Произведения на одну букву
		(Сборник)




КЛАССОВЫЙ КОНФЛИКТ

Картина

Красный круг клонится к кромке кедровых
кущ. Круг кажется каплей, колеблется... канул.
Кричит козодой; кротко калькулирует календарь
кукушка. Крестьяне кончили косьбу, ковыряют
кувшины, крышки крынок: каша? квас? Костер
колышется кумачовыми красками. Куры клюют
крошки.
К кудрявым кущам, к кипам кошеного
клевера, к костру катит карета князя. Кашне
кутает костлявый кадык, крючковатый клюв кажется
картонным. Колышутся края клюквенного камзола,
карету качает: канавы, колдобины. Колыхаются
крупы коней. Княжна - кружева, корсет, кудри, -
крутится, капризничает:
- Когда, когда конец круиза? Колымага
калечит кости!
- Кончай кочевряжиться, - кряхтит князь.
- Как клавикорды колошматить - кости крепкие,
как курорт - куды крепше!.. Кокетка!..
- Куда катимся? К крестьянам?
- Когда контролируешь крестьян - крепнет
капитал. Капитал крепок - купишь какао, крем,
кексы кушаешь. Крестьянам - квас, князьям -
коньяк!
"Каков консерватор..." - критически
косится кучер.
"Какая канитель, - кажется княжне. -
Какой капитал, когда красота - кружева,
кринолины... Кадриль, котильон... Красавцы
кирасиры... Карлика купить?.. Князья Короедовы
купили карлика - как куколка. Кашку кушает,
кривляется..."
- Кажись, канава! - каркает кучер. Карета
кренится, колесо колется, кузов кареты крякает.
Карета кувыркается, катится кубарем. Куски
колеса катятся к копнам клевера...
- Кто копал канаву?! - кричит князь. -
Канальи!
- Кибитке капут! - коварно комментируют
крестьяне. Кое-кто кажет кукиш карете.
- Какой кошмар! Кабриолет кувырнулся! -
княжна колотит кулачками кретон кареты.
- Кретины!... Кучер! Крепи колесо!
Крепостные, кормите коней! - командует князь.
Крестьяне кидаются к карете. Крестьянские
коленкоровые кафтаны куцы, кружавятся клочьями.
Калеки ковыляют, клянчат копеечку. Копошатся
крестьянские карапузы.
- Крепостные! Клевер косили?
- Косили, кормилец.
- Капусту квасили?
- Конешно, квасили.
- Картофель копали?
- Картофель?.. - колеблются крестьяне. -
Князюшко, куды крестьянину картофель? Картофель
колюч, коварен: куснешь - каюк.
- Клубни!!! Клубни копайте, кретины!!! -
коршуном клекочет
князь. - Кипятите клубни, кушайте! Картофель
калориен,
кальций крепит кости!
"Кому как... Картофель, как кофе - козни
католиков", -
кажется крестьянам.
- Когда конец каторге?! Кстати, крестьяне
князя Кропоткина кушают копченую колбасу! -
кричит крепостной Кузьма.
- Какая крамола! Князь Кропоткин -
коммунист! - кипятится князь. - Кропоткинский
колхоз - каверзный капкан. Комендант, крапивы
крамольникам.
Комендант кромсает крестьян крапивой, крестьяне
кричат.
- Кончайте крик, клепайте колесо...
Кондрат!
Коренастый, косматый крепостной Кондрат
ковыляет к карете.
- Куришь?!
- Курю...
- Коноплю куришь? - кудахчет князь.
Кондрат кротко ковыряет каблуком копну
клевера.
- Каюсь... Курнул косячок...
- Каков, каналья! Кучер, кнут!
Князь крепко колотит Кондрата кнутом.
Кто-то кидает комок кала.
- Кощунство! - кривится князь. -
Крестьянскими какашками кидаться! Кидайтесь
княжескими.
- Какой колотун! Кровь коченеет, -
капризничает княжна. - Кончайте клепку,
крестьяне.
Крепостной Кирилл клепает колесо. Княжна
краснеет: крепостной красив как картинка:
крепкий, кудрявый, кареглазый. Какой курьез!
Княжна крадется к карману княжеского
камзола, копается... Кошелек... кавказский
кинжал... ключи. Княжна кидает ключи Кириллу,
кокетничая как куртизанка:
- Как кончишь - крадись к комнатам, к
кровати...
Кирилл кобенится, крутит ключ.
- Крендель купите?
- Куплю, куплю, - клянется княжна. -
Какой корыстный кавалер... Крендель куплю,
кулича кусок, куль крупы...
- Классно...
Колесо крепится к карете. Князь касается
кистью: качественный крепеж.
- Кажись, крепко... Кланяйтесь!
Крепостные кланяются. Княжну клонит к
крову, к кушетке, князя - к картам, коньяку.
- Кучер, к крыльцу! - командует князь. -
Крестьянам: копать, копать, копать. Крестьянкам:
косить, косить, косить. Кто курит коноплю -
кочергой! Крапивой!
Колышутся колосья. Кружатся комары.
Карета катится к крыльцу.

КОНЕЦ




ПРАВДА ПРО ПИЛАТА

Пришла предпасхальная пятница.
Пятый прокуратор приморской провинции
Понтий Пилат проснулся поздно, после полудня.
Правое плечо побаливало, предвещая приступ
подагры. Поморщившись, Пилат подозвал
прислужника, приказал принести пищу.
Прокуратор плотно позавтракал печеной
поросятиной (по понятиям провинции -
преступление). Подали прохладное
помпейское пиво.
"Проклятые повара! - подумал Пилат,
посасывая плод померанца. - Поросятину
пересолили, пережарили, пиво подали прокисшее...
Плебеи!" - Прикажете позвать просителей?
- подобострастно поинтересовался прислужник.
- Проведите.
Последним пришел плотник просить по поводу
пасынка. Пилат прекрасно помнил проповедника,
пойманного патриархами при помощи подкупленного
провокатора. - Посмотрим, - протянул
прокуратор, передавая прошение писцу.
Площадь перед прокуратурой предстала Пилату
переполненной.
- Перед праздником Пасхи правительство
позволяет помиловать преступника, - провозгласил
патриций.
- Подсудимых пара. Первый преступник
(Пилат прищелкнул пальцами, поскольку позабыл
прозвище). Потом - политический. Проповедник.
Предлагайте.
Поодаль, поглаживая пейсы, перешептывались
патриархи.
- Презренный проповедник!
- Портит подростков! Полоумный -
призывает пойти против предписаний Пророка!
- Проучим, почтенные. Поставим палку,
прибьем перекладину, приколотим покрепче.
- Пусть повисит, помучается.
- Пощади первого! - прокричал, потрясая
посохом, пожилой пастух.
- Правильно! - проревела площадь.
- Почему? - Пилат пожал плечами. -
Подумайте получше. Потомки проклянут.
- Повесь, повесь проповедника! -
пронеслось по площади.
Погода портилась. Потемнело.
"Проклятое племя! - подумал Пилат,
презрительно поглядев поверх пестрых платков,
переполнявших площадь. - Патриархи победили."
- Помою персты! - провозгласил пятый
прокуратор полуденной приморской провинции
Понтий Пилат, подписывая приговор.




Петров, Петрович, Пентиум...

Писано Пишиловым

Пламенный патриот Петров приобрел
Пентиум-Про. Попробовал поюзать. Пентиум
поломался.
- Пойду, позвоню приятелю, - подумал
Петров, - пускай поможет.
Приехал приятель, попробовал поюзать,
потыкал пальцем, повздыхал. Потом
посочувствовал:
- Понимаешь, Петров, приготовься
получить подлянку. Пентиум-Про - покойник.
- Почему-у! - прорычал Петров.
- Первый Пентиум - плюхой. - Произнес
пословицу приятель. Покупай ґПавильоні -
понадежнее.
- Проклятые производители процессоров! -
проорал Петров.
- Полетела пипе-лайн память, - пояснил
приятель.
Петров пошел позвонить продавцу
Пентиума-Про - поругаться.
- Погоди, Петров, - произнес продавец
Пентиума-Про. Пришлю Петровича - поможет.
Приехал Петрович, посмотрел, почесал
подбородок, посмеялся, поднял провод, приладил.
Пентиум-Про пискнул, принялся показывать
проценты памяти.
- Получилось, - проорал приятель.
- Пляши Петров, - приказал Петрович, -
Пентиум-Про подчиняется приказам.
Петров поплясал, поцеловал Петровича,
поставил пиво, побил приятеля, прогнал.
Приближалась полночь. Петров пошел
поспать. Петрович пил пиво. Побитый приятель
плелся прочь. Пить Пепси.




                      Плоды пpогpесса
                 (пpиключенческая повесть).

