Э. Баркер




                    		 ПИСЬМА ЖИВОГО УСОПШЕГО

                             			 или

                    		 ПОСЛАНИЯ С ТОГО  СВЕТА






		       Введение

     К книге, появившейся в текущем году под этим заглавием в Анг-
лии и принадлежащей перу довольно известной на Западе писательницы,
приложено предисловие, в котором рассказаны все обстоятельства,
вызвавшие обнародование этих писем. Автор книги сообщает прежде
всего, что ни она, ни диктовавший эти письма "Х" никогда не принад-
лежали к спиритам, сама Э. Баркер со спиритической литературой была
совсем незнакома и к вопросу о потусторонних переживаниях относи-
лась с полным равнодушием, никогда в мыслях не останавливаясь на
них. Во время своего детства она участвовала несколько раз в меха-
ническом писании с помощью планшетки, причем получались такие ба-
нальности, которые не вызывали в ней никакого интереса. Позднее, в
присутствии одной медиумичной личности, она пробовала несколько раз
автоматическое письмо, но не заинтересовалась им и не придала этим
записям ни какого значения. Была много лет тому назад по настоянию
друзей на спиритических сеансах, но осталась совершенно равнодушной
к этой области психических исследований. За несколько месяцев до
появления посмертных писем Х, ее попросили участвовать в механичес-
ком письме с помощью планшетки. Содержанием письма было предсказа-
ние пожара в доме, где она жила, которое с точностью и исполнилось.
В этих мимолетных впечатлениях - если не считать ряда видений про-
роческого характера, которые автор называет "hypnagogiе visions" -
такие бывали, наверное, у большинства образованных людей нашего
времени, заключался весь спиритуалистический опыт автора книги. Это
обстоятельство придает ей особое значение и интерес.
     В первый раз повелительное побуждение взять карандаш и пи-
сать появилось у г-жи Баркер за год до издания этой книги, в Па-
риже. Повинуясь импульсу, она начала писать механически, и по-
лучилось известие совершенно личного характера, очень интересное
для нее, подписанное буквой "Х". Показав на другой день интерес-
ное сообщение своей приятельнице, она была очень удивлена. узнав
от нее, что так называли друзья г-на **, которого г-жа Баркер зна-
ла хорошо. Но г-н ** был в это время в Америке, в числе живых,
а сообщение шло из потустороннего мира. Вскоре затем  пришло из-
вестие, что г-н ** умер в одном из западных Штатов С. Америки, за
несколько дней до появления сообщения, подписанного "Х" *1. Далее
я буду продолжать подлинными словами г-жи Э. Баркер.
     "Вскоре после получения известия из Америки о смерти г-на **,
я сидела вечером с подругой, которая сообщила мне, кого при жизни
называли условным знаком "Х"; она стала просить меня попробовать -
не придет ли новое сообщение от него, и я согласилась, больше для
того, чтобы сделать ей удовольствие, чем из личного интереса. Тог-
да-то явилось первое сообщение, начинающееся словами: "Я здесь, не
бойтесь ошибки..." Оно писалось с паузами и промежутками между от-
дельными фразами большими и неправильными буквами, но совершенно
автоматически, как и в первый раз. Писала я с таким напряжением,
что моя правая рука была почти парализована на другой день.
     Несколько писем с подписью "Х" были мной автоматически записа-
ны в течение следующих недель; но вместо того, чтобы увлечься этими
сообщениями, я почувствовала скорее предубеждение против такого за-
нятия, и только настояние, моего друга, которая видела в них жела-
ние "Х" вступить в сношение с земным миром, заставило меня преодо-
леть себя.
     "Х" не был обыкновенным человеком. Он был очень известным
юристом, глубоко изучившим философию, автором многих книг, челове-
ком, высокие идеалы и чистый энтузиазм которого являлись вдохнове-
нием для всех, знавших его. Ему было 70 лет. Жил он очень далеко от
меня, и я виделась с ним лишь через долгие промежутки. Насколько я
вспоминаю, мы с ним никогда не говорили о посмертном сознании.
     Постепенно, по мере того, как преодолевалось моё предубеждение
против автоматического писания, я начала чувствовать интерес к то-
му, что "Х" сообщал относительно потусторонней жизни Я ничего не
читала по этому поводу, не читала даже и всем известные "Письма
Джулии", и поэтому у меня не было предвзятых идей.
     С течением времени болезненное ощущение в руке прекратилось, и
самый почерк улучшился, хотя очень ясным он не был никогда.
     В первое время письма писались в присутствии моего друга; но
позднее "Х" появлялся только, когда я была одна. Это было то в Па-
риже, то в Лондоне, так как я постоянно переезжала из одного города
в другой. Иногда он появлялся несколько раз в неделю; иногда же
проходил целый месяц, и я не чувствовала его присутствия. Я никогда
не звала его и очень мало думала о нем в промежутках между его по-
явлениями, так как и мое время, и мысли, и перо были заняты совсем
другими задачами.
     Записывая эти сообщения, я была по большей части в полубессоз-
нательном состоянии, так что перед прочтением написанного у меня
было лишь смутное представление о его содержании. А несколько раз я
была так близка к полной потере сознания, что кладя карандаш, я не
имела ни малейшего представления о том, что писала.
     Когда речь зашла впервые об издании этих писем, мысль эта была
для меня неприятна. Написав несколько книг, более или менее извест-
ных, я не была чужда некоторого тщеславия в смысле литературной ре-
путации, и мне вовсе не хотелось прослыть за фантазерку. По настоя-
нию моего друга я согласилась написать предисловие в книге, в кото-
ром было бы сказано, что письма были написаны в моем присутствии.
Это обещание удовлетворило моего друга, но не меня.
     Внутри меня шла такая работа. Если я издам эти письма, думала
я, совсем без предисловии, они будут приняты за художественную ли-
тературу, и все важное, заключающееся в них, потеряет всю свою цен-
ность в смысле указания на посмертное состояние человека. Если же я
напишу, что они сообщались посредством автоматического письма в мо-
ем присутствии, непременно возникает вопрос, чьей же рукой делались
эти сообщения, и я буду принуждена уклоняться от правды. Если же я
откровенно признаюсь, что сообщения записывались моей рукой и сооб-
щу факты, как они происходили, тогда возможны будут только две ги-
потезы: или, что письма эти - подлинные сообщения развоплощенного
человека; или же, что они измышления моего собственного подсозна-
ния. Но последняя гипотеза не объясняет первого письма "Х", появив-
шегося раньше, чем я узнала о его смерти, если только не допустить,
что подсознанию каждого человека  и з в е с т н о  в с ё. Но в та-
ком случае, почему мое подсознание выбрало этот путь длительной
мистификации моего бодрствующего сознания и притом без всякого
предварительного  в н у ш е н и я  с моей или с чьей бы то ни было
стороны? Ведь ни я и никто из окружающих меня не знали о смерти
"Х".
     Чтобы кто-нибудь мог обвинить меня в преднамеренном обмане и
сочинительстве в таком серьезном деле, этого я не допускала и те-
перь считаю невероятным, ввиду полной возможности для меня иметь
иной, законный исход для моего воображения в произведениях поэзии и
романа.
     Около трех четвертей всех писем было уже написано, когда я
окончательно решила этот вопрос. Я решила или совсем не издавать
их, или же обнародовать с предисловием, в котором будут откровенно
изложены все обстоятельства возникновения этих писем.
     Когда же издание было решено, возник вопрос: печатать ли их
целиком или делать сокращения? Я решила не выпускать ничего, кроме
указаний на личные дела самого "Х", на мои и на моих друзей. Я ни-
чего не прибавляла и только изредка, когда построения такие, кото-
рые составляют совершенную противоположность моим собственным
представлениям о том же вопросе. Я их сохранила, как они были напи-
саны. Некоторые из его философских положений были совершенно новы
для меня; иногда я улавливала всю их глубину только после прошест-
вия нескольких месяцев.
     Если у кого-нибудь возникнет вопрос,  ч т о  думаю я сама об
этих письмах, считаю ли я их подлинными сообщениями из невидимого
мира, я отвечу утвердительно. В выпущенных местах, касающихся моей
личной жизни, было много намеков и указаний на обстоятельства, ко-
торые мне лично были неизвестны, и все, которые мне удалось прове-
рить, оказалось безошибочны. Если предположить излюбленную телепа-
тическую теорию современных психологов, то чья же телепатия прояви-
лась в этих письмах? Друг, о которой я упоминала, не могла этого
сделать, так как содержание писем было и для нее такой же неожидан-
ностью, как и для меня.
     Но я все же считаю необходимым упомянуть, что не имею никаких
претензий на научное значение этой книги, так как для этого требо-
вались бы научно обставленные доказательства. Исключая первого
письма, подписанного "Х" и сообщенного мне прежде, чем я узнала,
что г-н ** умер, все остальные были написаны вне "научно-испыта-
тельных условий", как их понимает ученый психолог нашего времени.
Как доказательство существования души после телесной смерти, содер-
жание этих писем должно быть или принято, или отвергнуто каждым,
сообразно его личным особенностям, внутреннему опыту и собственной
интуиции.
     Должна прибавить, что если б не мое полное доверие к источнику
этих писем, и не такое же доверие моих друзей ко мне, книга эта
совсем не могла бы возникнуть. Ибо сомнение, в невидимом авторе или
в видимом посреднике парализовало бы обоих в такой мере, что их ра-
бота не могла бы осуществиться.
     Что касается лично меня, то эти письма содействовали оконча-
тельному уничтожению во мне всякого страха смерти, они укрепили мою
веру в бессмертие и они же превратили для моего сознания потусто-
роннее существование в такое же жизненное и реальное, как и наша
жизнь на земле. Если они дадут хотя бы одному читателю такое же ра-
достное чувство бессмертия, какое они дали мне, то я буду вполне
вознаграждена за свой труд.
     Тем же, которые склонны порицать меня за обнародование этой
книги, я могу сказать только одно: я всегда стремилась отдать миру
все, самое лучшее во мне, а эти письма, - думается мне, - может
быть самое лучшее из всего, что я могу отдать".





                                                     П и с ь м о  1.

                           ВОЗВРАЩЕНИЕ
                         
     Я здесь! Не бойтесь ошибки!
     Это я говорил с вами, и теперь говорю снова я.
     У меня были удивительные переживания. Многое из забытого я на-
чинаю вспоминать. Все случившееся вело ко благу: оно было неизбеж-
но.
     Я уже могу различать вас, хотя не очень ясно,
     Я не видел здесь тьмы. Здешний свет удивительный, гораздо уди-
вительнее, чем солнечный свет юга.
     Нет, я еще не очень ясно разбираю дорогу в окрестностях Пари-
жа; все мне кажется иным. И если я вижу вас, то это, по всей веро-
ятности, благодаря вашей собственной жизненной силе.


                                                      П и с ь м о  2.

