Версия для печати

Зубченко Александр (г.Улан-Удэ)

                       КОМАНДА  333

                             Все  совпадения  имен  людей  и
                             событий считать случайностью...
                                                       Автор


                            ЧАСТЬ 1

                         СБОРНЫЙ ПУНКТ


    В С. я прибыл в 7.30 утра. Посмотрев расписание, увидел,
что нужный мне пригородный поезд уходит через полчаса.  Вре-
мя походило к восьми, а объявления о посадке так и не  проз-
вучало. Минут  за  десять до отправления, объявили что поезд
отменен, а следующий будет в половине второго дня. Переодев-
шись в шорты и легкую рубашку, сняв полевую форму (так назы-
ваемую "афганку")  поехал к знакомым.
    К часу дня вернулся на вокзал.  Дневной  поезд  постигла
участь утреннего. Следующий уходил только в 17 с "копейками".
    Жара в этот день была ну очень сильная, а так как я  от-
вык от больших городов, мое состояние оставляло желать  луч-
шего. Асфальт плавится, дышать нечем, "море" народа и т.д.,и
т.п.  Я  уже  никуда  не поехал, а остался ждать на вокзале.
Благо в С. отдельный воинский зал,  куда  пускают  только по
удостоверениям и, благодаря этому, можно было ждать сидя.  В
общем зале, хоть он и большой, приткнуться было негде.
    После четырех часов ожидания, я сел в поезд.
    Такие составы в военной среде называют "мотовозами". Со-
стоит он из 18 плацкартных и межобластных вагонов  и набива-
ется народом еще на вокзале. Поезд в основном для  дачников,
поэтому останавливается у каждого столба и, после двух оста-
новок, в нем не то что негде яблоку упасть,  пошевелится не-
льзя. Кроме того 113 километров от С. до города Е. ( где на-
ходится областной сборный пункт (ОСП) он идет, именно  идет,
если не сказать ползет, три с лишним часа.
    К 9 вечера добрался до Е., еще  примерно через 40 минут,
проехав пять остановок на автобусе и пройдя около 3-х  кило-
метров пешком, с радостью увидел место своей командировки.
    Расположен ОСП относительно областного центра на прилич-
ном расстоянии. Конечно с точки зрения спокойствия, того что
не надоедают родители призывников - место выбрано удачно, но
сколько приходится натерпеться, чтобы до него добраться, так
называемым "покупателям", которые приезжают со всей  страны,
а с точки зрения экономии? Ведь сначала всех призывников ве-
зут в Е., а потом обратно в С., и уж затем развозят по  час-
тям, но это уже другой вопрос.
    Как бы то ни было,в начале одиннадцатого я прибыл в штаб
ОСП. Вот тут то и началось самое интересное.
    Со  мной  вместе, за призывниками к себе в часть приехал
подполковник с майором и  тремя сержантами.  Они  предъявили
документы и им сказали что будут формировать команду для них
завтра. Посмотрев же мое предписание и доверенность и, поры-
вшись  в книге, мне сказали, точнее спросили:
    - А ты зачем к нам приехал? На тебя в плане команды нет.
    Я даже не удивился, а  просто растерялся.
    - Как,- спрашиваю,- нет? Я сам читал телеграмму в  кото-
рой написано явиться в такой-то призывной пункт за  10-ю че-
ловеками, отправка такого-то числа, быть на месте не позднее,
чем за два дня до отправки.
    - Ну ладно,ладно,- сказал присутствовавший там старший.-
Иди устраивайся в гостиницу, завтра в 8.00 быть здесь, будем
разбираться.
    В этот момент зазвонил телефон. Звонили, насколько я по-
нял, из штаба округа, узнавали за какими командами  прибыли.
Перечислив прибывших, дежурный по  ОСП доложил,  что  прибыл
такой-то офицер (это про меня), от туда-то, но на него кома-
нды нет. На несколько секунд возникла пауза, видимо меня там
тоже искали в списках, но и эти поиски и оказались  безрезу-
льтатными. В общем решения моего вопроса отложили до утра  и
пригласили поужинать в столовую.  Там  собирались "обмывать"
новоиспеченного старшего лейтенанта. Поблагодарив, я пригла-
шения не принял сославшись на усталость.
    Гостинницей оказалась типичная четырехэтажная казарма, в
которой первые два этажа разделены на комнаты по четыре кой-
ки в каждой. На втором этаже живут те, кто занимается призы-
вом, а на первом "покупатели". Туалет и умывальник общий, но
зато имелся душ с горячей водой, давали чистое белье, и  еще
один плюс - все это было бесплатно. Хотя лучше  уж заплатить
деньги, но пожить в более комфортабельных условиях.
    Смыв с себя пот и грязь, поужинал банкой шпрот запив  ее
бутылкой пива, которую купил в "комке" на территории ОСП,  а
потом, познакомившись с соседом по комнате, мы делились друг
с другом впечатлениями о службе в армии, запивая  воспомина-
ния "инвайтом". Около полуночи я уснул. Утром проснулся  от-
дохнувшим: благоприятно повлиял чистый воздух соснового бора.
    Поднявшись около семи часов,  я  умылся  и отправился на
завтрак. Кормили на ОСП отменно(.
    Мне было выдано командировочных денег из расчета, навер-
ное, только на хлеб и воду. Но видимо на ОСП исходили именно
из этой суммы. Для примера приведу меню  завтрака : творог с
сахаром и сметаной; рис отварной  с  тушенкой;  масло; чай с
сахаром и хлеб. Этот завтрак плюс обед и ужин укладывались в
суточные, полученные мною.
