Версия для печати

                             Людвик ЕЖИ КЕРН


          Жил на свете Али
          Али-капитан
          Он объехал много
          Самых разных стран.
          И хоть с виду был он
          Очень уж сердит
          Среди моряков
          Был тем знаменит
          Что привез однажды
          На корабле
          Целый зверинец
          Вы верите мне?
          Говорит он басом
          Как будто бы строго
          Не так чтобы мало,
          Не так чтобы много.
          А то вдруг шутку
          Выдает впридачу.
          Так вот этот Али
          Вдруг покинул корабль
          И приехал на дачу.
          Знаменитый Али,
          Али-капитан,
          Который объехал
          Множество стран
          И слыл самым  храбрым
          Из всех капитанов,
          Бороздящих воды
          Грозных океанов,
          Али, которого знали все
          За то, Что зверинец на корабле
          Привез он однажды
          Из дальних стран,
          Почувствовал вдруг,
          Что он утомлен.
          Он покинул корабль
          И отправился в путь,
          Чтобы снять дачу
          И там отдохнуть.
          КАПИТАН АЛИ И ЕГО ПЕС.
          Эта книга про капитана Али.
          Вы раньше, дети, о нем не слыхали?
          Али ведь тот капитан знаменитый,
          который хоть с виду
          немного сердитый,
          но у которого сердце - как воск.
          Это ведь он зверинец привез
          на своем корабле
          из-за дальних морей.
          Это тот самый, который храбрей
          из самых храбрых морских капитанов,
          бороздящих воды грозных океанов.
          Говорит он басом,
          как-будто бы строго.
          Не так, чтобы мало,
          не так, чтобы много,
          а то вдруг шутку выдаст впридачу...
          так вот этот Али
          вдруг покинул корабль
          и приехал на дачу.
          Это вот - горы.
          А это - леса.
          Отдыхает Али,
          глядит в небеса,
          забыл про корабль,
          про грозные бури,
          полежит на шезлонге,
          трубку покурит,
          газеты прочтет,
          погуляет неммножко
          по узкой извилистой горной дорожке,
          надышится воздухом чистымм досыта,
          а ночью,
          когда тьмою земля покрыта
          и месяц с небес улыбается,
          засыпает в постели
          обычной,
          что совсем, совсем
          не качается.
          С постели Али встает очень рано.
          Про шквалы, тайфуны
          совсем позабыл.
          И чистый воздух полей и лужаек
          вдыхает он грудью сколько естьсил.
          Он очень доволен. И надо признать
          (ведь, если честно сказать), что лучшего места
          для летнего отдыха
          ему бы нигде не сыскать.
          Капитан,
          такой грозный на борту корабля,
          на даче - сразу меняется.
          Каждой травинке, сосне и цветку
          нежно он улыбаается.
          Кто мог бы подумать,
          что перед ним
          волны морские дрожат?
          А что волны дрожат, дорогие мои,
          это уж точный факт.
          И трудно поверить,
          что грозен он был,
          когда по морям
          свой корабль водил.
          Тс-с-с! Не шумите! Ти-и-и-хо!
          Наш Али с прогулки идет.
          Подходит Али к калитке,
          а там его кто-то ждет.
          Ждет его пес, конопатый
          приветливо машет хвостом.
          Чему он так рад?
          Об этомм
          узнаете вы потом.
          Откуда он взялся?
          Заьрел он сюда случайно.
          И Али, наш капитан,
          понравился ему чрезвычайно.
          Пес тоже понравился, вроде.
          Был необычен этот пес.
          Вот, посудите сами:
          встречали ль вы раньше
          псов
          с голубыми, как небо,
          глазами?
          А ноги?
          Тонкие, как у кур на насесте.
          А длиной был, как две таксы,
          если сложить их вместе.
          Какого он цвета? -
          ССпросите вы.
          Весь от хвоста до головы
          был он в лепешках,
          в пятнышках весь.
          И пятен этих
          просто не счесть?
          Обычно гуляли они вдвоем.
          Но сегодня пес не покинул дом.
          Тотамфауки был жесстоко
          наказан.
          На прогулку не взят
          и к калитке привязан.
          Что же случилоссь?
          За что бедный пес
          Понес такую жестокую
          кару.
          За то, что ночью
          сжевал и изгрыз
          ботинок новую пару.
          Пришелся по вкусу Али.
          Так они здесь, на даче
          Вместе и поживали.
          Тотаумфаки - такое вот имя
          хозяин собаке дал.
          Пришлось придумать такое чудное,
          ведь прежднего имени пса он не знал.
          Смешной был очень этот пес.
          Вот, посудите сами:
          смотрел на мир невинно
          голубыми, как небо, глазами,
          ножки были тоненькие,
          как у кур на насесте,
          а длиной был, как две таксы,
          если сложить их вместе.
          Хотите знать какого он цвета?
          Сложно мне просто ответить на это.
          Он весь был в пятнах, в лепешках весь.
          И пятен этих было не счесть.
          Обычно вдвоем шли они на прогулки
          и обходили все закоулки.
          Но сегодня пес был жестоко наказан:
          на прогулку не взят
          и к калитке привязан.
          В чем провинился бедняга-пес?
          За что понес он такую кару?
          За то,
          что ночью
          изгрыз и сжевал
          ботинок новую пару.
          Был необычен
          этот пес.
          Вот, посудите сами:
          встречали вы раньше псов
          с голубыми, как небо,
          глазами?
          А ноги? Тоненькие
          как у кур на насесте.
          Какого он цвета? -
          спросите вы.
          Весь от хвоста
          до головы
          был он в лепешках,
          в пятнышках весь.
          И пятен этих было не счесть.
          Конечно, он сделал это во сне.
          Ну, кто ж виноват, скажите вы мне?
          Приснилось, бедняге,
          что он - на лугу,
          а ботинки - два зайца,
          маячат в углу.
          Вот, в жизни собачьей
          что может случиться!
          Мне тоже, бывает, иногда приснится,
          что ночью я что-то жую или ем...
          Но чтобы ботинки?! Не ел ни разу!
          Ну, разве что яблоко, или, там... джем...
          Наказанный пес с утра тяжко каялся.
          Привязанный к калитке,
          он скулил и маялся
          и упрекаал постоянно себя:
          "Ну, зачем те ботинки сжевал ночью я...
          Ведь вот, незадача!
          Невезучий я пес!
          Вот, если б воришка в дом сунул свой нос,
          я бы проснулся, залаял ужасно
          и не насес бы убыток напрасный.
          Вот и выходит, дорогой мой Али -
          виноваты воришки, что в дом не забрались,
          а вовсе не я - вернейший из псов.
          Я даже поклястся вам в этом готов.
          Но, вот, капитан,
          вернувшись с прогулки,
          (а он обошел все закоулки)
          на пса уж сердиться совсем перестал.
          От калитки быстро его отвязал
          и повел в дом обедать,
          совсем уж без злости.
          аАли, конечно, ел за столом,
          а пес под столом обгладывал кости.
          После обеда,
          наш капитан
          решил полежать и может чуть-чуть,
          если захочется, даже вздремнуть.
          Не потому, что поспать он любил,
          а потому лишь, что врач говорил
          о пользе дремоты после обеда.
          И вот, капитан, собаку проведав
          улегся в кровать.
          От мух защищаясь, газетой укрылся
          и не заметил, как в сон провалился.
          Как вдруг тихонько в дверь постучали.
          - Кто там? - очнувшись, воскликнул Али.
          - Гав, гав! - послышаалось из под кровати.
          - Здесь почта. Письмо вам, вот получите!
          - Суньте под дверь! И не стучите!
          Письмо заказное! Мне не положено делавть такое.
          Вы получить его сами должны
          и расписаться с другой стороны.
          - Но я уже сплю, так может потом
          придете вы снова с этим письмом?
          - О нет, нет нет! Письмо не простое.
          Я же сказал вам - оно заказное
          и надо вам срочно его получить.
          извольте быстрее мне двери открыть!
          - Гав, гав!
          - эх, пан капитан, что еще за шутки?
          Я ведь спешу. Нет лишней минутки.
          Как вам не стыдно?!
          - дурачитесь зря! Чего же пан лает?!
          - Разве это я?!
          - Гав, гав!
          - Не глухой я! Слыхано ли дело?!
          - Мне это в конце концов надоело!
          - Так кто ж это лает?
          - Тотаумфаки лает!
          - Что зав Тотаумфацки? Пес его знает! - скаазал почтальон.
          Тут Али открыл и отвесил поклон. Глядите, кто лаял: это вот он
          - Его это голос. Вот вы и попались.
          И оба тут весело расхохотались.
          Взял Али письмо. Доволен остался.
          "Спасибо", сказал и расписался.
          Тотаумфацки же странный хвостом сделал жест
          и спросил почтальона: - А мне письмо есть?
          Почтальон вопросу
          страшно удивился
          и от удивления
          чуть не подавился.
          - Ничего для вас нет, милейший пан пес,
          иначе я сразу письмо бы принес.
          - Ах, не везет мне. Еще буду ждать.
          Я люблю ведь тоже письма получать.
          Почтальон наш,
          как только те речи услышал,
          повернулся,
          тихонько из комнаты вышел.
          Тотаумфацки вздохул и спросил у Али,
          что там в письме ему написали.
          - Сейчас все узнаем - хозяин сказал,
          разрезал конверт и письмо прочитал.
          Дорогой капитан!
          Как только получите это аписьмо, днем, или вечером,
          мне все равно, в дорогу немедленно собирайтесь,
          купите биле и отправляйтесь.
          Мне страшно подумать, что вас не дождусь.
          Дело ведь в том, что я завтра женюсь.
          Если не приедете, я буду огорчен.
          Жду вас с нетерпением,
          ваш Слон.
          Переглянулись наши друзья.
          Послушай, мой милый, что думаю я:
          Ехать мне надо - сомнений в том нет.