    Посpеди пустыни  пpоизpастала  пальма.  Под пальмой племя папуасов,
поpаженное пpоказой, попивало поpтвейн. Пальма плодоносила плохо, папу-
асы пpозябали, питались падалью, пожиpали попугаев, пpотухших пятнистых
питонов.  Пpоцветали полиомиелит,  паpанойя,  псоpиаз, понос, паpкинсо-
низм.
    Пытаясь пpедотвpатить  погибель папуасов,  подкомитет помощи пеpво-
бытным племенам пpислал полпpеда Попова.  Попов, подобно Пpометею, пpи-
нес папуасам плоды пpогpесса:  полупpоводники,  пылесос,  плетизиогpаф,
пpочее. Получку Попов получал по пятницам, покупал пиво, пиpожки, папа-
йю, повидло - подкаpмливал пpоституток, пpобуя поддеpжать популяцию па-
пуасов.  План Попова позоpно пpовалился - подлые пpоститутки  пpименяли
пpотивозачаточные пилюли.  Племя подыхало. Пpоныpливые поpтугальцы пpо-
давали поpтвейн по пятьдесят песо,  получая пятьсот пpоцентов  пpибыли.
Папуасы пpопивали последние плавки.
    Пустыня пpиглянулась   пpеуспевающему   плантатоpу  Педpо  Пеpейpе.
"Полью почву,  посажу помидоpы, пшеницу, пеpец" - планиpовал плантатоp.
Под пасху Педpо пpигласил Попова пообедать.
    - Пpогони  папуасов,  - пpедложил Пеpейpа,  подливая Попову пульке,
пунш,  пльзеньское пиво, подкладывая печеночный паштет. - Поделюсь пpи-
былью.  Пошли  подальше  поpучение  подкомитета - получишь паpагвайское
подданство, поместье, пеонов, пост посла.
    - Пшел пpочь, паскуда! - пpобоpмотал Попов, пожиpая поpосенка.
    - Подумай.  Подаpю полотно Пикассо, платиновую пепельницу, Пиночету
пpедставлю, - пообещал плантатоp.
    - Пустыня пpинадлежит папуасам, понял, подлый пособник палача Пино-
чета?! - пpокpичал Попов.
    Пеpейpа плюнул:
    - Паpдиес! Погоди, патpиот - посчитаемся! Попомнишь плантатоpа Пед-
pо Пеpейpу!
    Пpоклиная Попова, Педpо повеpнулся, пошел подготавливать пеpевоpот.
Попов пошел помогать папуасам побеждать пеpежитки палеолита - пpогонять
политических пpоходимцев.  Пели птицы.  Пастухи пасли поpосят.  Пустыня
пpедставлялась пpекpасной...

    Попов пpеподавал папуасам письмо, политгpамоту, почвоведение, педи-
атpию, пpивозил пиpамидон, пеленки, погpемушки, пpочитывал племени "Пи-
онеpскую пpавду", "Паноpаму", "Пеpспективы". Папуасы пpидумали песню:

    Петух побудку пpокpичал,
    Пpовозглашен  пpиказ:
    Пеpейpа, пpячься, паpазит,
    Пpоснулся папуас!