                    НЕ ГОВОРИТЕ НИКОМУ
                     
     Я нахожусь как раз против вас в пространстве, то есть я прямо
перед вами, опираюсь на что-то, вероятно кушетку или диван.
     Мне легче приходить к вам после сумерек.
     Уходя отсюда, я подумал, что возможно будет говорить с людьми
с помощью вашей руки.
     Я чувствую себя сильнее. Бояться нечего - это только перемена
состояния.
     Я не могу еще сказать вам, как долго я был в безмолвии. Кажет-
ся, не очень долго.
     Это и подписал "Х". Учитель помог мне завязать связь.
     Лучше до времени не говорите никому, исключая **, что я прихо-
дил, так как я не желал бы помехи для моих появлений во всякое вре-
мя, когда и куда захочу.
     Дайте мне от времени до времени пользоваться вашей рукой: я не
злоупотреблю ей.
     Я хочу остаться здесь, пока не буду в состоянии вернуться бо-
лее сильным. Ждите меня, но не теперь.
     Все делается для меня теперь легче, чем в первое время. Мой
вес уменьшился. Я мог бы еще остаться в теле, но не стоило делать
усилий.
     Я видел Учителя. Он близко. Его отношение ко мне приносит мно-
го утешения.
     Но теперь мне лучше уйти. Доброй ночи!


                                                      П и с ь м о  3.

                     БЕРЕГИТЕ ДВЕРЬ
                       
     Вы должны принять некоторые предосторожности, чтобы оградить
себя от тех, что теснятся вокруг меня.
     Вы должны ограждать себя днем и ночью зароком. Ничто не может
проникнуть через эту стену - ничто, что вы запретите своей душе
принимать к себе.
     Не позволяйте этим ларвам астрального мира высасывать из
себя силы. Нет, меня они не беспокоят, ибо я уже привык к мысли
о них. Вам совершенно не следует бояться, если вы защитите себя.


                                                       П и с ь м о  4.

                        ОБЛАКО НА ЗЕРКАЛЕ

    (После того, как фраза была наполовину написана, писание вне-
запно прервалось и возобновилось только через некоторое время).
    Когда вы отвечаете на мой призыв, вытрите до чиста ваш ум, как
вытирает ребенок свою аспидную доску, готовясь записать новую зада-
чу учителя. Малейшая ваша личная мысль или фантазия будет как бы
облаком на зеркале, затуманившим отражение.
    Вы можете получать таким путем письма, если ваш ум не будет
при этом работать независимо, не будет ставить вопросов во время
писания.
    На этот раз я был прерван не собравшимися вокруг существами, но
вашим собственным любопытством - как кончится начатая фраза. Вы
стали внезапно активной, вместо того, чтобы остаться пассивной,
вроде того, как если бы воспринимающий телеграфный аппарат начал
посылать свое собственное сообщение.
    Я узнал здесь причину многих психических явлений, которые преж-
де поражали меня, и я намереваюсь защитить вас, насколько возможно,
от перекрещивающихся токов, вредных для нашей работы.
    Один раз вечером, когда я явился к вам, вы не впустили меня.
Хорошо ли это было?
    Но я не упрекаю вас. Я буду приходить снова и снова, пока мое
дело не будет сделано.
     Вскоре я приду к вам во сне, и покажу вам много интересного.


                                                      П и с ь м о   5.

                 ОБЕЩАНИЕ НЕВЫСКАЗАННЫХ ВЕЩЕЙ

    Через некоторое время я передам вам знание, которое приобрел с
тех пор, как я здесь. Я вижу теперь прошлое как бы через открытое
окно. Я вижу дорогу, по которой я пришел, и могу начертить дорогу,
по которой намереваюсь идти в будущем.
    Все кажется мне теперь легким. Я мог бы делать вдвое больше,
чем делаю - до того сильным чувствую я себя.
    До сих пор я еще не основался нигде и передвигаюсь с места на
место, куда меня влечет; я мечтал об этом всегда, когда был в теле,
но никогда не мог осуществить этой мечты.
    Не бойтесь смерти; но живите на земле как можно дольше.
Несмотря на все, что я здесь приобрел, я жалею иногда, что кончи-
лась моя причастность к миру. Но сожаления теряют свой вес в потус-
тороннем мире так же, как и тела наши.
    И я расскажу вам о вещах, которые не были еще высказаны ни-
когда.

                                                      П и с ь м о  6.

                            МАГИЯ ВОЛИ

    Вы еще не вполне схватили тайну воли. Она может сделать из
вас все, что вы захотите, в пределах вашего размера энергии: ибо
в той единице силы, которая называется человеком, все находится
или в состоянии активном, или в состоянии потенциальном.
    Различия между живописцем и музыкантом, между поэтом и романис-
том не есть различие качественное; ибо каждый человек заключает в
себе всё, исключая количества, и, таким образом, каждый имеет воз-
можность развивать себя по любой линии, избранной его волей. Выбор
мог совершиться очень давно. Нужно много времени, часто много жиз-
ней, чтобы достигнуть определенного искусства или способности к
особому роду творчества, преобладающей над всеми другими способнос-
тями. Сосредоточенье есть ключ к силе, здесь, как и везде.
    Что касается силы воли в ваших повседневных задачах, то есть
два пути для проявления воли. Можно сосредоточиться на определенном
плане и привести его в исполнение или не привести, в зависимости от
запаса той силы. которой вы располагаете. Или же можно направить
волю на то, чтобы самый лучший, самый высокий в самый мудрый из
всех возможных планов был выявлен подсознательными силами в вас са-
мих и в других "я". Последний путь ведет к господству над всей ок-
ружающей средой, вместо господства или попытки к господству над од-
ной ее частицей.

                             *   *   *

    В этом обращении между видимым и внутренним миром вы, принадле-
жащие к первому, склонны думать, что мы можем знать все. Вы требуе-
те, чтобы мы играли роль предсказателей будущего, или сообщали вам,
что происходит на противоположной стороне земного шара. Иногда это
возможно; но по большей части - невозможно.
     Со временем я буду в состоянии проникнуть в ваше сознание, как
это делает Учитель, и буду знать все мысли и планы, которые возни-
кают и возникали в нем; но теперь мне это не всегда удается.
     Например, однажды я всюду искал ** и не мог найти его.
Возможно, что вы должны очень сильно думать о нас, для того, чтобы
облегчить наш путь к вам.
     Я все время учусь. Учитель деятельно помогает мне. Когда я
вполне овладею вашей рукой, тогда я расскажу вам о жизни, которую
ведут здесь.


                                                    П и с ь м о  7.

                     СВЕТ ПОЗАДИ ПОКРЫВАЛА
                    
     Делайте для меня по временам отверстие в том покрове из плот-
ной материи, который закрывает вас от моего взора. Я вижу вас часто
ярким световым пятном, и это бывает, вероятно, тогда, когда ваша
душа сильно чувствует или когда ваш ум полон сильными мыслями.
     Я могу читать ваши мысли иногда, но не всегда. Иногда я хочу
приблизиться к вам и не могу вас найти. Вероятно, и вы не всегда
могли бы найти меня, если бы вы были здесь.
     Иногда я совсем один; иногда я окружен другими.
     Странно, но сейчас мне кажется, что мое тело вполне веществен-
но, а вначале мне казалось, что мои руки и ноги вытягивались по
всем направлениям.
     Обыкновенно я не хожу как прежде, но и не летаю в точном смыс-
ле этого слова, так как у меня никогда не было крыльев; и все же
проношусь в пространстве с невероятной быстротой. Но иногда все же
хожу.
     А теперь я обращаюсь к вам с просьбой. Вы знаете, как мне
иногда трудно давалась решимость войти с вами в сношение, но я про-
должал добиваться. И вы не унывайте и действуйте так, как если бы
все средства общения были у вас в руках. Не допускайте сомнений,
ибо когда вы сомневаетесь, вы притягиваете меня к земле, вызывая во
мне желание помочь вам. А это также нехорошо, как горевать об умер-
ших.

                                                    П и с ь м о  8.

                  ЖЕЛЕЗНЫЕ ТИСКИ МАТЕРИИ

     У человека, перешедшего в "невидимый" мир, появляется внезап-
ное воспоминание о земле.
     "О, - говорит он, - мир продолжает идти без меня! Чего мне не
хватает?"
     Ему кажется почти дерзостью со стороны мира, что он продолжает
существовать без него. Он начинает волноваться. Он уверен, что вы-
кинут из круга времени, что он забыт, выброшен вон.
     Он осматривается кругом и не видит ничего, кроме спокойных
пространств четвертого измерения. О, чего бы он ни дал, чтобы снова
почувствовать железные тиски материи! Подержать что-нибудь сущест-
венное в плотной руке!
     Со временем настроение это проходит, но настанет день, когда
оно возвращается с удвоенной силой. Он должен выйти из этой тонкой
разреженной среды в энергично сопротивляющуюся среду плотной мате-
рии. Но как это сделать?
     А, он вспомнил! Всякое действие исходит из памяти. Было бы
безрассудно делать этот опыт, если бы он уже не проделал его.
     Он закрывает глаза и ввергает себя в невидимое. И он привлека-
ется к человеческой жизни, к человеческим существам, в интенсивные
вибрации единения с ними. Здесь он испытывает сочувствие - может
быть, сочувствие прежних переживаний с душами, с которыми он снова
вступает в соприкосновение, но возможно, что это лишь сочувствие
настроения или воображения. Как бы то ни было, он выпускает из рук
свое право на свободу и, торжествуя, теряется в жизни человеческих
существ.
     Через некоторое время он пробуждается и с удивлением смотрит
на твердую почву и круглые прочные лица людей. Иногда он плачет и
стремится назад. Если у него отбилась охота, он может вернуться -
чаще всего, чтобы снова начать утомительную погоню за теми же тис-
ками материи.
     Если же он упрям и с сильной волей, он может остаться и вырас-
ти в человека. Он даже может уверить себя, что его прежняя жизнь в
тонкой субстанции была лишь сном - и действительно, во сне он возв-
ращается к ней - и этот сон преследует его и портит его пребывание
в материи.
     Но проходят года, и его начинает утомлять материальная борьба:
его энергия исчерпана. Он возвращается в область невидимого, и люди
снова заявляют, что он умер.
     Но он не умер. Он только возвратился туда, откуда пришел.


                                                      П и с ь м о  9.

                   ГДЕ ДУШИ ВОСХОДЯТ И НИСХОДЯТ
              
     Друг мой, в смерти нет ничего страшного. Это не тяжелее, чем
путешествие в чужую страну - первое путешествие для человека, кото-
рый стал несколько старомодным и закристаллизовался в привычках
своего более или менее тесного уголка в мировом пространстве.
     Когда человек приходит сюда, чужие, встречаемые им здесь, не
более чужды, чем иностранцы для того, кто впервые сталкивается с
ними. Он не всегда понимает их; и здесь опять-таки его переживания
сходны с пребыванием в чужой стране. Через некоторое время он начи-
нает делать шаг вперед и улыбаться глазами. Его вопрос: "Откуда
ты?" вызывает такой же ответ, как и на земле. Один из Калифорнии,
другой - из Бостона, третий - из Лондона. Это бывает тогда, когда
мы встречаемся на больших дорогах; ибо и и здесь существуют дороги,
по которым души приходят и уходят, как и на земле. Такая дорога
составляет, обыкновенно, кратчайшую линию между большими земными
центрами; но она никогда не бывает над линией железной дороги. Было
бы слишком шумно. Мы можем слышать земные звуки. Происходит извест-
ный толчок в эфире, который доносит звуковую вибрацию до нас.
     Иногда некоторые из нас поселяются на долгое время на одном
месте. Я посетил старый дом в штате Мэн, где человек, пребывающий
но эту сторону жизни, задерживался в течение целого ряда лет; он
рассказал мне, как выросли все его дети и как жеребенок, которого
он любил перед уходом сюда, вырос в большого коня и умер от старос-
ти.
     Здесь также бывают лентяи и тучные люди, как и у вас. Бывают
и блестящие, и притягательные, одно присутствие которых действует
оживляющим образом.
     Может звучать почти нелепо, что мы носим платья, как и вы:
только нам не нужно их в таком количестве. Я не видал здесь чемода-
нов, хотя я ведь еще недавно здесь.
     Тепло и холод не имеют уже значения для меня, хотя я помню,
что в самом начале мне казалось холодно, но это уже прошло.