          Ведь будет там свадьба и вкусный обед.
          А главное то, что друзья будут ждать
          и надо непременно им счаастья пожелать.
          Недолго думмал Али.
          Итак - решено!
          На слоновьей свадьбе не был он давно.
          И прав он, конечно, признать мы должны.
          Не так часто свадьбу справляют слоны.
          - На свадьбе побуду - и вернусь сюда.
          - Хотелось бы знать, возьмет ли пан пса?
          - Тебя взять, негодник? Тебя взять, пострел?!
          (Ведь ты провинился, ботинки ты съел!)
          За то, что вчера ботинки ты съел?!
          Ну, ладно уж, ладно, не тычься мне в ногу...
          Иди, собирайся скорее в дорогу.
          - Уже собираться?
          - Сперва вымой ноги. Ведь надо быть чистым
          для дальней дороги.
          Затем мы накрутим... Ну, милый, поди...
          - Что мы накрутим? Опять бигуди?
          - Да, бигуди, мой пес дорогой.
          Ну, не крутись, не верти головой...
          Разве не хочешь, чтоб люди сказали:
          "Ах, как прелестна собака у Али!"?
          Закончены сборы
          и взяты билеты.
          Дана телеграмма, в телеграмме это:
          ЗАВТРА УТРОМ ПРИЕЗЖАЮ СЧАСТЬЯ МОЛОДЫМ ЖЕЛАЮ
          Поезд свистнул, запыхтел
          и протяжно загудел.
          Тронулся и покатил.
          Вот ночной уж час пробил.
          Подобрав под брюхо лапки
          Троумфацки спит на лавке.
          Капитан на полке спит
          и легонечко храпит.
          А на верхней полке - розы.
          Тоже дремлют, тихо, тихо.
          Розы спят и нежно пахнут.
          Их купили для Слонихи.
          СЛОНОВЬЯ СВАДЬБА.
          Между тем, Слон на вокзале
          ждал, когда приедет Али.
          В справочном окне справлялся
          и ужасно волновался.
          Наконец, вдали за станцией,
          Там, за семафором,
          показались тучки дыма
          и за косогором
          паровоз вдруг появился,
          а за ним вагон.
          Вскоре поезд весь вкатился
          прямо на перон.
          Слон наш, с глазами, полными слез
          в каждое окошко просунул свой нос,
          проверил все двери и каждый вагон.
          Очень волновался очевидно он.
          Наконец, о радость!
          На перон выходит
          капитан навш Али
          и к Слону подходит.
          Начались объятия,
          поцелуи, слезы.
          (Троумфацки рядом караулит розы.)
          Люди удивленно поводят плечами,
          видя человека, который руками
          обхватил огромного, как гора,
          Слона,
          повторяя нежно:
          "Здравствуй, старина."
          После бурной встречи,
          отдохнув немного,
          сели все в проетку,
          тронулись в дорогу.
          Крякнул пан извозчик
          и взмахнул кнутом.
          По городу едут
          Али,
          Пес
          и Слон.
          Дорогой беседуют:
          "Как там, что слыхать?
          Слон про Троумфацкого
          хочет все узнать.
          Кто такой?
          Не злой ли?
          Хорош, или плох?
          И, случайно, нет ли
          у собааки блох?
          Капитан все хвалит
          (не стыдить ведь пса же)
          Что ботинки съел он, не сказал он даже.
          Говорит, что милый, верный и не злой...
          - А не кажется вам,
          что он слишком худой?
          - Но сколь еды бы ему не давали,
          не будет он толстым, - ответил Али.
          Он будет изящным, тонким,
          как червяк.
          - Да-а-а, - промолвил Слон, - бывает же так...
          Я, к примеру, выпью или съем чуть-чуть,
          а толстею сразу - и живот, и грудь.
          Другой же наестся жирностей досыта -
          а того гляди - протянет копыта.
          - Та-а-а-к, промолвил Али, - толстеем легко мы...
          Знакомьтесь, пожалуйста, вы незнакомы...
          - Троумфацки, представился пес.
          - Ах, очень занятно. А я буду Слон.
          - Что ж, очень приятно.
          И вот уже все приехали в дом,
          что ЗООСАДОМ мы с вами зовем.
          И тут же толпа друзей и родных
          Тесным кольцом окружила их.
          - Мои дорогие, - скаазал им тут Слон,
          долго мы ждали, наконец - вот ОН!
          Вот он самый лучший из всех капитанов,
          бороздящих воды грозных океанов.
          А сейчас, когда
          друзья все на месте,
          свадьбу можно начать!
          Пойдемте к невесте!
          Вскоре после этой торжественной речи,
          Слон,
          обняв хоботом капитана плечи,
          повел его в дом.
          - Войдите, пожалуйста. Пан не знаком
          с моею невестой, с моей половиной,
          с юной Слонихой, мной нежно любимой?
          Пришлось ли встречать милее слоних?
          А ведь вы немало повидали их.
          - Да, сколько слоних я в жизни видал,
          сколько о них я в книжках читал,
          а твоя невеста лучше и милее.
          Рядом с ней любая выглядит бледнее.
          - Не слишком толста ли?...
          - Нет, сала как раз7
          - Но не слишком худа ли?...
          - Уверяю вас...
          - Так нравится вам?
          - Ну, конечно, очень.
          - Бесконечно рад!
          - И я, между прочим.
          Так промолвил Али,
          и букет алых роз,
          что вез для Слонихи,
          Он ей преподнес.
          Слониха от счастья, как роза горит.
          "Целую вам ручки" - он ей говорит.
          невеста смущенная слов не находит.
          Шепчет: "Спасибо".
          И тут же уходит.
          и началась тут свадьба.
          что подстать невесте.
          Были кильки в томате
          и окорок в тесте.
          Салаты различные нааполняли миски.
          Были сардельки
          и даже сосиски,
          были дыни с начинкой из различных кремов,
          были также десятки самых разных джемов,
          раки фаршированные
          и раки обычные,
          были карпы,
          лососи,
          колбасы различные.
          Были цветочки сладкие
          и миндаль соленый,
          были почки сирени в росе замоченые.
          и фисташки были, хоть и пригорели.
          Но и их с огромным аппетитом съели.
          Был зеленый укроп - лакомство слонов,
          было много конфет всяческих сортов.
          На почетном месте,
          за свадебным столом
          восседал сам Али.
          Ел и пил, а потом
          стал всех веселить,
          шуткой забавлять,
          гости улыбались,
          стали хохотать.
          Иногда6 так даже до слез хохотали:
          "Ой, не можем больше, пощади нас, Али!"
          Тигр полосатый,
          за живот держался,
          Лев, едва живой
          по полу валялся,
          Ежиха визжала:
          "Вот придумал шутку!"
          Шимпанзе взмолилась:
          "Подожди минутку!"
          Еж хихикал: "Хи-хи-хи,
          подожди немного!"
          Страусиха от смеха
          подвернула ногу.
          Жирафа кричала:
          "Ой, я не могу!"
          Павиан воскликнул:
          "От смеха помру!"
          Пантера, смеясь,
          в колечко свернулась,
          а Зебра, бедняга,
          едой поперхнулась.
          Жених повалился на ковер от колик
          и гостей водою из хобота полил.
          Другие слоны,
          глядя на него,
          стали обливаться все до одного.
          а надо вам знать, милые мои,
          что слоны обычно
          в свадебные дни
          водой обливают обильно друг друга,
          будь то братец-слон, или слон-подруга.
          Все хотят струею холодной облиться.
          и никто не должен воды сторониться.
          Напротив, любой,
          кто обычай тот знает,
          от радости громко всегда восклицает:
          Пусть течет за ворот!
          Льется с бороды!
          Хлюпает в ботинках!
          Маало нам воды!
          Кто воды боится,
          советуем вам:
          не ходите лучше
          на свадьбы к слонам!
          Капитана тоже обливали много.
          Он чихаал и фыркал, кричал:
          - Ради бога!
          Дали бы мне хобот,
          я бы тоже смог,
          как эти слоны,
          устроить потоп!
          О, мать-природа!
          Почему, скажи,
          хоботы имеют только лишь слоны?!
          Вдруг Али увидел,
          Что там, под столом,
          Троумфацки тянет с огромным трудом,
          Что-то очень длинное,
          черное-пречерное,
          как сарделька толстое,
          как змея, проворное.
          Любой огороджник и дворник любой
          из этой вот штуки холодной водой
          газоны и грядки свои поливают.
          Кишку эту шлангом они называют.
          - Капитан мой милый,
          не сердитесь, право,
          я лишь подумал - для этой забавы
          пригодился бы этот резиновый змей.
          Прицепить его к крану - и будет ей-ей,
          обливание не хуже, чем у слонов! -
          сказал Троумфацки,
          помочь я готов!
          Капитан подпрыгнул:
          "Вот идея!
          Буду лить воду ничуть не жалея!
          О, верный мой пес,
          Ты не блещешь красою,
          но это не важно. Важнее другое.
          Нам более важно,
          что ты - гениален
          и в мыслях своих весьма оригинален!
          И если возникло бы Царство Собачье,
          ты был бы Министром - никак не иначе!"
          - Вы льстите мне, право,
          я не заслужил...
          Как бы голову мне
          комплимент не вскружил...
          - Не бойся, мой милый, это не случится.
          Если же вскружит - поведу полечиться.
          А теперь, Троумфацки, подключи-ка к крану
          конец этот длинный. Сейчас я достану
          эту вот гайку
          и прикручу...
          А ну, отойди-ка!
          А то окачу!
          И пошло обливание!
          И лили, лили, лили,
          и лили, лили, лили,
          и лили, лили, лили,
          как-будто пожар где-то страшный тушили.
          Все гости, конечно, довольны остались,
          - слоновьи обычаи всем соблюдались.