    В 8.00 я прибыл в штаб сборного пункта. Но, как и ожида-
лось, в это время никто на службу  не  явился,  видимо  дала
знать о себе не слишком спокойная  ночь.  Работа  "закипела"
только часам к девяти, именно "закипела", организация форми-
рования команд была поставлена хорошо. Что касается меня, то
как был в подвешенном состоянии, так и остался. Снова позво-
нили в С., но там так и не решили что же делать.  Мне  и еще
одному товарищу, который приехал поздно ночью,  посоветовали
купить пиво и отправляться загорать и купаться до трех часов.
    Недалеко от ОСП протекала небольшая речушка, которую пе-
регородили дамбой и получился довольно приличный пруд с  от-
носительно чистой водой. Правда я больше одного раза в  этот
пруд не окунался, да мы и были там не долго - одолели  оводы
и другие насекомые. Было желание сходить  в город, но  из-за
жары мы от этой затеи отказались и вернулись  на  территорию
ОСП. Пообедав, мне оставалось ждать назначенного времени.
    После 15 часов мое будущее начало приобретать более  яс-
ные очертания. Опять позвонили в С., там  еще  раз  уточнили
кто я и откуда, а потом спросили приехали ли за такой-то ко-
мандой (она должна была ехать  в  ту  же сторону что и я) и,
узнав что за ней никто не явился, сказали что-бы людей отда-
вали мне. Сначала я обрадовался, но посмотрев количество че-
ловек в этой команде - опешил, оно равнялось сорока, а  я то
приехал за десятью, да и вообще по установленным нормам  од-
ному сопровождающему можно везти не более 20, тем более  до-
бираться мне до места нужно было почти трое суток. В качест-
ве комментария скажу, что приезжали покупатели к примеру  за
семью человеками двое (подполковник и лейтенант), у  меня  и
сержанта с собой не было. Далее состоялся такой диалог:
    - Мужики, мне не надо сорок, мне надо всего десять.
    - Ну ты какой-то странный, всем дают меньше,  тебе  дают
больше, и еще не доволен.
    - Да, но я то ведь один, вы это понимаете?
    - Ничего мы тебе таких "орлов" дадим!
    - Хорошо, но эта команда по документам должна ехать в Х.,
а мне надо в У., ведь так?
    - Ничего! Х. ведь дальше? Мы тебе оформим до Х., а даль-
ше езжай куда хочешь.
    - Валера,- обратился я к дежурившему в этот день,- давай
так,ты мне дашь 10 в У., а остальных кому-нибудь еще.
    - Нет, так нельзя, команда должна состоять из сорока.
    - Тогда,- говорю,- я вообще никого не возьму, зачем  мне
это надо, лучше я один вернусь.
    - А мы тебе командировку не отметим. Вообще не мешай ра-
ботать, иди отдыхай, пей пиво, а в  20.00  чтобы  был здесь,
будем формировать твою команду, кстати номер 333, запомни.
    Вот как говорится: "куда крестьянину податься"?
    Пива мне уже не хотелось и  я, сначала  почитав,  просто
слонялся по ОСП до ужина.
    После ужина сразу началось формирование моей команды.  К
этому моменту я уже смирился с судьбой и решил  что  как-ни-
будь доберусь.
    С документами призывников мне ознакомиться не  дали,  но
сказали что дают самых хороших, по крайней  мере  ни  одного
судимого.
    Построив команду, я представился кто и откуда, дал крат-
кий инструктаж на дорогу, сказав предварительно, что время и
день отъезда не знаю, поэтому советую  сегодня лечь пораньше
спать, возможно отъезд будет ночью. Ответив на несколько во-
просов я подозвал к себе одного призывника, документы  кото-
рого успел посмотреть. Подозвал его потому, что в листке бе-
седы (этот листок находится в личном  деле  каждого,  в  нем
свое впечатление о человеке пишет кто-либо из призывной  ко-
миссии военкомата), было написано что к  службе  в  армии он
относится отрицательно. На мой вопрос  почему,  он  ответил,
что его неправильно поняли - он не против службы в армии,  а
просто думает что армия - это потеря времени. Я  ему ответил
на это, что все зависит от него самого  и  при желании можно
всегда и везде найти пользу.
    Разбив свою команду на четыре отделения, назначил в каж-
дом командира. Выбирал командиров по внешнему  виду.  Честно
говоря, сильно ошибся в двух из четырех,  но  это выяснилось
только через сутки. После этого, отправил уже свою команду в
отдельную казарму, которая предназначалась для ожидающих от-
правки. Сдав людей я вернулся в штаб для того, чтобы  узнать
когда отъезд.
    Помимо знакомых лиц, увидел двух капитанов. Лицо  одного
из них показалось мне знакомым, и он тоже  смотрел  на  меня
вспоминающим взглядом. Подойдя поближе, спросил:
    - Лицо знакомо, но никак не могу вспомнить. Или кадетка,
или КИКУ?
    - КИКУ,- ответил он.
   - Третий факультет?
   - Да.
   - Девяностый год?
   - Нет, девяносто первый.
   - А... То-то я смотрю, что лицо знакомое, а  вроде  не  с
одного курса.
   - Так ведь пять лет прошло уже.
   - Да... Меня зовут Алик, а тебя?
   - И меня так же.
   - Значит тезки. А зачем приехали?
   - Да вот надо сына двоюродной сестры забрать к себе.
   - А ты сейчас где?
   - В Т. К кому здесь обратиться?
Я показал ему на Валеру:
   - Вон,- говорю,- старший с ним и решай.
   - Он какой-то больно серьезный.
   - Не боись, нормальный мужик. Только ведь сам  знаешь -
"на Руси не подмажешь, не...".
   - Все есть.
   - Тогда вперед.
   - Ты где остановился?