                                                П и с ь м о  10.

                     СВИДАНИЕ В ЧЕТВЕРТОМ ИЗМЕРЕНИИ
                   
     Вы можете принести такую пользу, уступая мне от времени до
времени вашу руку, что меня удивляет ваша боязнь.
     Философия, которую я хочу передать вам, должна проникнуть в
мир. Возможно, что только весьма немногие поймут ее глубину в этой
жизни; но семя, посеянное сегодня, может принести плод в далеком
будущем. Как те зерна пшеницы, которые были погребены вместе с му-
миями в течение двух или трех тысяч лет и все же проросли, когда их
поместили в подходящую почву в наши дни. То же и с семенами филосо-
фии.
     Кто-то сказал, что глупо работать для философии, вместо того,
чтобы заставлять философию работать для себя; но человек не может
дать даже малой крупицы истинной философии без того, чтобы самому
не пожать всемерно больше. Чтобы получать, нужно давать. В этом За-
кон.
     Я могу сказать вам много о здешней жизни, что поможет другим,
когда для них придет время великой перемены. Почти каждый приносит
сюда воспоминание прошлого, более или менее живое воспоминание о
своей земной жизни - по крайней мере, большинство из тех, с которы-
ми я имел здесь дело.
     Я встретил здесь одного человека, который не хотел говорить о
земле и все толковал о "движении вперед". Я напомнил ему, что как
бы далеко он ни ушел, он все же вернется к месту, откуда пустился в
путь.
     Вас интересует, вероятно, нуждаемся ли мы в пище и питье. Мы,
несомненно, питаемся и, по-видимому, поглощаем много воды. Вам тоже
следовало бы пить побольше воды. Она питает астральное тело. Я не
думаю, чтобы тело, лишенное влаги, могло обладать достаточной аст-
ральной энергией, чтобы уступить свою руку душе. которая находится
на этом плане жизни, как вы это делаете сейчас. В нашем здешнем те-
ле много влаги. Может быть, соприкосновение с так называемым духом
оттого и производит в некоторых горячих людях ощущение холода, и
они вздрагивают.
     Мне нужно сделать усилие, чтобы писать через вас, но это уси-
лие стоит сделать.
     Я являюсь туда, где чувствую ваше присутствие. Я могу вас ви-
деть лучше, чем других. И тогда я делаю обратное, то есть, вместо
того, чтобы входить внутрь, как я это делал прежде, я выхожу наружу
с большою силой по направлению к вам. Я овладеваю вами стремитель-
ным натиском.
     Иногда наше писание останавливалось посреди начатой фразы. Это
было тогда, когда я недостаточно сосредотачивался. Вы заметили, мо-
жет быть, что когда вы переходите из одного мира в другой, внезап-
ный шум, или, может быть, вторгнувшаяся мысль может привести вас
назад. То же и здесь.
     Теперь об элементе, в котором мы живем. Он, несомненно, су-
ществует в пространстве, ибо он облекает землю кругом. И все, каж-
дая видимая вещь, имеет здесь свои соответствующий двойник. Когда
вы, перед засыпанием, вступаете в этот мир, вы видите вещи, которые
существуют или существовали в материальном мире. Вы не увидите ни-
чего в этом мире, что не имело бы физического соответствия на зем-
ле. Здесь существуют, несомненно, и воображаемые картины, мыслеоб-
разы; но видеть воображением не значит владеть астральным зрением.
То, что вы видите, засыпая, имеет реальное существование, и меняя
быстроту ваших вибраций, вы переходите в этот мир - или, вернее, вы
возвращаетесь в него, ибо необходимо в него вступить для того, что-
бы из него выйти.
     Воображение обладает великой силой. Если вы нарисуете картину
в своем уме, вибрации вашего тела могут приспособиться к ней, или
иначе - настроиться на тот же лад, если только воля работает в том
же направлении, как это бывает при мысли о здоровье или болезни.
     Можно было бы сделать интересный опыт, когда вы захотите пе-
рейти сюда: выберите определенный символ и держите его перед глаза-
ми. Я не уверен, но возможно, что это поможет вам изменить ваши
вибрации.
     Хотелось бы знать, смогли ли бы вы видеть меня, если бы перед
засыпанием перешли сюда с мыслью обо мне?
     Сегодня я чувствую себя очень сильным, потому что долго был
в присутствии того, кто гораздо сильнее меня; и потому сегодня я
мог бы помочь вам в подобном опыте лучше, чем в другое время.
     Я продолжаю узнавать многое, что хотелось бы передать вам.
Например, я  мог бы показать вам,  как приходить сюда по своей
воле, как это делают Учителя.
     Сперва я овладевал только вашей рукой, чтобы писать посред-
ством нее, а теперь я умею владеть всей вашей психической организа-
цией. Мне помог в этом Учитель. Благодаря этому новому приему, вы
не будете испытывать такой усталости, и я также.
     Теперь я уйду и постараюсь встретиться с вами через некоторое
время. Если опыт не удастся, не теряйте уверенности, но попробуйте
снова в другой раз.


                                                     П и с ь м о  11

                         МАЛЬЧИК ЛЯЙОНЕЛЬ
                      
    Вам будет интересно узнать, что здесь, так же, как и на земле,
существуют люди, посвятившие себя благу других. Здесь есть даже
большая организация душ, которая называется Лигой. Их задача состо-
ит в помощи тем, которые только что перешли сюда; они помогают им
приспособиться к новым условиям. Эта лига приносит большую пользу.
Они работают наподобие Армии Спасения, только на более - не скажу
высоком, - а на более интеллектуальном плане. Они помогают и взрос-
лым, и детям.
    Дети представляют здесь интересные особенности. Мне самому не
было времени наблюдать за всем этим; но один из работающих в Лиге
сказал мне, что для детей легче приспособиться к здешней жизни, чем
для взрослых. Очень старые люди имеют наклонность много дремать,
тогда как дети появляются сюда с большим запасом энергии и приносят
с собой то же любопытство, какое им свойственно на земле. Резких
перемен не существует. Дети вырастают здесь, говорят мне, так же
незаметно, как и на земле. Общее правило в том, чтобы выполнить
нормальный ритм, но бывают случаи, когда душа возвращается очень
скоро. Возможно, что это душа с большим любопытством и сильными же-
ланиями.
    Здесь встречаются ужасы даже более ужасные, чем на земле. Раз-
ложение от порока и невоздержанности здесь гораздо сильнее, чем
там. Я видел здесь лица и формы, которые поистине ужасны, лица, ко-
торые казались полусгнившими и распадающимися на части. Но это -
безнадежные случаи, и таких работники Лиги представляют своей пе-
чальной судьбе. Я не уверен в будущей судьбе этих людей: могут ли
они воплотиться в этом цикле, я не знаю.
    Но дети здесь так очаровательны! Один молодой мальчик часто бы-
вает со мной; он называет меня отцом и, по-видимому, радуется обще-
нию со мной. Ему, должно быть, около тринадцати лет, и он пробыл
уже некоторое время здесь. Он не умел сказать мне, сколько времени;
но я спрошу его, не вспомнит ли он земной год, когда перешел сюда.
    Это неверно, что здесь нельзя скрывать свои мысли. Здесь можно
сохранять тайны, если знать,  к а к  это делать. Это делается
внушением или наложением зарока. Хотя здесь, все же, несравненно
легче читать чужие мысли, чем на земле. Мы сообщаемся друг с другом
приблизительно так же, как и вы. Но по мере того, как время идет, я
замечаю, что начинаю разговаривать все чаще не губами, а посредс-
твом сильных проекций мысли. Вначале я открывал рот, когда хотел
что-нибудь сказать; теперь я это делаю изредка, по силе привычки.
Когда человек только что перешел сюда, он не понимает другого, пока
последний не заговорит: или, вернее, пока сам не научится говорить
иначе.
    Но я начал о мальчике. Он чрезвычайно интересуется некоторыми
земными вещами, о которых я ему говорю, особенно аэропланами, кото-
рые были еще не особенно усовершенствованы, когда он перешел сюда.
Ему хочется вернуться и полетать на аэроплане. Я говорю ему, что он
может летать здесь без аэроплана, но для него это не одно и то же;
ему хочется "вложить персты" в самую машину.
    Я советую ему не торопиться с возвращением назад. Интереснее
всего, что он может вспомнить свои предыдущие жизни на земле. Мно-
гие здесь не имеют никакого воспоминания о своих прежних жизнях,
они помнят только то, что переживали перед уходом сюда. Вообще, это
вовсе не место, где бы все знали обо всем - далеко нет. Большинство
душ почти так же слепо, как оно было на земле.
    Мальчик был изобретателем в предыдущем воплощении, и на этот
раз он перешел сюда благодаря несчастному случаю, как рассказывает
он сам. Ему бы следовало остаться здесь подольше, чтобы приобрести
более сильный ритм для своего возвращения. Но это моя собственная
идея. Меня так интересует этот мальчик, что мне хотелось бы удер-
жать его, и это, вероятно, влияет на мое мнение.
    Вы видите - человеческое нам вовсе не чуждо.
    Вы, кажется, хотите спросить меня о чем-то? Попробуйте сказать
громко. Я думаю, что услышу.
    Да, я чувствую себя гораздо моложе, чем на земле, и гораздо
крепче, и гораздо здоровее. В самом начале я чувствовал себя, как
и во время моей болезни, по временам угнетенным, а по временам сво-
бодным от угнетения; теперь же - совсем другое! Мое тело почти не
беспокоит меня.
    Я думаю, что старые люди молодеют здесь до тех пор, пока не
возвращаются к своим цветущим годам, и тогда они останавливаются на
более или менее долгое время. Вы видите, что я не приобрел все зна-
ния. Я успел уже собрать много забытых сведений; но относительно
подробностей здешней жизни мне остается многому научиться. Ваша лю-
бознательность поможет мне изучить здешние условия, что бы я иначе
не сделал еще долго, а может быть и никогда. По-видимому, и здесь
большинство людей не научается многому и здесь на первом плане -
желание преуспевать, как и во время земной жизни.
    Да, здесь есть школы, где желающие могут обучаться, но и здесь
немного великих учителей. Обыкновенные же здешние профессора не об-
ладают высшей мудростью, совершенно также, как и на земле.


                                               П и с ь м о  12.

