войско и безостановочно вел его дальше, чтобы  как  можно
скорее прийти в Топер.
     Префект Рустик быстро узнал  о  нашествии  варваров.  Толпы  беглецов
спешили укрыться за стенами его города.  Они  рассказывали  о  бесчинствах
варваров, но никто на знал, сколько их и куда они идут.  Рустику  хотелось
ударить им навстречу. Он выслал лазутчиков, многие из них не вернулись,  а
те, что вернулись, говорили разное: одни  сообщали  о  тысячах  славинских
воинов, а другие,  напротив,  утверждали,  будто  это  разнузданная  орда,
которую разгонит одна его сотня.  Сведения  были  разноречивые,  и  Рустик
решил остаться в Топере. Ни капли страха не было в его сердце. Гарнизон  у
него сильный, кроме того, он вооружил тысячу горожан,  чтобы  зимой  легче
было оборонять могучие стены.
     Рустик не только не боялся варваров, но  в  душе  даже  радовался  их
приходу. Два дня назад он получил из  Константинополя  грозное  письмо  от
Асбада. Магистр эквитум напрасно ездил  в  Дренополь,  надеясь  найти  там
Ирину и привезти  ее  в  Константинополь.  Во  дворце  ее  тщетно  ожидала
Феодора.
     Ни императрице, ни Асбаду  ничего  не  удалось  узнать.  Даже  Рустик
услышал о спасении  Ирины  лишь  спустя  восемь  дней:  разбойники  Нумиды
побросали трупы в глубокий ров, спрятав,  таким  образом,  концы  в  воду.
Рустик повсюду разослал шпионов. Но они не обнаружили ни малейшего  следа.
Девушку поглотила ночь, и он кусал  губы  в  бессильном  гневе,  в  страхе
ожидая известий из дворца.
     И  вот  теперь  пришло  гневное  письмо  Асбада,   полное   угроз   и
высокомерных оскорблений. Асбад писал, что Рустик страшно разгневал двор и
августу и что единственное спасение для него - немедленно отослать Ирину к
нему, Асбаду, чтобы он мог отвести ее к Феодоре. Рустик ничего не  ответил
на письмо. Если он напишет, что отправил девушку,  ему  не  поверят.  Если
скажет, что ее похитили разбойники, его накажут  за  легкомыслие.  Поэтому
после недолгих колебаний, он, как истый  ромей,  решил  побыстрее  собрать
осенние налоги и с полной казной бежать куда глаза глядят.
     Как раз в это время появились славины. Рустик  обрадовался,  полагая,
что война заставит Асбада и Феодору позабыть об Ирине, а заодно  и  о  нем
самом.
     В  двух  днях  хода  от  Топера  Исток  остановил  войско   и   велел
располагаться на отдых. К Радо и Ярожиру, возглавившим два других  отряда,
помчались гонцы с приказам Истока прекратить грабежи  и  присоединиться  к
нему.  А  сам  Исток  в  сопровождении   нескольких   воинов,   переодетых
фракийскими крестьянами, поехал в сторону Топера, чтоб осмотреть крепость.
     Через три дня, когда они вернулись, все отряды уже  были  на  местах.
Воины  ликовали  в  хмельном   чаду.   Однако   скоро   более   умудренные
встревожились, заметив, что Исток вернулся озабоченным.
     - Нам не взять город, если мы не сможем перехитрить Рустика, - сказал
Исток. - Полвойска сложит здесь головы. Стены Топера неприступны.
     - Не следует об этом говорить  людям,  -  возразил  Ярожир,  -  а  то
упрутся и не пойдут.
     - Значит, молчок, и  будем  придумывать  ловушку,  -  решили  опытные
старые воины.
     Однако у Сварунича  в  голове  уже  созрел  план.  Больше  всего  его
тревожила орда, которая только мешала ему. Он  велел  заселить  опустевшие
села в долине, строго-настрого запретив поджигать дома, наказал  сторожить
пленных и хорошо ходить за скотом. Отобрав лучших воинов,  он  оставил  их
при себе. Самых надежных юношей он  послал  на  восток  и  запад  охранять
лагерь. Они  должны  были  немедля  сообщить  о  приближении  византийских
отрядов.
     Обезопасив себя таким образом от внезапного удара в спину, он  темной
ночью повел отряд через леса и ущелья к Топеру. Каждому воину велено  было
взять с собой провианта на  неделю.  Всех  подозрительных  людей,  которые
встретились бы по пути, он решительно приказал  убивать  на  мести.  Исток
считал  Рустика  достаточно  дальновидным,   чтобы   выслать   из   Топера
лазутчиков.
     После того как в течение двух ночей основные силы славинов укрылись в
лесах, ущельях и  долинах,  окружавших  с  востока  Топер,  Исток  передал
командование слабовооруженными отрядами Ярожиру, приказав ему вести  их  к
крепости днем, по обычаю варваров, с шумом и гамом.
     Ярожир только  подмигнул  ему  левым  глазам,  сразу  оценив  замысел
Истока.
     С дикими воплями, беспорядочной толпой, словно  стадо  овец,  грянули
воины Ярожира на  дорогу,  ведущую  к  крепости.  В  первую  же  ночь  они
остановились в долине, разложили костры и подняли такой галдеж, что Рустик
сразу понял: варвары близко. На заре следующего дня орда  продолжила  свой
путь, разбившись на группы и шагая напрямик по  дорогам,  виноградникам  и
лугам, и к полудню достигла Топера, выйдя к его восточным воротам.
     На стенах засверкали шлемы и нагрудники. В надвратной башне  появился
сам Рустик и, прикрыв  глаза  рукой,  стал  наблюдать  за  приближавшимися
толпами славинов. Определив силы орды, увидев  царящий  беспорядок,  голые
груди, косматые волосы,  помятые  шлемы  на  головах  у  некоторых,  он  в
презрительной улыбке скривил губы. Согнув левую руку,  он  приложил  ее  к
груди, словно говоря: "Не пробить вам наших доспехов, псы варварские!"
     Ярожир остановил орду, не доходя стен, чтобы стрелы, посыпавшиеся  из
крепости, не могли поразить людей. Славины катались  по  траве  от  смеха,
вырывали торчавшие из земли стрелы, отправляли их назад  из  своих  метких
луков, так  что  они  вновь  свистели  над  стенами,  заставляя  воинов  и
любопытных горожан в страхе нагибать  головы.  Это  вызвало  новые  взрывы
смеха, и новые стрелы неслись к башне, где даже появились  раненые.  Дикий
вопль провожал меткую стрелу, орда все больше веселилась. Славины вызывали
ромеев на бой.
     - Выходите, пестрые черепахи, мы сдерем с вас рубахи железные! А  ну,
подставляйте свои черепа под наши топоры! Вылезайте из  своих  нор!  А  то
подожжем ваш барсучий дом! Клянемся Перуном,  посадим  вас  по-братски  на
кол, трусливые сони, полевые мыши! Мыши вы и есть! В море  вас  пошвыряем,
как лягушек в вонючую лужу!
     И ливень стрел  осыпал  стены,  с  криком  падали  воины,  а  славины
потешались все больше.
     Рустик был вне себя от гнева.  Он  непрерывно  глядел  вдаль,  ожидая
новых отрядов варваров. Их не было. И тогда он решился. С башни исчез  его
золотой шлем, и в ту  же  секунду  зазвучали  трубы  и  рога,  с  грохотом
распахнулись восточные ворота, и  легион  гоплитов  ринулся  на  славинов.
Воины покинули крепостные стены, гарнизон целиком вышел в поле.
     Сотни топоров и копий сверкнули в воздухе, вонзившись в тело легиона,
дрогнувшее на мгновенье. Но вновь запели трубы, могучий клин, закованный в
сталь и железо, бросился на варваров.
     Толпа  повернула  вспять  и  кинулась   врассыпную,   словно   тысячи
испуганных зверьков. Византийцы азартно преследовали  врагов,  поражая  их
копьями, сметая отставших, безжалостно расправляясь с одними  и  заставляя
других пускаться в бегство. Со стен вдогонку  им  неслись  победные  вопли
горожан, торжествующие крики женщин  и  детей.  А  Рустик  разгневанный  и
гордый, гнал варваров все дальше и  дальше  в  глухие  ущелья,  думая  там
поймать их в ловушку и перебить, как собак, всех до единого.