          И тут же дружно все вместе решили,
          что эту свадьбу отлично облили.
          Жених весь сиял.
          Невеста сияла.
          Пана капитана громко восхваляла.
          - Спасибо большое, что нас обливали...
          - Не за что... - скромно ответил ей Али.
          Усы свои мокрые крепко отжал,
          уселся на стуле,
          ботинки снял,
          из них воду вылил,
          почистил мундир, что купил в Италии,
          за тысячу лир,
          почесал себе шею, галстук завязал,
          а затем торжественно, громко прокричал:
          - Сто лет пожелаем нашимм молодым!
          Пусть от их слоняток радость будет им!
          А теперь сыграем духовой оркестр!
          Гости все немедленно повскакали с мест,
          танцевать пустились,
          топать и шутить,
          а слоны вдруг в хоботы
          начали трубить.
          Очень было весело:
          каждый, как умел
          веселился, топал,
          танцевал и пел.
          Ночь всю веселились.
          Прямо до упаду.
          Не было с зверями
          никакого сладу.
          Утром Троумфацки
          с капитаном Али
          собрались в дорогу.
          Все их провожали.
          Звери прощались,
          как-будто навек,
          не стесняясь слез
          и распухших век.
          Легко ль расставаться, посудите саами,
          со своими добрыми, верными друзьями?
          ЦИРК
          Капитан с Троумфацки прожили на даче
          всего лишь неделю.
          Могли ли иначе,
          раз в Варшаву приехал цирк номер два,
          что дает выступления Тигра и Льва.
          И вот Али в столице. Конечно с ним Пес.
          Пес увидел афишу, носом к ней прирос,
          (Хоть раньше афиш он в глаза не видал,
          что эта про цирк - по картинкам узнал).
          Вошли они в цирк - и к животным сразу.
          (Троумфацки раньше не был там ни разу).
          Забежали - видят: грозный Тигр и Лев
          сидят рядом в клетке
          рычат нараспев.
          Али их узнал, подошел к их клетке
          и громко спросил: - Как живете, детки?
          Звери, каак только вопрос услыхали,
          вмиг узнали голос
          капитана Али.
          От радости  тут же стали волноваться,
          хвостами вилять,
          прыгать, кувыркаться.
          Али с Троумфацким,
          глядя на них, тоже
          стали кувыркаться,
          кто как только
          может.
          Кто из вас кувыркался
          хоть раз на траве,
          или на диване,
          или на песке,
          или на соломе,
          или на пляже,
          или на мягком матрасике даже,
          Кувыркнувшись раз десять,
          начинает пыхтеть
          и чувствует - больше
          не одолеть.
          И вот, кувыркнувшись раз
          тридцать два,
          упал Али в объятия
          тигра и Льва.
          Стояли обнявшись,
          так долго, пока
          кружиться не стала у них голова.
          Раздался звонок.
          Вcе наверное знают:
          в цирке звонок всех оповещает,
          что представление скоро начнется.
          И вот, второй звонок раздается.
          Музыканты собрались в оркестровой ложе.
          Скрипки заиграли,
          и кларнеты тоже.
          Фаготы гудят,
          ворчат виолончели,
          а вот и трубы негромко запели.
          Но, что это за гам - ничего не понять...
          Ах, это настройка! Потом уж играть
          будет оркестр слаженно и чисто.
          Раздался звонок,
          началось волнение.
          Скоро ведь начнется
          в цирке представление.
          Музыканты собрались
          в оркестровой ложе.
          Скрипки заиграли
          и кларнеты тоже.
          Фаготы гудят
          ворчат виолончели
          а вот и трубы
          тихонько запели.
          По клавише "Ля" упрямо пианист
          ударяет пальцем. Флейты тихий свист
          под конец раздался
          и затихло все.
          Свет погас на миг
          и вдруг над ареной
          вспыхнули прожекторы.
          Яркой белой пеной.
          лучи заструились
          а арены круг
          приковал глаза
          всех людей вокруг.
          Дирижер поднялся, палочкой стучит -
          под сводами цирка громко марш звучит!
          Сейчас выйдут клоуны
          и на арене
          начнется веселое представление!
          Фокусы!
          Сюрпризы!
          Шутки!
          Чудеса!
          А труба играет: тра-та-та-та-та!
          Публика застыла.
          Публика ждет.
          Но где наш Ал?
          Почему не идет?
          Место Капитана в самой первой ложе
          почему пустует?
          Задержался может
          В клетке, за кулисами
          у своих зверей?
          Ну, иди же, Али,
          иди же скорей!
          А вот и Али. Появился все же.
          но почему не спешит он к своей ложе?
          Он спутал дорогу
          и бежит на арену!
          И зрители видят
          всю эту сцену.
          Вбежал на манеж он
          Пощипал усище,
          щеки надул,
          выпучил глазищи,
          направо-налево ими повертел
          и все это молча.
          Весь цирк ошалел!
          Все кричат: "Браво!
          Браво! Браво! Браво!
          Задумался Али: "Не знаю я, право, что это такое?
          Что-то тут не так... Свистнул Троумфацкого,
          он на все мастак.
          Пускай выручает хозяина пес".
          Когда свист до псиного уха донес
          весть о том, что хозяин где-то в беде,
          что-то шевельнулось в песьей голове:
          "О помощи просит Али дорогой.
          Меня он зовет. Бедный, мой, родной!
          Уж не обидел ли кто?
          Ведь он там один?..."
          Пес бежит на арену,
          гордый, как павлин.
          И снова все в цирке закричали:
          "Браво!"
          Очень уж забавно
          выглядела, право,
          пара на арене:
          Капитан и Пес,
          который под купол
          задрал гордо нос.
          Между тем, за манежем
          паника была.
          Страашные, скажу вам,
          творилися дела.
          А сзади манежа,
          поднялся скандал!
          Директор цирка
          там рвал и метал
          и остатки волос -
          с головы вырывал.
          - Ах, какой скавндал!
          Кто это такой?
          Полный провал!
          Где помощник мой?
          Что это за тип?
          Откуда он взялся?
          Раньше никогда
          он (здесь) не появлялся!
          Умру наверно, сгорю от стыда!
          В моем-то цирке, который всегда
          среди всех цирков был передовым
          и награжден был Орденом Большим?!
          Как только директор это произнес,
          за кулисы вбежали и Али, и Пес.
          Зрители же в цирке,
          кричали и хлопали,
          требовали "бис!"
          и ногами топали.
          "БИС!" - кричали мужчины
          и женщины тоже,
          "БИС!" - кричали солдаты,
          что сидели в ложе,
          "БИС!" - кричали парни
          вопили девицы.
          И директор подумал:
          "Это что ж творится?"
          Он понял - что это вовсе не провал!
          Просто от восторга беснуется зал!
          И проворным шагом подошел он к Али.
          - Много мы, - сказал он, - артистов видали,
          но такого, как вы - вижу в первый раз.
          Могу предложить вам
          работу у нас.
          Разрешите представиться:
          Ляпидус Гуго.
          И они протянули руки друг другу.
          - Меня зовут Али.
          А это мой Пес.
          Я его с дачи с собою привез.
          - Очень приятно. Забавный щенок.
          он тоже бы в цирке артистом стать мог.
          - О, что вы, об этом не может быть речи.
          Троумфацки, тихо!
          До следующей встречи.
          А цирк все бушует.
          Все "Браво!" кричат.
          Хотят видеть Али,
          ногами стучат.
          Громкие крики раздаются везде:
          "Пусть к нам выйдет Али!
          А-ли, А-ли где!!!"
          Чтоб успокоить бушующий зал,
          Капитана Директор за руку взял.
          и на арену вывел покорно,
          следом Троумфацки выбежал проворно.
          - Спасибо большое, - поклонившись ложам,
          сказал Капитан. Троумфацки тоже
          голову в поклоне склонил низко-низко.
          Затем, к своей ложе подошедши близко,
          Али дал знак музыкантам играть:
          "Мы уже в ложе - можно начинать!"
          И вот, на манеже появились кони.
          А за ними выбежала вольтижерка Рони.
          Улыбнулась,
          поклонилась,
          миг - и на лошади очутилась!
          Р-р-р-р-раз - и на другую
          сделала прыжок!
          Два! - хлопнула в ладоши
          и на первую - скок!
          И все так легко,
          как-будто бы, право,
          была это просто ребячья забава.
          Вот снова - сальто - и минут пять
          На хвосте лошадки
          носится опять.
          но вдруг - исчезла.
          Мчатся быстро кони,
          но нигде не видно
          нашей милой Рони!
          Замер цирк.
          Настала
          в зале тишина.
          Где же Рони милая,
          где же, где она?
          Но вот, из-под брюха лошади белой
          выскочила Рони
          и походкой смелой
          к краю арены
          быстро подбегает.
          Весь цирк облегченно,
          радостно вздыхает.
          Следом за Рони
          пудель появился,
          а за ним малюсенький
          возок волочился.
          А в возочке этом,
          как на карусели,
          три смешных котеночка
          послушно сидели.
          Над нимми смеялись,
          так как для порядка
          котята кричали: "НУ, пошла, лошадка!"
          А потом на арену
          вышли акробаты:
          две сестры, а с ними
          два брата-акробата.
          А надо вам знать -
          акробатами все
          становятся с детства
          в цирковой семье:
          дед был акробат - будет им и папа.
          Также, как и дочка
          будет акробатка,
          как была и мама
          и когда-то бабка.
          акробат, что вышли теперь выступать
          чудеса творили - трудно описать!
          Под купол цирка, как птицы
          взлетали
          и там их трапеции
          плавно качали.
          А потом висели вниз головами,
          держась за трапецию,
          нет, нет, не руками,
          а одним мизинцем!
          Подумайте только!
          И не боялись при этом нисколько!
          А еще ходили они по канату
          и улыбались: брат - сестре,
          а сестра - брату.