                          МИР ПЕРВООБРАЗОВ
                       
    Мне нужно сделать добавление к тому, что я говорил, когда ста-
рался объяснить вам, что все, встречающееся здесь, существует и на
земле. С тех пор я узнал, что это не совсем верно. Здесь есть раз-
личные слои. Я это узнал только недавно. Я и до сих пор думаю, что
в слое, ближайшем от земли, все, или почти все существует и на зем-
ле в плотной материи. Но если удалиться подальше от земли (как да-
леко, я не могу определить земной меркой), можно достигнуть сферы
образцов или - если можно так выразиться - первообразов вещей, ко-
торые возникнут на земле. Я видел формы вещей, которые, насколько я
знаю, не существовали на вашей планете, например, будущие изобрете-
ния. Я видел крылья, которые человек может приспособить к себе. Я
видел также новые формы летательных снарядов. Я видел модели горо-
дов и башен со странными, похожими на крылья, проекциями, употреб-
ление которых мне совершенно непонятно. Прогресс механических изоб-
ретений, очевидно, еще только начался. В другой раз я продвинусь
дальше в этом мире образцовых форм и посмотрю, нельзя ли проникнуть
еще дальше.
    Но имейте в виду: я рассказываю вам совершенно так же, как
рассказал бы путешественник о вещах, которые он видит впервые.
Иногда мои объяснения могут быть неверны.
    Когда я был в области, которую мы будем называть миром первооб-
разов, я не встретил там никого, кроме одного случайного путника,
вроде меня. Я делаю из этого естественное заключение, что только
немногие, покидающие землю, посещают эту область. Я вывожу из все-
го, что видел, и из общений с душами, перешедшими сюда, что боль-
шинство из них не удаляется очень далеко от земли.
    Очень странно; а между тем я видел людей, которые воображают
себя в обстановке настоящего ортодоксального рая, они поют в белых
одеяниях с венцами на голове и с арфами в руках. Не принадлежащие к
ним называют эту область "небесной страной".
    Рассказывали мне, что существует также и огненный ад, чуть
ли не с запахом серы, но до сих пор я не видел его.  Когда я буду
сильнее, я постараюсь  добраться до него и,  если это не слишком
мучительно, я проберусь и дальше - если меня туда пустят.
    В настоящее время я перехожу с места на место, и до сих пор и
еще не изучил основательно ни одной области.
    Я взял мальчика, которого, кстати сказать, зовут Ляйонель, вче-
рашний день с собой. Может быть, следовало бы сказать "вчерашнюю
ночь", так как ваш день наша ночь, когда мы находимся на вашей сто-
роне. Вы и твердая земля находитесь в центре нашей большой сферы.
    Я взял мальчика с собой для того, чтобы вы назвали "прогулкой".
    Прежде всего, мы отправились в старый квартал Парижа, где я жил
в прежней жизни; но Ляйонель ровно ничего не видел, и когда я ему
указывал на некоторые строения, он спросил меня совершенно искрен-
не, не вижу ли я их во сне. Вероятно, у меня есть способность, ко-
торая развита не во всех жителях астральной страны. Так, когда Ля-
йонель нашел, что Париж - мое воображение (сам он жил в Бостоне),
тогда я отправился с ним в "небесную страну". Ее он сейчас же уви-
дел и сказал: "Это, должно быть, то самое место, про которое мне
рассказывала бабушка. Но где же Бог?"
    Этого я не мог сказать; но тут мы увидели,  что все смотрят в
одном направлении.  Мы тоже стали смотреть  вместе с другими и
увидели большой свет, подобный солнцу, только свет был мягче  и
не так ослепителен, как у материального солнца.
    "Вот. - сказал я мальчику,- что видят те, кто видит Бога".
    А теперь я должен сказать вам нечто очень странное: пока мы
смотрели на этот свет, между ним и нами начала медленно образовы-
ваться фигура, какую мы на земле привыкли называть Христом. Он
смотрел с нежностью на людей и протянул к ним Свои руки. Затем Его
образ изменился, и на Его правой руке оказался ягненок; а затем -
Он стоял как бы преображенный на горе; после этого Он заговорил и
начал учить их, мы могли слышать Его голос. А затем Он исчез, и мы
перестали видеть его.


                                                    П и с ь м о  13.

                   РЕАЛЬНЫЕ И НЕРЕАЛЬНЫЕ ФОРМЫ

    Когда я впервые перешел сюда, я был так заинтересован всем ви-
денным, что не расспрашивал, как следует относиться к видимому; но
позднее я начал замечать разницу между предметами, которые на по-
верхностный взгляд кажутся из одной и той же субстанции. Так, и на-
чинаю видеть разницу между тем, что несомненно существовало на зем-
ле, как, например, форма мужчин, женщин и детей, и между другими
вещами, которые, хотя и видимы и кажутся осязаемыми, но,тем не ме-
нее, должны быть, вероятнее всего, мыслеобразами.
    Эта мысль пришла ко мне, когда я смотрел на драмы, разыгрывае-
мые в "небесной стране", и она снова явилась ко мне еще с большей
силой, когда я делал недавно исследование в той области, которую я
называл "миром первообразов".
    Позднее я буду, вероятно, различать и тот и другой вид с перво-
го взгляда. Например, если я встречу здесь существо, или что мне
покажется существом, и мне скажут, что это известный герой романа,
вроде Жана Вальжана Виктора Гюго, я буду иметь основание думать,
что это - лишь мыслеобраз, но настолько жизненный, что он кажется
настоящим существом в этом мире разреженной материи. Но до сих пор
я еще не встречал таких героев.
    Таким образом, пока я не удостоверюсь, что встреченное существо
слышит меня и может отвечать мне или другим, которые обращаются к
нему с беседой, - я не могу окончательно решить, что оно действи-
тельно существует. Отныне я буду исследовать всех, встречающихся
мне. Герой романа или иное создание мысли, как бы живо оно ни каза-
лось, не может отвечать на вопросы, ибо не имеет души, не имеет ре-
ального центра сознания.
    Когда я вижу странную форму дерева или животного, и могу его
осязать, ибо чувства действуют здесь совершенно так же, как и на
земле, я знаю, что она существует в тонкой материи астрального пла-
на.
    Я думаю, что все существа, которые я видел здесь, реальны, но
если я встречу такое, которое не смогу осязать, и которое не сможет
отвечать на вопросы, - тогда у меня будут данные для моей гипотезы,
что частицы материи, из которых составляются мыслеобразы, имеют
достаточную степень сцепления для того, чтобы казаться реальными.
    Несомненно, что нет духа без субстанции, и нет субстанции без
духа, скрытого или выраженного; но нарисованный человек может же
казаться на далеком расстоянии самим человеком.
    Могут ли здесь существовать сознательно преднамеренные мыслеоб-
разы? Я думаю, да. Такая форма мысли должна быть очень интенсивна
для того, чтобы сохраняться на продолжительное время.


                                                 П и с ь м о  14.

                       ФОЛИАНТ ПАРАЦЕЛЬСА
                     
    Недавно и попросил моего Учителя показать мне архивы, где могли
бы записываться наблюдения живших здесь, если такой архив существу-
ет. Он сказал:
    "Вы были большим любителем книг на земле. Пойдемте".
    Мы вошли в большое здание, подобное библиотеке, и у меня захва-
тило дух от удивления. Меня поразила не архитектура здания, а коли-
чество книг и рукописей. Их, должно быть, было много миллионов.
    Я спросил Учителя, все ли книги здесь. Он улыбнулся и сказал:
"Неужели вам все еще мало? Вы можете выбрать все, что хотите".
    Я спросил, как расположены книги - по предметам или иначе?
    "Здесь есть определенный порядок, - ответил он. - Какую хотите
вы?"
     Я сказал, что хотел бы видеть книги, в которых записаны наблю-
дения над этой, все еще мало знакомой для меня страной.
     Тогда он взял с полки объемистый том. Он был напечатан крупным
черным шрифтом.
     "Кто написал эту книгу?" - спросил я у него.
     "Здесь есть подпись".
      Я посмотрел в конце книги и увидел подпись, которую употреб-
лял Парацельс.
      "Когда он написал это?"
      "Вскоре после переселения сюда. Это было написано между
жизнью Парацельса на земле и его следующим воплощением".
      Книга, которую я раскрыл, представляла собой трактат о духах
человеческих, ангельских и элементальных. Она начиналась с опреде-
ления человеческого духа, как духа, имевшего опыт жизни в челове-
ческой форме; а элементальный дух определялся как более или менее
развитое самосознание, не имевшее еще такого опыта.
     Затем автор определял ангела, как дух высокой ступени, который
не имел, вероятно, и в будущем не будет иметь таких переживаний в
материи. Затем, он утверждал, что ангельские души разделяются на
две резко отличающиеся группы - небесные и преисподние; первые при-
надлежат к тем ангелам, которые работали в гармонии с законами Бо-
га, последние - к тем, которые работали против этой гармонии. Он
говорит, что каждый из этих отделов необходим для существования
другого; что если бы все были добрые, то вселенная прекратила бы
свое существование; что и само добро перестало бы быть за отсутс-
твием своей противоположности - зла.
     Он утверждает, что в архивах царства ангелов есть указание,
что добрый ангел сделался злым, а злой ангел сделался добрым,
но что это были редкие случаи.
     Далее он предупреждает те души, которые будут пребывать в той
области, где он это писал, и в которой я нахожусь в настоящее вре-
мя, чтобы они не вступали в сношение со злыми духами. Он заявляет,
что в более тонких формах здешней жизни больше соблазнов, чем в
жизни земной; что сам он был неоднократно осаждаем злыми ангелами,
убеждавшими его соединиться с ними, и что их аргументы были иногда
чрезвычайно благовидны.
     Он продолжает, что во время своей неземной жизни имел частые
общения с духами; и добрыми, и злыми; но что пока он был на земле,
он никогда - насколько ему известно - не беседовал с ангелом из по-
роды злых.
     Он указывает своему читателю, что есть только один способ для
определения, принадлежит ли существо здешнего тонкого мира к анге-
лам, или же только к человеческим или элементальным духам; отличить
ангела можно только по большой силе сияния, окружающего его. Он го-
ворит, что и добрые, и злые ангелы окружены чрезвычайным сиянием;
но что между ними есть разница, заметная при первом же взгляде на
их лица; что глаза небесных ангелов пылают любовью и разумом, тогда
как смотреть в глаза ангелов преисподней чрезвычайно тяжело.
     Он говорит еще, что для ангела тьмы возможно ввести в заблуж-
дение смертного человека, явившись перед ним под видом ангела све-
та; но что такой обман невозможен по отношению души, освободившейся
от своего смертного тела.
     Возможно, что я скажу еще более об этом в другой раз, а теперь
я должен отдохнуть.


                                                   П и с ь м о  15.