     Вдруг загремели рога славинов и антов. Со всех сторон,  из  ложбин  и
ущелий, вырвался могучий вопль. Рустик окаменел, ни секунды не  сомневаясь
в том, что означают эти звуки. Он проник в лукавый замысел варваров.
     - Назад! В Топер!
     Трубы подхватили его приказ. Легион сомкнулся и  галопом  помчался  в
город. Но было уже поздно. Отряд славинов,  предводительствуемый  Истоком,
ударил ему во фланг и  расколол  надвое.  Радо  вышел  навстречу,  с  тылу
атаковал Ярожир со своими повернувшими обратно беглецами.
     Плач женщин и детей взметнулся к небу. Город охватила паника.  Богачи
поспешили к своим кораблям, за ними бросились бедняки, но их сталкивали  с
лодок в море, чтоб  они  не  потопили  перегруженные  челны.  Сотни  людей
боролись с волнами, призывая на помощь, но парусники брали  только  своих,
быстро поднимали паруса и уходили в сторону Фессалоники.
     Тем временем жестокая сеча у крепостных стен утихала. Бежать  удалось
лишь нескольким десятками человек, но и тех отважные славины  преследовали
до самой темноты. Измучены были и нападавшие, поэтому после боя не  слышно
было даворий, да и сам Исток не решился вести воинов на город, которым они
легко могли бы овладеть из-за всеобщей паники и растерянности.
     У подножия крепостных стен вспыхнули было костры, но тут же  потухли.
Воины погрузились в глубокий сон.
     Истока радовала победа. Он восхищался своими  воинами,  вера  в  мощь
войска достигла вершины. Он  решил  разрушить  город  на  другой  день,  а
потом...
     В мечтах он  уже  обнимал  Ирину  и  праздновал  желанную  свадьбу  в
Фессалонике.
     На  рассвете  воины  окружили  Истока.  Несмотря  на  гибель   многих
товарищей, они были веселы и чувствовали в  себе  достаточно  силы,  чтобы
захватить и разгромить Топер. Быстро сплели  лестницы,  во  рву  появились
бревна, и воины  кинулись  на  штурм  восточной  стены.  Однако  город  не
позволил застать себя врасплох. Горожане прекрасно понимали, что им не  на
кого рассчитывать, кроме самих себя. Они завалили ворота  и  поднялись  на
городские стены.
     Когда передовой отряд славинов достиг подножья стен и  полез  наверх,
потоки кипящего масла и пылающей смолы обрушились на обнаженных  варваров,
и десятки воющих и рычащих от боли людей скатились вниз.
     - Назад! - крикнул Исток.
     Воины обратились  вспять,  а  сильно  обожженные,  не  желая  терпеть
безумную боль, выхватывали ножи и вонзали их  себе  в  грудь,  добровольно
расставаясь с жизнью.
     Сварунич понимал, что таким образом он ничего не добьется.  Он  щадил
воинов, поэтому отправил их в лес - валить деревья. Из  срубленных  бревен
воздвигли несколько башен напротив крепостных стен. Потом  Исток  приказал
построить два подвижных навеса в виде византийских черепах. Это сделали за
три дня, и тогда Исток поставил под них отборных лучников,  которые  стали
осыпать стрелами из своих луков  башни  и  стены,  прогоняя  с  них  плохо
вооруженных горожан. Славины не мешкая  подтянули  на  катках  черепахи  и
прислонили их  к  воротам.  Защитники  крепости  бросали  сверху  огромные
каменные глыбы, лили кипяток, но навесы были сбиты из  толстых  бревен,  и
камни ничего не могли с ними сделать. Стрелы прогоняли людей  со  стен,  а
тараны под навесами принялись долбить тяжелые  кованые  ворота.  Всю  ночь
воины Истока копали и  рубили.  Утром  в  дереве  вскрылась  рана,  ворота
уступили, петли слетели прочь, засовы подались, войско оказалось у входа в
крепость. Исток отскочил в сторону, орда  бросилась  в  проем,  воины  тем
временем кинулись по всем лестницам на стены. Отчаявшиеся защитники искали
спасения в домах. Славины, вне себя от бешенства, к ночи перебили  всех  и
вся, разгромили все, до чего  удалось  добраться,  и  вечером  в  претории
разложили огромный костер, принося дары Перуну.
     В ту ночь славины впервые  праздновали  победу  на  берегу  Эгейского
моря, впервые слушали рокот волн, а утром над ними взошло солнце  в  лучах
такой славы и радости, каким не знали их деды.
     Беглецы с Топера, достигшие по морю Фессалоники, рассказывали  всякие
ужасы о  варварах:  у  них-де  большое  прекрасно  организованное  могучее
войско, с ним они могут пройти всю Элладу. Жители взволновались,  гарнизон
выслал разведчиков, имущие горожане,  закопав  в  подвалах  драгоценности,
покидали город.
     И  только  одного-единственного  человека  эти  вести  не  вывели  из
равновесия, - то был Эпафродит.
     "Судьба делает свое дело, - рассуждал он, кутаясь в хламиду философа.
- Час пробил! Исполнилась мера Византии!"
     И еще одного человека обрадовали эти вести;  то  был  певец  Радован,
который добрался до Фессалоники и теперь купался в роскоши  у  Эпафродита.
Правда, он тосковал по воинственному шуму славинов, хороводам девушек,  по
славинской песне, которую не услышишь в Фессалонике. И в конце  концов  не
выдержав, взял свою лютню и отправился в Топер, зная, что несет  радостную
весть Истоку и Радо. Жажда славы подгоняла его, и он шагал  легко,  словно
юноша.
     На следующий день после взятия крепости он неожиданно появился  среди
славинов. Зазвенела лютня, загремела песня, возликовал народ, славя певца.
А Радован гордо приблизился к Истоку, поднял руку и торжественно произнес:
     - Я выполнил клятву, Исток! Я нашел ее! Любиница  жива  и  шлет  тебе
привет, а также Радо, хотя она скорей мне должна принадлежать, ибо спас ее
я, а не ты, друг!
     Хмурое лицо Радо озарилось радостью в  глазах  показались  слезы,  он
упал к ногам Радована, обнял его колени и зарыдал.



                                    23

     Радостная лихорадка охватила войско, когда разнеслась  весть  о  том,
что Любиница жива. Дочь  Сваруна  любили  славины,  почитали  анты.  Исток
немедля отправил пятерых  быстрейших  всадников  на  север  в  град,  чтоб
обрадовать отца,  который,  помрачившись  рассудком,  утрату  единственной
дочери переживал тяжелее, нежели гибель девяти сыновей.
     Радовану повсюду сопутствовали почет и слава.
     Девушки раскладывали костры в честь  богини  Деваны,  водили  веселые
хороводы. Исток велел отдыхать. Долгие часы воины сидели на берегу,  глядя
в невиданную бескрайнюю ширь волнующейся морской пучины.
     Старейшины возлежали вокруг  ягнятины,  потягивали  вино  из  римских
сосудов, добытых в Топере и предавались беззаботной радости, словно у себя
дома.
     Радо переменился, как меняется грозовая ночь при восходе солнца. Лицо
юноши окаменело с тех пор, как Тунюш похитил Любиницу.  На  лбу  появились
мрачные  борозды,  вокруг  стиснутых   губ   залегли   глубокие   складки,
ввалившиеся глаза под косматыми бровями сверкали мрачным огнем,  злобой  и
жаждой мести. Даже смерть Тунюша не прояснила его лица. А когда он  вел  в
бой свой отряд, гнев его наводил страх и трепет даже на воинов - славинов,
и они долго не решались заговаривать с ним после  боя,  когда,  угрюмый  и
задумчивый, он в одиночестве лежал возле своего костра.
     Сейчас это постаревшее от горя лицо осветил луч  зари.  Он  по-детски
улыбался и ягненком ходил по пятам за Радованом.
