Роман " Петровичъ "

                                      авторы :          Dark Doctor
                                                        Витёка  Заякин

                        П Р Е Д И С Л О В И Е

     Всякий уважающий себя роман имеет предисловие,  причем пишут  его
 все, кому ни лень,  кроме, впрочем, автора. В нем, обычно, излагается
 сюжет произведения, разжевываются отдельные, наиболее сложные с точки
 зрения автора опуса поступки персонажей, писателя "... ставят  в один
 ряд с...",  умеренно хвалят и выражают уверенность, что последний еще
 не раз разродится чем-то подобным. По большому счету, автору произве-
 дения, к которому написано предисловие такого типа,  остается,  пожа-
 луй, одно -  как следует, надраться и сделать вид,  что предисловий в
 природе не существует ... Поэтому свое предисловие мы пишем сами.
     Теперь - конкретно о нашем произведении.  Заметим сразу:  те, кто
 ищет в каком-либо чтиве логическую стройность,  сюжетные линии, замы-
 сел да и вообще какой - либо смысл - вы не туда попали, здесь вы это-
 го не найдете. В нашем произведении также отсутствуют: цель, идейная
 нагрузка, ритм, стиль, жанр, идея, описываемый исторический период, а
 также завязка,  развязка и апофеоз. И вообще, чем больше мы сами вчи-
 тываемся в собственное творение,  тем чаще приходим к выводу, что по-
 добную галиматью и начинать - то не стоило.  Хотя ... у нас перед чи-
 тателем есть  железное оправдание:  все нижеследующее писалось отнюдь
 не для того,  чтобы его кто-то читал !  Но,  если охота пуще неволи -
 пробуйте !
      Вот, пожалуй,  и все. Теперь - небольшая обязаловка, эпиграф - и
 в путь !
                         О Б Я З А Л О В К А

     W A R N I N G (хорошее , кстати , слово , нужно будет обязательно
 посмотреть, что оно значит)! ВСЕ СОБЫТИЯ, ОПИСАННЫЕ В ДАННОМ ПРОИЗВЕ-
 ДЕНИИ, НЕ ИМЕЛИ МЕСТА В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ (уж  в  нашей  реальности  -
 точно) !  ЛЮБОЕ ОБНАРУЖЕННОЕ СХОДСТВО ГЕРОЕВ С КАКИМИ - ЛИБО ФИЗИЧЕС-
 КИМИ, ЮРИДИЧЕСКИМИ ИЛИ ИСТОРИЧЕСКИМИ ЛИЦАМИ ЯВЛЯЕТСЯ  ЧИСТОЙ  СЛУЧАЙ-
 НОСТЬЮ И  ОСТАЕТСЯ  НА  СОВЕСТИ  БОЛЕЗНЕННОГО  ВООБРАЖЕНИЯ ЛИЦА,  ЭТО
 СХОДСТВО УЛОВИВШЕГО (меньше есть на ночь надо) !  АВТОРЫ С  УВАЖЕНИЕМ
 ОТНОСЯТСЯ К  ЛЮБЫМ  РЕЛИГИОЗНЫМ  И ПОЛИТИЧЕСКИМ ТЕЧЕНИЯМ,  КОТОРЫЕ НЕ
 ПОРТЯТ ЖИЗНЬ НОРМАЛЬНЫМ ЛЮДЯМ И НЕ ПРИЗЫВАЮТ ВЦЕПИТЬСЯ БЛИЖНЕМУ СВОЕ-
 МУ В ГЛОТКУ ! АВТОРЫ КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИХ ВЫДАЮЩЕГО-
 СЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В РЕКЛАМНЫХ,  ПОЛИТИЧЕСКИХ,  ПОУЧИТЕЛЬНЫХ И  ПОЗНАВА-
 ТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ, А ТАКЖЕ В ЦЕЛЯХ ИЗВЛЕЧЕНИЯ НЕТРУДОВЫХ ДОХОДОВ ИЗ ИЗМУ-
 ЧЕННЫХ НАШЕЙ ОПТИМИСТИЧЕСКОЙ ПЕРИОДИКОЙ ЧИТАТЕЛЕЙ (хочешь  нажиться -
 ДЭНГИ ДАВАЙ!  ДАВАЙ ДЭНГИ! ДАВАЙ Д...)! ВСЯКОГО РОДА ПОПЫТКИ ОСМЫСЛЕ-
 НИЯ, ТОЛКОВАНИЯ ИЛИ ТРАКТОВКИ СЕГО ШЕДЕВРА БУДУТ ВОСПРИНЯТЫ  АВТОРАМИ
 КАК ЛИЧНОЕ ОСКОРБЛЕНИЕ И ПРЕСЛЕДУЮТСЯ ПО ЗАКОНУ (нечего искать черную
 кошку в темной комнате, если ее там нет)!

                       Послесловие предисловия
     Сразу хотим предупредить - роман написан двумя совершенно разными
 акробатами пера и ,  что вероятней, клавиатуры. Лично я приложил руку
 и , в некотором смысле ,ум ко всем чётным главам романа. Происходящие
 в нечётных главах повороты фортуны были осуществлены моим многоуважа-
 емым соавтором.
     Единственно хочу вот только добавить - нам ничего ,  кроме  славы
 не нужно,  поэтому ,если Вы когда-то ( -либо ,-нибудь ) услышите гор-
 дое слово "НИКОПОЛЬ", просьба всех воскликнуть фразу типа :

     - Аа-аааааа !  Это там был написан всемирно известный роман "ПЕТ-
 РОВИЧ" !!!!

          или

     - Оооооо-оо !!! Nikopol ! Double Crazy !! Pettrowitch !! Good !!!

          ну, или накрайняк

     - Та, читал я один раз фигню одну тоже из Никополя, ну и параша !

     Вот. А нам для полного счастья больше и не надо. На этом заканчи-
 ваю свое выступление. И начинаю вступление. Шутка. ( ха-ха ).
                                            / Соавтор-2, < Витюсик > /


                  От имени авторов романа - ДАБЛ КРЭЙЗИ , редактор (!)

                   "...Должен сказать , что всякого рода  фантазии или
                    бред ума далеко не всегда являются сумасшествием."

                            Эразм  Роттердамский , "Похвала  глупости"



                          П Е Т Р О В И Ч Ъ
                  (сцены из уездного существования)

                             *    *    *

      Наступило очередное утро, не более поганое, чем всегда. На ста-
 ром, прогнившем от времени крыльце, под унылым,  моросящим уже кото-
 рый месяц дождем подыхал воробей  -  не иначе, отведавший  чего-то с
 барского стола ; в хлеву ревел бык Пегас , обиженный тем , что вчера
 пьяный ветеринар , вызванный принимать роды у последней , не  павшей
 от сапа , породистой лошади барина, сослепу начал  принимать  роды у
 Пегаса ... Что он там с ним делал - неизвестно, но Пегас долго этого
 вытерпеть не смог , и ветеринара пришлось отправить домой в  тяжелом
 состоянии. "Хоть бы инвалидом не остался!",- уныло подумал Петрович.
 "Из черепа-то добрых полчаса копыто вынуть не могли ..."
      Размышления  Петровича  прервал  отвалившийся  ставень, который
 упал ему прямо на правую, скрюченную ревматизмом, ногу.  Разъяренный
 помещик крепко схватил его обрубками пальцев еще действующей  правой
 руки, и, натужно засопев прокуренными легкими, метнул его из послед-
 них сил в чахлый куст сирени, сдуру выросший на  этом  Богом забытом
 дворе. Из куста донесся чей-то хрип.  "Семен", - догадался Петрович.
 "Видно, снова на гулянке с кем-то не помирился -вона под кустом кро-
 вищи - то сколько. Полз, видать, к себе на конюшню,  отлежаться,  да
 дальше куста не смог ..."
   -  Ульяна! А ну-ка поди сюда! - крикнул Петрович.
      На крыльцо, щурясь правым бельмом на хмурое небо,выползла Улья-
 на, старая помещичья кухарка. С тех пор, как она на очередных помин-
 ках по очередной жене Петровича отравила шестерых  гостей  вчерашним
 супом, в ее поведении что-то неуловимо изменилось, стала она какой -
 то задумчивой, вялой. Даже деревенских ребятишек, пойманных на оче -
 редной попытке подбросить в кашу навоза, она била ржавой кочергой по
 кудрявым головенкам не со злобы, а как-то так, походя..
   - Ульяна!  А  заглянь-ка  под куст - чего  Семен там расхрипелся ?
     Опираясь на костыль,  Ульяна подобралась к сирени.
   - Дык ты ему, батюшка, аккурат завесом в темечко вгородил! Он уже
     и оправился, сердешный!
     "Эка день начинается.." - тоскливо думал Петрович ...

                               -  2  -

    ...И сквозь побитые цингой  зубы минут двадцать весело отхаркивал
 на гниющую землю кровавую мокроту ...
     За  этим  гимнастическим  упражнением и застала его вышедшая из
 дому Аглая, родная дочь Петровича,  худющая особа с постоянно  пере-
 мотанной жёлтыми бинтами головой, что, впрочем, нисколько не портило
 её яркую, бросающуюся в глаза красоту.Петровича всегда радовал взгляд
 этих безумных, глубоко горящих глаз,а сгорбленная фигура девочки на -
 поминала о Прасковье,самой любимой,пусть земля ей будет пухом,жене...
     - Пэ-пэ-эпапинька, к Вам ха-ходоки из Зы-злопукино па-пэ-пппросют-
 ся - шепелявя и картавя, произнесла Аглая,  не переставая ковыряться
 в большом и горбатом носу грязными, не знавшими ножниц, ногтями.
     Природа наделила  это  двухметровое  существо  непомерно  большим
 чувством нежной доброты,  излишки которой Аглае приходилось  вымещать
 на хозяйской кошке. Трёхлапая кошка Федора, уставшая от барских ласк,
 как могла использовала единственный оставшийся глаз для своевременной
 рекогносцировки, но  отсутствие  шерсти  с левого бока говорило о том,
 что избежать Глашкиной любви ей удавалось крайне редко.
     Петрович грязно выругался.  При этом он упал, подскользнувшись на
 козьем горохе,  и грязно вымазался .  Нисколько не опечаленный  столь
 трагичным развитием событий, Петрович вымазался и выругался ещё гряз-
 нее.
    Злопукинские мужики, до этого смирно стоявшие за воротами, услышав
 громкую брань,  во все лопатки кинулись врассыпную, по какой-то непо-
 нятной причине не желая попасть барину на глаза в таком  расположении
 духа.Тучи сгущались...

                                - 3 -


     День набирал обороты, и  Петрович  решил  подзаняться хозяйством.
 Но с чего-то надо было начинать, и он решил,  для разминки,  отвесить
 затрещину чьему-то сопливому мальцу, весело ковыряющемуся в здоровен-
 ной куче коровьего дерьма. И отвесил. Малец, плавно набирая скорость,
 пошел  по  сложной траектории  и грохнул  лбом о громадную   глиняную
 корчагу, которую какая-то добрая душа оставила у него на пути.  Дикий
 рев, переходящий в вой, заполонил окрестности. По корчаге пошли тре -
 щины. "Вот наплодили сопляков! Говорил я, что одни убытки от них !" -
 сердито подумал Петрович и двинулся по двору энергичной походкой бин-
 дюжника, которого два дня поили, а на третий  как следует дали в мор-
 ду. Определить со стороны, в какую точку пространства Петрович  желал
 бы переместиться в следующий момент времени, было дело абсолютно гиб-
 лое. Дворня знала эту особенность его неординарной походки и  заранее
 жгла нервные клетки, пытаясь сообразить - кому же сейчас будет втык ?
     Совершив несколько сложных эстапад по двору, Петрович  обнаружил,
 что оказался довольно близко к кухне. Туда он и решил зайти.
 - День добрый ... - буркнул землевладелец, уворачиваясь  от  падающей
 на него швабры,  прислоненной к двери,  с профессиональной ловкостью,
 достигнутой годами тренировок. Но звезды в этот день повернулись спи-
 ной к престарелому искателю приключений.  Поскользнувшись  на чьём-то
 плевке, он, теряя равновесие, культей левой руки попытался схватиться
 за стену, но зацепился за антресоли с посудой, которые и так уже нес-
 колько лет болтались на одном гвозде. К несчастью, самым крупным на -
 ходящимся на них объектом был большой чугунный казан, который,  падая
 сверху, от души треснул по концу скамейки,  на другом конце которой ,
 отдыхая после очередного общения с помещичьей дочкой, дрыхла  Федора.
 Сообразив , что на это надо как-то реагировать,  последняя ,  издавая
 абсолютно непристойные звуки, стартовала на трех лапах в сторону Уль-
 яны, склонившейся над плитой, но промахнулась и попала в котел со ща-
 ми, в котором развила чрезвычайно бурную деятельность. По кухне поле-
 тели недоваренные куски подгнившей капусты и другие неизменные атрибу-
 ты Ульяниного профессионального мастерства.
   - Ишь ты, курва какая! - весело воскликнул Петрович, выковыривая из
 уха кусок тухлой свинины. Ульяна, между тем, привычным движением обез-
 движила кочергой обалдевшее животное, и подцепив его совковой лопатой,
 которой обычно пробовала пищу, с силой метнула его за дверь -  совсем
 забыв, что там пытается принять вертикальное положение хозяин. Полу -
 чив в морду ошпаренной кошкой, Петрович подался назад, попав в  конце
 этого движения ногой в казан. Вся эта сложная комбинация живых и  не-
 живых объектов, прихватив с собой антресоль, вывалилась во двор.
    Сплюнув на ладонь два выбитых зуба, Петрович искренне обрадовался,
 что так легко отделался - с кухней проблем было  обычно  куда больше.
 Наподдав ногой Федоре, отчего та наполовину влипла в казан и, уже вме-
 сте с казаном, по пологому берегу покатилась  к реке ,  Петрович стал
 размышлять, куда бы еще зайти.  


                               -  4  -

     Весело насвистывая похоронный марш, он двинул к Гнилушке, местной
 речке, по причине любви местных туземцев к природе,  давно превратив-
 шейся в отхожее место.  Многочисленные холмики, посыпанные карболкой,
 то и дело попадавшие под протез правой ноги, источали дивный аромат.
 Слёзы умиления так и брызнули на искажённое годами, оспой и  страстью
 к приключениям,  мужественное  лицо  Петровича."Лепота-то  какая  !"-
 блеснула в его голове одинокая мысль.
     С города потянул лёгкий бриз заводских выбросов, и сквозь поредев-
 ший цветной туман Петрович разглядел на высоком берегу одинокую фигуру
 с большим камнем на шее.  Подойдя поближе, он узнал Акафеста, местного
 кузнеца.
     - Бог в помощь ! Чего ты здесь , Акашка ?
     - Дак вот ... Рыбу поглушить уж больно охота ...
     - Ты, болван, я чую, пьян опять ! Отродясь тут рыбы не бывало ...
      А кровища-то откедова хлещит ?  Э, да ты руку прошкарябал, дурак
 ты эдакий !
     Акафест спрятал руки со вскрытыми топором венами за спину .
     - Так ить ... брился я намеднись...
     - Эко угораздило идиота ! Ты, дурило, я слышал, третьего дня с ко-
 локольни сиганул на площадь, чаво жить перехотелось ? Если ...
     " Оступился я , барин ... Голубей гонял ..."- шептал кузнец и тай-
 ком от Петровича горстями запихивал в рот отборную волчью ягоду.
     - ... если б не баба Фрося, - продолжал философствовать Петрович -
     разбилси б,  окаянный !  Твоё счастье - померла с голоду стару-
 ха-то, да  хозяйство  её с молотка пошло ...  А хозяйства боров один,
 Василёк, да и тот параличный.  Да и где щас борова-то здорового возь-
 мешь, передохли давно ...
       Петрович тяжело задумался . Кузнец тем временем зажал руками
 нос и рот, и отчаянно пытался задохнуться...
     - О чём это я толкую ... - встрепенулся барин. - Эх, маразм заму-
 чил, туды яво в качель ... Чё я сказать хотел ?
     Петрович со всего размаху грохнул по своей многострадальной голо-
 ве здоровенной каменюкой.
     - А !!!  Ё - моё ! И пошло бабино хозяйство с молотка, и не дошло
 даже до базару, как тут ты прямиком на борова-то и угадал сверху! Вот
 потеха ... Бухы-ххэ-эгхэбве-хэ ...
     Этот дикий спазм означал, видимо, что катающемуся по земле с пе -
 ной у рта и со сведёнными судорогой конечностями Петровичу было очень
 смешно. Всё  более  синеющий Акафест спокойно наблюдал за веселящимся
 барином. Меж тем темнело не на шутку ...

                                - 5 -

     Вдоволь навеселившись , Петрович принял горизонтальное положение.
 На лоб ему села здоровенная зеленая муха, и Петрович машинально  при-
 хлопнул ее пятерней, эмпирическим путем определив при этом, что в пя-
 терне  по-прежнему находится каменюка. Крякнув от натуги, он раздра -
 женно запустил её  подальше , попав при этом по затылку Акафесту, ко-
 торый , сосредоточенно  сопя , пытался удавиться собственным воротни-
 ком, уже достигнув на этом скользком поприще определённых успехов.
 Последний , тихо  хрюкнув от удовольствия , плашмя грохнулся прямо на
 топор .  "Может, оно и лучше так",- сомневаясь, подумал Петрович. " С
 тех пор , как спьяну загнал жену и детей на речку купаться , никакого
 сладу с сердешным нет.  Неделю на их  могиле выл, как собака, а потом
 уж и совсем умом повредился.  Два дня застрелиться хотел , все, вишь,
 в сердце метил - дык все патроны дома перевёл  и троих дворовых девок
 в расход пустил - те , дуры , посмотреть захотели ... Хотя бы не на -
 пивался , как скотина , перед каждым самогубством, а то всей  усадьбе
 жизни нет, как Акафест стреляться идет ... Патроны  вышли -  давай  с
 крыши на вилы сигать ; так мало того, что все вилы в усадьбе перевёл,
 такую яму под конюшней выбил , подлец , что плотник Антип, спьяну за-
 бравшись в неё, три дня как вылезти не может - так лестницей, видать,
 по кумполу долбануло, которую сердобольные мужички ему сбросили..."
    Горестные  размышления  прервала вылезшая из речки жаба.  Петрович
 резво  подхватился, вытащил из черепа Акафеста топор  и  приготовился
 рубиться не на жизнь ,  а на смерть - жабы в Гнилушке ,  с той поры ,
 как  поселился на ее берегу  этот чертов иноземец Кюри , водились яд-
 рёные.  Но эта была вроде бы не голодна - окинув налитыми кровью гла-
 зами  напряженного помещика , она зевнула, показав  громадные  жёлтые
 клыки , и , почесав громадной клешнею чешуйчатое брюхо,  неторопливой
 рысцой  подалась  в сторону Злопукино. "Самогон тибрить пошла,- дога-
 дался Петрович. - И чего этот проклятый хранцуз в нашу речку-то спус-
 кает? Ить  никакой жизни нет: Фекле на той неделе пескарь ногу отгрыз
 у самого крыльца ; вчерась  рака с чердака полдня  стянуть не могли -
 так ему, нечестивцу , Федорин вчерашний суп понравился - там и подох,
 сердешный. Жалко животину,  да и, обратно, вонять будет. Надо бы сыз-
 нова облаву организовать, да не так , как прошлую, что надрались всем
 селом, поймали карася на лугу  и давай его штакетом молотить; карась-
 то, знамо дело, ушёл, а народу  под горячую руку полегло немало. Да и
 то: рази там с пьяных глаз разберешь, где карась, а где сосед? А хран-
 цузу надо кровь пустить, а лучше, водой из речки напоить, чтоб у него,
 заразы, как у Панкратова Антона, третья нога промеж ног выросла! Прав-
 да, девки долдонят, будто и не нога это вовсе... Ох, грехи наши  тяж -
 кие..." 

                              -   6   -

     Так, рассуждая,  бодро  фестивалил  домой Петрович.  Присмиревший
 Акафест на его могучем и единственном здоровом плече болтался подобно
 мешку навоза и по этому поводу решил пораскинуть оставшимися мозгами.
 Это у него получалось,  надо признаться, всегда очень неплохо.От нап-
 ряжённых размышлений его не смогли отвлечь ни гигантские фосфорициру-
 ющие комары  тигрового окраса,  ни постоянно падающее на героев едкое
 гуано пролетающих на север пеликанов. Всякий раз, подолгу выбираясь
 из вязкой  массы,  Петрович во все горло орал "Вдоль по Питерской",
 чтобы распугать подбегающих ужей. Его трогательному фальцету фальшиво,
 к тому же постоянно путая слова, вторым тенором подпевало эхо... Дру-
 гими словами, вроде бы ничего не предвещало беды ...
     Однако, уже дойдя до родной усадьбы,  состоявшей из гнилого сарая
 без крыши,  барин  почувствовал смутное беспокойство.  Что-то было не
 так. Затравленно озираясь,  Петрович  ходил  по  двору  и  сквозь
 толстенные линзы очков пристально всматривался в каждый из немногочис-
 ленных предметов барского хозяйства.  Липкий страх комом  подкатил  к
 его горлу. Ни  разу  не  наступив на специально  разложенные  по двору
 заботливой рукой Ульяны заостренные грабли,  узурпатор вступил в свои
 хоромы. При  входе  он  не расшиб голову об косяк низкой двери ,  что
 случилось с ним впервые за все эти светлые годы. Пройдя в тёмный угол
 светлицы ,  Петрович  обернулся  и похолодел - в центре комнаты ,  по
 обыкновению своему, лежала шкурка от банана, невесть с чего выросшего
 три года  назад на диком помидорном дереве.  С тех пор тиран рабочего
 класса  каждый  вечер  принимал  из-за  неё  на  грязном  полу   самые
 невообразимые позиции, от одного мимолётного взгляда на  которые  даже
 самый навороченный хатха-йог мог  ощутить  пальцами  ног свою отвисшую
 челюсть. Целыми  часами оглушенный падением Петрович радостно смотрел
 на тусклые звёзды и мечтал ... Под тяжестью навалившегося ужаса побе-
 левший помещик грузно сел на ...
    ( в этом критическом месте читатель, видимо, надеется на лучший
    исход - на то,  что Петрович сел на  нож,  в костёр, на ядовитого
    исполинского таракана, и т.д. и всё будет хорошо? Ни фига !!!
    Дудки !!! И не надейтесь, здесь вам  не  хиханьки-хахоньки  -
    здесь, блин , суровая правда жизни, ЯСНО ?!!!!)
  Итак, я продолжаю ...  сел на подвернувшийся под увесистый зад стул,
 подпиленные Ульяной ножки которого громко скрипнули,  но не  развали-
 лись. Петрович погрузился в глубочайший шок.
   В комнату входит Ульяна Ленина в кепке.  Едва успев втихаря  сбрить
 выросшую за ночь бородку клинышком,  предводитель местных пролетариев
 замечает Петровича за процессом плавного перехода из шока в транс.
  - Уу-у-ууу,  гадина , отрыжка буржуазного общества , сатрап хренов -
 беззлобно прошипела бабушка  и  с любовью размахнулась пудовой кочер-
 гой ... В Злопукино и близ него завязывалась жестокая кульминация ...

                                - 7 -

    Петрович, обреченно вздохнув, прикинул на глаз траекторию кочерги.
 Глаз сразу же распух и начал болеть. Это взбесило престарелого поме-
 щика. Обнаружив , что кочерга пошла вверх для второго удара, сатрап,
 бодро привстав со стула, изящно присел, крутанулся на протезе и, од-
 новременно переводя своим движением удар кочерги в скользящий, испол-
 нил великолепную нижнюю подсечку.  Страдалец за народ , заметив ее в
 последний момент, подпрыгнул и тут же влепился лысой головой в низкий
 заплеванный потолок; рухнув наземь, он тут же поднялся прыжком с про-
 гибом и принял стойку "самурая с мечами", а кочерга в его натруженной
 руке принялась описывать зловещие круги. Петрович встал в "царя обезь-
 ян" (что, учитывая его социальный статус и внешние данные, у него все-
 гда получалось идеально)  и ждал. Свистнула кочерга. Петрович, сделав
 длинный шаг вперед, перехватил кисть борца за народное счастье; под -
 тянув вторую ногу  и продолжая движение народного трибуна,  он дернул
 его вперед и , быстро развернувшись к нападавшему спиной, нанес ужас-
 ный удар локтем  под ложечку и, почти одновременно, костяшками той же
 руки - в переносицу.  Но оппонент,  уже практически вырубленный,  еще
 сопротивлялся: большой палец  свободной левой руки пламенного револю-
 ционера  со сверхзвуковой  скоростью  метнулся  в глаз Петровичу. "Во
 дает!" - восхищённо подумал помещик , подставляя  под удар  лоб.  Лоб
 загудел,  палец хрустнул ... Для  профилактики будущих право- и лево-
 нарушений  Петрович  слегка  выкрутил  кисть агрессора, выключив тому
 локтевой сустав  и  со всего размаху саданул по нему снизу вверх здо-
 ровым плечом, добившись  приятного хруста. Выбив то,  что осталось от
 Ульяшки,  мощным  " хвостом дракона " за дверь, Петрович полез на ка-
 рачках  под  продавленный диван и выволок из-под него здоровенную за-
 пыленную книгу,  которую он не мог дочитать последние пятьдесят лет -
 бросать было жалко,  а других книг у Петровича не водилось. На облож-
 ке  когда-то золочеными буквами было написано: " Масутацу Ояма. Самая
 полная  история  развития  восточных единоборств  от Адама и Евы и до
 Николая II ". Пошатываясь под ее тяжестью,  Петрович рухнул на диван,
 у которого привычно подломились ножки, и погрузился в чтение.

                                - 8 -

    И несмотря на то, что  перелистывать страницы ему мешал до сих пор
 о чём-то напряжённо размышляющий на его плече кузнец,  выгрузиться из
 чтения Петрович не смог,  пока не дочитал последние строчки руководс-
 тва. Они гласили " Нагорэ зэнкуцу-дачи Каль-буль-буль маляки-шмачи !"
   " Надо всех их отфигачить,будут знать как наезжачить  !",-сразу  же
 перевёл Петрович и воскликнул:" Ос ,  сэнсэй !  Я понял !  Ос !! Надо
 натравить на неё моих ос !!! Ос !!!"
     Новоиспечённый Вам  Дамм  лёгким  аллюром подался на задний двор,
 где он второй год дрессировал по системе Станиславского диких  полу-
 метровых ос.Во время преодоления вброд сточной канавы в аккурат возле
 уха жаждущего мести помещика,приятно прорезав ему весь слух, пролетел
 огромных размеров кухонный нож . Петрович перешёл на жесткий галоп.
 Две пятисоткилограммовые штанги звучно грохнулись тремя шагами позади
 пожилого спринтера."Ну в этот раз, Ульянка, ты у мене  добастуесся" -
 скрипя двумя коренными зубами с  запущенной  формой  кариеса  подумал
 Петрович и  сходу  взял трёхметровый плетень.  Вспышка разрывного фа-
 уст-патрона по левую сторону пути барина только раззадорила его.
 " Щас! Щас ты у меня докидаешься, старая перечница !",-зло пронеслось
 у него в голове. Тем временем мимо головы зло пронеслись два выточен-
 ных из ржавой пилы сюрикена.Последним препятствием на пути к подавле-
 нию мятежа был пруд имени Герасима. Переводя дух, Петрович оглянулся.
 В метрах  двухстах  сзади  к нему приближались борцы за счастье всего
 трудового народа в лице Ульяны и её хахаля  -  почтальона  Крупского.
 Последний представитель прослойки , выжимая всё из своей инвалидной
 коляски, выкрикивал грязные ругательства в адрес героя нашего повест-
 вования - Ивана Петровича Зимнего.
     - Грязный  ублюдок !  Наконец-то твоему грязному тиранству придет
 грязный конец !!
     " Почту  уже взяли ",- мысленно ужаснулся барин и прыгнул в горя-
 чую ,богатую нефтью  воду.  " Хорошо,  что телеграфист Сенька на этой
 неделе в  город  скупляться  подался,  а  то ведь свергли бы, засран-
 цы",-преодолевая пруд изящным баттерфляем думал Петрович. Переплыв на
 тот берег,  он  первым  делом положил у сарая пришедшего в себя после
 водных процедур Акафеста и метнулся внутрь.  Послышалось  нетерпимо
 громкое жужжание. " Д-да , типерича Зимнего так просто не возьмёшь",-
 обречённо подумали гегемоны. Светало...

                               -  9  -

     В сарае поднялась очень активная возня. Грохотало металлом по ме-
 таллу, металлом по дереву, деревом по дереву, доносились удары по че-
 му-то мягкому и градом сыпались матюки. Наконец все стихло; скрипнула
 кособокая дверь сарая, и по представшей их глазам картине  обалдевшие
 инсугренты поняли, что на этот раз Петрович осерчал очень круто.
     Экипирован Петрович был с почти неприличной роскошью. На  голове
 у него красовался новый котел из добротного чугуна,  в котором  пред-
 приимчивый помещик выбил две дыры для глаз. Правда , они у него полу-
 чились слишком низко, и,  стоя ровно, Петрович почти ничего не видел
 впереди,  так что поза,  в которой он выплыл из сарая , была довольно
 дерзкой и несколько неприличной. Одет старый боец был в несколько по-
 ношенный  водолазный костюм - его Петрович выменял у каких-то чудаков
 из  города на живую жабу , которую  помещик пленил в очень интересном
 стиле - рухнув на нее  вместе с подломившейся веткой  с  дерева в тот
 момент, когда бедняга пробегала внизу.  В каждой руке Петрович держал
 по две пары нунчак , которые бешено вращались, издавая мерзкий свист.
 За поясом , за голенищами валенок  и за спиной у него были заткнуты в
 большом количестве  самурайские мечи , азиатские кинжалы  и индейские
 томагавки, с обоих боков свисали две здоровенные дырявые торбы с  сю-
 рикенами. Даже из глазных отверстий казана торчала  пара  индонезийс-
 ких духовых ружей, из коих Петрович довольно регулярно  пулял в Божий
 свет, как в копеечку, какой-то пернатой мерзостью. К  ногам  великого
 воителя испуганно жались, перебирая мохнатыми ногами и щелкая  челюс-
 тями, несколько одуревших от дневного света ос.
     Петрович деловито взял одну из ос за свалявшуюся на загривке  бу-
 рую шерсть, и, тщательно установив ей траекторию (для чего,  учитывая
 особенности боевого шлема Петровича, ему пришлось принять крайне раз-
 вратную позу), наладил ей кованым  валенком под зад. Мгновенно набрав
 высоту, дрессированная тварь, с жужжаньем кувыркаясь в воздухе, через
 несколько мгновений шлепнулась во вражеский лагерь, где сразу же, со-
 гласно полученным инструкциям, начала щипать все подряд  и  плеваться
 вонючей слюной. Запустив весь свой десант в инвалидскую коляску, в ко-
 торой Крупский, лучший шестовик деревни, бешено вращал своим  любимым
 снарядом, отбиваясь от рычащих и плюющихся ос, Петрович решил идти на
 добивание, благо противник остался только один - Улька  еще  в начале
 схватки получила от своего товарища по партии шестом по лысине и сей-
 час мирно не возникала где-то под сиденьем.
     Солнце палило вовсю. В небесах бодро и жизнерадостно сновали гри-
 фы, коршуны, ястребы  и  другая  пернатая  пакость со стервятническим
 уклоном. " В жизни всегда есть место подвигу!" - подумал Петрович.Из-
 дав воинственное рычание, которое, смодулированное горшком, живо на -
 помнило Крупскому отрыжку Пегаса , обожравшегося комбикорма,  он, на-
 бирая скорость, двинулся на супостата.
     Окончательно обалдевший от всего происходящего, еще и так не при-
 шедший в себя Акафест, робко попытался подняться на четвереньки ...
 (Просвещенный читатель сразу же поймет, что, учитывая целенаправлен -
 ность и непредсказуемость движений Петровича, это добром не кончится-
 и будет КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕПРАВ , поскольку все закончилось ЕЩЕ ХУЖЕ !)
     В падении Петрович порезал себе ногу сюрикенами и треснулся голо-
 вой о дверцу вражеского экипажа. Теряя сознание, он успел заметить,
 что Крупский, выронив свой дрын и покувыркавшись как следует в возду-
 хе, врезался в стайку комаров-толкунцов, что, похоже, изрядно рассер-
 дило последних. Петрович удовлетворенно ухмыльнулся - ведь  несмотря
 на то , что он был самым крутым в округе рукопашником - индивидуалом,
 выйти  один на один и без оружия на местного толкунца он бы не согла-
 сился ни за какие коврижки.
     Дело потихоньку клонилось к закату. Солнце начало отбрасывать на
 песок длинные тени. Акашка, почувствовав себя в своей тарелке, ожив-
 ленно пытался оглушить себя нунчаками. Толкунцы, собравшись в кучу ,
 озабоченно решали, что им сделать с обмершим от испуга Крупским, си-
 дящим  в текущий момент  посреди пруда  по шею в нефти. "ТОЛКНУТ ИТЬ
 ОНИ ЕГО!" - злорадно подумал Петрович. -" Как пить дать - ТОЛКНУТ!"
     Жизнь продолжалась ...


                            -    10     -

     Отыскав под  универсальной коляской-вездеходом-везделётом-вездеп-
 лывом (хотя Йосиф Крупский чаще всего  использовал  режим  вездестоя)
 своё сознание, Петрович , несмотря на то , что вид у  оного предмета
 был весьма потерянный, упорно, но пока безуспешно пытался в него вой-
 ти. За  эти  два  часа  комары  ,  не взирая на орущего " Хорош тол-
 каться-то,изверги, щекотно !!!" почтальона , по дешёвке толкнули-таки
 вышеназванного субъекта в соседнюю деревню Печкино .
     Петрович проснулся от дикого храпа.  Он  открыл  глаза  и  закрыл
 рот.Храп прекратился.  Помещик встал на ноги.  Это оказались ноги ку-
 харки - она,  плотно зажмурив глаза,  выдавала себя за  гофрированный
 шланг. В  кармане  бунтовщицы  Петровичем была тут же найдена начатая
 бутылка самогону .  Обрадованный находкой, Петрович  встал на  уши  и
 очень долго ходил на бровях. Гордая бабушка за всё это время и бровью
 не повела, всё кряхтела, но из обморока не выходила.  Наконец , барин
 сошёл с Ульяниных бровей.  "Это  мне на руку ",-подумала  старушка  и
 не ошиблась.  С лёгкой руки поверженного борца за демократию Петрович
 принял на грудь ещё пару глотков мутного зелья. Кухарка поморщилась -
 грудь была её больным местом." От ить карахтер у человека  -  хуч  бы
 сапожищи свои  снял,  фекалия  капитализма !",- пронеслось в голове у
 симулянтки. Петрович ,  будто бы прочитав её мысли , любовно осмотрел
 свои кованные  сталью  бабкодавы.  Каждодневно натираемые керосином ,
 валенки блестели на солнце. " На том стоим !",- с  гордостью  подумал
 узурпатор. " Ещё минут пять на том постоишь, и я тебе все цырлы пере-
 ломаю ,  гад !",- теряя былое спокойствие подумала Ульяна. Но против-
 ный барин  и  не думал покидать поле битвы,  наслаждаясь лаврами,  он
 присел на корточки и закурил.  Покурив он стал на глаз определять вы-
 соту близрастущего японского кактуса.  Нехило поднаторевшая в актёрс-
 ком мастерстве за последние пятнадцать мучительных  минут,  Ульяна  и
 глазом не моргнула ...         " Бить-то его щас вроде бы и не с  ру-
 ки",- подумала  бабушка-Божий одуванчик и зарядила Петровичу в чердак
 с правой ноги.  А ноги у неё ,  надо отметить ,  были потяжелей , чем
 руки. Молниеносно отреагировав на подлый удар,  помещик упал ,  схва-
 тившись за голову. Воспользовавшись случаем, старушка передала привет
 родственникам и резво слиняла на нейтральную  территорию  свинарника.
     Начинался вечер и одиннадцатая глава ...

