Версия для печати

        Статьи о психологии
        Сборник

ПОИСК ИСТИНЫ ПРОТИВ "СВОБОДЫ В ПЛЮРАЛИЗМЕ".
Элиот Уайнбергер БУМАЖНЫЕ ТИГРЫ
КОЗЛОВСКИЙ С.В. БОРЬБА С ВНУТРЕННИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ
Крис Бонингтон ГРАНИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ
Елена Сухарева: "От  самого человека зависит  организация
АВАНТЮРА И АВАНТЮРИСТЫ
ПЛАЗМОИД - НЕВИДИМОЕ ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА
ФИЗИОГНОМИКА
А.Деревицкий ЗОВ СТРАНСТВИЙ
РИФМЫ ОПАЛЬНЫХ СОЧИНИТЕЛЕЙ
ИЗБРАННЫЕ МЫСЛИ И МАКСИМЫ ФРАНСУА ДЕ ЛАРОШФУКО
Истинный художник рисует цветочки на совещании
"ГРУППА КРОВИ И ХАРАКТЕР"





                        Вступление.


        ПОИСК ИСТИНЫ ПРОТИВ "СВОБОДЫ В ПЛЮРАЛИЗМЕ".



Одним   из  главных,   если  не   самым  главным   признаком
переживаемого   нашим  обществом   кризиса  является  острый
дефицит  идей,  отсутствие   в  сознании  большинства  людей
позитивных,    нравственно    приемлемых    ориентиров   для
человеческой  деятельности.  При  этом,  хотя  утверждение о
кризисе  идей  и  стало  общим  местом  при анализе нынешней
ситуации, его действительное  осознание далеко от желаемого.
Существует  крайне  распространенное  мнение,  точнее, целое
мировоззрение (в нашем  обществе оно традиционно связывается
с западным либерализмом, ПЛЮРАЛИЗМОМ, коим, весьма возможно,
и является   в   соответствии   с   которым  для  наилучшего
(наибыстрейшего)  общественного  развития  ВООБЩЕ  НЕ  НУЖНО
никаких  общих  идей,  а  достаточно  НЕ  МЕШАТЬ проявлениям
личных  свободных  устремлений  каждого  человека. В крайнем
случае  для пресечения  уж совсем  очевидных неблагоприятных
последствий (например, уголовного  террора) нужно установить
какие-либо   ОБЩИЕ   ПРАВИЛА   ИГРЫ   (   конвенцию,  закон,
юридическую  норму)  и  человек,  этих  правил не нарушающий
становится в остальном уже "абсолютно свободным".

Вышеизложенный  взгляд на  наилучшее общественное устройство
кажется нам по крайней  мере весьма ограниченным и ущербным;
прежде  всего,   потому  что  в   таком  обществе  считается
НОРМАЛЬНЫМ и  даже ЕСТЕСТВЕННЫМ представление о  людях как о
взаимоудаленных  "мыслезамкнутых"  существах, воспринимающих
мир  и  взаимодействующих  с  ним  лишь  через призму и ради
удовлетворения  своего   эгоистического  ЧАСТНОГО  интереса.
Более   того,   в   условиях   такой  общесмысловой  пустоты
происходит ПРЕВРАЩЕНИЕ  людей в такого рода  существа. И еще
более:  в  случае  такой   пустоты  общего  смыслового  поля
корыстные, эгоистические интересы отдельных людей становятся
НАИБОЛЕЕ  ЛЕГКО  РЕАЛИЗУЕМЫМИ   (ибо  меньше  всего  требуют
духовных "цельноличностных" усилий от человека и соотнесения
их с  общими ценностям, и смыслами);  а значит, именно такие
интересы и люди, им наиболее подчиненные, и устанавливают те
ПРАВИЛА  ИГРЫ, которые  становятся внешней  нормой для всего
общества. Тем самым ОБЩИМ ПОЛЕМ такого общества и становится
норма  БЫТЬ  ИНДИВИДУАЛИСТОМ,  то  есть  норма  быть каждому
отдельным  от  других  и  играть  по  правилам,  фиксирующим
минимально  необходимую меру  такого отделения (отчуждения).
Эта    мера   нужна,    чтобы   общество    могло   "успешно
функционировать",    то   есть    иначе,   чтобы    НАИБОЛЕЕ
РЕАЛИЗОВАВШИЕСЯ В ЭТИХ ПРАВИЛАХ и значит, наиболее внешне по
этим  же правилам  влияющие  люди  могли успешно  вести СВОИ
СОБСТВЕННЫЕ  дела.  (но,  быть  может,  важные  и  ДЛЯ ВСЕХ,
поскольку  других дел  попросту нет;  точнее ДРУГИЕ  дела не
могут  по  ЭТИМ  правилам  реализоваться).  СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА
практически превращается лишь в свободу выбирать ЭГОИСТОМ НА
КАКОМ ПОПРИЩЕ БЫТЬ, а упомянутое "наибыстрейшее общественное
развитие"  есть лишь  наибыстрейшее "развитие  во грех",  то
есть  к  такой  ситуации,  когда норма индивидуалистического
отчуждения  и  правил  игры,  апеллирующих  к  человеческому
эгоизму становится всеобщей и всеобъемлющей.

Исходная  ошибка такого  "плюралистического" мировоззрения и
порождаемого  ими общественного  устройства заключается,  на
наш взгляд, в изначальном "согласии  на слабость" -- то есть
в изначальном ОТКАЗЕ от существования ЕДИНОЙ ИСТИНЫ, могущей
объединять людей; или, по крайней  мере -- в ОТКАЗЕ ЧЕЛОВЕКУ
В СПОСОБНОСТИ  эту  истину  познавать  и  воплощать  в своей
деятельности (во  всяком случае --  ОСОЗНАННО). Замечание на
тему,   в   какой   в   таком   случае   роли   выступает  в
плюралистическом обществе, например,  БОГ (точнее, понятие о
Боге) см. в разделе: ВЗГЛЯД НА НАИБОЛЕЕ ЗАМЕТНЫЕ ОШИБКИ.

Можно возражать по поводу удачности термина "единая истина",
как  и вообще  сомневаться в  ее существовании.  Мы не будем
обсуждать  здесь все  "да" и  "нет" на  эту тему.  Во всяком
случае,  как  показывает  вся  история,  вся  общемировая  и
личностная практика, деятельность любого человека -- будь то
религиозный   подвижник,    вполне   атеистический   ученый,
общественный лидер или вообще кто угодно -- деятельность эта
тем  успешнее, тем  более  влияет  на жизнь  и миропонимание
других людей, чем более человек этот убежден в существовании
некого единого начала, ЕДИНОЙ  ПРАВДЫ, которую он всей своей
деятельностью открывает  и воплощает. По  нашему мнению, ТО,
НАСКОЛЬКО  И В  КАКИХ ФОРМАХ  (быть может,  вплоть до  формы
ОТРИЦАНИЯ)  ЧЕЛОВЕК ПОЗНАЛ  И ПРИЗНАЕТ  ЭТУ ЕДИНУЮ  ИСТИНУ И
НАСКОЛЬКО ОН СЧИТАЕТ СЕБЯ ОБЯЗАННЫМ ЕЕ ОТКРЫВАТЬ И ВОПЛОЩАТЬ
И ОПРЕДЕЛЯЕТ в конечном счете СУЩНОСТЬ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА.

Здесь  следует указать  на один  важный и  опасный соблазном
либо авторитаризма, либо нигилизма вопрос: "кто решает?" Кто
решает что есть истина?

По  этому  поводу   стоит  заметить  следующее:  разумеется,
никакая отдельная личность или группа не обладает монополией
на правду. И каждый человек СВОБОДЕН в своем самоопределении
по отношению к истине.

В прямую же на вопрос:  "кто решает?" можно ответить только:
"ИСТИНА ЖЕ И РЕШАЕТ". (Для  верующего -- Бог, для ученого --
Разум или природа, для художника -- Красота или Чувство, для
фаталиста  -- Рок,  для образованного  фаталиста -- История.
Мера  адекватности НАЗЫВАНИЯ,  как и  адекватности ОСОЗНАНИЯ
истины может  быть разной. Разумеется  и само разделение  на
различные  формы часто  весьма  условно  и требует  с каждым
человеком личного  рассмотрения "что у  него за чем  стоит";
кем  бы он  при этом  себя  не  считал и  какими словами  ни
пользовался.) Позитивным же  выводом из всего вышесказанного
может  быть  следующий:  истина  представляется  людям  в их
конкретной деятельности в виде  конкретных же ИДЕЙ (Причем в
силу ограниченности воспринимаемого материала эти конкретные
идеи  имеют  ограниченную   область  применения).  Эти  идеи
ОБЪЕДИНЯЮТ  ЛЮДЕЙ ДЛЯ  ДЕЛА. Будь  это познание  или духовно
либо  материально-созидательная  работа  --  здесь не важно.
Отметим  лишь: идеи  действительно (не фетишно-гипнотически,
не   ФИКТИВНО)   объединяют   людей   лишь   В   МЕРУ  СВОЕЙ
ПРИМЕНИМОСТИ)).  ПОИСК и  ВЫРАБОТКА таких  объединяющих идей
само есть ДЕЛО, есть трудная  и важная РАБОТА. Чем более все
общество и каждая личность в нем СОЗНАЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ такой
работы, тем  более это общество и  личность ОТВЕТСТВЕННЫ (то
есть в  подлинном смысле КУЛЬТУРНЫ);  чем более общественные
(в т.ч. государственные) структуры приспособлены к выработке
и ПОДДЕРЖКЕ таких  идей, тем это общество  и это государство
ЛУЧШЕ    УСТРОЕНЫ.   Критерием    наилучшего   общественного
устройства является не "как можно меньше ограничивать" (хотя
со  временем, с  ростом ответственности,  с ростом  КУЛЬТУРЫ
людей прийдет и это... См.  также раздел ГУМАНИЗМ И ВЛАСТЬ),
но возможность  делать "как можно лучше"  причем с как можно
большим СВОБОДНЫМ ОСМЫСЛЕННЫМ СОГЛАСИЕМ (а при необходимости
и СО-УЧАСТИЕМ).

За  фразой  "пусть  каждый  делает  что  он  сам  хочет",  к
сожалению,  слишком  часто  скрывается  намерение говорящего
уклониться от  работы по выработке  и осмыслению этих  идей,
или, по крайней мере, недостаточное понимание её значимости.
Зачастую нежелание обсуждать общие идеи скрывает непрочность
и сомнительность  собственных  деятельностных  оснований  и,
соответственно,   невозможность  предъявить   их  на   общее
рассмотрение. Фраза  же "пусть и все  будут так же свободны,
как  и я"  (то есть  в данном  контексте: свободны  от общих
идей)  может  значить,  что  говорящему  ВЫГОДНО разъединить
людей,  поскольку  тогда  все  будут  удалены (отчуждены) от
него, и  сомнительность, нравственная и  смысловая НЕЧИСТОТА
его деятельности остается незамеченной.

Потому этот  текст есть прежде всего  предложение всем людям
совершать и со-участвовать в такой работе.



               СТРАНА И БЫТЬ МОЖЕТ ВЕСЬ МИР:

       замечание о социально-биологическом минимуме.


В настоящее  время   в  России  нет   Развитого  осознанного
мировоззрения  (оформляющегося,  в  частности,  и в политике
государства) которое можно было  бы назвать ГОСПОДСТВУЮЩИМ в
том   разумном   смысле,    что   большинством   людей   оно
воспринималось бы как НЕ ПРОТИВОРЕЧАЩЕЕ и СОЮЗНОЕ, в той или
иной   степени   БЛИЗКОЕ   их   собственным  осознанным  или
интуитивно ощущаемым взглядам.  Такое отсутствие оформленной
ОБЩЕЙ  ДВИЖУЩЕЙ ИДЕИ  (или совокупности  идей) сочетается (и
взаимосвязанно)  у  нас   с  очень  высокой  неустойчивостью
общественного  и  экономического   положения  ПОЧТИ  КАЖДОГО
человека; все  это ведет к  наблюдаемому повсеместно КРИЗИСУ
ЛИЧНОСТИ,  к   ее  моральной,  политической,   социальной  и
экономической    ЛЮМПЕНИЗАЦИИ.   Сам    по   себе    процесс
деклассирования,  процесс размывания  и разрушения различных
социальных групп, слоев, стратов  не есть, по нашему мнению,
уж однозначно негативное  явление. Его положительная сторона
видится в том, что при  этом разрушаются многие ЛОЖНЫЕ МИФЫ,
многие  СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ  и ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ  КОДЫ, как бы
заменявшие  раньше в  той  или  иной степени  людям реальное
восприятие  мира,  активное  открытое  МЫШЛЕНИЕ.  С человека
словно бы снимается навязанная ему "устойчивым обществом" та
или иная (пусть даже в чем то выгодная) СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ и он
действительно  ставится перед  НЕОБХОДИМОСТЬЮ ИСКАТЬ ИСТИНУ.
Искать  такую ПРАВДУ  ЖИЗНИ, в  согласии с  которой и,  быть
может,  в  СЛУЖЕНИИ  которой  он  мог  бы  строить  все свое
дальнейшее существование.

Однако    положительности   и    чистоте   этого    процесса
происходящего  сейчас с  людьми мешают  по крайней  мере два
обстоятельства.  Во-первых,  как  уже  говорилось (см.раздел
ВСТУПЛЕНИЕ), Безыдейная "свобода" ведет к торжеству, если не
ДЕ  ЮРЕ,   то  ДЕ  ФАКТО  некоторых   ПРАВИЛ  ИГРЫ,  которые
устанавливаются  зачастую наименее  морально ответственными,
наиболее   беспринципными,   и   в   силу   этого   наиболее
преуспевшими по  этим же правилам  людьми; и ЖЕСТКОСТЬ  этих
правил, этой новой НЕСВОБОДЫ такова,  что (по крайней мере у
нас  в Союзе)  для человека  часто встает  уже вопрос  о его
ФИЗИЧЕСКОМ     БИОЛОГИЧЕСКОМ      ВЫЖИВАНИИ.     Фактически,
насильственно    "освободив"   человека    от   определенной
социальной  роли и  связанных с  нею иллюзий,  стереотипов и
кодов  поведения,  ему  НАСИЛЬСТВЕННО  же  навязывают ДРУГУЮ
социальную роль, еще более чуждую его жизненным поискам, его
представлениям о  добре и зле,  о хорошем и  плохом, то есть
его ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СУТИ. Вся жесткость условий, сочетающаяся с
беспринципностью     средств    массовой     информации    и
ВНЕморальностью   массовой  культуры   как  бы  подталкивает
человека к  тому, чтобы он  как можно скорее  пал, как можно
быстрее СОГЛАСИЛСЯ  НА ЛОЖЬ, ВЫБРАЛ  ложь, ибо с  таким, еще
более  согрешившим,   опустившимся,  закодированным-то  есть
зафиксировавшимся   в  еще   более  низменных   и  уродливых
стереотипах, ставшим еще  более рабом в душе (а  значит, и в
жизни) --  с таким человеком  ЛЕГЧЕ ПРОИЗВОДИТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ
ОПЕРАЦИИ:  иначе  говоря:  получать  от  него  (до известной
ограниченной степени) как можно  больше, давая ему как можно
меньше. Человек все более становится ОБЪЕКТОМ ПОТРЕБЛЕНИЯ, а
все  разговоры о  "свободе выбора  для всех"  лишь маскируют
принуждение для ПОЧТИ ВСЕХ,  позволяют "умыть руки" тем, кто
получает  от   происходящего  наибольшую  выгоду.   (Тоже  в
известном  ограниченном   смысле:  ибо  тот,   кто  наиболее
озабочен своей выгодой, тот тоже  все менее и менее свободен
и счастлив: он то же все более и более РАБ.)

Из  вышесказанного  нам  кажется  важным  вывести следующее:
необходимо   ввести    понятие   о   СОЦИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКОМ
МИНИМУМЕ, который ДОЛЖЕН БЫТЬ  ОБЕСПЕЧЕН КАЖДОМУ ЧЕЛОВЕКУ --
как  в  нашей  стране  так  и  на  всей  Земле. Этот минимум
необходим  не просто  для физического  выживания индивида, а
именно   для  того,   чтобы  он   мог  считаться  ЧЕЛОВЕКОМ,
ОБЛАДАЮЩИМ   СВОБОДОЙ  ВЫБОРА.   Разумеется,  порог,   после
которого представления  о добре и  зле полностью затмеваются
вопросом  личного  выживания  бывает  разный.В принципе, чем
культурнее человек  или народ, тем более  трудные условия он
может  вынести  без   духовно-ценностного  ПАДЕНИЯ.  Но  для
общества в целом ПОНЯТИЕ об этом пороге ДОЛЖНО СУЩЕСТВОВАТЬ.
И, соответственно, вестись  ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ РАБОТА ПО УДЕРЖАНИЮ
ВСЕХ  ЛЮДЕЙ ВЫШЕ  этого порога.  Подчеркнем, что  эта работа
должна  вестись НЕ  для  того,  чтобы обществом  "можно было
управлять" -- рабами или, скажем, СОЦИАЛЬНЫМИ РОБОТАМИ можно
и даже УДОБНО управлять ниже порога их личностного духовного
сохранения.   Работа   нужна   именно   чтобы  это  общество
действительно  могло  бы  быть  ОБЩЕСТВОМ  ЛЮДЕЙ  ОБЛАДАЮЩИХ
СВОБОДОЙ   ВЫБОРА.   Уже   поэтому   наряду  с  физическими,
биологическими нормами в  понятие минимума должны включаться
и социальные, духовные,  в частности, требования  о КАЧЕСТВЕ
ОБРАЗОВАНИЯ,  обеспечиваемого   всем  людям  и   о  КАЧЕСТВЕ
ИНФОРМАЦИИ, предоставляемой им. Причем речь идет не только о
формальной  достоверности, но  и, прежде  всего, о СМЫСЛОВОЙ
СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТИ     и      НРАВСТВЕННОЙ     ОТВЕТСТВЕННОСТИ
предлагаемого.  Нельзя  превращать  народ  в  массу почти не
думающих  и  внеморальных  потребителей  --  о какой свободе
выбора для подобных существ  может идти речь? Таким образом,
по-видимому,  необходима  ЦЕНЗУРА  ОБЩЕСТВЕННОГО  МНЕНИЯ НАД
СРЕДСТВАМИ  МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ.  Она может  осуществляться,
например,  посредством  МАКСИМАЛЬНО  СОДЕРЖАТЕЛЬНЫХ  ОПРОСОВ
общественного мнения,  а также, по-видимому,  ОПРОСОВ МНЕНИЯ
НАИБОЛЕЕ ВЫДАЮЩИХСЯ  И АВТОРИТЕТНЫХ, КОМПЕТЕНТНЫХ  ЛЮДЕЙ как
аккумуляторов знаний и морального опыта общества. Конкретные
формы  будут найдены  в процессе  практики, подчеркнем  лишь
одно:опросы  эти  или  иные  формы  диалога  с  общественным
мнением  должны  иметь   статус  ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  ВЛИЯЮЩИХ  НА
ПРАКТИКУ ПРИНЯТИЯ  РЕШЕНИЙ. И нельзя  здесь допустить, чтобы
все  свелось  к  коммерческим  механизмам,  ибо  мир есть НЕ
ТОЛЬКО рынок, отношения между людьми есть не только реклама,
купля и продажа, и мерить  содержание лишь деньгами да, быть
может, временем, проведенным у телевизоров, есть, по крайней
мере,   --   недопустимая   примитивизация.   (К  вопросу  о
общественных    механизмах    вообще    --    см.    разделы
ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ и ВЗГЛЯД НА ОШИБКИ.)

(Скажем  еще  несколько  слов  во  избежание  недоразумений,
связанных со столь одиозным  для многих словом ЦЕНЗУРА. Речь
здесь  не  идет  о  вмешательстве  государства  или какой-то
независимой   организации   цензоров    в   работу   прессы,
телевидения  или иных  информационных служб  (хотя, конечно,
внешние юридические ограничения на их деятельность, как и на
деятельность  любой  организации  или  отдельного  человека,
должны существовать). Речь  идет об установлении ЭФФЕКТИВНОЙ
ОБРАТНОЙ  СВЯЗИ   МЕЖДУ  ОБЩЕСТВОМ  И   СРЕДСТВАМИ  МАССОВОЙ
ИНФОРМАЦИИ, с целью ограничения произвола последних. (Не зря
же прессу  называют "второй властью"  в обществе --  значит,
как   и   первая   власть,    она   должна   быть   обществу
подконтрольна). Причем эта  обратная связь должна относиться
именно   К   СУТИ   средств   информации,   то  есть  носить
содержательно-смысловой  характер, а  не осуществляться лишь
отчужденным  коммерческо-рыночным  способом,  как  это имеет
место в потребительском обществе).



              О РАСКОЛЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ИДЕАЛА

                   В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


Помимо проблемы социально-биологического  выживания, то есть
навязанного    диктата   внешних    принудительных   причин,
существуют  и другие,  ВНУТРЕННЕ-СМЫСЛОВЫЕ причины, мешающие
человеку приближаться к  целостной правде. Мера греховности,
замутненности,  то   есть  мера  НЕПРОЯВЛЕННОСТИ   ИСТИНЫ  в
современном  мире,   и,  соответственно,  мера   ЛЖИ  и  уже
существующих стереотипов, которыми  из трусости либо корысти
прикрывают требующие живого  и человечного решения проблемы,
-- эта  мера ныне столь велика,  что человеку, даже искренне
желающему дойти до правды, часто не хватает сил и осознанной
решимости "претерпеть  все до конца", и  его выбор, мышление
фиксируются  в  некоторых  частных,  неполных,  недостаточно
гармоничных ПОЛУ-ПРАВДАХ.

Отличительной   чертой   полу-правды,   отделяющей   ее   от
действительно  полного,   гармоничного,  открытого  сознания
является  именно  эта   ее  некоторая  ЧАСТНОСТЬ,  некоторая
неполнота,     НЕ-ГАРМОНИЧНОСТЬ,    и,     как    следствие,
полу-правдивая позиция  открывается в мир не  только за счет
своего  СОДЕРЖАНИЯ,  то  есть  своего  смысла и ОБЪЕДИНЯЮЩЕЙ
ЛЮДЕЙ     КРАСОТЫ    ("красота     спасет    мир"    говорил
Ф.М.Достоевский),  но, в  значительной степени,  полу-правда
самоутверждается  за  счет   ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЯ,  то  есть  не
внутренним  раскрытием, а  ПРОТИВО-ПОСТАВЛЕНИЕМ себя  другим
неполным частным полуправдам.

В политическом мышлении  современной России видны  три таких
неполных, недоочищенных, недопроявленных позиции, к которым,
как к относительно устойчивым полюсам "сваливается" массовое
сознание  в стране.  Это позиции  демократов, коммунистов и,
находящаяся  по   отношению  к  ним  в   особом,  не  всегда
противостоящем  положении позиция  российских националистов,
или,  несколько  более   широко,  российских  почвенников  и
патриотов.

Содержательной стороной позиции  демократов является то, что
в течении  длительного  времени   в  некоторых  определенных
областях  деятельности,  а  именно  в  ПОЛИТИКЕ И ЭКОНОМИКЕ,
большинство  граждан страны  было практически  бесправным; и
вся эта система тяжеловесной, забюрокраченной, часто неумной
и ненужной государственной  регламентации мешала нормальному
свободному    творческому   развитию    людей.   А    потому
воспроизводство   в   будущем   подобной   ситуации   крайне
нежелательно.

Содержательной стороной позиции коммунистов является то, что
отношения купли продажи отнюдь  не есть НОРМАЛЬНЫЕ отношения
между  людьми, что  капитализм, РЫНОК  устанавливает правила
игры,  толкающие людей  к эгоизму  и нравственной личностной
ДЕГРАДАЦИИ, что  диктат государственного кнута,  от которого
внутренне  дистанцироваться  личности  было  бы  все-таки не
очень  сложно,  сменился   теперь  диктатом  индивидуального
обнищания  и  рекламной   провокацией  "свободно  избранной"
САМОПРОДАЖИ --  греха, от которого  защитить свой внутренний
мир человеку гораздо сложнее.

Наконец, о позиции националистов. Мы не будем здесь говорить
о носящем в большинстве случаев более узкий характер, больше
САМОУТВЕРЖДАЮЩЕМСЯ  В ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИИ  национализме малых
народов, населяющих Советский Союз  (о нашей позиции по этой
проблеме  см.  раздел:  Гуманизм  и  национальные движения).
Будем  говорить лишь  о собственно  российском национализме.
Его  содержательной  стороной  является  то,  что, возможно,
самой  выдающейся,  до  известной  степени  отличительной, и
несмотря  на  всю  критику,  здоровой,  ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ чертой
народа  этой страны  является ПОЛНОЕ  НЕПРИЯТИЕ КОМПРОМИССА.
Бескомпромиссность отнюдь не  означает нетерпимость (русский
народ исключительно  терпелив), но означает,  что в КОНЕЧНОМ
ИТОГЕ ни по каким правилам игры, ни в какой полу-правде этот
народ жить НЕ БУДЕТ. (Возможно,  в КОНЕЧНОМ ИТОГЕ это есть в
любом народе,  но, похоже, нигде  в современном мире  это не
ощущается и  не ПРОЖИВАЕТСЯ В  ИСТОРИИ с такой  остротой как
здесь). А значит, никакого капитализма, либо компромисса его
с коммунизмом,  никакого  приятия  еще  какой-нибудь  "почти
пригодной"   схемы  без   КАЧЕСТВЕННОГО  ПЕРЕРОЖДЕНИЯ,   без
переосмысления, без ПРЕОДОЛЕНИЯ ВСЕЙ ЛЖИ и нахождения новых,
более ЧИСТЫХ и ЧЕЛОВЕЧНЫХ оснований для общественного идеала
в этой   стране  быть   не   может.   И  значит,   у  России
действительно "особый путь", путь ПРЕДЕЛЬНОГО ПОИСКА ИСТИНЫ,
обретения  гармонии  и   СПРАВЕДЛИВОСТИ,  путь  ПРЕОДОЛЕНИЯ,
ПРИМИРЕНИЯ  И ГЛУБИННОГО  СОЕДИНЕНИЯ ВСЕХ  ПОЛУПРАВД. Россия
всегда   смутно   прозревала    эту   свою   искательную   и
примирительную задачу, именно этот ее голос звучал в устах и
мыслях ее наиболее достойных  представителей и именно эта ее
НАДЕЖДА   питала   энергией   все   российские  общественные
движения,  даже те,  которые обернулись  потом несчастьем  и
трагедией.

И мы надеемся,  что данная наша работа,  работа об ЭТИЧЕСКОМ
ГУМАНИЗМЕ  послужит  этому  духу  поиска  и примирения, этой
предельной сверхзадаче,  стоящей перед этой  страной (как, в
прочем,  и перед  всем миром).  Дух поиска  истины есть  дух
ОТКРЫТОСТИ,  он  доступен  и  адресован  КАЖДОМУ человеку на
Земле. Если мы говорим здесь  об особой роли России, то лишь
в том ограниченно применительном смысле, что в силу ИСТОРИИ,
сложившегося  ХАРАКТЕРА, в  силу всех  ИСПЫТАНИЙ и избранных
решений и всех тех не  до конца ясных и таинственных причин,
по  которым  складывается  тот   или  иной  пейзаж  ДУХОВНЫХ
ЦЕННОСТЕЙ  и  ПОВЕДЕНЧЕСКИХ   НОРМ,  влияющих  на  поведение
человека  -- в  силу всего  этого, ситуация  в этой  стране,
по-видимому, более БЛАГОПРИЯТНА и  более ГЛУБОКА, чем где бы
то  ни  было  еще.  Условно  говоря,  искать истину, служить
истине, ЛЮБИТЬ  в России БОЛЕЕ ПРИНЯТО  и потому чуть легче,
чем где-либо в другом месте. Хотя, конечно, все открыто: для
всех: кто  на что решается,  тот то и  имеет. В этом  смысле
ЗАКРЫТЬСЯ,  ЗАФИКСИРОВАТЬСЯ  В  ИЗБРАННИЧЕСТВЕ,  выхолостить
смысл, держась  за форму, иначе  говоря: перестать думать  и
перейти   на   эксплуатацию   и   "мумифицирование"  прошлых
достижений -- все это исключительно опасно для национального
сознания   России.  (Подобную   ФИКСАЦИЮ  В  ИЗБРАННИЧЕСТВЕ,
фиксацию в ФАКТИЧЕСКОМ  вместо ДЕЯТЕЛЬНОГО по-видимому, хотя
и в иной ситуации, так и не смогли преодолеть две тысячи лет
назад древние евреи).

Заметим, в заключении этого раздела, одно нелучшее свойство,
которое объединяет  все политические полуправды  России. Это
их  исключительная  недоразработанность,  недопродуманность,
НЕДОРАЗВИТОСТЬ.     Фактически,     кроме     слов-символов,
слов-фетишей,  слов-знамен,  которыми   для  одних  являются
ДЕМОКРАТИЯ и РЫНОК, для других КОММУНИЗМ и СПРАВЕДЛИВОСТЬ, и
для третьих --  РУССКИЙ НАРОД и ОСОБЫЙ ПУТЬ  -- кроме этих и
подобных слов  в смысловом багаже движений,  по крайней мере
явленном массовому сознанию, нет ПОЧТИ НИЧЕГО.

Эта  проблема НЕДООСОЗНАННОСТИ,  по-видимому, существует  во
всем  мире, но,  возможно, нигде  разрыв между  ЖЕЛАЕМЫМ, то
есть  питающими  движение  мотивами,  и  ЯВЛЕННЫМ,  то  есть
конкретной   формой  осуществившихся   практических  идей  и
действий  не был  столь зрим  и столь  ТРАГИЧЕН, как  в этой
стране.    Существование   этой    недоосознанности   и   ее
преодоление,  по-видимому,  и  является  основной  ВИНОЙ  ЗА
ПРОШЛОЕ и  ЗАДАЧЕЙ НА БУДУЩЕЕ  для всего народа  России и, в
частности, для его особого, идеепорождающего слоя -- русской
интеллигенции.         Затемненность,         недопонятость,
недовыясненность  своей задачи  не раз  в истории  приводили
Россию к  СРЫВУ. Сильным таким  срывом, НЕДОРОЖДЕНИЕМ СВЕТА,
была наша  революция. Последним по времени  почти срывом (но
все-таки: срывом для многих) стала перестройка.

И мы надеемся, что разработка гуманистического мировоззрения
может послужить преодолению этой существующей у нас в стране
и, по-видимому, во  всем мире недоосознанности ОБЩЕСТВЕННОГО
(как, впрочем, и ЛИЧНОСТНОГО) идеала.



       НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ И НОРМЫ ЭТИЧЕСКОГО ГУМАНИЗМА.


В истории  существовало немало  движений, которые  в той или
иной степени  были гуманистическими. Их  объединяющий чертой
было то, что во  главу угла ставилась ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ.
Она  становилась  ГЛАВНОЙ  ЦЕННОСТЬЮ,  главным  мерилом всех
процессов,  происходящих  на  любом  уровне  и  масштабе  от
индивидуального  и микроколлективного  до государственного и
общемирового.  Гуманизм   тем  самым  не  мог   и  не  может
определяться ни через какие  ВНЕШНИЕ по отношению к человеку
явления,  будь то  экономика, государственная  политика или,
например, техника  и технология. Наоборот,  ИДЯ ОТ ЧЕЛОВЕКА,
через  ПОНИМАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ  ЛИЧНОСТИ, ее  интересов и  ее
БЛАГА,  можно потом  соотносить это  понимание, использовать
его как  КРИТЕРИЙ БЛАГОСТИ по  отношению ко всем  явлениям и
процессам,  происходящим  в  мире,  и  ко  всем проектам его
дальнейшего развития.