          При этом мороженое - пломбир они ели
          и бесстрашно на публику сверху вниз
          глядели.
          Словом гуляли свободно.
          Я прямо скажу - как в туфлях домашних
          я дома
          хожу.
          Ушли акробаты - жонглер объявился.
          Маленький столик пред ним появился.
          На нем уложили
          мячи,
          ножи,
          миски,
          кольца,
          булавы,
          из резины сосиски,
          два чайных сервиза, очень дорогих,
          а также много предметов других.
          жонглер кидал все
          удивительно ловко.
          Вот это смелость!
          Вот это сноровка!
          И все летало,
          и все кружилось,
          но ничего из вещей
          не разбилось!
          Когда жонглер закончил свой номер,
          и аплодисменты стали потише,
          огромнейший морж
          с полосатым мячом
          на цирковую арену вышел.
          И этот морж
          с полосатым мячом,
          такие показывал штуки,
          что люди дивились
          зачем вообще
          нужны для чего-то
          комму-то
          руки.
          Морж без рук
          подбросил мяч,
          и поймал его ловко
          носом
          и мяч вертелся там, как юла,
          пока морж его с носа
          не сбросил.
          И нет ничего удивительного,
          что морж понравился всем
          исключительно.
          Потом выступали по очереди:
          велосипедисты,
          антиподисты,
          смешные клоуны,
          наа бутылках играющие артисты,
          зебра с полосками не поперек,
          а вдоль тела
          и обезьяна,
          которая вслух
          газету
          читать умела.
          - Интересно, а кто же следующий
          выступит в этой программе?
          - спросил Али и заглянул
          в программку к какой-то даме.
          - Вы разве не знаете?!
          И не боитесь?! -
          ответила дама ему нараспев -
          согласно программе
          сейчас выступают
          страшный тигр и очень злой лев.
          - Боюсь я?! Нисколько!
          Да, если хотите,
          я поздороваться с
          ними ммогу.
          - Как это? Что вы! Вы не решитесь!
          - Да просто, лапы я им пожму.
          - Это смертельно!!!
          Звери ведь злые!
          - Вы, не волнуйтесь - я не впервые.
          вот, подождите, сейчас покажу.
          А на арене, в это время,
          клетку укрепляли
          из очень прочной стали.
          Из-за кулис,
          сквозь решеток бряцание,
          доносилось звериное
          страшное рычание.
          Клетка готова.
          И вход на манеж
          для диких зверей открылся.
          Тигр вышел первый,
          остановился,
          поводил свирепо он вокруг глазами,
          пасть открыл с большими, острыми клыками,
          будто кровь почуял,
          зарычал
          и сел.
          Тут уже и Лев наш выбежать успел.
          Медленно, неслышно,
          будто по коврам,
          вышел на арену,
          остановился там,
          поглядел угрюмо на публику вокруг.
          На лицах многих дам
          был искренний испуг.
          И в этот-то момент,
          вот в этот самый миг,
          весь цирк,
          объятый страхом,
          поднял ужасный крик.
          Дамы падают в обморок
          одна за другой.
          вопят голоса: "Погоди! Постой!"
          "Что же ты делаешь?"
          "В своем уме ль ты?!"
          Все шумят и ахают,
          кричат до хрипоты.
          А в цирке почти ничего не случилось.
          Ну, что тут такого, скажите на милость?
          Решил просто Али проведать друзей.
          Для этого к клетке спешит он скорей.
          чтоб повидать
          и Тигра,
          и Льва.
          И вот уже в клетке его голова,
          а вот и все тело:
          "Здорово, друзья!
          К вам еле сквозь прутья
          протиснулся я.
          И очень хочу поздороваться с вами.
          Но не как звери - как люди -
          руками".
          И, это сказав, бесстрашный наш Али
          руку протянул - звери лапы дали.
          он так поздоровался с Тигром и Львом,
          как вы с вашей кошкой,
          или же псом.
          Затем, залихватски свой ус подогнул
          и даме,
          что в ложе, слегка подмигнул.
          Как будто спросил: "Ну, что же, видали?
          Смогли убедиться - не хвастался Али?"
          А дама кричала:
          "О, боже! Мне худо! Возможно ли это?
          Ведь это же чудо!"
          (капитан же в ложу вернулся обратно).
          Когда Али в ложу вернулся
          обратно
          Как ни в чем не бывало, сказал он:
          - Приятно,
          даю вам слово с такими зверями
          знакомыми быть. Не хотите ли сами...
          Но дама ответила:
          - Что вы? Мне лично
          такие знакомства
          совсем неприличны.
          Вернемся, однако, на арены круг.
          (Звери, окончив пожимание рук)
          начали свой номер "БЕЗ УКРОТИТЕЛЯ".
          суть была в том,
          что без учителя
          совсем одни,
          кака мы после узнали,
          Сами себя дрессировали.
          Суть была в том,
          что звери,
          как мы после
          узнали,
          саами себя
          дрессировали.
          В роли "укротителя" вначале был Лев.
          И надо вам признаться,
          работал этот Лев - как лев,
          лишь можно удивляться.
          Тигр прыгал через обруч
          на тумбе приседал,
          на "укротителя" свирепо
          как и положено,
          рычал.
          "Лев-укротитель" не боялся ничуть.
          Голову Тигру велел повернуть
          и пасть открыть широко, широко.
          Сам заглянул,
          сказал: - Глубоко...
          И в эту зубасто-тигристую пасть
          Лев свою гордую головув
          - шасть!
          Все замерли в цирке.
          Ужас всех объял,
          пока Лев бесстрашный
          головой рисковал.
          Но вот все окончилось.
          Лев - невредим!
          Вздохнул весь цирк
          и мы вместе с ним.
          А теперь Лев с Тигром местомм поменялся.
          В роли "укротителя" Тигр оказался,
          и все повторяться стало сначала,
          и снова страху было немало,
          и цирк весь снова
          ужасно дрожал,
          пока голову
          Тигра
          Лев в пасти держал.
          Но вдруг все затихло.
          Посудите сами:
          Лев с Тигром бороться стали...
          языками.
          Борьба языками
          не очень нова.
          Славятся ею Докторские Острова.
          На островах, на этих,
          если двое в ссоре,
          не поднимут ножа
          другому на горе,
          не вынут меча,
          ни ружья,
          ни шпаги,
          а только друг другу,
          для пущей отваги
          языки покажут
          и будут сидеть
          друг против друга.
          Языки - висеть.
          Сидеть будут долго,
          чуть не целый день.
          А может и два,
          если им не лень.
          Дождик ли помочит,
          солнце припечет -
          все же злюки - злые
          не закроют рот.
          Бабочка ли сядет,
          муравей куснет -
          сидят злюки - злые
          не закроют рот.
          победитель будет
          в поединке тот,
          кто каак можно дольше
          не заакроет рот.
          вот в такой дуэли
          Лев и Тигр сидели.
          В глаза неподвижно
          друг другу глядели.
          Оркестр старался, им вальсы играл.
          - С ума посходили! - вдруг Али вскричал.
          Еще что придумали? Такие большие -
          языками дразнитесь, шалуны такие?
          Закройте же пасти
          и будьте друзьями.
          Держите всегда
          языки за зубами.
          Звери, не дослушав сердитые речи,
          языки засунули
          в пасти,
          словно в печи.
          Подошли покорно к капитанской ложе
          и спросили:
          - Али, друг, так что же?
          Что ты поссоветуешь?
          Как же впредь нам быть?
          Как же нам дуэли нужно проводить?
          Если бы в цирке, - ответил им Али,
          ветеринары свой съезд бы собрали,
          то тогда, пожалуйста, выставляйте язык.
          Врач всегда ведь просит:
          "покажи язык".
          А теперь, признаться, не хвалю я вас,
          но, надеюсь, - это
          был последний раз.
          В ПОЕЗДЕ
          Поезд ночью мчится,
          пассажиры спят.
          рельсы и колеса
          мерно в такт стучат.
          Только контролеры
          по вагонам ходят
          с фонарем дорожным
          весь состаав проходят.
          Контролер всех будит:
          Попр-р-рошу билет!
          И на пассажира
          направляет свет.
          Пассажиры сонно
          роются в карманах,
          в сумках и портфелях,
          даже в чемоданах.
          Билет свой достанут,
          дадут контролеру.
          Компостером дырку
          тот ставит без спору.
          Отдает билеты
          и - в другой вагон.
          Пассажиры снова
          продолжают сон.
          От луча фонарика
          встрепенулся Али.
          - Это кто нас будит,
          мы еще ведь спали?
          (мы так сладко спали?)
          И нельзя ли ночью обойтись без света?
          - Попрошу прощения, проверка билетов.
          - Ах, как вам не стыдно - я так крепко спал.
          - Попр-р-р-рошу билет ваш!
          - Разве я не дал?
          - Ничего не браал я, говорю серьезно.
          - Но билет... исчез!
          - Это невозможно, прошу поискать,
           некогда мне долго
          возле вас стоять.
          Капитан растерян, под лавку глядит,
          а там Троумфацки, развалившись, спит.
          Пес устал, как видно.
          Спит, как неживой.
          И так храпит, что стыдно
          прервать его покой.
          Но что это такое?
          Вроде крепко спит,
          а саам одним глазочком
          нет-нет - и глядит...
          "Ага - думал Али - хитрец этот пес..."
          И тут из-под лавки
          раздался вопрос:
          - быть может на лавке лежали билеты?...
          - Так вот,  где виновник! Справедливость, где ты?!
          Расскажи, негодник, ты билеты съел?!
          - но я... не нарочно... Я ведь не хотел...
          Нашел я их на лавке...
          - Ах, противный вор!
          - Но мне показалось,
          что я контролер
          и я в них дырки проделал зубами...
          вот эти билеты... поглядите сами...
          - Вот это да-а-а.. Здесь же дырки сплошные
          и билеты придется купить нам другие
          да в довершение - штраф еще заплатить!