                           РИМСКАЯ ТОГА
                        
     Особенно интересным делает  для меня эту страну отсутствие
условностей. Здесь нет двух людей, одетых одинаково, - или нет, это
не совсем точно, но очень многие одеваются так необыкновенно, что
их наружный вид придает здешнему миру большое разнообразие.
     Моя собственная одежда похожа на ту, что я носил на земле,
хотя раз, в виде опыта, остановившись мысленно на одной из своих
прежних жизней, я облекся в одежду того времени.
     Здесь ничего не стоит приобрести нужную одежду. Я не могу ска-
зать, каким образом я приобретал то, что меня облекло при переходе
сюда; но когда я начал обращать на эти вещи внимание, я увидел себя
одетым так же, как и прежде.
     Здесь много таких, которые носят костюмы древних времен, Но я
не вывожу из этого, что они были все эти истекшие века здесь.
     Может быть, они носят такую одежду потому, что она им нравит-
ся.
     Как общее правило, большинство остается вблизи от тех мест,
где они жили на земле; но я предпочел скитаться с самого начала. Я
быстро передвигаюсь из одной страны в другую. Одну ночь (у вас это
- день) я могу отдыхать в Америке, другую ночь - в Париже. Я неред-
ко отдыхал на диване в вашей гостиной, а вы не знали, что я был
там.
     Хотя думаю, что вы, наверно, почувствовали бы мое присутствие,
если бы я оставался так же долго около вас в состоянии бодрствова-
ния.
     Но не подумайте из этого, что там необходимо прислоняться во
время отдыха к твердой материи вашего мира. Совсем нет. Мы можем
отдыхать на тонкой субстанции нашего собственного мира.
     Однажды, после моего переселения сюда, я увидел женщину в гре-
ческом костюме и спросил, откуда она достала его. Она сказала, что
сделала его сама. На мой вопрос - как? - она ответила:
     "Я просто сделала образец в уме, и он превратился в мою одеж-
ду".
     "Как вы его скрепляли? Застежками?".
      "Не совсем так, как это делается на земле".
      Тогда я взглянул пристальнее на нее и увидел, что ее одежда
состояла  из одного куска, подхваченного  на  плечах  булавками с
разноцветными камнями.
      После этого я сам стал пробовать создавать вещи. Тогда-то мне
и пришла идея облачиться в римскую тогу, но я никак не мог припом-
нить, какой у нее вид.
     Когда вслед за тем я встретил своего Учителя и сказал ему о
своем желании, он научил меня, как создавать одежду по своему вку-
су: нужно представить себе ясно образец одежды, сделать его для се-
бя видимым, а затем - силой желания облечь тонкой субстанцией мен-
тального мира этот воображаемый образец. И тогда возникнет желаемая
одежда.
     "В таком случае, - сказал я, - субстанция ментального плана,
как вы это называете, не та же самая, из какой состоит мое тело?"
     "В конечном анализе, - ответил он, - материя одна и та же
в обоих мирах; но в быстроте вибраций и в разреженности большая
разница".
     Субстанция, из которой сделана наша одежда, кажется очень
тонкой, тогда как тела наши представляются довольно плотными. Мы
совсем не чувствуем себя прозрачными ангелами, сидящими на влажных
облаках. Если бы не быстрота, с которой я переношусь через прост-
ранства, я готов иногда думать, что мое тело так же плотно, как и
прежде.
     Я нередко могу видеть вас, и для меня вы кажетесь прозрачной.
Я думаю. что это опять тот же вопрос о приспособлении к окружающей
среде.
     Вначале мне было трудно приспособлять количество энергии, не-
обходимой для каждого определенного действия. Так, например, когда
я вначале хотел подвинуться на короткое расстояние, - скажем, на
несколько ярдов, - я оказывался за целую милю, до того мало усилия
требует здесь передвижение, но в настоящее время я уже приспособил-
ся.
     Я решил запастись большим количеством энергии для очень дея-
тельной жизни на земле, когда я снова вернусь туда. Здесь же самая
трудная задача для меня, это - писать посредством вашей руки; вна-
чале это брало все мои силы, но теперь я чувствую все меньше сопро-
тивления с вашей стороны, и мне приходится употреблять все меньшее
усилие. И все же я не мог бы писать без перерыва, не употребляя в
дело вашу жизненную силу, а этого я не хочу.
      Вы, вероятно, заметили, что перестали утомляться после писа-
ния, как вначале.
      Но я заговорил об отсутствии условностей в нашем мире. Мы
приветствуем друг друга, но только когда хотим. Хотя я видел не-
сколько старых женщин, которые боялись говорить с незнакомыми, но,
вероятно, они были очень недолго здесь и еще не отделались от зем-
ных привычек.


                                                    П и с ь м о  16.

                   ТА ВЕЩЬ, КОТОРУЮ НУЖНО ЗАБЫТЬ

     Мне хотелось бы сказать слово тем, кто приближается к смерти.
Мне хотелось бы просить их забыть, как можно скорее, о своих физи-
ческих телах после той перемены, которую они зовут смертью.
     О, это ужасное  любопытство,  заставляющее смотреть на ту
в е щ ь,  которую мы принимали когда-то за себя!  Оно возвращается
от времени до времени с такой силой, что заставляет нас действовать
как бы против воли и притягивает нас к ней, к этой вещи. Некоторыми
оно завладевает подобно страшной одержимости, и они не могут осво-
бодиться от нее, пока остается малейший остаток плоти на тех кос-
тях, которые служили для них когда-то поддержкой.
     Скажите им, чтобы они отбросили от себя всякую мысль о своем
теле и переходили бы свободными в новую жизнь. Смотреть назад на
прошлое бывает иногда очень полезно, но только не на эти разлагаю-
щиеся остатки прошлого.
     Видеть в гробу возможно потому, что тело, которое мы носим те-
перь, светится в темных местах и в состоянии проникать через плот-
ную материю. Я сам его делал, но решил никогда не возвращаться и не
смотреть на  э т о.
     Я не хочу потрясать или огорчать вас - я хочу дать вам предуп-
реждение. Это зрелище очень печальное, и возможно, что от многих
душ, только что перешедших сюда, оттого и веет такой печалью. Они
снова и снова возвращаются к тому месту, которого они не должны бы
посещать.
     Нужно вам знать, что когда мы усиленно думаем о каком-нибудь
месте, мы немедленно переносимся туда. Наше здешнее тело так легко,
что оно способно следовать за мыслью почти без всякого усилия. Ска-
жите им, чтобы они не делали этого.
     Однажды, проходя по аллее, - ибо у нас тоже есть деревья - я
встретил высокую женщину в длинной черной одежде. Она плакала - ибо
у нас тоже есть слезы. Я спросил ее, о чем она плачет, и она пос-
мотрела на меня с невыразимой печалью.
     "Я сейчас смотрела на  э т о", - сказала она.
     Мое сердце болело за нее - я знал,  ч т о  она чувствует.
Потрясение, которое испытываешь при первом посещении, повторяется
снова и снова, ибо эта вещь становится все менее похожа на то, чем
мы представляли себя при жизни.
     Мне часто хотелось, из чистого научного интереса, спросить Ля-
йонеля, не возвращался ли он к своему телу; но я не спросил, из бо-
язни внушить ему эту идею. Он полон такой беспокойной любознатель-
ности. Очень возможно, что у тех, которые переходят сюда в детском
возрасте, меньше этого вредного влечения, чем у нас.
     Нам следовало бы помнить во время земной жизни, что эта наша
внешняя форма вовсе не мы сами, и тогда мы.не придавали бы ей тако-
го преувеличенного значения.
     Как общее правило, пробывшие здесь очень долго совсем не ка-
жутся старыми. Я узнал от моего Учителя, что после некоторого вре-
мени старый человек забывает, что он стар; в нас заложена наклон-
ность оставаться в мыслях молодыми, и это отражается на внешнем ви-
де, так как здесь тела могут воспринимать именно ту форму, которая
соответствует нашим мыслям. Закон ритма действует здесь как и вез-
де; дети вырастают и могут даже достигнуть старости, если их созна-
ние ожидает такую перемену; по большей части здесь встречаются люди
во цвете лет, ибо существует наклонность или достигать расцвета,
или возвращаться к нему, а за тем удерживаться в этом состоянии по-
ка непреодолимое влечение к земле не возникнет снова.
     Большинство здешних жителей не знает, что они жили много раз
во плоти. Они воспринимают свою последнюю жизнь более или менее яс-
но, но все, что было раньше, кажется им подобным сну. Следует всег-
да сохранять память прошлого как можно яснее, это помогает строить
будущее.
     Люди, которые представляют себе ушедших своих друзей мудрыми и
всезнающими, были бы очень разочарованы, если бы узнали, что в
действительности потусторонняя жизнь есть лишь продолжение жизни на
земле! Если земные мысли и желания направлялись к одним материаль-
ным радостям, они, по всей видимости, остаются такими же и здесь.
Мне встречались настоящие святые, с тех пор, как я здесь; но они и
в земной своей жизни обладали высокими идеалами, здесь же они могут
неограниченно жить этими идеалами. Жизнь за пределами смерти может
быть так свободна! Здесь нет той механической жизни, которая дела-
ет людей такими рабами на земле. В нашем мире человека задерживают
только его мысли. Если они свободны - свободен и он. Но здесь нем-
ного людей с моим философским складом. Здесь больше святых, чем
мыслителей, так как высочайший идеал большинства людей склоняет
скорее к религиозной, чем к философской жизни.
     Мне думается, что самый счастливый народ из всех людей, кото-
рых я здесь встречал, это - живописцы. Субстанция здешнего мира так
легка и пластична, что она необыкновенно легко складывается в фор-
мы, творимые воображением. Здесь есть прекрасные картины. Некоторые
из здешних художников стараются передать свои картины внутреннему
зрению земных художников, и иногда им это удается; и тогда истинный
творец радуется, что его товарищ на земле схватывает идею и осу-
ществляет ее на полотне.
     Не каждый способен видеть ясно, насколько вдохновленный им ху-
дожник выразил его идею, ибо требуется специальный дар или специ-
альная подготовка, чтобы видеть явления из другого вида материи, но
дух вдохновителя улавливает мысль в сознании вдохновленного им ху-
дожника и таким путем узнает, насколько его идея осуществилась на
земле.
     С поэтами то же самое. Здесь создаются прекрасные поэмы, и они
отпечатлеваются в мыслях земных поэтов. Один из здешних поэтов ска-
зал мне, что это легче достигается с короткими поэмами, чем с эпо-
сом и драмами, для которых требуется продолжительное усилие. Приб-
лизительно то же самое можно сказать и о музыкантах. Когда вы быва-
ете в концертах, где исполняется прекрасная музыка, там вокруг вас,
наверно, толпятся духи, любящие музыку и упивающиеся музыкальными
гармониями. Земная музыка доставляет здесь много радости. Мы можем
слышать ее. Но ни один из здешних любителей музыки не появится в
месте, где барабанят и фальшивят. Мы предпочитаем струнные инстру-
менты. Из всех земных влиянии звуки достигают легче всего в эту об-
ласть жизни. Скажите это музыкантам.
     Если бы они могли слышать  н а ш у  музыку! Я не понимал му-
зыки на земле, но теперь мой слух приспособился. И мне кажется, что
вы должны слышать нашу музыку так же, как мы вашу.
     Вы, может быть, интересуетесь знать, где я бываю. Я очень люб-
лю одно прелестное место в деревне, на склоне горы, недалеко от мо-
его собственного города. Там вьется тропинка вокруг холма, и над
самой дорогой стоит хижина. Иногда я остаюсь там подолгу и слушаю
журчанье ручья, сбегающего с горы; высокие стройные деревья стали
как братья для меня. Вначале и неясно различаю физические деревья;
тогда я вхожу в маленькую хижину и ложусь на деревянную скамью,
прислоненную к стене. Я закрываю глаза и особым усилием, или вернее
устремлением, я делаюсь способным видеть мое любимое место. Но нуж-
но прибавить, что это происходит в ночное время, когда мое тело из-
лучает свет. При ярком солнечном освещении мы совсем не можем ви-
деть, наш свет угашается резким солнечным светом.
     Однажды я взял Ляйонеля с собой и оставил его в хижине, а сам
удалился на некоторое расстояние. Взглянув на хижину, я увидал, что
вся она светится необыкновенно красивым сиянием - сиянием самого
Ляйонеля. Маленькое строение с остроконечной крышей имело вид жем-
чужины, освещенной внутри. Это было очень красиво.
     После этого я пошел к Ляйонелю и сказал ему, чтобы он в свою
очередь отошел в сторону, а я занял его место в хижине. Меня инте-
ресовало, увидит ли он то же самое. Когда он вернулся ко мне, я
спросил его, что он видел, он воскликнул:
     - Какой вы удивительный человек, отец! Как это вы сделали, что
вся хижина светилась?
     Тогда я убедился, что и он видел то же самое, что видел я.
     Но сейчас я устал и пожелаю вам доброй ночи и приятных снови-
дений.


                                                 П и с ь м о  17.