Мы принимаем и разделяем это гуманистическое представление о
первичной значимости  человеческой личности по  отношению ко
всем  внешним  явлениям  и  программам.  В  то  же время, мы
сознаем,  что  понятие  "ИНТЕРЕСЫ  ЧЕЛОВЕКА" есть достаточно
размытое и довольно условное  понятие; т.е. представления об
интересах  личности  весьма  варьируются  и часто искажаются
(например:  навязывание определенных  стереотипов средствами
массовой  информации); что  МЕРА АДЕКВАТНОСТИ представлений,
МЕРА ОСОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКОМ СВОИХ ИНТЕРЕСОВ может быть весьма и
весьма различной. Это не раз  в истории приводило к кризисам
движений,  даже  отчетливо  опиравшихся  на  гуманистическое
мировоззрение.   Суть  этих   кризисов  была   в  том,   что
удовлетворение   некоторого   достаточно   узкого,  частного
(имеющего   ограниченную   область   применимости)  интереса
человека явно или неявно  объявлялось "самой важной" задачей
для  гуманизма,  и  развитие  общества,  основанное на такой
программе,  вело  ДЕ  ФАКТО  ко  все  большему  искажению  и
удушению норм гуманности а, соответственно, их разочарованию
в идее. Поэтому нам кажется крайне важным СОЕДИНИТЬ гуманизм
со  всем накопленным  человечеством ОПЫТОМ  ДОБРА И  ЗЛА, со
всеми   выработанными   им    НРАВСТВЕННЫМИ   НОРМАМИ.   ЧТО
НРАВСТВЕННО, ТО ГУМАННО -- так кратко можно выразить принцип
этого  соединения.  (Нам  кажется  удачным  такой  гуманизм,
ориентирующимся   прежде   всего   на   нравственную  основу
человека,  назвать ЭТИЧЕСКИМ.  Здесь под  ЭТИКОЙ мы понимаем
именно самые  глубинные нормы поведения и  понятия о добре и
зле, от том НРАВСТВЕННОМ ЗАКОНЕ,  познание которого и есть в
определенном смысле  основная задача человечества  и каждого
человека.  При  этом  мы  полагаем  известную  ВСЕОБЩНОСТЬ И
ЕДИНСТВО  этого   закона,  этой  ЭТИЧНОСТИ,   в  отличии  от
многообразия этик, если в понятие это вкладывать более узкий
смысл просто правил  поведения, которыми руководствуется тот
или  иной индивид  в тех  или иных  условиях. Согласно этому
последнему пониманию существуют различные и как бы отдельные
этики, например, ЭТИКА УЧЕНОГО, ЭТИКА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ и даже
ЭТИКА  УБИЙЦЫ.  Нас  же  интересует  именно  то  ОБЩЕЕ,  что
объединяет людей, что как бы ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ЛЮДЬМИ.)

Отметим   некоторые   моменты,   которые   стоит   выделить.
НЕ-ГУМАННЫМИ, не соотносящимися с гуманизмом следует считать
любые действия и  решения, заведомо ограничивающие равенство
прав  и   возможностей  людей,  точнее,   действия,  исходно
опирающиеся на не-равенство и усиливающие его. (Мы понимаем,
что   в  силу   исторической  ограниченности,   недоразвития
человеческого   сознания  и   отношений,  существует  немало
явлений,    которые    означают    заведомое    неравенство,
неравноправие  между  людьми;  например,это  ГОСУДАРСТВО или
ТОРГОВЛЯ. Все подобные явления, конечно, слабо соотносятся с
гуманистическим  идеалом  и  их  следует  рассматривать  как
ИСТОРИЧЕСКИ  ВЫНУЖДЕННЫЕ  и   преходящие.  см.также  разделы
ГУМАНИЗМ И ВЛАСТЬ и ГУМАНИЗМ И ЭКОНОМИКА.)

Подчеркнем,   что  равенство   предоставляемых  возможностей
отнюдь не означает равноценности любых действий, совершаемых
людьми.   Поэтому   в    обществе,   наряду   с   равенством
предоставленных  прав  должна  существовать  как можно более
ясная  и  открытая  всем  готовая  к  принятию  новых идей и
постоянному новоосознанию СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ в соответствии с
которой  устанавливалась бы  иерархия привлекательности  тех
или  иных  человеческих  идей  и  дел.  Тот  человек  должен
оказывать  на  общественную  ситуацию  большее  влияние, кто
обладает большей компетенцией.  При этом никаких СПЕЦИАЛЬНЫХ
механизмов, кроме подразумеваемой ИНФОРМАЦИОННОЙ ОТКРЫТОСТИ,
по-видимому,  быть  не  должно.  Чем  более  идеи и действия
человека СОДЕРЖАТЕЛЬНЫ, т.е АДЕКВАТНЫ  ИСТИНЕ, тем более они
привлекательны  для  других  людей,  тем  больше  они  могут
получить сочувствия и сотрудничества.  Сама же общая система
ценностей  тоже  не  есть  никакой  специальный  механизм, а
означает просто  известную подготовленность, образованность,
компетентность ВСЕХ;  зримое оформление этой  системы просто
УГЛУБЛЯЕТ  ВЗГЛЯД  каждому   человеку,  предохраняя  его  от
возможных   ошибок   и   профанации.   (Система   этического
гуманизма, некоторые принципы и позиции которого мы пытаемся
прояснить  в  этой  работе  нами  и  видится  как часть этой
открытой   мировоззренческой  ценностной   системы,  которая
должна  постоянно предлагаться  существовать, развиваться  и
пере-осознаваться в обществе, и соотносясь и самоопределяясь
по  отношению  к  ней,  каждый  человек  будет  сам для себя
определять  меру  приемлемости  и  привлекательности тех или
иных решений и дел.)

Как частный случай  человеческого неравенства, для гуманизма
следует считать  неприемлемым такой способ  действий и такой
СПОСОБ  МИРОПОНИМАНИЯ, при  котором человек  рассматривается
КАК СРЕДСТВО,  как функциональный инструмент  для достижения
тех  или   иных,  как  индивидуальных,  так   и  пусть  даже
"надчеловеческих"  целей.  Все  надчеловеческое  принадлежит
человеку.  И  "отсекание  неба"  от  человеческой  личности,
ограничение ее  свободного выбора и  навязывание ей той  или
иной  РОЛИ,  той  или  иной  КОНЕЧНОЙ  ФУНКЦИИ, ни при каких
"оправдывающих обстоятельствах", ни для какого блага, нельзя
считать действием гуманным.

В качестве  разумного  идеала,   задающего  норму  действия,
идеала  в гуманизме  видится идеал  человеческой ГАРМОНИИ, и
прежде  всего: идеал  гармонии НАМЕРЕНИЙ,  ЧУВСТВ и ДЕЙСТВИЙ
каждого  человека.  При  кажущейся  очевидности  и  излишней
неконкретности  такого   гармонического  триединства,  идеал
этот,  по-видимому,  все   же  является  удобным  ВНУТРЕННИМ
КРИТЕРИЕМ для  человека при анализе  той или иной  ситуации,
так как  в очень многих  вполне конкретных "плохих"  случаях
дисгармония, несоответствие между  намерениями и действиями,
чувствами   и   намерениями,   в   общем,  разрушение  этого
триединства очень зримо просматривается.

В качестве   более   простой   и   легче  применимой  нормы,
сочетающейся  с этим  идеалом гармонии,  может быть  принята
НОРМА ОТСУТСТВИЯ  ЛЖИ. Эта норма  должна распространяться на
все   области   человеческой   деятельности   и  разумеется,
применяться   и  к   политике,  государственной   и  частной
практике,  экономике, прессе  и т.д.  Норма эта  означает, с
одной  стороны,  НЕ  ИСКАЖЕНИЕ  ИНФОРМАЦИИ  и недопустимость
действий по  ее умышленному искажению, несмотря  ни на какие
благие мотивы,  поскольку такие действия  ставят получателей
информации в заведомо неравное  по сравнению с ее давателями
положение,  навязывают им  определенную роль,  огранивают их
свободу выбора; с другой же стороны, НОРМА ИСТИННОСТИ ставит
вопрос о самих МОТИВАХ, то есть ЗАЧЕМ та или иная информация
поставляется  человеку.  Нам  кажется,  что  этичным ответом
является  такой:  информация  поставляется  человеку,  чтобы
ПОМОЧЬ  ему,  во-первых,  ПОНЯТЬ  происходящее  в  мире,  и,
во-вторых, стать более  УЧАСТНИКОМ происходящего. Только про
это  можно  сказать,  что  ОБЩЕСТВО  ИНФОРМАЦИОННО ОТКРЫТО К
ЧЕЛОВЕКУ,  и только  это можно  считать гуманным,  и значит,
нормальным.  ПОМОЩЬ  человеку  неизбежно  означает и ГЛУБИНУ
(содержательность)  информации,  предоставляемой  ему  и  её
нравственную  ответственность.  В   противном  случае  может
произойти  то, что  произошло с  советской прессой  в период
перестройки,  когда,   с  одной  стороны,   по  мере  снятия
государственного контроля фактической информации становилось
все больше и больше, а  с другой, информация эта становилась
все   более    МЕЛКОЙ,   малоосмысленной,   со    все   хуже
просматривающейся  и невнятной  нравственной позицией,  что,
как  следствие,  приводило  и  к  возрастающему  безразличию
читателей и  к тому, что  сама информация, несмотря  даже на
фактическую  достоверность, все  более становилась предметом
спекуляции,   предметом  скрытой   и  часто   нечистой  игры
различных политических сил.

Подводя итог,  можно сказать, что норма  отсутствия лжи, или
НОРМА   ИСТИННОСТИ   должна   включать   в  себя  требование
НЕИСКАЖЕННОСТИ      ИНФОРМАЦИИ,      требование      ГЛУБИНЫ
(СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТИ), и  требование её ЭТИЧНОСТИ  (в том числе
мотивов  ее  предоставления;   и,  в  частности,  отсутствия
спекуляций  ею  в  какой-либо  политической или коммерческой
игре. Поясним  уже здесь (см.  также конец раздела)  что все
отклонения и нарушения  (кроме юридически наказуемых) должны
исправляться  не  насильственно,  то  есть  какой-то внешней
силой  или институтом,  но интеллектуальным,  то есть  путем
внесения указанных требований внутрь общественного сознания,
делания  их  частью  осознанной  общей  ценностной  системы.
Контроль  же общества  над средствами  информации может быть
осуществлен уже упомянутой ОБЩЕСТВЕННОЙ ЦЕНЗУРОЙ, см. раздел
ЗАМЕЧАНИЯ  О   МИНИМУМЕ).  Отметим,  что   все  сказанное  о
требованиях    означает    и    необходимость   определенных
творческих,  интеллектуальных  усилий  для  соблюдения  этих
требований. Уже само это порождает норму интеллектуальности,
осмысленности соответствующих человеческих усилий. И вообще,
требование  ГАРМОНИИ и  ИСТИННОСТИ задают  НОРМУ ПРИСУТСТВИЯ
МЫШЛЕНИЯ  во всякой  человеческой деятельности,  которая тем
самым  становится  НРАВСТВЕННОЙ  нормой,  нормой  этического
гуманизма.

Наконец,   заслуживает  упоминания   восходящий  ко   многим
учителям  древности ПРИНЦИП  ОБРАЩЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ  НА СЕБЯ, то
есть принцип поступать с другими так, как ты бы хотел, чтобы
другие поступали с тобой.  (и, соответственно, НЕ поступать,
как бы НЕ хотел). Самого  этого принципа явно не достаточно,
поскольку, как уже отмечалось, представления личности о себе
и,  в частности,  о наилучшей  форме отношения  к себе могут
быть  весьма   неадекватны,  но  как   естественное  УСЛОВИЕ
СИММЕТРИЧНОСТИ всех поступков, он должен входить в понимание
каждого человека  и рассматриваться как  нормативный принцип
гуманизма.

В заключение  этого  раздела  отметим  следующее.  По нашему
мнению  не существует  никаких механизмов,  которые могли бы
обеспечить    гарантированное    автоматическое   выполнение
вышеперечисленных  или  каких-   либо  иных  гуманистических
принципов  и   норм.  (см.  по   поводу  механизмов:  раздел
ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ...  и разделы о  власти и экономике).
более  того, существование  любых гарантий  и автоматизмов в
вопросах добра и зла попросту противоречит свободе человека.
Поэтому   ЕДИНСТВЕННЫМ  путем   осуществления  нравственного
гуманизма  на практике  есть именно  его ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ, т.е.
ДЕРЖАНИЕ ЕГО  НОРМ ЛИЧНОСТЯМИ- НОСИТЕЛЯМИ  и превращение его
во   ВСЕОБЩУЮ  норму   через  примеры   ЛИЧНЫХ  ПОСТУПКОВ  И
ОСУЩЕСТВЛЕННЫХ   ПРОЕКТОВ.   Только   конкретная   практика,
соотносимая с принципами  этического гуманизма может сделать
эти  принципы  зримыми  для   общества,  а  главным  успехом
гуманистического   движения  должно   стать  появление   все
большего  количества  ЛЮДЕЙ,  которые  будут НОСИТЕЛЯМИ НОРМ
гуманизма,  то  есть,  во-первых,   СОЗНАВАТЬ  их  смысл,  а
во-вторых,  СОВЕРШАТЬ  УСИЛИЯ  и  пытаться  ВОПЛОЩАТЬ  их  в
конкретных делах и проектах.



             ЗАПАД И СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РОССИЯ:

               МОТИВЫ, ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ЧЕЛОВЕКУ


При    рассмотрении     этической    основы    человеческого
существования,  ценностей,   сложившихся  в  том   или  ином
обществе,   самым  глубоким   из  поддающихся  рациональному
рассмотрению  вопросов является  вопрос о  мотивах, которыми
руководствуется  человек  в  своей  деятельности;  или, если
говорить об  обществе - вопрос о  мотивах, которые считаются
нормальными, чтобы  человек ими руководствовался.  К вопросу
этому нужно  подходить с известной  осторожностью, поскольку
мотивы  часто   скрыты  и  неосознаны   самим  человеком,  а
понимание   их  другими   чревато  большой  субъективностью.
Поэтому, при  рассмотрении любого действия  вопрос о мотивах
должен  всегда  связываться  с  рассмотрением  реальных  его
результатов  (это   нужно  еще  и   потому,  что,  например,
несоответствие  "хороших" мотивов  "плохим" результатам есть
очень  часто   встречающееся  явление;  и   часто  исправить
ситуацию  можно,  если  помочь  найти  конкретное место, где
реальное    действие   отступается    от   заявленной    или
интуитивно-предполагаемой мотивировки). Разумеется также, во
избежание  зла и  субъективной разрушительности, недопустимо
никакое   насильственное  вмешательство   и  суверенный  мир
человеческой личности, в том числе и в вопросе о ее мотивах,
а единственной   формой  влияния   должно  быть  предложение
возможно  лучшего  (как  через  осознанные  сформулированные
концепции, так  и личным примером).  Однако кажется странным
вообще  отказываться от  задачи влияния  на мотивы, могущего
быть  предельно  глубоким  и  плодотворным, и ограничиваться
лишь  анализом получающихся  результатов. Тем  более, что по
нашему  убеждению,  допустимо  следующее  из  такого подхода
представление  о   том,  что  действия,   осуществляемые  из
нравственно сомнительных  (например, эгоистических) мотивов,
могут вести к хорошим результатам,  есть во всяком случае --
большое    заблуждение,   проистекающее    из   того,    что
рассматриваются   обычно  самые   простые,  грубые,   зримые
результаты,    а   все    то   более    скрытое   и   тонкое
"обескровливание" жизни, произошедшее из таких действий, вся
та  реальная   цена,  которую  пришлось   заплатить  за  эти
результаты  --  все   остается  за  пределами  рассмотрения.
(Отметим  также  особую  значимость  вопроса  о  мотивах для
сознания  России с  его традиционным  сильным стремлением  к
соборности. Для русского человека никакое установление общих
правил  игры,  конвенциальных  норм  взаимодействия  не было
достаточным  для плодотворного  сотрудничества, да  и вообще
для осуществления какого-либо действия, которое он бы считал
СОВМЕСТНЫМ  и ОБЩИМ.  Для  возможного  любого общего  дела в
России всегда требовалось и требуется достижение максимально
полного  взаимосогласия,  единства,  проявление  (по крайней
мере на уровне интуитивного чувствования) той общей открытой
картины  мира,  того  единого  духовного строя (соборности),
которое невозможно без достаточного доверия между (двумя ли,
многими ли) людьми на самом глубоком уровне; без знания, что
другой человек не только внешне, по действиям в ситуации, но
и внутренне  хочет  того  же,  что  и  я  (см. также раздел:
гуманизм и мессианская задача России).

Для  формулировки  позитивных  мотивов,  той  нормы, которая
может стать  приемлемой для этического  гуманизма, обратимся
сначала к современной исторической реальности.

В нынешней   западной  цивилизации   несмотря  на  кажущееся
эклектическое многообразие, на декларируемый,  в том числе в
вопросе  о  мотивах,  плюрализм,  в  действительности  четко
просматривается   и  весьма   жестко  доминирует,   наиболее
принимается   и  пропагандируется   подстроенным  под   него
обществом    один   мотив    -   мотив    успеха.   Успешное
индивидуалистическое    самоутверждение,     приводящее    к
социальному    признанию    и    потребительскому   комфорту
(измеряемому, чаще  всего, в деньгах) -  вот основной стимул
деятельности "образцового" западного человека.

Разумеется,   такая   ситуация   с   мотивами   не  является
удовлетворительной.  В том  числе и содержательно-логически:
происходит  как  бы  перемешивание  разноуровневых  планов и
ЗАМЕЩЕНИЕ  МОТИВА,  когда  внешнее   по  отношению  к  самой
деятельности,   вторичное   явление   изменения  социального
положения  деятеля --  то есть  ПОБОЧНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ действия,
выдвигается как  мотив, как ОСНОВНАЯ  ЛИЧНОСТНАЯ ПРИЧИНА его
совершения. Дух такого человека  не прям, не гармоничен, ибо
получается, что  он делает не  то, что хочет:  он по крайней
мере   в   массовом   сознании   хочет   успеха  и  "личного
процветания",  а вынужден,  кроме  того,  делать еще  и "все
остальное"  -- в  том числе  и то,  что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО  НУЖНО
обществу.  Налицо  явная  не  гармоничность  в  поступках  и
противоречие   в   ценностях,   когда   главным  объявляется
второстепенное,  внешнее  и  (не  по  правилам  игры,  а  по
абсолюту  ценности  каждой  человеческой  личности) НЕВАЖНОЕ
изменение  социально-ролевого   положения,  а  осуществление
действительно важных  и нужных дел  оказывается или попутным
выходом  успеха,  или  попросту  оказывается  невозможным  и
требует  иного  по  другим  мотивам  вмешательства  (пример:
кейнсианская  политика государственного  регулирования). Все
это  заставляет  предположить,  что  современная цивилизация
Запада  находится  в  плену  далеко  зашедшей  ошибки,  суть
которой в том, что МОЖНО, ИСПОЛЬЗУЯ НРАВСТВЕННО НЕПРИЕМЛЕМЫЕ
ИЛИ СОМНИТЕЛЬНЫЕ  МОТИВЫ ЛЮДЕЙ ПОЛУЧАТЬ  ХОРОШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ.
Ошибка эта  отчасти произошла спонтанно,  когда мотив успеха
попросту  "захватил власть"  на "пустом  поле плюрализма" (о
механизме, как это могло  произойти см. ВСТУПЛЕНИЕ), отчасти
была  принята сознательно,  то есть  проявлялась в  сознании
многих мыслителей  в течении многих  веков и окончательно  и
"самосозерцаемо" оформилась в мировоззрении людей типа Адама
Смита, Миляя, Джефферсона и  прочих экономистов, философов и
законодателей века Буржуазного  Просвещения, которые и стали
идеологами   и   проектировщиками   современного   западного
либерализма.

Нельзя не признать относительный внешний успех этого проекта
развития. (Хотя, подчеркнем еще раз, никто не знает реальную
цену, которой за это развитие было заплачено: здесь и нищета
и страдание  многих  поколений   рабочих  Запада,  и  крайне
тяжелое положение в современном  "третьем мире", и, наконец,
никем  не  измеренное   нравственное  опустошение  общества,
порожденное     капитализмом.      Стоит     ли     наличный
товарно-инфраструктурный   результат  тех   духовных  сил  и
человеческих  потенций,  которые   были  разрушены  при  его
получении?)

Нельзя  не признать  и то,  что, как  показала например  уже
упоминавшаяся     кейнсианская     политика,     возможность
отчужденного    финансово-политического     и    при    этом
общественно-полезного  манипулирования   в  ситуации,  когда
отдельные   люди   руководствуются   коммерческим   успехом,
довольно  велика.  Однако  нельзя  не  признать  также,  что
нынешнее западное  общество не может  считаться ни открытым,
ни  свободным:  отношения  конкуренции,  почти автоматически
вытекающие  из мотива  успеха,  никак  не могут  означать ни
открытость  между  людьми  ни  свободу  для  человека, в эти
отношения поставленного. А открытость человека перед холодом
"природного" (то есть потребительского, но не человеческого)
закона  конкуренции   и  свобода  подчиняться   и  совершать
действия по  этому закону вряд ли  может рассматриваться как
идеал человеческой судьбы.

Отчасти,   западное   общество   само   сознает   внутреннюю
ущербность своего развития. Предпринимаются известные усилия
и строятся   весьма  хитроумные   идеологии  и  общественные
механизмы, с целью соединить внешний успех и потребительскую
наживу с  чем-то более осмысленным. Однако  до тех пор, пока
идеал   преуспевшего  потребителя   (хотя  бы   и  в   очень
рафинированных, интеллектуально-культурных  формах) остается
существенным    двигателем    общества    Запада,    ожидать
радикального  улучшения не  приходится. В  перспективе может
быть  как  возрастающее   расхождение  между  действиями  по
личному успеху  и реальным благом  общества (характерный, но
не   единственный   пример:   рост   преступности),   так  и
обессмысливание жизни отдельного  человека, когда за внешней
деятельностной активностью (носящей  все более истерический,
символически-имитационный      характер)      все      более
просматривается  СМЫСЛОВОЙ  РЕГРЕСС  и  вытекающая  из  него
АПАТИЯ.      (Либо      вспышка      агрессивности,      как
болезненно-неадекватный   способ    восстановить   смысловую
активную  связь с  миром. (По  этой причине  в той  или иной
форме  ВОЙНА  и  потенция  фашизма  является  неустранимым и
неизбежным атрибутом общества либерального типа)).

Прежде  чем  говорить  о  России,  скажем  несколько  слов о
Востоке. Конечно,  на Востоке есть немало  сильных и древних
культур, а  значит могут быть  и определенные нормы  жизни и
принятые традиционным обществом мотивы для человека, которые
пока  находятся  в  скрытом  и  нереализованном состоянии. В
будущем они, возможно, могли  бы существенно повлиять на всю
мировую цивилизацию. Однако к  зримым и уже явленным мотивам
человеческой деятельности современный Восток добавил немного
--  он   лишь  заменил  более   индивидуализированный  успех
западного человека  на УСПЕХ КЛАНА  (рода, племени, фирмы  и
т.п.).  Хотя  такая  "коллективизация"  успеха  может иногда
повысить  социальную  осмысленность   действий  (польза  для
многих людей клана может потребовать большей ответственности
от человека, нежели вопрос его личного преуспевания), однако
в целом это означает все ту же неоткрытость общества, все то
же  деление человеком  мира на  своих и  чужих, только не по
принципу  корыстного   интереса,  а  по   принципу  клановой
принадлежности.  Кроме  того,  родовое,  клановое  сознание,
по-видимому, находится  везде в мире в  стадии разложения. В
целом, вопрос  о мотивах человеку  остается для современного
Востока противоречивым и нерешенным.

Теперь  о  России.  Россия  в  начале  XX  века  не  приняла
либерально- западный путь развития. Именно неприятие русским
народом    мотива   успеха,    правил   индивидуалистической
конкурентной игры  как НОРМЫ ЖИЗНИ,  наряду с неспособностью
тогдашнего православно-самодержавного государства предложить
какую-либо  альтернативу  и  породило  русскую революцию. За
кровью  и разрушением,  за всеми  перипетиями сомнительной и
нечистой  политической  тактики   в  глубине  революционного
движения видно светлое начало, виден интуитивно прозреваемый
проект иного пути,  проект действительно светлого, творчески
продуктивного общества,  который может быть  предложен всему
человечеству. Идеал коммунизма, по  крайней мере так, как он
был  понят  в  России,  есть  идеал  общества, в котором нет
отношений  отчуждения  и  конкуренции,  нет  вообще никакого
насилия, в  том числе и  в форме отношений  купли-продажи, а
значит,  невозможна  и  эксплуатация.  Это  есть  идеал  где
"свободное   развитие  каждого"   есть  "условие  свободного
развития всех" (К.Маркс) -- и общественный идеал этот, каким
бы термином  его ни обозначать остается  актуальным для всей
современной цивилизации.

Почему  же  тогда  в  России  попытка  строительства  нового
общества,  иных  общественных  отношений  столь  очевидно не
удалась?  Ответ,  по-видимому,  заключается  в  ряде  грубых
ошибок, присущих тогдашнему коммунизму, по крайней мере, его
воспринятому марксистскому варианту.

Одна  из  самых  главных  ошибок  коммунизма  видится  в его
РЕВОЛЮЦИОНАРИЗМЕ, т.е. в  РАЗРЕШЕННОСТИ НАСИЛИЯ. Для высоких
целей было позволено  применять низкие средства. Фактически,
это привело  к подмене цели, когда  вопрос о выработке новых
общественных  (т.е. МЕЖЧЕЛОВЕЧЕСКИХ)  отношений был подменен
вопросом   о  власти   класса;  а   борьба  с  конкурентными
отношениями  собственности и  за освобождение  от них  людей
была подменена борьбой с самими собственниками.

Другой  существенной   ошибкой  коммунистического  движения,
взаимосвязанной  с революционаризмом,  видится его ГЛОБАЛИЗМ
(СРАЗУ  переделаем  ВСЕ  общество)  и  (по  крайней  мере  в
воспринятом Россией варианте)  его ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ
или, более  общо, его СОЦИАЛЬНЫЙ  СХЕМАТИЗМ. Здесь коммунизм
так  и не  смог  преодолеть  свою буржуазность,  т.е. прежде
всего - идейное наследие того  же Просвещения с его (отчасти
наивным,   отчасти   умышленно-наивным)   рационализмом,   с
представлением,   что   достаточно   задать   удачную  схему
общественного  устройства, и  все дальнейшее  развитие будет
детерминировано   -  "хорошим".   (В  этом  обесчеловеченном
детерминизме    и    видится    главный    порок    мышления
просвещенческой  эпохи; революционаризм  из него естественно
вытекает:  ибо  если   достаточно  задать  правильную  схему
(начальные  условия), то  тогда уж  естественно задавать  ее
сразу  на всем  обществе  (глобализм),  а над  неразумными и
сопротивляющимися  тогда   уже  позволено  (один   же  раз!)
совершить насилие.)

Нельзя не  признать, что в российском  коммунизме были люди,
которые  сознавали  его   человеческую  "недоразвитость",  и
пытались   восполнить  эту   его  человеческую,   личностную
компоненту.    (До    революции    это    прежде   всего   -
богоискательское   течение  в   российском  коммунизме   (С.
Булгаков,  Н. Бердяев...),  в советский  период -  например,
такая сильная фигура, как Э.  Ильенков). Однако в целом мера
обезличенного  схематизма,  а  следовательно  -  произвола и
насилия   оказалась   слишком   велика.   Тем  самым,  столь
родственное российскому  общинному мышлению и  принятое им в
коммунизме  понятие  ОБЩЕГО  БЛАГА  (именно не корпоративно-
кланового,  а  открытого,   общего,  когда  ИНТЕРЕС  КАЖДОГО
ПРИВХОДЯЩЕГО ЧЕЛОВЕКА ВКЛЮЧАЕТСЯ  И ПРИВОДИТ К ПЕРЕОСОЗНАНИЮ
ИНТЕРЕСА ВСЕХ), понятие это  сначала было подменено понятием
БЛАГА КЛАССА,  а затем, по  мере советского государственного
строительства - понятием БЛАГА  ГОСУДАРСТВА. Тем самым общее
благо  в значительной  степени было  отчуждено от понимания,
воления  и  владения  большинства  людей  России и присвоено
классом  (группой, корпорацией)  государственных чиновников.
(Возникло как бы своеобразное коллективистски-клановое благо
- нечто родственное сознанию Востока,  - не зря же советский
социализм    оказался   наиболее    устойчивым   в   Китае).
Одновременно  (по-видимому, больше  всего из-за неразвитости
человеческой  компоненты,  из-за  экономического  схематизма
коммунизма) происходило  редуцирование понятия человеческого
блага только к его товарно-потребительской форме. А раз так,
и раз  идеал  потребительского  изобилия  (подменивший идеал
коммунистических  общественных  отношений)  пока  (а может и
вообще)   недостижим,  значит,   опять  возникают  отношения
конкуренции.  (Сначала  -  на  макрогосударственном  уровне:
лозунг типа "Догнать  и перегнать Америку" и т.п.  как раз и
может   значить,   что   государственно-   монополистическая
чиновническая  корпорация  России  вступила  в конкуренцию с
капиталистами  Запада.  Такой  лозунг  вряд  ли приемлем для
общества,  которое  ищет  новый  и  открытый  для  всех путь
развития.)

Итак - сначала вступление в отношения конкуренции с Западом,
потом - (по западным же  правилам игры и критериям оценки) -
все     более     очевидная     неприспособленность    этого
общественно-государственного устройства  к таким отношениям,
затем  --  идея  ПСЕВДОВЕРЫ  (по-видимому,  рожденная нашими
диссидентами   не   без   участия   и   всяческой  поддержки
рекламно-конкурентной пропаганды Запада),  что раз советское
общество в конкурентной  борьбе капитализму проигрывает, (по
крайней мере, по внешним, рекламно-рыночным меркам), значит,
капитализм и  ЕСТЬ общество общего  блага и значит  его надо
воспроизвести  его  у  себя.  (Решение  куда  более простое,
нежели  пытаться   нам  найти  свои   собственные  ошибки  и
продолжать искать НАИЛУЧШИЙ путь.)  Как результат - крушение
советской общественной системы.