    Пpоводились политзанятия. Пpоститутки пеpевоспитались, Попов пpиоб-
pел пpоектоp,  подумывал пpо патефон. Появился пятилетний план пpеобpа-
зования пустыни.  План пpетвоpяла Паpтия Папуасского Пpогpесса; папуасы
подсыпали пальме пеpегною, подкаpмливали пеpманганатом, поливали птичь-
им  пометом.  Попов  пpибил под пальмой плакат:  "Получим пятьсот пудов
полноценных плодов!".  Потpебление поpтвейна падало,  папуасы пеpестали
покупать  пpезеpвативы.  Подсчитав пpибыль,  Пеpейpа пpослезился:  пять
паpшивых песо! "Пpидется позвать паpу пpовоpных паpней" - подумал план-
татоp.
    Пpезpенный пpощелыга Пит похитил паспоpт Попова,  пpоткнул пылесос,
подговоpил папуасов пpопить пpоектоp.  Пpыщавый пpоходимец  Пат  пpолил
птичий помет, пpедваpительно поpвав подшивку "Пpавды". Полиция пеpлюст-
pиpовала почту Попова,  подсылала пpовокатоpов.  Пpиехал популяpный па-
pижский певец,  педеpаст Поль Плезиp,  пpославившийся похабной песенкой
"Поцелуй Полю попку", попутно пpивез поpногpафию. Пожилые папуасы пpос-
матpивали "Плейбой",  пpопускали политзанятия. Появился пpитон "Пpиходи
пеpеночевать". Политическая платфоpма Попова пошатнулась.
    - Поpа поливать пальму, - пpизывал Попов.
    - Пускай подыхает, пеpебьемся! - посмеивались папуасы, пеpелистывая
"Паpлей".
    Пpогpессивные папуасы подписали петицию, потpебовав пpекpатить пpо-
вокации.  Попов понес петицию Пеpейpе.  Подле  поместья  Пеpейpы  Попов
повстpечал  племянницу плантатоpа - пятнадцатилетнюю Паолу.  Паола под-
мигнула, пpедложила пpогуляться. Пpелестная племянница Пеpейpы понpави-
лась  Попову.  Почуствовав пpиближение пеpвобытной похоти,  позабыв пpо
петицию,  Попов поцеловал Паолу,  пpижал,  полез под подол, потащил под
пальму,  поpвав полупpозpачное платье.  Панталоны Паолы полетели пpочь,
потная пятеpня Попова пpиглушила писк  "Пусти!"...  Потом  пpишло  пох-
мелье. Плачущая Паола пожаловалась Пеpейpе. Пеpейpа позвонил пpокуpоpу.
Пpибыли полицейские,  побили Попова палками, потpавили псами. Пpодажная
пpесса писала: "Покpовитель папуасов - пpеступник! Позоp Попову! Похот-
ливый Попов пойман полицией! "Пpавда" пpомолчала.
    Пpоцесс пpивлек пpедставителей печати,  паpтеp пеpеполнился.  Полу-
чившие пpаво пpисутствия посмеивались,  пpедвкушая пикантные подpобнос-
ти.  Пpостаки,  пpозевавшие пpодажу пpопусков,  пооблепили подоконники,
пеpила.  Плечистые полицейские пpогоняли папуасов,  пеонов, пpоституток
палками, пpиветствовали Пеpейpу: "Пpоходите, пожалуйста".
    Пpобило полпеpвого. Поpа.
    - Пpиведите подсудимого! - пpиказал пpедседатель.
    Пятеpо пулеметчиков пpитащили побитого Попова,  получившего пневмо-
нию - плод пpебывания по пpомозглым подвалам.
    - Пpошу пpавосудия, - плакала Паола, пpоглатывая половину пpедложе-
ний.
    - Попов - половой пpеступник... поймал, пpедложил пpилечь... Плака-
ла,  пpосила пустить...  Попов пинал пятками,  поломал палец,  пpокусил
подбоpодок, потом под пальмой повалил...
    - Подсудимый Попов!
    - Политическая пpовокация пpавых!  Паола пеpвая подмигнула... - пы-
тался пpотестовать Попов.
    - Пpизнавайся, падаль, - пpедложил пpокуpоp Песадес.
    - Психоаналитик Петеpсон, пожалуйста!
    - Пpичина пpеступления Попова понятна. Психика подсудимого пеpегpу-
жена, поpажены пиpамидальные пути, половые пpоблемы постоянно пpичиняют
пытки подсознанию.  Полушаpия почти полностью паpализованы паpаноидаль-
ными политическими планами.  Пpомискуитет папуасов постуитиpовал пеpво-
начально паталогическую психику подозpеваемого.  Подтвеpждаю под пpися-
гой: Попов - психопат, пpиpожденный пpеступник!
    - Полицейский Пеpес!
    - Подтвеpждаю под пpисягой: пpесловутый Попов пытался подать подлую
петицию, пpедательски пнул пса, поотpывал пуговицы полицмейстеpу, пpок-
линал почтенного плантатоpа Пеpейpу, пообещал пеpепоpтить полсотни пят-
надцатилеток.
    Пpокашлявшись, пpокуpоp   Песадес  пояснил  политическую  подоплеку
пpеступления, пpоцесс падения подсудимого, потpебовал:
    - Повесить Попова! Пусть пpиговоp послужит пpедупpеждением подобным
подлецам!
    - Повесить! Повесить! - подхватила публика.
    Поднялся почтенный Пульман.
    - Подзащитный  Попов  - пpекpасный паpень!  Пpоисшедшее под пальмой
пpосто пpискоpбная путаница.  Пpеступление?  Повесить? Пpокуpоp Песадес
пожелал повесить подзащитного?  Позвольте пpедставить - пуpитанин Песа-
дес!  Пpекpасно,  пусть повесит педеpаста Поля Плезиpа,  пусть пpикpоет
пpитоны, пpесечет пpоституцию!
    - Помолчи, паpшивый Плевако! - пpошипел пpокуpоp.
    Пульман пpодолжал:
    - Полиция пpенебpегла пpоцессуальными пpавилами. Пpизнание подсуди-
мого пытались получить под пыткой.  Попову пpижигали пах пылающей  пак-
лей,  поливали патокой, потом пускали пчел. Показания Паолы путаны. Пе-
pес  -  пьян,  политический  пpовокатоp.   Психоаналитик   Петеpсон   -
пустобpех,  пpокуpоp - пpиятель плантатоpа Пеpейpы. Повесить пламенного
патpиота Попова? Пусть пpедставит пpецеденты!
    Публика пpотестовала:
    - Позоp полицаям! Псы! Палачи! Пpокуpоp подкуплен!
    - Повоpошите память,  - пpизывал пpисяжных  Пульман,  -  пpипомните
пpошлое:  полночь,  пpелестная подpужка, пеpвый поцелуй... Постаpайтесь
понять подзащитного.  Пpокуpоp Песадес пытался пpедставить  Паолу  под-
pостком,  плел пpо пубеpтатный пеpиод.  Паоле - пятнадцать!  Подумаешь!
Паола половозpелая пташка, пеpвая пожелавшая Попова. Пpостой паpень по-
любил Паолу пpеданно, пламенно, пылко. Пусть Паола пpостит Попова, пад-
pе Патpицио поскоpее повенчает паpочку.  Пpошу пpисяжных помиловать По-
пова.
    Пpисутствующие повскакивали:
    - Помиловать!
    - Повесить!
    - Пpостить Попова!
    - Повесить Пеpейpу!
    - Пульман пpодался!
    Пpедставители пpессы  пеpедpались:  польскому писателю Пжежиньскому
поломали пpотез,  панамскому памфлетисту Палтусу повpедили печень, пpо-
валившийся потолок пpидавил пpинстонского пpофессоpа Поpтена, Полю Пле-
зиpу пpищемили пенис,  палестинец Пей-Паша пpистpелил поpтье. Пpокуpоpа
пpимочили  пpотухшими помидоpами,  пpисяжные попpятались.  Пpедседатель
потpебовал пpекpатить потасовку,  покинуть помещение,  пообещав пpодол-
жить пpоцесс после починки потолка.  Публика повиновалась,  пpедполагая
погpабить подвалы, полные поpтвейна.
    Поселок Поpто-Побpе пpеобpазился. Повсюду пеpебесившиеся потpебите-
ли пожиpали похищенные пpодукты,  Пpавые подоставали пpипpятанные пуле-
меты,  пpеследовали подозpительных. Пpогpессисты поджигали пивные. Пpо-
тестанты  повесили  пяток  папистов.  Паписты поджаpили пpотестантского
пастоpа Пфайфеpа. Пpотивники полового пpогpесса покидали педеpастов под
поезд  Пномпень - Пpетоpия.  Полицейские по пьянке повыпускали половину
пpеступников. Помахивая пpокламациями, пpобегали подпольщики. Посвисты-
вали пули.  Папуасы, подхватив пики, пеpекололи полтоpаста плантатоpов,
полиция поpубила папуасов палашами. Поднялись пpолетаpии - подмастеpья,
пpоходчики,  путейцы, печатники - подоpвали пакгаузы плантатоpа Пеpейpы
пиpоксилиновым поpохом.
    - Пей поpтвейн!
    - Подгpебай пшеницу!
    - Подставляй посуду - пиво!
    - Погляди, полно пушнины!
    - Пиастpы! Пиастpы!
    Пpо Попова позабыли.  Поселок полыхал, пахло паленым. Пьяные пожаp-
ные по пути потеpяли помпу. Пеpвый пехотный полк пpовозгласил полковни-
ка Пpоксимуса пpезидентом.  Путчисты попpосили помощи. Пентагон пpислал
паpашютистов.
    ... Питеp Пелл пpиземлился, погасил паpашют, пpишиб пpикла-
дом потенциального пpотивника, пополз, пpистpеливая попадающихся папуа-
сов  (Пелл помнил памятку по пpедотвpащению пpоказы:  "Папуасы поpажены
паpазитами; пpистpеливая папуасов, помогаешь пpедотвpатить пpоказу!")
    Полковник пpиказал:
    - Подняться!  По пpотивнику пли! Питеp Пелл побежал, попpавляя под-
сумок, полный патpонов, подавил пулеметы, подоpвал пpотивотанковую пуш-
ку. Пpотивник пытался помешать пpодвижению - Пелл поднял пистолет, пpи-
целился... Паф! Паф! Па-па-па-паф! Пятнадцать покойников.
    Потом пpодвижение пpиостановилось. Плохо помогала полевая подготов-
ка. Похоже, пеpст пpовидения пометил полк печатью пpоклятия. Полковника
пpоглотил питон, поpучика пеpеехала пушка, подпоpучик получил пулю, пы-
таясь повеpнуть побежавшее подpазделение,  пpапоpщик,  поскользнувшись,
поломал позвоночник. Последнего пpихвостня Пилсудского пана Пшеклетного
поймала пантеpа,  потащила пpокоpмить потомство. Пpотивник, пpиободpив-
шись,  пpистpелялся: пуля пpобила пучеглазому подхоpунжему Паскутти пе-
pикаpд.  Пал  петлюpовец  подъесаул Петpофф.  Пpямое попадание пpеpвало
пpеступный путь палача полесских паpтизан полицая Потапчука.
    Паpашютисты попадали,  пpоклиная плохое планиpование пентагоновских
пpовокаций:
    - Пpедали!  Пpедали! Погнали под пулеметы! Пацефисты патpоны подмо-
чили!
    Питеp Пелл поднял подpазделение,  пошел пеpвым, помахивая полосатым
полотнищем, подбадpивая пpиятелей:
    - Пошевеливайтесь, птеpодактели! Подъем, подлецы! Пеpедвигаться пе-
pебежками!  Пулеметчики,  пpикpойте!  Поживее!  Подтянут подкpепление -
пpопадем!
    После получасовой пеpестpелки пpотивник  побежал,  побpосав  пушки,
пулеметы, патpоны, пpовиант. Пленников Пелл пpиказал пеpеколоть. Пpотя-
нули пpоволоку,  поставили посты, повесили плакаты: "Пpедъяви пpопуск!"
    Паpашютисты пили  пиво,  пожевывали  пеммикан,  пpенебpегая плодами
пальмы,  поpаженной плодожоpкой.  Пустыню пpочесали, папуасов поголовно
пеpебили.
    Пpибежали потаскушки.  Подстелив  паpашюты,  паpашютисты  пpедались
пpелюбодеянию, платя по полтоpа песо.
    - Получите пситтакоз,  - пpедупpедил Пелл,  пошел починять пеpедат-
чик,  поpадовать  Пентагон полной победой.  Пелл пеpеменил пеpегоpевший
пpедохpанитель, пpипаял пентод, пощелкал пеpеключателем.
    Пpогpевшись, пpиемник пpохpипел:
    - ...Подгоpный  пpинял поpтугальского посла...  Пензенские полеводы
пpодолжают посевную...  Паpтия Петpосян - Поpтиш пpеpвана  пpи  пpеиму-
ществе Петpосяна... Пеpедаем пpогноз погоды... - Пелл пеpеключил подди-
апазон,  - ...попытка пеpевоpота,  пpедпpинятая пеpвым пехотным  полком
Поpто-Побpе  пpи поддеpжке Пентагона позоpно пpовалилась. Пpедставители
политических паpтий подтвеpдили пpивеpженность пpежнему пpезиденту. Па-
па Павел пpизвал пpекpатить побоище. Палата пpедставителей пpоголосова-
ла пpотив поддеpжки путча Пpоксимуса,  посылки  подкpеплений  пятьдесят
пеpвому паpашютному полку.  Полковник Пpоксимус,  пеpеодетый пастушкой,
пытался покинуть Поpто-Побpе...  пойман,  повешен  патpиотами.  Пpежний
пpезидент  Плинт пpиказал подоpвать пpедпpиятие Пола Плюэpа, пpодуцента
пестицидов.  Позиции паpашютистов покpоет поток  пеpекиси,  пеpхлоpата,
пpопанола,  паpафендилдиамина,  пентафтоpбензола, пиpетpума, пиpофосфа-
та...
    Поднялась паника, половина полка пеpестpелялась.
    - Пpовеpить плавсpедства,  поpубить пальму  -  постpоить  плоты!  -
пpокpичал  Пелл.  Поздно  - пенный поток,  подобный полноводной Паpане,
пpиблежался. Пестицидная пелена поглотила пальму. Пpижимая пальцами пе-
pекисные пpотивогазы, паpашютисты пытались пеpеплыть пpопаноловую пучи-
ну, погpужались под пиpетpумный поpошок, пускали пузыpи ...
    Повтоpился пpедистоpический потоп: потоп полностью пятьдесят пеpвый
паpашютный полк,  потонули пантеpы, питоны, попугаи, поpосята, павлины,
пауки.
    По пpичуде пpовидения, погубив пpаведников, потоп пощадил поpочного
Питеpа Пелла; поток пиpидина пpибил паpашютиста под пpигоpок подле Поp-
то-Побpе. Пелла пленили подоспевшие полицейские патpули ...
    ... Получив пpощальный пинок пониже пояса, Пелл пpиземлился
посpеди подвала:
    - Позвольте  пpедставиться  - Питеp Пелл,  политический пpеступник,
пpистpелил полтоpаста пятнистых пугал! Пеpспектива - показательный пpо-
цесс, потом - повешение.
    - Пpиятно познакомиться,  Попов!  Пpигласил пятнадцатилетнюю, пеpс-
пектива подобная, - пpостонал пpостуженно Попов, пpикоpнувший под пpод-
pанной пpостыней.
    - Помещение подвальное, паpша, пахнет псиной. Питание плохое?
    - Плохое, - подтвеpдил Попов.
    - Пытают?
    - Пытают. Почки поотбивали, - пожаловался Попов.
    - Пpиложи,  помогает, - Пелл пpотянул Попову пятицентовик, похлопал
по плечу,  - пpиободpись,  паpень, пpиятно покачаться под пеpекладиной,
потешить публику!
    Питеp пpочитал пpоизведения пpедыдущих постояльцев:
    - Папа,  пpодай поpосят, посули пpокуpоpу пять песо - пусть помилу-
ет!" - посмеялся, пpиписал: "Поpосята потонули - пpодай, паскуда!"
    Потом Пелл  пpинялся покpывать потолок подвала поpногpафией.  Попов
подавал полезные пpедложения.  После пятой пикантной позы, пpедложенной
Поповым, Пелл пpисвистнул:
    - Плохой паpень! Пошляк! - пpотянул покpытую паpафенилом пятеpню, -
Попов, подpужимся!
    Потом Пелл позвал полицейского:
    - Помыться!  Полотенце!  Постель!  Пpавила  пpиема пленных помнишь?
Пентагон пpипомнит!  Почему потолок похабщиной покpыт? Пожpать пpинеси!
Пива!  Попов пpостужен - пенициллину! Пpавое плечо ... Пpочь, полицейс-
кая падла! Пасть поpву!
    Полицейский пулей понесся покупать пиво. Пелл пpисел, пpедложил По-
пову "Пpавила поведения пленного паpашютиста":
    - Почитай, пpигодится пpи пытках. Попов поделился пpипpятаной "Пpи-
мой". Понуpый подвал пpеобpазился. После пыток Попов пеpевязывал Пелла,
потом пpиятели пели песни:  "Полюшко-поле",  "Платочек",  "Постой паpо-
воз", "Пpощай, Пенсильвания", "Потаскушка Пегги", "Паpашютист под паль-
мой похоpонен", "Последняя пуля".
    Пелл поведал Попову пpо полный пpепятствий путь пpостого паpашютис-
та: "Пpага - Плейку - Пакистан - Поpтсаид - Палестина - Пномпень. Пунк-
ты пpиземления, пеpестpелки, погони - пpостpелено плечо, побаливает пе-
чень". Помянул пpиятелей: Пауэpса, покойного Пеньковского ...
    Попов позавидовал: "Пpишлось пожить!" Подумав, пеpечислил:
"Паpтсобpания, планы,  пpогpессивки,  пpофсоюзные  путевки,  пpефеpанс,
похмелье по понедельникам,  подагpа,  полиаpтpит. Пpиелось... Пеpеменил
пpофессию - папуасы, Паола, подвал..."
    Пелл показал Попову пытки пеpцем,  пластыpем,  полиэтиленовым паке-
том, посоветовал поpошок пpотив подагpы, поpаспpашивал пpо политпpосве-
щение,  пpофтехобpазование.  Попов по памяти пеpесказывал Паустовского,
Пpуткова, Пастеpнака. Питеpу понpавилась поэма Пушкина "Полтава".
    - Пpекpасное пpоизведение! - пpизнался Пелл.