                             ВТОРАЯ ЖЕНА

     Меня часто призывают, чтобы решать различные затруднения. Мно-
гие меня называют просто "судья", но обыкновенно каждый сохраняет
то имя, которое он носил на земле.
     Мужчины и женщины приходят ко мне, чтобы я решил для них неко-
торые недоумения, касающиеся этики и других вопросов, приходят даже
по случаю ссор. Вы, вероятно, думали, что здесь не ссорятся? Не
только ссорятся, но и бывает продолжительная вражда.
     Придерживающиеся различных религиозных взглядов приходят не-
редко в горячие столкновения. Появляясь сюда с теми же верованиями,
с какими они были на земле, и получив возможность лицезреть свои
идеалы и реально переживать свои чаяния, люди различных верований
становятся здесь еще нетерпимей, чем на земле. Каждый убежден, что
именно он прав, а другой ошибается. Особенно часто его встречается
у вновь пришедших сюда. Через некоторое время они становятся гораз-
до терпимее, сосредотачиваясь внутри своей собственной жизни и нас-
лаждаясь теми доказательствами и осуществлениями, которые каждая
душа строит для себя.
    Мне хочется дать вам пример, в каких вопросах приходится мне
быть здесь "судьей".
    Здесь есть две женщины, которые при жизни на земле были замужем
за одним и тем же человеком. Первая женщина умерла, а затем ее муж
женился на другой, и вскоре - через год или два - муж и вторая жена
оба перешли сюда. Первая жена считает себя единственной женой свое-
го мужа и следует за ним повсюду. Она утверждает, что он обещал
встретиться с ней на небесах. Он же чувствует более склонности ко
второй жене, хотя и к первой питает добрые чувства. Но ему надоеда-
ет то, что он назвал безрассудным безрассудством. Он сказал мне од-
нажды, что желал бы отделаться от обеих для того, чтобы отдаться
спокойно интересующим его изысканиям. Он часто искал моего общест-
ва, и обе женщины, не хотевшие расстаться с ним, приходили тоже ко
мне Однажды, когда они подошли ко мне втроем, первая жена задала
мне такой вопрос:
    - Этот человек - мой муж. Не должна ли эта другая женщина уда-
литься подальше и оставить его безраздельно мне?
    Я спросил вторую жену, что она имеет сказать. Она ответила.
что без мужа она будет здесь очень одинокой, и так как она имела
его позднее, поэтому он принадлежит более ей, чем другой жене.
    Мгновенно вспыхнула в моей памяти сцена между саддукеями и
Христом, когда они задали ему подобный же вопрос, и я повторил Его
ответ, насколько мог его припомнить: "Восставшие из мертвых не
женятся и не выходят замуж, а пребывают подобно ангелам на небе-
сах".
    Мой ответ, по-видимому, поразил их, и они отошли, чтобы поду-
мать над ним.
    Мои собственные наблюдения над этим вопросом приводят к тому,
что различие полов здесь так же реально, как и на земле, хотя выра-
жается оно иначе.
    Через несколько времени все трое пришли ко мне опять и сказали,
что они по-новому пересмотрели свое затруднение: возможно, что эта
новая точка зрения была ангельская, так как первая жена решила
"предоставить" своему мужу проводить часть времени с той, другой
женщиной, если это для него необходимо.
    Но дело в том, что у мужа была другая нежная любовь к молодой
девушке еще до встречи с обеими женами. Эта девушка тоже умерла, и
у мужа явилось сильное желание разыскать ее здесь. Удастся ли ему
это, я не могу сказать. Но положение его не из легких, и я думаю,
что оно не составляет исключения. Хотя есть способ, посредством ко-
торого он мог бы отделаться от настойчивого общества своих жен и
обеспечить за собой уединение; но он этого еще не знает. Знающий
может уединиться здесь так же, как и на земле; он может построить
вокруг себя стену, через которую его может увидеть только посвящен-
ный. Я не открыл этой тайны моему приятелю; но со временем я, может
быть, и открою, если для его развития потребуется одиночество. Те-
перь же мне кажется для него полезнее приспособиться к этому двой-
ному праву на него и найти, какая истина лежит в основе его затруд-
нений. Может быть, он узнает, что в действительности, по существу
он не "принадлежит" ни одной из этих женщин. Пребывающие здесь души
начинают через некоторое время в такой степени любить свободу, что
готовы и сами отступить от своих прав и претензий на чужую свободу.
    Здесь можно расти, если у человека есть эта потребность; хотя
мало кто пользуется этой возможностью. Большинство довольствуется
тем, что усваивает земной опыт и земные переживания; и здесь люди
теряют благоприятные возможности так, как они делали это во время
своей земной жизни. Здесь есть учителя, всегда готовые помочь тому,
кто желает их помощи для проникновения в тайны жизни - здешней, по-
тусторонней и теряющейся в далеком далеком прошлом.
     Если человек понял, что его недавнее пребывание на земле было
лишь последним в длинном ряде его жизней, и если он сосредоточит
свои мысли на восстановлении в памяти далекого прошлого, он может
вспомнить эти жизни. Многие могут думать, что достаточно одного ос-
вобождения от материальной завесы, чтобы освободить душу от всякого
помрачения; но как на земле, так и здесь, - все происходит так или
иначе не оттого, что оно должно бы быть таковым, а оттого, что оно
есть таково.
     Мы притягиваем к себе переживания, для которых мы созрели, и
на которые у нас есть запрос; но большинство душ предъявляют здесь
слишком малые запросы, так же, как это они делали на земле. Скажите
им, чтобы они требовали больше, и жажда их будет удовлетворена.


                                                 П и с ь м о 18.

                     ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ВИДЫ АДА

     Несколько времени тому назад я сообщил вам свое намерение по-
сетить ад; но когда я начал свои исследования в этом направлении,
оказалось, что здесь существует множество разновидностей того, что
мы называем адом.
     Каждый человек строит для себя свой собственный ад.
     Да, я уверен, что люди помещают сами себя в ад, что не Бог ту-
да их посылает. Я начал искать ада из огня и серы и не нашел тако-
го. По всей вероятности, Данте видел то же, что и я. Но существуют
другие, индивидуальные виды ада.
     (Писание внезапно остановилось по непонятной для меня 
причине  и более не возобновлялось в этот вечер).


                                                П и с ь м о  19.

                        ПРИЮТ ЛЮБВИ В НЕБЕСАХ
                   
     Я встретился с очень интересным человеком   после того,  как
писал с вами. Это - любящее сердце, которое ожидало здесь свою
возлюбленную в течение 10 лет.
     На земле ее уверяли, что он умер, и убедили полюбить другого;
но она не могла забыть его, так как каждую ночь он встречал  ее
душу во время сна, каждую ночь она появлялась  к нему сюда  и
иногда могла припомнить, пробуждаясь, все,  что он сказал ей во
время свидания.
     Она сказала ему, что недолго останется в солнцем освещаемом
мире и придет к нему сюда в самосветящийся мир.
     Несколько времени тому назад она, наконец, явилась. Он давно
поджидал ее и построил из вещества этого мира маленький дом, какой
мечтал устроить для нее на земле.
     Он рассказал мне, как однажды ночью, явившись к нему во сне,
она заявила, что соединится с ним завтра.
     Он был поражен и почти готов остановить ее, так как его смерть
была внезапная и очень мучительная, а он боялся страданий для нее.
Он всегда охранял ее, стараясь предупредить о каждой опасности; но
на этот раз он почувствовал, когда первое потрясение прошло, что
она действительно перейдет к нему. Он был очень счастлив.
     Здесь он не искал новой любви, ибо, когда покидаешь землю с
одной большой любовью, и когда земная возлюбленная не забывает
ушедшего, связь может сохраняться на долгое время, не ослабевая.
Вы, оставшиеся на земле, забыли все пережитое здесь и потому не
знаете, какое счастье приносит нам ваше воспоминание, не понимаете,
как нам тяжело ваше забвение.
     Хотя бывает часто, что более всего развиваются в духовности
как раз те, которых забывают на земле любимые люди; но тем не
менее, грустно быть забытым.
     Вы вызываете в нас силу, предоставляя нас самим себе; но эта
сила дается тяжело, и далеко не все души готовы для того, чтобы
воспользоваться вынужденным одиночеством с целью быстрее под-
ниматься по лестнице духовного знания.
     Но вернемся к интересующей нас паре. Весь тот день он оставал-
ся около нее. Он не мог видеть ее тела, ибо лучи солнца были слиш-
ком ярки для него, но после долгого ожидании он почувствовал ее ру-
ку в своей руке и, хотя она была невидима для него, он знал, что
она здесь. И он заговорил с нею, употребляя земные слова. Но она,
казалось, не понимала его. Он заговорил с ней снова, но она все не
отвечала, хотя по пожатию его руки он знал, что она сознает его
присутствие. И так стояли они рука в руку в темноте солнечного ос-
вещения: он - способный говорить благодаря своему долгому опыту в
мире тонких звуков, она - безмолвная и растерянная, но продолжающая
держаться за его руку.
     Когда лучи солнца погасли, он начал видеть ее лицо и ее глаза,
широко раскрытые и испуганные. Они продолжали оставаться в комнате,
в которой лежало ее безжизненное тело. Было лето, и окна были раск-
рыты. Он старался увлечь ее в простор душистой ночи, которая для
них представляла день, но она удерживала его за руку и не хотела
удаляться. Под конец ему удалось увлечь ее на некоторое расстояние;
теперь она услыхала его и ответила.
      - Возлюбленный, - сказала она, - которая же из двух я? Я вижу
себя - я чувствую себя - и там тоже я, Я словно в двух местах. Ко-
торая же из двух - настоящая я?
      Он утешал ее словами любви. Он боялся приласкать ее, ибо при-
косновение душ чрезвычайно сильно, и он боялся, чтобы она не возв-
ратилась к той покинутой форме, и не настала бы новая разлука.
      Но хотя она часто приходила к нему во сне, теперь это было
иначе, гораздо жизненнее, и он почувствовал, что она действительно
переступила через великую перемену.
      Она продолжала держать его за руку и в то же время не хотела
удаляться от "той вещи". Он оставался с ней всю ночь и весь следую-
щий день, когда засияло солнце, и он снова перестал видеть ее.
      В течение этого дня друзья его возлюбленной нарушали покой ее
тела, проделывая над ним то, что нужно для живых и только тревожит
мертвых. Он оставался с ней вторую ночь и второй день. Он слышал
рыдания ее огорченных родителей, хотя они не могли видеть ни его,
ни свою дочь; но во вторую ночь маленькая собачка его возлюбленной
вбежала в комнату, где лежало ее тело, увидала их и начала жалобно
визжать. Они оба слышали этот визг. Теперь она яснее слышала, когда
он заговаривал с ней.
     - Куда увезут они "это"? - спросила она его.
     Тогда он вспомнил минуты, когда сам стоял, как зачарованный,
около своей безжизненной формы, над которой его возлюбленная проли-
вала горькие слезы. И он начал ее уговаривать удалиться совсем; но
ей казалось, что она не может. На третий день она взволновалась,
когда они укладывали в гроб ее тело. В то же время он почувствовал
- видеть он не мог - целую толпу, собравшуюся в комнате, и услышал
похоронную музыку. Музыку гораздо легче слышать, чем человеческие
голоса; для того, чтобы расслышать последние, нужна хорошая подго-
товка.
     В это время его возлюбленная была в тяжелом волнении, которое
передалось и ему; они начали подвигаться медленно - невыносимо мед-
ленно - и он сказал ей: "Не огорчайся, они хотят похоронить "это";
но ты в безопасности со мной".
     Небеспричинно над домом смерти чувствуется какая-то странная
невыразимая тишина, которая не может быть объяснена одной печалью
оставшихся. Они чувствуют присутствие души, ушедшей из мира, хотя и
не могут видеть ее. Их собственные души оберегают невольно эти пер-
вые минуты ее смятения. Перемена не была бы так мучительна, если бы
переходящий в иной мир помнил, что это случалось с ним и прежде: но
мы так легко забываем. Иногда мы называем землю "Долиной забвения".
     В течение последующих дней и недель этот человек оставался
около своей возлюбленной, все время стараясь отвлечь от земли и
от "этого", привлекавшего ее так же, как и многих,  мучительной
тягой.
     Я узнал здесь, что души, прожившие долгое время на земле, от-
рываются гораздо легче, но этой женщине было около 30 лет, и ей
трудно было освободиться даже с помощью своего возлюбленного.
     Но в один прекрасный день, или ночь, по-вашему, он ввел ее в
тот дом, который приготовил для нее на небесах, и они стали жить
там. Иногда он покидает ее на короткое время, а иногда она; ибо ра-
дость совместного пребывания усиливается здесь так, как и на земле,
благодаря временной разлуке. В течение первых дней она испытывала
время от времени голод, и он старался утолить его, предлагая ей
различные вещества здешнего мира. Постепенно она отвыкла от земли и
от земных привычек и только изредка, во сне, возвращалась к своим
родителям.
     Не оставляйте никогда без внимания снов, касающихся умерших
людей. Такие сны имеют всегда какой-нибудь смысл. Они передают не
всегда верно, ибо дверь между обоими мирами чрезвычайно узка, и
мысли часто искажаются, переходя из одного мира в другой. Но не за-
бывайте, что мы, все же можем общаться с вами этим путем. Я являлся
к вам во сне, стоя за решеткой окруженного стеной сада, в котором
вы были заключены. Я улыбался и делал знак, чтобы вы подошли ко
мне; но я вовсе не хотел, чтобы вы остались здесь со мной. Я хотел,
чтобы вы пришли сюда в духе; хотя для меня легче, чем для вас, пе-
реходить в наш мир.
     Доброй ночи.