     - Отец, - умолял он, -  расскажи  как  ты  нашел  Любиницу,  где  она
сейчас, здорова ли? Тоскует ли она по своему Радо? Говори, иначе...
     Старик не спешил с рассказом. Он  понимал,  что  слава  его  достигла
вершины, и ему было приятно стоять на вершине этой чудесной горы.  Поэтому
он тянул как мог.
     - Расскажи да расскажи! Пристал, как ребенок к бабке. Я  сказал,  что
клятву выполнил, и хватит! Если тебе мало, иди за ней сам и  ищи  ее,  как
искал Радован, постаревший во время поисков на несколько лет от усталости.
Кто ищет, тот находит!
     Радо, огорченный как ребенок, умолкал, с  трудом  перенося  расспросы
старика о походе, о добыче, о погибших и о их подвигах.
     - Пей, отец! Отличное сладкое вино! - попытался  он  однажды  напоить
Радована и тем развязать его язык. - Смотри, я принес тебе полный кувшин!
     Певец не отверг кувшин. Но, осушив его, поморщился, сплюнул далеко  в
сторону и сказал:
     - Отличное сладкое вино, говоришь? Сытый  голодного  не  разумеет.  У
Эпафродита в Фессалонике я таким вином мыл руки. Клянусь богами, не лгу!
     Все удивились.
     - Не лгу, говорю я! - повторил Радован и снова сплюнул.
     - И все же не заносись слишком и расскажи, где сестра и как ты нашел!
- вступил в разговор Исток, внезапно вставший за спиной старика.
     Мужи раздвинулись, почтительно приглашая Истока к огню. С тех пор как
племя себя помнило, никому не доводилось участвовать в столь  победоносном
походе, как под началом Истока. Даже Радован почувствовал,  что  в  глазах
Истока сверкает нечто, похожее на приказ.
     Но все таки он и тут остался себе верен.
     - Не говори, Исток, что я заношусь, дабы я не ответил, что негоже так
разговаривать со мной. Правду сказать, только старому волу  оказалось  под
силу вытянуть тебя из ямы, конечно, если ты еще не позабыл  этого,  Исток!
Не вытащить бы тебе головы из расщепа, если б Радован его не разжал!
     - Не обижайся, отец! Славу ты пожинаешь, чего ж сердиться  на  посев?
Быстрей рассказывай о Любинице и об Ирине! Мы не в граде, время  дорого  и
небезопасно!
     Взгляд Истока был суровым, старик молча  осушил  чашу,  позабыв  даже
сплюнуть, и начал свой рассказ:
     -  О  Любинице  я  уже  знал  тогда,  когда  принес  тебе  письмо  от
Эпафродита.
     Радован лгал, - тогда он был убежден, что девушку сожрали волки.
     - Знал?! И не сказал мне! - вскипел Радо.
     - Осел! Я не дурак, как тот молодец, что позвал приятеля  вечерком  в
гости, жареных рябчиков отведать, а рябчики-то  еще  в  лесу  на  деревьях
сидели, подстрелить ничего  не  удалось,  вот  и  пришлось  пареной  репой
угощать гостя. Я-то поумнее. Ведь Нумида нашел  Любиницу  посреди  дороги,
полуживую, и взял ее в свою повозку. Однако той ночью  нагрянули  беглецы,
Нумида тоже убежал, а я пошел с письмом к тебе,  Исток.  Может,  мне  надо
было сунуть Любиницу к себе в сумку, как тетерку? Да ведь девушек в сумках
не носят! Осел ты, Радо! - Радован потянулся к чаше.
     - Так это Нумида, - вздохнул Исток.  -  Я  награжу  его!  Значит,  он
пожалел ее?
     - Нумида - хороший человек, да и девушка не из таких, чтоб  проходить
мимо, раз она лежит посреди дороги.
     - Все же ты мог мне об этом сказать. Почему ты молчал?
     - Помолчи теперь ты, не то я замолчу! Я бы мог тебе сказать, конечно!
А если б на Нумиду напали разбойники, убили его и отняли Любиницу? Что  бы
я сказал потом, а?
     - Любиница у Эпафродита,  у  Ирины!  О  боги!  -  громко  и  радостно
закричал Исток и опустился у костра на колени.
     - За ней! - воскликнул Радо, вскакивая на ноги.
     - На Фессалонику! - загудели воины, хватаясь за рукоятки мечей.
     - Мир, братья! - сказал Исток, вставая.
     - Значит, она в Фессалонике с Ириной у Эпафродита?
     - Да, я ее туда отправил,  в  безопасное  место.  Дальше  потрудитесь
сами. Я свою клятву исполнил.
     - А Ирина знает, кто она и откуда?
     - Знают и она и Эпафродит, они  там  целуются  и  милуются,  как  две
голубки!
     - На Фессалонику! Созывайте совет! Надо решать немедля!
     Запели рога, взволновались воины, хлынули на совет старейшины.
     Первым поднялся на скалу старейшина Боян и  громко,  чтоб  слова  его
услышали все, произнес:
     - Старейшины, мужи, храбрые воины,  братья!  Рога  призвали  вас!  Вы
пришли, чтоб держать совет. Я спрашиваю, кто не чтит славного Сваруна?
     - Слава Сваруну! Слава великому Сваруну!
     - Я спрашиваю, кто отдал Моране в сражениях против  Хильбудия  больше
сыновей, больше храбрых воинов, чем он?
     - Никто! Девять сыновей его взяла у него Морана! Слава сынам Сваруна!
Слава Сваруну!
     - Я спрашиваю, чей сын победил вражду между славинами и  антами?  Кто
породил героя, что ведет нас от победы к победе? Я спрашиваю, кто?
     Мгновенье тишины сменилось  бурей  криков.  Не  щадя  глоток,  вопили
мужчины, девушки поднимали вверх руки, орда топала ногами, звенело оружие,
и все эти звуки разом летели к небу.
     - Слава Истоку! Слава, слава, слава воеводе!
     Боян движением руки успокоил толпу.
     - Я спрашиваю, слышали ли вы о  горе  Сваруна,  которое  грызет  его,
словно змея, знаете ли вы, что у него  похитили  единственную,  любимую  и
всеми нами, дочь?
     Над толпой пронесся печальный, полный горечи вздох.
     - Я спрашиваю,  в  чем  наш  долг,  если  мы  знаем,  где  похищенная
Любиница?
     - За ней! К ней! - неистовствовало войско.
     - Я спрашиваю, пойдем ли мы за  ней,  если  она  укрыта  за  прочными
стенами в Фессалонике?
     - На Фессалонику! Смерть Византии! С нами Перун!
     Люди обезумели, воины размахивали мечами, шум заглушил рокот  морских
валов. Радо плакал от радости и обнимал своих молодцов, повторял:
     - На Фессалонику! На Фессалонику!
     Молчали лишь два человека, два великих героя - Исток и Ярожир.


     Шрам на лбу старого воина стал  лиловым,  губы  побелели.  Пристально
глядел он на Истока, пытаясь прочесть его  мысли,  понять  тяжкую  заботу,
написанную на его лице. Ярожир догадывался, что Исток ждет,  пока  утихнут
страсти.  Тогда  он  прозовет  всю  свою   мудрость   и   скажет   войску,
одурманенному победами, что оно разобьет  себе  голову  и  сломает  шею  у
неприступной крепости.
     Когда крики стихли  и  лишь  издали  эхо  доносило  гул  орды,  Исток
поднялся на скалу, где стоял старейшина Боян.
     - Братья славины, братья анты! - начал он издалека. - Радуется Перун,
парки ликуют, видя рождение таких героев, боги пребывают с  нами,  ибо  мы
отомстили и за их поруганное имя, люто преследуя христиан.  И  вот  теперь
перед нами - Фессалоника!
     Вдруг по толпе прошло движение. Все разом повернули головы на восток.
В толпу бешеным галопом врезался на взмыленном коне человек. Из груди  его
с хрипом вылетали отрывистые слова:
     - Войско идет... Византия... конница!
     Насмерть загнанный гуннский конь ворвался в  круг  старейшин.  Широко
расставив ноги, он дрожал всем телом,  а  хозяин,  поднявшись  в  седле  и
хватая усталой грудью воздух, кричал:
     - По Фессалоникской дороге на нас идет от Константинополя войско. Под
началом магистра императорской гвардии Асбада!