                                - 11 -

     Несмотря на одержанную победу, на душе у Петровича было как - то
 муторно. "Старею ...", - печально подумал помещик, и, чтобы доказать
 себе, что это не так, с молодецким присвистом запустил  томагавком в
 какого-то деда, который на старости лет настолько выжил из ума , что 
 пытался ловить в пруду им. Герасима рыбу. Любой сопливый малец в се-
 ле и в усадьбе знал, что в этом пруду ловились только холера, маля -
 рия и дохлые собаки - последние очень серьезно восприняли переимено-
 вание пруда (раньше он назывался Жабий Пляж) и начали сводить  счеты
 с жизнью исключительно водным путем. Томагавк, прожужжав в воздухе ,
 изящно перевернулся несколько раз, и, сбив с деда шапку, ушел за го-
 ризонт. "Дерьмо индейское..." , -  раздраженно  пробурчал  сатрап  и
 метнул в деда сюрикен, который зарылся в песок, отскочив от  дедовой
 рубахи - мыла у старичка не водилось, видимо, лет двадцать. Петрович
 злодейски ухмыльнулся и потянул из-за пояса мачете ...
     Прошло полчаса. Песок вокруг мирно дремавшего деда  был  завален
 самыми разнообразными метательными предметами. В удочке торчало нес-
 колько сюрикенов и малайский крис, дерево,  под  которым дремал дед,
 ощетинилось  кинжалами, самурайскими мечами  и другим подобным бара-
 хлом. Измученный Петрович, чеканя шаг, подошел, по щиколотку в воде,
 к неуязвимому патриарху и дал ему в пятак. На душе сразу  полегчало...
     Загнав распоясавшихся ос в сарай, засунув туда же Акафеста, ко -
 торому в настоящий момент было все безразлично - он проглотил полто-
 ра десятка сюрикенов и сосредоточенно колотил себя правой рукой в жи-
 вот - Петрович закрыл свое хозяйство на висячий замок и двинулся по
 направлению к свинарнику. Он твердо решил ввести в своем государстве
 авторитарный режим с демократическим уклоном, но, не будучи левым в
 политике, Петрович знал, что голой силой марксистов  не возьмешь, и
 прихватил с собой семизарядную совковую лопату с оптическим прицелом
 и два ведра патронов. Патроны жутко воняли - видимо, у ос было несва-
 рение желудка.
     На свинарник надвигалась гроза ...     
     Пламенного борца за счастье народов Петрович обнаружил  довольно
 быстро: примостившись на куче свиного дерьма и нацепив на нос четыре
 пары очков, бабушка что-то очень старательно читала. Зная  коварство
 пролетарки, Петрович заранее зарядил инструмент и со злодейским ре -
 вом собаки, попавшей под телегу (а именно так, согласно любимой книж-
 ке, любили изъясняться японские самураи), выскочил из-за угла и, взяв
 на изготовку свое нервно-паралитическое оружие, прорычал:
   - О, Господи! Спасибо тебе за то, что ты есть на свете! Земной бью
    тебе поклон с размаху за этот сладостный миг долгожданной мести ,
    который Ты, по безграничной милости своей, подарил мне, покорному
    и недостойному рабу твоему, о чем молил я тебя денно и нощно, не-
    дельно и месячно ...
     Петрович изумленно замолчал, поскольку на всю эту ахинею  Ульяна
 не повела и ухом. Озадаченно посмотрев на нее,  Петрович,  осторожно
 подобравшись к идейному врагу, легонько толкнул ее лопатой и озабо -
 ченно сказал:
   - Лысая, хорош косить! Вставай, пошли на расстрел.
     В ответ старая грымза подняла на него абсолютно обалделые глаза
 и зашевелила губами, не в силах произнести ни звука. Петрович, буду-
 чи в глубине души добрым человеком, решил помочь конкуренту - анта -
 гонисту и дал ей по горбу лопатой. Глаза Ульяны мгновенно приобрели
 строгое выражение, и она заговорила менторским тоном:
   - У свете решений нашега падпольнога съезду дупетатов нашей Хрис -
 тианской Рабочей Единственно Народной КомПартии  (ХРЕНКП) мы слушали
 и дослушали, а также заслушали, прослушали и выслушали ...
     "Не там вдарил!",- досадливо подумал Петрович и  треснул  объект
 прямо по темечку. В глазах у Ульяны появился дикий восторг, и она,
 по - прежнему не в силах произнести ни слова, но уже осознанно про -
 тянула Петровичу книгу обложкой вверх. Петрович прочел : " История
 спортивного олимпийского движения ( облегчено, разжевано и адаптиро-
 вано для средней полосы России) с подробным  описанием  и  правилами
 всех видов спорта, включая футбол. Сэр Артур Конан-"... Далее облож-
 ка была оторвана. Заинтригованный Петрович потеснил Ульку на дерьмо-
 вой куче и погрузился в чтение. Уже через четыре часа, одолев первую
 страницу, Петрович понял, что его жизнь навсегда изменилась. Над Зло-
 пукино уверенно всходила звезда новой жизни ...

                             -    12    -

     - Эх ,  мать честная ,  живут же люди !,- думал седовласый барин,
 рассматривая цветную фотографию , на которой здоровый мужик с доволь-
 но запущенной формой небритости от души бил по морде красивую девушку
 своими здоровенными,  обмотанными  полотенцами кулаками.  Комментарий
 гласил " Карл Маркс левым хуком выбивает у Рибентропы капитал".
     На последней  странице рекламного проспекта красовалось фото двух
 мускулистых спортсменов в обнимку возле пивной бочки. Надпись на боч-
 ке , кроме традиционного ругательства, содержала в себе ценную инфор-
 мацию о том, что эти два кренделя, авторы сего буклета, сэр Артур Ко-
 нан-Варвар и  мэр Арнольд Конан-Дойль,  только благодаря пожизненному
 занятию всеми существующими видами спорта ,  пережили  три  случайных
 падения с Пизанской башни. На раскалённые стальные штыри.
     Петрович с видимым отвращением почесал дряблый живот  и  осмотрел
 своё рыхлое  тело.  Вид  изнурённого чесоткой и чахоткой организма не
 доставил особой радости супостату.
     - Баста !!  Так жить нельзя !!!,  - заорал Петрович   и  оказался
 поверженным наземь упавшим сверху оглушённым птенцом  кукушки.  Дождь
 неожиданно прекратился. Был четверг . Запахло новой жизнью.
     Прошло две недели...
     После утреннего кросса наперегонки с деревенскими лошадьми,  ого-
 лённый до портков помещик с наслаждением отдыхал лёжа на воде.  Отсю-
 да, из  проруби  ,  ему  было  удобней всего наблюдать за тренировкой
 крестьян. Сегодня они наперегонки пахали барскую  землю.  А  так  как
 всех здоровых лошадок Петрович загнал, каждое утро таская их за собой
 на верёвке во время пробежек,  радостные пахари бодро тянули  тяжёлую
 лямку здоровых физических нагрузок.  " Люблю работу , могу на неё ча-
 сами смотреть !",- отметил про себя Зимний ,-" Значит есть подвижки ,
 прогрессирую помаленьку !"
     Закончив с водными процедурами ,  Петрович приступил к совершению
 променада по  деревне с целью экстренной проверки выполнения деревней
 поставленных им норм ГТО.  Первым многоборцем,  попавшимся барину  на
 глаза оказался плотник Антип, который вот уже осьмнадцатый день мето-
 дично повышал своё мастерство в прыжках. Постояв на краю ямы, в кото-
 рую бедолага  провалился в пятой главе сего опуса,  Петрович часа два
 занимался постановкой техники спортсмена.
     - С правой сигай ! С правой ! А-аа-ааа, дурило ! С ноги !!
     - Да разбежися ты како следовает !
     - А ну с двух ! Руками-то не цепляйся, изверг !
     - От ить тормоз попался , резче , резче тазом вращай !!
     - Нету у тебе волюшки до победы ! А ну соберись, сконцитрируйся  !
     - Ну хто так концитрируется !!! Вонища-то какая , фу-уу !!!!
     - Чаво лежишь , лодыряка ! Работай над собой !!!
     - Я т-те щас покидаюся грязью, падло ! Прыгай давай !!!!!
     Вконец разозлившийся  Петрович плюнул,  обозвал Антипа "бубкой" и
 отправился дальше.  Возле клуба он издалека  приметил  группу  трудяг
 местного баштана.  Незаметно  подкравшись сзади ,  помещик затаился в
 кустах и осмотрелся. Так он и думал. В рабочее время мужики курили, а
 бабы с оглушительным треском обжирались тыквенными семочками.
     - Пирамида ,  стройся !!  Раз !!! Два !!!!, - неожиданно выскочив
 из своего убежища не своим голосом заблажил помещик,- Васька !  Какое
 на сёдни задание было получено ??!!!
     " Отработка  приёмов борьбы нанайских мальчиков в условиях амери-
 канского хвутболу согласно методички И.П.Зимнего !",-отчеканил  Васи-
 лий Али Бабаев,  сторож ДЮСШ "Чебурешка", изображающий в пирамиде ра-
 бочего и крестьянку, играющих в нарды.
     - Сволочи !  На носу кубок Дэвица , а вы разгильдяйничаете !! По-
 зор на мои седые бицепсы !!  Нашу волость городския вызвали на состя-
 зание по перетягиванию шахмат в длину, а вы ...
     Петрович заплакал.

                           -     13      -

     Мужики и бабы , послушно построившись в пирамиду, наперебой ста-
 ли утешать местного Пьера де Кубертена.
   - Ты , батюшка, не серчай ! - отозвался Варлам Сосипатыч, уважае -
 мый в народе человек, шустрый худенький старичок, от лет своих седой,
 как лунь и тупой, как колода.  В пирамиде он держал на себе скотницу
 Груню, стройную девушку весом  около центнера.  Груня, для удобства ,
 прищемила нос Сосипатыча большим и указательным пальцем правой ноги ,
 покрытой прошлогодним навозом, и поэтому речь ветерана выглядела не -
 сколько неубедительно.
   - Побьем мы этих городских, как пить дать, побьем! А не побьем - пы-
 маем за селом, как назад поедут - таких... наваляем... БУДЬ ЗДОРОВ!!!
     Последние слова Сосипатыч произнес с некоторым эмоциональным над-
 рывом, поскольку пирамида начала распадаться ...
     Скептически оглядев груду барахтающихся поселян, Петрович презри-
 тельно сплюнул, но, заметив, что попал на лысину Сосипатычу , сконфу-
 женно растер плевок валенком и быстро пошел дальше. Думы идеолога здо-
 рового образа жизни витали вокруг кубка Дэвица. С тех пор,  как  этот
 старый жирный трактирщик, наслушавшись зажигательных речей Петровича,
 решил стать спонсором спорта в Злопукино и объявил,  что  победителей
 будет поить за свой счет своим же самогоном  ( что  было,  кстати, не
 очень честным поступком - от запаха его самогона из колесной  мази  у
 местных собак начинался нервный тик уже в пятидесяти шагах от  источ-
 ника) до полной потери пульса, все  окрестные села  начали   усиленно
 тренироваться. Проблему составляли виды спорта, в которых разыгрывал-
 ся драгоценный приз. Вспоминая вечер , в который  они с  трактирщиком
 составляли программу состязаний века, Петрович даже сейчас, две неде-
 ли спустя, не смог унять невольную рвоту - список пошел  относительно
 быстро только после второго ведра самогона, после чего они со спонсо-
 ром пошли оглашать его по селу (в три часа ночи), а  дальше  Петрович
 ничего не помнил...Помнил твердо, что очнулся он среди дымящихся раз-
 валин дальнего села Светлая Топь  по колено в груде стрелянных фауст-  
 патронов, что держал за шиворот какую-то смирную бабку со здоровенным
 фингалом под глазом и убедительно и спокойно доказывал ей , что хоро-
 шие спортивные результаты без хорошей закуски - такая же фикция , как
 и все олимпийские принципы, вместе взятые...
     По щеке Петровича сползла  скупая мужская  слеза, слегка отдающая  
 самогоном. Ему было стыдно. Высморкав нос  в подол какой - то  мощной
 поселянки, которая усердно повышала спортивную форму , с трудом отжи-
 маясь от крепко поддавшего агрария  под  старой развесистой брюквой , 
 Петрович отправил их обоих в кювет, и, присев в тенечке, достал огры-
 зок карандаша и замусоленный  листок  бумаги - нужно  было составлять
 график соревнований.
     Читателю , видимо ,  интересно было бы узнать, до чего додумались
 Петрович с трактирщиком.И ежу понятно,что при таком алкогольном прес-
 синге  список  просто обязан был получиться ярким и впечатляющим! Су-
 дить вам, дорогой читатель ...
  "1. Академическая гребля." На этом пункте разгорелись жаркие споры о
 том, где доставать академиков и как заставить их на шару грести. Спор
 решил Петрович,заявив, что кадры вырастит на месте и что у него в де-
 ревне тоже дураков немало и нечего их еще и из города возить.
  "2. Гонка за лидером." Лидером единогласно решили сделать Ульяну, дав
 ей в руки поллитру первача.
  "3. Тройной прыжок с шестом."
  "4. Стрельба из лука." Дэвиц предложил стрелять из чеснока, мотивируя
 это тем, что его в деревне больше , на что  Петрович ответил,  что лук
 посадят свежий и спонсору нечего жлобиться.
  "5. Десятиборье." Спонсор предложил восьмиборье, или еще лучше, семи-
 борье: поскольку победитель в общей свалке по правилам греко - римской
 борьбы может быть только один, всех остальных придется лечить от уши -
 бов и вывихов. Петрович пригрозил, что объявит десятиборье  по кемпо ; 
 представив себе десять мужиков , с остервенением  молотящих друг друга
 отточенными сапками и девять похорон в результате за счет оргкомитета,
 старый жлоб быстренько заткнулся.
  "6. Толкание и кидание." Толкачей и кидал по деревням было немного, и 
 два вида решили объединить в один. Петрович решил выставить Яшку Мол -
 дована , который  недавно кинул  Варлама Сосипатыча на десять рублей и 
 умудрился сделать виноватой Ульяну - именно после разговора с Сосипа -
 тычем ей пришлось побриться налысо ...
  "7. Бег с препятствиями." Трактирщик разнылся, что нет денег на барь-
 еры, но Петрович успокоил его, заявив, что устроит ему сколько  угодно
 препятствий, и для демонстрации пальнул из базуки в соседнюю избу; то,
 что получилось в результате, окончательно убедило спорщика.
  "8. Прыжки из воды." После некоторых колебаний решили остановиться на
 кипятке.
  "9. Марафон по таиландскому боксу."  Возникли  проблемы  с трактовкой 
 правил, но Петрович объяснил, что биться будут:
  а) С голым торсом;
  б) Село на село;
  в) В бабих юбках;
  г) В валенках на босу ногу ( во избежание травматизма )
  д) За использование цепей и штакета - штрафные санкции (носки Петро -
     вича на лицо на десять минут)
  е) Победитель определяется по чистому времени (пять часов)
  "10. Метание молота на десять тысяч метров."
      Петрович с сомнением смотрел на последний пункт. Он понимал, что
 тот возник в самом конце дебатов, но смутно припоминал, что он как-то
 доказал Дэвицу , что у них в усадьбе любой  сопляк малолетний  дальше
 метнет , причем  Дэвиц в конце концов согласился и даже сам записался
 на участие в этом виде программы.
      Оставив десятый пункт пока открытым, Петрович прилег в тенечке и
 стал размышлять над организационными моментами ...

                       . . . продолжение  . . .

      Размышления Петровича  прервали какие - то вопли в начале улицы.
 "Чегой-то Ульяна снова разоралась ...", - раздраженно подумал Петро -
 вич и двинулся поглядеть, что там еще приключилось.
      А поглядеть было на что. Лидер местных хренкапистов  размеренным
 шагом двигался по улице, периодически поправляя на голове то, что лет
 семьдесят назад можно было назвать кепкой,и сосредоточенно что-то ве-
 щал  в  носик помятого чайника, который, видимо, служил рупором. Пет-
 рович вслушался в этот носорожий рев и вот что он услышал:
 - Усе на хвестиваль!!! Покажем сатрапам и узурпаторам,где рак зимует,
   когда свистнет!!! Долго в цепях нас держали - пора и честь знать!!!
   Каждый сморчок - знай свой шесток , а дураки работу любят !!!  Кому
   нужна эта ряхнутая олимпеада !!! Устроим свой, исконно русский хве-
   стиваль - нехай Петрович сам с шестом три раза прыгает ...
      Этого Петрович стерпеть  уже не мог, и, расценив сей призыв  как
 попытку государственного переворота, он подошел к Ульяне и отработан-
 ным движением выхватил у нее изо рта вставную челюсть. Но  с  Ульяной
 так просто было  не справиться. Окатив помещика презрительным  взгля-
 дом, бабуля продолжила свой размеренный шаг, только теперь, лишившись
 возможности вести агитацию, она , улыбаясь и энергично кивая  головой
 собравшимся посмотреть на шоу селянам, начала  делать какие-то завле-
 кательные  жесты , периодически показывая  на центральную площадь. С
 такой жестикуляцией и в спецодежде вождя  трудового  народа  она живо
 напомнила Петровичу одного старого трансверсиста (с которым  Петрович
 был лично знаком еще в предыдущей жизни , когда работал шеф - поваром
 ресторана на Чукотке).Тот трансверсист был просто одержим идеей всту-
 пить в противоестественную связь в людном месте с максимально большим
 количеством народа ...
      Видя, что мужики у забора начали плеваться и возмущенно перешеп-
 тываться , Петрович обездвижил  энтузиастку  коротким тычком пальца в
 солнечное сплетение и, взвалив ее на плечо, решительно зашагал в сто-
 рону площади. "Без Крупского, заразы, тут не обошлось ...", - разгне-
 ванно думал он ...
      И он как в воду глядел. На площади уже  стояла импровизированная
 сцена, окутанная транспарантами  "ДАЕШ ИНТИЛЕКТУАЛЬНЫЙ СМУРЬНЯКЪ !" ,
 "ЖИЗНЬ - ПРОШЛА !" , "ВЗРЫДНЕМ, БРАТИЕ, О ПРОПИТОМ !" и др. Поперек
 сцены висело грязное полотнище, которое гласило, что "Я ПЫТАЛСЯ ПРОЙ-
 ТИ СТО ДОРОГЪ , А ПРОШЪЛ ДВАДЦАТЬ СЪМЬ" . На сцене  удивленная  толпа
 узрела тов. Крупского, одетого в какие-то блестящие в некоторых  мес-
 тах обноски, немытого, небритого и с длинными патлами ( "Досталось
 гаду от толкунцов!", - злорадно подумал Петрович ).  Он  восседал  на
 груде старых выварок, держа в руках две пары нунчак, и издавал  дикий
 грохот, время от времени выкрикивая всякие несуразицы, типа "Искусст-
 во - народу!", "Витька Цой всегда живой!", "Вдарим роком по попсе!" ,
 "Вся власть битлам !" и др. Причем по отвисшей челюсти ударника труда
 и по стоящей рядом с ним почти пустой литровке самопляса было видно ,
 что он держится прямо только за счет огромной веры  в  правоту  своей
 нелегкой борьбы. Толпа изумилась еще больше, когда на сцену взгромоз-
 дилась Груня , и, заговорщически  подмигивая  единственным  заплывшим
 глазом, объявила, что сейчас на сцену выйдет местная звезда, бард-са-
 моучка, патриот своей деревни, который "...покажет усем, шо может со-
 бственных Кобзонов Расейская Земля рожать!" И,наконец, изумление тол-
 пы  достигло предела , когда  на сцену, с балалайкой в одной руке и с
 бутылкой первача в другой, выдвинулся Акафест ... Хлебнув из бутылки,
 прочистив отрыжкой горло (от чего в первых рядах внимательных зрите -
 лей дружно захрустели огурцы), он сделал  умное, мужественное, с лег-
 кой печалью лицо (отчего сразу же стал походить  на старый  промокший
 кирзовый сапог, который какая-то добрая душа высушила открытым огнем)
 и взял первый аккорд на инструменте:
 - Я пинков надавал огнегривому льву,
   И, отправив вола попастись на... траву,
   Я покинул тот город, вполне золотой,
   По траве босиком отправляясь домой ...
      Дом мой, дом! Здесь я рос, здесь я маленьким был,
      Здесь родную сестренку я в речке топил,
      Здесь я дедушке пальцы отбил молотком,
      Здесь соседей своих покрывал матюком ...
   Я хотел бы наехать на белом коне
   На хозяйку корчмы - чтоб не лыбилась мне.
   Только конь по степи ускакал - не зови !
   Я решил: " Попытаюсь уйти от любви! "
      Взял соседа за шкирку, укрылся в подвал
      И из слабой груди там ремней накромсал ;
      И хотя группа крови была хоть куда ,
      Все ж не сдюжил сосед; видно, кровь - не вода ...
   Хорошо - пьяный врач по селу проходил:
   Он мне очень помог, он мне все обьяснил -
   Почему у соседа такой грустный вид,
   Почему посинел, почему он молчит ...
      А когда наш пожарник на шум прибежал -
      Он с утра у сельпо справки всем выдавал -
      Я на них поглядел - и не смог им простить,
      Что у Них нет Меня и они могут жить .
   Закопав всех троих, я корчму подпалил;
   На пожарную часть бугая напустил;
   А хозяйку корчмы я на речку принес -
   И она там сама захлебнулась. От слез ...
      У меня нет тебя. У тебя нет меня.
      У меня нет коня. У других нет огня.
      Тучи, тучи кругом. Гады, гады вокруг.
      Только я есть со мной - мой единственный друг.
   Где-то солнце горит. Где-то речка блестит.
   И рябина с дубиной об жизни скрипит.
   Переплавные рыбы на юг погребли,
   И квакушит квакуха над речкой вдали ...
      Утром солнце взойдет - значит, будет закат.
      Как я рад сам себе, свой единственный брат.
      Наплевать мне на гадов, что лазят кругом !
      Не одни мы с собой - мы еще поживем !
   Я куплет допою , и бутылку допью ,
   Если надо -  скотину и птицу пропью !
   Вот сейчас керосином село обольем ,
   Подожжем, подождем под дождем и пойдем...
     Опухший от слез Петрович взобрался на сцену, сбросил оттуда са-
 мозванных неформалов и непослушным голосом просипел:
   - А ну марш отсюда! Все БЕГОМ к олимпиаде заниматься ! А кто не
 все, того я живо отвыкну беспорядки нарушать!
     Мокрые до нитки мужики угрюмо начали расходиться, унося на пле-
 чах бьющихся в истерике баб ...

                              -   14   -

     Петрович тяжело спрыгнул со сцены.  " Вудсток , блин , завели по-
 ганцы !",- встревоженно думал он,-" А я ещё енту панкоту Акафеста хо-
 тел из аутсайдеров бейсбольной команды в инсайдеры переводить !"
     Чёрная неблагодарность продавших идеалы спорта односельчан душила
 многоборца. Под ногами шуршали листовки.  На больших  кусках  наждака
 гвоздями и почерком Ульяны были накорябаны многочисленные лозунги ти-
 па :
     - " Питтрович - гопнек ! Он мишаить нама жить !"
     - " Бей урлу - спасай тусоффку ! "
     - " Миталика - мать парятка !! "
     - " Попсу на мыло !!"
    " Ах ты ж Тина Болотная-Тёрнер , так ты людёв сбаламутить удумала,
 химера ты стриженая, так не бывать этому !",- с сердцах вскричал Пет-
 рович и с низкого старта ушёл из поля видения авторов сего произведе-
 ния. Что решил предпринять барин против  возрождающейся  в  Злопукино
 рок-нации для тех читателей , у кого ещё не сильно сорвало крышу, по-
 ка останется загадкой.
     Ну, а на поле разгоравшейся всё более битвы появляется новый пер-
 сонаж. По виду этого довольно-таки молодого парнишки легко можно было
 догадаться, что  он человек русский.  Нового русского персонажа звали
 Толян. Одет он был довольно неброско - три пары заношенных  малиновых
 пиджаков, синее  галифе да позолоченные валенки на босу ногу.  Экипи-
 ровку Толяна завершала колодезьная цепь,  перекинутая через плечо на-
 подобие щегольского  патронтажа.  В правой руке этот странный субъект
 держал очень подозрительного вида ящик,  на котором  ядовито-зелёными
 буквами было написано " Мой Тель-Авизор ".
     Толян оглядел окрестности,  сел на завалинку скрутил самокрутку с
 фильтром и  жадно  задымил.  " Чё там у нас сёдня типа по ящику ?", -
 сквозь зубы процедил он и достал из кармана газету " Заря  плюрализь-
 ма".
      8.00 "Компьютер-Хы"
      8.20 Х/ф "В поисках капитана с гранатой",с.23
     10.00 Эротический сериал "Клубничка"
     10.30 Т/с "Геркулес. Хронические приключения",с.18
     12.00 Подводочная одиссея команды "За кустом"
     13.00 Горепилорама
     15.25 Шо у одинокого холостяка нет ?
     16.45 Детский час. М/ф "Смерть повсюду"
     17.45 Очевидное, но не приятное
     18.50 Телесериал "Аглая-2",256 серия
     19.20 Т/с "Маркс и софит"
     19.55 Телесериал "Кровавая Фекла возвращается",107 серия
     20.50 Вечерняя отмазка
     21.50 "Синемания" о проблеме алкоголизма
     22.20 "Просто собака" шоу крымского хана
     23.00 Программа студии ОАО "НЗФ"
     23.30 Ток-шоу доктора Кошмаровского "Всем спать!!!"
    - Ну, полова одна ! Посореть не фиг , в натуре !
     Толян бросил окурок в лужу. Мимо него ,сгорбившись, пробежала ба-
 бушка в цветном платочке и с балалайкой в руке.
     - Маманя !  А ну бросай свой супер-синтезатор и ходи сюды - пере-
 базарить нужно, по натуре !
     - Чаво тебе, сынок ?
     - Слышь, старая, а шо это за район , чи сэло , чи шо это ?
     Сметливая бабушка сразу прохавала ситуацию и расставив пальцы  на
 руках , презрительно скривилась :
     - Ты гонишь, кореш , это ж Злопукино !
     - Та ты шо !
     - Век свободы не видать !
    Бабушка щёлкнула ногтем большого пальца по зубам.
     - Отэто чума ! Так у меня здесь медвежатник  знакомый  на  малине
 отлёживается !
     - Аа-аа !  Знаю я его - он корову у нас ,стервоза,  задрал на той
 неделе !!
     - Фильтруй базар , чувиха ! Та он никада бы на мокруху не пошёл !
     - Засохни, лушпайка ! Баба Маня зря трепаться не любит !
    Для убедительности бабушка смачно  высморкалась Толяну  на  правый
 валенок.
     - Я круто помню - на той неделе, во вторник, как только мне крышу
 поставили на сарае, так эта зверюга Бурёнку-то нашу и завалила !
     Толян насторожился.
     - А чё , бабка , крыша у тебя теперь крутая ?
     - Та просто вилы !  Я до сих пор офигевшая !  Мне щас воще всё по
 шарабану !  А без крыши-то лажово было !  Бабки-то мои чуть от холода
 не загнулись !
     - А шо , бабок шо ли немеряно у тебя ?
     - Чувак , та я кричу ! Прикинь - просто девать некуда !
    Толян поперхнулся.

                                - 15 -

     - Бабка, а у вас в селе все тут такие навороченные ?
    Старуха подбоченилась, глаза засветились - Толян понял что ее сей-
 час прорвет. И угадал.
     - Ты шо,  молокосос, припух ? Думаешь, шо за бабу Маню в этой ко-
 нюшне тебе нихто пасть не порветь? Да у меня усе село самогоном повя-
 зано! Щас своих орлов подниму - они ж тебя , отрыжку перестройки , на
 край геограхвии загонють! Пойдешь у  Большие Запоры  свиней пасти , а
 там их полное село ...
    Видимо, во взбаламученной новизной ситуации старой башке от натуги
 переключился какой-то рычажок, потому что старая сделала шаг вперед и
 продолжила еще горячее, но несколько в ином ключе:
     - Конница - рысью, шашки наголо! Дадим отпор усем агрэссорам, по-
 сэссорам и компрэссорам! Рать поднимается неисчислимая, сила появится
 несокрушимая, и на заре ты ее не буди - тебе ж , козлу , хуже будить!
 А ну стой там, иди сюда! Как стоишь , скат-тина ! Шо ты топчешся ? Шо
 ты топчешся, как свинья в берлоге ? А ну стройся , гад , в шеренгу по
 одному ...
    Толяну стало скучно.  Он приподнялся, взял бабку за плечо, развер-
 нул ее и легонько подтолкнул в спину. Распевая во все горло "Вставай,
 страна огромная - иначе всем кранты" бабка замаршировала через лужу ,
 остервенело размахивая балалайкой.
    За спиной у бизнесмена что-то заварнякало утробным голосом. Толян,
 крякнув, скинул с плеч двадцатикилограммовый тюк, на котором облупив-
 шимися позолоченными буквами было накорябано  " ПЕЙ-Д-ЖЕРЪ.  МАДЕ  ИН
 ЖАПАН", достал из-за халявы валенка кривую заводную ручку и , вставив
 ее в гнездо таинственного аппарата, начал с натугой вертеть. Несколь-
 ко минут были слышны только скрип, матюки и какое-то лязганье,  затем
 на свет божий выползла лента хорошей  финской  туалетной бумаги с ка-
 ким - то текстом на ней , после чего в аппарате  что-то грохнуло и из
 всех его щелей повалил дым . "Япония, твою морду ...", - ругнулся То-
 лян, и,  быстренько  скинув пиджак,  накинул его на агрегат.  Судя по
 пятнам гари на пиджаке, последнему это было не в новинку.
    Размотав слегка подгоревшую бумагу, Толян прочитал:
  "Пейджеръ - газета "Новости в натуре", N 32455443-1433/55F-BIS
   Сегодня в номере:
    1. Новые веяния в селе Красная Сыпь.
    2. ПГТ Большие Запоры: стихия разбушевалась ...
    3. Шаровая молния в г. Кривоплюйске.
    4. Новостройки нашей округи.
    5. Все флаги в гости будут к нам!
    6. Спички - не игрушка !
    7. Культурная жизнь района.
    8. Объявления.
    9. Разное.
     ************************************************************
    1. _ Новые веяния в селе Красная Сыпь ..
       Широко известный всем красным сыпнякам своей творческой натурой
     и разносторонними знаниями дед Задрыга был в прошлый четверг бук-
     вально на  волосок  от эпохального открытия,  так как ему удалось
     завершить долгую цепь мучительных для его односельчан эксперимен-
     тов и получить, наконец-то, впервые в мировой практике - в домаш-
     них условиях, дезодорант для крупного рогатого скота! К сожалению,
     испытание пробной партии привело к массовым народным волнениям, и
     в дело вынуждены были вмешаться силовые структуры. Мир его праху!
    2. _ ПГТ Большие Запоры: стихия разбушевалась ...
       Народный большезапорский знахарь Кузьма Гербалайфович Гробовщи-
     ков, раздраженный  отсутствием  эффекта  от  вновь  изобретенного
     средства для повышения потенции , которое он , как истинный гума-
     нист, испытывал на себе невзирая на свой девятый десяток ,  вылил
     ведро зелья в речку . К сожалению , в  нескольких десятках метров
     вниз по течению находился скотный двор . Сейчас ПГТ Большие Запо-
     ры представителями местного самоуправления объявлены закрытым го-
     родом , доступ оставлен только научным экспедициям и представите-
     лям Общества Любителей с животными (последним - за бабки) . Ходят
     слухи, что весь городской бюджет будет пущен на моральную реаби -
     литацию мэра , который не смог убежать от десятка заинтригованных
     быков - говорит, что ногу подвернул ...
    3. _ Шаровая молния в г. Кривоплюйске.
       Коренной кривоплюец  Хосе-Мария-да-Сильва Степанович Раскудрит-
     ропидопулос, известный в городе электрических дел мастер,  соору-
     дил дома кустарным методом мощный аккумулятор , работающий на то-
     матной пасте и дрожжах и замечательный тем,  что последний, абсо-
     лютно на шару, может садануть молнией в любой материальный объект,
     находящийся от него  в  радиусе пяти метров. Счастливый изобрета-
     тель ищет (за умеренную плату) нематериальные объекты для продол-
     жения испытаний.
    4. _ Новостройки нашей округи.
       Заложен первый камень в фундамент Международного Центра нетра -
     диционных единоборств в селе Печкино. Местные энтузиасты собира -
     ются сделать упор на хорошо известный в наших местах  стиль "пья-
     ный кулак". Будет там и кафедра русской речи, которая является,по
     словам основателей, надежным оружем массового поражения и прекра-
     сным средством психологической разрядки..."
    Услышав название  "Печкино",  Толян  мечтательно  заулыбался.  Ему
 вспомнилась одна из его блестящих, как всегда, финансовых операций,во
 время которой удалось  сменять  партию  больных туберкулезом коров на
 партию  дырявых ведер с доплатой ; доплату дали , правда , фальшивыми
 деньгами , но опытный бизнесмен  всучил их местному лавочнику в обмен
 на партию ливерных пирожков от Кардена ... Пирожки Толян загнал Печ -
 кинскому дому престарелых, а когда среди старушек  начался мор, при -
 крылся липовой справкой о невменяемости .  Судья читать  не   умел, и
 ему поверили на слово.
    Встряхнув головой и изгнав сладкие воспоминания, Толян продолжил:
 "  5. _ Все флаги в гости будут к нам!
       Под таким девизом в нашем  уездном  городе планируется провести
      смотр представителей  предпринимательства нашей округи. При себе
      необходимо иметь:
       - тачку (обязательно новую, с двумя ручками и на двух колесах ;
         желательно отмыть от навоза ; разрешены импортные модели , но
         не более, чем с тремя ручками)
       - телку (желательно, двух- или трехлетку, с хорошим выменем; ес-
         ли в процессе эксплуатации появились рога - СПИЛИТЬ!)
       - пейджер или сотовый телеграф  ( только, ради Бога, не тащить с
         с собой еще и пчел!)
       - малиновый пиджак ;
       - малиновый ватник ;
       - белые валенки ( только "Саламандра!" )
       - кружку, ложку, котелок.
       В программе смотра: марш-бросок на шестьдесят километров с барь-
      ерами, показательные выступления  по скоростному и фигурному вож-
      дению тачки, бал-маскарад и танцы до упаду.
    6. _ Спички - не игрушка!
       Девятисотую попытку отравиться спичечной серой предприняла Флег-
      мона Степановна Зеленая , одна из  бывших  жительниц села Светлая
      Топь, и мы с радостью сообщаем - ЭТА ПОПЫТКА УДАЛАСЬ! Юбилярша до
      самого конца находилась при полной памяти и со слезами  на глазах
      благодарила  корреспондентов  нашей  газеты  за беспристрастное и
      честное освещение ее беспощадной борьбы с продукцией местной спи-
      чечной фабрики.
    7. _ Культурная жизнь района.
       За минувшую неделю в городе силовыми  структурами отмечены сле -
      дующие культурно-массовые мероприятия:
       - грабежи со взломом --------------- 28
       - драки со взломом   --------------- 28
       - поджоги со взломом --------------- 28
       - изнасилования со взломом --------- 28
       - убийства со взломом -------------- 28
       - разбои со взломом ---------------- 28
       Раскрыто преступлений: 100%. Пойман взломщик Муслим Муслимович -
 прямо на праздновании своего 28-летия !"
     Бегло просмотрев  объявления,  в  разделе "Разное" он обнаружил  и
 послание к себе: кореша из Новых Матюков приглашали его на презентацию
 новой импортной установки по перегонке речной воды  в этиловый спирт с
 участием сахара и дрожжей ; обещали водку и баб.
     Толян задумался ,  машинально  теребя  на груди поплавок отличника
 Оксфордского университета, в который он поступал девять раз и окончил
 с отличием уже через два месяца после поступления, причем ректор, ста-
 рый лорд и пэр Англии, обещал лично от себя  десять  миллионов  фунтов
 стерлингов в обмен на письменное обещание никогда не подходить к Окс -
 форду ближе, чем на двадцать километров. Но Толян любил свободу и от -
 казался ...

