Версия для печати

  Влюбленно глядя на мирно посапывающего в колыбели младенца, задумывались
ли вы, какие мысли шевелятся в его очаровательной головке? Вот он радостно
агукает. Что он хочет сказать? Он размахивает ручонками и сучит ножками.
Что он хочет сделать? Он блаженно улыбается. Что кроется за его улыбкой? Он
нахмурился. Что он задумал? Теперь младенец сам раскроет перед вами все
свои тайны. А их у него, оказывается, немало. Ошеломляюще откровенный и
невероятно смешной дневник малыша от первой минуты жизни до года - это ни в
коем случае не пособие для новоиспеченных родителей. Однако, прочтя его,
они, возможно, взглянут на свое маленькое чудо другими глазами.


   Иллюстрации Тони Росса

http://hole.ru/~mikel/books/index.htm
Саймон Бретт

                      "Исповедь маленького негодника"

                                Вирджинии и Биллу, которым это знакомо.


                               Месяц первый

                                  День 1

   Ну вот и я. Девять томительных месяцев позади, и, по-моему, теперь я
вправе рассчитывать на лучшее.
   Я заранее решил, что с честью выдержу все испытания, и, пока меня
выпихивали наружу, держался спокойно и с достоинством. И что же я получил
в награду за храбрость? До смерти, перепуганные лица и вопли: "Ребенок не
закричал!" Самым непочтительным образом меня перевернули вверх ногами и
захлопали по заднице.
   Что ж, получайте: я заорал.


   Всем сразу полегчало.
   Шлепки сменились еще более недостойным поведением - я имею в виду
пристальный интерес к некоторым частям моего тела. Ладно, понимаю, вы
девять месяцев ждали, чтобы узнать, какого я пола, но все-таки можно быть
поскромнее.
   Меня поднесли к Ней и положили рядом.
   - Ой, какие мы хорошенькие, да, зайчик? - заворковала Она. - Какие мы
красавцы, да?
   Это была знаменательная минута. Впервые мне представилась возможность
увидеть существо, которое девять месяцев служило мне ходячим домом.
   Должен признаться, выглядела Она не лучшим образом. И к чему такие
рыдания?
   Но в этом Она была не одинока. Глянув через Ее плечо, я обнаружил
второго участника заговора. Это был Он. Он держался еще хуже. Бледный,
весь трясется, слезы текут по щекам.
   Родители зарыдали хором. Я подумал и присоединился.
   Почему-то они не обрадовались. Надо же, пять минут назад страдали, что
я не плачу, а теперь нате вам:


   - Не плачь, малыш, зайчик ты наш, не надо плакать...
   Нет, что им от меня надо?
   Дальше было не лучше. Посредством ножниц нас с Ней разделили. Меня
помыли, взвесили, одели в жуткое бесформенное тряпье. Порадовало одно. К
вечеру я понял важную истину: родители целиком и полностью зависят от меня
и моего переменчивого настроения. И еще: СЧЕТ ВСЕГДА В МОЮ ПОЛЬЗУ. Это
основной закон нашей будущей жизни.


                                  День 2

   С утра пораньше нас навестили Ее родители. Оказывается, я как две капли
воды похож на Нее во младенчестве. Они принесли подарок - погремушку в
виде головы медвежонка.
   - Скоро он будет с ней играть, - радовались они.
   Дожидайтесь. Да чтоб я играл с отрубленными медвежьими головами...
   - Как вы его назовете? - сгорали от любопытства дедушка с бабушкой.
   Мои родители высказали несколько предположений. Ох! Будем надеяться,
что у них просто хорошее чувство юмора.
   - А когда крестины?
   Мои родители как-то замялись и отвечали уклончиво.
   Потом все ушли, и мы остались вдвоем. Она ужасно переживает из-за
кормления.
   Конечно, Она всегда знала, что именно для этого предназначена Ее грудь,
но только теоретически. И теперь Она боится, что мне не будет хватать
молока.
   Запомним: ОТКАЗ СОСАТЬ МОЖЕТ СТАТЬ ДЕЙСТВЕННЫМ СПОСОБОМ ШАНТАЖА.
   Вскоре вернулся Он с фотоаппаратом. По этому случаю Она вымыла голову,
подкрасилась и надела чистую ночную рубашку.
   Старалась выглядеть получше - конечно, насколько это возможно.
   Я честно пытался все испортить и умудрился нагадить Ей на рубашку как
раз в тот момент, когда Он нажал на кнопку. Но Его, наоборот, это очень
развеселило.
   Умора. Теперь, наверное, все мои действия будут увековечиваться на
пленке.
   Днем - еще визит. На этот раз Его родители. Оказывается, я как две
капли воды похож на Него во младенчестве.
   Они тоже принесли подарок... Погремушку в виде головы медвежонка.
   - Ты уверена, что у него такой нет? - беспокоились они.
   - Нет-нет, что вы, большое спасибо. Почему Она врет? Я подозреваю
семейный конфликт между бабушками и дедушками.


   - Как вы его назовете? - спрашивали они.
   Мои родители ответили...
   Да нет, они это не всерьез.
   Этих бабушку с дедушкой, конечно, тоже интересовали крестины.
   И снова мы остались вдвоем. Ближе к вечеру Она имела неприятную беседу
с медсестрой. Медсестра уверяла Ее, что ничего страшного не случится, если
я подожду четыре часа от кормления до кормления, но моя мать твердо стояла
на том, чтобы давать грудь по первому моему требованию.
   Сестра, конечно же, права. Но Она, к вящей моей радости, решила
следовать своей системе. И я вам скажу, почему так доволен. Ведь если
кормить "по первому требованию", трещины на сосках появляются гораздо
быстрее, да и общее самочувствие кормящей мамаши оставляет желать лучшего.
А нам того и надо.
   Медсестра неодобрительно хмыкнула и пробормотала:
   - Сама себе могилу роет. Совершенно справедливо.


                                  День 3

   Знаменательный день. Я отправляюсь домой.
   На меня надели столько одежек и запеленали во столько одеял, что я
почти ничего не .видел. Но это не помешало мне, оказавшись дома,
почувствовать легкое разочарование. Должен вам кое в чем признаться. Когда
девять месяцев сидишь в животе, трудно найти простор для размышлений, и я,
боюсь, лелеял одну странную мечту - что появлюсь на свет в семье
миллионеров или в высшем обществе.
   Порой даже представлял себе родные добрые лица членов королевской
фамилии.
   Что ж поделаешь?
   Дома меня сразу понесли наверх, в детскую.
   - Ну вот, теперь у нас будет своя комнатка, да, зайчик? -ворковали они.
- Смотри, какая у нас маленькая хорошенькая детская, да, зайчик? (Господи,
как я устал от этих "да, зайчик"!)


   Маленькая хорошенькая детская... Я бы и рад согласиться, но извините...
Может быть, у моих родителей масса прекрасных качеств, но вкус... Боже
милосердный!
   Сами посудите: прямо над моей кроватью, непосредственно над головой
бедного младенца, они подвесили вертушку, с которой на нитках спускаются
пушистые зеленые крокодильчики. Ничего себе! Ребенка, выросшего с
понятием, что крокодилы - этакие милашки, ожидает в будущем пренеприятный
сюрприз. И Обществу охраны животных придется брать ответственность на себя.


   С вожделением я представляю себе тот день, когда смогу, наконец, встать
в кроватке и СДЕРНУТЬ К ЧЕРТЯМ ЭТУ ПРОКЛЯТУЮ ШТУКУ!


   Дни 4-5...


   были посвящены смотринам. Начало положила Ее крестная мать.
Оказывается, я как две капли воды похож на Его дядюшку Уилфрида, который
"подумать только, -все еще узнает родных и знакомых".
   Она принесла мне подарок - слюнявчик с изображением черепашек-ниндзя.
Что это, я вас спрашиваю? Она наверняка купила его на распродаже со
скидкой. Ничто не выходит из моды так быстро, как герои вчерашнего дня.
   Ну и, конечно, она не могла не поинтересоваться крестинами.
   День 6 Приходила Ее подруга с работы. Оказывается, я как две капли воды
похож на Мишель, герцогиню Кентскую. Эх!
   Подруга принесла мне подарок - слюнявчик с изображением Микки и Минни
Маусов.
   Этот хоть и не с распродажи, но мне бы не хотелось прямо с пеленок
включаться в диснейлендовское безумие


                                  День 7

   Приходил Его сослуживец. Оказывается, я как две капли воды похож на
нашего - хе-хе-хе - молочника.
   Он принес мне подарок - пачку презервативов.
   - В наши дни, - сообщил он, - их все носят с собой. И чем раньше начать
- тем лучше, хе-хе-хе.
   Очевидно, шутки такого рода мой папашка с приятелями отпускают,
пропустив после обеда пару-тройку рюмашек. Надо сказать, мамочка
веселилась гораздо меньше, чем папочка.
   Сослуживец ни словом не обмолвился про крестины, зато предложил папаше
вечерком прогуляться и обмыть - хе-хе-хе - появление младенца, Молоко в
следующее кормление отдавало кислятиной.


                                  День 9

   Сегодня, я повстречался со своим потенциальным врагом.
   Это кот.
   Видимо, до моего появления это создание служило им объектом для
проявления чувств.
   Это была ненависть с первого взгляда. Кот зашипел на меня. Я заплакал.




   Разумеется, в конце концов победа будет за мной. Но на нынешний день у
кота явное преимущество. Он чрезвычайно подвижен, а я чрезвычайно
неподвижен. Но над этим мы будем работать.


   День 10

   Еще одна потенциальная неприятность. У Нее есть книга по уходу за
ребенком.
   Мне придется постоянно сталкиваться с этой писаниной. Что бы я ни
сделал, это будет сопоставлено с соответствующим параграфом.
   Это значит, все, что от меня требуется, чтобы доводить Ее до безумия, -
это совершать поступки, не указанные в оглавлении.


   День 11

   Поскольку кормление "по первому требованию" Ее вконец доконало, Он
великодушно заявил, что вечером побудет со мной сам, а Она может отдыхать
- Она это заслужила.
   Папашка преувеличил свои возможности. Он нервничал еще сильнее, чем
Она. Каждые две минуты бросался к пресловутой книжке, как будто Ему надо
было срочно обезвредить бомбу по самоучителю.
   -ерез полчаса, в полной уверенности, что я страдаю всеми означенными в
книге жуткими болезнями, Он, обезумев, помчался наверх, будить Ее.
   Но, виноват, кое-что Он все-таки отважился сделать. Он, если можно так
выразиться, переменил мне пеленку.
   Чем был очень горд.


   - Пеленка ни при чем! - кричал Он, пока они бежали вниз по лестнице,
чтобы по несуществующим симптомам определить несуществующую болезнь. - Я
его перепеленал.

   Подозреваю, что эти слова Он еще не раз с гордостью повторит. Я прямо
вижу: вот Он сидит в баре с друзьями и, честно улыбаясь, говорит:
   - Да нет, я делаю, что могу. Конечно, жена больше бывает с ребенком,
ведь я целыми днями на работе, но, когда я дома, я стараюсь ей помогать.
Например, я меняю ему пеленки.
   Настоящий современный мужчина, этот мой отец.


   День 12

   Новые переживания - первая прогулка в коляске. На ступеньке крыльца
сильно подпрыгнули. Хорошо бы Она потренировалась сначала с пустой
коляской.
   Правда, гуляли недолго - по улице мимо магазинов, в аптеку и обратно.
   Домой вернулись неудовлетворенные. Дело в том, что основной задачей
нашей прогулки было продемонстрировать меня со-седям и знакомым. И надо же
так случиться, что мы никого не встретили! Даже продавщица в аптеке была
новенькая.


   День 13

   Еще одно путешествие в коляске. Преодолеть ступеньку Ей по-прежнему не
удается.
   Зато на общественном фронте больше повезло, хотя пришлось пройтись
туда-сюда по улице аж три раза.
   Ясное дело, я всем очень понравился.
   Трое постановили, что я как две капли воды похож на Нее, двое - что на
Него, а один сказал, что я вылитый Уинстон -ерчилль. Ха!
   - Как вы его назвали? - спросила одна дама.
   - Мы наконец-то выбрали имя... О Господи! Не верю. Это шутка.


   День 14

   Снова гулял в коляске. Ступеньку взяли получше, но тренировки Ей все
равно не помешают.
   Побывали в поликлинике. Там меня взвесили и обмерили. Другие мамочки
смотрели на меня, как и следовало ожидать, с восхищением. Встретили
соседку, тоже с младенцем (по мне так просто маленькое чудовище, а не
ребенок). Соседка наклонилась, чтобы рассмотреть меня получше, и я
старательно изобразил выражение "точь-в-точь мамочка".
   - Ой, - разулыбалась соседка, - ну вылитый папа, правда?
   И зачем я так старался?


   День 15

   На редкость удачно позабавился с котом. Он появился в детской днем,
когда я, как предполагалось, спал. Я не стал орать сразу. Я позволил
бедному созданию вволю потереться о покрывало и улечься поудобнее на
кровати. Я позволил ему даже замурлыкать.
   И тогда я опробовал фокус, который начал разрабатывать недавно. Надо
просто бешено махать руками в разные стороны, в том числе возле лица, - и
царапина на щеке гарантирована.
   Как только мне удалось заполучить хорошенькую царапину, я
душераздирающе заорал.
   Секунда - и Она уже вбегала в детскую. Одного взгляда на меня Ей
хватило, чтобы все понять правильно.
   Она схватила кота за шкирку и наградила увесистым шлепком.
   Бедное животное вырвалось, стремглав пронеслось вниз по лестнице и под
дверь - на улицу. С тех пор его не видать.


   День 20

   Сегодня услышал новое слово. Впрочем, и Она не знала, как называется
явление, когда меня, взятого на руки, слегка стошнит на Ее плечо.
   Она вычитала сегодня в книге: это значит, что ребенок срыгнул.
   Я запомнил это слово и собираюсь как следует поработать над техникой
"срыгивания".


   День 21

   Весь день практиковался. Правильно срыгнуть - дело тонкое.
   Главное, не торопиться. Не стоит срыгивать сразу, как только вас взяли
на руки и мать смотрит на вас. Надо сдержаться и подождать, пока Она не
уложит вас головой себе на плечо.
   Но и тут нужно проявить осторожность. Если отрыгнешь сразу все, что
есть, как говорится, в полном объеме, то ваше произведение легко
обнаруживается мамашей и быстро устраняется.


   Чтобы по-настоящему искусно выполнить задачу, срыгивать надо незаметно
и маленькими порциями. Она и не догадается, что на спине Ее ярко-голубого
джемпера белеют эти нашлепки, - разве что случайно увидит свое отражение в
зеркале. Или же в универмаге "Сэйнсбери" задастся, наконец, вопро-. сом,
почему весь день Ее, словно облако, окружает запах слегка прокисшего
творога.


   День 22

   Отшлифовывал свое мастерство. Медленно, но верно прокладываю путь через
Ее гардероб.
   Ездил в коляске, на этот раз в химчистку.


   День 23

   Делаю успехи. Правда, пока не добрался до Ее лучших платьев, но дайте
только время...
   Приходила патронажная сестра. Оказалось, руки и ноги у меня на месте и
в правильном количестве.


   День 26

   Вот незадача. Теперь, прежде чем взять меня на руки. Она стелет на
плечо муслиновую пеленку. Печально. Боюсь, за это я должен поблагодарить
патронажную сестру.


   День 28

   Она получила приглашение на чашку кофе. На завтрашнее утро.
   Она рассказывала Ему про даму, к которой мы отправимся в гости, и по Ее
тону я понял, что на эту особу Она собирается произвести определенное
впечатление. А именно - показать, как мало появление ребенка повлияло на
Ее "общественную"
   жизнь.
   Посмотрим, дорогая мамочка.


   День 29

   Это был настоящий триумф.
   Дама, к которой мы пришли на кофе, оказалась преуспевающей деловой
женщиной, и кроме того, убежденной феминисткой. "Заводить ребенка, чтоб
навсегда приковать себя к дому? Ну уж нет!"
   Моя мамаша расстаралась. Она небрежно вертела меня в руках, словно
сумочку или платок, и произносила речи вроде: "О, я-то с самого начала
решила, что ребенок должен вписаться в мою общественную жизнь".
   А я с самого начала решил, что дождусь минуты, когда мои действия будут
иметь наибольший эффект.
   Это случилось минут через сорок. Постепенно Ее небрежность сошла на
нет, и Она, как обычно, положила меня на плечо.
   И тогда я срыгнул - с точностью игрока в пинг-понг. Оно не только
изгадило Ее черный льняной жакет, но и шлепнулось с приятным звуком на
роскошную хозяйкину софу.
   Через пять минут мы уже были на пути домой.
   А Ее жакет отправился в химчистку.
   Я очень, очень хороший мальчик.




                               Второй месяц

                                  День 1

   По-моему, Его намерения относительно Нее не вполне добропорядочны.
   Перед сном Она покормила меня в постели. Вообразив, что я уже сплю, Он
попытался примоститься к Ней поближе.
   Я вышел из себя. В конце концов это же моя мать!


   День 2

   Сегодня Он отважился на вторую попытку.
   Надо отдать Ей должное - Она не стала Его поощрять. Наоборот,
оттолкнула и раздраженно осведомилась, думает ли Он когда-нибудь о другом.
   Да, сказал Он, иногда Он думает и о другом, но - о Господи! -- это
тянется месяцы и месяцы!
   Ничего страшного, сказала Она. Доктор велел подождать, хотя бы до
осмотра. А до осмотра осталось всего десять дней, совсем немного.
   Оскорбленный в лучших чувствах, Он вылез из постели и мрачно побрел в
гостиную, к бутылке виски. Судя по всему, у Него другое представление о
времени.


   День 7

   Опробовал новый способ плача. Он гораздо пронзительней, а между криками
надо трястись и всхлипывать.


   Сработало. На Ее лице изобразилось знакомое безумие.
   Я притворился, что умираю от голода, но, когда появилась грудь, потерял
к ней всякий интерес и зашелся в новоизобретенном плаче.
   Она, конечно, помчалась за книгой и к Его приходу с работы нашла, что
искала - "колики".
   Превосходно. Вот научное объяснение тому, что я маленький негодник, и
теперь я могу чудовищно себя вести с полным на то основанием.


   День 10

   Не нравится мне все это. Сегодня в спальне Она была с Ним очень нежна.
   Конечно, я немедленно положил этому конец - заорал новым способом.
   Всю ночь я симулировал колики. Не дал им даже десятиминутной передышки.
   Может, мне и не удалось заставить их перестать трогать друг друга, но в
одном могу быть уверен: они слишком устали, чтобы получить от этого
удовольствие.


   День 11

   Продолжаю в том же духе.


   День 12

   Прошло шесть недель после моего рождения, и Она отправилась в больницу
на осмотр. Мало того, что Она осмелилась не взять меня с собой. Она еще и
оставила меня со своей мамашей. Оскорбление за оскорблением. Правда, пока
Ее не было, я смог как следует выспаться, чтобы вечером быть во всеоружии.
   Вернулась Она к обеду. Она просто излучала красоту и сексапильность
(конечно, насколько это возможно в бюстгальтере для кормящих матерей) и
радостно сообщила, что "практически здорова".


   Ее мамаша сказала, что рада это слышать, и смущенно добавила, что
кое-кого эта новость обрадует еще больше. Какая пошлость! Надо скорее
обдумать план действий.

   Я начал орать, когда Он пришел с работы, и ручаюсь, что весь вечер либо
Он либо Она постоянно были со мной. Не думаю, что им удалось
воспользоваться Ее "практическим здоровьем", разве что...


   День 13

   ...с 3.14 до 3.17, когда я взял непродолжительный тайм-аут и задремал.
Но к тому времени они уже едва дышали.


   День 15

   Суббота. Приходили Ее родители. Они по-прежнему уверены, что я как две
капли воды похож на Нее во младенчестве. Принесли мне подарок. Это такая
штука, которая подвешивается к перилам кроватки. Если дернуть за кольцо -
что они продемонстрировали бессчетное число раз, - она начинает играть
мелодию популярной песенки .Дождь над моею головой".
   Я, конечно, не снизойду до такой глупости.


   Они опять спрашивали про крещение. День еще не назначен, сказали мои
родители.
   Чем дольше он будет не назначен, тем лучше. Меня приводит в ужас мысль,
что жуткое имечко, которым меня нарекли, получит благословение церкви.


   День 16

   Воскресенье. Приходили Его родители. Они по-прежнему уверены, что я как
две капли воды похож на Него во младенчестве. Они тоже принесли мне
подарок.
   Догадываетесь, какой?
   Ну неужели они не могли выбрать хотя бы другую мелодию?
   - У него точно нет такой? - беспокоились они.
   - Ну что вы, конечно нет, большое спасибо, - по обыкновению соврала Она.
   Без разговоров о крестинах тоже не обошлось.
   Кстати, я заметил любопытную вещь: мои родители никогда не приглашают
всех бабушек и дедушек вместе.


   Мне это не нравится. Кажется, Она стала ко мне привыкать. Она думала,
что я сплю, а я подслушивал Ее разговор по телефону.
   - О, мы с удовольствием придем к вам на ужин, - щебетала Она. -
Нет-нет, ребенок не помешает. Вечером он прекрасно спит. Мы принесем его в
корзине, поставим в спальне для гостей и спокойно отдохнем.
   И еще Она имела наглость заявить:
   - Ну и что с того, что у нас ребенок? Мы не собираемся отказывать себе
в прежних развлечениях!
   Перчатка брошена. Вызов принят.


   День 18

   Я подумывал было о первой улыбке, но теперь вижу, что они ее недостойны.


   День 22

   Чуть было не сорвался сегодня после кормления, но успел все-таки
сдержать улыбку и быстро изобразил отрыжку.


   День 23

   Она опять лазила в книжку и вычитала, что ребенок должен улыбнуться в
начале второго месяца. Теперь они сходят с ума.
   Они ужасно смешные, и мне стоит большого труда удерживать непроизвольно
расползающиеся губы.


   День 25

   Долгожданный парадный ужин. Должен признаться, это был безоговорочный
триумф.
   Мой, разумеется.
   Родители долго готовились, собирались. Она надела новое платье, которое
Он подарил Ей "за то, что ты так быстро вернула прежнюю форму".
   И в самом деле, к моему неудовольствию, Она похудела довольно быстро.
Утешаюсь мыслью, что бедра у Нее теперь всегда будут шире, и потом эти
растяжки на животе... Ну что ж, все это ради появления новой жизни, верно?
   В машине я притворялся спящим. Когда мы приехали, они старались
потихоньку пронести меня через холл и даже попросили хозяев выключить свет.
   Их друзья столпились вокруг моей корзины, восторженно шепча, какой я
миленький, и я подумал, что/надо пробудиться. Она заволновалась, но я
решил пока не накалять обстановку. Погулил немного, вздохнул, положил
пальчик в рот и мирно заснул.
   - Ах, какой прелестный ребенок! - согласно закивали вокруг.
   Она оставила меня в спальне для гостей, прошептав на прощание:
   - А теперь мы дадим маме и папе немножко посидеть со взрослыми и
отдохнуть, да, зайчик? А когда вернемся домой, мамочка нас вкусненько
накормит, да?


   Я сохранял спокойствие и ждал своего часа. Снизу доносился звон
.бокалов - там пили коктейли. Скоро я услышал шум шагов и оживленные
голоса. Они направлялись в столовую.
   Теперь мой ход, подумал я, сосчитал до десяти и заорал.
   Тут же вбежала Она и схватила меня на руки.
   Конечно, я бы мог просимулировать колики, но решил оставить их про
запас.
   Поэтому я закряхтел и стал тужиться. Наверное, подгузник, да, мамочка?
   Она понесла меня в ванную, сняла непромокаемые штанишки, вытащила
подгузник и изумилась - он был совсем сухой.


   Главное в жизни - все делать вовремя, и, должен признаться, в этом
искусстве я преуспел. Быстрое покряхтывание, небольшое усилие - и не
только штанишки, но и Ее парадное платье получили по заслугам.
   Прямо в цель! Но это еще цветочки. Увидите, что будет, когда я перейду
на твердую пищу.


   Примерно так и прошел весь вечер. Меня укладывали в корзину - я орал,
брали на руки - тоже орал. Я тонко и умело изображал тяжелую форму колик.
Между делом изгадил три подгузника, не говоря уже о попадавшейся на пути
бесчисленной мягкой мебели.
   Родители дотерпели до четверти десятого, собрали мои пожитки и
обратились в позорное бегство.
   "Ну и что с того, что у нас ребенок!". Надеюсь, теперь у вас надолго
пропадет охота делать подобные заявления.


   День 26

   В припадке великодушия я сегодня первый раз улыбнулся.
   Она была такая несчастная после вчерашней экзекуции, что я не смог
устоять. Но все ж таки подождал до Его прихода с работы.
   Он был в дурном настроении. Вчера Ему наконец открылась печальная
истина, что мое появление не оставило без изменений их "общественную
жизнь", и сегодня Он не чувствовал особой нежности ни ко мне, ни к
бедняжке мамочке.
   Поэтому, укладывая меня в кроватку, Она немного всплакнула, и я не мог
не утешить Ее долгожданной первой улыбкой.
   Сперва Она ничего не поняла. Вздохнув, взяла меня на руки и сказала:
   - Мы хотим отрыгнуть, да, зайчик?
   Я опять улыбнулся. Ноль внимания.
   Чтобы как-то ускорить Ее безнадежно замедленную реакцию, я сопроводил
широкую улыбку радостным агуканьем, и рыбка наконец клюнула.
   - Он улыбается! - не своим голосом закричала Она. - Улыбается!


   Со страшным грохотом Он взбежал вверх по лестнице и влюбленно уставился
на меня.

   Я немедленно заорал.
   Ты еще должен заслужить свою улыбку, папаша.


   День 27

   Улыбаюсь только Ей. Она очень горда. Он злится.
   В некоторых видах шантажа я уже поднаторел. А теперь вижу, что можно
часами невинно развлекаться, настраивая их друг против друга.


   День 28

   Проклятие! Я проспал. Нет никаких сомнений, что эти полчаса свободы они
использовали в своих гнусных целях. Когда им все же пришлось взять меня в
супружескую постель, они глупо ухмылялись, переглядывались и хихикали.
   Да, другого объяснения нет.
   Но не беспокойтесь, они за это заплатили. Я заходился в безутешном
плаче, воротил морду от груди, а когда наконец согласился сосать, то
вцепился в сосок с таким остервенением, что Она теперь страдает от
невыносимой боли.
   Извините-с! Не стоит забывать, что это все мое, и за каждую пядь я буду
бороться зубами и когтями.
   Думаю, Она это уже прочувствовала.




                               Третий месяц

                                  День 2

   Сегодня по телефону Она расписывала подруге, какой я хорошенький,
особенно по сравнению с другими детьми, - ведь у меня так много волос. В
принципе, я согласен. Но Она, кажется, считает, что это Ее заслуга. Вот
что меня бесит.
   Еще Она сказала, что подумывает о конкурсе "Самый прелестный крошка".
Хм.
   С сегодняшнего дня буду тереть голову о подушку.


   День 3

   Продолжаю.


   День 4

   Родители на полном серьезе увлеклись идеей о "Прелестном крошке".
Конкурс будет в конце месяца. Нечего и говорить, что я думаю по этому
поводу.
   Еще одна нелепость: Он пристрастился делать художественные фотографии.
Старается снимать меня с разных хитрых ракурсов, через листья, например.
Конечно, это для конкурса.
   Трусь о подушку с утроенной силой.


   День 5

   Наконец появились результаты. Утром во время кормления Она обнаружила
первую проплешину.


   День 7

   С левой половины головы вылезли все волосы. На вид - типичный стригущий
лишай.


   День 8

   Сосредоточился на правой половине. К Ее ужасу, волосы лезут горстями.
Кроме того, на лысых частях головы у меня молочная корка.


   День 10

   Я лысый, как коленка, а голова покрыта коростой. В поликлинике мамочки
смотрели на меня с состраданием. Моя мамаша страшно смущалась.
   Больше не слыхать разговоров про "Прелестного крошку".


   День 12

   Опять этот дамоклов меч - крещение.
   Сегодня по телефону Она сказала своей мамаше, что, если бы все зависело
только от Нее, Она бы, конечно, давно меня окрестила, но у Него очень
твердые принципы.
   Он считает лицемерием крестить младенца, не изучив досконально все
догматы христианской веры.


   День 13

   Он говорил по телефону со своей мамашей.
   Если бы, сказал Он, все зависело только от Него, Он, конечно же, давно
бы меня окрестил, но у Нее очень твердые принципы. Она считает лицемерием
крестить младенца, не изучив досконально все догматы христианской веры.


   День 14

   Сегодня этот вопрос они обсуждали между собой. Раз мы не ходим в
церковь, сказал Он, и ничего не соблюдаем, с нашей стороны было бы
лицемерием крестить ребенка сейчас. Нельзя поступаться своими принципами.
Ага!


   День 15

   Он разговаривал по телефону, и, судя по тому, как Он мялся и не мог
вставить почти ни слова, это была беседа с Его мамашей. Под конец Он
пробормотал, что это будет очень, очень трудно, но Он сделает все, что в
Его силах.
   Положив трубку, Он подошел к Ней и сказал, что не может видеть Ее
расстроенной, и, раз уж Ей так хочется, готов единственный раз в жизни
поступиться своими принципами, разумеется, только из любви к Ней.
   Ох, какой же ты хитрый.
   Она рысцой побежала к телефону и сообщила мамаше, что Его наконец
удалось уломать, и крещение состоится на будущей неделе, в воскресенье.
   Он же, улучив минуту, когда никакая сила не могла оторвать Ее от
телевизора, тайком позвонил своей мамаше и сообщил, что Ее наконец удалось
уломать, и крещение будет в воскресенье.
   Спохватившись, Он стал звонить викарию. Выяснилось, что:
   а) викарий буквально завален крещениями на шесть недель вперед; б) он
крестит младенцев только у постоянных прихожан.


   День 17

   Мне купили новое приспособление. Это рюкзачок-"кенгуру".
   Вечером они пытались носить меня в нем по очереди. Мне больше нравится
прижиматься к Ней.
   Неудивительно, да?
   Сидеть в рюкзаке ужасно удобно, но я не хочу, чтоб они об этом знали. И
потому всякий раз, когда меня запихивали в данное сооружение, я дико вопил
и извивался.



   День 20

   В рюкзаке Она таскала меня по магазинам. Приятное чувство, но только
если сыт.
   Зато когда хочешь есть, это может привести в бешенство. Сами подумайте
- висишь, зажатый между Ее грудями, в полной беспомощности, а от желанного
рога изобилия тебя отделяют несколько слоев ткани и этот чертов лифчик для
кормящих.
   Одно из самых гнусных переживаний в моей жизни.


   День 21

   Она в восторге от "кенгуру". Весь день я провел в подвешенном состоянии.
   Правда, к вечеру Она слегла с больной спиной.


   День 22

   Суббота. Она кормила меня, лежа в постели. Не может встать, спина болит.


   День 23

   Новые переживания. Мы были в церкви. Бедные родители! Судя по тому, что
они все делали невпопад, например, оставались стоять, когда все вокруг
бухались на колени, для них это тоже было совершенно новое переживание.
   После службы, когда толпа устремилась к выходу, Он подошел к викарию и
представился:
   - Помните, я вам звонил насчет крещения? Вы еще сказали, что крестите
младенцев у постоянных прихожан...
   - Совершенно верно, - ответил викарий. - А вы думаете, что после
сегодняшнего уже являетесь таковыми?


   День 24

   Вечером они подошли к кроватке пожелать мне спокойной ночи.


   - Как ты думаешь, - вдруг встревожилась Она, - у него все в порядке с
глазами?
   Тебе не кажется, что он косит?
   Нет, ну что им от меня нужно? Если я на них не смотрю, они страдают,
что я не узнаю их, а если смотрю, оказывается, что у меня косоглазие, и -
снова страдания.
   Эх! Сами попробуйте глядеть из детской кроватки на двух великанов
одновременно.


   День 25

   Я решил тренировать косоглазие. Если уж они собрались сходить с ума, то
пусть будет повод.


   День 26

   Преуспеваю. Если сосредоточиться и смотреть обоими глазами точно на
кончик носа, можно добиться великолепных результатов (а именно - Она в
отчаянии).
   Она даже побежала за соседкой, чтоб та взглянула на меня, но этот номер
не прошел - я вовремя притворился спящим.


   День 27

   Дела идут лучше и лучше. Мама не отходит от меня ни на шаг и не
расстается с любимой книгой, а это верный признак того, что Она
действительно страшно обеспокоена. Ежеминутно сравнивает меня с
фотографиями из книжки.
   Дошло до смешного. Стекольщика, который явился предлагать свои услуги,
Она затащила в дом и с пристрастием допрашивала, не кажется ли ему, что у
меня косят глаза?
   Он ответил, что не уверен. Избавиться от него ей удалось только через
два часа, ради этого пришлось заказать стеклянные двери для веранды.


   День 28

   Практика, практика и еще раз практика! Когда не сплю, держу взгляд
исключительно на кончике носа.
   Сегодня Она пала жертвой свидетеля Иеговы. На Ее вопросы о косоглазии
он тоже отвечал, что не уверен, три часа мучил нас своим присутствием и
согласился уйти только в обмен на Ее душу. И мою в придачу.


   День 29

   Она сходит с ума от горя. Читала Ему вслух главу про косоглазие.
Оказывается, все младенцы немного косят, но если это явление не проходит
после двух месяцев, то ребенок болен почти наверняка. И с каждым днем Ее
уверенность в этом растет.


   День 30

   Мы снова посетили церковь. Всю службу я проорал. Викарий сказал, что
рад нас видеть, и, если все будет хорошо, может быть, недели через две
вопрос решится положительно.


   Она, конечно, не могла не обратиться к викарию с наболевшим вопросом:
"Вам ведь со стороны виднее, косит он или нет?".
   Викарий ответил, что не уверен, но "Господь, да будет вам известно,
заботится обо всех своих чадах, и о косоглазых тоже".
   Нельзя сказать, что это Ее утешило.
   К вечеру безумие достигло высшей точки, и Она бросилась звонить
доктору. Это очень срочно, задыхалась Она, он должен приехать немедленно.
Доктор придерживался другого мнения. Он резонно заметил, что в случае
косоглазия сутки-другие не играют решающей роли, и - о Господи! - сегодня
же воскресенье!
   Словом, договорились, что он приедет завтра.
   Перед сном Она склонилась над кроваткой, тревожно глядя на меня. Я
открыл глаза и опробовал новый фокус. Правым глазом поймал птичку,
нарисованную на левом пе-рильце кроватки, а левым - птичку же, но на
правом.


   Что тут было! Она разрыдалась. Ему пришлось отказаться от своих не
слишком возвышенных желаний и до самого рассвета довольствоваться жалкой
ролью заботливого утешителя.


   День 31

   И вот пришел доктор. Я смотрел абсолютно прямо. Он, конечно, не
обнаружил никаких отклонений.
   Когда он ушел, я специально для Нее проделал вчерашний фокус с птичками.
   И что бы вы думали? Она и бровью не повела!
   Неужели Она научилась разгадывать мои маленькие тайны?



                              Четвертый месяц

   День 1

   Сегодня без предупреждения Она начала кормить меня с ложки.
   В конце обеда я только собирался было немножко пописать, как вдруг в
рот ко мне протиснулось нечто пластмассовое. Ложка.
   Все ясно. Она опять читала книгу. Наверняка там сказано, что после трЛх
месяцев ребенку пора давать твердую пищу. Что Она и сделала - день в день.
Она понимает все слишком буквально.
   Неприятным сюрпризом для меня оказалось то, что ее план до некоторой
степени удался. Воспользовавшись моим удивленным замешательством, Она
исхитрилась и пропихнула в меня какую-то гадость. Я пытался вытолкнуть
ложку из рта, но оплошал и нечаянно проглотил содержимое. Ух! Ну и мерзкие
шуточки!