     Тут же он покачнулся, потерял  равновесие  и  упал  на  руки  воинов,
подскочивших на помощь.
     Люди замерли, молча устремив взоры на Истока.
     Услыхав имя Асбада, Исток вздрогнул,  словно  его  ужалила  змея.  Он
знал, что магистр эквитум идет из Константинополя во всеоружии.  Но  страх
быстро исчез. В сердце зазвучал  глас  судьбы,  и  он  воспринял  его  как
приказ.
     "Не суждено тебе, Исток, вкушать  сладость  с  ее  губ,  пока  ты  не
завершишь начатое. Не упадет тебе на грудь цветок, пока ты не скажешь:  мы
отомстили, Ирина, и за твои муки!"
     При одной мысли о том, что он идет в бой за нее, только за нее,  лицо
его озарила радость, она наполнила  мужеством  сердце  старейшин,  тревога
исчезла с их лиц, так как на лице вождя они видели надежду.  Никто  ничего
не говорил, ничего не советовал.
     - Повелевай, Исток! Ты - вождь! - произнес Боян.
     И толпа подхватила его слова:
     - Повелевай! Мы все пойдем за тобой!
     Молодой Сварунич вскочил на коня. Позолоченный шлем его  сверкал  над
толпой, словно  он  нес  пылающий  факел.  Прозвучала  команда,  зазвенело
оружие, заржали кони, затрубили рога.  Не  успела  еще  наступить  ночь  и
необычное кроваво-красное солнце  погрузиться  в  воду,  как  конница  уже
мчалась навстречу врагу.
     Орда угоняла скот в горы, укрывала его в лесах  вокруг  крепости.  Ей
было велено стеречь добычу и пленников до возвращения войска.
     И когда тьма опустилась на землю,  возле  угасающих  костров  остался
один человек - Радован.
     "Я ночью не  поеду!  Бросили  меня,  как  обглоданную  кость!  Хороша
награда за мои муки! "Возвращайся в город! - приказал Исток. - В  суматохе
ты можешь спастись, потому что богачи бегут из города". Конечно  могу.  Но
не надо гнать меня,  как  собаку.  "Возвращайся  в  город!  Возвращайся  в
Фессалонику, обрадуй их, все  им  расскажи  и  умоли  их  приехать  сюда".
Разумеется! Положи им в рот, а они уж, так и быть, сами проглотят. Вот она
настоящая любовь! Старики должны отбивать девушек для женихов. "Сегодня же
езжай, да побыстрее, очень прошу тебя, отец..."  -  передразнивал  Радован
Радо.
     - Не поеду я ночью, сказал не поеду и не поеду!
     Раздосадованный певец побрел в Топер и принялся рыскать по  подвалам.
В претории он обнаружил нетронутый запас вина и провианта. Воткнув в землю
факел, он тут же разложил костер и принялся за ужин. А поужинав, так часто
прикладывал ко рту кувшин с вином, что и  не  заметил,  как  погас  огонь.
Тогда старик положил под голову глиняный горшок и уснул.


     Когда по Константинополю разнеслась весть о вторжении варваров, худое
лицо Управды побледнело. Всю ночь горел светильник в его комнате, и каждый
час силенциарий докладывал ему  о  новых  зверствах  варваров,  о  которых
рассказывали беглецы. Деспот проклинал Тунюша, то и дело взглядывал в окно
на возведенный  купол  святой  Софии  и  молил  эту  святую  даровать  ему
мудрость.
     Если у Юстиниана от неожиданных забот лопалась голова, то императрицу
нашествие варваров радовало. Она не сомневалась, что это дело рук  Истока.
Ее соглядатаи не пропускали мимо ушей перешептывания в  кабаках,  замечали
перемигивания на форумах, до них доходили разговоры солдат и громкие вопли
голытьбы, нахлынувшей осенью в город. Собственно,  все  в  Константинополе
считали, что поход варваров, которые подобно  регулярному  войску  атакуют
императорскую армию, возглавляет Исток. Тщеславную  женщину  не  беспокоил
ущерб, нанесенный славинами империи. И хотя она  ненавидела  Истока  лютой
ненавистью, она была настолько суетна, что ненависть соседствовала в ней с
гордостью - она любила великого полководца Истока. Ее лишь беспокоило, как
бы Управда не проведал о том,  что  именно  она  раздула  в  душе  варвара
страшное пламя мести. Подобно обнаженному мечу, сверкнувшему вдруг в  ночи
и опустившемуся на шею, пришло воспоминание о его письме.  Давно  уже  был
уничтожен тот кусочек пергамена, давно не появлялся перед Управдой ни один
из тех сенаторов, что слышал тогда послание магистра  педиум.  В  тот  раз
повелитель не поверил. Но ведь сейчас, в это тревожное  время,  кто-нибудь
может шепнуть ему: "Это - Исток, это - Орион, которого императрица..." Она
подумала об Асбаде, который интриговал вместе с ней и для нее, и ее окатил
холодный пот. С тех пор как он  не  смог  возвратить  ей  Ирину,  не  смог
выполнить ее приказа, она возненавидела его и старалась всячески  унизить.
А вдруг магистр эквиум  станет  мстить  ей,  вдруг  он  вздумает  пойти  к
Управде?
     В глазах  ее  потемнело,  хотя  роскошные  светильники  сеяли  вокруг
волшебный свет. Она знала, что деспота мучает ревность.  Сколько  раз  она
уже отводила ему глаза, сверкавшие подозрением,  сколько  раз  успокаивала
страстным объятием, притворно пылким  поцелуем.  Что  будет,  если  Асбад,
который столько знает, теперь заговорит и подорвет веру Управды в нее?
     - Вон, вон из дворца! Пусть идет на славинов!
     Глубокой ночью, надев простое холщевое  платье,  распустив  волосы  и
подвязав платком голову,  Феодора  в  образе  кающейся  монахини  пошла  к
императору.
     Управда мрачно ходил по комнате. Беззвучно  подняв  занавес,  Феодора
остановилась у входа. Деспот повернулся к двери и, не веря своим глазам, в
изумлении воздел высохшие руки. Феодора молча склонила голову.
     - О августа! - печально  воскликнул  Управда  и,  поспешил  навстречу
жене, обнял ее. Лицо Феодоры спряталось на его  груди.  -  О  святая,  моя
единственная, кто ранил твое сердце?  Отвечай,  во  имя  господа,  чем  ты
огорчена?
     Он провел рукой по ее волнистым  волосам,  пряди  которых  выбивались
из-под платка. С трудом подняла она лицо и посмотрела ему в глаза.
     - Разве пристала императрице сверкающая  диадема,  когда  под  грузом
забот склоняется голова величайшего повелителя земли и моря?
     Усталые глаза Управды вспыхнули жарким пламенем, которое может зажечь
лишь могучая любовь. Дрожа, он прижал ее к своей груди и поцеловал.
     Она отступила на шаг.
     - О деспот, свет в моей комнате не погас, ибо не погас он у  тебя.  Я
долго размышляла, как помочь тебе.  И  у  меня  родилась  мысль,  которую,
надеюсь, ты не отвергнешь, как не отвергал моих советов раньше, никогда  о
том не жалея.
     - Я не отвергну твоего совета! Мудрость господня сопутствует тебе!
     - Кого ты  пошлешь  против  варваров?  Нет  полководца,  нет  воинов,
считаешь ты? Есть полководец, есть воины!  Твои  солдаты  бездельничают  в
Цуруле,  а  безделье   губит   лучших   всадников;   есть   полководец   в
Константинополе, пусть он идет на варваров, пусть победит  славинов.  Этот
полководец - Асбад.
     Мгновенье Управда колебался: конница  В  Цуруле  охраняет  город,  но
почему бы ей в самом деле не выступить сейчас против варваров?
     - О мудрая! Я отолью  из  золота  пятисвечник  в  дар  святой  Софии,
вдохновившей тебя. Быть по сему!