   - В седьмой комнате, кстати есть место, найди  коменданта
и, если хочешь устраивайся, вы ведь все равно  только завтра
поедете.
   - Ладно, спасибо, я тебя сегодня еще найду,-  ответил  он
мне, но  искать не пришлось.
   - Только поторопитесь,- говорю я.-Сейчас команды формиру-
ют, уедет ваш родственник.
   После этого разговора  я  еще раз попытался договорится с
командованием ОСП, чтобы мне дали команду из десяти человек,
но - безуспешно. И, поникнув в душе головою, но с гордым ви-
дом, отправился получать документы.
    Проверяя личные дела я обнаружил фамилию того,за которым
приехал мой тезка. К этому времени  операция  "выкупа"  была
уже в полном разгаре, бутылка  "Метаксы"  заканчивалась.  На
столе лежала коробка конфет, порезанная колбаса и груда раз-
нообразных овощей. Препятствием было то, что в  часть  моего
тезки с этого ОСП команд не было, а тут еще  выяснилось  что
призывник попал ко мне в команду.
    - Ну теперь будет несколько сложнее, надо еще  это  дело
обдумать,- сказал  Валера, старший в этот день.
    - Какие проблемы, сейчас-сейчас.
    - Нет, давайте так. Сейчас мы  родственника  вычеркиваем
из команды твоего тезки и все вместе идем в столовую.  Время
уже почти десять, стол накрыт, а мы здесь.
    После некоторых бумажных операций мы отправились на вто-
рой ужин, который был посвящен тому же событию что и  преды-
дущей ночью, то есть присвоению "старлея" "восошнику".  Этот
товарищ уехал за билетами для нескольких команд в 12  дня  и
до сих пор не вернулся. Все поиски были безрезультатными.
    В столовой был накрыт шикарный стол, перечислять все что
на нем было слишком долго. К присутствующим закускам и спир-
тному добавились еще 2 бутылки "Метаксы" и снедь привезенные
моим однокашником.
    Процесс рассадки занял  довольно  продолжительное время,
т.к. отсутствовал виновник торжества.  Начался  поиск  более
или менее подходящего повода. Сначала искали  у  кого  скоро
день рождения. Не найдя, стали искать  кому  скоро  получать
звание. Был найден  кандидат в капитаны, но он отказался об-
мывать свое звание заранее. Все закончилось тем,  что решили
посвятить вечер тому, как хорошо, что мы собрались такой ко-
мпанией. Во главу  стола сел  единогласно  выбранный Тамада.
Было принято решение выразить завтра утром презрение "восош-
нику", который оторвался от коллектива, не известно  с  кем,
неизвестно где и чем занимается, променял товарищей неизвес-
тно на кого, оскорбил стол, который ради  него  был  сегодня
накрыт. Первый тост прозвучал за всех  кто  присутствует  за
столом. Второй за тех кого с нами нет и уже не будет, а тре-
тий - "за тех кто  в сапогах!"  Дальше  некоторое время было
как у Высоцкого: "Сидели, пили вразнобой". Это  продолжалось
примерно с полчаса и мне надоело. Можно было встать и  уйти,
но настроение было сами понимаете не веселое, поездка  с  40
человеками трое суток не радовала. Хотелось хоть немного от-
влечься. Попросил гитару.
    - А ты что умеешь?- последовали вопросы.
    - Да так не то чтобы...
Минуты через три инструмент доставили. Подстроив, я начал  с
"Заходите к нам на огонек..."  и  сорвал  аплодисменты,  это
громко сказано, но слушателям понравилось. А дальше поехало.
Я начал петь все что помнил из своего репертуара в  основном
лирического и достаточно серьезного. Примерно после третьей,
сказали:
    - Все, твою команду  расформировываем,  а  ты  остаешься
здесь на неделю, а потом, если хочешь, можем тебя  в  Москву
в командировку отправить:  хочешь в Москву?
Прекрасно понимая, что это пьяные разговоры, я сказал:
    - В Москву я не хочу, а хочу завтра уехать в У. с  деся-
тью человеками.
    - Все, расслабься. Тебе же сказали, что ты завтра  нику-
да не едешь.
    Это решение было встречено "бурными продолжительными ап-
лодисментами, все встали".
    После песни "Господа офицеры, голубые князья", один  то-
варищ взял полевую фуражку и стал у  всех  собирать  деньги,
так сильно ему понравилось. В конечном итоге набрал  прилич-
ную сумму и положил фуражку передо мной. Я даже обижаться не
стал, хотя поначалу задело. Что, если человек захотел  выра-
зить свое если не восхищение, то признание,  но  я  встал  и
сказал:
    - Господа! Я вас уважаю! Вы не обижайтесь, но и меня  не
обижайте. Я не нищий и пою не за деньги, а для души.
    Слушать меня не стали. Поступило  предложения завтра ор-
ганизовать концерт для призывниковб билет - три тысячи.  Де-
ньги я не взял, хотя может быть надо было, люди давали  иск-
ренне, почему бы не заработать немного своим талантом, каким
бы маленьким он не был.
    Вечер длился долго. Один из присутствующих предложил мне
перейти служить в ФПС, но я не придал этому особого внимания,
сами понимаете, чего только пьяные не наобещают.
    Через некоторое время выяснилось, что  в  компании есть,
вместе со мной, три кадета. Естественно  сразу  же  возникло
предложение выпить за кадетов. Нас тут же обвинили в "раско-
льничестве", в отрыве от коллектива и вообще...
    Примерно после часа ночи численность  сидящих  за столом
значительно уменьшилась, осталось  меньше  десяти  человек -
самые стойкие. Кое-кого отнесли спать,  кто-то  сам  ушел. Я
посидел часов до двух и тихонько попытался отправиться спать.