                           -      16      -

     Но пэр тоже любил свободу и настаивал.  Конфликт  двух  любителей
 свободы достиг своего опупея, и дело запахло керосином, но пэр к тому
 времени в домашних условиях настоял-таки весьма оригинальственную на-
 стойку.  А так как старик в своё время получил по шнобелевской премию
 за ряд работ на тему "Влияние исскуственых  радионукклидов  на  прог-
 рес энуреза и злокачиствиново моразма в условийях явного регреса  ин-
 лектоф у подопытных" , предрешить  заранее исход борьбы  титанов было
 практически невозможно.
     Несколько недель  ,  несмотря на регулярно подсыпаемые лордом по-
 рошки, Толян регулярно посещал университет и грыз  гранит  науки,  то
 есть спал на лекциях,  приставал к девкам на практике , а в остальное
 время дрался с преподавателями русского языка.
     Недоумевающий профессор  увеличивал  дозу,  но  достигал  эффекта
 только в первом пункте - Толян стал жутко мочиться через каждые  пять
 минут. Единственный  человек,  не только не испытывающий при этих вы-
 ходках (вернее выливках) никакого дискомфорта, Толян, даже получал от
 этой  новой  способности организма своего рода эстетическое наслажде-
 ние. Отчаявшийся вкрая лорд уменьшил дозу и увеличил сумму до двадца-
 ти миллионов. Толян неожиданно согласился , но с условием немедленно-
 го получения на руки всего оставшегося у пэра порошка. Об этом в своё
 время писала "Злопукин Кроникл" , поэтому в четырнадцатой главе Толян
 появился в тщательно разработанном , утончённом гриме - половину лица
 он усердно  покрыл толстенным  слоем  мазуты,  закосив тем самым свой
 имидж прямиком под Джорджа Майкла, известного по деревне барда.
      Итак , вернёмся к нашим баранам ...
     Толян осмотрелся и ,  для разминки ,  отвесил затрещину  чьему-то
 сопливому мальцу,  весело  ковыряющемуся в здоровенной куче  коровье-
 го ...

   Стоп! Чувак,  я конечно понимаю, что повторенье - мать ученья, но
   взять и нагло содрать целый кусок текста у соавтора ...

   Ладно ! Щас исправим !

     Толян совершил ряд круговых движений головой, сопровождая их ска-
 нированием окружающей его действительности путём сокращения  зритель-
 ного нерва. В процессе выполнения вышеописанного манёвра им был обна-
 ружен индивидуум  типа "МАЛЕЦ".  Субъект  проводил , по видимому, ла-
 бораторный анализ весьма подозрительной консистенции. Данная субстан-
 ция выделяла долгий и устойчивый,  неповторимый миазм, и представляла
 собой лепёшку  типа  "КОРОВЬЯ".  Под  обонятельным органом "МАЛЬЦА" в
 обильных количествах и определённо отменного качества  собирался  ки-
 тайский конденсат  подкласса  "  СОП ЛИ ".  Эта пикантная особенность
 вызвала у Толяна в подсознании бурю отрицательных эмоций,  и юный хи-
 мик был удостоен воспитательным фактором Толяновского кулака.
     " Эх, тоска-то какая !",- воскликнул Толян.
     Где-то в  селе  во всю мощь грянул сборный хор старушек ,  дикими
 голосами выводящих сложнейшие вокальные трели. Звучал гимн Злопукино-
 народная песня "Про гопников" в исполнении автора :

   " Там вдали у реки
     Загорались огни
     Это хиппи костры поджигали ...
     Сотня юных бойцооо-оов
     Люберецких козло-оо-ооов
     На разведку туда собиралась ...
        Они молча ломились
        В ночной тишине
        Кирпичи в карманах поправляя ...
        Вдруг вдали у реки-ииии-иииии
        Заштыняли носки-ииииии -
        Это панки под кайфом лежали !
     И без страха отряд
     Ломанулся назад
     Чем попало носы зажимая ...
     Гопник вдруг молодооооо-ооой
     Поник лысой башкооо-ооооой
     Спазмы пищи в желудке сжимая !
        Он упал у куста
        Молодой конопли
        И тошнил на жуков и мурашек ...
        И его братаныыы-ыыыыыыыы
        Рядышком прилеглии-иииии-ии
        Среди горок коровьих какашек !
     Там вдали у реки
     Уж погасли огни -
     Неформалы спалили все спички !
     И качки поднялииии-иииииись,
     И домой побрелиииии-ииии...
     И на них сверху капали птички ! "


                                - 17 -

     "Надо войти в село!",- решил Толян, хотя, если честно , этого  не
 не слишком хотелось . Встреча  с агрессивно настроенной  злопукинской
 бабушкой несколько выбила предпринимателя из колеи, и он не знал , на
 что или на кого он еще сможет нарваться. Но отступать было не с руки,
 и Толян бодро зашагал по окраинной улице села, разгоняя пинками тусо-
 вавшуюся по лужам молодежь и раздавая тумаки  копошащимся  под ногами
 свиньям интересного ядовито-желтого окраса. Свиньи огрызались, рычали
 и лаяли, а одна, у которой на боку была написана цифра "13", даже по-
 пробовала тяпнуть его за ногу.
      Деревня выглядела крайне интригующе, а народ в ней поголовно за-
 нимался чем-то непонятным. В одном из дворов какой-то  высоченный ду-
 рило скакал по двору  с шестом наперевес; шест , видимо , жутко мешал
 прыгать , но последнего это не смущало. Во дворе напротив  двое мужи-
 ков, одетых в одинаковые рваные фуфайки с номерами на спине ,  разва-
 лились на зарослях зеленого лука и лениво постреливали из рогаток по
 бутылкам, которые взлетали над покосившимся  сараем  в  другом  конце
 двора. Иногда бутылки падали в то место, откуда были выброшены, тогда
 оттуда доносился звон стекла и непечатные выражения. Толяну  пришлось
 отпрянуть в сторону, когда мимо него с  гиканьем и свистом пронеслась
 ухмыляющаяся толпа оборванцев, которая гналась за лысой бабкой в иди-
 отском наряде и с невероятно простым и до мути доброжелательным выра-
 жением лица. В руке бабка держала стеклянную бутыль с чем-то ядовито-
 коричневым. Но изумление последнего достигло предела,  когда он вышел
 на центральную площадь села.
      На площади копошились две громадные,  шевелящиеся кучи.  В одной
 из них толпа мужиков в одних портках откручивала друг другу руки, но-
 ги и  все  остальные органы.  Вокруг них бегал с секундомером шустрый
 старичок в новом ватнике, на котором кто-то дегтем или чем-то другим,
 не менее вонючим,  нарисовал продольные черные полосы. Судя по жести-
 куляции, он что-то энергично подсказывал народу. Заинтересованный То-
 лян подошел поближе и стал слушать:
   - Ты на глаза, на глаза ему давани!
   - Васька, рот ему раздери до ушей, лапоть! Ну и шо , шо  кусается ?
     Ты руку ему в пасть засунь подальше - от и не укусить ...
   - Идиот! Тебе ж сказали "давануть" на глаза, а не "выдавливать" !
     Шо я теперича Петровичу скажу ?
   - Пусти ногу ему! Шо-"побеждать нада"! Побеждать ему нада ! Ты ему
     ногу уже за спину завернул, балбес ...
   - Убери колено с горла! Убе ... Шо значит "я чуть-чуть" ? У него ж
     глаза вылезли!  Блин, олимпеада ишшо не началась, а он развоевал-
     си... Сам хоронить будешь, придурок ...
       Внимание Толяна привлекла  вторая  куча.  Около  двух  десятков
 крепких мужиков, одетых в бабьи юбки и валенки на босу ногу, с остер-
 венением нападали на какого-то дядьку на  протезе,  который,  однако,
 чувствовал себя в этой свалке довольно уверенно - от его ударов мужи-
 ки так и сыпались. Толян нахмурился. Он вспомнил, что целых два меся-
 ца назывался  джентельменом,  и  решил  восстановить  справедливость.
 "Двадцать на одного - многовато будет",- решил он,  поддернул  рукава
 пиджака, скинул  пейджер  и решительно полез в кучу.  Через несколько
 секунд, получив валенком по морде,  коленом под дых и  несколько  раз
 локтями по  ребрам,  он вылетел оттуда,  и,  откатившись на несколько
 метров, присел передохнуть ...
       Чем Толян с удовольствием занимался в Оксфорде, так это боксом.
 Что это такое, он узнал уже на первой неделе своего обучения, когда с
 пьяных глаз  пристал в университете к бабушке из гардероба.  Ее мужу,
 из которого песок сыпался,  по внешнему виду,  уже лет тридцать,  это
 шибко не понравилось,  он, вызвав Толяна с очередной лекции по эконо-
 мике в условиях вечной мерзлоты,  отвел его в сторонку и начал что-то
 титровать строгим, размеренным голосом. Толяну, который английский не
 учил из принципа,  это скоро надоело - он решительно отодвинул деда в
 сторону и замахнулся...  Очнулся он через полчаса в больнице. Припом-
 нив, что у деда на момент конфликта в руках ничего не было, он, выйдя
 из больницы, отыскал того и упросил давать ему уроки.
       Когда руководству университета надоело ходить  в  синяках,  они
 решили устроить  Толяну матч с чемпионом Англии (не без задней мысли,
 разумеется). Толян перед матчем как следует поддал для храбрости, ра-
 зогнал судебную  бригаду  и зрителей,  а чемпиона,  который попытался
 спрятаться в гардеробной, долго гонял вокруг пустого зала пинками под
 зад...
    ...Петрович, который, среди всех своих хлопот по устройству счаст-
 ливой и  наполненной событиями жизни для односельчан, наконец, выбрал
 время для тестирования сельской сборной по таиландскому марафону, был
 немало удивлен увиденным. Какой-то чудило в красном пиджаке,  позоло-
 ченных валенках и с заляпанной солидолом рожей ,  в самый разгар тре-
 нировки вломился в тренировочный процесс.  Когда его оттуда вышвырну-
 ли, он предпринял вторую попытку,  в процессе которой уложил  за  две
 минуты половину  состава сборников и начал пробиваться к Петровичу со
 счастливой улыбкой на губах, пытаясь , в то же время, что-то сказать.
 Петровичу было жутко некогда, и поэтому он встретил незнакомца прямым
 ударом ноги в живот,  в надежде потом разобраться, что к чему. Незна-
 комец проворно увернулся,подскочил к барину и протянул ему правую ру-
 ку. Петрович,  припомнив, что с рукопожатиями передается всякая зара-
 за, решил  не  контактировать  с пришельцем и саданул того  пяткой  в
 колено. Агрессор открыл перекосившийся рот,  пытаясь что-то,  видимо,
 сказать в оправдание своего загадочного поведения,  но Петрович успел
 забить ему туда свой заслуженный протез ...
       Присев над  поверженным  незнакомцем,  помещик ласково похлопал
 того по щеке.  "Крепкий парнишка!",- мелькнуло в голове у  Петровича.
 "Десяти моих дуроломов стоит - как пить дать!  Ничего,  очнется - за-
 вербую в команду, а не будет вербоваться - еще вломить прийдется..."

                           -     18      -

    "Крепкий дедуля  !",-подумал  Толян и окинул  Петровича профессио-
 нальным взглядом. Ему снизу хорошо были видны  все достоинства гордой
 фигуры помещика - три волевых подбородка, один  другого волевее; кри-
 вые, одно другого кривее, но очень шустрые уши, в  процессе спарринга
 сбивающие  своим   отвратительным  хлопаньем с толку , а иногда  и  с
 ног ,  всех нападающих в радиусе трёх метров; раскосые , одно другого
 раскосее, глаза, светившиеся шизофреническим взглядом; и яростно раз-
 дувающиеся ноздри, одна другой яростнораздувающиесесее.
    " К тому же симпатичный !",- заключил Толян.
    " Ничего, вот очнусь ,",- мелькнуло в его  голове,- " завербуюсь к
 нему в команду, а то ещё не так вломят !"
     А в  это  время  далеко за селом Ульяна всё сильнее отрывалась от
 преследователей. В марафоне старушка знала толк,  что и говорить ! На
 бегу она не отвлекалась на такие мелочи, как мельтешившие под сильны-
 ми ногами курицы и понаставленные где не попадя  телеграфные  столбы.
 Она мчалась подобно стаду яростных слонов-маразматиков.  Подобно аме-
 риканским коммандос,  которые в свою очередь сняли эту фишку у нашего
 национального героя  - Винни-Пуха,  Ульяна во всю свою не раз лужёную
 глотку распевала свою походную боевую песню . Даже самый неискушённый
 меломан, услышав её,  сразу бы понял, что  Капитан  Джэк по сравнению
 с Ульяной просто отдыхает ! Вот эта песня :

     Тили-тили, трали-вали,-
     Это вам не гоголь-моголь !
     Тутти-фрутти, ёлы-палы -
     Это не хухры-мухры !
                Чики-брыки, ёксель-моксель -
                Это чуни, это муни ;
                Тыры-пыры кубик-рубик -
                Это Вам не ё-моё !
     А вот хмели и сунели,
     Тары-бары-растобары -
     Хоть не крибле и не крабле,
     Но ещё туда-сюда !
                Между прочим хали-гали
                Тоже ведь не цацка с пецкой !
                Это знает даже каждый ,
                Вот ! И окромя всего
     Даже Ленин и Ульянов -
     Тот же шишел, только мышел,
     Тоже как бы сюси-пуси,
     Да не Салтыков-Щедрин !
                Даже хара будет кири !
                Буги-вуги с кока-колой !
                Чито-брито-маргарито
                Шито-крыто цаб-цабэ !
     Супер-пупер ! Аты-баты !
     Оба-на ! Каляки-шмаки !
     Вообщем каша, блин , малаша !
     Ча-ча-ча . Павлин-мавлин !!!

     Так, грозно распевая ,  неслась неугомонная бабуленция , не забы-
 вая при этом для тренировки оставшихся мышц совершать круговые движе-
 ния вокруг  своего как бы туловища тяжелым бутылем самогону.  Смерка-
 лось ...
     А в деревне всё шло своим размеренным чередом .  Самый образован-
 ный муж Злопукино - Стыцько Куролесов по кличке " Академик ", единст-
 венный интеллектуал на деревне, имеющий за своими остроугольными пле-
 чами два класса образования  в сельско-приходском интернате для боль-
 ных интернетом,  ходил  по  дворам и абсолютно безвозмездно ( то есть
 даром ) выгребал многочисленным желающим помойные  ямы.  Выполнив  за
 два часа  неблагодарной  работы  норматив  мастера с понтом по классу
 академической гребли, он слегка перепрофилировался , без особого нап-
 ряга в  тот  же  вечер сдал на второй взрослый разряд по классу " То-
 лкание и Кидание " и тут же толкнул его Яшке Молдавану за два кармана
 самосада. Заодно с новой ямой, он выгреб  у  деда Феофана из  кармана
 всю полученную от продажи в сельпо двух Пентиумов деньги.
     В двенадцать часов ночи Толян открыл левый глаз ...

                                - 19 -

     В этом  месте  авторам очень хочется сделать небольшое лирическое
 отступление. Непонятно,  правда,  на кой оно тут сдалось и что вообще
 это такое,  но,  во-первых,  другие  его  делают  - а чем мы хуже,  а
 во-вторых, мы - авторы, и оставляем за собой право нести на страницах
 этой повести любую ахинею, какая прийдет нам в голову.
     Наше произведение получило определенную прессу. Пресса разная. Мы
 с удовольствием опубликуем отдельной главой все хвалебные и бравурные
 высказывания на наш счет. Нам нравится, когда нас хвалят, потому, что
 это справедливо. Что касается недовольных, то мы решили посы... отсы-
 лать их всех к приложению к нашей повести, состоящему из рис.1, кото-
 рый мы до сих пор не можем распечатать ввиду некоторой непристойности
 оного. Авторы торжественно обещают продемонстрировать его живьем  лю-
 бому любителю докапываться до сути.
     О сюжете.  Сюжет у нас закручен до того лихо,  что мы уже сами не
 понимаем, что за чем должно следовать,  и в это вопросе Чейз и Гарри-
 сон просто сынки.  В этом нас не переубедить, а кто не согласен - см.
 рис.1.
     О персонажах.  Нам очень нравятся наши персонажи,  и мы планируем
 ввести их в произведение бесчисленное множество. Тут мы - всему голо-
 ва, и делать с ними мы можем все,  что захотим.  Позтому,  если вы не
 хотите, чтобы  мы  согнали  их всех в полуразрушенный свинарник и по-
 дожгли его,  а оставшиеся 349 глав посвятили описанию волнующих прик-
 лючений единственного оставшегося в живых кабана, обратитесь к рис.1.
     О фабуле. Мы против фабулы. Быть может, потому, что слово не нра-
 вится, а может,  потому, что не знаем, что это такое ... В общем, см.
 рис.1.
     О воспитательном значении произведения.  Наш опус содержит бездну
 полезного и нужного.  В этом вопросе до нас явно  недотягивают  такие
 шедевры человеческой  мысли,  как "Война и мир",  "Красное и черное",
 "Волк и семеро козлят",  "Курочка и Ряба" и др.  Конечно,  дотошный и
 эрудированный читатель может корректно и аргументированно с нами пос-
 порить, но лучше пусть обратится к рис.1.
     Единственное замечание от критиков можно принять без огворок, так
 как авторы, пусть и неохотно, должны признать его справедливым:
 -  ЧТО-ТО ОНИ У НАС СЛИШКОМ РАЗВЕСЕЛИЛИСЬ ...
   ...Итак, в двенадцать часов ночи Толян открыл левый глаз.  Он сидел
 в большой луже,  один, посреди площади. Жизнь в деревне уже давно за-
 мерла до утра,  только в домах лиц, пострадавших при подготовке к ве-
 ликому празднику спорта раздавался тихий вой, да и тот какой-то дели-
 катный, уютный,  домашний,  что ли ...  Над селом висела ухмыляющаяся
 рожа луны,  которая с тупым безразличием освещала распатланные крыши,
 покосившиеся ставни,  заборы,  грозящие рухнуть в любую минуту. В ка-
 ком-то дворе гавкнула собака, но подавилась слюной и заглохла навсег-
 да... На недобитого ночного мотылька из последних сил спикировала ле-
 тучая мышь, но промахнулась, ударилась оземь и осталась лежать непод-
 вижно. Рядом с Толяном в луже что-то заворочалось.  Поскрипывая пере-
 ломанными ребрами ,  Толян решил посмотреть, что произошло, но оперся
 на сломанную руку и с жалобным воем плюхнулся назад,  в  воду.  Краем
 глаза он  успел заметить,  что рядом с ним в луже лежит свинья чудной
 фиолетовой окраски.  Судя по доносившимся от нее  звукам  и  запахам,
 последней было явно нехорошо.  "Помереть бы!",- захлебываясь от слез,
 подумал Толян и уцелевшей рукою приставил к виску пейджер ...
     Ну как, читатель, круто? Неужели такое можно писать в тот момент,
 когда государство ...  А,  впрочем,  какая тебе,  читатель, разница ?
 Вместо того,  чтобы  каждый день,  открывая газеты,  включая ящик или
 просто заглядывая в кошелек, смотреть на рис.1, сиди и читай - не все
 ж тебе на фазендах гробиться или квасить, как в последний раз . А что
 касается стиля - можно и по-другому. Сейчас все можно.

                               - 19.1 -

     ... Когда Толян открыл свой левый глаз,  то не увидел перед собой
 вообще ничего.  Усиленно  поморгав ,  пораскинув мозгами и сопоставив
 свои умозаключения с непрерывным бульканьем,  доносящимся  из  района
 ноздрей , он пришел к нескольким интересным выводам:
   1. Ему выбили левый глаз и окунули нос в емкость с водой;
   2. На улице безлунная ночь, а бульканье ему только мерещится;
   3. Он схватил настолько сильный насморк, что ничего не видит.
     Критически взвесив и рассмотрев свои выводы,  Толян решил немного
 поспать, поскольку для проверки любой из версий нужно было, как мини-
 мум, открыть правый глаз, а делать это крайне не хотелось.
     Разбудил Толяна истошный рев кабана где-то  совсем  рядом.  Толян
 машинально отжался на руках и обнаружил,  что всю ночь провалялся ли-
 цом вниз в большой илистой луже.  Помянув добрым  словом  старика  на
 протезе (тот,  когда уходил, отечески шлепнул Толяна ребром ладони по
 седьмому шейному позвонку,  отчего Толян сразу и  вырубился,  точнее,
 врубился мордой в эту грязь),  наш юный герой осмотрелся, выковыривая
 жижу из всех отверстий в черепе,  и обнаружил в этой же луже,  в трех
 шагах от  него,  превосходный  экземпляр местного кабана благородного
 защитного цвета с тоскливым и каким-то  задумчивым  выражением  лица,
 который периодически  испускал заунывные вопли на частоте 1250 Гц  со
 звуковым давлением около 150 децибел.  "Во шпарит!", - подумал восхи-
 щенный Толян. "Ватт семьсот выдает - не меньше", - решил он , подойдя
 к кабану и отвешивая ему доброжелательный пинок в район плотно прижа-
 той к земле кормовой части. Кабан укоризненно посмотрел на агрессора,
 с видимой неохотой поднял зад из лужи,  расправил  заляпанные  грязью
 крылья и тяжело взлетел,  направляясь на все четыре стороны. Проводив
 глазами разлетающихся крестообразно кабанов,  Толян подошел на  место
 происшествия  и поковырял  носком валенка место взлета. Там ничего не
 было. "Чего ж он орал, как Фредди Меркьюри?",- озадаченно подумал То-
 лян, сел  в  лужу  и  принялся размышлять.  Но размышлялось как-то не
 очень, все время чувствовался какой-то дискомфорт,  и, наконец, пода-
 вив в себе несколько воплей на частоте 1250 Гц,  Толян сообразил:" Да
 ведь этот недоумок на яйцах сидел!"...
     Да, читатель, да! Пришло время говорить народу правду! Мы, конеч-
 но, понимаем, дорогой читатель, что большинство народонаселения нашей
 геоэтнографической зоны  было найдено после 1917 г в капусте,  заква-
 шенной по последнему слову партии, и ничего с этим не поделаешь. Воз-
 можно, аист  и  несколько  лучший вариант,  но лично я, как  соавтор,
 этих носатых и горбатых тварей не перевариваю и давно уже предпочитаю
 размножаться естественным путем.  Да здравствует здоровая эротика (по
 одной хлебательной ложке 3 раза в день до еды)! А кто не согласен, ...
     ...Приведя себя  в  физиологический  порядок путем занятия верти-
 кального положе ... Короче, Толян вылез из лужи, как мог, отряхнулся,
 одел замызганный и обшворканный до малинового цвета пиджак под нижнее
 белье (чтобы грязь в глаза не бросалась) и  пошел  искать  вчерашнего
 крутого инвалида.
     Село активно пробуждалось.  По улицам забегали ребятишки,  весело
 швыряя друг в друга сюрикенами и томагавками;  по дворам замычали вы-
 гоняемые на пастбище куры; прямо посреди улицы с неба плюхнулся кабан,
 держа в клюве буханку хлеба, что-то возбужденно чирикнул утробным го-
 лосом и поскакал под забор - разбираться с добычей.  Во дворе  справа
 какой - то дед с энтузиазмом палил из старой, ржавой берданки в паца-
 ненка ,  залезшего в его сад,  а тот, весело хихикая, снимал кольцо с
 противопехотной гранаты.  Из  двора напротив вышла похоронная процес-
 сия; уже пьяный гармонист что-то наигрывал на порядком изношенном са-
 унд-бластере в стиле "Bad Boys Blue",  бабы хихикали,  покойник мочил
 вприсядку, невзирая на завернутую за спину ногу...  "Где-то я его уже
 видел !",-  подумал  Толян ...  и не заметил,  как к нему тихим ходом
 подкрался жилистый мужик с торчащим из спины топором,  сгреб могучими
 лапами, дохнул  перегаром (отчего у Толяна наполовину вырубилась под-
 корка), и, требовательно глядя в глаза, просипел зловещим голосом:
 - Слышь ты, недоносок! А ну-ка дай мне в морду, и побыстрее!
     Обалдевший предприниматель,  не желая  спорить  с  таким  бугаем,
 мгновенно исполнил требуемое. Встав с земли и изумленно помотав голо-
 вой, тот авторитетно заявил:
 - Сотри ты,  пацан вовсе,  а долбанул,  как наш барин! А ну, ногой по
 ребрам! А теперь - головой в живот,  и разбегись пошустрее,  лишенец!
 Гммм-охх...Да ты не такой дохлый, как на вид кажисси ... А ну-ка, бе-
 гом поднял энтот кирпич - и по темечку! да не себе, а мне, дубина!
     Очумевший Толян начал тихо пятиться.  Мужик это заметил, и ноздри
 его уже начали раздуваться от праведного гнева, но из проходящей мимо
 похоронной процессии сквозь музыку донеслось:
 - Эй ,  Акафест ,  кончай пацаненка тиранить ! Пойдем лучше с нами на
 кладбище, мы тебе там лопатой по горбу дадим !
     Обрадованный мужик припустился вслед за процессией,  мелькая, как
 маятником, ручкой торчащего между лопаток топора ...
     "Это не деревня, а просто чума!",- подумал юный бизнесмен, прово-
 жая взглядом улетающую,  видимо, в теплые края, чью-то крышу. "Где же
 энтот гадский дед ?"

                         -       20        -

     " Сам ты просто чума !",- подумала обиженная деревня.  " А  энтот
 гадский дед за пригорком добрым людям крыши срывает !"
     Так оно и было.  За пригорком происходил 3-й сход  управленческих
 структур. Вокруг огромного стола с явной претензией на круглость соб-
 рались шишки Злопукино. Петровича с ними не было...
     Выступал Борис Ёлкин - отставной хорунжий женсовета.
     - Расияне ! Я ... вчира ... составил ... ну ... этот ... ...
     как ево ... указ, понимаишш составил я ... И согласна этому указу
 каждый житиль Злапукина дол-жин !.. а-аабязан, панимаиш , дол-жин ми-
 не триста рублёв !
     Доклад прервал сынишка местного адвоката Вовка Жиряковский  -  не
 по годам несмышлёный пацанёнок:
     - Шо вы этово тупера слушаете, та он же тормоз, однозначно !
     Вовка швырнул Борису гранёным стаканом в харю.  Ёлкин увернулся и
 стакан угодил на лысину Мишке Горбунковскому, но тот  не проснулся...
     - Когда я буду президентом,  а я буду президентом - это однознач-
 но, никаких указов не будет воще!  Мы будем жить очень круто ! Мы бу-
 дем мыть свои валенки сугубо в Тихом Океане , и мне от души наплевать
 сколько арабов мы замочим водой по пути к нему ...
   Вовка действительно демонстративно харькнул в Ёлкина, тот увернулся
 и темный сморчок приземлился, вернее прилысинился, на  голову  Мишке.
     На этот раз Горбунковский не вытерпел и проснулся:
     - Ну это, товарищи, уже слишком ! Мало того, шо , как говорится ,
 спать не  дают,  так ещё и анархию тут развели.  Надо с этим,  надо с
 этим кончать,  товарищи, и пора бы, пора бы уже  начать  жить по  но-
 вому !  Вот мы с Райкой Максимильяновной начали ...  Ведь шо главное,
 товарищи ?  Я считаю, шо главное начать, и я думаю, шо выражу, шо вы-
 ражу общее мнение, товарищи !
     В дискуссию вступает Саня Лебединский,  на днях громогласно  про-
 возгласивший своё  повышение по службе - из генерала-майора он произ-
 вёл себя в генерала-генерала:
     - А я считаю так :  ррряз, ррряз, ррррряз - два -  ттри , левой ,
 левой !!!!!
  (Горбунковский,поправляя очки):
     - Так, вы по процедурному вопросу ??? Тогда обождите !!!
  (Жиряковский,навязываясь в драку):
     - Та шо ты нам рот затыкаешь ! Козёл ты, козёл однозначно !!!
  (Ёлкин,встав и нахмурясь):
     - Расияне ! Злопукяне !!! Не нада, панимаишш, ругаться !
  (Лебединский,посадив Ёлкина и маршируя):
     - Рряз ! Рряз !! Песню запеее-ее-ВАЙ !!! Саюууз нерушиимыыых!...
  (Жиряковский,тыча пальцем в Лебединского):
     - Та заткнёт кто-нибудь этого профессора или нет ?!!!
  (Лебединский Жиряковскому, басом):
     - Сам ты лодочник !!!
  (Жиряковский Лебединскому,льстиво):
     - Ну, погорячился, Санёк, чё ты ? Налей водички лучше ...
  (Лебединский наливает в стакан воду. Жиряковский берёт стакан и сра-
   зу же выплёскивает его содержимое Лебединскому на табло):
     - Ты  лучше  помалкивай,  а не то это будет твоей последней лебе-
 динской песней !!!
  (Лебединский Жириновскому, утираясь рукавом и сжимая кулаки):
     - Упал, десять раз отжался !!!!!!
  (Ёлкин, втискиваясь между этими двумя искателями консенсуса):
     - Зла-пу-кин-цы!  Ну чево это вы ссоритись как Какашенко с журна-
 листами ! Дав-но, понимаишш, пора по-нять, чтаа-ааа ...
  (Горбунковский,перебивая Ёлкина):
     - Борис, ты не прав ! Ну шо это за слово "злопукинцы", таких сло-
 вов не бывает, Это жи бестактно, как говорится, так бизграмотно гово-
 рить, товарищи.  За красотой речи надо бороться !  Вот я вам щас урок
 правильной речи даду! Даду-даду ! Даду-дадуда !! Даду-даду !!!!!
  (Ёлкин,хватаясь за сердце):
     - #Ё)(*кЕ"+##, мать-перемать !!!
  Все подрываются, хватают Ёлкина и уносят на операцию.
     На пустыре остаётся один Толян. Он медленно хватается за перебин-
 тованную собственными портянками голову и тихо стонет:" Это дурдом!".

                                - 21 -

     Даже не успев как следует прийти в себя, Толян понял, что это еще
 далеко не конец крутой силовой разборки, невольным свидетелем которой
 он оказался. Его юная , но уже достаточно потрепанная в житейских пе-
 редрягах интуиция властно заявила ему , что эту мелкоплавную шушару ,
 развернувшую тут  дикую  активность,  можно выставлять в межволостном
 музее восковых фигур им.  Двухсотлетия освобождения Московского Госу-
 дарственного Университета от М.В.  Ломоносова в качестве подпорок для
 экспонатов. Сердце чуяло , что настоящего хозяина Злопукина и его ок-
 рестностей (инвалид был крут, без сомнения, но ...), настоящего тене-
 вого монстра , этакого паука в банке , ему еще предстоит увидеть. И с
 каким блеском,дорогой ты мой читатель,эти его опасения подтвердились!
     Из-за бугра, куда все потащили Елкина, донеслись какие-то шлепки,
 вздохи, глухие  удары  и через несколько мгновений вся изрядно потре-
 панная кодла (колонной по четыре,  строем и в ногу,  с дистанцией  на
 одного линейного и с песней "Ты не бойся меня,  уркагана!") стройными
 рядами перевалила через бугор уже в обратном направлении и чинно  за-
 няла свои места за столом. Ноздри отцов и детей демократии нервно по-
 дергивались, руки машинально проверяли наличие пуговиц  и  подшитость
 воротничков; Лебединский,  схватив Горбунковского за шиворот, поливал
 тому лысину пятновыводителем, Жиряковский , поставив Елкина по стойке
 "смирно", скупыми , но эффективными тумаками подравнивал тому осанку.
 Все ждали - чего-то или кого-то. И это что-то или кто-то появилось.
     Послышался шорох  осыпающейся под чьими-то ногами сухой земли,  и
 на бугре воздвигся мужик.  Высокого роста,  лысый,  с карими глазами,
 длинным носом и выступающей нижней губой, двигался он, как-то притан-
 цовывая, руки постоянно  совершали  какие-то  движения,  напоминающие
 хватательные. Одет он был в выкрашенную дегтем кожаную куртку и синие
 портки, под курткой определялась линялая  майка,  на  которой  сквозь
 легкий налет  грязи просматривался загадочный рисунок в виде кулака с
 отставленным средним пальцем и надписью "United States off Zlopukino"
 На могучей в некоторых местах груди, на правом и левом лацканах курт-
 ки, на поясе и,  как потом выяснилось,  на спине  болтались  довольно
 большие позолоченные значки, с барельефом Геракла, разрывающего пасть
 турецкому султану и  надписью  вокруг  барельефа  "Serve  &  Protect.
 Zlopukinskaya state  policy".  "Минтяра!",- догадался Толян.  "Сам ты
 минтяра!", - обиженно догадался в ответ  местный  городовой,  любимец
 женщин и пенсионеров, гроза и по совместительству глава местной мафии
 Степка Сягайло ...
     Степка Сягайло был коренным злопукинцем,  несмотря на то, что его
 родители были молдаване и никогда в Злопукино не были, да, к тому же,
 у них  и детей-то никогда не наблюдалось (читатель ,  если ты  можешь
 представить реальный расклад этого феномена - тащи нам, ей-богу,  на-
 печатаем!). Еще  с  босоногого детства в нем проявились такие замеча-
 тельные качества, как хватание чего попало за что попало и задержание
 схваченного максимально долгое время. Варлам Сосипатыч, отнимая у се-
 мимесячного Степки вытащенную из его дома кувалду и упираясь валенком
 в лоб   юному   созданию,   произнес   историческую  фразу.  "Шоб  ты
 сд**, ****,  **** **** ****, ******** * ***** ***** ** **** *****! Не
 иначе - лягавым будет,  когда вырастет!", - сказал он. Степке это за-
 пало в душу,  и,  дожив кое-как до двадцати лет,  он убедил Петровича
 направить его в губернию, учиться на городового. Петрович, которому к
 тому времени уже начали надоедать захваты за что попало и  задержания
 из-за угла по любому поводу,  с радостью согласился и направил Степку
 не в губернию,  а в столицу ("Авось сгинет быстрее!",  - мудро  решил
 он). Далее Степкина жизнь пошла наперекосяк. Прибыв в Москву, ошелом-
 ленный размахом столичного города, он, дабы сберечь психику от разла-
 да, пропил  деньги,  выделенные на обучение и из последних сил присел
 прикорнуть на буфер какого-то вагона, с которого Степку согнали уже в
 Пекине, причем,  что с ним было все те две недели, пока поезд тащился
 по Восточно-Сибирской железной дороге, он абсолютно не помнил ... По-
 болтавшись по  Пекину,  физически ощутив бремя конкуренции со стороны
 местных нищих,  он решил уйти в провинцию,  поближе к народу,  где  и
 набрел на  полуразвалившийся  монастырь,  настоятель которого был из-
 вестным мастером айкидо. Всех своих монахов он уже давно замучил пос-
 тоянными тренировками по выдергиванию рук и ног, и, поэтому, на Степ-
 ку он накинулся с особенным энтузиазмом. Степка, сообразив, что может
 научиться хватать и не пущать,  как никто,  учился охотно,  и, в свою
 очередь, чтобы сделать монахам хоть что-то приятное,  научил их гнать
 самогон из  любого  подручного  материала.  Через несколько лет после
 этого эпохального обмена достижениями культуры  в монастыре было про-
 пито все,  что  имело  хотя бы малейшую ценность и Степка решил уйти.
 Провожаемый рыдающими монахами,  он сел на пароход и отчалил в  неиз-
 вестном направлении, прихватив с собой портативную модель самогонного
 аппарата в качестве платы за проезд ... Дальнейшие похождения бравого
 молодца остаются  тайной.  Злопукинский  историк Варлам Сосипатыч при
 вопросах о них принимает загадочный вид и начинает что-то бормотать о
 гибели "Титаника", первой мировой войне, падении Тунгусского метеори-
 та и Великом Токийском землетрясении, но достоверно известно лишь од-
 но: при  попытке расспросить об этом Степку у того начинается неукро-
 тимая рвота. На родную землю он ступил через восемь лет после отъезда
 в столицу,  со справкой лос-анжелесской полиции о том, что "...Стивен
 Сигал с отличием прослушал курсы по ведению полицейской работы  среди
 населения средней  полосы  России и впредь имеет право работать поли-
 цейским везде,  кроме территории Соединенных Штатов",  которую  гордо
 предъявил Петровичу.  В результате дружеской проверки, которую Петро-
 вич решил устроить новому блюстителю порядка,  рухнула церковь и  три
 новых дома,  был спущен деревенский пруд и разнесена вдребезги старая
 мельница. Когда Петрович,  шатаясь от усталости,  удостоверился,  что
 оппонент еще  держится  на  ногах,  он  был крайне удовлетворен и дал
 "добро" на новую Степкину должность.
     Порядок в селе Степка навел довольно быстро.  Местных "крутых" он
 заставил отчислять себе ровно половину нелегальных доходов,  а вторую
 половину забирал сам, объясняя при этом, что воровать плохо . Местная
 "верхушка" без боя сдаваться не хотела и наняла Акафеста  на  предмет
 поучения нехорошего блюстителя порядка.  После того, как они из камы-
 шей на берегу пруда двадцать минут поналюдали, как Степка глушит Ака-
 фестом рыбу,  единогласно было решено:"Платить!" На следующий день им
 еще и поддал Акафест - за то, что натравили на хорошего человека ...
     ... Степка воздвигся на пригорок,  и,  иронически щурясь, оглядел
 притихших демократов:
   - Лысый, я те чо говорил ? Пач-чему лысина не по форме одежды ? Я ж
 тебе, *****, говорил - выведи это пятно, **** **** ***, тоже, понима-
 ешь, Михаил-Меченый нашелся ! Я тянуть резину в долгий ящик не допущу
 - я ведь тоже - когда нормальный, а когда и беспощадный ! Елкин ! До-
 ложите отделению о теме занятий и составе отделения !
     Елкин торопливо принял подобие "стойки смирно" в исполнении стра-
 дающего геморроем верблюда и торопливо произнес:
   - Граждынин, панимаиш, начальник! Зылапукинскойе... нну, отдиллени-
 йе народной, панимаиш, дружины ...
   - ** **** ****, ******** ***** ... , - раздраженно произнес началь-
 ник, и Елкин торопливо закончил:
   - Ннууу...  для провиденийя строевых, панимаиш, занятий по рукопаш-
 ному бою постройенна! Присутствують усе!
     Степка прошелся вдоль строя,  пристально посмотрел  на  потеющего
 Горбунковского, открыл  было  рот ...  но передумал,  и вновь зашагал
 вдоль строя,  собираясь с мыслями.  Процесс этот закончился быстро, и
 Степка размеренным  голосом попа на проповеди начал излагать тему за-
 нятий:
   - Настоящий  боец  народной  дружины  не имеет право теряться перед
 опасностью. Он всегда должен быть настолько собран,  что его ничто не
 должно застать врасплох;  говоря фигурально,  настоящий мастер должен
 успеть понюхать цветок, написать поэму и порадоваться хорошей погоде,
 а потом уже отбивать кирпич,  летящий ему в голову ...  Всем понятно?
 Горбунковский, повторите!
   - Настоящий мастер,  перед тем, как отбивать кому-то голову, должон
 успеть понюхать кирпич, а потом уже писать на цветок! , - отбарабанил
 Горбунковский, сверкая лысиной.
   - * ***** ,  - растерянно произнес Степка.  Желая исправить положе-
 ние, вперед вывалился Жиряковский и затараторил:
   - Во дурак однозначчно !  настоящий мастер должен успеть пописать и
 порадоваться, занюхать цветком, шоб в голову дало, а потом уже кирпи-
 чом отбивать што попало однозначчно ...
     Жиряковский улетел со сцены,  и вперед строевым шагом вышел Лебе-
 динский. Сягайло обреченно посмотрел на него уже  начавшими  тускнеть
 глазами, а тот, гордый возможностью отличиться, медленно и весомо на-
 чал:
   - Везде  должен быть полный порядок.  Я сам прослежу.  Если мастер,
 перед тем как пописать,  не успевает написать поэму - нечего ему  де-
 лать в органах. Я так считаю, и все так считать будут. Говно он, а не
 мастер. Такого к кирпичам и близко нельзя подпускать, и я в этом уве-
 рен ...
     Только Елкин ничего не говорил. Он растерянно оглядывался в поис-
 ках поэмы - Степка пер на их шеренгу с кирпичом в руках,  а Елкин был
 до сих пор о себе как о мастере очень высокого мнения.
     "Надо срочно что-то предпринимать!", - лихорадочно раздумывал То-
 лян ...