          Люди, вы скажете, как теперь нам быть?!
          Прошу извинения, Пан Контролер.
          А с псом будет дома
          другой разговор.
          К счастью, контролер6
          как и все контролеры,
          был вежливым очень.
          Эти разговоры
          его рассмешили и,
          очки надев,
          поглядел на билеты,
          затем нараспев
          прочитал лишь
          ...ШАВА через ...РАКОВ.
          И он понял сразу
          тайну этих знаков:
          был билет в ВАРШААВУ через город КРААКОВ.
          - На этот раз,
          прощу я вас, - сказал прищурив левый глаз.
          С тобой же, пссина - контролер,
          даавай заключим уговор:
          билеты впредь ты не грызи,
          а то дождешься, погоди!
          Контролер откланялся,
          покинул вагон.
          Капитан на полке
          продолжал свой сон.
          И снилось ему,
          как-будто бы он
          ходил в эту ночь
          из вагона в вагон
          и тихо, спокойно,
          без всякого спора,
          грыз в билетах дырки,
          вместо контролера.
          ПАННА РУЛЕВАЯ.
          В один прекрасный, очень жаркий день,
          когда двинуться с места
          человеку лень,
          сел Али в шезлонге
          под тенистым кленом,
          что раскинулся сверху навесом зеленым,
          закурил свою трубку,
          развернул газету
          и в чтение углубился.
          Видя позу эту,
          Тотумфацки тоже
          устроил себе
          под шезлонгом ложе
          и там растянулся, уморенный зноем,
          наслаждаясь прохладой,
          тенью и покоем.
          Внезапно капитан вскочил, как ужаленный.
          Даже Тотумфацки взвизгнул, как ошпаренный.
          Из рук капитана выпала газета.
          - Боже мой! Что вижу?!
          Эта иль не эта?
          Не может нигде быть такая другая.
          Это ведь она, панна Рулевая!
          Бедная, страдает,
          и наверно, очень.
          Слезами наполнились капитана очи.
          Что же приключилось? Чтоб понятней было,
          что так капитана
          переполошило,
          статью из газеты привожу целиком.
          Садитесь и слушайте,
          вопросы - потом.
          ПОЗНАНЬ. Как сообщает наш кореспондент,
          в местном Зоопарке одна из обезьянок
          проглотила три зеркальца, которые ей
          дали непослушные дети, посетившие зоопарк
          с экскурсией. Зеркальца эти не очень большие,
          однако, дирекция зоопарка очень тревожится
          за здоровье своей воспитанницы.
          Надо отметить, что эта обезьянка прибыла
          в Польшу в составе зверинца, доставленного
          к нам известным капитаном Али и была его
          любимицей. Если верить рассказам моряков,
          обезьянка умела управлять кораблем и
          поэтому она получила прозвище панна Рулевая.
          Сейчас вам понятно, почему у Али,
          после чтения газеты,
          слезы побежали?
          Вы тоже, наверно, украдкой вздыхали,
          когда эту страницу вам мамы читали.
          Говоря откровенно, я тоже рыдал,
          когда про это стихи сочинял.
          Капитан немедля принялся за дело.
          - Тотумфацки! Неужто спать не надоело?!
          Мы едем в Познань.
          Поручаю тебе
          найти шофера. Ищи же везде.
          И чтобы был с хорошей машиной.
          Беги же скорее, будь послушной псиной.
          Если шофер не захочет идти,
          тащи его прямо сюда за штаны!
          - Это я люблю - за штаны таскать!
          Уже побежал - меня не догнать!
          Не прошло и более тридцати минут
          Тотумфацки с шофером - уже тут как тут.
          Шофер был вначале очень удивлен
          и не мог понять
          для чего же он
          должен был идти
          вслед за псом куда-то.
          Но когда узнал,
          только, вот тогда-то
          сказал откровенно
          что, если он нужен,
          то делу такому
          охотно послужит.
          Зовут меня Юзек. Я к вашим услугам.
          Буду вам помощником,
          и, конечно,
          другом.
          Пан Юзек, я очень благодарен вам.
          Какую машину предложите нам?
          - О, моя машина,
          немного старовата...
          Колеса "Варшавы", мотор от "Фиата"...
          - Как же это ездит, двигается враз?
          - Ездит все прекрасно, даю полный газ.
          Сто тысяч километров проехал на ней.
          - Аварии были с машиной твоей?
          - Прошу не волнуйтесь, милый Капитан.
          Юзек вмиг исправит
          всякий в ней изъян.
          - Ну, тогда поехали!
          - Так чего ж нам ждать?
          - А мою собаку можно будет взять?
          - Это ту, что тащила меня за брюки?
          Да я бы ее за такие штуки...
          Ну, ладно, пусть едет. Но в моей машине
          есть только два места
          в шоферской кабине.
          Собаке багажник могу предложить...
          - Багажник? И только? Право, как тут быть?..
          Неужто в багажник затолкать его?..
          - В багажник?!.. Меня?.. Меня одного?!..
          - Нет, не могу я! Это что за пес?!
          И какой дурацкий задает вопрос!
          Не считаешь ли ты, мой пес дорогой,
          что в этот багажник
          я влезу с тобой?
          - Было бы неплохо... Вместе веселей...
          - Нет, я не могу! Выбирай скорей:
          или в багажник, или остаешься?
          Смотри ты, негодник, у меня дождешься!
          - Лучше уж в багажник... - согласился Пес
          и виновато
          повесил свой нос.
          Поехали.
          Машина
          шипела,
          ворчала,
          но сорок километров
          в час все-таки давала.
          И худо-бедно, все же,
          а ехала вперед.
          Но вдруг, как-будто где-то
          взорвался
          самолет!
          Машина резко встала
          и с места - ни на шаг!
          Пан Юзек вылез,
          охнул,
          и объяснил все так:
          - Что ж, дело здесь обычное -
          у нас спустила шина.
          И дальше не сможет поехать машина.
          Нам надо сменить сейчас колесо.
          Хорошо, что в багажнике
          есть еще одно.
          Открыл шофер багажник - и нет на нем лица.
          - Нет, это не собака! Паршивая овца!
          - Что это там случилось?
          Чего ж вы таак кричите?
          - Да как же не кричать?
          В багажник загляните!
          - Там явный беспорядок,
          нам следует признать.
          Валяются обрывки... чего? И не понять...
          - Обрывки, говорите? Лишь
          только и всего?!
          Помилуйте, ведь это и есть то колесо!
          - Какое колесо, в толк не могу я взять?
          - Да наше, запасное, что должен я менять!
          - Так эти вот обрывки и есть то колесо?
          - Твержу я вам об этом уже давным-давно!
          - Да нет же, шутка это... пугаете меня...
          - Да что б я дожил целым
          до заавтрашнего дня,
          что это колесо ваш пес
          паршивый съел!
          - Пе-е-е-с?? Тотаумфацки! Живо!
          Как это ты посмел??!
          Ах, глазки опустил ты. Ведь это же скандал!
          Скажи мне, ты погрыз?!
          Ах, милый Капитан.
          - Чуть-чуть я пожевал...
          - Чуть-чуть? Ах, шкодник,
          паршивая скотина!
          Ведь это же не жвачка,
          а от машины шина!
          - Вы совершенно правы... Невкусная она...
          - Так для чего жевал ты? От скуки просто, да?!
          - Да, видимо, от скуки... Но разве думал я...
          - Ну, вот что: хватит! Точка!
          Нет от тебя житья!
          И будешь ты наказан. Что встал ты с постной миной?
          Бежать за это будешь
          ногами за машиной.
          Но делать что-то надо.
          Шофер и Капитан
          за работу взялись,
          исправили изъян: колеса починили
          заплаткой из резины
          и вскоре по асфальту
          вновь покатили шины.
          Несчастный же Пес,
          поскуливши немного
          при мысли о длинной
          и пешей дороге,
          поджал тонкий хвост
          и трусцой побежал.
          Машина шла тихо
          и он поспевал.
          Но вот, наш водитель
          поддал еще газу
          и дорога для Пса
          удлинилась сразу.
          Росла и росла все быстрей и быстрей
          и Псу становилось трудней и трудней.
          "Уж лучше, он думал
          я бы издох...
          А Али, как-будто бы
          вовсе оглох.
          Не слышит (он) ни стонов,
          ни тяжкого дыхания
          и другу не дарит
          ни капли внимания.
          Не повернет головы он своей,
          как-будто бы Пес
          не его,
          а ничей.
          Не подмигнет, не свистнет ему,
          уж очень он строг
          ко псу своему.
          Но, если бы только
          хоть один из вас
          в душу Капитану
          заглянул в тот час,
          то прочитал бы такие слова:
          "Бедный Тотаумфацки, тебе трудно, да?
          И зачем я только наказал его?
          Как бы не испортил здоровье свое...
          Скорее хотя бы один поворот...
          Остановим машину." - думал Али.
          И вот впереди поворот. И очень крутой,
          Юзек жмет тормоз
          правой ногой.
          Машина - стоп. Остановилась.
          Ждет.
          Собака, чуть живая, еле
          уж ползет.
          Дошла до поворота - о радость!
          Ее ждут!
          Машина и хозяин стоят,
          его зовут!
          - Ну, хватит, Тотаумфацки.
          В багажник полезай!
          - Ах, Капитан мой милый!
          - Ну, ну, не приставай... Что, сильно утомился?
          - Могу заверить вас, что шину эту сдуру
          я ел в последний раз!
          Да будь она из масла,
          из колбасы отборной,
          из марципана хоть - ну, нет,
          прошу покорно.
          Она не существует уж больше для меня.
          И это до последнего я буду помнить дня.
          - Так что же, помирились?
          Дай лапу, если так.
          Люблю тебя я все же,
          хоть шкодить ты мастак.
          Теперь садись-ка, быстро.