Не тут то было. При входе в гостиницу меня выловил дядя Толя
и потащил в одну из комнат. В  ней  присутствовали несколько
человек. которые были в начале вечера, но незаметно исчезли.
Сие собрание было организовано по поводу проводов части отъ-
езжающего медперсонала. Мне дали в руки  гитару  и  сказали:
"Пой!". Попросив кофе, я дал еще концерт часа на  полтора  с
перерывами. В районе трех часов появился "восошник". Ему бы-
ло выражено презрение, он был поставлен на вид...
    Где-то около четырех часов мне все-таки удалось удрать.
    Проспал до восьми часов. На завтрак не пошел, потом  си-
льно пожалел об этом, поесть удалось только вечером.  Прибыв
в штаб для того чтобы узнать когда наконец отъезд, был  уди-
влен услышав, что данное знаменательное событие должно  сос-
тоятся уже сегодня до обеда. Началась беготня.Нужно было по-
лучить  паек на четверо суток, дооформить документы...
    Я отправился к своей команде с целью посмотреть как они,
сообщить время отправления и взять несколько человек для по-
лучения пайка. Паек выдавали очень хороший. В день на одного
человека полагалось банка тушенки, две банки каши  с  мясом,
хлеб, чай и сахар.
    Люди со вчерашнего  вечера ничего не ели. Я сказал,  что
поесть удастся только в поезде, поэтому они были рады поско-
рее отправиться в путь. Получив продукты и раздав каждому, я
предупредил:
    - Это на четверо суток и, если приедем в часть раньше,до
истечения этих четырех суток никто вас кормить не будет, так
что не разбазаривайте продукты, и не надо в дороге менять ту-
шенку на водку.
    Определив время построения я снова отправился в штаб. По-
лучив продаттестат и отметив командировку, я было пошел  со-
бираться, но тут меня выловил дядя Толя:
    - Ты договорился с пограничником ? - спросил он.
    - Нет. Этот ведь все пьяные разговоры,  зачем ему лишние
проблемы.
    - Ну-ка пошли.
    Он повел меня в гостиницу. Мы зашли в комнату где обитал
пограничник.
    - Ну что, берешь этого капитана к себе?- спросил д. Толя,
разливая водку по кружкам. - Давай выпьем, берите,- обратил-
ся он к нам.
    - Конечно беру, только где он хочет  служить,  я  понял,
что в У.
    - Вообще-то,- сказал я,- хотелось бы в С.
    - Ну...- сказал пограничник и выпил свою  порцию. -  Это
сложно, да практически невозможно, сначала  надо  перетащить
тебя хотя бы в У., послужишь там, а потом посмотрим.  Ты  на
какой должности сейчас?
    - На майорской(
    - У нас сначала на капитанскую.
    - Ну это не так важно. А что за работа?
    - Проверка документов у иностранцев.
    - Это таможня?
    - Нет. Таможня занимается грузами, а ты будешь только до-
кументами. В общем тебе надо съездить туда,  найти  капитана
Г., сказать что от меня. Я ему помогал переводиться, он тебе
все расскажет и, если устроит, напишешь рапорт на имя нашего
начальства, а потом позвонишь мне.
    - А сложности не возникнут?
    - Это не твои проблемы. Ты главное реши для себя: хочешь
или нет.
    - А как насчет Таджикистана, я слышал, что все погранич-
ники должны пройти через него.
    - Ну обычно из этих частей туда не отправляют, но если и
отправят, то ничего страшного. Был я там, как видишь  живой.
Шансов что тебя там убьют не больше, чем то, что тебе сегод-
ня свалится на голову кирпич, а так денег подзаработаешь. Не
бойся.
    - Кстати, а как с деньгами у вас?
    - Ну в общем-то побольше чем у вас.
    - Вот мы оба подполковника,- вступил в разговор д. Толя,-
он получает пенсию и еще, больше чем я, зарплату. Давай выпь-
ем еще,- сказал он разливая опять.
    - Нет, говорю. - Я больше не буду, мне в дорогу.
    - Да ладно, хоть чуть-чуть - на посошок.
    Выпив "на посошок" я собрался уходить.
    - В общем смотри,- сказал пограничник, - если надумаешь,
звони.
    Не успел я выйти из комнаты, меня подхватили  "под  белы
рученьки" и завели в другую.
    - Давай выпьем и ты нам споешь.
    - Нет, я не буду, мне сейчас уезжать.
    - Ну и что. Мы тебя здесь в машину посадим, на станции -
в вагон. Все будет нормально.
    - Вы что "с дуба рухнули?"- спрашиваю я.- Мне одному со-
рок человек везти, если они разбегутся, что я буду делать.
    - Не бойся, мы тебе самых хороших отобрали, ни куда  они
не убегут.
    - Нет пить я не буду, я еще с ночи не отошел.
    - Ну тогда хоть пивка.
Петь я не стал. Посидели, попили теплого пива. Когда уже ухо-
дил мне сказали:
    - Мы тебя на станцию провожать поедем, ты нам споешь  на
прощание.
    - Ладно, там посмотрим.
    Поезд уходил в 13.20. В 12.00 отъезжающие команды постро-
ились перед штабом. Еще раз проверив и проинструктировав сво-
их, я отправился прощаться. Вдруг подбегает  "восошник" :
    - Слушай, тут у тебя в команде есть один  призывник, мне
нужно его забрать.
    - Так ведь документы уже оформлены, сейчас отправка.
    - Ничего сейчас все сделаем, давай помоги - как хохол хо-
хлу!
    Переоформили очень быстро(
    Погрузив свою команду в КАМАЗ,предупредил чтобы не курили:
    - Тент сгорает меньше чем за минуту, повыпрыгивать не ус-
пеете.