   День 2

   В ответ на свою мерзкую шутку Она получила еще большую гадость. Ей
пришлось возиться с первым после твердой пищи подгузником.


   День 3

   Я, конечно, стараюсь противостоять кормлению с ложки, но, кажется, как
ни странно, начинаю сдаваться. Честно говоря, есть твердую пищу довольно
приятно.
   Дело не в том, какова она на вкус (она совершенно безвкусная). Дело в
консистенции. Достаточно один раз ощутить в желудке нечто основательное, и
молоко кажется бесплотным, как воздух.
   Но Она ничего не должна знать. Чего доброго, возомнит, что начинает
выигрывать.


   День 4

   Только сейчас начинаю понимать, какие преимущества дает еда с ложки.
Конечно, когда сосешь молоко, плеваться, срыгивать и пачкать пеленки тоже
приятно, но это не идет ни в какое сравнение с прелестями твердой пищи.
   Родительская одежда, ковры, мебель, обои, сиденья в машине и даже (что
особенно радует) кот уже испытали это на себе.
   Передо мной открываются поистине безграничные горизонты.
   И волосы начали отрастать.


   День 6

   Опять воскресенье, и опять мы ходили в церковь. По-моему, родители
вошли во вкус. По крайней мере, они стали действовать почти в унисон с
толпой и пару раз сказали что-то к месту. Да и викарий, кажется, считает,
что после трех воскресных посещений их уже можно назвать постоянными
прихожанами. По окончании службы он поздоровался с родителями за руку и
сообщил, что в ближайшие три недели обязательно меня окрестит.
   Это мне совсем не нравится.
   Днем пришли Его родители. Меня ждал еще один неприятный сюрприз.
   После обеда Его мамаша вдруг полезла в сумку и извлекла из нее белую
кружевную рубашку, ужасно, расфуфыристую.


   - Это наша семейная реликвия, - гордо сказала она. - В ней крестили
тебя, дорогой, и твоего отца, и дедушку, и прадедушку. Вы, конечно,
наденете ее нашему малышу в этот праздничный день?
   Да я лучше в гроб улягусь в этой тряпке.


   День 8

   Кормление с ложечки, как оказалось, тоже имеет неприятные стороны. Я
понял это сегодня, когда увидел новый слюнявчик.
   Не тот, вроде полотенца, к которому я привык. Этот новый сделан из
жесткой пластмассы, а внизу у него что-то вроде кармана - наверное, туда
должна падать выплюнутая мной гадость.


   Она попыталась нацепить на меня эту штуку, и я, конечно же, заорал. Но
Она была непреклонна и в конце концов добилась своего: надела на меня эту
удавку и застегнула на шее сзади.
   Не внимая воплям, Она стала меня кормить. Я выплевывал все, что сумело
попасть в рот, крутил головой и пытался перевернуть проклятую штуку на
спину.
   Напрасный труд! Чертов слюнявчик держался ужасно крепко, и все усилия
привели только к тому, что мне стало казаться, будто меня гильотинируют.
   У меня нехорошее предчувствие. Кажется, Она выиграет этот раунд.


   День 13

   Опять воскресенье, но в церковь мы не пошли.
   Это радует. Может быть, викарий еще передумает.
   На этот раз в гости пришли Ее родители. (Мои по-прежнему проявляют
тактичность и стараются не сталкивать бабушек-дедушек.) После обеда Ее
мамаша полезла к себе в сумку и вытащила оттуда белую кружевную сорочку.
   - Это наша семейная реликвия, - сказала она. - В ней крестили тебя,
дорогая, и...
   Не будем повторяться.
   Моей мамаше пришлось долго заверять ее, что на крестины мне наденут
именно эту рубашку, и никакую другую.
   При ближайшем рассмотрении оказалось, что она еще расфуфыристее, чем
та, первая.



   Придется мне подналечь на еду. Надеюсь сделать рывок и как следует
подрасти за эти две недели. Тогда обе расфуфыристые тряпки не полезут мне
даже на нос.


   День 14

   Новая блестящая идея пришла мне в голову. И как раз насчет головы.
   Когда я облысел, Она все равно каждый вечер намыливала мне череп с
редкостным упорством, чем внушила непреодолимое отвращение к мытью волос.
   Сейчас я снова оброс, но не вижу причины менять отношение к этой
мерзкой процедуре.


   День 16

   А Она не так уж проста. Я уже приготовился к ежевечерней битве за
голову - вопли, брызги. Она бьется как рыба об лед, и наконец впадает в
отчаяние. Но сегодня Она не пошла на конфронтацию. Помыла все, кроме
головы.
   Ага, ясно. Она опять читала книгу. Наверняка там есть глава о детской
психологии.


   День 17

   Вчерашняя история повторилась. Она даже не коснулась моей головы. Она
явно что-то замышляет.
   Подождем. Если Она решила вообще никогда не мыть мне голову, можно
переключиться на другие части тела.
   И лучше всего - на гениталии. Она и так моет их с некоторым смущением.
   Попробую-ка я кричать каждый раз, когда она коснется этой области.
Наверняка у Нее разовьется комплекс.


   День 18

   Попробовал. Полный успех. Ее лицо приняло обычное в таких случаях
безумное выражение, и Она побежала за книжкой.
   Надеюсь, там есть глава о сексуальных расстройствах.


   День 19

   Усиленно питаюсь. Дата крестин пока не установлена.


   День 20

   Воскресенье. Мы опять не пошли в церковь.
   Все бы хорошо, но вот незадача: после обеда позвонил викарий.
Свершилось.
   Крестины уже точно будут через неделю.


   День 21

   Сосредоточенно поглощаю горы еды.


   День 23

   Продолжаю в том же духе. Твердая пища лезет уже из ушей. Как, впрочем,
и из обычных мест.


   День 24

   Вечером у них вышел спор, в чьей рубашке я в воскресенье буду
креститься. Он сказал, что их сорочка - настоящая семейная реликвия, что
вот уже десять поколений... Вот именно, сказала Она, это сразу заметно,
зато у тех, кто покупал Ее семейную реликвию, по крайней мере, не совсем
отсутствовал вкус...
   Боже, какая чушь! Но мы не будем их слушать. Будем есть и расти.


   День 25

   Утром, как только Он ушел на работу, Она вытащила из комода свою
семейную сорочку и хотела было устроить примерку.
   И ничего у Нее не вышло. Не без моей помощи, конечно.
   Она ужасно расстроилась и проплакала весь день.
   Вечером Он пришел с работы и не обращая внимания на Ее слезы, опрометью
бросился наверх за своей реликвией.


   Увы! Ему тоже не повезло. Класс! Моя система опять сработала

   День 26

   Ох уж эти родители!
   Утром они объездили все магазины и купили мне новую кружевную сорочку.
   Такую расфуфыристую, что две прежние по сравнению с ней просто рубища.


   День 27

   Крестины.
   Над всеми моими чувствами возобладало одно - стыд. Поставьте себя на
мое место.
   Какой позор! На глазах у всех в этом рас-фуфыристом кошмаре не менее
расфуфыренный тип щедро поливает тебя водой.
   Я, конечно, могу рассказать все по порядку, но... нет слов, нет слов...
   Я и представить себе не мог, сколько у них родственников! Я просто
подавлен.
   Оказывается, я как две капли воды похож на всех вместе и каждого в
отдельности.
   Хочу знать только одно. С какого возраста можно официально менять имя?





   Пятый месяц

   День 5

   Должен признаться, Она все-таки довольно милая женщина. Бедняжка так
старается, так хочет сделать мою жизнь поинтересней. Правда, это Ей редко
удается. У нас совершенно разное мироощущение.
   Взять, к примеру, то, чем Она меня кормит. Не грудное молоко, конечно,
а то, что с ложечки - порошковые каши и пюре из баночек.
   Порошок для каш Она берет из коробок и растворяет в молоке. На баночках
разные наклейки: "Яйцо с картофелем", "Печень с капустой", "Бекон с
черносливом" и тому подобное.


   Очень трогательно - Она убеждена, что у меня уже есть любимые блюда.
   - А сейчас покушаем вкусненькую ветчину с горошком, да, зайчик? - и
запихивает мне в рот ложку вязкой светло-коричневой массы.
   - А вот апельсинчики со смородиной, кушай, зайчик, - и я уворачиваюсь
от очередной ложки.


   - О, скорее ам-ам, это наше любимое - барашек с овощами, - воркует Она,
открывая новую баночку.
   Ей никогда не понять, что все эти смеси АБСОЛЮТНО ОДИНАКОВЫ НА ВКУС.
Неважно, что там написано. Будь то хоть "окорок с ананасом", или "оленина
с картофельными чипсами", или "роллмопсы с сыром бри". Для меня это просто
липкий размоченный картон.
   То же самое можно сказать и о кашах. Не могу понять, почему принято
есть содержимое, если можно начать прямо с картонной коробки?


   День 9

   - Меня кое-что беспокоит относительно малыша, - сказала Она Ему
вечером. - Его умение общаться.
   Ясненько. Ох, нам хорошо известно, откуда берутся эти мысли. Она опять
читала книжку.
   - Да что ты? - вяло отозвался Он. - По-моему, с этим все в порядке.
("Господи!
   Можешь ты хоть на минуту перестать болтать об этом ребенке? У меня был
тяжелый день. Все, что мне нужно, это хорошая порция виски и, может быть,
потом - немного ни к чему не обязывающего секса. Зачем мне ваше "умение
общаться"! - вот что Он хотел сказать на самом деле.)
   Из Ее книжных речей я понял, что предмет беспокойств - мои отношения с
людьми, с окружающим миром, и даже - Боже избави! - с другими детьми.
   С самого начала эта книга приносила одни неприятности. На этот раз Она
вдохновилась безумной идеей, что дети, которые с первых дней жизни
общаются с себе подобными, в будущем быстрее найдут общий язык с людьми.
Они якобы легче завязывают прочные дружеские отношения и строят самые
крепкие семьи. А в конце концов обязательно становятся столпами
современной индустрии, мировыми судьями, а также лауреатами Нобелевской
премии. Господи Боже ты мой! К счастью, сегодня этот вопрос больше не
обсуждался. Он очень вовремя включил телевизор.
   Но я Ее знаю. Уж если что пришло Ей в голову, то это всерьез и надолго.


   День 11

   Пока все тихо.


   День 13

   Все еще ничего не случилось. Но не будем терять бдительность. Стоит
только ненадолго расслабиться, как Она сделает самый коварный ход.


   День 14

   И я был прав. Утром Она посадила меня в машину и повезла в неизвестном
направлении. Всю дорогу пыталась заговорить мне зубы и болтала всякую чушь
типа:
   "Сегодня у нас будет веселый-веселый день, да, зайчик?"
   И... Что я вам говорил? Она привезла меня в странный дом, где перед
моими изумленными глазами предстало с полдюжины орущих младенцев.
   Я поспешил высказать свое отношение к происходящему: дико завопил и
намочил штаны. Но увы. Она уже привыкла к этим штучкам и просто
автоматически меня переодела.
   Я орал, не замолкая ни на минуту, но Она все равно положила меня на
ковер, и я оказался один среди этих ужасных младенцев.


   До чего же неоригинальные существа! Казалось, они способны только
кричать и пачкать штанишки.
   Я сразу заметил настораживающую деталь: мамаш в комнате значительно
меньше, чем младенцев. Очень подозрительно. Но прозвучавшее слово
"универмаг" сразу открыло мне всю низость их дьявольской затеи.
   Эти мамаши! Они просто хотят проводить время В СВОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ! По
большому счету им глубоко плевать на наше "умение общаться". Только бы
избавиться от своих отпрысков и вволю нашататься по злачным местам
универмага "Сэйнсбери".
   Ну-ну. Может, кто другой и пал жертвой этого вопиющего обмана, но,
конечно, не я. Стоило Ей только повернуться к двери - и я зашелся в
душераздирающем вопле.
   Она все же нетвердыми шагами двинулась к выходу, но тут я применил
новую хитрость, которую наедине с собой разрабатывал уже давно. Это новый,
усовершенствованный вид плача. Кричать нужно не переставая, а главное -
постараться не делать вдохов, и тогда лицо очень быстро приобретает
мертвенно-лиловый оттенок.
   Сработало. Она схватила меня, пыталась успокоить, но безуспешно. Быстро
капитулировала и собралась домой.
   Вокруг нас столпились мамаши. Все они высказывали предположения, что же
со мной может быть, и наконец сошлись на том, что меня, скорее всего,
пучит.
   Это радует. Конечно, не ново, но газы и колики прекрасно оправдывали
мое поведение в эти четыре месяца. Зачем же менять формулу успеха?
   Одна мамаша, правда, предположила интригующую вещь. Поскольку во время
криков я прижимал руки ко рту (чтобы лучше продемонстрировать степень
своих страданий), она подумала, что у меня, может быть, режутся зубки.
Кажется, уже пора, сказала она.
   Это не приходило мне в голову. Прекрасная мысль. Возможностей куда
больше, чем у приевшихся колик.
   И неограниченных, добавим. Ведь если младенца мучают газы, достаточно
проделать привычную процедуру: взять на руки, успокоить, похлопать по
спинке и - ничего не попишешь, организм работает как часы - последует
отрыжка. То есть прощай веселье и снова в кровать.
   Не то, когда режутся зубки. Конец развлечениям может положить только
появление зуба, а на это уйдет уйма времени.
   Да, решено. Завязываю с коликами и газами. Переключаюсь на зубки.
   Наверняка именно из-за них Она сегодня забрала меня домой. Десять минут
крика с лиловым лицом, рука во рту - и Она признала свое полное поражение.


   День 15

   Я думал, после вчерашнего Она правильно оценит ситуацию и оставит
дурацкую затею с умением общаться. Но не тут-то было. У Нее хватило
наглости опять проделать эту гадость.
   Нечего и говорить, что стоило Ей снова положить меня на ковер к
маленьким чудовищам, как я выдал полную программу: лиловое лицо, удушье,
зубы и так далее.
   Но двадцать минут Она все же продержалась. Только после этого мы
отправились домой.
   Ее порог выносливости растет, и меня это тревожит.


   День 16

   Она ужасно упрямая. Опять отвезла меня в это проклятое место. И
продемонстрировала неожиданные стороны своего характера.
   Она оставила меня! Да, взяла и оставила! Плюхнула на пол посреди
одинаковых существ и, не обращая внимания на комплекс зубных симптомов,
хладнокровно заявила:
   - Я иду в "Сэйнсбери". Не беспокойтесь, как только я выйду, эти крики
прекратятся.
   Я, конечно, доказал, что Она ошиблась. Я орал все время, пока Ее не
было, орал, когда Она вбежала и схватила меня на руки. Я проорал всю
дорогу домой. Кроме того, я ухитрился срыгнуть (да еще как!) на одну из
мамаш и классически изгадил свитер другой, когда та по неосторожности
решила поменять мне подгузник.
   Но я все равно до сих пор не могу прийти в себя. Какая бессердечность!
Я этого так не оставлю.


   День 19

   Она неисправима. Она опять оставила меня среди монстров - и ушла! Мало
того, Она отправилась даже не в "Сэйнсбери". (Я понимаю, иногда Ей
действительно необходимо наведываться в универмаг - прикупить баночек с
размоченным картоном, подгузников и прочих вещей для меня.) Но на этот раз
Ее наглость дошла прямо-таки до бесстыдства. Она, видите ли, захотела
подстричься!
   А это уж точно не для меня. Даже наоборот. Чем меньше волос, тем хуже.
За что мне теперь дергать? И размазывать кашу практически не на чем.
   Надо срочно менять тактику.


   День 20

   Она становится все легкомысленней. Утром оставила меня в яслях и ушла,
даже не оглянувшись. Вернувшись и выслушав полный отчет о моих безутешных
страданиях, Она отмахнулась со словами:
   - Он просто валяет дурака. Скоро привыкнет.
   Ну что ж, насчет первого Она, может быть, и права. Но как горько ты,
мамочка, ошибаешься относительно второго!


   День 23

   Я решил действовать по новоизобретенному плану. Она, как обычно,
бросила меня в окружении маленьких чудовищ, но я ни звуком Ей не возразил.
Даже не захныкал.
   Естественно, Она подумала, что я начинаю "привыкать".
   Бедная женщина! Как Она заблуждалась!
   Я заметил, что один младенец передвигается гораздо лучше нас,
остальных, и подождал, чтобы он подполз поближе.
   Оказавшись рядом, он повернул ко мне свою туповатую рожицу, очевидно,
демонстрируя пресловутое умение общаться, которое впоследствии наверняка
поможет ему стать главой городского самоуправления.


   Я выбрал удобный момент и сделал неуловимое движение рукой. Мои ногти
прочертили на его щеке впечатляющую царапину, и он зашелся в рыданиях. Тут
же подскочила его обезумевшая мамаша и схватила свое дитятко на руки. Ее
отношение к моей, когда та вернулась из своей бесполезно-эгоистичной
прогулки по магазину нижнего белья, было более чем прохладным. Кажется, я
на верном пути.


   Дни 24-25

   Выходные. Дразнил кота, заодно наблюдая его способы общения. Памятуя о
прошлой выволочке, несчастное животное боится меня трогать, но это не
помешало ему продемонстрировать действительно класч сную работу лап и
когтей.


   День 27

   В яслях применил наблюдения за котом на практике.
   Счет: четыре младенца и две мамаши с исцарапанными физиономиями.
   Результат: чистая победа.
   Когда Она вернулась из очередного бесполезного набега (на этот раз - о
Господи!
   - на "Бенеттон"), Ее очень вежливо попросили больше не привозить меня в
ясли. Я могу дурно повлиять на других.
   Превосходно. Как раз это я и называю "умением общаться".
   Любопытно: вечером, когда Он пришел с работы, Она ничего Ему не сказала.




   Шестой месяц

   День 3

   Начиная с бесславно провалившегося эксперимента по умению общаться, я
перестал симулировать колики и переключился на прорезывание зубов.
   И можете представить себе мое потрясение - сегодня утром я проснулся от
самой настоящей боли в деснах. Доигрался. Они и в самом деле начали
резаться.
   Поэтому меня страшно разозлили Ее сентенции по телефону. Она говорила
своей мамаше:
   - Да-да, зубки у нас все еще режутся...


   "Все еще - хотелось мне закричать. - Да это только что началось!"
   - Но нам лучше привыкнуть, - продолжала Она. - В книжке написано, что к
двум с половиной годам у ребенка должны прорезаться двадцать зубов.
   Двадцать! К двум с половиной! А у меня и одного-то нет. Если они все
будут так болеть, до двух с половиной лет я точно не дотяну.
   Единственное утешение: страдать буду не я один.


   День 4

   Всю ночь кричал, пускал слюни, тер пальцами десны. Ручаюсь, Они тоже не
могли толком поспать.
   Утром, едва открылись магазины. Она помчалась в аптеку. Купила
желеобразную мазь для десен и бутылку снотворной микстуры. В аптеке Ей
посоветовали давать снотворное "только если малыш очень страдает. И всего
одну чайную ложку!
   Передозировка в этом возрасте крайне опасна!"
   Дома Она немедленно намазала мне десны. Толку маловато. Боль проходит
на минуту, не больше. Хотя на вкус приятно.


   Но чем дальше, тем меньше помогало. В полночь десна переставала болеть
разве что на полсекунды.


   День 5

   В полтретьего утра Она отчаялась и достала бутылку. Я сопротивлялся, но
Ей удалось-таки впихнуть в меня пол чайной ложки.
   И это помогло! Я спал до половины девятого.
   После чего, конечно, завел прежнюю волынку: орал, пускал слюни, елозил
пальцами во рту.
   Она решила испробовать еще одно средство. Его присоветовала Ей подруга,
которую мы встречали в поликлинике. Это специальные сухарики. Она купила
целую коробку.
   Они в виде пальчиков и на ленточках, чтобы вешать ребенку на шею. Что
Она и сделала. Я не отреагировал никак. Продолжал орать.
   Бедная женщина попыталась засунуть сухарь мне в рот, - вот, мол,
смотри, как это делается. Без тебя знаю, подумал я, сама грызи эту гадость.
   Вечером Он тоже попытал счастья. Был такой веселый, игривый, настоящий
добрый папочка.
   - Смотри, - бодро начал Он, - какой вкусный сухарик! - ив качестве
наглядного примера откусил огромный кусок.
   И сломал зуб.


   Его веселье вмиг улетучилось. Куда девался добрый папочка?
   Перед сном Она не хотела поить меня снотворным, но Он настаивал.
Оказывается, Он заснул сегодня прямо за рабочим столом, и больше не в
состоянии выносить эти бессонные ночи (и еще целое состояние уйдет на
беззубую челюсть).
   Так или иначе, около десяти Она сдалась и, когда я зазевался, влила в
меня полную чайную ложку.


   День 6

   Проснулся в полчетвертого утра и немедленно начал страдать зубами. Так
прошел весь день.
   Она не выдержала уже в девять. Сегодня две чайные ложки.
   Я засыпал под ласкающий слух шум ссоры. Детали не разобрал, понял
только одно - Она говорила, что нет, Она слишком устала.
   Потом хлопнула дверь - Он гордо удалился в гостевую спальню.
   Все. Они полностью в моей власти. Я наслаждался бы еще больше, если б
не болели десны.


   День 7

   Проснулся в полчетвертого утра и начал все с начала.
   Она вползла в детскую, скорее мертвая, чем живая, и влила в меня еще
две ложки микстуры.


   Проспал до шести и продолжил. И опять весь день в том же духе. Он
пришел с работы едва живой, к ужину не притронулся, еле добрел до кровати
и заснул мертвым сном - опять же в гостевой спальне.
   В девять Она дала мне три ложки. Я проспал до четверти двенадцатого.


   День 8

   В начале первого - еще три ложки. Проспал до половины четвертого. Опять
три.
   Спал до шести утра.
   День прошел, как предыдущий.
   Они едва стоят на ногах. Что-то не слыхать речей вроде: "мы живем, как
жили, и ребенок нам не помеха".
   Я выпил шесть ложек до полуночи...


   День 9

   ...и еще шесть после. Может быть, три часа между дозами все-таки поспал.
   Вечером у Нее началась истерика. Это несправедливо, кричала Она Ему.
Он, в конце концов, может и на работе поспать, а Она уже с ума сходит от
этих бессонных ночей: Он хотел было съязвить, что, мол, раньше Ей
бессонные ночи даже нравились, но, поймав Ее взгляд, быстренько оценил
серьезность обстановки и ангельским голосом сказал, чтоб Она не
волновалась и немедленно шла спать. Эту ночь Он сам со мной побудет.
   Интересно, подумал я, удастся ли Ему на этот раз проявить себя
настоящим современным мужчиной?
   Он дал мне десять ложек до полуночи...


   День 10

   ...и десять после. Между этими дозами я поспал три часа.
   В полпятого, вконец отчаявшись, Он дал мне отхлебнуть изрядный глоток
из своего стакана виски, которым утешался всю ночь.


   А знаете, можно войти во вкус...
   Я проспал до одиннадцати утра и проснулся с первым в жизни похмельем.
Это, конечно, не способствовало миру и покою в течение дня.
   Но надо отдать Ей должное. Она вела себя как ангел. Нормальный сон
все-таки творит чудеса. Куда делась вчерашняя истерия? Она была само
терпение и нежность.
   Дошло до того, что, когда Он вечером повалился в кровать, Она
проворковала Ему, что быстро меня уложит и "через минуточку" вернется к
Нему.
   Не надо быть Фрейдом, чтобы понять подтекст.
   Я обязан был это пресечь. Это оказалось проще простого - всего на
десять минут задержал Ее в детской, и, когда Она вернулась в спальню. Он
спал беспробудным сном и до утра был в недосягаемости.
   Она влила в меня почти все, что оставалось в бутылке, но...


   День 11

   ...это не возымело никакого действия.
   После виски все кажется каким-то пресным.
   В очередной раз отчаявшись. Она взяла меня к себе в постель. Этого-то я
и добивался вот уже шесть месяцев.
   Правда, это была постель в гостевой спальне, а мне бы хотелось
оккупировать их супружеское ложе. Но дайте только время...


   День 12

   Приятно просыпаться в Ее объятиях. Надо, чтобы это стало обычным делом.
   А вот Он не был так доволен. Рано утром Он прокрался в гостевую
спальню, и был неприятно удивлен, застав меня с Ней.
   Решив было, что я сплю, Он примостился к Ней, но Она вдруг ужасно
застыдилась.
   Оказывается, в книге написано, что детям очень вредно видеть, как
родители занимаются некоторыми вещами. Это может навсегда травмировать
маленькую детскую душу.
   Меня маленькая душа не беспокоит. Меня беспокоит Его либидо.


   День 13

   Выпил на ночь бутылочку снотворного, после чего изобразил такое
безутешное горе, что Она взяла меня с собой в гостевую спальню
беспрекословно. Очень хорошо.
   Кстати, ночная рубашка на Ней открывает мне прямой доступ к источнику
питания.
   Всю ночь то и дело прикладывался. Вот это настоящая жизнь!


   День 14

   Бутылка снотворного на ночь, никакого эффекта, и - долгожданное
волнующее переживание. Она взяла меня в их кровать.
   Он спал. Но разбудить Его удалось быстро.
   Нет, Он не обрадовался. Недовольно ворча и бессвязно ругаясь, Он
капитулировал и удалился в спальню для гостей.


   Кампания идет успешно. В конце концов, все, что мне нужно, - немного
Lebensraum *.

   (*) Жизненное пространство (нем.).


   День 16

   Новые вариации ночных похождений. После бутылочки снотворного, которое
действует теперь не сильнее чашки воды, Она около четырех часов взяла меня
в супружескую постель.
   Очень быстро, без малейшего сопротивления, Он переместился в гостевую
спальню.
   И, поскольку я вертелся, лопотал и слишком широко раскидывался, Она
встала и отправилась к Нему.
   Он, по всей видимости, понял Ее приход превратно, - послышался глухой
шум спора, после чего Он хлопнул дверью спальни и направился вниз, к
заветной бутылке виски.
   Удовлетворенный результатами проделанной работы, я блаженно заснул на
просторном шикарном ложе.
   Утром веселье продолжалось. Она проснулась в ужасе. Ведь я всю ночь
один провел на их кровати! А вдруг я задохнулся в подушках? Она побежала
смотреть, что со мной.
   Конечно, все было в порядке, но я не подал виду. Я кричал и кричал,
пока Она меня не покормила. И тут до Нее дошло, что мужа нигде нет. Взяв
меня на руки.
   Она отправилась на поиски. Я весело срыгивал Ей на плечо.
   Наконец мы Его нашли. Он спал, скрючившись, в моей кроватке. Разбудить
Его было практически невозможно. Оказывается, обнаружив, что виски не
помогает, Он в половине шестого хватил аж пол чайной ложки моей снотворной
микстуры.


   Двадцать минут Она Его будила. Он проснулся в дурном настроении.
Опоздал на работу, не позавтракал, во дворе расшиб коленку об ворота. Мы
махали Ему из окна.
   Действие микстуры продолжалось весь день. На работе Он налетал на
стены. Заснул прямо за ужином - упал головой в тарелку, и Ей пришлось на
себе тащить Его наверх, в постель.
   Он так хотел спать, что даже не вспомнил о сексе.
   И, наконец, сегодня произошло очень важное событие. Вдруг я заметил,
что десна перестала болеть, и языком нащупал во рту что-то маленькое и
твердое.
   Прорезался первый зуб!
   Она, конечно, тоже это заметила. Вечером, когда я сосал. Надо отдать Ей
должное, Она не обратила внимания на боль. Она очень обрадовалась.
   - Ой, - заворковала Она, - у нас зубик, да, зайчик? Теперь мы будем
спать, как хорошие мальчики, не будем мучить мамочку с папочкой, да,
зайчик?
   Святая наивность!




   Седьмой месяц

   День 2

   Теперь я могу более-менее прямо сидеть, - конечно, когда есть
настроение. Мне купили высокий стул. Это и хорошо и плохо. Плохо, потому
что стало довольно трудно пачкать едой Ее одежду и волосы. То ли дело,
когда Она держала меня на коленях...
   Но есть и другая сторона. У стула спереди приделано что-то вроде
подноса. Это прелестная вещь. -резвычайно приятно размазывать по нему кашу
и пюре с помощью локтей. Кроме того, там имеются перильца - как будто
специально для того, чтобы стучать ложкой. И потом, стул довольно высокий,
а с высоты, как известно, удобнее находить цель и метко бросать полную
миску.
   После ужина я собирался по обыкновению срыгнуть (честно говоря, теперь
я делаю это только чтоб не потерять форму - Она научилась очень ловко
избегать линии огня). И вдруг совершенно непредвиденным образом срыгнул
ужасно сильно.


   Это было потрясающе. Добрая половина содержимого моего желудка отлетела
этак на полметра и с впечатляющим хлюпаньем шлепнулась на кухонный пол.
   Она отреагировала как всегда,, когда я делаю что-то новое: побежала за
книгой.
   Представьте себе Ее радость - прямо в оглавлении Она нашла, что искала.
Это называется "фонтанирующая рвота". Так вот оно что!


   День 3

   Провел день, совершенствуя новый прием.
   Вечером мне удалось так направить фонтан, что он отлетел на семьдесят
сантиметров от стула.


   День 4

   За чаем я дотошнил до разделочного стола, а это, как минимум,
восемьдесят сантиметров от стула. После чего моя фонтанирующая рвота
шлепнулась коту промеж глаз.


   Лень 5

   Достиг плиты. А это девяносто сантиметров. Плиту придется помыть. А
что, неплохо.


   День 7

   Преодолена метровая отметка! Это мой личный рекорд. Долетело аж до
кухонной двери.
   Рекорд был тем приятней, что Он как раз входил в кухню. Ему пришлось
бежать и переодеваться.
   Вот о чем я думаю... А вдруг, когда я подрасту, фонтанирующая рвота
станет олимпийским видом спорта? Тогда золотая медаль у нас в кармане.


   Лень 10

   Мы ездили в бассейн в компании Ее подруги с младенцем. Две мамаши
только и говорили о том, как мы подружимся, хотя нам с первого взгляда
стало ясно, что мы друг друга терпеть не можем.
   По дороге в бассейн я сидел в ненавистном подвесном стульчике в
непосредственной близости от подруги и маленького чудовища на ее коленях.
Подруга сказала:
   - Ой, смотри, твой малыш тянется к моему! Он хочет его потрогать!
   Кстати, она была недалека от истины. Моя мамаша ответила:
   - Мы хотим обнять нашего лучшего друга и крепко поцеловать, да, зайчик?
   А вот это уже чистый вымысел. Я хотел только крепко наподдать "лучшему
другу"
   прямо в лоб.


   Но разве им понять? Они увлеченно щебетали, что, когда мы вырастем,
будем не разлей вода. Ей-богу, если мне захочется вдруг с кем-то дружить,
неужели я стану спрашивать совета у предков? Они всегда делали самый
неправильный выбор. Взять хотя бы имечко, которым они меня наградили...
   Тогда же я еще раз убедился в Ее бессердечности и эгоизме. Подруга
спросила:
   - Ты еще не думаешь вернуться на работу?
   И у этой женщины хватило наглости ответить:
   - Собираюсь через пару месяцев выйти на полставки.
   Спасибо за предупреждение, мамочка. Поживем - увидим.


   Кстати, плавать - приятное занятие. Особенно брызгать воду Ей в лицо.
Я, разумеется, прекрасно плаваю, но всякий раз, когда Она выпускала меня
из рук, я камнем шел на дно. Хотя бы ради безумного выражения Ее лица, с
которым Она хватала меня и вытаскивала на поверхность.


   День 13

   В результате я простудился. Что меня радует, так это сопли. Сплошное
удовольствие - повсюду за тобой тянется след. И потом, их можно
размазывать по Ее плечу, по ковру, мебели и обоям.
   Она подарила мне первую книжку. Слов там нет - только буквы алфавита и
картинки.

   - Ой, а у нас теперь новая хорошенькая книжка, да, зайчик? - сюсюкала
Она.
   Пора бы Ей оставить эти риторические вопросы. Ежу понятно, что у нас
теперь новая хорошенькая книжка. Особенно если ты сама ее нам подарила.
   - Мы будем читать нашу большую красивую книжку, да, зайчик? - и Она
оставила меня наедине с подарком.
   Нет, я не стал ее читать. Как, интересно, можно читать картинки?
   Я содрал обложку, порвал четыре страницы, а еще три сжевал. Съел арбуз
на букву "а", бегемота на букву "б"... На вкус не отличить от баночек с
размоченным картоном.


   День 16

   Неприятный сюрприз. Ее подруга, у которой куча детей, притащила манеж.
Я возненавидел его с первого взгляда. Огромная допотопная деревянная
мерзость с барьером и перекладинами. Картинки на перекладинах стерты.
Скорее всего, их слизали предыдущие обитатели тюрьмы.
   - Смотри, какой у нас новый, красивый манежик, да, зайчик? Правда, мы
полюбим наш хорошенький манежик?
   Как любое нововведение, я приветствовал манеж оглушительными криками.
Она даже не осмелилась меня туда посадить.
   Но я Ее знаю. Она своего добьется.


   День 17

   Я был прав. Утром Она засадила меня в манеж.
   Я орал. Я пытался объснить Ей, что еще слишком молод, чтобы смотреть на
мнр сквозь решетку, но Она, как всегда, не поняла моей мысли.
   - Да, мы еще не привыкли, правда, зайчик? - сказала Она. - Но скоро мы
будем в нем ползать, и тогда он нам понравится, правда?
   Держи карман шире.
   Сбоку у этого манежа прикреплены миниатюрные счеты - разноцветные
пластмассовые бусины на толстой проволоке. Когда Она вытаскивала меня, я
потянулся к ним рукой. Она обрадовалась:
   - Хотим поиграть с бусинками, да, зайчик?
   Ничего подобного, я не собирался с ними играть.Я проверял, крепко ли
это сооружение приделано к манежу. К вящей,моей радости, оказалось, что
проволоки сильно расшатались, как и перекладины по обе стороны счетов.
   Учтем на будущее. А вдруг придется устраивать побег.


   День 18

   Манеж сложили и спрятали в кладовку под лестницей. Но меня не
проведешь. Я знаю, скоро он опять выплывет на свет Божий, и уж тогда я
встречу его во всеоружии.


   День 21

   Новое достижение. Стоя на четвереньках, я научился отпускать одну руку
и держаться на трех точках опоры. Родители в восторге. Я - нет, потому что
пока не знаю, как этим воспользоваться.


   День 22

   Наконец придумал. Свободной рукой можно хватать недоступные раньше
предметы.
   После завтрака, оставшись один на кухне, я открыл шкафчик и побросал на
пол все кастрюли. К сожалению, ничего не разбилось, но шум был что надо.


   Прибежав на грохот, Она не знала - то ли восхищаться моей ловкостью, то
ли злиться на беспорядок.


   День 23

   Опять успех.
   Остался один в гостиной и бросал об пол безделушки с нижней полки
буфета.
   Разбить удалось не все, но для начала совсем неплохо.
   Счет: три фарфоровые статуэтки, два кувшина, которые они привезли из
свадебного путешествия по Майорке, резной хрустальный бокал, подаренный Ей
на совершеннолетие.
   (К несчастью, оказалось, что фарфоровые статуэтки им никогда не
нравились. Их подарил на свадьбу Его крестный отец. Они даже обрадовались.
Надеюсь, в следующий раз повезет больше.)
   Кстати, Она уже меньше раздумывала, сердиться или восхищаться.


   День 24

   Совершенствуюсь.
   Оставшись один в спальне (Она побежала к телефону), я открыл платяной
шкаф и вывалил на пол груду Ее шмоток.
   Счет: (разорвал) три платья, две юбки, одну шелковую блузку,
(обслюнявил) два платья, один костюм, одну пару легтидсов, две пары
джинсов Она не восхищалась. Она злилась и плакала.