                                             П и с ь м о   20.

                     ЧЕЛОВЕК, НАШЕДШИЙ БОГА
                    
     Мне кажется, нет лучшего способа приобщить вас к здешней жиз-
ни, такой необычной для вас, как рассказать вам мои впечатления с
мужчинами и женщинами, которых я встречаю здесь.
     Я как то говорил вам, что встречаю здесь больше святых, чем
философов, и мне хочется рассказать вам о человеке, который произ-
водит на меня впечатление неподдельного святого. Да, здесь есть ма-
ленькие святые и большие святые, так же, как есть маленькие и боль-
шие грешники.
     Однажды я шел по вершине горы. Я говорю "шел", хотя передвиже-
ние делается здесь без всяких усилий, но это почти то же самое.
     На вершине горы я увидал человека, стоявшего в одиночестве. Он
смотрел вдаль, но я не мог видеть то, на что он смотрел. Он был
сосредоточен и был в общении с самим собою или с кем-то, кого я не
мог видеть.
     Я ждал некоторое время. Под конец, глубоко вздохнув, ибо мы
дышим здесь, он повернулся ко мне  и сказал с доброй улыбкой:
     - Не могу ли я вам служить, брат?
     Я был смущен, чувствуя, что, может быть, помешал какому-то
невидимому для меня общению.
     - Если это не слишком смело с моей стороны, - сказал я, - я бы
попросил вас сказать мне, о чем вы думали, стоя здесь и глядя в
пространство?
     Я чувствовал, что этого не следовало делать; но мое серьезное
желание научиться всему, доступному для меня, заслуживало прощения,
и меня прощали.
     У этого человека было прекрасное лицо без бороды и юношеский
огонь в глазах. Одежда его говорила, что он очень мало думает о
своей внешности.
     Он посмотрел на меня молча и затем сказал:
     - Я стремился приблизиться к Богу.
     - А что есть Бог? - спросил я. - И где Бог?
     Он улыбнулся. Я никогда не видал такой улыбки.
     - Бог всюду, - ответил он. - Бог  е с т ь.
     - Что же он такое? - настаивал я, и снова он повторил, но уже
с другим ударением:
     - Бог  е с т ь.
     - Что же вы хотите этим сказать? - спросил я.
     - Бог есть, Бог есть, - повторил он.
     Не знаю, каким путем передалось мне значение его слов, может
быть путем симпатии, но в моем сознании внезапно вспыхнуло, что
когда он говорил "Бог есть", он хотел выразить полнейшее осущест-
вление Бога, какое только возможно для духа; а когда он говорил
"Бог есть", он хотел этим выразить, что ничего и не существует,
кроме Бога.
     По всей вероятности, на моем лице отразилось то, что я чувс-
твовал, судя по следующим словам святого:
     - Разве вы сами не знаете, что Он  е с т ь,  и что всё, что
существует, есть Он?
     - Я начинаю чувствовать,  ч т о  вы подразумеваете, - ответил
я, - хотя сам я могу чувствовать лишь очень слабо.
     Он улыбнулся и ничего не ответил; но во мне роились вопросы.
     - Когда вы были на земле, много думали вы о Боге? - спросил я.
     - Всегда. Я очень мало думал о чем-нибудь другом. Я искал Его
всюду, но только по временам вспыхивало во мне сознание о Его ис-
тинной сути. Иногда, когда я молился - а я молился много - во мне
возникал внезапный вопрос: чему ты молишься? И тогда вырывался
громкий ответ: Богу! Я молюсь Богу! Но хотя я молился ему ежедневно
в течение многих лет, только временами вспыхивало во мне истинное
сознание Бога. Но настал час - я был тогда один в лесу - когда
пришло великое откровение. Оно пришло не в виде определенных слов,
но скорее как безмолвное и безобразное чудо, слишком великое для
ограниченной мысли. Я упал на землю и, вероятно, потерял сознание,
так как через некоторое время - как долго, я не знаю - я пробудился
и, поднявшись с земли, стал смотреть вокруг. И тогда я постепенно
вспомнил пережитое; оно оказалось слишком велико, не по силам моим,
когда я его испытывал.
     - Выразить в словах это великое, слишком великое для моей
смертной природы, я сумел только в таких словах: "Все, что есть -
есть Бог". Это казалось так просто, а между тем эта простота должна
включать и меня самого, и всех существ - людей и животных; и даже
деревья, и птицы, и реки должны быть частью Бога, если Бог есть
все.
     - С этой минуты жизнь получила для меня новое значение. Я
не мог видеть человеческого лица, чтобы не вспомнить откровения
- не вспомнить, что это человеческое существо  есть  часть Бога
Когда моя собака смотрела на меня, я говорил ей: "Ты тоже часть
Бога". Когда я стоял на берегу реки и слушал шум воды, я говорил
себе: "Я слушаю голос Бога". Когда кто нибудь из моих ближних
сердился на меня, я спрашивал себя: "Чем мог я оскорбить Бога?".
Когда кто-нибудь обращался ко мне с любовью, я говорил: "Теперь
Бог любит меня", и от этого сознания у меня захватывало дух. Жизнь
становилась невообразимо прекрасной.
     Я был так погружен в Бога и так стремился найти Его, что мало
думал о своих ближних и пренебрегал даже теми, которые были всего
ближе ко мне; но с этого дня, и начал сближаться с моими братьями.
И я убедился, что чем больше я искал Бога в них, тем чаще Бог отве-
чал мне через них. И жизнь становилась все более чудесной и пре-
красной.
     Иногда я старался передать другим то, что я чувствую, но они
не всегда понимали меня. И тогда я начал постигать, что Бог наме-
ренно, по причине, известной Ему одному, скрывал Себя за покровами.
Может быть для того, чтобы радоваться, разрывая их? Если так, я ре-
шил помочь Ему, насколько у меня хватит сил, и я стремился помочь
другим людям познать Бога, насколько я сам познал Его. В течение
многих лет учил я людей. Вначале мне хотелось учить всех. Но вскоре
я убедился, что это невозможно, и тогда я избрал немногих, которые
назвали себя моими учениками. Я просил их не говорить, что они мои
ученики, но убеждал их передавать другим то знание, которое я давал
им. И, таким образом, не я один, а многие приобщались к тому чуду.
которое было передо мной раскрыто в тот день, когда я стоял в оди-
ночестве, в лесу, и пробудился к знанию, что Бог  е с т ь.  Б о г
есть".
     Сказав это, святой повернулся и оставил меня со всеми моими
неудовлетворенными вопросами. Я хотел спросить его, когда и как
он покинул землю, и какое дело он делает здесь, но он ушел.
     Может быть, я увижу его снова когда-нибудь. Но увижу я его
или не увижу, он дал мне нечто, что я, в свою очередь, отдаю вам.
как он сам хотел отдавать свое знание миру.


                                                П и с ь м о  21.