    Добрались до станции за десять минут без приключений.
    Мы сели в последний вагон.Мы - это я со своей командой и
прапорщик с тридцатью человеками, двое из которых уже  "лыка
не вязали". Моя команда в полном составе была как стеклышко,
что и радовало, и настораживало. "Вот бы всю дорогу  так," -
мечтал я. "Восошник" отдал мне требования и билеты. Неожида-
нно поступило распоряжение, что команду  прапорщика  снять с
поезда и вернуть на ОСП.
    На прощание, новоиспеченный старший лейтенант сказал:
    - Ну ладно, Алик, счастливо тебе! Ты тут всем понравился.
Приезжай еще.
    Дорога до С. никаких сюрпризов не принесла. Мои  призыв-
ники занялись завтраком плавно переходящим в обед.  Мне есть
не хотелось, жара стояла невыносимая, так что я  довольство-
вался банкой пепси-колы и занялся изучением документов.  Ни-
чего страшного и настораживающего я в них  не  нашел. Дорога
была долгой, так что я успел поговорить с несколькими призы-
вниками и немного  вздремнуть. Основной вопрос, который  за-
давали, был куда едем, что за часть и т.д. и т.п.
    В С. прибыли вовремя и удачно. Поезд  отправлялся  через
пятьдесят минут. Нас должны были  встречать,  комендант  или
его помощник, наконец просто патруль, но никого не было. Как
выяснилось позже никто из Е. не позвонил. Я повел свою кома-
нду в воинский зал. Рассадив, сказал чтобы никуда не  разбе-
гались, а сам пошел к помощнику коменданта. Он встретил меня
удивленно, ему никто не сообщил о нашем выезде. Делая помет-
ку в маршрутном листе, сказал не волноваться, он посадит ме-
ня в поезд и все будет нормально. Времени оставалось мало. Я
отправился давать телеграмму в часть. Так как я вез в четыре
раза больше людей, то нужно было коротко, но, ясно  сообщить
об этом, получился такой текст:  "Выехали  24 поезд 80 сорок
человек внимание сорок человек". Потом была безуспешная  по-
пытка дозвониться до части. Вернувшись в воинский зал я  об-
наружил, что половина команды разбежалась. Этого и следовало
ожидать. До прибытия поезда оставалось двадцать минут. Я вы-
шел на улицу и стал их вылавливать.Каждого пойманного встре-
чал примерно таким монологом:
    - Вы что не поняли. Я же сказал, чтобы никто  никуда  не
разбегался. Поезд сейчас придет. Что вы человеческого  языка
не понимаете?
    Зайдя к помощнику, спросил на какой путь будет прибывать
поезд. Но он не знал. Дежурная по станции еще не решила,  но
можно строить команду. Построив и проверив наличие людей,ра-
зрешил перекурить в строю и стал ждать. Через пять минут по-
явился помощник коменданта и повел нас на перрон. Поезд при-
шел по расписанию. Очень повезло, что все билеты были в один
вагон. Пожелав мне удачи, помощник коменданта  убыл.  Ожидая
отправки я купил себе пакет кефира, которым потом и поужинал.

                           ЧАСТЬ 2

                           ДОРОГА

    Перед самым отходом поезда ко мне подошел один из назна-
ченных мною командиров и спросил разрешения купить  пива.  Я
ответил отказом и совершил ошибку. Надо  было  разрешить  им
пить пиво официально, может  быть  тогда они не так налегали
на водку, хотя это сомнительно, к тому же, пока  я  бегал по
вокзалу они успели закупить "зеленого змия" не говоря о пиве.
   Удалось убедить  основную  массу  купить  постель,  чтобы
ехать по-человечески, но некоторые отвечали,  что  лучше они
эти деньги проедят.
    Вагон посетила бригадир поезда, женщина преклонных  лет,
но очень живая и подвижная. Я ее попросил сказать  директору
ресторана о том, чтобы не носить в наш вагон  и не продавать
спиртное, на что получил такой ответ:
    - Ресторан мне не подчиняется. Они коммерческая  органи-
зация и поэтому заинтересованы как можно больше продать.Пой-
дем вместе, сам и поговоришь.
    Особых результатов мой визит не принес. Открыто не отка-
зали, даже посочувствовали, но в последующие примерно полто-
ра суток, пока у них не кончились запасы спиртного, они сна-
бжали моих подопечных всем что их душа могла пожелать.
    Убедившись, что вся команда на месте и занялась  ужином,
я решил лечь спать и быстро уснул. Сказался целый день  про-
веденный на ногах после долгой  ночи.  Проспал  часов  около
трех, как раз перегон до Тюмени. К  этому  времени  основная
масса команды уже успела "принять на грудь", но  были еще  в
сносном состоянии. "Ну вот,- подумал,- начинается. Надо пос-
тараться ограничить выход из вагона." На платформе торговали,
как и везде, всем, то есть и  спиртным  тоже.  Пришлось даже
отгонять какую-то женщину от вагона, которая пыталась торго-
вать через окно. Поразителен подход такой торгашки, не  кон-
кретно ее, дальше отношение будет примерно таким же. Вот мол
ребятки едут в армию, хоть напоследок пусть расслабятся. Ин-
тересно, если бы ее сын ехал в армию, кто-нибудь ему  продал
водку, он бы напился и, к примеру, выпал из вагона  или что-
нибудь в этом роде, короче погиб или изувечился, как  бы она
материла того кто вез и не уследил.
    Стала проявляться еще одна проблема, которую  я  предус-
матривал, но прекрасно осознавал, что решить практически  не
смогу. Это "дембеля". Около "моего" вагона уже прогуливалась
троица, еще стоявшая на ногах, но  плохо  соображающая.  Они
угощали новобранцев пивом.