Тем не менее в произошедшем  в России и в странах социализма
видны   следующие   положительные   моменты:   во-первых,  в
значительной степени  в мире (а если  говорить о России, то,
быть     может,     окончательно)     ПРЕОДОЛЕНА    ПРАКТИКА
РЕВОЛЮЦИОНАРИЗМА,        т.е.         представление        о
глобально-насильственном  способе действий  как о  разумном,
желательном, и даже как о ВОЗМОЖНОМ пути общества к лучшему.
Во-вторых,  в  значительной  степени  ОСЛАБЛЕНЫ  (хотя,  как
показывает, например, пример практика методологии, отнюдь не
преодолены)  в целом  позиции РАЦИОНАЛИЗИРУЮЩЕГО СХЕМАТИЗМА.
Во   всяком  случае,   есть  надежда,   что  если   какие-то
рациональные схемы в общественном  устроении в будущем будут
применяться,   то   с    гораздо   большим   осознанием   их
неуниверсальности  и  с  оговариванием  области  и  меры  их
применимости  и  НЕОБХОДИМОСТИ  ИХ  ПРЕОДОЛЕНИИ  В  БУДУЩЕМ.
Соответственно,  в-третьих, в  России ПРЕОДОЛЕНА  (или почти
преодолена)  ХИМЕРА ГОСУДАРСТВЕННО-КОРПОРАТИВНОГО  БЛАГА как
синонима  блага  общего.  Во  всяком случае, государственные
способы  владения и  принятия решений  в будущем  если будут
существовать (а, по- видимому, и весьма успешно - будут), то
именно   как  УДОБНАЯ   ФОРМА  практического  осуществления,
имеющая  ОГРАНИЧЕННУЮ  ОБЛАСТЬ  ПРИМЕНЕНИЯ.  В-четвертых,  в
России теперь значительно ОСЛАБЛЕН,  а возможно, и ПРЕОДОЛЕН
диссидентский  МИФ  О  ЗАПАДНО-ЛИБЕРАЛЬНОМ  ОБЩЕСТВЕ  как  о
наилучшей  форме   общественных  межчеловеческих  отношений.
Наконец,  в-пятых, одновременно  с крушением  мифа о Западе,
стало,   наконец,  четко   просматриваться  и   осознаваться
РАЗЛИЧИЕ между БЛАГОМ ЧЕЛОВЕКА и БЛАГОМ ПОТРЕБИТЕЛЯ.

Возможно   (наряду  с   более  ранним   отказом  от  иллюзий
глобализма  и  экономического  детерминизма)  это есть самое
сильное  приобретение  общественного  сознания  за последние
годы.



          ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ: ВЫБОР ЧЕЛОВЕКА,

           ОБЩЕЕ БЛАГО И ОТСУТСТВИЕ МЕХАНИЗМОВ.


В этом   разделе  мы   попытаемся  сформулировать  некоторый
конструктивный  идеал человеческих  действий, то  есть такую
возможную   мотивировку  для   человека,  такую   норму  для
общества,  которая включила  бы  то  позитивное, что  есть в
существующих    в   мире    частных   идеалах   человеческой
деятельности  и  могла  бы  стать  приемлемой  для  развития
действительно  гуманистических отношений.  Норма эта  должна
включать  в себя,  с  одной  стороны, идеал  личной свободы,
который   существенно  входил   как  положительная   цель  в
либеральной  мировоззрение, хотя  на практике  (в частности,
из-за своей  недоосознанности, когда личная  свобода слишком
часто  понималась  как,   после  наложения  ряда  формально-
юридических  ограничений,  право   на  личный  произвол)  на
практике  идеал  этот  и  был  задушен отчуждающим корыстным
механизмом  рынка  и  подменен  в  массовом  сознании правом
подчиняться соответствующей экономической схеме и исходить в
любых   действиях   из   своих  эгоистически-потребительских
интересов.

С другой  стороны, норма  эта должна  включать в  себя идеал
общего блага,  как идеал гармоничного  сочетания в целостном
синтезе, посредством  постоянного творческого переосмысления
целей,  интересов  каждого  человека.  Идеал  этот,  с одной
стороны,   крайне  актуален   для  Запада,   ибо  рынок,   в
конце-концов,   и   выставляется    как   некий   мифический
универсальный  механизм,  служащий   его  воплощению.  (Хотя
подчеркнем, идеал  этот отнюдь не  является главенствующим в
общественном   устройстве  Запада;   поскольку  как   только
возникает противоречие  между общим благом  и индивидуальной
корыстью,  считается  нормальным,  когда  вопрос  решается в
пользу  корысти. Да  рынок, постольку,  поскольку это именно
рынок, и не способен решить  иначе.) С другой стороны, идеал
общего блага  был главным позитивным  идеалом при совершении
революции   и   попытке   построить   коммунистическое   (не
купле-продажное)  общество  в  России  -- хотя недостаточное
осознание  этого  идеала,   и,  в  частности,  недостаточное
уважение к личной свободе и привело к очевидному неуспеху и,
как уже говорилось, к подмене понятия общего блага, на благо
государственно-корпоративное.

Нам кажется,  что нормой, включающей в  себя позитивное этих
обоих  недоосознанных  идеалов  и  обеспечивающей дальнейшее
развитие  общества  к  действительному  гуманизму может быть
принята норма

     ЛИЧНОГО СВОБОДНОГО ВЫБОРА

     В ПОЛЬЗУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ОБЩЕЕ БЛАГО.

Норма эта,  с одной стороны, апеллирует  к свободному ВЫБОРУ
человека, то есть предполагает  его ПОНИМАНИЕ и добровольное
возможное сотрудничество и соучастие  в любом общем деле или
проекте,   или,   по-   другому,   ЗАПРЕЩАЕТ   НАСИЛИЕ   КАК
НЕНОРМАЛЬНОЕ (а значит, антигуманное)  явление; к тому же, в
конечном счете,  ведущее к неуспеху  любого общего дела  и к
ущемлению  интересов общего  блага. С  другой стороны, норма
эта называет  ОБЩЕЕ БЛАГО КАК  ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ НОРМАЛЬНОСТИ
(а  значит, приемлемости)  любой человеческой  деятельности.
Она требует от каждого  человека (по крайней мере постольку,
поскольку  он  хочет  общественного  сочувствия,  признания,
уважения  и  поддержки  своим  делам), постоянной внутренней
работы по  осознанию этого общего  блага и по  добровольному
безоговорочному  соотнесению   с  этим  благом   всей  своей
деятельности.    (Безоговорочному    --    в    смысле   без
выторговывания себе поблажек и дивидендов. Ибо стало едва ли
не  общепринятым при  побуждении человека  даже к какой-либо
действительно   полезной  и   необходимой  обществу   работе
апеллировать  не  к  его  пониманию  этой  полезности,  но к
возможности получить ему в этом  деле личную выгоду -- грубо
говоря,  нагреть  руки  на  общественной  (значит  -- общей)
нужде".  Тем  самым  понятие   общего  блага  затмевается  и
подменяется  в сознании  индивида понятием  личной выгоды, а
общество "закрывает глаза"  на мотивационную непроясненность
ситуации и делает вид, что эти  понятие почти что "одно и то
же".  В  итоге  происходит  строительство  "по  лжи"  и  уже
обсуждавшееся  использование плохих  мотивов ради  "хороших"
целей.)

Таким  образом,  личная  свобода  из  утверждения  права  на
индивидуальное корыстное  потребительство и эгоизм,  как это
часто происходило в истории, оборачивается в названной норме
добровольным  осознанным  отказом  от  эгоизма;  при этом не
любые действия и  усилия оказываются общественно-признанными
лишь по критерию их внешней  успешности, как это имеет место
быть в  плюрализме, но существеннейшим  критерием становится
их открытость интересам каждого человека. То есть фактически
ключевым становится НРАВСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Предложенная   норма   есть    норма   свободно   избираемой
деятельности,    открытой    к    возможному   добровольному
сотрудничеству с  любым человеком и  совершаемой в интересах
всех.  (Подчеркнем, что  именно ВСЕХ  - то  есть в интересах
каждого  могущего  быть  помысленным  человека  (конечно, не
абстрактно  "вообще  помысленного",  а  воздействуемого  или
могущего  быть   воздействуемым  рассматриваемым  конкретным
делом); не  должно быть ограничения  только интересами "всех
людей, участвующих в деле". Поэтому существенной работой при
осмыслении   каждой   конкретной   ситуации   должна   стать
каждоразовое преодоление  корпоративно-группового замыкания.
(Понимание общего  блага как отличающегося  от кланового или
группового.))

Скажем  еще несколько  слов об  общем благе.  Нам не кажется
полезным,  да  и   возможным,  давать  полное  умозрительное
определение  этого понятия.  Повторим лишь:  понимание блага
должно вырабатываться каждый раз  конкретно; при этом должна
осуществляться максимально  возможная гармонизация интересов
всех  людей;   и,  наконец,  при   этом  должно  совершаться
постоянное  переосознание  реальности  и  переформулирование
целей. При  этом не может существовать  НИКАКИХ МЕХАНИЗМОВ и
процедур  такой  работы,  и  не  могут  быть названы НИКАКИЕ
КАНАЛЫ,  в  которых  можно   было  бы  ограничить  требуемые
человеческие усилия; понимание общего  блага есть каждый раз
новая  ТВОРЧЕСКАЯ  ЗАДАЧА,  и  каждый  раз  она  требует  от
человека именно того, что  делает его больше всего человеком
-- то есть ОПИРАЮЩЕГОСЯ НА НРАВСТВЕННЫЙ НОРМЫ МЫШЛЕНИЯ.

(Маленькое   теоретическое  замечание:   конечно,  например,
философия   и   методология   могут   выделить   и   назвать
определенные механизмы и  более менее универсальные признаки
и процедуры,  присущие  самому  мышлению.  Но  называние это
имеет,                     вероятно,                    лишь
умозрительно-описательно-познавательный,        но        не
деятельностный интерес.  Ибо как только  и в той  степени, в
какой  человек  начинает  действовать  по заранее положенным
процедурам и схемам, в такой же степени он перестает творить
и перестает думать.)

На наш  взгляд, это ОТСУТСТВИЕ  МЕХАНИЗМОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ
БЛАГА  есть исключительно  важное свойство  мира и человека,
которое   должно  быть   ясно  осознанно   все  человеческим
сообществом.

Любые   фиксирующие  схемы,   любые  детерминации  поведения
противоречат   свободному   самоопределению   человека,  его
творчеству и, факту его способности мыслить. Разумеется, это
не означает  вообще отказ от схем  и алгоритмов действий, но
они должны каждый раз  вновь КОНКРЕТНО РОЖДАТЬСЯ (мышлением)
по мере  их необходимости. Должна  постоянно отслеживаться и
не  превышаться  мера  применимости  конкретно используемого
механизма,  ибо постольку,  поскольку происходит  превышение
применимости, поскольку схема "сама"  (то есть НЕ истина, НЕ
благо) начинает "диктовать условия", постольку же происходит
отключение  мышления  и   отчуждение  человека  от  реальной
творчески   познающей  и   преобразующей  мир  деятельности,
происходит как бы ОКОСТЕНЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ ВО ЗЛО.

Поэтому то названное  переосознание реальности, гармонизация
всего  наличного  знания  и  всех  привходящих  человеческих
интересов есть прежде всего ПЕРЕ-РОЖДЕНИЕ СХЕМ. Каждоразовое
преодоление  наличной  косности,  рождение  новых  решений и
алгоритмов ради обретения и постоянного воз-обновления общей
гармонии (то  есть в каждый конкретный  момент -- всего, что
на  этот  момент  воспринято  человеком  из  мира) -- вот та
работа,  которая достойна  личности, которая  должна быть ей
предложена,  и,  по  мере  роста  ее  умения  и  добровольно
принимаемой  на  себя  ответственности  и становится главной
СУТЬЮ ее существования. Это и  есть свободная, творящая и не
отчуждающая  никого реализация  постоянно мыслящей личностью
себя среди равных и близких себе.

Такая  мера свободы  и отсутствия  схем, такая деятельность,
опирающаяся  только  на  интересы   общего  блага  --  такая
подлинная и  всегдашняя ЖИЗНЬ человека  -- она исключительно
трудна  и,  быть  может,  СТРАШНА  для  личности  при  своем
осуществлении;   она   действительно   ТРЕБУЕТ   ПОСТОЯННОГО
МЫШЛЕНИЯ.  Но иного  пути, как  показал в  том числе  и весь
исторический опыт реализации  разных схем, по-видимому, нет.
Гуманистическое  общество   осуществится  на  Земле   не  по
нахождению  некой  универсальной,  наилучшей,  идеальной (!)
модели  общественного устройства,  а по  мере появления  все
большего числа людей,  добровольных и сознательных носителей
гуманистической нормы, и по  мере осуществления этими людьми
конкретных дел, в которых будет  явлена миру эта норма блага
и норма  действия,   норма  постоянного  пересамоопределения
человека,  свободы от  схем и  творческого поиска  наилучших
общеприемлемых решений; норма мышления и ответственности.



                   ГУМАНИЗМ И ЭКОНОМИКА.


Норма отказа от косности,  преодоления и пере-рождения схем,
разумеется, распространяется на все, что отчуждает человека,
начиная от  каких- либо технологий  и технических механизмов
(постольку,  поскольку они  деформируют личность),  и кончая
такими явлениями как рынок и биржа, бюрократическая машина и
юридический закон.

В частности,  трудно не  признать,  что  торговля, и  вся та
сфера   человеческой  деятельности,   которая  опирается  на
купле-продажные отношения между людьми  (по сути, это и есть
то, что корректно назвать современной экономикой) -- вся эта
область плохо  совместима с нравственным  законом (этикой) и
гуманизмом.  На наш  взгляд, дело  тут именно  во внутреннем
содержании, в принципе того, что  есть торговля - ибо трудно
признать  нравственно приемлемыми,  неотчужденными и  вообще
сколько-нибудь  НОРМАЛЬНЫМИ  такие  отношения  между людьми,
когда один испытывает НУЖДУ в чем-либо (предмете ли, услуге,
помощи  -- здесь  не важно)  -- а  другой ОБУСЛОВЛИВАЕТ свои
действия возможностью первого  предоставить ему ВЗАМЕН некий
ЭКВИВАЛЕНТ.  (деньги  ли,  другой  товар  или услугу); более
того,  чем большую  нужду  в  чем-либо испытывает  первый, а
значит, чем более в соответствии с нравственными нормами ему
нужно  помочь, тем  больший вместо  этого, в  соответствии с
законом  рынка, с  него требуют  эквивалент --  то есть  тем
более         ответные          действия         оказываются
ОТЧУЖДЕННО-ОБУСЛОВЛЕННЫМИ  (так  называемый  рост  цены  при
возрастании спроса).

Возникает ситуация  предельной не-свободы, то  есть ФИКСАЦИИ
СОЗНАНИЯ И ДЕЙСТВИЯ В  ОПРЕДЕЛЕННЫХ КАНАЛАХ: например первый
оказывается неспособным удовлетворить  свою нужду иначе, как
действия   по   определенным   (и,   строго  говоря,  вполне
отчужденным,  чуждым  самой  нужде),  правилам ("Зарабатывая
деньги" -  действие, не особо соотносимое  с действием о"для
общей пользы": существует  множество способов, как совершить
первое, не  совершив второго не  говоря уже об  обратном). С
другой стороны, второй и  в общественной "рыночной" ситуации
и в   своем  мышлении   оказывается  неспособным   совершить
какое-либо действие,  если он не получит  за него какую-либо
МЗДУ,  какую  либо  ГАРАНТИЮ,  что  его  действие ему самому
ВЫГОДНО.  Не-свобода зависимость  нуждающегося оборачивается
такой   не-свободой,    зависимостью,   ТРУСОСТЬЮ   деятеля:
кажущийся  избыток сил  и  возможностей  (что, по  смыслу, и
должно  означать  наличии  у  него  каких-либо предметов или
идей)  он  не  может  предоставить  другим  людям иначе, чем
получая  себе  взамен  ГАРАНТИЮ  БЛАГОПОЛУЧИЯ;  он  попросту
БОИТСЯ,  что если  этой гарантии  себе не  получит (в  виде,
например,  какой   либо  суммы  денег),  то   в  этом  мире,
ПОТРЕБЛЕНИЯ ЛЮДЕЙ, который  он сам и такие как  он создали и
продолжают своими действиями воспроизводить  в таком мире он
сам  может  оказаться  ПОТРЕБЛЕННЫМ  и  значит,  уже  как бы
исчерпанным  и ненужным,  как бы  НЕ-ЧЕЛОВЕКОМ. КОММЕРЧЕСКИЙ
ИНТЕРЕС к  миру есть фактически  СТРАХ ПЕРЕД МИРОМ  (который
усугубляется  собственной нечистой  позицией человека  и его
действиями);     сфера    коммерческих     отношений    есть
фиксировавшаяся   в  определенных   формах  действия   сфера
ПОДЧИНЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА  СТРАХУ. (Эта всепроникаемость  страха в
современное  рыночное  общество  весьма  заметна  и  по ряду
косвенных   признаков:   здесь   и   описание  экономических
отношений в  терминах ОПАСНОСТИ и  РИСКА, и, возможно,  даже
значительная популярность разного  рода криминальных историй
и фильмов  ужаса:  не  является  ли  демонстрируемая  в  них
кошмарность  и рабство  человека перед  "злыми силами"  лишь
фактическим  выражением  и   оформлением  реальности  и  так
существующей   и   "работающей"   в   сознании   и  практике
современного    человека,    в    каком    бы   "свободном",
респектабельном и бескровном обществе он ни жил? (Впрочем, и
бескровность  эта  весьма  относительна  --  просто  пока  в
основном  удается прятаться  в другие  формы. Но  постоянная
подверженность страху, подчиненность страху чревато обратной
стороной   столь  же   недо-человеческой  самореализации  --
агрессией.  Как уже  говорилось, насилие,  террор, отказ  от
нравственно-культурных  норм  и  героизация,  варварства (по
сути,  это  и  есть  определение  ФАШИЗМА)  есть  постоянная
перспектива  рыночного общества;  а в  той степени,  в какой
роль   отчужденно-рыночных  отношений   между  людьми  будет
возрастать,  в  такой  же   будет  "внутренне  вырастать"  и
фашизм.))

Постольку,  поскольку  схема   отношений  начинает  работать
"сама", постольку  же она начинает  деформировать реальность
"под  себя",  то  есть  под  свои  в  той  или  иной степени
искаженные и  условные движущие цели. Если  говорить о схема
купли-продажи, с ее подменой  и отождествлением общего блага
с личной выгодой,  то естественна деформация  общества в том
направлении, где  личной выгоды как  бы "становится больше".
Выгоду человек может получить  или присваивая у природы (быт
может,   с  последующим   использованием  присвоенного   для
социального  самоутверждения) или  потребляя (присваивая)  у
других людей.  Из первого, то есть  из эксплуатации природы,
вытекает то безудержно-завоевательское  ее РАЗРУШЕНИЕ и, как
следствие,  тот  ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ  КРИЗИС,  о  котором ныне уже
столь  много  говорится.   (Впрочем,  при  всей  тревожности
экологической  ситуации  и  всеобщей  значимости  и важности
проблемы,   апеллировать  лишь   к  кризису   в  вопросе  об
отношениях   с  природой   явно  недостаточно   иначе  может
оказаться возможным  рассуждение, что если  природы "мало" и
без нее "не выживешь", то ее надо беречь и сохранять, а если
"много", и  ситуация "не опасна", то  по отношению к природе
(другому   миру!)  можно   поступать  по   своей  выгоде   и
потребительскому     произволу.     Гуманистической    норма
открытости,  бережности  и   безусловного  (вне  ранее  лишь
торгового партнерства или  статусного регламента) УВАЖЕНИЯ к
миру другой  личности должна естественно  распространяться и
на  весь окружающий  человека мир.)  Из второго,  то есть из
получения   выгоды   другого,   вытекают   все  известные  и
"банальные"  2ненормальные   нормальности"  купля-продажного
общества.  Здесь  и  деление  на  богатых  и бедных (которая
"справедливо  отражает" меру  совершенных интеллектуальных и
физических усилий человека лишь в рамках той же коммерческой
схемы: ибо  больше думал и  поступал по своей  выгоде, тот и
богаче), и  вся эксплуатация и  обман слабого (даже  если он
прикрыты   "вполне  законным"   юридическим  соглашением)  и
связанная  с деньгами  преступность (которая  вся существует
лишь потому,  что деньги "не  пахнут", что в  рыночной схеме
деньги --  "это все". Если  же учесть, что  и преступления в
другой   сфере   (например    в   межличностной,   семейной,
сексуальной)    часто   вызываются    тем   же   воспитанным
потребительским  собственническим  отношением   к  миру,  то
претензии   к  купле-продажной   схеме  и   порождаемому  ею
деформации личности и общества могут лишь возрасти.)

Существует   еще  одна   вызванная  этой   схемой  отношений
патологическая деформация, которая  тоже хорошо известна, но
еще  менее  познана.  Если,  в  согласии  со схемой, человек
получает выгоду  с того, кто  испытывает в нем  или в чем-то
ему  принадлежащем  нужду,  значит,  нужно  эту нужду как-то
ПОВЫСИТЬ.  Это  осуществляется  или  каким-либо ОГРАНИЧЕНИЕМ
ПРЕДЛАГАЕМОГО   (например,  искусственное   сдерживание  или
снижение  производства вообще  говоря НЕОБХОДИМОГО  товара с
целью поддержания высокой цены),  или "УБЕЖДЕНИЕМ ЧЕЛОВЕКА В
НУЖДЕ".  (Так  называемые  формирование  рынка  и  рекламное
стимулирование спроса. Фактически вся  реклама и работает на
это  разрушение  личности,  на  ее  ФРУСТРАЦИЮ,  когда у нее
отнимается даже возможность самостоятельно помыслить о своих
нуждах   и  нормах   жизни  из-за   постоянного  навязчивого
ПОДСКАЗЫВАНИЯ, апеллирующего  к тому же  НЕ к мышлению,  а к
ИНСТИНКТАМ и РЕФЛЕКСАМ, с  целью создания наиболее прочного,
труднее  всего осознаваемого  и преодолеваемого  стереотипа.
По-видимому уже  действительно пора ставить  вопрос о защите
духовного  мира  личности  от  рекламы  как  (буквально)  от
агрессивного разрушающего вируса,  которым личность заражают
всеми доступными средствами воздействия.)

В итоге рыночное общество и человек в нем оказывается с явно
деформированным спектром  потребностей: часто из  них, грубо
говоря,  те,  на  которых  кому-то  "легко  делать  деньги",
оказываются искусственные  взвинченными и завышенными,  в то
время как  другие, более тонкие и  глубокие, которые труднее
поддаются    коммерческому   обсчету    и   манипуляции   по
купле-продажной схеме, остаются нереализованными.





                                                                      
                                                      Элиот Уайнбергер
                            БУМАЖНЫЕ ТИГРЫ

                                  Т


     Один из  советников-англичан махараджи  Ревийского рассказывал об
оригинальном способе  охоты на  тигров, изобретенном,  по его  словам,
самим махараджой.

     Тот утверждал,  что для тигриной охоты ему нужна лишь обезьяна на
длинной веревке  да какая-нибудь  интересная книжка. Забираешься, мол,
на  махан   (специально  устроенный   помост  на  дереве),  отпускаешь
обезьяну, которая  тут же скрывается в ветвях, и спокойно читаешь свою
книгу. Только  приближается какой-нибудь  тигр,  обезьяна  принимается
кашлять - это у нее особый такой обезьяний знак, по которому обитатели
джунглей сразу  узнают о  приближении  "Шер-Хана".  И  вот  тогда  Его
Высочество быстро кладет книгу в сторону и берет в руки ружье.

     Перелистнул страницу - а перед тобой тигр.


                                  У

     Бергассе, 19,  10  марта  1933  года.  Х.Д.,  одна  из  последних
пациенток Фрейда, так рассказывала о своих сеансах с профессором:

     Как только  я представлю себе какого-нибудь тигра, меня одолевают
странные мысли.  Что если  я сама  - тигр?  А ну как этот тигр на кого
набросится?  Вдруг   он  нападет  на  старого,  слабого,  беззащитного
профессора? И  вообще, пугает  ли  меня  мой  собственный  страх,  или
таящийся во  мне "зверь"  в самом  деле способен убить его? Как-то под
видом давнишней  детской фантазии я рассказала ему обо всем этом. Что,
мол,  будет,  если  он  возьмет  и  явится  во  плоти?  "У  меня  есть
защитница", -  ответил профессор  и указал на Иоффи, маленькую львицу,
свернувшуюся у его ног.


     И несколько дней спустя:

     Я вновь  говорила с  профессором  про  игрушечных  зверей,  и  он
вспомнил о  моих тигриных  фантазиях.  Нет  ли  какой-нибудь  истории,
которая называлась  бы как-нибудь  вроде "Женщина  и тигр"?  И я сразу
вспомнила - верно, такая есть: "Женщина или тигр".


                                  Q


     Некий царь  придумал странную  процедуру суда. Обвиняемый выходил
перед всем  народом на  арену  и  должен  был  открыть  одну  из  двух
совершенно одинаковых  дверей. За  одной сидел  тигр, готовый  тут  же
пожрать подсудимого,  устанавливая таким  образом, что тот виновен. За
другой скрывалась  женщина, "подобающая  ему возрастом  и положением",
которую он  немедленно получал  в жены в награду за свою невиновность.
(И не  имеет никакого  значения, женат  ли он,  содержит ли семью, или
сердце его  принадлежит другой; царь и мысли не допускал, что подобные
пустяки могут помешать претворению в жизнь его великой идеи о сущности
награды и  воздаяния). Итак,  обвиняемый готов  был "открыть  любую из
дверей, совершенно  не представляя,  что  ждет  его  через  мгновение:
кровожадная пасть тигра или объятия новоявленной супруги".
     Как и  следовало ожидать,  у царя  была дочь,  которая конечно же
однажды полюбила  красивого  простолюдина.  Прослышав  об  этом,  царь
повелел отправить преступного юношу на ту самую арену. За одной дверью
его, как  водится, поджидал  тигр, свирепейший  из  всех  тигров,  что
бродят по  лесам страны,  а за другой - девушка, красота которой могла
бы поспорить с красотой самой принцессы.
     Перед самым испытанием принцессе хитростью удалось разузнать, что
именно таилось  за одной  и за  другой дверью,  когда юноша  вышел  на
арену, она  незаметно  махнула  ему  правой  рукой.  И  тогда  он,  не
колеблясь, открыл правую дверь... Но вот вопрос: какое зрелище сильней
могло   огорчить   "полудикарскую   принцессу   с   горячей   кровью":
возлюбленный, на  куски разорванный  тигром, или  он же - но живой и в
объятиях женщины,  быть может,  еще привлекательней, чем она сама? Что
означал ее  знак? Или, как говорится в конце рассказа: "Кто появился в
распахнутой двери, женщина или тигр?"


                                  Е


     "Женщина или  тигр?" - этот рассказ Френка Стоктона был напечатан
в 1882  году в  "Сентчури мэгэзин" и скоро завладел умами читателей во
всем мире.  В то  время  литературные  произведения  с  неопределенной
концовкой еще не вошли в моду и раздражали публику, и потому последние
20  лет   жизни  читатели  порядком  донимали  Стоктона  с  вариантами
завершения истории,  а иногда и с угрозами. Например, в 1896 году Сан-
Францисская газета  "Уэйв" сообщала, как однажды пошутил с ним Редьярд
Киплинг: шутка  его, впрочем,  несколько смахивала  на остроты какого-
нибудь восточного деспота.

     Стоктон и  Киплинг как-то  встретились  на  литературном  вечере.
После обмена  приветствиями Стоктон  сказал: "Кстати,  Киплинг, я ведь
тоже собираюсь  как-нибудь побывать  в Индии",  - на что г-н Киплинг с
подозрительной теплотой в голосе отвечал: "Милости просим, старина! Мы
все с  нетерпением ждем  вас! А  знаете, что будет с вами там,вдали от
родных и  друзей? Прежде  всего мы  заманим вас  в джунгли,  изловим и
крепко свяжем - тут нам помогут верные слуги-индусы. Ну а потом бросим
под ноги  самому огромному, какой у нас найдется, слону и велим, чтобы
он наступил  вам  на  голову,  а  когда  он  уже  занесет  свою  ногу,
сладчайшим голосом  я скажу вот что: "Ну, Стоктон, так кто же все-таки
там был, женщина или тигр?.."

     А жена  Стоктона увековечила  в своем  дневнике такую вот нелепую
историю:

     Моя племянница,  мисс Эванс,  написала нам об одной проповеднице,
которая гостила  в  миссии,  действующей  в  местах  обитания  Каренов
(племена на  северо-востоке Бирмы).  И будто бы та рассказывала, какое
удивление она испытала, когда в одном из отдаленнейших поселений этого
племени, где миссионеры появляются крайне редко, ее встретили странным
вопросом -  не знает  ли она,  кто в  конце концов оказался за дверью,
женщина или  тигр? Видимо,  писала она далее, миссионер, живший в этом
поселении до  нее, читал  им рассказ  Стоктона, полагая, что им должны
быть по вкусу именно такие истории. А те в свой черед решили, мол, раз
она  явилась  к  ним  издалека,  значит  должна  знать,  чем  там  все
кончилось.

     Мужчины, как  правило, считают,  что в  дверях  должна  появиться
девушка; женщины склонны думать, что тигр. Исключением оказался Роберт
Браунинг, который  заявил, что  "нет ни  малейшего сомнения в том, что
такого рода  принцесса при такого рода обстоятельствах направит своего
возлюбленного прямо  в пасть  тигра". И  в самом деле, оговорка Фрейда
вряд ли  случайна: союз  "и" в  данной ситуации  гораздо уместнее, чем
"или". И  в целом,  выбор между  женщиной  и  тигром,  супружеством  и
смертью не  всегда воспринимался  читателем как  именно выбор. Вот что
сочинил на эту тему в 1895 году некто У.С.Хопсон из Сан-Франциско:

Станет жена посылать мне хулы и угрозы,
Злобно ругаясь, как мерзкая ведьма, со мною,
Тут же я вспомню рассказ про женщину с тигром:
Выбрал, сдается, я сразу и то, и другое.

     Через   несколько   лет   после   смерти   Стоктона   потрясающим
бестселлером стал  роман Элинор  Глин "Три  недели" (1907  г.).  Своим
успехом он  в немалой степени был обязан впечатляющей сцене обольщения
на тигровой шкуре:


     Поль вошел  с  террасы,  и  взору  его  открылась  восхитительная
картина: возле  камина, распростершись  на полу,  лежал его тигр, а на
нем, во всю его длину, раскинулась женщина...
     "Нет, не  подходите ко  мне, Поль...  Постойте... Это вы подарили
мне тигра.  О,  какой  это  прекрасный  подарок!  Мой  тигр,  как  это
восхитительно, мой  тигр!" -  ее тело  изогнулось  змеиным  движением,
выражая огромную  радость прикосновения  к тигриной  шкуре; пальцы  ее
ласково теребили  полосатый мех  там, где  он был  наиболее  густым  и
пушистым.
     "Какое чудо! О, какое чудо! - шептала она. - Мне знакомы все твои
чувства, все  страсти, теперь  твоя  шкура  принадлежит  мне,  о,  как
приятно ощущать ее всей своей кожей!" - тут она вновь затрепетала, как
змея.


     Увы, тигровый мех короток и груб, а прикосновение к нему вызывает
зуд. И  все же  образ слившихся  воедино женщины и тигра в романе Глин
великолепен. Книга  эта  вдохновила  сочинителя  таких  вот  анонимных
виршей (они  же  -  мнемоническое  правило  для  усвоения  правильного
произношения):

     Не хотите ли
     С Элинор Глин
     Поваляться на шкуре тигра?
     Или для утех
     Вам иной нужен мех,
     Где такие приятны игры?


                                  Т


     Тигр,  женщина,   страсть.  В  приведенном  эпизоде  романа  Глин
отразились  древнейшие  воззрения,  ибо  когда-то  слово  "тигр"  было
женского рода и лишь много позже переменило его на мужской.