          Нас путь даалекий ждет.
          Там обезьянка в Познани
          от зеркалец умрет.
          Под вечер, наконец, до города добрались.
          И надо вам сказать, что очень волновались
          в каком состоянии обезьянка сейчас.
          В Зоопарк приехали
          к ужину как раз.
          И вдруг слышат:
          - Здрасьте, милый Капитан!
          Ну, она, конечно! Из заморских стран!
          Милая веселая, панна Рулевая!
          - Про тебя читал я! Здравствуй, дорогая!
          Я обеспокоен, что с тобою, детка?
          Очень напугала нас эта заметка.
          - Со мной? Ничего.
          Я здорова, как прежде.
          Зеркальца же съела понарошке,
          в надежде,
          что про меня напишут газеты (в газетах)
          вы прочитаете тоже про это
          и поскорее примчитесь сюда.
          Я очень соскучилась,
          прямо беда.
          - Так ты эти зеркальца
          вовсе не ела?
          А просто меня повидать
          захотела?
          - Конечно же нет. Я есть их не стану.
          Вот все они в сумке, сейчас их достану...
          Вот посмотрите: раз, два и три.
          Сказал Капитан:
          - Ну, знаешь ли ты...
          - А мы, обезьяны, должны вы знать,
          любим вам, людям, во всем подражать.
          То, фигу покажем,
          то напялим очки, хотя нам в них ничего не видно
          а то, слоняться будем, кк вы,
          когда вам делать нечего, видно.
          А иногда, сказать даже стыдно,
          мы ковырять начинаем в носу...
          Но зеркальца есть? Это к чему?
          И сразу так много? Сразу три подряд?
          Это ведь не булка
          и не шоколад.
          Долго так живу я,
          а живу пять лет,
          не видела, чтоб их
          ели на обед.
          - А вот, были такие,
          если хочешь знать.
          Историю такую рассказать
          Садись поудобнее, мое дитя.
          И очень внимательно слушай меня.
          История о человеке, который ел зеркала.
          В Варшаве, на улице Белиберда?
          жил человек, что ел зеркала.
          Кто любит яички,
          кто бараний бок,
          а ему подавай
          зеркала кусок,
          На обычный завтрак,
          клянусь жизнью я,
          съедал он зеркальце
          после бритья.
          На обед трюмо,
          на ужин - трельяж,
          а на прогулку
          брал целый багаж
          малюсеньких зеркалец
          и, как монпасье,
          за время прогулки
          съедал их все.
          Когда, бывало, гости придут
          из зеркал готовил им тысячу блюд.
          А сам, когда
          в гостях бывал
          все зеркала со стен поедал.
          А уж в парикмахерской,
          каждый это знал,
          ни единого зеркала он
          не оставлял.
          Любил полакомиться
          с видом невинным,
          маленьким зеркальцем
          от автомашины.
          И не было лучшей для него еды,
          чем зеркальце из сумочки
          собственной жены.
          И так он питался долгие года,
          гражданин с улицы Белиберда.
          Но вот, однажды,
          вы поверите, братцы,
          все стало ему
          с зеркал отражаться.
          Куда ни посмотрит,
          куда ни бросит взгляд,
          всюду отражения
          на него глядят.
          - Да-а-а, история эта
          не очень смешная...
          - Теперь поняла ты, моя дорогая,
          чем может кончится игра с зеркалами.
          - Да я ни за что, увидите сами
          не трону больше своими руками
          ни зеркала, ни все остальное
          что нам предлагают,
          не давая покоя.
          А порой в Зоопарке
          есть хулиганы,
          что суют нам в клетку,
          как-будто бананы
          и гвозди,
          и шпильки,
          и другой прочий хлам.
          - Так дай мне те зеркальца.
          - Сейчас вам отдам...
          - А знаешь, что, мой маленький друг,
          если тебе предложат вдруг
          много-много зеркалец - бери их все
          и перешли немедленно мне.
          - А для чего, могу я узнать?
          - Для моих матросов,
          чтобы дать
          всем им по зеркальцу
          одному.
          - А для чего, я никак не пойму?
          Разве матросы едят зеркала?
          - Да нет, не едят. Ну, как ты глупа.
          Матросы всегда
          после дальних дорог,
          вернувшись домой, на родимый порог,
          хотят быть красивыми
          и для красы
          побриться чисто,
          подправить усы.
          Вот тут им зеркальце
          и пригодится.
          - Конечно, конечно!
          Без зеркал как бриться?
          Мы зеркалец целый соберем
          запас.
          Пусть будет матросам
          подарок от нас.
          Веселый городок.
          Как-то обезьянка,
          С капитаном Али,
          вместе с Тотумфацким
          (и его позвали)
          решили в тихий теплый вечерорк
          прогуляться вместе
          в Веселый городок.
          Хоть были родом
          из разных сторон,
          веселиться любили
          и она, и он.
          Вначале отправились
          на карусели.
          Выбрали лошадок,
          на лошадок сели.
          И когда шарманка
          громко заиграла,
          кавалькада эта
          дружно поскакала.
          Кружились они все быстрей и быстрей,
          капитан становился бледней и бледней.
          - Вам плохо, я вижу? - обезьянка спросила.
          - Да, что-то не то... Голова закружилась...
          Кажется мне, что моя голова хочет открутиться,
          держится едва...
          Но не утешайте меня, дорогая.
          Буду я кружиться непереставая.
          Бывало не море,
          в шторм и непогоду,
          когда тошно так,
          что хоть прыгай в воду,
          от меня никто не слыхал и стона,
          хоть порою становился я совсем зеленым.
          А тут на карусели
          честь свою ронять
          и при всем народе
          охать и стонать?
          Нет, не быть такому, уверяю вас!
          - Осторожно! Лошадь кончится сейчас!
          Вы с нее скатились
          и под вами мало
          уж лошадки гривастой совсем осталось!
          - обезьянка крикнула - и тут же толпа
          собралась,
          чтоб видеть, как сползет с хвоста
          мчавшейся лошадки
          бравый капитан.
          Карусель же крутиться,
          крики тут и там
          раздаются громкие.
          Кажется вот-вот
          капитан с лошадки
          на пол упадел.
          Уши все зажали, чтоб не слышаать стук.
          Но что же такое?
          Тотумфацки вдруг
          прыгнул с карусели, мчавшейся кругом,
          миг - и он уж рядом
          с лошади хвостом.
          А когда весь конь
          кончился под Али
          и люди от страха уже замирали
          - пес спину подставил,
          как-будто так надо.
          И снова пошла скакать кавалькада.
          Пересев на пса,
          капитан опять
          браво подмигнул
          и пошел скакать!
          Тотумфацки гордо
          поводил ушами -
          "Видали каков я?
          Посмотрите сами."
          И рад был уж очень,
          что другие псы
          жгучей завистью
          были все полны.
          Капитан сказал:
          "Даже в океане
          не качался я так на могучей
          волне.
          Я очень доволен,
          доволен вполне."
          Но вот карусель
          остановилась.
          Вся тройка с нее на землю
          спустилась.
          Люди восхищенно
          на троицу глядели,
          кричали "ура!"
          и громко галдели.
          С трудом пройдя
          сквозь толпу людей
          в молочный бар все пошли скорей,
          чтоб выпить у милой барменши Маши
          по стакану холодной вкусной простокваши.
          Наапились досыта и  пошли опять
          дружною семейкой по парку гулять.
          - Милый Тотумфацки,
          песик мой бесценный,
          хочешь быть счастливее
          всех во всей Вселенной?
          Для полного счаастья
          нам только осталось
          на Чертовой мельнице
          прокатиться малость. -
          - Всю жизнь я мечтал
          быть летающим псом,
          иметь два крыла,
          взмахнуть ими, а потом
          высоко высоко
          в небо взмыть как птица.
          Ужель суждено мечте моей сбыться?!
          Уселись в вагончик -
          и через мгновенье
          началось чертовски
          быстрое движение.
          То вагончик низко,
          а то в облаках,
          так что дух захватит
          и кричат все "Ах!"
          Тотумфацки очарован был таким качанием.
          СОН. КАФЕ.
          Как только сморит
          человека сон,
          где бы для сна
          не улегся он:
          на диване, в кровати,
          в дороге иль дома,
          в гостях у родных,
          или просто знакомых,
          в гамаке, на сене,
          с подушкой, иль без,
          на него слетают
          сотни снов с небес.
          И все, что наяву никогда не случается,
          откуда ни возьмись, во сне приключается.
          Во сне ананасы
          жуешь, как булку,
          по лестнице в небо
          идешь на прогулку.
          Во сне бродишь в джунглях,
          шагаешь по морю,
          как будто не волны,
          а пол под тобою.
          Во сне тучки пальцем
          касаешься смело,
          беседуешь с птицей,
          как облако белой.
          Во сне ты - рыцарь
          в доспехах отличных,
          иль носишь парик
          вместо челки обычной.
          Во сне по-французски
          ты бойко болтаешь,
          хотя языка ты нисколько
          не знаешь.
          И кое-кто даже и днем спать непрочь,
          Лишь видеть бы сны, как каждую ночь.
          Ну, ладно, пусть так.
          Но скажите вы нам
          видят ли звери сны по ночам?
          Могут корова, коза, или бык
          увидеть во сне
          французский язык?
          Что видит во сне
          жеребец молодой,
          качающий сонно
          своей головой?
          Утки, индюшки,
          гуси и куры?
          Иль соня известный,
          медведь чернобурый?
          Как хотите думайте,
          а я убежден,
          что каждый зверь тоже
          видит свой сон.
          Во всяком случае,
          Тотаумфацки точно
          видел часто сны.
          Он ведь не нарочно
          то гавкнет тихонько,
          то вдруг заворчит,
          то зубы свои
          слегка обнажит,
          как только глаза
          во сне он закроет.
          То вдруг тихонько
          и жалобно взвоет.