   День 25

   Очередной триумф.
   Оставшись один в Его кабинете, сбросил книжки с двух нижних полок. Это
была коллекция первых изданий современной литературы, доставшаяся Ему в
наследство от дедушки.
   Оказалось, что со взрослых книжек гораздо легче сдирать обложку, и
страницы рвутся быстрей, чем у моей, картонной.
   Счет: два Джеймса Бовда, один Грэм Грин, один Кингсли Эймис

   В оценке моего поведения у Него никаких сомнений не возникло.


   День 27

   Мой отец - очень ограниченная натура. Он думает только об одном.
Сегодня предпринял очередную попытку. Из спальни до меня доносился шепот и
шорох ткани.
   - Ух, да они очень миленькие, - говорил Он.
   Я сперва не совсем понял, о чем речь, но Ее следующая реплика развеяла
всякие сомнения.
   - Когда я перестану кормить, они станут меньше.
   - А когда ты перестанешь кормить? По-моему, он уже полюбил нормальную
еду, особенно если судить по мебели и обоям.
   Она рассудительно ответила:
   - Наверное, со следующего месяца. Да неужели? Посмотрим, посмотрим.
   - Отнимать от груди надо постепенно, - говорила Она. - Понадобится
месяца два, не меньше.
   Забудь об этом. Года два, вот это вернее.
   Я дал им минуту форы, после чего зашелся в крике из серии "о Господи,
наверное, это менингит".




   Восьмой месяц

   День 1

   Изобрел новый фокус. Я уже давно умею брать предметы большим и
указательным пальцами, а теперь научился сжимать их так крепко, что
получаются маленькие тиски.
   Поначалу они ужасно обрадовались.
   - Ой, смотрите, как мы крепко держим ложку! Какие мы умненькие малыши,
да, зайчик?
   (Интересно, как я смогу научиться правильной литературной речи, если
все время буду слушать эту слюнявую чушь?)
   Постепенно их радость увяла. Они поняли: если что-то попало мне в
пальцы, то никакая сила не заставит меня их разжать.


   Особенно ловко я проделываю это за едой. Стоит только взять в руки
картофелину или персик, и через минуту они превращаются в противную липкую
кашу, которую так удобно размазывать по стенам, мебели, кошачьей шерсти и
одежде случайного гостя.

   Или в магазине. Сидя сверху на тележке для продуктов, я запросто
дотягиваюсь до Ее покупок, хватаю их и сжимаю. Лучше всего для этой цели
подходят стаканчики с йогуртом и творогом. Некоторое время бедная
пластмасса держится, зато потом лопается и происходит Бог знает что.
Сегодня утром все вокруг было в абрикосово-смородиновом пюре.
   Или волосы. У Него их не так много, так что это неинтересно. Лучше
всего у Нее.
   Каждый раз, как Она берет меня на руки, я хватаю их целыми прядями. А
если уж я схватил, повторяю, то не выпущу ни за что.
   Так что теперь Ее страдания по поводу внешности усугубились. Широкие
бедра, растяжки на животе, огромный бюст... И в придачу облезлая шевелюра.
Что-то не слыхать рассуждений на тему "ребенок совсем не изменил мою
жизнь".


   День 2

   Утром схватил кота за хвост. Это была печальная картина.
   Бедное животное ничего не забыло. Представляя себе ужасные вещи,
которые, по словам моей мамаши, случатся, если оно хоть раз посмеет меня
тронуть, несчастное создание совсем упало духом, не сопротивлялось
насильнику и только жалостно мяукало.
   Минут через двадцать Она забеспокоилась, что это за странные звуки, и
прибежала на шум. Я тут же разжал пальцы (кстати, до сих пор мне это не
удавалось) и заорал. Кот не стал дожидаться обвинительных речей и
очередной выволочки. Он кинулся под дверь и пока не появлялся.


   День 4

   Проснулся рано утром и хотел было, по обыкновению, заорать, но вдруг
услышал разговор родителей. Разнообразия ради, не о сексе.
   А если не о сексе, то, значит, обо мне.
   - Собираюсь начать сегодня, - сказала Она.
   - Что начать? - не понял Он.
   - Отнимать его от груди. - Я насторожился. - Отменю дневные кормления.
Дам грудь утром и на ночь, а днем пусть запивает еду из бутылки.
   Так-так. Ясненько.
   Должен объясниться. Я не хочу бросать грудь вовсе не потому, что не
люблю пить из бутылочки. Временами к ней прикладываюсь, и мне это даже
нравится. Дело в том, что Ее выпады подрывают основы моей власти.
Представьте себе мамашу, которая может уйти из дома когда вздумается или -
Боже упаси! - ходит на работу.
   Совсем другое дело, когда Она буквально прикована ко мне, потому что
каждые четыре часа должна кормить грудью.
   Боюсь, дорогая мамочка, что отнятие от груди заранее обречено на
провал. По крайней мере, до тех пор, пока я не решу, что грудное кормление
мешает МОЕЙ общественной жизни; вот тогда я сам, по своему усмотрению,
брошу это занятие.
   Скорее всего, года через два-три.
   Я не подал виду, что осведомлен о Ее планах. Наоборот. Утром я сосал
грудь разве что пару секунд, зато за завтраком жадно проглотил три миски
размоченного картона, называемого кашей.
   Первую попытку Она сделала за обедом. После баночки с наклейкой
"молодой барашек со шпинатом" (на вкус это... нет, у меня не хватит слов)
вместо груди Она сунула мне бутылку.


   Тут-то я и полез в бутылку, извините за каламбур.
   Обливаясь слезами, я ухитрялся изображать на лице выражение изумленной
обиды.
   Как всегда, шантаж удался: через пять минут я уже преспокойно сосал
грудь.
   В пять часов - вторая робкая попытка. Но на этот раз Она сдалась
гораздо быстрее.
   Перед сном, лежа в кроватке, я с глубоким удовлетворением услышал Ее
слова:
   - Нет, наверное, еще рано отнимать его от груди. Подождем пару месяцев.
   Я выиграл эту партию.


   День 6

   Они пребывают в трогательной уверенности, что прекрасно понимают своего
ребенка.
   На самом же деле это происходит с точностью до наоборот.
   Вечером они пришли пожелать мне спокойной ночи. Еще не совсем стемнело,
и я ненавистным взглядом смотрел на мерзкую крокодилью вертушку. Вот уже
семь месяцев надо мной нависает эта гадость.
   И что бы вы думали? Она умиленно проворковала:
   - Мы любим наших маленьких пушистых крокодильчиков, правда, зайчик?
   Нет слов. Теперь мне ясно, почему конфликт отцов и детей имеет столь
древнюю традицию. Потому что родители в большинстве своем ЧУДОВИЩНО ГЛУПЫ.


   День 8

   Ответственный день. Мы идем в поликлинику на диспансеризацию.
   Я уже поел и сидел на полу возле стола. Она сказала Ему:
   - По-моему, у нас все будет нормально. Судя по моей книге, он
развивается правильно.
   - Угу, - отозвался Он из-за газеты.
   - Кстати, я скоро опять попробую отнять его от груди.
   - Угу.
   - И смогу выйти на полставки, как мы и планировали.


   Что за люди! Когда же до них дойдет, что теперь планированием занимаюсь
я и только я?
   Надо было побыстрей что-то придумать. И вдруг у меня родилась
гениальная идея, которую я начал осуществлять немедленно. Я покачнулся,
упал и со всей силы ударился о ножку стола. До крови разбил губу, а на лбу
выросла шишка величиной с мяч для гольфа. Этого-то я и хотел.
   Пока Она собиралась, я сидел на полу в гостиной, размахивал руками,
хватал в тиски что попадется под руку, стучал игрушками друг об друга и
оживленно лопотал.
   И вот наконец мы в кабинете доктора. Она посадила меня на стол. Я
молчал и тупо глядел в одну точку.
   Доктор окинул меня быстрым взглядом, и мой план опять сработал. Он
спросил:
   - Откуда у ребенка травмы?
   - Ударился об стол, - виновато пробормотала Она.
   - Понятно, - протянул доктор и молча, с глубокомысленным видом записал
что-то в карточку. Потом снова задал вопрос:
   - А как развивается ребенок? Он может сидеть без поддержки?
   - Конечно, - поспешила ответить Она и убрала от меня руки. Я медленно
повалился набок.
   - Понятно, - сказал доктор. - Проверим слух.
   -естно говоря, трудно было сохранять безучастное выражение лица.
Выглядело это на редкость глупо: взрослый человек крадучись передвигается
по комнате и громко нашептывает всякие глупости из разных углов. А когда
он подошел и стал орать прямо мне в ухо, сдержаться было почти невозможно.
   Но я выстоял. Ни один мускул не дрогнул. Я лежал, молчаливый и
равнодушный.
   Доктор в очередной раз произнес свое "понятно" и сделал в карточке
пространную запись.
   Дальше вообще началось не поймешь что. Он размахивал у меня перед носом
дурацки раскрашенными предметами, а сам в это время внимательно, как бы
невзначай, взглядывал на меня. Не знаю, чего он хотел, но я держался
по-прежнему на высоте.


   Потом он вертел передо мной игрушкн - хотел проверить, бедняга, умею ли
я хватать. Я боролся со страшным искушением протянуть руку и применить
метод тисков, но сохранял спокойствие и бессмысленно глядел в пустоту.
   - Дома он прекрасно все хватает, - нервно проговорила Она. - Все, что
под руку попадется. Правда, он недавно научился, в начале месяца...
   Доктор посмотрел на Нее долгим пристальным взглядом. Да, сказал я себе,
шишка на лбу и разбитая губа - поистине блестящая выдумка. Теперь он не
поверит ни единому слову этой легкомысленной мамаши.
   Наконец он оставил надежду расшевелить меня и перенес внимание на Нее.
Мне очень жаль, но поликлинику Она покидала, заливаясь слезами.
   Жестоко, скажете вы. Но я должен положить конец разговорам про
полставки. И, по-моему, это мне уже удалось.
   Чтоб облегчить Ее жалкую участь, по дороге домой в машине я сидел прямо
и без поддержки, хватал в тиски что попадется под руку, стучал по спинке
сиденья и оживленно лопотал.


   День 14

   Забавы ради я попробовал начать передвигаться. В связи с чем у меня две
новости - хорошая и плохая.
   Хорошая: можно сказать, что я научился ползать. Точнее говоря, после
некоторых усилий я оказываюсь не в том месте, где был.
   Плохая: двигаться в нужном направлении я пока что не способен.
   Надо работать. Поскольку я умело разрушаю все, до чего могу добраться,
родители додумались сажать меня посреди комнаты, подальше от шкафчиков,
полок, гардеробов и буфета. Так что, если я хочу и дальше разворачивать
разрушительную деятельность, я должен как можно скорее научиться ползать.
Это, знаете ли, дело первостепенной важности.


   День 15

   Ненавижу, когда за мной подглядывают. Особенно когда я тренируюсь.
   Я упражнялся в ползании на ковре в гостиной. Пытался встать на
четвереньки.
   Кстати, это гораздо трудней, чем может показаться.
   Опираясь на вытянутые руки, я поднял голову и плечи, и хотел привести в
движение остальные части тела. Мне удалось чуть-чуть переместиться, но
опять не туда, куда нужно. Более того, в направлении, противоположном
желанной цели. Я положил глаз на поднос со стаканами, который Она оставила
на полу. Она собиралась убрать их в буфет, но зазвонил телефон, и Ей
пришлось бежать на звонок. У меня прямо руки зачесались. Перебить.
Добраться и перебить.


   Но вообразите мою ярость: чем больше я прилагал усилий, тем больше
удалялся от предмета вожделений. Я пятился назад!
   В самый неподходящий момент вдруг раздалось хихиканье. Я обернулся. Она
просунула голову в дверь и нагло смеялась надо мной.
   Да как Она посмела!


   День 16

   Утром лежал в кроватке и думал: а стоит ли ползание таких
нечеловеческих усилий?
   Может, обратить их на другое, скажем, не начать ли разговаривать?


   Это было бы очень кстати. Наконец я смогу высказать им все, что думаю,
а то приходится обходиться криками и пачкотней. Но поразмыслив, я решил
оставить эту затею. Ведь если вдруг я начну говорить, они поднимут
СТРАШНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ Она и так все время сравнивает мои даже самые
незначительные действия со схемой развития ребенка в книжке. И если я
совершу нечто из ряда вон выходящее, вроде разговоров в восемь месяцев от
роду, этой суете вообще не будет конца.
   Конечно, Она решит, что произвела на свет гения. Начнутся консультации
с детскими психологами, невропатологами, педагогами и методистами. Она
объединится с другими и организует ассоциацию родителей одаренньк детей.
- естно говоря, боюсь, что с этим мне уже не совладать.
   Нет. Уж лучше я буду обыкновенным среднестатистическим ребенком всех
времен и народов. Буду развиваться так, как написано в книге, то есть так,
как ждут родители. Вот и все, что нам нужно для спокойной жизни.


   День 27

   Наконец-то могу ползти в более-менее нужном направлении - переставляя
руки и двигая задом. Это довольно трудно, и совсем не элеганггно. Ну и
что? Я доволен.
   Ведь под лежачий камень вода не течет. Лежа да сидя новых горизонтов
для своей деятельности не откроешь.


   День 28

   Сегодня я добрался до провода настольной лампы и с удовольствием
сдернул ее на пол. К несчастью, абажур остался целехо-нек, зато лампочка,
наверняка, разбилась.
   Но я сглупил - замешкался на полу возле лампы, и Она, вбежав в комнату,
сразу поняла, что произошло. Она обозвала меня нехорошим мальчиком,
подняла лампу, поставила ее на стол и для проверки щелкнула выключателем.
   Незадача. Лампочка все-таки загорелась.


   День 29

   Небывалый успех на фронте разрушений. Дело было утром, в гостиной. Кот
наблюдал за мной с дивана, а я полз к столику, на котором красовалась
стеклянная ваза с цветами.
   Наконец я сумел схватить его за ножку и начал яростно трясти. Конечно,
пришлось попотеть, но ваза сантиметр за сантиметром неуклонно приближалась
к краю стола и, как было задумано, грохнулась на пол. И с приятным звоном
разбилась. Осколки, цветы и вода живописно разметались на ковре.


   На этот раз я был умней. Я живо убрался с места преступления в другой
конец комнаты и схватил погремушку, которой Она безуспешно пыталась меня
заинтересовать вот уже пять месяцев. Теперь самое время, подумал я.
   Расчет был точен. Едва я успел засунуть погремушку в рот, как
отворилась дверь и вошла Она.
   Вид осколков привел Ее в ярость. Она вопросительно переводила взгляд с
меня на кота.
   Счастлив сообщить, что Она пришла к правильному выводу.
   А потому схватила кота за шкирку и отшлепала без тени сожаления.
Вырвавшись, несчастное животное кинулось под дверь и скрылось, голодное и
непонятое.
   Хи-хи!



   Девятый месяц

   День 5

   Утром мне пришло в голову, что я придаю мало значения процедуре
переодевания.
   Почему меня так поздно осенило? Я уже привык устраивать страшный
переполох, когда меня усаживают в автомобильный стульчик, а для
сопротивления применяю тактику, которую про себя назвал "поза морской
звезды".
   Поза морской звезды, извините за лирическое отступление, довольно
проста. Нужно держать спину в несгибаемом положении, а руки и ноги
растопырить наподобие мальтийского креста. Такое сооружение практически
невозможно продеть в лямки и перекладины ненавистного стульчика.
   Так вот, отныне я буду использовать эту позу и во время переодевания.
Надеюсь, ни одна конечность не полезет в нужную родителям дырку. А если по
недосмотру все-таки попадет в рукав или штанину, я постараюсь вытащить ее
оттуда как можно скорее, попутно дергаясь и извиваясь, так что одежда в
конце концов перекрутится самым безнадежным образом.


   Кроме того, при этом следует побольше орать, пускать слюни, срыгивать,
царапаться и кусаться.


   Уже сегодня я добился успеха. Обычно Она одевала меня за пять минут, а
теперь едва уложилась в двадцать. Немного тренировок, подумал я, и мы
растянем удовольствие аж на полчаса. А то и больше.
   Конечно, надо рассчитать все на два хода вперед. Если переберешь и
чересчур затянешь свое отвратное поведение, подопытный родитель может
потерять терпение и начнет применять силу.
   А если вопрос решается с позиции силы, то, разумеется, победа всегда за
ними.
   Они больше, они сильнее - тут уж ничего исправить нельзя. Правда, один
вариант все-таки есть. Можно притвориться, что они сделали тебе УЖАСНО
БОЛЬНО, или, что еще лучше, СЛОМАЛИ РУКУ ИЛИ НОГУ. Это делается так. Когда
очередная конечность, покорясь судьбе, отправится по месту назначения,
нужно удвоить вопли, а потом повесить эту руку (или ногу) как плеть. Они,
конечно, будут тормошить ее, стараясь вызвать ответное движение. Но надо
стоять до конца - душераздирающе вопить даже при легком прикосновении к
обвисшей конечности и биться в агонии.
   Родители по большей части ужасно не уверены в себе. Они очень легко
пугаются. Их воображение начинает рисовать неминуемую поездку в больницу,
подозрительные взгляды врачей и толпы дотошных социальных работниц,
врывающихся в дом и злобно заносящих семью в группу риска.
   Вспомните, как удачно прошел визит в поликлинику (см. Восьмой месяц).
   Да, родителей очень просто напугать до полусмерти.


   День 10

   Опять возникли на горизонте Ее подруга с младенцем - те, из бассейна.
Обе мамаши по-прежнему увлечены идеей будущей дружбы.
   С нашей последней встречи многое изменилось к лучшему. Поскольку теперь
я могу передвигаться, я непременно подползу к маленькому монстру и как
следует наподдам ему в лоб. Думаю, долго они не продержатся.
   Сегодня мы с Ней узнали, каким способом я ползаю. Она очень любит
называть вещи своими именами, и особенно радуется, если находит их в
горячо любимой книге. Вот что Она прочитала: "Некоторые дети ползают,
виляя при этом попкой".
   Ну надо же. А я думал, что попкой виляют только легкомысленные особы
женского пола.


   День 11

   Случилось то, чего я уже давно ждал с тайным ужасом. Я должен
проститься с выстраданной свободой передвижения. Из кладовки под лестницей
Она извлекла манеж. Сижу за решеткой.
   Конечно, я сопротивлялся и орал. Но ничегошеньки не добился.


   День 12

   С самого утра заточен в манеже. Это явное попрание прав человека. Без
суда и следствия заточить бедного ребенка в клетку полтора метра на
полтора!
   Как бы мне связаться с Комиссией по Защите Прав Заключенных?


   День 14

   Тюремщица бросила мне в камеру груду пластмассовых погремушек, зайцев,
шариков - мол, играй, хорошо, зайчик?
   Я даже не прикоснулся к этой рухляди. Я сосредоточился на счетах с
разноцветными бусинами. Все утро тянул и раскачивал проволоки и планки.
   Они поддаются. Работа предстоит долгая и упорная, но я буду стоять до
конца.
   Неплохо было бы создать комитет по побегу, но поскольку я здесь один,
это выглядело бы как-то несерьезно. Может, пригласить в сотоварищи кота?
   День 16 Мысли о побеге на время отступили. Я выучился новому фокусу -
обнаружил, что могу тыкать пальцами в разные предметы. Точнее говоря,
одним пальцем.
   Озарение пришло сегодня утром. Она брала меня из кроватки, и я ткнул Ей
пальцем прямо в глаз.
   Сперва Она сделала вид, что ничего не произошло, но после того, как я
ткнул в другой глаз, Ей пришлось сдаться и бежать в ванную.
   День 17 Ткнул Его в глаз.


   День -18

   Ткнул в глаз кота. Вряд ли мы теперь будем товарищами по комитету.


   День 19

   Ткнул пальцем в глаз Ее мамаше. Это было очень весело, потому что
папочка не сдержался и захохотал. Отношения между Ним и тещей накалились
пуще прежнего.


   День 20

   Хотел было ткнуть пальцем в розетку, но Она, выкрикивая страшные вещи,
живо оттащила меня в другой конец комнаты.
   Только отвернись, и я обязательно повторю попытку.


   День 22

   Недавно я научился хватать малюсенькие предметы, и сегодня довел это
умение до степени искусства. Дело было так. Я сидел. на полу в их спальне,
а Она переодевалась после нашего беспокойного обеда. И тут позвонили в
дверь.
   Дело в том, что у нас сломалась стиральная машина, и Она ждала
механика. С появлением меня поломка стиральной машины приобрела масштабы
национальной катастрофы. Скорость, с которой я извазюкиваю свою и, по
возможности, их одежду (я ведь, как-никак, виртуоз фонтанирующей рвоты),
заставляет Ее запускать машину раза четыре в день. А если машина не
работает, то через пару часов нам всем приходится ходить в грязном.
   Да, это действительно оказался механик. Она повела его к машине для
осмотра и выяснения диагноза, а я остался наедине со своими мыслями. И
первое, что пришло мне в голову, это добраться до Ее туалетного столика,
на котором соблазнительно блестела открытая шкатулка с бижутерией.
   Я подполз, схватился за стул, на который Она садится, чтобы
подкраситься (правда, Ей это редко удается), подтянулся и встал. Сама
шкатулка по-прежнему была в недосягаемости, зато я сумел дотянуться до
свисающей из нее нитки стеклянных бус.
   Я крепко схватил бусы и потянул, но они зацепились за что-то и не
поддавались.
   И тут я потерял равновесие. Определенные успехи, конечно, сделаны, но
все-таки я еще очень неустойчив, особенно если держусь только одной рукой.
Цепляясь за край столика, я покачнулся, сделал пируэт и плавно приземлился
на мягкое место.
   Но сумел не выпустить бусы. Под тяжестью моего тела нитка лопнула, и
стеклянные шарики раскатились по ковру.
   Я ползал, подбирал их и придумывал, как бы позабавиться. Что, если
бросать их об стену? Бусина с упругим звоном отскочила от обоев. Мне
понравилась новая игра.
   Только пять минут я предавался увлекательному занятию. Вошла Она. Я
смотрел на Нее, засунув руку в рот, и довольно улыбался.


   Она прямо взвизгнула:
   - Нет! Господи, ты же не брал их в рот, правда?
   Я по-прежнему невинно улыбался. Она выдернула мою руку изо рта и
обнаружила, что там ничего нет. Я закричал. Отчасти - потому, что не
люблю, когда меня дергают за руки, отчасти - чтоб усилить драматичность
ситуации. Я всегда отличался выдающимися актерскими способностями.
   - О Боже мой! - Она ползала на коленях и собирала бусы. - Скажи мне, ты
брал их в рот?
   Я зарыдал, чтобы накалить обстановку еще сильнее. В полном безумии Она
подбирала бусины и складывала их в ряд.
   - Сколько же их было? Сколько их было? - задыхалась Она.
   Сравнив длину нитки с разложенными бусинами. Она пришла в ужас.
Схватила меня, перевернула и стала колотить по спине. Я перешел на крик по
методу задержки дыхания и быстренько полиловел.
   Прижимая меня к груди, Она бросилась вниз, к телефону, и через пару
минут к нашему дому с воем подъехала "Скорая помощь".


   В машине я сразу перестал плакать и затих. После пережитого меня стало
клонить в сон. Это их не на шутку встревожило.
   И вот мы в больнице. Вам, конечно, знакомы эта суета, беготня,
тревожное ожидание под дверью. Наконец меня понесли на рентген. Все это
время я чередовал крики до посинения с сонным молчанием. Это помогало мне
поддерживать общую панику на должном уровне.


   Рентген не показал ничего особенного, но на всякий случай меня оставили
на ночь для обследования.


   День 23

   Не знаю, что эти врачи называют обследованием. Если кто меня и
обследовал, так это мои собственные родители, - ни Он, ни Она не сводили с
меня глаз до самого утра.
   И если раньше у меня могли возникнуть жалкие сомнения в полноте власти
над ними, то в эту ночь они развеялись без следа. Достаточно было
посмотреть на их безумные лица.
   Наутро явился доктор, которому, как мне показалось, на все было глубоко
наплевать. Он наскоро меня осмотрел и выписал. Но всю дорогу домой Она не
спускала с меня тревожных глаз, словно ждала, что я растворюсь в воздухе,
как струйка дыма.
   Интересно, найдет Она когда-нибудь те бусины, которые я запрятал под
ковер?




   Десятый месяц

   День 1

   Я проснулся утром и вдруг понял, что перешагнул важный рубеж. Срок
моего пребывания на белом свете перевалил за девять месяцев. Другими
словами, здесь я уже дольше, чем там.
   Чтобы как-то отпраздновать это событие, вывалил на голову коту миску с
"говядиной и овощами".


   День 3

   Заключен в манеж на нечеловечески долгий срок. Расшатываю счеты и
соседние перекладины.
   Ждать осталось недолго. Будем стараться об этом не думать, - я знаю,
что пожизненно заключенные порой сходят с ума от мыслей о побеге.


   День 5

   Время от времени мои родители произносят слово "отпуск".
   Как выяснилось, отпуск - это лучшие дни их бездетной жизни. Они ехали
куда пожарче, в Грецию, например, или в Испанию, дни напролет валялись на
пляже, загорали, пили вино... Иногда, правда, возвращались в гостиничный
номер для "долгих южных сиест". Вот, значит, как это теперь называется.
   Довольно распущенный образ жизни, и я, конечно, не позволю, чтобы это
повторилось.
   Надо сказать, они и сами это понимают. Когда речь заходит об отпуске,
Она говорит:
   - Наверное, нет смысла ехать за границу, пока малыш не подрос. Разве
что года через два...
   Тут Он всегда с присущим Ему мрачным юмором вставляет:
   - Если доживем.
   Он наконец начал понимать, что с моим появлением в Его жизни
прибавилось не только солнечного света, но и расходов.
   Правда, пока что я не заходил далеко. Я ведь решил не начинать
говорить, и телевизор смотрю немного. Но подождите, придет время, и я
выскажу вам все пожелания по поводу бешено дорогих вещей из рекламных
роликов. А потом школа...
   "Мамочка, папочка, у всех детей это есть, а у меня?"
   Но вернемся к отпуску. Как я уже говорил, они неохотно, но все же
примирились с мыслью, что в этом году за границу им не попасть. Но не
оставляют надежды отправиться куда-нибудь "внутри страны".
   - В конце концов, - сказала Она сегодня вечером, - у нас был трудный
год, и мы заслужили хороший отдых.
   Что бы там вы ни заслужили, я могу гарантировать, что отдыха из этого
не получится.


   День 7

   События начали развиваться. Он договорился о недельном отпуске, а Она
принесла из турбюро стопку брошюр. Весь вечер они уныло перебирали
рекламные проспекты.
   Его пожелания - горные лыжи, альпинизм, прыжки с парашютом - были
отвергнуты по той причине, что туда не пускают с детьми. Ей же хотелось
поехать в пан-сионат с изысканной кухней (оказывается, Она тайный гурман).
Впрочем, от этого тоже пришлось отказаться. Все по той же причине.
   У них опустились руки. Они с отчаянием глядели друг на друга.


   И если раньше, что маловероятно, они еще могли сомневаться, что мое
появление изменило-таки их жизнь, то теперь страшная правда открылась им
во всем своем величии.


   День 8

   Прорыв. Долгие недели провиляв попкой по манежу, я решился на новый
способ передвижения.
   Начал с позы "лежа расслабившись на животе". Опираясь на руки, поднял
голову и плечи. Попытался оторвать от пола живот и встать на четвереньки.


   Неудачно. И болезненно, между прочим, потому что падал я носом об пол.
   Но я не сдавался. И старания были вознаграждены. На четвереньках я
сумел продвинуться вперед сантиметров на пять-десять. И на этом решил пока
остановиться. Тише ползешь - дальше будешь.


   День 9

   Продолжаю тренировки, но тайно от всех. Заслышав Ее шаги, замираю. Не
хочу, чтобы Она видела меня в процессе. Пусть это будет сюрпризом.


   День 10

   Я осел. Она меня засекла.
   И пришла в восторг.
   - Ой, мы ползаем, да, зайчик? - захлебнулась Она. - Мы уже большие,
умные дети, мы умеем ползать...
   Пришлось подыграть и изобразить радость. А что оставалось делать?
   Она побежала звонить мамаше, чтобы поделиться восторгами. Разговор
начался весело и оживленно, но потом как-то увял. Предполагаю, что Ее
мамаша отреагировала на сообщение какой-нибудь глупостью вроде: "Ну вот,
теперь он уже ползает, значит, пора и к горшку приучать".
   Я понял, что приучение к горшку - очередной камень преткновения в
отношениях между отцами и детьми. Славно, подумал я, этим можно будет
воспользоваться в своих целях.
   Ему Она не стала звонить. Наверное, тоже хотела сделать сюрприз.
   Он вернулся домой в дурном настроении. Ему пришлось весь день работать,
чтобы привести в порядок дела перед отпуском. Кроме того, Он получил
выговор от начальства. Поэтому Он не был слишком потрясен моими успехами.
   - Представь себе, дорогой, - приветствовала Она Его на пороге, - наш
малыш ползает!
   - Да? - вяло сказал Он. - Перед кем?


   День 13

   Я потерял бдительность. Занятый мыслями о великом побеге, я позволил Ей
обвести меня вокруг пальца.
   После обеда да и после полдника я витал в облаках, и только когда
услышал Ее заявление вечером в спальне, понял, что попался в ловушку.
   - Сегодня он дважды сосал бутылку вместо груди, - гордо сказала Она. -
После обеда и полдника. Я говорила, что надо просто подождать. Так что
будем считать, что сегодня я отняла его от груди.
   Необходимо немедленно отвоевывать свои позиции.


   День 14

   Она стала хитрить. Сорвала все мои планы - на целый день ушла из дома,
переложив заботу обо мне, как и кормление из бутылочки, на свою мамашу.
Мне ничего не оставалось делать, как общаться с холодной резиновой соской.


   Но самое худшее ждало вечером. Перед сном я собрался было
по-человечески пососать, но в Ее груди не оказалось молока.
   - Извини, - сказала Она твердо, - ты уже большой, сосешь из бутылочки.
Вот молочко и ушло.
   Очередная уловка. Я уверен, что перед кормлением Она закрылась в ванной
и сцедила в раковину все до капли.
   Какое коварство! Она хочет подорвать мой авторитет.


   День 15

   Ее упрямство растет с каж дым днем. Опять Она оба раза после еды совала
мне бутылку и, невзирая на мое достойное "Оскара" безутешное горе,
отказалась даже расстегнуться.
   Я очень обеспокоен. Ведь если не сосать регулярно, молоко постепенно
исчезнет совсем.
   Придется искать окольные пути.


   День 17

   Сегодня Он пришел в наипоганейшем настроении. Это был последний день
перед долгожданным отпуском, и, выбившись изсил на работе, Он всей душой
стремился к заветной бутылке виски. Но так рушатся мечты! Сперва мы должны
погрузить вещи в машину, сказала Она. Подумаешь, каких-то пять минут. Зато
потом можно выпить спокойно, ни о чем не думая.
   Он согласился, но с явным неудовольствием. Его неудовольствие сильно
возросло, когда перед Ним предстала груда вещей на полу в гостиной.
   - Черт возьми! - задохнулся Он. - Мы же собирались отдыхать, а не
открывать филиал фирмы "Мамочкина забота".
   Она спокойно разъяснила Ему назначение каждого предмета и почему они
абсолютно необходимы. Разумеется, это все было для меня.
   Для начала, вся моя одежда:
   - Ты же знаешь, как часто приходится его переодевать, а прачечные в
гостиницах очень дорогие.
   Затем пачки одноразовых подгузников, из которых при желании можно
построить небольшой город:
   - А вдруг рядом с гостиницей не окажется магазина?
   Еще одна баррикада - коробки с непромокаемыми пеленками, бумажными
полотенцами и влажными салфетками. Потом вата. Столько, что в темноте ее
можно принять за упитанную овцу.
   Кроме того, чемоданчик с лекарствами. Таблетки, мази и прочие средства
от аллергического насморка, ангины, бронхита, бородавок, бычьего цепня,
герпеса, гнойничковой сыпи, грибка дермофитоза, гриппа, дерматита, желтой
лихорадки, желтухи, жжения в горле, запора, засорения слезных протоков,
золотухи, кашля, коклюша, конвульсий, конъюнктивита, косоглазия,
косолапия, крапивницы, крупа, ларингита, ленточных червей, лихорадки,
малярии, молочницы, молочной корки, непроходимости кишечника, отита,
отравления ртутью, облысения, ожогов, опоясывающего лишая, остриц, отека
Квинке, перхоти, поноса, порезов, потницы, простуды, пситтакоза, свинки,
синусита, синяков, ссадин, стоматита, стригущего лишая, теплового удара,
тонзиллита, угрей черных, укусов насекомых, животных и змей, ушибов,
фолликулита, фурункулеза, холеры, цинги, черной оспы и чумы, а также
чесотки, экземы и ячменей.
   И, конечно, обе коляски: прогулочная и большая.
   - Дорогая, - сказал Он с нескрываемым сарказмом, - почему бы нам на
всякий случай не захватить кухонную раковину?
   - Слава Богу, напомнил! - Она, как всегда, не уловила иронии. - Я
забыла положить ванночку.
   Они погрузились к половине второго. Для их собственных вещей места не
осталось.


   Дни 18-24

   Этот отпуск был ни с чем не сравнимым кошмаром.
   Для них, конечно. Я, наоборот, хорошо повеселился и отдохнул.
   Интересно было узнать, как долго можно проорать в гостиничном номере,
пока соседи не начнут стучать в стены, пол, потолок и двери. И сколько
приборов можно расколотить в ресторане, пока вас не попросят выйти.
   Бедные родители! Ни покоя, ни сна, и, конечно же, ни одной минуты
наедине друг с другом!
   Кроме того, почти все время лил дождь. А я могу похвастаться новыми
впечатлениями: в редкие просветы между ливнями меня выводили на пляж.
Правда, там было пасмурно и дул ужасный ветер, но меня это мало волновало.
Я выяснил, что пляж - это просто мокрый песок, на вид абсолютно такой же,
как размоченный картон, которым меня кормят. Нечего и говорить, что я
наелся вдоволь песку. Вкус тоже до боли знаком.


   И, поскольку теперь я умею ползать, когда родители отворачивались, я
прогуливался туда-сюда по берегу и развлекался с гнилыми водорослями,
клочьями пакетов и собачьим дерьмом (в буквальном смысле). Если б мы
поехали на месяц раньше, мне бы не удалось насладиться вкусом этих
прекрасных вещей.
   И вообще мне везло. Отпуск ознаменовался неожиданной радостью.
Поскольку бедной мамочке все время приходилось успокаивать меня под
грозный стук соседей, Она, отчаявшись, дала мне грудь, и теперь молоко
прибывает и прибывает.
   С тех пор не слыхать разговоров про бутылочку и возвращение на
полставки.




   Одиннадцатый месяц

   День 7

   Их непоследовательность поистине удивительна. Сперва они поощряют мои
достижения, а потом вдруг начинают ставить палки в колеса.
   Приведу пример. Когда я только начал ползать, они страшно радовались и
хвалили меня. Но теперь стоит приблизиться к лестнице в холле, как они
бросаются наперерез, хватают меня и оттаскивают подальше.
   Это очень недальновидно. Они буквально одержимы идеей сделать из меня
всесторонне развитую личность, но, сами посудите, если всякий раз
стаскивать ребенка с лестницы, разве можно вырастить человека Возрождения?