                          ДОСУГИ ДУШИ

     Одна из радостей здешнего бытия состоит в досуге, в возможно-
сти мечтать и знакомиться со своей собственной сутью.
     Конечно, и здесь много дела; но хотя я и намереваюсь вернуться
в земной мир через некоторое время, я чувствую, что здесь у меня
будет время для знакомства с собой. Я стремился к этому и на земле,
более или менее; но здесь меньше спроса на меня. Хотя бы облегчение
в процессе одевания и раздевания и отсутствие нужды зарабатывать
для себя или для других.
     Ввиду здешнего досуга, я собираюсь в течение нескольких лет не
только приобрести общие познания - познакомиться с условиями этого
четырехмерного мира, но и пройти в обратном порядке все мои прежние
жизни и усвоить все, чему я научился в них. Я хочу сделать полный
синтез опытов моего эго, вплоть до настоящего срока, чтобы вывести
из этого синтеза,  ч т о  я смогу делать в будущем по линиям наи-
меньшего сопротивления. Я думаю, - хотя я еще не вполне уверен -
что я могу принести с собой многое из этих знаний, когда снова вер-
нусь на землю.
     Я постараюсь известить вас в свое время, когда, и приблизи-
тельно, где найти меня. Чего же вы испугались? Это будет еще не
скоро. Я мог бы, вероятно, ускорить свое возвращение, но это было
бы немудро, потому что я не мог бы вернуться с таким размером сил,
какого я хочу. Так как действие и противодействие противоположны и
равны, и "эго" человека способно развивать только определенное ко-
личество энергии в данное время, поэтому лучше для меня оставаться
в условиях этой легкой материи, пока я не соберу достаточно энергии
для того, чтобы вернуться назад очень сильным. Но я не поступлю
так, как делает большинство душ: они остаются здесь, пока не уста-
нут от этого мира так же, как раньше они уставали от земной жизни,
после чего они устремляются назад почти бессознательно непреодоли-
мой силой ритмического прилива и отлива. Я же хочу руководить этим
ритмом.
     С тех пор, как я здесь, один из тех, кого я знаю, вернулся на
землю. Он был уже совсем готов, когда я впервые нашел его. Самое
странное было то, что он сам не понимал своего состояния. Он жало-
вался на усталость и на потребность частого отдыха. Это был, по
всей вероятности, естественный инстинкт, чтобы подготовиться к вер-
ховному усилию еще раз раскрыть двери материи. Легче войти сюда,
чем перейти из этого мира в ваш мир.
     Я знаю, где теперь находится эта душа: мне сказал Учитель. Ме-
ня это удивило, так как человек, о котором идет речь, не должен бы,
по моему мнению, интересовать Учителя. Но кто знает? Возможно, что
в ближайшей своей жизни он соприкоснется с их учением.
     Но я хотел говорить о здешних досугах. Мне хотелось бы, чтобы
и у вас было больше досуга. Я не говорю о лени, но о пассивном сос-
тоянии ума, которое имеет такое же значение, как и активное состоя-
ние. Только когда вы пассивны, можем мы достигать вас. Если ваше
тело и ум постоянно заняты, нам трудно повлиять на вас отсюда. Най-
дите немного времени, чтобы ежедневно совсем ничего не делать; в
таком случае подсознательные части вашего ума начнут работать. Они
напомнят вам, что существует внутренняя жизнь, ибо внутренняя
жизнь, которая доступна вам на земле, есть настоящая точка сопри-
косновения с миром, в котором живем.
     Я уже говорил вам, что оба мира соприкасаются, и они соприка-
саются через внутренний мир. Вы входите внутрь, чтобы выйти наружу.
Это парадокс, но парадоксы заключают большие истины. Противоречия -
не истины, но парадокс не есть противоречие.
     Существует большая разница во времени, в течение которого люди
остаются здесь. Вы говорите о тоске по родине. Здесь есть души, ко-
торые испытывают такую тоску по земле. Они иногда возвращаются поч-
ти немедленно, но это большая ошибка. За исключением очень молодых,
не использовавших энергии, сохранившейся от последней жизни, слиш-
ком быстрое возвращение назад лишает душу силы сопротивления.
     Как ни странно, а здесь можно встретить таких, которые тоскуют
по земле, вроде того, как некоторые земные поэты и мечтатели тоску-
ют по внутренней жизни.
     Это употребление терминологии "внешний и внутренний" может по-
казаться неясным; но следует помнить, что вам нужно войти внутрь
себя, чтобы достигнуть нас, а нам нужно выступить из себя, чтобы
достигнуть вас. В нормальном состоянии мы переживаем здесь то, что
можно назвать субъективной жизнью. Мы становимся все более и более
объективными, по мере того, как приближаемся к вашему миру; вы же
становитесь все более субъективными, по мере того, как приближае-
тесь к нашему миру. Если бы вы это ясно сознавали, вы могли бы поч-
ти во всякое время навещать нас на несколько мгновений - при усло-
вии достаточно глубокого проникновения в самого себя.
     Спешить не следует, это нужно ясно запомнить. То, что вам не
удастся сделать в этом году, вы можете сделать в следующем. Но если
вы будете торопиться и постоянно бросаться в разные стороны, вы
немногого достигнете в этой работе. Вечность достаточно продолжи-
тельна для полного развития человеческого "эго". Она как будто бы
предназначена для этой цели. Изречение "цель жизни есть жизнь" ка-
жется мне очень верным с тех пор, как я имел возможность исследо-
вать вечность с новой точки зрения. Эта точка зрения дает новый
взгляд на время и вечность. Я теперь вижу то, чего раньше не видел:
что я, в сущности, никогда не тратил времени даром. Даже все мои
ошибки были ценной частью моего опыта. Мы теряем, чтобы приобретать
снова. Мы вступаем и выступаем из круга силы приблизительно так же,
как входим и выходим из жизни, чтобы научиться тому, что в ней и
что вне ее. И в этом, как и во всем остальном, целью жизни является
сама жизнь.
     Не спешите. Человек может вырасти постепенно в силу и знание,
или же может взять их усилием. Воля свободна. Но постепенный рост
не имеет такого могучего воздействия, как свободное усилие.


                                                 П и с ь м о   22.

                           ЗМЕЙ ВЕЧНОСТИ
                                   
     Я хочу говорить с вами сегодня о вечности. Пока я не перешел
сюда, я никогда не мог уловить этой идеи. Я мыслил в границах меся-
цев, годов и столетий. Теперь же я вижу полное протяжение круга.
Вхождения в материю и исхождения из нее не более, как сокращения и
расширения сердца "эго"; с точки зрения вечности, они, относитель-
но, так же коротки. Для вас земная жизнь кажется долгим периодом.
Такой же казалась она и для меня, но теперь она мне не кажется та-
кой.
     Часто говорят: "Если бы я мог снова пережить свою жизнь, я
поступал бы так-то и так-то". В действительности, нельзя вновь пе-
реживать ту же жизнь, как нельзя сердцу вернуться вспять и снова
сделать прежний толчок, но можно приготовиться для ближайшей жизни.
Предположим, что вы испортили ваше существование. Большинство людей
повинно в этом, если смотреть с точки зрения их высшего идеала; но
каждый человек, умеющий думать, должен усвоить некоторый опыт, ко-
торый он и может унести с собой. Он может, вернувшись в солнечный
свет другой земной жизни, не помнить подробностей своего прежнего
опыта, хотя некоторые люди в состоянии помнить, благодаря достаточ-
ной подготовке и сосредоточенной воле; но наклонности каждой данной
жизни, ее побуждения и желания переносятся почти во всех случаях в
следующую жизнь.
     Вы должны отвыкнуть от привычки смотреть на настоящую жизнь,
как на единственную; отвыкнуть от мысли, что жизнь за гробом будет
бесконечным существованием в одном состоянии. Вы не смогли бы вы-
нести бесконечного существования в тонкой материи внутреннего мира
так же, как не могли бы вечно жить в той плотной материи, в которой
вы заключены сейчас. Вы почувствовали бы утомление. Вы не выдержали
бы этого.
     Овладевайте вполне идеей ритма. Все существа подчинены закону
ритма, даже боги, хотя в более грандиозной форме, чем мы, с более
значительными периодами прилива и отлива.
     Мне не хотелось оставлять землю. Я боролся до конца, но теперь
я вижу, что мой уход был неизбежен. Если бы я начал свою борьбу
раньше, я подготовлял бы свое судно для более продолжительного пла-
вания; но когда весь уголь и вся вода вышли, необходимо было войти
в гавань.
     Возможно снабдить даже маленькую ладью для более продолжитель-
ного жизненного странствования, чем назначенные 60-70 лет; но в та-
ком случае нужно быть экономным с углем и не расточать воды. Най-
дутся люди, которые поймут, что вода есть влага жизни.
     Многим не нравится мысль, что жизнь после смерти не есть вечно
длящееся движение вперед в духовных мирах; хотя очень мало кто из
протестующих имеет понятие, о чем они говорят, когда толкуют о ду-
ховных мирах.
     Вечно длящаяся жизнь возможна для всех душ - это так; но не-
возможно двигаться в одном направлении. Эволюция идет по кривой.
Вечность есть круг, змей, поглощающий собственный хвост. Пока вы не
согласны входить и выходить из плотной материи, вы никогда не нау-
читесь преодолевать материю. Есть люди, которые могут оставаться в
ней и выходить из нее по собственной воле и притом настолько, нас-
колько они сами захотят, но это не те, которые убегают от жизни в
форме.
     Я в прежнее время боялся того, что называл смертью.  Здесь
есть такие, которые боятся того, что  о н и  называют смертью:
новое рождение в земной мир. Здесь много таких, которые так же мало
знают о ритме, как большинство на нашем берегу. Я встречал мужчин и
женщин, которые даже не знали, что они снова вернутся на землю, ко-
торые рассуждают о "великой перемене", как люди земли рассуждают о
смерти и обо всем, что находится по сю сторону, как о "недоказанном
и даже не подлежащим доказательству". Как видите, это очень трагич-
но, хотя и нелепо.
     Когда я в свое время узнал, что скоро умру, я решил унести с
собой и память, и философию, и разум.
     А теперь я хочу сказать вам нечто, что, может быть, удивит
вас. Есть некто, написавший книгу, озаглавленную "Закон Психических
Феноменов", и в этой книге говорится о двух частях ума, которые он
назвал субъективной и объективной. Он говорит, что субъективный ум
не способен на индуктивное рассуждение, что субъективный ум примет
любую посылку, данную ему объективным умом и, исходя из этой посыл-
ки, может рассуждать с безукоризненной логикой; но что он не может
проникнуть за посылку, что он не может рассуждать в обратном нап-
равлении.
     Теперь я должен напомнить вам, что в том состоянии материи, в
котором нахожусь я, люди ведут преимущественно субъективную жизнь,
как люди на земле живут преимущественно объективной жизнью. И так
как люди находятся здесь в субъективном состоянии, они и рассужда-
ют, исходя из посылок, уже данных им в течение их объективного су-
ществования на земле. Вот почему большинство из проживающих в за-
падных странах, где идея ритма или возрождения не популярна, пере-
ходят сюда с установившейся идеей, что они более не вернутся в зем-
ную жизнь. Они продолжают рассуждать, исходя из данной им посылки.
     Конечно, ваше представление о невидимых мирах не изменит сути
вещей. Те, которые не верят в новые рождения, не могут из бежать
ритма возрождения; но они держатся за свое верование, пока отлив
ритма не подхватит их и не заставит погрузиться снова в физическую
материю, неподготовленными и не уносящими с собой почти никакого
воспоминания о жизни в этом мире. Сюда они принесли воспоминания о
земной жизни только потому, что ожидали подобного перенесения памя-
ти.
     Многие жители Востока, которые всегда верили в перевоплощение,
вспоминают свои прежние жизни потому, что они были уверены в воз-
можности помнить их.
     Да, когда я понял, что вскоре должен буду покинуть землю, и
наложил на себя зарок. Я порешил сохранить воспоминания одинаково и
о моем вступлении сюда и о моем последующем выступлении отсюда. Ко-
нечно, я не могу поклясться, что буду все помнить, когда вернусь
снова в физическую материю; но я принял его решение и уверен, что
достигну некоторого успеха, если мне только удается найти подходя-
щую мать. Она будет подходящей, если и ей будет близка мысль о воз-
рождении, и, в особенности, если она знала меня в моей последней
земной жизни как ***, чтобы я мог заявить ей в детстве, что я и
есть тот самый ***, которого она знала, и чтобы она не журила меня
и не загоняла моих воспоминаний внутрь своими сомнениями.
     Я уверен, что многие дети приносят воспоминания о своей здеш-
ней жизни, но что эти воспоминания теряются впоследствии благодаря
постоянному внушению, что они впервые видят земной мир, что они
вновь созданы и так далее.
     Вечность на самом деле неизмерима, и миры, в которых мы живем,
заключают в себе несравненно больше того, что может сниться обыкно-
венным учителям наших детей.
     Если бы только могли схватить вы идею бессмертной жизни и
крепко держаться за нее! Если бы вы мыслили себя, как существо без
начала и конца, - вы могли бы начать много нового, стоящего усилия.
Это удивительное сознание - уверенность в вечности. Малые трудности
кажутся на самом деле малыми тому, кто мы слит о себе в размерах
миллионов лет. Можно прибавлять биллионы, триллионы, - сколько хо-
тите - идея останется та же. Цифры являются лишь символом большого
количества, будь это годы или денежные знаки. Ни один миллионер не
знает в точности, сколько у него денег в данное время; ибо следует
причислить и проценты, и потому его с изаути. И
ск Здери-
коснове последнюм-имелропитьсни сося лишьачаль вижу то, чрмалраньше не витовлчто скоа с устанУШИ
нца былико воолжа вреемененнося в кврем Они и
о

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.