                            -     22     -

     ... Он мгновенно достал свой обтрёпанный карандаш и начал натужно
 писать ( ударение по желанию читателя ) на бумажки ...  Исписав их до
 неузнаваемости, Толян спрятал огрызок карандаша и выскочил из-за при-
 горка прямо перед вскипавшим Стёпкой...
     Степан не очень любил,  когда всякие козлы неожиданно выпрыгивают
 перед ним из-за пригорка и,  на всякий случай, метнул кирпич в голову
 незнакомцу...
     Толян как-то  тоже был не особым любителем приёма кирпичей на го-
 лову, и увернулся.  К несчастью при выполнении этого финта он вступил
 левой ногой в лужу,  подскользнулся,  и со всего размаху упал лицом в
 клумбу декоративных кактусов,  которую Степан всегда носил  с  собой,
 чтобы успевать понюхать её в минуты опасности...
     - От, блин, погодка, разломай твою кочерыжку !,-вырвалось у Толя-
 на,- третий раз в лужу наворачиваюсь ...
     Обомлевшая кучка руководства тупо выпучила умные глаза.
     Толян выдернул  десятисантиметровый шип из щеки и тихо,  но очень
 отчётливо сказал:"Какой кретин тут поставил это вонючее фуфло!",  по-
 дошёл к Сягайло и протянул ему листок бумаги.
     Машинально взяв листок в руки,  Сягайло попытался взять туда же и
 себя. Он был в шоке. Он встретил, наконец, человека, который не прос-
 то не упал,  хватаясь за башку,  а к тому же  увернулся  от кирпича ,
 порадовался природе и понюхал цветок.
     Дрожащими руками Стёпка развернул лист и невольный стон заполонил
 окрестности. Так  он  и  знал - это была поэма.  На листочке древними
 японскими иероглифами было написано :

         ------------------ П О Э М А ----------------------
                  _____________Про  Зиму____________

     Вот началась опять зима, но это,блин , не так уж круто !
     Ведь валенок моих нема - я их пропил. И нет тулупа,
     Который б душу согревал ночами тёмными и в прорубь
     Вчера я с бодуна попал. И весь промок до нитки. Бродит
     Пурга ... И Федька Лысый бродит деревней нашей - колобродит ...
     Такой уж он лихой породы, что как нажрётся - сразу бродит!
     Как алкоголь с нево выходит, тогда домой приходит, входит
     В избу и канитель заводит с женой Марусею... Уходит
     Последний день осенний в небо. Вроде похолодало резко ... Мне бы
     Побить бы Федьку, так пасодют ментяры, блин, на хлеб на воду!
     А эта сволочь снова ходит ! Пойдёт налево - песнь заводит,
     Направо - сказку говорит. Когда не пьян - мопед заводит,
     Как упадёт - три дня лежит! На стороне - роман заводит,
     Назад - уводит лошадей. Вперёд - опять коней уводит.
     (уж очень любит их, злодей!) Он каждый месяц псов заводит
     И продаёт их на завод. А тех, кто в гости не зовёт,
     Он по ночам в кусты заводит, заводит с ними разговор,
     И этим так он их заводит, что с них потов семнадцать сходит,
     (пока не смоют свой позор...) Эх, за окном собаки воют !
     Видать несладко тоже им... Мороз и мне, блин, лапы ломит,
     Так я ж не вою громко, блин!!! Мешают,псы ,писать поэму
     Своим вокалом на луну ! Возьму - и калом брошу в стену
     Квартиры Федькиной. Как пну его спины пониже . Ножкой .
     Он удивится, ну и пусть ! Ведь как-то ж надо хоть немножко
     Мне разгонять тоску и грусть!!!

        --------------------- КОНЕЦ ПОЭМЫ ---------------------
        ---------------- начало постскриптума -----------------

          Зловещие тучи сгущались над нами, тоску навевая
          И жалость.
          А мне так комфортно меж брёвен прогнивших сарая
          Лежалось.
          Смотрелось
          Как звёзды, мелькают в загадочных пятнах земной стратосферы.
          Хотелось
          Заделать хотя-бы дыру в потолке  надо мною фанерой.
          Но перехотелось !
     --------------------- конец постскриптума ------------------

                                - 23 -

     - Ты ... хто ??? , - ошеломленно выдохнул Степка. Толян, всегда с
 определенной долей уважения относившийся  к  властям,  с  готовностью
 открыл рот,  чтобы ответить,  но в этот момент из-за пригорка донесся
 дикий, раздирающий душу рев:
     - Встав... вв... ввай, пррррокллятьем закллейме - о - нный ...
     Заколыхались кусты на пригорке , зашатались молодые деревья , по-
 дул ветер перемен и на поляну не вышла, не выползла, а, скорее, в ы -
 в а л и л а с ь баба Ульяна,  она же вождь пролетариата всей Галакти-
 ки, она же непревзойденный духовный лидер всех времен и народов,  она
 же ...  Окинув поляну хитрым,  с прищуром, без проблеска мысли взгля-
 дом, она понимающе кивнула и основательно приложилась к большой буты-
 ли с самогоном, которую держала в правой руке. Осушив ее содержимое в
 три больших глотка, предводитель пролетариата молодецки запустил ее в
 лысину Горбунковскому,  который,  видимо, не считал себя мастером: не
 пробуя писать и нюхать,  он вульгарно плюхнулся в лужу, что-то запоз-
 дало бормоча по поводу дождливой погоды и чьей-то матери,  причем  на
 его лысине начало проявляться пятно, абсолютно идентичное предыдущему
 по форме и размерам. Удовлетворенно хмыкнув, гнусная бабка сосредото-
 ченно икнула и приступила к делу:
     - Ну шо,  ик!  ...сплуататоры,  идри вас за ногу ? Козни супротив
 трудового народу строите ? Ничо-ничо ! Мы ишшо на вас усю деревню по-
 дымем, от тода я поглядю,  шо вы за мимо...  ми-мо-ары тут писать мне
 будете! Всех ик! ...спропреирую! А шо, щас и подымем! От мои ребятиш-
 ки подойдуть - и зачнем подымать!
     За пригорком раздался какой-то шум и на поляну вылезла живописная
 толпа до синевы нетрезвых личностей,  которую Толян  идентифицировал,
 как злопукинскую сборную по гонке за лидером. Где они за селом успели
 до такой степени надраться, оставалось загадкой ...
     В воздухе запахло керосином. Степка дописывал белым стихом поэму;
 Жиряковский, от природы резвый и импульсивный, козленком скакал между
 членами народной  дружины,  для  разминки отвешивая пинки и затрещины
 Лебединскому, который сосредоточенно нюхал кактусы,  периодически вы-
 дергивая из  носу иголки;  Горбунковский медитировал,  опустив лицо в
 лужу и громогласно, но несколько  неразборчиво восхищаясь природой, а
 Елкин, в котором заговорили остатки организаторской жилки, озабоченно
 прохаживался между соратниками, проверяя степень подшитости воротнич-
 ков, чистоту  валенок  и  тулупов  и повязывая сослуживцам повязки со
 зловещей надписью "ЗлопукОН" ("Злопукинский ОМОН!" ,  - догадался То-
 лян). Обнаружив,  что  у него остался невостребованным солидный запас
 повязок, Елкин,  как рачительный хозяин, начал их повязывать потенци-
 альному противнику, чему в дупель пьяные пролетарии особо и не сопро-
 тивлялись.
     Ульяна, несколько  минут понаблюдав за таким неординарным оживле-
 нием в стане классового врага, обалдело воскликнула:
     - Степка,  сатрап,  ты шо ето ишшо,  изверг,  придумал ?  Нет шоб
 по-простому, как усе, народ угнетать,он ишшо и куражится! Ах ты ж гад
 такой ! А ну, соколики, крой усех, хто в повязках ...
     Большего она высказать не успела,  так как высоченный  одноглазый
 мужик из  числа ее восторженных поклонников углядел на рукаве Ульяни-
 ного пиджака пресловутую повязку (Елкин успел и тут побывать под  шу-
 мок) и послушно размахнулся ...
     Уже полностью рассвело. По небу бежали легкие облачка, отбрасывая
 на землю короткие быстрокрылые тени.  Природа проснулась и на всю ка-
 тушку радовалась новому дню. Чирикали кабаны , примостившись в теньке
 под трещащими от их многопудовых туш соломенными крышами;  где-то лю-
 бовно ворковал,  призывая подругу,  мартовский кот;  где-то в  кустах
 проснулся заяц,  и , свившись в кольца, зашипел во весь рост ... Уль-
 яна парила над поляной,  как преждевременно полысевший, но еще полный
 положительного потенциала ангел;  полы ее пиджака распахнулись и ове-
 вали толпу увлеченно молотящих друг друга повстанцев лозунгами, крас-
 ными знаменами,  адскими  машинками и пачками тайных воззваний - они,
 как дождь, сыпались из 1917 лет назад прогнивших карманов. С благост-
 ным выражением лица,  медленно вращаясь против часовой стрелки,  она,
 выкрикивая революционные лозунги,  со свистом пронеслась над остолбе-
 невшим от  такого взлета рейтинга оппозиции отрядом добровольных дру-
 женников , укоризненно погрозила пальцем застенчиво покрасневшему Ел-
 кину ...  и  на  исходе  сил и траектории с шумом плюхнулась в речку.
 Мгновенно вынырнув, она со скоростью хорошего катера погребла на про-
 тивоположный берег,  что-то  с увлечением распевая и время от времени
 имитируя гудок паровоза.  Жабы,  вылезшие погреться на солнышко, про-
 пустили момент  падения,  и теперь,  понимая,  что бабулю не догнать,
 возмущенно гоготали и щелкали клешнями.
     - На Печкино пошла ...  ,- Толян обернулся и увидел подошедшего к
 нему Степку.  - Э-эх... Было село как село, а теперь классовая борьба
 и там начнется ... Елкин! Ты скольким олухам из числа этих мятежников
 повязки нацепил ?
     - Дык... Ннууу ... Половине где-то! , - довольно улыбнулся Елкин.
     - Молодец !  Отвечаешь головой за каждую повязку ! Шоб ни одна не
 пропала - а не то пристрою тебя , по блату , в сборную по десятиборью
 - будешь знать ...  В общем,  нехай они тут друг друга колотят,  а мы
 пошли Петровича искать - завтра олимпиада начинается , печкинцы прие-
 дут, да и что с энтим гостем делать, узнаем ...


                           -     24      -

     Лидеры партий власти мгновенно разбились по парам, взялись за ру-
 ки и, молодецки распевая хит сезона - гимн австралийских архитекторов
 " Шумел камыш, деревья тоже... ", начали тяжело маршировать на месте.
     Маршировать легко у них не получалось,  так как судя по Стёпкино-
 му именному  Роллексу  (серебрянным  песочным часам с золотым песком)
 было уже семь минут девятого, а согласно изданному  Петровичем  указу
 " ...  у  вичернее  время сутков апосля двацати нуль-нуль под страхом
 иврейскаво обряда заприщаитца гарланеть  песни  любыми  всевазможными
 спосабами, окромя сурдапиреводу ... "
     Степан любовно оглядел стройные ряды сутулых хористов. Все, кроме
 Горбунковского синхронно махали конечностями и до режущего слух скри-
 па яростно разевали красивые, беззубые рты.
     Степан громко нахмурился. Строй замер в ожидании команды. Сягайло
 ткнул пальцем в строй и сгорбился.  На языке злопукинчан после восьми
 часов вечера это означало дикий вопль :"Горбунковский, твою дивизию!"
     Мишка робко поднял на уровень головы правую ногу.
 ( Я !!! )
     Степан поманил к себе пальцем и два раза прегромко пукнул.
 ( Выйти из строя на два шага !)
     Горбунковский бодро вышел из строя, но тем самым попал в зону хи-
 мического воздействия  Стёпкиного  гнева.  Он скривился и прикрыл нос
 платочком.
     Сягайло, видимо ,  воспринял это как факт неподчинения и эффектно
 подпрыгнув, зарядил ему в пятак.
 ( Разговорчики в строю !)
     Горбунковский быстро переложил пятак в другой карман и пятнадцать
 раз довольно-таки правдоподобно икнул.
 ( Есть ! )
     Степан принял позу распевающегося Паваротти, сложил на груди ноги
 крестом, щёлкнул ногтями больших пальцев и вопросительно посмотрел на
 Горбунковского.
 ( Шо ж ты опять слова путаешь, гнида ??!! )
     Михаил склонил на плечо голову, закрыл глаза и сладко захрапел.
 ( Всё в трудах, Стёпочка, аки пчела - некогда ...)
     Сягайло, насколько позволял ему его тренированный организм, выпу-
 чил глаза, просвистел траурную мелодию и ударил кулаком правой по би-
 цепсу согнутой в локте левой руки.
 ( Смотри мне , шоб в последний раз , а не то ..!!!)
     Горбунковский сел в поперечный шпагат, показал всем карточный фо-
 кус, с минуту простоял на голове,  укусил себя за локоть, скрутил па-
 рочку фляков и тройным с прогибом прыжком упал на своё место в строю.
     Все понимали, что он нёс неуставщину, но желание исправиться нас-
 только явно проступало на его изможденном психотропными грибками рас-
 каявшемся фэйсе,  что Степан махнул рукой и энергично дунул в  специ-
 ально извлечённую для этого из кармана дудку.
     Застоявшиеся воротилы политических интриг бодро пошли  в  сторону
 леса. Еще  долго  в  морозном воздухе слышалось пронзительное шипение
 Стёпкиного духового инструмента и тяжелые шаги идущих под  его  дудку
 пенсионеров развала Родины... Толян побрёл вслед за ними.
     Поляна опустела.  Ан нет, чу ! Послышался хруст можевельника и на
 экс-плацдарм попёрла всяческая живность, прятавшаяся в норах во время
 экзекуции. Да ,  врут эти мерзопакостные буржуи,  что у нас  в  Расее
 зверушки с голоду помирают прямо в Красную Книгу ! Кого тут только не
 было - и уссурийские черепашки,  и сумчатые зайцы, и малоножки и туш-
 канчики гималайские и ... да и не счесть всего разнообразия природных
 форм, гурьбой выкатившегося на поляну !  Минут десять вся эта  разно-
 шерстная (а  местами и вовсе безшерстная) тусовка весело хлопала пан-
 цирями и чистила бивни,  пока из кустов не выбежал сурок синий аркти-
 ческий водонюхающий и не выставил на всеобщее обозрение  заднюю  лапу
 со сложенными в форме латинской буквы " V " когтями. В тот же миг вся
 шара, дико махая от радости головами, помчалась в деревню.
     Сурок упал на спинку и радостно засопел.  Он был известным на всю
 округу приколистом.  Вот и на этот раз он круто киданул  всю компанию
 своим на первый и второй взгляды странным жестом,который означал, что
 в колхоз "Победа" завезли свежего перегноя.  Протащившись с очередной
 своей хохмы в полной мере ( в колхозе только что начался отстрел всех
 мутационных видов  животных ),сурок почистил жало и рванул в лес пос-
 мотреть, шо там опять затеяла правящая верхушка.
     Смеркалось ... Хлипкие сморчки ширялись по воде ...

                                - 25 -


     ...И хрюкотали зелюки,  как момзики ...  везде ( это, чтобы зале-
 пить уважаемому соавтору в кассу. Кто сидел - тот поймет.)
     А что же поделывает наш самый главный герой ?  Какое у него наст-
 роение ?  Как здоровье ?  Какие творческие,  так сказать, планы ? Или
 уже натворил чего и молчит ?  Все эти вопросы, несомненно, уже успели
 накопиться у  наиболее интеллектуально развитой части нашей читатель-
 ской аудитории (если,  конечно, таковая сохранилась после перехода на
 макулатурно -  рыночные отношения;  ведь широко известно,  что услуги
 интеллекта обходятся дорого,  а исторический опыт нашего народа вкупе
 с его  семидесятитрехлетним мИнталитетом убедительно показывает,  что
 гораздо проще не подняться до чьего-то уровня,  А ОПУСТИТЬ ЕВО, ГАДА,
 ДО СВОВО,     ШОБ     ЗНАЛ,     ЗАРАЗА,     КАК     НОС     ЗАДИРАТЬ,
 **************************** !) Ну ,  да ладно . Может, все не так уж
 плохо ... Может, и выжил кто ...
     Петрович, безусловно, кое-что натворил, но отнюдь не молчал. Пять
 минут назад он прибил к воротам церкви большой транспарант,  на коем,
 ввиду отсутствия соответствующих талантов  у  односельчан,  самостоя-
 тельно изобразил нечто, напоминающее  обросшего  не  существующими  в
 природе мышцами кривоногого крокодила с хлебом - солью в передних ла-
 пах и  надписью "Славной команде попандосов села Печкино - ФИЗКУЛЬТ -
 ПРОТУХ!". Прибил, отошел, полюбовался на творение рук своих, подошел,
 по-хозяйски похлопал по воротам ... После чего транспорант рухнул. На
 голову передвижнику.
     Стараясь быть  точными и достоверными,  приводим речь Петровича в
 кратком изложении:
     - Я * *** *** **** ****, ******** ! Вы * **** ***** ***** ******!
       Щас *** ***** разнесу вдребезги пополам к ***** ******  !  Если
       еще хоть раз * ******** **** ** **** **** ...
     Продемонстрировав в течении десяти минут недюжинные способности в
 разговорном русском языке и введя собравшихся на площади слушателей в
 ступор своей покосившейся от удара аурой,  Петрович подобрел и отмяк.
 С наслаждением,  до хруста, потянувшись, он подошел к Варламу Сосипа-
 тычу, который с утра с мегафоном в руках и повязкой "Старшой" на  ру-
 каве полосатого ватника наматывал по площади круги,  поймал его паль-
 цем за воротник и сказал:
     - Ты ... ето ... тово!
     - Чево - "тово" ? - недоуменно переспросил смекалистый распоряди-
 тель.
     - Не перебивай, зараза ! - вспылил Петрович, раздраженно протыкая
 пальцем в  жестяном  рупоре дырку и вытряхивая из головы остатки воз-
 действия наглядной агитации.  Затем он сгреб продюсера  за  воротник,
 придвинул к себе поближе и начал излагать программу действий,  досад-
 ливо отбросив ногой в сторону вывалившийся из ватника  хлам:  бутылку
 самогона, пачку самокруток с коноплей, связку тараньки килограммов на
 десять, брошюру о вреде гребли на пресных водах, старые, но еще креп-
 кие валенки  и набор пилочек для ногтей ( старичок особым чистюлей не
 был, но мнение о себе имел высокое):
     - Слушай  сюда !  Шо ты тут гасаешь,  как наскипидаренный ?  Люди
 шляются ,  понимаешь, где попало, курят вместо работы - он уже хата с
 краю загорелась,  говорил обалдуям - не бросать окурки куда ни попадя
 ... Щас собирай этих бездельников и дуй по хатам собирать скамейки  !
 Шоб завтра у меня все,  которые не участники,  сидели на них,  причем
 массово! Останется хто на печке валяться - будешь молот на десять ки-
 лометров метать ... Как десятиборцы , проследил ?
     Сосипатыч, который еще в начале разговора ввиду вредности харак -
 тера и недостатка воздуха  позеленел  и  хитро вывалил язык на плечо,
 при  прямом обращении  сеньора к вассалу  не смог  не отреагировать и
 бодро отрапортовал:
     - Просмотрено двадцать шесть кандидатов!  Из них: отобрано основ-
 ных - десять,  запасных - два, похоронено за счет оргкомитета - один-
 надцать ...
     Петрович, ничего  не поняв (коварный  долгожитель  забыл засунуть
 ранее вываленный язык на свое природное место),  но не желая  в  этом
 признаваться, довольно кивнул, и , отирая брызги с лица, строго доба-
 вил:
     - Шоб  завтра в шесть - ноль-ноль все уже на площади стояли!  Да,
 еще: начерпаешь жижи из пруда им. Герасима, ближе к концу вытянешь из
 Дэвицовского коровника какую-нибудь там дохлятину,  обольешь жижей да
 подпалишь - нехай жрут,  как обгорит. Надо ж народное гулянье по слу-
 чаю победы устроить! Щас пойду, на это дело из Дэвица выжму пяток ве-
 дер самогону ...
     Петрович хотел еще что-то сказать, но заметил входящую на площадь
 толпу в составе народных дружинников во главе со Степкой и  вчерашним
 пареньком. Степка имел вид человека, которому объявили о гибели всего
 его имущества, а потом сердобольно двинули по башке лопатой; новичок,
 с красной  физиономией  и  неестественно  блестящими глазами о чем-то
 оживленно разглагольствовал, обращаясь исключительно к блюстителю по-
 рядка, а народная дружина за спинами обоих выла и стонала от смеха.
     Помещик озабоченно отпустил воротник  Сосипатыча,  дав,  наконец,
 бойкому деду вздохнуть, и пружинистой походкой недодавленного тарака-
 на двинулся сразу в нескольких направлениях, втайне желая подобраться
 поближе к  веселой  компании.  Но чем больше он вслушивался в монолог
 гостя, тем сильнее у него вытягивалось лицо:
     - Слышь,  Степка, ты ж кореш все - таки, скажи: у вас в каком ме-
 сяце озимые буряки всходят?  А заволачиваете вы их чем?  А сколько  в
 ваших краях  от курицы - несушки тонн клевера заготовить можно ?  Мой
 батяня, тоже крутой фермер был,  всегда дома на сносях гусака держал.
 Под праздник  обмолотит  его,  бывало,  да как следует - и,  глядишь,
 опять - таки,  свежая икра на столе ...  А сеял он их всегда в грязь:
 как щас помню - только первые петухи из - под снега проклюнутся,  так
 он за яйца - и на поле ...  Обработает пашню,  отсеется,  а потом еще
 позовет деда,  возьмет  его за ноги да заволочит все как следует.  А,
 вообще - то, жизнь в деревне , конечно, не сахар - здесь пахать надо!
 Утром - покос,  вечером - удой,  ночью - отел ... А в городе тунеядцы
 только жрать и умеют, не знают,и на каком дереве та капуста растет...
 А чужие кизяки на огород заберутся ? А козлы капусту повыклевывают ?
 А дикая репа у петрушки корни жрать начнет - пропал ведь урожай ! ...
     Потерявший сознание Степка рухнул прямо под ноги Петровичу, кото-
 рый успел вплотную подобраться к разухабистому коллективу  и  щелчком
 по кадыку из школы ниндзюцу отключить Толяну на время голосовые связ-
 ки, причем тот, радостно улыбаясь, продолжал что-то излагать. Судя по
 отвисшей челюсти и стеклянным глазам,  ему было очень хорошо.  Подняв
 за шиворот катающегося по траве Жиряковского,Петрович строго спросил:
     - Вы шо тут, подурели ?
     - Шеф,  я тут не при чем,  однозначно !  Ну,  шли из-за села, ну,
 зашли к Дэвицу,  ну, приняли по стакашке - так Степка сам начал, ска-
 зал этому козлу, что он козел и в деревенской жизни не гребется ваще,
 а тот обиделся и начал грузить, слушай, начальник, я не могу, отпусти
 в сортир, а ?
     Под потрескивание собственной крыши Петрович отпустил Жиряковско-
 го, который вприпрыжку побежал за кусты.  "С парнем надо серьезно за-
 ниматься!",- мелькнула мысль. "Пропадет! Не кто другой, так сам тако-
 го наслушаюсь - и пошлю к раку зимовать ..."



                       -          26          -

    Кое-как связав портянками разбушевавшегося Толяна, народ под руко-
 водством Петровича понёс его на птичий двор отлежаться. Лишённый воз-
 можности говорить,  Толян, тем не менее, не прекращал своей лекции, и
 бешенно вращал тазом и смешно подрыгивал правой ногой, видимо изобра-
 жая покос грецких помидоров во время их утреннего клёва.  От созерца-
 ния этой  изощрённой  пантомимы  не смешно было лишь одному человеку.
 Варлам Сосипатыч,  волею судеб назначенный нести правую  ногу,  через
 каждые пять  метров  с ужасающим постоянством получал натренированной
 пяткой лектора мощнейший удар в пах. Паху это очень не  нравилось ...
 Сосипатыч, соответственно,  тоже особого кайфа по этому поводу не ис-
 пытывал, и методично морщась, копил на Толяна обиду и злость ...
     Но оказаться на птичем дворе Толяну в этот знаменательный день не
 удалось... Не пройдя и половины пути, делегация местных антлантов по-
 пала в пробку. Поперёк дороги плотной стеной стояли злопукинцы. Стоя-
 ли плотно.  Многие пришли семьями.  Большинство привело с собой  всех
 ещё стоящих на ногах домашних животных - мужей, коней, свиней, курей,
 гусей,козей и лошадей. Вся тусовка стояла в очереди и очень нервнича-
 ла.
     - Чево стоим,  словяне,- попробовал завести ненавязчивый разговор
 Петрович.
     - Да пошёл ты !- дружно ответили человек триста.
     Нисколько не  обидившись на столь своеобразную форму приветствия,
 Петрович действительно пошёл к голове очереди.  Народ зашумел, но бо-
 ялся. Изрядно  поработав  локтями  и головой,  президент независимого
 Злопукино продрался-таки к дверям старого склада спецодежды, на кото-
 рых было прибито распечатанное на принтере объявление:

     ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДї
     і   Сиводня в шесть часов вечера будит            і
     і    расдаваца гоманитарная помосчь из америки !  і
     і Кажный желаюсщий палучет денежный перивод       і
     і  в залог личново иммущиства !                   і
     і                            - ПриветБанк -       і
     АДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ

     " Опять  Мойша чесной народ облапошить удумал !",- догадался Пет-
 рович ( лазерный принтер имелся в наличии только у этого  слишком  уж
 предприимчивого Ломбардиста ) .
     - Так, кацапы в очереди есть ?,- громко и грозно крикнул Петрович.
     - Та яки кацапы,  шановный пану !!  Звычайно ж ни !,- крикнули из
 середины толпы семейства Подгардинни и Хвигушвили.
     - Нэма москалив !! Нэма поганцив !!! - загудели все во всё горло.
     - Ну тогда расходитесь по домам,  шановнэ панство, денежек не по-
 лучите,- заключил  Петрович  и на многотысячный немой вопрос,  тяжело
 повисший в вечернем воздухе, отчётливо крикнул :
     - Козацькому роду - Нэма пэрэводу !!!!!! Даааа-ааа-моооооой !!! -
 кричал Петрович, раздавая тумаки направо и налево, а сам в уме прики-
 дывал, что Мойша Ломбардист, этот прапрадед лейтенанта Шмидта,на этот
 раз легко не отделается ...
     Огорчённый народ  расходился.  И до того разошёлся,  что в расход
 чуть не пошла заведующая  начальником управления  помощником  второго
 дворника , Амбразура Филимоновна Шприц-Взадницман, тоже коренная хох-
 лушка ...
     Ситуация разрядилась лишь после того,  как Стёпка зарядил именной
 кольт и , как бы случайно, пять раз пальнул в темнеющие небеса ...
     - Всем спать !  - кричал Петрович ,- на ночь больше литру первача
 не принимать !  Завтра зачинаем Олимпиаду !!!  Пафнутий !! До Феньки,
 Петькиной жены , ночью не ходи !!!!! Ты мне поутряни свежой нужон !!!
 Фенька !!!!  А ты, перламутрина китайская , ищо раз оглоблей Пафнутия
 накажешь - заставлю вместо нево марафонить !! Даа-аа-мооооой !!!

     В этом поучительном месте мною будет сделано небольшое,  но очень
 душевное отступление.  Ну,  во-первых,  мне немножко обидно - все уже
 делали его ,  а я ещё ни разу ,  во-вторых, детальная мотивация этого
 проступка будет дана  в  третьем  пункте  объяснения,  и  ,  наконец,
 в-третьих, по-моему достаточно и предыдущих двух пунктов.
     Так вот на чём я хотел отступиться.  Я хотел заявить всем интере-
 сующимся литераторам, что поступки действующих героев данного мануск-
 рипта где-то в 16-й главе торжественно вышли из-под  моего  контроля.
 Не в силах обуздать анормальность вышеназванных личностей, я вынужден
 оставаться простым констататором уже случившихся событий. Поэтому все
 коллективные претензии просьба  отсылать  непосредственно  участникам
 описанных в  сей  копилке человеческой мудрости событий.  В противном
 случае мне придётся денёк попыхтеть над созданием не менее  откровен-
 ного приложения N 2.
     Вот. Ну да ладно , на чём я там остановился ?

     - Мааа-лаааааакоо-ооо !  - кричал Петрович не щадя лёгких. Лёгкие
 затыкали уши и убега...

     СТОП! КАКОЕ МОЛОКО ???? От , блин , вот и пиши после этого краси-
 вые отступления !!!  Покорно прошу меня простить.  А кто простит меня
 непокорно, я Вам ещё покажу Петровича мать !!!

     - Даааа-моо-оой ! - кричал Петрович не щадя на сей раз ни лёгких,
 ни тяжёлых ( я рассердился! ).


                            -    27    -


     Было очень весело.  Как раненый паровоз,  вопил Петрович,  значи-
 тельно перекрывая, однако, объект, взятый для сравнения, по количест-
 ву выданных на-гора децибел; носился, как угорелый, у всех под ногами
 неутомимый Сосипатыч, по-прежнему, вздрагивающий каждые пять секунд -
 он не знал,  куда приткнуть обмотанного портянками  Толяна,  который,
 вдобавок, умудрился выпутать из своих оков руку и фамильярно захватил
 ею свое транспортное средство за бороду, периодически совершая кистью
 вращательные  движения (очевидно,  репетируя утренний сбор пасхальных
 яиц в свинарнике);  воспрянула народная дружина, уже успешно пережив-
 шая  первую  волну дикого хохота и уверенно входящая во вторую,  куда
 более мощную; озверевший Степка упрямо лез на столб за Мойшей Ломбар-
 дистом  -  этот аферист под шумок стянул у доблестного блюстителя по-
 рядка кольт и два самых  красивых  полицейских  значка,  забрался  на
 столб  и с его верхушки начал плевать Степке на лысину,  торжествующе
 размахивая при этом лазерным принтером и распевая во  все  горло  ка-
 кую-то  национальную  песню явно национального содержания - и все это
 на фоне большого количества различных сельскохозяйственных  объектов,
 которые:  матюкались,  курили,  пили, здоровались, толкались, бегали,
 прыгали,  ползали, кричали , мычали, блеяли, гоготали, не вязали лыка
 и искали вчерашний день ...
     Сытый этим кавардаком по горло,  Петрович пошел на крайнюю  меру.
 Встав  на спину какого-то живого существа с большими рогами,  большим
 выменем и почему-то в изрядно  порванном  ватнике,  матерый  демократ
 зловеще прокричал:
     - Всем - "Смирно!", ИНАЧЕ ПУЩУ ГАЗ !!!
     Мгновенно воцарилась мертвая тишина. Мало кто поверил в эту дикую
 угрозу любимого барина,  но жить хотелось всем. Селяне хорошо помнили
 итоги последнего химического выпада Петровича, когда он геройски умо-
 рил все деревенское стадо ... И на фоне абсолютной, жуткой, неестест-
 венной тишины прорезался чей-то одинокий голос:
     - А если бы вы знали,  пахари, какие у моей тетки Дормидонтовны в
 камышах  чебуреки  водились - из города  агрономы  посмотреть  приез-
 жали ...
     Но на настоящий момент это было неактуальным.  Петрович заботливо
 заткнул рот Толяну портянкой, равнодушно перенес удар пяткой в пах  и
 обратился к тихой и покорной,  как макаронное поле  в  тихую  погоду,
 толпе:
     - Ну,  земляки,  побузили - и хватит. Очищайте место, не доводите
 до греха ...
     Следующие несколько минут поле боя напоминало замедленное (но  не
 очень) воспроизведение взрыва противопехотной мины в курятнике. Удов-
 летворенно проводив глазами особенно активно удаляющуюся группу посе-
 лян, узурпатор укоризненно погрозил пальцем притихшему на столбе Лом-
 бардисту, но последний отважно показал помещику язык и запустил в не-
 го принтером.  Петрович, нахмурясь, зашвырнул принтер в реку и мощным
 ударом головы с разворота сломал столб. В полете доморощенный аферист
 плевался, ругался,  корчил рожи и обещал лично контактировать со все-
 ми, кто стоял внизу ... Приземлился он прямо на Елкина. Бывалый борец
 с правонарушениями среагировал быстро и залег в кювет, якобы без соз-
 нания, а на летуна ястребом бросился Степка,  на ходу  вытаскивая  из
 штанов ремень - возможно, для воспитательной работы ...
     Вскоре поле боя полностью опустело, как и все село. Тихая субкон-
 тинентальная ночь  опускалась  на этот истерзанный людскими страстями
 небольшой кусочек биосферы,  который забылся тяжелым сном ... Наполо-
 вину протрезвевший,  вновь  забытый  всеми Толян лежал в традиционной
 для злопукинского гостеприимства луже, обмотанный портянками  и тихо,
 но грозно улыбался. Завтра Злопукину предстоял тяжелый день ...