   День 11

   Сегодня наконец долбежка головой об манеж принесла желаемые результаты.
   Долгие недели я корпел над счетами, и с каждым днем они расшатывались
сильнее и сильнее.
   Я решился провести последнюю проверку на прочность. Улучил момент,
когда Она отправилась развешивать белье. А поскольку я пачкаю одежду с
прежней энергией и стирать приходится три раза в день, развешивание белья
продолжается обычно лет сто, не меньше.
   Минут двадцать я упорно бодал манеж, потом подтянулся, встал, взялся за
две проволоки с бусинами и, не разжимая рук, плюхнулся на задницу.
   Результат превзошел ожидания. Под тяжестью тела проволоки выскочили из
просверленных дырок. Бусины раскатились по манежу.


   Воодушевленный, я опять встал и проделал то же самое с остальными
проволоками.
   Потом я взялся за планки, между которыми крепились счеты. Они тоже
порядочно шатались. Хотел было подналечь, но предусмотрительность
возобладала.
   Я собрал бусины и получше запрятал. Одни засовывал прямо внутрь
игрушек, другие подпихнул под коврик, а остальные, изловчившись, закатил
под диван в другом конце комнаты.
   Едва я расправился с последней бусиной и собирался навалиться на
планки, как раскрылась дверь и вошла Она.
   Увидела зияющую на месте счетов дыру и немедленно впала в панику. Повод
неоригинальный: а вдруг я их проглотил?
   Этого я не ждал. Но получилось очень удачно: очередное безумие, по
крайней мере, отвлекло Ее от расшатанных перекладин.
   С другой стороны, не хотелось бы повторения истерики со стеклянными
бусами.
   Я пытался совать Ей игрушки, показывал на коврик и под диван, надеясь,
что Она догадается, где искать потенциальных душителей Ее ребенка. Но Она
ничего не поняла.
   И опять потащила меня в больницу (см. Девятый месяц, дни 22-23).
   Это проклятое путешествие сорвало план великого побега.


   День 12

   Домой вернулись только к обеду. Но и тут я не смог взяться за дело. Она
весь день таскала меня на руках - "а вдруг с ним что-нибудь случится?"


   День 13

   Незадача. Она ни на минуту не сводит с меня тревожных глаз. Наверное,
Ей кажется, что сейчас начнется душераздирающая сцена из "Гибели крошки
Нелл", и просто чудо, что я еще жив. Конечно, мне льстит подобное
отношение, но, честно говоря, лучше бы Она сунула меня в манеж. У меня
прямо руки чешутся, не терпится начать долгожданный великий побег.


   День 17

   Слава Богу, я опять в заточении, и ничто не может помешать моему плану.
   Великий день побега.
   Все прошло как в прекрасном сне. Как говорится, о'кэй, хай-фай, и все в
порядке, бэби.
   Начал я в десять, когда тюремщица удалилась развешивать белье.
   Схватил обеими руками расшатанные планки, подтянулся, повис на них всей
тяжестью тела и плюхнулся на попу.
   Неудача. Они выстояли. Не сломленный, я бросился в бой. Проклятые
деревяшки гнулись и трещали.
   С третьей попытки - полный успех! Перекладина отломилась и грохнулась в
манеж.
   Правда, вертикальные планки снизу еще держались, но я без труда оторвал
их совсем.


   Попробовал протиснуться в дыру, но для упитанного ребенка в пухлом
непромокаемом подгузнике и толстых ползунках проход был еще слишком мал.
   Я взялся за другую перекладину. Она оказалась упорнее первой, но после
шестой попытки не устояла. Ее я тоже быстренько оторвал.
   И с трудом, но все же протиснулся на свободу.
   Свобода! Воистину сладкое слово!
   Недолго думая, я двинулся по единственно верному пути - ползком в холл
и на лестницу. Я еще не лазал по лестнице, но меня это не смутило. Тяжело
в учении, легко в бою. Я положил руки на вторую ступеньку, ноги подтянул
на первую. Потом руки на третью, ноги - на вторую, и так далее.
   Проще простого. Не знаю, чего они так бесились.
   Правда, черт меня дернул взглянуть назад. Я отпустил одну руку и
обернулся. Меня шатнуло. -увствуя легкую слабость в коленках, я прижался
грудью к ступеньке, чтобы не упасть.
   (Надо запомнить: ползунки - неподходящая одежда для лестничного
альпинизма.
   Равно как и носки - они скользят. Лучше всего надевать кроссовки.)
   Моей целью была вершина. Не знаю почему. Наверное, потому, что именно
там кончается лестница.
   Три ступеньки отделяли меня от цели, и вдруг снизу раздался дикий
вопль, приковавший меня к месту. Я узнал Ее голос, обернулся, и меня
опасно качнуло.
   Она стояла внизу. Смертельная бледность покрывала Ее лицо. От ужаса Она
не могла шевельнуться.
   - Не двигайся! Ради Бога, не двигайся! - кричала Она.
   Верный себе, я не обратил внимания на Ее вопли. Я решил
продемонстрировать Ей свои акробатические способности и пополз вниз.
Спускаться по лестнице я тоже еще не пробовал, но разве меня останавливало
когда-нибудь отсутствие опыта?
   Ползти вниз оказалось гораздо труднее.
   Сперва спускаешь одну ногу.
   Потом другую.


   И тут первый раз в жизни я почувствовал на себе силу земного притяжения.
   Попытался вцепиться пальцами в ступеньку, но безуспешно. И,
пересчитывая ступеньки животом, покатился вниз.
   Точно как акробат без лонжи.
   Она поймала меня на полпути вниз. Она рыдала, заливалась слезами. И
прижимая меня к себе, кричала:
   - Как же ты вылез из манежа? Как ты вылез?
   (NВ: во время истерических припадков Она забывает повторять свои "мы" и
"да, зайчик?".)
   Конечно, Она зря дожидается ответа. Я не выдам ни имен, ни явок.
   Несмотря ни на что, я сегодня хорошо поработал. Будем считать, что
миссия завершена.


   День 24

   Она придумала мне новое развлечение. То есть отвлечение. Сегодня у Нее
очень много дел. Непонятно зачем, но Она решила устроить "скромный
парадный ужин".
   (Напрасные надежды! Заранее ясно, что эта затея обречена на провал.)
   Вот почему утром Ей необходимо было нарезать чеснок и нашпиговать им
все, что попадет под руку.
   А значит, меня нужно было нейтрализовать.
   Она посадила меня в манеж. После недавних событий его неоднократно
латали и укрепляли, и теперь единственный способ выбраться на свободу -
это прорыть под ковром подземный ход. В манеж Она, как всегда, накидала
гору пластмассовых погремушек, уточек, игрушечных телефонов, машинок и
прочих предметов, потерявших всякую форму и потому неотличимых друг от
друга. Этой дрянью я должен был играть, то есть стучать друг об друга,
жевать, ломать и пачкать.
   Ей давно пора понять, что подобная глупость не способна занять мое
внимание хотя бы на триллионную долю секунды. Я не дал себе труда даже
плюнуть на все это и сразу же заорал.
   Она не может долго выдержать моего крика. Она успела надеть фартук и
нарезать одну дольку чеснока - вот все, что она успела, прежде чем Ее
настигла страшная мысль - СО МНОЙ СЛУЧИЛОСЬ ЧТО-ТО УЖАСНОЕ.


   Кстати, это очень важный пункт в борьбе с родителями. Они могут
вообразить, что ребенок кричит просто так, из вредности. В таком случае я
бы рекомендовал резко переменить интонацию крика. Делается это так: нужно
ненадолго замолчать, а потом разразиться таким душераздирающим воплем, что
среднестатистический родитель тут же в панике бросится к любимому чаду.
   Но если их и это не проймет, ничего не остается, как прибегнуть к
старому доброму самострелу.
   Право же, это только звучит страшно. Вполне удовлетворительное ранение
можно получить, просто грохнувшись на пол или ударившись частью тела обо
что-то твердое. Если попрактикуешься как следует, можно научиться получать
наибольший визуальный эффект при наименьших потерях. И, хотя вовсе не
больно, кричать обязательно нужно так, будто тебе выдирают ногти.
   Вбежав в комнату и обнаружив истекающего кровью ребенка, родитель
непременно схватит его на руки и, прижимая к себе, начнет причитать:
   - Ах, бедная моя крошка! Ты поранился! Ах, какая же я гадкая мать/какой
гадкий отец! Никогда себе не прощу!
   Самое главное, действительно не простит. Унесет вину с собой в могилу.
   Но вернемся к нынешнему утру. Она решила обезвредить меня с помощью
нового занятия - включила телевизор.
   - Смотри, - проворковала Она. - Вот детская передача, да, зайчик? Какие
там зверушки, какое все яркое, красивое, и музыка веселая, да? Нам это
понравится, правда, зайчик?
   Ну ладно. Целую минуту я честно глядел на экран, и сразу понял, что
детские передачи еще скучнее, чем навязшая в зубах груда погремушек,
уточек, машинок, телефончиков и одинаковых бесформенных предметов.
   И если Она воображает, что я буду тупо сидеть и смотреть телевизор, Она
явно живет в придуманном мире.
   Я не вступаю в подобного рода сделки. И чем раньше, мамочка, ты это
поймешь, тем лучше.




   Двенадцатый месяц

   День 2

   Утром явилась Ее мамаша и принесла мне подарок.
   - Это на Рождество или на день рождения, немного рановато, конечно...
   Я развернул бумагу. Родители всегда восторгаются ловкостью, с которой я
это делаю, но, право, для меня это ничего не стоит. С подарками я
поступаю, как с любым предметом, попавшим мне в руки, - хватаю за
выступающие части и начинаю тянуть. У подарка за выступающие части вполне
сходит оберточная бумага. А содрав ее, я смотрю, что еще можно оторвать.
   У сегодняшнего подарка ничего нельзя было оторвать. Передо мной
предстала цельная и неразъемная пластмассовая конструкция - ночной горшок.


   Моя мать посмотрела на этот предмет с явным неудовольствием.
   - Это слишком рано. Ведь я же тебе говорила, мы будем его высаживать,
только когда он сам захочет.
   - Приучать к горшку никогда не рано, - безапелляционным тоном заявила
Ее мамаша.
   - Это всего лишь вопрос дисциплины, как, впрочем, и отнятие от груди.
   - При чем тут отнятие от груди?
   - Ты, конечно, прости меня, дорогая, но я все-таки выскажусь. Если бы
ты тогда проявила твердость и перестала его кормить...
   - Мы не говорим сейчас о кормлении, мама. Мы говорим о горшке.
   - Хорошо, дорогая. Я хочу сказать только одно. Чем раньше ребенок
привыкнет к горшку, тем раньше он начнет проситься.
   - Ничего подобного.


   - Не спорь. Вы все к году уже ходили на горшок.
   - Да? Так вот почему мы все психопаты!
   Мне стало ясно: как и кормежка, горшок может стать прекрасным поводом
для шантажа.


   День 12

   Еще не решил, как быть с первым словом.
   Сегодня утром чуть не проговорился. Она меня как раз одевала.
   - Ох, - стонала Она, - ты просто маленький негодник! Ты просто... я
даже не знаю, как назвать... ну просто...
   "Обструкционист, да?" - чуть не вырвалось у меня.
   Вовремя спохватился.


   День 17

   Первый раз в жизни увидел бумажную гирлянду.
   Оказывается, скоро какое-то Рождество. Она по этому поводу ужасно
суетится. Не знаю, всегда так было, или это Она в мою честь.
   Она вертела передо мной гирлянду и щебетала:
   - Смотри, какая прелесть, да, зайчик? Это гирлянда. Нам нравится, да?
Ах, красота... Посмотри...
   Да, нам понравилась гирлянда. Но не для того, чтобы смотреть.
   Как всегда, мой час настал, когда зазвонил телефон. Стоило Ей ступить
за порог, как я подполз к гирлянде, которую Она неосмотрительно оставила,
схватил ее за конец и принялся методично рвать в клочья.
   И вдруг у меня появился неожиданный союзник. Кот. Под его когтями
гирлянда ловко превращалась в конфетти. Впервые мы действовали вместе,
душа в душу. Может, мы еще станем друзьями?


   А может быть, и нет. Я первым услышал, что Она положила трубку и
направляется к нам. К Ее приходу я уже сидел в другом конце комнаты и
укоризненно глядел на кота.
   Бедное создание поймали с поличным. Он получил обычный шлепок и, как
всегда, кинулся в свою дырку под дверью. Да, до дружбы, пожалуй,
далековато.


   День 18

   Они тоже подумывают о моем первом слове.
   Вечером Она расчувствовалась.
   - Я так хочу, чтобы он скорее заговорил, - сказала Она мечтательно.
   - Не знаю, не знаю, - ответил папочка, известный шутник. - Не уверен,
что нам понравится то, что он скажет.
   Конечно, в каждой шутке есть доля правды, но я решил, что не буду
говорить гадости. А впрочем, посмотрим.
   Уж очень это заманчиво.
   - Вот было бы здорово, - продолжала Она, - если бы первое слово он
сказал в Рождество...
   Как трогательно и наивно. Хотя почему бы и нет? Я не злопамятный, и
если родителям хочется, чтобы я начал говорить в Рождество, не будем
отказывать им в маленьком невинном удовольствии.
   Пожалуй, я скажу: "С Рождеством вас!" Это будет очень к месту.
   Можно, конечно, изобразить из себя малютку Тима* - пролепетать "Храни
вас Господь", и все такое прочее, - но это ужасно избитый номер.
   (*) Герой романа Чарльза Диккенса.
   Он прервал мои благие мысли:
   - Да, хорошо бы. Ведь будут наши родители...
   Ах вот оно что! Это не для них самих. Они хотят, чтобы я выступил перед
публикой.


   День 20

   Теперь мне совершенно ясно, зачем им это первое слово.
   Они прекрасно знают, что празднование Рождества сулит им одни
неприятности. Еще бы, обе пары дедушек-бабушек на таком, в общем-то,
ограниченном пространстве.
   Как же они не поймут! Казалось бы, мрачный опыт моих крестин должен был
вдолбить им в голову основное правило семейного благополучия: ИХ РОДИТЕЛИ
НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ДОЛЖНЫ ПЕРЕСЕКАТЬСЯ!
   Они надеются, что я скажу первое слово или покажу новый фокус и таким
образом приму огонь на себя.
   Мечтайте, родители, мечтайте.


   День 24

   Их поведение необъяснимо. Я спокойно уносился в мир сновидений, когда
на цыпочках они прокрались в детскую, и, хихикая и перешептываясь
(очевидно, на них уже снизошло праздничное настроение), привязали к спинке
кроватки пустой чулок.
   Немного позже они вернулись и заменили его на полный. Как это понимать?


   Ну хорошо, если вам так хочется, через пару-тройку лет я тоже включусь
в игры Дедушки Мороза. Буду пихать записки в дымоход, вешать чулок над
кроватью, выставлять в гостиной рождественские пирожки, стакан виски и
блюдечко с чипсами для северного оленя. Утром буду неподдельно изумляться
неизвестно откуда взявшимся в чулке подаркам. Но мне ведь нет еще и года!
С чего ж вы взяли, что я буквально с младенчества должен принимать на веру
эти сказки про красноносого благодетеля, который яИобы лазает по дымоходам
и щедро набивает подарками чулки послушных деток?
   Нет, этих родителей мне никогда не понять.


   День 25

   Рождество. Если б я только мог его забыть.
   Я проснулся рано утром. Они еще спали. Я встал и осмотрел кроватку.
Какой сюрприз! Вот он, чулок.
   Я хотел было сразу наброситься на него и вывалить содержимое, но потом
подумал - зачем искать легких путей? Должны же они показать мне, как это
делается. Пусть поразвлекутся.
   Проснувшись, они торжественно перенесли меня и чулок в свою постель,
помогли мне вытащить подарки. Я сосредоточенно содрал бумагу со свертков.
Появление каждого подарка они встречали радостными возгласами. Их лица
светились детским ликованием. Это было даже мило.
   - Ой, посмотри, какая прелесть! Тебе нравится Рождество, да, зайчик?
   Я боролся с искушением сказать первое слово прямо сейчас. Но все же
засомневался, будет ли к месту саркастическое "Ерунда!", вертевшееся у
меня на языке.
   Веселье продолжалось. По торжественному случаю меня нарядили в новый
парадный костюм, который наученные горьким опытом родители сумели
предохранить от пятен размоченного картона.


   В полдень явились бабушка и дедушка с Его стороны. Им предложили
выпить. -ерез пять минут пришла другая половина. Им тоже вручили по
коктейлю.
   Все подняли бокалы.
   - Какой сюрприз, - сказали Его родители Ее родителям. - Как мы рады вас
видеть!
   - Мы тоже очень рады, - отвечали Ее родители. - Жаль, что мы
встречаемся так редко.
   - Давайте будем собираться почаще, - любезничали Его родители.
   - Конечно, конечно, - кивали Ее.
   Наступила продолжительная пауза. Я еле сдержался, чтобы не прервать ее
первым словом: "Лицемеры!"
   С грехом пополам мы уселись за праздничный обед. Это мероприятие тоже
прошло не лучшим образом. Во всех отношениях.
   По случаю праздника Она протерла для меня индейку с брюссельской
капустой - "Пусть порадуется, поест то же, что и мы".
   После первой же ложки я понял, что, к сожалению, вынужден отказаться.
Ей удалось добиться правильного цвета и консистенции, но дальше этого не
пошло. Вкус был явно не тот.
   Пришлось Ей распечатывать баночку "печени с капустой". Вот это другое
дело:
   старый добрый размоченный картон.
   Когда они все наконец насытились, мы пересели к елке, и началась
церемония раздачи подарков.
   Из кучи разноцветных свертков, сложенных под деревом, больше половины
предназначалось мне. Мне преподносили подарок, я сдирал с него бумагу и,
игнорируя содержимое, увлеченно забавлялся с обертками.
   Ради родителей, конечно. Они всем рассказывают, что это мое любимое
занятие. И так радуются по этому поводу.
   Она подарила Ему удочки. А Он Ей - нижнее белье, и Она постеснялась
раскрывать коробку перед общим собранием родителей.
   Чтобы скрыть смущение, Она повернулась ко мне.
   - Ну, малыш, а теперь посмотрим, что нам дарят бабушка с дедушкой? - и
Она протянула мне огромный сверток.
   Я проделал привычный фокус со сдиранием обертки, и передо мной
предстала большая красная тележка, груженная кубиками. Я, естественно, до
нее даже не дотронулся, отдав предпочтение бумаге.
   Послышалось покашливание, после чего заговорил Он:
   - Ну, малыш, а теперь посмотрим, что нам дарят другие бабушка с
дедушкой? - и Он протянул мне еще один огромный сверток.
   Не знаю, стоит ли говорить, что было дальше. Я содрал обертку, и на
свет появилась точно такая же тележка. И тоже красная.
   Натянуто улыбаясь, обе стороны уверяли друг друга, что ничего
страшного, они, мол, не в обиде, хотя с первого взгляда было ясно, что и
те, и другие оскорблены до глубины души.
   Старательно создаваемое праздничное настроение начало стремительно
падать.
   Честно говоря, не могу понять, с чего они так расстроились. Им нечего
было делить. Я, как всегда, проявил лояльность, и равно проигнорировал обе
красные тележки.
   Вскоре у меня был хороший улов. Я стал счастливым обладателем трех
конструкторов, семи музыкальных шкатулок (с разными мелодиями), пяти
резиновых зверушек для ванной, двух ксилофонов и одной свистульки -
вдобавок к конструкторам, шкатулкам, резиновым уткам и прочему барахлу,
которое уже сто лет валяется в детской и которым я никогда не играю.
   Взрослые тоже разбирали свои подарки. Разворачивая обертку, они
радостно восклицали: "Ах, это как раз то, о чем я мечтала!" и "Огромное,
огромное спасибо!". А когда я сдирал обертку с очередного подарка. Она
спрашивала:
   - А мы что скажем, зайчик? Что мы теперь скажем?
   Я молчал. Непередаваемая тоска звучала в Ее голосе. Это была последняя
надежда хоть как-то спасти праздник.
   И я решил сменить гнев на милость.


   Я сорвал бумагу с еще одного куска пластмассы, и Она с отчаяньем
спросила:
   - Ну же, что мы скажем, зайчик? В это время Он в том конце гостиной
разглядывал свои удочки. Я подумал, что это неплохое занятие - ловить
рыбу, оа-достно замахал руками и сказал:


   - Иба.
   - Вы слышали?! - Она взвизгнула от восторга. - Он сказал первое слово!
   - Что он сказал? Что он сказал? - зашумели родственники.
   Она торжествующе улыбнулась:
   - Он сказал "спасибо". Я поправил Ее:
   - Иба.
   - Ну вот! Я же говорила!
   У меня опустились руки. Если б я хотел сказать "спасибо", я бы прямо
так и сказал.
   Боже, молча вопрошал я, пока все вокруг бурно восторгались моим умом и
вежливостью, почему ты не дал мне родителей хотя бы с проблеском
интеллекта?


   День 26

   У Нее появилась дурная привычка. Каждый раз, когда Она дает мне что-то,
Она озабоченно спрашивает:
   - А что мы скажем маме, а, зайчик? Я должен был это предвидеть. Нет,
больше вы от меня ничего не дождетесь. Не могу забыть, как превратно меня
поняли, и теперь тысячу раз подумаю, прежде чем сказать "рыба"!


   День 30

   Ура! Свершилось! Сбылась мечта всей моей жизни.
   Поскольку я уже многое умею, сегодня утром я встал в кроватке, протянул
руку и СХВАТИЛ ПРОКЛЯТОЕ КРОКОДИЛЬЕ СООРУЖЕНИЕ!
   Я вцепился в ближайшего монстра и повис. Нитка немедленно лопнула, и
крокодилы упали прямо мне на голову.
   Я грыз их, жевал, сосал... Да, им уже ничто не поможет.
   Зубы - великая вещь. Родители, конечно, не сумеют возродить чудовищ из
мерзкого месива рваных тряпок и кусков пластмассы, которое Она выгребла
сегодня из кроватки.


   День 31

   Первый год подошел к концу. Пора подводить итоги.
   Ну что ж, в целом все не так плохо. Конечно, порой бывало нелегко. Я
учился на своих ошибках, и главные уроки еще впереди.
   Не всегда мне давались хорошие манеры, не всегда я умел сдержать
вспышки раздражения. Случались стычки, неизбежные в совместной жизни. Мы с
трудом учились терпимости, проявляя иногда явный и закосневший эгоизм.
   Отнятие от груди тоже проходит не так, как хотелось бы некоторым.
   Но в преддверии Нового года будем снисходительны друг к другу. Забудем
ссоры, бросим недостойную борьбу за власть. Давайте помнить только хорошее.
   Говоря честно, мои родители - не самые худшие творения природы.



Саймон Бретт.

                               Ой, кто идет!

Ох, как время-то бежит! Не успели оглянуться, а мальчонке второй годик
пошел. Сколько хлопот доставил он родителям, будучи еще совсем крошкой!
(Надеемся Исповедь маленького негодника - первую книгу о нашем младенце -
прочитали все.) А теперь он научился ходить, высказывать свои пожелания,
стал более наблюдательным... Маленький негодник в полной мере пользуется
преимуществами своего роста, так что родителям, дедушкам и бабушкам, а
также домашнему коту приходится туго. Однако эти шалости - вовсе не признак
злого характера. Мальчик лишь хочет, чтобы ему уделяли больше внимания и
заботы.

Иллюстрации Тони Росса



                           Второй год. Введение

Введение.

Для тех редких читателей, кто не знаком с Исповедью маленького негодника,
первой частью моих знаменитых мемуаров, позволю себе кратко резюмировать
события первого года моей жизни.

После довольно болезненного появления на свет (не приведи Бог еще раз
пережить такое!) я успел достигнуть многого. Я прибавил в весе, перешел на
твердую пищу, научился сидеть и падать, передвигаться ползком и даже
произнес первое слово... Впрочем, этот список можно продолжать до
бесконечности. И так же бесконечны горизонты моих новых возможностей.

Родители тоже росли и развивались. Конечно, не с таким размахом, как их
отпрыск, но все же весьма впечатляюще.

Да, оглядываясь назад, я не могу не признать, что они тоже прошли долгий
путь перемен. Помнится, в первые месяцы моего существования они склонны
были предаваться наивным иллюзиям. Они думали, что появление ребенка - то
есть меня - ровным счетом ничего не изменит в их размеренной жизни. Но
очень скоро мне удалось развеять это детское заблуждение. В ту пору они
даже считали - ей-богу, сейчас заплачу! - что будут жить как прежде, в свое
удовольствие, и пребывали в безмятежной уверенности, что ребенок не
помешает им вести активную общественную и - хм, хм, - половую жизнь. Н-да.

Не стоит и говорить, что все эти воздушные замки рухнули. И я тому
непосредственный свидетель.

Конечно, путь был долог и труден. Родители медленно и неохотно привыкали к
новому положению, к необходимости вести себя как подобает. Иногда перед
ними даже брезжила слабая, безумная надежда, что они все же имеют надо мной
некую власть... Ей-богу, вот умора!

Но я настойчиво, твердо и с недюжинным терпением проделывал тяжелую
воспитательную работу, благодаря чему к концу первого года родители стали
как шелковые. И приняли как данность неоспоримый факт: глава семьи должен
быть один. И разумеется, это я.

Я вступаю во второй год жизни уверенно, но с осторожностью. Да, родители
желают нам добра, однако с них нельзя спускать глаз. Стоит отвернуться,
расслабиться - и Бог весть что может прийти им в головы. Вот почему над
ними, как дамоклов меч, всегда будет нависать моя тройная бдительность.
Ведь доброта и жестокость - неотделимы... Только так можно строить
отношения с родителями.

Но вам, дорогие читатели, ничего не грозит. Я обещаю: вас ждет сплошное
удовольствие, ведь вам предоставляется уникальная возможность прочитать
избранные страницы из дневника второго года моей жизни. Счастливчики!





Тринадцатый месяц

День 1


  Ну вот он и начался, мой второй год. И чем же родители отпраздновали это
событие? Тяжелым похмельем после вчерашней попойки. Да уж, из образа не
выпали... Господи, когда эти двое повзрослеют?

  Ладно. Я решил по-своему отметить знаменательную дату - сказать второе
слово. Я заранее знал, какое именно. Самое необходимое в любой ситуации,
краткое, лаконичное и очень близкое мне по духу.

Подходящий случай для второго слова представился во время купания. Мамочка
уже более или менее оправилась от похмелья и, по обыкновению, пыталась
болтать всякую чушь и задавать мне дурацкие вопросы.

- Ну что, помоем головку, да, зайчик? - спросила Она.

Я не оставил никаких сомнений относительно своих мыслей на этот счет.

- Нет! - припечатал я.

День 4

Вечером, когда Он пришел с работы. Она поспешила продемонстрировать ему мое
новое достижение. Она посадила меня к себе на колени и проворковала:

- Ну, а теперь мы скажем папочке наше новое слово, да, зайчик?

- Нет! - гаркнул я.

С сожалением должен признать, что это их обрадовало.

День 5

Она снова пытается оказать на меня давление и заставить общаться с другими
детьми. Собирается организовать группу Родители и годовалые дети.

Звучит преотвратно. Насколько я успел заметить, другие дети - это
эгоцентричные, наглые, самодовольные маленькие мерзавцы.

По-моему, здесь один такой уже имеется. Разве недостаточно?

День 6

Еще подходящий случай для нового слова - нас навестила Его мамаша.

-Мы любим нашу бабушку, да, зайчик? - заюлила моя мать.

- Нет! - буркнул я.

Мамочка сгорела со стыда и рассыпалась в извинениях, но, честно говоря,
по-моему, была рада. По крайней мере, за полдником я получил дополнительную
порцию мороженого.

День 7

Пришла Ее мамаша.

- А нашу бабушку мы ненавидим, да, зайчик? - схитрила моя мать.

- Нет, - проворчал я, и они обе расхохотались.

Что за отвратительные уловки! Но ниче-го, я отыгрался. Минуту спустя Она
потеряла бдительность и спросила:

- Но мы же любим нашу мамочку, правда, зайчик?

- Нет! - гордо ответил я.

День 8

Теперь, после столь явных успехов на лингвистическом фронте, думаю, надо
вплотную заняться движением. Только представить, как расширит мои
разрушительные возможности умение ходить!

День 11

Все еще во власти дурацких мыслей о родителях и годовалых, сегодня утром
Она пригласила к нам одну знакомую мамашу с маленьким мерзавцем. Пускай.
Мне это безразлично.

Но подумать только: этот мелкий проныра уже умеет ходить! Вот почему я
холоден и безразличен как никогда.

День 12

Уверен, ходить совсем не сложно. Надо всего лишь ставить одну ногу перед
другой, правильно я говорю? В конце концов, родители это умеют, а я не
думаю, что они у меня какие-то особенно одаренные.

Тайком от них проведем несколько экспериментов.

День 13

Сейчас мой основной способ передвижения - ползанье. Надо сказать, это
сильно ограничивает. Родителям хорошо известен мой рост, поэтому все самые
заманчивые предметы - лазерный плейер, папина бритва, электрический чайник
- для меня недосягаемы. Нет, с этим пора кончать. Итак, наши ближайшие
задачи - хождение и новые разрушительные действия.

День 14

Стоять с поддержкой я уже умею, можно сказать, совсем твердо, - по крайней
мере, пока не начинают дрожать колени, после чего я хватаюсь за что
попадется как можно крепче и всем весом приземляюсь на задницу.

Иногда результат получается впечатляющий. Например, сегодня утром, когда
моя мама беседовала с приятельницей, которая вся из себя деловая и
преуспевающая, и старалась произвести впечатление собранной и хладнокровной
особы, никоим образом не обремененной заботами о ребенке, я исхитрился и
ловко стянул с мамочки юбку.

День 15

Нас опять посетили те же мамаша и ребенок. -естно говоря, двух мам и двух
годовалых трудно назвать группой. И вообще одного годовалого в любом случае
вполне достаточно.

Как только маленького мерзавца опустили на пол, я поспешил подползти к нему
поближе.

- Ой, посмотрите, - развеселилась моя мамочка, - как они рады друг другу!

В ответ на эту инсинуацию я молча ткнул пальцем проныре прямо в глаз.

День 16

Утром, пока Она гладила, я попробовал стоять без поддержки. Взялся за
подлокотник дивана, подтянулся на руках, оставляя на обивке живописный след
(что поделаешь - обслюнявленное шоколадное печенье всегда мажется),
отодвинулся от дивана как можно дальше и отпустил руки.

Одно короткое головокружительное мгновение я действительно стоял - сам, на
собственных ногах. Но тут же колени подломились, и я бухнулся задницей об
пол.

Пожалуй, рановато. Однако недалек тот день...

День 18

Она взяла меня с собой в магазин. Вообще говоря, мне по душе эти походы -
ехать в тележке по проходу между рядами полок довольно приятно. Катишь
себе, как король в карете. Я даже специально выучился новому фокусу:
милостиво кивать и величественно помахивать восхищенному окружению.

Мамочку чрезвычайно радует эта маленькая шутка, Она все время повторяет,
какой я умница. Но только сегодня до меня дошла истинная причина Ее
радости. Дело в том, что, размахивая руками, я отвлекаюсь от некоторых
других приятных вещей, которые мог бы вытворять, сидя в тележке. Какой же я
был дурак, что раньше не просек Ее коварной хитрости!

Но ничего, мы наверстали упущенное. Я обнаружил, что, если на полном ходу
протянуть руку и схватиться за что-нибудь, тележка совершит прямо-таки
головокружительный поворот.

Мамочка ничего не подозревала, мы спокойно ехали впереди всех. У самого
конца прохода я крепко уцепился за полку, и тяжелая тележка вырвалась у Нее
из рук. Пока Она пыталась взять ситуацию под контроль, я резко отпустил
руку, моя карета поехала наперерез толпе и на полном ходу врезалась в
тележку пожилой дамы. Бедная старушка зашаталась и грохнулась прямо на
полку с богатым выбором собачьих консервов. Да, доложу я вам! То-то было
весело!

День 19

Сегодня утром Она переодевала меня в ванной и ненадолго оставила одного без
штанов. Я решил воспользоваться одиночеством, чтобы попрактиковаться и
попробовать постоять без поддержки.

Конечно, упал я не скоро. Очень даже не скоро. Но что поделаешь - все
когда-нибудь кончается. Как обычно, колени затряслись, я пошатнулся и голым
задом, без буфера (подгузника), плюхнулся на пол.

На этот раз было больно. Действительно больно. Я не предполагал, что для
обучения ходьбе подгузник просто необходим.

Я громко заорал, тут же вбежала Она и бросилась меня успокаивать.

Даже вечером задница у меня была красная и все еще горела. Наверное,
следующий эксперимент придется отложить.

День 23

Опять побывали в магазине. На этот раз Она была бдительна и везла тележку
ровно посередине прохода, чтобы я не мог дотянуться до полок. Пришлось
сосредоточиться на содержимом тележки. Я решил немного перекусить.
Некоторые покупки были очень хорошо упакованы и залеплены пленкой, но мне
все же удалось добраться до сути.

Я съел три булочки, кусок эдамского сыра, банан, полпачки спагетти, пакетик
шампуня, большой кусок сливочного масла и коробку сухого Вискаса.

То есть, разумеется, я их не в буквальном смысле ел, а, скорее, жевал и
выплевывал в разные стороны, так что под конец эти продукты являли собой
омерзительное зрелище. Кроме Вискаса, пожалуй. Вот его я действительно
съел. Может быть, вы пробовали? По-моему, это необычайно вкусно.

День 27

Как я уже говорил, родителей ни на минуту нельзя оставить без присмотра.
Стоит ненадолго забыться - и тотчас Ей в голову начинают лезть всякие
сумасбродные мысли.

Вы даже представить себе не можете, что Она заявила сегодня вечером.
Папаша, как обычно, мирно попивал свой заветный виски; а я, как всегда
после ужина и купания, посасывал мамину грудь.

Это милая семейная традиция. Вообще говоря. Она уже не кормит меня грудью.
Весь день я с большим аппетитом поглощаю твердую пищу. Но вечером, перед
сном, нет ничего приятнее теплого молочного питья.

Так вот. Пососав в свое удовольствие, я начал клевать носом, и они, должно
быть, решили, что я уже сплю.

- Сегодня я звонила своему шефу, - сказала Она. - Он просил меня как можно
скорее выйти на работу.

Вот это да! Как гром среди ясного неба! А я-то думал, что с глупостями
вроде общественной жизни и карьеры покончено навсегда!

- Отлично, - одобрил Он. - Лишние деньги нам не помешают. А что значит как
можно скорее?

- Как только найду няню вот для этого. - Она кивнула на меня.

Какая гадость! Меня неприятно шокировало местоимение этот.

- Ты думаешь, наш Старина Толстопоп-кинс не станет возражать?

До меня не сразу дошло, что Старина Толстопопкинс - это я. Не стану
отрицать, эти слова обидели меня до глубины души. Конечно, в толстом
подгузнике и ползунках не будешь выглядеть Аполлоном. Неизвестно, как бы
обозвали Его самого, заявись Он на работу с подушкой под брюками.

- Конечно, нет, - сердито возразила Она.

- Значит, с отнятием от груди не будет никаких трудностей?

- Я уже отняла его от груди, - раздраженно ответила мамочка. - Вечером я
кормлю его, просто чтобы он скорее заснул. Но и это скоро прекращу.

Я был потрясен Ее коварством. Какое предательство! Я, ничего не подозревая,
жил своей жизнью, поедал груды твердой пищи, а Она все это время только и
думала, как бы отнять меня от груди и отправиться развлекаться к себе на
работу!

Будьте уверены, они поплатились за свою опрометчивость. Чтобы не успели
наговорить еще больших гадостей, я немедленно проснулся и потом всю ночь не
давал им заснуть.

Мораль: не становись у меня на дороге!

День 30

Суббота. Сегодня Он ходил со мной в магазин, и этим походом я определенно
могу

гордиться. Помимо обычного набора продуктов, Он лично для себя купил в
винном отделе бутылочку старого доброго виски.