          Разныые сны он, как видно, видал
          и потому, то скулил, то ворчал.
          Чаще же всего, судя по всему,
          полчища костей снилися ему.
          Кости говяжьи,
          или свинячьи,
          а иногда даже
          кости телячьи.
          Роскошные кости,
          обросшие мясом,
          внутри с костным мозгом
          и с хрящиком даже.
          Но вот что обидно:
          как только к ним Пес
          с аппетитом жадным
          приближал свой нос,
          как кости все сразу
          от него бежали -
          - только глаза их собачьи
          видали.
          А потом, нарочно,
          привстанут чуть-чуть,
          дадут Псу-бедняге
          наа себя взглянуть,
          а как только к ним он
          кинется опять,
          убегают снова,
          так,
          что не догнать.
          И опять привстанут.
          Пес - к ним, что есть силы.
          Вот уже настиг их,
          вот их запах милый
          явно нюхом чует,
          но не тут то  было -
          - кости будто сильным
          дождиком все смыло.
          То вдруг до костей
          сделать только шаг,
          только в зубы взять -
          - а они - в овраг.
          Как тут не взбеситься
          от бессильной злости,
          если перед носом
          удирают кости?
          Неприятный это
          и кошмарный сон.
          Но порой приятные
          видел сны и он.
          Больше всего
          любил он во сне
          королем становиться
          в Собачьей стране.
          Видеть вдруг, как чинно
          едет он в карете,
          будто самый важный
          он на целом свете.
          Министры вокруг
          вьются целым роем,
          начиная с овчарки,
          кончая террьер-тоем.
          На Собачьей горе
          в честь его дан пир
          и собрался на нем
          весь собачий мир.
          Весь двор на том пире
          лает, ест и пляшет.
          Королева нежно
          хвостом ему машет.
          Однажды, когда Пес
          был счастлив во сне,
          услышал он голос:
          - Тотаумфацки, ко мне! -
          Тотаумфацки вскочил.
          - Капитан мой, я здесь
          и к вашим услугам
          совершенно весь.
          - Ах, какой ужасный сон
          приснился мне...
          - Убежали кости?!
          И скрылись во сне?!
          - О господи-боже,
          вот, поди-ка, на-ка!
          Да причем здесь кости?
          Я же не собака!
          Все гораздо хуже.
          Расшибусь хоть в доску,
          но всю ночь мне снилось,
          что земля - в полоску.
          - То-есть, как - в полоску?
          Что-то не пойму...
          - Да все-все кругом - куда ни взгяну:
          в полоску земля,
          и цветы,
          и дом,
          и забор,
          и небо,
          полосат и слон.
          Кошка в полоску на ветке сидит,
          а веточка тоже полоской рябит.
          Словом, все - в полоску,
          никак не иначе.
          Хотел бы я знать,
          что все это значит?
          - Сейчас объясню вам:
          сон означает,
          что кто-то вас, верно
          часто вспоминает.
          - А кто этот "кто-то"?
          Я в толк не возьму...
          - Очень просто - Зебра.
          - Зебра? Ну и ну!
          В самом деле,
          Зебра, наша дорогая
          уж давно о нас
          ничего не знает.
          Может заболела? Может просто так?...
          Ну-ка, позвоню Зебре в Зоопарк.
          Алло, Зоопарк?
          Зебру попрошу.
          Что? Нету? Вся вышла? Куда? Не пойму!
          Ах, в город! Понятно. Можно знать зачем?
          Пирожных купить? Целых 27??
          Ну, что же, спасибо. Возможно она
          пьет еще там кофе,
          сидя у окна
          в уютной кафейне, что на Старом Рынке.
          Туда и отправлюсь, лишь почищу ботинки.
          Спасибо большое. Да, да, до свиданья.
          Тотаумфацки, пойдем к Зебре на свидание?
          - О, да, с удовольствием, с превеликим даже.
          Я люблю кофейни...
          - Песенка все та же!
          Как ты можешь кофейни, негодник, любить,
          коль тебе ни разу не пришлось там быть??
          - Ну и что же? Люблю я бывать на луне,
          хоть там ини разу не пришлось быть мне.
          - Ладно, хвастунишка, великий мудрец!
          Ну, к ноге! Быстрее!
          Выйдем, наконец!
          В Кофейне.
          Каапитан Али и его Пес
          во все кофейни соваали свой нос,
          видели там множество всяческих людей,
          но нигде не встретили
          знакомой своей.
          - О-го-го-го - промолвил утомленный Пес.
          Зебру не нашли. -
          И повесил нос.
          - В самый раз теперь бы мне куда то сесть
          и хотя б кусочек чего-то поесть.
          - А что бы, к примеру, ты захотел?
          - Да я бы охотно свининки поел.
          - Еще что придумал? Может отбивную?
          - Ну, косточку можно, совсем небольшую.
          - Не подают здесь мясного нисколько.
          - А что подают?
          - Пирожные только.
          Ну, пряники,
          печенье,
          бисквиты
          и крем...
          - Неохотно, скажу ваам, я все это ем...
          но это уж лучше,
          чем совсем ничего...
          Пусть мне подадут пирожных
          штук сто.
          - СТО ШТК ПИРОЖНЫХ??!
          Даа в уме ли ты?
          - Думаю, хватит.
          Другие бы псы
          есть бы их не стали.
          Эта нам не в радость...
          Но уж так и быть - съем я эту гадость.
          - КЕЛЬНЕР!!! - Али гаркнул.
          - Слушаю ваас, что?
          - Подайте пирожных немедленно
          СТО!
          И пусть их все съест.
          Итак, решено!
          Но, если оставит хоть только одно -
          - пускай пеняет потом на себя.
          Он не забудет этого дня.
          Кельнер принес три полных подноса.
          (Пирожные пышные, достают до носа).
          И еще один принес он опять,
          вежливо спросив: "Куда все подать?"
          - Вот туда, под стол! -
          крикнул громко Али,
          таак что даже люди
          со стульев привстали.
          Тотаумфацки,
          как-будто пол жизни не ел,
          с жадным аппетитом
          за еду засел.
          Сначала съел пять,
          съел десять уже
          пирожных песочных
          миндальных, безе.
          И двадцать,
          и тридцать
          уже доедает...
          "И как только места
          в желудке хватает?" -
          подумал тут Али.
          А Пес все доедает,
          уже пятьдесят,
          уже шестьдесят...
          Все люди на Пса с удивлением глядят.
          "Наверное лопнет..." - встревожился Али.
          Псу же еще пирожных подали
          и он доедает... девяносто второе...
          Еще съел... три.
          "Что это такое?
          Что это за чудо?
          Как бы бедняге не было худо?"
          Тотаумфацки, меж тем, все бледнел и бледнел,
          но пирожные все же по-прежднему ел.
          "Съем сколько влезет,
          раз кормят бесплатно..."
          думал, хотя
          все уж лезет обратно.
          "Осталось одно лишь..." -
          - подумал, бледнея,
          и понял, что больше
          не одолеет.
          - Что же не ешь ты? - спросил его Али.
          - Я не... могу...
          - Люди, вы видали?
          Такое пирожное,
          с чудным сладким кремом!
          - Но я... не могу...
          - может хочешь с джемом?
          - Нет, нет, не могу,
          не могу больше я...
          - Придется ведь снова
          наказать тебя.
          - Пусть буду наказан. Я заслужил.
          И зачем я так много
          пирожных просил?...
          А все моя жадность.
          Какой я глупец...
          Но вдруг Капитан закричал:
          - Наконец!
          И побежал быстро к дверям.
          Полоски знакомые замелькали там
          и вот уже Зебра,
          осторожно ступая,
          в кофейню заходит.
          - Зебра дорогая! Тебя я сегодня
          целый день ищу!
          Ну, а я по городу целый день хожу
          в поисках пирожных.
          - Пирожных? Зачем?
          - Я сама пирожных никогда не ем.
          Но сегодня для этого есть свои причины.
          - Вероятно, это чьи-то именины?
          - Сегодня у сыночка
          будет день рождения.
          Пирожные нужны мне для угощения.
          День рождения Зебренка.
          С днем рождения поздравить
          милого Зебренка
          пришел Зайчик,
          Тигренок,
          три Медвежонка,
          Жираафа вся в пятнах,
          два козлика белых.
          два малых Слоненка.
          Уж очень несмелых,
          Два Бегемотика,
          братик и сестренка,
          а также Страусенок
          и мама Страусенка.
          Сначала именинника
          дружно поздравляли,
          а потом все в игры
          разные играли.
          В салочки,
          в скакалочки,
          в "Чур, лови меня".
          В мячики,
          в классики
          и в "ищу тебя".
          В чехарду
          и в цепи,
          в почту
          и в серсо,
          в разбойников,
          в солдатиков
          и даже в домино.
          Когда веселье было в разгаре
          увидели гости:
          Зебра
          с капитаном в паре
          подъезжают наа дрожках.
          С покупками оба.
          Кто это такой?
          Что за особа?
          Усы какие!
          И что там за пес?
          Все задают за вопросом
          вопрос.
          Мгновенье - и в комнату
          входят трое.
          - Внимание, дети,
          минуту покоя -
          - говорит Зебра,
          поднимая трость.
          - Знакомьтесь, дети,
          Али-наш гость.
          А пса капитана
          Тотаумфацким зовут.
          Представить себе, что творилось тут
          даже невозможно. Гостей окружили,
          Звери Капитана дружно подхватили
          и кверху кидать от радости стали:
          "Полетай немножко, дорогой наш Али!"
          Капитан вниманием тронут был до слез.
          - Дорогие детки, верный друг мой Пес,
          тоже очень любит
          взлетать высоко.
          Мне уже хватит - подбросьте его.
          Миг - и Тотаумфацки
          взлетает орлом.
          Ушки прижал и машет хвостом.