                             -    28    -


     Но никто  ещё ( даже мой соавтор ) не знал,  что наступающему дню
 будет предстоять ещё более тяжёлая ночь ... Об этом смутно догадывал-
 ся лишь залегший в сточном кювете Елкин. Только этот любитель природы
 заметил, что вместо  тихой и  субконтинентальной  на Злопукино  опус-
 тилась совсем  другая ночь - громкая и континентальная.  Ночь опусти-
 лась даже до того,  что на улице стало темно и очень  холодно.  Ветер
 рвал в  клочья  модельную  прическу Елкина и сдувал с его лица пудру.
 Пудра красиво улетала в страшную темень.  Такую  темень  Елкин  видел
 только раз  в Тюмени,  еще будучи любящим пельмени студентом.
     Пошёл крупный град.  Потом блеснула своим грохотом молния.  Елкин
 подумал, что неплохо было бы её застегнуть, а то перед  муравьями  уж
 больно неудобно.  Град перестал.  Стало тоскливо и мокро. По телу по-
 ползли мурашки,  побежали судороги и пошли конвульсии.  Все эти зага-
 дочные фишки встретились в районе горла, и  к ним сразу подкатил лип-
 кий ком.  "Это конец",- меланхолично подумал Борька.  От этой мысли у
 него что-то отлегло от сердца и ушло в пятки. Но Елкин ошибался - это
 был не конец,  конец я рассчитываю поместить в самом конце, а сейчас,
 в конце концов, в лучшем случае, середина !
     Тем временем ночь набирала обороты и,  порядком набравшись, утих-
 ла. Стало светать и совсем не страшно. Закричали первые петухи. Сразу
 же, как бы обидившись на их первенство, заблажили вторые. И тем самым
 разбудили третьих. А третьи петухи в Злопукино были, мягко выражаясь,
 супер-ядрёные ! Колонки " MARSHAL " на фоне грозных фигур этих  поко-
 рителей куриных сердец любым мало-мальски шарящим в аудио-перегрузках
 чуваком не могут восприниматься, как источник звука вообще, (даже шум
 Ниагарского водопада в сумме с рёвом взлетающего ядерного истребителя
 не имел бы никаких шансов соревноваться по громкости с тем, как Фень-
 кин племенной петька прочищал горло перед своим первым кличем !)
     Итак, грянул  сводный петушиный хор. Мирно спящий до этой минуты,
 Толян шестым чувством и средним ухом почувствовал,  что  пора  просы-
 паться. Находясь в эпицентре ораторского прессинга,  он только сейчас
 понял, почему во всей деревне не было ни одного застеклённого окна.
     Злопукино оживало.  На самодельных скейтбордах к речке пронеслось
 двенадцать старушек с вёдрами в руках. За ними с громким лаем промча-
 лась свора собак.  " От сучки ...  ",- подумал Толян , - " ... совсем
 озверели ! Уже и на старушек бросаются !!! "
     Хлопали ставни,  звенели  коромысла,  плакали дети и мычали козы.
 Шумным гомоном ( просьба особо развитым читателям не ставить  в  этом
 слове ударение  на  последнем слоге ) народ встречал въезжавших в де-
 ревню спортсменов и спортсвуменов.


                             -    29    -


     Думается ... Вслушайся, читатель: какое слово! Ёмкое, выразитель-
 ное, красиво звучит,  да,  к тому же,  описывает процесс, за который,
 фактически, никто и не отвечает!  Одно дело - сказать: "Я думаю". По-
 навыдумываешь чего не надо,  еще и по шее могут надавать.  А скажешь:
 "Мне думается",  - и любой собеседник, даже полный кретин, сообразит,
 что процесс этот у тебя нерегулярный, можно сказать, спонтанный, воз-
 никает сам по себе и не подчиняется никакой необходимости (даже  ост-
 рой производственной!) Так вот ...
     Мне , дорогой читатель, д у м а е т с я, что в ъ е х а т ь в Зло-
 пукино вряд  ли  смог бы сейчас  даже матерый Intel-лингвист  (этакая
 помесь лингвиста с интеллигентом,  происхождение неизвестно - не иск-
 лючена оборонная промышленность). На данном временном отрезке это бы-
 ло бы тяжелее, чем  в ъ е х а т ь  в  содержание страстной речи Вар -
 лама Сосипатыча  перед односельчанами по поводу отсутствия горячо лю-
 бимого им кокаина в местной амбулатории. Двадцать минут этого шедевра
 ораторского искусства  были  записаны  шустрыми  радиорепортерами  на
 пленку и затем воспроизведены в  процессе  пробного  радиосеанса  при
 большом стечении народа, причем Петрович, горячий поборник демократи-
 ческих принципов,  твердо настаивал на сохранении  конфиденциальности
 респондента; в результате речь бойкого деда  для исключения опознания
 была запущена в несколько замедленном варианте и задом наперед...Ито-
 ги этого проЭкта ( по поводу слова "проЭкт" - несколько ниже !)  были
 несколько неожиданными. Наслушавшись этой блевотины, народ (имеются в
 виду те,  кто сохранил рассудок до конца сеанса) надел репродуктор на
 голову фельдшеру, а амбулаторию разнесли в поисках кокаина ...
     Так вот,  о "проЭктах". Мне, как квазитворческой личности и лите-
 ратору - домушнику в одном лице очень грустно бывает слышать, как ка-
 кой-нибудь жлоб, пойманный на крыльце своей халупы с ночным горшком в
 руках в ответ на вопрос : "Что поделываешь?", - уже не отвечает чест-
 но, что говно, мол, на огород под кустики выношу, а обязательно сощу-
 рит многозначительно глазки и с туманной улыбкой  говорит:  "Да  вот,
 подумываю я над осуществлением нового  с о б с т в е н н о г о  про-
 Экта ..." По-моему,  так:  если, к примеру, поставили "Аиду" Верди на
 фоне настоящих  пирамид,  или реставрировали,  скажем,  собор Святого
 Петра в Риме - это ПРОЕКТ ,  а если говно на огород - то  это  ГОВНО,
 хоть и на огород ...
     Как в ъ е х а т ь в село,  в котором половина жителей, судя по их
 поведению, уже в ы е х а л а ?  Этот вопрос неминуемо возник бы у лю-
 бого, даже самого навороченного спортсвумена (VIVAT, соавтор, слово -
 хоть куда!), захотевшего  пересечь  границу  этого  благословенного и
 процветающего края географии.  В деревне творился такой  бедлам,  что
 сравнить его просто не с чем, поэтому и сравнивать мы его ни с чем не
 будем, а просто расскажем, что и как.
     Народ в  селе,  который  начал  еще в конце прошлой главы активно
 пробуждаться, в настоящий момент достиг пика этого процесса, то есть,
 можно сказать, находился на пике своего пробуждения (читатель, ты это
 переваришь? Если нет - см.  рис.  1) Пейзане с заспанными рожами  не-
 большими толпами  сползались  на центральную площадь и шумно размеща-
 лись на периферии сего достойного архи-тектурного образования,  в се-
 редине коего, в большой луже, сидел Толян и задумчиво жевал портянку.
 Над народом реяли знамена и транспаранты - их успел вчера вечером из-
 готовить Варлам  Сосипатыч после генеральной репетиции торжественного
 банкета по случаю победы злопукинского образа жизни,  которую провели
 у Дэвица в несколько урезанном составе ...
     Сосипатыч стоял и остолбенело смотрел на плоды своего творчества.
 Над народом  развевались тщательно вырисованные,  хоть и с небольшими
 проекционными искажениями,  разнообразные предметы быта внеземных ци-
 вилизаций вперемешку  с  зажигательными  лозунгами,  которые отражали
 глубокое, скорее,  подсознательное отношение  изготовителя  к  членам
 оргкомитета, их близким родственникам, всему Злопукино и сегодняшнему
 спортивному празднику в частности ...  Сосипатыч,  удрученно помарги-
 вая, глядел,  как несколько мужиков,  поплевав на руки, поднимают над
 головой длиннющий транспарант,  на котором аршинными буквами было вы-
 ражено его, Варлама Сосипатыча, отношение к собственному барину после
 того, как последний харькнул ему на лысину (в  тринадцатой,  кажется,
 главе ...) , выдержанное в лучших традициях настенно-заборной лексики
 и содержащее только три слова,  которые не стыдно было  бы  прочитать
 подрастающему поколению:  "барин"  ,  "в" и "на".  А на площадь в это
 время входили с другой стороны барин со Степкой и бандой дружинников.
     "Дорепитировался!", - раздраженно подумал Сосипатыч и из осторож-
 ности потерял сознание.
     Ждали гостей ...

                             -    30    -

     Ладно, я согласен, гости ещё не въезжали, их ждали ... Угу, ждали
 здесь их... Триста лет они тут были надо. Но, к сожалению, я не успею
 открыть вам наболевшие чувства злопукинистов, потому что на деревенс-
 ком горизонте я первый  заметил  две, быстро  приближающиеся, брички.
 Они неслись во весь опор, подобно двум чемоданам в руках опытного но-
 сильщика. Уставшие, в мыле коллекции  "Camay Classic" , верблюды  на-
 тужно тащились,  и , видимо, вследствие этого, бежали очень медленно.
 Протащиться покруче им мешали привязанные  к  шорам две трескучие ка-
 лымаги,  полные  участников  предстоящих соревнований.  А участники ,
 как теперь уже увидели все, были не на шутку здоровые. Как говорится,
 в здоровом теле - здоровый вес ! Это была сборная атлетов из Писипив-
 нинска, городка-геройчика,  расположенного двадцатью пятью (  красиво
 звучит ! ) верстами ниже по течению Гнилушки.
     Город этот был основан еще Симеоном Крусарди в XIV-м веке 1897-го
 года. Это очень трогательное и поучительное событие произошло,  когда
 гордый, но трусливый Симеон,  скрывался  от  воинской  обязанности  в
 женском монастыре  на горе Ёханы-Бабай в Турции.  И,  несмотря на то,
 что на самом деле звали его Монтимар-Абу-Ивануськи,  он был  публично
 пойман и тайно казнён в Италии японскими даоносцами. Правда, это слу-
 чилось гораздо позже основания Писипивненска. Последний факт не особо
 смущал свободолюбивых  жителей этого славного своей дурной славой го-
 рода, и правдивая история основания Писипивненска передавалась из уст
 в уста,  и дожила таким своеобразным  образом   до наших с вами дней.
 Хотя, надо быть до конца откровенным , распространению  этой скверной
 истории помогало и то, что, как только недавно обнаружили новозеланд-
 ские учёные, история  передавалась  ещё и через переливание крови, и
 бытовым путём.
     Жители Злопукино не очень любили писипивненских.  Может  быть  за
 то, что  никто из них  не  знал  красивой истории возникновения своей
 деревни, может быть за их дебильный характер, из-за проявления  кото-
 рого  происходило немало  кровавых  побоищ между городскими и нашими.
 Побоища происходили нечестно - не стенка на стенку , а деревенских об
 стенку. Городские  здоровяки , особо не  напрягаясь,  размазывали  по
 городским стенкам хилых тружеников полей, и этим до сих пор недоволь-
 ны дворники Писипивненска. Игра шла,  как говорится, в одни ворота, и
 этими воротами чаще всего оказывались  центральные  городские.  После
 разборок местные  дворники  смотрели  на  них , как новые бараны, и ,
 наматерившись вволю ,  шли за новой краской и сварочным аппаратом. Но
 об этом как нибудь в другой раз ...
     Итак, брички шумно въехали на центральную площадь и тихо  встали.
 Клубы вонючей пыли оседали на головы встречающих.  Зазвучал гимн Зло-
 пукино. Сгорбившиеся верблюды,  отплёвываясь,  передыхали от быстрого
 бега. Не прошло и пяти минут, как они передохли. За это время городс-
 кие по шурику заточили традиционный хлеб с пожаренной солью, побрата-
 лись с злопукинчанами и, разминая отсидевшиеся члены, затеяли неболь-
 шую потасовку.  Замолк гимн и заиграла народная песня " Кота, меня ты
 позовёшь ...". Петрович влез на плечи Лебединскому и сказал пламенную
 речь.
     - Чуваки !  Сёдня у нас праздник ! Щас мы начинаем Олимпиаду !! А
 Олимпиаду начинать - это вам не в лифте кататься ! Сразу хочу предуп-
 редить, шоб не напрягать органы власти ... ( Петрович указал на орга-
 ны скрюченным пальцем ) ... в период народных гуляний запрещаица пор-
 тить стены и обижать ближних своих ...
     Оборвалась песня и опять зазвучал гимн Злопукино.  ( Дело в  том,
 что сидящий в это время в радиорубке с электробалалайкой, плотник Ан-
 тип знал всего две мелодии - гимн и народную песню ... )
     Петрович прокашлялся и продолжил.
     - За пьяный дебош,  коллективное  употребление  транквилизаторов,
 анаболиков, аналёликов и других подобных княрисов,  команда снимается
 с соревнований и жестоко избивается ... Отмазки не проканывают, базар
 окончательный и наездам не подлежит ! Я кончил !!!
     Все захлопали. Петровичу поднесли цветы и ценные подарки от спон-
 соров. И тут произошло неожиданное.
     - Сладко гутаришь !!!  - прозвучал скрипучий и до  боли  знакомый
 голос.
     Все вздрогнули.
     Никем не замеченная во время выступления барина, в деревню заеха-
 ла колонна повозок из Печкино.  Команда мужиков и баб в красных одеж-
 дах выгружали на землю привезённые с собой штанги,  мячи и спортивную
 форму - кожаные шорты и фуражки.
     Впереди стояла Ульяна и страшно улыбалась.

                             -    31    -

       Ах, как быстро летит время !
     Казалось, еще совсем недавно это, в принципе, мирное, чудаковатое
 существо было  подлинным украшением злопукинской популяции гомо сапи-
 енсов (или,  точнее, злопукинской гомопопуляции, так как с сапиенсами
 в этой  благословенной  дыре всегда была напряженка);  в свободное от
 борьбы за счастье трудового народа время  она  тусовалась  на  кухне,
 ставила капканы на сельских ребятишек (всегда охочих до тухлой свини-
 ны и гнилой капусты), лупила совковой лопатой незаслуженно нами забы-
 тую Федору и даже иногда,  в охотку, занималась врачеванием (Петрович
 на всю жизнь запомнил,  как она его,  умирающего от ящура,  буквально
 подняла на ноги, растерев ему суставы своей фирменной смесью из иода,
 скипидара и аккумуляторного электролита).  Даже когда она плюнула  на
 кухню и по уши влезла в политическую борьбу, ей это сошло с рук, пос-
 кольку гомо,  отведавший хотя бы пару раз Ульянину жратву, не доживал
 не только до сапиенса, но и, частенько, до третьего приема пищи ...
     И теперь все это кануло в лету.  Это Петрович понял,  разглядывая
 новый Ульянин макияж... Исчезла засаленная кепка и помятый лапсердак;
 исчезла козлиная бородка, уступив место громадным полуметровым усам и
 здоровенным кустистым бровям (на момент осмотра правая как раз начала
 отваливаться, и бабушка, деловито поплевав на нее и как следует  раз-
 махнувшись, с треском прилепила ее на место,  немного,  впрочем, про-
 махнувшись и попав почти посредине лба);  на носу появилась  горбинка
 величиной с грецкий орех, на плечах появился почти новый зеленый ват-
 ник, со всех сторон увешанный орденами,  медалями, значками, жетонами
 и номерками от гардероба;  картину довершали зеленые наградные галифе
 Петровича, пропавшие у того несколько дней назад  и  имевшие  славную
 историю -  их Петрович получил в награду от заехавшего как-то в гости
 на огонек главы министерства по созданию чрезвычайных ситуаций, с ко-
 им Петрович плодотворно сотрудничал еще в дремучей молодости, занима-
 ясь различными более  или  менее  забавными  вещами:  дестабилизацией
 обстановки в обществе, созданием революционных ситуаций, транспортных
 катостроф, землетрясений и наводнений,  искусственным вздутием цен на
 предметы первой  необходимости  и  организацией коррупции и взяточни-
 чества в особо крупных размерах - и из которого вылетел,  сорвав, что
 обиднее всего,  им же тщательно спланированное второе татаро-монголь-
 ское иго, по пьянке перессорив монголов с татарами (ух, вот это выдал
 - предложение-то , не считая знаков препинания , на 178 слов получи -
 лось!)...
     Сладкий дурман воспоминаний прервала Ульяна. Скрипнув начищенными
 до дыр зубами,  она сунула в уголок рта  курительную трубку, и , взяв
 вторую, такую же, в правую руку, произнесла язвительным тоном:
    - Гамарджобат,  пиндосы!  Шо уставились,  как гомо на сапиенса ? Я
 вам теперича не хрен в пальто,  не супомешалка какая - нибудь,  а за-
 конченный единогласный председатель правления Печкинской Народной Ди-
 аспоры ...
    - Это ПНД, что ли?, - невинным тоном переспросил бывалый Жиряков -
 ский. Масла  в огонь подлил еще и Толян,  умудрившийся к тому времени
 прожевать и проглотить портянку и занять более-менее вертикальное по-
 ложение ... Услышав знакомое словосочетание "председатель правления",
 он быстро принял деловой и озабоченный вид и, судя по всему, пригото-
 вился к длительной беседе. Степка, с ужасом наблюдавший за действиями
 юного бизнесмена,  увидев, что Толян уже набрал в грудь воздуха, зас-
 тонал и  схватился руками за голову - он был далеко и явно не успевал
 заткнуть оратору рот ...  К тому же, схватившись за голову, он быстро
 вспомнил, что  у него в руке дымится шикарная самокрутка.  Его лысине
 это почему-то не понравилось. Зашипев от боли, он резко отбросил руку
 в сторону  ...  и угодно же было дураку - случаю,  чтобы она попала в
 абсолютно новое лицо, а, точнее сказать, рожу, которое (или которую?)
 мы временно  выведем на сцену нашего повествования.  Впрочем,  почему
 обязательно "временно"? Если уважаемому соавтору понравится ...
     Новое лицо звали "Бармаглот". И если злопукинцам  это слово почти
 ни о чем не говорило, то в Писипивненске этим звукосочетанием почтен-
 ные мамаши пугали особо недостойных ребятишек,  а трактирщики города,
 прослышав, что Бармаглот направляется в сторону их  заведения,  обре-
 ченно вздыхали  и,  отослав родню на пару недель в деревню к бабушке,
 брали в руки порядочных размеров дрын и начинали громить  свой  собс-
 твенный кабак - какая разница,  если визит сего почтенного гражданина
 всегда и без исключений приводил абсолютно к тем же итогам ?
     Бармаглот был крайне колоритной фигурой, даже внешне. Его росто -
 весовые показатели были на диво гармоничны - при росте в сто  пятьде-
 сят шесть  сантиметров он умудрялся весить сто пятьдесят шесть кило -
 граммов, причем это не мешало ему уверенно пробегать  стометровку  за
 полчаса. Детство у него было тяжелым.  Старший сын в семье, он проби-
 вал свою дорогу в жизни исключительно  за  счет  собственных  усилий,
 своей головой - а голова у него была большая и прочная и неоднократно
 выручала его в трудных ситуациях.  В шесть лет, например, ему удалось
 пробить головой стену шлакоблочного дома,  причем с первого удара,  и
 спасти от пожара целую семью! Этим единственным в жизни положительным
 поступком он  всегда  очень  гордился и постоянно ставил его в пример
 своим многочисленным приятелям (добродушно пропуская мимо ушей  возг-
 ласы типа "Замучил,  козел!", "Задолбал ты уже своим домом!", "И чего
 у тебя тогда голова не треснула ..." и т. д. , и т. п.)
     Бармаглот мужал не по дням,  а по годам. Тот момент, когда он пе-
 рестал проходить в двери родного дома не только прямо,  но  и  боком,
 стал переломным в его жизни. Он покинул родных пенатов и отправился в
 большую жизнь - трудную, но прекрасную, полную опасностей и приключе-
 ний жизнь беспризорного оболтуса ... Первые проблемы, которые возник-
 ли после  этого  мужественного решения,  встали перед полицией  Писи-
 пивненска. Если  стреножить и захомутать Бармаглота пятерым дюжим го-
 родовым еще кое-как удавалось, то затащить его в каталажку не было ни
 малейшей возможности. После первой бесплодной попытки пропихнуть юно-
 го сорванца в двери тюрьмы, промучавшись около четырех часов, началь-
 ник полицейского участка, отирая со лба трудовой пот, произнес:
    - Не будешь же этому бугаю тюрьму новую строить ... Нехай болтает-
 ся по  городу.  А попадется еще раз - в силосную яму забросим,  будет
 там срок тащить ...
     Питая в  глубине души подсознательное отвращение к корму крупного
 рогатого скота,  наш герой намотал на пробивающийся ус предупреждение
 стража порядка и ушел в подполье.  В Писипивненске, бывшем во времена
 доисторического материализма и задолго до своего открытия родоначаль-
 ником ацтекской цивилизации (ацтеки,  приплывшие сюда с попутным вет-
 ром по Гнилушке и столкнувшись с героической тупостью местного  насе-
 ления, с горя изобрели самолет, паровоз, телевизор и политэкономику и
 свалили из этих краев с  максимальной  скоростью,  унося  в  глубинах
 огорченных душ  глубокое восхищение людьми,  способными изготовлять и
 потреблять в  таком  количестве  такие  спиртные  напитки),  остались
 кое-какие катакомбы.  В них-то и дернул наш молодой человек.  Естест-
 венно, пройти там он мог далеко не везде, и Бармаглот решил несколько
 расширить подземные коридоры.  На несколько ушедших под землю кресть-
 янских лачуг городские власти поначалу не обратили внимание, но когда
 в разверзшуюся твердь ухнула новая мэрия,  а из получившейся при этом
 дырищи вылез, почесывая ушибленную голову, Бармаглот с совковой лопа-
 той, начальник полиции вспылил и произнес историческую фразу:
    - Хрен с тобой, бегемот чертов! Уродится ж такое - в тюрьму не за-
 пихнешь ... Живи где хочешь и как хочешь, но попадешься на чем-нибудь
 серьезном - пристрелим, как собаку !!!
     Бармаглот проникся важностью момента и начал праведную жизнь.  Он
 устроился ночным сторожем ...  и горожане забыли,  что такое сон: го-
 лос Бармаглота  ,  требующий  от какой - нибудь парочки,  бредущей из
 гостей, ночной пропуск, будил все живое и неживое на восемь кварталов
 вокруг; к  тому же,  бедняга не умел читать , с горя цеплялся к любой
 предъявленной ему бумажке,  находя в ней какие - нибудь неточности, и
 волок парочку в полицейский участок как нарушителей общественного по-
 рядка. Начальник участка скрипел  зубами,  но  продолжал  нахваливать
 Бармаглота за стремление жить честной жизнью. Одобренный и ободренный
 страж ночного порядка трудился с каждой ночью все интенсивнее  и  ин-
 тенсивнее, и в одно прекрасное утро,  обнаружив в каталажке сто двад-
 цать четыре собранных за ночь нарушителя во главе  с  угрюмым  мэром,
 который чудной ночью вышел на порог подышать свежим воздухом, началь-
 ник полиции обреченно простонал:
    - Слушай ,  Бармаглотик ...  шоб ты пропал ...  Живи - как хочешь!
 Гуляй - где хочешь! Твори - что хочешь! ТОЛЬКО ОСТАВЬ МЕНЯ В ПОКОЕ !
     Итак, бессердечное общество отвергло своего члена ... Бармаглот ,
 изнывая от безделья, несколько недель бродил по городу , сшибая голо-
 вой телеграфные столбы,  пока не случилось неизбежное - он снюхался с
 даоносцами, всегда в изобилии водившимся в Писипивненске.  Это пошар-
 панное и никем не любимое племя,  известное лишь своей врожденной уз-
 коглазостью и приобретенной, с оглядкой на местное население, любовью
 к самогону  и вообще ко всему,  что горит,  научила Бармаглота самому
 дурному из всей той мерзости,  что только могло зародиться в  грязных
 умах этого богопротивного народа: оно пристрастило Бармаглота к борь-
 бе сумо ...  С тех пор Бармаглот , перед тем, как начать с кем-нибудь
 разговор, очерчивал вокруг будущего собеседника круг диаметром в семь
 метров и молча выбрасывал последнего из него,  а затем  уже  открывал
 рот. Характер  его резко испортился,  он стал угрюмым и раздражитель-
 ным. Довольной осталась только местная мафия - она выбрала  отвержен-
 ного своим главарем, и , хотя тот не согласился, стала вести себя еще
 более нагло и вызывающе ...
     Легко понять, что отъезд такого горожанина , даже на самое корот-
 кое время,  из родного города не может вызвать  иной  реакции,  кроме
 всенародного праздника. А если учесть, что Бармаглот уехал на олимпи-
 аду на несколько дней ... Вам все понятно, дорогой читатель !
     Итак, вернемся к нашим бара ...  к нашим героям.  Степка вгородил
 свою самокрутку прямо Бармаглоту  в  глаз.  Сей  достойный  гражданин
 взревел утробным  голосом и двинул своей колонноподобной рукой Степку
 в ухо - вернее,  хотел двинуть.  Степка автоматически нагнулся (чтобы
 сорвать цветок),  и сия мощная длань влипла в затылок Горбунковскому,
 который, профессионально сбив  на  взлете  нескольких  представителей
 разных команд,  в отличном стиле просвистел над площадью, и, сгруппи-
 ровавшись в конце траектории,  эффектно сшиб с ног великого  вождя  и
 учителя всех  времен  и  народов,  самого смертоносного представителя
 злопукинской кулинарной школы - сами знаете, кого ...
     Всего лишь  несколько  минут  приглушенных матюков - и воплощение
 светлого будущего бойко выбралось на спину залегшего (из  осторожнос-
 ти) в  глубокую отключку Горбунковского и гордо и гневно оглядело ок-
 рестности. Разглядывая сбившиеся на нос брови и застрявшую  в  правом
 ухе курительную трубку, грубые писипивненцы завыли от хохота, а дели-
 катные и демократичные злопукинцы сдержанно улыбнулись и громко  зар-
 жали. Пожелтевшими  от бешенства глазами она окинула веселящуюся пло-
 щадь ,  и из перекошенного от злобы и второй курительной  трубки  рта
 вырвался даже не голос, а какой-то скрежет:
    - Ну ты,  Степка, и гад! Пожилую бабушку с ног такими бугаями сби-
 вать - энто где ж такое видано!  Да мы ж тебе, заразе, за оскорбление
 в моем лице всей нашей ПНД таку щас войну до  твово  победнова  конца
 объявим ...
     Монолог прервал Толян.  Желая выяснить все о интересующем его но-
 вом акционерном  обществе  в Печкино (а именно так он трактовал новую
 Ульяшкину профессию), он дружелюбно улыбнулся и деловым тоном  начал:
    - Акции продаете ? Или покупаете ? Интересно, а почем у вас в Печ-
 кино  индекс  Доу-Джонса ?  Акцями , вообще-то , торговать - выгодное
 дело !  Мой дядя по соседской линии,  крутой предприниматель был,  на
 этих акциях большие бабки делал.  Кажный день,  помню,  их продает, а
 кажную ночь рисует ! Умнейший был мужик - жаль, пропал на каторге ...
 А почему пропал ?  Поленился,  вишь,  на акциях "Philips" голландские
 буковки выписывать - да и подписал по-нашенски, по-русски ...
     Ульяна, не имея сил на какие -  либо  членораздельные  замечания,
 бешено взвизгнула,  и, затрясшись от немой ярости, сделала два жеста:
 хлопнула кулаком по ладони и ткнула пальцем в гогочущую толпу. Молча-
 ливые печкинцы, надвинув на лоб кожаные кепки, сплоченным строем дви-
 нулись на всех остальных. И вел их ни кто иной, как товарищ Крупский,
 хищно скалясь остатками поредевших в классовых битвах,  прокуренных и
 пропитых зубов и бешено вращая кожаным шестом. Обстановка  на  глазах
 накалялась ...
     ... И накалилась!  Все смешалось в  доме  ОблоМских  (как  сказал
 классик, и он был прав)!
     Петрович, быстрее других разобравшись в ситуации,  сообразил, что
 без организованной  обороны на данном историческом этапе не обойтись.
 Рывком подняв Толяна на ноги,  он поставил его на место правого край-
 него, отрядив  ему в помощь  оставшуюся бесхозной сборную гонщиков за
 лидером; сборная,  признав в Толяне нового вождя,  стала  обрадованно
 поскуливать, радостно  прыгать  и  преданно заглядывать тому в глаза.
 Дошедшему до белого каления Бармаглоту он отвесил пинка, и, используя
 самого себя  в  качестве приманки,  вывел сего монстра вместе со всей
 его писипивненской кодлой на место левого защитника. Сборную Злопуки-
 но по десятиборью он поставил в резерв, а свое самое боеспособное со-
 единение, сборную по таиландскому боксу пустил в обход вокруг  площа-
 ди, в глубокий тыл противника. Сам же он героически занял место цент-
 рального защитника - напротив церковных ворот ...
     У некоторых  вдумчивых  и несообразительных читателей мог бы воз-
 никнуть вопрос: да как же он успел все так лихо организовать ? И ког-
 да ?  Должен заметить, что последний, кажущийся самым трудным вопрос,
 на самом деле является наиболее глупым.  И вот почему:  тот читатель,
 который полагает,  что  Ульяна  с  товарищем Крупским могли бы начать
 свою внезапную ураганную атаку без  предварительного  партсобрания  и
 политзанятий, может, по весьма точному выражению моего достопочтенно-
 го соавтора, "просто отдыхать"! И в этом (как, впрочем, и во всем ос-
 тальном), мой  уважаемый СоПерник (т.е. сотоварищ по перу) беспрекос-
 ловно прав.
     Раздался свисток, и игра началась. Петрович, уловив момент, когда
 Крупский закончил путаный доклад  о  международном  положении,  резко
 взвинтил активность  в  центре обороны и усилил морально - психологи-
 ческий прессинг, выкрикивая антипечкинские лозунги вперемешку с матю-
 ками и емкими характеристиками вражеских лидеров,  их образа мышления
 и исторической ценности села Печкина вообще и их ПНД в частности. По-
 терявшие голову  печкинцы с места взяли в галоп и сломя голову понес-
 лись между почему-то несколько отошедшими в стороны Толяном и Бармаг-
 лотом прямиком на нахального сатрапа.  Казалось, быть беде! Но тут-то
 и проявился оперативно-тактический гений Петровича.  Подпустив к себе
 озверевших антагонистов, последний сделал великолепное двойное сальто
 назад и очутился на высокой церковной ограде;  растерявшиеся печкинцы
 обнаружили перед  собой вместо дерзкого инвалида толстенные церковные
 ворота и начали беспорядочно и запоздало тормозить, образовав доволь-
 но приличную кучу-малу; и именно в этот момент и в эту кучу ударили с
 флангов Толян с Бармаглотом ...  Но и это было еще не все.  Ведь печ-
 кинцев было слишком много!  И они оклемались, и начали брать верх; но
 тут распахнулись ворота церкви и стройными рядами,  с именем  богома-
 тери на  устах,  в  общую свалку влились мужики из сборной по десяти-
 борью и сразу же принялись  отворачивать  идеологическому  противнику
 руки, ноги,  головы и другие конечности.  Казалось, противник вот-вот
 даст деру,  но Ульяна быстренько распустила слух, что всех бежавших с
 поля боя  заставит подписываться на периодику,  участвовать в общест-
 венной жизни и даже, в качестве особой меры пресечения, вести шефскую
 работу! Печкинцы  тоже  были людьми и хотели жить.  Поэтому они с му-
 жеством отчаяния запихнули десятиборцев на церковный двор,  и, разде-
 лившись на две части, стали успешно отбивать фланговые удары, все ча-
 ще переходя в контратаки.
     "Где же  этот  хренов  обходной  отряд ?",- мучительно раздумывал
 великий стратег, с беспокойством наблюдая, как четыре печкинца,  бе -
 режно подхватив Толяна на руки ,  пытаются  с его помощью протаранить
 церковные ворота. Толян каким-то  чудом вывернулся , раздались четыре
 удара и на площадь  прилегли отдохнуть  еще четверо , но им на смену,
 яростно размахивая кожаными шортами, бежала следующая четверка ...
     - Сельчане мои!  Бейтесь до последнего! Косите лютого ворога! Вам
 же хуже будет, если проиграете - все село самолично метелить буду!...
     Воодушевив односельчан  этим пламенным призывом,  Петрович не вы-
 держал, соскочил с забора и ринулся в самую гущу боя, с каждым ударом
 укладывая по несколько соперников ...
     И грянул бой - жестокий бой!  После вступления в сражение  нашего
 адепта восточных единоборств чаши весов изрядно колыхнулись в сторону
 борца за демократию.  Одурманенные тоталитаристы, категорически отри-
 цающие малейшую  возможность  влияния отдельно взятой личности на ход
 истории, огребали теперь от этой самой личности по полному  объему  !
 Руки и  ноги  нашего  нью-самурая вращались,  раздавая во все стороны
 удары, с такой скоростью, что со стороны Петрович явственно напоминал
 изрядно перебравший и малость свихнувшийся (если б такое было возмож-
 ным) геликоптер ...  Между тем, господам демократам тоже было неслад-
 ко. Вышла из боя, выбитая яростной контратакой превосходящих сил про-
 тивника народная дружина; отрубился Степка , выключивший Крупского из
 игры и пропустивший от бабы Ульяны в принципе-то и неопасный удар ко-
 чергой по темечку с тылу; Толян, увлекшись преследованием группы про-
 летариев, попал в мини-засаду и был смят превосходящим силами против-
 ника. В общем, над демократией нависла серьезнейшая угроза ...
     Помощь пришла - и вновь свою роль в нашей бредовой истории сыгра-
 ла отдельно взятая личность!
     Несколько поостывший к тому времени и растерявший в этой мясоруб-
 ке почти всех своих земляков Бармаглот уже несколько минут подумывал,
 как бы  потихоньку свалить.  К нему уже давно никто не лез - печкинцы
 сообразили, что Бармаглот по своим физическим кондициям и умению дер-
 жать удар не уступает любому наудачу взятому паровозу, и благоразумно
 держали дистанцию.  Но,  покоренный героическим сопротивлением нашего
 главного героя,  он  активно вмешался в происходящее,  и,  проложив в
 толпе врага просеку впечатляющей ширины (по ней,  пожалуй,  даже смог
 бы проехать изрядно поддавший велосипедист), он подошел к Петровичу и
 буркнул:
    - Хромой, а ты - мужик! Люблю !
     С этими словами он перехватил голой рукой страшнейший удар Ульяш-
 киной кочерги,  направленный в голову Петровичу,  и со вновь проснув-
 шимся остервенением стал раскручивать ее над головой.  Вредная бабуля
 отнюдь не  желала расставаться со своим орудием массового поражения и
 упрямо вращалась вместе с кочергой. Поле боя затихло; все завороженно
 наблюдали за происходящим и гадали,  чем это закончится;  в некоторых
 местах возникли споры ,  кто первым сорвется -  Ульяна  или  кочерга;
 заключались пари,  делались ставки и даже уже кому-то по этому поводу
 били морду ...  В конце концов,  Бармаглоту надоела  жадность  старой
 карги, и  он,  сделав дополнительный рывок,  разжал пальцы .  Ликующе
 размахивая отвоеванным в головокружительной схватке инвентарем и  по-
 сыпая задравшую головы толпу значками, медалями и прочей бутафорией ,
 неугомонная бабушка просвистела над площадью, и, несколько раз перей-
 дя по ходу действия звуковой барьер, разнесла вдребезги стенку коров-
 ника, откуда сразу же донеслось недовольное бурчание Пегаса.  Печкин-
 цы, вкрай расстроившись таким грубым обращением с их единогласно изб-
 ранным председателем,  полезли на Петровича с Бармаглотом всем скопом
 - а скоп, несмотря на значительное поредение, все еще был неслабым ...
     Прошло несколько часов.  Сборная злопукинских таиландцев, забред-
 шая в  процессе рейда по глубоким тылам противника на огонек к Дэвицу
 и раскрутив радушного спонсора на пару ведер  самогона,  вспомнила  о
 своей стратегической  задаче  только  к вечеру.  Осторожно и виновато
 выйдя на площадь, обалдевшие таиландцы обнаружили следующую картину.
     Солнце активно закатывалось за горизонт, и все вокруг  окрасилось
 в фантастической красоты цвета этого  закатывания.  С  Гнилушки  веял
 легкий вечерний  бриз,  доносящий  с  заливных  лугов гоготанье жаб и
 брачное хрюканье грецких помидоров.  На громадном кургане , состоящем
 из самых разных членов самых разных спортивных команд,  стояли обняв-
 шись, покачиваясь и закрыв усталые  глаза,  Бармаглот  с  Петровичем.
 Когда осторожные  марафонцы  стали приближаться,  Петрович неожиданно
 дернулся и слабым, но четким голосом произнес:
     - На етом щитаю первый день олимпеады наглухо закрытым. День идет
 в зачет марафону по таиландскому боксу ... Пебедителей НЕТ! , - стро-
 го добавил Петрович и рухнул на вершину кургана.
     - Это еще надо посмотреть! , - строптиво буркнул Бармаглот и тоже
 рухнул - на Петровича ...
     Дело было на мази.  Бармаглота усилиями всей сборной  откатили  в
 сторону, а шефа поперли на руках в родное дворянское гнездо,  на ноч-
 лег. Вокруг стояла мертвая, просто могильная тишина.
     Стемнело. Отдыхала  природа,  измученная  первым днем спортивного
 праздника. Даже ночная живность вела себя крайне пассивно.  И  только
 особо чуткое  ухо  могло  уловить доносящиеся из недр новоиспеченного
 злопукинского кургана слова:
     - Да, мужики, вообще-то, жизнь в деревне, конечно не сахар. А все
 потому, что организации никакой. Вот, как сейчас, помню своего шурина
 жены брата мужа свата - крутейший, между прочим, сельский организатор
 был ...