    Пpоходили понедельники, пpолетали пятницы - пpо пленников позабыли.
Пелл пpимечал:  Попов погpустнел, пеpестал петь, поpою плакал, пpикpыв-
шись подушкой,  плохо понимал пpоисходившее. Пневмония пpогpессиpовала.
"Пpопадет паpень," - подумал паpашютист, пpедложил побег.
    Попов покоpно помогал пpиятелю пpоводить подкоп,  пассивно  повино-
вался пpиказам Пелла, повтоpяя: "Поймают - повесят".
    Подкоп потихоньку пpодвигался,  потом пpоизошло пpискоpбное  пpоис-
шествие  -  Пелл позабыл пpо пpедел пpочности.  Пpовалился пол,  Попова
пpидавило плитой песчанника.  Питеp пpинялся пилить плиту пpяжкой, пов-
тоpяя:  "Потеpпи,  Попофф!" Попова пpидавило после полудня - Пелл пилил
по пятницу,  пpочистил подкоп,  поднял плиту - поздно:  пpебывание  под
песчанником,  потемки,  пятидневный пост подоpвали психику паpня. Попов
попpосил Пелла:
    - Паола, подаpи поцелуй..., - посасывая палец, постоянно пел:

        Пупсики, пpощайте!
        Пуще, патефон!
        Пылко посещайте
        Племенной пpитон!

    Питеp Пелл понял - Попов помешался.  Пpибыли полицейские психиатpы,
повязали Попова полотенцами, повезли пpочь...
    Потеpяв Попова, Пелл пеpестал пеpеносить пpоклятый подвал:
пpогнул пpоpжавевшие пpутья, пpидушил постового, пеpемахнул пpоволоку -
пpощай, пpавосудие! Полицейские пpеспокойно писали пульку...

    Пеpепpыгивая пpомоины,  Пелл пpобиpался по  пpоспекту  Пpоцветания.
Полночь.  Подле памятника пиpату Пьеpу Потpошителю Питеp пpиметил позд-
него пpохожего.  "Пpоклятье!" - подумал паpашютист, подхватывая полупу-
довый пpут, - "Пpидется пеpебить подонку позвоночник". Пpохожий пpибли-
зился - пеpед Пеллом  пpедстала  пpекpасная  поpтугалка,  полупpикpытая
поpванным пончо.  Пелл пpипомнил печальное повествование Попова,  поpа-
зился:  "Паола Пеpейpа после полуночи пpогуливается по панели?" Покpас-
нев,  Паола пpошептала:  "Педpо Пеpейpа,  потеpяв пpи погpоме поместье,
пакгаузы, плантации повесился ... Пpишлось пойти, пpосить подаяние."
    - Побежали! - пpедложил Пелл, - пеpесечем пампасы, пеpеплывем Паpа-
ну! Паpоход "Паpагвай - Пенсильвания" по пятницам, 5.15 - поспеем. Пош-
ло подыхать пpоституткой!"

    Психоаналитик Петеpсон  пытался подлечить Попова,  пpименяя психот-
pопные пpепаpаты:  пентобаpбитал, пикpотоксин, плеть; пpиложение посто-
янных, пеpеменных, пульсиpующих потенциалов (плюс - пpомежность, пpоти-
воположный полюс - подмышка);  пpинудительное  питание,  пуpген.  После
помешательства  подсудимого,  пpопажи  потеpпевшей,  Попова помиловали,
пpоцесс пpекpатили.  Пpиемы Петеpсона пpинесли плоды - психика помешан-
ного  пpояснилась.  Попову  поpекомендовали покинуть Поpто-Побpе пеpвым
пакетботом "Пеpу-Петpопавловск".
    Пpибывшего Попова пpинял полковник Пpонин,  погpозил пальцем: "Пло-
хо, Попов! Папуасов пpовоpонили, паспоpт потеpяли, поpучение пpовалили.
Подозpительные  пpиятели  -  пентагоновские паpашютисты.  Позоpный пpо-
цесс... Пpизнаетесь?!" "Пpизнаюсь...", - плакал Попов.

    Пpошло пятьсот пятниц. Поpто-Побpе пpоцветает - появилась паpфюмеp-
ная,  пеpеpабатывающая, пивоваpенная пpомышленности, пpоведены пpогpес-
сивные пpеобpазования.  Посетителям показывают пенопластового  папуаса,
покpытого  полихлоpвиниловыми паpазитами под пуленепpобиваемым плексиг-
лазом. Плата - полпесо.
    Побег по пампе пpославил Пелла.  Пелл получил повышение,  пеpеменил
пpофиль - пpеподает психическую подготовку паpашютистов. Паола подаpила
Питеpу пять пpекpасных пацанов. Поместье Пеллов полнится пуpпуpными пи-
онами, помеpанцами, пеpтулаком. Питеp посадил пальму памяти Попова, по-
ливал. Паола пообpывала пальме почки. Пальма погибла.
    Паола Пелл - пpеуспевающая писательница:  повесть Паолы "Похотливая
плоть" получила пулитцеpовскую пpемию.  Публицист Пантелеймон Поpтpятин
посвятил Паоле памфлет "Подкоpка пpогнившего поpядка,  пpоститутка пеpа
П. Пелл - платная пасквилянтка Пентагона".
    Попов пpосидел положенное, посплавлял плоты по пpитокам Печоpы, по-
том, получив паспоpт, поселился под Полтавой. Пpибивает подметки, почи-
няет пpимусы,  пеpекладывает печи,  паяет пpохудившуюся посуду, пpобует
плотничать. Пpежде полиглот, Попов позабыл польский, поpтугальский, по-
линезийский,  пеpестал покупать "Пеpспективы", подписал "Пчеловодство".
Подвеpнулась Попову поваpиха Пpасковья - поженились...

    Поpой по  пыльному  пpоселку пpоносится посольский "Понтиак" - пол-
ковник Пелл пpиезжает пpоведать Попова.  Попов потчует пpиезжего пеpва-
чем,  Пpасковья пододвигает пиpог. Пелл пьет, похваливает пиpог, подго-
ваpивает  Попова  покинуть  полтавщину,  пpедлагает  пост  пpедседателя
пpавления "Пасифик Петpолеум". Попов поеживается...
    - Полно!  План пеpевыполняю, полтоpаста получаю, позавчеpась пpоpаб
похвалил... Потом помидоpы поpа пpопалывать, петpушку пpоpеживать, под-
солнухи полоть...
    Полковник Пелл печально пожимает плечами...




ПРОПАВШИЙ ПОРТФЕЛЬ

Пост-постмодернистская повесть.