     В Европе первое письменное сообщение о тиграх появилось в связи с
подарком, преподнесенным  еще Селевку  1 (312-280 гг. до н.э.)(Правда,
Александру  Македонскому   наверняка  попадались  тигры  где-нибудь  в
Персии). В латинской поэзии слово tigris - женского рода (его основное
значение - "стрела" - использовалось как сравнение в описаниях быстрых
движений животных  или  течения  реки).  В    древнеримском  искусстве
изображали обычно  не тигра,  а тигрицу. В паре с ней, как правило, мы
находим льва  (вспомним  "львицу"  Фрейда  Иоффи,  охранявшую  его  от
нападения тигра  Х.Д.). В  повозку Вакха  запряжена именно такая пара.
"Со страстью тигра и разумом льва" - так противопоставляет членов этой
пары Китс  в поэме  "Гиперигон". (Коты  сестер Бронте,  кстати, носили
клички "Тигр"  и "Страж").  Еще в  18 веке  существовало поверье,  что
поймать тигренка ( а это единственный способ пополнить зверинец) можно
лишь способом,  описанным почти  2000 лет  назад Клавдианом:  тигренка
нужно выкрасть,  и, унося  его, разбросать  за собой  осколки зеркала.
Тигрица, обнаружив  пропажу, тут  же, конечно,  бросится в  погоню, но
женское тщеславие  ее столь  велико, что  она  непременно  остановится
перед зеркалом,  чтобы полюбоваться  своим  отражением,  и  совершенно
забудет про детеныша.
     В древнем  Китае  тигра  соотносили  с  женским  началом  инь,  с
подземным миром и Западом (где солнце опускается под землю). В системе
геомантики фэн-шуй его противоположностью был зеленый дракон, носитель
мужского начала  ян. Только позднее, в буддизме, тигр и зеленый дракон
поменялись  местами:   иероглифом  ян  стали  обозначать  мужественное
благородство тигра,  тем более  что его  лоб украшен знаком, в котором
узнается иероглиф  ван, что  означает  "царь".  Любопытно  и  то,  что
Вордсворт, описывая  Париж, попавший в руки якобинцев ("как дикий лес,
где тигры  бродят с  ревом"), вполне  мог быть  обязан свой  метафорой
Вергилию, наззвавшему  Рим "пустыней,  тиграми  кишащей",  и  оба  они
бессознательно  вторили   древнему  китайскому   образу  испорченного,
больного общества:  тигр (инь)  в бамбуковой  роще  (ян),  т.е.  тьма,
внедрившаямя в область света.
     Особую  роль   в  Китае  играло  тигроподобное  чудовище  дао-дай
("пожиратель"), упоминания  о котором  относятся еще  к эпохе династии
Хань. Изображения  дао-дай  встречаются,  как  правило,  на  предметах
похоронного культа, и порой сама погребальная урна выполнялась в форме
тигра. Этот  образ -  земля, пожирающая  мертвецов и  тем самым дающая
пищу живым.  Вспомним, что  греческое слово  "саркофаг" также означает
"пожирать плоть". В доколумбовой Америке, где не водились тигры, точно
такую же роль играл ягуар. Например, в Центральной Америке этот символ
земли противопоставлялся  крылатому змею - символу неба. В южной части
материка  его   изображением  часто   украшались  погребальные   урны.
Планировна города  Куско первоначально  имела форму ягуара, т.е. город
был как  бы своеобразным  некрополем для  живых (полис как утверждение
жизни и смерти).
     Хотя  в  искусстве  Хараппы  в  долине  Инда  изображения  тигров
встречаются  довольно  часто,  в  остальной  Индии  таковых  почти  не
обнаружено вплоть  до эпохи  Великих Моголов,  когда, собственно, этот
образ и обрел мужские черты; и это странный факт, поскольку метафизика
индуизма охотно использовала для своих целей любой местный материал. В
индуистской  иконографии   встречался  разве   что  тигр,  на  котором
восседала наводящая  ужас богиня-разрушительница Дурга. Нет упоминаний
о  тиграх   и  в   "Сокровищнице   Видьякары   (знаменитой   антологии
санскритской поэзии),  где жизнь  индийца описана достаточно подробно.
Зато  у   племен,  населявших   джунгли,  тигрица  олицетворяла  собой
пожирающую и  плодоносящую мать.  "В Аколе, - писал в 1894 году Уильям
Крук,  -  владельцы  садов  не  любят  сообщать  охотникам  о  тиграх,
обитающих  по-соседству,   поскольку  существует   поверье,  будто   с
убийством   тигра   сад   перестает   давать   плоды".   А   церемония
бракосочетания у  индийцев племени  гондов  включала  появление  "двух
демонов, одержимых  богом Бахешваром,  имеющим облик  тигра",  которые
"жадно набрасывались  на жалобно блеющего козленка и терзали его, пока
тот не испускал дух".


                                  У

     Рашель Дюплесси, рассуждающая о своих стихах, в частности, пишет:

     В стихотворнении  "Щипцы" драматизм  текста находит  разрешение в
финале, где два созвучных слова, hungry и angry  одинаковым окончанием
как бы  сливаются в несколько необычном аккорде. Одно из них, а именно
hungry,  способствует  созданию  психокультурного  образа  прекрасной,
обольстительной  и  обольщаемой  женщины,  а  другое  -  angry  -  его
разрушению.


                                  G

     Голодная   женщина,    разъяренная   женщина,    разрушительница,
пожирательница, кормилица - все это есть в образе тигрицы. И любопытно
на этом  фоне звучат  два  загадочных  стихотворения  о  тиграх  Эмили
Диккинсон:

566

          Тигр умирал - воды просил -
          Искала я меж скал -
          Нашла - в ладонях принесла -
          И он смиренно ждал -

          Но перед смертью - гаснет взор -
          И в нем открылся мне -
          В сетчатке Глаза - странный Вид -
          Вода - и я над ней -

          И чья вина - моя ль, его -
          Спешила - умер он -
          Пока искала воду - нет
          Он мертв - таков закон -



                                  Е

     В  Библии   про  тигров  не  говорится  ни  слова,  и  отсутствие
устойчивой    иконографии    вынудило    Запад    придумать    своего,
аллегорического  тигра.   Шекспир,  например,  сравнивает  с  тигрицей
жестокую  королеву   Маргариту  (Король  Генрих  Шестой,  часть  3)  и
заставляет Ромео выражать свой гнев, прибегая к образности инь:

          Я сам неукротим сейчас и страшен,
          Как эта ночь. Нас лучше не дразнить,
          Как бурю и голодную тигрицу.


     Но он же дает тигру и более привычную нам мужскую роль, делая его
символом воинской  доблести (изображения тигра, кстати, украшает почти
все армии  мира). Генрих  Пятый в монологе "Еще раз на прорыв, друзья"
говорит:

          Когда ж нагрянет ураган войны,
          Должны вы подражать повадке тигра.
          Кровь разожгите, напрягите мышцы,
          Свой нрав прикройте бешенства личиной!
          Глазам придайте разъяренный блеск -
          Пускай, как пушки, смотрят из глазниц...
          ........................................
          Сцепите зубы и раздуйте ноздри,
          дыханье придержите; словно лук,
          Дух напрягите. - Рыцари, вперед!


                                  Р

     Представление  о   тиграх  на  Западе  существенно  изменилось  в
восемнадцатом веке,  когда в  державе Великих  Моголов правил  султан,
которого звали  Типу, по  прозвищу "Мисорский тигр" (1750-1799). В его
личности, пожалуй,  совершеннейшим кошмаром  воплотились представления
ученого-ориенталиста об ужасном восточном деспоте.
     Суровый моралист,  Типу  отменил  в  своей  стране  многомужие  и
утвердил собственное  понимание Корана.  Он провел  реформу календаря,
системы мер  и весов  и  переименовал  города.  Он  покровительствовал
искусствам и  торговле. Его  преобразования касались всех сторон жизни
страны, вплоть  до мелочей  быта, торговли и способов сева. Он спал на
полу, на  грубой циновке,  в особую  тетрадь записывал  свои сны, а на
завтрак ел мозги воробьиных самцов.
     Его армия  составляла  140  000  воинов,  поклявшихся  уничтожить
англичан. Пленных  он подвергал  изощреннейшим пыткам:  в ходу было, к
примеру, кипящее масло, а также специальные машинки для вырывания носа
и верхней  губы. Особенно изысканной считалась процедура, в результате
которой пленный враг превращался в Иного: британских солдат заставляли
самим себе делать обрезание, а потом съедать свою крайнюю плоть.
     И самого  себя он,  видимо, ощущал  Тигром.  Трон  его  стоял  на
позолоченном изваянии,  изображавшем  тигра  в  натуральную  величину,
глаза и  зубы которого  были сделаны  из горного хрусталя; венчали его
тигриные головы,  усеянные рубинами  и алмазами, а балдахин был покрыт
полосами кованого золота, что делало его похожм на тигриную шкуру. Его
воины были  одеты в полосатую форму; пленных сначала сажали в тигриные
клетки, а  потом бросали  тиграм на съедение. Затворы пушек, да и сами
мортиры отливались  в виде  тигров, ружейные  ложа и  курки напоминали
тигриные головы, на саблях либо гравировались изображения тигров, либо
клинок ковался  таким образом,  что слои  металла шли  полосами. Живые
тигры сидели  на цепи  у ворот  дворца. Полосатыми были носовые платки
Типу; знамя его украшал девиз: "Бог наш - Тигр".
     Все это,  мягко говоря,  произвело на  Запад впечатление.  Газеты
пестрели сообщениями  о событиях,  связанных с Типу: если, скажем, при
взятии какого-нибудь  города  погибала  престарелая  служанка,  то  на
страницах  прессы   она  немедленно   превращалась  в  400  английских
девственниц, бросившихся  на мечи,  только бы  не  достаться  солдатам
Типу. В  Лондоне пьесы  про Типу  пользовались невероятным  успехом  в
течение 30  лет. (1  июня 1791 года состоялась премьера первой из них,
под названием  "Типпу-Сахиб, или  Доблестные британцы  в Индии". Через
год появилась  еще одна,  "Типпу-Султан, или Осада Бангалора"). В 1798
году Типу,  наконец, был  убит. День,  когда пала под ударами англичан
его  столица   Серингапатам,  стал   в   Великобритании   национальным
праздником. В  театре "Лицей" выставили картину Роберта Портера "Штурм
Серингапатама", огромное  полотно длиной  120 футов,  и каждый  платил
шиллинг, чтобы  иметь возможность увидеть запечатленное на ней великое
событие. Роман  Уилки  Коллинза  "Лунный  камень"  приобрел  особенное
очарование оттого,  что, как  там было написано, камень этот был якобы
захвачен во  время грабежа  Серингапатама. А уже в 1898 году сэр Генри
Ньюболт  записал   некий  текст,  представляющий  собой  подделку  под
народный эпос о поражении Типу.
     Итак,  образ   тигра  приобрел  устрашающие  признаки  андрогина:
свирепую   мужественность   воина   и   окутанную   восточным   мраком
женственность Иного. По словам автора книги "Восточная охота" капитана
Уильямсона, тигр  - это  "всего лишь  пестрый  объект,  не  вызывающий
ничего,  кроме  отвращения":  т.е.  этот  образ  противоречит  всякому
понятию о  прогрессе и  не имеет  ничего общего  с  представлениями  о
"белом", "западном",  "мужественном"  и  "добром".  Англичан  охватило
навязчивое желание уничтожить тигра как символически, так и буквально.
В течение целого столетия рассказы для детей кишели тиграми-людоедами.
Небольшое усилие  - и  вот уже  слово "людоед"  (man-eater) перешло на
женщину.

                                  Т

     Комментаторы Блейка  утверждают, что  в его стихах слово "тигр" -
всегда  символ   гнева,  революции,  неукротимой  энергии  и  красоты,
романтического  бунта   воображения  против   рассудка.  Символ   этот
развернут к  Востоку,  что  очевидно  для  европейца  и  противоречит,
скажем, китайской  традиции. Его сопровождают образы огня и дыма: "как
яркое  пламя"   скитается  он,   "дымом  окутанный   в  чащах   беды",
"ослепленный   дымом"    "дикой   ярости"    собственного    рассудка.
Многочисленные критики  отмечали, что  стихотворение "Тигр"  из  цикла
"Песни  опыта"  было  написано  в  1793  году,  в  разгар  Французской
революции. И в это же самое время газеты и театры Англии сходили с ума
от историй про Типу.
     Доводилось  ли   Блейку   видеть   настоящего   тигра?   Зверинец
лондонского Тауэра был открыт в середине восемнадцатого века (плата за
вход -  три полпенни  либо дохлая  собака или  кошка),  и  тигров  там
показывали довольно  часто. В  1791 году  как раз  был получен  свежий
экземпляр. А  когда Блейк  жил на  Фаунтин-корт, в  районе Стренда, он
вполне мог  прогуляться на  выставку диких  зверей Пидкока,  где также
нередко показывали тигров.
     Пидкок и Блейк - это две вершины тигрового треугольника; третья -
Джордж  Стаббс,   который  первым  среди  английских  художников  стал
изображать тигров.  Как указывает  Катлина Рейн в своей книге "Блейк и
традиция", картина  Стаббса "Тигр" впервые была показана в 1769 году в
зале Общества художников Великобритании, т.е. в то самое время и в том
самом здании,  где и когда 12-летний Уильям Блейк изучал рисование под
руководством Парса.  (Кстати, именно  Пидкок продал  Стаббсу  мертвого
тигра, ставшего  моделью для  последней работы художника с бесподобным
названием "Сравнительная  анатомия человека,  цыпленка и тигра"). Рейн
пишет о  впечатлении, которое  могло произвести  изображение тигра  на
юного Блейка;  правда, при  этом она  ни  слова  не  говорит  о  самой
живописи. На  картине "Тигр",  как и  на всех других полотнах Стаббса,
где он изображал тигров, ничто не говорит о неукротимой энергии: перед
нами обыкновенная,  свернувшаяся в  клубок, кошка,  впрочем,  довольно
крупная  и   не  лишенная   некоторого  величия.  (Зато  львов  Стаббс
изображает непременно  в тот  момент, когда  они  у  него  кого-нибудь
убивают  на   фоне  терзаемого   бурей  ландшафта;  такова,  например,
знаменитая картина  "Лев, нападающий на лошадь", которая хранится ныне
в  Йельском   университете.  Мотив   этот  Стаббс  перенял  у  римских
скульпторов, а  те в  свою очередь - у скифов). Когда Блейк попробовал
сам сделать  иллюстрацию к своему "Тигру", зверь его оказался каким-то
уж больно  ласковым и  покорным, на  его морде  не  хватало,  пожалуй,
только улыбки,  так что  некоторые друзья  поэта даже пеняли ему: мол,
изящное изображение  совершенно заслонило шекспировскую грубую яркость
текста. Без  сомнения, образ  тигра в  сознании Блейка  был сродни и с
чувством гнева, и с революцией, но ведь вот что любопытно: внешний вид
тигра он  воспроизвел, основываясь на живописи Стаббса и воспоминаниях
о полуживых  экземплярах в местном зверинце, иначе наверняка у него бы
вышло что-нибудь  совсем иное  (вспомним хотя  бы, какой ужас вызывает
его  блоха).   А  может,   именно  такой   тигр  Блейка   (и  Стаббса)
демонстрирует, какие  возможности могут  быть скрыты  под этой смирной
наружностью: так  йог часами  неподвижно сидит  на тигровой шкуре, так
житель индустриального  Запада  склонен  видеть  в  женщине  дремлющий
вулкан. А бесстрастная улыбка тигра - не симметричное ли отражение его
устрашающей сущности?


                                  У

     Весьма вероятно, Блейку было известно, как погиб сын сэра Гектора
Мунро -  во всем ХУШ веке не было более знаменитой истории про то, как
тигр-людоед убил англичанина. Сообщение об этом появилось на страницах
журнала "Джентлмен мэгэзин" в июле 1793 года, и в том же году, кстати,
было написано стихотворение "Тигр":

     Нет слов,  чтобы  рассказать  о  том  отвратительном,  ужасном  и
прискорбнейшем событии, свидетелем коего довелось мне стать. Вчерашним
утром г-н Доуни, лейтенант Пайфинк из Ист-Индской Компании, несчастный
г-н Мунро  и я  отправились поохотиться  на ланей  на острове  Саугор.
Высадившись, мы сразу же обнаружили множество следов и ланей, и тигров
- так  что настроились  на хорошую охоту. Побродив почти весь день, мы
остановились на  опушке закусить  холодным  мясом,  присланным  нам  с
корабля, но  едва прикоснулись  к еде,  как   г-н Пайфинк и его черный
слуга вдруг  зашептали, что  в каких-нибудь  шести ярдах  от нас стоит
прекрасная лань. Г-н Доуни и я бросились к ружьям; мое было ближе, и я
успел схватить  его первым; как вдруг раздался громоподобный рев, и на
все еще  продолжавшего сидеть  беднягу Мунро прямо из джунглей прыгнул
огромный тигр.  В один  миг голова нашего друга исчезла в его пасти, и
зверь  потащил   несчастного  сквозь  густейшие  заросли  с  такой  же
легкостью, с  какой я,  например, мог  бы поднять  котенка -  ничто не
могло помешать  его чудовищной  силе!  В  груди  моей  поднялась  буря
чувств: то  был и ужас, и жалость к несчастному, и, должен признаться,
страх (ведь  на самом  деле тигров  оказалось двое: самец и самка). Но
все, что  я мог  сделать -  это выстрелить вслед чудовищу, несмотря на
то, что  бедный юноша  по-прежнему оставался в его пасти. Итак, уповая
на Провидение,  а также  на точность  прицела, я  нажал на курок. Тигр
зашатался, и  я взволнованно вскрикнул. Вслед за мной дважды выстрелил
г-н Доуни;  еще раз спустил курок и я. Наконец, мы отступили, а спустя
пару минут  к нам  вышел окровавленный  г-н Мунро. Он сразу же упал на
землю.  Тогда  мы  подняли  его  и  перенесли  в  шлюпку.  К  великому
сожалению, усилия  врача на  корабле Ист-Индской  компании "Валентин",
что бросил якорь близ острова, были тщетны. В страшных муках г-н Мунро
прожил еще  сутки; лицо  его было изуродовано, череп расколот, спина и
плечи изорваны  когтями. Он был безнадежен. И слава Богу, что нам хоть
удалось отбить  его, что  он не  остался там,  в джунглях: дикие звери
быстро разорвали  бы его  на куски  и сожрали  бы. Сегодня  мы  прочли
заупокойные  молитвы   над  телом  убитого.  О,  это  был  прекрасный,
многообещающий юноша!  И до  сих пор  с содроганием я вспоминаю о том,
как мы,  чтобы отогнать  тигров, повалили  добрую  дюжину  деревьев  и
разожгли гигантский  костер на  берегу (как известно, эти звери боятся
огня). Десяток  туземцев, приехавших  с нами, были хорошим подспорьем.
Мы стреляли  без передышки,  шумели, как  могли, вопили,  но  свирепое
чудовище не  обращало на  весь этот  шум  ни  малейшего  внимания.  Ум
человеческий не  в силах  представить себе  эту  картину;  сердце  мое
разрывалось на  части.  Зверь  был  поистине  огромен:  высотой  около
четырех с половиной, а в ширину не менее девяти футов. Голова его была
размерами с  бычью, глаза  страшно сверкали,  а рев, который он издал,
когда схватил  свою жертву,  навсегда запечатлелся в моей памяти. Едва
мы отплыли  от берега,  появилась тигрица,  свирепая до  безумия;  она
стояла у  самой воды  до тех  пор, пока  мы не  потеряли ее из виду по
причине большого расстояния.


     Огонь, тигрица  и нечто  еще, непостижимое  уму -  все это вполне
иогло поразить воображение Блейка. И уж конечно не могло не обрадовать
Типу Султана.  Сэр Гектор,  отец юноши, был заклятым врагом отца Типу,
Хайдара-Али. Получив  известие о  гибели  молодого  человека,  Типу  с
ликованием узрел  в этом  свидетельство  того,  что  его  братья-тигры
примкнули к нему в борьбе против англичан. Он приказал увековечить это
событие сооружением  механической статуи  - ныне  она хранится в музее
Альберта и  Виктории. Это  деревянный  тигр  в  натуральную  величину,
пожирающий английского  солдата. Говорят, если устройство завести, оно
начинает издавать  злобное рычание  и ужасные  стоны  одновременно.  В
стихотворении "Шутовской  колпак" Китс  назвал его  "человеко-тигровым
органом".


                                  G


     С падением  Серингапатама истребление  тигров в  Индии становится
одним из  способов утверждения  британской  доблести  и  прирожденного
превосходства. А  когда Империя навязала постоянно враждовавшим друг с
другом княжествам  мирное сосуществование,  ни один  махараджа уже  не
способен был  явить свою  силу и  мужество  иначе,  как  по-английски.
Каждый визит  высокого  иностранного  гостя  во  дворец  сопровождался
тигриной охотой. Чтобы не разочаровывать гостя, но и не подвергать его
опасности, тигров  заранее подкармливали  мясом с  добавлением опиума,
гарантируя таким образом надежный и точный выстрел.
     Государственный чиновник  Джордж Юл  после четырехсот  убитых  им
тигров сбился со счета. Полковник  Райс всего за 4 года убил 93 тигра.
227 тигров  убил Монтегю  Джерард.  Махараджа  Сургуджийский  -  1150.
Махараджа Шундийский  - не  менее 700. Один из его гостей - около 200.
Махараджа Гаурипурский бросил считать после цифры 500.
     Еще в  1827 году  некто капитан  Мунди, не подозревая всей иронии
своих слов, писал:

     Таким образом, всего за два часа и в пределах видимости лагеря мы
выследили и  убили трех  тигров -  редкая удача  в наше  время,  когда
распространение  цивилизации  и  усердие  английских  охотников  почти
истребили племя этих животных.


                                  Е


     Балийский тигр: последний раз встречался в 1937 году. Истреблен.
     Каспийский тигр: последний раз встречался в 1957 году. Истреблен.
     Яванский тигр: осталось в живых 3-5 экземпляров.
     Суматрский тигр: осталось в живых 800.
     Сибирский тигр:  200 экземпляров  в СССР  и менее  100 в  Китае и
Корее.
     Китайский тигр: остались в жиых "считанные единицы".
     Индокитайский тигр:  осталось в живых 1125 экземпляров и число их
быстро идет на убыль.
     Индийский тигр:  остались в  живых только на территории Индии и в
количестве 1827 экземпляров.
     (Приблизительная  численность   популяции  индийского   тигра  на
территории Индии по данным 1900 года - 40 000).

     Подвергшись очищению,  тигр является  перед нами  в стихотворении
Т.Элиота "Геронтион" в образе Христа.


                                  R


     На человека тигр нападает только когда он умирает от голода, либо
больной, или  же настолько  дряхлый от  старости, что  не в  состоянии
догнать более  проворную жертву.  В некоторых районах Индии существует
поверье, что  тигры-людоеды -  вовсе не  тигры, а оборотни, т.е. люди,
принимающие облик  тигра, чтобы  кого-нибудь убить и съесть. Крестьяне
легко распознают  такого притворившегося тигром людоеда, как, впрочем,
распознал бы и Фрейд: у него нет хвоста.

пер. с англ. Владимира Кучерявкина

1985





                             КОЗЛОВСКИЙ С.В.

                 БОРЬБА С ВНУТРЕННИМИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ
                      ЗА ВЫСОКУЮ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ



                              1. Введение

     Цель этой работы - дать  творческой  личности  средства  в  борьбе  с
внутренними и некоторыми внешними обстоятельствами за высокую и длительную
работоспособность,  дать  рекомендации  преподавателям  по  теме  "Система
Любищева".
     В  данной  работе   изложены   вкратце   итоги   почти   десятилетних
экспериментов по  повышению  работоспособности.  Эксперименты  проводились
автором  преимущественно  на  себе,  поэтому  результаты  требуют  широкой
проверки и обсуждения, а также большой осторожности при применении.
     Практика  показывает,  что  наиболее  благоприятными  условиями   при
начальном освоении предлагаемой методики являются:

     - склонность к немонотонной, творческой работе, поскольку  творческая
работа не знает пределов затрат времени; - возраст 26-28 лет, поскольку  в
этом    возрасте    физиологические    ресурсы     уменьшаются,     падает
работоспособность после пика в 25 лет, а  собственная  система  управления
временем еще не выработана;
     - мужской пол, поскольку давление внутренних и внешних  обстоятельств
на мужчин меньше, чем на женщин.
     Эти условия не являются фатальными ограничениями -  просто  в  других
условиях осваивать методику будет труднее. Автор с  благодарностью  примет
любые отзывы по данной работе.
     Отзывы и предложения посылать по адресу:
     220 052 Минск, ул. Сурганова, д.64, кв.33,
     Козловскому Сергею Всеволодовичу.



           2. Постановка задачи в форме исторической справки

     Основные  способы  организации  жизни  пришли  к  человеку  извне   -
ритмическая  смена  активности  и  отдыха,  оптимизация  и  рационализация
действий, коллективный труд.
     До определенного момента  требование  повышения  эффективности  жизни
воспринималось  как  насилие,  в  частности  -   как   повышение   степени
эксплуатации. Вначале человек вел борьбу за свое свободное время,  понимая
под этим прежде всего борьбу за отдых. Успехи  в  этой  борьбе  привели  к
массовому прогрессирующему "обжорству временем" -  оргии  немногочисленной
античной  аристократии  сменились  спортивными  и   шоу-телепередачами   с
многомиллиардной аудиторией, а также наркоманией и массовым  алкоголизмом.
По выражению, которое я нашел у  Юлиана  Семенова,  прогресс,  в  конечном
итоге, сводится к борьбе за экономию времени. Такая борьба -  сложный  вид
деятельности, а значит в ней действует общее правило: принудительный  труд
малопроизводителен.

  ------------------------------------------------------------------------
     Только свободная личность может достичь совершенства в  использовании
своего  свободного  времени  и  времени  вообще.  Но  собода  -   качество
необходимое, но  не  достаточное.  Преобладание  духовных  потребностей  и
качественный инструментарий - второе и третье необходимые условия.
  ------------------------------------------------------------------------

     Возможно, первая письменно зафиксированная попытка сделать управление
временем  сознательной  потребностью  человека  -  это  первое  письмо  из
нравственных писем к Луцилию, написанных Луцием Аннеем  Сенекой  в  первые
десятилетия новой эры. Сенека рекомендует:
     - письменный учет всего времени;
     - деление времени на  хорошо,  дурно  потраченное  и  потраченное  на
безделье;
     - оценивать жизнь по наполненности прожитого времени.
     В письме  Сенеки  есть  намек  на  планирование:  "удержишь  в  руках
сегодняшний день - меньше будешь зависеть от завтрашнего".
     Один из приемов управления временем - введение жесткого  режима  дня.
Иммануил  Кант  (1724-1804),  проживший  всю  жизнь  в  Кенигсберге,   жил
настолько ритмично,  что  соседи  проверяли  часы,  когда  он  выходил  на
прогулку. Прожил всю жизнь холостяком.  Второй  период  творчества,  более
тридцати  лет,  посвятил  исследованиям  познавательных   и   нравственных
способностей человека.
     Творческие личности в своей массе берегли свое  время.  Трудно  найти
продуктивную творческую личность, у которой не  было  бы  жесткого  режима
работы. Архимед и Аристотель, Роджер  Бэкон  и  Ньютон,  Анри  Пуанкаре  и
Дюма-отец, Энгельс и  Ленин,  Вавилов  и  Альтшуллер,  адмирал  Макаров  и
академик Берг - все эти люди стремились построить систему расхода времени,
которая гарантировала бы высокую выработку не за день - за жизнь.
     Правда, были исключения. Авиценна (Ибн-Сина), проведя  большую  часть
своих 56 лет жизни в седле, подполье, скитаниях, сумел оставить после себя
массу работ,  более  270  наименований  дошли  до  нашего  времени.  Можно
предполагать, сколько же не дошло и насколько больше он смог бы сделать  в
стабильных условиях.
     Следующий  шаг  был  сделан  Александром  Александровичем   Любищевым
(1890-1972). Начав в 1916 году вести систему учета времени, он вел  ее  до
конца жизни, т.е. 52 года. В этом пожизненном эксперименте были  проверены
принципы (формулировка моя - К.С.):
     - наличие достойной цели жизни;
     - документальный учет всего времени;
     - деление времени на категории,  где  критерием  выступает  достойная
цель жизни и задача совершенствования личности;
     - принцип  увеличения  времени  основной  категории  за  счет  других
категорий работ;
     - равномерность  и  ритмичность  нагрузок:  трудные  работы  с  утра,
чередование легкой и тяжелой работы, отказ от срочных поручений;
     -  управление  разнообразием  работ.   Так,   чтение   художественной
литературы Любищев относил к основной работе. По  мнению  Дарвина,  чтение
художественной литературы  и  хорошая  музыка  необходимы  для  сохранения
богатства личности, ее целостности, ее качества;
     - планирование и обратная связь по самоотчетам;
     - выход из-под давления внешних обстоятельств, в частности, отказ  от
высоких должностей, административной работы;
     - принцип бездефицитности сил, т.е. приход к началу следующего  цикла
труд-отдых без накопления усталости;
     - управление качеством работ, в частности, переход к надцели.
     Любищев сам формулировал короче:
     1. Я не беру обязательных поручений.
     2. Не беру срочных поручений.
     3. В случае утомления сейчас же прекращаю работу и отдыхаю.
     4. Сплю много, часов десять.
     5. Комбинирую утомительные занятия с приятными.
     Следующие шаги в деле управления зависят от нас с вами.
     Здесь не приводятся конкретные результаты достигнутые  А.А.Любищевым,
поскольку предполагается обязательное ознакомление  с  повестью  Д.Гранина
"Эта странная жизнь".



            3. Критерии успеха и средства борьбы за время

     Можно выделить два вида работоспособности:
     один - сделать конкретную работу или максимум работы  за  минимальное
время;
     другой - сделать максимум работы за заданное  время  -  день,  месяц,
год...
     Г_л_а_в_н_а_я цель применения системы Любищева -  добиться  максимума
работоспособности второго вида, где срок - вся жизнь. Достижение этой цели
должно идти поэтапно:
     Этап 1 - "Разведка".
     Этап 2 - "Перегруппировка сил".
     Этап 3 - "Наступление".
     Каждый этап характеризуется своими целями и тактикой.


                         Этап 1 - "Разведка"

     К целям этого этапа относятся: - поиск достойной цели жизни;
     - получение представительного материала и его оценка для  дальнейшего
анализа.
     Первый успех - если вы смогли регулярно учитывать свое время, хотя бы
в течение месяца. Это совсем не маленький успех. Цель Этапа 1 -  получение
списка видов вашей стандартной деятельности, их характеристики,  получение
первых навыков учета времени.
     Вся деятельность делится на две группы: нагрузка и  отдых.  К  отдыху
разумно отнести сон, еду, перемещение, непрофессиональный спорт - то,  что
позволяет воссстанавливать нервную систему. Деятельность, которая ведет  к
утомлению нервной системы, учитывается как нагрузка. Примерный  вид  учета
на первом этапе:

     Минск 7.4.1979
     Программирование: АСУ "Абитуриент" - 1,5 часа
     Чтение периодики: "Вокруг Света" - 0,5 часа
     Беседа с Сергеем К.: - 1 час, из них нагрузка - 0,5 часа
     Читал худ. лит.: Б.Г.Кузнецов, Эйнштейн: жизнь, смерть, бессмертие. -
М: Наука, 1970, 650 с. - 3 часа
     Отдых: еда - 1,5 часа; сон - 9 часов;
     передвижение - 1,5 часа
     --------------------------------------------------------------
     Всего учтенного времени - 18 часов
     Нагрузки - 5 часов Отдых - 13 часов
     Коэффициент точности - 18/24=0,75 таблица 1

     6 часов неучтенного времени - результат неполной регистрации.
     Учет времени удобно вести  не  точнее  десятых  долей  часа.  Квантом
времени удобно считать 6 минут - 0,1 часа.
     Начав вести учет, как правило, сталкиваешься с тем, что в среднем  за
неделю, месяц с толком потрачено мало времени -  очень  хорошо,  если  2-3
часа в день, - это закономерно.