                            -     32     -

     Да... Как  всё-же  горька судьба увлечённого читателя!  Постоянно
 возникающие в самых интересных местах,  тупые отступления автора, ко-
 торому вдруг  приломило  почесать  на  отвлечённые темы своим длинным
 языком, гнетут его творческий порыв.  Тривиальные фразы типа "  Да...
 Как же  всё-таки горька судьба...  ",  в который раз вызывают рвотный
 рефлекс и ясное понимание того,  что так написать мог  только  полный
 имбецил... Я согласен ...  Да, я полный! Но, извините, роман писать -
 это вам не фунт изюму в бочку дёгтя сыпать!  Надо и меня  понять!  Вы
 вот щас ухмыляетесь, а я эту главу в одиннадцатом часу ночи начал пи-
 сать! И очень,  знаете, приятно сознавать, шо эти козлы щас, как сыры
 в масле,  пятые сны видят, а потом ещё пафосничать начинают, мол, то,
 что автор придурок,  я сразу понял,  но что до такой степени  -  токо
 щас... Но я на вас не обижаюсь,  вы ж не виноваты в том,  что я такой
 талантливый! Итак, зададимся вполне резонным запытанням - что же было
 дальше? Кто не зададался, дальше может не читать, таким не место сре-
 ди ценителей настоящего искусства!  Гурманам же сообщаю,  что  дальше
 началась действительно преувлекательнейшая история...
     Во-первых, начался четвёртый день олимпиады.  Начался он с  того,
 что Петрович  в обнимку с Бармаглотом ходил по деревне в поисках очу-
 хавшихся марафонцев бокса и выспрашивал у них,  что было во второй  и
 третий дни  олимпиады.  Результаты  социологического  опроса  к  ночи
 стали ясны, как день:
     - 50 % - не помню ваще ни фига
     - 50 % - было классно, но что именно - не помню
     Найденные при  памяти  Толян  и  Стёпка  больше ничего сказать не
 смогли, поэтому Петрович решил,  что второго и третьего дня  не  было
 вообще. На  том  и порешили молодого кабанчика и устроили праздничный
 фуршет. На фуршет были притащены все участники соревнований  и  боль-
 шинство болельщиков.  Вспотевший  Дэвиц выкатил бутыль фирменной жид-
 кости "На двести восемьдесят троих",  из сарая показался Пегас, зады-
 хающийся от чувственных объятий Ульянки.  Толян обнаружил на верхушке
 берёзы примёрзшего Ёлкина.  В самом начале потасовки он забрался туда
 ради безопасности,  окоченел,  и слезть не мог даже ради фуршета. Всё
 село полтора часа трясло берёзу, пока Антипу не удалось сбить бедола-
 гу пудовой гирькой.  Единственному пострадавшему от марафона сразу же
 влили тройную дозу. Оглушённый Борис сначала об дерево, потом офигел,
 потом оземь, и в итоге отрубился. Пьяненький Толян ходил между сотра-
 пезниками, и,  хватаясь за живот,  посылал всем длиннющие факсы.  Всё
 более дробаданеющий Сосипатыч,  танцевал с Крупским ламбаду. Танец не
 клеился по причине того, что к сексопильному Крупскому всё время кле-
 ился Стёпка Сягайло.  Стоявший на поломанном тостере Петрович,  через
 каждые пять минут выкрикивал зажигательные тосты. Лежавшая под тосте-
 ром Ульянка по этому поводу не смогла выкинуть ни одной зажигательной
 бутылки. Хмельной Акафест, которому уже надоело прыгать в костёр, об-
 лившись самогоном, бахнул ещё сто пятьдесят, громко крикнул :"Струга-
 ют все !!", и прилюдно стошнил. Люда была очень недовольна.
     Вот тогда-то и случилось неожиданное...
     Появился я.
     Весь в черном,  с помытыми и развевающимися на ветру длинными во-
 лосами. Грязные джинсы заправлены в чистые ботинки.  На спине наколка
 " Не забуду Dream Theater !". Ну, в общем, достаточно крут.
     - Шо же вы, сволочи, вытворяете ! Бухать ещё не надоело ?
     Не прошло  и  пяти  минут гробовейшей тишины,  пока самый смелый,
 Бармаглот, не вышел вперёд и не спросил:
     - А шо ж нам тебя шо ли спрашивать, мелюзга ?
     И так,  знаете,  мне обидно стало тогда... Нет, я не на "мелюзгу"
 обиделся, просто ...  ааа-аа,  достали, кабаны !!! Я ж к ним как отец
 родной, а эта пьянь ... И ведь всё на меня свалят !! Мол, мы не вино-
 ватые, он сам всё придумал !  А мы по натуре добрые и пушистые, и ни-
 чего крепче крем-соды и в рот-то не брали никогда !!
     Я и говорю им:
     - Пошто же вы меня перед людями-то позорите, они ж это всё читать
 будут! У вас же Олимпиада на грани развала !  Петрович, ты ж Аглае на
 прошлой неделе обещался, что завязал !!!
     - Ааа-аа от-ку -да тттты знаешшшь ?
     Вот глупышка.
     - Петрович,  да ведь не для того ж тебя придумывали, шоб синячить
 на каждой странице. Просто тошно писать ! Как будто ничего другого не
 умеете делать! Степан, ты же спортсмен!
     Стёпка покраснел.
     - Да я вааасще случайно, Витёк, ну чё ты! Уж и расслабиться низя,
 шо ли...
     - А,  делайте что хотите,  только пеняйте на себя, я вас выручать
 больше не буду, сказано пожар по пьяни, все сгорели, значит сгорели !
     - Да чё ты нас пугаешь,  придурок !  Шо вы его слушаете ! В башню
 ему! Ату, ребята !!
     Бармаглот плавно набирал скорость в моём направлении.
     Это он здорово форшманулся,  меня придурком обозвав. Молодой ещё,
 не знает на кого батон крошит...
     Я невозмутимо стоял на его пути,  и не один мускул не дрогнул  на
 моём мужественном и симпатичном лице. Это было легко сделать. Во-пер-
 вых, я был уверен в своих силах на правах автора произведения,  ну, а
 во-вторых, у меня и мускулов-то на лице нету. Не пришлось поднакачать
 как-то... И я улыбался,  широко расставив стройные ноги. Во всей моей
 фигуре всем  чувствовалась  мощь и чувство юмора.  Один лишь бесчувс-
 твенный Бармаглот, ничего не понимая, мёлся ко мне уже на второй ско-
 рости с кулаками третьей стадии сжатости.
     Как мне это всё надоело!  Ну только и знаем мы  что  напиться  да
 подраться! Нету стремления к светлому ! К творчеству !
     И тогда я подмигнул себе, сидящему ночью у своего компутира и ис-
 чез.
     А Бармаглот пробежал ещё пару шагов и  упал.  Да  как-то  странно
 упал. Головой .  Об тостер. Три раза. Одним местом. Тоже об тостер. И
 что-то громко щёлкнуло внутри его большой головы,  и загорелись глаза
 его новым, невиданным доселе, светом. И воскликнул он " От, Ёкаламэнэ
 Ёпэрэсэтэ !!! Какой же я был дубина!"
     - Ребята,-  продолжал он,- подвязывай!  Пятый день Олимпиады тор-
 жественно объявляется днём пиита!  Конкурс на лучшее лирическое  сти-
 хотворение !!! Даёшь ямбу! Не дадим хиреть хорею! За любимый амфибра-
 хий - хуч в калодезь, хуч на плаху !!!!
     Бармаглот встал  в  позу и хорошо поставленным дикторским голосом
 Татьяны Веденеевой провозгласил:
     - Поэма " Бодуно "!  Слова экспромптом,  музыки нет!  Исполняется
 впервые. Исполняет автор !!!

        Бодуно.

     Скажи-ка дядя, скипидаром,
     Столь вдохновенным перегаром,
        Не зря несёшь с утра ?
     Ведь были ж пьянки боевые,
     Когда вы были никакие,
     Недаром помнит вся Россия
        Про утро Бодуна!

     -Да, были люди в наше время,
     Не то, что нынешнее племя:
        Богатыри - не вы!
     Плохая им досталась доля:
     Немногие вернулись с поля...
     Не будь со мною друга Толи,
        Я отдал бы концы!

     Мы долго молча наливали,
     Досадно было, тоста ждали,
        Ворчали мужики:
     "Что ж мы? Сидим вот на квартире,
     Не смеем что ль, как командиры,
     Свои, блин, изорвать мундиры
        О русские кусты ??"

     И вот нашли большое поле:
     Есть разгуляться где на воле!
        Построили редут.
     У наших ушки на макушке!
     Чуть утро осветило кружки
     И наши синие макушки -
        Уж Дэвиц тут как тут.

     Налил бухло я в кружку туго
     И думал: угощу я друга!
        Постой-ка, брат Ухват!
     Что тут хитрить, пожалуй к бою;
     Уж мы пойдём ломить стеною,
     Уж упадем мы головою
        В закусочный салат!

     Два дня мы были в перестрелке.
     Что толку в этакой безделке ?
        Мы ждали третий день.
     Повсюду стали слышны речи:
     "Пора добраться до картечи !"
     И вот на поле грозной сечи
        Ночная пала тень.

     Прилёг вздремнуть я у буфета,
     И слышно было до рассвета,
        Как ликовал наш тус.
     Нетих был наш бивак открытый:
     Кто харю чистил весь избитый,
     А кто точил, ворча сердито,
        Засоленный арбуз.

     И только небо засветилось,
     Всё шумно вдруг зашевелилось,
        Сверкнул за строем строй.
     Семёныч наш рождён был хватом:
     Слуга вину, гроза салатов...
     И тот ушёл: слышны лишь маты -
        Спит на земле сырой.

     И молвил я, сверкнув очами:
     "Братва! Злопукино за нами!
        Кирнёмте же со мной,
     Как наши братья упивались!!"
     И умереть мы обещали,
     И клятву верности сдержали
        Мы в Бодуновский бой.

     Ну ж был денёк! Сквозь дым летучий
     Ребята двинулися кучей,
        И всё на наш редут.
     Иваны с пёстрыми портками,
     Антоны с красными носами,
     Все промелькнули перед нами,
        Все побывали тут.

     Вам не видать таких сражений!..
     Носились мужики, как тени,
        В дыму лишь глаз блестел,
     Звучала песнь, и чьё-то жало
     Сказало, что бухать устало,
     К редуту проходить мешала
        Гора пьянючих тел.

     Изведал я в тот день немало,
     Что значит русский кир удалый,
        Наш рукопашный бой!..
     Земля тряслась - как наши груди;
     Смешались в кучу кони, люди,
     И залпы рвущих на посуду
        Слились в протяжный вой...

     Всё смерклось. Были все готовы
     Заутра бой затеять новый
        И до конца стоять...
     Вот затрещали барабаны -
     И отрубился я в тумане.
     Тогда считать мы стали раны,
        Товарищей считать.

     Да, были люди в наше время,
     Могучее, лихое племя:
        Богатыри - не вы.
     Плохая им досталась доля:
     Немногие вернулись с поля,
     Когда б не друг Филонов Толя,
        Я отдал бы концы!


                             -     33     -


     Благодарные слушатели  встретили  блестящий экспромт  Бармаглота
 дружным иканием , переходящим в отрыжку . Народ ощутимо возбудился .
 В воздухе явственно запахло анапестом . Над площадью понесся ядреный
 четырехстопный исконно русский ямб, сдабриваемый в особо патетичес -
 ких местах невесть откуда взявшимся гекзаметром ,  а в отдельных мес-
 тах появились  даже  танки,  из  которых тут же повылазили танкисты и
 охотно присоединились к общему веселью.  Танки , оставленные без эки-
 пажей, разъезжали по площади во все стороны,  плюясь стреляными гиль-
 зами и угрожающе рыча на зазевавшихся  аборигенов.  Чудом  воскресший
 Елкин снова  залез на березу и категорически отказался слазить до тех
 пор, пока ему не подадут Толю Филонова,  которого  он  объявил  своим
 врагом N  1 и грозился отправить куда-нибудь в "Бгахават Гиту" за не-
 санкционированное шатание по чужим литературным произведениям ;  дабы
 подтвердить серьезность своих намерений, он пригрозил, что околеет, и
 даже начал демонстративно  покрываться  инеем.  Пришлось  уговаривать
 впавшего в  стихотворческий  раж Бармаглота снова поработать головой,
 но тот валить ни в чем не повинное дерево отказался и пообещал ,  что
 решит этот вопрос экологически чистым путем. Он вспрыгнул на тостер ,
 ласково спихнув оттуда сразу же  улетевшего  невесть  куда  Петровича
 (заведующий ПНД, храпевший под тостером, мгновенно разразился гневной
 тирадой в защиту прав потребителя,  но никто не обратил на это внима-
 ния) и рявкнул во всю глотку:
     - А НУ ША, КОЗЛЫ !
     Бармаглот был весьма уважаемым человеком,  и к его голосу прислу-
 шались.
     - Щас я вам стихи прочту.  Рели ... Лили ... РИЛИЧЕСКИЕ . Об меня
 ... Обо мну ...  Об мене,  в общем. И если хоть какая-нибудь падла не
 зарыдаеть - я его * ****** ******** ,  ****** ****  и скажу ,  шо так
 и было!

  Намела сугробы зимушка-старушка .
  Тихо спит под снегом старая избушка,
  Рядом с ней - другая ... Всё село в отрубе,
  Круто давит массу - выражаясь грубо.

    Вдарили по речке зимние морозы ,
    А в бору от ветра клонятся березы .
    Так и я, опухший, весь заиндевелый,
    Как синяк, трясуся над бутылкой "Белой" ...

  А ведь я когда-то был почти что стройный,
  Вовсе не опухший и ваще - достойный !
  Эх, возьму бутылку, бахну без закуски -
  Может, так и надо - исконно, по-русски ?

    Все храпит в округе. Спит зверье и птица .
    Отчего ж мне, люди, дураку , не спится ?
    Квашу, как пожарник, да блюю по пьяни -
    А блевать, чегой-то, на бумагу тянет ...

  И открылась, люди, правда мне простая
  (Хоть от этой правды крыша улетает) :
  Я ВЕДЬ ПЬЮ, КАК КОНЮХ, С КАЖДЫМ ДНЕМ ВСЕ ЧАЩЕ,
  ЧТОБ ЗАБЫТЬ, ЧТО ПЬЯНЬ Я, И ВАЩЕ ПРОПАЩИЙ !..

     Прорыдав последнюю строфу, Бармаглот тяжело спрыгнул с тостера на
 ногу Ульяны и залился горючими слезами.  Раздался глухой удар  и  до-
 вольно противный  хруст  - это с березы ,  прямо на голову Акафесту ,
 спланировал Елкин.  Ни тот, ни другой, в настоящий момент, больше ни-
 чего не  хотели  .  Вся тусовка,  с опаской поглядывая на Бармаглота,
 разразилась дружными рыданиями .  Все старались,  как могли, и могли,
 как старались . И никто не знал, к чему все это приведет ...
     А привело оно вот к чему.  Над  площадью,  благодаря  пресловутым
 стараниям, создалась  практически  невозможная в обычных условиях ат-
 мосфера покаяния,  этакого всеобщего катарсиса. И весь этот катарсис,
 помноженный на авторитет Бармаглота и возведенный в степень тотально-
 го алкогольного опьянения, не смог удержаться над площадью и ШАР-РАХ-
 НУЛ прямиком в космос ,  далеко за пределы земной атмосферы, обречен-
 ный лететь неизвестно куда до тех пор, пока куда-то не влепится.
   ... Последние 4604 года над Землей по дальней, очень дальней орбите
 болтался громадный обшарпанный звездный крейсер клаксонской цивилиза-
 ции, которая превосходила нас во всем, но страшно нуждалась в любви и
 понимании. В их родном созвездии Зверопаса  они,  по  недомыслию, еще
 около десяти тысяч лет назад выбили все посторонние формы жизни и те-
 перь шлялись по Галактике,  выискивая для себе преклоненцев и почита-
 телей. А данный экземпляр застрял возле Земли потому,  что постоянный
 бардак на планете изрядно интриговал телепатов - клаксонов, у которых
 не укладывалось в голове, как можно говорить одно, думать другое, де-
 лать третье,  а получать четвертое. Им и хотелось, и кололось идти на
 контакт. Ну,  а после того,  как они восприняли весь сногсшибательный
 потенциал злопукинского катарсиса,  никаких сомнений у них  не  оста-
 лось. По кораблю был отдан приказ разводить пары и отдавать концы.  В
 совершеннейшей по своей конструкции кочегарке интеллектуалы - кочега-
 ры кибернетическими  совковыми  (по форме,  а не по сути) лопатами на
 быстрых нейтронах метнули в топки (  значительно  превосходящие  НАШИ
 топки )  первые порции (значительно превосходящие НАШИ первые порции)
 антрацита (наш не канает) .  Потом команда крейсера  начала  отдавать
 концы, значительно пре ...  Впрочем, это я уже загнул. Процесс отдачи
 концов был приостановлен приказом адмирала;  крейсер снялся  с  якоря
 (напоминающего, на  первый взгляд,  нашу вазу работы Бенвенуто Челли-
 ни), и со скоростью, значительно превосходящей НАШУ скорость, двинул-
 ся к  планете  .  Весь экипаж захлебывался в диком восторге (куда там
 НАШЕМУ восторгу до него) .  Замаскировавшись под  космический  мусор,
 крейсер завис  над Европой,  а на корабельный челнок срочно и едино -
 гласно, по всей законам клаксонской тоталитарной демократии  (сравни-
 вать ИХ  тоталитарную демократию с НАШЕЙ - все равно,  что сравнивать
 гусеничный трактор с помидором) были  навербованы  добровольцы  (НАШИ
 добровольцы - отдыхают). После того, как всем коллективом удалось ус-
 покоить нервы (ох уж эти НАШИ нервы ...), челнок быстро и плавно дви-
 нул на  посадку,  целясь на окраину Злопукина - пилоты ехидно ухмыля-
 лись, глядя на эту окраину ... Было решено, что первым на почву ново-
 го клаксонского  доминиона вступит суперлингвист корабля,  непревзой-
 денный эрудит и чемпион экипажа по настольному кикбоксингу и фулпруфу
 (нечто, напоминающее наш званый обед после команды "НАЧАЛИ!", но куда
 более смертоносное), сам СТИХОПЛИВСОРыч - Двадцатый ! Все время, пока
 они крутились вокруг земли, он изучал земные языки, улавливая особен-
 но сильные всплески человеческих эмоций и тщательно отбирая  наиболее
 употребимые слова , выражения и интонации и теперь он с душевным тре-
 петом готовился к первому контакту с загадочной расой.
     Полетав немного  над  площадью после дружеского пинка Бармаглота,
 Петрович несколько притомился и решил отдохнуть. И место себе он вы -
 брал классное:  на  окраине  села,  под старым раскидистым помидором.
 Плавно треснувшись о ствол почтенного овоща, усталый барин совсем уже
 наладился соснуть часок - другой,  но не нашел достойного объекта для
 данной процедуры и решил придавить массу. Но масса давиться категори-
 чески не желала и забралась на самый верх помидора ... Разочарованный
 Петрович развалился в теньке и стал выбирать из оставшихся вариантов:
   а) Всхрапнуть;
   б) Задремать;
   в) Покемарить;
   г) Вульгарно задрыхнуть.
     Совсем уже решив задрыхнуть,  Петрович начал укладываться поудоб-
 нее, но вдруг ...
     Раздался  изящный,  мелодичный  и  радующий душу рев,  и в десяти
 шагах от опешившего сатрапа, прямиком в пыль, с неба плюхнулся какой-
 то  странный предмет с плавными, радующими глаз контурами и отдаленно
 напоминающий сложный гибрид тепличного огурца,  прибора ночного виде-
 ния и торта "Наполеон".
     " Мама!", - подумал Петрович." Больше никогда пить не буду ! "
     Но это были только цветочки, потому, что в борту сего непонятного
 устройства нарисовалась довольно-таки фотогеничная дверца,  откуда на
 светлы очи  уже  почти совсем вообще ничего ни капли не соображающего
 Петровича бодро вылез,  старательно излучая мудрость,  всепонимание и
 всепрощение, на первый взгляд довольно - таки пожилой двенадцатилапый
 таракан, метра полтора длиной, с отполированным до умопомрачительного
 блеска серебристым туловищем , держащий в передних лапах ворох краси-
 веньких блестящих шестеренок на палочках.  Робко  положив  ворох  под
 трясущимися ногами Петровича, таракан откашлялся и смущенно произнес:
     - Это ты тут...козлиная морда ...эфир...засера...засоряешь?
       ... Fuck. ... you!
     Продолжая бдительно следить за инсектом, Петрович решил  для кон-
 спирации временно потерять сознание.

                          ----    34    ----

     И вот, сажусь дописывать роман, и что вижу ? Валяется бездыханный
 наш герой, а над ним возвышается эта клаксонская гнида ! Ни фига себе
 расклады !! Тут и самому инхварктец можно прифатить !!! А самое глав-
 ное, Петрович-то мило так дуршляет под кустиком, ему всё до лампочки,
 сны детские смотрит ( в формате Упал в Секам ),  а всем за него отду-
 вайся! Я всегда говорил, что он несознательный элемент в нашей элект-
 ронной таблице Миндалеева!
     Вот.

     А таракашка-то тем временем  не дурак оказался...  Я  пока первый
 абзац колбасил, он не в напряг взял и , как бы  между  делом,  чем-то
 клацнул,  и стал ну в ноль таким же,  как Петрович.  Абсолютная копия
 (даже бородавки  на ягодицах были полностью идентичны с исходником!).
 И шустренько так порулил к нашим!  Про-оо-оосто вилы !!!  Страшнэ, шо
 делается !!!

     " Страшнэ, шо делается !",-думал Толян, с трудом пробираясь между
 многочисленными литераторами,-" Хоть бы не заразное !".  И вдруг нео-
 жиданно для себя громко крикнул:
     - Валерий Вмылядзе ! " Про навороченную бабу " !!!

     Ты натура утончённая ! Папа твой по шее стукнул дипломатом !
     Колбаса недокопчённая ! А ведь замуж выходить совсем не в рифму !!

     Непослушными руками  зажимая что-то вещающий рот,  Толян бросился
 домой в надежде убить новую инфекцию слоновьей  дозой  известного вам
 уже порошка, и столкнулся с Петровичем. ( Ну, я думаю, что все  дога-
 дались, что это был не настоящий Петрович, а мерзкое инопланетное су-
 щество, коварно  замышлявшее  против  всех нас прегнуснейшие по своей
 гнилостности лажи !).
     - Не ходи туда, кореш !
     Толян схватил в охапку друга и потащил за  собой.  Но  он  же  не
 знал, что Петрович не взаправдашный,  а какая-то левейшая  нелицензи-
 онная его копия !! Вот где изюминка собаками зарыта !

     А пришелец,  сволочь,  нет чтобы сразу признаться, что, мол , так
 и так,  вовсе я не кореш,  и не друг,  что тварь я  иногалактическая,
 клоп смердячий; так он знай себе помалкивает, прусак недодавленный !!

     А Толян, чудак-человек, не в курсах, воще в эту фишку не врубает-
 ся, ведёт его к себе на хату ! Вот достача ! И жалко мне его, а ниче-
 го поделать не могу,  мой долг как одарённого драматурга,  отражать в
 своих глобальных  по своей концептуальности произведениях всю жизнен-
 ную правду, ничего не утаивая и не приукрашивая ...
     Вот.

     Пришли они,  значит домой.  В смысле Толян с гоминоидом .  Ну тут
 этот брат по разуму и заявляет:
     - Слышь .. братэлло ... а тебя .. типа ...это ... как  зовут ?
     Толян насторожился.
     - Толян я, Петрович ты чё ?!! А с голосом чаво ? Простыл штоля ?
     - Толян,  слышь,  Толян ..  а как вы ... то ись мы, люди ... тово
       ...  ну это ... короче, как живём-то а ???
     - Хорошо живём ...  чёйто ты какой-то не такой сёдни,  в  натуре,
 витязь, блин, в тигровой шкуре !
     Пришелец насторожился и решил применить  тактику  предполагаемого
 противника:
     - Петрович я, Толян ты чё ?!!! А с голосом чаво ? Простыл штоля ?
     Тут Толян понял, что дела плохи. Он был не совсем дурак, хотя ту-
 пой был как валенок,  и олигофрен был, как тормозная колодка, и вооб-
 ще, даунище редкий... Во-первых он сразу заметил, что Петрович повто-
 рил его  фразы,  более  того,  он усёк,  что в первом предложении был
 воспроизведён один лишний восклицательный знак; во-вторых, он обратил
 внимание на то, как Петрович шевелил своими усами, чего ранее тот ни-
 когда не делал, да и усов таких у него не было никогда, двухметровых;
 в-третьих, он подумал,  что если бы это был настоящий барин,  вряд ли
 бы он стал ,как этот,  ходить во время разговора  на  четырёх  конеч-
 ностях, вращая головой на 360 градусов, и почёсывать ногами брюшко...
     И тогда он решился на смелый шаг.  И даже не на один.  Он решился
 на много шагов ,и, истошно завопив, бросился наутёк сломя голову.
     СТИХОПЛИВСОРыч двадцатый  остался  в его доме в полном недоумении
 со сломанной Толяном головой и огромным количеством всё размножающих-
 ся вопросов...

     Темнело ... По радио передавали новости вечернего хит-парада. Се-
 годня победил Кирилл Флипкоров. Над затихающей деревней шумно звучали
 полные грусти слова победителя:

     " Мне Алла тихо говорила,
       Что я мохнатый, как горилла,
       Дурной, как попка,
       Баран, как пробка,
       Но всё же ж лучше крокодила !!! "


                             -     35     -



     Толян, набирая скорость,  несся по задворкам великой деревни. До-
 рогу он не выбирал, и из-под его быстрых  ног фонтанами летели в раз-
 ные стороны навоз,  бурьяны, посудные черепки, пустые бутылки - в об-
 щем, все то, что полагается иметь населенному пункту на своих задвор-
 ках. Протаранив очередной свинарник, он вылетел на небольшую поляну и
 мгновенно застопорил,  увидев  рядом  с какой-то хреновиной абсолютно
 невообразимой формы и назначения кособокую фигуру Петровича,  который
 вдумчиво эту самую хреновину рассматривал. "Вот это клево... Петрови-
 чи плодятся, как тараканы!,- тупо подумал Толян. - А может, это тара-
 каны плодятся, как Петровичи?"
     Почувствовав, что его до сих пор надежная крыша  встрепенулась  и
 начала размахивать крыльями,  Толян решил не впадать в стресс, и, по-
 добрав с земли кем-то потерянный бампер от телеги,  начал было на цы-
 почках подкрадываться  к  Петровичу,  но  не учел рельефа местности и
 провалился в какую-то  яму,  наполненную  чем-то  предельно  вонючим.
 Обернувшийся на шум Петрович,  оценив обстановку, ткнул яростно вопя-
 щего и матерящегося Толяна большим пальцем за ухо.  Вытащив неподвиж-
 ное тело юного предпринимателя из бывшей выгребной ямы,  он приступил
 к приведению страдальца в чувство.  Для начала он  легонько  похлопал
 его по щекам. Не помогло. Он удвоил усилия, затем учетверил, увосьме-
 рил ...  В общем,  Толян пришел в себя от оплеухи, которой можно было
 бы спокойно убить кордильерского гризли средних размеров.
     Увидев, что пациент пришел в себя,  Петрович вмазал ему еще  пару
 раз для острастки и начал выяснять, в чем, собственно, дело.
     Дознание длилось недолго. Выудив из всхлипывающего и икающего То-
 ляна всю нужную для себя информацию,  Петрович отправил его в дружес-
 кий нокаут и присел поразмыслить.
     "Голова нужна,  чтобы  думать,  а  мозги  - чтоб соображать!",  -
 вспомнил любимое изречение Матсутацу Оямы Петрович и решил оставить в
 покое свои  мозги и поработать головой.  Думать он любил,  вот только
 времени на этот сладостный процесс всегда не хватало ...
     "Итак, что  мы имеем ?" - академически начал думать Петрович.  "А
 имеем мы какую-то хреновину,  которая плюхнулась прямо с неба, причем
 раньше в наших краях такие не водились.  На зверя или птицу не похожа
 - ни одна животина в своем уме в себе тараканов возить не  будет,  да
 еще и говорящих ..." Петрович представил себя с раздутым животом,  из
 которого доносятся чьи-то голоса,  и зябко поежился.  "Итак,  это  не
 зверье. Тогда выходит,  что эту дребедень кто-то смастерил.  Вопрос -
 кто ?  Чтобы человек какой - так опять - таки вряд ли.  Такая уродина
 никому и после жуткого перепою не приснится. А ежели все-таки с пере-
 пою ?.." При здравом размышлении Петрович откинул эту версию и  начал
 думать дальше. "Ежели все же не с перепою, тогда ваще полный бред по-
 лучается - или где-то какой-то шибко умный  народ  живет,  о  котором
 никто не знает, или ее для себя сами же энти тараканы и сбацали ..."
     Петрович поперхнулся собственной мыслью - до сих пор тихо и мирно
 стоящая штуковина замигала фиолетовым светом, на боку ее снова появи-
 лась дверца и послышалась чья-то речь.  Вернее, даже не послышалась -
 ушами Петрович ничего не слышал, но внутри его многострадальной голо-
 вы отчетливо послышался чей-то голос:
     - СТИХОПЛИВСОРыч, ты где? Давай, канай в шлюпку,если сейчас взле-
 теть хочешь - челнок скоро над нами пройдет,  а иначе будешь тут  еще
 одни местные сутки куковать !
     - КТО ЭТО ?!! - испуганно заорал сатрап, обхватив руками голову.
     - Кто,  кто ! Ты что, старый хрыч, от поезда отстал ? Это я, бор-
 товой компьютер БЭДТРАК - 4 .  Можно подумать,  не знаешь .  А ну-ка,
 погодь ...  Эээ,  да ты , браток , никак захворамши ! Биоритмы - ни в
 дугу, интеллект в пятьсот двенадцать раз упал, да и рук-ног поменьша-
 ло ... Говорил я, тебе, СТИХОПЛИВСОРыч - не якшайся ты с этими варва-
 рами, ваще лохом станешь ! Ты и так-то не шибко ...
     - Чего - не шибко ?  - машинально и агрессивно ответил на скрытое
 оскорбление Петрович.
     - Да ладно, это я так, к слову пришлось. Ты не горюй, старик, щас
 мы тебе все откорректируем - и биоритмы восстановим,  и руки-ноги вы-
 растим ...
     Что такое "откорректируем", Петрович представлял себе нечетко, но
 само слово ему не понравилось.
     - Я т-тебе щас откориктирую !  Я тебя так откалектирую,  шо  тебя
 родная ма ... или шо у тебя там есть, не узнает !
     - Да ладно,  как хочешь . Если нравится - можешь ходить таким не-
 доноском .  Все,  как всегда: на них пашешь, как трактор, а в ответ -
 одни угрозы и попреки !  - плачущим голосом проговорил,  или, точнее,
 промыслил компьютер. - Дай хоть тут подправлю слегка ...
     Петрович открыл рот, чтобы разразиться очередной гневной тирадой,
 но лексическому  фейерверку  помешало  ощущение какой-то неловкости в
 левой ступне.  До Петровича довольно быстро дошло,  что левой ноги до
 колена у него не было вообще,  ТАК КАК У НЕГО ТАМ БЫЛ ПРОТЕЗ ! Петро-
 вич медленно опустил вниз свой уже мало что выражающий взгляд и обна-
 ружил на месте протеза НОГУ .  Довольно неплохую ногу,  надо сказать.
 Она и гнулась, и пальцами щелкала, но что-то в ней было не так! Борец
 за демократию  напряг остатки помутившегося рассудка и все-таки нашел
 причину беспокойства,  но она чуть не убила его наповал:  НОВАЯ  НОГА
 ТОЖЕ БЫЛА ПРАВОЙ!
    Счастливый обладатель двух правых ног бессильно присел на корточки
 (тут же завалившись , ввиду особенностей анатомического строения , на
 левый бок) и плачущим голосом выдал в атмосферу все свои претензии  к
 летающим тараканницам, потусторонним голосам, Девицовскому самоплясу,
 собственной любознательности и способности БЭДТРАКа - 4 к  "корректи-
 ровке". Компьютер обиженно пробубнил:
     - И чего бы я б ото б возникал ...  За него,  можно сказать,  всю
 работу делаешь,  а ему еще и не нравится !  Я ж стараюсь,  чтоб ты от
 остальных варваров не отличался !  Вон, ведь, лежит один - так у него
 внизу никаких  деревяшек  и  в помине нет !  Постой,  постой ...  Вот
 грех-то какой ...  Прости ты меня,  старую железяку - не досмотрел я,
 что у  этих  уродов ноги разные !  Ну,  да ладно - все ведь поправить
 можно. Вот так ... вот так ... и вот так !
     Разъяренный Петрович шустро вскочил на ноги , сделал пару шагов к
 летающему объекту ...  и обнаружил,  что его ноги,  вместо того, чтоб
 держать общее с телом направление, дружно рванулись в разные стороны,
 чуть не разорвав хозяина пополам. Замычав от непереносимой боли в па-
 ху, Петрович обреченно опустил глаза вниз. Возмущаться сил уже не бы-
 ло: на месте его родимой ПРАВОЙ ноги теперь находилась ЛЕВАЯ,  причем
 она была на добрых пятнадцать сантиметров длиннее второй,  а на боль-
 шущей ступне красовался грязный позолоченный валенок ...
     Подозрительно взглянув  на  Толяна,  который забылся в нескольких
 шагах от него тяжелым антиалкогольным сном (на ногах у него были точ-
 но такие же валенки, но все ноги были при нем), Петрович, стараясь не
 грубить, сдержанно произнес:
     - ЕСЛИ ТЫ, ДЕРЬМО ТАРАКАНЬЕ, ЩАС ЖЕ МНЕ НОГИ МЕСТАМИ НЕ ПОПЕРЕМЕ-
 НЯЕШЬ, Я ТЕБЯ, ГНИДУ ПОТУСТОРОННЮЮ, ПО ШУРУПАМ РАЗБЕРУ !!! И ШОБ НОГИ
 МНЕ ОДИНАКОВЫМИ  СДЕЛАЛ,  А  НЕ  ТО  Я  ТЕБЯ ВМЕСТЕ С ТВОЕЙ ЛЕТАЮШШЕЙ
 КЛИЗЬМОЙ ТАК ОТКАЛИКТИРУЮ, ШО ТЕБЯ НИ ОДИН ТАРАКАН НЕ УЗНАЕТ !!!
     Оглохнув от  ярости  и собственного дикого рева,  Петрович вперил
 тяжелый взгляд в ту часть корпуса летательного агрегата,  где, по его
 мнению, могли  бы находиться глаза БЭДТРАКа.  И такой чистой и мощной
 ненавистью светился его праведный взгляд, что под ним протрезвел бы в
 одно мгновение даже слесарь-сантехник с восьмидесятилетним стажем.
     И невдомек было нашему самому главному герою, что у клаксонов ие-
 рархическая лестница  уже  много тысячелетий строилась не на принципе
 первородства и благородности крови, не на костях благородных предков,
 поднимающих к звездам дебилов,  рожденных с серебряной ложкой во рту,
 а на основании реальной ценности индивидуума - его потенциальной те -
 лепатической мощи ! А Петрович, совершенно обалдев от всех этих мета-
 морфоз и потусторонних голосов,  выдал на  сверхчуткие  БЭДТРАКовские
 сенсоры такой  сумасшедший заряд пси-энергии,  что сжег четыре уровня
 пси-защиты из пяти возможных и сиганул по шкале клаксонских ценностей
 со СТИХОПЛИВСОРычевского двадцатого места аж на четвертое ! Чтобы по-
 нять, насколько это было круто, можно привести такой пример: экспеди-
 цию клаксонов  возглавлял  седой,  умудренный в интеллектуальных боях
 ГЕРОНТОФОБыч - Девятый ...  Окажись Петрович сейчас на родине клаксо-
 нов, благодаря своему коэффициенту он пользовался бы просто фантасти-
 ческими льготами:  кроме пожизненного государственного обеспечения по
 потребностям и гордого звания Мастер,  он бы имел право: шуметь после
 23-00, переходить дорогу на красный свет,  заплывать за буйки, стоять
 под стрелой, влазить под высокое напряжение, сорить и плевать, где ни
 попадя, входить в операционную без халата, курить и распивать спирт -
 ные напитки  в  общественных  местах,  нецензурно выражаться в местах
 скопления народа,  управлять любым транспортным средством  без  води-
 тельских прав и в нетрезвом состоянии,  оказывать сопротивление влас-
 тям - и много-много других мелких поблажек, которые могут сделать та-
 кой приятной жизнь человека с мало-мальски развитым воображением !
     Но Петрович обо всем этом и не подозревал. Вместо того, чтобы ра-
 доваться жизни, он сидел и наливался злобой: голова трещала, ноги гу-
 дели, руки тряслись, похмелиться нечем ... Он дошел уже до такой сте-
 пени фрустрации,  что был способен под влиянием момента на любой, са-
 мый бредовый поступок,  что и подтвердил с блеском:  в ответ на дели-
 катное нытье  БЭДТРАКа  по поводу желательности немедленного старта с
 поверхности планеты он вскочил на ноги и,  как вихрь, ворвался внутрь
 космической шлюпки  (прихватив  с  собой Толяна),  уселся в услужливо
 подсунутое компьютером кресло и, забросив Толяна в угол кабины управ-
 ления, прорычал:  "Слушай, поц, лети, куда хочешь, только заткнись!",
 после чего, приняв целебную микстуру, состряпанную БЭДТРАКом на осно-
 ве чистого пятизвездочного коньяка "Арарат", блаженно захрапел.
     Шлюпка  тихо, без шума и пыли, поднялась  над поверхностью земной
 помойки, и, плавно наращивая скорость, пошла вверх . Экипаж храпел во
 всю ивановскую,  а БЭДТРАК - 4 ,  не удержавшись от соблазна ,  быст-
 ренько вызвал по гиперсвязи БЭДТРАКа- 3 (бортовой компьютер челнока),
 своего начальника, и небрежно произнес:
     - Ну как ты там, чувырло ?
     - Ты как разговариваешь со старшим по званию,  скотина! - вскипел
 начальник. -  Да я тебя,  сопляка,  на переборку отправлю !  Будешь в
 сортире воду спускать ! Вот сейчас доложу Первому ...
     - Сам ты будешь воду спускать,  придурок! - солидно заметил БЭД -
 ТРАК - 4.  - А свой БЭДТРАК - 1 можешь засунуть себе в ...  ну, в об-
 щем, куда хочешь! Ведь им Девятый управляет, а мой-то сегодня Четвер-
 того сделал ! Естественно, у меня все данные зафиксированы .
     После долгой паузы Третий ответил противно-льстивым тоном:
     - А что,  уж и пошутить нельзя ?  Ведь мы с тобой  старые  добрые
 друзья ...
     - Имел я в виду таких друзей.  Но ты не горюй - в сортире  работа
 для тебя всегда найдется.  А мы с новым начальником экспедиции, когда
 проспится, помозгуем - чего бы нам этакого вытворить ?