    - Мужики, я вас убедительно прошу, не надо поить моих.
    - Так мы ведь пивом их угощаем, пусть  ребята  оторвутся
напоследок.
    - Там где пиво, там и водка.
    - Послушай ты кто по званию? Лейтенант?
    - Капитан.
    - Послушай, капитан, мы тебя понимаем, что ты  волнуешь-
ся, но все будет нормально.
Потом минут десять пришлось слушать  воспоминания  о том как
они призывались. Наконец-то  мы отправились дальше.Время бы-
ло одиннадцать  вечера. Я  скомандовал  укладываться  спать.
Проходя по вагону, в одном из купе я обратил внимание на су-
ету при моем появлении, сидевший "на шухере" видимо  пропус-
тил мое приближение. Сидели восемь и делали вид, что ужинают.
Мне показались подозрительными их взгляды,  и  я  достаточно
настойчиво сказал:
    - Давайте бутылку сюда!
    - Какую бутылку?
    - Давай, давай. Не надо "дурочку валять".
    Диалог продолжался в том же духе еще около минуты. В ко-
нце концов в руках у меня оказалась только что распечатанная
литровая бутылка импортной водки. Сделав  еще  один обход по
"вверенному мне вагону", решил укладываться спать,но тут по-
явилась весьма колоритная личность, которая, мягко говоря,не
совсем уверенно держалась на ногах. Из непродолжительной бе-
седы выяснилось, что это сержант, из наряда милиции, который
сопровождает поезд. Узнав, что я старший команды, он предло-
жил свою помощь, если вдруг возникнут какие-нибудь эксцессы.
Меня эта забота очень тронула. Знать бы,  что будет  дальше.
Попросив проводницу оставить  только  дежурное  освещение, я
забрался на свою полку и через несколько минут задремал.  Не
помню что приснилось, через несколько минут после того как я
изволил почивать, меня грубо будили. Передо мной маячило ли-
цо нетрезвого сержанта. Был он уже в форме.
    - Ведь ты старший?- спросил он.
    - Я. А что случилось?
    - Вставай, пойдем.
    Я поднялся и, ничего не понимая, отправился в конец  ва-
гона за доблестным представителем милиции,  стараясь  заглу-
шить в себе предчувствия нехорошего.
    - Твои разбили окно в соседнем вагоне,- сказал  сержант,
дыша в лицо перегаром.
    - А почему именно мои?
    - Их видели проводники этого вагона.
    - Ну это еще ни о чем не говорит.
    - Ладно, мужик, хватит выделываться,  давай разбираться,
пока не пришел мой полковник, у него разговор короткий. Счи-
тай своих. Они у тебя не все и сейчас. Я взял список команды
и стал считать. Все были на месте. Появился "полковник", как
называл своего лейтенанта сержант, и позвал меня в тамбур.Он
тоже был не совсем трезв.
    - Ты везешь людей?- спросил он у меня грубовато.
    - Да я.
    - Лейтенант? - Вопрос прозвучал второй раз за час.
    - Капитан,- ответил я заготовленным ответом.
    - Ты знаешь, что они разбили стекло в соседнем вагоне.
    - Уже слышал, но это еще надо доказать.
    - Послушай капитан, ты хочешь чтобы я ссадил твою коман-
ду с поезда?
    - Конечно не хочу, но давай-ка сначала разберемся.
    - Что тут разбираться,- вмешался в разговор сержант.-Там
у тебя один с раздолбанной башкой, вот  он  и  разбил  своим
"чайником" это стекло.
    - Так, подожди,- обратился я к сержанту.- Мы же с  тобой
меньше получаса назад всех проверяли вместе.
    - Так то было полчаса назад.
    - Где этот? - спросил лейтенант.
    - Да там, в вагоне,-заплетающимся языком ответил сержант.
    - Пойдем, покажешь.
    После недолгих поисков мы нашли то, что  искали-это было
не трудно, так как вид у него был живописнейший.  Кое-как мы
добились от него кто был с ним еще. Надо отметить что лейте-
нант, он и был начальником патруля, был весьма  внушительной
комплекции. Без особых церемоний он выволок этих двоих в та-
мбур. Я отправился за ними. Впервые в жизни очень сильно ис-
пугался за себя, потому что все что произошло в течении  по-
следующих пяти минут было неприятно. Выведя двоих  призывни-
ков в тамбур, один из них был кстати  командиром  отделения,
он, лейтенант, начал их просто бить. С разбитой  головой был
хиленький, хоть и обладатель какого-то там пояса  по карате,
после второго удара он согнулся в углу у двери, сев в  ведро
с окурками. А вот второй был здоровым парнем и, хоть и выпи-
вший, но соображавший все и контролирующий себя очень хорошо,
что и спасло нас. Лейтенант был с пистолетом и пьяный,  если
бы он, призывник, начал сопротивляться, я даже  не представ-
ляю чем бы все это могло кончиться. Тогда-то  меня  и  обуял
настоящий страх. Ведь потом ничего никому не докажешь... Но,
видимо, до призыва данный товарищ не раз сталкивался с мили-
цией и поэтому сопротивления особого не оказывал,  а  только
закрывался от сыпавшихся на него ударов. Я же попытался хоть
чуть-чуть сдержать разошедшегося лейтенанта,но сержант схва-
тил меня за руку и оттащил, сказав что бесполезно.Оставалось
только просить, чтобы не было следов. Меня заверили, что все
будет "o'key". Физическое воспитание сопровождалось и слове-
сным, но приводить его не стоит, о содержании  и стиле цитат
догадаться не трудно. Приведу единственную фразу,которая ме-
ня успокоила:
    - Вы должны слушаться своего капитана как отца  родного,
и если еще хоть раз что-нибудь произойдет, то я  тебя  лично
прибью.