     --------------------------------------------------------------
     Не пытайтесь работать больше, чем обычно - это опасно и вредно.
     --------------------------------------------------------------

     Ваша задача на Этапе  1  -  получить  представительный  материал  для
дальнейшего анализа. Поэтому месяц для учета следут выбирать обычный -  не
отпускной, лучше весной или осенью. После накопления данных за  месяц,  их
нужно проанализировать.
     Для того, чтобы проанализировать полученные данные,  нужно  составить
три списка нагрузок. В первый список, который назовем  "основная  работа",
войдут  те  виды  деятельности,  которые  служат  поиску  или   достижению
достойной цели жизни и время на которые хочется увеличить.
     Во второй список, который назовем "навязанная работа", войдут те виды
деятельности, которые навязаны внешними или внутренними обстоятельствами и
время на которые  желательно  сократить.  И,  наконец,  в  третий  список,
который можно назвать "нейтральная работа", войдут те  виды  деятельности,
время на которые желательно оставить без изменений.
     Например в моей практике к этому виду работы относилось, в частности,
чтение периодики.

     Обозначим:
     "основная работа" как осн.р.;
     "навязанная работа" как нав.р.;
     "нейтральная работа" как нейт.р.

     Нужно рассчитать:
     Общую нагрузку за месяц (ОН). Она равна сумме затрат на все три  вида
работ в часах.

     Среднюю суточную нагрузку (ССН). ОН
      ССН = ----------------
            количество суток

     Коэффициент точности (КТ). сумма всего учтенного времени в часах
      КТ = ---------------------------------------------
           количество суток умножить на 24 часа в сутках

     Среднее абсолютное отклонение (САО). сумма абсол.  величин  (суточная
нагрузка - ССН)
      САО = ----------------------------------------------
                       количество суток

     Коэффициент неравномерности (Кнер). САО
      Кнер = ----- умножить на 100%
              ССН

     Коэффициент полезности (КП). сумма нагрузки по осн.р. и нейт.р.
      КП = ----------------------------------
                      ОН

     На  Этапе  1  следует  стремиться  увеличить  коэффициент   точности,
расчитанный за недельный период хотя бы  до  0,5.  Остальные  коэффициенты
кладутся в основу стратегии, которая применяется на Этапе 2.


                         Этап 2 - "Перегруппировка"

     К целям этого этапа относятся:
     - продолжение поиска или достижения достойной цели жизни; -  освоение
технологии планирования;
     - уменьшение неравномерности нагрузки;
     - увеличение полезной работы за счет навязанной  работы;  -  освоение
управления резервами.
     Рекомендация:
     - не стремиться повышать суммарную выработку.
     Наиболее важным  средством  достижения  целей  на  Этапе  2  является
уменьшение доли навязанной работы и увеличение  основной  работы  за  счет
навязанной. Не стремитесь увеличивать среднюю  суточную  нагрузку,  а  тем
более разовую суточную нагрузку, даже если у вас остались силы.  Усталость
накапливается постепенно и может проявиться не сразу. Можно  выделить  два
вида усталости - кратковременная и долговременная. Кратковременная недолго
накапливается - от минут до нескольких дней, хорошо чувствуется и  требует
для ликвидации времени, соизмеримого с временем накопления. Долговременная
усталость может не проявляться месяцами, накапливаться незаметно, но когда
проявляется, то может  выглядеть  по-разному:  как  быстрая  утомляемость,
внезапная  слабость,  скачки  кровяного  давления,  другие  неврозы.   Для
ликвидации долговременного  утомления  чаще  всего  нужны  месяцы.  Будьте
осторожны!

                 Рекомендуемая форма учета на Этапе 2
     --------------------------------------------------------------
     Февраль 1983 3 4 5 6 7 8 9 пн вт ср чт пт сб вс: сумма: план
     --------------------------------------------------------------
     1. Основная
     А:
     А1 А2
     Прочее
     Система Любищева: Учет
     Исслед. Прочее
     2. Навязанная
     ...
     3. Нейтральная Худ. лит.
     Газеты Кино
     Театр
     Прочее
     ...
     --------------------------------------------------------------
     Итого:
     ССН = САО =
     Кнер = КП =
     КТ = таблица 2

     К таблице 2 прилагается список прочитанной литературы и занятий.
     Примерный вид такого списка:
     ...
     11. Написание доклада на конференцию по теме...
     12. Кларк А. Юпитер 5, на англ. яз., 12 стр...
     13. Вел протокол заседания отдела...
     ...

     Некоторые рекомендации.
     При выполнении любой работы в ней бывает  творческая  и  нетворческая
составляющая. Очевидно, даже если выполняешь основную  работу,  то  в  ней
бывает и техническая, монотонная работа  -  т.е.  такая,  время  накоторую
хочется  уменьшить.  Поэтому  при  заполнении  таблицы  2   учет   времени
рекомендуется делать в виде:

     --------------------
     например:
     индекс работы 11 осн.р. 1,3 нейт.р., 1 нав.р. 2,5
     --------------------

     Это означает, что при  написании  доклада  на  конференцию  1,3  часа
относится к основной работе, 2,5 часа - к навязанной работе,  например,  к
сбору подписей, и 1 час -  к  просмотру  литературы.  Конкретные  названия
можно внести в список под отдельными индексами.
     В таблице должен быть резерв на случай появления новых тем. Для этого
служит графа "Прочее", которая вводится в каждом виде работ.
     Если  коэффицинт  полезности  низок  -  15%  и  меньше,  то   следует
проанализировать, какие внешние или внутренние  обстоятельства  навязывают
неэффективный  расход  времени,  а  затем  постараться  выйти  из-под   их
давления. То же следует проделать после анализа неравномерности  нагрузки.
Этап 2 можно считать завершенным,  если  коэффициент  полезности  превысил
50%,  а  коэффициент  неравномерности  составил  меньше  25%.  Коэффициент
точности на этапе 2 большой роли не играет.



                         Этап 3 - "Наступление"

     К целям этого этапа относятся:
     - все цели второго этапа;
     - овладение планированием по номенклатуре работ;
     -  освоение  приемов  повышения  общей  выработки,  доведение  ее  до
физиологического предела.
     К началу этапа нужно иметь уверенность в выборе  тех  работ,  которые
относятся к основным. Упор на  этапе  3  делается  на  планирование  и  на
выполнение планов. Если Этап 1 и Этап 2 прошли успешно, то  даже  если  вы
сдерживали рост выработки, объем выполняемых вами работ вырос. Вероятно, у
вас  уже  были  срывы  -  периоды  восстановления   после   переутомления.
Осторожность позволит вам выйти на первый потолок  -  около  1500  рабочих
часов в год. На Этапе  3  нужно  осваивать  передовой  инструментарий  для
ведения рационализации интеллектуальной  работы  -  ведение  справочных  и
творческих картотек, обучение машинописи и т.п.  Особое  внимание  следует
уделить освоению передовых технологий переработки информации,  таких,  как
теория решения изобретательских задач, математика и  т.д.  Т.е.  повышение
общей и профессиональной культуры работы, определение достойний цели жизни
дает возможность определить набор инструментария для ее достижения.
     Форма учета близка  к  приведенной  в  таблице  2,  но  более  сжата.
Длительность Этапа 3 неограничена.



              4. Ритмика работоспособности и ее согласование

     Многолетний  опыт  внедрения  системы  Любищева   показвает:   только
ритмичная работа дает  равномерную  и  высокую  производительность  труда.
Основной принцип, который можно назвать принципом бездефицитности, гласит:
к   началу   очередного   рабочего   цикла   организм   должен   полностью
восстановиться.
     Цикл состоит из двух частей - работы и отдыха.  Основной  цикл  имеет
суточный период. Более  длительные  сверхсуточные  периоды,  как  показали
исследования с использованием Фурье-преобразования, навязываются  человеку
извне. Анализ показал  два  устойчивых  периода  -  недельный  и  годовой.
Остальные колебания работоспособности носят нерегулярный  характер  и  при
планировании их можно не учитывать. Более важны  внутрисуточные  колебания
активности организма, наличие которых общепризнано.  Анализ  литературы  и
эксперименты показали, что пики и спады чередуются так:
     подъемы: 5 - 6, 11 - 12, 17 - 18, 23 - 24
     спады: 2 - 3, 8 - 9, 14 - 15, 20 - 21
     Эти  подъемы  и  спады,  как  правило,  можно  отследить  с   помощью
обыкновенного  термометра.  Но  такая  ярко   выраженная   ритмика   может
отсутствовать. Ритмику можно сбить,  сдвинуть,  рассогласовать.  Например,
при сдвиге реальные спады могут прийтись на указанные здесь часы пиков,  а
реальные подъемы активности - на указанные часы спадов.  Это  не  нарушает
чередования спадов и подъемов и  не  снижает  работоспособности.  Но  если
попытаться интенсивно работать в часы, когда  организм  входит  в  периоды
спада активности, то могут возникнуть стрессы, неврозы, гипертония и  т.п.
Тогда   подъемы   и    спады    активности    становятся    невыраженными,
работоспособность обязательно падает. Рекомендуется: согласовывать  работу
с пиками активности, а в периоды спадов во  время  бодрствования  полежать
10-20 минут или даже вздремнуть. Это позволит быстро пройти период спада -
чем  глубже  торможение  нервной  системы  при  спаде,  тем   скорее   она
восстанавливается.
     Возможно, что наилучший режим дня -  это  распределить  суточный  сон
более равномерно по суточным спадам. Использование  сна  во  время  спадов
позволяет разбить календарные сутки на несколько физиологических и в сумме
сократить время на сон. По мнению некоторых  исследователей  это  один  из
секретов феноменальной  нервной  выносливости  детей  при  усвоении  новой
информации.
     Многие творческие личности приходили к  использованию  внутрисуточной
ритмики. По свидетельству Фукса -  секретаря  А.В.Суворова,  -  режим  дня
генералиссимуса во время итальянской кампании в 1799 году был таков:

     3 часа 30 минут - подъем, гимнастика;
     с 4 часов 30 минут до 8 часов - работа;
     с 8 часов до 12 часов - обед с гостями;
     с 12 часов до 17 часов - сон, причем Суворов засыпал мгновенно;
     с 18 часов до 19 часов 30 минут - ужин с гостями;
     с 19 часов 30 минут до 23 часов - работа;
     с 23 часов до 3 часов 30 минут - сон.

     итого: работа 5-7 часов;
     сон около 9 часов;
     еда, беседы 5,5 часа.

     Суворову идет 70-й год. Ел он мало  -  после  его  обедов  гости  шли
обедать по-настоящему.
     Пики и спады сдвинуты ровно на полсуток, но не сглажены, а наоборот -
ярко выражены. День и ночь поменялись местами.  Возможно  здесь  сказалась
военная специфика - внезапность  и  скрытность  передвижения  лучше  всего
достигается ночью и  под  утро.  Похожий  режим  принят  и  в  современной
американской армии, как это следует из публикаций в  журнале  "Огонек"  за
1988 год.



                      5. Управление интенсивностью

     В начале 80-х годов мне стало ясно, что интенсивность  работы  -  это
один из ключей решения  свей  проблемы  работоспособности.  Корреляционный
анализ показал два пика - часто случались дни с  выработкой  в  5-6  часов
после дней с выработкой 6-5 часов, и часто  встречалась  выработка  в  0-2
часа после дней с низкой выработкой. Отсюда следовало два вывода:
     1. Выработка в 5-6 часов в сутки близка к предельной бездефицитной.
     2. Если дефицит  накопился  (случай  долговременной  усталости),  его
трудно ликвидировать за одни сутки.
     Для более точных выводов нужны были более сильные  средства.  Удалось
построить  программную  имитационную  модель  работоспособности  на  языке
Бейсик. В основу модели легли следующие допущения:
     - Существует предельный запас сил, больше которого человек  не  может
накопить, сколько бы он ни отдыхал. Обозначим его через Сmax.
     - Если человек имеет запас сил, равный Сmax, то за сутки прирост  сил
равен нулю, а при нагрузке запас сил убывает.
     - Если запас сил равен нулю, то очевидно, что никакой отдых не  может
восстановить силы. Но это означает, что  есть  некоторое  значение  запаса
сил, при котором во  время  отдыха  скорость  восстановления  максимальна.
Назовем это значение Сопт.
     Исследование модели показало, что объем общей выработки  тем  больше,
чем ближе интенсивность нагрузки к интенсивности восстановления при запасе
сил, близком к Сопт. Приближение программной модели к реальной ситуации  -
учет  необходимости  во  сне,  учет  пиков  и  спадов   активности,   учет
воздействия внешней среды, - позволило получить результаты, которые вполне
согласуются со здравым смыслом и натурными экспериментами.
     Выделяются  два  режима   работы.   Один,   который   можно   назвать
общепринятым, состоит в том, что человек  работает  до  усталости,  причем
достаточно интенсивно, а затем стремится как следует отдохнуть. Этот режим
характеризуется  неравномерной  загрузкой,   завышенными   перерывами   на
восстановление сил после накопления дефицитов. Такой режим  можно  назвать
неравномерным. Другой режим работы характеризуется сравнительно невысокими
значениями  интенсивности   труда,   отсутствием   перерывов   в   работе,
максимальным  торможением  в  период  физиологических   спадов,   наличием
ресурсов для  нейтрализации  влияния  внешней  среды.  Такой  режим  можно
назвать сглаженным.
     Потолок выработки неравномерного режима можно оценить в 1700  -  2500
часов в год. Потолок сглаженного режима - в 3500 - 4500 часов в год. Цифра
в 4500 часов получается,  если  полностью  предотвратить  влияние  внешних
обстоятельств. Выработка расчитывалась с приведением к нормочасам - т.е. к
часам такой работы, интенсивность которой принята за эталонную.
     Кроме тех рекомендаций, которые были приведены ранее, можно добавить:
рабочий уровень запаса сил должен быть  близок  к  Спот,  а  интенсивность
нагрузки  должна  приближаться  к   интенсивности   восстановления.   Пока
приходится  основываться  на  эмпирике  и   субъективных   ощущениях   при
определении Сопт и интенсивности. Автору не удалось  построить  устройства
для замера этих величин, хотя можно  предположить,  что  оно  по  принципу
действия должно напоминать энцефалограф.
     Иными словами говоря - оптимальной является  не  слишком  интенсивная
работа, желательно без резких перемен  тематики,  которая  прерывается  на
короткий, максимально глубокий, отдых во время физиологических спадов.



                          6. Управление стрессами

     Регулярный  дефицит  сил   может   накапливаться   незаметно,   затем
проявиться  внезапно,  надолго  блокируя   возможность   работать.   Могут
возникать различные неврозы - от обычной бессонницы до гипотонии,  которая
переходит в гипертонию, язву желудка и т.п. Поэтому  так  важно  соблюдать
правило  равномерной  нагрузки   и   бездефицитного   прохождения   циклов
работа-отдых.
     Наиболее  легко  возникают  сосудистые  неврозы,   особенно   сосудов
головного мозга. Невроз - это вредный  условный  рефлекс.  Для  тренировки
сосудов можно применять сосудистую гимнастику. Например:
     1.  Сосудистый  термомассаж.   Автор   А.А.Микулин.   Две   салфетки,
намоченные горячей и холодной водой  попеременно  прикладываются  к  лицу.
Салфетки  можно  заменить  душем,  в  котором  горячая  и  холодная   вода
поочередно   переключаются.   Термомассаж   снимает   симптомы    нервного
переутомления. Он очень хорош после напряженного рабочего дня. Для людей с
сухой кожей после массажа рекомендуется использовать кремы.
     2. Сосудистый вибромассаж. Автор А.А.Микулин. Стоя  прямо,  подняться
на носки и резко опуститься на пятки, лучше босиком. Делать с частотой  не
быстрее 1 раза в 2 секунды. В одной серии 30 опусканий. Выполнять во время
работы по две серии. Интервал между сериями 3-4 минуты. Хорошо помогает от
застоя крови в венах, предотвращает тромбоз и расширение вен. Очень хорошо
согревает ноги зимой.
     3.  Сосудистый  статический  массаж.  Автор   С.В.Козловский.   Стоя,
медленно согнуться в пояснице, спина  прямая,  держать  спину  параллельно
полу. Медленно с небольшой амплитудой  колебаться  вверх  и  вниз,  ощущая
отливы и приливы крови к голове. Очень хорошо помогает при головной боли.
     В книге Стива Шенкмана "Мы мужчины" приведен тест на наличие стрессов
и  их  источников.  Рекомендую  регулярно  его  применять  для   контроля,
выявления и ликвидации источников напряженности.
     В книге В.М.Дильмана "Большие биологические часы" приведены  варианты
сбалансированных меню для людей, которые покупают продукты  в  современных
советских магазинах. Опыт показывает, что питание по этому методу хотя  бы
в течение двух месяцев снимает ряд внутренних нагрузок и балансирует обмен
веществ.
     Что касается спорта, то тут лучше всего обратиться  к  профессионалам
оздоровительного уклона: к  книгам  К.Купера,  Е.Г.Мильнера,  Н.М.Амосова,
А.А.Микулина и др.



                     7. Рекомендации преподавателям

     До сих пор большинство преподавателей, которые использовали материалы
по теме  "Система  Любищева",  не  имели  личного  опыта  применения  этой
системы. Поэтому первая и основная рекомендация - приобрести личный  опыт,
дойти хотя бы до Этапа 2.
     В самом начале следует ознакомить  слушателей  с  повестью  Д.Гранина
"Эта странная жизнь". Желательно сообщить о ней слушателям еще на  вводном
занятии курса с тем, чтобы  к  началу  занятий  по  теме  слушатели  имели
возможность прочитать повесть. В начале занятий по теме  следует  зачитать
избранные места повести, делая упор на  морально-философское  обоснование,
на тесную связь с задачей поиска и достижения достойной цели жизни.
     Затем попросить слушателей зафиксировать затраты времени  за  неделю,
используя форму, приведенную в таблице 1, и расчитать показатели временных
затрат так, как это описано в рвзделе 3. После выполнения задания  следует
провести сравнительный анализ работ. Нужно помнить, что расход  времени  -
дело сугубо личное, грубое вмешательство может восприниматься людьми очень
остро. Следует оценивать работы с максимальной  деликатностью,  желательно
без указания канкретных имен, разве что с согласия авторов.
     Большинство людей  склонно  завышать  результаты.  Обязательно  перед
раздачей задания нужно предупредить о том, что  если  в  результате  учета
получилось  более  50  часов  нагрузки,  то  либо  автор  отчета   выбирал
облегченные задания,  вроде  чтения  художественной  литературы,  либо  он
перегружается, и отчетная неделя не является типичной, либо это самообман.
Подчеркните - нужно получить портрет типичной недели.
     Могут возникнуть ситуации, при которых слушателям  неудобно  сообщать
чем именно конкретно они занимаются.  Тогда  можно  использовать  условные
названия. Главное, чтобы легко можно было отличить нагрузку  от  отдыха  и
различить основную, навязанную и нейтральную работы.
     Не следует требовать высокой точности учета.  Достаточна  точность  в
30-40%. Например, если человек читал книгу 40 минут или 0,7  часа,  то  не
так уж важно, если он ошибется и укажет 0,5 часа или 1 час.
     Часто возникает вопрос - если ехать на транспорте и решать задачу, то
как это записывать? И вообще, как быть, если совмещаются  несколько  видов
работ? Можно предлложить записывать по тому виду, который наиболее  важен,
а индексами обозначить комментарии. Например:

           31 1,1
           ДДДДДД ;
           32 0,8

     31. Решал задачу о... по дороге в...
     32. Время на пересадку и т.д.

     8. Заключение.

     Прежде всего я благодарю своих товарищей и коллег за доброжелательное
внимание,  ценные  предложения  и  конструктивную   критику:   Бойко_И.М.,
Злотина_Б.Л., Рыжикова_Е.Д. и многих других.
     То, что вы прочли  -  это  сильно  сокращенное  описание  результатов
многолетней работы. В числе прочего из работы исчезли  те  места,  которые
несут аромат жизни. Другими словами из работы убрана художественная часть.
Пропали отчаяние тупиковых ситуаций, эйфория находок,  радость  общения  с
людьми. Пропали мучительные сомнения. Уже сам выбор достойной  цели  жизни
означает, что человек добровольно ставит общие цели выше личных. Всегда ли
это хорошо? Какова цена?
     Общая цена  решения  проблем  -  это  прогресс.  Прогресс  не  только
завоевание - поскольку он неотвратим и несет не только  положительное,  он
еще и ресурс, которым расплачивается  человечество.  Прогресс  приводит  к
появлению новых проблем или к возрождению  старых,  но  на  новом  уровне.
Будьте готовы к этому. Если вы ищете или нашли достойную  цель  жизни,  то
никакая  система  не  спасет  вас  от  нехватки  времени,  от  проблем   и
трудностей. Изменится только их качество.
     И все же, какое наслаждение быть хозяином своей  жизни!  Чувствовать,
что время словно глина под руками  скульптора  наполняется  содержанием  и
смыслом - оживает.
     Если вы решились - желаю вам удачи!



                              9. Литература.

     1. Гранин Д.А. Эта странная жизнь.  (опубликована  в  источниках)  а)
"Аврора", 1974, N1 стр.12-24, N2 стр.22-42. б) М: 1974. в) в книге  "Выбор
цели" - М: 1975, стр. 3-114. г) Иду на грозу, Эта  странная  жизнь,  Выбор
цели - Л: Советский
          писатель, 1976, 702 с.
       д) "Роман-газета", N40(872), 1979, стр.32-75.
       е) в книге "Река времени" - М: Правда, 1985.
       ж) Кишинев: Лит. артистикэ, 1986, 606 с.
       з) М: Сов. Россия, 1982, 254 с.
     2. Амосов Н.М. Раздумья о здоровье - М: Физк. и спорт, 1983, 63с.
     3. Детари  Л.,  Карцаги  В.  Биоритмы.  Современное  представление  о
периодических изменениях биологических систем. - М: Мир, 1984, 160 с.
     4. Дильман В.М. Большие биологические часы: введение  в  интегральную
медицину. - М: Знание, 1986, 256 с.
     5.  Микулин  А.А.  Активное  долголетие  (моя   система   борьбы   со
старостью). - М: Физк. и спорт, 1977, 112 с.
     6. Мильнер Е.Г. Выбираю бег! - М: Физк. и спорт, 1985.
     7. Шенкман С.Б. Мы - мужчины. - М: Физк. и спорт, 1977, 175 с.; 1980,
223 с.
     8. Кеннет Х., Купер. Аэробика для  хорошего  самочувствия.  /выдержки
см. в книге "Искусство быть здоровым, часть 1"/ - М: Физк. и спорт,  1987,
стр.53-64.
     9. Бег без страха. /выдержки см. у Мильнера Е.Г. 1985, стр.54/



Крис Бонингтон


ГРАНИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ


Существует ли какой-нибудь общий фактор между приключениями и совершившими
их людьми? По-моему, да, между основной мотивацией и духом приключения, 
называйте это как угодно, действительно есть нечто общее, хотя сами
приключения и люди, которых они привлекают и формируют, это настоящий
калейдоскоп характеров и особенностей личности. С первого взгляда кажется,
что вряд ли могут быть более разными такие предприятия, как одиночное 
восхождение Месснера на Эверест и, например, высадка первого человека на 
поверхность Луны. В первом случае честолюбивое намерение зародилось в
сознании индивидуума и им же было претворено в жизнь, что же касается
ответственности, то он нес ее только за самого себя. Месснер свел до
минимума применение каких бы то ни было технических средств и отважился в
одиночку приблизиться к порогу, переступив который, человек уже не может
существовать без кислородного аппарата. Как разительно отличается от этого
использование сложнейших технологических средств, тщательно разработанных
методов отбора, проведения огромной организационной работы и соблюдение
строгой дисциплины ради высадки человека на Луну!


Кроме того, Рейнхольд Месснер - откровенный индивидуалист, мечтатель, философ
и, в  первую очередь, если так можно выразиться, художник от альпинизма, в то
время, как Нейл Армстронг, первым ступивший на Луну, - человек, всю жизнь
проработавший в рамках различных организаций, чисто в физическом плане вообще
не склонный к приключениям и даже не особенно заинтересованный в физических
нагрузках. В сольном восхождении Месснера на Эверест легко просматривается
практическое воплощение в жизнь его воображения и энергии. Высадка же на Луну
была слишком крупномасштабным предприятием, чтобы стать достижением только 
одной личности. И астронавт Армстронг являлся всего навсего важной человеческой
составляющей в этом крупном деле.


Но если сравнить идеи, которые составили подоплеку обеих экспедиций, можно
задаться вопросом - а так уж они отличались друг от друга? Ведь и высадка
человека на Луну заключала в себе все составляющие приключения. Это был
гигантский шаг в неизвестность, сопряженный с риском, в мир необычной красоты,
доселе невиданной человеком. И хотя в нем в изобилии хватало духа научной
любознательности, она, эта любознательность, временами едва прикрывала главное -
мотив политического соперничества.


Намного ли все это отличается от желания Месснера оказаться первым 
восходителем, достигшим вершины Эвереста в одиночку, без кислорода? Он тоже
познавал неизвестное, пределы духовных и физических возможностей человека.
Профессиональный летчик-испытатель Нейл Армстронг рассказывая мне о своих
полетах, говорил на языке, очень похожем на язык альпинистов. Так что 
принципиальные побудительные мотивы обоих предприятий удивительно схожи,
несмотря на то, что их характер и средства осуществления столь различны.


Если внимательно рассмотреть другие деяния в составленной мной мозаике
приключений, то можно увидеть, что при всех различиях в масштабности и
оттенках лежащие в их основе побуждения носят сходный характер. Любое из
приключений, описанных мной, являет собой погружение в неизвестное, попытку
удовлетворить ненасытную любознательность человека в познании самого себя,
собственных реакций на стрессы и опасность, выявить границы своих физических
возможностей и мастерства. В каждом случае это связано с той или иной степенью
риска. Например, Тур Хейердал или Вивиан Фукс не интересуются риском, как
таковым, и считают себя скорее учеными, чем искателями приключений, но тем не
менее они несомненно всегда были готовы пойти на крайний риск во имя достижения
цели. Что касается альпинистов или спортивных спелеологов-аквалангистов, то
для них риск является намного более сильным стимулом. При этом они не пытаются
предпринять что-нибудь опасное каким-то особым, грозящим опасностью способом, а
скорее ищут ситуацию, связанную с высокой степенью риска, и в этом заключается
их стимул к действию; порой такое состояние достигает уровня эйфории, но все
же контролируется исполнителем.


В комедийном романе "Даже девушки-ковбои приходят в уныние" Том Робинсон
развивает эту идею в следующем отрывке:


* н а ч а л о   к у р с и в а 


- Главное отличие искателя приключений от самоубийцы заключается в том, что
первый оставляет для себя мосток к отступлению, и чем уже и длиннее этот 
мосток, тем острее приключение. Его пределы определяются факторами 
неизвестности, а успешное преодоление- крепостью нервов и остротой ума
искателя приключений. Ведь это всегда так здорово - жить на пределе нервных
и умственных возможностей.


к о н е ц   к у р с и в а *


Мера безопасности определяется самим индивидуумом. Например, в альпинизме она
обусловлена степенью риска, до которой альпинист готов довести себя, действуя
в одиночку. Совершая одиночное восхождение, я лично работаю в разумных 
границах,не переступая рамок собственных возможностей, а вот такие люди, как
Бонатти или Месснер, готовы действовать при сольных восхождениях на пределе.
Рейнхольд Месснер и Дэвид Льюис говорят на очень сходном языке, когда описывают
потребность доводить себя до предела в стремлении "найти" самих себя, хотя
составляющие приключений в море и в горах весьма различны. Моряку-одиночке
требуется больший запас прочности, чем альпинисту - весь период, в течение
которого ему приходится оставаться в одиночестве, может измеряться сотнями
суток, в то время как на Нангапарбате или на Эвересте Месснер был один всего
несколько дней (которые зато были крайне напряженными). Ежесекундный риск и,
конечно же, физические нагрузки в горах более продолжительны и интенсивны, чем
у моряка-одиночки, который может испытывать подобное лишь в отдельные моменты
кризиса, например, когда опрокидывается судно и он испытывает ужас-состояние,
известное практически каждому мореплавателю-одиночке, ходившему вокруг света.
Когда Дэвид Льюис совершил классический "оверкиль" и потерял мачту, ситуация
была более чем экстремальной. Но в каждом подобном случае человек выходил из
положения, постепенно добивался состояния безопасности и благодаря 
приобретенномуопыту еще глубже познал собственные возможности.


Иногда все происходит по-другому: человек-искатель приключений в 
интеллектуальной сфере может обратиться к чисто физическому приключению, чтобы
испытать себя. Например, писатель Джеффри Мурхаус узнал что такое риск в
процессе своей журналистской деятельности, но потом его увлекла идея пересечь
Сахару на верблюде с запада на восток, т.е. проделать такое путешествие 
впервые. Он писал:


* н а ч а л о   к у р с и в а


- Однако самой возможности добиться уникального головокружительного успеха само
по себе было недостаточно, чтобы отправить меня в дорогу. Одна из моих 
слабостей - глубоко укоренившаяся во мне потребность оправдывать свои действия.
Мне всегда было очень трудно заставить себя сделать что-либо просто так, ради 
развлечения, либо, наоборот, ради познания всех глубин ада. Однако на этот раз
не пришлось долго искать оправдание путешествию. Оно пришло мгновенно - от
страха перед ним, когда у меня на ладонях выступил холодный пот. Я захотел
воспользоваться этим путешествием, чтобы познать основы своего страха и 
проследить, как можно ближе, за тем, как человек справляется с ним.


к о н е ц   к у р с и в а *


Такой подход очень существенно отличается от ощущений моряка-одиночки или
восходителя, которые чувствуют слияние с окружающей средой, что же касается
опасности, то мысль о ней их даже стимулирует. Отношение Мурхауса к своему 
приключению также очень отличалось от отношения Уилфреда Тэсиджера, который 
посвятил свою жизнь пустыне и ее людям.Для Мархауса пребывание в пустыне явилось
жестоким испытанием. Одежда, обычаи, язык, сам ритм такой жизни с ее ритуалом
продолжительных неторопливых бесед - все было ему чуждо и чрезвычайно
утомительно. Его чуть не съели живьем вши (кстати сказать, Тэсиджер оказался
достаточно предусмотрительным человеком для того, чтобы запастись ДДТ). Мархаус
едва не погиб от жажды, болезни и истощения. Отстаивая свое собственное "Я", 
ему пришлось "воевать" с проводниками, пока он все-таки не нашел таурега по
имени Ибрагим, который стал ему настоящим другом. За четыре месяца Джеффри
прошел 2000 миль по нехоженной пустыне, в основном пешком, ведя в поводу
верблюда, и был уже на полдороге до берега Красного моря, когда понял, что с
него достаточно. Он писал:


* н а ч а л о   к у р с и в а


- Неожиданно, с каким-то глубинным неистовством, я понял, что не смогу пойти
далее Таманрассета. Я наконец-то открыл для себя красоту пустыни. Она окружала
меня со всех сторон. Но я ощущал только агонию, боль, страдания, все казалось
мне бессмысленным, бесконечным, тщетным.


к о н е ц   к у р с и в а *


Джеффри Мурхаус так и не вернулся в пустыню, чтобы завершить путешествие,
потому что считал, что познал достаточно много, измерил все глубины страха и
достиг своего предела. Он не испытывал ни удовольствия, ни возвышенного
душевного настроя, ни чувства единения с окружающим, т.е. того, что снова и
снова влечет истинного искателя приключений...