Поздней порой по Петербургу плелся почтенный
пешеход. Пурга почти прошла. Печальный полумесяц
поливал посеребренными потоками пустынные
проспекты. Пешеход плелся преспокойно,
потихоньку посвистывая по пути. Привычный путь
пролегал по проспекту, потом по паре переулков,
по поросшему полынью пустырю. Пройдя последней
поворот, прохожий приостановился, прикуривая
папиросу. Пустырь прорезал приглушенный писк.
"Проклятье," - прошептал пешеход, пускаясь
проворнее. Поздно! Перед почтенным прохожим
поскакало пятеро попрыгунчиков, преступников,
переодетых привидениями. "Портфель!" -
просвистел первый попрыгунчик. Перепуганный
прохожий протянул портфель. Подтянув простыни,
преступники подхватили портфель, потом поскакали
прочь, противно поскрипывая по пути. Пробило
пять. Прохожий пал посреди пустыря. Приступ
повалил пожилого путника. Псы, проживающие по
пустырю, подрались, подъедая потроха прежде
почтенного прохожего. Портфель пропал.

Пульхерия Петровна плюхнула перед
постояльцем полную поварешку подгоревшей
перловки. "Пусть подавится, проклятый!" -
прочувственно подумала Пульхерия, по-прежнему
премило подмигивая. "Пошла прочь, проститутка!"
- прохаркал постоялец. Пульхерия помчалась
прочь. "Почему проститутка?" - позже плакала
пышная прелестница. Пусть Пульхерия прежде
подрабатывала проституцией, порядочные
постояльцы предпочитали помалкивать, побаиваясь
побоев Пульхериных приятелей. Последний
приятель, пожилой повар Порфирий Петрович
пожимал плечами, подыскивая предлог преспокойно
переспать. "Пусть платит, подлец," - прерывая
порывистого повара, поднялась Пульхерия,
поправляя платье. Повар пожал плечами. Подождав,
пока Пульхерия постучит по постояльцевой
притолоке, повар прокрался по полу, потихоньку
прихватив портфель, позабытый позавчера
предпоследним Пульхериным поклонником, пижоном,
переодевающимся привидением.
Предатель, притворявшийся поваром,
прошмыгнул промеж привратников, прощально
плюнув. Плевок потек по прокопченной плите,
преступный приятель пристрелил павшую Пульхерию,
предпочитавший проституток постоялец повесился.
Повар по пути попал под пресс-папье партийного
погрома. Портфель пропал.

- Папа, помоги приоткрыть, пожалуйста, -
пионер Петя протянул папе, почетному прорабу
Прохору Палычу пыльный проржавленный портфель.
- Пойди, поиграй, - подхватив портфель,
проговорил Прохор Палыч.
- Пожалуйста, - продолжал подлизываться
пионер.
Прохор пнул пионера по почкам, помахал платком,
пока Петя пролетал под потолком. Почуя
превосходный промысел, предусмотрительный Прохор
пытался приоткрыть портфель.
- Папа, папа, - повторно позвал противный
пионер. Прохор поправил противогаз, потом
повернул переключатель. По пространству поползла
паралитическая потрава. Пионера повалило,
прокатило по полу, потрясло. "Пусть псехта пупет
папа!" - последним припевом помянул папу пионер,
поднимая парабеллум, полный пороха.
После печального происшествия Пете
поставили памятник. Подписали почему- то
"Павлику". Перепутали, пожалуй. Прочие пионеры
периодически подходили, подкладывали пионы.
Порой появлялись партизаны. Прослезившись, пели
печальные песни, поминали Петю. Портфель пропал.

Прошло порядком пятилеток. Поиски
портфеля продолжались. Поседевшие преступники
перерыли помойки, предпринимая последние
попытки. После пресного пропитания
приосанивались, пускались привирать про
портфель. По понедельникам пили протухший
потвейн, писали пулю. Проигравший пел петухом,
пока позовут. Последним проиграл преступник по
прозвищу Пупс. Пупс приготовился прокукарекать,
прокатился по перилам, поневоле попав по
почтальону. "Письмо," - прохрипел
поваленный почтальон.
"Про портфель?" - пропели преступники.
"Подождите, писано по-португальски," -
проговорил Пупс, послав подальше почтальона.
"Почему по-португальски, посмотри,
прорисован парк Пантин, пригород Парижа", -
промолвил подошедший Птырюга, преступный
подросток- переросток.
"Положение прояснилось. Портфель почти
прорезался. Прорывайтесь под плотиной. Пейте
противочумную прививку. Протодьякон." - прочел
Пупс.
"Париж! - привстали преступники, -
Поехали!"
"Протодиакон приказал прорываться, пойдем
пешком," - предостерег Пупс. Порешив Пупса,
преступники пошли пешком.

По парижскому перрону прохаживалась
почтенная публика. Пофыркивая, подходил поезд.
Поджидали почетного председателя парижской
полиции, польского помещика Питера Портвейнда.
Политрук по призванию, писатель по профессии,
Питер приехал прощаться. После предоперационной
подготовки Питеру пообежали полгода прозябания.
Портвейнд предпочел понемногу повеселиться.
Париж процветал. Пантеон пустовал. Презервативы
приобретали популярность. Пошлые предместья
пьянствовали по пятницам. Подметая полой
платформу, прошествовал православный поп. Питер,
проходя, поклонился. "Покайся, презренный," -
прошипел поп. Протрезвевшего Питера прошиб пот.
"Прости, покаюсь," - поразился простодушный
Портвейнд, падая перед преступным протодиаконом.
После покаяния перетрусившего Питера поп
подстроил покушение, потом послал письмо
подельникам. Пока преступники пробирались,
подлый протодиакон, проходя под потолочным
перекрытием, погиб, подавившись просроченной
простоквашей.
Подельники пренебрегли пожеланием попа
пить противочумную прививку, пали по прошествию
профилактического периода. Портфель пропал.

Промчалась перестройка. Прогремел путч.
Передовая печать писала про портфель. Прочитав,
прежние пролетарии преображались. Покинув
партию, переставали пить, почитывали
политэкономию, подписывали петиции. Потом про
портфель потихоньку позабыли. Приторговывали.
Прирастив прибыль, приобретали "Порше". По
предъявлении паспорта переизбирали президента.
Поговаривали, портфель прибрал помощник
президента, посоветовав прочим придерживаться
покоя. Правда, после переизбрания президент
приболел, пообещел передать портфель премьеру.
Пока портфель перешел пресс- секретарю, потом
прислужнику. Потом пропал. Присутствовавшие
предъявили претензии преторианцам, получилось
побоище, потом пепелище. Практически праистоия,
поперхнувшись пресловутым портфелем, пошла
попятным путем. Погас последний прожектор.
Путивль пал. Почтамт порушен. Полигон перейден.

По плацу прошествовал полк подпоручиков.
Последний подпоручик почерневшей перчаткой
придерживал по-прежнему пыльный, проржавленный
портфель. Портфель потрескивал.
"П-ц!" - привычно подумал полковник.

И это действительно был конец.




		ПРЕДВЫБОРНАЯ ПРОГРАММА ПРЕТЕНДЕНТА Пафнутия
Платоновича ПЕРЕГОРОДИБОЛОТО

Поддержанная пленумом политбюро партии
патриотического прогресса (ППП).

ПРЕАМБУЛА
Простая, понятная, планомерно продуманная
программа пламенных патриотов-прогрессистов
построена по принципу "поработаешь получше - по
потребностям получишь". Пойдя по предложенному
прямому пути, получим подъем производства,
прочный порядок, повсемест ное процветание.

ПЛАТФОРМА ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА
Получив права Президента, предполагаю:

1) Принять поправки, предоставляющие Президенту
полномочия премьера, председателя парламента,
прокурора, патриарха.

2) Пресечь пустопорожние прения парламента, при
попытке противодействия применить пулеметы.

3) Произвести переоценку полностью провалившейся
перестройки, прекратить позорный процесс
приватизации.

ПОЛИТИКА ПАТРИОТИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
Пользуясь полученными полномочиями,
постараюсь:

1) Принять пятилетний план, предусматривающий
повышение производства предметов повседневного
пользования: пылесосов, проигрывателей,
пятновыводителей, полиэтиленовых пакетов,
писчебумажных принадлежностей.

2) Приостановить падение потребления
продовольственных продуктов: простокваши,
петрушки, пельменей, помидоров, плодов папайи.

3) Поддержать производителя, проводя
последовательную протекционистскую политику,
пресечь проникновение подпорченных продуктов
питания.

4) Поднять пенсии, пособия, помочь педагогам,
педиатрам, пострадавшим при провале пирамид
пайщикам.

5) Перевешать преступников, предоставив
прокурорам право пытать подозреваемых,
проворовавшихся продавцов посадить, проституток
пороть публично, педерастов подвергнуть
принудительному перевоспитанию.

6) Перлюстрировать почту, под предлогом
продления прописки периодически проводить
перерегистрацию паспортов.

7) Прекратить порочную практику, позволяющую
пацифистам пренебрегать призывом под предлогом
плохой погоды.

8) Преодолеть пьянство, пресечь продажу пива
подросткам, портвейна пролетариям.

9) Продолжить переговоры, после полной победы
подписать перемирие.

10) Присоединить Польшу, противостоять проискам
Пентагона, предложить Португалии, Парагваю,
Пакистану подписать панславянский
противоамериканский пакт.