    Из-за чего же это началось?
    Двое великовозрастных отроков, приняв изрядную дозу  зе-
лья и - как это обычно водиться - решили  помериться  силой.
Один из них, как сказано выше, был обладатель пояса по  "ке-
ку-шинкай". Видимо его или плохо учили, или эта школа  ничто
по сравнению с русской школой уличных  драк.  Короче  говоря
все дело кончилось тем, что "каратист" вынес  своей  головой
стекло в двери вагона. Голова оказалась крепкой, видимо "на-
каченной". Стекла в вагонах толстые. Любой другой, наверное,
точно потерял сознание. Добившись  от  виновных  заверений в
том, что они "больше никогда и ни под каким  видом",  лейте-
нант отправил их искать деньги, чтобы заплатить за  разбитое
стекло. Видимо вся его энергия ушла на этих двоих,потому что
со мной он уже стал разговаривать более или менее  поспокой-
нее и даже поприветливее.
    - Значит так,- сказал он.- Сейчас они найдут деньги,  мы
этот инцидент "замнем", но смотри,  чтобы  больше  ничего не
повторялось, а то точно ссадим с поезда, тебе  ведь этого не
хочется?  Не хочется. А вообще давай, если возникнут пробле-
мы, то обращайся прямо ко мне.
    Разбитое стекло было оценено сначала в 150 тысяч.  Потом
проводники согласились на 100. Деньги собрали быстро. Конеч-
но же стекло стоило меньше, но мне уже было наплевать,  пла-
тил не я. Скорее всего эти деньги были пропиты  проводниками
и милиционерами в последующие двое суток, патруль больше  ни
разу не навестил нас. Когда все успокоилось, я на весь вагон
объявил, что следующего раза не будет, просто сдам в милицию
на ближайшей станции. Видимо происшествие возымело действие,
вскоре все уснули, только один из главных участников, "побе-
дитель", долго еще мне не давал спать своими  извинениями  и
клятвами, что когда вернется из  армии,  обязательно  найдет
этих "козлов" и прибьет их. В конце концов угомонился и  он,
а после него еще одну попытку поспать  предпринял  и  я, что
мне удалось, так как до утра ничего знаменательного не  слу-
чилось.
    Последующие полтора суток прошли спокойно. Случилось да-
же приятное изменение погоды. Жара спала  и  всю  оставшуюся
дорогу было прохладно.
    Пассажиры в вагоне менялись,  моя  же команда продолжала
потихоньку пить. Еще пару раз отбирал бутылки,  но  это было
каплей в море и, в конце концов, я перестал обращать на  это
внимание, тем более что те кто пил старались  не  попадаться
мне на глаза.
    Чем меньше оставалось ехать, тем больше  меня  одолевали
мысли о том, что будет. Ведь все документы были выписаны  до
определенного пункта, а я собирался выходить в другом,не за-
ставят ли потом везти за собственный  счет  всю эту  команду
дальше? Единственное, что успокаивало - согласно  командиро-
вочным удостоверению и предписанию - я должен был явиться  в
часть определенного числа с десятью  призывниками, ну  а  то
что  привезу в четыре раза больше...  Так  ведь  больше - не
меньше. Так я себя успокаивал каждый  раз,  когда  думал  об
этом, а мысли всю оставшуюся дорогу  только  вокруг  этого и
кружились.
    Медленно, но конец дороги приближался. Я в основном спал
и читал, изредка проверяя наличие своих подопечных, в основ-
ном уже для проформы, чем дальше мы ехали на восток, тем ме-
ньше я беспокоился за то, что кто-то сбежит, тем  более  без
документов, все военные билеты и паспорта я собрал к себе  в
дипломат и сдал на хранение проводницам. Ко мне подходили  и
расспрашивали чем занимается часть, и чем конкретно они  бу-
дут заниматься. По мере возможности я удовлетворял  любопыт-
ство, предупреждая, что скорее всего не все  останутся  слу-
жить в моей части, так как я везу в четыре раза больше чело-
век. Были и такие кто просили, чтобы  я  посодействовал  по-
пасть в десантную часть, в Чечню, на  что  я отвечал  что от
меня ничего не зависит. Приближалась последняя ночь  дороги.
Я посоветовал всем лечь пораньше, так как следующий день бу-
дет суматошным и надо хорошо отдохнуть. Основная масса вняла
моим советам, но образовалась компания, которая не  обратила
внимания на мои слова. На одной из станций они видимо хорошо
затарились водкой, да еще к ним присоединился студент  ехав-
ший на каникулы. Все уже давно спали и я тоже, но  проснулся
от громких разговоров. Было около полуночи. До Иркутска  ос-
тавалось 3 часа. В одном из купе плотно спитая компания  че-
ловек из восьми вела громкие разговоры про жизнь. Я попытал-
ся их разогнать, но безуспешно, пришлось отказаться от  этой
затеи, только попросил, чтобы они вели себя потише, что  они
пламенно мне обещали. Просить о тишине мне пришлось еще нес-
колько раз, а когда я спросил когда они улягутся, то получил
ответ, что они хотят дождаться и посмотреть Байкал. Я понял,
что поспать мне уже не удастся.
    В Иркутск прибыли по расписанию. Из вагона я  никого  не
выпускал.
    В соседний вагон садилась еще одна команда. Некоторых  в
вагон вносили. Проводница перекрыла тамбур  между  вагонами,
чтобы не состоялась дружеская встреча. На перроне стоял пат-
руль, он провожал команду. Я попросил  начальника  позвонить
по "дальней" связи ко мне  в  часть  и  передать  чтобы меня
встречали. Минут за пять до отхода поезда на перроне появил-
ся старший лейтенант с сержантом. Старлей спросил у меня:
    - Вы везете команду из С.?