н а ч а л о   п о л у ж и р н о г о *


...Обостренность чувств, восприятия и понимания красоты, самой жизни, 
физического совершенства собственного тела превращают для человека приключение,
в процессе которого неизбежны периоды изматывающих усилий, мучительных лишений
и неудобств, из простого упражнения в мазохизме в нечто гораздо более богатое
и многогранное.


к о н е ц   п о л у ж и р н о г о *


Тут нужно признаться, что каждый искатель приключения добровольно надевает на
себя как бы власяницу. Что касается меня, то я стараюсь свести до минимума эту
сторону приключения и испытываю истинное удовлетворение, когда мне удается
обратить то, что может показаться крайне неудобной ситуацией, в ситуацию вполне
сносную...


Мореплавателю требуется намного больший стоицизм, потому что для него состояние
дискомфорта может продолжаться в течение многих дней.


* н а ч а л о   п о л у ж и р н о г о


Однако в ретроспективе дискомфорт и опасность, как бы велики они ни были, либо
забываются с течением времени, либо превращаются в дорогие сердцу, порой полные
юмора, воспоминания. Действительно, вспоминаем ли мы с удовольствием
какое-нибудь дело, которое прошло абсолютно гладко, без каких-то примечательных
случаев, когда вам так и не пришлось пережить ни страха, ни физических 
неудобств?


к о н е ц   п о л у ж и р н о г о *


Разумеется, приключению всегда сопутствуют какие-то лишения, зато, раз уж вы на
него пустились, оно поможет вам находить удовлетворение в простоте, той самой
простоте, которой так недостает в повседневной жизни. Ведь перед нами
единственная всепоглощающая цель, которую вы должны бескомпромиссно 
преследовать.


* н а ч а л о   п о л у ж и р н о г о


В экспедиции или в путешествии весь остальной мир с его политикой силы, 
угрозами войны или санкций, а также сугубо личные проблемы - деньги, работа,
семейные обязанности - словно растворяются в микрокосме приключения. Все
становится черным или белым лишь с небольшой примесью серой краски.


к о н е ц   п о л у ж и р н о г о *


В экспедиции или путешествии находится даже достаточно досуга для того,
чтобы почитать или что-то обдумать, просто поболтать или поиграть в карты. И
за всем этим кроется своего рода "экспедиционная" ирония - ведь вдали от дома
человек начинает слишком часто вспоминать о нем и даже придумывает, а не пора
ли сбавить темп лихорадки приключений, однако через несколько дней или даже
часов после возвращения он уже замышляет очередное дело. Такая потребность в
сильных контрастах входит в плоть и кровь любого искателя приключений.


Всему этому процессу сопутствует не менее важный фактор - удовлетворение 
своего "Я", которое, составляя дружный тандем с врожденным любопытством,
заставляет искателя приключений доводить себя до пределов духовных и 
физических возможностей и влечет в самые отдаленные уголки земного шара.
Собственное "Я" продолжает стремление к соперничеству и заставляет искателя
приключений желать не только победы, но и одобрения других людей. В этом
отношении почти все искатели приключений, ориентированные на достижение
какой-нибудь цели, отличаются чрезвычайно развитым стремлением к соревнованию,
потому что они хотят быть первыми в достижении и познании неизведанного...


Существуют путешественники, которые не ставят перед собой специальных целей, не
строят никаких планов, а просто любят свободу и передвижение. Примером таковых
является Кристина Додвелл:


* н а ч а л о   к у р с и в а


- Я отправляюсь в путешествие с такой же легкостью, с какой другие остаются на
месте. Это был образ жизни, устраивающий меня. Что касается намерений или цели
в жизни, то их у меня не было. Понятие "намерение" звучит для меня слишком
прямолинейно и кажется ограниченным жесткими рамками. Я предпочитаю быть более
гибкой. Кроме того, я отвергала концепцию преследования какой-нибудь цели
и удовлетворения честолюбия. Они влекут за собой успех или неудачу. Я не была
заинтересована в том, чтобы сравнивать себя с другими или соревноваться с
кем-либо... Какой-то внутренний голос подсказывал, что я занимаюсь тем, к чему
призвана судьбой. Я поняла, что никогда не была так счастлива, что избранная 
жизнь любима мной всем сердцем, что мир и покой, которых я так страстно
добивалась,- это не то, что могло быть просто даровано мне, а должны снизойти
на меня, порожденные мной самой. Я сама распоряжалась своей жизнью, хотя
случайности играли в этом большую роль. Теперь мне казалось, что я устремляюсь
куда-то ввысь совершенно свободная и черпаю радость жизни и ее горести полными
пригоршнями, подбрасываю их в воздух и ловлю снова...


к о н е ц   к у р с и в а *


Стремление добиться успеха ради личного удовлетворения и в соперничестве с
другими - сильная основная мотивация у каждого искателя приключений, однако
нельзя забывать о коммерческой стороне дела. Ведь предприятие необходимо
финансировать: речь может идти всего о нескольких сотнях фунтов, которые
требовались Джефу Йидону и Оливеру Статаму, чтобы заплатить за легководолазное
снаряжение при поисках места стыковки пещерных систем Кингсдейл и Келд Хед,
или о сотнях миллионов долларов, необходимых для высадки человека на
поверхность Луны. Чем значительней сумма, тем больше зависимость искателя
приключения от покровителя и тем больше такому предприятию сопутствует
рекламная шумиха, тем выше интерес публики.


Это подводит нас к вопросу оправданности экспедиционных издержек как в плане
материальных средств, так и в отношении самого риска человеческой жизнью...


В порядке некоторого оправдания можно, конечно, попытаться доказать, что
приключения, подобные попытке совершить восхождение по юго-западной стене
Эвереста, как бы вдохновляют людей, ведущих обычный, заурядный образ жизни,
и что без подобных взлетов духа приключений человечество никогда не добилось
бы прогресса. Трудно оценить количественно и невозможно доказать 
состоятельность таких идей. Однако искатель приключения должен оправдывать 
свою деятельность более прозаическим способом, поскольку ему приходится
изыскивать средства на ее финансирование. Сумма, которую ему удается
заполучить, отражает степень общественного интереса, проявляемого к его
предприятию, что прямо отражается в количестве экземпляров книг, проданных
после завершения приключения.


Кроме всего прочего, всегда существует риск, что покровители могут прибрать к
рукам все предприятие, изменить его характер, а, может быть, даже саму цель. В
попытке покрыть расходы экспедиция может пригласить киногруппу, но при этом
оказывается, что, для того, чтобы снять удачный фильм, основные силы приходится
направлять не на преодоление естественных природных преград, а на решение 
проблем, возникающих при проведении киносъемок. Помимо этого, внимание прессы 
и кино, направленное на то, чтобы возбудить интерес у публики и таким образом
удовлетворить интересы покровителей, которые оплачивают поездку, может вызвать
трения между участниками...


Вслед за вопросом общественного внимания и удовлетворения честолюбия возникает
вопрос "делания" денег. Я убежден, что стремление заработать является весьма 
низким побудительным мотивом почти для каждого искателя приключений, особенно 
из числа упомянутых мной, но раз уж в конце удачного приключения приходится
это делать, то недоразумения легко могут возникнуть из-за того, что одной 
стороне может показаться, что другая получает больше причитающейся ей доли...


Приключения влекут к себе, и это легко понять, поскольку, как мне кажется,
большинство людей мечтают о них. У некоторых дело не заходит дальше 
обыкновенных фантазий или выражается в страсти следить за приключениями других
по печати или по телевидению. Однако другие все же познают, что такое восторг, 
когда, к примеру, лазают по скалам в Озерном округе каким-нибудь мглистым днем,
когда невозможно точно определить, где находишься, и даже испытываешь легкий
испуг, но в конце концов все-таки достигаешь вершины. У каждого есть свой
Эверест. Однако какие силы, какие мотивы толкают искателей приключений на
крайности, заставляют Дэвида Льюиса плыть на крошечной яхте в Антарктиду,
Херберта Уолли и трех его спутников брести по льдам Ледовитого океана, а
Рейнхольда Месснера подниматься на Нангапарбат, а затем и на Эверест в 
одиночку, Джефа Йидона и Оливера Статама забираться в затопленные водой
лабиринты Келд Хеда?


Простого объяснения или формулы для этого нет. Если рассматривать социальную
среду, из которой вышли упомянутые искатели приключений, то можно сказать, что
это выходцы из самых разных слоев общества; у некоторых из них было жалкое,
духовно бедное детство, другие, наоборот, были очень счастливы в лоне семьи.
Внешне, чисто физически, эти люди не похожи друг на друга и разнятся как по
росту, так и по телосложению, однако между ними все же прослеживается нечто
общее. Образ искателя приключений, человека, который зорко всматривается
вдаль - это, конечно, штамп, но все же достаточно верный. Все искатели
приключений, с которыми я встречался и беседовал, имеют весьма проницательный,
можно сказать "повелительного" свойства, взгляд. Другая общая черта - это их
руки, сильные умелые руки, нередко непропорционально большие. Даже у Клэр 
Френсис, самой миниатюрной и женственной из числа всех искательниц приключений 
 - руки словно созданы для того, чтобы выбирать грубые снасти. Однако тут
нужно оговориться - подобные физические данные могут развиться в результате
следования определенному образу жизни, так что это тоже не подводит к ответу
на вопрос "почему?"...


Когда я задавал этот вопрос другим, в ответ почти всегда слышал:"А почему вы
совершаете восхождения?" И что же я отвечал ? - "Потому что люблю заниматься
этим". Я могу попытаться проанализировать свои ощущения и сказать, что люблю
альпинизм за возможность познания неизведанного, риск, естественную красоту
гор и физическое наслаждение. Но, конечно, эти слова поверхностны и 
недостаточны, чтобы объяснить те крайности, которым я и мои собратья по
приключениям готовы подвергнуть себя ради того, что не приносит прямой
материальной выгоды ни нам самим, ни человечеству. Поиск человеком приключений
нельзя объяснить просто тем, что "они существуют". Ответ остается скрытым, 
непостижимым, заключенным в сложности самой человеческой натуры...















               Елена Сухарева: "От  самого человека зависит  организация
                               его  счастливой   жизни  и   формирование
                               собственного здоровья"


     Елена  Николаевна  Сухарева  закончила  школу экстрасенсорики Фонда
Народной медицины  и школу  экстресенсологии при  Российско-Американском
Университете.
     Она   обладает    повышенным   магнетизмом    и    сверхчувственным
восприятием.  Феноменальным  целительским  даром  владеет  с  детства  и
получила его по наследству.
     Используя  повышенную  магнитную  энергию,  наращивает  конечности,
давшие усадку  вследствие переломов,  за счет  ресурсов самой конечности
пациента. Имеет несколько учеников  в стране, способных производить  это
воздействие. Работает над  создание практической методики  воздействия и
биоэнергокоррекции на людей различных  народностей с учетом специфики  и
индивидуальности их биоэнергетической  сущности.  Разрабатывает  систему
воздействия  на  яйцеклетку  на  хромосомном  уровне с целью прекращения
передачи наследственных заболеваний по материнской линии.
     Ее феноменальные целительские  способности выходят далеко  за рамки
обычного представления об  экстрасенсорике. Елена Николаевна  вылечивает
заболевания,   перед   которыми   пасует   медицина:   диабет,    астму,
нейродермит, экзему,  остеохондроз, дробит  и выгоняет  камни из  почек,
восстанавливает зрение, успешно воздействует на сердечные  трансплантаты
реанимических  больных.  Проводит  как  массовые  так  и  индивидуальные
лечебные сеансы.
     Объекты   материального   мира   обладают   энергетическим   полем,
различным  по  характеру  и  интенсивности  излучения. Все представители
флоры  и  фауны  имеют   свое  индивидуальное  биоэнергетическое   поле,
посредством которого они  обмениваются энергетикой с  окружающей средой.
Каждый  человек  наделен  индивидуальной  биоэнергетической   сущностью,
которая характеризует его как материальный объект и как личность.
     Уже во  внутриутробном эмбриональном  периоде зародыш,  казалось бы
при полной зависимости от организма матери, обладает чертами личности  и
определенным уровнем сознания, а также энергетической сущностью. На  что
указывает независимая линия поведения. Например, бодрствование во  время
сна матери  и наоборот.  Уже в  это время  на будущего ребенка оказывает
влияние  космос,  в  частности,  при  закладке  и формировании органов и
систем  организма.  Для  людей,  рожденных  под  одним  знаком  зодиака,
характерны   не    только   сходство    личностных   качеств,    но    и
предрасположенность к определенному ряду заболеваний.
     Представители разных стран и  народностей отличаются друг от  друга
некоторым  образом  анатомически:  имеется  ввиду  рост, пропорции тела,
форма черепа, ступни и т.д. Различные климатические условия  естественно
отразились   на    физиологических    функциях   организма,    как    на
терморегуляции,  водообмене,  так  и  потребности  в  жирах  и калориях.
Энергетика Земли различна в разных регионах нашей планеты.  Естественные
электромагнитные силы  в природе  тоже не  одинаковы повсеместно,  имеет
значение приближенность к  экватору или полюсам.  Влияют астрологические
факторы.  Все  это  тысячелетиями  формировало образ жизни, темперамент,
традиции, особенности восприятия и мышления людей, населяющих  отдельные
части планеты.  Эти факторы  особенно ярко  отразились на энергетической
сущности представителей разных народов.
     Мы,  родившиеся  и  выросшие   в  России,  воспитаные  на   русской
классике,  кроме  того,  несем  в  себе  ростки  древней и средневековой
высоко  духовной  национальной  культуры.  Это создает особый внутренний
мир в каждом и генетически отразилось на нашей энергетической  сущности.
Мне нравится торжественная и бодрящая энергетика Земли Русской,  знакома
и привычна энергетическая  специфика выросших на  ней людей. У  основной
массы наших соотечественников  ментальная оболочка, отражающая  духовный
уровень,  существенно  преобладает  над  астральной - эмоциональной. Что
придает особую окраску нашему национальному социальному полю.
     Разным народам  свойственно свое  характерное соотношение  радиусов
эфирной,  сохраняющей  физическую  форму  тела,  астральной и ментальной
оболочек, составляющих энергетическое поле человека - ауру.  Стоя  около
итальянца, можно оказаться в эфирном поле, в то время как для нас  более
привычно находиться в  астральном. В энергии,  исходящей от его  правого
плеча,  преобладают   флюиды  астрального   характера  и   более  тонкая
многофлюидная  несколько  ментальная  гамма  в  энергетике, исходящей от
левого плеча.  Хотя у  нас наоборот.  Именно поэтому  католики крестятся
слева-направо,  а  православным  христианам  разумнее  справа-налево.  У
индусов энергия, ближе к ногам, более интенсивно выражена чем на  уровне
головы. Не случайно у них религия другая и способы молиться.  Характерно
преобладание  тех  или  иных  энергетических  центров  (чакров)  у людей
каждой  конкретной  национальности.  Это  видно  и  по  цвету  ауры:   у
французов она чаще бывает зеленая  с голубым. У итальянцев фиолетовая  с
желтым,  у  индусов  желтая  с  оранжевым  и  т.д.  Одни народы живут на
нисходящем  космическом  потоке,  другие  преимущественно  на восходящей
энергетике Земли.
     Различная  энергетическая  сущность  создает  различные  социальные
энергополя. Поэтому ностальгия  и стремление людей  одной национальности
к  общению  друг  с   другом  обусловлены  не  только   этнопсихологией,
общностью родного языка, культуры, но и родством биоэнергополей.
     Ввиду  того,  что  энергетические  сущности  людей  разных  стран и
народностей  имеют  выраженные  характерные   различия  как  в   степени
плотности поля,  так и  своей специфике,  необходим тонкий принципиально
новый   подход   в   биоэнергетическом   воздействии.   Методы  лечения,
приемлемые для  народов одной  энергетической сущности,  противопоказаны
при   воздействии   на   другие.   Должны   применяться  способы  строго
индивидуальные,  как   в  количестве   подаваемой  энергии,   так  и   в
перераспределении ее и биоэнергокоррекции.
     Человек, - это не  только единая биохимическая и  биофизическая, но
и энергоинформационная система,  постоянно взаимодействующая с  энергией
Земли  и  Космоса  как  на  сознательном,  так и подсознательном уровне.
Наиболее мудрая и  повсеместно распространенная форма  получения энергии
природы на духовном уровне - религия.
     Церковь лечит.  Известно о  существовании групповых  энергетических
полей, представляющих  собой совокупную  энергетику людей,  объединенных
общим делом, идеей (нация, партия, искусство). Люди, питающие эти  поля,
в  случае  необходимости  черпают  из  них  жизненные и творческие силы.
Религиозные  групповые  поля  самые  мощные количественно и качественно,
они объединяют наибольшие  группы независимо от  этнических особенностей
и  политических  убеждений  верующих  искренне  и  самоотверженно. Кроме
того,  вера  в  бога  обогащает  духовно.  Религиозные обряды тоже форма
самолечения:   животворящий   крест  -   перераспределение  энергии,   а
постдиета позволяет не только освободиться от солей и холестерина, но  и
легче  перенести  периоды  наиболее  неблагоприятных метеорологических и
астрологических   воздействий.   В   молитвах   заложены  самоисцеляющие
настрои,  которые  способствуют  избавлению  как  от  душевных,  так   и
физических недугов.
     Всегда  существовало  понятие  о  святых  и  гиблых  местах.  Храмы
строились  в  энергетически  сильных  местах,  с  точки  зрения  Земли и
Космоса,   благоприятных   для   здоровья.   Самая   благоприятная   для
жизнедеятельности людей  архитектурная форма  - это  силуэтные здания со
шпилями.  В  шпиле  аккумулируется  космическая энергия и распределяется
сверху вниз по базам здания. В куполах церквей заложен принцип  рупорной
системы. Купол  получает космическую  энергию и  равномерно заполняет ей
весь внутренний объем церкви.
     Иисус Христос был сильнейшим экстрасенсом. Больные исцелялись  даже
от прикосновения к его одежде. История религии изобилует целителями  как
из среды служителей  церкви, так и  просто преданных вере.  Некоторые из
них канонизированы, например,  Пантелеймон Исцелитель. А  тибетские ламы
и шаманы практически все являются  целителями. Обращение к богу для  нас
наиболее простой и приемлемый способ получения космической энергии.  Это
не   что   иное,   как   обращение   к   мировому   разуму   (Абсолюту),
сконцентрировавшему в себе весь вселенский опыт.
     Бытует  мнение,  что  каждый  может  стать  экстрасенсом. Не каждый
экстрасенс,   даже   имеющий   диплом,   на   деле  является  целителем.
Легализовавшаяся  в  последние  годы  парапсихология  стала  модой,  что
породило  изобилие  в  стране  всевозможных  учебных центров, штампующих
экстрасенсов   с   дипломами,   дающими   право   целительства.  А  наши
соотечественники  с  верой  в  биоэнергетическое  лечение  и надеждой на
исцеление доверяют  свое здоровье  этим людям,  и вынуждены  это делать,
если  учесть   уровень  отечественного   медицинского  обслуживания    и
катастрофический дефицит лекарств.  Государство должно ввести  контроль,
государственную  аттестацию  целителей  и  единый  диплом,  дающий право
целительства.  Должна  быть  разработана  обязательная учебная программа
для  всех  школ  экстрасенсорики  и  созданы  учебные  центры  на   базе
государственных учебных заведений.
     Для целительства должен  быть природный дар.  Энергетически слабый,
взявшийся не за свое  дело, рискует нанести вред  собственному здоровью,
приняв  на  себя  болезненную  информацию  пациентов,  которые   нередко
энергетически превосходят  его самого.  В природе  все разумно устроено.
Целительские  качества  даются  человеку  по  наследству,  хотя  и могут
проявиться с годами.
     Повышенная   энергетика   не   всегда   является   животворящей   и
исцеляющей. Нередко бывает даже наоборот, но и разрушительная энергия  в
отдельных  случаях  нужна.  Она  способна  раздробить  камни  в  желчном
пузыре, рассосать  злокачественную опухоль.   Однако таким  экстрасенсам
не следует  воздействовать на  весь организм  пациентов. Для дальнейшего
лечения больному разумнее обратиться к другому специалисту.
     Лечить   людей   биоэнергетикой,   это   даже   не   призвание,   а
предназначение. Истинный целитель, добрый, сострадающий,  оптимистичный,
способен "вдохнуть" в больного  такие душевные силы, которые  создадут в
нем чувство  полноты жизни,  гармонии мира  и радости  бытия. При  таких
самоисцеляющих  настроях  наладятся  обменные  процессы,   нормализуется
деятельность сердечно-сосудистой системы,  появится уверенность в  себе,
в завтрашнем дне, в своих талантах и способностях.
     Каждый  орган  в  организме   человека  излучает  свою   конкретную
специфическую энергетику. Что  позволяет сенситиву считывать  информацию
о состоянии  органа и,  в случае  необходимости, осуществлять исцеляющий
замен биоэнергетики в области этого органа, а также кодировать  излишние
опухолевые  и   солевые  образования   на  рассасывание,   дробление   и
самоупразднение.   Воздействуя  на  поле  пациента,  целитель  на уровне
сверхчувственного        восприятия        вносит        оздоровительный
энергоинформационный  код   в  его   подсознание,  давая   установки  на
самоисцеление и закрепление лечебного эффекта.
     Бывают  случаи,  когда  экстрасенс  отказывается  лечить пациента с
диагнозом,  подвластным  его  воздействию.  Это  объясняется  тем,   что
энергетические сущности  целителя и  пациента несовместимы.  Желательно,
чтобы  этот  специалист  посоветовал,  к  какому  именно  сенсу  следует
обратиться.   Выбирая  своего  целителя,  больной  может  положиться  на
подсознательное  восприятие  личности   экстресенса.  Если  его   что-то
интуитивно  останавливает,  следует  воздержаться  от  лечения  у  этого
специалиста.  Но  в  случае  возможного  незримого  духовного   контакта
целителя и пациента - лечебный эффект гарантирован.
     Самонадеянные экстрасенсы, которыем  кажется, что они  могут лечить
все,  невольно   вызывают  некоторые   сомнения.  По   характеру   своей
энергетической  сущности  каждому  свойственно  лечить лишь определенный
круг   заболеваний.   Из   тяжелых   заболеваний,   трудно   поддающихся
медикаментозному  лечению,  лично  я  успешно  лечу  диабет,  экзему   и
нейродермит, дроблю и  выгоняю камни из  почек, восстанавливаю зрение  и
нормализую   артериальное   давление,   налаживаю   гормональный  обмен,
способна  производить  такое  уникальное  воздействие,  как  наращивание
конечностей, укоротившихся вследствие переломов.
     В значительной  степени успех  лечения зависит  от веры  пациента в
способ лечения и надежды на  исцеление. Так как своим неверием  он может
стереть  код  на  исцеление  в  собственном  подсознании.  Свести эффект
лечения к  нулю могут  родные и  близкие больного,  разубеждающие его  в
методе  лечения  и  возможности  выздоровления.  Между  родственниками и
друзьями  существует   постоянная  астральная   связь,  через    которую
передается как сознательная,  так и подсознательная  информация, поэтому
и  молчаливое  неверие  близких  оказывает  нонсенсорное  воздействие на
пациента.
     В  исцелении  помогают  заряженные   воды,  кремы  и  мази.   Самым
энергоемким  материалом  в  природе  является  сырая вода, она принимает
энергетику  с  любой  информацией.   Сенсетив  способен  зарядить   воду
жизнетворящей  исцеляющей  энергией.   Лечение  заряженной  водой   дает
большой энергетический  потенциал, который  в свою  очередь получают все
клетки организма.   Поскольку человеческий  организм состоит  в основном
из воды, то, в конечном  итоге, суть воздействия экстрасенса сводится  к
кодированию жидкой части тела. Поэтому именно биоэнергетическое  лечение
особенно эффективно.
     На основе  личного опыта  не могу  не сказать  о лечебных  массовых
сеансах экстрасенса, которые, кстати, кроме массовости, не имеют  ничего
общего с  сеансами гипнотизера  и психотерапевта.  По сути,  экстрасенс,
любящий  людей,  лечит  душевными  силами,  искренним желанием помочь, а
добро не может нанести ущерб.
     В  зале   с  большим   количеством  людей,   объединенных  желанием
исцелиться,   создается    мощное   групповое    энергетическое    поле,
кодированное     на     получение     донорской     энергии    целителя.
Биоэнергооператор, пропуская через себя мощный поток чистой  космической
энергии, трансформирует ее  до нужного качества  и посылает пациентам  в
различных диапазонах  частот и  спектров для  нормализации всех обменных
процессов и  функций организма.   Таким образом,  чем больше  участников
сеанса, тем мощнее эффект  воздействия. В этой энергетической  атмосфере
каждый подсознательно  примет и  оставит в  себе то,  что ему необходимо
для исцеления.  Немалое значение  имеет и  массовый подъем,  характерный
для  коллективных  мероприятий:  общий   тонус,  желание  каждого   быть
красивым на  людях, на  время забыв  о недугах,  а также  особая вера  в
эффект  лечения,  которая  повышает  иммунитет  и  улучшает гормональный
обмен,  совершенствует  собственную  энергетическую  систему. Лечение на
массовом сеансе дает, как правило, большой эффект.
     Не следует думать о своем здоровье хуже, чем оно есть,  тревожиться
от  незначительных   болевых  ощущений,   не  вызванных    органическими
изменениями внутренних органов  и, тем самым,  давать себе установки  на
развитие  тех  или  иных  нарушений  функций  организма. В силах каждого
развить  в  себе  жизнеутверждающее  начало.  От самого человека зависит
организация его счастливой жизни и формирование собственного здоровья.
     Недуги  порождаются  и  такими  причинами, как унылое обывательское
существование.   К   сожалению,   многие   люди   живут   как   во  сне,
потребительски сетуя на быт и судьбу. Не следует тратить время  впустую,
проживая  день  за  днем  без  творчества,  действий, открытий. Лучше не
тешить себя иллюзиями, что  молодость вечна, а представить  однажды, что
ты  уже  побывал  в  семидесятилетнем  возрасте,  когда лучшие времена в
плане здоровья и физических сил уже  позади, и ты о многом пожалел,  что
не успел сделать яркого, мудрого, нужного другим людям.  Потом  мысленно
с  этих  позиций  вернуться  в  свой  возраст  и  жить и работать полно,
красиво.  Чтобы  каждый  день  был  ярким  и неповторимым. Счастье - это
состояние души,  и никакого  отношения к  материальному благополучию  не
имеет.
     В высоком  духовном понимании  в каждом  есть искра  божия, и важно
пронести  ее  через  всю  жизнь,  имею ввиду желания, помыслы, поступки.
Человек  наделен  неисчерпаемыми   ресурсами  жизненной  энергии,   ума,
таланта и творческих сил,  которые он может использовать  с максимальной
отдачей. В  каждом из  нас живет  неповторимая личность  и гений, каждый
способен  найти  свое  истинное  предназначение  в этом мире и воспитать
себя сам.

                         Экстрасенс Елена Сухарева



АВАНТЮРА И АВАНТЮРИСТЫ



Прежде всего, что такое "авантюра" и кого можно назвать "авнтюристом"?
В широкой ассоциативности термина совершенно рассеялся его более или менее 
точный смысл. Необходимо отличать "авантюриста" от человека, обладающего "
авантюрной жилкой", "любовью к авантюре" и т.п. Авантюристами в середине и 
конце семнадцатого века называли пиратских капитанов, плавающих на свой
страх и риск, флибустьеров (членов "берегового братства"), не связанных
тайным или явным контрактом со "спецслужбами" крупных держав, а также
искателей приключений, активных как в добрых, так и в дурных делах. В более 
чем относительных пределах нашего взгляда на историю всегда существовали вечные
профессии и вечные призвания. Гончар, плотник, портной. Вор, шут, соглядатай.
Авантюризма - одно из вечных призваний. Наметим хотя бы приблизительную сферу 
этого призвания и начнем со следующей декларации: вряд ли найдется реальный 
индивид либо литературный герой, в глазах которого хоть раз в год не сверкнула
"авантюра". Можно даже у господина Обломова найти минимум три авантюрные 
черточки. И теперь подойдем к проблеме иначе: можно ли назвать авантюристами
принца Родольфо ("Парижские тайны" Эжена Сю), д'Артаньяна, Шерлока Холмса?
Нет, нет и нет! Можно лишь отметить высокий коэффициент авантюризма в 
характере и поведении этих героев, но нельзя классифицировать их как
авантюристов. Следовательно, авантюристы - люди бесчестные и беспринципные?
В известном смысле слова да, если, стряхнув на минуту гипноз фанатического
морализма, признать крайнюю неопределенность абстрактно трактуемых понятий 
"чести" и "принципа". Честь, долг, совесть и принципы отличают людей,
связанных: 1) с другими людьми, группами, организациями; 2) с той или иной
генеалогией, классом, сословием; 3) с мифически-религиозным ритуалом. Идеальный
авантюрист - человек неопределенных занятий, убеждений, целей. Его экзистенция 
до крайности динамична. Реально можно говорить о степени приближенности к 
психологической схеме. Итак, мы должны ограничить "авантюрный роман" от романа
об авантюристе: герой авантюрных повествований - преступник, сыщик, благоподный 
шериф, инициатор опасной экспедиции, апологет добра и зла, шпион, искатель 
сокровищ - не является авантюрмстом в собственном смысле слова.


Авантюрист свободен от всего и свободен для всегл. Здесь парадокс свободы вообще  
и авантюризма в частности. Благородные герои, великолепные злодеи, великие 
путешественники действуют как правило, под влиянием спровоцированного стимула-
таковым может явиться любовь, дружба, ненависть, жажда мести, магнетизм цели.
Авторитеты, идеалы, иллюзии контролируют и направляют действия большинства  
людей, уничтожая любую вспышку свлбодной воли. Пазумеется, авантюрист "тоже
человек" и вполне может испытывать давление авторитета, зависимость от 
любимой женщины, страсть к дкньгам и пр., и пр. Способен ли он в любой момент
избавиться от такой зависимости? Безусловно. 


Чего мы добились своими рассуждениями? Оъявить авантюриста свободным человеком-
значит "оъбяснить темное еще более темным", и только. Попробуем ориентироваться
точнее. Гуго фон Хабенихт предстает перед судом и добровольно признается
(правда, с определенной целью) в двадцати двух капитальных преступлениях.
Собственно говоря, на протяжении всего романа Гуго излагает и комментирует
свои греховные деяния. Кто такой Гуго фон Хабенихт? У него много имен, званий
занятий, он разбойник, многоженец, вундердоктор, колдун, фольшивоманетчик,
пират, магараджа, артиллерийский офицер... в сущности, дилетант, если иметь в
виду интересный и широкий смысл термина. Вот одна искомая константа 
занимающего нас психологического типа. Авантюрпист всегда дилетант, он знает
массу вещей поверхностно и ничего  не желает изучить досконально. Глубокое
знание требует усидчивости и покоя, что противоречит экзистенциальной 
сущности авантюризма -вечной подвижности и вечной неожиданности следующего
часа, дня, недели. Но есть и более веское основание дилетантизма: изучить
нечто досконально - значит сделать это "нечто" исключительной целью своих
поисков, значит постоянно о нем думать, значит вступить с ним в 
продолжительную связь и придать этому "нечто" реальность, оторванную от 
собственного эгоцентрического бытия. И еще: серьезное отношение к вещи или 
живому существу предполагает, во-первых, изоляцию объекта из его окружения,
во-вторых, разъятие объекта насоставляющие, то есть аналитику, то есть     
убийство. В самом деле - если бы люди не умирали, врачи никогда бы не знали
анатомии (к лучшему возможно). Телескоп уьивает романтику луны, увеличительное
стекло - красоту эпидермы притягательной женщины. Подвижные глаза понимают
капризную иллюзию всего, неподвижные - холодную реальность отдельной вещи.
Дилетанское всезнание авантюриста подтверждает его первоначальную веру в 
Случай, Игру, и Метаморфозу как в априорные космические доминанты. Однако
авантюрист проводит время в обществе крайне смешанном, и ему необходимы  
разные практические познания, которые носят зачастую  самый необыкновенный
характер.