     - Ты колебался, ибо ты страшишься за  столицу.  Не  бойся.  Трон,  на
котором мы сидим, - незыблемый. Если будет нужно, на стены выйдет Феодора!
Никогда и ни за что не смогут варвары поколебать трон христианских владык!
     Взволнованная Феодора подняла вверх правую руку,  сверкнул  ее  белый
локоть. Управда коснулся его и жадно поцеловал.
     Императрица вышла, на губах ее играла тихая усмешка. Но войдя к себе,
она бросилась на диван и разразилась безудержным хохотом, словно девица  с
ипподрома, обманувшая двух любовников, чтоб насладиться с третьим.
     До утра Управда размышлял над советом  Феодоры.  Он  и  сам  думал  о
коннице в Цуруле. Но  совсем  оголять  ворота  Константинополя?  Нет!  Она
сказала: "Пойду на стены!" Да, она  права.  Константинополь  оборонять  не
трудно.
     И он написал указ,  в  котором  назначил  Асбада,  магистра  эквитум,
командующим императорской армией во Фракии и Иллирии, обязав его  прогнать
варваров за Гем и Дунай. Немедля продиктовал он особое распоряжение о том,
чтобы все крепости в Атике, Фракии и Мезии, все  города,  и  прежде  всего
Дренополь, передали под начало Асбада две трети своей  пехоты  и  конницы,
дабы он со своей армией мог очистить страну от варваров.
     Наутро Асбад был приглашен к императору, и тот собственноручно вручил
ему указ. Асбад поцеловал ковер; когда  он  принимал  пергамен,  рука  его
дрожала. Он прекрасно понимал, что с этой минуты его ждут  или  лавры  или
смерть.
     Копыта коня застучали по граниту форума, и  полководец  Асбад  бросил
последний взгляд на  императорский  дворец  -  на  ту  его  половину,  где
находились покои Феодоры. Ему почудилось, будто он слышит смех.  Он  резко
отвернулся, яростно вонзил шпоры в коня.
     К вечеру гонцы  развезли  указ  императора  по  провинциям.  Асбад  в
сопровождении нескольких офицеров прибыл В Цурулу и  принял  командование.
После долгих раздумий он решил дождаться в лагере сбора всего  войска  Но,
узнав, что славины стоят у Топера, отказался от своего замысла и  за  ночь
разработал новый план.
     Вампиром грызло его душу ужасное предчувствие.
     "Неужели проклятый варвар пронюхал, что Ирина в Топере! Он  пошел  за
ней! О, наглый варвар! Тебе не видать ее! Пока бьется сердце Асбада, ее не
получишь ни ты, ни Феодора!"
     Мысль о том, что славины  могут  взять  Топер,  не  приходила  ему  в
голову, он знал, что  город  хорошо  укреплен,  а  его  префект  Рустик  -
мужественный воин.
     "Погодите, псы варварские! Я покажу вам, вы разобьете  о  стены  свои
черепа, а потом..."
     Радостное волнение охватило его.
     "Я отомщу Рустику, отомщу Феодоре, снизойдет на меня милость Управды,
а самой большой наградой мне будет Ирина!"
     Не дожидаясь зари, он созвал офицеров и приказал, чтобы к полудню две
трети конницы были готовы. Командира оставшейся трети он поставил  Назара,
велев ему дождаться подхода всего войска и вести его в назначенное место.
     Когда солнце начало клониться к западу,  Асбад  со  своими  отборными
частями уже следовал по дороге на Топер.
     Его авангард останавливал попадавшихся навстречу беглецов, крестьян и
бродячих пастухов, и расспрашивал их о варварах. Все сведения говорили  об
одном: славины идут к Топеру.
     Асбад был доволен. Он мечтал о победоносном  сражении.  Он  ударит  в
спину этим голым варварам, а Рустик выйдет из города со своим  гарнизоном.
Они сотрут их в  порошок,  как  зерно  между  двумя  жерновами.  А  потом,
потом...
     В возбуждении Асбад то и дело нервно дергал поводья и подгонял  коня.
К исходу третьего дня войско перешло Герб. Дорога, оставив равнину, начала
петлять по склонам. Асбад был осторожен. Он  распорядился  выслать  вперед
крестьян, которые могли бы напасть на след варваров,  прежде  чем  конница
византийцев достигнет опасных ущелий. Но  посланцы  вернулись,  никого  на
обнаружив. В один голос они говорили, что население в ужасе и страхе,  что
села опустели, скот укрыт в лесах, зерно  закопано  в  землю,  что  все  с
трепетом ожидают, когда вновь раздадутся дикие вопли варваров, которые,  к
всеобщему удивлению, пока смолкли.  Одни  думали,  что  варвары  вернулись
обратно, другие утверждали, будто они застряли в Топере, осадив его.
     Чем дальше, тем больше убеждался  Асбад  в  том,  что  основные  силы
славинов сосредоточены у Топера. Его томили жажда славы и желание овладеть
Ириной.  Надменный  палатинец,  одерживавший  победы  лишь  на   дворцовых
поединках,  привыкший  к  угодливо   согнутым   спинам,   к   безропотному
повиновению, сейчас он был твердо уверен, что  судьба  сплетает  для  него
лавровый венок. Поэтому он не щадил войско, несмотря на ропот в его рядах.
Вечером к Асбаду пришли офицеры со смиренной просьбой дать  хотя  бы  один
день передышки, чтобы кони передохнули и набрались сил перед  боем.  Асбад
выругал их, размахивая хлыстом.
     В третий раз вставало солнце с тех пор, как они  выступили  в  поход,
вставало  удивительно  ясное  и  радостное.   Снова   пришли   офицеры   и
предупредили Асбада, чтобы он пощадил солдат - их ворчанье  не  предвещает
добра, оно подобно опасной зарнице, сверкающей за густыми  облаками.  Даже
адъютанты просили передышки,  ссылаясь  на  дурной  признак:  ни  один  из
высланных вечером лазутчиков до сих пор не возвратился.
     Но честолюбие Асбада не знало границ. Он  оставался  глух  ко  всяким
просьбам.
     - Трусы! Бунтовщики! Вперед без промедления!
     Он вскочил в седло и первым помчался вперед.  Облако  пыли  поднялось
над дорогой, стук копыт, звон мечей и брань солдат наполнили окрестность.
     Заранее опьяненный победой, Асбад намного опередил  остальных,  строя
новые коварные планы мести. Никто не осмеливался приблизиться  к  нему,  и
даже офицеры следовали сзади на почтительном расстоянии.
     Уже два часа войско находилось в пути. И вдруг  Асбад  заметил  вдали
всадника в сверкающих доспехах.
     Тут же позади всадника зазвучали сигналы и тучей взметнулась пыль,  в
которой поблескивали шлемы.
     Асбад побледнел, закусил губу и натянул поводья с  такой  силой,  что
его прекрасный арабский скакун встал на дыбы.
     Зависть была первым чувством, возникшим в душе палатинца.
     "Проклятый Рустик! Это топерский гарнизон! Он одолел варваров один, и
теперь, дьявол, торопится получить награду!"
     Но тут трубы заиграли сигнал к атаке.
     Асбад задрожал. К нему спешили офицеры.
     - Это славины! Исток!
     - Вперед! На бой! Фалангой!
     В отчаянии Асбад лихорадочно отдавал приказы, офицеры  передавали  их
трубачам;  ощерились  копья,  всадники,  склонившись  к  лошадиным   шеям,
устремились на врага.
     У Асбада потемнело в глазах; он выхватил свой легкий щегольский  меч,
но не успел еще как следует прийти в себя, как перед ним возник Исток.
     - Узнаешь? - по-гречески крикнул юноша  ему  в  лицо.  -  Бей,  чтобы
умереть, как подобает полководцу!
     Грозное оружие Истока просвистело над головой Асбада. Он мог  свалить
его одним ударом, но не захотел. В ужасе бросился ромей на славина. Однако
меч его, как игрушечный, легко отскочил от меча Истока.
     - Пес! - крикнул Асбад, замахиваясь снова.
     - Получай награду! - Исток нанес удар. Раскололся византийский  шлем,
рука Асбада выпустила меч  и  поводья,  магистр  эквитум  упал  со  своего
скакуна.