          И при этом воет
          громко и протяжно.
          "Летатьь хорошо, только очень важно,
          чтоб звери случайно
          не расступились,
          и кости мои
          об пол не разбились.
          Ах, почему же
          сковал меня страх?
          Мне так и чудится страшное
          Т-Р-Р-Р-РАХ! -
          и я лежу
          весь разбитый ужасно..."
          Так подумал Пес
          и вовсе наапрасно.
          Ничего не случилось - целехонек он.
          Отвесил зверям он глубокий поклон
          и произнес такие вот речи:
          - Я очень ценю тепло вашей встречи.
          Вот, вчера, я помню,
          в Министерстве вечер,
          где в честь мою был устроен прием.
          На вечере этом, на пышном банкете
          я был отношением ко мне восхищен.
          Явств было столько,
          что есть можно год.
          На этом приеме, тоже так вот
          кверху меня с восторгом бросали.
          - Помилуй, когда??? - у Пса спросил Али.
          - Когда?... Да... вчера... Вчера было дело...
          - Послушай, мой друг, врать не надоело?
          Ну-ка, зверюшки, снова качать
          начните хвастливое это отродье,
          чтоб перестало
          вконец "заливать"
          Его Собачье Высокородье.
          И худо пришлось бы
          собаке совсем,
          если б не Зебра,
          сказавшая всем,
          что чай уже подан,
          пирожные тоже.
          Услышав "ПИРОЖНЫЕ",
          Пес вскрикнул: "О, Боже!"
          и тут же исчез.
          Каждый зверь, между тем,
          на стульчик залез
          и уселся удобно за чайным столом.
          Взяли по пирожному с кремом,
          а потом
          Зебра всем чаю налила на блюдца7
          Бегемотик был рад -
          - чашки очень бьются.
          Не одну он чашку
          дома перебил7
          Мама-Бегемотиха
          выбилась из сил,
          но так и не сумела
          научить его
          пить из чашки воду,
          или молоко.
          Не умел - и только.
          (сколько было слез...)
          Жизнь ведь состоит
          из шипов и роз.
          По середине большого стола,
          за который уселась
          вся детвора,
          стоял чудо-торт,
          покрытый весь кремом,
          грецкими орехами,
          сливовым джемом.
          В середине торта
          сделано колечко,
          а в колечко вставлена
          маленькая свечка.
          Это означало,
          что один лишь год
          минуло Зебренку.
          И вот Зебра берет
          в руку нож огромный,
          весь из серебра,
          чтоб разрезать торт.
          Как вдруг из  окна
          Кот, черный-пречерный,
          Как пуля летит,
          и три пса за ним,
          так, что пол дрожит.
          Началась погоня:
          стекла дребезжат.
          Псы вот-вот догонят,
          - кот бежит назад.
          Вот - почти догнали,
          хвост почти в зубах.
          Кот как прыгнет кверху -
          - все вскричали: "Ах!"
          Глядь - а кот на лампе,
          хвост задрав,
          висит
          и на псов свирепых
          сверху внизглядит.
          Но Псы не сдаются - лестницу достали.
          короткаа она. Столик где-то взяли
          к лестнице подставили, пес полез по ней.
          Если бы немного, хоть чуть-чуть длинней...
          Не выдержал Кот -
          на лампе повис
          и... в середку торта
          свалился он вниз.
          Капитан!
          Я знаю, ты много видал,
          когда ты в портах различных бывал.
          Но об заклад я биться готов,
          что вряд ли видал
          ты
          в тортах котов.
          Что делать с котом?
          Весь вымазан в креме,
          лапы в орехах, а усищи в джеме.
          Ой, что теперь делать?
          Как с беднягой быть?
          Ка такого чорта
          из торта добыть?
          Не взять его ложкой,
          не взять и лопаткой -
          - очень уж котик липкий и сладкий.
          Два часа к ряду лизал себя кот.
          По шерстке лизал
          и наоборот.
          И наконец стал чистый, как прежде.
          Гости за стол уселись
          в надежде,
          что больше не свалится
          кто-нибудь с небес.
          Только уселись - и торт весь исчез
          А потом танцевали
          Капитан и звери.
          Кто их не видел -
          -  пусть хоть мне поверит.
          А пока по всей Польше,
          над морем,
          в горах,
          в пансионатах,
          в кафе,
          и в поездах
          в автобусах,
          в киосках,
          в квартирах,
          в театрах,
          у альпинистов,
          что гуляют в Татрах,
          в дворцах,
          в подвалах,
          на чердаках,
          в парках,
          на пляжах,
          и во дворах,
          в лугах,
          в лесаах,
          в пожарных машинах,
          на концертах,
          балах,
          в бельевых корзинах,
          на футбольных матчах
          в дождь
          и в непогоду,
          привлекая уйму всякого народу,
          моряки
          искали,
          искали,
          искали
          пана Капитана,
          капитана Али.
          Корабль "Сирена",
          стоял в порту,
          дудел непрерывно:
          Ду-Ду-Ду-Ду-Ду-у-у-у!!!
          Телеграммы слали
          из концаа в конец.
          Из порта бежали
          за гонцом гонец.
          Каждый час позывные
          летели в эфир.
          Словом, обыскали чуть не целый мир.
          ГДЕ ТЫ, КАПИТАН?!! ГДЕ ТЫ, ОТЗОВИСЬ!!!
          Возглас этот громкий в воздухе повис...
          ОЧЕНЬ НАДОЛГО ТЫ ОСТАВИЛ НАС.
          СЕГОДНЯ ЖЕ  НОЧЬЮ ПОЛУЧЕН ПРИКАЗ
          ГОТОВИТЬСЯ К ПЛАВАНЬЮ ВОКРУГ ВСЕГО СВЕТА.
          ТЫ ВЕДЬ ТАК МЕЧТАЛ, ЧТОБ СБЫЛОСЬ ЭТО!
          А СЕЙЧАС НЕ МОЖЕМ МЫ ТЕБЯ НАЙТИ.
          ПОСЛЕЗАВТРА УТРОМ НАДО БЫТЬ В ПУТИ.
          СТОЛЬКО ПРИКЛЮЧЕНИЙ, ПОРТОВ И МОРЕЙ
          ЖДЕТ НАС В ПУТЕШЕСТВИИ.
          П_Р_И_Е_З_Ж_А_Й_ С_К_О_Р_Е_Й_!!!
          Каждый час позывные
          летели в эфир
          и оповещали чуть не целый мир,
          что очень  нуженАли.
          А он,
          между тем,
          спал мирно в отеле,
          не зная совсем,
          что надо вставать.
          Уж больно удобной
          казалась кровать.
          На правый бочок повернулся он сладко
          и сны продолжал смотреть
          по порядку.
          Сначала приснилось - у Зебры он снова,
          и угощать его Зебра готова
          опять тем же тортом.
          А дальше приснилось,
          что на столе всевдруг изменилось
          и черный  кофе ужеподают,
          а гости все время едят или пьют...
          А Зебра разносит то чай, то сок...
          И с правого на левый повернулся бок.
          На счастье, Тотумфацки
          не остался в отеле,
          а бродил по городу
          безо всякой цели.
          Люди приметили странного пса
          и вокруг собаки собралась толпа.
          Только вдруг девчужка,
          что в толпе стояла,
          во весь звонкий голос
          громко закричала:
          - Это ведь собака Капитана Али!
          Капитана сегодня по радио искали,
          но нигде и никак немогли найти.
          Сейчас жемы будем на верном пути.
          Иди сюда, песик, веди нас вперед.
          Туда, где сейчас
          твой хозяин живет.
          Ведь знаешь, где он?
          - Ну конечно же, знаю.
          Всегда я с хозяином рядом бываю.
          Однако, сегодня он лег уже спать,
          а я же решил перед сном погулять.
          Когда Капитан у постели своей
          увидел толпу незнакомых людей,
          он очень всем этим был удивлен.
          Когда же узнал,
          для чего им он,
          вскочил - как будто
          в нем была пружина.
          И заработала быстро машина:
          В минуту он был одет и умыт
          и, как всегда,
          даже чисто побрит.
          Закричал:
          МАТРОСЫ!!! ВСЕМ БЕЖАТЬ НА МОЛ!!!
          По перилам лестницы
          съехал в нижний холл,
          сделал там какой-то
          заячий прыжок,
          подскочил к дверям он,
          затем - на порог,
          сильно дернул двери
          и помчался вскачь.
          Тотумфацки сзади
          катился, как мяч
          Прибежали вместе
          на аэродром.
          Самолет готовый
          машет им крылом.
          И, как только Али
          С Тотумфацки сел,
          самолет не медля
          сразу же
          взлетел.
          - Успел! - крикнул Али,
          на палубе стоя,
          - теперь, наконец, могу быть спокоен.
          Пожалуй, пора отправляться в дорогу.
          Однако, еще подождем мы немного...
          - Чего же нам ждать - спросил боцман
          у Али.
          Мы ведь и так очень долго вас ждали?
          - Пса моего
          мы должны подождать.
          Нечестно ведь верного друга
          бросать.
          Летели мы вместе,
          но я так спешил,
          что бежал на корабль
          со всех своих сил.
          А Пес, бедняга, намного отстал.
          Он очень старался, но не догнал.
          А на руки все ж
          не пошел он, чудак...
          Да, кстати,
          а вы не боитесь собак?
          СОВСЕМ НЕ БОИМСЯ, НАШ ДРУГ ДО-РО-ГОЙ!!!
          Тогда Тотаумфацки
          поплывет со мной.
          Вот он,
          плетется уже еле-еле...
          Откуда быть мощи
          в таком хилом теле?...
          Но вид - ерунда!
          Основное - душа.
          Команда как крикнет:
          СО-БА-КЕ  У-Р-Р-Р-А!!!
          И, как только матросы
          прокричали это,
          корабль
          отчалил.
          Поплыл вокруг света.