Не могу передать, с какой расстановкой и точностью я выбрал момент, когда
Он повернулся спиной, как аккуратно я поднял бутылку за горлышко и высунул
руку из тележки, как четко и быстро разжал пальцы... Он даже дернуться не
успел - и тяжелая золотистая бутылка с приятным звоном разбилась на мелкие
осколки.

Никогда я не видел такого трагического выражения на человеческом лице.



Четырнадцатый месяц

День 1

Не знаю, что и говорить... Только мы успели отделаться от давешнего
проныры, как Она пригласила к нам в гости будущего Эйнштейна. Его я никогда
прежде не видел. Она познакомилась с его матерью в роддоме. Конечно, тогда
об этом ребенке Она и не вспоминала, потому что я, без всякого сомне-ния.
был в сто раз красивее, умнее, одареннее и вообще лучше.

Но в последнее время этот маленький гений упоминается все чаще и с
настораживающей настойчивостью. Оказывается, крошка Эйнштейн развивается
гораздо быстрее и раньше, чем я, совершает положенные ребенку шаги. По
этому поводу Она сильно переживает.

На этот момент я должен обратить особое внимание, иначе забот не оберешься.

В будущем, если потерять бдительность, этот ребенок может доставить мне
уйму неприятностей и даже превратиться в крест всей моей жизни. Ну, вы меня
понимаете: обыграет Спасского прежде, чем прорежутся все зубы, получит
Оскара за потрясающую постановку Шалтая-Болтая и откроет выставку настенных
рисунков в галерее Тейт*.

(*) Лондонская картинная галерея. (Здесь и далее примеч. пер.)

День 7

Опять разговор зашел о крошке Эйнштейне. Оказывается, этот паршивый гений
не только владеет словарем из двадцати слов, он еще и ходит - сам, без
поддержки, - вот уже два месяца!

Мое отношение к этому очевидно. Умников никто не любит.

Но... Может, все-таки немного изменить распорядок дня и выкроить время для
подготовки к первому шагу?

День 8

Пока еще ничего не решил с хождением. Есть ведь и оборотная сторона медали:
например, не так часто будут брать на руки и переносить с места на место.
На сегодняшний момент большую часть времени я провожу на руках. Конечно, не
хотелось бы торопить события.

И вообще знаем мы их... Сперва они, конечно, страшно обрадуются, запрыгают,
засюсюкают, но через пару деньков уже будут принимать мое хождение как
должное, и, прежде, чем я сам пойму, на каком я небе, начнут подозревать,
что я смогу ходить повсюду, по всем комнатам, а тогда примут
соответствующие меры - все спрячут и уберут.

День 11

Сегодня здорово их раздразнил. Они оба были в комнате. Я схватился за
подлокотник Его кресла и встал, потом немного подвинулся вперед,
придерживаясь одной рукой за кресло.

Они были потрясены. Он даже оторвался от телевизора. Я полностью владел
аудиторией и решил воспользоваться этим моментом. Я поднял ногу и вытянул
ее вперед, точно как балетный танцовщик.

- Смотри, - зачарованно прошептала Она. - Смотри! По-моему, это... Это и
есть первый шаг!

Я сколько мог держал аудиторию в напряжении. Даже разжал руку на
подлокотнике, будто бы собираясь вовсе ее отпустить, и помахал ногой в
воздухе, будто бы собираясь двинуться вперед.

Правда, через пару минут мне стало как-то неуютно, и, вздохнув, я
благополучно приземлился на мягкое место.

Больно было смотреть на их разочарованные лица. Ну и конечно, снова был
упомянут чертов крошка Эйнштейн. Смогу ли я его обогнать? Похоже, для них
это вопрос жизни и смерти.

День 12

Сегодня я решился провести маленький и осторожный эксперимент. Подождал,
пока Она уйдет на кухню складывать белье. Поскольку меня переодевают по три
раза на дню, белье все еще отнимает у Нее уйму времени. Я прополз в
гостиную, взялся за стул, подтянулся и встал. Потом принял вчерашнюю
позицию - поднял ногу и вытянул руку. Должно быть, так же начинал Нуриев, -
подумал я. Оглянулся на дверь, чтобы проверить, не идет ли Она, потом обвел
взглядом комнату в поисках объекта, в направлении которого стоило бы
прогуляться. Но тут же решил - не будем зацикливаться. Главное - усвоить
основной принцип: первый шаг, потом второй, потом третий... Зачем
устраивать такую суету именно вокруг первого шага... ведь он же не
единственный, верно?

Стол показался мне подходящим объектом, то есть самым близким. Подумаешь,
пара-тройка шагов. Раз плюнуть.

Легко и непринужденно, одним грациозным движением, я направил ногу вперед и
оторвался от стула.

На мгновение я словно бы завис в воздухе, потом, не успев взять себя в
руки, зашатался, и комната поплыла перед глазами. Пол приближался с
неумолимой быстротой.

Хм! Должно быть, я упустил что-то важное и слишком вознесся над землей.
Даже стыдно, что приземление оказалось мягким и безболезненным. А то бы
получил хороший урок.

День 13

На некоторое время отложил занятия ходьбой, потому что родители купили мне
ходунки. Это такая круглая штука на колесиках, в которую ставят ребенка,
так что его ноги касаются пола, и он, перебирая ногами, может ехать, куда
пожелает.

Пожалуй, с ходунками можно будет вволю повеселиться. Буду носиться по дому
на колесах, как Далек*, охваченный жаждой мщения. Жаль только, что в
ходунках не въедешь наверх.

(*) 3лой робот из знаменитого-английского телесериала Доктор Кто.

День 15

Пришла в гости Ее подруга и принесла мне подарок. Это маленький ярко
раскрашенный пластмассовый столик с дырками, в которые надо забивать
маленькие ярко раскрашенные пластмассовые цилиндры при помощи маленького
ярко раскрашенного пластмассового молоточка. На коробке я заметил слова
образовательная игрушка, что явилось последней каплей.

Не стоит говорить, как я отнесся к этой чепухе. Естественно, не обратил на
нее никакого внимания.

Тогда они обе уселись на пол, чтобы продемонстрировать мне игрушку в
действии.

- Смотри - бум-бум-бум! - говорили они. -Х Смотри, мы стучим молоточком, и
эти штучки уходят вниз, видишь?

Ну конечно, они уходят вниз, но какой в этом смысл? Для чего? Чтобы
получить в результате ярко раскрашенный столик с забитыми в дырки ярко
раскрашенными цилиндриками? Неужели именно в этом и заключается
образование?

- А теперь посмотри - мы переворачиваем его! - восторженно провозгласили
они. - И что мы сейчас будем делать? Ну конечно! Опять бум-бум-бум - и эти
маленькие штучки опять уходят вниз!

Да. В этой стране явно что-то недодумано с образованием.

День 17

Кажется, я начинаю находить удовольствие в обладании ходунками. Пока что не
научился как следует в них передвигаться, зато с большим увлечением соскреб
рисунки с перекладин.

День 18

Сегодня я продемонстрировал коту, какую свободу передвижения предоставляют
ребенку ходунки.

Полдня я нещадно преследовал его и загонял в углы, после чего бедное
животное сдалось и сбежало на улицу - только дверца хлопнула.

Вечером, когда я ложился спать, кот еще не вернулся.

День 19

Кстати, кот до сих пор не появился. Ну и ладно.

Можете себе представить? Она серьезно собирается вернуться на работу. Она
уже успела договориться о встрече с тремя кандидатками в няни. На
гувернантку родители не решились, слишком дорого и непривычно. Пусть уж
лучше будет старая добрая нянюшка.

Первая кандидатка явилась сегодня.

Я заранее предвижу, что никто из этих нянек мне не подойдет, но, поскольку
у меня пока нет возможности высказаться, придется показать себя в самом
невыгодном свете и внушить, что это я им не подхожу.

Появление первой кандидатки я приветствовал таким образом: свел глаза к
носу, напустил побольше слюней и угрожающе закряхтел.

Старания чуть было не оказались напрасны: кандидатка заявила, что имеет
большой опыт общения с трудными и недоразвитыми детьми. К счастью, эти
слова произвели на мою мамочку обратный эффект - Она и мысли не могла
допустить, что Ее ребенок недоразвит, и немедленно отправила няньку
восвояси.

Итак, одна готова. Но сумею ли я так же легко отделаться от остальных?

День 20

Вторая особа явилась сегодня. Я быстро и метко на нее срыгнул - как видите,
прошлогодние навыки фонтанирующей рвоты забыты еще не совсем.

Но эта, с позволения сказать, нянюшка (сложена она, как заправский борец
сумо) только добродушно рассмеялась и заверила, что скоро с ее помощью я
отвыкну от этих маленьких шалостей. После чего так на меня посмотрела, что
на моем месте у любого другого ребенка кровь застыла бы в жилах. Она словно
хотела сказать: Вот останемся один на один, и ты сразу поймешь, кто здесь
главный. Я же ответил ей взглядом, полным злобного презрения.

День 22

Сегодня - третья. Не старше двадцати и ужасно аппетитная. Только она
наклонилась, чтобы приласкать меня (О Господи, я же не собачка!), как я
зверски укусил ее за палец. На что барышня мило улыбнулась и прощебетала,
что я просто показываю, какие острые у меня зубки. Тогда я с разгону
врезался в нее в своих ходунках и разорвал ей колготки.

К сожалению, ничего не помогло. Даже наоборот. Я-то лично считаю, что такой
милашке лучше вертеть гамбургеры в забегаловке, чем присматривать за мной,
но эта барышня просто горела желанием немедленно приступить к работе. Не
мог подумать, что положение окажется столь отчаянным.

Но если уж выбирать, я, пожалуй, предпочел бы эту, аппетитненькую. Все
лучше, чем вчерашняя громоподобная мамаша Шварценеггер.

Но мамочка, вся такая деловая и целеустремленная, быстренько выпроводила
барышню со словами, что посоветуется с мужем и сообщит свое решение.

На деле это значит, что Она сообщит Ему свое решение. Уверен, Она ни за что
не допустит, чтобы в нашем доме в непосредственной близости от папаши
блистала молодостью и весельем такая аппетитная красотка.

И, кажется, я знаю, к чему Она клонит...

День 23

О да. Я был прав. Выбор сделан. Конечно, это глыбообразная специалистка по
сумо. Мамочка сегодня позвонила ей и сообщила радостную весть.

Оказывается, эту громаду зовут Бет, хотя голову готов дать на отсечение,
что у нее имеется более подходящее прозвище. Интересно, как будет
по-японски большой тяжелый грузовик? Так или иначе, про себя я назвал ее
Джаггернаут*.

(*) В индийской мифологии - одно из воплощений бога Вишну: в переносном
значении - неутолимая, безжалостная сила, уничтожающая все на споем пути.
(Примеч. ред.)

Все силы приложил, чтобы меня избегла чаша сия. Весь день цеплялся за
мамину юбку и особенно - за мамину грудь, как будто хотел сосать. С
величайшим трудом Ей удалось впихнуть в меня несколько ложек твердой пищи,
зато перед сном я вцепился в Нее и сосал с напором вантуза.

Может, если молока станет больше, Она оставит мысль отнять меня от груди?..

День 24

Какая же Она бесчувственная! Сегодня вечером, уложив меня в кроватку, они
отправились вниз, и Она сказала Ему:

- Он просто валяет дурака. Не хочет оставаться с няней, потому что
чувствует, что все будет по-другому. Вот почему он так вел себя весь день.

- Не обращай внимания, - посоветовал Он Ей.

- Я и не обращаю, - легкомысленно ответила Она.

На что я закричал так душераздирающе, будто меня придавило церковной
колокольней.

Как всегда, это сработало. В Ее голосе зазвучала неуверенность:

- Может, и правда с ним что-то случилось?

- Нет, он просто притворяется. Знает, что ты не можешь устоять...

- Не могу. Может, мне подняться наверх?

- Ни в коем случае. Сядь и спокойно выпей. Скоро ему надоест, и он
замолчит. Она засомневалась:

- Даже не знаю...

Я зашелся пронзительным криком, как будто меня резали на части. Пусть Ей
станет совсем не по себе.

И как вы думаете, что Он заявил?

- Знаешь, дорогая, будет гораздо лучше, когда ты выйдешь на работу.

- Почему?

- Потому что, как бы громко он ни завывал, ты все равно его не услышишь!

И у Него еще хватило наглости захохотать.

Да. Он такой же бесчувственный, как Она.

День 25

Решил поменять тактику. Вместо кнута применил пряник.

После обеда, когда Она уложила меня в кроватку, я улыбнулся и заворковал -
нежно, как голубок.

Сработало.

- Ой, какие же мы хорошенькие, - расплылась Она. - Мамочка будет так
скучать, когда выйдет на работу.

И тогда я со знанием дела и материнской психологии пустил в ход главное и
сокрушительное оружие - новое слово.

- Мама, - пролепетал я. - Мама. Слезы затуманили Ее взгляд. Есть контакт!
Да, именно этого я добивался.

День 26

Нет, ну до чего же Она бесчувственная! Несмотря на вчерашнюю проникновенную
сцену, у Нее хватило хладнокровия позвонить Джаггернаут и пригласить ее
познакомиться с малышом поближе.

Мы с Джаггернаут окинули друг друга взглядами, полными неистребимой
ненависти.

- А вы знаете, - прощебетала мамочка, - наш малыш выучил новое слово! Да,
зайчик? - Она ткнула себя пальцем в грудь. - Кто это? Кто это?

Ха! Неужели Она считает, что я, как цирковая лошадь, стану показывать
фокусы перед публикой? Ты чего-то не дотумкала, маманя. Я презрительно
отвернулся.

- Ну скажи, скажи,пожалуйста, - настаивала Она. - Кто это здесь? Кто перед
тобой?

С величайшим достоинством я обратил на них взгляд, потом четким и резким
движением указал на Джаггернаут и ясно произнес:

- Мама.



Пятнадцатый месяц

День 1

В десять часов утра Она включила телевизор и усадила меня перед экраном в
полной уверенности, что мне очень понравится детская передача, а Она пока
сможет заняться своими делами. Что касается меня, то я полностью уверен,
что Она сама себе роет яму.

Прежде всего, я решил, что так просто не сдамся. Стоило Ей только сделать
шаг из комнаты, как я бросился на пол, начал орать, кататься и так далее -
как обычно, чтобы привлечь внимание.

И что бы вы думали? Она полностью меня проигнорировала. Просто-напросто
захлопнула за собой дверь гостиной, налила чашку кофе и пошла звонить
подруге по телефону.

Я гнул свое: катался по полу, орал, взвизгивал, но прошло уже пять минут, а
Она так и не появилась. И я замолчал. Ну и от нечего делать решил взглянуть
на экран.

О, эта детская передача! Какая редкостная чушь!

Сами посудите. Вот что я там увидел. Дядька с надетой на палец картонной
трубочкой старательно изображал, что у него в руке мышь. Судя по всему, я
должен был в это поверить... Как же, мечтай!

Совершенно очевидно, это все придумано, чтобы потратить как можно меньше
денег. Зачем нанимать актеров или мультипликаторов? Гораздо проще и
выгоднее забавлять аудиторию годовалых с помощью свернутой в трубку
картонки.

Но нет худа без добра. Это зрелище навело меня на мысль позабавиться с
рулоном туалетной бумаги. Прежде всего я размотал всю бумагу и засунул ее в
унитаз. Потом надел трубочку на палец и радостно продемонстрировал маме. Не
знаю, почему Она так расстроилась.

День 2

Сегодня за завтраком наблюдал, как родители засовывают хлеб в тостер.
По-моему, это совсем просто. Я и сам так смогу.

Вскоре после Его ухода на работу я немного осмотрелся и засунул кусок хлеба
в свой тостер.

День 3

Вечер ознаменовался небольшим переполохом. Он принес видеокассету и никак
не мог засунуть ее в видеомагнитофон. Так и мучился, пока не догадался
достать оттуда мой кусок хлеба.

Он был в ярости. Я тоже. Этот хлеб так и остался простым хлебом и нисколько
не поджарился. Значит, мой тостер не работает.

День 4

После завтрака Она опять посадила меня перед телевизором.

На этот раз я оказался свидетелем трогательной истории про динозавров. Они
носили комбинезоны в красно-голубую клетку и ходили в школу. Все это было
изображено с помощью нескольких аляповатых картинок. На картинках,
естественно, ничего не передвигалось, но иногда, в качестве величайшего
достижения, кто-нибудь из динозавров начинал вращать глазами.

Неужели они хотят, чтобы целое поколение выросло в наивной уверенности, что
динозавры:

а) существуют до сих пор,

б) ходят в школу и

в) носят красно-голубые комбинезоны?

День 5

Мама чрезвычайно озабочена. Ее волнует обучение навыкам туалета. Я хотел
было скаламбурить и сказать, что вряд ли возможно обучить туалет
каким-нибудь навыкам, но боюсь, Она пока что не в состоянии дотянуть до
моего умственного уровня. Конечно, ничего не поймет.

День 7

- Я тут читала свою книгу, - сказала Она вечером после ужина.

Такое начало никогда не сулило ничего хорошего. Папаша притворился, что
ничего не расслышал, и уменьшил громкость телевизора, а я притворился, что
самозабвенно забиваю пластмассовым молоточком пластмассовые ярко
раскрашенные палки в пластмассовый ярко раскрашенный столик. Поскольку с
самого начала эта развивающая игрушка не вызывала у меня никаких чувств, я
подумал, что внезапная вспышка интереса к процессу забивания отвлечет Ее от
неприятной темы.

Но не тут-то было.

- Я прочитала очень интересную вещь про обучение навыкам туалета, то есть
про приучение к горшку, - гнула Она свое.

Он понял, что ничего не поделаешь, выключил звук и живо повернулся к Ней -
с таким видом, как будто всю жизнь мечтал поговорить о сортирах и горшках.
Какой лицемер! Он даже умудрился изобразить на лице выражение живейшего
интереса.

- Да что ты говоришь, дорогая? - взволнованно спросил Он.

- Там написано, - объяснила Она, - что, хотя некоторые специалисты считают,
будто приучать к горшку надо с двух лет, многие дети начинают проситься
гораздо раньше, иногда даже около года.

- Да ну? - ахнул Он.

- И еще там написано, - продолжала Она, - что где-то к пятнадцатому месяцу
ребенок начинает понимать и чувствовать связь между его субъективными
физиологическими ощущениями и полученным продуктом.

Он бессмысленно поглядел на Нее. Ничего удивительного - это Его обычное
выражение.

- Если можно, объясни, - попросил Он. - Какие субъективные ощущения и какой
полученный продукт?

- Субъективные ощущения - это переполненный мочевой пузырь, кишечник и
позывы, а продукт... э-э-э... - Она смущенно захихикала, - ...продукт - это
пи-пи или а-а.

Пи-пи или А-а? Это еще что такое? Похоже на имена мультгероев из детской
передачи.

- Прости... Я опять не совсем тебя понял. (Иногда Он бывает непроходимо
туп.) А что значит чувствовать связь?

- Ребенок начинает понимать, как связаны его субъективные ощущения с
конечным продуктом...

- То есть с пи-пи или а-а?

- Вот именно. И тогда гораздо легче приучать его к горшку.

- Ах вот оно что, - протянул Он. И они оба повернулись ко мне. Я не
шелохнулся. Я ничем не выдал, что прекрасно знаю, как связаны эти их
ощущения и продукты. Как же не знать? С самого начала я понимал, что
кряхтенье и потуги всегда приводит к влажному и теплому хлюпанью в области
подгузника, но не хочу, чтобы они знали, что я это знаю. Я с большим
удовольствием сохраню свое знание в тайне.

День 8

Утром снова смотрел телевизор. Показывали того дядьку с картонкой на
пальце. Все еще мало похоже на мышку, но я, как ни странно,
заинтересовался. Хорошо бы узнать, - думал я, - как он распорядился
туалетной бумагой?

День 11

Положение становится угрожающим. Сегодня мамаша вызвала Джаггернаут.
Кажется, я вполне ясно дал понять, что ни о каком выходе на работу не может
быть и речи. Но тем не менее Она не оставляет попыток сплавить меня
кому-нибудь и смотаться.

Она объявила, что собирается познакомить Джаггернаут с моим распорядком
дня. Ну что ж... Я убедительно доказал, что никакого распорядка дня у меня
не существует вообще. Я отказался от дневного сна, благополучно вытошнил
всю кое-как съеденную еду и загадил добрую пачку подгузников.

Все еще надеюсь, что Джаггернаут ужаснется и обратится в бегство.

День 15

Но Джаггернаут непрошибаема. Ей на все наплевать. Не то что моя мамаша.
Конечно, Джаггернаут же не нянчилась со мной с самого первого дня, и вообще
я не ее ребенок. Мамочкины слабости я знаю как свои пять пальцев и поэтому
могу манипулировать Ею, как хочу.

Например, когда я изображаю приближающийся обморок, удушье или неуклонно
растущий жар. Она, хоть и видит это в сто первый раз, обязательно начинает
впадать в панику и бежит проверять, все ли со мной в порядке.

С Джаггернаут этот номер не проходит. Она полностью игнорирует мою
симуляцию или смотрит на меня красноречивым взглядом, как будто хочет
сказать: вот подождем, а потом посмотрим, вправду ли у тебя высокая
температура и вправду ли ты задохнешься, или понарошке?

День 16

Опять явилась Джаггернаут, и у моей мамаши хватило наглости отправиться без
меня по магазинам. Купить кое-что из одежды для следующей недели, - так Она
это объяснила. - Мне все еще тесноваты вещи, которые я носила до родов.

Даже сознание того, что я-таки испортил Ей фигуру, не принесло мне обычной
радости. Меня терзали мрачные подозрения. Что это значит - для следующей
недели? Неужели Она так скоро собирается выйти на работу?

Прежде чем уйти в магазин. Она показала Джаггернауту мои любимые игрушки.

- Он может играть в них часами, - сообщила Она.

Пока Ее не было, я и пальцем до них не дотронулся. А разве могло быть
иначе, а?

День 17

Мамочка отправила Джаггернаут со мной в магазин. Поначалу я вел себя
идеально: ничего не трогал, не хватал с полок, не брал в рот ничего из
тележки. Был настоящий паинька - пока мы не добрались до кассы.

И вот тогда я повеселился. Целыми пригоршнями хватал всякую чепуху, которую
выставляют у кассы, чтобы давать на сдачу, - шоколадки, жвачки, спичечные
коробки, батарейки... Рвал, ломал и жевал все, что поддавалось обработке, и
постарался изгадить как можно больше в этот ограниченный промежуток
времени.

В результате чего добавил к счету семнадцать с половиной фунтов. Неплохо
для начала...

День 18

- Не беспокоишься насчет ребенка? - спросил Он у Нее вечером. - Я имею в
виду, не побоишься оставить его, когда пойдешь на работу?

- О Господи, конечно, нет! - ответила Она с деланной беспечностью.

- И правильно, не волнуйся, - кивнул Он.

- Чего тут волноваться? - поспешно сказала Она. - Детей надо разлучать с
родителями, это одна из составляющих процесса взросления. Это оздоровляет и
укрепляет отношения между родителями и детьми.

Все ясно. Она опять начиталась своей книжонки.

- Ты не будешь скучать по нему? - поинтересовался Он с нежным участием.

- Боже мой, конечно, нет! - заявила Она, на мой взгляд, со слишком явной
готовностью. - Неважно, какое количество времени мы будем проводить вместе.
Главное, чтобы это было полезное и полноценное времяпрепровождение.

Это еще что за чертовщина? Полноценное времяпрепровождение? Впрочем, я не
стану возражать против такой формулировки. Но с условием: я, и только, я
буду решать, что именно полезно и полноценно и какое именно количество
времени мы будем проводить вместе.

День 19

Она чертовски коварна. Последнее время перед сном Она стала давать мне
очищенное и порезанное на дольки яблоко. И я, честно говоря, полюбил грызть
и сосать сладкие и сочные дольки. Они так приятно ломаются во рту на мелкие
кусочки, которые можно с большим удовлетворением размазывать по пижаме и
пододеяльнику. Но только сегодня я понял, что пал жертвой дьявольски
хитрого обмана.

Она дает мне яблоко, чтобы отвлечь от вечернего кормления грудью. Видимо,
решила, что, если сунуть мне яблоко и позволить размазывать его по белью, я
заиграюсь и забуду про привычный вечерний выпивон.

Но вот что меня бесит сильнее всего: Она оказалась права. И все это только
часть Ее коварного плана - как можно больше отдалиться от меня.

Путем обмана меня отняли от груди.

День 22

Я - сирота.

Свершилось. Она ушла на работу и оставила меня одного - одинокого и
несчастного, - в компании неумолимой Джаггернаут.

Все утро я тоскливо слонялся по дому, заглядывал за шкафы и в ящики комода
в поисках блудной матери. Это было жалкое зрелище.

Весь день я тихо проплакал. Ну ладно, может быть, раньше я ругал Ее и
обзывал всякими словами, но теперь мне действительно ужасно Ее не хватало -
и не только как предмета для истязаний.

А что же Джаггернаут, спросите вы?

Разве она не пожалела бедного ребенка? Ха! Это уж точно риторический
вопрос.

Мамочка вернулась домой усталая и разбитая. Первым делом, прямо с порога.
Она просила:

- Как он?

И у этой бессердечной глыбы хватило наглости врать прямо в глаза.

- О, отлично, - заулыбалась она.

- Неужели он совсем по мне не скучал? - удивилась мама.

- Боже мой, конечно, нет! Эти взрослые такие лжецы!

- А теперь мы будем хорошо себя вести, правда, зайчик? - спросила мамочка,
когда дверь за Джаггернаут захлопнулась. - Мама так устала - просто
смертельно устала.

Я совсем забыла, что работать ужасно трудно, и мне просто необходимо как
следует выспаться. Ты же не будешь мне мешать, зайчик?

Уж извините. После всего, что я сегодня пережил, разве я мог не мешать? Как
вы думаете?

Всю ночь я орал как резаный. Уверен, Она и десяти минут не могла поспать
спокойно. В полпятого утра в полном отчаянии Она взяла меня к себе и
приложила к груди. Конечно, молока уже не так много, но, если регулярно и с
умением сосать, можно будет надеяться на его возвращение.

День 24

Сегодня в десять утра Джаггернаут отважилась пойти со мной в магазин. Чтобы
жизнь не казалась ей медом, я орал всю дорогу туда и обратно, а в магазине
ухитрился выбросить из тележки и шмякнуть об пол полную коробку яиц. Только
два уцелели.

- Не понимаю, почему ты так себя ведешь,- твердила Джаггернаут.

Боюсь, она не отличается сообразительностью. Почему я так себя веду? Да это
же очевидно!

Ведь по ее милости я пропустил десятичасовую детскую передачу!

А мне так хотелось узнать, что же про

изошло дальше с мышкой из туалетного рулона...

Стыдно признаться, но я увлечен ее судьбой.

День 26

Конец Ее первой рабочей недели. Стоило мамочке ступить на порог, как
Джаггернаут сунула меня прямо Ей в руки и со словами:

Увидимся в понедельник! - скрылась за поворотом.

Мамочка тоскливо посмотрела на меня.

- О Господи, я умираю, - сказала Она. - Я просто падаю с ног. Ты же будешь
хорошим мальчиком и заснешь сегодня пораньше, да, зайчик?

Минуточку. Она целую неделю ходила на работу. Где же обещанное полезное и
полноценное времяпрепровождение?

День 27

Суббота. Самый подходящий день для полезного времяпрепровождения.
Выспавшись, Она снова стала походить на человека и первым делом радостно
объявила:

- Ну, сегодня нам повезло, да, зайчик? Сегодня мамочка будет с тобой весь
день, каждую минуту!

Это уж точно. Весь день Она не могла отойти от меня ни на минуту. И к
вечеру выглядела уже полной развалиной, едва ворочала языком и только с
ужасом и недоумением вопрошала, что же это за чудовище Она произвела на
свет?

Когда мамочка в очередной раз безуспешно старалась уложить меня спать, Ее
осенила внезапная догадка.

- Как ты думаешь, - спросила Она Его, - не может ли няня оказать на ребенка
дурное влияние и развить в нем плохие привычки?

- Да нет, все нормально, - принялся разубеждать Ее Он. - Просто малыш не
привык, что ты на работе, вот и валяет дурака.

- Может быть, но никогда еще он не вел себя так безобразно, - вздохнула
Она, и я незаметно кивнул, удовлетворенный своей сегодняшней доблестью.

Это хорошо, - подумал я, - но может быть еще лучше. Если только я сумею
заронить в их души сомнения относительно няни и убедить, что недопустимо
отдавать драгоценного ребенка в руки чужой и морально неустойчивой особы,
может быть, вскорости Она выбросит из головы дурацкие мысли о возвращении
на работу.

Эх! Уж я устрою Ей полноценное времяпрепровождение.




Шестнадцатый месяц

День 1

Теперь наше полноценное времяпрепровождение включает в себя чтение книжек
перед сном. Мне нравится это занятие, и вот почему:

а) во время чтения я безраздельно владею Ее вниманием,

б) книжки прекрасно рвутся, особенно если быстро и неожиданно дернуть за
страницу.

День 2

В свое время мне надарили кучу книжек, и до нынешнего дня я их полностью
игнорировал-- разве что изорвал две или три штуки.

Но теперь, поскольку в качестве полезного времяпрепровождения Она читает
мне перед сном, я решил изменить отношение к этому предмету и проявить
некоторый интерес, а именно - выбрать себе любимую книжку.

Это было совсем нетрудно. Я остановился на той, которую Его мамаша подарила
мне на прошлое Рождество. По выражению лица моей мамочки я сразу понял, что
Ей эта книжка внушает непреодолимое отвращение.

Но именно ее мы читали сегодня вечером. И это оказалось так скучно, что я
невольно заснул. Вот черт! Такой поворот событий меня не устраивает.

День 4

Сегодня сказал новое слово. Утром, явившись на дежурство, Джаггернаут
ткнула себя пальцем в мощную грудь и спросила меня:

- Ну-ка, кто это к нам пришел, а, зайчик?

Я с победным видом ответил новым словом:

- Бух!

- Ах ты умница! - захлопотала мамочка. - Малыш хотел сказать Бет!

Ничего подобного. Малыш хотел сказать именно то, что сказал.

День 5

Перед сном опять настоял на чтении любимой сказки - той самой, которую
подарила Его мать. Это история про некоего самодовольного плутишку в
красной курточке и смешном колпаке, который только и делал, что совал нос
куда не надо. Страшная чепуха, я согласен, но зато она обладает одним
жизненно важным преимуществом: чтение этой книги способно довести родителей
до белого каления, потому что картинок в ней крайне мало, а слов крайне
много, а каждое предложение я заставляю читать и перечитывать вслух... И не
один раз.

День 6

Борьба против Джаггернаут продолжается, и следующим шагом в ней будет новое
слово. Я уже давно его репетирую. Это слово дай.

Весь день я кричал, рыдал, мучил и колотил любимую няню.

- Дай маму! - заходился я в безутешном плаче. - Дай маму!

Дай маму!

Надо сказать, для меня это большое лингвистическое достижение. Впервые я
соединил два слова, и таким образом получилась целая фраза. Это
действительно шаг вперед. Многие дети не могут двух слов связать аж до
полутора, если не до двух лет.

Но Джаггернаут, конечно, не похвалила меня за успехи, потому что именно они
превратили ее жизнь в сплошное страдание.

К вечеру она чуть ли не ползала на карачках и сунула меня вернувшейся
мамочке в руки прямо-таки с нечеловеческой поспешностью.

- Заберите его! - задыхаясь от ярости, прохрипела Джаггернаут. - Весь день
он вел себя как отъявленный мерзавец! Господи, если б вы только знали...
Наверное, легче совершить восхождение на Эверест.

Моя мамочка выслушала ее с нескрываемым беспокойством.

- Вы хотите сказать, - испуганно прошептала Она, - что больше не будете к
нам приходить?

На мгновение передо мной блеснул луч надежды... Но увы! Не сводя с меня
мрачного и злобного взгляда, Джаггернаут ответила:

- Наоборот, буду. И вот что я вам скажу: я считаю, что в лице вашего
ребенка Бог послал мне великое испытание.

О Господи!

Весь вечер - да и добрую половину ночи - я орал и рыдал, мучил и колотил
любимую мамочку.

- Дай Бух! - заходился я в безутешном плаче. - Дай Бух! Дай Бух!

День 8

С еще более нечеловеческой быстротой сегодня утром мамочка сунула меня в
руки Джаггернаут - старушка едва успела ступить на порог.

- Ну вот она! Вот тебе твоя Бет! - процедила мама сквозь зубы. - Ну
теперь-то ты доволен?

Я извивался и корчился, пытаясь вырваться из каменных объятий нянюшки.

- Дай маму! - отчаянно рыдал я. - Дай маму!

День 9

Я наконец сдался и незадолго до полудня сделал первый шаг.

Время выбрал самое подходящее - свидетелем торжественного события была
только Джаггернаут.

Вечером мама вернулась с работы, выслушала отчет о случившемся, очень
разволновалась и, естественно, расстроилась.

Будешь знать! Вот какие великие события ты пропускаешь, когда убегаешь от
меня на работу!

День 11

Воскресенье. Утром Он начал копать яму в саду. Наверное, кот отдал Богу
душу, обрадовался было я. Но увы... Такого счастья я ждал напрасно.

Мамочка взяла меня на руки и поднесла к окну посмотреть на папочку-

- Это для тебя, - объяснила мне Она.

Я залился слезами. А как бы вы, интересно, поступили на моем месте?
Конечно, у нас с родителями случались размолвки, но чтобы зарыть ребенка в
землю заживо... Нет, это уж слишком изощренный способ мести.

Но Она успокоила меня:

- Не плачь, глупыш. Папочка делает для тебя песочницу. Мы там будем играть
в разные веселые игры.

Я тут же пришел в себя. Да, действительно, песочница - это прекрасно. И
первая веселая игра, в которую я собираюсь сыграть, это захоронение кота
заживо.

Папа пришел обедать весь грязный, но страшно довольный собой.

- Как никогда я был близок с природой, - объявил Он. - Ничего общего с
нудной и будничной канцелярской работой. Давно я не чувствовал себя таким
сильным и молодым. И теперь ужасно проголодался - быка готов проглотить.

За обедом, проглотив пару-тройку быков и запив их парой литров пива. Он
принялся расписывать мне несравненные достоинства песочницы:

- Ты будешь лепить куличики, строить замки, прокладывать дороги и рыть
подземные тоннели. Это потрясающее занятие! - Тут Он повернулся к Ней: - И
кстати, чрезвычайно полезное и развивающее. Строить, созидать - это очень
важно для детей. Воспитывает трудовые навыки.

- Да-да, для них это очень важно, - согласилась Она.

Правда, после обеда Его рвение несколько поиссякло. Наверное, тому виной
количество пива и быков.

После того, как Она в сотый раз напомнила Ему, что пора бы взяться за
работу. Он с трудом попытался привстать и тут же рухнул в кресло.

- Ох, у меня разламывается спина, - простонал Он. - А все эти земляные
работы!

Медленно и осторожно Она повела Его наверх, в постель. Я воспользовался
моментом и выполз в сад, чтобы проинспектировать раскопки.

Это оказалась прекрасная, великолепная яма. Чудесная, мокрая и грязная. И
она прямо-таки кишела червяками - чудесными, жирными червяками. Какое
удовольствие, доложу я вам, запихивать их в рот и жевать, жевать...

Покончив с червяками, я принялся за грязь. Грязь тоже была чудесная - и не
только на вкус. Оказывается, в ней можно рыть ямки, из нее можно лепить
комки и разбрасывать их в разные стороны, кроме того, чрезвычайно приятно
хватать ее целыми пригоршнями и размазывать по любой поверхности, в том
числе и по себе самому.

Минут двадцать я упоенно развлекался и вдруг услышал леденящий душу вопль.