    - Да я.
    - Вы должны мне отдать 30 человек.
    - С какой это радости?- поинтересовался я.
    - Нам в часть звонили с "..." (он назвал позывной) и ска-
зали, что этим поездом едет команда, в  которой  30  человек
наших.
    - Я ничего не знаю,- ответил я.- Мне никаких  распоряже-
ний не поступало. Вот довезу команду до места, там пусть на-
чальство разбирается.
    - Странно, почему вам ничего не сказали.
    - Не знаю,- ответил я и на этом наш разговор закончился.
    Конечно можно было отдать ему людей, часть команды потом
повезли обратно в Иркутск, но дело в том, что я на самом де-
ле ничего не знал, хотя догадывался. Еще на призывном пункте
я понял, что мои десять человек забрали  представители  этой
части, не знаю по ошибке или еще как, а эту команду из соро-
ка человек пришлось везти мне. Но ведь мне никто  ничего  не
сказал, да и даже если бы мне показали заслуживающую доверия
бумагу, ничего сделать было бы нельзя. Люди не собраны, вре-
мени мало, а все документы выписаны на одну команду. Не раз-
рывать же продаттестат и список. В общем я решил, что  оста-
лось уже немного, довезу всех, а потом  пусть  у начальников
голова болит.
     До Байкала от Иркутска около полутора часов.Все кто так
хотел посмотреть на "Священное море",  уснули  буквально  за
полчаса до того как оно появилось, сказалась выпитая доза. Я
же уже не ложился, а так как скоро начало светать, то  и сон
пропал совсем. В Слюдянке я купил бутылку пива и одного ому-
ля, чем и позавтракал. Случился еще один неприятный инцидент.
Я увидел, что весь тамбур, извините  за  выражение, облеван.
Меня это настолько взбесило, что я стащил  с  полки  первого
попавшегося из компании алкоголиков и стал  приводить  его в
чувство всеми доступными средствами, для того чтобы он убрал,
не знаю за собой или за кем еще. Процесс трезвения  проходил
очень долго, что я только не делал, вплоть до того что пинал
его - бесполезно. Вспомнил один способ, который увидел еще в
детстве, как милиционеры приводили хоть в какое-то  сознание
совсем пьяного. Надо очень сильно потереть уши. Кровь прили-
вает к голове и сознание проясняется. Приведя в чувство  это
животное, я погнал его убирать тамбур. К этому времени стали
просыпаться те кто лег рано. Мы проезжали Байкал. Погода бы-
ла пасмурная, но все равно вид был красивый, тем  более  для
тех кто ни разу не бывал в этих  местах.  Байкал  посмотрели
все, кроме тех кто так этого жаждал, тех кто напился до  по-
тери сознания и проспал все время, пока мы ехали рядом.
    Путешествие подходило к концу. Теперь меня начал  беспо-
коить вопрос: встретят нас или не встретят.
    Когда поезд пришел на станцию и мы выгрузились из вагона,
то я понял что нас здесь никто не ждет. Оставив команду,пре-
дупредив чтобы никто не разбегался и присматривал за отдель-
ными своими товарищами, которые не стояли на ногах, я отпра-
вился решать вопросы в порядке поступления. Сначала  отметил
в билетах остановку, для того чтобы если вдруг меня отправят
с командой дальше, не платить из собственного кармана. Потом
отправился к коменданту. Попытался попросить машину у  него,
он спросил:
    - "Уазик" устроит ?
    Тогда стал звонить в часть. Пока соединяли, у меня  сос-
тоялся разговор с майором, который вез тридцать человек из У.
на запад. Узнав, что я привез 40 человек аж из С., он сказал
все что думает об армии и о тех кто занимается планированием
призыва в частности. Мне оставалось только с ним согласиться.
Когда меня наконец-то соединили с дежурным по части,то я уз-
нал что меня ждали намного позднее. Неужели нельзя было точ-
но узнать когда приходит поезд, но кроме того они думали что
везу только 10 человек, а когда  узнали  что  привез  40, то
"схватились за голову". Зачем, спрашивается, я вообще телег-
рамму отправлял. В общем  меня  попросили  подождать, машины
скоро будут. "Скоро" длилось около двух часов, Мои архаровцы,
когда я подошел к тому месту где их оставил, уже разбежались.
Один из них разговаривал с местным населением,  его  "разго-
вор" состоял в основном из оскорблений. Я подскочил к нему и,
нездержавшись, ударил в грудь. Он обиделся, но правда  ника-
ких ответных действий не предпринял. Я его отозвал в сторону
и, извинившись, посоветовал чтобы он ни к кому не приставал,
так как если вдруг он кого-нибудь обидит,  то  его  безопас-
ность я не гарантирую. Он был еще очень пьян, так что на мои
слова не обратил  особого  внимания.  Правда  больше  ничего
страшного не произошло - "скоро" кончилось, приехали машины.
    Все кого я встречал, задавали один и тот же вопрос: "За-
чем я так много привез?" Что я мог ответить? На вопрос поче-
му я не оставил 30 человек  в  Иркутске пришлось объясняться
что я не виноват и т.д. Еще  меня  спрашивали  почему у меня
некоторые мягко говоря не совсем трезвые. Отвечал, что слава
богу хоть все живые. В конце концов мои приключения закончи-
лись, да еще практически без потерь.
    Из моей команды в части оставили 14  человек,  правда не
поинтересовались у меня о том кто что стоит.
    Благодарности я за свою поездку не заработал, но хоть не
наказали.
    Одна радость - удалось побывать дома еще раз.
    Вот и вся история.