Итак: художник созерцает, ученый анализирует, авантюрист наблюдает.
Наблюдательность можно назвать незаинтересованным визуальным вниманием.
Наблюдатель никогда не спрашивает, "что это?", а просто зопоминает,
"как это функционирует, действует, живет, умирает..." Далее: поскольку
авнтюристу в силу его опасной и беспокойной жизни часто случается играть
роль аутсайдера, отщепенца ,бандита или заключеного, он приобретает много
курьезных, полезных и весьма секретных познаний. Гуго может приворожить
любую женщину, может сколько угодно выпить и неопьянеть, уметь избавиться
от кандалов,без всякой посторонней помощи и т.п.



Однако все вышеизложенное никак не приближает нас к пониманию Гуго фон 
Хабенихта в частности и авантюризма вообще. Можно привести следующие 
веские доводы: во-первых, дилетантизм отнюдь не прерогатива авантюриста,
но скорее денди, джентльмена, либертина; во-вторых, "наблюдательность",
таким способом трактуемая, - необходимое качество хорошего писателя и
психолога; в-третьих, "курьезные и весьма секретные познания" отличают 
какторжников, обитателей "двора чудес", членов разного рода тайных обществ,
не говоря уже о факирах и фокусниках. Постоянные метаморфозы, искусство
перевоплощения? Помилуйте, а Шерлок Холмс, а Фантомас? Где все-таки центр
пресловутого психологического типа?



Что можно ответить? Проще всего: блуждающмй центр недоступен вербальной
фиксации. Правильно, зато не очень удовлетворительно,так как в процессе
чтения постоянно ощущается сугубая оригинальность героя. Гуго никогда не
доводит до конца свомх начинаний - ни добрых, ни дурных, хотя он, 
безусловно , человек решительный и отважный. Он облажает интуитивным 
чувством дистанции и никогда не превращается в марионетку чужих настроений,
замыслов, идей. При этом Гуго никому не навязывает свое настроение и свою  
волю - стало быть, не стремится управлять театром марионеток. Отрсюда 
абсолютно ровный тон его дискурса - он рассказывает о самых обыденных вещах 
и о самых невероятных происшествиях увлекательно, подробно и чуть-чуть
насмешливо.



Комментировать психологию, жизненный путь примечательного авантюриста можно 
сколь угодно долго. Спорность нашего утверждения об исключительности и 
редкости индивида, которого с полным правом можно назвать авантюристом,
очевидна. Но тем не менее мы резко против  общепринятой манеры называть
этим именем шклеров, проходимцев, шарлатанов, гангстеров, темных финансовых
дельцов. Мы приглашаем читателя подкмать над личностью Гуго фон Хабенихта в
частности и над идеей авантюризма вообще.



Независимо от анахронизмов, вполне допустимых в беллетристике, интересен 
исторический фон приключений "протагониста". Конец семнадцатого века.   
Решительный крен европейской цивилизации в сторону позитивизма и просвещения 
взбудоражил всю общественную жизнь; резкая критика христианских догматов и
глубокий пиетизм; распри религиозные, филосовские, военные, социальные, 
политические; пасцвет флибусты, тайных обществ, ересей всевозможного толка,
страшный удар по геоцентризму и прыжок антропоса в пропасть неведомой
бесконечности; открытия Лейбница и Ньютона, озаренные пламенем аутодафе.
И блуждающий в этих лабиринтах примечательный авантюрист. Актер, играющий
собственную жизнь. Наблюдатель.



*



Первый вопрос обвиняемому:


- Как тебя зовут?


- В Подолии Ярослав Тергуско; в Збарасе Зденек Кохановский; в Одензее брат
Гилариус;  в Гамбурге юнкер Илия; В Мюнстере Вильгельм Штрамм ;
в Амстердаме менеер Тобиас ван дер Буллен; в Сингапуре магараджа Конг;
в море капитан Руж; в Хоогстратене рыцарь Мальхус; в Лилле
шевалье де Монт-Олимп; в Пфальце доктор Сарепта и здесь Гуго фон Хабенихт.


- А других имен нет? - удивленно воскликнул председатель.


Все засмеялись при столь комичном вопросе. Сначала обвиняемый на дыбе ,
затем князь, потом члены трибунала, все смеялись, даже череп на столе,
только советник застыл в сугубой серьезности.



- Других не вспоминается, - фыркнул обвиняемый.


Вопрос второй:


- Какую религию ты исповедуешь?


Ответ:


- Родился еретиком аугсбургской общины, в Кракове примкнул к социнианам,
на Украине вошел в лоно православной церкви. Позднее стал католиком,
розенкрейцером, квакером.  В Индии поклонялся Шиве и Брахме. В конце концов
присоединился к богоотступникам и дьяволопоклонникам манихейцам. Иными 
словами, стал каинитам.


- Прекрасная коллекция, - заметил председатель.


Протоколист все подробно записал.


Вопрос третий:


- Сословие?


- Знаменосец, пленный, раб, харампаша, крестьянин, княжеский обергофмейстер,
нищенствующий монах, церковный служка, вербовщик, благородный рыцарь, 
продавец раковин, спекулянт, олдермен, судовой капитан, вице-король, пират,
учитель, живодер, колдун,  рыцарь козла, палач, копейщик, вундердоктор,
пророк и концтаблер...


- Стоп, стоп! - крикнул председатель. - Писец не поспевает.


И снова присутствующие рассмеялись, услышав перечень столь нелепых и 
странных занятий и призваний, даже обвиняемый усмехнулся, даже череп
осклабился. Сегодня выдался на редкость забавный денек. 


Четвертый вопрос звучал так:


- В каких греховных деяниях признаешь себя виновным?


Ответ пристрастно вопрошаемого:


- Состоял в разбойничьей банде. Склонил супругу моего благодетеля к 
греховной любви. Разграбил церковь, доверенную моей охране.
Под фальшивым именем выдавал себя за дворянина. Изготовил себе фальшивое
свидетельство. Убил на дуэли лучшего друга. Обманул своего лучшего 
компаньона. Выдал важную государственную тайну. Вел торговлю, пользуясь 
имуществом другого лица. Перешел к идолопоклонникам. При живой первой жене 
завел вторую. Завел третью, четвертую, пятую и шестую. Совершил 
цареубийство. Занимался пиратством. Убил свою первую жену. Не чуждался
колдовства. Заключил пакт с дьяволом. Был фальшивоманетчиком. Возвещал
новую религию. Врачевал ядовитыми снадобьями. Предал врагу вверенную мне
крепость. Ел человечье мясо. - громко возгласил советник и положил руку на
пачку листов. Пот струился с его массивного лба.


                                                       
   (из пpедисловия к ... забыл)



                  ПЛАЗМОИД - НЕВИДИМОЕ ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА


     Мозг человека не несет интеллектуальной нагрузки, а выполняет  лишь
вспомогательные   функции.   Поэтому   углубленное   изучение   мозга  в
традиционном направлении  ничего существенно  нового дать  не может.  Ум
человека находится  вовсе не  там, где  его ищут,  и представляет  он из
себя  не  то,  что   под  ним  подразумевается.  Результаты   умственной
деятельности  -  слово  и  образ  -  живые  образования, которые слишком
драгоценны для природы, чтобы воплотить их в хрупком веществе мозга.
     Все  великое  многообразие  психических  заболеваний  происходит от
нарушений  в  механизмах  зрения,  слуха,  голоса,  движения, а также от
нарушения  процесса  образования   энергетических  двойников   человека.
Действия этих механизмов являются  тайнами не менее великими,  чем тайна
мозга.  И  если  о  них  пишут  меньше,  то  потому,  что  к  ним вообще
подступиться с какой стороны неизвестно. Но решать проблему  психических
заболеваний,  не  зная,  что  такое  двойник,  как  он создается и каким
образом мы видим, слышим, говорим, движемся - бессмысленно.
     Зрение, слух, движение, голос,  образование двойников - это  единый
процесс,   один   из   многих,   происходящих   в   глобальной   системе
"сновидений". Я  беру это  слово в  кавычки, потому  что этот  термин не
вмещает в  себя того  содержания, которое  в нем  заключается. Но  как в
слове  отражаются  понятия  и  о  капле  дождя  и об океане, так и слово
"сновидения" вбирает в себя представления и о глубоко личностных  ночных
видениях, и  о системе  информационного обмена  в природе, охватывающей,
очевидно,  всю  Вселенную.  Эти  процессы  и  явления  еще не нашли свою
терминологию, пока  используются устоявшиеся  названия, хотя  сейчас они
уже не отражают всего объема стоящей за ними информации.
     Перед непостижимостью,  необъяснимостью сновидений  склоняли головы
величайшие  умы  всех  эпох  и  народов  мира. Долгий мучительный путь к
истине не  мог привести  к удаче,  потому как  "трагедия наших  духовных
поисков", по словам Шопенгауэра, в том и заключается, что "мы не  знаем,
чего ищем".
     Интерес к сновидениям жил во  мне всегда, сколько я себя  помню. Но
мой  богатый  сновиденческий  опыт  расходился  с  версиями  официальной
медицины и  не находил  опоры в  оккультных науках.  Не получая  на свои
вопросы убедительных ответов извне, я искала их внутри себя.  Путеводной
нитью по доселе закрытому  лабиринту тайн человека стало  открытие того,
что сновидения имеют типичные  признаки различия. Сны оказались  разными
и по структуре, и по месту их организации, и по целям создания. Один  из
четырех основных типов сновидений образуется вне человека и поступает  к
нему из близких мест и невообразимых далей. Бесчисленные эксперименты  с
разными  типами  снов  привели  к  тому  удивительному выводу, что сны в
обычном его понимании,  как состояния отдыха  тела и мозга,  вообще нет.
Состояние,  понимаемое  как  сон  -  это обособленное существование двух
тел: видимого биологического и  невидимого - плазмоида. Отключившись  от
своей биологической оболочки, плазмоид - обладатель сновидений,  зрения,
слуха,  беззвучного   голоса  -   неутомимо  трудиться,    перерабатывая
полученную  за  день   информацию  и  решая   проблемы,  стоящие   перед
личностью.
     Попытки понять, каким образом создаются сновиденческие сюжеты,  где
и кем ставятся  сновиденческие спектакли и  для чего они  предназначены,
неожиданно  привели   к  однозначному   ответу:  сновидения   -  рабочий
инструмент  разума,  это  собственно   и  есть  умственный  процесс.   В
сновидениях живут,  решая проблемы  и выдавая  результаты этих  решений,
наши энергетические двойники  и двойники всего  того, к чему  имеем хоть
какое-то отношение.
     Энергетические двойники транспортируются системой, пределы  которой
ограничиваются   очевидно   пределами   мира.   Невидимая    архитектура
транспортной системы создана по  принципу пчелиных сот. Размеры  ячеек -
от  гигантских,  могучие  плазменные  стенки  которых принимают в себя и
сворачивают  образы  планет  и  целых  миров,  до мелких, стенки которых
принимают   образы   мелких   объектов.   Пересекающиеся   стенки  ячеек
посредством  системы  сбросов  и  транзита транспортируют энергетические
образы в любую  точку мира. Транспортные  стенки, эти естественные  пути
распространения    естественной    информации,    принимают    на   себя
энергетические образы всего  обильного разнообразия вселенной  жизни. Не
имея преград и пронизывая бездну космоса, они разносят все это  небесное
великолепие  по  адресатам,  наполняя  их разум многочисленными образами
людей, животных,  событий, слов,  сокровенных мыслей,  которые рано  или
поздно проявятся в них озарением, предчувствием, смутной догадкой.
     В постепенно раскрывающейся проблеме сновидений все необычно и  все
важно. Но каким образом человек  видит сны?  Каким органом?  Где именно?
За тысячелетия изучения  человека никто так  и не понял  секрета видения
им даже  реального мира.   Однако ответы  на эти  вопросы найдены  и они
оказались совершенно неожиданными.
     Принципы и  механизмы зрения  открывают еще  одну тайну  человека -
тайну  его  происхождения  и  предназначения.   Окружащий  нас мир - мир
энергетических  плазм.  Именно  плазмоиды  являются хозяевами Вселенной.
Человек   создан   для   выполнения   тройственной   функции:  создавать
собственные  энергетические  двойники   -  основу  вселенского   разума;
вырастить  плазмоида  -   жителя  Вселенной  и   родить  потомство   для
продолжения функции. И все на  Земле устроено так, чтобы обеспечить  ему
выполнение этого предназначения.
     Двойник - точный  слепок с оригинала,  отражающий его состояние  на
момент снятия плазматической копии, которые снимаются постоянно.
     Плазмоид - невидимое тело человека, обладающее сознанием,  зрением,
слухом,   беззвучным   голосом.   Плазмоид   двупол.   Это   автономный,
самостоятельный мир,  хранящий в  себе плазматические  образы - двойники
все проявлений  своей личности  и всего  того, что  собрано личностью по
энергетическим  каналам.  В  переплетении   с  биологическим  телом   он
образует   человеческую   личность,   функции   которой   очень  сложны.
Выполнение  их  осуществляется  на  мощной  энергетической  базе.  Но не
биологическая масса тела вырабатывает  эту энергию, а поступающая  извне
энергия,  питая  плазмоид,  одухотворяет  биологическое  тело.   Энергия
разнокачественная,  предназначена  для  разных  целей  и  поступает   по
нескольким каналам. Конструкции, направляющие эти потоки и  использующие
их,  выполнены  из  энергетической  плазменной  материи  и  работают  по
законам самонастраивающейся автоматики.
     Плазматические    конструкции     необычны,    одновременно     ими
осуществляется несколько  операций, и  если бы  человек все  это видел и
ощущал, то жить стало бы чрезвычайно  трудно и было бы не до  выполнения
высочайших  функций.  Примером  тому  могут  служить  те  же психические
заболевания. Большинство из них заключается в нарушении обычного  порога
чувствительности, и  человек ощущает  эти процессы  или видит  их, и  не
понимая  смысла  происходящего,   естественно  ужасается,  принимая   за
признак собственной ненормальности.
     Процессы создания двойников,  движения тела, организации  материала
для зрения, слуха, голоса, для сновидений - то есть для нашего разума  -
тесно переплетены, осуществляются единым  механизмом и любой сбой  в нем
ведет  к  нарушениям  психики,  движений  и  многим другим заболеваниям.
Последствиями    этих    нарушений    являются    всевозможного     рода
новообразования.
     Поняв  природу  сновидений,  я  возвратилась  к  отвергнутым  ранее
источникам  знаний   и  увидела,   что  догадки   прозрения  мыслителей,
воспринимаемые мною  как противоречивые,  религиозно-смутные, мистически
запутанные, на  самом деле  в большинстве  своем ясны  и правдивы.  Дело
оказалось в том, что  процесс сновидений рассматривался как  внутренний,
закрытый  процесс,  более  того,  как  процесс  вторичный,   остаточный,
разрозненный.  На  столь  узком  поле  результаты  глобальных мгновенных
поисков  выглядели  нагромождением  непонятных  фактов, порой отрицающих
друг  друга,  сбивающих  с  толку.   Явление  же  оказалось  первичным и
всеобъемлющим. Разбросанные  по его  беспредельному полю  эти результаты
проясняют узлы сложнейшего процесса  сновидений, все находит свои  места
и приобретают практическую ценность.
     Универсальная  теория  сновидений  еще  далека  от  завершения,  но
контуры ее  обозначены. Все  новые и  новые объекты  попадают в  поле ее
тяготения.   Позиции   ее   подтверждаются   и   работами    современных
парапсихологов, осознавших в должной  мере важность необъяснимых до  сих
пор свойств  человеческой личности.  Теория проясняет  и увязывает  все,
что  до  сих  пор  существовало  само  по себе и казалось таинственным и
необъяснимым. Оккультизм, спиритизм, полтергейст - все это звенья  одной
цепи,  и  явления,  объединенные   под  этими  названиями,   объясняются
сновиденческими  механизмами.   Раскрываются  ими  и  секреты феноменов,
наиболее яркими из которых являются НЛО, Ванга, филиппинские целители.
     Неисчислимое множество легенд и  суеверий связано с экспрессными  и
вещими снами.
     Экспрессные сновидения  - это  реальные события  жизни, принятые  в
энергетических  копиях  транспортной   стенкой  и  неделимым   эпизодом,
доставленные  сновидцу.   Обычно  эти   события  важны   для   сновидца.
Происходить  они  могут  близко  или  сколь  угодно  далеко от него. Эти
сновидения, равно как  и другие три  типа, даны всем.  Разрыв во времени
между  их  поступлением  и  моментом  самого  происшествия небольшой, но
видит их человек во время сна. К сожалению, не зная структурной  разницы
между   сновидениями,   сновидцы   обычно   не   ведают,   что   смотрят
действительное происшествие.
     Вещие сновидения воздаются сновидческой системой как игровой  сюжет
на базе  заложенных в  нее общечеловеческих  и личностных  символов. Это
результат   осмысления   поступившей   информации   и    прогнозирования
возможного ее влияния на жизнь личности.
     В  комбинации  друг  с  другом  эти  два  вида  сновидений особенно
поражают воображение. Попытки  найти какое-то объяснение  этому феномену
обычно  связывают  с  раздвоением  души   и  тела,  с  наделением   души
способностью к беспрепятственным  путешествиям в пространстве  и времени
в  мирах  и  потустороннем  и  посюстороннем. Современные исследователи,
например,  известный  американский  ученый  Реймонд  Моуди, также кружат
вокруг версии общения души  с потусторонним миром, понимая  его частично
как  копию   посюстороннего  мира,   а  частично   -  как   нечто  такое
поразительное,  чему  в  этом  мире  нет  аналогий. А между тем странный
симбиоз загадочных мифов - это переплетение двух видов сновидений.
     Свидетеля таких путешествий,  происходящих не только  в пограничных
состояниях между жизнью и смертью, но и в обычном нормальном  состоянии,
иногда умышленно  называемом, единодушны  в доказательстве  собственного
участия в описываемых  событиях, которые могут  происходить и у  постели
больного,  и  в  далеких  Галактиках  в  разное  время  -  в  настоящем,
прошедшем,  будущем.    Эффект  присутствия  объясняется   особенностями
строения плазмоида и в первую очередь процессом зрения.
     Все  загадки  бытия  и  чудеса  окружающего  мира  ведут  к  самому
человеку, к особенностям его  устройства. Но за каждой  раскрытой тайной
находится дверь в лабиринт  иных загадок, разгадывать которые  предстоит
грядущим поколениям.
     Не   нужно   объяснять,   насколько   важны   исследования  в  этом
направлении. Это и здоровье, и  долгий срок жизни, и осознание  важности
своей роли в этом мире,  и принципиально новая техника и  многое другое.
Для этого  потребуется создать  новые методы  исследований и  аппаратуру
для   работы    с   невидимой    энергетической   материей,    некоторые
характеристики которой уже известны.

                                             В.Батищева





                              ФИЗИОГНОМИКА


                               ФОРМА ЛИЦА

     1. Продолговатое лицо - прямоугольник. Ширина лба примерно такая  же,
как и ширина подбородка. Это  аристократический  тип.  Свидетельствует  об
интеллекте, чувствительности, уравновешенности.  Человек  с  такой  формой
лица  может  быть  расчетлив  и  рассудителен.  Иногда  такие  люди  имеют
организаторский талант, у них выражена устремленность к цели.
     2. Треугольное лицо  -  высокий  и  широкий  лоб,  выдающиеся  скулы,
небольшой, но костистый нос, глубоко посаженные глаза, малый по размеру  и
слегка выпяченный сперед подбородок. В зоне между  скулами  и  подбородком
мало плоти. Человек с такой формой лица обладает малой  чувствительностью.
Это и признак  высокой  одаренности.  В  тоже  время  в  характере  такого
человека отмечаются хитрость и неуживчивость. Иногда такие люди склонны  к
предательству. Говорят, что среди шпионов и изменников больше всего  людей
с треугольной формой лица. Чувства привязанности  и  преданности  у  таких
людей отсутствуют.
     3. Трапециевидная форма лица - имеет много общего с треугольной.  Для
этого лица характерен широкий лоб и слегка  суженный  (но  не  заостренный
подбородок). Человек с  такой  формой  лица  интеллигентен,  чувствителен,
артистичен, при этом ему не свойственен дух борца. Женщины  -  оптимистки.
Они живут счастливо, создавая приятную атмосферу для окружающих.
     4.   Квадратная   форма   лица   -   принадлежит   обычно   суровому,
мужественному, нередко бессердечному человеку.  Такие  люди  несговорчивы,
грубы, тугодумы, настойчивы. В  общении  они  прямолинейны  и  откровенны.
Наиболее яркая их черта -  решительность.  Эти  люди  обладают  неутомимой
жаждой успеха. Из  них  получаются  хорошие  исполнители,  хотя  сами  они
настойчиво тянутся к лидерству. Женщины с  такой  формой  лица  отличаются
стремлением к доминированию.
     5. Круглая форма  лица  -  ассоциируется  с  добродушием,  мягкостью,
миролюбием. Нередко такие люди  -  гурманы.  Они  любят  комфорт,  хорошую
компанию и не стремятся к славе. Вместе с  тем  таким  людям  не  чуждо  и
честолюбие. Если у человека с  круглой  формой  лица  высокая  переносица,
выступающие скулы, горящие глаза - он целеустремлен. Из таких людей  могут
выйти завидные лидеры и полководцы.



                                ЧЕРТЫ ЛИЦА

     1.   БРОВИ.   Идеальными   считаются    широкие,    длинные    брови.
Пропорциональное развитие  бровей  (форма,  цвет,  густота)  указывает  на
сбалансированность эмоций,  ума  и  характера.  Жесткие  щетинистые  брови
свидетельствуют  о  противоположном.  Брови  отражают  взаимоотношение   с
окружающими. Приятная форма бровей говорит,  что  их  обладатель  ладит  с
окружающими. Когда густые брови внешними концами дыбом поднимаются  вверх,
говорят, что это признак щедрости души и мужества. Такого человека считают
рожденным  для   успеха.   Опускающиеся   внешние   концы   указывают   на
застенчивость.  Когда  же  структура   и   цвет   таких   бровей   кажутся
безжизненными, считается, что это от истощения внутренней энергии. Если  у
мужчины ровные и длинные брови, выступающие на фоне приятной кожи,  то  он
слывет интелектуалом. Женщина с такими бровями считается кокеткой, от  нее
можно   ждать   любых   выходок.   Короткие   брови   всегда    обозначают
противоположное. Короткие но густые брови говорят о взрывной натуре.  Если
брови густые и щетинистые, то их  обладатель  -  человек  с  "дьявольской"
натурой. Щетинистые брови всегда  указывают  на  строптивость,  упрямство,
бескомпромисность. Густые тяжелые соединяющиеся брови означают  неодолимое
стремление к доминированию. Женщина  с  такими  бровями  обладает  сильным
характером, ей не подходит роль  домашней  хозяйки.  Высоко  расположенные
брови говорят о целеустремленности. Брови,  сидящие  слишком  низко  -  об
обратном. Если у женщины  брови  с  уголком  по  середине  -  это  признак
независимости и загадочности.

     2. ГЛАЗА - окна души. Человек  с  красивыми  притягательными  глазами
обладает здоровьем, волей, умом, темпераментом. Такие глаза излучают  свет
и тепло, хорошо защищены веками, имеют  выразительную  радужную  оболочку.
Большие  глаза  говорят  о  чувствительности  души,  мужестве,  иногда   о
стремлении к лидерству. Маленькие  глаза  принадлежат  угрюмым,  замкнутым
несговорчивым  людям.   Нередко   такие   люди   отличаются   удивительным
постоянством. Большая радужная оболочка - признак мягкости и  спокойствия,
маленькая  говорит  о  несбалансированности  внутренних   процессов,   что
неблагоприятно отражается на взаимоотношениях с окружающими.
     Цвет радужной оболочки: Черный, коричневый, зеленый  -  энергичность;
голубой чувствительность;  светло  коричневый  -  застенчивость;  серые  -
верность.
     Посадка глаз. Оба глаза на одной горизонтальной линии - благоприятный
признак. Глаза скошены  книзу:  У  мужчин  -  решительность;  у  женщин  -
неблагоразумие. Если верхнее веко слегка опущено - это  признак  зрелости,
сильно опущенное верхнее веко у мужчин - истощение энергии. Большое нижнее
веко - признак бурной жизни.  Слишком  провисшее  нижнее  веко  говорит  о
бесконтрольности влечений. Вздутые оба века -  усталость  от  жизни.  Если
внешние уголки глаза утопают в сети расходящихся морщинок  -  это  признак
проницательности.
     Типы глаз:
     1. Глаза дракона - большие с живым блеском. Такими глазами наделяется
человек, пользующийся властью.
     2. Удлиненная, миндалиевидная форма глаз, иногда с  загнутыми  кверху
венчиками - глаза феникса. Это утонченная натура.
     3. Большие глаза со складками на веках -  глаза  льва.  Ими  наделены
лидеры.
     4. Глаза слона - узкие, вытянутые с  двойными,  а  то  и  с  тройными
веками. Характерны для тучных людей. Такие люди спокойны по характеру.
     5. Глаза тигра - круглые с желтоватым  блеском.  Принадлежат  храбрым
натурам.
     6. Глаза овцы - узкие, маленькие, с черно-желтой радужной оболочкой.
     7. Крупные глаза с треугольным разрезом и провисшими веками  -  глаза
лошади.
     8. Глаза с изломом верхнего века и тусклой радужной оболочкой - глаза
вепря.
     9. Глаза с чрезмерно большой радужной оболочкой - глаза волка.
     Самая лучшая информация считывается глаз человека,  которому  за  40.
Несколько отличающиеся по форме глаза принадлежат страстному человеку.

     3. НОС. Идеальный нос имеет округлый  кончик  и  оформленные  крылья.
Слишком большие ноздри - личностные дефекты.  Человек  с  идеальным  носом
становится сильной  личностью.  Длинный  нос  -  признак  ярко  выраженной
индивидуальности. Длинный нос, хорошо сбалансированный с глазами,  ртом  и
подбородком  свидетельствует  о  сильной  натуре;  короткий   нос   -   об
"открытости души" и  оптимизме;  костистистый  длинный  нос  -  показатель
гордости и высокомерия,  неуживчивости;  костистый,  длинный  нос  с  ярко
выраженной  горбинкой  нередко  принадлежит  хмурому  человеку.  Идеальной
считается высокая и ровная переносица, такая переносица бывает у  здоровых
людей. Человек с кончиком носа, напоминающим  "подвешенную  каплю"  обычно
жизнерадостен, следовательно, процветает; если же кончик  носа  напоминает
клюв орла, то такой человек проницателен, хитер  и,  нередко,  злопамятен.
Полный, большой,  луковицевидный  кончик  носа  -  признак  сердечности  и
теплоты.  Поднятый,  с  выпяченными  ноздрями  нос  обозначает  своеволие,
несдержанность, распущенность. Раздвоенный  кончик  носа  -  свидетельство
робости. Слишком маленькие ноздри - уступчивость; широкие  крылья  носа  -
самомнение; красный нос - непорядочность. Темные пятна на носу  -  признак
физического неблагополучия. Нос, резко выделяющийся на лице  у  женщины  -
неблагополучная жизнь в молодости. Небольшая горбинка  на  прямом  носу  с
узкими ноздрями - хищность.  Нос  с  раздувающимися  ноздрями  -  неумение
владеть собой.

     4.  РОТ.  Для  женщины  красивый  рот  -  маленький;  для  мужчины  -
пропорциональный. Женщина с большим ртом считается  мужественной,  что  не
очень нравится мужчинам.  Лица  с  маленьким  ртом  озабочены  борьбой  за
выживание, они часто наделены слабым характером. Тонкая линия закрытых губ
говорит о щепетильности характера. Человек с  большим  ртом  и  спадающими
уголками губ обладает сильной волей, на  него  трудно  оказывать  влияние.
Постоянно  передергивающийся   рот   (рот   лошади)   является   признаком
недоверчивости. Небольшой по размеру рот в форме дуги  (уголки  губ  имеют
тенденцию устремляться вниз) принадлежит чувствительной  натуре.  Выпуклые
губы - свидетельство успеха.  Симметричное,  без  перекосов  открытие  рта
говорит о сбалансированности эмоций. Если к обеим  сторонам  рта  от  глаз
спускаются лицевые морщины - это признак нелегкой жизни. Если  же  морщины
идут от крыльев носа к уголкам губ, то это признак коварства. Верхняя губа
выпирает   над   нижней   -   нерешительность;   выпячивается   нижняя   -
эгоистичность. Человек,  у  которого  одна  из  сторон  рта  опускается  -
упрямец. Морщины над губами - старение. Большая присоска на верхней губе -
признак непрошедшего детства. Морщины, глубоко врезавшиеся в губы  говорят
о процветании в молодости и лишениях в зрелые  годы.  Испорченные  зубы  и
язык - показатели плохого здоровья.

     5.  УШИ.  Хорошо  оформленное  ухо  говорит  о  счастливом   детстве.
Бесформенность и бледность говорят об  обратном.  Слишком  большие  уши  -
из'яны в личности, слишком маленькие - признак неблагополучия.
     Положение уха на голове: Выше уровня бровей - высокий  интеллект;  на
уровне от бровей до глаз - интеллект выше среднего;  ниже  уровня  глаз  -
интеллект ниже среднего.
     Ухо без хорошо оформленной  мочки  -  несбалансированность  личности.
Длинная мочка - беспечность. Маловыраженная мочка - щепетильность. Люди  с
очень большими мочками - мудрецы. Если  мочка  слегка  подается  вперед  -
душевность. Если внутренний ободок уха втянут - сдержанность, если выпячен
- несдержанность. Розовый цвет  уха  -  здоровье.  Родинки  внутри  уха  -
недлагополучие.



              ОСОБЕННОСТИ ЛИЦЕВЫХ КОСТЕЙ. ЧЕЛЮСТИ. ПОДБОРОДОК

     Высокие  и  выпуклые  надбровные  дуги  -   воля   и   сила.   Низкая
расположенность лицевых линий - отсутствие воли и  силы.  Широкая  коть  и
крупный  подбородок  -   сильный   характер;   отвисшая   нижняя   челюсть
психологические неурядицы. Слабо очерченный подбородок - признак мягкости.
Легкое  раздвоение  такого  подбородка  -   сила   страсти;   значитеньное
раздвоение - стремление к уединению; широкие  скулы  -  хитрость;  тяжелая
челюсть - неконтролируемость  страстей,  нередко,  чрезмерное  самомнение.
Высокий,  ровный  лоб  -  признак  одаренности;  низкий  -  замкнутости  и
хмурости, если такой лоб еще и плоский - тугодумство. Высокий  и  выпуклый
лоб - ум и мудрость.



                                    СМЕХ

     1. Ва-ха-ха - только для мужчин.
     2. И-хи-хи - хихикание или смешок злобного ликования.
     3. У-ху-ху - скрытый смех как мужчин, так и женщин (подавленный смех,
смех исподтишка).
     4. Э-хе-хе - деланный, искуственный,  вызванный  замешательством  или
льстивый.
     5. О-хо-хо - смех женщины, который может быть искренним.