     Все это произошло в одно  мгновение,  оба  войска,  словно  окаменев,
глядели на поединок полководцев. А когда Асбад покатился на землю, славины
с боевым кличем бросились на византийцев. В лесу загудели трубы, по флангу
вражеской конницы ударили  палицы,  копья  и  топоры.  Византийские  трубы
заиграли сигнал отступления, прославленная императорская конница повернула
вспять, подавленная, смятая неудачной атакой, пытаясь проложить себе  путь
сквозь орду полуобнаженных  славинов  и  антов.  С  тыла  ее  преследовала
конница Истока и гнала до самого Гебра.  Перебраться  через  Гебр  удалось
лишь десятой части этого храброго войска, которое обрек на  верную  гибель
бездарный командующий, презренный интриган Асбад.
     Восторгу славинов не было границ.
     - Вперед! На Константинополь! - вопили горячие головы. Другие, словно
пораженные волшебством, падали на колени перед Истоком, называя его  сыном
Перуна. Славины  палицами,  как  скотину,  добивали  раненых  византийских
солдат, бросая в общую кучу трепещущие  тела.  Между  ранеными  обнаружили
полумертвого Асбада и поволокли его к Истоку.
     - Пощады! - простонал византиец. Он поднял заплывшие кровью  глаза  и
увидел перед собой человека, которого своими руками  привязывал  к  яслям,
выполняя приказ женщины, пославшей теперь на смерть его самого.
     - О проклятая Феодора! -  прохрипел  он,  скрипнув  зубами  и  закрыв
глаза.
     Холодный пот прошиб Истока. Отвернувшись от окровавленного  лица,  он
сказал воинам:
     - Теперь он - ваш, мстите за мои муки!
     Бешено набросились славины на византийца, сорвали  с  него  одежду  и
швырнули в огонь еще живое тело.
     Высоко взметнулись языки пламени, затрещали искры, и костер  поглотил
византийского полководца.



                                    24

     На другое утро Исток хотел со всем войском возвратиться в  Топер.  Он
созвал на совет старейшин. Однако  те  не  успели  еще  подойти,  как  его
окружило озверевшее войско, требуя, чтоб он вел  его  на  Константинополь.
Юноша понял, что  ему  не  справиться  с  людьми.  Ловкими  и  хитроумными
уговорами ему, однако, удалось кое-как успокоить их.
     - Конница вернется в Топер, потому что по лесам и горам, где прячутся
византийцы, она двигаться не может. Пешие пускай  за  добычей  идут  сами:
ловят христиан, грабят скот, а потом двигаются к Топеру, чтобы всем вместе
отправиться домой! Зима нынче мягкая, дорогу через Гем снегом не  занесет.
Если мы зазимуем здесь, Управда начнет собирать новое войско. Это  нам  не
страшно, но у нас много добычи, она будет мешать, и мы потеряем  все,  что
собрали.
     Людей  это  удовлетворило.  Пешие  воины,  простившись  с  конниками,
разбрелись по лесам и ущельям. Исток отправился в Топер -  ждать  Ирину  и
Любиницу, оставив командовать анта Виленца  и  славина  Ярожира  и  строго
настрого приказав им не допускать, чтоб  воины  далеко  расходились.  Хотя
никаких видов на то, что византийцам удастся собрать новую армию, не было,
Исток потребовал, чтобы ему каждый день докладывали обо всех событиях.  Он
обещал вернуться через две недели.
     Глубокая тревога охватила воеводу,  когда  после  громких  прощальных
приветствий он поехал во главе своих всадников. Пустив  галопом  коня,  он
ускакал вперед. Даже Радо в эти минуты был лишним.
     Когда далеко позади утих топот копыт, Исток бросил поводья, снял шлем
и задумался.
     "Слишком  много  радости  вы  мне  послали,  боги,   слишком   много.
Смилуйтесь!"
     Мысль о том, что сейчас он сможет  приникнуть  к  сладостной  чаше  -
увидеть Ирину, испугала его.
     "Смилуйтесь! Даруйте мне еще только это, отдайте только  ее,  и  мера
наполнится. И тогда я готов на все!"
     Но страшная змея уже подняла голову в его сердце и зашипела:
     "Чего теперь бояться? Разве боги победили? Что такое Перун? Святовит?
Твоя собственная рука победила, твой собственный  разум  вел  войско!  Кто
спас Ирину? Перун, Святовит, парки? Она смеется над ними, не  приносит  им
даров! Кто ее спас? Христос? Бог, которому она  молится?  Спас  для  того,
чтоб ты, варвар, обладал ею? О нет! И все-таки она верует во Христа и  его
Евангелие, молится ему за себя и за меня, поразившего  стольких  христиан!
Неужто Христос разгневается на меня и отнимет Ирину в  тот  миг,  когда  я
протяну руки, чтоб ее обнять?"
     Ужас охватил героя; сердце, не ведавшее страха в самой  лютой  битве,
затрепетало.
     "О боги, о Христос, смилуйтесь, пощадите!"
     Он закрыл глаза, чтоб не видеть грозных теней, плывших под  облаками,
будто вестники Перуна, вестники Христа. Потом среди теней возникла  Ирина,
в  глазах  ее  светилась  вера,  на  лице  сверкала  радостная  надежда  и
блаженство любви, губы улыбались его сомнениям.


     "Веруй, Исток, веруй в истину  -  и  любовь  Христова  наполнит  твое
сердце", - властно зазвучал в груди знакомый голос.
     Стук  копыт  привел  его  в  себя.  Всадники  догнали   задумавшегося
командира.
     - Не горюй, Исток! Через несколько дней мы будем гулять на свадьбе! А
если они не приедут в Топер, пойдем  на  Фессалонику!  Клянусь  богами!  -
Озаренное радостью лицо Радо было обращено к Истоку.
     Твердой рукой Сварунич собрал поводья, надел шлем, словно  это  могло
уберечь его голову от печальных раздумий, и заговорил с Радо  о  свадебном
пиршестве.
     Когда Исток со своим отрядом снова появился под Топером, из  лесов  и
пещер сбежались девушки, пастухи и дети, сторожившие добычу и  пленных.  В
первый день Сварунич никому не сказал худого слова, не упрекнул  взглядом.
Он дал народу полную свободу,  позволил  праздновать  победу:  пусть  люди
упьются и наиграются вволю,  пусть  наедятся  до  отвала,  пусть  поют  до
изнеможения. Но на другой день зазвучали его суровые речи. Он согнал отряд
в  тесный  овраг  и  поставил  всех  на  работу.  Плотники  валили  лес  и
сколачивали  громоздкие  деревянные  телеги  для  перевозки  зерна.   Одни
готовили ярма для волов,  другие  резали  прутья  и  плели  корзины,  чтоб
навьючить их на спины  волам  и  лошадям,  нагрузив  богатствами,  которые
принесет  с  собой  войско,  грабившее  по  Фракии.  Пастухам   он   велел
отправляться в луга, чтобы серпами нарезать увядшие  травы  и  связать  ее
лозой в тугие тюки. Он предвидел, что на обратном пути  в  опустошенных  и
сожженных краях скотине придется не сладко.
     Воинам велено было заняться снаряжением, почистить  оружие,  наточить
мечи, заострить копья. В кузнице Рустика они обнаружили  много  подков,  и
кузнецы принялись подковывать лошадей, непривычных к каменистой дороге.
     Девушкам он поручил раненых и подготовку провианта для  воинов.  Рабы
мололи на жерновах ячмень и пшеницу, девушки пекли хлеба и  укладывали  их
впрок в корзины. Работа закипела, словно они были не в походе,  а  у  себя
дома, в славинских ил антских поселениях.
     Исток осмотрел преторий и подготовил покои для Ирины. Надо было также
убрать с форума следы крови и  грабежей,  похоронить  мертвых  в  глубокой
могиле за городскими стенами.
     Когда все  было  готово  к  приходу  невесты,  Исток  стал  частенько
подниматься  на  башню  на  морском  берегу.  Глядя  оттуда   на   людской
муравейник, кишевший вокруг города, он удовлетворенно улыбался.