- О нет! - Она бросилась в сад, схватила меня и оттащила от ямы. - Господи,
что ты делаешь! Что ты делаешь!

Я не удостоил Ее ответом. По-моему, это очевидно: я лепил куличики, строил
замки и рыл подземные тоннели - словом, делал то, к чему призывал меня
папочка. Я занимался саморазвитием. Я воспитывал в себе трудовые навыки.

Но Она этого не поняла.

- Никогда, никогда больше не смей так делать! - кричала Она. - Это
отвратительно, мерзко и очень вредно для тебя!

Я все думаю: почему взрослые так непоследовательны в своих суждениях?

День 12

Он не пошел на работу - разболелась спина.

- Уж лучше бы Он не начинал копать эту песочницу, - сказала мама. - В саду
теперь такое безобразие, и вообще, наверное, хватит мудрить... надо просто
нанять рабочего, чтобы он исправил папочкину халтуру.

- Только через мой труп, - ответил папочка.

День 15

Со страшными стенаниями и общим переполохом - как бывает всегда, когда Он
воображает себя больным, - папочка отправился наконец на работу и на
прощание объявил, что доделает песочницу в выходные, и ни за что, ни в коем
случае Она не должна нанимать рабочих. Она клятвенно пообещала, что не
будет.

Но стоило только ему выползти за дверь, как Она бросилась к телефону.

Ровно через полчаса явился землекоп. Джаггернаут открыла ему дверь и
объяснила, что надо сделать.

И к вечеру я уже был счастливым обладателем песочницы.

День 17

Суббота. Мамочка одела меня в непромокаемый плащ и резиновые сапоги и
высадила в песочницу. Я здорово провел время. Все утро лепил комочки и
куличики из песка. И каждый раз мамочка восторгалась:

- Ах ты умница моя! Какой чудесный куличик у нас получился, да, зайчик!

Перед обедом Она раздела меня и помыла, потом усадила в высокий стульчик и
поставила на стол миску картофельного пюре с мясной подливкой.

Я вывалил пюре на стол и принялся увлеченно лепить куличики.

Но разве кто-нибудь похвалил меня на этот раз? Ха, жди!

Никаких тебе умниц и чудесных куличиков. Ничего подобного. Вместо этого Она
побагровела от злости, долго честила меня и обзывала гадким, противным
мальчишкой. Какая вопиющая несправедливость!

День 18

Воскресенье.

- После обеда нас с тобой ждет нечто замечательное! - сказала Она утром.

Да неужели, - подумал я. - Что же на этот раз? Может, в нашем дворе
совершит посадку Конкорд? Или принцесса Диана явится с персональным
визитом? Ничего интересного я не предвидел, потому что Она вообще склонна
называть замечательными самые скучные и противные вещи.

К концу обеденной трапезы я уже был настороже. Последний кусок я выплюнул и
немного погонял по тарелке. Потом повозил тарелку по столу.

Однако это Ее не смутило. Она вытерла мне физиономию, внезапным и быстрым
движением выдернула меня из стульчика и прижала к себе одной рукой, так что
я совершенно не мог шевельнуться. Готов поклясться, этот захват
позаимствован из пособия по боевым искусствам. После чего Она проворно
стащила с меня штаны и подгузник. Что происходит? - подумал я. - Какое
неприличие - в моем возрасте разгуливать обнаженным ниже пояса.

Как раз перед этими событиями я собирался приступить к процедуре, которую
привык совершать сразу после обеда. Но теперь, конечно, об этом не могло
быть и речи. Делать а-а без чистого, мягкого подгузника в качестве
калоприемника? Какая от этого радость? Одна тоска. -увствуешь себя чайкой.
парящей над пустынным пляжем

Поэтому я стиснул зубы и заставил себя думать о чем-нибудь другом. О
чем-нибудь абстрактном, механическом... Скажем, сколько можно представить
себе способов истязания нашего кота. Это уж точно должно отвлечь от
насущных нужд.

Так... Дернуть его за хвост... Ткнуть пальцем в глаз... Выдрать пригоршню
шерсти из загривка... Сунуть палец ему в...

И вдруг Она самым грубым и неожиданным образом вывела меня из раздумий. Она
наклонилась и вытащила из-под стола вещь, при виде которой каждого
здравомыслящего ребенка охватывает ужас.

Это был горшок!

Горшок, который Ее мать подарила нам незадолго до моего первого дня
рождения.

Теперь я наконец понял, что Она замышляет, и сразу решил, что так просто Ей
в руки не дамся. Стоило только появиться горшку, как я резво проковылял в
другой конец комнаты, поднатужился и закряхтел, предвкушая первую порцию
послеобеденного а-а на только что вымытом полу.

Но моя маменька тоже иногда бывает не промах. Услыхав кряхтенье. Она в
мгновение ока очутилась рядом и быстрым надавливающим движением опустила
меня на горшок, так что мой бедный зад оказался накрепко прижатым к
холодной и противной пластмассе.Ъ

Сию же секунду мой мозг послал четкое приказание прямой кишке, и отчаянным
усилием воли я заставил себя думать об отвлеченном. Я не собирался
доставлять Ей такое удовольствие, тем более с первой же попытки... Так...
Налить коту на спину варенья... Обмотать скотчем хвост... Закидать его
деревянными кубиками... Обмазать йогуртом его ход под дверью...

- Ну давай, давай... Я знаю, ты хочешь а-а, - ласково проворковала Она. -
Ты хочешь сделать большое, хорошее а-а в новый горшочек, правда?

- Нет! - закричал я. - Нет! Я надеялся, что слово, которое я так давно не
произносил, заставит Ее лишиться дара речи от восхищения, но не тут-то
было.

- Да, - припечатала Она. - Ты хочешь сказать да.

Тут уже я лишился дара речи от такого явного попирания гражданских прав.
Почему взрослые не могут понять: если ребенок говорит нет, он именно это и
подразумевает. Он же не девица!

- Ну же, - ласково и спокойно продолжала Она, - ты очень хочешь сделать
большое а-а в свой новый горшочек, правильно я говорю?

Однако эта попытка гипноза, наоборот, вдохновила меня на борьбу. Я быстро
провел несколько обводных движений, вырвался из-под Ее рук и вильнул в
сторону, вследствие чего оказался на полу. Но вот незадача - проклятый
горшок приклеился ко мне, как присоска, и не хотел отлипать.

Я завопил. Разве можно ждать, что ребенок сумеет сохранить чувство
собственного достоинства, если по вине родителей ему приходится принимать
такие неприличные и смешные позы?

К счастью, этот позор скоро кончился. Присоска отлепилась с приятным
чмоканьем, и горшок упал на пол. Это был самый подходящий момент для а-а.

Но, как известно, такие вещи не делаются мгновенно и по приказу. Надо
немного сосредоточиться, а я даже не успел покряхтеть, потому что Она снова
схватила меня, поставила горшок в боевую позицию и попыталась усадить меня
еще раз.

Я собрался с мыслями, сжался, опять пересчитал в голове все возможные
способы истязания кота и наконец придумал новую тактику, которую тут же
применил на деле: начал с бешеной скоростью вращать в воздухе ногами, как
будто крутил педали невидимого велосипеда.

Эта практика оказалась очень успешной - Ей никак не удавалось усадить меня,
и скоро, как я»и надеялся, дрыгающая нога врезалась в горшок... Он так и
покатился по комнате!

(NB: Этот фокус я должен запомнить на будущее. Только подумать: а что, если
запустить по комнате горшок, полный до краев?) Сомнений больше не было:
инициатива перешла ко мне. Горшок укатился, сажать меня было не на что, и
Ей пришлось сдаться. Кроме того. Она начала чувствовать физическое
неудобство. Совет родителю: если хочешь, чтобы твоя спина поскорее сдала,
постой в полусогнутом положении с бешено извивающимся ребенком в руках.

Она вынуждена была опустить меня на пол, после чего еле разогнулась,
потирая ноющую спину.

И вот мой час наступил. Быстрое кряхтенье - и крепкая, полновесная плюмба
шлепнулась прямо на свежевымытый пол. А прежде чем Она успела схватить
меня, я немного поерзал по полу задницей и хорошенько размазал свое
произведение.

Что и говорить, сегодня победа осталась за мной.

День 20

Счастлив сообщить: больше никаких попыток усадить меня на горшок не
предпринималось. В основном, потому, что Она не пошла на работу и весь день
пролежала в постели из-за больной спины.



Семнадцатый месяц

День 4

Вечером я пытался воткнуть ложку в электрическую розетку, но был застигнут
папочкой.

- Нет! - закричал Он. - Что ты делаешь, глупый ребенок! Нет, это просто
невозможно!

Как Он был прав! Это действительно невозможно. По одной простой причине:
ложка туда не входит, у нее форма не та.

Ну ладно, постараюсь найти что-нибудь более подходящее.

День 5

Попытался воткнуть в розетку металлическую шариковую ручку (кстати, это был
Его любимый Паркер). Увы! Она тоже не подошла. Но ничего, мы продолжим
поиски.

День 6

Сегодня я прогуливался по кухне и вдруг заинтересовался кошачьим проходом
под дверью. Прелюбопытная вещь! Он подходит мне по росту и, кроме того,
снабжен дверкой, которая открывается вверх. Если как следует оттянуть ее, а
потом отпустить, она хлопает с очень приятным клацающим звуком.

Однако вскоре у меня возникли трудности. Несколько раз я поклацал дверкой
туда-сюда, а потом решил выяснить: пройдет ли моя голова в дырку.

Да, она прошла. Но дверца опустилась сверху и прижала меня таким образом,
что я не мог пошевелиться. Теперь я знаю, что такое предчувствие гильотины.
Головой я был в саду, а всем остальным - в кухне. И вот что самое
неприятное: кот, который как раз собирался войти, обнаружил меня и сразу
собразил, что перед ним неподвижная мишень. Я душераздирающе заорал.
Мерзкое животное уже сладострастно точило когти, но тут - как раз вовремя -
вошла Джагернаут и спасла меня. Через секунду было бы уже поздно! Никогда и
представить себе не мог, что так обрадуюсь появлению любимой нянюшки.

День 7

Попытался воткнуть в розетку деревянные палочки для бутербродов. В связи с
этим у меня две новости - хорошая и плохая.

Хорошая: они подошли.

Плохая: ничего не случилось.

Будем продолжать изыскания.

День 8

По-прежнему очарован кошачьей дверцей. Играл с ней с самого утра, пока не
случилась еще одна небольшая неприятность. Я спокойно сидел и прикидывал,
как далеко можно просунуть голову, прежде чем дверца опустится и прижмет
меня, как вдруг кот, преследуемый соседским волкодавом, одним бешеным
прыжком взлетел на крыльцо и, как безумный, ворвался в дом. В результате
чего дверца, распахнувшись, хлопнула меня по подбородку, я опрокинулся на
спину, а кот грузно приземлился прямо мне на грудь.

И этот усатый монстр еще имел наглость победно ухмыльнуться!

Но ничего, я буду отомщен.

День 9

Не стал откладывать месть в долгий ящик. Это оказалось совсем нетрудно. Для
начала я удостоверился, что кота нет дома, а потом придвинул к его ходу
пятикилограммовую коробку стирального порошка. Осталось только подождать.

Если б вы знали, какое это наслаждение - сидеть и слушать, как кот,
преследуемый волкодавом, с бешеной скоростью взлетает на крыльцо и с
полного разгона врезается мордой в свою запертую дверь.

День 10

Вечером Он принес новую видеокассету - фильм под названием Рука, качающая
колыбель*.

(*) Пспхологическпй триллер про сумасшедшую няню, преследующую семью.

Звучит заманчиво, - подумал я, и поэтому примерно через час после того, как
меня уложили спать, я бешеным криком вызвал их в детскую и мастерски
изобразил мучительное прорезывание зубов.

У них уже не было сил, чтобы сидеть и дожидаться, пока ребенок заснет,
поэтому они взяли меня с собой вниз, в гостиную.

Я почти сразу перестал орать, но, к моему великому удовольствию, тащить
меня обратно наверх у них тем более не было сил. Вот почему я посмотрел
большую часть Руки, качающей колыбель. Очень интересный фильм.

День 11

Сегодня утром произошел крайне неприятный инцидент. Я быстро ковылял
вдогонку за котом (думал проверить, что случится, если засунуть кошачий
хвост в розетку) и нарвался прямиком на угол обеденного стола. Никогда не
мог понять, почему столы делают высотой точно по лоб начинающего ходить
ребенка! Шишка величиной с куриное яйцо немедленно вздулась прямо над
правой бровью.

Нечего и говорить, орал я как резаный и даже удостоился драгоценного
внимания Джаггернаут - как всегда небрежно она погладила меня по головке и
буркнула: Кто это у нас такой глупый мальчик? Ну разве можно это назвать
поддержкой в трудную минуту?

Да... Если бы мамочка была дома, я бы немедленно отправился в травмопункт
со всеми вытекающими последствиями: рентген, долгая полная волнений ночь в
больнице, скорбные родители не смыкают глаз у постели бедного ребенка...

К мамочкиному возвращению с работы я выглядел так, как будто провел
пятнадцать раундов с чемпионом мира по боксу. Но Она не сильно
разволновалась. С момента столкновения со столом прошло уже пять часов, и я
довольно резво бегал по дому. Должно быть, это и притупило Ее обостренную
материнскую интуицию.

- Что случилось? - спросила Она.

- Ах это! - отмахнулась Джаггернаут. - Он гонялся за котом и налетел на
угол стола.

- Понятно.

Казалось, ответ удовлетворил мамочку. Но я успел заметить нечто новое в
выражении Ее глаз. Новое и многообещающее. На одну секунду в них мелькнула
искра сомнения, можно даже сказать - подозрения, и я сразу понял, что в
будущем смогу извлечь из этого некоторую пользу.

Да, Рука, качающая колыбель - действительно хороший фильм.

День 14

Сегодня утром я целенаправленно врезался лбом в угол папиного письменного
стола и заполучил шикарную шишку над левой бровью.

Весь день я представлял себе, каким долгим, укоризненным взглядом буду
глядеть на Джаггернаут, когда она станет объяснять мамочке, что случилось.
Я постараюсь сыграть на мамочкином болезненном страхе за родное дитя и
внушить Ей мысль, что небезопасно оставлять драгоценного отпрыска в
обществе няньки-монстра. И спустя неделю Джаггернаут придется навсегда
покинуть наш дом. Ну и конечно, тогда мамочка бросит проклятую работу и
вернется к своей прямой обязанности - посвящать каждую секунду заботам обо
мне и удовлетворению малейших моих нужд.

Сперва все шло согласно плану. Вернувшись с работы, мамочка подхватила меня
на руки и сразу же обнаружила новое ранение.

- Господи, да ты как будто на войне побывал, - сказала Она и повернулась к
Джаггернаут: - Что случилось на этот раз?

- Да ничего страшного, просто стукнулся лбом о стол вашего супружника, - по
обыкновению, отмахнулась Джаггернаут.

Мой взгляд в эту минуту заслуживал Оскара. Нет, правда, он мне чрезвычайно
удался - укоризненный, удивленный, полный боли и откровенного, неприкрытого
страха.

Но можете себе представить? Мамочка даже не посмотрела в мою сторону. Она
опустила меня на пол и легкомысленно прощебетала:

- Ну ничего, скоро мы научимся не натыкаться на столы, да, зайчик? - После
чего у Нее хватило наглости заявить: - Правда, глупенький ты ребенок?

И Она отправилась прямиком в кухню, объявив, что изнывает от жажды.

Что происходит? Неужели я начинаю терять квалификацию?

День 16

Воскресенье. Наконец я нашел предмет, подходящий для запихивания в розетку.
Вчера на ужин родители жарили шашлыки и не успели убрать из сушилки
тоненькие металлические шампуры. Пока они гонялись по саду за котом, чтобы
нацепить на него ошейник от блох, я пробрался на кухню, подтащил к раковине
стул, взобрался на него и стащил один шампур.

Потом бросился в гостиную - к своей любимой розетке.

Какое разочарование ждало меня! Если б вы знали, что Он придумал! Он
приделал к розетке пластмассовую крышку. И не только к одной розетке, а ко
всем в доме, что я и обнаружил постепенно.

Да. Порой мне кажется, что родители существуют только затем, чтобы лишать
детей невинных удовольствий и безобидных развлечений.

День 22

В нашем доме существует нечто вроде уровня высоты, и этот уровень медленно,
но верно поднимается вверх. До моего рождения, то есть пока меня не было
(конечно, такое трудно себе представить - вокруг чего бы тогда вертелся
этот мир?), и еще некоторое время после родители размещали кое-какие вещи
непосредственно на полу - например, вазоны с цветами, книги, лазерный
плейер и прочие предметы обихода. Я это помню, хотя и был совсем маленький.

Потом я начал ползать... После нескольких разбитых вазонов, разодранных в
клочья книжек и щедро пропитанного липким сиропом плейера родительские
пожитки стали перемещаться наверх, так, чтобы ребенок, стоя на
четвереньках, не мог до них дотянуться.

Но вскоре я научился хвататься за край и подтягиваться и таким образом
покорил новые высоты разрушительной деятельности. Вазы падали со столов,
безделушки и стаканы - с полок буфета. Кроме того, я открыл потрясающий
закон физики... Да вы, наверное, его знаете: если вцепиться в скатерть и
повиснуть на ней всем телом, все, что стоит на столе, неминуемо грохнется
на пол.

И поэтому планка снова поднялась. Бьющиеся предметы переехали чуть ли не
под потолок.

Теперь я умею ходить - ну хорошо, не совсем ходить, а переваливаться,
ковылять и спотыкаться, - но все же коэффициент моих вредных действий стал
еще выше. К счастью, родители пока этого не заметили.

Но я не хочу торопить события и срываться в новый разрушительный загул.
Нет, я задумал нечто совершенно особенное.

День 24

Ее коллекция фарфоровых кошечек... Там, в гостиной. Вот о чем я мечтаю
целую вечность. Как выяснилось, первую кошечку Ей подарили в пять лет, и с
тех пор друзья и знакомые, у которых ни на что другое просто не хватало
воображения, дарили Ей новых и новых фарфоровых пусиков - на дни рождения,
на Рождество и прочие праздники. Так что кошек набралось уже штук двадцать.

Этих кошек родители не перемещали вверх, как другие бьющиеся предметы. О
нет, они, как самое драгоценное достояние, всегда занимали одно и то же
почетное место - на специально отведенной полке и вне моей досягаемости. Но
теперь, когда я могу ходить...

День 26

Утром, пока Джаггернаут, чертыхаясь, боролась со стиральной машиной
(наверное, сыграли свою роль плоскогубцы, которые я запихнул в центрифугу),
я встал возле полки с коллекцией фарфоровых кошечек и прикинул, хватит ли
роста. Ну-ка, ну-ка... О да. На цыпочках вполне можно дотянуться.

Но не будем спешить, решил я. Дождемся момента, когда произведенное
впечатление будет максимально сильным, то есть когда Она будет дома. И Он
тоже. Не стану же я рассыпать бисер перед Джаггернаут.

День 30

Воскресенье - и подходящий момент наступил. Сегодня у Нее день рождения.

По этому поводу родители решились на одно из самых своих рискованных
предприятий - пригласили на обед дедушек и бабушек с обеих сторон
одновременно. Предыдущий опыт не раз показывал, что эти мероприятия обычно
напоминают более-менее цивилизованный вариант трапез -ингисхана, но, к
сожалению, мои родители не умеют учиться на ошибках.

Обычно, чтобы разрядить обстановку, они стараются переключить внимание
старшего поколения на меня и мои новые достижения. Сегодня Она предложила
дедушкам и бабушкам такое развлечение: усадила меня за общий стол на
высокий табурет вместо обычного стульчика.

Надо сказать, это сошло не совсем успешно, потому что я периодически
соскальзывал на пол или падал лицом в тарелку.

Но для меня новое положение имело явные преимущества - с этой табуретки я
мог слезть, когда вздумается, в отличие от прежнего высокого стульчика,
конструкция которого, что совершенно очевидно, позаимствована из
средневековой камеры пыток.

Трапеза продолжалась, они ели и пили все больше и больше, и, естественно,
все реже и реже взглядывали в мою сторону. Когда подошло время пить кофе,
они и вовсе перестали меня замечать. Я тихонько сполз с табуретки и
отправился в гостиную.

Долгие расчеты и приготовления не пропали даром: все произошло быстро и
четко, как толчок землетрясения.

Я схватился за полку, подтянулся на одной руке, а другой, словно косой,
прошелся по рядам фарфоровых кошечек. Как нежно и приятно они звенели,
разлетаясь на мелкие осколки!

Ну и конечно, сейчас же в панике вбежали взрослые. Мамочка немедленно
разрыдалась, бормоча сквозь слезы, что я разбил Ее самое любимое, самое
драгоценное сокровище...

Тогда Его мамаша сказала, что это всего лишь дурацкие глиняные кошки и
совершенно ни к чему устраивать из-за них такой переполох. Ее же мамаша
взвилась: это фарфоровые кошечки, а вовсе не глиняные, и тот, кто не может
отличить глину от фарфора, явно страдает отсутствием вкуса, впрочем, для
нее это не новость, она давно знала, что Его семья...

Таким образом, давние семейные разногласия вспыхнули настоящим пожаром, и
праздничный обед кончился плачевно - обе пары дедушек и бабушек вылетели из
дома в состоянии белого каления, а мамочка и папочка яростно ругались весь
оставшийся день и добрую половину ночи.

Ну что тут можно сказать? Если я хочу произвести впечатление, я
действительно его произвожу.



Восемнадцатый месяц

День 7

Вечером Она опять завела речь о детско-родительских группах. Нужно было
немедленно применять диверсию для отвлечения от темы. Я громко закряхтел,
поднатужился, и через мгновение подгузник был уже полон до краев.

- Ты делаешь а-а! - радостно приветствовала Она мое кряхтенье. Потом,
сосредоточенно глядя мне в глаза, Она повторила со значением и
расстановкой: - Ты делаешь а-а Ты делаешь а-а.

Сперва я подумал, что меня гипнотизируют, но потом вспомнил, что Она просто
старается научить меня видеть связь между субъективными желудочно-кишечными
ощущениями и конечным продуктом.

Чтобы совсем прояснить ситуацию, Она особенно выделила первое слово:

- ТЫ делаешь а-а.

Так продолжалось всю дорогу. Она отнесла меня в ванную, помыла, поменяла
подгузник и при этом повторяла:

- Ты сделал а-а, да, зайчик? Умница. ТЫ сделал а-а.

Потом Она взяла меня на руки, чистого и переодетого, и, влюбленно глядя мне
в глаза, спросила:

- Ну? Теперь ты понял? Кто сделал а-а? Я улыбнулся, понимающе кивнул и
показал пальцем на кота.

День 9

Джаггернаут водила меня в гости к другому ребенку. Он значительно меньше
меня - совсем крошечный - и едва умеет ползать. Его мама дала мне краски,
чтобы чем-то занять, после чего они с Джаггернаут удалились на кухню выпить
по чашечке кофе. Как неосмотрительно с их стороны...

Вы когда-нибудь видели этакого крошечного малыша, с ног до головы ровным
слоем выкрашенного разноцветными акварельными красками?

День 11

- Пойду только уложу его и успокою, - сказала Она папочке вечером,
подхватывая меня с дивана, чтобы отнести наверх.

Честно говоря, это слово успокоить мне совсем не нравится. С ним у меня
связаны неприятные ассоциации. Как-то раз я слышал, как родители обсуждали
нашего кота и, между прочим, сказали, что, если его поведение и дальше
будет таким невоздержанным, они свезут его к ветеринару, после чего он живо
.успокоится. Теперь вам ясно, почему мне так не нравится это слово в
применении ко мне самому? Я ведь тоже частенько веду себя невоздержанно...
А вдруг и меня подвергнут ус-покоительной процедуре?

Так или иначе, сегодня, когда Она уложила меня в постель, я не захотел
успокаиваться. Я вдруг понял, что кроватка - это своего рода тюрьма. Каждый
вечер родители засовывают меня под одеяло, посюсюкав для проформы,
поднимают бортик и уходят, убежденные, что так и должно быть и что всю ночь
я спокойно просплю за решеткой. Можно, конечно, кричать, плакать, трясти
перекладины, тогда, может быть, они придут, чтобы утешить ребенка, но, по
большому счету, они убеждены, что раз я в кроватке, значит, так будет до
самого утра. И до нынешнего дня я с этим мирился, почему-то считал
заключение справедливым и покорно отбывал срок. Ни разу я не отведал
прекрасной ночной свободы, простирающейся за перекладинами кроватки.

Эх... Сегодня я слишком хочу спать, чтобы обдумывать эту тему подробно. Но
тем не менее новый план побега уже забрезжил в моей маленькой умной
головке.

День 12

Бежать из узилища для меня не впервой. Те из вас, кому выпало счастье
ознакомиться с первой частью моего дневника, наверняка не забыли
исторический побег из манежа. В тот раз мне удалось расшатать перекладины и
пролезть между ними. Но, в отличие от манежа, кроватка сработана крепко, на
совесть, и, кроме того, она гораздо выше. Поэтому организация нового побега
будет сопряжена с новыми трудностями С другой стороны, я стал гораздо
ловчее и подвижнее, и это позволяет надеяться на лучшее. Как-нибудь да
выберусь!

Сегодня вечером я провел разведывательную работу. Взялся за перекладины и
встал. Это оказалось совсем нетрудно. Но, проделав этот маневр, я
обнаружил, что проклятая горизонтальная верхняя планка слишком высока - она
доходит мне аж до подбородка. Совершенно очевидно, что в такой ситуации я
должен подтянуться на руках, как гимнаст на турнике, чтобы потом,
качнувшись вперед, добиться перемещения центра тяжести и сделать первый шаг
навстречу свободе.

Так оно должно быть теоретически. Но на практике все оказалось гораздо
сложнее. Беда в том, что руки у меня слабоваты. Ходьба укрепила мускулы
ног, но плечевой пояс развит еще недостаточно.

Но не надо отчаиваться. Рим тоже не один день строился. Будем настойчиво и
упорно работать над собой.

День 13

Весь день разрабатывал плечевой пояс. Подтягивался, где только мог, и
старался провисеть на руках как можно дольше.

Вечером, оказавшись в кроватке, я попробовал было подтянуться, но руки у
меня ныли от усталости, и я разревелся.

Она пришла успокоить меня, но без должной теплоты и понимания.

- Я знаю: ты просто валяешь дурака, - сказала Она. - Ты прекрасно можешь
заснуть и без этого шума. Если ты и дальше будешь так себя вести, я просто
уйду и не вернусь. Я не собираюсь прибегать сюда по первому твоему
требованию.

И это я слышу от женщины, которая вот уже три месяца коварным образом
бросает своего отпрыска и убегает на работу, даже не оглядываясь! Какая
бессердечность!

День 15

Я очень упорный. Несмотря на боль, я весь день тренировал плечевой пояс, и
старания были вознаграждены: пусть и не очень высоко, но я все же
подтянулся на верхней перекладине кроватки.

Правда, радость была несколько омрачена - руки скоро не выдержали, я
грохнулся в кровать и пребольно ударился головой о ее заднюю стенку.
Разумеется, тут же зарыдал, что, по-моему, вполне естественно в такой
ситуации, но не дождался от мамочки ни поддержки, ни утешения - только
обвинения и угрозы. Я, мол, снова валяю дурака, и в следующий раз Она точно
не придет, потому что раз мне нравится устраивать перед сном переполох, я
сам и должен расхлебывать эту кашу.

В ответ на Ее инсинуации я сосредоточился, поднатужился и основательно
наполнил свой подгузник. Уж эту-то кашу будет расхлебывать Она сама.

День 23

Какой же я был идиот! Я пытался подтягиваться на передней стенке кроватки,
на той, которая опускается вниз, и только теперь заметил, что существует
другой, не такой сложный путь к свободе.

На задней, неподвижной стенке, примерно на половине ее высоты, у меня в
кроватке прикреплено странное сооружение с уморительным названием игровой
центр. Это пластмассовая полочка, к которой приделаны ярко раскрашенные
звоночки, кнопочки, клаксончи-ки, рычажки и так далее. Имеется в виду, что
ребенок должен часами сидеть, весело агукая, в своей кроватке и невинно
развлекаться - нажимать на кнопочки, звонить в звоночки, переключать
рычажки, гудеть клаксончиками и так далее.

Ну что тут сказать... Когда только я получил эту штуку, я, действительно,
все это перепробовал. Я жал на кнопки. Звонил в звонки. Дергал рычаги.
Гудел клаксонами. И так далее. Но, как вы сами понимаете, одного раза мне
вполне хватило. И я списал эту чушь за ненадобностью.

Но только до сегодняшнего дня. Я вдруг увидел истинное предназначение
сооружения. Оно послужит мне ступенькой к свободе. Надо только схватиться
за бортик кровати, поставить ногу на этот пресловутый игровой центр, потом
сделать небольшое усилие, подтянуть вторую ногу наверх... и вот уже вершина
близка! А за ней - свобода!

Первая попытка оказалась не совсем удачной. Я поставил ногу на игровой
центр, другая уже висела в воздухе... Но тут я потерял равновесие и
грохнулся в кровать, прямо носом вниз. Это было чертовски больно.

Конечно, я заплакал. И конечно, явилась рассерженная мамаша. К сожалению,
падение не оставило на моем лице никаких видимых следов, поэтому мне в
очередной раз пришлось выслушивать обвинения в дуракава-лянии и желании
вывести Ее из себя.

Она уложила меня и чуть ли не придавила сверху одеялом. На мой взгляд, это
было типичное проявление грубой силы.

- В следующий раз, - припечатала Она, - я просто тебя не услышу. Запомни:
если завтра перед сном ты снова начнешь орать, никто к тебе не придет до
самого утра!

Я решил не придавать этому значения. На душе у меня было весело. Пускай
сегодня попытка побега не удалась, зато я убедился, что выбрал правильный
путь.

Будет и завтра день.

День 24

Сегодня я даже не пытался тренироваться в подтягивании, ведь новый метод
побега не потребует силовых упражнений. Нужен только расчет и чувство
равновесия.

С Джаггернаут я вел себя как паинька, вечером постарался ничем не огорчать
мамочку. Папочка же, как Она мне сообщила, уехал в командировку.

- Папочки сегодня не будет, - заявила Она, укладывая меня в кровать. -
Поэтому сегодня никакие слезы тебе не помогут. Он у нас такой жалостливый,
его легко провести, но меня ты не обманешь. Ты, конечно, можешь плакать, но
я-то знаю, что ты просто валяешь дурака, поэтому сейчас я уйду и оставлю
тебя одного до самого утра. Это единственный способ разорвать порочный круг
твоего нежелательного поведения перед сном.

Ха! Она снова читала книжку по уходу за детьми. Это я уже за версту чую. И
наверняка из той же книжки она почерпнула еще одно нововведение - ночник.
Это страховитый керамический гриб, внутри которого вставлена толстая
приземистая свечка. Она зажгла ее с величайшей торжественностью и поставила
все приспособление на столик поодаль от кроватки. Потом, с выражением
злобной радости на лице. Она наклонилась, поцеловала меня и сказала:

- Спокойной ночи. Увидимся утром. После чего Она вышла из комнаты и...
ЗАКРЫЛА ЗА СОБОЙ ДВЕРЬ.

Значит, все это правда... Я предан! Какое коварство! От злости я заорал так
громко, как только мог.

Увы, никакой реакции не последовало, и вскоре мне пришлось замолчать.
Уверен, в этот момент Она там внизу поздравила себя с невероятным успехом.

Ночник давал света не больше, чем полоска под дверью, но мне для
осуществления плана этого было вполне достаточно.

Я встал, взялся за бортик кроватки, попрыгал на матрасе для разминки, потом
поднял левую ногу и нащупал ею пластмассовую поверхность игрового центра.
Сохраняя спокойствие и не спеша, я подтянулся вверх, правая нога на
мгновение опасно зависла в воздухе, но я справился с собой и приказал ей
занять место рядом с левой.

Оставалось только двигаться вперед. Я прижался грудью к бортику, скользнул
животом по верхней планке и через секунду уже балансировал, покачиваясь, на
краю.

И тогда я отпустил руки и со всей силы дернул ногами. Ветер подхватил меня,
крылья раскрылись... И я наконец узнал, что значит быть свободным.

А через считанные мгновения я узнал, что значит грохнуться с порядочной
высоты прямо лбом об пол. Сказать по правде, это очень и очень больно. Я
заорал, и крик этот был вполне оправдан.

Но ответа не последовало. Я рыдал и задыхался от праведного гнева Однако
ничего не помогло. Она решила твердо стоять на своем.

Боль понемногу проходила. Ползком продвигаясь по комнате, я наткнулся на
стопку полотенец, завернулся в них, уткнулся лицом в мягкую махровую ткань
и почувствовал, что на лбу уже успела вырасти огромная, превосходная шишка.
С этой приятной мыслью я и задремал.

Чуть позже меня разбудили шаги - мамочка поднялась по лестнице и тихонько
подкралась к двери детской.

Я хотел было заорать, но вдруг понял - в нынешней ситуации больше пользы
будет, если Она сюда не войдет. Я громко, мирно, размеренно засопел и с
удовлетворением услышал Ее слова:

- Ну вот, какой хороший мальчик! Я же говорила, мое присутствие перед сном
тебе совсем не обязательно. И я снова заснул.

День 25

Я прекрасно выспался и проснулся раньше Нее. Первое время лежал и
вспоминал, где я и как сюда попал. Вчерашнее ранение уже не беспокоило,
хотя шишка на лбу вздулась поистине великолепная.

И тут меня осенила прекрасная мысль - положить последний, завершающий
штрих. Я подошел к столику и смахнул страховитый ночник на пол. Гриб, как и
следовало ожидать, разбился, а свечка погасла на лету.

Я не стал возвращаться в уютное гнездышко из полотенец, а, наоборот, замер
в неудобной позе на полу в середине комнаты. Тут у Нее в спальне зазвонил
будильник, и я немедленно заорал. Не громко и призывно, как здоровый
карапуз, который только что пробудился от крепкого спокойного сна, а
скорбно и обессиленно, как бедный, брошенный ребенок, который одиноко
проплакал всю ночь напролет.

Она вбежала в детскую, приговаривая:

- Вот видишь, ты хороший мальчик, я же говорила, незачем тебе шуметь перед
сном...

Но тут Она увидела меня, и слова замерли на Ее губах. Я смотрел на Нее -
долгим, трагическим, укоризненным взглядом.

Мамочка прямо-таки рухнула на пол рядом со мной.

- о Боже мой! - вскрикнула Она. - Ты уже давно здесь лежишь? И какая
страшная шишка! Господи! Но я же не знала, что ты можешь вылезти из
кроватки! Ох, и ночник... Ведь ты мог сгореть!

Скажу без ложной скромности: весь эпизод был разыгран просто блистательно.

Расстроенная и виноватая, Она позвонила Джаггернаут, попросила ее сегодня
не приходить и сама осталась дома со мной. Весь день я вел себя самым
отвратительным образом, но Она принимала это кротко и смиренно, как овечка.

Вечером, перед сном, Она взяла меня в супружескую постель (Он все еще не
вернулся из командировки) и даже приложила к груди. Правда, молока у Нее
уже не было, поэтому я сосал грудь, как пустышку, - сказать вернее, жевал,
как жвачку. Но еще две-три таких ночи, и, я уверен, молоко опять появится.

Хороший урок для мамочки: будет знать, как хитрить с ребенком. Но самое
главное: теперь я знаю, что могу выбраться из кроватки. И родители это
знают. Стало быть, для них наступают тяжелые времена.



Девятнадцатый месяц

День 5

На этот раз за организацию группы Родители с детьми взялась Джаггернаут.
Три маленьких мерзавца посетили сегодня наш дом в сопровождении трех
нянюшек.