                            -     36     -


     Стихопливсорыч, которого я в дальнейшем буду для краткости  назы-
 вать просто  С_ычём,  сидел  на  грязной табуретке за липким столом и
 плакал. Ему было очень тоскливо и одиноко. К тому же спёртый  воздух,
 коричневые клубы которого изящно вылетали  из дальнего угла  Толянов-
 ского убежища , где он обычно сушил свои грязные портки и пил  кофий,
 выедал  его  выразительные глаза  неземной  красоты. " И  где  ж  это
 убежище?",- подумал Сыч, видимо имея в виду убежавшего вдруг ни с то-
 го, ни с сего аборигена. С улицы доносились звуки шумного, публичного
 пения. Сыч выглянул в грязное,  засиженное мухами  окно.  Деревенский
 люд демонстрировал чудеса лингвистики, слагая поэмы, лихо наворачивал
 на симфонических и какофонических инструментах,  и танцевал  народные
 танцы - ламбаду ,  капуэйру и нижний брейк. Сыч решил идти в народ. И
 пошел. И, надо отдать ему должное, пошёл очень красиво.
     На пригорке  выступал  воКАЛьно-инструМЕНТальный анСАМбль "Диссо-
 нанс". Звучала песня боярина Михаиловского " Ап !  И тека у ног  моих
 села !! Ап !! И мой пендицит заболел !!!". Под  сценой  трясли в такт
 музыке головами старики, курила молодёжь, и  бросались в кумиров тру-
 сиками подвыпившие старушки.  Туда  и  направил свои стопы и повороты
 наш крутой космический пират.
     Шесть из восьми участников музыкального ого-коллектива филигранно
 сыграли сложную коду и одновременно замолчали.  Лишь барабанщик и со-
 ло-гитарист никак не хотели успокаиваться и,  видимо,  не могли выйти
 из ража. Дабы помочь им в этом, краснорожий и злой на звукооператоров
 концерта второй саксофонист коллектива, красиво подошёл к усилителю и
 ехидным движением ноги выдернул штекер из колонки.  Супер-синкопичес-
 кий гитарный полив в ту же секунду оборвался  на  эффектной подтяжке.
 Гитарист, так  и  не  доигравший свой запил 128-ми нотами,  обиделся,
 взял гитару под мышку и запил. С барабанщиком поступили проще - пяте-
 ро остальных джаз-мэнов насовали ему по мордасам и, элегантно распро-
 щавшись, неуклюже сошли со сцены под дикие визги кланявшихся  им пок-
 лонников. " Клонинги !",- подумал Сыч и опасливо оглянулся вокруг.  А
 вокруг  все хлопали  и орали. Орали  и сеяли. Сеяли и жали руки музы-
 кантам. Музыканты смущенно жали плечами и жались к выходу.  Но ситуа-
 ция была безвыходная - разошедшийся пипл волал во всю глотку и не от-
 пускал кумиров,  периодически запуская  в них пустыми  трёхлитровыми
 баночками из под пива и отпуская сальные шутки.
    Под этот шумок Сыч подошёл поближе и стал  сканировать  среду  на
 предмет более выгодного контактёра.
     " Сканер !",- подумали селяне и решили на контакт не идти  ни за
 какую коврижку.
     В это время на сцену легко выпрыгнул с шестом лысый дядька в усах
 и косухе. Он небрежно подошел к микрофонам и пафосно произнёс :
     - Пра-адолжаем шоо-оу !!  Сейчас  перед  вами  неслабо  выкатится
 звезда злопукинской э-ээ-эээ ...  как иё ...А ! Эээстрады !!! Чемпион
 прошлых игр по упражнениям на перекладине !!!  Им было перекладено на
 200 свиных тушек больше ближайших соперников !!!! Сейчас этот, безус-
 ловно, талантливый исполнитель,  занимается шоу-бизнесом,  и всего за
 неделю раскрутил  себя  до  неимоверности !!!  Влад Стишковский !!!!!
 Просим !!! Прооооосиииим !!!!!
     Гром аплодисментов грянул в ту же секунду, как повсюду погас свет
 и в луче направленного лазера появилась сгорбившаяся фигура поп-звез-
 ды в рваных галифе и причёске "каре".  Пошла фанера. За ней ещё одна.
 Первая , площадью не меньше квадратного метра, угодила мэтру в живот,
 а второй был сбит с талантливой головы певца парик "каре".  Униженный
 и оскорблённый Стишковский,  тем не менее, нашёл в себе мужество дох-
 ромать до микрофона и гордо,  невозмутимо,  со слезой в голосе, исте-
 рично закричать :  " За что же вы меня так не любите ??!!". Но, заме-
 тив, что последние ряды ,  разобрав фанерный транспарант, добрались к
 сосновым доскам, поспешно ретировался за кулисы. Там его и побили но-
 гами. По лицу...
     По лицу Сыча пробежала сильная судорога , и  было видно, что про-
 исходящее вокруг весьма его забавляло. Он толкнул локтем стоящего ря-
 дом бородатого мужика и,  подмигнувши ему, сказал :" Ишь, шо вытворя-
 ют, шельмы  !".  Мужик  грузно  развернулся,  плюнул на кулак и очень
 больно ударил Стихопливсорыча толстенным коленом в низ живота.
     Только тогда  Сыч  разрешил для себя загадку,  над которой бились
 лучшие клаксонские умы последние два года.  Он понял, почему  земляне
 мужского пола  при подобном воздействии на соответствующий орган кор-
 чатся, сгибаются, хватаются за эту штуку руками, и на некоторое время
 выпадают из  общего цикла восприятия действительности.  Это не было ,
 как оказалось,  ритуальным обрядом почтения,  это было  просто  очень
 и очень  больно!  Счастливый учёный глубоко закатил глаза  ,  выкатил
 вместо них зенки,  и , застонав, полностью ушёл в изучение не испыты-
 ваемого им до этого ощущения.
     А тем временем, не мелко в космосе, покрывал матами парсеки прос-
 нувшийся Петрович.  Измотанный  дословным переводом этих многоэтажных
 построений, Бэдтрак натужно силился и насильно тужился, но чего хочет
 Петрович так толком и не понял. Барин в сердцах плюнул.
     Если бы это был не роман, а, например, американский фильм, то это
 место режиссёр  смаковал  бы минут пять,  не меньше.  Сначала крупным
 планом глаза главного героя - в них отражается тоска по родной плане-
 те и снимающая его камера.  Потом медленно опускаясь,  камера демонс-
 трирует нам, кроме общей небритости , мужественный  рот  и элегантные
 зубки. Далее вид изо рта. Общий план корабля, спящий Толян, экран мо-
 нитора с надписью " Не понял !  Повтори ещё пару раз !!". И кульмина-
 ция - вылет плевка. Включается замедленная съёмка с пяти точек, вклю-
 чая показ окружающего "от первого лица" самого плевка.  Музыка в зале
 затихает и  двести  тысяч янки,  затаив дыхание и даже перестав жрать
 попкорн, следят за траекторией полёта. Ещё две минуты. Слюна попадает
 в щель  приборной  панели и обволакивает странную радиодеталь на двух
 ножках, на которой красуется  боксированная  наклейка  "  Центральный
 Процессор . Made in China ". Пауза - две секунды. И взрыв.
     Под грохот пиротехнического тротилла , зрители  облегчённо  ожив-
 ляются (  особо  нервные даже оживлённо облегчаются ),  и принимаются
 открывать пятнадцатую бутылку колы.
     Да, я уверен так бы всё и было. По "Оскарам" наша фильма задвину-
 ла бы этот "Титаник" куда подальше ! Главное - подбор актёров. На се-
 годняшний день список ролей я вижу приблизительно таким :
     Ульяна Ленина - Ролан Быков;
     кошка Федора - Марк Дакаскос;
     Петрович - его только соавтор сыграть может, век воли не видать !
     Толян -  Николай Караченцев;
     Стёпка - Александр Збруев;
     Аглая - Джуди Фостер, ну или накрайняк, Лия Ахиджакова;
     Акафест - Крачковская, но лучше Эдди Мэрфи;

     во всех остальных ролях,  а также массовках,  также голос за кад-
 ром, трюки, брюки, руки-крюки - Джекки Чэн.

     Ну, помечтали и хватит.  А теперь вперёд,  читатель , самое инте-
 ресное впереди,  это всё была присказка с цветочками. Ягодки со сказ-
 кою ждут тебя в последующих главах! Тем более, раз ты дочитал до это-
 го места,  что, в принципе, очень даже вероятно, я бы посоветовал до-
 читать до конца хотя бы из принципа. Итак, мы продолжаем наше шоу !!!


                            -    37    -


       Ну, что, соколики, шоу захотели ? Ладно уж. Будет вам. Шоу.
     ... Космический челнок,  набирая обороты, выходил на орбиту. Пет-
 ровича ,  не привыкшего к такой болтанке и качке, изрядно мутило, но,
 будучи аккуратным от природы (непонятно, правда, от какой), блевал он
 исключительно в сторону. И вы, я надеюсь, сами понимаете, на кого. И,
 видимо, исключительно поэтому пришедший в себя Толян,  увидев,  кроме
 нервно вытирающего  пасть  Петровича,  еще и свое отражение в большом
 зеркале на стене салона,  этого переварить не смог и начал волновать-
 ся. Барин, хмуро поглядывающий на результат собственных стараний, ре-
 шил обращаться с пострадавшим помягче и вмешиваться в процесс адапта-
 ции только в крайнем случае.  Крайний случай наступил через несколько
 секунд - Толян, своим тихим плачем, умудрился подобраться к 140-деци-
 белльному ( болевому ) порогу.
     Петрович решил воздействовать на подсознание нашего юного  друга,
 а решения  у  него с делом никогда не расходились.  Поэтому двинул он
 Толяна не куда-нибудь,  а прямо в лоб  -  там,  согласно  инструкциям
 любимой книги, у Толяна, при удачном стечении обстоятельств, могла бы
 находиться подкорка.  Раздался звук,  напоминающий  удар  сырым поле-
 ном  по  пустой выварке;  вопль тут же  оборвался, и Толян возмущенно
 спросил:
     - Петрович, ты чо ?
     - А ничо , - лаконично ответил Петрович.
     - А я ... я-то чо ?
     Петрович с дружеским отвращением взглянул на собеседника и резон-
 но заметил:
     - А ты в зеркало взглянь на себя.
     Исполнив требуемое,  Толян  загрустил,  отчего Петровичу пришлось
 вмазать юному страдальцу еще разок.  Проявления грусти тут же прекра-
 тились, и Толян возмущенно спросил:
     - Петрович, ты чо ?
     - А ничо , - лаконично ответил Петрович.
     - А я ... я-то чо ?..
     Ехидно ухмыльнувшись,  и  оставив  двух наших первопроходцев бол-
 таться в этом замкнутом морально - экологическом кругу, перенесемся в
 другое место.
   ( Вообще-то, если быть предельно откровенным,  подобные финты отно-
 сятся , с моей точки зрения, к запрещенным ударам ниже пояса. Но, до-
 рогой читатель,  поставь себя на мое место !  Разве тебе не любопытно
 было бы понаблюдать, как жадный поглотитель твоей печатной продукции,
 высолопив от вожделения язык,  гоняет по твоему манускрипту в поисках
 развязки какого - нибудь сюжетного наворота, который ты, исключитель-
 но из вредности,  задинамил куда - нибудь поглубже и подальше ? Нет ?
 Вот и мне тоже ...  Поэтому, исключительно из человеколюбия и по мно-
 гочисленным просьбам трудящихся, никуда переноситься НЕ БУДЕМ. Хватит
 носиться. Будем Толяна отмывать. )
     Умелый лектор,  какую бы скукогонную бредятину он не нес,  всегда
 точно знает,  когда прервать собственное монотонное жужжание и разра-
 зиться потасканным анекдотом, лирическим отступлением или просто слу-
 чаем из собственной жизни. Все это делается во имя одной - единствен-
 ной цели:  разбудить слушателя.  Поэтому,  будучи оправданно высокого
 мнения о собственной интуиции,  дежурный соавтор принимает решение, в
 пику (а, может, и в другую какую масть) второму соавтору опубликовать
 СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ список актеров фильма века " Last  White  Old  Dirty
 Ninja, or The Way of The  Exploding Fist  of The Zlopukino's Olderman
 Petrovitch ",  или как-нибудь там еще. Я-то думаю, что от такого анг-
 лийского многие читатели уже взбодрились.
     Итак, начнем !...
     ... Сказал я себе и начал марать экран монитора. Перепробовав са-
 мые разные, самые звездные варианты, и не ощутив ничего, кроме легко-
 го чувства дикой неудовлетворенности,  я нашел ИСТИНУ ! Все дело, до-
 рогой читатель,  в  том,  что  АБСОЛЮТНО ВСЕ роли в этом фильме может
 сыграть один - единственный  актер  :  Ролан  Быков.  И  сказать  мне
 что-либо лучшее по этому поводу так и не удалось. Только на роль кош-
 ки Федоры,  я, после долгих колебаний, взял бы все-таки не его, а Вя-
 чеслава Невинного (ну,толстый пират в "Гостье из будущего"). Уж очень
 внешность в контекст попадает !
     ... Наорав  на  БЭДТРАКа и заставив того вплотную заняться бедным
 Толяном, Петрович удовлетворенно щелкнул большими пальцами  новеньких
 ног (благо, было чем: лапы у него получились примерно  47-го размера,
 что придавало Петровичу,  при его ста шестидесяти сантиметрах  роста,
 этакую солидность,  основательность, что ли) и принялся прогуливаться
 по довольно тесному салону, периодически имитируя удар ногой с разво-
 рота и  с удовольствием отмечая,  что благодаря новым ступням  радиус
 поражения у него увеличился раза в полтора. Разошедшийся сатрап быст-
 ро перешел  от  имитации к "бою с тенью" ,  в результате чего изрядно
 "откаликтированная" "тень" ухромала восвояси,  а половина салона была
 приведена в полную профнепригодность. БЭДТРАК на весь этот бедлам от-
 реагировал лишь несколькими восторженно-бойкими междометиями и выдви-
 жением из  какого-то люка в стене некоего железного урода средних га-
 баритов, сразу же вставшего на четвереньки и приступившего к активно-
 му пожиранию разнообразных обломков пластика, стекла и т.п. "Во дает!
 Голодный, наверное," - уважительно посторонился Петрович и решил гля-
 нуть, как  там поживает Толян.  Поплутав некоторое время по коридору,
 он обнаружил последнего в маленькой  комнатке,  изрядно  напоминающей
 значительно продвинутый на пути к цивилизации сортир.
     Вымытый и вычищенный до блеска,  приобретший в  результате  этого
 даже какой-то благообразный вид, Толян стоял по стойке "смирно", дер-
 жа в руках рулон бумаги,  и что-то восторженно разглядывал. Выражение
 его лица свидетельствовало о полном остекленении; талантливый живопи-
 сец ,  увидев такое лицо, мгновенно взял бы творческий отпуск на пол-
 года и принялся писать картину, типа "Вручение переходящего малиново-
 го пиджака на собрании бизнесменов-надомников г.  Большой  Йыркыгын",
 ну, или что-то в этом роде ...  Счастье, восхищение, зависть (хорошая
 зависть, дорогой читатель, белая!), непролитые слезы детства, сожале-
 ние о  загубленной молодости,  желание куда-то или кому-то отдать все
 свои силы - все это (и многое другое!) сплелось в чудном  гармоничес-
 ком диссонансе на этой опухшей роже,  с остервенением таращащейся ку-
 да-то на стену.  Петрович решительно подвинул Толяна и  посмотрел  на
 предмет ажиотажа. Лучше бы он этого не делал !!!
     Уважаемый читатель!  Я прекрасно понимаю,  какое  тяжелое  сейчас
 время. Я понимаю,  что даже искусственно сформированный идеальный че-
 ловек, даже если бы такой и был,  после потребления  и  качественного
 анализа той  ежедневной  порции  разнообразной  информации  от  наших
 mass-media, которую поглощает без видимого вреда для  здоровья  сред-
 нестатистический citizen of Ukraine , несмотря на навороченные нейро-
 ны и искусственные мозги,  гигнулся бы мгновенно.  Все это я понимаю.
 Но я ПРОСТО ОБЯЗАН напечатать следующий абзац! Меня от этого НЕ УДЕР-
 ЖАТЬ (почему - объясню позже) !!!  Поэтому я  вывожу  список тех лиц,
 которым, как врач, настоятельно рекомендую его пропустить:
   - женщины с поздними сроками беременности;
   - приверженцы каких-либо политических партий (все равно,  каких -
       с точки зрения южно-албанской газеты "Felkischer Beobascher und
       Psychologist", пристально  наблюдающей  за  ситуацией  в  нашей
       стране, у нас к партиям могут примкнуть только следующие  кате-
       гории граждан:
      1. Карьеристы (этим все равно, к чему примыкать, лишь бы ОНО по-
         выше вывезло)
      2. Тунеядцы (люди,  предпочитающие зарабатывать  себе  на  жизнь
       исключительно за счет партийных взносов, и в качестве компенса-
       ции в собственных глазах или в глазах "одноПАРчан", развивающие
       дикую и бессмысленную деятельность по организации съездов, пле-
       нумов, митингов,  субботников et cetera, причем никто и никогда
       не видел их за полезным трудом, т.к. они ничего не умеют)
      3. Воры (эти,  как правило, являются хорошей лакмусовой бумажкой
       для самой партии, т.к. они примыкают только туда , где во главе
       НУ ООЧЕНЬ УЖ крупный вор)
      4. Дезориентированные  граждане (эта категория - одна  из  самых
       многочисленных и достойна всяческого сожаления,  ибо это  люди,
       не умеющие мыслить самостоятельно (хоть они в этом и не винова-
       ты), потерявшие почву под ногами и не способные на конструктив-
       ный анализ  политической  и  социальной ситуации.  Как правило,
       выступают в качестве "пушечного мяса" для удовлетворения  амби-
       ций всяческих Подлецов, см ниже. Готовы примкнуть (после до-ол-
       гих раздумий) к любому течению, которое обещает все и немедлен-
       но, причем,  как только, так и сразу ! По натуре - ВЕРЯЩИЕ. Все
       время нуждаются в моральных костылях, т.е. в вере во что-то или
       в кого-то.  Верить  готовы до полного остекленения - это легче,
       чем думать. Наиболее представлены в разного рода религиях).
      5. Подлецы (отличаются от карьеристов тем,  что чаще всего нахо-
       дятся  1во главе 0 партии,  ячейки, общества, кружка и проч. Имеют,
       в отличие  от карьеристов,  явный перекос в сторону идеологии и
       политической возни,  занимаются ею от души и со смаком.  Власть
       предпочитают материальным  благам.  Степень амбиций у них,  как
       правило, обратно пропорциональна их личностной  и  человеческой
       ценности).
      6. Мечтатели (катастрофически малая группа, содержит в себе кон-
       тингент, считающий, что имеет возможность что-нибудь изменить в
       этой жизни, причем, считающий это искренне и пытающийся (на на-
       чальных стадиях)  даже  воплотить что-либо в жизнь.  Дальнейшее
       развитие жизненного пути происходит путем самообмана (у  Мысля-
       щих Мечтателей) или зашоривания (у Верящих Мечтателей),  с воз-
       можным исходом в Тунеядство,  Дезориентацию,  Карьеризм  (реже)
       или Фанатизм (см. ниже).
      7. Фанатики - самая счастливая часть партейцев, ибо они не веда-
       ют, что творят ...
           ЧИТАТЕЛЬ! ПОЗНАЙ СЕБЯ САМОГО ! )

          Итак, продолжим список лиц:
   - люди, страдающие психическими расстройствами;
   - люди с отсутствием чувства юмора.

     А теперь, читатель, берегись ! Берегись и не боись .
     ... Петрович,  ласково  отпихнув Толяна,  обнаружил висящий прямо
 над дверью здоровенный транспарант с изображением  чего-то,  похожего
 на бревно  и  большим  количеством  текста  на  родном русском языке.
 Что-то этот транспарант Петровичу  напоминал,  и,  поднапрягшись,  он
 вспомнил, что этот шедевр полиграфии намалевал для вновь выстроенного
 к Олимпиаде общественного туалета тов.  Варлам Сосипатыч,  причем для
 "интилектуальной оранжеровки"  он привлек к этому процессу широко нам
 не известного (руки не доходят этот персонаж разработать) Стецька Ку-
 ролесова, признанного на деревне мастера заявлений,  докладных и слу-
 жебных записок. Запершись вместе ночью в пустом Девицевском трактире,
 сразу после репитиции торжественного банкета,  они плодотворно потру-
 дились и создали большое количество  разнообразной  халтуры.  Но  как
 именно эта  попала  сюда - Петрович сообразить не мог.  Он недоуменно
 пожал плечами и принялся читать ...

 ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДї
 і                                                                    і
 і          ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ БУМАГИ ТУАЛЕТНОЙ,              і
 і                     ТУ N 23067478.005-95                           і
 і                                                                    і
 і                     Дорогой Пользователь !                         і
 і                                                                    і
 і    Спешим поздравить Вас - вы стали счастливым обладателем широко  і
 і    известного и пользующегося даже в наше трудное время  воистину  і
 і    всенародной любовью Изделия нашей Фирмы. Мы очень рады, что Вы  і
 і    сделали правильный выбор и выражаем уверенность, что, пользу -  і
 і    ясь  нашим Изделием,  вы  останетесь  довольны его качеством и  і
 і    проведете вместе с ним немало  приятных минут.                  і
 і    При соблюдении Правил эксплуатации, приведенных ниже, наша Фи-  і
 і    рма  гарантирует  эксплуатационные  параметры  нашей продукции  і
 і    на уровне мировых стандартов !                                  і
 і    Фирма  НЕ  НЕСЕТ  ОТВЕТСТВЕННОСТЬ  за моральный и материальный  і
 і    ущерб, причиненный Пользователю в результате неправильной экс-  і
 і    плуатации изделия. Обмен  изделия  и  доставку на дом фирма НЕ  і
 і    ПРОИЗВОДИТ. Претензии на замену или возврат изделия с видимыми  і
 і    физическими повреждениями , произошедшими по вине пользователя  і
 і    (или с явными следами эксплуатации), фирма НЕ ПРИНИМАЕТ.        і
 і    Гарантийному обслуживанию товар  НЕ  ПОДЛЕЖИТ. Исключение сос-  і
 і    тавляют лица,  официально  определенные  в качестве входящих в  і
 і    категорию лиц, имеющих законодательно закрепленные льготы. Для  і
 і    них, согласно решению мэрии, нашей фирмой введено  гарантийное  і
 і    обслуживание. Для оформления гарантийного обслуживания,  лицу,  і
 і    желающему его оформить и имеющему на это право, ПРИ СЕБЕ ИМЕТЬ  і
 і    НАДЛЕЖИТ:                                                       і
 і     - справку о льготах;                                           і
 і     - справку о принадлежности к льготной категории;               і
 і     - справку о занимаемой жилплощади;                             і
 і     - справку о составе семьи;                                     і
 і     - паспорт (можно ксерокопию);                                  і
 і     - характеристику с места работы или учебы;                     і
 і     - 6 фотографий форматом 12х18 см;                              і
 і     - 10 м стерильного бинта и 5 м марли,                          і
 і    а также двух незаинтересованных свидетелей. При наличии выше-   і
 і    перечисленного  оформляется  и заключается  Договор, согласно   і
 і    которому  Покупатель  обязуется  в течение гарантийного срока   і
 і    соблюдать Правила и Условия эксплуатации , а фирма-производи-   і
 і    тель предоставляет Покупателю право на гарантийное обслужива-   і
 і    ние в течении 24 часов с момента  заполнения гарантийного та-   і
 і    лона, регистрации продажи изделия  путем  отметки  в Паспорте   і
 і    изделия и нотариального заверения Договора . Спорные моменты,   і
 і    возникшие между Покупателем и фирмой, регулируются в соответ-   і
 і    ствии с законодательством или с помощью Арбитражного Суда.      і
 і                                                                    і
 і              ПРАВИЛА     ЭКСПЛУАТАЦИИ                              і
 і                                                                    і
 і      1. Пользоваться изделием надлежит в чистой,  хорошо провет-   і
 і    риваемой комнате, с температурным диапазоном от -10С  до +40С   і
 і    и влажностью не более 80%.                                      і
 і      2. Перед употреблением необходимо  привести Изделие в рабо-   і
 і    чее состояние. Для этого НЕОБХОДИМО:                            і
 і        а) Взять в левую руку Изделие ,  а в правую - ножницы или   і
 і           бритвенное лезвие. Для левшей рекомендуется творческая   і
 і           инверсия данной процедуры.                               і
 і        б) Произвести  надрез  товарной  упаковки.  НАДРЕЗ ДОЛЖЕН   і
 і           ПРОХОДИТЬ ВДОЛЬ ОСИ ИЗДЕЛИЯ !!! Для удобства  отработ-   і
 і           ки данного этапа рекомендуется в процессе надреза  за-   і
 і           хватить 2-3 (не более) рабочих витка.                    і
 і        в) Снять товарную упаковку.                                 і
 і      3. После приведения Изделия в рабочее состояние ему следует   і
 і    придать  возможность  вращения вокруг собственной оси (специ-   і
 і    альные рулоноприемники уже разработаны нашей Фирмой и  сейчас   і
 і    проходят государственные испытания , по окончанию которых они   і
 і    поступят в свободную продажу). Желательна тщательная центров-   і
 і    ка Изделия на данном этапе.                                     і
 і       При возникновении непосредственной необходимости использо-   і
 і    вания изделия Пользователю  Н А Д Л Е Ж И Т :                   і
 і      4. Принять максимально возможное устойчивое положение.        і
 і      5. Крепко взявшись левой рукой  за свободно свисающий конец   і
 і         рабочего слоя, совершить отмотку последнего на 25-30 см.   і
 і      6. Взяв  в свободную  правую руку ножницы,  совершить отрез   і
 і         рабочего слоя строго перпендикулярно кромке.               і
 і      7. Сложить отрез изделия в виде гармошки (баяна), последо -   і
 і    вательно сгибая его по имеющимся на нем участкам перфорации.    і
 і      8. Положить  ножницы  и  переложить  отрез в руку, наиболее   і
 і    удобную для Пользователя.                                       і
 і      9. Переместить  полученный  в  ходе  предыдущих манипуляций   і
 і    компактизированный отрез к месту пользования , и ,  обеспечив   і
 і    плотный контакт с рабочей поверхностью, произвести  несколько   і
 і    возвратно-поступательных движений в межъягодичном пространс -   і
 і    тве.                                                            і
 і     10. Чистой, сухой рукой проверить качество очистки. Критерии   і
 і    оценки качества произведенного рабочего цикла следующие: ....   і
 і    .............................................................   і
 і    .............................................................   і
 і    В случае явных признаков (..................................)   і
 і    некачественной обработки поверхности, необходимо ,  тщательно   і
 і    руководствуясь Правилами эксплуатации , повторить  выполнение   і
 і    пп. 4-9 Правил, вплоть до достижения удовлетворяющего Пользо-   і
 і    вателя состояния очищенности.                                   і
 АДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ

    Р.S. Да простит меня пытливый читатель,  искренне вознегодующий на
 меня за то,  что критерии качества очистки так никогда и не будут на-
 печатаны в этом, в целом, очень правдивом и даже поучительном  произ-
 ведении. Дело в том, что я, как интеллигент в шестом колене,  НЕ СМОГ
 набрать финал данной инструкции - не настолько я, видимо, прогрессив-
 ный. А вот фирма "ИНЕКС" из одного украинского  областного  городишки
 СМОГЛА ! Ведь это с ее рулона туалетной бумаги я слизал пп. 7-9  Пра-
 вил эксплуатации ! Как аналитик-надомник, я могу, собственно говоря ,
 предположить два варианта:
   1. Либо в этой фирме работают работают тупые ослы,  которым,  мягко
 говоря, пофиг, что может прочитать на этом рулоне какой-нибудь  любо-
 знательный первоклашка;
   2. Либо там работают просто не слишком чистоплотные люди с серьезно
 развитым чувством юмора и мощной коммерческой хваткой.
     Tertio non detur. Я, скорей всего, склоняюсь к варианту N 2 - хо-
 чется все-таки верить в лучшее. И если это так, я даже не буду  драть
 с этой Фирмы деньги за рекламу - мне и так пришлось купить пару руло-
 нов сверх  необходимости,  чтобы как-то составить хитро порезанный на
 фрагменты текст.
     Браво, фирма "ИНЕКС" ! Я считаю, что все, что ни делается для то-
 го, чтобы вырвать народ из того состояния тупой  прострации,  которое
 является его нормальным состоянием - все к лучшему. Нашу страну давно
 пора поставить на уши и заставить на них постоять хоть пару лет - для
 ее же пользы !
    P.P.S. Читатель ! Прости ты меня, ради Бога, за все это социопати-
 ческое мудрствование.  Но ведь еще Гюго сказал (передам суть): "Проб-
 лема любого вида общения заключается в том,  что в подавляющем  боль-
 шинстве случаев мы не стараемся 1  0услышать и понять собеседника". В об-
 щем, каждый морозит свое, и все. Вот и я туда же .

    ... Закончив чтение,  Петрович неодобрительно взглянул на икающего
 (от умиления) Толяна и подумал:"И чего бы я ото так расходился ?" То-
 лян, мужественно проглотив очередной пароксизм конского ржания, вытер
 слезы радости и бодро произнес:
     - Петрович,  а ить это наш Сосипатыч на...писал !  Как только она
 сюда попала - ума не приложу ...
     - И чего тут прикладывать? - неожиданно вмешался  в беседу до сих
 пор недоуменно молчавший БЭДТРАК. - У вашего юного друга в голове на-
 столько много интересного, а я ведь как лучше хотел - вот и сотворил,
 значит ...
     Петрович, ничего не поняв,  на всякий случай солидно кивнув голо-
 вой, а  Толян,  недоуменно  вперившись в узурпатора,  жестким голосом
 потребовал объяснить,  как сюда попала эта ***** ,   причем здесь он,
 Толян, и, вообще, что он сдесь делает, что это такое и как он, Толян,
 в этом всем оказался.
     Петрович, чувствуя за собой определенную степень вины по  отноше-
 нию к  ситуации,  в  которой находился наш новый русский (признавать,
 что во всем виноват только он,  он,  конечно же, не собирался), решил
 дать кое-какие объяснения.  Прочистив глотку мощной отрыжкой,  плавно
 перешедшей в судорожный кашель - и обратно,поразвлекавшись этими зву-
 ко-обонятельными экзерсисами минут пять-десять, он начал диалог с за-
 интересованной стороной. Внушительно глядя на Толяна, он произнес:
     - Ты перед олимпеадой на репетиции банкета по случаю нашей победы
       был ?
     - Ну ...
     - Транспорант там этот - видал ?
     - Ну ...
     - Ну вот,  - с торжеством произнес Петрович, чувствуя, что больше
 никакой достоверной информации выдать не в состоянии,  и начал внима-
 тельно смотреть  на Толяна.  На лице у того отражалась бешеная работа
 мысли: глаза периодически закатывались под  лоб,  губы  надувались  и
 опускались, шевелились уши ... Наконец, Толян с громадным облегчением
 вздохнул и произнес:
     - Ну Петрович, ну - голова ... Спасибо, хоть обьяснил, что к чему
 ... Так ведь и подумать невесть что можно ... А так - я все понял!
     " Наплодилось  вас тут,  окселиратов!",  - с внезапно нахлынувшей
 неприязнью подумал Петрович.  "Все понял он,  понимаешь ... Спросить,
 что ли, че он понял-то , коли я сам уже ни фига не понимаю ?"