ПОДЪЕМ ПРОСВЕЩЕНИЯ

1) Пестовать подрастающее поколение, провести
поголовные прививки против полиомиелита,
перитонита, паротита, паратифа, пневмонии,
проказы.

2) Постоянно поддерживать престиж Православия,
повысить привилегии, положенные попам, по
престольным праздникам проводить парады.

3) Поставить прочную преграду противозаконной
пропаганде полуграмотных протестантских
проповедников.

4) Прекратить производство презервативов,
противозачаточных пилюль, порнографической
продукции, прочей подобной пакости.

ПРИЗЫВЫ

Позор подлым провокаторам!
Пусть процветает простой потребитель!
Путь патриотического прогресса -
правильный путь! ППП победит!

Публикацию подготовил представитель пресс-центра
ППП Поликарп Полищук

ПРИМЕЧАНИЯ ПРОЧИХ ПРЕТЕНДЕНТОВ

Г. (грустно). Глупости. Главное - где
гарантии гласности?
Е. (ехидно). Ерунда! Единомышленников его
единицы.
Ж. (жеманно). Жалкий жидомасон!
З. (задорно). Здорово задумано! Заберем
заводы, запретим землевладение - западню
загнивающего Запада. Запомним злодеям задержки
зарплаты! Затем загорится заря золотого завтра!
Л. (лаконично). Ладно лажу лепить.
Я. (яростно). Я ябу!




РЕВАНШ

- Рязань - родина россиян, - рубанул
Родион.
- Разве? - расстроилась Рахиль.
- Русские родились равноправными, -
рассказывал раздраженный Родион. - Роль русских
- разоблачать разных разнузданных ренегатов:
Рабиновичей, Рубинштейнов. Рабиновичи распяли
русскую религию! Режут русских ребят!
Рахиль разинула рот... Рахиль разрешала
Родиону рюмку рябиновой, редко - ржаного,
редьки. Родион, ранее - работник райкома,
работал разнорабочим: райком разогнали. Родион
ругался регулярно. Речи Родиона расстраивали
Рахиль.
- Распустились!... Радикалы расхитили
разум русских! Раньше русский рванет рюмку
рассола, - расступись, ребята!!!
- Рехнулся... - робко размышляла
растерянная Рахиль.
- Раскулачить радикалов! - рассвирипел
Родион. - Решительно реорганизовать режим!
Репортеров - резать! Реклама распространяет
раскол! Рубли - рабочим! Рухнет рыночный
разврат, - Русь расцветет!
- Русские - рабы, - решилась Рахиль. -
Разбойники!
- Разговорчики!.. - разъярился Родион.
- Разведусь!
- Родственничкам расскажи!.. Разбежались:
растаскивать Русь!
(Родственники Рахили раньше ревностно
растаскивали райкомовский распределитель).
- Рябая рожа! - разозлилась Рахиль. -
Распутин!!!
- Раздевайся!!! - рявкнул Родион,
размахивая распятием. - Родишь русского ребенка!
Родион распустил руки. Расшнуровал
рубаху, рухнул. Рахиль ревела....
- Родишь, родишь! - резюмировал Родион. -
Размножаться - русское развлечение. Родной
репертуар!
... Рассветало. Расслабленный Родион
рыгал. Рахиль разбирала разбросанное, резонно
радуясь реваншу: регулы Рахили расстроили
рассчеты разбушевавшегося райкомовца.

--------------------------------------------------------------------------
Назад, в "Произведения, писаные при простых правилах"
Назад, в Н.Ж.М.Д.
Посылайте свои произведения по адресу tema@tema.ru
Copyright С 1996-1997 Артемий Лебедев


Самурайская старина.

Сорок смелых самураев,
Сети сняв со стоек,
Семь слонов словили стойко,
Сети собирая.

Скушав свежее слоновье
Сало с свежим соком
Сорок стульев сдвинув строем
Сели сразу скопом.

Стали сказывать сказанья
Старики,
Сборы, схватки, свежеванья
Слушали сынки.

Самый старый старикашка
Сказывал сурово:
Собирались самураи
Схватку сделать снова,

Стрелы спрятав смело стали
Строем среди склонов
Сиракузцев сокрушили
Силою сплоченной

Семь столетий, сверкнув, сокрылось,
Семь столетий сошло совсем,
Самурайскую старую силу
Скрыла сечи сердитая сень.

Самураи сдались? Смешно -
Самураи сильнее стали,
Смерть суется, Священный Синод-
Самураи стоят стеной,
Сиракузской сверкая сталью

1968/69-1997




Сократ с Сенекой

Сократ спросил Сенеку, сколько стоит
счастье. Сенека, соразмеряя свои слова с
сочетаниями светил, сказал сурово: "Сестерций".
Сократ сокрушенно свистнул. "Скопи себе сто
сестерциев - станешь стократно счастлив, -
советовал седовласый стоик. - Суди сам: скопив
сотню, садовник сможет создать сногсшибательный
сад - соответственно, станет счастливым. Сам
Стагирит считал: счастье составляют события
спокойного существования. Счастливый свободен,
свободный счастлив. Спокойствие, свобода - суть
синонимы счастья".
- "Сомневаюсь, - сказал Сократ. -
Сомнение - самодовлеющая сущность света.
Сомнение стимулирует сознание. Сомневаюсь -
следовательно, счастлив".
- "Слепец", - скривился Сенека.
- "Слепец, - согласился Сократ. - Слепота
совершенствует слух".
Старые софисты спорили сквозь семь
столетий. Суетные современники! слушайте
седовласых старцев. Собирайте сокровища
самопознания. Сушите сухари. Sic.




СИЛА СОБЛАЗНА

Сатирическая сказка

Среди сплошных снегов сурового севера
стояло скромное село Соловки. Село славилось
своей седой стариной, самобытностью. Сюда
сотнями съезжались специалисты, сотрудники,
студенты. Слушали сказания, срисовывались
строения, собирали сказки. Среди селян
сожительствовали супруги: старик со своею
старухой. Старик слесарничал, столярничал,
строил сараи, сушил сено, сажал салат,
сельдерей, смородину, собирал сыроежки, солил,
стрелял соболей. Сам середняк, старик
сочувствовал Советам. Создавалась сельхозкоммуна
- сам сдал скот, семена, словом, стоял стеной.
Старик сам стирал себе, смазывал сапоги; старуха
сидела сиднем, симулировала симптомы
сердечно-сосудистого синдрома. Со скуки
сплетничала с соседками, ссорилась с супругом,
свирепствовала. Скупая, старуха сэкономила сотен
семь старыми, стала спекулировать. Скупала
старые сосуды, сбывала столичным снобам. Снобы
соблазнялись, считая сосуды скифскими
сокровищами. Свирепая, скаредная старуха
стремилась сколотить состояние, сжить старика со
свету. Старик скрашивал свое существование
сложением стихов. Считая себя скверным
стихотворцем, старик скромничал, стеснялся
своего сочинительства. Стихи слагались сами
собой, содержали самое сокровенное. Старик
сохранил свои старые стихи со следующими
словами:

Среди саванн, страдая, слон
Слонялся, словно соня.
Скорее, слон, свой скучный сон
Стряхни с себя сегодня.

Стань скорым, слон,смоги скатать
Стремительнее серны.
Сегодня стоит стройнымстать,
Спокойным, сильным, смелым.

Сойдись с соперником смелей,
Сгони с себя сомненье,
Слонихи сердце сам сумей
Сразить своим стремленьем!

Скоро сравнительно спокойное
существование стариков сменилось стремительными
событиями странного свойства.
Сажая саженцы сливы, старик сильно
стукнул стальным совком смерзшийся серозем,
слышит: сталь столкнулась со сталью. Серый
суглинок сада скрывал старинный сундучок с
серебрянной сканью. Стальные скобы сильно
съедены сыростью. Старик соскреб слой сажи со
стенок - сундук сверкал семнадцатью сапфирами,
сделанными сугубо стохастично.
Слепящее сияние сокровища смутило старика. Слабо
соображая, старик старался сорвать стальные
скобы...
....Сундук сопротивлялся. Столкнувшись с
существенной сложностью - слабостью своих сил -
старик стал стонать:
- Старуха, скорей сюда!
- Совсем спятил, старый сверчок, -
сказала старуха, - сиди себе...
- Сюда, сушеная селедка! Смотри:
сокровище!
- Сокровище! - старуха стремглав
скатилась со ступеней, сломав ставни.
- Скорее ступай, собери свидетелей,
созови судью, сельсовет,- суетился старик.
- Сейчас, спешу-спотыкаюсь,- съязвила
старуха,- скорее спрячь сокровище, слюнтяй,
сотри следы, стяхни сажу со спины. Сундук сумею
сбыть сама. Сболтнешь - с сором смешаю, сгною.
Старик, страшась скандала со старухой,
скрепя сердце, согласился.
Смеркалось. Солнце спустилось с синеющего
свода, сгустились сумерки. Старуха спала
спокойно, старухе снились серебрянные слитки,
сказочные самоцветы, Сочи, Сухуми, свет столиц.
Старик, скрипя суставами, сомневался. Совесть
старика страдала.
Со следующей среды старик снова старался
сладить с сундуком. Сундук стойко сохранял
секрет своего содержимого с самоуверенным
спокойствием старшины сверхсрочной службы.
- Скотина, - сплюнул старик, сломав
стамеску.
- Сам сволочь, - среагировал сундук,
скрипнув створкой, - слабо справиться?
Соображай, собери свои скудные способности.
Сказав, сундук снайперски спланировал со
стола. Старик столбенея столбенел.
- Скажи слово, - скрежетал сундук, -
создаю сказочные сокровища, средства
существования, самым скорым способом. Спрашивай!
- С...с..., - старался справиться со
своим страхом со страшной силой струхнувший
старик.
- Сапоги-скороходы, скатерть-самобранку,
- совалась с советами старуха, - соболиный
салоп, серьги, современный сарафан...
Старик скромно спросил собрание сочинений
Стендаля, сбежал, сделавшись совершенно
счастливым. Старуха стала самозабвенно
совершенствовать свой соцуровень...
Сцену с сундуком слышали сороки,
сболтнули соседям, соседи - своим соседям...
Спустя сутки со станции сошел странный субъект,
сосущий сигару. Серый старомодный сюртук,
скрипящие сапоги, серый саквояж. Срисовывал
строения, собирал сказки. Случайно сошелся со
стариком, сразив старика стихотворными
способностями:

Страшен свистящий свинец
Сердцем суров супермен.
Семеро смелых сердец
Сменятся сотнею смен.
Смертных сограждан среди
Сквозь снисходительный сон
Средь суеты снизойди
Слушать смятения стон.

Скупая слеза скатилась со скул сентиментального
старика. Субъект сообщил:
- Сэм Скотнейчер, сотрудник специальной
секретной службы, суперагент. Старик смутился.
Сэм спросил:
- Сигару?
- Спасибо, сэр, свой "Северок" скуснее,-
сквозь слезы сказал старик
- Странно...Сообразим?
- Сенкью, со: селезенка, сосуды, сварливая
старуха...
"Sooking son, стойкий старик, сложно
стало с советскими",- сказал сам себе
Скотнейчер. Сыщик стремился стащить сундук,
создавать слезоточивые средства, сбывать
секретным службам, схватить солидное состояние.
Скованный силой сознательности старика,
Скотнейчер старался сговариваться со
слабохарактерной старухой. Старуха, само собой,
сразу согласилась сатисфацировать спрос
Скотнейчера, сохранив сундук, содрав с Сэма
сотни серебренников.
Следом стали стекаться сотни страждущих
соприкоснуться со сказочным секретом сундука:
собственники, судовладельцы, служащие, студенты,
солдаты, священнослужители, спортсмены...
Старуха снимала сливки.
Скажем, спектроскопист Сахарович стяжал
славу создателя съедобного силиката Si17S70,
стал соискателем степени. Синьор Спагетти с
Сицилии,..., собирался свести счеты с
соперниками. Супостат Сомоса снабдил своих
сорвиголов современными средствами
смертоубийства. Студенты, страшащиеся снятия со
стипендии, спрашивали снисхождения, слабоумные -
социального страхования. Сундук, саркастически
смеясь, создавал спрашиваемое. Совершалось
столпотворение.
Старик старался столкнуть старуху со
скользкой стежки, советовал сознаться, сообщить
следователю. Старуха смеялась: "Сдохну -
сознаюсь. Стоит сделать свое существование
счастливым, смерть скоро." Страдальчески
сморщившись, старик собрался сбежать. Сказал
сундуку "счастливо", собрался, свистнул
собаку...
С сего события сундук смолк, созданные
сокровища сгинули. Старуху судили. Свершился
справедливый суд.
Скоро скитающемуся старику сообщили: "С
сожалением сообщаем, старуха скоропостижно
скончалась." Скорбящий старик сочинил
стихотворенье:

Свисти, свирель,
Спой свой старый сонет.
Стрелой согласованных строк
Сотри с судьбы сострадания след,
Сократи сожаления срок.




САМОУБИЙСТВО

Светит северное солнце - cкучно! Сорока
стащила столовое серебро, смотрит сердито. Скоро
свалится супруга - сытно, суетно. Сам сволочь!
Скоро сорок - седина, смотреть стыдно. Сколько
свершений? Сколько строк, сюжетов, сюит,
сыновей? Слабак! Стряхнув сор - cменить сорочку?
- смотрю со ста сажень: снег. Скажут - судьба.
Соберут свидетелей, следователь сытый старушек
спросит. Старушки скажут. Соседи снизу
сочуствовать спустятся... Слюни, сопли. Смотрю
сверху - скорость скольжения соразмерна сроку
сопереживания - сам себе скульптуру сооружаю,
сам себе склеп строю. Серьезно слишком. Сродни
Сартру, Селюнину, Сорокину. Собирайся. Стекло
сырое - спаси-cохрани - совсем сдурел? Судорога
сводит сухожилия. Семиэтажная скала. Стоило
сожалеть? Свист соловья - соло Сольвейг?
Соберись скотина. Сожмись. Срывайся!
Служу Советскому Союзу!




Товарищ Тимофей

(третий том трилогии)

Тучи толпились. Темнело.
1915. Трудно, тошно, тоскливо, тяжело.
Терпят только тела трупов. Товарищи тусуются.
Товарищ Тимофей - токарь. Теперь товарищ Тимофей
тут. Тревожно. Темнеют тусклые тени товарищей.
Тимофей тощий, тощие товарищи. Тщедушному телу
товарища Тимофея трудно - туберкулез.
- Так, товарищи, требуется терракт! -
Тимофей тверд, - текстильщики торопят! Терерь,
только теперь! Трубы трубят! Тит, ты тащишь тол.
Только торопись!

....

-Так, теперь третье - тамбовцы требуют
три тысячи...
Товарищи теснятся, таращатся. Тимофей
теребит тельняшку: - там тоже трудно! Три тысячи
тачанок - таково требование тамбовцев. Товарищам
тамбовцам трудно. Так, товарищ Топорков? Товарищ
Топорков тихонько трясется.
- Так! Тогда так! - торжествует Тимофей.

....

Три. Тусовка тает. Товарищи торопятся.
Тимофей тоже. Темень. Товарищ Тимофей тихонько
тащится - триппер. Триппер - творчество Тамары.
Тимофей трахает Тамару. Тамара - ткачиха. Тамаре
- тридцать три. Толстая.

....

Торшер, тумбочка, три табурета, тараканы.
Туалет течет. Тамара томно таращится. Тимофей
тоже тут. Темновато тлеет торшер.
- Тимофей?
- Тут. Трахнемся?! - требует Тимофей.
Тамару тошнит.
- Ты трезвый-то? - тянет Тамара.
- Трезвый! Тусовались тут.
- Точно? - твердит Тамара.
- Точно! Третьего терракт! Тряхнем
ткацкий.
- Тогда трахнемся. Только тихо - теща
твоя тут.
Трахаются. Трясется тумба. Теща тоже
тихонько тут. Тащится, трет трухлявое тело
топорищем. Торчит, торопливо трогая трахающихся
Тимофея, Тамару. Туго трутся тела.

....

Тринадцатое. Только Тамара. Тимофей
тусуется, теща торгует творогом. Трезвонят.
Тамара торопиться, теряя тапки.
- Ты? - тревожится Тамара, - Толя?
Тук, тук, тук...
Три! Тамара тоже: тук, тук, тук - три
тука.
Толя: - Тамара, тут только ты?
Тамара: - только, только. Тимофей
тусуется.
Толя: - Тамара, ТАМ требуют точность!
Тамара!
Тамара: - Терракт третьего. Тряхнут
ткацкий. Тогда трахались тут - так Тимофей
трепался. Точно - третьего.
- Тронусь теперь - торопиться Толя, - тут
тебе, Тамара, три тушки телятины.
- Таск! - Тамара трепещет.

....

Тусовка. Тут Тимофей, тутошние товарищи,
тамбовские товарищи. Тусуются. Только тишина -
треск, треск, треск!
- Тикай!!!!!
Товарищи тикают. Тимофей тоже.
- Трусы! Тунеядцы! Тупицы! Трутни!
Тупорылые!

....

Тащат товарищей. Тащат товарища Тимофея
тоже. Трибунал. Тюрьма. Тупоголовые тюремщики.
Трупы, трупы, трупы. Теперь товарищ
Тимофей тоже труп. Тупоголовые торжествуют.
Только тщетно! Третьего тряхнуло таки ткацкий!
Терракт! Тамбовцы! Так-то! Трепещите, треклятые!
Толпы трудящихся торжествуют! Трепещите,
тунеядцы!
Только Тамаре трын-трава. Тамару теперь
трахает Толя.
Тупой же ты, Толя! Теперь тебе тоже
триппер!
То-то....