Это было неприятное событие. Во-первых, я не желаю, чтобы кто-то другой
играл в мои игрушки. Во-вторых, эти мерзкие создания довольно скоро
научились давать сдачи.

И вообще это никакие не Родители с детьми. Это няньки, которые притащили с
собой обозленных детей, чьи родители бросили их на произвол судьбы и
упорхнули развлекаться на работу. Если уж мама с папой жаждали, чтобы я
общался, могли бы придумать что-нибудь получше. Эти дети - шумные,
противные, вонючие создания, и кроме того - надо признаться, - некоторые из
них дерутся гораздо лучше меня.

День 12

У меня начался переходный возраст. Точнее говоря, переходный этап. Дело вот
в чем. до сего момента я спал три раза в сутки - дольше всего ночью, часа
полтора до полудня и два часа после обеда.

Я очень старался не соблюдать этот режим по очевидной причине: когда я
сплю, мама или Джаггернаут имеют возможность заниматься своими делами,
спокойно и не прерываясь. Но страшная усталость всегда брала верх, и - увы!
- я засыпал.

Теперь же все изменилось. Кажется, мне уже не требуется столько сна.

Сегодня я дал Джаггернаут понять, что грядут некоторые неприятности. Утром
я поспал, как обычно, но, когда она собралась уложить меня после обеда, сна
у меня не было ни в одном глазу. Она привычно бросила: А теперь ты немного
поспишь, а я тут поработаю по хозяйству, - после чего вышла из детской, и я
тут же зашелся в крике.

Джаггернаут сперва не обратила на это внимания, потому что я так поступал
довольно часто, и, несмотря на страшные крики, через пару минут засыпал. Но
сегодня все было иначе. Я орал и орал, и ей-таки пришлось подняться в
детскую. Тщетно она пыталась утихомирить меня и усыпить, так что в конце
концов, отчаявшись, она забрала меня с собой вниз.

И тут я воочию убедился, что некоторые мои подозрения абсолютно верны. Вся
эта работа по хозяйству оказалась сущим враньем. На самом деле, пока я спал
после обеда, - думаю, так было всегда с тех пор, как она поступила к нам
работать, - она плюхалась на диван в гостиной и погружалась в свой любимый
австралийский телесериал.

Вот и сегодня, без тени стыда, она включила телевизор и усадила меня рядом
с собой. Да... На две минуты у меня еще хватило терпения, но потом... Боже,
Боже... Восемнадцать месяцев притворства и лицедейства сделали меня
порядочным знатоком актерского искусства, и, скажу вам прямо, этот
знаменный сериал страдает полным отсутствием такового. Поэтому я начал
ныть, потом кричать. На этот раз Джаггернаут не смогла насладиться
созерцанием любимого фильма.

День 13

Опять не захотел спать после обеда. Но теперь Джаггернаут без промедления
снесла меня вниз - слишком боялась пропустить любимое зрелище.

Первую половину фильма я ныл и кричал, но потом вдруг успокоился. Конечно,
актерская и режиссерская работа по-прежнему оставляла желать лучшего, но,
говоря по правде, есть какое-то непонятное очарование в этих бесхитростных
историях, в этой сумбурной смене эпизодов.

День 14

Несмотря на неудачу прошлой попытки, Джаггернаут опять привела к нам троих
детей с няньками на очередное собрание группы с неопределенным названием.

Одного из маленьких злодеев я хотел было забить, как гвоздь, в пол, при
помощи своего маленького пластмассового молоточка, но это начинание не
увенчалось успехом - паршивец убежал. Зато другого очень ловко и метко
оцарапал кот. Знаете, я раньше был несправедлив к коту. Сегодня в его морде
я нашел существо, чрезвычайно близкое мне по духу.

День 16

Нынче я был не в духе: плохо спал после завтрака, за обедом махал руками и
вообще вел себя воинственно. Джаггернаут решила что после обеда надо
уложить меня в кровать.

Господи, как я кричал, как брыкался! Да как она посмела? Разве я могу
пропустить свой любимый австралийский телесериал?

День 20

Я проснулся раньше родителей. Утро было чудесное. Взошло солнце, его свет
мягко струился сквозь легкие кружевные шторы, и диковинные, переменчивые
узоры ложились на одеяло. Птицы весело распевали за окном. Мне было тепло,
уютно и спокойно. Я лепетал свои смешные детские словечки, складывал их в
предложения, пусть непонятные, но похожие на настоящую речь. Как здорово, -
подумал я, - быть ребенком; как хорошо, когда тебя любят, согревают,
оберегают. Как хорошо, что я не взрослый! Могу спать, сколько угодно, и
никто меня не разбудит отчаянным криком; и не надо думать о работе, деньгах
и хлебе насущном... И я вдруг проникся такой теплотой, любовью и
сочувствием к своим бедным родителям... Все-таки родные люди...

Но потом я вспомнил, кто я, черт возьми, такой, и немедленно заорал. Да
будь я проклят, если позволю им подольше поспать. В конце концов, для меня
это вопрос чести - разбудить их прежде, чем зазвонит будильник.

День 24

Суббота. Она опять озабочена приучением к горшку. Только об этом и говорит.
Скорее всего. Ее ознакомили с очередным списком достижений крошки
Эйнштейна. Без сомнения, этот маленький выскочка уже защитил диссертацию по
ядерной физике и взобрался на Эверест без кислородного баллона. Почему же
моя мамаша должна мучиться с маленьким негодником, который даже толком не
выучился ходить на горшок!

Может, стоит сжалиться над Ней? В следующий раз, когда мне захочется
совершить естественные отправления - или, говоря Ее словами, сделать а-а, -
может быть, стоит попросить Ее принести горшок и воспользоваться им по
назначению?

С другой стороны, не хочется лишать себя удовольствия наблюдать, как Она
бегает за мной по всему дому с горшком наперевес. В конце концов, это один
из ключевых моментов нашего совместного полезного времяпрепровождения.

День 28

Вечером я споткнулся, упал и пребольно ударился задницей об пол. И вдруг
мне пришло в голову: а что, если продемонстрировать Ей новые достижения в
области лингвистики? Может, это хоть ненадолго отвлечет Ее от навязчивых
мыслей о горшке? И я решил поразить Ее воображение новыми словами.

- Попа, - сказал я, потирая ушибленное место. - Кака!

И что бы вы думали? Она тут же притащила горшок.

- Ты хочешь а-а, да, зайчик? - восторженно спросила Она.

Ах ты Боже мой! Если бы я хотел а-а, я бы так прямо и сказал.

День 29

Ее так просто обвести вокруг пальца! -естное слово, мне иногда даже стыдно
становится. Правда, Она сама нарывается, но все-таки жалко Ее - это все
равно что у ребенка отнять конфетку. (У другого ребенка, добавим.
Попробовал бы кто-нибудь отнять конфетку у меня!)

Вот яркий пример Ее доверчивости и наивности. Она, как обычно, развивала
тему горшка, и я после ужина решил немножко Ее поддразнить.

- А-а, - требовательно сказал я. - А-а!

- Ах ты моя умница! - защебетала Она. - Ты просишься на горшочек, да,
зайчик?

Ну разумеется, как же иначе?

- Ты и вчера просился на горшочек, да, зайчик?

Ну вот, опять пальцем в небо!

Но так или иначе. Она была совершенно счастлива - такое Ей виделось только
в самых волшебных снах. Она мигом слетала за горшком, быстренько стащила с
меня штаны и подгузник и со значением заглянула мне в глаза. Потом показала
на горшок и спросила:

- Ну вот, ты же знаешь, зачем тебе горшочек?

- Дя, - кивнул я. - Дя, дя. Она ободряюще улыбнулась.

- Ну давай, сделай что нужно. Сделаешь?

Я снова кивнул. И Ояа радостно кивнула в ответ.

И тогда я взял горшок и гордо надел его на голову.

День 31

Суббота. И я наконец сдался. Может бьггь, просто устал бороться, а может,
виной тому Ее трагически-озабоченное лицо. Но так или иначе, после обеда я
громко и настойчиво закричал:

- А-а! А-а?

На этот раз горшок был у Нее непосредственно под рукой, и через секунду я
уже стоял на полу со спущенными ползунками.

- А теперь мы сядем на горшочек и сделаем большое, хорошее а-а, -
промурлыкала она умильным голосом.

Я вздохнул и опустил задницу на противную холодную пластмассу.

- А теперь сделай большое, хорошее а-а. Большое а-а для мамочки. Ну
давай... Жалко было смотреть на Ее умоляющее лицо. Я поднатужился,
покряхтел и - плюх, плюх, - две крутых тяжелых колбаски стукнулись о дно
горшка.

Боже мой! Можно было подумать, что Ее выпустили на свободу после пяти лет
заточения и одновременно подарили миллион в золотых слитках. Я встал. Она
подхватила горшок и жадно впилась взглядом в его содержимое, словно перед
Ней распахнулся ларец с бриллиантами.

- Ах ты моя умница! Посмотрите, что мы сделали для нашей мамочки! Какой
умный, взрослый мальчик! Мамочка за это скажет большое спасибо!
Большое-большое спасибо этому умному ребенку!

Она взяла меня за руку и повела наверх, в ванную. Горшок Она несла перед
собой - торжественно, как королевский орден на подушечке.

- А теперь ты знаешь, что мы сделаем? - проворковала Она. - Мы помоем нашу
попку, но сперва... - Она остановилась возле унитаза: - ...Сперва мы
сделаем вот так.

Резким движением Она перевернула горшок, драгоценные колбаски шлепнулись в
унитаз... И Она спустила воду.

Ах так! Ну, в следующий раз ты действительно получишь подарочек.



Двадцатый месяц

День 2

Нашелся подходящий повод для развития конфликта между мамочкой и
Джаггернаут. Камнем преткновения стало все то же навязшее на зубах
приучение к горшку. Известно, что бразды правления любым важным
предприятием должны быть исключительно в одних руках. В нашем случае - в
мамочкиных, потому что именно Она руководила приучением изначально.

По Ее понятию, я уже достиг той ступени развития, когда ребенок начинает
осознанно чувствовать связь между физиологическими ощущениями и конечным
продуктом, а из чего следует, что, если я того пожелаю, я в состоянии
сообщить взрослым о своем наме-рении сделать пи-пи или а-а, попроситься на
горшок и таким образом избежать нежелательного происшествия.

Если, конечно, я того пожелаю.

Сегодня понедельник, и мама, окрыленная вероятным субботним успехом,
сообщила Джаггернаут о наших горшечных достижениях.

- Теперь он умеет проситься на горшок, - объяснила Она нянюшке. - Только
надо все время быть начеку. Не пропустите, когда он закричит а-а?

Как вы думаете, кричал я а-а? Хотя бы один раз?

А вечером, когда мама вернулась с работы, кричал я а-а? Ничего подобного.
Ни одного разу за день.

И это сработало. Маленькие зернышки сомнения начали прорастать в мамочкином
воспаленном мозгу.

- Ты знаешь, - сказала Она отцу, - меня беспокоит эта нянька. Более того:
мне даже кажется, что она мешает ребенку развиваться.

День 3

Весь день во время дежурства Джаггернаут я, по мере наступления
физиологических ощущений, кричал а-а - громко, требовательно и
пронзительно. И Джаггернаут каждый раз поспевала с горшком вовремя. И у нас
не случилось ни одного неприятного происшествия.

Вечером Джаггернаут с гордостью сообщила мамочке, что в смысле горшка
ребенок вел себя безукоризненно.

Но как вы думаете, дождалась ли мамочка хотя бы одного крика а-а после
ухода Джаггернаут и до моего отхода ко сну? Ничего подобного. Напрасный
труд.

- Ты знаешь, - сообщила мамочка отцу, - эта нянька меня действительно очень
сильно беспокоит. Более того: мне кажется, что она самым беззастенчивым
образом врет.

Вот-вот... Если б вы знали, как я рад такому развитию событий!

День 4

Еще один день с Джаггернаут и без происшествий и еще один вечер с мамочкой
и без криков а-а.

И опять Джаггернаут доложила, что все было прекрасно. И мамочка опять
озабочена правдивостью моей старушки.

День 5

Перемена тактики. Во время дежурства Джаггернаут я ни разу не попросился на
горшок. Зато изгадил три подгузника, в результате чего они выглядели так,
словно полгода пролежали в канализации.

Вечером Джаггернаут отрапортовала мамочке о моем безобразном поведении, но,
как только за ней закрылась дверь, я превратился в сущего ангелочка. Два
раза я громким, звенящим голосом просился на горшок и делал свои дела, как
хорошо воспитанный паинька.

Мама уже твердо убеждена, что Джаггер-наут нагло врет.

День 6

Утром пришла Джаггернаут, и мама доложила ей о моем вчерашнем прекрасном
поведении. Разумеется, как только за Ней закрылась дверь, я вернулся к
естественному и бесхитростному образу жизни новорожденного младенца. Теперь
уже Джаггернаут убеждена, что мамочка врет. В эту игру можно играть сколько
угодно. И не только в случае с горшком. Вариантов бесчисленное множество.
Жизнь прекрасна и разнообразна.

День 14

Я мог бы сказать Ей прямо то, что пытался объяснить неоднократно и разными
способами: своим дурацким возвращением на работу Она заработала только
новые неприятности. Не стоит овчинка выделки. Но разве Она способна меня
понять?

Посмотрим здраво. Во-первых, Ей ни на что не хватает времени. Во-вторых, Ее
ничто не радует, потому что Она живет с постоянным сознанием собственной
тяжкой вины.

Вы скажете, что я в состоянии облегчить эти страдания... Да бросьте, право.

Давайте вспомним, ради чего Она вернулась на работу. Еще только обсуждая
эту перспективу, родители называли следующие причины:

1. Чтобы заработать побольше денег.

2. Чтобы Она не разучилась думать и перестала вести растительный образ
жизни.

3. Чтобы помочь нам отлепиться друг от друга, что рано или поздно должно
происходить со всеми родителями и детьми.

4. Чтобы под рукой всегда был помощник - в лице няни, - готовый разделить с
Ней эту каторгу. (Каторга? Это про меня?)

5. Чтобы вернуть Ей индивидуальность; дать возможность вспомнить, что Она -
личность, а не только моя мама.

Что же получилось на самом деле:

1. Почти все деньги, которые Она зарабатывает, уходят на няньку и на
подарки, которыми Она старается загладить вину перед брошенным ребенком.
Кроме того, Ей приходится часто брать неоплачиваемые дни, потому что
ежедневная работа, ребенок и ведение хозяйства страшно Ее утомляют.

2. От такого нервного напряжения Она совсем отупела, так что об умственной
деятельности не стоит и говорить. Теперь Она полжизни готова отдать за
десять минут растительного образа жизни, лежания на диване, например.

3. Я и сам знаю, что рано или поздно родители и дети должны отлепляться
друг от друга. Но вот когда это случится - рано или поздно?, - решать буду
я, и только я. В этом Ей тоже пришлось убедиться.

4. Помощник, который всегда под рукой... Ну, это вообще абсурд. Джаггернаут
целыми днями валяется на диване, смотрит сериалы и обжирается. (Теперь я
понимаю, почему она сложена, как бетономешалка.) Кроме того, как вы уже
знаете, наличие возле меня двух женщин позволяет мне разыгрывать и
обманывать обеих - например, как в случае с приучением к горшку.

5. Никакая Она не индивидуальность и не личность. Она моя мама - и не более
того.

День 21

Суббота - и новая блистательная проделка.

Теперь я умею ходить и покрывать довольно значительные расстояния, поэтому
меньше времени провожу в коляске. Я попросту вылезаю из нее, когда хочу
прогуляться, и забираюсь обратно, когда устаю. Мамочка очень горда и все
время повторяет, что я наконец становлюсь самостоятельным.

Сегодня мы отправились в большой поход по магазинам. Папа уехал куда-то на
машине, так что нам пришлось идти пешком. Почти всю дорогу туда я прошел
сам, поэтому на обратном пути залез передохнуть в коляску.

Она повесила на ручку коляски тяжелые пакеты с покупками и покатила меня
домой. Бедняжке пришлось нелегко - на нынешний день я вешу уже порядочно, а
тут еще и покупки...

Изнемогая, Она присела отдохнуть на скамейку. И тут наступило мое время. Я
быстренько выскочил из коляски, и мои расчеты, как всегда, оправдались -
без меня в качестве противовеса коляска перевернулась, и все Ее пакеты
грохнулись на землю.

Потери противника: восемь яиц, из десятка и - что приятнее всего - Его
бутылка виски. Еще одна!

Очень удачно. Надо будет повторить.

День 23

Мне пришло в голову, что я слишком неразборчив в еде. Поэтому сегодня
отказывался от всего, кроме кукурузных хлопьев и мандаринов. Вечером
Джаггернаут рассказала об этом мамочке, отчего та пришла в сильное
волнение.

Отлично. Значит, Она все еще беспокоится о моей диете.

День 24

За обедом ел только хлопья и мандарины. Вечером мамочка пять часов готовила
для меня разные аппетитные и изысканные кушанья, но я к ним даже не
притронулся. В конце концов Она сдалась и поставила передо мной блюдо с
мандаринами и хлопья.

День 25

Придерживаюсь прежней диеты. Она уже сходит с ума. А я, честно говоря,
начинаю жалеть, что не выбрал шоколадный пудинг и бананы. Мандарины и
хлопья мне порядком поднадоели.

День 26

Большой успех. Она так страшно обеспокоена, что даже не пошла на работу.
Вместо этого мы отправились к врачу. Трагическим голосом Она объявила, что
вот уже три дня я ем только мандарины и кукурузные хлопья.

Я ждал диагноза затаив дыхание. Что пропишет доктор? Надо ли делать
анализы? Или мы сразу на скорой помощи поедем в больницу на обследование?

Ничего подобного.

- Должно быть, - сказал доктор, - сейчас организму вашего ребенка требуются
только хлопья и мандарины. А теперь, если позволите, я займусь
действительно больными детьми.

Что и говорить, нынешние доктора такие невнимательные!

День 27

Изо всех сил старался есть мандарины и хлопья, но боюсь, скоро не выдержу.
Да и зачем себя насиловать, если это все равно никого не волнует? Тем более
что я вдруг почувствовал вкус к рыбным палочкам и плавленому сыру.

День 28

Вот что я вам скажу: моя мать - жертва рекламы. Достаточно Ей один раз
взглянуть на экран - и Она тут же загорается желанием немедленно приобрести
рекламируемый продукт.

Вот и сегодня вечером показывали ролик, который привел мамочку в восторг.
Дело в том, что эта реклама непосредственным образом связана со священным
горшком. Мамочка уже собралась было бежать в магазин, но вспомнила, что
время позднее и магазины давно закрыты.

Штанишки для начинающих - вот как называется хваленое чудо. Это нечто
среднее между памперсами и бриджами. Главная идея такова: ребенок в таких
штанах непременно должен чувствовать себя взрослым и умным, потому что
может самостоятельно СНИМАТЬ ИХ И НАДЕВАТЬ! Ух?

Да, ничего не могу сказать, создатели этого необыкновенного изобретения
продемонстрировали отличное знание психологии родителей и их потребностей,
но что касается ребенка... Душу ребенка они постичь не смогли. И вот
почему.

а) В моем возрасте ребенок без особого энтузиазма относится к идее ношения
бриджей. б) Вместе с тем любой здравомыслящий ребенок, без сомнения, не
преминет воспользоваться уникальной возможностью СНЯТЬ И НАДЕТЬ штаны. И
разумеется, по мере возникновения физиологических ощущений он СНИМЕТ штаны,
но не раньше чем убедится, что стоит на самом лучшем и дорогом ковре в
гостиной.

День 29

Ну конечно! Прямо с утра Она кинулась в магазин и купила хваленые штаны. И
при очередном переодевании обратилась ко мне со следующей речью.

- Вот, зайчик, - сказала Она. - Теперь мы большие, взрослые дети, и больше
не будем носить подгузник. Смотри. - Она продемонстрировала мне обновку. -
Теперь мы будем носить настоящие брюки, такие же, как у мамы и папы.

Неужели Она и в самом деле думает, что я могу поверить, будто взрослые
ходят в коротких штанах с прорезиненной ластовицей?

В общем, так или иначе. Она облачила меня в эти штаны. И сразу стащила их
вниз. Потом снова надела. Потом снова стащила.

- Вверх-вниз, вверх-вниз, легко и весело... Так делают все взрослые, -
комментировала Она.

Но эта откровенная непристойность скоро Ей надоела, и, легонько шлепнув
меня по заднице, Она сказала:

- Ну вот. В следующий раз, когда захочешь пи-пи или а-а, ты просто снимешь
штанишки и возьмешь горшочек... Хорошо, зайчик?

Что ж. Ее просьбу я выполнил - правда наполовину. В следующий раз, когда
мне захотелось облегчиться, я, как Она и велела, снял штаны. Но горшок не
стал брать. Вместо этого я отыскал теплое уютное местечко за диваном возле
батареи.

Так получилось, что на этот раз я сделал а-а.



Двадцать первый месяц

День 1

Сегодня мне подарили новую игрушку - маленький красный пластмассовый
телефон с пронумерованными кнопочками.

- Смотри, - сказала мамочка. - Теперь ты можешь позвонить всем своим
друзьям - например маме или папе.

За кого Она, интересно, меня принимает? Я сразу заметил, что у этого
телефона нет проводов и он никуда не подсоединятся. Кроме того, когда
снимаешь трубку, там нет гудка.

Вечером Она рассказала папочке про новую игрушку, и снова в разговоре
мелькнуло сакраментальное слово развивающая. Теперь-то я уж точно буду за
версту обходить это бесполезное приспособление.

День 2

- Ты уже звонил по телефону друзьям? - спросила Она вечером. - Позвони,
порадуй мамочку.

Ну ладно. Если уж Ей хочется, я, так и быть, позвоню.

День 3

Вскоре после того, как Она ушла на работу, а Джаггернаут отправилась
скармливать стиральной машине половину дневной порции моего белья, я
приступил к выполнению мамочкиной просьбы.

Но только не при помощи моего бессмысленного красного пустозвона. Конечно,
нет. Я воспользовался настоящим взрослым телефоном, тем более что не раз
видел, как это делается. Надо просто снять трубку и нажать несколько
кнопок.

Правда, с первых попыток ничего не получилось. Я несколько раз набирал
разные номера, но в ответ доносились только короткие гудки.

Но в конце концов я добился успеха и дозвонился куда-то. По крайней мере,
на том конце провода кто-то отозвался, и голос вроде бы говорил
по-английски. Я попытался было начать пристойную беседу и перечислил все
известные мне слова, но ответа не дождался. Скоро мне стало скучно, потому
что голос в трубке все время повторял одни и те же фразы. Я оставил трубку
лежать рядом с телефоном и отправился по своим делам - пробовать на коте
новые акварельные краски.

Мама вернулась с работы, недоумевая: что такое с телефоном? Она, мол,
несколько раз пыталась дозвониться домой, но все время было занято. Она
обнаружила, что трубка снята, взяла ее и прислушалась. О Боже, что тут
началось! Она плакала, рыдала и кричала Джаггернаут, чтобы та никогда,
никогда не смела подпускать меня к телефону. А когда вернулся папа,
истерика повторилась с новой силой. И Она все время повторяла, что теперь
пропал их летний отдых, не на что будет даже купить билет.

И конечно, никто не удосужился меня похвалить. По-моему, для ребенка моего
возраста это просто блестящее достижение... Надо же, дозвониться до
австралийской службы точного времени!

День 8

Утром я пересчитал слова, которые на сегодняшний день могу произнести.

На прошлое Рождество я произнес первое, довольно оригинальное слово - иба.
То есть я хотел сказать рыба, потому что папа получил в подарок новую
удочку. Но все вокруг решили, что я собирался сказать спасибо.

Теперь-то я точно могу сказать спасибо. Правда, нечасто это делаю.

Потом очень быстро я выучился любимому слову нет! и почти следом за ним -
еще. Мама я тоже умею говорить, и, если пребываю в добродушном настроении,
пожалуй, снисхожу до того, чтобы назвать папу папой. Что же касается
Джаггернаут... Ну что ж, пока я не научился произносить это сложное слово,
она для меня всегда будет бухом.

Еще я умею говорить дя. К сожалению, твердое д пока что не совсем
получается. Ну и ладно, все равно это слово редко мне требуется. Нет
практически всегда больше подходит к любой ситуации,

Потом идут попа, кака и а-а - правда, мои родители до сих пор считают, что
в эти три слова я вкладываю одинаковое значение.

Ну и остальные: дай, н'ака, кот, мне, пока и бяка.

Итак, сколько всего... Ага, шестнадцать слов. Ну что ж, для моего возраста
вполне достаточно.

День 13

Но я уже не ограничиваюсь отдельными словами. Когда есть настроение, я
складываю их в небольшие словосочетания и даже предложения. Например, Дай
маму!, Еще а-а и так далее.

Правда, пока что я не пробовал сложить все эти слова в одно большое
предложение. Интересно, что получится? Ну-ка, подумаем...

Стало быть, примерно так:

- Дя, мама, папина иба, нет каки бяки бух, дай мне еще н'а и а-а, спасибо,
попа, пока, кот.

Н-да... Пожалуй, с ораторским искусством придется подождать.

День 16

Скажу честно: я стал фанатом этой детской передачи. Поначалу мне казалось,
что это жуткая чепуха. Впрочем, она чепухой и осталась, но к чепухе этой я
ужасно привязался. Если пропускаю хотя бы одну серию, то потом весь день не
нахожу себе места и устраиваю домашним настоящий ад.

Мама уверяет друзей и знакомых, что внимательно следит за тем, какие
передачи я смотрю, и старается, чтобы я сидел перед экраном не слишком
долго. Это чистейшей воды вранье. На самом деле Ей абсолютно все равно, что
там мельтешит передо мной на экране, лишь бы только самой избавиться от
меня на часок-дру-гой-третий.

Говорят, что телевидение размягчает мозги. Так что, если я стану
бессмысленным придурком, не надо будет долго искать виновника.

День 17

Я научился включать и выключать телевизор и переключать программы, хотя
последнее получается у меня еще не совсем профессионально. То есть
переключать-то я их переключаю, только вот непонятно куда и почему. Но
вообще говоря, пульт я освоил уже неплохо. С ним я проделываю три
излюбленных фокуса. Во-первых, вынимаю батарейки и прячу их в какое-нибудь
тихое, безопасное место - вроде стиральной машины. Просто, но очень
эффектно - родители прямо на стенку лезут. Во-вторых, прячу его. Пропажа
пульта способна довести папу с мамой до полного отчаяния. Много мест я уже
перепробовал. Например, засунуть его в корзинку кота под старое рваное
одеяло... Но лучше и надежней всего - закопать в песочнице. По возможности,
и это очень важный момент, припрятывая пульт, надо выбирать места
погрязнее. Когда родители наконец находят его, он весь вымазан землей,
глиной или чем-нибудь даже поинтереснее. И вообще браться за пульт лучше
всего липкими руками, когда ешь что-нибудь сладкое или вязкое.

И третий, самый замечательный фокус: переключить программу, когда папа
смотрит футбол. Представьте себе: самый решительный момент матча, вот
нападающий остался один на один с вратарем... Ловкое и быстрое нажатие
кнопки - и непередаваемое выражение боли и ярости на лице бедного папочки.
Да, ни с чем не сравнимое удовольствие.

День 19

Воскресенье. Теперь я сам могу выбраться из кроватки, спуститься вниз по
лестнице и включить телевизор. Так я поступаю каждое воскресенье, и папа с
мамой почему-то очень довольны, хотя другие проявления самостоятельности
они встречают обычно с меньшим энтузиазмом.

Я долго не мог понять, откуда такая избирательность, но сегодня меня вдруг
осенило. В воскресное утро они специально стараются удалить меня и
нейтрализовать, потому что сами хотят немножко полежать в кровати. Лентяи и
лежебоки! Но это бы еще полбеды. Я уверен, они не просто так лежат. Они
наверняка предаются плотским утехам.

Боже, какая мерзость!

Как только я это понял, я быстренько забрался по лестнице наверх и тихонько
прокрался в их спальню... Если б вы видели, с какой космической скоростью
они отпрянули друг от друга!

День 21

Сказал новое слово. Вечером после работы Она, как обычно, собралась
приготовить мне питье.

- Ну, что мы возьмем, чтобы сделать сок? - спросила Она. - Апельсин? Или
лимон?

- Лином, - ответил я. Не знаю, почему Она так развеселилась.

День 27

Папа пришел с работы и, как всегда, первым делом налил себе изрядную порцию
виски. Я радостно потянулся к Его стакану.

- Мне! Мне! - запищал я, зная, как развлекают родителей подобные
бесхитростные трюки.

- Ну надо же, ребенок тоже хочет виски! - захихикал папаша.

Честное слово, их так легко развеселить!

Мама решила поддержать игру и достала с полки еще один стакан.

- Для тебя у нас тоже есть виски, - с деланной серьезностью провозгласила
Она и вышла на кухню.

Вернулась Она с лимонным соком. Я потянулся, чтобы взять стакан, но Она не
разжала руку. Не хотела рисковать настоящим стеклянным стаканом для виски.
Вот пластмассовый поильничек - другое дело. Его не жалко. Ну да ладно.

Я взглянул на папашу. Он отпил изрядный глоток, после чего довольно
причмокнул губами.

Я продолжил игру. Тоже сделал изрядный глоток и так же причмокнул губами.

Они пришли в восторг. Можно было подумать, что ничего смешнее они не видали
в своей серой, безрадостной жизни.

- Ну и что же мы пьем? - лукаво спросила она.

И тут я решил, что игра зашла слишком далеко, и твердым, спокойным голосом
произнес:

- Лином.

Это развеселило их еще больше. Чем же они развлекались, интересно, пока
меня не было?

День 28

Сегодня Джаггернаут готовила мне сок.

- Ну, что ты хочешь? Апельсин или лимон? - спросила она.

- Лином, - честно ответил я. На нее это тоже произвело впечатление, как и
прежде на родителей. Что же это за слово такое - действует наверняка, как
старая добрая щекотка?

- Нет, - отсмеявшись, сказала нянюшка. - Надо говорить: Лимон. Ты понял?

- Лимон, - послушно повторил я. Вечером я встретил мамочку ледяным
взглядом. Джаггернаут рассказала Ей, как было дело.

- Но не беспокойтесь, - уверила она. - В конце концов он сказал правильно.

- Да? - В мамином голосе звучало явное разочарование. - А мне нравилось,
когда он говорил лином.

Это хорошо. Если я перестану делать в словах ошибки, мамочка будет знать,
кого винить.




Двадцать второй месяц

День 4

Проснулся около шести утра. Радостно лопоча, лежал и придумывал, чему
посвятить эти ранние утренние часы.

Поскольку стенки кроватки для меня уже не преграда, я могу идти куда хочу и
заниматься чем пожелаю. Что бы сделать сегодня? Может, отправиться в кухню,
открыть холодильник и размазать по полу йогурт? Или пойти в гостиную и
попытаться вставить в плейер печенье с кремом вместо компакт-диска?

Но в конце концов я решил посетить спальню родителей. Они крепко спали, а
между ними на одеяле уютно свернулся кот. Ничего себе! Помнится, они
всячески препятствовали моему присутствию - даже недолгому - в супружеской
кровати. И вот пожалуйста: это вонючее чудовище запросто дрыхнет вместе с
ними всю ночь напролет.

Я быстро избавился от кота старым, проверенным способом: что есть силы
дернул его за хвост. Наученное горьким опытом животное кинулось наутек,
только где-то вдалеке хлопнула его дверца. И тогда я влез на кровать и
протиснулся под одеяло между родителями. Ах, до чего тепло и уютно!

День 5

Проснулся в три. Хотел было для порядка закричать, но тут же сообразил, что
теперь это ни к чему. Я выбрался из кроватки, направился прямиком в
родительскую спальню и лег на прежнее место между ними.

Надеюсь, теперь так будет всегда.

День 6

Эти проявления независимости порядком утомили родителей. Моя
самостоятельность очень успешно тревожит их сон. Просто удивительно,
сколько места в кровати может занять знающий себе цену ребенок.

Мои опыты в этой области оформились даже в своего рода таблицу:

    -асть площади кровати. занимаемая телом (в процентах) -асть площади
    одеяла (в процентах)

    Средний взрослый человек 17% 50%

    Кот 56% 37%

    Маленький негодник 184% 100%

День 7

- Нет смысла с этим бороться, - сказала мама папе сегодня утром. (Меня
всегда радовало такое начало разговора.) - Просто он уже вырос из своей
кроватки, он хочет спать, как взрослые. Пора поставить ему настоящую
кровать, и тогда он перестанет являться к нам среди ночи.

Ну что ж, на пятьдесят процентов Она права.

День 11

Я вдруг вспомнил, что уже давно ничем не болел. Поэтому я решил как следует
поднапрячься, и к вечеру на руках и на груди у меня выступила вполне
удовлетворительная сыпь. Этого было достаточно, чтобы Она в панике
бросилась к своим книгам по уходу за детьми и весь вечер просидела на полу
в гостиной, изучая иллюстрации и сравнивая их с моей сыпью.

Выяснилось, что сыпь у меня недостаточно красная для краснухи и
недостаточно пупырчатая для ветрянки. И мамочка ужасно разволновалась.
Наверное, решила Она, я страдаю какой-то страшной, неизлечимой и
неизвестной современной науке болезнью.

День 12

К сожалению, утром от таинственной сыпи не осталось и следа. Придется
подхватить простуду, решил я. Конечно, я и раньше простужался, но это все
было несерьезно - так, небольшие насморки. А вот настоящим, тяжелым,
изнуряющим гриппом или на худой конец ангиной мне еще не приходилось
болеть.

Но я даже рад, что так получилось, потому что раньше я не умел
передвигаться, а теперь умею. Маме или папе очень просто наклониться к
лежащему или сидящему ребенку и вытереть сопли, но задача становится
значительно сложнее, если ребенок волен носиться по всему дому в поисках
поверхности, по которой можно эти сопли размазать.

Я начал действовать еще во время дежурства Джаггернаут. Волевым усилием я
вызвал у себя небольшой насморк. Сопли текли из носа прямо в рот, который я
специально все время держал полуоткрытым, чтобы они могли перемешиваться со
слюнями и потом беспрепятственно стекать по подбородку на грудь и,
следовательно, на одежду. Правда, Джаггернаут мигом это раскусила и
быстренько подвязала мне махровый слюнявчик. Какая жалость!

- Он немножко рассопливился, - сказала она вечером мамочке. - Весь день нос
мокрый.

- Но ничего серьезного, вы думаете? - разволновалась мама. Когда речь идет
о моем здоровье. Она прямо-таки сходит с ума. - Сыпь больше не выступала?

- Нет, у него обычная простуда, - ответила Джаггернаут уже в прихожей,
облачаясь в новое пальто с меховым воротником.

И тут на меня накатил приступ любви к человечеству. Джаггернаут, памятуя о
сложившихся у нас отношениях, была более чем удивлена: я бросился ей на шею
и принялся покрывать мощные щеки и плечи жаркими и слюнявыми поцелуями.
Меховой воротник, щедро вымазанный соплями, выглядел просто очаровательно.

Еле сдерживаясь, Джаггернаут поспешно удалилась, и я переключился на
мамочку - Она была в строгом черном деловом костюме. После моих бурных
объятий он мог служить наглядным пособием по размазыванию соплей. Я с
гордостью глядел на свою работу. Маму же обуревали противоречивые чувства.
С одной стороны, ярость из-за испорченного костюма, с другой - сострадание
к больному ребенку и восхищение, что он держится молодцом, несмотря на
болезнь. В конце концов сострадание перевесило. Она взяла себя в руки и
отправилась на кухню готовить мне ужин.

Ужин меня ждал такой: пюре из мяса, картошки и бобов, а на десерт - тертое
яблоко и йогурт. На редкость удачное меню, потому что все эти протертые
блюда по внешнему виду абсолютно неотличимы от соплей. Таким образом, все,
что текло у меня из носа и изо рта, смешивалось в однородную липкую кашу,
которую я ловко размазывал по своей одежде, по стулу и столу, а также по
матери, когда Она оказывалась в досягаемости.