     "Как настоящий деспот, - думал он про себя и  испуганно  оглядывался,
ибо боялся самой этой мысли, боялся, как бы она не вылетела из его  головы
и таинственной искрой не вспыхнула среди людей. - Но я  делаю  это  только
ради нее, - оправдывался он. - Ради тебя,  Ирина,  чтобы  твое  сердце  не
дрогнуло при виде ужасов войны, чтобы не устыдилась твоя душа и чтобы  ты,
привыкшая к роскоши, не зарыдала, оказавшись среди  варваров.  Тебя  будут
приветствовать воины, каких нет в Византии, тебя будут приветствовать, как
палатинцы приветствуют Феодору, когда она приезжает в их лагерь. А ты, мой
Эпафродит!... "Мехеркле! [Клянусь Гераклом! (греч.)] - скажешь  ты.  -  Не
напрасно я тратил на него золотые монеты". Как вспыхнут твои глаза,  когда
ты увидишь мое  войско  и  мое  племя!  Ведь  это  они  отомстили,  кровью
отомстили   и   еще   будут   мстить   Константинополю,   преступному    и
неблагодарному, осудившему тебя на смерть. Месть, Эпафродит, за тебя и  за
твои страдания!"
     Прошла неделя.
     Радо начал беспокоиться, на лице Истока появились тени.
     - О боги, - молился он, - смилуйтесь. Христос, сохрани ее!
     Море волновалось, беспокойные волны набегали на берег.
     Радо резал ягнят одного за другим, приносил на костер дары  Деване  и
паркам. Потом выбегал на берег, смотрел в морскую даль, лил масло в волны,
надеясь  успокоить  их,  бросал  рыбам  куски  мяса  в   надежде   отвести
надвигавшуюся бурю.
     - Они не придут по морю, Исток, они приедут по суше!
     Радо вскочил на коня и помчался по дороге в Фессалонику. Очень  скоро
он вернулся, разыскал Истока и принялся уговаривать его:
     - Идем! Мы должны пойти в Фессалонику! За Любиницей, за  Ириной!  Ох,
уж этот Радован! Он вконец там упился! Заболтался, может  быть,  даже  все
выдал! Клянусь Перуном, певец, я убью тебя и не стану раскаиваться в этом!
     Девушки грустными взглядами провожали героев,  томившихся  на  башне,
встречавших на морском берегу восход и заход солнца.
     - Герой, спаси свою невесту! - шептали они. - Для чего же войско! Для
чего же сила! На Фессалонику!
     - На Фессалонику! - говорили между собой воины, печалившиеся  печалью
Истока; не задумываясь, они бросились бы по первому зову  своего  любимого
командира на сотни вражеских копий.
     На восьмой день пригнали добычу пешего войска. Гонец  передал  Истоку
слова  Виленца  и  Ярожира:  "Мы  не  встречаем  никакого   сопротивления,
византийцев нигде нет. Крепости сдаются без боя, гарнизоны разбегаются".
     - Смилуйтесь, боги! - Истока встревожили эти радостные вести.
     И вдруг до его ушей донесся крик Радо:
     - Парус, парус, парус!
     Исток взлетел  на  башню.  Солнце  озаряло  пенящиеся  валы  багряным
золотом, далеко-далеко, на горизонте, в самом деле виднелся парус - словно
чуть позолоченное белое крыло птицы.
     - Парус! - повторил Исток.
     - Подходит! - воскликнул Радо, сжимая его руку.
     Сердца богатырей затрепетали в этот миг, как у  молоденьких  девушек,
услышавших шаги своих  милых.  Юноши  онемели,  весь  мир  исчез,  исчезло
войско, исчезли ратные дела,  песни  соловья  умолкли,  все  пропало,  все
поглотило одно желание, одна мысль, одна страсть. Их  души  устремились  к
далекому белому парусу, и стоило ему чуть колыхнуться,  накрениться  влево
или  вправо,  как  оба   одновременно   вздрагивали.   Руки   сами   собой
протягивались вдаль, тоскуя и призывая:
     - Придите, голубки, прилетайте, милые!
     Белое крыло  на  пучине  постепенно  росло.  Море,  вспененное  южным
ветром, билось о берег, словно чувствуя, какую безмерную радость несет оно
на своих волнах. Порывы ветра усилились, зашумел  лес,  парус  наполнился,
корабль быстро понесся к берегу.
     Исток пришел в себя и бросился вниз по лестнице, за ним побежал Радо.
     - На форум, на форум! Они подходят, подходят!
     Из уст в уста передавались  его  слова,  лагерь  забурлил.  Застучали
копыта коней, девушки оставили на кострах ягнятину и поспешили  в  гавань,
толпа с криками теснилась на берегу.
     Пылающий золотой шар солнца коснулся морской глади, затрепетали в его
ласковом свете пурпурные  вуали  Ирины  и  Любиницы.  Засверкали  шлемы  и
панцири, конница уже выстраивалась вдоль всего пути от гавани до форума.
     - Зажечь огонь на маяке!
     Этим сигналом Исток давал знать Радовану, что можно безопасно входить
в гавань.
     Солнце, словно вдруг удивившись,  поднялось  над  морем  и  мгновенно
исчезло. Багровое пламя вспыхнуло во мраке на верхушке башни, озарив город
и море.
     На корабле загорелся факел и описал огненную дугу за бортом.  За  ним
второй, третий.
     - Подходят, это Эпафродит, Ирина, о боги!
     Исток обезумел от радости, рука, сжимавшая рукоятку меча, дрожала.
     - Факелы! Костры на берегу!
     Юноши бросились к грудам хвороста и смолистыми факелами подожгли их -
образовалась сверкающая огнями улица.
     Волнение Истока передалось его племени - воины, женщины, дети, -  все
стояли как завороженные. Девушки, одетые в белые одежды, окружили  причал.
И чем темнее становилось, тем все более волшебным светом озаряло их  пламя
- казалось, будто морские вилы вышли из моря и танцуют на берегу.
     Когда свет костров достиг корабля, шум стих, тысячи глаз  устремились
к прекрасному паруснику, гордо и торжественно подходившему к причалу. Тени
людей качались на его мачтах - матросы увязывали и убирали паруса.  Слышны
были удары весел, и тонкий слух уже мог различить струны Радована.
     Тут толпа больше не выдержала, море огласили крики радости.
     Корабль встал почти  возле  самого  берега.  Заскрипел  ворот,  якорь
вонзился в  песок,  прочно  удерживая  судно.  С  палубы  спустили  лодку,
закачалась веревочная лестница, по ней спускались люди.
     И снова наступило безмолвие,  нарушаемое  лишь  прерывистым  дыханием
толпы. Фонарь на носу лодки танцевал на волнах, струны  грянули  свадебную
песнь. Тихими  взмахами  весла  вели  лодку  к  берегу.  Последние  удары,
последние взмахи, и вот она коснулась причала. Выскочив на сушу, проворные
матросы  подтянули  лодку  к  ступенькам.  И  тогда  все  увидели  капюшон
философа, а рядом с  ним  в  пламени  засверкали  две  золотых  диадемы  в
прекрасных  волосах,  две  гибкие  фигуры  сбросили  плащи  и   поддержали
Эпафродита. На белоснежных руках блеснули драгоценные  браслеты,  Ирина  и
Любиница вступили на берег.
     - Pax, eirene! - произнес Эпафродит,  выпустив  руки  невест.  И  вот
блеск диадем слился с сиянием доспехов Истока и Радо.
     Народ безмолвствовал, словно был  околдован,  слышался  только  треск
факелов и стук копыт по камню.  Девушки  трепетали,  потрясенные  красотой
Ирины, взволнованные счастьем Любиницы. Сам Эпафродит застыл на месте, как
олицетворенная мысль, восхищенный зрелищем любящих сердец и их неописуемым
счастьем. Капюшон упал с его головы, белые волосы, неумащенные с  тех  пор
как он надел хламиду философа, трепал ветер; грек внимал голосу  судьбы  в
душе своей: "Итак, все кончено! То, чего у тебя нет и никогда не было,  ты
дал другим - единственное и самое великое - любовь. Все кончено!" В глазах
его сверкнула влага,  сердце  дрогнуло,  и  старик,  стоически  перенесший
столько испытаний, вдруг вытер слезу. Но тут  же  он  поспешно  оглянулся,
словно  устыдившись  этого,  и  обратил  взор  на  девушек.  Старые  глаза
Эпафродита загорелись  восторгом.  Чувство  восхищения  победило  волнение
души, и, потрясенный, он прошептал:
     - О Афродита, какой народ! Таких девушек  нет  при  дворе!  Мехеркле,
нет! Они точно спутницы Дианы, сама Афина спустилась с ними с Акрополя!