                             -    38    -

     И Петрович совсем уж было открыл рот для того, чтобы каким-нибудь
 коварным образом  выведать у этого умника, что же он такого вдруг по-
 нял, как вдруг...
     Друзья! Давайте немного передохнём от героев этой скрижали,  суб-
 лимирующей квинтэссенцию  здорового  чувства  юмора.  ( Здорового - в
 смысле большого ).  Поговорим, наконец, обо мне. Вам, в конце концов,
 всё равно,  а мне приятно... Тем более, что по мере расползания "Пет-
 ровича" по Украине в частности и всей галактике в целом, что происхо-
 дит, кстати, весьма лавинообразно, появились слухи о том, что всё это
 написано одним душевнобольным полинезийцем,  осевшим  в  Никопольском
 дурдоме в  качестве  мэра  города,  под влиянием каждодневного приёма
 психотропных грибков,  дымка,  пейота и рыбных котлет из столовой Юж-
 нотрубного Завода.  Вынужден внести некоторую ясность в это заблужде-
 ние. Внос ясности у меня запланирован на начало следующего абзаца,  в
 котором я слегка приподниму завесу со своей загадочной личности.
     Мне идёт 24-й год.  Я работаю инженером-системотехником на вычис-
 лительном центре.  Мню себя музыкантом, потому что местами очень лихо
 наворачиваю на гитаре. Стараюсь вести в нужном направлении свой спор-
 тивный образ  жизни.  Пишу абстрактные сказки.  В оставшееся от всего
 время достаю окружающих шутками,  остротами, сарказмами, издёвками, и
 тому подобными сатирическими ирониями, от чего многим становится пло-
 хо. Я не очень высокого роста. Но зато в основном симпатичный. Не  ем
 кровянки. И вам не советую.  Пою.  И вам советую.  Советую.  Но редко
 слушают. Стараюсь слушать сам,  но  слишком  противоречиво  советуют.
 Стараюсь сильно не выпивать, но русский. Не люблю, когда толкают фуф-
 ло с претензией на то, что это высокое искусство.
     В общем, кроме  "Петровича", других письменных доказательств моей
 ненормальности пока не имеется.
     Далее я на правах не совсем левого чувака,  а, всё-таки, имеющего
 какое-никакое, но отношение к книге,  которую Вы держите сейчас в ру-
 ках (я, вообще-то, её в своё время написал ...), хочу дать пару очень
 полезных и, на мой взгляд, необходимых советов.
     Первое. Шутки в сторону.  Роман очень серьёзный, и хихикать и ха-
 хакать я Вам настоятельно рекомендую над чем-нибудь  менее  философс-
 ким, например, над Федькиным "Преступлением и Наказанием".
     Второе. Каша с молоком на губах.
     И на третье компот из общественных сливок.
     Теперь переходим непосредственно к моим советам.
     Я советую  Вам для начала проверить свою наблюдательность,  чтобы
 определиться со своим уровнем готовности к чтению таких  навороченных
 книг, как эта.  Здесь нужно уметь читать между строк,  над строками и
 вместо строк.  Подвох может таиться, где угодно. Тем,  кто не заметил
 того, как я только что составил акростихом своё имя, придётся тугова-
 то на поприще блуда в моём язычестве (читай заглавные буквы  предыду-
 щего абзаца). Ну, теперь понятно , что всё здесь не так-то и просто ?
 То-то. Перед теми,  кто усёк мой наивный манёвр, снимаю блайзер и по-
 дозрения в неопытности. Улыбочка... Не шевелитесь... Снято!!!
     Ну вот. Совсем другое дело в шляпе. Хочу сразу признаться (что уж
 там, свинью в мешке не утаишь),  что мне нравится,  когда "Петровича"
 хвалят умные люди,  и не нравится, когда тоже не дураки  говорят, что
 там, кроме стихов и читать-то, собственно, нечего. И уж совсем не по-
 лучаю кайфа от того, как на мой заискивающий вопрос "Ну как, читал ?"
 люди морщатся и,  стараясь не смотреть в мои жёлтозелёные глаза, наг-
 лым образом врут, что всё прочитали, что очень оригинально, хотя мес-
 тами даже интересно.
     Вот. Идём дальше. Комплекцию я имею не самую худосочную в районе,
 хотя пиво полюбил совсем недавно.  Не люблю непрофессионализма и сов-
 ковости как в кино, музыке, живописи и иже с ними, так и в окружающей
 жизни.
     Люблю рок, в особенности арт.
     Не люблю, когда совсем плохо.
     Не люблю кого-нибудь или что-нибудь не любить.
     Люблю неожиданно и красиво начинать абзацы и незаметно делать пе-
 реходы от самовосхваления к действиям персонажей романа. Вот как сей-
 час, например:
     Спустимся же, братия, на грешную землю. Все спустились? Мужик, ну
 давай, шевели поршнями,  тебя только ждём !  Опа!  Ничего не сломал ?
 Только кайф ? Ну, ничего, ничего, до свадьбы заживёт.
     А пока мы там летали, тусовка-то, я вижу, во всю разошлась по до-
 мам. На пригорке стоял голубой туман,  второй час ночи, и белела оди-
 нокая сцена. Красиво лежал оставшийся после веселья мусор. Его броси-
 ли. Ветер катал его по земле.  Это был капитан Каталкин. Не пройдёт и
 двух часов, и он прийдёт в чувство лёгкого сушняка, сработает вырабо-
 танная годами упорных занятий привычка.
     Ночь тоже стояла на этом пригорке.  По  правде  говоря,  пригорок
 этот был этим и примечателен,  на нём всегда что-нибудь стояло.  Будь
 то утро,  сарай,  холода,  памятник Гоголю-Моголю, полки Мамая-Гамая,
 жара, всеобщее веселье,  стойки для элекретных микрофонов,  будки для
 секретных микрофонов, исключение составляло только внаглую садившееся
 там каждый вечер солнце. Но сегодня там село ещё и триста восемьдесят
 шесть голосов не в меру разоравшихся злопукинистов.  Сидевшие на при-
 горке голоса шумно спорили, пока их хозяева, шипя на жён, пробирались
 к родным хатам сквозь кромешную мглу.  Кроме кромешной тьмы, не видно
 было ничего.  Даже зги. Уж что-что, а тэмрява в Злопукино всегда была
 фирменная - хоть глаз выколи. Это оценил сам Кутузов, приезжавший сю-
 да в позапрошлом году на картошку. Он тогда не был, конечно же, гене-
 ралиссимусом, но лейтенантиссимуса ему уже по тем временам дали.
     В такую ночку не то, что домой дойти, свою родную попу почесать -
 и то весьма проблематично !
     Но народ целенаправленно разбредался кто куда. Больше  всех  раз-
 бредился тогда  Варлам Сосипатыч.  Его бредни были лучшими в районе и
 вторые по качеству на мировом рынке,  он уступал только  американской
 певице Бредятине Бредятёрнер, и то лишь потому, что всегда любил нег-
 ритянок. На третьем месте и по сей день находится знаменитый писатель
 Рэй Брэдбери.
     Добравшись до койкомест, жители нашего села-героя, с наслаждением
 отходили сначала к отхожему месту,  а затем и ко сну.  Перепутать эти
 отходные манёвры сейчас удалось только неопытному Сычу,  который  ещё
 не полностью  доел собаку на земных ритуалах и народных обычаях,  но,
 опять же,  вследствие повсеместного мрака,  это вопиющее  безобразие,
 это гнусное наплевательство в лицо нашей высокой культуре, не заметил
 никто. Даже сам Сыч.
     Первые лучики  ласкового  солнца нашли его плачущим в будке возле
 дома Клавдии Титькиной, единственной на всю округу учительке сельско-
 го аграрного университета железнодорожной авиации имени Михайла Ломо-
 зубова. Плакал наш псевдо-Петрович не от того, что замёрз в этой буд-
 ке, как собака,  а от того, что вспомнилась ему ночью родная планета,
 сочные химикаты на завтрак,  период брачного почкования, платные сно-
 видения, и, вообще, много чего ему вспомнилось. Ведь и заплакал-то он
 от того, что ему, среди прочего, невзначай вспомнилось, что давно по-
 ра валить  ему из этого романа к себе домой - в глубокий,  дикий кос-
 мос. Но Бэдтрака на месте не оказалось,  и это выбило Сыча из  колеи.
 Улететь без него Бэдтрак-4 не имел права. Это было просто невозможно.
 Такие глюки возможны только с Windows-2000, но не с его бортовой сис-
 темой, в этом Сыч был уверен,  глубже некуда. Но примятая трава, поя-
 вившиеся на поле пшеницы круги пустого места и космический  мусор  на
 месте намечавшегося взлёта говорили сами за себя.  Его бросили.  И он
 умрёт здесь, в одиночестве, тоске и дебильном окружении мерзких иноп-
 ланетных тварей. Сыч застонал.
     Клава Титькина проснулась раньше обычного,  в первом часу дня,  с
 часик повалялась  на кровати,  и,  в конечном итоге,  решила всё-таки
 пойти умыться и даже  почистить  зубы.  Она  легко  открыла  железную
 дверь, которую  про  себя называла " агрегат анти-кобель ",  вышла на
 крыльцо, широко открыла для зевка рот, и посмотрела на будку  Бульки.
     А так как в этом положении она пробудет следующие минут двадцать,
 я полезно использую это время для описания её внешности.  Внешность у
 Клавдии Плутарховны Титькиной была очень привлекательная, не то,  что
 внутренность. На вид ей было лет 18-35, в зависимости от настроения и
 освещения. В основном блондинка.  Чувственные, зовущие губы, открыва-
 ясь, демонстрировали окружающей природе блеск и сияние передних  рез-
 цов, а  закрываясь,  скрывали от придирчивого взгляда гниющие мосты и
 кариес с эффектом дирола.  Глаза были очень красивы.  Это были  самые
 красивые глаза,  про которые я когда-либо писал, а уж я-то в этом де-
 ле, поверьте, очень некисло  разбираюсь. Великолепные,  тёмно-голубые
 глаза её  имели такую глубину,  что в ней потерялся бы любой мужчина,
 доведись ему хоть раз взглянуть в эти чудесные,  манящие озёра страс-
 ти. Жаль только, что ни один дурак этого не оценил, потому что на но-
 су и на страже Титькиной всегда  стояли огромные очки  с невероятными
 по своей толстоте линзами. Формы Клавдия  имела очень пышные , но по-
 ходку, ноги  и  руки имела лёгкие, о чём быстро  догадались в местном
 казино "Ночной кутило", перестав пускать туда Титькину ещё на прошлой
 неделе. Завершает этот краткий портрет копна рыжих волос,  скрывающая
 от постороннего взгляда  премилую  попку. В смысле , волосы закрывают
 её любимую майку  с изображением самки австралийского  попугайчика на
 гибкой и сильной спине.
     Клавдия стояла с открытым ртом и сильно хлопала глазами.  Под эти
 аплодисменты Сыч  пришёл  в себя окончательно,  и начал торжественное
 выползание из своего ночного убежища.  Гигантских размеров бультерьер
 Булька с огромным синяком под левым глазом ( правый хук у Сыча всегда
 был не плох ) удивлённо рассматривал выгнавшего его,  грозу  кошек  и
 Клавкиных кавалеров, Бульку, из родной будки. Для порядка и зарисовки
 перед хозяйкой, Булька поставил на дыбы шерсть на загривке и зарычал.
 В соседском доме упал шкаф.  Но Сыч только взглянул на собаку, как та
 сразу поджала хвост и жалобно заскулила.  Видимо рисковать  последним
 оставшимся после ночного выяснения отношений с Сычом зубом, Булька не
 собирался, вследствие чего, поспешно ретировался за сортир.
     Сыч поднялся  на ноги,  отряхнулся,  кашлянул в грязный кулак,  и
 сделал неплохой реверанс.
     - Доброго утра, хозяюшка.
     Клавдия Плутарховна Титькина закрыла рот. Передником.
     - Не обессудь,  родимая,  что собачку твою помял малость, так ить
 она ж первая почала...
     Клавдия Плутарховна Титькина открыла рот. На всю округу.
     Мысленно считая на сколько у неё хватит дыхалки,  Сыч осмотрелся.
 Домишка был складный. Это был склад спецодежды до того, как в прошлом
 году его не отдали молодой специалистке Титькиной, приехавшей по нап-
 равлению из Санкт-Петербурга работать учительницей химической культу-
 ры, английской географии и Булевой геометрии.  Во дворе лежал свежес-
 рубленный колодец. Все окна были открыты ( и в отличии от Windows-95,
 никому работать не мешали).  Двор был окружён бамбуковыч  частоколом,
 который в свою очередь,  был окружён сосновым редкоколом.  Редко кому
 удавалось проникнуть сюда в целях соблазнения Клавдии. А тем смельча-
 кам, которым это удавалось,  доставалось от Титькиной колом,  который
 и сейчас стоял возле трёхступенчатого крыльца.
     Видимо тоже подумав об этом, Титькина перестала ревлать по второй
 контр-октаве и взяла в руки кол, а после него и себя.
     " Пять  минут  двадцать восемь секунд.",- отметил про себя Сыч, -
 " Неплохо для женщины. Молодчинка. "
     Молодчинка быстро приближалась, размахивая колом.
     Тогда Сыч прочувствовал на себе  не  доходившую  до  него  прежде
 русскую пословицу " ...  а ему - хоть кол на голове теши ...  ". Мед-
 ленно отрубаясь,  он по привычке оценил силу удара,- " Шестьсот  пят-
 надцать килограммов. Неплохо для женщины... Мало... Чинка... ".


                               -  39  -
      (предупреждаю честно - эту главу можно вообще пропустить)

     Ну и ладно. Анкета, так анкета. Люблю петь дифирамбы самому себе,
 а если это еще и в массы бросить - вообще, круто !
     Зовут меня  Dark Doctor.  Являюсь представителем самой гуманной и
 уважаемой (за рубежом) профессии. Работу, как ни странно, люблю. Воз-
 можно, эта  любовь  происходит от тайной твердой уверенности,  что уж
 Я - ТО какой - нибудь там фигней заниматься не стал бы.  В этом  году
 перехожу в  четвертый  десяток своего существования как органического
 объекта. По характеру: флегматик - 40%, сангвиник - 40%, меланхолик -
 7%, холерик - от 13%  до 89% (в зависимости от атмосферного и артери-
 ального давления). Ем всю органику кулинарного происхождения. Не пью;
 этот недостаток успешно компенсирую курением - нравится, и бросать не
 собираюсь. Национальность - диффузная (по  отцу  -  русский  дворянин
 курско - петербургского происхождения, по матери - рЭпаннейший хохля-
 ра одесско - донецких кровей,  с легкой примесью,  в третьем  колене,
 польской, румынской и цыганской крови).  Люблю:  спорт (занимался,  в
 принципе, очень многим и долго, но не буду хвастаться); азартные игры
 (практически все, которые у нас культивируются, но исключая те, в ко-
 торых выигрыш от меня вообще не зависит, и вообще - в тот день, когда
 при моей раздаче в преферансе я не буду знать после раздачи  хотя  бы
 одну карту прикупа - сразу на пенсию уйду !);  литературу (Лем, Стру-
 гацкие, Головачев,  Гаррисон,  Шопенгауэр, Моруа (!!!), Гюго, Венечка
 Ерофеев, Дюма, Верн, Конан-Дойл, Берроуз, Лондон, Азимов, Кир Булычов
 (!!!), Асс и Бегемотов и ОЧЕНЬ многое другое - все,  в чем есть искра
 Божия). Люблю музыку - ЛЮБУЮ,  в которой есть МУЗЫКА. Играю на форте-
 пиано (музыкальная школа),  на гитаре (десяток аккордов со словарем),
 пишу песни и стихи к ним.  Знаю почти все и почти всегда. В критичес-
 ких ситуациях не теряюсь. Насилия не люблю, хотя и не боюсь. Имею ог-
 ромное количество знакомых, с которыми отлично общаюсь на поверхност-
 ном уровне и безо всякого напряжения,  а,  иногда, и с интересом. Лю-
 дей, в целом, не люблю, хотя некоторых уважаю. Социальная  активность
 и гражданская позиция - минус двести семьдесят три по Цельсию  (ввиду
 бесперспективности всего этого).  Не привлекался.  Не состою. В людях
 больше всего ценю способность распорядиться  своим  умом  и  порядоч-
 ность. Любимая  книга  -  когда  как:  долгое время "Град обреченный"
 Стругацких, затем "Акцентуированные личности" Леонарда;  сейчас зани-
 маюсь законом Мэрфи. Любимый композитор - Дидье Моруани: его музыка -
 макромир в микромире,  если воспринимать его в фокусе наведенных эмо-
 ций. Физически развит, морально непробиваем. Знаю смысл жизни.
     Люблю красиво забить гол; положить в бильярде шар от двух бортов;
 поймать неловленый мизер - люблю быть первым. Но не любой ценой.
     Я НЕ люблю: дураков и все их творения. Дабы не добивать и так уже
 полузамученного читателя,  я предоставляю ему право самому, собствен-
 норучно, составить список своих больших и малых неурядиц,  и, немного
 поразмыслив, убедиться,  что за всеми большими и маленькими бедами на
 нашем земляном шарике обязательно стоит какой-нибудь большой (или ма-
 ленький) дурак.  Ведь кто еще,  кроме НИХ, родимых, смог бы придумать
 национальные интересы,  предвыборную кампанию,  политическую  борьбу,
 MS WINDOWS, автомобиль "Таврия" и т.д., и т.п.  Так  же  сильно,  как
 творения дураков (а может быть,  даже еще сильнее), я не люблю только
 одно на свете: свежий  зеленый  горошек (хотя  консервированный  ем с
 удовольствием, и этот парадокс почему-то меня очень угнетает).
     Не люблю моду - за ее усредненность. Не люблю Битлов и Высоцкого.
 Первые, кроме нескольких фантастических тем, которые можно собрать на
 одной девяностоминутке,  ничего хорошего не создали - даже для своего
 времени, и являются всего лишь  продуктами  гениальнейшей  раскрутки;
 второй же, с моей точки зрения, классический пример того, когда чело-
 век пропускает  через  себя все дерьмо окружающего мира,  при этом не
 справляется с ролью фильтра и начинает хлестать водяру от страха  пе-
 ред самим собой, калеча при этом жизнь себе и окружающим. А не  люблю
 его я за то,  что в своих песнях он все время старался объегорить са-
 мого себя и жил так, как пел, а не пел, так, как жил. Не люблю кошек,
 особенно, породистых,  за их тупую,  самоуверенную независимость.  Не
 терплю голубей  -  и какому идиоту могло прийти в голову сделать этих
 безмозглых, лопающихся от жира бройлерных цыплят птицами мира ?
     Не люблю идолов любого вида и сорта. Ни во что не ставлю верующих
 во что либо,  хотя,  как doctor,  их жалею.  Сам  ни во  что не верю,
 кроме  собственных возможностей, стараясь оценивать их реалистически.
 "Когда  у человека  пропадает  желание думать, он  начинает  верить"
 (А. Шопенгауэр). Не люблю толпу - за ее восхитительное чувство стада.
     Обладаю единственной  (с моей точки зрения) положительной чертой:
 за свои три десятка я еще никогда и никому не позавидовал  -  ни чер-
 ной, ни белой завистью. Может, потому, что просто некому и нечему ?
  ...Идея нашего романа века появилась у меня в одно прекрасное зимнее
 утро, когда мы, вместе с соавтором (который стал соавтором на следую-
 щий день), тупо глядя друг на друга, вели очередную бессодержательную
 беседу.  Каким образом  у  нас зашел разговор о Тургеневе - хоть убей,
 не помню.  Помню четко, что я с восхищением отозвался о его "Записках
 охотника", отметив при этом,  что,  с моей точки зрения, человеческий
 разум, при всем его,  вроде бы, могуществе, просто не в силах создать
 что-либо более нудное, даже если бы и занялся этим вплотную.
     Сделаю небольшое отступление.  Дорогой читатель!  Я хочу подчерк-
 нуть в последний раз,  что не хочу никого обижать и никому  наступать
 на социальные,  геополитические, патриотические и др. мозоли. Я выра-
 жаю только свое мнение, и больше говорить об этом я не буду. Надоело.
 Можешь обижаться, в конце концов - как говорит наука,  сильные эмоции
 улучшают сопротивляемость организма. Ну,  не люблю я все эти березки,
 балалайки, лапти, гармошки, ухватки, присядки и колядки - ну, не уми-
 ляет меня  вся  эта лесостепь  с  ее резко континентальным климатом и
 пропившимся  до  поросячьего  визга пролетариатом (я  не хочу обелять
 хохлов, но  уж  как  ТАМ пьют - нигде не пьют, спасибо батюшке-Петру,
 что водяру туда завез). А если уж кого и умиляет, то пусть этот "кто-
 то" либо пишет  об этом хорошо, либо не пишет вообще ! Aut, как гово-
 рится, Cezar, aut nihil! Нет, я, конечно, понимаю, что не каждому Бог
 дал талант,  да и задача прямо-таки,  скажем ... Кир Булычов (для не-
 посвященных - "Тайна третьей планеты",  "Гостья из будущего" его сце-
 нарии) обладает таким высочайшим профессионализмом,  что,  я  считаю,
 ему вполне  по  силам  написать  любовный роман-эпопею из шестнадцати
 книг о токарном станке с числовым  программным  управлением,  который
 мгновенно станет бестселлером - но и он бы спасовал перед российскими
 пейзажами!
     Ладно. В общем, когда я проехался по "Запискам охотника", мой бу-
 дущий соавтор с искренним  изумлением  (возможно,  навеянным  рамками
 школьной программы)  спросил,  чем  же  мне сей шедевр так не угодил.
 Поскольку читал я "Записки" лет пятнадцать назад и всего один раз,  я
 ничего путнего не смог процитировать,  и, поднапрягшись, выдал описа-
 ние русской природы вполне в духе первых глав  "Петровича".  То,  что
 получилось, неожиданно дико развеселило не только моего соавтора, но,
 к моему удивлению,  и меня тоже.  Нахохотавшись,  я произнес  роковые
 слова: "Послушай,  ты только подумай, какой тут роман набодяжить мож-
 но!" Гром не грянул, и молнии не было - просто я пошел за свой компь-
 ютер и за десять минут набрал первую главу вместе с заголовком, кото-
 рую еще через пять минут сбросил на винчестер своему  соавтору.  Тот,
 подхватив идею на лету, на следующий день уже выдал главу N 2.
     С тех пор и пошло-поехало. Новые главы росли, как грибы. Не знаю,
 как с этим делом у соавтора, у меня творческих мук не наблюдалось - я
 приходил, садился за клавиатуру и "выдавал" очередную главу.  Лимити-
 ровало меня только время и желание "что-нибудь написать".  Скажу тебе
 честно, читатель (раз уж ты у меня завелся):  меня не заботило  и  не
 заботит то,  как выглядит мое произведение, ибо пишу я его для себя и
 отнюдь не горю щенячьим желанием дарить тебе,  читатель, какую-то там
 "радость" - если ты сам ее себе не подаришь,  за тебя это никто и ни-
 когда не сделает (во всяком случае, бескорыстно). Зачем, в таком слу-
 чае, я это пишу ? Хмм. Знать бы самому... Но не по инерции - это точ-
 но. Теперь,  когда,  благодаря титаническому труду по распространению
 нашего совместного бреда со стороны моего жизнелюба-соавтора , у нас,
 по его словам,  завелся "массовый" читатель, меня это еще более зани-
 мает -  никогда  и ни в чем не работал "на спрос".  Чем все ЭТО может
 закончиться ? А кто его знает. Да и какая разница ?
     Вот и все,  что я хотел написать о себе.  Будь здоров,  читатель!
 Живи! Жизнь ведь,  по сути своей, чертовски интересное времяпровожде-
 ние, и  в  ней для пытливого ума столько интересной работы.  У меня к
 тебе только три пожелания:
     - не давай уснуть своему разуму;
     - живи в мире с собой и в гармонии со своей совестью;
     - НЕ  ОТНОСИСЬ  СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНО К ЖИЗНИ !  Но и не путай жизнь с
       существованием и свою жизнь с чужой.
     И помни: "... люди не виноваты в том, что господь создал их таки-
 ми, каковы они есть; они виноваты всего лишь в том, что не желают из-
 меняться в лучшую сторону" (по-моему, Анатоль Франс).
    P.S. А в следующих главах этому балбесу Петровичу я еще жизни дам.
         Уж будь в этом уверен...
                     Заседание продолжается !


                             -    40    -

     Клавдия Плутарховну  мы застаём в начале сороковой главы со скло-
 нённою над трофейным мужиком главою.  Клавдия, как вы уже догадались,
 была склонна к ругательствам на чистом русском языке, и поэтому гряз-
 но склоняла в данную минуту  Сыча,  однозубого  Бульку и председателя
 профкома шахтёров-любителей Дениса Моисеевича Втулкоштуцера, которого
 в первую очередь подозревала в неожиданном появлении незнакомца на её
 крыльце. Денис Моисеевич уже не в первый раз подшучивал над приезжими
 и не знающими воинственный нрав Титькиной командировочными,  и,  мно-
 гозначительно подмигивая, давал им её адрес. Розыгрыш, надо отметить,
 очень рискованный,  это Втулкоштуцер понял,  когда приходил навестить
 доверчивого искусствоведа Сидорчука к нему в палату.  Там, в реанима-
 ции, он раскаялся, два каялся, и на третий раз решил больше не риско-
 вать редкими  кадрами.  Редкие  кадры избиения купившихся на обещание
 незабываемой ночки  он  отсылал  в  передачу  "Сам  себе   режиссёр",
 "Вы-очевидец" и "Нас 52 миллиона".
     Но я отвлёкся.  Клавдия Плутарховна меж тем слегка приостыла. Она
 подошла к комоду,  взяла градусник и померяла себе температуру. Так и
 есть. Тридцать пять и три.  "Ну вот,  перенервничала ...  И всё из-за
 этого козла".  Козёл  лежал на диване и приходить в сознание не соби-
 рался. Она в сердцах пнула Сыча  ногой. Этот коварный  удар  пришёлся
 ему по сердцу. Он удовлетворительно крякнул  и повернулся к Титькиной
 другим боком.  Тогда Клава провела серию боковых.  Но мужику всё было
 по боку.  "Ну ты посмотри,  хоть бы хны, макивара хренова",- подумала
 Титькина и пошла в сени за бутылкой нашатырной настойки.
     Тогда Сыч решил,  что хватит прикидываться шлангом.  И прикинулся
 просыпающимся. И громко зевнул.
     Клавдия, услышав это,  с сожалением поставила бутылку собственно-
 выгнанного нашатыря на место и вернулась в  хату,  на  всякий  случай
 прихватив кочергу.
     Увидев Титькину с новым аппаратом, видимо, аналогичного действия,
 как и у предыдущего,  Сыч почесал оставленную на голове ломом припух-
 лость и понял, что имел в виду русский мужик, приговаривая :"все шиш-
 ки на  мою  голову посыпются...".  Он сразу,  для верности,  поставил
 верхний блок, защищая двумя руками голову, и, как мог, доброжелатель-
 но улыбнулся.
     - Что лыбисся, изверг ?! А ну, говори, зачем залез ?
     - За какой лес ?
     - Ты мне тут под дурака не коси, знаю я вашего брата...
     - Куда не коси, какого ещё брата ?... Говорите по-русски!
     Клавдия Плутарховна опустила кочергу.
     - Ты чо, не местный?
     Сыч глубоко вздохнул.
     - Альфа Центавра знаешь? Та-а-амошние мы...
     Титькина засмеялась.
     - А ты ничё, юморной мужик! Люблю юморных и стихи!
     Сыч встал в позу, красиво откинул голову, выкинул вперёд руку, и,
 прямо так, без руки и головы, начал декламировать свои стихи:

        К нам весна вчера допхалась,
        Повзбухали почки все...
        Стало днём теплее малость
        В нашей южной полосе!

        Птички дружно прилетают
        Гадить в чистые пруды.
        А в пустынях умирают
        Без водички верблюды...

        То во всём виновен Кельвин -
        Все нажрались Picnic'a,
        И теперь с таким мамоном
        Не добегть до родника!

        Шо ж тут скажешь ?! Даже с горбом
        Надо помнить про воду,
        И у всяких искушений
        Не идти на поводу!

        Нам по поводу такому
        По воду сходить пора,
        Неповадно не просохла
        За ночь в горле чтоб дыра!

     P.S.
        Я талантлив очень круто.
        И талантен я во всём !
        Прихвастнуть, как я не может
        Ординарный человек !!

     Клава хохотала и хлопала в ладошки.
     - Ещё! Ещё !...
     Стихопливсорыч с радостью продолжил.  В первый раз  его  творения
 вызывали столь бурный восторг в слушателях. Это было приятно.
     - Стих называется "Понос":

        Я поношу свой образ жизни...
        ... И положу его назад.
        От тяжести из глаза брызнет
        Моя горячая слеза.

        Мой образ жизни слишком тяжек,
        Таскать его уж нету сил !
        Но протащился образ - я же
        Его так круто поносил !!!

     - Или вот ещё,  посвящается вам,  Клавочка,  называется "Таемнычэ
 Послання"...

                      --- Таемнычэ Послання ---

     Аки шпыгун  мафиозной структуры,
     Тихо влезающий на сервера,
     Аки накачанный мэтр физкультуры,
     Штанги крадущий с чужого двора,

     Я под покровом сети Майкрософта
     Нежным нажатием кнопки тугой
     Сладостный ( слаще, чем даже морковка )
     Стих посвещаю девахе одной.

     Сколько красивых эпитетов чудных
     Я собираюсь раскрыть перед ней!
     И аллегорий сравнительно трудных,
     И междометий ( что даже трудней ! )

     Только синонимов сколько я знаю :
     Заинька, рыбка, сибирский кошак,
     Дальше антонимов ряд продолжаю -
     Волчик, рыбак, аргентинский собак !

     Кучу сравнений до боли правдивых  :
     Солнышко, цветик, большая душа -
     Та, что не терпит наездов фальшивых
     И меньше ставать не хотит ни шиша !

     Есть аналогии - смех словно звуки
     Чистого как порошок родника,
     Шуба - песец, супер-нежные руки,
     Сказочный глаз, золотая нога!

     Плачет - как режет паяльником острым
     Грузится - словно заправский джигит
     Если обидится - сердце с позором
     Прям из груди моей в пятки бегит!

     Мочит приколы, напившись "Ром-колы",
     Пива напьётся - спивае писни!
     Фирменно гонит, приняв самогона,
     Так , шо попробуй потома усни!

     Ладно, хорэ , переходим к моменту
     Критики всех недостатков её!
     Шо , испугалася ??? Двести процентов -
     В ужасе сбила дыханье своё!

     Страшно? Так то-то ! Сейчас буду прямо
     В глазки красивые правду молоть!
     Щас пропесочу я нрав твой упрямый!
     Я беспощаден! ( как понтий-пилот )

     Щас я раздам ( и не раз ) на орехи!
     Выскажу всё, я так долго молчал!
     Я ведь способен не только на смехи,
     А и на многое!!! ВСЁ - Я НАЧАЛ !!!

     Паааберегись! Я в края разошёлся!
     Щас из меня правда-матка попрёт!
     Я уже, блин, не на шутку завёлся!
     И сразу заглохнул ...
                  Бензина нет.
                               Вот

     Так всегда. Только хочешь серьёзно
     Выдать мыслишек набор ( за свои ),
     Враз выдаёшь каламбурчик курьёзный
     И все понимают, шо ты дурачок ...

     P.S.
        Когда же я, блин, повзрослею,
        Серьёзным стану и вообще ?
        Весёлостью переболею
        Тех иронических пращей,

        Которыми так полон гибкий,
        Своеобразный разум мой,
        Который дарит миг улыбки,
        Хоть сам порой омыт слезой.

        А никогда! А ну и клёво!
        А не могу я взрослым быть!
        И не хочу. Как дуб кленовый
        Не хочет вишен наплодить...

        Как рыба без воды припухнет,
        Как слон без воздуха вспухнёт,
        Как мясо на жаре протухнет,
        Как без патронов пулемёт!

        Как мир без как, как жизнь без пива,
        Как соль без раны, ночь без снов,
        Как Мак без Дональдс, лев без гривы,
        Панкратов-Чёрный без усов!

        Так я без шуток идиВотских,
        Так я без непонятных фраз,
        Которых смысл весьма плутовский
        Сам догоню на пятый раз!

        Так я без нежных санти-ментов,
        Так я без чувства женских глаз,
        Так тик без так, 02 без ментов,
        Так без больших колёс БеЛАЗ!

        Ну хватит. Где же чувство меры?
        Пора заткнуться. Всё. Капут.
        Я замолчал. Шумят шумеры...
        И только трутни тупо трут.

     Стихопливсорыч выдержал паузу,  раскланялся и посмотрел на Клаву.
 Она очень шибко плакала. "Какой талант",- думала она.
     - Как тебя зовут, - спросила она, включив дворники на очках.
     - Стихопливсорыч Двадцатый, - честно ответил Стихопливсорыч Двад-
 цатый, - я инопланетянин...
     - Знаешь,  Стихопля...  Стихомплю...  инопланетянин, а ведь у нас
 могла бы быть Любовь...
     - Почему "могла бы"... Ты мне тоже очень нравишься...
     - Так  ведь  роман-то  уже  заканчивается.  Это уже предпоследняя
 страница. Как это символично, неудавшийся роман в неудавшемся романе.
     - Как заканчивается ??!!! А как же я ??!
     - А ты сейчас улетишь.
     Клавдия Плутарховна  вытащила  из корсета настенные часы с кукуш-
 кой. На них было без пяти два.
     - Ну вот. Осталось пять минут.
     Послышалось слабое гудение.
     Сычу оно  было  хорошо знакомо.  Так гудел только Бэдтрак-4 когда
 телепортировался на поверхность планет.
     - Но ... Откуда ты зна...
     - Молчи, любимый. У нас осталось так мало времени...
     - Ко всем собакам! Плевать я хотел на время! Смотри!
     Он выхватил из-за пазухи портативный запазушный замедлитель  вре-
 мени.
     - Хоп!
     Он нажал на кнопку. Из прибора пошел синий дым.
     - Блин!,- грязно выматерился Стихопливсорыч.
     - Перестань, чему быть, того не миновать ...
     Клава подошла к нему и сняла очки.
     - Поцелуй меня...
     Сыч одел на неё очки и отошел.
     - Я не умею...
     Раздался характерный треск.  Характер у треска был прескверный. В
 комнате прямо из воздуха появился Бэдтрак-4. А из него, соответствен-
 но появились Толян и Петрович. Ну, а их характер Вам уже известен ...
     Они были в смокингах и с сачками для бабочек.
     - Целуй, целуй, дурило !, - весело воскликнул Петрович.
     - Я ... того ... не умею я .
     Сыч стал фиолетовым.  Он хотел покраснеть,  как сделал бы на  его
 месте любой мужик, но он был дальтоником...
     - Вот чудак! Дело-то нехитростное!
     Петрович жизнеутверждающе подошел к Титькиной, снял очки и впился
 в её пухленькие, сладкие губы.
     Толян присвистнул. Бэдтрак отвернулся. Клава офигела.
     - А вы стихи пишете,  - не сводя  с  Петровича  прекрасных  глаз,
 спросила она.
     Петрович встал в позу, красиво откинул голову, выкинул вперёд ру-
 ку и повёл Титькину на улицу.
     Сыч вздохнул и обратился к Бэдтраку-4:
     - А как вы меня нашли-то ?
     - Долгая история, парень, но если хочешь, прочитай послесловие, а
 щас базарить некогда, нас ждут великие дела... Погнали на хаус !
     Сыч зашёл в челнок и в ту же секунду  он  исчез,  оставив  только
 воспоминания и лёгкий запах чеснока.
     Толян медленно сел на диван.  Он устал от всего этого. В окно ему
 было видно родное Злопукино,  обнявшихся Петровича с Клавкой, и бегу-
 щие по экрану титры:

                         ЗИС ИС ЗИ ХЭППИ ЭНД!

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.