После ужина Она искупала меня и вытерла полотенцем, которое я походя тоже
вымазал соплями. И вот тут я решил, что уже хватит держаться молодцом, и
начал хныкать.

А уж ныть и хныкать я умею. Главное, нужно найти подходящую
заунывно-пронзительную ноту и постараться тянуть ее, сколько возможно. Я
страдал очень убедительно. Отчаянно цеплялся за маму в надежде, что Она не
выдержит и даст мне грудь, но тут уж Она была непреклонна. Да чтобы Ее
белоснежная грудь вся покрылась струпьями из засохших соплей... Ни за что
на свете! Она уложила меня в кровать, и я взял еще более душераздирающую
ноту, а кроме того, внес в нытье усовершенствование - между всхлипываниями
я коротко, хрипло втягивал в себя воздух, чтобы создать впечатление, что не
могу дышать.

Это подействовало на Нее должным образом: Она страшно взволновалась. Ну и
конечно, всю ночь не могла сомкнуть глаз -- боялась, что я умру от удушья.

А вот я зато спал без задних ног.

День 13

Утром вся моя пижама, одеяло и простыня с подушкой были подернуты ровным и
липким слоем чуть подсохших соплей. Я вылез из кроватки, проследовал в
супружескую спальню и забрался к родителям в постель, в результате чего их
простыни, подушки, одеяла, пижамы и частично тела тоже покрылись ровным и
липким слоем свежих соплей.

Весь день мой нос работал, как заправская бетономешалка.

Кроме того, я изобрел новый фокус. Выглядит он так: с громким фырканьем
выстреливаешь из ноздри длинную-длинную соплю, одновременно резко мотаешь
головой - и сопля летит по комнате дугообразно, подобно хлещущему кнуту.

Весь день я отрабатывал этот трюк, и к маминому возвращению уже умел одним
движением посылать сопли прямо на джинсы Джаггернаут с расстояния двух
метров. Неплохо, правда?

Мама принесла с собой пластиковый пакет на плечиках. Ясное дело, это черный
костюм вернулся из химчистки. Я впился в него вожделеющим взглядом -
прямо-таки жаждал поскорее употребить его по назначению... В качестве
мишени для метания соплей.

Чтобы избежать очередного припадка любви с моей стороны, Джаггернаут
постаралась смыться как можно быстрее, бормоча, что хочет поскорее
добраться до дому, потому как ей что-то сильно нездоровится.

Мама покормила меня, выкупала, положила в кровать и обратилась ко мне с
серьезной и проникновенной речью.

- Понимаешь, - сказала Она, - завтра утром у меня очень важная деловая
встреча, и сейчас я должна подготовиться к ней и как следует поработать.
Поэтому, пожалуйста, не мучай меня сегодня... Ты ведь будешь хорошим
мальчиком и заснешь спокойно, да, зайчик?

Ей-богу, ты как будто вчера со мной познакомилась, мамочка. Неужели ты еще
не поняла, что не стоит испытывать судьбу и задавать мне провокационные
вопросы?

День 14

Я спал очень хорошо и проснулся, услыхав, что Она как раз встает с кровати.
Определенно, Она собиралась воспользоваться моментом и подготовиться к
своей деловой встрече, потому что вчера, разумеется, Ей этого сделать не
удалось.

Выбора не было. Пришлось заводить нытье, пускаться в слезы и разыгрывать
приступы удушья. Естественно, ни о какой подготовке не могло быть и речи.

Папа тоже иногда бывает не дурак. Поэтому Он постарался уйти на работу
пораньше. Не оглядываясь. Он пожелал Ей удачной встречи и быстро выбежал
вон. Так что Он не видел, как мама, поджидая Джаггернаут, яростно мечется
из угла в угол в своем свежевычищенном черном костюме. И звонка Джаггернаут
Он тоже не слышал... Старушка объяснила, что заразилась от меня и сегодня
не придет... И как мама кричала на нее по телефону, и как потом по телефону
же лебезила перед своим начальником и униженно извинялась, что не сможет
прийти на эту важную деловую встречу. Все этот папочка пропустил... И
только вечером Он смог увидеть Ее черный костюм, который как будто побывал
на фабрике по производству клея.

День 15

Мне гораздо лучше - по правде говоря, плохо-то мне и не было. Но я не подаю
виду.

Нет. Я по-прежнему ною и страдаю. К сожалению, сопли начали подсыхать,
однако я постараюсь как можно дольше имитировать насморк с помощью слюней и
бананового пюре.

Джаггернаут все еще больна. Моя легкая простуда в ее случае превратилась в
затяжную и тяжелую форму гриппа. Таким образом, маме опять пришлось
остаться дома. Несколько раз Ей звонил разгневанный начальник, и Она,
оправдываясь, объясняла, что это исключительный случай, а вообще Она готова
на все, на любую срочную работу; что нет. Она вовсе не сиделка при ребенке,
наоборот. Она каждую минуту старается посвятить делу... Да, Она явно живет
в придуманном мире.

Ко времени вечернего купания вид у Нее был довольно неважный. Она едва
дотянула до папиного прихода и, как только Он вошел, рухнула в постель со
словами, что у Нее ужасно болит голова и все тело.

Папе ничего не оставалось делать. Ему пришлось всю ночь возиться с моим
нытьем и припадками удушья. Уж ради Него я постарался на всю катушку.

День 18

Мама не может подняться. И шевельнуться тоже. У Нее тяжелейший грипп.
Джаггернаут тоже лежит в лежку, так что папе пришлось остаться дома, чтобы
приглядывать за мной.

Он позвонил на работу, чтобы сообщить об этом начальству, и, как мне
показалось, получил серьезный нагоняй. Его начальник, оказывается, человек
старой закалки, и концепция современного мужчины ему глубоко чужда.

Я чихал, кашлял, ныл и, насколько это возможно, старался распускать сопли.
К вечеру папочка падал с ног от усталости, кроме того, ему стало сильно
нездоровиться.

С милостью победителя в эту ночь я позволил им поспать.

День 20

Теперь Он лежит в лежку. Отлично: трех я уже свалил.

Присматривать за мной приехала Ее мамаша. Насморк у меня совсем кончился,
но я изо всех сил кашляю, чихаю, ною и липну ко взрослым.

Папа убежден, что Ее мамаша меня избалует и испортит. Это чистая правда - в
ее присутствии я веду себя еще хуже, чем обычно.

Ее мамаша убеждена, что Он слишком серьезно относится к своей болезни и
привлекает к себе слишком много внимания. И вообще, говорит она, давно
известно, что мужчины не умеют болеть.

Кстати говоря, к вечеру и ей стало сильно нездоровиться.

День 21

Ее мамаша не смогла прийти - у нее грипп. Как и у Него. Как и у Нее. И
Джаггернаут звонила сказать, что все еще не поправилась.

Поэтому сегодня присматривать за мной явилась Его мамаша. Моя мама
убеждена, что свекровь меня испортит. Само собой, это чистая правда. А Его
мамаша, в свою очередь, убеждена, что моя мать относится к болезни отца без
должного сострадания. Он ведь всепа был такой болезненный и ранимый,
говорит она. Кроме того, она не слишком высокого мнения о чистоте и порядке
в нашей кухне.

Нечего и говорить, что к вечеру ей тоже сильно занездоровилось.

День 22

Его мамаша не смогла прийти, потому что заболела гриппом. Так же, как Он. И
как Она.

Между тем Джаггернаут пошла на поправку. Поэтому сегодня она явилась на
дежурство. К вечеру, правда, она снова несколько ослабла и домой
отправилась, шатаясь.

Что же касается меня, то я чувствую себя превосходно. От болезни не
осталось и следа.

Но знаете что? Я думаю, в ближайшее время все-таки возможен небольшой
рецидив.




Двадцать третий месяц

Дни 12-14

Да уж, в эти выходные на мою долю выпала уйма полезного
времяпрепровождения. Мои родители вконец обнаглели и на два дня отправились
пожить в гостиницу. Это будет второй медовый месяц, - хихикали они. Мало
того. Меня, как собаку, они отправили к Ее мамаше.

- Не беспокойтесь насчет малыша, - уверила их старушка. - Я думаю, у нас с
ним все будет хорошо.

Да, теперь я понимаю, от кого моя мамочка унаследовала эту наивную
легкомысленность.

День 15

Ее мамаша отбыла в санаторий поправлять здоровье после нашего совместного
уик-энда.

День 20

Суббота. На сегодняшний день я уже довольно прилично умею передвигаться -
вперед, назад, вбок; умею разворачиваться на сто восемьдесят градусов,
контролировать скорость передвижения. Кроме того, я научился резко
тормозить.

Словом, ходить я умею прекрасно, совсем как взрослый. Но не будем забегать
вперед. Я пока что ребенок, поэтому предпочитаю ковылять, более того, для
меня это вопрос чести, потому что ковыляние, если отнестись к нему
серьезно, может стать одним из основных способов действовать родителям на
нервы. Как и всякое проявление самостоятельности, ковыляние вызывает у них
противоречивые чувства. С одной стороны, это восхищение успехами ребенка и
естественное желание помочь ему развиваться, а с другой - дикая ярость, что
ребенок двигается так медленно.

Возьмем, к примеру, сегодняшний день. Кстати говоря, любому маленькому
негоднику полезно будет прочитать эти строки, чтобы усвоить, как лучше и
эффективней Действовать На Нервы родителям (сокращенно ДНН).

Настоящему специалисту по ДНН в его практике могут быть чрезвычайно полезны
некоторые простейшие выражения. Я сам! - одно из самых важных. Покажи! и
н'ака тоже годятся. На ручки - очень действенное высказывание, особенно
если сопроводить его жалобно протянутыми ручонками и дрожащей нижней губой.

Ну и, как всегда в общении с родителями, не упускайте случая повторить
самое главное слово - Нет!.

Сегодня суббота, и папа с мамой честно решили посвятить день мне и провести
его в лучших традициях полезного времяпрепровождения.

- Мы пройдемся по магазинам, - сказала мама, - а потом поедем в парк и
покормим уток. Тебе же нравятся утки, да, зайчик?

Я сообразил, что не стоит начинать день с противостояния и спешить с
любимым словом Нет!, поэтому добродушно ответил:

- Уйки, уйки.

Естественно, я мог бы без труда правильно сказать: утки, но вспомнил, что,
когда я так мило коверкаю слова, родители приходят в телячий восторг, и
подумал, что с моей стороны будет невежливо так сразу их разочаровывать.

День стоял холодный, поэтому сегодняшнее полезное времяпрепровождение
началось с закутывания меня в несколько слоев теплой одежды: штук пять
свитеров, куртка на молнии, шапка, шарф, перчатки и так далее. Некоторые из
этих предметов я способен надеть сам, вот почему я никогда не упускаю
возможности требовательно и обиженно воскликнуть:

Я сам!, - после чего приступаю к обычной в таких случаях тягомотине:
засовываю руки в горловину, голову в рукав, ну и так далее.

Это чудесный способ ДНН. При его применении действование на нервы может
растянуться до бесконечности. Мысль о том, что ребенок будет одеваться сам,
обычно так завораживает родителей, что они, хоть и стиснув зубы и задыхаясь
от ярости, но все же постараются терпеть вашу бессмысленную и безобразную
возню с одеждой, покуда у них совсем не сдадут нервы.

Первым не выдержал отец. Ничего удивительного, по выходным Он почти всегда
ужасно нервничает.

- Послушай, мы когда-нибудь выйдем или нет? - язвительно спросил Он.

- Выйдем, когда ребенок будет одет, - спокойно ответила Она.

- Так одень же его, черт подери!

- Он хочет одеться сам.

- О Господи!

Но вот я уже почти оделся, и мама наклонилась, чтобы застегнуть мне молнию
на куртке. Я упрямо метнулся в сторону с криком:

- Я сам!

Этого даже Она не стерпела. Слишком часто и подолгу Ей приходилось
наблюдать за моей бесполезной борьбой с молниями.

- Ну нет! - взорвалась Она. - Я сама!

Первым моим побуждением было устроить припадок праведного гнева, но я
заставил себя сдержать чувства. Главный принцип и основное правило ДНН -
заставить родителей верить, что ты хочешь им помочь и действуешь из добрых
чувств.

Наконец мы вышли из дома и направились к машине. Усаженный в свое сиденье,
я немедленно схватил пристяжные ремни и громко объявил:

- Я сам!

- О Боже, нет! - простонал папочка. - Так мы уж точно весь день просидим в
машине!

И Он с молниеносной быстротой затянул на мне ремни, так что я стал похож на
филе индейки в сеточке.

Мы отправились за покупками в огромный пассаж с рядами магазинчиков и
киосков по обе стороны и бесконечным потоком людей посередине. Словом,
самое подходящее место для практикования ДНН.

Не стану углубляться в детали, а просто представлю вам некоторые способы
ДНН, которые я обдумал уже давно, а сегодня применил на деле.

Путанье под ногами

Лучше всего начинать рядом с родителями. Если вас ведут за руку,
постарайтесь, по возможности, высвободить ее, чтобы расширить простор для
деятельности. В этом вам поможет настойчивое повторение словосочетания Я
сам!. Взрослые обычно подпадают под очарование вашей самостоятельности и
отпускают вашу руку. Кроме того, все книги по уходу за детьми не советуют
препятствовать ребенку в проявлении инициативы, так как это может помешать
правильному развитию его психики.

И вот вы свободны. Далее начинайте двигаться своим путем - естественно, все
время наперерез родителям, - и при этом ненавязчиво, но неуклонно
замедляйте шаг. Само собой, они будут вынуждены все время лавировать, чтобы
не споткнуться о вас. Именно в это время нужно вспомнить об умении резко
тормозить и останавливаться. По возможности разнообразьте технику. И не
забывайте: резко останавливаться и застывать столбом необходимо
непосредственно перед ногами родителей. Это способно довести их до
бешенства. А повторение приема несколько раз в течение пяти минут
превращает отца и мать в задыхающихся, бессловесных кретинов.

Но помните: главное - это дружелюбие и благожелательность. Милые улыбки,
лепет и радостное удовлетворение собственным поведением обычно очень
успешно подливают масла в огонь.

Плетенье в хвосте

Плестись в хвосте - почти такой же прекрасный способ ДНН, как и путаться
под ногами. Начните с бодрого, быстрого шага, каким ходят взрослые, а потом
постепенно замедляйте движение. Просто удивительно, как мало времени
требуется, чтобы отстать от родителей едва ли не на километр.

Главное - не останавливаться, иначе вас наверняка схватят и потащат или же
водворят в коляску. Надо неуклонно двигаться вперед, медленно, с честной
улыбкой, выражающей старание и трудолюбие.

В случае, если родители попытаются на вас закричать, следует разразиться
бурными, обиженными рыданиями - лучше всего, если поблизости в это время
окажется какая-нибудь сердобольная старушка.

Убегание

Эта техника особенно эффективна в толпе. Бежать можно из любого положения,
где бы вы ни находились, - спереди, сзади или сбоку от родителей. В любом
случае даже самые сдержанные взрослые впадают в безумную панику.

Главное - бежать нужно в направлении, противоположном движению родителей, и
очень быстро, чтобы успеть оказаться в недосягаемости их взглядов прежде,
чем они заметят ваше отсутствие. После чего можно замедлить ход и даже
остановиться.

А останавливаться лучше всего возле какого-нибудь заранее намеченного
предмета. При этом вы должны смотреть на этот предмет влюбленными глазами,
как на самую прекрасную вещь в мире. И когда бьющиеся в истерике предки
наконец обнаружат вас, к примеру, у витрины магазина игрушек, вы радостно
укажете на страшенного розового бегемота и захлебывающимся от счастья
голосом проговорите:

- Н'ака!

В подобные минуты родителей обычно прямо-таки раздирают сложные,
противоречивые чувства к собственному ребенку.

Ковыляние с коляской

Все вышеперечисленные упражнения можно также выполнять с коляской. Таким
образом ваши действия становятся еще разрушительнее.

Допустим, вас вытащили из коляски и поставили на землю. Открыто намекните,
что вы хотели бы сами везти коляску.

Возможно, вы встретите сопротивление со стороны родителей. Не отчаивайтесь
и твердо стойте на своем. В такой ситуации можно даже разыграть приступ
праведного гнева.

И вот коляска отвоевана. Теперь можете начинать пользоваться уже
изложенными способами ДНН. Помните, что даже в руках взрослого, как бы он
ни был ловок, она остается чрезвычайно неустойчивым предметом - равно как и
тележка в магазине. Что уж тогда говорить о ребенке... Ребенок с коляской -
это реальная угроза для уличного и пешеходного движения.

Возьмите на заметку. Маневрируя с коляской в толпе, старайтесь выбирать
правильные субъекты для наезда, как-то: очень маленькие и шаткие дети,
домашние животные, пожилые люди и дряхлые старики.

Помните: страшная неустойчивость коляски - это ее большое преимущество!
Если вам нужно затормозить, создать сложную дорожную ситуацию или просто
привлечь общественное внимание, достаточно всего лишь, не выпуская ручку
коляски, резко плюхнуться задницей на землю. Коляска непременно
перевернется. Особенно приятно бывает, когда усталая мама нагрузит коляску
пакетами и свертками. Слово даю: все Ее покупки обязательно вывалятся и
грохнутся об землю.

Постромки, или вожжи

Это варварское приспособление создано для того, чтобы наглядно
демонстрировать неразрывность связи между матерью и ребенком. Оно может
быть старого образца, в виде постромок, а может быть новомодным, наподобие
вожжей, от которых тянется что-то вроде телефонных пружиноподобных
проводов.

По возможности избегайте этого дьявольского снаряжения. При первой же
попытке опутать вас подобными узами кричите, крутитесь, вырывайтесь,
брыкайтесь - словом, делайте что угодно, лишь бы доставить мучителям как
можно больше неприятностей. Если это не поможет, попытайтесь извернуться
так, чтобы все эти ремешки и лямки намотались вам на шею по типу удавки. На
такие вещи родители реагируют с молниеносной быстротой. Но если не поможет
даже это, все равно не отчаивайтесь. Постарайтесь расслабиться и получить
удовольствие. Дело в том, что эти орудия пыток могут даже сослужить вам
службу - надо только использовать их по назначению, а именно: как подсобное
средство при ДНН.

Запомните один из постулатов опытного маленького негодника:

Сколь веревочка ни вейся, все равно совьется, во что ты сам захочешь.

Поэтому отойдите как можно дальше от родителей, чтобы цепи, которыми вы к
ним прикованы, натянулись до предела. Поскольку вы не сильно возвышаетесь
над землей, с помощью своих пут вы сможете создать эффект протянутой
поперек дороги веревки. И опять же тщательно выбирайте жертву падения:
маленькие дети, собачки и - что приятнее всего - те, кому сильно за
шестьдесят.

Если же поблизости таковых не имеется, обратите внимание на деревья,
фонарные столбы, урны для мусора, статуи... Да мало ли за что можно
зацепить веревку! Главное - это живое воображение.

Завершающий аккорд

Но вот вы уже устали играть роль косолапо шагающего разрушителя или же
просто устали. Я подскажу вам верный и простой способ выйти из игры.

Надо встать столбом, вытянуть ручонки и закричать:

- На ручки!

Всякие попытки заставить вас идти самостоятельно немедленно пресекайте.

Только помните: всему свое время. Выберите подходящий момент - к примеру,
когда обе руки у мамы заняты тяжелыми продуктовыми сумками или когда вы
стоите у подножия холма, и домой можно попасть, только поднявшись наверх.

Разумеется, нет смысла проситься на ручки, если на прогулке присутствует
коляска, - вас постараются немедленно в нее усадить. В этом случае
необходимо принять позу морской звезды (см. Исповедь маленького негодника,
с. 133), то есть растопырить руки и ноги и зафиксировать их в этом
положении. Таким образом, ваше водружение в коляску становится практически
невыполнимой задачей. Но если это все же случилось, не падайте духом и
продолжайте практиковать упражнения, как-то: выскальзывание из коляски,
выбрасывание за борт варежек, погружение руки в грязную лужу, хватание
предметов, движущихся мимо. Такое поведение должно стать вашей привычкой, а
привычка, как известно, - вторая натура.

Несколько слов в заключение

Хотя я и говорил только о родителях, столь же успешно вы можете проделывать
наши маленькие трюки с нянюшкой, гувернанткой, бабушкой, дедушкой и так
далее.

И еще: все вышеизложенные способы ДНН лучше всего практиковать в больших,
многолюдных магазинах.

Вот примерно так я и вел себя сегодня утром. Из магазина родители вышли в
тяжелом душевном состоянии, и ехать на пруд к уткам у них уже не было сил.
По этому поводу я не стал расстраиваться: утка есть утка, и достаточно один
раз на нее посмотреть, чтобы понять, что она из себя представляет.

Но это не помешало мне весь день до самого вечера ныть и жалобно повторять:

Уйки... уйки...



Двадцать четвертый месяц

День 1

Мне так надоели родительские приставания по поводу того, что я должен
подружиться с кем-нибудь из этих отвратительных, сопливых маленьких
мерзавцев, что я решил сам придумать себе друга.

Я даже придумал ему имя - Ванюшка, вот только не знаю, мальчик это будет
или девочка.

День 4

Суббота. Сегодня я наконец представлю своего Ванюшку застывшей в ожидании
публике. Или, на худой конец, хотя бы моей мамаше.

Я тщательно продумал обстоятельства первого Ванюшкиного появления. У мамы
как раз случился очередной припадок беспокойства по поводу приучения к
горшку и штанишкам для начинающих, поэтому я выбрал подходящий момент и
шикарно пописал на кухне.

Короткое лирическое отступление: наилучшие места для тайного пи-пи.

Где лучше всего пописать? Это сложный вопрос, и ответ на него зависит
целиком от вас: какой именно эффект или, вернее, дефект, хотели бы вы
произвести? Лужу на гладком кухонном полу обнаружат гораздо быстрее, чем на
пушистом ковре в гостиной. Впрочем, это отчасти зависит от цвета ковра.

Недостатки писанья на гладкий, блестящий пол таковы:

а) ваши писи могут перепутать с какой-либо другой жидкостью,

б) лужу на таком полу очень легко заметить и устранить. С другой стороны, у
писанья на ковер тоже имеются недостатки, а именно:

а) звук льющейся струи не столь шумен и приятен,

б) в течение некоторого времени вашу лужу могут просто не замечать.

Зато у коврового покрытия имеется и очень большое, ни с чем не сравнимое
достоинство: по прошествии некоторого времени эту лужу уже невозможно не
заметить. Точнее говоря, не учуять.

Возьмите на заметку: лучше всего каждый день писать на одно и то же место
облюбованного вами ковра.

Это место надо тщательно выбрать. Лучше всего не на виду, а подальше от
глаз, где-нибудь в углу, желательно за диваном. Хорошо бы еще, рядом была
батарея - присутствие отопительного прибора поблизости от лужи придаст
вашему произведению незабываемый, устойчивый аромат, и примерно через
неделю ваши старания будут вознаграждены. О, с каким непередаваемым ужасом
и отвращением станут озираться по сторонам гости ваших родителей! Как
потешно они начнут зажимать носы! При этом сами родители останутся в
блаженном неведении, поскольку большую часть времени проводят дома, и их
носы теряют чувствительность к определенному роду запахов.

И не забудьте: все вышеупомянутое можно отнести не только к пи-пи, но и к
а-а. Беда только, что а-а родители обычно замечают значительно быстрее,
особенно в том случае, если вы собрались построить на ковре очаровательную
башенку из собственного дерьма.

Так о чем же я говорил? Ах да, о Ванюшке.

Так вот, я снял штанишки для начинающих и, как только мама отвернулась,
преспокойно пописал на кухонный пол. Заслышав знакомое бульканье, Она живо
осмотрелась и сразу обнаружила маленькое озерцо.

- О Боже мой, - простонала Она. - Кто же это сделал?

- Ванюшка, - гордо и торжественно провозгласил я.

- Вот именно, - горько кивнула Она. - Самая настоящая вонючка.

Нет, это невыносимо! Никто, никто не понимает бедного ребенка!

День 6

Опять близится Рождество, и опять началась суета. В моей любимой детской
передаче только и говорят что о предстоящем празднике. Придурковатые
ведущие все, как один, вырядились в костюмы Деда Мороза и даже к так
называемой мышке из рулона туалетной бумаги какой-то затейник присобачил
веточку остролиста.

Опять же - реклама. Ну, это просто отвратительно. Она как будто специально
создана, чтобы воспитывать в ребенке алчность и жажду наживы. Насмотревшись
и наслушавшись этой разлагающей информации, всякий уважающий себя ребенок
сочтет оскорблением получить подарок, который стоит дешевле чем пятьдесят
фунтов.

Хм... Может быть, мне стоит пополнить свой лексический запас некоторыми
новыми словами... Сега, например, или Супер Нинтендо?

День 8

Вечером после работы Она выдала мне листок бумаги и коробку карандашей. Я
был не против порисовать и некоторое время воодушевленно черкал
карандашиком по бумаге. Слава Богу, на этот раз Она не стала талдычить о
развивающих играх, а то бы я, конечно, бросил это дело.

Но так или иначе, скоро мне надоело рисовать, и я отшвырнул листок. Она
подняла мои каракули бережно и благоговейно, как будто это были, по меньшей
мере, рукописи Мертвого моря.

- Ну вот, - сказала Она, - я вижу, мы уже написали письмо Дедушке Морозу,
да, зайчик?

Чего-чего?

Затем Она подошла к камину и бросила в огонь мои каляки-маляки.

- Ну что ж, посмотрим, что теперь нам подарит Дедушка Мороз...

Она больна. Не послать ли за доктором?

День 11

Я долго думал, что бы хотел получить в подарок на Рождество, и наконец
принял решение. Эту штуку я увидал по телевизору в рекламе. Она называется
Супер-Лазер-Мега-Бластер и стоит двести сорок девять фунтов и девяносто
девять пенсов.

Вот именно ее мне и нужно.

День 12

Весь день я тренировался - учился произносить Супер-Лазер-Мега-Бластер.
Вдруг кто-нибудь спросит: Что тебе подарить? А ответ-то вот он, уже готов.

День 18

Суббота.

- Сегодня нас ждет замечательный сюрприз, - радостно объявила мамочка,
одевая меня к завтраку.

Я отнесся к этому заявлению, как всегда, скептически. Тем более оказалось,
что мы всего лишь направляемся в магазин. Почти два года я уже живу на
свете, и каждую субботу мы обязательно ходим по магазинам. Так что мой
скептицизм можно извинить: ничего особенно замечательного я в этом
усмотреть не мог.

Мы приехали в уже упоминавшийся пассаж, и я приступил к обычным излюбленным
занятиям: путался под ногами у прохожих, сбил с ног пару-тройку
пенсионеров, но у мамы, как оказалось, была своя цель.

- Нет, - заявила Она, усаживая меня в коляску, - мы должны поторопиться,
иначе придется стоять в очереди. - И Она повезла меня по направлению к
лифту.

Мы поднялись на этаж, где продаются игрушки. Я хотел было задержаться у от
дела компьютерных игр, но мама не позволила. Вместо этого мы с бешеной
скоростью подъехали к некоему подобию тоннеля из гофрированного картона,
обклеенного золотыми и серебряными блестками. Возле него выстроилась
очередь в кассу, состоящая из озабоченных родителей и недоумевающих детей.
Мы (я все еще сидел в коляске) пристроились в хвосте.

Все это было довольно тоскливо, и я заныл.

- Не шуми, - прошептала Она умильно. - Помни: нас ждет большой-большой
сюрприз.

Наконец подошла наша очередь. По-моему, Она заплатила неимоверную сумму
денег, если учитывать, что взамен Ей ничего не дали. Она высадила меня из
коляски, и мы подошли ко входу в тоннель. Вокруг него все так и сияло
разноцветными огоньками.

- Ты знаешь, кто нас там ждет? - восторженно спросила Она.

Странный вопрос. Ей-богу, откуда же мне знать?

- Иди туда и увидишь. - И Она легонько подтолкнула меня в спину.

Я ребенок сговорчивый, и поэтому послушно заковылял вперед. Она шла немного
позади. Я повернул за угол, и тут моим изумленным глазам предстала
чудовищная картина. На высоченном троне восседал омерзительный старик с
косматой белой бородой, красноносый, как запойный пьяница, и, злобно
щурясь, смотрел прямо на меня.

- Привет-привет, - хрипло прокаркал он. - Ну-ка, иди сюда, садись ко мне на
колени...

Как вы думаете, что бы сделал на моем месте любой нормальный ребенок?
Естественно, я дико заорал, повернулся на сто восемьдесят градусов и
бросился бежать.

Но не тут-то было. Она блокировала мое движение не хуже Сильвестра
Сталлоне, обхватила боевым захватом и повлекла к старику, приговаривая:

- Ну пошли, ты же хочешь посмотреть на Деда Мороза?

Даже у меня иногда бывают минуты отчаяния. Мои крики, извивающиеся
телодвижения, мой взгляд, полный слез... Все это с кристальной ясностью
свидетельствовало о том, что никогда, ни за что на свете я не захочу идти
туда и смотреть на этого, с позволения сказать, Деда Мороза. Но Она
осталась глуха к голосу разума. Один тычок в спину - и я снова оказался в
жуткой пещере перед омерзительным чудовищем, которое все так же хитро и
злобно посматривало на меня сквозь клочковатую растительность на лице.

- А теперь ты подойдешь и сядешь к Дедушке Морозу на колени, да, зайчик? -
льстивым голосом проворковала Она, подхватила меня и попыталась усадить
монстру на колени.

Я бился в Ее руках, пинался и счастлив сообщить, что один раз маленький, но
тяжелый ботиночек, нацеленный непосредственно в бороду Деду Морозу,
пробился сквозь заросли и основательно грохнул ему в подбородок. Он
прямо-таки качнулся назад, и мама сдалась. Она не стала усаживать меня к
нему на колени.Ъ

- А теперь, - предложила Она другой выход, - может быть, ты пожмешь Дедушке
Морозу руку? (Это мой новый фокус. Не то чтобы я любил раздавать
рукопожатия, но родители так непосредственно и по-детски ему радуются, что
иногда я позволяю себе доставить им такое удовольствие.)

Косматый дед с выражением притворного добродушия на красном лице протянул
мне руку в белой перчатке. И я укусил его за палец. Очень сильно укусил. Он
живо отдернул руку.

- Как тебя зовут? - спросил он уже с меньшим добродушием.

Да будь я проклят, если скажу, - подумал я. - Если ему станет известно мое
имя, он, не дай Бог, узнает наш адрес, и тогда уж точно доберется до меня.

Но эта предательница все рассказала: и как меня зовут, и где мы живем.

- Чтобы вы смогли прийти и навестить нас в Рождество, - объяснила Она.

Нет, Она точно сумасшедшая. От ужаса я снова заорал.

- Что же тебе подарить на праздник? - пытаясь перекричать меня, рявкнул Дед
Мороз. Последние жалкие остатки его добродушия улетучивались с ужасающей
быстротой.

Ну уж на этот-то вопрос я, безусловно, мог ответить. Громко и четко я
объявил:

- Супер-Лазер-Мега-Бластер!

- О, - сказал Дед Мороз. - Это чрезвычайно интересно.

Он наклонился, поднял с пола у подножия трона пакет в красочной обертке и
протянул мне.

Мои слезы мгновенно высохли. Оказывается, общение со странными стариканами
в красных одеждах может оказаться и не таким уж отвратительным. Я и
представить себе не мог, что заполучить драгоценный
Супер-Лазер-Мега-Бластер будет так просто.

- Скажи спасибо, - прошептала мама.

- Спасибо, - послушно кивнул я. Как только мы выбрались из пещеры, я, не
медля ни минуты, содрал с пакета многочисленные обертки. Я жаждал встречи с
вожделенным Супер-Лазер-Мега-Бластером.

Ну и как вы думаете, дождался? Как же! В чертовом свертке оказалась
аляповато раскрашенная корейская машинка. Да еще и без мотора!

День 25

Рождество. Как две капли воды похожее на прошлогодний праздник, так что
даже нет смысла рассказывать о нем в деталях.

Конечно, явились дедушки и бабушки. Поначалу они держались подчеркнуто
вежливо, но после обеда, под действием пары-тройки коктейлей, языки
развязались, и пошел честный и откровенный обмен мнениями - что обе стороны
думают друг о друге.

Но тем не менее дело дошло до подарков. Я был страшно раздосадован. Вот уже
второй день я настойчиво повторял заветные слова, но никто, никто не
догадался подарить мне любезный сердцу Супер-Лазер-Мега-Бластер. Какая
обида! В отместку я полностью проигнорировал все подаренные мне предметы,
перенервничал, переутомился и под конец ударился в слезы.

Неужели всю оставшуюся жизнь я буду так тоскливо встречать Рождество?

День 27

Последнее время родители как-то странно хихикают и тайком переговариваются.
Ясно, они что-то задумали, и, как обычно, ничего доброго мне это не сулит.
Будем смотреть в оба!

День 29

Вечером мама задала мне на редкость коварный вопрос.

- Представь: а вдруг у нас появится еще один ребеночек... Как бы ты к этому
отнесся?

По-моему, совершенно ясно - как. Я бы отнесся к этому как к отвратительной,
глупой шутке, о чем и постарался немедленно сообщить в доступной мне форме.
Даже смешно... Какая редкая безответственность: мама совсем недавно вышла
из длительного декретного отпуска. А теперь, значит, опять - прощай,
работа? Нет, это просто подло по отношению к Ее начальнику.

И потом, если принять во внимание Ее легкомысленное отношение к моему
вскармливанию и воспитанию, нельзя не признать, что такая особа явно не
подходит для роли многодетной матери. Ее жалкого материнского инстинкта
маловато даже для меня одного.

День 31

Я предан! О, какое коварство! Нет, у меня просто дух захватывает от такой
гнусной, немыслимой бессердечности!

Кажется, я совершенно ясно выразил свое отношение к Ее бессмысленному и
несколько фантастическому намерению завести второго ребенка... И после
этого у Нее хватило наглости сегодня разыграть передо мной следующую
отвратительную сцену.

Она убедилась, что папочка тоже присутствует в комнате, потом посадила меня
к себе на колени и сказала:

- Ну вот. У мамочки и папочки есть для тебя большой-большой сюрприз...

Вы уже знаете мое отношение к подобным вступлениям. Чтобы чем-то себя
занять, я ковырнул в носу и подцепил там большую и твердую козявку.

- Да, - откашлялся папа. - Это действительно приятная новость.

Не подозревая, что надо мной собирается гроза, я вытащил козявку из носа и
удовлетворенно засунул в рот.

- Так вот... - Она идиотски хихикнула. - Нет, лучше ты скажи. Он тоже
хихикнул.

- Нет, ты.

Утомленный этой бессмыслицей, я сосредоточенно углубился в пережевывание
козявки.

И вдруг как гром среди ясного неба:

- У нас будет еще один ребеночек! - выпалила Она.

У меня аж челюсть отвалилась. Полупрожеванная козявка выпала изо рта и
повисла, покачиваясь, на подбородке.

- Да, - продолжил тему папаша. - У тебя появится братик или сестричка!

И Он лучезарно улыбнулся. И Она тоже лучезарно улыбнулась.

- Ну, - проворковала Она. - А наш малыш что на это скажет?

О, сколько бы я хотел сказать! Если б я только мог! Но пришлось
ограничиться тем, что умеешь. Я выбрал из своего словаря самые страшные,
самые грубые ругательства:

- Бух! Попа! Кака!

Она, как и следовало ожидать, неправильно меня поняла и метнулась за
горшком...

К тому времени, когда Она вернулась, я уже знал, что делать.

Вот что:

Я ОБЪЯВЛЯЮ ВОЙНУ!