     Тут из лодки неловко выбрался последний ее  пассажир  -  Радован.  Он
обвел взглядом Истока, Ирину, Любиницу и коснулся  струн.  Комок  встал  в
горле старого певца,  губы  задрожали.  Он  зарыдал  бы,  громко,  навзрыд
зарыдал бы, но поспешил глотнуть воздуха. Это помогло, он совладел с собой
и грянул по струнам.  Тишина  была  разбита,  девушки  затянули  свадебную
песнь.
     Исток немного пришел в себя и вспомнил про Эпафродита.  Повернулся  к
нему, поклонился низким византийским поклоном и сказал:
     - Яснейший, как мне вернуть свой долг?
     - Будь счастлив,  ты  ничего  не  должен  Эпафродиту!  Пойдем!  Вечер
холодный!
     И все направились вдоль шеренг  всадников  по  улице  через  форум  и
преторий.  Девушки  окружили  поющего  Радована:  толпа   кричала,   воины
выкликали приветствия.
     Эпафродит радовался, видя на конях могучих  богатырей,  и  без  конца
повторял:
     - Какой народ, какой народ!
     А Истоку он сказал:
     - Хорошо я тебя выучил, мехеркле. Это - палатинцы, а не варвары.
     Они подошли к преторию, и Исток ввел их в покой, предназначенный  для
Ирины. Это была та самая комната, где она жила у дяди Рустика.
     На стене висела икона богородицы. Девушка сняла  диадему,  опустилась
на  колени  перед  священным  изображением  и,   склонившись   до   земли,
промолвила:
     - Хвала, слава, честь и благодарность тебе, пресвятая дева!
     Словно подгоняемый неведомой силой, Исток опустился рядом.
     - Хвала, слава, честь... - вторил он.
     Эпафродит распростер  руки  над  коленопреклоненными  и  торжественно
по-отцовски произнес: Мой конец - ваше начало. Чего не было у меня, я дарю
вам. Факелы, стремившиеся друг к другу, сегодня слились в  одном  пламени.
Пусть небо подливает масло в сей священный огонь, дабы он горел  до  самой
смерти. Мир, мир во веки веков! Аминь!
     Обливаясь слезами, встала Ирина и поцеловала его  руку.  Исток  низко
поклонился и поцеловал ему ногу. Эпафродит обнял Ирину, прижал ее к  груди
и поцеловал в лоб. Потом обнял Истока и поцеловал его в щеку.
     -  Благословен  будь,  сын  трех  отцов:  Сваруна,  тебя   родившего,
Эпафродита,  тебя  учившего,  и  Радована,  ткавшего  нити  твоей  судьбы!
Благословен будь, свободный сын свободного народа!
     - Прости мне обман, - рыдал Исток.
     - То не был обман, сын трех отцов!
     Рабы Эпафродита внесли драгоценные дары для Ирины,  яства  и  дорогое
вино.
     Еще несколько минут сидел Эпафродит  среди  счастливых  людей,  потом
поднялся и стал прощаться:
     - Мой путь окончен, Исток! Будь победителем, будь славен, будь  мечом
мщения! Ибо ты отмечен судьбою.
     Они осушили чаши и  проводили  грека  к  кораблю.  Войско  шумело  на
торжественном пиршестве, море беспокойно билось о берег.
     - Не уезжай! -  воскликнула  рыдающая  Ирина,  хватая  руку  старика,
который уже спускался в плясавшую на воде лодку.
     - Не уезжай? Нет, я еду. Дело сделано! Приходи, смерть!
     Он легко спрыгнул в челн, закутался в свою  хламиду,  ударили  весла,
лодка закачалась на гребнях. Корабль поднял паруса и поплыл к  югу,  туда,
где философ  Эпафродит  станет  ждать  своего  часа  среди  подобных  себе
мудрецов.



                                  ЭПИЛОГ

     В сладких грезах купался Исток с тех пор, как к его  груди  прильнула
Ирина. Жадно припав к чаше безмерного  счастья,  отпущенного  судьбой,  он
медленными глотками вкушал чистую любовь. Дни летели как часы, а между тем
юг  превращался  в  север.  С  гор  подул  студеный  ветер.  Старые  воины
встревоженно поглядывали на окутанные серой мглой горы, предвещавшие снег.
Сварунич не чувствовал холода, его обдувало нежное тепло,  которым  дышала
душа Ирины.
     Спустя четырнадцать  дней  возвратились  Виленец  и  Ярожир,  которые
выдержали тяжелые бои с  византийскими  легионами,  храбро  прорвавшись  к
самому Гему; тогда Исток пришел в  себя,  приказав  войску  подниматься  и
уходить на север.
     Неудержимым  потоком  катились  отряды  славинов  и  антов  по  пути,
отмеченному мечом и пожаром. Телеги скрипели под  грузом  добычи,  которую
увозили с собой победители. Неисчислимые стада, мыча и блея,  тянулись  за
войском. Останавливаясь  на  ночлег,  люди  жарили  на  вертелах  ягнят  и
предавались веселью.
     Окруженные  отборными  воинами,  в  крытой  повозке  ехали  Ирина   и
Любиница. Рядом с ними двигались Исток и Радо, а следом за  ними  гуннский
конь тащил двуколку, где среди баклажек восседал Радован.  Он  без  устали
бил по струнам и без устали прикладывался к баклажкам, так что голова  его
непрерывно качалась из стороны в сторону. На Геме уже выпал  снег,  однако
они без особых трудностей успели добраться до Дуная.  Там  веселились  два
дня, возлагая обильные жертвы на алтарь богов. Это был прощальный пир, ибо
здесь отряды антов расставались со славинами. Священными клятвами любви  и
братского согласия клялись они друг другу, обещая,  что  по  первому  зову
Истока снова возьмутся за копья и пойдут за ним, куда он поведет.
     Вскоре отряды прибыли в град, где в тесной землянке ютился старейшина
Сварун, лежавший при смерти на овечьей шкуре. Звуки рогов не оживили  его.
Печаль и скорбь одолели старика, высосали его кровь, он был глух и нем  ко
всему вокруг. Услыхав голос Истока,  он  шевельнулся,  пробормотал  что-то
невнятное, но глаз не открыл. Но  вот  он  почувствовал  на  холодном  лбу
нежную  руку  Любиницы  и  приподнял  усталые  веки,   -   словно   сквозь
беспросветную  мглу  простирался  его  взгляд;  он  повеселел,  его   губы
задвигались, неверной рукой он  что-то  искал.  Наконец  согбенный  вождь,
опираясь на Истока, поднялся на своем ложе. Из груди его вырвался глубокий
вздох,  точно  он  пробудился  от  кошмарного  сна.  Взгляд  ожил,  старик
осмотрелся вокруг, раскрыл объятия Истоку, Любинице, Ирине и зарыдал,  как
ребенок.
     Прошла зима. Не довелось Сваруну  принять  на  руки  внука,  которого
подарила Ирина. Прежде пришла Морана и увела его  своей  ледяной  рукой  в
другой мир.
     Ирина родила семь сыновей, семь ясных соколов, а дух  Истока  породил
тысячи воинов, которые сражались с Византией, прошли всю Иллирию, пришли В
Элладу, к могиле Эпафродита, и застучали в ворота Константинополя.
     Гунны искали у них покровительства и гостеприимства,  аварский  каган
разорвал союз с Византией и просил дружбы у  славинов  и  антов,  которые,
храня заветы Истока, жилы в тесном согласии, овеянные славой  под  солнцем
свободы.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.