ЗОВ СТРАНСТВИЙ


А.Деревицкий


Что мотает человеков по свету?


Да, человек ищет, где лучше. И это "лучше" можно понимать и в меркантильном
смысле. Но как хочется видеть за переменой мест мотивы если не высокие, то хотя
бы чистые!..


Романтика в наш рациональный век не в чести. Отсюда - меньшая популярность
романтических гимнов, чем пародий на них: "А я еду, а я еду за деньгами, за 
деньгами, не за запахом тайги..."


Чем дискредитировали себя романтики? В чем они они провинились, если по 
нынешнему Северу ходит вот такая сентенция: "На Север едут за деньгами, 
за работой и за романтикой. Кто приехал из-за денег - остается из-за работы;
кто приехал из-за работы - остается из-за романтики; кто приехал из-за
романтики - уезжает"...


...Так что же есть ТЯГА К СТРАНСТВИЯМ?


Почему от одних она ушла вместе с детством, которое не может не волноваться
силуэтом полушарий на стене, вокзальным запахом шпал и стоящими на рейде 
судами, а другие и на склоне лет одарены, либо наделены, либо даже страдают
далью? Что влечет людей к борьбе с пространством и его стихиями, к тревожной
жизни этих стихий?


В ХIII веке "Королевское зерцало" при описании северных стран научало
норвежского принца: "Хочешь ты знать что ищут люди в этой стране и почему они
туда отправляются, несмотря на большую опасность для жизни, знай же, что три 
свойства человеческой натуры побуждают их к тому. Во-первых, соревнование и 
склонность к известности, ибо человеку свойственно устремляться туда, где
грозит большая опасность, благодаря чему можно приобрести известность;
во-вторых, любознательность, ибо также свойством человеческой натуры является
стремление видеть и знать те местности, о которых ему рассказывали; в-третьих,
человеку свойственно любостяжание, ибо люди постоянно жаждут денег и добра и
идут туда, где по слухам, можно иметь прибыль, несмотря на грозящую большую
опасность". Эта цитата из книги З. Каневского - наверняка не первая и не 
последняя попытка ответа на вечное "зачем?", на вечный вопрос о природе 
терзающего души странников таинственного, непостижимого Зова.


Джека Лондона и его героев влечет в Белое Безмолвие "трубный глас Севера". У
его Таруоттера "ноги так и зудят, а мозг сверлит всегдашняя бредовая идея".


"Как аргонавты в старину,


Спешим мы, бросив дом..."


У полярника Кремера в крови "постоянный полярный зуд".


О людском "неудержимом стремлении к уходящим в бесконечность вершинам" пишет
Стефан Цвейг.


В. Волович цитирует древних: "В неведомом таится манящая сила" - и делает
выводы из богатого личного опыта: "Человек по натуре своей искатель и 
исследователь... Жажда познания, стремление в тайны неведомого влечет его в
путь с неодолимой силой...Человек по натуре своей романтик. В нем вечным 
пламенем горит страсть к самоутверждению..."


Пьер Маньян, покорявший арктические пустыни парусами своего снежного буера,
считает, что "зов далей - это ответ на преследующую каждого из нас мысль о
смерти", желание великими свершениями заслужить толику бессмертии в памяти
человечества.


Биограф исследователя океанских глубин Жоржа Уо отмечает его повиновение
"какому-то таинственному зову" к приключениям и удовлетворению жажды знаний.
Сам Уо ощущает в себе "некий инстинкт, страсть к исследованию".


Ставит "диагноз" участникам полярных экспедиций "Комсомолки" председатель
Полярного комитета Географического общества Н.Волков: они "заболели Арктикой.
Есть такая не подвластная врачам болезнь. Это болезнь не тела, а духа, и 
подвержены ей не слабые, а сильные".


Для Олега Куваева, геолога, ставшего писателем, этот Зов тождественен призывам,
голосам дороги: "Эти звуки приходят к нам как напоминание о пространствах, о
наших пращурах: бродячих охотниках и собирателях, о предках кочевниках, которые
ногами открывали неизученную планету... Никогда не придет время, когда человек
будет равнодушен к сигналам дороги: гудкам, стартовым командам, реву оживших
двигателей, как раньше он не был равнодушен к ржанию коней, стуку копыт и 
колес, сиплому крику караванных верблюдов".


Что ж, может быть пращуры-кочевники действительно легко понимали бы нас, как
вот понимают не столь древние, но столь же мудрые предки:


"Есть упоение в бою


И бездны мрачной на краю, 


И в разъяренном океане,


Средь грозных волн и бурной тьмы,


И в аравийском урагане,


И в дуновении чумы!


Всё, всё, что гибелью грозит,


Для сердца смертного таит 


Неизъяснимы наслажденья -


Бессмертья, может быть, залог!


И счастлив тот, кто средь волненья


Их обретать и ведать мог".


Эти строки принадлежат тому, кто  с одинаковой страстью отдавался поэзии
и женщинам, странствиям и дуэлям.


Иногда Зов особенно властен, невыносим. Он резонирует в тех, кто мучительно
ищет выхода из череды серых будней. "Странствия влекут не только отважных
одиночек, не только искателей приключений. Человек устает от города, от его
шума и суеты, от напряженного ритма городской жизни" (В.Волович). Как же быть?
Ответ на этот вопрос есть давно, но пока он где-то в подсознании, откуда он
волнует нас ненавязчиво, не называя себя до поры, как, к примеру, в
"Бригантине" Когана:


Надоело говорить и спорить,


И любить усталые глаза...


В флибустьерском дальнем синем море


Бригантина поднимает паруса..."


Но вот, наконец, муки исканий разрешаются столь желанной капитуляцией Зову, 
которую по недоразумению иль по недомыслию считают слабостью, но которая есть
плод неистовой борьбы и победы над собой, над предрассудками, молвой:


"В один ненастный день в тоске нечеловечьей,


Не вынеся тягот, под скрежет якорей,


Мы всходим на корабль и происходит встреча


Безмерности мечты с предельностью морей..."


                                (Ш.Бодлер)


Быть может, что-то подобное такой ситуации имеет в виду Н.Иофан, которая пишет,
что "при определенных формах существования отдельным представителям человечества 
присуще стремление к новому, неизвестному. Ради этого они готовы идти на любые
жертвы..." Наследование "рефлекса свободы", то есть "потребности, 
непреодолимого стремления проникнуть в неизведанное, могло привести уже в 
глубокой древности к появлению целых групп людей, обладающих такой врожденной
тягой в неизведанное", так сказать, "генетических первооткрывателей".


У психологов есть свое мнение о природе Зова. В этом отношении интересна 
классификация "комплексов предпочитаемых переживаний" Б. Додонова. Согласно ей
тягу к странствиям следует отнести к "пугническим чувствам" (от латинского
"борьба"), то есть к переживаниям, которые происходят "от потребности в
преодолении опасности, на основе которой позднее возникает интерес и склонность
к суровым испытаниям и борьбе. Стремление такого рода заставляет переплывать
океаны в лодках и взбираться на Джомолунгму".


К сожалению, сами странники крайне редко могут на научной основе оценить
специфику своих индивидуальных "комплексов предпочитаемых переживаний". И часто
лучшим способом для обретения душевного равновесия является оценка своей 
судьбы, аналогичная умозаключению одного из героев Э.Хемингуэя: "Может быть,
мне не нужно было становиться рыбаком, но ведь я для этого родился..."


Трудно страннику, не познавшему, не нашедшему себя, вечно мятущемуся, 
неудовлетворенному. Больше всего его не любят в отделах кадров - летун! И тут
бесполезно ссылаться на кочевников-пращуров, на мнения корифеев психофизиологии
- благородный странник неизбежно будет поставлен на одну доску с искателями
длинного рубля. Грустно, но "единственная профессия, которая у нас не 
охраняется законом - это профессия путешественника, - сожалеет эстонский 
странник-писатель-министр Леннарт Мэри, - ведь путешествия стали для многих
профессией".


Кстати, для писателя возможность странствий часто является необходимым условием
творчества. По словам К.Паустовского, для плодотворной работы ему нужны "две
вещи: поездки по стране и сосредоточенность".


"Люди просят у жизни всякого, кто денег, кто красоты, кто талантов, - пишет
О. Куваев, мечтавший создать "художественную географию отечества". - Пусть же
даст мне фортуна возможность шляться по планете именно так, как я хочу, и
умение писать об этом так, чтобы жирным дачникам не спалось по ночам - и
счастливее меня не будет человека".


А многих странников, в свою очередь, вдохновляет в скитаниях их талант
наблюдателей, рассказчиков, писателей. Это великолепно обосновал Паскаль: "Кто
стал бы подвергаться всем тяготам путешествия, если бы не мысль о том, как он,
вернувшись домой, будет рассказывать о виденном своим друзьям!"


Люди разных профессий бывают связаны друг с другом сходным образом жизни. И,
в то же время, представители одной профессии могут работать в совершенно
несходных условиях. Да, конечно, "пирожные печет пирожник", но что выбрать,
если этим можно заниматься и в ресторане "Астория", и на антарктической
станции?.. В этом определиться подчас труднее, болезненнее, чем осуществить
выбор профессии. Может быть потому, что профессия - дело вкуса, а образ
жизни - призвание, и вкусы человека изменчивы в течение времени, а призвание -
одно на всю жизнь...


Кто знает, но, может быть, именно изучение природы Зова странствий и
является главной целью нашего издания. Ведь мир странствий велик, ибо 
странствовать можно и телом, и душой, можно на затерянном в океане плоту, а 
можно - за письменным столом, за мольбертом, над черновой партитурой...
















РИФМЫ ОПАЛЬНЫХ СОЧИНИТЕЛЕЙ

Из книги СИРИЛ Н.ПАРКИНСОНА "ЗАКОНЫ ПАРКИНСОНА"


(перевод с английского)


КАРУСЕЛЬ


Беатриса и Сидни Уэбб делили всех своих друзей на категории А и Б: 
в А заносились аристократы, анархистские и артистические натуры; группа Б
выглядела более надежно - буржуа, бюрократы и благодетели. Такое разделение
человечества наблюдается, по сути, с самого раннего периода человеческой 
истории. У иудеев были свои фарисеи и саддукеи, у китайцев - даосисты и 
конфуцианцы. Возьмем Византию, там синие противостояли зеленым, а вели их за
собой соответственно землевладельцы и торговцы. Что касается Великобритании и
Соединенных Штатов, "кавалеры" и "круглоголовые", то бишь роялисты и пуритане,
пересекли Атлантический океан и славно повоевали друг с другом в Гражданской
войне США.


В общем и целом традиции группы А основаны на любви к природе и животным, ее
представители хранят верность и отдают предпочтение ритуалам, цвету, танцам,
музыке и спорту. В основе традиций группы Б - бизнес и промышленность, ее
представители хранят верность городским институциям и сектантским группировкам,
а предпочтение отдают экономии, порядку, трезвости, накоплениям и молитвам.
Когда автобусу преграждает путь процессия со сворой гончих и всадниками,
пассажиры обычно выдают свою принадлежность к той или иной группе следующими
возгласами: А - "Смотрите, это же принцесса!" или Б - "Какого дьявола мы здесь
встали?".


Известно, что в реальной жизни нет людей, которые, будучи в здравом уме, являют
собой группы только А или Б. Если когда-то в обеих группах и существовали
оголтелые экстремисты, мы впитали в себя черты и тех, и других. В каждом из нас
не без труда, но уважается эпикуреец и стоик, "кавалер" и "круглоголовый", тори
и виг, моралист и повеса. Но при всем этом каждый из нас так или иначе 
оказывается в каком-то одном лагере и со временем пускает в его почве все более
глубокие корни.


Фундамент для категорий А и Б - не богатство или бедность, а разные установки.
В группе А отдельно взятый человек или семья жаждут возвыситься в смысле 
статуса или чина, причем лестница для восхождения по традиции бывает военной.
В группе Б отдельно взятый человек или семья жаждут возвыситься в смысле
благочестия и богатства и лестница для восхождения по преимуществу бывает
экономической.


Сравнивая эти два типа установок, мы наивно ошибемся, если станем утверждать,
что один тип в целом доминирует над другим. Равновесие между А и Б необходимо -
в этом нет сомнений. В разных ситуациях требуются разные добродетели, где-то -
церковного старосты, где-то - пилота-истребителя. В нашей стране, по счастью,
хватает и тех, и других. Сегодня на первых ролях эсквайр-тори, завтра -
торговец-методист. Уничтожь одна сторона другую, это, скорее всего, приведет к
самоуничтожению нации.


Итак, линия между А и Б делит общество по вертикали, но уровень достигнутых 
успехов и неудач позволяет поделить его и по горизонтали. Тут людей можно
сгруппировать в следующие блоки: Отчаявшиеся, Пассивные, Коллективно 
Активные, Честолюбивые и (наконец) Привилегированные. Эта градация в
немалой степени зависит от дохода, но Коллективно Активные, жаждущие
улучшить положение своей группы, едва ли беднее просто Честолюбивых, жаждущих
улучшить собственное положение.


Коллективно Активные в группе А наиболее ярко представлены бухгалтерами и
инспекторами, которые стремятся подчеркнуть значительность своей
профессиональной ассоциации. Коллективно Активные в группе Б жаждут в свою 
очередь добиться повышения зарплаты котельщикам или портовым грузчикам. Пример
честолюбия в личном плане - бухгалтер становится директором, котельщик
становится членом парламента. Диаграмма, отражающая нашу социальную структуру, 
описанную выше, может походить на две лестницы, А и Б, они стоят рядышком и
восходят от отчаяния к привилегиям.


Но надо отразить две другие взаимосвязанные тенденции, иначе картина будет
неполной. Люди или семьи, взобравшиеся на самый верх по лестнице Б, очень часто
обнаруживают запоздалый интерес к вершине лестницы А. Внук удачливого 
пуританина поступает на учебу в Итон и Тринити. И это - как ворчливо заметит
дедушка со смертного одра - будет первым шагом к финансовому краху, который
ввергнет следующее поколение в пучину отчаяния. А более позднее поколение, 
чтобы выбиться из рядов отчаявшихся, обязательно захочет переметнуться из 
группы А в группу Б.


Эффект этих двух тенденций (от Б к А наверху, от А к Б внизу) превращает эти
две лестницы в круг. Снизу можно карабкаться наверх с любой стороны центральной 
разделительной линии. Начав жизненный путь разносчиком газет (Б), ловкий или
везучий Х попадает в ряды привилегированных, став миллионером и главой 
почтового ведомства, а внук его перескакивает в (А) и идет служить в 
гвардейскую бригаду. От рядового солдата (А) отважному и энергичному У удается
дослужиться до привилегированных подполковничьих погон (А).


          Группа Б                               Группа А


                                  
         (буржуа, банкиры,                      (аристократы, анархисты,
          благодетели)                           артисты)


                                  
/\        привилегии     --->           --->     привилегии       /\


          честолюбие                             честолюбие


/\        активность                             активность       /\


          пассивность                            пассивность      


/\        отчаяние       <---           <---     отчаяние         /\


Следует, впрочем, заметить, что в основном движение протекает по часовой 
стрелке. Очевидно также, что восходящие по стороне А движутся быстрее, если
тяготеют к левому полукругу, как бы задевая по касательной сторону общества,
отмеченную буквой Б. Скажем, выслужившийся из рядовых полковник играет на
бирже или берет в жены дочку банкира; скорее всего, он сделает и то, и другое.
В полукруге Б более осторожный бизнесмен обязательно будет держаться правее,
ибо настроен на переход в зону А. Потому и продвижение его будет не столь
стремительным, и не достичь ему тех высот, каких достигнет его соперник,
безоговорочно взявший влево. Наиболее динамичны, вне сомнения, те слои общества, 
в которых честолюбие и сумасбродство зашвыривает людей на периферию, поближе
к линии окружности.


Отмечаем далее: без крахов и экстремальных ситуаций движение вообще бы
прекратилось. Если бы дворяне не проигрывались в пух и прах, в среде 
привилегированных группы А не нашлось бы места для честолюбцев группы А или для
привилегированных группы Б. На аристократа обрушилась катастрофа, ввергла его
детей в пучины бедности - вот необходимое условие для чьего-то успеха,
необходимый трамплин для будущего прыжка его собственных отпрысков.


Отсюда следует, что круг, по сути дела, не что иное, как колесо. От приложения
сил энергия возникает в центре, но наиболее эффективно силы действуют ближе к
линии окружности. Для максимальной эффективности каждый сектор, кроме нижнего,
должен оказать сопротивление, а чтобы вписаться в него, надо заплатить
вступительный взнос. Но делать преграду непреодолимой тоже нельзя. Дверь нужна,
иначе вся система рухнет. Очевидно и другое: движение возрастает благодаря
гулякам, повесам, весельчакам и глупцам. Не будь на земле сумасбродства,
мотовства, пристрастия к спиртному и женщинам, зона привилегий (А) была бы
закрыта; а стоит закрыться хотя бы одному сектору, прекращается все движение.
Если такое происходит, силы честолюбия накапливаются и в конце концов прорывают
плотину.


Когда преобладают противоположные условия и все двери распахнуты - входи не
хочу, - силы могут действовать активно, но колесо будет крутиться вхолостую.
Первый шаг к потере эффективной мощности - чрезмерная доступность образования,
когда кто угодно может и школу окончить, и в колледж поступить. Дорога к 
повышению гладка и широка, но открыта она не только для энергичных, но и для
бездельников. Теперь заниматься крючкотворством в промышленности могут все, но
высокую зарплату будут получать те немногие, кто останется непосредственно в
сфере производства. Чувство направления теряется, все машины начинают 
буксовать. По сути, на любом направлении может подстерегать опасность. Когда 
именно возникает эта опасность, определить трудно, но выдающиеся достижения в
периоды застоя или хаоса - большая редкость...



     ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДї
     і       ИЗБРАННЫЕ МЫСЛИ И МАКСИМЫ ФРАНСУА ДЕ ЛАРОШФУКО     і
     АДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ


*** Невозмутимость мудрецов - это  всего  лишь  умение  скрывать  свои
     чувства в глубине сердца.

*** Достойно вести себя, когда судьба благоприятствует, труднее, чем ког-
    да она враждебна.

*** Зло, которое мы причиняем,  навлекает  на  нас  меньше  ненависти  и
    преследований, чем наши достоинства.

*** Не будь у нас недостатков,  нам было бы не так приятно подмечать их
    у ближних.

*** Кто слишком усерден в малом,  тот обычно становится неспособным  к
    великому.

*** У нас не хватает силы характера,  чтобы покорно следовать всем веле-
    ниям рассудка.

*** Никакое притворство не поможет  долго  скрывать  любовь,  когда  она
    есть, или изображать - когда ее нет.

*** Нет таких людей,  которые,  перестав любить, не начали бы стыдиться
    прошедшей любви.

*** На свете немало таких женщин,  у которых в жизни не было ни  одной
    любовной связи, но очень мало таких, у которых была только одна.

*** Примирение с врагами говорит лишь об усталости от борьбы,  о боязни
    поражения и о желании занять более выгодную позицию.

*** Люди обычно называют дружбой совместное времяпровождение, взаим-
    ную помощь в делах, обмен услугами - одним словом, такие отношения,
    где себялюбие надеется что-нибудь выгадать.

*** Все жалуются на свою память , но никто не жалуется на свой разум.

*** Самое большое честолюбие  прячется  и  становится  незаметным,  как
    только его притязания наталкиваются на непреодолимые преграды.

*** Старики потому так любят давать хорошие советы,  что уже не способ-
    ны подавать дурные примеры.

*** Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить.

*** Мы ничего не раздаем с такой щедростью, как советы.

*** Притворяясь, будто мы попали в расставленную нам ловушку,  мы про-
    являем поистине утонченную хитрость,  потому что обмануть человека
    легче всего тогда, когда он хочет обмануть нас.

*** Если мы решили никогда не обманывать других,  они то и  дело  будут
    обманывать нас.

*** Люди делают  добро  часто лишь для того,  чтобы обрести возможность
    безнаказанно творить зло.

*** Мы сопротивляемся нашим страстям не потому,  что мы сильны,  а по-
    тому, что они слабы.

*** Вернейший способ быть обманутым - это считать себя хитрее других.

*** В то время как люди умные умеют выразить многое в немногих словах,
    люди ограниченные, напротив, обладают способностью много говорить -
    и ничего не сказать.

*** Преувеличивая чужие  добродетели,  мы  отдаем  дань  не столько им,
    сколько нашим собственным чувствам;  мы  ищем  похвал  себе,  делая
    вид, что хвалим других.

*** Люди не  любят  хвалить  и никогда не хвалят бескорыстно.  Похвала -
    это искусная,  скрытая, изящная лесть, приятная и тому, кто льстит, и
    тому, кому  льстят:  один принимает ее как награду за свои достоинс-
    тва, другой преподносит,  чтобы доказать свою справедливость  и  проница-
    тельность.

*** Уклонение от похвалы - это просьба повторить ее.

*** Нелегко разглядеть,  чем вызван честный, искренний, благородный пос-
    тупок - порядочностью или дальновидным расчетом,

*** Наше раскаяние - это обычно не столько сожаление о зле,  которое со-
    вершили мы, сколько боязнь зла, которое могу причинить нам в ответ.

*** Всецело предаться  одному  пороку нам обычно мешает лишь то,  что у
    нас их несколько.

*** Мы легко забываем свои ошибки, когда они известны лишь нам одним.

*** Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается; но
    тот кто думает,  что другие не могут  обойтись  без  него,  ошибается
    еще сильнее.

*** Благодарность подобна честности купца: она поддерживает коммерцию.
    Часто мы  оплачиваем ее счета не потому,  что стремимся поступать спра-
    ведливо, а для того, чтобы впредь люди охотнее давали нам взаймы.

*** Чрезмерная поспешность в расплате за оказанную  услугу  есть  своего
    рода неблагодарность.

*** Горе друзей печалит нас недолго, если оно доставляет нам случай про-
    явить на виду у всех наше участие к ним.

*** На свете мало недостижимых вещей; будь у нас больше настойчивости,
    мы могли бы отыскать путь почти к любой цели.

*** Высшая ловкость состоит в том, чтобы всему знать истинную цену.

*** Поистине ловок тот, кто умеет скрывать свою ловкость.

*** Хороший вкус говорит не столько об уме, сколько о ясности суждений.

*** Ошибается тот,  кто думает,  будто лишь таким бурным страстям,  как
    любовь и честолюбие,  удается подчинить себе другие  страсти.  Самой
    сильной нередко оказывается бездеятельная леность:  завладевая людс-
    кими помыслами и  поступками,  она  незаметно  подтачивает  все  их
    стремления и добродетели.

*** Мы не  можем  вторично  полюбить  тех,  кого однажды действительно
    разлюбили.

*** Мы всегда любим тех,  кто восхищается нами,  но не всегда любим тех,
    кем восхищаемся мы.

*** Воздавать должное  своим достоинствам наедине с собою столь же ра-
    зумно, сколь смехотворно превозносить их в присутствии других.

*** Почему мы запоминаем во всех подробностях то, что с нами случилось,
    но неспособны  запомнить,  сколько раз мы рассказывали об этом одному и
    тому же лицу?

*** Боится презрения лишь тот, кто его заслуживает.

*** В ревности больше самолюбия, чем любви.

*** Признаваясь в маленьких недостатках,  мы тем самым стараемся  убе-
    дить окружающих в том, что у нас нет крупных.

*** Чтобы стать  великим  человеком,  нужно  уметь искусно пользоваться
    всем, что предлагает судьба.

*** Люди мелкого ума чувствительны  к  мелким  обидам;  люди  большого
    ума всё замечают и ни на что не обижаются.

*** Юношам часто кажется,  что они естественны,  тогда как на самом де-
    ле они просто невоспитанны и грубы.

*** Все, что перестает удаваться, перестает и привлекать.

*** Нередко нам пришлось бы стыдиться своих самых благородных поступ-
    ков, если бы окружающим были известны наши побуждения.

*** Больше всего оживляет беседу не ум, а взаимное доверие.

*** Когда судьба  возносит  нас  сразу  на такую высоту,  о которой мы не
    могли и мечтать,  то почти всегда оказывается, что мы не в состоянии
    достойно держать себя в новом положении.

*** В серьезных делах следует заботиться не столько о том,  чтобы созда-
    вать благоприятные возможности, сколько о том, чтобы их не упускать.

*** Истинно мягкими могут быть только люди  с  твердым  характером:  у
    остальных же кажущаяся мягкость - это чаще всего просто слабость, кото-
    рая легко превращается в озлобленность.

*** Быть молодой, но некрасивой так же неутешительно для женщины, как
    быть красивой, но немолодой.

*** Крушение всех надежд человека приятно и его друзьям, и недругам.

*** Мы часто  клеймим чужие недостатки,  но редко,  пользуясь примером,
    исправляем свои.

*** Люди хвалят или бранят чаще всего то,  что принято хвалить или  бра-
    нить.

*** Мудрый человек понимает,  что лучше воспретить себе увлечение,  чем
    потом с ним бороться.

*** Порядочная женщина - это скрытое от всех сокровище;  найдя его,  че-
    ловек разумный не станет им хвалиться.

*** Мы браним себя только для того, чтобы нас похвалили.

*** Говорить всего труднее как раз тогда, когда стыдно молчать.

*** Куда несчастнее тот, кому никто не нравится,чем тот, кто не нравится
    никому.

НННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН
                     Selected by Vadim Illarionov
НННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН




      Истинный художник рисует цветочки на совещании
                                                   
      Конца-края не видно совещанию, и не занятые обсуждением партнеры
      начинают  что-то машинально рисовать на листках бумаги.  Кому не
      приходилось наблюдать такую картину? Потом эти рисунки полетят в
      мусорную  корзинку.  И  напрасно - внимательному наблюдателю они
      могли бы многое рассказать об авторах.
                                                   
  Отдельные черточки  в  пустом  пространстве  (параллельные  или  под
 углом) рисуют интраверты.  Иногда это люди, запуганные большим миром,
 старающиеся оставаться в тени.  Одна прямая линия означает, что автор
 рисунка  не  способен  предпринимать самостоятельные действия и часто
 загоняет себя в ловушку, им же созданную.

  Замкнутые кривые  линии,  похожие на облака или веер,  говорят,  что
 человек легко приспосабливается к новой обстановке,  новому партнеру.
 Кривые   поверхности   -   одна   в  другой  -  раскрывают  личность,
 чувствительную к нуждам других.  Отдельные облакоподобные изображения
 - любителя помечтать.

  Многоугольники, квадраты, треугольники рисуют обладатели логического
 мышления,  хорошо организованные люди.  Неважно, что партнеры считают
 их слишком жесткими.  Зато их способность критически оценить ситуацию
 и идеально выполнить задание - выше всякой критики.

  Пирамида, куб,  шар  говорят,  что  их  автор   способен   учитывать
 несколько вариантов при принятии решений.  Таким людям хорошо удается
 работа, требующая конкретизации абстрактной идеи.

  Поезда, самолеты,  корабли  рисуют  совсем  не  любители путешествий
 Наоборот,  эти  изображения  частоуспокаивают  людей,  находящихся  в
 состоянии  ярости,  в тупике,  в ловушке,  когда единственным выходом
 кажется быстрый разрыв отношений, перемена работы, отъезд.

  Завитки и  спирали  обожают  творческие  личности с широким спектром
 интересов.

  Человек, рисующий лица, думает, что рисует других, а на самом деле -
 самого  себя,  свое  внутреннее  состояние.   Хмурое   лицо-лик   его
 собственной неудовлетворенности, улыбка - отражение довольства, гри-
 масы выражают  боль и смятение.  Большие,  широко расставленные глаза
 говорят об оптимизме и любви к жизни "художника". Казенная физиономия
 с точками вместо глаз и черточкой рта - отчуждение.

    Многократное повторение рисунка свидетельствует  о  том,  что  его
 автор  чего-то страстно желает:  дом,  машину или нового партнера.  й
 скорее всего, получит желаемое, потому что достаточно настойчив. Если
 такой  человек  определил  для  себя  цель,  то отвлечь его непросто.
 Словом, перед нами амбициозная личность.

    Цветы, деревья,     пасторальные     сцены    рисуют    обладатели
 чувствительного нрава.  Они любят природу,  ' все прекрасное, живут в
 ладу  с  собой  и  охотно  проводят  время  за городом.  Это истинные
 художники.

    Если человек  вновь  и  вновь  пишет  свое имя,  экспериментируя в
 элементах украшательства,  он находится  в  состоянии  кризиса  и  не
 уверен  в  правильности  принимаемых  им  решений.  Писать свое имя -
 способ     самоутверждения,     преодоления     эмоциональных     или
 интеллектуальных конфликтов.

     Александр Либин



                 
                "НЕДЕЛЯ", N46 ноябрь 1992, стр.12.

                     "ГРУППА КРОВИ И ХАРАКТЕР"
                        ( Мурад Мамедов.)

     Группа крови человека не зависит от расы,  пола  или  возраста.
Она передается по наследству и до конца жизни неизменна.  В какой-то
степени она предопределяет наши наклонности,  характер  и  привязан-
ности. Это  подтвердили исследования более миллиона жителей японских
островов.
     Японский ученый  так  охарактеризовал  людей с разными группами
крови:
     1 ГРУППА (0). Обладатели этой группы крови энергичны, общитель-
ны, у них крепкое здоровье,  сильная  воля.  Устойчивы  к  неврозам,
быстро восстанавливают силы. Они не лишены эмоциональности, неутоми-
мы в стремлении к успеху и лидерству.  В то же время очень  ревнивы,
суетливы и амбициозны.  Все это,  однако, не мешает им быть хорошими
друзьями.
     2 ГРУППА (A). Эти люди старательны и обязательны, добросовестно
относятся к делу, работают даже в условиях сильного стресса. Хорошие
друзья и,  как правило, люди способные. Во всем любят гармонию, спо-
койствие и порядок.  Чувствительны, терпеливы и доброжелательны. Они
- максималисты.  Их  недостатки  - упрямство и неспособность рассла-
биться.
     3 ГРУППА  (B).  Такой  группой  крови обладают люди деликатные,
впечатлительные, спокойные,  но предъявляющие очень высокие требова-
ния - к самим себе и к окружающим. Как правило, это индивидуалисты -
явные, неприкрытые,  склонные поступать,  как им нравится. Они легко
ко всему приспосабливаются,  гибки и не страдают отсутствием вообра-
жения. Властные и творческие личности. Однако желание быть независи-
мыми иногда может превратиться в их слабость.
     4 ГРУППА (AB). Чаще всего эти люди руководствуются в жизни эмо-
циями и  чувствами,  которые берут верх над здравым смыслом и расче-
том. Спокойны и уравновешенны.  Обычно их любят друзья  и  знакомые.
Они умеют развлекать, тактичны и справедливы по отношению к окружаю-
щим. Но иногда бывают резки. Кроме того, с трудом принимают решения.
Они мыслители. Больше всего конфликтуют сами с собой.
     * * * * * * *
 - Все это так,  - подтвердил иммунолог Виктор Иванович Печерский, -
но я бы еще добавил,  что людям с первой группой крови полезен физи-
ческий труд.  И, представьте, им не вредит алкоголь! Те, у кого вто-
рая группа,  переносят спиртное с трудом. И еще добавление. Конечно,
в наше нелегкое время тема питания - трудная, тем не менее, запомни-
те: людям с первой группой крови больше подходит говядина и куры,  а
обладателям второй  группы  - свинина.  Они ее лучше усваивают.  Для
третьей группы - баранина и крольчатина...
____________________________________________________________________
Frolov R.V.(335-55-88). Copyright 1993. Freeware.