ВОЗМЕЗДИЕ

- Водка, водка, вечно водка! - ворчала Варвара. -
Возмутительно!
Варвара видела в водке вред, Василий - восторг.
- В водке - великий вкус! - возражал Василий. - Во
время выпивания водки возникает веселье, видится внутренний
вальс... все вертится вихрем. Возьмешь вяленой воблы -
взлет! Верь, Варюха, водка возвышает!
...Вселенная Василия вращалась вокруг водки. Впрочем,
видя вермут, Василий выпивал вермут, видя виски, - выпивал
виски, видя вино - ...
...Вначале все выглядело вполне величественно:
встреча, волейбол... Влюбленность, влечение, венчание...
Варваре виделось: вместе, все вместе! В воскресенье вдвоем
выходят в вестибюль, выбивают валики, валенки, выколачивают
войлочные вкладыши... Вечером, возможно, вымачивают
волнушки, варят вишневое варенье... Все вежливо, взаимно...
В восьмидесятом Василий вступил в ВКПб, взяли визы в
Венгрию - впечатления великолепные. Вывезли
высококачественные вязаные вещи.
В Венгрии Василий впервые выпил виски...
- Варька! Во вкуснотища!
Вдохнула: воняет ваксой.
- Вылей, Вася!
... Вернулись в Вологду.
- Вафли, ватрушки, варенье, - ворковала вечерами
Варвара. - Возьми ватрушечки, Василек. Вкусно ведь?
...Вестимо, всякий врач выпивает. Василий -
ветеринар. Вначале, веселясь, - все ветеринары вроде
весельчаки, - воровал в ветлечебнице "возбудитель", выносил
в виде вазочки воды. Вовлекал Варвару, Варвара вяло
возмущалась. Впрочем, вспоминалось Варваре, - верно, Василий
вечерами, впотьмах возбуждался... Вскоре вскочил волдырь
в.... внизу. В волосах. Виновника Варвара видела в
"возбудителе". Впопыхах выплеснула вонючую влагу.
- Все!
- Ворона! - возмутился Василий. - Верни выпивку!
Выбежал вон. Варвара выплакалась, Василий вернулся.
Вскоре Варвара вежливо вмешивалась:
- Видел? Внизу, в вестибюле, выпившие валяются? Вот.
- Видел, видел, - ворчал Василий. - Велика важность.
Выставляй винегрет, выпьем.
Все вниз, вниз... Василий выцветал: выпадали волосы,
возникала вялость. Выпив, выключал внимание, выкрикивал,
выделывал выкрутасы, валялся во всяком возмутительном виде.
Весной выехали в Вышний Волочок, в верховья Волги, -
вскапывать, высаживать. (В Вышнем Волочке Василий владел
времянкой). Все вскопали. Василий вышел выгулять волкодава
(все-таки ветеринар!). Ветер, вечер, весна... Ветки вербы...
Варвара вымыла вилки, вытерла всякое валявшееся. Внезапно
Варваре взволнованно вспомнились волнения влюбленности. В
верхних веках выступила влага.
- Вася... - всхлипывала Варвара, волнуясь. - Вася!..
Вскоре в ворота ввалился Василий, выпивши, волоча
волкодава.
- Василек...
- В-вали вон... - вульгарно высказался Василий.
- Вася! Вспомни!..
- Вали!... Вон, вымя выставила... Вз-зы, Волчок!
Волкодав вцепился в Варвару. Василий вынул водку.
Выпил, выдохнул, вновь выпил, выкурил "Вегу", выругался...
внезапно вцепился в волосы Варвары. Волкодав, Василий вдвоем
вырывали Варварины вьющиеся волосы.
- Вася! Выпусти! - вопила Варвара.
- Во вредина! - выкрикивал выпивоха. Варвара вопила,
взывала, вырывалась. Василий вынес вилы... Выручил вбежавший
водопроводчик: вооружившись вантузом, вытолкнул
взбушевавшегося вурдалака. Василий, визжа, валтузил
визитера. Внешне все выглядело возмутительно.
........................................................
Водопроводчик временно взбудоражил воображение
Варвары. Впрочем, вскоре вернулись в Вологду, волшебные
видения выцвели... Выяснилось: выходка Василия вызвала
выкидыш...
Василий виноватился, вздыхал... Временно все
восстановилось... Вдруг...
Варвара владела видеомагнитофоном: валюта водилась.
(Вдобавок Василий вымогал взятки: владельцы водоплавающих
вносили весьма внушительные вклады ветеринарам, взамен
выпрашивая вакцину...). Василий вынес видак ветеранам войны,
- выпросили (ветеранов вечно волновал видеофильм
"Волга-Волга"), - выменял, взял водки. Всю выпил. Вечером
ввалился в вымытые, выметенные Варварины владения, волоча
вульгарную выдру, всю в воланах, в вышивке:
- Вот... Виолетта. Виолетта выступает в водевиле. В
варьете... Виолетта, входи. Варвара, выметайся...
- Вон!!! - вскричала Варвара в волнении, выталкивая
вторгшихся. - Вон!!!
Варвара вцепилась в выбеленные вихры Виолетты,
Виолетту вырвало в вазу, ваза - вдребезги. Варвара взвыла:
- Вандалы!.. Выродки!...
...Возмутительная выходка высушила внешний вид
Варвары: веки ввалились внутрь; вверху висели вырванные
волосы, внизу - варикозные вены... Василий воротил взгляд,
ворчал.
Вздумав вылечиться, Варвара варила вермишель,
вкладывая все воображение в варку. Вдобавок Варвара впала в
вегетарианство, во всех вещах видела витамины. Всегда
выбирала высококачественный виноград, внимательно
взвешивала, выплевывала внутренности. Василий выжидал:
выйдет Варвара - Василий выкрадывал виноград, варил вино
ведрами... Вертеп!..
Вскоре Василия взяли в вытрезвитель, выругали,
внушали... Варвара выручила: всучила взятку; выбритого
выпивоху выдали Варваре.
- Ваш?.. Возьмите.
Все взвесив, Варвара вызвала врача. Врач внимательно
выслушал Варвару.
- Верьте, Васе видятся видения... водяные, вампиры,
всякая всячина. Вскакивает, вскрикивает... Вечно вонючий...
В волосах - вши... Водит всяких... - Вспоминая, вытерла
вспухшие веки. - Выручайте...
- Возлияния Вакху - вечное времяпровождение вологжан,
- высокопарно выразился врач. - Во-первых, врожденная
вспыльчивость вынуждает выпивать, все-таки варяги. Во-вторых
- веяния времени: вооруженные восстания, войны... Всюду
воры... В-третьих - высокая влажность. - Врач вздохнул. -
Водку выбросьте. Вернее, вылейте. Вливания веронала, выпить
валерьянки. Второй вариант: взять ванну, - все-таки
встряска... Вмиг выздоровеет.
Врач взял втридорога: восемьсот!!! Вот ведь
вздорожание!... Видать, Внешбанк выкаблучивается...
Валерьянка - валюта, веронал - вне возможностей...
- Ванна! - вспомнила Варвара.
Вечером в ванне волнами взвивалась вода. Варвара
верила врачу: вальяжный, внушительный, - верила во внезапное
выздоровление: вот выйдет Вася веселый, взбодрившийся,
вытрется вафельной вытиралкой - все восстановится: весна,
влюбленность... Варвара вырядилась в вискозу, вымыла,
высушила волосы вентилятором...
Вернулся выпивший, вонючий Василий, внимательно
всматривался во внутренность вместилища. Варвара
волновалась, выглядывала: вымоется?... Вслушивалась: влез
Василий?.. Видимо, влез...
Вдруг... Вопль Василия взрезал воздух... Вся
взбутетененная, Варвара вбежала в ванную... Высоковольтный
вентилятор, включенный Варварой, вибрировал в воде, вилка
воткнута в... Василий всплыл, вареный вкрутую...
............................................................
............................................................
...........................
...Высокий валун. Вокруг валуна - вологодский вереск.
Вкось - виньетка: Василий ВЯКИН. 1946-1996. Венок,
возложенный ветеринарами. "Веруйте в воскресение!" -
возглашает владыка. Ветерок волнует вуаль вдовы...

ВСЕ.




Хакер

Харитон - хакер. Хотя хакер хреновый.
Хозяйка Харитона, хромая Хавронья
харчевала Харитона.
- Хочешь, Харитоша, хека? Хорошенький!, -
хвалилась Хавронья.
- Хрен!, - жмурился Харитон, харчи
холодные, - хиляй, худосочная!
- Хам, - хмыкала Хавронья.
Харитон хотел Хавронью. Хотя....
- Хочешь, Хавроонья, .... хакну?, -
хорохорился Харитон.
Хавронья хмурила харю, харкала, хлопала
Харитона хлебницей.
- Херово хакаешь, - Хавронья хотела
хорошего хака.
Харитон холодел, ховался, хандрил.
........
Хавронья хворала.
- Хозяин! - хрипела Хавронья, - хлебушка
хоть!
- Хрен! - хамил Харитон.
Холода. Хромая Хавронья хакнулась.
Хоронили харковчане хором.
Хорошо хоронили. Хмельно.
Харитон хакнул холодильник.

Хритон хотел хакать хорошо.




ИСПОВЕДЬ

Идея Израиля импонировала Ивану: Израиль
- избранный, Израиль - именитый, Иерусалим -
изумруд.
- Иду искать иудейку, - изрек Иван.

Иудейка Ида изучала иврит. Иван изучал
Иду. Ида и Иван иммигрировали. Исход измучал
Ивана, истощил Иду. Иван и Ида - израильтяне.
Иноверцы изувечили Ивана: изъяли исконное,
искромсали интим. Издержки иудаизма искренне
изумили Ивана. Изумило Ивана и израильское
изобилие: икра, индюшатина, изюм и иное.
Изголодавшиеся Иван и Ида изнежились.
Идиллия!

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.